Book: Новая порода



Новая порода

Андрэ НОРТОН

НОВАЯ ПОРОДА

Купить книгу "Новая порода" Нортон Андрэ

Глава первая

Легкий ветерок с еле слышным шорохом всколыхнул листья широкой ветви, на которой в охотничьей позе распластался Фуртиг. Однако когти не были одеты на его руки, а просто привязаны к ним. Ветерок не доносил до его широких, чутких ноздрей ни одного полезного запаха. Он взобрался на дерево не для того, чтобы сверху грациозно наброситься на жертву, а только чтобы наблюдать за происходящим вокруг. Хотя теперь он знал, что нужно взобраться повыше, поскольку здесь листья образовывали толстую непроницаемую завесу.

Он двигался изящно, как дикий зверь. Несмотря на то, что его предки охотились на четырех лапах, Фуртиг обычно передвигался на двоих, кроме тех случаев, когда поджимало время и ему приходилось переходить на быстрый бег. На деревьях он чувствовал себя лучше, чем на земле. Безусловно, его предки тоже отлично лазали по деревьям, а излишняя любознательность часто приводила их к исследованию всего вокруг. Вот Фуртиг быстро перебрался с очередного сука наверх и теперь с врожденной ловкостью балансировал на тонюсеньких веточках.

Наконец он добрался до развилки на дереве и оттуда как следует смог рассмотреть окрестности. Он специально выбрал это дерево, растущее на небольшом всхолмье, так что открывающаяся перед ним местность просматривалась со всей отчетливостью.

Первые заморозки уже успели прихватить землю, хотя днем возвращалось кое-какое тепло. Высокая трава рябью колыхалась между Фуртигом и отдаленными, зловещими тенями. Трава пожухла, и уже совсем немного времени оставалось до сезона холодов. Но сначала пройдет Турнир Умелых.

Фуртиг крепко сжал потемневшие губы, затем открыл рот в беззвучном боевом рыке. Обнажились мощные белые клыки. Уши крепко прижались к его круглой голове, шерсть на спине вздыбилась, хвост распушился, словно Фуртиг уже заметил воображаемую жертву.

Наверное, его предкам такое зрелище показалось бы забавным и неестественным; ибо в те времена их тела приспособлялись сообразно обстоятельствам, и любое спонтанное изменение показалось бы им необычным. Они имели округлые передние лапы с толстыми пальцами, неуклюжими, но способными выполнять разнообразную работу, иной раз – довольно сложную. Их тело покрывала длинная шерсть, но кое-где ее почти не было. А череп их потомков был намного крупнее, и поэтому вмещал в себя намного больше различных мыслей и понятий, доселе неизвестных. В действительно, кардинально изменились только мозги. Фуртиг, как и предки, относились к роду кошачьих. Но теперь ни его самого, ни его предков нельзя было назвать кошачьими в точном смысле этого слова.

Его народ отсчитывал время по Турниру Умелых, проходящему каждые два года. Более длительных промежутков времени Народ не знал. И каждые два года на Турнире Умелых воин, достигший определенного возраста, должен был представить всем доказательство своего боевого мастерства, чтобы женщины могли выбрать себе в супруги победителя. Еще народ Фуртига отмечал время по наступлению зимы, возвращению весны и летнему зною, во время которого все погружались в дремоту, а ночью выходили на охоту. Других отсчетов времени Народ не ведал.

Хотя поговаривали, что Гаммаж знает множество вещей, неведомых остальным. Но и сам Гаммаж был совершенно другим. Гаммаж… Фуртиг посмотрел на темные громады зданий, вырисовывающихся на противоположной стороне поля. Это были логова Демонов. И все-таки Гаммаж не боялся Демонов. Если все слухи о нем были правдой, Гаммаж сам жил там – в самом сердце заброшенного мира Демонов. Среди лучших воинов бытовала привычка поговорить «о прогулке к Гаммажу». И иногда какой-нибудь храбрец отправлялся туда, чтобы никогда больше не вернуться – что, безусловно, доказывало, что у Демонов повсюду расставлены ловушки. Даже несмотря на то, что уже в течение нескольких поколений никто никогда не видал ни одного Демона.

Фуртиг видел их изображения. Такие картинки показывали в школе следопытов, чтобы ученики умели распознать врага. И Фуртигу довелось затем видеть живьем Лайкеров, Клыкастых и даже Крыстонов. Относительно же Демонов, он мог положиться только на собственное воображение, чтобы опознать – Демон это или нет.

Давным-давно Демоны покинули свои логова, хотя следы своего пребывания оставили надолго. Особенно болезни: вонючая-падучая, кашленица, костоедка – всем этим переболели Народы Прошлого, которые хоть раз побывали в тюрьме у Демонов. Только крошечной горстке удалось бежать из заключения.

Помня об этих жутких смертях, предки и родственники Фуртига всю жизнь держались подальше от Логовищ. И первым, кого привела туда жажда знаний, был Гаммаж – который, как уже говорилось, очень сильно отличался от остальных из Народа.

Фуртиг рассеянно провел рукой по губам, слизывая с шерсти клейкий сок листвы. Ведь он и сам принадлежал к клану Гаммажа, и как тот, отличался от других кланов, помимо телесного отличия – неимоверной отвагой и любознательностью. За это другие кланы их и недолюбливали. Снова он сжал губы и дернул хвостом. Воинам из его клана не так уж просто подобрать пару, даже после победы на Турнире Умелых. Их неугомонный дух изысканий, любопытство, привычка нарушать традиции не очень-то нравилось благопристойным невестам, мечтающим только об одном: чтобы их дети росли в тепле, уюте и безопасности.

Потому, стоило на Турнире победить кому-нибудь из клана Гаммажа, невесты отворачивались от победителя. Да и сам Гаммаж, к которому в свое время относились не иначе, как с благоговением, нынче пользовался не очень хорошей репутацией. И это несмотря на то, что хотя кланы охотно принимали от Гаммажа его нечастые, необычные, но всегда удивительные подарки, присылаемые им из Логовищ. Впрочем, уже некоторое время оттуда ничего не поступало.

Охотничьи когти тихонько звякнули на запястьях Фуртига. Они тоже были подарком Гаммажа своему народу. Изготовлены из блестящего металла, они всегда сверкали, никогда не ломались и не ржавели, хотя предметы, сделанные из других металлов, уже давно рассыпались на части. Когда их надевали на запястье и прикрепляли при помощи широкой металлической полосы, ладонь с короткими пальцами тотчас же обретала искривленные защитные крюки, намного крупнее и смертоноснее обычных когтей. Одним хорошо выверенным ударом таким орудием можно было убить оленя или дикую корову, на которых Фуртиг и его Народ охотились для добывания себе пищи.

Но во время войны подобные когти использовать категорически запрещалось. Исключение составляли только бои с Лайкерами, и уж кто-то, а Лайкеры прекрасно знали силу и опасность этих когтей. Неплохо зарекомендовали себя когти и в сражениях с Крыстонами. Стычки происходили постоянно, вот только с Клыкастыми пока ссор не было, поскольку они заключили перемирие с Народом Фуртига.

Эти смертоносные когти изобрел Гаммаж. Время от времени он присылал и другие подарки, и все они заметно облегчали жизнь в Пяти Пещерах. Поэтому жившие там кланы уважали и боялись его. Впрочем, спустя некоторое время распространились слухи, что к северу от Логовищ поселилось какое-то племя, но никто из Народа Фуртига ни разу не видел никого из них. Логовище… Фуртиг пристально вгляделся в расплывчатые темные громады вдали. Увиденный им ландшафт состоял из длинного горного кряжа. Интересно, там ли еще Гаммаж? Или Предок уже умер?

Только в это было трудно поверить. Гаммаж намного пережил других обычных воинов. А одним из его последних детей был прапрадед Фуртига. Последняя подруга Гаммажа умерла, а сам он ушел в Логовища. Считалось, что род Гаммажа жил долго. Отец Фуртига, Фуффор пал в битве с Лайкерами, и тогда он остался единственным из их рода, кто проживал в Пяти Пещерах. Фуффор казался совсем не старым; а его подруга приносила ему каждый сезон двоих детей и была его четвертой женой в череде сезонов. И если бы в жилах их племени не текла кровь Гаммажа, то все могло бы закончиться крупной бедой. Фуртиг еще раз злобно рыкнул. Это проклятые сплетни насчет их рода росли с неимоверной быстротой! Дескать, Гаммаж вступил в союз с Демонами и пользуется злом, чтобы научиться продлевать себе жизнь. И все же, вопреки этому злобному шушуканью по углам, народ весьма охотно принимал посланцев от Гаммажа и с радостью принимал его дары.

Только теперь, когда посланцы от Гаммажа больше не являлись, а от тех, кто отправлялся на его поиски, ничего не было слышно, слухи стали множиться. На последнем Турнире победил старший брат Фуртига, Фухан, рожденный за сезон до него. И несмотря ни на что, ему так и не удалось избрать себе подругу жизни. Поэтому он вступил в отряд разведчиков и отправился в долгое путешествие на запад, откуда так и не вернулся. Мог ли ожидать Фуртиг от всего этого чего-нибудь хорошего? Вряд ли, ибо он мог и проиграть Турнир, поскольку был намного слабее Фухана и намного ниже его ростом. Хотя и был сообразительнее и быстрее брата.

Он подумал, что сейчас бы ему следовало тренироваться к предстоящему Турниру, а не тратить время на разглядывание Логовищ. Но он не мог повернуть назад. И его мозг рисовал причудливые образы того, что находилось за этими стенами. Он знал, что Демоны обладают великими познаниями, хотя и использовали их только во вред, что и привело впоследствии к их краху и гибели.

Фуртиг вспоминал, как однажды отец обсуждал темную историю прошлых дней. Он беседовал с одним их посланцев Гаммажа о каком-то открытии, которое тот сделал. И заодно он прислал своим наследникам образ Демона, который создал сам.

Прежде чем умереть, Демоны сходили с ума, иногда так, как это делали Лайкеры. Они с яростью убивали своих же сородичей, не могли спариваться с подругами и производить потомство. И так, погибая от неудержимой злобы и ненависти, они постепенно умирали, и миру становилось лучше.

Гаммаж понял это, когда жил в Логовищах, и все же он очень боялся, что когда-нибудь Демоны могут вернуться. Откуда – из смерти? – с удивлением подумал Фуртиг. Да. Несомненно, они обладали великими познаниями, но могли ли эти познания помочь им сперва умереть, а потом вернуться к жизни? А может быть, Демоны вовсе не были живыми созданиями, такими, как Народ или даже Крыстоны? Однажды… однажды он придет к Гаммажу и узнает у него больше.

Но не сегодня, пока он не доказал себе и всем живущим в Пяти Пещерах, что в жилах потомков Гаммажа течет благородная кровь! И больше он не станет тратить время попусту, наблюдая за брошенными Логовищами!

Фуртиг без труда соскользнул по стволу вниз и очутился в небольшой роще – охотничьей территорией жителей Пяти Пещер. В лесу Фуртиг чувствовал себя, как дома, не говоря уже о темных пещерах.

Он остановился, чтобы поправить прилаженные к поясу когти, чтобы они не выдали его присутствие бряцанием. Потом умело опустился на землю на все четыре ноги, изящный и грациозный. Он проделал весь путь, и шел несколько часов, так же грациозно и изящно. Во время праздничных церемоний весь Народ должен был стоять совершенно прямо с гордо поднятой головой, что доказывало, что Демоны, всегда передвигающиеся на двух конечностях, все-таки не выше Народа ростом.

Фуртиг намеревался добраться до Пещер с севера, но сперва его путь лежал на запад. Он хотел подойти к небольшому озерцу, излюбленному месту купания диких уток. Ибо возвратиться в пещеру с добычей – долг каждого настоящего воина.

Внезапно в его ноздри ударил посторонний запах, и Фуртиг резко остановился. Рука потянулась к ремню, он быстро нацепил когти и присел на корточках в кустах.

Лайкеры! И судя по запаху, довольно много! Они никогда не охотились в одиночку, как Народ Фуртига, а передвигались группами, имя одну-единственную цель – убивать! Они могли убить кого-нибудь из Народа просто так, ради удовольствия.

Храбрость – одно, глупость же – совершенно другое. А Народ Фуртига никогда не отличался глупостью. Поэтому Фуртиг остался там, где находился, и там же и решил принять бой, поскольку уже не сомневался, что Лайкеры очень быстро учуют его (он даже удивился, почему они не учуяли его до сих пор). Либо, решил он, надо скрыться в единственное безопасное место – влево наверху.

Пользуясь когтями, он очень быстро взобрался на ствол дерева и подтянулся. Там он обнаружил ветвь, с которой отлично мог видеть все происходящее внизу. Глубоко в горле затаился воинственный рык, но он не мог взреветь в полную силу, а лишь крепко прижал плоские уши к голове; шерсть вздыбилась на его спине, и он пристально вглядывался вниз, прищурив глаза и готовясь к бою.

Их было пятеро, и бежали они на четырех лапах. Среди них не было никого, подобного Гаммажу, который снабжал бы их нужным оружием или когтями. Но и эти были достаточно опасны. Трое из них были одного роста с Фуртигом, и их могучие мышцы грозно перекатывались под серой шерстью и в подбрюшье со светлыми подпалинами. Их груди были кремового цвета.

Каждый носил пояс, непохожий на пояс Фуртига, а с пояса свисали безжизненные тушки подвешенных к ним убитых кроликов. Небольшая группа охотников, сразу решил Фуртиг. Причем добыча их весьма невелика. Если они решат продолжить охоту (бесшумный рык Фуртига предвидел именно это), то им придется пересечь территорию Клыкастых. И если Лайкеры окажутся настолько глупы, чтобы охотиться на Клыкастых… Зеленые глаза Фуртига даже заблестели от удовольствия. Вместе с Клыкастыми он был готов сразиться с кем угодно – наверное, даже с самими Демонами. Их воины не только обладали здравым умом, но к тому же и отменные бойцы.

Он надеялся, что Лайкеры столкнуться с самим Сломанным Носом – так мысленно Фуртиг окрестил самого могучего воина Клыкастых. Народ не мог воспроизвести речь Клыкастых, гораздо проще было вторить противным воплям Лайкеров; впрочем, и их «разговоры» не могло воспроизвести ни одно разумное существо. В редкие времена перемирий все зависело от жестов, которым учили молодое потомство с самого первого урока.

Фуртиг увидел, что Лайкеры скрылись из поля зрения, обогнул дерево, выискивая подходящее место, куда бы можно было залезть. Заметив такое место, он ловким прыжком преодолел разделяющее его с деревом расстояние и взобрался на него.

Он по-прежнему сдерживал рык. Ведь Лайкеры вторглись на территорию Пяти Пещер, а это считалось немыслимой наглостью! И Фуртиг решил не тратить время на охоту за дикими утками. С другой стороны он должен удостовериться, что Лайкеры не вторглись к ним большим отрядом. Поскольку случалось, что из-за отсутствия пищи целые отряды меняли территорию, вторгаясь к своим соседям.

Если Лайкеры скроются в лесу, то Фуртигу надо проследить за этой группой, поскольку за этим действием крылось двойное намерение. Он должен снова проследить за теми, кого «засек» на территории.

Он крадучись перебегал от дерева к дереву, чтобы его не смогли учуять, даже несмотря на то, что ни Народ, ни Клыкастые не издавали такой сильный запах, как Лайкеры. Они охотились, полагаясь на зрение и слух, а не на запах, как это делали их враги.

Однако Фуртиг решил принять все меры предосторожности. Он расстегнул маленький кожаный мешочек, привязанный к ремню. Внутри мешочка находился комок грязного вещества, издававшего сильный мускусный запах, и стоило его понюхать, как нюхавшего передергивало от отвращения, поскольку это был комок жира дохлой змеи. Фуртиг с силой натер веществом ступни и ладони. Стоит Лайкеру понюхать это омерзительное зелье, как он отпрянет и тотчас же потеряет след.

Снова оказавшись на земле, Фуртиг бросился бежать. Пока он бежал, то прислушивался, принюхивался к воздуху, наблюдая за любыми отметинами и знаками в родном лесу, но так и не заметил следов чужого вторжения. Только следы увиденного им небольшого отряда Лайкеров…

И вдруг… он резко повернул голову и пристально всмотрелся в дерево, растущее слева от него. Затем осторожно двинулся к дереву. Лайкер оставил след, как ориентир, а под ним…

Несмотря на отвращение, испытываемое Фуртигом к собачьему племени, он глубоко вдохнул воздух. Он увидел, пометки-царапины, затем еще, а чуть выше под меткой он заметил знак, принадлежавший его Народу. Но незнакомец, так дерзко оставивший свой охотничий знак, был явно крупнее и выше ростом!

На этот раз Фуртиг рявкнул во всю мощь. Он попытался дотянуться до отметки – и наткнулся на еще одну пометку, перекрещивающуюся с первой. И она была намного глубже тех, которые оставлял он. Выходит, незнакомец видел это! Эти глубокие отметки сперва перекрещивались и, должно быть, означали охотничий знак.

Не слишком ли много посторонних в его лесу? – с негодованием подумал Фуртиг. Сначала он наблюдает за охотничьей группой Лайкеров, затем появляется какой-то неведомый незнакомец, оставляющий свои охотничьи пометки на их территории, как будто Пять Пещер и их кланы не существуют вовсе! Фуртиг решил прекратить выслеживание и отправиться домой. Чем быстрее Народ узнает об этих двух происшествиях, тем лучше.



Однако он не побежал сломя голову, а осторожно возвращался тем путем, которым и явился. Если какой-нибудь вражеский разведчик унюхает запах дохлой змеи, то он полностью собьется со следа. И все же заметание следов заняло достаточно времени, поскольку Фуртиг сделал широкий крюк, чтобы подойти к пещерам с другой стороны.

Уже наступила ночь, и Фуртиг сильно проголодался. Стоило ему подумать о пище, как рот наполнялся слюной, которую он сплевывал кончиком языка. И все же он не позволял себе спешить.

Внезапное шипение, раздавшееся из ночи, не напугало его. В ответ он опустил голову, что служило их опознавательным знаком. При этом он не издал ни звука, иначе в его открытое горло вцепился бы часовой. Благодаря такой предосторожности и выжил их Народ.

Дважды он сворачивал с тропы, чтобы не попасться в спрятанные ловушки. Народ не зависел от ловушек, как Крыстоны, которые обучились высокому искусству ловушек в Логовах Демонов, поскольку, в отличие от Народа, старавшегося держаться подальше от жилищ Демонов, Крыстоны обычно шатались и прятались в Логовищах.

Природа защищала Пять Пещер так же хорошо, как и их обитатели. Ни одна из Пещер не выходила сразу на уровень земли. Чтобы подняться в Пещеру, надо было перейти два уступа, завершающихся отвесной скалой. К уступам вела своеобразная лестница-трап из старых пней, которая легко убиралась при приближении врага. Таким образом перед ним оставалось непреодолимое препятствие в виде отвесной скалы. Лайкеры дважды нападали на обитателей Пещер. И оба раза их защитники оставались целыми и невредимыми, а нападающие лишились многих своих бойцов. Во время последнего нападения Лайкеров и погиб отец Фуртига.

Внутри Пещеры были очень глубокими, а одна из них спускалась к потоку, струившемуся в вечной тьме. Поэтому обитатели Пещер никогда не страдали от жажды и всегда имели под рукой запас сушеного мяса.

По своей природе Народ Фуртига не жил стаями. Дети и матери составляли небольшие семейные единицы, а мужчин не очень жаловали внутри Пещер, не считая, разумеется, Месяца Спаривания. Молодые, не нашедшие себе пару, ходили в одиночку, занимаясь разведкой и защитой внешних границ территории. С годами их становилось все больше и больше. Но вместе они собирались крайне редко, за исключением Турниров.

Они заключили перемирие с другими племенными кланами, живущими на западе, и встречались с ними во время Турниров, на которых могли найти себе пару для обеспечения родственных связей. Однако обычно они не вступали в контакт ни с кем, кроме собственных пяти семей, каждая из которых занимала одну из Пещер.

Пещера Фуртига располагалась на севере и находилась выше других, и он быстро вошел в нее, принюхиваясь к запахам. Свежее мясо – ребра дикой коровы, и еще утка. Стоило ему вдохнуть – и голод усиливался.

Тем не менее, войдя в пещеру, он не устремился туда, где женщины делили еду на порции, а проскользнул через узкую нишу в стене туда, где обитал старейшина клана. Тот сидел и затачивал свои когти с довольством недавно нашедшего им хорошее применение. Фуртиг понял, что это старейшина раздобыл дикую корову.

Хотя жители Пещер прекрасно видели в полутьме, в пещере горел свет, исходящий из небольшой шкатулки, которую тоже некогда прислал Гаммаж. Этот светильник не требовал никакой заботы, ибо угасал с наступлением утра и вновь загорался, когда становилось темно.

Еще одним полезным подарком Гаммажа были квадратные плитки из гибкого теплого материала, которыми застилали всю пещеру вдоль стен во время холодов, а летом женщины выносили их на улицу и раскладывали на ароматной траве. А в холодное время их подкладывали под себя, и они вырабатывали мягкое тепло, и Пещере было тепло даже в самые суровые и холодные бури.

– Фал-Кан хорошо поохотился, – произнес Фуртиг, останавливаясь за несколько шагов от старейшины, приходящегося старшим братом его матери, который сидел на своем лежаке. Фуртиг с детства знал, что должен всегда держаться от старейшины на почтительном расстоянии.

– Да-а, жирную корову я уложил, – сказал Фал-Кан тоном опытного воина, каждое утро приносящего к родному очагу славную добычу еще до восхода солнца. – Вижу, ты очень спешил. Напал на след врага? – Он принюхался. – И что за опасность ты видел?

Фуртиг рассказал, сперва о Лайкерах, а затем о необычной отметине. При упоминании о Лайкерах Фал-Кан пренебрежительно отмахнулся. Ведь они появлялись время от времени, и посланные разведчики всегда сумеют разобраться, что это – небольшой отряд или крупное вражеское соединение. Однако, узнав об отметине, Фал-Кан отложил в сторону когти и начал слушать рассказ молодого разведчика с большим вниманием. Когда же Фуртиг поведал ему о том, как поставил свою отметину поверх метки постороннего, Старейшина кивнул.

– Ты поступил совершенно правильно. Кстати, ты сказал, что посторонние царапины были не такие уж глубокие. Возможно, не глубже твоих. – Он вытянул руку, показывая свои когти.

– Да, так она и выглядела, – ответил Фуртиг осторожно, зная, что со старейшими так и следует разговаривать, поскольку они могут подумать, что ты по молодости заблуждаешься.

– Значит, он не знаком с Гаммажем, – произнес Фал-Кан.

Фуртиг пришел в замешательство, из-за чего заговорил со старшим несколько непочтительно, хотя бы потому, что перебил его.

– Откуда ему его знать? Он же иноземец – и не из Пяти Пещер – или он кто-то из западного Народа. Так что Гаммаж не мог знать его, как и он Гаммажа.

Фал-Кан тихо рыкнул, и Фуртиг, немного смешавшись, осознал свою ошибку. Однако удивление у него осталось.

И тут Фал-Кан хрипло заговорил, как всегда разговаривал с теми, кто ему возражал. Так было принято в пещерах.

– В наше время о Предке было принято говорить открыто и почтительно. Ты никогда не задумывался, Фуртиг, почему в последнее время, когда ты еще рос, он не удостаивал нас своим вниманием? Хотя, похоже, ты еще недостаточно взрослый…

Фал-Кан не стал дожидаться ответа, а продолжил:

– Дело в том, что наш Предок, – себя же он никогда не называл Достопочтимым Предком, равно как не использовал других слов, выражавших его старшинство и величие, – охвачен страхом, что Демоны могут вернуться. И этот страх глубоко обуял его, поэтому он и призывает весь Народ к объединению – словно мы – это одна семья или клан! Все Народы должны объединиться! М-да, – сурово прибавил он, и шерсть вздыбилась на его спине. – Надо же додуматься до такого!

– Все воины знают, что Демоны ушли. Они убивали друг друга и не могли больше производить потомство, поэтому их становилось все меньше и меньше, пока они не исчезли насовсем. Откуда же им тогда взяться? Неужели их кости вновь обрастут плотью и шерстью, а сами они оживут? А Предок боится их возвращения, и это привело его на неверный путь. Когда к нам в последний раз являлся от него посланник, мы узнали, что он передает такие же подарки и другим. И еще я узнал, что Предок даже говорил о перемирии с Лайкерами, чтобы вместе защищаться от врагов, если Демоны вдруг возвратятся. Ведь если они вернутся, мы окажемся слишком разрозненными и слабыми, чтобы выстоять против них. Когда об этом стало известно, Старейшины отказались принимать дары от Гаммажа и передали посланнику больше не приходить, ибо больше мы не считаем их своими братьями по клану.

Фуртиг проглотил комок в горле. Неужели Гаммаж совершил такое?! Об этом он совершенно ничего не знал. Ибо никто еще из Народа не падал так низко, чтобы делить оружие с врагами. И Фал-Кан никогда не рассказал бы об этом, если бы не был совершенно уверен, что это правда!

– Гаммажу сообщили о нашем решении, и он все понял, – продолжал Фал-Кан, с силой ударяя хвостом по земле. – И с тех пор мы больше не видели его посланников. Но мы слышали от наших западных союзников, что в некоторых Логовищах установили флаги перемирия. Сейчас там собираются какие-то неизвестные нам из Народа. И мы совершенно не знаем, кто это. – Тут Фал-Кан прибавил: – Но может статься так, что, порвав отношения с родным кланом, Гаммаж стал внушать плоды своего безумия им. А это позорно, поэтому мы не должны даже говорить об этом между собою, если этого не потребует великая нужда. – Он немного помолчал, затем тихо произнес: – Что же касается той отметины на дереве, думаю, нам надо рассказать о ней нашим воинам. И еще мы расскажем о ней нашим западным союзникам. Скоро они прибудут на Турнир. А теперь ступай и как следует поешь, воин. А я передам твои слова Старейшинам других пещер.

Глава вторая

После полудня разведчики сообщили о появлении гостей, но до достижения Пещер эта группа не стала разбивать лагеря, как обычно перед наступлением ночи. Было время чередования сезона, когда западные кланы подошли к пещерам. На следующий сезон Народ Фуртига должен будет пересечь солидное расстояние, чтобы попасть на Турнир.

Все молодые и еще не нашедшие себе пару воины, которые собирались участвовать в Турнире, разбрелись по стране в набегах (до тех пор пока Старейшинам не удастся обуздать их и занять непосредственным долгом). Хотя считалось неприличным бесцеремонно рассматривать гостей, на это никто не обращал внимания, все смотрели на новоприбывших, сравнивая их с прошлыми победителям, и те в знак протеста окружили своих женщин и детей и посматривали на Выбирающих.

Но для Фуртига никого не было привлекательнее Фас-Тан из пещеры Формура. Его интерес к ней возобладал над вероятными соперниками и боевых призов, которые представило бы другое племя. Нет, с горечью думал он, у него нет ни единого шанса обратить на себя внимание Фас-Тан.

Из-за некоторых запутанных законов наследственности, прослеживающих в ее семье, она обладала особым цветом шерсти и замечательной ее длиной, и эта шерсть покрывала все тело, что весьма подчеркивало ее красоту. Мягкая шерсть на ее голове и плечах была почти в три раза длиннее, чем мех, покрывающий Фуртига, и еще она имела два цвета, от темно-коричневого до нежно-кремового, и не имела ни подпалин, ни полос. Ее хвост напоминал шелковый поток и тоже был темным. Чтобы расчесать его, она сломала множество гребней из рыбьих костей, которые присылали в пещеру Формура восторженные поклонники в надежде, что Фас-Тан обратит на них внимание. И знание того, что она пользуется гребнем, изготовленным его неуклюжими руками, придавало любому воину гордости.

Естественно, что Фас-Тан будет выбирать первой, а с ее гордостью она выберет самого достойного воина. Но воин мог только мечтать об этом, что Фуртиг и делал.

Внезапно другая мысль завладела Фуртигом. Откровения Фал-Кана о заблуждении, почти измене Гаммажа не выходили у него из головы. И он почувствовал, что смотрит не на женщин из западного клана, а на воинов-соперников. У большинства имелись охотничьи когти, подвешенные к ремням. Однако глаза Фуртига отметили по меньшей мере троих, у которых не было этих знаков отличия мужественности, и все-таки они шли вместе с остальными. Воин мог раздобыть такие когти только двумя способами, если им их не прислал Гаммаж. Он мог унаследовать их от отца, если тот отправился в страну Последней Тьмы, либо вызвать на поединок их обладателя и выиграть их в бою в качестве трофея.

Когти Фуртига достались ему от отца. Ему пришлось очень долго подгонять их к своим рукам при помощи молота. А что, если кто-нибудь завтра вызовет его на поединок и отнимет их… – Фуртиг опустил руку, словно защищая свое оружие, подвешенное к ремню. Лишиться когтей… Да это же равносильно смерти!

Он снова думал о Фас-Тан, и тотчас почувствовал жар во всем теле; ему захотелось громко вскричать и вызвать на поединок усатого воина, стоящего ближе всего к нему. Он знал, что никто не откажется от участия в Турнире, когда Выбирающие с кокетливым видом прохаживались мимо, помахивая хвостиками и делая вид, что никого не замечают, и все же прекрасно ощущая взгляды, которые бросали на них мужчины.

В этом году Фуртиг был единственным представителем из пещеры Гаммажа. Поскольку его брату Фухану так и не удалось найти себе пару, ему придется сделать два вызова, за себя и за него. Он повернул к зарослям и отправился к пещерам.

Там он вытянулся на своем лежаке и глубоко вздохнул. Народу было очень мало, поэтому Турниры проводились без смертельного исхода. Нельзя было рисковать потерей хотя бы одного воина. Но участника состязания могли крепко избить или даже изуродовать, если Предок лишал его своей милости. Только вот Гаммажа, самого известного для Фуртига Предка, здесь не было. Не было даже в душе. А после того, что он узнал от Фал-Кана, ему казалось, что Гаммаж лишил его своей милости. Фуртиг отодвинул светильник и зачерпнул немного воды из кувшина, когда подумал о Гаммаже.

Почему Предок боится возвращения Демонов? Ведь их видели давным-давно. Впрочем… – от этой мысли у Фуртига встала шерсть на спине – ну конечно! Демоны скрываются где-то глубоко-глубоко в Логовищах. А Гаммаж, тайно пробравшись туда, научился всяким их дьявольским штучкам. Но если это так… нет, конечно же, Гаммаж прислал бы ясное послание, пытаясь убедить Народ присоединиться к его диким планам.

Старейшины порой обращались к прошлому. Они разговаривали с теми, кто давным-давно удалился в страну Последней Тьмы, словно ушедший сидел рядом с ними. Но на такое были способны только очень старые из Народа. Хотя из Старейшин очень мало кто доживал до глубокой старости, ибо с наступлением преклонного возраста они теряли быстроту мысли и тела и часто погибали от рогов или копыт диких животных, на которых охотились. Или их косила страшная простуда, приходящая вместе с холодами, да и множество других опасностей и недугов, которые всегда вились возле и внутри пещер.

Но, по-видимому, никакие опасности не достигали Логовищ. И Гаммаж, будучи очень старым, сумел увидеть Демонов в темных уголках их цитадели. Да, это и может быть ответом на вопрос. Но как же можно поспорить с тем, кто утверждает, что видел умерших? И Гаммаж, странствующий во тьме, Гаммаж, мастер на всякие чудеса – ведь он может представлять огромную угрозу для своего же собственного Народа, если в своем безумном заблуждении будет продолжать распространять свои «открытия» среди чужаков! И даже… Ведь Фал-Кан сказал – среди его врагов! Необходимо отправиться к Гаммажу и узнать, чем он там занимается на самом деле, а не слушать болтовню молодых воинов о «прогулке к Гаммажу». И еще необходимо узнать, что за открытие Гаммаж совершил именно сейчас. Это надо сделать для блага всего Народа. Четыре сезона Турниров назад к Гаммажу уже уходили. Ушедший назад не вернулся. Это был Фоскатт из пещеры Фавы. Он был лучший из всех, кто состязался на Турнире. Фуртиг попытался вспомнить, как тот выглядит, а затем пожелал, что лучше бы этого не делал. Ибо образ в его голове был очень похож на него самого, на другого, взрослого Фуртига, отражение которого он видел в прозрачных водах Озера Деревьев.

Фоскатт тоже был строен, худощав, узок в плечах и гибок. Его шерсть была тоже дымчато-серой, а на солнце казалась почти голубой. Он тоже любил бродить в одиночестве, и как-то показал Фуртигу одну находку в маленьком Логове, расположенном в стороне от больших Логовищ, в которых жил Гаммаж. Ею оказалось очень странная вещь, похожая на металлический ящик, а на его крышке имелся квадрат из другого материала, очень гладкого. Когда Фоскатт надавил на боковую сторону ящика, то молодые увидели на квадратной крышке изображение. Ящик, несомненно, изобрели Демоны, и Старейшина пещеры, увидев ящик, отнял его у Фоскатта и разбил камнями.

После этого Фоскатт стал очень спокойным. И когда он победил на Турнире, то отправился к Гаммажу. Но что же он обнаружил в Логовищах?

Фуртиг повертел в пальцах охотничьи когти и подумал о том, что могло случиться завтра; он должен забыть о Гаммаже и подумать о собственном будущем. Чем ближе становился час схватки, тем мрачнее казалось все вокруг. Хотя он знал, что как только выкрикнут вызов, то бросится в бой, не думая ни о чем. Тут уже было не до размышлений. Жизненная сила сама бросала его в схватку с противником.

С давних времен существовал обычай, что одно племя не должно разглядывать другое, поэтому обитатели пещер разошлись по своим убежищам, а гости расположились в повозке. Поэтому Фуртигу не удалось долго пробыть в одиночестве. В пещере с ним заговорила его семья.

– Только не поддавайся на жеребьевку.

Фал-Кан и двое из менее старых из Народа отвели его в сторону, чтобы дать ему наставления, хотя ему очень хотелось побыть одному. Ведь это же очень скверно, когда у тебя в мозгу вертится предсказание о том, что может с тобой случиться, не говоря уже о том, чтобы выслушивать советы от тех, кто явно сомневается в твоей победе. Фал-Кан говорил так, будто мог повлиять на выбор соперника.



– Верно, верно, – сказал Фуджор, вылизывая то место, где у него не хватало пальца, словно от этих действий у него вырос бы новый. Фуджор был покрыт очень густой шерстью, как никто другой в пещере, и часто ходил на четырех лапах.

– Там есть трое без когтей, – продолжал Фал-Кан. – Твое оружие, воин, будет отличной добавкой в сражении против них. А хорошее оружие для многих куда ценнее любой самки.

Фуртигу захотелось снять бряцающие сокровища с ремня и куда-нибудь их спрятать. Но это запрещал обычай. А когда его вызовут, у него уже не будет времени куда-нибудь убежать, чтобы спрятать когти. Однако, несмотря на свое отчаяние, он осмелился заговорить со Старейшинами. В конце концов, Фал-Кан и Фуджор некогда выходили с Турниров победителями. Возможно, они что-нибудь посоветуют ему?

– Как вы думаете, Старейшины, если буду побежден, когти, унаследованные мною от отца, достанутся кому-нибудь из моих соперников? Если такое вдруг случится, не могли бы посоветовать мне, как избежать этого?

Фал-Кан критически посмотрел на молодого соплеменника.

– Победу определяет только воля Предка. Но ведь ты быстр и ловок, Фуртиг. К тому же, ты успел многому научиться от нас. Мы делали все, что от нас зависит. Посмотрим, сможешь ли ты последовать нашему примеру.

Фуртиг замолчал. Наверное, ему следует просто уйти от них. Да, оба были Старейшинами (хотя Фуджор считался таковым по возрасту, а не по уму). А Фесан всегда молчал в присутствии Фал-Кана.

Остальные молодые были еще совсем юнцами и участвовать в Турнире сейчас не могли. В последнее время в пещере Гаммажа жило больше женщин, чем мужчин. А после каждого Турнира женщины уходили в пещеры победителей. Так что семья уменьшалась с каждым сезоном. Возможно, с ней может случиться то же самое, что с пещерой Рантиа, находящейся на более низком уровне, где в клане в конце концов остались только одни Старейшины и Выбирающие, слишком старые для рождения детей. Да уж, гордый род основал Гаммаж…

Фуртиг медленно поедал пищу из миски. Доев, он добрался до своего лежака и свернулся клубочком, чтобы заснуть. Ему очень хотелось, чтобы побыстрее наступило утро и наконец-то решился исход его схватки, в котором он был отнюдь не уверен. Из темноты до него доносился приглушенный шепот его двух сестер. Завтрашний день означал для них гордость и возбуждение. Ведь они-то будут среди Выбирающих, а не среди бойцов.

Фуртиг мысленно представил перед собою образ Фас-Тан, но его мысли постоянно разбредались, и ничего хорошего он не видел – он видел лишь пояс без когтей, потом одинокий путь по стопам брата, а если нет – то он останется здесь на посмешище Старейшин. Ну уж нет, он отправится к Гаммажу!

Громкий утренний клич пробудил Фуртига от сна, и он не смог вспомнить, что ему снилось. Поэтому, даже если Предок и передал какое-нибудь предостережение, он бы не смог истолковать его. Мысли о предстоящем дне тяжело давили на него, когда он вставал с лежака и чувствовал при этом, что сон не придал ему сил. Напротив, он ощущал неприятное предчувствие, что ему придется сражаться, и при этом надо будет хотя бы сохранить присущее воину равнодушную манеру боя, как было принято в этот решающий день.

Когда они собрались на вытоптанной площадке арены для Турнира, Фуртигу пришлось присоединиться к ряду Бросающих вызов. Он встал в ряд с самоуверенным видом, будто был самим Сан-Ло, стоявшим с самого краю и считавшемся лучшим бойцом, выступающим против воинов пещер. Его желтая лоснящаяся шерсть с темно-коричневой полосой переливалась на солнце, словно предсказывая славу, которую вскоре возвестят о нем жители пещер и западные племена.

Фуртиг не поддавался иллюзиям; вряд ли он сможет одержать победу, а если и сможет, то это весьма маловероятно. В этом году они выставили десять бойцов, разнообразный окрас шерсти которых создавали неповторимый рисунок. Он увидел двух братьев с темно-серыми полосками, что было совершенно привычно. Еще один боец был черный, как ночь и являл собой сильный контраст с его двумя черно-белыми братьями. Эта троица считалась опасной, они всегда выходили на охоту втроем, и, будучи одногодками, общаться они старались только друг с другом. Потом появился еще один коренастый боец с белой шерстью на ушах и серым хвостом; еще двое более яркого желтого окраса, помоложе и очень похожие на Сан-Ло; один – с коричневой полосой на брюшке. И наконец появился сам Фуртиг со своею серой дымчатой шерстью.

Их противники не имели какого-либо особого окраса, они первоначально вышли только от двух семей, согласно обычаю. Они были либо все черные, или черно-белые с различными отметинами.

Выбирающие лениво расположились на прогретых солнцем камнях на востоке от поля боя, тогда как Старейшины и семейные пары устроились на севере и юге. То там, то здесь раздавался призывный клич, обращенный к кому-либо из избранников, обещая ему все мыслимые и немыслимые наслаждения в случае его победы. Только Фас-Тан не привлекала к себе внимания, ибо ее поразительная красота говорила сама за себя.

Ха-Джа – Старейшина Западного клана – и Кайджен, смотритель пещер, выступили в центр поля боя. Они жестом подозвали воинов из каждой шеренги и протянули им горшок, в которой находились жребии. Горшок они держали на уровне глаз будущих соперников. Те подняли руки и начали вытаскивать дощечки с именем противника. Наконец и Фуртиг сунул руку в горшок и почувствовал, что внутри осталось только две дощечки; после чего он вытянул одну из них.

Как только все вытащили жребий, каждый соревнующийся вернулся на свое место в ряд и, расчистив перед собою землю, воткнул в нее вытянутый жребий.

Ха-Джа крикнул:

– Выходит первая пара воинов!

Сан-Ло продемонстрировал свои сверкающие когти и тихо угрожающе рыкнул.

Кайджен сделал знак пришедшим с запада. Тотчас же оттуда отделился могучий молодой боец, весь покрытый черной шерстью и неистово бьющий хвостом. По крайней мере, с первого взгляда он казался не слабее Сан-Ло.

Оба подошли к центральному камню и положили охотничьи когти. Металл гулко звякнул о камень. Они сделали это потому, что в этом сражении нельзя применять оружие.

Кайджен вместе с Ха-Джа подали сигнал. Соперники, немного согнувшись, начали сходиться, распушив хвосты, прижав уши к голове и прищурив глаза. Оба издавали воинственные крики. Затем стали описывать круги, как всегда бывало на Турнирах, чтобы выбрать время для точного прыжка.

И тут они сцепились, вырывая друг у друга клочья шерсти, катаясь по земле и осыпая друг друга мощными ударами ногами. Несмотря на то, что зрители привыкли к подобным сражениям, они поначалу даже не смогли различить, кто есть кто, и им было очень сложно наблюдать за действом, пока, наконец, противники не расцепились. По всему полю боя валялись вырванные клочья шерсти, однако бойцы, издав воинственный клич, показали всем, что готовы продолжать сражение, и, похоже, с новой яростью. Даже Старейшины присоединились к всеобщему возбуждению. Лишь Выбирающие скромными взорами изучали сражающихся, хотя их глаза горели, а некоторые высунули от возбуждения розовые язычки.

Победил Сан-Ло. Когда бойцы разделились во второй раз, черный, опустив хвост, поплелся с поля боя, а с его живота капала кровь. Победитель пещер подскочил к крупному камню, взял свои охотничьи когти и возвратился в шеренгу, гордо позвякивая своим смертоносным оружием.

Бои продолжались. Двое бойцов из пещер сдались гостям. Затем трижды подряд победили обитатели пещер. Однако опасения Фуртига усиливались. Из оставшихся воинов, не уступавших по силе Фуртигу, остался здоровенный боец, ростом не уступавший Сан-Ло. Так что, если милость Предков обойдет стороной Фуртига… И это произошло. Сосед Фуртига по пещере выиграл бой, а вот Фуртигу повезло меньше, ибо его противником оказался как раз тот могучий воин. Фуртиг снял когти с ремня. И ему не давала покоя мысль, что ему придется победить не одного, а двух соперников.

Он страшился предстоящего боя и все-таки понимал, что ему придется его принять. Он покорно подошел к камню, неохотно положил на него когти, надеясь, что ему не изменит удача.

И ему снова не давала покоя черная мысль, однако он знал – он должен сражаться! И тут он издал воинственный клич, вложив всю силу в свои легкие. Сойдясь с противником, он дрался, используя весь опыт, какой знал. Но только этого было недостаточно. Его решимости не хватило больше чем на две яростных стычки, поскольку противнику удалось несколько раз нанести ему тяжелые раны по ногам; да, эти клыки оставили страшные раны. Это был кошмар, но еще не конец. Он лишь мог продолжать драться – до тех пор, пока…

Пока он не затерялся в кромешной тьме, во время которой увидел страшные видения. А когда очнулся на лежаке пещере, первой его мыслью было, что все это – всего лишь сон. Потом он приподнял свою затуманенную голову и увидел, что вся она облеплена нашлепками из целебных трав и листьев.

Все еще сохраняя надежду, он, превозмогая боль, дотянулся до ремня. Когтей не было. Он полностью растерялся: оружие, дарованное Гаммажем его отцу, пропало вместе со всеми надеждами остаться в пещерах. Теперь он чувствовал себя хуже, чем безрукий Фуджор.

Фуртиг догадался, что его доставили в пещеру со всеми осторожностями. Но рядом никого не было. Ему безумно хотелось пить, ибо жажда приносила новую боль, и наконец, преодолев боль и заставив повиноваться искалеченное тело, он подполз к лампаде, стоящей на камне, и зачерпнул пригоршню воды. Руки его настолько тряслись, что второй порции он просто не сумел осилить. Но он все равно попытался как следует напиться, боясь, что и здесь его постигнет неудача.

Фуртиг не возвратился к лежаку. Теперь, утолив жажду, он услышал шум громкого празднества внизу. Выбирающие, должно быть, покончили с выбором партнера, и победители пировали со своими подругами, избравшими их. Фас-Тан… он решил вообще выкинуть ее из головы. В конце концов она была только лишь мечтою, на воплощение которой он не надеялся никогда.

Пояс с утраченными когтями был для него величайшей потерей, и ему захотелось заплакать, как маленькому, который потерял мать и боится темноты. И он решил, что оставаться в пещерах для него просто невозможно.

Однако отправиться к Гаммажу во всеоружии – это одно. А приползти к нему, выброшенному с Турнира, побитому и израненному, лишившись оружия… Этого Фуртигу не позволяла гордость. И все-таки… Он должен идти к Гаммажу. Это было его правом, как и его брата, который решил покинуть пещеры. Хотя была еще одна возможность – снова вызвать соперника на поединок – хотя именно сейчас Фуртигу этого хотелось меньше всего.

Тем не менее, Фуртиг не намеревался уходить, не объявив о своем решении. Гордость не позволяла ему так поступить. Кое-кто из проигравших и бедных духом могли втихаря выскользнуть из пещеры и уйти в ночную тьму, не сказав никому ни слова – но только не Фуртиг! Он вернулся к лежаку, понимая, что ему придется подождать того часа, когда он снова как следует не окрепнет.

Так он и лежал, мучаясь от боли и прислушиваясь к празднеству. Он думал, выбрали ли его сестры себе пару из победоносных гостей с запада или из пещер же. С этими мыслями он и заснул.

Проснулся он в полдень, когда лучи солнца весело играли у входа в Пещеру. Лежаки Старейшин были пусты, но он услышал какие-то звуки. Повернув голову, он увидел одну из молодых женщин, которая сидела рядом с ним и немигающим взором его разглядывала.

– Фуртиг, – нежно сказала она, положив руку туда, где теперь находился пластырь из лечебных листьев. – Тебе очень больно?

Он почувствовал, что боль не такая сильная.

– Да нет, не очень, сестра по клану…

– Ты очень сильный воин из пещеры Гаммажа.

Он поморщился.

– Не так уж я силен, малышка. Разве тогда я проиграл бы в битве с западным соседом? Кто по-настоящему сильный воин, так это – Сан-Ло. Но только не Фуртиг.

Она отрицательно покачала головой. Как и у Фуртига, у нее была пышная серая шерсть, но длиннее и мягче. Он подумал, что Фас-Тан обладает крайне редким окрасом, но сестрица Ю-Ла станет не менее красивой, когда наступит ее время стать Выбирающей.

– Фас-Тан выбрала Сан-Ло. Сестра Найя выбрала Мура из Пещеры Фолока. А вот сестра Ингар выбрала черного бойца из западного клана.

Она прижала ушки к голове и презрительно фыркнула.

– Этот тот, с кем я сражался, Ю-Ла? Что ж, справедливо, он хороший и могучий боец.

– Он сильно искалечил тебя. Поэтому сестра Ингар не имела права выбирать бойца, который причинил такую боль брату по клану. Больше она не будет в нашей пещере. – И она снова презрительно фыркнула.

– Конечно, нет, сестренка. Когда Выбравшая выбирает кого-то, она уходит вместе с ним в его клан. Такова традиция.

– Это очень плохо – устраивать такие сражения, – сказала она, машинально покусывая коготь. – И все равно, ты намного лучше Сан-Ло.

Фуртиг хмыкнул.

– Знаешь, сестренка, мне бы очень не хотелось даже попытаться доказать это. А если честно, сейчас ты мне сказала неправду.

Она снова фыркнула.

– Конечно, у него мощные когти. А что касается головы… Да он просто дурак! У него всего одна извилина. А твоя любимая Фас-Тан – обыкновенная дура! Я бы на ее месте выбрала того, кто лучше соображает, а не дерется.

Фуртиг уставился на сестру. Ничего себе, такая маленькая, всего лишь подросток, ведь до ее повзросления еще целый сезон, когда ей будет предоставлено право выбирать. Но то, что она сказала сейчас, скорее принадлежит зрелой женщине, нежели девчонке. То есть рассуждает она уже совсем, как взрослая.

– Почему ты так считаешь? – удивленно спросил он.

Она тряхнула головкой.

– Мы – относимся к роду Гаммажа. И Предок научил нас многим-многим вещам, и все для того, чтобы помочь нам. Он не учил нас так драться. Вместо драк и сражений наш Предок охотился за знаниями. Послушай, брат мой, женщины тоже так думают. Когда я научусь различать следы, то обязательно отправлюсь к Гаммажу! И там я научусь очень многому, поверь… – Она вытянула вперед пушистую руку, словно этим одним жестом захотела объять все знания на свете, если бы их можно было собрать таким образом.

– Когда Гаммаж совсем постарел, он сошел с ума…

И снова она презрительно фыркнула, и теперь весь ее гнев обрушился на брата.

– Ты рассуждаешь, как Старейшины, потому что некоторые из них не понимают нового и утверждают, что все это – глупости или зловредные мысли! Ты бы лучше подумал о том, что Гаммаж присылал нам, а ведь это всего лишь крошечная часть тех великих изобретений, которые он обнаружил! Я уверена, что в Логовищах осталось еще масса неведомых и очень полезных вещей.

– Однако Гаммаж боится, что в Логовища могут вернуться Демоны…

Ю-Ла скривила губы.

– Так и верь в них на здоровье, но только когда воочию увидишь их, брат мой. А прежде надо взять в дорогу то, что может пригодиться.

Фуртиг привстал на лежаке.

– Откуда ты узнала, что я собираюсь отправиться к Гаммажу?

Она тихо и мягко рассмеялась.

– Потому что, братишка, ты – это ты, и ты не можешь поступить иначе. Я слишком хорошо тебя знаю. Ладно, посмотри-ка лучше сюда.

И она вытащила из-за спины маленькую котомку, крепко затянутую веревкой. Фуртиг видел такую прежде только один раз, но он знал, что женщины очень дорожат подобными сумками. Как говорило предание, последняя подруга Гаммажа изготовляла такие сумочки, поскольку у нее были очень тонкие пальцы. Однако прошло уже немало времени, и таких сумок никто уже не делал.

– Откуда она у тебя?

– Я сама ее сделала, – ответила она с явной гордостью. – И сделала ее для тебя. – Она вложила сумку ему в руку. – И вот еще кое-что.

И тут она достала вещь, которая потрясла его до глубины души, ибо это были охотничьи когти. Они не так сверкали на солнце и выглядели весьма поношенными и тусклыми. И еще у них не хватало нескольких звеньев.

– Я их нашла. – Похоже, ее гордость становилась все больше и больше. – Случайно обнаружила их между двумя камнями у воды, внизу пещеры. Да, они поломаны, брат, но по крайней мере ты пойдешь не с голыми руками. И… я очень тебя прошу… когда ты предстанешь перед Предком, покажи ему это… – она дотронулась до сумки. – Спроси у него, разве женщина из пещеры Гаммажа не имеет права изучать новое?

Фуртиг взял сумку и когти, пораженный этими дарами, больше, чем он мог надеться.

– Будь уверена, сестренка, я передам ему все, что ты мне сказала, клянусь.


Глава третья

Фуртиг полз вперед. Рассвет еще не наступил, но его глаза привыкли к темноте, и поэтому он видел все происходящее. Ночью он решил пересечь обширное открытое пространство рядом с западной оконечностью Логовищ – хотя за целый день, наблюдая за ним, не заметил там никаких признаков жизни. Равно как во время своего медленного перехода через покрытую густой травой равнину не заметил ни следов, ни признаков какой-либо жизни. Ничего не обнаружил и когда входил и выходил из строений.

Но чем ближе он продвигался к Логовищам, тем сильнее росло в нем благоговейное ощущение неведомой опасности. С того места, где находился, он определил, что Логовища намного выше и гораздо больше любого утеса, на которых располагались Пять Пещер. Тем не менее, он не имел даже представления о том, насколько они огромны, до приближения к ним. И ему пришлось перекатиться на спину, чтобы увидеть, что их вершины упираются в самое небо.

Это пугало. Фуртиг чувствовал, что его отчаянная авантюра отправиться в это скопление упирающихся в небо строений может завершиться ловушкой. Что же все-таки с Гаммажем? Вполне возможно, что его Предок умер, восприняв неверную идею, поэтому и не давал о себе знать уже в течение нескольких сезонов. Неужели это так?

Хотя обоняние Фуртига было куда лучше, чем у Лайкеров, он поднял голову повыше и попытался различить преобладающий запах. Неужели Народ Гаммажа метит границы своей территории здесь так же – посредством царапин на деревьях, а не запахом? Он смог бы опознать запах увядшей травы, до него доходил неприятный запах обитателей этой плоской равнины – мыши, кролика… Но из Логовищ не доносилось никакого запаха, хотя ветер довольно сильно дул в его сторону, волнуя траву.

Фуртиг встал на четвереньки и пустился в охотничий бег, будто за растерявшейся добычей, взволнованной звуками. Вокруг от ветра шуршала трава, от его движений ломались небольшие кустики. И вдруг кто-то неожиданно выпрыгнул слева от него. Кролик.

Трава закончилась. Перед Фуртигом расстилалась ровная каменная площадка – ему показалось, что Логовища раскрыли свою пасть, чтобы поглотить его. Он нигде не увидел никакого укрытия. Значит, придется пересечь открытое пространство. Весьма неохотно, Фуртиг поднялся на ноги. Когда у тебя есть повод найти укрытие, достаточно ползти или пробираться пригнувшись. Здесь же спрятаться было негде.

Он остановился только для того, чтобы надеть охотничьи когти. Сломанные, они плохо сидели на его руке, но все-таки ему удалось надеть их так, чтобы ему было удобнее. Он никогда не перестанет сожалеть о тех когтях, прекрасном, но утерянном оружии. И был благодарен Ю-Ла за ее подарок. Ведь теперь он вооружен, а значит, готов отразить нападение.

Он стремительно перебежал в тень, отбрасываемую первой стеной. В ней имелись расположенные на равных расстояниях выбоины, но они находились слишком высоко, чтобы Фуртиг мог бы добраться до них. Несомненно, они являли собой какой-то путь к Гаммажу, какие-то специальные отметины для новичка. Поскольку всем было хорошо известно, что Гаммаж всегда радушно принимал тех, кто явился к нему.

Фуртиг продолжал принюхиваться к отметинам. Они пахли птицами. Стены были испачканы пометом. И больше ничего.

Без должных ориентиров Фуртигу не удастся попасть в самое сердце Логовищ, надеясь найти там какой-нибудь ключ к искомому. Тем не менее, он осторожно двинулся вперед, используя тень как прикрытие.

Когда он шел, благоговение перед теми, кто построил все это, все больше и больше росло в нем. Как они могли водрузить такие огромные глыбы друг на друга? Фуртиг понимал, что эти возвышения – не природные образования. Какими же знаниями должны были обладать Демоны!

Пока бродил, он искал хоть какой-нибудь знак, и тут взошло солнце. Он пересек два открытых пространства между строениями. Все вокруг заросло травой, давным-давно увядшей. Перед одним из строений расстилалось небольшое озеро, откуда внезапно поднялись птицы и с громкими криками улетели, хлопая крыльями.

Фуртиг настороженно пригнулся. И тут он осознал, что птицы не могли взлететь из-за его появления. Тогда – почему они сделали? Выходит, здесь есть еще кто-то.

И тут он ощутил волну горячего запаха, который, казалось, заполонил все вокруг. И Фуртиг зарычал. Крыстон! Такую вонь нельзя спутать ни с чем иным. Крыстоны – и здесь?!.. Поговаривали, что они любят находиться близ Логовищ. Но Фуртигу даже в голову не могло прийти, что они забрались столь глубоко!

Он прижался к нише первой попавшейся двери. Дверь представляла собой огромный цельный плотный кусок дерева, и она была закрыта. Она была выше Фуртига примерно в шесть раз и имела такой вид, что сдвинуть ее с места просто невозможно. А если его увидели или учуяли, то в этом месте Фуртиг – просто загнанный в угол.

Фуртиг знал, что Крыстоны всегда действуют подло и никогда не посылают в бой одного. Так что он предчувствовал, что против него они вышлют целый отряд. И даже несмотря на то, что Фуртиг крупнее их, у него нет никакой надежды выстоять одному против целой стаи. Он неистово бил хвостом по земле, когда наблюдал за кустами, растущими вокруг озера, и принюхивался и прислушивался изо всех сил, чтобы определить местонахождение врага.

Хотя большинство птиц улетели, по меньшей мере трое из их стаи остались в затруднении. Ибо они били крыльями, издавая хриплые крики на противоположном краю озера. Из-за густых зарослей кустарника Фуртиг не мог видеть, что происходит, и ему отнюдь не хотелось приближаться к тому месту, где находилась территория врага. Внезапно крики птицу прекратились, и он решил, что охотники, должно быть, покончили со своей добычей.

Его планы изменились. Чтобы теперь идти к Логовищам, где находятся Крыстоны… ну уж нет! И в эти мгновения он представил себе, какова могла стать судьба Гаммажа – обглоданные кости – вот и все!

Но как же ему скрыться так, чтобы его не заметили? Фуртиг не знал точно, как охотятся Крыстоны – по запаху, слуху или они «засекают» добычу, а потом расправляются с ней. Единственное, что ему оставалось, это замести следы. А на открытом пространстве – это совершенно бесполезно.

