Book: Условия любви



Условия любви

Ширл Хенке

Условия любви

ПРОЛОГ

Пуэбло. Колорадо. 1870 г.

Кэсс беспристрастно оценивала его, стараясь убедить себя, что имеет дело с очередной лошадью, которую предстоит купить и объездить. Она заметила, что его руки, лежащие на передней луке седла, связаны. Когда он неуклюже поправил свой пыльный картуз, на лоб упала длинная прядь выгоревших каштановых волос. Лицо обрамляла густая борода, придающая ему мрачноватый, грозный вид. Но он был хорошо сложен и довольно молод.

На крыльце большого дома Стив увидел женщину в накрахмаленной белой блузке и облегающих рыжевато-коричневых брюках, подчеркивающих ее длинные, стройные ноги. Нетерпеливо перекинув через плечо толстую косу, она пошла к ним. Походка ее была уверенной, смелой, не похожей ни на приглашение блудницы, ни на дразнящую поступь светской красавицы, в ней крылась загадка. Высокие дугообразные брови оттеняли широко поставленные янтарные глаза, а мужская одежда не скрывала достоинств ее прекрасной фигуры.

— Касс, это Стив Лоринг. Стив, познакомься с мисс Кассандрой Клейтон, хозяйкой Клейтон Фрейтинг, — произнес Кайл Ханникат.

— Привет, — холодно поздоровалась она, немного запрокинув голову, чтобы поймать взгляд Стива. Две пары золотистых глаз встретились.

— Здравствуйте, мисс Клейтон. Полагаю, вы объясните, почему меня вырвали из тисков смерти и привели сюда?

Она не обратила внимания на вопрос и посмотрела на Ханннката.

— Где вы его нашли?

— На этапе в Штатах. Кажется, его осудили за убийство человека, который хотел его ограбить. На Западе, по какому-то дурацкому делу, за каких-то тайных сторонников южан.

Хотя Кайл успел полюбить этого тихого янки, Кэсс все-таки должна знать, во что она вляпалась.

Ее глаза сузились, она принялась изучать Стива с головы до ног.

— Итак, пижон, избежавший виселицы. Он подойдет, Кайл, — презрительно сказала она. — Только бы от него так не воняло и только бы он не был проклятым янки. Вымойте его, найдите ему приличную одежду и приведите к обеду.

Она повернулась и пошла к дому. Закрыв за собой дверь, Касс глубоко вздохнула. Она все еще чувствовала, как холодные карие глаза ощупывают ее тело. Словно он знал! Но она уверена, что Кайл выполнил ее приказание и ничего не рассказал ему. Черт возьми, даже со связанными руками янки был наглым и дерзким. Она его обломает!

Пока Касс и Ханникат обсуждали его как домашнюю скотину, у Стива, несмотря на показную браваду, внутри все кипело. Ладно, техасец — наемник-профессионал, он только выполнял поручение этой загадочной женщины. Но что, черт возьми, она намеревается с ним сделать?

Глава 1

Граница Теннеси с Кентукки, октябрь 1864 г.

«Полуночники Пальмера», семьдесят пять оборванных и обмороженных северян, страстно мечтали о теплой постели и горячей еде. Ледяной дождь лил, не переставая с конца сентября, когда они покинули Кингспорт. Грязь и дождь были такими же смертельными врагами, упорными и беспощадными, как конница южан, которая их преследовала. Колонна Штатов оставила позади Теннеси и поднималась теперь по извилистой тропе в горах Вирджинии, двигаясь на север к Кентукки.

Уильям Джексон Пальмер оперся о переднюю луку седла, перемещая тяжесть тела, и мокрая упряжь заскрипела в знак протеста. Не было ни убежища, ни сухих веток для костра, хотя они все равно не осмелились бы развести его в цитадели Конфедерации.

«Ужасная погода, и все в этой проклятой войне не менее ужасно», — размышлял он.

Тропа вела их все выше к перевалам, за которыми лежали плато Кемберленд. Чтобы передать генералу Бэрбрнджу срочное донесение, им нужно найти перевал, не охраняемый мятежниками, хотя подобная перспектива казалась такой же унылой, как и погода.

«Полуночники Пальмера», эти страшные ночные стрелки, совершали налеты вдоль всей границы Теннеси с Кентукки. Нанеся удар, они исчезали в темноте, им повсюду помогали сторонники северян. Сегодня «Полуночники» ехали на встречу с таким человеком — Абнером Хендерсоном.

Пальмер взглянул на Стива Лоринга. Рожденный и выросший в Филадельфии, Лоринг принадлежал к тому же обществу, что и сам Пальмер, хотя мать его была булочницей из Луисвилля. Полковник часто задавал себе вопрос, какие чувства испытывает его молодой лейтенант к войне, в которой его семья оказалась по разные стороны фронта.

Стивен Террел Лоринг ехал рядом с полковником. Он стряхнул воду с полей шляпы и затем взглянул на небо. Несколько слабых розовых и золотистых полосок среди синевато-серых туч предвещали перемену погоды. Он заметил, как измотан командир, такой старый по сравнению с ним, хотя тяжелая усталость лежит и на его собственном лице. Коснувшись своей заросшей щеки, Лоринг тихо сказал:

— Абнер должен быть в хижине к полнолунию.

— Если мы увидим луну, — проворчал Пальмер. Его голубые глаза встретились с более темными глазами лейтенанта. — Он ужасно рискует, ведя всю колонну солдат через Воронье Гнездо.

При мысли о друге детства лицо Лоринга напряглось, потом он улыбнулся:

— Риска не больше, чем когда вы решились шпионить за Макклелланом в Хагерстауне.

Голос Пальмера прозвучал зловеще, когда он ответил:

— Зато, когда я пытался повторить безрассудный подвиг в Вирджинии, меня взяли в плен, и я провел три месяца в замке Сандер. Для Хендерсона это опасно, южане вешают шпионов. Стив пожал плечами.

— Они расстреливают нас в форме, а вешают без нее. Мертвый есть мертвый, Уилл. Абнер не может примкнуть к северянам, его отец служит с Джонстоном.

Пальмер пробормотал проклятие и вздохнул.

— Я считаю, ему нужно исполнить свой долг, как он его понимает, избежав расстрела южан.

— Особенно если один из них близкий родственник, — тихо произнес Стив.

— У тебя есть другие родственники на Юге? Стив неловко пожал плечами.

— Нет.

— Ты когда-нибудь сожалел о том, что пошел в армию? — спросил Пальмер.

— Каждый день, — усмехнулся Стив. В этот момент к ним подъехал галопом сержант Симмс, а за ним человек в гражданской одежде. Некрасивое лицо Абнера Хендерсона расплылось в улыбке, когда он увидел Стива.

— Черт, я думал, ребята, вас смыло дождем. Прождал вас в хижине больше часа.

Огромная рука Абнера сжала тонкую руку Стива. Хотя они были двоюродными братьями, но совсем не походили друг на друга. Стив унаследовал утонченные черты лица и грациозную осанку отца, аристократа из Филадельфии, Абнер же вырос в горах, на границе Теннеси с Кентукки, и был большим и неуклюжим, как его отец-фермер.

— Как поживает тетя Фай, Аб? — спросил Стив.

— У нее все прекрасно, но ты же знаешь маму. По пути Абнер объяснял Стиву и полковнику Пальмеру окружной маршрут, чтобы избежать встречи с местными патрулями южан и преодолеть горы.

— Вы думаете, мы можем подняться по этой вертикальной тропе при свете луны? — спросил Пальмер, когда Абнер закончил объяснение. Стив усмехнулся.

— Аб почти горный козел. Если кто и может провести нас, так это он. Конечно, нас преследует Прентис, но мы оторвались от него. По крайней мере, на какое-то время.

— Прентис, да, но еще и другой… — тихо сказал полковник Абнер перевел взгляд с Пальмера на своего кузена. Тишину сумерек нарушало только чавканье лошадиных копыт тонущих в промокшей земле.

— У вас много неприятностей?

— Нам бы хотелось считать достаточным наказанием полковника Прентнса, — сухо ответил Воль-мер, — но за последние месяцы на нас обрушилось слишком много несчастий.

— С тех пор, как Десятая из Огайо была переведена в эту команду, — загадочно добавил Стив.

— Тайные сторонники южан? — прошептал Абнер, беспокойно ерзая в седле.

— У нас два раза были довольно неожиданные встречи с патрулями южан, — ответил Пальмер.

— В тех местах, где их совсем не ожидали. — Лицо Стива казалось суровым.

— Ты знаешь, кто это? — спросил Абнер. — Я бы не хотел, чтобы меня запомнил какой-нибудь парень, который потом расскажет начальнику гарнизона.

— Поэтому мы не упоминали твоего имени и не позволили никому, кроме сержанта Симмса, увидеть тебя вблизи, — ответил Пальмер.

Адъютант полковника Симмс встретил Абнера в хижине и проводил его к Пальмеру и Лорингу. «Полуночники» и огайцы ехали сзади.

— Мы уверены, что это человек из Огайо. С нашими пенсильванскими войсками ничего такого не случилось, — добавил Стив. — Но среди двадцати человек трудно выявить тайного сторонника южан. Мне кажется, это Вине Тэннер. Однажды ночью он слишком долго отсутствовал.

— Вы не можете осудить человека по такому подозрению, лейтенант. Если бы в наших условиях я делал перекличку по ночам, мне бы через неделю пришлось расстрелять половину моего войска, — возразил Пальмер.

— И все же, сердце мне подсказывает, что это Тэннер, — настаивал Стив. Лицо Пальмера погрустнело.

— За два года войны у тебя появилась интуиция, я знаю.

— Если ты имеешь в виду мою раздражительность, то ты прав.

Когда совсем стемнело, Пальмер объявил привал. Они дали отдых лошадям, поели старые сухари, запив их солоноватой водой. Все с нетерпением ждали появления луны. Переход через ненадежные горные перевалы Кемберленда был достаточно опасным даже днем, а в кромешной тьме он превращался в безумие.

Поднялся ветер, небо очистилось, и полная луна бросала бледно-серебристый свет на крутую извилистую тропу. Петляя, они потащились вверх к Вороньему Гнезду, единственному перевалу, не занятому южанами, чтобы потом добраться до широкого плато восточного Кентукки к армии генерала Бэрбриджа.

Когда они достигли последней вершины, Абнер остановился и показал на запад: внизу четко вырисовывалась тропа.

— Идите по ней до устья реки, потом поверните направо. По устью вы дойдете до Пайн Ноула. Пальмер кивнул.

— Вы оказали огромную услугу своей стране, мистер Хендерсон. Я и мои люди очень вам признательны.

— Я только выполнял свой долг, как ты и Стив. Лоринг протянул кузену руку.

— Когда эта проклятая война кончится, я приеду к тете Фэй в Клинч Крик отведать пирог с крыжовником. Тогда мы с тобой пойдем охотиться на белок.

— Все так и будет, кузен, — ответил Абнер.

Махнув на прощание, он свел лошадь с тропы и направился вниз по другому извилистому ущелью. Абнер думал о прощальных словах кузена насчет охоты на белок. Хотя Стив и меткий стрелок, но у него нет такого понимания леса и его тайн, как у Абнера, хотя после двух лет службы его мастерство, может, и разовьется.

Вой ветра, ледяной дождь, сырой туман, усталость и желание поскорее добраться до теплой постели притупили его охотничьи инстинкты.

Абнер Хендерсон даже не услышал выстрела.


Денвер, октябрь 1864 г.

Плач доносился из-за тяжелой двери спальни. Злобный голос Руфуса Клейтона перекрывал тихие рыдания и увещевания женщины:

— С этим покончено! Довольно того, что вы родили мне двух мертвых сыновей, мадам, а сейчас вы даже не можете произвести на свет живую хныкающую девочку!

Кэсс прислонилась к двери, чтобы услышать слабый голос матери.

— Руфус, я родила тебе прекрасного здорового ребенка. Кассандра…

— Моя единственная наследница, семнадцатилетняя девушка, избалованная и упрямая, как один из моих необъезженных мулов. Мне нужны сыновья, Эйлин, сыновья, чтобы продолжить мое дело. Я построил крупнейшую фрахтовочную фирму на огромной золотоносной территории. Будущее полно возможностей грести обеими руками. Я пережил пожар в прошлом году и наводнение этой весной. Я буду проклят, если не завладею половиной территории в следующем десятилетии. Но для чего я работаю? Жена, которая ходит в шелках и бриллиантах, не может родить мне наследника. Дочь, которая предпочитает платьям грязные ботинки, играет в мужские игры. Черт возьми, мужскую работу должен делать мужчина!

Костяшки пальцев, сжимавшие дверную ручку, побелели, и Кэсс разжала руку. Она потратила половину жизни, защищая мать от злобных тирад отца. И все, что она заслужила, — это осуждение Руфуса и просьбы Эйлин «вести себя как леди».

— Черт бы подрал их обоих! — прошептала Кэсс, борясь со слезами.

Она только что вернулась из двухнедельной поездки в горы. Конечно, начальник экспедиции Крис Альдерс взбесился, когда обнаружил ее, переодетую в погонщика, но было уже поздно отсылать се назад. Кэсс поехала, чтобы работать, вести команду, ни в чем не уступая мужчинам, даже в употреблении самых замысловатых слов погонщиков мулов.

Когда братья были живы, они хорошо ее обучили. Руфус потворствовал маленькой дочке, смеясь над ее попытками подражать старшим братьям, подстегивая ее интерес к фрахтовочному бизнесу. Как же быстро все изменилось после смерти братьев во время эпидемии холеры четыре года назад!

Кэсс прошла через зал к своей комнате в дальнем конце огромного кирпичного мавзолея, который Руфус Клейтон назвал своим домом-городом. Прежде всего ей нужно смыть двухнедельную грязь и переодеться. Ничто не выводило Руфуса из себя так, как се вид в мужской одежде.

Родители были всегда согласны только в одном — в осуждении ее привычек. Эйлин Куинлен происходила из старого рода южной аристократии, где леди не носили брюк, не ругались и даже не потели. Правда, они не стремились к фрахтовочному бизнесу.

Ароматная горячая вода согрела каждую ноющую косточку ее тела, помогая забыть о холодных ночах, проведенных на жесткой земле. Отцу сообщили о ее возвращении раньше, чем она успела раздеться, и он немедленно вызвал ее в свой кабинет.

— Пусть подождет, — бормотала она, намыливая волосы сиреневым шампунем. У нее были свои методы борьбы с Руфусом Клейтоном. Если мать безвольно и терпеливо выносила его оскорбления — это ее дело. А Кассандра Клейтон, будучи не в состоянии угодить каждому из родителей, давным-давно решила угождать только себе.

Когда час спустя она постучала в дверь его кабинета, на ней было простое льняное платье, ее медные кудри были уложены в прическу, которая, как она надеялась, придавала ей зрелость.

Не дождавшись ответа, Кэсс шагнула в кабинет. Руфус сидел за большим письменным столом, листая подшивку местных газет. Не взглянув на дочь, он выпалил:

— Явилась, наконец.

— Мне нужно было принять ванну, отец. Он закрыл газеты и встал. Крупный мужчина около шести футов с широкой костью и плотным мускулистым телом. Его темно-карие глаза свирепо уставились на нее.

Кэсс тоже была довольно высокой девушкой и бесстрашно ответила на его взгляд.

— Ну, начинай. Ты ведь собираешься кричать по поводу моей поездки.

— Если бы ты осталась дома и не расстроила свою мать почти до смерти, возможно, роды прошли бы лучше. Ребенок мог бы выжить, — жестоко произнес он.

— И какое бы это имело для тебя значение? Еще одна бесполезная девочка! Я слышала, как ты ругал мать. Твоя забота просто трогательна!

Он продолжал глядеть на нее, и его лицо то краснело, то бледнело.

— Кажется, ты добавила к своему длинному списку нежелательных черт еще и подслушивание.

Кэсс прошла по комнате и остановилась перед окном, выходящим на улицу.

— Для разнообразия давай обсудим мои хорошие черты, отец. Я ехала на переднем кореннике и тянула телегу Мэрфи с прицепом. Даже Крис сказал, что я учусь работать на ухабистой дороге, как любой из его новичков. Я могу вести дело от погрузки телег до закупки товаров, могу нанимать погонщиков и вести конторские книги. Тебе не нужен сын для управления твоей империей. Это могу сделать я!

Она стояла в совсем неженской позе, широко расставив ноги и упрямо выпятив подбородок.

— Спроси начальника обоза.

Руфус Клейтон шагнул к ней. Выражение его лица и угрожающая походка пугали многих мужчин, но только не эту отчаянную девчонку. Он не спал уже два дня с начала родов у жены, был утомлен и разочарован. Эйлин — нежная и слабая, но Касс — это его дочь. Каких великолепных внуков она подарила бы ему! Но только, если она выполнит роль женщины.

— Я неосмотрительно воспитал тебя, разрешая бегать за братьями и позволив тебе думать, что ты можешь взять верх над мужчиной.

Руфус покачал лохматой головой. Густые бакенбарды делали его лицо похожим на морду бульдога.

— Тебе пришло время узнать свою роль, но только это будет не на одной из моих грузовых телег!

— Думаю, моя роль — глупо улыбаться гостям или пить чай с Абигайл Симпсон и ее матерью. Я ненавижу вечеринки, танцы и пустые разговоры с безмозглыми женщинами.

— Ты тоже женщина, по крайней мере должна ею быть! Скоро тебе исполнится восемнадцать. Возраст, достаточный для замужества, — спокойно сказал он.

— Очень удобно, — усмехнулась Кэсс. — Выдай меня замуж, а потом снова приставай к моей бедной матери. Сколько раз ей еще рисковать? Со смерти моих братьев она уже трижды рожала мертвых детей, ты убьешь ее в ожидании сына!

Кэсс зажмурилась, пытаясь взять себя в руки, поэтому не увидела, как отец замахнулся на нее.

Руфус ударил ее по щеке, отбросив на книжные полки, занимавшие всю стену кабинета. Пока она пыталась устоять на ногах и не удариться о полку, его вдруг охватила боль вины. У него всегда был отвратительный характер, но и у Кэсс не лучше, не стоило ей провоцировать его.



Затянувшееся молчание нарушили резкие слова дочери:

— Я никогда не выйду замуж. Ни один мужчина не сделает со мной того, что ты сделал с моей матерью.

— Я спас эту женщину от бедности, дал ей шикарную одежду и огромные дома, все, что потерял се ленивый, никчемный отец. Она с радостью стала миссис Руфус Клейтон, для нее или ее семьи южан не имело никакого значения, что я грубый янки.

Касс усмехнулась.

— Ты купил ее у дедушки Куинлена, а меня пытаешься продать, отец!

— Черт побери, я сделаю все, чтобы доставить тебе удовольствие, в том числе выдам тебя замуж! Если, конечно, найду глупца, который захочет взять в жены такую странную женщину, — произнес он, стараясь усмирить ярость, как пламя, пляшущую в его глазах.

— Я скорее стану погонщиком быков, чем позволю мужчине завладеть мной!

Руфус вдруг опустился на колени и ткнулся лицом в ноги Кэсс. Он услышал ее крики о помощи, понял, что она приподняла его, положила его голову себе на колени, но уже не мог вымолвить ни слова.

— Паралич — болезнь непредсказуемая, мисс Клейтон. У него постепенно начинает двигаться правая рука, он может немного говорить, однако…

Доктор замолчал.

— Настоящая трагедия. Сначала ваша бедная мать теряет ребенка, потом неожиданный удар у вашего отца. Мы можем известить каких-нибудь ваших родственников? Руфусу понадобится человек для управления делами.

Они стояли в коридоре у спальни отца. Касс покачала головой и повела доктора к лестнице.

— Нет, доктор Симпсон. У отца не было родни, а родственники умерли. Мой кузен убит при Геттисберге.

— Думаю, адвокату Смиту нужно будет назначить кого-нибудь, — сочувственно сказал доктор. — Ваш отец просил поговорить с ним.

Касс молча кивнула и попрощалась с Симпсоном.

— Очень нужен этот хныкающий адвокат, — прошептала она. — Бог мне свидетель, я сама буду управлять Клейтон Фрейтингом и сделаю его крупнейшей империей в Скалистых Горах. Пусть они попробуют остановить меня!


Вирджиния, апрель 1865 г.

Черт побери, Уилл, ты приказал разрушить железнодорожные пути, — Стив Лоринг с усмешкой посмотрел на Пальмера.

Они наблюдали за работой своих людей, уничтожающих жизненно важную артерию южан. Они только что получили сообщение о вчерашней капитуляции Ли, но Джонстон продолжал опустошать Северную Каролину, а Джефферсон Дэвис продвинулся в Джорджию. Война приближалась к концу, однако разорение не прекращалось.

— Как строитель я чувствую некоторое отвращение при выполнении подобного задания. После войны я восстановлю эти несколько миль пути, — серьезно ответил Пальмер, и его глаза вдруг загорелись. — Железная дорога пойдет на запад. Подумай, Стив, мы соединим Калифорнию с Филадельфией, Чикаго с Мексикой. Рельсы протянутся по всей Америке.

Стив растрепал пальцами вспотевшие волосы и снова надел шляпу. В неполные двадцать четыре года лицо его казалось слишком суровым и утомленным. И все же он улыбнулся вере своего командира в будущее.

— Ты пойдешь на Запад и построишь свою железную дорогу, Уилл. А я буду счастлив вырастить хорошего коня и просыпаться каждое утро в настоящей постели.

— Ты решил на всю жизнь стать фермером из Кентукки? Насколько я знаю Роберта Лоринга, а я знаю его хорошо, он строит более грандиозные планы для своего единственного сына.

Стив замотал головой.

— После этих двух лет я просто хочу дышать воздухом, Уилл.

Внезапно один из часовых дал сигнал тревоги. Несколько человек в оборванных серых мундирах медленно приближались к солдатам Штатов, которые прекратили работу, чтобы наблюдать за встречей.

— Полковник Прентис, я полагаю? — Пальмер кивком головы показал, что офицер может опустить руки.

Часовой стоял позади Прентиса с ружьем наготове, не спуская глаз с вражеского офицера. Тот слабо улыбнулся.

— Я курьер генерала Джонстона. Он договорился о перемирии с вашим генералом Шерманом. Пальмер повернулся к сержанту Симмсу:

— Принесите воды из родника и поджарьте немного мяса, оставшегося от завтрака. Позвольте мне, полковник, взглянуть на ваши документы, пока вы с вашими людьми будете отдыхать.

— Благодарю вас, сэр. Мы ничего не ели, кроме кукурузных лепешек, уже несколько недель, — сказал Прентис, идя за Пальмером в тень большого дуба.

Пальмер читал бумаги, кивая головой.

— Кажется, все в порядке, полковник. Я пошлю курьера к генералу Шерману и попрошу дальнейших инструкций. Надеюсь, нам не придется стать тюремщиками вашего генерала.

Стив сидел в тени ивовой рощицы и медленно жевал, не чувствуя вкуса пищи. Наконец он отложил оловянную тарелку и отпил горячего кофе. За последнее время их снабжение намного улучшилось, не то что в 1863 году, когда он присоединился к «Полуночникам Пальмера». Проклятый мятежник еще жалуется на старые сухари. А чем, черт возьми, питались мы все эти годы?

К нему подошел один из адъютантов Прентиса — косматый и бледный парнишка лет пятнадцати. Грозное лицо Лоринга смягчилось.

— Что тебе, сынок?

— Вы капитан Лоринг? Стив Лоринг? — спросил мальчик. Стив кивнул.

— Я слышал, эти люди называли ваше имя. Я знаю одну леди в Клинч Крике, у которой есть родственник по фамилии Лоринг.

— Фэй Хендерсон — сестра моей матери.

— Может, вы захотите увидеться с ней после войны, капитан? Она вдова, и у нее больше никого не осталось.

— А се сын Абнер? — с беспокойством спросил Стив.

— Абнера убили, капитан, — после некоторого колебания ответил мальчик. — Прошлой осенью. Мисс Фэй теперь одинока.

Стив схватил его за обтрепанный жакет.

— Абнер убит? Когда? Как это случилось?

— В прошлом году, в октябре. Мы шли за вашими ребятами, но лил дождь, и мы потеряли вас. Мы наткнулись на его тело в лощине. Его застрелили в спину. Полковник Прентис говорил, что он шпион северян, но я отвез его домой в Клин Крик, — испуганно рассказывал мальчик.

Стив отпустил его и тихо спросил:

— Ваш полковник знал, что он сторонник северян? Мальчик попятился.

— Он так сказал, капитан. Не знаю, прав ли он.

— Спасибо тебе, сынок.

Стив повернулся и пошел по склону холма туда, где сидели Пальмер и полковник.

— Прентис, я узнал, что в прошлом октябре вы нашли убитого штатского, когда преследовали нас до Кентукки, — без предисловий спросил он.

Большие руки Пальмера сжали оловянную кружку.

— Боже мой? Хендерсона? Прентис взглянул на Лоринга.

— Да. Некоторые из моих людей узнали его. Он был из Кентукки, но шпионил для северян. До меня доходили слухи, что он проводил вас и другие отряды Штатов через перевалы. Мы ни разу не смогли его поймать. Очевидно, смог кто-то другой.

— Его застрелили в спину?

— Да. Мы нашли рядом стреляные гильзы. От винтовки «Генри» 44 калибра. Ни у кого из моих людей не было денег, чтобы купить такое оружие, Лоринг. Вы знаете это.

Генерал Пальмер встал и провел рукой по волосам.

— О'Брайен, Тэннер и Уортман. У них одних такие винтовки.

— И они дезертировали до того, как мы добрались до генерала Бэрбриджа, — добавил Стив. — Они были тайными сторонниками южан. Я знал это!

Пальмер вздохнул.

— Я всегда подозревал, что предчувствие тебя не обманывает, Стив. Черт побери, надеюсь, им воздается за их предательство!

Точеное лицо Стива словно заледенело.

— О, не бойся, Уилл, справедливость восторжествует. Клянусь!

Глава 2

Денвер, 1868 год.

«Дочери Кассандре Эйлин Клейтон, моей единственной наследнице, я завещаю все линии Клейтон Фрейтинга, ранчо в Пуэбло со всем домашним скотом, городской дом в Денвере и все остальное имущество, за исключением наличных денег».

Адвокат Сэрстон Смит, худой, услужливый человек с усами, которые, казалось, перевешивали его голову, прервал чтение и поправил очки.

Кэсс беспокойно ерзала в своем кресле. «Кончай с этим», — кипела она от злости, чувствуя отвращение к Смиту, который медленно переворачивал страницы и объявлял посмертные дары слугам и людям, которые работали на Клейтон Фрейтинг. Она заставила себя успокоиться. После четырех кошмарных лет все, наконец, кончилось. Она оказалась достойной, если не его любви, то, по крайней мере, его дела.

Если бы только мама была жива! Сейчас она бы стала свободной. Но парализованный и нетерпимый Руфус Клейтон пережил болезненную жену, которая преданно ухаживала за ним, пока Кэсс занималась работой погрузочной компании. Через год Эйлин умерла от гриппа.

Пока мать чахла, Кэсс расцвела.

Руфус Клейтон пытался контролировать свои обширные владения, но для работы нужен был хозяин, который мог бы встречаться с коммивояжерами, провозить груз к рудникам и приглядывать за скотом на станциях. Выбор Руфуса пал на Криса Альдерса, но скоро и Кэсс, и самому Альдерсу стало ясно, что он не может управлять делом.

Кэсс ездила на восток до Канзас Сити и даже до Чикаго, устраивала оптовые перевозки товаров от леса до настойки опия. Она приехала в Сент-Луис и заказала двадцать новых повозок у крупнейшего промышленника Джозефа Мэрфи. Она наняла несколько конторских служащих вести бухгалтерию, купила мулов и быков, упряжи и хомуты. Сначала при найме работников ей нужна была помощь Криса, однако благодаря своему характеру, железной хватке и умению общаться с погонщиками мулов она со временем стала своим человеком у этих грубых людей.

Сидя в загроможденной темной конторе, Кэсс совсем не походила на девчонку-сорванца, которая шокировала общество Денвера, разгуливая по Лаример Стрит в мужских брюках и ботинках, забрызганных грязью. Копну ее вьющихся медных волос, перетянутых лентой, венчала крошечная шляпка из черных кружев. Черное шелковое платье, хотя и напоминало о трауре, но явно подчеркивало ее женские достоинства. Она выглядела покорной и женственной, однако решительный подбородок и золотистый блеск в сухих глазах говорили об обратном. Было слишком поздно плакать по отцу и матери. Страх, напряжение и выдержка помогли ей вынести показные похороны. Сейчас она хотела только одного: чтобы все быстрее закончилось.

Когда Сэрстон Смит снова прервал чтение и окинул комнату взглядом, ее вдруг охватило беспокойство, и она взглянула на Криса Альдерса, тот успокаивающе улыбнулся. Других наследников не было, и в душной комнате находились только несколько слуг.

— Условия наследования таковы, — чопорно продолжал Смит. Не усмешка ли в его голосе заставила так забиться сердце Касс? Она с силой сжала резные ручки кресла.

— Во-первых, после моей смерти дочь должна провести три года в молитвах и за это время найти подходящего мужчину, чтобы вступить в брак. Зная темперамент и впечатлительную натуру своей дочери, я ставлю второе условие: ее муж будет контролировать всю работу Клейтон Фрейтинга и иметь в своем полном распоряжении товары, которые я завещаю моей дочери. Условие третье: результатом этого брачного союза должно стать появление на свет наследника, которого моя дочь должна родить в течение трех лет после моей смерти.

Кэсс сидела неподвижно. Пальцы, порезанные об отколотые края ручек кресла, кровоточили, но она не чувствовала боли. Смит продолжал читать:

— Если Кассандра Эйлин Клейтон не выполнит условия завещания в указанный срок, она потеряет все права на Клейтон Фрейтинг и остальное имущество. В этом случае наследство переходит к Кларку Мэтьюзу, племяннику моей любимой первой жены Матильды Мэтьюз Клейтон.

Пока адвокат бубнил заключительную часть, Крис Альдерс мысленно проклинал негодяя Руфуса. Когда он взглянул на Кэсс, она безжизненно кивнула ему, показывая, что не собирается давать волю ярости. Однако Крис знал: жестокий старик и из могилы хотел наказать ее за то, что она не родилась мальчиком. Будь он проклят!

Сэрстон Смит посмотрел на Касс и нервно провел тонким пальцем по усам. Он всегда не любил бесстыдную женщину Клейтон!

— Условия завещания вам ясны, мисс Клейтон?

— Они так же ясны, мистер Смит, как и чудовищны.

Ее глаза зажглись золотистым пламенем, она встала и грозно посмотрела на него. Но самообладания не потеряла.

— Конечно, я буду оспаривать условия этого завещания. Ни один благоразумный суд территории не поддержит его.

Смит тоже поднялся, хотя и с меньшей уверенностью. Он был ниже Кэсс Клейтон и ненавидел заглядывать снизу в ее надменное красивое лицо.

— Завещание вполне законно и совсем не безрассудно, моя дорогая. Тело у вашего отца одряхлело, однако он был в здравом уме. Ни один суд никогда не подвергнет сомнению заботу вашего отца о будущем своей дочери.

— Посмотрим, мистер Смит. — Ее тон выдавал закипающий гнев, и Крис, видевший ее в гневе, когда она заставляла дрожать погонщика, не говоря уже о муле, испугался, что она вот-вот взорвется.

— Мы можем обратиться к лучшим адвокатам, Кэсс, — решительно сказал он.

Пронзив Стива яростным взглядом, Кэсс резко повернулась и вышла на яркий солнечный свет улицы. К ней тут же с блокнотом и ручкой наготове направился Уильям Н.Байерз из «Роки Маунтин Ньюз». Новость о последней воле одного из выдающихся граждан Денвера станет сенсацией недели.

— Мисс Клейтон, минутку, пожалуйста, — попросил он, почтительно приподнимая шляпу. — Вас не слишком затруднит рассказать нам о завещании вашего дорогого отца?

В окружавшей Касс толпе были се работники, скотоводы, клерки, погонщики, пьяницы из ближайших салунов, любопытные лавочники и купцы, даже хорошо одетые матроны с маленькими детьми. Весь город жадно ждал известий о последней дуэли между Руфусом Клейтоном и его возмутительной дочерью.

«Стервятники», — подумала она. Но они были просто любопытными, а некоторые даже напуганными, ведь их благосостояние зависело от дальнейшей судьбы одного из крупнейших предприятий.

— Я намереваюсь оспаривать завещание отца, мистер Байерз, — четко сказала Кэсс, чтобы ее услышала вся толпа.

— Он не лишил вас наследства, мисс Клейтон? — спросил удивленный репортер.

Глаза Кэсс горели, но се лицо оставалось холодным и неподвижным.

— Нет. Однако об условиях завещания вы узнаете у адвоката Смита. Скоро они будут опубликованы. А теперь извините меня, джентльмены.

Кэсс направилась к ожидающему ее экипажу. Когда Крис расчистил для нее путь и она уже собиралась сесть в коляску, кто-то взял ее за локоть. Кэсс оттолкнула протянутую руку и с открытой враждебностью посмотрела на ее обладателя.

— Не утруждайте себя, мистер Эймз. Круглое багровое лицо Беннета Эймза стало еще шире от улыбки.

— Вы всегда не терпели мужских прикосновений. Но, судя по завещанию вашего папаши, вы скоро перемените свои привычки.

Кэсс побледнела.

— Вы что же, напоили Сэрстона Смита, и он все рассказал вам?

Эймз умиротворяюще махнул рукой, и на его пальце сверкнуло кольцо с рубином и сапфиром.

— Вы же знаете, я всегда в курсе происходящего, Таким крупным делом должен руководить мужчина, это не занятие для одинокой женщины, Кэсс. Мы с вами могли бы заключить сделку. Выходите за меня замуж, я буду выполнять за вас все обязанности, дам вам большое денежное содержание, чтобы вы могли путешествовать, поехать в Европу…

Она презрительно засмеялась, но по коже побежали мурашки отвращения.

— Лучше я лягу в постель с пауком! Лицо Эймза помрачнело.

— Тогда вы окажетесь на улице, будете просить подаяние, а всем завладеет ваш кузен, Кэсс. Я могу убрать с дороги любого из вас через пару лет.

— Выводя из строя тормоза на повозках или испортив лаги в Корт Хелл Пас? Вы хвастун и вор, Беннет Эймз, и это я увижу вас уличным бродягой прежде, чем меня разорят! А сейчас убирайтесь с моего пути, или я всажу пулю в ваше толстое брюхо.

Она достала из сумочки ремингтон 22-го калибра и спокойно прицелилась в блестящую пуговицу на атласном жилете Эймза.

— Обычно я ноту более солидное оружие, но пистолет — не слишком подходящая принадлежность траурной одежды. Правда, с близкого расстояния даже такая игрушка серьезно повредит вашему пищеварению, Беннет.

За ее спиной раздался негромкий смех, и рядом с ней встал худощавый человек с вьющимися рыжеватыми волосами.

— По-моему, надо остерегаться этой леди, мистер Эймз. Я уже видел, что такая горошина может сделать с мужчиной. Она просто испортила его одежду. И выпотрошила ему внутренности.

— Кто вы такой, черт возьми? — набросился на него Эймз, но сразу отступил, увидев холодный блеск в голубых глазах незнакомца и руку, коснувшуюся кольта, пристегнутого к бедру.

Хотя незнакомец был невысок ростом, веснушчатым и кривоногим, он внушал уважение.

— Меня зовут Ханникат, Кайл Ханникат. — Он улыбнулся Кэсс, не обращая внимания на Эймза.

— Должна признаться, вы совсем не похожи на великана-людоеда, каким описывал вас мой отец.

— Мы со стариком Руфусом давние друзья. Я еще ребенком начал работать на него. Не могу сказать, что вы похожи на него, мисс Кэсс, но это и к лучшему!

Касс засмеялась, сунула ремингтон в сумочку, и протянула Ханникату руку.

— Добро пожаловать в Денвер, мистер Ханникат. Эймз нахмурился.

— Этот человек — наемный убийца. Что, черт возьми, у вас с ним общего, Кэсс?

Крис Альдерс, который молча наблюдал за происходящим, тоже засмеялся.



— Беннет, ты разве не знаешь, это мисс Кэсс наняла его!

Эймз с удивлением увидел, как девушка кивнула, подтверждая слова Криса.

— Я пыталась найти мистера Ханниката, когда отец доживал свои последние дни, понимая, что мне понадобятся его э… уникальные способности.

— Значит, война, — констатировал Эймз. — Победитель получает все. Тем лучше для меня. Только не говорите потом, что вас не предупреждали.

— Вы уже «предупредили» нас в Корт Хелл Пасе. Вот почему мистер Ханникат здесь, — спокойно сказала Кэсс. От нее не ускользнуло, как Эймз отступил от Ханниката.

— Вы, кажется, имеете грозную репутацию, мистер Ханникат.

Она села в экипаж, показав жестом, чтобы он следовал за ней, и кучер тронул лошадей.

— Я был бы в восторге, если бы вы называли меня Кайл, мэм. Но люди вроде Эймза могут называть меня мистером, — произнес он с кривой усмешкой, которая сделала его нестареющее лицо почти мальчишеским.

Касс облегченно вздохнула.

— Хорошо, Кайл. У меня такое чувство, что ты будешь здорово вести дело.


Цинциннати, 1868 г.

Подойдя к тяжелому дверному молотку, Стив Лоринг глубоко вздохнул. После трех лет поисков удача должна ему улыбнуться.

Когда высокая блондинка в легком шелковом платье открыла дверь, он бодро улыбнулся и приподнял шляпу.

— Привет. Я кое-кого ищу, — сказал Стив, рассматривая ее пышные формы.

— Уже нашли. Меня зовут Китти, — засмеялась блондинка, пропуская его вперед.

На улице шел дождь, и это дало ему возможность не снимать пальто, которое скрывало армейский револьвер. Мужчины редко приходили в этот шикарнейший бордель Цинциннати, чтобы застрелить кого-нибудь.

Китти Бойл смотрела на красивого незнакомца, который, казалось, был очень увлечен стряхиванием дождевых капель. Дорогое пальто и ботинки, хорошо причесанный, с изящными, аристократическими чертами. Он пах деньгами.

— Ну, голубчик, ты нашел, кого искал? Я точно нашла!

Отказавшись от предложения хозяйки снять пальто, Стив разглядывал шикарную гостиную с изящными шелковыми диванами, на которых расположились довольно откровенно одетые женщины, окруженные мужчинами в дорогих костюмах.

— О'Брайен здесь? — небрежно спросил Стив блондинку, но она заметила тревожный блеск в его глазах.

Китти погладила рукав его мокрого пальто, потом интимно провела пальцами по его руке.

— Мик О'Брайен — молокосос. Что тебе от него нужно? Мы могли бы подняться наверх… Она снова погладила его руку.

— О'Брайен наверху?

Она резко отдернула руку, зная после долгих лет работы здесь, когда надо отступить.

— Он на кухне, уткнулся носом в ужин, — ответила она, кивнув в сторону длинного коридора, освещенного газовой лампой.

— Очень вам обязан, — ответил ей Стив белозубой улыбкой.

— Подождите, — сказала она ему вслед.

У О'Брайена револьвер и нож.

— Благодарю за информацию.

2 Условия любви Китти со страхом смотрела, как он шел к тяжелой дубовой двери в конце коридора.

Стив взялся за дверную ручку и почувствовал холод отполированной меди. Другую руку он сунул под пальто и достал револьвер.

О'Брайен взглянул на темную фигуру, возникшую в дверном проеме. Тусклые лампы не позволяли разглядеть лицо незнакомца. Ирландец ощутил беспокойство и на всякий случай остался сидеть за большим дубовым столом, который при необходимости может стать хорошим прикрытием. Вытерев сальный рот, О'Брайен опустил руку к поясу, но, услышав короткое «Не надо», снова положил ее на стол.

— Помните меня, капрал? — тихо спросил Стив.

— Лоринг… лейтенант Лоринг, не так ли? Но война ведь кончилась более трех лет назад.

О'Брайен видел, как высокий человек сделал шаг в комнату. Шум в кухне сразу утих, повар и его помощники почувствовали недоброе.

— А Абнера Хендерсона убили четыре года назад. Та винтовка еще у вас, капрал?

О'Брайен на мгновение застыл, потом вскочил, отбросив тяжелый стол. Стив успел ухватить его за край, лишив своего врага прикрытия. Увидев направленное на себя оружие, О'Брайен попятился от наступающего Лоринга.

— Послушайте, лейтенант…

— Капитан, — поправил его Стив. — После того, как вы с приятелями убили моего кузена и дезертировали, меня повысили в звании. А теперь Уортман и Тэннер…

Он угрожающе помахал пистолетом перед лицом О'Брайена.

— Это Вине, это он стрелял, не я. Он был нашим командиром. Сказал, что Хендерсон предатель. Была война, Лоринг! — его голос стал умоляющим.

— Моим агентам понадобилось три года, чтобы найти тебя. Теперь ты отведешь меня к Уортману и Тэннеру, а потом мы решим, кто был командиром.

Прижавшись к стене, О'Брайен нащупал на полке тяжелый стеклянный кувшин и, швырнув его в Лоринга, сам упал на пол. Он успел выхватить из кобуры свой кольт, но Стив не дал ему никаких шансов и выбил оружие ногой. Потом он наступил на запястье противника и сильно прижал его к деревянным доскам.

— Так где твои друзья? — спросил Стив, переведя дух.

— Дай мне подняться, дай… о ..! Я не буду говорить, если ты сломаешь мне руку!

— Ты не сможешь также говорить, если я пристрелю тебя, но это меня не остановит. Пока я не потерял терпение: где Тэннер и Уортман?

— Уортман в Сент-Луисе! Работает на пивоваренном заводе рядом с пристанью. Отпусти меня, черт побери!

— А Вине Тэннер? — спросил Стив, немного приподняв ногу.

— На Западе, он вернулся на Запад! Больше я ничего не знаю.

Стив отпустил его руку, и О'Брайен сел, массируя запястье. Он стонал и наклонялся вперед, надеясь отвлечь внимание своего мучителя.

Стив дал ему возможность вынуть пистолет и поднять его, но выстрелил первым. Пуля отбросила О'Брайена назад.

Подойдя к мертвому противнику, Стив хладнокровно перевернул тело ногой и увидел очень красивый стилет в ножнах.

— Спасибо, Китти, — пробормотал он и вышел из кухни через заднюю дверь.


Луисвилл

— Это постыдно, говорю я тебе! И опасно! Тебя могли убить, Стивен… Застрелить преступника в … — Амелия Грэхэм Лоринг запнулась на неприличном слове.

— ...борделе, — любезно подсказал Стив, глядя в большое окно. Он чувствовал отвращение матери, хотя стоял к ней спиной.

— Хорошо, тебе повезло, и те преступники не напали на тебя сообща! О, Стивен, оставь эту бессмысленную месть. Фэй, к се счастью, умерла, а Абнера ты не сможешь вернуть.

— Но я могу отдать под суд людей, которые стали причиной их смерти, — спокойно ответил Стив.

За последние три года, пока он проверял сведения нанятых им детективов, этот спор возникал у них очень часто. Сначала, когда он вернулся с войны закаленным ветераном, родители не беспокоили его, надеясь, что он придет в себя. Однако он не мог успокоиться, зная, что трое предателей, ответственных за гибель его близких, были на свободе.

Амелия ходила по комнате, шурша темно-серыми юбками и теребя тонкими пальцами кружевной носовой платок. Она переживала последние дни траура по мужу. Роберт Лоринг умер почти год назад, и все дела легли на плечи его сына. После смерти мужа они с сыном поселились в ее родовом доме Грэхэм Холл.

Стив обернулся и взглянул на нежное лицо матери. Внешне легкомысленная, очаровательная красавица с Юга обладала железной волей и совсем не походила на свою сестру, Фэй. Отец называл ее «стальной бабочкой».

Мать и сын стояли в кабинете Роберта Лоринга, единственной комнате в родовом особняке Грэхэм, где он оставил свой след. Сюда Стив приходил в надежде понять того сдержанного человека, который был его отцом. Кабинет с темно-вишневыми портьерами, синим турецким ковром, мебелью орехового дерева и забитыми книжными полками напоминал обитель ученого.

Амелия никогда не любила эту комнату. Когда она захотела переставить в ней мебель, они с сыном сильно поспорили. Стив одержал победу, и кабинет стал его владением, штаб-квартирой, из которой он отправлял на задания детективов и где тщательно анализировал их доклады.

— С тех пор, как умер твой отец, а Барбара вышла замуж, я осталась совсем одна, Стивен, — снова начала Амелия. — Твоя обязанность — вести дела родового поместья.

Он насмешливо поднял бровь.

— Вы сами желали, чтобы я перестал заниматься поместьем отца в Филадельфии. А что касается моей сестры, то она живет в часе езды отсюда. Скоро у вас будут внуки, и это займет ваше время.

— Ты должен продолжить род, а не Барбара, — ответила мать. — После войны ты стал чужим, молчаливым, ты захвачен этой… этой своей миссией.

— Война меняет людей, мама.

Он пожал плечами и налил немного хереса ей и побольше виски себе.

— Во всяком случае, я заботился о «моем родовом поместье» здесь. Конное хозяйство процветает, я починил все постройки, поврежденные во время войны.

Амелия отпила глоток и поморщилась, недовольная вкусом вина.

Мерзкие скоты разрушили все только потому, что мы остались верны своей стране.

— Это мятежная страна, мама. Южане делали здесь тоже самое, что северяне по всему Югу, — устало ответил Стив.

По крайней мере, он переключил ее внимание. Ему повезло, что адвокаты смогли освободить его в Цинциннати, выдвинув версию самообороны. А до тюрьмы было совсем близко.

Амелия сменила тему.

— Почему Марсия и ее родители не придут на обед в воскресенье? Я уверена, до них дошли слухи о твоей… ссоре. Нам нужно положить конец сплетням, Стивен.

Тот невесело усмехнулся.

— Давай не будем расстраивать родителей моей невесты перспективой иметь зятя-преступника.


Обед был пышным и изысканным, как всегда, когда им командовала Амелия Лоринг. Пол Коулман и его жена болтали с хозяйкой о разных пустяках, а Марсия и Стив разговаривали о своем.

Хрустальная люстра над обеденным столом освещала ее блестящие каштановые локоны, нежную кожу и огромные голубые глаза. Бледно-лиловое платье очень шло Марсии и подчеркивало ее пышную грудь.

Ее родители владели поместьем по соседству с Грэхэм Холлом, и после возвращения Стив купил у Пола несколько племенных кобыл для восстановления своего конного хозяйства.

Несмотря на предубеждение против северян, Коулман был вынужден вести с ними торговлю, но скоро Стив ему понравился, и он с радостью имел с ним дело.

А потом и его единственная дочь ворвалась в жизнь Стива; прекрасная принцесса с тонкой талией в элегантном бархатном костюме для верховой езды. Это была любовь с первого взгляда.

По крайней мере, Стив так думал полгода назад, но сейчас его уверенность поколебалась. В отличие от его холодной, своенравной матери, Марсия была доброй, живой девушкой и обладала пылким темпераментом, который не раз подвергал испытаниям самообладание Стива. Однако он дал обет не касаться ее до брака.

А теперь ему приходилось откладывать день свадьбы. Он с беспокойством думал о том, как завести разговор об этом деликатном деле. Пол Коулман, полковник армии южан, простил Стиву участие в войне на стороне Штатов, но мог ли он понять и простить его желание отомстить трем тайным сторонникам южан? А Марсия?

— Какая я, должно быть, скучная, Стив, — девушка весело тряхнула кудрями. — Ты совсем не слушал меня, пока я болтала о бале по случаю нашей помолвки, дорогой.

Стив почувствовал, что краснеет. Она сама начала так беспокоивший его разговор.

— Извини, Марсия, в последнее время у меня столько всего на уме.

— Может, это связано с тем, что случилось в Цинциннати на прошлой неделе? — спросила Марсия, украдкой посмотрев на отца.

— Марсия, мы же договорились, что обсудим это со Стивом за бренди. Леди в это не следует вмешиваться, — возразил Пол Коулман.

Стив вздохнул. Ему нужно избежать скандала с матерью и разобраться с Полом и Марсией по отдельности.

— Да, Пол, наверное, ты прав. Пожалуйста, извини нас, Марсия. Миссис Коулман, мама, извините.

Он поцеловал тонкую руку Марсии и кивнул Амелии.

— Позволим мужчинам обсудить их дела, девочка, а сами пока поговорим о предстоящем бале. Женщины встали, Марсия и миссис Коулман последовали за Амелией в ее гостиную, а Стив с Полом перешли в кабинет. Его будущая жена, пожалуй, слишком послушна, и пока еще не ясно, кому она будет подчиняться после свадьбы, ему или его матери. Эти мысли занимали Стива, пока он разливал бренди.

— Ну, Стив, расскажи мне о своем визите в полицию. Что, черт возьми, на тебя нашло, зачем ты застрелил человека в борделе?

Глава 3

— Не удивительно, что лошади беспокоились все утро, — пробормотал Стив, глядя на грозовое облако. Он подвел своего любимого племенного жеребца к загону, где их ждала Южная Красавица. Стив всегда предпочитал занятие хозяйством на свежем воздухе заточению в филадельфийской конторе отца. Но он знал также, что, если бы не банк Лорингов, он бы не смог восстановить Грэхэм Холл после войны. Или нанять людей для розыска трех убийц. Теперь он передал дела в Филадельфии своему дяде, у него есть опытные люди, чтобы заниматься хозяйством, он позаботится об отборе чистокровных лошадей, Амелия укрылась в своем полностью обновленном особняке, значит, он свободен. Или нет?

Услышав стук копыт, Стив обернулся и увидел Марсию, скачущую по тропинке. Когда она придержала взмыленную лошадь, он ухватился за уздечку, успокоил норовистое животное и сердито взглянул на невесту. Несмотря на то что Марсия выросла в Кентукки, она так и не стала хорошей наездницей.

— Что за бес в тебя вселился? Ты могла и сама пострадать и загнать прекрасное животное. — Стив помог ей спуститься на землю и протянул поводья Хенку.

Однако, увидев ее заплаканное лицо, сразу пожалел о сказанном.

— О, Стив, извини, мне нужно поговорить с собой!

Он знал причину ее слез. Вчерашний разговор с Полом Коулманом нельзя было назвать приятным.

— Успокойся, Марсия, и расскажи, что произошло, — он жестом показал деревянную скамью у стены амбара.

— Папа сказал, что ты уезжаешь в Сент-Луис, чтобы преследовать каких-то людей, что ты рискуешь жизнью и репутацией и он не позволит мне связываться с таким безответственным человеком. Он хочет, чтобы я расторгла нашу помолвку! О, Стив, скажи мне, что это не правда, — она с силой сжала его руку.

Он глубоко вздохнул.

— Мне очень жаль. Твои родители собирались обсудить мои планы и…

— Твои планы! Значит, это правда! Ты собираешься пройти весь Запад в поисках каких-то ужасных людей, чтобы отомстить им!

Ее глаза, еще недавно заплаканные и умоляющие, теперь метали искры, щеки покраснели от гнева.

— Да, Марсия, я еду в Сент-Луис, а оттуда, наверное, куда-нибудь еще. Это может занять больше недели, потом я могу вернуться сюда и послать агентов на новые поиски. Я не собираюсь умирать, Марсия, война кое-чему меня научила, и я могу позаботиться о себе, — заверил он.

— А кто позаботится обо мне? О, пожалуйста, дорогой, я могу уговорить папу, если ты скажешь, что останешься дома. Мы устроим бал в честь нашей помолвки. В конце концов, чем скорее мы обручимся, тем скорее поженимся… — она прижалась к нему и принялась страстно целовать его.

Стив решительно освободился от ее объятий и встал со скамейки. Марсия использовала его физическое влечение к ней, чтобы заставить его повиноваться.

— Я должен увидеть, как эти люди предстанут перед судом. Если ты не в состоянии дождаться, пока я поеду в Сент-Луис и проверю сообщение О'Брайена, вряд ли у нас с тобой что-то получится, Марсия. Мне нужна твоя вера.

— Вера! — воскликнула она и тоже встала. — Я просто не нужна тебе, Стив Лоринг! Если наша помолвка будет отменена, я стану посмешищем Луисвилля. Мои друзья говорили, чтобы я не выходила замуж за янки. Мне нужно было послушать их! — Она топнула ногой.

— Да, моя дорогая, тебе следовало их послушать, — холодно ответил Стив, повернувшись к ней спиной.


Денвер, 1870 г.

Черт подери, он не так пьян, если производит столько шума, — сказал один из посетителей салуна «Ведро Крови».

Чарльз Филберт, прозванный друзьями «Кислое Пойло», выпрямился, пытаясь сохранить равновесие.

— Мисс Клейтон, ваш покорный слуга, мэм, — с трудом произнес он и сделал попытку поклониться. Однако внушительный живот, переполненный виски, помешал изъявлению почтения, и Гарри чуть не рухнул лицом в опилки, покрывающие пол салуна. Двое дружков едва успели подхватить его.

— Филберт, мы решили, что ты отправишься завтра на рассвете, но, похоже, ты не сможешь даже найти свою повозку Кэсс смотрела на качающееся перед ней лицо. Черт подери! Гарри — единственный повар, и он очень нужен ей в долгом переходе до Форта Юньен.

— О, мисс Клейтон, к утру он будет в порядке, — вмешался Джек-Пожиратель Собак, храбро держа приятеля за эластичные подтяжки.

Погонщики и горняки загудели в знак согласия. Если когда-то появление Касс Клейтон в салуне и считалось неуместным, то это время уже давно прошло.

В накрахмаленной белой блузке и рыжевато-коричневых брюках, заправленных в высокие ботинки, Кэсс выглядела настоящей хозяйкой. Да и успешное ведение дел после смерти Руфуса укрепило положение владелицы Клейтон Фрейтинга.

Кэсс махнула хлыстом.

— Джек, ты и Свиная Нога присмотрите, чтобы он сегодня больше не сделал ни глотка. Ясно?

Те кивнули, хором заверили, что к утру Филберт снова будет нагонять страх на своих мулов. На пороге она обернулась.

— И никаких приступов ревматизма, никакого похмелья. Вспомните мула, которого я объездила в прошлом году, — добавила Кэсс со злой усмешкой.

— Да, он так испугал вас, что чуть из шкуры не выпрыгнул, — закончил знакомую историю Джек.

Она снова махнула хлыстом с притворной суровостью школьной учительницы, грозящей непослушным детям.

— Не забывайте, что здесь нет человека, с которым бы я не обошлась так же, как с мулом?

На большом дворе позади Клейтон Фрейтинга кричали ослы, носились лошади. Для каждой партии запрягали десять пар крепких мулов, названных десяткой. Первая повозка в партии была ведущей; вторая, прикрепленная к ведущей коротким дышлом, была прицепом. Они везли всевозможные продукты для отдаленных военных постов.

— Если бы мне предложили работать на нитроглицериновой фабрике или запрячь десятку мулов, я бы выбрал работу на фабрике, — сказал один из погонщиков.

— Черт, сюда идет Кислое Пойло. Полагаю, нас заставят возносить молитвы в обмен на еду, — сказал другой, сплюнув табак в грязь.

— По крайней мере, он не станет читать библию, как делал старик Мейджерс, — возразил первый.

Чарли Филберт неуклюже подошел к своей большой повозке и начал проверять запасы. Убедившись, что все в порядке, он сел на широкое крыльцо и потер распухшие колени.

— Э-э-x! Воняет похуже опоссума, Кислое Пойло, — сказал Кайл, сморщив нос.

— Ревматизм меня замучил, сэр. Это лекарство моей крестной матери. Красная фланель и керосин всегда приносят облегчение.

Кайл отошел, держа незажженную сигарету.

— Ты вспыхнешь, как фейерверк, если кто-нибудь зажжет спичку рядом с тобой, тупой дурак!

— Господь защищает своего сына, — убежденно произнес Кислое Пойло.

— Да, дураков, проповедников и ослов, — пробормотал Кайл, направляясь к Касс, которая готовилась оседлать лошадь. Он посмотрел на зловещий хлыст, небрежно перекинутый через ее хрупкое плечо и сказал:

— Полегче в пути, не стоит ломать дурацкие шеи при сумасшедшей езде. Касс усмехнулась:

— Знаю, повозка по возможности должна находиться в вертикальном положении.

Она передразнила его техасский выговор.

Был типичный день ранней весны. Солнце ослепительно сверкало на лазурном небе, кудрявые облачка легко уплывали за горизонт. Снег таял высоко в горах, и обычно мелкие реки становились преградой для переправки громоздких повозок.

— Проклятье, нам придется расцепить повозки, Кайл, — сказала Кэсс, оглядывая мутный поток.

Ханникат завел свою лошадь на отмель, чтобы проверить дно, и вдруг заметил на противоположном берегу одинокую повозку.

— Подождите здесь, — сказал он, вытаскивая из кобуры кольт. Кто знает, можно ли рассчитывать на дружеский прием, ведь Беннет Эймз способен на любой фокус.

Переправившись через реку, Кайл поскакал к одинокому человеку, который тщетно пытался вытащить завязшую в тине повозку.

— Похоже, у тебя неприятности, приятель. Дай отдохнуть мулам, а после переправы мы тебе поможем.

Когда Кайл вернулся к обозу, Кэсс уже начала подготовку, и он полувосхищенно, полураздраженно следил за ее приказами.

Погонщики мулов и ковбои раздевались до исподнего, не стесняясь ее присутствия. Ведь им придется вести мулов через глубокую реку. Кэсс сидела на верху особенно загруженной повозки, спокойная, как церковный дьякон, управляющий рождественской процессией.

Кайл вспомнил их первую совместную переправу. Несколько новичков не подчинились ее приказу раздеться, тогда она загнала их в воду кнутом, и они чуть не утонули из-за тяжелых хлопчатобумажных брюк, шерстяных рубах и кожаных курток. Когда их вытащили на берег, они разделись и безропотно пошли работать. Никто из них не осмелился возражать женщине с кнутом и страшным характером.

К наступлению ночи они переправили все повозки через Пургатуру и даже вытянули на берег походный дом старика Макса Хэнкока. Замерцали костры, и запах печеных сухарей смешался с запахом пота людей и лошадей.

Кэсс прислонилась спиной к колесу повозки и, стянув башмаки, вытянула ноги к костру.

Кайл сидел напротив, удивляясь ее способности спокойно переносить жизнь, которую возненавидели бы даже стойкие женщины-первопроходцы. Она все еще оставалась для него загадкой.

— Что ты будешь делать, если премудрые адвокаты не смогут оспорить завещание старика Руфуса? У тебя впереди только год, Кэсс.

Ее безмятежная расслабленность исчезла, и она приподнялась.

— Мы выиграем. Кайл. Мы должны выиграть! Он задумался, потягивая горький кофе. Кислое Пойло становился отвратительным поваром, когда обострялся его ревматизм.

— Не вздумай нарываться на неприятности, Кэсс. — Он помедлил, подыскивая слова. — Даже если ты удержишь управление линиями, тебе не захочется выйти замуж, иметь семью? Ты обращаешься с мужчинами как со скотом. Тебе так никто и не понравился?

Раньше он никогда не был таким смелым, но уже два года прошло в бесплодных судебных баталиях, поэтому он боялся за исход дела.

Кэсс решительно отхлебнула кофе.

— Нет, Кайл, я не собираюсь выходить замуж. Тебе известно, какой сделал жизнь моей матери дьявол Руфус. Ни один мужчина никогда не будет властвовать надо мной. А что касается моего обращения с мужчинами, то я стараюсь быть хорошей хозяйкой для моих работников и хорошим другом для тебя.

Она помолчала и озабоченно взглянула на своего помощника.

— Ты просто беспокоишься о мужчинах, которые вынуждены раздеваться в моем присутствии. Но, Кайл, одеты погонщики или нет, это не имеет никакого значения!

Кайл понял, что она ушла от ответа.

— Я говорю не о наших дружеских отношениях или погонщиках. Ты встречала много прекрасных парней в Денвер Сити и других местах. Настоящих джентльменов. Подумай, Кэсс, ведь ты постареешь и можешь остаться одна.

— Когда я постарею, я буду владеть половиной Колорадо, Кайл, и ты увидишь, буду ли я одинока!

Звон колокола, зовущего к обеду, прервал их разговор. Кайл и Кэсс встали в очередь вместе с остальными погонщиками. Преподобный Филберт всегда читал короткую молитву, не позволяя без этого дотронуться до еды. Кайл помолился про себя, чтобы обед был вкуснее, чем кофе.

Кислое Пойло, трезвый и сдержанный, зловеще оглядел собравшихся.

— О Боже, это сборище — лишь жалкое оправдание для человечества. Люди непристойные, с низкой нравственностью. Смилуйся над нами. Снизойди и спаси их души от погибели, пожалуйста, не посылай к нам сына своего Иисуса. Ибо не детское это дело! Аминь!

Погонщики накинулись на обед. Проголодавшись за день тяжелой работы, они не интересовались качеством пищи. Увидев в тарелке сероватую массу, Кайл поднял рыжую бровь.

— Что это?

— Это лучшее тушеное мясо, какое ты когда-нибудь пробовал, бездельник! — рявкнул Филберт.

— Что в нем? Никак не могу понять, — раздраженно спросил Кайл, отделив серый комок от зеленого.

— Дурак! Тушеное мясо таким и должно быть. Если оно свежее, нельзя отличить свиную требуху от говяжьего сердца. Ты будешь выражать недовольство или есть?

Кайл пожал плечами.

— Я могу съесть и ворону, но безо всякого удовольствия.

Погонщики с набитыми ртами хлопали себя по бедрам и гоготали. Кэсс подмигнула Кислому Пойлу.

Вернувшись к концу месяца в Денвер, они остановились на ранчо в Пуэбло, чтобы осмотреть новых мулов и быков, купленных весной. Скот был доставлен в хорошем состоянии, и Кэсс приказала Кайлу выставить дополнительную охрану, поскольку Беннет Эймз, желая нанести урон своим конкурентам, не гнушался кражей скота.

— Когда-нибудь мы поймаем этого жирного Эймза, Кэсс, — сказал Ханникат по пути к конторе. — Его час близок.

Кэсс пожала плечами.

— Сейчас, по крайней мере, его остановит нанятая тобой охрана. Однако рано или поздно мистер Эймз сделает ошибку, и тогда… — Она замолчала, увидев высокого молодого человека, вышедшего им навстречу.

— Мисс Клейтон, я полагаю? — смущенно спросил он.

— Да, я Кэсс Клейтон, — неприветливо ответила она. — А кто вы и что делаете в моей конторе?

— Я — Кларк Мэтьюз. Руфус Клейтон был моим дядей, его…э… первая жена Матильда приходилась сестрой моему отцу.

Кэсс застыла на месте, а Кайл стал лихорадочно вспоминать, где он слышал это имя.

— Не слишком ли вы торопитесь, кузен Кларк? По завещанию моего отца остался год до вашего вступления в права наследства, — холодно ответила Кэсс.

Кларк Мэтьюз невольно сделал шаг назад, с недоумением глядя на неприветливую женщину с растрепанными волосами, в вызывающих брюках и мятой мужской рубашке.

— Я помню условия завещания, кузина Кассандра. Надеюсь, я могу обращаться к вам как к кузине, хотя мы и не кровная родня? — Не дождавшись ответа, Мэтьюз продолжал. — Я проделал путь из Канзас-Сити, чтобы встретиться с вами, а не лишать вас наследства.

Он замолчал, посмотрел на грозного бандита, стоящего рядом с Кэсс, и нервно кашлянул.

— Э… не могли бы мы встретиться где-нибудь наедине и обсудить этот вопрос?

Губы Кэсс дрогнули в улыбке.

— О, простите мне плохие манеры. Это — мой главный управляющий и Друг Кайл Ханникат. Кайл сдвинул пыльную шляпу на затылок.

— Привет, — небрежно произнес он. Ему не нравился этот тощий изворотливый человек.

— Почему бы тебе не сходить в банк, пока я приму «кузена Кларка»? — обратилась Кэсс к Ханникату.

Тот кивнул Мэтьюзу и вышел.

— Грубый парень, — снисходительно сказал кузен. — Зачем он вам нужен? Он, похоже, простой бандит.

— Конечно, — засмеялась Кэсс, — но, поверьте, совсем не простой. Это мой самый ценный работник, он заботится о людях, которые надоедают мне.

Мэтьюз побледнел.

— Но, Кассандра… э… кузина Кассандра, я совсем не хотел вас обидеть. Просто я надеялся, что мы могли бы приятно провести время и обсудить некоторые вопросы, представляющие для нас взаимный интерес. Может, вечером за обедом?

Он вдруг стал похож на щенка, ждущего объедки со стола, сразу превратившись в заикающегося просителя. Просителя!

Кэсс прошла мимо него и непринужденно облокотилась о стойку.

— Вы хотите обсудить за обедом только взаимные интересы?

— Ну… — он было двинулся за ней, но передумал. — Вам известно, что, если в течение года вы не выполните условия завещания дяди Руфуса, то потеряете все. Вы занялись тяжбой, пытаясь оспорить завещание, но я предлагаю более удачное решение вашей проблемы. Вы будете избавлены от судебных расходов и забот по ведению этого опасного бизнеса. Такая жизнь не подходит для женщины вашего образования и красоты.

По лицу Кэсс и насмешливому жесту, каким она провела по своим спутанным, грязным волосам, Мэтьюз понял, что она почувствовала фальшь в его приготовленной речи, но упрямо продолжал.

— Вы не можете выиграть тяжбу, поэтому должны выйти замуж. Очевидно, здесь, в Денвере, не нашлось никого, кто отвечал бы вашим высоким требованиям. Вам не следует также выходить замуж за какого-нибудь проходимца, которому нужны только ваши деньги. Я стану наследником в любом случае, поэтому у меня нет такого мотива. Если мы с вами поженимся, этот вопрос решится сам собой.

Лицо Кэсс выражало абсолютное презрение.

— Вам чертовски повезло, что мой хлыст остался во дворе, иначе я бы сняла слой с твоей шкуры! Я занимаюсь делом уже шесть лет, я превратила его в более крупное и процветающее предприятие, чем сукин сын Руфус, и вы полагаете, что я сдамся, как больной мул? Не знаю, как воспитывают леди в Канзас-Сити, но у нас в Колорадо женщины сами заботятся о себе! Я выиграю сражение. Я удержу Клейтон Фрейтинг, и вы никогда не увидите ни одного… жалкого гроша.

Она подчеркивала каждое слово, тыча пальцем в его костлявую грудь. Когда она закончила свою отповедь, Мэтьюз был уже у самого выхода.

Кэсс захлопнула за ним дверь и попыталась укротить свой гнев. Подойдя к письменному столу, она опустилась в потрепанное кожаное кресло и запустила пальцы в волосы: «Я должна подумать… найти выход».

Перебирая груду бумаг на столе, — она проклинала Генри Саттлера, отлучившегося, несомненно, по какому-то своему дурацкому делу. Когда он вернется, она шкуру с него спустит за то, что впустил этого подлого Мэтьюза в ее контору.

Именно в этот момент и появился Генри, стареющий мужчина с блестящей лысиной и сутулой спиной. Он никогда не бегал, если можно было идти не торопясь, и никогда не ходил нормально, если можно было ползти черепашьим шагом.

— Здравствуйте, мисс Кэсс. Рад, что вы вернулись, — сказал он, бредя к ее столу. — Ваш кузен уже ушел?

— Да, Генри. Но он мне не кузен, а дальний родственник моего отца от первой жены. Я буду тебе очень признательна, если впредь ты станешь запирать мою контору и не пускать в нес незнакомых людей, когда тебе понадобится уйти.

Он небрежно качнул головой н протянул ей пачку почты.

— Я больше никого не оставлю здесь, мисс Касс.

— Именно так ты и должен поступать, — сердито ответила она и принялась за почту. Взяв в руки толстый конверт с печатью крупнейшей юридической фирмы. Касс взглянула на Генри.

— Мне нужно о многом подумать. Генри. Почему бы тебе не отдохнуть оставшуюся часть дня?

Тот охотно побрел к, выходу, а Касс, скрежеща зубами, ждала, пока за ним захлопнется дверь, после чего с мрачным предчувствием разорвала конверт.

Кайл застал ее сидящей в темноте. Едва разглядев ее, он подошел к стене и зажег лампу.

— Касс, я был у тебя дома, и Вера сказала, что ты еще не приходила. Что, черт возьми, случилось? Эй! Что-то совсем неладное, так? Неужели этот тощий…

— Нет, нет, с Кларком Мэтьюзом справиться легко. Кайл. По крайней мере, у нас впереди еще год, — мрачно добавила она, протягивая ему письмо.

Не будучи большим грамотеем, тот медленно прочитал первые две строчки и оставил это занятие.

— Полагаю, последняя строчка письма говорит о том, что ты проиграла? Она уныло кивнула.

— Я все думала, Кайл…

— Ты не можешь делать это в темноте, на голодный желудок, с грузом месячной грязи.

Он сел на корточки рядом с ее креслом.

— Мне пришла идея. Я отведу тебя домой, а пока ты будешь мокнуть в горячей воде, я приготовлю нам настоящую еду, чтобы мы знали, что жуем. Потом ты расскажешь о своих планах. Идет?

Он поднял ее с кресла, но, как только она пошла к двери, выражение его лица стало озабоченным. Не в привычках Касс сидеть одной и раздумывать в темноте. Ему это не понравилось, и он не думал, что ему понравится ее план.

— Так что ты собираешься делать? — Кайл с такой силой бросил нож на тарелку, что экономка Вера Ли пулей вылетела из кухни через вращающуюся дверь.

— Я сказала, что собираюсь послать тебя в Штаты, чтобы ты нашел мне мужчину, приговоренного к смерти, освободил его… Неважно как: взяточничество, побег… А потом привез его в Колорадо, чтобы он женился на мне.

Ханникат замотал головой.

— Выйти замуж за убийцу? Какого-нибудь простого увальня, который ограбит тебя и уничтожит как ошпаренную собаку сразу после свадьбы? Касс, это ненормально!

— Нет, Кайл. По условиям завещания любой мужчина, за которого я выйду замуж, автоматически вступает во владение всем моим достоянием. Но, если его разыскивают за преступление, а мы объясним ему, что ты поймаешь его и посмотришь, как его будут вешать, ему придется придерживаться тех условии, которые буду диктовать я. Он станет подставным лицом, но хозяйкой по-прежнему останусь я.

Кайл отхлебнул крепкого кофе, чтобы запить картофельное пюре с кремовой подливкой, осторожно прочистил горло и заставил себя взглянуть Касс прямо в глаза.

— Есть одна маленькая деталь, о которой ты забыла. Будет не просто свадьба, хотя бы и показная, Кэсс, — он замолчал, и лицо его покраснело. — Тебе нужно родить от него ребенка. А что за отец получится из какого-то мужлана с этапа?

— А что за отец был Руфус Клейтон? — отпарировала она. — Любой мужчина, даже самый богатый и респектабельный, может сделать со мной то же, что отец сделал с моей матерью. Кайл, я поклялась удержать свое состояние, и во имя Господа сделаю это!

Ханникат вздохнул. Однажды ночью, когда они чуть было не погибли на крутой горной тропе, они распили бутылку виски у костра. Не привыкшая к спиртному, не имевшая друзей, которым могла бы довериться, Кэсс рассказала ему о Руфусс и Эйлин, о своем печальном одиноком детстве. Это объяснило ему твердость характера и холодность женщины, на которую он работал. Кайл стал смотреть на нее другими глазами. Родившийся в борделе восточного Техаса, лишенный материнской любви, брошенный на произвол судьбы в одиннадцать лет, он понимал, что значит быть одиноким.

Касс наблюдала за Ханникатом, обдумывающим ее план.

— Я смогу справиться с беглецом. Кайл. Я… мне придется стать его женой… пока я не забеременею. Если родится мальчик, которого так желал мой отец, я заплачу этому человеку и отошлю его подальше, чтобы он никогда не вернулся, чтобы не пожелал командовать мной или оспаривать мое право на наследство.

Кайл провел годы юности в Штатах, в дикой юго-восточной области, достаточно далекой, чтобы безо всяких опасений найти там се будущего жениха и привезти его в Колорадо.

Кайл откинулся в кресле и почесал голову.

— Какие у тебя пожелания насчет его внешнего вида и прочего? Проверить у него зубы? Я никогда раньше не покупал людей, только лошадей и мулов.

— Он должен быть чистым, достаточно понятливым и умным. Я не хочу родить идиота, — резко ответила она.

Глава 4

Штаты. 1870 г.

Проклятье, я совершенно забыл про здешнюю жару, — ворчал Кайл, подгоняя свою лошадь, которая бежала по высушенной солнцем красной земле, таща за собой второго коня. Поднятый ветром песок хлестал по щекам и резал глаза. Хотя Кайл вырос на жарких равнинах, но, привыкнув к сухому, прохладному воздуху Скалистых Гор, он теперь находил пейзаж Оклахомы таким же унылым, как и свою миссию. Вытащить птичку из тюремной клетки и доставить к Касс! Снова выругавшись, Ханникат оглядел горизонт в поисках хоть какого-то признака жизни.

Вдали появилась едва заметная точка. Всегда осторожный. Кайл проверил винчестер у седла и кольт на бедре. Хмыкнув от удовольствия, он остановил свою лошадь и стал ждать. Вскоре он уже видел железные решетки передвижной тюрьмы, которой обычно пользовались для перевозки преступников через огромную территорию Штатов в Форт Смит.

Мрачно улыбаясь, он обдумывал свои шансы на успех. До сих пор не встретилось ничего подходящего, все тюрьмы были заполнены только грязными ублюдками, хладнокровными убийцами, жалкими мальчишками, пьяными стариками. Касс послала его на безнадежное дело.

Человек, управляющий повозкой, выглядел уставшим. Но, несмотря на серое и обветренное лицо и мятую, пыльную одежду, свидетельствующие о сильном утомлении, его холодные Глаза настороженно оценивали Ханниката.

— Привет, — произнес он, расталкивая заключенных, которые дремали на изнуряющей полуденной жаре. Услышав за спиной проклятия и стоны, он положил руку на ружье, наблюдая за реакцией.

— Здравствуйте, мистер. Меня зовут Ханникат, я ищу приятеля.

— У этого приятеля есть имя? — спокойно спросил представитель власти, которого звали Рикерт.

— Думаю, что да, но дело в том, что я его не знаю. Кайл широко улыбнулся и кивнул на людей в повозке:

— Я посмотрю?

— Вы знаете его в лицо? Кайл пожал плечами.

— Ну, можно сказать и так.

Он осторожно спешился и медленно подошел к повозке.

Стив пытался открыть глаза, но боль в разбитой голове почти ослепила его. Однако он успел заметить маленького кривоногого человека с вьющимися рыжими волосами, который глядел сквозь решетку, очевидно, проверяя заключенных. Лоринг осторожно сжал голову руками.

Кайл сразу отбросил беззубого старого бродягу и прыщавого паренька. Третий был подходящего возраста, но толстый и с одышкой. Оставалась фигура в дальнем углу.

— Эй ты, у тебя есть имя?

— Не получив ответа, Кайл обратился к тюремщику:

— Он больной, что ли? Рикерт рассмеялся.

— Да, с дьявольского похмелья. Кажется, он и еще один парень затеяли драку из-за шлюхи в «Пресной Воде». Говорит, это была самозащита но шериф нашел его без сознания рядом с трупом. Женщина ушла. Его наверняка повесят.

Кайл поднял бровь.

— Вы сказали, нет свидетелей? Я слышал, что новый судья Паркер — человек несправедливый.

— Да, — усмехнулся Рикерт. — С тех пор как он занял свой пост, у нас все тюрьмы переполнены. Что вы хотите от Лоринга?

— Это и есть твое имя? — снова обратился Кайл к заключенному.

Стив поднял голову и осторожно провел пальцами по выгоревшим каштановым волосам, чтобы не задеть шишку на затылке.

— Да, Стив Лоринг. Что вам нужно? Кайл заглянул в прищуренные золотисто-карие глаза, оценивающе оглядел привлекательное лицо с тонкими чертами, стройную фигуру и ноги.

— Я мог бы спасти твою шею от виселицы. Ты женат?

Лоринг дерзко усмехнулся, показав на миг ровные зубы.

— Нет. А вы делаете мне предложение?

— Давай пока оставим. Если ты не женат, я мог бы спасти тебе жизнь.

— Чем вызван этот акт христианского милосердия? Вы еще не слышали мою историю. Может, я хладнокровный убийца.

— У тебя хорошие зубы, ты читал книги. — Я считаю, ты сорвешь большой куш. Кайл снова обратился к Рикерту:

— Не могли бы мы поболтать немного?

— Если вам надо что-то сказать, говорите, — ответил тот, раздраженный жарой и предстоящей долгой дорогой до ночного привала.

— Если бы я освободил вас от этого, у вас стало бы одним ртом меньше и на одно место в повозке больше. Можно сказать, что он сбежал по дороге в Форт Смит. Я дам за него двести пятьдесят долларов.

Рикерт презрительно поднял густые брови.

— Черт, на эти деньги даже нельзя купить хорошего мула.

— За одного хорошего мула я мог бы купить весь Денвер, — пожал плечами Кайл — Почему бы вам не сделать этого?

— У меня нет мула, — усмехнулся Кайл. — Но мне нужен именно этот человек. Три сотни американских долларов и пинта настоящего виски.

Рикерт еще колебался, хотя готов был сдаться. Путь предстоял долгий, а высокий янки доставлял ему только лишнее беспокойство с тех пор, как он ваял его под стражу. Рикерт почесал голову.

— Я подброшу еще пару банок консервированных персиков и сладкий сироп. Это освежает в жаркие вечера.

— Договорились.

Пока Ханникат отсчитывал деньги, Рикерт открыл решетку.

Когда повозка скрылась за горизонтом, на востоке, Лоринг с отвращением оглядел старую кобылу. Облепленная мухами, со стертыми ногами, она, наверное, выглядела не лучше его. Ханникат крепко связал ему руки впереди, и Стив с трудом влез на лошадь.

— Куда? — спросил он своего спасителя.

— Немного к северу-западу, — последовал ответ.

Какое-то время они ехали молча. Кайл заметил, что его спутнику плохо, но в седле он держится прекрасно. Техасец счел это большим плюсом.

— Зачем вы меня выкупили? — спросил вдруг Стив. — Я никогда не видел вас.

— Мне было интересно, когда у тебя развяжется язык. Жаль, я отдал Рикерту кое-что для похмелья. Похоже, тебе тоже не помешал бы глоток.

— Я не страдаю от избытка выпитого, этот идиот шериф солгал Рикерту. Я никогда не стал бы пить ту муть, которую они называют виски.

— Значит, ты не пьяница, и тебе не нужно средство от запоя. Что ты делал в Штатах? Это не совсем подходящее место для приятной прогулки одинокого пижона.

— Я искал одного человека, — мрачно ответил Стив.

— И убил его.

— Нет. Тот человек в салуне «Пресная Вода» пытался ограбить меня, когда его шлюха завлекла меня в свою комнату. Я проснулся без денег, с проломленным черепом, лежащим в груде разбитого стекла. Шериф говорил всем, что это я застрелил того человека. Блондинка, конечно, исчезла.

— Конечно. Но если ты охотился не за ним, то за кем же?

Прежде чем привести незнакомца к Кэсс, Кайл должен был разобраться с ним.

— Это длинная история.

— Попробуй рассказать.

Что-то в тоне маленького техасца заставило Стива изменить свое решение. Черт, что ему терять? Если бы не Ханникат, судья Паркер обязательно бы его повесил.

Стив рассказал о войне, об Абнере, об убийстве О'Брайена в Цинциннати.

— Найдя Уортмана в Сент-Луисе, я выбил из него правду. Он, О'Брайен и Тэннер напали из засады на Аба. Тэннер был командиром, именно он спустил курок, и я ищу его.

Голос Стива был полон ненависти.

— А этот Тэннер, ты думаешь, он в Штатах? Здесь нет места для одинокого пижона.

— Во время войны я научился переносить трудности. Тэннер тоже.

— Мне кажется, О'Брайен и Уортман ничего толком не знали, — задумчиво сказал Кайл. — Тебе одному такое дело не осилить.

— Мне бы только найти Тэннера, и с этим будет покончено, — упрямо ответил Стив. — Я рассказал вам свою историю, теперь ваша очередь. Почему вы купили мне свободу?

— Во всяком случае, не потому, что мы воевали на одной стороне. Ты из федеральных войск, а я — мятежник.

— У меня складывается впечатление, что вы избегаете ответа на мой вопрос, мистер Ханникат, — холодно улыбнулся Стив.

— Забудь о Таннере, — прервал его Кайл. — По крайней мере, пока. Скажи себе, что его след оборвался в «Пресной Воде». У меня другие планы, и в них совершенно не входит, чтобы тебя убили, если только я сам не убью тебя! Когда ты закончишь работу на моего босса, можешь снова охотиться за тем парнем.

Стив взглянул на бандита.

— Что за работа?

Кайл загадочно усмехнулся.

— Успокойся, скоро все узнаешь.


Пуэбло

Кэсс смяла телеграмму и с проклятьем швырнула ее в угол. Опять этот проклятый Беннет Эймз. Пропали еще два обоза с дорогой рудой, отсутствие Кайла дорого ей стоило. Его нет почти месяц, время, определенное завещанием, истекает, и она топчется на месте. «Пусть он привезет мне человека», — пробормотала она.

Услышав стук копыт, Кэсс подумала, что вернулся из Аризоны Крис Альдерс, куда он ездил за скотом. Здесь, в Пуэбло, на перевалочном ранчо находилась ее главная деловая контора, зимовал скот, здесь объезжали новых мулов и быков. Это уединенное место отлично подходило для ее встречи с анонимным женихом. Открыв дверь, Кэсс увидела Ханниката с каким-то незнакомцем, и она сжала губы от ненависти и страха. Ел придется родить от него ребенка, но только, если этот тип окажется приличным человеком. Подбодрив себя такими мыслями, Кэсс решительно двинулась навстречу своей судьбе. «Я справлялась с толпой пьяных погонщиков, а уж с одним-то справлюсь тем более», — процедила она сквозь зубы.

Стива сбило с толку поведение Кассандры Клейтон. Сначала она оглядывала его как дорогого племенного жеребца, а потом прогнала, словно нищего бродягу. Но он решил побыстрее получить работу.

Пока они шли к длинному бревенчатому зданию, Стив осматривал ранчо. Клейтон Фрейтинг оказался чертовски крупным предприятием, что не укрылось от глаз даже непривычного жителя восточной части Штатов. «Кассандра Клейтон, должно быть, очень богатая молодая женщина», — размышлял он.

Пытаясь разрядить напряжение встречи. Кайл начал рассказывать Стиву о работе компании, о том, сколько сил отдала Кэсс, чтобы сделать ее еще более преуспевающей после смерти отца.

Стив качал головой, вспоминая сквернословящих, пьяных погонщиков. Неприятные, грязные, опасные — еще самые безобидные слова для их описания, а она работала с ними бок о бок, и они уважали ее как своего босса!

Он вдруг усмехнулся: в этих грязных лохмотьях он выглядел не лучше любого из них. Он решил играть роль головореза до конца. Пусть она не обращается с ним как с каким-то мерином!

Пока он отмывал тюремную грязь в ванне с горячей водой и сбривал трехнедельную бороду. Кайл поставил своих людей, чтобы сторожить будущего жениха. Один из охранников согласился одолжить парадные брюки, ботинки и чистую рубашку таинственному незнакомцу. Кроме Кайла, только двое его людей видели, как связанного Лоринга привезли для встречи с Кэсс. Все было рассчитано так, чтобы не возникло никаких слухов, когда они прибудут в Денвер Сити на брачную церемонию.

По пути к дому, где его ждала Касс, Ханникат раздумывал, довольна ли она его выбором. «Каков сукин сын», — бормотал он.

Кэсс сидела в гостиной — простой комнате с грубой мебелью и яркими мексиканскими коврами на дощатом полу. Она переоделась в платье и уложила волосы в причудливую прическу.

Кайл усмехнулся, учуяв аромат домашней стряпни Розарио, доносящийся из кухни.

— Рыба пахнет лучше, чем тушеное мясо Кислого Пойла, — сказал он.

Пальцы Кэсс, сжавшие спинку большого дубового кресла, побелели.

— Меньшее, что я могу сделать, это накормить его перед тем, как я расскажу ему о деле.

— А чтобы сделка была более привлекательной, ты решила переодеться. Хорошая идея, Кэсс.

Вдруг это сработает. Если Лоринг выполнит хотя бы половину того, что ему предстоит сделать, они с Кэсс могут стать замечательной парой.

Она проигнорировала замечание техасца.

— Нам нужно закончить соглашение сегодня вечером, тогда завтра утром я поеду в Денвер к этому адвокату Смиту. Ему надо будет засвидетельствовать брак, потом встречусь с отцом Эвансом. Свадьба должна быть скромной и тихой. Никаких официальных сообщений, кроме абсолютно необходимых. Да, вот что еще. Я пришлю из Денвера портного с комплектом одежды, чтобы Лоринг выбрал свое «приданое», — она язвительно улыбнулась.

— Что ты собираешься рассказать людям о своем знакомстве с женихом? Кэсс пожала плечами.

— Просто скажу адвокату Смиту и отцу Эвансу, что мы познакомились в прошлом году на Востоке во время одной из моих поездок. Несколько деталей мы придумаем с Лорингом сегодня вечером.

Почувствовав за показным спокойствием ее напряжение, Кайл спросил:

— Ты уверена, что не хочешь подождать несколько дней, немного узнать друг друга?

— Нет. Я и так потеряла слишком много времени.

— А если он откажется?

— Тогда его повесят, — твердо ответила Кэсс.

Стива под охраной доставили в большой дом. Черт возьми, это же укрепленный лагерь! Конечно, здесь много скота, но и слишком много вооруженных людей. В Колорадо он оказался таким же заключенным, как и в Штатах. Охранники ввели его в большую комнату, которая, вероятно, служила гостиной. Из кухни доносился залах еды. «Интересно, сколько людей живет в атом доме вместе с Кэсс Клейтон», — подумал Стив.

Его мысли прервало появление хозяйки, одетой в простое желтое платье с вырезом, которое выгодно подчеркивало ее гибкое тело. Копна взбитых локонов делала ее еще выше. В мужской одежде она выглядела привлекательной, но сейчас се красота просто потрясла Стива.

Касс постаралась мысленно отгородиться от его пугающего взгляда. Мужчины всегда проявляли к ней повышенный интерес, но никому из них, за исключением этого дерзкого янки, не удавалось вывести ее из душевного равновесия. Выдержав его взгляд, она, в свою очередь, оглядела его с головы до ног. Гладко выбритое лицо с тонкими чертами показалось ей волнующе красивым. Накрахмаленная белая рубашка туго обтягивала широкие плечи, а простые шерстяные брюки подчеркивали его длинные мускулистые ноги. Если бы она не знала, что он никчемный выходец из Штатов, она приняла бы его за аристократа-наездника, такими гибкими и грациозными были его движения. Кэсс не понравился ход ее мыслей.

— Мы могли бы сначала пообедать, а потом поговорить о деле. Полагаю, вы голодны? — резко спросила она.

Он оставил без внимания ее упоминание о «деле» и признался:

— Да, мы с Ханникатом целую неделю не ели ничего, кроме американского зайца и бобов.

— Розарио — хорошая повариха, — сказала она, проходя в столовую. Длинный стол был накрыт на двоих, и Кэсс это показалось слишком интимным. Стив по привычке подвинул ей стул, помог сесть, после чего занял место напротив. Его манеры не ускользнули от внимания Кэсс. Очевидно, он был человеком изысканным.

Полная мексиканка Розарио подала им жареную свинину с ямсом и зелеными бобами. Все было очень вкусно, и Стив, не задумываясь о будущем и радуясь, что хотя бы на время избежал тюрьмы, решил наслаждаться едой. Наполняя вновь свою тарелку, он заметил, что Кэсс безо всякого удовольствия жует нежное мясо, словно заставляя себя делать это.

Что, черт возьми, с ней происходит?

Она наблюдала, как он ест. Его манеры были безупречны. Она завела разговор о его поездке с Кайлом через Колорадо, засыпала его вопросами. На некоторые он отвечал, от некоторых уклонялся. Она снова отметила, что у него речь образованного человека. На Востоке он, наверное, был мастером застольных бесед и любимцем у женщин. Она молила бога, чтобы он не заметил, как дрожит у нее голос.

— Это впечатления жителя восточных штатов о Великой американской пустыне. А теперь вы расскажите мне о себе, — попросил он с обезоруживающей улыбкой.

— Я управляю крупнейшими перевозками. Мы доставляем все, от ситца до динамита, на самые высокие вершины Скалистых Гор и во все пункты до пустыни Аризоны.

Она оживленно рассказывала ему о своем деле, глаза ее сияли, исчезли куда-то и ее холодность, и грубая расчетливость. Стив почувствовал, что ему может понравиться эта женщина, так увлеченная своей работой.

Она была совсем не похожа на Амелию или Марсию. Но когда она велела Розарио убрать со стола и пригласила Стива вернуться в гостиную, он ощутил неприятный холодок внутри.

— Думаю, сейчас пора обсудить некоторые важные вопросы. Садитесь, мистер Лоринг. Я обещаю, что не съем вас, — она показала ему на софу.

Стив усмехнулся и воспользовался приглашением, заметив, что сама она села в дальнее от него кресло.

— Зато я не могу поручиться за себя.

Она подняла голову, и глаза ее сверкнули.

— Я полагала, что, справившись с обедом, вы уже утолили свой голод. К тому же, если я хоть пальцем шевельну, на вас сразу будут нацелены три винтовки, — мило ответила она.

Усмешка исчезла с лица Стива.

— Кажется, вы получаете удовольствие от грубого обращения с людьми, которые находятся в вашей власти, мисс Клейтон. — Щеки Кэсс обожгло, словно к ним поднесли горящий факел, а он, наклонившись вперед, продолжал:

— Почему бы нам не покончить с этой вашей шарадой прямо сейчас? Ваш наемник заплатил за меня триста долларов с мелочью и доставил меня под дулом винтовки к вам. Зачем, мисс Клейтон?

Его глаза впились в нес, но она заставила себя выдержать его пристальный взгляд и ответила вопросом на вопрос.

— Вы женаты, мистер Лоринг? — Ее голос был холодно-спокойным, и она похвалила себя.

Он поднял изящную бровь, и густой локон упал ему на лоб.

— Странно, Ханникат задавал мне тот же самый вопрос. Я не отважился жениться на нем и вряд ли решусь на это с вами, мисс Клейтон. Не потрудитесь ли развить свою мысль?

Она встала, с яростью глядя на него.

— Просто ответьте на мой вопрос, черт вас побери!

— Нет, — холодно улыбнулся Стив.

— Вы отважный человек, мистер Лоринг, но, я думаю, у вас нет выбора.

Она подошла к камину и, ухватившись за каминную полку, заявила:

— Вы женитесь на мне или умрете. Кайл спас вас, он же может вернуть вас на виселицу судьи Паркера.

Его губы искривила улыбка.

— Вам не кажется, что при данных обстоятельствах мы могли бы перейти на «ты». Касс? Называйте меня Стив. Не каждый день мне делают предложение. А почему, собственно, мне?

Она не тронулась с места, но отвела глаза от его лица и, игнорируя его попытку фамильярности, сказала:

— Разве вам не ясно, мистер Лоринг? Вы полностью в моей власти.

Он посмотрел на нее, почувствовал ее мучительные переживания и снова стал теряться в догадках.

— Я не понимаю. Касс. Зачем молодой, здоровой, красивой женщине заставлять жениться мужчину, которого к тому же разыскивает полиция?

Теперь настала ее очередь улыбнуться.

— Именно потому, что вас разыскивают. Я могла бы выйти замуж за любого из сотен мужчин, и он получил бы все, что я создала, работая как раб. Но Клейтон Фрейтинг принадлежит мне по праву, и я никому его не отдам.

— Вам нужно выйти замуж, чтобы удержать свою «империю»? Это решение ваших родителей?

— Решение моего отца. Все должны были унаследовать мои, братья, но они умерли. У него осталась только дочь. Конечно, меня считали недостойной.

— Значит, он хотел, чтобы всем владел зять, а вы хотите управлять сами. Ясно. Ну что ж, я ваш покорный муж, завещание выполнено.

Он встал и подошел к столу, на котором стояли графин и стаканы. Ему нужно выпить. Может, ледяная принцесса с бурным темпераментом тоже немного выпьет.

— Есть еще кое-что, — тихо сказала она, все еще не решаясь взглянуть на него. Он вдруг оказался совсем рядом и протянул ей стакан хереса. Она сделала глоток и закашлялась.

Стив залпом выпил янтарную жидкость и, облокотившись о каминную доску, небрежно повертел пустой стакан.

— Сколько времени будет продолжаться этот брак по расчету? Приговор пожизненный?

Она сделала еще глоток, чтобы успокоиться.

— Нет. Год, может, меньше… Но это не будет «брак по расчету», мистер Лоринг. По условиям завещания я должна родить ребенка… наследника. У меня… у нас остался только год, чтобы выполнить это условие. Она заставила себя взглянуть на него. Сначала его темно-золотистые глаза изумленно расширились, потом, к ее разочарованию, он запрокинул голову и захохотал. Если бы с нею был ее хлыст, она бы рассекла ему губы!

— Перед войной я работал на конной ферме в Кентукки.

— Теперь вы узнаете, как должен себя чувствовать жеребец, — холодно отпарировала она.

Стив перестал смеяться и протянул руку, чтобы ласково коснуться ее щеки. Но когда она инстинктивно отпрянула, он сказал:

— А вы, моя дорогая, узнаете, как чувствует себя кобыла.

Краска залила лицо Кэсс, и она громко выругалась. Она не краснела с двенадцати лет!

— Не думайте, что вы можете запугать меня, мистер Лоринг, или сбежать. Кайл Ханникат в состоянии отыскать даже самый запутанный след. Если вы чем-нибудь оскорбите меня, вас поймают и убьют. Поверьте, виселица тогда покажется вам более приятным способом умереть.

Он снова наполнил свой стакан и поднял его в шутливом приветствии:

— За наш свадебный день, Кэсс… и брачную ночь.

Губы его улыбались, но глаза холодно смотрели на нее.

Она спокойно встретила его взгляд.

— Полагаю, мы понимаем друг друга. Хорошо. Как только вы исполните свои супружеские обязанности, вам разрешат уйти. Я даже позабочусь о полной вашей компенсации и безопасном возвращении на Восток… В любое место, где вы могли бы избежать виселицы, — добавила она с некоторой злостью, чтобы как-то скрыть свое унижение. Обсуждение вопроса о производстве потомства заставляло ее нервничать.

— Сколько? — Его дерзкий вопрос был оскорблением, он знал это, но раз его унизили до племенного жеребца, он, черт возьми, должен получить приличное вознаграждение за оказанную услугу.

Касс вздрогнула, однако сразу справилась с собой.

— Я пока не думала об атом. Вы, кажется, работали на ферме по разведению животных. Уверяю вас, у меня тоже есть чувство юмора. Сколько получал за подобные услуги владелец породистого жеребца?

Он приветствовал ее пустым стаканом.

— Отдаю вам должное, леди. У вас крепкие нервы. По крайней мере, пока я от вас на расстоянии.

Оставив стакан, Стив подошел к ней, обнял за талию и притянул к себе. Она не сопротивлялась, в ее холодном, спокойном взгляде читалась уверенность во власти над ним.

Он нагнулся, нашел ее губы, почувствовал прикосновение ее груди. Длинные, стройные ноги прижались к его бедрам, когда он теснее сжал ее в своих объятиях. Боже, она была так прекрасна, так трепетна, так хорошо пахла! Эта красивая, ненавистная женщина вдруг пробудила в нем неожиданную страсть. Его язык ласкал ее крепко сжатые губы. Не выпуская Кэсси из объятий, Стив вынул шпильки и запустил руку в ее медные локоны. Она открыла от возбуждения рот, и он сразу воспользовался этим. Однако ответом на его пыл стал болезненный укус и острый каблук, вонзившийся ему в ногу.

Он с проклятьем выпустил ее, и Кэсс отпрянула, дрожа от отвращения.

— Мне следовало бы знать, что ваша армия не может научить янки даже ругаться, — сказала она с презрением. — Если у вас мозги недоумка, а поведение пьяного осла, тогда держите свои грязные руки при себе, вы, сучий выродок!…

Эпитеты были произнесены быстро и легко, и Стив понял, что это заложено долгой практикой.

— Никогда не слышал, чтобы женщина так хорошо ругалась… Жаль только, что голос у вас не слишком грубый!

— Проклятый янки, — произнесла с отвращением Кэсс.

Он пожал плечами.

— Сделка не предусматривает жену-леди, так?

— Ни один джентльмен не лапает так женщину, поэтому мы квиты!

— Тысяча, — спокойно сказал Стив. — Такова плата за моего племенного жеребца. И если вы хотите выполнить условия завещания, вам придется не только заплатить мне, но и стерпеть мое лапанье, которое еще усилится, когда мы поженимся. Полагаю, женщина с таким красочным словарным запасом понимает отвратительные факты жизни, Как она ненавидела этого спокойно стоящего перед ней, надменного, пренебрегающего ею человека! Кэсс попалась в собственную ловушку, но она никогда не покажет ему, насколько она напугана.

Перед нею промелькнуло лицо матери, бледное и безразличное, суровое лицо отца. Она с трудом отогнала эти образы и, сжав кулаки, сказала;

— Пусть будет тысяча. Я сообщу, когда вы сможете «понадобиться», мистер Лоринг. Но попробуйте коснуться меня в другое время, и вы увидите, как прекрасно я владею хлыстом!

Глава 5

На следующее утро Стив проснулся от шума голосов и хлопающих кнутов. Он оглядел грубую деревянную мебель в просторной комнате, чистые простыни, удобную кровать, вспомнил изумительную пищу, которую ел вечером. И все же он оставался заключенным.

Он сел на кровати, протер глаза, и мысли сразу вернулись к невероятному разговору с Кэсс Клейтон. Неужели дело действительно дойдет до женитьбы на этой сквернословящей мегере с кнутом? С другой стороны, перспектива быть повешенным тоже не казалась ему привлекательной. Он должен телеграфировать дяде в Филадельфию, чтобы тот нашел ему адвоката.

Нелепость всей этой ситуации походила на кошмар, один из тех, которые часто мучили его после войны. Он встал с кровати и начал умываться, обдумывая свое положение. Если он не сможет бежать, ему придется жениться на этой расчетливой стерве и выполнить супружеские обязанности. Боже, стать отцом ребенка Кэсс Клейтон! Он вздрогнул.

Стив не рассказывал ни Ханникату, ни Кэсс о богатстве своей семьи и ее влиянии на Востоке, поэтому они думали, что он простой солдат, занятый кровной местью. Наверное, он сможет убедить их отказаться от его охраны. Сегодня он изучит местность вокруг ранчо, потом найдет способ украсть коня и бежать. Он невесело усмехнулся, представив, что украденная лошадь тоже будет повешена: «Ну, ладно, где цент, там и доллар».

Вдруг удача, давно покинувшая его, вернется, и Уилл Пальмер именно теперь приедет в Денвер? Правда, сначала надо еще попасть туда. Конечно, любая женщина вряд ли закончит свадебные приготовления за неделю или за две. Но ведь это Кэсс Клейтон!

Бреясь, он мрачно кивнул своему отражению в зеркале: «Ну, мой мальчик, придется тебе охладить свой пыл и очаровать застенчивую невесту, пока ты не отряхнешь пыль Колорадо со своей одежды». Он засмеялся. Даже любовные хитрости Марсии были лучше холодности Кэсс. По крайней мере, бывшая невеста не вздрагивала от его прикосновения.

Стив призвал себя к осторожности. Если он будет слишком нахальным, Кэсс решит, что он опасен и быстро отправит его на виселицу. Он должен сделать вид, что покорился, пока не продумает все детали побега, он готов даже вести себя как джентльмен. Если его план не удастся, он станет мужем самой нежеланной женщины.

Кэсс наблюдала, как объездчики работают с дикими мулами, только что привезенными из Мексики. Чтобы укротить животных, их более суток не кормили и не поили. Сейчас объездчики подгоняли пару мулов к загруженной повозке. Через несколько часов они привыкнут к упряжи, потом к работе с другими мулами.

— Доброе утро, — сказал подошедший Кайл, стараясь определить ее настроение. — Как дела?

— Все улажено, — пробормотала она, не отрывая взгляд от мулов. — Сегодня я уезжаю в Денвер и через несколько дней пришлю тебе сообщение с Крисом.

— Так скоро? — Он ухмыльнулся. — Лоринг сорвал хороший куш, если можно так сказать. Касс, я верю ему насчет того случая в Суитуотере. Она повернулась к нему.

— Не важно, виновен он или нет, — важно лишь то, что его повесят, если он не подчинится. Кайл почесал голову.

— Касс, тебе нужно сбавить ход на ухабистой дороге. Лоринг был солдатом, хотя и в федеральных войсках. Он не какой-то дурак, вроде Кларка Мэтьюза. Он не будет повиноваться, если ты станешь им помыкать.

— Ты знаешь, как я это ненавижу, Кайл, но я сделаю все необходимое.

— Может, тебе следовало бы принять предложение одного из тех парней в Денвере, — неуверенно начал он.

— За кого ты советуешь мне выйти замуж? За Беннета Эймза? — Она вздохнула. — Нет, Кайл, ты привез мне умного, здорового мужчину. Он подойдет.

По упрямому движению ее подбородка Ханникат понял, что вопрос решен. Тут он заметил Стива Лоринга, который нехотя брел к загону в сопровождении Лобера и Эрни.

Лоринг кивнул Ханникату.

— Извините, проспал, но я целую вечность не видел хорошей еды и чистой постели.

Он взглянул на Касс, которая, казалось, была поглощена тем, что происходило в загоне, И лишь молча бросила на него небрежный взгляд.

В этот момент один из запряженных мулов вырвался, и объездчик хлестнул запуганное животное кнутом.

— Глупо обращаться так с хорошим скотом, — вмешался Стив. — Я всегда пользуюсь морковью или кусками сахара, а не кнутом.

Кэсс презрительно посмотрела в его сторону.

— Когда объезжают диких мулов, их не подкармливают, а заставляют голодать, — громко засмеялся один из погонщиков.

Стив взглянул на Кэсс, и она кивнула в ответ.

— Обычный способ. Мы покупаем мулов и быков тысячами, поэтому у нас нет времени возиться с ними. День без пищи или воды делает мула более послушным.

— Мне кажется, ласковое прикосновение и немного доброты дадут лучший результат. Это то же самое, что укротить женщину. — В золотистых глазах Стива был вызов.

Касс одарила его ослепительной улыбкой.

— Хорошо, восточный скотовод. Почему бы вам не использовать свой способ? — Она махнула рукой в сторону загона, где два погонщика держали упряжь и пытались запрячь в нее последнего мула. Остальные стояли вокруг, следя за их работой.

Стив пролез между неотесанными столбами изгороди и подошел к человеку, жующему яблоко.

— Не возражаете? — Стив протянул руку к яблоку.

Взглянув на Кэсс, погонщик отдал ему недоеденное яблоко и подмигнул своему соседу.

Объездчик, удерживающий мула, передал уздечку Стиву, и тот, ласково уговаривая животное, попытался сдвинуть его с места. Мул только ушами повел. Тогда Стив немного отпустил повод и протянул вперед руку с кусочком яблока. Мул моментально проглотил угощение, чуть не лишив благодетеля нескольких пальцев.

— Он любит фрукты с мясом, янки, — крикнул кто-то.

Но Стив продолжал уговаривать животное, приманивая его остатком яблока и с беспокойством косясь на упряжь. Господи, такой хитроумной штуки он сроду не видал! Фактически самое сложное, с чем он имел дело, было армейское седло. Ругая себя за глупость, Стив быстро осмотрел упряжь на соседнем муле. Вся хитрость, казалось, заключалась в том, чтобы вдеть шею мула в упряжь или же накинуть ее на шею мула. Он было хотел еще раз попытать счастья с яблоком, но тут же отбросил эту мысль. Если мул может обойтись без лакомства, то сам он не может обойтись без руки. Стив решительно потянул упрямца из упряжи.

— Подержите эту штуку, пока я буду затаскивать в нее мула, — велел он стоящему рядом объездчику.

Тот с усмешкой кивнул и послушно поднял тяжелую упряжь. Стив почти справился со своей задачей, но тут мул взбунтовался.

Он вырвался, бешено закрутился на месте, успев прихватить руку Стива крупными желтыми зубами. Новоявленный ковбой отскочил, но, по всей видимости, недостаточно быстро, развернувшийся мул ударил его задними копытами, и Стив полетел на землю.

Пока он отряхивался, кашлял от пыли, двум погонщикам удалось хлыстами отогнать разъяренное животное от его жертвы. Со всех сторон раздавался гомерический хохот.

Мрачно кивнув Кайлу, который помог ему подняться, Стив быстро ощупал себя. Но пострадала только его гордость. Крики и гогот стоявших вокруг беспокоили его намного меньше, чем самодовольная улыбка Касс Клейтон, которая спрыгнула с изгороди загона и направилась к месту, где объездчики обуздывали нераскаявшегося мула.

На животное сыпался град еще более изумляющих проклятий и ударов хлыстом, пока его не возвратили к погонщикам, державшим упряжь. Вся работа была проделана с потрясшей Стива быстротой и умением.

— Так, Уйти, заставь этих сукиных детей тянуть упряжку до тех пор, пока у них копыта не отвалятся.

Согнув свой хлыст, она пошла через широкий загон к Стиву.

Тот мужественно улыбнулся.

— Кажется, мне придется много узнать о мулах и грузовых повозках.

— И о женщинах, — она озорно подняла бровь.

— Я запомню, что вы предпочитаете кнут моркови, Кэсс.

Она сильнее сжала хлыст, и Стив понял, что замечание задело ее.

Как же быстро она меняется: то грубая и дерзкая, то ранимая и взволнованная!

Кэсс презрительно посмотрела на его пыльную одежду.

— Надеюсь, у Лобера еще много брюк и рубашек, но вы будете настоящей обузой для его гардероба. Через пару дней я пришлю портного из Денвера, а вы пока постарайтесь избегать неприятностей, — с этими словами она удалилась, оставив его в обществе Ханниката.

Кайл усмехнулся:

— Кэсс уезжает, чтобы уладить дела со свадьбой, но я остаюсь, так что не вздумайте бежать. Новичка вроде вас отловят в считанные дни.

— Может, в Колорадо я и новичок. Кайл, зато я способный ученик.

Пока Стив провожал глазами Кэсс, Ханннкат внимательно смотрел на мрачное лицо своего пленника.

— Не обижай ее, Лоринг, — спокойно предупредил он.

Стив захохотал.

— Лучше скажи об атом ей. Интересно, расстанется ли она со своим хлыстом в наш медовый месяц?

В следующие несколько дней Стив много узнал об управлении огромным перевозочным бизнесом в Скалистых Горах, наблюдал за работой объездчиков. Он понял, что их жестокость кратковременна, что животное за пятьсот долларов слишком ценно, чтобы плохо обращаться с ним. Приучив мулов к упряжи и командам, объездчики о них потом заботились, и животное служило в среднем лет двадцать. Стив разговаривал с этими людьми, которых использовали главным образом в длительных поездках по ровной местности, где скорость не так важна. От каждого Стив собирал сведения, полезные для его побега.

Особо ценную информацию он получил от Криса Альдерса. Кэсс вела беспощадную борьбу с Беннстом Эймзом за получение выгодных контрактов по доставке бригад нивелировщиков на железную дорогу Колорадо, которую планировал построить при поддержке англичан один новый предприниматель — бывший генерал Уильям Джексон Пальмер!

Стив сумел скрыть свой восторг и задал несколько небрежных вопросов о местонахождении генерала. Тот метался между Денвером и быстро строящимися железнодорожными путями Канзас — Тихий Оксан.

Стив принялся обдумывать способ подать весточку своему бывшему командиру. Он находился под стражей за сотню миль от Денвера. Но не только это препятствие расстраивало пленника: верность охранников своей хозяйке была непоколебимой. Он не мог поверить, что грубые, необразованные люди любили женщину, которая ругалась, как погонщик, и повелевала ими, как принцесса.

Кэсс собирается прислать за ним через три дня, и это драгоценное время он должен потратить на изучение порядков на ранчо, найти удобный случай, чтобы украсть коня. С мулами было проще, но после своего неудачного знакомства с ними он и не подумал бы приблизиться хотя бы к одному из этих бестий.

На второй день после отъезда Касс из Денвера прибыл портной и занялся гардеробом Стива. Тот с возрастающим беспокойством почувствовал, как затягиваются узы супружества, когда маленький суетливый портной прикрепил ему манишку и отошел, чтобы осмотреть свадебный костюм. Если он и находил весьма странным снаряжать жениха на деньги невесты, то ничего не сказал.

На четвертую ночь Стив решил осуществить свой план. По заведенному порядку они с Кайлом, Лобером и Эрни ужинали в большой кухне. Кроме Криса Альдерса и кухарки Розарио, они были единственными людьми, кто знал, что Стива удерживают против его воли. Когда он возвращался в свою спальню, дверь охранял Эрни или Лобер. Третий сторож находился снаружи. Все они, казалось, страдали бессонницей, и каждый, без сомнения, искусно владел оружием.

Моля Бога о том, чтобы удалось одолеть стражника, не разбудив все ранчо, Стив соскользнул с кровати и сонным голосом позвал Эрни.

— Не возражаете, если я выйду помочить травку? Вы же знаете, как я ненавижу эти проклятые горшки. Эрни пожал плечами.

— Почему нет? Скучно сидеть здесь всю ночь. — Он посмотрел на босые ноги Стива, его обнаженную грудь и решил, что янки не сделает ничего необдуманного.

Как только они прошли вдоль забора, Стив внезапно согнулся, застонав от боли. Эрни вместо того, чтобы позвать на помощь, попытался поддержать его, Тогда Стив ударил его коленом в пах, потом добавил еще два удара в челюсть. Эрни упал без сознания.

— Извини, Друг. По крайней мере, ты не чувствуешь боли, — прошептал Стив.

«В репутации беспомощного новичка, которого перехитрил мул, есть свои преимущества», — мрачно подумал он, снимая с Эрни ботинки и рубашку. Он пристегнул кобуру, вытащил из кармана охранника носовой платок и сделал из него кляп.

Теперь, если повезет, он сможет украсть коня, и к тому времени, как Эрни найдут, он будет уже на полпути к Денверу. Обойдя стороной сторожевые посты, Стив прокрался в конюшню. Там было темно, но он уже приметил сильного спокойного мерина, которого содержали у задней двери. Сначала его придется отвести подальше, чтобы не выдать побег стуком копыт У Стива имелось всего несколько спичек, поэтому он решил поберечь их. Он дошел ощупью до стены, где висели уздечки и седла, и выбрал подходящие, использовав драгоценную спичку. Волоча тяжелое седло, он дважды споткнулся в темноте. Потревоженные лошади тихо заржали, но Стив ласково успокоил благородных животных, в который раз восхищаясь их понятливостью. Слава богу, это не мулы!

Ему казалось, что он седлает лошадь целую вечность. Подождав, пока луну закроют облака, Стив медленно вывел ее из конюшни, пересек открытое пространство загона и направился к рощице. Под таким прикрытием он сможет быстро исчезнуть из поля зрения охранников, сесть верхом и поскакать в Денвер.

— Спокойно, мальчик, спокойно, Редли, мы почти у цели, — тихо напевал он, радуясь, что узнал имя гнедого. Оказавшись в спасительной тени деревьев, Стив вытащил из седельной сумки флягу и побежал к ручью. Когда он наклонился к воде, послышался щелчок взводимого курка.

— Неплохо для новичка. Мне было интересно, не забудешь ли ты взять с собой воды. А теперь бросай оружие.

Стив понял, что его перехитрили, но у него оставался один козырь.

— Если ты убьешь меня, она лишится жениха, Кайл. А я не сдамся без боя. — Он медленно встал, повернулся лицом к Ханникату, но оружие не бросил.

Техасец усмехнулся.

— Ты предусмотрительный, янки, точно. Но я не собираюсь убивать тебя, я могу просто прострелить тебе ногу. Далеко ли ты тогда уйдешь?

— Если из меня сделают решето, я стану неподходящим женихом. Кайл.

Тот грубо засмеялся, и глаза его сверкнули.

— Касс не будет против. Ей нужен только один твой рабочий орган, а я довольно хороший стрелок, чтобы не попасть в это главное место.

Лоринг выругался и отбросил оружие.

— И долго ты ждал меня для этой цели? Кайл пожал плечами.

— Последние дни я наблюдал за тобой и Эрни. Неплохая работа — справиться с таким парнем, и ты не пытался убить его. Кажется, мне нужно было это знать, — задумчиво произнес он.

— Благодарю за доверие, — угрюмо буркнул Стив — Когда я предстану перед судьей Паркером, надеюсь, вы дадите показания в мою пользу.

— Может, так и будет, янки. Может быть, но сейчас нас ждет свадьба.


Денвер

В Денвере легче сбежать, думал Стив, не отрывая глаз от дороги. Конечно, служащие отеля и официанты в ресторане будут сговорчивее прислуги Касс. Если ничего не выйдет, он обязательно остановится на какой-нибудь улочке по дороге в церковь. Может быть, ему удастся встретить Уилла Пальмера.

Денвер, протянувшийся по берегам Шерри Крик, привел Стива в изумление. Он ни разу не уезжал дальше Сент-Луиса и никогда не видел на улицах знакомых ему городов такой пестрой, разношерстной толпы: рослых горняков в клетчатых рубахах и хлопчатобумажных брюках и хрупких китайцев в широких штанах, толстых немецких купцов в дорогих шерстяных костюмах и тихих лавочников-евреев в ярмолках и строгой черной одежде. И это при населении всего-то тысяч в пять.

Архитектура города была под стать населению. После наводнений и пожаров 1860-х годов Денвер был застроен каменными и кирпичными зданиями в викторианском стиле, но сохранил свой старинный колорит — итальянские башни, готические шпили.

Прежде чем Стив успел утолить свое любопытство, они остановились перед офисом Клейтон Фрейтинга, и Кайл спешился.

— Мне нужно уладить здесь кое-какие дела. А ты, Крис, Лобер и Эрни везите Стива дальше.

Убедившись на опыте в ловкости Лоринга. Эрни стал не менее осторожным, чем другие мужчины. Пленника без приключений доставили в массивный дом на тихой улочке, обсаженной деревьями.

Оказавшись внутри, Стив понял, что с его надеждами на побег покончено, все помещения были украшены цветами к предстоящей через несколько часов свадьбе.


Вера хлопотала над свадебным платьем, пока хозяйка приводила себя в порядок после ванны. Кэсс недавно вернулась из конторы адвоката Смита, который готовил нужные документы. «Проклятое завещание Руфуса будет выполнено в точности», — мстительно подумала она.

Услышав стук входной двери и шаги на парадной лестнице, она поняла, что приехал Стив Лоринг.

— Вера, я могу управиться сама, а ты, пожалуйста, посмотри, есть ли у мужчин все необходимое.

— Вода в ванной горячая. Портной оставил костюм в комнате мистера Лоринга. Но я посмотрю, нужно ли им еще что-нибудь.

Касс села за туалетный столик. И увидела в зеркале свое бледное лицо.

— Мне нужно пройти через это, тогда я смогу справиться с гордыней, — прошептала она.

Вера научила ее искусству подкрашивать глаза, чтобы они стали более выразительными. Еще у нее была пудра и даже бледно-розовая краска для губ.

Но, по мнению респектабельного общества, косметикой пользуются только «женщины с улицы». Господи, ей бы хоть чуточку их опыта в общении с мужчинами! Представив себе осуждающие физиономии денверских матрон, Кэсс с удовольствием принялась за дело.

Городские проститутки превосходили числом светских красавиц, и так, наверное, будет всегда. В конце концов, Денвер — город, где самый красивый публичный дом и крупнейшую методистскую церковь спроектировал один архитектор.

У Кэсс было всего несколько друзей из респектабельного общества, а женщин легкого поведения она вообще не знала. Да и кто мог научить ее общению с таким мужчиной как Стив Лоринг!

Она взяла щетку и провела ею по своим длинным волосам. Вчера она чуть не пошла на прием к доктору Элнеру. Тот стал ее другом с тех пор, как она щедро пожертвовала на его больницу для бедных, однако ее положение было слишком унизительным, чтобы довериться мужчине. Касс мимоходом подумала о матери, но тут же прогнала эти мысли. Что могла посоветовать ей Эйлин Клейтон? Что дочь должна выполнить свой долг, свое женское предназначение? «Может, это твое предназначение, мама, но не мое!», — подумала Кэсс, энергично работая щеткой, отчего наэлектризовались, казалось, не только ее волосы, но и решимость.

В это время в парадной гостиной Кайл представил Стива отцу Эвансу. Улыбчивый, любезный священник держал себя так, будто предстоящее бракосочетание одной из богатейших женщин Денвера и никому не известного мужчины было обычным делом.

Ханникат выглядел необычно в праздничном костюме, с тесным крахмальным воротничком и без оружия — во всяком случае, его не было заметно. Однако присутствие Лобера и Эрни, осмотрительно расставленных у дверей, было серьезным предупреждением Стиву.

Принимая ванну и одеваясь к свадьбе, он обдумывал свои шансы на освобождение. И женитьба по принуждению, и вполне реальная виселица или пуля в спину были одинаково отвратительны. А Кэсс Клейтон, хотя деспотичная и холодная, была все же женщиной, притом чертовски привлекательной. Ему придется жениться на ней, лечь с ней в постель и выполнить условия сделки. Он похлопал по карману, где лежало золотое обручальное кольцо, тоже выбранное ею. Теперь, когда она будет контролировать свою драгоценную империю, он с чистой совестью может уйти и получить развод.

Оставались две проблемы: будущий ребенок без имени и Вине Тэннер. Конечно, он наймет новых людей, которые найдут уже остывший след Тэннера. Но ему придется покинуть сына или, еще хуже, дочь, которых Кэсс могла возненавидеть. Он вдруг почувствовал себя обделенным, однако отбросил тревожные мысли.

На лице Кайла появилась широкая улыбка, и он пошел к двери.

— Ну, дай посмотреть на тебя!

Он с восхищением ваял Кэсс за руку. В атласном платье цвета слоновой кости, с маленьким молитвенником в белом кожаном переплете, она выглядела очень изысканной. Платье было простым, совсем не свадебным, но эта простота только подчеркивала очарование Кэсс, се стройную фигуру и порозовевшее лицо. На светлом фоне платья особенно красивыми казались ее роскошные медные волосы и янтарные глаза.

Кэсс беспокойно огляделась, найдя взглядом ненавистного Смита и Кларка Мэтьюза. Адвокат убедил ее, что «кузен» является необходимым свидетелем на свадьбе. Крис Альдерс радостно улыбнулся ей, а отец Эванс добродушно кивнул. Она посмотрела туда, где стоял он — высокий, красивый, в дорогим шерстяном костюме, который она сама выбрала. Заглянувший сквозь витраж окна солнечный луч высветил его густые каштановые локоны. Он был элегантен и безразличен, каким только и мог быть человек, рожденный в состоятельной семье, с хорошим воспитанием.

Кэсс вдруг испугалась. Что она знала об этом человеке? Может, она ошиблась в выборе? Она посмотрела на тощего Кларка Мэтьюза, а потом подумала о толстяке Беннете Эймзе. Нет, Стив Лоринг был единственным, кого она могла выбрать.

— Давай поскорей разделаемся с этим, — прошептала она Кайлу, — и отошлем Смита к его бумагам. Кайл усмехнулся.

— Бьюсь об заклад, он сначала побежит к Байерзу. Надеюсь, у тебя уже есть история для «Роки Маунтин Ньюз», потому что завтра она тебе понадобится.

Вцепившись в молитвенник, как в спасительную соломинку. Касс прошла через комнату, на ходу кивая собравшимся.

Кайл подвел ее к Стиву, и тот, заметив ее состояние, тихо сказал:

— Хорошо, что это не букет, а то бы вы уже смяли его.

В его глазах плясали насмешливые искры, и она ненавидела его за его кажущееся спокойствие: «Конечно, он спокоен. Он знает, что будет сегодня ночью. А я нет». Но еще больше она ненавидела свой собственный страх.

Церемония заняла несколько минут. Как только отец Эванс произнес последние слова. Касс быстро отвернулась от Стива, чтобы избежать его поцелуя, и взглянула на адвоката:

— Надеюсь, мистер Смит, документы у вас с собой? На эту процедуру тоже не понадобилось много времени, но Смит, назойливый, как всегда, тут же уточнил:

— Вы, конечно, понимаете, что сделали только первый шаг в выполнении условий завещания.

— Мы прекрасно понимаем это, — вмешался Стив. Он взял ручку, поставил свою подпись и вернул документы адвокату.

— Теперь, если позволите, миссис Лоринг и я… Серстон Смит сгреб бумаги и исчез в сопровождении Мэтьюза. Отец Эванс, Крис и Кайл поздравили новобрачных и оставили их одних. Он приподнял одну бровь.

— А что сейчас, миссис Лоринг? Пойдем наверх и…

— Нет! — яростно прервала она его. — Еще даже не настало время обедать.

И тут же пожалела о своих словах, вспомнив, как недавно сказала ему: «Я обещаю не съесть вас». Его насмешливый взгляд показал, что он тоже не забыл тот случай.

— Моя экономка накрыла для нас стол. Нам нужно уладить несколько вопросов, — быстро сказала она, не обращая внимания на его дерзкую усмешку.

— Как прикажете, миледи… Но ты не сможешь прятаться вечно, Кэсси.

Он не тронулся с места, однако нежность его голоса, казалось, таила угрозу.


Столовая с высоким потолком, деревянными панелями, с массивной хрустальной люстрой, отбрасывающей разноцветные блики, с благоухающим букетом желтых и белых роз в центре стола, накрытого на двоих, производила впечатление.

Стив усадил Кэсс на боковой стул, а сам занял место во главе стола, хотя представлял, как это, должно быть, задевает ее гордость — видеть его там, где обычно сидел старик Руфус, где она сама хотела бы сидеть, но сейчас не могла.

Две девушки-китаянки подали жареного лугового тетерева с острой приправой из шалфея и свежие овощи. Новобрачные не успели проголодаться, и Касс лишь потихоньку потягивала замороженное шампанское. Стив улыбнулся и кивком отпустил слуг.

— Какие вопросы мы должны решить, пока по-настоящему не стемнеет, чтобы мы могли начать нашу брачную ночь? — невинно спросил он.

Если он надеялся, что она придет в ярость, то ошибся.

— Мы должны познакомиться с обществом Денвера, особенно с уважаемым Уильямом Н.Байерэом, старым другом семьи и редактором «Рокки Маунтнн Ньюз», — спокойно ответила она.

— Должно быть, сплетничают, что вы устроили такую поспешную, скромную церемонию, притащив жениха неизвестно откуда, — насмешливо произнес он.

Она холодно улыбнулась.

— После всего, что я сделала за прошедшие годы, вряд ли его имеет большое значение. Однако нам следует придумать историю для вашей и моей безопасности.

Он фыркнул.

— Едва ли мы сможем рассказать, что я потенциальный висельник, а вы шантажируете меня. Давайте решим, как мы познакомились. Я что, ваша старая школьная любовь?

— Собственно говоря, я никогда не посещала ни одну скучную восточную школу для девочек. Он поднял свой стакан.

— Да, вы — женщина, добившаяся успеха собственными силами, а не болтающая леди.

Не обращая внимания на его колкость. Касс продолжала:

— В прошлом году я ездила в Чикаго, чтобы заключить сделку на поставку повозок. Вы когда-нибудь там были?

— Я знаю этот город, — уклончиво ответил он.

— Хорошо. Тогда мы и познакомились. Потом переписывались, и вы сделали мне предложение. Когда я согласилась, вы приехали в Пуэбло. Но из-за… — она замолчала и с трудом произнесла, — моей проблемы с завещанием на свадьбе должны были присутствовать адвокат Смит и некоторые другие люди. Поэтому нам пришлось приехать в Денвер. Надеюсь, вам не слишком сложно запомнить и рассказать эту простую историю? — Она едко улыбнулась.

— Я тронут, Кэсси, — и осушил свой стакан. — Итак, мы познакомились в Чикаго в прошлом году. Существенна ли точная дата, или я могу импровизировать насчет летних прогулок под луной?

— Лучше расскажите о потрескивающем огне в ноябре, — резко ответила она, тоже допивая вино.

Он потянулся к ведерку со льдом и вынул новую бутылку.

— Я не успел поблагодарить вас за изысканное приданое, Касс. Портной выполнил свою работу великолепно, — он смахнул пылинку с рукава безукоризненного пиджака.

Она покраснела при мысли о покупке мужа, которую вызвало его упоминание об одежде.

— Вряд ли вы могли бы приехать в Денвер в тех грязных лохмотьях, в которых вас нашел Кайл.

Она изящно коснулась губ салфеткой н собралась встать из-за стола.

Он тут же оказался рядом, как истинный джентльмен отодвинул ей стул, но когда их руки соприкоснулись, Касс едва сдержалась, чтобы не оттолкнуть его. С каждым движением стрелки позолоченных бронзовых часов она находила его присутствие все более раздражающим, а его прикосновение все более пугающим. Он не пытался поцеловать ее или предъявить на нее свои права, но его колкости и вежливое участие пугали ее.

Стив посмотрел на нежную выпуклость грудей в круглом вырезе платья. Если она выбрала простой свадебный туалет, стремясь возбудить его желание, то черт ее побери, она своего добилась! Он еще не забыл ее стройное тело, которое прижимал к себе на ранчо в Пуэбло.

Он чувствовал, что ей не нравились его прикосновения, даже если это происходило случайно. Эта странная женщина никак не поддавалась его очарованию. Он, конечно, не хотел жениться на ней, но холодная ненависть Кэсс задевала его мужской эгоизм.

— Кэсси, что ты будешь делать сегодня ночью?

— По возможности ничего. Я думаю, супружеские обязанности должен выполнить мужчина, разве не так?

— Поэтому выбрали такое соблазнительное платье и такую прическу?

Стив коснулся ее волос и спрятал непослушный медный завиток за ухе.

— А вы не боитесь, что наш вынужденный брак вызовет во мне отвращение, и я не смогу выполнить «свои супружеские обязанности»?

— Кайл все сделал правильно. Вы справитесь со своими обязанностями, мистер Лоринг, и, уверена, мне не нужно соблазнять вас.

Она пошла к двери, но его слова остановили ее.

— Вы не в состоянии соблазнить мужчину, миссис Лоринг, — презрительно сказал он. — Но вы правы, я справлюсь. Мне придется, не так ли? До встречи наверху, скажем, через полчаса?

Глава 6

Кэсс сидела перед зеркалом, нервно крутя завиток волос. Она панически боялась приближающейся ночи, а сколько еще таких ночей ее ждет впереди? Может, это не займет много времени, ведь ее мать была довольно плодовитой, хотя слишком болезненной, чтобы выносить здорового ребенка. Но Кэсс сильнее матери, у нес все будет в порядке. На неудачи просто нет времени.

О, зачем она так долго ждала, убив два года на судебные дрязги? Она, конечно, знала ответ. Она слишком сильная, слишком независимая, чтобы подчиниться воле какого-нибудь глупого мужчины. Руфус Клейтон не сумел запугать ее. И ни одному мужчине это не удастся. Но сейчас, перед ночью со Стивеном Террелом Лорингом, ее храбрость быстро улетучивалась.

Что он за человек? Даже его полное имя она узнала, только когда они подписывали брачные документы. Ей было известно, что он — человек, способный убить без угрызения совести, привыкший командовать, образованный и высокомерный, с теми качествами, за которые она презирала отца и других мужчин. А еще он был очень чувственным и красивым, с приятным голосом и нежными руками. В этом была сила… и что-то еще, что она не могла назвать.

«Я просто нервничаю. Ничего страшного, позволю ему сделать все необходимое и отошлю прочь». Она сравнила интимную близость с тем, что наблюдала у скота. Конечно, непривлекательно, но выполнимо.

Без стука открыв дверь, вошел Стив. Она в ярости вскочила.

— Как вы посмели войти сюда без разрешения? Она прижала руки к груди, словно старалась спрятать то, что обнажал шелк персикового цвета.

— Дорогая, — тихо произнес он, ощутив неожиданный прилив нежности. Она выглядела такой испуганной, и это тронуло его.

— Я дал вам полчаса и даже прибавил лишние десять минут, Кэсси. — Он криво усмехнулся. — Если вы меня не ждали, могли бы запереть дверь.

Она опустила руки и неловко пошла к большой кровати с откинутыми одеялами и взбитыми подушками.

— Выйдя за вас замуж, чтобы иметь ребенка, я не могу позволить себе такую глупость, — с трудом проговорила она. — Только кончайте с этим поскорее!

Она подошла к стене и хотела задуть газовую лампу.

— Не надо. Я хочу видеть вас, — остановил ее Стив.

Он ваял ее руку, нежно поднес к губам и, целуя ей пальцы, другой рукой прижал Кэсс к своей груди.

Она почувствовала, как у нее закружилась голова, но тут на помощь пришла отрезвляющая мысль: это соблазнительное удовольствие ничего общего не имеет с поставленной целью. Ей нужен только ребенок, и все.

Высвободившись из его объятий, она снова протянула руку к лампе.

— Я хочу поскорее покончить с этим, вы тоже. Мы едва ли похожи на влюбленных.

Он удержал ее руку, на этот раз более грубо.

— Да, мы не влюбленные, Кэсс, но, торопясь закончить наши брачные отношения, ты упускаешь нечто важное. — Он подождал, пока она заставила себя поднять глаза и встретиться с его пристальным взглядом. — Ведь ты невинна, Кэсс, правда?

— Да, — А значит, — продолжал он, словно убеждая не очень смышленого ребенка, — тебя нужно подготовить, иначе тебе будет больно и неприятно.

Он вздохнул, увидев ее тревожный взгляд, и снова притянул ее к себе. Решив, что слишком унизительно смотреть на него, она опустила голову ему на грудь. Он погладил ее по волосам, потом нежно провел рукой по спине. Она не пыталась отстраниться.

— Не понимаю, зачем это, — раздраженно прошептала она.

Его грудь задрожала от смеха.

— Ты сейчас думаешь о лошадях и коровах, не так ли?

Лицо Кэсс вспыхнуло. Хорошо еще, что он ничего не видит.

— Это занимает несколько минут, и они не… — она подыскивала нужные слова — ., они так не трутся.

— У животных все намного проще, а женщина должна быть подготовлена к физической близости, особенно в первый раз.

Он почувствовал, как она застыла, и понял, что она, должно быть, наслушалась ужасных историй от своей матери или ее почтенных подруг.

— Тебе не будет больно, Кэсс, если я не стану спешить, а ты расслабишься.

— Не могу. Неужели ты не понимаешь? Ты женился на мне, чтобы избежать виселицы, я вышла за тебя замуж, чтобы получить наследство, а не ради удовольствия. Это бизнес! За тебя заплатили тысячу долларов.

Он был оскорблен, словно она дала ему пощечину, но сдержался.

— Хорошо, тогда снимай халат и ложись. Значит, ты думаешь, что невосприимчива к наслаждению?

Он поклялся не доставлять ей удовольствия, даже если она будет умолять об этом!

Однако, взглянув на ее стройное тело, лежащее на кровати, он почувствовал, как его гнев начал утихать. Прозрачный шелковый халат только подчеркивал красоту ее груди и бедер. У него перехватило дыхание, и он чуть не задохнулся от желания Более того, ему захотелось, чтобы и она ответила ему тем же.

Он, протянул руку к лампе, слегка убавил свет и сбросил на пол свой тяжелый халат.

Посмотри на меня, Кэсси, — ласково прошептал он, повернув к себе ее лицо.

Она подчинилась. Взгляд се янтарных глаз перешел с его лица к рыжеватым волосам на груди, скользнул к животу. Она быстро подняла глаза и стала смотреть на его широкие плечи и упругие мускулы. Внутри у нее все дрожало от наслаждения. Ее поразило внезапное желание дотронуться до мягких волос на его груди, ощутить, как напрягаются его мускулы, но она сдержалась.

Стив скользнул в постель и начал гладить ее руку. Он лежал на боку, наблюдая за ее дыханием, потом, не прекращая ласк, коснулся ее груди. Он почувствовал, как затвердели соски, отчетливо видимые сквозь прозрачный шелк, и припал к ним губами.

— Как розовые бутоны весной, — шептал он, нежно целуя ее шею.

Кэсс пронзила неведомая робость, она непроизвольно застонала, ее губы раскрылись, и Стив тут же ответил на ее призыв. Его рука страстно сжала желанную грудь, его рот был теплым и настойчивым. Кэсс положила ладонь ему на плечо, а ее губы устремились ему навстречу.

Стив застонал. Она услышала его дыхание, почувствовала его желание. И свое. Она хотела, хотела… чего?

Когда он оторвался от нее, ей вдруг показалось, что она лишилась чего-то. Но Стив продолжал обжигать ее шею горячими поцелуями, стягивал с нее пеньюар, снова целовал уже обнаженную манящую грудь.

— Ах, Кэсс, ты так красива. Все будет прекрасно, обещаю тебе, — бормотал он, касаясь ее живота.

Его хриплый от страсти голос, дразнящее прикосновение пальцев к самой чувствительной и волнующе влажной точке ее тела пробудили в ней ужасающее чувство бессилия, полной капитуляции перед безумной страстью. Вот что он имел в виду, когда говорил о подготовке к физической близости. Он отнял у нее разум, волю, все силы!

Стив почувствовал, как она напряглась, едва он коснулся нежных завитков между ее ногами.

— Все в порядке, Кэсси, — успокаивающе шептал он.

Она в ярости и испуге начала отталкивать его.

— Прекрати, прекрати это! Просто делай то, что нужно! Я не хочу! Я не буду твоей… тварью!

Ее голос пронзил туман его страсти, как кавалерийская сабля пронзает тело. Стив приподнялся и захватил рукой ее распущенные волосы, чтобы удержать ее голову, мечущуюся на подушке.

— О, да, приличные женщины не должны наслаждаться этим, не так ли, Касс? — Его голос стал грубым, он с силой навалился на нее. — Раздвинь же ноги, черт тебя побери! Я сделаю это по-твоему, — прохрипел он, и ее бедра инстинктивно раздвинулись.

Они оба почувствовали мгновенную боль, когда он одним ударом глубоко погрузился в нее. Ее глаза были плотно закрыты, а тело оставалось неподвижным и безжизненным. Она заставила себя лежать спокойно и безразлично, «Господи! — молилась она, сгорая от стыда, — пусть он выполнит свои обязанности и уйдет».

Он вдруг начал двигаться, очень медленно, словно испытывая ее или себя. Она не знала, кого именно. То, что было ужасом и болью мгновение назад, теперь превращалось в тепло и наслаждение, выходящее из нее будто по спирали наружу. Она замерла, ожидая, что мучительно сладкие ощущения скоро пройдут, но они только усиливались.

Стив смотрел ей в лицо и ощущал се внутреннюю борьбу. Проклятая гордость, неприязнь к нему удерживали ее от проявления чувств. Решив преподать ей урок, он продолжал медленные ритмичные движения, дожидаясь момента, когда ее тело победит разум.

В конце концов он был вознагражден легким подъемом бедер.

— Проигрываешь войну, мой маленький мятежник? — прошептал он. Только бы самому не перейти черту, пока она не станет такой, какой он хотел ее видеть: жаждущей его.

И вдруг она сдалась, изогнувшись словно в агонии, не в состоянии остановить себя, стремясь навстречу его толчкам. Она услышала тихий стон, но не узнала собственного голоса. Внезапно она почувствовала, как содрогается его тело. Все кончилось, а она лежала опустошенная, с неугасимым огнем внутри, сгорая от стыда.

Когда он встал с постели и осторожно прикрыл простыней ее обнаженное тело. Касс открыла, наконец, глаза.

Стив небрежно застегивал халат и на его лице была усмешка.

— Надеюсь, супружеские обязанности выполнены мною компетентно? Как ты и хотела, Кэсс, тебе ничего не пришлось делать. — С этими словами он ушел к себе в спальню.

Никогда в жизни Кэсс не чувствовала себя такой несчастной. Ненавистные, унизительные воспоминания не давали ей покоя, и она поднялась до рассвета, решив зайти к доктору Джону Элснеру. Окружной врач был защитником бедных, и она, материально поддерживая маленькую больницу, стала его другом. Но то, что она собиралась с ним обсудить, выходило за рамки даже самой близкой дружбы.

«Он — доктор, а мне нужна информация медицинского характера», — уговаривала себя Касс. Увидев в зеркале темные круги под глазами и свое изможденное лицо, она поняла, что все будет не так просто, как ей бы хотелось.

Пока она ждала, когда доктор закончит утренний обход, и мысленно повторяла заготовленную речь, решимость ее быстро улетучивалась. Но вот, наконец, появился маленький, худой человек с седеющими волосами и радостной улыбкой.

— Какой сюрприз, Кассандра, — произнес он с легким немецким акцентом. — Вы ждете меня в такую рань, уж не больны ли вы?

Кэсс улыбнулась в ответ. Джон Элснер был единственным человеком в Колорадо, который мог называть ее Кассандрой, не вызывая у нее раздражения.

— Я не больна, Джон. То есть… не совсем… Вы знаете, я вчера вышла замуж… — Она взглянула на его удивленное лицо.

— Поздравления принимаются? — кротко спросил он.

Кэсс вздохнула, — Вам известны условия завещания моего отца? — Вопрос был риторическим, поскольку два года назад во всех газетах обсуждались сведения, полученные от адвоката Смита.

— Поэтому я и спрашиваю. Ведь вы вышли замуж не по любви, а ради дела?

Она кивнула, успокоенная его тактом и пониманием.

— Я проиграла судебное сражение, Джон. Теперь брак со Стивом Лорингом и ребенок от него — единственный способ удержать Клейтон Фрейтинг.

— Где же вы познакомились с этим Стивом Лорингом? Он не из Денвера? — У нее, очевидно, большие проблемы, чем он мог предположить.

— Нет, нет… он с Востока. О, Джон, это деловое соглашение, и я должна забеременеть… осталось несколько месяцев! — Лицо ее пылало, она встала и принялась ходить по комнате.

Джон Элснер тоже чувствовал себя крайне неловко. Приняв профсссиональнейшее выражение лица, он посмотрел на обезумевшую молодую женщину. Она всегда была бунтаркой, пренебрегающей условностами, но доктора нравились доброта ее сердца, щедрость и великодушие к менее удачливым. Когда Руфус Клейтон называл его «никудышным евреем, нянчившимся с ленивым отребьем», дочь Клейтона приводила в его кабинет раненых погонщиков и предлагала за их лечение деньги из собственного кармана. Когда у Руфуса случился удар и дело перешло к ней, она стала покровительницей больницы Элснера. Теперь ей самой нужна его помощь.

— Этот новый муж, — осторожно начал он, — вы боитесь, что он не сможет дать вам детей? Кэсс ответила горьким рыданием.

— Не совсем так! Он… может выполнять свои обязанности очень компетентно! Слишком компетентно. — Она вздохнула и сделала над собой усилие, чтобы закончить. — Как я уже сказала, это деловое соглашение. Мы не любим друг друга, фактически мы друг друга ненавидим. Я хочу знать некоторые медицинские факты… о рождении детей.

Он не могла смотреть ему в лицо, поэтому повернулась к книжным полкам и протянула руку к томам в кожаных переплетах.

— Я хочу по возможности меньше иметь с ним дело, но забеременеть как можно быстрее и покончить с фиктивным браком. Вы мне поможете?

Он смущенно кашлянул.

— Ну, есть промежутки времени в месячном цикле, когда женщина более восприимчива, чем в остальные дни. Кассандра, он… Бывают некоторые беспокойства… у разных женщин по-разному… Но после первой ночи их больше не будет.

Касс вспомнила голос Стива, когда он объяснял, как нужно готовиться, чтобы ей не было больно. Ее лицо вспыхнуло, а все внутри сжалось от унижения. Она ни за что бы не призналась, какое страстное желание вызывают в ней прикосновения мужа!

— Меня не беспокоит дискомфорт, Джон. Было не так уж плохо. Просто… я хочу покончить с этим. — Она замолчала, а потом умоляюще посмотрела на него.

— Вы образованная и начитанная молодая женщина, Кассандра. Это я знаю. Но я дам вам некоторые медицинские книги, которые вы не читали раньше. Может, вы найдете их… поучительными, а?

Отбирая для нее тонкие брошюрки, он вспоминал ее напряженное лицо, ее мучительные ответы. За грубой деловой внешностью скрывалась сердечная и сострадающая другим женщина. Неужели она, как большинство женщин, стыдилась, когда испытывала наслаждение при половом акте, и боялась показать это своему мужу? Чем больше он думал о гордой, одинокой женщине, тем вероятней казалась ему эта мысль. Если бы он нашел сейчас тот новый учебник и несколько редких старых книг…

Касс захлопнула книгу, бросила ее на стол, но потом посмотрела, не повредила ли переплет. Без сомнения, это была ценная и очень дорогая вещь. Однако, проведя весь день в кабинете за чтением, она пришла в такую ярость, что захотела уничтожить что-нибудь, нет, кого-нибудь! Стива Террела Лоринга!

Он нарочно сделал это, унизил, довел до лихорадочного желания, не дав того наслаждения, какое получил сам. Конечно, книги недостаточно объясняли, что такое оргазм, но все же она поняла, что страдания прошлой ночью ей причинили умышленно. И он может делать это каждый раз, когда ложится с ней в постель! Будь он проклят!

— Он хочет отомстить за то, что его заставили жениться на мне. Она отталкивала от себя воспоминания о своих жестких словах, о своих попытках остановить его ласки в самый пик страсти, помня только свое разочарование и унижение, которые она испытала, когда он оставил ее.

— Отправляйся к дьяволу, Руфус Клейтон, если ты уже не жаришься! Это все из-за тебя.

Она взяла книгу по мужской физиологии. Список Джона оказался основательным. Она должна найти способ выполнить условия завещания и покарать мужа. Ей принесли поднос с обедом. Она поела, не прерывая чтения и приказав Вере обслужить мистера Лоринга в столовой. К вечеру у нее в голове начал формироваться план.


Стив сел за стол, мрачно разглядывая толстый бифштекс на тарелке. Небрежно потыкав в него, он съел небольшой кусок и даже не почувствовал вкуса прекрасной жирной говядины. Боже, ей так тошно видеть его, что она даже не села с ним за один стол, и он не мог порицать ее. Отхлебнув красного вина, он продолжал самобичевание; «Каким же ублюдком я стал».

Его заставили жениться под угрозой виселицы, но потом он обнаружил, что привязался к своей невесте, и, значит, еще не растерял своих хороших качеств в бессмысленной жестокости войны, хотя она изменила его, превратила в человека, главным для которого стала кровная месть. Неужели ему так понравилось убивать, что он превратил трагедию Хендерсона в оправдание собственной тайной войны? А теперь даже начал войну против женщины — собственной жены.

Он вспомнил Касс, скорчившуюся на кровати от стыда и боли, когда он грубо накрыл ее простыней. Он никогда не мог представить себе, что способен так унизить женщину.

Стив пытался оправдать себя. Она — деспотичная, бессердечная женщина, которая шантажом заставила его жениться, а потом отвергла его попытки быть с ней нежным. Но ведь она была и напуганной невинной девушкой, имевшей много причин бояться того, что он мог сделать с ней.

Он с отвращением отодвинул тарелку и встал. Вино и бренди совсем затуманили ему голову. Уверенный, что она не захочет повторения прошлой ночи, он решил сразу лечь спать. Завтра он попытается поговорить с ней, они не должны жить так, как начали.

Кэсс услышала на лестнице его нетвердые шаги и сразу заперла дверь, соединяющую их комнаты, хотя поняла, что он слишком пьян, чтобы беспокоить ее этой ночью. Она вздохнула с облегчением.

Вечером заходил Крис Альдерс с неприятными новостями. В Шайенне генерал Пальмер обсуждал с Юньен Пасифик Рейлроуд строительство последних участков пути Канзас — Тихий океан, который, как ожидалось, дойдет до Денвера через несколько недель. Беннет Эймз тоже отправился в Шайенн, чтобы встретиться с генералом и предложить ему обеспечение бригад.

Кэсс знала, насколько выгоден такой контракт — это тысячи тонн продуктов, оборудования и взрывчатки, не говоря уже о прибыли от доставки виски для салунов, которые появились вдоль железной дороги по всему Западу. Если слухи о поддержке Пальмера англичанами верны, то он собирался построить узкоколейку до Скалистых Гор и к югу до Мексики. Она поклялась получить этот контракт и убрать Беннета Эймза со своей дороги раз и навсегда.

Конечно, придется отложить общение со Стивом Лорингом до ее возвращения. Она написала записку Кайлу и поручила одному из слуг доставить ему в отель.


— Итак, я должен оставаться в Денвере и вести себя как следует, пока моя жена промышляет в Шайенне, — констатировал Стив.

Техасец усмехнулся.

— Мне кажется, это безопаснее, чем объезжать мулов на ранчо.

— Теперь, когда я официально женат на вашей хозяйке, — проворчал Стив, не обращая внимания на колкость Кайла, — сколько мне придется бездельничать, Ханникат?

— У нас есть объявления по розыску с твоим портретом, но мне, конечно, не хотелось бы отдавать их начальнику окружной полиции.

— Я не сбегу. Кайл, буду благоразумным. Но мне нужна работа, что-нибудь, чтобы занять время. Ты говорил, у Кэсс есть большая контора в городе. Кто занимается бумажной работой, пока она ездит с погонщиками или охотится за контрактами?

— Клерк по имени Саттлер. — Кайл почесал затылок. — Ты образованный парень и все такое, может, ты и смог бы заняться этим, я не знаю.

Войдя в контору, Стив увидел за большим столом лысого мужчину. На ручке кресла стоял стакан теплого пива, а голова сидящего склонилась набок под причудливым углом. Если бы не громкий храп, Стив принял бы его за труп со сломанной шеей.

— Вы Саттлер?

— А вы кто такой? — зло спросил мужчина, протирая глаза.

— Я ваш новый хозяин.

— Я работаю на Клейтон Фрейтинг, — ответил Саттлер, презрительно оглядывая Стива с головы до ног.

— Вчера компания Клейтон Фрейтинг стала Лоринг Фрейтинг. Позвольте представиться: Стив Лоринг, муж Кэсс.

Лысый быстро встал и мельком взглянул на Кайла Ханниката, небрежно прислонившегося к входной двери.

— Он правильно говорит. Генри.

— Э, чем могу быть полезен, мистер Лоринг? — Саттлер опустился в кресло и начал складывать бумаги в кучки.

— Возьмите веник и подметите контору, пока я просмотрю почту. Позже у меня, может, будет для вас несколько поручений.

В этот день Стив многое узнал. Он разобрал почту и был изумлен объемом и разнообразием товаров, которыми занималась фирма. Одно письмо начиналось так: «Сэр, я посылаю вам орган. Это для моей „жены Клорннды, которая очень любит музыку. Она приедет в Денвер на Рождество и заберет его. Благодарим вас. Дж.Уоттс.“ На письме стоял адрес далекого рудника в горах.

— Нужно посмотреть, прибудет ли орган, а потом дождаться счастливой парочки, — пробормотал Стив, кладя письмо в папку «Передача имущества».

Касс содержала конторские книги в порядке, следила, чтобы платежные ведомости и счета были оплачены, но переписка велась из рук вон плохо. Кажется, в последние два года хозяйка проводила все больше времени в поездках и меньше уделяла внимания бумажной работе.

А Генри Саттлер был никудышным служащим. Стив решил уволить его и попросил Кайла приглядеть подходящего молодого человека. Пока Генри предпринимал жалкую попытку навести в конторе порядок, Стив с Кайлом прошлись до телеграфа. Сказав, что ему нужно послать телеграмму по поводу фрахтовочного заказа, Стив телеграфировал Уиллу Пальмеру о своем местонахождении и некоторых других фактах, относящихся к делу.

— Есть время зайти в магазин Клайна? — спросил он дожидавшегося на улице Ханниката. Тот угрюмо кивнул.

— Идти с тобой не слишком весело. Ты делаешь шаг, а мне нужно скакать три раза.

— Ты мог бы мне поверить. Вы с моей женой доходчиво объяснили мне, что со мной случится, если я сбегу от своих супружеских обязанностей.

— Считаю, твоя мама вырастила неглупого сына. Ты останешься в Денвере и будешь держаться подальше от неприятностей, пока не вернется Кэсс.

— Не беспокойся, — ответил ему вслед Стив. — Я буду остерегаться мулов! По крайней мере, пока не вернется моя жена.

На следующее утро перед фрахтовочной конторой собралась толпа, глазеющая на то, как двое мужчин поднимают новую вывеску: «Лоринг Фрейтинг, Лимитед».

Старую бесцеремонно выбросили на задний двор и разбили на дрова.

Стив кивнул зевакам и направился в контору. Как обычно, Саттлер опаздывал. Ему, действительно, нужно найти замену. Когда Стив покончил с горой корреспонденции, в комнату вошел опрятный бородатый человек с высоким лбом.

— Доброе утро, мистер Лоринг. Я — Уильям Н.Байерз, редактор «Роки Маунтин Ньюз». Как я понимаю, вы теперь новый хозяин империи Руфуса Клейтона.

Стив поднял брови.

— А я думал, что это империя Кэсс Клейтон, во всяком случае, пока я не женился на ней.

— Да, конечно. Очевидно, Руфус Клейтон чувствовал, что женщине не по силам вести дело такого размера. Поэтому он и поставил такие условия в своем завещании.

«Клейтон был напыщенным болваном», — с раздражением подумал Стив, проникшись сочувствием к Кэсс.

— Похоже, ее отец составил свое завещание, чтобы досадить ей за то, что она родилась женщиной, мистер Байерз.

— Я не хотел обидеть вашу жену, мистер Лоринг. Она проделала работу, достойную похвалы, хотя попала под влияние некоторых вредных элементов в нашем благопристойном городе.

— Каких, например? — спросил Стив, приглашая Байерза сесть. Этот человек мог стать прекрасным источником ценной информации.

— Например, Блэки Драго, хозяина салуна «Ведро Крови», — сказал редактор с гримасой отвращения.

— О, да, я нашел вчера счет на огромную партию виски для его салуна. Боюсь, он хороший заказчик, мистер Байерз.

— Вы случайно не демократ, сэр? — спросил тот, словно интересуясь, нет ли у Стива венерической болезни.

— Нет, я республиканец, мистер Байерз, был в Федеральной армии, сэр.

Лицо редактора расплылось в улыбке.

— Рад слышать! Руфус Клейтон разделял ваши взгляды, но мать вашей жены была южанкой, мятежно-романтическая Кассандра стала следовать ее не правильным принципам.

Стив подавил усмешку, подумав, что невозможно представить Кэсс романтической девушкой.

— Надеюсь, вы понимаете, что кроме фрахта, я должен заниматься и торговлей виски. Если я откажу мистеру Драго, у Беннета Эймза и других конкурентов не возникнет сожалений по этому поводу.

— По крайней мере, это не будет в руках молодой женщины. Вы знаете, что она вошла в это гнусное заведение, чтобы вытащить на работу своих пьяных погонщиков? Иметь дело с такими людьми — неприемлемо для леди. Они редко бывают трезвыми.

— Никогда не касайтесь этой дряни, мистер Байерс, — благочестиво поддержал Стив. — Теперь, правда, я должен избавить Кассандру от этого, и мне самому придется изредка посещать один-два салуна, чтобы посмотреть, не грабят ли нас эти головорезы.

— Вполне понятно, мистер Лоринг, вполне понятно. А теперь можно мне задать вам несколько , вопросов для нашей страницы светской жизни? Ваша женитьбы была столь неожиданной, все в городе интересуются подробностями.

Стив кратко изложил выдуманную им с Кэсс историю, а потом снова повернул разговор на интересующую его самого тему.

После часовой беседы он получил массу информации, которая могла оказаться полезной для него, хотя Уильям Н.Байерз вряд ли узнал много о муже Кэсс.

Вечером, после очередного обеда в одиночестве, Стив зашел в салун «Ведро Крови». Дом казался пустым без Кэсс. Странно, как быстро он привык к ее враждебности. Никогда раньше он не встречал женщины загадочной и вызывающей одновременно.

Салун был огромным, вульгарным и шумным, с перекошенным зеркалом во всю длину бара, двумя фортепьяно, издающими почти стройные звуки, и полированным дубовым полом.

Мужчины у бара выглядели грубыми и угрюмыми, у многих были длинные кнуты для быков или хлысты, и фактически все имели при себе целый арсенал ножей, пистолетов и ружей. Даже некоторые «женщины с улицы», одетые в атлас, не гнушались небольших, но смертоносных кинжалов или стилетов.

Он прошел к инкрустированному бару и заказал пиво.

— Смотри-ка, — раздался голос у него за спиной. — Неужто это тот самый щеголь, что женился на погонщице, поедающей мужчин. Дочери старика Руфуса Клейтона. Небось, она, наверно, берет в постель свой хлыст? Может, тебе это нравится, а?

Говорящим оказался человек-гора с кудрявой черной бородой и близко посаженными дикими глазами. На нем была шерстяная рубаха в клетку и хлопчатобумажные штаны погонщика, а длинная рукоятка его хлыста говорила о том, что он погонщик буйволов.

— Вы вдвое глупее буйволов, которых погоняете, и, к тому же очень противны, — добродушно произнес Стив. — Работаете на моего уважаемого конкурента Беннета Эймза, не так ли? От вас так же воняет. Или это бычье дерьмо?

Стив успел увернуться от удара в голову и тут же двинул нападавшего тяжелой пивной кружкой. Но это лишь оглушило бородатого гиганта, он устоял на ногах, тряся головой и заметно трезвея.

— Я сделаю тебе новое лицо, сосунок! — Он снова пошел на противника. Каждый раз, избегая нового удара, Стив изо всей силы молотил огромного, но медлительного погонщика, однако ничто, казалось, не могло остановить этого взбесившегося буйвола.

Тогда Стив выхватил у кого-то полную бутылку виски, со всего размаха ударил гиганта ногой по колену, и, когда тот, закричав от боли, опустился на пол, разбил бутылку об его голову. Погонщик упал, обливаясь кровью.

— А теперь еще пива, пожалуйста, — сказал Лоринг бармену. — За бутылку виски возьмите с него, — добавил он, показывая на потерявшего сознание гиганта.

— Обе за счет фирмы, — раздался за его спиной равнодушный голос.

Стив повернулся. Должно быть, это был Блэки Драго. Невысокий, подвижный, с копной кудрявых черных волос и напомаженными усами, в парчовом жилете, который смягчал строгость его простого черного костюма. На его пальцах и в булавке для галстука сверкали бриллианты.

Стив поднял стакан.

— Очень обязан, мистер Драго. Меня зовут Стив Лоринг.

— Значит, вы тот самый человек, который женился на Кэсс. Пойдемте со мной, — сказал он, направляясь в конец заполненной людьми комнаты. — Я угощу вас кое-чем получше пива.

— Тогда это должно остаться между нами. Сегодня утром я заверил Билла Байерса, что не употребляю спиртных напитков.

— Поговорим в моем кабинете, — засмеялся Драго. Он повел Стива на второй этаж, толкнул тяжелую ореховую дверь, и едва она за ними закрылась, шум, доносившийся снизу, сразу как отрезало. Женщина с крашеными хной волосами и пышной грудью, выпиравшей из тугого корсета, встала, предоставив Стиву возможность разглядеть ее прелести.

— Джуни, принеси нам лучшее ирландское виски, а потом оставь нас одних, — прервал их взаимный осмотр Драго.

— Вам она нравится?

— Нет. У меня достаточно неприятностей с одной рыжей.

Драго снова засмеялся.

— Рад слышать! Я имею в виду не неприятности, а то, что вы сделали правильный выбор. Мне всегда было любопытно, какой мужчина получит Касс.

Стив взял у Джуни хрустальный стакан и понюхал виски.

— Не стану утверждать, что уже получил ее, — сказал он, сделав пробный глоток.

— Приручить ее нелегко, — ответил Драго, изучающе глядя на Лоринга. — Но мне кажется, вы именно тот человек. Конечно, в округе нашлось бы несколько парней, которые сбили бы с нее спесь, как это сделал старый Руфус с Эйлин.

Стив отметил какую-то тоскливую печаль в его голосе, когда он произнес «Эйлин».

— Вы любили мать Кэсс? Драго кивнул.

— На расстоянии. Когда мы встретились, она уже была замужем за Клейтоном. Эйлин — настоящая леди.

— Тогда единственное сходство между ней и Кэсс — это их политические взгляды, уверяю вас!

— Да, Кэсс не подарок, но ей всегда было тяжело, Лоринг. Руфус Клейтон был настоящим ублюдком и тираном.

— Я это уже слышал, однако вы с ним сотрудничали, не так ли?

— Лучше с ним, чем с Эймзом, — ответил с омерзением Драго. — По крайней мере, он не разбавлял виски водой и не обсчитывал меня. Около шести лет назад он разволновался и получил удар. Я назвал это чистой подлостью, ведь Кэсс было только семнадцать, и ей пришлось ваять все дела на себя. И она прекрасно справилась. Лучше него самого.

Стив посмотрел на хозяина и спокойно спросил:

— Вы знаете об условиях завещания?

— В Денвере об этом знают все. Интересно, почему именно вас она выбрала в мужья? Не за приятное же лицо.

Стив пожал плечами.

— Скажем, я просто удобен. Я не позволю ей самоуправствовать, но и не стану добиваться ее подчинения. Поскольку этот факт мы обсудили, я бы хотел узнать кое-что от вас. Вы — лучший из клиентов Кэсс и, кроме того, человек, которому известно обо всем происходящем в Денвере. Что вы знаете о Беннете Эймзе?

— Уже пострадали от него, а?

— Я просматривал записи за последние дни, и у меня сложилось впечатление, что по большей части в бизнесе они с Кэсс не уступают друг другу.

Был также разговор о саботаже на дорогах, сломанных повозках и украденном скоте.

— И как новый хозяин Лоринг Фрейтинг Лимитед вы бы хотели сейчас защитить тыл, не так ли? Стив засмеялся.

— И свой, и Кэсс, и ваш, Блэки. Похоже, Эймз всегда знает, когда она ищет новый контракт или перевозит ценный груз. Я уволил Саттлера.

Драго согласно кивнул.

— Я уже говорил Кэсс, что он никудышный работник и, может, даже подкуплен Эймзом. Но ее свирепый нрав скрывает нежное сердце.

— Я тревожусь не напрасно, — сухо ответил Стив. — У Касс антипатия к властям. Если бы вы видели документы, которые накапливаются, когда она уезжает! Даже если Саттлер и не работает на Эймза, его лень наносит ущерб делу. Мне нужен клерк, которому я мог бы доверять, умный, ловкий, умеющий хорошо считать и писать четким, разборчивым почерком.

— Вы бы хотели иметь своего человека в противовес Кайлу Ханннкату? — спросил Блэки, — Кайл — хороший человек, думаю, довольно скоро он будет на моей стороне. Но клерка из него не получится.

Усмехнувшись, Блэки сказал:

— Хорошо бы, если бы вам удалось склонить его на свою сторону, хвастун. Что же касается клерка, то, мне кажется, у вдовы Уилкиз есть нужный вам парень, зовут Осси, он всегда голосует за кандидатов Демократической партии.

Драго залпом осушил свой стакан, Стив последовал его примеру, и Блэки тут же налил по новой. — А Беннет Эймз…

Глава 7

Касс приехала из Шайенна перемазанная сажей и уставшая. Несмотря на прогресс, который принесли поезда, они оставались громоздкими, грязными и шумными. Однако они все же были быстрыми и большими: в одном вагоне можно перевезти в три раза больше грузов, чем в повозке. Кроме того, поезда были относительно безопасными. Если пассажиры дилижансов рисковали своей жизнью и здоровьем при езде в неустойчивых, постоянно кренящихся экипажах, то пассажиры поездов могли опасаться только сажи и тесноты. И все же Кэсс предпочитала пыль, поднятую лошадьми и мулами, копоти из труб паровоза.

— Устала, Кэсс? — заботливо спросил Крис, идя рядом с ней по платформе. Он знал, что ее тяготила не столько утомительная поездка, сколько неудача в Шайенне.

— Мне бы сейчас только горячую ванну, Крис. Но сначала я заеду в контору, посмотрю, как идут дела, — ответила она, ища глазами свой экипаж и кучера.

Если Крису и показалось, что она боится ехать домой, то он не подал виду.

— Я послал Вере телеграмму, что мы приедем поездом в двенадцать пятнадцать, Кэсс.

Заметив свою коляску, она, повернувшись к Крису, сказала:

— Лучше заберите мой багаж и отвезите его домой, а я прогуляюсь пешком до конторы. Мне нужно подумать.

Она медленно шла по шумным улицам, механически кивая знакомым, пока ее взгляд не наткнулся на Селину Эймз в нарядном шелковом платье, рядом с которым дорожный костюм Кэсс выглядел как дерюга отшельника. Шляпка с перьями была небрежно приколота к блестящим черным волосам. Приглаживая свои роскошные кудри, Селина изучала запачканную Кэсс.

— Я слышала, вы уезжали из города но делам.

Беннет тоже. Может, вы видели его в Шайенне? — Ее темные глаза странно вспыхивали, словно она знала какой-то секрет, неизвестный Кэсс. Кэсс холодно кивнула.

— Да, мы оба встречались с генералом Пальмером, но не получили контракта, Селина. Твоего брата не было в этом поезде, и я не видела его с тех пор, как мы уехали из Шайенна.

— Не важно. Я увижу его сегодня вечером. Мне просто хотелось поздравить вас с замужеством. Стивен Лоринг — просто находка.

Ее тон, взгляд, не отрывающийся от помятой одежды Кэсс, яснее слов говорил о том, что Кэсс совсем недостойна иметь такого мужчину как Лоринг.

— Да, мы познакомились в Чикаго. Вам следовало бы проехаться на восток, Селина. Кто знает? Может, вы тоже найдете мужа… если подальше отъедете, — мило добавила Касс.

Селина заставила себя улыбнуться.

— Ну, мне вообще не нужно никуда ездить. У меня есть поклонники и в Денвере к тому же, мое положение не столь безвыходное, чтобы торопиться замуж, — ответила она, делая ударение на каждом слове. — Беннет так хорошо обо мне заботится, что я могу спокойно выбирать.

У Кэсс просто руки зачесались.

— А я выбрала Стива, и, как вы правильно заметили, он — настоящая находка. Ни один мужчина в Денвере не может с ним сравниться, поэтому я отвергла их всех до одного. Теперь извините, мне нужно идти.

— Вас ждут сюрпризы, миссис Лоринг, — злорадно кивнула Селина.

Отделавшись от этой мегеры, Кэсс быстро пошла в сторону конторы, повернула на Шерри Стрит и вдруг застыла на месте.

Когда грохнула входная дверь, Стив выглянул из-за перегородки, а Осей, обслуживающий клиентов, испуганно заулыбался. Даже без хлыста Кэсс выглядела грозной и очень злой. Посетители расступились, как морские волны под килем корабля.

— С приездом, Кэсс, — невозмутимо приветствовал ее Стив, ожидая, что будет дальше. Он сидел в кресле с сигарой в зубах, а вокруг него лежали на столе аккуратные стопки счетов и бухгалтерские книги.

— Кто, черт подери, позволил вам повесить эту вывеску? — тихо, но яростно спросила она.

Посетители смотрели то на хозяйку, то на ее мужа: одни с усмешкой, другие с беспокойством, но почти все с алчным ожиданием неминуемого скандала.

Стив спокойно положил сигару в чистую пепельницу и отодвинул бумаги.

— Мне не требуется никакого разрешения. Разве вы забыли, что я — хозяин фирмы миссис Лоринг? — спросил он, подчеркивая ее имя.

— Это не относится к нашей сделке, и вам это прекрасно известно! — воскликнула она.

Он медленно встал, заставив ее глядеть на него снизу вверх.

— Вы, действительно, хотите обсудить нашу. — .э… сделку в присутствии свидетелей, Кэсс? Почему бы нам не пройти в кладовую? — Не дожидаясь согласия, он железной хваткой взял ее за локоть. — Осей, просмотри те заказы, а потом закончи с корреспонденцией.

Кэсс выдернула руку, но быстро направилась к дальней комнате, чтобы по злости не выпалить чего-нибудь опрометчивого, например, что она не будет сожалеть, если увидит Стивена Террела Лоринга на виселице.

Когда тяжелая дверь закрылась за ними, Кэсс набросилась на мужа.

— Как вы посмели покушаться на мой бизнес?! Кто этот парень в конторе? Где Генри?

Стив улыбнулся и поднял руки в знак капитуляции.

— На какой вопрос мне отвечать сначала? Успокойся, Кэсси.

Он шагнул к ней, и она отступила, боясь его прикосновения.

— Успокойся! Вас повесят, если так будет продолжаться. Основное условие нашего соглашения, что я сохраняю контроль над фирмой…

— Так и будет. Но по завещанию Руфуса ты должна передать управление своему мужу. А какой вывод сделают Сэрстон Смит или Беннет Эймз, если в названии фирмы не будет моего имени, об этом ты подумала? Что касается Генри, то его сменил Осей Уилкиз. Он превосходный клерк, хорошо считает, пишет разборчивым почерком, работает за двоих, а не так, как ленивое ничтожество Генри, которого ты наняла. Я — только твой управляющий. Касс, а настоящим хозяином остаешься ты.

— В таком случае, почему вы сначала не посоветовались со мной?

— Потому что ты бы отказалась, — сухо ответил он. — Ты держишься за власть, Касс, и это стоит тебе больших усилий. Ты подумала, как пойдут дела, когда ты забеременеешь? Беременные женщины не могут трястись на повозках. Тебе потребуется покой и после рождения ребенка.

Он увидел ее побелевшее лицо и крепко взял ее за плечи.

— Ты сама впутала меня в это, Кэсс. Забудь о своем отце, перестань бояться мужчин, если у тебя не будет сына, ты потеряешь все.

— Не угрожайте мне, Стив Лоринг! Он держал ее условиями завещания, а не силой своих рук, и она сбросила их, и выдержала его пристальный взгляд.

— Вы ничего не знаете о моем отце.

— Зато я знаю, что придуманная им для тебя пародия на женитьбу заставляет тебя повторять его ошибки. — Он заметил ее подозрительный взгляд. — Вчера у меня был долгий разговор с Блэки Драго. Я изучаю правила игры. Касс, мне приходится это делать, если я собираюсь выполнить наше «соглашение».

— Не могу поверить, что Блэки беседовал с вами!

— Более того, мы подружились и даже напились, но наша беседа того стоила. Он порекомендовал мне Осей. Парень — работяга, Кэсс. Дай ему попробовать.

Казалось, она на минуту расслабилась, потом глубоко вздохнула, дерзко подняв подбородок.

— Этот-раунд за вами, Стив. Занимайтесь бумажной работой, мальчика я оставлю, но впредь любые изменения оговаривайте со мной.

Кэсс величественно прошла мимо замерших в гробовом молчании клиентов и, холодно улыбнувшись им, покинула контору. Несмотря на грязную, помятую одежду и круги под глазами, она выглядела гордой и полновластной хозяйкой.

Дома се встретила Вера Ли.

— Мистер Крис привез ваши чемоданы. Ванна уже готова — Прекрасно, — ответила Кэсс, направляясь к лестнице. Вдруг ей на глаза попался поднос, заваленный визитными карточками и приглашениями, — зрелище для Кэсс весьма необычное, поскольку се общение с людьми редко выходило за рамки обычной болтовни у костра с погонщиками. Даже когда были живы ее родители, она ненавидела вечеринки и танцы.

Она быстро просмотрела карточки. Приглашение Седины Эймз на чай в пятницу она пренебрежительно выбросила в мусорную корзину. Увидев имена самых известных жителей города, Кэсс вдруг поняла, что статус замужней женщины снова переместил ее в верхние слои общества. Она улыбнулась: может, представится случай надеть свои лучшие платья и заставить Стива ухаживать за ней, в конце концов это неплохая идея. Прочитав книги доктора Элснера, она решила помучить его, составила точный график, когда ему нужно приходить к ней, а в остальные дни отказывать ему.

Может, ей даже удастся заставить его ревновать. Она чувствовала, что Стив хотел ее. Только бы это не сработало против нес!

— Вера, а что, если я устрою бал? Мы отметим мое замужество и представим Стива денверскому обществу.

— Тогда я начну составлять меню. Мистер Лоринг будет очень доволен, я уверена. Он уже познакомился со многими вашими друзьями.

— Какими друзьями, Вера? — нахмурилась Кэсс.

Та невинно пожала плечами.

— Вы видели карточки… Эймзы, адвокат Смит, Дортоны, миссис Джеад, Байерзы…

— Байерзы? — недоверчиво спросила Кэсс. — Но ведь его жена — активистка кампании против пьянства, а его газета всегда ругала фрахтовщиков, которые поставляют вино в салуны.

Вера подавила улыбку и серьезно ответила:

— Они с мистером Лорингом завтракали у нас вчера. Конечно, мистер Лоринг велел мне спрятать спиртные налитки в кладовую и вместо вина подать лимонад.

Кэсс едва притронулась к изысканным блюдам, приготовленным Верой, а Стив ел с обычным удовольствием.

Отодвинув тарелку, он вопросительно взглянул на Кэсс. До этого они вели нейтральный разговор о новых заказах на оборудование, о поставке товаров для центрального универмага.

Судя по той непринужденности, с какой Стив упоминал в разговоре ведущих коммерсантов города, он провел неделю с большей пользой, чем она. Казалось, всем он нравился.

— Тебя что-то беспокоит, Кэсси?

— Не называйте меня Кэсси, я это ненавижу, — сказала она, отбросив салфетку. — Я уже читала хвалебную статью мистера Байерза о новом хозяине фрахтовочного бизнеса в Денвере! Побеспокойтесь лучше о том, чтобы он ничего не узнал, иначе качаться вам на виселице, — холодно добавила она.

— А что будете делать вы? Искать нового мужа? Время уходит, Кэсс, — тихо сказал он, не отрывая взгляд от ее груди в вырезе изумрудно-зеленого платья. Она вспыхнула — Что касается нашего брачного соглашения, то это отдельная тема, которую мы обсудим позже, — ответила она с притворным спокойствием. — А сейчас я хочу, чтобы вы усвоили следующее: оставайтесь в тени и дайте мне возможность самой вести дело. Вы затеяли двойную игру, давая интервью газете и общаясь с такими людьми, как Блэки! Если Байерз не наймет людей, чтобы побольше узнать о вашем прошлом, то это сделает Драго, напоив вас!

Он мрачно улыбнулся.

— Итак, вам не нравится вкус вашего собственного лекарства? Кажется, я нашел нескольких друзей. Ты права в одном, Кэсс. Мужчине легче жить в мужском мире, а Денвер — город для мужчин. Скажи мне прямо, как ты собиралась поступить со мной? Засунуть меня в карман Кайла Ханниката, как носовой платок, и вытаскивать, когда я потребуюсь для «обслуживания»? — Его улыбка исчезла.

Стив потерял самообладание, и это помогло Кэсс сдержать гнев.

— И если уж вы вспомнили об «обслуживании», — язвительно начала она, — то давайте обсудим график, который поможет нам быстрее покончить с этой пародией на брак.

Вот сейчас она задела его за живое!

— Что вы имеете в виду под словом «график»? — спросил он, словно щелкнул хлыстом.

— Только то, что я сказала. Мой Друг доктор Элснер дал мне кое-какие книги по физиологии. Надеюсь, вы еще с ним не знакомы? — невинно осведомилась она. — Оказывается, у женщин есть определенные дни в середине месячного цикла, которые благоприятны для зачатия.

«Пока все хорошо», — подумала она. Нервы не подвели ее. Увидев, как дернулась у него щека, она еще больше приободрилась.

— Поэтому в ближайшие две недели ваши услуги бесполезны, — презрительно добавила она и встала, с удовлетворением заметив, что он забыл отодвинуть ей стул.

Стив смотрел на нес так, будто впервые видел ее.

— Вы сказали, в середине месячного цикла? Но, дорогая моя жена, какое отношение это имеет к вам?

Он вдруг крепко схватил се за руку и опрокинул к себе на колени.

Ошеломленная Кэсс раскрыла рот, чтобы закричать, но муж не дал ей такой возможности. Его поцелуй был требовательно грубым, как наказание за отказ, а язык уже ласкал ее горячий рот. Против своей воли Кэсс вдруг ответила на его страстные объятия, прижалась к его груди, и все ее страхи растворились в безумии бесконечного поцелуя.

Стив слышал стук ее сердца, ощущал сквозь тонкий шелк твердость ее сосков.

Она хотела его, ее тело думало за нее! Если он сейчас же не возьмет себя в руки, то овладеет ею прямо на ковре столовой. Но когда руки Кэсс обвили его шею, он не смог оторваться от се губ, и она ответила ему каким-то всхлипыванием, прижавшись к нему всем телом.

Он резко встал, медленно высвободился из ее объятий и сразу метнулся за спинку тяжелого стула, пока она не успела заметить видимого доказательства, что он хотел се.

Кэсс еще не пришла в себя, а он уже направился к двери.

— Позовите меня, когда почувствуете, что вам необходимы мои услуги.

— На следующей неделе… — услышал Стив ее напряженный голос. Потом она справилась с собой. — На следующей неделе мне потребуются ваши услуги. Но другого рода. Я устраиваю бал в честь нашей женитьбы. Поскольку вы уже знакомы с большинством приглашенных, надеюсь, вы получите большее удовольствие, чем от ваших супружеских обязанностей.

Неделя перед балом стала для Кэсс и Стива сплошным мучением, никто из них не рискнул войти за оборонительные сооружения, с такой гордостью воздвигнутые ими после пагубной стычки.

После дня, проведенного в конторе, Кэсс с облегчением покинула владение мужа, где теперь царил образцовый порядок. Ей нужно было только принимать решения, а все остальное делал молодой клерк Осей.

Кэсс и Кайл побывали на нескольких аукционах скота, Стив тоже захотел принять в них участие. Хотя он держался на расстоянии, пока она осматривала мулов и буйволов, Кэсс знала, что муж старательно накапливает знания по ведению фрахтовочного бизнеса. Куда бы они ни шли, им везде улыбались, поздравляли. Улыбаясь в ответ, Кэсс считала дни, оставшиеся до бала. Каждый вечер они со Стивом обедали в гробовом молчании, лишь изредка обмениваясь деловыми замечаниями. Каждую ночь они уходили в свои спальни и в изнеможении падали на кровать.

Когда, наконец, настал долгожданный день, Кэсс осталась дома, чтобы проследить за последними приготовлениями. Она, нервничая, давала указания двум хорошеньким девушкам-ирландкам, которых наняла Вера. На этот вечер была нанята дюжина других мужчин и женщин в качестве лакеев, служанок, помощников повара и привратников.

— Ваше платье погладить? Я сейчас буду наливать горячую воду для вашей ванны, миссис, это правильно? — спросила Кейт, устало проведя рукой по вьющимся белокурым волосам.

— Прекрасно, Кейт. Но сначала, пожалуйста, присмотри, чтобы Пэгги помогла Вере на кухне.

Касс нравилась тихая, работящая Кейт, а хорошенькая, веселая Пэгги была довольно дерзкой, особенно по отношению к Стиву, на которого смотрела коровьим взглядом всякий раз, когда он входил в комнату.

Коридоры городского дома Лорингов заполняли огромные вазы со свежими горными цветами. Столовая ошеломляла обилием изысканных блюд, свежих овощей и превосходных фруктовых компотов. На столе, уставленном хрустальными бокалами, искрилось шампанское. Для противников алкоголя сварили цитрусовый пунш, а для тех, кто предпочитал более крепкие напитки выставили дорогие заграничные напитки. В гостиной, освобожденной под танцевальный зал, за фортепиано Эйлин сидел молодой музыкант из салуна Блэки и в сопровождении двух скрипачей играл веселую мелодию.

С верхней площадки лестницы Кэсс наблюдала за толпой приглашенных. Никогда еще она не была в таком напряжении, даже на своем первом балу, который Эйлин устроила в день ее пятнадцатилетия.

— Лучше войти в салун к пьяным погонщикам, чем спуститься к этим людям, — ворчала она.

Теплая сильная рука легла на ее обнаженное плечо.

— Разговариваешь сама с собой, Кэсси? — с притворным осуждением спросил Стив.

— Я думала об обыкновенных мулах, — ответила она. — А вы случайно пришли именно в этот момент? Он критически осмотрел ее платье и прическу.

— И, конечно, мы должны предстать перед публикой как счастливые молодожены, не так ли, Кэсс? Позвольте? — Он с поклоном предложил ей руку.

И опять она почувствовала электрический разряд, который возникал, когда они касались Друг Друга. Ел колени ослабели, дрожь пробежала по всему телу. Сжавшись, Кэсс подавила свой страх и ослепительно улыбнулась мужу.

Безупречный темный костюм, белоснежная гофрированная рубашка, подчеркивающая загорелое лицо, элегантная обувь, золотые карманные часы — все говорило о его вкусе и манерах. И Кэсс снова терялась в догадках: почему такой человек оказался в этапной повозке?

— Как выражается Кайл, ты сделала стоящую работу, Кэсс.

Его взгляд, скользнув по украшенным комнатам, опять остановился на жене.

— Вы имеете в виду бал или мою внешность? — поинтересовалась она, чувствуя себя неуютно под гипнотическим взглядом его глаз.

— И то, и другое.

Он коснулся соблазнительно спадавших кружев. Ел волосы, казавшиеся темно-янтарными и прекрасно сочетавшиеся с желтовато-коричневым платьем, были украшены золотыми филигранными гребнями. Несколько нежных локонов упали на плечо, словно приглашая мужчину дотронуться до них. Стив боролся с этим желанием все время, пока они спускались по длинной лестнице, застланной коврами. Внизу их сразу окружила толпа. Вспомнив о дополнении к списку гостей, Стив улыбнулся.

Избавившись от репортеров, они вошли в большую гостиную, где уже кружились пары.

— Потанцуем? — спросил он и, не дожидаясь ответа, вывел ее на середину зала.

Касс почувствовала свежий аромат мыла для бритья, легкий запах табака и спрашивала себя, почему так трудно осуществить задуманный ею совсем не сложный план? Почему его близость лишает ее присутствия духа, туманит ей рассудок? Подняв голову, она была поражена золотой прозрачностью его глаз.

— Я гадал, сколько времени тебе понадобится, чтобы набраться мужества и посмотреть на меня, — сказал он, усмехнувшись. — Ты прекрасна, Кэсси, и знаешь об этом. Наверное, ты оделась так, чтобы соблазнить меня? Если я прав, то тебе это удалось. Атлас и кружева идут тебе больше, чем грязь и хлысты.

— Вы невыносимы и самонадеяны! Ничего такого я не хотела. У нас соглашение, поэтому, будь я даже безобразной, как медуза, вам все равно пришлось бы выполнить условия. Или виселица! — злорадно закончила она.

Он опять усмехнулся, словно она произнесла милую остроту. Он догадывался, что их брак служит объектом для насмешек.

— Как ты жестока. Касс.

Она вдруг застыла, заметив в противоположном конце гостиной Селину Эймз.

— Кто пригласил ее? — спросила она, хотя все уже прекрасно поняла. — Думаю, ее гнусный брат тоже воспользовался моим гостеприимством.

— Нашим гостеприимством, дорогая. Да, их пригласил я. Беннет Эймз — наш самый значительный и крайне опасный конкурент. За ним стоит присматривать, — пробормотал он, разглядывая толпу.

— Очередная мудрость от Блэки Драго?

— Да, мы с Блэки говорили о нем и о том, как себя с ним вести.

— Я уже давно имею дело с Беннетом. А вам, полагаю, интереснее «вести себя» с его сестрой. Селина, по-моему, в вашем вкусе — мягкая, обольстительная, только до поры до времени прячет когти в кружевных перчатках.

Он с показной нежностью прижал палец к ее губам.

— В отличие от моей жены, которая почти всегда держит на виду свой хлыст. Интересно, в какую игру ты будешь играть сегодня вечером, Кэсси?

Она пожала плечами и небрежно отвернулась от него, когда танец закончился. В этот момент к ней подошли Норман Джеад и Эйбл Уайз. Прежде чем Касс успела представить их, стало очевидным, что Стив уже знаком с обоими банкирами. Когда начался новый танец, Норман пригласил ее, она тут же упорхнула с ним.

Она вела опасную игру и сразу поняла это, заметив, каким взглядом проводил ее Стив. Она заставила себя переключить внимание на своего партнера, поддерживать его глупый разговор, улыбаться на его банальные шутки.

— Ну, здравствуйте. Не ожидала найти вас в одиночестве, — пропела Селина, слегка коснувшись руки Стива.

Он вспомнил о се когтях и улыбнулся в ответ.

— Здравствуйте, мисс Эймз. Кажется, моя жена наслаждается вечером. Почему бы и нам не сделать то же самое? — он показал на танцевальную площадку, и Селина тотчас откликнулась на его приглашение.

Пышные прелести черноволосой красавицы с трудом умещались в розовом шелковом платье. Она прижалась к Стиву намного теснее, чем позволяли приличия, и прожурчала:

— У вас очень острые запонки, но я совсем не возражаю, Стив.

У сестры Беннета Эймза была сомнительная репутация, однако, разгадав игру жены, Стив знал, как ему отыграться и кто выйдет победителем.

«Никогда не делай больших ставок, если не можешь позволить себе проигрыша, Кэсси», — невесело подумал он. Стив подавил ревность, которую он почувствовал, глядя на окружавших жену поклонников. Она могла выбрать любого, стоило ей только щелкнуть пальцами, но выбрала незнакомого преступника, которого привез ей наемник. На ком же он женился? И, хуже того, почему он горит желанием обладать ею?

Глядя на Селину, прижавшуюся к груди Стива, Касс злорадно подумала, что ее тело похоже на растаявшее ванильное мороженое. Сестра Эймза вдруг подняла руку и по-хозяйски, словно то был ее муж, поправила Стиву упавшие на лоб волосы. Тот засмеялся и повел ее к открытым дверям в сад.

У Касс внутри все оборвалось. Попросив извинения у Джеада, она поспешила за ними, стараясь найти предлог, чтобы вырвать мужа из когтей Селины и не унизить себя.

Предлог явился в лице генерала Уильяма Джексона Пальмсра. Хорошо сложенный мужчина с проницательными голубыми глазами учтиво улыбнулся Кэсс.

— Генерал Пальмер, счастлива видеть вас на нашем маленьком празднике. Я должна представить вас мужу. Может, нам вместе удастся получить контракт на снабжение вашей железной дороги.

Глаза Пальмсра вспыхнули. Загадочная телеграмма старого друга мало что объясняла ему. А после знакомства с очень деловой Кассандрой Лоринг вопросов стало еще больше. Светская красавица из Лунсвилла, бывшая невеста Стива, очень отличалась от этой женщины, лихо управляющейся с кнутом. Однако в мирное время люди, подобные Кайлу Ханникату, делали бывшего генерала несговорчивым. Так же, как совсем непривлекательная миссис Лоринг.

Но сейчас, в кружевах и атласе, она походила на богиню. Потрясенный генерал начал думать, что Стив, возможно, сделал удачный выбор. Они вышли из переполненного танцевального зала в прохладный сад.

— О, Стив, я бы хотела кос с кем тебя познакомить, — нежно, но достаточно громко окликнула мужа Касс.

В этот момент к ним подошел Беннет Эймз.

— Генерал Пальмер, какое удовольствие видеть вас здесь, сэр. Я искал свою сестру, а миссис Лоринг, как мне показалось, своего мужа.

— Очень удачно, что вы нашли нас вместе, Беннет, — сказал Стив, ведя за собой Селину.

— Да, да, — простодушно согласилась Касс. — Генерал Пальмер, разрешите представить…

Стив дружески похлопал генерала по спине.

— Как ты, черт возьми, Уилл?

Пока Беннет, Селина и Касс изумленно застыли на месте, друзья громко смеялись и трясли друг другу руки.

— Извините скверные манеры моего капитана, миссис Лоринг, — сказал наконец Пальмер. — Понимаете, мы дружим с детства и в армии служили вместе.

— Я попросил Уилла не говорить тебе. Я хотел…

— ., сделать мне сюрприз, — сладким голосом произнесла Кэсс. — Как ты заботлив, дорогой, — проворковала она, беря его за руку и уводя от Селины. — Полагаю, ты упомянул и маленький вопрос о моем… нашем контракте для железной дороги. — Ее голос зазвенел от злости, но она постаралась сохранить самообладание.

— Это скучный мужской разговор, Кэсси, — отозвался Стив, подмигнув Селине. — Если вы с братом извините нас, я кое-что объясню жене и старому другу по оружию.

Прежде чем Беннет и Селина смогли произнести хоть слово, Стив одной рукой обнял генерала за плечи, другой — Кэсс за талию, и они пошли в глубь английского парка, где струился небольшой музыкальный фонтан.

Касс никогда не нравилось пристрастие Руфуса к вычурной мраморной скульптуре, но, усевшись на холодную скамью, она с благодарностью слушала успокаивающее журчание воды. В крайнем случае она всегда сможет утопить несговорчивого мужа в бассейне!

Мужчины вспомнили военные годы, но Стив скоро сказал с притворным упреком:

— Кэсс осуждает эту главу в нашей жизни, Уилл, боюсь, перед тобой сейчас маленький повстанец. Она не одобряет янки.

— Дорогой, ты заблуждаешься, ведь я вышла за тебя замуж. Пожалуйста, не слушайте его, генерал. Война закончилась пять лет назад, а Колорадо она по-настоящему не коснулась.

— Она имеет в виду, что не следует без необходимости касаться неприятных вопросов.

Чувствуя антагонизм супругов, Уилл поспешил перейти на более безопасную тему.

— Как вы сказали, все в прошлом. Я тоже стремлюсь к процветающей жизни в Колорадо. Осенью я женюсь, Стив, на Куин Меллон, она не уступает твоей жене по красоте и грации. Мы с тобой счастливые парни, капитан.

— Мои поздравления, Уилл, очень рад за тебя, — произнес Стив, гадая, не прозвучала ли в его голосе горечь.

— Вы умышленно причинили мне боль, вы — недоумок, сукин сын! — набросилась она на мужа, когда за ними закрылась дверь кабинета.

— Уже поздно, Кэсс. Вечер закончился, гости уехали домой… в постель. И нам пора. Значит, вот в чем заключалась твоя затея: нарядиться и флиртовать с кучей мужчин, чтобы я потерял голову от ревности? Ну, Кэсс, ты умеешь заставить мужчину играть в женские игры, — засмеялся Стив.

— Не передергивайте! Это вы с Пальмером задумали одурачить меня. Вы отправили меня в Шайенн, чтобы потом сообщить мне о вашей дружбе! «Скучный мужской разговор», — передразнила она. — Давайте расставим все точки над «i», Стив! Я принимаю решения по фрахтовке принимаю я, а не вы.

— Но ведь без меня, родная, Уилл не даст тебе контракт, правда?

— Неужели он настолько глуп, что передаст его Беннету Эймзу!

— Да, если я попрошу его, — ответил он с раздражающим спокойствием.

— Вы с этой сукой Селиной собираетесь вымогать деньги у вашего старого фронтового друга? Неужели вы так опуститесь, что будете иметь дело с вором Эймзом?

— А почему нет? Ты же опустилась до замужества с человеком, которого ожидала виселица, любовь моя.

— Вы отвратительны!

Не успела она дойти до двери, как он догнал ее и грубо притянул к себе.

— Мне кажется, не такой уж отвратительный, — иначе бы ты не хотела моей ревности и не ревновала бы сама, когда увидела меня с Селиной. Тебе не нравится собственное лекарство, Кэсс?

Она яростно оттолкнула его.

— Уберите руки! Я скажу, когда вам можно будет до меня дотронуться!

Он грубо засмеялся.

— Так вот твоя игра: сначала соблазнить, а потом, когда я клюну — отказать. Боже… — он провел рукой по волосам. — Когда я слушал рассказ Уилла о его невесте… женщине, которая его любит… женщине, которую он выбрал в жены. До сегодняшнего вечера я не понимал, что у меня отняли. Касс. Теперь у меня есть страдание, но нет ни любви, ни жены!

— Что вы знаете о любви? — с болью спросила Касс. — Вы умеете только лапать и совокупляться, как животное! — С этими словами она выбежала за дверь.

Стив стоял, прислушиваясь к замирающему эху ее шагов по мраморному полу.

— «Лапать и совокупляться», и только, Кэсси? Хорошо, ты получишь свою долю сегодня ночью, пусть твой график летит к черту!

Он одним глотком покончил с бренди и швырнул хрустальный стакан в камин. Тот разбился на, множество бриллиантовых осколков, как и его мечты.

Кэсс сидела за своим туалетным столиком, массируя виски, чтобы облегчить головную боль.

— Слишком много шампанского, да еще эти шпильки и гребни, — прошептала она, проводя рукой по распущенным волосам, на медном великолепии которых, отражался свет мерцающих в камине углей.

Она тоже была тронута словами Пальмера о своей невесте. Она знала, что Руфус никогда не испытывал подобных чувств к Эйлин, и Стив никогда не будет так относиться к ней. Пораженная неожиданным поворотом своих мыслей, Касс встала, сняла бархатный халат и небрежно бросила его на стул.

Стив вошел так тихо, что она ничего не услышала.

Он смотрел на ее гибкое тело под прозрачным пеньюаром, на роскошные волосы, лежащие волнами на подушке, и почувствовал поднимающееся желание.

— Ты играешь с огнем, Касс, — засмеялся он, подходя к кровати. — Боже, как ты красива, — простонал он против своей воли.

Кэсс перевела взгляд на дверь, соединяющую их спальни. Задвижка не была закрыта! Как она могла забыть? «Может, ты хотела, чтобы он пришел», — вертелась в голове насмешливая мысль.

— Убирайся, Стив. Доктор Элснер…

— К дьяволу доктора Элснера с его проклятыми графиками! Ты — моя жена, и я имею право… обязанности… спать с тобой. — Он протянул к ней руку, но она отшвырнула ее. — Ты дразнила меня весь вечер, Кэсси. Теперь моя очередь лапать тебя и вести себя, как скотина.

— Не трогай меня! Убирайся… убирайся…

Он обнял ее за плечи, встряхнул застывшее тело.

— Очень плохо, что завещание Руфуса узаконило мои жеребячьи обязанности. Тебе хотелось иметь мужа, которого ты смогла бы кастрировать, а потом выводить, как покорного быка, правда?

Ее глаза превратились в огромные золотистые омуты, но она твердо смотрела ему в лицо. Стив почувствовал внезапное отвращение, а она спокойно сказала:

— Тогда продолжай. Покончи с этим.

Он тупо посмотрел на нее, потом засмеялся.

— Именно с этого мы начинали, ледяная принцесса. Нет… я не думаю. Ты хотела внимания… ты его получишь, но на моих условиях, Кэсси…

Он притянул ее к себе и начал нежно покусывать ей шею, гладить волосы. У нее опять кружилась голова, по телу разлилась приятная теплота. «Это шампанское», — сказала она себе. «Это он», — возразило подсознание. Когда Стив начал расстегивать пеньюар, не прекращая ласкать ее обнаженное тело, она ему это позволила. Когда он стал целовать ее ноющую от желания грудь, она вся подалась навстречу жадным губам, не подозревая, что пеньюар соскользнул на пол.

Она уже знала, что он будет делать, и знала, чего хочет сама. В первую ночь он зажег огонь в ее теле, но оставил ее несчастной и разочарованной, на этот раз все будет по-другому. Она, наконец, утоляла свою страсть, которая мучила ее последние недели. Какой же дурой она была!

Стив сбросил с себя халат и, наклонившись над ней, стал гладить ее грудь, живот, бедра, пока она не дрогнула под его руками. Когда он лег рядом, притянул ее к себе и долго не отрывался от ее губ, он почувствовал, как она страстно устремилась навстречу его желанию, она даже ответила на ласки, сама обняв его за плечи.

Они катались по кровати, задыхаясь от безмерности охватившего их чувства. Его руки опустились по ее спине к упругим ягодицам, нежно сдавили их, и она вознаградила его мягким движением бедер.

Касс ощутила на себе тяжесть его тела, твердость и упругость члена, жаждущего открыть путь к наслаждению. Ее подняла и поглотила горячая волна, в которой исчезло, растворилось все, кроме стремления принять и укрыть это неизведанное чудо в самом нетерпеливом тайнике своего тела.

Ожидание причиняло такую же боль, как и неутоленное желание.

Она ждала его, и Стив с силой, глубоко вошел в нее, почти теряя рассудок от острого, исступленного счастья.

Ни одна женщина никогда так не отдавалась ему.

Он чувствовал, что летит в бездну, страшась се власти над ним — не из-за шантажа, ведь брак в один прекрасный день может быть расторгнут, даже не из-за ребенка, которого они могут произвести на свет. Он заберет его с собой, потому что Касс нужна только ее империя. Он сгорал от страсти, он смотрел на ее красивое лицо, закрытые глаза с длинными ресницами, закушенные губы. Она вся сосредоточилась на наслаждении. Она брала, но не давала взамен, хотела его, но не любила. Он разбудил ее тело, но мог ли он разбудить се душу?

Кэсс почувствовала ускорившийся ритм его движений и с усилием вспомнила вычитанные сведения: сейчас он кончит, а она опять останется ни с чем? Она со стоном открыла глаза и, вонзив ногти в его узкие бедра, заставила его остановиться.

Стив удивленно посмотрел на нее. Она была похожа на раненого олененка с большими умоляющими глазами. Кэсс провела языком по губам, он понял ее желание, но и какая-то упрямая часть его «я» вынуждала отказать ей.

— Что, Кэсси? — прошептал он, возобновляя прежний ритм ч уже не обращая на нее внимания.

— Нет! Нет, пожалуйста, — ее ногти снова впились в него.

— Что нет. Касс? Чего ты хочешь? Он хотел ее признания больше, чем собственного удовольствия.

— Я… я хочу, чтобы ты двигался помедленней… ради меня… чтобы у меня было время… — мучительно выговорила она.

— О, ты тоже хочешь удовольствия, сексуального удовлетворения?.. — Он нагнулся и схватил губами ее ухо. — А это другая работа. Ты заплатила мне, чтобы я сделал ребенка, а сколько ты платишь за удовольствие, Кэсс?

Даже если бы ее бросили зимой в ледяную воду Шерри Крик, это не произвело бы на нее такого впечатления, как его слова. Не помня себя от ярости, Кэсс перевернулась на бок и столкнула его с постели.

Стив протянул руку, пытаясь удержаться, задел ночной столик, и стоящий на нем кувшин пошатнулся.

Не раздумывая, Касс схватила кувшин и швырнула в мужа, попав ему в голову. Кувшин разлетелся на куски, а Стив неподвижно замер на полу.

Глава 8

Кэсс с ужасом смотрела на лежащего мужа. Господи, вдруг она убила его! Она осторожно подошла к нему и опустилась рядом с ним на колени. Он дышал.

Она молча поблагодарила Всевышнего, а затем приступила к более прозаическим делам. Взглянув на керамические осколки, она покачала головой. Давно привыкшая к лечению дорожных травм, Кэсс начала с осмотра мужа. Ощупала сначала его лоб, потом осторожно провела рукой по волосам. Когда она коснулась быстро увеличивающейся шишки над правым виском, Стив застонал, не приходя в сознание.

Ну и хорошо, подумала она, а ей-то что с ним делать? Его нельзя оставить на полу, он может перевернуться и серьезно порезаться об осколки или простудиться, если всю ночь будет лежать голым. Тем более нельзя допустить, чтобы утром его нашли в таком виде Пэгги или Кейт.

Она быстро собрала самые крупные куски и сложила их в маленькую корзину для мусора. Потом отыскала старый веник и подмела пол.

Стив упал на свой халат, и было очень трудно вытащить его, но в конце концов ей это удалось.

Она собралась прикрыть мужа халатом и вдруг на время оставила эту затею. Под его насмешливым взглядом Касс никогда не осмелилась по-настоящему посмотреть на него. Зато теперь она наверстает упущенное. Она долго глядела на лицо с густыми баками, красиво очерченный рот, а изящные брови сейчас не хмурились от злости и не поднимались язвительно, как в те моменты, когда он хотел чем-то уколоть ее. Господи, это было поразительно красивое лицо!

Она подавила желание погладить решительный подбородок и стала разглядывать его широкую грудь, покрытую золотистыми волосами, мускулистый живот, темные завитки на лобке, фаллос, который сейчас не представлял для нее никакой угрозы. Но она еще не забыла, как он затвердел и пульсировал, казалось, заполняя все у нее внутри.

«Все в нем великолепно», — с отчаянием подумала Касс, — «великолепен, умен, образован, только ненавидит меня всеми фибрами души». И опять отозвались болью его насмешливые жестокие слова, что дарить ей наслаждение — это «совсем другая работа».

Кэсс бросила халат на неподвижное тело и решила перетащить его в другую комнату. Пусть, черт его побери, проснется утром со страшной головной болью, но это будет не в ее спальне, не в ее постели! Она открыла дверь, потом она подошла к нему и обхватила за плечи.

Касс была сильной женщиной, привыкшей к тяжелому физическому труду, однако худощавый с виду Стив оказался на удивление тяжелым, ее неистовый рывок сдвинул его с места всего на каких-то три дюйма. Она глубоко вздохнула и сделала еще одну попытку. То же самое. Такими темпами она дотащит его только к восходу солнца.

Признав свое поражение, Кэсс решила позвать на помощь, но сразу раздумала. Меньше всего ей хотелось, чтобы свидетелем ее поражения, стала жеманная Пэгги. Нет, придется попросить Веру.

Касс чувствовала себя преступницей, крадясь в темноте по собственному дому.

К счастью, Вера Ли не имела обыкновения задавать вопросы, она быстро надела халат и пошла за Кэсс в ее спальню. Правда, у нее был один существенный недостаток: рост около пяти футов. Их совместные попытки тоже не принесли успеха.

— Так мы точно убьем его, — раздраженно вздохнула Кэсс.

— Или вывихнем ему руки, — мудро заметила Вера. — Нужно позвать девушек. Они высокие, сильные. Тогда взяв его за руки и за ноги, сможем поднять его. Конечно, если вы уверены, что не желаете вызвать доктора Элснера.

— Нет, — огрызнулась Касс, но сразу поправилась; — То есть, он не так уж серьезно ранен. Прежде всего я хочу перенести его в постель. О, проклятье! Позови Кейт, но только не Пэг!

Удивленная Вера пошла за горничной, а Касс, намочив полотенце, приложила его к голове Стива и поправила на нем халат, который наполовину сполз с него во время их напрасных усилий.

— Ты делаешь это нарочно, упрямый мужик, — ворчала она.

Вера пришла в сопровождении обеих служанок и беспомощно пожала плечами в ответ на злой взгляд хозяйки.

— У них одна комната. В любом случае они понадобятся нам обе.

Касс отдавала приказания с таким видом, словно перетаскивание голого мужчины было для нее столь же обычным делом, как отправление грузовой повозки из Денвера.

— Кейт, бери его за правую руку, Пэг — за левую. Мы с Верой возьмем его за ноги.

— Но, мэм, вдруг мы его уроним? — испуганно прошептала Кейт.

— Не уроним, — был короткий ответ. Оказалось, легче сказать, чем сделать. Пока они доволокли Стива до двери, руки Веры несколько раз соскальзывали. Так же, впрочем, как и халат, прикрывающий неподвижное тело. Зацепившись за кресло, он почти полностью открыл наготу Стива, и пришлось отпустить его ногу, чтобы вернуть халат на место.

Глаза девушек округлились от изумления, а Пэг, как обычно, с похотливым любопытством уставилась на голого хозяина.

— Не пяль на него глаза. Он — моя собственность, — рявкнула Кэсс и тут же пожалела о сказанном, заметив усмешку глупой служанки: «Я похожа на ревнивую зануду!»

Кейт нервно хихикнула, а Пэг, опустив глаза, пробормотала:

— Разбить голову… Хорошенький способ обращения с собственностью…

Кэсс не расслышала се слов, но и без этого они чувствовали взаимную неприязнь.

— Осторожно, когда будем проносить его через дверь, — предупредила Кэсс, боясь, что встречные служанки причинят ему новую боль. В этот момент Стив застонал и открыл глаза.

— Какого черта…

Кейт пронзительно закричала и выпустила его руку.

— Иисус, Мария и Иосиф! Он просыпается. Миниатюрная Вера не справилась с тяжестью и тоже уронила драгоценную ношу. Стив упал на пол, увлекая за собой Кэсс, которая рухнула на него сверху. Свалку дополнила Пэг, ухитрившаяся удержать доверенную ей левую руку хозяина.

Кейт в ужасе заломила руки, Вера отрешенно стояла в стороне, Кэсс с проклятьем спихнув Пэг, наклонилась над своей невезучей «собственностью», оказавшейся в самом низу кучи. Стив снова был без сознания.

Не стесняясь в выражениях, которым могли бы позавидовать погонщики, Кэсс заставила испуганных служанок снова взяться за дело. Когда халат в который уже раз соскользнул, она не обратила на это внимание.

— Никогда не замечала, как огромны проклятые комнаты.

— Потому, что не вы их убираете, — пробормотала Пэг в ответ.

Кэсс проигнорировала дерзкую служанку, она руководила сложной операцией по укладке мужа в постель. С криками и визгом они раскачали тяжелое тело и на счет «три» бросили в самую середину мягкого ложа. При этом халат окончательно покинул своего хозяина, завалившись за кровать.

Кэсс немедленно накрыла Стива покрывалом, чтобы спрятать от чужих глаз стратегически важную часть его тела.


— Вы уверены, что с ним все будет в порядке? — спросила Кэсс, когда доктор Элснер начал складывать свои инструменты.

— Просто легкое сотрясение, Кассандра. Вы говорите, он споткнулся о ковер, упал и ударился головой о кувшин на ночном столике? — повторил он рассказ, не веря ни единому слову.

— Да, кувшин разбился… я так боялась… а потом глупые служанки уронили Стива, когда несли… Скорее бы только он поправился. Когда он придет в себя?

— К утру, а может, и раньше. В случае чего пошлите за мной. — Он похлопал ее по дрожащей руке. — Не беспокойтесь. Думаю, я вам не понадоблюсь.

Проводив доктора Элснера и дав распоряжение Вере, Кэсс заторопилась в его спальню, устало села в кресло и задремала. Ее разбудил шепот.

— Значит, я споткнулся о ковер и вышиб себе мозги о твой кувшин с водой.

Кэсс вздрогнула и встретилась с прищуренными глазами Стива, обведенными черными кругами.

— У тебя нет мозгов, которые можно вышибить, любимый. Я сказала, ты ударился головой. Какая удача, что она у тебя такая прочная.

— Ты… кровожадная лицемерка… ты… привела этих чертовых служанок, чтобы перетащить меня… голого осла… из твоей комнаты. Не легче было положить меня в твою постель?

— Я больше не хочу видеть вас в своей постели, — гневно ответила она.

С этими словами она встала. Стив протянул руку, чтобы удержать ее, но от резкой боли снова потерял сознание. Очнувшись, он почувствовал, что ему не слишком ласково положили холодный компресс.

— По-моему, с тех пор, как я прибыл на запад, у меня постоянно болит голова, — пробормотал он. — Должно быть, из-за сухого воздуха. Ты не можешь прислать служанку? Я уверен, что у Пагги более нежные руки, — проворчал он, когда она приложила ему новый компресс.

— Между прочим, это она упала на тебя, — язвительно заметила Кэсс, — Разве? А я был уверен, что ко мне прижималась вот эта прелестная грудь.

Кэсс отшвырнула его руку и запахнула халат.

— Да, наверное, не она. Мне кажется, та была больше…

— Доктор Элснер прав! Ты поправишься не скоро.

— А куда спешить? — возразил он, не делая больше попыток подняться.

— Через неделю мы повезем груз. Ты ведь сам хотел изучить бизнес и, поскольку, уже ознакомился с бумажными делами в Денвере, я подумала, что тебе пора узнать на практике, как мы зарабатываем деньги.

— Тебе не нравится, что я перетягиваю здесь на свою сторону твоих друзей, — усмехнулся он.

— Да, произвести впечатление на моих погонщиков тебе будет труднее.

— Ты забываешь, что в Денвере остается человек, на которого мне нужно повлиять. Уилл Пальмер.

— Неужели ты позволишь Беннету Эймзу получить этот контракт?

— Если я окажу тебе содействие, Кэсс, то я рассчитываю на вознаграждение.

— И какова же цена вашего содействия, Лоринг?

— Я подумаю, Касси… У меня еще целая неделя до того момента, когда ты погонишь меня к утесам Скалистых Гор.

— Может, я даже спихну тебя оттуда! — сердито ответила она.


— Вот такая история, Уилл, со вздохом закончил Стив, откидываясь на спинку кресла и устало прикрыв глаза.

Пальмер не спешил с ответом. Хотя Стив заявил, что питает отвращение к Касс так же, как и она к нему, это прозвучало не слишком убедительно. Чего-то он не договаривал. Правда, Стив не очень откровенничал с ним, и в детстве.

— Познакомившись с твоей женой в Шайенне, я, должен признаться, был удивлен. Нет, не твоей женитьбой, а твоим выбором. Репутация мисс Клейтон известна далеко за пределами Колорадо.

Стив выдохнул сигарный дым и сказал с кривой усмешкой:

— Могу представить, какой ты ожидал увидеть Кэсс Клейтон: сквернословящей мужеподобной погонщицей с хлыстом в руке.

— Что-то вроде этого. Я ни за что бы не понял, почему ты женился на ней, пока сам с ней не познакомился. Да, она — человек, знающий свое дело, и если бы не твоя просьба, я бы отдал контракт ей, поверь мне.

— Да, она — деловая женщина…

— И настоящая леди. Совсем не такая, как о ней говорят, — заявил Пальмер.

— Просто ты никогда не видел ее с погонщиками, — фыркнул Стив. Там она настоящая Кэсс Клейтон!

Уилл нетерпеливо махнул рукой.

— В таком сложном бизнесе ей, разумеется, приходилось нарушать рамки условности.

— Ты бы послушал, как она ругается. Но Пальмер не обратил внимания на замечание Друга.

— Она красива, Стив. Поразительно красива. Если бы не моя Куин, я бы сам стал ухаживать за этой леди. Мне всегда нравились умные и волевые женщины. Вот почему я выбрал такую же.

Стив встал с кресла, прошелся взад-вперед по гостиничному номеру, потом остановился у окна, выходящему на шумную городскую улицу.

— Не думай, будто мне нужна глупая. Но, черт возьми, Уилл, ты сам выбрал себе жену, а меня просто заставили!

Пальмер улыбнулся.

— Значит, задели твою мужскую гордость? Это Запад, Стив, дикий, чуждый условностям, даже опасный, но он — будущее Соединенных Штатов, мое будущее и твое с Кэсс тоже. Вы можете вместе построить новую жизнь, ваши возможности безграничны, как эти равнины и горы.

— Я знаю о твоих планах и, признаюсь, тоже обдумывал возможности бизнеса в Колорадо.

— Только возможности бизнеса? — спросил Уилл. — Не свои отношения с женой?

— И это тоже, хотя только Бог знает, чем все это закончится. Она сумасшедшая, невыносимая женщина, Уилл! А теперь, с твоего позволения, давай поговорим о деле. Значит, ты решил передать контракт Кэсс? А не отдашь ли его мне?

— Насколько я понимаю, ты хочешь взять бразды правления из умелых рук своей жены и самостоятельно поработать кнутом. Думаю, твое решение благоразумно. Считай, что контракт уже твой, Стив.

— Я принесу Кэсс хорошую новость, — холодно улыбнулся тот.

— А как насчет остального? Тебя все еще разыскивают в Штатах, — серьезно сказал Уилл.

— До Колорадо далеко. Кроме того, я дал телеграмму дяде Лукасу, и он нанял хороших агентов, которые ведут расследование. Будем надеяться, что им удастся оправдать меня.

— А что слышно о Тэннере?

Лицо Стива вдруг застыло, как гранит, когда он ответил:

— У меня тоже есть люди, идущие по его следу. Думаю, мы еще встретимся, Уилл. Помнишь, ты говорил во время войны, что инстинкт меня никогда не подводит.


— Запомни и держи язык за зубами, — сказала она Крису, когда они снова вышли на погрузочный двор.

— Мне это не нравится. Касс. Стив, кажется…

— Так оно и есть, — с мрачным удовлетворением кивнула она.

Всего неделю после выздоровления Стив провел на фрахтовочном дворе, наблюдая за погонщиками и объездчиками скота, которые развлекались обычной забавой: клали серебряный доллар на столбик, укрепленный в мягкой земле, и пытались сбить монету кнутом, не задев столбик. Стив под руководством Сэма Марша и Джека Пожирателя Собак тоже принял в этом участие и спустя пару дней уже мог срезать монету с третьей попытки.

С помощью Джека он запряг пару объезженных мулов, намереваясь овладеть искусством обращения с упрямыми, но энергичными животными, которых так широко использовали во фрахтовочном бизнесе.

Однако Кэсс убеждала себя, что ему еще далеко до погонщика, и, конечно, он не смог бы соперничать с ней. Или смог бы? Она отбросила эту мысль, переключив внимание на идущую полным ходом работу. Сегодня обоз из двадцати повозок отправлялся с товарами на самые отдаленные рудники в Скалистых Горах.

— Похоже, день будет жарким, Крис? — сказала она, взглянув на поднимающийся оранжевый шар.

— Вчера тоже стояла страшная жара. Касс ткнула его рукояткой хлыста, и он замолчал. Они уже стояли рядом со Стивом, который запрягал десятку вместе с Булли Куинтом.

— Осторожно, Стив, смотри, чтобы этот осел не размозжил тебе голову, — нежно пропела Кэсс.

— Не запоздала ли ты с советом, моя маленькая канарейка Скалистых Гор?

Булли покатился со смеху, услышав из уст ничего не подозревавшего хозяина прозвище, которое погонщики давали мулам, но убийственный взгляд Кэсс сразу унял его веселье.

— Все уже готово? — быстро спросил Крис, пытаясь отвлечь ее внимание от неприятной случайности.

— Мне нужно дать Кайлу несколько распоряжений насчет… Эймза. А потом мы можем отправляться, — ответила она.

— Почему ты не берешь с собой своего сторожевого пса, Кэсс? — тихо спросил Стив.

В его золотистых глазах она увидела стальной блеск сродни ее собственному.

— Мне кажется, ты будешь занят управлением мулами и лагерной жизнью, Лоринг.

— И прыжками со скалы? Это был бы поступок разумного мужчины, — криво усмехнулся он, садясь в седло ближнего коренника.

В первый день они медленно преодолевали подъем, и, хотя прошли больше двадцати миль, казалось, совсем не приблизились к горам, неясно вырисовывающимся вдали.

Когда они, наконец, остановились на ночной привал и Стив слез с седла, его тело нестерпимо ныло, плечо было фактически вывихнуто, а руки кровоточили от вожжей. Увидев, как легко спрыгнула на землю Кэсс, запыленная, обветренная, но не менее энергичная, чем утром, он поклялся не подавать виду, что совершенно измучен и разбит.

Мучительная дневная жара быстро спадала, уступая место дьявольски холодной ночи в колорадском высокогорье. Но Стив был благодарен этой живительной прохладе. Его одежда пропиталась потом и липла к телу.

— Господи, хорошо бы сейчас принять ванну, — сказал он, садясь на корточки перед костром.

Кэсс пила горький кофе из помятой оловянной кружки и презрительно посмотрела на него.

— Оставь свои мечты об удобствах, новичок.

— Тогда от меня будет вонять, — улыбнулся он. — Но зато мы не будем раздражать Друг друга, когда ляжем вместе спать.

Она вылила остатки кофе в костер и встала.

— Расстилай свою постель где угодно, в пути мы спим отдельно, Лоринг.

— Может, ты боишься, что я отомщу тебе за нашу Драку в спальне?

Она сразу вспомнила его унизительные слова и свою еще более унизительную просьбу.

— Я никогда тебя не боялась, Стив Лоринг. Как выяснилось, ты — никуда не годный жеребец. К тому же у меня начались месячные, и я не смогу воспользоваться твоими услугами, даже если мы останемся наедине.

Он принялся что-то считать на пальцах, а потом произнес с ленивой усмешкой:

— Тогда мы наверстаем упущенное завтра ночью, верно, миссис Лоринг? Конечно, вы не столь наивны, чтобы надеяться на беременность с первого раза? Может, для этого не хватит и дюжины раз…

Она пожалела, что вылила горячий кофе в костер, молча повернулась и пошла прочь.

«Подожди, мистер Лоринг, к завтрашней ночи это уже вылетит у тебя из головы», — утешила она себя.

Едва восходящее солнце окрасило облака в фиолетово-розовый цвет, утренний воздух сразу наполнили звуки просыпающегося лагеря и проклятья — эти люди начали свою бесконечную борьбу с мулами. Стив встал, потягиваясь. Скалистая земля оказалась слишком жесткой, а тонкий спальник — слишком слабой защитой от холода ночи.

Он быстро надел ботинки, свернул свои спальные принадлежности, жался, что не додумался взять запасное одеяло. Конечно, его могла бы согреть Кэсс, безо всякого воодушевления думал он, но после той опасной стычки не скоро он снова ляжет с ней в постель. Нужно показать ей, кто в их семье носит брюки. Он невольно улыбнулся. Теперь он больше никогда не потеряет бдительность с этой женщиной!

Они снова двинулись в путь, и местность постепенно начала изменяться. Зеленые холмы остались позади, уступив место скалам, похожим на отбитые пальцы какого-то гиганта, вылезшего из-под земли в беспомощной тяге к свободе. Никакие рассказы, никакие учебники по геологии не могли подготовить человека к суровому величию Скалистых Гор. С ними не могли сравниться ни перевалы, через которые Стив шел во время войны, ни даже Альпы, которые он видел, будучи в Европе. «Уилл прав», — думал он, — здесь — будущее, земля, ожидающая человеческих рук». Он вспомнил Кэсс и улыбнулся.

Тропа, ведущая к первому перевалу, была такой узкой, что они рисковали сорваться в ледяной поток. Тонкая хлопчатобумажная рубашка уже не могла защитить Стива от холода, и перчатки из оленьей кожи, которые вчера казались такими неудобными, что он предпочел натереть волдыри, но не надевать их, сейчас были очень кстати.

Кэсс с Крисом, оба в овчинных куртках, разговаривали у большой повозки. Оглянувшись, Стив увидел, что другие мужчины тоже утеплились, следовательно, его опять выставляли на посмешище.

— Скажите, станет еще холоднее, пока мы доберемся до Фэарплея? — спросил он, стараясь не стучать зубами.

Крис открыл было рот, но Касс его перебила.

— Сам увидишь. Неужели никто не догадался сказать тебе, чтобы ты взял тяжелый спальник? — невинно спросила она.

— Я догадываюсь, почему мне никто ничего не сказал, Касс.

— Ну, все в Колорадо знают, какой холод высоко в горах.

— Просто не могу себе представить, почему это не пришло мне в голову, особенно если учесть, что вчера можно было жарить яйца на камнях, — огрызнулся он. — Я, может, и новичок, Кэсс, но очень легко приспосабливаюсь и быстро учусь!

К вечеру, когда они въехали в какой-то туннель, губы у Стива посинели.

— Черт, как здесь холодно, — глухо простонал он.

Джек, сидевший перед ним, услышал его слова, прокатившиеся эхом, и засмеялся.

— А ты чего ожидал? Мы же едем сквозь сплошной лед.

— Лед!

Стив коротко выругался и потом молчал все время, пока они не миновали туннель. Он остановился, жестом показал погонщикам, чтобы они продолжали путь, а сам вытащил из кармана нож и поскреб стену туннеля у выхода. Под толстым слоем рыжей пыли лежал серовато-белый лед.

— Это место — просто кровавый оксюморон, — свирепо сказал он Крису Альдерсу, когда они остановились на ночь.

Тот удивленно посмотрел на него, и Касс тут же объяснила:

— Оксюморон — это литературный термин, Крис. Он означает сочетание слов с противоположным значением… ну, например, июльский лед.

Она самодовольно взглянула на Стива, который выглядел Довольно смешным с лошадиной попоной на плечах.

Крис усмехнулся.

— О, да. Мне кажется, у себя на Востоке вы никогда не видели ледяной туннель. Его сделали шахтеры, чтобы открыть дороги к рудникам. Приходит лето, но здесь на высоте лед не тает, так и стоит, покрытый пылью, до следующей зимы.

— Конечно, он подтаивает, а потом замерзает еще крепче. Мы проедем через несколько таких туннелей, — с явным удовольствием сказала Кэсс.

— Вы, мадам, специалист по льду, не так ли? Где этот чертов список? — свирепо обратился Стив к начальнику обоза.

— В повозке Кэсс. Сейчас принесу.

— В этот раз мы не везем шахтерам теплую одежду, Стив, не трать попусту время, — спокойно сказала она.

Не обращая на нее внимания, он выхватил из рук Криса инвентаризационный список, быстро просмотрел его и гордо удалился.

После долгих поисков он отыскал нужный ему тюк: толстые зимние пледы и легкие летние, как тот, из которого был сделан его спальник.

— Может, я выгляжу как индианка, но это лучше, чем замерзнуть, черт возьми, — сказал Стив, подходя к костру. — А если кто-нибудь вздумает смеяться надо мной, я превращу его в решето, — добавил он, показывая погонщикам кольт.

— Где ты взял пистолет? — резко оборвала его Кэсс и вдруг вспомнила о ящиках с пистолетами и винтовками. Будь ты проклят сто раз! Ты хочешь застрелить меня, Стив?

Он усмехнулся с видом апача, собирающегося снять скальп с убитого врага, щелкнул предохранителем и сунул пистолет за пояс.

— Нет, Кэсси, у меня насчет тебя другие планы, — нежно произнес он.

У костра раздался смех, но тут же стих, едва Кэсс грозно посмотрела на погонщиков, поглаживая рукоятку кнута.

Когда пришло время ложиться спать, она расположилась у главного костра, недалеко от мужчин, среди которых находился Крис Альдерс.

— Здесь слишком людно, Кэсси, — прошептал подошедший Стив, — но, если ты хочешь, чтобы мы… спали здесь…

Пожав плечами, он бросил свой спальник рядом.

— Я же говорила тебе, — зашептала она в ответ, — сейчас не будет никакой пользы. Подожди, пока мы доберемся до Фэарплея, там есть палатки или даже хижины.

— Прекрасно, но, поскольку ты не снабдила меня теплым спальником, тебе придется самой греть меня. Неужели ты допустишь, чтобы твоя собственность умерла от холода?

Поняв бесполезность сцен, Касс сдалась, надеясь только, что толстая одежда защитит ее от его посягательств. Он ведь не будет таким мстительным и грубым, не станет раздевать ее в присутствии дюжины погонщиков. А вдруг будет?

Глава 9

Кэсс проснулась на рассвете и почувствовала себя в каком-то теплом коконе, вернее в ловушке, потому что руки Стива по-хозяйски накрыли ее грудь, а нога лежала на ее бедре. Вчера вечером он дрожал от холода, сейчас же казался раскаленной печкой.

Она зашевелилась, пытаясь освободиться, и услышала его шепот:

— Ты просто разжигаешь мужчину, Кэсси.

— Выпусти меня, дурак!

Сняв с себя его руки, она неуклюже села и настороженно огляделась по сторонам. Джек Пожиратель Собак и Булли Куинт пили у костра кофе, приготовленный Кислым Пойлом, Крис Альдерс стоял неподалеку, наблюдая, как слабые оранжевые полоски касаются каменных пальцев, стягивающих вниз ночное небо. Кислое Пойло гремел посудой, готовя завтрак. Собравшиеся у кухни погонщики старались не смотреть на Касс.

Она отбросила одеяла, встала, разглаживая помятую одежду, и сразу ощутила пронизывающий холод.

Сердито взглянув на мужа, который привстал и потянулся, как сытый лев, она надела куртку, взяла ботинки, в одних носках пошла к ближайшей повозке и сунула ноги в ледяную обувь.

Стив тем временем свернул их постель, вытащил тяжелое одеяло, служившее ему курткой, заткнул за пояс пистолет и, насвистывая, подошел к Кэсс, которая наливала себе кофе.

— Я тоже попробовал бы этого кофе, Кэсс. — Но, увидев, как сверкнули ее глаза, тихо добавил;

— А если ты собираешься ошпарить меня, оставь эти мысли, иначе я стяну с тебя штаны перед всей командой и отшлепаю по восхитительной маленькой заднице.

— Только дождись, пока я возьму свой хлыст. Я искромсаю тебя так, что Кислое Пойло сможет сделать из тебя тушенку. Почувствовав на себе взгляды погонщиков, она быстро налила мужу кофе и с грохотом поставила котелок на решетку.

Кислое Пойло приготовил на скорую руку завтрак из сухого печенья и бекона, посовещался о чем-то со Стивом и ударил по оловянной тарелке, приглашая всех приняться за еду. В течение дня Касс не раз видела, как многие погонщики по-приятельски разговаривают с ее мужем.

Возмущенная до предела, она тем не менее не видела способа помешать ему узурпировать ее власть. Он был мужчиной среди мужчин, даже если и был пижоном, у него было преимущество перед ней, особенно после того, как за прошедшие недели он научился управлять мулами и проделывал это с завидным мастерством даже на трудной горной дороге.

Но хуже всего было то, что ее люди видели их в одном спальнике. Щеки ее вспыхнули, она с силой взмахнула кнутом над головами мулов, тянущих громоздкую повозку в крутую гору. Еще каких-то пять миль, и они прибудут в Фэарплей — небольшой шахтерский городок, где была их первая остановка.

Мысли Кэсс прервал выстрел. Когда ведущие мулы развернулись на повороте, вдруг появились два вооруженных всадника и преградили им путь. За ними, в самой узкой части дороги, виднелся импровизированный шлагбаум из большого бревна с грубым веревочным блоком.

— Остановитесь и платите пошлину, маленькая леди, — сказал рослый всадник с заросшим лицом, направив на нее ружье.

— Это не платная дорога, ее сделали шахтеры из Фэарплея и Гоулд Хилла, чтобы мы доставляли им товары. А кто вы, черт возьми?

— Не горячитесь, мисс, — оскалился второй, показывая желтые зубы. — Всего по доллару за повозку и двадцать пять центов за каждую лишнюю лошадь или мула.

Касс виртуозно выругалась и сказала с усмешкой:

— Не слишком ли дорого? Убирайтесь с дороги, или я с вас шкуру спущу.

— Слушай хорошенько, маленькая ведьма, — угрожающе произнес первый, направляясь к ее повозке. Ее кнут щелкнул, и ружье вылетело у него из рук.

Желтозубый прицелился в Касс, но выстрелить не успел, чья-то пуля свалила его с лошади. Когда Кэсс, не выпуская кнута из рук, спрыгнула на землю, по ней открыли огонь из-за шлагбаума.

Новоявленный сборщик пошлины развернул коня и быстро ретировался.

В этот момент Стив толкнул жену под повозку и, прикрыв ее своим телом, навел кольт на стреляющих.

— Идиотка! Какого черта ты напала на него, пока мы не узнали, сколько их там?

— Я никогда не отступаю перед такими бандитами, — огрызнулась она, прижимаясь к своему защитнику.

Не обращая на нее внимания, он прицелился в человека, к несчастью для себя высунувшегося из-за укрытия. Тот беззвучно упал. К ним подползли Булли и Крис, стараясь не попасть под огонь нападающих.

— Что нам делать, мистер Лоринг? — спросил Крис.

— Лезь под повозку, — рассердилась Кэсс, — и отстреливайся из винтовки, пока Булли пролезет между мулов, чтобы поточнее прицелиться. Горстка бандитов не может остановить целый обоз.

— Судя по выстрелам, их шестеро, но двое уже убиты, — спокойно сказал Стив и приказал Крису:

— Оттащите се в безопасное место. Я собираюсь окружить их. Прикрой меня, Булли.

Касс навела на мужа свой пистолет.

— Если кто-то забыл, хочу напомнить, что приказы здесь отдаю я. Он никогда не лазил по рыхлой горной породе, — сказала она Крису, — и через две минуты окажется на дне каньона.

— У нас нет времени спорить, — вмешался Стив, когда совсем рядом взвизгнула еще одна пуля, перепугав мулов. — Я знаю, что такое обстрел, и не хочу, чтобы это испытала женщина! — Он выхватил у нее пистолет и передал его Крису.

— Уведите ее отсюда, черт возьми. Булли, когда ты услышишь, что я стреляю в них с тыла, ты и еще кто-нибудь бегите быстрее ко мне!

Погонщик кивнул и пополз вперед, используя для прикрытия мулов. Зеке, Джонас и Крис поддержали его огнем, прижимая бандитов к камням.

Стив спустился с дороги, хватаясь за низкорослые колючие кустарники, и ползком обогнул склон горы. Несколько раз он терял опору под ногами, когда сухая, сыпучая земля и камни вдруг ускользали в пропасть, но он чудом держался, карабкаясь вперед. Прошла, казалось, вечность, прежде чем он очутился в тылу противника.

— Думаешь, ему удалось? — спросил Булли между выстрелами.

— Он был стрелком на войне, — ответил Крис. — Два года провел с «Полуночниками Пальмера». Если кто и сможет это сделать, то только Стив Лоринг.

Кэсс, отобравшая у Криса свой пистолет, прицелилась в шляпу, появившуюся за выступом скалы, но, услышав его слова, обернулась.

— Как ты узнал о Стиве и генерале Пальмере?

— На прошлой неделе я встретил генерала в конторе, когда он приходил подписывать бумаги.

Кэсс выругалась. Несмотря на свое желание получить контракт, она не могла примириться с мыслью, что обязана этим влиянию Стива.

Вдруг в тылу противника раздались выстрелы. Не дожидаясь ее команды, Булли, Джек, Джонас и Зеке помчались вперед. С ней остался только Крис, крепко державший ее за руку.

— Мистер Лоринг сказал, чтобы вы находились подальше от опасной зоны, — объяснил он.

— Он так сказал? С каких пор он платит тебе зарплату, Крис Альдерс? — огрызнулась она, пытаясь вырваться.

— С тех пор, как женился на вас, — последовал спокойный ответ.

Стрельба так же внезапно прекратилась, прибежал Джек и закричал:

— Мы одолели их, одолели!

Касс, наконец, выдернула свою руку и побежала к валунам, легко перепрыгнув через огромную баррикаду. Стив невозмутимо стоял в окружении погонщиков и отдавал приказы.

Место напоминало поле битвы. Вожак неподвижно распластался на земле, чуть дальше на дороге лежал его мертвый товарищ, еще двое, уже связанные, стояли неподалеку.

— Никогда не видел ничего подобного. Он подобрался к ним сзади со стороны обрыва, открыл огонь и, прежде чем они успели моргнуть, уложил большого парня, а потом прикончил вот этого ублюдка. Два трусливых подлеца бросили оружие и сдались, — с благоговейным страхом рассказывал Булли погонщикам, хотя, как и все остальные, давно уже привык к риску и считал его постоянным спутником своего ремесла.

— Вы умеете обращаться с оружием, мистер Лоринг, — сказал Зеке, один из молодых погонщиков. — Почти как мистер Ханникат.

Стив вытер ладони о порванные брюки.

— Пришлось научиться во время войны. Это был единственный способ выжить, — угрюмо ответил он. — А они не научились и проиграли войну. — Он повернулся к погонщикам оттаскивающим тело вожака. — Подождите. Хотя он крупнее меня, я все же возьму его куртку.

— Там, куда он отправляется, она ему точно не понадобится, — засмеялся Булли.

Толстая ткань была пробита пулей, пропиталась ужасным запахом немытого тела, но Стив, пожав плечами, надел эту грязную, зато теплую одежду.

— Ничего не поделаешь, придется носить, пока я не получу свою собственную куртку. А то одеяло превращает меня в посмешище, — добавил он, угрожающе взглянув на Касс.

В Фэарплей они прибыли под вечер. Это был типичный небольшой рудник, состоящий из нескольких бревенчатых хижин, рассыпанных безо всякого плана, словно игральные кости, выпавшие из рук пьяного игрока. А вокруг стояло бесчисленное множество обтрепанных брезентовых палаток, в которых жили шахтеры. Некоторые палатки украшали вывески: «Салун Виски», «Продукты», «Постели — 25 центов в неделю» и «Стирка — 5 центов за рубашку». На крайней палатке красовалась надпись «Только для мужчин».

Стив взглянул на вывеску, потом на перезрелую брюнетку, которая разглядывала его, как волчица, выслеживающая прихрамывающего оленя.

Приглашение было не менее вульгарным, чем вывеска. Он улыбнулся в ответ, выражая вежливое сожаление.

Когда они остановились у самого большого бревенчатого строения с вывеской «Основные товары», Стив устало слез с седла.

Касс уже была на крыльце, дружески похлопывая по спине лысого толстого человека.

— Ах, Пеппер, похотливый ты старый козел, как поживаешь?

— Теперь опять хорошо, мои старые глаза снова увидели тебя, девушка. Мы ждали тебя. Касс. Господи, Зебулон вышел на охоту за виски! Настоящий мятеж. У меня уже кончились товары, мука и мыло. Конечно… — он задумчиво почесал затылок, — на мыло спрос небольшой, по крайней мере, с тех пор, как люди моются в роднике.

Стив подошел к нему, дожидаясь, когда Кэсс представит его, и зная, как ей неприятно делать это.

— Новый человек. Касс? Он не похож на погонщика. А где Кайл?

— Его задержали дела в Денвере. У нас были неприятности из-за Беннета Эймза. Это Стив Лоринг… мой муж, — неохотно добавила она.

— Здорово, Касс. Нужно поскорей разгрузить ящики и отпраздновать это!

Пеппер с энтузиазмом потряс руку Стива и позвал двух крепких парней, чтобы те помогли при разгрузке.

— Не эту, Пайк, — остановил Крис парня, направившегося к первой повозке. — В ней только динамит и шахтерские инструменты для Гоулд Хилла, твоя повозка следующая.

Стив с недоверием посмотрел на Касс:

— Ты управляла этой повозкой? Почему, черт возьми…

— Я никогда не прошу моих людей заниматься работой, которую могу сделать сама, — перебила она. — Кроме того, я лучший извозчик в Скалистых Горах!

— И очень скромный. Обсудим распределение работы позже, Касс. Где можно принять ванну, Пеппер? Мне нужно смыть трехдневную грязь. Надеюсь, мы взяли с собой мыло? — спросил он жену.

Пока Касс навещала старых друзей, которых не видела полгода, Стив блаженствовал в большой медной ванне. Потом настала очередь Кэсс, а Стив пошел знакомиться с Пеппером Джорданом и его сыновьями.

— Это ведь не тебя подстрелили? Наверное, того парня, что носил эту куртку? — спросил Пеппер, разглядывая дыру от пули и пятна крови на грязной куртке, которую Стив бросил в угол.

— Скажем, у меня в ней была большая необходимость, чем у него, — мрачно ответил Стив. Понимая, что погонщики разнесут по городу весть о перестрелке, он объяснил:

— Сегодня днем мы наткнулись на засаду, и с нас пытались собрать незаконную дань. Кэсс обиделась.

Пеппер хлопнул себя по колену и затрясся от смеха.

— Держу пари, она это сделала! И прошлась по ним кнутом. Она застрелила этого увальня?

— Нет. Когда моя жена , э , разоружила вожака хлыстом, остальные пятеро открыли огонь. Нам посчастливилось, что никто из наших не пострадал. Зато трое из них убиты.

— И тут Стив взял их всех, включая большого ублюдка, — вступил в разговор Крис, садясь у теплой печки.

— У вас найдется подходящая для меня одежда? — спросил Стив, чтобы сменить тему.

Пеппер посмотрел на его хлопчатобумажную рубашку и брюки.

— Вы отправились сюда без куртки? Нет теплой одежды?

Крис усмехнулся.

— Он с Востока. Не знал, как холодно на этой высоте даже в июле.

Тело Пеплера опять затряслось от смеха.

— Поэтому вот новички и ругают фрахтовщиков. Извините, но у меня есть только несколько пар брюк, до осени одежда спросом не пользуется. — Он щелкнул толстыми пальцами:

— Я знаю, где можно достать хорошую куртку, парень был как раз вашего роста. Тоже большой франт. Видели палатку Рены? Она и ее девушки — сейчас единственные женщины в Фэарплее.

Стив понимающе кивнул, вспомнив полную брюнетку.

— У нее есть на продажу мужская куртка? Пеппер шлепнул себя по коленке.

— Черт, у нее есть на продажу все. Тот парень пришел и неожиданно умер прямо там, у нее. Слишком много волнений для человека его возраста, если вы понимаете, о чем я, — сказал он, озорно подмигнув.

— И вы думаете, что эту Рену можно уговорить расстаться с курткой? — Стив усмехнулся, подумав о гневе Кэсс, когда она поймет, что он перехитрил ее и как он это сделал. — Пожалуй, я немного прогуляюсь, пока не начался праздник, Пеппер.

Кэсс достала из дорожного сундука новые брюки и чистую белую рубашку, потом нервно отбросила их. Черт подери, она могла бы догадаться, что поездка со Стивом обязательно принесет неприятности! Вечеринка в честь их женитьбы! Она вдруг разозлилась на себя. Ей хотелось выглядеть красивой и женственной, о чем она раньше никогда не думала в поездке. Доставка товаров в эти отдаленные поселения была только бизнесом, а модная одежда предназначена для городской жизни, где ей приходилось играть свою роль. За последние годы она поняла, что, используя свою внешность и женское очарование, она в некоторых обстоятельствах может добиться от мужчин желаемого быстрее, чем с помощью своего хлыста.

Она не хотела задумываться о том, почему у нее вдруг появилось стремление нравиться, и снова спрятала красивое платье, которое она взяла с собой.

Надевая брюки. Касс думала о предстоящей ночи. Им придется спать, как новобрачным, в отдельной хижине. Из гордости она не объяснила Пепперу Джордану, почему вышла замуж. Стив будет опять домогаться ее. Вспомнив прошлый ночлег, она с таким раздражением провела гребнем по волосам, что выдрала целый клок. Немыслимо терпеть такие унижения.

Ей придется контролировать свои глупые желания и подавлять их, вот и все.

— Я не позволю ему взять надо мной верх, — прошептала она, — а про себя с горечью подумала:

«Раз он выполнил свою часть сделки, теперь ты должна выплатить ему его долю и дать возможность навсегда уйти из твоей жизни!» Тупая боль сдавила ей грудь, она нагнулась, чтобы боль утихла, и дрожащими руками снова начала расчесывать волосы.

Большинство жителей Фэарплея собралось в тот вечер у Пеппера: владельцы магазинов, шахтеры, владелец местного ресторана и даже Рена Буфорд со своими девушками. На отдаленных рудниках, где женщин почти не было, социальные предрассудки становились роскошью, которую мужчины не могли себе позволить. Две скрипки и банджо играли музыку для танцев. Маисовый хлеб, копченая ветчина и бобы хоть и не могли считаться изысканной пищей, зато были в изобилии. Так же, как бочонки с виски и крепким немецким пивом. Все смеялись, болтали, ели и пили.

Затянутая в ярко-розовое атласное платье, Рена Буфорд сначала издалека смотрела на Стива, разговаривающего с Крисом и Булли, а потом подошла к ним.

— Я дам кое-что в придачу к куртке, если вы потанцуете со мной, — томно произнесла она и добавила:

— Держу пари, ваша жена-погонщица не сильна в танцах.

Большая пузатая печь накалилась докрасна, и в переполненной комнате стало почти жарко. Очень быстро он понял, что Рена, как и остальные жители Фэарплея не слишком любила мыло. После долгого обхаживания она, согласилась продать ему куртку за пять долларов, по всей видимости, чтобы досадить Кэсс, Они оба знали, что та наверняка сделает ошибочный вывод насчет того, как он добился этого.

— Когда все утихнет, я зайду за курткой, Рена.

— Только за этим, милый? Ты уверен? Он откинул голову и засмеялся.

— Ах, Рена, Рена… Вы же знаете нрав Касс. Я только расплачусь за куртку.

Кэсс стояла в дверях, разглядывая пеструю толпу. Пеппер освобождал помещение от ящиков и мешков, чтобы расчистить пространство для танцев. Из-за недостатка женщин мужчины по западной привычке танцевали с мужчинами, по очереди меняясь ролями. Проститутки в кричащих атласных платьях и перьях выглядели среди горняков как тропические птицы среди стаи серых голубей.

Касс никогда не презирала «уличных женщин». В конце концов, они были частью действительности и выживали тем способом, какой освоили. Потом она увидела танцующих Рену Буфорд и Стива, испытав непреодолимое желание пройтись по ним кнутом за публичное унижение ее перед друзьями и компаньонами.

Танец кончился, Стив оставил Рену и завязал разговор с хозяином салуна «Виски». Муж Кэсс произвел хорошее впечатление на собравшихся, и они одобрили ее выбор: и ее собственные работники, и люди с рудника! «Когда это началось? Когда он успел?» — думала она.

Касс слушала болтовню Пеппера о том, что случилось с ними по дороге. Потом он увидел ее и сказал:

— Ждал подходящего момента, Кэсс. Пока все будут пить за вашу свадьбу, вам с мужем надо станцевать особый танец.

Прежде чем она успела его остановить, Пеппер уже подошел к Стиву и по-дружески положил руку ему на плечо.

— Вам с женой нужно станцевать, — сказал он, подводя его к Кэсс.

Все вдруг запели, приглашая молодоженов танцевать, пока те наполняли свои кружки и провозглашали тост. Чувствуя себя неловко в брюках, словно мужчина, играющий в танце роль женщины, она неохотно позволила Стиву обнять ее. Музыка была медленной, а его прикосновения обжигающими.

— Значит, ты видела, как я танцевал с ней? Поверь, мне еще более отвратителен этот запах, чем тебе.

Она с недоумением посмотрела ему в глаза.

— Ты хочешь сказать, что ее прелести пришлись тебе не по вкусу? Конечно, — сказала она после небольшой паузы, — тебе пришлось бы заплатить ей, когда у тебя есть другой вариант.

— Сегодня ночью, правда, любимая?

Вопрос прозвучал как нежное признание, и он еще крепче сжал ее в объятиях. Она напряглась, но вырываться не стала. «Бережет свой авторитет», — с отвращением подумал он и вдруг снова ощутил жгучее желание. Когда музыка смолкла, Стив быстро отступил и поклонился, чтобы скрыть свои чувства.

Кэсс выдавила улыбку, потом резко повернулась и ушла под одобрительные возгласы пирующих. Она хотела было присоединиться к ним, но сразу отказалась от этой идеи. Сегодня ночью ей нужно иметь ясную голову.

Издалека наблюдая за женой, Стив задумался и не заметил, что хлебнул лишнего. Какая нелепость — желать женщину, которая силой заставила его жениться! Он знал, что разбудил в ней желание и может сделать это и впредь. Но после инцидента с кувшином ему придется быть очень осторожным, соблазнять ее, контролируя свою болезненную гордость. Он оставил кружку и пошел к жене.

— Уже поздно. Касс. На рассвете нам нужно отправляться в Гоулд Хилл. Тебе не кажется, что пора спать?

Он улыбнулся, увидев, как румянец заливает ей щеки.

Она подавила желание сбить самонадеянную усмешку с его красивого лица и согласно кивнула.

Стив стоял перед маленькой хижиной, которую им предоставил Пеппер, и курил сигару. Он забрал куртку у Рены и сразу вернулся, дожидаясь, пока Кэсс подготовится ко сну. Куртка, к счастью, стоила пяти долларов и его поцелуя перед уходом.

Как ему подойти к Кэсс? Бог свидетель, последний раз был сокрушительным. И терпеливые увещевания, и страстные слова в итоге всегда вызывали у нее вражду. Или лучше действовать молча? Он подождет, пока она задремлет, скользнет в постель и соблазнит, не говоря не слова.

Его план, как и все планы на свете, оказался несовершенным. Кэсс неподвижно лежала на узкой кровати, гадая, неужели он пошел в палатку Рены Буфорд. Она уговорила себя остаться в хижине, зная, что если она найдет мужа с проституткой, то убьет его.

Наконец дверь скрипнула, впустив в хижину серебристый лунный свет и поток холодного воздуха. Кэсс поглубже зарылась в стеганое одеяло, пока Стив раздевался в темноте. Она слышала шорох одежды, щелканье пряжки, и воображение рисовало ей его великолепное тело. И чем больше она думала об этом, тем сильнее становилось се желание, чем больше она желала, тем быстрее росла ее злость.

Стив тихо скользнул под одеяло, провел рукой по ее телу, потом повернул ее на спину. Его пальцы нежно коснулись ее живота, медленно двинулись сначала к одной груди, потом к другой.

Ее соски сразу набухли, и она не смогла сдержать вздоха наслаждения. Ободренный таким проявлением желания, он наклонился и поцеловал ее в губы.

Кэсс почти поддалась магии его ласк, как вдруг почувствовала запах духов Рены Буфорд. Когда они шли к хижине, этот ненавистный аромат исчез, а теперь от него опять воняло! Она оттолкнула его, готовая закричать от ревности, но гордость и отчаяние остановили ее. Никогда, никогда она не даст ему понять, как оскорблена его связью с проституткой. Ей нужен ребенок, а значит, она должна позволить ему использовать ее тело, а потом отошлет его навсегда. Сейчас ей просто нужно терпеть.

Стив почувствовал смену се настроения, но решил не спрашивать о причине. Каждый раз, когда он пытался заговорить с этой проклятой женщиной, ничего хорошего не получалось. Он нежно провел языком по ее губам, пытаясь проникнуть во влажный горячий рот. Она не отвечала. Ну, по крайней мере, хоть не кусала!

Потом она почувствовала его теплые поцелуи на шее, груди, животе, пока рука мужа ласкала ее бедра, постепенно продвигаясь к самой желанной части тела.

Касс невольно вздрогнула, но сдержалась, а он продолжал свою сводящую с ума атаку. Внутренний трепет нарастал, поднимаясь снизу к ноющим соскам, горячая волна то накрывала ее, то откатывала, однако Кэсс лежала неподвижно, и у нее в голове крутилась опись груза, который они должны были везти дальше. Разочарование Стива возрастало. Она одурачила его, подавила свои естественные желания. Маленькая лицемерка! Тогда, не задумываясь и не заботясь о том, делает он ей больно или нет, он просто вошел в нее.

Никакой боли она не ощутила, а его ритмичные толчки только усиливали экстаз. Она впилась ему в плечи, не отпускала, притягивая все ближе, ближе, а ее тело послушно откликалось на его движения.

— Наконец и ты тоже хочешь, правда? — выдавил он из себя.

Несколькими быстрыми, глубокими толчками он довел себя до высшей точки и излился в нее в безумном порыве удовольствия, которое было таким сильным, что он застонал. Он сразу отпрянул от нее, повернулся спиной и поднял сброшенные одеяла.

Касс лежала, сжав кулаки, не желая поддаваться боли, которая обжигала ее, как удар хлыстом.

Слезы катились из-под опущенных век, текли ручейками по вискам, теряясь в волосах, но она не издала ни звука.

Когда он проснулся. Касс уже не было. Отшвырнув одеяла, Стив быстро оделся, радуясь, что купил у Репы теплую куртку. После вчерашней ванны он даже подумать не мог о том, чтобы прикоснуться к грязной одежде мертвого бандита.

Кэсс уже сидела на ведущей повозке с побелевшим, но спокойным лицом, неподвижно глядя перед собой.

— Слезай, Касс. Этой упряжкой управляю я.

— Пошел к черту, — она угрожающе щелкнула хлыстом.

Он выхватил у нес хлыст и повторил:

— Слезай, или я сам стащу тебя. В повозке динамит, поэтому управлять буду я!

Она в первый раз посмотрела на него, увидела его новую куртку, но не стала ни о чем спрашивать.

— Здесь самый ценный груз, Стив, а ты новичок. Я не могу себе позволить такую потерю. Он поднял руки и снял ее с повозки.

— Ты не можешь позволить себе потерять и меня… пока я не выполнил свою часть сделки.

Сердито посмотрев на него и выдернув у него свой хлыст, она молча направилась к следующей повозке.

Когда они покидали Фэарплей, Рена Буфард вместе с остальными обитателями лагеря весело махала им вслед и, послав Стиву воздушный поцелуй, крикнула:

— Пусть тебе будет тепло и удобно, милый! Касс поняла, где он взял свою куртку и как ее заработал. Она проехала мимо толстой проститутки с гордо поднятой головой, хотя хлыст жег ей пальцы.

Они двигались к Гоулд Хиллу по длинной извилистой дороге, которая круто уходила в глубокий каньон.

— Давай сюда тормозные бревна, Булли, — сказала Кэсс. — В этом месте мы всегда ими пользуемся.

Погонщики подтащили огромные бревна к ведуньей повозке и начали привязывать их одно за другим к прицепу. Стив с интересом смотрел на эти замысловатые действия с веревками.

— Они помогут замедлить ход на спуске, если откажут тормоза? — подозрительно спросил он. Крис, тоже наблюдавший за работой, ответил:

— Учитывая ваш груз, лучше не думать об испорченных тормозах. Я поведу повозку вниз. Я делаю это многие годы, Стив.

Тот положил руку на плечо старика и спокойно сказал:

— Пришло время, чтобы самую опасную работу выполнил я, Крис, если я собираюсь управлять этим предприятием. Пока мы здесь спорим, Кэсс оставит за собой пыльный след..

Альдерс пожал плечами и позволил новому хозяину сесть в седло.

— Думаешь, он справится, Крис? — озабоченно спросила Касс. — Он ездит всего несколько недель.

— Черт, справлялся же он до сих пор, а с тормозными башмаками тем более справится, — добродушно ответил Крис.

И все-таки ее охватило дурное предчувствие, когда она увидела, как Стив отпустил тормоз и щелкнул кнутом над головами мулов. Она вспомнила его слова о том, что он еще не выполнил свою часть сделки.

Огромные деревянные бревна со скрипом терлись о задние колеса, замедляя ход повозки. Они цеплялись за каждое препятствие, и когда прочно застревали, погонщикам приходилось высвобождать их.

Температура была минусовой, однако Стив обливался потом, пока настойчиво вел свою команду вниз по горному склону. На крутом повороте дороги он услышал крик Джонаса:

— Бревна отвязались! Повозка вдруг рванулась вперед, почти сбив мулов.

Стив выругался и слегка нажал на тормозной рычаг, боясь, что если нажмет на него слишком сильно, то веревки порвутся. Возникла серьезная опасность, что повозка раздавит мулов, а заодно и его с упряжкой! Он слышал крики людей, бегущих за ним по дороге. То молясь, то ругаясь, он осторожно потянул на себя тормозной рычаг н с облегчением ощутил сопротивление дерева, трущегося о железные ободья колес.

Потом раздался щелчок, натяжение тормозной веревки ослабло, она развязалась, и бревна рассыпались по земле. Стив дал мулам волю, чтобы уберечь их от гибели, щелкнул кнутом, и скачка продолжилась. Он почувствовал, как заходили стальные мышцы коренника, когда он пустился безудержным галопом по дороге, где на каждом шагу подстерегала смерть.

Впереди был резкий поворот, но при той скорости, с какой они ехали, не было возможности двум большим повозкам преодолеть его. Стив решительно дернул мулов влево. Передние лошади быстро среагировали, но, как он и ожидал, повозки не смогли этого сделать. Первый прицеп перевернулся, увлекая за собой ведущую повозку. Коробки с динамитом, рулоны тканей, ящики рассыпались по склону горы. Зато перевернутая повозка превратилась в своего рода тормозную колодку, замедляющую ход понесшейся упряжки и давшую ему возможность справиться с управлением. Произошло чудо: мулы устояли на ногах, а повозки не упали в пропасть, утянув всех за собой.

Когда Стив, наконец, остановил упряжку, увидел обломки, разбросанные по склону горы, и опрокинувшиеся повозки, то был поражен, что ни один ящик со взрывчаткой не взорвался, что он жив, что не пострадали и двадцать голов скота!

Первым к Стиву подбежал, только он слез с седла, Булли Куинт.

— Ну и натерпелся я страху! Чертов динамит не взорвался! С вами все в порядке, хозяин?

— Да, все в порядке, — не очень уверенно ответил тот. Он пошел к обочине и поднял брусок динамита.

— Замерз! Вот почему он не взорвался, Булли!

Стив громко засмеялся, и, казалось, этот нервный смех никогда не кончится.

— Каким-то образом сначала отвязались бревна, а потом тормоза сломались, — отдышавшись, сказал он. — Как вы думаете, почему это случилось? — Он перевел взгляд с Куинта на побледневшего Джонаса.

— Пойду приведу других…

— Подожди, Джонас. Булли поглядит, как поправить повозки, а мы с тобой пойдем взглянем на веревки, — предложил Стив, не сводя глаз с ножа, висевшего у юноши на поясе.

Парень бросился бежать, но Стив остановил его коротким ударом в подбородок, вытащил пистолет и жестко приказал Джонасу отдать нож.

Тот выполнил приказ и вдруг зарыдал, выкрикивая:

— Вы должны были взорваться! Никто бы не узнал!

— Кроме Беннета Эймза, полагаю, — сурово ответил Стив.

— Босс, вес в порядке! — доложил подбежавший Булли. — Посмотрите на веревку от тормоза. Ее перерезали! Ублюдок, наверное, сделал это перед последним поворотом. Я тогда был на правом краю повозки, а он упал у меня за спиной и пополз назад вместо того, чтобы остаться на виду. Любой дурак знает, что будет, если попасть между тормозами и прицепом.

— Похоже, у него имелась на то причина. Свяжи его, Булли. Я…

— Стив! — Кэсс радостно бросилась мужу на шею, чуть не опрокинув его на землю. — Ты не ранен? Что случилось? Люди кричали что-то про сломанные тормоза.

— Их перерезал наш друг. Да, Джонас? Стив рассказал ей о попытке взорвать повозки и о той, почему динамит не взорвался.

— За всем этим стоит Эймз! Слава Богу, не удалось, — Кэсс грозно посмотрела на Джонаса.

— Кэсси, ты не устаешь удивлять меня. Неужели тебя взволновала бы моя смерть? — тихо спросил Стив.

Она подошла к нему и раздраженно ответила:

— Ты еще не выполнил до конца свою часть сделки. Пока ты нужен мне живым и здоровым. Потом можешь катиться, хоть к черту на рога!

Глава 10

Кэсс стояла в просторном холле их городского дома, держа в руках кремовый конверт. Она знала, что в нем было приглашение для мистера и миссис Лоринг на праздничный бал, который устраивали мэр и городской совет в честь открытия железной дороги Канзас — Тихий океан.

Лето уходило, а вместе с неделями и месяцами, мчащимися со скоростью локомотива, истекало и ее время. У нее в запасе оставалось меньше месяца, а с беременностью ничего не получалось. Последние две недели Стив каждую ночь исправно исполнял свои супружеские обязанности, но каждый раз был для нее унизительным и безрадостным, она стала напряженной, как перекрученная часовая пружина. Она поклялась, что никогда больше не попросит дать ей удовлетворение.

«Как только я стану толстой и безобразной с ребенком в животе, он больше не дотронется до меня», — думала она, вскрывая конверт.

В этот момент Пэгти открыла дверь и впустила Кайла. Пожелав ей доброго утра, он спросил:

— Получили приглашение на вечеринку у мэра? Ханникат посмотрел на аккуратный конверт, потом на ее осунувшееся лицо.

— Не знаю, будет ли у меня время пойти. Кайл. Столько работы. Нужно подготовить бригады рабочих и все грузы, заказанные генералом Пальмером для железной дороги. Кроме того, мы должны до зимы доставить товары в Форт Юньен.

Она бросила приглашение на полированный столик и потерла виски.

Он посмотрел на нее проницательным взглядом.

— Вам со Стивом стоило бы пойти. И сплетни поутихнут, и немного потанцуете. А то работаете, как буйволы в упряжке.

Ее взгляд сразу стал ледяным, как только она вспомнила вечер, на котором Стив танцевал с сестрой Эймза.

— Не нужно тащить ко мне на веревке партнера для танцев. Кайл! — резко ответила Касс.

Техасец остался невозмутимым. За последнее время подобные вспышки уже вошли у нее в привычку.

— Мне кажется, вы слишком много работаете. Небольшой флирт с некоторыми тамошними франтами, может, как раз то, что надо.

— Значит, он может весь вечер танцевать с Селиной Эймз, а потом прийти домой… — она умолкла понимая, что сболтнула лишнего. — Позволь мне справиться со Стивом Лорингом по-своему. Кайл.

Тот беспомощно пожал плечами и промолчал, увидев в дверях хмурого Стива.

— Джонас мертв. Ему перерезали горло в городской тюрьме. — Он грубо выругался.

— Сейчас везде небезопасно, — произнес Кайл с долей сожаления.

Ругательства Стива померкли в сравнении с богохульствами Касс, которые она извергала, мечась по комнате.

— Он не сказал, кто его нанял! Теперь нам никогда не доказать, что это был Эймз.

— Есть простое решение, — предложил техасец, дотронувшись рукой до кобуры.

— Едва ли мы сможем подойти к Энмзу и застрелить его, Кайл, — усмехнулся Стив.

Кэсс прищурилась.

— Почему тебя это беспокоит? Ведь ты уже убил одного человека и собираешься убить еще.

— Только в целях самозащиты. Кроме того, они не были столпами общества, как Эймз. Поднялся бы шум… Надеюсь, это западное словечко?.. Если бы мы просто застрелили нашего главного конкурента… — сухо заметил Стив.

— Эту змею нужно убить. Не знаю точно, как, но… если вы не придумаете, как обтяпать это дельце… — Кайл запнулся, переводя взгляд со Стива на Кэсс.

— О, мужчины! Не мелите чепухи. Просто нужно ударить Эймза по самому больному месту — по его бумажнику. У нас есть армейские контракты, а теперь и железнодорожный. Мы доведем Эймз Фрейтинг до банкротства! — с этими словами она выскочила за дверь, хлопнув ею так, что задребезжали стекла.

— Немного раздражительна в последнее время. Ты не знаешь случайно, почему? — простодушно спросил Кайл.

— Кажется, женщине просто не нравятся мужчины, особенно когда она не ведет в игре, в которой ей приходится участвовать.

Он взглянул на непроницаемое лицо Кайла, чувствуя постоянную готовность техасца защитить Кэсс.

— Иначе говоря, Кэсси нужно еще немного приручить, прежде чем она получит награду.

Сопоставив в уме гнев Стива по поводу вынужденной женитьбы, постоянную теперь раздражительность Кэсс и некоторые обстоятельства их совместной жизни. Кайл пришел к поразившему его выводу.

— Значит, я был прав, когда говорил, что вы будете грубо обращаться с нею? — спросил он, раскрыв глаза от удивления.

— Она эгоистичная, высокомерная, ледяная принцесса, которая привыкла обращаться с мужчинами так же, как она обращается со скотом. Я, может, и ее жеребец, но будь я проклят, если позволю использовать меня задаром. Я имею в виду не только гонорар за жеребячьи услуги, который получу, когда уеду!

Стив повернулся и побежал вверх по лестнице, перескакивая через две ступени.

Кайл присвистнул и почесал голову.

— Ну и дьявол этот желтоглазый!

Он усмехнулся и пошел на кухню, привлеченный ароматом свежеиспеченных булочек, бормоча под нос:

— Не ястреб ты, Стив Лоринг, а осел! Кэсс не собирается отпускать тебя, неужели вы, два дурака, еще не поняли этого?

Огромный танцевальный зал был украшен красными, белыми, синими флажками и большим портретом президента Гранта. Хрустальные люстры рассыпали сверкающие блестки на элегантно одетых мужчин и дам в разноцветных нарядах и кружевах. На каждом столе благоухали букеты красных и белых роз, играл оркестр.

Кэсс и Стив пропустили скучную речь мэра, поздравившего денверцев со строительством железной дороги, и приехали, когда уже начались танцы, за которыми последует банкет до полуночи.

Стив искал глазами Пальмера, а Кэсс стояла рядом, невольно притопывая ногой в такт вальса.

— Хочешь потанцевать, Кэсси?

— Вы окажете мне честь? Я недостойна, — с притворным удивлением ответила она.

Стив посмотрел на жену. Ее блестящие медные волосы были красиво уложены, а темно-зеленое шелковое платье с большим декольте приоткрывало грудь, которая волновала его так же, как и ее гибкое тело.

— Ты будешь первой красавицей бала, как говорят в Луисвилле, — он закружил ее в вальсе. — Я только хотел быть первым в твоем списке.

— Чтобы потом выискивать новые жертвы? — дрожащим голосом спросила она.

Мимо них проплыла Селина Эймз в объятиях Гордона Фиска — банкира из Нью-Йорка.

— Опять ревнуешь, Кэсси, — упрекнул он. — У меня с Селиной ничего не было, мы только разговаривали.

— И с проституткой в Фэарплее ты тоже просто разговаривал? Если я опять застану тебя с какой-нибудь женщиной, прежде чем ты выполнишь свои обязанности, я тебя кастрирую, мой дорогой жеребец-янки.

— Я создал чудовище Франкенштейна или, вернее, невесту Франкенштейна.

Почувствовав вдруг происшедшую в нем перемену, она подняла на него глаза. Стив смотрел мимо нее на Беннета Эймза, стоявшего в другом конце зала.

— Думаю, стоит поболтать с Эймзом, — тихо сказал он.

— Стив, ты же сам предостерегал Кайла, помнишь?

Когда они подошли поближе, Кэсс заметила Селину.

— Так с кем из Эймзов ты хочешь поболтать? — В ее голосе был яд и мед одновременно. Стив улыбнулся, довольный ее ревностью.

— Кэсси, Кэсси, ты всегда предполагаешь худшее. Остановившись рядом с Эймзами, они увидели, что брат и сестра заняты разговором с Пальмером.

— Добрый вечер, Уилл, — сказал Стив, беря два бокала шампанского и протягивая один жене.

— Давайте выпьем за окончание строительства железной дороги Канзас — Тихий океан, за начало строительства железной дороги Денвер — Рио-Гранде.

Пальмер засмеялся и поднял свой бокал:

— За наше долгое и взаимовыгодное сотрудничество, Стив, и .. — он повернулся к Кэсс, — ., за твою жену, которая столь же красива, как и умна. Я получил ваши отчеты о расходах материалов, миссис Лоринг, они очень точны.

Кэсс обворожительно улыбнулась.

— Благодарю вас, генерал. Клей… Лоринг Фрейтинг гордится своей точностью и объективностью, — ответила она бросив злой взгляд на Эймза.

Тот собрался ответить, но Селина успокаивающе коснулась руки брата и мило сказала:

— Бизнес ужасно скучен для леди, Беннет. Будь любезен, наполни наши бокалы шампанским, я ненадолго украду мистера Лоринга.

Кивнув генералу, Эймз отошел. Стив с улыбкой пожал плечами и увел танцевать Селину, оставив жену с Пальмером.

— По крайней мере, она удержала своего брата и моего мужа от драки. Уилл усмехнулся;

— По-моему, это вы стремились к сражению с этим неприятным мистером Эймэом, миссис Лоринг. Не окажете ли мне честь потанцевать со мной?

— Только если вы будете называть меня Кэсс, генерал, — впервые за вечер она искренне улыбнулась.

— Тогда, дорогая леди Кэсс, вы должны называть меня Уиллом. Военное звание следует время от времени забывать.

Кэсс хорошо понимала, что у этого человека мог быть ключ к тайне ее мужа.

— Вы со Стивом друзья с детства, Уилл?

— Да. С Филадельфии. Наши родители, по крайней мере наши отцы, тоже были друзьями.

В тот момент, когда он собирался рассказать о семье Лорингов, Уилл вспомнил, что Стив хотел, чтобы Кэсс по возможности меньше знала о его прошлом.

— А сейчас я рискну наскучить леди разговором о бизнесе.

Вечер медленно тянулся, а Стив продолжал танцевать с разными женщинами: толстыми женами влиятельных бизнесменов, резвыми молодыми девушками и особенно часто с красавицей Селиной. «Он очаровал их всех», — думала Кэсс, не оставаясь в долгу и каждый раз выбирая нового кавалера из толпы окружавших ее мужчин.

Кэсс давно с бесстрастной надменностью отгородилась от рассыпаемых ей комплиментов, используя мужчин только в интересах своей компании. Потом она попыталась использовать их, чтобы разжечь ревность Стива. Ничего хорошего из этого не вышло! Она с завистью думала, что скоро Уилл Пальмер уедет в Филадельфию, чтобы жениться на своей любимой Куин Мэллон. Она вспомнила, как горели его глаза, когда он рассказывал о ней Стиву, и впервые подумала тогда, что истинная любовь между мужчиной и женщиной возможна.

Кэсс оглядела заполненный танцевальный зал, и с ее глаз словно спала пелена. Взаимоотношения родителей, столько времени отравлявшие ей жизнь, потеряли вдруг свое значение и уже не могли исказить действительность. Она видела, что мужья и жены смеялись, вместе танцевали, болтали, и чувствовалась их явная привязанность друг к другу. «Кайл был прав, мне следовало найти мужчину, который хотел бы на мне жениться, а не того, кто сделал это насильно», — с горечью подумала она.

Но против воли Кэсс все время искала глазами высокую, элегантную фигуру мужа. Он выделялся в толпе, и свет играл на его выгоревших волосах, когда он откидывал голову, смеясь на какие-то замечания Селины. Он был самым привлекательным мужчиной в зале. И он принадлежал ей, черт возьми, а не этой суке Эйма!

Недели сдерживаемого сексуального разочарования Касс вскипели в ней, почти что задушив ее. Она чувствовала себя пойманной в ловушку и бессильной.

Стив разговаривал с Уиллом о его приближающейся свадьбе, потягивая превосходное вино. Он взглянул на Билла Байерза, заметил осуждение на его лице я поднял свой бокал в насмешливом приветствии.

— Это за Блэки Драго. Жаль, что добропорядочного демократа не пригласили в это логово республиканского беззакония, — пробормотал он. Увидев жену, стоявшую перед букетом роз, он неуверенной походкой потел к ней. Кэсс печально вытянула из букета белую розу и вдохнула ее нежный аромат.

— Чарующая картина, Касси. Тебе надо носить белые розы в волосах.

Он протянул руку и погладил нежные локоны.

— Не надо, Стив, — почти умоляюще произнесла она.

— Почему нет, Кэсс? Я должен прикасаться к тебе, спать с тобой, исполнять свои супружеские обязанности, разве не так? Это законное право мужа — получать удовольствие от своей жены, восхищаться ее красотой… а ты очень красива, Кэсси. И это мое.

Он старательно выговаривал слова, словно был…

— Вы пьяны, Стивен Террел Лоринг, — с обидой прошептала она, хотя затруднилась бы ответить даже себе, что именно вызвало у нее такую реакцию — его опьянение или ее страстное желание.

Он отвесил что-то вроде поклона и подмигнул;

— Пойдем домой, мадам, — и я покажу тебе, какой я пьяный.

— У тебя ведь есть «супружеские права», правда, Стив? — вдруг улыбнулась она, сверкнув глазами.

Когда они вернулись домой, Кэсс заботливо проводила мужа в кабинет и налила два полных бокала бренди.

Он удивленно посмотрел на нее и попытался связно сформулировать свою мысль.

— Меня впечатляло твое огорчение по поводу моего злоупотребления спиртными напитками.

— Ты перепутал меня с Байерзом. Держу пари, он перестанет раскланиваться с тобой на следующем приеме, — снисходительно ответила она. — Выпей, дорогой.

Она поднесла коричневую жидкость к губам, но отпила совсем немного, в то время как Стив быстро осушил свой бокал.

Потом она отвела его наверх и уложила в постель. Кэсс провела беспокойную ночь, полную нервозного ожидания… А может, это был страх?

Стив постепенно приходил в себя. Он открыл глаза, но сразу зажмурился. «О, Господи, — словно из тумана возникла мысль, — шампанское с виски не смешивают». Но голова у него слишком болела. Он смутно вспомнил, что Кэсс прошлой ночью, наливала ему бренди: «Замечательно, именно то, что мне было нужно!»

Больше он вспомнить ничего не мог. Уловив какой-то шорох, он осторожно повернул голову и с трудом открыл глаза. Кэсс сидела за туалетным столиком и расчесывала щеткой волосы. Она сидела спиной к нему, и он различил соблазнительный изгиб се красивых бедер под прозрачным пеньюаром.

Почти сразу Стив почувствовал эрекцию, а так как ничто ему не мешало, он вдруг понял, что на нем нет никакой одежды. «Так даже лучше», — с улыбкой подумал он. Но когда он сделал попытку встать, то не мог двинуться! Широко открыв глаза, он быстро повернулся направо, потом налево. И поднял голову, чтобы посмотреть на свое обнаженное тело. Он был привязан к кровати своей жены.

Хотя его мозг все еще находился под властью винных паров, он, тем не менее, оценил унизительное состояние тела, и Кэсс это поняла.

Глубоко вздохнув, она поднялась, подошла к кровати и внимательно посмотрела на взъерошенные волосы мужа, налитые кровью глаза, пробившуюся щетину. Даже в таком неблаговидном виде он оставался неотразимо красивым. Она чуть покраснела от робости и смущения, которые не позволяли ей разглядывать лежащее перед ней мускулистое тело, поэтому ее взгляд был прикован к его удивленному лицу.

Стиву никак не удавалось собраться с мыслями. Черт возьми, она красива! Но зачем она здесь? Он снова закрыл глаза.

— Что происходит? — тупо спросил он.

— Мне кажется, тебя привез… заключили в мою постель.

— Заключили? — он нахмурился, думая над ее словами, потом поднял голову и свирепо уставился на нее. — Заключенный осел! Привязан к твоей кровати? Что это за игра?

Кэсс выдержала его взгляд. Он заслуживал все, что она приготовила для него и даже больше!

— Это не игра, мой дорогой муж! Я собираюсь востребовать с тебя законный долг. — Она была несколько смущена пустым выражением глаз своего пленника, но упрямо продолжала:

— Ведь женитьба — это не только личное соглашение сторон, это и — заключенный контракт. Ты сам сказал, что муж имеет законное право получать определенное… — она слегка покраснела, вспоминая слово, которое он употребил, — удовольствие от своей жены. Если она не выполняет свой долг, тогда он может применить… убеждение силой. Если такое положение действительно для мужа, то оно должно распространяться и на жену.

Кэсс внимательно наблюдала за его красивым лицом, но все, что она там прочитала, было лишь изумленное непонимание. Смелость покидала ее, однако она заставила себя продолжать:

— Я имею в виду, что женщина тоже может применить силу, если муж отказывает ей в удовольствии.

Стив замотал головой, как боксер-профессионал, пропустивший сильный удар.

— Кэсс, о чем, черт возьми, ты лепечешь? Господи, я просыпаюсь голый, с похмелья, привязанный к кровати, а ты читаешь мне лекцию! Ты что, с ума сошла?

Кэсс еще больше покраснела и вдруг услышала его смех.

— О Боже, теперь понимаю! Ты собираешься изнасиловать меня, правда?

Касс гневно зашипела;

— Я тебя не насилую. Я только намерена получить то, что принадлежит мне! Стив немного протрезвел.

— Да, убеждение действием. Полагаю, мне не стоит выражать недовольство? Я слышал о мужчинах, которые платят проституткам за такое обращение.

Подавив свой гнев, она улыбнулась и мило спросила:

— Значит, мужчины платят за это? Сколько? Рена Буфорд уже привязывала тебя к своей палатке?

— Пошла к черту. Касс, отвяжи меня! — нахмурился Стив, вглядываясь в это красивое, решительное лицо.

— Ни за что, — сказала она, подчеркивая каждое слово. — Ты получил свое — теперь моя очередь.

Его беспокойство все возрастало.

— Послушай, Кэсс, ты…

— Замолчи! Ты получил от меня, что хотел, а когда я пыталась попросить тебя… ты унизил меня. Хорошо, теперь я получу, что хочу.

Кэсс злобно смотрела на мужа, который в это время отчаянно пытался придумать, как бы избежать предстоящих неприятностей.

— Даже не мечтай, Стив. Если ты попытаешься закричать, я засуну тебе в рот вот это, — она показала ему шарф, который она нервно вертела в руках. — Правда… я сомневаюсь, что ты закричишь. Тебе вряд ли захочется предстать перед людьми в таком… э… состоянии… — Во всяком случае, я не стану с тобой церемониться, если ты не заткнешься. Она сделала паузу. — Да, объезжать своего жеребца, держа его под уздцы, — мне бы это понравилось. И Стив поверил ей.

Касс села на край кровати, надеясь, что он не заметит ее нерешительности, медленно наклонилась, впилась в этот красивый рот, потом стала покрывать легкими поцелуями лицо и шею мужа.

Хотя Стив не издал ни звука, в нем все кипело. Значит, требует удовлетворения, так? Хорошо, она может завладеть его телом, но той частью, конечно же, не завладеет! Он закрыл глаза. Лучше проявить безразличие к ее ласкам, не соблазняться красивой грудью, обтянутой прозрачной материей пеньюара.

Кэсс подняла голову, увидела, что глаза у него закрыты, и осталась довольна. Потом она коснулась языком его губ, используя тактику, которую он сам часто применял. Стив слегка дернулся. Она продолжила ласку, медленно спускаясь к его груди, нежно покусывала соски, ее охватило блаженство, когда они стали твердыми. Она погладила пальцами жесткие волосы, упругие мышцы груди, потом легонько поцарапала живот.

Стив, не открывая глаз, вел заведомо проигранное сражение.

Кэсс осторожно коснулась его вялой плоти, тут же отдернула руку, но увидев, что муж по-прежнему не смотрит на нее, постепенно осмелела. Она взяла член в руку, стала нежно сдавливать и массировать его, не совсем уверенная в правильности своих действий. Однако ее усилия были вознаграждены: член увеличился в размерах и затвердел.

Касс забыла о своем смущении, поддавшись Другим, более сильным и примитивным чувствам. Она гладила восхитительно упругое древко и с радостью заметила учащенное дыхание у Стива. Она сделала ему больно.

Он слегка отвернул от нее лицо и, казалось, изо всех сил вдавил голову в матрас. Она по собственному опыту знала, что это означает. Улыбнувшись, она снова занялась членом, припоминая самые интимные и смущающие вещи, которые она вычитала в одной из книг доктора Элснера. Очень осторожно она поцеловала и слегка прикусила восставшую плоть. Бедра Стива дрогнули, дыхание стало громким и неровным, и Кэсс пришла в восторг от вновь обретенной власти над мужем.

Совершенно не собираясь этого делать, она вдруг охватила губами член, ощутив во рту его пульсирующую силу. Стив тихо застонал, и его бедра поднялись навстречу ласке. Она продолжала сладкую муку до тех пор, пока стоны узника не превратились в какое-то глухое рычание, а тело не начало извиваться под удерживающими его веревками. Кэсс вытащила член изо рта и снова взяла его в руку. Да, он был готов, и, к своему удивлению, она поняла, что и сама испытывает непреодолимое желание.

Она читала, что женщина тоже может быть сверху. Сейчас она сама попробует! Касс подняла пеньюар и, раздвинув пошире ноги, с легкостью поглотила желанную приманку.

Стив опять застонал, не открывая глаз из-за ярости и унижения, проклиная себя, неожиданное мастерство жены и свою прошлую жестокость, которая обрекала ее на физические мучения.

Кэсс начала осторожно поднимать и опускать бедра, почти теряя сознание от наслаждения. Не думая о последствиях, она ускорила движение, но, как только она готова была погрузиться в неизведанную бездну, в памяти снова всплыли страницы книг доктора Элснера. Она должна двигаться медленно, наблюдать за Стивом, чтобы он снова не обманул ее, достигнув кульминации раньше нее. Она стала медленно, почти вяло вращать бедрами и увидела, как у него на шее вздулись вены.

Кэсс тут же замерла и, наклонившись, жадно припала к его губам. Опомнилась она только тогда, когда почувствовала, что их тела самопроизвольно слились в едином ритме. Она было подумала о не имеющих с этим ничего общего законных правах. Потом все мысли ушли, невероятной силы оргазм потряс ее тело, и она провалилась в багровое никуда.

Ошеломленная и совершенно разбитая. Касс упала мужу на грудь. Вот, значит, о чем говорилось в книге! Не удивительно, что она ничего не поняла. Она наслаждалась последними сокращениями влагалища, не выпускавшего все еще твердый член. После долгого молчания она, наконец, хрипло пробормотала:

— Я не знала, не могла даже представить себе, Стив, я бы никогда не скрыла этого от тебя. Ты, должно быть, в самом деле ненавидишь меня, если поступил так.

Когда она подняла голову, чтобы взглянуть ему в лицо, ее полные слез глаза вызвали у него безрассудный гнев.

— Ты грязно играешь, Кэсси. Притащила меня сюда, связала, словно рождественскую индейку, использовала как племенного жеребца. Каждую ночь я должен приходить под дверь твоей спальни, как паршивая шавка, теперь ты привязываешь меня к кровати, насилуешь и после всего этого считаешь себя обиженной.

Кэсс подпрыгнула, будто прикоснулась к раскаленным углям. Забыв о скромности, она сбросила пеньюар и схватила свою одежду. Ей нужно уйти отсюда!

Стив уже не владел собой, в нем снова вспыхнула ненасытная страсть. Кэсс натянула брюки, накинула бледно-желтую рубашку, а когда повернулась к мужу, он использовал свою беспомощность и сексуальное возбуждение как оружие: сократив мышцы, он заставил член дернуться и приподняться. Она молча смотрела на него.

— Значит, ты не поступила бы так со мной? — он зло рассмеялся. — Ну, любовь моя, а как теперь насчет меня?

Кэсс побледнела и отрицательно качнула головой.

— Нет! Ты все время оставлял меня неудовлетворенной, а сам имел, что хотел. Теперь была моя очередь.

Стив откинулся на спину и расслабился, но его гнев еще не прошел.

— А что ты думаешь. Касс, о таком мужчине, как Руфус Клейтон? Он использовал твою мать как племенную кобылу, он насиловал ее, он заслужил твое презрение, так ведь? Ну, а ты — дочь своего отца, дорогая!

Кэсс остановилась посреди комнаты, прижав руки к животу.

— Ублюдок! Тебе тоже нравилось. Да!

— Так говорят мужчины вроде твоего отца. Ну и что, если мне нравилось? Многим женщинам тоже нравится заниматься любовью. Но им не нравится, когда их насилуют. Ты ханжа! Думаешь, раз твой отец был животным, это оправдывает все, что бы ты ни делала со мной? Ты — насильница!

Кэсс бросилась к веревке, освободила правую руку Стива и отскочила. Но он не сделал попытки подняться.

— Я не такая, как Руфус, — выдохнула она. — Убирайся отсюда к чертовой матери.

Касс повернулась и, сдерживая слезы, вышла из комнаты.

Когда дверь за нею закрылась, Стив уткнулся головой в матрас, задыхаясь от отвращения к себе. Он до смерти устал и от самого себя, и от этого нелепого «брака».

Глава 11

Кэсс, не помня себя, сбежала по лестнице. В конюшнях сейчас никого нет, но она не станет будить старого конюха Реда Куртиса и сама оседлает лошадь. Пока у нее нет сил встречаться с людьми.

Подойдя к стойлу своего любимого Ангела, она принялась за дело. У крупного жеребца с умной белой мордой иногда было плохое настроение.

— Стой спокойно, иначе я тебя кастрирую! — бормотала она, подтягивая подпругу. — Мне ни к чему твой отвратительный мужской темперамент!

Ей предстояло обсудить с Кайлом детали предстоящей длительной поездки в Форт Юньен, но она решила, что прогулка верхом на свежем воздухе поможет ей справиться с гневом, унижением и болью. Стив сидел в одиночестве за обеденным столом и пил уже третью чашку ароматного зеленого чая, игнорируя стоявшую перед ним еду.

После ухода Кэсс он долго лежал в ванне, чтобы успокоиться и укротить свое приводящее в ярость неудовлетворенное желание. Стерва! Безжалостная, ненормальная, взбалмошная, красивая, желанная, сводящая с ума… стерва! Он резко отодвинул чашку, уставился на фарфоровую тарелку с омлетом, потом сжал руками голову, чтобы унять боль.

В таком состоянии и нашел его, войдя в столовую, Кайл. «Он выглядит не лучше Кэсс», — подумал техасец, увидев сутулую спину и налитые кровью глаза.

— Должно быть, вы действительно напились на вчерашней вечеринке, — сказался, осторожно придвигая стул. Льняные скатерти всегда нервировали его, поэтому Вера принесла ему любимый черный кофе в оловянной кружке.

— , Как вы можете выносить эту дрянь? — Кайл сморщился, понюхав чай.

— Он идет намного легче, чем ваши чернила.

— Тогда пейте. Завтра мы отправляемся на равнины. Прекрасная страна в тысяче миль от поля, семидесяти милях от леса, в пятнадцати — от воды и только в двенадцати дюймах от дьявола!

— Звучит красиво, — хмуро ответил Стив. — Но я вряд ли увижу Форт Юньен.

Кайл нерешительно помолчал, не зная, как спросить о том, что его интересовало.

— Будет очень длинная поездка: горячие ветры, пыль, такая густая, что по ней можно плыть, град пуль в местных стычках.

— Другими словами, это не место для новичка, — сухо произнес Стив. — К тому же моя любимая жена не захочет об этом слышать. Ей нужны только определенные услуги, — язвительно добавил он.

Кайл внимательно смотрел на хмурого мужчину, сидящего перед ним.

— Я считаю, что в любом случае вам нужно ехать, нравится ей это или нет.. Кстати, Лоринг, как-то я уже говорил вам, чтобы вы не обращались с ней грубо. А я — человек, который страшно не любит повторяться.

Стив зло засмеялся.

— Я обижаю ее! Забавно! А теперь почему бы вам не пойти к черту?!

— Что вы с ней сделали? Она молчит, но я никогда не видел ее такой подавленной, как сегодня утром, такой… — Кайл подыскивал слово, чтобы описать состояние Кэсс. Сексуальное разочарование вдруг отошло на задний план, Стив сразу вспомнил чуть не плачущую жену и Вновь почувствовал и вину, и злобу.

— Я ничего не сделал, Кайл. Это она сделала! О, дьявол, я не обсуждаю с посторонними, что происходит в постели между мною и моей женой. Скажем, я назвал вещи своими именами.

— Что это значит?

— Она поступает, как Руфус Клейтон, и я сказал ей об этом, — защищался Стив.

— Ты что? — Кайл начал подниматься, но, взяв себя в руки, снова сел.

Понимая, что Кэсс, должно быть, спровоцировала мужа, он пытался взглянуть на вещи объективно. По правде говоря, этот мужчина как раз то, что ей надо, и Ханникат надеялся, что Кэсс тоже нравится таинственному пришельцу с востока.

— Мне нужно кое-что рассказать вам. Только между нами. Кэсс рассказала мне об этом за бутылкой виски. Она обычно не пьет, но тогда она просто не справилась с подъемом в гору из-за того осла. Хочу рассказать о Кэсс и ее папаше, а вы послушайте…

На рассвете они снова отправились в Скалистые Горы, только на этот раз повозки двигались на юг, к горячей пустыне Аризоны, и встречающиеся на пути придорожные ранчо были единственным намеком на цивилизацию.

Так как Форт Юньен являлся основной базой, откуда армия отправляла провиант во все пограничные пункты Юго-Запада, обоз состоял из большого числа повозок. Наблюдая, как погонщики ловко запрягали огромных ревущих быков, хлопали своими хлыстами и ругались, Стив не переставал удивляться, насколько быстро он успел привыкнуть к трудной жизни в этих отдаленных районах.

Он знал, что поездка будет не из легких, но упрямо хотел в ней участвовать. «В качестве наказания?» — ехидно спрашивал внутренний голос.

Стив искал глазами жену, которая теперь старательно его избегала. Прошлой ночью они спали врозь, и он собирался исправить положение в поездке.

Когда Кайл рассказал ему историю семьи Клейтонов, Стив осознал, как сильно ранили жену его жестокие обвинения. Если бы он понял раньше состояние этой одинокой и отчаявшейся семнадцатилетней девушки, взявшейся управлять мужской империей! Барьеры, которые она сооружала вокруг себя, были только самозащитой, а не панцирем бессердечности, как он себе представлял. Стив снова проклинал себя за то, что оказался тупым дураком, проклинал судьбу, уготовившую ему такие мучения, но все было бесполезно.

Не найдя Кэсс во дворе, он вернулся в контору, чтобы дать последние инструкции Осей, и сразу увидел жену. Она стояла к нему спиной и разговаривала с молодым клерком: аккуратно одетая, волосы заплетены в толстую, блестящую косу, спадающую до пояса. Он вспомнил их приятную мягкость, нежный запах сирени, который чувствовал, когда зарывался лицом в ее медные локоны.

Осей прервал его мечтания, с улыбкой поднявшись ему навстречу. Кэсс резко повернулась, и свернутый хлыст, мирно лежащий на стойке, очутился у нее в руке.

Он криво улыбнулся ей, кивнул парню и подошел к стойке. Она отшатнулась от него.

— Я пойду. Мы готовы к отправлению, ждем только Кайла, — сказала она, направляясь к кладовой.

Он быстро догнал ее.

— Подожди, Кэсс. Нам надо поговорить.

— О чем говорить, Стив? Вчера утром, надеюсь, ты уже все сказал.

Она стояла перед ним, глядя ему в лицо.

— Я виноват, Кэсс. Я признаю это. Стив медленно подошел, осторожно взял ее холодные руки в свои теплые ладони и почувствовал прикосновение хлыста.

— Ты ведь не собираешься испытать его на мне, правда?

— Ты уже доказал тщетность применения к тебе силы, Стив.

— Мы оба не правы, Кэсс. Мне не следовало сравнивать тебя с Руфусом, Что бы ни произошло между нами, ты этого не заслуживала.

Он приподнял рукой ее подбородок, заглянул в округлившиеся от смущения глаза.

— Почему… почему ты это говоришь? Может, потому, что у нас сделка… потому что я…

В тот момент, когда Стив прижал ее к своей груди, появился Булли Куинт и застыл на месте. — Я пришел за последним зерном. У нас есть место в прицепе.

Кэсс очень хотелось услышать, что скажет Стив, но следом за Булли вошли еще двое погонщиков и взвалили себе на плечи мешки с зерном.

— Ты едешь на гнедом с белой мордой? — спросил ее Стив.

— Да. Вряд ли я смогу идти до Аризоны по двадцать миль в день рядом с быками. Тебе тоже лучше взять лошадь из конюшни, иначе собьешь себе ноги, пока мы остановимся на вечерний привал, — натянуто сказала она.

— Я уже купил для себя лошадь, — усмехнулся он.

Во дворе Кэсс увидела чудесного серого жеребца, привязанного к ограде, такого же крупного, как ее Ангелочек. Ровный цвет олова не нарушали никакие пятна, что часто встречается среди лошадей этой масти. Перед ним стоял восхищенный Кайл.

— Его зовут Мятежник. Я купил его вчера у… — начал было Стив.

— Одна из призовых лошадей Блэки! — прервала его Кэсс. — И зовут ее не Мятежник.

— А сейчас его зовут так.

— Как, черт возьми, ты убедил Блэки расстаться…

— Мы заключили сделку, — спокойно ответил Стив.

— Есть на что посмотреть, хотя немного норовистый. Он и твой дьявол будут ссориться, Кэсс, — сказал Кайл.

— Мой не дьявол.

— Просто он соответствует твоему характеру. Может, две вздорные лошади похожи на двух вздорных хозяев? — подмигнул Стив, поглаживая морду коня.

Кэсс поняла, что се представления о мастерстве Стива как наездника были правильными, об атом говорили и его сложение, и выучка. Она снова удивилась, почему янки из Филадельфии работал на конной ферме в Кентукки. Очевидно, его использовали для ухода за норовистыми лошадьми.

— Лучше присматривай за своим, а я буду присматривать за моим, — с этими словами она направилась туда, где был привязан ее Ангелочек.

— Кажется, здесь собираются в поездку, — прищурился Ханникат.

— Думаю, я переживу, Кайл. На этот раз не будет сюрпризов, как, например, когда я отморозил задницу в горах. Я приготовился, — хмуро отозвался Стив.

— Вы правильно все сделали, Крис и другие ребята рассказали мне. Проявили твердость характера… и мужество… хотя вы янки, но там, куда мы едем, вы не замерзнете. На юге дьявольски жарко. Наш маршрут проходит по открытой прерии, где от солончаковой пыли у вас растрескаются губы, а ветер будет сдирать рубашку со спины… если, вы, конечно, не потонете, когда разразится ливень, или град не разобьет вам голову. На юге такие свирепые москиты, что прямо бросаются на погонщиков.

Стив добродушно усмехнулся. За последние недели он вдоволь наслушался от погонщиков подобных небылиц.

— Знаю… придорожные ранчо к югу от Пуэбло такие плохие, что клопы садятся на подоконники и лают, а кузнечики такие большие, что фермеры запрягают их в плуг. Переживу, Кайл. Я научился многому, — таинственно закончил он, вскакивая в седло.

Кайл и Кэсс ехали бок о бок, наблюдая за Стивом. До Пуэбло их путешествие было не таким уж неприятным, если не считать медлительности быков, тянущих нагруженные повозки.

Кэсс думала о предстоящих ночах. Что собирался сказать ей муж, когда их прервали? Время уходит катастрофически быстро, они не могут тратить его попусту и спать раздельно. Она должна набраться смелости и пойти к нему. Но захочет ли ее Стив после того, что она с ним сделала?

Кайл спокойно изучал свою хозяйку, пока ее взгляд постоянно искал мужа. Он заметил, как спокойно и легко Стив обращается с лошадьми, с каким уважением преданные погонщики относятся к мужу Кэсс. Не ускользнуло от его внимания и то, как напряглись ее руки, державшие вожжи, когда Джек-Пожиратель Собак долго разговаривал со Стивом.

— Похоже, люди привязались к нему, Кэсс, — осмелился сказать Кайл.

Та, занятая своими мыслями о приближающейся ночи, покраснела, потом огрызнулась:

— А за указаниями обычно приходят ко мне.

— Ну, я мог бы слегка оттолкнуть его ради тебя… — задумчиво сказал он, потом почесал затылок и продолжил:

— Конечно, у вас сделка. Выполнил он свою часть или еще нет?

— Нет! — Она покраснела еще сильнее и, пришпорив Ангела, галопом ускакала прочь.

Лето выдалось жарким и сухим, густая пыль висела в воздухе, покрывая толстым слоем людей и животных. Мухи, вечные спутники несчастных быков, зловеще роились вокруг них и разлетались на какое-то мгновенье, когда погонщики щелкали кнутами, рассекая застывший воздух.

Ближе к вечеру они прошли в миле от одного из караванов Беннета Эймза, который возвращался в Денвер с зерном и продуктами. Хотя этот контракт не был таким выгодным, как армейский контракт Лоринг Фрейтинг, он приносил Эймзу значительный доход.

Кайл со своими вооруженными людьми внимательно следил за тем, как чужой обоз медленно исчезает за горизонтом.

— Сколько дней они в пути. Кайл? — спросил Стив.

— Думаю, около двух недель, в зависимости от погоды и всего остального.

— Не удивлюсь, если яйца стухнут, пока они доберутся до Денвера. Когда я впервые ел там омлет, меня чуть не вывернуло наизнанку, — засмеялся Стив.

— Единственный способ есть их яйца — это смешать их с красным перцем, чтобы не чувствовать вкуса яиц. В пшенице долгоносики, овощи гибнут при перевозке, но все это достается народу. — Ханникат философски пожал плечами.

— Железная дорога все изменит. Кайл, подожди, пока узкоколейка Уилла Пальмсра пройдет по всей территории.

— И сразу же выбьет старого Эймза из бизнеса. Обманутый народ тоже будет против него.

— Блэки рассказывал в «Ведре Крови», как Эймз кладет плоские камни между кусками бекона, а потом продает их за фунт стерлингов, выкачивает виски из бочонков, а туда заливает воду, подкрашенную табаком.

Кайл фыркнул.

— Хорошее пойло. А если табак заканчивается, Эймз использует порох и красный перец!

Оба засмеялись, а потом Кайл спокойно спросил:

— Вы с Кэсс еще не поладили?

— Я пытался поговорить с ней сегодня утром, но ты видел, какой выдался день. Поговорю вечером. Где у нас остановка?

— У небольшого рукава на Шерри Крик. Если только засуха пощадила ее, то недалеко от дороги есть пруд… — Кайл не договорил, но по мимолетной усмешке Стива было ясно, что он понял намек.


Кислое Пойло ударил по железке, приглашая всех на обязательную предобеденную молитву.

— Господи, пошли нам освежающий ветер и немного дождя, чтобы смочить наши пересохшие глотки, умоляем тебя. Но если ты не сможешь подарить нам облегчение, пожалуйста, не посылай, хорошей погоды и на обоз Эймза. Чтобы все были равны. Аминь.

— Аминь! — отозвался хор голосов, и люди выстроились в очередь за едой. Не увидев Касс и Стива, Кайл улыбнулся и принялся за сухарь.

В тот момент Кэсс медленно входила в прохладную воду водоема. Под защитой густых зарослей кустарника, вдали от места привала она могла спокойно раздеться и искупаться. Кайл, Джек и Булли не допустят, чтобы кто-нибудь из мужчин подглядывал за ней. Когда она намылила волосы и собиралась уже сполоснуть их, кто-то тихо сказал:

— За эти десять минут ты смыла по меньшей мере фунтов пять дорожной грязи.

На камне под ивой сидел Стив. Кэсс плюнула и шлепнулась назад в воду. Тщательно приготовленные слова вылетели у нее из памяти так же быстро, как исчезает обращенное в паническое бегство стадо скота.

— Зачем ты шпионишь за мной? Кто тебя пропустил? Мои люди всегда охраняют мое уединение! — возмутилась она, когда он начал раздеваться.

— Мои люди пропустили меня, чтобы я мог помыться с моей женой, — ответил он, словно это было самым обычным для них делом.

Его мускулистое тело тускло обозначилось в меркнущем свете, когда он вошел в воду и начал медленно приближаться к ней. Кэсс стояла на месте, упершись ногами в скользкое илистое дно. Может, ей не стоило готовить какие-то обидные речи, а просто дать всему идти своим путем.

Стив остановился перед ней, ощущая, как первый порыв ветра, поднявшегося с наступлением темноты, взъерошил ему волосы н обласкал тело. Кэсс задрожала то ли от ветра, то ли от его близости.

Он слегка коснулся се набухшего соска, почувствовал шелковистое скольжение воды по ее коже, когда приподнимал руками ее восхитительную грудь. Кэсс не отстранилась от него. Тогда он притянул ее к себе и, касаясь губами ее шеи, пробормотал:

— Кэсси, Кэсс, милая, нежная…

Ее губы раскрылись ему навстречу, а руки уже обвили его плечи. Она ощущала, как волосы на его груди царапают се чувствительные соски, а внутри уже начало разгораться тлеющее пламя страсти, которое, как она прекрасно знала, скоро превратится в бушующий пожар. Они прильнули друг к другу, и весь мир вокруг начал уплывать.

Их вернул к действительности страшный рев быков, сопровождающийся ржанием лошадей и отчаянными проклятиями людей. Стив поднял голову.

— Дым! — выкрикнула Кэсс. — Боже мои, Стив, степной пожар! Они бросились к берегу и быстро начали натягивать одежду.

Летом не было в этих местах большей опасности, чем степной пожар. Подгоняемый ветром, он распространялся с ужасающей скоростью, пока не превращался в сплошную стену огня, уничтожающего все на своем пути.

— Нужно начать встречный пожар, — крикнула Кэсс. — Слава богу, что в реке высокий уровень воды!.. Придется пожертвовать одеялами и кормовым зерном.

Когда они вернулись в лагерь, там царил кромешный ад. Оранжевый огонь уже охватил горизонт с запада, бросая жуткие отблески на сумеречный пейзаж. Кайл приказывал людям вести беснующихся быков и свободных лошадей в реку. Касс, схватив Булли за руку, показала на повозку с одеялами. Тот с двумя погонщиками не мешкая развязал узлы и стал мочить в воде шерстяные одеяла.

Стив бросился к Мятежнику, успокаивая, оседлал его и поскакал к людям, гонящим скот в мелкий ручей, который давал относительную защиту. Кайл собрал дюжину погонщиков с факелами, чтобы запалить встречный пожар. Огонь надвигался на них со стороны юго-запада. Если бы он не менял направление, у них было бы время зажечь встречную полосу пожара между речкой и наступающим огнем. Призвав на помощь людей с кирками, лопатами, мешками из-под зерна и намоченными одеялами, они побежали из лагеря навстречу огню.

Заведя скот на самое глубокое место, Стив оставил его под охраной нескольких человек и снова помчался к повозкам. Если они не смогут остановить пожар весь груз стоимостью десятки тысяч долларов, будет безвозвратно потерян, но что еще хуже — они могли поплатиться и своей жизнью.

Он тоже схватил одеяло, намочил его, вскинул лопату на плечо и побежал за людьми Кайла, ища на бегу Касс. Он хотел отправить ее в речку поближе к лошадям, но се нигде не было видно.

Зная, что найдет ее в самом опасном месте, он прибавил ходу.

Всю ночь они боролись с огнем. Обливаясь потом, грязный, как дьявол, Стив махал киркой, расширял траншею, расчищал се от любой растительности, на которую мог наброситься голодный огонь. Временами дело казалось безнадежным, но Касс убеждала их, что это необходимо, бегала вдоль линии встречного пожара с мокрой мешковиной в руках. Постепенно узкий коридор выжженной земли расширялся.

Стив наблюдал за ней сквозь дым ночного пожара. Она была покрыта сажей, но оставалась такой же спокойной и сильной, как любой из мужчин, которые трудились для нее. Вдруг порыв ветра метнул огонь на ее брюки, Стив подбежал к жене, толкнул ее в траншею, накрыв мокрой мешковиной, стал катать по земле. Только справившись с огнем, он почувствовал, что дрожит от страха за нее.

— Возвращайся к реке и пережди там. Касс.

— Не могу, Стив! Ты же знаешь. Она быстро высвободилась из его объятий и убежала, крича, что нужно ведро воды и мешки намоченного зерна на западную сторону встречного пожара.

— Так и будет продолжаться? — прокричал Стив Кайлу, вонзая кирку в сухую землю.

— Все зависит от ветра. Он немного утих и, если не перекинется на участок встречного пожара, мы справимся.

На черном от сажи лице глаза Кайла сверкали жутким светло-синим огнем, а его рыжие волосы стали серыми от пепла и грязи.

У Стива были опалены волосы; руки, покрытые волдырями, кровоточили, но он упрямо махал киркой, наблюдая за Кэсс, которая таскала воду вместе с мужчинами.

Перед рассветом затихло последнее шипение, и в прерии снова воцарилась мертвая тишина. Кайл устало поплелся к облокотившемуся на кирку Стиву.

— Хорошо, что ветер остановился, это спасло нам шкуру, я считаю.

— С чего началось. Кайл? Зарницы не было, и. не Похоже, что кто-то из наших людей был неосторожен со спичками.

— Я расставил охрану. Эрни и Лобера. И не видел их с того самого момента, когда все началось, — ответил Кайл, глядя на горизонт, где первые розоватые полоски возвещали о начале дня. — Думаю, надо взять лошадь и поехать посмотреть.

— Я поеду с тобой, — спокойно сказал Стив, сожалея о том, как он обошелся тогда с добрым Эрни на ранчо в Пуэбло.

Кэсс ждала их в лагере с описью в руках: несколько человек под ее руководством уже подсчитывали убытки.

— Пожар устроили люди Эймза, — сказала она Кайлу. — Несколько минут назад нашли лошадь Эрни. На седле кровь.

— Я собирался поехать и посмотреть, — отрешенно ответил Ханникат. Он знал Эрни, еще когда они были мальчишками в Техасе, и догадывался, что увидит там. Повернувшись к Стиву, он сказал:

— Вам лучше остаться здесь и приглядеть за скотом.

Он перевел взгляд на Касс, которая еле стояла на ногах. Правая сторона брюк сильно обгорела, лицо почернело от пепла и грязи.

Стив нежно обнял се за плечи. Инвентаризация продолжалась до середины дня. Основная часть груза и скота не пострадала, спасенная переменой ветра и усилием людей.

Когда Кайл привез тела Эрни и Лобера, преподобный Чарли Филберт понял, что ему предстоит совершить обряд погребения. Оба часовых Кайла были убиты.

— Клянусь дьяволом, что это сделал Эймз. Надо уничтожить этого сукиного сына, — выдавила из себя Кэсс, когда принесли тела ее старых погонщиков.

Изнемогающий от усталости, Кайл расседлал лошадь, решив взять свежую, чтобы догнать обоз Эймза до наступления темноты.

Словно прочитав его мысли, Стив подошел к нему и тихо сказал:

— Ты найдешь только караван с грузом, а тот, кто разжег пожар и убил твоих людей, давно уже в Денвере. Может, он уже доложил Эймзу. Преследование каравана ничего не, даст. Кайл.

— Кроме одной вещи. Вспомните, что сказала Кэсс: его можно уничтожить, обобрав до нитки. Я рассчитываю взять с собой несколько добровольцев и ночью нанести удар по его обозу. Вы когда-нибудь пробовали готовить пшеницу с яблоками, облитыми керосином? — В его улыбке совсем не было юмора. — Разумеется, у тебя не будет проблемы с добровольцами.

— К восходу солнца от этого обоза не останется ни одной повозки.

Кэсс наблюдала за их разговором, злясь, что ее оставили в стороне, и измученная до такой степени, что едва доковыляла до них. Пока Стив объяснял ей план Кайла, техасец уже набрал людей.

Чарли Филберт торжественно прочитал отрывки на Библии. Как только молитва закончилась и мертвых опустили в могилу. Кайл и еще шесть мужчин ускакали на север.

Стив взглянул на жену и спокойно сказал:

— Остальные могут отдохнуть. Я разрешаю людям поспать днем. Вес так измотаны, что от их работы сейчас не будет никакой пользы. А ты… — он дотронулся до покрытого сажей локона, — ., возвращайся в тот пруд, вымойся и тоже отдохни.

Она начала протестовать, но скоро сдалась.

— Я скажу людям. А потом я хочу, чтобы ты пошел со мной на пруд.

Вода была божественной. Стив принес спальники и разложил их в тени ивы. Когда она вышла из воды, он ждал ее с чистым полотенцем и банкой мази от ожогов. Слишком усталая, чтобы возражать, она позволила ему вытереть себя.

— Должно быть, это единственное несгоревшее льняное изделие во всем обозе, — пробормотала она, когда его сильные руки заворачивали се в белоснежное полотенце и слегка массировали ноющие мышцы. Потом он усадил ее в тень и осмотрел ожоги. Нанося мазь на обнаженное тело, он понял, что ее могли изуродовать и даже убить.

— Я убью Беннета Эймза, — пробормотал он. Вспомнив, как он, рискуя жизнью, прыгнул в огонь, чтобы спасти ее, Кэсс нежно дотронулась до его лица.

— Спасибо, Стив, за то, что ты сделал сегодня утром… за все.

Молча кивнув, он уложил ее и прикрыл тонкой простыней. Она заснула прежде, чем коснулась головой земли.

Холодные руки ночи разбудили Кэсс, она открыла глаза и смотрела на звезды. Воздух был прохладным, но Стив согревал се, по привычке положив ей руку на грудь, а ногу — на бедро. Она осторожно сняла его руку и села, глядя на его лицо, слабо освещенное сиянием звезд.

Во сне он выглядел более молодым и казался легко ранимым, совсем не похожим на злого американца, которого она силой заставила жениться. Вспомнив его нежные прикосновения, Кэсс вздохнула. Простит ли он то, что произошло раньше? Захочет ли быть с нею, захочет ли с нею остаться?

Она одернула себя. Он захватывал ее место, отдавал приказы ее людям, жестоко насмехался над ее желаниями после того, как разбудил ее тело. Она не может себе позволить любить его.

Любить его! Кэсс вздрогнула от страха. Стив беспокойно зашевелился. Стараясь не разбудить его, она осторожно высвободилась и выскользнула из-под простыни.

Чистая одежда лежала рядом с ее спальником. Он подумал обо всем. Она быстро набросила блузку, надела брюки и потом мягкие мокасины из оленьей кожи, которые она носила по вечерам у костра.

Стив, приоткрыв глаза, видел, как она встала, и гадал, вернется она или останется у большого костра.

Он чувствовал запах еды и кофе. После суточной голодовки даже стряпня Кислого Пойла покажется пищей богов.

Когда он уже надел брюки и искал чистые носки, вернулась Кэсс с двумя тарелками, в которых лежало тушеное мясо. Она поставила их на одеяло и снова собралась уходить.

— Я сейчас принесу кофе.

— Подожди, — окликнул он ее. — В моей фляжке есть вода.

Она нехотя села и протянула руку к тарелке. Они молча ели, не зная, о чем говорить. Когда тарелки опустели, Кэсс собрала посуду и пошла к пруду.

— Ты выглядишь почти по-домашнему, Кэсс, — ласково сказал он и вдруг услышал как в ее дрожащих руках задребезжали вымытые тарелки. Потом она успокоилась и гордо поднялась. Спутанные волосы спадали волной ей на плечи, прозрачная белая блузка не скрывала красоты ее тела. Он почувствовал, что она дрожит. От страха? От желания?

— Иди сюда, Кэсс. Пожалуйста, — добавил он нежно, тоже вставая и протягивая к ней руки.

— Я не домашняя, Стив, никогда такой не была и не хочу быть. Я — такая, какая есть, а ты — такой, как ты есть .. — Она замолчала, все слова и вопросы застряли у нее в горле. Он чувствовал в ее голосе извинение и вызов.

— Хорошо, Кэсс, — сказал он, раскрывая ей объятия.

— Не знаю, Стив, — горько прошептала она. Он стоял обнаженный до пояса на прохладном ночном воздухе, но, когда она дотронулась до него, его тело показалось ей таким же обжигающим, как огонь предыдущей ночью. Она погладила густые волосы на его груди и почувствовала, как сильно бьется у него сердце.

Его руки гладили ее спутанные волосы, опускались по спине до ягодиц, осторожно поднимали ее. Когда его губы начали ласкать обнаженную кожу в вырезе расстегнутой рубашки, она обхватила его за шею, и они слились в ищущем, изучающем поцелуе, становившемся вес более страстным. Они, не прерывая поцелуя, медленно опустились на колени, их руки искали, ласкали, обнимали.

Он до конца расстегнул рубашку, освободил ее грудь и, не переставая, целовал сначала одну, потом другую. Наконец он откинулся на спину и притянул к себе жену. Лежа рядом с ним. Касс ощутила твердую плоть, стремящуюся на свободу.

Она отодвинулась в сторону и непослушными пальцами стала расстегивать ему брюки. Когда его нетерпеливый член буквально выпрыгнул ей в руки, Стив выдохнул какие-то нежные слова, позволяя гладить и исследовать свою восставшую плоть, но вдруг понял, что готов потерять контроль над собой. Эта неискушенная женщина волновала его так, как никогда не могли взволновать самые опытные европейские куртизанки.

Он начал стягивать с нее рубашку, чтобы хоть немного прийти в себя. Потом перевернул ее на спину, осыпая поцелуями грудь и медленно спускаясь вниз. Он осторожно, стараясь не задеть обожженное бедро, стянул с нее брюки, отбросил в сторону мокасины и, стоя на коленях, любовался ее прекрасным телом, таким стройным и бледным в лунном свете.

Кэсс была так занята своими ощущениями, что не замечала ночной прохлады. Она смотрела, как он снимает брюки, и когда он снова опустился рядом с ней на колени ее руки поднялись ему навстречу, словно это было для нес самым естественным движением.

Он осторожно раздвинул ее бедра, а его губы прижались к ее рту. Когда его член легко скользнул во влажное тепло влагалища, Кэсс положила ноги на бедра мужа, вся отдаваясь неистовому ритму, и заглушала свои крики поцелуями.

Стив напрочь забыл о своем намерении наказать жену, не доводить дело до конца, которого она так страстно желала. Он замедлил ритм, дожидаясь, пока она достигнет кульминации, ласкал ее грудь, бормоча Любовные слова в ее благоухающие волосы. Когда он ввел свой язык в ее ухо и нежно прикусил мочку, то почувствовал, как се ногти вонзились ему в спину. Она тяжело вздохнула, с радостным криком изогнулась в последнем пароксизме страсти и почувствовала, как в нее устремилась густая обжигающая струя. Стив прижался к ней, слегка покачивая ее из стороны в сторону.

Касс приникла головой к его груди, слыша, как бешено бьется у неге сердце в унисон с ее собственным.

— Первый раз, — когда мы оба…

Она умолкла, поразившись, что произнесла это вслух.

— Да, наконец-то вместе, Кэсси. Так и должно быть…так будет и впредь, — пробормотал он, крепко обняв ее.

Когда холодный ночной воздух осушил их потные тела, дьявол, сидящий в Кэсс, насмешливо спросил:

— И как долго будет продолжаться это «впредь»?

Глава 12

Денвер

— Я так рад, что ты решил присоединиться к нашей группе, Абель. Твое участие будет щедро вознаграждено. Будущее за вашим прекрасным Колорадо, а кому выгодно его благополучие, как не одному из его коренных жителей?

Абель Барлоу улыбнулся Уиллу Пальмеру и поднял бокал.

— За железную дорогу Денвер — Рио-Гранде, генерал.

Серстон Смит зашуршал бумагами, и они повернулись к адвокату.

— Джентльмены, — начал тот, — у меня есть для вас кое-какие документы, подтверждающие условия инвестиций мистера Барлоу в предприятие генерала Пальмера по строительству железной дороги.

Они сидели в ресторане Американского Дома — одном из шикарнейших отелей города. Приезжая в Денвер, генерал всегда останавливался в этой гостинице и использовал свой номер в качестве штаб-квартиры. Спокойная обстановка, приветливый персонал, как нельзя лучше соответствовали требованиям.

Уилл с улыбкой взял предложенную ручку, подписал документы и передал их Абелю.

Барлоу родился в Огайо и принадлежал к роду первых англоязычных поселенцев. В 1859 году он переехал на Запад, где основал одну из крупнейших животноводческих компаний в южном Колорадо. Сейчас он хотел преумножить свое и без того значительное состояние, а железная дорога позволит ему доставлять мясо в Денвер и другие места, дешево и быстро привозить нужные продукты и промышленные товары своим фермерам.

— Я верю в успех.

Он протянул чек Уилл у Пальмеру, который передал его своему секретарю, терпеливо ожидавшему окончания официальной части. Когда молодой человек вышел, Пальмер повернулся к адвокату.

— Мы высоко ценим ваши услуги в подготовке документов, Сэрстон.

— Не стоит благодарности, генерал. Это вы оказали мне честь. Я уже много лет представляю интересы семьи Барлоу, — сказал он с ноткой гордости, кивая своему патрону.

— Да, Сэрстон, я словно возвращаюсь во времена моей молодости, — ответил Пальмер и снова поднял свой бокал:

— За открытие южного Колорадо.

Официанты подали на серебряных подносах соблазнительно пахнущие блюда, но, едва компаньоны успели отведать говядины в, жирном соусе, их приятное времяпрепровождение было грубо прервано появлением разъяренного Беннета Эймза.

— Генерал, я хочу, чтоб вы знали, с какого рода людьми вы имеете дело! Меня разорили! Целый обоз свежих продуктов, повозки и все остальное превратились в пепел. Моим погонщикам чудом удалось спастись.

Уилл Пальмер вытер рот салфеткой и спокойно спросил:

— Вы полагаете, что за уничтожение одного из ваших караванов несут ответственность ваши конкуренты Лоринга?

Тут же вмешался Сэрстон Смит;

— Зная репутацию подлого бандита, которого наняла Кассандра, я не стал бы этому удивляться. Руфус Клейтон никогда бы не имел дела с таким негодяем.

Голубые глаза Пальмера безо всякого выражения разглядывали стоявшего перед ним человека.

— Я знаю Стива Лоринга и могу поручиться за его честность. Поскольку сейчас он руководит фрахтовочной компанией, я очень сомневаюсь в обоснованности ваших опрометчивых заявлений, мистер Эймз. Вы можете доказать свои обвинения?

Абель Барлоу откинулся на стуле и молча слушал разговор. Только внимательный наблюдатель мог бы заметить блеск его холодных серых глаз, но Уилл и Сэрстон были заняты разъяренным фрахтовщиком.

— Вы уведомили начальника полиции, Беннет? — поинтересовался Смит.

Эймз выругался, беспокойно оглядел большой зал, постепенно заполнявшийся посетителями и, понизив голос, ответил;

— Конечно, но он уверяет, что это случилось слишком далеко отсюда и посылать туда людей уже не имеет смысла. Мне придется решить дело по-своему, но вы должны понять, генерал, что Стив Лоринг, друг он вам или нет, сейчас заодно с бандой проходимцев. Они просто оберут вас!

С этими словами он повернулся и гордо ушел, чуть не опрокинув по пути тяжелые серебряные канделябры.

— Вы уже отдали контракт Лорингу? — спросил Барлоу.

— Да, и уверяю вас, что обвинение мистера Эймза беспочвенно. По-моему, за этим скрывается что-то другое, — спокойно ответил Уилл.

— Две фрахтовочные компании уже лет десять ведут жесткую конкурентную борьбу. Однако с тех пор, как умер отец Кассандры, все изменилось, — добавил Смит с заметным неодобрением.

— Конечно, я слышал о Клейтон Фрейтинг, но Эймз упомянул Лоринга как подрядчика, — смущенно произнес Барлоу.

— Сейчас это одно и то же, — улыбнулся Пальмер. — Этим летом мой друг капитан Стивен Террел Лоринг женился на Кассандре Клейтон. Заявка компании Лоринг Фрейтинг была лучшим предложением, уверяю вас, Абель, Стив, может, и новичок в Колорадо, но он бизнесмен с блестящим будущим.

— Вашими молитвами, генерал, вашими молитвами, — пробормотал Абель Барлоу, возобновляя прерванную трапезу.


— Ты безответственный молодой дурак! Ты уверял меня, что покончил со своим прошлым, — гремел Абель Барлоу, стуча кулаком по бюро.

— Меня знают здесь как ярого республиканца, представителя Штатов, и, если станут известны наши симпатии к южанам, не говоря уже о твоем предательстве федералийцев во время войны, я стану в Колорадо политическим трупом!

Абель свирепо посмотрел на молодого белокурого человека, который спокойно сидел в большом кожаном кресле.

— Это была твоя идея, отец, финансировать железную дорогу Пальмера. Я говорил тебе, что при встрече он может узнать меня, — Вине Барлоу задумчиво потер переносицу.

— А я говорю тебе, что эта дорога нам нужна, хотя ее строит проклятый генерал янки. Ты можешь легко попасться на глаза Пальмеру. Слава богу, что ты взял девичью фамилию матери, когда пошел служить в федеральной армии. Но это не решает нашу проблему с Лорингом, который, кажется, разыскивает тебя. Я думал, покинув Сент-Луис, ты ускользнул от его агентов.

Вине Тэннер Барлоу криво усмехнулся.

— Боюсь, я сделал две грубые ошибки, нет, три. Я не разделался с О'Брайеном и Уортманом, а они потом разболтали обо мне Лорингу, но самое главное, я оставил в живых лейтенанта Лоринга, убив его кузена-южанина. Хотя кто бы мог тогда подумать, что он окажется таким настойчивым? Преследует меня уже пять лет…

— Надеюсь, ты решишь эту проблему прежде, чем нас разоблачат в Колорадо? — холодно спросил Абель.

— Поскольку лейтенант уже позаботился о свидетелях, мне остается только закрыть вопрос о моем упрямом преследователе. Одинокий янки в отдаленном Форте Юньси может легко пасть жертвой несчастного случая, отец, — ответил Вине, и глаза его сверкнули таким же, как у старого Абеля, стальным блеском.

— Тогда позаботься об этом! — прогремел тот.


Аризона

Бесконечно текли дни с ураганными ветрами и солнцем, казалось, выжигающим жизнь из людей и животных. Копыта у быков растрескивались и кровоточили от разъедающей солончаковой пыли. Неожиданный ливень обрушил на обоз потоки воды с белыми камнями величиной в дюйм. Кэсс и Стив забрались под повозку, и ему пришлось закрывать ее от неистовой стихии своим телом. Ливень кончился так же внезапно, как и начался, и обоз двинулся дальше.

Кэсс глядела на лицо мужа, покрытое солончаковой пылью. Несмотря на тяготы пути, они вместе проводили ночи под звездами, уходя подальше от людей.

А когда выдавался случай уединиться, они занимались любовью, не придавая значения тому, что не могли вымыться и падали от усталости.

После пожара отношения их изменились. По крайне мере, проблема физической близости была решена к их взаимному удовлетворению. Но оставались нерешенными другие аспекты их отношений, которые смущали и злили Кэсс. Стив уже редко огорчал ее, больше заботился о ней, но он постепенно становился хозяином положения, к нему погонщики обращались за приказами, от него ждали решений. Она вдруг обнаружила, что оказалась в роли советчика. И все же она не могла открыто выступить против мужа на глазах у людей.

Сдерживая Ангела, чтобы не обгонять медленных быков, Кэсс продолжала наблюдать за мужем. Еще недавно она даже представить не могла, что он станет огрубевшим, закаленным тяжелой дорогой человеком, грозящим взять в свои руки все ее дело. «Ты так боишься потерять свое дело? Или ты боишься потерять его?»

Стив заметил, что жена с тревогой разглядывает его, и улыбнулся потрескавшимися губами.

— Кайл говорит, что мы прибудем в Форт Юньен сегодня вечером. У нас будет настоящая кровать. Касс, и даже ванна.

— Конечно, я приму ванну, — резко ответила она, поняв его намек.

Стив смотрел ей вслед, понимая, как она, должно быть, измучилась. Он и сам смертельно устал и ждал окончания пути.

Мятежник поплелся рядом с быками, а Стив задумался об их сделке. Они слишком далеко зашли в своих взаимоотношениях, они оба изменились, но хочет ли она, чтобы он остался? Будет ли она негодовать по поводу любовных ограничений, когда забеременеет, и корить его за то, что он занял ее место? Даже сейчас, когда кто-то подходил к нему с вопросом, он знал, что это приводит ее в бешенство.

Конечно, он мог бы придерживаться первоначальных условий и оставить ей фрахтовочную империю, если родится сын. Но он знал, что никогда не сможет оставить своего ребенка.

«А мог бы ты оставить Кэсс? Ты любишь ее?» — снова приходили на ум беспокойные вопросы. Стив Лоринг не думал влюбляться, во всяком случае, так, как описывают в романах. Он видел, чего стоило такое донкихотское поведение его отцу.

У него не возникало никаких иллюзий, даже когда он обручился с Марсией Коулман. Она была пустой и легкомысленной, но страстной и послушной. Он бы принял ее такой, если бы тогда в конюшне она не показала свой настоящий характер. Господи, не хватает ему интриганок!

Стив проклинал свои противоречивые чувства, гадая, не ощущает ли Кэсс подобную раздвоенность. Или она жаждет только физического удовольствия? В конце концов, занятие любовью было еще и средством полностью завладеть бизнесом. И все-таки есть шанс, что она его любит и хочет ребенка именно от него. Если так, они могли бы жить в настоящем браке, а не создавать пародию на него. Кэсс не признавалась ему в своих желаниях, разве только в порыве страсти. «Так же, как и ты», — подсказала его совесть.

— Что ты там жуешь? — прервал его мысли поравнявшийся с ним Ханникат.

Техасец и его добровольцы вернулись три дня назад, разобравшись с обозом Эймза.

— Да вот гадаю, как буду чувствовать, себя, когда сдеру с тела солончаки, конечно, если смогу их соскоблить.

— Вы станете чистым после хорошего мытья. А может, у Вас есть еще какой-нибудь способ, — добавил Кайл.

Не обращая внимания на приглашение обсудить его чувства к Кэсс, Стив взял фляжку и сморщился от солоноватого вкуса воды.

— Хорошо бы заменить это питье на виски, — проворчал он.

— В форте есть водоем с проточной водой.

— Господи, я надеюсь, что так — Стив вытер потный лоб. — А можно найти в Аризоне какое-нибудь достаточно большое поселение, где была бы цивилизованная баня?

— Ха, — фыркнул Кайл, — здесь довольно большие кладбища. Однажды я видел даже такую надпись: «Улыбнитесь. Вы переходите в мир иной, а мы должны оставаться здесь». Форт Юньен — крупнейшее армейское поселение в этой чертовой дыре. Там, наверно, сотни три жителей, не считая гражданских, торговцев виски и прочих. У вас и ванна, и постель, а если вам с Кэсс повезет, может, найдете свободный офицерский домик. Апачи, кажется, постарались уменьшить количество офицеров, — простодушно добавил он.

На первый взгляд, сторожевая застава не внушала страха. Белая кирпичная стена местами обвалилась, пострадав не столько от природных условий, сколько от набегов индейцев. За внешними укреплениями были разбросаны домики и палатки — некий вариант шахтерского городка в пустыне, с салуном, борделем и магазином. На берегу медленной реки стояло большое деревянное строение. Колокол на крыше указывал на то, что это армейский госпиталь. Напротив выстроились кирпичные домики для женатых солдат.

Кайл дал знак часовому, чтобы их пропустили на главную территорию — большой плац, ограниченный с одной стороны бараками и кухнями, а с другой — коттеджами офицеров и домом командира форта.

Обоз миновал сторожевую будку, около которой стояли два оборванных, небритых человека с карабинами. Склады и конюшни находились в дальнем конце плаца. Кэсс поскакала к ведущему погонщику и приказала повозки поставить в ряд перед складом.

Все вокруг было выжжено солнцем и побито песком. Слишком уставший, чтобы продолжать осмотр, Стив подъехал к Кайлу и Кэсс, разговаривающим с командиром гарнизона.

— Я пришлю своего интенданта, и мы начнем разгрузку, мисс Клейтон, — услышал он слова полковника. Касс что-то сказала ему, и офицер посмотрел на Стива.

Полковник Шейкер предложил супругам недавно освободившийся коттедж. Стив не мог сейчас думать ни о чем другом, кроме ванны. Когда он откровенно выразил свое желание, толстые щеки полковника затряслись от смеха.

— Это можно легко устроить, мистер Лоринг, а вечером я прошу вас и вашу жену быть моими гостями.

Стив перевел взгляд на Кайла, который оживленно беседовал с интендантом.

— Мистера Ханниката я тоже приглашаю, если он решит нарушить традицию, — смущенно добавил Шейкер.

— Вы же знаете, полковник. — вмешалась в разговор Кэсс, — что Кайл всегда отказывается от приглашения, если оно обещает чистую скатерть или бьющуюся посуду. Им с Сэмом надо многое обговорить за бутылкой виски в салуне.


Кэсс блаженно дремала в воде с ароматной солью, когда ее умиротворенность нарушил Стив.

— Мог хотя бы постучать! — воскликнула она. Он только усмехнулся и начал раздеваться.

— Я единственный, кто смеет войти, когда моя жена принимает ванну. Но тебе придется вылезти.

Со мной два человека, которые принесли свежую воду для меня.

Он снял пропотевшую рубашку, расстегнул ремень, прекрасно зная, что ее глаза прикованы к его телу.

Она смотрела, как играли его мускулы, когда он стаскивал с себя ботинки, чувствовала соленый запах мужского пота, и это возбуждало так же, как и во все прошлые ночи под звездами, когда они молча и неистово отдавались друг другу.

Стив держал полотенце, дожидаясь, пока она выйдет из ванны.

— Вода остывает. Касс, ты же не хочешь, чтобы эти люди застали тебя в чем мать родила, правда?

Она пробормотала какое-то ругательство, выдернула у него из рук полотенце и так резко поднялась, что поскользнулась, и Стив прижал ее к своей груди.

— Пусти, а то я снова испачкаюсь.

Он взял ее на руки и поставил на деревянный пол.

— Ты ужасно раздражительна последнее время, Кэсс. Неуравновешенность обычно признак беременности, но, поскольку ты всегда была сварливой, об этом трудно судить, — он выжидающе смотрел на нее.

Кэсс начала быстро вытираться, стараясь не обращать внимания на взгляд мужа. У нее действительно была задержка, и он уже знал об этом, но так как это случалось не в первый раз, то ни о чем не говорило.

— Рано делать такие выводы. И, кстати, откуда у тебя столь глубокие познания? — спросила она с ревнивым любопытством.

Временами она казалась настолько беззащитной, что это и удивляло, и трогало его.

— У меня нет другой жены или тайной любовницы с детьми, Кэсс, — он подмигнул ей с усмешкой, приводящей ее в бешенство.

В дверь громко постучали, и ординарец полковника внес воду для ванны. Кэсс бросилась за ширму. Теперь она должна мучиться, глядя, как Стив принимает ванну.

Слова мужа о возможной беременности расстроили Кэсс. Он сказал об этом как бы между прочим. Неужели он просто получит свою «зарплату» и уедет? Она яростно терла волосы полотенцем, пытаясь проглотить застрявший в горле комок.


— Как хорошо, что вы приехали к нам из Денвера, миссис Лоринг, и я могу узнать все новости. Это платье сшито по последней моде? Никогда не видела такого выреза, да еще без фижм, — Абигайл Шейкер щебетала весь вечер, не оставляя никому возможности вступить в разговор.

Стив терпеливо сносил болтовню маленькой женщины, прекрасно понимая, насколько бесцветна жизнь в этом отдаленном форте. Ее дружелюбие по отношению к Кэсс тем более удивляло его, что он знал антипатию жены к Абигайл. Конечно, светская жизнь Денвера и последняя мода вряд ли были для Кэсс любимыми темами разговора.

Все изнемогали от жары. Несмотря на внушительные размеры дома, в нем нечем было дышать. В отличие от кирпича дерево, казалось, впитывало и хранило изнуряющее тепло, превращая дом в настоящий парник.

Внезапно Стив понял, что миссис Шейкер обращается к нему. Мелкие кудряшки и выпуклые свинцово-серые глаза делали ее похожей на смешную овечку.

— Что привело вас на Запад, мистер Лоринг? Вы, похоже, человек изысканный, привыкший жить в цивилизованном мире.

Стив решил было рассказать уже набившую оскомину историю о своем знакомстве с Кэсс в Чикаго, но отказался от этой затеи.

— Жить в Колорадо — значит, бросить вызов судьбе, миссис Шейкер. С Западом связаны мои планы на будущее.

Хотя он обращался к хозяйке, его глаза были устремлены на Кэсс.

— Да, это и в самом деле вызов. Заниматься опасным фрахтовочным бизнесом и иметь дело с ужасными людьми, которые управляют повозками. Джентльмен должен быть требовательным, чтобы держать их в повиновении. Я восхищаюсь людьми, которые следуют своим принципам вопреки трудностям жизни в этой пустыне, — чопорно сказала Абигайл, метнув взгляд на Касс.

Стив воспользовался салфеткой, чтобы прикрыть невольную улыбку.

— Я сделал все возможное, чтобы следовать своим принципам, дорогая леди, уверяю вас.

— Вы, наверное, счастливы, миссис Лоринг, что нашли такого джентльмена, — выразила свои чувства жена полковника.

Кэсс чуть не выронила вилку и поборола непреодолимое желание запустить ее в улыбающееся лицо Абигайл.

— Вы не можете себе представить, как я стремилась найти нужного мне человека, миссис Шейкер, — проворковала Кэсс, потягивая прохладную воду. Ко всему прочему, Абигайл Шейкер воздерживалась от спиртных напитков и даже из вежливости не подала вино, чтобы скрасить впечатление от скучной компании и отвратительной еды.

Когда они, наконец, попрощались с полковником и его женой, Кэсс уже кипела от гнева.

— Какая наглость! «Я восхищаюсь людьми, которые следуют своим принципам!» — злобно передразнила Кэсс. — За четыре года она едва ли сказала мне дюжину слов. Когда я была здесь в последний раз, мы обедали с полковником и двумя его неженатыми офицерами. У Абигайл оказалась страшная мигрень.

Стив вдруг понял причину ее гнева. Миссис Шейкер не просто стремилась к обществу людей из цивилизованного мира.

— Она считала тебя потаскухой, сожительствующей со всеми этими вульгарными погонщиками, так ведь?

— И даже сейчас, когда я вышла замуж — о чудо! — за настоящего джентльмена, она не изменила своего мнения. Наверное, нужно было рассказать ей, что я нашла тебя в этапной повозке.

— Спокойно, спокойно. Это не принесло бы нам пользы, Кэсс. Забудь ее, она не стоит даже твоего презрения, — устало ответил Стив. — Давай лучше ляжем в эту божественную кровать.

Кэсс не удержалась от смеха.

— Если горбатый старый матрас кажется тебе божественным, значит ты снизил свои требования. Конечно, ты сделал это уже, когда женился на мне! Иди спать, Стив. Я пройдусь к повозкам и проверю, сколько уже разгрузили.

— Мы можем сделать это утром, Кэсс. Сейчас слишком темно, и все или спят, или пьют в салуне.

Она упрямо покачала головой. Ей нужно подышать свежим воздухом, чтобы избавиться от тошнотворного запаха духов Абигайл Шейкер и жареной баранины.

— Если мы хотим завтра ехать дальше, нужно все приготовить, — упрямо сказала она.

— Ночной форт — не место для одинокой женщины.

Стив смотрел на нее, и желание боролось в нем с раздражением.

— Я всегда заботилась о себе: и здесь, и в местах похуже этого, Стив.

Она повернулась и пошла к складам. Он догнал ее, и они вместе направились к едва различимым в темноте повозкам.

— Должна быть выставлена охрана, черт возьми, — бормотала Касс. — С тех пор как здесь командует Шейкер, дисциплина стала ужасной. Кайлу придется позаботиться об атом.

Стив тоже заметил, что форма была потрепанной у офицеров и рядовых, а сами они — дерзкими и ленивыми. Все говорило о заброшенности и запустении. Если апачи когда-нибудь решатся на массированную атаку, форт окажется для них легкой добычей.

— У них неблагодарная работа, Касс. Наверное, ветер и жара истощают их волю, — произнес Стив. Он сразу заметил усталость Мартина Шейкера.

В лунном свете повозки казались фантастическими кубиками, расставленными каким-то исполином для Таинственной игры. Касс мгновенно исчезла между ними. При неожиданном дуновений холодного ночного воздуха Стива охватило мрачное предчувствие.

«Странно, что Кайл не выставил охрану», — подумал Стив и вдруг почувствовал запах табака. Кто мог курить здесь, если вокруг ни души?

— Касс! Касс, где ты…

За повозками раздался приглушенный крик, и Стив ринулся на поиски жены. Касс с кем-то боролась, но когда она, наконец, схватила своего противника за воротник, из-под повозки появилась еще одна фигура.

Стив схватился с противником Касс, нанес ему сильный удар в грудь и повернул к себе лицом. Потом он толкнул задыхающегося парня на его дружка с ножом, и оба бандита врезались в борт повозки.

Кэсс увидела, что обладатель ножа быстро вскочил и двинулся на ее безоружного мужа. В это мгновенье за спиной Стива мелькнула еще одна тень. Издав предупреждающий крик. Касс легко перепрыгнула через дышло повозки и схватила оставленный кем-то из погонщиков хлыст. Она с силой тряхнула его, размотав на всю длину. Положение у нее было не слишком выгодным, но выбирать не приходилось. Хлыст со свистом рассек воздух и опустился на голову человека с ножом, разорвав ему щеку и чуть не выбив глаз. Он взвыл от боли, выронил нож и попытался схватить сыромятный ремень. Кэсс снова подняла хлыст, чтобы разделаться с другим бандитом, доставшим из куртки предмет, похожий на пистолет.

Стив использовал передышку и послал кулак в челюсть человека, который атаковал его сзади. Парень упал, и почти в тот же момент Стив почувствовал обжигающую боль в правой руке.

Одновременно с выстрелом раздался резкий щелчок, и пистолет, вылетев из рук стрелка, упал под повозку. Пока Кэсс безжалостно работала своим хлыстом, Стив успел схватить отлетевшее оружие и, выкатившись из-под повозки, выстрелил в бандита, бежавшего к Кэсс. Тот упал, а его дружок с криком:

«С меня хватит. Билли!» исчез за повозками. Вслед за ним растворились в темноте среди повозок и двое других, оставив Стиву в качестве трофея пистолет.

Крики, щелканье хлыста и выстрелы наконец привлекли внимание часового. Полдюжины людей подбежали к Стиву, а он, взяв из рук жены хлыст, бросил его на землю.

— С тобой все в порядке, Кэсс? Он крепко обнял се, на мгновенье уткнувшись в шелковистую копну волос.

— Со мной все нормально, а ты залил кровью мое лучшее платье, — сердито ответила она, высвобождаясь из объятий, чтобы осмотреть его руку. Стиснув зубы, она заставила себя взглянуть на кровоточащую борозду, которую оставила пуля на руке мужа.

— Черт, глубокая, — с тревогой сказала она.

— Бывало и хуже. К тому же это правая рука, а я ведь левша, как ты помнишь.

Она достала у него из кармана носовой платок и начала перевязывать рану.

— Пойдем в госпиталь, — сказала она, когда к ним подошли припозднившиеся солдаты.

— Это ни К чему. У нас в домике есть виски и чистая скатерть. Но сначала я хочу выяснить, почему не была выставлена охрана.

Когда появился пыхтящий полковник Шейкер, Стив уже нашел ответ. Солдаты обнаружили погонщика Лью Форда, лежащего без сознания под повозкой.

— Довольно говорить об охране, — сказал Стив, когда, избитого дубинкой погонщика унесли в госпиталь.

Стив рассказал полковнику о происшедшем, добавив в заключение, что не знает, ни кто были эти люди, ни кто мог их послать. Шейкер заверил их, что хотя бандиты не являются его солдатами, но утром все-таки состоится перекличка и расследование, если Лоринги вдруг опознают их.

Стив послал в салун за Кайлом, который, возможно, заметит какие-нибудь следы. Конечно, это маловероятно, но он знал, что Ханникат захочет сам все проверить.

— Ты должен показаться врачу, — повторила Кэсс, когда они вошли в свой домик и он обнял ее здоровой рукой.

— Зачем? Надеешься, он ампутирует мне руку?

Здесь так грязно, что я запросто могу подхватить заражение крови, — ответил Стив. От потери крови у него кружилась голова.

— Значит, ты хочешь, чтобы я нашла доктора-янки? — пробормотала Кэсс, наливая в таз свежую воду.

Он в замешательстве посмотрел на нее, потом попытался снять куртку, но рукав присох к ране, м он с проклятьем начал отрывать его.

— Позволь мне, — предложила Касс. — Черт, рана опять открылась! — Касс развязала жгут и стала осторожно освобождать руку.

Стив смотрел на нее. В драке ее волосы растрепались, и он здоровой рукой спрятал выбившиеся локоны ей за ухо и погладил по щеке.

— Я не поблагодарил тебя за прекрасное владение хлыстом, Кэсси. Возможно, ты спасла вам жизнь. Я не знал, что кто-то может оставить свой хлыст, по-моему, он такой же предмет одежды, как, например, брюки.

Она криво усмехнулась.

— Я тоже не знала, просто надеялась, что в какой-нибудь повозке есть запасной хлыст. Тебя не требовалось спасать, Стив, ты бы и сам справился.

— Это комплимент, мой маленький мятежник. Их глаза встретились, он нагнулся, чтобы поцеловать ее, но в этот самый момент она стащила с него куртку, бросила на стул и подвела его к тазу, жестом приказав сесть.

— Дай я смою кровь и посмотрю, не нужно ли накладывать швы, — спокойно сказала она, не почувствовав его внимательного взгляда. — Кто они, Стив?

— Не военные, это совершенно точно. Боюсь, Кайл не сможет их выследить. Народ постоянно то приезжает, то уезжает.

— Кто бы они ни были, их наняли, чтобы убить нас, — сказала она, продолжая промывать рану.

— Убить нас? Или меня? Не забывай, что у меня есть кое-какие враги. Может, я подвергаю тебя опасности, находясь рядом с тобой, Кэсс?

— Ты от меня так легко не отделаешься, Лоринг, — фыркнула она. — Не забывай Эймза. Он желает моей смерти уже лет шесть. Может, когда не удалось дело со степным пожаром, он послал еще кого-нибудь, чтобы закончить начатое.

Стив задумчиво покачал головой.

— Сомневаюсь. Кайл обязательно наткнулся бы на них на открытом участке пути. Во всяком случае, у Эймза, не было времени прислать убийц из Денвера.

— Может, он послал кого-то до начала пожара, чтобы нас убили во время неразберихи, которая всегда случается в таких ситуациях.

Она осмотрело рану, потом порылась в аптечке. которую взяла из повозки Кислого Пойла. Достав банку с мазью и бинты, она начала обрабатывать рану.

Он чувствовал ее ловкие прикосновения и успокаивающее действие снадобья.

— Ты — прирожденная медицинская сестра. Знаешь, почему я хотел, чтобы меня лечила ты, а не армейский врач?

Она на секунду замерла, потом сказала:

— Да, Стив, у меня более нежные руки, так ведь? Это женская работа. А щелкать кнутом — совсем не женская.

— Но то и другое ты делаешь одинаково хорошо, — ответил он к их обоюдному удивлению.

— Не слишком хорошо, чтобы угодить отцу… или матери. Я никогда не была леди, какой она хотела видеть свою дочь. Скорее, я была сыном, которого хотел Руфус. После смерти братьев я старалась защитить ее от отца, но она всегда принимала его сторону, когда я пыталась занять их место. Она была такой… такой слабой, она будто сама хотела его оскорблений или ожидала их. Я устала от борьбы с ней и с самой собой. Потом я прекратила свои попытки, — холодно закончила Кэсс, — и поклялась, что никогда больше не буду стараться угодить им обоим!

Многое он уже знал от Кайла и Блэки и почувствовал, что должен ответить признанием на признание.

— Твои родители были не единственными людьми, которые находят вину в своем ребенке, Касс. Мои отец и мать соглашались друг с другом, только когда речь заходила о безнадежности. Отец ожидал от меня совершенства во всем и самодисциплины. А мать, светская дама, желала, чтобы фанфары звучали только в ее честь.

— Думаю, ты преуспел в этом, — не удержалась Кэсс, — тебе ничего не стоит очаровать любую женщину.

Он невесело усмехнулся.

— Это звучит отнюдь не как комплимент. Полагаю, я научился внешнему лоску и манерам от матери, но я также узнал, что светская дама может скрыть жестокость за взмахом веера. Короче, брак моих родителей тоже совершался не на небесах.

Он взглянул на Кэсс, бинтующую ему руку, и понял, что он тоже открыл ей больше, чем намеревался.

— Он оскорблял ее?

«Неужели Стив тоже страдал от безобразных семейных сцен»?

— О Господи, нет! Мой отец ни разу не тронул женщину пальцем даже в гневе. Он просто находил утешение в другом месте. Мать была фригидной, ее единственная страсть…

Он резко оборвал себя, боясь проговориться о существовали Грэхэм Холла и богатстве семьи.

— Просто ей чужды и сильные чувства, и настоящая сердечность.

Он погладил Кэсс по щеке, потом притянул к себе на колени.

— А ты, напротив, очень сердечная.

— Сейчас не время, ты потерял много крови, — возразила она, когда он осыпал поцелуями ее шею и плечи.

— Твои родители живы? — спросила она, вставая с его колен.

— Давай не будем больше говорить о несчастливой жизни родителей. Касс. Ты знаешь, что я хочу тебя, а ты, моя страстная маленькая колдунья, хочешь меня.

Даже с одной здоровой рукой он оказался удивительно проворным.

«Мы хотим Друг друга, да. Но любишь ли ты меня? Останешься ли ты со мной, когда наша сделка будет выполнена?»

Она сгорала от желания произнести эти слова вслух, но потом ее поглотило другое желание и все мысли улетучились.

Поздно ночью, когда Стив беспокойно спал рядом с ней, она лежала без сна с пресыщенным телом и неудовлетворенной душой. Каждый раз, когда он целовал ее или даже просто смотрел на нее страстными золотистыми глазами, она таяла и хотела его безрассудно, неистово, Кэсс с горечью думала о том, как легко она попала в созданную ею самой ловушку.

Он хотел се, но не любил. Очевидно, брак его родителей был настолько ужасным, что он никогда не признается в любви ни одной женщине и менее всего ей — холодной, расчетливой, которая унизила его, затащив под венец, которая в буквальном смысле изнасиловала его.

— «Что будет, когда я больше не смогу отвечать на твою страсть. Став? Когда я стану толстой и безобразной?» — Она испугалась, поняв, что прошептала это вслух. Один быстрый взгляд на его освещенное луной лицо убедил ее, что настойка опия сделала свое дело.

«Он просто искал утешения в другом месте». Сердце у нее похолодело. Конечно, Стив мог просто получить то, что ему причитается, и уйти, как только она забеременеет. Ему даже не надо будет оставаться и сохранять видимость брака, как делал его отец.

Это смешно, нелепо! С каждым днем в ней росла уверенность, что она носит его ребенка, но теперь ей уже не хотелось, чтобы его отец оставил ее… когда-нибудь.

Глава 13

— Доктор Элспер сейчас примет вас, миссис Лоринг.

Герта, тихая медсестра Джона, жестом пригласила ее в процедурную, примыкающую к его кабинету. Касс неловко вошла н робко улыбнулась. Доктор по-отечески обнял ее.

— Что теперь, Кассандра? Ты прямо пышешь здоровьем.

Касс ответила:

— Еще перед поездкой в Форт Юньен я подозревала, что, возможно, беременна. И теперь, когда мы вернулись, у меня все те же симптомы, — Какие симптомы, Кассандра?

— У меня задержка на два месяца, а еда, которая всегда нравилась мне, сейчас раздражает. Даже после недельного отдыха дома, в удобной постели, я все время чувствую себя уставшей.

Он кивнул.

— Похоже, что вы действительно ждете ребенка. Пусть Герта поможет вам раздеться и накроет простыней. Потом я осмотрю вас н задам несколько вопросов, договорились?

Он похлопал ее по руке, и позвал сестру.

Осмотр подтвердил предположения Касс. Одеваясь, она обдумывала вопросы, которые ей нужно задать Джону. Но как спросить об этом!

Джон с торжественным видом встал из-за стола и проводил ее к стулу.

— Ну, Кассандра, теперь вы выполните волю своего папаши, а?

— Только если ребенок будет мальчиком, — пробормотала она.

— Беременность делает вас счастливой, или вы просто терпите ради завещания?

— О, я хочу ребенка, меня даже не волнует, будет это мальчик или девочка… — ее голос сорвался.

— Вас что-то беспокоит, Кассандра. Здоровье у вас превосходное, усталость и недомогание пройдут через один-два месяца. У вас будет прекрасный, здоровый ребенок, обещаю вам. Так в чем же дело?

Она взглянула в его доброе лицо, глубоко вздохнула и произнесла:

— Я рассказывала вам об обстоятельствах своего замужества, что Стив и я…ну мы не… то есть…

Доктор весело улыбнулся:

— Кажется, вы точно придерживались составленного мною графика.

— Нет, — покраснела Касс. — Боюсь, Стиву очень не понравился ваш график. Но это только часть проблемы. Понимаете… когда я прочитала ваши книги, наши отношения с мужем изменились. Теперь мне нужно знать…

— Да, Кассандра? — он терпеливо ждал.

Это было намного труднее, чем ее первое алое признание ему прошлым летом.

— Сколько пройдет времени, пока муж заметит мою беременность?

Элснер задумался, начиная понимать, куда она клонит.

— Еще месяц. Вы высокая, но очень стройная, вам трудно скрыть свое положение.

Она ответила ему слабой улыбкой.

— Всего месяц? О черт! Извините, Джон… но повредит ли ребенку, если мы… если я…

Его предположения подтвердились, и он с улыбкой похлопал ее по руке.

— Нет, Кассандра, вы с мужем можете продолжать заниматься любовью. Почти до самых родов. Это нормально и вполне безопасно. Многим женщинам близость с мужем даже за день до рождения ребенка не приносит вреда! Так что не стоит беспокоиться. Я буду наблюдать за вами. Рад слышать, что вы хотите ребенка ради него самого, а не ради завещания вашего отца.

— О, Джон! Я хочу ребенка, потому что он от Стива! Я никогда никому об этом не говорила, — сама себе удивляясь, выпалила она.

— Даже Стиву? — его улыбка стала лукавой. — Вам не кажется, что пришло время о многом рассказать ему? О таких вещах он имеет право знать.

— Это очень сложно, Джон. Но вы правы. Я скоро все ему расскажу.

Приемная доктора Элснера была, как всегда, переполнена. Ирландский терьер с кровоточащей после уличной драки мордой сидел на узкой скамье рядом с пожилым китайцем, глаза которого выдавали его пристрастие к опиуму. Беременная женщина в поношенном ситцевом платье делила потертую софу с безупречно одетой женой немецкого торговца. Проходя через приемную. Касс вдруг увидела Булли Куинта.

— Здравствуйте, мисс Кэсс, — буркнул он, прикрывая левую руку. — Проклятый мул убежал от меня. Один из необъезженных, И, представьте, я позволил ему это из-за своей руки.

Он показал ей странно выпирающее предплечье, очевидно сломанное. Занятая своими мыслями, она не сразу поняла, что он здесь делает.

— Похоже, что это серьезно, Булли, — наконец сказала она. — Точно выполняй указания доктора Элснера и скажи ему, чтобы прислал счет в нашу контору.

Она отмахнулась от его бурно изъявленной благодарности, озабоченная проблемой, как рассказать Стиву об успешном выполнении их «сделки».

Только месяц, и он узнает. Стив устроился в укромном углу салуна «Ведро Крови», потягивая виски и третий раз перечитывая письмо дяди Лукаса.

— Вы похожи на человека, которого на рассвете ждет виселица, — произнес подошедший Блэки Драго и подвинул себе стул.

Стив фыркнул.

— Вы даже не представляете себе, как близки к правде, мой друг, — вздохнул Стив и показал письмо. — Мы стали друзьями, Блэки, и я рассчитываю на ваши связи в преступном мире. Может настать момент, когда мне понадобится ваша помощь.

Он подождал, пока Драго прочтет письмо — доклад дяди о поисках свидетелей, чтобы снять со Стива подозрение в убийстве.

Влеки отпил крепкого кофе со сливками. Никаких спиртных напитков до вечера — таков был его принцип как хозяина салуна. Закончив читать, он тихо присвистнул.

— У вас масса неприятностей, мальчик, и совсем не пустяковых. Этот Лукас Лоринг…. — он посмотрел на фирменный бланк, — ., он важная персона в Филли?

— Он управляет крупнейшим банком города. Блэки сделал еще глоток, — Управляет им за вас, не так ли? Всегда подозревал, что вы джентльмен, но чтобы такой богатый… Касс этого не знает?

— Нет. И я не хочу, чтобы она узнала, пока у нас все не наладится. Она заставила Кайла вызволить меня из этапной повозки там, в Штатах, чтобы потащить под венец.

Черные глаза Драго сверкнули.

— Значит, вы у нее в руках? Или она так думает, — добавил он с недоброй усмешкой. — Вы лучше посматривайте повнимательнее вокруг, пока люди вашего дяди снимают с вас подозрение в Штатах. Я, конечно же, уверен, что Касс никогда не нарушит своего слова, но имей в виду, найдется немало мужчин, которые выдадут тебя и за грошовое вознаграждение.

— Я беспокоюсь не о Форте Смит и виселице, а о том, что кто-то пытается убить меня здесь, в Колорадо.

Пока Стив рассказывал о нападении на Касс и связанных с этим событиях, Блэки задумчиво гладил усы.

— Похоже на этого бастарда Эймза.

— А может, есть еще кто-то… человек, которого я ищу на Западе.

Блэки, нахмурившись, выслушал историю пятилетней одиссеи Стива, посвященной поискам убийцы Абнера Хендерсона.

— Итак, это мог быть Эймз или Тэннер, но ты не знаешь, кто именно. Опиши мне Тэннера, — приказал Блэки.

Однако, несмотря на свою исключительную память, Драго так и не смог вычислить человека, соответствующего описанию.

— Я пущу слух, что разыскиваю одного ублюдка, который проиграл мне, но забыл отдать деньги. Посмотрим, что получится.

— Я твой должник, Блэки, — просто сказал Стив.

— Не бойся, парень. В один прекрасный день я все узнаю. Может, ты назовешь своего первенца в мою честь.

Стив озадаченно посмотрел на него.

— А как твое настоящее имя, Блэки?

— Не скажу, пока не получу сведений! — засмеялся Драго.


— Что делает здесь этот тощий подлец? Я думал, его выкинули отсюда раз и навсегда, — раздраженно сказал Кайл, глядя на Кларка Мэтьюза, занятого разговором с Уиллом Пальмером.

— О, Кайл, Кларк совсем безобидный, он просто напыщенный осел. По-моему, он пытается установить отношения со всеми знаменитыми гражданами города… из тех, кого я знаю, — добавила Кэсс, посмотрев на мужа. — Я узнала, что в Канзас-Сити у него есть овдовевшая мать и две младшие сестры. Семью постоянно преследуют несчастья, а он по глупости потратил последние деньги и приехал в Денвер, чтобы уговорить меня выйти за него замуж. Кажется, узнав о завещании отца, адвокат перевернул небо и землю, чтобы найти Кларка.

— А я все удивлялся тогда его внезапному появлению. Этот хорек Смит раскопал его за все хорошее, что для него сделали! И сейчас вы собираетесь пожалеть бедную семью и дать им денег, так?

— Теперь я вряд ли смогу выйти за него замуж, не правда ли? — огрызнулась она. — Я просто предложила ему работу. Он будет вести учет скота на придорожных станциях. Ни у тебя, ни у Криса нет на это времени, а работа простая.

Касс сама понимала, что слишком уж рьяно защищает кузена, и злилась. К тому же ее начало мутить от запахов кухни, которые проникали в комнату, где она одевалась к деловому обеду, который они со Стивом устраивали в тот вечер. Сейчас ее тошнило даже от жареной баранины!

Прошла неделя после ее визита к доктору Элснеру, а Кэсс все еще не могла решить, когда сообщить Стиву, что он выполнил свою часть сделки. Она старалась скрыть свое состояние, но несколько раз уже ловила подозрительные взгляды мужа, особенно когда ей становилось совсем нехорошо. Она пока еще не поправилась, однако у нее уже начали увеличиваться грудь и живот, и Стив скоро обязательно заметит это.

— Увидимся в конторе утром, — сказала она Кайлу, который зашел, чтобы доложить о прибывшем железнодорожном грузе. — Нам нужно подумать о поездке в Пуэбло.

— Зимний скот подождет, Кэсс. Не гони так.

Обговори это со Стивом, — и сразу пожалел о последних словах.

Кэсс моментально замерла, но промолчала. «Неужели ее глупая ревность к мужу никогда не кончится?» — подумал Кайл. Кивнув на прощанье Касс, он еще раз подозрительно посмотрел на Кларка Мэтьюза и вышел.

Стив наблюдал, как жена проходила через заполненную людьми гостиную, здороваясь с гостями. Платье шоколадного цвета оттеняло ее блестящие медные волосы. Немногие женщины могли позволить себе коричневый цвет без ущерба для своей внешности, но Кэсс он очень шел. Она выглядела очень привлекательной, но озабоченной. Еще во время путешествия в Аризону Стив заметил у нее признаки какого-то напряжения. Но это и неудивительно, если принять во внимание все обстоятельства, которые чуть не стоили ей жизни.

Мысль о том, что он подвергает ее опасности, очень беспокоила его. Если его вдруг нашел Тэннер или пытается убить Эймз, он не хотел, чтобы это касалось Кэсс. Подойдя к ней, он взял ее за руку.

— Давай покончим с этими светскими играми и , уйдем пораньше, — прошептал он ей на ухо.

Обед был великолепным, и все восхищались талантом Веры Ли. Сидя рядом с Кларком Мэтьюзом, Кэсс видела, как он жадно уничтожил жареную баранину с картофелем и тут же перешел к обильному десерту. Основному блюду предшествовали различные закуски и супы. К каждому блюду подавалось вино. Кэсс, положив себе на тарелку слоеное пирожное, потихоньку потягивала сладкое немецкое вино.

Вернувшись из кабинета, где мужчины пили бренди и курили сигары, Стив с отвращением сказал:

— Твой дорогой кузен — просто ненасытная утроба.

Кэсс мило улыбнулась и сказала:

— Тебе лучше знать, дорогой, ведь ты у нас специалист по злоупотреблениям. Устрой его в зеленой комнате, утром он может раскаяться. У тебя всегда так бывает.

— Если бы я сам этого не сделал, ты бы меня заставила.

После того, как гости разъехались, уже не держащегося на ногах Кларка Мэтьюза уложил в постель слуга, которого Кэсс наняла на этот вечер. Увидев, как этот довольно невысокий человек поднял долговязого кузена без посторонней помощи и перенес его наверх, она решила предложить ему постоянную работу.

— Бедный Кларк, — засмеялась она. Даже от небольшого количества выпитого вина у нес кружилась голова. Стив нахмурился.

— Не вижу ничего смешного. Глупый урод опрокинул бокал моего лучшего бренди на пиджак Уиллу, а потом перевернул стул. Твой кузен — ходячее несчастье!

— Ну хорошо, давай отошлем его послезавтра в долину Сент-Луиса. Он ведь может считать и вести учет скота, — устало предложила она.

— По крайней мере, это отдалит его от Денвера, а то он случайно может сжечь город. Все, хватит. Забудь о кузене Кларке и пойдем спать, Кэсс.

— Я хочу кое-что обсудить с тобой, Стив. В кабинете, — добавила она, когда он собрался вести ее наверх.

Пожав плечами, он пошел за нею в кабинет. Она устроилась в большом кожаном кресле, а он подошел к буфету и налил себе бренди.

— Что касается меня, то мне не пришлось пить с любезным кузеном Кларком. Хочешь хереса, Касс?

— Нет, спасибо.

— В последнее время ты что-то слишком мало ешь и почти не пьешь. Да, Кэсс? Она проигнорировала его вопрос.

— До меня дошли слухи, что ты получил письмо с востока… Мальчишки Блэки говорят, что в нем плохие новости, но больше они ничего не знают.

— Что тебе пришлось сделать, чтобы выжать это из них? — холодно спросил Стив.

— Вряд ли я хлестала их кнутом!

— отпарировала она.

— Нет, но держу пари, ты использовала все свои женские уловки и еще, наверное, изобрела новые. Не бойся, Кэсси, твоего мужа еще разыскивают. Я не собираюсь уезжать и бросать тебя, просто я получил письмо от агентов, которых нанял на востоке. Раньше они разыскивали для меня бывших тайных сторонников южан, а сейчас пытаются снять с меня подозрение в убийстве. Но пока свидетелей не нашли, а судья Паркер не смягчился. Кажется, его взбесил мой «побег».

— А почему в этом замешан Блэки? — сверкнула глазами Кэсс.

За всем этим скрывалось нечто большее, а она не любила, когда ее держали в неведении.

— После недавних покушений на мою жизнь, я решил, что мне пригодились бы связи Блэки. Он знает весь преступный мир Денвера и имеет знакомства во всех городах от Сент-Луиса до Сан-Франциско. Он пытается мне помочь, Касс. Я ему доверяю. Конечно, ты тоже пытаешься… но ведь ты не хочешь, чтобы с меня сняли подозрение, так?

Она, рыдая, бросилась в его объятия.

— Не говори так! Господи, никогда не говори так! О, Стив, я не хочу, чтобы тебя повесили! Он обнимал ее, гладил по волосам, бормоча;

— Ты просто хочешь держать меня под контролем, да?

— Мне никогда не удавалось контролировать тебя! Даже привязав к кровати!

Стив приподнял ее подбородок и заглянул в янтарные глаза.

— Кэсс, ты что-то хочешь мне сказать?

Он почувствовал, как она замерла, потом еще крепче прижалась к нему, спрятав лицо у него на груди.

— Да, я хочу сказать, что весь вечер, вместо того, чтобы обсуждать контракты с Уиллом Пальмером и Гейбом Уотерсом, я думала о том… как прекрасно ты выглядишь в белой шелковой рубашке и как… я… хочу… Ее ловкие пальцы быстро расстегнули пуговицы, пробежались по обнаженному телу, и она, ощущая, как бьется его сердце, начала целовать и покусывать его грудь.

— Боже мой, Кэсси?

Все мысли вылетели у него из головы. Он поднял ее на руки и, прикрыв дверь кабинета, понес жену в спальню.

Кларк Мэтьюз прятался за дверью, держась за ручку, чтобы не упасть. Черт побери, его только что вывернуло наизнанку, так что пришлось расстаться с обедом из семи блюд, а может, даже с ужином и завтраком!

Когда слуга раздел его и погасил свет, он перевернулся на спину, и весь мир закружился у него перед глазами. Завтра слуги увидят это безобразие, и доложат Кэсс. Лучше он сам уберет. Ему безумно хотелось пить, но всю воду из кувшина он уже израсходовал, смывая грязь с пола. Он ковылял на кухню, когда голоса кузины и ее мужа заставили его спрятаться за закрытой дверью кабинета.


Хотя Стив проснулся рано, Кэсс рядом не было. Уже почти месяц после возвращения из Форта Юньен они каждую ночь проводили вместе. У него скоро войдет в привычку просыпаться, держа Кэсс в своих объятиях. Но последние дни она почему-то всегда уходила до его пробуждения. Когда он шел за нею, то всегда находил ее в столовой. Она пила чай из трав, приготовленный Верой, и жевала хлеб.

«Удивительно, Кэсси, удивительно…» — бормотал он, думая о ее возможной беременности. Это могло бы объяснить ее внезапное пристрастие и к раннему подъему, и к странной диете, которой она придерживалась последние недели. Кэсс не любила чай и всегда плотно завтракала.

Он вспомнил ее обнаженное тело, немного усталое и бледное лицо. Грудь, пожалуй, стала полнее. Она все время беспокоилась о сроке, установленном в завещании Руфуса, и каждый раз бранила его, когда приходили месячные. Но последние два месяца, он знал точно, этого уже не было. Неужели Кэсс ничего не понимает? Стив сразу подумал о ее невинности, паническом страхе в первую брачную ночь и решил, что от нее всего можно ожидать.

Одеваясь, он возвращался мыслями к их ночному разговору в кабинете. Она кричала, что не хочет видеть его на виселице, собираясь о чем-то сказать. Тогда он еще не знал, чего ему ждать от ее признания. Что она хочет, чтобы он остался? Что она любит его? Он вдруг замер с наполовину застегнутой рубашкой. Господи, неужели он ожидал от нее признания в любви после всех своих оскорблений и насмешек над ней?

Когда он негнущимися пальцами снова принялся за рубашку, сам собой возник другой вопрос. А любит ли он ее? Останется ли с ней, когда с него снимут подозрение в убийстве и он сможет спокойно уехать? С самого начала их сделки он решил взять на себя полную ответственность за ребенка. А Кэсс? Она была его женой, он желал ее больше всех на свете.

Она была упрямой, властной, расчетливой, вряд ли такую женщину одобрит его мать.

Стив усмехнулся. Конечно, Кэсс Клейтон — полная противоположность Марсии Коулман! Сейчас он понял, что брак его со скучной, глупо улыбающейся девушкой, вроде Марсии, стал бы настоящим адом. Конечно, бывали дни, когда и жизнь с Кэсс не казалась ему райской, невесело думал он.

— По-моему, я вернул то, что получил, — бормотал он себе под нос.

Знала Кэсс или нет, но он сильно подозревал, что она беременна. Будет ли это означать продолжение брака, он точно не знал. Но одну вещь он знал точно. Если он дождется, что Кэсс выразит свои искренние чувства к нему, он выразит свои чувства к ней. Оставалась единственная проблема: Стив не знал, что он чувствует!

«Скоро, Лоринг, тебе придется решать, потому что, чувствует мое сердце, ты довольно скоро станешь отцом», — шептал он, стоя в дверях столовой и глядя на бледное лицо жены, пьющей свой чай из трав. Она выглядела такой хрупкой и беззащитной, что у него защемило внутри. Поклявшись обдумать все как можно быстрее, он вошел в столовую.

— Вижу, Вера приготовила что-то новенькое, — сказал он, глядя на ее чашку.

— Он пьется лучше, чем вчерашнее вино.

— Кстати, о вине. Представляю, как мучается твой кузен с похмелья, — весело произнес он.

— Ничего подобного, — на ее лице появилось озадаченное выражение. — Вера сказала, что он встал и ушел. Возможно, ему неловко, что разыграл такой спектакль вчера вечером. Он оставил мне записку, что отправляется на работу. Может, он испугался увольнения, — добавила она с первым за все утро намеком на улыбку.

Стив пожал плечами.

— Мне казалось, он пробудет в постели целый день, но я не сожалею о его отсутствии. По крайней мере, не вся посуда в доме будет разбита.


Стив оторвал покрасневшие глаза от конторской книги. Он провел два дня за изучением летних записей. Они получили хорошую прибыль. Поэтому зимой, когда грузовые перевозки в горные районы практически прекратятся, у них не будет проблем с деньгами.

— Осей, груз семейного зерна, прибывший по железной дороге, еще не заложили на склад? Парень выглядел озабоченным.

— Точно не знаю, мистер Лоринг, — отозвался он, — я могу сбегать туда и проверить. Этим обычно занимается мистер Куинт, но я не уверен, что из-за своей руки он закончил подсчет.

Стив улыбнулся своему серьезному веснушчатому помощнику.

— Не беспокойся. Осей. Мне все равно нужно проветриться. Я в любом случае собирался проверить, на месте Булли или нет, и спросить, не нужно ли ему чего. Интересно, что сказал доктор по поводу его руки.

Час спустя обеспокоенный Стив вошел в приемную доктора Элснера, спрашивая себя, а хочет ли он знать то что, ему скажет доктор.

Сломанная рука Булли Куинта заживала, и он наблюдал за разгрузкой вагона с зерном. Он и сообщил хозяину о своей встрече с Кэсс неделю назад.

Стив испугался. Может, она больна? Или, если она беременна, у нее какие-нибудь проблемы с вынашиванием ребенка, которыми она стеснялась поделиться с ним?

Доктор сразу снял тяжесть с его души. Да, Кэсс действительно беременна, но ей ничего не угрожало. Ел недомогание было временным и совершенно естественным Если добрый старик и удивился, почему Кэсс предпочла не говорить мужу о его предстоящем отцовстве, то он оставил свои мысли при себе.

Выйдя от доктора, Стив решил все хорошенько обдумать. Почему она ему не сказала? Неужели думала, что это станет признанием ее женской слабости? Что он воспользуется ее состоянием, чтобы силой вырвать бизнес из ее рук?

Только одна простая мысль не пришла ему в голову: она могла бояться, что он получит свою «жеребячью зарплату» и уйдет.

Они никогда не обсуждали будущее ребенка, речь всегда шла только о необходимость иметь сына, и чтобы выполнить условия завещания. Он не раз задумывался о том, какой матерью она станет. Будет ли она любить своего сына или станет рассматривать его только как средство достижения цели, передав на попечение нянек и гувернанток? А если у них родится дочь и Кэсс потеряет фрахтовочный бизнес, будет ли она обижать девочку?

Но время шло, тяжкие взаимоотношения первых недель сменились вынужденным сотрудничеством, потом страстным взаимным желанием и, наконец, чуть ли не любовью. Узнав жену получше, Стив уже не мог представить, что она будет нерадивой матерью.

Почему же она не рассказала ему о своей беременности? Конечно, она боялась его как узурпатора ее власти, человека, который постепенно отнимал у нее тяжело доставшуюся империю. Он переманил на свою сторону ее людей, играл в политические игры здесь, в Денвере, поэтому вынужден был признать, что сам дал ей повод для худших подозрений. Он требовал от нее жестокой расплаты за насильную женитьбу, а она даже понятия не имела, что он богат и не нуждается в ее бизнесе.

— Мы слишком заигрались, Кэсс, — сказал Стив, входя в кладовую за конторой. Он решил встретиться с ней с глазу на глаз и рассказать о своем прошлом, о том, что он хочет остаться с ней и их ребенком и даже, бог ему в помощь, о том, что любит ее!

Рабочий день закончился, поэтому Кэсс отправила Осей домой и теперь одиноко стояла посреди комнаты, держа в одной руке опись, а в другой — карандаш. Увидев его в дверях, она удивилась и немного испугалась. Осей упомянул, что хозяин ушел поговорить с Булли Куинтом.

— Стив, я…

Но он прервал ее.

— Ты беременна, . Кэсс, и ничего мне не сказала. Ты не думаешь, что я тоже заинтересованная сторона?

— Я собиралась сказать тебе, Стив, — прошептала она.

— Когда, Кэсс?

Он взял у нее карандаш и бумагу, положил на ближайшую бочку и обнял за плечи.

— Скоро, Стив, как только я…

Голос у нее задрожал и она замолчала, боясь, что сейчас скажет «как только я пойму, что ты любишь меня».

— Как только ты уже не сможешь скрывать правду? О, Кэсси, секреты есть не только у тебя.

Стив повел ее к двери, и они вышли на прохладный осенний воздух. Вечер был ясным, обещающим звездную ночь.

— Какие секреты, Стив? — осторожно спросила она.

— Я некогда не рассказывал тебе о своей семье, где я…

— Вы — Стив Лоринг? — раздался вдруг незнакомый голос.

Высокий худой человек со значком шерифа стоял у кирпичного здания, выходившего на загоны, и его ремингтон 44-го калибра был направлен Стиву в живот.

— И что из этого? — спокойно отозвался Стив, подталкивая Кэсс к дверям конторы.

— У меня ордер на ваш арест, мистер Лоринг.

Вы разыскиваетесь в связи с совершенным вами убийством. Поднимите руки и спокойно следуйте за мной.

Стив услышал прерывистое дыхание жены и гневно произнес:

— Ну, миссис Лоринг, полагаю, это ответ на мой вопрос? Вы удерживали меня здесь, пока не убедились, что моя работа выполнена, и теперь тихо и на законном основании убираете меня!

— Нет! Я никогда не смогла бы выдать тебя полиции. О, Стив, ты должен верить…

— Я был дураком, когда доверял тебе! Ты слишком любишь, свою империю… — он яростно обвел рукой вокруг себя, — чтобы рисковать! Больше ничто не имеет для тебя значения: ни я, ни наш ребенок, ничего! Будь ты проклята!

— Я не посылала за ним!

Она посмотрела на шерифа, потом на разъяренного мужа.

— Кто еще, черт возьми, знал обо мне? Кайл, Блэки? Им бы это ничего не дало. Только ты была заинтересована.

— Прекратите, Лоринг. Вы с вашей женой можете доспорить завтра, а сейчас я должен отвезти вас в тюрьму и телеграфировать в Форт Смит.

Он взглянул на полицейского, стоявшего у Стива за спиной, и тот вышел вперед, держа наготове ружье.

— Господин шериф, это ужасная ошибка. Мой муж — один из самых влиятельных бизнесменов города.

Кэсс встала между ним и мужем. Спокойно, но твердо шериф отодвинул ее в сторону и кивнул подчиненному.

— Давайте сюда ваших лошадей.

Кэсс бессильно огляделась вокруг. Если бы у нее был с собой хлыст! Стив тоже безоружен. Или нет? Оружия видно не было, но он уже привык носить с собой небольшой револьвер. Есть ли он у него сейчас? Она представила мужа лежащим на крыльце, истекающим кровью, и у нее подкосились ноги. Кайл нашел бы выход, но он давно ушел спать. И Крис, и все другие.

Она смотрела на Стива, надеясь получить от него какой-нибудь знак, хотя понимала, что он теперь не слишком доверяет ей, чтобы полагаться на ее помощь. Придется действовать самой. Она невозмутимо пошла вслед за местным полицейским Каммингсом, тихим юношей, который работал в полиции совсем недавно.

— Каммингс, помогите! — вдруг воскликнула Кэсс. Сделав вид, что поскользнулась, она упала на юношу, который отвязывал лошадей, и опрокинула его на землю.

Шериф, державший Стива на мушке, на мгновение отвел взгляд, и тот немедленно использовал свой шанс, бросившись на него. Грохнул выстрел. Несмотря на свою худобу, шериф оказался сильным противником, Стиву с трудом удалось прижать его к земле и схватить руку, державшую оружие. Вцепившись другой рукой в длинные волосы полицейского, Стив ударил его головой о кирпичную стену, вырвал пистолет и вскочил на ноги.

Он посмотрел в ту сторону, где была Кэсс с молодым полицейским, но пуля, ударившаяся в стену рядом с ним, заставила его ринуться к ближайшему загону. Там было полно полуобъезженных мулов, один из которых так удачно приласкал Булли.

— Лучше сломанная рука, чем свернутая шея, — пробормотал Стив, перепрыгивая через изгородь и падая на столпившихся обеспокоенных животных. За ним, стреляя, бежал Каммингс. Потом послышался голос шерифа, тоже присоединившегося к погоне. «Должно быть, у этого человека голова крепче, чем кирпич», — подумал Стив, открывая ворота загона. Он начал кричать и махать руками, выгоняя испуганных животных на свободу.

Двое полицейских, оказавшихся у них на пути, бросились в укрытие. «Наконец-то я нашел мулам наилучшее применение», — пронеслось в голове Стива.

Мулы метались, громко ржали, били друг друга копытами, и когда полицейские пробились сквозь эту живую преграду, Стив уже исчез.

Касс, помятая в драке с Каммннгсом, вернулась в контору и увидела у входа двоих полицейских. Шериф гневно отдавал приказания, а второй полицейский, бросив злобный взгляд в ее сторону, побежал за своими лошадьми. Вскоре он вернулся с сообщением, что мулы обратили их лошадей в паническое бегство.

— Полагаю, вы не знаете, где может находиться ваш муж, миссис Лоринг?

— Вообще ничего не знаю, шериф, — ответила она дрожащим голосом.

О боже, неужели они застрелили Стива? Он в безопасности или истекает кровью в каком-нибудь переулке?

Она знала, что он никогда не обратится к ней за помощью. Но как он мог подумать, что она способна на предательство? Однако, не сказав ему о своей беременности, не признавшись, что хочет, чтобы он остался. Касс сама решила свою судьбу. Кроме Кайла и Блэки только она знала, что его разыскивают в Штатах. И что он мог думать о ней, видя ее ревность и злость, когда взял на себя руководство перевозками?

Она стояла в дверях конторы, крепко обхватив себя руками, чтобы унять боль в груди, и слезы текли у нее по щекам: «О Господи, пожалуйста, пусть он останется в живых». Потом она глубоко вздохнула и побежала к Кайлу в гостиницу.

Глава 14

Тяжело дыша, Стив затаился в переулке. Нога, задетая пулей Каммингса, горела, как степной пожар. Слава богу, кость цела, а то бы ему никогда не добраться до гостиницы Уилла. Ему пришлось идти окольным путем, чтобы не попасть в полицейскую облаву, которую наверняка уже организовал шериф. Казалось, его люди стояли на каждом углу, готовые схватить приговоренного к повешению убийцу, скрывавшегося под маской фрахтовочного короля Денвера.

Стив предпочел бы обратиться за помощью к Влеки Драго, прекрасно понимая, что у него намного больше возможностей укрыть его, чем у Пальмера. Но «Ведро Крови» находилось слишком далеко, а гостиница Уилла была рядом. К тому же полицейские обязательно проверят заведение Влеки, куда, как всем известно, Стив заходил довольно часто. Правда, они с Уиллом деловые партнеры, но, возможно, шериф решит, что генерал Уилл Джексон Пальмер не станет укрывать беглого преступника. Единственным человеком в Денвере, знавшим об их дружбе, была Кэсс. Однако приходилось рисковать, поскольку Уилл оставался его последней надеждой.

Дождавшись ночи, Стив прокрался через служебный вход в гостиницу, моля Бога, чтобы тот послал крепкий сон постояльцам и служащим.

Когда ничего не понимающий спросонья генерал наконец открыл дверь, Стив протиснулся в комнату и прошипел:

— Черт, как же ты долго! Я боялся, что кто-нибудь обязательно высунется и станет жаловаться на шум в такой поздний час.

Он рухнул на диван, а Уилл, проверив, нет ли кого в коридоре, запер дверь.

— Тебе повезло, что мой номер расположен довольно изолированно, иначе, вероятно, так бы и случилось. В чем, черт возьми, дело?

Стив сморщился от боли и спустил окровавленную ногу с бархатного дивана.

— Мое прошлое наконец-то догнало меня… при содействии моей любимой жены, — мрачно сказал он, и его рот превратился в злобную прорезь на побледневшем лице.

Уилл изумленно раскрыл глаза.

— Не могу поверить, чтобы Касс выдала тебя полиции. С какой стати?

Он подошел к инкрустированному шкафчику розового дерева и налил немного бренди.

Стив с благодарностью взял стакан, залпом осушил его и, поморщившись, ответил:

— Потому что я уже выполнил свою часть сделки. Она беременна, Уилл, и больше во мне не нуждается. Я знаю, что ты собираешься сказать, и все-таки уверен: она не хочет, чтобы я был рядом и вмешивался в ее бизнес. Уилл посмотрел на мрачное лицо друга и понял, что спорить бесполезно, хотя, узнав Кэсс Лоринг ближе, он был уверен, что Стив ошибается.

— К чему ей такой скандал, скажи на милость? Стив смотрел, как Уилл снова наполняет его стакан.

— Касс всегда устраивала скандалы. Нет, Уилл, я был бы для нее постоянной угрозой. Она знает, что мои агенты в Штатах пытаются доказать мою невиновность. Тогда, окажись я негодяем, какими она представляет мужчин, я мог бы действительно, контролировать ее бизнес. Поэтому она решила не рисковать. Никто, кроме нее. Кайла, Блэки и тебя, не знает, что меня разыскивают.

Кому это было выгодно, Уилл?

Страдание, прозвучавшее в голосе друга, до глубины души тронуло Пальмера. Больше не было юноши, одержимого единственным желанием отомстить за смерть своего кузена. Стив влюбился в свою жену и теперь терзался оттого, что она, как ему казалось, предала его.

— Тебе нужен доктор. Потом нам придется увезти тебя из Денвера.

Стив выдавил похожую на гримасу усмешку.

— Во время войны бывало и похуже. Достань мне только бутылку виски и какое-нибудь полотенце, чтобы перебинтовать рану. У меня нет времени на доктора. — Вдруг ему в голову пришла неожиданная мысль. — Скажи, шериф или полицейские в Денвере интересовались мною раньше?

— Нет. Неужели я бы спал, зная, что весь город охотится за тобой? Касс не предавала тебя. Какое еще доказательство тебе нужно?

Стив сморщился от боли, снимая с ноги окровавленную повязку.

— Возможно, она уже рассказала о нашей дружбе, но ты слишком важная персона, чтобы беспокоить тебя по ночам. Они придут утром. Дай мне бутылку.

— Я вылечил много огнестрельных ранений, помнишь? Сиди спокойно.

— Постараюсь не испачкать твою чудесную обивку, — ответил Стив и выругался, когда жгучая волна обожгла ногу.

Пока Уилл бинтовал глубокую рану, они обсуждали, как вывезти Стива из города.

— Мне понадобится Мятежник. Конечно, будет трудно украсть его у Кэсс из-под носа, но это самая быстрая лошадь в территории.

— Как же ты собираешься взять лошадь? Я могу вывезти тебя в моем личном экипаже. У меня тоже есть идея насчет безопасного места, а твоя лошадь слишком заметна, Стив.

— Блэки! — вдруг воскликнул тот. — Я купил Мятежника у него. Он может выкрасть его из-под носа у всей полиции Денвера. Мне нужно немедленно убраться из твоего номера, Уилл пока и тебя не засосало в эту трясину. Ты можешь взять свой экипаж среди ночи? Я переоденусь, выйду через черный ход и поеду в твоем экипаже к условленному месту за городом, чтобы встретиться с Драго.

Стив быстро написал записку Блэки, и Пальмер попросил своего клерка, которому больше всего доверял, доставить ее по назначению.

— Совсем как в старые времена. Я снова обязан тебе жизнью, — сказал Стив, когда его друг помогал ему сесть в экипаж.

Предрассветные улицы были пустынны и тихи.

Они обменялись рукопожатием, и каждый вдруг подумал, что это, может, их последняя встреча.

— Насколько я помню, вы пару раз уже спасали мне жизнь, капитан, — грубовато ответил Уилл. — Я телеграфирую твоему дяде и попрошу его ускорить расследование в Сунтуотере, иначе, семья Лорингов может потерять своего наследника. Безопасного тебе пути до ранчо Абеля Барлоу. Покажи ему мою записку, и он спрячет тебя. Как только я получу сообщение от твоего дяди, сразу свяжусь с тобой. Будь осторожен, Стив.

В отличие от Уилла Пальмера, Кайл Ханникат не спал. Его гостиница была расположена в далеко не престижной части Денвера, и ее обитатели не отличались благоразумием добропорядочных граждан. Пока Касс ждала, когда техасец откроет дверь, несколько пар глаз с любопытством уставились на растрепанную, испуганную женщину.

— Кайл, шериф пришел в контору и пытался арестовать Стива! — выпалила она, падая в единственное кресло.

— Как, черт возьми, полиции удалось выследить его? — спросил он, опустившись на колени рядом с ней.

— Не знаю, ничего не знаю, но он думает, что это сделала я.

— Совсем с ума спятил! Что случилось? Он отделался от них?

— Надеюсь. О, Кайл, я молюсь, чтоб так было, но они стреляли в него. Вдруг попали?

Она коротко рассказала о побеге Стива и заплакала.

— Может, он лежит где-нибудь один, истекая кровью, и думает, что я предала его.

— Ладно, Кэсс, не надо… не надо… Кайл неуклюже обнял ее за плечи. Ему всегда становилось не по себе от женских слез, но сейчас, видя слезы Кэсс, он совершенно растерялся. Со дня их знакомства она не плакала ни разу, а они пережили очень тяжелые времена.

— О, Кайл, я люблю его, хотя он упрямый, как осел. Я умру, если с ним что-нибудь случится! — она сжала кулаки, пытаясь унять рыдания.

— Почему, черт возьми, он решил, что ты натравила на него полицию?

— Я беременна, Кайл. Он думает, что больше не нужен, — тихо сказала она.

— Ну, тогда брось болтать о смерти и всякое такое. Мы найдем его, а ты должна думать о ребенке. Держу пари, он обратится за помощью к Блаки. Он без лошади?

— Мятежник был привязан у конторы. Полицейские увели его с собой, чтобы Стив не мог до него добраться.

— Я пойду к Блэки. Этот парень знает все и найдет Стива. Не мучай себя, Кэсс. — Он начал натягивать ботинки.

— Я пойду с тобой, Кайл.

— Не слишком умно, Кэсс. Эти, со значками, будут следить за тобой, лучше возвращайся домой и жди там. Я привык действовать противозаконно, а ты нет, — успокаивающе улыбнулся он, хотя на душе у него было совсем не спокойно.

Кто разузнал о прошлом Лоринга? Он вспомнил покушение на Стива и Касс в Форте Юньен, степной пожар. Мог ли Эймз каким-то образом узнать их секрет и использовать его, чтобы избавиться, по крайней мере, от одного конкурента, когда его предыдущие попытки провалились?

Взяв экипаж, он отвез Касс домой, а потом поехал в «Ведро Крови». Они с Драго найдут ответ, это так же точно, как и то, что он родился в Техасе.

В салуне его встретили непонимающими взглядами и уклончивыми ответами. В конце концов кольт, приставленный к горлу бармена Гаса, помог ему получить нужную информацию: Драго отправился на какую-то тайную встречу. Под страхом смерти бармен поклялся, что не знает ни места встречи, ни человека, с которым должен встретиться хозяин.

Обдумав услышанное. Кайл понял, что кому-то удалось связать Драго со Стивом. Все, что он мог сейчас сделать — это дождаться возвращения Блэки, а затем так или иначе узнать, где скрывается Стив. Кайл Ханникат был человеком, который умел убеждать.


Несмотря на сильную боль, Стив с радостью пересел на Мятежника. По крайней мере, теперь у него есть шанс оторваться от любых преследователей. Восходящее солнце рассеяло ночную темноту. Радуясь, что на сухой земле не оставалось следов, он скакал на юг, к ранчо Барлоу, находившемуся на границе с Аризоной. В середине дня пошел дождь, но Стив заставил себя думать, что вряд ли кто-нибудь найдет его так далеко от Денвера.

С каждой милей все больше саднила и сердечная рана. Как она могла это сделать после всех месяцев, проведенных вместе? После страстных ночей? После того, как они зачали ребенка? Перед его глазами еще стояло мрачное, недоверчивое лицо Блэки.

Уилл был рыцарем и мечтателем, но проницательный ирландец, надеялся Стив, увидит все в истинном свете. Однако за внешностью политикана скрывался неисправимый романтик. Потом Стив вспомнил платоническую любовь Блаки к матери Касс. Он громко выругался. Что было такого в женщинах семьи. Клейтон, что толкает мужчин на безрассудство? «Черт побери, я такой же круглый дурак, как и любой из них. Мне с первых же дней следовало распознать настоящую Касс Клейтон!» Он скакал на юг, стремясь отогнать от себя мысль о новой жизни в Колорадо. С этим покончено так же, как и с их любовью.

Необходимость держаться подальше от проторенных дорог н встреч с людьми сделала его путешествие более длительным. Каждую ночь он ожидал появления Кайла и забывался беспокойным изнуряющим сном. Блэки не знал, куда он направляется, зато Уилл знал, а оба дурака верили Кэсс. Но Ханникат не появлялся.

На четвертый день он добрался до реки Пурга-тура, н его глазам открылись бескрайние пастбища, принадлежавшие Абелю Барлоу. Похлопав по карману, где лежало рекомендательное письмо Уилла, Стив перевел Мятежника на легкую рысь и поехал вдоль берега. К полудню он должен добраться до своего убежища. Полицейские никогда не смогут найти его в этом пустынном месте.


— Едет всадник, мистер Абель, — крикнул молодой ковбой. — Никогда такого не видел.

Барлоу внимательно смотрел на высокого вооруженного человека, сидящего на великолепном сером жеребце. Несмотря на небритое лицо и опасный блеск в глазах, он все же не был похож на бандита или бродягу.

— Здравствуйте, — спокойно сказал Стив, — слезая с лошади. — Я ищу Абеля Барлоу.

— Вы его нашли. Что вам нужно? Барлоу стоял небрежно, сунув руки за пояс, несколько ковбоев с ружьями вертелись рядом.

Что-то в осанке и необычных серых глазах Барлоу показалось Стиву знакомым. Его охватило дурное предчувствие, но он сразу отогнал его, уверенный в том, что никогда не встречал этого человека, вложившего деньги в железную дорогу, которую строил Уилл. Не спуская глаз с ковбоев, Стив достал из жилетного кармана записку Пальмера и протянул ее хозяину ранчо.

Абель Барлоу узнал почерк генерала, прочитал послание, но не выразил никаких чувств. Потом снова взглянул на Лоринга и с добродушным видом произнес:

— Добро пожаловать в гостеприимный дом «Двух Б», оставайтесь здесь столько, сколько вам нужно, сынок.


Поздно ночью Абель отправил всадника в Денвер, и пока стук копыт замирал вдали, не переставал удивляться капризам судьбы: «Кто бы мог представить, черт возьми, что проклятый капитан закончит свой путь преступником, которого разыскивает полиция»? Охотник стал дичью.

Конечно, желая и впредь пользоваться благосклонностью генерала, он едва ли сможет убить Лоринга на своей территории. Но если стражи закона «выследят» его здесь и арестуют, то Уиллу Пальмеру не удастся обвинить Абеля Барлоу. Нужно только подождать, пока сообщение дойдет до шерифа и он прибудет сюда.

Вине уже неделю назад должен был закончить перегон скота в Форт Лайен. Если капитан увидит сына, перестрелка неминуема, а результат предугадать очень трудно, вне зависимости от того, кто окажется победителем. Нет, так намного лучше. Он проклинал организованное Винсом неудавшееся покушение в Форте Юньен. Зато теперь они отделаются от Лоринга законным путем. Абель решил несколько дней играть роль радушного хозяина.


Кайл Ханникат совсем выбился из сил. Он провел в седле уже два дня, но все еще не догнал Стива. Он проклинал позднее возвращение Блэки Драго в «Ведро Крови» и время, потраченное на убеждение ирландца в том, что он — не враг Стиву.

Блэки, наконец, согласился отвести его к лесу, где на рассвете они повстречались со Стивом. Драго «освободил» Мятежника из-под стражи, привез оружие, одежду, деньги и другие необходимые вещи, которые передал ему Уилл Пальмер.

Хозяин салуна не знал, куда поехал Лоринг, и мастерство Ханииката-следопыта тоже пока не оправдало себя. К счастью. Кайл встретил на маленькой придорожной станции женщину, которая вспомнила раненого незнакомца на сером жеребце. Сейчас он приближался к Пургатуре. Если никто в «Тринидаде» не видел Стива, ему придется прочесать все окрестности, начиная с самых крупных поселений.

В его голове вертелась мысль, что компаньон генерала Пальмера как раз из этих мест — какой-то крупный скотопромышленник. Имени Кайл вспомнить не мог, но знал, что если бы услышал его, то сразу бы все прояснилось. Он действовал терпеливо и непреклонно.

На следующий день его усилия были вознаграждены: кто-то в салуне «Тринидад» назвал имя Абеля Барлоу. Узнать, где он обитает, не составляло труда, и Кайл отправился в путь. Совпадение исключалось. Слишком далеко он заехал по следам Стива и слишком близко оказался к одному из деловых партнеров Уилла Пальмера, чтобы это не было взаимосвязано.


Вине Барлоу въехал в загон усталый и удрученный. Как рассказать отцу, что проиграл в карты двести голов скота? Он пришел в Меса-Верде немного поразвлечься. Откуда ему было знать, что его партнеры по покеру — шулер и два бандита?

Но что сделано, то сделано. Контракт на поставку говядины для армии совсем пустяковый, потеря легко восполнима, а груз в Форт Лайси можно отправить и на следующей неделе. Однако отец взбесится так же, как он взбесился, когда сорвалось убийство Лоринга в Форте Юньен. Теперь ему придется подумать и об этой проблеме. Черт возьми, за последние пять лет жизнь усложнилась!

Стив увидел мужчину, въехавшего верхом в загон, к снова, как при первой встрече с Абелем, ему показалось, будто он знал этого совершенно незнакомого человека. Он не видел его лица, но что-то в его походке, в том, как он держал в руке винтовку…

Дорогую винтовку Винса Тэннера! Это он. Абель Барлоу приходился Винсу родственником, и, значит, он попал прямо в гнездо гремучих змей. Стив незаметно вернулся в дом и проскользнул в свою комнату.

Барлоу не пытался отобрать у него оружие, но осторожность и подсознательное недоверие к хозяину ранчо заставляли Стива, несмотря на заверения Уилла и показное гостеприимство Абеля, действовать крайне осмотрительно. Ему нужна его винтовка и Мятежник, чтобы поскорее убраться из дома «Двух Б». Он засмеялся. «Два Б», конечно же, два Барлоу! Таннер — это, должно быть, чужое имя, которое Вине взял себе во время войны.

Стив проверил оружие и обдумывал план действий. Абель был на пастбище и вряд ли скоро вернется. У Стива достаточно времени, чтобы встретиться со своим врагом, которого он так давно искал, и потом уехать. Он и понятия не имел, что Абель уже рассказал о нем своим работникам.

Хозяин дома казался дружелюбным, а его люди — пестрым сборищем хитрых парней, бывалых ковбоев и обычных проходимцев. Господи! Он начал думать, как Кайл Ханникат! Сейчас ему очень нужна поддержка техасца.

— Черт побери, он скорее всего будет на их стороне и застрелит меня. — бормотал он, надевая патронташ и снова проверяя винтовку.

Хлопнула дверь, и Стив услышал шаги. Может, ковбои сказали Винсу, что у Абеля гость, и даже предупредили, кто был этим гостем? Стив решил не рисковать. Он украдкой выглянул в окно. Насколько он мог судить, работники как ни в чем не бывало продолжали заниматься своими делами.

В доме была только одна лестница. Решив, что может стать легкой мишенью в длинном узком коридоре, Стив пошел в конец холла, вылез в окно и осторожно спустился по крутой крыше к шпалере, прикрепленной к стене дома. Когда он добрался до низа шаткого сооружения, его одежда имела плачевный вид, а все руки были поцарапаны. Но, по крайней мере, его никто не видел.

Стив замер, прислушиваясь. В сад вышла экономка Марабель, в гостиной звякнули бокалы. Это, несомненно, Вине. Зловеще улыбнувшись, он тихо прошел через столовую и остановился в дверях гостиной. Винтовка Винса стояла в углу, и тот уже не мог до нее дотянуться.

К своему удивлению, Стив не чувствовал той ярости, которую испытал при встрече с О'Брайеном и Уортманом, глядя теперь на небритого, грязного человека, пьющего виски. Стив вдруг осознал, что его жажда мести прошла, он устал от преследования и убийств. Но, заметив кольт на бедре Винса Тэннера, он понял, что все-таки придется сделать это, если он не хочет прожить остаток жизни под постоянной угрозой, висящей над его головой.

— Здравствуйте, сержант Тэннер, или вы сейчас Барлоу? — спросил он, направляя на него винтовку.

Вине выронил стакан и со страхом повернулся к своему врагу.

— Да! Как, черт возьми, вы меня нашли?

— По воле судьбы. Такой же глупой, как те люди, которых вы послали за мной в Юньен? — спросил Стив, не спуская глаз с руки Барлоу, лежащей на кольте.

— Где отец? Что вы с ним сделали?

— О, он по-королевски развлекал меня в ожидании, как я полагаю, когда за мной приедет из Денвера шериф, — сухо ответил Стив. По всей видимости, Таннер не знал о том, что его разыскивает полиция.

— Ваш отец уехал на пастбище, но прежде чем он вернется…

— Поздно, Лоринг, я уже вернулся. — Абель щелкнул затвором. — Мой винчестер нацелен вам в спину, но мне бы не хотелось проделать в вас дырку и обмануть палача. Бросьте оружие. Теперь идите вперед, — скомандовал Абель.

Стив не двинулся с места.

— Иди, будь ты проклят! — Абель ткнул стволом ему в спину. В тот же момент Стив сделал шаг вперед и резко развернулся к противнику. Ствол винтовки скользнул вдоль его спины.

Выстрел показался взрывом динамита. Пуля, не причинив никакого вреда, ударилась в противоположную стену, но Стив почувствовал, как ему обожгло спину. В мгновение ока он сжал Абеля в стальных объятьях и прикрылся им, словно живым щитом.

Вине запоздал лишь на какую-то долю секунды, и пуля, предназначенная врагу, поразила его отца.

Стив пошатнулся под тяжестью внезапно обмякшего тела, а молодой Барлоу с ужасом смотрел на расплывающееся красное пятно между лопатками отца.

Кайл подъехал к ранчо с тыла и, пробираясь под защитой кустов к дому, обдумывал, что он скажет Стиву.

— Проклятье, — бормотал он, — ну и положеньице! Не за признаком же я гонялся все это время?

Его размышления были прерваны двумя выстрелами. Техасец замер, потом вытащил кольт и проскользнул в столовую.

Кайл мгновенно оценил обстановку и, не раздумывая, выстрелил в человека, уставившегося на него безумными глазами. Пуля, попавшая Винсу в грудь, отбросила его назад, и пол словно ушел у него из-под ног.

Вине Тэннер Барлоу умер до того, как его тело коснулось пола.

— Проклятый осел. Это та змея, которую ты пытался поймать все эти годы?

— Да, Кайл, — устало ответил Стив, выпуская из рук труп Абеля.

— Оба мертвы, — констатировал Кайл с уверенностью гробовщика. — Но у нас еще одна проблема. Нужно убраться отсюда, и поскорей!

Они вышли через черный ход и юркнули в кусты. Мимо них, роняя собранные яблоки, промчалась экономка. Стив побежал в конюшню за Мятежником, а Кайл к своей лошади, которую привязал в рощице у реки. Пустив коней в галоп, они успели услышать крики Марабель и встревоженных ковбоев. Они неслись прочь сломя голову, но минут через двадцать поняли, что их никто не преследует.

Стив и Кайл придержали коней и посмотрели Друг на друга.

— А что теперь, янки? — спросил наконец Кайл.

— Ты сможешь оправдаться. Уилл Пальмер опознает Винса Барлоу как дезертира и шпиона южан. При его влиянии у тебя не будет осложнений. Возвращайся в Денвер и попроси Уилла уладить дело прежде, чем он уедет на свою свадьбу в Нью-Йорк.

— А что будешь делать ты?

— Ты же знаешь, меня повесят, если я вернусь, Кайл. Это она послала тебя, за мной.

— Она никогда не хотела, чтобы тебя повесили, Стив. Кэсс приходила ко мне той ночью, когда помогла тебе убежать от полицейского…

— Помогла мне? Она сама послала за шерифом, благодаря ей этот проклятый мальчишка подстрелил меня.

— Ты заблуждаешься, Лоринг. Она пыталась отвлечь его, чтобы ты смог отделаться от шерифа.

— Брось, Кайл. Она сказала тебе, что моя часть сделки выполнена? Я ей больше не нужен. Теперь я помеха.

Техасец сурово посмотрел в злые золотистые глаза.

— А если я скажу тебе, что она послала меня узнать, не ранен ли ты, помочь тебе выбраться из Денвера?

— Об этом позаботились Уилл Пальмер и Блэки Драго, но я все же обязан тебе за то, что ты спас мне жизнь на ранчо Барлоу. Теперь мне нужно вернуться в Суитуотер и постараться снять с себя обвинение в убийстве. Пока я не вмешаюсь, это никогда не кончится.

— И что дальше? Касс любит тебя, и у меня такое чувство, что и ты ее любишь. Весной у вас будет ребенок… — он прервал себя на полуслове, увидев страдание на лице Стива.

— Не знаю. Кайл. Все ее защищают, а я уверен, что это она сообщила шерифу. Что же касается ребенка… — он замолчал, потом резко закончил:

— Ты позаботишься о Кэсс, пока он не родится. Я вернусь, и мы выясним наши отношения… Если смогу.

Кайл кивнул.

— Осторожно там, в Штатах. Ты уже не новичок, каким был прошлой весной, но все равно не рискуй. Вы, федералийцы, может, и выиграли войну на востоке, но здесь совсем другая игра.

Стив вымучил мрачную улыбку.

— Я запомню. Кайл. Спасибо, — натянуто улыбнулся он.

Развернув Мятежника, он поскакал на юго-восток. Кайл подождал, пока одинокий всадник скроется из виду, и поехал на север, гадая, увидит ли когда-нибудь Кэсс своего мужа.

Глава 15

Грэхэм Холл Январь 1871 г.

Стив зажал в руке сложенную телеграмму. Свобода. Полная, окончательная свобода после долгих месяцев ожидания. Он прошел по загону, наблюдая за Мятежником с его гаремом. Серый жеребец фыркнул, выдохнув облачко пара. Был прекрасный морозный день, и ему хотелось побыстрее вырваться из запертой конюшни наг, волю.

— Я знаю, как ты себя чувствуешь, — пробормотал Стив, направляясь за своим седлом.

Формально он стал свободным человеком с прошлого октября, а теперь агенты сообщили, что забрали объявления о его розыске и по всей Оклахоме довели до сведения стражей закона и охотников за наградой, что с него полностью сняты все обвинения.

Когда он приехал в Суитуотер, городская газета уже напечатала информацию о поимке Бесси Ланнаман, любовницы убитого, и ее признание, что она была соучастницей ограбления и убийства богатого щеголя.

Стив сразу телеграфировал дяде Лукасу, и старший Лоринг с облегчением узнал о возвращении племянника-беглеца. В сентябре прошлого года Пальмер сообщил ему, что Стив находится в Колорадо, ко когда до них дошла весть о смерти Винса Тэннера Барлоу, оба испугались, что молодой Лоринг скроется навсегда и они уже не смогут найти его, даже если с него снимут обвинение в убийстве.

Пока суд в Форте Смит пытался исправить судебную ошибку, Стив уехал на восток, в Грэхем Холл, где с беспокойством дожидался решения своей участи, Он ничего не рассказал матери о событиях, которые произошли за время его долгого отсутствия, а Амелия, обрадованная возвращением сына, удовольствовалась его замечанием о том, что жизнь в роли человека, разыскиваемого полицией, была не из приятных. Она не задавала вопросов, дожидаясь благоприятного случая, успокоенная хотя бы тем, что с этой ужасной местью покончено.

Стив тоже был счастлив; он освободился от тяжелого груза своей клятвы — Винс Тэннер мертв.

— Больше никаких призраков, — сказал он вслух, пуская Мятежника легким галопом по тронутой инеем траве. Уилл скоро вернется в Нью-Йорк после длительного путешествия по Европе. В течение своего медового месяца Уилл собрал большие средства для строительства железной дороги Денвер — Рио-Гранде, и весной отправится в Скалистые Горы. Бригады Уилла уже начали нивелировку местности для прокладки путей до Колорадо Спрингс. Кэсс снабжала их необходимыми товарами. Мысли Стива все чаще возвращались к жене. Теперь он свободен и мог поехать в Скалистые Горы вместе с Пальмером, но, в отличие от Уилла, у него не было рядом любящей жены.

Он сморщился от боли, вспомнив обстоятельства своего расставания с Касс. Она предала его, подвела к виселице.

Уилл, Блэки и Кайл твердили о ее невиновности, но никто, кроме него, не видел дьявола сидящего в ней. Никто из них не любит ее так, как я. Он проклинал себя за то, что думает о своей любви в настоящем времени. Вернется ли он, заберет ли у нее их ребенка? Хотел ли он снова встретиться с ней, сказать, как больно ранил его ее обман?

— Я могу послать адвоката и няню, и она с радостью отдаст ребенка после того, как выполнила условия завещания Руфуса, — с горечью сказал он.

Но какая-то крайне упрямая часть его отказывалась верить в виновность Кэсс.

Стив провел всю осень, стараясь вести прежнюю жизнь джентльмена, разводящего лошадей. Грэхэм Холл процветал, управляющий и работники прекрасно справлялись с делами в его отсутствие.

Сначала с радостью окунулся в работу, Мятежник стал превосходным производителем, ожидались первые жеребята.

— Моя жизнь спокойна и устроена, — вслух сказал он, словно пытаясь убедить самого себя, но мысль о предстоящем отцовстве Мятежника и его собственном отозвалась болью в сердце.

— Мисс Амелия, он просто слишком много выпил, — прошептала горничная, глядя, как ее муж ведет хозяина в его спальню.

Амелия Лоринг, придерживая побелевшими пальцами полы своего атласного халата, наблюдала за неприличной сценой.

— Все из-за той бесстыжей шлюхи из Денвера, — прошептала она.

Уже многие месяцы Стив пил, играл в карты, короче, прожигал свою жизнь. Вот-вот наступит апрель, лошади начнут жеребиться, у него были куда более важные дела, чем убивать время в общении с той женщиной. Амелия решила серьезно поговорить с сыном. На прошлой неделе она нанесла визит Коулманам. Марсия все еще не вышла замуж, хотя за ней ухаживали многие завидные холостяки из Лунсвилла.

Сразу после завтрака, состоявшего из сухого тоста и галлона несладкого крепкого чая, Стив отправился на конюшню, надеясь избежать встречи с матерью, которая обычно вставала поздно. Сейчас ее лекция совершенно ни к чему.

Пара часов верховой езды помогли освежить голову и унять боль в желудке. К полудню Стив чувствовал себя почти человеком и с удовольствием скакал по возвышенности, с которой открывался вид на Грэхэм Холл. Зеленая трава покрывала луга и холмы мягким ковром, который украшали аккуратные белые изгороди и высокие дубы. Трехэтажный дом с колоннами сверкал на солнце, а подстриженные кусты и качающиеся ивы придавали ему некоторую сказочность.

Совершенная симметрия, красота, спокойствие. Он всегда чувствовал, что Грехам Холл намного ближе его сердцу, чем каменный особняк в Филадельфии. Но теперь и это сказочное место не трогало его. Ему было здесь скучно, неуютно, его тянуло к беспокойной красоте Скалистых Гор.

У него за спиной послышался стук копыт. — Какой ты хмурый, дорогой. У тебя опять ужасное похмелье после вчерашнего? Я так и думала, что найду тебя на верховой прогулке, — поравнявшись с ним Селима Эймз ало усмехнулась. Черные волосы блестели на солнце, а ярко-розовый костюм делал ее еще более очаровательной.

Спрыгнув с Мятежника, Стив снял ее с дурацкого дамского седла. Насколько же изменились его взгляды на многие веши за то время, что он провел в Колорадо. Когда-то даже мысль о женщине, ездящей верхом, испугала бы его, а теперь это казалось единственно разумным способом езды. Но в благородном Луисвилле леди всегда пользовалась дамским седлом, а Селина играла свою роль до конца.

В прошлом году элегантная светская красавица из Денвера штурмом взяла Луисвилл. Стив знал, что ома забросала Уилла и Кумм вопросами о нем, когда они встретились в Нью-Йорке. Она расторгла помолвку с известным нью-йоркским банкиром Гордоном Фиском и по дороге домой завернула в Луисвилл.

Он с радостью понял, что единственной причиной такого поступка явилось ее желание сменить толстого поклонника средних лет на молодого богатого помещика. Может, с его стороны было неразумно флиртовать с ней в скучные зимние месяцы, но он делал его скорее из желания позлить мать. Эта связь была также пощечиной его жене, о чем он старался не думать.

Он поставил Седину на землю, однако она не только продолжала обнимать его, а еще теснее прижалась к нему.

— Ты так хорошо пахнешь, дорогой, — пробормотала ока.

Стив насмешливо фыркнул.

— От меня пахнет лошадью, потом остатками виски.

— Я не возражаю… совсем, — прошептала она.

— Ну, тогда я возражаю, — он осторожно свал се руки и отвернулся.

— Ты топишь свою боль в виски, Стив. Почему бы тебе не посмотреть правде в глаза? Разведясь с пей.

— Не позволяй себе слишком многого, Седина. Если мы спали с тобой, ты уже решила, что можешь учить меня как жить?

В ее темных глазах заблестели слезы.

— Это жестоко, Стив. Я не хочу, чтобы ты погубил себя из-за женщины, которая пыталась тебя убить. Она не любит тебя. А я люблю!

Она отвернулась и приложила к глазам кружевной платочек.

— Я сказал отвратительную вещь и прошу прощения, Селина, — сказал он, обнимая ее за плечи. — Ты права, я слишком жалел себя. Мне нечего здесь делать, действительно нечего. Здесь прекрасно справляются с делами и без меня. Бог — свидетель, моя мать держит хозяйство железной хваткой.

Он засмеялся, подумав об Амелии, а потом начал ходить взад-вперед, продолжая свою мысль:

— Я должен вернуться в Колорадо и встретиться с Кэсс. Не ради нашего брака, он с самого начала был обречен, а ради моего ребенка. Кэсс нужна ее империя, а не ребенок, — с горечью сказал он.

Селина внимательно наблюдала за ним. «Он все еще любит се».

— Она чудовищная женщина, все в Денвере так считают. Ты можешь легко организовать развод, Стив, и стать опекуном ребенка, но как ты его вырастишь? Ребенку нужна мать.

— Ты говоришь, как Амелия, и, поверь, это не комплимент! — мрачно улыбнулся он.

— Ты рассказал ей о своем браке? О ребенке? — изумленно воскликнула Селина.

— Нет, конечно. Я просто имею в виду, что ты тоже подталкиваешь меня к супружеству, которого я сейчас хочу избежать во что бы то ни стало.

— Если Кэсс была плохой женой, это не означает, что все женщины такие же, как она, — успокоила его Селина.

— Это еще мягко сказано, — хрипло засмеялся он. На земле нет другой такой женщины, как Кэсс Клейтон. Но я отдаю ей должное. Она была прямой и открытой, не надувала губы, не плакала, не льстила, чтобы получить то, что она хотела.

— А я обхаживаю тебя, чтобы ты на мне женился, это ты хочешь сказать? — Ее щеки вспыхнули от злости.

— Перестань возмущаться, Селина. Не я ведь был инициатором наших отношений, а ты знала, что я женат, — сказал он с усталой покорностью.

Нужно положить конец их связи, но, черт возьми, ему совсем не нравилось, что это приняло такой опасный поворот.

— Да, ты был женат. На женщине, которой не нужен ни ты, ни твой ребенок! — с издевкой сказала она. — И что ты собираешься делать после того, как возьмешь ребенка? Привезешь своей дорогой мамаше на воспитание?

— Вряд ли. Но в мои планы, какими бы они ни были, не входит женитьба.

Селина успокоилась, ее полные губы растянулись в улыбке.

— Кажется, мы оба отправляемся в Колорадо, Стив. Жаль, что не одним поездом. Увидимся в Денвере, дорогой. Кто знает, может к моему возвращению, брат уже разделается с Лоринг Фрейтинг, — язвительно добавила она.


Когда Стив сел за стол, он понял, что мать собирается ему что-то сообщить. Улыбаясь про себя, он думал о сюрпризе, который он ей приготовил. С тех пор как он вернулся из Колорадо, Амелия без устали использовала всевозможные уловки, чтобы снова свести его с Марсией Коулман. Размышляя о возвращении в Денвер, Стив потягивал вино, даже не чувствуя вкуса превосходного кларета.

— Вчера у портнихи я встретилась с Присцилой Коулман. Они с Марсией примеряли очень изысканные бальные платья. У Марсии платье темно-бирюзового цвета, которое очень сочетается с цветом ее милых глаз. А у матери…

— Пожалуйста, избавь меня от описания туалетов женщин семьи Коулманов, мама, — сухо прервал ее Стив.

— Не будь грубым, Стивен. Я только хотела сказать, что Бью Снодпрасс хотел сопровождать Марсию на бал, но, кажется, упал с лошади и сломал ногу. Бедняжка Марсия осталась без партнера на весеннем балу у Тремонтов. Ты просто обязан пригласить ее.

Стив проглотил кусок жареной баранины, помолчал, потом взглянул на мать.

— Ты никогда не сдашься, правда? Я не собираюсь ухаживать за Марсией на балу у Тремонтов, — спокойно сказал он.

— Полагаю, ты собираешься сопровождать эту шлюху Эймз, чтобы только досадить мне, — приготовилась заплакать Амелия.

Он допил кларет и вытер рот салфеткой.

— На самом деле твоя неприязнь к Седине только провоцирует меня встречаться с нею. Ты могла понять это и оставить свои козни с Коулманами. Я не собираюсь жениться на Марсии.

Она резко встала, забыв о еде.

— Тогда я полагаю, ты женишься на этой денверской неряхе, которая бросила жениха в Нью-Йорке, а потом приехала в Луисвилл неизвестно с кем. Да, то, что я о ней слышала…

Стив невесело рассмеялся.

— Поверьте мне, мадам, то, что вы слышали о Седине Эймз в Луисвилле, — это только часть ее портрета! Вам бы познакомиться с ее братцем. Они составляют прекрасную пару гадюк.

Амелия схватилась одной рукой за горло, а другой за спинку стула.

— И ты хочешь жениться на такой женщине?

— Нет. И на Марсии тоже. Понимаешь, мама, я уже женат, — он сделал эффектную паузу, потом протянул руку и помог матери сесть. — Пожалуйста, сядь. Нам нужно кое-что обсудить.

Первый раз в жизни Амелия Лоринг потеряла самообладание и дар речи.

— Женат? Но… но на ком? Где? — наконец воскликнула она.

Стив рассказал ей все. Он также рассказал ей о своих планах на будущее.


Пуэбло, Колорадо

Апрель 1871 г.

Для ранней весны погода была необычно теплой, но уже несколько недель Касс нездоровилось, и она не обращала внимания на окружающую природу. Держась за перила, она спустилась с крыльца и села в большое кресло рядом с великолепными виноградными лозами.

Выход из дома стал для нее в последнее время настоящей проблемой, она располнела, любое движение давалось ей с трудом. Вспоминая о проблемах Эйлин, Кэсс боялась за своего будущего ребенка. Она никогда не думала, что беременность сделает ее такой же хилой и болезненной, как и ее мать.

Первые шесть или семь месяцев она чувствовала себя прекрасно, была крепкой, но ближе к весне ее опять стало тошнить, появились сильные головные боли, которые полностью вывели ее из строя.

Закрыв глаза, она откинула голову на спинку кресла и погладила свой живот.

— Вот, миссис, я принесла вам от головной боли, — подбежавшая Бетти, положила ей на лоб холодный компресс.

— Так лучше чувствуете себя?

— Да, спасибо, Бетти. Не знаю, что бы я без тебя делала, — призналась Кэсс.

Худое, некрасивое лицо Бетти Уэйд расплылось в улыбке. Молодая служанка пришла в городской дом в Денвере прошлой осенью, ее только что в приступе раздражения, уволила Селина Эймз, которая уехала на восток, чтобы встретиться со своим женихом, даже не подумав оставить Бетти рекомендации. Когда Кэсс приняла ее, девушка была ей очень благодарна.

— Очень хорошая идея приехать на ранчо. Такой прекрасный свежий воздух, не то что в дымном городе, — сказала Бетти, заботливо похлопывая Кэсс По руке.

— Ты хочешь сказать, Бетти, что уединение в Пуабло лучше для меня, чем праздники в Денвере. Когда Стив уехал, я была не в состоянии посещать рождественские балы или принимать гостей.

— Так, вы опять про него, — проворчала Бетти. Новая служанка уже успела прийти к выводу, что любой мужчина, который бросает такую жену, как Кэсс, достоин презрения.

— Маленький плут бьет ножками? — спросила она, когда Кэсс приложила руки к левому боку.

— Да!

На мгновенье глаза Кэсс засветились, как янтарь под солнцем, но затем радостный взгляд сразу погас, когда начался новый приступ головной боли.

— Я так беспокоюсь о ребенке, Бетти. Все месяцы он был таким активным, а теперь я его почти не чувствую. Может, мне следует поехать завтра в Денвер и показаться доктору Элснеру, — неуверенно сказала Касс.

— Ерунда! Что может сделать мужчина, к тому же иностранец, чего не сможет сделать хорошая акушерка? — категорично заявила Бетти.

— Я обещала Джону, что вернусь перед родами. Я хочу, чтобы он принял моего ребенка, Бетти. Он — лучший доктор в территории, хотя и мужчина, — она изо всех сил пыталась придать своему голосу бодрость.

— У вас впереди еще несколько недель. Первые роды всегда запаздывают. Просто отдохните, а я принесу вам мой травяной чай от этой головной боли. — Кэсс откинулась в кресле. Никогда она не чувствовала себя такой усталой и неспособной принимать решения.

— Может, и хорошо, что Стив бросил меня, — прошептала она, и слезы хлынули у нее из глаз, когда она вспомнила их горькое расставание и слова Кайла, вернувшегося с ранчо Барлоу. По крайней мере, в ребенке сохранится часть ее любви и нежности к нему. Только бы он был здоровым и крепким, ее больше не беспокоило, будет это мальчик или девочка. Проклятый Руфус и проклятый бизнес, который принес ей только душевную боль и страдание!

В этот момент через двор шел Кайл Ханникат, увидев слезы на бледном лице Касс, он почти подбежал к ней, опустился на колени, похлопал ее по руке и сказал:

— Ну, Кэсс, не огорчайся так. Ты опять плохо себя чувствуешь? Я собирался поговорить с тобой о поездке в Денвер. Может, доктор…

— Ей не нужны никакие доктора, — Бетти бросила убийственный взгляд на маленького техасца, прогнала его от Кэсс и снова предложила ей чай:

— Выпейте это, а потом поспите.

Бетти и Кайл стали врагами сразу. Особенно ей не нравилось, когда техасец втягивал Кэсс в обсуждения фрахтовочного бизнеса. Она пыталась держать его подальше от хозяйки. Сначала Кэсс очень удивлялась ревности Бетти Уэйд, но когда стало очевидным, что Кайл испытывает недоверие к девушке, она расстроилась. Теперь это занимало ее так же, как и все остальное.

— Может быть, завтра. Кайл, — тихо ответила она. — Может, мне действительно следует показаться доктору Элснеру. Я хотела чуть окрепнуть перед поездкой в Денвер, но сейчас… — она покорно пожала плечами.

— Отдохните и забудьте о Денвере, — сказала Бетти, злобно посмотрев на Кайла.

— Мне нужно отлучиться по делам. Касс. Думаю, с тобой ничего не произойдет, если я уеду на пару дней? — тихо спросил он, не обращая внимания на служанку.

— Да, Кайл. И обрати внимание на Бэннета Эймза вместо меня. Я здесь справлюсь. Да, Кларк остановился на прошлой неделе в Сент-Луисе. Как он справляется. Кайл? Кажется, ему сейчас нелегко.

Ханникат почесал затылок.

— Ну, там у нас давно краж не было. Что сказал о нем Крис? Его работа — вести учет скота.

— Крис не любит его почти так же, как… Она вдруг замолчала, но техасец знал, что она хотела сказать «так же, как и Стив».

— Хватит разговоров о работе. Неужели вы не видите, что расстраиваете миссис? — сердито сказала Бетти.

— Береги себя, Кэсс. Я вернусь быстрее, чем погонщик справится с бочонком виски.

Боль была мучительной, и она судорожно вцепилась руками в мокрые простыни. Все постельное белье промокло от ее пота.

— Воды, Бетти, дай мне воды, — кричала она между схватками.

— Лучше попейте чудесного теплого чаю. Он на травах, которые облегчат боль.

Кэсс старалась отхлебнуть горячей горькой жидкости, но потом с отвращением отодвинула чашку.

— Нет, не надо больше. Принеси мне воды… холодной… простой… воды, — выдавила она из себя.

— Но ваша боль…

— Боль у меня почти каждый день, а роды все не наступают, — ответила Кэсс, когда схватки утихли. — Может, боль мне нужна.

Она посмотрела на Розарио, которая стояла с другой стороны, крепко держа ее руки.

Старая повариха не была акушеркой, на роль которой претендовала Бетти Уэйд, однако видела за свою жизнь много родов и понимала, что сейчас происходит что-то неладное.

— Сеньора, все будет хорошо. Первый ребенок всегда долго рождается. Я принесу вам воды из родника. Прекрасной и холодной.

Розарио поднимала ведро с водой, когда услышала стук копыт и, увидев слезающего с коня Ханниката, перекрестилась. С ним был незнакомый человек в городском костюме и с кожаным чемоданчиком.

— О, сеньор Кайл, я так счастлива видеть вас!

Сеньора рожает, но роды проходят неблагополучно. Кайл побледнел и взглянул на своего спутника.

— Видите, я не напрасно привез вас, доктор. Джон Элснер проворно направился к дому.

— Давно начались роды? — спросил Джон Элснер старую мексиканку, когда они торопливо шли к дому.

— Вчера вечером, сеньор.

Она посмотрела на его чемоданчик и с надеждой спросила:

— Вы доктор?

— Да, я врач, — Элснер уже открывал входную дверь.

Подойдя к комнате Касс, он услышал ее слабый, задыхающийся крик.

— Кто вы? — спросила Бетти Уайд с подозрением.

— О, Джон, слава богу, вы приехали, — прошептала Касс. — Я так боюсь за ребенка, так боюсь.

— Не надо беспокоиться, Кассандра. Делайте короткий неглубокий вдох и выдох, да, вот так, легко. Теперь расслабьтесь. Очень рад, что ваш друг Кайл приехал ко мне, я ведь просил вас поскорей вернуться в Денвер, — говорил Элснер, начав осмотр.

Бетти с минуту стояла молча, потом, оскорбленная, принялась поправлять простыни.

— Я ухаживаю за миссис!

— Это доктор, и он сможет приглядеть за Кэсс. У тебя нет диплома об окончании высшей школы в Англии… — произнес подошедший Кайл.

— В Австрии, — с усмешкой прервал его Элснер, наклоняясь над Кэсс.

— Ну, по мне все иностранцы из Европы всегда приезжают из Англии.

Кайл крепко схватил служанку, лишив ее всякой возможности сопротивляться, хотя она была на добрых четыре дюйма выше его.

— А теперь убирайся, пока доктор будет делать свое дело. Розарио ему поможет, — с этими словами он не слишком любезно вытолкал ее за дверь.

— С какими интервалами проходят схватки? — нахмурившись спросил Элснер. Когда наступал короткий отдых, он продолжал расспрашивать Кэсс о ее самочувствии за последний месяц, когда он не мог наблюдать за ней.

Кайл дежурил в гостиной, Розарио то и дело ходила из кухни в спальню, и выражение ее лица совсем не утешало его. Около полуночи он услышал, как мучительно вскрикнула Касс. Это был ее первый крик, с тех пор как они с доктором приехали на ранчо.

Кайл медленно пошел по длинному коридору к дверям спальни. Теперь он мог ясно различить ее рыдания и тихий голос доктора Элснера. Ледяной страх сдавил его сердце.

В тот момент, когда он взялся за ручку, дверь открылась, и вышла Розарио. От вида ее заплаканного лица у закаленного маленького вояки подкосились ноги.

— Кэсс… — прошептал он.

— Сеньора жива, только ребенок мертв, — сказала по-испански Розарио.

Старая мексиканка произнесла это едва слышно, но Кайл достаточно хорошо знал испанский, чтобы понять ее.

Новорожденный мальчик умер. Кэсс пока жива.

Но сколько ей осталось? Он неловко стоял у открытой двери, а Розарио поспешила на кухню.

Кайл увидел маленький сверток, лежащий на комоде против кровати Касс. Доктор Элснер вытирал салфеткой свое побелевшее лицо. Она была без сознания, но продолжала рыдать, бормоча слова, которые Кайл не мог разобрать. И тем не менее он знал, что она говорит.

Через минуту Розарио вернулась со стаканом воды, и доктор что-то быстро размешал в нем. Пока Розарио поддерживала голову хозяйки, он уговорил Кэсс проглотить лекарство, а потом нежно опустил ее на кровать.

Увидев, что убитый горем техасец застыл в дверях, доктор велел Розарио вымыть Кэсс и поменять постельное белье, потом осторожно взял маленький сверток и вышел из комнаты.

— На ранчо есть место для погрсбления? — тихо спросил он.

Отведя взгляд от крошечного савана. Кайл кивнул.

— Я попрошу Генри сделать гробик. Он хороший плотник. А как насчет Кэсс? С ней все в порядке? — Он затаил дыхание, ожидая ответа.

— Думаю, да, но… роды были необычно долгими, и она очень ослабела. Я не знаю, — закончил Элснер без надежды в голосе.

— Пожалуйста, оставьте ребенка в первой комнате в конце коридора, — сказала Розарио и, перекрестившись, добавила:

— Я буду молиться за его душу, пока не придет священник.

— Эта женщина Уэйд всегда совала свой нос, когда ее не спрашивали, а сейчас где она, черт возьми? — прорычат вдруг Кайл.

Пока доктор занимался ребенком, техасец проверил комнату Бетти. Она была пуста. Поиски в доме тоже ничего не дали. Она ушла. Кайл вернулся в гостиную, где доктор наливал себе виски.

— Она удрала, — удивленно сказал он. Элснер задумчиво глядел на свой стакан.

— Возможно, у нее была причина, — тихо произнес он. — Пойдемте со мной.

— Они вошли на кухню, и Элснер взял чашку с горьким варевом, которым Бетти поила Кэсс последние недели.

— Вы сказали что-то насчет того, что роды у Касс длились необычно долго… — сказал Кайл, и в его голосе появились опасные ноты.

— Я поговорил с Розарио, она описала мне симптомы Кассандры. Кроме того, я сам расспросил ее и видел ее состояние, когда принимал ребенка. Он был мертвым до рождения. Это… — Элснер поднял чашку, — яд замедленного действия. Наперстянка, если принимать ее в течение нескольких недель во все увеличивающихся дозах, может убить…

— Эта сука убила ребенка и пыталась убить Кэсс, — глаза Кайла были суровыми и холодными.

С первыми лучами солнца, когда Генри Лонгтри начал делать гроб. Кайл уехал, чтобы поискать следы преступной служанки. Как он предполагал, она украла коня и поскакала по главной дороге в Денвер. Он мог бы поручиться жизнью, что она отправилась к Беннету Эймзу. Подвергнув опасности жизнь Касс и убив ее ребенка, Эймз поставил на кон свою жизнь — и уже проиграл.

Но с местью можно подождать, пока Кэсс лежит без сознания, мечась в бреду и зовя Стива. Техасец дежурил у ее постели. Доктор Элснер и Розарио влили в нее несколько ложек бульона и омыли ее снедающее лихорадкой тело.

Священник, которого Розарио пригласила из Пуэбло, отслужил простую заупокойную службу по младенцу, мать которого боролась за свою жизнь, пока маленькое тельце предавали земле на зеленом холме за ранчо. У могилы стояли Крис, Кайл, Розарио и доктор Элснер.

На простой деревянной табличке вырезали: «Стивен Террел Лоринг младший, 10 апреля 1871 года». Кэсс выбрала это имя, когда Стив бросил ее. Кайл надеялся, что Касс выживет и сама сменит временную табличку на мраморный памятник.

Через три дня жар спал. Проснувшись на следующее утро, Кэсс увидела взъерошенного техасца с красными глазами, который лежал в кресле напротив ее кровати. Услышав, что она зашевелилась, он вскочил и кинулся к ней.

— Все будет хорошо, Кэсс, — сказал он, успокаивая больше себя, чем ее.

Широко раскрытыми глазами она оглядывала комнату, надеясь, что ее воспоминания о той ужасной ночи были ошибочны.

— Он умер, Кэсс, — прошептал Кайл, задыхаясь от волнения. — Приезжал священник и прочитал молитву.

— Он все, что у меня осталось… от Стива… его ребенок, — кричала она сквозь слезы. Спустя несколько минут она утихла и едва слышно прошептала:

— Несмотря на графики, шантаж, ревность, я любила его. Я любила его так сильно, что мне было не важно, родится мальчик или девочка. Будь проклят фрахтовочный бизнес Руфуса Клейтона! Я только хотела, чтобы со мной осталась частичка Стива.

— Он вернется, Кэсс, — уверенно сказал Кайл, молясь про себя, что так оно и будет.


К вечеру Кэсс спросила о Бетти. Она проспала почти весь день, немного поела и вдруг заскучала по внимательной служанке.

Джон Элснер ваял на себя смелость рассказать ей о яде и той роли, какую сыграла служанка в смерти ее сына. Кэсс восприняла ужасное известие совершенно спокойно.

— Мне это не нравится, — сказал Элснер техасцу, дав Касс снотворное.

Мужчины сели за кухонный стол, и Розарио подала им простую еду.

— Она слишком много потеряла. Сначала мужа, а теперь вот ребенка. Может, мне не следовало говорить ей о яде? — спросил Элснер.

— А как, вы думаете, она поступила бы, расскажи мы ей вымышленную историю об исчезновении Бетти? — возразил Кайл.

Доктор вздохнул.

— Да, вы правы, мой друг. Интересно, что теперь будет. Вы можете узнать, где сейчас муж Кассандры? Он ей нужен.

Кайл в замешательстве чесал затылок, разрываясь между желанием отыскать Стива и встретиться с Беннетом Эймэом.

— У меня такое чувство, что он вернется, — ответил он, наконец. Обвинения против него сняты и мне кажется, что он приедет, чтобы забрать своего ребенка.

— Что будет теперь, когда условия завещания ее папаши оказались невыполненными? — тихо спросил Элснер.

— Я знаю только то, чего не будет. Подонок Эймз не получит ни гроша дохода от несчастья Кэсс.

Когда они заканчивали свою трапезу, Розарио впустила нового гостя. Лицо Блэки Драго было чернее тучи и сейчас соответствовало его имени.

— Я узнал о случившемся сегодня утром, джентльмены. С Кэсс все в порядке?

— Физически, да, — осторожно ответил Элснер, а Кайл показал гостю на стул.

Розарио налила ему кофе, поставила перед ним тарелку тушеного мяса.

— Физически? — переспросил ирландец. — Вы имеете в виду, что дух ее сломлен, так? Элснер кивнул.

— Такая трагедия.

Влеки рассказали о попытке отравить Кэсс, о смерти ребенка — последнего, что связывало ее с мужем.

— Мне очень жаль, но я привез еще одну дурную весть.

Выругавшись, Блэки открыл выпуск «Рокки Маунтин Ньюз» за 13 апреля, где описывалось падение фрахтовочной династий, а Сэрстон Смит объяснял, что смерть сына Кэсс означает приход Лоринг Фрейтинг во владение ее кузена Кларка Мэтьюза, — Я хотел прибить этого сукина сына — адвоката. Завтра он, наверное, явится сюда, чтобы лично сообщить неприятную новость.

Беннет Эймз смял телеграмму, бросил ее на толстый ковер своего гостиничного номера в Сан-Франциско, но потом, злобно выругавшись, поднял ее с пола, вынул изо рта толстую сигару и приложил тлеющий кончик к краю телеграммы. Когда бумага загорелась, Эймз бросил ее в большую пепельницу и стал наблюдать, как она горит. Хотя телеграмма прямо не обвиняла его в преступлении, однако могла связать его со смертью женщины по имени Уэйд.

«Проклятый идиот! Столько опасных, глупых, нелепых осложнений, и все ни к черту!» — он ходил взад-вперед по комнате и пытался осмыслить свое положение. Кайл Ханникат был человеком, с которым нужно считаться, и, когда Эймз вернется в Денвер, беспощадный бандит начнет охоту на него. Он фыркнул, гадая, придушил ли уже техасец его никчемную сестру.

— Только бы она вышла замуж за Гордона и осталась в Нью-Йорке.

Но сейчас уже не стоило беспокоиться об этом. Селина всегда делала лишь то, что диктовала ей ее взбалмошность. В данный момент его занимала более важная проблема собственной безопасности. Он знал, что Ханникат обвинит его за все, содеянное этой женщиной Уэйд, а он вряд ли сможет запугать страшного бандита. Никто из его подчиненных не может даже сравниться с коварным техасцем.

«Мне нужна парочка парней, которых никто в Денвере Не знает. Специалистов дела», — Эймз улыбнулся.

Вчера он заключил сделку с одним человеком, который, возможно, окажется ему полезным. Уэкслер продал ему крупную партию опиума, а китайские «притоны» и прочие наркоманы были очень выгодными клиентами для Эймз Фрейтинг.

Пивная, где у Эймза намечена встреча с «дружками» Уэкслера, находилась в портовом районе, под названием Сиднитаун. Запах соленой воды и отбросов с пристани проникал в отвратительное заведение, смешиваясь с «ароматом» немытых тел. Подгнившие доски пола скрипели под ногами Эймза, когда он проходил мимо пьяных завсегдатаев, глотающих вонючее пойло.

Он заметил матроса, которого теснили трое «птичек», — упорхнувших с каторжных работ в Австралии. В тяжелом, спертом воздухе запахло смертью.

К Эймзу подошла официантка, жена толстого хозяина забегаловки, и оглядела его модную одежду.

— Вы тот самый джентльмен, которого прислал Уэкслер? — неприветливо спросила она.

Когда он кивнул, она жестом велела ему идти за ней в глубь пивной, где его уже ждали два каторжника: высокий и крепкий парень с многочисленными шрамами на лице и тонкий и гибкий человек с темно-желтыми пушистыми волосами и маленькими серыми глазками, который, очевидно, был за старшего.

— Меня зовут Джеки, приятель. Джеки-Хитрец, — представился он, выхватив откуда-то стилет и вонзая его в деревянную крышку стола. — А это Эль. Мне сказали, ты хочешь нанять меня И моего друга.

Глава 16

Вам лучше спуститься и уладить это, мистер Драго, — серьезно сказал бармен Гас.

Блэки Драго отложил конторскую книгу, которую он внимательно просматривал, и взглянул на гиганта, который заполнил собой весь дверной проем. Загнутые книзу усы и прямые спадающие волосы придавали Гасу грозный вид.

— Что там такое, что вы сами не можете уладить? Бармен неловко переминался с ноги на ногу.

— Парень, которому вы помогали прошлой осенью, тот, о котором спрашивал Ханникат, — он, вернулся, сидит в углу с газетой. Пьет целый час без перерыва.

— Стив Лоринг вернулся? — Блэки вскочил из-за стола.

Он быстро направился в бар, но, увидев Стива в запачканном костюме, нагнувшегося над стаканом виски, он замедлил шаг. Газета была старая, без сомнения та самая, где сообщалось о смерти его сына и лишении Кэсс наследства. Судя по изможденному лицу и полупустой бутылке на столе, было ясно, что он тяжело переживал эту трагедию.

— Ты только приехал, Стив? — спросил Блэки, опустившись на свободный стул.

Тот даже не поднял глаз на своего старого друга, продолжая тупо глядеть на газетную страницу.

— Я вернулся за ним… но сейчас уже слишком поздно… уже все ни к чему, — наконец прошептал он.

— Я бы не сказал, что ни к чему. У тебя еще есть жена. Стив, и ты, парень, ей ужасно нужен, — ответил Блэки.

Стив поднял покрасневшие глаза и с неприязнью уставился на Драго.

— Значит, сейчас, когда она потеряла свой драгоценный фрахтовочный бизнес, я ей нужен. Серстон Смит уже принимает дела.

— Ты не прав, Стив, не прав во всем, только не можешь понять этого, сейчас ты убит горем, но это пройдет, — тихо сказал Блэки. — Тебе нужно немного поспать, принять горячую ванну и хорошо поесть. Потом поговорим.

Что-то в тоне ирландца заставило Лоринга подняться и пойти за Драго вверх по лестнице.

Блэки был прав. С тех пор, как он сел на поезд в Сент-Луисе, ему еще ни разу не удалось прилично Отдохнуть. В Денвере его встретили негодяй Смит и подлый, льстивый Мэтьюз, которые лицемерно выразили ему свои соболезнования. Оба жалели его очень — из-за потери бизнеса и из-за смерти ребенка. Его сына, его мальчика, который обеспечил бы Кэсс исполнение ее мечты, ради которого он вернулся в Денвер. И они оба потеряли его.

Будь она проклята! Это ее следовало наказать, а не младенца! Стив принял ванну, отдохнул и теперь, одеваясь в личном кабинете Блэки, он чувствовал, что голова у него просветлела, хотя внутри все еще была пустота, немая пустота от боли, такой сильной, что она граничила с яростью. Стив хотел встретиться с Драго наедине. Слепоту друзей, защищающих Кэсс, он объяснял исключительно происками жены. Его шаги заглушил толстый турецкий ковер, и Блэки скорее почувствовал, чем услышал, как он вошел в открытую дверь его кабинета.

— Ты выглядишь немного лучше. Джуни принесет тебе поесть, — сказал он, не обращая внимания на попытку Стива отказаться от еды. Когда, женщина ушла на кухню, Блэки внимательно посмотрел в холодное лицо Стива.

— Тебе даже неинтересно, как умер твой сын?

— Могу себе представить! Касс, наверное, была так занята ездой из лагеря в лагерь, что убила моего сына собственной небрежностью.

Драго до боли сжал руками подлокотники кресла, стараясь подавить желание выстрелить в Лоринга.

Только страдальческое лицо Стива помогло ему сдержать свой порыв.

— Твою жену и сына отравили. Ты чуть не потерял Кэсс, так же, как и мальчика.

Стив тупо уставился на Блэки, ожидая объяснений.

— Она всем сердцем желала этого ребенка. Если что-то и причиняло ей страдания, то только любовь к тебе! Когда Кайл вернулся и сказал, что ты поехал на восток, чтобы уладить свои дела, она долго ждала от тебя известий. Но ты не прислал ни строчки, даже тогда, когда стал свободным. Она поехала рожать в Пуэбло с разбитым сердцем. Ребенок был единственным, что у нее оставалось от тебя.

— Ты сказал, ее отравили, — нетерпеливо прервал его Стив.

— Именно так. Служанка, которую она по доброте сердечной приняла, женщина, уволенная Селиной Эймз.

— Селиной?

— Да, Селиной, дорогой сестрой Бэннета.

— Как вы узнали, что это сделала служанка?

— Это выяснил Джон Элснер, который спас жизнь твоей жене. Кайл привез его на ранчо как раз вовремя, чтобы остановить эту дьяволицу! Ребенок умер до того, как появился на свет, Стив, — лицо Блэки было бледным и напряженным.

Джуни тихо постучала и вошла, прервав их разговор.

— Я принесла еду, мистер Драго, — неуверенно сказала она.

Он жестом приказал ей поставить поднос на стол и уйти.

— Поешь, даже если тебе в горло ничего не полезет.

Стив посмотрел на бифштекс и яйца и почувствовал, что его тошнит от одного вида еды. Он отодвинул поднос и обхватил голову руками.

— Ты думаешь, это был Эймз? — спросил он. Конечно, Седину не могли втянуть в это дело. При мысли об их любовной связи ему стало еще хуже. Неужели она приехала за ним в Луисвилл, намереваясь выйти за него замуж и передать фрахтовочную линию Кэсс Беннету?

— От Бетти Уэйд мы уже ничего не узнаем. Ее задушили через несколько дней после того, как она сбежала с ранчо. Ее нашел Кайл.

— На Кэсс не похоже, чтобы она сдалась без боя. Ведь она потеряла все.

— Она прячется от людей на ранчо. Не хочет ничего делать. Даже Кайл не может прорваться к ней. Доктор Элснер говорит, что здоровье у нее полностью восстановится, но душа ее разбита.

— И ей нужен я, — саркастически произнес Стив.

— А тебе нужна она, парень.

Заметив упрямство на лице Лоринга, Блэки тихо добавил:

— Неужели ты даже не хочешь увидеть его могилу?


В сумерках Стив подъезжал верхом к длинным, низким строениям ранчо в Пуэбло и почему-то сразу вспомнил, как его привезли сюда год назад: «Ранчо выглядит точно так же. Но позади дома, на холме появилась новая могила».

Он почувствовал, что мужество оставляет его. Ему предстояло узнать, была ли хоть капля правды в том, что рассказал ему Блэки Драго. Она оставалась его женой, и он обязан поддержать ее сейчас, когда она всего лишилась.

Он слез с коня и медленно пошел к крыльцу.

Казалось, только вчера высокая, стройная женщина в рыжих брюках сходила с этих ступенек, спокойно изучая его холодными, янтарными глазами.

Дверь открыла Розарио, и глаза у нее расширились от удивления и радости.

— О, сеньор Стив, я так счастлива, что вы вернулись. Сеньора, она так опечалена, она ничего не ест, даже сеньор Кайл ничего не может с ней поделать. А ребенок, о сеньор, мне так жалко вас обоих, — сказала она, быстро перекрестившись, когда они пошли по коридору.

— Где Кэсс, Розарио?

— Там, где она находится все дни. В своей комнате. Она очень много спит, слишком много, как говорит доктор. Но сейчас, когда вы вернулись, все будет хорошо, да?

Она постучала в дверь спальни, и Стив почувствовал комок в горле, когда приглушенный голос ответил:

— Входи, Розарио. Кто это…

Увидев его стоящего за спиной мексиканки, Кэсс замолчала. «Он выглядит таким высоким и сильным, таким неприступным», — подумала она.

— Здравствуй, Кэсс.

Розарио подтолкнула его в комнату и закрыла за ним дверь. Стив едва различал жену при тусклом свете. И молча подошел к столику, зажег лампу и обернулся.

Кэсс сидела, не зная, что сказать, сощурившись от яркого света, поскольку уже привыкла к полутьме и не открывала шторы даже днем. Она существовала в мире тишины и страданий с тех пор, как умер ее ребенок.

Он с удивлением смотрел на нее. Блаки прав в одном она, должно быть, чуть не умерла.

Бледное восковое лицо, под глазами темные круги, а свои чудесные волосы она, очевидно, не расчесывала уже несколько недель. Но хуже всего был ее безжизненный взгляд, неподвижно остановившийся на его лице и словно проходящий сквозь него, как будто стоящий перед ней человек был призраком.

— Блэки сказал мне, что ты болела, — неловко произнес Стив.

— Я жива, — прошептала она. Эта Кэсс была совсем не похожа на ту женщину, с которой он привык общаться, на которой женился по принуждению, которая всегда платила тем, что получила.

— Я приехал в Денвер вчера утром и сразу же пошел в контору, — нерешительно начал он, не зная, как объяснить ей, зачем он здесь.

— Почему ты вернулся, Стив?

Она больше не смотрела на него, а ее голос оставался таким же больным и усталым, как и ее лицо.

— Я всегда думал вернуться, Кэсс, — сказал «он, подходя к окну. Раздвинув занавески, он увидел заходящее солнце. — Я хотел увидеть своего ребенка. А… А если бы ты не захотела оставить его, я собирался забрать его… или ее.

Он услышал какой-то непонятный звук — то ли рыдание, то ли крик.

Потом она глубоко вздохнула и сказала:

— Убирайся! Убирайся отсюда к дьяволу! Она с трудом встала и подошла к нему, яростная, ослепленная слезами. Его сильные руки обхватили ее, и он прижал к себе это хрупкое, почти невесомое тело.

— Кэсс, Кэсс, пожалуйста, прости меня.

— Ты думаешь, я не хотела своего ребенка? Думаешь, ты мог просто прийти и забрать его у меня? — кричала она.

— Ты слишком быстро от меня отделалась, когда я выполнил свою работу, Кэсс, — тихо, но странно, совсем без злобы сказал он.

— И, предав тебя, я бы бросила своего ребенка? — безжизненно отозвалась она, слабо оттолкнув его, присев на край кровати. Ничего не изменилось. Ничто никогда не изменится между нами. Почему ты не уходишь, Стив?

— Что ты будешь делать. Касс? Мэтьюз и этот подлый адвокат подготовят документы, лишающие тебя наследства.

— Ты все еще думаешь, что я интересуюсь бизнесом? — она бросила на него испепеляющий взгляд. — Пусть они забирают его и распоряжаются, как хотят.

Вспомнив свою непоколебимую уверенность, что Касс нужна только ее империя, что она отдала бы своего сына на воспитание няньке, а дочь возненавидела бы, он съежился от раскаяния. Какие бы демоны ни вели Касс Клейтон, сейчас они уже пропали. Он помолчал, потом просто сказал:

— Ты моя жена, и я хочу содержать тебя.

— Мне не нужна твоя благотворительность, Стив. Уйди и оставь меня в покое.

Она повернулась к нему спиной.

Все случившееся за последние двое суток всплыло у него в памяти. Ему нужно время, чтобы подумать, от их спора пользы не будет. Стив не видел слез, которые полились у нее из глаз, когда она услышала, как он уходил.

Стив поднялся на холм, к маленькому бугорку, вокруг поднималась рощица тихо шепчущих осин. Блэки сказал, что они с Кайлом заказали мраморную доску. Он опустился на колени рядом с могилой, а его пальцы нащупали вырезанное имя: Стивен Террел Лоринг младший.

— Она собиралась назвать ребенка в твою честь, если это будет мальчик, — тихо сказал Кайл.

. — Благодарю тебя. Кайл, за все, что ты сделал. Блаки сказал, что она бы тоже умерла, если бы ты не привез доктора.

— Единственное, о чем я жалею — это то, что я позволил той женщине Уэйд провести меня. Я никогда не доверял ей, но позволил ей ухаживать за Касс. Теперь я знаю, что это Эймз нанял ее. Он и его сука сестра, хотя обделали все так, будто он уехал В Сан-Франциско по делам. Но когда-нибудь он вернется, а у меня хорошая память. — Он помолчал, глядя, как Стив гладит надгробие. Найдешь меня на кухне, Стив. Побудь здесь столько, сколько нужно.

Когда Стив успокоился и вернулся в дом, Розарио , уже ставила тарелки с жареными цыплятами и свежей зеленью. За столом сидел только Кайл.

— А где Кэсс? — озабоченно спросил Стив. Неужели ей стало так плохо после его прихода, что она даже не спустится к столу?

— Она почти не выходит из своей комнаты. Розарио с трудом удается вытащить ее из постели. Я тоже уже совершенно выбился из сил.

— Нужно что-то делать, Кайл. Смит пришлет документы от нового наследника.

Кайл фыркнул и без особого энтузиазма занялся цыпленком.

— Этот дурак приезжал сюда на прошлой неделе. Сказал, что его дорогая кузина может какое-то время оставаться здесь и восстанавливать свои силы! Он позаботится о ней, она такая добрая и прочес!

— Она потеряет все. Если бы только ребенок остался жив. Он был такой красивый, — печально сказала Розарио.

— Я позабочусь о Кэсс… если она мне позволит, — тихо произнес Стив. — Я — богатый человек. Моя семья владеет банком в Филадельфии и конным хозяйством в Кентукки.

Розарио с изумлением глядела на него, и даже с лица Ханниката исчезла его обычная невозмутимость.

— Девочке есть чем гордиться. Она всего добилась своими собственными силами, — сказал Кайл. Он знал, что Стив и Касс не уладили свои отношения. — Ты все еще думаешь, что это она вызвала шерифа?

Он смерил Лоринга проницательным взглядом, и тот беспомощно пожал плечами, отодвигая тарелку.

— Черт возьми, я не знаю. Насчет всего остального я ошибался. У него перед глазами стояло измученное лицо Кэсс, когда он обвинил ее, что она не хотела ребенка.

— Ранчо и все в Денвере принадлежит ей, а не этому тощему сопляку. Через пару месяцев он все спустит Эймзу.

— Знаю, парень глуп, — с отвращением сказал Стив. — Найти бы какой-нибудь способ опротестовать завещание.

Кайл фыркнул.

— Сейчас бороться ее не заставишь. Она окончательно сдалась. Я вот уж никогда не думал, что доживу до того дня, когда Кэсс Клейтон позволит какому-то стряпчему по темным делам и какому-то дураку скинуть се. Ем нужно это ранчо, Стив. «Ты ей тоже очень нужен», — подумал Кайл. «Прекрасный мальчик, красивый», сказала Розарио.

— У Кэсс есть на ранчо копия завещания?


Денвер

— Доброе утро, Сэрстон, — весело поздоровался Стив и заметил, как и без того узенькая физиономия адвоката словно еще больше усохла.

— А, здравствуйте, мистер Лоринг, — натянуто ответил Смит. — Слышал, вы ездили в Пуэбло повидаться с женой. Я страшно опечален, но вынужден оформить документы на лишение ее ранчо и городского дома в Денвере. Боюсь, все, включая мебель, переходит моему клиенту. Конечно, мистер Мэтьюз не будет претендовать на личные вещи вашей жены.

— Чрезвычайно любезно с его стороны, — Стив беззаботно уселся на стул, покачивая ногой, подождал пока тощий адвокат не потеряет терпения и сказал:

— Фактически, Сэрстон, я здесь только для того, чтобы уточнить условия завещания.

Смит перекладывал бумаги, чтобы потянуть время и привести в порядок свои мысли.

— Боюсь, суд останется при своем мнении по поводу выполнения завещания. Это так же трагично, как и смерть вашего сына, но условия завещания изменению не подлежат.

Он заметил, что Стив начинает терять самообладание, но тот вдруг снова расслабился и сказал:

— Я только что беседовал с адвокатами Кэсс. Они сейчас работают на Уилла Пальмера, представляя интересы железной дороги.

Замечание достигло цели. После несчастья с Абелем Барлоу все надежды Смита на преступную работу и соответствующий доход рассеялись, как дым.

— Никакая другая адвокатская контора не сможет изменить завещание, — ответил он с оскорбленным видом.

Глаза Стива стали похожи на осколки золотого стекла.

— Вы меня не поняли. Мы не собираемся менять или опротестовывать завещание. Мы просто намерены неукоснительно придерживаться его. Адвокат Мелькиор свяжется с вами через день-два…

Он помолчал, покачивая ногой, потом повернулся к своему напыщенному собеседнику.

— Серстон, посоветуйте кузену Кларку не очень спешить с переездом в городской дом.

Дверь за Стивом давно закрылась, а Смит все еще сидел с отвисшей челюстью. Что, черт возьми, имел в виду этот надменный парень с Востока? В прошлом году, узнав о том, что Стив Лоринг находился в розыске, он поручил Р.Дж.Данну проверить его. И тут вдруг обнаружилось, что никому не известный изгой принадлежал к одной из богатейших банкирских семей в Филадельфии! Это многое объясняло, включая и то, почему Лоринг так хорошо знал генерала Пальмера.

Сарстон Смит понимал, что человек с умом и связями Лоринга не блефовал, не бросал пустых угроз насчет наследства жены. Но, что, черт возьми, он собирается предпринять?


После беспокойного утра, проведенного в хождениях по делу завещания Руфуса Клейтона, совещания с поверенными Кэсс и визита к Сэрстону Смиту, Стив понял, что нельзя откладывать дело в долгий ящик. Адвокат Мелькиор взялся уладить его, но если ОН намерен обратиться в суд, то Стиву нужно немедленно поговорить с Джоном Элснером.

— Вы уверены, что Кассандру не заставят давать показания? — озабоченно спросил доктор.

— Не заставят, Джон. Если я хочу сохранить за Кэсс то, что принадлежит ей по праву, еще не значит, что я заставлю ее пройти через эту неприятную процедуру. Достаточно того, если это сделаете вы и Розарио.

— А вы, мой юный друг? — Теплые карие глаза доктора светились добротой. — Вы дадите показания, а?

— Во время войны я понял, что долг не всегда соответствует желанию. Я могу все уладить. Я должен.

Он встал и пожал Элснеру руку.

— Шолом, Джон. Увидимся в суде. Когда Стив выходил, доктор смотрел на уверенную походку мужа Кассандры и думал: «Вы тот человек, которому нужен мир, Стивен. Пусть Господь пошлет его вам с Кассандрой. Вы взялись за хорошее дело».


— Не знаю, смогу ли сделать то, о чем вы просите, сеньор Стив, — сказала Розарио, и ее шоколадные глаза стали почти черными от страха.

Стив обнял ее, успокаивая и себя, и ее.

— Это нелегко для любого из нас, но если ты это сделаешь, то поможешь Касс сохранить наследство.

Слушая его, она выпрямилась и разгладила шелковое платье — свое лучшее платье, которое она надевала лишь в особых случаях. Дача показаний в суде была самым важным событием после свадьбы Розарио Марии Долорес Сантьяго де Васкес тридцать пять лет назад.

Пока Стив уговаривал Розарио, Сэрстон Смит пытался проделать то же самое со своим клиентом Кларком Мэтьюзом. Неуклюжесть худого, нервного Молодого человека еще больше бросалась в глаза, когда он ходил взад-вперед по комнате.

— Как вы могли допустить, чтобы дело дошло до суда, Сэрстон? Что Лоринг надеется этим выиграть? Когда им не удалось произвести на свет мальчика, суд вынес в нашу пользу.

Смит погладил подбородок и осторожно произнес:

— Трехлетний срок истек, да. И мальчик умер.

— Но что мог рассказать суду доктор-иностранец или женщина-повариха, чтобы заставить его изменить свое решение?

Как обиженный ребенок Мэтьюз ударил кулаком по дубовому столу, вскрикнул от боли и разразился градом проклятий. Потерев костлявое запястье, он начал дуть на больное место.

«Молодой шут», — пробормотал Смит, заметив Байерза, надвигающегося на него с карандашом и блокнотом в руке.

Адвокат понял, что ему предстоит очень длинный день.

— Успокойся, Кларк. Пожалуйста, позволь мне поговорить с редактором, — строго сказал он.

Когда переполненный зал суда наконец-то затих, судья Уилфрид Бромли попросил к себе адвокатов Смита и Мелькиора.

— Джентльмены, в виду очень деликатного характера свидетельских показаний, мы должны попросить зрителей покинуть зал. Таким образом будут соблюдены права всех заинтересованных сторон.

Уильям Байерз не мог устоять на месте и все время делал какие-то пометки в своем блокноте.

— Они заседают почти три часа. Нехорошо, конечно, когда ущемляют интересы публики, но держать в неведении меня, когда истекает крайний срок, к которому должен быть готов материал для очередного номера, — это уже чересчур, — кипел от злости редактор.

Как и все остальные , жители Денвера, Байерз умирал от любопытства. По какой причине возобновлено совсем ясное судебное дело о наследстве Руфуса Клейтона?

Наконец тяжелые двери кабинета судьи Бромли открылись. Теперь у Байерза будет статья! Он тут же бросился к услужливому и обычно хорошо осведомленному адвокату Смиту, который первым вышел из комнаты. Смит сдерживал ярость. За ним шел долговязый Мэтьюз, унаследовавший богатство Клейтона, а теперь похожий на сильно побитую собаку. Тихий юноша нетвердой походкой прошел мимо Байерза, устремив взгляд в пространство и почти наступая на пятки своему незадачливому адвокату.

— Смит, скажите, каково решение суда? Не надо было обладать профессиональным чутьем репортера, чтобы понять, что на этот раз стряпчий проиграл.


Пуэбло

Касс синела на террасе, покачиваясь в большом кресле, которое ей купил Кайл еще до рождения ребенка. Остальные вещи из детской убрали, но она настояла, чтобы кресло-качалку оставили как напоминание о ее потере.

Ребенок был единственным звеном, связывающим се со Стивом, который оставил ее одну со своим горем. Теперь он вернулся.

— Забрать своего ребенка от негодной матери, — прошептала она.

Ранчо казалось безлюдным. Кайл и Розарио уехали со Стивом в Денвер. Ей никто не объяснил причины их отъезда, а она сама не спрашивала.

Остался Крис Альдерс с несколькими молодыми парнями, которые охраняли дом. Потеряв все, она вряд ли должна опасаться за свою жизнь, но пусть они делают, что хотят. Кэсс уже не беспокоило, будет ли она жить или умрет, если Стив ее не любит. Только он мог бы исцелить ее. Но он снова сказал, что не доверяет ей, а теперь уехал в Денвер бог знает по каким делам.

Увидев подъехавшего Кайла, она озадаченно посмотрела на него. Где Розарио? Где Стив? Впервые после смерти сына Кэсс почувствовала любопытство.

— Добрый вечер, Кэсс. Ты выглядишь немного лучше, — сказал Кайл, поднимаясь по ступенькам.

Она причесалась, хотя платье висело на ее похудевшем теле.

— А где все остальные? — с нетерпением спросила она.

Он усмехнулся.

— Тебе надоело самой готовить? Розарио едет в коляске, скоро будет.

Он намеренно не сказал ничего о Стиве, ожидая ее вопроса.

Несколько минут Касс боролась с собой, потом встала с качалки и медленно пошла в дом. Кайл спокойно сидел за кухонным столом, скручивая папиросу.

— О чем думаешь, Кэсс? — наивно спросил он.

— Ты сам прекрасно знаешь, черт возьми, — сказала она своим прежним гоном. — Почему вы все ездили в Денвер… и где Стив?

Она затаила дыхание. «Если он снова бросил меня?»

— А, Стив. Ну, ему нужно было остаться в городе. Кому-то ведь надо управлять в конторе. Он просил передать, что мисс Веру можно отпустить, если ты все равно не приезжаешь пробовать ее чудесные блюда.

— Что ты имеешь в виду, — «управлять в конторе»? Она нам больше не принадлежит, — сказала она, садясь напротив него.

— С позавчерашнего дня принадлежит. Понимаешь, Стиву пришло это в голову, когда он прочитал завещание старого Руфуса. Пошел и поговорил с твоими адвокатами, а потом с доктором. Он не хотел рассказывать тебе, чтобы мы не проиграли дело в суде.

Кайл нежно взял ее руки в свои, ему будет трудно рассказать ей, но он должен это сделать.

— Касс, Стиву действительно тяжело сделать то, что он сделал, ведь он богатый щеголь. Да он сделал это не ради твоих денег. Он сделал это ради тебя.

— Что? Ты, Джон Элснер и Розарио…

Она вдруг все поняла.

— Завещание, в нем говорилось, что я должна родить мальчика в течение трех лет после смерти отца. В нем не говорилось, что мой ребенок должен жить, чтобы я выполнила условия завещания, не так ли?

Ее глаза наполнились слезами, а внутри опять все похолодело.

Кайл кивнул, неловко похлопав ее по руке.

— Да, это должны были сказать адвокату доктор и Розарио. Стив все вернул тебе, Кэсс. Она встала, с нее достаточно.

— Значит, он снова управляет конторой в Денвере-, — прошептала она.

— Ему надо было остаться и уладить все, что натворил твой дурачок кузен. Он вот-вот передаст «бизнес Эймзу! Кэсс… — Он замолчал. — Стив тоже мучается. Он сделал это для тебя, и он хочет, чтобы ты приехала в Денвер.

— Зачем, Кайл? Он владеет Лоринг Фрейтинг, он свободен, он выполнил завещание моего отца. Его больше не разыскивают. Он может делать все, что захочет. Я не могу контролировать его.

— Ты хочешь только контролировать его? Его никогда не интересовала работа, ты это знала. Касс, он сам владеет конным заводом в Кентукки, а отец оставил ему банк в Филадельфии. Ему не нужны твои деньги. Он ждет тебя в Денвере. Не заставляй его ждать слишком долго.


Касс не могла уснуть всю ночь, ворочаясь на широкой кровати. Прав ли Кайл? Действительно ли Стив отстоял ее наследство, потому что он думал о ней? И продолжает думать, что она предала его? Если он так богат, как сказал Кайл, он, очевидно не нуждается в ее деньгах. Это многое объясняет; и его образованность, его упоминания о путешествиях и учебе в Европе, его дружбу с Уиллом Пальмером.

Могла ли она надеяться, что человек, которого она унизила, которому угрожала, заставила жениться полюбит ее? Кэсс так долго не признавалась в своей любви даже самой себе. Мог ли он сделать то же самое? Или его связывает только проклятое чувство долга, которое привело его на Запад в поисках Винса Барлоу? Она была его женой, следовательно, его обязательством. Он не мог полюбить ее, не мог! Кэсс с горечью понимала, что она возненавидела мужчину, который обращался бы с ней так же, как она обращалась со Стивом, но слова Кайла тронули ее; «Он тоже мучается» Что, если так и есть? Он потерял ребенка, из-за которого он проделал весь этот путь, ребенка, которого он, очевидно хотел так же сильно, как и она.

— Ты трусиха, Кэсс Лоринг, — сказала она на следующее утро своему отражению в зеркале.

Как мог мужчина испытывать к ней желание, если она в таком виде? Волосы грязные, тело — кожа да кости.

— От меня воняет, и я умираю с голоду, — заявила Кэсс испуганной Розарио, шагнув на кухню. Повариха чуть не выронила из рук вертел: в глазах хозяйки был прежний огонь.

— У меня есть свежие сладкие булочки, испеченные для сеньора Кайла, и яйца для омлета. Попрошу ребят разогреть воду для ванны, пока вы будете есть, сеньора.

— Разогрейте побольше воды. Мне нужно смыть месячную грязь, — крикнула ей вслед Кэсс.

Стив проводил все дни за работой в конторе и на складах. Прошла неделя со дня его победы в суде, а от Кэсс не пришло ни строчки. Ее вид испугал его, он должен дать ей время прийти в себя. Вот почему он послал Кайла, считая, что она воспримет новость от своего старого друга спокойнее. Кроме того, для него эта рана — слишком свежа и болезненна. Дача свидетельских показаний на суде была, наверное, самым тяжким делом в его жизни, но теперь все уже позади. Если бы Кэсс тоже смогла оставить свою боль в прошлом!

Пока она не оправится, ему придется поправлять дело, приведенное в полный беспорядок этим кретином Мэтьюзом. Уволив Осей Уилкерса, которого Стив быстро вернул на работу, кузен Кларк перешел к увольнениям погонщиков и рабочих грузового двора. Странно, когда он был мальчиком на побегушках, подсчитывающим скот, то казался здравомыслящим, можно сказать умным работником. А как предприниматель он оказался неспособным принять ни одно разумное решение.

После суда Стив гадал, займет ли Мэтьюз свое прежнее место, но когда тот так и не появился, он выбросил его из головы. Его ждали куда более неотложные дела. Он восстановил на работе всех людей, с рассвета до поздней ночи сидел над бухгалтерскими книгами. Сейчас Лоринг Фрейтинг доставляла грузы бригадам нивелировщиков железной дороги Уилла. Работа по прокладке первых участков пути Денвер — Рио-Гранде началась этой весной, рабочие нуждались во всем: от продуктов и виски до динамита и инструментов. К тому времени, когда Стив вернется из топографической экспедиции в Нью-Мексико, все уже должно быть отлажено.

Но каждую ночь, падая в постель, он обнаруживал, что все его мысли устремлены к жене. Если бы они смогли вернуть то, что потеряли!

Долгое время он пытался убедить себя, что это просто физическое влечение, однако постепенно его чувства стали намного более сложными. В тот вечер, когда явился шериф, он уже готов был рассказать Касс о своей семье, своем прошлом, услышать ее Признание, что она тоже хотела их ребенка… что она любит его.

Если сейчас он все еще мечтает о ней, тогда он, должно быть, любит ее. Только дурак мог поверить в ее невиновность. Он вздохнул, догадываясь, что он как раз и был таким дураком.

С каждым днем Стив все больше беспокоился. Вдруг она снова заболела? Господи, когда он уезжал на прошлой неделе, она была такой слабой. Может, ему стоит послать доктора на ранчо, чтобы он присмотрел за ней? Сидя за обеденным столом, он обдумывал эту возможность.

— Завтра я попрошу Джона и мы… — вслух сказал он.

— Продолжайте, Лоринг!

У двери в белой блузке и облегающих брюках стояла Кэсс. Ее волосы, перевязанные коричневой лентой, блестящей волной падали на плечи. Темные круги под глазами исчезли. Его прежняя Кэсс вернулась!

Глава 17

Стив молча смотрел на нее, потом осторожно положил вилку и встал.

— Что вы с Джоном собираетесь делать? — спросила она, входя в столовую.

Он выдвинул стул и пригласил ее сесть.

— Я беспокоился о тебе… Поэтому собирался попросить Джона поехать на ранчо и осмотреть тебя, — ответил он.

— Просто послать или самому привезти его? — невозмутимо спросила она, садясь на стул, дрожащие от волнения ноги уже не держали ее.

— Ты же слышала, Касс. Я тоже собирался приехать, — признался он. — Прошла почти неделя, как Кайл поехал в Пуэбло сообщить тебе новость…

Его голос стал еле слышным, он никак не мог подыскать нужные слова.

— Зачем ты это сделал, Стив? Тебе ведь не нужны мои деньги. Ты богат.

— Кэсси, я хотел, чтобы ты имела то, что принадлежит тебе по праву. Меньшее, что я мог сделать… Она вскочила со стула.

— Ты был обязан спасти свою бедную больную жену! Опять долг, Стив. Полагаю, я уже получила ответ.

Она быстро пошла к двери, но он догнал ее, обнял за плечи и повернул к себе.

— Кэсс, подожди, пожалуйста.

Он замолчал, не уверенный в ее чувствах, незнающий, как объяснить свои собственные. Она задрожала от его прикосновения, и он, не сознавая, что делает, спрятал лицо в ее благоухающих волосах.

— Это не имеет ничего общего с долгом, — прошептал он.

Она высвободилась из желанных объятий.

— Так же, как не имеет ничего общего с любовью, доверием или чем-нибудь постоянным. Из чувства долга ты вернулся, чтобы забрать своего ребенка. А сейчас из чувства долга взял и меня на содержание. У тебя больше нет никаких обязательств, Стив.

. — Это не обязательство, Кэсси, это то, чего я хочу всем сердцем!

Он снова обнял ее, притянул к себе и сразу почувствовал желание, смешанное со злостью.

Когда он начал целовать ее, Кэсс невольно потянулась ему навстречу, отвечая на его требовательные ласки. Хотя разум кричал, что это ничего не изменит, она никак не могла оторваться от него. Стив поднял се на руки и понес из столовой к лестнице, а она, прильнув к нему, отвечала на его поцелуи, задыхаясь от страсти.

Он подошел к спальне, толкнул дверь ногой, и, только опуская ее на кровать, он понял, какой она был хрупкой и легкой. Его ласки стали более нежными.

— Касс, с тобой все в порядке? Я имею в виду, можно мне?.. Можно нам… — Он замолчал, гладя ее волосы. — Я не хочу причинить тебе боль, Кэсси. Ты так больна.

— Ты не причинишь мне боль, Стив. Я уже выздоровела, только немного отощала, — прошептала она, тронутая его нежностью.

Он начал медленно расстегивать ее рубашку, а его губы следовали за его руками, пока легкая ткань не упала с ее плеч. Боже, какая же она худая, какая бледная и почти прозрачная у нее кожа. Его теплый рот легко коснулся се груди.

Касс начала освобождать тело мужа от рубашки, провела рукой по его обнаженной груди и, сжав сто тонкое запястье, прильнула к нему губами. Пока его язык творил чудеса с ее ртом, его пальцы продолжали свою безумную ласку.

Кэсс застонала, не скрывая своего желания, и когда он оторвался от ее груди, она прошептала:

— Мои ботинки.

Он понял. Снял с нее ботинки для верховой езды из мягкой кожи и принялся за ее облегающие брюки. Она энергично помогала ему.

На мгновенье он остановился, глядя на се полуобнаженное тело. Кэсс вдруг почувствовала себя неловко. Она была худой, как призрак, и болезненно-желтой. Может, она уже не казалась ему красивой.

Словно почувствовав ее сомнение, он стал поглаживать набухшие соски, медленно спускаясь к животу, бедрам, коленям, потом повторил свое страстное исследование губами, обжигая ее тело поцелуями. — Ты так прекрасна, — выдохнул он. Кэсс забыла о своих страхах, отдавшись во власть его искусных рук и губ. Потом он быстро разделся. Его сильное тело сохранило загар, и Кэсс не удержалась, прикоснулась пальцами к густым волосам на груди, ощутила упругость мышц.

Она жадно ласкала его, отвечая на бесконечный поцелуй, ее рука нежно сжимала, гладила, массировала его твердый, пульсирующий член, заставив мужа вздрогнуть от наслаждения.

— Кэсс, помедленней, я не хочу тебя обидеть…

И задохнулся, когда она легко и плавно помогла ему войти в нее. Исступленное движение бедер убедило его в ее выздоровлении. Ослепленный желанием до конца поглотить ее и быть поглощенным ею, он забыл обо всем на свете.

После длительного воздержания Кэсс быстро достигла экстаза. Невыразимо сладкая дрожь потрясла ее тело, и она вонзила ногти в его плечи, хрипло шепча его имя. Стив тут же сделал последний выпад, присоединился к ней и что-то пробормотал в ее спутанные волосы. Может, «я люблю тебя»?

Они лежали, восстанавливая дыхание. Кэсс чувствовала себя совершенно истощенной и дрожала как новорожденный жеребенок, Стив притянул ее к себе и нежно погладил по щеке.

— Боюсь, я слишком утомил тебя, — пробормотал он.

— Нет, нет, — устало ответила она. Через несколько минут он выпустил ее из своих объятий, прикрыл одеялом и выскользнул из постели.

— Пойду приготовлю ванну и попрошу Веру покормить тебя. Я скоро вернусь, отдыхай.

Сквозь полузакрытые веки Касс видела, как он завязывает бархатный халат и тихо выходит из комнаты. Ее разбудил плеск воды в туалетной комнате. И сразу в дверях спальни появился Стив с подносом, от которого исходил аромат ростбифа и яблочного пирога.

В соседней комнате послышались плеск воды и хихиканье. Кэсс понимала, что Кейт и Пэгги знали, как они со Стивом провели начало вечера.

— Я так и не успел закончить ужин, давай поедим вместе, — добродушно предложил он, расставляя еду на маленьком столике и накладывая ей солидную порцию.

Увидев огромный кусок розового мяса и горку картофельного пюре, Кэсс взглянула на мужа с легкой усмешкой:

— Хочешь откормить меня? Он поднял одну бровь.

— Ты сама сказала, что слишком тощая. Я только хочу, чтобы к тебе вернулась твоя сила, — с намеком сказал он, наливая два бокала рубинового кларета. — За будущее, Кэсс. Не зная, что ответить, она выпила молча. Когда он протянул ей кусок пирога, испеченного Верой, она простонала:

— Не знаю, смогу ли я съесть все это.

— Тогда сначала прими ванну, — дал он полезный совет, взял у нее тарелку и поставил на поднос, Пока она блаженствовала в ароматной воде, разум у нес был совсем не таким безмятежным, как тело. Она устала, пьяна от любви, хорошего вина и вкусной еды, но то, ради чего она приехала в Денвер, все еще ждало своего решения: «Ты любишь меня, Стив»? Он пил за их будущее, сказал, что хочет ее, признался, что остался в Денвере не из чувства долга. Но он не сказал, что верит в се невиновность. Она прикусила губу, размышляя. Если не долг, значит это просто страсть? Учитывая ее худобу и то, как ужасно она выглядела, когда он видел ее на ранчо, она засомневалась в этом. Он был нежным и добрым, сдерживая себя, пока не убедился, что не причинит ей боль. Следовательно, он должен испытывать к ней более глубокие чувства.

Кэсс понимала, что не вынесет, если он снова уедет от нее, но решила подождать. Пусть все постепенно выясниться само собой. Прошлой осенью, до появления шерифа они уже были на грани вступления в настоящий брак. У них есть время, драгоценное время. Она закрыла глаза и начала тихо напевать, намыливая тело душистым мылом.

Стив проснулся, чувствуя себя отдохнувшим, спокойном, удовлетворенным, чего давно уже с ним не случалось. Касс лежала рядом, спокойно прижавшись к нему. Он взглянул на ее нежное, милое лицо, такое безмятежное и молодое во сне.

Она была слишком худа и бледна, но никогда еще не казалась ему такой красивой, как в этот момент. «Дурак, ты же любишь ее», — он улыбнулся, играя медным локоном, ее длинные волосы струились по его груди, как блестящее покрывало.

Он лежал очень спокойно, глядя на счастливое лицо жены, пытаясь разобраться в своих чувствах.

Она вернулась к нему не из-за бизнеса, а как женщина, ищущая своего мужа, чтобы он понял, что она разделяет с ним горе от потери ребенка. Их брак был намного важнее их сделки.

— Нам предстоит пройти долгий путь, Кэсси. Надеюсь, мы преодолеем его, — тихо прошептал он, целуя ее в нос. Он осторожно высвободился. Пусть она отдыхает, пока он пойдет на встречу с Уиллом Пальмером. Он тихо встал, заботливо поправил одеяло и, взяв халат, вышел из комнаты.

Быстро приняв ванну, побрившись и даже не выпив тонизирующего чая, приготовленного Верой, Стив поспешил в Американский Дом. Он уже опоздал к намеченному завтраку, но с усмешкой заверил себя, что старый друг простит его неточность.

Войдя в ресторан, он сразу увидел знакомую фигуру, сидевшую на своем обычном месте. Стройный мужчина немного пониже его поднялся и тепло поприветствовал его. — Как приятно вновь увидеть старого друга после стольких недель разлуки, — сказал Уилл, пожимая ему руку.

Тут же появился официант и налил Стиву дымящийся ароматный чай.

— Извини за опоздание, Уилл. Вчера вечером Кэсс вернулась в Денвер.

Судя по довольному виду друга, Пальмер понял, что возвращение жены обрадовало его. Может, после трагедии с ребенком все, в конце концов, сложится хорошо у этой пары.

— Как я понимаю, твоя жена уже оправилась, — сказал он с улыбкой. — Мы должны познакомить ее с Куин и съездить в новый дом в Колорадо Спрингс. Знаешь, это действительно Сад Богов.

Стив потягивал чай и улыбался своему мечтательному другу.

— Уверен, Кэсс и Куин станут подругами, Уилл.

Они — сильные, без предрассудков. Твои бригады нивелировщиков хорошо снабжаются? Не возникало никаких проблем?

— Если ты имеешь в виду какую-нибудь выходку со стороны твоего невоспитанного конкурента, то пока все спокойно. Мы выставляем охрану, а твой мистер Ханникат очень тщательно следит за безопасностью обозов. Пока Эймз не вернется с Западного побережья, думаю, не будет никаких неприятностей.

Лицо Стива стало чернее тучи, и он положил на белую льняную скатерть сжатый кулак.

— Когда Эймз приедет в Денвер, он недолго будет ждать, чтобы причинить вред твоей железной дороге или нашей фрахтовочной линии, — спокойно сказал он.

— Ты не можешь доказать, Стив, что ту женщину нанял он, — осторожно произнес Пальмер, а затем быстро добавил:

— Я понимаю, что именно у него был мотив, и, судя по его репутации, он вполне мог совершить подобную подлость, но я не хочу, чтобы у тебя снова возникли неприятности с законом.

— Мы с тобой оба знаем, на что способен Эймз. Я не предоставлю ему нового шанса разделаться с моей женой, — Стив помолчал, и в его глазах появился холодный золотистый блеск. — Не беспокойся, я все сделаю как надо.

Уилл в растерянности кашлянул, не представляя, как ему справиться с этой безрассудной, опасной чертой характера друга детства. Война закалила их обоих, но его природный оптимизм направлял его на романтические поиски, тогда как Стиву, казалось, было предназначено судьбой выполнять кровавую месть.

— Ты мог бы узнать что-то у сестры Эймза. Ведь эта женщина Уэйд работала у Селины до тога, как твоя жена наняла ее. Может, ее можно уговорить дать показания в суде.

Стив покраснел.

— Эта сука слишком умна, чтобы предать Беннета, но если она когда-нибудь вернется в Денвер, я с радостью придушу ее собственными руками.

Он уже не сомневался в виновности Селины и дал клятву, что семья Эймзов дорого заплатит за свои преступления.

— Сейчас у тебя много других забот, Стив.

Подумай о своей жене, прежде чем поступить опрометчиво, — сказал Пальмер.

— Я всегда думаю о Кэсс, — поверь мне. Желая сменить тему разговора, Уилл достал список предполагаемых стоянок по южному маршруту, где бригады нивелировщиков готовили полотно для прокладки рельсов.

Когда они обсудили график работ и материалы, которые нужно доставить, Пальмер вдруг засмеялся:

— Знаешь, вчера в конюшне Уотсона меня поразил его новый помощник. Кузен твоей жены определенно катится вниз.

— Мэтьюз работает на Уотсона? Я думал, после беспорядка, который он устроил на грузовом дворе, никто больше не даст ему работу, но, значит, его адвокат сжалился над ним. Смит владеет конюшней Уотсона, — добавил Стив в ответ на озадаченный взгляд друга.

— Как ты узнал об этом?

— Блэки Драго знает даже больше, чем Билл Байерз. Тебе» действительно, следовало бы пообщаться с несколькими демократами, Уилл, — подмигнул Стив.

— Хочу поставить вас в известность, сэр, что у моего отца когда-то был очень почтенный друг, тоже демократ, но, учитывая мой юный возраст, мне не позволили общаться с ним.

Они усмехнулись друг другу, и Стив проворчал:

— Какое ханжество, Уилл, стыдись. Вытерев салфеткой рот, Уилл отодвинул свой стул.

— Кстати о ханжестве. Вчера в моем присутствии было ущемлено мужское достоинство нашего юного работника конюшни. На него набросилась какая-то невероятная амазонка, одетая довольно… э… нескромно… — в фуражный мешок.

— Многие жены горняков шьют из таких мешков одежду, — сказал Стив.

— Да, — серьезно подтвердил Пальмер, — но они обычно используют мешки из-под муки «Гордость семьи», располагая надпись, как знамя, прямо на груди. — Стив рассмеялся, а Пальмер продолжал:

— «Леди», о которой идет речь, крыла его на чем свет стоит за больную лошадь, проданную им. Она выжгла дочерна траву на тридцать ярдов вокруг себя, понося его, как сказали бы твои погонщики. Стив представил себе унижение самодовольного хвастуна, имеющего нахальство судиться с Кэсс, и снова разразился смехом.

Пока друзья завтракали, обсуждая свои дела и местные сплетни, Селина Эймз занималась утренним туалетом. Накануне она приехала грязной и усталой, и пришла в еще большее раздражение, когда обнаружила, что ее дорогой братец не вернулся из Сан-Франциско.

— Жалкий трус боится Стива Лоринга, — бормотала она, критически разглядывая новую шляпку.

Потеряв надежду окрутить Стива, она решила вновь заняться Гордоном Фиском. Не особенно молодой, с брюшком и лысый, зато так же богат, как и Лоринг, к тому же имеет куда более уступчивый характер. Пока она флиртовала со Стивом в Луисвилле, Гордон возвратился в Денвер проверить работу одного из своих банков. Она намеревалась сегодня утром «случайно» встретиться с ним. У нее уже была заготовлена душещипательная история о том, почему она сбежала от него в Нью-Йорке прошлой осенью.


День был чудесный, солнечный с лазурным небом, украшенным пушистыми белыми облачками. Кэсс решила пойти в контору и сделать сюрприз мужу. Она спала ужасно долго, потом плотно позавтракала, пока Вера суетилась вокруг, предлагая новые порции лепешек и кленового сиропа. Сейчас пришло время переварить всю эту еду, прогулявшись по городу. Так много городских событий прошло мимо нее за время ее родов и последующих недель печали.

— Я горевала по Стиву еще до того, как умер ребенок, — прошептала она. Они хотели иметь детей, но теперь не в качестве предмета сделки, а как доказательство их любви.

Касс шла к своей конторе на Шерри Стрит, останавливаясь, чтобы поговорить с разными людьми — погонщиками в грязных штанах, женщинами в модных платьях, лавочниками и владельцами салунов. Город гудел от грузовых повозок, заполнивших грязные улицы, и больших дилижансов с прибывающими пассажирами. Некоторые отправятся дальше на золотые рудники, но многие останутся в Денвере и откроют свое дело.

Касс с радостью оставила элегантные викторианские здания и свернула на Лаример Стрит. Один из новых банков, принадлежащий знаменитой фирме «Фиск и Келлог» из Нью-Йорка открылся на этой неделе. Она взглянула на массивные двери, и настроение у нее вдруг изменилось. Ей навстречу шла Селина Эймз.

Красавица была одета в темно-фиолетовое платье, а на голове красовалась шляпка с перьями. Кэсс опять почувствовала себя простушкой в своей белой блузке и коричневой юбке. Но, вспомнив, что привело се в такое состояние, она испытала непреодолимое желание выдрать все волосы у Селины на голове и задушить ее атласными тесемками от шляпки? Ведь это ее бывшая служанка убила маленького Стивена!

Увидев бледное лицо Кэсс Лоринг, Селина замедлила шаг. Значит, Стив отверг ее ради этой тощей девки. Она холодно улыбнулась.

— Я вижу, вы без хлыста, Кэсс. Жаль. Кажется вам очень хочется пройтись им по мне, — сказала она, уничтожающе оглядывая соперницу.

— Я скорее прошлась бы им по вашему братцу. Трусливая сука, вроде вас, не стоит даже усилия, которое понадобится, чтобы содрать дешевую краску с вашего лица.

Касс посмотрела на Селину взглядом, который она обычно приберегала для особенно отвратительных складских тараканов.

— Ваши слова меня совсем не трогают, миссис Лоринг, зато ваш любимый муженек, сбежав от вас, часто трогал меня.

Она наблюдала за реакцией Кэсс, которая, похоже ей не верила. Она помолчала, разглядывая перчатки и разглаживая лайковую кожу.

— Грэхэм Холл — исключительно красивое место.

Несомненно, если бы не чувство долга по отношению к ребенку, он никогда бы не вернулся в Денвер.

Страх сжал сердце Кэсс.

— Стив вас ненавидит. Вы — сестра Беннета, — сказала она, будто это равносильно тому, что Селина прокаженная.

Брюнетка рассмеялась.

— Но я обладаю определенной светской привлекательностью, и вспомните, дорогая Кэсс, ни я, ни мой брат не предавали Стива. Он считает вас виноватой. Кроме того, я была принята в обществе Луисвилла, потную женщину в одежде погонщика никогда бы там не приняли. — Она сделала паузу, а потом добавила с победной усмешкой:

— О да, Стивен — чудесный жеребец, как и те, которых он выращивает. Если не считать шрама, он получил его во время войны. Он идет через правое бедро и наверх…

Касс ударила ее по губам. Селина пошатнулась, и ударилась о выступ кирпичной стены, порвав платье и смяв шляпку.

— Я изменила свое мнение, мертвенно-тихим голосом произнесла Касс. — Если бы у меня был с собой хлыст, я бы содрала каждый дюйм кожи с твоего толстого тела шлюхи?

Когда она ворвалась в контору, се слезы уже высохли, сменившись холодной яростью. Селина говорила правду. Шрам был совсем незаметным, и Стив никогда не рассказывал, откуда он, упомянув лишь что это случилось во время войны. Пока она вынашивала его ребенка, у мужа была пошлая любовная связь, связь с женщиной, брат которой нес ответственность за смерть их сына! Он сделал это ей назло, он презирал ее за то, что она заставила его жениться, что была бессердечной женщиной, которая, как он считал, не могла даже полюбить собственного ребенка.

— Миссис Лоринг! — радостно улыбнулся Осей. — Вот здорово? Я так рад, что вы вернулись. — Он замялся, чувствуя неладное. — Э… мистера Лоринга еще пет. Он завтракал с генералом Пальмером. Если хотите, я могу сходить в Американский Дом…

— Нет-нет, спасибо, Осей. Кайл еще не вернулся?

— Нет, мэм. Мы ожидаем его со дня на день.

Но мистер Крис здесь. Он на заднем дворе готовится к отправлению тяжелых машин с грузом.

Кивнув, Кэсс направилась к задней двери. Проходя мимо ящиков и коробок, она зло обдумывала предстоящий разговор. Боль была такой острой! Потом она услышала скрипучий голос Чарли Филберта:

— Всегда обращайся со своими мулами, как с женщинами, с любовью и лаской, мой мальчик, и тебе воздается их послушанием.

Рассвирепевшая, она встала на крыльце и сердито смотрела на старого красноносого проповедника.

— Это относится, преподобный Филберт, только к таким старым и дряхлым, как те мощи, что тянут твою кухонную повозку. А мои грузовые мулы, как настоящая женщина, имеют свою изюминку и тотчас отправят тебя за вознаграждением в мир иной, если ты попытаешься льстить им.

— Так, мисс Кэсс, вы знаете…

— Где Крис? — спросила она, обрывая разговор. Молодой погонщик Амос показал в сторону штабеля больших тяжелых ящиков.

— Загружает котлы и трубы для Карибов, — объяснил он.

Кэсс пошла к тому месту, где Крис Альдерс и Булли Куинт проверяли балансировку особенно тяжелых грузов.

— Подожди меня, Крис. Я схожу домой, переоденусь и оседлаю Ангела.

— Кэсс, — Крис удивленно уставился на нее. — Когда ты вернулась в Денвер? Где Стив?

— Это длинная история, Крис. Я расскажу тебе по пути в Карибы. Мне сейчас нужен горный воздух, чтобы проветрить мозги.


Идя в контору, Стив ожидал увидеть там Кэсс. Он собирался вернуться к обеду, но начался аукцион, на котором он заключил сделку на сотню превосходных мулов. Не успел он оглянуться, как день почти прошел.

В конторе никого не было. Осей сказал, что миссис Лоринг заходила на минутку, а затем отправилась поговорить с Крисом.

Вернувшись домой, он увидел у двери Бентли Эверета, поджидающего его с конвертом в руке. Маленький дворецкий выглядел очень несчастным.

— Мистер Лоринг, ваша жена оставила мне это, чтобы я передал вам сегодня вечером. Я рад, что вы вернулись раньше.

Внутри у Стива все похолодело. Он разорвал конверт и прочитал короткую записку.

«Стив! Я встретила сегодня утром Селину Эймз. Твоя бывшая любовница очень красочно описала мне определенные части твоего тела, поэтому не стоит попусту тратить время, изобретая очередную ложь о своих взаимоотношениях в Луисвилле.

Мне нужно подумать перед тем, как мы начнем дела с разводом. Поездка в Карибы займет две или три недели. Кайл сможет все уладить, если ты решишь вернуться на Восток до моего возвращения. Его ждут через пару дней. Кэсс».

Смяв записку, Стив выругался, и маленький дворецкий обиженно сморщился.

— Скажи Вере, чтобы отдала наш обед прислуге, — Бент. Я отправляюсь за женой. Мы вернемся через несколько дней!

Глава 18

Кайл Ханникат мечтал о горячей ванне, холодном пиве и мягкой постели. Он был в пути уже несколько дней, переезжая из лагеря в лагерь. Лоринг Фрейтинг выполняла огромную работу по снабжению строителей генерала Пальмера.

По мере их продвижения на юг, туда шли и повозки. Строительство железной дороги было выгодным бизнесом для многих людей.

Кайл должен был следить за тем, чтобы строительство дороги и снабжение рабочих проходило в спокойной обстановке, чтобы работе не мешали индейцы, всякие темные личности или бандиты Бэннета Эймза. За исключением одной незначительной стычки с особенно наглой компанией «сборщиков пошлины», не случилось ничего, достойного его внимания. Пошлину не собрали. Двое «сборщиков» находились у могильщиков в Пуэбло. Вот и вся его «работа».

Посвежевший после ванны Кайл отправился в салун «Ведро Крови», чтобы выполнить свое второе желание — выпить холодного пива и промыть забитое дорожной пылью пересохшее горло. А почерпнуть немного новостей из лучшего источника сплетен в городе всегда полезно для человека его профессии. Блэки должен знать, как дела в конторе у Стива и, может, немножко о его встрече с Кэсс в Денвере.

Когда он приехал вчера на ранчо в Пуэбло, Розарио рассказала ему об изменениях, происшедших с Кэсс, и что она уехала в Денвер. Выглядело ободряюще. Только бы эти два вспыльчивых дурака опомнились.

— Я начинаю думать, как один из тех проклятых ослов — писателей бульварных романов, — пробормотал он, входя в прокуренный салун. Большая хрустальная люстра тускло отражалась в полированном дубовом полу, сквозь треньканье фортепьяно прорывался хриплый крик — это яркая птица в позолоченной клетке вовсю старалась ради печенья, обмоченного в виски.

У длинного бара стояла обычная толпа. Одни завсегдатаи были заняты картами и бильярдом, другие наслаждались танцами со своими подругами.

Кайл ответил на приветствия и жестом показал бармену Гасу подать ему пиво за его столик. После их стычки в ту ночь, когда Стив сбежал, толстяк и маленький техасец стали друзьями.

Кайл устало сел за стол, быстро опорожнил кружку и заказал новую порцию. Не успел он поднести пиво ко рту, как за его спиной раздался знакомый голос.

— Наконец-то я тебя встретил, хвастун.

Блэки сел напротив, в его темных глазах было беспокойство.

— Что случилось? — тоже забеспокоился техасец.

— Эймз вернулся. — Кайл сразу напрягся, а Блэки быстро продолжал:

— И спрятался, трусливый мерзавец. Мои люди пока ничего больше не узнали. И он нанял и привез в Колорадо двух самых мерзких головорезов из порта Сиднитаун. Джеки-Подлец известен от Фриско до Панамы как змея и предатель.

— За свою жизнь я убил много гремучих змей, Блэки.

— Ублюдок больше похож на аспида — маленький, быстрый и смертельно ядовитый. Он специалист по ножам, удары в сердце или в спину для него не имеет значения. Его партнер Эльф — громила, дробит черепа, как мои ребята в баре щелкают орехи на Рождество. Я послал человека предупредить Стива и Кэсс.

— Предупредить их? Где они? Блэки вздохнул.

— Похоже, у него опять кровавая месть, парень. Касс отправилась сегодня с Крисом в Карибы. Я не знаю подробностей, но когда Стив обнаружил это, он взъярился, как ошпаренная рысь, и сказал, что притащит ее обратно.

Кайл выругался и сдвинул шляпу на затылок.

— Потрясающе! Мы откопали Эймза и его гремучих змей бог знает откуда, а эти двое будут мстить друг Другу, пока тот сукин сын не отловит их? — Он поднялся и бросил на стол монету. — Не видать мне мягкой постели. Когда ты послал своего парня за Стивом?

— Пару часов назад, когда получил сообщение.

Стив может позаботиться о себе. Кайл. Я только предупредил его.

— Да, если бы он не был так разъярен. Следите, чтобы Эймз не оказался поблизости. Я верну этих ненормальных, как только доберусь до них.


Поднявшись на холм, Стив увидел огонь костра. Тучи закрыли луну, но колеи от повозок были хорошо заметны даже в темноте, и ему не составляло труда ехать по ним. Когда никто из часовых не окликнул его, Стив разозлился. Крису Альдерсу следовало бы знать, что он подвергает опасности Касс и ее повозки.

В этот момент, словно очнувшись от сна, парень, наконец, подал голос. Узнав хозяина, Амос Придди извинился и махнул в сторону лагеря.

— Амос, во время войны мы расстреливали ребят даже моложе тебя за то, что они засыпали на посту.

— Да, мистер Стив. Но в последнее время было совсем спокойно. Наверное, я стал беспечным.

— Смотри, чтобы впредь такого не было. Можно и не проснуться.

Стив подъехал к кольцу повозок и, сдержав Мятежника, спрыгнул на землю. Булли Куинт и Джек Пожиратель Собак с беспокойством смотрели на него, а Крис Альдерс, вышедший из-за повозок, увидев суровое лицо Лоринга, замер на месте.

— Здравствуй, Стив, я ждал тебя. — сказал он. В неожиданно воцарившейся тишине слышалось лишь жужжание насекомых и отдаленный вой кайота. Казалось, усилился даже треск и шипенье костра.

— Где она, Крис?

— Я не прячусь от тебя, Стив Лоринг, Кэсс вошла в круг света от костра. Ее хлыст небрежно свешивался с плеча, но рука крепко сжимала рукоятку.

— Давай найдем какое-нибудь уединенное место, Кэсс. Нам нужно поговорить, — спокойно сказал он.

— Мне нечего сказать тебе. Возвращайся в Денвер. Твоя шлюха ждет тебя!

Ее глаза сверкали темно-красным золотом, как самые горячие угольки костра.

Стив приближался, словно терпеливый охотник, готовый схватить раненого перепела.

— Кэсси, дай мне объяснить, — произнес он так тихо, что любопытным пришлось напрячь слух.

— Держись от меня подальше, Стив. Я не шучу. Молниеносным движением она развернула хлыст и он лег у ее ног, словно ручная змея. Но он продолжал медленно идти к ней.

— Оставь, Кэсс, это не выход.

— Для нас вообще нет выхода. Ты — любитель проституток! Возвращайся к Селине, если можешь забыть, что она и ее братец — убийцы!

— Я виноват, Кэсс. Поверь, я не знал, что сделал Беннет. Я был озлоблен, я думал, что это ты предала меня. Это не правда, теперь я понял.

Он протянул к ней руки, но она подняла хлыст.

— Ты знаешь, что я не предавала тебя, это ты предал меня! — крикнула она, щелкнув хлыстом, и тот просвистел в дюйме от его высоких ботинок.

— Черт возьми, Кэсс, это случилось до того, как я вернулся, до того, как я узнал…

Кнут опять щелкнул, задев его руку, которую он протянул к ней. Он попытался ухватить ремень, но она уже отскочила к костру, где сейчас уже никого не было, и снова подняла хлыст.

Доведенный до бешенства ее глупым упрямством я жгучей болью в руке, он с бранью ринулся на нес, и его неожиданное движение заставило ее промахнуться. Конец хлыста ударил его по лицу, шляпа слетела, а через всю щеку протянулся красный рубец. Он остановился и дотронулся до раны. На пальцах осталась кровь.

Кэсс стояла, замерев от ужаса, глядя на красивое лицо мужа, где остался шрам от ее руки! Что она наделала! Господи, она же могла ослепить его!

Он снова двинулся на нее, и теперь его золотистые глаза сверкали холодной яростью. Она опять подняла хлыст, но ей помешали слезы. Он ухватился за него и выдернул у нее из рук.

Кэсс почувствовала, что ей нечем дышать, когда он, как тисками, сжал ее талию. Другой рукой он бросил хлыст в огонь.

— Мне следовало бы повернуть тебя и пройтись этим хлыстом по твоей маленькой, розовой заднице, — прошипел он, оттаскивая ее подальше от любопытных глаз.

— Стив, я ..

— Ты будешь слушать меня, Кэсси, и слушать внимательно. Я чуть не загубил Мятежника, чтобы догнать тебя. Это был глупый, опасный поступок — сорваться с Крисом в горы.

— Я выросла в этих горах, — с вызовом отпарировала она.

— Ты сбежала. Касс. А та женщина, на которой я женился, не трусиха. Тебе надо было остаться и поговорить со мной.

Она яростно вскинула голову.

— Чтобы сказать тебе в лицо, что ты спал с женщиной, которая убила твоего сына? Что бы это дало, Стив?

Он взял ее руки в свои.

— Я не знал. Касс. Бог мне свидетель, я ни о чем не знал. Как я мог знать? Селина приехала в Луисвилл, я был одинок, жалок, слишком много пил. Признаю, я воспользовался ею, чтобы досадить тебе. Я знал, что ты ее ненавидишь, а поскольку я считал тебя виновной ., к черту, Кэсс, я сделал отвратительную, глупую вещь, но быстро понял это и покончил со всем намного раньше, чем приехал сюда. Я сожалею об этом. Касс. Когда Блэки рассказал о случившемся, мне стало тошно от того, что я касался ее. Он заглянул ей в глаза.

Кэсс тяжело выдохнула, увидев кровь, сочащуюся из глубокой раны. Она протянула руку, нежно коснулась его щеки, потом вынула из кармана носовой платок и осторожно приложила его к ране.

— Я тоже сожалею, я не хотела сделать этого.

— Ты не хотела, чтобы я прикасался к тебе, правда, Кэсс?

— Я боялась, — призналась она. — Каждый раз, когда ты подходишь ко мне, я делаю то, что никогда бы не ожидала от себя ..

— Я люблю тебя, Кэсси, — просто сказал он. — Может ты тоже любишь меня, поэтому и боялась. Она неуверенно взглянула ему в лицо большими золотистыми глазами.

— Не знаю. Нет, ложь. Знаю. Я уже давно люблю тебя, но не думала ..

— Что можешь верить мне? — закончил он.

Она кивнула.

— И я не думала, что ты любишь меня, тем более после того, как мы начали. Ты не верил мне, Стив. Когда приехал тот полицейский, ты со злостью набросился на меня.

Он притянул ее к себе и погладил по спине.

— Знаю. Мне потребовалось много времени, чтобы признать правду. Ты права, что сначала я ожесточился. Мужчина не любит, когда его принуждают.

Он почувствовал, как она замерла и притянул ее ближе, нежно целуя в шею, покусывая мочку уха.

— Но ничего не смог с собой поделать. Я влюбился в свою жену. Только это заняло у меня много времени ..

Конь Ханниката вихрем ворвался в лагерь и следом за ним раздался гул голосов.

— Никак не мог догнать вас. У нас полный короб неприятностей, Стив.

Кайл с беспокойством посмотрел на его щеку, но, увидев, как Касс прижимается к мужу, решил, что, по крайней мере, один вопрос уже решен.

— Что случилось. Кайл? — спросил Стив.

— Во-первых, я скакал за парнем, которого послал Блэки, чтобы предупредить вас, что Эймз вернулся. Я нашел его труп сразу за городом. А когда я прискакал сюда, этот парень Придди тоже был готов.

— Амос! — выдохнула Касс.

— Обоим одинаково перерезали горло. Похоже, Беннет Эймз нанял новых работников. Каких-то парней из Австралии. В Сан-Франциско их называют «птичками». Драго говорит, что одного зовут Джеки. Простой парень, но опасен, как разъяренная гремучая змея, только быстрее.

— Булли, Джек, пройдитесь, поглядите вокруг. А ты Сеф, принеси тело парня. — отдавши приказ, Стив повернулся к Кайлу:

— Как думаешь, что произошло?

— Не знаю. Может, парень Блэки случайно наткнулся на них. Дело темное. Во всяком случае, их слишком мало, чтобы захватить такой обоз.

— Они хотели остановить посланца Блэки, чтобы он не предупредил нас, а потом, использовав удобный момент, устроить нам какую-нибудь подлость, — вслух рассуждала Кэсс.

— Или убить либо одного из нас, либо обоих. Если бы мы оказались более беспечными или…. э… вышли бы прогуляться, Кэсс, мы бы стали легкими мишенями.

Стив заметил, как расширились ее глаза, когда она поняла, какая опасность им угрожала.

— А мы чуть было ..

— Вот именно.

— На рассвете вы уедете отсюда, а пока могли бы немного вздремнуть. Я осмотрю место, где убили парня. — Кайл посмотрел на тучи, вновь закрывшие луну.

— Проклятье! Если вас не задержит дождь, то Вера Ли приготовит вам к завтраку нечто лучшее, чем Чарли Кислое Поило!

— Я должен проверить охрану, а ты иди в безопасное место, — сказал Стив жене.

— Если вы помните, хозяин, я управляла обозами и сражалась с Эймзом задолго до того, как вы появились на сцене. И кстати. Кайл спал меньше всех.

Тот посмотрел на них, сдвинул шляпу на лоб и решительно сказал;

— Теперь слушайте. Это моя работа, и я с ней хорошо справляюсь. Мне ничего не стоит провести пару ночей без сна. А вы тут разбирайтесь сами, — и он быстро удалился, выкрикивая указания погонщикам.

— На повозку, Кэсс. Если кому-то вздумается выстрелить по твоему силуэту на фоне костра, он не промахнется.

— Они могут сделать то же самое и с тобой. Ты уверен, что Абель Барлоу и его сын мертвы? — спросила она, меняя тему.

— Разумеется, я должен был сразу уехать, но Кайл попросил Уилла все проверить. Два надгробия на их фамильном участке, а против нас с Кайлом не было выдвинуто никакого обвинения.

Он проводил ее к повозке и, увидев ее озабоченный взгляд, сказал:

— Ставлю на Эймза и его головорезов из Сан-Франциско, для верности могу даже выписать, когда мы вернемся в Денвер. А сейчас залезай.

Он поднял ее на открытую заднюю площадку повозки, которая служила местом для сна в холодные ночи.

— Кайл прав, начинается буря. Я скоро вернусь, Кэсс. Подождешь меня здесь?

Даже в темноте было видно, как светятся его глаза, когда он нежно сжал се руки.

— Приходи скорей. Мне кажется, надвигается всемирный потоп.

Стив осторожно обошел периметр из двадцати повозок. Когда он наконец влез в повозку, полил сильный дождь, заливая его одежду. Дождь быстро перешел в крупный ледяной град.

Он залез наконец под брезентовую крышу, и Кэсс помогала ему снять мокрую одежду. Стив заметил, что она уже переоделась в простую ночную сорочку.

— Ты обычно спала в штанах и ботинках, — сказал он дрогнувшим голосом, гладя ее струящиеся волосы, которые она уже расплела и причесала.

— Я всегда надеваю рубашку, когда сплю в повозке. Так удобней. Она посмотрела ему в лицо, потом дотронулась до подсохшего рубца на щеке. — У меня есть немного мази. Может, шрам не останется, если., о Стив, прости.

Она упала ему на грудь, и он нежными ласками пытался успокоить рыдающую жену.

— Кэсси, все в порядке. А дуэльные шрамы только украшают мужчину. Я замерз, женщина, согрей меня, — прошептал он, опускаясь на расстеленный спальник между ящиками. Кэсс, обняв его за шею, прижалась к нему.

Он спрятал лицо в потоке струящихся волос, потом стал целовать ее глаза, осушая слезы нежными, теплыми губами.

— Кэсс, я люблю тебя. Ты мне нужна. Без тебя я чувствовал себя потерянным, бормотал он.

Она запустила пальцы в его лохматые, бронзовые волосы, потом обхватила его лицо руками и тихо сказала:

— Я никогда не оставлю тебя, Стив. Я тебя слишком сильно люблю.

Удары града по тяжелому брезенту едва ли могли заглушить стук их сердец, когда они слились в волшебном экстазе любви, наконец-то признанной ими обоими. Стив медленно освободил ее от ночной сорочки, и его руки сразу оказались у нес на груди, его рот любовно охватил твердый бледно-розовый сосок. Кэсс прижала к себе его голову, и в мерцающем свете лампы его выгоревшие волосы казались то темными, то золотыми, когда она ерошила их. Она смотрела на мужа широко раскрытыми невидящими глазами, потом ее веки сомкнулись, и она отдалась во власть сладостных ощущений.

Губы Стива мучительно медленно двигались от ее груди вниз, пальцы коснулись пушистого холмика, и она с готовностью раздвинула бедра.

— Не торопись, Кэсси, дай мне только… Его язык начал ласкать ее клитор, потом проник во влажный жаркий зев, и она задохнулась от неизведанного ранее наслаждения.

Ощутив ее реакцию, Стив продолжал свои ласки, пока не почувствовал ртом ритмичные сокращения влагалища. Не в силах сдержать себя, Кэсс закричала и заметалась на походном ложе.

Когда любовная буря постепенно затихла, она раскрыла изумленные глаза.

— Я не знала, что так может быть… я имею в виду… таким образом, — она смущенно умолкла, а он с довольной улыбкой улегся рядом.

— Мужчина и женщина могут заниматься любовью многими способами, Кэсс. У нас впереди целая жизнь, чтобы открывать для себя что-то новое. — Потом он не удержался:

— Я не могу поверить, что Джон Элснер оказался таким невнимательным и пропустил книги, которые рассказывают о…

Она шутливо ударила его подушкой.

— Я читала не все в тех книгах. Но помню, там были возмутительные рисунки…

Она опустила руку, чтобы убедиться в своей догадке. Упершийся ей в живот член был очень твердым и словно живым. Касс погладила его раз, другой и сразу услышала неровное дыхание мужа.

— Тебе придется помочь мне, если я забуду то, что вычитала, — шепнула она.

Недавно она была в его власти, а теперь, очевидно, настала ее очередь. «Очень интересный способ заниматься любовью», — подумала она, беря в рот словно новую игрушку. Стив нежно придерживал ее голову, помогая находить правильное решение.

Он был таким большим, но его жар и твердость лишь усиливали ее желание ощутить его глубже, глубже, пока он не достанет ей до самого сердца. Буря продолжала бушевать, перейдя в равномерный проливной дождь, который устанавливал ритм их любовной игры. Кэсс применила на практике все, что узнала из книг, импровизируя, когда знаний ей не хватало. Судя по его реакции, у нее все хорошо получалось. Стив напрягся, вскрикнул, и она вздрогнула от наслаждения, когда ей рот пролилась животворная струя.

Стив тяжело дышал, его тело блестело от пота.

Он притянул к себе жену и стал страстно целовать ее глаза, лицо, губы, еще хранившие острый аромат.

— Кэсси, ты никогда не перестанешь меня изумлять, девочка. Никогда.

— Думаю, тебе следует написать Джону записку с благодарностью, — лукаво сказала она с плутовской усмешкой, не переставая удивляться своим отношениям с мужчиной, которого она давно обожала, но которому до сих пор по-настоящему не доверяла.

Он сжал ее в объятиях, и она почувствовала, как его грудь задрожала от смеха.

— Джон — человек проницательный. Думаю, по выражению наших лиц он поймет, что у него очень способная ученица, — сказал он, подтягивая края спальника. — Давай немного поспим, дорогая, нам предстоит долгая обратная дорога.

— Я люблю тебя, Стив, — сонно пробормотала она.

— И я люблю тебя, Кэсси, жена моя, — нежно сказал он.

Они мгновенно уснули, не успев заметить, что ливень сменился тихим моросящим дождем.


— Проклятие, я так и знал?

Кайл стоял на том месте, где он нашел накануне тело Амоса Придди. Град и проливной дождь уничтожили все следы, которые, возможно, оставили убийцы.

Стив наблюдал за действиями Ханниката и, когда стало ясно, что ни одной улики уже не найти, сказал:

— Кайл, мы с тобой знаем, кто послал их. Они отправились туда, где скрывается Эймз, им ведь нужно доложить о своем провале и получить новый приказ.

— Да, я тоже так считаю, — согласился техасец. — Блэки сколотил в Денвере хорошую компанию парней. Может, ради нас, он гору свернет и найдет Эймза.

— Тогда давай прямо сейчас отправимся в Денвер, — вмешалась Касс, взобравшись на гору, где разговаривали двое мужчин.

Стив посмотрел на нес с нескрываемой нежностью. Она была полна энергии и решительности, а растрепавшиеся на ветру волосы придавали ей трогательную привлекательность. Всегда чужда условности, всегда мила.

— Кайл отправится к Блэки и посмотрит, как там дела. А у меня есть еще одна идея, как получить информацию об Эймзе.

— Послушай, Стив Лоринг, речь идет и о моей жизни тоже. Я уже была для Эймза мишенью задолго до того, как Кайл притащил тебя сюда. Тебе не нужно сражаться за меня!

— Пока еще никто не сражается, Кэсс. Нам нужно только кое-что разведать, как бывало на войне.

— Касс, — с тревогой сказал техасец, — меня наняли, чтобы давить таких вот гремучих змей, а ты только оплачиваешь счет. Дай мне разнюхать и посмотреть, что я могу сделать.

Она, казалось, приняла его предложение и с осторожным любопытством посмотрела на мужа.

— А я с тобой пойти не могу?

— Ты сказала, Селина Эймз вернулась. Если придется, я вышибу из нее правду силой… — произнес Стив, глядя мимо нее.

— Я могу с этим справиться лучше тебя и с большим удовольствием.

— Едва ли, — возразил он резче, чем собирался. — Послушай, ты не можешь прийти к ней и угрожать, что отделаешь ее накрашенное лицо хлыстом.

Кэсс покраснела.

— Я уже сказала ей то же самое, и сделаю это. Тебе меня не остановить, Стив. Если Беннет вернулся, она может привести нас к нему.

— Мне это не нравится, Кэсс, — сказал он, чувствуя одновременно и вину перед ней, и страх за нее. — Ты и так слишком… слишком страдала.

— А, ты, полагаю, нет? — отпарировала она, еле сдерживая злость. — Мы теряем время. Едем в Денвер!

Трое усталых, грязных всадников приехали в Денвер к вечеру. Кайл отправился в «Ведро Крови» на поиски Блэки, а Стив и Кэсс в городской дом Эймзов, договорившись встретиться с Кайлом в салуне, после того как они повидают Селину.

— Надеюсь, наша жертва дома. Запомни, Кэсс ты будешь вести себя спокойно, я сам разберусь с ней, — он нежно погладил ее руку, и заботливо спросил:

— Ты уверена, что хочешь это сделать?

Это будет неприятно, Кэсс.

— Уверена, Стив. Со мной все будет в порядке. А ты оставайся в тылу, — передразнила она Кайла, однако, прежде чем слезть с коня, небрежно перекинула через плечо свой хлыст и зловеще усмехнулась:

«У Селины в доме много хрупких предметов».

Сестрица Эймза действительно была дома, одеваясь к вечернему чаю со своим «возвращенным» женихом Гордоном Фиском. Оказалось до смешного легко подстроить с ним «случайную» встречу и, обливаясь слезами, поведать ему выдуманную причину ее побега из Нью-Йорка.

Услышав, что парадная дверь открылась и дворецкий впустил кого-то, Селина поправила платье и кокетливо подкрутила черный локон. Наверное, Гордон пришел немного раньше. Она вышла на площадку лестницы, посмотрела вниз, и сердце у нее екнуло.

Там стояла чета Лорингов, которые, очевидно, отослали ее мягкотелого дворецкого. Небритое лицо Стива придавало ему опасный вид. Кэсс расхаживала с хлыстом в руках по ее коврам, оставляя на них следы грязи.

— Обычно мои слуги принимают товары с черного хода. Вы пачкаете мои ковры, — надменно произнесла она.

Стив взглянул на нее с волчьей усмешкой.

— Мы ничего не привезли, Селина. Зато привезла ты. Никчемную шкуру своего братца.

— Не будь глупцом. Беннет сейчас в Сан-Франциско.

Касс развернула хлыст.

— У тебя в передней много безделушек, А еще больше в библиотеке и гостиной.

Мгновение спустя большая хрустальная ваза разлетелась на куски, залив водой дорогой ковер и усеяв его красными розами.

— Прекратите, вы, грязные животные! Я позову полицию, я заставлю вас…

— Не раньше, чем Кэсс разрушит твой дом, Селина, — прервал ее Стив.

— А когда я покончу с посудой и безделушками, я примусь за тебя, — подтвердила Кэсс.

Длинный коридор, заканчивающийся лестницей для слуг, которая вела вниз к черному ходу, оставался для Селины единственным путем. Но пока она оценивала свой шанс, Стив уже поднимался по лестнице, перешагивая через две ступеньки так же легко, как горная кошка перепрыгивает со скалы на скалу. Она прижала руку к горлу и тихо умоляла его:

— Что тебе нужно?

Селина прижала руку к горлу.

Стив взял ее за локоть и потащил вниз по лестнице, где она, съежившись от страха, оказалась лицом к лицу с разъяренной Кэсс Лоринг.

— Мы хотим знать, где Беннет, Селина. Нам известно, что он вернулся в Денвер. Твой братец подослал к нам вчера бандитов, но им удалось убить одного из людей Блаки Драго и парня, который работает на нас, — сказала Кэсс с уничтожающим презрением.

— Ты испытываешь терпение моей жены, Селина, — вкрадчиво шепнул Стив. — Это неразумно. Она обратила умоляющий взгляд на Стива. Разбившееся стекло обрушило на них дождь хрусталя и золота, когда хлыст Кэсс срезал с потолка изящную итальянскую люстру.

Селина сжалась от страха, закрыв лицо и голову руками, но Стив удержал жену от нового удара.

— Селина, есть вещи, которые мужчина никогда не сделает женщине… но другая женщина, которой надо свести личные счеты… Хлыст скользнул по полу.

— Отойди, Стив.

Селина прижалась к нему, вцепившись в него побелевшими пальцами. Она обезумела!

— Так же, как и Бетти Уэйд, которая отравила мою жену и сына? Эта тварь работала на тебя, Селина.

— Я ничего не знала о Бетти, только то, что ее убили! Я никогда не посылала ее к Кэсс. Я уволила ее перед моей поездкой в Нью-Йорк. Глупая, противная, ленивая девка, у нее была связь с каким-то мужчиной… проводила с ним дни и ночи… забросила работу. Клянусь, Стив! Зачем мне посылать кого-то, кто бросил бы подозрение на меня?

— Может, и не ты. Но Беннет мог просто не подумать о тебе. Если бы удалось задуманное, идиот Мэтьюз завладел бы всем наследством, Беннет быстро бы с ним разделался. Где твой брат, Селина? Скажи мне, или я оставлю тебя наедине с Касс, клянусь.

Наконец она сдалась.

— Он приходил сегодня днем с двумя ужасными людьми. Они разговаривали с забавным акцентом, поэтому я не могла понять и половины из того, что они говорили. Я никогда не вмешиваюсь в дела Беннета, Стив. Знаю только, что он взял их с собой на встречу с каким-то китайцем в притоне на Хоп Элли.

— Без сомнения, он поставляет туда опиум, — с отвращением сказала Кэсс. — Беннет торгует им с тех пор, как сюда приехали первые китайцы. Вот зачем он ездит в Сан-Франциско. Блэки говорит, что у него там тоже «инвестиции».

— Где это место, Селина? — спросил Стив.

— Не знаю, клянусь тебе. Ты ведь не думаешь, что я хожу в такие места? — Она вздрогнула от ужаса. Стив повернулся к жене.

— Я ей верю. Она не захочет пачкать свои шелковые юбки о грязные делишки братца, и она конечно же, не пойдет на Хоп Элли.

Касс уничтожающе посмотрела на растрепанную женщину с распухшими глазами, хныкавшую перед , ними.

— Полагаю, ты прав. Блэки узнает, с кем Беннет имеет дело. Кайл уже, наверное, там.

Касс помолчала, потом снова взглянула на Селину, И от этого взгляда у брюнетки застыла кровь в жилах.

— Наведи здесь порядок и даже не думай разыскивать своего братца. Тогда, может быть, подчеркиваю, может быть, останешься в живых. Но если Беннет сбежит, я приду к тебе и сдеру с тебя шкуру!

В помятом и изорванном платье рыдающая Селина лежала на полу, не обращая внимания на следы побоища.

Глава 19

В «Ведре Крови» текла тихая послеобеденная жизнь, Кайл и Блэки сидели за уединенным столиком в задней части зала. Когда в бар ворвались Стив и Кэсс, техасец сказал Блэки:

— Сдается мне, они кое-что разузнали.

— Пора бы, — с отвращением произнес Драго. — Раньше мои ребята никогда не возвращались с пустыми руками. Этот гнусный негодяй прибыл сегодня и вдруг словно исчез с лица земли.

— Мы знаем, куда пошел Эймз, — доложила запыхавшаяся Кэсс.

— То есть, если вам известно, кому он продаст опиум, то мы можем найти его, — добавил Стив, глядя на маленького ирландца.

Касс с удовольствием описала друзьям встречу с Селиной. Техасец и Драго покатывались со смеху.

— Может, теперь она выйдет замуж за своего банкира и отправится с ним на Восток, бедный бессловесный идиот, — Блэки помолчал, а затем сказал:

— Я уже думал о Хоп Элли, но мои ребята вернулись ни с чем. Тяжелая штука — заставить китайца поверить хорошему ирландскому парню. Но я знаю, кому Эймз продает свою отраву. Его зовут Синг. По крайней мере, так он называл себя с тех пор, как открыл магазинчик.

Блэки подал рукой знак, и к их столу подошли два бандита устрашающего вида. Хотя женщина в брюках с хлыстом в руках поразила их, они с деланным безразличием приподняли свои шляпы.

— Эйс, Чейни, вы покажете джентльменам дорогу к магазину Синга на Хоп Элли. Помогите им во всем, о чем бы они ни попросили, — ирландец повернулся к Стиву. — Полагаю, вы с Кайлом не хотите, чтобы вызывали полицию, пока пыль не осядет.

Стив кивнул, а Кэсс поторопила:

— Пойдемте, пока Эймз снова не исчез.

— Ты видишь, в каком мы тупике, Драго? — усмехнулся Стив.

Блэки протянул руку и, прежде чем Кэсс успела понять, снял хлыст у нее с плеча.

— Хоп Элли — не место для такой хорошенькой женщины, как ты. — Он легко вытянул у нее из кобуры револьвер и бросил его Стиву. Пусть они сами все уладят.

Кэсс почувствовала его руку на своей руке. Для человека небольшого роста он обладал невероятной силой. Она в бешенстве обратилась к мужу:

— Ты не можешь так поступить со мной?

— Могу. Ты уладила вопрос с Селиной и. Бог свидетель, много раз рисковала своей прекрасной маленькой головкой, но Хоп Элли — место, где должен быть я, Кэсс. Держи ее здесь, пока мы не вернемся, Блэки.

— Хорошо, парень, — ответил Драго, бросив кнут бармену, и проводил Кэсс наверх в свой личный кабинет. Она выкрикнула несколько ругательств, которые заставили вздрогнуть даже прожженного бармена, но Стив и Кайл ушли, не обратив внимания на ее вспышку.

Оказавшись в кабинете, Блэки запер дверь на ключ, ключ положил в карман и только потом отпустил ее.

— Прости меня, девочка, но ты не выйдешь отсюда.

Он подвинул ей кресло, и Кэсс нехотя села.

— Ты ела? Ты все такая же тощая, как призрак с виселицы.

— Только завтракала, — смущенно ответила она.

— Я попрошу Джуни принести нам обед пораньше. Не беспокойся, они разделаются с Эймзом и вернутся к десерту.

— Ты победил, Блэки… пока, — натянуто улыбнулась она.


Улица выглядела зловеще даже в солнечное утро, а на исходе дождливого дня ее вид нервировал даже бандитов Драго. Кайл держал руку на своем кольте. Газовые лампы, недавно установленные на большинстве улиц Денвера, очевидно, пришлись не по вкусу китайцам, проживающим в этом месте. После 1864 года большая часть города была застроена кирпичными зданиями, но здесь дома казались бивачными лачугами. Тихие китайцы в темных куртках и мешковатых брюках бесшумно спешили прочь по непроходимой грязи, которая засасывала лошадей незнакомцев.

Никто не смотрел в их сторону, игнорируя их присутствие в сумеречном мире Хоп Элли. Американцы и другие иностранцы, пристрастившиеся к трубке, часто попадали к Сингу.

— Здесь, — Эйс показал на двухэтажное строение в темном углу.

— Как нам войти, чтобы Эймз не успел скрыться? — ломал голову Кайл, почесывая затылок.

Стив заметил узкий проход между притоном и соседним зданием.

— Эйс, Чейни, местные жители знают вас?

— Мы как-то арестовали здесь несколько человек, когда у Синга умерла девушка Блаки, хорошенькая, маленькая китаяночка из Кантона, — сказал Эйс.

— Вы знаете, где черный ход?

Они кивнули.

— Идите туда и ждите, а мы с Кайлом попытаемся войти отсюда. Когда услышите шум драки, значит, пришло ваше время.

Эйс и Чейни тихо исчезли, а Стив проверил свой армейский кольт.

— Готов к штурму, янки? Считаю, нам повезло, что со мной победитель. Совсем страх нагоняет, — сказал Кайл, слезая с коня.

— Не страшней, чем вы, мятежники в горах, Ханникат. Пойдем посмотрим, можно ли купить трубку.

.Они привязали коней и двинулись в притон Синга.

Кайл фыркнул, когда они подошли к входной двери.

— Почему-то у меня такое чувство, что они курят отнюдь не трубку мира там, внутри.

Не получив ответа на свой стук, Стив попытался открыть дверь сам. Она поддалась и удивительно легко, и дурманящий сладкий запах опиума смешался с влажным от тумана воздухом, когда они вошли в пустынную прихожую, запах усилился, забивая запах сырой древесины, грязного белья и мочи скота.

— Мне это не нравится, Стив, совсем не нравится, — тихо бормотал Ханникат, а глаза его метались из стороны в сторону, отыскивая хоть какое-нибудь движение.

Вдруг из темноты появился человек с лицом очень бледным и тонкой серебряной бородкой. Фигуру его скрывал бесформенный черный халат.

Глаза под тяжелыми веками внимательно разглядывали двух вооруженных дьяволов-иностранцев:

— Добрый вечер, господа. Я — Синг. Чем могу служить?


Кэсс без энтузиазма жевала кусок свинины, когда внизу раздался выстрел, звон разбитого стекла и громкие ругательства.

Блэки со вздохом отложил свой нож.

— Могли бы дать человеку спокойно пообедать с милой женщиной.

Он вытащил из кармана ключ, но взглянув на Кэсс, изменил свое решение.

— Думаю, Гас разберется с этим сам.

Прошло несколько минут, а безобразие внизу продолжалось.

— Тебе бы лучше посмотреть, что происходит, Блэки, — предложила Кэсс. Я все равно уже не смогу отыскать Стива и Кайла, поэтому буду хорошо сети себя. Обещаю.

Драго со вздохом поднялся.

— Я пришлю Джуни, чтобы она составила тебе компанию.

Он открыл тяжелую дверь и кого-то позвал.

Почти сразу же появилась высокая рыжеволосая женщина.

— Я нужна вам, мистер Драго? Ужасный шум там, внизу.

Беззаботно завязывая шелковый халат, не успевший скрыть ногу в ажурном чулке, она проскользнула мимо маленького ирландца и вошла в кабинет.

— Останься с Касс и не поворачивайся к ней задницей.

Ее нельзя отсюда выпускать.

Он сурово посмотрел на Джуни, н та молча кивнула: надо сказать, Кэсс ей никогда не нравилась.

— Блэки, мне не нужен сторож, — огрызнулась Кэсс, но он уже закрыл за собой дверь.

Джуни была ниже своей пленницы, но значительно превосходила ее в весе. Кэсс обдумывала свои шансы: нет, кулачный бой не в се интересах.

— Вы оказались в немилости у Блэки, леди фрахтовщик? — презрительно спросила проститутка, прислонясь к двери и разглядывая грязную, растрепанную Кэсс.

— Нет, Джуни, просто он страдает общим для всех мужчин заблуждением, что женщин надо спасать от них самих. Он «защищает» меня.

Она медленно прошла через просторную гостиную. После смерти Руфуса Кэсс часто проводила здесь приятные вечера с лукавым маленьким ирландцем. Она знала, что он любил очень дорогой французский коньяк, который он хранил в инкрустированном шкафчике рядом с камином. Один раз она попробовала его и нашла жгучим и горьким. Она проглотила благородный напиток залпом, как погонщики пьют свою противную «таосскую молнию» и сразу закашлялась. Блэки засмеялся и объяснил, что коньяк нужно пить медленными глотками.

Она оценивающим взглядом смерила Джуни, прикидывая, как на нее может действовать спиртное. Конечно, она любила выпить, но вряд ли Блэки угощал эту женщину своим заморским сокровищем. «Коктейль погонщика» из виски и настойки черной смородины был ей больше по вкусу. Шум внизу начал утихать, видимо, у Кэсс уже не оставалось времени, чтобы напоить Джуни.

— Пока мужчины воюют, как дураки, мы, женщины, могли бы поразвлечься, — торжественно сказала Касс, вытаскивая пробку из полупустой бутылки коньяка.

— Послушай, это дорогой напиток мистера Драго. Нельзя.

— Мы всегда пьем его, Джуни, — невинно запротестовала Касс, спросив с деланным удивлением:

— Ты хочешь сказать, что он никогда не приглашал тебя выпить с ним коньяк?

Джуни промаршировала через комнату к камину.

— Налей немного, а потом можем и прикончить бутылку, — бесстыдно добавила она.

Касс взяла два больших бокала, наполовину, наполнила их и, разогрев бренди над свечой, подала бокал Джуни. Пары ударили в нос неосторожной женщине.

— Пей до дна, — весело посоветовала Касс, осторожно поднося бокал к губам.

Неискушенная Джуни сделала большой глоток, у нее из глаз хлынули слезы, и она стала ловить воздух открытым ртом. Не мудрено, что она не заметила, как Касс подняла каминные щипцы и с размаху нанесла удар.

Когда поверженная противница рухнула на пол, Кэсс вытащила пистолет из кармана ее халата и нож из-за пояса-подвязки. Джуни всегда носила с собой оружие.

— Надеюсь, я не вышибла тебе мозги, — извинилась Кэсс, но тут же добавила:

— Впрочем, их сначала надо еще заиметь.

С этими словами она выскользнула за дверь и побежала к черному ходу.

Ночной воздух был прохладным и влажным. Стилет Касс сунула в ботинок, а пистолет держала в руке.

— Оружие пустяковое, но у меня нет времени, достать другое, — бормотала она, быстро направляясь к улице, где она попросила привязать Ангела.

Из темноты вдруг появилась фигура вооруженного мужчины.

— А я все гадал, как вытащить тебя со второго этажа, пока мои люди создавали отвлекающий маневр. Мне следовало бы знать, что ты находчивая сука?

— Ты! — Кэсс стояла, как вкопанная, пока он забирал у нее пистолет.

— Проедемся верхом в деревню, дорогая, — весело сказал он, словно речь шла о погоде на предстоящий уик-энд.

Кэсс вздрогнула от отвращения. Потом он подтолкнул ее своим кольтом, и она медленно побрела вперед.


— Положение весьма печально, уважаемые господа, весьма печально, — говорил Синг, ведя Кайла и Стива по длинному, грязному коридору в свой кабинет. Когда тяжелые двери закрылись за ними они словно попали в другой мир, другое здание, где осталось зловоние, грязь и опиумный туман. Воздух был наполнен легким ароматом сандалового дерева, на толстом ковре лежали красивые атласные подушки, в центре комнаты стоял черный лакированный стол с замысловатой инкрустацией и два стула с высокими спинками.

— Какой контраст, мистер Синг, — небрежно сказал Стив, садясь на стул.

Кайл осторожно последовал его примеру, но развернул свой стул так, чтобы видеть обе двери в разных концах кабинета. Синг, заметив маневр техасца, улыбнулся. — Вы человек, который уважает силу, мистер Лоринг. Мы с вами похожи. И мне, так же, как и вам, есть что терять.

Он обвел рукой комнату, и кольца на его пальцах засверкали, как звезды на чистом небе.

— Я вас понимаю, но это нас не касается. Мы здесь не для того, чтобы помешать вашему бизнесу, нам нужен один из ваших поставщиков. Беннет Эймз. Я знаю, что он здесь, — холодно сказал Стив, надеясь, что попал в точку.

Лишь Богу известно, сколько бандитов под началом у этого коварного павлина!

— В настоящее время именно мистер Эймз является причиной всех наших затруднений. С китайской общиной в Денвере совсем не считаются, а этот недостойный бизнес вызывает особое отвращение у отцов города.

Стив кивнул. — Я знаю, что с китайцами обращаются несправедливо, Синг, но вы как-то не производите впечатления бедного трудяги, который станет жертвой пьяных бандитов из салуна на Шерри Стрит, — насмешливо произнес он.

— Если в том, что случилось, обвинят меня, невиновного, я потеряю все, сказал Синг. — У меня с вашим конкурентом было очень выгодное деловое соглашение, а сейчас я бы хотел предложить вам то же самое.

Полный мрачных предчувствий, Стив встал.

— Во-первых, Синг, я не хочу заниматься вашим бизнесом. От него воняет — буквально и в переносном смысле. Во-вторых, мне нужен Эймз. И чем дольше вы упираетесь, тем хуже все окажется.

— Как хотите, — сказал Синг со вздохом сожаления.

Просто он избавится от своих проблем без помощи Лоринга. Но если он хочет избежать большого несчастья, ему придется уничтожить опасных людей.

— Идите за мной, пожалуйста.

Синг выскользнул из комнаты через другую дверь в чистый, почти спартанский коридор, совсем не похожий на вонючий проход в передней части дома. Он отпер какую-то дверь и вошел.

— Вот таким его нашли несколько часов назад.

— Сукин сын! — выдохнул Кайл, опустившись на колени перед мертвым телом Беннета Эймза. — Ему проломили голову, Стив.

— Вижу, — ответил Лоринг, переворачивая труп ногой и не спуская глаз с Синга. Кайл встал и деловито-небрежно положил руку на рукоятку пистолета.

— Что случилось? — спокойно спросил Стив, сверля глазами невыразительное лицо опиумного короля, Синг слегка поклонился, словно извиняясь, за странный жест для человека, которого Стив инстинктивно принял за высокомерного негодяя.

— Ссора между ворами, полагаю, если использовать ваше причудливое западное выражение. Мистер Эймз пришел сюда в сопровождении двух мужчин, чтобы обсудить новую партию товара. Когда мы договорились насчет сроков, я пошел за деньгами, но, к сожалению, опоздал почти на час. Мои слуги сообщили мне, что Эймз и его компаньоны ждут меня в этой комнате. Когда я вошел… Он махнул рукой в сторону окровавленного тела Эймза.

— Это приводит нас к мысли, что вы не просили своих бандитов сделать это? — рассудительно спросил Кайл, — И лишиться источника снабжения? Это было бы неразумно, — так же рассудительно ответил Синг.

— Он прав, Кайл… Эймз мог пожадничать или совсем обнаглеть. А может, вы надеялись найти другого поставщика… такого, как мы? — Стив испытующе посмотрел на Синга.

— Если даже и так, то неужели я настолько глуп, чтобы убивать его в собственном доме? Вы знаете, как рискованно убивать белого человека в китайском районе, особенно такого влиятельного, как Беннет Эймз.

— Но тогда кто, черт возьми…

— Вы сказали, что с Эймзом были еще двое? — вмешался Стив.

— Из Сан-Франциско. Или даже совсем издалека. Из-за моря, которое этот никчемный человек переплыл на своем долгом пути в Америку.

— «Птички»? — нахмурился Кайл. Синг молча кивнул.

— Эймз нанял их, но, как говорит этот человек, у воров нет чести. Должно быть, за этим стоит еще кто-то. Кайл.

— Но кто?

— Кто больше всего выиграл от моей смерти? От смерти Кэсс? — Он жестом показал Сингу на труп. — Он ваш. Я бы предложил сбросить его ночью в канаву за городом.

И они с Кайлом поспешно вышли из комнаты. — Ты знаешь, что я думаю о том, что ты думаешь? — спросил Кайл, едва поспевая за длинноногим Стивом.

К тому времени, когда они в сопровождении Чейни и Эйса подошли к «Ведру Крови», у них уже был готов план. Но сначала им нужно было убедиться в безопасности Кэсс.

Разгром, учиненный в салуне, привел их в полное замешательство. Усатый бармен Гас подметал осколки и обломки, а несколько посетителей в углу продолжали невозмутимо пить.

Из задней двери появился Драго. Его пиджак был влажным от ночного тумана, а лицо мертвенно-бледным.

— Я услышал, как вы возвращаетесь, и должен был прийти, чтобы рассказать вам. Она пропала! Эта маленькая шалунья размозжила голову Джуни, взяла ее пистолет и нож и исчезла. Я молил Бога, чтобы она поехала за вами и вы нашли ее. — По их лицам Блаки понял, что дело обстояло совсем не так. — Мои ребята и я сам прочесали каждую улочку до китайского квартала. Ничего!

— Никто ее не видел? — тихо спросил Кайл.

— Как я понимаю, это был отвлекающий маневр? — спросил Стив, показывая на руины.

— А я-то, дурак, поддался на эту уловку! — злобно воскликнул Блэки.

— Нам нужно найти ее.

На лице Ханниката отразилось разочарование. Все его умение следопыта совершенно не годилось в городе.

— Я начну с самого опасного места. — Стив направился к двери. — А ты проверь дом Эймза и наш. Встретимся здесь через полчаса!

Когда техасец рассказал Блэки об их подозрениях, тот яростно выругался.

— Это они начали драку! Австралийцы, будь они прокляты! Пусть бог их накажет, если они что-то сделали с Кэсс!

— Бог здесь ни при чем, — сурово произнес Кайл.

— Ты сумасшедший! — презрительно сказала Кэсс.

Кларк Мэтьюз самодовольно усмехнулся, как он обычно делал, когда все складывалось так, как ему хотелось.

— Вряд ли, дражайшая кузина. Я вполне владею всеми своими способностями. А учитывая, что я легко обманул всех в этом жалком городишке, можно с уверенностью сказать: я определенно умен. — Он помолчал, размышляя о своей ловкости. — Да, Беннета Эймза убрали и скоро твой любимый супруг присоединится к нему. И этот отвратительный маленький бандит, которого ты наняла, — злобно добавил он.

Кэсс исподтишка оглядела комнату, моля Бога, чтобы к ней пришла какая-нибудь идея. Они расположились в гостиной на ранчо Эймза, похитив се, Кларк присоединился к какому-то головорезу устрашающего вида, и они приехали сюда. По акценту она узнала, что это один из наемных убийц Беннета. Кэсс понимала, Мэтьюз, должно быть, собирается использовать ее как приманку, чтобы завлечь Стива и Кайла. Ей надо бежать и предупредить их. Никто никогда не подозревал ее заикающегося напыщенного кузена в том, что он — соучастник Эймза.

Руки у нее были связаны впереди, и это затрудняло ее попытки ослабить веревку. Чем отвлечь его?

— Почему ты убил Беннета, если он был твоим партнером? — спросила она, чтобы оттянуть время.

Мэтьюз усмехнулся.

— Я использовал его, непроходимого дурака. О, я знаю, он думал вышибить меня из бизнеса, когда я получу твою фрахтовочную линию. Это единственная причина, почему он помогал мне. Так же, как вы с мужем, он видел только то, что я хотел показать — глупо улыбающегося мальчика.

— А не скорпиона, каким ты являешься на самом деле.

Его глаза сверкнули, потом он протянул руку, погладил ее по щеке, провел длинными костлявыми пальцами по шее. И она с отвращением отшатнулась, когда он погладил ее грудь.

— Мне придется что-то сделать с твоим отвратительным вкусом в одежде, моя дорогая. Конечно, если ты хочешь избавить себя от неприятностей, когда выйдешь за меня замуж.

— Выйти за тебя замуж! — Кэсс чуть не упала со стула.

— Да, забудь своего теперешнего мужа. Скоро от него останутся лишь воспоминания.

— Да лучше я выйду замуж за техасскую гремучую змею, — процедила она сквозь зубы.

Он взглянул на нее с легкой досадой, словно она была несмышленым ребенком.

— Жаль. Я все равно стану наследником… Если вы с Лорингом умрете, все отойдет ко мне. Но это займет больше времени. Суды, как ты знаешь. Ты могла бы упростить дело и спасти себя, если бы согласилась выйти за меня замуж.

— Ты в самом деле сумасшедший, — прошептала Кэсс.

Эта презренная тварь собирается убить сначала Стива и Кайла, а потом, в любом случае, и ее. Он злорадно усмехнулся.

— Обдумай свои шансы, любовь моя. В твоем распоряжении около часа. Я попросил Джеки доставить мою записку и подозреваю, что твои героические спасители не бросят тебя в беде.

«Я не могу стать приманкой!» — подумала она.

— Вряд ли ты встречался с Кайлом в Денвере, Кларк. Кто поможет тебе убить его и Стива? Взвесь все, думай о своих действиях.

— Эти идиоты придут одни. Кроме моего довольно глупого человека из конюшни, я убедил работать на меня двух грозных профессионалов Беннета. Мне нужно было только пообещать им одну незначительную партию опиума. Касс сощурила глаза.

— Опиум Синга? Если использовать одно грубое выражение, которое употребляют в Скалистых Горах, Кларк, ты сейчас нарезал свинину из осла. Даже Блэки Драго не связывается с Сингом.

Он отмахнулся от нее и, приоткрыв тяжелую бархатную занавеску, взглянул на улицу.

— Мы с мистером Сингом придем к полюбовному соглашению, я уверен.


— Я считаю, они все сидят в доме.

Кайл опустился на колени у дверей конюшни, изучая следы на мягкой грязи.

Записка, полученная Стивом, была краткой. Они с Кайлом должны приехать на ранчо Эймза одни и без оружия, никому не сказав ни слова. В противном случае Касс умрет. В записку был вложен локон ее медных волос. Хотя подписи не было, оба знали ее автора. Выбрав короткий путь, неизвестный Мэтьюзу, они выиграли лишний час, чтобы изучить обстановку.

— У него есть еще помощники, кроме тех «птичек»? — спросил Стив.

— В конюшне лишняя лошадь. Прискакали вечером. Я считаю, Мэтьюз мог одного человека поставить к верхнему окну, другого к входной двери, и, может, третий парень прикрывает дом с тыла. Если бы мы только знали, где они держат Кэсс, — озабоченно сказал Кайл.

— Они не тронут ее, пока не заполучат нас, — Стив уже изломал себе всю голову, пытаясь найти выход. — Как только ты устроишься за домом, я пойду вперед. Он не станет ничего предпринимать, пока мы оба не будем у него в руках. Ублюдок не хочет стрелять в нас, он, вероятно, запланировал какой-то «несчастный случай». Очевидно, он попросил Эймза отослать всех работников подальше от дома, и теперь после убийства Эймза единственными свидетелями остались его головорезы. Как только я попаду внутрь, я постараюсь отыскать Кэсс и выиграть время. Тебе придется сделать отвлекающий маневр, чтобы выкурить других.

— Дым! — усмехнулся Кайл и посмотрел на тюки сухой соломы, беспорядочно сложенные в углу конюшни.

— Думаю, я смогу набрать много больше, если вместо мешка использую свой плащ. Дай мне несколько минут, чтобы добраться до заднего двора. У тебя есть спички? Мне бы не хотелось пока тратить свои.

Стив достал из сигарной коробки горсть спичек.

— Я войду и буду ждать, пока не повалит дым, — сказал он, наблюдая, как маленький техасец выскользнул из конюшни.

Если бы Кайлу удалось пробраться на задний двор незамеченным, у них бы появился шанс. Он отдал техасцу свой кольт, а сам спрятал под рубашкой маленький пистолет Блэки, оставив кобуру открытой. Через несколько минут Стив подкрался к месту, где был привязан Мятежник. Не услышав выстрелов и шума драки, он решил, что Кайлу удалось выполнить свою задачу.

Стив оседлал своего коня и, не скрываясь, подъехал к ранчо. Очень рискованно предполагать, что Мэтьюз не выстрелит в него, увидев его, но другого выхода у них не было. Он вспомнил медный локон Касс в конверте, и у него внутри все перевернулось.

Мэтьюз ухмыльнулся, увидев подъезжающего Лоринга, одного и без оружия. Человек, которому хватило ума перехитрить Беннета, был не так глуп, чтобы ожидать, что Лоринг и Ханникат так просто попадут в его сеть. Маленький техасец наверняка где-то прячется, но поскольку у него будет двое заложников, он быстро справится и с Кайлом. Мэтьюз был безгранично уверен в себе и своих людях. Он повернулся к Кэсс.

— Наконец-то, все великолепно сработало. Теперь я могу убить этого ублюдка. Жаль, что его не повесили, когда я вызвал того полицейского.

— Так это был ты! — задохнулась от злости Кэсс.

— Я думал над этим целый год, с тех пор, как тот напыщенный старый адвокат разыскал меня в Канзас-Сити и сообщил о печальной кончине моего богатого дяди Руфуса. Едва я избавился от Лоринга, ты нелюбезно забеременела. Конечно, я не мог этого допустить. Эта сука Уэйд оказалась сущей ведьмой, и было просто подвигом ухаживать за ней. Но мне удалось убедить ее э… отделаться от тебя и твоего отродья.

В глазах у Кэсс сначала потемнело от боли, потом в них сверкнула ослепляющая ярость.

— Ты…ты.

Ураган ее ненависти ударил в него, словно пощечина.

— Ты предал Стива? Ты убил моего ребенка! Это был ты, ты, а не Беннет!

Она ринулась на него, как разъяренный буйвол, и ударила головой в живот. Кларк не успел увернуться и рухнул на библиотечный стол. Кэсс приостановилась и, нагнувшись, выдернула из ботинка стилет.

— Эльф, останови ее? — завопил Мэтьюз, но пока головорез добежал до гостиной Кэсс уже держала в руках нож целясь им в ненавистное лицо этой твари. Когда она метнула свою Серебряную стрелу, Мэтьюз инстинктивно откинул голову назад, и длинный стилет Джуни, поразив кадык, вошел ему в горло.

Тут Эльф набросился на нее. Ей казалось, что неравная схватка длится уже несколько минут, хотя прошли лишь секунды, когда в комнату ворвался Стив и напал на бандита сзади. Кэсс упала на пол, но сразу повернулась в поисках оружия, понимая, что мужу грозит серьезная опасность. Она дернула кобуру Кларка, попыталась вытащить пистолет, однако ей мешали связанные руки.

Во время войны Стив не раз одной тяжелой кавалерийской саблей отражал нападение нескольких противников, но эта скотина превосходила всех, даже медведя гризли! Он нанес страшный удар, который, казалось, не нанес никакого вреда ублюдку, а вытащить пистолет не было времени, Эльф схватил его в медвежьи объятья и оторвал противника от пола:

«Черт, он сломает мне спину!»

Но когда гигант начал отступать назад со своей ношей, Стив ударил его ногой по голени и, с силой оттолкнувшись от стены, заставил Эльфа потерять равновесие.

В комнату вдруг повалил густой дым. Тогда третий бандит, которого Кларк называл Джеки, бросился на помощь своему дружку, держа в руке нож. Касс подняла револьвер, который она, наконец, все-таки вытащила, но никак не могла прицелиться.

Внезапно она услышала из коридора крик Кайла. Джеки повернулся, чтобы встретить свою смерть. Лезвие его ножа было в каком-то дюйме от шеи Стива, когда пуля Ханниката отбросила его к двери.

При падении Эльф ослабил свою медвежью хватку, и Стив, оказавшись сверху, мог свободно вздохнуть. Он схватил противника за уши и сильно стукнул головой о деревянный пол. «Услуга за услугу», — ворчал он, продолжая свои упражнения, пока великан не закатил глаза.

— Мне кажется, ты уже можешь перестать, — сказал Кайл, засовывая пистолет в кобуру.

Касс, шатаясь, подошла к ним и бросила револьвер Мэтьюза на софу. Техасец подскочил к ней и начал разрезать веревки.

— Касс, о. Касс, с тобой все в порядке? — хрипло спросил он, приподнимая ее подбородок и заглядывая ей в лицо.

— Со мной все в прекрасно, — неуверенно сказал она, кашляя от дыма.

— У меня нет слов насчет этого подонка. Кайл перевернул ногой тело Кларка Мэтьюза, чтобы она не видела раны у него на шее. Кэсс уткнулась лицом в грудь мужа, а тот осторожно придерживая ее, повернулся к Ханникату.

— Здесь был еще третий…

— Больше нет, — усмехнулся Кайл. Он вошел в неподходящее время, когда я разжигал костер.

Дым все прибывал, запылала уже вся задняя часть дома.

— Пойдем отсюда!

Они бросились к двери, оставляя Кларка Мэтьюза и его прихвостней в их погребальном костре.

— Что, черт подери, ты наделал? — задыхаясь, спросил Стив.

— Полил сухую солому топленым салом и поджег. А потом засунул в дымоход на кухне.

Едва они подошли к выходу, как потолок в столовой начал оседать, быстро поддаваясь напору огня, который уже уничтожил гостиную с ее ужасным содержимым.

Оставшиеся в живых стояли во дворе, вдыхая чистый утренний воздух и глядя, как на востоке уже начал светиться горизонт.


Заехав к Блэки, чтобы сообщить ему об успехе операции, Кайл вернулся в свою гостиницу. Техасец заявил, что два бессонных дня дают его телу право на несколько часов отдыха.

Стив и Кэсс, грязные, перепачканные сажей и очень усталые поехали домой под крылышко Веры Ли. Даже после ванны Кэсс не хотелось есть, но повариха осталась непреклонной, говоря, что она все еще слишком тощая. Они со Стивом поели немного свежей клубники, вареной фарели с тостом и маслом, а потом устало пошли наверх, чтобы проспать целые сутки.

Кэсс открыла глаза и взглянула на своего мужа.

Он лежал, оперевшись на одну руку, а другой обнимал за талию и с любовью смотрел на нее.

Он убрал с подушки ее локон и поднес его к своим губам.

— Когда я увидел этот твой локон в конверте…

Он замолчал и, прижавшись к ней, спрятал лицо в ее волосах. Кэсс погладила его по спине, шепча:

— Я так боялась, что он убьет тебя и Кайла, я знала, что ты придешь. Он сказал, что это он прислал за тобой шерифа, Стив.

Он нежно поцеловал ее глаза.

— Знаю, Кэсс. Я теперь все знаю. Но мне надо было доверять тебе, надо было знать, что ты не могла предать меня. И мне надо было приехать сразу, когда с меня сняли обвинение. Может, я смог бы остановить ту женщину. Касс, все это по моей вине.

Она грустно покачала головой.

— Нет, ты не мог этого знать. Никто из нас не подозревал Бетти Уэйд и Кларка. Он убил нашего ребенка, Стив. Он послал ее отравить меня, — ее душили слезы.

— Не плачь, все позади. Он не сможет больше причинить тебе зла. Никто не сможет.

— Я гак хотела ребенка. Я потеряла тебя, и он был всем, что осталось. Тогда я поняла, что бизнес для меня не имел значения, только ты и я, наша семья.

Он гладил ее волосы, а к глазам подступали слезы: из-за ребенка, которого они потеряли; из-за Всего горького, потерянного времени, когда они были в разлуке.

— Мы — одна семья, Кэсс, и я никогда тебя больше не оставлю. Клянусь.

Она перестала плакать, почувствовав себя очистившейся от ненависти прошлого, ненависти к отцу, Беннету Эймзу, даже к Кларку Мэтьюзу. Все прошло, она обнимала мужчину, которого любила больше жизни. Кэсс взглянула на него и призналась:

— Я боялась. С самого первого дня, тогда, на крыльце, когда Кайл привез тебя, я почувствовала что-то…

Он понял.

— Я тоже почувствовал, Кэсс. Ты была пугающе красивой, циничной и высокомерной. Но я хотел тебя. Понадобилось много времени, чтобы я понял, что люблю тебя. Даже покинув тебя, я думал, что ты предала меня, я все равно не мог не любить тебя, Касси.

Она нежно дотронулась пальцем до заживающего рубца на его щеке.

— Я оставила тебе шрам. У меня всегда был ужасный характер. Я всегда чувствовала себя такой беззащитной и думала, что быть женщиной — значит быть слабой. — Она грустно засмеялась. — Я решила превратиться в мужчину ., в такого, каким, я думала, были все мужчины — безжалостного, жестокого, грубого.

Стив почувствовал, что она вздрогнула, и притянул ее ближе, словно пытаясь защитить ее от холода.

— Кэсс, ты старалась выжить единственным способом, которому тебя научили. Руфус Клейтон не смог подавить тебя, так же, как не смог ни Эймз, ни я. Господи, почему я раньше думал, что хочу в жены глупую, послушную женщину? Нет, Кэсс, ты такая, какой должна быть женщина — честная, мужественная, умная, — Стив приподнял ее голову и с нежностью посмотрел ей в глаза. — Только обещай мне одну вещь, жена.

— Все, что угодно, муж!

— Не бери этот проклятый хлыст с собой в постель!

Ошеломленная Кэсс увидела его лукавую усмешку и вдруг сама весело рассмеялась, прогоняя последнюю печаль. Он сел, опершись на спинку кровати, и притянул ее к себе.

— Фрахтовочный бизнес — твой, Кэсс. Ты заслужила это. Не потому, что унаследовала его от Руфуса, а из-за того» что ты сделала с ним после смерти отца. Ты выиграла, Кэсс, вопреки ему. Ты победила его, не став такой, как он.

Она положила руку ему на грудь и ощутила громкий стук его сердца.

— И не без твоей помолчи. Ты все сохранил для меня — для нас. Теперь это наше, Стив, и я хочу, чтобы так было впредь.

— Нет, Кэсс, рано или поздно ты опять станешь обижаться на меня, если я буду встревать между тобой и твоими людьми. Компания твоя и называй ее, как считаешь нужным. Лоринг Фрейтинг, Кэсс Лоринг, владелец. Мы подумаем о новой вывеске, одну я уже заказал вчера, пока ты смывала грязь с этого прелестного тела.

Его рука коснулась ее груди, но на этот раз она проигнорировала свою чувственную дрожь.

— Если я буду управлять делами, что будешь делать ты? — тревожно спросила она.

— Ну, дорогая, Блэки говорил со мной насчет вложения денег в действительно классный бордель. Глаза Касс расширились.

— Стив Террел Лоринг! Он со смехом прервал ее:

— Извини, но ты была так озабочена тем, что я буду попусту терять время.

— Перестань дразнить меня!

— Да, я знаю. Бизнес — то очень серьезно. Ты помнишь о банке Лорюттав в Филадельфии? Ну, с такой поддержкой я войду в долго с Уиллом. Нет, не в строительство железных Дорог. На деньги, которые будет переводить мой дядя Лукас, я начну строить дома там, где намечены железнодорожные станции.

— И станешь моим связующим звеном между Денвером, Рио-Гранде я моими повозками, которые могут брать товары там, где не смогут пройти обозы.

— Пока да. Я буду вкладывать капитал в хорошие товары, продавать их с разумной выгодой, и твой фрахтовочный бизнес получит законную прибыль. Но к концу этого столетия все перевозки возьмут на себя железные дороги, Касс.

Она улыбнулась, обняв его за шею.

— К тому времени у нас уже будут внуки, вот они и позаботятся о вложении наших капиталов. Конечно, если ты думаешь иметь детей.

— Я мог бы подумать об этом, — пробормотал он. Он снял с нее шелковую сорочку, прижался к ней, их губы встретились, а тела прижались друг к другу в предвкушении более страстной ласки. Не разжимая объятий, они катались по кровати, пока Кэсс не оказалась сверху. Тогда он взял ее за бедра и поднял над своим победно восставшим членом.

Кэсс выгнулась и сладострастно приняла в себя желанную плоть. Ощущение было совсем иным, чем в первый раз. Тогда она была разочарованной, мстительной женщиной, стремилась властвовать, брать. А сейчас она желала только отдавать. И гордилась этим.

Стив делал выпады ей навстречу, сохраняя ее ритм. Он смотрел в красивое лицо жены, стремясь поймать ее взгляд. Ел затуманенные глаза широко открылись, он ощутил ритмичные сокращения, исходящие из ее потаенных глубин, и, рванувшись в последнем порыве, излил в нее свое семя.

Ошеломленная Кэсс молча смотрела на него. Он притянул ее к себе на грудь, и блестящая медная волна волос накрыла их.

Кэсс лениво усмехнулась и прикусила ему губу.

— Я понимаю так, что тебе нравится мое предложение о создании семьи?

— Не спешите, миссис Лоринг, Хотя от ваших предложений абсолютно невозможно отказаться, вы понимаете .. — он ущипнул ее за нос, — что я заключаю трудную сделку? Какова цена?

— Цена — только любовь, — пробормотала она, скрепляя договор долгим поцелуем,

ЭПИЛОГ

Денвер. 1872 г.

Блаки Драго и Кайл Ханникат расхаживали по ковру в верхней гостиной. Вера Ли больше не пыталась заставить их поесть. Принесла еще один поднос. На нем стояли только большая бутылка ирландского виски и два бокала со льдом. Таким способом она надеялась прекратить это нервирующее ее хождение. Она налила солидные порции и сунула их мужчинам.

— Вы, наверное, думаете, что женщине никогда раньше не приходилось рожать, — строго сказала она. — Все идет хорошо. Так сказали мне доктор Элснер и Розарио. А теперь пейте.

— Стив, по крайней мере, заставил себя что-то сделать, пока мы тут волнуемся, — проворчал Кайл. Блэки хитро подмигнул и спросил:

— Не хочешь ли занять его место у постели Кэсс? Техасец побледнел и пролил виски на манишку.

— Господи, нет? У этого янки больше мужества! В этот момент в комнату вошел сияющий Джон Элснер.

— Джентльмены, у Лорингов прекрасная дочь!

Блэки перекрестился и залпом допил свой стакан. Кайл с ликующим криком подбросил в воздух шляпу, с которой не желал расставаться весь день.

А в спальне Стив нежно смотрел на свою измученную жену. Волосы у нее спутались, а под глазами залегли темные круги, но она никогда еще не казалась ему такой красивой. Кэсс наблюдала, как Розарио обмывает их дочь, потом перевела взгляд на мужа. Он походил скорее на разбойника, чем на процветающего бизнесмена. Щеки заросли щетиной, глаза покраснели. Рано утром она разбудила его и спокойно заявила, что пора приглашать Джона Элснера. Стив наскоро оделся и помчался к доктору.

Она дотронулась до шрама на его лице. Рубец давно зажил, превратившись в тонкую белую линию, которая делала его мужскую красоту даже более эффектной. Но она все равно сожалела об оставленной ею отметине. Он с улыбкой взял ее руку и поцеловал по очереди каждый палец.

— Она такая же красивая, как и ее мать, — нежно сказал он.

Розарио поднесла кричащий сверток к постели и подала его гордому отцу.

— Как вы ее назовете?

Стив сияющими глазами смотрел на жену.

— Поскольку я обещал Блэки назвать мальчика в его честь, то думаю, нам придется пойти на компромисс.

— Блэки любил мою мать, Розарио, значит, одно из ее имен будет Эйлин, — сказала Кэсс.

— А тощий маленький техасец дважды спасал мне жизнь, значит, и он получит свою долю. Что вы скажете насчет Кайли Эйлин Лоринг?

— Думаю, они оба будут довольны. Пойду скажу им сейчас, — ответила Розарио, а Стив нежно положил маленькую Кайли рядом с матерью.

Кэсс погладила мягкие золотые завитки на головке дочери и сказала:

— Кайл говорит, что у нас будет целый выводок «желтоглазых дьяволят», — смеясь, ответил Стив. — Девочка — это одна работа. А мальчик — совсем другая .. Сколько? — с любовью спросил он.

Кэсс подняла руки и притянула мужа к себе.

— Я подумаю о цене, — тихо ответила она.


home | my bookshelf | | Условия любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу