Book: Рассмешить богов



Оксана Петровна Панкеева

Рассмешить богов

Купить книгу "Рассмешить богов" Панкеева Оксана

Глава 1

Но как только Чебурашка открыл входную дверь, ему на голову неожиданно свалился большой красный кирпич!

Э. Успенский

Официальная процедура подтверждения подлинности Шеллара III была назначена на двадцать пятый день Бирюзовой луны. Местом означенной процедуры был выбран тронный зал Элвиса, поскольку Шеллар настаивал на том, что такие мероприятия следует проводить на нейтральной территории, и, как ни странно, лондрийский коллега его горячо в этом поддержал. После церемонии было запланировано внеочередное заседание Международного Совета, посвященное повальным неприятностям последних недель. Заседание поначалу планировалось на конец луны, но потом было перенесено по просьбе Элвиса и с общего согласия остальных членов Совета. О том, что идею совместить оба мероприятия Элвису подкинул все тот же Шеллар, скромно умалчивалось. Его величество об этом просил Пафнутий, который членом Совета не являлся, и, если бы до истинной причины кто-то докопался, могло дойти до скандала.

На церемонии присутствовали: все правители континента с семействами, исключая президента Мистралии, но включая непризнанную королеву Дану; придворные маги всех королевских домов, включая мэтрессу Джоану, но исключая шамана Даны (еще более непризнанного, чем его королева), избранные представители аристократии всех королевств и члены Совета Магнатов Голдианы, руководители спецслужб и специально приглашенные представители прессы.

Ожидаемый всеми Казак на церемонию не явился, на словах передав через Силантия, что делать ему там нечего. О смерти и бессмертии он знает не больше остальных, а позориться перед сбродом разнаряженных господ ему неохота. К тому же он совершенно уверен, что злючка Морриган непременно постарается его опозорить. Эта дама уже сорок пять лет обижена на него за то, что он облил ее святой водой и трижды перекрестил при традиционной попытке обернуться демоном в пикантный момент.

Кантору было бы любопытно понаблюдать за всеми высокопоставленными гостями, послушать, о чем они говорят, кое с кем поздороваться, но, к сожалению, он был уже на работе, поэтому ограничился тем, что поиграл в гляделки с господином Крошем, находившимся при бесценной персоне своего босса. Обмен злорадными взглядами и гадостными ухмылками закончился полной победой Кантора – Крош запсиховал, задергался и продемонстрировал свою бессильную злобу всем, кто мог его видеть. Кантор в последний раз победно ухмыльнулся и отвернулся, будто он тут был ни при чем.

Мероприятие еще не начиналось, и приглашенные прохаживались по залу, раскланиваясь, беседуя и демонстрируя наряды. Кантор, как ему и полагалось, держался рядом с королем и честно прикидывался обычным охранником. Собственно, он и так частично им являлся, а какие-либо действия должен был предпринимать только по сигналу напарников, которые непосредственно занимались охраной его величества. Напарниками Кантора были высокий неразговорчивый вор, тоже первоклассный стрелок, и старенькая магичка, мастер щитов – оба – профессиональные телохранители с огромным стажем и наверняка лучшие в своем деле. Оно и понятно – кому попало не доверят охранять первое лицо королевства. Вопреки ожиданиям Кантора напарники на него не косились и никоим образом не демонстрировали недовольства тем, что к ним пристроили бесполезного новичка. Видимо, предусмотрительный король заранее снабдил их соответствующими инструкциями, и Кантору было весьма любопытно, что же его величество им наплел, ведь наверняка не правду, а нечто туманное, но настолько действенное, что новому охраннику готовы были простить даже пребывание на посту в не совсем адекватном состоянии. Перед выходом на работу Кантор выкурил изрядный косяк непонятно из каких трав, смешанных лично придворным магом, и теперь эти травы благоухали в радиусе нескольких локтей, так что напарники не могли этого не чувствовать. Удовольствия от косяка Кантор не получил никакого, однако мэтр утверждал, что зелье проверено в деле неоднократно и стимулирует стихийные способности лучше всякого алкоголя и любых известных наркотиков. Пока что Кантор чувствовал только уже упомянутый запах и неприятную тяжесть в голове. На него наложили заклинание, обостряющее слух, так что теперь он мог слышать практически все, что говорилось в зале, даже шепотом в дальнем углу, однако ничего интересного пока не услышал.

Представители аристократии королевства Ортан, графы Монкар и Диннар, а также герцоги Гирранди, перешептывались, предвкушая хоть какой-нибудь скандал. Даже если с их королем ничего не случится, они втайне надеялись на потасовку королевы Киры с королевой Даной на почве ревности или на публичные разборки его величества Шеллара с коллегой Александром.

Представители Лондры стояли столбами, то ли в силу воспитания, то ли до сих пор перепуганные репрессиями, которые закатил их король после неудачного заговора, и от них не было слышно ни слова. Поморцы вели себя более оживленно, чем обычно, даже Пафнутий молчал как-то напряженно, однако и они ни о чем интересном не говорили. Голдианцы обсуждали какие-то деловые вопросы и говорили о пошлинах на оружие и налогах на добавочную стоимость, в которых Кантор ничего не понимал.

Королева Галланта шипела на мужа и придерживала за подол старшую дочь, которая воспринимала происходящее как повод этим самым подолом повертеть. Причем соплячка пялилась именно на Кантора, как будто в зале других мужиков мало! Не видит, что человек на работе? Впрочем, принцесса Люсиль была не одинока в своих стремлениях, – пробежав взглядом по залу, Кантор обнаружил, что на него посматривают с интересом, выходящим за рамки простого любопытства, еще многие дамы. К примеру, королева Лондры (ох не зря его величество упоминал, что его кузина дура набитая), две дочери Лисаветы (якобы порядочные и примерные жены), невестка господина Дорса (умереть можно со смеху), глава лондрийских спецслужб принцесса Элизабет (тоже можно умереть, только с перепугу)… А также четырнадцать незнакомых дам, представительниц аристократии, две журналистки, одна из телохранителей императора Лао и… и… твою мать, личный секретарь Луи IX, монсир Гоше, падла, гад, извращенец! Кантор, который питал к таким вещам вполне объяснимую ненависть, едва удержался от немедленного мордобоя и, чтобы успокоиться, поискал глазами Ольгу.

Он давно заметил, что ее присутствие действует на него как умеренная доза фанги. То есть слегка расслабляет, немного веселит и вызывает желание. Почему ей вечно кажется, будто она хуже всех выглядит и все только об этом и думают, глядя на нее? Если все время так думать, сутулиться и кукожиться, то можно и в самом деле показаться хуже, чем ты есть. А ведь она не такая, вернее, такая только на людях. Видели бы ее эти люди в моменты страсти, когда она себя не помнит, тогда они не задавались бы глупыми вопросами, что этот чокнутый мистралиец в ней нашел и есть ли у него вообще глаза…

Вот она, голубушка, опять стоит стесняется. Ну зачем с такой завистью пялиться на Эльвиру, так ведь действительно легко расстроиться и пасть духом. Почему не посмотреть на принцессу Элизабет, например? Сразу бы себя красавицей почувствовала. Неудивительно, что Ольга с королем так легко подружилась, вот уж родственные души. Но король в последнее время, похоже, перестал страдать по поводу своей внешности и напрочь забыл, что такие переживания вообще когда-либо имели место. Почему бы Ольге не последовать его примеру?

