Book: Ночное дежурство



Семенов Юлиан Семенович

Ночное дежурство

Ю.Семенов

Ночное дежурство

В тот вечер мне позвонил мой давнишний приятель. Он учился на юридическом факультете, а я вольным слушателем посещал исторический. Приятеля звали Славка.

Он сказал, что работает инспектором МУРа в центральной милиции на Петровке, 38, и пригласил провести сегодняшнюю ночь с ним - он был дежурным по уголовному розыску.

...Трое его помощников из оперативной группы играли в домино вместе с шофером дежурной машины. Один спал, свернувшись калачиком на диване. Мы сидели со Славкой на подоконнике и разыгрывали ферзевый гамбит.

Дежурство было спокойным - я ждал иного. Один из оперативников пошел в "Эрмитаж", там украли бумажник у артиста эстрады, и он бурно негодовал в комнате милиции; пожар, возникший в районе Измайлова, быстро потушили, и туда никто не поехал; ребенка, потерявшегося в парке культуры, нашли без помощи центральной милиции, так что можно было играть в шахматы.

В три часа утра, когда мы только-только легли спать, позвонили из Быковского отделения милиции: на тридцатом километре вооруженное нападение на машину - с избиением и угоном. Славка взял двух помощников, мы сели в оперативную "Волгу" и понеслись под красные семафоры по пустой и прекрасной, очень чистой, умытой поливальными машинами Москве. Там, где встречались редкие пешеходы, шофер врубал сирену, и сразу тихие улицы ночного города становились тревожными. Уже светало, небо на востоке делалось сиреневым, а поверху было придавлено чернильно-синим, а уже после - лежала звездная ночь. Было все, как у пророка Исайя: "еще ночь, но уже утро". Изредка Славка включал рацию и спрашивал дежурного по уголовному розыску:

- Алло, алло, я - Воронеж. Ничего нового?

- Пока ничего, - отвечал дежурный, - быковская группа еще не вернулась с места происшествия.

- Чего ж они так возятся? - ворчал Славка. - Могли б и поскорей. Оружие-то у бандитов какое?

- Потерпевший говорит, что били его рукояткой "ТТ".

Славка выключил рацию, обернулся ко мне и спросил:

- Слушай, старик, я на завтра взял билет. Пойду смотреть "Милый лжец". Это - хорошо?

Он не играл, спрашивая меня про спектакль, и про завтрашний день, и про веселую трагедию о Шоу. Ловить людей с пистолетами "ТТ", которые бьют рукоятью и угоняют машины, - его профессия, его труд. Как у детского врача. Или уборщицы. Или редактора.

Уже возле самого Быкова дежурный включил рацию и пророкотал в микрофон:

- Воронеж, Воронеж, я - Омск.

- Я - Воронеж, слушаю тебя, - ответил Славка. - Что-нибудь веселое?

- Нашли одного из банды - он был шестым, не влез в машину.

- Молодцы, - сказал Славка.

Он снова обернулся ко мне и сказал:

- Говорят, что мхатовский "Милый лжец" лучше, чем в театре Моссовета. Ты там не смотрел?

Парень, которого задержали, сидел на табуретке, а Славка - на краешке высокого стола с зеленым сукном и молча разглядывал его, изредка ударяя костяшками пальцев по дереву, закапанному разноцветными чернилами.

- Ну? - спросил наконец Славка.

Парень заерзал на стуле и стал быстро повторять:

- Я ничего не знаю, ничего не знаю я, не знаю я ничего...

Славка закурил, не отрывая от него глаз, а потом сказал:

- Имей в виду, если они напортачат на этой машине - ты пойдешь по делу вместе с ними. Если ты поможешь нам сделать так, чтобы они не нашкодили на той "Волге", тебе же будет лучше.

- Врете вы все.

- Врут, если боятся чего-то или если иначе станет скандалить жена. Ты мне не жена, а боишься меня ты - так что все выходит наоборот.

Парень поерзал на стуле, а потом отвернулся к стене и стал выбивать каблуком частую дробь. Славка сказал:

- Ну?

Парень помотал головой. Славка затушил окурок в старой консервной банке и вышел из комнаты. Я вышел следом за ним. Славка сел на деревянную скамейку, потянулся и сказал:

- Через десять минут все скажет.

- Почему думаешь?

- Тип такой. Пальцами хрустит. И каблуками постукивает.

- Ты, верно, возненавидел род людской, а?

- Наоборот.

- Брось... С такими - возненавидишь.

- Нет, - повторил Славка, - все наоборот, старик. Это сложно, но тем не менее я говорю правду. Я, как собака: понимать - понимаю, а сказать про это не могу.

Через пять минут мы вернулись в комнату. Славка сел на краешек стола и засмеялся.

- Привет, глупенький, - сказал Славка, - сейчас с Длинным очную ставку получишь.

Потерпевший нам рассказал, что один из грабителей был длинного роста. Славка решил играть этими обрывками данных. Но сказал он эту фразу про Длинного так спокойно и уверенно, что парень встрепенулся и спросил:

- Взяли Серегу?

- Взяли.

- Где?

- Сам знаешь, куда они поехали.

- Свистишь, начальник. На пушку берешь.

- Храбрый ты, парень, как я погляжу. Взяли их всех, понял? - Славка уперся в парня глазами. - Всех взяли на промтоварном.

Машину угоняют, как правило, для того чтобы "взять" магазин продуктовый или промтоварный. Жулики живут по законам, которые до сотой доли познаны сыщиками.

Парень дрогнул лицом и спросил:

- В Санарях?

- Тут я задаю вопросы, а не ты. На ручку. Пиши, пока их привезут.

- Зачем писать, если вы и так все знаете?

- Порядок такой. Ты что, новичок?

- Первый раз. Пьяный я был, Серега уговорил.

Славка спросил:

- Блинов, что ли?

Я понял, что Славка назвал первую пришедшую ему на ум фамилию. И снова он выиграл. Парень ответил:

- Да нет, Кизяков. Длинный.

Славка вышел в комнату дежурного и сказал:

- Пошлите людей в Санари, там видимо, ограбили магазин. И установите Сергея Кизякова. По кличке Длинный.

- А его устанавливать нечего. Сволочь, недавно вернулся после хулиганства и снова, видишь, начал. Он с Дубков. Дом восемь. Мы же его знаем, как голого.

Славка поставил меня в простенке между окнами. Он и два его помощника на цыпочках пошли к крыльцу дома номер восемь. На углу, в двух шагах от меня, стал третий. Он вытащил пистолет из заднего кармана брюк и сунул его в карман плаща.

Поднималось солнце. Речка, разрезанная солнечными лучами на яркие черные и желтые полосы, дымилась седым туманом. Деревня Дубки еще спала. В лесочке - зеленом, березовом, молодом - пели птицы. Казалось, что в мире ничего больше нет, кроме этого пронзительного весеннего пересвиста прилетевших с далекого юга птиц.

И казалось диким, что сейчас в это молчаливое, птичье, солнечное утро мы должны прятаться под окнами дома, в котором живет бандит, и хватать его, если он выпрыгнет из окна, и стрелять, если он начнет отстреливаться.

Славка долго прислушивался к тому, что было в доме. Он стоял, приложив ухо к двери, упершись руками в косяк. Потом осторожно поманил меня пальцем, я на цыпочках поднялся к нему, он налег плечом на дверь, и она, пронзительно скрипнув, отворилась. В деревнях не запирают дверей на ночь. Славка стремительно проскочил сени и распахнул дверь, которая вела в комнаты. На большой кровати, укрытый красным ватным одеялом, спал Длинный. Он улыбался во сне. На печке взметнулась старуха и молча схватилась руками за побелевшие, морщинистые щеки.

Славка ринулся через комнату к кровати, на которой спал Длинный, схватил его за шею, рванул на себя и сжал обе его руки своими железными пальцами.