Фуртиг лихорадочно пытался вспомнить, все, что знал о Крыстонах. Могут ли они прыгать, взбираться на скалы, как это делал его Народ, или ползают по земле, как Лайкеры? По-видимому, очень скоро ему придется разобраться в этом самому.

Выше двери панель в стене отсутствовала. Но он не доставал дотуда, даже если бы он встал в полный рост. Однако он мог вскарабкаться. Но с другой стороны двери имелись выбоины, а наверху выступали какие-то обломки.

Фуртиг пригнулся и прыгнул. Его охотничьи когти уцепились за край обломков, и те тотчас же расщепились. Но он держался, что есть мочи и, неистово дрыгая ногами, взбирался выше. Потом он очутился наверху, на выступе стены, не переставая держаться за потемневшую дверь. Он увидел очень узкий выступ и, немного пораскачиваясь на нем, наконец увидел то, что находилось за дверью.

Тут и там он увидел какие-то предметы. Пол был густо покрыт пылью. Нет. Это вовсе не ловушка. На полу не было никаких следов, а когда он подпрыгнул, то оставил их, как самый незадачливый охотник. Фуртиг нерешительно подошел к краю. Застоявшийся, спертый воздух забил ему ноздри, и он с трудом сдерживался, чтобы не чихнуть. Да, казалось, он выбрал не самый лучший план. Лучше было бы остаться на открытом пространстве… Он повернул голову, чтобы осмотреться. И тут случайно уловил какое-то движение в кустах неподалеку от двери.

Слишком поздно! Враги уже успели приблизиться к нему почти вплотную. Теперь ему как можно скорее надо убираться, чтобы добраться до такого места, где бы он смог встать спиной к стене и встретить врага лицом к лицу. Его ноги утопали к толстенном ковре пыли, и он медленно добрался до противоположного конца, поднимая огромные клубы пыли, прежде чем его когти смогли впиться в стену.

Комната имела две двери, обе окаймленные арками и открытые. Теперь от него требовалось добраться до самого верха Логовища и выйти на открытое пространство, где он сумел бы, возможно, добраться до следующего Логова, словно перепрыгнуть с одного дерева на другое, и тем самым убежать от своих врагов, передвигающихся по земле.

Выбора между двумя дверьми у него практически не было, и Фуртиг избрал ближайшую к нему. Она привела его в длинный проход, где располагались помещения без дверей, больше похожие на пещеры. Укрываться здесь – не сулило безопасности.

Фуртиг не стал тратить время на изучение помещений, а стремительно побежал мимо этих не имеющих дверей ниш до самого конца зала. Там он увидел дверь, но она была закрыта. Он попытался просунуть когти в щель между дверью и косяком, и она немного раскрылась. Во всяком случае достаточно для того, чтобы ему пролезть за нее.

Уже практически оказавшись за ней, он конвульсивно отпрянул. Сразу за дверью чернела глубокая яма, достаточно широкая, чтобы просунуть взрослого быка. От страха Фуртиг сплюнул и вцепился когтями в дверь.

Но было слишком поздно. В тот самый момент, когда пытался удержаться, он поскользнулся на узком краю и оступился в кромешную тьму. От страха Фуртиг закрыл глаза; ужас полностью овладел им, и, уже ни о чем не думая, он приготовился к падению…

И тут осознал, что не сорвался камнем с самого края выступа, а плавно опускается вниз!

Фуртиг открыл глаза, с трудом понимая и не веря, что избежал скорой и бесславной смерти. В шахте стояла кромешная тьма, но он понимал, что медленно опускается, словно стоя на какой-то твердой площадке, медленно дрейфующую к фундаменту Логова.

Разумеется, он отлично знал, что Демоны способны управлять многими силами. Но как же им удалось создать эту своеобразную подушку, способную выдержать его тяжелое тело! Фуртиг глубоко вздохнул и почувствовал, что сердце его уже бьется спокойнее. Ему стало совершенно ясно, что умрет он не сейчас, по крайней мере, подушка не сбросит его вниз, пока находится в воздухе. Подумав об этом, он снова ощутил беспредельный страх. Сколько же времени его будет держать воздушная подушка?

Он подумал о том, как бы ему заставить двигаться подушку в нужном направлении. Создавалось впечатление, словно он находится в воде. А плавать Фуртиг умел. Может быть, какие-нибудь движения руками приведут его, куда надо? Для пробы Фуртиг сделал пару мощных гребков и обнаружил себя совсем рядом со стеной шахты. Он добрался до нее именно в то время, когда увидел очертания второй двери и попытался ухватиться когтями за тонкий конец. Но ему не удалось это, и он проплыл мимо, прежде чем сделал это решительное усилие. Теперь он ждал, с тревогой ждал другой возможности, когда поплывет вниз. Однако его постигло только разочарование.

И тут он услышал сверху звук! Слабый пронзительный крик эхом пронесся по шахте. Значит, здесь Крыстоны! И, возможно, у той самой двери, которую он с таким трудом открыл. Интересно, они тоже поплывут по воздуху вслед за ним? Фуртиг стал разминать пальцы с когтями. Ему отнюдь не светило сражаться в воздухе. Однако если ему не выйдет иной возможности, то лучше приготовиться к самому худшему.

Тем не менее, похоже, что те, наверху, не были готовы.

Вероятно, если и не видели его, то считали, что он стремительно прорывается к гибели. Но поскольку они уже долго жили в Логовищах, то знали старые шахты, как свои пять пальцев. Если так, устроят ли они ему ловушку на земле?

Встревоженный этими мыслями, Фуртиг с силой ударял и гладил стену и в полете выискивал хоть какие-нибудь метки, зацепившись за которые он мог удержаться. Но ему приходилось ожидать слишком долго. Стены были однородно гладкими. И, несмотря на то, он в отчаянии вытащил когти, чтобы обнаружить какую-нибудь зацепку, он слышал только громкие звуки врага, оружия царапающего стену, которые тоже выискивали какую-нибудь зацепку. Он не мог оценить расстояние, да и время, как ему показалось, течет как-то необычно. Сколько же прошло времени с тех пор как он упал? И как глубоко он очутился? Он вошел в Логовище на уровне земли, а этот спуск мог привести его под землю. Хотя он хорошо разбирался в системе безопасности в пещерах, находившихся глубоко под землей, и все-таки было что-то еще, и Фуртига обуял страх неизвестного.

И вот он снова падает, причем на этот раз намного быстрее! Неужели воздушная подушка поведет его? У Фуртига оставалось времени только на то, чтобы приготовиться к возможно очень тяжелому приземлению, но он упал на мягкую поверхность.

Темнота сгустилась настолько, что даже его ночное зрение не могло помочь ему. Но, откинув голову, он посмотрел на верхушку шахты и увидел за дверью, которую открыл, легкий сероватый туман.

Фуртиг принюхался, выискивая замах Крыстонов, однако вместе с уходом они уставили ничтожную его часть. Теперь появились иные запахи, которые не мог определить ни Фуртиг, ни кто-нибудь еще.

Спустя мгновение, он инстинктивно выпрямился и начал изучать помещение. Как ему подсказали царапины от его когтей, помещение имело три стены.

Его усы, ощетинившиеся над верхней губой, раскачивались над глазами, и при помощи их он мог получать дополнительные сведения о том, что ждет его впереди. Четвертая стена, походящая на открытую пасть, была входом в тоннель. Но Фуртиг, вспомнив о своих страхах у верхней двери, не стал пытаться быстро распахнуть ее.

Когда он приблизился к ней, то встал на четыре лапы и, поднимая каждую из них, тщательно проверял, что находится над его головой, и прислушивался к звуку кончиков когтей, чтобы очередной раз удостовериться, сможет ли идти прямо.

Так он полз и полз вперед. Однако, никого не обнаружив, продолжил ползти, причем практически вслепую. Он начал задумываться о том, не завел ли он себя по собственной беспечности в ловушку. Ведь Крыстоны могли бы сделать то же самое, а если бы он к ним попался, то они не стали бы с ним церемониться. Удастся ли ему каким-то образом вскарабкаться наверх шахты, если он ошибся и избрал смертельную дорогу?

Неожиданно его рука резко уперлась в твердую поверхность. Одновременно с этим справа в кромешной тьме он увидел свет и быстро свернул в просторную пещеру, ведущую туда.

Подняв голову, он глубоко вздохнул, пробуя слабый запах, распространяющийся вокруг. Крыстоны – да, конечно, они успели побывать и здесь! Но тут он ощутил другой запах, знакомый, более приятный, который мог издавать кто-нибудь из его Народа! Но Народ и Крыстоны не могут жить в мире, и он это прекрасно знал. Неужели Гаммаж настолько рехнулся, что имеет какие-то дела с Крыстонами?

Запах Крыстона вызвал у Фуртига почти бесшумное злобное рычание. Но запах кого-то из его рода становился сильнее, и он инстинктивно пополз на него.

Теперь Фуртиг обнаружил источник света, пробивающегося через узкую щель где-то наверху стены, однако он не был настолько сильным, чтобы подпрыгнуть и уцепиться в этом месте когтями, и, несмотря на напряжение в руках, посмотрел вверх.

Короткая вспышка позволила ему осмотреть другую стену. Он должен каким-то образом найти способ оставаться у расщелины как можно дольше. Что бы ни таилось на уровне его взгляда, он отчетливо ощутил сильный запах кого-то из Народа.

Фуртиг медленно снял ремень и отстегнул от него специальные мешочки со съестными припасами, затем положил ремень во всю длину на пол. Потом снял когти и, довольно неуклюже используя зубы и тупые пальцы, прицепил к каждому ремень, проверяя, смогут ли они уцепиться при стремительном прыжке.

Затем он опоясал себя ремнем, слабо провел когтями по стене и снова подпрыгнул к расщелине. Когда он прыгал, его руки были свободны, а ремень поддерживал его, как страховочный пояс, а мощные ноги уперлись в стену, чтобы крепко удерживать его.

И вот ему удалось заглянуть вниз – в ту пещеру. Он увидел двоих из Народа. Да, это были несомненно они! У одного из них были крепко связаны руки и ноги при помощи крепких ремней. У второго тоже были связаны руки; на одной ноге Фуртиг заметил глубокую рану, а черная шерсть была покрыта кровью.

Фуртиг устроился поудобнее, чтобы рассмотреть все, как следует. Связанного по рукам и ногам Фуртиг, похоже, не знал. У него был окрас цвета рыжеватого песка; остальная шерсть, на ногах, хвосте была темно-коричневой. На исхудалом лице выделялся только подбородок, вытянутый и сужающийся вперед, а глаза были ярко-голубыми.

Его товарищ по пленению имел совершенно другой окрас. Единственное, что совпадало – это глаза. Шерсть его была серо-палевой, а через тело проходили полоски, что было отличительной чертой их племени Народа. И… вдруг Фуртиг вскрикнул. Фоскатт! Конечно же, это был Фоскатт, который ушел на поиски Гаммажа и так и не вернулся. Фуртиг подумал, что если они пленники в таком месте, где так отчетливо чувствуется зловонный запах Крыстонов, то можно догадаться, кто их захватил в плен. Если бы Фуртиг обнаружил здесь незнакомца, он не стал бы сильно волноваться. У него долг перед жителями Пещер и перед племенем, а незнакомец несет ответственность главным образом перед своим кланом. И хотя Фуртиг колебался от этих мыслей – ему не хотелось думать, что кто-то из его соплеменников, все равно, чужой или представитель его Народа, угодил в лапы Крыстонов.

Поэтому он решил все как следует обдумать; ведь внизу находился Фоскатт. Фуртиг отлично понимал, какая судьба ожидает любого пленника Крыстонов. Он просто-напросто становился вкусным обедом для Крыстона.

Фуртиг не мог долго удерживаться в том положении, в котором оказался. Поэтому он тихо свистнул, как свистели в Пещерах, когда хотели предупредить об опасности. Помимо всего прочего Фуртиг дважды брякнул когтями.

Когда он свистнул во второй раз, Фоскатт медленно повернул голову, и Фуртигу показалось, что делает он это с огромным трудом. Потом его желтые глаза открылись во всю ширину и сосредоточились на расщелине, через которую смотрел Фуртиг. И впервые Фуртиг осознал, что Фоскатт не может видеть его. Тогда он тихо позвал:

– Фоскатт… это я, Фуртиг.

У него уже совсем не хватало сил держаться в этом узком проеме и постоянно глядеть в расщелину. Несколько раз он глубоко вздохнул, его тело нестерпимо болело от напряжения. Он попытался замедлить биение сердца, когда растирал уставшие руки и ноги.

Его хвост поднялся, когда он услышал приглушенный свист в ответ. И это подбодрило его сделать еще одно усилие пролезть в дыру. Он понимал, что не может долго оставаться здесь, и вероятно, что не доберется до пленников и в третий раз. Если бы только у Фоскатта хватило сил… то что? Фуртиг не видел способа добраться до него через эту дыру. Однако вполне вероятно, что пленник обладает какими-то знаниями, как можно освободиться.

– Фоскатт! – уже громче и отчетливее позвал Фуртиг. – Как мне освободить тебя?

Тот ответил едва слышно:

– Прибор, вызывающий Гаммажа, они унесли с собой… – Фоскатт лежал, не в силах поднять головы. – А теперь они ждут… они ждут… своих… Старейшин…

Фуртиг соскользнул по стене, понимая, что ему ни за что не пробраться через отверстие. Он прислонился к стене, чтобы обдумать слова, услышанные от Фоскатта. Прибор, вызывающий Гаммажа… и теперь им завладели охранники Крыстонов. И что это за прибор? Вот если бы он сумел найти проход из этого тоннеля к двери! У него было так мало шансов, что он не надеялся на это ни йоту.

Он двинулся дальше вдоль темного коридора. И снова легкий отблеск света привел его к другому отверстию, на этот раз зарешеченному. Поскольку оно располагалось ниже, ему не пришлось взбираться вверх. И тут он увидел еще более крупное помещение, освещаемое светящимися палочками, установленными на потолке.

Справа от него находилась дверь, а перед ней Крыстоны! Впервые в жизни он видел их так близко.

Они были меньше его вдвое, если не считать длину их отвратительных хвостов. У одного из них хвост представлял собой короткий изуродованный обрубок. Через все его лицо проходил шрам, и он постоянно закрывал один глаз. Он прислонился к двери, обгладывая что-то, что держал в одной из лап.

Его товарищ тоже держал нечто в руке и пристально разглядывал этот предмет, являющий собой лист блестящего металла с коробочкой наверху. Даже через разделяющее их расстояние Фуртигу удалось услышать слабое жужжание, исходящее из коробочки. И он догадался, что именно это – и есть прибор, зовущий Гаммажа. И он понятия не имел, как этот прибор мог бы освободить Фоскатта. Единственное, что он знал, это то, что Предок обладал в прошлом столькими знаниями Демонов, что этот прибор – возможно именно то, что ему нужно и он по-своему настолько мощный, как когти, если их вонзить прямо в горло Крыстона.

Фуртиг прижался к решетке, стараясь понять, как она крепится. Он осторожно провел по ней пальцами, так, чтобы его не увидели и не учуяли враги. Он не мог заниматься этим открыто, поскольку его мог услышать Крыстон, стоящий на страже. Или унюхать его. Решетка имела крупные ячейки, он осторожно подцепил ее кончиками пальцев, и она прогнулась от напряжения. Пока все шло хорошо. Тогда Фуртиг издал тихий стрекочущий звук, с каким охотился на мышей, и принялся ждать. И при этом надеяться.

Он стрекотал трижды. Тут он увидел тень. Фуртиг нанес удар. Когти прошли сквозь ячейки, которые, прорвавшись в образовавшуюся брешь, впились в плоть и кости. Раздался приглушенный вопль. Другой рукой Фуртиг неистово стал разрывать оставшиеся ячейки, и после того как вырвал ее, увидел убитого Крыстона. Он тотчас же брезгливо отбросил труп в сторону. И ворвался в помещение.

На полу он увидел прибор, зовущий Гаммажа. Стражник, покрытый шрамами, убежал. Фуртиг услышал его дикие пронзительные крики, полные нерешительности, зовущие на помощь. Пробравшись через разодранную решетку, исцарапавшись, он поднял прибор. Но ведь ему удалось сделать это; он завладел прибором, зовущим Гаммажа!

Коробочка оказалась настолько горячей, что Фуртиг едва не выронил ее. Коробочка жужжала все громче и громче. Через сколько же времени убежавший стражник приведет подкрепление? – подумал Фуртиг.

Прижимая прибор к груди, он ударом ноги отбросил в сторону запоры на двери и стремительно ворвался в помещение. Подбежал к Фоскатту и при помощи когтя порвал связывающие его путы. Но увидев жуткие раны на теле своего соплеменника, оказался охваченным страхом. Что же теперь? Ему было совершенно ясно, что с такими ранениями Фоскатт не сможет идти дальше.

– Прибор… дай его мне… – прошептал Фоскатт, ошарашенно глядя на предмет в руках Фуртига. Но когда Фоскатт попытался поднять руку, она лишь едва шевельнулась, как почти мертвая, не подчиняясь его воле. И тогда он издал нетерпеливый крик.

– Дотронься до нее, – приказал он. – Там ты обнаружишь маленькую дырочку. Вставь в нее палец.

– Нам надо поскорее убираться отсюда, – громко возразил Фуртиг. – У нас нет времени.

– Этот воин сошел с ума, – прорычал второй пленник. – Он говорит, что при помощи этой вещи мы пройдем сквозь стены и спасемся!

– Вставь палец в отверстие!

Похоже, что у Фоскатта и вправду начался бред. Хотя, повернув коробочку, Фуртиг обнаружил дырочку. И когда он попытался вставить в нее палец, то понял, что его палец слишком толст для такого маленького отверстия. Тогда он попытался вставить туда кончик когтя, но Фоскатт с трудом схватил его за руку и крепко вцепился в него, несмотря на кровоточащие раны.

– Нет! Только не металл! Дай мне сюда прибор! И держи его передо мной!

Фуртиг опустился на колени, а Фоскатт, с трудом приподнявшись и открыв рот, высунул язык. Затем примерился и засунул кончик языка прямо в дырочку.

Глава четвертая

Голова Фоскатта дергалась из стороны в сторону явно от нестерпимой боли, но он со всей силой упорно держал язык в отверстии, хотя все его тело говорило о том, что испытывает страшную боль. Наконец он больше не смог продолжать держать язык в отверстии. Его голова откинулась назад, и он, прижавшись к плечу Фуртига, отдыхал, закрыв глаза.

– Ты только зря теряешь время, – пробормотал второй пленник. – Или ты собираешься оставить нас на съедение Крыстонам, или все-таки позволишь мне доказать, что я еще в силах сражаться. – В его голосе не слышалось ни просьбы, ни мольбы. Фуртиг и не ждал ничего подобного; он был воспитан так, чтобы ничего и никогда не просить у чужаков. Но все же, оставив Фоскатта, а рядом с ним прибор, он принялся перерезать путы незнакомца.

Покончив с этим, он вернулся к Фоскатту. Чужак был прав. У них не было возможности убежать из этой огромной норы, которую Крыстоны, несомненно, знали намного лучше его. Он терял время. И все же настойчивость Фоскатта действовала на него, чем придавала ему сил.

Чужак бросился к двери, но стоило ему приблизиться к ней, как Фуртиг услышал пронзительные вопли уже успевших собраться Крыстонов. Да, не повезло ему. Попытка спастись могла иметь только один результат – он присоединится к двоим пленникам. По крайней мере у него были когти, так что Крыстоны дорого заплатят за свою пищу, когда ворвутся к ним.

– Дурак, – прошипел незнакомец, обнажая клыки. – Теперь отсюда нам ни за что не выбраться!

Фоскатт пошевелился и произнес:

– За нами придет Грохотун… – Он проговорил эти слова как можно тише, но они все равно достигли ушей чужака, и его рычание превратилось в грозный рев, направленных на них обоих.

– Грохотун! Ты снова болтаешь, что ни попадя! Нет здесь никаких Грохотунов! Как и…

Он резко замолчал и скрючился перед дверью, подняв свои невооруженные руки. Тем не менее, по какой-то причине Крыстоны не бросились на пленников сразу, как ожидал Фуртиг. Вероятно, они пытались придумать какой-нибудь способ, посредством которого смогли бы подчинить себе пленников так, чтобы не понести ни одной потери со своей стороны. А если они знали Народ достаточно хорошо, то понимали, что первый Крыстон, вошедший к пленным, тотчас же погибнет.

Фуртиг прислушался, стараясь по звукам за дверью определить, чем занимается враг. Он совершенно не знал, обладают ли Крыстоны каким-либо оружием кроме собственных зубов. Но поскольку они зачастили в Логовища, то могли что-либо раздобыть, как это сделал Гаммаж, открыв множество секретов Демонов. Фоскатт подполз к двери, пытаясь подняться. Фуртиг поспешил ему на помощь.

– Приготовься, – сказал его соплеменник. – Грохотун… когда придет… мы должны быть готовы.

И эта уверенность передалась Фуртигу, хотя он так и не понимал, о чем говорит Фоскатт. Однако, каким же образом его действия с языком и коробочкой смогла бы привести сюда кого-то? Или чего-то?

Тем временем чужак занимался дверью. Он сваливал возле двери какие-то предметы и старался соорудить нечто вроде засова из металлических обрубков. Если у него получится, они смогут продержаться довольно долго, поэтому Фуртиг, считая, что любые действия им помогут, бросился на помощь чужаку.

– По крайней мере это задержит их… немного… – произнес незнакомец, покончив с запором.

Затем он повернулся и проковылял по помещению и остановился под решеткой, установленной в стене у него над головой.

– Куда же она приведет? Это ты был рядом с ней, когда подавал нам сигналы?

– Там тоннель. А отверстие слишком узкое.

Незнакомец поднял с пола еще два металлических прута, длина которых явно не позволяла перегородить ими дверь. Затем с силой ударил ими в стену. Удар не оставил даже самой маленькой отметины. Он понял, что эту стену ему не пробить.

Он начал мерить шагами помещение, помахивая хвостом и издавая угрожающие рыки. Фуртигу было знакомо это рычание перед сражением. И еще Фуртиг понимал ярость попавших в ловушку. Он начал разминать пальцы, пробуя мощь своих когтей, привязанных к запястью. Из его горла послышалось грозное рычание. Тогда чужак остановился прямо перед ним, уставясь своими голубыми глазами на его оружие.

– Приготовься к тому, что ими тебе придется перерезать сеть. – Его слова прозвучали, как приказ.

– Сеть? – удивился Фуртиг.

– Крыстоны издали набрасывают на свою жертву сеть. Так я и угодил сюда. Твоего товарища они поймали тем же самым способом. Он уже находился здесь, когда они приволокли меня. А ждут они только потому, что ожидают приказа своих Старейшин, убить ли нас сразу или нет. Они много разговаривали между собой, но кто поймет их тарабарщину? Один или двое делали знаки… По-видимому им надо узнать от нас что-то важное для них. И это их предложение… – шерсть на его спине вздыбилась… – Нет, уж лучше умереть мучительной смертью в бою, воин. В противном случае ты испытаешь нечто куда худшее.

Крыстоны начали пытаться высадить дверь. Как долго сможет продержаться их засов?

Фуртиг напрягся, готовый броситься на врага, когда дверь под их весом сломается. Фоскатт приподнялся, в одной руке держа прибор и прижав его к уху. Его глаза горели от возбуждения.

– Он идет! Гаммаж был прав! Грохотун идет, и он спасет нас! Будьте готовы…

Фуртиг услышал его слова и вдруг почувствовал в полу вибрацию, глухим эхом отдающуюся от окружающих их стен. Это было не похоже ни на что, с чем ему пришлось сталкиваться раньше. Казалось, что разыгралась буря, принеся с собой много тонн воды. А за дверью звук становился все громче и громче, а враги закричали в яростном хоре.

– Немедленно отойдите в сторону! – приказал Фоскатт шепотом, который Фуртиг едва расслышал. Чужак не смог услышать это, но, предупрежденный, Фуртиг подпрыгнул, схватил незнакомца за руку и отпихнул его в сторону. Чужак посмотрел на него, поливая Фуртига гневными ругательствами, пока он не увидел предостерегающий жест Фоскатта.

Словно управляемый какой-то неведомой силой, Фоскатт поднялся с прибором в руке, держа язык наготове, и выпрямился, будто ожидая какого-то сигнала. А затем – пронзительные вопли Крыстонов превратились в истерические крики. Это не было боевым кличем, а скорее воплями безудержного страха, огромного, всепоглощающего страха.

Что-то с такой силой ударило в стену, что Фуртиг понял, что Крыстон не смог бы ударить так. Грохочущие удары не прекращались, и интервалы между ними становились все меньше и меньше, поэтому этот страшный грохот показался монотонным. Распахнутая дверь развалилась на куски, но это было еще не все. Вместе с дверным косяком развалилась и сама стена. Повсюду валялись ее маленькие осколки.

Фуртиг вместе с незнакомцем резко отпрянули. Ни один из Крыстонов не пролезал сквозь образовавшееся отверстие. Пленники увидели твердую, темную поверхность, словно стена встала торчком. И когда грохочущие удары стали утихать, большая часть стена просто рухнула.

И все-таки Фоскатт, не выказывая страха, спокойно наблюдал за происходящим, будто ожидал его.

– Это один из прислужников Демонов из старины. Грохотун подчиняется этому прибору. – Он указал на вызов Гаммажа. – Когда Грохотун проберется к нам, нам надо быть готовыми быстро взобраться на него. И тогда он вытащит нас из этой дьявольской ямы. Но нам надо спешить, потому что у слуг Демонов есть лимит времени их службы своим хозяевам. Когда это… – Он снова указал на прибор, – перестанет жужжать, слуги умрут, и мы никогда не сможем пробудить их к жизни. Помимо всего прочего, никто не знает, сколько ему отмерено.

Внезапно раздался оглушительный грохот, и Фуртиг увидел, как прямо из стены показалась длинная черная рука. Она пошарила вокруг, очищая себе отверстие. И как только появилась эта рука, Фоскатт сунул язык в дырочку в приборе.

Рука остановилась, будто указывая прямо на них. За ней виднелась темная громада Грохотуна, твердая, как стена.

– Нам надо убираться отсюда, и как можно скорее! – крикнул Фоскатт, потом попытался подняться, но ослабевшее тело не слушалось его.

Фуртиг повернулся к чужаку.

– Помоги мне! – приказным тоном произнес он. Незнакомец заколебался. Он направлялся к пролому в стене, но теперь обернулся, и Фуртигу стало ясно, что он двигается с явной неохотой.

Вместе они подняли Фоскатта, хотя это и доставляло тому страшные муки, ибо при каждом их прикосновении он издавал слабые стоны. Затем он замолчал, когда они каким-то образом протащили его мимо сломанной двери и подняли на верх этого механизма, похожего на ящик.

У Грохотуна имелось еще несколько рук, но сейчас они оставались неподвижными. Фуртиг не мог определить, как двигается подобная штука, не имеющая ног.

Однако недавно Грохотун продвигался вперед, сметая все на своем пути, наступая прямо на мертвых Крыстонов.

Оказавшись наверху, Фуртиг взглянул на Фоскатта. Сможет ли он оживить этого слугу Демона? И сможет ли Грохотун тащить на себе всех них?

– Послушай, брат, – обратился Фуртиг к Фоскатту. – Что же нам теперь делать?

Но Фоскатт лежал с закрытыми глазами и не отвечал. Незнакомец зарычал.

– Он не сможет тебе ответить. Наверняка, он скоро умрет. По крайней мере мы выбрались из этой чертовой дыры. Поэтому я… поэтому я воспользуюсь этой свободой, как смогу!

И прежде, чем Фуртиг сумел остановить его, незнакомец спрыгнул с самого верха демонского слуги и длинными прыжками устремился в темноту тоннеля. Фуртигу безумно захотелось последовать его примеру, но он не мог бросить на произвол судьбы истекающего кровью соплеменника.

Тут он внезапно услышал отдаленные вопли и крики. Значит, где-то собралась целая группа уцелевших Крыстонов. В это мгновение Фуртиг не очень-то верил, что незнакомец избрал наилучшую возможность побега. Он мог снова угодить прямо в их лапы и снова стать пленником.

Собственно говоря, то же самое могло случиться и с ними, поэтому Фуртиг молился, чтобы Фоскатт сумел управлять Грохотуном. Кончик его языка оказался в дырочке прибора, и слуга пришел. Еще одно прикосновение языка, и Грохотун перестал крушить стену. Значит, он повиновался прибору. Если это так, то почему бы Фуртигу теперь не взять на себя командование слугой?

Он поднес прибор очень близко ко рту. Как там это делал Фоскатт? По-видимому, несколько прикосновений создают некую языковую систему сигналов. Но Фуртиг не знал кода. Единственное, о чем он мечтал, это чтобы Грохотун унес их отсюда подальше, к Гаммажу, если, конечно, Грохотун пришел от него, а не от кого-нибудь еще.

Что ж, он мог только попытаться. Фуртиг осторожно, не имея представления о том, как подействует прибор на прикосновение чужака, вставил язык в отверстие и слегка надавил. И так он держал язык, пока его не защипало.

Ящичек завибрировал. А из стены показались руки, которые снова заставили Грохотуна двигаться.

Фуртиг посмотрел на Фоскатта и заметил, что его соплеменник потрясен происходящим. А Грохотун резко повернулся, а его руки протянулись к разломанной двери.

Они передвигались не очень быстро, не быстрее прогулочного шага, но Грохотун ни разу не остановился. И Фуртиг понял, что ощущает новую силу. Он сумел командовать этой штукой! А она в свою очередь доставит их к Гаммажу, о чем он так давно мечтал, а если даже этого не случится, то по крайней мере Грохотун унесет их из тюрьмы проклятых Крыстонов, и Фуртиг верил, что эти недоноски ни за что не осмелятся снова напасть на Фоскатта, когда его несет демонский слуга.

Фуртиг помнил о предупреждении Фоскатта, что никому неведомо, сколько времени жизни отмерено слугам Демонов. Однако Фуртига теперь это не волновало. Он радовался столь неожиданно полученному подарку, который даровал им жизнь!

Они выбрались из тускло освещенного помещения Крыстонов. Но теперь Грохотун сам извергал свет. Две из его рук, вытянутых вперед, создавали на своих концах маленькие кружочки света.

Фуртиг понял, что проход, по которому они продвигаются, рукотворный, как и коридоры Пещер; по-видимому сами Демоны выстроили эти стены. Фуртиг и раненый Фоскатт прогрохотали мимо каких-то дверей, дважды поворачивая на новый путь. Казалось, что при всей непостижимой высоте Логовищ, где-то внизу скрывалось столько же этажей, а множество коридоров расходилось во все стороны по поверхности.

Фуртиг навострил уши. Он решил, что далеко убежать от врага они просто-напросто не смогли. Позади до него доносились воинственные крики Крыстонов. По крайней мере, он находился слишком высоко над ними, и это было их небольшим преимуществом.

Он привязал пояс Фоскатта к рукам Грохотуна, оставив свои руки свободными, если им придется защищаться. И с когтями на руках, он притаился и ждал.

Он почувствовал необычный запах. Кроме привычных запахов подземелья, повсюду витали запахи, которые он не смог бы определить. Внезапно Грохотун остановился напротив совершенно глухой стены, и Фуртиг тотчас же потерял уверенность в том, что им удалось уйти слишком далеко. Выходит, они снова угодили в ловушку; все, чем им помог слуга Гаммажа – это выигрыш во времени. Причем – очень небольшой.

Но, хотя Грохотун и остановился, его жуткие руки задвигались. Они делали какие-то движения, которые Фуртиг не смог распознать; он просто поднимал их то вверх, то вниз, освещая стену там и сям кругами света.

Вдруг до Фуртига донеслось приглушенное гудение. Стена сама по себе развалилась, и Фуртиг увидел трещину, размерами куда больше той, когда Грохотун пробил стену их тюрьмы. Трещина напоминала ворота, и как только отверстие стало больше, Грохотун вошел в хорошо освещенное помещение. Фуртиг оглянулся; и с удивлением увидел, что расколотая стена снова встала на свое место и закрыла пролом. Фуртиг издал вдох облегчения; по крайней мере Крыстоны ни за что не прорвутся сюда!

Грохотун стал двигаться все медленнее и медленнее, с каждой секундой замедляя ход, и наконец остановился, бессильно уронив руки по бокам. Теперь он выглядел – мозг Фуртига, привыкший к растительному миру и лесам тотчас же нашел сравнение – так, словно Грохотун умер, как умирает огромный черный паук. Когда Грохотун перестал шевелиться, он поднял прибор ко рту и попробовал сунуть язык в отверстие. Никакой реакции. Ситуация оказалась именно такой, как предупреждал Фоскатт – слуги умирают, если подобное состояние можно назвать смертью.

Здесь было светло, и он увидел коридор с множеством дверей. Довольно долго Фуртиг колебался, потом все же спрыгнул на землю. Оставив Фоскатта в том месте, где тот находился, он направился к ближайшей, чтобы посмотреть, что находится за ней.

Само помещение оказалось совершенно пустым, только вот весь пол был заставлен металлическими ящиками. Вокруг стоял едкий, прогорклый запах, от которого Фуртиг чихнул и с силою затряс головой, чтобы прогнать запах из ноздрей. Ничто рядом не двигалось и не шевелилось, и его чуткий слух не улавливал никаких посторонних звуков.

Он возвратился к Грохотуну. Он понимал, что если машина больше не сможет не двигаться, сам он не сможет тащить Фоскатта. Что же тогда делать? Когда-то, будучи еще совсем подростком, Фуртиг научился одному важному искусству: запоминания следов. И в его подсознании отложился опыт Предков его Народа, причем подсознание перевешивало сознательный поиск. Но здесь не было никаких следов, которые могли бы послужить ему проводниками, поэтому он мог лишь…

Взобравшись снова к Фоскатту, он уселся рядом с ним. Все-таки одна мысль не давала ему покоя… Если они и вправду направляются к Гаммажу, то можно попытаться взять след по пути… Он закрыл глаза и, сосредоточившись, стал методически обдумывать путь, который им придется преодолеть до Гаммажа.

Он мог пользоваться мыслями, словно ушами, глазами, носом, что могло ему указать нужную дорогу. Так неоднократно делали до него многие опытные охотники из Народа. Однако самому Фуртигу еще ни разу не приходилось применять это на деле.

Он никогда не видел Гаммажа, однако у всех обитателей пещер его образ прочно отложился в мозгу, описанный во множестве рассказов. И теперь Фуртиг мысленно пытался создать его образ. И поскольку Предок был предметом восторга и поклонения в течение нескольких поколений, Фуртиг не сомневался, что его мысленный образ отличался от представляемой его картины, будучи намного величественнее, чем на самом деле.

Поскольку Фуртиг прежде никогда этим не занимался, ему пришлось как следует сосредоточиться на мысли о Гаммаже, на том, где в Логовищах можно отыскать их вождя. Пока – ничего. Наверное, по молодости он еще как следует не обрел дар воображения, и его мысленные поиски не срабатывали. У каждого из Народа были как его способности, так и его слабости и недостатки. Вот если бы Народ собрался вместе, чтобы сделать это, то, возможно, ему удалось бы раздобыть недостающие части головоломки, но, к сожалению, Фуртиг был только один. Гаммаж – где же Гаммаж?!

Тут он ощутил нечто, напоминающее легкое шевеление травы, услышав звук, настолько слабый и далекий, что ему показалось, что это вовсе не звук, а просто тревожное ощущение, царившее вокруг в воздухе. Однако теплое ощущение какого-то непонятного триумфа согрело Фуртига. И это было правдой – ему удалось! И теперь это чувство поведет его! Он посмотрел на Фоскатта.

Что же Фоскатт? Было ясно, что идти он сможет, равно как Фуртиг не сможет тащить его на себе. Он мог бы оставить его, чтобы позднее вернуться… Но, возможно, в этой стене есть еще один вход. И тогда, до того как Фуртиг вернется с помощью, Фоскатта вновь захватят в плен или убьют.

Разумеется, можно поискать в одном из этих коридоров еще одного слугу Демона, который еще в состоянии передвигаться? Вреда это не принесет, и к тому же, вероятно, это – единственный их шанс на спасение.

И Фуртиг начал поиски. Он медленно переходил от двери к двери, то и дело останавливаясь, прислоняясь к стене. Возбуждение от побега испарилось, и теперь он останавливался только потому, что нуждался в передышке. Он немного поел из сумочки, подаренной Ю-Ла. Но мясо он проглатывал с трудом, ибо у него не было воды, чтобы запить его. Да и где она здесь – эта вода?! Затем Фуртиг решительно обошел металлические ящики, стоящие в первой зале, но не обнаружил в них ничего полезного. И он упрямо приступил к обследованию следующей комнаты.

Там стояло несколько разных по величине столов, заваленных какими-то предметами, предназначения которых Фуртиг не понимал. Он лишь задел и уронил на пол какое-то огромное блюдо, которое с грохотом свалилось ему под ноги. Он тотчас же отскочил, потому что блюдо больно ударило его по хвосту. Оно разбилось вдребезги, и грохот от падения многократным эхом разбежалось по проходам.

Фуртиг не на шутку испугался, ведь попади на него блюдо, оно бы придавило его. В отчаянии он подпрыгнул высоко вверх. Затем вскочил на самый низенький столик, и тот двинулся! Фуртиг обернулся вокруг себя, рыча и ожидая нападения. Столик же двигался до тех пор, пока не врезался в один из более крупных столов. Из последних сил Фуртиг вцепился когтями за одну из изящных ножке стола. Очень осторожно он отпихнул назад маленький столик. При этом весьма удивился, поскольку столик двигался на редкость податливо.

Поверхность стола находилась очень высоко, так, что Фуртиг едва касался подбородком края столешницы. Она была покрыта каким-то материалом, и когда он решил исследовать его, оказалось, что это пыль. Фуртиг смахнул ее и увидел голую поверхность.

Я могу двигать стол! – радостно подумал он.

Он толкал и тащил его, потом подкатил прямо к боку Грохотуна. К счастью, столик почти совпадал по высоте с боком Грохотуна. И Фуртиг не сомневался, что ему удастся перетащить Фоскатта с Грохотуна на столешницу.

Когда Фуртиг перетаскивал Фоскатта, у того снова открылось сильное кровотечение из раны на ноге. Фуртиг положил находящегося без сознания соплеменника на середину стола, очень надеясь, что тот не скатится вниз, поскольку на столе не было ничего, за что можно уцепиться.

Он пристегнул ремень к паре ножек стола и перекинул петлю через плечо. Петля плотно держалась на плече, и Фуртигу было очень трудно идти, тем более что стол постоянно ударял его по ногам и рукам. Если бы столик не катился легко, Фуртигу пришлось бы весьма несладко. Наконец, он решительно выкатил свою «тележку» в коридор.

Фуртиг потерял чувство времени и не знал, что на дворе – день или ночь. По-видимому, они сменялись, пока он продвигался. Временами ему казалось, что он не сможет сделать больше ни шагу. В эти мгновения он останавливался, чтобы перевести дух, лямки пребольно врезались ему в спину, а сам Фуртиг настолько глубоко дышал, что ему казалось, что ребра врезаются ему в самые легкие. Он ни о чем больше не думал – только о столе. Ибо осознавал, что пока он не уберется подальше из этого места, ему придется идти и идти…

И он шел, все дальше и дальше, по коридору мимо комнаты, и далее – новые коридоры и новые комнаты. Свет становился ярче, а странные запахи – еще сильнее. Он настолько был поглощен своим делом, что не заметил, как стены стали трястись. Наверное, у него притупилось чутье, и он просто не заметил этого. И тут он почувствовал, что здесь существует какая-то жизнь…

Фуртиг прислонился к стене. По крайней мере, пахло не Крыстонами. Судя по всему, они двигались в противоположном от них направлении.

Потом он оглянулся. Коридор остался позади, а впереди возвышалась гладкая стена. Если Грохотуну под силу пробить такую стену, то Фуртиг явно не сумеет сделать это. Поэтому он снял с себя лямку и уже налегке приблизился к стене, чтобы как следует изучить ее.

Что же предстало перед ним? Это оказалось дном шахты, возможно, такой же, куда он попал раньше. Только на этот раз его понесло не вниз, а вверх. Он двигался мягко, словно подталкиваемый потоком воздуха.

Фуртиг пришел в отчаянии и замахал руками, потом ему удалось уцепиться за выступ у входа в шахту и выскочить из потока воздуха, подталкивающего его снизу. И когда он спрыгнул на землю, оцепенение частично прошло.

Ему стало ясно, что эта шахта была предназначена для того, что и первая, и тут он осознал, что Гаммаж – наверху!

Но что это за загадочный поток воздуха подтолкнул его наверх? Он мог только догадываться. Он вернулся к Фоскатту и подтолкнул «тележку» ко входу в шахту. Тело Фоскатта зашевелилось, приподнялось. Стол остался стоять. Выходит, ему придется поднимать Фоскатта самому, а не на столе. Фуртиг понял, что поток может понимать только живые существа. И тогда он крепко обхватил Фоскатта и вместе с ним начал подъем.

Фуртиг очень устал, поэтому подъем занял довольно длительное время. По дороге он тупо наблюдал, как мимо них проплывают этажи. У него едва хватило сил добраться до очередного уровня. Когда они преодолели пять уровней, мысленное чувство Фуртига дало ему сигнал – это здесь! Удерживая безжизненного Фоскатта, он мощными гребками добрался до отверстия в стене. Ему все же хватило сил добраться до пола нужного коридора.

Он оставил задыхающегося Фоскатта лежать на земле. Судя по тому, как тот лег, его бока и тело страшно болели.

Сам Фуртиг, совершенно изможденный, улегся рядом с Фоскаттом и задумался – что же делать дальше? Сейчас он слишком устал, что встречаться с кем-то лицом к лицу. И когда он лежал, сложив руки, мысли лихорадочно путались в голове, и это говорило только о том, что ему срочно надо отдохнуть.

Глава пятая

Фуртиг проснулся и, прежде чем открыл глаза, уже понял, что он не один. Он принюхался и почувствовал мускусный запах. Но это был другой, незнакомый запах, и отнюдь не Крыстонов, а скорее этот запах принадлежал кому-то из его племени. И тут ему в ноздри ударил еще один запах – еды! Фуртиг он окончательно проснулся. Еда! Причем запах принадлежал не сушеному мясу, которое лежало у него в сумочке про запас.

Он лежал на соломенной циновке, совершенно непохожей на те, что были в Пещерах. Рядом с ним с чашей в руке терпеливо ожидала женщина. Чаша издавала удивительный аромат, а женщину Фуртиг видел впервые. Она бы выделялась бы даже среди чужаков. Он подумал, что она – незнакомка, и поэтому окинул ее грозным взглядом, отчего шерсть у нее на спине вздыбилась, а сама она издала предостерегающее шипение.

Шерсть – вот в чем дело! На голове и плечах женщины выделялась серебристая гривка, а остальное тело покрывал лишь тончайший, пух так, что даже можно было разглядеть ее тело.

А эти руки, держащие чашу! Ее пальцы были тонкими и изящными, а не толстые и неуклюжие, как у него, и намного длиннее. Фуртиг не видел еще никого подобного. И поскольку он только что продрал глаза, то сумел отличить разницу достаточно для того, чтобы уставиться на нее, как глупый юнец.

– Ешь… – она протянула ему чашу; и слова прозвучали, как приказ.

Фуртиг взял чашу и посмотрел на ее содержимое, представляющее собой мясо, нарезанное тонкими полосками. Когда он приступил к еде, мясо показалось ему изумительно вкусным и сочным, и проходило ему в горло, как по маслу. Он внимательно рассматривал женщину. Она не уходила, но это не приводило его в смятение. Среди его Народа был обычай – мужчины принимают пищу в одних пещерах, а женщины – в других.

– Ты – Фуртиг из Пещеры Предка…

– Откуда ты знаешь?

– Как это – откуда? Ведь ты притащил сюда Фоскатта, и кто-кто, а он тебя превосходно знает.

– Фоскатт! – Впервые за все время пробуждения Фуртиг вспомнил имя соплеменника. – Что с ним? Он сильно пострадал от нападения Крыстонов.

– Да, пострадал, и еще как! Но теперь он находится в лечебнице, оборудованной в свое время Демонами. Мы, – и в ее голосе почувствовалась гордость, – знаем многие секреты Демонов. Ведь они умели не только убивать, но и лечить. И с каждым днем мы овладевали их знаниями все больше и больше. Если бы нам выпала такая возможность, мы бы узнали все, что знают они…

– Чтобы применять эти бесценные знания в таких же гадких целях, Лили-Ха.

Фуртиг вздрогнул от неожиданности и уставился на женщину. Он знал, что его Народ не умеет ходить так бесшумно. Но Фуртиг был настолько напряжен, что он даже не заметил прихода еще кого-то.

– О, Великий Предок! – с этими словами он поставил чашу на огромный камень, чтобы выразить знаки почтения к Предку и низко поклонился. И он был очень сильно горд (и смущен, ибо это было сущей правдой), когда Гаммаж потерся своим носом об его, по древнему обычаю их Народа.

– Ты – Фуртиг, сын Фуффора, сына Фору, сына другого Фуртига, который приходился мне сыном, – проговорил Гаммаж, как истинный Старейшина, который путем долгих изучений досконально знал всю историю клана на протяжение нескольких поколений. – Добро пожаловать в Логовища, воин. Похоже, твой первый визит сюда прошел со многими трудностями.

Гаммаж был стар. Лицо избороздили глубокие морщины, отчего он казался старше многих Старейшин, которых знал Фуртиг. И все же нечто говорило об огромной его мощи, но скорее умственной, нежели физической.

Как и у женщины по имени Лили-Ха, хотя она явно скорее была молода, чем стара, у Гаммажа почти не было шерсти. А тело было тонким, худощавым и костлявым, так что мускулов у него почти не было. К тому же он не носил привычный для Народа пояс. Его плечи закрывал длинный кусок материи, держащейся на нем при помощи застегнутого на горле странного предмета. В позе чувствовалось величие и достоинство. С шеи также свисала цепь из блестящего металла, к которой был прикреплен кубик, смахивающий на переговорное устройство, которое было у Фоскатта. Но руки!.. Фуртиг выпучил глаза от изумления. Он еще ни разу не видел ни у кого из Народа таких рук. Да, Гаммаж совершенно отличался от того Гаммажа, о котором повествовали древние рассказы.

– Поешь еще, – он указал Фуртигу на чашу. – В Логовищах надо обладать силой, которую нам придает добрая пища. Гм, Крыстоны… – он тихо зарычал. – Выходит, они обосновались здесь! Они пытаются завладеть знаниями Демонов! Кстати, возможно, очень скоро мы сможем встретиться с самими Демонами лицом к лицу. – Теперь его голос превратился в сплошное рычание, а не в слова, и это звук явно говорил о предстоящей битве.

– Ладно, об этом поговорим позже. Фуртиг, расскажи-ка мне лучше, что сейчас происходит в Пещерах? Они по-прежнему считают, что я сошел с ума… и что мои слова – не более чем нечленораздельное бормотание младенца? Поведай мне правду, воин, ибо это очень важно!

Голос Предка был настолько повелительным, что Фуртиг выложил ему всю правду.

– Старейшина – Фал-Кан – говорит, что ты передаешь секреты Демонов чужакам, даже Лайкерам. Они называют тебя…

– Наверное, кем-то вроде предателя, – произнес Гаммаж и с силой ударил хвостом по земле. – Наверное, из-за их недальновидности и узколобости – иначе это назвать я не могу. Так оно и есть… по крайней мере сейчас. Но наступит день, когда Народ, Лайкеры и Клыкастые объединятся или погибнут. Я не говорю о Крыстонах, поскольку они попытаются объединиться с Демонами, о чем и указывают их знания. И когда Демоны вернутся, Крыстоны объединятся с ними, чтобы погубить нас всех.

– Неужели Демоны могут вернуться? – услышав такую уверенность в голосе Предка, Фуртиг действительно не сомневался, что Гаммаж знает, что говорит. А если и вправду представить это, то да, то не лучше ли примириться с Лайкерами, чтобы сражаться против общего врага?

– Время! – с этими словами Гаммаж хлопнул в ладоши с такой силой, что хлопок эхом распространился по помещению. – Время – вот в чем мы нуждаемся в первую очередь, и как раз его-то у нас может не оказаться. Так что нам придется отказаться от наименее ненужных вещей, к примеру таких, которые привели в Логовище Фоскатта. Он тщательно обследовал Логовища, но так и не обнаружил записей, принадлежавших Демонам. Однако, несмотря на то, что не нашел искомое, он обнаружил новую опасность… – Гаммаж сложил и показал. – Он обнаружил, что Крыстонам удалось создать свою базу на самых границах наших территорий. А если Крыстоны обнаружат хоть толику из того, что известно нам, – он снова показал пальцами – сколько, – то Крыстоны станут хозяевами не только Логовищ, но и всей земли, находящейся за их пределами. Передай это Старейшинам, Фуртиг, и, возможно, они внимательно выслушают тебя, и вероятно намного внимательнее, ибо сейчас их уши, похоже, закрыты от скверных новостей.

– А что еще искал Фоскатт?

Гаммаж промолчал, его взор устремился куда-то на стену за Фуртигом, словно он увидел там явственно обозначенный охотничий след. И вместе с ним ответ, который Гаммаж и не преминул дать Фуртигу:

– Фоскатт? – переспросил Гаммаж, будто это имя было для него совсем незнакомым. Потом он внимательно посмотрел на Фуртига. – Фоскатт… он едва дышал и, судя по всему, был близок к концу, когда ты притащил его сюда, воин. Но теперь мы его вылечим. И он обязательно выздоровеет. Ведь Демоны были настолько величественны и мощны, что были способны играть жизнью и смертью, как игрушкой. Они играли этим, как дети забеляются игрою. В камешки без всякого смысла. Единственная разница заключается в том, что Демоны со своими безумными играми закончили очень прискорбно. Демоны знали очень много подобных игр, пока все это не привело для них к печальным последствиям. И с каждым днем мы узнаем о них все больше и больше. К примеру, они могли вызвать дождь, когда им заблагорассудиться, или снова заставить светить солнце. Но это не удовлетворило их, и поскольку им захотелось большего, они решили овладеть управлением жизнью и смертью. И в конце концов их же знания обернулись против них.

– Но если они все умерли, то почему говорят об их возвращении? – отважился спросить Фуртиг. – Его первоначальное благоговение к Гаммажу постепенно стало убывать. У него возникло чувство взобравшегося на высокую гору и удостоверившемуся, что подъем оказался совсем не трудным, как это казалось с земли. То, что Гаммаж производит впечатление, он не сомневался. Для Фуртига он по-прежнему оставался самым главным из Старейшин. Помимо всего прочего, Гаммаж не пытался поставить себя выше всех, и поэтому не унижал соплеменников в глазах самых молодых и почтительных представителей клана.

– Они умерли не все, – медленно проговорил Гаммаж. – Но те, кто выжил, не остался здесь. Мы обследовали последнее Логовище, и первое, на то наткнулись – это на их трупы или на то, что осталось от них. Но когда мы обнаружили их банки информации, нам стало совершенно ясно, что некоторым Демонам удалось спастись и что они вернутся. И это меня волнует намного сильнее, чем находки Фоскатта. Ты все узнаешь, Фуртиг. Здесь еще столько неразгаданных тайн и знаний. И мы будем узнавать все больше и больше секретов Демонов. Дайте нам только время, хотя бы совсем немного!

– Крыстоны грозятся отнять у нас и это последнее время, – перебила Лили-Ха мысли Предка, чем еще больше изумила Фуртига. Она разговаривала с ним, как с зеленым юнцом, указывая ему на какие-то факты, и это было удивительно.

Тем не менее Предок воспринял ее слова, как должное. Он даже кивнул в знак согласия.

– Совершенно верно, Лили-Ха, ни в коем случае нельзя забывать то, что происходит сегодня ради завтрашнего дня. Скоро мы с тобой увидимся снова, сын пещер. Лили-Ха покажет тебе часть Логовищ, которая теперь принадлежит нам.

Он поплотнее запахнул накидку и вышел со скоростью совсем еще юного воина. Фуртиг поставил чашу на место и нерешительно посмотрел на Лили-Ха. Ему стало совершенно ясно, что в Логовищах не соблюдались обычаи Пещер. И до сих пор чувствуя себя неловко, он остался наедине с женщиной.

– Ты ведь родилась не в Пещерах, не так ли? – осведомился он.

– Верно. Я родилась здесь, в Логовищах. В их стенах.

И снова Фуртиг был поражен до глубины души. Он слишком часто слышал, как воины говорили, что «уйдут к Гаммажу», но ни разу не слышал подобных слов от женщин. И его удивляло, что здесь Народ ведет нормальный образ жизни. Наверное, на него слишком подействовали предвзятые россказни о жизни в Логовищах. А почему бы им и не жить нормальной жизни? Вот только где же живут их женщины?

– Гаммажа посещал Народ не только из его клана, – словно читая его мысли, проговорила она. – С противоположной стороны Логовищ живут относящиеся к другому клану Народа. Это очень далеко от ваших Пещер. А несколько сезонов назад Гаммаж отправил к ним посланцев. И тот Народ более внимательно отнесся к его словам, чем его родственники по клану.

Фуртигу показалось, что она сказала это с некоторым чувством превосходства, присущим Выбирающей, оставшейся наедине с воином.

– На той земле теперь живет племя, состоящее из нескольких кланов, – продолжала она тем же надменным тоном. – Оно образовалось еще во времена моей бабушки. Мы же, рожденные здесь, научились многому от Демонов, и поэтому отличаемся от тех, кто живет за пределами Логовищ, и даже от тех, кто хочет присоединиться к нам. Вот, посмотри.

И она вытянула руку в одну линию с рукою Фуртига. Она не дотронулась до его руки, но он увидел, что ее пальцы гораздо изящнее и длиннее, нежели его, напоминающие обрубки.

– Такими пальцами намного проще управляться с механизмами Демонов, – сказала она, слегка помахав пальцами.

– И ты стала такой, потому что родилась среди этих механизмов?

– Отчасти. Во всяком случае, так считает Гаммаж. И вообще, в Логовищах очень много необычных мест, например… оздоровители. В одном из них сейчас находится Фоскатт. Туда также отправляют женщин, собирающихся рожать. Как только она узнает, что беременна, то отправляется туда и некоторое время ожидает. Потом ее ребенок рождается, но с изменениями. С такими вот руками, как у меня, которыми я способна сделать очень многое… Гораздо больше, чем…

Она замолчала, и Фуртиг закончил фразу за нее:

– Чем моими.

И тут он вспомнил, как засовывал кончик языка в отверстие. Будь у него такие длинные изящные пальцы, ему бы не пришлось делать этого.

– Вот именно, – подтвердила она просто. – Кстати, Гаммаж хочет, чтобы ты осмотрел Логовища. Так что пойдем. У нас тут есть одна вещь, на которой можно ездить, но она передвигается только внутри Логовища, хотя мы и пытались применить ее снаружи. Мы не понимаем, почему это не сработало. Зато здесь она ездит, куда угодно.

Лили-Ха быстро выдвинула вперед какую-то тележку, двигающуюся намного быстрее, чем Грохотун, и не такую большую. На ней Фуртиг увидел два сиденья, настолько широких, что понял: эта вещь предназначена не для Народа, а для Демонов.

Лили-Ха уселась на переднее сиденье и, немного согнувшись, уцепилась обеими руками за перекладину. Фуртиг подумал, что, должно быть, ей очень неудобно находиться в такой позе, однако Лили-Ха не проговорила ни слова, а только дождалась, когда он усядется на свободное сиденье. Затем она потянула перекладину на себя. И тотчас же тележка быстро и легко пришла в движение.

Когда тележка тронулась, Фуртиг понял, что не стоило особенно восхищаться ею, поскольку предметы, мимо которых они проезжали, сменялись другими – все более и более удивительными. По дороге Лили-Ха рассказывала ему, как Народ пытался разобраться в этих причудливых предметах и научиться ими пользоваться, как целые бригады рабочих под руководством Гаммажа изучали эти приспособления, пытаясь разрешить все проблемы.

Обучающие машины Гаммаж освоил еще очень давно. Они действовали при помощи специально вставленных узких дисков, соединенных лентами. Когда Лили-Ха вставила один из таких дисков в специальный ящик и нажала на нужные кнопки, на стене перед ними возникли какие-то картины.

Потом до Фуртига донесся голос на непонятном языке. Настолько необычном, что Фуртиг не сумел бы проворить ни слова из услышанного.

Тогда женщина протянула ему какую-то вещь, настолько большую, что Фуртиг испытал неудобство, надевая ее на голову. По бокам располагались выступы возле ушных раковин. Когда выступы соединились с ушами, все слова стали ему ясны, хотя их значение Фуртиг понимал не до конца. Он наблюдал за картинами и прислушивался к словам, и тут стал кое-что понимать. Спустя некоторое время Лили-Ха сказала Фуртигу, что он сумеет понимать чуждую ему речь и без переводчика.

Фуртиг так не волновался со дня Турнира. Ведь тогда он совершенно точно знал, что проиграет. Но в эти мгновения его охватило волнения победителя, а не побежденного! А через некоторое время (теперь-то он понял, почему Гаммажа так волнует нехватка времени) он сумеет овладеть всеми секретами Демонов!

Ему уже захотелось остаться здесь. Но Лили-Ха доставила его в залу, чтобы показать обучающую машину, а вся зала была занята работающим Народом. И им явно не понравился приказ Гаммажа временно прекратить работу, поэтому они отнеслись к появлению Фуртига с нескрываемой враждебностью. Как будто деловито работающим взрослым помешал неожиданно появившийся ребенок. Фуртиг с трудом сумел сохранить горделивую позу, чтобы проглотить столь явное пренебрежение.

У большинства работников были такие же длинные пальцы, как у Лили-Ха, и так же мало шерсти. Но некоторые были похожи и на Фуртига, только имели другой окрас. Увидев новоприбывшего, они тоже не выразили ничего, кроме равнодушия.

Фуртиг постарался не замечать этого. Он только наблюдал за их работой. Но спустя некоторое время то, что он увидел, показалось ему монотонным и скучным. Как-никак, он был опытный воин, охотник, признанный защитник Пещер (и именно этот статус и придавал ему гордости), а здесь он был ничем. Поэтому его поездка с Лили-Ха закончилась чувством глубокой подавленности и единственной мыслью – вернуться в родные Пещеры.

Наконец они добрались до Фоскатта. Они стояли во внешнем помещении и смотрели через стену. (Фуртиг снова был поражен. Ведь здесь можно было глядеть прямо через стену!) Внутри, на циновке лежал Фоскатт.

Освещение за стеной было не таким, как в том месте, где находились Лили-Ха с Фуртигом. Оно мерцало, словно трава, потревоженная легким ветерком. Фуртиг не мог найти объяснение тому, что видел. А свет волнами переливался над телом тяжело раненого.

Фоскатт лежал с закрытыми глазами. Его грудь то вздымалась, то опадала, как будто он спал, причем спал как дитя и видел только хорошие сны. Его раненая нога больше не кровоточила, но на шерсти виднелась свернувшаяся кровь. Рана превратилась в широкий шрам.

Фуртиг понимал, что в Пещерах Фоскатт не выжил бы. Он помнил, сколько воинов скончалось там и от менее серьезных ран, несмотря на вмешательство самых лучших лекарей клана. И то, что он видел в Логовище, было всего одно из чудес, потому что, увидев результат работы оздоровителя, Фуртиг ощутил чувство благоговения.

– А здесь можно вылечить лихорадку? – спросил он, прижимаясь ладонями к стене, чтобы лучше разглядеть происходящее.

– Здесь можно вылечить любую болезнь, – ответила Лили-Ха, – даже более сильные повреждения. Только одно заболевание не поддается лечению…

– Какое? – Фуртиг услышал грусть в ее голосе и повернулся к ней. Впервые ее высокомерие исчезло, словно она почувствовала какое-то неудобство.

– Гаммаж нашел у Демонов одну вещь. Она выпускает туман… и когда тот попадает на плоть… – она вздрогнула. – Это самая зловещая штука, придуманная Демонами. И того несчастного, кто попадет в этот туман, невозможно исцелить. – Ее снова передернуло от страха. – Туман! Даже думать о нем страшно! И Гаммаж уничтожил эту вещь!

– Ну, Фуртиг, что ты думаешь о Логовищах? – раздался голос.

Перед ним стоял Гаммаж. Его внезапные появления… и как только Предку удается появляться неизвестно откуда и без предупреждения?

– Здесь полным-полно чудес.

– Чудеса на чудесах, – усмехнулся Гаммаж. – А нам известна лишь малая толика того, что здесь хранится. Дайте время, только дайте время!..

И снова он неподвижно уставился в стену, словно она была барьером между его мыслями и тем, к кому он обращался.

– Я никак не могу понять, как, обладая такими знаниями, Демоны обрели столь страшный конец? – осмелился проговорить Фуртиг.

Гаммаж посмотрел на него; его лицо, покрытое седой шерстью, просветлело.

– Потому что они жадничали. Они брали и брали, из воздуха, из земли, из воды. А когда они наконец осознали, что набрали слишком много и решили попытаться возвратить взятое, было слишком поздно. Однако кое-кто из них сумел спастись. Мы еще не расшифровали их записи, потому и не знаем, как и куда они подевались. Похоже, они улетели на небо…

– Как птицы? Но у них же нет крыльев! Я видел на картинке!

– Верно, – сказал Гаммаж. – Но мы обнаружили свидетельства, что известны еще какие-то способы летать. Вот так некоторые из них и улетели. А те, кто остался, начали выискивать способы спасти природу, которую они разрушили. Они создали даже специальный препарат, но он-то и послужил причиной их гибели. Мы обнаружили две записи, в которых рассказывается об этом. Этот препарат стал вызывать болезнь, напоминающую лихорадку. Некоторые погибли сразу. Другие же – повредились в уме и стали похожими на Лайкеров. Изо рта у них шла пена, и они стали набрасываться на своих же соплеменников и разрывать их на куски. Но самое страшное для них стало то, что они больше не смогли иметь потомство. К тому же… – Гаммаж помолчал несколько секунд, словно намереваясь сказать нечто очень важное и раздумывая, стоит ли вообще говорить об этом. – У этой болезни развился побочный эффект. Эта болезнь сделала нас, Народ, а также Лайкеров, Клыкастых и даже Крыстонов такими, какие мы есть. Это тоже мы узнали из записей, Фуртиг. Мы были для них чем-то наподобие кроликов, оленей, на которых мы охотимся. Однако первые из Народа вступили в контакт с Демонами. Об этом тоже имеются свидетельства. Ведь несколько первых из Народа жили в Логовищах. И Демоны, – печально проговорил Гаммаж, – использовали нас для своих опытов, а также в качестве слуг. Они убивали нас, мучили и пытали. Но мы тоже кое-чему научились от них и стали разумными, в то время как Демоны умирали. Но перед этим они успели заразить нас смертельной болезнью, поскольку, делая на нас опыты, искали противоядие. И все же зараженные из Народа не погибли и не потеряли возможность приносить потомство, хотя женщины стали рожать намного меньше, чем прежде. Когда же Демоны прознали, что их слуги изменились, было уже слишком поздно. Но они ни за что не захотели признать новую породу разумных существ, подобных себе. Они даже думать не хотели о том, что после их смерти останется кто-то живой. И те, кому удалось вырваться из Логовищ – стали нашими прадедами, как предками Лайкеров и Клыкастых. Крыстонам же не пришлось уходить из Логовищ, потому что они слишком маленькие, и даже сейчас скрываются в таких местах, где Демоны не могут обнаружить их. Они живут во тьме и выжидают, а тем временем воспитывают своих воинов. А Демоны охотились на наш Народ, принося нам боль, ужас и разрушения. И страх, который стал губителен, поскольку Народ потерял время. И даже сейчас, когда я посылал в кланы Народа, чтобы поведать им о чудесах, ожидающих их здесь, только немногие сумели побороть страх и прийти.

– Но если мы овладеем знаниями Демонов, – медленно спросил Фуртиг, – не станется ли так, что мы начнем путать добро со злом и обретем такой же прискорбный конец?

– Но ведь мы не собираемся забывать, что случилось с ними? Посмотри вокруг себя, Фуртиг! Разве можно забыть о том, что произошло?! Нет, нам надо учиться только добру, и никто никогда не скажет другому: мол, я сильнее окружающей меня природы, это мой мир, и я буду использовать его, как мне заблагорассудится!

Слова Гаммажа были поразительны. И тут Фуртиг подумал, а вызовут ли они такое же благоговение у Фал-Кан или другого Старейшины из Пещеры? Что-то Фуртиг сомневался в этом. Жители Пещер и западное племя вполне удовлетворены той жизнью, которую ведут. У них свои обычаи, и они распространялись на воина так же, как и на других. Так говорил ему даже отец. Женщины становились Выбирающими и вели домашнее хозяйство, так делала и его мать. Если спросить их, хотят ли они нарушить устоявшиеся обычаи, чтобы обучаться знаниями Демонов, как этого хотел Гаммаж, никто даже внимание на это не обратит! Ибо, несмотря на его возраст и почитание, Старейшины считают Гаммажа сумасшедшим, потому что он попытался нарушить традиции, изменить обычаи и жизненный уклад.

Глава шестая

Слушая Гаммажа, Фуртиг в глубине души поражался мудрости Предка – единственного жителя его Пещеры, который проник в Логовища, чтобы охотиться за секретами Демонов. Фуртиг верил, что Предок был прав. Надо учиться, овладевать знаниями, и больше ничего; только тогда можно выиграть гонку со временем, играющем на руку невидимому врагу, который может появиться в любой момент и с которым придется сражаться. Однако им еще предстояло отыскать такое оружие, которое не уступило бы по мощи оружию врага и защитило бы их в этой битве.

Тем не менее, Фуртиг не чувствовал восторга, а скорее унижение, будто он – воин – находился в положении дитяти, которого следует обучать жизни. Ведь здесь ему предстояло пройти обучение кого-нибудь вдвое моложе его, ибо здесь учились вне зависимости от возраста, а в зависимости от усвоенных знаний. И опять же, немаловажную роль здесь играло время, ибо учиться надо было как можно скорее!

Плохо пригнанный шлем с выступами доставлял его голове боль. И так он рассматривал картинки на стене, слушал голос в наушниках, несмотря на то, что почти каждое слово было ему непонятно. И еще его безумно раздражало, что в учебных классах сидели ученики, и каждый был намного моложе его!

Помимо всего прочего его раздражало превосходство, с которым к нему относились жители Логовища. Казалось, между ними воздвигли непреодолимый барьер. Когда же Фуртиг обращался к представителям Народа старше его, те ограничивались коротким ответом и куда-то поспешно уходили. А если им и выдавались часы отдыха, доступ к ним был надежно закрыт. Никто не обращал на Фуртига никакого внимания, и у него создалось впечатление, что для всех присутствующих он – просто-напросто еще одно вместилище для знаний, которые надо было загрузить в него как можно скорее.

Его недовольство росло с каждым часом, и это не могло не отразиться на учебе. Впрочем, некоторые вещи становились для него настолько интересными, что он напрочь забывал о своей фрустрации и становился полностью очарованным узнанным. Особенно его поразила серия картинок, отражающая последние дни Демонов – хотя ему было непонятно, почему они решились сохранить такую печальную и ужасающую запись. Разве что, как документ, предупреждающий потомков?

И он научился ненавидеть по-настоящему. Никогда он ненавидел так сильно даже Лайкеров. Крыстоны же по-прежнему не вызывали у него ничего иного, как отвращение. Здесь он увидел записи, как Демоны проводили опыты над Народом, как они охотились на выживших после страшных прививок… Он настолько обозлился на Демонов, что рычал, бил хвостом и несколько раз вцеплялся в изображение когтями. Но вот он пришел в себя и увидел вокруг младших учеников, с интересом обсуждающих вопрос, не могла бы передаться злоба Демонов старшему ученику. Однако Фуртигу ничуть не было стыдно за свое проявление ярости. Именно так истинный воин должен встречать врага!

Спустя некоторое время он встретил Лили-Ха. И только раз или два, как всегда неожиданно, перед ним появлялся Гаммаж. Он смутно интересовался, как идут дела, и тотчас же исчезал.

Фуртиг горел желанием побеседовать, задать кое-какие вопросы. Но как и прежде, никто не обращал на него внимания. По-видимому, его присутствие никого не волновало. Чем они все тут занимаются? Изобрел ли кто-нибудь способ, как противостоять Демонам, если они вернутся? Что вокруг происходит? Что? Что? А иногда он задавался вопросом – кто? Кто и кто? Но никто так не объявился, чтобы ему ответить.

И вот однажды он возвратился с занятий в свою комнату и обнаружил сидящего у себя на постели Фоскатта. Это была та самая комната, где он очнулся впервые после того как добрался до Логова Народа.

Он очень обрадовался, встретив брата по Пещере.

– Ты выздоровел? – хотя зря он спросил это, ибо увидел, что огромный шрам превратился в тоненькую белую полоску.

– Выздоровел, – ответил Фоскатт с улыбкой. – Ну а теперь рассказывай, как ты тут поживаешь? Мне сказали, что нас обнаружили у самого входа в подъемную шахту. А я отлично помню, что охотился очень далеко от нее. И когда я потерял сознание, мы с тобой находились несколькими этажами ниже. Я еще помню наш последний разговор… А что сталось с Ку-Ла, который попал вместе с нами в плен к этим вонючим Крыстонам?

Фуртиг рассказал о Грохотуне, который умер на полпути к Логовищу. Тут Фоскатт перебил его. Нетерпеливо кивнув, он произнес:

– Это я знаю. Но как ты сумел управлять им? Вот этого-то я как раз и не помню. Наверное, уже был без сознания.

– Я проделал то же, что и ты: сунул кончик языка в кубик, – ответил Фуртиг. – Потом поднял тебя на спину Грохотуна, и тот повез нас. Но тот странный чужак, которого ты называешь Ку-Ла, с нами не поехал. Он пошел своей дорогой. А там повсюду находились Крыстоны, – он взмахнул хвостом. – Сдается мне, что он так никуда и не дошел.

– Жаль. Нам было бы очень полезно объединиться с новым племенем. И все же, как ты справился с Грохотуном? Ведь прикосновение к нему только оживляет его, а ты не знал команды, как заставить его двигаться.

– Я сунул язык в отверстие, и он пошел. Вот и все.

– О чем ты тогда думал? – настойчиво спросил Фоскатт.

– О Гаммаже и необходимости добраться до него.

– Точно! – Фоскатт резко поднялся на ноги и начал мерить шагами комнату. – Так я и думал! Недостаточно только прикосновения, как мне говорили, можно нажимать на отверстие хоть раз, хоть два, но дело совершенно не в этом! Нет, они неправильно нас учат! Грохотун работает от мысли, вот что! И ты доказал это. Ведь не знал никакой системы команд, ты просто подумал, куда бы тебе хотелось попасть. И он повез нас именно туда!

– Пока не умер, – заметил Фуртиг.

– Но если он умер, то как ты нашел дорогу к шахте? – уставился на Фуртига Фоскатт.

– Я… – Фуртиг стал подыскивать подходящие слова. – Ну… я попробовал взять мысленный след.

– Персональная мысленная связь! – Фоскатт выпучил глаза от возбуждения. – Но как ты смог связаться с Гаммажем, если не видел его ни разу в жизни?

– Ну… думаю, это случилось потому, что я его потомок по прямой линии, – ответил Фуртиг. – Честно говоря, я сам не знаю, как у меня это получилось. Но получилось же! В противном случае мы с тобой не находились бы здесь. – Затем он прибавил к своему рассказу, как обнаружил двигающийся стол, потом об их пребывании в шахте и о подъеме по ней на высший уровень.

– Интересно, Гаммаж об этом знает?

– Нет. И никто меня об этом здесь не спрашивал. Наверное, они подумали, что указывал дорогу ты. – Фуртиг осознал, что настолько был поражен всеми увиденными им чудесами, что даже не заметил, что никто не потребовал от него никаких объяснений.

– Но надо обязательно рассказать об этом Гаммажу. Почти никто из нас не умеет пользоваться мысленной связью. – Фоскатт взмахнул хвостом, выдавая свое возбуждение. – А про мысленную связь с тем, кого не видел ни разу в жизни, я вообще не слышал. Это может означить, что в нас произошли какие-то изменения, причем весьма значительные. – Он быстро направился к двери, словно хотел найти Гаммажа незамедлительно. Фуртиг остановил его.

– Еще рано. Потом. Мы же не уверены в этом до конца.

– Почему это не уверены? Пусть Гаммаж сначала нас выслушает, а потом проверит…

– Нет! – прорычал Фуртиг. – В этом месте я не пользуюсь никаким авторитетом, а нахожусь на положении младшего ученика, как зеленый подросток. Тут я ничем не отличаюсь от малышни, только что выползшей из материнской люльки. А если я заявлю, что обладаю талантом, которого пока не имею, меня вообще начнут воспринимать, как несмышленыша! А я хочу этого меньше всего!

– Я тоже когда-то думал точно так же, – отозвался Фоскатт. – И знаешь, что нам необходимо сделать? Прибавить к уже имеющимся знаниям свои знания, умение и таланты.

Теперь настала очередь Фуртига выпучить глаза на собеседника, ибо тот высказал потрясающую мысль. Разумеется, воин защищает свою родную пещеру, и в этой роли он и воспринимается всем кланом. Однако в мирное время воин предоставлен самому себе и разгуливает в гордом одиночестве. И он сохранит свою гордость, если выиграет на турнирах, а тому, кому это не удается, покидают Пещеру. Так что, если бы Фуртиг после неудачи на Турнире сам не покинул бы Пещеру, то весь клан относился бы к нему хуже, чем к зеленому юнцу. И вот теперь Фоскатт предлагает ему еще больше подорвать свою репутацию без видимой причины. Во всяком случае, Фуртиг не считал слова Фоскатта убедительной причиной, чтобы пойти на такой риск.

– Как ты думаешь, я был здесь интересен хоть кому-то, кроме Гаммажа? – спросил Фоскатт. – Для того чтобы в Логовищах к тебе относились как к воину, нужно привнести в общую кладезь знаний нечто очень важное и заслуживающее внимания всех. У тех, кто здесь родился, храбрость не считается заслугой. У них тут тоже проходят Турниры, но совершенно иного рода.

– И как же ты им доказал, что стоишь хоть чего-то?

– Делая то, что я делал, когда меня пленили Крыстоны. Видишь ли, проигрывая одно, приобретаешь другое. Иногда балансируешь от одной потери к другой. Ответь, брат, как ты изучал охотничьи территории рядом с Пещерами?

– Я быстро обошел их и по пути запоминал все. Поэтому теперь я знаю это место, как свои пять пальцев.

– У нас здесь тоже есть место, – Фоскатт постучал коротким пальцем по лбу, – куда откладываются знания. Стоит нам один раз пройти по этой тропе, мы без труда отыщем ее в другой раз. А вот у рожденных в Логовищах это умение напрочь отсутствует. У них утеряно чувство направления. Если они выходят на разведку, то метят пройденные им места, чтобы в следующий раз найти их опять. А если сюда нагрянут Крыстоны, то пометки оставлять нельзя, поскольку они послужат врагу великолепным ориентиром. Поэтому разведку должны производить только те, кто обладает чувством ориентации. Послушай, Фуртиг, неужели до тебя до сих пор не дошло, что ты обладаешь тем, чего нет у других? Если в Логовищах поймут, что ты обладаешь подобным даром, ориентироваться на какую-либо личность, мы станем свободными в наших разведывательных выползках.

– Ага, и тотчас же напоремся на Крыстонов… Знаешь, для этого не надо обладать никаким чувством ориентации. Этих вонючек очень просто определить по запаху.

– Хорошо, Крыстонов мы выследим и без твоей помощи. Это умеет каждый. И для этого не обязательно ходить на двух ногах, можно носиться и на четвереньках. Кстати, недавно обитатели Логовищ обнаружили некое устройство, изобретенное Демонами. Оно способно летать по воздуху, хотя у него нет крыльев. Во время полета она собирает изображение местности и пересылает их на расстояние…

– Если у Гаммажа есть такая машина, то почему он не послал ее за тобой, чтобы вытащить тебя из плена? – перебил его Фуртиг. Он видел много чудес, но сама мысль о летающей машине неприятно поразила его… Если только Фоскатт не наслушался россказней юнцов; хотя в данном случае ему было понятно значение каждого слова.

– По двум причинам. Во-первых, она еще не до конца испытана. Во-вторых, она действует так, как и все слуги Демонов; то есть работает недолго. Она собирает информацию, но далеко улететь не может. Она умирает, как Грохотун. Когда она приземляется, ее уже ничем не поднять. А может, эти машины устарели, или Демоны умели оживлять их как-нибудь иначе.

– Почему же нельзя узнать об этом? Ты видел диски с пленкой, которые вставляют в обучающие машины? Ведь именно из этих дисков Гаммаж и остальные узнают секреты Демонов.

– Но диски хранятся не в одном месте, а в нескольких. Их находят то тут, то там. Почему Демоны раскидали диски с записями по всем Логовищам – вот загадка! Гаммаж считает, что сначала вся информация хранилась в одном месте, а потом ее рассеяли по областям науки. Недавно удалось открыть, что где-то должен располагаться указатель хранилища знаний, но пока это всего лишь гипотеза. И вообще, многое из того, что нам известно, под большим вопросом. Даже когда мы слышим язык Демонов, то понимаем только одно слово из двух. А остальные слова не в силах истолковать, если даже будем повторять их тысячу раз. Поэтому, когда нам удается понять новое слово, для нас это – великая радость. Гаммаж надеется, что если мы соберем все знания Демонов, то научимся управлять их слугами и контролировать их. А стоит нам овладеть слугами Демонов, то разве останется для нас ограничение в деятельности?!

– Вполне вероятно, – отозвался Фуртиг. – А что если сами Демоны думали точно так же? А ведь они были ограничены в своей деятельности. Похоже, так.

– Да, брат, для нас существует такая же опасность. Но… что если Демоны вернутся и опять начнут обращаться с нами, как с игрушками – как прежде? Тебе бы хотелось такого, брат?

– Игрушками?!

– Ты, что, не видел записи? – взмахнул хвостом Фоскатт. – Да, брат, мы были для них игрушками. До того, как они стали использовать нас по-другому – ставить на нас мучительные опыты, вводить препараты, вызывающие болезни, предназначенные для живых существ. Хочешь, чтобы такое повторилось?

– Но откуда Гаммажу известно, что Демоны могут вернуться? Почему он так в этом уверен?

– В самом центре Логовища расположено устройство, предназначение которого мы не понимаем. Оно посылает сигнал прямо в небо. Мы пытались разрушить его, но оно снабжено такой непреодолимой защитой, что нам ничего не удалось. Оно даже не подпустило нас близко к себе. Это устройство работает с той поры, как Демоны погибли. Из записей нам стало известно о Демонах, которые улетели на небо. Если им удалось избежать болезни, которая истребила их племя, находящееся здесь, то, вполне вероятно, что это устройство подает им сигнал к возвращению.

Фоскатт говорил это настолько серьезно, что Фуртиг прижал уши к голове, а шерсть на его спине вздыбилась. Как Гаммаж мог поразить своим рассказом любого, то сейчас Фоскатт полностью убедил Фуртига.

– Но Гаммаж уверен, если мы овладеем знаниями Демонов, то сможем им противостоять.

– Это в лучшем случае… Однако кого ты выберешь для сражения – воина с когтями на пальцах или воина без когтей? Оружие всегда придает силу. Вот почему мы спешим отыскать еще больше хранилищ знаний и всему обучиться. Возможно, именно следующий диск расскажет нам, как управлять слугами Демонов. Как я уже говорил, Гаммаж предполагает наличие такого хранилища. И я отправился на его поиски, но был схвачен Крыстонами. Эти вонючки умеют изобретать хитрейшие ловушки, брат. В такую-то я и попался. А все потому, что мы ничего не знали о вторжении Крыстонов в ту часть Логовищ. И я чувствую огромную вину за свою беспечность, ибо попался в территорию, которую отлично изучил. Я пострадал из-за своей беспечности, и мне пришлось бы заплатить за свою хвастливую гордость, если бы ты не явился так вовремя.

– Ты собираешься снова пойти на разведку?

– Конечно, если понадобится. Хоть теперь ты понимаешь, что мы можем предложить жителям Логовища? Мы сможем выйти на разведку, используя весь арсенал техники и оружия, находящийся в Логовище. А если ты владеешь чем-то большим, нежели только технические средства…

Фуртиг перебил Фоскатта:

– Пока ничего не доказано, я не могу быть уверен ни в чем.

– А ты докажи! – настаивал Фоскатт.

– И как это? Ты предлагаешь мне снова выследить Гаммажа? По-моему, это может сделать любой обитатель пещер.

– Отнюдь. И ты прекрасно это знаешь. Тут нужен особый талант.

– И все равно, эта способность не такая уж и уникальная. Можно выследить тебя, можно – Гаммажа. Не вижу здесь ничего необычного. Это тебе показалось необычным, что я взял след Предка, ни разу в жизни не видев его до этого.

Фоскатт неуклюже забегал по комнате. Давала о себе знать рана.

– Я хочу рассказать об этом Гаммажу. И знаешь, будет намного лучше, если ты расскажешь ему об этом сам. Тогда, вероятно, он точно что-нибудь придумает, чтобы это проверить наверняка…

– Я подумаю об этом, – упрямо произнес Фуртиг. Он очень заинтересовался тем, что ему поведал Фоскатт. И ему показалось, что ему передалась вера Предка, что то, что он делает сейчас – правильно. И еще ему хотелось доказать, ему не нужно бояться презрения со стороны рожденных в Логовищах, если он сделает свое опрометчивое заявление.

– Фоскатт, когда ты вышел на разведку, ты знал наверняка, что искать, прежде чем тебя схватили Крыстоны?

– Я искал секретное хранилище записей, которое, как считает Гаммаж, должно быть намного больше всех тех, что мы уже открыли. Он очень хотел побольше разузнать об устройстве, посылающем сигналы в небо. Нам приходилось обходить комнату с устройством стороной, потому что уже немало воинов погибло в хитроумных ловушках, расставленных Демонами для его защиты. Когда Гаммаж предположил, что существует обширное хранилище знаний, он вызвал отряд добровольцев, которые отправились бы на его поиски. Я вызвался сразу. Потому что мы, жители Пещер, обладаем более острым чутьем и умеем определять опасные места. Но меня поймали, когда я проходил через территорию, которую считал безопасной.

Казалось, что Фоскатт считал, что рожденный в пещере обладает некоторыми преимуществами над жителями Логовищ. Или он просто говорил так, ибо его, как и Фуртига, раздражало их высокомерие? Это не имело значения. Фуртиг не собирался принимать вызов до тех пор, пока у него не появятся неоспоримые доказательства его правоты. И пока он не сможет предложить что-либо дельное. Несмотря на то, что, похоже, история Фоскатта содержала в себе ключ к тому, что надо было делать.

– Насколько ты приблизился к хранилищу, когда угодил в ловушку к Крыстонам?

– Я находился от него довольно далеко. Я специально шел кругами, поскольку опасался ловушек, расставленных Демонами. Но когда я попытался пройти по следу, часть прохода внезапно обвалилась, создав невыразимый грохот…

– И тебя завалило, не оставив выхода, так?

– Нет, завалило только главный след. Вот, смотри…

Фоскатт достал из сумки, прикрепленной к поясу тонкую палочку. Острие ее он вонзил в пол, потом провел ею по полу, оставив хорошо различимую черту. Рисуя и одновременно объясняя, Фоскатт стал показывать Фуртигу, как можно проложить след в подземелье. Фуртиг еще ни разу не видел, как рисовали след, он оценил преимущество этого способа и начал расспрашивать собеседника.

На что Фоскатт презрительно произнес:

– Рисующая палочка – сущая ерунда! Ты только погоди, я покажу тебе настоящее оборудование!

Положив палочку на место, он подошел к выходу, и они с Фуртигом, возбужденным от восторга, оказались в комнате Фоскатта.

Она сильно отличалась от комнаты Фуртига. Во-первых, там было не так голо, как у него. Посреди стояли два стола, а на них лежали какие-то вещи, предназначение которых Фуртиг не знал. Фоскатт усадил его на кровать, придвинул к ней стул, сел и вытащил небольшую коробку.

Она была почти такой же величины, как два сложенных вместе кулака. Фоскатт направил ее торцом в стену. Тотчас же, как при работе с обучающими приборами, на стене появилось изображение. Однако это было не просто изображение, а ряд линий. Через несколько секунд Фуртигу удалось разглядеть в них некое подобие рисунка, сделанного Фоскаттом.

Потом Фоскатт положил коробку на кровать рядом с Фуртигом, подошел к стене и, указывая на линии, ткнул в них пальцем.

– Смотри. Сейчас мы находимся здесь! – он с силой царапнул когтем по стене, от чего изображение несколько исказилось. Фоскатт продолжал показ. Так Фуртиг узнал, где расположены нижние и верхние коридоры.

Тут Фуртиг поинтересовался:

– Если у тебя есть устройство, показывающее нужное место, то зачем вообще искать что-то при помощи персонального следа?

– Потому что там… – Фоскатт снова подошел к столу, легко стукнул по коробочке, и изображение исчезло. – Каждая подобная штуковина показывает всего лишь ограниченное место, небольшую часть Логовищ. И если ты не нашел нужной коробочки, показывающей нужную тебе часть Логовищ, то не сумеешь ориентироваться.

– А это что у тебя там? – спросил Фуртиг, указывая на предметы, наваленные на столах.

– Очень многие вещи, ценные для разведчика. Посмотри, например, на это: она сохраняет пищу горячей. Кладешь туда горячую еду и идешь. Захотел подкрепиться, открыл ее, а еда – до сих пор горячая.

Затем Фоскатт показал Фуртигу очень толстый круглый металлический брусок, который очень легко разделился на две половинки.

– Это тоже, чтобы сохранять еду горячей?

– Погоди, сейчас увидишь.

Фоскатт положил на место две половинки бруска и подошел к другой коробочке, большей чем та, которая показывала изображения на стене. Потом достал сосуд, в котором Фуртиг увидел куски мяса. Фуртиг взял один из кусков, положил его в специальную впадину коробочки и крепко-накрепко закрыл крышку.

Спустя несколько секунд Фуртиг вдохнул воздух и почувствовал, как его рот наполнился слюной. Из коробочки донесся дивный аромат. Он даже мяукнул от восторга. И Фуртигу даже стало стыдно от своей несдержанности.

Фоскатт же сделал вид, что ничего не заметил. Он приоткрыл крышку и вытащил мясо. Оно пахло так дивно, что Фуртигу пришлось сделать над собой немалое усилие, чтобы спокойно усидеть на месте и дождаться, когда его соплеменник предложит ему отведать мяса. На вкус оно соответствовало запаху и отличалось от мяса, которое Фуртиг видел в своей жизни. Он еще ни разу не пробовал такой вкуснятины.

– Превосходно приготовлено, верно? – осведомился Фоскатт. – Демоны готовили пищу, а потом складывали ее в такие вот штуковины. В них не портится еда. Можно с ним ходить очень долгое время, а оно все равно останется свежим и вкусным. А еда остается горячей, будто ее только что вынули из устройства для варки. А вот еще кое-что. – Фоскатт показал широкую полосу, которая обвивала его талию, как пояс. На ней мерно покачивался кружочек из какого-то непонятного материала. Фоскатт коснулся его, и кружок засветился.

– А это – чтобы светить в темных местах.

Фуртигу казалось, что сокровищ Демонов, лежащих на столе Фоскатта, несть конца. Он увидел тонкие острые пики, которые можно было использовать для любых целей. Потом он обратил внимание на очень острый кривой нож с лезвием, напоминающим коготь. Похоже, таким ножом можно было разрезать все, что угодно. Затем Фуртиг вообще потерял счет всем этим удивительным предметам. У него даже немного закружилась голова.

– Где ты все это раздобыл?

– Когда я отправляюсь в разведку, то приношу все, что могу донести. Иногда я сразу понимаю, для чего предназначена та или иная вещь. А вот некоторые находки мне приходится отдавать для изучения. Взгляни-ка!

Фуртиг увидел еще одну коробку. На этот раз никакого изображения на стене Фуртиг не увидел. Когда Фоскатт нажал на кнопку, выходящий из коробки луч начал перемещаться.

Фуртиг даже зашипел от изумления.

Он увидел картинку, возникшую из луча. И почувствовал себя так, словно он стал очень высоким, выше Логовищ, и стоит на вершине самого высокого Логовища и смотрит сверху вниз на местность, расположенную рядом с Пещерами. Он увидел бегающих животных, в которых он распознал оленей. Будто эти крошечные создания жили внутри коробочки! Фуртиг протянул палец к изображению, но невидимая преграда не позволила ему до него дотронуться.

– Они живые? – недоверчиво спросил он Фоскатта.

– Нет. Но иногда изображение меняется и становится… Смотри! – Фоскатт закончил свое объяснение этим внезапным восклицанием.

Мир, находящийся в коробочке затянул плотный туман. Правда, он быстро рассеялся. Потом все стало видно отчетливо… И Фуртиг громко вскричал:

– Это же Пещеры! Вон, смотри! Фал-Кан, Сан-Ло! Это же Пещеры!!!!

Глава седьмая

Когда Фуртиг посмотрел на Фоскатта, то увидел, что тот тоже не смотрит на него, а все его внимание было приковано к Пещерам, как будто он тоже был поражен и ошеломлен увиденным. Потом Фоскатт коснулся руки Фуртига и приказал:

– Думай! Думай о каком-нибудь конкретном месте или ком-то. Посмотрим, что из этого получится!

Фуртиг не понял, что имел в виду Фоскатт. Однако услышав настойчивость в тоне его голоса, осознал, что это неспроста и очень важно. И он послушно воззрился на коробочку – несмотря на то, что ему приказали «думать».

Сцена крошечного мира теперь была закрыта плотным туманом, а пещеры скрыты. Затем – а почему, он так и не понял, – перед ним возникла фигура Ю-Ла, но не такая, какой он видел ее в последний раз, не похожая на мысленную картинку.

Туман рассеялся, открывая небольшую территорию с севера пещер. Но не такую местность запомнил Фуртиг. Она явственно изменилась: с листьев упало больше деревьев, а трава покрылась легким белым инеем. Повсюду на земле виднелись седые проплешины. Трава, казалось, подернулась серебром.

Потом фигура обратила к ним лицо. Да, это была Ю-Ла, но совсем не такая, с которой он расставался. Казалось, что такой она станет по прошествию времени. Фуртиг вспомнил ее просьбу передать свои слова Предку, и теперь чувствовал горькую вину, поскольку не сделал этого. Надо будет сказать об этом Предку, и как можно скорее.

Она прикрыла глаза ладонью, словно закрывая их от яркого солнца. И тут Фуртиг осознал, что он видит не картинку из коробочки, не воспоминание, ожившее по волшебству. То, что он видел, было совершенно отдельной, самостоятельной жизнью и не зависело от его воспоминаний.

– Кто это? – спросил Фоскатт.

– Ю-Ла из Пещеры Предка. Она – дочь сестры моей матери и намного моложе меня. На следующем Турнире, она, вероятно, покинет нашу Пещеру и уйдет в другой клан. Ю-Ла – единственная, кто по-доброму отнеслась к моему уходу к Гаммажу.

И снова плотная завеса тумана заволокла Пещеры, скрывая Ю-Ла. Когда туман рассеялся, уже никого не было, одна лишь темная пустота. Фуртиг резко повернулся к соплеменнику. Сейчас он чувствовал себя полным кретином, словно севший играть в игру, правил которой не знал.

– Что это у тебя за штука? Почему она показала то место? Почему она показала Ю-Ла?

Фоскатт снова прошелся по комнате, помахивая хвостом, вся его поза напоминала воина, мысли которого потревожили.

– И снова, братец, ты показал, что обладаешь весьма интересными способностями, хотя в Логовищах полным-полно вещей, предназначение которых до сих пор никому непонятно. Эта коробочка время от времени показывает очень много изображений. Или не показывает ничего, как сейчас. Я сам видел в ней Пещеры, видел мой клан, который очень-очень далеко. Однако я помню его. А теперь ты продемонстрировал, что способен увидеть отдельного кого-то, как он живет и двигается в этот же момент. Полагаю, это тоже относится к твоему умению брать мысленный след, что и привело тебя к Предку. Ты хоть понимаешь, что это значит?.. Если мы способны видеть нужного нам кого-то, просто подумав о нем… – Фоскатт указал на коробочку. Фуртиг уже догадался о мыслях Фоскатта, а тот, сверкая глазами, продолжал:

– Послушай-ка, братец… Посмотри сперва на это, а потом – подумай об обучающих дисках!

Фуртиг подумал о дисках, которые вставляют в обучающие машины.

И тотчас же он увидел на коробочке маленькую картинку. Изображение было неясным и расплывчатым. Он увидел обучающий класс, в котором провел уйму утомительных часов. Затем перед ним предстали двое подростков со шлемами на головах. А потом он увидел Лили-Ха, которая включила машину, вставив в нее диск.

Он видел класс всего лишь несколько секунд. Затем изображение свернулось и исчезло. А Фуртиг не смог снова восстановить его.

Однако Фоскатт не был разочарован, поскольку и это говорило об очень многом. Фуртигу же так не казалось. Тогда Фоскатт его успокоил:

– Неважно, что пока у тебя не все не получается. Ты еще не очень знаком с обучающими машинами. А вот что по-настоящему важно – это то, что ты научился пользоваться коробочкой, понимаешь? Если бы мы смогли обучиться твоему секрету, то при помощи таких коробочек смогли бы вступать в контакт друг с другом на расстоянии. Разведчик все бы отдал за такое устройство!

Фуртигу стало сразу ясно, что эти устройства были бы полезны как для оказания помощи, так и для охоты. Если ими оборудовать все Пещеры, то им не будет угрожать неожиданное нападение со стороны Лайкеров. Разведчики мигом бы сообщили о готовящейся угрозе. Или эти коробочки можно было бы расставить незамеченными, чтобы они передавали, что делается за пределами Пещер, не используя для этого разведчиков! Мысли Фуртига лихорадочно метались у него в голове, а возбуждение непрестанно росло.

– Но, вероятно, только ты обладаешь таким талантом, брат, – неожиданно вывел его из раздумий Фоскатт. – Нам еще придется все это выяснить. Однако Предок должен знать об этом… А ну-ка пойдем к нему!

Взяв коробочку, Фоскатт вывел соплеменника из комнаты. Они побрели по длинным коридорам, и в это время Фуртиг вспоминал свое первое появление в Логовищах, когда он перебирался из одной шахты в другую, когда воздух нес его вверх или вниз. Еще раньше Лили-Ха говорила, что еще никто из Народа не сумел понять, как управляются эти удивительные устройства Демонов. Сперва Гаммажем была открыта работа демонских шахт; еще тогда, когда он впервые проник в Логовища. Но тогда он просто сорвался в шахту. Теперь же обитатели Логовищ относились к шахтам как к само собой разумеющемуся, как жители Пещер к прокладке следов.

Миновав три этажа, они поднялись наверх и вошли в помещение, которое поразило Фуртига до глубины души, хотя за последнее время его способность удивляться значительно притупилась. Он увидел широкую площадку, одним своим концом уходящую прямо в небо. Высота ее казалась Фуртигу бесконечной, поэтому он машинально вжался в каменную стену, избегая открытого пространства.

– Там стена, брат, только ты ее не видишь, – пояснил Фоскатт, заметив замешательство соплеменника. – Вон, посмотри! – И он спокойно двинулся к самому краю, подняв одну руку, и постучал по невидимой поверхности.

Фуртиг тоже подошел к другу и более пристально посмотрел на стену. Тут и там он увидел какие-то пятна на прозрачном покрытии. Изо всех сил скрывая свой страх, он подошел к Фоскатту, борясь с чувством, что стоит на самом краю пропасти.

Далеко-далеко внизу он увидел крыши и стены домов, освещаемый солнечными лучами. Фуртиг даже застыл от изумления. С земли Логовища не казались такими высокими. Это он понял только здесь, с высоты. Даже отсюда Фуртиг не смог определить, насколько далеко тянутся эти строения. Ему показалось, что Демоны покрыли своими зданиями всю поверхность планеты. Неужели это так?

– Пошли… Позднее ты сможешь забраться еще выше и все как следует рассмотреть. А сейчас нам срочно надо идти к Гаммажу и рассказать ему о твоих новых способностях.

Фоскатт двинулся вперед беспечным шагом. Несмотря на то, что Фуртиг уже знал о невидимой стене, он все-таки старался держаться поближе к зданию. Они резко завернули за угол башни, и с этого места Фуртиг увидел клочок зеленой земли. Даже на таком расстоянии Фуртиг понимал, что это могут быть только деревья. И еще у него создавалось впечатление, что Логовища в том месте сузились, а потом внезапно пропали, и он снова оказался в обычном для него мире.

Коридор завершался мостиком, соединяющим две башни. Фоскатт легко перешел его, словно проделывал этот путь неоднократно. Фуртиг, несмотря на ощущение дискомфорта, медленно продвигался следом за Фоскаттом, изо всех сил стараясь не смотреть вниз, вправо или влево, опасаясь, что у него от всего этого закружится голова. Он полностью сосредоточился на дороге, глядя только себе под ноги.

Он всегда считал, что не боится высоты, но это были не Пещеры, а совершенно незнакомый для него мир. Однако это был какой-то неестественный мир, и в эти мгновения его тело было напряжено до предела, и он спешил за своим компаньоном, чуть ли не наступая тому на пятки. Единственным его страстным желанием было обрести твердую почву под ногами и защиту здания, что вздымалось вверх.

На этот раз их путь проходил не мимо невидимой стены; вместо этого они вновь оказались в комнатах Логовищ. В одном из таких новых для Фуртигу помещений он увидел, что все вокруг освещено удивительным сиянием, а светящиеся спирали свивались и развивались, создавая непонятные Фуртигу узоры. Однако они не интересовали Фуртига, и он не стал внимательно разглядывать их.

Помимо всего прочего он ощутил, что пол под его ногами мягкий, по-видимому сделанный из какого-то пружинистого материала, и всякий раз прогибался под шагами идущих. Фуртиг хотел было задать Фоскатту вопрос, но тот опередил его:

– Так Демоны, когда раньше жили здесь, отделывали все помещения. И вообще, здесь можно встреть очень много необычного. К примеру – источники холодной и горячей воды. И, знаешь, вода начинает струиться от одного лишь прикосновения. Слышишь звуки? Вслушайся в них повнимательнее!

Однако Фоскатту незачем было это говорить, ибо Фуртиг давно уже слышал странные звуки, которые он не слышал ни разу в жизни и какие не могло издавать ни одно живое существо. Эти низкие звуки, казалось, раздавались прямо из воздуха, и они умиротворяли, баюкали. В какой-то момент Фуртиг не мог даже понять, нравились ли они ему или нет; он лишь вслушивался и изумлялся.

– Что создает эти звуки? – наконец осведомился он.

– Мы не знаем. Иногда войдешь в комнату, и они появляются совершенно неожиданно. И прекращаются, когда выходишь из комнаты. А порой эти звуки начинаются с наступлением темноты, когда мы включаем освещение. Боже, мы еще столько всего не знаем! Мне кажется, чтобы узнать хотя бы малую толику здешних секретов, понадобится пять жизней пяти долгожителей. Я имею в виду Предков, как Гаммаж.

– Но, насколько мне известно, Гаммаж уверен, что у нас нет столько времени и что мы не проживем его спокойно, без постороннего вмешательства, не так ли?

– Ты прав, Гаммаж все больше и больше боится возвращения Демонов. Хотя и не объясняет, почему так боится их. Вот если бы нас было больше!.. Понимаешь, брат, Гаммаж уверен в одном. Когда наши предки ушли из Логовищ от Демонов-мучителей, они были совершенно не похожи на нас. О, я не подразумеваю окрас или длину шерсти, форму головы – ведь именно так мы все отличаемся друг от друга. Дело в том, что наши предки отличались от нас внутри. Кое-кто из них были очень похожи на первых Предков. Это как раз те, кто жили в Логовищах целыми поколениями, и это те, на ком Демоны делали свои жуткие опыты. Однако некоторые очень сильно изменились. Изменились также и их дети, и дети их детей. Вопреки тому, что все из Народа усваивали их знания, но ведь каждый понимал это по-своему. Поэтому Народ так сильно и разнится между собой и от клана к клану. Гаммаж был настолько непохож на остальных, что его выгнали из пещер еще когда он был совсем ребенком. Однако ему все же удалось доказать свою ценность для других. Потому что он всегда верил, что в тех местах, которые внушали такой ужас его Народу, можно отыскать спрятанные секреты и тайное умение. И он вернулся в Логовища. И уже позднее к нему стали приходить те из Народа, что жаждали знаний, искали иной жизни, кому не нравилось всю жизнь прозябать в Пещерах. И если бы не его страстная жажда знаний, доходящая чуть ли не безумия, если бы не его непоседливость и вечный поиск новых открытий, то вряд ли к нему стали приходить все новые и новые из Народа, да еще приводить с собою подруг, которые сумели приспособиться к здешней жизни. И только потом появились первые рожденные в Логовищах. Им легче давались знания, ибо они очень сильно изменились здесь. И еще Гаммаж верил, что ни один воин не уйдет отсюда, пока не овладеет здешними знаниями, скрытыми в Логовищах. Его надежда, его желание состоит в том, что когда-нибудь здесь соберется весь Народ, чтобы открыть все дороги к знаниям… – Фоскатт провел рукой по зажившей ране. – Здесь соберутся настоящие исцелители, повсюду на этой земле Демонов. Но главное, мы станем здесь хозяевами и крепко обоснуемся здесь, и тогда не страшны нам будут никакие Демоны, когда они вернутся, чтобы охотиться на нас для своего удовольствия, как это случилось с нашими Предками.

Вот так, беседуя, они вышли из комнаты со светящимися узорами на стенах и прошли дальше через целый ряд помещений. Эти комнаты были украшены картинами, в них было довольно много мебели, стулья, кресла и даже длинные циновки для сна. Повсюду громоздились какие-то непонятные ящики и коробки, а также пять или шесть мягких пуфов для отдыха. По-видимому все это было принесено сюда из разных уголков Логовищ – ящики, контейнеры и другие предметы, предназначение которых Фуртиг не знал.

Он вспомнил, что примерно то же самое он видел в комнате Фоскатта. Здесь тоже все было заставлено всяческими предметами.

Среди них Фуртиг увидел нескольких обитателей Логовищ, и хотя никто не обратил никакого внимание на новоприбывших, Фуртиг с Фоскаттом продолжали свой путь. Они увидели работающий Народ, большинство из которых были женщины. Некоторые сидели на стульях или пуфах и занимались каким-то предметами, разложенными перед ними на столах. Остальные склонились над приборами, вращали какие-то ручки, из-за чего в помещении стоял гул.

– Все эти небольшие устройства были принесены сюда, – произнес Фоскатт. – Сперва Гаммаж и его Старейшины работали над ними, поскольку они больше знали об опасностях, таившихся в этих штуковинах. Но они как следует изучили их. Раньше здесь происходило множество несчастных случаев. Например, Долар потерял руку, исследуя эти приспособления, потому что занялся совершенно незнакомым ему предметом, не думая о последствиях. Поэтому теперь каждое устройство изучается самым тщательным образом. Когда ты на сто процентов уверен, что оно не представляет опасности, то передаешь его тем, кто старается разгадать его предназначение. Кстати, здесь собраны наши лучшие работницы.

Фуртиг понял, что имеет в виду его компаньон. Пальцы работниц были совершенно не похожи на его короткие и неуклюжие, а были изящными, как у Лили-Ха, – длинные, проворные и очень ловкие при каждом движении.

Он увидел и саму Лили-Ха в дверях следующей комнаты. Она расправляла какую-то широкую ленту, и он заметил, как ловко у нее это получается, ибо лента казалась весьма объемистой. Но Лили-Ха удалось свернуть ее в крошечный рулон.

И тут, к вящему удивлению Фуртига, Лили-Ха обратилась к нему с традиционным приветствием Пещер:

– Доброе утро тебе, и ясного следа воина.

– И тебе доброго утра, Выбирающая, – ответил он.

– Выбирающая? – с удивлением переспросила она. – А-а, я уже слышала это приветствие, воин. – Таков уж ваш обычай. Однако у нас обычаи иные. Если вы ищете Предка, то он здесь. Фоскатт, у тебя новая находка? – И Лили-Ха указала на коробочку в руках Фоскатта.

Фоскатт ответил приглушенно, словно защищался. Ах, как ему хотелось показать себя в глазах рожденной в Логовищах! Фуртиг сразу же понял его чувства.

– Нет, – ответил Фоскатт. – Эту штуку я использую уже давно. Видишь ли, Лили-Ха, даже мы, обычные разведчики, тоже кое на что способны.

– Здесь приветствуются любые знания, – отозвалась женщина и продолжила складывать новую ленту, чтобы придать ей крошечную форму.

В своей комнате Гаммаж оказался не один. Он сидел на одном из широких кресел, некогда принадлежавших Демонам, весьма неудобных для Народа, поскольку в нем можно было сидеть только забравшись с ногами.

Рядом с ним в том же кресле сидел здоровенный воин с разорванным ухом. Подбородок его украшал длинный шрам. Одна его рука покоилась на колене, а другой он все время жестикулировал во время разговора. Вместо ладони, покрытой шерстью, Фуртиг увидел металлическую сферу, заканчивающуюся длинными когтями. Сфера пристегивалась к культе ремнями. «Это Долар», – решил Фуртиг.

С другой стороны Предка сидела Выбирающая, явно рожденная в Логовищах. А по виду Долара сразу можно было определить, что он не из здешних мест. Шерсть Выбирающей была темная, с шелковым отливом, а шею украшали бусы из очень ярких камней. Причем натуральных, как и браслет на ее запястьях.

Оба даже не поприветствовали новоприбывших. Однако Гаммаж мяукающе воскликнул:

– Что же принес мне, Фоскатт? Похоже, тебе не терпится показать мне что-то новенькое!

– Да это же самая обычная коробочка, показывающая изображение, – вмешалась женщина. – Детская игрушка! Знаете, сколько у нас таких?!

К тайному торжеству Фуртига Фоскатт быстро перебил ее:

– Только вам неведомо пользование ею так, как это делает наш брат!

Гаммаж выскочил из кресла и подошел поближе.

– Ну и как он пользуется ею?

Фоскатт с Фуртигом сперва объяснили, а потом Фуртиг продемонстрировал это на деле. У него получились сразу два изображения. Сперва все присутствующие увидели Пещеры, а потом – Ю-Ла. Она сидела и связывала вместе какие-то узкие полоски, и Фуртиг никак не мог понять, зачем она это делает. По ее огорченному лицу было видно, что у нее ничего не получается. Но Гаммаж, увидев его занятие, громко сказал:

– Лоханна, погляди-ка, чем занимается эта женщина!

Лоханна долго всматривалась в изображение, затем спросила Фуртига с недовольством:

– Кто эта крошка? – и в ее вопросе Фуртиг ощутил беспокойство и нетерпение, и по его лицу стало видно, что он старается скрыть от всех нечто очень важное. К тому же он вспомнил, что обещал Ю-Ла передать просьбу Предку, и решил сделать это немедленно. И он снял с пояса сделанную ею сумочку.

– Это Ю-Ла из Пещеры Гаммажа. Эту сумочку она сделала сама. И она очень просила меня показать ее Гаммажу.

Гаммаж взял сумочку, повертел ее в руках, словно это было какое-то сокровище, потом протянул Лоханне. Та изучила ее с тем же вниманием, затем обратилась к Предку:

– Это дитя должно быть здесь, с нами, о, Старейшина. Она не рождена в Логовищах, но ты только посмотри, что она делает! Нет, ты только посмотри! – Она указала на изображение. – Она пытается перенять один из секретов Демонов, причем открыв его самостоятельно! Ну… пока у нее еще не все получается, но ведь она сама догадалась об этом! Да, наш старый добрый мир еще не совсем испортился!

– М-да, ты совершенно права. Надо попытаться доставить ее сюда, Лоханна. А теперь… – Гаммаж повернулся к Фуртигу. – Скажи-ка, как ты заставляешь коробочку показывать изображение того, что тебе хочется видеть?

– Не знаю… Ну… я начинаю думать… и появляется изображение того, о чем я думаю. Но стоит мне потом вспомнить увиденное, я начинаю думать о том, что эти из Народа выглядят не так, как я о них думаю. Возможно, коробочка показывает всего лишь то, чем они занимаются, когда я начинаю думать о них. Но я ни в чем не уверен, Предок. Не могу же быть уверенным в том, чем они занимаются на самом деле, когда я о них думаю.

По-видимому, Гаммаж тоже не соглашался с информацией, в которой был не уверен до конца. И он пристально посмотрел на Фуртига и спросил:

– Расскажи, как ты прошел сквозь Логовища.

Фуртиг довольно неохотно повторил свой рассказ. Тут в разговор вступил однорукий Старейшина.

– Ничего необычного здесь я не вижу. Нам известно, что некоторые из нас обладают способностью брать мысленный след…

– Однако Фоскатт говорил о другом, – произнес Гаммаж. – Фуртиг ведь не просто взял мысленный след. Он шел по следу совершенно незнакомого ему существа, он ориентировался на того, с которым ни разу не виделся. Поэтому вот что я скажу: талант Фуртига отличается от способности брать мысленный след. И если таким же талантом будет обладать его потомство, то в будущем нам это очень пригодится. Что ж, Фуртиг, твой брат по Пещерам не зря привел тебя ко мне, чтобы, не теряя времени, поведать нам о твоем новом умении. А что еще ты можешь увидеть? Может быть, Логовища?

Фуртиг взял коробочку. Изображение Ю-Ла исчезло в туманной дымке. Он задумался: а не представить ли ему какое-нибудь место – с Народом или без него? Он попытался вообразить камеру, где они томились с Фоскаттом, куда их бросили Крыстоны. Но коробочка оставалась тесной.

– У меня ничего не получается, – сказал он. – Я имею в виду представить место, где нет Народа, – обратился он к Гаммажу.

Гаммаж, похоже, был ничуть не разочарован.

– Выходит, твой талант связан только с живыми существами, – изрек он. – А теперь подумай о ком-нибудь, кого ты знаешь в Логовищах.

Фуртиг прикусил губу и задумался. И вдруг его осенило. Он понял, что сейчас его умение проявится и подтвердится, да еще как! Он вообразил себе второго стражника Крыстона, стерегущего его с Фоскаттом во время их пленения.

К его изумлению и радости туман в коробочке сгустился. И тут появилось изображение, правда, не очень отчетливое. Однако различные детали все-таки различить он сумел. Он заметил, что это поняли и наблюдающие за ним, поскольку они о чем-то оживленно заговорили, и в голосах их чувствовалось удивление.

Он увидел Крыстона. Но тот не стоял, а лежал на полу охранного помещения. Изображение было неясным, стертым, однако детали различить было можно. Нога Крыстона была придавлена огромным обломком стены, выбитом при движении Грохотуна. Тем не менее, Крыстон был еще жив; это было видно по его сверкающим красным глазкам, и еще Фуртиг увидел его открытый рот, жадно хватающий воздух, словно Крыстон звал кого-то на помощь, которая никогда не придет. Фуртиг подумал, что сотоварищи Крыстона бросили его на произвол судьбы, как никому ненужного калеку.

– Это же часовой Крыстонов! – вскричал Фоскатт. – Я его видел, черт возьми! Это он стерег нашу камеру! И еще это место… Мне его никогда не забыть…

Изображение поблекло, и сцена исчезла.

– Да, да, это один из стражников, что стерег меня! – кричал Фоскатт.

– Выходит, ты обладаешь возможностью брать след не только Народа, – произнес Гаммаж. – Да-а, эти коробочки с изображением могут сыграть важную роль. А если кто-нибудь еще научится пользоваться ими так же, как ты, – возбужденно говорил Гаммаж, – они станут куда-а более важным приспособлением, нежели детская игрушка. Лоханна, было бы весьма неплохо незамедлительно проверить тех, кто неправильно ими пользовался, чтобы потом узнать, думали ли о чем-либо, когда играли с ними, и не получались ли у них изображение того, о чем они думали в тот момент! Пусть даже они просто играли этими коробочками. И могут ли дети управлять тем, что они видели? Могут ли они управлять появлением изображения? Или такая способность дана только лишь немногим?

Тут снова вмешался воин:

– Разведчики! Надо собрать всех разведчиков и показать им, как пользоваться этими штуковинами! Надо показать им изображения. Тогда мы заранее будем предупреждены об опасности.

С этими словами он поднял искусственную руку и провел ею по подбородку.

Лоханна уже была возле двери.

– Я узнáю ответ на твой вопрос, старейшина, и сделаю это, как можно быстрее.

– Она очень хорошо разбирается в обучающих машинах, – обратился Предок к Фуртигу. – А единственное, чего мне хотелось иметь, это как можно больше записей.

Фоскатт заерзал на своем месте, но Гаммаж продолжал:

– Друзья мои, только не надо воспринимать мои слова, как сетования на ваши неудачные поиски. Никто из вас не знал, да и не мог знать о вторжении Крыстонов в наш сектор. Ведь никого об этом не предупредили. И помните, нельзя недооценивать этих вонючих тварей. Они плодятся с огромной скоростью, не то, что мы. Поскольку после зловещих экспериментов Демонов мы, Народ, перестали быть настолько плодовитыми. А все из-за заболеваний! И еще. Среди Крыстонов наблюдается прогресс. Постепенно они стали настолько умны, чтобы самостоятельно выискивать знания Демонов. А все потому, что при своем маленьком росте они способны проникать в помещения, куда не в состоянии попасть ни один из нас. А чтобы закрыть какую-либо часть Логовищ – об этом не может быть и речи. Помимо всего прочего, Крыстоны научились изобретать и расставлять весьма хитроумные ловушки. Но и мы тоже не лыком шиты, ибо у нас есть кое-какое оружие Демонов. Но, к несчастью, как и Грохотуны, оно не очень надежно и может выйти из строя в любую минуту. – Он покачал головой и продолжил: – Ну, а теперь самое главное. И… я бы сказал… Это прискорбно… Знания, расположенные в специальном отдельном хранилище, в настоящее время находятся на территории, куда проникли Крыстоны. И если они доберутся до этих знаний, то нам грозит огромная опасность. Поскольку я уверен, что даже среди Крыстонов могут оказаться такие, кто сумеет овладеть этими знаниями и умением! А у нас так мало времени, так мало времени!

Глава восьмая

– Нам надо сделать только одно, – с решительностью в голосе проговорил Фоскатт. – Я снова отправлюсь на разведку, но на этот раз я буду куда осторожнее, чтобы опять не угодить в ловушку, расставленную Крыстонами!

Гаммаж отрицательно покачал головой.

– Вспомни, мой младший брат, ведь ты только что покинул оздоровитель. Рана, конечно, затянулась, но сразу подвергать ее такой нагрузке я бы не стал. Она снова может дать о себе знать. Разве ты не помнишь, что случилось с То-То?

В этот момент Фуртигу показалось, что Фоскатт начнет негодующе возражать, шумно выражая несогласие, но его соплеменник лишь тяжело вздохнул.

– Хорошо, но если не я, то кто же пойдет в разведку? А если Крыстоны доберутся до хранилища, то как мы получим записи Демонов, которые нам очень нужны?

– Он прав! – рявкнул однорукий Долар. – Эх, если бы я только мог… – и от бессилия он треснул кулаком по столу когтями с такой силой, что на столешнице осталась солидная вмятина.

– Долар, друг мой, конечно же, ты пошел бы в разведку сам, если мог. Но в разведке нужна ловкость тела и ног, а мы с тобой давно утратили их.

И тут Фуртиг, не узнавая своего голоса, произнес:

– Старейшина, я хорошо обученный и опытный воин. К тому же я умею ориентироваться на месте, потому и попал сюда, в незнакомое место. Позволь мне узнать, что искать – и я готов идти!

– Нет! – вскричал Гаммаж. – Сначала ты должен как следует поработать с этой коробочкой, пока не научишься и не узнаешь, как это у нее получается. Неужели ты не понимаешь, как это важно для всех нас?

– Неужели это важнее, чем спасти записи от Крыстонов? – с сомнением в голосе произнес Долар. – У нас всего шесть воинов, которые явились сюда из внешнего мира, и четверо сейчас отсутствуют, устанавливая контакты с другими кланами и племенами. Если уж Фоскатт не может отправиться в разведку, то кого же нам послать? Рожденного в Логовищах? Но они ни за что не доберутся до нужного места, поскольку у них нет опыта длинных переходов, а если и добираются куда-то, то только после того как проделают этот путь несколько раз и с проводником. Кто же будет учить их всему этому? Разумеется, эта коробочка пригодится для разведки, и это обязательно надо попробовать на деле. Так пусть Фоскатт и этот молодой воин проверят, можно ли посылать в коробочку изображение различных мест и тем самым обмениваться информацией друг с другом.

Предложение Долара показалось разумным, и поэтому остаток дня и часть ночи Фоскатт с Фуртигом провели в опытах. Они прятались друг от друга в бесконечных коридорах верхнего этажа, окликали друг друга и выслеживали. Когда Фуртиг прятался, то Фоскатт пытался отыскать его при помощи изображения места в коробочке. Но у Фоскатта ничего не получалось. Ни одно более или менее отчетливое изображение у него не удерживалось. Впрочем, пару раз туман в коробочке скапливался, образуя какие-то смутные очертания, и это вдохновляло Фоскатта на продолжение экспериментов.

И вот, Фуртиг, снова не найденный Фоскаттом, разочарованный вышел из своего укрытия и хотел было предложить покончить с этим бесполезным занятием. И обнаружил Фоскатта в весьма озадаченном состоянии.

– Слушай! Ты находился в комнате со светящимися узорами, так?! Потом положил ладонь на один из узоров, и на стене отразился еще один ты, стоящий рядом ладонь к ладони.

– Точно! – радостно воскликнул Фуртиг, присаживаясь у стены. – Так я и сделал, прежде чем возвращаться. Значит, ты тоже можешь создавать изображения!

Возвращаясь с хорошими новостями о своем небольшом успехе, их приветствовал еще один разведчик, принесший безрадостную новость. Он исследовал территорию неподалеку от другого племени, которое охотилось на севере, но так и не смог добраться до них, будучи отрезанным Лайкерами, которые, похоже, неплохо там обосновались.

Гаммаж мерил шагами комнату, словно мысли не давали ему сидеть спокойно на одном месте. Уши его были поджаты. Не знай Фуртиг, что в Логовищах запрещены Турниры, он подумал бы, что Предок готовится к бою.

– В записях сказано, что некогда Лайкеры были рабами Демонов и повиновались им беспрекословно, даже больше, чем мы, Народ. Они вылизывали им пятки, чего себе никогда не позволял Народ! Я понадеялся… А-а, это другой вопрос. Если Лайкеры начинают подбираться к Логовищам, мы можем подумать, что это некий знак, говорящий о возможном возвращении Демонов. И вполне вероятно, что Демоны втайне связываются с Лайкерами при помощи каких-то секретных сигналов. Но тут я подумал, что если бы Лайкеры знали о жуткой кончине своих бывших хозяев, то я бы на их месте не очень-то торопился идти на их зов.

– Лайкеры не живут в Логовищах, – вмешался Долар. – Они роют норы, и если вылезают оттуда в Логовища, то очень ненадолго.

– Да, охотничьими группками, – согласился Гаммаж. – Но на этот раз с ними женщины и дети. Спроси у Фай-Яна, который три восхода наблюдал за ними. Нам надо тщательно все разведать!

– Мы сможем прояснить ситуацию, Предок, – произнес Фоскатт. – При помощи этой коробочки. Мы же нашли ей применение и научились ею пользоваться. Я видел в ней Фуртига.

Гаммаж повернулся с такой скоростью, будто был совсем молодым. Его желтые глаза сверкали.

– Так-так-так… Верно. – Сперва из его рта раздалось шипение, очень похожее на предупреждение одного воина другому об опасности. – Тогда мы отыщем хранилище, и знания Демонов помогут нам выстоять в Логовищах! И даже если Лайкеры останутся нашими врагами…

– Останутся нашими врагами? – Долар с недоуменным видом щелкнул когтями. – А ты не думаешь, что все может статься как раз наоборот? Или ты опасаешься, что они заключат перемирие с Крыстонами?

– Вполне возможно. Когда идет война лучше заранее не говорить «этого не может быть», ибо произойти может все, что угодно. Поэтому надо быть готовым к любой опасности. И еще раз я скажу – слова здесь не играют никакой роли… А имея дело с Крыстонами, вообще нельзя быть уверенным ни в чем! Помни об этом, Фуртиг, когда отправишься туда.

Фуртиг подумал, что уж он-то не нуждается в предостережениях. Его жгучая ненависть к этим тварям, вкупе с полученными от них ранами и шрамами уже были достаточным предостережением для него, чтобы соблюдать осторожность. Ни один воин не доверяет друг другу, разве только если это не его собрат по клану. Или тот, кто предоставил ему убежище в Логовищах.

Он слушал наставления Предка, запоминал информацию о предстоящем пути. Фоскатт объяснил ему, где нужно искать хранилище. Но его объяснения касательно того, что именно нужно искать, оказались довольно смутными. Фуртигу придется ориентироваться по меткам на стенах – которых, кстати, может и не быть вовсе – и еще ему поможет проводник.

Проводником Фоскатт окрестил коробочку, похожую на ту, которая привела в действие Грохотуна. Но она издавала жужжание по другому поводу – эта коробочка начинала жужжать, если где-то поблизости находились диски с записью знания Демонов.

Взяв инструменты, съестные припасы и прочие устройства для разведки, Фуртиг, наконец, двинулся в нижние уровни Логовищ. Пока еще никто не знал, насколько глубоко в Логовища проникли Крыстоны, хотя на важнейших путях и перекрестках выставили часовых. Помимо этого, были расставлены Грохотуны, но Фуртиг прошел мимо машины, не обратив на нее особого внимания.

Наконец, он соскользнул в один из тесных туннелей, служивших проходами как для Народа, так и их врагов. Он миновал огромное множество дверей, не останавливаясь, чтобы зря не тратить время на их осмотр. Он понимал, что в этом месте не могло располагаться хранилище. Фуртиг бесшумно пробирался вперед, прислушиваясь, вглядываясь и принюхиваясь. Он знал, что запах Крыстонов забыть просто невозможно, а это уж такое предупреждение, которое его лютый враг ни за что не сможет скрыть.

Будучи охотником, он знал, что многие существа обладают нюхом намного лучше его. Например, Лайкеры. Зато в полумраке Фуртиг лучше видел и слышал, и в этой серой дымке это было его личным оружием.

В туннелях не было совершенно темно. Через равные промежутки Фуртиг видел на стенах едва светящиеся небольшие вертикальные бруски. Наверное, годы сделали свое дело, и, некогда светившие ярко, теперь они потускнели. Но этого света было вполне достаточно для разведчика, чтобы продолжать путь.

Спустя некоторое время Фуртиг поел, попил и хорошенько выспался. Еду он нес на поясе, питье – тоже. Те, кто его дожидался, надеялись, что он вернется быстро, но Фуртиг – опытный охотник – предчувствовал возможные задержки по дороге.

Пыль мягким ковром пружинила под его ногами, но он шел так легко, что пыль не понималась в воздух. Рука покоилась на спусковом крючке оружия, которое ему выдал однорукий Долар из своего небольшого арсенала. Это оружие было неудобным для Фуртига, ибо было предназначено для более широкой ладони. Чтобы оружие заработало, надо было сперва нажать кнопку – а до этого зарядить патроны в зарядник вставить обойму. И еще, чтобы нажать кнопку, надо было сперва снять столь излюбленные когти.

Однако, испробовав оружие Долара, Фуртиг понял, что преимуществ в нем куда больше, нежели недостатков. Ибо, нажав на кнопку, он увидел ярко-белую вспышку – как у Демонов, которые умели запрятывать в свое оружие сжатые молнии. Из дула вылетело пламя, прямо как нож из света. А предмет, в который оно попадало, просто-напросто исчезал! Это было действительно грозное и смертельное оружие. Но, как и все сокровища Демонов, оно оказалось ненадежным. Разведчики отыскали множество образцов подобного оружия, и только совсем небольшая их часть срабатывала. А большинство спрятанных «молний» бездействовало, будто жизнь в них иссякла за долгие годы бездействия.

Фуртиг свернул из главного прохода в узкий коридорчик и начал считать тусклые лампады на стене. Возле четвертой он остановился и посмотрел вниз. И увидел отверстие, забранное решеткой, точно такое же, где Крыстоны держали пойманного ими Фоскатта. И это отверстие Фуртиг отметил для себя, как первую метку на своем пути.

Затем, опустившись на колени, он натянул на ладони когти, чтобы подцепить ими решетку, закрывающую отверстие. Ему хотелось как следует осмотреть путь. Фоскатт остерегал его, что произведенный шум может привлечь к нему Крыстонов. Поэтому Фуртиг действовал с огромной осторожностью.

Поднимая решетку, он думал о Фоскатте, надеясь, что его друг, находясь в Логовище, видит его и чем он занимается. Полностью сосредоточившись на этой мысли, и надеясь, что у него все получится, Фуртиг, наконец, поднял решетку, положил ее на пол и провел рукой по темному отверстию внизу.

Проход туда оказался достаточно узким, но забраться внутрь он мог. Но Фуртиг не спешил. Очень подозрительные Крыстоны могли установить здесь ловушку. Он огляделся. С другой стороны прохода не было, потому что обвалившиеся стены и потолок загромоздили коридоры.

С такой же осторожностью, Фуртиг водрузил решетку на место. Он уже принял решение. Чтобы двигаться по пути, уже пройденным Фоскаттом, надо быть полным дураком. За время обучения в Логовищах он узнал множество типов ловушек, изобретенных Крыстонами. И некоторые из них почти нельзя было распознать. Выходит, надо искать другой путь к хранилищу. Или, вероятно, Фоскатт может подсказать ему другой путь, потому что он хорошо знал Логовища.

Фуртиг присел на корточки и снова сосредоточился на мысленном изображении; на это раз не о том, что он делает, а для того чтобы уловить Фоскатта. И он представил его себе, будто тот находился рядом.

В его мозгу отпечаталось отчетливое изображение. Фуртиг закрыл глаза – и вот он, собрав всю силу мысли в кулак, пристально смотрел в другое лицо. Он просил информацию. И все время думал: «Помоги мне, Фоскатт!» Сейчас он занимался совершенно новым делом. Сумеет ли он связаться с ним таким образом – даже если Фоскатт держит коробочку для помощи?

Фуртиг испытывал сомнения. Действительно ли он получил послание от другого, или получилось так, что его вопрос прозвучал так неуверенно, что его мозг ошибся?

«Прямо-направо-вниз».

Фуртиг открыл глаза. Теперь он был уверен, что это – не его мысли. «Прямо-направо-вниз»… Что ж, выходит, надо идти прямо по проходу, затем повернуть вправо и спуститься вниз. А что если эта подсказка – ловушка? Но Фуртиг решил, что лучше принять ее, как за подсказку верного пути.

Он оставил зарешеченное отверстие и пошел дальше по проходу. Сперва он шел по совершенно прямому и пустому коридору, если не считать нескольких дверей. Затем он увидел в самом конце стену. Значит, коридор привел его в тупик, ибо он не видел ни правого поворота, ни левого. И он остановился у последней двери, находящейся справа.

Фуртиг отворил ее и вошел. Комната оказалась совершенно пустой. В эту комнату можно было попасть только через эту дверь. Но в полу он заметил два зарешеченных отверстия, а из одного тянуло воздухом. Фуртиг нагнулся и принюхался.

Он не почувствовал едкого и мерзкого запаха Крыстонов. Пахло только затхлостью, плесенью, как в любых подобных местах. Значит, ему все-таки удалось уйти с опасной территории! По крайней мере теперь у него либо есть хороший шанс, либо он потерпит крах, даже не попытавшись добраться до нужного места.

Он попытался поднять решетку, но та не поддавалась. Тогда Фуртиг решил использовать когти. С огромными усилиями отодвинув ее, он увидел, что открывшееся отверстие намного шире предыдущего.

Прежде чем проникнуть в отверстие Фуртиг долго сидел на корточках и размышлял, была ли подсказка от Фоскатта или нет. Потом он снял с ремня один из инструментов Гаммажа. Инструмент был не больше его ладони, когда он подсунул его в петлю на решетке. Но чем сильнее он нажимал на этот стержень, тем больше тот вытягивался, до тех пор пока не стал вдвое больше его роста. Фуртиг понял, что этот стержень поможет ему избежать невидимых ловушек, если, конечно, правильно его применять.

Он решительно пополз вперед. Лаз был достаточно широким, так что ему удалось просунуть руки и колени, но внутри было очень темно, поэтому Фуртиг ничего не видел. Да, зрение здесь ему не поможет. Единственной помощью был шест, которым он прощупывал им окружающее пространство, простукивая стены и прочее. Он знал, что порой разведчикам удавалось таким образом обнаружить ловушку. Но и разведчики время от времени ошибались и терпели неудачи. Почему-то Фуртигу именно сейчас отчетливо вспомнился такой разведчик.

Внезапно конец шеста уперся в твердую поверхность наверху. Фуртиг поводил стержнем – то же самое. Вокруг были голые стены. Но откуда тогда продолжает поступать воздух?!

Может быть, через боковые стены? Фуртиг снова пошарил шестом по ним, но они оказались совершенно гладкими. Значит, лаз уходит либо вниз, либо вверх… А Фоскатт в своем послании передал, что ему следует двигаться вниз. Фуртиг провел шестом по полу и тут обнаружил довольно широкое отверстие. Он осторожно подполз к самому его краю, наклонил голову, пытаясь определить глубину.

Как следует исследовав отверстие шестом, он надел когти и полез туда. В стене находились места, за которые можно было уцепиться когтями, но это сильно замедляло его движение. Да, это был опасный спуск, потому что Фуртиг не знал, какой высоты спуск ему придется преодолеть. Так он и полз и, не достигнув дна, не обращая внимания на ноющие суставы, остановился возле первого ответвления, идущего вправо.

К счастью, он все-таки достиг его и, весь потный и изможденный, лег, тяжело дыша. Отдохнув, он снова двинулся в путь.

Новый коридор оказался очень узким, поэтому Фуртигу пришлось пробираться ползком. Зато он не ощущал запаха Крыстонов. И поэтому решил продолжить путь, ибо глупо было бы отказываться от этого пути к цели. Тем более – безопасному…

Он передвигался очень медленно, извиваясь и то сгибаясь, то разгибаясь. Очень медленно… Никаких препятствий впереди он не обнаружил. И вдруг впереди увидел еле различимый свет. Это настолько обрадовало его, что Фуртиг пополз намного быстрее, чем раньше.

И здесь он наткнулся на еще одну решетку. Она была вделана в потолок комнаты, как и в темнице, куда угодил Фоскатт. Фуртиг подполз ближе, чтобы осмотреть помещение за решеткой. И тут он увидел!.. Внизу, в комнате, находились Крыстоны! Он ощутил их запах еще до того, как увидел их. Фуртиг замер, боясь пошевелиться, чтобы не издать какой-нибудь звук. Его усы грозно поднялись, ибо вонь от врагов перебивал характерный запах крови. У Крыстонов находился кто-то из Народа!

Он прислушался к тому, что творится внизу, но он находился в такой позе, что никак не мог увидеть, что там происходит. Он только слышал жалобные крики боли и радостное повизгивание Крыстонов. Потом в помещение буквально вкатили полуживое тело.

Всю шерсть пленника заливала кровь. Фуртиг узнал в несчастном Ку-Ла. Значит, чужаку так и не удалось выбраться отсюда! И он не только не выбрался, но он еще жестоко пострадал от пыток этих мерзавцев, а то, что Ку-Ла до сих пор жив, говорило только об их невыразимой жестокости. Народ же Крыстоны использовали только в качестве пищи.

Распластавшись на решетке, Фуртиг вслушивался с такой силой, словно все его тело принимало в этом участие. До него доносилось отвратительное повизгивание, возня и тихий топот лап проклятых Крыстонов. И вдруг наступила тишина. Фуртиг подождал, когда Крыстоны уйдут, и очень удивился, заметив, что они не оставили стражника.

Фуртиг понял – почему. Он посмотрел на Ку-Ла. Тот безнадежно пытался приподнять голову, но не мог, и только жалобно стонал. Естественно, что он не смог бы дотянуться до ремня, связывающего его. Да и Крыстоны не были полными идиотами: они мастерски связывали своих жертв. Несчастный снова попытался справиться с узами, но силы покинули его, и голова Ку-Ла снова упала на пол. Словно это было его последним движением.

Ку-Ла не принадлежал к клану Фуртига, поэтому Фуртиг мог бы бросить его на произвол судьбы. Да и к чему рисковать? Но ведь Ку-Ла – тоже из Народа, внезапно подумал он. На его месте мог бы оказаться и он, Фуртиг. Или Фоскатт.

И вот, уже отползая от решетки, Фуртиг подумал, что не может вот так уйти. Что-то внутри не позволяло ему уйти, бросив Ку-Ла на съедение Крыстонам. И Фуртиг возвратился к окошку, в надежде, что самой судьбою предначертано ему поднять эту решетку.

Металл звякнул, и Фуртиг снова застыл и прислушался. Не услышав ничего, что бы говорило о возвращении врагов, он снова принялся поднимать решетку.

Ему пришлось потратить очень много сил, но в конце концов он справился с решеткой. Помогли инструменты Гаммажа, прикрепленные к ремню. Помимо стержня у него имелся моток крепкой веревки, выглядевшей очень тонкой, но способной выдержать вес нескольких. И у него было еще одно приспособление Демонов, имевшее такой жалкий вид, что оно не выдержит и ребенка. На самом же деле оно выдерживало вес намного более Фуртига.

Зацепив веревку за решетку наподобие якоря, он соскользнул вниз. Затем спрыгнул на пол, готовый отразить нападение врагов. Но вокруг стояла тишина. Фуртиг с облегчением вздохнул. Никто не открыл дверь с той стороны, куда скрылись Крыстоны.

Фуртиг ловко подскочил к Ку-Ла. Тот изумленно посмотрел на него, но не проронил ни слова. Когда Фуртиг разрезал ремни, связывающие пленного, тот даже не пошевелился: настолько сильно он был изранен. Фуртиг понял, что вместе с Ку-Ла ему ни за что не пробраться по этим узким проходам. Не лучше Ку-Ла, как истинному воину попросить своего соплеменника легкой смерти, чем погибнуть в муках от руки врага? Удар ножом по горлу и все…

Фуртиг протянул руки с когтями к глазам Ку-Ла, показывая тому, что выбор за ним. Ку-Ла посмотрел на когти своими голубыми глазами и очень медленно поднялся. Затем направился к свисающей веревке, давая понять Фуртигу, что он готов бороться до конца. Фуртиг с уважением посмотрел на него.

Но на какой-то момент он с горечью пожалел, что вообще свернул в этот проход. Зачем он повернул, когда его специально выбрали для выполнения жизненно важной миссии, и теперь вместо того он помогает воину, да еще не из их клана, чего совершенно не обязан делать? Фуртиг никак не мог понять этот секундный импульс, побудивший его помогать Ку-Ла, способный принести массу трудностей в выполнении его цели.

Ку-Ла никак не мог подняться по веревке, но старался с такой решительностью, что Фуртиг бросился ему на помощь. Он понятия не имел, как поднимет наверх почти беспомощного воина. Но его гнало вперед опасение, что в любую минуту сюда могут вернуться Крыстоны. Он обвязал пленника веревкой вокруг талии, потом поднялся сам наверх в отверстие и вытащил туда Ку-Ла.

Если бы высота оказалась хоть чуть-чуть побольше, Фуртигу не удалось бы этого сделать. Однако он все же умудрился подтянуть Ку-Ла к отверстию, а тот, собравшись с силами, поднял руки и уцепился за край отверстия и подтянулся.

Не тратя зря времени на осмотр и перевязку ран несчастного, Фуртиг быстро водрузил решетку на место. Потом приблизился к Ку-Ла и протянул ему флягу с водой, полагая, что тот безумно страдает от жажды.

– И куда мы теперь пойдем? – еле слышно спросил Ку-Ла.

Он еще спрашивает! – возмущенно подумал Фуртиг. Конечно, вопросы задавать проще, чем волочить на себе безжизненное тело! Ведь совершенно ясно, что Ку-Ла самостоятельно ни за что не проберется тем путем, который проделал Фуртиг. Наверное, следует оставить его прямо здесь, в сравнительной безопасности, а самому продолжить миссию. Ку-Ла словно прочитал его мысли:

– Крыстоны станут искать меня…

Конечно, станут. И довольно быстро определят, что пленник скрылся через отверстие в потолке. Все это Фуртига отнюдь не радовало. И тогда он достал шест и замкнул им решетку, чтобы ее невозможно было открыть. Крыстоны, разумеется, справятся с шестом, но им придется потрудиться.

– Нам остается одно: идти, – произнес он наконец, даже не думая о том, насколько далеко и куда они направятся. Потому что даже если Ку-Ла и сможет передвигаться, то очень медленно. Так что его участие в судьбе Ку-Ла не принесет ничего, кроме лишних неприятностей, подумал Фуртиг.

Впрочем, и от Ку-Ла может быть какая-нибудь польза, когда они отползут от решетки подальше. И тогда он спросил Ку-Ла, знает ли он этот участок Логовищ. И не дождавшись ответа, прибавил:

– Ты сможешь ползти?

– До последнего вздоха, – ответил тот с такой решительностью, словно давал клятву на крови. Фуртиг поверил ему. Потом помог уцепиться за свой пояс.

– Держись за меня покрепче – и двигаем отсюда скорее! – произнес он.

Глава девятая

Они лежали на маленькой площадке, на которой скрещивались два прохода. Фуртиг слышал тяжелое, прерывистое дыхание Ку-Ла и понимал, что тот все время теряет силы. И вдруг Фуртигу пришло в голову, что теперь сам он ни за что не может уйти с этого места, бросив здесь раненого на верную смерть. Поскольку он не мог избавиться от этого чувства, в нем постепенно закипала ярость.

Внезапно Ку-Ла заговорил. Его голос являл собой нить каких-то звуков, поэтому Фуртигу пришлось изо всех сил прислушиваться, чтобы понять все, что тот говорит.

– Нет… Дальше мы не пойдем…

Значит, Ку-Ла все-таки выбрал биться здесь до последнего конца, мелькнуло в голове Фуртига. И он почувствовал облегчение. Вот если бы Ку-Ла сдался и принял неизбежность, когда острые когти вонзятся ему в горло, избавив его от нестерпимых мук… Однако Ку-Ла не сдался, и даже, пребывая в столь плачевном состоянии, будет продолжать бороться.

– Что ты ищешь? – спросил Ку-Ла.

– Знания, – честно ответил Фуртиг. – Знания, спрятанные Демонами в хранилище.

– Так… я же нашел его… Еще до того, как угодил в лапы Крыстонам, – слабо проговорил Ку-Ла.

Фуртиг повернулся к нему в полном изумлении, пытаясь увидеть собеседника в кромешной тьме. Только клан Гаммажа обладал кое-какими знаниями Демонов и умел пользоваться ими. А теперь этот чужак утверждает, что обнаружил хранилище!

– Неужели ты нашел записи? – требовательно спросил Фуртиг. Он мог бы допустить, что Ку-Ла обнаружил какое-то неизвестное доселе и очень действенное оружие. Но, безусловно, он не мог знать о хранилище, которое разыскивал Гаммаж.

– Да, я нашел знания Демонов, – произнес Ку-Ла, и его шепот стал немного громче, словно к нему вновь возвратились силы. – Они держат записи в специальных лентах, свернутых в рулоны. Наш народ узнал об этом. Ты вставляешь такую ленту в… – и он снова замолчал.

Но ведь только клан Гаммажа сумел изучить их! И все же Ку-Ла утверждает, что знает, как пользоваться этими пленками. Фуртигу надо расспросить его поподробнее. Протянув руку, он коснулся плеча раненого, но Ку-Ла лишь издал крик боли.

– Откуда тебе известно, как пользоваться записями?

– Мы… Я… мой клан… Мы живем в большом Логовище… это на востоке… Мы разыскиваем знания Демонов… – еле ворочая языком, отвечал Ку-Ла.

Так, выходит еще один клан, такой же, как клан Гаммажа занимается той же задачей, только в других Логовищах? Но это же просто невозможно! Как говорил Ку-Ла, эти Логовища очень далеко. И пока между Логовищами не было никаких контактов, а это значит, что Народ клана Ку-Ла специально скрывается, и их намерения вполне могут быть недобрыми. И вполне вероятно, что он, Фуртиг, вызволил из плена Крыстонов еще одного врага, как, к примеру, Лайкеры, или даже одного из древних зловещих существ, напоминающих Демонов!

Однако Ку-Ла продолжал:

– Сперва мы обнаружили хранилище в маленьком Логовище, когда вышли на охоту… – вновь донесся измученный пытками голос Ку-Ла. – Это и привело нас сюда. Вот я и вышел на поиски. У нас существует древняя легенда… что мы… когда-то… очень давно… жили вместе с Демонами… И научились у них…

Тут Фуртиг подумал, а не могло ли статься так, что давным-давно Демоны в разных местах относились к разным кланам Народа по-разному? Что, если они пощадили клан Ку-Ла, и в тоже время безжалостно расправлялись с другими кланами? Фуртиг решил, что такое вполне вероятно. А если это так, то нет никаких сомнений в том, что клан Ку-Ла, поскольку он первым начал исследования, намного опережает в знаниях их клан. И все-таки он снова вышел на поиск открытий, а это значит, что Фуртигу намного важнее доставить знания Гаммажу.

Ку-Ла рассказал, что ему удалось обнаружить перед тем, как его схватили Крыстоны. А это значило, что хранилище расположено либо на территории, захваченной Крыстонами, либо очень близко от Фуртига с Ку-Ла. Поэтому Крыстоны постоянно и патрулируют здесь. Тогда к какому же хранилищу направлялся Фоскатт?

– Где находится хранилище?

– Оно находится в зале, где стоит множество машин, наподобие тех, которые умеют прошибать стены, – более окрепшим голосом ответил Ку-Ла, словно сосредоточил свои мысли только на находке, отвлекаясь от нестерпимой боли. – На двери есть впадина, похожая на ладонь, и стоит тебе направить туда луч света… Тогда она откроется… – Его шепот завершился глубоким вздохом боли. И хотя Фуртиг потряс Ку-Ла за плечо, тот не проронил больше ни слова.

Неужели Ку-Ла умер? – с ужасом подумал Фуртиг и приподнял голову соплеменника, потом приложил ладонь к его рту, стараясь определить, дышит ли тот. Ку-Ла еще дышал. Но Фуртиг сомневался, что Ку-Ла сможет рассказать ему еще что-нибудь. Где ему искать эту комнату? Но в любом случае Фуртиг больше не имел права медлить.

Спрятав лицо в сложенные чашечкой ладони, он представил себе лицо Фоскатта. Потом он без особого труда мысленно прошелся по проходам и коридорам, которые уже преодолел, но все время сосредотачивался на том месте, где находился в настоящее время. Он сомневался, что Фоскатт получит его мысленное послание, но старался сделать все, что в его силах. Сняв с пояса флягу с водой, он протянул ее Ку-Ла, и когда тот взял ее ослабевшими руками, пополз по коридору направо.

Через некоторое время он опять наткнулся на отверстия, закрытые решетками. Он быстро перебирался от одного к другому. Наконец, за решетками он увидел нечто, похожее на огромный склад, где находились целые штабеля коробок и контейнеров. Словно именно здесь Демоны оставили свои сокровища. Фуртиг не знал, что хранится в этих ящиках. И он подумал, что для того, чтобы Народ разобрался в содержимом этих ящиков, коробок и контейнеров, понадобится несколько сезонов. Даже если бы сбылась безумная мечта Гаммажа и множество племен и кланов объединились бы, все равно прошло бы немало времени, прежде чем все они смогли бы разобрать содержимое и как следует исследовать это место.

Также Фуртиг чувствовал нестерпимое желание самому начать разбирать свою находку, хотя он совершенно не понимал, что это. Он понимал, что большинство из находок, несмотря на изучение лучшими специалистами рожденных в Логовищах, до сих пор сохраняют свою тайну. Поэтому еще неизвестно, смогли бы они разобраться в находке, даже если у них было бы достаточно времени, а вокруг не бродили бы враги. Что сумели бы они узнать?

Фуртиг внимательно разглядывал сокровища, как любой охотник, напавший на свежий след. Ему безумно хотелось открыть какой-нибудь из ящиков и изучить его содержимое. Но его послали отнюдь не для того, а чтобы просто отыскать это. И он с трудом взял себя в руки и решил уйти, чтобы не поддаться искушению.

И он пополз дальше. А через несколько минут испытал нечто вроде шока, ибо увидел, что за последним зарешеченным отверстием его взгляду открылось совершенно новое зрелище. Он подполз поближе к решетке, чтобы получше разглядеть увиденное. Все помещение были заставлено рядами каких-то неведомых механизмов – безмолвных слуг Демонов. В зале была сего одна-единственная дверь на уровне пола. Фуртиг вспомнил рассказ Ку-Ла и подумал, что, может быть, это и есть тот самый склад, который обнаружил его соплеменник? Но вряд ли это был тот зал, который подробно описал ему Фоскатт.

При очень тусклом освещении Фуртиг так и не обнаружил на стене отпечатка ладони, о котором говорил ему Ку-Ла. Он принюхался, но не обнаружил едкого запаха Крыстонов. Пахло так, как обычно пахнет в подземелье. Фуртиг подумал, что даже если он наткнулся на помещение, описанное Ку-Ла, то Крыстоны не поставили около него часовых. Может быть, ему стоит рискнуть и проверить слова соплеменника самому?

Если народ Ку-Ла долго находился в связи с Демонами, то их знания должны намного превосходит все то, что удалось узнать Гаммажу. Поэтому Фуртиг решил доказать это своей разведкой хранилища! Но должен ли он это делать, чтобы просто доказать свою правоту? – подумал он неожиданно.

Он снял с отверстия решетку и воспользовался веревкой, чтобы спуститься вниз на пол. Однако прежде чем искать помещения, он подошел к двери. Она была заперта, но Фуртигу все равно захотелось забаррикадировать ее, хотя он не видел ничего достаточно объемистого для этой цели. Он мог надеяться только на то, что Крыстоны, если приблизятся сюда, то выдадут себя своей вонью, своим едким омерзительным запахом, который можно учуять на огромном расстоянии.

Фуртиг поспешно подошел к стене, о которой рассказывал Ку-Ла. И он совсем не удивился, обнаружив на ней углубление, расположенное намного выше уровня его глаз. Поэтому Фуртигу пришлось искать его на ощупь.

Что там еще говорил Ку-Ла? Ах да, он говорил о свете. Но о каком свете? Который необходимо направить прямо на углубление. Но чем он будет светить, Фуртиг не знал. Он прислонился к стене и задумался над этой проблемой. Свет… Оружие Демонов, скрывающее в себе молнии!.. – Больше он ни о чем не думал, поэтому Фуртиг вытащил Демонское оружие. Долар научил его, как регулировать силу выстрела. Если повернуть небольшой рычажок на рукоятке, то можно управлять силой света. Он отрегулировал его на самую малую мощность, понимая: ведь то, что он делает, совершенно неведомо ему…

Сделав это, Фуртиг навел дуло оружия и нажал на спуск. Он сильно нервничал, впервые в жизни применяя силу, непонятную ему.

Углубление от жара стало красным. Затем, очень медленно, с глухим звуком, будто откупоривали нечто, закрытое давным-давно, стена развалилась надвое. Фуртиг сильно обрадовался, издал победоносный рык, но не решил войти в образовавшийся пролом. Напротив, он задумался, как ему безопасно выйти из хранилища. Ведь дверь могла закрыться, и он окажется в ловушке. Его радость смешивалась с любопытством, и все же он принял все меры предосторожности.

Хотя дверь оставалась открытой, Фуртиг подошел к ряду машин, стоящих рядом с ним. Он подумал завести одну из них. И даже, если они не оживут, размышлял он, сумеет ли он сдвинуть машину вперед? Ведь Фоскатт рассказывал, что передвигаются они очень легко. Он подошел к ближайшему ряду, выискивая самую маленькую, с которой легче всего справиться. И наконец, хотя он так и не нашел машину подходящих размеров, выбрал одну из них и начал подталкивать ее к двери.

По пути он вспомнил про устройство Гаммажа, способное распознавать местонахождение записей. Не то чтобы он вспомнило о нем – оно само дало о себе знать громким жужжанием, доносящимся из мешочка, в который Фуртиг его спрятал. И тут он понял, что находится на правильном пути.

Воодушевленный этим, он с удвоенной силой навалился на машину и стал подталкивать ее к двери. Фуртиг маневрировал машиной так, чтобы даже если дверь попытается закрыться, машина не дала ей это сделать. Наконец он вкатил машину наверх и влез на нее, чтобы убедиться, что дверь не захлопнется.

Потом он осмотрел потолок и увидел узкий проход, где стояли контейнеры, такие, в которых всегда хранились пленки с записями. Подцепив пальцами ближайший, он потянул его к себе. Он подкатился, и Фуртиг и увидел ящики с пленками. Его поразило, сколько их там! Если каждое из них… Он снова взглянул на двойной ряд контейнеров – содержит в себе столько же пленок, сколько находилось в этом, то это явно было именно то хранилище, которое с таким рвением разыскивал Гаммаж.

Фуртиг медленно прошелся по проходу, минуя один стеллаж за другим. Но прежде чем приблизился к последнему в этом довольно коротком ряду, он увидел, что в каждом из них хранится бесчисленное количество пленок. И только последняя секция оказалась пустой. Ну и что, подумал Фуртиг, даже если и так, то ему есть, чему обрадоваться.

Фуртиг задумался о том, как же их транспортировать… Он прислонился к противоположной стене и посмотрел на заблокированную дверь. Так, еще одна проблема, подумал он. На его поясе была сумка, но она вместит в себя три-четыре пленки, не больше. Кто же знал, что хранилище окажется таким большим? Выходит, что транспортировать записи постепенно сейчас невозможно, но по крайней мере можно перепрятать пленки в другое место. А ведь его еще надо было найти среди уже пройденных Фуртигом проходов и коридоров. Только потом их можно будет доставить Гаммажу.

Фуртиг принялся за работу. Он аккуратно складывал записи в сумку, потом взбирался в проход, по которому добрался сюда, и переносил их туда. Спустя некоторое время он почувствовал глубокую усталость. И было от чего! Ведь сперва он тащил на себе раненого Ку-Ла, и еще тогда заметно притомился. Однако он продолжал выполнять свою сложную задачу, мысленно приказав себе сделать так, чтобы в хранилище не осталось ничего.

Таким образом он сделал десять ходок, и уже изнывал от усталости. Вообще-то ему следовало бы выкатить из проема машину, чтобы дверь захлопнулась вместе с его следами, чтобы ни один Крыстон не догадался об этих сокровищах, находящихся в хранилище. И еще ему нужно было замаскировать пленки, перенесенные в проход, чтобы эти вонючки не подобрались к пленкам. Но Фуртиг устал почти до полной потери сил. Ему просто не хватит сил, чтобы выполнить эту задачу, подумал он. И он в последний раз лег, чтобы перевести дух, и лежал так до тех пор, пока набрался сил поставить на место ноющими от напряжения руками тяжеленную решетку, закрывающую отверстие, ведущее в хранилище.

Пленки, лежащие рядом с ним, раскатились, потому что он свалился на них от усталости. Но он осознавал, что не рискнет оставить записи рядом с хранилищем. И тогда он вновь наполнил пленками сумку, а остальное взял в руки. И вместе с грузом пополз обратно к проходу.

Когда он достиг пересечения проходов, где оставил Ку-Ла, то услышал, как тот слабо зашевелился.

– Ты… нашел… хранилище… – Шепот Ку-Ла был настолько отчетливым, что Фуртиг сперва не понял, сказал ли это его соплеменник, или ему это просто показалось.

– Да. Но я должен дотащить их сюда. – Фуртиг разжал руки, и коробки упали на пол. Затем он вытряхнул сумку и, ни слова не говоря, двинулся к оставленному им тайнику.

Он не помнил, сколько ходок туда-обратно он совершил. Он знал одно: что он не имеет права расслабляться ни на минуту, и поэтому полз то туда, то обратно. И только когда возле стены образовался высоченный штабель из пленок, он прилег рядом с раненым сотоварищем.

Тут он почувствовал, как что-то с небывалым упорством лезет ему под ладонь. Он приподнялся, чтобы оттолкнуть назойливый предмет, но понял, что это – фляга с водой, которую он оставил Ку-Ла. Фуртиг взял ее и сделал пару глотков.

Вода освежила его, но он сразу почувствовал голод. Он выпрямился, насколько мог в этих катакомбах, и взял сумку с едой. Когда он предложил перекусить Ку-Ла, тот тоже стал есть, что очень обрадовало Фуртига, ибо он понял, что если тому хочется есть, то, вероятно, он не настолько сильно изранен, как это казалось с первого взгляда. И тогда, может быть, Ку-Ла сумеет ползти сам, что сделает их возвращение не такой уж невыполнимой задачей.

Однако пока Фуртиг решил никуда не идти. Немного перекусив и еще меньше выпив воды, он вытянулся так, насколько позволял узкий проход, заваленный записями, добиваясь наибольшего комфорта. Следовало отдохнуть. Он понимал это, поскольку безумно устал.

Он не мог сказать, сколько он пробыл в дремотном состоянии. Но, пробудившись, он услышал какие-то посторонние звуки. Его рука невольно потянулась за оружием Демонов. Пленки!

– Ты уже проснулся? – спросил Ку-Ла. – А я тут подсчитываю нашу находку…

Фуртиг увидел, что Ку-Ла сортирует записи в каком-то особом порядке. Фуртиг заметил, что последняя куча пленок пропала. И еще… Ку-Ла, кажется, сказал «нашу находку». Неужели он претендует на пленки, добытые Фуртигом с таким трудом и опасностями? Ведь пленки нашел не он, Фуртиг! Ку-Ла не сумел вынести их, а угодил в лапы к Крыстонам! Выходит, Фуртиг успешно справился с задачей, в то время как его соплеменник потерпел неудачу!

Но Фуртиг не хотел устаивать ссору. Несмотря на то, что Ку-Ла стало лучше, ему ни за что не выбраться отсюда без его помощи. Он не знал, каким путем пришел сюда Фуртиг. Поэтому Фуртиг просто-напросто может бросить его здесь вместе с большей частью записей. Либо ему надо попытаться отыскать другой проход, по которому они сумели бы выбраться вдвоем.

Они лежали на широкой площадке, к которой сходились три прохода. Два из них привели бы их в никуда, значит, оставался третий, решил Фуртиг. Он уходил влево, и вполне возможно, мог привести их прямо на территорию, захваченную Крыстонами. Впрочем, кто знает?..

– Как ты пробрался сюда? – спросил Ку-Ла.

– Чтобы добраться обратно, мне пришлось несладко, – ответил Фуртиг. – Спускаться было очень трудно, поэтому мне пришлось действовать обеими руками.

– Эти серые вонючки повредили мне одну руку, а на одной руке вряд ли я смогу подняться, – сказал Ку-Ла. – Но ты мог бы вернуться…

– Сдается мне, что Крыстоны уже пометили путь, – прикинул Фуртиг. – Я не смогу тащить тебя на себе… а также не смогу унести больше, чем несколько пленок. А оставить записи Крыстонам…

– Записи важнее меня, разве не так, воин? – спокойно спросил Ку-Ла. – Скажи, зачем ты вообще рисковал жизнью, чтобы спасти меня от Крыстонов? Ведь ты не знал, что мне известно, где находится хранилище. И не в обычае твоего или моего племени оказывать помощь чужакам.

– Сам не знаю, зачем я это сделал, – честно ответил Фуртиг. – Я думал только о том, чтобы не оставить Крыстонам на растерзание кого-нибудь из Народа, моего клана или чужака – это уже не имеет значения. Или возможно, я обучился этому у Предка.

– Ах да, ваш Предок. Мне доводилось слышать о его странных мыслях… Чтобы весь Народ и все кланы могли бы объединиться на долгое перемирие. Один из его посланников разговаривал об этом с нашим Старейшиной. Однако тот не нашел в этой идее мудрости. Во всяком случае – тогда.

– А сейчас ты, верно, думаешь по-другому? – усмехнулся Фуртиг, и в глазах его блеснули искорки интереса. Неужели Гаммажу все же хватило доводов склонить к объединению тех, кто не состоял с ним в родстве? Если учесть, что к словам Гаммажа не прислушивались даже в его собственном клане?

– Хотя и не Старейшина, но теперь думаю по-другому, – сказал Ку-Ла. – Ты не бросил меня умирать от клыков Крыстонов. Хотя раньше я бросил бы тебя и твоего родственника. И несмотря на то, что ты знал, что я вас предал, ты вернулся ко мне, когда обнаружил то, что искал. И сейчас я начинаю понимать ценность того, к чему призывает ваш Предок. Вместе мы способны на такое, что по отдельности у нас никогда бы не получилось.

– У нас пока еще ничего не получилось, – вставил Фуртиг. – Мы и не добьемся никакого успеха, пока не возвратимся в целости и сохранности в ту часть Логовища, где обитает Народ. И пока не доставим туда наши находки. Поэтому нам надо поторапливаться.

И с этими словами Фуртиг наугад взял несколько коробок с записями и как можно плотнее уложил их в сумке. Остальные так и остались валяться у стены. Фуртиг решил, что это место, где расходились три пути, ничем не лучше, чем склад. Потом он мысленно сконцентрировался, пытаясь связаться с Фоскаттом.

Он никак не мог проверить, действует ли подобная связь. И действительно, чем дальше он уходил из этого места, тем больше сомневался в ценности подобной связи. Они с Ку-Ла снова поели и попили. Теперь у них оставалось очень мало воды, и Фуртиг сомневался, что им хватит ее, пока не обнаружат какой-нибудь источник. Однако Фуртига больше волновала не вода, а путь, пролегавший между ними и Гаммажем.

И он опять пополз, таща с собой Ку-Ла, уцепившегося здоровой рукой за его пояс. Фуртиг свернул в левый проход. Он понятия не имел, сколько отдельных комнат находилось под этим проходом, ибо он больше не видел решеток. Помимо всего прочего, в этой кромешной тьме и в подобных обстоятельствах было очень сложно определить время. Затем проход стал прямым, и Фуртиг не видел нигде никаких ответвлений или боковых ходов. Ему оставалось лишь надеяться, что они направляются в ту часть Логовищ, где обитал Народ.

Потом он попытался определить направление посредством чутья, которое никогда не подводило его прежде. Однако либо его талант истощился, либо его не было вообще, потому что они так и ползли в темноте без всяких ориентиров.

В конце концов, впереди забрезжил свет. Еще одна решетка? Фуртиг уже почти забыл об осторожности, ибо просто хотел достигнуть этого места, поскольку ему хотелось увидеть свет не меньше, чем напиться и наесться до отвалу. Когда он добрался до него, Фуртиг был уверен, что свет здесь намного сильнее, чем просто отдельные отблески, просачивающиеся сквозь решетки.

Наконец они доползли до отверстия, и их глаза, привыкшие к темноте, невольно зажмурились, поскольку отверстие вело к открытому пространству, хотя и находилось на много уровней ниже поверхности земли. Через решетку на их шерсть попадал дождь.

Это оказался колодец, некогда построенный внутри Логовищ. Его противоположную сторону полностью закрывала густая пелена дождя. От этого дождя стены колодца были гладкими, без щербин и решеток. Только в одном месте края проломленной стены чернели трещинами. Фуртиг решил, что это произошло от попадания молнии. Если, конечно, молния угодила точно в колодец. Или это была молния, выпущенная из оружия Демонов. Потому что ничто не смогло бы проделать такую огромную дыру. Чтобы ее сломать, нужна сила, например, как у Грохотунов. Однако, вполне возможно, что у Демонов имелось какое-то похожее, но более мощное оружие. Старые легенды гласили про жуткие войны, которые вели Демоны друг с другом, прежде чем истребили себя окончательно. И этот ужасный пролом и являлся свидетельством тех страшных давних времен, когда между Демонами возникла битва не на жизнь, а на смерть.

С другой стороны, эта дыра могла быть входом в ту часть Логовищ, куда они стремились добраться. Фуртиг страшно устал, так долго ползая по нескончаемым коридорам! К тому же, в этих своеобычных норах он заметил нечто сверхъестественное, что замутняло его разум, так что он не мог размышлять четко и ясно. А как ему хотелось попасть на свежий воздух! А вместо этого он чувствовал, как стены давят на него, путая ему мысли. А из пролома дул свежий ветер, обещавший желанный простор, и это еще сильнее подгоняло Фуртига к действию.

– Мне знакомо это место! – вдруг вскричал Ку-Ла. – Я уже видел его… Но не отсюда, а сверху.

И он подполз к Фуртигу, пытаясь оттащить его от решетки, и все время выворачивал голову, чтобы взглянуть наверх.

– Нет, – наконец произнес он. – Отсюда ничего не видно. Но наверху есть одно местечко, откуда можно рассмотреть эту дыру!

Фуртига слова Ку-Ла не очень-то обрадовали. Выходит, тот знает здесь все окрестности. Как бы ему хотелось попасть туда, где все знакомо ему! Но Фуртиг не проронил ни слова, а легко отстранил Ку-Ла, чтобы получше рассмотреть пролом. Трещина проходила не очень далеко от дна колодца. Фуртиг был уверен, что они смогут до нее добраться. И он принялся поднимать решетку. Пока он откручивал болты, то поделился с Ку-Ла своими мыслями.

– Возможно, этот пролом послужит нам неплохой дверью, – проговорил он. Фуртиг снял решетку и выскользнул наружу. Он почувствовал невероятное удовольствие от дождя, падающего ему на шерсть, хотя, будь он в нормальных условиях, обязательно постарался бы избежать ливня. Потом Фуртиг спрыгнул на дно колодца, расплескав скопившуюся там воду. Затем сделал знак Ку-Ла, поворачивая голову из стороны в сторону. Как и сказал Ку-Ла, наверху виднелся ряд окон. А еще повыше находился мост, соединяющий то место, где он стоял, с противоположной стороной. Фуртиг подумал, что таких мостов, вероятно, было несколько, и они соединяли какие-то здания, но даже от оставшегося сохранилось всего несколько пролетов. Середина же моста давным-давно обрушилась, и от него остались только перекладины. Фуртиг не заметил нигде признаков жизни. А дождь уничтожал все запахи. Тем не менее, они должны воспользоваться этой возможностью. Фуртиг вытащил веревку и со второго раза забросил ее наверх, потом подергал, проверяя, крепко ли она держится. Ку-Ла спустился, чтобы помочь ему, и дождь размывал кровавые пятна на его взъерошенной шерсти.

Окна довольно сильно обеспокоили Фуртига. У него возникло чувство, которое часто преследовало его в Логовищах, что за ним наблюдают. К тому же, он ненавидел открытые пространства. Потом он помог Ку-Ла взобраться, поддерживая его за плечо, поскольку тот никак не мог преодолеть такое расстояние одним прыжком. Фуртигу казалось, что прошло очень много времени, прежде чем они добрались до пролома и с трудом влезли в дыру.

Глава десятая

Айана лежала, завернутая в специальную сетку, и пристально глядела на небольшой виза-экран, установленный на переборке кабины. В таком неестественном положении она провела множество посадок корабля во время практических тренировок. Однако сегодня все было иначе – эта посадка была настоящей, а не имитацией посадки, когда корабль совершал совершенно безопасное приземление на Эльхорне-II, когда все, и Айана, знали, что это была лишь игра, несмотря на имитированные сильнейшие перепады давления и опасности, которые были имитированы во время этой очередной тренировки.

Теперь же различие вызывало у Айаны леденящий холод внутри, и с каждым мгновением комок в горле подступал все выше и выше, и так было до тех пор, пока корабль, выскочив из гиперпространства, не начал входить в Солнечную систему. Неужели здесь ее родная планета, откуда ее далекие предки поднимались в космос, что ознаменовало собой начало восхождения человека к звездам?

Когда она внимательно просматривала записи исследований историоскопом, прослушивала различные записи, собранные вместе, то верила, что все было именно так. Но в данном случае она участвовала в путешествии в неизвестность, чтобы искать то, что давным-давно уже стало легендой…

Айана была страшно поражена, когда увидела свое имя в списке тех, кого отобрали для полета. Затем ей пришлось пройти месяцы испытаний и тренировок, а также спецкурсы ментальной настройки, для того чтобы теперь лежать здесь и наблюдать за Солнечной системой на виза-экране, установленном в ее крошечной каюте – и при этом знать, что они запросто могут сгореть заживо, если отправятся к мирам, которые сотни солнечных лет были недоступны для визитеров. Защитная сеть, сковывающая ее члены, зашевелилась сверху. Это Тан опять попытался устроиться поудобнее, хотя сеть предоставляла очень мало возможностей для подобных движений. Тан всегда считался беспокойной личностью, даже несмотря на долгие месяцы подготовки. Он воспитывался как исследователь и не мог спокойно лежать, ибо нуждался в том, чтобы увидеть, что его окружает, и никогда не был удовлетворен тем, что творилось вокруг, когда, наконец, достигал своей цели. Он уже снова смотрел на горизонт. Именно это и делало полет с ним возбуждающим и безумно интересной жизнь с ним на Эльхорне. Хотя Айана прекрасно понимала, что это может втянуть ее вслед за ним к новым проектам. А это грозило опасностями. Она знала, что старину Тана следовало бы иногда осаживать, и делать это должен кто-то, имеющий на него влияние.

Айана взглянула на сеть, в которой находился Тан. Тот пребывал в полной безопасности, но долго ли будет так продолжаться? Он имел беспокойный характер, поскольку воспитывался в качестве Первопроходца. Как только они приземлятся, он выскочит на флиттере – и случится это до первого приказа, запрещающего ему это делать. Сейчас Айана надеялась, что так и будет. Она никак не могла понять глубочайшую депрессию, когда ее окутывал туман. Это началось как только они вышли из гиперпространства и усиливалось с каждым мгновением, когда она смотрела на виза-экран. Она видела какие-то мигающие точки света. Это были миры, ожидающие их корабль, а из тьмы к нему тянулось нечто, похожее на пальцы, готовые схватить их. Айану пробрал холодок.

Воображение, подумала она. Воображение всегда было ее слабым местом, и когда она заикнулась об этом на последнем экзамене, то ее чуть не отчислили из команды. А оставили ее только потому, что она являлась своего рода балансом для необузданного темперамента Тана. И порой она ощущала себя несчастной, что ее взяли в команду только из-за этого.

– А вот и наши планеты! – громко провозгласил Тан, и Айана не почувствовала в его голосе ни страха, ни ликования. Ибо это был триумф. – Выходит, мы не ошиблись в расчетах по системе корневых уравнений! – прибавил он радостно.

Почему она не разделяет вместе с Таном его триумф? Было ясно, что Тан ликует из-за того, что они совершили путешествие, почти не имея ориентиров. Прошло пять сотен планетарных лет с тех пор, как Первопроходцы с Первых Кораблей беспечно уничтожили свое прошлое. И многолетние исследования практически не дали ничего, хотя компьютеры непрестанно работали над информацией и по крошечным частицам восстанавливали маршрут их полета.

Только два Первых Корабля приземлились на Эльхорне. По какой же загадочной причине эти люди уничтожили не только все упоминания о планете, с которой они улетели некоторое время назад, оставив лишь крохи сведений об инструментах, при помощи которых строили на ней свои корабли, а потом отправляли их в космос? Наверное, колонисты претерпели упадок, ибо смешались с примитивными племенами, населяющими эти планеты, которые с радостью приняли их, и горячо сопротивлялись жадным попыткам новых поколений узнать причину их миграции. Поэтому два или три поколения родившихся на Эльхорне остановились в дальнейшем развитии, так больше ничего и не узнав.

Позднее, когда первые поселенцы исчезли вместе со своим влиянием на других, появились первые любопытные. И снова возникли вопросы. Исследователи обнаружили в одном из кораблей закрытую каюту, где сохранились записи первых маршрутов. И хотя они были сильно подпорчены временем, колонисты взялись за их изучение.

После восстановления знаний колонисты принялись за новые открытия, ибо никто не желал, чтобы их потомки остались в полном неведении. На поиски и исследования ушло почти сто лет, пока, наконец, все ресурсы Эльхорна не были переведены на решение этой задачи. Нашлись и такие, кто отчаянно сопротивлялся этому. Они находились почти в каждом поколении. Они настаивали, что их предки не просто так уничтожили прошлое, и что его поиск может привести к новому несчастью. У них к тому же имелись последователи. И они могли бы сильно помешать новейшим исследованиям и этому полету, если бы внезапно не появилось Облако.

Айана вспомнила все тяжелые годы своей жизни, когда она размышляла об Облаке. Вначале эту проблему все считали незначительной. Ученые захотели организовать добычу редких ископаемых, которые обнаружили детекторы в породах южной части острова Искар; однако работать на юге этого острова оказалось практически невозможно из-за мощных вулканических выбросов смертоносных газов. По старым записям, они создали роботов, похожих на тех, которыми пользовались Первые Поселенцы с Первых Кораблей, и эти роботы были отправлены на Искар на поиски ископаемых. Однако ядовитые газы буквально «сожрали» их оболочки и повредили им «мозги», несмотря на защитные поля, защищающие машины от проникновения газов. Тогда ученые придумали и использовали химическую защиту от газов. К своему же несчастью. Ибо роботы вышли из строя, и работа в шахтах стала невозможной. И результатом всего этого стало зарождение и постепенное разрастание Облака.

Оно не поднималось высоко вверх, а медленно ползло, извиваясь змеею, наводя на всех ужас, и казалось разумным существом, а не просто массой пара. Таким образом оно накрыло Искар, но к счастью на нем почти не было живых организмов, однако по истечении некоторого времени Облако нависло над морем.

Вода стала отравленной от соприкосновения с этим омерзительным туманом. Все живые организмы, населяющее море, погибали, а те, которым удалось сбежать, заражали других, находящихся за пределами моря. И эти существа тоже умирали, хотя намного медленнее.

Наконец, сдались даже те, кто пытался сопротивляться Облаку. Знания колонистов были ограничены, поскольку знаний Первопроходцев с Первых Кораблей им недоставало. Никто не мог противостоять Чудовищу с Искара. Поэтому людям необходимо было либо уничтожить смертоносное Облако, либо отправить всех оставшихся в живых людей куда-нибудь подальше от него.

Люди сперва создали Путеискатель, а потом все оставшееся работоспособное население Эльхорна занялось восстановлением Кораблей первых колонистов. Однако как их привести в первоначальное состояние, не знал никто. Путеискатель был сконструирован из небольшого корабля-разведчика, который имелся при кораблях колонистов.

И вот этот корабль вышел в космос, неся на своем борту четверых; каждый – специалист в своем деле, и к тому же этот человек мог в случае чего заменить любого из своих спутников, занимающихся другими специальностями. Айана была врачом и историком. Тан – разведчиком и специалистом по обороне. Джейсель, их капитан, был к тому же еще отличным навигатором. Масса – пилот и отличный техник. И против этой четверки была вся Солнечная система, с которой некогда бежали их предки с Первых Кораблей, причем в таком ужасе, что уничтожили все воспоминания о прошлом.

Айана задумалась о том, а может быть, Облако покрыло планету, откуда бежали их предки? Об этом говорилось в старых записях. А возможно, и того хуже (если вообще что-нибудь могло быть хуже этого), люди охотились друг за другом? По крайней мере на Эльхорне люди перестали хвататься за оружие при разногласиях в вере!

Чем ближе Путеискатель приближался к цели, тем больше страх обволакивал Айану; ведь она не знала, что ожидает их на планете.

По корабельному времени они летели уже несколько дней по солнечной системе, некогда населенной их предками. Всеобщим собранием они избрали своей целью третью планету от солнца. Потому что команда знала, что, судя по показаниям компьютера, эта планета была лучше всего приспособлена для жизни.

Все время полета Джейсель пытался связаться с планетой, но безрезультатно. Ответом была зловещая тишина. И все же отсутствие сигнала не препятствовало им. Так они вышли на орбиту вокруг этой планеты.

Планеты оказалась не совсем безжизненной. Или, по крайней мере, некогда на ней существовала разумная жизнь. Они увидели континенты, а на них огромные пятна городских массивов. Днем их камеры передавали внешний обзор планеты, а по ночам города светились (хотя среди светлых пятен попадались и обширные участки кромешной тьмы). Однако они так и не получили ответа на свои сигналы.

– Не понимаю, – произнес Джейсель, сидя перед пультом. Его голос доносился до Айаны и Тана через перегородку каюты. – Ведь совершенно ясно, что там – высокоразвитая цивилизация. И все же никто не отвечает на наши позывные. Такое впечатление, что на этой планете вообще нет связи.

– А как же огни? – громко сказала Масса. – Эти ночные огни? Выходит, по ночам они освещают города!

Айане захотелось сказать то же самое. Ей так хотелось видеть освещенные участки, а не эту проклятую кромешную тьму. Эта тьма прорезывала территорию внизу, как шрамы. И еще ей было неприятно, что темных участков было намного больше освещенных.

– А вы не подумали, что освещение включается при помощи автоматов? – внезапно спросил Тан. – Автоматы реагируют на нехватку света и включается. А там, где света нет, автоматы просто-напросто испортились?

Айана подумала, что он сказал именно то, о чем все они и подумали. И это было самым лучшим объяснением происходящего на планете. И Айане оно отнюдь не понравилось. Если они делают круги вокруг мертвой планеты, где остались только здания, а люди давным-давно оттуда исчезли, то, значит, опасность может подстерегать их внизу. Айане захотелось отвернуться от виза-экрана. Но она не сделала этого, ибо какое-то неведомое и в то же время ужасное очарование таилось в этих видах внизу.

– Без сигнального маяка мы не сможем обнаружить посадочное поле, – произнес Джейсель. – Погодите-ка! Кажется, я поймал какой-то сигнал!.. Или что-то вроде сигнала!

В эти мгновения они пролетали освещенный участок планеты. Айана отмечала форму океана внизу. Суши и воды на планете было примерно одинаково, а в каждом полушарии имелось по два материка. Джейсель поймал сигнал именно тогда, когда они пролетали над одним из материков.

– Он пропадает… И вот… совсем ослаб… – проговорил он взволнованно. – Ну-ка попробую поймать его еще раз!

– Это наверное какое-то послание? – спросил Тан. – Они хотят узнать, кто мы такие и зачем прилетели сюда. – Он произнес это таким тоном, словно ожидал негостеприимную и опасную встречу. Но почему? Наверное, Тан тоже решил, что люди с Первых Кораблей улетели с планеты из-за страха. Айана задумалась. Но если это так, если их приняли за врагов, – как же они надеяться приземлиться? Лучше убраться отсюда куда подальше. Но Айана также прекрасно понимала, что Тан не согласится на такое ни за какие коврижки.

Но Джейсель, будучи техником, истолковал все по-своему. Этот сигнал, пояснил он, не несет в себе никакой информации, выходит он посылается автоматически. Что значит только одно: он указывает путь тем, кто покажется из космоса.

И они решили следовать указаниям маяка, хотя Айана попыталась слабо возразить. Однако Масса сказала, что они не могут вечно кружить по орбите, а так как другого указателя у них все равно нет, то надо воспользоваться этим. Тем более что их компьютеры не выдавали никакой информации, а только алчно пожирали показатели датчиков. И экипаж приготовился.

Айана лежала на своем лежаке, защищенным специальным устройством. Она закрыла глаза и не смотрела на виза-экран, немного радуясь, что при помощи такого по ее мнению трусливого поведения, она не должна находиться рядом с пультом, где должна быть, чтобы наблюдать за происходящим.

И тут привычный дискомфорт, всегда ощущаемый при посадке, почти полностью приглушил ее ощущения, и она сперва напряглась, а затем расслабилась, насколько смогла. Она делала так уже множество раз, но в этом случае поняла, что одно дело имитация, и совсем другое – само событие. И на некоторое время практически полностью отключилась.

Придя в себя от кошмара, она вновь обрела сознание происходящего. Потом, повинуясь зову долга, выскользнула из сети, которая коконом облегала ее тело. И только когда сеть плавно улеглась в свое гнездо, Айана внезапно ощутила, какая тишина стоит на корабле; все шумы и рокот прекратились. Она решила: это значит, что корабль приземлился, ибо мерный рокот двигателей замолк.

Корабль приземлился не просто так – ибо кабина оставалась точно на своем месте. Это говорило о том, что они приземлись по всем правилам, вместе с посадочными ракетами. Это значило, что Джейсель верно придерживался ориентира сигналов маяка.

Айана встала – и тотчас же почувствовала силу притяжения. Она неуверенно сделала пару шагов и, опираясь на перегородку, посмотрела на Тана.

Он неподвижно лежал на своем лежаке, и тонкая струйка крови вытекала из уголка его рта. Но стоило ей протянуть к нему руку, как он открыл глаза, свои огромные серые глаза, и сосредоточил на Айане взгляд.

– У нас все получилось! – воскликнул он. – Мы долетели! – и в каюте сразу воцарилась тишина, от чего Айана поняла, что Тан не был уверен в удачной посадке. И он начал раскручивать спеленавшую его сеть.

– С тобой все в порядке, Тан? – спросила она.

– Еще никогда я себя не чувствовал лучше, чем теперь! Понимаешь, мы сделали это! Мы приземлились!

Но Айана почувствовала в его интонации сомнение, и голос дал ключ ко всем его мыслям. Он явно сомневался, что полет и посадка пройдут, как надо.

Тан молниеносно выскочил из каюты и помчался к кабине управления. Айана услышала разговор по переговорному устройству, чтобы срочно весь экипаж собрался вместе. Айана внутренне убедилась, что они и вправду приземлились благополучно. Это значило, что чудо, в которое она почти не верила, все-таки свершилось.

Она огляделась. Виза-экран показывал окружающий ландшафт, и это зрелище успокаивало Айану. Они действительно приземлились в месте, когда-то служившем космопортом. Она разглядывала покореженные, растрескавшиеся посадочные полосы, специальные сигнальные огни, четкие следы выхлопов ракет. Можно было вообразить, как эта картина со временем изменялась. Она видела и какие-то здания, высокие, похожие на башни, какие она ни разу не видела на Эльхорне.

В какую сторону из корабля ни смотрели, хотя строения находились далеко от них, они не увидели на них следов разрушения. Но самое страшное было в том, что они не заметили никаких следов жизни. И Джейсель, внимательно глядя на монитор, проговорил, покачав головой:

– Ничего. Эфир абсолютно чист, если не считать тех сигналов, которые помогли нам приземлиться. Но, судя по всему, этот маяк установлен очень давно…

Установлен кем и зачем? – крутился в голове Айаны вопрос. Она не сомневалась, что и вся их команда думает только об этом. Если они приземлились в этот заброшенный и молчаливый мир, то в чем его ужас?

Масса сверилась с приборами.

– Воздух… Здесь есть воздух, а в нем нет никаких вредных для нас веществ. Мы можем им дышать. Что касается гравитации… то она на один-два пункта ниже привычной нам на Эльхорне. С другой стороны, и на Эльхорне такая гравитация была бы вполне допустима для нас.

– Как на Эльхорне? – негодующе воскликнула Масса. – Да вы только подумайте, сколько исследовательских работ придется нам провести?! – она махнула рукой на экран, где медленно проплывал огромный комплекс зданий. Должно быть, это город, – подумала Айана. Хотя эта громада своими башнями и строениями уходила далеко в небо намного выше, чем любой виденный до этого Айаной город… А может быть даже еще выше, чем ей казалось.

Она рассматривала эту громадину и чувствовала, как в ней постепенно растет странное раздражение, вкупе с ощущением, что туда вообще не стоило бы направляться. Даже приближаться к этим строением было ей противно. Это была так, словно где-то среди домов свернулось какое-то чудовищное животное и готовится к прыжку. Однако они были повсюду на экране на изображении посадочного поля, которое находилось среди этих строений – буквально окружали их.

Айана не заметила даже зеленых пятнышек растительности. Казалось, ничего не осмеливалось вырасти в этой каменной громадине. А на космодроме Айана не увидела ни одного космического корабля. Выходит, они были здесь совершенно одни.

– По-моему, мы прибыли на необитаемую планету, – откинувшись на спинку кресла, проговорил Джейсель.

– А что до меня, то я вовсе не уверен в этом! – громко возразил Тан. – Надо как следует осмотреться. Возможно, кому-то на руку, чтобы мы решили, что планета необитаема. А то, что никто не ответил на твои сигналы старым кодом, или тем, что мы считаем старым кодом, означает лишь, что никто на этой планете не в состоянии принять его и понять. Сколько времени прошло с тех пор, когда отсюда улетели Первые Корабли? Мы живем на Эльхорне пятьсот планетарных лет. И не имеем понятия, как долго длился наш полет. А ведь даже за одно поколение всегда происходят всяческие изменения.

Он говорил очевидные вещи, и Айане не хотелось слушать его. С каждым его словом отдаленные окна зданий становились все больше похожими на холодные глаза, подглядывающие за ними. В этих нагромождениях зданий легко найдется местечко, где можно хорошенько спрятаться тому, кто не хочет, чтобы его обнаружили.

– Мы не может все время сидеть в корабле, – решительно проговорил Джейсель. – Либо мы выходим наружу и начинаем разведку и исследования… либо поднимаемся, чтобы попытаться приземлиться еще где-нибудь.

Айана и другие закивали. Теперь, когда они опустились, самое лучшее решение – произвести разведку и исследования.

Айана с преогромным трудом подавила в себе страх. Даже если все население этой планеты погибло, то об этом должны остаться какие-нибудь записи. А если им повезет, они смогут обнаружить записи, объясняющие, как справиться с Облаком, или содержащие другую полезную информацию, которая окажется им весьма кстати. Долг экипажа состоял в том, чтобы отбросить все страхи и сомнения и произвести исследования планеты. Хотя внутри Айаны все время поднимался небольшой мятеж против всего этого; однако с каждой минутой страх становился меньше, и она почувствовала, что, по-видимому, с трудом обуздала его.

Они собрались на мостике. Тан отпер отсек, где хранилось оружие, и раздал всем бластеры. У пульта осталась дежурить только Масса, в каждую секунду готовая врубить защитные приборы или дать сигнал о надвигающейся опасности. Айана ощутила легкий ветерок, но солнце грело довольно сильно. Айана не почувствовала никаких запахов, которые приносил бы ветерок ей прямо в лицо. Ветерок казался самым обычным, как осенним утром на их родной планете.

– Да-а, отсюда не взлетали, похоже тысячу лет, – задумчиво произнес Джейсель и опустился на колени, проводя радиодетектором по обожженной поверхности и трогая на ней трещину, похожую на шрам. – Да и сам космодром был построен в незапамятные времена. – И он снова провел радиодетектором по поверхности, а тот показал, что радиация в этом месте очень низкая.

Тан стоял, держа руки по швам, и осматривался вокруг, словно виза-экран.

– Судя по всему, они были великолепными строителями! – восхищенно воскликнул он и добавил: – Они застроили всю планету! И эта опустевшая планета ждет нас!

– Не думаю, что нас здесь ждут с распростертыми объятиями, – возразил Джейсель. – У меня такое ощущение, словно за нами следят.

В ответ Тан громко рассмеялся на слова Джейселя и раскинул руки, словно обнимая всю планету:

– Эй, призраки! Духи! Да следите за нами, сколько хотите! Вот, что я вам скажу: человечество вернулось к себе домой! И… – он махнул в сторону зданий, – дайте-ка нам заниматься своим делом, и там мы обязательно найдем, то, что ищем!

Долгое обучение и тренировки сумели смягчить в нем нетерпение. И в самом деле, он не стал говорить всем, чтобы они пошевеливались и тотчас же отправлялись исследовать город (если внизу, конечно, был город). Он полностью согласился с командой, что следует повременить, чтобы все хорошенько взвесить и обдумать. А сам тем временем начал вытаскивать из складского помещения части флиттера, который еще следовало смонтировать для исследовательского полета.

Солнце перевалило за полдень, прежде Тану удалось собрать каркас флиттера. Пока Тан работал, из корабля вышел Джейсель, неся с собой огромное количество брусков и длинный шнур, соединяющий их.

– Что ты собираешься делать, – осведомился Тан.

– Все мы… особенно флиттер… гости явно незваные. Ночью будет очень темно и ничего не разглядишь. – И с этими словами Джейсель установил защитную сигнализацию. Айана помогла ему установить детекторы и натянуть защитный шнур вокруг флиттера. Теперь через него никто не перешагнет, чтобы его не услышали и не подняли тревогу. К тому же, детекторы создавали силовое поле, которое способно оттолкнуть кого угодно.

– Ловушка для призраков, – усмехнулся Тан и не стал возражать, когда Джейсель осторожно включил все датчики сигнального устройства.

Наконец Тан покончил с монтажом флиттера, а Джейсель – с установкой сигнализации и защитных устройств. Корабль же сам обеспечит им всем полную безопасность, ибо, когда трап поднят, корабль сам по себе – уже неприступная крепость.

Тем не менее Тан, похоже, не торопился войти за остальными в корабль и задраить люки на ночь. Он все время разглядывал башни.

– До завтра! – наконец прокричал он достаточно громко, чтобы Айана услышала его слова. И ей стало интересно, к кому обращены эти слова…

Да, до завтра – завтра Тана уже ничем не удержишь. Он отправится в разведку и начнет кружить над кораблем, делая круги все шире и шире, пока не направит флиттер к городу. Маршрут ему укажут приборы, установленные на флиттере. Тогда они смогут узнать, мертв город или нет, ибо среди многочисленных приборов флиттера находилось устройство, определяющее наличие живых организмов. И они перестанут быть совсем беспомощными…

«Почему же я так подумала? Будто мы станем сидеть здесь, словно в осаде, и ожидать самого худшего, трясясь от страха?» Айана провела языком по пересохшим губам. Она прошла все испытания, тренировки и тесты, которые показали, что при ее эмоциональном состоянии она вполне годна к полету. Потому ее и выбрали для этого полета. Но когда они входили в Солнечную систему, она на какое-то мгновение почувствовала, как что-то угрожающее и неведомое проникло ей в мозг. Она была врачом, причем весьма опытным ученым, и… испугалась каких-то там окон! И сейчас она вновь подавила все страхи – отбросив их прочь – и мысленно запрятала куда подальше, откуда им больше не выбраться.

Они поужинали корабельным рационом, который этой ночью показался всем безвкусным и не принес никакого удовлетворения. Обнаружат ли они на планете местные фрукты, или какую-нибудь другую съедобную пищу? Во вторую или третью вылазку Айане придется отправиться на планету, чтобы выполнить свои непосредственные обязанности – определить, нет ли там микробов, вызывающих опасные болезни. Придется ей облачиться в очень неудобный и сковывающий движения скафандр, но она научилась работать в нем еще на Эльхорне.

– Тан! Айана! – раздался взволнованный голос Массы, заставивший Айану мгновенно выхватить бластер. – Посмотрите на экраны!

Айана увидела, что окна освещены. Темнота, окружающая корабль не была сплошной. Масса настроила экраны на большую степень обзора. И теперь все увидели, как то в одной, то в другой башнях загорается свет. Но не во всех. Айана с трудом пришла в себя после первого изумления. Какие-то здания были освещены, но некоторые – погружены в кромешную тьму. И там не было даже намека на обитателей. И все-таки там кто-то живет! Должен жить!

– Тан, ты видишь? – спросила Айана, и ее вопрос был похож на некоторый протест насчет планов Тана на завтра. Ему не стоит лететь одному, пересекая это мрачное место на флиттере. Ведь за ним могут наблюдать. Конечно же, на флиттере имеется защитное поле, защитные устройства. Но лететь одному над этим гигантским и явно враждебным местом… Разумеется, Тан понял, что эти огни означали признаки жизни. Они могли бы поднять корабль и пролететь над другим местом, найти какой-нибудь другой город, увиденный ими из космоса. Однако она понимала, что ни за что не сумеет отговорить Тана от полета.

– Да эти огни ничего не означают! – воскликнул Тан. – Не волнуйся, Большеглазка! Возможно, свет включается автоматами, а в некоторых местах просто перегорела проводка. В любом случае, у флиттера есть защитное поле.

Даже когда он назвал этим (известным лишь им двоим) прозвищем, сейчас оно причинило ей боль. Словно Тан насмехался над ней за ее заботу. Айана закрыла глаза, чтобы не видеть огни, и попыталась заснуть. Наверное, ей снилась безопасная жизнь на Эльхорне, которую она вела до того, как пуститься в это рискованное путешествие.

Глава одиннадцатая

За поворотом коридора раздалось знакомое Фуртигу рычание, которое он слышал не раз, когда производил вылазки в былые дни. Уши его поджались, а шерсть тотчас же вздыбилась; изо рта вырвалось угрожающее шипение. Ку-Ла тоже зашипел. Однако через несколько секунд оба поняли, что это рычание – вовсе не боевой клич Лайкеров.

Скорее это был крик боли и страха, а не победный клич охотника, поймавшего свою жертву. Фуртиг пополз на животе до конца коридора, чтобы изогнуться и посмотреть, что происходит там за прозрачной стеной.

И он увидел Лайкера, который неистово бился в чем-то, что Фуртиг не смог разглядеть, но он ясно понял, что одна нога Лайкера, а вдобавок и рука! – угодили в невидимый силок. Лайкер дико злился и вместе с тем боялся, он щелкал челюстями, пытаясь разгрызть невидимый капкан. Он извивался, как змея, бился, рычал, но все было тщетно. Наконец ему удалось вытянуться, но тут его голова тоже попала в какую-то сеть. Он бессильно упал на землю, а через мгновение все его тело обвила невидимая сетка. Он не мог пошевелиться, если не считать спазматические всхлипывания и подергивания.

И внезапно они выбежали из своего укрытия, которое даже очень острый взгляд Фуртига не смог разглядеть. Крыстоны – целая серая волна этих вонючек! Они набросились на Лайкера, причем, к удивлению Фуртига, совсем не боялись пойманной в сеть жертвы. Потом они подняли Лайкера и потащили его прочь.

Прямо к тому зданию, куда намеревался пойти Фуртиг! С тех пор как они миновали пролом и добрались через него к этим проходам, он не чувствовал запаха Крыстонов, равно как и не видел их.

Он подполз к Ку-Ла и рассказал тому, свидетелем чего оказался.

– Такая ловушка называется захлестывающий капкан, – пояснил тот. – Крыстоны покрывают землю в этом месте чем-то, что ты не сможешь ни увидеть, ни почуять, и ловушка быстро захлестывает тебя.

– Да, они так поймали Лайкера. При помощи этой штуки… Интересно, как…

– Верно. Мы понятия не имеем, как им удалось ее изобрести. Возможно, у них есть какое-то вещество, которым они покрывают капкан. Нам известно только одно: к нашему сожалению, проверить эту штуковину можно только самому угодив в нее!

– Но что понадобилось Лайкеру в Логовищах? – Фуртиг поднял с пола сумку с записями и протянул руку Ку-Ла. – Наверное, он вышел на разведку, так?

– Наверное. Или они тоже, возможно, ищут знания, – ответил Ку-Ла и приподнялся, издав сдавленный крик боли. Фуртиг с жалостью посмотрел на спутника. Он догадывался, каково тому передвигаться с такими серьезными ранениями. И его восхищение упорством Ку-Ла росло с каждой секундой, как и решительность и умение бороться с болью. Теперь Фуртиг больше не спрашивал себя, зачем он вызволил Ку-Ла из плена; и он относился к нему, как к верному товарищу, подобному Фоскатту.

– Если они потащили Лайкера к Логовищу… – начал он предостерегающе. Было бы очень жестоко с его стороны торопить передвигающего на одной силе воли Ку-Ла, однако Фуртиг понимал, что больше здесь оставаться нельзя ни в коем случае. Помимо всего прочего, он уловил очень слабый сигнал из дома. И сейчас он точно знал, куда им следует идти. И еще он понимал, что нельзя зря тратить время на хождения по этим опасным коридорам.

– Верно. Крыстоны отправились в Логовище, что наверху, хотя они не любят верхние этажи, предпочитая им подземелья и подвалы, – тихо проговорил Ку-Ла, делая небольшую паузу после каждого высказанного слова.

Они завернули за стену, и Фуртиг замер, ибо за прозрачной стеной вдруг увидел еще одно просторное поле. Он ненавидел открытые пространства, где чувствовал себя неуютно. И сейчас он чувствовал себя не очень хорошо, поскольку порывистый ветер с дождем били по стенам сверху и только усиливали у Фуртига гнетущее чувство неопределенности.

Но когда они сделали еще один поворот, Фуртиг на открытом пространстве увидел свет! Отчего он резко остановился. Свет двигался!

Световое пятно поднялось с земли, нависло высоко над ними, словно летательный аппарат, несущий на борту огромную лампу. И через плотную завесу дождя Фуртиг не мог определить, куда оно улетело.

– Небесный… корабль, – пробормотал Ку-Ла. – Небесный корабль… Демонов!

Фуртигу очень захотелось, чтобы эти слова оказались выдумкой. И вдруг ему пришло в голову, что он никогда не воспринимал рассказы о возвращении Демонов серьезно. Однако Ку-Ла произнес это с таким убеждением, что его убежденность передалась и Фуртигу.

Демоны вернулись!

Даже в Пещерах, где обитал Народ, таким предзнаменованием пугали маленьких. Но когда кто-то становился старше, он мог больше не бояться этого. Но осталось довольно много наводящих ужас рассказов и легенд, от которых в жилах стыла кровь.

Корабль был один, не иначе, это разведчик. Точно так же Народ посылал одного воина, двух или трех вперед, чтобы определить силы противника. Также в их задание входило как следует изучить местность, определить, откуда лучше нападать, где удобнее установить защитные заграждения, и делалось это до того, как клан выходил на охоту… Таких разведчиков часто убивают, а для маленького клана такая потеря – весьма существенна. Но разведчики гибнут не зря, ведь они находят иные пути. Ни одно племя не было достаточно большим, чтобы терять каждый сезон воинов. Это для него сродни целой катастрофе.

Однако в древних легендах рассказывалось, что Демонов несть числа. Так что ликвидация одного корабля-разведчика совершенно не ощутима. Конечно, Гаммаж мог бы ответить на этот вопрос; ибо только у него одного могла быть точная информация.

– Нам надо спешить, – сказал Фуртиг, по-прежнему наблюдая за светом от корабля Демонов.

Он поднялся, опираясь о стену. Хотя света не было, над разрушенной ветрами и дождями стеною пронеслось нечто огромное, и гораздо больше летающей штуковины, которую они видели недавно. К счастью стен здесь не было, и вообще не было ничего, кроме блеклого дневного света. Фуртиг понимал, что летающая штука запросто могла пробить прозрачную стену и схватить их. Но, видимо, она не разглядела их, поскольку быстро пролетела мимо.

– Пошли, – сказал он, поддерживая одной рукой Ку-Ла. Тому не требовались наставления; поскольку он был уже готов шагать вперед настолько быстро, насколько мог, чтобы продолжать свое прискорбное путешествие. Создавалось впечатление, что когда он увидел Демонов, его раны немного затянулись. Они снова свернули в проход, и на этот раз Фуртиг вздохнул от облегчения. Ибо прозрачная стена, делающая их весьма уязвимыми, исчезла. Теперь они увидели прочный барьер из камня с обеих сторон коридора.

Облегчение Фуртига было очень коротким, поскольку они вскоре подошли к одному из подвесных мостов. Фуртиг нагнулся и, сложив ладони в чашечку, вгляделся вперед. И теперь он увидел их цель совсем близко, от чего его разочарование становилось сильнее и сильнее. Ведь цель-то совсем рядом… Он узнал башню на противоположном концу моста, как и здание в котором они с Фоскаттом проверяли работу коммуникационной коробочки. Им надо всего лишь пересечь этот мост, и они окажутся на их, Фуртига, территории.

Им оставалось всего лишь пересечь этот узенький, раскачивающийся веревочный мосток, а ведь под ними завывал ветер и хлестал дождь. И волне не исключено, что им еще угрожает и летающая штука. Фуртиг понимал, что сможет перебраться, поскольку его Народ отличался невероятной цепкостью. А вот Ку-Ла…

Тот словно прочел его мысли.

– Что там, за мостиком? – спросил он.

– Логовище, в котором живет Народ моего клана.

– Значит, там более или менее безопасно. Нам стоит попытаться добраться до них.

– Ты все-таки хочешь рискнуть попытаться? – осведомился Фуртиг. Безусловно, его спутник осознавал всю опасность этого предприятия. Но если он решился идти, тогда Фуртиг сделает все, чтобы помочь ему.

Он вытащил свой старый и служивший ему верой и правдой шнур и приготовился связать свой пояс с поясом Ку-Ла. Однако Ку-Ла лишь отмахнулся.

– Нет! Я проползу на четвереньках. И не надо нам связываться вместе; если уж падать, то только одному.

– Тогда иди первым, – ответил Фуртиг, совершенно не зная, что он будет делать, если Ку-Ла вдруг сорвется, не имея никакой страховки. Но если тот пойдет первым, то Фуртиг будет все время его видеть перед собой во время перехода через мостик и сможет ему хоть как-нибудь помочь. И тотчас же подумал, что ему тоже лучше будет ползти на четвереньках, потому что перебираться таким способом не только разумнее, но и они будут менее различимы для летающей штуки. Если им настолько не повезет, что эта штуковина вернется.

Дождь со всей силы бил по раскачивающемуся мостику, и Ку-Ла передвигался очень медленно. Фуртигу безумно захотелось перепрыгнуть через его сгорбленную фигуру и на всех парах побежать к безопасному дверному проему впереди. И все же он полз вслед за Ку-Ла, сумка с записями болталась и громыхала, а вода промочила его шерсть буквально насквозь, и ему все время приходилось сдувать ее с усов. Он даже не поднимал головы, чтобы не смотреть, далеко ли еще до той стороны. Все его внимание было сконцентрировано на Ку-Ла.

Тот дважды останавливался и, распластавшись, словно из последних сил, переводил дух. Струи дождя нещадно били по его израненному телу. Но стоило Фуртигу дотронуться до него, как Ку-Ла, опираясь на руку, поднимался и продолжал свой нелегкий путь.

Они преодолели половину моста, хотя от невероятной усталости и боли не могли определить, сколько еще им осталось так медленно ползти. И тут до них донесся звук. Наверняка, летающая штука. Для предосторожности они вжались в мостик и замерли, чтобы их не обнаружили. И так лежали, не подавая признаков жизни, когда летающая штука подлетела ближе. Она не кричала пронзительно, как это делают огромные птицы, преследующие добычу. Она издавала лишь монотонный звук вроде биит-биит. Фуртиг не мог распознать эти звуки. Сперва он свернула немного влево и нависла над ними, потом облетела их справа, а потом пролетела над ними. У Фуртига пробегали по телу мурашки, а нервы были почти на пределе. Он уже представил себе, как к нему приближаются гигантские когти – все ближе, ближе и ближе – и, впившись прямо в его тело, разрывают на кусочки. Он был настолько напряжен от этой мысленной картины, что даже не заметил, как биит-биит начало постепенно удаляться, а потом совсем стихло. Он лежал на мосту целый и невредимый! А штука улетела! А вдруг, внезапно подумал Фуртиг, она утащила с собою Ку-Ла!

Он взглянул вперед и увидел, что его спутник упорно ползет вперед.

Только бы она не вернулась! Фуртигу не верилось, что им удалось так легко избежать опасности. Он чувствовал угрозу, а ведь он всегда доверял своему незаурядному чутью. И это врожденное чувство опасности часто спасало ему жизнь. Поэтому он решил, что летающей штуки надо опасаться и избегать по мере возможности.

Тан уверенно ткнул пальцем в угол записывающего устройства. Прибор недурно сегодня поработал. Тану снова повезло. Он улыбнулся. Эта его удачливость уже несколько раз производила впечатление на тренеров Эльхорна. Обычно, сам того не осознавая, он оказывался в нужном месте в нужное время или делал нужное движение, даже когда понятия не имел, правильно ли поступает или ошибается.

Итак, ему удалось выяснить, что живых существ на планете нет, зато на открытом пространстве ему удалось сделать снимок двоих, находящихся на мостике. Ему очень повезло, все-таки он «засек» этот предмет или предметы (несмотря на то, что изображение было очень слабое) и он не мог с уверенностью заявить, сколько их там было, потому что они свернулись клубком на этом открытом пространстве. Они замерли, словно неживые, поэтому ему удалось сделать хороший снимок.

Конечно же, эти клубки не были похожи на людей. Он заснял их на самом краю мостика, по которому они ползли, извиваясь на брюхе. Он ничего не мог предположить об этих особях. Тан попытался представить себе людей, передвигающихся на четвереньках. Интересно, будет ли тогда у них сходство с человеком? Возможно. Если не считать того, что они были значительно меньше людей… Неужели дети? Но если это дети, то что они делают одни в такую свирепую бурю, переползая от одного здания к другому? Нет, проще предположить, что они не были людьми, а кем-то еще, например взрослые особи нечеловеческого происхождения.


Тан больше не улыбался. В конце концов, никто еще не знает, что заставило поселенцев с Первых Кораблей отправиться на Эльхорн. Для этого должна быть очень веская причина пуститься в столь опасное путешествие через космос, покинув родные земли, где они родились. По-видимому, им сильно захотелось жить на другой планете.

Тан внимательно просмотрел еще несколько нечетких записей, но вот что странно: живые существа он «засек» отнюдь не в зданиях, а в их окрестностях. Несмотря на то, что здания активно освещались по ночам. Нет… по-видимому, они разбрелись, или с ними случилось еще что-то. К тому же записи разнились. И дело вовсе не в том, что наблюдение велось с разных расстояний. Скорее, отличались сами существа. По крайней мере у него имелась запись и изображение этих «клубков», и в свою очередь он мог бы для начала сослаться на них.

Тем не менее, ни одна из обнаруженных им особей не соответствовала внешности человека. Поэтому Тан совершил несколько полетов на флиттере на самой низкой высоте, не думая об опасности, подолгу зависал между башнями, стараясь зафиксировать как можно больше информации.

Это место явно было выстроено людьми. Тан хорошо знал историю собственной расы, чтобы распознать архитектурные формы своих предков. Но если приборы не показывают наличие людей, то кто же живет внутри этих мрачных стен?

Это вполне могут оказаться враги, сведений о которых у него не имелось. Или это просто игра воображения? Если это все-таки враги, значит и те два существа на мосту – тоже. Чем быстрее он идентифицирует их, тем лучше. Тан повернул флиттер и полетел прочь от города, направляя летательный аппарат к кораблю, чтобы доставить эту толику сведений.


Звуки биит-биит совершенно пропали. Ку-Ла полз вперед настолько быстро, что Фуртиг надеялся только на то, что он не сорвется с этого узенького мостика. И вдруг!.. в дверном проеме впереди он заметил, как что-то зашевелилось! Крыстоны? Лайкеры? Впрочем, у Фуртига было смертоносное оружие Демонов. В последние часы он настроил его на самую мощь, ибо ожидал худшего, даже в родном Логовище. Но вот он увидел покрытую шерстью голову… Они вышли, чтобы помочь Ку-Ла. Наконец-то он увидел своих соплеменников!

Гаммаж отдыхал на широкой постели. Его хвост свернулся кольцом, и только кончик мерно покачивался из стороны в сторону, выдавая тем самым изумление от рассказа Фуртига.

Пленки с записями передали специалистам для их изучения. Группа разведчиков, возглавляемая Фоскаттом, отправилась за пленками, оставленными Фуртигом в проходе.

Ку-Ла был отправлен в оздоровитель, а Фуртиг продолжал и продолжал отвечать на расспросы Гаммажа, хотя глаза его слипались от усталости. И тут он заметил, что Предок ничуть не удивился, узнав о летающей штуке.

Выходит, то, что корабль Демонов приземлился в Логовищах, было уже известно Народу. Его появление засекли наблюдатели, хотя это были не люди, а специальные металлические приборы. Когда приборы сообщили об опасности, Народ сперва был сбит с толку, и только потом они поняли причину тревоги. И попрятались, и только разведчики стали свидетелями приземления корабля.

Они приняли все меры предосторожности, установили защитные приборы, настроив их таким образом, чтобы впоследствии воспользоваться знаниями после вторжения корабля. Они надеялись обратить эти знания себе на пользу. А старые мастера Логовищ все же высказывали подозрения по этому поводу.

– Это действительно были Демоны, – произнес Гаммаж. – Выпей-ка этот отвар из листьев, мой сын по клану. Ты так устал, что тебе срочно надо освежиться.

Он подождал, пока Фуртиг пил отвар из чашки, принесенной ему Лили-Ха. Она не ушла, а села на диван Гаммажа с другого края, словно была законным членом этой своеобразной конференции. Фуртиг заметил, что она не спускает с него глаз. И под ее тяжелым взглядом подумал, что она проверяет достоверность его повествования.

Запах горячего напитка придавал бодрости настолько, что, вдыхая его, Фуртиг ощутил прилив сил, храбрости и новой энергии. Вкус был настолько же великолепен, как и запах. Чувство тепла разливалось по всем его членам, и сперва Фуртигу страшно захотелось спать. Но парочка новых глотков вернули ему уверенность и бодрость, а разум стал ясен, как никогда.

– Через эти стекла мы смогли видеть его очень близко и отчетливо, – продолжал Гаммаж. – Они вытащили из корабля множество каких-то предметов и сложили их в летательный аппарат. Но поскольку они собрали его только с наступлением темноты, то вернулись на корабль и заперлись в нем, словно почувствовав опасность. Мы насчитали только четырех Демонов, хотя внутри корабля их может быть намного больше.

Утром, несмотря на бурю, один из них вылетел на летающем аппарате, поднялся в воздух и долго кружил над Логовищами среди зданий. Он не пытался приземлиться, а зависал наверху. Будто этот Демон что-то искал. Однако мы понятия не имеем, что он искал, равно как и методы его поиска. Это же Демоны – а кто знает, на что они способны?!

– Он искал нас на мосту, – отозвался Фуртиг. – Но не нападал на нас, а только остановился над нами в воздухе, а потом улетел прочь.

– Он вернулся на корабль, – сказала Лили-Ха. – Вполне возможно, что, летая над вами, он понял, кто… или что вы такое.

Гаммаж в задумчивости начал жевать коготь.

– То, что ты нашел при помощи Ку-Ла – это сокровищница знаний. Но хватит ли нам времени воспользоваться этими знаниями, мне неведомо. Если эти Демоны намереваются опять поселиться здесь, то я не уверен, что мы сможем противостоять им.

– Но мы можем вернуться в Пещеры… как наши предки, когда Демоны охотились на них прежде, – предложил Фуртиг.

– Это мы сделаем в самую последнюю очередь. Логовища огромны, как ты уже видел, мой сын по клану. К тому же, мы достаточно маленькие и сумеем тайно и незаметно скрыться. А Демоны не смогут пролезть по проходам из-за своих размеров.

– Однако мы можем оказаться сразу между двух огней – Демонов и Крыстонов, – сказал Фуртиг, предсказывая тем самым мрачнейшее будущее.

– Еще есть Лайкеры, – напомнил Гаммаж, снова принимаясь грызть коготь.

Фуртиг согласился бы сидеть у Гаммажа хоть целую вечность, попивая ароматный теплый напиток, чувствуя, как вымокшая шерсть постепенно высыхает, вдыхать этот прекрасный запах и без конца пить отвар. Но ему страшно хотелось спать; и пусть Демоны выскочат из соседнего коридора, воину тоже иногда следует хорошенько выспаться.

Он с трудом сдерживался, чтобы не закрыть глаза, допивая отвар. Но Гаммаж заговорил опять:

– Лайкеры ни за что не простят этим вонючкам поимку своего разведчика. В отличие от нас, они сражаются плечом к плечу и целой стаей. И они обязательно соберут эту стаю, чтобы отомстить врагу.

Сейчас Гаммаж проговорил то, что было известно каждому обитателю Логовищ. Если ты убил или захватил в плен Лайкера, то встретишься лицом к лицу с целой стаей их воинов. Поэтому Лайкеров так сильно боялись.

И снова Гаммаж сказал известное каждому:

– Они охотятся на врага по его запаху. Таким образом они выслеживают противника и находят ловушки Крыстонов. Крыстоны, конечно, спрячутся в подземных проходах и так попытаются сбежать от Лайкеров. Однако… Лайкеры обязательно обнаружат их по запаху… Ку-Ла, когда поправится, пойдет в свой клан и сделает им предложение объединиться с нами. Как он уже рассказал мне, они отлично знают о Демонах и Логовищах… а вместе мы подумаем, как спасти все, чему обучились. Если же скроемся в Пещерах или еще где-нибудь, то нам понадобится очень много рук, чтобы перенести все, что мы успели раздобыть. Записи, приборы и прочее. Итак, Ку-Ла отправится в свое племя, а вы с Фоскаттом – в Пещеры. Вы должны рассказать там о том, что появилось Зло, а они должны прислать своих воинов. И еще надо постараться, чтобы все воины Народа собрались воедино…

– Вы считаете, что они прислушаются к моим словам, Предок? Я же не Старейшина, к тому же я не смог победить на Турнире, и поэтому удалился из Пещер. Не станут ли мои слова для них пустым звуком?

– Ты рассуждаешь как малое дитя, мой сын по клану. Ты принесешь отсюда некоторые вещи, которые произведут впечатление на Старейшин. И еще. Ты пойдешь не один…

– Да, знаю, я пойду с Фоскаттом. – Про себя Фуртиг подумал, что Фоскатт обладает в Пещерах чуть ли не меньшим весом, чем он сам.

Да, Гаммаж так долго не был в Пещерах, что забыл тамошние обычаи.

– Кроме Фоскатта, – произнес Гаммаж, – с вами пойдет Лили-Ха. Она сама решила так. И она, так же, как и вы, прихватит с собой оружие, о котором в Пещерах даже не слышали. Это страшное оружие будет моим подарком клану, и я пообещаю прислать его еще больше, если Народ пришлет к нам воинов. Так что, сын мой, Фуртиг, тебе не будет сложно договориться.

Фуртиг не мог с этим согласиться, но он не мог и возразить, а Предок тем временем продолжал:

– Нам бы отыскать того Лайкера. Если он еще жив, его надо освободить и вернуть Народу. У нас впервые появиться небольшой шанс начать с ними переговоры о перемирии. В противном случае они атакуют Логовища, а это большая беда. Нам надо объединяться для войны с Демонами, а не воевать друг с другом. А теперь у нас с Лайкерами есть общий враг.

Гаммаж снова размечтался, что все Народы, даже враждующие кланы должны объединиться против более серьезной опасности. Слушая его, порой можно было почти поверить, что это случится. Если так пойдет дальше, он возьмет да предложит заключить перемирие с Крыстонами!.. Однако Гаммаж не стал заходить так далеко. Он немного помахал кончиком хвоста в разные стороны.

– Лайкерам мы должны предложить перемирие. Крыстонам – нет, мы не можем иметь дело с ними ни под каким предлогом! Они такие же проклятые, как Демоны, и всегда были такими. Нам надо просить объединиться тех, с кем можно это делать. Лили-Ха, ты только посмотри на сына моего клана! Мне показалось, что он спит, хотя глаза его открыты!

Фуртиг услышал это отдаленное мурлыкание. Ощутил прикосновение к своей руке. И с трудом поднялся на ноги и, пошатываясь, отправился вслед за огоньком лампады, который маячил перед ним. Так он доплелся до собственной постели и тотчас же раскинулся на ней.

Демоны… Крыстоны… Лайкеры… Но крепкий сон победил их всех.


Глава двенадцатая

– Животные! – стоило Айане произнести это слова, как она осознала, что это не так. Да, их тела были покрыты шерстью. И у них были хвосты. Но никто из присутствующих не стал бы отрицать, что видел на их поясах, привязанных друг к другу, лазерные пистолеты! И оружие у них ничем не уступало оружию на их корабле.

Она внимательно рассмотрела увиденное на записи, доставленной Таном. Освещение было довольно скудное, чтобы увидеть все подробности, но чем сильнее Айана всматривалась в изображение, тем больше была уверена в увиденном. Но эти существа не походили на человека.

Тем не менее, что-то в их облике было знакомым. Одно из них несло какую-то ношу, и когда Айана разглядела ее получше, то поняла, что одно из них что-то тащит на горбу, то есть на спине. Животных часто использовали в этих целях. Они напоминали навьюченных животных, как, например – горки с Эльхорна; неуклюжие, наполовину покрытые перьями, наполовину чешуей, чем-то они смахивали на приземляющийся самолет, только без крыльев, какие были у их предков. Она вспомнила горков и ощутила болезненную ностальгию по ним. Но груз на спине одного из них не означал, что они – слуги людей, какими были горки. Кроме того. На поясе у него болтался лазерный пистолет. И все-таки – на кого они похожи…

– Ты уверена, что это – животные? – вывел ее из раздумий Джейсель.

– Нет, они вооружены и на них надеты пояса – как тут можно быть уверенным?

– Вообще-то они подходят под наше понятие «жизненной формы», – сказала Масса, сверяясь со шкалою. – Значит, вот здесь существует какая-то жизнь. Еще здесь, здесь и здесь. – Компьютер выдал эскиз карты раньше, чем Масса успела указать на то, о чем говорила. – Еще вот здесь и здесь две формы жизни различного типа, причем одна отличается от другой – то есть, пока я вижу три их вида. – И она сделала на карте три отметки, желтый, красный и синий.

Желтая отметка находилась в здании, к которому направлялись те двое на мосту, красная отметка пришлась на нижние этажи строения.

– Смотрите, а синие повсюду. Они заняли все места рядом с краем! – сказал довольный Тан. Он вновь задал работу компьютерам. Больше всего его радовало, что ему удалось засечь двоих на открытом месте. Это и была «Удача Тана», которому всегда везло.

– Первое существо ранено, – проговорила Айана, – внимательнее всматриваясь в изображение. – Ее глаза медика-специалиста сразу это определили и отличили следы дождя от повреждения тела под шерстью. – Я вижу кровь. – Возможно, они наблюдают за жизненной драмой чужаков, подумала она. Такие драмы она видела в старых записях. Наверняка, один спасает другого от гибели…

– Кровь, полученная в сражении? – возбужденно вскричал Тан. – Значит, эти две особи с кем-то воюют?

Айана подняла глаза от экрана, пораженная бодрой интонацией Тана. Его глаза сверкали, а сам он места себе не находил от нетерпения.

Чтобы стать отличным разведчиком, человек должен пройти сложнейшие тесты и тренировки, что и сделал в свое время Тан, которому выставили самые высшие отметки. Тан обошел всех претендентов и добился того, что полетел в их команде. Но это уже был не тот Тан, к которому Айану прикрепили для того, чтобы обуздывать его слишком горячий темперамент.

Айана понимала, что ее место на корабле зависит не от умения выполнять собственную работу, а скорее, благодаря ему, что она является дополнением к Тану, поскольку в ней есть то, чего так не хватает ему. То же самое было с Джейселем и Массой. Они дополняли один другого, и в противном случае их бы не направили в одну команду, обязанную жить в весьма стесненных условиях на протяжении всего полета; так что их характеры подбирались, чтобы заранее исключить какие-либо трения на борту корабля.

Но сейчас в лице Тана Айана видела нечто отталкивающее. Тана, прошедшего курсы изнурительных тренировок, она в тайне боялась. Он безразлично наблюдал, как кто-то агонизирует, и мог преспокойно рассуждать о причине ранений. Словно ему хотелось увидеть сражение воочию. И это Тан… нет, ей не верилось, что это Тан, разум и тело которого она так сильно любила.

Не обращая внимание на его реплику, Масса нахмурилась и сказала:

– Но ведь мы еще не получили ни одного доказательства наличия человеческих форм жизни. Безусловно, город выстроен людьми. Мы приземлились на космодроме, таком же, какой построили наши отцы на Эльхорне. Но на Эльхорне космодром не окружен городом – причем таким огромным, судя по записям Тана. – Она покачала головой. – Он гораздо больше, чем мы ожидали…

– Ожидали?! – возмущенно воскликнул Тан. – Здесь мы могли ожидать чего угодно! Эта планета вынудила первых поселенцев с Первых Кораблей удрать в космос! А все необходимые нам секреты преспокойно лежат и дожидаются нас!

– Похоже, именно от этих секретов и бежали наши предки, – недовольно проговорил Джейсель. – Поэтому, когда мы начнем поиски этих секретов, нельзя забывать, что не все они пойдут на пользу. Равно как нельзя забывать, что в этом городе кто-то живет… как эти двое. – Он указал на экран. – И помни, Тан, что Поселенцы удирали отсюда в жуткой панике. Они настолько испугались здешних секретов, что тщательно старались скрыть информацию о существовании этой планеты.

Тан с нетерпением в голосе перебил командира:

– У нас есть защитные устройства, о которых эти животные даже понятия не имеют…

– Животные с лазерными пистолетами? – Джейселя, похоже, невозможно было шокировать ничем. – И если на планете действительно находится хранилище секретов, возможно некоторые из них уже находятся в когтях… или руках… тех, кто намерен сохранить их. Мы будем исследовать очень медленно и с огромной осторожностью. А если наши меры предосторожности окажутся недостаточными, мы просто прекратим любые контакты с этой планетой.

Джейсель говорил спокойно, совершенно не акцентируя свои слова, однако все равно в них чувствовался приказ. Айана надеялась, что с подобными условия вылазки согласятся все, как один, что воля Джейселя – это последнее решение, и все тут. И тогда можно будет сдержать под контролем Тана. Пусть он пока тратит свою неукротимую энергию на полеты, чтобы как следует исследовать город.

Следующий день, казалось, оправдал ее надежды. После рассвета буря прекратилась, а полдень принес с собой погожий ясный день. В окнах зданий по-прежнему горел свет. А некоторые здания светились, казалось, не окнами, а длинными полосами стекла по всей их длине. Солнечные лучи весело играли на них.

Тан поднялся на флиттере в воздух, на это раз для того, чтобы выяснить, насколько простирается город. С собой он взял массу оборудования, собирающего данные для компьютера, чтобы потом обработать их. Остальные члены команды не сразу подняли люк, а сперва выставили чувствительные сенсоры, способные засечь любого, кто приблизится к кораблю. Джейсель собственноручно их настроил, а также позаботился о системе сигнализации.

Покончив с этим делом, он встал и весьма убежденно произнес:

– Через это препятствие не сможет проникнуть ни одна живая душа. Даже травинка, принесенная ветром, поднимет тревогу.

Айана выбралась из люка. Солнечный свет резал глаза, и она поднесла к ним ладонь, стараясь увидеть флиттер. Но Тан должно быть, был уже далеко, решив не терять времени на облеты близлежащей местности, как это делал вчера.

То существо, покрытое шерстью и второй, раненый… Должно быть, они уже добрались до башни. Ей захотелось вспомнить, что в них показалось таким знакомым. В записях с Первых Кораблей, из-за их сильной испорченности, зачастую пропадали самые важные подробности.

Странное ощущение чего-то знакомого вновь возвратилось к ней в каюте, причем весьма с необычной стороны. Ее опять охватила ностальгия, и ей захотелось открыть пакет с личными вещами, которые разрешалось взять с собой в полет. Там хранилось много странных предметов, например, цветок, засушенный между двумя листами пермапласта. Он до сих пор сохранил фиолетово-голубой цвет и выглядел, как живой, прямо как в тот день, когда она его сорвала. Обкатанный водой камушек всегда напоминал ей о родном доме, ибо она выудила его из ручейка, протекающего возле ее дома на Станции Виви. Это был небольшой кусок горного хрусталя, вкрапленный в темный камень побольше. Еще она увидела Котти…

Айана разглядывала Котти широко раскрытыми глазами. Эту игрушку, мягкую и округлую, родители всегда изготовляли для детей и называли ее Котти. Такова была традиция, не нарушаемая никогда. Айана берегла свою Котти, потому что игрушка была последней вещью, которую сделала для Айаны мать перед тем, как умереть на Эльхорне от неведомой болезни, лекарства против которой так и не изобрели. У Котти было четыре лапки и хвост. Головы у них были круглые с блестящими глазами, сделанные из пуговиц или бусинок; а уши торчали кверху. Маленький ротик украшали усы. Все дети планеты обожали своего Котти и играли с ним; а свое происхождение Котти вели от игрушек, прибывших вместе с детьми на Первых Кораблях.

Как-то Айане посчастливилось увидеть настоящих первых Котти, которые также хранились в пермапласте. На них тоже была шерстка!

Котти! Возможно, Айана ошибалась, сравнивая мягкую игрушку с мускулистым, покрытым шерстью существом на мосту. Однако если кому-нибудь понадобилось изготовить существо, похожее на него, то обязательно получилась бы Котти! Айана чуть не вскочила, чтобы как можно быстрее найти Джейселя и Массу и сообщить им о своем открытии, когда в голове ее мелькнула еще одна мысль, заставившая остановиться. Она еще раз внимательно разглядела Котти и поняла, что при ближайшем рассмотрении сходство стирается. И то, что ей показалось, что Котти имеет сходство с существом на мосту, еще не доказательство. Котти, игрушка – и заросшее шерстью примитивное существо (если оно не животное), бредущее среди зданий, покинутых представителями его рода… Нет, глупо было бы ожидать, что другие воспримут ее подозрение. Ее могут просто высмеять…

Фуртиг поставил тарелку с мясом на колени и попытался продемонстрировать хорошие манеры, то есть не очень сильно набивать рот и не чавкать. Он был страшно голоден, но рядом на толстой подушке лежала Лили-Ха и помахивала изящным хвостом. Она тихо мурлыкала, словно в полудреме, и одновременно вылизывала пыль из своей шерсти. Он слышал ее приглушенное приятное мурлыканье, словно она проваливалась в приятный сон. Однако он не сомневался, что она следит за каждым его движением. Поэтому он умерил аппетит и попытался есть так, как это делают жители Логовищ.

– Итак, эта летающая штука, – сказала она, перебив его поглощенность приятным занятием, – прилетала снова. Она не нависала над нами, а направилась на запад. Долар с двумя разведчиками видели, как она поднималась. Внутри нее находился Демон.

– Выходит, эти летающие штуки не похожи на здешних механических слуг, способных работать сами по себе, – Фуртигу захотелось поддержать беседу. Ему льстило уже само ее присутствие, когда он ел. И еще его радовало, что ему удалось расслабиться, что он достиг безопасного места, претерпев до этого рискованные и опасные приключения, о которых большинство воинов могут лишь мечтать, что теперь он отлично отдохнул и был готов вновь отправиться в опасную вылазку.

– Да, похоже, это не слуги. Они собрали летающий аппарат их частей, которые вытащили из корабля.

Фуртиг дивился ее спокойствию. Он вспомнил о том, что говорил Гаммаж за ночь до этого. Но на этот раз Фуртигу не все было ясно. И он быстро посмотрел на Лили-Ха, но не заметил в ее взгляде скептической насмешки.

– Если Демоны изготовили эту штуку из привезенных частей, – продолжала она, – то у нас в Логовищах должны находиться такие же детали, которые можно использовать для той же цели. Мы сможем собрать такие же летающие аппараты. Гаммаж уже распорядился начать их искать.

Про себя Фуртиг решил, что будь у них время и средства, то Предок и его последователи давным-давно бы уже собрали дубликат летающего аппарата. Но совсем другое дело – летать на нем, чтобы что-то отыскать. Хотя Фуртиг был уверен, что Гаммаж все равно начнет испытания аппарата, и возможно сделает это первым. Главное – была бы возможность. Сам же Фуртиг предпочитал путешествовать – и сражаться – на твердой земле. Но у летающего аппарата были и свои преимущества. На нем разведчик может подняться очень высоко и вести разведку с воздуха. Как этот Демон, который сейчас летает над Логовищами.

С другой стороны, Демон не мог увидеть ничего, кроме пустых крыш и стен; он сможет увидеть только сами Логовища, а не их обитателей, которые находятся в укрытии. Подобных слуг можно хорошо использовать только на открытых территориях.

Фуртиг проглотил последний кусок мяса. Потом поднял чашку и, стараясь соблюдать хорошие манеры, вылакал ее содержимое до дна. Жители Логовища жили недурно. У них была рыба, которую ловили в небольших внутренних озерцах (а ведь рыба – совершенно бесполезна, поэтому ее можно только есть). Имелись и другие места, где разводили птиц и кроликов. Их хорошо кормили и держали в клетках, пока они не понадобятся, чтобы пустить их в пищу.

А вот Народу Пещер приходилось постоянно заботиться о пропитании. Если бы они научились держать скотину, которую поймали, то когда охота была неудачной или охотники заболевали от простуды, вызванной скверной погодой, то у них всегда имелась бы пища. Да, здесь в Логовищах есть много всяких штук, помимо знаний Демонов, и этому следовало бы поучиться жителям Пещер.

Он облизал край чашки, чтобы сделать последний глоток, затем облизнул губы.

– А что с Лайкером? – осведомился он.

Фуртиг сомневался, что план Гаммажа по заключению перемирия с Лайкерами даст результат. И настороженно думал, во что это вообще может вылиться. Хотя он уже был свидетелем того, как сбывались намерения Предка.

– Долар отправил отряд с двумя Грохотунами. Крыстоны очень их боятся, потому что они идут вперед напролом, сокрушая все на своем пути, и от них нельзя отойти в сторону никак. Это Крыстоны уже на себе испытали. При помощи Грохотунов мы пробьем дорогу для наших воинов и постараемся освободить Лайкера. А тем временем… Фоскатт уже нашел оставленные тобой в проходе пленки, и он принесет их сюда. Ку-Ла сейчас в оздоровителе. Скоро, как только поправится, он пойдет разговаривать со своим Народом.

– А я должен идти в Пещеры к Старейшинам, – произнес Фуртиг, вставая. Он больше не чувствовал усталости, его шерсть не выглядела грязной, как после долгого путешествия по пыльным коридорам, а потом – после похода через бурю. Напротив, его шерсть выглядела лоснящейся и мягкой. Он крепко застегнул пояс, заметив, что на поясе установлена импровизированная петля, специально для оружия Демонов, метающего молнии. Несомненно, оружие стало уже принадлежать ему.

Это оружие произведет впечатление на Старейшин. Если он правильно понял слова Гаммажа на последней с ним встрече, то ему должны выдать и иное оружие, чтобы повлиять на решение Старейшин. Чем быстрее он доберется до Пещер, тем лучше. Он сказал об этом, завершая проверку пояса.

– Выглядит недурно, – заметила Лили-Ха. Она проведет их по Логовищам к тому месту, откуда удобнее добираться до Пещер.

Потом Фуртиг как следует выспался. Он спал почти целый день. Близился вечер и тени становились все длиннее, когда троица пустилась в дорогу через тихие коридоры, мимо огромных комнат, где от любого звука гуляло эхо и хранились воспоминания о некогда живших и погибших там Демонах. Будучи проводником, Лили-Ха шла во главе их небольшого отряда, неся на изящных плечах какую-то поклажу. Вокруг ее талии находился точно такой же пояс с инструментами и оружием, как и у воинов. За нею следовал Фуртиг и завершал процессию Фоскатт, готовый в любой момент отразить нападение сзади.

Следовало подольше находиться под прикрытием крыш, решил Фуртиг. Потому что он ни на секунду не забывал о летающем аппарате. Для него до сих пор оставалось загадкой, почему летающая штука не убила их с Ку-Ла на мосту. И теперь ему очень не хотелось погибнуть от чего-либо, находящегося в небе. Ибо нападения противника с неба достаточно сложно отразить с земли.

Если Демоны способны видеть в темноте, тогда ночная вылазка не имеет никакого смысла. До конца Логовищ они постоянно продвигались под прикрытием, а в случае необходимости скрывались в подземелье. Однако Фуртиг не забыл огромное открытое пространство между Логовищами и началом зарослей, которые предоставляли неплохое укрытие для его клана. Он уповал на то, что ночью будет облачно, когда они достигнут этого места.

Лили-Ха подвела их к окну, из которого они увидели открытое пространство. Они находились на самых окраинах Логовищ. Фуртиг тотчас же воспользовался своим чувством ориентации на местности. Они были к северу от той точки, которую он уже проходил прежде по дороге в Логовища.

Фуртиг пристально вгляделся в этот участок и как следует изучил его. У него темная шерсть, и она почти не отличалась от темной увядшей травы. Фоскатт тоже имел темный окрас. Что касается Лили-Ха, то с ней все было иначе. У нее не только была шерсть намного светлее, чем у них, но через нее проглядывалась светлая кожа, которую очень просто разглядеть с воздуха.

– Смотрите, лесные воины! – проговорила она, пока он раздумывал об этом. Она сняла, развернула свою поклажу и вытряхнула ее содержимое, оказавшееся небольшим куском какой-то массы…

Фуртиг покачал головой и попытался сосредоточить внимание на этом странном комке. Смотреть на него было противно, и подвело даже его острое зрение. Фуртигу даже захотелось вырвать из рук Лили-Ха этот мерзкий комок, потому что тошнило от одного его вида.

Однако она продолжала разворачивать омерзительную субстанцию все больше и больше. А потом закуталась в нее целиком. Наконец она высунула из этой гадости голову и сказала:

– Это – еще один секрет Демонов, открытый не очень давно. У Гаммажа два таких плаща, просто он разрезал надвое один большой. Когда я надеваю его, то никто не сможет меня увидеть. А если и попытается, то напрочь повредит себе зрение. Так что не волнуйтесь за меня, воины, а смотрите лучше за собой и идите как можно быстрее. Эта летающая штуковина сама выдаст себя звуком. Если мы услышим, как она приближается, то сразу прячьтесь в первое попавшееся укрытие. Я встречу вас во-он у тех деревьев. Счастливого вам пути, – прибавила она.

Теперь Фуртиг совершенно не мог на нее смотреть. Она закуталась в неприятную материю с головой, и ее стало совсем не видно. Фуртиг повернулся и услышал, как она выскользнула от окна, и различил только слабый звук ее шагов.

– Похоже, у этих проклятых Демонов найдется ответ на любую проблему, – заметил Фоскатт. – Давай надеяться, что их секреты обернуться против них же самих. А Лили-Ха! Посмотри, как она быстро продвигается вперед. Такой плащ действительно пригодился бы и нам во время охоты, брат по клану!

Окно оказалось достаточно крупным, что они сумели пролезть в него вдвоем. Фуртиг спрыгнул на землю и ощутил радостное чувство. Как хорошо ощущать под ногами свежую влажную глину, а не цементные и пыльные дороги Демонов. Он уже не смотрел вперед, чтобы не портить зрение мерцанием в лунном свете одеяния, в котором ушла Лили-Ха, но вспомнил свои охотничьи навыки и пригнулся, как его учили, когда он был еще зеленым юнцом.

Было очень трудно постоянно прислушиваться к звукам, идущим с неба. Ведь вполне вероятно, что летающий аппарат возвращается. Только когда он оказался в почти непроходимых кустах, растущих за пределами открытой местности, то вздохнул с облегчением.

– Отличная пробежка, не так ли? – усмехнулся Фоскатт. – Но где…

Фуртиг осмотрелся вокруг. Он уловил какой-то запах, явно исходящий не от Лили-Ха. Не-ет, он был сильный и зловонный. По-видимому ветер принес запах Клыкастых, причем, возможно, не одного, а целой группы. И это не на шутку удивило его, поскольку Клыкастые не интересовались ни Логовищами, ни их прошлым. Их вообще можно было встретить очень редко в этих местах.

Между Народом и Клыкастыми по-прежнему сохранялось перемирие. Эти два народа жили на одной территории. Клыкастые питались корнями и прочей растительностью. Впрочем, сами Клыкастые являли собой увесистые куски мяса и годились в пищу Народу. Но перемирие есть перемирие, и поэтому с ними не связывались.

Фуртиг услышал тихое похрюкивание. Так Клыкастые переговаривались между собой. Никто из Народа не умел имитировать эти звуки, хотя понимали язык их воинов, издаваемый при помощи горла и языка. И еще они понимали жесты и могли на них ответить.

Неужели это предостережение? Неужели Клыкастые знают о летающем аппарате? Наверняка тогда бы они не прятались в тени кустов. Фуртиг издал протяжный крик, предупреждая их о приближении. Он не стал дожидаться Фоскатта, а вступил в плотную полосу тяжелого смрада, который привел его к похрюкивающим Клыкастым.

Когда он подошел к ним, они тотчас же выстроились, готовясь к бою. Они опустили крупные головы, украшенные длиннющими загнутыми клыками, из-за которых и получили прозвище, и, немного припав к земле, наблюдали за Фуртигом. Старые воины-самцы разглядывали его своими маленькими красными глазками. Двое самцов помоложе рыли копытами землю, предупреждая, что просто так они не сдадутся.

Фуртиг понял, что увидел не все их семейство, как он ожидал. Он не увидел ни женщин, ни детей. Он видел только воинов, возглавляемых Старейшиной, а позади него собралось несколько молодых самцов, у которых еще не было собственных семей. Фуртиг знал этого Старейшину по жуткому шраму, пересекающему его рыло. В отличие от Народа, Клыкастые передвигались на четырех ногах. К тому же они не пользовались оружием, если не считать такого, которое им предоставила сама природа. Но, находясь всегда вместе, представляли собой силу, не уступавшую Народу из Пещер или Логовищ.

По их виду Фуртиг догадался, что они страшно раздражены, и решил приближаться к ним с большой осторожностью. Ибо прекрасно знал нрав Сломанного Носа, когда тот пребывал в скверном настроении. Наконец Фуртиг остановился, не подходя к ним ближе, и сел, свернув хвост колечком вокруг ноги, что означало знак мира.

Один из юнцов гневно хрюкнул. Другой обнажил жуткие клыки. Фуртиг не обратил на них никакого внимания. Здесь всем управлял Сломанный Нос. Немного переждав, чтобы дать Клыкастым понять, что он явился с миром, да еще с веской причиной, он вытянул руки и попытался, как мог, рассказывать о корабле Демонов и летающей штуке. Он пересказывал все это языком жестов.

Один из желторотых снова хрюкнул, но сосед грубо оттолкнул его могучим плечом, призывая к тишине. Воодушевленный, Фуртиг медленно, на языке жестов еще раз поведал свой рассказ. Это был не обмен новостями о том, что творится на местности; Фуртиг импровизированными жестами рассказывал о совершенно новых для обоих народов явлениях.

Он дважды повторил рассказ, и теперь ему оставалось только надеяться, что он достаточно ясно передал свое сообщение. Понял ли его Сломанный Нос? Он ждал очень долго, и сердце его при этом замирало. Кабан-Старейшина даже не пошевелился. Наверное, Фуртигу не удалась его затея. Он уже было собраться рассказывать о случившемся в третий раз, как Сломанный Нос громко хрюкнул.

Вперед вышел один воин помоложе. Он неуклюже присел на корточки и стал балансировать так, чтобы его передние ноги, заканчивающиеся копытами, освободились для языка жестов. Или он собирался расчистить ими землю от опавших листьев.

Обмен информацией проходил с огромным трудом. Но наконец Фуртиг, выслушав рассказ собеседника, грозно зашипел, а шерсть поднялась на его загривке.

Клыкастые также стали свидетелями прилета корабля Демонов, хотя не видели саму посадку, потому что спрятались в Логовищах. Необычная вспышка огня не на шутку встревожила Сломанного Носа. Он был стар и достаточно опытен, чтобы догадаться, что осторожность и безопасность – две стороны одной монеты. Поэтому он быстро отослал женщин и детей в отличное, по его мнению, укрытие на скалах, куда вел только один вход, который хорошо защищался двумя очень опасными самками, не уступавшими в бою воинам-самцам. он вместе со своими воинами отправился разведать, что это за странная вспышка огня.

Они обошли края равнины, находящейся за Логовищами, и решили, что никакой опасности нет, а потом возвратились в скальное укрытие. Но вот когда они решили покинуть его, то вновь появилась летающая штука.

У Клыкастых внезапно закружились головы. Даже Сломанный Нос свалился на землю, словно его ранили. Вдруг из брюха летающей штуки вытянулись какие-то щупальца, происхождения которых Клыкастые истолковать не могут. Они лишь заметили их сходство с длинными корнями. И эти штуки подхватили двух их детенышей и утащили вверх. Потом летающая штука исчезла.

Сломанный Нос со всей решительностью приказал отыскать обидчика и отомстить ему в полный рост, хотя он был достаточно умен, чтобы не нападать немедленно, а сперва произвести разведку, чтобы выяснить позицию врага. Ибо он не знал этой местности, и здесь могло таиться слишком много опасностей.


Глава тринадцатая

– Если они охотятся за Клыкастыми, – впервые за все время проговорил Фоскатт, – то…

Фуртиг грозно зарычал. Конечно, детеныши Клыкастых не относятся к их клану. Однако если сегодня летающая штука поймала кого-то из племени Сломанного Носа, то не исключено, что завтра они поймают кого-нибудь из жителей пещер.

Фуртиг не надеялся, что можно освободить пленников. И еще он понимал, что старый Клыкастый знает это. Равно как и знает, что его поход против Логовищ будет бесполезным.

Да, пока они одни против Демонов. Но что если намерение Гаммажа объединить Народ с Лайкерами – завершится удачно? Фуртиг провел руками по шерсти, в районе ребер и груди, пытаясь подобрать нужные жесты для объяснения всей важности их союза против единого врага.

Он удивился, услышав неодобрительно-враждебное хрюканье одного из молодых самцов. Спустя некоторое время ему в ноздри ударил знакомый запах Лили-Ха. Она подошла, уселась рядом с ним. Фуртиг не заметил на ней отвратительного плаща. И с ее приходом у Фуртига возникла мысль, как все же объединиться со Старейшиной Клыкастых. И он стал быстро жестикулировать, стараясь вложить в эти жесты значение своих слов; он двигал пальцами и ладонями, помогая себе рисунками на земле. Этой ночью стояла полная луна, и поляну, на которой все сидели, заливало ярким светом.

Похоже, Клыкастые поняли, что эта женщина была одной из обитательниц Логовищ, одной из тех, кто знал секреты Демонов настолько, чтобы суметь защитить их при помощи собственного демонского оружия. Закончив жестикуляцию, Фуртиг сказал Лили-Ха:

– Покажи им что-нибудь, чтобы доказать силу жителей Логовищ.

На поляне засверкало яркое пятно желтого света. Клыкастые захрюкали. Фуртиг заметил, что младшие самцы нервно зашевелились, хотя Сломанный Нос не выдал своего удивления. Будучи Старейшиной, он сохранял невозмутимость и полное спокойствие.

Фуртиг указал на свет и промолвил:

– Это один из секретов Логовищ. У нас есть еще множество других секретов. Поэтому на этот раз Демоны не застанут нас врасплох и совершенно беззащитными. К тому же, у них всего один корабль, а самих Демонов – только четверо.

Один из молодых Клыкастых выступил вперед и зажестикулировал в ответ:

– Возможно, это только их разведчики. А на самом деле их прибыло великое множество.

– И то верно. Однако мы предупреждены, и в Логовищах есть много мест, где можно спрятаться, – проговорил Фуртиг, немного возбужденный переговорами. Похоже, он сумеет уговорить Клыкастых на объединение, и тогда сбудется давняя мечта Гаммажа, еще до того, как он доберется до Пещер и встретит там скептицизм своих Старейшин.

– А там не опасно?

– На нижних этажах обитают Крыстоны.

На этот раз Сломанный Нос раздраженно хрюкнул. Он больше понимал Крыстонов, нежели Демонов. Даже если их племя и не сталкивалось с Крыстонами, то про их коварные ловушки было известно всем. Потом Фоскатт прошептал Фуртигу:

– У нас нет времени спорить с Клыкастыми. Тем более борьба с Демонами – дело нашего Народа.

Он был прав. Они просто пришли к Клыкастым, чтобы предостеречь их от опасности, а те пусть сами решают: удирать при виде летательного аппарата или остаться и принять бой. Фуртиг в последний раз прожестикулировал:

– Мы отправляемся к нашему Народу. А вы берегитесь этой летающей штуки. Я бы на вашем месте оставался в укрытии.

И снова Сломанный Нос громко хрюкнул. Это прозвучало приказом для его спутников, ибо они повернулись и потопали в кусты. Только старый боров и его переводчик задержались. Последний прожестикулировал:

– Мы останемся здесь, чтобы следить за этой штукой.

Фуртига обрадовало такое решение. Крохотные глазки на огромных головах Клыкастых только казались подслеповатыми, а в действительности у них было очень зоркое зрение. Помимо всего прочего, когда их племя вступало с кем-нибудь в борьбу, Клыкастые превращались в таких свирепых врагов, которых не видывала эта земля. Их гнев и ярость постоянно росли, и они готовились к битве не на жизнь, а на смерть. И ни один чужак не пройдет, пока Клыкастые будут стоять на своем посту. Он будет замечен обязательно. И, подумал Фуртиг, даже невооруженные, не считая кривых клыков, они опасны для Демонов, если те не проявят осторожность, бродя по этой местности. Потому что несмотря на вес и кажущуюся неуклюжесть, Клыкастые умудрялись пробираться сквозь заросли совершенно бесшумно. К тому же они умели скрывать свой зловонный запах, подбираясь к врагу сзади. Клыкастые иногда разбивали в пух и прах Лайкеров, пользуясь ветром, уносящим их запах.

Айана уставилась на стоящую перед нею тарелку. Из мяса сочился весьма аппетитный и натуральный сок. Другие тоже с жадностью ели мясо, как люди, которые длительное время питались только Е-рационом. Тесты определили, что мясо совершенно безвредно, и оно имело вкус, очень похожий на вкус мяса лучших животных с Эльхорна. Почему же Айана смотрит на него с отвращением? Она поднесла кусочек мяса к губам и поняла, что не сможет откусить даже самую его толику. Почему же?

Тан с набитым ртом рассказывал:

– Там их целое стадо! И теперь у нас прямо под рукой будет куча нормальной еды!

Айана продолжала смотреть на мясо. Оно было превосходно приготовлено и от него исходил такой дивный аромат, что у Айаны невольно потекли слюнки. Она с трудом дожидалась, как и все, когда это мясо приготовится. Она страстно хотела отведать натуральной пищи еще с тех пор, как они поднялись в космос.

– М-да, нам повезло, воистину повезло! – продолжал Тан. – Стоило мне вылететь за пределы города, как показалось это стадо. И поймать парочку из них для меня не составило никакого труда.

Айана быстро встала. Ей пришлось собрать всю свою волю, чтобы не высказать свои мысли. Но смолчать не смогла, поскольку слова сами сорвались с ее губ:

– Скажите, откуда нам знать, что это вообще – животные?

Разумеется, она сказала глупость. Но ведь они видели тех пушистых существ на мосту. Этого нельзя было отрицать. Не будь у них оружия, их можно было бы назвать животными. И Айана была уверена, что они – не животные. Те, которых они поджарили, были совершенно не похожи на тех, что находились на мосту, это верно. Но они знали слишком мало об этой планете. Поэтому она считала, что есть это мясо – недостойно разумного существа. Эта мысль не давала ей покоя очень давно, и она мысленно боролась с ней, стараясь выкинуть ее из головы. Издав тихий крик, она зажала рот ладонями и, оттолкнув в сторону Джейселя, ринулась из каюты-столовой через весь корабль, пока не добралась до люка. Она нуждалась в свежем воздухе. Но люк был закрыт; они задраили его. Ей требовался свежий воздух, потому что пар, исходящий от жареного мяса, которое прежде она считала таким аппетитным, казался теперь ядовитым газом, вызывающим тошноту.

Айана сдвинула задвижки и открыла люк; вертящаяся дверца открылась, и она набрала полные легкие ночным воздухом.

– Что ты хочешь сделать? – внезапно донесся до нее раздраженный голос Тана; и она слышала в нем такие грубые интонации только несколько раз.

Он с силой втащил ее обратно и повернулся, чтобы снова задраить люк. Айана потерла ушибленную руку. Она не хотела, чтобы Тан увидел в ее глазах предательские слезы.

Когда он покончил с люком, то повернулся к ней и злобно посмотрел на Айану.

– А теперь ты мне объяснишь, какого черта ты устроила эту сцену?! – требовательно процедил он сквозь зубы, словно между ними никогда не было дружеских чувств.

Его враждебность придала ей силы.

– Я уже сказала об этом. Мы слишком мало знаем об этой планете. Ты решил, что все существа, зафиксированные твоими приборами – животные. Но они не животные, и ты это подсознательно понимаешь. И вот ты доставляешь их на корабль для того… для того… чтобы их съесть! – к Айане вновь вернулось отвращение, и на какое-то мгновение она прикрыла рот ладонью. – Мы ведь не знаем, что они из себя представляют!

– Тебе надо подлечить мозги! – его гнев пронизывал до костей, и не был, как обычно импульсивным и горячим, а намного сильнее. Когда Тан пребывал в таком настроении, никто не мог разговаривать с ним по-человечески. – Ты видела, кого я раздобыл? Это – животное! Наверное, тебя все же надо показаться психиатру, – повторил он, подошел к ней ближе и посмотрел на Айану с нескрываемой угрозой. – Помнишь, как еще во время тренировок тебя признали не вполне уравновешенной?

– А ты-то откуда об этом знаешь?

Тан рассмеялся, и в его хохоте не чувствовалось обычного веселья.

– У меня имеются способы узнать все, что нужно. Потому что всегда полезно знать о слабостях тех, с кем пускаешься в полет. Я ознакомился с твоим L-рапортом, милая моя Айана. И не думай, что я не сумею как можно лучше воспользоваться полученными знаниями!

Он снова схватил ее за плечи и грубо встряхнул ее, словно хотел произвести на нее впечатление своей силой и волей. Как будто хорошая встряска поможет выбросить из ее разума тайные мысли. Кто же такой этот Тан… Тан был… Она уставилась на него, но не из-за встряски и не по его воле, а потому что она наконец осознала, кем был Тан на самом деле.

– Мы больше не потерпим никаких дурацких выходок! – рявкнул он, даже не дождавшись ее ответа; возможно, он уже решил, что она совершенно подчинена его воле. – Хочешь – ешь, не хочешь – не ешь… Если ты решила помереть с голоду, то это – твое дело. Но ты должна держать рот на замке и больше не высказывать своих кретинских мыслей!

Но ведь ни Джейсель, ни Масса не были круглыми идиотами, подумала Айана. И они могут не слушаться Тана. Если бы они как следует обдумали ее слова… Сейчас ей надо все хорошенько обдумать, а пока она должна дать понять Тану, что он победил в этой словесной стычке. Впрочем, похоже, он в этом и не сомневается. Он уверенно развернул ее, подтолкнул к трапу и быстро повел к каюте. За все время он не проронил ни слова, но и не отпускал Айану.

Самое скверное, что ей придется постоянно находиться с ним в одной каюте. Ее ужас был настолько велик, что оказался даже сильнее чувства полного одиночества, которое она ощутила несколькими минутами раньше. Она понимала, что Тан будет постоянно следить за каждым ее движением. Оставалась лишь одна возможность избежать этого. Ведь она врач, и на корабле есть специальная медицинская лаборатория, где могла находиться только она. Она могла бы найти там убежище, поскольку ей нужно было время все как следует обдумать.

Она взбиралась по трапу, и мысли ее лихорадочно носились в голове. Допустим, Тан решил, что сумел сломить ее сопротивление… Одним пролетом выше находилась медицинская лаборатория. Но едва ли она сумеет убежать от него. И все же Айана решила рискнуть и, сделав отчаянный рывок, добежала до медицинского отсека и заперлась на замок. Она стопроцентно была уверена, что Тан в ярости начнет колотить в дверь. Но вместо этого, вокруг стояла мертвая тишина.

Айана попятилась, пока не наткнулась на койку. Она смотрела на дверь, прислушиваясь. Когда Тан уйдет, она сможет растянуться на койке и расслабиться.

Она почувствовала, как от страха вспотели ее ладони, и ощущала страшную слабость и головокружение. Это жуткая ссора, происшедшая несколько минут назад, впервые в жизни испугала Айану настолько. Значит, Тан читал ее L-рапорт. И он мог использовать эти знания себе на пользу. Теперь каждая ее слабость и каждый шаг будут им отмечены. И это, естественно, усилит его влияние на нее. Он также может использовать это знание, чтобы повлиять на остальных, чтобы те не доверяли ей. Ее протест только даст ему основание предъявлять ей новые и несправедливые требования. Теперь она у него в руках! Она была…

Айана постепенно пыталась взять себя в руки. Итак, Тан полностью выбил ее из колеи. Теперь у него во всем преимущество над нею. Поэтому, чтобы вновь обрести хладнокровия, надо забыть о случившемся и начать обдумывать, что предпринять в настоящее время. Она была предупреждена; вероятно, Тан совершил свою первую ошибку, дав ей понять, что сумеет доминировать над ней. Так думай же, шевели мозгами, хорошие они у тебя или нет, как зафиксировано в L-рапорте! У Айаны был хороший и сметливый ум. И еще. Теперь у нее имелось время поработать, а не позволять себе давать волю эмоциям, отбросить все страхи и слабости навсегда.

Сейчас она не зависела ни от Джейселя, ни от Массы, а осталась совершенно одна. Поскольку если уж Тан оказался совершенно другим человеком, а не тем, кем она его считала и когда-то даже любила, то кому она сможет довериться? Только себе и своему опыту. Айана осмотрела лабораторию и ее содержимое. Себе и своему опыту… Возможно, она отыщет то, что ей необходимо? Не вставая с койки, Айана подняла голову, и ее плечи распрямились, словно она ожидала удара или что нечто ужалит между лопаток. Теперь это была другая Айана, а не та, которую Тан считал полностью подчиненной себе. Это была Айана, принадлежащая только самой себе!


Полная луна хорошо осветила поляну, но тропинки среди кустарников были почти невидимы. Но Фуртиг без труда скользил вперед, поскольку отлично знал этот путь по памяти, и поэтому он шел так же свободно, как по ровным тротуарам Демонов. Здесь находились охотничьи угодья Народа из Пещер, где Фуртиг часто бывал вместе с остальными. Отовсюду раздавались ночные звуки. Перекликались птицы, вылетевшие на ночную охоту, которая тоже зависела от темноты ночи; в траве возились насекомые, пробегали какие-то мелкие зверюшки, которые молниеносно прятались, как только замечали приближающихся путешественников.

Фуртиг дышал полной грудью и с каждым шагом испытывал ни с чем не сравнимое удовольствие, ибо шагал по земле, а не по каменным коридорам Логовищ. Его радовал каждый звук или шепоток и дивные запахи растений, приносимые сюда ветром.

Лили-Ха, хотя и всю жизнь провела в Логовищах, не отставала и изящной походкой шла в ногу с двумя воинами. Похоже, ее больше интересовало увиденное по пути, нежели какая-нибудь опасность.

Они остановились возле родника, который Фуртиг помнил очень хорошо, и как следует напились воды и съели еду, которую прихватили с собой из Логовищ. И, когда они ели и пили, то все время прислушивались, но не к привычным ночным звукам. Они вслушивались в темноту, чтобы определить, не приближается ли рокот летающего аппарата Демонов, который летит в небе, неся смертоносное оружие.

– Если их только четверо, – промолвил Фуртиг, – то мы сможем справиться с ними. Даже если это разведчики. Но если они не возвратятся из разведки, их клан будет начеку.

– Это зависит от того, зачем они вылетели на разведку, – заметил Фоскатт. – Если они просто разыскивают новые земли для поселения, то это и вправду будет для них серьезным предостережением. И они не станут к нам соваться.

– Мы не можем судить об их действиях, – проговорила Лили-Ха с решительностью рожденной в Логовищах, которые отлично изучили образ жизни Демонов, – по тому, что бы предприняли мы на их месте. Демоны рассуждают иначе.

– Возможно, они вообще не думают, – фыркнул Фоскатт. – Вспомните старые легенды – в последние дни, когда Демонов покарал злой рок из-за них же самих, они начали охотиться друг за другом и убивать своих же сотоварищей, как убивали Народ. Может статься, что это повторится снова. По крайней мере они схватили детенышей Клыкастых без всякой на то причины… и без какой-либо цели!

– Повторяю, нельзя с полной уверенностью говорить о том, зачем они это сделали, – проговорила Лили-Ха. – Возможно, они схватили детенышей, чтобы изучить их, а вместе с ними изучить и обычаи планеты, с жителями которой некогда расправились.

– Я так не думаю, – вставил Фуртиг. Он не мог сказать, что Фоскатт прав в своих предположениях о мотивах Демонов. Но что-то подсказывало ему, что Фоскатт прав, словно Фуртиг собственными глазами видел похищение детеныша Сломанного Носа.

– Но почему тогда они не схватили нас с Ку-Ла? – продолжал он. Когда он узнал, каким способом Демоны охотятся со своего летательного аппарата, он сильно озадачился. Для них не составило бы никакого труда схватить его и Ку-Ла на мосту. Разумеется, попытайся они это сделать, Фуртиг тотчас же воспользовался оружием, выбрасывающим молнии. Возможно, это и остановило Демонов? Неужели им сверху удалось разглядеть это оружие? Если так, то план Гаммажа вооружить как можно больше Народа этим оружием, совершенно правилен и может принести огромную пользу.

Лили-Ха будто прочитала его мысли.

– Ты ведь вооруженный воин, а не беззащитный и напуганный подросток! Возможно, Демоны не захотели, чтобы пленники доставили им какие-либо неприятности, и поэтому выбрали наименее опасную жертву. Сколько еще до ваших Пещер?

– Если мы идем правильно, то прибудем вскоре после рассвета.

Они осторожно продвигались под деревьями, а там, где лес редел, прикрывались ветками, отломанными от кустарника. Заметив любую открытую местность, они пробегали ее на всей скорости, и все время прислушивались, не доносится ли угрожающий рокот с воздуха. На рассвете они выбрались к верхним Пещерам. Фуртиг услышал клич первого Часового, который тем самым предупреждал остальных о тревоге. Часовые перекликались до тех пор, пока их клич не достиг Старейшин. Фуртиг не знал, узнали ли его часовые или просто передали сообщение, что к Пещерам направляется группа Народа.

Однако то, что они беспрепятственно преодолели открытую местность и добрались до Пещер, сулило весьма гостеприимный прием. Это говорило о большой чести, оказанной им. Часовые и охранники свободно пропускали их и не пытались остановить. Тем не менее, когда троица преодолела покатый склон, перед тем как подойти к скале, где располагались Пещеры, прямо перед ними появилась из травы крохотная фигурка, покрытая серой, шелковистой шерсткой, переливающейся на солнце. И хотя она была такая маленькая, но держалась прямо, с гордостью и достоинством.

– Ю-Ла! – воскликнул Фуртиг, и тут же на него накатили теплые воспоминания, как она провожала его в опасное путешествие и вооружила не только найденными ею когтями, но также и верой в себя.

– О, мой брат по клану! – проговорила она серьезно, причем настолько, как будто была кормящей матерью не одного поколения малышей. Затем посмотрела на Лили-Ха и издала зловещее шипение.

– Ты привел с собой довольно странную Выбирающую! – она буквально выплюнула эти слова, словно ругательство.

– Это не Выбирающая, – пояснил Фуртиг. Он знал, что следует делать в подобных случаях. Воин должен поджать уши и помахать хвостом на глазах у того, кто не относится к их родственникам. И он сказал, как познакомился с этой необычной женщиной: – Это – Лили-Ха, рожденная в Логовищах. Она не Выбирающая и никогда ею не будет здесь, а будет делать это среди собственного клана – таков закон Логовищ.

Ю-Ла, похоже, не поверила и до сих пор разглядывала Лили-Ха с не ослабевшим подозрением.

– И вправду, она не похожа на Выбирающих из Пещер.

– Так что твой собрат по клану сказал тебе чистую правду, – дружелюбно промурлыкала Лили-Ха. – Я пришла сюда не для того, чтобы кого-нибудь выбрать среди вас, а мне надо поговорить с вашими Старейшинами совершенно о других вещах – причем очень опасных.

Она подошла к Ю-Ла ближе, и девочка, словно убежденная ее словами, повернулась к Лили-Ха. Обе высунули розовые язычки и в знак дружбы коснулись ими щек друг друга.

– Пещера, в которой живет Ю-Ла, открыта для Лили-Ха, пришедшей из Логовищ, – проговорила Ю-Ла. Потом посмотрела на Фоскатта, который стоял за спиной Фуртига. – Но с тобой еще один незнакомец, – сказала она.

– Это не совсем так, моя сестра по клану, – сказал Фоскатт. – Некогда я ушел из Пещер, чтобы отыскать Гаммажа. Меня зовут Фоскатт, но, возможно, ты не слышала моего имени, ибо я удалился очень много сезонов назад.

– Фоскатт, – повторила Ю-Ла. – А-а, да ты из пещеры Кай-Лина. Старшая Выбирающая как-то упоминала твое имя.

Фоскатт изумленно посмотрел на девочку.

– А кто эта Старшая Выбирающая?

– Фей-Линг.

– Фей-Линг! Она же младшая сестра моей матери! Значит, у меня в Пещере есть родственники!

– Ну как, Фуртиг? Удалось тебе узнать у Гаммажа секреты Демонов? – поддразнивающим тоном промурлыкала Ю-Ла.

– Не все, сестренка. Но немного секретов я все-таки узнал. – Он указал на оружие, выбрасывающее молнии, подвешенное к его поясу. – Однако мы принесли очень важное сообщение и хотели бы поговорить со Старейшинами.

– Сейчас у нас два Совета Старейшин, – сказала она. – В Пещерах произошли перемены. Западный Народ собирается с нами объединиться. Они обитают в нижних ярусах Пещер. Их прогнали с их земель Лайкеры, и в сражении они потеряли пятерых воинов и Старейшину. Теперь мы опасаемся, что следующими Лайкеры прогонят нас. У них огромный отряд.

Фуртиг внимательно слушал девочку. Возможно, теперь Старейшины согласятся с предложением Гаммажа. Если они поймут, что не смогут удержать за собой Пещеры, даже если объединят два клана, то, вероятно, пойдут на переговоры с Логовищами.

А еще Демоны и то, что случилось с детенышами Клыкастых. Возможно, Клыкастые предположат, что это совершили пещерные кланы… М-да. Однако без союза Лайкеров и Логовищ им придется несладко, поскольку Логовищами желают овладеть и Демоны, и Крыстоны. Хорошо, если Старейшины согласятся, или это плохо, не Фуртигу судить об этом. Он смог только доставить послание и предупредить обитателей Пещер об опасности.

Он решительно двинулся вперед. Ю-Ла шла с ним в ногу. Она все время посматривала на него, словно пытаясь прочесть его мысли. Однако вопросов не задавала, похоже, из-за того, что очень обрадовалась его возвращению.

Она очень быстро подружилась с Лили-Ха. Фуртиг надеялся, что и остальные женщины тоже примут ее должным образом. Если Лили-Ха сумеет убедить женщин Пещер, что не намерена отбивать у них воинов, то он не видел повода для враждебного отношения к ней. Конечно, по сравнению с ней Ю-Ла или Фас-Тан выглядят не так изящно, даже, скорее уродливо. Но сейчас не время рассуждать об этом. Главное, надеялся он, для их же блага, как и для успеха их миссии, чтобы Лили-Ха приняли, как подобает. Если у нее и было чувство собственного превосходства, то ничем не демонстрировала его. По-видимому, про себя она решила, что чем проще и скромнее будет выглядеть, тем скорее женщины Пещер проявят к ней дружелюбие. Некрасивая, необычная, совсем не такая, как они… Да еще увешанная какими-то странными склянками, трубками и оружием. Обладание этими предметами давало ей оружие и защиту. Но она должна где-то спрятать их.


Айана мерила шагами лабораторию. Ее тело было напряжено как пружина; она была настолько напряжена, что ее мускулы заныли от боли. Зато у нее имелся план, но его успех зависел от огромного количества факторов. И большинство из них вступит в силу только по истечении определенного времени. Она понятия не имела, как долго пробудет здесь, и обдумывала, что может сделать Тан и что смогла бы предпринять она, дабы противостоять ему.

Итак, время и терпение. Она должна быть терпеливой, ибо это самая правильная линия поведения. И все же она никогда не отличалась особым терпением.

Она потерла щеки руками; лицо было холодным, а сама она слегка дрожала. Нервы… Внезапно ей захотелось посмотреться в зеркало, чтобы увидеть в нем новую Айану, увидеть, как она изменилась за это время, в которое узнала обман и горькую правду, и которая может либо остаться в живых, либо умереть – ведь все зависело от того, как сложатся обстоятельства. Но Тан больше никогда не увидит ее прежней! Она словно наденет маску, как это сделал он, и потом всегда носил маску перед Айаной.

Когда она встала, ее пошатывало. Она подошла к небольшому шкафчику, вделанному в переборку. Она не только окоченела, но испытывала головокружение, словно весь мир переворачивался у нее перед глазами. Но Айана добралась до отсека в стене и вытащила упаковку с таблетками. Одну из них она положила под язык. Ее совершенно не волновало, что таблетка оказалась очень горькой.

И тогда она приступила к работе, внимательно разглядывая содержимое полок, заставленных медицинскими приборами, лекарственными препаратами, упаковками с ампулами и какими-то флакончиками. При помощи них она сумеет себя защитить. Только ей придется решить, куда спрятать все это.


Глава четырнадцатая

– Таким образом обстоят дела, – промолвил Фуртиг и пристально посмотрел на Старейшин, а затем на всех, кто собрались выслушать его рассказ. Остальные плотными рядами столпились позади. На их лицах ему не удалось заметить никакой эмоции. В свете присланной Гаммажем лампады глаза присутствующих казались светящимися огнями, оранжевыми, красными и зелеными. По крайней мере, подумал Фуртиг, их выслушали, а не прогнали прочь.

Перед ним лежало оружие, которое они принесли с собой. Он продемонстрировал действие каждого из них. Здесь были два молниеметателя, трубка, выпускающая очень тонкий луч, от которого мишень превращалась в кусок льда, причем даже в самый теплый сезон.

Четвертый образец принесла Лили-Ха, ибо только она знала, как с ним обращаться. И он был самый необычный из всех. Если воину повезет, он мог бы избежать выстрелов из первых двух видов оружия. Но от оружия Лили-Ха деться было некуда. Оно являло собой трубку, выбрасывающую тончайшие нити. Они рассыпались в воздухе и превращались в некое подобие паутины. И эта паутина полностью обволакивала воина, что Лили-Ха с успехом продемонстрировала на Фоскатте. Как только нити коснулись его плеча, то, будто по сигналу, паутина обволокла Фоскатта так, что не мог даже пошевелиться. Хотя нити были тонкие и почти не видны, Фоскатт ничего не мог поделать с ними: ни растянуть, не порвать. Когда же Лили-Ха разрезала паутину, она небольшими кусочками рассыпалась по земле.

Тем не менее, лица Старейшин оставались невозмутимыми, даже несмотря на этот показ. Присутствующие рычали, мяукали, завывали и шипели от изумления и тревоги, что такая штука вообще существует на свете. Лили-Ха честно призналась, что предъявленных чудес немного, но в Логовищах их видимо-невидимо.

– Но ты ведь сказала, что в Логовищах обитают другие из Народа, – проговорил наконец Ха-Ханг, Старейшина из западного племени. – Ты говорила, что Крыстоны собрали огромные силы и теперь угрожают. И еще ты сказала, что вы видели отряд разведчиков Демонов. Если Демоны и в самом деле возвратились, то разумно будет отдать им Логовища. Наши предки спасли свои жизни, удалившись в леса, когда Демоны стали охотиться на них.

И тут в первый раз заговорил Фоскатт.

– Это не совсем так, Старейшина. Вспомни легенды! Наши предки спаслись потому, что Демоны обезумели и начали истреблять друг друга, и пока они убивали своих же соплеменников, нескольким из Народа удалось сбежать. Среди них была родственница моей матери и несколько их сотоварищей. И много-много сезонов после того они скрывались и уносили младших, которых тоже погибло немало. Но потом клану удалось стать больше, чтобы перестать убегать и скрываться.

Однако Демоны, которые явились сейчас, не сумасшедшие и не убивают друг друга. А вдруг они соберут силы для охоты на нас? И все повторится снова…

Фуртиг не дождался ответа, а перешел в наступление:

– В те дни, уважаемые Старейшины, у наших предков не было ни Гаммажа, ни искателей секретов Демонов, которые очень помогают нам. У наших предков также не было оружия и даже толики демонских знаний. Если их сравнить с нами, то клыки у них были короткие, когти – тупые, как у новорожденного. Возможно, явившиеся Демоны – разведчики. А теперь вспомните, зачем нам нужны разведчики? Разве не для того, чтобы отыскивать новые охотничьи угодья? Мы посылаем разведчиков, и если они возвращаются с дурными новостями или вообще не возвращаются, то каково наше решение? Мы просто не идем в том направлении, а подыскиваем себе другое. Разумеется, нынешние потомки Демонов справились с безумием и желанием истреблять друг друга, точно так же как мы преодолели страх перед Логовищами. Это легенды об этом месте рассказывают о всяких ужасах; но в то же время они готовят к тому, что там подстерегает зло. И если их разведчики не вернутся…

Это был лучший аргумент, который он сумел предложить, потому что это было понятно каждому члену клана так же, как их обычаи и традиции.

– Демоны и Крыстоны, – заговорил Фал-Кан. – Гаммаж желает объединение всех кланов для борьбы с ними! Он наверняка упоминал о перемирии с Лайкерами? – Старейшина рычал, и этот грозный рык эхом отдавался по залу.

Тут заговорила Лили-Ха, поскольку она была Выбирающей, и даже Фал-Кан не осмелилась зашипеть на нее. Она протянула вперед ладонь с длинными изящными пальцами и указала на Старшую Выбирающую, сидевшую рядом с Фал-Кан на подушке из перьев и травы, держа у груди только что родившегося малыша.

– Ответь, ты хочешь, чтобы это дитя стало пищей для Демонов?

Тут поднялся страшный рев и крик; самцы прижали уши и замотали хвостами. Некоторые молодые воины поднялись, выставив вперед когти, словно приготовившись к бою.

– Клыкастые считали, что они в полной безопасности. Кто из вас рискнул бы отнять у них их детеныша из рук матери?

Воцарилась мертвая тишина. Все знали, что в лесах нет бойца страшнее и яростнее, чем самка Клыкастых, когда ее дитяти угрожает опасность.

– И все же Демоны при помощи своей летающей штуки совершили это, – продолжала Лили-Ха. – Ну как, теперь вы опять станете утверждать, что в лесах будете в безопасности, в то время как летающая штука Демонов преспокойно сможет напасть на вас сверху или убить вас оружием, которое я вам показала? – Она снова продемонстрировала смертоносный метатель молний. – В Логовищах у нас есть тайные ходы, такие узкие, что Демоны не смогут пробраться через них. Наша единственная возможность справиться с Демонами – это истребить их тем же методом, каким они в старину убивали нас.

– Вы спросите, почему мы сражаемся с Лайкерами, а не с Клыкастыми?

Когда она замолчала, ей ответил не Старейшина, а Фуртиг, в надежде, что его слова произведут впечатление на молодых воинов, которые еще не успели изучить до конца местные традиции.

– Почему мы воюем с Лайкерами? Потому что и мы, и они питаются мясом, а охотничьи угодья весьма ограничены. Мы не воюем с Клыкастыми, потому что они травоядные. А в Логовищах очень много еды, и поэтому там нет нужды для охоты. И если вы повстречаетесь с Лайкером и Демоном и у вас будет единственный шанс убить – то кого из них вы выберете? Гаммаж считает, что он бы выбрал Демона, поскольку тот более страшный враг. Что касается Крыстонов, да, они распространяют зло в Логовищах, и поэтому надо постоянно быть начеку и воевать с ними. Помимо всего прочего, от Крыстонов больше вреда, потому что они тоже разыскивают знания Демонов, которые так необходимы нашему Народу. Кому надо, чтобы в небе появилась летающая штука, управляемая Крыстоном и захватывающая в плен воинов и Выбирающих, а также и наших детей?

Фуртиг подкинул ногой кусочек паутины, чтобы все поняли, как Крыстоны будут ловить их воинов. На этот раз протестующий рык стал намного громче. Сражаться с Лайкерами, конечно, жестокая штука, но бой проходит честно и открыто, к тому же оба противника уважают друг друга. С Крыстонами же все иначе; стоит о них подумать, как во рту появляется омерзительный привкус. Фуртиг вспомнил, что в старинных легендах рассказывалось, что Лайкеры и Народ жили когда-то вместе, и те и другие стали рабами Демонов в Логовищах. А Крыстоны для них – обычная добыча.

Тут заговорил Ха-Ханг.

– Ты утверждаешь, что Лайкеры менее опасны, чем Демоны. Но именно в сражении с Лайкерами мы теряли наших воинов. И какое мы имеем отношение к тому, что случилось с детенышем Клыкастых?

С одной стороны его челюсти отсутствовал клык, а на ушах красовались внушительные шрамы. Было совершенно ясно, что этот Старейшина-воин, а не Старейшина-мудрец.

На слова Ха-Ханга Фал-Кан зааплодировал.

– Верно подмечено!

Фуртиг осознал, что они проиграли дискуссию. Возможно, Старейшины правы, проявляя такую осторожность. Да и сам Фуртиг не знал, на чьей он стороне, пока не узнал от Клыкастых о летающем аппарате. К тому же он никак не мог забыть тех мгновений, когда лежал на мосту, а Демоны зависли над ним. От этого воспоминания глубочайший страх охватывал Фуртига. И ему захотелось поделиться своим страхом с остальными, чтобы всем стало ясно, насколько ужасно нападение с воздуха.

Да, они могут скрыться в Пещерах. А что, если Демоны выставят патруль, и тогда никто не сможет оттуда выбраться? Что, если летательный аппарат сядет на край скалы и атакует входы в Пещеры? Фуртиг с почтением относился к предостережениям Гаммажа насчет знаний Демонов. Ведь от них можно ожидать всего!

Наконец поднялась Выбирающая из Пещеры Фал-Кана, состоящая с Гаммажем в родстве. И она низким голосом произнесла:

– Это дело касается не только Пещер и того, как их защитить. Оно касается и нашего потомства. Если мы не сможем защитить их, как это не сумели сделать Клыкастые…

– Но мы ведь живем в Пещерах, а Клыкастые – на открытой местности, – прорычал Фал-Кан. И воины одобрительно заурчали.

– Наши малыши не могут провести в Пещерах всю свою жизнь, – продолжала Выбирающая. – Нам следует прислушаться к Выбирающей из Логовищ; пусть она расскажет нам об их малышах и как они заботятся о них. Каких знаний они достигли в этом деле, кроме того, как лучше сражаться, о чем всегда думают молодые воины? Хотя и это будет им интересно услышать.

Фал-Кан не стал ни перебивать ее, ни возражать.

И Лили-Ха заговорила не о боях и не о том, как Логовища нуждаются в воинах. Она просто поведала всем о жизни в Логовищах. Рассказала об оздоровителе, о том, как Выбирающие нянчат своих детей, а до родов находятся в этих оздоровителях, и поэтому малыш получается совершенной формы и обладает быстрым и сметливым умом. Она рассказывала о новой пище, которую они используют, если охота проходит неудачно, что никто там не умирает с голоду, и также рассказала еще много вещей, чтобы Выбирающие поняли: что в Логовищах тоже существует жизнь, и каждая из них способна сделать ее не очень тяжелой, а вполне сносной и даже интересной.

Кое-что, о чем она рассказывала, Фуртиг видел собственными глазами, но многое из ее повествования могло быть понятно только Выбирающим. Да и для присутствующих этот рассказ содержал очень много нового. Сперва Старейшины зашевелились, вероятно считая, что пора указать рассказчице на нарушение традиций, и все же не стали этого делать, увидев, с каким интересом слушают Лили-Ха. И даже самые строгие блюстители традиций промолчали. Фуртиг заметил, что и мужчины слушают Лили-Ха с нескрываемым интересом. Не говоря уже о Выбирающих…

Лили-Ха говорила превосходно. В первом ряду, где находились Те, Кому-Придется-Выбирать, сидела Ю-Ла и не сводила глаз с женщины, пришедшей из Логовищ. Фуртиг переводил взгляд от женщин клана на Лили-Ха и обратно. Потом он краем глаза взглянул на Фоскатта.

Вероятно, Фоскатт не раз слышал рассказы Лили-Ха, ибо на его лице не отражалось ничего, кроме безразличия. Иногда он поглядывал на Фуртига. Потом он наклонился чуть вперед и буквально уставился… На Ю-Ла! И в его взгляде было смущение, которое Фуртиг часто видел у Неизбранных, когда они глазели на Фас-Тан, когда та проходила мимо, медленно помахивая хвостом, и смотрела куда-то поверх них, словно, будучи Неизбранными, они не представляли для нее никакого интереса. Короче, для них просто не было места в ее жизни.

Ю-Ла… Но она же почти ребенок! И должен пройти целый сезон, когда она станет Выбирающей. Пораженный, Фуртиг разглядывал ее. Нет, она не ребенок. Он понял это еще тогда, когда она встречала его возле Пещер, но то, что Ю-Ла уже выросла, не произвело на него впечатления.

Ю-Ла – Выбирающая? Из его горла раздался приглушенный рык, как будто он представил ее на открытой местности, а над нею – летающую штуку! Его пальцы невольно вытянулись, словно он хотел надеть на них боевые когти.

Но сейчас у него не было времени обдумать все это, ибо Лили-Ха завершила свой рассказ, а Старшая Выбирающая сказала:

– Сейчас нам нужно очень многое обдумать, сестры по клану! Старейшины, воины и Те-Кого-Не-Выбрали! Народ Пещер пока не готов дать точного ответа, что нам предпринять: то или другое.

Никогда прежде Фуртиг не слышал, чтобы Выбирающая говорила таким тоном, но Старейшины, по-видимому уже выслушивали ее речи, поскольку никто из них не возразил ей. Собрание завершилось, и когда Выбирающие начали расходиться по пещерам, Лили-Ха последовала за Старшей Выбирающей, которая только что говорила.

Фуртиг с Фоскаттом снова сложили оружие в сумки. Воины прошли в темноту и двигались абсолютно бесшумно. Часовой, стоящий на освещенном лампадой месте, остался стоять неподвижно, словно не заметил прошедших мимо него Фуртига с Фоскаттом.

– Как ты считаешь, Лили-Ха сумела убедить их? – шепотом спросил Фуртиг своего спутника.

– Не спрашивай меня, что у женщин на уме, – ответил Фоскатт. Пока говорил, он потуже затянул веревку на сумке. – Но, безусловно, если под угрозой окажется весь Народ и будущее потомства, тут все дела решают Выбирающие. И если они сочтут, что в Логовищах безопаснее, чем в Пещерах, тогда весь Народ отправится к Гаммажу.

Дошло ли до Тана, что здесь, в лаборатории, преимущество на стороне Айаны? Она присела на банкетке. Она представления не имела, сколько проспала, но когда пробудилась, то ее разум полностью освободился от страхов и отчаяния, которые обуяли ее прежде. Может быть, она вела себя так беспомощно, потому что ее отобрали и воспитали специально в качестве половины и дополнения Тана? Теперь она станет сама собой – а не дополнением к Тану, подумала она. Сейчас Тан остается сам по себе.

Она вспоминала годы, проведенные на Эльхорне, даже те дни путешествия, когда Айана еще не догадывалась, кем она считалась на самом деле. Она жила точно во сне, и вот, наконец, проснулась. А Тан… конечно же, Тан тоже изменился! И причина происшедшего между ними разрыва вовсе не в ее изменениях, в его!

Она знала его храбрым, целеустремленным, любопытным, всем интересующимся. И вот теперь все его черты усилились и превратились в обратное: никогда прежде он не был грубым или жестоким. Как будто долгие поиски планеты, населенной существами их рода, подействовали на него… и на нее.

И если это так… То что происходит с Джейселем, с массой? А вдруг они тоже стали совершенно другими людьми? Если сейчас вся их четверка изменилась, то так тщательно подобранная и дружная команда разрушилась, и как же тогда им работать в одной упряжке, выполняя свою миссию?

Тут Айана заметила маленькую коробочку с таблетками, которые она вытащила из шкафчика перед тем, как уснуть, и тотчас же почувствовала озноб. Она лихорадочно думала, спрятать ли ей этот специфический препарат, вызывающий быструю и легкую смерть, или использовать его? Несмотря на выучку, она пребывала сейчас в полном замешательстве.

Если она, врач по профессии, человек, решивший посвятить себя делу жизни, вооружится смертоносным препаратом, то тогда на что же способны остальные? Ей надо уничтожить препарат, чтобы потом, если в голову придет мысль наложить на себя руки, нечего было проглотить…

Если не считать того, что лекарства могут приносить не только вред, но и пользу, то лучше оставить их там, где они лежали. Нет, она не станет ничего уничтожать, а просто спрячет.

Никто не знал медицинскую лабораторию и ее оборудование лучше Айаны. Девушка принялась за кропотливые поиски какого-нибудь укромного местечка, наконец она обнаружила его. И спрятала пакет с препаратами за обшивку каюты.

Теперь, когда дело сделано, можно показаться и перед своим мучителем. Она должна выйти из безопасного медицинского отсека и предстать перед глазами команды, в том числе и Тана, но при своем появлении соблюдать строгий самоконтроль.

Когда она решилась выйти из лаборатории, то по пути Айана не встретила ни одной живой души. На корабле не раздавалось ни звука. Дважды она останавливалась, чтобы прислушаться. Корабль стоял на месте, поэтому вибрации не ощущалось, и без нее жизнь на корабле будто остановилась. И теперь весь корабль и его каюты создавали странное чувство полнейшей пустоты.

Словно ее заперли в каком-то вымершем месте! Айана немного прикусила губы, и слабая боль от укуса послужила ей своего рода предостережением. Эмоции ее усилились, вновь возник страх… Что же с ней не так?

Она до сих пор не придумала возражений против обвинений Тана, а значит, ей предъявят обвинения и остальные. Только надо отнестись ко всему объективно. Она не знала, осталась ли она сама собой на этой планете. Что-то в этой планете беспокоило ее, выбивало из привычной жизненной колеи. Наверное, лучше будет думать так, чем осознавать себя не такой, как остальные, какой-то сумасшедшей!

В каюте не оказалось никого. Защитного скафандра Тана тоже не было. Должно быть, он снова улетел на флиттере. И куда… когда?

Айана заглянула в рубку управления. Ни души. Неужели все ушли и оставили ее одну? Одну на вымершем корабле, на планете, с которой их предки в ужасе бежали от страшной катастрофы, о которой даже уничтожили все воспоминания?

Она чуть не упала, когда устремилась по трапу вниз, чтобы отыскать каюту Джейселя и Массы. Тут она услышала запах пищи и заглянула в кухонный отсек.

Она увидела Массу, в одиночестве сидящую за столом. В руках она держала миску с горячим витаминным составом. Мужчин же она не увидела.

– Масса, – позвала она.

Та подняла взор, и Айана настолько поразилась ее виду, что совершенно забыла спросить, куда делись мужчины. Масса была старше Айаны примерно на два планетарных года. Она вечно была неразговорчивой, но вокруг нее ощущался некий ореол уверенности, ее присутствие успокаивало. Вероятно, это и был один из факторов, почему отборочная комиссия предписала ее к их команде, сочтя ее годной к полету. Она всегда вела себя замкнуто и не позволяла никому с собой фамильярничать. То, что она находилась в одной каюте с Джейселем, судя по всему, ее устраивало. Тем не менее, Айана тайно благоговела перед Массой, хотя и не видела в ней союзницу против Тана.

Но на этот раз лицо Массы не было, как обычно, серьезным и невозмутимым. Она выглядела так, словно не спала несколько суток, а глаза запали в глазницах и покраснели, будто она недавно плакала. И тут она посмотрела на Айану с нескрываемой… Враждебностью!

И эта враждебность, по-видимому, пробила стену между двумя женщинами. Неужели Масса тоже распознала в Джейселе совершенно другого человека?

– А где Тан? Где Джейсель? – Айана протиснулась мимо пищевого аппарата, налила себе немного витаминного состава и уселась напротив Массы, стараясь не обращать на злобное выражение ее лица. Помимо всего прочего, сам факт, что Масса была настолько взволнована, подействовал на Айану успокаивающе.

– Ты еще спрашиваешь! Тан… он совершенно свихнулся! Что ты с ним сделала?

– А что сделал Тан?

– Он убедил Джейселя отправиться вместе с ним… причем пешком, а не на флиттере. Ты хоть понимаешь, пешком! Они могут угодить в ловушку! А твой Тан… он сделался совсем неуправляемым!

Таким образом Масса выпалила самое худшее, что она думала о коллеге. Айана едва не поперхнулась.

– Как – пешком?! – Она представила двух людей, бредущих по огромному пространству между разрушенных зданий! Они же очень просто могут заблудиться, угодить в западню…

– Так, пешком, – повторила Масса. Она посмотрела на циферблат хронометра, вмонтированного в стену каюты над ними, и закончила: – Прошло уже два полных цикла после того, как они ушли.

– А переговорное устройство! – воскликнула Айана. – Почему ты с ними не свяжешься?

Масса ткнула пальцем в сторону вмонтированной в стену панели, где светилась надпись: «Автосигнал включен».

– Они не отвечают уже полцикла. Я снова вызывала их, но они продолжают молчать. Если они заговорят, мы услышим, не беспокойся.

– Мы можем засечь их местонахождение по сигналу, – сказала Айана, мотнув головой в сторону переговорного устройства.

– Разумеется. Ну, допустим, мы попытаемся, и что с этого? Я об этом уже думала. – Масса поставила на стол локти и уронила голову в ладони. – Я об этом думала, пыталась решить… Но если мы оставим корабль и выйдем на разведку, то нас могут поймать подкрадывающиеся ужасы!

– Подкрадывающиеся ужасы? – изумленно переспросила Айана.

– Тан ранним утром вышел и собрал все записи, фиксирующие слежение за местностью вокруг корабля. Изображение было нечетким, но оно показывало небольшие существа, которые появились на открытом пространстве между зданиями. Они сигналили одним из старинных опознавательных кодов… Хотя смысл их посланий совершенно непонятен. Там не было места, чтобы посадить флиттер, вот почему они отправились пешком. Но вот, что я тебе скажу: эти существа – не люди!

– Но выйти пешком означает грубое нарушение правил, которым нас всех учили. Это же противоречит всем нормам безопасности!

Масса пожала плечами.

– Похоже, для Тана не существует никаких правил, тем более на новом месте. И он пошел и поговорил с Джейселем. И ему удалось уговорить его! Он злобно сыграл на его чувствах, заявив, что Джейсель никогда не будет считаться настоящим мужчиной, если не пойдет на встречу с этими тварями, которые подавали сигналы. Мне не удалось отговорить от этой затеи ни того, ни другого. Они показались мне совершенно другими людьми, отличающимися от тех, кого я всегда знала. И порой, Айана, я чувствую, что я тоже изменилась. Может быть, на всех нас как-то влияет эта планета?

Ничего не осталось от спокойного хладнокровия Массы. Она смотрела на Айану, как смотрят люди, заблудившиеся в каком-нибудь незнакомом и пугающем месте. Но… все-таки она не одна так себя чувствует! Масса тоже ощущала, что эта планета изменила их на какой-то необычный лад, и по сравнению с тем, какими они все были раньше, она делает их хуже.

– Если бы мы знали, – медленно промолвила Айана, – причину, по которой Первые Корабли покинули планету… Неужели мы снова встретились с этой же причиной? А ведь у нас нет ни защиты, ни даже предположений, как мы будем защищаться. А вдруг сюда вторглись те пушистые существа, которых Тан видел на мосту, или какие-то создания, похожие на них, вот они-то и сигналили, передавая нам наши же собственные коды? А вдруг это какое-то заболевание? Ведь могло случиться все, что угодно!

– Мне известно одно: Джейсель изменился и Тан стал совершенно другим человеком. К тому же, я больше не понимаю сама себя. Послушай, ты же опытный врач, Айана. А может статься так, что здешний воздух, который наши датчики сочли приемлемым для нас, оказался ядовитым? Или что-то исходит от тех рядов покинутых зданий, торчащих, как скелеты из древних могил, забытых по какой-то ужасной причине… Иными словами, что-то насылает на нас безумие?! – Ее голос становился все громче и громче, и Масса заломила руки в полном отчаянии.

Айана опустила голову и изо всех сил старалась унять дрожь в руках.

– Масса! Не надо ничего придумывать, хорошо? Тебе это только кажется. А на самом деле этого нет.

– Почему – нет?! – вскричала старшая женщина. – А что нам тогда делать, как не представлять себе самые невероятные вещи?.. Разве я придумала, что Джейсель лишился остатков разума и ушел на разведку по сигналу этих злобных призраков, обитающих в зданиях! Джейсель ушел, Тан – тоже, причем без какой-либо веской причины. Ты не должна говорить, что я придумала все это!

– Нет, нет, я совсем не то имела в виду, – сказала Айана, стараясь говорить как можно спокойнее и тверже. – Но сейчас ты не в состоянии помочь им, понимаешь? Впрочем…

Она не успела договорить и увидеть, как ее слова подействовали на Массу. Ибо в этот момент переговорное устройство затрещало, и обе женщины тотчас же посмотрели на него, напряженно ожидая послания. Они вслушивались в каждое его слово.

«Айана… срочно нужен врач…»

– Это Джейсель! – воскликнула Масса, вырываясь из рук Айаны. – Он ранен!

– Нет. Это не его ранили. Разве ты не узнала его голос? Ведь именно он передает нам послание. Если бы он был ранен, то просто не смог бы этого сделать. Выходит, медицинская помощь нужна не ему.

Переговорное устройство полностью лишает голос его характерных особенностей, но во время подготовке и Айана и Масса так долго тренировались в связи через переговорное устройство, что умели отличать говорящего по скорости его речи.

Значит, Тана куда-то заманило что-то с этой планеты, и теперь он попал в беду… Иначе Джейсель не вызывал бы туда Айану.

– Найди их точные координаты, – приказала Айана, ибо теперь, когда ей предстояла работа, она уже знала, что предпринять.

– Я тоже пойду…

– Нет! Им нужен врач, и к тому же, кто-то должен оставаться на корабле. Твое место – здесь, Масса, – строго проговорила Айана. – И нам надо иметь верный ориентир для возвращения.

Прошло немало времени, и Айане все время казалось, что Масса начнет возражать. Но она лишь опустила плечи, и Айана поняла, что сумела убедить ее.

– Я подвешу к поясу маленькое переговорное устройство, настроенное на одну волну. А ты пока приготовь его для меня, Масса. Пока я схожу в свою лабораторию за медикаментами и надену защитный костюм.

– А вдруг это какая-то ловушка?

– Мы не должны сбрасывать со счетов и эту возможность. Но все равно, я должна идти, – решительно промолвила Айана.


Глава пятнадцатая

Этим безоблачным утром ничего не предвещало бури. Солнце грело, и даже сильнее, когда Айана находилась на посадочном поле. Интересно, сколько времени прошло с тех пор, когда сюда садились и отсюда же поднимались космические корабли? Айана направлялась к виднеющимся вдали серо-белым громадам зданий. Она чувствовала на себе всю тяжесть защитного костюма, поскольку ей пришлось прикрепить к поясу свою специальную медицинскую аппаратуру, аптечку для оказания первой помощи и переговорные устройства. К тому же, ей пришлось захватить с собой переговорное устройство.

У людей, место нахождения которых ей надо было определить, имелось такие же переговорные устройства, и именно по ним она и намеревалась их обнаружить. Однако сколько же времени ей придется их искать? Машинально она ощутила некий импульс намного ускорить шаг, даже побежать, но самообладание постоянно подсказывало ей, что ей следует продвигаться медленно и пригнувшись к земле, ибо так будет безопаснее. Больше никаких сообщений не приходило. Но Айана знала, что на корабле осталась Масса, которая уловит любой сигнал от Тана и Джейселя.

Она также знала, что Масса передаст ей любой сигнал от них, но почему-то сомневалась, что он придет.

Вот она приблизилась к зданиям. Окна были подозрительно темными. Айана всеми фибрами души ощущала, что за ней наблюдают, и от этого мурашки пробегали по ее коже. Однако ей надо добраться до места, а чтобы это сделать, придется побороть все страхи и сомнения и придерживаться направления, которое указывал сигнал, полученный от Джейселя.

Хотя ей казалось, что громады зданий сплошной стеной окружают открытое взлетно-посадочное поле, она все-таки, подойдя ближе, увидела, что это вовсе не так. Она заметила между двумя зданиями узкий проулок, шедший в бок под углом.

Немного пройдя по этому проулку, Айана резко повернула и больше уже не видела корабль, поскольку его закрывали дома. Но сигналы упорно гнали ее вперед – выходит, она выбрала верную дорогу.

В начале улицу покрывали глина и песок, занесенные сюда ветром, но стоило ей пройти немного дальше, она увидела чистую мостовую, ибо ветер туда не проникал из-за нагромождения зданий. Теперь она шла по совершенно голой мостовой. С обеих сторон на первых этажах зданий не имелось ни окон, ни дверей; Айана видела лишь голые гладкие стены, как у крепости. Но чуть повыше на улочку выходили окна. Стоило Айане добраться до перекрестка, показались другие здание, с дверьми и окнами на уровне земли. Двери были закрыты, и Айана не стала пробовать их открывать. Попискивающий сигнал переговорного устройства вынудил ее свернуть за угол, и она очутилась в глубине города. Она подумала, что за последние двести лет на Эльхорне здорово научились строить города, но по сравнению с тем, что она увидела, эльхорнские строения показались ей детскими домиками, сложенными из кубиков и пирамидок. Что же превратило это все в такой упадок?

Она не заметила нигде следов катастрофы, стихийного бедствия или последствий войны. Только тишина. Да, да, вокруг царила тишина, но не пустота!!!! И точно, с каждым шагом Айана чувствовала присутствие какой-то тайной жизни. Она не видела и не слышала ее, равно как не замечала не одного живого существа (поскольку определитель жизненных форм унес с собой Тан), но знала, что что-то там было. Поэтому ее рука опустилась поближе к станнеру, и она постоянно поворачивала голову то в одну, то в другую сторону, уверенная в том, что очень скоро… из какой-нибудь двери…

Вот она дошла еще до одного перекрестка. К нему ее привели сигналы. И тут что-то… Айана резко остановилась со станнером наготове: что-то прошелестело прямо перед ней! Машинально она решила бежать отсюда прочь, что есть мочи, ибо не сомневалась, что это – не игра воображения. Но тут попискивание переговорного устройства стало размеренным, и все указывало на то, что оно находится где-то совсем рядом. Значит, где-то впереди нее Тан с Джейселем или кто-нибудь из них шлет ей сигналы. Поэтому девушка решила, что в таком случае необходимость намного важнее ее инстинкта самосохранения. У нее просто не было иного выбора, как продолжать путь.

Айана двинулась по середине улицы, стараясь держаться подальше от зданий. На открытом месте она ощущала некоторое преимущество, хотя и совсем небольшое. Вот она подошла к двери, где ей внутри показалось движение. Дверь была открыта, но сейчас она не заметила никаких движений. Никто не прятался внутри. Она не стала заглядывать внутрь. Просто прошла мимо. Ее тело было напряжено, как струна. Так бывало с ней всегда, когда она ощущала у себя за спиной нечто неведомое.

Она пересекла вторую улицу, которая вывела ее к месту, совершенно контрастирующему с остальным городом. Она увидела густые, почти непроходимые заросли каких-то кустов, ветки которых свисали и путались на ржавых от времени металлических решетках. Айана остановилась напротив решеток и поняла, что перед ней арматура разрушенного здания. Точнее, если здесь и была когда-то арматура, то растения разрушили ее своими корнями и «объели» все здание, оставив один покореженный каркас.

Большинство растений давным-давно высохло и погибло, однако из-под высохших корней поднимались новые свежие веточки. Но это была скорее не зелень, а нечто серого цвета, будто не растения пустили корни и пустили новые побеги, а их призраки.

Сигналы привели девушку в самую гущу зарослей. Как же ей пробраться сквозь это переплетение ветвей и корней?..

Айана прошлась вдоль края зарослей, выискивая вход. Вскоре она заметила тропку, всю изломанную, выжженную… Зачем тому, кто искал вход в чащобу, понадобилось лезть туда сквозь эту почти непроходимую массу? – подумала она. И еще: почему ее так волновал вид двух призрачно-серых лиан, толщиной в два пальца и образовывающих петли прямо там, где находился этот своеобразный вход? Создавалось впечатление, что они не выросли сами на этом месте, а появились здесь не более двух часов назад.

Айана натянула защитные перчатки, чтобы удостовериться, что у нее не осталось ни одного незащищенного участка кожи. Потом начала идти по этой извилистой тропке, осторожно раздвигая ветви. Те легко ломались, и Айана увидела, что это – полые трубки, из которых сочился какой-то красный сок. Вокруг распространялся зловонный запах гниения, такой сильный, что Айану чуть не стошнило. А обломанные лианы сворачивались вновь прямо на глазах и пропадали в толще этой полуживой изгороди, откуда их выдернули. Айана же продолжа продвигаться вперед.

С каждым шагом ее башмаки немного утопали в перегное, испуская небольшие фонтанчики пыли. Вскоре, когда ее ноздри почти полностью забились этой пылью, Айана стала задыхаться, и тогда она остановилась, чтобы натянуть на лицо респиратор. Что здесь было раньше, она даже понятия не имела. Возможно, судя по обвитым лианами колоннам, они поддерживали раньше какую-то крышу.

Несколько раз ей приходилось останавливаться, чтобы отцепить от себя лианы, хватающие ее за одежду. Это было несложно, ибо они практически не сопротивлялись. Однако Айана ощущала беспредельный ужас лишь от одного их прикосновения, даже несмотря на защитные перчатки, поэтому каждый шаг ей давался с трудом.

И вот она добралась до самого сердца этого сада ужасов, если конечно, это некогда было садом. Она увидела прямо перед собой широкое, квадратное отверстие, уходящее в землю. Ей показалось довольно странным, что возле этой норы ничего не произрастало. Также там не было и двери. Вокруг лежали камни, но не беспорядочно, а словно кто-то аккуратно выложил их перед входом в подземелье. И снова – никаких лиан. Сигнал вел вниз. Но почему, как? Айана посветила лампой в эту огромную дыру. Она поводила лампой, осматривая помещение или, вероятно, часть какого-то коридора. До пола было не очень высоко. Повиснув на руках, вполне можно соскочить вниз. Конечно, защитный костюм сделает неудобным приземление, но она вполне смогла бы это сделать. Тем более что другого выбора у нее не было.

Айана спрыгнула вниз. Когда она встала на ноги, освещая помещение лампой, то увидела, что в комнатке есть дверь, но только на одной из стен… Единственный путь… Значит, ей надо идти туда.

Но что смогло заманить сюда Тана и Джейселя? – размышляла она. Все сильнее ощущался запах ловушки. Однако Джейселю удалось вызывать ее сюда. А он не такой человек, чтобы подвергать опасности либо ее, либо Массу. Однако… А вдруг Джейсель больше не зависит от своих действий?

Под землей сигналы стали слышны громче, настойчивее, чем наверху. Все указывало на то, что Айана находится близко от цели. А повернуть назад уже было невозможно…

Держа лампу в одной руке, а в другой станнер наготове, она шла вперед. И тут внезапно она замерла и затихла, прислушиваясь.

Впереди раздался странный звук. Не человеческий голос или топот чьих-то ботинок. Ей захотелось крикнуть что-нибудь в ответ, чтобы еще раз удостовериться, что это – человеческий голос тех, кого она вышла искать. Но страх лишил ее дара речи. И она, изо всех сил взяв себя в руки, опять двинулась вперед.

Вот и пересечение коридоров… Переговорное устройство, подвешенное к ее поясу, постоянно попискивало. Значит, она близка к цели. А теперь направо, потом – через боковой коридор…

– Айана!

– Джейсель!

У нее во рту настолько пересохло, что она сумела издать в ответ лишь хриплый возглас. Затем она побежала, затем повернула направо. И тут впереди увидела свет.

Фуртиг сидел возле ручья, вытекающего из родника. Утро было восхитительно ясным. Он с наслаждением вдыхал свежий воздух, запахи цветов и разнотравья. Тут он осознал, как все-таки мало приятных запахов в Логовищах. Впрочем, и в Логовищах есть места, где выращивают растения, но это – совершенно иное, даже если они и растения. Растения Логовищ так же мало похожи на растения Народа, как и сам Народ, рожденный там, резко отличаются от обитателей Логовищ. А здесь… его глаза и нос радовались этим таким знакомым видам и запахам, и Фуртиг растянулся на земле, отдыхая от всего скверного, что ему довелось испытать и увидеть в Логовищах. Ведь это скверное и злое было создано знаниями Демонов.

Несомненно, утро обещало быть прекрасным. Но это совершенно не обещало, что миссия Фуртига тоже завершится хорошо. После того как Старшая Выбирающая произнесла свою речь, ни Старейшины, ни молодые воины не промолвили о Фуртиге ни слова. Он счел это дурным знаком. Ведь Народ Пещер всегда отличался неуемным любопытством. А если воины не расспросили его об оружии и жизни в Логовищах, значит, их молчание означает враждебность.

– Прекрасный день! – донесся до него знакомый голос, и он увидел Фоскатта, спускающегося по склону. Фоскатт ночевал во внешней части Пещер вместе с Народом из его клана. Теперь же он спустился на пятках прямо к ручью и провел влажными пальцами по щеке, где находился недавно затянувшийся шрам, будто тот болел до сих пор. – Ну что? Кто-нибудь с тобой разговаривал? – осведомился он.

– Никто. Все держаться со мной так, словно я вернулся с неудачной охоты, – буркнул Фуртиг.

– У меня – то же самое. Одна надежда – что Лили-Ха удалось убедить Выбирающих в нашу пользу…

Фуртиг раздраженно зашипел, хотя понимал, что Фоскатт прав. Когда речь идет о безопасности всего клана, решающее слово всегда за Выбирающими.

– Шшшш! Эй, воины, встречающие рассвет, привет вам! – донесся до них голос.

Они одновременно повернулись и увидели Ю-Ла, стоящую позади, положив руки на изящные бедра. Ее хвост слегка покачивался в такт шевелящимся от легкого ветерка травинкам. Она была ниже ростом, чем Лили-Ха, но ее тело стало довольно округлым. Да, скоро наступит сезон, когда настанет ее очередь восседать в одном ряду с Выбирающими, чтобы наблюдать за воинами, соревнующимися ради ее благосклонности.

– Оказывается, не одни мы встаем до рассвета, – произнес Фуртиг. – Что подняло тебя с постели и заставило выйти из Пещеры, сестра по клану?

– Мечты… мечты и желания… – внезапно она распростерла руки и высоко воздела их к небу. – Как же долго я мечтала, чтобы мои желания сбылись и чтобы то, что мне снится, сталось на самом деле!

– О чем же ты мечтаешь? – немного хрипло спросил Фоскатт.

– Что я отправлюсь к Гаммажу, что узнаю намного больше, чем в этих Пещерах… что сумею вот этими руками сделать намного больше, чем умею делать здесь.

Она поднесла пальцы к лицу и пошевелила ими. Ее пальцы были короче, чем у Лили-Ха, но не такие короткие, как у большинства женщин из Пещер.

– Мне все равно, что решит клан, поскольку я все равно уйду с тобой, брат по клану, – сказала она Фуртигу. – Я уже разговаривала с Лили-Ха, и она согласилась взять меня к Гаммажу. Это мое право, Фуртиг, уйти туда, такое же право, как и любого воина!

– Верно, – пришлось согласиться Фуртиг. Она была права. Если она возжелала уйти в Логовища за знаниями, то у нее есть на это полное право.

Наверное, так оно и станется. Даже если Старейшины попытаются удержать в Пещерах тех, кто верен традициям, то все равно найдутся и такие, кто захочет уйти к Гаммажу за знаниями. И это будут молодые, которые только усилят Логовища. Ю-Ла склонилась над ручьем, зачерпнула воды, подняла голову и прибавила:

– Думаю, Старшая Выбирающая скоро выскажет свое решение. Прошлой ночью в Главной Пещере состоялся Совет. Когда дело касается безопасности малышей, все Выбирающие хорошенько прислушаются к ее словам. Кстати, Лили-Ха очень долго отвечала на их вопросы. Так что, если вы ничего и не сказали, то это отнюдь не значит, что все у вас провалилось.

Она с силой провела ладошкой по воде, разбрасывая брызги, как будто была совсем еще ребенком. Но Фуртиг, наблюдая за ней, снова вспоминал о Фас-Тан, которая не обращала на воинов никакого внимания, даже когда те алчно разглядывали ее. И тут он вновь заметил, как Фоскатт смотрит на Ю-Ла. Так же точно он смотрел на нее прошлым вечером.

Из горла Фуртига вырвался глухой угрожающий рык. Это ведь Ю-Ла, которую он знал столько лет! Она воодушевила его, когда провожала к Гаммажу. И помогала ему уйти в Логовища! Но если она будет Выбирающей, обрадуется ли он, если она обратит на него внимание?

Такой резкий поворот в собственных мыслях удивил его не меньше, чем то, как Фоскатт все время смотрел на Ю-Ла. А что, если Ю-Ла выберет его, Фуртига? Бесспорно, он очень любил ее, но осознавал, что совершенно не так, как Фоскатт. Если кто-то станет угрожать ей, он будет сражаться за нее до последней капли крови! Однако он не станет пытаться искать ее внимания на Турнире. Ведь он не настолько любит ее. И тут Фуртиг задумался о Ю-Ла… Он старался привести мысли в порядок… Совершенно ясно, что ему никогда уже не добиться благосклонности Фас-Тан. Не всем воинам удавалось заслужить даже ее мимолетного взгляда. Да и многих других Выбирающих. Так они и жили, хотя многие уходили из клана.

Ему повезло. Кто-кто, а он найдет, чем ему заняться в Логовищах. Даже если он никогда не сравнится в мастерстве управления машинами Демонов, как это делали обитатели Логовищ, он всегда может стать разведчиком для борьбы с Крыстонам. А разведчиков в Логовищах как раз и не хватало. Несомненно, ему очень повезло. И пусть он мысленно мечтал о недостижимом. А что касалось Фоскатта и Ю-Ла… если у них все получится, то это же просто прекрасно!

Но в эти мгновения не было времени рассуждать ни о Выбирающих, ни о создании новых кланов и семейств. Сейчас надо было думать о том, как спасти от опасности уже имеющиеся семьи.

Ю-Ла оказалась права. Окончательным решением Выбирающих стало, что в Логовищах жить безопаснее, чем в Пещерах и в открытой местности, где кого-нибудь из малышей может постичь участь детенышей Клыкастых. Что до угрожающих им Демонов, то их всего-то четверо, и поэтому они представляют серьезной опасности для клана. А вот с Крыстонами они сражаются веками, ибо об этих войнах упоминается в самых древних легендах. А все потому, что для Народа Крыстоны – это природная добыча. Тем самым Гаммаж может ожидать прихода к нему кланов еще до того, как луна уйдет в фазу Темных Ночей.

Но Ю-Ла захотела возвратиться в Логовища вместе с посланниками. И они условились, что ночью вчетвером отправятся в обратный путь.

В небе даже не было намека на летательный аппарат, хотя они ни секунду не чувствовали себя от него в безопасности. А когда они встретили патруль Клыкастых, те сообщили, что с тех пор его не видели.

Но у Клыкастых имелись новости. Один из их разведчиков, обследующий дальнюю территорию, видел странную вещь. Он заметил флаг перемирия, а рядом с ним еду и питье. Все это предназначалось для Лайкера, который, похоже, стал оправляться после сильных ранений. Все это оставил Народ из Логовищ. И той же ночью его обнаружили собратья по племени и забрали раненого с собой. И при этом не разорвали флаг перемирия, как это они делали обычно.

Кроме того, разведчики Лайкеров стали собираться вместе, а это означало, что они намеревались разбить большой лагерь в лесах.

– Выходит, мы помогли освободиться этому Лайкеру, – произнес Фуртиг. – Но, вполне возможно, что это – только небольшая часть их стаи. И вообще, объединить Народ и Лайкеров под одним знаменем – совершенно неслыханное дело.

– Да, – подтвердила Лили-Ха. – Но ведь Лайкеры не разорвали флаг. Он по-прежнему стоит на месте. Тем самым, они все же не отказываются от переговоров. По-видимому, они собирают вместе свои кланы, чтобы переговорить с нами так же, как мы разговаривали с Народом из Пещер. Но если это так, то…

– Мы не можем доверять Лайкерам! – вскричал Фуртиг. – Даже если легенды Демонов и гласят, что некогда мы были вместе, мы не можем им доверять!

– Лайкеры жили с Демонами, – сказала Ю-Ла. – Вот откуда они научились всяким злобным козням, – сейчас она повторила легенду своего клана.

– Но ведь вместе с Демонами жил и Народ, – ровно напомнила ей Лили-Ха. – Первые Предки ушли из Логовищ только тогда, когда Демоны обратились против них, когда обезумели и ожесточились. Однако вы правы в одном: у Гаммажа должны иметься очень веские аргументы, чтобы заставить Лайкеров выслушать его. Для этого отнюдь недостаточно спасти одного Лайкера от Крыстонов. Хотя это только начало. Кто знает, что будет дальше?

Фуртиг тем временем думал о флаге перемирия. Даже если Лайкеры с презрением не сломали и не порвали его, чтобы потом швырнуть наземь, что означало бы полный отказ от переговоров, то любой воин должен обладать величайшей отвагой, чтобы подойти к этому флагу без оружия, доверившись тем самым доброй воли своих врагов. Кого же из храбрецов изберет Гаммаж… или кто добровольно вызовется на этот поступок? И как он догадается, что явится в нужное время? А друг Лайкеры в ответ установили свой собственный флаг?

Вдруг Фуртигу страшно захотелось возвратиться к Логовищам, чтобы узнать, что случилось с тех пор, как он ушел оттуда. Может быть, к Демонам пришло подкрепление? Однако слова Клыкастых вдохновили и воодушевили его: ведь они не видели на небе второй летающий аппарат.

Сломанной Нос и его отряд будут охранять это место и, будучи информированными о приходе Народа из Пещер, обязательно поднимут тревогу, если появится опасность. Одно присутствие здесь Клыкастых уже говорило, что эта дорога под присмотром.

Впереди виднелись Логовища. Что ожидало их там? Все четверо вышли на открытую местность и побежали к Логовищам со всей скоростью, с какой только могли.


Айана стянула защитные перчатки и, скатав их в комок, спрятала на поясе до тех пор, пока ей не придется снова ими воспользоваться. Джейсель лежал рядом с ней, и крупные бусины пота покрывали его лицо. Глаза капитана были закрыты, и она поняла, что это произошло от действия болеутолителя. Его рана была не очень опасной, чего она боялась поначалу. Если ей удастся доставить его в медицинский отсек корабля в специальный обновитель, то не пройдет и дня, как от этой раны останется лишь свежий шрам.

Но сильнее ее озадачило совсем другое. Она заметила на ремне Джейселя сумочку с медицинским оборудованием. А у Тана такую же. Они запросто могли обработать рану. Так почему же они начали посылать ей панические сигналы?

В эти мгновения она не задавала никаких вопросов, поскольку занималась пациентом. Тан стоял, прислонившись к стене, и тупо смотрел в одну точку. Как и Джейсель! Казалось, что тот был поражен серьезностью ранения и сильно преувеличивал его. Возможно… Тут Айана огляделась вокруг: а вдруг в помещении витает какой-то яд? Однако она только что разбрызгала специальный очищающий аэрозоль, который должен был уже ликвидировать яд, если таковой здесь имелся. Ей пришлось призадуматься. Айана старалась пристально не глядеть на Тана, но машинально она то и дело на него посматривала. Но тот не обращал на нее никакого внимания. Он невидящим взором уставился на дверь помещения, и, казалось, настолько был поглощен своим занятием, словно видел или слышал нечто – или ожидал, что что-нибудь случится.

– Что там еще? – довольно громко осведомилась Айана, и ее голос эхом разлетелся по подземелью.

Тут он повернул голову. И в его глазах девушка увидела неестественный блеск, который сильно испугал ее. Она даже содрогнулась от страха. Под землей было холодно, но ее грел защитный костюм. Однако Тан сумел вогнать ее в дрожь одним лишь взглядом.

– Скоро у тебя будет еще один пациент, Айана, причем очень важный. Нам дико повезло, мы все-таки сумели вступить в контакт…

– В контакт с кем… или чем? – требовательно осведомилась она, когда он кончил говорить.

– С теми, кто здесь живет. Ты же знаешь, Айана, что здесь находится хранилище информации. Они показали нам пленки, механизмы… Иными словами, знания Первых Поселенцев с Первых Кораблей ничто по сравнению с тем, чему мы сможем научиться здесь! Если у нас будет время…

– Что ты имеешь в виду?

– Ну, наши друзья охотятся за этой информацией не одни. Есть и другие… И они могут быть очень близко к нам. В старые времена здесь была страшная война. Тебе известно, какая это была война?

Айана быстро встала, потому что, подойдя ближе к ней, он стал возвышаться над нею.

– Война между людьми и животными… животными, понимаешь?! Твари, покрытые шерстью и с клыками, осмелились посчитать себя людьми… они осмелились равнять себя с людьми… осмелились!!! – Он тяжело дышал, его лицо раскраснелось. – Но были и другие! Было человечество, то есть люди, которых было совсем немного, и им пришлось найти друзей, помощников… и они жаждали этого! И вот, когда люди покинули эту планету, помощники людей остались здесь для защиты. Для защиты знаний и чтобы защитить их от животных! И они все еще сражаются, и теперь это и наша война тоже! Понимаешь?!

Спустя некоторую паузу он продолжил:

– Ты только представь себе, Айана – специальные устройства-оздоровители! В наших записях имеются только намеки на них! А теперь ты собственными глазами сможешь увидеть их, научиться ими пользоваться… сможешь помочь одному из их лидеров. Нам выпал такой шанс! И какая это удача! Ты только представь себе то, о чем я тебе толкую!!!!

Так пребывал в одном из своих настроений крайнего возбуждения, но все равно, таким его Айана видела впервые. И раньше, чем подумав, она тихо промолвила:

– Вот она, знаменитая удача Тана…

Он неистово кивнул.

– Да, это удача Тана! И она всегда помогала нам, и поможет снова завоевать всю эту планету на благо человечества! Но слушай! Они идут!

Айана слышала только тяжелое, прерывистое дыхание Тана, но потом до нее донеслись и другие звуки. Она увидела свет. Потом мерцание за дверью и тех, приход которых так ожидал Тан. Айана набрала полные легкие воздуха и отступила назад. Она машинально ощутила какое-то отвращение.

Ибо они ходили на двух ногах, но у них торчали длинные безволосые хвосты. До чего отвратительно! – подумала девушка. Они были небольшие, но если поднимались в полный рост, то почти достигали ее колен. Сквозь голую кожу пробивались островки шерсти. На некоторых, поменьше, шерсть имела грязно-серый оттенок; на двух – самых крупных – она была белой. У них были крупные головы и узкие морды животных с удлиненными передними зубами. Над довольно высокими лбами торчали длинные уши.

Айана возненавидела их, как только увидела. С чувством холодного ужаса она наблюдала, как Тан приблизился к ним для приветствия к одному из самых крупных, покрытому белой шерстью. Похоже, это был их предводитель. Тан наклонил к нему голову.

На шее у этого необычного существа болталась маленькая коробочка. Он дотянулся до нее лапой… или рукой… и дотронулся до нее. Потом издал подряд несколько пронзительных криков, а из коробочки послышался сперва треск и шуршание, а потом более или менее отчетливые слова:

– Вождь-ждет… Поторопитесь-поторопитесь!

Так головой мотнул в сторону Айаны и произнес:

– Она здесь. И она уже готова.

– Нет! – закричала Айана. Ни за какие знания и сокровища всего человечества она бы не отправилась вместе с этими маленькими ужасными существами в их норы.

Тан встал, подошел к ней и отрезал ей дорогу к бегству. Она ни за что бы не сумела проскользнуть мимо него и стены.

– Маленькая дура! – заорал он и грубо схватил ее за руку, причинив такую сильную боль, что она едва не задохнулась. – Если ты не пойдешь за ними сама, то я вколю тебе добрую дозу снотворного. И тебя просто-напросто понесут наши помощники. Ты этого добиваешься? Разве до тебя еще не дошло, что никакие твои дурацкие штучки не помешают моим планам?!

И тут она поняла, что он сделает именно так, как обещал. Если она пойдет по собственной воле, то по крайней мере запомнит дорогу, и тогда, возможно, ей удастся сбежать. Если Тан усыпит ее и они понесут ее… Нет, у нее не было выбора.

– И не советую пытаться их обхитрить. Они – не животные, – процедил Тан сквозь зубы. – Джейсель уже успел в этом убедиться. – Он оскалился в злобной улыбке, и Айане показалось, что у него самого выросли клыки. – А теперь пошли…

Он грубо толкнул ее к двери. И эти ужасные твари тотчас же окружили ее плотным кольцом. Для охраны.


Глава шестнадцатая

Айана остановилась и стала осматриваться вокруг, сперва с любопытством, а затем с постоянно растущим возбуждением, которое отвлекло ее внимание от повизгивающих существ, притащивших ее сюда – и даже от Тана, который шел за ними позади и с которым она не перекинулась даже словечком с начала всего этого кошмара. Ведь это он привел сюда этого ужасного вождя – наполовину облысевшего и со свалявшейся шерстью, и все время переговаривался с ним. Девушка прошла немного вперед, чтобы стоять подальше от этих ужасающих чудовищ. А то, что эти существа – чудовища – она не сомневалась ни на йоту.

Однако ее поразило само место, в котором она очутилась. Она подробно знала все детали, касающиеся ее профессии – медицины, известные еще со времен Первых Кораблей. Это она изучала по записям. К тому же она изучала комбинированные методы и внимательно слушала споры и рассуждения тех, кто более ста лет тому назад изучал те же записи.

Она медленно повернулась, чтобы как следует изучить огромную залитую светом широкую комнату, разделенную на более мелкие отсеки, которые были не выше ее плеча. Это действительно был медицинский центр, о котором ее учителя не осмеливались даже мечтать.

Некоторые из аппаратов она сумела узнать, вспомнив старинные диаграммы – диагностические, операционные, оздоровительные… В эти мгновения изумления и возбуждения Айана напрочь забыла об отвратительной компании, в которой находилась, и уверенно прохаживалась среди стеллажей, то и дело останавливаясь перед приборами, уже известными ею, и проходя мимо тех, предназначения которых не знала. Ну почему так?! Если бы это заработало, то при помощи такой аппаратуры можно было бы вылечить целый народ!

Айана протянула руку и провела пальцами по прозрачной стене, за которой находился оздоровительный отсек. Если бы только он работал! Но сколько же времени прошло с тех пор, когда им пользовались? Теперь она подумывала, как запустить в действие знакомые ей приборы. Как ни странно, они выглядели так, словно ими вовсе не пользовались. А вдруг они откажут, что тогда? Ведь она понятия не имела, что это за техника и как включить ее снова.

Она прошлась вдоль узкого прохода между отсеками и вышла на открытое пространство. И вот перед нею…

Этот стол… и этот жуткий запах… Лужи крови! Айана с отвращением отскочила от стола. Посреди совершенной стерильности – это было, словно ударом в лицо, и тут она осознала, зачем находится здесь. На столе были свалены отвратительные окровавленные инструменты, и все это напоминало скорее кровавую работу мясника, чем кого-нибудь, желающего помочь больному. Что же они тут творят… эти маленькие чудовища, с которыми Тан, похоже, заключил какое-то дьявольское соглашение?

– Ну как? – донесся сзади голос Тана. – Что ты об этом всем думаешь? Разве я не говорил тебе, что здесь можно обнаружить куда-а больше, чем можно даже вообразить? А сейчас Уду хочет знать, сумеешь ли ты при помощи этих приборов исцелить их вождя?

Вся трепеща, девушка отвела взгляд от залитого кровью стола, пытаясь вообще не думать об увиденном.

– Кое-что из этого есть в записях, – ответила она. – Остальное же… – Айана покачала головой, – остальное для меня совершенно ново. К тому же мы не знаем, подведен ли сюда источник энергии, чтобы это заработало.

– Уду все узнает, – «успокоил» ее Тан и продолжал: – Кое-что работает, – хриплый голос Тана перекрывал омерзительное попискивание, издаваемое коробочками, висящими на груди у тварей и служивших им переводчиком. – Если постараться использовать материал для испытаний…

– Материал? – переспросила Айана в ужасе, изо всех сил стараясь не смотреть прямо на Уду. И не обращаться к… нему. – Что ты подразумеваешь?

– Ну-у, насколько я понял, они тут немножко поэкспериментировали самостоятельно. Время от времени они захватывают пленников, это всякие животные, бродящие здесь. Они используют их точно так же, как это делали наши предки. Поэтому существа, оставшиеся здесь, и решили, что тут они – первые. Это были подопытные существа.

– Да. Да, мы помощники Великих, – раздался другой голос. – И мы работаем здесь. Другие пытаются овладеть механизмами, как это делаем теперь и мы. Но многие скрылись и спрятались. И ждут, чтобы расправиться с нами… убить нас… уничтожить! Они уничтожают записи, знания. И очень скоро все это пропадет, если мы их не остановим!

– Видишь, – произнес Тан. – Мы обязаны остановить это разрушение… Или мы лишимся всего!

– Не трать время попусту, – вмешался Уду. – Шимог умирает. Дай этой ученой женщине применить свои знания, чтобы Шимог снова ожил.

Айана проглотила комок в горле.

– Я должна… я должна… Осмотреть его…

– Разумеется! Он там, внизу. – Тан обошел испачканный кровью стол, словно его вообще не существовало, а Айана проследовала за ним, радуясь, что покидает это жуткое место. Но сейчас она уже знала, что только сделает вид, что подчиняется приказам Тана, а на самом деле не станет ничего для него делать. И ни за что не будет помогать этим чудовищным тварям. Ни за какие знания мира! Даже в том случае, если ее миссия провалится, подсказывал ей внутренний голос. Даже если от этого будет зависеть жизнь или смерть тех, кто с нетерпением ожидает их на Эльхорне. Но Эльхорн так далеко… А это здесь… прямо перед нею. Она шла позади Тана, ожидая возможности избавиться от этих страшных коварных существ.

В конце коридора они очутились в совершенно квадратном кабинете, где собралось множество этих гадких существ. Несколько из них охраняли вход. Двое – стояли и караулили кушетку, на которой лежало существо, намного больше, чем Уду, но тоже покрытое пучками шерсти.

Его брюхо очень сильно вздулось. Черная шкура вся была исполосована глубокими царапинами. Оно дышало медленно и с большим трудом, словно каждая попытка вдохнуть воздух стоила ему огромнейших усилий. Его охранники и помощники расступились, когда Айана заставила себя опуститься на колени рядом с этим мерзким чудовищем.

Она не почувствовала к нему жалости даже когда оно повернулось и посмотрело на нее. Ибо в его глазах застыла вполне осознанная холодная злоба. Айана определила по его взгляду, что существо, лежащее рядом с ней на кушетке, вполне разумно, но его разум далек от человеческого. В нем стояла лишь смертельная ненависть ко всему, заключенная в это отвратительное тело. Она не могла определить словами, чем страдал Шимог, поэтому ограничилась только поверхностным осмотром. Единственное, что она понимала, это то, что он болен. Но болеют ли этим недугом все существа, населяющие эту планету, либо ей страдает только этот вид, она сказать не могла. Поскольку подобных симптомов не встречала ни разу в жизни.

– Что с ним надо сделать? – нетерпеливо и требовательно вопросил Тан.

Что сделать? Да она представления не имела. Если не считать одной вещи. Разве что его можно поместить в восстановительную камеру, которую она заприметила по пути. Если к ней подведено питание, то, возможно, она сработает. И это вполне сможет помочь ему.

– Поместите его в оздоровительную камеру, – сказала Айана. – Вероятно, это поможет ему.

– В машину? – резко спросил Уду. – А ты умеешь управлять ею?

– Я ознакомилась с ее инструкцией, – ответила Айана. Она говорила очень осторожно. Еще не хватало что-либо обещать этим маленьким дьяволам! – Я, конечно, постараюсь сделать, все что можно, чтобы удостовериться, что машина работает, как надо, прежде вы поместите в нее своего шефа.

– Тебе будут нужны подопытные животные для этого эксперимента? – резко спросил Уду. – У нас найдется все, что тебе нужно.

– Не знаю, не знаю… но это сопряжено с определенным риском, ведь оздоровители функционируют только в одном режиме: либо он восстанавливает жизненные функции, либо их отнимает.

Уду промолчал, но, видимо издал какой-то неслышный приказ, ибо большинство из пришедших быстро удалились прочь.

– Мне надо осмотреть восстановитель… – сказала Айана и тоже вышла. Наконец, избавившись от едкого, зловонного запаха, ауры ненависти, испускаемой этими мерзкими тварями, она бегом возвратилась в кабину с прозрачным стеклом и прошлась по мягкому половому покрытию. Кабина была настолько огромна, что могла вместить в себя двадцать таких существ, как Шимог.

Не закрывая двери восстановителя, она подошла к пульту его управления. Поскольку она не знала причину недуга Шимога, ей надо было установить полную программу его исцеления. Ага, вот и значки, известные ей по инструкциям! Одним пальцем она нажала на кнопку, включающую аппаратуру, и, судя по загоревшимся лампочкам на пульте, та работала! По крайней мере эта штука была подключена к какому-то источнику питания. И…

Айана резко повернулась, услышав незнакомые ей звуки!

Навстречу ей… Вдруг у нее закружилась голова, и она чуть не упала в обморок. Ее сильно подташнивало. К ней ползли какие-то существа, и при этом они скулили, пронзительно кричали, визжали, издавали булькающие звуки. Изо рта некоторых из них появлялись и лопались кровавые пузыри. Когда Тан влепил ей пощечину, чтобы привести в чувства, у нее зазвенело в голове.

– Это всего лишь животные, животные для экспериментов, понимаешь? Естественно, Крыстоны не очень-то церемонятся с врагами, но и враги относятся к ним не лучшим образом!!!!

Айана до боли прикусила губу. Тан… Неужели это Тан говорит эти ужасные слова? Нет, конечно же, это – не ее Тан, которого она любила, а кто-то другой, в кого превратился Тан, стоило им ступить на эту проклятую планету! Да будь все проклято!

Тем временем Крыстоны запихивали, заталкивали и закатывали в восстановитель искалеченные и искусанные почти до костей тела. Потом дверь восстановителя с грохотом захлопнулась.

– Ну же, приступай к делу! – приказал Тан и, схватив ее руками за плечи, грубо развернул Айану к пульту. – Докажи, что он работает! Испытай его и в первом, и во втором режиме!

У Айаны лихорадочно прыгали мысли… Но она должна привести их в порядок. Эти несчастные искалеченные существа, к которым она испытывала глубочайшее сострадания, пребывают в таком состоянии, что ей надо во что бы то ни стало облегчить им смерть. Для этого нужно, чтобы они приняли ее в бессознательном состоянии. И Айана включила питание. Машина загудела. Она не смотрела через стекло, она просто врубила машину на полную мощность, в надежде, что существа, находящиеся внутри, погибнут очень быстро и без всяких мучений. А она пока собиралась с мыслями, приводя их в полный порядок.

Она ни за что не станет помогать Тану и этим Крыстонам – ни за что и никогда! Тут надо особенно не думать, а действовать. И кто начнет действовать, у того на стороне и будет преимущество. Если выберется отсюда живой, то должна начать действовать до того, как Крыстоны догадаются, что она – не их союзник.

Тан отобрал у нее станнер, но в ее медицинском комплекте найдется кое-что и получше. Ей надо лишь до него добраться…

– Нам нужно немного времени, – обратилась она к Тану почти шепотом. – А Шимогу пока придется дать снотворное. Это ему поможет справиться с болью.

– Так дай ему снотворное!

Не глядя на камеру оздоровителя, Айана вернулась туда, где лежал Шимог. И там она открыто объявила, что намерена предпринять. К счастью, Тан разбирался только в оказании первой медицинской помощи, а препараты знал только по их названиям. Он не знал, что такое правильная доза какого-нибудь лекарства.

– Я дам вашему вождю снотворное, – проговорила она, не глядя на уду. – Он уснет и будет спать до тех пор, пока я полностью не испытаю камеру оздоровителя.

Вместо ответа Уду грубо отпихнул ее (неужели эта тварь почуяла открытое предательство с ее стороны?) и отрицательно закачал головой:

– Сперва докажи, что твое лекарство не причинит ему вреда. Испробуй его… вот на нем… на Моге!

Один их охранников сделал шаг вперед.

– Давай, испробуй его на Моге, – повторил Уду.

– Что ж, хорошо. – Она поднесла шприц к запястью Крыстона и надавила на инжектор. Охранник заморгал, тихо вздохнул и повалился на пол. Уду склонился над ним и прислушался.

– Гм, правда. Мог спит. Пусть тогда Шимог тоже заснет.

Айана склонилась над Шимогом и сделала ему укол. Итак, самая простая часть ее плана завершилась. Потом она стала вращать шприц, делая вид, что закрывает его колпачок. В действительности, она надавливала на инжектор до отказа. Сейчас у нее уже имелось оружие, и за один раз она сможет при помощи него обработать не одного пациента, даже не подходя к врагам.

Доза, которую она вкатила Могу и Шимогу, была крайне маленькой по сравнению с объемом препарата, находящегося в шприце. Но ведь теперь ей придется сделать инъекцию Тану, а он намного выше и сильнее любого Крыстона.

И потому, что Тан выше и сильнее Крыстонов, она решила, что должна сперва обработать его, а потом уже приняться за остальных. Айана встала, по-прежнему наблюдая за Шимогом, словно хотела убедиться в его состоянии. Затем резко повернулась со шприцем наготове.

Прямо в лицо Тана ударила мощная струя препарата. У нее не было времени смотреть, как он подействует на Тана, и она прицелилась шприцем в Крыстонов.

– Ты!.. Ты!.. – руки Тана потянулись к Айане. Но спустя мгновение его руки ослабли и безвольно обвисли. И он рухнул прямо на пол, а за ним начали падать Крыстоны. Ее атака оказалась для них полной неожиданностью.

Айана бросилась к своей аптечке. Она не знала, сколько времени Крыстоны будут находиться без сознания. Но пока они придут в себя, ей надо как можно быстрее убраться отсюда. Но перед тем как бежать, она должна убедиться, что несчастные существа в оздоровителе умерли легкой смертью, что их страданиям настал конец.

Она побежала по коридору, туда, где находился гудящий оздоровитель. И заглянула в камеру…

Этого не может быть!

Она обеими руками уперлась в стекло, глядя, что происходит внутри. Там продолжался этот страшный безумный сон. Она прекрасно понимала, что оторванные органы, искалеченные тела ни за что не отрастут снова и не поправятся. Однако искалеченные существа – исцелялись, каждое на свой манер. Она тогда врубила мощность на полную силу… Неужели, надеясь на быструю смерть для изувеченный существ, измученных Крыстонами, включила на полную мощность режим восстановления, а не разрушения? И благодаря этому, эти несчастные существа не только живы, но и выздоровели?!

Но тут же она подумала, что если увиденное ею – правда, то ей нельзя оставить в камере исцеленных! Ведь, очнувшись, Крыстоны тотчас же обнаружат, что она сбежала, и отыграются на пойманных ими существах! И как!!! Может статься, что, бросив этих животных на произвол судьбы, она обречет их на более страшные муки!

Но вдруг они только выглядят исцеленными? Ведь она ничего не знает об оздоровителе и как должен выглядеть полностью исцеленный пациент. И сколько времени ей отмерено ждать, чтобы удостовериться в этом?

Айана открыла аптечку. Снотворного осталось намного меньше, чем раньше, ибо основную дозу она потратила на Тана и Крыстонов. Ее единственный шанс – это наблюдать за теми, кто остался в камере вместе с Шимогом. А что, если нагрянут новые Крыстоны? Как-никак, а Шимог был их вождем. Выходит, ей надо быть начеку и смотреть, как бы не пришли новые охранники. Вдруг кто-нибудь догадается сменить часовых? К тому же Тан вооружен бластером. И еще, у него ее станнер!

И Айана побежала обратно. Она перевернула лежащего Тана и сняла с его пояса все, что может послужить оружием. Затем, проходя мимо стола с окровавленными инструментами, она смахнула их всех на пол, ибо ими не лечили, а подвергали пыткам.

Она возвратилась к оздоровителю и остановилась перед ним, и здесь оставила свой необычный ассортимент вооружения. Сколько же времени ей придется ждать? Она не любила ждать, ибо считала, ожидание намного более сложным делом, чем открытый бой.

Некоторое время она прохаживалась туда и обратно между комнаткой и камерой оздоровителя. Снова войдя в комнатку, она услышала повизгивание и остановилась со станнером наготове.

В любую секунду здесь могут появиться пятеро или более Крыстонов. Глупо надеяться, что, заметив ее отсутствие, они не поднимут тревогу и не пришлют более мощные силы, против которых ей не сможет помочь даже станнер. А процесс исцеления ускорить было нельзя, и Айана с изумлением наблюдала за происходящим в восстановителе. Да, ее предки умели творить настоящие чудеса! Но если они достигли таких чудес в способности возвращать жизнь, то что же привело их к смерти и заставило бежать с этой планеты на Первых Кораблях? Крыстоны хвастались, что они – товарищи и помощники Людей, которые некогда жили и работали бок о бок с ними. Айана знала, что в результате деградации происходят страшные изменения, как в физических, так и умственных способностях. Однако она не могла поверить, что люди могли иметь какие-то дела с Крыстонами… Крыстоны? – внезапно мелькнуло у нее в голове. Что-то знакомое чувствовалось в этом названии. Где же она могла слышать это слово? Она еще раз внимательно осмотрела животных, лежащих в восстановителе. Какое-то у них есть сходство… с Котти!

– Крыстоны… – бормотала она, вспоминая. – Крыстоны… – вслух повторила она. – Крыстон! Крыса!

И тут она словно воочию увидела пленку с записью лекции. Крыса! Крысы были лабораторными животными! Но те крысы были такие маленькие! Что же так изменило маленькую крысу, передвигающуюся на четырех лапках, и превратило ее в разумного Крыстона, ходящего на двух ногах? Может быть, это случилось в результате экспериментов? Но ведь крысы считались всегда своего рода инструментами в руках человека, но никак не их помощниками – пока что-то не пошло не так. Если бы только узнать правду!

– Крыса! – вновь проговорила Айана. Это слово было отвратительно ей, как отвратительно то, что оно собою означало. Девушка еще раз взглянула на своих пациентов. Они лежали, не шелохнувшись, словно спали, но дышали легко и свободно.

В восстановителе лежали существа, очень похожие на тех, которых Тан зафиксировал на мосту. Только те тогда были вооружены. Она не сомневалась, что и они прямоходящие, и тоже не были животными.

И тут Айана вспомнила – Котти. Правда, не пушистую, мягкую игрушку ее детства. Интересно, есть ли еще их изображения на учебных пленках? Айана что есть силы пыталась вспомнить все, что могла. Если Крыстоны были крысами, то эти существа тоже должны были иметь иное происхождение.

Как вспышка на виза-экране, яркая и резкая, озарение пронзило ее мозг, и Айана наконец вспомнила.

Название «Котти» происходило от слова «кошка»!

– Кошка! – вскричала девушка, словно пробуждая спящих ото сна.

Кошки! Значит, Крыстоны солгали. Ибо кошки во все времена были действительно помощниками человека. И поскольку дети первых переселенцев не могли больше играть с настоящими ласковыми кошками, они заменили их пушистыми игрушками – Котти.

Хотя эти существа явно не были настоящими кошками прошлого. Айане удалось обнаружить в них лишь очень небольшое сходство. Головы их были крупнее, сохранились гибкие усы, уши, стоящие торчком и хвосты.

Помимо всего прочего, один из пациентов совершенно не походил на кошку, ибо относился к особям другой породы. Она как следует изучила его. У него не имелось усов, хотя и был хвост. Но его хвост был не гибкий. Его «лицо» было вытянутое, а уши – длинные и обвислые.

Остальные же были кошками или произошли от кошек. Но кто же тот, другой? И вновь Айана возвратилась к мысленным картинам. И вскоре догадалось – это было животное из породы собак. Собака! Тоже старый друг человека.

Итак, люди-кошки, люди-собаки оказались здесь, в заброшенном здании, и эта новая порода воюет с новой породой людей-крыс. Тогда где же сами люди? Сколько времени прошло с тех пор. Когда они исчезли? И почему? Куда они вообще пропали? Не виновны ли в этом Крыстоны? Айана едва могла поверить в нечто подобное. Даже если этот ходячий ужас сумел создать целые армии, они не смогли бы справиться с вооруженными людьми, экипированными оружием, которое, насколько она знала, здесь было. Ибо она видела у людей-кошек на мосту оружие, наподобие того, что имелось у них.

Один из пациентов зашевелился и открыл глаза. Его большие зеленые глаза смотрели прямо на Айану. Его уши прижались к голове, и тут он с трудом подполз к стене и выставил вперед руки с грозными когтями.

Наверняка, он решил, что она – одна из тех, кто якшается с Крыстонами! Несмотря на то, что у них с ним – общий враг. Как же ей объяснить ему, что это не так. Пока он поймет, где находится, что случилось, пока узнает…

Его холодный оценивающий взгляд… Айана почувствовала, что от него ей стало не по себе. Она отвернулась от камеры, решив, что настало время проверить, не проснулся ли кто-нибудь из охраны. Но восстановление продвигалось очень медленно. И если люди-кошки и человек-собака набросятся на нее…

Но если она воспользуется оружием, то никогда не узнает правду и, вероятно, никогда не сможет убежать из этого места, где его обитатели с невероятной жестокостью охотятся друг на друга.

И Айана вернулась к Тану. Он так и остался лежать на полу. Она должна сохранить ему жизнь. Конечно, он больше ей не друг, и не поддержал ее в опасный и трудный момент, но все-таки он – ее соплеменник. А она прекрасно понимала, что эти грязные твари обязательно набросятся на него, когда узнают, что произошло. Надо вернуть ему станнер, а Крыстонам вколоть побольше снотворного, из того, которое у нее осталось. Чтобы, когда Тан придет в себя, эти чудовища еще спали. И еще, ни в коем случае нельзя забывать, что в любую минуту может к ним прийти подмога. И тогда им уж точно не сдобровать…

Входная дверь не запиралась, и Айана знала об этом. Она закрыла ее и забаррикадировала вход всеми тяжелыми предметами, попавшимися ей под руку.

Когда она с этим покончила, то вернулась к камере восстановителю, настолько усталая и изможденная, что едва передвигала ноги. У нее имелись поддерживающие таблетки в достаточном количестве, чтобы восстановить силы для финального марша-броска отсюда прочь. Но пока ей не хотелось преждевременно тратить их. Кроме того, у нее остался тюбик Е-рациона, подвешенный к поясу. Она повернула колпачок, чтобы его содержимое подогрелось, и после выдавила из тюбика в рот.

Перекусив, вернулась к камере, чтобы посмотреть на пациентов. Время для нее, казалось, шло очень быстро, поэтому и она старалась двигаться поскорее.

Пациенты камеры пришли в себя. Человек-кошка, который первый очнулся, уже стоял на ногах. Айана заметила, как он наклонился над самочкой, тело которой все было покрыто свежими шрамами. Человек-собака тоже очнулся и отошел от людей-кошек в самый дальний угол восстановителя, будто ожидая от них нападения.

Вдруг раздался какой-то резкий звук. Этого было достаточно, чтобы Айана выхватила оружие, но тут она поняла, что это сработало сигнальное устройство на пульте восстановителя, означающее, что режим восстановления завершился. По-видимому, камера автоматически отключилась. Выходит, подумала Айана, программа восстановления выполнила свои функции.

Сейчас ей предстояло освободить пленников, но Айана сознавала, что боится это сделать. На лицах самцов, находящихся в камере, играла ярость… Однако они еще очень ослаблены, а она все-таки вооружена…

Держа наготове в правой руке станнер, она отперла замок левой рукой. Дверь отворилась.

Пациенты-пленники собрались в кучу, готовые прорываться на свободу с боем; трое людей-кошек стояли впереди, человек-собака – сзади. До Айаны донеслось недружелюбное шипение и грозное урчание. Ей очень не хотелось воспользоваться станнером, ибо она осознавала, что пленники снова могут оказаться в лапах Крыстонов.

– Нет! Не надо! – закричала она, чувствуя, что они не понимают ее. Однако она говорила так, словно они могли бы уловить в интонации ее голоса смысл самых обычных фраз. – Не надо! – громко повторила она. Я – друг!

Она увидела поджатые уши, выставленные вперед клыки и тянущиеся вперед руки с грозными когтями. Если они набросятся на нее всем скопом, то ей не останется ничего, кроме как стрелять. У нее просто не было иного выхода.

– Я друг! – повторила она.

И снова в ответ грозный рык. Айана отскочила в сторону и медленно стала отступать назад, шаг за шагом, оставляя лишь свободный путь между ними и дверью, через которую ее сюда притащили Тан с Крыстонами. Хотя она по-прежнему держала станнер наготове, но все же надеялась, что ее поняли. «Уходите отсюда, да поскорее», означал ее жест.

Они шли очень медленно, едва передвигая ногами, но не выказывали боли. Они стали уходить, но при этом не сводили с нее глаз. Затем достигли двери и скрылись за несколько мгновений, а через еще несколько секунд она услышала шуршание их убегающих ног.

Айана вздохнула от облегчения. Ее ожидание оправдалось, то есть, лечение завершилось. Теперь она призадумалась о собственном побеге из этого жуткого места. Она снова вошла в камеру и «обработала» всех Крыстоном лучами станнера. Потом наклонилась над лежащим Таном и вложила ему в руку оружие.

Он громко застонал, и она отскочила назад, словно он попытался схватить ее. Он должен скоро проснуться, подумала она. А ей надо поскорее собираться прочь. Айана развернулась и побежала, остановившись только один раз у восстановителя, чтобы забрать свою аптечку, и ринулась за освободившимися пленниками.

Она боялась зажечь лампу на поясе. К счастью, вокруг было достаточно светло, хотя свет был не очень ярким, а скорее тусклым, но и его было достаточно, чтобы разобрать дорогу. Она должна сосредоточиться на дороге, припоминая, каким путем добиралась сюда. От прерывистого и частого дыхания у нее болела грудь, особенно после последнего рывка. Айана отворила аптечку и нашла таблетки, восстанавливающие силы. Двух ей показалось вполне достаточно, и она их проглотила. Они оказались настолько горькими, что она проглотила их целиком, и поспешила вперед, даже не дождавшись действия стимулятора, но, преодолев несколько коридоров, ощутила, как таблетки начали действовать, что придало ей сил. Невероятная усталость сменилась своего рода эйфорией, вкупе с которой появилась легкость и ясность ума, и одновременно с этим – чувство, что она смогла бы своротить горы. Однако, будучи опытным врачом, Айана понимала, что приняла слишком большую дозу этих таблеток, и это иллюзорное чувство всесильности – всего лишь побочный эффект от их действия.

Она вбежала в еще один коридор… интересно, правильным ли она идет путем? Ведь ей надо… А эти коридоры так похожи друг на друга. Где же она оставила Джейселя? Раньше она пыталась делать отметины по пути, но их оказалось слишком мало. Впереди же коридоры разветвлялись. И все – в разных направлениях. Она должна вспомнить нужное место – должна!!!

Айана не ожидала нападения. И вдруг из одного из мрачных ответвлений, не замеченных ею, выпрыгнул кто-то, и она почувствовала, как ее схватили сильные мохнатые руки. Затем ее ударили, причем с такой силой, что девушка лишилась сознания.

Глава семнадцатая

Фуртиг изучал пленника. Так вот ты какой – Демон! Впрочем, они поймали их женщину, а не воина. Но все равно, раз это Демон, его надо бояться. Он прислушался к прерывистому дыханию Демона. Рядом с ним стояли Ю-Ла и Лили-Ха. Ю-Ла уже освоилась с чудесами воспетых в легендах Логовищ. Потом появились двое мужчин, рожденных в Логовищах. Они принесли с собой коробку с лежащим в ней мотком провода.

Наконец, женщина-Демон пришла в себя. Когда ее поймали, она упала настолько неудачно, что сильно ударилось головой. Поэтому им не составило труда связать ее. Женщина даже не успела выхватить оружие. В помещение вошел Джир-Хаз, который очень помог в ее поимке.

– Ты сумеешь с нею объясниться на их языке? – спросил Фуртиг у Лили-Ха.

– Надеюсь, что смогу. Мы часто прослушивали записи разговоров Демонов на пленках и понимаем их слова. Но самим нам не удается издавать такие же звуки, как они. Хотя, вероятно, при помощи этого… – она указала на коробку с проводом. – Думаю, это поможет нам переговорить с ней. Возможно, наша речь изменится настолько, что она поймет наши расспросы.

Но женщина-Демон заговорила первой. Она переводила взгляд с одного на другого, и сначала Фуртиг распознал в ее взгляде страх, что весьма его обрадовало (тем самым это доказывало, что воины Народа могут испугать даже Демонов), но потом в ее глазах появился вызов. И она заговорила с Лили-Ха, сначала очень быстро и настолько нечленораздельно, что Фуртиг вообще ничего не понял.

Однако Лили-Ха, еще с детства привыкшая к обучающим машинам, быстро рассортировала сказанное Демоном на отдельные слова.

– Она хочет знать, куда попала и кто мы такие, – пояснила Лили-Ха. Потом один из принесших коробку с проводом ловко подключил провода к коробке, и Лили-Ха заговорила в специальный ретранслятор:

– Мы находимся в Логовище Гаммажа. Мы – люди, – промолвила она, медленно и отчетливо выговаривая слова.

Было почти сверхъестественно слушать слова Лили-Ха. Потому что из ретранслятора доносились совершенно непонятные, булькающие звуки чуждой всем речи, которые эхом отдавались по помещению.

Лицо женщины-Демона имело странные черты. Всем присутствующим показалось, что такого лица не может быть ни у одного разумного существа. Однако Фуртиг предположил, что она просто ошарашена.

– Говори медленно, – продолжала Лили-Ха. – Мы умеем понимать речь Демонов, но не в силах повторить ее из-за устройства наших губ.

Фуртиг заметил, как женщина-Демон облизнула пересохшие губы. Она не могла пошевелиться, ибо ее крепко-накрепко связали, предварительно раздев ее. И тут Фуртиг с изумлением отметил, что у Демонов нет шерсти. Лишь несколько кож, покрывающих тело сверху, которые снимаются одна за другой.

– Вы – люди-кошки? – спросила пленница, и даже Фуртиг сумел понять эти слова, сказанные с незнакомым ему акцентом.

– Кошки? – удивилась Лили-Ха. – Нет, мы люди, – поправила она пленницу. – Зачем вы пришла сюда?

– Что вы намереваетесь сделать со мной? – женщина-Демон перевела взгляд с Лили-Ха на Джир-Хаза. – Кстати, именно он находился в восстановительной камере. Я выпустила его оттуда, а вместе с ним и еще нескольких других.

– Кто может знать намерения Демонов? – повернулся ко всем Джир-Хаз. – Да, я очутился в оздоровителе вместе с Тиз-Зоном, А-Саном и одним из Лайкеров. Крыстоны вдоволь над нами поиздевались. А она заставила Крыстонов поместить нас в оздоровитель. Может быть, чтобы снова отдать нас этим вонючкам на забаву! Разве я не прав, а, Демон?

И он наклонился к Айане и зашипел ей прямо в лицо.

– Я могла убить вас, – ответила она. – Но я дала вам сбежать оттуда.

– Это правда? – повернулась к Джир-Хазу Лили-Ха.

Тот замотал хвостом, явно в нерешительности.

– Мы все рассказали Старейшинам. Да, она дала нам уйти. Но я не сомневаюсь, что все это произошло с подачи Крыстонов, которым вздумалось поразвлечься, гоняясь за нами по проходам! Зачем еще Демонам понадобилось исцелять нас и выпускать на свободу?

Лицо женщины-Демона раскраснелось от негодования. Она попыталась освободить руки, борясь с крепчайшими узлами.

– Я очутилась вместе с Крыстонами против своей воли!

– Кстати, там был еще один Демон, мужчина, – перебил ее Джир-Хаз. – Он якшался с ними еще до ее появления там. И его не было рядом с ней, когда она лечила нас. Как не было его, когда она отпустила нас на волю. Ты бы лучше спросила у нее, где сейчас этот Демон-мужчина?

Лили-Ха перевела вопрос. На этот раз женщина-Демон лежала спокойно, как будто осознала, что ей ни за что не справиться с узами.

– Я оставила его с Шимогом. Я вколола им снотворное, причем всем, чтобы они спали, а пока они спят, вы бы смогли убежать. Да и я тоже…

– Зачем? – спросила Лили-Ха, и Фуртигу показалось, что она задала этот вопрос, ибо не верит ни одному слову женщины-Демона. И действительно, зачем женщине-Демону идти против своих же, да и как она может помочь Народу? Разумеется, она врет и готова предать их всех при первой же благополучной возможности. А они ей почти поверили…

– Потому что я видела Шимога и то, что он сотворил с вашим народом. Я исцеляю раны, а не наношу их, как вы не понимаете?!!

– Все Демоны лжецы! – вскричал Джир-Хаз. – Что же это получается, тот, другой Демон остался с Крыстонами, в то время, пока эта женщина лечила нас? А потом она возвратилась к нему и Крыстонам, притворяясь нам другом, и все ради того, чтобы указать Крыстонам, каким путем мы ушли.

Пока Фуртиг только размышлял, но последнее обвинение, сорвавшееся из уст Джир-Хаза, весьма его обеспокоило. И тут он спросил его:

– Ответь, когда ты ее поймал, она была одна? Или притащила с собой Демона-мужчину в компании с Крыстонами?

– М-да… – задумчиво проговорила Лили-Ха. – Если она охотилась за вами одна, то почему? Помнится, ты сказал, что выслал вперед А-Сана, когда вы сбежали от Крыстонов. Исцеленный Лайкер, по-видимому, отправился к своим. А теперь получается, что перед ней лежало три пути, я имею в виду коридоры. И какой след она взяла?

Джир-Хаз помотал хвостом и медленно промолвил:

– Она не взяла ни один из следов. Она повернула в четвертый коридор, который ведет в нашу часть Логовищ. И, совершенно точно, она отправилась туда в одиночку. Скрутив ее, мы некоторое время подождали, прежде чем уйти. Но за ней никто не пришел.

– Выходит, у нее и в мыслях не было охотиться за вами. Она была одна, когда исцеляла вас в оздоровителе, равно как она была одна, когда открывала дверь и выпустила вас на свободу. И когда показала вам, куда бежать, она тоже была одна. Разве это не так?

– Выходит, так, – признал Джир-Хаз.

– Значит, ты рассказал нам лишь то, что видел сам. Но и она говорит правду насчет того, что не охотилась за вами с Крыстонами и не помогала им.

– Но ведь она – Демон! – с возмущением воскликнул Джир-Хаз.

И тут Ю-Ла впервые нарушила тишину. Она стояла рядом с кроватью с лежащей на ней Айаной и сказала:

– Вы только посмотрите, она вовсе не похожа на воина. Посмотрите, посмотрите… Она не умеет убивать. – И с этими словами она коснулась кончиками когтей до тела женщины-Демона. – Да она такая вся мягкая, что никому не составит труда разорвать ее в клочья. Не спорю, она большая, как и все Демоны, и все же я не считаю, что наши воины должны относиться к ней, как к вооруженному до зубов врагу. Думаю, вот о чем надо ее спросить. Она утверждает, что лечит, а не наносит увечья, значит, надо спросить ее, как она это делает и зачем? И как она оказалась среди Крыстонов?

Тут заговорил Фуртиг:

– Лили-Ха, спроси ее еще знаешь о чем? Зачем она пришла в Логовища? И сколько еще Демонов намереваются явиться туда?

Фуртиг тотчас же подумал, что пленница может и солгать, но все равно спросить ее об этом просто необходимо.

Как ему хотелось, чтобы здесь, рядом с ними, был Гаммаж. Безусловно, он-то сразу почувствовал бы ложь в ответах женщины-Демона. Однако Предок отправился на мирные переговоры с Лайкерами, а те, в свою очередь, в ответ установили свой флаг рядом с флагом Народа, что означало, что Лайкеры готовы пойти на переговоры. Вероятно, Лайкер, которого освободила женщина-Демон, был разведчиком, высланным для передачи того же приглашения на мирные переговоры. И если это так, то кто может предсказать, как повлияет его рассказ после освобождения на переговоры с Народом?

Тем временем женщина-Демон отвечала на вопросы. Она отвечала очень медленно и отчетливо. Они прилетели с небес. И их всего четверо на корабле…

Однако все и так это знали. Так что они не узнали ничего нового. Однако когда они стали спрашивать о Крыстонах… Они не смогли бы проверить ее ответ, но тем не менее… Она сошла с корабля, поскольку прилетевшие с ней товарищи послали сигнал о том, что одному из них срочно требуется медицинская помощь. Она обнаружила его израненного и тотчас же оказала ему первую медицинскую помощь. Тогда второй из их экипажа, успевший подружиться с Крыстонами (несмотря на то, что невозможно дружить с этими зловонными тварями!), приказал ей исцелить вождя Крыстонов, а если она откажется, то он пригрозил самыми страшными мерами. То есть, с ней обойдутся по-крыстоновски.

Чем больше Фуртиг слушал ее, стараясь как можно внимательнее разобрать ее медленно произносимые слова, тем больше понимал сказанное. Несмотря на мнение Джир-Хаза и свое собственное недоверие к Демонам, теперь он не верил, что она лжет.

Когда она рассказывала о Шимоге, в ее голосе звучало нескрываемое отвращение (Фуртиг уже понял это, поскольку освоился с речью женщины-Демона). И вдруг Лили-Ха задала совершенно неожиданный вопрос, который, казалось, перевел разговор совсем в другое русло:

– Судя по твоим словам, Крыстоны утверждали, что испокон веков были помощниками и друзьями человека? Однако нас учили, что это вовсе не так. Действительно, когда Демоны лишились разума, в последние дни Крыстоны стали врагами всем. Мой Народ, и даже Лайкеры… некогда мы дружно жили с самими Демонами. А потом зло, которое взрастили Демоны, обернулось против них самих. И они стали уничтожать всех подряд, каждое живое существо, попадавшееся им на пути…

– Ты говоришь – зло, – промолвила женщина-Демон таким тоном, что все уставились на нее. – Интересно, что это было за зло?! Я говорю тебе – мы прибыли сюда, чтобы отыскать причину, по которой наши предки покинули эту планету, и узнать, почему мой народ уничтожил даже все воспоминания о случившемся в прошлом. Скажи мне, если ты, конечно, знаешь, почему они так поступили? Что с ними случилось здесь, что заставило их улететь отсюда?

Она смотрела то на одного, то на другого, и явно ожидала ответа. Она буквально умоляла дать этот ответ, что даже Фуртиг полностью поверил ей и осознал: женщина-Демон говорит сущую правду. Лили-Ха ответила не сразу. Сперва она обратилась к Фуртигу:

– Развяжи ее!

Он послушно взял когти. Но тотчас же заколебался. Он заметил, как подозрительно смотрят на него остальные, особенно Джир-Хаз.

– Освободи ее, – приказала Лили-Ха. Она с усмешкой взглянула на Джир-Хаза. – Чего ты так боишься? Посмотри, у нее нет оружия, даже когтей у нее нет. Неужели ты считаешь, что она одолеет всех нас?

Фуртиг подошел к Айане, и, увидев его руки, вооруженные острыми когтями, Демон с пронзительным криком сжалась от страха, стараясь освободиться, прежде чем он приблизился к ней. Лили-Ха поспешно успокоила ее:

– Он не причинит тебе вреда, он идет, чтобы освободить тебя.

Тогда женщина-Демон замолчала, а Фуртиг быстро разрезал ее путы.

– Что вы собираетесь со мной делать? – спросила она.

– Хотим тебе кое-что показать, и это будет лучше, чем наш рассказ. Пойдем.

Они привели Айану в обучающий класс, и там Лили-Ха поставила записи, где содержалась информация о последних днях Демонов. Но записи были не очень отчетливые, и многие подробности давным-давно стерлись, словно те, кто записывали эти сведения, утратили опыт снимать все должным образом. Когда просмотр завершился, Лили-Ха поведала пленнице о многих обычаях Народа и о том, чему учит Гаммаж. Также она рассказала о Логовищах.

На объяснение ушло довольно много времени. Фуртиг ушел из класса, поскольку его ожидали дела, и он посчитал, что женщине-Демону не требуется охрана, поскольку она была безоружной и ее уже окружили Выбирающие, имеющие, как известно, чутье и зрение не хуже, чем у воинов. Он решил, что надо заняться мужчиной-Демоном, оставшимся у Крыстонов. Тем более что однорукого Долара очень волновал вопрос, насколько глубоко удалось разведчикам Демонов углубиться на территорию Крыстонов. Но перед самым наступлением ночи постепенно стали прибывать отряды подкрепления Народа. Правда, они были не из Народа Фуртига, а пришел многочисленный отряд из Пещеры Ку-Ла.

Они принесли с собой не только запасы пищи, воды и оружие. Они прихватили с собой также записи о последних днях Демонов, которые нашли на бобинах с информацией, найденные на северо-западе Логовищ. Разведчики Гаммажа еще не побывали в тех местах. Выбирающие и маленькие дети прибывшего Народа разместились в самых безопасных местах территории Гаммажа. А воины присоединились к другим воинам, рожденным в Логовищах, а также к отряду Фуртига.

Потом все начали изучать новые поступившие донесения разведчиков. Оказывается, Демон, которому оказывала медицинскую помощь Айана, сумел сам выбраться из подземных коридоров и доползти до корабля. На корабле задраили все люки и окна, словно при подготовке к нападению. Значит, теперь на корабле находились двое Демонов. Четвертый мужчина-Демон по-прежнему оставался у Крыстонов, но за ним тоже велось тщательное наблюдение.

За ним наблюдал совсем молодой и очень проворный воин, которому все-таки удалось пролезть через подземные коридоры из-за его худобы и маленького роста. Он пролез через пыльные проходы и теперь наблюдал за местом, где находились Крыстоны.

И он рассказал, что видел там машины, похожие на Грохотунов. Крыстоны заявились туда вместе с оставшимся Демоном, и, похоже, начали готовить машины к действию, чтобы потом напасть на Народ. Впрочем, машины, наверное, находились в рабочей форме.

Получив эти сведения от молодого разведчика, Долар и Фуртиг отправились в комнату к женщине-Демону, оставшейся под наблюдением Лили-Ха. Выбирающие по ее просьбе возвратили ей одежду, напоминающую множество кож, и как следует накормили. Когда к Лили-Ха вошли воины, то увидели, что обе женщины мирно о чем-то беседуют при помощи транслятора, лежащего между ними на кушетке.

– Спроси ее, – резко промолвил Долар, – что тот мужчина-Демон делает в хранилище с Крыстонами? Мы считаем, что они готовятся к нападению! И нам надо знать, как действуют эти машины!

Лили-Ха перевела вопрос. И когда женщина-Демон отвечала, то обращалась непосредственно к Долару:

– Там очень много различных машин и каждая из них имеет свое предназначение. Не могли ли вы показать мне хотя бы одну из них? Или рассказать о ней?

Долар лязгнул боевыми когтями, словно говоря: машины – они и есть машины, не все ли равно?! И как он сможет подыскать нужные слова, чтобы описать, как одна из них отличается от другой? Потом он повернулся к воину, стоящему рядом и приказал:

– Принеси мне сюда коробку для просмотра изображений!

Воин не повел однорукого Долара по узким и неудобным проходам, а ушел сам, чтобы спустя некоторое время вернуться с находкой своего Народа: с коробочкой, умеющей вести постоянную запись всего, что он видел.

Ящичек поставили прямо перед женщиной-Демоном и включили. Но, казалось, женщине знаком этот ящичек, поскольку она сама нажала на нужную кнопку. На противоположной стене комнаты появилось изображение, не больше, чем две сложенных вместе ладони Фуртига. Кстати, оно получилось достаточно четким.

Просмотрев запись, женщина-Демон проговорила:

– Мне неизвестно, как действует большинство из этих механизмов. Тут их по меньшей мере три вида. А вот эту, похожую на оружие, которое вы у меня забрали, а теперь возле нее стоит Крыстон, я знаю. Но она намного мощнее моей, и выбрасываемое ею пламя идет очень широкой полосой. Я думаю, все эти машины предназначены для войны.

И она замолчала и продолжила просмотр записей, словно что-то в них полностью привлекло ее внимание.

– Военные машины! Они ужасны! – пробормотал Долар себе под нос, словно разговаривая сам с собой. – Нам надо быть настороже. Ведь стоит Крыстонам напасть на нас с таким вооружением, они запросто смогут победить нас.

Женщина-Демон заговорила опять:

– Вы очень многое показали мне и рассказали. А теперь… можно… можно я тоже вам кое-что объясню… – С этими словами она сплела пальцы рук и трудом проговорила: – Я – врач. И меня учили этому с детских лет. Мы не знаем, почему наши предки, обитавшие здесь когда-то очень давно, покинули эти Логовища. Но в мире, в котором мы сейчас живем, тоже не все в порядке. Может грянуть великая беда. Поэтому мы и прилетели сюда, чтобы подыскать себе место для жилья на нашей прежней родине. Но когда наш корабль приземлился, мы… мы… изменились. Мы стали совершенно не такими, какими были прежде. Мы стали друг для друга чужими. – Она говорила и при этом смотрела куда-то в сторону, а не на изображение на стене. – Похоже, что стали… нет… я больше не могу говорить! Вы же рассказали мне, что некогда обитателей планеты охватило безумие, и зло овладело моим народом. И я чувствую, что зло где-то затаилось, поэтому мы и становимся врагами друг другу. Верно, что эту болезнь можно вылечить, но только улетев отсюда. Но возможно, что уже слишком поздно. Болезнь распространилась и стала неизлечимой!

Она закрыла лицо руками и так долго сидела, содрогаясь всем телом. Фуртиг впервые увидел такое. Лили-Ха подошла к ней и положила руки на трясущиеся плечи женщины-Демона. Потом прижала ее к себе и стала успокаивать, словно лаская свою сестру-Выбирающую.

Айана медленно высвободилась из теплых объятий женщины-кошки, хотя и ощущала до этого давно позабытый уют. Она вытерла слезы со щек и ладоней. То, что недавно увидела, привело ее в ужас. Но ведь все это некогда было, и о том, что рассказывали в народе, оказалось сущей правдой. Поэтому ее ничуть не удивило то, что ее народ улетел с этой планеты. Страшное заболевание по-прежнему носилось вокруг, как и болезнь тела, которую оно вызывало. Ей стоило только взглянуть в лицо Тану, быстро ходившему по машинному залу и готовящему эти страшные механизмы, чтобы стереть жизнь с этой земли, и она тотчас же определила, насколько сильно поразила его эта болезнь.

Логовища, как их называли их обитатели, были и вправду Логовищами Тьмы, несмотря на то, что в них хранились ценнейшие знания. Но они так же умели убивать, как и исцелять. Кто же научит выбирать из этих знаний те, которые шли на пользу, а не во вред? К тому же, одна и та же вещь может и убивать и лечить. Как врач, она понимала это намного лучше, чем кто-нибудь еще. Может статься так, что их экипаж превратится в посланников смерти, если все они соберутся вместе!

Но то, что намеревался совершить Тан – этого не должно случиться ни в коем случае! К тому же, ей надо предостеречь от надвигающейся опасности людей-кошек. Она виделась с Гаммажем всего несколько секунд, когда только вступила в Логовища. Его стремление к объединению разных народов и племен верно, ибо это – прогресс! Однако его жажда знаний, попытка покончить с враждой среди оставшихся, равно как поиски обрывков давних воспоминаний и их свидетельств может привести только к смерти. Это было своего рода экспериментом, который может привести его к гибели, точно так же, как Тана, попытавшегося подружиться с Крыстонами, оснащенными жуткими военными машинами, которые все равно им не помогут.

И тут Айана быстро встала и решила рассказать об этом немедленно, сейчас, а не откладывать все на завтра, сконцентрировавшись лишь на сегодняшнем дне. Предположим, Тан и его кошмарные союзники задействуют эти машины, несущие смерть! Ведь этим оружием пользовались еще те, кто построили и жили в этих городах, и для Тана и Крыстонов они слишком сложны в обращении. И Тан не сумеет обращаться с ними должным образом.

Люди-кошки вопросительно смотрели на нее, ожидая ответа. А у нее не было ни одного! Джейсель… Масса… смогли бы помочь, но согласятся ли они пойти на это? Она понятия не имела, что случилось теперь между Таном и Джейселем, прежде чем она добралась до них. Может быть, они поссорились из-за их открытия, что Крыстоны могут быть опасны? А пока они решали, что делать, ими овладела болезнь – сумасшествие?

Наверное, так оно и было, – с грустью подумала Айана, питая совсем маленькую надежду.

И она постаралась объяснить людям-кошкам сложившуюся ситуацию, причем, как можно доступнее их пониманию.

– Там очень много машин, предназначение которых мне неизвестно. Однако те, кто остались на корабле, могли бы мне помочь разобраться в этом вопросе.

Она слишком долго провела среди этих существ, чтобы научиться разбираться в их выражении лиц. Они явно не приветствовали ее предложение, особенно крупный воин-самец с ушами, испещренными шрамами. Но она ничего не могла поделать. Только Джейсель и Масса разбирались в машинах. А времени почти не оставалось.

Люди-кошки стали переговариваться между собой. До Айаны доносилось рычание, урчание, мяуканье и шипение. Наконец вперед вышли мужчины, чтобы покинуть помещение, оставив Айану только с женщинами, имена которых она уже знала. Это были Лили-Ха и Ю-Ла.

Лили-Ха пристально посмотрела на Айану, спросила:

– Ты – Выбирающая?

– Что это такое?

Похоже, обе женщины-кошки весьма удивились ее неосведомленности. Затем Лили-Ха объяснила:

– Когда наступает время рожать детей, твое тело само подсказывает тебе об этом. Как мое… – и она провела изящными пальцами по гладкому животу. – Она, к примеру, еще не доросла до этого, – Лили-Ха указала на Ю-Ла. – И когда наступает это время, воины собираются на Турнир, чтобы продемонстрировать свою силу, чтобы мы, Выбирающие, смогли увидеть их и оценить их опыт, а потом выбрать для себя одного, который впоследствии станет отцом твоих детей. Вы тоже выбираете мужчин таким образом?

Айана посмотрела на свои ладони – чтобы не глядеть на Лили-Ха. Ведь она избрала для себя не рождение детей, а совершенно иное занятие. К тому же, выбирала не она, а ее. Точнее, выбрали не ее, а подходящий набор параметров и компонентов, которые смогли бы удовлетворить и дополнить характер другого! Неужели здешний воздух так сильно растворил оболочку, что Тан перестал воспринимать ее? Пожалуй, да. Теперь-то она точно об этом знала. Он так быстро стал для нее совершенно чужим, будто болезнь, охватившая его, разрушила и без того тонкую скорлупу его отношения к ней. И Айана нерешительно прошептала:

– Нет, выбирала не я. Это его выбрали для меня. То есть, меня выбрали для него.

Лили-Ха довольно долго молчала, потом осведомилась:

– Выходит, у Демонов существует обычай, по которому женщине запрещается выбирать самой?

– Нас подобрали друг для друга, потому что нас четверо на корабле, и при этом каждый обязан обладать определенным опытом и во всем подходить для общения с остальными.

– Это совершенно неправильно, – раздраженно прошипела Лили-Ха. – Когда Выбирающая находит себе подходящего воина, тем самым она показывает, что он лучший, и никогда не будет для нее врагом. Жаль, что с тобой приключилось такое, ты ведь, наверняка, горько страдаешь от этого. – Она снова положила руки на плечи Айаны. – Хорошо, что ты не беременна, а то ты еще сильнее страдала бы от этого.

– Да, это так, – кивнула Айана.

Сейчас Айана чувствовала, что она – больше не пленница, и так будет и впоследствии. И что странно, ей вовсе не хотелось никуда бежать. Лили-Ха, Ю-Ла и другие женщины-кошки, бесшумно ходившие туда и обратно, приносили ей пищу или просто приходили, чтобы на нее посмотреть, при этом она больше не ощущала нескрываемого любопытства или тревоги с их стороны, и отчего-то приносили ей чувство спокойствия и уюта, хотя она и не могла сказать, почему. Некоторые из них приходили вместе с младенцами, ласкали их, играли с ними или убаюкивали. Однако спустя некоторое время Айана начала беспокоиться.

По-видимому, подумала она, беспокойство вызвано тем, что она помнила, где сейчас находится Тан: вместе с Крыстонами приготовляется к войне. Эта мысль не выходила у нее из головы, даже когда Лили-Ха баюкала ее своею мурлыкающей песнью, а потом усаживалась совсем рядом и расчесывала свой длинный пушистый хвост.

Она проснулась рано утром. Из окон лился серый свет, что и заставило ее подняться с постели. Лили-Ха по-прежнему сидела рядом, а возле двери она заметила кота, того самого покрытого шрамами старого воина. Потом увидела еще одного – помоложе, которого запомнила в первые дни пребывания здесь. Он почти не умел говорить, а издавал довольно неотчетливые звуки, которые можно было понять только при помощи ретранслятора, которым пользовалась Лили-Ха.

– С тобой хочет поговорить Предок, – произнес он. – И это очень важно и срочно.

Молодой воин начал мерить шагами комнату, нося с собою ретранслятор. Айана обратила внимание на его оружие – необычные металлические когти, которые свисали с его пояса – единственного одеяния людей-кошек. Ибо все они были покрыты шерстью, иногда густой, как у этого мужчины, иногда довольно редкой, как у Лили-Ха. Больше никакой одежды они не носили.

Они прошли два коридора, затем преодолели два покатых спуска, потом снова оказались наверху, и в конце концов дошли до комнаты, где уже собрались множество воинов и небольшое количество женщин.

Все они окружали одного мужчину, морщинистого и с седою шерстью, что и выдавало его почтенный возраст. Его руки и ноги уже успели съежиться от старости. С изможденных плеч свисал плащ из светящейся материи, что и отличало вождя от остальных, хотя он выглядел бы солидно и без плаща. Айана вспомнила, что видела его раньше, когда была связанной по рукам и ногам пленницей.

Она смотрела на Гаммажа, вождя и правителя людей-кошек, который мечтал передать знания Демонов своему Народу.

Он посмотрел прямо на Айану, когда она вошла. В одной руке он держал диск ретранслятор, хотя еще один ретранслятор лежал перед ним на полу.

– Мне сказали, – резко начал он, – что твои соплеменники с корабля разбираются в действии военных машин.

– Да, это так, – согласилась Айана. И тотчас же подумала, что вождь людей-кошек являл собою смесь человеческого и кошачьего. Было что-то впечатляющее в облике этого Старейшины. Айана теперь понимала, что он действительно был способен собрать вместе искателей знаний и вдохновлять их на это в течение многих лет.

– Ответь, твои сотоварищи помогут нам, или они решили встать на сторону Крыстонов? – открыто осведомился он.

– Не знаю. Я могу только спросить их об этом, – так же прямо ответила Айана.

И тут Гаммаж вынес свое решение.

– Значит, ты отправишься на корабль.


Глава восемнадцатая

Фуртиг стоял за дверью и смотрел, как другие провожают женщину-Демона из Логовищ. Потом она одна пошла в сторону видневшегося корабля. Народ вернул ей переговорное устройство, чтобы дать знать о себе своим спутникам. Фуртиг взял в руки молниеметатель. И при первом же подозрении, что она собирается их предать, он мог перерезать ее смертоносным лучом пополам.

Лили-Ха тоже была вооружена и стояла так близко у Фуртигу, что стоило ему сделать движение рукой, он коснулся бы шерсти ее руки, готовой в любой момент выхватить оружие. Она настояла, что женщине-Демону надо доверять, что она намерена лишь остановить Крыстонов и одного из своих спутников – мужчин-Демонов. Воины с трудом верили в это, ибо просто не понимали, как можно пойти против своего же соплеменника!

Но Лили-Ха поклялась перед Старейшинами, что эта женщина никогда не была Выбирающей, потому что ее силой заставили стать парой тому мужчине. И еще она пояснила, что верит ей, что этот мужчина-Демон собирается наслать на них мучительную смерть, чего она категорически не хочет. Равно, как не желает иметь от него детей. Все выглядело очень необычно: даже Народ это понимал. Фуртиг не понимал ни поведения Демона, ни поведения собственного народа. Ее провожать вышли также из клана Ку-Ла. Вдобавок явились из Пещер. А у противоположного выхода стояли… Лайкеры!

Фуртиг ни за что бы не верил, что когда-нибудь объединится с ними. И все-таки двое их разведчиков, сбежавшие от Крыстонов, сумели убедить Лайкеров выслать небольшой отряд наблюдателей. И Лайкеры прислали воинов, но не собирались вступать в бой, а просто стояли в тени.

С взлетно-посадочного поля раздался странный звук, и из открытого люка на боку корабля выдвинулся трап. Женщине-Демону оставалось всего то добежать до него – и она была бы в полной безопасности. Фуртиг сомневался, что кто-нибудь из Народа сможет остановить ее выстрелом. Лили-Ха вслушалась в переговорное устройство – женщина-Демон подала сигнал своим соплеменникам. Но она никуда не бежала, даже не сдвинулась с места. И еще долгое время вообще ничего не происходило. И все эти тянущиеся минуты Фуртиг ожидал, что Демоны всех их убьют при помощи какого-нибудь ужасающего оружия.

Тем не менее, Лили-Ха оказалась права, что женщина-Демон сдержит слово. Наконец на трапе появилась фигура. И медленно стала приближаться. Тот, кто спустился с трапа, был одет в такое количество необычной одежды, что выглядел не как живое существо, а как неуклюжие и ненадежные слуги Демонов, повсюду разбросанные в Логовищах.

Он спрыгнул с трапа и уверенно двинулся к ожидающей женщине-Демону. Он остановился в нескольких метрах от нее и вытянул вперед огромные толстые ладони (почти такие же неуклюжие, как у Фуртига, когда тот попытался научиться пользоваться тонкими инструментами), затем расстегнул пряжку возле горла. Его голова неожиданно упала назад прямо на плечи.

– Это вторая женщина, – пояснила Лили-Ха. – Айана зовет ее Массой…

Фуртиг уже догадался, что Демоны тоже имеют имена, как они сами, Народ, Лайкеры, даже Крыстоны. Но он никак не верил, что Демоны способны жить мирно, и считал их злобными существами из старинных легенд.

– О чем они говорят? – осведомился подошедший к Лили-Ха однорукий Долар.

– Та, которая только что вышла с корабля, задает вопросы… Где Айана пропадала, что с ней случилось. Айана же отвечает, что столкнулась на этой планете с очень опасной угрозой, и что о ней нельзя рассказать за несколько минут. Такое надо обсуждать, утверждает она. Она спрашивает о другом Демоне по имени Джейсель. Масса гневается. Она говорит, что он болен, и Айана должна пойти и определить, что это за заболевание. Она спрашивает, где Тан. Теперь она говорит, что Тан – тот, кто позволил Крыстонам ранить его товарища. И что у него плохо с головой, то есть он совсем обезумел.

– Он потерял разум, как те Демоны, что жили в старину! – перебил Долар. – Они сперва обезумели – потом умерли. Нам надо поостеречься, чтобы эта болезнь не напала на нас самих! О чем сейчас они говорят?

– Айана рассказывает Массе, что существует огромная опасность, а Тан может принести смерть, если его не остановить. Масса предлагает, чтобы Тан шел, куда хочет, а им надо поскорее улететь и возвратиться к себе домой.

– Ого, все так просто! – грозно прорычал Долар. Фуртиг тоже издал рыкающий звук, очень похожий на рык Долара. – Выходит, эти Демоны решили просто убраться отсюда, оставив своего сумасшедшего соплеменника здесь, чтобы он натворил тут зла! И как кто-нибудь из Народа может остановить его? Надо немедленно уничтожить этих двух женщин! И тогда останется только один больной Демон, что сейчас на корабле. Думается мне, что если он лишился разума, то не сумеет пробраться в Логовища к тому, второму, и отнести на корабль оружие…

– Айана говорит «нет», – поспешно сказала Лили-Ха. – Она говорит, что можно и нужно помешать Тану. В противном случае они так и не узнают, зачем прилетели…

– А зачем они прилетели? – требовательно рявкнул один из воинов, стоящий позади них.

– Они прилетели сюда… Айана утром говорила с Гаммажем, – ответил Фуртиг, в то время как Лили-Ха приложила к уху переговорное устройство. – Они прилетели охотиться за двумя вещами – узнать причину, по которой их Предки в спешке покинули планету, и почему зло сейчас разрушает их новый дом, находящийся среди звезд. Гаммаж обещал, что когда мы перебьем Крыстонов, она сможет произвести исследования.

– Когда мы перебьем Крыстонов… Легко сказать – перебить Крыстонов! – произнес скептически чей-то голос. Фуртиг отметил, что это сказал Фал-Кан.

– Будь, как будет, ведь в Логовищах находятся знания, которые ищут Демоны, – совершенно не смутившись присутствия Старейшины, промолвил Фуртиг. – Гаммаж заключил своего рода договор с этой женщиной. Теперь от нее требуется убедить остальных Демонов, которые на корабле, сдержать обещание. Это дело чести.

– Та, которую зовут Масса, – взмахнула, призывая к тишине, Лили-Ха, – говорит, что она и пальцем не пошевелит, пока Айана не исцелит ее сотоварища. Если же она ему поможет, тогда Масса подумает, как всем нам помочь.

– Если Демоны уйдут опять в корабль, мы не сможем наблюдать за тем, что они делают! – тотчас же возразил Долар.

– Айана не пойдет туда одна, – сказала Лили-Ха. – С ней пойду я.

Идти в Логовище Демонов?! Фуртиг резко подался вперед, выхватив охотничьи когти. В свободной руке он держал метатель молний.

– Ты никуда не пойдешь одна! – с волнением вскричал он. Такой взбудораженный тон был совершенно необычен для него, но, похоже, все присутствующие не заметили этого. Долар лишь поджал хвост.

Тут Лили-Ха протянула Старейшине переговорное устройство.

– Включать его надо так, – пояснила она. Потом приложила прибор к его уху. – Впрочем, я не знаю, услышишь ли ты нас, когда мы окажемся на корабле. Тут можно только надеяться.

И не глядя на Фуртига, она грациозной походкой вышла и, помахивая хвостом, приблизилась к Айане. Фуртиг с гордым видом проследовал за ней, стараясь сохранить такое же хладнокровие.

Женщина-Демон по имени Масса заметила их первая и закричала от страха. Но тут Айана повернула голову. Поскольку Лили-Ха оставила ретранслятор у своих соплеменников, ей пришлось объясняться жестами.

Айана кивала головой. Фуртиг слушал разговор при помощи другого ретранслятора, улавливая лишь фрагменты разговора. Она говорила намного быстрее, чем с Народом, и ему было очень трудно понять ее слова.

– Мы пойдем к Джейселю.

Масса повернулась и очень медленно двинулась к кораблю, ибо огромное количество слоев «кожи» мешали ей передвигаться быстро. Айана шла за ней, а Лили-Ха с Фуртигом – следом. Потом они поднялись по трапу на корабль.

Ноздри Фуртига расширились, и среди множества незнакомых и совершенно новых для него запахов он почувствовал что-то весьма неприятное. Он поднимался по необычным металлическим ступеням-прутьям. Зубами Фуртиг крепко сжимал мониеметатель, поскольку руки и ноги ему пришлось использовать для подъема. Он чуял близость ловушки, которая ждала его внутри.

И все же он то и дело осторожно осматривался вокруг – настолько его завораживали чудеса Демонов. И пытался запомнить их как следует.

Они достигли небольшого отсека, где возле стены лежал мужчина-Демон. Остального пространства с трудом хватало для двух женщин. Фуртиг и Лили-Ха смотрели на него через дверной проем. Лицо мужчины-Демона раскраснелось, голова безвольно раскачивалась из стороны в сторону, глаза были открыты лишь наполовину. И когда его взгляд остановился на Фуртиге, тот понял, что Демон и в самом деле не видит воина.

Айана склонилась над больным и принялась исследовать его. Она вытащила какой-то ящик, из которого торчало множество проводков, и они соединялись с пластинками. Айана приложила эти пластинки к голове больного, затем – к его груди, наблюдая за панелью своего прибора. Тот начал издавать щелкающие звуки. Потом она взяла два небольших полых стерня и вынула из них тонюсенькие острые палочки, из которых начала стекать жидкость, Айана приставила палочки острием к запястьям Демона. Потом – к груди, затем – к его горлу.

Она не успела закончить эту процедуру, а его голова уже перестала раскачиваться, но он продолжал лежать совершенно неподвижно, хотя его глаза были закрыты. Потом она обратилась к Массе, причем очень медленно, словно хотела, чтобы Народ тоже понял сказанное:

– Он уснет, а когда проснется, то с ним будет все в порядке. Это не серьезно, это всего лишь инфекция от полученной раны. Однако эта планета может отравить кого угодно, и не одним способом, Масса.

Масса уселась возле больного и осторожно положила ладонь на его руку, всматриваясь в лицо.

– Тан! – наконец вскричала она. – Это его рук дело! Что случилось с Таном?!

– С Таном случилось то же самое, что погубило наших предков, некогда обитающих здесь, – ответила Айана, складывая инструменты на место. – Безумие. И теперь Таном овладело еще большее безумие. Он собирается разрушить все, что только можно. Ты должна помочь остановить его, Масса, помоги же нам…

– Нас? Ты сказала «нас», Айана? Ты намерена помогать… этим животным?! – тут Масса посмотрела на Фуртига с Лили-Ха, и в глазах ее застыла неистовая ярость.

– Нет, не животным, Масса. Они – люди. Вот это – Лили-Ха, а это – Фуртиг. – Она показала сперва на женщину-кошку, потом – на воина. – Они живут здесь, и они хозяева этой жизни. И наши предки создали их…

– Роботами?

– Нет, – ответила Айана, отрицательно покачав головой. – Вспомни старые записи, Масса. Вспомни, у наших предков были кошки и собаки. Еще были крысы. И вспомни свою любимую детскую игрушку – Котти.

Фуртиг заметил, как ужас на лице Массы сменился изумлением.

– Но это же животные! – воскликнула она.

– Да, когда-то они были животными. Я не знаю, что в действительности здесь произошло, кроме вспышки эпидемии безумия, которая распространилась на всех, живущих здесь, но не повлияла на некоторых особей. Я хочу сказать, что они сразу не погибли, а стали изменяться, и изменялись они незаметно. И пока люди уничтожали друг друга, появились новые племена и кланы. Народ – бывшие кошки, Крыстоны – бывшие крысы, Лайкеры – бывшие собаки. А Тан подружился именно с Крыстонами, с этими мерзкими, вонючими тварями! Они отвратительные и безжалостные! И при помощи Крыстонов Тан собирается запустить военные машины, чтобы уничтожить всю планету. Когда-то давно наши предки изо всех сил старались предотвратить это самоубийство; и теперь мы обязаны сделать то же самое!

– Понятия не имею, откуда ты все это узнала, – сказала Масса, поднимая руку спящего Джейселя и прижимая ее к щеке. – Но Тан… И правда, именно он напустил эту гадость на Джейселя. И он еще поплатится мне за это!!!!

Рядом с Фуртигом зашевелилась Лили-Ха и потом очень тихо промолвила:

– Эта женщина, Масса, тоже не Выбирающая, как и Айана. Но если бы она могла, то, безусловно, выбрала бы себе в пару этого воина. Думаю, она присоединится к нам, потому что ненавидит тех, кто так сильно поранил его!

И потом они вышли из корабля вчетвером. Каждый нес коробки и контейнеры, а Айана с Массой – припасы.

Они доставили все это на место, где Гаммаж собрал предводителей боевых отрядов. Здесь собрались не только Старейшины Лайкеров, постоянно следившие за Народом уголками глаз (а те в свою очередь незаметно поглядывали на них), но также и Сломанный Нос, сопровождаемый отборными воинами, которые стояли и угрожающе похрюкивали в углу, пока их вождь находился в кружке предводителей, стоящих вокруг Гаммажа.

Когда Предок объяснялся с ними на языке жестов, один из самых ловких и расторопных воинов, рожденных в Логовищах, выкладывал на полу кубики, таким образом показывая план Логовищ.

– Эти коридоры выходят вот сюда, – пояснял Гаммаж, указываю на кубики. – А здесь – непроходимые стены. Следовательно, они могут расположить военные машины только здесь и, пожалуй, здесь. У каждого входа мы поставили разведчиков, чтобы те наблюдали за их приходом и тотчас же послали нам сигнал тревоги.

– Но хватит ли нам времени, чтобы сигнал дошел до нас? – жестом спросил Старейшина Лайкеров. Он объяснялся очень неуклюже, но несмотря на это, все прекрасно его поняли.

– Да. Это сделает вот он, – и Гаммаж указал на Фуртига.

– Но он здесь, а разведчики – там.

– Послание обозначится у него в голове, – объяснил Гаммаж.

Фуртиг очень надеялся, что Гаммаж не ошибается, что его способность мысленно контактировать с разведчиками обязательно сработает. Ведь так уже было с Фоскаттом.

А также был там один из воинов, небольшого роста и очень ловкий, из племени Ку-Ла, который решил проверить коробочку, которой владел, поможет ли она контактировать с Фоскаттом – и их мысленный контакт состоялся! Они занимались сейчас этим двое потому, что в одиночку Фоскатт не сумел бы уследить за двумя выходами из Логовищ одновременно.

Вождь Лайкеров с нескрываемым изумлением уставился на Фуртига. Даже если он и не поверил Гаммажу, то ничем не выказал этого. Наверняка, ему довелось встретиться в Логовищах со столькими чудесами, что он не удивился и этому необычному заявлению.

– Итак, из подземелья ведут только два выхода, – громко проговорил Гаммаж, чтобы его услышали и Народ, и Лайкеры, и женщины-Демоны. – Мы должны остановить Крыстонов, как только они выберутся. Мы собрали всех слуг Демонов, то есть обычные машины, установили их в самом начале крыстоновских ходов и приготовили к действию. Но это задержит их на очень короткий отрезок времени. Несмотря на то, что у нас есть метатели молний, – тут он взглянул на Айану, указывая на оружие на ее поясе, – да, как ты уже говорила, это остановит их очень ненадолго.

– Масса! – громко сказала Айана, обращаясь к своей сестре по оружию, и в ее голосе скорее слышался вопрос.

Масса тем временем внимательно изучала изображение, спроецированное на стене; последнюю и довольно подробную запись того, чем занимаются Тан и Крыстоны.

– Вот эти штуки способны накапливать мощность! – она провела рукой по изображению. Но ее слова ничего не сказали Фуртигу. – И если накопленную мощность распылять в качестве излучения…

– Точно! Тогда они взорвут сами себя! – радостно подхватила Айана. – А нам удастся это сделать?

– Только если у нас будет очень мощный передатчик. Но достанет ли он до подземелья?.. И сила взрыва будет настолько ужасной… Что даже нельзя представить себе, что тогда случится!

– Но если они сумеют вывести машины… и воспользоваться ими…

Масса оглядела всех присутствующих.

– Ну и что? Разве мы тут кому-то обязаны? Но не забывай, Айана, Тан тоже погибнет.

Айана посмотрела на Лили-Ха, потом на Фуртига и Гаммажа, затем – на Сломанный Нос, Народ из племени Ку-Ла, на всех обитателей Логовищ, Пещер, на Лайкеров. Создавалось впечатление, что она изучает их так, будто видит всех впервые.

– Тан уже сделал свой выбор, – ровно промолвила она. – А мы в долгу перед всеми собравшимися здесь. И этот долг очень старый. Наши кровные предки некогда вывели этот Народ на дорогу, по которой он идет и сегодня. Наши люди принесли им Зло, и если не остановить Тана, то все повторится сначала, и Зло снова вернется сюда. И поскольку мы ответственны за случившееся, то должны предоставить им шанс. Наше древнее безумие уничтожило жизнь на этой планете, а сейчас здесь снова царит жизнь. И если мы допустим, чтобы началась война, жизнь опять будет уничтожена. А мы просто обязаны сделать так, чтобы сохранить здесь жизнь.

– Значит, ты собираешься взять на себя ответственность за все, что здесь произойдет? – несколько торжественно осведомилась Масса, словно бросая своей соплеменнице вызов к сражению.

– Да.

– Что ж, пусть будет так.

И под предводительством Массы, которая прошла через хранилище рожденных в Логовище (иногда останавливаясь и всякий раз восклицая при виде очередных сокровищ) защитники Логовищ собрали множество предметов, назначения которых не понимали. Масса приказала им погрузить их на тележки, чтобы доставить на нижние ярусы.

Наконец вся аппаратура была доставлена к месту, которое должны будут миновать нападающие, чтобы добраться до территории Гаммажа. Из этих предметов устроили огромную баррикаду. Потом Масса взобралась на нее и установила там какой-то механизм, весь перевитый проводами. Кое-что из этого Массе пришлось доставить в Логовища с корабля.

Фуртиг всего этого не видел. В это время он находился в штабе Гаммажа и принимал сообщения разведчиков. Возле него топтались два подростка, специально отобранные за свою ловкость и резвость и готовые в любую минуту бежать с донесением на последнюю линию обороны.

Тем временем, незанятые в обороне обитатели Логовищ вытаскивали различные вещи, приборы, детей и всякие пожитки, наиболее для них ценные. Ибо Масса предупредила, что взрыв может достичь такой мощности, что разрушит и само здание.

Воины сосредоточенно разгружали тележки, прибывавшие с верхних ярусов. Наконец настала очередь выйти последним из тех, кто оставался в Логовищах. Ими оказались Гаммаж, Долар, еще трое из Народа и женщина-Демон.

– Уходим, – грустно произнес Гаммаж. Он выглядел усталым, изможденным, осунувшимся, и казалось, еще больше постарел. Словно все прожитые им года разом навалились на его старческие плечи. Долар даже поддерживал его под руку, когда они выходили.

– Женщина-Демон утверждает, что может владеть оружием на расстоянии при помощи предмета, который у нее в руке.

На что Фуртиг произнес:

– Я не смогу принять сигнал тревоги на расстоянии, превышающем эту дистанцию. – И тут он ощутил внутри какую-то пустоту, словно несколько дней ничего не ел. Однако это был не голод, а страстное желание жить. И еще, проверив ограничение по расстоянию мысленного послания, он понял, что не сможет уйти отсюда, ибо в противном случае ему не удастся связаться ни с Фоскаттом, ни с молодым разведчиком из племени Ку-Ла, который находился на посту в самом низу.

– Но… – начала Айана, но не договорила, а Долар взмахнул хвостом, явно сочувствуя Фуртигу.

– Сколько времени… – проговорил Фуртиг, надеясь, что его голос не дрожит и звучит так, как подобает отважному воину, – сколько времени должно пройти, прежде чем вы воспользуетесь военными машинами? – Он спросил это через ретранслятор, обращаясь непосредственно к женщине-Демону.

Айана вывернула запястье и посмотрела на какой-то прибор с темными делениями. Одна из полосок внутри прибора медленно двигалась по кругу.

– Когда стрелка пройдет вот от этой отметки до этой, прежде чем мы заведем машину после получения сигнала о нападении. Тогда мы и применим наше оружие.

Потом она сняла ленточку, которая держала диск на ее запястье, и знаками объяснила Фуртигу, чтобы он взял ее.

Тогда Фуртиг повернулся к Гаммажу.

– А за сколько времени Крыстоны смогут доставить захваченные военные машины до места ловушки? Естественно, после того как мы уже узнаем, что они начали атаку.

Предок в задумчивости покусал коготь, а потом посмотрел туда, откуда ожидалось нападение.

– Если военные машины будут продвигаться медленнее Грохотунов и если их задержит на какое-то время наша баррикада. – Он замолчал, потому что в помещении появилась Лили-Ха. В руках она держала широкий круглый металлический поднос, в самом центре которого стояла небольшая пирамидка. Фуртиг знал, что при помощи подобного прибора обитатели Логовищ измеряют время. Гаммаж взял поднос и коснулся когтем пирамидки. – Зажги ее, когда получишь первый сигнал тревоги. И пусть она горит до моей отметки – видишь ее? Когда она догорит, тогда подай нам сигнал. Ты все понял, Фуртиг?

Фуртиг все понял. Времени ему отмерено совсем немного. То есть, между первым сообщением от разведчиков Фоскатта и от тех, кто находится внизу.

Фуртиг указал на подростков.

– Они пойдут вместе с вами, – произнес он. Потом резким движением снял покрывало с дивана и, разодрав его на куски, подошел к окну. – Слушайте, я подам вам сигнал так. Получив сигнал от разведчиков снизу, что Крыстоны начали нападение, я подожгу ткань из молниеметателя. Вы увидите свет в окне. Когда вы его увидите, врубайте вашу машину.

Он надеялся, что это сработает. По крайней мере, это давало ему хоть небольшой шанс. И остальные ушли, забрав с собой оставшиеся пакеты и свертки. Если Масса окажется права – то сколько Логовищ будет уничтожено? Не-ет, уж лучше погибнуть в бою, чем всю жизнь провести под гнетом безумного Демона и Крыстонов.

Фуртиг вернулся к дивану и сел. Теперь ему надо во что бы то ни стало сосредоточиться на посланиях. Он почувствовал на коже нервный зуд, словно по ней бегали какие-то жучки, он облизал пересохшие от волнения губы и тут заметил, что у него дрожат руки. Он собрал волю в кулак, стараясь думать только о Фоскатте и остальных разведчиках… думать… и ждать…

Пролетело уже двое суток, как Демоны согласились им помогать. Чем же в это время занимался мужчина-Демон и Крыстоны? Испытывали военные машины? Разведчики передавали все время одинаковые сообщения: Крыстоны испытывали машины, но некоторые из них оказывались совершенно непригодными к работе, и тогда проклятые вонючки брались за другие.

Сколько же еще они будут заниматься этим, готовясь к атаке – ночь, еще один день? Чем больше времени уйдет у них на это, тем лучше, ибо остальной Народ и его союзники успеют собрать больше защитников Логовищ. И за это время они успеют освободить целую секцию Логовищ, которая теперь станет ловушкой для врага. Так что на поле боя останутся только Демоны и военные предводители кланов со своими переговорными устройствами.

Время от времени Фуртиг ступал в контакт с разведчиками. И каждый раз сообщение не менялось – никто не заметил даже намека на нападение. Прошла еще одна ночь. Фуртиг поел и попил, потом начал мерить шагами комнату, постоянно оставаясь начеку.

Он вернулся к дивану, чтобы немного прилечь и отдохнуть, как вдруг к нему пришел длинный сигнал от Фоскатта.

Фуртиг немедленно приказал разведчикам отступать, потом дотронулся до пирамидки. И на поднос закапала жидкость. Это значило, что пирамидка загорелась. И тут Фуртиг увидел язычок пламени, который становился все больше и больше.

Он выхватил метатель молний и ринулся к двери. Его внимание разделилось. Ему приходилось то смотреть на горящую пирамидку, то на кучу тряпок, валяющуюся возле окна.

Все происходило дольше, чем он думал! Неужели Гаммаж ошибся, неверно настроив пирамидку? Фуртиг держал поднос… Нет… Вот она линия, и видно ее очень отчетливо. То есть, очень скоро пирамидка догорит до отметки Гаммажа. Потом он посмотрел на другой измеритель времени, тот, что отдала ему Айана. Он уже было собрался полностью положиться на него, когда пирамидка догорела до нужной отметки.

Пора!

Фуртиг отшвырнул поднос и прицелился из своего оружия в кучу тряпок, потом нажал на курок. Длинная молния, озарив комнату, достигла обрывков покрывала. Он прицелился очень грамотно, потому что тряпки воспламенились целиком. Он не сомневался, что все оборонявшиеся увидели это пламя.

Фуртиг выбежал из комнаты, на полной скорости пробежал коридор и выскочил к мосткам, перекинутым от здания к зданию. Он продолжал бежать, все его тело напряглось, как пружина, ибо он пытался максимально увеличить расстояние, отделяющее его от того места, которое он только что покинул. Вот еще один коридор… одна из шахт ведущих вниз. И Фуртиг решил рискнуть. Он даже не стал проверять, работает ли шахта, а просто бросился вниз, словно нырнул в озеро.

Там и вправду оказалась вода, и теперь воин плыл. Его сердце чуть не выскакивало из груди. Его начало знобить, все члены его дрожали. Ведь он только что был на пороге гибели! И теперь он с замиранием сердца мечтал лишь об одном: всеми силами спастись и обрести возможность выбраться на открытое пространство.

Он плыл и плыл, выбиваясь из сил. Кошмарные мысли одолевали его, ибо ему казалось, что здание, мимо которого он проплывал, вдруг обрушится прямо на него.

И только когда он достиг дверного проема, то осмелился оглянулся. Сперва несколько мгновений им обуревало наполовину необычное чувство, которое изумило его. Он осознал, что по крайней мере у одного здания нет верхней части. К тому же все здания были погружены во тьму. Свет не горел ни в одном из них.

Лили-Ха, Гаммаж, Демоны, отряд защитников… Неужели их хитроумная ловушка не сработала?..

Но тут Фуртиг почувствовал, что панику как рукой смело. Он рискнул выбраться наружу, потому что в здании оставаться было опасно. Помимо всего прочего, его не покидало убеждения, что будет ли Народ обладать знаниями или нет, самих Логовищ больше не будет никогда. Но он должен узнать, сумели ли спастись остальные! А что сталось с Фоскаттом, там – в подземелье?

Он не мог исследовать Логовища. Но почему бы не попытаться мысленно связаться с ними? Фуртиг буквально осел на землю и начал пытаться воспользоваться своим новым даром.

Лили-Ха! Ему показалось, что он будто увидел ее лицо, и она… он почувствовал, как она отзывается на его безмолвный вопрос… Да, он понял, что увидел ее лицо. Он понял! А Фоскатт? Фуртиг звал его, но тот не откликался. Наверное, он убежал слишком далеко. Фуртиг очень надеялся, что Фоскатт отозвался бы, окажись он ближе.

Наступило утро. Они стояли у края взлетно-посадочного поля, где стоял корабль, верхушка которого терялась высоко в небе. Отсутствовали только Фоскатт с разведчиками. И не хватало еще одного…

Еще одного…

– Он был слишком стар, – промолвила Айана. Невероятная усталость чувствовалась в ее взоре, словно она нуждалась в очень длительном отдыхе. – И он был намного слабее, чем показывал всем нам. С ним и должно было это случиться. Когда раздался взрыв… – она воздела кверху руки, а потом резко уронила их, на языке жестов показывая, насколько силен был взрыв. – И вот теперь он ушел.

Гаммаж, ушел Гаммаж, который, казалось, существовал всегда, Предок, живая легенда. Какова будет планета без Гаммажа?! И тут от Айана снова заговорила: – Понимаете, кое в чем Гаммаж ошибался. Он мечтал, чтобы вы были сильнее и умнее с каждым новым поколением. Он мечтал, чтобы вы стали во всем похожи на нас. Потому он и искал для вас знания. Он искал их, желая вашему Народу только добра. Он мечтал, чтобы вы стали лучше. Но мечтал, чтобы у вас все было, как в незапамятные времена, но это – не выход из положения. Вы знаете, что с нами случилось здесь. Наши знания погубили нас, а оставшихся вынудили улететь с этой планеты. И все же, Гаммаж совершил очень много полезного, – продолжала Айана. – Он делал это намного медленнее, дольше и с огромным трудом, но все-таки сделал. Не пытайтесь изменить окружающий вас мир; учитесь жить в ладу с ним и стать его частью. Не знаю, понимаете ли вы меня. Но не совершайте те же ошибки, что некогда совершили мы. И еще, Гаммаж оказался совершенно прав в одном, и это намного ценнее того, что было в Логовищах. Он учил вас бороться против общего врага, он все-таки добился вашего перемирия с Лайкерами, объединил многие племена и кланы воедино. Он бы сделал бы что-нибудь еще, если бы… – Она немного помолчала и продолжила: – Он был величайшим сыном вашего народа. Помните об этом. И прошу, не пытайтесь жить, как мы. Учитесь на наших ошибках. Ведь теперь эта планета целиком принадлежит вам.

– А Демоны? – рявкнул в ретранслятор Долар. Он передвигался очень медленно, словно смерть Гаммажа подорвала и его силы. Ведь Долар тоже был весьма преклонных лет.

– Мы не вернемся сюда. Это больше не наша планета. Мы нашли в Логовищах знания, которые, вероятно, спасут наш новый мир. И наш народ поймет это, после того, когда выслушает то, что мы им расскажет. А мы скажем, что сюда нам путь заказан. А если не поймет… – Она посмотрела через головы присутствующих на Логовища, – мы не вернемся все равно! И будьте уверены, ибо я обещаю вам это!

И тут Айана подумала:

«Даже если для того чтобы сдержать слово нам придется… придется удостовериться, что наш корабль не вернется на Эльхорн. Обещание надо сдержать – и точка!»

И не оглядываясь на собравшихся, она стала медленно пониматься по трапу. От усталости ноги едва слушались девушку. Если бы случилось все совсем по-другому, если бы старое безумие не овладело Таном и не коснулось остальных, если бы… Она старалась забыть о Тане. Но ведь, если бы не это проклятое безумие, то не было бы Народа-кошек. По-видимому, это заболевание пошло им только на пользу! Но Айана слишком утомилась, чтобы сейчас размышлять об этом.


Оставшиеся на взлетно-посадочном поле начали уходить обратно в Логовища. Воины внимательно изучали развалины, высматривая там Крыстонов, но так их и не обнаружили. Потом доставили Фоскатта, который был без сознания, потому что получил сильнейший удар в голову. Ю-Ла тотчас стала за ним ухаживать. Остальных разведчиков продолжали разыскивать.

Фуртиг с Лили-Ха стояли рядом, наблюдая за огненной полосой, оставшейся после взлета космического корабля. Они даже прикрыли глаза ладонями – настолько ярким был этот огонь. Корабль постепенно удалялся, пока не превратился в точку. Женщина-Демон обещала, что они больше никогда не вернутся. И еще она сказала, что в чем-то Гаммаж ошибался. Значит, им следует создавать свои знания… Интересно, права ли Айана? У них еще будет время разобраться в этом.

– Вот они и улетели, – проговорила Лили-Ха. – К звездам. Когда-нибудь и мы полетим к звездам, воин. Но прежде нам столько еще придется сделать! Несмотря на то, что теперь мы больше не называемся Народом Гаммажа.

Я с радостью последую за ней куда угодно, подумал Фуртиг, направляясь вместе с нею к Логовищам. Для себя он уже решил, что пойдет за ней повсюду, куда направит она свой легкий шаг. Нет… не следом за нею! Он заметил, что Лили-Ха ожидает его. Ожидает, чтобы она пошел с нею рядом.

И Фуртиг, радостно и нежно мурлыкнув, остановился рядом с Лили-Ха. И кончик его хвоста свернулся в знак теплого согласия.


Купить книгу "Новая порода" Нортон Андрэ

home | my bookshelf | | Новая порода |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу