Book: Жрец Лейлы



Зимина Светлана Сергеевна


Жрец Лейлы

Журнал "Самиздат":

© Copyright Зимина Светлана Сергеевна (svetlana0fedorova@gmail.com)

Изменен: 31/07/2009.


Жрец Лейлы


Часть первая. Изгнанник


Глава первая: Зеленая лента

Лак ложится ровно и красиво. Ногти приобретают приятный золотистый цвет. Ничего вызывающего, только плавные линии и теплые цвета.

Сегодня бал. Я дую на ногти, чтобы быстрее высохли и снова смотрю в зеркало.

Глаза аккуратно подведены черной тонкой линией. Слабые золотистые тени. Эти маленькие ухищрения делают мои глаза ещё выразительнее. Они просто светятся на моём лице – прекрасные глаза глубокого сапфирового цвета.

Не слишком длинный ряд верхних иссиня-черных волос обрамляет почти треугольное лицо, а нижний почти достигает талии. Их я убрал в хвост, который скрепил серебряным зажимом с сапфиром.

Ничего воинственного в моём облике нет – только нежность и хрупкость. Отец будет в бешенстве.

– Ваше Высочество, церемония начинается, – слуга робко заглянул в дверь.

– Иду, – ногти высохли.

Так, поправим сапфировые серьги. Я поднимаюсь на ноги, и струящиеся шелка цвета золотистого солнца издают легкий шелест. Мягкие кожаные туфли позволяют мне идти бесшумно.

Длинными коридорами я иду в главный зал, где остальные члены семьи дожидались только меня. Сегодня отец собрал лучший цвет королевства, чтобы объявить своего наследника.

Слуги кланяются и отступают. Дворецкий Конан взглянул на меня неодобрительно. Он всегда так на меня смотрит, но не смеет произнести ни слова. Я киваю, и он распахивает передо мной двери. Его звучный, с металлическим оттенком голос возвестил:

– Его королевское Высочество, старший сын короля Мирейи Регила Катани, Лилиан Катани!

И я выступил из тьмы коридора в свет залы.

Губы отца, при виде меня сжались в тонкую линию, глаза вспыхнули. Мать горестно опустила голову. Лишь братья никак не отреагировали.

Придворные и гости почтительно склонились в поклонах.

Я прекрасен, я – старший сын, но я никогда не стану наследником престола.


Это было намного позже. Гости ещё спали, когда слуга доложил о том, что мой отец и король желает меня видеть. Я не слишком торопился, ибо догадывался, что услышу от него. После бала он ни разу не взглянул в мою сторону и не заговорил со мной. Наследником трона был объявлен мой брат Кириан – он второй по старшинству. Что ж. Он достоин быть королем этой несчастной измученной страны, а у меня были несколько иные планы на остаток жизни.

Я вошёл в кабинет отца. Он сидел в своём любимом кресле, повернувшись к окну. Лучи восходящего солнца играли в солнечных зайчиков в его волосах, иногда высвечивая благородную седину. Мой отец был красив, и многие благоговели перед ним, я же всегда испытывал тяжелую давящую ненависть.

Король Мирейи, мой отец, тяжело развернулся и окинул меня холодным взглядом. Не люблю я этот взгляд. Ой, не люблю. Когда я впервые увидел этот взгляд на себе – это перевернуло всю мою жизнь до основания. А ведь мне тогда было всего четырнадцать.

Отец молча пододвинул ко мне бумагу, лежащую на столе. Чернила уже успели просохнуть, значит, это было окончательное решение, которое он никогда не изменит. Король ждал, так и не проронив ни звука. Я протянул руку и взял лист.

– Читай, – слово упало, словно камень.

Я прочитал и поднял глаза. Я не смел даже надеяться на подобное. Отец поднялся и выпрямился.

– Отныне ты не сын мне. Я отрекаюсь от тебя и изгоняю из своего королевства за недостойное поведение принца. Ты позор для всей семьи Катани, посему должен быть забыт. Я когда-то надеялся, что ты образумишься, но твоё явление на балу определило моё решение. Теперь ты никто. Можешь взять всё, что сможешь увезти прямо сейчас и немедленно убраться за пределы страны. Принца Лилиана не существует более.

– Мне дозволено попрощаться с матерью? – Я был на удивление спокоен.

– Нет, у тебя нет матери здесь.

– Понятно, – я развернулся, чтобы выйти.

– Ты больше ничего не хочешь сказать? – нагнал меня его голос.

– Что, Ваше Величество? – я обернулся. – Я могу сказать только спасибо, так как больше не буду зависеть от такого ублюдка как Вы. Об этом я мечтал все последние десять лет. Желаю Вам счастливой жизни и благополучного неба, Ваше Величество, без моего участия и благословления.

С этими словами я вышел.

Горько расставаться с родным домом, были здесь и минуты счастья. Отныне я изгой и безродный бродяга. Мои братья наверняка уже об этом знают. Я думаю, только мама поймет, что для меня это лучший вариант, и, возможно Кирилл. Он умный мальчик.

Я взял золота так, чтобы хватило на несколько месяцев и кое-что камнями. Пара украшений на продажу и несколько дорогих мне своей памятью. Я грустно улыбнулся своему отражению. Но разве я не этого добивался все эти годы? Свободы. Свободы от него и трона. Что ж… Я взял полотенце и тщательно стёр весь макияж со своего лица. Затем разделся и достал из сундука старые потёртые брюки и простую темную рубашку. Ещё там обнаружилась добротная куртка и теплый плащ.

Длинные волосы я заплел в косу, чтобы не мешались. Из-под шелков, я извлек из глубин сундука то, что скрывалось до поры до времени. Меч в простых ножнах и лук с колчаном стрел с синим оперением. Они долго дожидались своего часа. Когда я шёл по коридорам никто не узнавал меня, лишь окидывали удивленными взглядами, задерживая взгляд на рукояти меча, торчащей из-за спины.

В конюшне никого не оказалось, чему я был только рад. Я подошел к стойлу, где стоял мой любимец – Призрак, серый с голубым сияющим отливом конь. Он не признавал никого, кроме меня, так как его подарил мне один очень хороший друг. Единственный друг.

– Лилиан?

Я обернулся. В дверях конюшни стоял Кирилл, самый младший из моих братьев. Ему было всего десять.

– Привет, малыш.

Он серьёзно смотрел на меня:

– Ты выглядишь совсем по-другому

– Верно, – улыбнулся я. – Мне больше нет нужды притворяться. Я уезжаю довольно далеко.

– Он выгнал тебя? – Кирилл не называл Регила отцом с шести лет.

– Да. Теперь у тебя только два брата. Но где бы я ни был, помни, я всегда буду любить тебя, и только позови, я постараюсь прийти на помощь. Никогда не проигрывай. Помнишь, чему я тебя учил?

Он кивнул. Он действительно помнил.

Раздались шаги, и в дверях конюшни появился Кириан. Он мигнул:

– Кто?…

Он оборвал себя, узнав:

– Лилиан?

Я выпрямился:

– Отец только что отрекся от меня. Теперь ты старший. Ты будешь отличным королем, Ки. Только не смей поддаваться ему.

Он кивнул на меч за моей спиной:

– Ты умеешь с ним обращаться?

Я усмехнулся и вывел Призрака из загона:

– Попрощайтесь за меня с мамой и Крисом.

Кирилл кивнул, а Кириан просто смотрел на меня. Мне хотелось бы, чтобы они поняли меня, но… Я взглянул на Кирилла и, встретившись с его отнюдь не детскими глазами, промолчал.

Когда я выезжал за ворота, некоторые из воинов смотрели на меня с узнаванием и непомерным удивлением; они ещё не знали, что я был изгнанником.


– Эй, Лиан, ты что, уснул?! – окрик пробудил меня от воспоминаний. Я вздохнул и поднялся со скамьи. Наставник, кажется, решил, что я сегодня в качестве его манекена для избиения буду выглядеть неплохо.

Я покрепче перехватил палку. Прошел всего год со дня моего изгнания. Теперь я – обычный солдат-наемник в армии таких же наемников Дамира. Выбора у меня особого не было. В армию я попал через месяц своего путешествия. Напился в трактире, очнулся в казарме.

Меч и лук я знал в совершенстве, а вот арбалет, топор и палку… Кажется, сегодня придется залечивать синяки и ссадины.

– Держи палку крепче, красавица, – буркнул наставник.

Я сжал губы. Первый месяц пришлось попотеть, убеждая особо пылких поклонников моей красоты, что я не потерплю насилия над собой. Им в это с трудом верилось, так как на протяжении последних десяти лет я изображал из себя женоподобное существо, и было довольно трудно избавиться от некоторых привычек. Но им пришлось поверить. Несмотря на свою хрупкость, я обладал некоторой физической силой, что иногда поражало даже меня. Однако, обращение "красавица" осталось. Только звучало оно теперь немного по-иному. С уважением.

Ну, что поделать. Я действительно красивый

Мы стояли под стенами Талина. И успели провести два штурма. Безуспешных.

Я впервые принимал участие в битве, реальной, настоящей и… возбуждающей. Я давно знал, что я испытываю удовольствие от вида пролитой крови. Поколения и поколения моих предков были завоевателями, довольно часто жестокими и беспощадными. Таким был мой отец, таким был мой дед, который прославился тем, что, уничтожил культ Лейлы богини Охоты и Ночи в пределах своего королевства и помог вычистить Прибрежные Королевства. Безумие, жажда боя была у меня в крови, и лишь одно спасало меня и моих братьев – это кровь нашей матери, которую отец взял в жены в далеких восточных краях. Она разбавила это безумие, придала ему иное направление. Пока только я осознал свой путь, и Кириан, который, наконец, увидел свою дорогу.

Бой… Я обожал убивать – это я выяснил при первой же битве. Восхитительное чувство. Но я старался не слишком показывать это. Людей, обожающих проливать кровь и теряющих контроль над собой, не особо любили. Я не терял контроль, но… кто этому поверит?

– Эй, красавчик, – Волт, мой сосед, толкнул меня локтем, отрывая от размышлений. – Посмотри-ка, что-то командиры расшалились.

Я поднял голову и взглянул в сторону шатра Повелителя Черной Ложи. Там сейчас допрашивали пленного, которого захватили в прошлой битве. Что-то действительно происходило.

Я закрепил тетиву и проверил натяжку. Что заставило меня это сделать, я и сам не знал.

Полы шатра разошлись, и оттуда выскочил человек, который тащил за собой ещё кого-то.

– Клянусь Доэром! – вскочил на ноги Волт. – Что они там делают?! Он же взял заложника!

Никто не смел что-либо предпринимать, а пленник, настороженно оглядываясь, продвигался прочь от шатра. За ним медленно двигались командующий арией Темных Лорд Кэртис и один из генералов, который, похоже, принимал участие в допросе пленного…

Я облизнул губы и поднялся на ноги. Пленник находился как раз на расстоянии выстрела из моего лука. Я натянул тетиву.

– Что ты делаешь? – прошептал Волт.

Я не ответил. Парень обернулся, почувствовав мой взгляд.

– Опусти лук, – прохрипел он.

Сердце пропустило один удар, я знал этого человека. Нож дрожал у горла заложника.

– Князь Сакур, – внезапно улыбнулся я. – Надеюсь, Лейла будет к тебе милостива. Стрела пропела свою последнюю песню. Синее оперение цветком расцвело в его левой глазнице. У него на лице застыло почти недоуменное выражение лица, когда он упал.

Заложник мигнул и оглянулся, несколько растерянно. Его глаза встретились с моими:

– Отличный выстрел, мальчик.

– Спасибо, – я опустил лук.


– Спасибо, – наемник опустил лук.

Черные пряди волос обрамляли узкое лицо, странно прекрасное. Что-то южное, восточное и одновременно северное… словно смешалось огромное количество различных кровей, создав нечто необычное. Темные сапфиры глаз, местами переходящими в индиго.

Наемник был до неприличия красив. И не единого шрама.

Лорд Кэртис пригляделся, чтобы убедиться, что зрение его не обманывает и на губах лучника действительно виден легкий блеск, а глаза подведены…

– Надеюсь, я своим выстрелом не помешал никаким планам Лорда Дэвида? – голос оказался низким и глубоким, почти дисгармоничным с довольно хрупким видом его обладателя. Он был даже почти на голову ниже самого Кэртиса. – Мне показалось, что сложилась несколько затруднительная ситуация.

– Было немного, – кивнул Повелитель Черной Ложи. – Знаете, не люблю, когда мне горло перерезают, особенно с утра пораньше. Но позвольте узнать, что делает в отряде Дамира наследный принц Мирейи?

Губы лучника скривились в подобии улыбки:

– Узнали, Лорд Дэвид? А ведь мы встречались всего два раза на официальных приемах.

– Конечно, на вас нет того слоя макияжа, которым славился принц Лилиан Катани, да и вид не такой скучающий. Однако, я на память не привык жаловаться. – пожал плечами колдун. – Так что же случилось? Я так же никак не могу вспомнить среди Ваших увлечений стрельбу из длинного лука… Мало того, именно из этого лука.

Его собеседник опустил взгляд на лук, который держал в своих руках. Остальные тоже с интересом уставились на оружие, не понимая пока о чем идет речь. Но начало разговора уже интриговало неимоверно. Принц, или наемник, задумчиво кивнул сам себе:

– Все верно, за пятьдесят лет не все забывается. Тем более такими, как вы, – он поднял глаза. – Занятые войной с Талигом, Вы видимо упустили последние полугодовалые события светского мира, Лорд Дэвид. Полгода назад, в день именования наследника престолонаследия Мирейи, король Регил Катании отрекся от своего старшего сына, как от наследника и как от своего сына. Теперь у Мирейи три принца. И наследника зовут Кириан. Мое личное мнение – из него получается более подходящая кандидатура на роль короля, чем из непутевого принца Лилиана. Так что перед вами теперь простой лучник отряда наемников Дамира – Лиан, к вашим услугам, – и он подчеркнуто вежливо полонился.

Лорд Дэвид задумчиво покачал головой:

– Надо же, как сильно я отстал от жизни. Но принц, или простой лучник с очень не простым луком, я тебе должен. Какую награду ты желаешь?

Юноша вздохнул и с внезапной горечью заметил:

– Выкупить мой контракт у Дамира?

Кэртис, внимательно следивший за разговором, сам не заметил, как качнул головой. Ссорится с наемниками из-за одного мальчишки? Тем более Дэвид и так бы не умер.

Но, похоже, у его господина было другое мнение. Он хитро прищурил золотые глаза и вкрадчивым голосом поинтересовался:

– За простое избавление от головной боли, коей был Сакур?

Сапфирово-синие глаза вспыхнули:

– А за что?

– Владелец лука Станислава… Это многое говорит мне. Возможно…

– Вы думаете?…

– Я знаю предел своих притязаний. Поэтому, я могу лишь надеяться, – перебил его колдун. – На Эмире много чудес случается. И я не считаю, что одно из них безвозвратно растворилось в небытие просто так.

– Ты что-нибудь понял? – тихо шепнул генерал своему командующему.

Тот качнул головой, от чего дрогнул пушистый кончик его косы. Он только понимал, что Дэвид собирается заключить с этим пареньком Сделку. И его единственным мотивом служит этот огромный, с черным узором по синему, лук.

Наемник долго молчал, а потом глухо спросил:

– Тебе нужны открытые врата города?

– О большем я и не прошу, – развел руками Лорд Дэвид, словно не заметил перехода на "ты".

Кэртис бросил суровый предупреждающий взгляд на своего генерала, который явно открыл рот, чтобы откомментировать. Происходило нечто, что можно было назвать чудом. Похоже, Дэвид в очередной раз подтверждает свою удачливость. Он, несомненно, был убежден, что стоящий напротив него наемник сможет совершить чудо. Талиг на протяжении сотен лет находился под божественным покровительством Венуса, бога торговли. Венус позволил городу процветать и богатеть, защищая от посягательств нападающих. Именно из-за этого божественного покровительства, они уже полгода торчали под стенами Талига. И никакая магия не помогала.

Лучник поднял голову:

– Я не могу дать ответ прямо сейчас. Мне нужно немного времени и…

– Что еще? – голос Лорда Дэвида приобрел почти деловые интонации.

Ответ ошарашил всех троих.

– Лента из косы вашего командующего.

– Но зачем? – искренне удивился Кэртис.

– Она – зеленая, – пожал плечами юноша и шагнул к распростертому на траве телу мимо них. Брезгливо перевернул труп ногой и присев на корточки, деловито обломил кончик стрелы, вышедший из затылка покойного князя. Снова перевернул тело и выдернул древко из глазницы.

Только впечатлительный генерал вздрогнул от хлюпающего звука, с которым вышла стрела.

– Кэртис, – Повелитель Черной Ложи смотрел на своего стратега и главнокомандующего пристально и строго.

Тот вздохнул и покорно начал расплетать косу, попутно заметив:

– Надеюсь, это стоит того. Эта лента моя любимая. Мне её мама подарила.

Генерал фыркнул, а лучник рассеяно ответил:

– Стоит, пушистый, стоит. Твой господин знает, о чем просит…

– К-как ты меня назвал? – аж начал заикаться командующий.

Его повелитель тихо хмыкнул. А наемник моргнул, словно, просыпаясь и поклонился:

– Простите, Ваша Темность, с языка сорвалось, – а глаза все же насмешливо блестят. – Я, таким образом, дома с котом разговаривал. Вот и не удержался…

– Какая наглость, – вперед выступил генерал, явно сдерживающий порывы смеха. – Сравнивать нашего великого командующего с каким-то простым котом.

Сапфировые глаза погрустнели:

– Хороший был кот, генерал. Молодой, энергичный. Мне его мама подарила на день рождения, когда мне десять лет исполнилось. Вот только, когда мне исполнилось тринадцать, его затравили на охоте егеря короля Регила. Ему показалось забавным, поохотиться на пантеру…



И генерал, и командующий словно окаменели

Лорд Дэвид забрал ленту из рук Кэртиса и молча протянул её бывшему принцу.

Тот принял её, поклонился и зашагал прочь.

– Наследный принц и его отец Регил были не просто не в ладах друг с другом, – тихо заметил, наконец, колдун, когда Лиан почти скрылся из вида. – Никто не мог понять, как вообще смогло выжить это создание рядом с отцом, который всеми фибрами души ненавидел подобное. Принц славился своими эпатажными выходками и подражанием Восточному Идеалу. Он носил роскошные наряды, красил лицо, презирал воинское искусство и меч. Меня в свое время разобрало любопытство. Я ведь встречался с Регилом. Тот еще тип тяжеловесного диктатора-ублюдка. Такого сына он должен был придушить еще при первых же признаках отличия от других. Во всяком случае, выбить дурь точно, только в защиту чести своей семьи… Какой же силой нужно было обладать, чтобы противостоять своему собственному отцу, когда никто не может и не смеет защитить.

– Это только твое мнение? – Кэртис теребил растрепанные пряди длинных темных волос.

– Я долго живу на свете, – повелитель Черной Ложи вздохнул. – Его выдавали глаза. Я был удивлен, но кажется никто, кроме королевы не имел представления, что же представляет собой принц Лилиан. На нем уже тогда чувствовалась печать богов.

– Это все каким-то образом относится к моей ленте? – осведомился Кэртис.

– Тс-с… не спугни удачу, мой пушистый друг, – приложил палец к губам его господин. Золотые глаза были задумчивы.


Я перебирал мягкие золотистые волосы, пропуская их сквозь пальцы, и разглаживал гребнем.

Лейла мурлыкала. Она сидела верхом на бревне, болтала в воздухе босыми, перепачканными травяным соком ногами и жмурила глаза от удовольствия.

– Ты нашел ленточку под цвет моего платья, – заметила она.

Я улыбнулся:

– Сам удивился, как легко она мне досталась. Всего лишь за намек… И большая злая кошка отдала мне ленточку.

– Оборотни такие милые, – хихикнула она. – Особенно большие кошки.

– Это ты так говоришь потому, что Рой их не любит, – усмехнулся я и начал заплетать ей косу. – Мало кто с тобой согласится, что Лорд Кэртис из клана Пантер, главнокомандующий армией Черной Ложи – милый.

– Он отдал ленточку, – с непоколебимой решительностью отозвалась девочка тринадцати-четырнадцати лет в зеленом платье под цвет ленты, которую я взял у оборотня.

Толстая золотистая коса опустилась на вдоль спины, увенчанная бантом.

Она моментально развернулась ко мне лицом и серьезно посмотрела на меня:

– Скажи сыну Ролани-Барда, что ворота Талига будут открыты его войскам, а город будет лишен божественного благословения. Венус мне кое-чем обязан, а я должна Ролани. Он спел одну из самых правдивых песен обо мне…

Я вскинул бровь:

– Лорд Дэвид – сын знаменитого Ролани, Барда, певшего богам? Но он же пропал около восьми сотен лет назад! Это сколько ж ему лет!

Она хитро улыбнулась:

– А посчитай.

И исчезла.

Я задумчиво снял с гребешка два длинных золотистых волоса и дунул на них. Они рассыпались золотыми, тающими в воздухе искрами. Что ж, моя богиня всегда отличалась любовью к эффектным приемам.

Лорд Дэвид чуть-чуть подождет. Он этот город осаждает уже полгода. Подождать еще часик, ему не сложно. Я улыбнулся и занялся собственными волосами, длинные пряди которых могли соперничать по длине с косой Лорда Кэртиса.


– Отпечаток твоей ладони стоит на контракте, – холодно указал капитан на бумагу, лежащую перед ним. – Почему же командование темных готово пойти на конфликт с наемниками, только чтобы выкупить твой контракт? При том, что они заплатили нам золотом?

– Это Сделка. Моя и Лорда Дэвида, – спокойно отозвался лучник. – Мой контракт – это цена.

– Ты подписался на пять лет, – хмуро заметил капитан.

– Не я, – отозвался тот. – Вербовщик приложил мою ладонь к бумаге. Я бы поставил роспись. И Вы, капитан, это знаете.

Старый воин промолчал. Этот парень пробыл у них несколько месяцев. И капитан до сих пор не мог понять, как он очутился в его отряде.

Его лук и мастерство им владеть, вызывали настоящую зависть среди остальных. Владение двуручным мечом… это было что-то вообще выходящее за рамки обыденного. И в то же время он никак не мог освоиться с копьем и строевой подготовкой. А его манеры…

Капитан прекрасно был осведомлен, почему несколько его подчиненных пропустили несколько увольнительных. Драки между товарищами были запрещены Кодексом наемников, но никто и не жаловался. Потому что попытка изнасилования товарища наказывалась не простым изгнанием из рядов отряда, а пропуском через строй.

Но этот Лиан разобрался с проблемой сам. А по виду так и не скажешь. Невысокий, гибкий, почти худой. В полном облачении, с луком да еще мечом за спиной, он казался невесомым. Однако, как показала практика у парня недюжинная сила. И где только прячется? Ко всему прочему ходили слухи, что он со странностями. С какой-то мистической заморочкой.

Воин вздохнул. ЭТОГО ему не удержать, да и стоило ли? Одна сплошная ходячая проблема. Рядовой из него никакой.

– Как ты так промахнулся с вербовщиком? – уже спокойно поинтересовался он.

– Пьян был сильно, – отозвался лучник. – Не каждый день тебя от семьи по полному ритуалу отлучают.

Наемник кивнул. Это многое объясняло. Он взял бумагу в руки и порвал её на несколько частей, демонстрируя собеседнику.

– Запомни, теперь тебе нет пути в мой, или какой другой отряд. Наемники не примут того, чей контракт выкуплен.

Тот пожал плечами:

– Ничего страшного, капитан. У меня другой путь. Наемники и армии – это не то, что ждет меня.

– Подашься к Темным?

– Нет, – отрицательно качает головой. – Не поверите, но меня зовет религия.

Воин вскинул бровь:

– Религия? Тебе действительно не с нами…

– Именно религиозная Сделка освободила меня от контракта, – улыбнулся лучник. – И связала с Лордом Дэвидом, – он помолчал и внезапно добавил. – Капитан, готовьте людей. Завтра Темные возьмут Талиг.

С этими словами он развернулся и вышел. А капитан поворошил обрывки бумаги на своем столе:

– Боги, которым мы служим, бывают разными…

Он не секунды не сомневался, что увидит своего бывшего подчиненного в завтрашней битве.


Лилиан… Лиан… Ли… пела моя богиня в моей крови, когда меч опускался и поднимался обагренный кровью. Каждый убитый мной лишался своей предначертанной судьбы. Его душу забирала себе в чертоги Лейла, богиня Ночи и Охот. В следующем своем перерождении ни один из них не сможет быть человеком. Лейла отпускала своих пленниц в Ночь, создавая или возрождая легендарных прекрасных или ужасающих чудовищ или просто животных. Она не очень любила людей, но и не ненавидела. Ею всегда двигало чувство парадокса. Поэтому я и стал её жрецом. Внук и правнук тех, кто почти полностью уничтожил её культ на Эмире.

Я же собирался этот культ возродить.

Не из чувства справедливости, нет. Просто я любил свою богиню. Эту девочку, и ту, что пока спала, затаившись на время под этой обманчивой оболочкой.

Она стала моей семьей и моим единственным другом.

И она пела, когда я убивал во имя её и для неё.

Город пал, как я и обещал Повелителю Черной Ложи. Город, который оскорбил Лорда Дэвида, надеясь на божественную защиту. А упрямый колдун все же решился объявить войну. Он и раньше славился тем, что совершал невозможное. Сегодня о нем сложат новые песни и легенды.

И вряд ли мы с Лейлой будем там упомянуты. Наш путь только начинался. И мы с моей богиней были не против. После шестидесяти лет почти полного забвения, тщеславие Лейлы изрядно поубавилось в размере. Она выжила и собиралась возродиться в своем новом виде, новом блеске и славе. Она получила хороший урок.

Я отбил удар меча и развернулся, позволяя лезвию собственного упасть вниз. Кровь забрызгала мне рубашку и лицо. Я облизал губы, чувствуя солоноватый привкус. Никогда раньше мне не доводилось принимать участия в таких битвах. Принцу не положено, а принцу Лилиану и вовсе. Его тошнило при одном упоминании крови. У наемников все это время я был на обучении.

Так что на самом деле этот поток крови был первой моей настоящей данью Лейле.

Я моргнул, стряхивая капли крови с ресниц, и встретился взглядом с зелеными кошачьими глазами. Пронзительными и ясными глазами настоящего хищника.

+ Глаза судьбы…+ мурлыкнула Лейла. + Лента связала вас… и не вернуть ничего. Так как лента у меня в волосах. Она уже не принадлежит никому из вас +

+Что? +

+ Потом поймешь, Ли, + рассмеялась она. + Потом…+


Кэртис смотрел на гибкую фигуру, облаченную в черные одежды, украшенные странным синим узором. Один размер лука наталкивал на мысль о силе его хозяина, но то, что видел сейчас оборотень, даже пугало.

Орудующих двуручным мечом одной рукой, командующий Темных мог пересчитать по пальцам одной руки. И все они отличались довольно крупной комплекцией. Юноша впереди развернулся, и меч упал, разрубая нападавшего пополам. Мечник поднял голову, и Кэртису показалось, что его затягивает в эти сапфировые омуты эмоций, магии, силы и… тоски.

+ Судьба + – шепнул девичий голосок в его сознании. – + Он может дать тебе то, что ты не смог найти даже с Дэвидом. +

На какое-то мгновение, оборотень оказался в оглушающей тишине, а потом его снова выбросило в шум погибающего под мечами и магией Талига.

Человек, который подарил им этот город, поклонился, развернулся и зашагал прочь. И каким-то шестым чувством Кэртис догадывался, что направляется он в сторону храма Венуса. Того самого бога, что не оправдал надежд жителей города.

Командующий покачал головой, этот парень его заинтриговал. От его запаха, шерсть вставала на загривке дыбом, если бы он находился в своей животной форме.

Этот изгнанный принц наслаждался битвой и вкусом крови. Но совсем не пах безумием. Здесь было что-то иное.

Да еще этот странный голос…


Я чувствовал мягкую поступь позади и взгляд зеленых глаз. Я почти видел, как качается кончик его косы в такт скользящим шагам.

+Лейла? +

Тихий смешок был мне ответом. Моя богиня увлеклась какой-то игрой, в которую включила и меня. Что ж… я был не против. Давно пора было чему-то начаться.

Я поднял голову и посмотрел на храм Венуса, возвышающийся на главной площади Талига.

Двери храма были плотно закрыты.

+ Иди, + шепнула богиня. + Венус подарил эти души мне. +

Я кивнул и начал подниматься по лестнице. Никто меня не удерживал и не пытался помешать. Наконец, я протянул руку и коснулся кончиками пальцев дверей храма. Высокие тяжелые створки распахнулись, словно ждали только меня. Возможно, так оно и было на самом деле.

На меня набросилось сразу несколько человек. У Венуса был большой и просторный храм, там было, где развернуться.

Кто-то кричал. Кто-то молился. Я чувствовал привкус чужого страха. Он слегка кислил.

И когда я остановился, наступила оглушающая тишина.

Всхлипнула какая-то женщина, и я взглянул в сторону испуганной толпы, состоящей из безоружных женщин и кучи детей.

– Брысь отсюда! – приказал я им.

Они бежали, словно морская волна выплеснулась на берег, но ни единая капля не коснулась меня и моей одежды. Они обтекали меня стороной, выгибаясь. Великая вещь – страх. В их глазах я выглядел чудовищем.

И лишь один старик остался стоять у алтаря, залитого кровью служителей.

Он щурил подслеповатые глаза и молчал.

Я шел к нему, переступая через трупы, и замер, когда остановился прямо напротив, выжидая.

Старик покачал головой:

– Не думал я на своем веку удостоиться чести – встретить в наше смутное время кого-то из жрецов Лейлы.

+ Убей его! + Лейла смеялась. + Венус подарил мне и его душу тоже! +.

Я посмотрел на старика, на меч в своих руках и… медленно положил его на пол. Для верности еще и прижал лезвие подошвой сапога.

В выцветших глазах старика появилось недоумение, а за его спиной на алтаре появилась девочка в зеленом платье. Детский голосок возмущенно взлетел к расписному потолку храма:

– Ли! Что ты делаешь?! Он мой!

Я покачал головой и укоризненно заметил:

– Во-первых, ты испачкала платье; во-вторых, растрепалась вся.

Она ойкнула и взлетела в воздух. Однако было уже поздно. Кровавые пятна безнадежно испортили подол платья.

Я же продолжил:

– И, в-третьих, девочки твоего возраста не должны быть такими кровожадными, злобными и мстительными. Их мальчики любить не будут.

– Ли! – обиженно взвыла богиня. – Он знаешь, сколько моих жрецов в свое время убил?! И не нужны мне никакие мальчики!

Я задумчиво приложил указательный палец к подбородку:

– Понятно, мальчики тебе не нужны, значит, жрецами станут одни девочки? Милая, я ж свихнусь с целой оравой дам!

– А насчет старика, – я пожал плечами. – Кто я такой, чтобы осуждать его? Он стар и его бог только что предал его. Разве ему не достаточно боли? Если бы мы встретились тогда, когда он был молод, тогда бы я еще подумал. Лучше мы с ним попозже встретимся… – я усмехнулся, глядя прямо в потрясенные глаза старика, – на поле битвы под названием "торговля", и посмотрим кто кого. А, Дитрих? – я подмигнул.

– Так ты знаешь меня… – Тон смотрел на меня, и в его глазах не было страха.

– Я много чего знаю, – отозвался я. – И еще больше узнаю в будущем.

Я перевел взгляд на свою задумавшуюся богиню:

– Госпожа, я бы на вашем месте срочно переоделся.

– Хорошо, – все еще обижено буркнула Лейла и её зеленое платье изменилось на тепло-желтое. – Так лучше?

Я тяжело вздохнул:

– Лучше. Пойду искать вам желтую ленту для волос.

– Две! – моментально просветлела она. – Хочу две косички!

– Как прикажите, госпожа, – я поклонился, скрывая улыбу, и заодно поднял с пола меч.

– Ты самый странный и необычный жрец Лейлы, какого я только видел, – Дитрих, которого когда-то, почти пятьдесят лет назад называли Убийцей Убийц, делал вид, что в упор не замечает мою богиню.

– Живи, старик, – я развернулся, чтобы покинуть это место. – Живи. То ли еще увидишь.

Моя богиня рассмеялась и растворилась.


Главнокомандующий темных сидел на ступенях храма Венуса среди трупов и играл с котенком, которого похоже совсем не волновало происходящее вокруг. Длинные пальцы щекотали пушистый живот и отскакивали, спасаясь от шустрых когтистых лапок.

– Неужели у Командующего армией, которая захватывает сейчас город, нет других дел? – искренне удивился я, останавливаясь ступенью выше.

Он поднял на меня зеленые глаза с узкими вертикальными зрачками:

– У меня куча генералов и заместителей, Лорд Лилиан. Справятся как-нибудь. Гораздо интереснее наблюдать за Вами, – он покачал головой. – Вот уж не думал, что увижу самую красивую богиню Эмира. Только песни почему-то забыли упомянуть, что она выглядит как ребенок.

– Долгая история, – вздохнул я. – И я не был никогда Лордом. Зовите лучше, как все – по имени.

– Лилиан? – вскинул он бровь. – Для меня слишком длинно. Я буду звать тебя Лиани.

– Лиани? – я задумчиво потерся щекой о плечо. – Звучит забавно. Так меня никто еще не называл.

Оборотень хмыкнул:

– Я всегда отличался оригинальностью мышления. Поэтому Дэвид и поставил меня командовать своими войсками. Кстати, как ответную услугу, можешь звать меня просто Кэртис.

– Что ж, Кэртис, – я спустился на несколько ступеней вниз, старательно следя за тем, что бы не наступить на хвост разыгравшемуся котенку. – Ты случайно не в курсе, где в этом городе можно найти две желтые ленты для волос?

Он рассмеялся:

– Пойдем, поищем. Знаешь, наверное, что коты весьма любопытные создания. А у больших котов – любопытство соответствующих размеров.


– А вы с этим юным жрецом Лейлы неплохо спелись, – заметил Дэвид.

Кэртис поднял гудящую голову со столешницы:

– Точнее спились, – простонал он. – Этот парень пьет вино, как воду. У него, небось, и головной боли никакой нет.

– Мои информаторы докладывают, – его повелитель усмехнулся, – что наш гость выполз из предоставленного ему шатра чуть ли не на четвереньках. И очень долго поливал себя водой из колодца. Видимо, вчера вы знатно повеселились.

– Главное, мы все же добыли эти две проклятые желтые ленты, – буркнул оборотень.

Колдун вскинул бровь:

– А ты помнишь где?

– Нет, – зеленые глаза насторожено уставились на собеседника.

Дэвид с огромным удовольствием сообщил:

– Вы поймали Ольгара Безумного, пришпили его к дереву. Ты в животной форме сверкал клыками у его горла, а твой собутыльник просто-напросто заломил этому медведю руки. Свидетели говорят, что более необычного зрелища никогда не видели. В общем, вы оба его настолько потрясли, что он отвязал с рукоятки своего меча обе ленты и отдал вам.

– Ленты его дочери?! – ахнул командующий и застонал. – Дэвид, прикончи меня сейчас. Я, по крайней мере, умру легкой смертью.

– Нет уж, – усмехнулся тот. – Живи и мучайся. Я потом как-нибудь найду, за что тебя убить. Когда вернешься…



Оборотень вскинулся:

– Вернусь? Я куда-то отправляюсь?

– Вчера ты заявил, что да, – кивнул колдун. – Лейла попросила тебя приглядеть за её слегка сумасшедшим жрецом, а ты не смог отказать богине. Причем она появилась у меня в шатре и подтвердила это, чем весьма потрясла мою хрупкую психику.

– Хрупкую, как же, – хмуро откомментировал его командующий.

– Не перебивай, – погрозил ему пальцев его повелитель. – Сразу я тебя не отпущу. Надо завершить некоторые дела. А потом ты догонишь этого жреца.

Кэртис внимательно посмотрел на своего повелителя и обхватил голову руками:

– Я этого парня знаю от силы сутки, половину из которых даже не помню.

– Но идти за ним тебя тянет, – мягко заметил Дэвид почти сочувственно. – Иди, Кэрт. Ты – молод и не только Черная Ложа является твоей судьбой. Мой отец сказал бы, что по стопам этого парня шагает Легенда. И ты можешь стать её частью. Мы все уже попали в новый виток судьбы. Наш мир – это мир, по которому свободно разгуливают боги. Это мир чудес. Жрец Лейлы, которого ты называешь Лиани, в самом центре этих чудес. И тебя угораздило попасть в водоворот. Даже мне не по силам вытащить тебя из него, – колдун хитро прищурил глаза. – А все потому, что ты сам этого не желаешь. Кстати, можно вопрос?

– Какой? – ошарашенный оборотень поднял глаза, ожидая уже чего угодно. Даже голова почти перестала болеть.

– Зачем вы притащили мне котенка? – Дэвид указал вниз, себе под ноги. Там о его сапог с тихим мурлыкающим звуком, действительно терся пушистый серый котенок.

Кэртис внезапно улыбнулся:

– А вот это я помню. Лейле стало его жалко и нам приказали его куда-нибудь пристроить.

– Ну, – Повелитель Черной Ложи покачал головой. – И вы двое по доброте душевной, решили, что лучше моего шатра места не найти?

– Мне показалось тогда это хорошей идеей, – пожал плечами командующий. – Ты так хорошо ладишь с кошками.

Колдун рассмеялся, подхватывая пушистый комок на руки:

– Что ж, кот, я вижу, ты уже пришел в себя немного. Это хорошо, так как, может, еще успеешь попрощаться со своим собутыльником. Он, говорят, седлает своего коня.


Отец не знает, что я увел с королевских конюшен лучшего коня во всей Мирейи. Ни один конюший не мог вспомнить, откуда этот конь. Зато я помнил. Мне его подарила Лейла.

Серый дымчатой масти, которого я назвал Призраком. Очень умная скотина, на что мне моя богиня иногда, хихикая, замечала, что знал бы я, кем он был в прошлой жизни. А кем, так и не сказала. Зараза, а не богиня.

– Уезжаешь? – осведомился голос за спиной, и я чуть не подпрыгнул. Еще никто не мог подкрасться ко мне неслышно, как это проделал оборотень.

Я обернулся и укоризненно заметил:

– Сначала споили, а теперь решили и до инфаркта довести?

– Тебя доведешь, – широко усмехнулся он. – Согласись, мы славно погуляли вчера. И ленточки нашли.

Я церемонно поклонился:

– Лейла благодарит тебя, о пушистый зверь с острыми клыками.

Он так же официозно ответил поклоном, и внезапно как-то стал серьезнее:

– Знаешь, до сих пор не могу поверить, что вживую видел богиню.

Я усмехнулся:

– То ли еще будет. Она твердит, что та зеленая лента, которую я взял у тебя, теперь связала наши судьбы.

– Мне сказали то же самое, – кивнул он черноволосой головой. – Подозреваю, что наши дорожки скоро снова пересекутся, жрец.

– Не удивлюсь этому. И знаешь, оборотень, я буду только рад этому.

Зеленые глаза сверкнули:

– Куда ты сейчас?

– В Парис. Нанимать корабль.

– Но зачем?

– Нужно встретиться с одним пиратом, – улыбнулся я его удивлению. – Лейла намекнула, что эта встреча нужна ей. Да и мне пригодится.

Оборотень хмыкнул:

– Пират – жрец. Неплохо звучит.


Когда Призрак вынес меня далеко за пределы видимости лагеря Лорда Дэвида, я оглянулся. Оборотень заинтриговал. С ним было легко. Но я привык к свому эмоциональному одиночеству. Я и моя богиня. Больше никого в этом круге.

– Боюсь, тебе придется смириться с некоторыми изменениями, – тихо заметила Лейла, появляясь в седле, чуть впереди меня.

Я взглянул на её макушку, ожидая продолжения.

– Круг расширяется, – две толстые золотые косы с новенькими желтыми лентами покачивались в такт движения коня. – Камень брошен, и круги, расширяясь, бегут по воде и исчезают, когда границы уже не нужны.

Я хмыкнул:

– Слишком мудро для меня, о Великая и Многоумная.

Я чувствовал её улыбку:

– На море ты не сможешь этого отрицать. Ли, море – это вне времени и пространства. Там раскрываются души.

Я слегка дернул её за косу:

– Слишком много "будет" и умных слов, моя госпожа. Давай пока жить сегодняшним днем, а там посмотрим.

Она хихикнула и исчезла.

Я тронул поводья, и Призрак облегченно рванул вперед. Ему надоел размеренный шаг.

Глава вторая. Мечта пирата.

Я стоял, спрятавшись за гобелен. Это была моя любимая игра во дворце. Ни один слуга не мог отыскать меня, а я мог видеть многое из того, что происходило вокруг.

Я был наследным принцем королевства Мирейи. Мой отец – великий король и знаменитый воин, но до десяти лет я практически его не видел. Меня воспитывала мать и куча учителей-наставников.

Мое имя Лилиан Катани. Моя мать не стала дожидаться отца, который находился в одном из своих походов, и назвала меня сама.

Отец появился в моей жизни, когда мне исполнилось четыре года, и всего через два месяца снова отправился в Прибрежные Королевства. И так было всегда. А теперь он вернулся, и наша жизнь превратилась в кошмар.

Отец считал, что меня избаловали, воспитали в корне неверно, но он согласился оставить меня пока в покое, подарив меня матери, когда родился мой брат Кириан. Сейчас ему десять, но даже мама не всегда знает, что он думает. Его глаза всегда были такие серьезные. У меня ещё появился брат Крис, а с недавнего времени в детской начал кричать самый младший – Кирилл. Мама всегда рожала мальчиков. Именно поэтому мой отец позволил ей некоторые слабости и давал поблажки. Остальные его любовницы и наложницы рожали сплошь девочек.

Все это я узнавал из разговоров слуг и воинов, когда те думали, что никто их не слышит. Я хорошо знал о жестоком и холодном характере отца и довольно часто в последнее время видел его проявления.

Сейчас я спрятался снова, так как видел, что в эту сторону направляется мой король-отец. И за собой он почти волоком тащил маму. Раньше я уже видел несколько подобных сцен, но никогда не знал, что происходит в этих комнатах. Мама потом всегда становилась очень молчаливой, и в глазах у неё горели горечь и боль. Отец явно обижал её.

Я покрепче сжал меч. Если он будет бить маму, я убью его. В свои четырнадцать я неплохо владел мечом, что отмечали все мои наставники. И я любил проливать кровь, но никогда об этом не говорил, так как знал, что мама очень расстроится. Да к тому же я пытался подавить в себе это чувство, думая, что оно во мне от крови отца.

Внезапно хлопнула дверь, и послышался звук задвигаемого засова, а так же всхлипывания мамы.

– Я говорил тебе, чтобы ты не смела мне перечить! Никогда! Особенно при других! – голос моего отца был полон угрозы.

– Но они были и моими подданными, – слабо, но решительно возразила мама, – Я правила ими, пока тебя не было, муж мой.

– Ты разболтала их! Твое дело рожать детей, а не править!

Я чуть отодвинул тяжелую ткань, чтобы видеть родителей и то, что происходит.

Отец возвышался над матерью, которая стояла на коленях, сжав кулаки и сдерживая слезы. Глаза сверкали. Я гордился ей. В этот момент отец ударил её:

– Ты снова забыла своё место, женщина!

Я вздрогнул и сжал пальцы на рукояти меча.

– Н-не надо! Регил! Нет! – в голосе матери послышался страх.

Я задрожал, услышав рычание отца. Это был голос не человека, а какого-то дикого зверя.

Треск ткани и крики матери чуть было не заставили меня вылететь из-за гобелена, но в этот момент она замолчала, а то, что я увидел, настолько шокировало меня, что я не мог пошевелиться.

Я знал, что мои родители не любят друг друга, но никогда я не подозревал, что все еще хуже, чем я думал. Я даже подумать не мог, что это настолько отвратительно и мерзко. Мой отец насиловал мать. Теперь я знал, как был зачат я и мои братья. Мама заплакала.

– Помолчи, – рыкнул отец. – Надеюсь, ты усвоила урок?

– Уходи! Пожалуйста, оставь меня, – простонала она.

– Ты жена мне и должна повиноваться, – он снова наклонился над ней.

– Нет! – этот крик, полный отчаяния и безысходности, заставил меня выйти из оцепенения. Я с криком ярости кинулся на отца.

Я способен был убить его в этот момент. Я жаждал его крови, но… он был сильным и опытным воином, мужчиной с недюжинной физической силой, а я всего лишь четырнадцатилетним мальчишкой. Мой меч отлетел в сторону в мгновение.

– Ах ты, щенок! – на моем горле сжалась железная хватка.

– Отпусти его! – страх за меня вытеснил у мамы её собственный страх и боль. Она вцепилась в руку, сжимающую моё горло, – Лиан! Мальчик мой!

Я начал задыхаться, но все же смог прохрипеть:

– Не… смей… трогать… маму…

– Сопляк! – отец совершенно не контролировал себя. – Она моя жена и собственность! Как и ты!

Его глаза сверкнули:

– Давно пора тобой заняться! Твоя мать избаловала тебя!

– Нет! – мама уже почти шептала от ужаса. – Регил! Не делай этого! Он же твой сын!

Я почти ничего не чувствовал, сознание уплывало. Но всё же я расслышал звук удара и последующие молчание мамы. Я осознал, как отец отпустил моё горло и поставил меня на колени. Я жадно дышал, когда меня пронзила боль… Обжигающая боль между ягодиц… До меня не сразу дошло, что со мной происходит, и я попытался дернуться. Жестокая рука схватила меня за волосы, а тело содрогалось от болезненных толчков. Я понял… и едва сдержал крик, до боли прикусив нижнюю губу.

Широко раскрытыми глазами я смотрел на беззвучно плачущую маму. Она уже ничего не просила, только с потусторонним ужасом смотрела.

Боль отступила под натиском чувств, оставляя лишь пустоту и унижение. В этот момент я понял, как сильно я ненавижу своего отца. Всей своей душой, которую он сейчас насиловал вместе с телом. И в голове билась лишь одна мысль, я должен был освободиться от него любым способом! Любой ценой!

Его хриплое дыхание участилось и он с протяжным вздохом, наконец, освободил меня. Я не шевелился, осознавая, что только что мой собственный отец изнасиловал меня на глазах у моей матери, как мальчишку-наложника!

Хлопнула дверь и моя мать осмелилась подползти ко мне и попытаться обнять… Я отстранился, словно издалека слушая её голос:

– Лилиан! Мальчик мой! Сынок! Лилиан!

Наконец, я поднялся на ноги, ощущая себя как в тумане. Надел брюки и вышел. Я сам не знал куда шел. Лишь потом я узнал, что люди шарахались при виде моего искаженного в гримасе лица. Никто не знал, что произошло.

Я помню боль, помню, как вышел из дворца и оседлал коня. А дальше лишь ветер в лицо и безумная скачка. И эта усиливающаяся боль, терзающая все мое тело. Только в этот момент я позволил себе заплакать.

Очнулся я далеко за пределами дворца и самого города. Каким-то образом я оказался в лесу, куда до сих пор не осмеливался въезжать. Я обнаружил себя на поваленном бревне среди каких-то развалин. В лесах такие встречаются, обычно это капища или храмы забытых богов. Мой конь пасся неподалеку.

Плакать я уже больше не мог. Внутри царила оглушающая пустота. И приглушенная боль ворочалась в истерзанном теле. Но это было уже не важно.

– Привет!

Я поднял голову и равнодушно взглянул на босую девчонку, непонятно каким образом появившуюся передо мной. Короткое зеленое платье и взлохмаченные непричесанные светлые волосы. Цвет глаз никак не определялся. То ли зеленый, то ли голубой, то ли серый, а может быть желтый. Они смешались в её глазах.

– Кто ты? – равнодушно поинтересовался я.

– Богиня Охоты и Ночи, Лейла, – присела она в реверансе.

– То-то такая лохматая и растрепанная, – я не мог заставить себя даже улыбнуться.

Она шмыгнула носом:

– У меня твой дедушка всех жрецов перебил. И теперь некому обо мне заботиться.

– Запредельная жестокость – это у нас семейное, – угрюмо отозвался я, особо не интересуясь, откуда она знает, кто я.

– Тебя обидели? – её ладошка легла мне на плечо.

Я поднял глаза и… утонул в её взгляде. Её глаза… Они оказались прохладно-зелеными и тепло-золотыми одновременно. И… я рассказал ей все. Я плакал у неё на коленях, а её пальцы гладили мои волосы. Она ничего не говорила, но я чувствовал, как что-то теплое разливается в моей груди. И пустота вместе с болью растворялись, тело, словно очищалось вместе с душой.

– Давай, ты будешь моим жрецом, – тихо прозвучал её голосок, когда я затих. Я поднял голову и взглянул на неё. Почему-то я поверил ей. Она действительно была богиней… Её силуэт вырисовывался на фоне звездного неба. А я и не заметил, как на мир опустилась ночная мгла.

Я сел:

– Что мне нужно будет делать? Жрец из меня…

Я угадал её невидимую улыбку на губах:

– Я люблю кровь. Все, кого ты убьешь, находясь у меня на службе, попадут в мои чертоги, где их души я использую по своему усмотрению. Например, возрожу каких-нибудь животных, которых истребил человек. Так же твоя служба будет совершаться и в тот момент, когда ты влюбишься или просто одаришь кого-нибудь своей любовью.

– Ничего себе! – поразился я. – И это все?

– Ну… – смутилась она и жалобно сверкнула глазами. – Ещё… ты не заплетешь мне косички?

И все, что случилось за этот день, вся боль, унижение, страх и пустота исчезли под натиском моего смеха. Такой богине я был готов служить вечно.

– Ура! – захлопала она в ладоши. – Ты согласен!

Я даже отыскал расческу и, используя зажимы с собственных волос, заплел ей косички.

– Какой ты красивый, – восхитилась она, коснувшись моих распущенных волос.

Я помрачнел, вспомнив утреннюю сцену.

– Опять расстроился, – огорчилась богиня и взяла меня за руку. – А ну пойдем, я тебе кое-что покажу.

Я покорно поднялся с травы и направился за ней.

Лейла привела меня в развалины и остановилась перед каким-то камнем.

– Отодвинь.

Когда камень под моими усилиями дрогнул, она бросилась мне на помощь. Вдвоем мы его сдвинули, и я ахнул. Под камнем лежали двуручный меч великолепной ковки и черный лук с колчаном стрел, оперение которых было странного синего цвета.

– Это мне?!

– Раньше это принадлежало моему верховному жрецу, – пожала она плечами, – я думаю, что через несколько лет ты будешь способен поднять этот меч и натянуть этот лук. Так что приходи сюда почаще. Меч к тому же нужно почистить и наточить.

Я неожиданно поцеловал её в щеку.

– Ух ты!! – расцвела она.

Спал я, укрывшись плащом, а богиня пела мне тихим голоском какую-то странную убаюкивающую песенку. Всю ночь мне снились яркие сны.

Утром, проснувшись, я не обнаружил рядом с собой девочки-богини. Но то, что все это не было сном, доказывали меч и лук, лежащие рядом.

В голове царила ясность. Я привел себя в порядок, оседлал коня и поехал домой.

В голове крутилась мысль о свободе. Таким как отец мне становиться не хотелось, но, живя под его властью, мне будет стоить это огромных усилий. Нужно было найти выход.

У меня начал вырисовываться план, который мне нравился все больше и больше. В город я въехал с улыбкой на губах.

Со своими родственниками я начал разговаривать лишь через два месяца. Но к тому времени ни отец, ни мать уже не могли ничего изменить. Я занялся изучением искусства макияжа и моды. Я учился заботиться о своей коже и теле. Мне нравилось это, так я действительно становился красивее. И ещё я становился воплощением всего того, что отец ненавидел в мужчинах. Он не мог больше прикоснуться ко мне. Я научился ускользать от него, я пропускал его речи мимо ушей. Но, несмотря на его взрывной характер, Лейла хранила меня. Ей чрезвычайно нравилась моя идея. И это была ещё одна моя тайна.


Я таки пропустил абордаж нашего корабля. И ладно бы по какой-нибудь уважительной причине. Я его просто-напросто проспал!

Лейла сообщила мне, когда и какой корабль будет захвачен нужным нам пиратом. И мне пришлось сутки напролет скакать, погоняя Призрака, чтобы успеть на него. Пришлось еще закатить скандал в лучших традициях принца Лилиана, после чего капитан, скрипя зубами, все же принял меня на борт. А мне пришлось еще на некоторое время оставить старую привычную маску.

Ясные глаза капитана при каждой встрече рассказывали мне, с каким бы удовольствием он спустил меня за борт, и желательно, чтобы в этот момент там кружила парочка акул.

Когда-то, во дворце моего отца, такие взгляды меня изрядно развлекали, но сейчас я был слишком усталым и беспокоился за Призрака, которого пришлось оставить на берегу. Лейла конечно обещала о нем позаботиться, но все равно меня грызло чувство вины. Поэтому, отослав капитана томным движением руки и затребовав себе юнгу в слуги, я отправился отсыпаться.

Пришлось еще делать над собой усилия и распекать матросов за неправильно уложенные коробки с вещами, выгнать юнгу и просто упасть на кровать. А дальше была лишь сладкая тьма без сновидений. Захват корабля я проспал вчистую, как одурманенный.

Одно хорошо, хоть выспался.

Глаза я разлепил с трудом, и мысленно обругал себя. Я настолько устал, что не позаботился смыть макияж перед сном. Да и одежда вся измялась, так как выгнал юнгу до того, как он мог бы мне помочь раздеться. Хорошо еще сапоги я все-таки стянул.

Потянувшись, и почувствовав, что сон смыл с меня всякую усталость, я прислушался к кораблю. И сел. Корабль ощущался совсем по-другому, чем когда я вступил на его палубу. Что-то случилось.

Я поднялся с постели и сразу отметил, что дверь, которую я плотно закрывал за юнгой, приоткрыта. Кто-то заходил в комнату, пока я спал. И я не проснулся!

Решив не торопиться, я занялся собой. Что бы ни произошло, Лилиан должен появиться во всем своем блеске. На туалет ушло почти полтора часа. Лучника Лиана как будто и не было никогда. Зато принц Лилиан отражался в мутном зеркале именно таким, каким его знали при дворе короля Регила.

Именно принц Лилиан поднялся на палубу и встретился глазами с разноцветным взглядом самого настоящего пирата.

– С пробуждением, спящая красавица, – улыбнулись мне яркой белозубой улыбкой. – А я уж подумывал послать кого-нибудь разбудить тебя поцелуем.

Вокруг грохнули в заливистом ржаче, луженные глотки матросов.

– Не смотрите так растерянно, прекрасное создание, – продолжил все тот же нахал. – Вы проспали самое увлекательное приключение в своей жизни – захват пиратами вашего корабля!

От расстройства очень хотелось вмазать этому парню. Я действительно хотел посмотреть на пиратский абордаж.

– Но вы сильно не переживайте, – голос пирата отвлек меня. – У вас впереди еще масса приключений: плен у жестоких и злых пиратов, выкуп богатыми родственниками и счастливое воссоединение с семьей…

Я вздохнул и тоскливо посмотрел на свои руки. Вот что выдавало меня с головой. За полгода службы у наемников, в рядах лучников, ни о каком маникюре и ухоженных руках не могло быть и речи. Я сложил аккуратный кукиш и предъявил его нахальному пирату, с пояснением:

– Это на выкуп и радостное воссоединение с семьей. Денег у меня не слишком много. А из семьи меня изгнали по полному ритуалу. Так что пленник из меня невыгодный.

Улыбки медленно пропадали с лиц пиратов, а я ждал, что на это скажет их разноцветноглазый капитан.

– Убивать тебя тоже нет резона, – наконец, задумчиво заметил он. И внезапно просветлел лицом. – Придумал! Мы тебя продадим!

Одобрительный гул меня отнюдь не вдохновил.

– У меня предложение получше, – когда они чуть поутихли. – Возьми меня к себе лучником.

– Женщина на корабле? – округлил глаза.

Я снова вздохнул и таки ему врезал.


Сиган задумчиво разглядывал своего пленника, которого заковали так, чтобы особо не шевелился.

– Интересный ты парень, – наконец, заговорил он, удерживая на щеке холодную тряпку. – Мне пару зубов выбил, одному матросу глаз выдавил, второму сломал ребра, руки я не считаю. От последнего тебя едва оттащили, когда ты пытался перегрызть ему горло. Может, ты хоть имя свое скажешь?

Пленник поднял голову. Растрепанные волосы и потекший макияж создавали странное впечатление. Охрипший голос выдавил:

– Лилиан.

– Красивое имя, – одобрил Сиган. – Слушай, Лилиан, за что ты мне зубы выбил, я понимаю, но зачем было тому парню в горло вцепляться?

Тот мотнул головой, сбрасывая пряди волос с глаз, и кратко пояснил:

– Глаза похотливые.

Сиган вздохнул:

– Драться ты мастер, хоть на первый взгляд и не скажешь. Тебе что-нибудь надо?

– Умыться.

– Я юнгу тебе пришлю. Ты только пацана не пугай, его и так всего трясет.

Пленник промолчал.

– У тебя в каюте нашли меч и лук? Твои?

– Да.

– Значит, это было серьезное предложение насчет команды и тебя?

Сапфировые глаза впервые напрямую уставились на него, и этот странный парень, наконец, заговорил:

– Капитан, если бы я не был серьезен, я бы не предложил себя. Но когда меня принимают за женщину, боюсь, я становлюсь невменяемым.

– У тебя необычная физическая сила.

– Это семейное, – он сплюнул. – Сами не знаем почему. Мой девятилетний брат спокойно натягивает лук в два раза выше его.

– Тебя, правда, изгнали по полному ритуалу?

– Правда.

– За что?

Пленник хрипло рассмеялся, затем закашлялся:

– Дай воды.

Пират выбросил давно остывшую тряпку. Снял с пояса флягу и приложил к губам своего странного гостя.

Напившись, тот вздохнул и ответил:

– За недостойное своему положению поведение.

– Не понимаю, – нахмурился пират. – Если ты одним ударом выбиваешь мне зубы за намеки на твой внешний вид, то к чему весь этот маскарад?

Сапфировые глаза стали мечтательными:

– Это так ЕГО бесило…

– Кого?

Но Лилиан, похоже, закончил разговор. Он прикрыл глаза и заметил:

– Ты обещал юнгу. Я ужасно выгляжу.

Сиган выпрямился и покачал головой:

– И откуда ты взялся на мою голову?

Тот неожиданно ответил:

– А вот это не я тебе объяснять буду.

– И кто же?

+Я+ – шепнул девичий голос.

Капитан пиратов резко развернулся. На поребрике, болтая в воздухе босыми ногами, сидела девочка тринадцати-четырнадцати лет. Серые озорные глаза, две тяжелые косы цвета золота. А на ногах подтеки травяного сока.

– Привет, Сиган, – улыбнулась она. – Меня зовут Лейла. Не обижайтесь на Ли, у него просто плохое настроение. Он проспал ваше нападение, а ему очень хотелось посмотреть пиратский абордаж.


Его звали Сиган Клейорик. Команда называла его капитан Сиган. В Прибрежных Королевствах он был известен как пират Сиган. За его голову была назначена награда золотом. Сам он говорил, что любит море и свободу.

– И еще, Ли, – серьезно смотрел он на меня своими разноцветными глазами, – я люблю драку. Это упоение. Буря в крови. Драка – это свобода…

Я кивал, действительно понимая.

– Из-за этого чуть не подставил своего брата, подался в пираты, опозорил семью… Море – оно подобно драке. Здесь нет времени, нет пространства… Это тоже свобода.

Я понимал. Почти.

Одно я мог сказать точно, почему выбор Лейлы пал на Сигана. Мы были похожи. Его, правда, никто не изгонял из семьи, но сам Сиган полагал, что просто не успели, он сбежал раньше.

Нам было о чем поговорить.

Его первый и второй помощники – из прошлой жизни. Воины, которые не смогли оставить его. И решили, что пиратство – это не слишком большая цена за верность. В этом я ему завидовал.

Сиган успел побывать юнгой, простым матросом, поднялся до помощника, а потом он увидел "Быстрый". И влюбился в этот корабль, словно в женщину. Его капитаном он стал через три дня, перерезав горло предыдущему владельцу в честной дуэли.

И в первое же самостоятельное плаванье он умудрился отбить "золотой" корабль из конвоя Восточной Империи.

Его считали счастливчиком. На его корабль под его начало рвались многие…

Сколько раз его пытались убрать, Сиган уже и не помнил. Полагали, что он заключил сделку со смертью.

Я слушал и запоминал. Через него я видел море таким, каким видел его он.

И круги на воде становились все шире и шире.

И однажды я повторил свое предложение:

– Возьмешь меня в команду?

– Тебе придется быть простым матросом для начала, – его взгляд стал очень острым, пронзительным.

Я кивнул. На "Быстром" по-другому нельзя. Теперь я это понимал.

Но для начала…

Пальцы Лейлы коснулись синяка на щеке пирата, восстанавливая и излечивая. А мягкие губы коснулись его открытого лба. Я все еще помнил то обжигающее чувство, когда она проделала это со мной. Столько лет прошло, а, кажется, что это было несколько минут назад.

И три синих лепестка проступили над переносицей Сигана.

– Море – твоя стихия, – тихо произнесла девочка-богиня. – Завоюй её сердце для меня, мой жрец.

– Да, Моя Госпожа, – склонился в поклоне пират. – Я сделаю все, что в моих силах, и постараюсь сделать все сверх моих сил.

– Лилиан, мой жрец на земле, его вотчина суша. Ты станешь верховным жрецом на море. Пора напомнить миру о Лейле, – усмехнулась девочка и оставила нас одних.

Сиган подмигнул:

– С патетикой закончили, пора заняться более приземленными делами, матрос.

И столько ехидства было в его голосе, что я серьезно задумался о правильности своего решения. Я просто представил, что меня ожидает. Особенно после первого жаркого знакомства с командой.

– Терпи, матрос, – рассмеялся Сиган. – Капитаном будешь.

– И не собираюсь, – хмыкнул я в ответ. – А вот твоих канониров и лучников понатаскал бы.

– Ты в пушках разбираешься, Твое Высочество? – искренне удивился новый жрец Лейлы.

– В замке не мог оторваться от них, – сознался я. – Вообще, люблю все, что стреляет. Знаешь, как трудно было это скрывать?

– Еще расскажешь, я думаю. Занятный ты парень, принц.

– Ты тоже интересный тип, пират, – я взглянул на него. – Пойду знакомиться с командой. А то в морском деле твой юнга знает намного больше, чем я.

– Главное в горло больше никому не вцепляйся.

– Посмотрим на их поведение, – пожал я плечами.


Сиган с удивлением наблюдал, как принц не просто прижился в команде его отморозков, но и умудрился стать любимцем и талисманом. Его морские волки с удовольствием обучали новичка премудростям вязания такелажа, ползания по мачтам, надраивания палубы… Они засиживались ночами в кубрике, слушая его байки о бытности в наемниках и битве при Талиге.

Те, кому он сломал ребра при первой встрече, весьма уважительно попросили преподать им пару уроков его хитрой борьбы. А те, кто все же затаил обиду, запихали её как можно глубже после того, как новичок в одиночку установил парус. Его физическая сила просто пугала.

Он вежливо извинился перед матросом, которому пытался перегрызть горло, но попросил больше на него так не смотреть, и предупредил, что при малейших подобных поползновениях просто-напросто оторвет поклоннику все причинные отростки. Вопросов о его половой принадлежности и возможных наклонностях больше не возникало. Ну а то, что он пользуется косметикой… На море многие с причудами.

– Корабль на горизонте! Одиночка!

Сиган довольно улыбнулся:

– Курс на корабль! Готовсь к абордажу! Пленных не брать!

– Капитан, – рядом встал его первый помощник. – Вы уверены насчет пленных?

– Абсолютно, Иган, – безмятежно улыбнулся пират. – Те, кому это не понравится, в ближайшем порту смогут сойти на берег и поискать себе другого капитана… И, Иган…

– Да, капитан?

– Поставь матроса Лиана к лучникам. Если он действительно может стрелять из своего чудовища, то нам его стрельба может пригодиться. Снять рулевого с такого расстояния – задача не из простых.

– Не сложновато для новичка, капитан?

– Должен справиться. – Сиган дернул себя за прядь волос. – Должен.

И принц не обманул его ожиданий. Справился.

Длинные стрелы с синим оперением расцвели в глазницах человека на капитанском мостике и рулевого, еще до того, как 'Быстрый' приблизился на достаточное расстояние для лучников.

– Убойная сила! – в полном восторге хлопнул по плечу своего нового лучника капитан. И птицей взлетел на капитанский мостик. – Парни! Готовы к абордажу?! Ли! Бей каждого, кого сможешь достать своими стрелами!

Изгнанный принц кивнул, и его губы беззвучно шевельнулись. Сиган угадал:

"Тебе, Лейла."

Пират смотрел сияющими глазами на приближающийся корабль-жертву, который уже объяла паника. И вполголоса повторил:

– Тебе, Лейла.

+Спасибо, Сиган + мелодично отозвался девичий голосок.

Лилиан командовал поправку на ветер лучникам, и повелительные нотки в его голосе просто принуждали спустить тетиву:

– Бей!

Сиган повернул голову ко второму помощнику:

– Что канониры?

– Ждут приказа, капитан.

– Пусть ждут. Видишь, там уже кто-то организовался шустрый, умный и способный приказывать. Пушки надо приберечь. Усыпим внимание.

Они уже не в первый раз проделывали этот трюк. Порох – это редкость и ценность великая, как на суше, так и на море. И тот факт, что "Быстрый" оснащен целой батареей пушек, говорил о том, что его первый владелец был весьма богатым человеком, а Сиган весьма успешным пиратом.

Пушки на море обычно служили скорее для устрашения противника, чем для стрельбы. Тот, кто взял на себя организацию обороны корабля-жертвы, явно рассчитывал на этот привычный расклад.

Когда корабли сошлись фактически вплотную, Сиган кивнул своему помощнику:

– Пли!

Сквозь дым и грохот на палубу атакованного корабля волной хлынула толпа пиратов, вооруженных до зубов. И над ней, как приговор гремел приказ их капитана:

– Пленных не брать!


Ветер шевелил русые пряди волос, удерживаемые красно-синим головным платком. На лице капитана пиратов застыло мечтательное выражение.

– Тебя не смущает тот факт, что сегодня ты приказал вырезать около трехсот человек фактически просто так? – поинтересовался я. – Твои люди говорят, что раньше ты придерживался прямо противоположной тактики. Сегодня твою команду подстегивала Лейла, но я уже сейчас могу сказать, что с тобой останется лишь треть…

– Ничего страшного, Твое Высочество, – отозвался мой капитан. – Все равно пришлось бы набирать новую команду. А убийства… Лейла нашла, чем уговорить мою совесть. Я не слишком люблю людей, что бы страдать из-за их смертей. То, что я – убийца, я знал давно, просто держал эту жажду при себе. Поэтому и старался не убивать слишком много, чтобы не раззадорить свою жажду крови.

Я улыбнулся:

– Похоже, Лейла решила набрать у себя под крылышком настоящих безумцев. Чем она выманила твоего убийцу?

Сиган повернул голову и посмотрел на меня:

– Я люблю красивое, и достойное восхищения. Поэтому, например, не стал тебя будить, когда нашел спящим в той каюте. Что-то могло нарушиться в той картине, которую я увидел. – Он помолчал. – На этом-то меня Лейла и поймала. Ты любишь драконов, Ли?

– Драконов? – я удивился. – Никогда об этом не думал.

– А я ими болею с самого детства. Мне казалось такой несправедливостью то, что они исчезли. Стали лишь мифом на Эмире. Я рыдал, когда менестрели и сказители пели о героях, убивающих драконов. Мне хотелось вырасти побыстрее, найти хотя бы одного такого героя и убить его. Потому что те, кто убивает только ради подвига, недостойны жизни.

Я начал догадываться:

– Неужели Лейла предложила тебе возродить драконов?

Он покачал головой:

– Не пообещала, дала надежду. Но для этого нужно найти подходящую душу. Такую, которая может стать достойной возрождения в драконьем обличии. Наша госпожа говорит, что в глубоких расщелинах океана остались позабытые окаменевшие яйца морских драконов. Безжизненные, и потому брошенные… Но если в них вдохнуть жизнь и душу…

Я смотрел на пирата и видел, как из воды за его спиной поднимается призрачное видение.

Серебристая чешуя мерцала в лунном свете, белая грива струилась по воде пеной, а глубокие колодцы глаз чем-то напомнили мне самого Сигана.

Брызги воды и гибкое змеиное тело, мерцая чешуей, скрылось в ночной глубине.

– Такими они были, – шепнула Лейла, которая незаметно появилась рядом. Она стояла на цыпочках и заглядывала через борт. – И я постараюсь, что бы они снова бороздили воды океанов Эмира. Эмир станет их домом, и они не уйдут из этого мира, как их предшественники. Эта мечта достойна возрождения.

Я по-новому взглянул на Сигана.

– Думаю, он справится с твоим заданием, моя госпожа.

Сиган подмигнул:

– А матрос думать не должен, он должен максимально точно выполнять приказы капитана.

– Да, мой капитан, – улыбнулся я.

Глава третья. Первая ласточка.

Этот давний разговор припомнился мне, когда я засыпал с горящими от жара глазами. Мне тогда было семь лет.

– Мама, а принцы болеют? – спросил я тогда.

– Да, малыш, – потрепала она меня по голове.

– И я тоже?

– И ты. Но боги даровали тебе крепкое здоровье, поэтому ты никогда ничем не болел.

– Значит, и не буду. Раз боги защищают, – убежденно, как все дети в этом возрасте заявил я и, вырвавшись из материнских объятий, выбежал из комнаты, но я успел услышать её последнюю фразу:

– Дай-то боги. Боюсь только, что твои болезни будут пострашнее, чем у тех, кто болеет каждый день.


Капитан пиратского корабля "Быстрый" Сиган недоуменно смотрел на девочку лет тринадцати, которая сидела на бортике его корабля и болтала босыми ногами.

– Простудился? Лиан простудился?

– Я же говорила, что не нравится мне эта буря, – буркнула девчонка.

– Но ты же богиня, а он твой жрец! Он не может болеть!

– Ещё как может, – хмуро бросила Лейла. – Я же слаба сейчас. Я храню его, как могу, а если вдруг какая-нибудь бактерия пробивается, он падает как подкошенный. Как сейчас.

– Великие Шторма! – взвыл пират, – Я не знаю, что такое это бактерия, но надеюсь, он не умрет от какой-то простой простуды?

– Нет. Не позволю, – вскинулась Лейла. – И если ты выполнишь свой жреческий долг, то я даже смогу его вылечить.

– Но, по-моему, я и так убил достаточно, – удивился Сиган. – Разве нет?

Богиня замахала на него руками:

– Опять ты забыл! Я же богиня не только Охоты, но и Ночи, а ночь это вовсе не кровь и нечисть. Это страсть, любовь, похоть!

Пират чуть не сел на палубу, вытаращив глаза:

– Ты, что хочешь, чтобы я с кем-то переспал?

– Не обязательно, – покачала головой Лейла. – Мне нужны эмоции, а не сам процесс. Их выход, всплеск!

– Ну, знаешь, – протянул Сиган. – Посреди моря в данный момент я могу захотеть только одно существо, но это отпадает.

– Это ещё почему? – с любопытством осведомилась девочка.

– Потому что это я сам! – прорычал её собеседник.

– Действительно печально, – кивнула богиня. – А кто-нибудь из команды?

– С ума сошла? – возмутился капитан. – Голову я сейчас смогу потерять, если только вдруг женщину увижу, – он вдруг задумчиво взглянул на Лейлу, – Разве только ты примешь свой истинный облик, я слышал, что ты была одной из самых страстных и прекрасных женщин среди богинь…

– Даже не думай, – богиня отодвинулась. – В этом плане оба моих жреца мало работают, чтобы я имела хоть какие-то силы. Так бы с удовольствием. Но в данный момент я бесплотна для любовных игр.

– Неужели Лиан мало работает в этом направлении? – поразился пират. – Ведь он дьявольски привлекателен.

– Но предпочитает убийство и кровь, – вздохнула богиня. – Меня это конечно радует, но…

– Понятно, – задумался мужчина. – Что делать будем?

– Искать тебе женщину, – лукавая улыбка осветила её лицо.

– Что?..

– Корабль по левому борту!! – раздался крик смотрового.

– Ну, хоть что-то! – разгорелись глаза Сигана. Он ласточкой взлетел на капитанский мостик.

– Это корабль Лигана. – доложил ему Тарус.

– Маршала королевства Винил? – удивился его капитан, – Отлично. Готовь "Быстрого" к бою.

– Слушаюсь, капитан!

Губы жреца Лейла кривились в предвкушающей улыбке.


Я резко сел в постели. Голова кружилась страшно. Я ненавидел болезни. Чувствовать себя слабым и беспомощным – это был один из моих кошмаров. Мне нужно было быть сильным.

Все тело болело и ломило. Я снова опустился на постель. Лучше не дергаться. Жаль только, не поучаствую в бою. Судя по ощущениям, корабль шел на абордаж.

Я вздохнул и погрузился в сон. Проснулся я уже от веселых выкриков и песен. Значит все прошло удачно. Я довольно улыбнулся, Сиган, наверное, счастлив.

Внезапно мне показалось, что я услышал женский голос. Ничего себе.

– Привет, – рядом появилась жутко довольная Лейла, больше похожая на кошку, которая добралась до вкусненького. – Как ты себя чувствуешь?

– Отвратительно. Мне кажется или на борту женщина?

– Ревнуешь? – обрадовалась богиня.

– С чего бы это? – отозвался я. – Лейла, к кому? И потом женщины – так удивительны и прекрасны, и я бы хотел сейчас посмотреть на неё! А потом, скажи, кто может соревноваться с моей красотой?

– Ли. Я тебя обожаю! – богиня-девочка бросилась меня обнимать.

Я невольно вздрогнул, когда она сжала меня в объятиях.

– Ой, а ты позеленел, – озабоченно заметила Лейла.

– Кажется, я сейчас потеряю сознание, – заметил я и погрузился в темноту.


Сиган задумчиво смотрел на леди Силико, которая с задорной улыбкой обольщала его помощников. Иган уже расцветал улыбкой при одном её взгляде, Тарус ещё держался, но это явно было не надолго.

– Что же вы так молчаливы, маршал? – обратился он к сумрачному мужчине, который не принимал участия в беседе и ничего не ел.

– Кусок в горло не лезет, – хмуро процедил мужчина, сверкнув темными, почти бездонными глазами. – Зачем ты убил ВСЕХ моих людей?! Они же сдавались! Ты не пощадил даже юнгу! Мальчишку двенадцати лет!!

– Они все в чертогах Лейлы, – пожал плечами Сиган.

– Впервые слышу о твоей религиозности и о такой богине, – вскинулся маршал.

Сиган пригубил бокал вина, который держал в своих руках. Лишь после этого он задумчиво ответил:

– Просто раньше я не встречал богов, которым мог служить.

– Почему же именно забытая богиня Охоты и Ночи? – внезапно вмешалась леди Силико, которая уже некоторое время прислушивалась к их разговору.

– О, – удивился пират. – Так вы интересуетесь старыми богами?

– Я многим интересуюсь, – ослепительно улыбнулась она. – Но вы не ответили на мой вопрос.

Он поставил бокал на столик и улыбнулся ей в ответ, почти мечтательной улыбкой:

– Служение ей наполняет меня смыслом и наслаждением…

Он хотел добавить ещё что-то, но в этот момент подошел лоцман и что-то торопливо прошептал ему на ухо. Пират тут же поднялся:

– Прошу прощения, но меня зовут. Тарус и Иган о вас позаботятся.

– Долг зовет, капитан? – леди подперла голову руками и с любопытством смотрела на него.

– Нет, леди, дружба.

Сиган почти бегом бросился вниз.

– Дружба? – ядовито хмыкнул маршал. – А мне показалось, что он наслаждается только убийством.

Иган укоризненно покачал головой

– Ах, маршал, вы так плохо знаете нашего капитана. Дружба даже для пирата свята, а с тех пор как Принц заболел, он себе места не находит. Впрочем, как и вся остальная команда.

– Принц? – вскинула бровь леди Силико.

– Это один из наших лучников, – пояснил Тарус. – Наш талисман.


Я услышал шаги и открыл глаза.

– Ты меня звал? – надо мной склонилось лицо Сигана.

– Ты там развлекаешься в обществе женщины, а я здесь помирай? – пожаловался я.

– Ну не всё так плохо, – вздохнул пират. – А то я думал, что ты зовешь меня уже к смертному одру. А ты всего лишь капризничаешь, – он улыбнулся. – Слушай, пожалуйся на что-нибудь, а?

Я попытался насмешливо фыркнуть, получилось слабо.

– Знаешь, мне здесь не хватает воздуха. Хочу увидеть море.

– Это я могу устроить, – радостно улыбнулся он и наклонился ко мне. Я чувствовал себя очень неуютно, пока он укутывал меня в одеяло. Какое странное чувство.

– Эй, а как же твоя гостья? – я попытался прогнать это ощущение куда-нибудь подальше.

– Подождет. В конце концов, она пленница на этом корабле, а мой царственный друг и собрат по вере, всегда должен быть на первом месте, – лукаво сообщил Сиган.

– Звучит двусмысленно, – сообщил я в тот момент, когда он подхватил меня на руки.

Он умудрился пожать плечами:

– Да неужели?

А через мгновение, я увидел небо, и вдохнул морской воздух.

– Сколько ещё? – тихо поинтересовался я.

Он понял меня с полуслова.

– Немного, – Сиган облокотился на поребрик, усадив меня так, чтобы я видел морской простор. – Лейла сказала, что уже начала растить драконье яйцо.

– Маленький морской дракончик, – восхищенно прошептал я.

– Это и есть ваш друг, капитан?

Дрожь пришла изнутри, такая сладкая, что стало больно. Этот голос, такой глубокий и завораживающий. Его сила… Я поднял глаза и утонул в морской волне её взгляда, соперничающего по глубине с самим морем, где затаилось что-то таинственное и… смертельно опасное. Темные волосы каскадом обрамляли её невероятно красивое лицо, совершенное… Кожа напоминала холодный белый мрамор, а главное я впитывал её голос и чувствовал, что схожу с ума. Он завораживал. Затягивал, обещал…

Я повернул голову и тихо спросил у Сигана:

– Кто это?

Тот как-то непонятно посмотрел на меня.

– Это один из моих военных трофеев – леди Силико. А мужчина за её плечом – это маршал королевства Винии – одного из Прибрежных Королевств – Лиган. И он очень сердит на меня за то, что я убил всю его команду.

– У всех нас бывают неудачные дни, – пробормотал я, чувствуя наваливающуюся дурноту.

– Кажется вашему другу плохо, – сквозь туман я снова услышал этот голос.

– Лиан! – я почувствовал, как меня схватили за плечи и тряхнули.

– Не тряси, – простонал я умоляюще. – А то мне будет ещё хуже.

– Капитан, он теряет сознание, – кажется, это был Тарус.

Мое сознание уплывало от меня, терялось в морских глазах прекрасной женщины.


Сиган осторожно накрыл друга и ещё раз обругал себя. Нельзя было вытаскивать его на палубу.

– Не надо, Сиган, – Лейла положила на его плечо руку, легкую как бабочка.

– Я боюсь, моя госпожа, – тихо проговорил пират.

– И не только за Лиана, – заметила Лейла. – Ты боишься этой женщины.

– Что-то в ней есть непонятное. Пугающее. Но, одновременно, я безумно её желаю, – Сиган сел на край постели и обхватил голову руками.

Лейла легко коснулась его руки:

– Жрец мой, я дам тебе защиту. Иди и удовлетвори свою страсть и жажду.


– Ты убьёшь их? – Лиган смотрел на женщину.

Силико тихо рассмеялась:

– Ах, мой кровожадный маршал. Ты ненавидишь их за то, что он убили твоих людей. А ведь они и так бы погибли, только их убила бы я.

– Если бы это случилось, я ненавидел бы тебя, но Сиган успел первым, сирена. Так ты убьешь их?

– Скорее всего, – прошептала женщина. – Но, – она лукаво улыбнулась, – как только разберу все непонятные мне тайны. К примеру, этот больной лучник. Он не похож на простого человека, к тому же прекрасен как один из моего народа. А ещё упоминание Лейлы… Забытой богини… Знаешь, мой милый маршал, она очень важна для сирен… – она тихо рассмеялась, – Потерпи ещё немного. И ты умрешь вместе с ними.

– Леди Силико, маршал, – из теней выступил первый помощник пиратского капитана. Лиган чувствовал, что тот приглядывает за ними, и знает о каждом их шаге все это время. – Капитан просит вас присоединиться к нему на палубе.

Они покорно последовали за ним.

– Леди, – капитан склонился к руке женщины. – Не пугайте меня своими внезапными исчезновениями, я буду сильно разочарован, если потеряю вас.

– О, – она чуть наклонила голову. – Простите меня, капитан.

Её глаза, казалось, смотрели ему в душу. И внезапно леди Силико вскинула голову, словно на что-то решившись:

– Капитан, болезнь вашего друга сильно расстроила вас, могу ли я помочь вам?

– Леди? – удивленно взглянул он на неё.

Лиган мрачно улыбнулся. То, что он тоже умрет, его мало трогало, чувство мести будет удовлетворено.

– Я хочу спеть для вас, капитан.

– Спеть? – он удивился ещё больше, ещё ни о чем не подозревая. Сиган хотел было сказать что-то, но она не дала ему. С её губ сорвался первый звук, и все замерло вокруг. На корабль пришла другая реальность, состоящая лишь из одной песни, слов которой не понимал никто, но в этом и не было необходимости. Она обещала и манила тем, о чем каждый мечтал в своих самых сокровенных мечтах…

Эта песня, которую пела женщина, казалось, на самом деле пела душа слушающего. И Сиган понял.

– Сирена, – вывели беззвучно его непослушные губы.

Сирена пришла, чтобы погубить его команду и его корабль. Он почувствовал, как к его лбу прикоснулась прохладная рука, и наваждение рассыпалось искрами. Лейла позаботилась о своем жреце.

Пират огляделся.

Песня продолжала очаровывать, но его уже не трогали её посулы, он был жрецом Лейла и сам мог воплотись в жизнь свои мечты, и одарить страстью других. Он словно стал равен сирене, самому опасному существу морей.

Рядом раздался шорох. Сиган повернул голову и замер. Его любимый корабль был захвачен. Захвачен сиренами, пришедшими на зов своей сестры. Прекрасные и смертоносные…

Корабль, захваченный сиренами, уже никто и никогда не видел.


– Ты подаришь мне капитана, сестра? – завораживающий голос прозвучал над ухом Сигана. Изящная рука, украшенная длинными ногтями, больше похожими на когти, провела по линии его подбородка.

Силико улыбнулась, демонстрируя острые клыки. Её морские глаза теперь выдавали её, наполнившись бездной моря, где потерялись и зрачок и белок.

– Конечно, сестра, у меня есть другая добыча.


– Собираетесь, развлечься с моей командой? – поднял глаза Сиган.

Глаза захватчиков в удивлении обратились на него.

– Устоял? – поразилась Силико. – Но как?!

– Не одни лишь сирены обладают властью над страстью, наслаждением и смертью, – покачал головой пират, медленно шагнув вперед. – Ты собираешься уничтожить мой корабль с моей командой, но они ещё не выполнили то, что должно.

– То, что люди так хрупки и не выдерживают нашей страсти не наша вина, – заметил кто-то из сирен.

– Если будет дана вам возможность, вы не будете убивать? – задал вопрос Сиган.

Силико сузила глаза:

– Кто ты, капитан? Ты устоял перед чарами, и сейчас ставишь условия, хотя я вижу желание в твоих глазах, чувствую его в твоем теле.

Пират усмехнулся и подошел к ней.

– Ты спрашивала меня об интересе к забытой богине? Лейле? Она моя властительница. Я её жрец.

Сирена широко распахнула глаза:

– Ты считаешь себя жрецом Лейлы?! Безумец!

– Ничуть, милая рыбка, – звонкий девичий голосок заставил её резко обернуться. На бортике, чуть покачиваясь на одной ноге, стояла девочка лет тринадцати-четырнадцати. Она улыбалась:

– Он мой жрец. И я не могу позволить тебе уничтожить то, что ему дорого. Но и мешать торжеству наслаждения не намерена. Эти люди, – она обвела рукой корабль, – выдержат страсть сирен. И вы уйдете с миром, не тронув моих подопечных, – она внезапно капризно надулась, потеряв свое величие, но не очарование. – А то, кто же тогда будет убивать во имя меня, чтобы я могла вырастить маленького хорошенького морского дракончика?

Сиган тихо рассмеялся, обхватывая ошарашенную сирену за талию. Он был просто влюблен в свою богиню.

Кажется, Лилиан завтра встанет на ноги абсолютно здоровым, и еще будет ворчать, что ему красавицы-сирены не досталось.


Капитан корабля из эскадры королевства Мирейи, выпрямился, выслушав доклад помощника, и повернулся к своему пассажиру.

– Вы хотели встретиться с пиратами, Ваша Светлость?

Крупный мужчина, в простой, но добротной одежде, напрягся как струна:

– Хотите сказать, что этот корабль на горизонте – пиратский?

– С полной уверенностью, – мрачно отозвался моряк. – Мало того, я могу сказать, что они нас атакуют в ближайшее время.

– Откуда такая уверенность? – удивился его собеседник. – Мой опыт говорит, что все разбойники – трусы, завидев пушки, обычно предпочитают развернуться и драпать, что есть сил.

– Тут вы правы, герцог, пираты обычно так и поступают, но этот совсем другой… Марсовый разглядел флаг на его мачте. Это Сиган Убийца. Самый страшный и сумасшедший пират на море. Пленных берет редко. Вырезает весь экипаж и не щадит пассажиров. Его не интересуют выкупы. Но у него всегда богатая добыча. И еще один факт, его "Быстрый" один из самых мощных и быстрых пиратских кораблей. Оснащен пушками. И на уровне диких слухов: якобы заключил договор с сиренами.

У герцога засверкали глаза:

– Я слышал о нем! Готовьте команду к схватке. Если возьмем мерзавца живым, то я лично повешу его на мачте нашего "Фантома". В старые добрые времена, мы с королем Регилом и не таких бравых молодцов вешали.

Капитан промолчал, но костяшки его пальцев, сжатых в кулаки, побелели. От Сигана редко уходили живыми и с кораблем. И их "Фантом" не был таким уж выдающимся кораблем. Пират с блеском проводил захват кораблей Восточной Империи, а их мощь была известна всему Эмиру.

Однако и без боя сдаваться капитан не был намерен, хотя не разделял энтузиазма герцога. Этот аристократ ему очень не нравился, и он был бы рад избавиться от такого командира. Герцог, несомненно, еще сыграет свою роковую роль, этот человек с самого начала не был согласен с тем, что только капитан царь и бог на своем корабле. Моряк знал, что вся эта авантюра закончится трагедией. Оставалось только дорого продать свою жизнь и свой корабль.

Капитан медленно разжал кулаки, успокаиваясь. Решение было принято.

– Ваша Светлость, – он остро взглянул на пассажира. – Я бы на вашем месте покинул капитанский мостик.

Тот побагровел от возмущения, но мужчина успел добавить:

– По слухам у Сигана очень меткие лучники и часто они стараются сбить в первую очередь всех, кто находится на капитанском мостике и рулевых. Если меня убьют, у команды должен остаться опытный командир.

Аристократ медленно кивнул, соглашаясь, весьма довольный речью капитана. Похоже, этот простолюдин понимает в своем деле.


– А капитан корабля храбрец, – заметил Сиган. – Или глупец.

Я покачал головой:

– Тебя отлично знают в море. Он прав, готовясь к битве, не тратя сил на беготню. И еще я бы, на твоем месте, посмотрел бы на два дополнительных штандарта на его мачтах. Герцог Дориан Рокар, один из собутыльников короля Мирейи. Знакомые все лица.

У моего капитана загорелись глаза:

– Думаю, в этот раз мы возьмем пленных.

– Хочешь взглянуть на того, кто ходит в друзьях у короля Регила? – насмешливо осведомился я.

– Хочу, – кивнул он. – А еще я хочу, что бы ты немного развеялся. Тебе ведь нужен этот герцог? Я почувствовал горечь на губах, когда ты произнес его имя.

Я давно понял, почему Сиган не очень любит людей. Он их ощущает на вкус. И его синий и зеленый глаза смотрят куда-то глубоко в тебя. Он слишком быстро понимает, кто стоит перед ним. Этот дар и стал для него дорогой в пиратские воды. И байки в портах о колдовстве его разноцветного взгляда имеют под собой реальную основу.

– Дориар Рокар – владелец отличных охотничьих угодий, где Регил весьма любит поохотиться. И я действительно имею к нему некоторый счет. Не только личный.

– Ну, значит, развлечемся, – заключил Сиган. – Готовь своих ребятишек, Ли. И в этот раз дай их капитану возможность покомандовать. Хочу посмотреть на него в деле.

Я кивнул:

– Слушаюсь, капитан.


Слухи говорили правду. Канониры на корабле пирата были отменные. И их командир настоящий виртуоз. "Фантом" разносили в щепки, а капитан ничего не мог предпринять. Только готовится к абордажу. Хуже всего было то, что орудия пирата оказались более дальнего действия, чем у них, а это означало, что лишь одно ядро с "Фантома" из трех-четырех могло достигнуть "Быстрого". И пороха было чрезвычайно мало. У пирата же, казалось, таких проблем просто не существует.

Пороховая гарь заполнила все пространство между кораблями, и наконец, капитан дождался момента, когда рассчитывал взять реванш. На палубу "Фантома" с дикими воплями хлынула толпа до зубов вооруженных людей. Они выныривали из темного облака, словно злые духи, и кто-то за спиной капитана начал истово молится Доэру Солнечному.

Опытный воин только криво усмехнулся и взялся за меч.

– Во имя Лейлы! – пираты рвали глотки, блестя обезумевшими глазами.

И этот слух оказался правдой. Вся команда Сигана поклонялась кровавой богине прошлого.

Где-то на палубе ревел, словно раненный зверь, герцог:

– Убивайте их!

Глупец, похоже, он так и не понял, что это не привычные его сердцу разбойники с большой дороги.

Капитан бросился в гущу схватки. Может ему повезет, и он скрестит клинки с самим Сиганом.


Пират присел на корточки перед пленником:

– Герцог Дориар Рокар?

– Грязная тварь! – плюнул в него аристократ вместо ответа. Но Сиган легко увернулся и укоризненно покачал головой:

– Разве ваши воспитатели не учили Вас, что плевать и сквернословить не к лицу потомку аристократического рода? Аристократ всегда должен являть окружающему миру достоинство. Мне, например, это объясняли.

Он светло улыбнулся.

Герцог дернулся, но промолчал, считая ниже своего достоинства опускаться до разговора с пиратом.

Зато голос подал пленный капитан погибшего "Фантома":

– Почему нам оставили жизнь?

– А-а! – моментально переключился Сиган. – Вас наверняка смутили слухи о том, что я обычно не оставляю свидетелей.

Капитан хмуро ответил:

– Что-то вроде того.

Пират просто лучился радостью:

– Вам повезло. Обычно, я действительно так поступаю, но в этот раз есть парочка причин, из-за которых я решил изменить привычные правила.

Он внезапно осекся, внимательно разглядывая моряка. Тот почувствовал себя неуютно под этим колдовским взглядом. Сиган выпрямился:

– Как ваше имя, капитан?

– Каран, – ответил тот.

– Хотите реванша, Каран?

– В каком смысле? – в нем проклюнулись ростки надежды.

– Вы сразитесь со мной один на один. И если сможете убить меня, то Вас и оставшихся в живых членов команды отпустят. Даже дадут один из кораблей, который остался после нашего последнего рейда.

Моряк вскинулся:

– С чего такая доброта?

– Я не убил вас в битве, и теперь не могу просто перерезать горло. Только убив вас в поединке, я смогу заполучить вашу душу в чертоги Лейлы. И тогда моя богиня сможет возродить вас в теле дракона.

– Ты сумасшедший, – покачал головой Каран. Все-таки пират оказался обыкновенным фантиком.

– Думай, что хочешь, – пожал плечами Сиган. – Твое решение?

– Мне терять нечего, – тот распрямил плечи. – Конечно, я согласен. Только можно вопрос – что будет с герцогом?

– Его судьбу решаем уже не мы с тобой, – улыбнулся пират. – Я подарил жизнь герцога другому.

– Будь ты проклят! – выплюнул аристократ.

– Я? – вскинул бровь Сиган. – Судя по рассказам, нам обоим место в вашем проклятии, Ваша Светлость. Но не волнуйтесь, человек, которому я вас подарил, решит вашу судьбу наиболее рационально. Вы хорошо знакомы с ним.

Ряды, довольно ухмыляющихся пиратов, которые, похоже, совсем не волновались о предстоящем их капитану поединке, расступились. И вперед выступила гибкая фигура. Герцог смотрел в синие-синие глаза этого пирата и никак не мог вспомнить, у кого видел такие же…

Сардоническая усмешка кривил губы и бархатный голос интересуется:

– Не признали, Ваша Светлость?

Рокар узнал именно голос. Мужской вариант голоса королевы. Те же обертоны, только вот у Тамиры Катани никогда в интонациях не сквозило таким ледяным холодом.

– Принц Лилиан?!

– Надо же, помните, – по-птичьи наклонил голову, изгнанный принц. – Это было бы приятно, если бы мы в прошлом были с вами хорошими друзьями. Однако вы слишком много времени проводили в обществе короля Регила, так что наше знакомство можно было назвать шапочным.

– Что принц Мирейи делает среди этого сброда?! – возмутился герцог.

– Герцог! – сапфировые глаза удивленно распахнулись, выражая почти детское недоумение. – Разве не вы в свое время говорили королю моей родины, что мне место именно среди отбросов общества? Можно сказать, я последовал вашему "доброму" совету, а теперь слышу укор в ваших словах! И, кстати, я тут неплохо прижился. А, ребята? – он повернулся к пиратам.

Одобрительный рев был ему ответом:

– Принца любят, – Сиган улыбнулся пленникам. – Он у нас вместо талисмана. А как обращается с луком, просто залюбуешься. И канониры наши в него по уши влюбленные ходят – он с пушками, как с любовницами обращается. Думаю, ваш король сильно бы удивился, узнав некоторые увлечения своего бывшего наследника.

– Герцог, – в разговор снова вступил принц Лилиан. – У меня к вам небольшой личный разговор. И несколько пунктов счета. Вам предстоит его оплатить.

Его улыбка начала сильно походить на оскал. Рокар побледнел, как полотно. Он никогда не принимал всерьез старшего сына Регила, хотя тот в пьяном угаре и говорил иногда о сапфировых глазах, которые несут смерть. Герцог никогда не понимал, как такой диктатор, как король Мирейи так долго терпит это недоразумение возле себя. Похоже, отец не представлял, насколько его сын полон сюрпризов.

И Рокар внезапно припомнил несколько моментов, когда за ним внимательно наблюдали синие глаза юного принца. А особенно тот день, когда он предложил поохотиться на пантеру, которую своему первенцу подарила королева.

– Ли, я думаю, герцог подождет, – на плечо лучника легла ладонь его капитана. – Меня ждет увлекательный поединок с капитаном Караном. Ты проследишь, что бы все условия этой сделки были соблюдены досконально?

Тот словно забыл о своем пленнике:

– Конечно, мой капитан.


Он был отличным воином и опытным к тому же. Сиган стоял напротив него, и выглядел почти неприлично молодым. Но он был гибким, словно ива, и на его стороне была уверенность. Он, наконец, нашел достойную душу.

Капитан не был невинной жертвой, на его руках и душе скопилось достаточно крови и греха, однако все это способствовало его возможному превращению.

Я наблюдал за боем вместе со всеми, однако не забывал отслеживать и пленников, которых тоже захватил поединок. И только герцог сверлил меня тяжелым взглядом. В отличие от остальных его судьба была уже решена.

Я вслушивался в звон клинков над палубой "Быстрого" и погружался в воспоминания.


– Ли, ты вырастешь и станешь сильным. Очень сильным, – склонялась надо мной мама. – В тебе не только отравленная сила Катани, но и сила твоего деда, моего отца. Регила не было рядом, когда я родила тебя и имя я выбрала тебе сама. Я дала тебе все, что смогла, по брачному договору я имела на это право. Твой отец отплатил нам обоим жестоким унижением. И теперь я заклинаю тебя, сын мой, отомсти за нас обоих. Отца убивать – великий грех. Кровь потом скажет свое слово. Но я знаю так же, что у тебя бездонные глаза, дна которых с некоторых пор даже я не могу увидеть. Об одном прошу, если твой путь пересечется с этими людьми, убей их.

И она шептала мне на ухо имена. А я молчал и запоминал.

Она была младшей дочерью повелителя Восточной Империи, великого султана. И она не знала, какое чудовище должно быть её мужем. Это был политический брак.

Мама часто рассказывала мне о своем отце. И в её рассказах, он всегда представал благородным воином и мудрым правителем, совсем не похожим на Регила.

Однако меня всегда грызло сомнение, потому что этот великий и благородный человек отдал свою дочь на заклание. Я не мог понять, зачем и за что.

Лишь однажды я услышал список имен, с историей о каждом. И эту страшную исповедь я не забуду никогда.

Я поклялся, что выполню просьбу матери. Все двенадцать человек из этого списка умрут. Рано или поздно. Дориар Рокар был в этом списке.


Одобрительный громогласный рев команды и стон ужаса пленников заставили меня прийти в себя.

Капитан захваченного нами судна, лежал на палубе "Быстрого", а в его глазах гасли растерянность и глухая тоска. Он проиграл. В его переносице, войдя по самую рукоятку, замер нож Сигана. Сам пират задумчиво разглядывал тело. В наступившей тишине его речь прозвучала прощальной панихидой:

– Хороший был моряк и капитан своего корабля. Он подарил мне свою душу, и я просто не могу не отблагодарить его за это. Я сделаю ему прощальный подарок: отпущу всю его команду, как он и хотел.

Я улыбнулся, Сиган продолжал удивлять меня. Лейла не зря обратила на него свой взор. Её нынешняя почти вкрадчивая тактика разительно отличалась от той, которую я вычитал в хрониках. И что-то мне подсказывало: пирату уготована в её планах весьма непростая роль. Впрочем, как и мне самому.

Я повернулся к герцогу. Сиган получил душу для дракона, я тоже хотел заняться своим подарком как можно быстрее.


– Часто моя мама сильно болела, после особо тяжелых дней внимания Регила, – задумчиво просветил я Рокера и сломал ему правую руку. Он стиснул зубы, собираясь выдержать все без единого крика. – Но в эти часы, которые она проводила в постели, она рассказывала мне истории об обычаях своей родины.

Я сломал ему вторую руку.

Он почти терял сознание, но молчал:

– Понимаете, Ваша Светлость, в Восточной Империи за то, что более низкого ранга мужчина оскорбит свою госпожу, его лишали языка. А вот за попытку обесчестить там скармливают собакам. В зависимости от тяжести преступления – разные виды казни. Это у нас: повешение, отрубание головы, четвертование и сажание на кол – это пик жестокости. На востоке список казней и пыток боле разнообразный. Собак, к сожалению, я сейчас найти не могу, зато у нас есть акулы. Думаю, они могут послужить неплохо заменой.

Из его прокушенной губы потекла кровь, а глаза остекленели от боли и ужаса. На щеках проступили красные пятна.

– Ты отнесся к своей королеве, как к дешевой девке, которой можешь задрать юбку по своей прихоти. Посмел поднять на неё руку и оскорбить. За каждое из этих преступлений ты должен был бы заплатить своей жизнью. Однако есть еще кое-что… – я наклонился к его уху. – Я ведь могу и отпустить тебя. Однако, в этом случае я сделаю так, что Регил узнает очень интересные факты о его проигрыше королевству Лисан. Как думаете, герцог, король простит Вам продажу секретной информации врагу? Ты был одним из его ближайших друзей, знаешь ведь, как он обходится с БЫВШИМИ друзьями? Измена королю – чем не повод разжиться прекрасными охотничьими угодьями.

– Паскуда! Ты не мог знать! Никто не знал! Тебя только тряпки и балы интересовали!

– Я думаю, вы уже поняли, что немного неправильно оценивали мою фигуру на этой шахматной доске, – я выпрямился. – Большой ошибкой было не замечать меня.

Я достал из-за голенища сапога нож и прочертил на его обнаженной груди две глубокие полосы, повернулся к двум матросам, что держали веревки, и скомандовал:

– Опускайте.

Когда Рокар скрылся за бортом корабля, и послышался глухой шлепок о воду, Сиган, который наблюдал процесс экзекуции, поинтересовался:

– Не слишком ли, Ли? Пытки не по части жрецов Лейлы.

Я качнул головой:

– В этом ты прав. Я люблю проливать кровь, но работа палача отвратительна. Однако есть пара моментов в этом деле. Я не только жрец Лейлы, я еще и сын своей матери, а она жизнь положила на алтарь Мирейи. Если бы не она, погибло бы намного больше жителей нашей страны, чем если бы её не было. Королева всегда говорила мне, что долг перед своим народом превыше всего. Я казнил его не как последователь своей богини. Я казнил его, как принц Мирейи, пусть и изгнанный из своей страны. Моя миссия не только – возродить культ Лейлы, но еще и освободить свою страну от тяжелого гнета короля-тирана.

Он вскинул бровь:

– Такое я слышу от тебя впервые.

Я горько улыбнулся:

– Как не крути, а королевская кровь течет в моих жилах, и я слышу её зов. Ты знаешь, возможно, я скоро покину "Быстрый". Что-то подсказывает мне, что пора возвращаться…

В этот момент раздался громкий протяжный крик, который очень быстро захлебнулся.

Сиган помолчал и медленно кивнул:

– Я, кажется, все-таки тебя понял, Ли. Ты иногда чем-то напоминаешь мне моего старшего брата. А он всегда утверждал, что кровь правителя всегда заговорит в том, по чьим жилам она бежит. И тогда не отвертеться…

– Твой брат – мудрый человек, – кивнул я.

– Этот герцог – первая ласточка из дома?

– Похоже, что так. Полтора года мои пути не пересекались с Мирейей. Время близится…

– Н-да, – вздохнул он. – Такой пират пропадает. Ребята расстроятся.

– Ну, я еще не ухожу, – усмехнулся я. – Кстати, у меня предчувствия, что мы вернемся в порт все же с богатой добычей.

– Это почему? – заинтересовался он.

– Корабль на горизонте! – крик смотрового ответил за меня.

– Кажется, нам не придется тащиться за кораблем для команды Карана, – подмигнул я своему капитану.

– Кажется, ты прав, – улыбнулся он.

Глава четвертая. Возвращение.

Я сидел за единственным свободным столиком в одиночестве и пил какую-ту бурду, которая вроде как должна была меня взбодрить. Эта таверна была одной из самых приличных на Пиратских островах, и любой пират знал, что по прибытию в порт "Быстрого", именно здесь останавливался его капитан. Здесь всегда для него держали не меньше двух комнат, так как с некоторого времени я тоже предпочитал останавливаться здесь, а не оставаться на корабле. Нужно было привыкать к суше.

В данный момент я уже третий час сидел и ждал Сигана. Мы прибыли поздно ночью, и я еще не совсем пришел в себя. Однако мой капитан уже рано утром развил бурную деятельность, вытащил меня из постели, усадил за столик, приказал есть завтрак и ждать его. Прошло уже три часа с момент этого события. Завтрак был съеден, я окончательно проснулся и подумывал сходить умыться и привести себя в порядок. Но этот псих мог вернуться в любой момент и закатить натуральный скандал на потеху присутствующим, словно сварливый муж. Он уже пару раз мне такое устроил. Слухи потом по островам поползли один невероятнее другого. Даже ставки делались, кто из нас в парочке ведущий. Я бесился, а пират жмурился от удовольствия, резонно замечая, что если я, как принц Лилиан, был источником всевозможных слухов и пересудов, то пирата Лиана это точно не должно волновать. Я бурчал, но приходилось смириться, так как понять для чего он это делает, я не мог. Скорее всего, просто развлекался.

– Эй, молокосос, освободи место, – грубо и громко рявкнуло откуда-то сверху.

Я лениво поднял голову, по-моему, в этой таверне все прекрасно знали, кто я такой, и не рисковали тревожить, но похоже, эта громадина не входила в круг посвященных.

Вокруг затихали разговоры, и множество любопытных глаз уставились в нашу сторону. Все любят зрелища.

Надо мной воздвиглась настоящая гора мяса. Огромный, заросший волосами и очень вонючий матрос. Я сморщился. Сальные волосы неопределенного цвета свисали из-под черного головного платка, светлые глаза под нависшими бровями выражали явное неудовольствие. И, кажется, у него невыносимо болела голова. Я бы может даже посочувствовал, но из-за Сигана я потерял три часа здорового и крепкого сна, не умылся и не накрасился, а главное все время сидел за этим столиком, как дурак. Гроза морей явно только сошла на берег. За его спиной маячило четыре наглых морды… нет, три наглых и одна испуганная. Похоже, этот знал, с кем связывается его предводитель, но протиснутся вперед, и предупредить уже не успевал.

Вариант освобождения места даже не рассматривался.

– Чего вылупилась, красавица? – громада придвинулась ко мне ближе, уже не просто нависая – давя. – Может, я тебе не нравлюсь?

– Не нравишься, – откровенно сознался я. – И воняешь ты хуже некуда. И рожа у тебя страшная.

Волна тихих смешков прошлась по таверне, публика разогревалась перед зрелищной дракой.

Громада набычилась:

– А кто тебя спросит, нравится тебе или нет, если прямо сейчас тебя на этом же столе и разложу, а, принцесса?

– Горак! Не надо! Это же… – пискнул где-то за его спиной испуганный.

– Заткни пасть, – рыкнул назад Горак, даже не оглядываясь. – Мне плевать, чья это шлюха. Он нарвался и точка! Будут претензии, пусть идут ко мне!

Я задумчиво созерцал это чудо природы. И настроение стремительно улучшалось.

– Эй, Горак, – широко улыбнулся я. – Тебя как убить? Зарезать или просто тупо забить табуретом? Принцессу я, так и быть, приму за комплимент, а вот шлюха на это явно не тянет, значит – прямое оскорбление. Причем именно это слово склоняет меня к убийству табуретом.

– Это ты-то?! Меня?! Табуретом?! – искренне удивился пират. И я прекрасно его понимал.

Но азарт уже перекрыл голос рассудка.

Я оперся на столешницу руками, и резко подпрыгнул. Каблук сапога резко вонзился Гораку в переносицу. И великан, взвыв, резко упал, как подкошенное дерево. В следующее мгновение мой табурет разлетелся в щепки от соприкосновения с его головой. Я немного растерянно посмотрел на обломок ножки в своей руке и покачал головой. Этому хоть бы хны. Он только моргнул и перестал стонать.

– Надо же, – недоуменно пробормотал он. – Голова прошла.

– Рад был помочь, – ехидно отозвался я.

Его свита, набычившись, двинулась прямо на меня. Испуганный схватился за голову. И тут в самый разгар начинающегося веселья, раздался голос Сигана:

– Что, воспитываешь пиратское общество?

Он бесцеремонно уселся на уцелевший табурет. Я пожал плечами:

– Этот парень ко мне приставал.

– О, – Сиган сочувственным взглядом окинул фигуру лежащего пирата. – Тебе повезло, что ты до сих пор жив. Принц, к сожалению довольно большого количества народа, на дух не переносит подобных поползновений.

Пират мигнул, и на его лице внезапно появилось выражение, которое можно было бы назвать почтением:

– Капитан Сиган? Я искал вас.

– И зачем? – Сиган понюхал содержимое моей кружки и махом вылакал половину, я даже вздохнуть возмущенно не успел.

– Я отличный канонир и хотел бы наняться на ваше судно. Раньше я служил Войту с "Белого дракона", был канониром на "Звезде удачи"…

– Неплохие рекомендации, – кивнул мой друг. – Только почему ты все это рассказываешь лежа? Ноги отнялись?

Я фыркнул:

– Вообще-то, это результат воспитательного процесса. И только не говори мне, что мы действительно возьмем эту гору вонючего мяса на корабль, – остатки табурета рухнули рядом с головой незадачливого матроса.

Тот вздрогнул и медленно начал подниматься на ноги. Где-то в глубине его глаз забрезжила толика понимания.

– Ты что-то в плохом настроении, – заметил мой капитан. – Не выспался?

– А чья это вина? – возмутился я. – Я три часа сижу как дурак и жду, когда твоя светлость соизволит явиться. Глаза продрать не успел, ни помыться, и в порядок себя привести…

– Ни накраситься, – ехидно подразнил меня он.

– И это тоже, – согласился я. – Я не собираюсь выглядеть так же, как эта пародия на канонира! – и ткнул пальцем в поднявшегося на ноги великана.

Похоже, окружающие совершенно не были разочарованы тем, что зрелище избиения бедного матроса не состоялось. Намечалось более интересное представление. Скандал капитана "Быстрого" со своим главным канониром.

– Вообще-то эта, как ты выразился, пародия, – почти меланхолично ответил он, – зовется Гараком Стрелком.

Я на мгновение умолк и потрясенно уставился на матроса. Легенда среди пиратов. Его стараются заполучить все капитаны, которые имеют на борту хотя бы одну пушку и бочонок пороха. Ему платили огромные деньги, потому что знали, что его способности обеспечивали богатую добычу почти стопроцентно. Поговаривали, что он отказался от капитанского звания только ради того, чтобы не расставаться со званием канонира.

– Ты уверен? – недоверчиво поинтересовался я.

– Абсолютно, – кивнул Сиган. – Я даже уже наслышан, что он меня разыскивает. И предполагал, что он появится здесь. Надеялся, что вы двое успеете договорится, но похоже зря.

– Э-э… – подал голос "легенда". – Можно вопрос, капитан?

Сиган благосклонно обратил на него свой разноцветный взор:

– Конечно.

– Этот человек, – толстый палец уперся в меня, – тот самый знаменитый Лиан Принц?!

– Именно, – скривился я. – И ты умудрился назвать человека, под начало которого хотел попасть, принцессой и шлюхой всего в двух предложениях.

– Он так сказал? – развеселился Сиган. – Ну ты даешь, Горак!

– Я… – он тяжело вздохнул. – Я… прошу прощения.

– Ну что, Ли? – синий и зеленый глаза пристально взглянули на меня.

Я тяжело вздохнул и взмахом руки подозвал служанку, заказывая еще вина, так как мой капитан так и не выпустил из рук мою же кружку.

Сиган ждал. Ждал и пират-канонир.

– Он воняет, – наконец изрек я, поставив точку.

Сиган извиняюще развел руками:

– Прости, парень, но я ничем не могу помочь. Принц сказал. А он у нас на корабле вместо амулета удачи.

Когда великан удрученно покинул нас, я остро взглянул на друга:

– А ну выкладывай. Что ещё неприятного сулит мне этот день?

Он моментально стал серьезным и тяжело уставился на меня:

– Лиан…твоя мать умирает.

Я медленно поставил кружку на стол и понял, что пора возвращаться на родину. Там остались незаконченные дела. Герцог действительно оказался первой ласточкой.

– Подбросишь, капитан?

– О чем речь, – тихо отозвался он.

Я резко кивнул:

– Я умываться и красится. Потом ты расскажешь мне все подробно.

– Конечно, Твое Высочество – необычайно кротко отозвался Сиган.

Я только хмыкнул.

Когда расчесывал волосы, заметил, что руки подрагивают. Я не должен был оставлять их. Ни мать, ни братьев… Но и не мог остаться. Главное, чтобы она дождалась меня. Должна дождаться.

И глубокие горькие темные тени ложились на мои веки.

Мне предстояло все очень тщательно обдумать, прежде чем я предстану перед глазами матери и её убийцы… Очень тщательно.

Легкое касание к плечу привело меня в чувство. Лейла стояла рядом:

– Ли, ты не один. Не бери весь груз на одного себя. Я помогу тебе, обязательно помогу.

– Но спасти её нельзя, – тихо прошептал я.

Она печально кивнула:

– Здесь я не властна. Судьба уже пустила колесо по кругу. И его не остановить даже богам. Оно медленно раскручивается, набирая обороты.

Я молча кивнул, понимая. Вскоре моя жизнь опять совершит крутой поворот вместе с этим колесом. Мы все игрушки в руках судьбы – и люди, и боги.

Лейла склонил голову, соглашаясь с моими мыслями.


"Быстрый" готовился к отходу. Предстояло путешествие на очень большой скорости и без всяких задержек. За неделю я рассчитывал добраться до Мирейи. Команда работала деловито и быстро. Я стоял на берегу и наблюдал за ними, когда ко мне подошел незнакомый пират.

– Господин.

Я поднял глаза, так как он был настоящим великаном, и лишь минуту спустя я узнал вчерашнего канонира. Только теперь он был чисто выбрит, вымыт и даже прилично одет.

Я молча окинул его взглядом и внимательно вгляделся в широкое лицо. А он, оказывается, умеет учиться.

– Принят, – наконец, сообщил я. – Иди к боцману, скажешь, что я послал.

Я не мог оставить "Быстрого" без хорошего канонира. Корабль этого не заслужил.

И Горак не обманул ожиданий. Он оказался отличным канониром. Правда, пришлось вправлять мозги моему предыдущему помощнику, который сам метил на мое место. И явление замены ему явно не пришлось по душ. Но Горак разобрался и с этим. Самостоятельно.

Я был рад, что он оказался на корабле в тот момент, когда я уходил.


Сиган стоял рядом и теребил кончик шейного платка.

– Я хотел бы пойти с тобой.

– Ты не можешь, – пожал я плечами. – У тебя корабль и дело, которое нужно закончить. Не забывай, ты служишь Лейле.

Он кивнул и, наконец, сказал то, что вертелось у него на языке:

– Я боюсь, Лиан.

– Чего? – я по-настоящему удивился.

– Что я, быть может, никогда не встречусь с тобой.

Я резко шагнул вперед и сжал его в объятиях:

– И не надейся друг мой. Два жреца Лейлы должны держаться друг друга. Просто у нас с тобой разные стихии, но суша и вода всегда были близки друг другу, так что мы несомненно ещё увидимся.

– Смотри, – он крепко сжал руки. – Я ловлю тебя на слове.

Он чуть отстранился:

– А кстати, где Лейла?

Я улыбнулся и отпустил его:

– Она терпеть не может прощаний. Сейчас сидит где-нибудь в уголке и всхлипывает.

Мы оба тихо рассмеялись.

Сиган хлопнул меня по плечу:

– До встречи. Помни, море просто так не отпускает. Оно теперь у тебя в крови.

– И я рад этому.

– Ли, – его разноцветные глаза были необычайно серьезны. – Ты только позови, если тебе понадобится помощь. Где бы "Быстрый" не был, мы придем… Море не имеет границ в пространстве и времени, оно приведет меня.

– Договорились, – кивнул я.

– Удачи тебе, жрец Лейлы, – пожелал мне Сиган.

Я улыбнулся:

– Удачи и тебе, жрец.

Я исчез в лабиринтах и улицах портового города, а "Быстрый" молниеносно отчалил, пока маскировка Лейлы окончательно не растворилась.

Мне нужно было отыскать коня, так как Призрака я давно оставил в том порту, из которого отправился на поиск Сигана. И это расстраивало меня. А теперь тем более.

Я скользил по улицам, стараясь выискивать побезлюднее, что в принципе было не так уж и трудно в столь ранний час. Меня никто не трогал. Рукоять меча за спиной отпугивала охотников до легкой поживы. Портовые крысы никогда не отличались смелостью.


Предутренняя дымка зари только кромкой задела город, а гостиница уже распахнула свои двери. Из обеденной залы неслись ошеломительные запахи, и сам хозяин уже стоял за стойкой, довольно улыбаясь. Он любил утро. Тихое и безмятежное, постепенно наполняющееся гулом голосов гостей и постояльцев. Он никогда не жалел, что перебрался в этот портовый городок Прибрежного Королевства из столицы Мирейи. Здесь он процветал и чувствовал себя в абсолютной безопасности.

В дверях появилась тень раннего гостя, и хозяин таверны легко оторвался от своих размышлений, спеша на встречу. Гости любят, когда их встречает сам хозяин заведения. Им мнится особое уважение в этой ситуации.

Но когда гость поднял лицо, взглянув в глаза трактирщика, тот замер, словно оцепенев. Нижнюю часть лица гостя закрывала темная ткань, и хозяин медленно приходил в себя, мало ли на свете таких вот глаз глубокого сапфирового оттенка.

– Господину что-то угодно?

– Комнату, – отозвался тот. И это окончательно успокоило его собеседника. Такой голос не мог принадлежать женщине. Тем более, что такая, как она, могла бы делать здесь?

– Комната стоит два серебряных, господин, – предупредил трактирщик, оглядывая несколько потрепанный наряд гостя. – У нас весьма почтенное заведение.

– Здесь тихо? – уточнил тот.

– Да, господин.

– Вот и отлично. Мне нужно отоспаться до вечера, а потом я отправлюсь дальше.

– Тогда с вас только один серебряный.

В руках клиента сверкнула монета:

– Сегодня я могу позволить себе нормальную постель. И скажи-ка мне, хозяин… Почему у твоего трактира-гостинницы такое странное название "Взор королевы"?

– В честь одной королевы, господин, – поклонился тот, пряча монету. – У неё были очень красивые глаза, похожие на ваши, и гордый решительный взор. Когда я приехал в этот город, я подумал, что должен запомнить этот взгляд навсегда, потому что он подарил надежду столь многим в моей несчастной стране.

– И надежды оправдались? – в голосе почти усталость, словно он знал ответ заранее.

– Нет, господин, – покачал головой трактирщик. – Иначе бы этот трактир стоял на земле моих предков. Но позвольте мне проводить вас в вашу комнату, вы же устали, как я вижу…

Гость лишь кивнул, и до самой комнаты не проронил ни слова. И лишь когда хозяин уже закрывал за собой дверь, все же сказал:

– За надежду нужно держаться очень крепко, а не отпускать при первых же признаках неудачи. Иногда что-то становится видимым только много лет спустя…

Сказал и замолчал, словно и не открывал рта.

Хозяин аккуратно прикрыл за собой дверь, и некоторое время стоял в задумчивости. Странные речи и странный воин. Невысокий вроде, а за спиной рукоять двуручного меча. Странное гнетущее чувство вызывала горечь, окрашивающая его речь.

Ну да ладно, вечером уже гость уйдет, и чувство исчезнет само собой.

Едва он спустился вниз, а у стойки новый посетитель. И служанки вокруг него словно стая пичуг вьется. Еще бы, такой красавчик.

– Эй, хозяин, – увидел его посетитель.

И тот тяжело вздохнул, еще один воин, причем опасный. Явная нелюдь. А с нелюдью держи ухо востро – это каждый знает.

– Скажи-ка, – посетитель смотрел внимательно и весело. – Не появлялся ли в твоем достойном заведении молодой парень. Синеглазый, во всем черном. У него должен был быть огромный двуручный меч за спиной. Его трудно забыть. Мы должны были встретится с ним, да я пропустил время встречи.

Трактирщик непроизвольно вздрогнул, когда воин описывал его предыдущего постояльца, и тот сразу заметил это.

– Вижу, ты его видел, – усмехнулся нелюдь, демонстрируя пару чуть удлиненных клыков.

Хозяин "Взора" выпрямился:

– Он мой постоялец.

Зеленые глаза свернули, и в них мелькнула тень уважения:

– Не волнуйся. Я действительно ему друг. И знаю, что он зверски устал, так что я просто подожду, когда он проснется. Сейчас же я совсем не против позавтракать в твоем трактире. Уж больно ароматно пахнет мясом барашка с кухни.

Одна из служанок хихикнула:

– Ему готовится еще минут пятнадцать, не меньше.

Зеленоглазый ласково ей улыбнулся:

– А мы, оборотни, предпочитаем мяско с кровью. Это как десерт.

Служанки дружно взвизгнули, когда он демонстративно облизнулся и подмигнул им.

– Выбирайте столик, господин, – махнул в сторону обеденной залы, хозяин. – Что-нибудь еще к барашку желаете?

– О да, – загорелись у того глаза. – Я сутки был в пути, и не ел ничего, так торопился успеть. Что еще у вас есть?

Хозяин вздохнул, голодный оборотень – это катастрофа. Надо срочно предупредить поваров начать готовить новые порции. Он цыкнул на служанок:

– Слышали? Работать, вертихвостки!


Я проснулся, когда за окном начали сгущаться сумерки. И первой мыслью было, что коня вечером найти будет несколько трудновато. С другой стороны, вроде Лейла обещала решить этот вопрос.

Я внезапно почувствовал чувство вины перед своим конем, которого оставил, когда отправился в свое длительное путешествие на море. Я же фактически бросил его на произвол судьбы, хотя Лейла и заверила, что с ним все будет в порядке.

– Не волнуйся, – заметил веселый девичий голосок где-то у меня в ногах. – С Призраком все в порядке. Мало того, именно на нем ты продолжишь свое путешествие. Ну и спутника я тебе тоже нашла.

– Какого еще спутника?! – я резко сел в постели, уставившись на свою богиню, которая с невинным видом сидела на краю постели и болтала ногами.

– Увидишь, – лукаво отозвалась она и исчезла.

Я пригрозил опустевшему месту:

– Перестану косы заплетать!

+ А я Сигана буду просить + хихикнули мне в ответ.

– Не богиня, а сплошное недоразумение, – ворчал я, натягивая штаны. – И как я умудрился попасть к ней в жрецы? Нет, чтобы пойти служить Доэру Справедливому и Солнечному, как порядочному принцу Мирейи. Или уж на худой случай, коли так кровь люблю, к Рою надо было податься… Так нет. Попался этой мелкой манипуляторше. А ведь говорили, что Лейла – прекраснейшая из богинь Эмира. И где? Мелкая пакостница и интриганка!

+ Ты такой забавный, + отозвалась "пакостница" и "интриганка", + я и не предполагала, что с тобой будет так весело. Так что я тебя никому не отдам. +

Я только хмыкнул в ответ.


Когда я спустился вниз, то обнаружил поджидающего меня хозяина гостиницы.

– Господин, ваш друг заказал для вас ужин и просил его обязательно дождаться.

– Мой друг? – я искренне удивился.

Что за нахального спутника мне нашла Лейла?

Хозяин помрачнел и буркнул:

– Оборотень. Он сказал, что вы его друг.

Я начал припоминать всех знакомых оборотней:

+Лейла? +

+ Зеленая лента, + мысленный голос богини звучал весьма укоризненно.

– Быть не может! – я уставился на трактирщика. – Зеленые глаза, длинная коса и кошачьи повадки?!

– Так вы все-таки его знаете? – просветлел тот. – Он велел поставить бутылку "Янтарной слезы"

– Ну еще бы, – фыркнул я. – Это то, чем мы в прошлую нашу встречу напились до потери пульса после захвата Талига.

Я стянул шарф с лица:

– Давай вино. От таких подарков не отказываются.

Но хозяин стоял передо мной, словно громом пораженный, а потом, медленно, фактически одеревенев, начал сгибаться в поклоне:

– Ваше…

Я резко выбросил вперед руку, прикрывая его болтливый рот.

– Нет! – даже для меня мой голос прозвучал скрипом несмазанной двери. – Его не существует. По всей Мирейе было объявлено, что не было и нет такого. Я просто путник. Бродяга-воин. И все. Понятно?

Тот медленно, очень медленно кивнул. Угораздило же меня нарваться на того, кто знал принца Лилиана в лицо.

– Я слышал об этом, но не верил, – тихо произнес трактирщик. Потом как-то встряхнулся. – Идете за мной, господин воин. Я провожу вас к вашему столику.

Я молча последовал за ним. Только этого мне не хватало, сочувствия в глазах беженца из моей собственной страны. Нет. Не надо. Моя жизнь построена моими собственными руками…

Когда он ушел, я рывком выбил пробку из бутылки и налил себе полный бокал вина.

– А я надеялся, что мы выпьем вместе, за встречу, – заметил над головой бархатный голос. И на стул напротив скользнула гибкая фигура. Пушистый кончик косы почти коснулся пола.

Я церемонно приподнял бокал в приветственном салюте:

– Лорд Кэртис, рад новой встрече.

– Жрец Лейлы, – он склонил голову в церемонном поклоне.

Мы посмотрели друг на друга и рассмеялись. Действительно, выглядели мы донельзя нелепо после той пьянки, когда оба так славно повеселились.

– Рад видеть тебя, Лиани, – улыбнулся оборотень.

Я вскинул бровь:

– Лиани?

Он пожал плечами:

– Я же тебе говорил, что мне так удобнее.

– Ах да, – я с трудом, но припомнил наш диалог на ступенях храма Венуса. – Мне нравится. – Я отпил вина. – Надо же, настоящая "Янтарная слеза".

– Точно, почти такая же, как та, что мы пили почти год назад, – усмехнулся оборотень и налил себе. – За встречу.

– За встречу, – кивнул я.

Кэртис поставил бокал на стол и принялся за мясо на тарелке, попутно рассказывая:

– Дэвид меня весь этот год мучил своими незавершенными делами и заданиями, пока месяц назад я не запросил пощады. Этот неугомонный колдун умудрился загонять весь клан. И меня отпустили мир посмотреть и себя показать, на все четыре стороны. Гарантию даю, когда я вернусь, в Черной Ложе из меня вытянут все жилы и все, что я напутешествовал, по максимуму используют в свою пользу. Я только успел выйти за границы владений Черной Ложи, как пару дней спустя меня посетила великая богиня. Сидел я себе над костерком, раздумывал – пожарить зайца или так съесть, как из кустов вываливается огромный конь со злющими глазами, а в седле у него одна знакомая девчушка. И невинно так интересуется, не помогу ли я ей косичку заплести. Опять ленты лишился, – он покачал головой. – Твоя богиня та еще подлиза оказалась…

Я усмехнулся:

– Ты еще только начал с ней знакомится. А дальше тебя мило попросили о второй услуге?

– В точку, – кивнул оборотень. – Доставить одному жрецу коня. Особо мне делать было нечего, так что я согласился… Кстати, – зеленые глаза страдальчески взглянули на меня, – где ты откопал эту хитрую зверюгу?

Я цокнул языком:

– Как точно ты его назвал… Вообще-то мне его Лейла подарила.

– Почему-то я не удивлен, – буркнул Темный. – Меня еще слезно умоляли помочь тебе в твоем путешествии, вроде как ты за время пребывания на море даже ходить разучился.

Я почувствовал неистребимое желание, как следует отшлепать один божественный зад. Оборотень развеселился:

– Лиани, ты бы видел сейчас себя в зеркале! Выражение лица, как у старшего брата, который думает, что единственный способ выправить шкодливые мысли младшей сестренки – это как следует её отшлепать.

– Примерно так я и подумал, – кивнул я. – Только вот еще поймать её надо.

– А ты на любопытстве её поймай, – посоветовал Кэртис. – Вряд ли её кто-нибудь порол в её божественной жизни.

– А вот и не угадал, – Лейла появилась у него прямо на коленях и стащила со стола кусок сыра. – Меня папа в детстве порол.

– У тебя есть папа? – искренне удивился я.

– Ага. А ещё есть брат! И сын у меня есть, – гордо просветила меня моя госпожа. – Я потом тебя с ними познакомлю… Кэртис, ты же поможешь Ли доехать до Мирейи?

– Если он сам меня не прогонит, госпожа,- серьезно ответил оборотень и взглянул на меня.

Я пожал плечами.

– Вдвоем веселее.

– Вчетвером! – поправила меня моя богиня. – Еще я и Призрак.

Я вздохнул:

– Все-таки я выясню когда-нибудь, чью же душу ты засунула в этого коня. Слишком уж он умный для обычной лошади.

Богиня вместо ответа стащила ещё один кусок сыра.

За ворота города мы выехали далеко за полночь. А когда стены города скрылись из вида, Кэртис перекинулся в огромную черную кошку. И я пустил Призрака в галоп. Впереди ждала Мирейя. И я намеревался попасть туда как можно быстрее.

Моя богиня позаботилась о коротком пути. Через владения Черной Ложи. С её главнокомандующим в спутниках, я сокращал себе путешествие примерно на месяц.


– Почему мы остановились? – Кэртис трансформировался в человека и с интересом наблюдал за тем, как я расседлываю Призрака. – Привал так рано? Еще солнце не начало садится.

– Завтра утром мы будем на границах Миреи, – ответил я. – Нужно как следует выспаться, чтобы выглядеть презентабельно.

– Ты собираешься явиться во всем блеске? – проницательно поинтересовался оборотень.

– Принца Лилиана изгнали, и бродяге Лилиану путь в Мирейю заказан – это знает каждая собака на границах и в городах. Однако, я сомневаюсь, что в приказах говорилось что-то о Жреце Лейлы, – усмехнулся я. – Сам подумай, рискнут они остановить меня?

Он задумчиво покачал головой:

– Я бы не рискнул. Но я знаю тебя лучше, чем они, несмотря на то, что знаю тебя не так уж давно. Ладно, я тогда за хворостом.

– Хорошо, – кивнул я.

И лишь когда пойманный Кэртисом заяц подрумянился на углях костра, я услышал от оборотня необычный вопрос:

– Лиани, я все тебя хотел спросить… Когда ты по утрам заплетаешь Лейле волосы, ты поешь ей песни. Откуда ты их знаешь в таком количестве? Я ни одной не слышал, а ведь мой повелитель – сын барда.

Кажется, у меня заалели щеки. Темный недоверчиво уставился на меня:

– Только не говори мне… Ты их САМ сочиняешь?! Почему ты не пошел в менестрели?

– А что мне там делать? – осведомился я. – Если уж связывать себя с песней, то лучше было бы податься в барды. Да только я раньше стал жрецом Лейлы…

– Я слышал в прошлом, многие великие барды служили богам в качестве жрецов.

Я покачал головой:

– Кэрт, сам подумай, есть ли у меня время? Меня ждет совсем другая работа. На песни меня хватает только по утрам для моей богини. Они рождаются только для неё где-то в глубине моей души, выливаются из меня и растворяются в пространстве. Я не запоминаю их и не сочиняю. Они принадлежат не мне…

Кэртис усмехнулся:

– Можешь не волноваться теперь. У меня абсолютная память. Я помню каждое слово, услышанное мной. Так что. Когда доберемся до города, раздобуду бумаги и запишу все, что я тут наслушался. Правда мелодию я только напеть могу, так как не владею нотами…

Я рассматривал оборотня, с ощущением, что вижу его впервые.

+ Лейла?… Это ведь ТВОИ песни…+

Богиня отозвалась не сразу:

+ Пусть. Твои песни помогут. Их переврут конечно, но это своего рода проповеди, от которых ты отказался…+

Я кивнул

– Лейла дала добро? – улыбнулся Кэртис.

– Да, можешь нести учение о ней в мир, – ехидно отозвался я.

– Практичная у тебя повелительница, – одобрительно заявил Темный.

Я неудержимо заулыбался:

– За это она требует, чтобы большая киска её покатала.

Кэртис поперхнулся. Я заботливо похлопал его по спине.

– Только если она будет выглядеть и весить так, словно ей не больше пяти лет. – пришел в себя оборотень.

Услышав ответ своей богини, возмутился уже я:

– Хотите торговаться – делайте это напрямую. Мне хотелось бы поужинать и выспаться.

Лейла появилась у костра с пристыженным видом, но, подняв глаза на оборотня, загорелась:

– Пятилетний возраст и вес какого существа?

– Что значит какого?! – Кэртис аж привстал.

Я только вздохнул и потянулся к зайцу. Торг затянется.


Утром у угасающего костра я распаковал сумку, которая все это время была приторочена к седлу Призрака.

Брюки из мягкой кожи, тонкая синяя рубашка, элегантный плащ, сапоги до колена – все это легло на траву вместе с остальным жреческим облачением.

Я косо взглянул на Кэртиса, но тот явно не собирался пропустить что-то из увлекательного зрелища.

– Это принадлежит не принцу, – заметил он.

– Лейла подарила на пятнадцатилетие, – качнул я головой.

– Подожди-ка, а сколько тебе было, когда ты стал её жрецом?

– В четырнадцать, улыбнулся я. – Я как-нибудь попозже расскажу тебе, как так получилось.

– И как ты всю эту красотень на себя наденешь? – полюбопытствовал он.

– Разве ты мне не поможешь? – удивился я.

Кэртис патетично вскинул руки к небу:

– Я! Великий главнокомандующий Черной Ложи. Сын правителя клана Пантер. И словно какой-то прислужник…

– Нет, вы посмотрите на него – хмыкнул я в ответ. – Нелюди оказана великая честь – помочь облачится Верховному Жрецу Лейлы, а он нос воротит.

– Ну если вопрос таким образом ставить, – меня окинули оценивающим взглядом. – Штаны я должен с тебя снять?

– Э-э нет, штаны – это такая особая привилегия, которую еще заслужить надо, – невозмутимо отозвался я и начал раздеваться, стягивая с себя дорожную одежду. Оставшись обнаженным, я распустил волосы и использовал заклинание очищения. Очень полезная вещь в путешествии.

Серебристая волна магии окутала мое тело.

– Вау, – тихий шепот оборотня напомнил мне о нем. Но я даже огрызаться не стал, настолько искренне прозвучало его восхищение.

Я наклонился к одежде и начал натягивать брюки. Выпрямившись, я взглядом уперся прямо в оборотня, который неожиданно оказался очень близко ко мне. Он протягивал мне рубашку. Я молча позволил ему помочь мне. Затем пришел черед сапог.

Его движения были легкими, словно он наслаждался этим процессом прислуживания.

– Оставь волосы так, – он смотрел на меня, сидя на корточках.

Я покачал головой:

– Нет. Принц не должен быть простоволосым, Кэртис. Это почти позор. Пусть принц и изгнанный.

В этот раз я не украшал свое лицо. Легкий макияж, а потом кисточка коснулась моего лба. Я мог бы просто высветить свой знак жреца, но традиция должна быть соблюдена, и кисточка начала свой путь, вырисовывая три лепестка над моей переносицей.

С каждой новой линией сила Лейлы наполняла меня как сосуд. Кровь, страсть, желание, жажда убийства и любви – все мешалось. Вокруг плясало пламя.

Кэртис наблюдал за мной встревоженными глазами.

– Что-то случилось?

– Ничего, – я покачал головой и отложил кисточку. – Я готов.

Он молча кивнул.

Глава пятая. Мирейя

– Командир, – начальника стражи окликнул человек, стоящий на краю стены так, что любого охватывал страх, что еще чуть-чуть и он оттуда свалится вниз.

– Да, мой господин, – почтительно откликнулся седой воин, стоящий рядом с ним. Человек запретил обращаться к нему согласно его положению, и стража границ выбрала нейтральный вариант обращения.

– Чувствуете ветер?

– Боюсь, что нет, мой господин, – склонил голову страж. – Мало кто может чувствовать, что несет с собой дуновение ветра.

– К нам движутся большие перемены, – задумчиво отозвался тот, кого он назвал господином. Его короткие черные волосы растрепались, пока он стоял на стене, и пожилой воин почти с физической болью отметил седую прядь в этой густой шевелюре, а ведь его господину исполнилось всего двадцать два года.

Серые глаза отливали сталью, которая отражала, но не давала проникнуть глубже.

– Перемены для кого, господин? – тихо спросил воин, видя, что тот задумался над чем-то.

– Увидим, – наконец отозвался молодой человек. И поправил добротный солдатский плащ на своих плечах. – У нас гости.

Воин прищурился и разглядел точку на горизонте:

– У вас хороший глаз.

– Я не всегда этому рад, – как-то странно невпопад ответил он и встрепенулся, поймав недоумение в глазах солдата. – Могу сказать, что это всадник и какое-то крупное животное. Двигается совсем по-иному, чем если бы это была вьючная лошадь.

Лишь через полчаса начальник стражи увидел, что он был прав, и повернулся, чтобы поздравить своего господина, но слова застряли в горле, когда он увидел как побледнел юноша. Его длинные пальцы так сильно впились в камень стены, что побелели от усилия.

– Господин? Нужно остановить этого человека?

– Нет, – почти против своей воли качнул головой тот. – За последние два года у меня к нему накопилось много вопросов.

– Вы его знаете?

Серые глаза взглянули на него с непонятной тоской.

– Думал, что знаю… как показали последние события, я на самом деле ничего не знал. Простите, командир, я совсем вас запутал…

– Есть немного, – встревожено отозвался он. – Что-то случилось, мой господин? Кто он?

– Это Лилиан, – тихо ответил тот.

Стаж вздрогнул. Изгнанный принц. А его собеседник продолжал говорить:

– Знаете, я ведь так же как остальные ничего не понимал. А оказалось, что он был намного больше мне братом, чем я ему. Настоящим старшим братом. Я глупец, что не смог разглядеть все это под слоем макияжа и манерностью. Я ведь видел страх в глазах короля. Но принял это за презрение. Какой из меня наследник престола, если я не видел правды за искусной игрой?

Начальник стражи взглянул на него:

– Если вы так говорите, значит, ему удалось обмануть всю страну, мой принц.

Он впервые назвал его по титулу, но тот, казалось, даже не заметил этого.

– Каган, ты знаешь, что Кирилл умеет стрелять из большого лука?

– Его Высочество? Разве он еще не мал для такого? – удивился солдат.

– Вот и я так думал, – горько отозвался принц. – Однако как оказалось, он мастерски владеет им. И знаешь, кто его учил?

Воин потрясенно перевел взгляд на приближающегося всадника.

– Я так и не узнал, кто же учил самого Лилиана. Кирилл сказал, что это был их секрет, и Ли никогда не рассказывал ему, как учился сам. У них вообще оказалось много общих секретов. Ты знаешь, что Кирилл был единственным, кто пришел его проводить, когда он уезжал? А теперь он возвращается… И я не знаю, кто он такой на самом деле – мой старший брат.

Каган медленно положил на плечо принца тяжелую руку:

– Мой принц, вы боитесь, что он не простит вам вашего незнания?

Тот вздрогнул всем телом.

– Боюсь…

Они взглянули вниз. Всадник остановился у ворот и поднял голову.

Длинные черные волосы собраны в хвост и только более короткий ряд волос обрамляет лицо. Знаменитая на всю Мирейю прическа принца Лилиана. Черно-синяя одежда, богатая, сложного покроя с искусной вышивкой. И все это совершенно естественно смотрелось с рукояткой двуручного меча, выглядывающей из-за плеча всадника.

У седла приторочен сложенный лук и покачивался колчан со стрелами, чья длина позволяла предположить высоту лука в собранном состоянии. И его убойную силу.

На двух людей, стоящих на стене над воротами смотрели сапфировые бездонные озера глаз, на дне которых били ледяные ручьи.

На лице безупречный макияж, который уже не мог обмануть опытного воина. И три странных лепестка над переносицей.

– Великий Доэр! – ахнул принц. – Верховный Жрец Лейлы! Короля удар хватит! Кирилл – зараза, я-то думал, почему он так уверен, что Лилиан сможет вернуться!

– А оборотень тоже каким-то боком к религии относится? – с интересом осведомился воин, разглядывая большую черную кошку, с меланхоличным видом сидящую на дороге, рядом со всадником.

– Уверен, что это оборотень?

– Абсолютно, мой принц. Наш пост граничит с владениями Черной Ложи, так что я этих кошек навидался за свою службу так, что на глаз могу определить, что этот оборотень ко всему прочему еще и из высокой семьи.

Наследный принц Мирейи пожал плечами:

– Давай спустимся и все выясним.


Я не ошибся. На стене рядом с пожилым воином стояла знакомая фигура. Не рассчитывал я так рано встретиться со своими родственниками. Да, Регил отказал мне в праве быть принцем Лилианом и объявил это по полному ритуалу, но кровная связь разорвана не была, так как для этого каждый член семьи должен был произнести отказ. Причем вслух. Так, что парень, что стоял на стене и смотрел на меня серыми стальными глазами, был моим младшим братом, как бы там не считали. И именно его и остальных двух я защищал все эти годы. Они мало что понимали тогда, когда я уже изменился. Изменился навсегда.

И я не мог сдержать дрожь пальцев, сжимающих поводья, когда от ворот навстречу шагнул Кириан. Последний раз я видел его, когда Кирилл пришел попрощаться к дверям конюшни два года назад.

И тогда в его волосах не было этой седой серебристой пряди.

– Лилиан, – он остановился в паре шагов от Призрака.

Горькие складки легли возле рта и прорезали прежде чистый лоб. Эти два года не были для него легкими. Он явно осунулся. И стал тверже, словно сталь, которую попеременно опускали то в огонь, то в холод. Я соскользнул с Призрака, придерживая меч. И встал напротив него.

– Кириан.

Я не делал лишних движений, словно передо мной был не мой брат, а хищное животное, которое требовалось приручить. Он пришел один, оставив за воротами стражей, словно хотел сказать мне что-то, что не предназначалось для чужих ушей.

Я повернул голову и взглянул на оборотня:

– Кэрт?

Тот наклонил морду, понимая. И одним гигантским прыжком взвился воздух.

Я испытал прилив гордости за моего брата. Он даже не моргнул.

Пантера скрылась из вида.

– Ты хотел что-то сказать мне, Кири? – я снова смотрел на него. Прямо ему в глаза.

А вот теперь он вздрогнул, когда прозвучало его сокращенное имя.

– Раньше я не замечал, что ты проницателен, – голос был задумчивый, и с оттенком горечи.

– Раньше у тебя не было седых волос, – тихо отозвался я.

Он поднял руку, словно неосознанно хотел коснуться головы. Серые глаза смотрели устало:

– Скажи мне… он… Регил… сделал это с тобой и Кириллом?..

– Сделал что? – я чуть наклонил голову. – Изнасиловал? Мать рассказала?

– Она бредила, – он отвел глаза.

Я сжал зубы и отрывисто кивнул:

– С Кириллкой моя вина, не успел. Регил был пьян и зол, а у мелкого такие же глаза, как у меня и матери.

На меня в упор взглянула злая острая сталь:

– Значит, нам с Крисом повезло, потому что цвет глаз другой?!

Я медленно склонил голову:

– Одна из причин. У тебя глаза его цвета, у Криса его матери и характер такой же мерзкий. А матери он боялся. Жестокая и сильная была женщина. К тому же ты был его надеждой… Он никогда не принял бы на своем троне того, кто был под ним. Насильно это было или нет.

Кириан скривил губы:

– Скажи еще, что это не ты защитил нас с Крисом…

– Защищал, – уточнил я. – Как мог. Но я не всегда мог быть рядом. Роль принца Лилиана требовала много сил и времени.

– Роль… А мы-то глупцы принимали маску за лицо.

Странный разговор у нас складывался. Неужели все это он раскопал за эти два года? Что здесь произошло в мое отсутствие?

– Вы не глупцы, – покачал я головой.- Я очень постарался, чтобы было так, как я хочу. Маска давала мне время и относительную свободу. Теперь я в силах решить задачу, которую поставлена передо мной долгом моего рождения…

У Кириана широко распахнулись глаза:

– Ты хочешь сказать?…

Я улыбнулся:

– Неужели ты думаешь, что изгнание и отлучение от семьи нарушит более древние законы? Я принц Мирейи по крови и духу. Ни ты, ни мать не отреклись от меня вслух или в душе… И долг крови остался. Боги требуют, чтобы я выполнил обязательства перед Мирейей. Кири… я не знаю, когда ты собирался принять трон, но придется поторопиться. Я пришел не только из-за слухов о болезни матери. Регил переполнил чашу терпения как минимум двух богов…

Я осекся на половине слова, когда внезапно мой брат опустился на колени прямо в дорожную пыль.

– Эй! Ты что творишь! – я бросился к нему. – Не смей! Я тебе кто? Я же просто твой старший брат. Причем даже по закону им уже не являюсь. Всего лишь бродяга.

Он поднял голову:

– Вот именно. Ты просто мой старший брат.

Я никогда не видел у него такой улыбки. И мне стало крайне неуютно. Я отступил на шаг, а Кириан легко вскочил на ноги и, даже не отряхнув штанов, в один шаг оказался рядом со мной и крепко обнял.

Я замер, как вкопанный. Мир сошел с ума. Я ехал в место, которое когда-то называл домом, понимая, что никто кроме самого младшего брата и умирающей матери меня там не ждет. Но внезапно оказался в крепких объятиях того, кто должен был быть менее всего доволен моим явлением. Ведь даже на сторонний взгляд я оставался претендентом на трон Мирейи, будучи старше его на четыре года.

+ Лейла? +

+ Он искренен, Ли. +

И я неловко, чувствуя как медленно, словно против воли, движутся мои руки, обнял своего младшего брата. А Кириан чуть отстранился и снова улыбнулся:

– Не забывай, Ли, не стоило все брать на себя. Ты мог нам довериться хотя бы на малую толику. У тебя три брата и на каждого ты можешь положиться, поверь мне. Мы все давно выросли.

Я вздохнул:

– Подозреваю, что мне нужно привыкнуть к этой мысли. Кири, мама очень плоха?

Он опустил меня и помрачнел. Я стиснул зубы:

– Понятно.

– В ясном сознании она почти не бывает. Говорит только на своем родном языке и все время зовет тебя. Часто плачет и сыплет проклятиями. Я и не знал, что она так умеет ругаться. Говорит о долге крови, о грехах, просит тебя не совершать великого греха. Часто перечисляет имена. Многие я знаю, неприятные люди…

Я дернул себя за прядь волос.

– Я потом объясню, что это за люди из списка.

– А великий грех?

– Она просит не убивать Регила. Вроде как его должна покарать судьба или найти другой выход. Сын не должен обагрять свои руки кровью отца, каким бы чудовищем он не был.

Мы молча смотрели друг на друга. Наконец Кириан вздохнул:

– Добро пожаловать домой, брат.

Я склонил голову, благодаря.

Буквально через минуту появился Кэртис. Он явно наблюдал за разговором, а возможно и все слышал. Но я не был в обиде.

У самых ворот огромная кошка начала изменяться, плавно перетекая в иную форму.

Кэртис выпрямился и встряхнул косой, зеленые глаза окинули крепостную стену:

– Правила вежливости и этикета говорят, что невежливо входить в дружественный дом в животной форме и не представившись.

Кириан поклонился с королевской невозмутимостью:

– Кириан Катани привествует гостя в своем доме.

– Я – Кэртис Эро, – ответно склонил голову оборотень.

Оба обошли титулы, как нечто незначительное. В принципе так оно и было на данный момент. К тому же оба понимали, с кем имеют дело.

– Каган, – мой брат обратился к пожилому воину со знаками капитана на форме. – Позволь представить тебе моего старшего брата – Лилиана Катании и его спутника Кэртиса Эро. Я дарую им право прохода в Мирейю и свободного перемещения в нашем государстве.

Так я вернулся домой.


– Господин, – в комнату робко заглянул слуга. – Вы просили предупредить, когда Его Высочество наследный принц появится.

Светло-зеленые глаза моргнули, и на лице принца Кристиана появилась улыбка:

– Ну наконец-то!

Он вихрем вскочил из кресла, в котором до этого лениво развалившись, листал какую-то книгу.

– С ним гости, – доложил явно повеселевший слуга.

Частенько к принцу Кристиану страшно было заходить. Совсем не зря в армии, где он собственными силами поднялся до звания генерала всего в двадцать лет, его назвали Бешенным Крисом.

– Без разницы! Хоть десять гостей с ним! Пусть тащит свою задницу сюда немедленно!

Слуга побледнел – приказывать наследному принцу? Но за его спиной уже стоял вышеназванный и мягкий голос облегчил участь слуги:

– Крис, что за манеры? Подражаешь Его величеству?

– Кир! – слугу отпустили одним небрежным взмахом руки…

На пороге стоял Кириан, и только потому, что за его спиной маячило два темных силуэта, его не сжали в стальных объятиях.

– Где ты пропадал?! Тут без тебя просто бедлам творится! Я едва справляюсь с ситуацией. А Кирилл, боюсь, даже тебя слушать не станет. Наш младшенький вчера такой норов показал, что весь дворец до сих пор челюсти подбирает, Регил за сердце держится.

– Крис, можно потише? – качнул головой его брат. – Не мельтеши. Я тут привел кое-кого, кто может нам помочь.

Кристиан остановил свое метание по комнате и подозрительно взглянул за плечо брата:

– Заморыш или оборотень?

Оборотень широко улыбнулся, а "заморыш" с закрытым лицом поперхнулся.

Наследник хмыкнул:

– Заморыш говоришь? А ведь ты так и не освоил двуручник, насколько я помню.

– При чем тут это? – искренне удивился тот.

"Заморыш" вышел из тени коридора и у принца заблестели глаза при виде синей оплетки рукояти меча, выглядывающей из-за плеча гостя.

– Умеешь с ним обращаться? – жадно подался он вперед.

Незнакомец рассмеялся:

– А ты не изменился, Крис. Оружие – первое, что тебя интересует в человеке.

Кристиан отступил на шаг назад и схватился за собственный меч на поясе:

– Этот голос…

Тот стянул с лица шарф.

– Лилиан…

– Можешь не хвататься за меч, братец. Я все равно буду быстрее, поверь мне.

– Даже за два года нельзя научиться владеть оружием в совершенстве, – язвительно отозвался молодой принц и обратился к Кириану. – Зачем ты притащил этого клоуна?

Словно холодный ветер пронеся по комнате и Крис забыл как дышать, чувствуя ледяное прикосновение стали к коже. Юноша потрясенно выдохнул, когда увидел, что его изгнанный брат держит меч на весу одной рукой, а на его лице не дрогнул ни единый мускул, демонстрирующий хоть какое-то напряжение.

Когда Лилиан заговорил снова, его голос стал намного глубже:

– Когда ты родился, мать сказала, что у тебя будет отвратительный характер. Она была права. От Регила ты нахватался многого. И если бы не твои зеленые глаза, которые напоминали ему о его матери, ты мог бы стать любимчиком. А так ты чуть не стал сломанной куклой… Регил никогда бы не замарал кровью кого-то из своих сыновей собственные руки, но на душу грех возьмет, не постесняется. Чужими рукам конечно. Ты хорошо помнишь день своего пятнадцатилетия, когда тебе чуть все кости не переломали какие-то придурки? Думаешь, они действительно не знали, кто ты такой?

Кристиан побледнел:

– Ты лжешь… ты не можешь знать…

– В тот вечер я учил Кирилла стрелять по живым мишеням, хотя ему было всего семь лет. И я бы на твоем месте сказал ему спасибо. Он великолепно снял того ублюдка, который как раз, кажется, собирался раздробить тебе коленные чашечки… Ты тогда все пытался найти своего таинственного лучника-спасителя. Ты все еще веришь, что наша мать умирает просто от болезни?..

Лезвие меча чуть отодвинулось от его горла, и сапфировые глаза смотрели равнодушно:

– Если ты считаешь меня клоуном, то нам обоим сейчас стоит забыть, что мы виделись. И все же я задам тебе пару вопросов: ты хорошо знаешь человека, который является нашим отцом. Объясни, почему у него такой изнеженный старший сын и почему он так долго позволял ему жить? Ты действительно думаешь, что королева-мать могла воспитать клоуна? Тебе было всего девять лет, когда я изменился, но тебе тогда было УЖЕ девять лет… ты предпочел не помнить?

Принц не выдержал и опустил глаза. Меч исчез из его поля зрения. А голос изгнанного и отлученного от семьи принца уже обращался не к нему:

– Кири, я хочу пообщаться с Кириллом. Я обещал ему подарок, когда вернусь. И лучше поспешить к матери, Регил наверняка уже в курсе о моем появлении. Надо поторопиться.

– Хорошо, пойдем. Я подозреваю, что Кирилл у матери в опочивальне.

Кристиан отпустил судорожно сжатую рукоять меча только тогда, когда дверь мягко захлопнулась за спинами его братьев. И медленно опустился в кресло.

– Производит впечатление, да? Я бы сказал даже, пугает, – голос оборотня заставил принца почти подскочить.

– Я тебя знаю, – мрачно заметил юноша. – Ты главнокомандующий войсками Черной Ложи – Кэртис Эро.

– Верно. Черный злой колдун отпустил меня погулять, – улыбнулся тот. – Потому что моя судьба на время оказалась тесно связанна с судьбой Верховного Жреца Лейлы…

Принц вскинул бровь:

– Их же больше не существует.

– Вы невнимательны, Ваше Высочество, – укоризненно покачал головой оборотень. – Разве вы не обратили внимание на несколько необычный макияж своего старшего брата? Да и меч у него довольно узнаваем. Если знать историю. Особенно для того, кто изучает историю оружия.

– Так это же… – светло зеленые глаза уставились в кошачьи в немом потрясении. – Синее Пламя!?

– В точку, – довольно мурлыкнул Кэртис. – Причем и меч и его хозяин уже притерлись друг к другу. Очень скоро Лиани сможет отпустить его, и меч будет являться к нему по зову.

Кристиан мрачно смотрел на собеседника:

– Мой брат настолько силен? Как он умудрился стать жрецом Лейлы? Я помню историю, послушником-то можно было стать только лет в пятьдесят.

Темный потянулся:

– Ну что я могу сказать, как он стал жрецом, и я не знаю. Но вот насчет силы… Да, Лилиан очень силен. Вы слышали об Ольгаре Безумном?

Принц медленно кивнул.

– Мы с Лиани были пьяными в хлам по поводу нашего с ним знакомства. И Ему приспичило найти две желтые ленты. В итоге он их получил, причем Ольгар не в претензии, так как оба изрядно помахали мечами, доказывая кто сильнее.

Кристиан впал в глубочайшую задумчивость:

– Похоже я чего-то недопонимаю, да и Кири явно притащил вас не просто так. Он что-то узнал за все это время. Да еще поседел в прошлом месяце и сразу замкнулся в себе. Позавчера внезапно рванул на границы. Говорил, что нужно развеяться и подумать немного, а в итоге вернулся… Лилиан все это время, что притворялся? Он научился владеть двуручником втайне от всех? И учил Кирилла стрелять из лука? – глаза принца внезапно посветлели от восторга. – Боги! Мне бы его в шпионы!

Кэртис только головой покачал. Все же интересно, как у Регила такие сыновья интересные получились?

Юноша вскочил на ноги:

– Хочешь выпить? У меня есть "Греза" четырехсотлетней выдержки.

– От таких предложений не отказываются, – оборотень сел в кресло напротив. – Тем более, мне же надо где-то переждать, пока твой брат набродится по всем местам памяти.


Я коснулся щеки матери. Она выглядела очень бледной среди всех этих подушек и одеял. Совершенно неподвижная, лишь грудь едва заметно вздымалась и опускалась.

Внезапно её глаза открылись, и прекрасные сапфировые глаза взглянули прямо на меня.

– Лиан, мальчик мой, ты, наконец, приехал – её голос был очень слаб.

– Да, мама, – я взял её исхудавшую руку и прижал к своему лицу.

– Макияж испортишь, – попробовала она улыбнуться.

– Ничего.

Её лицо исказила гримаса боли, и мне показалось, что она вот-вот заплачет:

– Ли. Прости меня. Пожалуйста. Я не смогла защитить тебя тогда от него.

– Мама, успокойся, – прошептал я. – Ты ничего не могла сделать. Это его и только его вина. Ты очень помогла мне. Я ведь не сломался.

– Да, – тихо прошептала она. – Ты сильный, мой Ли, очень сильный. Благодаря тебе, твои братья… – она закашлялась.

Я с болью смотрел на неё. Ей было всего пятнадцать, когда она вышла замуж. И сейчас она умирала достигнув сорока трех лет. Возраста, когда многие женщины расцветают во второй раз.

На её щеках алели пятна, которые нестерпимо хотелось стереть.

– Я хотела попросить тебя, Ли… Именно тебя. Другие не смогут…

Кириан страдальчески вздрогнул, я наклонился ближе:

– Что, мама? Что я должен сделать?

– Мой отец… Когда я умру. Передай ему перстень с сапфиром… Это мое последнее слово ему… не обязательно сейчас… я достаточно долго ждала, пока жила… подожду и после смерти… Главное, обещай, что отдашь…

– Обещаю, – кивнул я. – Мой дед получит твое последнее слово.

– Хорошо, – она вздохнула и закрыла глаза. Худые пальцы разжались.

Я поцеловал её в лоб:

– Спи, мама. Теперь мы будем охранять твой сон.

Кирилл, сидящий на другой стороне кровати очень серьезно кивнул и погладил ножны меча, который я привез ему в подарок.

И этот жест совсем не выглядел смешным у двенадцатилетнего мальчика. Он скорее напоминал маленького воина, чем мальчишку. Он и мечу обрадовался не как ребенок, а как воин новому собрату.

И это заставляло меня сжимать зубы до боли в челюсти.

Я поднялся на ноги:

– Рилл, охраняй маму, ладно? Мне еще нужно кое-что сделать. А чуть позже, я вернусь.

– Хорошо, – серьезно кивнул он, словно хороший солдат перед своим командиром. – Не волнуйся, я стал сильнее за это время. Маму никто не тронет.

Мы с Кирианом вышли из апартаментов королевы и только там будущий король смог дать эмоциям выход. Яростный удар кулака образовал вмятину в стене, но не облегчил его боль. Он сжал губы:

– Видел Кирилла? Он у постели матери все время, не отходя. Слуги приносят ему поесть. И на его глазах по его требованию пробуют еду. Когда пытался зайти король, он взялся за лук и продемонстрировал, что отлично выучил с какой стороны тетиву натягивают. Он на полном серьезе пригрозил королю, что прострелит ему руку или ногу, если тот только посмеет войти в комнату его матери. Не должны принцы в двенадцать лет так разговаривать!..

Он почти кричал.

Я протянул ему платок:

– Руку перетяни. Кровь капает…

Он почти недоуменно поднял глаза и вздрогнул всем телом, увидев что-то за моей спиной.

И я медленно повернулся, уже зная, кого увижу.


Регил сидел у себя в кабинете и задумчиво смотрел в окно. Жена умирала. Но это его мало волновало. Ей давно было пора пододвинуться. Она слишком часто вмешивалась в дела королевства. Сейчас было важнее другое. Ему сообщили, что его старший сын, которого он изгнал из королевства с позором, возвращается.

Парень оказался хитрой бестией. Настоящим сыном своего отца, не признающим поражения и помнящим унижение. И его явно не остановит, что человек, который унизил его – его собственный отец.

Лилиан с виду изнеженное, капризное и бесхребетное создание, у которого как оказалось железная воля, властность и поистине семейная жестокость. Столько лет водить всех за нос. Король помнил эти сапфировые глаза, которые смотрели на него с насмешкой и вызовом. Он никогда не понимал, почему остальные не видят этого. И Регил отдавал себе отчет в том, что боится своего сына. Такие глаза как у него – не прощали. Однажды давным-давно он совершил ошибку. Король и сам не помнил, почему пошел на это. Наверное, во всем виноват вызов в глубине чистых сапфиров. С некоторых пор Его Величество просто ненавидел этот камень. Теперь тот же вызов горел в глазах его младшего отпрыска. С которым он в конце- концов повторил ту же ошибку, что и со своим первенцем.

Регил сцепил пальцы рук в замок. Лилиан стал непредсказуемым фактором. Он мог выкинуть все, что угодно. Король в глазах старшего сына видел настоящее безумие еще тогда, два года назад. И понимал, что он вернется во что бы то ни стало.

От размышлений его оторвал скрип двери.

– Я же приказал меня не беспокоить! – рявкнул он.

Слуга в дверях низко поклонился, дрожа от ужаса.

– Ваше Величество, Вы велели доложить о капитане Раине, как только он появится.

Король приподнялся за столом.

– Зови немедленно.

Воин отодвинул слугу за спину и закрыл за собой дверь. Его почти мертвые змеиные глаза смотрели на своего повелителя.

– Ну? – выдавил из себя Регил.

– Я не успел его перехватить. Он пришел со стороны владений Черной Ложи. И его встретил наследный принц.

– Кириан? – король выпрямился.

– Да, оба сейчас в покоях королевы.

– И ты только сейчас сообщаешь мне об этом?! – сверкнули серые глаза.

– Я торопился, как мог, Ваше Величество, – опустил глаза воин.

– Ладно, – Регил вышел из-за стола. Никто не мог назвать его трусом. – Что ты успел выяснить?

– Немного, – хмуро отозвался воин. – Он как сквозь землю провалился некоторое время назад. Почти год его вообще нигде невозможно было найти.

– Но хоть что-то ты смог выяснить?! – в глазах короля разгоралось яростное пламя.

Тот медленно кивнул:

– Его сопровождает главнокомандующий Черной Ложи. И… он носит одежды и знаки жреца Лейлы…

– Что?!!

Регил в ужасе смотрел на своего офицера.


Ему было шестнадцать, когда его короновали. Его мать позаботилась о том, что бы никто не смог сомневаться в его праве на престол Мирейи. И направляла сына железной рукой.

Регил все же смог вывернуться и почти сразу сбежать в длительный военный поход, оставив королевство на мать. Но та совсем не была против.

Те четыре года, пока она властвовала, впоследствии народ Мирейи назвал серебряными годами. А регента – Стальной Леди. Суровая, но справедливая рука этой женщины принесла в страну процветание. Но она не успела закрепить их. Её сын вернулся. Вернулся тем, кем сам создал себя в этих походах и в жерле вулкана, под названием война.

А еще через год стальная Леди слегла и очень быстро угасла. Но она все же успела позаботиться о сыне еще раз, заключив договор с султаном Восточной Империи о политическом браке одной из его многочисленных дочерей с её сыном, королем Мирейи. Свадьбы она не дождалась.

Смерть Эмей Катани, Стальной Леди, была перекрыта празднованием свадьбы короля Регила.

А еще через несколько недель страна вздрогнула. Король показал свою собственную хватку, явив, наконец, то, кем он являлся на самом деле.

Резко поднялись налоги. Законы выходили один за другим. Начались гонения и конфискации, а затем и казни.

И как-то незаметно все, кто раньше поддерживал Стальную Леди, начали исчезать, затем цепочка потянулась дальше и больше.

А через год в Мирейи появилась новая традиция. Родители начали прятать дочерей, кто отсылать прочь из столицы, кто, пускаясь в ухищрения, скрывал девушек, а некоторые даже специально уродовали. Потому что в городе появилась напасть, которую окрестили Дикой Охотой по-королевски. Молодой король со свитой таких же молодых людей из верных ему семей, прошедших с ним войну и его походы, проносился по улицам. Они хватали всех симпатичных девушек, которые не успевали спрятаться, прямо на улице невзирая на положение девицы…

И если повезет, то девушка возвращалась домой всего лишь опозоренная…

Столица всколыхнулась, но зарождающиеся бунты были подавлены на корню разросшейся армией короля. Он не жалел финансов на воинов. И крепко держал все военные ресурсы в своем кулаке. Кто-то даже начал находить, что жестокое правление идет на пользу королевству.

Самым большим праздником для жителей, стало известие о рождении наследника Мирейи. В тот момент, когда королева разрешилась от бремени, король отсутствовал, наводя порядки на границе, где провел почти год. И в подарок жене прислал отрубленные головы мятежников, которых он четвертовал в тот день, когда ему привезли известие о рождении сына.

По брачному договору с Восточной Империей, Тамира Катани могла воспитывать своего первенца в традициях своей страны, и дать ему имя.

Регил увидел сына, когда тому исполнился год. Он скривился при имени, которое выбрала королева, но промолчал.

Присев на корточки перед карапузом, который только-только начал уверенно держаться на ногах, король протянул ему тяжелый кинжал, украшенный драгоценными камнями.

Малыш недоверчиво посмотрел на новую игрушку, и поколебавшись, схватился за ножны обеими руками.

Король гулко рассмеялся и подхватил его на руки:

– Хорошая кровь! Кровь воина!

Королева опустила глаза, скрывая их выражение.

Регил был красивым мужчиной. Высокий и статный, сероглазый, с буйной шевелюрой иссиня-черного цвета. У него были чувственные губы и привлекательная улыбка.

Женщин не надо было уговаривать прыгать к нему в постель. Но королева ненавидела своего мужа. За эти три года, что она была его женой, она хорошо изучила своего супруга. И между ними постепенно развивалась тихая война. Королева отстаивала свое право на первенца.

И когда она родила второго мальчика, Регил отступил на время. Однако, оставил последнее слово за собой, заставив её родить еще двух сыновей.

Он еще тогда решил, что первенцу трона не видать. Править должна не только его кровь, но и его дух, а в наследнике слишком явно проглядывала восточная линия его матери.

Когда Лилиан вырос и стал вести образ жизни, который сделал его знаменитым на всю Мирейю и за её пределами, Регил вздохнул с облегчением, он всегда знал, что старший сын – яблоко червивое.

Однако, чем старше становился юный принц, тем чаще Регил отводил глаза от безмятежного сапфирового взгляда.

И он вспоминал собственные слова: "Хорошая кровь! Кровь воина!" Казалось, только он сам видит ледяные озера на дне этих глаз.

Он воспользовался предоставленным ему предлогом, чтобы лишить Лилиана наследства и изгнать его из страны.

А сейчас, два года спустя, он вернулся вопреки закону. Вернулся, сняв маску.

Отец и сын стояли друг напротив друга, и Кириан внезапно осознал, что его старший брат внешне похож на короля. Никто этого не замечал под слоем макияжа, длинными прядями волос и манерами.

– Вернулся, – тяжело уронил Регил в гнетущую тишину. – Карты решил открыть?

– Не совсем, – усмехнулся ему в лицо сын. – Я приехал к матери. Она от меня не отказывалась. А тебе я еще два года назад сказал, что ты мне неинтересен… Мне нужна была свобода. Правда, теперь меня попросили о помощи…

Король перевел взгляд на Кириана, и тот встретил взгляд таких же серых глаз как у него самого, не дрогнув.

– На трон побыстрее захотелось? – прошипел Регил. – Твой дед и прадед это темное семя Лейлы на колы сажали! А ты решил со жрецом Лейлы связаться, чтобы родного отца с трона столкнуть?!

– Он мой брат, – тихо ответил принц, – а мой отец – чудовище. Чудовище, которое правит страной, которую я люблю. Чудовище, которое учинило насилие над собственными сыновьями; чудовище, которое пыталось устранить еще одного своего сына и почти убило мою мать…

Король сощурил глаза, откуда только сопляк все знает? Даже про покушение на Кристиана.

– И ты поверил в байки вот этого? – он ткнул пальцев в сторону Лилиана.

Кириан качнул головой:

– Ты недооцениваешь меня. Только слепой не увидит, что твой двенадцатилетний сын почему-то готов переступить через кровь, чтобы только не пустить тебя в комнату близко к твоей жене и к себе самому. Почему ты так испугался, когда он сказал, что выстрелит? Почему мать в бреду все время призывает самые страшные проклятия на твою голову? Почему твой народ бежит в другие страны? Почему, – он внезапно яростно дернул себя за седую прядь волос. – Я увидел то, что увидел во время твой Дикой Охоты?!

Регил побледнел. Он внезапно понял, что прямо на его глазах эта прядь становилась серебристой.

– Идиот! Тебя же могли убить!

– И что? – холодно прозвучал ответ. – Других ты убивал без сожалений. А они были твоими подданными, которых ты поклялся защищать, когда короновался.

– Что ты понимаешь в управление королевством?! – ощерился король Мирейи.

– Кое-что понимаю – вскинулся Кириан. – Кажется, ты сам учил меня и нанимал лучших учителей. Тебе же хотелось достойного наследника. Я удивлен, что ты не воспитывал меня по своему образу и подобию…

– Не получилось бы, – подал голос Лилиан, стоящий чуть в стороне. – Он боялся самого себя. И боится до сих пор. В угаре он мог и забыть, что ты его сын. Дикая Охота – это неконтролируемая оргия. Кое-что в его душе, как осколок разбитого зеркала в пустой раме, еще осталось. Или же просто король плохо себе представляет на троне сына, которого развратил сам или кто-то из его друзей. Такие парни для него уже не мужчины, и уж тем более не наследники…

Звук пощечины прервал его на полуслове. Голова изгнанного принца мотнулась, и зло блеснули синие глаза.

Король больше не успел ничего предпринять, возле его уха свистнула стрела и ударилась о противоположную стену. Все трое повернули головы в сторону выстрела. В проеме дверей, ведущих в апартаменты королевы, замерла хрупкая мальчишечья фигура, в руках которой подрагивал огромный синий лук. А на тетиве уже замерла следующая стрела с синим оперением.

Лилиан внезапно вспомнил, что оставил лук и стрелы рядом с постелью матери, когда выходил.

– Отойди от Ли, – звонко приказал мальчик. – Отойди или я отстрелю тебе сначала ухо, а потом, как и обещал в прошлый раз, пущу стрелу в колено. Я не промахнусь…

Кириан пришел в себя быстрее всех.

– Видите, Ваше Величество, – он смотрел прямо в глаза отцу. – Вы переступили черту дозволенного. И если до этого момента я еще сомневался в предложении Ли, то сейчас, после того, как снова увидел глаза своего младшего брата, я полностью поддерживаю его.

– И что вы задумали? – прохрипел Регил, отступая назад. – Имейте в виду, детки, армия на моей стороне.

– О, – взгляд его старшего сына стал бездонным. – Я хочу, чтобы ты подписал отречение от трона в пользу Кириана.

– Почему не тебя? – усмехнулся король.

Лилиан помахал в воздухе рукой:

– Меня не интересует власть. Иначе бы я не доводил тебя до состояния отречения от меня, как от наследника и сына. Тем более у меня полным полно дел, как у жреца. Спасибо дедушке за это. – Он помолчал и наклонился вперед, приблизившись к отцу. – Знаешь, что я сейчас вспоминаю?

– Догадываюсь, – король взглянул своему сыну в глаза. – Тот день, когда я взял тебя на глазах у твоей матери. Ты тогда впервые испытал боль и унижение. Это был всего один урок и посмотри, чего ты достиг.

– Ты гордишься этим? – синие бездонные глаза сузились.

– Сейчас да, – Регил подался вперед. – Я создал тебя. Ты могущественен, силен и красив. У тебя почти нет слабых мест, кроме одного.

– Ты поимел меня, как какого-то безродного наложника, – прошипел юноша. – Удовлетворил свою похоть и жажду унижения! И сейчас пытаешься сказать мне, что это было твоим уроком?! Не выйдет, папочка! Хочешь сказать, Кириллу ты тоже преподал урок?! Была бы моя воля, я перерезал бы тебе горло прямо сейчас. Но у нас строгие законы о покушениях на Катани. Однако, я жрец Лейлы, и у меня появилась совсем иная идея, Ваше Величество. Я все же являюсь вашим сыном по крови, хотя и прошел через изгнание и отречение. И кое-какие вещи не уничтожить ни в крови, ни в голове.

Регил смотрел на сына и, наверное, впервые в жизни, боялся. Синие глаза пронизывали насквозь чистой ненавистью и глубокой жаждой крови. Его крови. Этот не поступиться ничем, чтобы убрать его с дороги. Кажется, где-то в прошлом он совершил ошибку, и он догадывался где. В тот момент, когда позволил своей жене заниматься воспитанием сына.

– Вы подали мне просто гениальную идею, Ваше Величество, – по-акульи улыбался Лилиан.

У короля не выдержали, наконец, нервы, и забыв о стреле направленной ему в голову, он выхватил свой меч.

У горла его сына застыл кончик меча:

– Собирался убить меня? Неужели ты думаешь, что тебе бы это удалось, молокосос?!

– Я не думаю, – Лилиан словно не видел лезвия у своего горла, – я знаю. – Его голос стал шепотом. Длинные пальцы коснулись меча, словно лаская, а потом легким нажимом переломили сталь.

Регил смотрел на него широко раскрытыми глазами. Сейчас он видел перед собой кого-то иного. Над переносицей юноши нестерпимо сияли три голубых лепестка.

– Давно пора было сделать это, – тихий голос юноши пропитывал его кожу. – Семья Катани никогда не будет прежней. Именно ТЫ открыл врата для разрушения и мести. Регил Катани, упиваясь властью и силой, ты поступился заветами своего отца и отныне, каждое поколение кто-то из семьи Катани будет служить Лейле. А Регил Катани… – он тихо рассмеялся звенящим рассыпчатым смехом, – никогда не будет прежним, так как я забираю основу твоей сути.

Король чувствовал, как тянут из него что-то, что-то изнутри, неизмеримо важное и необходимое ему. Он взревел от дикой боли, но резкий рывок – и боль ушла. Осталось лишь пустота. И тихий голос в пустоте:

– Теперь ты принадлежишь Лейле. Отныне и навсегда. Ты будешь жить, пока это необходимо Лейле, ты будешь дышать, пока ей это нужно, а потом ты исчезнешь. Навсегда. Но чтобы завершить дело… Позволь сказать еще кое-что… Во всех нас твоя кровь. Кровь убийцы, кровь чудовища. Ты просто пожинаешь плоды того, что посеял. Мы не уподобимся тебе. Я отказываюсь от тебя, как от отца, ибо не был ты отцом мне. Я отказываюсь от тебя, как от короля, так как не был ты и настоящим королем. Лишь подделкой.

Отказ от кровной связи и связи с королем… пустота ширила свои владения, и Регил цеплялся за крошащуюся кромку реальности у него под руками, но второй голос отодвигал её все дальше.

– Я, Кириан, отказываюсь от тебя, как от отца – мне противна сама мысль, что я был рожден из твоего семени. Но я никогда не позволю себе забыть, чей я сын. Я отказываюсь от тебя, как от короля, ибо ты нарушил все клятвы наложенные на тебя королевским бременем.

Стрела на тетиве дрогнула и замерла в неподвижности. Звонкий голос разнесся по коридору:

– Я отказываюсь от тебя, как от отца, ты никогда им не был. Я отказываюсь от тебя, как от короля, потому что ты не король.

– Этого недостаточно, – Лилиан поднял глаза.

Король скорчился на полу, но его глаза все еще горели яростью и ненавистью.

– Ну, – из сумрака коридора показалась еще одна фигура. – Я тут вас всех послушал, и при таком дружном раскладе, решил, что мое слово лишним не будет.

Кристиан смотрел на своих братьев, потом перевел взгляд на короля:

– Я отказываюсь от тебя, как отца и короля. Отец никогда не отдал бы приказа о превращении сына в инвалида. Все чего я добился, я добился сам. И кстати, ты не прав. Армия не на твоей стороне… я давно уже получаю предложения занять твое место. Офицеры горят желание поддержать меня в заговоре против короны. А вот за мать я бы прибил тебя, но к сожалению кровь, что бежит по мои жилам все же пришла от тебя.

– Услышано и засвидетельствовано, – заключил Лорд Кэртис, появляясь за спиной зеленоглазого принца.

И пустота стала безграничной. Ритуал был завершен свидетельством постороннего, имеющего причастность к магии.

И никто из них не видел, как на губах умирающей королевы в спальне появилась счастливая улыбка. Её проклятие настигло чудовище, и её сыновья оправдали её ожидания.

Девочка с босыми ногами и золотой косой протянула ей руку и ласково позвала:

– Вставай, Тамира. Пойдем со мной. Я покажу тебе все то, что ты хотела увидеть. Ты достойно прожила жизнь и сражалась.

Королева протянула исхудавшую руку, улыбаясь. Она свои дела в этом мире завершила.


Я стоял над гробом матери, опираясь на Синее Пламя. И рядом со мной замерли все три моих брата в траурных королевских одеяниях.

Аристократы с семьями и приближенными насторожено сверлили нас настороженными взглядами. Я ощущал на кончике языка привкус их страха.

Королева мертва, король сошел с ума, и напоминает овощ, изгнанный принц вернулся, облаченный в одежды Верховного Жреца Лейлы, богини Ночи и Охоты и его явно привечают наследник престола и остальные братья… есть чего испугаться.

Никто из них не мог знать, что их ждет после похорон, никто из них не был уверен в своем будущем.

А еще их до смерти пугала улыбка мертвой королевы.

Солнце стояло высоко в зените и заливало все окружающее пространство ярким почти слепящим светом. Где-то в вышине, невидимый в нежно-голубом небе пел жаворонок.

Внезапно толпа зашевелилась, зашепталась и медленно начала раздвигаться, создавая своеобразный коридор, в конце которого появилась процессия в бело-золотых одеяниях. Жрецы Доэра Солнечного, чей культ в Мирейи процветал с незапамятных времен, шли прощаться с королевой.

Я знал, что даже Регилу не удалось противостоять железной воле Верховного Жреца Доэра Тайрига. Он не мог вмешиваться в дела королевского дома согласно древнему договору между короной и жрецами, но он необычайно хорошо выполнял свою работу. И поддерживал королеву…

Благодаря Тайрагу в нашей несчастной стране все еще верили, что рано или поздно все изменится. И надежды сосредотачивались на детях короля.

Он остановился прямо перед гробом и его глаза оказались на одном уровне с моими.

– Лорд Тайриг, – поприветствовал я его наклоном головы.

– Лорд Лилиан, – медленно кивнул он, признавая мой новый статус. – Не думал я, что успею увидеть возрождение культа Лейлы. Но видимо, нам предстоит много нового, что прежде и не предполагалось…

Он взглянул на королеву:

– Она всегда возлагала на вас большие надежды, но даже я не верил ей. Однако, следовало довериться суждению королевы, в конце концов, именно она вела вас вашим путем…

Он остался таким, как я его помнил, словно время не касалось его. В свое время он стал самым молодым Верховным Жрецом Доэра, так как сам бог указал на него. Он обрезал волосы. Теперь белые пряди обрамляли его лица с тонкими чертами лица, делая бездонно-голубые глаза огромными, и он казался ещё моложе. Если я правильно помнил, то ему должно было быть сейчас около пятидесяти, однако он выглядел лет на двадцать, фактически моложе меня.

Омуты его взрослых глаз, так не соответствующих остальному облику поднялись на меня:

– Прими мои соболезнования. Королева Тамира была великой женщиной. Она смогла уберечь своих детей от соблазна следовать путем отца.

Я благодарно кивнул и сдвинулся со своего места, освобождая пространство.

Легкая благодарная улыбка скользнула по его губам. Провожать членов королевской семьи в последний путь – всегда было привилегией жрецов Доэра.

Тайриг обошел гроб и встал рядом со мной, за его спиной замер сероглазый послушник. Я, чувствуя какое-то беспокойство, вгляделся в этого мальчика и почувствовал, как расширяются мои глаза. Послушник заметил мой взгляд и приложил палец к губам. Я ошарашено кивнул, а Доэр Солнечный мягко улыбнулся одними уголками губ.

+ Госпожа моя, ты попозже объяснишь мне один вопрос, хорошо? + ласково обратился я к своей богине. В ответ в моем сознании раздался смешок:

+ Я рада, что ты смог отвлечься от своего горя на такие милые пустяки, Ли. +

+ Ты забрала душу моей матери? +

+ Я ближе ей, + тихо ответила она. + Не забывай, она пришла из страны, которая поклоняется Рою, богу Мрака и Крови, в Мирейю, где основная религия сосредоточена на полной ему противоположности. Доэр был чужд ей, но, прожив столько лет под сенью его благословения и общения с его верховным Жрецом, она поневоле начала смешивать религии, отходя от одного и не приходя к другому. Ты стал для неё проводником ко мне. Кровная связь все же сильнее дружбы, так что здесь я оказалась к ней ближе, чем Доэр. Но не волнуйся, он не в обиде, а Рой потерял её в тот момент, когда она впервые встретилась с Тайрагом. + Она помолчала. + Спасибо тебе за неё, Ли. У твоей матери очень красивая душа, но усталая. И поверь мне, она сама выберет свой дальнейший путь. И свою дальнейшую новую жизнь. А пока пусть литанию о ней прочитает её единственный друг в этой стране. Позволь ему попрощаться с ней.+

Я медленно отступил на шаг назад, словно выдвигая Тайрага вперед, оставляя его у гроба.

Тот слегка удивленно оглянулся на меня, а потом понимающе склонил голову и… запел.

Я видел, как облегченно вздыхали люди. Все же вековые традиции крепко сидели в их душах и сознаниях.

Однако, теперь я знал одну тайну, сокрытую от людей. Доэр Солнечный был родным братом Лейлы Прекрасной. Осталось выяснить каким именно: старшим или младшим…

+ Младшим, + шепнула с улыбкой моя богиня, и у сероглазого послушника Лорда Тайрага страдальчески скривились губы. Я ему искренне посочувствовал, из-за чего удостоился пренебрежительно девичьего фырканья.


– Хорошо выглядишь, – заметил Кириан, когда я вошел в его кабинет следующим утром после похорон матери.

– Спасибо, – я улыбнулся. – Сон – лучшее лекарство от любых проблем.

– Есть ещё более лучшее, – почти лениво прозвучало с кресла. Я повернул голову и обнаружил, что на меня смотрят зеленые кошачьи глаза. Оборотень насмешливо наклонил голову. – Это средство называется занятие любовью.

Будущий король, мой брат рассмеялся:

– Его Темность много интересного нарассказывал нам с Кристианом сегодня ночью. Мы решили дать тебе отдохнуть немного. Ты и так очень много сделал для нас всех.

Я пожал плечами:

– За этим-то я и вернулся. Надеюсь, ночные возлияния и веселые, и как я понимаю, частью похабные истории, не повлияли на вашу работоспособность. Отдыхать нам некогда.

Кириан откашлялся:

– Ли?

– Да? – я обернулся к нему.

– Мы решили провести коронацию завтра.

Я обдумал это и кивнул:

– Правильно. Нельзя дать опомниться всем подонкам, которые под рукой Регила процветали, и это в корне оборвет слухи о том, что я собираюсь отобрать у тебя трон.

– У меня к тебе просьба.

– Какая? – меня заинтриговала решительность, прозвучавшая в его голосе.

– Я бы хотел, чтобы ты, как жрец Лейлы, провел церемонию коронации вместе со жрецом Доэра.

Я чуть не сел на пол:

– Ки! Ты сошел с ума?! Лейла почитается, как богиня темная! А Доэр – бог Солнца и справедливости! Бог Света! Ты хочешь попрать все законы и традиции нашего государства?!

– Примерно, – тихо ответил мой брат. – Наша страна давно нуждается в хорошей встряске. Наш отец слишком долго правил рукой света так, что многие потянулись ко Тьме, ища в ней спасение. Я хочу объединить две стороны. Я не собираюсь проводить религиозную революцию, но чтить Лейлу – это не преступление. Старший брат короля – жрец. И Сила Лейлы помогла нам. Я просто отдаю ей те почести, которые она заслужила.

– О силы, – выдохнул я. – Ты рискуешь вызвать гнев богов, Ки.

+Я поговорю с Доэром, + голос Лейлы в моем сознании был необычайно серьезен и в нем появились незнакомые мне интонации.

Я поднял глаза на брата:

– Сегодня вечером я дам тебе ответ. Но все равно ещё раз обдумай это. Боги могут согласиться на подобное, но всегда остаются ещё и люди.

– Хорошо, брат, – он кивнул. – Но не думаю, что я передумаю.


Я стоял посреди храма Доэра, прямо перед его алтарем и ждал верховного жреца Тайрига. Моя богиня дала мне ответ Доэра. Осталось поговорить с его жрецом.

Вдоль стен скользили прислужники и жрецы, которые кидали на меня довольно косые взгляды.

Я провел по мягкой ткани моих темных с синей отделкой одежд жреца. Я пришел сюда, как жрец Лейлы.

– Лорд Лилиан? – у алтаря возвышалась высокая фигура. Как он там оказался я не успел заметить, это настораживало. За его спиной сверкали любопытные серые глаза знакомого юноши-послушника.

– Лорд Тайриг, – поприветствовал я его.

– Прошу прощения, что заставил Вас ждать, – он спустился ко мне, но остался на некотором расстоянии. – Со мной говорил мой бог, – тихо заговорил он. – Мало, кто помнит, когда он в последний раз столь ясно выражал свою волю. И воля его гласит, что я должен объединиться с Тьмой

– Так определяют люди, – пожал я плечами. – Лейла – это не Свет и не Тьма. Это даже не Сумерки, уравновешивающие эти два понятия. Она нечто иное. Не нам судить мерки богов и их мораль.

– Понимаю, – склонил он голову. – Но поймут ли люди?

Нет, он никогда не был фанатиком. Он прекрасно понимал возможные последствия нашего поступка. Но могли ли мы противоречить богам?

– Это решение, которое принял король, – напомнил я. – И тебе нечего опасаться, жрец. Я не стану проповедовать учения своей госпожи, я уеду сразу после коронации. И твоей власти ничего угрожать не будет.

Его глаза сверкнули гневом:

– Хорошего же ты обо мне мнения, Жрец Лейлы! Меня не интересует власть. Я служу своему богу, потому что люблю его и преклоняюсь перед ним. С того самого момента, как вошел под своды первого своего храма. Если его милость чуть больше, чем для остальных, я принимаю её с радостью, но я не беру того, что мне не нужно.

– Я понял, – поднял я примирительно руки. С этого станется, еще и придушит в гневе. – Орать не надо было. Я и так вижу, что вы благословлены Доэром.

Он прищурился:

– И как же это видится жрецу Лейлы?

Я взглянул на прислужника за его спиной:

– Он что не знает?

Мальчишка скорчил мне рожу:

– Ну, ты нахал! Сестричка, конечно, предупреждала, но такого…

Серые глаза взглянули на недоумевающего жреца:

– Если он будет знать, он будет лишь благоговеть, а не любить.

Я фыркнул:

– Боги, а ведете себя как дети! Ты настолько не доверяешь собственному жрецу?

– Полегче, смертный! Ты слишком много на себя берешь! – его голос почти гремел.

– Эй, ты орешь на моего жреца! – рядом появилась Лейла.

– Он мне хамит! – возмутился Доэр.

– Ну и что?! Хочешь, что бы он тебе пятки лизал, как остальные? – возмутилась богиня, – Ты уж определись, младшенький, что тебе надо! Сам ещё недавно ныл, что хочешь, чтобы тебя ценили, как тебя самого, а не как бога.

Я подобрался к Тайригу и взял его за локоть:

– Пошли.

– К-куда? – он ошарашено посмотрел на меня.

– Отсюда. Нам надо поговорить. А здесь этого уже не сделать.

Лейла метнула в нас гневный взгляд, и я почти волоком утащил Тайрига. При семейных сценах богов лучше всего не присутствовать. Опять самыми крайними жрецы останутся.


Тайриг и я сидели в каком-то трактире и распивали кувшин вина. Я позаимствовал у него комплект простой, но удобной одежды, чтобы не светится своим примечательным нарядом жреца Лейлы, о котором все уже были наслышаны. Мой коллега постепенно приходил в себя после сцены в храме. Ему еще много придется осознать, и видимо о многом поговорить со своим богом.

К сожалению, мне некогда было помочь ему. Коронация уже завтра, а Тайриг до сих пор не дал ответа.

– Тамира была мудрой женщиной, – задумчиво рассказывал он, выбрав наиболее отдаленную от его бога тему. – Я помню, как увидел её впервые, перед алтарем в свадебных одеждах, где завершилась сделка о её браке с Регилом. Её глаза горели решимостью. Король так и не смог её сломать до конца.

Я кивнул:

– Она очень хорошо вдолбила в мою голову долг перед Мирейей. Наверное, именно из-за этого в первую очередь, я вернулся помочь Кириану. И я никак не ожидал, что обрету всех троих своих братьев… Регил недооценил её.

– Да, а теперь нам разгребать все, что вы натворили, – скривился он.

Я поднял на него глаза:

– Никто не должен знать о ритуале отречения и свидетельстве Темного… Это принесет лишние проблемы. Пусть все валят на меня, как на жреца Лейлы. Некоторые мои предшественники создали нам такую славу, что мало кто не поверит тому, что именно я свел с ума короля. Кириан не должен быть замешан в этом всем. Он будущий король. И если сделку со жрецом Лейлы ему еще простят, то фактом его отречения от отца и короля могут воспользоваться.

Тайраг хмыкнул:

– Так отговори его от этой безумной затеи с коронацией двумя жрецами!

Я пожал плечами:

– Ничего не выйдет, он настроен очень решительно. Я уже горло себе сорвал. В последний раз он вообще саданул кулаком по столу и заявил, что он не изменит своего решения, и раз мы делаем его королем, то не должны оспаривать его решения. Я думал на меня потолок рухнет. А слышали бы вы, как он ласково до дрожи в коленках разделал Совет Министров. Больше половины сразу подали в отставку, спасая свои шкуры.

Жрец Доэра рассмеялся:

– А я боялся, что он будет плясать под дудку братьев.

Я криво улыбнулся:

– Он даже Криса утихомирил так, что тот до сих пор не понимает, что же случилось с его старшим братишкой, всегда таким уравновешенным и рассудительным. Только Кирилл ходит и улыбается. Кстати, вы видели его ауру? Лейла каждый раз замирает от каково-то непонятного восторга, но ничего объяснять не хочет.

– Видел, – кивнул он. – Но ничего не понял. Она постепенно окрашивалась таким вот образом. И давай уже на "ты".

– Хорошо, – кивнул я.

– Значит Кириана не отговорить?

– Точно. Да и боги на его стороне, – добавил я.

Мы мрачно посмотрели друг на друга, и он разлил остатки вина по кружкам.

– Скандал будет на несколько государств сразу, – с тоской заметил Тайриг.

– Ничего, им полезно, – улыбнулся я.

Он внимательно взглянул на меня:

– Я слышу голос твоей матери сейчас.

– Так по договору о браке, я ей и принадлежал.

– Регил сильно отыгрался на тебе.

Я прямо взглянул на своего собеседника:

– Он знал, что должен был меня убить, но побоялся.

Тайриг вскинулся:

– Хочешь сказать, что король не верил в маску принца Лилиана?

Я молча кивнул и допил свое вино. И только когда её дно соприкоснулось со столом, сказал:

– Никогда. Он слишком часто заглядывал в мои глаза. Он не знал о Лейле, но всегда понимал, что я опасен для него.

– Почему ты до сих пор жив?

– Я с четырнадцати лет принадлежу Лейле, – усмехнулся я. – Разве простой смертный смог бы отобрать у неё любимую игрушку?

– С четырнадцати лет… – задумчиво повторил жрец Доэра. – Многое в этом мире меняется. Если уж боги меняют свои правила, почему людям не последовать их примеру?

– Ты о коронации Кириана?

– Да. Мы сделаем так, как он хочет. Коронуем его как жрецы Лейлы и Доэра.

– Да будет так, – я заглянул в кувшин и заорал. – Хозяин! Ещё вина!

Тайриг умел пить. И дебоширить тоже умел. Мы с ним славно развлеклись, когда к нам неожиданно подошли несколько человек, в которых угадывались наемники какого-то из отрядов.

Что они хотели я позже смутно припомнил, то ли им не понравился цвет моей помады, то ли они просто нас с Тайригом приняли за мальчиков для услады… Помню, как мой коллега поднялся из-за стола с милой улыбкой на своем невинном обманчиво-молодом личике и шарахнул кувшином одного из них по голове. А там и я присоединился.

Последнее, что я запомнил – это укоризненные взгляды серых глаз и насмешливо-веселый зеленых с вертикальными зрачками.

– И это мои Верховные жрецы, – голос Кириана был полон задумчивого страдания.

Глава шестая. Просьба богини.

Мое имя Лилиан Катани. Я старший сын короля Мирейи, но не являюсь его наследником. Мой отец изгнал меня за недостойное принца поведение и стиль жизни. Личный позор отца. Такова была официальная версия. На самом деле наши с ним взаимоотношения и причины моего изгнания намного сложнее и глубже.

Я люблю заботиться о своей внешности. С пятнадцати лет умел пользоваться косметикой, кокетничать и делать все, что бы мои капризы выполнялись. Но одновременно я вел вторую жизнь – жизнь жреца Лейлы, богини Ночи и Охоты. Страсть и убийство, вкус наслаждения и крови.

Многие соблазнялись моей красотой, но никто так к ней и не приблизился. Это всегда было маской, моим тайным оружием.

Сейчас я стою над могилой моей матери, и борюсь с острым желанием убить своего собственного отца. Потому что именно он свел мою мать в могилу. И именно против него я сражался всю свою жизнь до этого момента. Убить его я теперь не мог, потому что уже отомстил. Отомстил так, что лучше бы он умер. Теперь бывшего короля Мирейи окружает беззвучная пустота в его сознании.

– Лиани.

– Уйди, Кэртис, – попросил я. – Я не хочу причинять тебе вред.

– Почему? – оборотень встал рядом.

Я напрягся, но все же нашел в себе силы честно признаться:

– Ты – друг.

– Друг? Честно говоря, я чувствовал себя скорее наблюдателем. И мне казалось, что ты еще долго не признаешь этого факта, – очень серьезно отозвался Кэртис.

Я пожал плечами:

– Просто у меня очень странные друзья. Но странно, именно после того, как впервые познакомился с тобой, я смог с легкостью довериться Сигану.

– Кто это?

Я рассмеялся звучанию ревности в его голосе:

– Друг. Пират. Жрец Лейлы.

Я присел и провел ладонью по надгробию:

– Спасибо тебе за все, мама. Ты была сильной. Очень. Я знаю, что мы ещё увидимся с тобой.

Я поднялся на ноги и зашагал прочь. Будучи жрецом Лейлы, я кое-что понимал о смерти, поэтому мог позволить горечи расставания отступить и растворится вместе с яростью на уже беспомощное и беззубое чудовище по имени Регил. Через мгновение рядом со мной заскользила тень Кэртиса:

– Что ты собираешься делать?

– Посадить Кири на трон. Мирейи давно требуется новая королевская рука, – я знал, что мою улыбку сейчас сложно было назвать приятной. – Коронация уже через час? Тайриг, наверное, заждался.


– Задание? – я удивленно смотрел на Лейлу.

Она сидела на подоконнике окна моей комнаты, которую я занимал, еще будучи ребенком. За окном столица Мирейи ликовала, празднуя коронацию Кириана. У людей появилась новая надежда. Тем более, Кири оказался прав, все-таки настояв на том, чтобы мы с Тайригом вместе провели ритуал. Получилось, что мы символизировали и Свет и Тьму, стоящие за каждым плечом нового короля Мирейи. И как ни странно – это успокоило народ. Хотя аристократия явно выражала свое недовольство попранием традиций, но вслух никто так ничего и не сказал. Новый король уже успел показать свой достаточно нелегкий характер. А уж когда я уступил место Тайригу в дальнейшем проведении ритуала, успокоились даже жрецы его свиты.

И никто так и не заметил двух подростков, которые каким-то образом оказались в первых рядах окружающей нас толпы, и с улыбками наблюдали за коронацией. Возможно, больше их никто и не видел. Я подозреваю, что послушник Тайрига в тот день исчез без следа. Доэру больше не нужно было притворяться со своим жрецом. И если я прав, Тайрига ожидают интересные открытия.

Лейла задумчиво теребила зеленую ленту в волосах:

– Ты же выполнил свою миссию? Добился того, чего хотел. Мирейя свободна. Кириан вполне может справиться со своей ролью короля. Доэр позаботиться о том, чтобы этот город, наконец, испытал благословение богов. Твоя мать, твои братья, ты и Тайриг многое для этого сделали. Верховный бог согласился с нашим решением.

Я вздрогнул. Впервые она сказала, что и Совираг, Бог-Целитель, Бог Богов, Бог-Отец, осведомлен о делах моей родины.

– Ли, – она подняла на меня глаза. – Ты знаешь, почему я не исчезла из этого мира, когда был убит последний из моих жрецов и последователей? Боги обычно уходят в другой мир, когда их забывают в этом.

– Но тебя не забыли, – тихо отозвался я.

– Я была близка к этому, – тихо ответила богиня. – Многие из Совета богов перестали брать меня в расчет, в то время как мой враг набирался сил. Я исходила безысходной яростью и болью. Я ненавидела всех и вся. Я проклинала всех, кто покинул меня, и тех, кто не смог выжить… Я даже собиралась разрушить свои Чертоги, которые и так были пусты за исключением тех душ, что я давно не отпускала от себя, не позволяя им переродиться…

– Лейла… – я поднялся со стула, где сидел, занятый наточкой меча. – Что ты хочешь сказать мне, моя Госпожа? Не надо вспоминать те времена, что полны боли и темной печали…

– Надо, мой милый жрец, – печально улыбнулась она. – Глядя на Тайрига и тебя, я сейчас испытываю стыд… Не только жрецы должны заботиться о боге, не забывая его в своем сердце, даже если не могут произносить его имя вслух, но и боги должны всегда помнить о своем долге. Я же давала своим жрецам вечную юность и долгую жизнь, почет и трепет перед их силой среди смертных, но и все… А когда пришла беда, я фактически отреклась от них…

– Это не твои слова, – напряженно заметил я.

– Верно, – она кивнула и перевела взгляд на вечернее небо, которое расцвечивали праздничные фейерверки. – Эти слова сказала мне душа, которую я возродила в твоем коне. И это правда.

Я молча ждал.

– Ли… я хочу искупить свою вину. Я хочу, чтобы ты отправился в Белую Ложу и освободил трех жрецов, которые были пленены более пятидесяти лет назад светлыми магами.

Вот теперь мы смотрели друг другу в глаза.

– Я очень виновата перед ними, – серо-зеленые глаза были полны… вины. – Особенно перед одним из них. Благодаря им я все еще на Эмире. Потому, что за эти годы ни один из них так и не забыл меня… Их вера невероятно сильна. До сих пор.

– Почему такой долгий путь? – наконец спросил я.

– Я уже сказала, – она вздохнула. – Это искупление. И Совираг четко выразился. Именно мои новые жрецы должны освободить тех, кто служил мне в прошлом. И помнит до сих пор. Большего я сказать тебе не могу.

Я вздохнул и снова сел, задумчиво поглаживая рукоять меча.

– Волю Верховного не оспаривают. Кто эти трое?

Она опустила голову:

– Один из них, предыдущий владелец Синего Пламени.

Я потрясенно вскинул голову:

– Верховный Жрец? Тот, кого называли Станислав?!

Богиня кивнула, не поднимая глаз.

– Что ж, – я улыбнулся. – Интересно будет встретиться с живой легендой. То-то он удивится. Как думаешь, Госпожа моя, он быстро научится заплетать тебе косички?

Она вскинула голову и рассмеялась, легко теряя свою печаль:

– Стани легко обучаем, но действительно будет интересно посмотреть на выражение его лица. Он привык молиться Лейле Прекрасной, а не Лейле Сорванцу, – богиня соскочила на пол и радостно провернулась на босой пятке.

– Что ж, тогда мне надо собираться в путь, – я вложил меч в ножны. – Думаешь, за пару дней управимся?

– Ты хотел побыть с семьей, – осторожно ответила она.

– Семья на то и семья, чтобы понимать устремления друг друга. Я думаю, мои братья вполне понятливы, – усмехнулся я. – Вот разберусь со своим первостепенным долгом служения своей богине и проведу свободное время вместе с семьей.

– А меня ты возьмешь в свой религиозный поход? – поинтересовались от дверей.

Я обернулся:

– Кэрт. Я собираюсь в Белую Ложу.

Он заинтригованно вскинул левую бровь:

– Всегда хотел посмотреть на их лидера Белила. Дэвид отзывался о нем весьма и весьма нелицеприятно. Причем такими эпитетами, что невероятно интересно, действительно ли этот тип такой идиот, или это все-таки предвзятость идеологического характера.

– Ну тогда я просто не могу отказать тебе и не взять в путешествие, – я тяжело вздохнул. – Придется тебе отрабатывать. Будешь нашим добытчиком. А то чувствую, не сильно часто у нас получится ночевать в хороших гостиницах и в мягких постелях.

Лейла рассмеялась:

– Как хорошо иметь такого меркантильного жреца.

– Именно это в нем и привлекает мою темную душу, – оборотень обнажил острые белые клыки в улыбке.

– А как же моя неземная красота? – оскорбился я.

– О, прекрасный! – закатил глаза Темный. – Мне нет прощения, что я упустил это из виду.

Я хмыкнул:

– Так-то лучше.

Лейла внезапно растворилась в воздухе.

– Развлекаетесь? – заглянул Кристиан. – Я услышал голоса и смех…

– Заходи, – кивнул я. – Мы тут строим планы на будущее путешествие.

– Путешествие? – его зеленые глаза взглянули на меня с какой-то непонятной растерянностью. – Ты уезжаешь?

– Да, – кивнул я. – Здесь дела завершены. А у меня еще долг жреца. Я должен отправляться в путь.

Он тяжело вздохнул:

– Ли… – слова выталкивались тяжело, с какой-то мучительной напряженностью.

Я насторожился.

– Я… хотел извиниться… – мой брат, наконец, смог сказать, зачем пришел. – Извиниться за все.

Я обогнул Кэртиса и обнял своего брата:

– Крис. Тебе не за что извиняться. Я сделал все, чтобы никто не знал правды обо мне.

– Ты не понимаешь… я сомневаюсь в тебе даже сейчас, – тихо ответил он.

Я отстранился и безмятежно улыбнулся:

– Ты – воин. Ты защищаешь Мирейю. Ты должен сомневаться. Особенно в том человеке, который всю твою сознательную жизнь был ненадежен по всеобщему мнению. Мало того, проявил неожиданную силу и власть. Я могу только гордиться твоим недоверием, Крис. Потому что ты теперь видишь во мне не бесполезное создание, а равного противника…

– Ты страшный человек, – помолчав, прошептал он.

– Спасибо.

Кэртис за нашими спинами хмыкнул:

– Я сейчас разрыдаюсь от умиления. Может мы все же вернемся на праздник и как следует повеселимся?

Кристиан отступил на шаг и улыбнулся:

– Веселитесь. А мне еще дежурить всю ночь.

Он вышел из комнаты и скрылся в коридоре. Кэртис встал рядом со мной:

– Значит, нас ждет путешествие к Белой Ложе?

– Да. В пустыню Войрэ, через Прибрежные королевства.

– Длинный путь

– Зато интересный, – отозвался я.


Кириан попытался запустить пальцы в свою шевелюру, но, натолкнувшись на обруч кроны, досадливо дернул плечом и опустил руку.

– Я надеялся, что ты останешься подольше.

Я качнул головой:

– Я тоже так думал. Но у меня очень много дел, так же как у тебя. И твоим подданным будет намного спокойнее, если страшный жрец Лейлы будет наведываться урывками и не смущать их умы.

– Кирилл расстроился.

Я вздохнул:

– Пригляди за ним, ладно? У него необычная судьба, и, боюсь, его путь будет отнюдь не легким.

– Тебе что-то шепнула твоя богиня?

Я покачал головой:

– Она молчит про Кирилла. И это уже настораживает. У него странная аура. Это и Тайриг видит. Но сказал, что Доэр тоже молчит.

Король Мирейи тяжело вздохнул:

– Я, наверное, не скоро привыкну, что вы двое вот так просто разговариваете со своими богами.

Я улыбнулся:

– Мы оба так и не привыкли. Кир, сделай его своим другом. Тайриг не только любимец своего бога, он еще и очень мудрый человек. Наша мать ему доверяла.

Он кивнул:

– Я знаю. Не волнуйся.

– Что-то мне подсказывает, что я вернусь из своего путешествия в Мирейю с каким-то новым сюрпризом, – вздохнул я. – Знать бы еще, с каким именно…

– Главное возвращайся, – отозвался мой брат. – Запомни, этот город – твой дом. И дома тебя ждут.

Я медленно кивнул:

– Спасибо за это, Кириан.

– Пойдем, – он повернулся к входу. – Кирилл хотел с тобой попрощаться.


– Эй, – Кэртис отвел ветви деревьев и вышел на поляну с ручьем, неподалеку от которой они остановились вчера вечером. – Ты где там?

Они путешествовали уже около полутора месяца, так как решили обогнуть земли Черной Ложи по просьбе Лейлы, которая так и не объяснила, зачем это ей нужно. Хотя напрямую путь сократили бы значительно. Они миновали город, в котором в свое время Лилиана завербовали в наемники, проехали Талиг, который медленно, но верно восстанавливался уже под рукой наместника от Черной Ложи.

Сейчас они двигались через лес, который граничил с новыми землями Черной Ложи. И отделял Прибрежные королевства. Так что через пару дней, они рассчитывали выйти к первому из Прибрежный королевств, точнее к одному из его городов – Мигару.

Лилиан плеснул себе в лицо прозрачной водой в последний раз и поднялся на ноги:

– Ты бы тоже искупался.

Оборотень скривился:

– Намокну.

Жрец рассмеялся:

– Кошка.

– Кот, – поправил его друг и протянул чистую рубашку. – Держи, чистюля. И пошли завтракать, а то сбежит.

– Кто? Завтрак? – Лилиан стряхнул с рук капли воды, прежде чем коснуться ткани. – Ты забыл, я не имею животной сущности и предпочитаю есть мертвую еду.

– Ну так поспеши, пока она не пропахла мертвечиной, – недовольно отозвался Кэртис.

Оба рассмеялись.

Жрец натянул на себя рубашку, которая тут же прилипла к чистой влажной коже:

– Пошли.

Но, сделав лишь два шага в сторону, где их ждал костер и завтрак, оборотень напрягся, втягивая воздух.

Лилиан вытянул из-за голенища сапога узкий стилет, и оба бесшумно появились на краю своей стоянки.

К ним повернулось несколько фигур, одна из которых держала поджаристую утку на импровизированном вертеле-ветке, явно только что снятую с огня костра.

Голубые глаза приветливо улыбнулись двоим странникам:

– Простите, господа, но я испугался, что ваш завтрак пригорит.

Золотой каскад длинных волос, опускающийся ниже ягодиц, больше подходящей девушке, чем мужчине, облаченному во все черное и облегающее, подчеркивающее его хорошо-развитое тело и… сексуальную притягательность.

Лилиан сощурил глаза, голодным взглядом вцепившись в утку, но промолчал. Все так же молча, засунул стилет обратно в сапог. Тот все равно был бесполезен. Воины, окружающие незваного гостя, выглядели опасными. Особенно человек, стоящий за левым плечом золотоволосого. Его абсолютно седые короткие волосы и сравнительно молодое лицо со старыми глазами наводили на мысль о большом опыте, подчас неприятном.

Жрец прошел мимо незваных гостей к своей сумке, и начал вытряхивать одежду.

– Благодарю, уважаемый, – подал голос Кэртис, и его голос действительно выражал искреннюю благодарность. – Лиани, что ты делаешь?

– Заканчиваю утренний туалет, – бесстрастно отозвался тот и тряхнул распущенными волосами.

Оборотень одобрительно кивнул и сел у костра, напротив удобно расположившихся гостей:

– Мое имя Кэртис.

– Просто Кэртис? – насмешливо приподнялись брови гостя.

– Я из рода Пантер, – спокойно отозвался Темный, упорно не называя фамилию семьи.

– Оборотень, – задумчиво констатировал его собеседник и уложил утку на лист лопуха лежащий на остывших углях недалеко от костра.

– Это твое, Кэртис Пантера или твоего наложника? – подал голос один из воинов и протянул на вытянутых руках синий лук.

Лиан явственно фыркнул, сдерживая смех. Но снова промолчал, так как был занят макияжем.

– Лилиан превосходный лучник, – безмятежно отозвался Кэртис, искоса поглядывая в сторону жреца.

– Ты можешь звать меня Растин, – сообщил золотоволосый и указал на седого воина. – Это Габриэль. Остальные лишь свита.

Оборотень криво усмехнулся и приглашающе махнул рукой:

– Присоединяйтесь к нам. Только еды маловато, я на двоих рассчитывал, – он с искренним сожалением покачал головой.

– Ничего, – улыбнулся Растин. – Ты очень дружелюбен, в отличие от твоего явно нервничающего наложника.

Оборотень перевел взгляд на Лилиана:

– Что-то беспокоит, Лиани?

– Да, – честно отозвался тот. – Забери у него утку. Я дико голоден. И прекрати этот фарс с наложником. Пока я кого-нибудь не убил.

Оборотень ухмыльнулся:

– А я все думал, ты сначала предупредишь или сразу начнешь убивать.

– Я не настолько неуравновешен, – оскорбился тот.

– Со стороны виднее, – насмешливо отозвался Темный.

Голубоглазый Растин внезапно поднялся на ноги:

– Прости нас за ошибку, юный воин. Просто твоя красота ввела нас в заблуждение.

Лилиан вздохнул:

– И ты прости нас, гость. Мы сами должны были пояснить расклад. И я вполне понимаю источник ваших домыслов.

– Позволь тогда задать тебе вопрос, мальчик, – подал голос седой Габриэль.

Принц вопросительно взглянул на него.

– Где ты взял этот лук? И был ли к нему в паре меч? – черные глаза пронзительно смотрели на него, словно способные выявить все внутренние порывы. Возможно, так оно и было.

Лилиан улыбнулся, только улыбка была какой-то кривой:

– Я достал лук из-под камня, вместе с мечом, среди развалин старого храма забытой богини.

– Ты знаешь, кому они принадлежали до тебя? – тихо осведомился Растин.

Юноша с интересом посмотрел на него:

– Ты знал Станислава?

– Он был великим воином и святым жрецом своей богини, – в его голосе сквозила задумчивое уважение. – Культ его богини и религия были уничтожены. Храмы разрушены, а все воины и жрецы вырезаны под корень, даже их семьи не пощадили. Я сожалею лишь об одном, мы с ним так и не встретились на поле боя. Я всегда хотел испытать силы, сразившись с одним из тех, кого называли любимцем богов. Но, наверное, все было не так, как гласила людская молва, раз его богиня не защитила своего верховного жреца.

Глаза Лилиана вспыхнули:

– Возможно, у тебя все еще есть шанс. Насколько мне известно, маги Белой Ложи решили извлечь максимум пользы из той бойни. Сомневаюсь, что они много получили, но видимо все еще на что-то рассчитывают.

– Станислав жив?!

Но ответа он не получил. Сапфировые глаза потеряли весь жар, став почти непроницаемыми, они словно смотрели куда-то внутрь своего носителя. Кэртис узнал это выражение и вздохнул, судя по всему, Лейла решила поговорить с Лилианом.

Но уже через мгновение его спокойствие улетучилось, потому что Лилиан неестественно спокойным голосом поинтересовался у Растина:

– Что это за место? И ПОЧЕМУ вы здесь?

Этот странный переход ошеломлял, но гость лишь улыбнулся горячности и приказному тону смертного:

– Мы охотники.

– И на кого вы охотитесь? – мгновенно насторожился Кэртис. Ему совсем не понравились интонации человека. Тем более – смутная тревога, терзающая его с момента, как он увидел золотоволосого, разрослась настолько, что он готов был перекинуться прямо на месте и исчезнуть из поля зрения врага.

– Кэрт, – Лилиан резко обернулся к нему. – Немедленно уходим.

Темный молча кивнул, подхватывая полусобранную сумку с земли. Он не собирался расспрашивать Лилиана сейчас. Похоже дело серьезное.

– Слишком поздно, киска, – голос гостя звучал безмятежно. – Мы нашли свою добычу.

– Растин, – процедил Кэртис. – То-то мне показалось знакомым твое имя…

Лилиан побледнел как полотно, а оборотень приготовился сражаться до последнего. Они оба вспомнили это имя.


Растин – Верховный Жрец кровавого бога Роя. Бога Мрака и Крови. Что-то в последнее время я слишком часто стал сталкиваться с подобными мне любимчиками богов. Поговаривали, что он был не просто любимчиком, но любовником собственного бога, вот уже восемьсот лет. Его называли не иначе, как любимец Мрака. И как все последователи Роя он был садистом и убийцей, и, наверное, извращенцем.

Лейлу трясло в моем сознании, куда она ворвалась с требованием немедленно покинуть это место. Она всегда не ладила с Роем. Да что там, она ненавидела его всей своей божественной сутью. Что-то случилось в далеком прошлом между этими двумя богами. И с тех пор жрецы Лейлы и Роя вели постоянные войны, то явные, то тихие и тайные. Легенды гласили, что Рой в свое время претендовал на сердце Лейлы, но она выбрала его брата, морского бога Годаса. Вообще-то очень запутанная история там была, Лейла так и не удосужилась пока мне её поведать в оригинале.

На мое счастье я до сих пор не пересекался со жрецами Роя или просто его последователями. Однако я точно помнил один факт, у Роя был пунктик, он благоволил тем своим жрецам, которым удалось принести в жертву на его алтаре какого-нибудь оборотня.

Вот и сейчас небесно-голубые глаза буквально прикипели к Кэртису.

– Лорд Эро, – протянул жрец. – Вы не представляете, какой неожиданностью было для меня, встретить Вас в столь удивительном месте. Сегодня рядом с вами нет вашего друга, защитника и господина уважаемого Дэвида.

– Думаю, я справлюсь и без него, – оскалился в улыбке оборотень. – Но мы раньше не были знакомы.

Тот улыбнулся, стоя по другую сторону костра:

– Жаль, но встреча будет короткой.

Я разглядывал Растина. Рой даровал ему длинную жизнь, но выглядел жрец лет на тридцать с хвостиком, не более. И еще. Явно мне в укор он был высоким. Головы на две выше меня, если не больше.

– Что мешает мне прямо сейчас вцепиться тебе в горло? – явно сдерживая холодную ярость, процедил сквозь зубы, Кэртис. Кажется, ему не нравилось, когда его судьбу решали за него.

– Оглянись, – лениво предложил Габриэль, вместо своего господина.

Вокруг мелькали тени, дрожала листва деревьев.

– Предлагаю просто сложить оружие и принять свою судьбу с честью, – Растин деликатно прикрыл ладонью зевок.

– Может еще и самому на твой алтарь лечь? – ехидно поинтересовался Кэртис.

– Было бы весьма любезно с вашей стороны, – улыбнулся жрец.

И тут лес атаковал.

Я успел скользнуть вниз. Подхватывая из-под вещей, скрытый от посторонних глаз меч. Синее Пламя радостно отозвалось. Он был готов убивать.

Я пожалел, что мой лук слишком далеко от меня. Я мог бы хотя бы попытаться. Но уже через мгновение я забыл об этом, пришло время меча. Они атаковали молча и огромной толпой. А мы их даже не почувствовали за все это время. Глупцы.

В горячке боя, я тревожно выискивал глазами Кэртиса. Он был основной мишенью этого блондина.

Громовой рык огромной кошки дал мне направление.

Вокруг пантеры смыкался тесный круг атакующих. Он нужен был им живым. Расшвыривая противника, как кукол, я рванул на подмогу.

Я почти пробился. Почти… Передо мной появилась темная фигура.

– Куда спешим, сладкий? – и жестокий взгляд голубых глаз.

Где-то внутри вспыхнула искра ненависти, пробужденная вкусом его силы, которая омывала всего его с ног до головы.

– У тебя знакомый меч, малыш, – в его собственных руках сверкало узкое длинное лезвие. – И неплохой потенциал, как я успел увидеть. Но знаешь, этот меч имеет силу только в руках жрецов Лейлы, таких как Станислав… кроме того мне весьма интересно узнать, откуда ты знаешь, что он до сих пор жив.

Заговорить с врагом – потерять время и силы. Я немедленно атаковал.

Он легко ушел от выпада. Растин оказался очень опасным противником, он с умом воспользовался всеми своими годами, подаренными богом.

– Неплохо, – опять насмешливая улыбка.

Я мягко и стремительно высвободил одну руку, сверкнул стилет, который я предусмотрительно взял с собой еще утром, отправившись умываться. Он успел отклониться, и лезвие лишь чиркнуло его поперек лица, не задев глаз, по которым я целился.

Крик ярости, и он исчез, растворившись прямо в воздухе.

Я стремительно развернулся, но противник так и не появился. Впрочем, и все остальное пространство поляны, которая служила полем боя, опустело. Остались только трупы. Они получили то, за чем приходили. Кэртис пропал.

– Невероятно…

Я скосил глаза в сторону голоса. Он стоял, опираясь на мой собственный лук.

– Невероятно, – его глаза рассматривали меня в упор. – Ты орудовал двуручным мечом, как тростинкой.

Я промолчал, опуская Синее Пламя и загоняя стилет обратно в ножны. Кажется, Габриэль не собирался сражаться.

– Мы больше не нападем, – заметил он, наблюдая за моими действиями. – Однако, мой повелитель весьма заинтересовался тобой. Ты ранил его в лицо. Он очень не любит, когда портят кожу, однако ты интересное создание.

– Вы собираетесь принести Кэрта в жертву Рою? – я жестко смотрел на воина. – И сколько у меня времени?

– Ты сумасшедший, – покачал он головой. – Но это хорошо. Лорд Растин просит передать тебе, что с удовольствием продемонстрирует тебе ритуал приношения в жертву. Рой невероятно обрадован возможностью получить кровь именного этого оборотня. Он умрет на закате.

– Это мы посмотрим, – буркнул я.

– Ты слишком юн и красив для такой смерти, – он улыбнулся. – Но это не имеет значения. Приходи, если сможешь найти нас.

Я кивнул ему:

– Спасибо за приглашение.

И в моем голосе не было даже крупицы ехидства. Я был предельно серьезен, направляясь к своим вещам. К капищу меня приведет отблеск силы Растина и привкус ненависти. Я достал из сумки мягкую ткань и вытер лицо, стирая грязь и макияж. Потом достал черно-синее одеяние. Что ж, Растин, посмотрим, что стоит жрец против жреца, когда карты открыты. Не знаю, что там в действительности случилось между Лейлой и Роем, но между нами стояла жизнь моего друга. И я не собирался подарить ему её просто так.

– Это же… – пораженно прошептал Габриэль.

Я холодно улыбнулся:

– Можешь передать своему господину, что если между ним и Станиславом была ненависть религиозная, то он допустил одну ошибку, попытавшись взять жизнь моего друга. Я приду.

Воин медленно кивнул:

– Что ж, многое становится понятным. Ты удивил меня, мальчик.

Седина блеснула в солнечных лучах серебром, и мужчина растворился в тенях леса. Лук упал на примятую траву возле тела одного из павших противников.


– Лилиан, это очень опасно. Растин намного старше и опытнее тебя, – девочка переступила с ноги на ногу.

Я опустился перед ней на колени:

– Госпожа моя, ты не веришь в меня?

– Верю, – тихо ответила она. – Но я так же и не хочу тебя терять. Ты слишком рано встретился с ним.

Я покачал головой:

– Рано или поздно – это не важно. Госпожа моя, я думаю, ты просто беспокоишься, что твоих сил не хватит для столкновения с Роем.

– Да, – признала она, отводя глаза. – Этот ублюдок не знает, что я восстанавливаю силы.

Я улыбнулся:

– Пора ему узнать, что ему так и не удалось победить тебя. И потом, неужели ты допустишь, чтобы Кэртиса принесли в жертву.

– Нет, – она подняла голову и улыбнулась. – Конечно же, нет. Нам этот оборотень еще пригодиться. Ли, я дам тебе часть своей силы. Всю ту, что ты сможешь выдержать. Не дай этому садисту себя убить.

– Слушаюсь и повинуюсь, госпожа, – тихо ответил я.

Богиня сделала шаг назад, улыбнулась:

– Синее Пламя послужит тебе проводником силы.

– Я понимаю.

Она растворилась в воздухе. А я со вздохом оглядел поляну, залитую кровью и заваленную телами. Тихое потрескивание костра – единственный звук, который теперь нарушал тишину.

Взгляд остановился на поджаристой корочке, покрывающей утку, все так же лежащую на листе лопуха. Она, наверное, даже остыть не успела, так как лежала недалеко от пламени. В животе заурчало.

Что ж, по крайней мере, никто не говорил, что я должен начинать поиски на голодный желудок, а воин Роя любезно объяснил, что время у меня еще есть. Я присел к костру и потянулся к птице.

Глава седьмая. Жрец Роя.

Растин молча смотрел на Габриэля. Воин отвечал прямым взглядом, без трепета и страха. Он знал своего господина уже более двухсот лет. Жрец Роя медленно выдохнул и перевел взгляд на обнаженное тело, распластанное на алтаре. Смуглая кожа на сером камене выглядела почти золотистой, а черные длинные прядями волосы извивались змеями. Оборотень спал, укрытый покрывалом заклятья, которое поддерживал мерный гул, молящихся жрецов-прислужников, кругом стоящих вокруг алтаря.

– Жрец Лейлы… этот мальчишка…

Голос Растина прошелестел в помещении, едва слышный в мерном гудении молитвы. Габриэль склонил голову:

– Это не подражание, Мой Повелитель. Мальчик действительно обладает силой. Я чувствовал её привкус на своих губах.

– Он выглядит как Любовник, – задумчиво протянул золотоволосый жрец. – Но дерется, как Убийца. – Он непроизвольно коснулся переносицы, на которой еще час назад стремительно подживала рана, нанесенная стилетом сапфировоглазого мальчика. Сейчас кожа лица была гладкой, как у младенца, словно и не было никакого боя и ранения.

– Лейла в отчаяние, – жрец усмехнулся. – Она начала набирать своих жрецов из молодых. Однако, это объясняет его знания о Станиславе. Белил – старый дурак – решил обмануть меня. А я его предупреждал пятьдесят лет назад, что этого парня нужно убить сразу, он видимо решил, что справится с магией, которая течет вместо крови в жилах Станислава.

– Белые маги в последнее время совсем разучились думать, – пожал плечами Габриэль.

– Нам это только на руку, – усмехнулся Растин. – Мальчик идет сюда?

– Судя по его взгляду, он не остановится ни перед чем, чтобы вытащить своего друга, – улыбнулся воин.

– Хорошо. У меня были на него планы, но придется их изменить в свете новой информации. Мне интересно, как он стал Её жрецом…

– Она нашла его раньше меня, – тихий задумчивый голос вмешался в беседу.

В капище наступила мертвая тишина. Жрецы попадали на колени и уткнулись в пол лбами. Габриэль медленно опустился на колени, пряча лицо. Бог Мрака не любил, когда на него смотрели.

Только Растин остался стоять, глядя на стройного мужчину, который удобно расположился на алтаре рядом с распятым оборотнем. Длинные худые пальцы разглаживали черные волосы жертвы, с какой-то странной нежностью. Зеленые глаза взглянули на Верховного Жреца. Рой выглядел почти прозрачным из-за своей бледности и кроваво-красных одежд. Черный венец на абсолютно белых волосах, и какой-то потусторонний ужас, обволакивающий его фигуру, словно плащ.

– Мой Господин, – в голосе Растина не было раболепия, только восхищение и… любовь.

– Растин, – он медленно кивнул. – Я давно не баловал тебя своим присутствием. Подойди.

Жрец медленным шагом приблизился к алтарю, перешагивая через прислужником, почти не замечая их под ногами.

– Ты преподнес мне редкий подарок, – бог перевел взгляд на оборотня. – Я жаждал заполучить эту кису давным-давно. Но видимо сегодня еще не судьба. Ведь он еще не успел встретиться мне…

– Я не понимаю, – тихо ответил Растин.

– Лейла возвращается, – бог перескакивал с темы на тему внезапно, словно его мысли стремительно уносились вдаль, едва успев сформироваться. – Будь осторожен с этим мальчиком. Ты опытен, но он действительно её любимец. Он мог бы стать моим, если бы я узнал о нем первым.

– Он так силен, Мой Господин?

– Нет, – Рой снова взглянул ему лицо и, выпутав пальцы из черной гривы спящей жертвы, протянул руку, коснувшись щеки своего жреца. – Он как ты когда-то. Сырой материал, который может превратиться в нечто большее, чем есть сейчас. Лейла выбрала новую тактику. Я в своем триумфе последнего полувека не успел увидеть, как быстро она восстанавливается. Во имя её уже убивают. В Её чертогах снова слышен шепот призрачных душ. А в глубине океана появился дракон.

– Драконы вернулись? – потрясено прошептал Растин.

– О нет, не вернулись, – качнулись белые пряди. – Он рожден смертной душой и руками жреца Лейлы.

– Этот мальчик?

И снова отрицательный кивок.

– Этот только нашел нужные руки и вложил в них клинок. Уже два жреца Ночи дышат воздухом Эмира. Но одного нам не достать пока. Его стихия – стихия моря. А там давно уже нет власти моего брата Годаса. И я не могу влиять на нынешних повелителей волн. Сирен слишком злопамятен. Если я даже взгляну в ту сторону, он просто из принципа дарует свое благословение этому морскому жрецу. Лейла стала мудрее и хитрее. Зря я не добил её пятьдесят лет назад. Она начала учится у других.

– Но этот мальчик не на море, – тихо подал голос Растин, нежась под лаской Господина.

Зеленые глаза мерцали, словно два драгоценных камня. Возможно, так оно и было:

– Да… Если удастся, убей его. Иначе у тебя будет враг, который сможет однажды стать таким же сильным, как и ты.

– Если он сейчас слаб, то это не составит труда, – пробормотал мужчина.

Острые ногти впились ему в щеку, превращая ласку в пытку:

– Не будь так самонадеян, Растин! – змеиное шипение прямо в лицо жреца, когда тот скорчился от боли, не смея упасть.

– Прости, Мой Господин!

– Лейла не позволит так просто лишить её такого сокровища, как этот жрец.

И снова пальцы ласкают кожу, размазывая выступившую кровь по щеке.

– Не поддайся видимости, – прикосновение стали невесомыми и образ бога начал бледнеть, растворяясь во тьме капища. – Он не Любовник и не Убийца – он её Верховный…

Растин стоял в полной тишине, разглядывая оборотня, который остался на алтаре в одиночестве. На спящем красивом лице явственно проступало омерзение. Надо же…

Жрец Мрака аккуратно коснулся щеки, взглянул на кровь, оставшуюся на кончиках пальцев и повернулся:

– Габриэль.

– Мой Повелитель? – воин поднял голову, спокойно рассматривая своего повелителя.

– Мальчишка должен пройти все кордоны без проблем. Я хочу взглянуть на него прямо здесь.

Воин открыл было рот, но тут же его закрыл, не позволяя вырваться возражениям. Голубые глаза смотрели сквозь него, как это обычно бывало после посещения Роя.

– Верховный… ну надо же, – пробормотал Растин.

Он стремительно зашагал прочь, фактически наступая на руки и ноги жрецов, все еще распластанных по полу. Никто не издал ни звука.

Габриэль поднялся на ноги и протянул небольшой кусок чистой ткани. Жрец хмыкнул, принял дар, и продолжил свой путь, уже прижимая к щеке платок. Эти царапины заживут не так быстро, как рана, нанесенная сапфироглазым жрецом Лейлы.


Я двигался через лес к капищу Роя, чувствуя, как с каждым шагом по телу прокатывается волна дрожи, которую никак не унять. Это реакция на чужую силу, божественную силу. Мрачную и… привлекательную.

Синее Пламя грело спину, словно постоянно находясь настороже. Меч окончательно проснулся, и почти слился с эмоциями своего носителя. Я чувствовал его настороженность и нетерпение. Меч был живым. Это то, о чем говорили легенды. Я надеялся на то, что факт его пробуждения не помешает мне, а только поможет.

До заката оставалось два часа.

А меня не оставляло чувство, что меня просто приглашают в гости, настолько легко я нашел это место и пересек границы. Ощущение взглядов, сверлящих мою спину, было неприятным, но выхода не было. Меня ждали. Ждал Растин, который теперь знал обо мне больше, чем в момент нашей первой встречи, когда меня не принимали в расчет; ждал Кэртис, который стал мне другом даже большим, чем Сиган; ждало новое приключение, мрачное и непредсказуемое.

Солнце багрово-красным диском начало цепляться за верхушки деревьев, когда я встал перед дверьми мрачного капища Крови и Мрака. Я не достал меча, увидев две закутанные в плащи и капюшоны фигуры. Похоже, тут не чурались театральных представлений. Когда-то и Лейла любила такой вот пафос и нагнетание обстановки, по крайней мере, так она рассказывала.

Прислужники, не глядя на меня, начали медленно открывать дверь, явно с намерением меня впустить. Из приоткрывшейся двери донесся гул молитвы и… песня. Меня пробрала дрожь, которую скрыли свободные одежды жреца. Таким же голосом я пел песни Лейле по утрам, заплетая её волосы. Я не мог ошибаться. Это был Растин – Верховный жрец Роя. Любимец Мрака. И все было правдой. Я снова встретился с таким же, как я сам, только он был намного старше меня. И опаснее.

Я медленно вступил на черные плиты капища, глядя на золотоволосую фигуру посередине храма, возле алтаря, на котором почти светилось обнаженное тело. Я даже не сразу узнал Кэртиса. Никогда еще не видел его беспомощного, обнаженного и с распущенными волосами.

Растин стоял, чуть покачиваясь в такт мелодии, льющейся с его губ. Неподалеку в почтительной позе замер уже знакомый мне воин – Габриэль.

– Красивая песня, – я вплел свой голос в общий фон гула и божественной мелодии.

Голубые глаза открылись и почти с укоризной взглянули на меня. Песня оборвалась.

– Очень не вежливо прерывать молитву, молодой человек. Вам об этом не говорили?

Я наклонил голову, припоминания. Действительно…

– Говорили, – с сожалением кивнул я. – Только это был человек, чье мнение меня мало интересовало.

– Ты действительно очень юн, – он покачал головой, разглядывая меня с любопытством, которое я видел в глазах главы магических наук в Академии Мирейи. Словно, я всего лишь какой-то неодушевленный объект с весьма интересными свойствами. – Юношеский максимализм… Это освежает. – И Растин улыбнулся.

Я бы не назвал в этот момент его улыбку приятной.

– Рад, что привожу вас своим присутствием в такой восторг, – я надел маску принца Лилиана, наконец поняв, что этот разговор в принципе бесполезен и до омерзения напоминает мне светские беседы на балах, где на меня смотрели вот с таким же неприятным любопытством и намерено пытались вывести из себя. Однако жрец Роя был намного опаснее, чем эти расфуфыренные лизоблюды все вместе взятые.

Он вскинул левую бровь, явно удивленный сменой интонаций.

– Ты знаешь, что раньше Она брала в жрецы лишь тех смертных, кто достиг пятидесяти лет, даруя им молодость и долгую жизнь? В пятьдесят они становились послушниками и только через десять лет можно было претендовать на титул жреца.

– Вы хорошо осведомлены о прежней системе, – я уважительно кивнул.

– Она сильно изменила своим принципам, не так ли? – он прищурился. – Однако в одном осталось верной себе. Ты выглядишь Любовником, дерешься, как Убийца, владеешь Синем Пламенем… как ты стал Верховным Жрецом Ночной Богини, мальчик?

Я заметил, что он предпочитает не называть Лейлу по-имени. Неужели настолько сильна ненависть, что даже имя мой Госпожи жжет ему язык?

– Бессонными ночами и тренировками, – ответил я на его вопрос.

– Где же Она нашла тебя?

Я мягко улыбнулся:

– Лорд Растин, это похоже на некий светский допрос… а ведь я пришел не разговаривать. Мне нужен Кэртис и только он. Тем более он, кажется, уже заждался, и я сомневаюсь, что он будет доволен тем, что я так долго продержал его на этом холодном камне. Вы же знаете, как кошки не любят холод.

Но золотоволосый словно не слышал меня:

– Твоя речь правильная, выстроенная так, словно тебя специально обучали с малых лет… Богиня Ночи обожала своих жрецов, она одаривала их долголетием. И ещё – она предпочитала благородную кровь для элиты. Например, принцев, – он сделал шаг мне навстречу. – Неужели и в этом она осталась себе верна?

Я вздохнул и взглянул на Габриэля:

– Простите, но это старость и опытность любит неторопливые беседы и игры в разгадки, юности присуща нетерпеливость.

Тот одарил меня равнодушным непроницаемым взглядом.

Я поднял руку и коснулся рукояти Синего Пламени за моим плечом.


Когда у мальчика внезапно изменилась интонация голоса и выражение лица, словно он одел какую-то привычную маску, Растин был заинтригован. В этом юноше было много загадочного и интересного. Прожив более восьмиста лет, жрец Роя умел ценить загадки. Но мальчик действительно был нетерпелив и самонадеян. Растин улыбнулся, что ж, видимо, настала пора взглянуть, на что действительно способен новый Верховный жрец Лейлы.

И когда тот коснулся своего меча, пальцы левой руки жреца Крови шевельнулись, отдавая невидимый приказ. Он сам не собирался пока принимать участия в предстоящем представлении.

Воины Крови и Мрака выступили из теней, которые их скрывали до сих пор.

Жрец Лейлы оглянулся и улыбнулся странной холодной улыбкой.

Растин внезапно припомнил диалог у костра.


– Что-то беспокоит, Лиани?

– Да, – честный ответ. – Забери у него утку. Я дико голоден. И прекрати этот фарс с наложником. Пока я кого-нибудь не убил.

– А я все думал, ты сначала предупредишь или сразу начнешь убивать.

– Я не настолько неуравновешен, – оскорбленный тон.

– Со стороны виднее, – насмешливый ответ.


– Любишь убивать, Верховный Жрец Ночи? – почти ласково поинтересовался жрец Роя.

Сапфировые глаза поднялись, что бы ожечь вспышкой безумия.

– Очень, – легкое признание. – Смерть на вкус такая сладкая. Тебе не жалко душ своих воинов, Растин?

– Ты хотел сказать жизней? – насмешливо уточнил тот.

– О нет. Я сказал все правильно. У моей богини давно в чертогах не появлялось воинов Роя. Она будет визжать от восторга, как девчонка.

– Если ты сможешь убить хотя бы одного, – пальцы рук сами сжались в кулаки. – Самоуверенный мальчик.

За пятьдесят лет триумфа он позволил себе забыть о маленькой особенности Богини Ночи и Охоты. Охотницей её прозвали не просто так. Лейла охотилась за душами живых.

Грань Охоты – убийцы-воины. Грань Ночи – любовники, и лишь сирены – морские убийцы были способны на такую же страсть как у этих жрецов. И третий – элита… Страстные убийцы, страстные любовники… Все убитые её воинами и жрецами теряли шанс на перерождение в человеческом обличии. Она собирает души и перерождает их в животных или ночных созданий. Если отпускает из своих Чертогов.

Лезвие меча сапфировоглазого жреца окутало легкое сияние. Он уже обуздал силу меча? Удивительный мальчик, становилось все яснее, почему Рой был расстроен тем, что упустил его. Этот Лилиан мог бы стать отличным пополнением рядов жрецов Роя. В нем было все необходимое. Но он совершил опасную ошибку – он пришел один.

И все же что-то тревожило Растина, как колокольчик глухо звенящий на краю сознания.

И это каким-то образом касалось оборотня, распятого на алтаре в ожидании своей участи, беспомощного и одурманенного.


Я чувствовал их. Они не боялись меня. Они не понимали, что я из себя представляю. Они просто готовы были выполнить приказ своего Верховного Жреца и не сомневались в успехе. Я сомневался, однако… мое время еще не пришло. Я это знал. Растин где-то в глубине души тоже это знал, просто пока не понимал этого. Нам предстояло долгое знакомство. Сегодня состоялась первая настоящая встреча, и все участники расставлены, словно фигуры на игровой доске. Осталось показать этот факт жрецу Роя.

+ Отдайся жажде крови, + почти неслышный шепот где-то на самой границе моего восприятия. + Отдайся жажде крови. Отдайся жажде крови. Отдайся жажде крови. Отдайся жажде крови. Отдайся жажде крови. Отдайся жажде крови…+

Я привык следовать советам своей Госпожи. Тем более, наверное, впервые, начиная с захвата Талига, я мог не думать о контроле над своим безумием. Даже в морских битвах с Сиганом я не позволял себе такой роскоши.


Растин смотрел на молниеносный смерч, который убивал его воинов. Убивал его воинов. И снова убивал. Кажется, он все-таки недооценил этого мальчика, а ведь при последней с ним встрече он нанес ему рану. И жрец Роя не мог оправдать себя тем, что это было неожиданно. Это явно была уже ЕГО ошибка.

И он, наконец, вспомнил слова Роя.


– Ты преподнес мне редкий подарок. Я жаждал заполучить эту кису давным-давно. Но видимо сегодня еще не судьба.


Значит… Растин коснулся кончиками пальцев царапин на щеке. Как он мог упустить этот тонкий намек? Такой явный. Но все же было и это:


– Если удастся, убей его


Если удастся… очень интересная постановка приказа.

– Габриэль, – Растин повернулся к своему воину.

Тот оторвал настороженный внимательный взгляд от развернувшейся баталии и взглянул на своего Господина.

– Отзови выживших.

– У них есть шанс, – тихо заметил седой воин.

– Есть, – согласился жрец. – Отзови их.

Габриэль склонил голову, показывая, что он не будет спорить и оспаривать приказ.

Десяток оставшихся воинов внезапно отскочили от своего юркого бешенного противника, оставив столько же своих товарищей лежать бездыханными на камнях святилища. Гибкая фигура стремительно развернулась к стоящим у алтаря.

Сапфировые глаза смотрят с бледного лица, словно два драгоценных камня. Воины Крови все же задели его. На синих одеждах проступали пятна крови, правда, непонятно было, где его кровь, а где кровь его противников.

Растин протянул руку и в его раскрытую ладонь Габриэль вложил клинок.

Лилиан ничего не сказал, только растянул губы в улыбке, больше похожей на предвкушающий оскал.

– Ты действительно мог бы быть нашим жрецом или воином, – заметил Растин, скользящей походкой, приближаясь к нему.

Улыбка стала шире, словно, тот услышал хорошую шутку, но знал её подтекст лучше, чем пошутивший.

Как и тогда на поляне, он явно больше не желал разговаривать, вступив в сражение. Мальчик был умен. Умен, опасен, красив, непредсказуем – сколько еще скрыто в нем?

Был ли он так уж самоуверен, придя сюда, вооруженный силой своей богини?

– Она благословила тебя на это поход сюда, да? – поинтересовался жрец Роя, замирая на мгновение перед жрецом Лейлы.

Атака была стремительной, лезвия столкнулись с оглушающим звоном.

– Если удастся, убей его

– Отдайся жажде крови


Туман. Дымка, подернутая красноватой паутиной прожилок, которых нельзя касаться. Боль. Ярко-оранжевая. Она и раньше приходила яркой фигурой, держа тонкую алую удавку в руках, но никогда раньше не казалось такой… нежной?.. странное ощущение, омерзительное. Боль не должна доставлять такое удовольствие. Она – предупреждение, она – сигнал опасности, но не удовольствие. Никогда. Это противоестественно самой природе оборотня. Любого оборотня. Кэртис смотрел на смутно-знакомый оранжевый силуэт, ласково касающийся его волос, и чувство беспомощности становилось все более унизительным и опасным.

Туман пульсировал и что-то шептал, опутывая своими щупальцами все тело.

Командующий прищурился, нет, ребята, жрецы Роя вы там или кто еще, но никому не позволено так просто захватить одного из приближенных владыки Черной Ложи, того, кто служит Тьме. Похоже, эти ребята не совсем понимают, что делают. Кэртис открыл глаза и насмешливо взглянул в безликое лицо Госпожи Боли.

Привет, моя леди. Вы конечно простите, ваше гостеприимство просто неоценимо, но мне надо еще столько успеть. Я вынужден покинуть Вас.

Чего он не ожидал, так это медленного-медленного кивка. Неужели даже ощущениям не нравится, что что-то идет неправильно? Видимо так. Дэвид всегда говорил, что в мире слишком много такого, что еще не раз и не два сможет удивить того, кто способен увидеть глубже, чем привычное.

Боль отступила на целый шаг, давая шанс. Кэртис прикрыл глаза. Он понимал, что его тело в данный момент находиться в каком-то наркотическом опьянение, но его происхождение и его сила давали ему определенное преимущество. Оборотень сосредоточился. Жрецы богов посылают им свои молитвы, служители сил действиями доказывают свою сопричастность, однако, иногда можно попробовать попросить об услуге… Командующий войсками Тьмы Эмира взывал о помощи. Взывал к той, кто даровал ему силу.

И она откликнулась.

Прохладные пальцы коснулись его лба.

Не-открывай-глаз-кэртис-мой-верный-воин-тебе-не-нужно-видеть-меня-навешивая-нелепые-ярлыки-образов

Хорошо.

Хороший- мальчик – в безликом голосе чувствуется оттенок одобрения – но-тебе-можно-было-и-не-обращаться-ко-мне-с-просьбой-за-тобой-уже-пришли-твой-друг-оказался-очень-рассержен-негостепреимным-поведением-жрецов-роя-и-их-непомерным-нахальством.

Однако, ты пришла.

Да-я-пришла – согласие -потому-что-ты-прав-не-пристало-воину-тьмы-казаться-должником-одного-из-жрецов-пусть-даже-если-он-твой-друг-здесь-замешаны-боги-и-уж-если-они-смеют-манипулировать-моими-воинами-используя-их-в-своих-играх-то-должны-быть-готовы-к-мому-появлению

Понимаю.

Он действительно понимал. Лилиан конечно пришел за ним из лучших мотивов, но несомненно, что и Рой и Лейла сделали все, что бы два противника могли встретиться и оценить друг друга. А Кэртис здесь лишь средство. Не очень лестное положение для одного из воинов Тьмы.

Ты-правильно-понимаешь-мой-воин-сейчас-я-разгоню-туман-но-боль-останется

Надеюсь, она будет правильной? – оборотень испытывал некоторое сомнение.

Да-и-поторопись-воин-юный-жрец-может-долго-не-продержаться-все-же-растин-намного-опытнее.

– Спасибо, – его губы беззвучно шевельнулись, и он открыл глаза. Вместо дурмана, в ясной голове лишь чистая ослепляющая трезвая боль, терзающая виски с каждым грохочущим звуком скрещиваемых мечей. Спину холодил камень, который не смогло согреть его собственное тело. Над головой нависал темный потолок. Они его даже не сковали. И не потрудились связать, полностью рассчитывая на дурман. Похоже, что методика отлова оборотней с последующем принесением их в жертву пока ни разу не давала сбоев? Что ж пора им взглянуть на все по-новому.


Габриэль успел отреагировать в тот момент, когда с алтаря метнулась черная молния. Поэтому он не лег с разорванным горлом на каменный пол святилища. Острые клыки сомкнулись на его запястье, перекусывая хрупкую плоть. Огромная кошка недовольно рыкнула, но не собиралась тратить время на то, чтобы добить седого воина. Десяток воинов, выживших после боя со жрецом Лейлы, бросились на помощь своему командиру, и пантера встретила их громовым рыком.

Лилиан весело взглянул в голубые глаза Растина:

– Похоже, моему другу не понадобилась моя помощь.

Тот даже не взглянул в сторону вырвавшегося оборотня.

– Возможно, теперь тебе понадобиться его помощь, мальчик, – тихо ответил жрец Роя.

– Возможно, – тихо согласился жрец Лейлы.

В тот момент, когда рычание пантеры растеклось по сводам святилища Роя, кровавая пелена, застилающая ему глаза и заставляющая биться с золотоволосым жрецом без оглядки на происходящее вокруг, словно растворилась в воздухе. Он больше не хотел крови.

Лилиан прекрасно видел, что Растин опытнее и быстрее. Он никогда еще не испытывал такого восторга от боя с кем-либо. Однако затягивать не стоило. Схватка с воинами крови его все же потрепала, расчет Растина оправдался. Тем более основная цель была выполнена, Кэртис свободен. Осталось только постараться уйти отсюда целыми и невредимыми. Ну, или хотя бы целыми, вынужден был признаться самому себе жрец Лейлы.

– Кэрт! – он отпрыгнул от Растина, держа его на расстоянии вытянутого меча. – Прорывайся ко мне!

Жрец Роя видел, что с его противником произошли очередные метаморфозы, и похоже он всерьез вознамерился удрать, не завершив поединка.

– Не так быстро, малыш, – он атаковал.

Снова столкновение стали со сталью.

Лилиан перехватил Синее Пламя обеими руками, Кэртис добивал последнего из своих противников, а двери святилища начали открываться. За ними чувствовалась пульсирующая сила прибывших на шум боя прислужников Роя. Значит, уходить нужно другим способом.

Сапфировые глаза сверкнули, что ж, пора проверить на что он способен, как Верховный Жрец богини Ночи и Охоты.

И в тот момент, когда оборотень оказался за его спиной, мордой к открывшемся дверям, Лилиан вложил максимум своей силы в следующий удар, почти отшвыривая от себя жреца Роя. И прежде, чем тот начал атаку, поднял Синее Пламя над головой.

– ЛЕЙЛА!

Растин ошарашено замер. Уже способен?!

– Прочь от него! – он кричал на хлынувшую в святилище толпу жрецов и воинов. Сам жрец Роя успел подхватить безжизненное тело одного из своих воинов, закрываясь от ослепительно света, которое поглотило фигуры Лилиана и оборотня в нестерпимом обжигающем жаре.

Когда свечение погасло, на месте боя осталось лишь выжженное обуглившееся черное пятно. Растин раздраженно отпихнул от себя, пахнущий горелым мясом импровизированный щит и выругался. Святилище было наполнено стонами раненных и обожженных. Несмотря на его предупреждение первые ряды ворвавшихся все же попали под священный божественный огонь. И еще неизвестно кому повезло больше, тем, кто погиб, или тем, у кого до конца жизни останутся эти незаживающие ожоги. Такова суть божественного пламени.

Верховный жрец Роя оглянулся, ища глазами Габриэля, а найдя, побледнел как полотно. Тот лежал в луже крови, стискивая обрубок правой руки.

Не жалея одежды, Растин опустился на колени рядом с седым воином.

– Ничего страшного, – прохрипел воин. – я успел затянуть рану, так что даже не сильно много крови потерял. Ты… видел?

В волнении он забылся, перейдя от привычного господина на ты… как когда был ребенком…

– Видел его лицо?!

– Видел, – медленно кивнул Растин.

Он действительно успел увидеть за мгновение до того, как сияние огня скрыло от него жреца Лейлы.

Лилиан призвал силу своей богини – только пропустив через себя этот мощный божественный поток, можно переместиться, вызвав священный огонь. И никто не говорил, что быть громоотводом божественной силы – это приятное ощущение. Нужно обладать определенными навыками, ко всему прочему, нужно уметь терпеть боль. И не просто боль, а БОЛЬ – почти невыносимое страдание, на грани человеческих возможностей. Возможно даже за гранью. Именно поэтому священный огонь могли вызывать только верховные жрецы своих богов. Растин знал это на собственном опыте. За все года его служению Рою, он использовал огонь не единожды, но не любил вспоминать, чего ему это стоило.

– Ему не было… больно… он… наслаждался…

– Да, я видел, братец, – Растин положил ладонь ему на лоб. – Отдыхай. Я должен позаботиться о тебе. Мы еще можем спасти твою руку. Ты же не хочешь лишиться её.

– Не хочу, – расслабился в его руках Габриэль и закрыл глаза.

Растин поднял глаза на жрецов, которые остановились в нескольких шагах от него, в ожидании приказов.

– Уберите тут все. Позаботтесь о раненных. И на будущее, я хочу, чтобы все оборотни, пусть даже одурманенные, были прокованы так к алтарю, чтобы не могли двинуть ни единым пальцем, не то, что перевоплотиться. И кто-нибудь притащите, наконец, целителя.


Я медленно опускался на траву, чувствуя, как наваливается усталость и боль. Синее Пламя стал невыносимо тяжелым. Сильные руки обхватили меня за плечи:

– Лилиан?! Что с тобой?!

– Он очень устал, – голос моей богини уже в туманной дымке сна. – Он впервые воспользовался таким количеством моей силы. Это побочный эффект переноса.

– А где мы сейчас? – похоже Кэртис немного встревожен. Я не слышал ответа Лейлы, но знал, что в безопасности. Иного быть не могло.

Я спокойно погрузился в ласковые объятия беспамятства. Теперь можно было отдохнуть.

Часть вторая. Прибрежные королевства.


Глава восьмая. Ольгар Безумный

Когда я открыл глаза, то первое, что увидел – это внимательный взгляд серо-зеленых глаз богини. Я улыбнулся ей:

– Тебе понравилось?

Она медленно и серьезно кивнула:

– Ты поразил меня, Ли. Хотя я и верила в тебя, но не думала, что вы сможете уйти без единой царапины, и ты применил Священный божественный огонь. Ты смог это сделать.

Я зевнул:

– Но ты же сама учила меня всему этому. С того момента, как я дал согласие быть твоим жрецом. Кстати, не подскажешь, как Кэртис освободился? Это явно не моя заслуга была.

Она улыбнулась:

– Тьма решила вмешаться. Ей очень не понравилось, что один из лучших её воинов оказался разменной монетой в разборках богов. Ты бы слышал, какой скандал она Рою устроила.

Я медленно сел, обнаружив, что укрыт плащом Кэртиса и лежу на валежнике, заботливо сваленном у костра, на котором кипятился какой-то суп. Самого оборотня поблизости не наблюдалось.

– А тебе она скандал не устраивала?

Лейла хихикнула:

– Мне просто пригрозили, что в следующий раз меня просто выпорют в соответствии с симулируемым возрастом. И поверь, она это сделает.

– Ты так уверена, потому что снова собираешься сделать Кэрта "разменной монетой"? – неодобрительно поинтересовался я.

Богиня вздохнула:

– Ли, он сам пошел на это, последовав за тобой. Ваша первая встреча с Растином расставила все на свои места в этой шахматной партии, так что сейчас начинается сама игра. Да и Рой питает какую-то странную слабость к этому оборотню. Словно все эти жертвы все эти годы были именно для того, чтобы однажды на алтаре оказался Кэртис. Не спрашивай, – предупреждающе подняла богиня ладошки. – Я сама теряюсь в догадках. Мы с Роем не слишком часто обсуждаем наши маленькие секреты.

– Понимаю, – я снова зевнул и посмотрел на небо. Солнце явно двигалось к полудню. – Где это мы находимся?

– В трех днях пути от Прибрежных королевств, если верить словам твоей Госпожи, – голос Кэртиса, выходящего из-за деревьев с охапкой хвороста заставил меня вздрогнуть. Лейла подмигнула и исчезла.

– Ты проспал около двух суток, – сообщил оборотень, сбрасывая сухие ветки не слишком далеко от костра. – Лейла сказала, что это нормальная реакция для первого применения Священного Пламени. Многие, оказывается, вообще погибали, не в силах справиться с этой божественной магией.

Я улыбнулся:

– Я не многие.

– Согласен, – зеленые кошачьи глаза с тревогой вгляделись в мое лицо. – Что там произошло в Храме?

Я покачал головой:

– Просто Лейла решила, что пора было познакомиться с моим самым опасным противником. Ведь именно Растин руководил уничтожением культа моей богини. Причем делал это так, что не его имя звучало у всех на устах, а имя моего деда. Верховный Жрец Роя не желал становиться тем, кого назовут ответственным за уничтожение не только воинов и жрецов Лейлы, но и целых семейств, поклоняющихся моей госпоже, включая их детей.

Кэртис медленно кивнул:

– Да, Мирейя тогда отличилась.

– Я не знаю, о чем думал мой дед, когда шел на поводу у жреца Роя, предавая свою веру в Доэра Солнечного и Справедливого, – тихо заметил я. – Но Растин не только враг по религии, он тот, кто должен заплатить мне за позорную репутацию моей страны.

Оборотень вздохнул:

– Знаешь, судя по всему у нас, есть время. Они не знают, куда мы направились. Я лишил руки их лучшего воина, да и ты изрядно разрушил там все своим божественным пламенем. У меня один вопрос – ты собираешься вернуться?

Я взглянул на свои руки, которые спокойно лежали поверх, укрывающего меня плаща. Тонкие запястья, которые часто сравнивали с женскими, длинные пальцы за последние годы путешествий огрубели и уже не могли соревноваться в мягкости и нежности кожи с шелком. Медленно сжал их в кулаки, так что хрустнули костяшки.

– Нет. Я не дурак. Мне еще предстоит многому научиться, чтобы однажды встать с Растином лицом лицу. Сейчас у нас более важная задача. Лейла кое о чем попросила меня, и я собираюсь выполнить её просьбу.

Тяжелая черная коса мерно качнулась, выражая одобрение:

– Что ж. Не желаешь пока перекусить? Нам еще три дня ехать по этому лесу до ближайшего города.

– Пахнет вкусно, – сообщил я, потянув носом. – И я зверски голоден.

– То есть мне можно было не готовить этого зайца? – хитро усмехнулся Кэртис.


Его бил непрекращающийся озноб. Было очень холодно. Но на его губах блуждала почти счастливая улыбка.

– Господин? – встревоженный взгляд друга. – Что с вами?

– Все в порядке, Корал. Мне просто очень холодно.

– Холодно? – и тихое удивление, полное недоверия и одновременно надежды в его голосе.

– Да, – он поднял глаза. – Да, – подтверждая. – Кто-то воспользовался божественным огнем Лейлы.


Ольгар Безумный. Так его звали в песнях и легендах, что успели сложить уже при его жизни. Это были печальные песни, полные крови и отчаяния. Историю Ольгара Безумного знал весь Эмир.

Когда-то он не был воином, а только-только вступившим в совершеннолетие отпрыском благородного семейства. Он имел все, что мог пожелать. Его отец готов был передать ему все свои владения, чтобы самому уйти на покой. Именно тогда Ольгар встретил свою любовь. В песнях говорилось, что это была дочь короля одного из Прибрежных королевств, но никогда не упоминалось какого. На самом деле, жена Ольгара хоть и была приближенной ко двору, но в её жилах не текла королевская кровь. И её родители были счастливы породниться с таким благородным семейством. В песнях говорилось, что у неё был жених, который поклялся отомстить за отказ. На самом деле Пирис был близким другом семьи Ольгара, именно он привел тогда еще молодого дворянина в Черную Ложу, представив его не только Дэвиду, но и самой Тьме. Видимо уже тогда в его голове зародился тот план.

Ольгар быстро и достаточно легко занял достойное место среди элиты Черной Ложи, верно служа Тьме. Его прекрасная жена родила ему дочь, а Лорд Дэвид предложил сделать перспективного юношу Хранителем одной из реликвий Ложи.

Похоже, именно этого момента ждал все эти годы Пирис. Ольгар до сих пор не понимал, зачем тому понадобилось убивать всю его семью, уничтожить родовой замок, где он жил со всеми находящимися там людьми уже после того, как он вонзил отравленный нож в спину друга и похитил Камень Дракона.

Сам Ольгар выжил тогда только благодаря магии Повелителя Черной Ложи. А после того, как он увидел то, что осталось от его дома и семьи, он получил прозвище Безумный. Вот уже тридцать лет, Ольгар шел по следам старого друга, ставшего врагом. Он не только должен был отомстить ему, но и постараться вернуть Камень. До сих пор Лорд Дэвид так и не снял его с этой должности. И воин поклялся, что выполнит свой долг.

Ольгар мрачно улыбнулся дну своей кружки. Неужели он, наконец, приблизился к своей цели?

– Какое знакомое лицо. Где я его видел? – мелодичный голос где-то рядом показался воину смутно знакомым.

– Наверное, когда выбивал из него ленты для Лейлы, – хмыкнул второй голос, который Ольгар знал прекрасно.

Он поднял глаза и улыбнулся:

– Командующий Эро.

Рядом с его столиком в этой богами забытой таверне стояли двое. Одного он прекрасно знал. Мало бы нашлось темных, кто не видел или не знал главнокомандующего Темными армиями. Несмотря на свою молодость, этот оборотень прославился своими гениальными планами и тактикой. И своими дебошами. Ольгар припомнил, что второго паренька он видел как раз, когда командующий праздновал победу над Талигом. Именно этот мальчишка победил его в поединке, будучи в стельку пьяным. И Ольгар Безумный отдал ему обе желтые ленты своей дочери. Мальчик был очень настойчивым.

– Куда ты дел ленты моей девочки? – поинтересовался воин у мальчишки.

Тот пожал плечами:

– Их нынешняя владелица просила передать, что более богатого подарка она еще не получала. И обязуется заботиться о них со всей тщательностью, потому что они стали истинным украшением её прически.

– Это хорошо, – вздохнул Ольгар и приглашающее обвел рукой пустые места за своим столом. – Присоединитесь?

Оба синхронно кивнули и удобно расположились за столом.

– Что вы здесь делаете? – после некоторого молчания поинтересовался воин. – Да еще вдвоем. Вы представляетесь мне странной компанией.

Командующий Эро пожал плечами:

– Дэвид дал мне отпуск, передохнуть от сплошных обязанностей, поэтому я решил помочь другу в его путешествии.

– Значит, вы спешите, – медленно проговорил Ольгар, обдумывая слова оборотня.

– Ну не то, чтобы очень, – покосившись на своего юного спутника, лениво отозвался темный.

Воин неприятно улыбнулся.

– Значит, вы можете вернуть мне долг? Ленты моей дочери – это очень ценная вещь.

Юноша, чьего имени он никак не мог вспомнить, но прекрасно помнил его владение двуручным великолепным мечом, вздохнул:

– Ну для начала хотелось бы услышать, в чем вы видите выплату этого долга?

Все-таки трезвым он был более сговорчивым, сделал вывод удовлетворенный Ольгар. Темный воин перевел взгляд на своего командующего.

– Я нашел Пириса.

Зеленые кошачьи глаза широко распахнулись. Именно в этот момент подошла служанка, которая проворно поставила на стол поднос с заказанной едой и питьем.

– Разговор не для этого места, – наконец, произнес оборотень.

– Да, – широко улыбнулся Ольгар.

Сапфировые глаза спутника командующего Эро с некоторой растерянностью смотрели на них обоих.

– Мне явно все это не нравится, – пробормотал он себе под нос.

– Брось, Лиани, – усмехнулся Кэртис, подхватывая с подноса с золотистой прожаренной корочкой свиную ногу. – Мы же действительно не торопимся, а стать участниками истории, которую потом воспоют в песнях… неужели не заманчиво?

Тот медленно покачал головой:

– Вот оно что. Окончание долгой истории?

Ольгар медленно кивнул. Теперь он вспомнил. Лиани… так его называл командующий, сам парень представлялся как Лилиан.

– Я мог бы пойти и убить его. Но этого мало и недостаточно. Я не знаю, где он прячет Камень. Мне нужна не только месть. Спустя тридцать лет, у меня есть шанс оправдать доверие Лорда Дэвида.

– И души твоих родных смогут успокоиться, – тихо добавил Кэртис.

– Да, – кинул Ольгар. – Именно.


– Я охотился за ним тридцать лет, – медленно говорил Ольгар, когда мы все втроем расположились в его комнатах, которые он снимал в этом городе. – Я многое узнал о своем бывшем "друге". Узнал его намного лучше, чем в те времена, когда я считал, что знаю все его побуждения, и восхищался им. Теперь пришло время воспользоваться всеми этими знаниями. Сама судьба послала вас ко мне.

– Расскажи, – тихо попросил Кэртис.

– Пирис уничтожил мою семью, пытаясь овладеть силой Камня Дракона. Но легенды и песни врут, утверждая, что моя жена погибла, потому что выбрала меня, а не его. Все намного непригляднее. Пирис связался со жрецами Роя.

Я не сдержал удивленного возгласа. Это походило на какую-то странную игру, внезапно начать так часто встречаться с этим культом. Ольгар не понял моего удивления и объяснил его по-своему:

– Пирис оказался садистом и, став воином бога Мрака и Крови, он смог позволить себе щедро лить эту кровь во имя своего нового покровителя. Кроме того, он может удовлетворить свои самые низменный инстинкты, убивая по его мнению недостойных существования существ – женщин, и наслаждаясь пытками над молоденькими мальчиками…

– Стоп, – поднял я ладони и недоверчиво уставился на воина. – Ты хочешь сказать…

Тот кивнул:

– Пирис не мог быть влюблен в мою Асию, он считал её чем-то вроде грязи. И он предпочитает свой пол. Желательно помоложе. Поэтому я и сказал, сама судьба послала вас ко мне. К тому же он не скрывает, что песни о нем и обо мне для него своеобразное признание толпы, поэтому редко скрывает, кто он такой. Но всегда умудрялся сбежать до того, как я приходил к нему. В этот раз не успел.

Кэртис медленно повернул голову, его серьезный взгляд уперся в меня. Но он молчал. А я прилагал кучу сил, чтобы сдержать нервную дрожь отвращения. Тишина царила в комнате такая, что, казалось, даже уличные звуки не проникают сквозь ставни.

– Желтые ленты… – наконец, процедил я сквозь зубы. – Она точно знала, что просила в тот день.

Кэртис вскинул левую бровь, словно формируя безмолвный вопрос.

– Он точно воин Роя? – мрачно поинтересовался я у Ольгара.

Тот медленно кивнул:

– Уже двадцать лет.

– Я выплачу долг.


Я подготовился тщательно. Наверное, так же как в день, когда Регил лишал меня права наследования престола. Битвы на мечах, магией и божественной силой – это на самом деле намного более просто, чем то, что предстояло мне.

Думаю, в свое время кажущаяся мне блестящим решением проблемы, идея была все же не моей. Теперь я понимал это достаточно ясно. Еще одна форма подготовки служения моей богине. И чем больше я познавал свою госпожу, тем сильнее убеждался, насколько она беспощадна и жестока. Но одно оставалось неизменным, какой бы не была она и что бы она не сделала, чтобы заполучить меня в свои жрецы и подготовить к служению ей, я все же любил её.

Лестница под ногами буквально текла, словно ступени сами подстраивались под мой шаг.

Пирис устроился весьма неплохо. Настоящий дворец. И сплошь увешан зеркалами, так что я мог любоваться на свои многочисленные отражения бесконечно.

Образ, который я выбрал после долгих расспросов Ольгара о его враге, можно было бы назвать ледяным. Серебристые тени на веках, четко очерченные тонкие брови, даже помада с ледяным отливом. Холодные тона в косметике и одежде. Снежный струящийся щелк. Я сам себе напоминал ожившую статую, если бы не темный каскад волос и драгоценные сапфиры вместо глаз. Я приостановился перед одним из зеркал, разглядывая эту сотворенную маску. Неприступный, прекрасный и соблазнительный. То, что нужно, главное, угадать с пропорциями.

– Лорд Лилиан?

Голос за спиной заставил меня обернуться, сделав вид, что я несколько удивлен, хотя зеркало позволило уловить приближение тени. Почему-то я представлял его немного другим. Наверное из-за того, что он был ровесником Ольгара, а тот выглядел огромной скалой, которая невозмутимо выдерживала многие годы удары бушующего моря. На самом деле передо мной стоял относительно молодо выглядящий, стройный, поджарый мужчина, на вид лет тридцати-тридцати пяти. Удивительно доброжелательное лицо, располагающее к себе, напомнило мне похожее выражение у Растина, и я едва сдержал дрожь ярости, пронзившую кулаки.

Удивительно, но песни не врали, его волосы действительно напоминали языки пламени, разбросанные по плечам.

– Лорд Пирис?

– Удивлены? – ослепительно улыбнулся он. – Представляли меня другим? Думали все эти песни преувеличение?

– Честно говоря, да, – сознался я. – Вы же знаете, как любят приукрашивать сказители свои истории.

– Как мне к вам обращаться? Ваше Высочество? – он чуть склонил голову, разглядывая меня.

– Ну что Вы, – я отозвался с точно отмеренной порцией горечи в голосе. – Король Регил лишил меня этого титула, как вы, наверное, уже слышали. Теперь я всего лишь странник.

Пирис изысканно поклонился:

– Позвольте все же оставить за вами этот титул, так как я вижу перед собой истинного принца.

– Вы так любезны, – медленно кивнул я.

Этот мужчина приводил меня в странное состояние. Словно я снова был во дворце Мирейи отброшенный во времени и мы с Регилом снова играем в нашу опасную игру.

Мы с Кэртисом знали, что известия об изменениях в Мирейи еще не достигли остальных королевств. Для этого потребуется определенное время. Именно поэтому выгоднее было играть роль изгнанника.

– Тогда, Ваше Высочество, не согласитесь ли Вы отобедать со мной?

– И снова я должен сказать, что Вы очень любезны, – отозвался принц Лилиан моими губами. Это была его игра.

Пирис сам проводил меня до обеденной залы, где нас ждал уже накрытый стол. Иных гостей не было. Я сразу заметил, что места за столом стоят слишком близко, так что собеседники при желании могли касаться друг друга. Это означало, что Пирис тоже готовился к встрече с принцем Лилианом.

Когда мы приступили к трапезе, последовал вопрос от любезного хозяина, показывающий, что светская беседа переходит на совсем иной уровень.

– Позвольте, спросить Вас, Ваше Высочество, – я слышал, что Вас изгнали пару лет назад, но потом никто не мог отследить, где вы пропадали. Последнее, что о вас известно, что вы сели на корабль, о котором потом не было никаких известий. И я несколько был удивлен, когда получил от вас записку… мне трудно представить, как столь утонченное создание, привыкший к роскоши и красоте, смогли выжить в этом жестоком и уродливом мире.

Я осторожно снял с вилки кусочек рыбы, стараясь не съесть помаду, и только проглотив нежное мясо, тающее на языке, ответил:

– У меня, как оказалось, осталось несколько друзей, готовых оказать услугу, – я прохладно улыбнулся. – Знаете, тот корабль был захвачен пиратами, но их капитан был весьма и весьма любезной личностью. Мы смогли заключить с ним один интересный договор, так что когда я смог связаться с теми, кто ценил мое общество, то фактически был уже свободен.

– Пираты? – Пирис вскинул бровь. – Это, наверное, было ужасно.

– Не совсем, – покачал я головой. – Это скорее было увлекательной игрой.

– Что же это был за договор с капитаном пиратов? – в глубине его глаз полыхал почти животный интерес.

Он явно попал на удочку.

– О, – придал своей улыбке каплю порочности. – Позвольте мне сохранить это втайне.

Хищный прищур глаз изучал меня, и лишь какое-то мгновение спустя, мой собеседник ответил:

– Как пожелаете, Ваше Высочество. Но что было дальше?

Я пожал плечами так, что бы шелк воротника открыл мою шею:

– Многие благородные особы высказали желание помочь мне, но как видите, в итоге я все же оказался в Прибрежных королевствах фактически в одиночестве. Когда я услышал, что знаменитый Пирис из песен об Ольгаре Безумном здесь, в этом городе, я не смог удержать своего любопытства.

– Понимаю, – медленно проговорил он и протянул мне полный бокал вина. – Не желаете?

Я с благодарной улыбкой принял теплый хрусталь, и почувствовал, как его пальцы скользнули по моей руке, лаская.

Я взглянул на него сквозь ресницы, но не возразил. Наживка была проглочена, теперь оставалось не сфальшивить.

Он проводил меня до самого экипажа. Помог в него забраться и в какой-то момент ладонь принца Лилиана оказалась в его руке.

– Мне было очень приятно познакомиться с таким человеком, как Вы, Лорд Пирис, – я мягко улыбнулся, не отбирая руку.

– Я надеюсь, на встречу завтра, мой принц, – его губы коснулись моей руки, и я не смог сдержаться от изумленного вздоха, когда кончик его языка лизнул мою ладонь.

– Думаю, я оправдаю Ваши надежды, – я смотрел в его хищные волчьи глаза с обещанием.

Пирис медленно кивнул и отпустил меня. Занавески экипажа скрыли его от меня, но лишь когда я пересек порог комнат, где мы остановились и встретился взглядом с встревоженными глазами Кэртиса и горящими мрачной надеждой Ольгара, я отпустил маску принца Лилиана.

Дрожь отвращения сотрясала все тело.

– Лиани? – Кэртис сделал шаг в мою сторону.

– Дай мне немного времени, – выдавил я из себя и скрылся в уборной. Меня рвало минут пятнадцать, пока я не почувствовал себя полностью опустошенным от того омерзения, которое поселилось где-то глубоко внутри моего живота.

Когда я вернулся в комнату, я уже сменил одежду и тщательно стер всю косметику.

– С тобой все в порядке? – тихо поинтересовался оборотень. – Ты уверен, что выдержишь?

Я скривился в подобии улыбки:

– Это не хуже, чем время, когда мы играли в наши игры с Регилом. Но этот тип намного опаснее моего дорогого папочки. А насчет выдержки… я слишком долго не надевал эту маску. Завтра все пройдет легче.

Ольгар поднялся на ноги:

– Я думаю, игра не будет слишком долгой. Главное, что бы ты не сорвался и не убил его раньше времени.

Я моргнул и почти холодно отозвался:

– Я помню, что его смерть принадлежит тебе, Ольгар. Но запомните оба. Он воин Роя. Это, конечно, не ранг жреца, однако я подозреваю, что он постарается выяснить обо мне как можно больше. Его расспросы могут привести к тому, что нам может боком выйти наша с Кэртисом последняя стычка с Растином и его свитой. Именно поэтому я советую вам побыстрее отыскать ваш камешек. Иначе весь план пойдет насмарку. Тем более близится полнолуние, а если верить твоим сведениям, – я повернулся к Ольгару, – эта ночь должна стать решающей. Ты и сам видишь, что он все меньше скрывается. Он почти ждет, что ты придешь за его душой. Это означает одно, чего бы он не хотел тридцать лет назад достигнуть, его цель уже близка.

Воин медленно кивнул:

– Понимаю.


Они сдержали обещание, выйдя на след камня уже через трое суток. Однако это был только его след, а благодетель принца Лилиана начал терять терпение.

Его губы скользили по моей шее и руки касались обнаженной кожи плечей, с которых соскользнул шелк одеяний.

– У тебя сильное тело, – его голос сочился патокой восхищения. – И это при всей твоей нежности.

Его рука скользнула под рубашку, и я едва успел перехватить его запястье.

– Не торопите события, мой Лорд, – прошептал я, мягко отстраняясь и поправляя одежду.

Он смотрел на меня с прищуром:

– Вы дразните меня, мой принц. Не боитесь, что я потеряю терпение, как в одной из песен посвященных моему врагу Ольгару?

Принц Лилиан позволил себе шаловливую улыбку:

– Возможно, этого я и хочу? Кто знает, мой Лорд.

– Ты еще более извращен, чем я сам, – удовлетворенно отозвался он, наблюдая за мной.

– Разве не это вас привлекает? – вскинул я бровь.

Пирис согласно улыбнулся и внезапно сообщил:

– Мои люди сообщили, что Ольгар уже знает о моем местонахождении. Так что через пару дней я собираюсь отправиться в другое место. Я хотел бы знать, ты поедешь вместе со мной?

Я на мгновение замер, а потом послал ему улыбку:

– Пока мы не закончим нашу игру, я надеюсь побыть возле вас еще некоторое время.

Еще утром Ольгар сообщил, что знает, где камень. А это означало, что Пирис не успеет уехать, потому что мы готовились захлопнуть ловушку. И для этого мне предстояло познакомить Пириса с еще одной моей маской.


Над улицами этого города царствовала луна, сегодня она была в преддверии своего полнолуния. Я пил дешевое вино. Завтрашняя ночь для многих религиозных культов очень важна – полнолуние. В такие ночи проводят важные ритуалы. И, похоже, Пирис тянул время, рискуя столкнуться со своим старым врагом именно по этой причине. Однако, что именно он намеревался сделать? Я специально старался не лезть в его дела, создавая образ довольно легкомысленного создания, занятого только игрой в соблазнение. Работа по сбору информации досталась Темным. Я налил себе еще вина. Напиваться не входило в мои планы, но для реализации задуманного пара кружек даже была необходимой.

– Эй, красуля! Компания не нужна?

Я поднял глаза на троих подвыпивших идиотов. Ну вот и оставшиеся декорации к нужному сценарию.

– Не нужна, – я с предельно равнодушным видом вернулся к своей кружке с вином.

– А, по-моему, все же ты не откажешься от компании, – один из них вальяжно развалился на соседнем стуле и облапал меня за талию. – Не ломайся, красуля. Мы щедро заплатим за услуги. Да и ты не пожалеешь.

Его дружки похабно улыбались.

Что ж, они сами пришли ко мне.

Я повернулся к их главарю лицом и, глядя в его маленькие поросячьи глазки, процедил:

– Или ты уберешь руки прямо сейчас, мразь, или я тебе их отрублю.

Он напрягся, и его пальцы впились мне в талию со всей возможной силой:

– Шутить изволишь, маленькая шлюшка? Цену набиваешь?! Ты представляешь, что мы с тобой можем сделать? И никто тебе не поможет. Сам сюда пришел. А здесь, таких красоток как ты используют только по одному назначению. – Это было настоящее шипение.

В тот момент, когда я вонзил ему в живот кинжал, в дверях таверны показались темные фигуры новых посетителей. Точно, как по расписанию, усмехнулся я, глядя в глаза поддонку, которому вспарывал живот. Его пронзительный вой на одной ноте повис под грязным потолком.

– Я предупреждал тебя, – напомнил я ему. – Очень, знаешь ли, не люблю, когда меня шлюхой называют.

Я выдернул кинжал, делая длинный шаг назад. И когда ублюдок упал на исцарапанные, покрытые подозрительными темными пятнами доски пола, улыбнулся его двум дружкам. Они испуганно попятились, словно завороженные моим взглядом. Страх удушающей волной пульсировал вокруг их тел.

– Ваш друг еще жив, – ласково сообщил я, чувствуя на губах привкус солоноватой крови. Кажется, стоило начать брать себя под контроль. Не хотелось бы сейчас себя видеть в зеркале, потому что в какое-то мгновение мне показалось, что я могу увидеть там лицо Регила вместо своего.

– Лилиан? – тихий вопрос, и я в единое мгновение развернулся всем телом. На меня из тени капюшона смотрели горящие волчьи глаза. Ловушка захлопнулась.

– Мой Лорд Пирис? Что вы делаете в подобном месте? – я обвел окровавленным кинжалом помещение.

Он не ответил мне. Только где-то в глубине его взгляда появилось что-то… странное выражение, смешанное с возбуждением.

– Так вот для чего ты покидал меня каждый раз все эти дни, мой милый принц, – его голос больше походил на мурлыкание. – Я вижу в твоих глазах жажду крови.

– Это семейное, – думаю, мою улыбку нельзя было назвать приятной в этот момент.

Он протянул руку и коснулся моей щеки. Ласковое движение пальцев, словно он боялся меня вспугнуть.

– Я и не надеялся, что ты окажешься таким сокровищем, мой Лилиан. Я должен благодарить судьбу за то, что она пересекла наши с тобой пути. – Он откинул капюшон, позволяя огненным прядям вырваться на свободу. – Я хочу подарить тебе весь этот мир, Лилиан. И утолить твою жажду крови.

– Думаешь, это будет тебе по силам? – я медленно облизнулся, глядя прямо ему в глаза.

– Я покажу тебе. Завтра ночью, когда луна станет полной, я покажу тебе свою настоящую силу.

Человек у моих ног вздохнул в последний раз и умер.


– Не опоздайте, – тихо попросил Лилиан Кэртиса. – Иначе я мало что могу гарантировать.

– Он отведет тебя в храм Роя, – ответил ему Ольгар. – Ты идеальная жертва для его ритуала. Судя по тем данным, что мы собрали, ты должен стать последним, чья кровь отворит для него силу камня.

– Да, я помню, – кивнул бывший принц. – Но и ты должен помнить, я не собираюсь лишать свою богиню жреца, поэтому если вы опоздаете, я могу применить божественный огонь. Пирис силен и опасен, но не опаснее Растина. И тогда ты можешь потерять и свою месть и камень, Хранитель.

Воин прищурился.

– Я понял тебя. Мы не опоздаем.

Оборотень рядом ободряюще улыбнулся.

Жрец Лейлы окинул их еще одним странным взглядом, подобрал подол плаща и вышел за дверь, его уже ждал экипаж, который должен был отвезти к Пирису.

Ольгар тяжело вздохнул:

– Твой друг, командующий, очень сложный человек. Но если все получится, как мы задумали и спланировали, у меня будет огромный долг к нему. Ленты того не стоят.

Кэртис усмехнулся:

– Не волнуйся за него. Причины, которые его толкнули на помощь тебе, могут быть разными, но он выполнит свою часть сделки. И потом, Пирис – воин Роя. А у нас двоих к этому богу есть некоторые претензии. Лучше скажи мне, каково это – ощущать, что эта легенда будет закончена. Так или иначе эта книга завершится?

Ольгар пожал своими широкими плечами:

– Спроси меня об этом через два дня.

– Хорошо, – улыбнулся Кэртис. – Обязательно спрошу.


– Я знал, что ты необычный. Но ты поразил меня даже больше, чем я предполагал, – Пирис возбужденными кругами ходил вокруг принца Лилиана. Тот наблюдал за ним сквозь полуприкрытые темные ресницы.

– Сегодня ты должен стать моим.

– Насколько сильно ты этого хочешь? – тихо поинтересовался принц своим мелодичным голосом. – Я могу затребовать непомерную цену.

– Любая цена станет приемлемой после этой ночи, – хищно улыбнулся мужчина. – Ты просто не представляешь, какую мощь я получу с твоей помощью, когда луна взойдет на небе. Ты такой же, как я. Я видел вчера твою истинную суть.

– Что ж, – юноша элегантно поправил воротник своего летящего одеяния. – Луна взойдет через два часа. Покажи мне, что ты имеешь в виду, и ты получишь меня.

Пирис счастливо улыбнулся:

– Не хотите ли прокатиться, мой принц?


– Рой, бог Мрака и Крови. Он тот, кто подарит мне надежду на то, что моя мечта все же исполнима. Я уже двадцать лет служу ему верой и правдой. Во Тьме я так и не смог найти своего призвания. Став воином Мрака, я приобрел право на кровь. На такую кровь, которую могу получать любым угодным мне способом, – шептал мне на ухо Пирис, прижимая к себе.

Он отказался от экипажа, предпочтя верховую прогулку. Только вот личного коня мне не выделили, пришлось ехать с Пирисом.

Я поднял голову, вглядываясь в выходящую из-за облаков полную луну. Шепот мужчины почти не касался моего слуха, ручьем протекая мимо. Мне было неинтересно слушать его бред. И его предложение стать воином Мрака, как и он сам, я встретил молчанием. На самом деле он не собирался делать из меня такого же, как он, меня везли, как ягненка на заклание. Пирис готовил мне страшную и красивую, по его личному мнению, смерть на алтаре Роя. Как хорошо, что его информаторы не успели донести до него информацию обо мне. Похоже, Растин еще не сообщил всем своим подчиненным, кого им следует ловить и убивать при первой же возможности. Но это уже не важно. Совершенно не важно. Сегодня ночью все закончится. И я, наконец, приму ванну, где смогу смыть с себя запах этого ублюдка, оттереть его прикосновения и вымыть саму память о нем.

Шепот Пириса затих.

– Мы прибыли, радость моя. Ты почему-то притих.

Я улыбнулся одними губами, принимая его руку, что бы спешится с коня.

– Это все луна, мой Лорд. Она так прекрасна сегодня.

– О да, ты прав, – его волчьи глаза почти сияли от возбуждения и предвкушения.

Я последовал за ним под своды храма бога Мрака. Этот храм отличался от того капища, где собирались принести в жертву Кэртиса и где я столкнулся с Растином. Здесь все было на несколько порядков богаче, вычурнее и как-то тяжелее.

Я только головой покачал, когда из теней у стен выскользнули темные фигуры воинов и окружили нас двоих. Удивительно, но, кажется, история повторяется.

– Лорд Пирис? – я поднял на него глаза. – Что это значит?

Он обернулся, и теперь я бы не назвал его лицо красивым. Его изуродовала маска жажды силы и власти:

– Мой милый убийца, ты мое последнее звено. Твоя кровь станет идеальным компонентом для Камня Дракона. Я заменю твое сердце этим артефактом. И ты будешь жить вечно.

Я отступил на шаг. Вообще-то мне казалось, что меня просто убьют, как жертву, такой расклад был несколько неожиданным.

– Пирис?

– Ты же хочешь жить вечно? И быть со мной, любовь моя?

Меня всего передернуло. И вот это было не по плану. Этот придурок в меня, что влюбился?

– Твоя душа будет принадлежать Рою, а твое тело обретет невиданную мощь. Вместе мы будем владеть всем миром! И я заменю Верховного Жреца Роя.

В какой-то момент меня настигло странное чувство, что я действительно нахожусь в какой-то легенде, которую сейчас демонстрируют со сцены актеры. И это не я стою в середине круга воинов Мрака.

Потом до меня дошли последние слова Пириса, и я не сдержался. Хохот просто выплеснулся из моего горла. Я действительно не смог удержаться.

– Лилиан? Чему ты смеешься? – тихий и опасный вопрос.

Я усилием воли заставил себя успокоиться.

– Простите, Лорд Пирис. Просто мне показалось немного смешным то, что Лорд Растин невольно станет моим должником.

– Что ты имеешь в виду, Лилиан?

Я усталым движением развязал завязки плащ, который до сих пор полностью скрывал мою фигуру и скинул камзол летящего силуэта, который так надежно скрывал мою совсем другую одежду.

– Я думаю, сейчас я могу ответить на ваш вопрос, заданный всего полчаса назад, когда мы только подъезжали к Храму. Я не могу стать воином Мрака. Потому что я уже служу другой богине. И я не собираюсь жить с тобой вечно, если моя Госпожа позволит, я проживу столько, сколько она пожелает. И мне совсем не улыбается стать игрушкой с каменным сердцем в твоих руках. Мало того, – я поднял на него веселые глаза и вытянул руку, призывая Синее Пламя. – Ты не поверишь, но Растина я собираюсь убить самостоятельно, исключительно по личным и религиозным разногласиям.

– Ты не принц Лилиан Катани? – мрачно осведомился он, наблюдая, как в моей ладони появляется рукоять моего верного меча.

– Вот здесь я тебе не соврал ни полслова, – покачал я головой. – Правда, я уже пару месяцев как не являюсь изгнанником, король Кириан любезно восстановил меня во всех моих правах, но как Верховный Жрец Лейлы я отказался от трона. Королевская жизнь мне не очень интересна.

Пирис печально покачал голой:

– А ведь я действительно полюбил тебя, Лилиан.

Я цокнул языком, настороженно наблюдая за воинами, которые меня окружали:

– Знаешь, несмотря на все, что тебе обо мне известно, должен сказать, что больше всего я ненавижу, когда на меня западают мужики. Таких я готов резать за просто так. Я блевал каждый раз, когда приходил от тебя. Должен сказать Ольгар Безумный задолжал мне за это…

– Что?! – он резко вскинулся. – Ольгар?!!

Один из воинов Мрака шевельнулся, повел плечами и внезапно заслонил меня от остальных. Я удовлетворенно кивнул, рассматривая широченный разворот плечей.

– Ну, здравствуй, Пир. Давно не виделись. Скажи-ка, что это Камень Дракона делает на алтаре Роя? Никак ты решил его вернуть законным владельцам?

– Убейте их! – голос Пириса шипел приказ, наполненный страхом и ненавистью.

Я облизнул губы, рассматривая остальных, но внезапно все воины развернулись и встали рядом с Ольгаром. Один из них тряхнул тяжелой черной косой и знакомым голосом сообщил:

– Видишь ли… не можем мы этого сделать. Ведь мы все пришли за твоей жизнью, друг мой.

– П-п-предатели?!

– О нет, – покачал головой оборотень. – Совсем не так дело обстоит. Просто все твои воины отправились на вечный покой, и мы решили, дабы не тревожить тебя понапрасну, временно их подменить. Ольгар – хороший Хранитель, а не просто мститель-одиночка. Неужели ты не знал, что у него есть свои люди? Я же всего лишь наблюдатель от Черной Ложи, чтобы перед вопрошающим взором нашего любимого повелителя в подробностях поведать историю исполнения его смертного приговора для тебя.

Я убрал Синее Пламя. Здесь мне было делать нечего. Моя роль сыграна и актеру пора удалиться со сцены, предоставив драме закончиться как должно.

Пирис сглупил, оставив Храм пустым. Он надеялся, что после того, как овладеет Камнем Дракона, он и его горстка верных последователей захватит власть сначала в этом храме, а после и над всей религией Роя, сделав себя его Верховным жрецом. У него вполне могло бы получится, только вот судьба распорядилась иначе. И у меня возникло смутное подозрение…

Я вдохнул свежий воздух ночи, отрешившись от криков и грохота, которые доносились из Храма.

+Лейла? +

Она ответила не сразу, хотя её присутствие ощущалось.

+ Это своеобразная отдача долга, Ли. Когда-то Рой спас меня. Это было очень давно, наша ненависть еще не проявила себя. Этот его поступок был полон корысти и собственных планов, но он есть. И сегодня я его отдала. Тем более, Пирис, овладев камнем Дракона, стал бы очень опасным противником, намного опаснее, чем Растин сейчас. И кто знает, чем бы могла закончиться ваша встреча, уже после обретения им силы. Я не против перемен, но Растин в противниках предпочтительнее безумного Пириса, чьи планы простирались еще дальше. Камень Дракона не зря в свое время был отдан Тьме. Она лучше всех знала, как им распорядиться. +

Она не договаривала и не говорила всей правды. Но, наверное, я был пока к этому не готов.

– Не важно все это, моя госпожа. История закончена. И певцы могут спокойно сочинять конец легенды об Ольгаре Безумном. А я хочу одного – срочно принять ванну, что бы отмыться от всех этих омерзительных дней, проведенных в обществе Пириса и в маске принца Лилиана.

+ Ты хорошо поработал, мой жрец, + ласково отозвалась моя богиня. И в этот раз её голос ничем не напоминал голос тринадцатилетней девочки. + Отдыхай. И передай это Хранителю Камня. Я думаю, они пригодятся ему вскоре. +

На мою раскрытую ладонь легли две желтые ленты. Я улыбнулся темноте и двинулся прочь от места, пахнущего смертью. Темные явно задержатся здесь до утра. Своих предателей они наказывали жестоко, кроме того, Ольгар явно постарается сделать завершение своей легенды красочным. О Пирисе можно было забыть.


Станислав медленно провел ладонью по зачарованному стеклу. Сильна магия Белой Ложи. В свое время он сильно недооценил её. За что и поплатился.

– Мой Лорд? – тихий голос Корала за спиной – Вы снова что-то чувствуете?

– Нет, – покачал он головой. – Я просто любуюсь песками нашей тюрьмы.

Он повернул голову и взглянул на своего друга:

– Ты сомневаешься?

Корал тяжело вздохнул:

– Да. Я не хотел бы, чтобы моя надежда снова тревожила меня напрасно.

– А я хотел бы, – с небольшого дивана подал голос третий их спутник и друг. – Поэтому не сомневайся, Корал. На Эмире снова зазвучала поступь жрецов Лейлы, и скоро мы услышим её грохот.

Станислав медленно кивнул, смотря на Винира. В свое время они нашли его в каком-то грязном балагане, где слепой мальчишка за еду предсказывал будущее. У него действительно был дар. Когда он достиг возраста послушника, Лейла вернула ему зрение, позволив увидеть краски мира. Однако он потерял его вновь, когда прошло почти пятнадцать лет их заключения в этой комнате и башне Белой Ложи. Именно тогда надежда начала покидать их всех. Сейчас, она возвращалась, так как веры в свою Госпожу они не оставили за все годы заключения.


Жрец Лейлы протянул Ольгару ладонь, и тот поднял удивленные глаза:

– Это…

– Моя Госпожа сказала, что скоро они тебе пригодятся вновь, – пожал юноша плечами. – Возьми. Их носила сама богиня.

Воин бережно подхватил обе ленты.

– Я в долгу перед тобой, Жрец Лейлы.

– Как и вся Черная Ложа, – добавил Кэртис, стоящий рядом.

Сапфировые глаза лукаво сверкнули:

– Сочтемся как-нибудь, воин.

– Обязательно, – кивнул Ольгар.

– Передавай Дэвиду пламенный привет, – хлопнул командующий Темных его по плечу, и скажи, что я вернусь не скоро.

– Обязательно, командующий, – поклонился воин и повернулся к своему отряду. – Можем отправляться.

К седлу его коня, на которого он вскочил, были приторочены два небольших кулька. Насколько было известно Лилиану, в одном покоился Камень Дракона, а во втором – завернутая в заклинания голова Пириса.

– А куда направляемся мы? – оборотень сладко потянулся, разминая мышцы. – Мне кажется, в этом королевстве задерживаться не стоит.

– В Мигар, – улыбнулся Лилиан. – Говорят там самые красивые и умелые танцовщицы.

– Танцовщицы? – вскинул бровь Кэртис. – Вот это да. Ты решил оторваться за все эти тяжелые напряженные денечки?

– Ну не все же мне с мужиками обниматься, – легкомысленно пожал плечами юноша. – Девушки же приятнее.

– Я разве ж спорю, – ухмыльнулся темный. – В Мигар, значит в Мигар. Я тоже люблю посмотреть на танцы

Глава девятая. Танцы Мигара

Кэртис с наслаждением вытянулся на постели в полный рост, даже не сняв сапог.

– Тьма всемогущая, как же я устал-то! Я и не думал, что найти гостиницу будет так сложно. Все просто напросто забито.

Лилиан аккуратно стащил с себя плащ и бросил его на спинку ближайшего стула:

– В городе праздник, чего ты хотел. Однако я не предполагал, что у тебя на руках такое количество золота.

Оборотень фыркнул:

– Я все-таки не простой воин, а главнокомандующий войсками Тьмы. И мне уже порядком поднадоели эти дешевые забегаловки, где мы с тобой постоянно останавливались, да и под открытым небом наночевался вдоволь. Хочу мягкой постели и комфорта соответствующего моему положению. Ты как принц все-таки должен меня понимать.

Жрец усмехнулся:

– А ты оказывается неженка.

– Муррр, – отозвался тот с постели. – Кстати, а ты не в курсе, что конкретно празднуют в этом городе?

– Случайно в курсе, – задумчиво отозвался тот. – Правда, не ожидал, что мы попадем на это событие.

– И? – Кэртис приподнял на локте. – Я так понял, что это как-то связано с обещанными мне танцовщицами.

Лилиан сел на край постели, неодобрительно разглядывая единственную кровать в этой комнате. Он тяжело вздохнул, чудо, что вообще удалось получить такую неплохую возможность передохнуть в нормальных условиях. А ночевать бок о бок с Кэртисом уже не в первой.

– Связано. Я сам никогда не видел, но мне рассказывали, что этот праздник проводится раз в три года. В Мигар съезжаются со всего континента лучшие танцоры Эмира, чтобы соревноваться в этом искусстве со своими коллегами. Причем танцем здесь считается не только привычный в твоем понимании танец красавиц.

Оборотень заинтересованно вскинул бровь.

– Сиган рассказывал, что участников делят на несколько категорий, в зависимости от стиля танца, и по каждой группе танца выделяют один день. Таким образом, праздник длится не один день, а несколько и участники могут приехать только на свой конкретный турнир.

– Хм, – отозвался Кэртис. – Неужели даже танцовщицы из кабаков могут соревноваться?

– Этому направлению посвящен отдельный турнир, – криво усмехнулся жрец. Все-таки Мигар – портовый город, как и многие города из Прибрежных королевств, и большинство его жителей связывают свою жизнь с морем. Девицы, танцующие в кабаках для матросов – что может быть ближе такому городу?

Темный рассмеялся:

– Все интереснее и интереснее, Лиани. А откуда твой Сиган столько знает о Мигаре? В особенности о празднике танца?

Странная почти пасмурная полуулыбка скользнула по губам юноши:

– Это его родной город. Только я сомневаюсь, что здесь любят об этом вспоминать.

– Вот как… – странный взгляд из-под полуопущенных ресниц и смена темы. – Какие еще турниры предусмотрены?

– Танец Восточной Империи, танец аристократии, танец бродяг, танец кабаков, свободный танец без границ, танец воина…

– Какой-какой? – Кэртис встрепенулся.

Лилиан вздохнул, он уже понял, что разговор затягивается. Поэтому скинул сапоги, неодобрительно бросив взгляд на все еще обутого спутника, и забрался с ногами на постель, оперевшись на подушки. И только устроившись поуютнее, ответил:

– Так и знал, что тебя заинтересует именно этот день и турнир. Мигарцы полагают, что каждый воин, достигнувший определенного уровня искусства в военном деле, уже фактически танцор. Таких они называют Танцоры со Смертью. Заслужить подобный титул желает каждый, кто хотя бы раз слышал о танцах в Мигаре. В этом турнире самое малое количество участников, их отбирает победитель предыдущего турнира. Кажется, там замешана какая-то магия, но я не уверен, Сиган не любил распространяться на эту тему. Несмотря ни на что, он все же патриот.

– Даже если Лейла прикажет ему стереть его родной город с лица Эмира? – почти вкрадчиво поинтересовался Кэртис.

Лилиан запнулся и странно посмотрел на оборотня.

– Трудно сказать, – наконец медленно проговорил он. – Лейла… я честно не знаю, что ответить тебе на это вопрос, Кэрт. Что бы ты делал, если бы Тьма отдала тебе такой приказ?

Оборотень пожал плечами и снова упал на спину, прикрыв глаза:

– Знаешь, когда Дэвид задал мне этот вопрос, я долго находился в замешательстве. Но и сейчас я отвечу тебе так же, как ответил тогда ему. Когда я получу такой приказ, тогда и посмотрим.

Жрец фыркнул:

– Тебе просто нравиться издеваться надо мной с моей религией, не так ли?

Тот улыбнулся одними уголками губ:

– С тобой я начал узнавать новые грани веры в богов или богам… Кто бы мог подумать, что "любимец бога" – это наименование не просто так… Но давай вернемся к празднику Танца и Танцорам со Смертью. Значит, ты не знаешь, как проходит отбор именно на этот турнир?

– Не знаю, – почти кротко отозвался Лилиан.

– А в чем выражается такой танец, Сиган тебе рассказывал? Воины сражаются друг с другом?

– Нет, – тихо отозвался жрец. – Они сражаются с самим собой, а окружающие видят настоящий танец воина с его оружием. Сиган говорил, что у настоящих Танцоров со Смертью слышно даже музыку, которая звучит из ниоткуда, потому что сама Смерть приходит станцевать с ними.

– Вот почему такое название, – задумчиво заметил оборотень. – Лиани…

– Да?

– А ты хотел бы станцевать со смертью?

Юноша тяжело вздохнул:

– Ты сегодня задаешь сложные вопросы, Кэрт.

– Такой уж день сегодня, – отозвался он и повторил. – Такой уж день. Так ты ответишь мне?

– Хотел бы, – ответ прозвучал почти неохотно. – Говорят, если заглянуть в глаза своей смерти, то можно понять, кто ты есть на самом деле.

– А ты не знаешь, кто ты?

– Я не всегда уверен, – ответ прозвучал так тихо, что если бы не острый слух оборотня, то он мог и не услышать его.

Темный закрыл глаза и слабо улыбнулся: все-таки его спутник, в сущности, такой мальчишка. Хотя и Верховный жрец одной из самых кровожадных богинь Эмира.

Они прибыли в этот город рано утром и едва смогли пробиться сквозь толпу на улицах, что будет твориться к полудню, сложно было даже представить, но им повезло на воротах. Стража, оглядев их арсенал, как-то довольно быстро пропустила обоих, почти не задерживая, быстро приняв пошлину. Кэртиса удивило только то, что их оружие на запечатали, разрешая свободное ношение. Однако в разных государствах и городах – разные порядки.

И все-таки оборотня насторожил цепкий взгляд одного из стражей, которым тот окинул Лилиана и его лук, который в отличие от Синего Пламени не был "живым" оружием и поэтому его невозможно было спрятать.

Что-то тревожило оборотня, но он никак не мог выудить из своего сознания, что именно. Разговор о танцах и турнирах немного отвлек, но когда Лиани замолчал, тревожное чувство снова вернулось. Странно, но его отголоски появились, когда они пересекли границу Прибрежных королевств, только они были настолько неявными, что Кэртис не обращал на них внимания. Да и история с Пирисом позволила предполагать, что его тревога касалась именно этого ублюдка. Однако, каждый раз, когда они въезжали в новый город, тревога усиливалась. И в Мигаре оборотень уже не мог игнорировать это чувство.

– Лиани…

Но ответом ему было тихое сопение. Жрец незаметно уснул, утомленный городской суетой и поиском гостиницы. Да и после Пириса он толком не отдыхал, словно стараясь уйти от города, где был казнен воин Роя, как можно дальше.

Темный сел на постели и только покачал головой, разглядывая красивое лицо своего спутника. Сейчас оно ничем не напоминало ни холодного, но изнеженного принца Лилиана, ни яростного жреца своей богини. На подушках дремал усталый юноша. Кэртис заметил, что у него наметились тени под глазами. И это была не только физическая усталость. Последние годы для него были полны событий и ни единой передышки, да и до этого – постоянная борьба за выживание.

– Ты прав, – тихий девичий голос застал темного врасплох. – Ему требуется отдых.

Богиня обнаружилась в ногах своего жреца. Она сидела, скрестив босые ноги, и печально разглядывала Лилиана.

– Но заставить его отдохнуть будет не просто. Он не знает, что это такое. Для него есть только постоянное движение.

Кэртис вздохнул:

– Великая госпожа, я ведь так и инфаркт мог заработать.

– Ты заработаешь, как же, – бросила недоверчивый взгляд в его сторону девочка. – Послушай, темный… Я знаю, что ты стал ему хорошим другом, и я только приветствую эту дружбу. Но я его богиня, а он мой Верховный Жрец. И столько всего надо сделать, с чем может справиться только он.

– Например, освободить твоего предыдущего Верховного Жреца?

– Да, – она вздохнула. – Станислав может взять на себя достаточно большой груз. Это позволит дать Ли передышку хотя бы в пару месяцев. Но если он в этот период вернется домой в Мирейю, он с головой погрузится в проблемы королевства и будет все силы тратить на помощь своим братьям.

Оборотень насторожился:

– Госпожа, что ты хочешь?

Лейла неожиданно состроила просительное выражение лица:

– Возьми его к себе в Черную Ложу.

Темный аж поперхнулся.

– Что?!

– Пусть он поживет с тобой, – терпеливо повторила богиня. – После того, как вы освободите Станислава. Он же помог вам с Пирисом, хотя ему стоило это дорогих усилий. Ли очень не любит вспоминать времена игр с Регилом, но ради тебя он это сделал.

– Ради меня? Разве это не было отдачей долга Ольгару? – попытался увильнуть Кэртис, уже понимая, что не удастся, потому что богиня была абсолютно права.

– Этой историей с Пирисом, Ольгар стал должником Ли, и он сам это признал, – богиня стала серьезной. – И ты это слышал.

– Да, – сдался Кэртис. – Госпожа, вы ведь сами понимаете, что меня не надо уговаривать. Лиани стал мне не просто другом. Он нечто, что стало для меня так же важно, как моя преданность Дэвиду.

Лейла понимающе улыбнулась:

– Он стал частью твоей семьи.

– Вот мама-то обрадуется новому сумасшедшему сыночку, – проворчал оборотень уже в пустоту.

Он поднялся с постели, подошел к стулу, на котором висел плащ Лилиана и укрыл им жреца, так как пытаться извлечь из-под юноши хотя бы покрывало представлялось невозможным.

– Что ж, думаю, мне стоит сходить разведать, что к чему здесь, – задумчиво сообщил он спящему другу. – Ну и раздобыть нам обед.

Послушный своей усилившейся тревоге, оборотень наложил простенькое охранное заклинание на комнату, когда закрыл за собой дверь.


Меня разбудил настойчивый стук в дверь. Лениво приоткрыв глаза, я некоторое время наслаждался зрелищем запертой двери, которая как раз находилась напротив кровати. Стук хотя и был настойчивым, однако не таким уж требовательным и не сотрясал дерево. В то же время явственно чувствовалось, что лицезреть постояльцев рвется не персонал гостиницы, а кто с более высоким положением.

Закончив рассуждения и уговоры себя любимого встать, я решил, что, наверное, такую настойчивость стоит уважить, поэтому все же решил встать, так как Кэртиса вокруг не наблюдалось. Видимо оборотень решил прогуляться, пока я нечаянно задремал во время нашего с ним разговора.

Обнаружив, что меня накрывает и согревает мой собственный плащ, я даже умилился такой заботе со стороны друга, однако выпутался из ткани и побрел к двери. Хотелось спать.

Едва я коснулся дверной ручки, как по ту сторону раздались приглушенные голоса. И по насмешливым интонациям одного из них, явственно угадывался мой спутник.

– Не открывает? – такое искреннее сочувствие, если бы не легкая ехидца под пушистым одеялом заботливых интонаций. – Он, наверное, решил, что стук ему снится или же просто считает, что те, кто стучат так вежливо на самом деле не собираются с ним встречаться.

– Вы один из приезжих, которые остановились здесь? – уверенный голос, глубокий, привыкший отдавать приказы и видеть, что их выполняют.

– Ну да, а у вас к нам какое-то дело? – теперь уже голос Кэртиса почти вальяжный, барский.

– Не к вам. К тому, кто находится за этой дверью.

– Ну раз он не открывает сам, я думаю. я могу передать ему ваше дело, а он уже тогда решит впускать вас или нет, уважаемый…

– Сабир. Мое имя Сабир Лиарис.

Мгновение молчания, в котором угадывалось, как меняется отношение Кэртиса к человеку за дверью.

– Я слышал твое имя, Сабир Лиарис. Оно довольно известно.

Да уж, я качнул головой. Известно. Тот, кто обошел большую часть Эмира своими собственными ногами, о ком сложили песни и сколько людей готовы убить его при первой встрече или пасть ниц в благодарности… имя этого воителя гремело по всему Эмиру. Хотя он и называл себя просто наемником. Но гений его полководческого командования был известен не понаслышке многим. Я до сих пор помню, как бушевал Регил, когда получил отказ этого человека поступить к нему на службу.

– Но я не понимаю что тебе нужно от моего друга, Сабир Лиарис. Вы вряд ли когда-нибудь встречались.

– Меня привела сюда Нить Выбора, – спокойный голос, лишенный беспокойства. – Я распорядитель Танца со Смертью, который состоится через два дня. Твой друг не собирался принять участие в турнире?

Я, наконец, шевельнулся, и потянул за дверную ручку, открывая проход.

– Лиани? – обернулся оборотень и утвердительно заметил. – Мы тебя разбудили. Паршиво выглядишь.

– Я хочу спать, – спокойно ответил я. Секунду подумал и улыбнулся. – А еще есть.

Седой пожилой воин с некоторым интересом взглянул на меня. Он был высокий. Намного выше меня. Поджарый, похожий на волка – вожака стаи, который никогда не промахивается при прыжке к добыче. Его волчьи глаза на какое-то мгновение напомнили мне Пириса, однако это ощущение очень быстро пропало. Словно его и не было.

– Что такое эта ваша Нить Выбора? – поинтересовался я у него.

– Это магия. Она приводит меня к тем, кто жаждет принять участие в турнире Танцоров со Смертью, кто достоин этого.

– Вот как? – задумался я. – Жаждут… и достойны. Значит я из таких?

Воин медленно кивнул:

– Нить Выбора привела меня к тебе, незнакомец.

– Это судьба, – внезапно улыбнулся Кэртис. – Ты примешь это приглашение? Я бы хотел посмотреть на твой танец.

Я фыркнул:

– А что мы с тобой, по-твоему, делали в первый же день нашего знакомства?

– Так то было в битве, – хмыкнул оборотень. – А посмотреть, как ты танцуешь со Смертью один на один… это занимательное зрелище. Особенно с твоим мечом.

– Лилиан Катани, – я смотрел ему прямо в глаза и успел заметить тень удивления на дне его глаз.

– Я знал одного Катани, – наконец, сообщил воин. – Только его звали Регил.

Я медленно кивнул:

– Я тоже имел несчастье его знать. Что мне нужно для того, чтобы принять участие в турнире, господин Сабир?

– Сегодня вечером, на закате солнца явиться на главную площадь. С тем оружием, которое будет вашим партнером в Танце. Там пройдет регистрация участников, и вам объяснят все правила.

– Хорошо, я буду, – кивнул я и, развернувшись спиной к этим двоим, отправился обратно к постели.

– Я провожу вас, Сабир Лиарис, – учтивый голос Кэртиса и скрип закрываемой двери, прежде чем моя голова коснулась подушки, и я снова погрузился в сон.


– Ваш друг выглядит очень уставшим, – Сабир заговорил только у самой лестницы, ведущей на первый этаж гостиницы.

– Ему надо отоспаться, – пожал плечами оборотень. – Не волнуйтесь, вечером он будет совсем другим.

– Я действительно знал Регила Катани, – внезапно добавил воин. – И этот мальчик похож на него чертами лица, словно сын на отца. Но тлеющий огонь в глубине его глаз совсем другой.

Кэртис приостановил шаг и взглянул на собеседника:

– Я ни разу не слышал, что бы Лиани называл его отцом, кроме того раза, когда он произносил формулу отречения вместе со своими братьями.

– Значит в этот раз в турнире примет участие настоящий принц, – покачал головой Сабир. – Но я не слышал вашего имени, господин.

– Кэртис Эро.

– Вот как, – помолчав, произнес пожилой воин. – Я тоже слышал это имя, господин. Что главнокомандующий Черной Ложи и юный принц забыли в нашем городе?

– Мы здесь проездом. Ли требуется здоровый сон в нормальной постели, а мне надоело питаться походной едой, – обезоруживающе улыбнулся оборотень. – Мы даже не знали, что в Мигаре в разгаре праздник Танца.

– Позвольте задать вам еще один вопрос, Лорд Эро.

Тревога, которая ела темного изнутри шевельнулась, словно напала на след.

– Задавайте, Сабир Лиарис.

– Ваш друг Лилиан когда-нибудь был на море?

Кэртис перестал улыбаться, теперь он понял, почему тревога так сильна.

– Я не обещал ответить на ваш вопрос.

– Да, – согласился воин. – Но мы оба понимаем, что он не требует ответа. Пока вашего друга защищает закон праздника об участниках, но как только турнир закончится, я задам этот вопрос еще раз, уже ему самому.


– Это был риск с самого начала, – пожал я плечами, набрасываясь на еду.

Оборотень медленно кивнул:

– Так что мы будем делать? Удирать?

Я не мог ответить сразу, так как зубы увязли в восхитительном мясе, которое, наконец, попало ко мне в рот. Но я мог поднять удивленные глаза.

– Да, ты прав, – кивнул мой друг. – Они не позволят нам уйти просто так. Иначе бы Лиарис не упомянул, что повторит этот вопрос ПОСЛЕ турнира. Вся стража предупреждена, думаю, и за гостиницей установили наблюдение.

Я проглотил свою еду и улыбнулся:

– Неужели ты думаешь, я откажусь от участия в турнире, Кэрт?

– Даже в мыслях не было, – оборотень был абсолютно серьезен. – Я слишком хорошо тебя знаю.

– Тогда почему ты так странно на меня смотришь?

Улыбка Кэртиса была хищной:

– Мне нравиться смотреть, как ты ешь.

– Просто это не наша собственная стряпня, – я почувствовал себя виноватым.

– Понимаю, – хмыкнул он. – Сам, пока ты спал, наелся до отвала. Приятно чувствовать, что можно есть не только походный вариант. Ощущение комфорта и больше свободного времени – это действительно расслабляет.

– Господа желают еще что-нибудь заказать? – мелодичный голосок заставил меня поднять голову на служанку, которая замерла рядом с нашим столом. Я пораженно разглядывал чистое светлое лицо девушки. Она совсем не походила на служанок, которых я привык лицезреть. Такое невинное выражение лица и взгляд этих серых глаз в обрамлении черных густых ресниц. Почти девочка. Я выдохнул.

– Ты кто?

Она рассмеялась, прикрыв ладонью рот:

– Я – Мира, господин. Дочь хозяина гостиницы.

– Ты очень красивая, Мира, – тихо заметил я.

– Спасибо, господин. Вы тоже, – она лукаво улыбнулась. – Так вы желаете что-нибудь еще из нашей кухни.

– Еще порцию этого восхитительного мяса и кувшин вина, – кивнул я.

– Сию минуту, – поклонилась она и летящей походкой удалилась.

Я взглянул на изрядно удивленного оборотня:

– Что с тобой?

– Ну, – протянул он, – это я хотел бы спросить у тебя. Я еще ни разу не видел такой реакции. Девушка конечно симпатичная…

Я покачал головой:

– Кэрт, я жрец Лейлы. Я смотрю глубже. Она не просто симпатичная девушка, она прекрасна. Такой чистой души я еще ни у кого не встречал.

– Хм, – он взглянул в сторону, куда ушла Мира. – Чистая душа? Я что-то припоминаю о жрецах Лейлы и Проклятье Чистой Души. По-моему даже какая-то трагическая песня была по этому поводу…

Я кивнул:

– Была. Правда я никогда её не слышал, а Лейла отказывается знакомить меня с этим творчеством, утверждая, что тот, кто написал это, был полной бездарностью.

– А суть?

Я задумчиво посмотрел на остатки мяса, оно неумолимо остывало, и вздохнул:

– Ну, знаешь в чем главная разница между жрецами Роя и жрецами Лейлы?

– Вы не приносите в жертву оборотней, – усмехнулся он.

– Насколько мне известно, приносили, – покачал я головой. – Просто не так маниакально гонялись за вами. Но ты мыслишь в правильном направлении. И те и другие практикуют человеческие жертвоприношения, как бы это не называли сами, суть не меняется. На алтаре, или в бою, но мы убиваем для своих богов. Только…

– Только?

– Жрецам Роя дозволено пытать и убивать в свое удовольствие любого, кто может попасть в их руки. Кровь есть кровь, чью бы ты не пролил, таков их девиз. У жрецов Лейлы во все времена был один запрет. Нельзя убить того, чья душа чиста. Ночь должна освещаться луной или светом звезд, пусть даже слабым. Такие как Мира встречаются раз в жизни, и не у каждого. Для бога Мрака она стала бы лакомым кусочком. Поглотить чей-то свет – это в его природе. Но Лейла – нет. Я не знаю почему, но закон касательно чистой души весьма строг.

– Значит, действительно существует Проклятие Чистой Души?

– Да. Это Боль.

– Боль? – он повторил это, правильно понимая суть слова. Именно Боль с большой буквы.

Я кивнул:

– Больше я ничего не знаю. Разве что можно искупить грех. Но для этого надо найти такую же чистую душу.

Кэртис покачал головой:

– При условии, что такие, как она встречаются раз в жизни, и что тебя наказывают Болью? Жестоко.

Я улыбнулся:

– Возможно. Но я не хотел бы, что бы такие, как Мира исчезали. Красоты станет меньше в этом мире.

– В этом ты прав, – задумчиво отозвался оборотень.

В этот момент Мира снова появилась рядом с подносом, лучезарно улыбаясь.

– О, – укорила она. – Вы так и не съели ничего без меня. Остывшее это блюдо не такое вкусное.

– Ну что вы, красавица, – Кэртис пододвинул мою тарелку к себе. – Вы угощайте этого обжору, а я довольствуюсь остывшей порцией. Мне так даже лучше, язык очень чувствительный.

Она рассмеялась, ставя тарелку с дымящимся мясом передо мной и кувшин вина на середину стола. Потом выпрямилась и неожиданно серьезно посмотрела на меня:

– Вас, правда, избрали принять участие в Танцах со Смертью?

Я чуть не поперхнулся.

– Откуда?…

– Сабир Лиарис весьма известная личность, – хихикнула она. – Я желаю вам удачи. Мне кажется, вы достойны победы.

– Спасибо, – я немного растерянно смотрел ей в след.

– Ешь, – толкнул меня в плечо усмехающийся оборотень. – А то я подумаю, что еще чуть-чуть – и ты влюбишься.

– Запросто, – отозвался я, набрасываясь на мясо. За дверью гостиницы вечерело, и надо было поспеть еще на площадь к закату. Мне было интересно с кем придется столкнуться в турнире.


Воинов, выбранных для Танца со Смертью, оказалось действительно немного. Всего восемь человек. Считая меня и самого Сабира.

Долговязый воин из Восточной Империи, чьим оружием были боевые веера. Он двигался, словно змея. Опасный противник, впрочем, как и все остальные. Вторым был настоящий великан с тяжелой секирой, но в то же время, несмотря на его грузность, я чувствовал, каким стремительным и легким мог быть этот человек.

Молчаливый смуглый воин с легкой саблей и луком за плечами, явно из пустынь, к которым мы двигались с Кэртисом сейчас. Рядом с ним отдыхал невысокий с изуродованным шрамами лицом мужчина, из голенищ сапог которого выглядывали рукоятки стилетов. Самым шумным оказался гибкий, но разряженный тип со шпагой. Но раз он здесь, значит вся его шумность – это не просто так. И последний, точнее последняя. Женщина-наемница с простым мечом на поясе. Она стояла чуть в стороне, словно отделяя себя от остальных участников.

Сам Сабир Лиарис, который осматривал воинов и их оружие, пришел с боевой косой. Я решил, что демонстрировать свои таланты ни к чему, и еще в гостинице вызвал Синее Пламя к себе. Так что пришел я сюда уже с мечом за спиной.

– Не слишком ли твое оружие для тебя тяжело? – я обернулся на голос и встретился взглядом с насмешливыми глазами долговязого с веерами.

– Уж какое есть, – усмехнулся я в ответ.

– Хороший цвет помады, – его ухмылка была намного шире моей.

Я искренне обрадовался:

– Правда? Благодарю вас!

Явственное фырканье со стороны кого-то из воинов.

– А ты не слишком молод? – и снова этот блеск в глазах.

– Молод или стар, – тихо ответил я, уже без улыбки. смотря в глаза этому забияке, – смерти все равно. Когда ты в бою, ты борешься за свою жизнь. И каждый раз, вступая в схватку со смертью, ты не говоришь ей, молод ты или стар для этого. Ты просто дерешься.

Он внезапно кивнул:

– Я так и понял, что тебя не просто так выбрали.

– Ваше высочество, покажете ваш меч, – голос Сабира был прохладно нейтральным.

У долговязого расширились глаза, а я, извлекая Синее Пламя из ножен, заметил:

– Можно просто Принц

– Да, я слышал, – тихо ответил он. – Вы действуете одной рукой?

– Это весьма обескураживает некоторых моих противников во время схватки, – серьезно объяснил я.

– Понимаю, – он провел кончиками пальцев по рукояти моего меча. – Великолепное оружие. Как оно к вам попало?

Я подхватил Синее Пламя и снова спрятал его в ножны:

– Господин Сабир, если вас интересует, не добыл ли я его в одном из морских сражений, то вынужден вас разочаровать. Этот меч я получил задолго до того, как впервые увидел море.

Воин медленно кивнул:

– Хорошо.

Он отвернулся и направился в сторону женщины-наемницы. Она была последней, кого он должен был проверить.

Долговязый с удивлением рассматривал меня:

– Впервые вижу Лиариса таким напряженным. Чем-то ты ему не нравишься. И совсем не цветом своей помады.

Я светло улыбнулся:

– Своими друзьями. Особенно одним из них.

– Карат Долговязый, – протянул он руку.

– Лилиан Катани, Принц, – пожал я его ладонь.

– Ты интересный парень, Принц.

– Многие так говорят, – пожал я плечами, внимательно наблюдая за Сабиром. Тот закончил осмотр оружия и повернулся к участникам. – Сейчас будут объявлять правила. Думаю, стоит подойти ближе.

Глава десятая. Турнир

Кэртис проснулся мгновенно, словно и не спал. Просто в какой-то момент открыл глаза, впитывая в себя утро. Когда все в его теле и сознании доложило, что он в безопасности и есть еще время, то оборотень позволил краешку утренней истомы пробежать по всему телу.

Рядом, почти свернувшись клубком, спал жрец Лейлы. Оборотень усмехнулся, рассматривая лицо друга. В какой-то момент поза Лиани напомнила ему, как он в свое время спал вместе с младшим братом. Эрик тоже предпочитал сворачиваться клубком, словно греясь. Только вот Ли редко спал в такой позе. Чаще всего Кэртис наблюдал, как юноша удобно устраивался на животе, желательно на краю постели, готовый в любой момент скатиться кубарем, подхватывая оружие.

Лилиан беспокойно шевельнулся, его лицо исказила почти болезненная гримаса. Оборотень вздохнул, протягивая руку – уже не в первый раз он будил жреца после той истории с Пирисом. Наверное, стоило все-таки найти комнату хотя бы с раздельными постелями. Юношу беспокоило прошлое, несмотря на то, что он раз и навсегда разделался с ним. Этот шрам еще долго будет ныть и мешать Лилиану, Кэртис готов был в этом поклясться. Проблема была в том, что это могло в какой-то момент очень сильно навредить жрецу.

– Лиани, – кончики пальцев коснулись обнаженного плеча.

Сапфировые глаза резко открылись, разглядывая друга.

– Пора вставать, – мягко сообщил оборотень.

– Спасибо, – чуть помолчав, ответил тот и медленно выпрямился.

– Опять кошмары?

Лилиан бросил на него задумчивый взгляд:

– Похоже, я немного боюсь.

– Шутишь? Ты и боишься? – искренне удивился оборотень.

– Ну я бы сказал… нервничаю, – слабо улыбнулся тот.

– Ну это мне вполне понятно, – улыбнулся Кэртис. – Незнакомая магия всегда заставляет нервничать. А ты собираешься вступить в самый её эпицентр.

Жрец потянулся, становясь снова самим собой:

– Да уж. Ты знаешь, что вчера рассказала мне Лейла об этих танцах со смертью?

– Понятия не имею, – ухмыльнулся во весь рот мужчина. – Я весь день провел на турнире красоток, танцующих танец Восточной Империи.

– То-то я подумал, что пол в нашей комнате какой-то влажный, – возмутился жрец, лукаво блестя глазами. – Ты закапал его слюной!

– Вот еще, – обиделся оборотень. – Это девушки сходят с ума по мне. Мой кошачий взгляд сражает их наповал.

Лилиан вскинул бровь:

– Ты уверен, что провел день в любовании турниром танцев, а не другого направления этого занимательно искусства?

Широкая довольная улыбка кота, дорвавшегося до бесплатного дармового угощения говорила сама за себя.

– Ну ты хваткий кошак, – восхитился жрец.

– Еще какой, – гордо кивнул тот. – Победительница турнира…

– О, тогда я удивлен, что ты вообще пришел ночевать в гостиницу, – прищурились сапфировые глаза.

Кэртис тяжело вздохнул:

– Как я мог оставить тебя страдать от одиночества в пустой холодной постели?

Лилиан расхохотался и швырнул в оборотня подушку:

– Извращенец! Я всегда знал, что с темными надо держать ухо востро!

– И это правильно, – подушка вернулась к юноше, но тот увернулся. – Ударят по такому острому уху и порежутся!

– Тогда понятно, почему у всех оборотней уши заостренные, – с видом ученого, открывшего истину, покивал жрец. – Это форма самозащиты. С их-то вредным характером.

– У кого это вредный характер?! – возмутился темный. – Да мы… мы… самые!..

– Черные и пушистые, – еще активнее закивал юноша. – С клыками по само пузо.

– Ах ты… – задохнулся от возмущения оборотень. – Зараза жреческая!

Подушки были отличным метательным орудием, только вот оба противника оказались достаточно прыткими и ловкими, чтобы попасться в ловушку. Битва равных под дружный хохот могла бы продолжаться долго, если бы одна из подушек не врезалась в прямоугольник окна, которое отозвалось жалобным хрустом.

Оба полуголых и растрепанных путника замерли, прислушиваясь. Кэртис медленно покачал головой:

– По-моему мы чуток увлеклись.

– Да уж. Не ожидал от главнокомандующего темных таких увлечений, как бой подушками, – ехидно отозвался жрец Лейлы.

– Много ты понимаешь, – фыркнул тот. – Мы с моим младшим братом такое вытворяли, тебе и не снилось. Но если ты меня выдашь, – зеленые глаза опасно прищурились, – месть будет ужасной.

– Не выдам, – улыбка Лилиан была неожиданно грустной. – Жаль, я с братьями так не веселился в детстве.

Кэртис вздохнул и проворчал:

– Заведешь детей, с ними наверстаешь.

Черные брови взлетели.

– Ничего себе прогнозы, друг мой.

– Ладно, – махнул на него рукой оборотень. – Мне кажется, стоит умыться и пойти позавтракать. Эта разминка разбудила во мне зверский аппетит. А за завтраком ты мне поведаешь историю о танцах со смертью, которую тебе рассказала Лейла.

– Договорились, – серьезно кивнул юноша.


– Ну так, что поведала тебе твоя богиня об этих танцах воинов? – Кэртис с наслаждением поглощал непрожаренный бифштекс с кровью с мыслью, что Лилиан был прав, Мира – самая прекрасная девушка на свете, что позаботилась о специальной порции для него.

Жрец пожал плечами:

– Мы с тобой оба правильно говорили о магии этого танца. Мало того, что там присутствуют некая Нить Выбора достойного и жаждущего участника, так еще и рассказывают про музыку, звучащую из ниоткуда, когда танцуют лучшие.

– Ну, это мы с тобой знали и без неё, – отозвался оборотень. – Это знает каждый мигарец и те, кто постоянно посещает турниры.

– Лейла сказала, что турниры появились с самого основания города в королевствах. Их ввел первый правитель. Он же установил правила.

– Этот парень любил танцы?

– Не то слово. Он и был первым Танцором со Смертью. Я тут услышал легенду-балладу, когда прогуливался по городу. Она рассказывала, как из моря вышел юноша и на том месте, где остались его первые следы, и основал город.

– Он что, из сирен был? – удивленно вскинул бровь оборотень.

– Легенда не говорила, и певец ничего толком не сказал.

– И ты отправился к Лейле?

– Не совсем, – улыбнулся Лилиан. – Ты ж знаешь, она сама чувствует, когда ответы мне просто необходимы.

– И? – нетерпеливо подтолкнул его темный.

Сапфировые глаза поднялись на него, и очень серьезный голос произнес:

– Она сказала, что он был демоном.

За столом наступила тишина. Кэртис откинулся на спинку стула, задумчиво теребя кончик косы.

– Это объясняет некоторое ощущение родства с этим городом, – наконец, произнес он. – Город, основанный демоном… пусть это звучит бредом… нет причин не верить словам богини. Думаю, эту информацию от жителей скрывают.

– Лишь боги знают о ней, – кивнул головой Лилиан. – Да теперь мы с тобой.

– Значит танец со смертью, на самом деле – это танец демона?

– По словам Лейлы выходит, что так.

– А после того, как он основал этот город и турниры танца, что было с этим демоном?

– На город напал очень рассерженный дракон, и правитель ушел на сражение. Он уже не вернулся с него. Но и дракона больше не видели. В песне говорилось, что они оба канули в морской бездне, но Лейла упомянула, что демон договорился с драконом и тот унес его к двери миров, через которую драконы пришли на Эмир.

– То есть этот парень просто заблудился и от нечего делать основал город – развеселился Кэртис. – Интересный тип! Хотел бы я с ним познакомиться.

– Думаю, нам это не грозит, – улыбнулся жрец. – Это было очень давно. Во времена основания Прибрежных королевств и бороздящих небеса Эмира драконов.

– А жаль, – искренне вздохнул оборотень. – Я ни одного демона живьем не видел. А кто потом стал правителем?

– Рыбак, который видел, как демон вышел из моря и стал его первым помощником во всех делах. От него и ведет свой род нынешняя семья Правителя. Натан Клейорик – прямой потомок этого рыбака. Правда, демона тут называют – Божественное дитя моря. Так что не ошибись, – улыбнулся юноша.

Кэртис покачал головой:

– Я знал, что прав, присоединяясь к твоему путешествию. Так много интересного я давно не познавал.

– Лорд Лилиан? – робкий голос Миры заставил обоих сотрапезников поднять глаза.

Лилиан мягко улыбнулся:

– Прекрасная Мира?

– Вам все понравилось?

– Завтрак великолепен, – серьезно отозвался жрец.

– Я, – девушка немного замялась. – Я хотела пожелать вам удачи в сегодняшнем турнире.

Юноша поднялся на ноги. Они с Мирой оказались фактически одного роста, но сегодня это не смутило жреца Лейлы. Он ласково коснулся губами мягкой щеки.

– Спасибо, прекрасная Мира.

Девушка зарделась:

– Я приду посмотреть, Лорд Лилиан, – она развернулась и убежала.

Кэртис только головой покачал:

– А кто-то с утра расписывал, какой я везунчик. Вот она удача.

Лилиан медленно повернулся и задумчиво ответил:

– Ты не прав. Она просто… чистая душа.

– Которой ты явно понравился, – усмехнулся Кэртис. – Что делать будешь, если выиграешь турнир?

Жрец сел на свой стул. Его брови непроизвольно хмурились:

– Знаешь, что-то меня беспокоит. Но я пока не могу понять, что именно.

– Это из-за девочки?

– И да, и нет, – отозвался он, тщательно обдумав предположение друга.

– Ты сам сказала, что нервничаешь, – высказал Кэртис. – Это может быть причиной?

– Возможно, – вздохнул Лилиан. – Вполне возможно. Ты знаешь, я объедаться не буду. Все-таки на турнир нужно прийти легким.

– Тогда я съем твою порцию, – обрадовался оборотень.


Праздник начался с буйства красок, парада, в котором мне пришлось принять участие, как участнику турнира, и восторженных криков толпы. Нам под ноги бросали цветы. Карат Долговязый шагал рядом со мной и весело улыбался, наступая на яркие цветы под своими сапогами. Мы шли парами. Первыми Сабир и великан с секирой, следом мы с Долговязым, потом женщина-воин и смуглый пустынник, замыкали шествие тип со стилетами и разряженный хлыщ, который непрерывно кланялся и посылал поцелуи толпе.

Он раздражал.

Благо парад был недолгим, мы всего лишь вышли на главную площадь, где, встав с резного трона, нас приветствовал повелитель Мигара – Натан Клейорик. Мы выстроились в линию для приветствия правителя.

– Благородные воины, выбранные Нитью для турнира Танца со Смертью, – глубокий голос правителя разнесся над моментально притихшей площадью. – Я приветствую вас всех в славном Мигаре.

Мы поклонились.

– Позвольте мне сообщить, в какой последовательности вы покажете свое искусство моему народу. Первый танец принадлежит победителю прошлого турнира – Сабиру Лиарису. Его оружие – боевая коса.

Воин медленно поклонился и вышел чуть вперед. Толпа взорвалась приветственными криками, они действительно любили этого воина и восхищались им.

– Вторым свое искусство продемонстрирует воин пустыни – Тинар Быстрый. Его оружие – сабля.

Смуглый воин выступил из ряда и легко поклонился.

– Вольная воительница – Сара Даринай. Оружие – меч.

Я слышал об этой женщине, когда служил среди наемников. Она потеряла весь свой отряд, но выполнила задание нанимателя. Единственная выжившая. С тех пор, она не присоединилась ни к одному из наемников, оставаясь единственной одиночкой -наемником. Гильдия признала за ней это право.

– Карат Долговязый. Визирь Восточной Империи, посол великого эмира. Оружие – боевые веера.

Я удивленно взглянул на своего спутника. Тот подмигнул мне, делая шаг вперед. Этот человек знал моего деда. Я только головой качнул. Ничего себе совпадения.

– Воин Белой ложи – Маган Великан. Оружие – секира.

Белая Ложа. Я перевел взгляд на великана. Возможно, мы еще встретимся. А может все закончится для Магара уж здесь в Мигаре.

– Барон Адилес – капитан морской гвардии Мигара. Оружие – шпага.

Восторженный рев толпы, когда разряженный франт выступил вперед.

О, как интересно. Мы в свое время с Сиганом изрядно потрепали пару кораблей морской гвардии. Правда, барон нам не попадался.

– Белый вихрь. Представитель гильдии воров. Оружие – стилеты.

Все с интересом уставились на воина покрытого шрамами. Не часто представителей этой гильдии можно увидеть на публичных турнирах. Во всяком случае, столь открыто представленных.

– Лилиан Катани, по прозвищу Принц. Пират из команды Сигана Убийцы. Оружие – двуручный меч.

Представил так представил. Над площадью воцарилась почти давящая тишина. Я поднял глаза на старшего брата Сигана. У Натана Клейорика были такие же разноцветные глаза, как у младшего брата. Сиган говорил мне, что это особенность его семьи. У их отца и деда и прадеда был тот же отличительный знак.

Я улыбнулся правителю и уточнил:

– Принц не просто прозвище, правитель. Этот так же еще и мой титул принца Мирейи.

Карат повернул ко мне голову, внимательно разглядывая.

– Насколько мне известно, пират. – прозвучал холодный ответ. – Король Регил объявил, что нет такого принца в его королевстве.

Я не менее холодно ответил:

– Возможно, король Регил это и сделал, однако вот уже несколько месяцев, как новый король Мирейи – Кириан – восстановил меня в моем праве. И насколько я знаю, я защищен законом турнира о неприкосновенности участника.

Он молча, почти с равнодушием смотрел на меня, и, наконец, произнес:

– Что ж, воин. Прими участие в турнире достойно.

Я обозначил поклон кивком головы. Интересный парень – старший брат Сигана. Очень интересный.

– Так я не ошибся, – долговязый визирь восточной Империи подошел ко мне. – Ты сын Тамиры-сорванца. У тебя её глаза.

Я вскинул бровь:

– Сорванца?

На площади шли приготовления к первом танцу.

Он улыбнулся:

– Да, так называли её во дворце. Неудержимая, веселая. Я был совсем еще мальчишкой и принимал участие во многих её проказах, и чаще всего оказывался наказан вместо неё. Все-таки принцесса – девочка, а я мужчина и должен был брать всю вину на себя. Но она всегда отстаивала и доказывала, когда считала приговор несправедливым.

Я медленно кивнул:

– Похоже на маму.

– Как она сейчас живет королевой? Я не видел её с тех пор, как она отправилась в вашу стану к мужу.

Я смотрел в его радостное лицо, и незажившая еще боль разливалась по сердцу волной горечи.

Улыбка бледнела на его лице, когда он вглядывался в мои глаза.

– Она умерла, – глухо отозвался я. – Три месяца назад я и мои братья похоронили нашу мать – Тамиру Катани.

Он отступил на шаг. На его лице появилось растерянное неверящее выражение, словно он даже представить себе не мог, что она могла погибнуть.

– Как?

Я вздохнул:

– Долгая болезнь. У неё была тяжела жизнь. Она держалась сколько могла. И не сдалась до самого конца. За свою смерть она отплатила виновникам сполна.

Я посмотрел прямо ему в глаза:

– Когда я закончу дела здесь, я доберусь до Империи и приду к своему деду. У меня послание от матери для него. Пусть дождется.

Я развернулся и отошел от визиря. Сейчас нужно было сосредоточиться на поединке. Не до семейных дел было сейчас. Разговор может состояться и позже, раз уж судьба свела нас двоих.


На площади для Танцоров со смертью было отведено одно место – очерченный линией квадрат. Судя по рассказу Сабира, когда он объяснял правила, именно это пространство в свое время оказалось зачарованным первым правителем Мигара и по совместительству первым танцором со смертью. Благодаря этому, турниру не требовалось чье-то судейство. Участники выступали один за другим, а когда турнир заканчивался, место, на котором происходило действие, само выбирало победителя, создавая видимое изображение-призрак в центре квадрата.

Многие маги себе головы сломали, пытаясь понять, как действует магия этого места, но судя по всему так ничего и не поняли. А позже любые магические изыскания и вовсе были запрещены. Место было объявлено священным, и только участник турнира мог теперь ступить на эти камни. В остальное время участок этой мостовой тщательно охранялся специальным караулом. Так это звучало в рассказе Сабира. Теперь мне предстояло принять участие этом турнире и увидеть все собственными глазами.

Над площадью зависла внезапная тишина, и я повернулся, что бы увидеть, как к квадрату участника решительно направляется Сабир Лиарис. Турнир начался.


Кэртис только удивленно покачал головой, когда при первом же движении воина откуда-то возникла тихая мелодия. Он явственно ощущал магию, разлитую в воздухе. Сабир… приглашал. И оборотень почувствовал, как мороз прошел по коже, когда он понял, КОГО зовет в танец воин. Танец со смертью не был метафорой.

Немой ужас вперемежку с восторгом царил сейчас в толпе. Многие даже забыли, как дышать, боясь обратить на себя внимание невидимой гостьи, которая почтила их своим присутствием. Танец Сабира был смертоносно-прекрасным и совершенным. Темный никогда в жизни не видел ничего подобного. И сомневался что увидит. Этот город… Кэртис едва заметил, когда снова вздохнул, следя за последним взмахом боевой смертоносной косы танцора-воина.

Несомненно – это можно было бы назвать какой-то странной тренировкой, но это был танец. Теперь оборотень понимал, почему участники сражались именно за звание танцора, а не лучшего воина. Сюда бы Дэвида с его талантом истинного барда. Становилось понятно почему мало кто слышал об происходящем на турнире танца со смертью в Мигаре. Не нашлось еще певца, который смог бы выразить все это.

Сабир шагнул прочь за линию, уступая свое место следующему участнику. И снова музыка-приглашение, переходящая в сам танец.

Тут были действительно только те, кто встречался со смертоносной леди лицом к лицу. И если не уважали, то… любили её.

Темный покачал головой. Этот турнир самый короткий и самый впечатляющий из всех.

Но, несмотря на настоящую завороженность происходящим, он ждал танца Лилиана, чувствуя странную тревогу и… страх? Воины показывали истинную суть своей жизни здесь на этой площади, буквально выворачивая себя наизнанку. Что покажет Лиани? Странный, опасный, казалось бы раскрывающий свои тайны без особых сожалений… Кэртис невольно облизнулся. Его друг будет интересным зрелищем. Насколько близко подойдет Смерть взглянуть на его танец?

Когда Лилиан приблизился к черте квадрата, в своих черных одеждах, выглядя неожиданно хрупко, почти мальчишкой, рядом с Кэртисом откашлялся Сабир. Оборотень с интересом взглянул на подошедшего воина:

– Не хотите пропустить ни мгновения?

– Мне интересно посмотреть на танец того, с чьим именем связано слишком много крови. Именно после его появления Сиган Клейорик, бывший простым пиратом, стал безжалостным убийцей, – с тихой неприязнью отозвался пожилой воин.

Кэртис кивнул:

– Да, Ли рассказывал.

– Он ведь на самом деле очень похож на своего отца, да? – а в волчьих глазах непримиримость.

– Нет, – улыбнулся оборотень, задумчиво смотря на первый взмах Синего Пламени. – Совсем не похож.

А дальше над площадью поплыла мелодия. И словно поняв, что это то, что нужно, Лиани отпустил одну руку, легко удерживая огромный двуручный меч. Толпа дружно ахнула.

А дальше, Кэртис забыл о присутствии воина рядом, он следил за танцем друга. Танец Сабира был самим совершенством, точным и выверенным, но танец Ли… Было в нем что-то даже более сверхъестественное, чем во всех остальных. Сначала движения были плавными, почти неуверенными, словно он делал первые шаги, а потом резкий каскад – боль, унижение, жестокость, ярость… взросление.

Узоры лезвия меча напоминали стальные крылья невидимых крыльев, раскрывающихся в воздухе. Скорость потрясала.

Движения стали почти томными, но со скрытой все увеличивающейся силой. Надменность, пренебрежение, кокетство, скрытность. Изнеженность и все это в вихре стали, укутывающим фигуру, словно кокон.

А потом появился тот Лилиан, которого привык видеть темный. Тот, кто увлек его в путешествие, кого он не мог выкинуть из своей жизни просто так. В какой-то момент, юноша словно исчез в слепящем смерче своего меча, и лишь спустя какое-то мгновение, появился вновь, но уже совсем другим. Сапфировые глаза смеялись. Это была свобода.

Щеки оборотня коснулся прохладный сквозняк, словно кто-то могущественный и невидимый скользнул мимо. И позвоночник превратился в кусок льда, потому что Кэртис узнал, КТО прошел мимо него, стремясь принять приглашения танцора-воина на куске зачарованной мостовой.

Рядом тяжело дышал Сабир. Воин тоже почувствовал, что Смерть в этот раз не просто любовалась зрелищем тех, кто служит ей. Она приняла приглашение танцора.

– К-кто он? Что он за чудовище такое? – выдохнул человек.

И Кэртис смог оторвать глаза от зрелища на площади, поворачивая голову к воину.

– Нет. Вы, люди, как всегда все перепутали… вот поэтому чудес становится все меньше на Эмире.

Музыка, которая фактически гремела над городом, заставляла танцевать от восторга саму душу слышащего, а в следующее мгновение замирать вместе с сердцем от животного запредельного ужаса.

И в тот момент, когда она оборвалась, вместе с последним движением танцующего, каждый испытал болезненное разочарование и одновременно облегчение от расставания с этим чувством. Жрец Лейлы стоял на коленях, что-то шепча. И темный мог поклясться, что его плеча касалась в жесте благословения невидимая страшная фигура.

Когда Синее Пламя легло в ножны, а юноша устало поднялся на ноги, его сопровождала тишина. Кэртис рванул к нему, в то же мгновение, как он двинулся с места. И успел как раз к моменту, когда Лиани пересек черту.

Темные сапфиры, в которых отражалось что-то, во что вглядываться Кэртис не стал, так как не каждый сможет пережить видения отражения смерти в зрачках друга, поднялись на оборотня. И слабая улыбка исказила губы жреца:

– Это надо будет как-нибудь повторить, Тис. Лет через пять-шесть.

А за его спиной в центре квадрата мерцало призрачное изображение его самого. Лилиан выиграл турнир танца со смертью.


Я смотрел на правителя Натана. Лицо того было непроницаемым. Наверняка никто из них не рассчитывал, что я смогу победить, учитывая, что Сабир занимал место победителя последние три турнира. Так что в момент закончившегося турнира, я лишился права рассчитывать на закон защиты участника, но получил защиту неприкосновенности победителя, пока не появится новый.

– Вы удивили меня, – правитель склонил голову в уважительном поклоне. – Теперь вы беспрепятственно можете появляться и покидать наш город.

– Благодарю, – поклонился я.

– Но я хотел бы удовлетворить свое собственное любопытство, – внезапно добавил он. – Прежде, чем вы покинете пределы Мигара.

Я удивленно выпрямился.

– На ваше приглашение танцевать сама смерть откликнулась с благосклонным вниманием, войдя в зачарованный квадрат. Мы все почувствовали это. Неужели вы так близки ей?

– Я научился её видеть, – пожал я плечами, ничуть не кривя против истины.

– И любить? – все то же прежнее любопытство. И ничего более.

Я задумчиво дернул себя за длинную прядь волос и пожал плечами:

– Не совсем, Правитель. Я люблю жизнь, а не смерть. Но ведь жизнь – это одна из ипостасей смерти. Её зеркальное отражение.

– Интересное рассуждение, – отозвался правитель Мигара. – И однажды я уже слышал нечто подобное от своего младшего брата. Просто никогда не думал, что с таким мышлением можно пойти по столь кровавому пути, теряя самого себя.

Я отрицательно покачал головой:

– Сиган не потерял самого себя. Он просто выбрал определенный путь, терять который не собирается, потому что на нем его мечты могут исполниться. А кровь, которой вы попрекаете и его и меня… Чьи руки она не пачкала, когда мы стремимся к какой-то цели? Сиган теперь нечто большее, чем простой пират. А если вы считаете, что он превратился в чудовище, почему не хотите сами в этом убедиться? – я прямо смотрел ему в глаза. – Или боитесь увидеть, что что-то не поняли в своем брате, доверяясь слухам?

Он долго и пристально смотрел на меня. Костяшки пальцев, вцепившихся в подлокотники кресла, побелели. Окружающие нас люди ловили каждое слово, и передавали их друг другу. Натан Клейорик внезапно улыбнулся, чем напугал половину своей свиты. Да и я едва сдержал невольную дрожь.

– Я слышал вы великолепный лучник. Настоящий дьявол в этом искусстве. Удовлетворите мое любопытство, покажите свое умение.

Я пожал плечами:

– С удовольствием, Правитель. Только мой лук остался в гостинице…

Вперед выступил Сабир, который стоял за спиной своего господина. В его руках, я обнаружил собственный лук. Похоже они подготовились заранее.

Еще несколько воинов вынесло десять длинных узких прутьев, собираясь установить их на противоположной стороне площади. Толпа загудела, предвкушая новое зрелище. Тревога, терзавшая меня с самого утра, внезапно снова подала свой голос, и я задумался, правильно ли сделал, согласившись на это испытание. Но было поздно. Сабир Лиарис невозмутимо подал мне лук и десять стрел с синим оперением из моего колчана.

Чей-то пристальный тяжелый взгляд сверлил мне спину. Неприятный взгляд. Я почти украдкой огляделся, пытаясь выявить этого внимательного типа, однако отовсюду на меня смотрели любопытные глаза толпы.

Я поднял взгляд и встретился глазами с оборотнем, тот ободряюще кивнул, но ему тоже все это не нравилось, я чувствовал его тревогу и ощущение опасности нависшее над нами обоими. Десять прутов замерли на грани видимости. Что ж, наверное, стоит как можно быстрее разобраться с этим. За время службы на "Быстром" среди пиратов, я развил скорость стрельбы. Поэтому выпустил все десять стрел так быстро, что вряд ли кто заметил бы, что они уже все летят к мишеням. И поэтому лишь некоторые, в основном те, кто участвовал в турнире и Кэртис смогли наверное уловить, что именно под седьмую стрелу метнулось легкое тело.

Я видел, как взметнулся подол юбки, и где-то на краю сознания зацепило видение абсолютно счастливых серых лучистых глаз. Солнце вспыхнуло так ярко, что мне на какое-то мгновение показалось, что я ослеп.

– Мира… – беззвучно вывели мои губы. И в то же мгновение зрение вернулось, что бы увидеть девять из десяти срезанных прутьев и тело на мостовой.


В то мгновение, когда дикий полный мучительной боли крик огласил замершую в шоке площадь, из толпы выскользнула темная фигура, закутанная в плащ. Свернула в переулок и остановилась перед отрядом вооруженных людей. Седой воин с молодым лицом, соскочил с коня и преклонил колено.

Капюшон соскользнул с головы фигуры, открывая сияющее золото волос. Растин улыбнулся:

– Девушка – молодец. И действительно оказалась Чистой Душой. Думаю, сегодня мы рассчитались за твою руку, Габриэль.

Воин медленно кивнул. Его правая кисть отличалась очень нежной розоватой гладкой кожей. Пройдет еще пара месяцев, прежде, чем она станет похожа на вторую руку.

– Но смерть пришла к нему на зов. Долго ли продержится Проклятие?

Верховный Жрец роя улыбнулся:

– Я знаю, что он справится с ним. Сколько он промучается – это не важно. Он же не надеялся, что просто так сбежит от нас? Сегодня, смотря на его танец, я окончательно убедился – это достойный противник. И ведь какова шутка, а? Сын Регила Катани, которого мы так удачно использовали, уничтожая культ Лейлы. Интересно будет понаблюдать за ним и дальше. А сейчас лучше убраться из этого города. К сожалению Мигар для нас все еще опасен.

– Да, господин, – Габриель поднялся на ноги, и подвел своему повелителю коня.


Далеко в море, Сиган упал на палубу "Быстрого" скрученный отзвуком чужой боли.

– Капитан!

Разноцветный глаза резко открылись:

– Тарус…

– С вами все в порядке, капитан? – и настоящая тревога за него.

– Со мной да, – медленно проговорил пират. – А вот с Лилианом… Тарус, меняем курс.

– Куда, капитан?

– Направление на прибрежные королевства, – пират с помощью помощника поднялся на ноги. – Ли нужна наша помощь, я чувствую это.

– Слушаюсь, капитан!

Глава одиннадцатая. Мира

У неё были серые глаза, которые я запомнил на всю свою жизнь. Лицо позже стерлось из памяти, словно нарисованное на песке, цвет волос тоже потускнел, я только припоминал, что вроде они были темными. Но на самом деле остались только глаза. Глаза полные торжества и счастья в тот момент, когда моя стрела, с синим оперением, пронзила её сердце. Знала ли она, какую боль причинила мне?

Удивительно, но даже Проклятие Чистой души не могло заглушить боль намного более острую и глубокую, от которой нет спасения. Мир, погрязший в крови и войне, где ты встречаешь такую чистоту – это нить надежды и ощущение, что в темноте есть огонек, который рано или поздно приведет тебя к свету, которого можно будет хотя бы коснуться.

Теплый, нагретый солнцем камень ступенек, ведущих к гостинице, в которой мы остановились с Кэртисом, приятно грел пальцы, и я прикрыл глаза, размышляя над полученной от хозяина гостиницы информацией.

Когда я вошел в гостиницу, отец Миры вышел ко мне, улыбаясь, словно я принес ему счастливую весть, а не тело его дочери.

До моего отупевшего сознания с трудом доходило то, о чем он говорил мне.

Мира. Девочка – дитя богов-близнецов Сайя и Мигайя. Никогда не думал, что встречусь с почитателями этого культа. В Мирейи их религия не приветствуется. Религия о реинкарнации. Её последователи верили в смерть после жизни такую, которую они могут выбрать сами. Главное – правильно умереть.

Именно умереть, а не правильно прожить эту жизнь. Ногти впились в ладонь, когда кулаки оказались сжаты излишне сильно.

Мира мечтала стать воительницей. И её вера подсказала ей путь. Умереть от руки воина. Она долго выбирала того, кто будет её убийцей. Почему она выбрала именно меня? Я открыл глаза, вглядываясь в небо над городом. Её отец сказал, что изначально она хотела, что бы это сделал Сабир, чтобы она возродилась такой же благородной и сильной. Сайя и Мигайя говорили, что умерев от чьей-то руки, ты возродишься таким же как этот человек.

Возможно, это и было правдой для верующих в Близнецов, но в этом случае Мира совершила страшную ошибку.

– Жестокий пират плачет о жизни юной служанки из гостиницы? – голос, прозвучавший рядом, был полон растерянности и раздраженной насмешки.

Я повернул голову, вглядываясь в Сабира Лиариса и его повелителя Натана Клейорика, старшего брата Сигана. А за их спиной еще какие-то люди. Я присмотрелся к ним и поднялся на ноги.

– Может, я оплакиваю не её? – качнул я головой, глядя в глаза Правителю. – Я могу плакать и по себе, вы не находите?

– Возможно, – качнул он головой. – Зачем вы забрали тело девушки?

Но я смотрел уже мимо него, разглядывая служителей культа Близнецов. И ответил я скорее им, чем кому-то еще.

– Потому что есть определенные обстоятельства этому. Вы пришли за ней?

Рядом с Правителем встал уже немолодой мужчина в двухцветной хламиде:

– Воин, ты не должен оплакивать эту душу, она уже в чертогах Сайя и Мигайя. И готовится к возрождению, что бы стать воином таким же сильным и благородным, как и ты, – он мягко улыбнулся. – И таким же красивым.

Я медленно кивнул:

– Так вот почему в итоге она выбрала меня? Теперь понимаю.

– Ты сделал её счастливой, – он был полон своей правоты, не зная еще, что сейчас я обрушу на него горечь правды.

– Она ошиблась, старик. Мира ошиблась, выбрав меня.

Он покачал головой:

– Ты не понимаешь, юный воин. Мало из нас, кто может так быстро найти свой путь, выбрав того, кто подарит нам смерть и начало нового пути, того, которого мы желаем. Я полностью одобрил её выбор, когда она рассказала мне о тебе.

Я выпрямился, гневно глядя на него. Из-за этого человека погибла Чистая Душа, по вине этого…

– Я могу понять твой гнев, – продолжал он. – Но мы не думали, что ты так будешь переживать, ведь ты привык убивать и любишь это делать…

Вот тут я не выдержал и схватил его за грудки, сметя Повелителя Натана со своего пути.

– Да как ты смеешь решать за меня?! – прошипел я ему в лицо. – Я люблю убивать, да! Но ты подтолкнул эту девушку к смерти от моих рук, ничего не зная обо мне! Ты думаешь, она счастлива?! Я сильно сомневаюсь, так как никаких чертогов Сайя и Мигайя она не увидела!

Он положил мне на руки свои сухие ладони:

– То, что ты не веришь… – он все еще не понимал.

И я призвал свою силу.

– Я не верю?! – лоб обжигали синие лепестки. – Пятьдесят лет прошло всего! А другие культы начали нас забывать?! Она видела мой меч! Ты видел его, ты ДОЛЖЕН был понять! Лейла, моя повелительница, МОЯ богиня! Не отпускает полученные души! Эта девочка не может возродиться в следующей жизни человеком!

Он смотрел мне в лицо и его глаза наполнялись ужасом.

– Жрец… Лейлы… Ночь и охота… – почти бессвязный лепет. – Ты… верховный…

– Да! Я первый верховный жрец Лейлы за последние полвека! И твоя глупость и нежелание видеть дальше своего носа убили Миру! Чистую душу, белую, без единого пятна, что позволило бы ей перейти на другой уровень существования после этой смерти. Если бы она не покончила жизнь самоубийством, бросившись под мою стрелу!

Я почти отшвырнул его от себя, тяжело дыша. Ярость плескалась где-то на уровне горла, грозя вырваться злобным рычанием.

Он встряхнулся, словно, пес и решительно выпрямился:

– Тогда она останется у тебя. Тело той, кто стала добычей Ночи, не требуется Сайя и Мигайя.

И вся эта свора, стараясь не терять достоинства отправилась восвояси. Я чувствовал, как растерянность и горькое недоумение сворачиваются клубков в животе. Они, что?.. Отказались от неё?!

Отказались…

И вместо рычания, из горла выплескивается почти безумный смех. Люди действительно забыли слишком многое.

– Кто ты? Или что ты? – тихий голос Правителя за спиной.

Я оборачиваюсь, и он находит в себе силы не отшатнуться от меня, хотя я вижу, что ему очень хочется это сделать.

– Я – Лилиан Катани, Верховный Жрец Лейлы, Богини Ночи и Охоты, – как устало звучит мой голос. – Почти забытой богини, чей культ процветал не так уж давно, всего какое-то поколение назад. Убитые моей рукой, как и каждого, кто поклоняется Лейле, попадают в чертоги нашей госпожи, чтобы она могла их возродить по своему желанию. Но она никогда не возвращала их людьми. Например, твой брат нашел на море душу, достойную стать драконом.

– Сиган… поклоняется богине?..

– Да, – отозвался я. – Простите, правитель Натан. Сейчас я не смогу ответить на все ваши вопросы, которые несомненно у вас возникли.

– Почему? – сталь в голосе и интонациях.

– Потому что… – и приступ БОЛИ, наконец, накрыл меня с головой.


– Ты жестока…

– Я всегда была такой, – пожала плечами девочка, болтая ногами в воздухе. Она сидела на подоконнике, не смотря на своего собеседника.

Оборотень скользил из угла в угол комнаты, не способный находиться без движения. Словно пантера в клетке.

– Неужели Лилиан должен все это терпеть? Сколько еще его ожидает? Зачем ты так с ним?

Она вздохнула:

– Темный, выслушай. Правило Проклятия Чистой Души было придумано не мной. Есть силы сильнее меня и законы, которые и я не могу не выполнять. Лилиан – он не обычный жрец, ты знаешь это. И ты можешь не верить мне, но я люблю его. Однако эта смертная девушка не просто так появилась на его пути. Все мои верховные жрецы рано или поздно сталкивались с этим проклятием. Чаще всего поздно… Но Ли… он же становится тем, кем должен быть слишком быстро. Ему приходится нагонять такой большой разрыв времени, начиная фактически с нуля. В системе моего жречества ему еще два с половиной десятка лет до послушничества, я не говорю уже о жречестве и о его титуле Верховного Жреца…

– Это значит, что в какие-то десять лет он ужал сроки служения тебе?

– Что-то в этом роде, – отозвалась богиня. – Темный, за следующее десять лет ему придется испытать столько, сколько не испытывал за предыдущие, потому что никто не останется равнодушным к его появлению, ты должен это понимать.

– Если он доживет. – оборотень остановился и прямо взглянул на богиню. – Как снять Проклятие?

– Я не могу сказать, – бесстрастно отозвалась она. – Этим секретом владели только мои Верховные Жрецы.

– Ты хочешь сказать, что мы немедленно должны отправиться освобождать твоего предыдущего жреца – Станислава, что бы он помог освободить Ли от этих приступов БОЛИ?! – Кэртис не заметил, как сорвался на рык.

Она покачала головой:

– Я не в праве подсказывать ему решения. Иначе сама буду наказана.

Оборотень зарычал:

– Ты говоришь, что любишь его. И пугаешься какого-то наказания только потому, что поможешь ему, Богиня?! Ты понимаешь, что все, что ты говорила до этого становится пустым звуком?!

Её глаза засветились гневом:

– Не смей разговаривать так со мной, Темный! Даже твоя госпожа не защитит тебя, если я рассержусь!

– Ты всего лишь маленькая эгоистичная девчонка с божественной силой, – презрительно отозвался Кэртис. – Убей меня за оскорбление, и ты получишь войну с силой, которой боги не указ.

– Подожди, что ты сказал? – внезапно напряглась фигура на окне. – Кто я?

– Маленькая эгоистичная девчонка… – медленно повторил темный, внимательно наблюдая за тем, как на детском лице проступает настоящее озарение, тесня божественный гнев.

– Ты – гений! – с радостным восклицанием богиня и только зеленая лента мелькнула вслед за исчезнувшей хозяйкой.

Ошарашенный оборотень не успел ничего предпринять, услышав за дверью тихий стон.

Он резко прыгнул к двери, распахивая её. И разноцветные глаза повелителя Мигара взглянули на него с растерянностью.

– Он внезапно забился в судорогах… нам с Сабиром пришлось потрудиться, удерживая его…

На плечах гостей почти безжизненно висел Лилиан.


– Хотите сказать, что вы чувствуете того, кто пользовался божественным огнем? – тихо поинтересовался Корал.

Станислав медленно кивнул:

– Скорее всего, это новый Верховный Жрец Лейлы, иначе бы я не мог так чувствовать его боль.

– А вы?..

– А что я, – вздохнул мужчина, – Здесь все просто. Я на протяжении всего заключения в этой башне не мог выполнять свои обязанности, конечно, мне нашлась замена. Я даже рад этому. Проблема только в том, что я хорошо помню, как горел главный храм, где хранились все архивы. Это означает, что мой приемник вряд ли располагает всей информацией, которую передавали друг другу Верховные в течении всего времени. И то, что он уже сутки испытывает боль, отголоски которой я слышу, подтверждают это.

– Что это за боль? – подал голос со своего места Винир.

– Проклятие Чистой Души, – ответил Станислав не задумываясь.

Оба его друга выдохнули.

– Не слишком ли все быстро? – после некоторого молчания подал голос Корал. – Божественное пламя, проклятие…

Мужчина кивнул:

– Возможно… мы же не знаем, что там происходит… у нас слишком мало информации. Только мои ощущения и отголоски чужих. Больше ничего.

Скрипнула дверь, прерывая их разговор. На пороге показался худой юноша, одетый в потертые рубаху и штаны. Он держал на руках поднос, забитый едой до отказа.

– Мейдок, – ласково улыбнулся жрец Лейлы. – Тебя выпустили из карцера?

Тот поставил поднос на стол и слабо улыбнулся:

– Да, я уже закончил отбывать свой срок наказания.

– Не надо так рисковать, – пожурил его Станислав. – Твой хозяин очень опасен.

Юноша пожал плечами:

– Вся жизнь полна опасностей, господин. Вы кушайте, а то хозяин собирался к вам вечером зайти. У него накопились вопросы.

– Садись с нами, – хлопнул по стулу рядом Корал. – А то твои глаза выдают тебя.

Тот покачал головой с явным сожалением:

– Меня уже ждут. Распорядитель на кухне засек время.

Пленники понимающе кинули, и дверь за юношей захлопнулась.

Станислав некоторое время смотрел на закрывшуюся дверь:

– Паренек входит в силу.

– Да, Белила ждет масса сюрпризов, – кивнул Винир. – Как долго твой приемник выдержит Проклятие?

– Учитывая специфику этого явления, – вздохнул он, – даже если он очень силен, не более года. Ему стоит побыстрее найти разгадку. Проклятие отнимает много жизненных сил.


– Кричи, Лиани. Кричи, – сильные руки обнимали меня, удерживая.

Нельзя было причинять им вред. Нельзя калечить Кэртиса, сражаясь с болью молча. И я кричал и кричал, надрывая горло, выплескивая боль, пока не обессилил окончательно. БОЛЬ чуть отступила, оставив головокружение и пульсацию во всем теле.

– Легче?

Я тяжело и с хрипом дышал:

– Помоги мне сесть, – наконец, мои губы и рот смогли сформировать довольно внятную просьбу.

Боль приходила приступами, иначе я просто мог привыкнуть к ней и научиться отстраняться, хотя бы частично. Но проклятие было хитро построено, словно его придумывал и разрабатывал профессиональный палач. Возможно, так оно и было, среди богов немало таких.

Я сел и смог взглянуть на своих невольных помощников и гостей:

– Вот теперь я готов отвечать на ваши вопросы, господа. По крайней мере, до следующего приступа.

Правитель Натан медленно кивнул:

– Хорошо. Тогда объясните мне что произошло, когда Гарис ушел вместе со своими людьми, оставляя тело Миры на ваше попечение?

Я медленно кивнул, понимая:

– Что ж… частично вы уже поняли дилемму. Мира вместо ожидаемой реинкарнации в воительницу, получила возможность возродиться каким-нибудь иным существом. Так как религий достаточно много на Эмире и наши боги живут и указывают своим жрецам напрямую подчас, для многих была разработана целая система, чтобы придерживаться определенных правил и законов, не вступая в конфликты. Вера верой, а когда сталкиваются интересы богов… В общем, для Миры был шанс, если бы ваш Гарис остался. Если бы он решил бороться за душу Миры. Просто тогда бы боги сами решали эту проблему, и возможно Мира все же получила бы свой шанс. Моей богине сейчас не с руки напрямую ссорится со своими коллегами. Однако девушку предали. Вы сами слышали, как Гарис отказался от неё, предпочтя считать её добычей ночи.

Очень медленно правитель кивнул:

– Хорошо. Допустим. Что вы намерены делать с её телом теперь?

Я поморщился:

– Похоронить.

– Что за приступы вас мучают? Еще вчера их не было. Это я так понимаю как то связано с Миррой?

– Точнее с её смертью, – уточнил я. – Мира – Чистая Душа, а насчет убийства таковой, неважно насколько это зависит от убийцы, его настигает кара – Проклятие. Его-то воздействие вы и имеете счастье лицезреть. Но, Правитель Натан, я чувствую, что вы хотите задавать вопросы совсем о другом человеке…

Он вздохнул:

– Что ж…ты прав. Я несколько лет не видел брата. А уж когда до меня дошли слухи о его новом поведении и прозвище… Ты не мог бы рассказать мне? Кто он теперь?

– Верховный жрец Лейлы на море, – ответил я. – Будущий владыка морских просторов. Насколько я знаю, пиратские острова собираются предложить ему корону, хотя ничего подобного не было за всю историю пиратства.

Правитель помолчал, словно не понимая всего того, что я только что сказал…

– Он, правда, связан с сиренами? – тихий вопрос.

– Правда, – устало отозвался я. – Сирены – это дети бога Сирена, а он в свою очередь является сыном Лейлы. Так что все логично.

Он внезапно выпрямился:

– Лорд Лилиан, я бы хотел взять заботу о похоронах Миры на себя. Вам же пока лучше отдохнуть.

Я расслаблено закрыл глаза:

– Спасибо, правитель Натан.

Удивительно, но что-то явно перевернулось в сознании этого человека. До этого он ни разу не называл меня по титулу. Я был всего лишь пиратом.

Сабир за все это время не произнес ни слова. А на меня снова смотрели счастливые серые глаза, только вот счастья стало в них намного меньше… Что, девочка, все не так получилось, как все мы того желали?

Я слышал, как Кэртис закрыл за гостями дверь и вернулся к постели:

– Ты сможешь уснуть?

Я медленно качнул головой:

– Это вряд ли. Хотя приступ и вымотал меня, но когда придет следующий неизвестно.

– Что творится у тебя на душе, Ли? – мягкий мурлыкающий голос. – На кого ты обижен? На Лейлу? Или на… Миру?

– Сложно простить то, что она сделала, – тихо ответил я. – Люди конечно редко считаются с чужим мнением. Я понимаю, к чему она стремилась, и причины её поступка, однако от этого не легче. Знаешь, я читал, что некоторые жрецы не могли простить своим жертвам действия Проклятия. Тогда я не понимал этого, ведь мы убийцы, а они – жертвы. Однако теперь…

Теплая рука накрыла мою ладонь:

– Я все время забываю, какой ты, в сущности, мальчишка, Ли.

Я открыл глаза и с легким возмущением уставился на него:

– Молчал бы… старичок. Лучше бы пошел и разобрался там с передачей тела девушки правителю, и насчет поесть…

Он улыбнулся:

– Ну вот, теперь ты снова похож на себя.

Когда оборотень закрыл за собой дверь, я сел в постели и взглянул в сторону окна, там болтая босыми ногами, сидела Лейла. Мы долго молчали, и наконец комнату наполнил её шепот:

– Ты уже знаешь ответ, Ли?

– Знаю, – медленно кивнул я. – Но это не так то просто.

Она легкомысленно пожала плечами:

– Разве?


Я медленно брел по погруженной в сумерки улице. Может, это и было глупостью, уйти из гостиницы, не предупредив Кэртиса, да еще на грани нового приступа, но сидеть в постели больше не было никаких сил. Бездействие не решит проблему. Тем более, я действительно знал, что примерно должен сделать. Догадка была простой и почти гениальной, и позволяла предположить, что именно по этой причине не было трагических песен о Проклятии.

В какие-то мгновения мне казалось, что рядом со мной, держась за кончик моего плащ, шагает, весело улыбаясь, Мира. Вот поверни голову и можно её увидеть. Только пульсирующая боль в висках говорила об обратном.

Когда я собирался выйти, я специально смыл весь макияж, заплел волосы в тугую косу, а более короткие пряди, закрепил простыми заколками. В сумке сохранились одежды, в которых я путешествовал, когда был одиночкой. Пара стилетов в сапогах и рукавах, и единственное, что взято – это два перстня. Один тот самый, что я должен буду передать своему деду, как последнее слово матери, а второй… второй принадлежал тогда еще наследнику престола Его Высочеству Лилиану.

В какой-то момент пришлось схватиться за ближайшую стену, что бы немного отдышаться. Приступ весьма скоро.

– Извините, вам плохо?

Я поднял голову, останавливая взгляд на девушке… Странно, вроде короткую стрижку женщины обычно не носят. Может, она чем-то болела?

– Господин? – она склонила голову, в ожидании ответа, откровенно разглядывая меня.

У неё были голубые, словно летнее небо глаза, и такие же чистые, как после очищающего дождя с радугой.

– Со мной все в порядке, – отозвался я.

– Вы лжете, – укоризненно покачала она головой.

Я слабо улыбнулся её проницательности:

– Ты вряд ли сможете мне помочь, девочка.

В её глазах внезапно зажглись опасные огоньки:

– Ты сам-то не старше меня. Так что не выпендривайся. Я же вижу, что тебе больно. Как тебя зовут?!

– Лиан, – под таким напором, я чуть не отшатнулся.

– А я – Мира, – успокоилась она. – И ты пойдешь сейчас со мной.

– Как?! – мир вокруг пошатнулся. – Мира?

– Да, очень распространенное имя в Мигаре, знаешь ли, – раздраженно отозвалась она. – А ну-ка, красавчик… – она подставила свое плечо, отлепляя меня от стены.

– Куда мы идем, Мира? – тихо поинтересовался я через пару шагов, не в силах сопротивляться её напору.

– В храм Целителей, там тебе помогут, – отозвалась она. – К нам приехал самый знаменитый из жрецов Совирага. Он многое может. Говорят даже воскрешать мертвых.

Я лишь хмыкнул. Храм Целителей. Храм Совирага, точнее одной из его ипостасей. Той, что отвечает за исцеление. Вообще, Совираг – бог-отец. Из старых, Первых богов. Странно, но мне всегда казалось, что Лейла немного робеет перед ним. Но Проклятие чистой Души ему не под силу. Это совершенно точно.

– Лорд Олег! Лорд Олег! – крик Миры чуть не оглушил меня, когда мы оказались перед ступенями Храма.

Святой, ну надо же, имечко для жреца. Видимо с детства в служение готовили.

– Мира?

Я поднял голову и удивился. Очень сильно удивился. Мужчина лет сорока, с гривой русых волос и серо-зелеными такими знакомыми глазами.

– Кого ты привела мне, Мира? – но смотрел он только на меня.

– Ему очень плохо, я нашла его на улице, – выпалила девушка. – И по-моему он не верит, что вы его сможете излечить.

– Как невежливо с его стороны, – улыбнулся этот "Лорд Олег". – Только он прав, девочка моя. Я не смогу его излечить.

Я чувствовал растерянность обманутого ребенка, исходящую от девушки:

– Лорд Олег? – голос дрожит обиженной птицей, вот-вот расплачется.

– Я просто не имею права, девочка моя, – тихо ответил он. – И Лорд Лилиан это понимает.

Я медленно кивнул, отцепляя свою руку и отстраняясь от девушки, не хватало еще её покалечить.

– Извини, Мира, – улыбнулся я, зная, насколько вымучено это у меня получилось. И Приступ БОЛИ наконец накрыл меня.

Я слышал чьи-то крики на грани сознания, чьи-то сильные руки вновь удерживали меня от того, что бы в судорожных изгибах, я не разбил и не сломал себе что-нибудь.

– Сделайте что-нибудь! Ну пожалуйста! – и столько отчаяния в голосе. И счастливая улыбка на губах сероглазой Миры перед глазами, прежде чем погрузиться во тьму беспамятства.


– Карат Долговязый. Визирь Восточной Империи, посол великого эмира, – он поклонился с должным осознанием своего положения. – Я хотел бы встретиться с Лилианом Катани. Мне сказали, что он остановился здесь.

Зеленоглазый нелюдь лениво поднялся из кресла:

– Кэртис Эро. Главнокомандующий восками Черной Ложи. Лилиана нет сейчас. У него появились дела в городе.

Воин вздохнул и убрал надменность из своего обращения, он тоже был наслышан о собеседнике:

– Мой корабль завтра с утра отбывает обратно в Восточную Империю. Я надеялся увидеться с этим юношей.

Оборотень приглашающе махнул рукой в сторону второго кресла:

– Я не знаю насколько Ли задержат его дела, но, судя по всему, вы хотите узнать подробности смерти Тамиры Катани, чтобы доложить об этом её отцу – великому эмиру?

– Это одно из желаний, – согласился визирь, усаживаясь, и вытягивая свои длинные ноги. – Но мне было бы интересно пообщаться с её сыном поближе. Столько противоречивых историй я услышал о Лилиане Катани за последние сутки.

– Понимаю, – задумчиво кивнул Кэртис. – Ну, пока его нет, я могу развлечь вас светской беседой. Все-таки некоторое время я путешествовал с ним. И на похоронах королевы тоже присутствовал. Эмир может гордиться дочерью – она воспитала совершенно необычных сыновей, и это касается не только Лиани, но и его братьев. Заказать вина?

– Было бы весьма неплохо, – кивнул визирь.


Я открыл глаза и взглянул на двоих, что стояли у постели, куда судя по всему притащили меня, когда приступ чуть спал.

Серо-зеленые глаза смотрели на меня со странным смешанным чувством. И я не мог понять, что же там, в глубине этих глаз.

– Ты убил, – спокойный голос.

– Да, – хрипло отозвался я. – Её имя было Мира.

Девушка рядом вздрогнула всем телом.

– Ей не место в чертогах Лейлы, – прошептал я.

– Кто ты?

– Он – жрец богини Ночи и Охоты, – за меня ответил Лорд Олег. – и победитель Танца со Смертью.

– Он?! Но он же… так молод?!

Я не смог удержаться, рассмеявшись, хотя это окончательно лишило меня всяких сил. Сейчас я напоминал себе беспомощного котенка.

– Мира – это та девушка, которая бросилась под твою стрелу? – тихо спросила эта голубоглазая.

Я кивнул.

– Из-за этого тебя терзает такая боль?

Я снова кивнул.

– Это что-то связанное с твоей религией, и поэтому Лорд Олег не может тебя излечить?

И снова я мог лишь кивнуть, подтверждая.

– Твоя религия жестока.

И я опять киваю.

А жрец за её спиной стоял, и уголки его губ слегка подрагивали, сдерживая улыбку. И увидев эту улыбку, я внезапно решился:

– Мою боль можно излечить.

– Как?! – её горячность опахнула меня теплом.

– Принеся в этот мир новую жизнь взамен той, что взял, и в которой возродиться душа невинно убитой, – тихо ответил ей "Лорд Олег".

В этот раз я даже кивать не стал.

– Я… я не понимаю… – её растерянность была настоящей. – Как он может это сделать?

– Не как, – мягко ответили ей, – а с кем, не каждая может подойти. А теперь, Мира, оставь нас наедине с нашим гостем. Ему нужен отдых, а у тебя, насколько я знаю, есть свои дела.

Она покорно кивнула и вышла, явно раздумывая над услышанным.

Я помолчал, и лишь когда её шаги затихли где-то далеко, прошептал:

– Так это правда?

– Что? – он улыбнулся уже открыто.

– Что Совираг предпочитает путешествовать среди смертных?

Он рассмеялся:

– Да, ты такой, как тебя и описывал Доэр. Быстро обнаруживаешь истинные личины богов.

– Это, наверное, из-за Лейлы, – тихо ответил я.

– Скорее всего, – кивнул он. – Но не только. Любой из богов был бы рад сделать тебя своим жрецом. Есть в тебе все необходимое для этого. Хотя Целителем, например, ты бы не стал. Но вот другим моим ипостасям вполне бы подошел.

– Почему вы вмешались?

Темно-русая бровь взлетела в искреннем удивлении:

– Я не вмешался. Я лишь подтолкнул одну сердобольную девушку в нужном направлении. Лейла была бы очень расстроена, если бы узнала, что ты корчишься в приступах боли, а рядом никого нет. Сейчас она слишком девочка. Совсем как в старые добрые деньки, до того как она стала одной из прекраснейших и опаснейших богинь Эмира.

Я кивнул:

– Не совсем понимаю, но все же… спасибо.

Он подошел к двери:

– Теперь спи. Приступ сегодня не повторится.

– Зачем вы сказали Мире, как меня излечить? Она вряд ли на это решится.

– Затем, что она спросила, – ответил мне великий бог и вышел за дверь.

Темнота опустилась на эту небольшую келью. И я понял, что действительно очень хочу спать.

И я погрузился в сон с сероглазой девушкой, танцующей на мостовой Мигара со мной Танец Смерти.

Проснулся я внезапно из-за изучающего взгляда кого-то постороннего. Внимательный, задумчивый, но не враждебный…

Я медленно открыл глаза и встретился с голубым решительным взглядом Миры. И какое-то безумное мгновение на её месте стояла ТА другая Мира.

– Что-то случилось? – тихо поинтересовался я.

– Да, – ответила она. И подошла ближе.

Девушка стояла возле моей постели в одной тонкой ночной рубашке.

– Я – целитель. Я не могу позволить тебе так мучиться, когда у меня есть лекарство.

Я приподнялся на локте:

– Ты понимаешь, о чем говоришь?

– О да, – она все же покраснела, несмотря на свою решительность. – И я ведь подхожу, не так ли? Иначе бы ни ты, ни Лорд Олег не сказали о такой возможности мне.

Я медленно кивнул. Действительно. Получается, мы тонко манипулировали этой девушкой? Или даже совсем не тонко?

Она вздохнула:

– И потом, я очень давно хотела иметь ребенка. Даже если у него не будет отца.

Голубые глаза смотрели на меня решительно и выжидательно. Я протянул руку и коснулся её мягкой щеки, потом рука скользнула дальше, зарываясь в короткие пряди солнечно-золотых волос.

В её глазах неожиданно вспыхнуло смущение, и я с тихим смешком притянул её к себе, зарываясь лицом в волосы.

– Ты прекрасна, Мира. Мне нравятся твои волосы.

– Правда? – прошептала она. – все думают, что я болела, но на самом деле мне показалось, что так мне лучше.

– Так действительно очень хорошо, – серьезно отозвался я, развязывая завязки на её ночной рубашке.

– Ты – странный. Никогда таких, как ты, не встречала.

– Значит, я могу надеяться, что ты запомнишь меня надолго?

Её тело оказалось таким хрупким, кожа почти светилась в темноте. Мира была невинна, это чувствовалось в каждом её движении. Но она была полна решимости. И готовилась к боли. Но боли не будет. Я был не только Убийцей, но и Любовником. Я не мог позволить этой красавице, которая отдавала мне всю себя сейчас, испытать даже крупицу боли. И поэтому я полюбил её сейчас всем сердцем. Только она существовала в этом мире. Моя любимая, моя жизнь. По-другому жрец Лейлы дарить любовь не умел. Я собирался подарить ей такую любовь, которую мог подарить только я сам. Цветную и сияющую. Потому что она была достойна её.

И когда она прогнулась подо мной, исходя завораживающим криком-стоном, я понял, что моя сероглазая боль отпустила меня, хотя навсегда останется воспоминание об этих глазах.

– Назови её Тамирой, – прошептал я, опускаясь рядом с Мирой. – Пожалуйста.

Она непонимающе смотрела на меня сонными глазами. Пока она еще ничего не понимала, погруженная в сладкую истому.

А я уже знал, что в глубине этой прекрасной девушки зародилась новая жизнь, и Лейла отпустила Чистую Душу из своих чертогов, выполняя желание сероглазой Миры.

Второй раз я проснулся от прикосновения к обнаженному плечу. На меня тепло смотрели серо-зеленые знакомые глаза боа.

– Тебе пора идти, жрец Лейлы. Я присмотрю за девочкой.

Я вопросительно взглянул на светлую макушку, устроившуюся у меня на плече.

– Не стоит её будить, – покачал головой бог. – Тебе и ей будет лучше, если ты уйдешь не прощаясь. Она станет великой жрицей-Целительницей. И вы еще встретитесь в будущем.

Я бесшумно высвободился из сладких объятий, чувствуя необычную легкость в теле, и быстро оделся.

Несколько мгновений постоял над постелью, молча прощаясь, а потом снял с пальца перстень Принца Лилиана и надел его на тонкий пальчик Миры.

– Если моя дочь когда-нибудь захочет этого, – тихо попросил я бога, – пусть она знает, что в Мирейи всегда примут с распростертыми объятиями свою принцессу и её мать.

Совираг одобрительно кивнул и вывел меня из Храма на свежий прохладный воздух, окрашенный розоватыми тонами восхода.

И я замер, увидев на ступенях хрупкую фигуру в зеленом платье.

– Госпожа?

А она внезапно поклонилась Совирагу:

– Спасибо… отец.

– Не за что, – усмехнулся он. – Ты научилась правильно просить ради этого смертного. Поздравляю, дочь.

Я ошарашено переводил взгляд с богини на бога.

Совираг улыбнулся еще раз уже мне, и скрылся в дверях Храма.

Лейла подскочила ближе и заглянула в глаза:

– Привет, Ли?

– Приветствую, Моя госпожа, – отозвался я.

– Интересный у меня отец?

– Замечательный, – серьезно отозвался я, наконец, приходя в себя.

– Теперь ты сможешь заплести мне косу? – поинтересовалась она с легкой капризинкой в голосе. – Эта совсем растрепалась.

– А гребешок Вы взяли?

– Конечно, – радостно отозвалась она, доставая из-за спины руку с зажатым в ней гребешком.


Карат с сожалением оглянулся и зашагал прочь от гостиницы. Он так и не смог дождаться юного принца. Корабль отбывал через сорок минут, и следовало поторопиться, что бы успеть в порт. Но разговор с оборотнем был довольно познавателен, хотя и чувствовалось, что тот очень многое не рассказал своему гостю.

Визирь не видел, что едва он завернул за угол, как в двери гостиницы вошел тот, кого он прождал всю ночь.


– Ты пахнешь женщиной, – Кэртис смотрел с легкой насмешкой и… затаенным одобрением. – Так вот оно какое – лечение от Проклятия.

Я пожал плечами и улыбнулся:

– Мне повезло. Не каждая подходит на эту роль. К счастью, похоже, Лейла, наконец, вспомнила, что сейчас находится в эмоциональном состоянии девочки тринадцати лет, и сумела выпросить у своего отца толику помощи, чтобы разобраться с моей проблемой побыстрее. Ей тоже невыгодно, чтобы я валялся с приступами вместо выполнения своих прямых обязанностей.

– Ах, вот оно что, – задумчиво протянул Темный.

Я же с некоторым недоумением разглядывал с десяток пустых бутылок возле ножки небольшого стола.

– Тис, только не говори, что ты так за меня волновался, что выпил все это в одиночку.

Оборотень рассмеялся:

– Конечно нет, мой дорогой друг. Мы сделали это вдвоем с визирем Восточной Империи, пока ждали тебя.

– Карат был здесь?

– У него корабль отбывал с утра, так что вы разминулись.

Оборотень сладко зевнул и потянулся.

– Знаешь. Я хотя и нелюдь и вина могу много выхлебать, однако этот мужик здоров пить. Мы никуда прямо сейчас не двигаемся?

Я покачал головой.

– Тогда я спать, – заявил темный.

– Хорошо, – улыбнулся я. – Тогда схожу прогуляюсь и выясню, что там с похоронами Миры. Да и с отцом её надо поговорить. Думаю, этому человеку за эти дни досталось больше всего.

– А разве не тебе? – Кэртис обернулся с некоторым недоумением, уже почти упав в кровать.

Я лишь пожал плечами и заметил:

– Сапоги хоть сними.

– Лениво, – отозвался он, зарываясь в подушки с явственным мурлыканием. – Вот если бы Ваше высочество…

– Вот нахал, – восхитился я.

– Наглость – второе счастье, – отозвался оборотень и добавил, когда я начал стягивать с него сапоги. – Третье – это когда за него не бьют.

– А первое? – заинтересовался я.

Но он уже безмятежно спал.


Правитель Натан задумчиво наблюдал, как жрец Лейлы что-то рассказывает отцу погибшей девочки, и мужчина постепенно выпрямляет плечи, согнутые горем. Потом хозяин гостиницы очень низко поклонился юноше и быстро зашагал прочь с кладбища.

– Похоже, нашего гостя больше не мучает Проклятие? – тихо заметил рядом Сабир.

– Похоже, – отозвался правитель. – Сабир, у меня к тебе будет просьба.

– Какая, мой повелитель?

– Выясни про этого Лилиана все, что только возможно. И… если есть шанс пообщаться с Сиганом, как с братом, я хотел бы им воспользоваться.

– Хотите сами во всем разобраться? – поинтересовался воин.

– Ты сам меня учил не верить всем на слово. Я предпочитаю проверять их. Слишком уж быстро наш страдающий гость снова полон сил и улыбок. И слишком невероятно то, что он говорит о Сигане. Тот никогда не желал власти. Стать королем моря… да мой младший братец, будь только лазейка, бежал бы от этой перспективы без оглядки.

– Вы все еще полагаете своего брата трусом?

Правитель Мигара пожал плечами:

– Он сбежал от ответственности. Так поступают только трусы. Поэтому я хочу поговорить с ним.

Лиарис медленно поклонился:

– Я найду способ, мой повелитель.

– Спасибо.

– Мы будем задерживать Принца у нас в гостях на подольше? – поинтересовался воин после непродолжительного молчания.

– Он защищен Правом победителя, – устало отозвался Натан. – Пусть едет на все четыре стороны. Однако предупреди все близлежайшие города о возможном его появлении. Правила Мигара не распространяются на них.

– Слушаюсь.

Воин отошел в сторону, подзывая своих людей.

Жрец Лейлы поднял голову и взглянул на Правителя. Странная улыбка появилась на его губах. Он приветственно махнул рукой и, не дождавшись ответного хотя бы кивка, только шире улыбнулся.

Лиарис снова подошел к своему повелителю:

– Они собираются уехать на рассвете. Принц провел эту ночь под сводами Храма Целителей.

– Значит, Целители могут излечивать даже божественные проклятия? – задумался Натан.

– Мне сообщили, что в Храм прибыл на несколько дней Лорд Олег.

– Святой Целитель Совирага?! Нашему пирату удивительно везет.

– Даже черезчур, – вздохнул Сабир. – Мне доложили, что во время турнира были замечены жрецы и воины Роя. Но сразу после состязания они покинули город, не совершив ничего противозаконного.

– Не препятствуйте этим двоим в выезде. – Натан Клейорик взглянул на светлое летнее небо. – Не нравится мне то, сколько таинственного и необычного они привезли в мой город. И жрецы Роя… я правильно помню, они, кажется, не очень любят жрецов Лейлы?

Воин лишь кивнул.


Кэртис проспал целые сутки. Проснулся только рано утром следующего дня, зато с чистой звенящей головой и зверски голодным. Лиани сидел в его облюбованном кресле и грыз яблоко.

Оборотень соскочил с постели:

– Когда мы покидаем Мигар?

Жрец поднял на него сапфировые глаза:

– Как только ты оденешься.

– А завтрак?! – возмутился Темный.

– Хорошо, – уступил тот. – Как только ты позавтракаешь.

Глава двенадцатая. Между Мигаром и Вайгалом

– Ты абсолютно уверен, что не желаешь посмотреть на висячие сады Карсона? – Кэртис с легким любопытством взирал на меня.

– Кэрт, – укоризненно покачал я головой. – Это уже третий город, который ты мне предлагаешь посетить. Я не намерен рисковать. Право победителя Мигара не распространяется на остальные города и все Прибрежные королевства. Я ни на мгновение не допускаю мысли, что Правитель Натан поступил недальновидно. Известие о моем явлении в королевствах уже есть на руках у всех правителей. Я как-никак разыскиваюсь как преступник и за мою голову назначена награда в этих землях и прибрежных водах. А у меня еще дело в Пустыне. Так, что мы с тобой спокойно объезжаем все города, пока не доберемся до Вайгала. Там пополним наши запасы и двинемся дальше.

– Почему именно Вайгал? – заинтересовался оборотень. – Рядом же есть Даммар. Он ближе к пустыне, чем Вайгал.

Я пожал плечами:

– Сам не знаю. Но нам нужно будет заехать в Вайгал. Это я чувствую.

– Хм, – неопределенно отозвался оборотень. Он хотел было спросить еще что-то, но тут его взгляд замер и словно остекленел от возмущения, которое постепенно проступало в чертах его лица.

– Лиани, – очень сдержано поинтересовался темный. – Скажи-ка мне, что сейчас делает твой конь?

– Жует полу твоего плаща, – невозмутимо отозвался я, но зрелище оказалось настолько забавное, что я не выдержал и расхохотался

Призрак косил хитрющим глазом, и продолжал методично жевать ткань.

– Вкусно? – недоброжелательно поинтересовался Кэртис у коня.

Тот фыркнул и демонстративно выплюнул испорченный кусок плаща

– Ах ты… Четвероногая скотина!

На морде Призрака явственно читалось презрительно: "Сам такой!"


Станислав задумчиво ковырялся в тарелке.

– Мой Лорд?

– Да, Корал?

– Думаете, нам удастся освободиться теперь?

Мужчина сумрачно улыбнулся:

– Сейчас, когда по Эмиру снова шагают жрецы Лейлы? Конечно. Или ты предпочитаешь подохнуть в этой затхлой башне, которую уже заносит песком забвения?

Жрец пожал плечами и скупо улыбнулся:

– Просто последнее время вы как-то потускнели, что ли…

Станислав отложил вилку и поднялся на ноги:

– Просто… Не знаю, Корал. Я ведь готов был уже сдаться, когда почувствовал эхо магии священного огня. Спустя столько лет, когда мы думали, что остались единственными почитателями Лейлы, узнать, что необязательно теперь удерживаться за веру и надежду, что есть кто-то, кто воплощает Её волю действием…

– Ты говоришь, как старик, – подал голос Винир. – Уставший и больной. А поэтому говорящий абсолютную глупость. Теперь, когда мы знаем, что ждали и надеялись не напрасно, постоянно веря… Разве тебе не интересно?

Станислав повернулся к слепцу, с интересом рассматривая его.

– Интересно что?

– Посмотреть своему приемнику в глаза?

– Откуда в тебе столько мудрости, Винир?

Тот пожал плечами:

– Когда ты слеп, очень многое видишь более четко, чем вы, зрячие слепцы. Ты сам сказал, что твой приемник разобрался с проклятием за полтора суток. Такая длительная задержка означала, что он не знал, как освободиться от него и искал выход. И использование священного огня до этого. Ему необходима наша поддержка. Думаешь, Растин сидит сложа руки, когда культ Лейлы поднимает голову?

– Растин, – Станислав словно встряхнулся при этом имени. Глубокая синь глаз на смуглом лице загорелась яростным пламенем.

– Да, этот жрец Роя уничтожил и растоптал нас… Кто бы не был этот жрец там, на просторах Эмира – у него могущественный враг. И ему потребуются три пары лишних рук. – невозмутимо отозвался Винир.

– Что ж… – усмехнулся мужчина. – Кажется, я начинаю понимать, что зря в свое время принял пост Верховного. Его надо было уступить тебе.

Слепец усмехнулся:

– Тебя выбрала сама Лейла. Так что будь добр оставь свои старческие замашки и соответствуй званию Убийцы и Любовника. Ты все еще Её жрец.

– О да, – отозвался тот. – Действительно. Вспомним план по устранению Белила?

Дверь с тихим скрежетом отворилась, впуская темноволосую фигуру в потрепанной одежде.

Жрецы одарили вошедшего одинаковыми плотоядными улыбками, но черные блестящие глаза без какого-либо трепета смотрели в ответ. Худощавый Мейдок никогда не верил в бескорыстное внимание пленников Белой Ложи. Но в тот момент, когда он понял, что от него ждут эти трое и почему с такой охотой делятся информацией, в которой отказывали Белилу, он принял правила игры. Его устраивала цена и возможная награда в конце, на которую он неустанно трудился последние тринадцать лет.

– Господа, – мягко улыбнулся он. – А у меня вам небольшой сюрприз.

– У тебя есть время присоединиться к нашему завтраку? – поинтересовался Станислав.

Юноша кивнул. Короткие пряди волос опять отросли и щекотали ему шею:

– Меня никто не потеряет еще часа полтора-два.

– Голоден?

– Я всегда голоден, – отозвался Мейдок. – Вы же знаете.

– Как поживает твой учитель? – поинтересовался Корал, подвигая к нему тарелку со своим завтраком.

Юноша пожал плечами:

– Если вы не про Белила, – тонкая улыбка скользнула по его губам, – то вполне неплохо, хотя он уже жаждет действий.

– Если он начал испытывать нетерпение, – вскинул бровь Станислав, – тому должна быть веская причина.

– Она есть, – юный маг и по совместительству личный слуга Белила, Верховного мага Белой Ложи склонился над тарелкой.

Жрецы терпеливо ждали, пока он насытится. Мейдок был их тайным оружием и союзником. Пятнадцать лет назад, когда надежда найти выход из башни начала тускнеть, сквозь стену в их комнате прошел мальчик, плачущий от боли и обиды. Такого магического потенциала, как у этого ребенка, Станислав не встречал очень давно, и, узнав историю мальчишки, постарался с остальными жрецами не только завоевать его доверие, но и сделать из него добровольный инструмент мести и возможности освободиться, благо глупость Белила им в этом способствовала. За эти пятнадцать лет они достигли многого.

Мейдок на положении личной служки и мальчика для битья Белила добился невероятных успехов и теперь, похоже, приближалась пора действий.

Когда опустели тарелки, и юноша благодарно выдохнул, подал голос Корал:

– Так что за сюрприз?

Черные глаза довольно сверкнули. Худые пальцы Мейдока накрыли поверхность стола. Он сосредоточился и медленно начал поднимать руку, под которой сформировался сгусток свечения. Когда высота достигла двух ладоней поперек, он убрал руку и на столешнице остался столбик сияния. Юноша наклонился и дунул на него. Словно одеяния одуванчика взлетели серебристые блестки и осыпались, исчезая, оставляя на месте только объемную фигурку.

– Знакомьтесь, – довольно улыбнулся Мейдок. – Лилиан Катани, Победитель Танца со смертью в турнирах Мигара, жестокий пират по имени Принц. Бывший наследник престола Мирейи и Верховный Жрец Лейлы.

Станислав и Корал присели на корточки, вглядываясь в миниатюрное лицо.

– Так молод, – прошептал Станислав.

Мейдок кинул:

– Не то слово. Ему двадцать пять лет, но за последние три года он успел поучаствовать в разрушении Талига. Среди наемников слухи ходят, что он и Правитель Черной Ложи заключили какую-то Сделку. И на следующий день, город пал.

Потом он отправился на море, где через несколько месяцев стал известен, как дьявольский лучник Принц из команды Сигана Убийцы. Тут опять слухи и в основном касаются не Принца, а его капитана. Самый распространенный и невероятный, что Сиган заключил сделку с сиренами. Потом наш герой неожиданно возвращается в Мирейю, откуда его изгнали по полному ритуалу. Причем его сопровождал сам главнокомандующий Черной Ложи. И через несколько дней, умирает королева Мирейи, король отказывается от трона, потеряв рассудок, а сам Лилиан коронует совместно с Верховным Жрецом Доэра своего брата Кириана на престол. Дальше мои лазутчики потеряли его и обнаружили уже в Прибрежных королевствах, опять в компании темных, где случилась темная история, связанная с одним из воинов Мрака. Последние сведения о нем – это посещение Мигара и участие в Турнире. Сейчас он покинул Мигар и пока его след потерян.

– Однако… – подтолкнул явно не закончившего речь юношу, Винир, внимательно вслушивающийся с перечень подвигов нового жреца.

– Однако, мы с учителем просчитали траекторию его движения, – Мейдок чуть помолчал и закончил. – И есть все основания полагать, что в следующий раз мы сможем встать на его след уже на границе с Пустыней.

Тишина длилась недолго.

– Он идет сюда, – тихо подвел итог Станислав. – Он знает о нас.

– Такие напрашиваются выводы, – согласился Мейдок.

Он накрыл ладонью изображение, развеивая его.

Корал взглянул в глаза юного мага и улыбнулся. Холодный расчетливый блеск шел этим черным драгоценным камням, похожим на гагаты.

– Ты создал великолепную шпионскую сеть, – похвалил его жрец. – Всего за десять лет.

Тот пожал плечами:

– Тот, кто владеет информацией, владеет всеми нитями к победе. Главное – уметь ею воспользоваться. Вы сами говорили мне это.

– Так ты готов к бунту? – поинтересовался Винир.

Мейдок поднялся на ноги и одернул край рубашки. Сейчас в своих лохмотьях, он походил на решительного правителя, чем на мальчика для битья.

– Я заручился верностью и поддержкой большей части недовольных Белилом. Мне удалось даже манипулировать теми, кто в его свите. У всех есть свои грешки, которые им выгоднее, чем стоять насмерть за своего правителя. Многие согласны идти за именем моего учителя, если он выйдет из своего отшельничества. Но вы правы, я не совсем готов. Есть несколько факторов, которые могут сорвать весь план. Однако придется рисковать…

– Из-за него? – кивнул на уже пустой стол Станислав.

Решительный, и даже какой-то отчаянный отрицательный кивок.

– Нет, – глухо озвучил маг свои мысли. – Просто я нашел, наконец, записи Белила. У меня очень мало времени.

Жрецы молча смотрели на него. Они давно уже поняли для чего Повелитель Белой Ложи держит рядом с собой такой мощный источник магии, не позволяя ему чему-либо обучиться.


Я с удовольствием вонзил зубы в прожарившегося зайца. Все-таки мои кулинарные способности выше всяких похвал. Умудрится такой шедевр вкуса сотворить на простом походном костре. Правда, когда этот заяц бегал, поймал его Кэртис. Во всяком случае, от оборотня явно есть существенная польза.

– Лиани, – голос Кэртиса оторвал меня от наслаждения едой, и я недовольно поднял глаза, на выходящего из-за кустов оборотня. – Твоя богиня сошла с ума.

– Ты только что это заметил? – удивился я, проглатывая горячий кусок зайчатины.

– Сегодня это превзошло все мои ожидания.

– Что она придумала? – с интересом уставился я на друга. Но ответил мне не он.

– Ли, – теплые тонкие руки обвили мою талию. – У тебя такой замечательный конь.

– Я в курсе, – настороженно отозвался я.

– Давай я подарю ему человеческое тело?

Я поперхнулся:

– А на ком я ездить буду?

Кэртис сел напротив и заметил:

– Вот поэтому я и говорю, что она сошла с ума. Она предлагает МЕНЯ в скакуны.

– Э, нет! – возмутился я. – Я привык к Призраку. А ездить на бешенных огромных кошках – это не мой стиль! Всю прическу растреплю, и еще меня точно в итоге куда-нибудь сбросят.

Богиня надула губы:

– Ладно, уговорил. Не будем пока превращать Призрака.

Я с облегчением выдохнул.

– Но вам придется тогда выполнить мое маленькое поручение. Оно много времени не займет.

Мы оба настороженно смотрели на Госпожу Ночи и Охоты.

Она улыбнулась:

– В двух милях отсюда банда разбойников захватила в плен пару путников. Я хочу, чтобы вы их освободили.

Мы оба тяжело вздохнули.

– А доесть можно? – сварливо поинтересовался я.

– Да, – тихо отозвалась она, растворяясь в воздухе.

– Похоже, что-то серьезное, – заметил Кэртис.

Я медленно кивнул.

– Седлай лошадей, я соберу вещи. По пути доедим.

Оборотень только кивнул.


Нашли мы их быстро. Кэртис взял на себя роль разведчика. Так как мы двигались, придерживаясь побережья моря, я предположил, что нужные нам разбойники скорее всего неудачливые пираты, потерявшие корабль, но могло быть и хуже. Они могли оказаться и стервятниками, которые ложными огнями заманивали корабли на скалы, а после банально их грабили. Благо местность была скалистая. Да и, судя по ландшафту, вблизи берега неосторожных капитанов поджидали рифы.

Тень огромной кошки вернулась через десять-пятнадцать минут, я даже заскучать не успел.

– Около сорока человек, – сообщил Кэртис. – Это, похоже, одна из их постоянных стоянок. Очень раздражены. Неудачный день, судя по десятку трупов, которые собираются сбросить в море. Двое пленных. Женщина пока просто связана по рукам и ногам, но в её сторону уже не раз поглядывали, мужчину собираются пытать.

Я тяжело вздохнул:

– Придется атаковать сейчас. Непохоже, чтобы Лейла хотела пыток пленного.

– Двое против сорока, – восхитился оборотень. – О нас сложат легенды.

– А ты как думал? – вздернул я бровь. – Я считал, что именно поэтому ты увязался за мной.

Обменявшись понимающими кровожадными улыбками, мы занялись подготовкой оружия.

Мы рассчитывали на эффект неожиданности, к тому же в действительности не собирались сражаться со всем лагерем разбойников, Лейла просила освободить пленных, вот этим мы и займемся.

Я проверил лук, чувствуя предвкушение пролитой крови. Наконец-то достаточно честная битва, а не эти игры в словесность и кто кого победит давлением.

План был простой. Очень простой.

И он был разыгран на ура.

Когда посреди лагеря почти материализовалась огромная черная пантера, молнией впившаяся в горло ближайшего человека, мало кто успел сообразить, что происходит. В то мгновение, как Кэртис сомкнул клыки на шее своей жертвы, я начал стрелять.

Люди походили на маленькие шустрые мишени. Чем-то это напомнило мне палубу "Быстрого", когда приходилось балансировать, чтобы поймать свою жертву в прицел. На суше было даже проще. Ей не угрожало качнуться в самый неподходящий момент. Главное было отследить траекторию полета стрел так, чтобы не попасть в черную мечущую тень, похожую на демона.

Я выпустил последнюю стрелу и в несколько прыжков покинул свое укрытие. Слишком высока была вероятность того, что найдется все же кто-нибудь достаточно умный, чтобы сообразить, где скрывается лучник.

Своей внезапной атакой мы ополовинили наших противников, теперь оставались пленные и остальные разбойники.

Я схватил стоящего неподалеку Призрака за поводья, вскакивая в седло. Боевой выученный конь – это страшное оружие. А уж такой сообразительный как Призрак…

Почти на лету снеся двум разбойникам головы, я скатился с коня, приземлившись рядом с распластанным на земле обнаженным пленником, которого буквально распяли между крепко вбитыми в почву кольями.

В единое мгновение удалось разглядеть невероятные фиолетовые глаза, когда за спиной раздался рев разгневанной пантеры.

Я резко развернулся, Кэртис стоял над телом бородатого разбойника и с окровавленной морды капала кровь.

– Спасибо, – кивнул я.

– Будь осторожен, – рыкнул оборотень, пружинисто прыгая в сторону, уходя от удара.

Мой стилет вонзился в глаз нападающего.

– Квиты.

С другой стороны лагеря раздался какой-то шум.

– О! Подмога? – я склонился над пленником, перерезая веревки. – Только вот кому?

– Думаю нам, – пробормотал он, внимательно наблюдая за мной. – А кто вы?

– Позже, – откликнулся я и вручил ему меч убитого. – Это вам пригодится.

Рядом встал Кэртис. Шерсть на его загривке стояла дыбом. А перед нами замер еще один противник, только вот в отличии от остальных в его руках было не только оружие.

Острое лезвие богато украшенного кинжала было прижато к тонкой шее красивой, похожей на солнечный луч, девушки.

Похоже, спасители не успевали. И мы с Кэртом тоже чуток оплошали. Терпеть не могу эти ситуации с заложниками.

– Отпусти её! – освобожденный пленник сделал шаг вперед, сжимая в ладонях меч.

– Я похож на дурака? – презрительно отозвался тот.

– Еще как похож, – улыбнулся я в тот момент, когда над головой разбойника взмыли огромные кованные копыта.

Он успел обернуться, увидев блик отражения в моих зрачках, а девушка, умничка, легко выскользнула из опасных объятий, едва ослабла хватка.

Она в какое -то мгновение оказалась рядом со вторым спасаемым и совершенно бестрепетно смотрела, как треснул череп её похитителя под мощным ударом копыт.

– Обожаю твоего коня, – мурлыкнул оборотень.

– Смотри, как бы его копыта однажды до тебя не добрались, – хмыкнул я.

Оба спасенных с каким-то суеверным ужасом воззрились на пантеру, словно впервые видели оборотня.

А еще спустя минуту нас окружил десяток людей, явно прибывших спасать этих двоих. Я ласково похлопал Призрака по морде:

– Хороший мальчик, – и демонстративно убрал стилет в ножны. Синее Пламя уже успел раствориться в своем привычном укрытии.

Напряженные глаза сверлили во мне и Кэртисе дыры.

– Кто ты такой? – повторил фиолетовоглазый, совершенно не обращая внимания на свою наготу, а девушка уже птицей прижималась к груди высокого мужчины с рыжими волосами.

Я пожал плечами:

– Странствую я. Мимо проезжал, дай думаю спасу красавицу, вдруг подвиг получится.

Огненный парень прищурился, ого, у него даже глаза с красноватым отливом:

– Должен поблагодарить тебя. Если бы не ты, она могла погибнуть. – он ласково провел по спине девушки. – Не мог бы ты ответить еще на один вопрос?

Нет все-таки они очень странные. Я бы на их месте для начала лагерь разбойников покинул, вдруг не всех перебили. А они вопросы задавать хотят.

– За спрос денег не берут, – задумчиво ответил я.

– Где мы находимся?

Я аккуратно подхватил свою челюсть на лету и честно ответил:

– На Эмире, в Прибрежных Королевствах, недалеко от города Карсона.

Они растеряно переглянулись.

– А… какой год?

Кэртис захихикал, когда я поперхнулся:

– Чего?!

– Какой сейчас год? – терпеливо переспросил огненный, странно покосившись на оборотня.

– Ли, по-моему, они еще большие психи, чем мы с тобой, – авторитетно заявил темный, перевоплощаясь, и брезгливо оттирая рот. – Зря мы их спасали.

Окружившие нас люди мгновенно ощетинились оружием, перенеся все свое внимание на него.

– Что ты такое? – прошептала девушка.

У Кэртиса взлетела левая бровь:

– Вообще-то красавица, не что, а кто. Оборотень я. И тыкать в меня своими мечами очень невежливо. Я могу обидеться. А иметь обиженного наследника клана Пантер с моим титулом и кругом обязанностей, не слишком хорошая идея для дальнейшего безопасного существования на всем Эмире.

+ Ли. +

+ Госпожа? +

+ Им надо помочь. +

+ То есть простого спасения недостаточно? +

+ Заставь их рассказать + – и она растворилась из моего сознания, не позволяя больше задавать вопросов.

Я взглянул на готовых проливать кровь людей и одного наглого оборотня, который явно собирался напроситься на хорошую драку. Похоже, разбойников ему не хватило.

– Заткнитесь, – очень вежливо попросил я.

Кэртис замолчал и с любопытством посмотрел на меня. А я только сейчас заметил, что у наших собеседников очень необычная одежда. Вот, что меня смущало все это время. Не только необычный покрой, похожий на одежду с древних фресок, но еще цвет. Преобладающий черный со знакомым синим рисунком… на всех.

Эти люди служили Лейле. Несомненно.

– Я считаю, что нам следует покинуть это место, – заметил я. – И пообщаться в более комфортной обстановке, чем лагерь, полный трупов.

– Я согласен с мальчиком, – подал голос бывший пленный.

Я передернул плечами. Не настолько уж и старше он выглядел. Но я промолчал, зато умница Призрак фыркнул в сторону фиолетовоглазого и возмущенно топнул копытом.

– Совершенно с тобой согласен, – проворчал Кэртис.

И я так и не понял, согласен он с моим предложением или с возмущением Призрака. Иногда Темного действительно трудно было понять.

По пути из лагеря пришлось добить парочку раненых разбойников. Однако, как выяснилось, все же никто не выжил, в итоге. Мы перебили всю банду общими усилиями. Надо же…

Мы проследовали за необычными гостями на их стоянку, которую они разбили перед нападением на разбойников, чтобы спланировать спасение своих друзей.

Фиолетовоглазому дали одежду, в которую он облачился с явным наслаждением.

– Итак, – произнес я, когда мы чинно устроились кружком вокруг костра, который быстро развела девушка. – Мы остановились на вашем вопросе: какой сейчас год.

Они почти синхронно кивнули.

– Считая от сотворения Эмира, или от Безумных битв?

– Безумные битвы? – они удивленно переглянулись.

– Понятно, – протянул я. – Тогда так… от сотворения Эмира идет двадцатое тысячелетие, если верить жрецам в обучающих храмах. А если от Безумных битв, то 869 год.

Они молча смотрели на меня.

Я улыбнулся:

– Может, попытаемся по-другому?

– Что ты предлагаешь? – голос рыжеволосого.

Я вздохнул и призвал силу. Три синих лепестка распустились у меня над переносицей, заставив их вздохнуть. Опять же меня поразила их синхронность.

– Ты жрец Лейлы, – почти счастливо улыбнулась девушка. – Как хорошо.

Я устроился удобнее и уже приказал:

– Рассказывайте.

Огненный улыбнулся одними уголками губ:

– Ты странный, но, наверное, это и к лучшему. Дело в том, что мы пришли через морские врата времени. Море бескрайне и раскинуто во многих временных потоках, позволяя посвещенным путешествовать во времени.

Рядом заинтересованно насторожился Кэртис. Думаю, когда он вернется в Черную Ложу перед его господином ляжет уйма интересной информации.

– Проблема в том, что управлять путешествием фактически невозможно, – тихо продолжал рассказчик. – И это опасно, можно навсегда затеряться в потоках времени.

– Что же заставило вас рискнуть?

– Пророчество, – вздохнул он. – Давай я расскажу тебе по порядку.

Я лишь согласно кивнул. Судя по всему мы с Кэртом опять вляпались в какую-то загадку моей богини.

– Все началось, когда я родился. Мой дядя по отцовской линии убедил моего родителя в том, что рано или поздно я займу отцовское место, вне зависимости от желаний отца. Властолюбие отца и его жестокость привели к тому, что у него появилась мысль о моем устранении, что очень не понравилось моей матери.

Мои родители не любили друг друга, это скорее был какой-то странный эксперимент в отношениях друг с другом. И оба они не давали друг другу никаких обязательств. Проблема была в том, что и тот и другая – весьма могущественны сами по себе и вполне могли на равных противостоять друг другу.

И как итог, нежелание уступать друг другу разразилось затяжным конфликтом. Это продолжалось очень долго. Я успел вырасти, чтобы уже самостоятельно сражаться за себя и свою жизнь, но мне кажется моих родителей уже затянула эта война настолько, что они не хотели останавливаться ни за что на свете. В конце концов, отец заключил временный союз с моим дядей. И они вдвоем нанесли матери ощутимый удар, вследствие чего я выжил, а вот моя мать… – он тихо вздохнул. – Она жива, но напоминает мне растение. Ни один целитель не мог ничего сделать. А потом было пророчество Бога-Отца. Выполнив его, я смогу вернуть мать к жизни.

Я внимательно посмотрел на замолчавшего, и не дождавшись продолжения, вздохнул. Кажется это уже перебор. Какой он по счету?

– Ты – Сирен, сын Лейлы, Богини Ночи и Охот, и Годоса, бога Морей и Океанов. Прародитель народа сирен.

+ Правда, он у меня красивый? + голос моей госпожи был полон гордости.

– Ты знаешь, – вспыхнули глаза юного бога.

– Прародитель народа сирен? – пробормотала девушка.

Я потер виски.

– Да. Эта история давно превратилась в легенду. С тех пор прошло более пяти тысяч лет.

– Сколько?! – опять эта синхронность.

– Так мы в будущем? – кто-то вскочил на ноги.

Я пожал плечами, у меня начинала болеть голова:

– Вам лучше знать.

Сирен взмахом руки успокоил своих товарищей. И его огненные глаза впились в меня:

– Пророчество гласило, что кровь первых во всем жрецов моей матери, собранная по капле от каждого в огненный кубок, станет её лекарством. Я ранил своего отца, чтобы воспользоваться силой моря, и отправился по волнам времени. Первым был Сарагон.

Я медленно кивнул:

– Первый жрец Лейлы, поднявший культ Лейлы на небывалую высоту.

– Значит все должно получиться, – тихо произнес фиолетовоглазый.

И я потрясенно уставился на него:

– Ты и есть Сарагон.

– Верно, мальчик, – улыбнулась мне живая легенда.

Сирен слабо улыбнулся:

– Потом я нашел первую женщину-жреца.

Я перевел взгляд на девушку:

– Лирия.

Она смущенно кивнула, улыбаясь.

Я застонал и схватился за голову:

– Кэрт. Я их правильно понял?

– Думаю да, – задумчиво отозвался темный. – Сила пророчества перекидывает их всех в нужное место и время, чтобы собрать доноров вместе. Так что неудивительно, что они попали сюда. Все самые уникальные жрецы Лейлы за прошедшее время. И ты вписываешься в их плеяду, словно четко попадая в нужное место. Насколько я помню, еще ни один жрец Лейлы не становился её Верховным Жрецом в четырнадцать лет?

– Это правда? – тихо поинтересовался у меня сын моей госпожи. – Ты действительно так молод?

Я медленно кивнул:

– Правда. Мне всего двадцать пять лет. Теперь я понимаю повеление Лейлы помочь вам.

– Ты должен отправиться с нами за последним жрецом, – возбужденно вскочил на ноги Сирен.

Я заинтересованно склонил голову:

– А какой он должен быть?

– Пророчество гласит, что это будет Первый Верховный жрец Лейлы на морском просторе, – тихо ответил бог. – Я не знаю, сколько временных потоков нам нужно будет пересечь, ведь для этого Годос, мой отец, должен перестать существовать. Никто не может кроме него входить безбоязненно в морские воды.

Я покачал головой:

– Вот почему мы отправляемся в Вайгал. Теперь мне понятно это тянущее чувство необратимости.

Кэртис хмыкнул:

– Я правильно понимаю, что там ты рассчитываешь встретиться с Сиганом?

– Нууу…

+ Он будет там + шепнул голос в моей голове.

– Он будет там, – повторил я и улыбнулся сыну Лейлы.

– Кто такой Сиган? – но я по глазам видел, что он уже догадался, просто не смея поверить своей дикой догадке.

– Пират, – поднялся я на ноги. – И первый жрец Лейлы на морских просторах. – Поднял на них глаза и уточнил. – Верховный Жрец Лейлы на море, так же как я Верховный на суше.

Глава тринадцатая. Гости из прошлого

Их было семь. Семь жрецов Лейлы, чья кровь требовалась для огненного кубка с лекарством, способным излечить богиню. Нашу богиню.

Первый жрец Лейлы, ставший Верховным, сочетая в себе обе ипостаси служения; тот, кто распространил Культ Лейлы на половину континентов Эмира – фиолетовоглазый Сарагон. Необычный цвет его глаза воспевался в легендах, как особый знак расположения богини.

Первая из трех за всю историю служения Лейлы женщин – Верховных Жриц, – солнечная, золотоволосая Лирия, с невинной улыбкой и черной душой убийцы.

Первый служитель Лейлы, которому она даровала свою силу в первое свое явление на Эмире, маг и воин – Лайл. Спокойный, рассудительный. В отличии от остальных, его лицо не отличалось красотой, как это любит наша госпожа, но было в нем что-то… настолько притягательное, что я понимал Лейлу и её выбор. Насколько мне было известно, его она удостоила особой почести. Он был, пожалуй, единственным жрецом Лейлы, кто испытал жаркие объятия страсти самой богини. И сейчас он путешествовал для того, чтобы спасти любимую женщину, а не повелительницу.

Первый Верховный Жрец Любовник – голубоглазый Тир. Гибкий, яркий и совершенно сумасшедший. Он способен был очаровать даже дерево. Я старался держаться от него на некотором расстоянии. Опасный, очень опасный.

Первый Верховный Жрец, уничтоживший собственный народ во имя Лейлы – молчаливый Тагар. Мрачный тип с высокомерными королевскими замашками. Ему не нравились вопросы и, по-моему, я сам ему тоже очень не нравился. В пару мгновений он вообще мне чем-то напомнил Регила.

Первый Верховный Жрец с великим талантом барда – бродяга с беззаботной улыбкой Миран.

Еще четверо сопровождающих оказались втянуты случайно, оказавшись невовремя рядом со своими господами: мальчик-секретарь, слуга Тагара, которому тот диктовал какой-то документ в момент появления Сирена; служанка Лирии, которая в тот момент помогала своей госпоже в утреннем омовении; и две девушки-рабыни, с которыми Тир плескался в уединенной бухте.

– Ты очень хорошо знаешь легенды и песни, – ко мне подъехал Миран.

Коней мы взяли в лагере разбойников, все равно своим хозяевам они больше не требовались.

Я взглянул на барда и улыбнулся:

– Приходится. Нам больше ничего не осталось, кроме легенд и песен.

Он нахмурился:

– Неужели наши потомки не смогли сохранить ни крупицы иных знаний. Я в своем времени создал в Главном храме Лейлы одну из самых больших библиотек Эмира.

Я покачал головой:

– Нет больше храмов Лейлы. Я самый настоящий бродяга, как и Сиган. Нас обоих швыряет из стороны в сторону по повелению Богини.

Жрец подтянулись ближе, прислушиваясь.

– Что же случилось за эти пять тысяч лет? Почему моя мать отказалась от храмов? Ей всегда нравились строения в её честь. – подал голос Сирен.

Я вздохнул, вот этих то вопросов я и боялся. И все же… Для них это будущее еще не свершилось. Они просто как бы попали в один из нужных им вариантов. Так что почему бы и не рассказать:

– Лорд Сирен… Как имя вашего дяди? Того, который подстроил всю эту историю, из-за которой вы вынуждены скитаться по времени?

– Брата Годоса, зовут Рой, – мрачно отозвался молодой бог. – Он любит кровь и его стихия…

– … Мрак, – закончил я. – Эта война станет бесконечной. Религия поклонения Рою стала довольно распространенной за последнее время. Во многом благодаря Его любимцу – Верховному Жрецу Мрака – Растину.

– Ты шутишь? – недоверчиво посмотрели на меня огненные глаза. – Рой ненавидит людей, чтобы кто-то из них стал Его любимцем… не верю.

– Тем не менее, – пожал я плечами. – Видимо и в божественных сознаниях может что-то меняться, изменилась и Лейла… и Рой. Потому что именно из-за Растина поколение назад был под корень уничтожен культ Лейлы. Все её храмы разрушены и смешны с пылью. А имя богини почти забыто.

Кони тревожно ржали, останавливаемые резкими рывками поводьев. Я придержал Призрака и обернулся. Они смотрели на меня с одинаковым неверием и потрясением. Рядом встал Кэртис, с каким-то странным чувством рассматривая гостей, кажется, эта эмоция походила на далекую родственницу сочувствия.

После повисшего потрясенного молчания, я вздохнул:

– Почему, вы думаете, я так молод? У Госпожи не было ни выбора ни времени ждать еще одного Лайла, – я взглянул ему прямо в глаза. – Я то, что ей оставалось.

Кэртис внезапно фыркнул, но не успел ничего вставить, потому что детский голос возмущенно ворвался в мою речь:

– Ты говоришь глупость, Ли! Ты не все, что осталось! Ты мое сокровище! Сам не знаешь своей цены, так хоть не наговаривай на себя перед другими! Я запрещаю тебе!

На тропинке, сердито уперев руки в бока, стояла Лейла.

Сирен соскочил с коня, не отрывая взгляда от неё, сделал шаг вперед, и выдавил хрипло и потрясенно:

– Мама?!.

Она опустила руки и неловко переступила босыми ногами:

– Здравствуй, Рен. – На губах богини появилась легкая улыбка. – Прости, что сразу не показалась. Ты ведь привык видеть меня совсем другой.

– Что с тобой случилось? – выдохнул он.

– Это не важно, – покачала она головой. – Что бы ни случилось, у тебя совсем другая задача. Ведь если ты не вернешься с лекарством, меня вообще не будет. А это, – она провела руками вдоль своего тела, – всего лишь очередной этап войны с твоим дядюшкой. Просто один из последних раундов этого противостояния был за ним.

Она посмотрела на гостей из прошлого, которые уже все стояли на коленях, почтительно склонив голову:

– Как приятно видеть вас всех вместе. Столько хороших воспоминаний.

Богиня с мечтательной улыбкой перевела взгляд на меня:

– Вот посмотри. Они все меня почитают, не то, что ты…

Я удивился:

– То есть я тоже должен стоять на коленях? Испачкать себе брюки в этой пыли и куче мусора?

Лейла хихикнула:

– Злой ты.

Я вздохнул и поинтересовался:

– Госпожа моя, а что у тебя на голове?

– Да, я тоже прежде не видел этой прически, – подал голос Кэртис.

Она крутанулась на пятке, весьма довольная собой:

– Нравится?

Волосы Лейлы впервые на моей памяти не были заплетены в косу или косы, а были уложены в красивые локоны, которые формировали на её голове что-то вроде короны, и зеленая лента перевивала все это великолепие, словно изумрудная змейка.

– Очень, – хором признались мы с Кэртом.

– Это Силико сделала, – хитро улыбнулась богиня.

– Силико? – я напряг память, знакомое имя. Потом глаза широко распахнулись. – Та сирена?!

– Ага, – радостно кивнула Лейла. – Она теперь частая гостья у Сигана. Она сама попросила разрешения помочь с прической, а так как Сиган был немножко занят в этот момент я и разрешила.

– Как интересно, – пробормотал я себе под нос.

За этим милым разговором, мы и не заметили, как один из жрецов поднялся на ноги подошел ближе. Длинные пальцы коснулись ткани платья богини, и она подняла на него свои огромные серо-зеленые глаза.

– Лайл, – и столько нежности было в её голосе.

– Госпожа моя, – с тихой тоской.

Она подняла руку и коснулась его щеки:

– Я так и не успела тебе тогда сказать спасибо. И… извиниться.

– За что, госпожа моя?

Она грустно улыбнулась:

– Ты поймешь. Потом. Просто знай, это случится не по моей воле. Думать, что ты когда-нибудь подумаешь обо мне с горечью и злобой – это всегда было для меня болью.

– Я никогда так не подумаю, – убежденно ответил он и наклонился, легко касаясь губами её щеки.

И отошел в сторону.

– Простите, мне не стоит долго смущать вас своим видом, – она подошла к Сирену и встала на цыпочки, заставляя его наклонился. – Доверьтесь Ли.

Она поцеловала сына:

– Увидимся в прошлом, Рен.

Я оглядел ошарашенных жрецов и бога и вздохнул:

– Сделаем небольшой привал?

Все ответили мне единым кивком. Опять эта синхронность…


– В какое необычное время ты живешь, Лилиан, – тихо произнес Сирен, после того, как я ответил на шквал вопросов, обрушившихся на меня на привале.

Я пожал плечами:

– Знаете, ваше время не менее интересно. Но у каждого у нас своя задача и свой долг со своим временным промежутком. Тем более то, что вы увидели сегодня, не обязательно случится в вашем будущем. Будущее для всех – это возможные варианты развития событий. Вполне возможно, что в параллельном развитии событий Главный храм не был захвачен, а Станислав, мой предшественник все-таки убил Растина в поединке.

Бог кивнул:

– Все возможно. Но даже вариант, особенно когда наблюдаешь его в реальности, производит оглушающее впечатление.

– С этим спорить не буду, – улыбнулся я.

– Хорошо, – вздохнул бог. – Тогда объясни мне еще такую вещь, как мог появиться в морях, которыми управляет Годос, которым весьма удачно манипулирует его брат Рой, подобный Сигану? Годос очень ревнив, он смывал даже мелкие поселения, которые люди пытались строить на берегу моря. Он признавал только свои Храмы…

– Все просто, – подал голос Кэртис, протягивая мне кружку с чаем. – Такого бога морей давно не существует на Эмире. Люди забыли его, а моряки и рыбаки молятся вот уже четыре тысячелетия морскому богу Сирену.

Я благодарно кивнул ему, потому что действительно уже устал рассказывать, и горячий чай был в самый раз для моего горла.

– Как это может быть?! – вскочил на ноги бог. – Моя стихия – это огонь!

И в качестве доказательства зажег на своих ладонях яркие языки пламени.

Темный кивнул, бесстрашно смотря на огонь, горящий в ладонях Сирена, и искрами расцвечивающий его рыжую шевелюру.

– Знаю. Но думаю, это придется выяснить вам самому. Легенды очень скупы на этот счет.

– Огонь и вода не совместимы, – пробормотал бог, гася огонь и медленно усаживаясь на свое место.

Оборотень ехидно улыбнулся:

– И это говорит бог.

А через мгновение мы уже втроем смеялись, чувствуя облегчение.

– Сумасшедшее время, – вытирая слезы смеха, вынес вердикт сын Лейлы. – Мать, которая выглядит как девчонка, разрушенные храмы, пираты и моряки бороздят моря, и в качестве морского бога повелевающий огнем. Да еще какие-то оборотни…

– И заметьте, мы ни слова против не говорим, – улыбнулся Кэртис. – И почему это какие-то?

– Просто в наше время их не было, – подал голос Миран. – Насколько я знаю, ни в каком времени из здесь присутствующих.

– То, что вы их не видели, не говорит об их отсутствии, – наставительно заметил Темный. – Оборотни всегда существовали. Просто мы держались весьма закрытыми общинами и старались не обращать на себя внимание ни людей, ни богов. Лишь три тысячи лет назад первые из кланов были вынуждены сдвинуть привычный порядок вещей. Оборотни существовали на скоплении островов, которых ныне уже не существует. Проснувшиеся вулканы заставили многие кланы перебираться на материки и искать себе новые пристанища. Последними с островов ушли Пантеры, фактически сразу после Безумных битв, а пятьсот лет назад океан поглотил эти клочки суши.

– Ты превращаешься в животное, – подал голос Тир, с явным интересом разглядывая Кэртиса.

– Я дитя двух кланов, – откликнулся оборотень, ничуть не смущаясь под откровенным взглядом жреца. – У оборотней существует две основные семьи: Истинная, когда изначально животная форма преобладала, позволяя превращаться в человеческое существо, и Побочная, когда люди научились превращаться в животных. Обе семьи появились фактически одновременно. По этому принципу меня можно назвать полукровкой, так как моя мать из Истинных, а отец принадлежит Побочной семье. Оба клана Пантер покинули родные острова, последовав за необычным человеком, которому мы и служим все это время. У остальных кланов различные судьбы.

– Ты показался мне более свободолюбивым, что бы кому-то служить, – почти разочаровано протянул Тир.

– Он не хозяин нам, – тихо и ласково ответил Кэртис, и что-то в его глазах говорило, что пора закруглять эту познавательную беседу.

Сирен неохотно поднялся на ноги:

– По-моему нам стоит продолжить наше путешествие.

Кэртис медленно кивнул и перевел взгляд на меня:

– У нас на пути есть городок – Майве.

– Намекаешь, что нам стоит в него заглянуть?

– Да, – мы как раз доберемся до него, когда будет смеркаться. Им нужно передохнуть. Нормально отдохнуть хотя бы ночь.

Я вздохнул:

– Согласен. Не уверен, что это разумно, но все же…

– И нам очень интересно посмотреть на город будущего, – подала голос Лирия.

– Тогда собираемся и в путь, – я выплеснул остатки чая в костер.


Майве – город-порт, как и большинство городов Прибрежных королевств. Гости въезжали в город в полном молчании, боясь выдать себя. Они были потрясены, это читалось у них на лицах, хотя они и старались сдерживаться. Особенно напряженным казался Лайл.

Наверное поэтому только Кэртис, да и сам Лилиан отметили, что под ленцой взгляда стражи на воротах, скрывалось острое внимание, направленное на одного конкретного человека. Оборотень подумал, что возможно Ли был прав и идея посетить Майве все же была неудачной, как бы не пришлось уносить отсюда ноги как можно быстрее. Темный чувствовал, как его охватывает тревога.

Лилиан бросил в его сторону успокаивающий взгляд, хотя было видно, что ему самому немного не по себе.

Кэртис подъехал к нему ближе:

– Такое ощущение, что до города уже дошла информация о тебе…

Жрец внезапно отрицательно качнул головой:

– Нет, тут что-то другое, Тис. Я чувствовал солоноватый привкус на губах, когда они смотрели на меня.

Оборотень нахмурился:

– Вкус крови?

Едва заметный утвердительный кивок.

– Тьма всеблагая, – выдохнул темный. – Только этого нам не хватало.

– Если мы сейчас развернемся и выберемся из города – это будет выглядеть еще подозрительнее, – отозвался Лилиан. – Так что просто будь наготове.

Спокойный трактир, подходящий для их целей, они нашли неожиданно быстро. Гости положились на вкусы хозяев времени. Те довольно быстро заказали всем по порции фирменного блюда и пару кувшинов вина для начала.

Когда служанка отошла, приняв заказ, жрецов наконец прорвало. Оказывается Майве по их мерках выглядел огромным. То, что главные улицы города были вымощены камнем им казалось невероятным, а двухэтажные дома неимоверно удивляли.

Лилиан и оборотень только и успевали отвечать на вопросы, которые чуть затихали при приближении служанки с заказанной едой.

Все время беседы, Кэртис внимательно наблюдал за окружающими и в какой-то момент внезапно прервал принца, рассказывающего про систему очищения в столице Мирейи, его родном городе:

– Друг мой, не мог бы ты повернуть голову и сказать, почему группа людей в том углу так подозрительно на нас косится?

Жрец внезапно облизнул губы:

– Кэрт, если я скажу, что привкус крови на губах уже невыносим, тебе послужит это ответом?

– О да, – хищно улыбнулся тот. – Я так полагаю, что послание правителя Натана еще не добралось до этого города, зато явно добралось другое.

– Будет драка? – поинтересовался Сарагон, осторожно передвигая меч на поясе так, что бы было удобнее выхватить.

– Все может быть, – лениво ответил Кэртис, наблюдая, как от компании в углу поднялась гибкая фигура и двинулась в их сторону. – Однако подождем, что есть сказать уважаемому господину Габриэлю. Вижу, его рука восстановилась после нашей последней встречи.

Седовласый воин остановился около их столика, синие глаза спокойно оглядели компанию:

– Не разрешите ли присесть, господа?

Лилиан прищурился:

– Отчего нет, уважаемый. Когда еще выпадет шанс угостить одного из первых воинов Мрака вином. Как ваша рука?

– Благодарю, как видите, восстанавливается, – невозмутимо отозвался тот, садясь на свободный стул. – Так что думаю в следующей нашей битве, я смогу сполна ей воспользоваться, Ваше Высочество.

Жрец отпил из своей кружки:

– Я так полагаю, Лорд Растин соблаговолил собрать информацию обо мне. Лестно.

– Мы очень удивились донесениям наших информаторов, – кивнул воин. – Наследный принц Мирейи и вдруг жрец Лейлы, и это после того, что сотворили ваш дед и отец?

– Правда, замечательная шутка? – сапфировые глаза холодно улыбались. – Боги любят шутить, господин Габриэль. А у Лейлы отличное чувство юмора, не находите?

– Вам лучше знать, – седой воин улыбнулся не менее холодно.

– Вы пришли сообщить мне только это?

– Нет, – качнул он головой. – Нас интересует, что вы забыли в Майве, да еще в такой многочисленной компании.

Остальные жрецы молча разглядывали незваного гостя. И каждый из них был готов убить без раздумий.

Губы Лилиана раздвинулись в какой-то равнодушной улыбке:

– Беспокоитесь, что нарушим какие-то планы Лорда Растина? Или опять заглядываетесь на Кэртиса? Думаю, он не слишком оценил ваше предыдущее предложение…

– Это точно, – как-то почти по-светски кивнул темный. – Камни были холодными, дурман некачественным, и вообще не люблю, когда меня раздевают без разрешения… Мне не понравилось.

Воин Мрака невольно погладил кисть правой руки:

– Я заметил.

– Что нужно Растину? – наклонился вперед Лилиан, явно уставший от разговора.

Габриэль усмехнулся и взглянул на остальную молчаливую копанию:

– Мы предлагаем сделку. Нам нужна огненная чаша, которая есть у одного из ваших спутников, а мы спокойно выпускаем вас из города… и до следующей встречи.

И первым качнул головой Сирен:

– Не пойдет. Она нужна нам самим.

Воин поднялся из-за стола:

– Подумайте. Мы не можем отступить…

Сапфировые глаза чуть прищурились, в явной догадке:

– Хотите сказать, что это прямое пожелание вашего Господина? Роя?

Тот молча смотрел на него, не отвечая, но это и не требовалось.

– Прости, Лилиан, – кончики пальцев Сирена коснулись плеча жреца. – Позволь мне вмешаться.

Бог встал и взглянул в глаза воину:

– Передай своему господину, что я хочу встретиться с ним сам. Пусть придет сюда. Мальчик не отдаст вам чашу, так как для начала её придется отобрать у меня.

Седой медленно кивнул:

– Я передам Лорду Растину. Где вы хотите встретиться?

– Я думаю, эта таверна вполне подойдет, – невозмутимо отозвался бог. – И предварительно пусть усердно помолится Мраку. Разговор может быть… неприятным.

Когда воин Мрака увел за собой своих людей, покидая таверну, Лилиан поднял глаза на бога:

– Вы хотите раскрыть себя?

– Посмотрим, – холодно отозвался тот и в полумраке залы по огненным прядям волос пробежали отблески живого пламени.


Солнце окрасило багровыми отблесками небо над городом, когда раскрылись двери таверны и на выщербленные доски пола ступил золотоволосый любимец Мрака.

Кэртис лишь головой покачал:

– Надо же, действительно пришел.

– Красивый, – с восхищением отозвался Тир. Его спутницы, как и двое слуг других жрецов были отосланы на кухню, что бы не мешались под ногами.

Словно по чьему-то желанию, таверна пустовала. Только гости из прошлого за одним из столов, собравшиеся снова и десяток приглашенных в дверях.

Сирен медленно поднялся и подошел ближе. Растин с интересом разглядывал его.

– Так это ты владелец необходимого мне артефакта?

Бог взглянул ему в глаза и улыбнулся. Смертная личина стекала с него, словно воск плавящейся свечи.

Жрец Роя отшатнулся и взглянул на Лилиана за спиной огненноволосого существа с кровавыми глазами:

– Кого ты привел сюда, жрец Лейлы?

Тот ответил почти невинной улыбкой и промолчал.

– Ты действительно его любимец, – голос Сирина обнимал теплом и растекался по залу, словно пытаясь добраться до самых холодных и мрачных уголков залы. – Как это интересно. Но я хотел поговорить не с тобой.

И Жрец Мрака сжал губы тонкой линией, опускаясь на одно колено перед чужим богом.

За его спиной колыхнулась тень. Белые, словно, снег волосы плащом легли до самого пола, и огненному взгляду ответила призрачная зелень.

– Вот значит как, – шипение воды на углях. – А я всегда полагал, что это было просто шуткой. Ты сам отправился в волны времени. Ты украл мою вещь, племянник.

– Ты меня чуть не убил, – усмехнулся ему Сирен. – Поговорим по душам?

– Не советую, – в разговор двух богов вмешался еще один спокойный, почти сочувствующий голос существа, привыкшего к повиновению.

Кэртис вздрогнул всем телом, обнаружив, что за одним из столов сидит высокий мужчина лет тридцати пяти и почти задумчиво исследует содержимое кувшина с вином.

Оба бога повернулись, разглядывая того, кого еще мгновение назад не было здесь.

Рой медленно сложил руки на груди, выражение его лица было почти неприязненным.

Сирен с легким любопытством разглядывал пришельца.

– Сирен завершит свое дело, вернется в прошлое, где вернет чашу тебе.

Серо-зеленые глаза смотрели спокойно, абсолютно уверенные в своем праве решать.

– А ты ничем не будешь ему препятствовать, – мужчина поднялся на ноги. – Устроили тут представление для смертных, как актеры балагана. Могли бы и сами подумать, к чему может привести драка двух богов из разных потоков времени. Ладно Сирен – он оттуда, где еще совсем мальчишка, но ты-то, Рой…

Тот склонил голову:

– Как прикажете, Верховный.

– Вот именно, – прищурился тот. – Как прикажу. Время вам не игрушка. Мне пока нравиться этот мир, чтобы его уничтожать из-за вашей ошибки. Рой, я разрешаю оставить память твоему жрецу, остальные не должны помнить ничего из происшедшего. Сирен, со своими людьми решать тебе.

Он еще раз оглядел всех присутствующих и направился к выходу, огибая Растина с Роем, стоящих на его пути. Вышел и закрыл за собой дверь.

Рой медленно отступил на шаг:

– Увидимся, племянник.

– Увидимся, дядя, – склонил тот голову.

Миг и снова в зале таверны стоят люди и огенноволосый юноша, спокойно смотрящий на Жреца Роя.

– Приятно было познакомиться, Лорд Растин, – вежливо склонил голову Сирен.

Тот медленно поднялся на ноги:

– Взаимно, Лорд Сирен. Я могу покинуть ваше незабываемое общество?

– Конечно, – легкая улыбка скользнула по губам бога.

Золотые волосы качнулись, и жрец спокойно покинул место встречи, за ним последовали его свита, на лицах которой явственно было написано недоумение.

Сирен развернулся к своим спутникам, его глаза сияли:

– Ли, этот жрец Роя действительно нечто! Тебе повезло с таким противником!

– Да уж, – проворчал жрец Лейлы. – Просто неземное везение.

Но бог, словно, не слышал его:

– Хочу себе такого же жреца!

Кэртис улыбнулся и наклонился к Лилиану, прошептав ему на ухо:

– Кажется, я начинаю понимать, откуда у сирен пристрастия к длинным волосам и убийству. Тебе никого не напоминает?

Жрец слегка скривился:

– Он действительно настолько хорош?

И оборотень внезапно взлохматил ему волосы, словно младшему братишке:

– Эх, Ли. Боги падки только на действительно редкие экземпляры смертных, уж поверь мне. Но ты можешь не волноваться: все параметры Растина подходят и под твое описание, между прочим. Просто у вас приличный кусок разрыва в опыте.

– Утешил, ничего не скажешь, – хмыкнул тот, отводя руку темного. – И хватит портить мне прическу.

– Ты действительно наследный принц? – внезапно поинтересовался Тагар.

Ли повернулся к нему, и внимательно оглядев мрачного жреца, кивнул:

– Был им. Только я решил, что мой младший брат больше подойдет на роль короля. А у меня и так достаточно дел.

– Ты знаешь, кто был тот мужчина, который разнял Сирена и Роя?

Лилиан улыбнулся:

– Мы встречались.

Сирен оглянулся на него. И взгляд на какое-то мгновение был очень тяжелым:

– Интересный ты парень, если встречался уже с верховным богом…

– Он – отец Лейлы, – пожал тот плечами. – Подозреваю, что ему тогда просто любопытно было посмотреть на живую игрушку, с которой возиться его дочь.

Молодой бог усмехнулся:

– А ты вроде как знаешь свое место.

– Как и Растин, – сталь клинка из-под ресниц.

Тот медленно кивнул:

– Что ж… я думаю, нам можно спокойно провести ночь и утром отправляться в путь, на встречу с пиратом-жрецом, – он улыбнулся, снова став дружелюбным. – Советую всем как следует выспаться.

Все молча поклонились. Сейчас каждый понимал, что перед ними не Сирен, путешествующий со всеми наравне, а именно бог. И он отдавал приказ.

Тир вызвал слуг с кухни и отправился с девушками наверх, остальные тоже разошлись по комнатам. И только Кэртис остался сидеть за столом, задумчиво потягивая вино.

Сирен с интересом и легкой насмешкой взглянул на него. Безмятежные кошачьи глаза встретили пристальный взгляд спокойно. Но где-то в их глубине мелькнула тень.

– Вот оно даже как, – вскинул бровь бог. – Интересно кто твой господин, киса.

– Ты имеешь в виду господина или… ГОСПОЖУ? – мягко улыбнулся тот и потянулся, словно огромная кошка. – Пойду, прогуляюсь. Сегодня ночь обещает быть звездной.

Сын Лейлы лишь хмыкнул ему вслед, когда оборотень скрылся за дверью таверны.

– Вернусь, надо будет посмотреть на эти острова оборотней.

Глава четырнадцатая. Вайгал

Когда я утром вышел во двор таверны, жмурясь от лучей утреннего солнца, рядом бесшумно приземлилась темная тень. Недовольно покосившись на оборотня, я заметил:

– Ты бы хоть предупреждал, а то однажды ведь с недосыпа могу и прирезать случайно.

– Ну это не так то и легко провернуть, даже тебе, – резонно отозвался Кэртис.

Я потянулся всем телом:

– Тебя не было всю ночь… Да и именно ты предложил заехать в Майве…

– И? – левая бровь, выражая крайний интерес своего владельца, приподнялась.

– Как там Лорд Дэвид поживает?

Он тихо рассмеялся:

– Неплохо. Он вовсю развлекается, тонко издеваясь над моим братом.

Я обернулся:

– Да, я помню… ты говорил, что у тебя есть младший брат…

– Есть, – ухмыльнулся он, демонстрируя клыки. – Его зовут Эрик, и он терпеть не может большую ответственность. А так как он мой заместитель, то костерит сейчас меня на все лады. Ему генеральской должности хватало, а тут еще за главнокомандующего все дела решать.

Я покачал головой:

– Н-да… думаю, он найдет способ тебе отомстить по твоему возвращению.

Оборотень кивнул:

– Я в этом даже не сомневаюсь. Кстати… Дэвид кое-что передал тебе.

Я удивился:

– Правитель Черной Ложи? Мне?

– Ну-ну, – Кэртис покачал головой. – Вот только не надо строить из себя невинность. Ты едешь прямиком в Белую Ложу, чтобы там немного развлечься, конечно, Дэвид будет отслеживать ситуацию.

– Я и не сомневался, – буркнул, чувствуя легкое раздражение. – Что там он мне передал?

– Сообщение. Похоже, в Белой Ложе зреет что-то. Наши информаторы докладывают о довольно бурной деятельности шпионской сети Белых. Причем аналитики говорят, что она в последние годы стало двухуровневой. То есть почти все являются фактически двойными агентами. Кто-то тихо и незаметно подминает под себя всю разведку белых. И происходит это внутри самой Ложи. Дэвид просит постараться не убивать того, кто может занять место Белила, так как ему до смерти надоел этот напыщенный дурак. Конец цитаты.

Я покачал головой:

– Лорд Дэвид должен понимать, что это уже все как получится.

– Он понимает, – кивнул оборотень. – Но Белая Ложа нужна. Не стоит её разрушать до основания.

– Понимаю, – задумчиво отозвался я, уже прокручивая в голове, какие выгоды может принести столь плотное сотрудничество с Темными. – А что он сказал насчет наших гостей?

Зеленые глаза чуть прищурились, и выражение лица стало каким-то… хищным, словно оборотень позволил своей животной сущности выглянуть наружу, показывая охотничий задор и явное предвкушение сложной, но питательной добычи.

– Берегись милости богов и за внешним видом никогда не забывай, кто стоит перед тобой, – увидев мое удивленно-растерянное лицо, оборотень фыркнул. – Не волнуйся, Дэвид прекрасно знает, что ты это понимаешь лучше некоторых. Это было наставление для меня. А теперь то, что он просил передать тебе. Нужно поторопиться со встречей Сигана. Огненная чаша – это не игрушка и её перенос во времени – это определенный риск, как и присутствие бога, который не умер в этом временном промежутке. Двух Сиренов Эмир долго терпеть не будет, поэтому, скорее всего, скоро постарается выкинуть наших гостей обратно в их времена.

– Хм…

– Насколько Дэвиду известно, Сирен до сих пор обладает огненной чашей, это означает, что либо он не выполнил повеление верховного бога там в прошлом, либо случилось что-то другое, и как третий вариант, что-то с самим путешествием во времени не так и путешественники забывают какую-то часть путешествия.

– Вполне возможно, – кивнул я. – Нас для них в том времени еще не существует.

– Все может быть, – пожал плечами Кэртис. – В любом случае придется поторопиться в Вайгал и молиться, чтобы Сиган был уже там.

Я вздохнул:

– Судя по всему, мы должны прибыть примерно в одно и тоже время, если верить словам Лейлы.

– Отправляемся когда?

– Как только все позавтракают.

Он кивнул:

– Тогда я тоже не отказался бы перекусить.


Растин молча смотрел, как жрецы Лейлы выезжают за ворота Майве. Сам Жрец Мрака неподвижно сидел на лошади, а за его спиной застыл отряд во главе с Габриэлем. Нет, они не собирались мешать гостям покинуть город, но Растин должен был убедиться, что опасная компания покидает этот городок. Его очень тревожил странно молодой бог из прошлого. Жрец со многим сталкивался за свою долгую жизнь, а знания, которыми иногда с ним делился его бог, позволяли увидеть ситуацию с разных сторон и с теми подтекстами, которые подчас пытались скрыть. Юный Лилиан вряд ли себе полностью представлял, какой огромной опасности сейчас подвергался весь Эмир. Временная петля, которая могла в любой момент захлестнуться, висела над их головами, как топор палача.

Оставалось только постараться не мешать богу и его сопровождающим как можно быстрее выполнить свою задачу и покинуть это время. Иначе все, что стало таким привычным за последние восемьсот лет, могло измениться в какое-то неуловимое мгновение.

Сапфировые глаза задумчиво окинули взглядом всю живую композицию жрецов и воинов Мрака, и когда на какое-то мгновение их зрачки встретились, Растин почувствовал странное удовлетворение, похоже, все же, что-то Лилиан понимал. Этот мальчик представлял все больший интерес. Очень быстро учится и постоянно влипает в невероятные события. За все время своего служения Рою, Растин ни разу не пересекался с путешествиями во времени, да и с другими богами всего несколько раз. Этот же парень в какие-то несколько лет умудрился пережить больше, чем жрец Роя за сто или даже двести лет своих первых лет служения. Предстоящие времена обещали быть интересными.

В этот момент на золотоволосом мужчине остановился огненный взгляд, и странная улыбка появилась на губах бога. Растин вздрогнул всем телом. Ему был знаком этот взгляд. Так подчас на него смотрел сам Рой.

+ Он мой + тихий шипящий шепот в сознании.

И веселая огненная искра в ответ:

+Вот вернусь в свое время, и посмотрим, кто первым его найдет. +

Снова странная улыбка и мрак, окутывающий сознание… защищающий?

+ Мой + успокаивающе, уже ему самому.

Затем боги покинули его сознание, оставляя жреца наедине с самим собой.

Локтя коснулись, и он обернулся к Габриэлю. Взгляд седого воина был встревоженным.

– Все в порядке, – одними губами. Беззвучно. – Боги резвятся.

Ответный кивок, совсем не успокоенный.

– Проследите за ними. Из виду не выпускать, – Растин развернул коня. – Мне докладывать о каждом их шаге и каждом их контакте. Я хочу знать, когда они уйдут. И кто останется. Но особо на глазах у них не маячьте. Лишние конфликты нам не нужны. Тем более я слегка задолжал этому мальчишке за то, что помог Ольгару Безумному добраться таки до Пириса. Мне самому руки не пришлось марать об это зарвавшееся ничтожество.

Габриэль молча поклонился. Жрец Роя вгляделся в его лицо и удовлетворенно кивнул.

– Я еще на полдня задержусь в Майве. Потом встретимся в Вайгале.

– Позвольте оставить с вами хотя бы двух воинов, господин, – глухо попросил седой воин.

Раздумье длилось не больше мгновения.

– Двоих. Не больше.

Минут через десять после того, как жрецы Лейлы скрылись из вида, разделенный отряд Мрака тоже двинулся в путь.


После Майве все стали как-то более притихшими и более собранными. Сирен часто задумывался о чем-то, мечтательно глядя в никуда. А меня все время раздражало ощущение слежки воинов Мрака.

С одной стороны, они, конечно, не лезли на рожон и вообще старались действовать так, словно их и нет, но одновременно Габриэль явно собирался показать, что с нас не спускают глаз. Радовал хотя бы тот факт, что я не чувствовал Растина с ними. А то бы точно нервы были натянуты до предела.

Так что, когда показался Вайгал, я был безумно счастлив.

Сарагон поравнялся со мной, когда мы увидели ворота города. Я вопросительно оглянулся на него:

– Да?

– Ты странный, – задумчиво сообщил он, разглядывая меня своими фиолетовыми глазами. – Удивительный. Я не встречал ни одного жреца или воина Лейлы, хотя бы отдаленно похожего на тебя.

Я пожал плечами:

– Время такое.

– Нет, – покачал он головой. – Я думаю, ты был бы таким же и если бы жил в мое время или во времена Лайла или остальных из нас. Ты заставил меня задуматься о других аспектах и возможностях служения нашей госпоже. Я за всю свою жизнь ни разу не видел её, слышал лишь голос раза три, направляющий меня; ты же общаешься ней каждодневно, расчесываешь ей волосы, поешь ей песни…

– Кэртис проболтался? – хмуро поинтересовался я.

– Мы все заметили, что со дня нашей первой встречи ты стал более напряженным и… эта странная тоска в твоих глазах…

Я неохотно кивнул:

– Что правда, то правда. Она не может появляться, пока вы здесь. И хотя мне невероятно интересно общаться с вами, великими жрецами своих эпох, видеть путешествующего с нами бога, сына Лейлы… но мне не хватает Её. А еще я ревную…

– Ревнуешь?

– Именно. Кто-то другой каждый день теперь расчесывает ей волосы, вплетает в пряди зеленую ленту, разговаривает с ней, шутит… я понимаю, что это лишь странная видимость, которую создала Она, но… мне не хватает этой иллюзии.

Сарагон медленно кивнул:

– Понимаю. Если ваш друг, морской жрец уже здесь, то мы скоро покинем вашу эпоху, Лорд Лилиан. Потому что я чувствую с каждым днем, как все сильнее тянет меня магия возврата. Мы все знали изначально, что у нас чрезвычайно мало времени. И те, кого Сирен забрал первыми, чувствуют это сильнее всего. Это путешествие по вашему времени оказалось неожиданностью для нас и определенной потерей драгоценных часов и минут, отведенных морем для путешественников.

Я медленно кивнул, понимая.

В Вайгал мы въехали в полном молчании, спокойно уплатив пошлину. Я чувствовал, что моих спутников охватывает нетерпение и некоторая растерянность от того, что их цель неожиданно стала так близка.

Мы не успели проехать и десять метров, как внезапно раздался насмешливый голос:

– Ну надо же, как ты похорошел на суше, Ли.

Я моментально спешился и широко улыбнулся вышедшему из тени домов Сигану.

– Сиган!

Все тот же неизменный цветастый платок на светлых волосах и почти издевательское выражение разноцветных глаз.

Я критично оглядел его с ног до головы:

– Ты тоже ничего выглядишь. Только… похудел?

Он фыркнул и крепко обнял меня за плечи:

– Похудеешь тут с такой жизнью.

Отстранившись, он с интересом оглядел уже спешившуюся с коней компанию:

– Это и есть знаменитые жрецы Лейлы всех времен? – его взгляд остановился на Лирии. – О, Прекрасная леди.

Я усмехнулся:

– Ничуть не изменился.

– Еще как изменился, – внезапно серьезно отозвался он. – И должен тебя поблагодарить.

– За что на этот раз? – удивился я.

– За брата, – отозвался он. – Я успел заглянуть в Мигар по пути. Ведь в самом начале меня вела боль Проклятия чистой Души. Уже начал даже волноваться, что ты сам не выкарабкаешься.

– Я быстро разобрался,- пожал я плечами. – А с кандидатурой помогли…

– Слышал я, кто помог, – сверкнул он улыбкой. – Лейла мне в красках описывала, как она умоляла своего папу явить снисхождение к её любимой игрушке, иначе она на него обидится и никогда-никогда, никогдушечки не будет целовать его в щечку… Думаю верховный уже от самих этих формулировок впал в шок и решил, что пока его великая дочь окончательно не впала в детство, лучше отпустить тебя с миром.

– Так вот что было на самом деле, – просветленный знанием воскликнул я. – А я-то думал…

– Вот-вот, – пират закивал. – Ты слишком много думаешь. Я тебе это еще в пору твоего обучения юнгой говорил.

– Ты действительно жрец Лейлы, – тихо произнес Сирен за моей спиной, разглядывая Сигана.

Тот передернул плечами и с интересом уставился на бога:

– А ты действительно сын Лейлы, – покачал он головой. – Вот это да. Когда нам можно приступить к ритуалу наполнения чаши нашей кровью? И что еще необходимо? Ваше время уходит, как вода сквозь пальцы.

Бог медленно кивнул:

– Ты прав. Мы все это чувствуем. Но чаша появиться только на раннем восходе, чтобы быть окрашенной первыми лучами солнца. В этот момент нам лучше находиться на берегу моря, потому что ваша кровь будет иметь силу всего несколько минут. Поэтому мне нужно будет сразу переместиться во времени.

Сиган медленно кивнул:

– Что ж… значит на рассвете. Тогда приглашаю вас на палубу своего "Быстрого". Там мы все в безопасности, и ваша теневая компания, от которой так и несет затхлой кровью беспомощных жертв, распятых на алтарях, не сможет последовать за вами.

– Значит в порт, – заключил Кэртис.

– Именно, – пират с интересом взглянул на него. – А кошек, насколько мне известно, не укачивает.

– Вам правильно известно, – улыбнулся тот. – Я рад познакомится с другом Лилиана.

– Я тоже, – серьезно кивнул Сиган. – Подбросите? А то я прогулялся сюда пешком, хотел ноги размять после долгого морского путешествия.

– Конечно, – оборотень протянул руку.

Я вскинул бровь, смотря, как светловолосый нахал устраивается поудобнее на крупе коня Кэртиса.


Сирен шел на звук. Мелодия струнного инструмента звала его, а тихий, несильный голос завораживал. Молодой бог скользнул на палубу корабля и застыл, увидев капитана – жреца. Тот сидел возле мачты, прислонившись к ней спиной, и полузакрыв глаза играл на гитаре, напевая песню. Странную песню…


Капля в небо – это слезы,

Капля с неба – это грозы.

Я видел море в гневе,

И видел его в забытье.

Нити вина из крови

Несут меня в мир знакомый

И я понимаю, что ещё

Ничего не знаю о боли

И о стеклянном дожде.

А нити из засохшей крови

Опадают в морской мгле,

Засыпая меня багровой трухой.


И внезапно пират поднял голову. Проницательный взгляд, странно затуманенный взглянул прямо в огненные глаза:

– Великий.

Сирен подошел ближе и сел прямо на доски палубы, чувствуя, как корабль чуть качается на волнах спокойного моря.

– Что это за песня?

– Одна из песен, которые поют сирены. Мои люди часто их слушают. Они полны то крови, то соблазна. Эту песню любит петь моя спутница по волне. Не знаю, что её привлекает, видимо сама картинка…

– Кто такая спутница по волне?

– Так у сирен принято называть постоянного партнера. Фактически если переводить на человеческие категории – жена.

– Сирены, – тихо повторил бог, поднимая глаза к звездному небу.

Сиган продолжал перебирать струны гитары.

– Я действительно буду их прародителем? Лилиан немного рассказал мне о них. Необычные существа.

Пират пожал плечами:

– Во всяком случае, они почитают тебя, как своего прародителя и бога. Ты подарил им смертоносность, наслаждение и Голос, музыку самой Вечности.

– Музыка, – Сирен протянул руку и накрыл ладонью пальцы Сигана, на струнах гитары, – Она всегда меня завораживала. Но всегда не хватает времени. Нужно выжить, нужно помочь матери, нужно спастись бегством…

Жрец Лейлы улыбнулся, не отнимая руки:

– Господин, война с Годосом будет бесконечной… и у тебя только один способ найти время для музыки и для себя… Не для матери, не для богов… для себя.

Бог медленно кивнул:

– Убить Годоса.

Разноцветные глаза улыбались:

– Вы сами знали это, Господин. Всегда.

– Да, – он отнял руку. – Сыграй мне еще что-нибудь из песен сирен.

– Хорошо, – он задумчиво перебрал струны. – Самые старые из сирен говорят, что эту сочинил ты сам…

Над кораблем плыла мелодия и голос морского жреца Лейлы, поющего для Её сына. И весь корабль замер вслушиваясь. Никто в эту ночь не спал на "Быстром".

Лилиан сидел прямо на поребрике, свесив ноги по другую сторону борта, и вслушивался в голос друга. Он изменился. И, оказывается, женился. Надо будет расспросить поподробнее, когда все закончится. А впрочем, все закончится уже на рассвете, так почему бы пока не насладиться песнями?

Его плеча коснулись. Жрец даже не обернулся, гость сам предупредил его о своем появлении, не стараясь скрываться.

Рядом встал Тагар.

– Ты хотел меня что-то спросить?

– Да, – жрец из прошлого не смотрел на собеседника. – Скажи мне… Твой брат-король поклоняется Лейле?

– Нет. Его бог – Доэр Солнечный и Справедливый.

– Почему он согласился принять корону от тебя и не попытался убить? Ты до сих пор угроза ему, ты прямой наследник – старший.

Юноша вздохнул:

– Это сложно объяснить. Думаю, у нас слишком странные отношения для королевских отпрысков. Я знаю, что при необходимости Кириан убьет меня, если я буду угрожать благополучию Мирейи. Но пока там всегда будут рады видеть меня.

– Я действительно не понимаю… – жрец качнул головой, пряча загнанное выражение глаз. – Я… изгнал своего старшего сына, когда он попытался убить меня, чтобы побыстрее занять трон. А когда его путем пошел мой второй сын, я убил его, принеся первую жертву Лейле. Мой собственный народ взбунтовался против меня, ведомый моей последней женой, и я стер свое королевство с лица земли, подарив каждую убитую душу своей богине. После чего меня приняли в храме Лейлы и предложили стать Верховным Жрецом.

– Я помню историю, – отозвался Лилиан.

– Перед тем, как Сирен появился, за день до этого, мне сообщили, что на месте прежней столицы растет новый город, а его правителем стал мой старший сын, который выжил только благодаря тому, что был изгнан.

Жрец медленно кивнул, и повернул голову разглядывая в лунном свете точеный профиль Тагара Катани.

– Он стал великим правителем, – тихо ответил он. – Конечно, у него не получилось вернуть прежнее величие страны, но за годы своего правления, он восстановил её из руин. Хроники говорят, что он очень хотел уйти на покой к жрецам Доэра, замаливать грех покушения на отца, но не посмел, считая, что его долг восстанавливать страну, пока он жив. У нас есть закон в Мирейи. Он записан одним из первых на страницах свода. Пролитие родной крови – это несмываемый грех

Тагар медленно кивнул. И резко развернувшись, ушел, а Жрец Лейлы остался слушать песню Сигана и смотреть на дрожащую лунную дорожку на морской поверхности.


Сирен стоял на краю, протянув пустые ладони прямо над водой, позади него выстроились все жрецы Лейлы, приведенные им в это время. Я и Сиган стояли на краю этой шеренги. Команда корабля устроилась где только можно, освободив нам часть палубы, они не собирались попустить ни момента. Каждый второй на "Быстром" был воином Лейлы, так что они прекрасно понимали, что на их глазах сейчас оживет самое настоящее чудо и пора было приступать к его кульминационной части.

Первые лучи солнца показались из-за края горизонта при том, что на другой стороне неба все еще висел бледный диск луны. Первый луч скользнул по поверхности моря и… очутился в ладонях Сирена. И с этим прикосновением личина того, которого мы знали как Сирен, словно опала трухой. И снова, как тогда перед Расином в таверне, мы увидели истинное обличие бога. А в горсти его ладоней собиралось все больше солнечных лучей, светясь розоватым сиянием, на основании которого постепенно разгорались яркие оранжевые искры. Огненную чашу Роя не зря назвали еще Рассветной. Легенды гласили, что он принес его из гибнущего мира на Эмир, как память о том мире. Но Мраку не так уж и нужен Рассвет, и поэтому на многие века и даже тысячелетия чаша была забыта, пока её не выкрал сын морского божества Годоса и Богини Ночи и Охоты Лейлы, для того, что бы спасти свою мать. С тех пор чаша считалась его артефактом, хотя и были легенды, в которых рассказывалось, как Рой пытался вернуть огненную чащу себе.

А сияние в руках бога тем временем оформилось и теперь стало понятно, почему она называлась чашей, и огненные всполохи бегущие по дрожащему розовому сиянию к краям чаши объясняли огненность.

– Кровь! – Сирен даже не смотрел в нашу сторону.

Первым к нему шагнул Лайл, на ходу надрезая себе запястье. И после первых же капель сияние начало темнеть, наполняясь багровым отливом. Следом не мешкая ни секунды Миран, в тот момент, когда Лайл спокойно перешагивал за борт корабля и зависая в воздухе буквально в двух шагах. Тир, Лирия, Сарагон, Тагар – все в строго определенной временной последовательности.

Я шагнул вслед за своим столь далеким предком, и от той крови, что чаша получила от меня, она стала багровой по самый край, оставляя лишь тонкий сияющий ободок на краю.

Неведомая сила вздернула меня на воздух, и я завис рядом с остальными, успев краем глаза увидеть, как Сиган поднимает руку, проводя ею над чашей.

Полный диск солнца показался из-за края морского горизонта, и Сирен встал в круг образованный нами в воздухе.

+ПОРА+

Огненный волосы плескались в утреннем ветре, словно живые языки пламени… Впрочем, кажется, так оно и было. Сирен был огнем.

А в следующий момент вокруг нас поднялась стена морской воды, и вся морская мощь обрушилась на наши головы. И тьма заволокла мое сознание, когда легкие наполнились водой.

Очнулся я от того что кто-то настойчиво тряс меня за плечи.

– Ли! Лилиан! Очнись же!

Я неохотно открыл глаза и увидел склонившегося над собой Кэртиса.

– Сиган?..

Оборотень выдохнул с облегчением:

– С ним все в порядке. Мы выловили вас из воды и откачивали, наверное, с час. Вы выглядели как утопленники. Этот ритуал вас чуть не угробил.

– Нам пришлось сняться с якоря и выйти в море, – рядом присел Иган. – Иначе пришлось бы объясняться с властями и чиновникам города. Подозреваю, что несанкционированную магию, особенно божественного проявления, засекли все, кто мог.

Я медленно сел, отплевываясь:

– Если у них перемещения по времени все такие, то я отказываюсь путешествовать таким образом. Пара капель моей крови – это еще ладно, но лишать мир такой красоты как моя… Что с моим макияжем?

Хриплый кашляющий смех рядом был мне ответом:

– В зеркало тебе лучше не смотреться…

Я повернул голову, рассматривая Сигана:

– Даааа… учитывая, что мы живы, у них, наверное, все получилось.

– Наверное, – кивнул пират. – И я думаю, лучшее этому подтверждение ты найдешь, если повернешь голову.

Я послушался его и увидел Лейлу, улыбающуюся и болтающую ногами в воздухе, сидя на поребрике корабля.

– Они вернулись?

Она медленно кивнула.

– Они успели вовремя. Море разбросало их по своим эпохам.

– Эй, – меня вдруг посетило воспоминание. – А те четверо слуг?

– Не беспокойся, – Кэртис помог подняться мне на ноги. – Как только вокруг вас поднялась стена морской воды, они резво прыгнули за борт. Путешествуя вместе со своими господами, они уже, наверное, хорошо выяснили ритуал перемещения.

– В нашем мире их не осталось, – подтвердила Лейла. – Я проверила. – Так что баланс для нас соблюден.

– И мы оторвались от слежки Мрака, – довольно ухмыльнулся оборотень.

Рядом встал Сиган, пригладил мокрые волосы. Его платок пропал, видимо смытый морем:

– Что ж… я рад, что эта история с прыжками во времени закончилась. А то она была слишком уж невероятной.

Я медленно кивнул:

– Мы оказались лишь маленькой частью чужой легенды.

Пират потянулся до хруста в суставах:

– И ты не представляешь, как меня это радует. Нам еще свою творить и творить.

Я насторожился, услышав странные интонации в его голосе:

– Погоди-ка… ты что, отправляешься в Белую Ложу со мной?

– Точно, – сверкнул он улыбкой. – Мы сейчас повернем к берегу и высадимся чуть дальше Вайгала, а там рукой подать до Совириса, где останавливаются караваны, путешествующие через пустыню.

Я криво улыбнулся:

– Меня вполне устраивает такой расклад событий. Тем более, тебе придется рассказать мне пару историй.

– Ты про Силико? – улыбнулся он.

– И про твоего брата, – кивнул я.

– Хорошо, – кивнул он. – А теперь может мы пойдем с тобой и как следует отмоемся от морской воды, переоденемся во все чистое и почувствуем наконец, что мы снова принадлежим лишь себе и Лейле?

– Кому из вас потереть спинку? – мурлыкнул Кэртис.

Мы смерили его одинаковыми взглядами:

– Кошки же не любят воду?

– Так то кошки, – развел он руками. – А я оборотень.


Габриэль смерил начальника порта таким взглядом, что тот затрясся мелкой дрожью.

– Значит, говоришь, корабль пропал после того, как стена воды закрыла его…

– Так рассказывают свидетели, – рискнул подать голос чиновник. Этот седой воин с молодым лицом пугал его до слабости в коленках. Он молился всем богам только о том, чтобы не опозорится перед всеми мокрым пятном на штанах.

Тот оглядел толпу и мелькающих то тут то там магов и жрецов разных храмов и вскочил обратно на коня.

Лорд Растин прибывал в Вайгал через какой-то час с небольшим. И скорее всего, новость об исчезнувшем жреце Лейлы ему по вкусу не придется. И в то же время воин Мрака чувствовал, как пропало давление, которое сопровождало его все эти дни.

Он развернул коня и кивнул своим людям. Здесь было больше нечего делать.


Где-то в Черной Ложе золотоглазый колдун поднял голову от бумаг и удовлетворенно кивнул. Похоже, ничьего вмешательства не потребуется. Однако стоило проследить за тем, что иногда выплескивает на берег море. Судя по последним событиям, опять в мире что-то сдвигалось с привычного места, давая дорогу чудесам. А чудеса такая штука. Никогда не знаешь впрок они или лишними будут. Хорошо еще его лучший воин, гений среди стратегов и тактиков, рядом с эпицентром событий. Это позволяет понаблюдать за ситуацией со стороны. Пока со стороны. Дэвид даже не сомневался, что рано или поздно ему придется делать выбор. Как и многим на Эмире. Говорил он в свое время Растину, чтобы тот не переусердствовал… ну что ж, теперь у золотоволосого жреца Мрака прибавилось головной боли.

Колдун снова склонился над своими бумагами.

Он сочинял песню.


Я снова любовался лунной дорожкой на морской поверхности. Лейла сидела рядом и болтала ногами.

– Все так странно, – наконец, прервал я молчание. – Я понимаю, что это был их подвиг, и я с Сиганом и Кэртисом всего лишь эпизодические персонажи… но мне кажется или все происходит как-то чересчур стремительно? И очень странно?

Богиня покосилась на меня и слабо улыбнулась:

– Ли, я, конечно, не Судьба, но все же думаю, что встреча со жрецами из прошлого многое тебе дала, так же как и им встреча с тобой. Ты знаешь, что в тот момент, когда Сирен забирал Тагара из его эпохи, его мальчик-слуга, как раз приготовился записывать приказ об отправлении в Мирейю Жреца ранга Убийцы с элитным отрядом воинов? Они должны были бы зачистить местность и уничтожить всех, кто пытался восстановить когда-то разрушенное. Однако Мирейя стоит. В ней правит твой брат, потомок старшего сына Тагара. Сирен понял, что у него есть определенная цель для него самого, а не для меня. Песни Сигана разбередили ему душу, а возможность править морским простором… он об этом раньше даже и не мечтал, сбираясь довольствоваться ролью еще одного огненного божка… Там еще много подводных камней, которых тебе знать не обязательно. Но главное, тебе не кажется, что заручится поддержкой еще одного бога – это хорошая идея? Думаешь, сирены просто так пришли к Сигану и доверились ему?

Я медленно кивнул, глядя, как в лунном свете сверкает чешуя рыбы, резвящейся на поверхности моря. Времени думать во время этого путешествия почти не было, а теперь… да…

– Что еще нас ждет, госпожа? – тихо спросил голос Сигана за спиной. – Зачем нам показана возможность путешествия во времени? Нам готовиться к путешествию куда-то или ждать еще кого-то из временных глубин?

Она покачала головой:

– Я тоже подчиняюсь определенным законам, Сиган. И я… не знаю, что ответить на твой вопрос. Я ведь, как и вы, не знала о том, где именно они нашли последние ингредиенты лекарства для меня. Сирен всегда говорил, что все воспоминания о путешествии в будущее похожи на сон, подернутый дымкой. Но зато теперь я понимаю его странную улыбку каждый раз, когда у меня появлялся новый Верховный Жрец…

Сиган облокотился на поребрик по другую сторону богини и тоже залюбовался ночным пейзажем.

– Что ж… тогда подождем. У нас впереди есть еще неотложные дела.

– Верно, – прошептал воздух вместо исчезнувшей Лейлы.

Я скосил взгляд в сторону пирата:

– Ты как?

– Пришел в себя, – пожал он плечами. – Знаешь, без тебя было тоже весело, но когда появился ты… – он покачал головой.

Я хмыкнул:

– Ты помнишь? С тебя история.

– С тобой забудешь, как же, – расхохотался он. – Тогда может пригласим кису в нашу теплую компанию и разопьем бутылочку вина за удачное окончание легенды про гостей из прошлого и мое знакомство с твоим первым другом?

– За кису он рано или поздно тебя покусает, – подчеркнуто неодобрительно заметил я.

– Ага, – подтвердил мурлыкающий голос, поднявшегося на палубу Кэртиса. – Люблю рррыбку…

– Подавишься, – отозвался пират.

Глава пятнадцатая. Семейные ценности

Длинные иссиня-черные волосы струились по плечам, голой спине, рукам, ручьями стекая по подоконнику, расплескиваясь по полу, теряясь в тенях, тянущихся к его постели. Яркая луна заглядывает в распахнутое окно, освещая бледное узкое лицо невероятной красоты: порочной и невинной одновременно. Из-под челки, падающей на высокий лоб, он никак не мог разглядеть её глаза, но зато хорошо видел обнаженное плечо, выныривающее из текучих прядей волос, небольшую, но упругую манящую грудь… несомненно, единственной её одеждой были эти невероятно длинные волосы.

– Кто ты? – стонал он сквозь туман сна и тянулся к ней.

– Кто я? – задумчивый завораживающий шепот, пронзающий сердце. – Ты можешь звать меня сестрой.

– Сестрой?.. – недоумение, боль от разочарования… не сестрой…

– Да, – и такая лукавая улыбка, что хочется плакать от восторга.


– ПОВЕЛИТЕЛЬ! – яростный рык разбивает сон на мелкие осколки, заставляя вихрем взметнуться с постели, оказываясь посередине комнаты, готовый отражать любую атаку со сверкающим лезвием меча в руке. Но врагов нет…

Только темная фигура у оконного проема, закутанная в плащ, и Сабир, кончик боевой косы которого сверкает над головой незнакомца, нет… незнакомки, потому что Натан чувствует слабый чуть сладковатый привкус завораживающего запаха.

Тихий смешок, и повелителя Мигара пронзает дрожь. Это становилось похоже на продолжение его сна.

– А ты действительно похож на него, – женский спокойный голос, при звуках которого тянуло сделать только одно – схватить и сжать его обладательницу в жарких объятиях, осыпая поцелуями.

– На кого? – Натан пытается понять, что происходит, и кто эта незнакомка. А главное, как она проникла в его спальню, защищенную не только лучшими воинами, но и магическим плетением, сохранившемся еще со времен первого повелителя Мигара. Эту магию преодолеть мало кто был способен. Точнее, на памяти летописцев такого не случалось ни разу. – И как вы сюда попали?

– На своего брата, – ответила она. – На Сигана. А насчет вашего второго вопроса… я просто попросила пропустить меня.

– Это невозможно, – тихо прошептал Натан. – Магия пропускает только членов нашей семьи и тех, с кем мы смешиваем каплю своей крови. Если желаем, что бы он мог пройти. Кто ты такая?! – он сделал шаг ближе.

Она повернулась к ним, совершенно не обращая внимания на лезвие боевой косы, нависшее над ней. И правитель Мигара наконец увидел её глаза. Глубокие изумрудные провалы глаз, в глубине которых плескались хищные силуэты.

– Я – Силико.

– Сирена…

И невольный шаг назад, повторяя движение Сабира.

– Что тебе нужно здесь, дитя глубин?

Она мягко улыбнулась:

– Я пришла посмотреть на тебя. Сиган много рассказывал о своей семье и своем брате…

– Мой брат прислал тебя?

– О нет, – и снова эта тихая улыбка. – Я пришла с ним.

– Что?!

Тихий смешок из другого конца комнаты.

Натан резко развернулся. И в то же мгновение зажглась свеча в руках человека, сидящего в кресле. Такие же разноцветные глаза, как у самого правителя взглянули на него.

– Братик, ты бы штаны хоть одел, – улыбнулся Сиган. – А то моя жена сейчас начнет еще сравнивать тебя со мной по физическим данным. И я боюсь, что сравнение может сложиться не в мою пользу.

– Сиган, – Натан опускает меч, в каком-то бессилии рассматривая младшего брата. Жадно впитать каждую черту лица, которое никогда не исчезало из его памяти и, которое так изменилось за прошедшие годы. – Сиган…

И пират медленно поднимается со своего места, потому что в глазах правителя Мигара что-то, что позволяет предположить… Но он колеблется, и тогда Натан сам делает эту пару шагов, которые их разделяют. Меч с тихим стуком падает на пол, выпущенный из пальцев, которые тут же крепко вцепляются в плечо пирата и притягивают его к обнаженной груди.

– Братишка, – тоскливый шепот над ухом.

Сиган замирает, ошарашенный, потрясенный…

– Что ж ты натворил, братик, – укоризненный и такой родной голос.

И руки сами поднимаются, что бы ответить на жаркое объятие:

– А что я натворил? – уткнуться в плечо брата, как в детстве, когда знаешь, что нашалил, но твердо уверен в правоте поступка.

– Сбежал из дома, стал пиратом. Потом еще и жрецом Лейлы, а сейчас и вовсе занялся возрождением драконов… – сильная ладонь гладит светлые волосы, ласково проходя по затылку. – Жениться на сирене… папа бы смеялся от восторга. Мама бы поседела от ужаса…

Тихий смешок в плечо:

– А я думал, что мы будем ругаться, что ты проклянешь меня, прозванного на морских просторах и в Прибрежных королевствах Убийцей.

Натан отстранился немного, что бы взглянуть в лицо брата:

– Конечно, проклял бы и за меч бы хватался… если бы ты совершил глупость и пришел днем, при всех. Но мой брат все-таки не поглупел за эти годы странствий.

Сиган глубоко вздохнул.

– Значит мы все еще братья?

– Всегда, – отозвался Натан и погрустнел. – Под покровом ночи.

Сиган медленно кивнул:

– Что ж… понимаю. Пират и правитель честного города…Ты двуличен, братишка.

– Я всегда был таким, – кривая улыбка старшего.

– Он мне уже нравиться, – восхищенный голос сирены. – Любимый, ты не говорил, как он похож на нас…

Сиган пожал плечами и, наконец, отстранился от брата:

– Так было всегда. Поэтому он стал наследником семьи и по слухам отличным правителем. А я сбежал из дома, чтобы следовать своей судьбе. Как-то не прельщала возможность стать тенью брата. Я тоже хотел сиять…

– Да уж, – фыркнул Натан, натягивая штаны. – Засиял ты ярко, надо сказать… Матери в Прибрежных королевствах твоим именем детишек пугают.

– Издержки профессии, – пожал плечами младший.

– Сабир, – Натан повернулся к воину. – Распорядись о том, чтобы принесли что-нибудь поесть с кухни. Я зверски голоден.

Тот поклонился и вышел.

Сиган чуть наклонил голову:

– Не боишься оставаться наедине с пиратом и сиреной?

– А что, моя душа подходит для возрождения еще одного дракона? – вскинул бровь Натан.

Пират хмыкнул:

– Все-то ты знаешь. Но отвечу на твой вопрос… твоя душа подходит…

Правитель замер и поднял на него глаза:

– Ты… серьезно?

– Абсолютно, – кивнул тот. – За это время, ты уже третий, кто достоин возродиться драконом. Но не надо смотреть на меня с таким видом, как будто перед тобой фанатик. Я не собираюсь убивать тебя. Ты все же брат мне. И я действительно соскучился по дому.

Натан тихо поинтересовался:

– Почему ты сбежал? Назови настоящую причину. Не надо про сияние… ты всегда избегал ответственности. А сияние накладывает её в намного большем размере, чем если бы отец решил сделать тебя своим приемником. До сих пор все полагают, что мое старшинство установлено, но ведь этого не было на самом деле…

Сиган пожал плечами.

– Ты уверен, что хочешь объяснений?

– Уверен. Не смотря на то, что я, увидев тебя, понял, что все еще люблю тебя как брата и не могу просто так отринуть эти чувства, я все же все эти годы полагал тебя трусом. И вдруг слухи о тебе, а потом в Турнире принимает участие твой лучник и показывает нечто такое, что переворачивает мое представление о тебе и твоей команде… Почему ты ушел, Сиган?

Пират усмехнулся:

– Потому что этого хотел наш отец.

– ЧТО?! Что за бред?! Ты был его любимцем!

– Именно поэтому, – жрец Лейлы подошел к своей сирене и обнял. – Мы говорили с ним за несколько месяцев до моего "побега". И он кое-что рассказал об особенностях нашей семьи.

Натан сел на постель, смотря на брата.

– Чего я не знаю, Си? Что вы скрыли от меня?

– Рождение близнецов, пусть так не похожих друг на друга – это не первый случай в истории Мигара. Но предыдущие два случая тщательно затерты из хроник и памяти людей.

– Почему? – мрачный вопрос.

Тихий вздох ответом, и длинные пальцы с острыми когтями, ласково накрывают руку любимого, успокаивая.

– Кровь. Ты помнишь, что наш первый предок, которому Янус Двуликий, основатель нашего города, передал власть, получил еще один подарок? ЛЮБОЙ его потомок рано или поздно в ЛЮБОМ случае станет правителем. Если будет оставаться в городе Мигар БОЛЕЕ, чем на полгода после своего совершеннолетия. Именно эти полгода без трех дней я потратил на раздумья после разговора с отцом. Этот подарок, должный защитить линию власти нашей семьи, вышел боком, когда родились первые близнецы. В обоих случаях оба близнеца начинали сходить с ума, пока не сходились в безумной схватке. Разум возвращался только к одному, к выжившему в ней.

– Подарок богов, – прошептал Натан, сразу поверив, что его брат говорит правду. Её можно было бы проверить, но Повелитель Мигара чувствовал, что это необязательно.

– Я всегда сомневался в божественной сути Януса Двуликого, – хмыкнул Сиган.

– Почему именно ты?

– Потому что отец знал, что мне не хочется править Мигаром. Меня манило море. Правда, он предлагал мне стать юнгой на одном из его кораблей или кораблей его друзей. Но тогда, когда я решился, я понял, что хочу всего добиться сам. Я видел, как манит тебя город. Как ты любишь его. И отец видел это. Выбор сделан был давно, просто я набирался храбрости уйти.

– Но почему вы не сказали МНЕ?! – рык.

И Сабир вздрагивает в дверях с подносом на руках, чувствуя какую боль испытывает его господин.

Сиган поднимает голову и его глаза почти светятся в полумраке:

– Разве ты не понимаешь этого, Правитель Мигара?

И Натан опускает голову… Да, тогда, он не смог бы понять и оценить жертву. В то время… Он не смог бы расстаться с братом, он бы все силы бросил на попытки выяснить, как обойти этот древний закон.

– Теперь Мигар достаточно потеснил меня в твоем сердце, – уже более мягко замечает пират. – И я смог вернуться на эти пару дней.

Горький смех ему был ответом:

– Откуда в тебе такое понимание? Раньше этого не было. Куда делся беззаботный, легкомысленный мальчишка? И не лги мне – ты пришел не из-за меня.

– Ты не совсем прав, брат. – Сиган отпустил Силико и сел рядом с братом, положив ему голову на плечо. – Да, я не пришел… меня привели. Но привели именно к тебе. Это сделали Лилиан и Силико. И я рад, что так получилось.

Сабир тихо поставил поднос на низкий столик и замер у дверей тенью, а Силико удобно устроилась на подоконнике окна, смотря на луну.

Правитель Натан содрогался в беззвучных рыданиях, в объятиях своего брата, чувствуя, как встает на место давным-давно вырванный кусок сердца.


– Как ты женился на сирене?

Они сидели на темном берегу моря, глядя, как покачивается на волнах 'Быстрый'. Силико плескалась в лунной морской дорожке, похожая на видение из сна.

Сиган пожал плечами:

– Она пришла впервые на мой корабль, чтобы погубить и меня и мою команду. Сила Лейлы не дала этого сделать. Мои люди выдержали страсть её сестер и братьев. А я выдержал её страсть, мало того, – он лукаво усмехнулся, – она до этого никогда не встречалась с жрецами Лейлы ранга Любовника. Мы оба изрядно удивились, обнаружив некоторые мои способности в этой области.

– Боюсь даже спрашивать какие, – фыркнул Натан.

Сиган мечтательно улыбнулся:

– Не провоцируй меня, Нат. Сила – штука такая. Ей без разницы, пол, возраст и родственные связи…

Повелитель Мигара демонстративно чуть отодвинулся от брата.

Тот рассмеялся.

– Ну-ну…

– Что было потом? – напомнил о теме разговора Натан, чувствуя себя несколько неловко. Он не знал, чего теперь можно было ждать от своего брата.

– Потом? Потом сирены стали частыми гостями "Быстрого". И участниками не только этих повальных оргий, но и боев. – он печально улыбнулся. – Меня не просто так прозвали Убийцей, брат. И во многих слухах есть огромная доля правды.

Правитель Мигара взмахнул рукой:

– Меня всегда во всем этом напрягал только твой уход-бегство. Кто ты и что ты, меня всегда мало волновало. Я не мог простить тебе трусость, которой, как оказывается, не было. Проливать кровь… всегда любили в нашей семье. Я читал хроники. Чтобы сделать Мигар одним из значимых Прибрежных королевств, пришлось приложить массу усилий и принести многих и многих в жертву. Я могу говорить все, что угодно, при своих подданных, создавая для них прекрасные иллюзии того, что они хотят видеть и слышать, однако на самом деле, мою тягу к тебе не изменить. Мы с тобой половинки одного целого. И даже теперь ты не можешь этого отрицать.

– Не могу, – согласно кивнул Сиган. – Что ж… Силико предпочитала свои визиты наносить именно мне, хотя между нами не было какой-то особой договоренности. А потом я нашел вторую душу для дракона…

Этот парень был уникален, Нат. Просто совершенство. Я бы взял его к себе в команду. Я не хотел его убивать, настолько он мне понравился.

– Но…

– Но он был принципиальным, – тихо ответил пират. – Слишком принципиальным. Он дал вассальную клятву и обет убить меня. А ведь я столкнулся с ним абсолютно случайно. Он не знал кто я, так как я как раз должен был встретиться на суше кое с кем и зашел в трактир выпить. Там-то и встретился с ним. Мы… подружились, можно так сказать. Пили вместе, гуляли по шлюхам, отбивались от грабителей. – он горько усмехнулся. – И все время врали друг другу. А потом, когда я спас ему жизнь от руки какого-то бешенного убийцы, который гонялся за ним из-за наследства или чего-то в этом духе, парень решился довериться мне… Лучше бы он этого не делал. Горько было слышать историю о том, что он дескать на самом деле не бродяга, лишенный титула и наследства, а славный рыцарь своего господина, которому поклялся убить известного пирата Сигана Убийцу. За этот подвиг его господин собирался осыпать его привилегиями, богатствами и одарить рукой дочери, сделав своим наследником, так как кроме этой девочки у него детей больше не было. В тот момент я промолчал, ничего ему не сказал… ушел. Вернулся я только на следующий вечер, но уже не тем, кем представлялся до этого момента. Вернулся я собой. При полном параде. – Сиган рассмеялся. – Надо было видеть эти рожи в трактире, когда я вошел. Представляешь, одна служанка даже упала в обморок. Вот они, издержки славы. Он вызвал меня на поединок. Честный. Как в этих дурацких романах, которые так любила наша мать. Ты представляешь, Нат, меня, злобного и кровожадного пирата, на честный поединок по всем правилам…

Правитель Мигара положил руку на плечо Сигана. Молча.

– Мы сразились, – голос звучит спокойно. – И я пронзил его сердце, посылая его душу в Чертоги Лейлы. Я даже не успел ему сказать, кем он станет в своей новой жизни.

– Понимаю…

– Я тогда очень плохо себя чувствовал. Выть хотелось от тоски. Этот парень действительно стал мне другом за какие-то пару-тройку дней, – мрачно заметил пират. – В тот вечер и пришла Силико. Если бы не она, я бы, наверное, долго еще сходил с ума и искал выход из своего положения, убивался или… может еще что хуже. Не знаю… Но в ту ночь она вытащила меня из темноты, в которую я загнал сам себя и… назвала своим "спутником по волне" – у сирен это примерно то же, что у нас жена и муж означает. Вот так я и женился. Без особых церемоний. У сирен все намного проще. И ты знаешь, тоска немного отступила… я понял, что тот, кто почти стал другом скоро вернется… только уже в другом облике… Надо будет спросить Лейлу, помнят ли драконы свою прошлую жизнь или не помнят.

– Спросить Лейлу? – вздрогнул Натан. – Ты о чем?

Сиган покосился на него и фыркнул:

– А Ли не рассказывал тебе?

– Мы не очень много общались, – уклончиво заметил Повелитель Мигара.

– Ну-ну, – его брат хмыкнул. – Представляю себе общение. "Ты – кровожадный пират!", "Сам такой!"

– Вообще-то, – усмехнулся Натан. – У него звучало что-то вроде: "Да я такой, но я еще и принц." Во всяком случае, именно так выстроился диалог на площади во время Турнира…

– Узнаю Лилиана. Эх, – он хлопнул себя по колену. – Повезло тебе, я бы тоже не отказался посмотреть на Танец Ли.

Старший брат помолчал и тихо заметил:

– Знаешь, я еще никогда не чувствовал смерть так явственно. Так… близко. Твой друг… необычное создание.

Сиган медленно кивнул:

– Да уж… а при первой встрече он выбил мне два зуба.

– Серьезно?

– Абсолютно. Я его девушкой обозвал.

– Вроде он не сильно женственен, хотя его привычка красить глаза…

– Ты его при полном макияже не видел еще, – хмыкнул пират. – Весело это…

Внезапно Сиган вскочил на ноги, вглядываясь в лунную полосу на морской глади:

– Силико?

Натан, чувствуя тревогу брата, тоже вскочил на ноги:

– Что случилось?

– Не знаю пока, – нахмурился пират. – Но что-то точно произошло. Я слышу её эмоции… Ей же нельзя сильно волноваться!

– Э… почему? – правитель Мигара удивленно повернулся к брату, не ожидая именно такой вот фразы.

– Ребенку может навредить, – кратко ответил пират и заскользил к воде.

– Ребенку?!. какому ребенку?! Она, что беременна?!

– Ну да, – обернулся Сиган. – А я разве тебе не сказал? "Спутником по волне" чаще всего становится отец будущего ребенка сирены.

– Ну и ночка мне выдалась, – ошарашено пробормотал себе под нос Натан. – Может, я все еще сплю?

– Я проверил, – рядом внезапно появился Сабир, так что его господин вздрогнул. – Это определенно не сон. Мало того, фактически никаких чар.

– Обрадовал. – хмыкнул Натан. – Слышал? Я скоро стану дядей маленькой сирены…

– Поздравляю, мой господин.

– Думаешь, с этим стоит поздравлять? – подозрительно покосился на него правитель.

– Господин, – голос Сабира внезапно охрип. Он показывал рукой в сторону моря.

Натан повернулся и замер. Темная фигура брата у самой кромки воды, освещенная луной. Трепет волшебного света на морской глади, а из него, словно вытекая верх, поднимается узкая хищная голова, украшенная гривой. Вода капает с чешуи и усов, скользит по гладкому телу, а в гриве, крепко вцепившись руками, смеется обнаженная женщина с длинными черными волосами и зелеными провалами вместо глаз.

– Дракон… – шепчут губы Правителя. – Настоящий дракон…

Гибкое тело вырывается из воды, свиваясь в кольца, когтистые лапы… Морской бескрылый дракон, чья стихия – море. Безбрежное и бесконечное. Плеск воды, когда он ныряет снова, и через мгновение огромная голова выныривает недалеко от берега, прямо напротив того места, где стоит Сиган.

– Брат! – ужас. Неподдельный, отчаянный.

А пират уже шагает воду, не слыша крика за спиной. Шагает прямо к дракону и его всаднице. И морда зверя опускается так, чтобы оказаться на одном уровне с человеком. Пират поднимает руку, и ладонь ложится на драконий нос в немой ласке.

– Ну здравствуй, Роланд Великолепный, – слышит Натан сквозь шум в ушах.

Дракон фыркает в ладонь человека, словно отвечая на приветствие.

– Он такой красивый, любовь моя, – сирена свешивается вниз, чтобы увидеть своего "спутника по волне". – Нет, он просто прекрасен. Ты сотворил настоящее чудо.

– Не я, – качает головой Сиган. – Лейла и сам Роланд. Точнее его душа. Я всего лишь убил его предыдущее тело.

– Ты стал проводником, – укоризненно отозвалась его жена. – Неужели ты думаешь, что умерев, как человек, не от твоей руки, он смог бы стать драконом?

Она соскользнула с дракона, и Сиган едва успел подхватить её на руки.

Сирена обвила его шею руками, положив голову ему на плечо:

– Все-таки в тебе еще столько человеческого, любимый мой жрец.

– Разве это плохо? – тихо поинтересовался он.

И Натан задумчиво склонил голову, впитывая эмоции брата.

Силико скользнула взглядом по нему и еще крепче прижалась к пирату:

– Нет. Не плохо. Иначе бы я не влюбилась в тебя так быстро.

Дракон фыркнул в их сторону и медленно погрузился в воду, отплывая. Ему видимо надоело общество этих маленьких существ.

– Поплыл резвиться, – с улыбкой заметила сирена.

– Ну, он только вылупился, – усмехнулся её пират и возлюбленный. – Интересно, какого размера он вымахает? Его сородич уже раз в шесть больше, и все еще растет. А Роланд явно родился покрупнее.

– Он другой… породы? Клана? – отозвалась сирена. – Он будет очень большим. Настоящем королем моря.

– Сиган, – позвал Натан.

Тот обернулся и одарил брата счастливым взглядом:

– Ты видел?

Тот медленно кивнул:

– Я помню, как ты расстраивался, когда в сказках, которые нам рассказывала няня, убивали драконов. Все время ругался на рыцарей и глупых принцесс, которые полезли к бедным дракончикам. Но я никогда не думал, что увижу, как ты изменяешь эти сказки на свой лад. Пират, Убийца… Спаситель драконов? Кем стал мой младший братишка?

– Жрецом Лейлы, – тихий ответ и над переносицей загораются три призрачных лепестка, и, кажется, что его точеную фигуру облекают черные струящиеся одежды с синим узором.

Черты лица неуловимо изменились, и такое привычное и знакомое лицо стало… странным. Необычным и… очень-очень красивым. Натан никогда не думал, что его брат может обладать такой красотой.

Только в этот момент появилось осознание того, что Сиган действительно изменился настолько, что в нем едва-едва угадываются черты прежнего человека.

Сиган улыбнулся брату, и по позвоночнику Правителя Мигара пробежала дрожь, потому что эта улыбка была близнецом той, что блуждала на губах сирены, удобно устроившейся на руках пирата, стоящего по колено в воде.

За спиной Натана глубоко вздохнул Сабир.


Утром в розоватой дымке восходящего солнца, отплывающий "Быстрый" походил на призрака. Наверное, таким он и был на самом деле. Натан провожал его взглядом, пока корабль не скрылся из вида. Сиган отправился вслед за своим лучником. Лилианом. Правитель Мигара предупредил брата, что все королевства знают о том, что знаменитый пират путешествует по их землям, а значит ведут охоту. На что пират лишь загадочно улыбнулся и ответил, что на все есть "божественное провидение" и он обязательно встретиться в Вайгале со своим другом. Тем более, что давно хотел познакомиться с главнокомандующим Темной Ложи.

– Вы довольны? – тихо поинтересовался Сабир. – Ваше желание поговорить с братом осуществилось, и теперь вы знаете некоторые ответы на свои вопросы.

– От этих ответов количество вопросов только увеличилось, – отозвался Натан. – Твои люди собирают информацию о Лилиане?

– Да, как вы и приказали.

– Пусть выяснят все, что можно, о культе Лейлы. Мне также интересны документы и свидетельства о драконах и сиренах, – он вдохнул прохладный утренний воздух. – Надо же хотя бы примерно представлять что меня ожидает. Потому что чувствую, что с момента прихода Лорда Лилиана в мой город, нас втянуло в чреду чудес. Как бы в итоге не узреть самого Януса Двуликого.

Сабир улыбнулся:

– А я уж испугался, что встреча с братом, его женой и драконом, очень сильно повлияла на вас. Вы были явно не в себе.

– Возможно, – кивнул Натан. – Ты же знаешь, несмотря на мою ярость и гнев, а так же жестокую обиду на поступок Сигана, я все равно думал о нем и боялся за него.

– Теперь вы увидели, что зря?

– Нет, я увидел, что боялся как раз не зря. Мой брат перестал быть человеком, хотя его сирена так не считает.

Воин прищурился, настораживаясь.

– И что теперь?

Правитель Мигара тряхнул светлыми волосами:

– А то, что он все же остался моим братом, и пока его разрушительная сила не претендует на мой город и не угрожает нам… таковым он и останется.

– Мне отозвать приказ о его поимке?

Натан покачал головой:

– Нет. Пусть ловят пирата Сигана Убийцу. Я сомневаюсь, что им это удастся. Ты сам видел, ЧТО и КТО на его стороне. Неужели ты думаешь, море просто так расстанется со своей игрушкой? Ему опаснее быть на суше, чем в море.

Сабир понимающе кивнул.


– Твой брат интересный, но ты уверен, что не хочешь получить его душу? Драконом он был бы прекрасен. – Силико сидела на поребрике корабля.

Сиган качнул головой:

– Нет. Он мой брат. И я хочу видеть его в том теле и с той памятью, которая есть сейчас. Тем более, если он умрет сейчас, мне придется занять его место. Наследника у Натана нет.

Она кивнула и улыбнулась:

– Понимаю. А если однажды он решит, что в тебе больше не осталось ничего от его брата?

– Вот тогда и посмотрим, – улыбнулся пират и наклонился, чтобы поцеловать свою сирену до того, как она упадет в ласковые гостеприимные объятия моря, чтобы отправиться к своим сородичам. Им предстояла долгая разлука.

Где-то вдали, на самой кромке горизонта из воды взвилось огромное гибкое тело и с плеском ушло обратно. А у Сигана мелькнула мысль, что было бы интересно посмотреть, какой цвет шкуры был бы у Натана.


Я улыбнулся:

– Про ребенка ты ничего не говорил.

– Правда? – удивился Сиган, ставя опустевшую кружку на стол. – Странно.

– Как Лейла отнеслась к новости о маленьком Сигане?

– В полном восторге, – хмыкнул пират. – И жаждет побыстрее увидеть это чудо природы.

Я кивнул, можно было не сомневаться, что нашу госпожу кровно заинтересует первый ребенок одного из её Верховных Жрецов. Да еще от такой необычной матери.

– Что ж, – я задумчиво смотрел на него. – Теперь у тебя есть куда ты сможешь заглядывать, дабы увидеть родное лицо. Куда можно вернуться…

– Вернуться. Но не всегда, – уточнил Сиган, – Да и мой брат все же… мой брат. И я прекрасно знаю, что та ночная встреча была приправлена магией, иначе бы он так остро не реагировал.

– Он приглянулся Лейле, – вздохнул я.

– Знаю, – кивнул пират. – Сейчас я только надеюсь на то, что Силико, которая явно задумала вернуться к Натану и подготовить его как следует к родству с сиреной, не переборщит…

Я улыбнулся:

– Да, жену ты себе выбрал…

– Это она меня выбрала, – скрупулезно уточнил он.

Мы оба рассмеялись

– Сиган, – попросил я. – Спой что-нибудь? Ночь так хороша сегодня.

– Утро уже близиться, – хмыкнул он. – Чувствую, что за снаряжением ты пойдешь не раньше вечера.

– Наверное. Ты отличный рассказчик.

– Ну за такие комплименты неплохо бы выпить еще по чашке и наконец сыграть, как ты и хотел.

– Дельное предложение, – отозвался я.

Часть третья. Белая Ложа


Глава шестнадцатая. Пустыня Совириса.

Я задумчиво рассматривал торговца. И видимо было что-то в моих глазах, что заставляло его ежиться, словно от холода.

– Знаете, уважаемый, – наконец я открыл рот, решив, что для начала стоит попробовать договорится. – Меня многие пытались обмануть, но так беззастенчиво – еще никогда.

– Господин, о чем вы? Какой здесь обман? – высокий почти болезненно худой старик, смотрел на меня предельно честными глазами. И я удивлялся… нет, поймите правильно, я тоже умею делать честные глаза, когда блефую, но все же виртуозность этого торговца вызывала восхищение и удивление.

– Уважаемый, – я чувствовал усталость и раздражение. Ну, никогда не умел ни торговаться, ни просто так покупать. Все-таки надо было будить Сигана и отсылать его за покупками. Вот уж кто тут развлекся бы на полную.

– Что победитель Танца Смерти забыл в Пустыне Совириса? – тягучий голос за спиной, в котором чувствуется шелест летящего песка.

Я очень медленно обернулся и всмотрелся во вновь вошедшего. Знакомое лицо. Гибкий, смуглый, пронзительные черные глаза из-под черной челки. Голову венчает простой темный тюрбан. Сабля у пояса. Сабля еще более знакомая, чем лицо. Я прищурился:

– Тинар Быстрый… я правильно помню?

На его лице расцвела скупая усмешка.

– Правильно, победивший.

Я уважительно поклонился:

– Я помню ваш танец…

– Твой, Лилиан Принц забыть невозможно так же, – воин тоже поклонился. – Однако, ты не ответил на мой вопрос.

Я задумчиво пожал плечами:

– Религиозный долг.

– Религиозный? – чуть удивленно повторил он. – Удивительную вещь произнесли только что твои уста.

– Эта удивительная вещь – правда, – ответил я и вздохнул. – Ты сам знаешь, насколько разнятся религии Эмира.

– Ты – воин, – задумчиво пожал он плечами и внезапно остро взглянул на меня. – Куда именно ведет тебя твоя религия?

В принципе, что тут скрывать, и я честно ответил на его вопрос:

– К воротам Белой Ложи.

– Хорошо, – резко кивнул он и повернулся к, настороженно прислушивающемуся к нашему разговору, торговцу:

– Ромул. Все лучшее для этого молодого воина. Без обмана. Я проверю.

– Да, господин Тинар, – склонился тот в низком поклоне. Пальцы рук у него подрагивали, и я с новым интересом посмотрел на своего невозмутимого коллегу. Похоже, он тут известная личность.

Тот ответил мне взглядом:

– Надеюсь, брат воин, ты не сочтешь мою помощь оскорбительной?

Я удивился:

– Я должен увидеть в этом нечто оскорбительное?

Он покачал головой:

– Нет. Но культуры и люди слишком разные… Скажи мне, брат-воин, может ты присоединишься ко мне и моим спутникам? Наш путь пролегает не слишком далеко от Белой Ложи. Все равно ни один проводник не возьмется отвести тебя туда.

– Со мной два спутника, – кратко ответил я.

– Пусть и они приходят, – чуть поколебавшись, Тинар поднял глаза.

Но ничего не успел ни спросить не добавить, пропавший было торговец выбрал именно этот момент, что бы появиться с охапкой вещей, которые я у него вытрясал последние часа два.

Я расплатился под пристальным наблюдением пустынника, и видно было, как расслабился торговец, когда тот спокойно кивнул, услышав сумму, которую я должен выплатить за товар, и которая оказалась в пять раз меньше той, которую торговец называл раньше…

– Южные ворота Совириса, – спокойно просветил меня пустынник, пока вещи упаковывали. – Приходи вечером со своими спутниками перед самым солнечным заходом. Прямо за воротами мой лагерь. Утром мы собирались отправиться в путь. Путь до дома не близкий.

– Хорошо, – кивнул я. – Я это учту.


Тинар задумчиво вертел в руках перо, рассматривая пустой лист бумаги. Он никак не мог выбросить из головы утреннюю встречу с победителем Танца Смерти. В Мираге он был сосредоточен на турнире, а после слишком потрясен всеми танцами, что почти не обращал внимания на происходящее вокруг. Однако появление этого юного воина с сапфировыми глазами всколыхнуло все, что накопилось за все это время. Что нужно этому мальчику, с которым танцевала сама Голодноглазая, в каменном убежище магов?

– Мой господин?

Он поднял глаза на почтительно склонившегося в поклоне Суила.

– Друг мой, твой господин сегодня встретил саму смерть в обличии прекрасного юноши и пригласил её проехать с нами некоторый отрезок пути.

Воин выпрямился и чуть недоуменно посмотрел на Тинара.

– Господин, вы кого-то пригласили в караван? Но это…

– Знаю, – спокойно оборвал его тот, – неразумно. Но этот мальчик обошел меня на турнире. Он выиграл его. Ты сам еще вчера высказывал желание посмотреть на него. Так вот и считай, что судьба услышала твои слова.

Воин побледнел и выпрямился:

– Слушаюсь, мой повелитель.

– Так-то лучше, – вздохнул он. – Скоро этот мальчик придет сюда с двумя своими спутниками. Пусть люди будут не только предельно вежливы, но выскажут уважение этому воину. Его спутники не должны получить даже царапины, пока они являются нашими гостями.

– Будет сделано, мой повелитель, – снова поклонился Суил. И в этот момент полог шатра приподнялся и внутрь заглянул совсем еще мальчишка-караульный:

– Господин, там стоят три чужака.

– Пусть приведут сюда, – распорядился пустынник.

Тинар повернулся к Суилу:

– Я хочу, чтобы ты сейчас посмотрел на каждого из них. Но больше меня, конечно, интересует Лилиан Принц. Прочитай его силой духа пустынника.

Тот молча кивнул.

Они появились бесшумно, словно призраки. Все трое. Первым вошел Победитель Танца со Смертью, тот, на чье приглашение Голодноглазая вступила в круг Танца. И снова пустынник почувствовал эту странную дрожь, которая охватила его еще в первый раз, тогда перед турниром, когда его глаза наткнулись на эту тонкую фигуру. Та дрожь, которая приходила к нему лишь в схватке боя, когда он упивался битвой и пролитой кровью врагов. Это был восторг.

Тинар поднялся ему на встречу, и в этот момент, рядом с юным воином встала гибкая хищная фигура мужчины. Пустынник кивнул сам себе. Этого воина с кошачьими глазами и длинной косой, он помнил. Но в тогда, в Мигаре не имел возможности взглянуть ему в глаза. Теперь смотрел. Смотрел и понимал, что перед ним стоит не человек, а скорее кто-то из родственников Повелителей Пустыни. Неужели оборотень? Хищные глаза смотрели спокойно и по-кошачьи равнодушно, словно их владелец мог ничего не опасаться.

От третьего гостя веяло запахом и привкусом моря. И его глаза были похожи на глаза Лилиана Принца, хотя и были необычной расцветки. Но то, что пряталось внутри… Похоже эти двое не раз сражались плечом к плечу.

– Тинар Быстрый, – юноша с глазами цвета сапфиров чуть поклонился. – Твое предложение – путешествовать вместе все еще в силе?

– Мое слово неизменно, – ответил он.

– Тогда позволь представить тебе моих спутников. Кэртис, – лениво чуть качнулась коса зеленоглазого. – И Сиган Убийца, – кивок и любопытный взгляд разноцветных глаз с лица, которое так сильно похоже на лицо правителя Мигара.


Когда они ушли, Тинар повернулся к Суилу и вопросительно взглянул на него, сцепив руки в замок, готовый слушать:

– Что скажешь, мой друг?

– Их ведет сама судьба. На всех троих печать силы и богов. Точнее на двух из них божественное благословение, а на зеленоглазом отметка Тьмы.

Тинар медленно кивнул:

– Как думаешь, что забыл темный в Белой Ложе?

Воин покачал головой, даже не рискуя высказывать предположений.

– Пригляди за ними.

– Слушаюсь, мой повелитель.


– Интересный этот парень – Тинар Быстрый. Явно не простой воин. Вон, как перед ним стелятся. Да и шатер у него центральный в лагере, – задумчиво заметил Сиган.

Все трое возвращались в гостиницу, чтобы подготовиться к утреннему отправлению в путешествие.

– Все, кто составляют его сопровождение – профессиональные воины, – подал голос Кэртис. – Он принимал участие в турнире Мигара, и они явно все это время ждали его возвращения здесь. Нам повезло. Путешествовать с отрядом воинов Пустыни – это намного лучше, чем отправляться в Пустыню в одиночку. Кто обратит внимание на возвращающийся домой отряд? А вот нас троих быстро бы обнаружили маги Белой Ложи. Я уверен, что они знают, что рано или поздно Лилиан придет по их души. Лучше пусть это знание придет к ним – поздно.

Сиган усмехнулся:

– Больше всего меня устраивает вариант тем, что не придется платить какому-нибудь каравану.

– Жадина, – тяжело вздохнул я.

– Я – пират, – обиделся он. – Неужели в тебе совсем нет даже малюсенькой жилки алчности, которой должен обладать мало-мальски приличный пират?

Я фыркнул:

– Значит я не приличный пират.

– Это уж точно, – расхохотался он. – С этим согласится любой, кто увидит тебя впервые, особенно при полном макияже.

– И умоется кровью, – кровожадно ответил я.

– И вот это будет поступок приличного пирата, – одобрительно отозвался мой капитан.

Мы оба заулыбались друг другу, а Кэртис только головой покачал:

– Пираты…

В гостинице, мы заказали себе плотный ужин, здраво рассудив, что в ближайшее время нам не светит комфортно поесть.

Кэртис, вгрызаясь в ножку какого-то подобия кролика, внезапно сообщил:

– Пустыня Совириса является охотничьими угодьями клана Песчаных Котов.

Я поднял голову:

– Ты говоришь про оборотней?

– Да, у нашего клана с ними хорошие отношения, хотя мы давно не пересекались. Пантеры создания лесные, торчать в песках не любят.

– И что нам дают ваши хорошие отношения? – поинтересовался я, понимая, что Кэрт не просто так начал этот разговор.

Зеленые глаза прищурились:

– Есть один долг, который клан Песчаных должен выплатить моему отцу. Думаю, если долг возьмёт его сын, они не обидятся.

Я улыбнулся:

– Кэрт, хочешь сказать, что ты их можешь использовать, как оружие нападения?

– При необходимости, как мою маленькую армию, – открыто улыбнулся он. – Они задолжали нам очень крупно.

– Вот как, – я качнул головой. – В который раз убеждаюсь, насколько ты полезный спутник, мой пушистый друг.

Сиган фыркнул

– Лучше помолчи, – бросил в его сторону ленивый взгляд оборотень.

И вот что удивительно, Сиган действительно промолчал.


Тинар наблюдал за своими гостями. И его уважение к Победившему росло с каждым днем путешествия, да и его спутники оказались не промах. На глазах вождя, эти трое умудрились за несколько дней расположить к себе даже самых подозрительных из его воинов. И пустынник понимал, что если бы эти трое задались целью, то он мог лишиться половины отряда, как минимум.

Суил тоже наблюдал и явно был недоволен происходящим. Однако еще более был недоволен тем, что его повелитель отказывался считать гостей опасными для отряда и народа в целом.

– Ты сам видел, что они несут в себе, – пожимал плечами вождь. – А я видел, как смерть отозвалась и пришла станцевать с этим юношей. Поверь мне, Суил, если бы они хотели, вред был бы уже нанесен. У них другая цель, мы лишь средство добраться до этой цели.

Воин только головой качал:

– Повелители Пустыни будут недовольны.

Тинар сумрачно посмотрел на него:

– Я попробую объясниться с ними, если они действительно будут недовольны. Но я не вижу для этого причин. Если они направляются к Белой Ложе – это проблема магов, а не Пустыни.

– Война может обернуться тяжелым бременем для Пустыни, – ответил Суил и напоролся на внимательный взгляд господина так, словно это был кинжал.

– Пустынник боится войны? – легкая ирония, под которой… предупреждение.

Воины пустыни не знали страха, а то, что сейчас сказал Суил, весьма его напоминало. Тот вздохнул:

– Нет, повелитель, не боюсь. Но я все же предпочел бы, чтобы война касалась лишь воинов, а вы знаете, что магам все равно кого убивать, мы лишь пыль под их ногами.

– Не думаю я, что до этого дойдет, – покачал головой Тинар, смотря, как веселятся его воины у костра, где их балует веселыми песнями брат-пират правителя Мигара.

И внезапно замер. Или это совпадение, или у его воина сглаз появился, так как из темноты в круг света костра, внезапно выступила тень, которая спустя мгновение превратилась в огромного песчаного кота.

Над лагерем медленно сгущалась тишина.

– Повелитель Пустыни, – тихо пробормотал Тинар. Неужели интуиция подвела его в этот раз, и он действительно зря взял с собой этих троих?

Желтые глаза обводили людей взглядом разумного существа. И внезапно вперед выступила гибкая темная фигура, только золотой искрой блеснула лента в тугой косе.

Шерсть на загривке кота вздыбилась, и утробный рык вырвался из оскаленной пасти.

Зеленые глаза почти светились в темноте, а холодный голос пронзал тишину, словно острый нож:

– Молокосос, рано тебе еще на меня пасть раскрывать. Позови кого-нибудь из старших.

Тинар в ужасе уставился на него. Неужели гость настолько лишился рассудка? И в этот момент оскорбленный кот бросился в атаку. Гибкая фигура легко уклонилась, и у приземлившегося оборотня на морде явно проступило озадаченное выражение, плавно переходящее в ярость и жажду крови.

– Что ж, – тихо прошелестел голос в ночной мгле. – Придется самому поучить тебя манерам, котенок.

И когда разъяренный кот прыгнул снова, ему навстречу метнулось гибкое черное тело.

Пустынники хором выдохнули, когда от удара сильной лапы песочно-золотисный кот покатился по песку, а неподалеку замерла огромная черная кошка, сверкая знакомыми зелеными глазами.

– Все-таки оборотень, – покачал головой Суил.

И в этот момент, словно из-под земли над жалобно подвывающим котом появилась другой. Более старший, и видно побывавший в битвах, кот. Он внимательно всмотрелся в пантеру и внезапно отступил на шаг. А еще спустя секунду распрямился человеком.

– Приветствую одного из Эро на землях моего народа. И прости этого несмышленыша, – мужчина медленно поклонился.

От удивления даже кот у его ног перестал скулить.

Пантера тяжело вздохнула и перевоплотившийся Кэртис проворчал:

– Сразу бы так.

Песчаный оборотень улыбнулся, разглядывая его лицо:

– У тебя лицо и манера разговаривать, как у твоей прекрасной матери, Кэртис Эро.

– Ты знаешь меня и мою мать? – вскинул бровь темный.

– Конечно, – поклонился тот вновь. – Все кланы кошек знают о твоей семье, и я в свое время сам присутствовал на той свадьбе, где Клан Истинных соединился с кланом Обращенных… ты – дитя этого союза.

Кэртис удовлетворенно кивнул:

– Все верно.

– Прости Эмриса, – Повелитель пустыни посмотрел на своего младшего собрата. – Он еще слишком юн, и я теперь понимаю, что поторопился взять его с собой.

– Ничего. На ошибках учатся, – фыркнул пантера. – Теперь он десять раз подумает, прежде чем начнет действие.

– Хотелось бы, – вздохнул кот. – Хотелось бы. Но что отпрыск Кагано Эро делает здесь? Кланы пантер владеют землями достаточно отдаленными от Пустыни Совириса.

– Это долгий рассказ, – пожал плечами Кэртис.

– Хорошо, я выслушаю его чуть позже. Могу я пока засвидетельствовать почтение Тинару Быстрому, главе этого отряда?

– Конечно, – хмыкнул оборотень. – Но может, ты все же хотя бы представишься, пустынный брат?

– Прости мне мои манеры, лесной брат, – он чуть поклонился. – Я – Когор Дари – глава клана Песчаных Обращенных.

– Кэртис Эро из клана Пантер.

Когор сдержанно поклонился:

– Увидимся чуть позже, Кэртис Эро, – и, развернувшись, направился прямо к Тинару.


Я грыз яблоко и наблюдал за нашим гостем. Когор Дари задумчиво теребил кисточку, свисающую с его тюрбана:

– Опасное предприятие.

– Ты отказываешься? – невозмутимо поинтересовался Кэртис.

Тот качнул головой:

– Не мне одному это решать. Однако должен сказать, что за последний век маги Белой Ложи изрядно испортили отношения с моим народом. Даже если совет клана решит, что мы не поможем тебе и не выплатим долг, я сам со своими людьми приму участие и помогу любыми силами…

– Ты так ненавидишь Белую Ложу? – не выдержал я.

И желто-янтарные глаза взглянули на меня:

– Мой сын погиб за её стенами. Они выбросили его тело на песок, заявив, что даже понятия не имели о том, что он оборотень и из нашего клана, что просто приняли его за одну из магических игрушек. Белил принес официальные извинения, но ими не смоешь крови и не вернешь моего сына. Я давно искал способ…

– Что ж, – Кэртис поднялся на ноги. – Тогда у тебя есть шанс, Когор. Сколько времени потребуется, чтобы мы могли услышать решение совета.

– Три дня, – ответил тот. – Вы как раз успеете доехать до точки, где отряд оправится в свой оазис, а вы свернете к Белой ложе.

– Хорошо, – кивнул Кэртис. – Тогда мы ждем ответа. Но если ничего не будет решено к тому моменту, когда мы войдем в ворота Белой Ложи, мы будем рассчитывать только на себя.

– Я понимаю… лесной брат

Когда он вышел, у меня в руке остался лишь черенок от яблока.

– Кэрт.

Он обернулся, и в глазах вопрос.

– Мне нужно всего лишь выкрасть трех жрецов из темницы Белой Ложи, мне не нужна армия, – сообщил я. – Пусть даже такая.

– Тебе не нужна, – пожал он плечами. – А мне нужна. Кто будет магов отвлекать, пока ты по подземельям ползаешь? Если магов чем-нибудь вовремя не занять, они чудить начинают.

Я фыркнул.

Сиган потянулся и зевнул.

– Все равно ответ услышим только через три дня. Не о чем тут спорить.

Полог шатра поднялся и на место Когора скользнул молчаливый Тинар.

Мы все твое с интересом уставились на пустынника. Тот вздохнул и посмотрел прямо мне в глаза:

– Победивший. Я слышал разговор твоего друга с Повелителем Пустыни. Могут ли мои воины и я присоединиться к тебе?

Я вскинул бровь:

– Зачем тебе это, Быстрый? Ты не знаешь ни нашей цели, ни намерений. Даже коты могут отказать нам в помощи, несмотря на долг, который их обязывает.

Тот медленно кивнул:

– Это я тоже слышал, но мои воины не хуже Повелителей Пустыни могут отвлекать. Давно уже мы ничего не могли противопоставить обнаглевшим магам из Белой Ложи, но теперь есть шанс нанести хотя бы мизерный вред… я не могу упустить его.

Сиган только головой покачал:

– Ну надо же, как эти парни всех до печенок достали. Видать действительно неладное что-то творится в этой Ложе.

Кэртис пожал плечами:

– Обычный дележ власти.

– Но у них же есть Первый среди светлых магов.

– Есть, но ему как кукловоду необходимо, чтобы его куклы в нем нуждались, так что пока они все думают, что он им для чего-то нужен, он не сможет умереть. Белилу выгодна такая позиция.

– Он тебе, похоже, не нравится, – заметил я.

– Он никому не нравится, – ответная усмешка не была веселой.

Я взглянул на пустынника:

– Что решаем с предложением уважаемого Тинара?

– Что с радостью и величайшей благодарностью принимаем его, – светло улыбнулся оборотень.


Я сидел на песке. Обняв колени, задумчиво рассматривал лагерь, раскинувшийся чуть ниже барханов. Песчаные коты пришли. Весь совет клана единодушно принял решение выйти против магов. Видимо ребята действительно перестарались, привнося свет и добро в этот район Эмира.

Я поплотнее укутался в плащ, все-таки пустынные ночи в противовес жарким дням холодны. Вся эта история смущала меня. Я все же не мог понять, для чего армия…

– Потому что Станислава нужно не просто выкрасть, – тихий голосок за плечом. – Белую Ложу надо изменить. Такого решение совета богов. Верховный очень недоволен тем, что там происходит. А Свет просто требует уничтожить этот вертеп, который пользуется его именем. Тьма едва успевает утихомиривать это вспыльчивое воплощение.

– Так что, получается, опять я служу не только тебе? – тихо поинтересовался я. – Ты одолжила меня…

Легкие бабочки-ладони ложатся мне на плечи:

– Я старая эгоистичная богиня, – тихо говорит она. – И ты понимаешь, что я довольно часто подставляла тебя. Однако… в этот раз все по-другому… Да, я одолжила своего жреца для выполнения общего задания. За это мне вернут часть моей силы, отобранной богами когда-то… ты же понимаешь, Ли, мне нужно восстанавливать свои позиции не только среди смертных…

Я кивнул:

– Я понимаю, моя госпожа, – и резко сменил тему. – Если мы вытащим Станислава, что ты будешь делать? Оставишь его третьим Верховным?

– Глупость какая! – возмутилась она. – Ты должен понимать, что это невозможно. У меня для него есть дело, но не как для Верховного Жреца… а как для элитного…

Я улыбнулся:

– Не надо так кипятиться, моя маленькая госпожа. Я рад, что все так удачно складывается.

– Ты замечательный, – меня быстро чмокнули в макушку. И я перестал ощущать её присутствие.

– Лилиииан! – громкий голос Сигана, вырвал меня из задумчивости.

Я обернулся и увидел карабкающего по бархану пирата, чуть впереди невозмутимо шагал Кэртис, как всегда выглядя грациозно…

– Мы начали за тебя волноваться, – пропыхтел Сиган все-таки поднявшись, и встав передо мной, пытаясь отдышаться… – Пришлось пускать по следу поисковую пантеру. Ты не представляешь, какие эти поисковые пантеры капризные…

Голос Кэртиса был почти меланхоличным:

– Я либо убью это морское чудовище, либо оставлю жить, чтобы я не один успел "насладиться" им в этом мире.

Я улыбнулся и поднялся на ноги. Потянувшись до хруста в костях:

– Как же мне нравиться жить.

Оба недоуменно уставились на меня.

– Что-то случилось, Лиани? – осторожно поинтересовался Кэртис.

Я с улыбкой покачал головой:

– Да нет, ничего такого… Просто собираюсь как следует отоспаться сегодня. Думаю, с утра нам предстоит много работы? Насыщенный событиями денек будет.

Их нагоняющие шаги я услышал лишь через пару мгновений после того, как прошел мимо этих двоих по направлению к лагерю.

Так втроем мы молча вернулись в лагерь.


Белил, верховный маг Белой Ложи, задумчиво рассматривал доклад. Странное что-то в нем, что-то неправильное. Нет, конечно, он знал, что отряд Тинара Быстрого некоторое время простоял под стенами Совириса, вся пустыня знала, что пустынник отправился на Турнир Танца в Мигаре. Сейчас он, судя по всему, возвращался домой. Однако почему так много сопровождающих? Причем появившихся уже в середине пути? Что-то тут не так. Неужели этот бешенный пустынник собрался с кем-то воевать? Но с кем? Почти все племена пустыни знают его и не рискуют связываться. Нет таких идиотов. С другой стороны, Тинар прибыл из Мигара без титула победителя. А это означало, что у многих появился шанс отыграться.

Маг раздраженно покачал головой, все равно что-то ускользало от него, а он не мог понять, что именно. Это раздражало.

– Мейдок, – рявкнул он в сторону двери. – Где ты там?!

Юноша появился как по мановению взмаха руки:

– Господин?

– Распорядись о завтраке, – раздраженно приказ маг.

Тот молча поклонился и исчез за дверью. А Белил лишь языком прищелкнул. Мальчик вошел в нужный возраст. Еще несколько дней потерпеть до его магического совершеннолетия и… мужчина огладил свою длинную белоснежную бороду и аж зажмурился от удовольствия. Ну, кто бы мог подумать всего каких-то двадцать пять лет назад, что он найдет такое сокровище прямо на помойке?

Глава семнадцатая. Мейдок.

– Идиот!

Юноша покорно опустил голову, ожидая удара, который не замедлил последовать.

В последнее время Белил был раздражителен больше обычного. И Мейдок прекрасно понимал почему. Шпионская сеть Верховного мага дала сбой, и последнему очень это не нравилось. К своему несчастью он не знал причины сбоев, хотя многие незначительные факты указывали на Черную Ложу, что не просто раздражало Белила, а приводило в неописуемую ярость. Он ненавидел Дэвида всеми фибрами души, и, тем более, презрительно-снисходительное отношение того к светлым и магам из Белой Ложи, в частности.

Самое печальное, что сбой дала именно та структура, которая отвечала за слежку за новоявленным Жрецом Лейлы, коим объявил себя изгнанный из своего собственного королевства принц Лилиан. Конечно Белил не слишком верил во все это, тем более, если учесть семью, из которой вышел так называемый жрец… Чтобы забытая богиня связалась с теми, кто уничтожил её культ? Бред.

Однако тот факт, что следы изгнанника затерялись сразу после Мигара, где он ярко засветился, как Победитель Турнира, наводили на неприятные мысли, что Верховный Повелитель Черной Ложи собирается использовать этого мальчишку, как свою марионетку, не зря к нему приставили такую значительную фигуру, как Кэртис Эро, фактически являющегося правой и одной из самых доверенных рук Черного Колдуна.

Тот факт, что именно в Белой Ложе содержались плененные настоящие последние жрецы Лейлы наверняка известен самому Дэвиду. А значит, у него есть какой-то план, до основ которого Белили не мог докопаться.

Несомненно, что мальчишка попробует добраться до Белой Ложи и освободить жрецов, но что это даст Черной Ложе?

Белил никак не мог прочитать интереса Дэвида и злился еще больше. А тут еще и Мейдок пролил несколько капель из чашки, когда ставил её перед своим господином.

– Убирайся вон! И не показывайся мне на глаза до вечера!

– Слушаюсь, ваша Светлость, – юноша низко поклонился и выскользнул из комнаты.

Только в коридоре он позволил себе улыбнуться, потирая правую руку, на которую пришелся удар. Все шло по плану. Идея использовать паранойю Белила по поводу Верховного Колдуна Темных, была гениальной. Благодаря этому светлый маг даже не подозревал, что его ожидает в ближайшее время, и что потерянный объект его слежки на самом деле очень близко, и отнюдь не является чьей-то куклой, ну, разве что в руках богов.

Манипулировать магами оказалось так просто и сложно одновременно… самая большая сложность всегда заключалась в тех событиях и их контроле, которые проходили вне стен Белой Ложи.

Мейдок давно понял, что светлые маги не являлись тем, кем представляли себя миру, они творили во имя Света такие вещи, что его тошнило при взгляде на некоторых магов, проживающих в Ложе. Темные, наверное, и то более приятны…

Митас рассказывал, что когда-то было все по другому. Хотел бы Мейдок видеть, так ли было все на самом деле. Однако сомнений не вызывал тот факт, что Белая Ложа нуждалась не просто в хорошей встряске, а в глобальной чистке.

И юноша не против был самостоятельно заняться наведением порядка.

Чтобы воплотить это в жизнь, Мейдоку требовалось всего ничего – стать Верховным Магом Белой Ложи.


Над ним виднелся кусочек неба. Правда, тогда он еще не знал что это. Он даже не знал, что это что-то голубого цвета, и что он ВИДИТ… Просто раньше ничего подобного он не видел и не ощущал. Вообще до этого видеть не умел. Кто-то рядом горько плакал, его сжимало слегка, и это явно было неправильно, однако одновременно он слышал знакомый стук сердца, хотя и несколько суматошный. Но это несомненно было сердце его матери. И голос мамы теперь звучал как-то странно. Раньше он слышал его совсем по-другому, хотя… это все равно был голос мамы.

В принципе все началось гораздо раньше, но вот это воспоминание самое яркое, потому что оно было сразу после того, как он родился. И наградили же боги страшным проклятием абсолютной памяти. Мейдок помнил не только то, что написано или сказано в его присутствии, юноша помнил миг своего рождения. Это страшно…

Дело том, что когда начинаешь осознавать и вспоминать впоследствии, многие вещи, которые в тот момент казались непонятными, раскрываются с новой стороны. И честно, он всегда завидовал тем остальным его окружающим, которые не помнили первых своих шагов и слов. А многие события из их жизни навсегда благополучно проваливались в темную бездну сознания, чтобы никогда оттуда не появляться. Юному магу, к сожалению, это было недоступно.

Мало того, ему пришлось заставлять себя вспоминать прошлое, и те звуки, которые по малолетству казались ему всего лишь непонятным шумом с определенными интонациями, выстраивать в понятные теперь слова.

Проклятие абсолютной памяти в данный момент он не променял бы ни на какие блага на свете. А так же еще один неоценимый талант: юноша был способен договориться с любым замком, как простым, так и магическим. Все двери гостеприимно предлагали ему свободный проход. Удивительное и очень полезное в жизни Мейдока свойство.

Оба этих таланта помогли ему не просто выжить, но многому научиться и фактически к своему магическому совершеннолетию взять под контроль всю Белую Ложу, оставаясь за кулисами, незамеченным и невидимым.

Мейдок знал, что приближается тот день, когда ему придется выйти на сцену и открыть свое лицо, потому что когда его магическая сила и дар наконец достигнут предела и сформируются в устойчивый поток… тогда Белил постарается забрать его жизнь. Именно для этого Верховный маг Белой Ложи держал при себе найденыша. Именно поэтому устранил его мать, когда перестал видеть её полезность.

И к своим двадцати пяти годам юный необученный, по мнению многих в Белой Ложе, маг, люто ненавидел трех человек: своего "благодетеля" Белила, своего отца и своего деда…

Он хорошо помнил рассказ матери о её судьбе, который она решилась рассказать за два дня до своей смерти, но не сыну, которому тогда исполнилось лишь пять лет, а его будущему настоящему учителю. Правду о Мейдоке с тех пор знал только он.


Её звали Элеонора Раис Винзар, третья дочь графа Винзора Мирейского. Ей исполнилось всего семнадцать, когда она попала в руки загонщиков Дикой Охоты короля Регила. Ей повезло… она выжила и смогла вернуться домой. Но… семья с позором отказалась от неё. Опозоренная и изуродованная графская дочь не имела права на жизнь. Её отец сам вынес ей меч, на который она должна была броситься, но у неё не хватило воли и сил. Несмотря на все случившееся, девушка не могла вот так просто отказаться от жизни. Тем более, что, как и многие женщины её семьи, уже знала, что в глубине её сущности зародилась искра жизни.

Она ушла от дверей дома, забрав меч, который смогла перепродать. Элеонора первым делом сходила к хорошему магу, заплатив приличную сумму из вырученных за меч денег, чтобы узнать имя отца своего ребенка из тех восьмерых, что пользовали её ту ночь. Маг оказался неплохим человеком, он даже назвал ей будущий пол ребенка и посоветовал уходить из города и страны как можно дальше, чтобы отец ребенка никогда не узнал, что у него есть неучтенный бастард мужского пола. До сих пор, благодаря магическому вмешательству, которым пользовались многие благородные, стараясь защитить себя от бастардов, все женщины, кроме его жены рожали девочек.

Сын Элеоноры появился благодаря её собственной скрытой силе, которую никто не развивал.

Девушка последовала совету мага, но прежде смогла встретиться с одной из своих сестер. Та помогла ей покинуть город так, чтобы их родители думали, что опозоренная дочь все же решилась на самоубийство.

Элеонора выбрала прибежищем Прибрежные Королевства и… прогадала… Она не была приспособлена к жизни на улице, она не могла быть даже шлюхой из-за изуродованного лица. Деньги быстро кончились, она едва-едва дотянула на них срок беременности, но родила сына на какой-то помойке в одном из закоулков Совириса.

Именно там её и нашел Белил, который ездил на встречу с наместником города и почувствовал огромный всплеск магической энергии при рождении сильного мага.

Когда он увидел бледную отощавшую уродину, маг сначала даже глазам своим не поверил, но ребенок на её руках, смотрел на него странным недетским взглядом, совершенно не похожими на мутные младенческие глаза.

Просканировав ребенка, Верховный Маг Белой Ложи пришел в совершенный восторг, он и не надеялся на такой подарок судьбы. Сила мальчика по достижению своего пика должна была быть огромной и необычной, и если её "выпить" знающему магу… Белил намеревался очень сильно продлить себе жизненный срок за счет Мейдока и изрядно пополнить свои магические запасы. Хотя для этого и пришлось бы подождать двадцать пять лет.

Он забрал мать и ребенка к себе в Ложу, и пристроил женщину работать на кухню. А через пять лет затребовал мальчика себе в услужение. К тому моменту, Элеонора уже прекрасно понимала, что попала отнюдь не в сказку и, хотя не понимала, что именно нужно Белилу от её сына, сильно тревожилась. И она успела найти своему сыну союзника. Именно этот маг высказал предположение, для чего нужен Белилу Мейдок и именно тогда Элеонора инициировалась, как маг, выпустив всю свою магическую энергию, которая все эти годы дремала внутри её хрупкого тела.

Но необученная, изломанная жизнью…она ничего не смогла противопоставить Верховному магу, и тот выпил её силу, словно вампир, готовясь к тому моменту, когда подрастет его основной донор.

Белил не знал, что Мейдок запомнил их разговор и последующую короткую битву в мельчайших подробностях, он думал, что подчистил память мальчику, но абсолютная память и магия не позволили забыть Мейдоку правду.

Последующие годы напоминали ад, но был еще Митас… Отшельник, заточенный в глубинах Белой Ложи. Точнее он сам добровольно себя заточил, после гибели своего друга – предыдущего повелителя Белой Ложи. Митас был очень стар, кроме всего прочего, погибший приходился ему внуком, последним из его семьи. Ничего удивительного не было в том, что после его смерти, маг потерял интерес к жизни. Он ушел куда-то на нижние уровни, добровольно обрекая себя на затворничество, погрузившись в какие-то опыты и эксперименты.

Как мать Мейдока смогла познакомиться с ним? Сам Мейдок узнал это лишь когда ему исполнилось пятнадцать и он все же решился задать этот вопрос. Все оказалось просто, именно её в итоге отрядили носить отшельнику еду раз в неделю. Все боялись спускаться в подземелья, там давно уже не властвовали люди, а новенькая, да еще и уродина, ничего не знала и никто не испытывал к ней жалости, так что… в итоге именно Элеанора заинтересовала старого мага, и он постепенно вытряс некоторые подробности её жизни. Он настолько заинтересовался некоторыми отпечатками, которые несла её аура, что однажды даже поднялся наверх из своих подземелий, чтобы взглянуть на её сына. Именно тогда Мейдок и услышал историю жизни своей матери и впервые услышал имя своего настоящего отца.

Ни он, ни Митас не знали, что юной Элеоноре осталось жить всего двое суток, иначе бы маг, скорее всего, не стал рассказывать ей о своих предположениях по использованию её сына.

Митас взялся тайно обучать Мейдока магии, а когда тому исполнилось пятнадцать лет – они разработали план, который начали медленно и верно приводить в действие, постепенно захватывая контроль над информацией и властью в Белой Ложе. Примерно тогда же мальчик познакомился с пленниками, заточенными в отдельной зачарованной башне, нечаянно пройдя сквозь несколько зачарованных стен.

Юношу всегда интересовал вопрос, почему жрецов держат в таких достаточно комфортных апартаментах, а не в казематах Ложи, где даже тюремщики напоминали монстров.

Тогда-то Станислав любезно рассказал ему о других планах Белила, для которых магу требовался огромный магический потенциал. У Белила была мечта. Этот маг не собирался довольствоваться одной Белой Ложей. В его планах было построить настоящую Светлую Империю с бессмертным императором во главе – соответственно им самим.

Он сам рассказал, что будет со жрецами, когда он добудет нужное количество силы. Всех троих, признанных своей богиней, он собирался сделать своими рабами в новой империи, но для начала ему требовались все знания, которые сохранились в памяти и сознании жрецов.

Требовалось истощить жрецов магически, но подземелья Ложи были для этого слишком пропитаны магией смерти и отчаяния. А все прекрасно знали, что жрецы Лейлы способны восстанавливать силы из любого проявления магии. Поэтому для их пленения была специально выстроена башня, где не было применено ни крупицы магии, только жизни рабов и строителей. Как можно дальше от земли, которая так же могла дать им магию, так как в качестве охотников жрецы Лейлы привнесли земле и фауне очень много полезного. Магические щиты накладывались настолько далеко от самого камня, что до них не было возможности добраться, так как нужно было пройти слишком много закрытых и запертых дверей и замков не магического происхождения. Зато и с внешней стороны никто не мог пробиться. Таким образом в комфорте, не испытывая нужды в еде и различных благах, жрецы оставались полны физических сил и здоровья, но в полном одиночестве и постепенно растрачивающие свой магический запас, слабея с каждым днем.

Долгий процесс, но как успел заметить Мейдок, Белил был весьма терпеливой личностью.

Юноша сжал ладони кулаки – в отличие от него самого. И все же, он тоже ждал достаточно долго. Удивительно, но Мейдок не переставал истово надеяться на то, что сможет уничтожить Белила до своего совершеннолетия, как мага. И в этом ему поможет Лилиан Катани, старший сын Регила, человека которого Мейдок ненавидел так же неистово, как и Белила, хотя и не видел его никогда в жизни.

И даже больше, чем просто использовать нового Верховного Жреца Лейлы в своих планах. Мейдок очень хотел посмотреть ему в глаза и понять, что заставило принца устранить короля таким изысканным способом – сведя того с ума?

В конце концов, в отличие от самого Мейдока, Лилиан был его законным сыном.


Я провел по мечу тряпкой в последний раз и залюбовался переливом стали в неверном свете луны. Синее Пламя – меч Верховных Жрецов Лейлы. Моя Госпожа рассказала, что я единственный, кто сражается им одной рукой, удерживая его на весу, хотя все предыдущие владельцы рано или поздно становились мастерами во владении двуручным мечом. Откуда пошла эта традиция – передавать Пламя своему приемнику – она так и не рассказала мне.

– У него есть имя?

Я поднял голову и взглянул на Когора. Вождь клана Песчаных котов стоял совсем рядом, почти неслышно подкравшись ко мне.

Оборотень воспринял мое задумчиво молчание по своему и пояснил:

– У всех мечей такого качества и духа, как у вашего – есть имена.

Медленно кивнул:

– Его имя – Синее Пламя. И он говорит, что вы весьма прозорливы.

– О Лейла! Он уже начал разговаривать с мечом! – веселый голос за спиной песчаного заставил того почти ошалело вскинуться. Видимо Когор не слышал приближения пирата.

Сиган весело подмигнул мне:

– Хорошее имя для хорошего друга.

Я улыбнулся:

– Ты ведь не про мой меч пришел говорить?

– Нет, конечно, – тот небрежно махнул рукой. – Мы приняли решение и даже разработали план.

– Хорошо, – кивнул я.

– Кэртис Эро действительно великий военачальник, – тихо подал голос Когано. – Совет клана решился выставить своих воинов именно после того, как прозвучало, что именно лесной брат поведет нас в битву.

– Да, – я медленно кивнул. – Они не прогадают. Когда светлые узнают о готовящемся нападении?

– По нашим расчетам как раз сегодня ночью-утром. Трудно не заметить небольшую армию под боком, – ответил Сиган. – Белил успеет подготовиться, но я сомневаюсь, что они поймут, что атака Ложи – это всего лишь отвлекающий маневр.

Я кивнул и взглянул в его разноцветные глаза:

– Я вижу в твоей душе разочарование, Сиган. Кто смог тебя уговорить остаться и отпустить меня в одиночку?

Тот как-то нерадостно хмыкнул:

– А ты догадайся.

– Кэртиса ты бы вряд ли послушался, – вскинул я брови.

– Верно. Это прямой приказ.

Я удивился:

– Лейла приказала тебе?!

Он медленно кивнул и остро взглянул на Когано. Тот отрывочно поклонился и отошел, что бы не мешать разговору двух жрецов.

– Она сказала, что тебе нужно некоторое время попытаться все сделать самому. И я смогу вмешаться лишь через несколько часов, не раньше.

– Что задумала наша госпожа?- пробормотал я.

– Я бы тоже это хотел знать, – качнул головой пират. – Очень. У меня такое ощущение, что освобождение Станислава – это не основная наша задача. Уж больно все ладно складывается. Даже эта небольшая пустынная армия так уж вовремя подвернулась.

Я пожал плечами:

– Лейла говорила, что Белая Ложа переполнила чашу терпения богов и даже собственного воплощения.

– Ничего себе, – присвистнул Сиган. – Мило. А что она говорила про семейные встречи?

– О чем? – искренне удивился я.

Разноцветные глаза блеснули:

– Когда я получал от неё приказ, у неё проскользнула фраза про семейные встречи, которые нужно проводить наедине без посторонних глаз…

Я покачал головой:

– Что-то не нравиться мне все это…

Пират молча положил мне руку на плечо. Он тоже чувствовал, как напряжение и чувство тревоги наполняет пространство, зарывается в песок, вольготно устраиваясь у нас в ногах.

– Пойдем, Кэртис расскажет тебе план, – наконец нарушил молчание пират. – К тому же его интересует твой собственный план, чтобы он знал, где тебя искать.

Я хмыкнул:

– Тогда ему придется чуть подождать, Лейла собиралась сообщить мне это буквально через минутку где-то часа два назад.

+ Жалуешься? + прошелестело в воздухе. И босые пальцы ног поворошили теплый песок, остывающий в ночной прохладе.

+ Как я могу, госпожа моя…+

Она усмехнулась, и у меня прорезались нехорошие предчувствия. Сиган сочувственно сжал мне плечо.


– Это будет завтра ночью, – тихо заметил Мейдок, рассматривая бумаги, разбросанные на столе.

– Белил очень сильно бушевал? – насмешливые интонации.

Юноша взглянул на темную фигуру, устроившуюся в кресле, и невольно коснулся шеи в тех местах, где багровели синяки в виде отпечатков пальцев:

– Ну я бы тоже не обрадовался, обнаружив небольшую армию под стенами Белой Ложи, оказавшуюся там как по мановению палочки. Я восхищен оперативностью и быстротой противника. Очень шустрые ребята. И несмотря на то, что Белил их не воспринимает всерьез, ему все равно все это не нравиться.

– Он в курсе, кто ими руководит?

– Нет, – улыбнулся Мейдок. – Его Светлейшиство думает, что просто Тинар Быстрый слишком уж расстроился из-за проигрыша в Мигаре и решил таким вот экзотическим способом смыть позор со своей репутации. А оборотни просто подвернулись под руку. Они давно точили на Белила зуб. Верховный маг собирает весь совет для экстренного совещания. Но никто не видит особой угрозы от кучки варваров.

– Удивительный парень этот Лилиан Катани, – покачал головой сидящий. – И я явственно вижу происк судьбы во всем этом.

– Вы предвидите, учитель? – тихо поинтересовался Мейдок.

Тот медленно кивнул.

– Мы будем предупреждать жрецов?

– В этом нет нужды, – тихо ответил Митас и поднялся на ноги.

Не смотря на свой возраст, этот маг обладал высокой мощной фигурой от рождения, и его изборожденное морщинами лицо было лицом не старика, а скорее пожилого человека:

– Тебе нужно кое-что сделать, Мейдок. И к завтрашней ночи повторить одно заклинание.


Я с ужасом смотрел на свою богиню:

– П-повтори. Пожалуйста, что ты только что сказала.

Она лукаво улыбнулась и терпеливо повторила:

– Я сказала, что тебе придется воспользоваться канализационными трубами. И не надо так скрежетать зубами. Это единственное не охраняемое место в башне.

Я мученически застонал, вот не зря меня мучили такие плохие предчувствия.

Богиня хихикнула:

– Ли, ты ведь не надеялся, что я просто открою тебе портал. Если бы все было так просто…

– Но канализация?!

– Она не охраняется раз в пять лет. Как раз завтра ночью.

– А что происходит? – подозрительно осведомился я.

– Белая Ложа насквозь пронизана магией. Особенно её нижние уровни. И отходами являются не только привычный мусор в человеческом понимании. Завтра пойдут отбросы магии, которые впитывает в себя песок пустыни. Завтра ни один человек не сможет находиться рядом с выходом таких вот магических нечистот.

Я задумчиво покрутил головой:

– Госпожа моя, я человек, между прочим…

– Вот для этого я могу даровать тебе защиту. Но ненадолго. Есть определенные ограничения. И тебе придется пересечь весь путь самое большее за полтора часа. Потом защита рассыплется…

– А вонь? – простонал я.

– Нуууу…

– Все ясно, – тяжело вздохнул я. – Что еще мне надо знать?

– Тебе нужно найти человек по имени Мейдок. Только он сможет провести тебя беспрепятственно к пленникам.

– И почему он это сделает?

Лейла улыбнулась:

– Потому что ты пообещаешь ему помощь.

– Какого рода?

Она всплеснула руками:

– Нет, ну какой ты все-таки подозрительный, Ли. Ты поможешь ему стать Верховным Магом Белой Ложи.

Я смотрел на свою богиню и понимал, что тут что-то странное происходит.

– Госпожа моя, а почему именно я? Ведь моя задача освободить жрецов. Такой договор надо заключать с Кэртисом, особенно если он действительно захватит Белую Ложу. Ведь тогда она станет владением Темных и подпадает под законы захваченной крепости.

– А я тебе не говорила? – удивилась она, и я ни на мгновение ей не поверил.

– Нет, – напряглось что-то внутри меня натянутой струной.

– Потому что он – твой брат.

Я тихо выдохнул, и устало попросил:

– А можно чуть подробнее?

Тонкие ладошки легли мне на плечи, затем обхватили за шею. Я обнял свою богиню в ответ. И, наконец, услышал рассказ:

– Он на несколько месяцев младше тебя. Его мать была жертвой охоты твоего отца и вовремя ушла из города. Через три дня у Мейдока день рождения, ему исполниться двадцать пять лет. Его мать одна из дочерей графа Визора, ты должен его помнить, только он думает, что дочь умерла. Никто не знает о Мейдоке и Регил тоже не знал.

– А сам… Мейдок?..

– Знает, – шепот щекочет мне ухо. – Он необычный, как и все вы. Сам Свет выбрал его в качестве замены Белилу. Мейдоком невозможно управлять. Но его не интересует ни Мирейя, ни трон. Он ненавидит Белила, Регила и графа Визора.

– Почему я узнаю о нем только сейчас?

– Потому что тебе нельзя было слишком долго думать над этим, – тихо ответила богиня. – Ты должен встретиться с ним, поговорить и помочь ему стать Верховным Магом Белой Ложи.

Я молчал некоторое время, вдыхая слабый цветочный запах волос своей госпожи.

– Я… понимаю… наверное…

– Прости, – она чуть отстранилась.

– Я повинуюсь тебе, моя госпожа, – тихо ответил я. И она растворилась в моих руках.

Я медленно упал спиной на песок, всматриваясь в звездное небо. Надо было встать и идти, меня ждали на совещании, но столько новостей… еще один брат… Его мать явно была необычной женщиной, раз смогла выжить в этом жестоком мире. Родить его…

Я встряхнулся и поднялся на ноги.

Похоже, стоит сообщить некоторые факты военачальникам армии. Боги решили, что делать с Белой Ложей, на откуп победителям её явно не собираются отдавать.


– Что-то грядет, – тихо заметил Станислав.

– Почему ты так решил? – Корал поднял глаза от картинки. Которую выкладывал весь этот медленно тянущийся день.

– Чувствую напряжение вне этих стен.

– Кроме того, – подал голос Винил. – Белил не почтил нас своим присутствием, хотя сегодня именно такой день, когда он приходит обязательно вытянуть из нас очередную порцию силы. Да и Мейдока не видно уже несколько дней.

Станислав повернулся от стекла и пристально взглянул на своих друзей.

– Я думаю, нам стоит подготовиться. Что-то назревает серьезное. И от нас постараются избавиться.

Корал поднялся на ноги:

– Думаешь, пришло время?

– Да, – кивнул Станислав.

– А если это не так?

– Тогда Белил узнает, что мы скрывали от него намного больше, чем он думал, и что мы почти полностью сохранили свои силы, – тихо ответил синеглазый жрец. – И скорее всего посчитает возможным выпить нас до дна, так как мы станем слишком опасны для него, потому что он перестанет верить в возможность превращения нас в послушных марионеток.

– Я всегда доверял интуиции Станислава, – после долгого молчания заметил Винил. Его слепые глаза смотрели в никуда. – Я думаю, нам нужно рискнуть.

Корал хмыкнул:

– Что бы ни было, я с вами. После полувека заключения вместе и не надейтесь отвязаться от меня просто так. И вообще, с чего вы решили, что Белил справится с нами троими? Мы может и стали чуть послабее, чем были, но все же… по Эмиру снова ходят жрецы Лейлы, а значит с ними наша вера в богиню снова имеет силу.

Глава восемнадцатая. Белая Ложа

С собой я мог взять только кинжал. Синее Пламя всегда на грани вызова, так что я был в принципе вооружен и опасен. Сиган одолжил мне свой головной платок, чтобы спрятать непокорные пряди волос, остальное я заплел в тугую косу, очень похожую на косу Кэртиса. Ничего лишнего. Моя задача заключалась в проникновении в одну из самых неприступных крепостей Эмира… Всего лишь.

Кэртис собирался атаковать около полуночи, дав мне форы в три часа. Полтора часа на преодоление канализации, и полтора часа на поиск и знакомство с Мейдоком. Все по-честному.

Я глубоко вздохнул. Как ни странно, но вход в сток обнаружился недалеко от нашего лагеря, так что особо бегать не пришлось. Но для начала придется поползать, и я, махнув на прощание рукой Сигану, нырнул в узкую дыру между горячих от дневного нагрева камней. Вниз. В странную, зловонную темноту. К тварям, что бродят в подземельях среди нечистот, производимых Белой Ложи.

Похоже, будет весело…


– Тинар Быстрый не смог забыть? – магистресса Луара криво улыбнулась. – Чего же он ждет, стоя под нашими стенами? Я бы на его месте давно уже пыталась пробиться, атаковать или еще что-нибудь.

Белил поморщился:

– Луара, этот варвар не настолько уж и туп. Он чего-то ждет.

– Светлейший, вы думаете, у него есть какой-то план? – подал голос один из самых молодых магов.

– У всех военачальников есть какой-нибудь план, – проворчал маг, потирая узкий подбородок, на котором уже давно ничего не росло. – А Тинара сейчас решили поддержать оборотни. Похоже, они до сих пор не забыли нам ошибку с тем мальчишкой. И угораздило же, Вас, магистресса, экспериментировать над тем оборотнем.

Луара пожала плечами:

– Он всего лишь животное. На большее он и не годился. И я до сих пор не понимаю, чего нам бояться? Зачем мы собрались здесь? Неужели, вы действительно полагаете, что эти варвары с их союзничками-оборотнями пробьют нашу оборону? Что они вообще могут?

Белил покачал головой:

– Никто не говорит, что нас кто-то захватит. Сейчас вопрос стоит таким образом: этот прецедент может дать надежду другим кланам. А если вся пустыня встанет против нас, не уверен, что нам удастся отделаться простым испугом. Наглецов под нашими стенами надлежит наказать и наказать так, чтобы на века и века все забыли о самой возможности помышлять о нападении на Белую Ложу.

Маги зашевелились в своих креслах, они все недоумевали, зачем был так экстренно созван магический совет, когда с нападением должны разбираться воины, однако, теперь слова Верховного мага все прояснили. Многим из них придется размять косточки и стряхнуть пыль с подзабытых боевых заклинаний.

Со своего места поднялся главнокомандующий светлыми войсками:

– Господа маги, позвольте мне пару слов вставить.

– Докладывайте, Лорд Динар, – кивнул Белил.

– Ситуация такова, что почти все наши войска были отправлены на границу Пустыни разбираться с двумя городами, которые высказали признаки неповиновения. На стенах Белой Ложи осталось не так уж и много воинов, хотя их численность все же превышает количество тех, кто встал лагерем у наших стен. Они до сих пор не высказали никаких признаков агрессии. Просто стоят и ждут, и одновременно не отвечают ни на один из наших запросов.

– Вы высылали к ним посланца? – поинтересовалась Луара.

– Да, магистресса, – поклонился мужчина. Его светло-серые глаза смотрели почти безмятежно с лица, изуродованного шрамами.

Луара с некоторым неодобрением поджала губы. Этот воин не обладал никакими магическими способностями, хотя и славился своими неожиданными комбинациями на военном поприще. Для магистрессы, все кто не принадлежал к касте магов, были ущербными созданиями. И ей претило разговаривать с воином, но… он был командиром их воинов.

Женщина взмахнула веером, прикрывая свою несколько дрябловатую грудь, которая выглядывала из глубокого выреза розового строгих очертаний платья.

– И?

– Он не вернулся, – спокойно отозвался воин. – Это и заставило нас начать подготовку к обороне.

– Но почему обороне? – подал голос кто-то из магов. – Почему мы просто не атакуем этих наглецов и все.

– Потому что, – рявкнул Белил, поднимаясь на ноги. – Они до сих пор ничего не сделали, и если мы просто сметем эту стоянку варваров с лица Эмира, без каких либо объяснений, то у многих возникнут вопросы. Мы с вами не Черная Ложа, которая может отделаться фразой: "Что они просто не так на нас посмотрели!" У нас и так хватает проблем с теми государствами, которые граничат с нашими владениями. Правители Прибрежных Королевств уже намекали о том, что они предпочтут пойти на поклон к Черным…

Маги на местах завозились, кто-то презрительно фыркнул.

Белил взял себя в руки и посмотрел на главнокомандующего:

– Динар, что показал магический посланник?

– Ничего, Светлейший, – пожал плечами тот. – Над лагерем мощная магическая защита.

– Еще вчера её не было, – побледнел маг. В зале наступила почти мертвая тишина. Все напряженно прислушивались к докладу.

– Была, – вздохнул Динар. – Просто это был морок, который нам показывали, а теперь они не видят причин тратить на это силы.

– Морок? – выдохнула Луара. – Значит, варваров поддерживает какой-то маг?

Воин покачал головой и повернулся в сторону невысокого юноши, которого было почти не видно за его спиной.

– Гунар. Расскажи, ты у нас по магической расшифровке силен и господам магам будет понятней.

Тот нервно поправил золотистую прядь волос, выбившуюся из-под форменной шапки боевого мага разведчика. Видимо он совсем недавно получил свои нашивки, потому что явно не привык докладывать такому высокому собранию о своих предположениях.

– Это не совсем магическая защита и морок, госпожа магистресса, – он прокашлялся, чувствуя, что голос охрип и не слушается.

– Что это значит? – раздраженно нахмурилась дама.

– То, что это божественная защита. В лагере, скорее всего, находится довольно сильный жрец какого-то из богов. Именно божественная сила дарует ему и всему лагерю магический полог, который недоступен для взора магического посланника.

– Жрец? – рядом с Белилом шевельнулся старенький маг-погодник. – А вы, юноша, не могли бы показать нам этот полог? Возможно, мы смогли бы определить, какому божеству принадлежит наш гость.

– Да, ваша светлость, – уважительно поклонился тот и сплел руки особым образом.

Старичок одобрительно хмыкнул, когда увидел, как между уверенных пальцев возникло облачко. А юноша-то был не промах, не зря главнокомандующий его к себе приблизил.

– Ну-ка, ну-ка, – наклонился он вперед.

Белил закусил губу, рассматривая темный сгусток в руках юного мага.

И внезапно все маги отшатнулись. Гунар вскрикнул, когда темное облако окутало его самого, но мгновение спустя облако рассеялось и высокое магическое собрание увидели, что рядом с юношей мерцает призрачная фигура высокого молодого человека со светло-русыми волосами, рассыпанными по плечам. Разноцветные глаза насмешливо смотрели прямо на Белила с красивого лица, а прямо над переносицей незнакомца нестерпимо полыхали три синих лепестка.

– Уважаемый, мое имя – Сиган Клейорик, я новый Верховный Жрец Лейлы. – глухой голос, присущий именно магическому посланнику, прозвучал в зале. – У вас время ровно до полуночи. Вы должны освободить из заточения трех жрецов Лейлы, которых удерживаете в своей Ложе против их воли. Тогда мы уйдем с миром. Если нет, то мы атакуем вас.

Фантом рассыпался мелкими сияющими искрами, которые растаяли, не долетев до пола.

Старичок-погодник поднял необычайно ясные глаза на Белила:

– Мы держим в плену трех жрецов Лейлы?

– Какая чушь, – верховный маг сплел пальцы рук в замок.

– Разве? – спокойный голос от дверей, ведущих в залу, потряс многих до глубины души. Почти все присутствующие, за исключением нескольких молодых магов, появившихся в совете уже при правлении Белила, помнили этот голос.

– Митас! – Луара вскочила со своего места. – А я думала, что ты уже умер.

– Нет еще, – покачал отшельник головой, выходя на середину залы и пристально смотря на Белила. – Верховный, почему бы тебе не сказать правду и не открыть высокому собранию, кто именно заключен в башне выстроенной пятьдесят лет назад руками рабов, без единого магического вмешательства. В Башне, которую ты называешь своей резиденцией, но бываешь там не более одного раза в неделю?

– Вы что, поверите этой странной уловке с фантомом? – Белил выпрямился на своем месте, не собираясь сдаваться вот так просто.

Старичок рядом с ним покачал головой:

– Я стар, Белил, и в последнее время мне многое не нравится в нашей ложе, но я старик. А кто будет вслушиваться в брюзжание старика.

Многие покачали головами. Все слишком хорошо знали Залила, одного из старейших магов всего Эмира. Говорили, что даже Верховный маг Черной Ложи с почетом встречал этого мага у себя.

Тот тем временем продолжал:

– Однако, я многое повидал на своем веку и магического посланника, напитанного божественной силой от простого фантома отличу. Почему же новый верховный жрец возрождаемого культа пришел по наши души? Откуда ему взять такую информацию? Разве что от своей богини… он достаточно молод судя по виду, значит ему дано задание. И что-то я не верю, что Митас просто так покинет свои подземелья… итак, Светлейший, кто же заключен в башне?


Мейдок ждал. Предвидение никогда еще не подводило его учителя. У каждого свое проклятие, думая о том, сколько всего не смог предотвратить Митас, зная о том, что произойдет, Мейдоку легче было смириться со своим собственным проклятым даром памяти. Учитель посмеивался над им, говоря, что это дар, а не проклятие, но сейчас юноша был в корне не согласен, потому что перед глазами снова и снова встала картина умирающей изможденной женщины, чьи высохшие губы все время повторяли проклятия, путая два имени – Регил и Белил. В чем-то даже похожие. И вот теперь, Мейдок ждал того, кто рос рядом с этим никогда невидимым врагом. Того, кто этого врага уничтожил.

И словно по расписанию в черную решетку вцепились сильные бледные пальцы, испачканные грязью и слизью. А затем прутья, словно повинуясь магическому импульсу, медленно со скрежетом начали раздвигаться.

Мейдок широко раскрытыми глазами смотрел на это, видя, как напряглись пальца рук, побелели костяшки, выдавая усилия прилагаемые их хозяином. Потому что магии не было. Толстые надежные прутья канализационного люка раздвигались, повинуясь физической силе.

Слухи о силе принца Лилиана не лгали.

А потом в полумрак коридора шагнула гибкая фигура. И Мейдок поднял легкий меч, который держал в руках.


– Не двигайся, – острый кончик лезвия кольнул меня в обнаженный участок шеи.

И я замер, повинуясь повелительному шепоту. КАК?! КАК я не заметил его?! За последние полтора часа, я научился определять врага за метры от себя, а этого парня не заметил.

– Не переживайте так, Ваше Высочество, – тихий насмешливый шепот, словно он читал мои мысли. – Просто я воспользовался моментом, когда божественная защита спала с вас, словно шелуха, и на это драгоценное мгновение вы потеряли ориентацию в пространстве, почти не заметив этого. Так что у меня просто было преимущество, которым я и воспользовался.

– Ты ждал именно меня? – спокойно поинтересовался я. – Именно там, куда я должен был прийти?

– Это преимущество магии, Ваше Высочество. Предвидение.

– О, – я замолчал, осмысливая. Вот уж попал, так попал. Но пока этот парень не старался меня убить, а значит ему что-то нужно.

– Повернитесь, Ваше Высочество, я хочу посмотреть вам в лицо.

Я вздохнул и повиновался. Мне тоже было интересно посмотреть на этого шустрого типа.

– Ну от вас и вонь, – скривилось красивое, но излишне худое, словно его постоянно недокармливают, лицо.

– Сам бы прополз по вашей канализации, господин маг, – ласково улыбнулся я в его наглые черные глаза.

– Нет, – скривился он. – Я не из таких храбрецов, да и боги мне не благоволят, чтобы личную защиту накладывать.

Мы молча смотрели друг на друга, и что-то медленно переворачивалось внутри меня, когда я вглядывался в черты его лица. Черные волосы, неровно остриженные на уровне плечей, и что бы не мешались стянуты на лбу кожаным потертым ремешком. Очень выразительный рот и горькая ранняя складка на лбу. Подозрительные, лихорадочно поблескивающие глаза. Этот парень не доверял, пожалуй, никому.

Не выдержав наступившей тишины, пока он размышлял над чем-то, разглядывая мое собственное лицо, я тихо спросил:

– Ты – Мейдок?

Лезвие меча чуть дрогнуло, и прокололо мне кожу, однако я даже не дернулся, ожидая ответа. Теплая капля крови скользнула по шее.

– Ты знаешь обо мне?

– Теперь да.

– Все?

– Только основное. То, что сочла нужным сказать Лейла мне о моем… еще одном брате.

Очень худые пальцы сжались на рукояти меча так крепко, что, казалось, вот-вот его сломают. Едва слышный треск был тому доказательством. У Мейдока была фамильная сила Катани.

– Какой он?

Я стоял, осмысливая вопрос и, наконец, вздохнул:

– Регил – ублюдок, каких только поискать. Тебе повезло, что ты жил вне его сферы внимания.

– Ты совершенно не знаешь моей жизни! – внезапно вспылил он.

– А ты моей, – резонно указал я.

Мы оба замолчали. Потом неожиданно лезвие меча опустилось.

– Ты пришел за Станиславом и остальными, я правильно понимаю?

– Да, – честно признался я.

– Зачем пришли остальные?

Я пожал плечами:

– Оборотни хотят Белила и убийцу сына предводителя клана. Тинар хочет славы безумца, посмевшего атаковать неприступную Белую Ложу – он как-никак воин Пустыни и не мог пройти против такой славной драки. Все служат отвлечением внимания.

– Я предлагаю договор тебе и твоим союзникам, – тихо проговорил он.

– Какой?

– Оборотни получат Белила и того, кто убил молодого кота. Ты получишь своих жрецов, варварам будут открыты врата Ложи, но они должны будут только заблокировать несколько участков Ложи, которых я укажу. Сейчас в Ложе всего несколько отрядов, войско отправилось усмирять и производить впечатление на непокорных. Правда Динар остался, но если его вовремя локализовать, то неприятностей он не доставит.

– А маги?

– Это будет моя задача, – жесткий голос уверенного в своей силе человека. Мой брат интересный человек, оказывается.

– Сделка предполагает условия и выгоды для обеих сторон, пока я услышал условия для себя и моих союзников. Что ты хочешь за помощь?

– Все просто, – он улыбнулся, но глаза оставались холодными и колючими. – Я хочу стать верховным магом Белой Ложи.

Я кивнул:

– Это мне понятно… но удержишь ли?

Мейдок пожал плечами:

– Это ведь будет моя проблема?

– Действительно, – медленно проговорил я. – Тогда вопрос по делу: как ты собираешься блокировать магов?

А вот теперь его улыбка была особо неприятной, и внезапно он стал поход на Регила. В этот момент никто бы не подверг сомнению тот факт, что это сын бывшего короля Мирейи:

– Ты видел тварей там в канализации?

– Видел, – передернул я плечами.

– Я имею возможность управлять кое-какими из них, тем более у меня есть поддержка среди оппозиции.

– Интересно…

А братец хорошо подготовился к перевороту.

– Я согласен.

Он удовлетворенно кивнул:

– Тогда осталось заключить соглашение.

– У нас не очень много времени, – предупредил я. – Мои союзники выжидают только определенный кусок времени, перед атакой.

– У меня его тоже не очень много, – отозвался маг. – Митас уже начал действовать, и как я подозреваю именно сейчас он должен был вступить в зал Совета Магов… чем это все закончится я не уверен. Но без этого соглашения, мы с тобой и о чем не договоримся, Твое Высочество.

– Говори, – упоминание мага Митаса, о котором я смутно слышал еще в каких-то легендах и исторических хрониках, уже настораживало, а все остальное просто было нехорошим предчувствием неприятностей.

– Для начала тебя нужно избавить от этой вони, – черные глаза внимательно оглядели меня с ног до головы.

Слабое дуновение ветра и… воздух неожиданно стал чистым и свежим. Словно кто-то омыл коридор свежей волной воды. Едва уловимый знакомый запах каких-то цветов. Очень смутный, словно из далекого прошлого…

– Спасибо, – весьма и весьма искренне выдохнул я.

А вот теперь улыбка, наконец, достигла его глаз. Но тут же пропала.

– Я хочу, что бы ты согласился на заклинание "Раскрытие души". Только в этом случае мы до чего-то договоримся.

Я вздрогнул и замер, размышляя. Да уж, удивил братец, ничего не скажешь. Это уникальное и… страшное заклинание, оно может быть использовано только с добровольного согласия обоих участников, но в его случае… оба не просто смогут увидеть побуждения и мотивы другого, происходит как бы слияние душ и один на какие-то мгновения становиться другим. Заклинание очень трудно удерживать в рамках каких-то ограничений, поэтому его используют только очень сильные и опытные маги. Мейдок мог быть сильным, но опытным?..

Я стиснул зубы, Лейла… имя богини напомнило о разговоре перед отправлением в Белую Ложу, и я выдохнул:

– Согласен. Но помни, не только ты увидишь меня, но и я тебя…

И внезапно лицо моего незаконнорожденного брата озарила какая-то странная грусть:

– Тебе не кажется, что нам обоим это в итоге не должно повредить? Это самый быстрый способ понять друг друга… как братьям…

– Это ведь не твоя идея, – тихо заметил я.

– Да, учитель обладает даром предвидения, он мне и подсказал, потому что в иных случаях развилки будущего весьма неоднозначны и для тебя, и для меня.

Я покачал головой:

– Придется поверить тебе на слово. Мы сделаем это здесь?

– Нет, – черные глаза блеснули насмешкой. – Есть место, где нас не побеспокоят. Двигайся за мной и не используй магию ни в коем случае, иначе охранная система башни засечет тебя в два счета. А так я прикрою тебя шлейфом собственной магии.

Он развернулся и зашагал прочь, не оглядываясь, чтобы проверить иду я за ним или нет. Я скользнул следом, а в голове крутилось воспоминание о том, что маги созревают в двадцать пять лет, и судя по всему, мой брат как раз осознал пределы своих сил и возможностей. Интересно, каковы они, если он позволяет чужой божественной магии вплетаться в его собственную, маскируясь?

В какой-то момент он притормозил у стены, коснулся её рукой и… начал проваливаться в камень.

Я не позволил себе задуматься и нырнул за ним.

Ощущения были странными, необычными и очень… познавательными? Мы плыли в толще воды, поднимаясь все выше и выше, чтобы в какой-то момент вынырнуть на поверхность.

Я понял что стою, держась за стену в какой-то комнате и колени у меня явственно подрагивают. Ничего себе.

– А ты молодец, – задумчивый голос моего новоявленного брата. – Когда я в первый раз учителя протащил вот так, он не смог сдержать завтрак в себе. А ты даже на ногах стоишь. Да и теория подтвердилась…

– Какая теория? – поднял я глаза на него.

– Если спрятать силу жреца Лейлы под своей, то я способен вытащить всех троих твоих коллег из этой ловушки.

И вот тут я непроизвольно оцепенел, осознавая во что влип, поддавшись на его условия. Он притащил меня тюрьму для жреца Лейлы. Специально для этого предназначенную. Мейдок оказался страшным человеком и вполне пригодным занять место Верховного Маг в этом гадюшнике.

– Ну что ж, – я мрачно выпрямился, усилием воли, отрывая пальцы от стены. – Ты сам говорил времени мало…

Он внимательно посмотрел на меня и кивнул, словно отвечая на какие-то свои мысли.

– Садись.

Только тут я заметил мягкий удобный диван и, стараясь не выдавать радости, аккуратно на него опустился.

Худые до болезненности пальцы Мейдока тут же легли мне на виски.

– Сделай так же…

И я понял, что он тоже нервничает и боится. Поднял руки и осторожно отвел черные густые пряди его волос, касаясь висков.

– Смотри мне в глаза, – какой завораживающий голос у него внезапно стал, словно учился у сирен. И противиться приказу-просьбе нет желания и сил.

Я поднял взгляд, ловя его собственный.


Мейдок потрясенно смотрел в эти глубокие озера, похожие на драгоценные камни, которые затягивали, словно болотная топь. Затягивали, разворачивали сознание по своей воле.

Принц Лилиан был необычным человеком, но немного не таким, каким его успел представить себе Мейдок. Даже… совсем другим. Он не походил ни на Станислава, ни на Корала или Винира и совсем не вписывался в образ обозленного на своего отца принца.

Он… но думать уже нельзя, и маг аккуратно скользнул в темную синеву сознания и памяти своего брата.

Мейдок сливался с душой принца, чувствуя, как его ласково обхватывают и удерживают. Душа принца не металась, она была гармонична и устойчива. Жить с такой душой… было очень уютно. И поэтому внезапная боль и яркие картины чувства-образы были шоком.

…Крики-крики-крики-крики-крики матери… синие-синие глаза, словно отражение в зеркале, полные боли, отчаяния, ненависти… искаженное ярость и похотью мужское лицо… ярость-ярость-ярость-ярость… и БОЛЬ… такие яркие, с привкусом крови на губах воспоминания…

…Серо-зеленые глаза, в которых тонешь и растворяешься, где твоя боль и печаль становятся все мельче, потому что им есть своя цена. Мягкий золотой шелк волос под руками и… ирреальное чувство, которому нет названия… Сплетение эмоций… решения-решения-решения-решения-решения…

…Шепот матери… одни и те же слова… список людей… и вычеркнутые имена…

…Синие серьезные глаза мальчика напротив. "Научи меня стрелять из лука"…

…Зеленые яркие бешеные глаза юноши. "Я всего добьюсь сам!"

…Прохладная сталь взгляда спокойной уверенности и затаенной горечи… И шок, когда на них падает седая прядь волос среди смолисто-черных. "Я видел Королевскую Дикую Охоту"…

…Разноцветные глаза под цветным головным платком…


…Бескрайнее море, где нет ничего для человеческих страстей… и дракон поднимающийся в лунном свете из морской воды, а в его гриве запутавшись руками обнаженная ослепительная женщина с глазами-провалами…

…Кровь на губах, кровь на руках, кровь-кровь-кровь… и снова яркая острая БОЛЬ с серыми счастливыми глазами и губы сами шепчут "Мира"…

… Зеленая лента, вплетенная в косу и насмешливые разумные кошачьи глаза "друга". Серый котенок, играющий на ступенях храма, среди трупов, с длинными пальцами оборотня…

…И снова эти всепроникающие глаза… глаза богини… госпожи… любимой?…

Она смотрит пристально, внимательно и улыбается: "ну-ка брысь, с тебя достаточно."

Мейдок отшатывается, падая на ковер, сжимая руки в кулаки, чувствуя, как впиваются ногти в кожу ладоней. ЕГО ногти в ЕГО Мейдока кожу.

Судорожный всхлип с противоположного конца и он резко поднимает голову, что бы снова встретиться со слегка рассеянным взглядом сапфировых… нет, не собственных, а ЕГО, глаз.

Они некоторое время молча смотрели друг на друга, переваривая все, что пережили, восстанавливая СЕБЯ в своих собственных телах…

– Знаешь, – наконец тихо проговорил Мейдок, чувствуя, что может это сказать. – Я бы не сказал, что ты вообще человек.

– Да и ты… – хмыкнул… принц? брат?..

Они тихо рассмеялись, одновременно, с абсолютно одинаковыми интонациями. "Раскрытие души"… никогда-никогда… по возможности, маг решил его не использовать… они сейчас были как один человек с двумя телами и двумя памятями… пожалуй, теперь Мейдок согласен был со словами брата, что это хорошо, что он не жил с королем Регилом…

– Что здесь происходит? – спокойный голос словно отрезал их смех. И оба брата синхронно обернулись к человеческой фигуре, замершей в дверях.


Митас улыбался, смотря на Белила:

– Я могу вас просветить еще об одном аспекте с варварами под нашими стенами. Там не только Верховный Жрец Лейлы, но и некий Кэртис Эро.

Главнокомандующий Динар вскинулся:

– Командующий Черной Ложей? Здесь?!

– А вы думаете, почему осторожный, хотя и бесстрашный Тинар решился на такую авантюру? – вскинул бровь маг.

– Откуда у вас такие сведения, Магистр Митас? – тихо поинтересовался еще один маг-погодник.

Тот улыбнулся:

– У меня есть возможности, Магистр Йорик. Но это больше не моя заслуга, если честно.

Белил сжал губы:

– Неточная у вас информация, Магистр Митас. Этот фантом совершенно не похож на Верховного Жреца Лейлы. И его должны звать не Сиган Клейорик.

– Вы имеете в виду Верховного Жреца Лейлы – Лилиана Катани? – тонко улыбнулся маг. – А вы не думали в свое время, заключая договор с Верховным Жрецом Роя, что боги не любят вмешательств в свои дела? И могут восстанавливать силы разными путями? Вы не думали, что Лейла завела себе ДВУХ Верховных жрецов и желает получить ТРЕТЬЕГО?

– Магистр Белил, – тихо поднялся магистр Йорик. – Это правда, что вы заключали договор со жрецом Роя?

– А меня больше интересует информация о двух верховных жрецах Лейлы, – вставила магистресса Луара.

Митас тонко улыбнулся:

– Если высокое собрание позволит, я опишу то, что знаю, начиная с ситуации пятидесятилетней давности, думаю, многим из вас будет интересно послушать.

– Митас! – прошипел Белил. – Что ты себе позволяешь?!

– А вы, магистр Верховный Маг, сядьте и помолчите, – неожиданно резко заметил магистр Йорик. – Здесь и сейчас находится весь совет светлых магов. И если после рассказа вы не сможете ответить нам на все вопросы, я не уверен в последствиях… И попрошу не прерывать магистра Митаса, так как у нас не очень много времени. Насколько я помню, фантом дал нам время до полуночи.

Глава девятнадцатая. Жрецы Лейлы

Станислав проснулся мгновенно, от легкого прикосновения к обнаженному плечу. Рядом с ним замер Корал и его глаза, обращенные в сторону двери, ведущей из спальных покоев, почти светились в полумраке спальни.

– Что? – лаконично поинтересовался Санислав.

– Там кто-то есть.

– И творит магию, – тихий голос Винира с другой стороны. – Все очень профессионально, и если бы они не заговорили, я бы тоже ничего не почувствовал.

С тех пор, как они попали в эту башню, они старались не расслабляться, и каждую ночь один из них дежурил, приглядывая за остальными. Пятьдесят лет в заключении и словно в осаде. Сегодняшняя ночь была временем Винира и оба его друга полагались на слепого жреца, так как его слух мог уловить даже то, что казалось бы невозможно услышать. И вот теперь, он пригодился.

– Если они разговаривают, значит все не так уж и страшно, – Станислав сел на постели. – Убийцы не стали бы тратить время на разговоры друг с другом. А Белил знает насколько мы опасны.

– Это была не магия Белила, – подал голос Корал.

– Думаю, нам стоит взглянуть, – Станислав потянулся к своей одежде.

Оба его друга и товарища по заключению синхронно кивнули и тоже начали бесшумно облачаться в одежду.

Через несколько долгих мгновений, Станислав в полной готовности протянул руку к двери и решительно её распахнул.

Две смутные тени. Одна на столь знакомом и уже любимом диване и вторая поднимается с пола и кокон магии вокруг них. Что бы это не было за заклятие, оно касалось только этих двоих пришельцев.

+ Мейдок! + – мысленный голос Винира был немного растерян. + а второй…в нем сила Лейлы!…+

И на бурный страшный миг, Станиславу показалось, что все их надежды пойдут прахом, так как если Белил поймал еще одного жреца…

– Знаешь, – тихий голос Мейдока с незнакомыми непривычными интонациями. – Я бы не сказал, что ты вообще человек.

– Да и ты… – хмыкнул второй, и вот в его голосе уже знакомая усмешка Мейдока.

Они тихо рассмеялись, одновременно, с абсолютно одинаковыми интонациями.

Станислав содрогнулся и выступил вперед:

– Что здесь происходит?

Неяркий свет разлился по комнате, освещая пришельцев и пленников башни. На трех жрецов с абсолютно одинаковым выражением лица смотрели двое. И жрец Лейлы содрогнулся во второй раз за эту пару минут. Он узнал побочное действие заклятия "Раскрытия души".

– Мейдок, – тихо вырвалось у него. – Что ты наделал?!

Тот пожал плечами и слабо улыбнулся:

– Так было нужно, Лорд Станислав. Иначе мы с Лилианом могли не понять друг друга. И события могли пойти по сценарию, который не нравится ни мне, ни ему.

– Но это заклинание…

– Мейдок все сделал правильно, – тихий глубокий голос. – И… это был приказ богини. Она знала, что так будет.

Жрец взглянул в сапфировые глаза юноши, столь молодого, столь обманчиво хрупкого… немного не похожего на то изображение, которое им показывал Мейдок. Наверное, потому, что на его лице не было макияжа, а волосы, которые они видели свободными, туго заплетены в косу и закрыты цветным головным платком, который придавал ему безбашенно-пиратский вид.

– Лорд Лилиан, – тихо проговорил Станислав. – Верховный Жрец Лейлы.

Тот медленно кивнул, с интересом разглядывая своего предшественника. Благодаря сознанию и душе Мейдока, он теперь знал о них все то же, что знал сам Мейдок.

– Лорд Станислав, Лорд Корал и Лорд Винир, – он уважительно склонил голову в легком поклоне, а потом лукаво сверкнул глазами:

– Лейла призывает вас обратно на службу. Вы достаточно отдохнули у гостеприимных хозяев Белой Ложи.

– Не то слово, – усмехнулся в ответ Корал. – Но как мы отсюда выйдем?

– О, это не так уж и сложно, – сапфировоглазый юноша чуть насмешливо взглянул на юного мага, стоящего рядом с ним. – Как мы выяснили по пути, мой дорогой брат, обладает определенными возможностями. То как он привел меня сюда, так же он может вытащить нас всех отсюда. Удивительно, но Мейдока все замки и двери просто обожают и просто не могут ему отказать, если он хочет куда-то войти и кого-то протащить с собой.

Станислав все понял, но его задела одна единственная фраза, которую успел озвучить Винир:

– Вы сказали "мой дорогой брат"?

Новый Верховный Жрец Лейлы кивнул и, сообразив, что слепой жрец этого не видит, проговорил в слух:

– Вы правильно услышали. Мейдок мой брат по отцу. И младше меня на четыре с половиной месяца. По сему поводу, и потому, что у него уже через два дня день рождения, я решил не только выполнить приказ госпожи и помочь вам покинуть эту башню и Белую Ложу, но и сделать брату подарок на День рождения. И мне кажется, вы не откажетесь помочь в этом благородном деле.

Жрецы переглянулись, и Станислав осторожно поинтересовался, уже догадываясь:

– И что это за подарок?

– Сделать его Верховным Магом Белой Ложи, – бесшабашно усмехается этот молодой жрец, с которым богиня разговаривает, в то время как Станислав лишь раз слышал голос своей госпожи, когда клал Синее Пламя с его братом-луком под тяжелый камень разрушенного храма.

И его заразительная аура, которой поддаются Корал и Винир, почти не осознавая этого.

– Почему-то я догадывался о чем-то таком, – улыбается Корал. – Я совсем не против помочь очистить это место от Белила.

Винир молча кивает, и сапфировые глаза смотрят на Станислава. И в них нет ни ожидания, ни вопроса, ни требования. Просто взгляд.

Станислав вздыхает:

– Я конечно уже стар для таких эскапад, но что не сделаешь ради Лейлы.

Тихий двойной смешок братьев. И жрец с тихим ужасом вспоминает, что теперь юный маг видел и пережил все, что пережил верховный Жрец Лейлы, а значит… Он смотрит в черные блестящие глаза мага и тот кивает, улыбаясь. Теперь он знает о Лейле наверное больше самого Станислава… Ведь он её ВИДЕЛ.

– Что ж… тогда я предлагаю выслушать Мейдока для начала, – тихо заметил Лорд Лилиан. – У нас осталось совсем мало времени до атаки на Ложу.


Сиган смотрел на луну, которая сияла над пустыней, освещая темный силуэт стен Белой Ложи. Жрец Лейлы надеялся, что у Лилиана все получится в такую красивую ночь. Пусть здесь нет моря и нет плеска волн, но шуршание песка, передвигаемого невидимым ветром, столь же умиротворяюще, как звуки прибоя.

– Ты улыбаешься, – тихий голос Кэртиса за спиной.

Пират не обернулся, он уже привык к тому, что оборотень способен бесшумно подойти к нему.

– Да, хорошая ночь.

– Если через двадцать минут не будет никакого сигнала или известия от Лиани, я брошу войска в атаку.

– Тебе все равно придется бросить хотя бы часть из них в атаку, – возразил Сиган. – Мы обещали магам начать в полночь.

Оборотень криво усмехнулся:

– Но до полуночи еще час.

– А-а-а, – задумчиво протянул Сиган.

– О чем ты задумался, если даже забыл о времени?

– О драконах.

Кэртис с интересом взглянул на пирата:

– Ли говорил о твоей страсти к этим мифическим созданиям, а так же о твоем проекте в морях. Что заставило тебя вспомнить о них именно сейчас?

Разноцветные глаза мечтательно прищурились:

– Ты знаешь, пушистый друг, я не обо всем сказал Ли, что поведала мне Лейла. Потому что вторая часть её приказа касалась именно меня.

– И?

– Там за стенами Ложи есть человек, чья душа подходит к возможности возродить дракона.

Тихий удивленный вздох за их спинами.

– Правда ли это, служитель ночной богини? – потрясенный голос Тинара.

– Абсолютная, – кивок жреца. Он повернулся к вновь подошедшим пустынникам и Когору, их сопровождающему. – Но это еще не все. Богиня сказала, что в одном из оазисов пустыни осталась старая кладка дракона, которая погибла, не успев вывести драконят, и яйца стали мертвыми камнями, в глубине которых осталась нерожденная жизнь.

– Это судьба, – тихо прошептал Суил рядом со своим господином.

И пират усмехнулся, глядя на него:

– О да, драконий служитель. Ты знаешь, где эта кладка. Ей поклонялся твой народ поколениями.

Пустынник вздрогнул, глядя в колдовские глаза жреца, а тот продолжал:

– Я могу подарить душу и жизнь одному из тех яиц, что вы бережете как святыню. В этом мне поможет сила Лейлы.

И Суил медленно опускается на колени в остывающий после дневной жары песок:

– Если ты это сделаешь, священнослужитель Ночи, мой народ будет почитать тебя, как одного из своих легендарных воинов, которых драконы удостаивали чести делать своими всадниками.

Сиган вновь взглянул на темнеющие в свете луны стены Белой Ложи:

– Сделаю, воин. В морях уже изгибают свои тела прекрасные морские драконы. Я хочу увидеть, как крылья их летающих братьев распахиваются вот в такие ясные пустынные ночи.

– Хотел бы я знать, кого вы имеете в виду, Лорд Сиган, – новый голос, вмешивающийся в беседу.

И все присутствующие мгновенно готовы к отражению атаки. Худой юноша смотрит на них, насмешливо прищурив черные глаза. И Кэртис тихо ругается сквозь зубы, видя вплетения сапфировых нитей в ауре этого незнакомца. Такое знакомое передергивание плечами. Словно перед ними сам Лилиан в чужом теле:

– Как не стыдно, – укоризненно. – У меня очень нежный слух, Лорд Кэртис. А ведь я принес вам весточку от Ли.

– Ты – Мейдок, – утвердительно ткнул в него пальцем Сиган. – Его брат.

И темный выдыхает:

– Тогда понятно, почему Лиани позволил…

Мейдок понимающе кивает:

– Да… "раскрытие души"… так было нужно…

– Ты такой же сумасшедший, как и он, – ответил оборотень.

И улыбка в ответ, словно это комплимент. Хотя да, для Лилиана это всегда было комплиментом.

– Наш план? – деловито интересуется главнокомандующий Черной Ложи.


– Лорд Лилиан? – голос за спиной.

Я поворачиваюсь к Станиславу, вопросительно изгибая бровь. Мой предшественник… какое странное чувство смотреть на него. Чувствовать его силу и могущество, не меньше моего, и… опыт, намного больший, чем у меня. Словно я снова стою перед Растином, только дружелюбным, своим… очень странные ощущения.

– Вы уверены в своих силах и своих союзниках. А ведь сейчас находитесь в той же ловушке, что и мы, и без Мейдока отсюда не выйти. Я понимаю, что "раскрытие души" полностью позволило вам довериться вашему брату, однако он может и не успеть выполнить свой план.

Я пожал плечами. Все это правильно. Но как нам обойтись без риска? И я, и Мейдок действуем теми методами, которые видим более эффективными. Однако этому существу нужны более точно сформулированные ответы.

– Я думаю, все должно выйти, как мы задумали, если только Мейдока не перехватил кто-нибудь. Но его персоной интересуется только Белил, а он с Советом магов решают, как им быть, – я улыбнулся. – И потом, мы не безоружны, думаю не так уж легко расправиться с ЧЕТЫРЬМЯ жрецами Лейлы, находящимися здесь.

– Вооружены? – жрец, которого звали Корал поднял на меня заинтересованный взгляд.

Я снова улыбнулся и протянул руку, призывая Синее Пламя.

– О, – тихо выдохнул Станислав. – Теперь он принадлежит тебе…

Я кивнул и провел ладонью над сияющим лезвием меча:

– Он наполнен чистой силой нашей богини, а этой энергии никакие преграды не помеха. Сейчас он как проводник.

И все трое медленно кивают. Они видят и чувствуют это. Меч готов послужить проводником божественной силы и для них.

– Нам нельзя застревать тут надолго, – тихо добавляю я. – У нас так много дел. Да и Растина не мешало бы приструнить.

И синие глаза Станислава вспыхивают чистой ненавистью:

– Ты с ним уже пересекался?!

– О да… Лейла тоже жаждет его крови.

И жрецы склоняют головы, в их глазах и сердцах я вижу желание угодить госпоже в этом её желании. Растин еще не раз пожалеет, что заключил сделку с Белилом и позволил сохранить жизнь этим троим.

– Богиня… – чуть поколебавшись произносит Станислав. – Ты действительно разговариваешь с ней?

Я медленно киваю:

– Правда. И вы увидите её во плоти, поверь мне. Но времена сильно её изменили.

Они не успели мне ответить, так как распахнулась дверь в комнату, и все четверо мы готовы были атаковать незнакомца…

Кэртис ослепительно улыбнулся:

– Все, как и говорил Мейдок. Лиани, друг мой, ты сумасшедший, я тебе говорил? Ты как позволил светлому провести над тобой заклинание такого уровня и действия?

– Так надо было, – улыбнулся я темному.

– Дэвид будет просто в восторге от Верховного мага Белой Ложи с частичным восприятием жреца Лейлы, – он перевел взгляд на пленников. – Приветствую. Господа жрецы, не хотите размяться? Там целый Совет Магов сидит и ждет, когда мы придем и скажем им, что мы их обманули и явились на полчаса раньше.

Команда Станислава улыбнулась ему в ответ.

А Кэртис уже радостно скалится около меня:

– Мне определенно нравится этот отпуск, Лиани. В первый раз мне открывают ворота захватываемой крепости, просто впуская мои войска, пусть и столь малочисленные. Обычно приходиться поломать голову.

Я хлопнул его по плечу:

– Надеюсь, твой господин не слишком расстроится из-за того, что Белая Ложа не станет его владением, а ты поможешь организовать нового правителя здесь?

– Думаю, ему было бы неинтересно иметь Белую Ложу у себя в качестве сувенира, она ему больше нравиться как соперник. Так веселей.

– Ну и хорошо, – заключил я. – Тогда предлагаю двинуться к господину Белилу и сообщить ему столь необычные новости.

– Думаю, он уже что-то подозревает, – усмехнулся оборотень, отдавая жрецам оружие, которое принес с собой.

– Где Сиган?

– Этот алчный пират ищет главное сокровище. И просил передать, что если ты испачкал его головной любимый платок, то он жестоко отомстит.

Я хмыкнул:

– А разве не я главное сокровище этого места?

– К сожалению, твой капитан считает, что человек с душой дракона намного больше ему нужен, чем ты.

– О, – невольно вырвалось у меня. – Тогда понятно.

– Предупреждая твои следующие вопросы: оборотни по-тихому берут контроль над Ложей, им помогают несколько пустынников, а остальные тщательно изображают готовность атаковать Ложу с минуты на минуту…

И в этот момент башня содрогнулась…

– О, – улыбнулся, блестя кошачьими глазами, оборотень. – Кто-то пронюхал, что мы уже тут. Похоже, придется прорываться к зданию Совета. Повеселимся, господа жрецы?

– Во имя Лейлы, – зло усмехнулся Корал, и Станислав с Виниром только кивнули, покрепче обхватывая рукоятки мечей.

И я вижу, что ни Корал, ни Станислав не предлагают слепому жрецу постоять в стороне. Похоже, никто не сомневается в его способностях. А раз так, то и мне следуют довериться ему.


Я нырнул в сторону, не думая, подчиняясь рефлексу. И весьма вовремя.

– Исчадие Тьмы! – женщина в развевающихся шелках, которые её скорее раздевали, чем одевали, прекрасная и соблазнительная и такая опасная, снова сложила руки для нового огненного шара. Это был удобный момент, но я вовремя заметил за её спиной полуобнаженного мужчину, с кончиков пальцев которого стекало какое-то заклинание. Обезвредив женщину, я рисковал оказаться под ударом её любовника. Да и Мейдоку наверное не понравится, если мы тут перебьем всех его потенциальных подданных.

Но был еще один выход. Я рисковал – это все-таки Белая Ложа, сосредоточие Света, но мы уже удалились от башни на достаточное расстояние, что бы она не могла влиять на нашу силу. Я погружался в силу своей богини, призывая её и желая… Я выбрал сторону Любовника. Женщина своей красотой этого заслуживала.

Я соблазнял, увлекал, заставлял забыть обо всем, кроме желания и страсти. Желания обладать мной, отдаться мне, быть со мной и только со мной. Это сила, которую в свое время бог Сирен подарил своим морским детям – сиренам. Я видел обоих магов, я восхищался ими, я желал их обоих.

Женщина застонала сквозь зубы, опуская руки, её прекрасные голубые глаза затуманились, и я улыбнулся ей – она сдалась быстро.

– Проклятие, Лидия! – её спутник все еще хотел атаковать меня, но на его пути стояла его возлюбленная, закрывая меня своим собственным телом.

Я коснулся щеки Лидии, и она закрыла глаза, наслаждаясь столь невинным прикосновением. А в следующее мгновение, женщина опустилась у моих ног без сознания. И я оказался наедине с магом.

Он боролся с силой Ночи, я видел это, но яд страсти жреца Лейлы медленно поглощал его магию.

– Тварь, – простонал он. – Что ты сделал с нами?!

– Я – жрец Лейлы, маг, – шепнул я ему на ухо, чувствуя, как сдается все его существо, принимая меня. – Тебе нечего стыдиться, мало кто может нам противостоять в искусстве соблазнять. Моя сила сейчас – это страсть, твоя и моя.

Его глаза закрылись и он опустился на пол, а я, рывком выныривая, вырвался из своей собственной силы, словно сбрасывая паутину заклятий. И картинка мира снова изменилась. Я задумчиво смотрел на два тела у своих ног. Они были живы, а я снова видел мир привычным взглядом. Надо поменьше пользоваться силой Любовника, особенно в плане мужчин, а то не дай Лейла, поддамся собственному безнравственному поведению в этой ипостаси, а потом буду в нормальном режиме волосы себе рвать на голове. Потому что если в момент, когда я зачаровал этого мага, я действительно желал его. А вот сейчас испытывал только отвращение от своих действий. Да уж… неправильного жреца выбрала себе Лейла, совершенно неправильного, вот например тот же Станислав явно не стал бы мучаться такими заморочками.

– Хорошая работа. – Вот вспомнишь всуе и они являются. Я повернулся к Станиславу, и напоролся на его понимающую улыбку.

– Ты привыкнешь, просто сейчас ты очень молод, но ты освоишь контроль, и твоя собственная сила не будет так пугать тебя.

Я молча кивнул. Хорошо. Значит, это состояние можно контролировать. Очень хорошо, но все же проворчал:

– Лет в сто?

– Кто