- Где пистолет? - спросил он.

- В комоде, - быстро ответил Длинный, побледнев так же, как и старуха на печке:

со щек - книзу.

- А вещи из магазина?

- В сарае, - так же быстро ответил тот, сглотнув слюну, и острый кадык черканул его горло. Славка отпустил парня и сказал:

- Одевайся, деятель. Сейчас поедем.

Длинный вдруг изогнулся, запустил руку под матрац и ринулся на Славку с финкой.

Но он запутался в одеяле и неловко упал на дощатый пол, ударившись лбом о стул.

Славка засмеялся и наступил ногой на финку. Парень взвыл:

- Суки, суки! Ненавижу вас...

- Думаешь, я тебя обожаю? - усмехнулся Славка - Я тебя тоже ненавижу. Хватит выть, не пес. Одевайся.

Старуха слезла с печки и, беззвучно плача, подошла к Славке.

- Снова чего натворил? - спросила она. - Ирод проклятый, паразит...

- Натворил, мать, - ответил Славка. - Натворил.

- Эх ты, - сказала старуха, - на кого ж мать кидаешь? Зубов-то у меня нет, скрошилися, кто кормить станет?

- Замолчи, - сказал Длинный. - Прижми язык.

Оперативник достал из комода "ТТ" и передал его Славке. Славка вытащил обойму, пересчитал патроны, завернул их в тряпочку, и все это - обойму, пистолет и патроны - сунул в карман пиджака.

Длинный открыл шкаф, достал синий бостоновый костюм и драповое, новое пальто. Он надел костюм, повязал галстук, набросил на шею кашне и стал надевать пальто.

- Снимай барахло, - сказал Славка.

- Это мое, а не ворованное.

- Снимай, снимай, герой-одиночка. Матери оставь - продаст.

- Пущай об ней власть позаботится, - сказал Длинный, - у нас власть добрая.

- Ах ты, паразит, паразит, - тихо плакала старуха, - чего же тебе в жизни не хватает, ирод окаянный? Всего тебе было в жизни... Всего...

- Ну! - крикнул Славка, покраснев. - Я что сказал! Длинный дрогнул лицом, усмехнулся и стал снимать пальто, а потом синий бостоновый костюм.

- Мамаша, ватник ему принесите, - сказал Славка, - и старые брюки.

Пришел второй опер и доложил:

- Вещи в порядке, все цело, под дровами в сарае.

- Хорошо. Сиди здесь, я пришлю машину - заберут.

Когда Длинного увели, Славка задержался на минуту в доме и обратился к хозяйке:

- Мамаша, водички дайте, пожалуйста.

- Сейчас, сынок, - ответила старуха.

Она, плача, смотрела, как Славка пьет воду.

- Сынок, - сказала старуха. - За что ж мне мука такая?

Славка обнял старуху за плечи. Меня поразило его лицо - скорбное и мгновенно постаревшее, и в то же время удивленно-обиженное, словно у младенца, который в первый раз столкнулся со злом и неправдой.

Мы вели Длинного по широкой, нескончаемо протяженной деревенской улице, к нашей оперативной машине. В сараях надрывно мычали коровы. Голосили петухи. Из труб валили дымы - штопорящиеся, прозрачные. По шоссе, что шло неподалеку, проносились машины и красные автобусы. Из домов выбегали ребятишки с портфелями.

Было слышно - откуда-то издалека по радио транслировали урок гимнастики. И через этот утренний, прекрасный покой шел жулик по кличке Длинный, подняв острые плечи и глубоко засунув руки в карманы старых брюк.

Возле машины Славка остановил Длинного и сказал:

- Обернись, парень.

Тот обернулся.

- Посмотри, что ты потерял. Посмотри на все это. Посмотри как следует.

Длинный молчал.

- Ты можешь все это вернуть, - сказал Славка. - Можешь. Только для этого надо стать человеком.




home | my bookshelf | | Ночное дежурство |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу