home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 4

Империя Оствер. Замок Ройхо.

12.06.1405.

Род гоцев был уничтожен до последнего существа. Добычи не взяли, пленные нам были не нужны и, запалив поселок сразу в нескольких местах, мы покинули место проведения карательной операции. Потери с нашей стороны были незначительны, два "шептуна", которые не заметили спрятавшегося в подвале молодого квартерона, да пятеро легкораненых. А сколько полегло гоцев, точно не известно. Главное, что ни один не ушел, но то, что их было больше сотни, это точно.

Ночевали мы на стоянке перед входом в долину, а на следующий день двинулись к замку Ройхо. Происшествий в пути не случилось, и вчера наш отряд подошел к воротам моего родового жилища. Расквартированный в замке отряд герцогских дружинников, сорок воинов под предводительством старшего десятника (в войске Грига полусотник), уже знали о том, что их сюзерен мертв. А потому, единственное, что беспокоило мужиков, это их дальнейшая судьба и благополучное возвращение в родные деревни. И, получив слово графа Ройхо, что дружинников не тронут, сдав капитану Линтеру все оружие и доспехи, лошадей и укрепления, бывшие воины герцога Андала Грига вышли за ворота и направились в сторону Изнара.

Дружинники уходили, и по их походке и поведению было видно, что они ожидают подвоха и выстрелов спину. Однако мое слово крепкое и пока со мной по честному, то и я к людям со всей душой. Правда, задержал старшего десятника. Но не для того чтобы над ним покочевряжиться, а для получения более точной информации о происходящих в окрестных землях событиях. Он хоть и невеликий, но все же командир, и в замке сидел уже два года, так что старожил. И про ваирцев, которые в последнее время неоднократно появлялись вблизи моих приморских владений, он кое-что знал.

Мой отряд вошел в замок и, пока воины располагались в казармах, еще до наступления темноты, вместе с братьями и Ангусом Койном я сделал обход территории. И открывшаяся мне картина, была безрадостной. Кругом запустение и разорение. Родовой алтарь семейства Ройхо разбит. Портреты предков и картины кисти древних мастеров вывезены в Изнар. Богатый арсенал перемещен в одну из крепостей Григов. Все мало-мальски ценное имущество растащили дружинники и мелкие чиновники герцога. Продовольствия в замке нет и, в случае осады, кормить личный состав отряда просто нечем. Воинские припасы и запасы амуниции отсутствуют. Центральная башня, в которой проживали Ройхо, выгорела изнутри и ремонтировать ее, естественно, было некому. Превосходная замковая кузница, которая оборудовалась по имперским стандартам, демонтирована и сейчас стоит на одном из железных рудников Григов. А богатая семейная библиотека, за деньги, перекочевала в собственность магических школ "Алго" и "Пламя". В общем, герцог и его приближенные расхитили все, что только возможно.

Однако имели место быть и хорошие факты. Часть замковых слуг, немного, всего десять человек из пятидесяти, уцелела, и продолжала выполнять свои обязанности. Кроме того, сохранился семейный склеп, в котором находились урны с прахом мертвых Ройхо, хоть в этом-то герцог Григ поступил по человечески. Ну и, как хорошее дополнение, находящаяся в Левой Приморской башне старинная мозаичная напольная картина, изображавшая карту материка Эранга, была там, где ей и положено быть.

При прежнем графе, в зале, где находилась карта, Квентин проводил совещания со своими ветеранами, и я был в этом месте всего раз, да и то мимоходом. Бывший старший десятник Григов говорил, что мозаику собирались вывезти, но сразу это сделать, не получилось. Ну, а после, за более важными делами и проблемами про редкую каменную картину просто забыли, а этому произведению искусства, между прочим, почти шестьсот лет, и если мозаику продать, а я этого делать не собираюсь, то можно было бы получить неплохие деньги. И сегодняшнее утро я начал с посещения этого места, очень уж хотелось понять, чем оно привлекало Квентина Ройхо, да и на древнюю карту посмотреть было интересно.

В одиночестве, я вошел в тихий просторный зал, освещенный лучами восходящего солнца, которые через стеклянные витражи проникали внутрь башни и падали на стены и пол. Я сделал несколько шагов от входа к центру. После чего вышел на карту, беглым взглядом окинул пустые ровные стены, всмотрелся в цветные кусочки камня и керамики, которыми обозначались моря и океаны, реки и горы, тракты и укрепрайоны, города и крепости, и подивился великому умению неизвестного мне древнего мастера. И разглядывая карту, я впервые подумал о том, что материк Эранга во многом похож на земной Евразийский континент.

Это самый большой материк в магическом мире Кама-Нио. Он раскинулся в Северном, Восточном и Западном полушариях планеты. И если попробовать сделать привязки по координатам, то Ваирское море можно определить как Балтийское, а Исарийское как Черное. Но это все очень примерно. Потому что Ваирское море минимум в полтора раза больше Балтийского. Здесь отсутствует Скандинавия, а вместо нее архипелаг, где закрепились племена ваирских пиратов. На севере, востоке, юге и западе есть океаны, которых, как и в случае с Евразией, четыре. Однако климат на моей новой родине несколько помягче. И потому, находящееся на месте Северного Ледовитого океана водное пространство под названием Форкум, имеет не только иные размеры и формы, но и достаточно многочисленное население из нанхасов, которые живут вдоль всего его побережья и на крупных островах вплоть до самой ледяной кромки полюса. На востоке океан Хошш, которым безраздельно владеют враги империи Коцка, Кауш и Васлай. На юге теплый и ласковый Керийский океан, который бороздят корабли Торгово-Промышленной Палаты Оствера. А на западе, безбрежный и злой в своем буйстве океан Шань-Гесс, посреди которого раскинулся большой имперский архипелаг Гири-Нар.

Да, велик мир Кама-Нио и мест, где я не бывал и, наверное, никогда не буду, огромное множество.

Но пока я вижу перед собой только Эрангу. И пройдясь по высокогорному хребту Агней, по размерам как Тибет, который оказался на месте старых Уральских гор, я вышел на пересекающую материк с запада на восток длинную крепостную зубчатую цепочку. Давным-давно Империя Ишими-Бар пыталась отгородиться от северян стеной, вроде той, которую на Земле принято считать Китайской, в смеси с Адриановым Валом. Однако время безжалостно, и сейчас этого укрепления нет, его порушили ветра, дожди и местные крестьяне, которые растаскивали кирпичи и грунт на свои нужды.

Поворот! И следуя по контурам стены, которая, загибаясь вверх, полукругом упиралась в Ваирское море, в полшага, я переступил через Герцогство Григ, и остановился на небольшой дырочке в полу, которая находилась на самой кромке морской синевы и серого земляного фона. Раньше, при Квентине Ройхо, здесь был крупный сапфир, обозначающий местоположение замка. Ну, а после того, как здесь обосновались дружинники покойного герцога Андала, кто-то предприимчивый вынул его из мозаики, и теперь здесь восьмигранное углубление. И отметив для себя, что необходимо вставить в мозаику новый камень, я снова оглядел карту.

Мой взгляд скользит по полу, а голова работает и прикидывает, откуда ждать опасности.

На севере пустоши, горы, тайга, реки, обширные болота и озера. Там живут гоцы, тролли, нежить, всякая нечисть и племена самых разных людей, в основном, нанхасов, но есть и другие, осколки древних цивилизаций и некогда могучих государств. За ними океан Форкум и вся мощь белоголовых. Что ждать с этого направления? Наверное, войны. По слухам, которые витали в Грасс-Анхо, четыре года назад у нанхасов случилась замятня. Несколько племенных сообществ вступили в противоборство и, как водится, проигравшая сторона покинула родные края и ушла в пустоши между родиной и имперскими землями. А так как сотням тысяч людей в тайге прокормиться достаточно сложно, они волнами, растекаясь вдоль всей нашей границы, накатываются на империю, и одними из первых под ударом оказываются территории Герцогства Григ. И если белоголовые люди не осядут где-то по пути, то через пару-тройку лет нам придется воевать. И биться мы станем уже не с мелкими разведывательными партиями оленеводов, которые донимали герцога Андала Грига, а с сильными ордами, в которых есть настоящие воины и искусные в своем ремесле шаманы.

Взгляд влево! Ваирское море и архипелаг Ташин-Йох, который огромной 1600-километровой дугой простирается от полуострова Аста (северо-западная оконечность хребта Аста-Малаш) до северной части имперской провинции Вентель, весьма условно, земная Германия. Своего рода это волнолом, который отделяет Ваирское море от Форкума. В архипелаг входит семь островных групп: Тасса, Кампара, Бахче, Меккера, Шантира, Шабир и Данце, которые все вместе включают в себя около двухсот островов, из которых лишь девяносто пять, пригодны для постоянного проживания людей, и имеют население. Самые крупные из них это острова, которые дали свое название всем группам более мелких клочков суши.

Благодаря теплому морскому течению из Форкума, на архипелаге Ташин-Йох жить можно. Климат неплохой, много рыбы и на паре островов имеются большие города. Что неудивительно, ведь это бывшая имперская провинция, которая отделилась от остального Оствера через несколько лет после гибели Квинта Анхо. И в свое время, именно мой предок Айна Ройхо приложил к этому руку. Парадокс. Верный имперский генерал и командир Черной Свиты способствовал отделению провинции. Но сделал он это неосознанно, и на момент объявления независимости Ташин-Йоха он уже давно был мертв.

А предыстория этих событий такова. Во времена правления императора Квинта Первого, к материку народа дари были одна за другой отправлены несколько океанских военных экспедиций, которые были должны закрепиться на территории нечеловеческой расы и дать возможность магам установить телепорты, по которым будут поступать подкрепления. Однако, каждый раз дари сбрасывали десант обратно в океан, и потерпевшие поражение имперские воины возвращались обратно на родину. Ну, а так как император был весьма крут, на родных берегах воинов не ждало ничего хорошего. Командиров казнили, солдат отправляли в штрафные батальоны, а экипажи кораблей расформировывали.

Естественно, глядя на то, какова участь людей из предыдущих экспедиций, командующий третьей, на родину не торопился, но и к врагам империи он тоже не примкнул. И договорившись с Айной Ройхо и Каусом Труви, последний старший офицер в эскадре, гвардейский полковник Лютвир, направил корабли не к Гири-Нару, где его уже ждали палачи, а к слабозаселенному Ташин-Йоху. Моряки и солдаты морской пехоты обосновались на островах Ваирского моря, а генералы Ройхо и Труви фильтровали всю информацию, которая поступала к императору и ждали удобного момента для того, чтобы выпросить у Квинта прощение для провинившихся воинов. Но сделать этого не получилось. Квинт погиб, и власть в империи захватил Верховный Имперский Совет.

Затем, пользуясь неустроенностью государства и тем, что сторонники феодалов резали имперцев, полковник Лютвир полностью подчинил себе архипелаг Ташин-Йох, вывез на острова близких людей и родню, блокировал транспортный телепорт на острове Данце, и объявил себя королем. Воевать с ним никто не собирался, всем было не того, и король Лютвир правил целых десять лет, до тех пор, пока его не убили свои же сподвижники. После этого на архипелаге разгорелась маленькая гражданская война, в результате которой появился новый народ — ваирцы. И в настоящий момент это сборище пиратов и рыболовов, которые налетают на всех без разбору, грабят берега соседей и захватывают рабов, а затем перепродают их манкари и республиканцам. Так что теперь, они мои враги, ибо если где-то ваирцы пару раз взяли добычу, то обязательно наведаются в это место опять. Что поделаешь, был бы в замке Квентин Ройхо, он бы не допустил пиратских бесчинств, а герцог Григ не смог оказать им достойной встречи, и теперь эта обязанность ляжет на меня. И хотя пока паруса пиратских кораблей не видны, морские волки бродят где-то неподалеку, и если ударят, то это будет не два-три экипажа, а полноценная эскадра минимум из десяти кораблей и десантом в тысячу мечей. В общем, ситуация на западе такая же как и на северном направлении. Если враги придут, то боестолкновение будет серьезным и биться придется всерьез, без надежды получить помощь из столицы.

Поворот влево и взгляд под ноги! В нескольких сантиметрах от моей ноги, а на деле в ста двадцати семи километрах по прямой, столица севера, город Изнар, и замок Григ, к которому уже приближается Гай Каним. Через пару дней я принесу ему присягу и стану вассалом неопытного семнадцатилетнего мальчишки, таков мой уговор с бароном Анатом Каиром. Нарушать его было бы глупо. И хотя бы для виду, я буду должен подчиняться приказам из дома Канимов, а иначе, меня быстро упакуют в мешок и мое бренное мертвое тело отправится на погребальный костер, а урна с прахом встанет рядом с сосудами Катрин и Квентина Ройхо. Это точно, ибо как работают диверсанты великого герцога, тайные стражники и егеря я видел, и заиметь их себе в противники мне бы не хотелось, проблем и без этого хватает. Тем более что пока от меня никто и ничего не требует, и благодаря покрышке на самом верху я могу не платить налоги, не выставлять воинов в имперскую армию, и спокойно заниматься своими делами.

Но это все пока, а как и что сложится дальше, только время показать и сможет. Станет Гай Каним достойным правителем, можно будет ему помогать, а если нет, то придется забивать на его приказы и самоустраняться от выполнения обязанностей верного вассала, ибо как я уже говорил ранее, главное для меня это восстановление семьи Ройхо и личные амбиции. И перед самим собой я могу быть честен, и сказать себе правду. Я не готов погибнуть по зеленому свистку кого-то из великих герцогов, придворных вельмож или самого императора. Жизнь слишком интересная штука, которая дается только раз, и я придерживаюсь лозунга, который в свое время выдвинул европейский полководец Валленштейн, а за ним его слова повторили француз Наполеон и американец Паттон: "Солдаты! Умереть за свою родину и флаг может любой идиот! А ваша задача сделать так, чтобы парни с той стороны, умерли за свою страну и свои знамена!" На мой взгляд, это верная жизненная позиция. Долби врагов, держись за своих и поменьше слушай тех, кто желает тебе зла или считает других людей разменной монетой. Хороших лозунгов много и правильных идей хватает. А вот жизнь она одна. И после смерти, попав в дольний мир, хотелось бы оставить после себя что-то значимое, чувствовать поддержку кровной родни и, оглядываясь назад, видеть, что отмерянный тебе судьбой срок был прожит не зря. Ну, а если при этом ты помог своему народу и хорошим честным людям, которые благодаря тебе смогли выжить и продолжить свое существование, то это вообще замечательно.

Впрочем, в сторону философию. Пора заниматься делами. После посещения зала с картой Эранги, я планировал посетить склеп Ройхо, почтить духов и подумать над первоочередными задачами, которые стоят передо мной и всем нашим маленьким северным кланом. А затем следовало выслушать старшего десятника из дружины Грига, проверить воинов, отдать приказы Линтеру и Хайде, а вечером поговорить с дядей и его лучшим учеником шевалье Эри Вереком.

Я покинул Левую Приморскую башню и вышел во двор замка. На трех внешних донжонах и двух приморских развеваются стяги Ройхо. Мои братья и сестры, наверняка, все еще отсыпаются после утомительной дороги и приходят в себя после выпавших на их долю испытаний. Золотая казна в надежном месте и под охраной. В складских помещениях суета, барон Койн с учениками бродит по самым глухим закоулкам и вновь пытается понять, куда мой предок Руфус спрятал свою лабораторию или дневники с описанием исследований. На конюшне успокаивают одного из горячих жеребцов, который чувствует рядом с собой готовую к случке кобылу, и нервничает. А рядом, встревоженная шумом, лает дворовая собака, которая осталась от прежнего замкового гарнизона. И все это на фоне доброго солнечного дня и шума морского прибоя, бьющего своими волнами в высокую монолитную скалу, на вершине которой стоит замок. Хорошо! Жизнь налаживается и все при деле. И не почувствовав в свежем соленом морском воздухе никакой опасности, я взял у подошедшего ко мне дружинника свою сумку, перекинул ее через плечо, развернулся и зашагал к Центральной башне, при виде которой мое настроение немного упало.

Высокий темный каменный зуб уставился в синее безоблачное небо. Несколько вывалившихся из кладки стены каменных блоков лежали на покрытой мусором земле. А стаи черных ворон, предвестников беды, которые группами по пять-шесть особей сидели на обгоревших балках, стропилах и камнях, встретили меня возмущенными резкими взмахами крыльев и пронзительными бьющими по нервам криками.

"Твари! — глядя на ворон, подумал я. — Одна тоска от вас. Но ничего, попозже заведу себе пару ястребов или кречетов, и черта с два вы у меня тут летать будете!"

Приблизившись к главному входу Центральной башни, я свернул влево, прошелся вдоль стены и остановился перед входом в склеп, тяжелой серой дверью, которая не сгорела лишь потому, что она была защищена магией. Пять ступенек вниз. Потянул дверь на себя, и она открылась. Поток солнечного света из-за моей спины образовал на длинном пыльном проходе узкий туннель. И достав из кошеля на поясе малый магический фонарик, который я использовал во время своих поисков в башне Ан-Анхо, я сжал его в кулаке, и пожелал, чтобы он загорелся. Светильник вспыхнул желтоватым светом, который растворился в солнечных лучах, и я двинулся вперед.

Подошвы моих сапог оставляли на полу четкие отпечатки, а звуки шагов отражались от стен. Солнечный свет все тускнел и тускнел, а магический фонарь, наоборот, горел ярче. И когда метров через тридцать, я уперся в новую дверь, мой путь освещал только он. Осторожный толчок ладонью в дерево и передо мной темный и сухой склеп, где посередине стоит мраморная лавка, а стены усеяны ячейками-сотами, в которых находятся урны с прахом моих кровных родственников. Здесь тихо и спокойно. Ничто не нарушает уединение мертвых, и только в двух местах во всем мире Кама-Нио, в столичном особняке и здесь, души рода Ройхо могут принимать подношения от своих потомков.

Я снял с плеча сумку, достал из нее серебряный кубок, бутылку вина и небольшой острый кинжал. Затем, налив в бокал темно-бордовый напиток, лезвием кинжала я провел по своей левой ладони, слил немного вытекающей из моего тела красной руды в кубок и поставил его в одну из пустых ячеек. Практически сразу смесь из крови и сладкого вина начала испаряться, духи принимали мое подношение и знак уважения, но делалось это очень медленно, сказывалось отсутствие родового замкового алтаря. И никуда не торопясь, я присел на скамейку и начал по пунктам составлять план своих первоочередных дел.

Первое, принесение вассальной присяги молодому Гаю Каниму. С этим просто, деваться мне некуда, и все решено.

Второе, после всех движений, приключений, драк, побед и растрат, у меня остается тридцать две тысячи иллиров, плюс-минус сотня. Двадцать тысяч с собой, двенадцать в банке. Завтра я отдам пять тысяч Койну, и он разделит эту сумму со своими учениками. И получается, что в моем распоряжении двадцать семь тысяч монет. Наличные пусть будут в замке, а деньги из банка следует разделить на две части, половину оставить в Грасс-Анхо, а другую перевести в Изнар, где банковский дом великого герцога Ферро Канима, наверняка, со дня на день откроет свой филиал.