Сегодня она выглядит изумительно – как все-таки много значат для женщины платье, прическа и правильно подобранный макияж… И мужики на нее заглядываются не по-детски, особенно неизбалованные лондрийцы. Жаль, что это официальное мероприятие, а не бал или просто прием, тогда бы они еще и ухаживать начали, – может быть, такое проявление внимания к ее скромной особе пошло бы ей на пользу. С этими высокопоставленными особами разве так себя вести нужно? Тут надо грудь вперед, подбородок вверх и смотреть на всех так, словно они ростом с гномов… ну не на всех, на Элвиса не надо, обидится, а на прочих можно. И тогда ува-жа-а-ать будут! Ковриками стелиться, в ноги кланяться, каждый взгляд ловить и в рот заглядывать. Познакомить бы ее с мамой, вот у кого ей надо поучиться вести себя в обществе… Только к маме нельзя… Плаксу попросить, что ли, чтоб познакомил?

В это время Ольга, ничего не подозревая о воспитательных рассуждениях своего возлюбленного и не имея даже понятия, что у него вообще есть мама, бродила по залу за Кирой, как ей и полагалось, и действительно чувствовала себя ужасно. Ей казалось, что все обсуждают только ее и говорят о ней непременно какие-нибудь гадости. Ну какой смысл надевать роскошное платье, если оно смотрится на ней ничуть не лучше, чем то, со шнуровкой спереди, которое ее любимый кабальеро заляпал соусом в первый вечер знакомства? И труды несчастного придворного парикмахера, который сам чуть не поседел, сооружая прическу из ее жалких волосенок, были совершенно напрасны. Да и зачем вообще король приволок ее сюда, неужели в этом такая необходимость?… Вдруг Ольга спохватилась, ведь он же сказал… Вот курица, сказал же, смотреть внимательно по сторонам и докладывать обо всем, что увидит странного, а она ходит не отрывая глаз от пола!

Девушка тут же подняла голову и принялась честно смотреть по сторонам, выискивая что-нибудь странное и попутно размышляя, что является странным в понимании его величества. По ней, тут вообще все странно, хоть она и успела привыкнуть к этому миру и уже многому не удивлялась. Да хоть дракон сейчас войди в зал, вряд ли это будет странно, разве что… вот разве что… ой…

То, что увидела Ольга, обратив свой взор в сторону какого-то старинного батального полотна, чтобы рассмотреть его получше, мгновенно развеяло все ее сомнения о странностях. У стенки под картиной стоял Толик. Само по себе присутствие Толика где бы то ни было, возможно, и не являлось странным, но этот лопоухий полуэльф был одет в мешковатые, пестрые шорты по колено, длинную футболку с надписью по-русски «Восьмой всеславянский рок-марафон памяти Кангрема» и неизменную кепочку «Радио „Прикол“». И НИКТО НА ЭТО НЕ ОБРАЩАЛ ВНИМАНИЯ!

В первую секунду Ольга оторопела. «Если Толик невидимый, то почему не срабатывает та хваленая сигнализация, о которой распинался Флавиус? Не может же быть, чтобы в Лондре этот момент упустили из виду! А если видимый, то почему на него не обращают внимания? Может, опять какая-то марайя, может, он на себя иллюзию нацепил, как тот дракон? А у кого же спросить? – подумала Ольга. Она огляделась по сторонам в поисках мэтра Истрана, но, увидев, как он с прочими придворными магами выходит из зала в боковую дверь, не решилась его догонять. – Королю сказать? А что король в этом понимает? О! Мафей! Вот с ним надо это обговорить – он и разберется, и не получится, будто она Толика ни за что ни про что застучала, а то даже неудобно… Король ведь, наверное, врагов каких-нибудь имел в виду, а Толик – он же свой… Западло же так делать…» – пронеслось в голове у девушки.

