home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



2

Обе окружные газеты замполит выставил на общее чтение. Прикрепил их перед штабом на доске «распоряжений и объявлений».

О том, что эскадрилью прославили на весь военный округ, что о ней «дважды пропечатали в газете», стало известно всему небольшому авиационному гарнизону Джелалабада.

В ремонтной зоне «именинником» стал сержант Иван Петров. Его фамилию назвал журналист в своей статье, уделив ему целый абзац. Журналист рассказал о том, как сержант Петров, перед строем своих боевых товарищей, осознал свой проступок и, разбив бутылку с водкой, призывал своих товарищей по службе «покончить раз и навсегда с вредными аморальными привычками, повысить бдительность, беречь вверенную нам технику, повышать боевое мастерство и укреплять воинскую дисциплину».

Под вечер, когда дневная жара спала, в ремонтной мастерской собрались друзья-товарищи. Ивану не давали прохода.

— Ты, Ваня, теперь знаменит на весь наш военный округ, — сказал старшина Петро Кульченко, ремонтник по моторам. — Как прима-балерина из оперного театра.

— Балерины не пьют и ты такой, поскольку сам добровольно уничтожил свой водочный запас, — важным тоном произнес мастер по вооружению Тучин. — Надо же до такого додуматься!

— Ты теперь самый идейный и политически подкованный товарищ, с которого всем нам надо обязательно брать пример, — сказал Саид Тулаков, вытирая ветошью промасленные руки. — У нас в Самарканде, по такому случаю праздник делают, пловом соседей угощают.

— Во-во! — поддержал Тучин. — С тебя, Иван, причитается!

— Сколько разбил, столько же и выставляй! — заключил Кульченко. — Брагой не отделаешься!

Водки у Петрова не было. Ни одной бутылки. Позавчера выпили последнюю. И денег нет, чтобы купить в дукане. А достать пару литров надо, хоть кровь из носа!

— Чего мучаешься? — посочувствовал Кульченко. — Знаю, что в кармане пусто, как в африканской пустыне Сахара. Давай сообща посоображаем.

— А чего соображать? К дуканщику с пустыми руками не заявишься…

— Почему с пустыми? — Кульченко притянул Петрова к себе и шепнул на ухо: — Есть кое-что, на что можно обменять то, что требуется по повестке дня. И транспортом тебя обеспечу. Только возвращайся по-быстрому, чтоб патруль не застукал.

— На вертолете что ль?

— Почему на вертолете? Есть и наземные средства передвижения. Спецназовцы пригнали БМПешку, мотор у нее, говорят, барахлит. Я его снял, проверил, кое-что подправил. Осталось поставить на место.

— Махнем на пару?

— Мне отлучаться никак нельзя, сам понимаешь. Я ж сегодня еще и дежурный по всей ремонтной зоне, — сказал Кульченко и предложил: — Иди и договаривайся с Саидом. Он и водила, и по-ихнему лопотать мастак.

Тулаков согласился сразу.

К ужину Кульченко успел поставить мотор на БМПешку. В ограждении из двух рядов колючей проволоки, которой огорожена ремонтная зона, тихо и незаметно соорудили «ворота». Убрали мины, сделав проход.

Старшина вручил им топливный насос от «Камаза».

— Стоит он пятьсот афганей. Можете толкнуть и за четыреста.

— Не беспокойся, старшина! — уверил его Саид Тулаков. — Узбеки торговаться умеют.

Солнце опустилось за гору. Из ущелья по реке поплыл легким облаком прозрачный туман. Саид уверено вел боевую машину пехоты. С собой они взяли, на всякий случай, боезапас для пулемета, автоматы и десяток гранат.

Около моста охрана. Шлагбаум. Советские солдаты и афганцы. Подошли два наших солдата с автоматами и сержант.

— Кто? Куда? Документы?

— Не вылазь, — Тулаков остановил Ивана. — Я их знаю. Сам разберусь!

Высунулся из люка:

— Мы за водкой, ребята! Туда и обратно.

— Понятно, — сказал сержант. — С вас пузырь.

— Идет!

Солдаты открыли шлагбаум.

Навстречу шли автобус и старенький грузовик с высокими бортами, размалеванными яркой краской. Афганцы уступили им дорогу, прижавшись к обочине.

Дукан, хозяин которого был знаком Тулакову, располагался рядом с магистральной бетонной дорогой. Небольшое глинобитное строение с плоской крышей, окруженное высоким, слепленным из глины же, забором. За ним зеленели фруктовые деревья, на одном заманчиво светились оранжевые плоды мандаринов. Дукан был закрыт.

— Я махну к дуканщику, — сказал Тулаков, — а ты оставайся и наведи на дукан пушку. Я по-быстрому.

Он подхватил насос, обернутый серой промасленной бумагой, и легко выпрыгнул из БМПешки.

Иван остался ждать.

Он вставил ленту в крупнокалиберный пулемет и навел ствол пушки на закрытый придорожный дукан. Тулаков почему-то задерживался. Предвечерняя темнота постепенно сгущалась. Петров начинал нервничать. Но тут раскрылась дверь в заборе рядом с дуканом. Из нее вышел улыбающийся Саид с объемистым пакетом в руках.

— Полный порядок! — сказал он, залезая в машину.

— Чего так долго? — сердито спросил Иван.

— На востоке надо сначала гапп — по-русски, разговор — повести, а потом и о деле поговорить, поторговаться совсем немножко.

— Водки взял?

— Конечно и обязательно взял! Четыре бутылки.

— Молодец! — похвалил Иван и спросил. — А что еще в пакете?

— Это хороший и правильный вопрос, — весело ответил Тулаков. — Дуканщик нам подарок сделал для нашей закуски, чтоб я настоящий плов сварил. Когда узнал, что у нас одна тушенка коровья, он морковки и лука дал, курдючного сала и отрезал хороший кусок свежей баранины.

Он промолчал о главном. Шустрый Тулаков показал дуканщику на наведенный пушечный ствол и мягко пригрозил, что там сидят подвыпившие солдаты, злые на дуканщика, за то, что он в прошлый раз им водку не продал. Что сейчас он, Саид, заступился за дуканщика, и если дуканщик не купит насос, не продаст русским водки и не даст баранины для плова, то они могут одним выстрелом разнести его дукан.

— Значит, живем! — оживился Иван Петров. — Ты насчет плова мастак!

Тулаков, мурлыча на своем языке песню, стал заводить мотор.

Впереди на дороге показались яркие мощные фары. Два БТРа быстро подкатили к стоящей у дукана БМПешке.

— Патруль! — тревожно выдохнул Петров. — Застукали нас!

— Выкрутимся! — сказал Саид.

Из БТРа выскочил низкорослый капитан и два солдата с автоматами.

— Кто такие? Документы?

— Мы из ТЭЧа авиационного гарнизона, товарищ капитан! — ответил Тулаков и нагло добавил спокойным голосом, как о самом обычном деле. — Приехали купить водки.

Капитан оторопел.

— Что?!

— Купить водки.

— Ясненько! — пришел в себя капитан. — И купили?

— Так точно, товарищ капитан.

Петров молча переживал. Он мысленно ругал себя самыми последними словами. Теперь не отмазаться и не оправдаться. Так глупо попались! Да и зачем Тулаков полез на рожон, осложняя дело?

— Значит, в самоволке? За водкой? — и капитан тут же приказным тоном произнес: — Ваша фамилия?

— Фамилии своей не скажу, вы ее не запомните.

— Товарищ старший сержант! Приказываю! — твердо и властно произнес капитан. — Водку сдайте патрулю и следуйте за нами! А фамилии вашей не называйте, я номер боевой машины записал.

— Водку я вам не отдам, товарищ капитан, потому что это заказ моего командира, — спокойно ответил Тулаков.

— Что?! — повысил голос капитан. — Вы арестованы! Подчиняйтесь и следуйте за нами! Поедим на аэродром в вашу часть. Разберемся на месте!

— Слушаюсь, товарищ капитан, ехать за вами!

Один БТР поехал впереди, БМПешка в середине и сзади — другой БТР.

— Саид, на хрена было артачиться? — переживал Петров. — Надо было как-то замять, уладить дело. А теперь что? Влипли! Погорим, как шведы под Полтавой.

— С ними ни за какие панты мы б не договорились, — успокаивал его Саид, управляя машиной. — Они б запросто всю нашу водку себе захомутали и все равно сдали бы нас.

Подъехали к точке на мосту. Солдаты отвернули шлагбаум перед патрулем. Но Тулаков притормозил машину, высунулся и, подозвав сержанта, протянул тому обещанную бутылку:

— Получай свой пузырь!

Сержант с бутылкой в руке и солдаты удивленно смотрели на БМПешку, которую патруль сопровождал, как почетная охрана.

Чем ближе подъезжали к аэродрому, тем муторнее было у Петрова на душе. Сосредоточен и задумчив стал и Тулаков. Ехал молча. Только с каждым километром, постепенно сбавлял скорость. Патруль тоже чуть притормаживал, держа БМПешку в тисках. Петров догадывался, что Саид что-то задумал, но расспрашивать не стал. Будь, что будет!

Не доезжая до КПП, Тулаков еще больше снизил скорость, отставая от первого БТРа, и таким образом увеличил расстояние между ним и БМП.

— Держись! — вдруг крикнул Саид.

Он, неожиданно погасив фары, поддал газу. Мотор взревел. Тулаков резким рывком вывернул руль. В темноте, перемахнув через кювет, выскочил на пустырь и помчался вслепую. Машина, как живая, рычала мотором, прыгала и приседала, переваливалась с боку на бок, но с каждой минутой уходила все дальше и дальше от бетонки, от оторопевшего патруля.

Когда отъехали на приличное расстояние, Тулаков притормозил.

— Выгляни, не гонятся за нами?

Петров вылез на броню. Никто за ними не гнался. Вдалеке по бетонке в сторону аэродрома двигались два БТРа.

— Оторвались! — облегченно произнес Петров.

— Теперь быстро-быстро надо домой, — сказал Тулаков.

Осторожно объехали КПП и двинулись по пустырю к ремонтной зоне. Там их ждали. В вечерней темноте сигналили фонариками, указывая проход в минном поле.

Через дырку в ограде заехали в ремонтную зону. Наряд торопливо размотал колючую проволоку, заделывая проход в ограждении.

— Почему так долго? — спросил Кульченко.

— Саид торговался, а потом на патруль нарвались, — ответил Петров. — Но улизнули! Саид рванул по пустырю напрямую.

— А патруль?

— Два БТРа катят по бетонке к проходной. Скоро тут могут объявиться.

— Машину на место, — распорядился старшина. — Тучков подгони кран, а Тулаков и Петров помогут быстро снять мотор.

— Так он же горячий? — сказал Петров.

— Зато вода в реке ледяная.

Минут через тридцать в ремонтную зону пришел дежурный по части майор Одинцов и с ним рассерженный капитан, начальник патруля.

— Дежурный по ремзоне?

— Я здесь, товарищ майор! — отозвался старшина и, увидев незнакомого армейского капитана, вытер ветошью руки и доложил по форме. — Старшина Кульченко, дежурный по ремонтной зоне!

— Включить полное освещение!

— Есть включить полное освещение, товарищ майор!

Вспыхнули электрические лампочки, заливая ярким светом все вокруг.

Капитан зыркал по сторонам, что-то выискивая, и вдруг оторопело замер. Он верил и не верил своим глазам. Знакомая ему БМПешка, с тем же номером на борту… Но она стоит с черной дырой вместо мотора, а сам мотор покоился на низкой станине.

— Что за машина? — спросил Одинцов.

— Вчера пригнали спецназовцы. Мотор у нее, говорят, забарахлил. Командир полка приказал помочь им, — пояснил Кульченко. — Вожусь вот с мотором. Командир просил, чтоб к утру отремонтировали.

— А другие БМПешки есть? — с надеждой спросил капитан.

— У нас, товарищ капитан, только одни вертолеты, — ответил с легкой улыбкою старшина, — БМПешки, к вашему сведению, нам не положены, поскольку они не летают.

— Будем осматривать ремонтную зону? — спросил Одинцов.

— Нет! — ответил капитан.

Он повернулся и молча направился к выходу.

А со стороны реки доносился приятный и аппетитный запах. Где-то поблизости готовили плов.


предыдущая глава | Черное солнце Афганистана | cледующая глава