Третье, когда я принесу клятву на верность Канимам, какое-то время меня никто не станет дергать, а значит, надо озаботиться своим жилищем, и выжать из нового правителя севера, его советников и Рагнара Каира все, что только возможно. Необходимо вернуть похищенные из замка картины и портреты, которые, скорее всего, если не распроданы, находятся у чиновников городской администрации. Помимо этого надо получить обратно арсенал, кузницу и хотя бы часть припасов. То есть, как сюзерен, Гай обязан вернуть мне находящееся в его владениях незаконно похищенное имущество и ценности рода Ройхо. Так что, думаю, с этим делом проблем не возникнет, особенно, если не бросать его на самотек и проконтролировать, что было вывезено, куда и кто из чиновников за что расписался, а поможет мне в этом архив герцога. Жаль, конечно, что нельзя так же легко вернуть библиотеку семьи, она ушла к магам. Но это и не срочно. Будет возможность, через столичных знакомых попрошу аудиенции у глав школы "Пламя" и "Алго", и постараюсь добиться возврата того, что принадлежит мне по праву. Однако для этого, опять же, нужна подробная опись и каталог изъятых из замка литературных шедевров. А иначе, никому и ничего не докажешь, и как правильно говорит русский народ: "Без бумажки ты какашка, а с бумажкой человек!" Так и здесь, есть доказательства, предъяви, а нет, ходи мимо и решай свою проблему как-то иначе.

Четвертое, требуется маг из храма Сигманта Теневика, и не оболтус какой-нибудь, а профессионал, который разговаривает с духами умерших так же легко, как и с живыми людьми. А это снова расходы. Но иначе никак, ибо родовой алтарь это основа всего замка и неотъемлемая его часть. Григ! Сволочь! Знал, что разрушить надо.

Пятое, нужна дружина и крестьяне, и в этом я сильно полагаюсь на то, что человек Балы Керна найдет моих знакомцев, маирских партизан из отряда Калагана. А когда это случится, я постараюсь перетянуть этих хватких и честных людей, которые сплошь вольные остверы, к себе.

Шестое, сегодня же будет написано письмо семье Сховека, которая переберется на мои земли, а за ней, и сам Юрэ подтянется.

Седьмое, в ближайшую неделю необходимо проехаться по своим землям, посмотреть на подходы с моря, приглядеться к местным крестьянам, проверить дорогу на Южный тракт и прикинуть план обороны графства, при нападении с севера и запада.

Восьмое, мои отношения к Каисс. Как только будет готов замковый алтарь, свадьба. А то жизнь такая стремительная и суетная, что хотелось бы законнорожденных детей.

Девятое, сестры и братья. Когда Койн вернется в свою Академию, а это случится буквально через пару-тройку недель, я сразу же займусь ими вплотную.

Десятое, через месяц-другой, начну присматриваться к местам, где находятся схроны Черной Свиты времен Квинта Анхо. Денег много не бывает, тем более с теми расходами, которые меня ожидают, а значит, нужно обогащаться. Работать киллером, наемником или ждать подачек от Канимов я не стану. Ну, а если так, то придется побегать по диким пустошам и, возможно, навестить древний храмовый комплекс народа най, благо, один из моих кмитов, любого призрака образумит и на место поставит.

Одиннадцатое, при первой же возможности, следует начать поиск барона Арьяна, который предал моих близких и провел в замок гоцев. Что с ним сделать, я пока не решил, но прощать ему предательства нельзя. Впрочем, сама постановка вопроса и поправка, при первой же возможности, говорят о том, что добраться до Арьяна, который пошел на поводу шантажистов, не самая основная моя цель, так что это дело может растянуться на десятилетия.

Обо всем этом я думал, пока из серебряной емкости испарялось вино. И лишь только посуда опустела, я встал, убрал кубок, вино и кинжальчик в сумку, и зашагал на выход. Впереди суетной день, а завтра надо седлать коней и выдвигаться в Изнар, на официальную встречу с новым герцогом.

И двигаясь на выход, я подумал:

— "Интересно, а как же теперь станет называться владение Григ? Вряд ли Канимы оставят старое название, а значит, придумают новое. Какое? Скорее всего, герцогство будет переименовано по фамилии матери Гая, безземельной графини Магды Куэхо-Кавейр. — Я прокатал новое название северных территорий на языке. — Герцогство Куэхо-Кавейр! Каково? Ну, не так уж и плохо. Не Нижние Грязи, не Дураково, и не Глупово. Нормально".


Глава 3 | Протектор Севера | Глава 5