Ольга решительно развернулась и направилась к Мафею, который как раз вел оживленную беседу с принцессой Жанной. А пока она шла, прикидывая, под каким предлогом его от этой принцессы оттащить, чтобы та не разобиделась, случилось то, чего Ольга боялась с того самого момента, когда ступила на полированный черный мрамор тронного зала. Так всегда и бывает – если чего-то очень боишься, то именно это и случается, как только отвлечешься. Когда она пересекала центр зала, где должно было происходить основное действо, правый каблук скользнул по зеркально гладкому мрамору, нога подвернулась и… Ольга в панике замахала руками, пытаясь как-то удержаться на ногах, но смогла ухватиться за какой-то шлейф, который подвернулся ей под руку. Как оказалось, это был ортанский флаг с золотыми орехами на голубом фоне, который до встречи с летающими дамами спокойно висел себе, никого не трогая, на колонне позади кресла для его величества. На чем он там крепился, Ольга рассмотреть не успела, но держался он явно на соплях – веса падающего тела девушки флаг не выдержал, и она все-таки растянулась на полу, попутно увлекая за собой несчастный элемент дизайна. Поскольку сей геральдический символ был длиною метра три, то он накрыл Ольгу с головой, отчего она моментально представила себя гробиком на похоронах, хозяину которого скоро будут отдаваться воинские почести. Следом за флагом рухнул декоративный абажур от светильника и разбился об голову Ольги, за ним последовал светильник, и в придачу ко всему сверху шлепнулся благоухающий можжевельником веночек, символично завершив последним мазком несравненный шедевр, который иначе как «…ец» назвать было невозможно. Во всяком случае, в первую секунду у Ольги других слов не нашлось.

«Ой, стыдобища! – чуть не заплакала она секунду спустя, мгновенно забыв про Толика и в красках представив себе, как все господа в зале в один момент обернулись на грохот и изрядно развлеклись, созерцая ее сползшие чулки и панталоны цвета молодого салата… Если только все это кружевное исподнее не скрыл упавший государственный флаг… – Ну за что мне все это? Чем я провинилась перед богами, что они меня создали такой коровой?»

Ольга спешно одернула платье и, решившись выглянуть из-за помятого символа державы, увидела вокруг себя человек восемь кавалеров с протянутыми руками. «Ни хрена себе воспитание! Даму накрыло флагом, она сорвала со стены светильник, в конце концов просто растянулась на полу – и даже не улыбнулся ни один, на полном серьезе подбегают, предлагая помощь… Впрочем, это же лондрийцы, у них вообще не принято особо демонстрировать свои чувства, может, в душе они со смеху загибаются, но морду держат кирпичом, как и подобает джентльменам…» – пронеслось в голове Ольги.

– Вы не ушиблись, леди? – вежливо, но без малейшего сочувствия вопросил один из господ, пока девушка поднималась. Второй с подобающим поклоном поставил перед ней улетевшую в момент падения туфельку.

– Нет, спасибо… – промямлила Ольга. Это была почти правда – она не ушиблась. Ее ушиб разбившийся абажур. И шишка, наверное, будет. Сейчас шишку не видно под остатками прически, но завтра вылезет во всей красе…

Третий лондриец с некоторой неуместной поспешностью предложил господам проводить даму и пообещал сей же час распорядиться, чтобы флаг, светильник и веночек повесили на место.

– Спасибо, я сама дойду… – Ольга встряхнула ворох ткани, пытаясь отыскать вторую туфельку, и чуть не упала опять. Из голубых с золотом складок вместе с потерянной туфелькой вывалился какой-то странный предмет, который с первого взгляда показался фрагментом капители пострадавшей колонны. Ольга даже успела было ужаснуться своей разрушительной силе, но в следующий момент рассмотрела пластмассовый корпус, явственно различила кнопки, махонькую, тускло светящуюся панельку… и, вмиг позабыв о только что пережитом позоре, заорала на весь зал:

– Ваше величество! Смотрите, что тут есть!..


Процедура прошла гладко, как планировалось, без сучка без задоринки, к величайшему недовольству знатных семейств Ортана. Даже скандала не случилось, жалость-то какая – Дана вела себя исключительно прилично, Кира улыбалась ей вполне дружелюбно, король раскланивался с коллегой Александром как ни в чем не бывало. Только и событий, что Ольга светильник оборвала, так это разве событие? Знаем мы мраморные лондрийские полы, на них каждый раз какая-нибудь дама падает, уже всем надоело. Приятно, конечно, что это именно Ольга, хотя этим тоже никого не удивишь, вот если бы королева упала… Но от королевы такого не дождешься, она же не носит высоких каблучков, с которых прочие дамы падают, а в таких сапогах, как у ее величества, упасть сложно… тем более королеве Кире. Это вам не Ольга – она что кошка, из любого положения на лапы приземлится, с семи лет правильно падать тренировалась… Эх, скучно, господа!

Кантору тоже было скучно. После кратковременного замешательства, вызванного Ольгиным падением и воплем, ничего больше не случилось. Королевские разбирательства были стремительны и малопонятны для непосвященного. Странный предмет, выпавший из сорванного со стены светильника, был немедленно выхвачен его величеством чуть ли не из рук принцессы Элизабет и очень быстро исчез в телепорте вместе с мэтром Истраном. Возражения Элвиса запоздали секунд на восемь и были проигнорированы. Мэтр вернулся через пять минут и кратко сообщил, что предмет невзрывоопасен и неядовит. Король удовлетворенно кивнул и усмирил свое любопытство до окончания церемонии. Кантор догадался, что с находкой сейчас разбирается Жак и что по возвращении его величество получит более подробный и точный отчет о свойствах и предназначении предмета. А вот Элвис со своей сестрицей остались в полном неведении и недоумении. Правда, возмущения по поводу наглости кузена Шеллара Элвис так и не высказал, – наверное, счел неуместным возмущаться до выяснения всех обстоятельств. А то вдруг на кузена покушение готовилось, а его службы просмотрели, то-то срамотища получится, если он при этом еще возмущаться будет…



Ничего такого, что могло бы показаться интересным, Кантор так и не услышал, если не считать некоторого количества помоев, вылитого избранными представителями аристократии на своего короля, на его супругу и ее новую придворную даму. Самого Кантора как-то обошли вниманием – боялись, что ли? Или еще не знали, что о нем веселого сказать? Только поглядывали с любопытством, недоумевая, видимо, как и многие другие, что же он в ней нашел… И вспоминали небось расхожее мнение, что для мистралийцев все блондинки красавицы. «Пошли бы вы на… господа, с вашими рассуждениями. А еще в… и над-под-через-пополам. Что нашел, то и мое», – думал Кантор.

Только одна фраза из всего услышанного, брошенная в сердцах герцогом Гирранди, заставила Кантора насторожиться. «Проверяют, проверяют… на подлинность проверяют, на некромантию, на всякую постороннюю магию… И никто до сих пор не додумался на душевное здравие проверить!» В следующую секунду герцог спохватился, сообразив, что подпал под статью третью, пункт ар, и поспешно огляделся, проверяя, не слышал ли кто. Кантор прикинулся, что не слышал, и чуть ли не впервые согласился с утверждением внутреннего голоса, что стучать, конечно, нехорошо, но это не относится к данному случаю. Это король должен знать обязательно, а то, не ровен час, и в самом деле заварится новая каша. Странно даже, как это до сих пор никто не усомнился в душевном здравии его величества, ведь он всегда отличался нестандартным поведением… Не посмели, так как боялись по старой памяти? Или на комиссию надеялись? Или и в самом деле не додумались?

Стихийных приемов было немного, как бы там мэтр ни расхваливал свою траву, а особого магического эффекта она на Кантора не произвела. Как относятся к своему королю некоторые из знатнейших семейств Ортана, он и так знал. Как бесится господин Крош, видно невооруженным глазом, и эмпатические способности тут тоже совершенно излишни. Принцесса Жанна из кожи вон лезет, чтобы добиться внимания Мафея – что тут особенного, тоже все на личике написано, не умеет малышка сдерживать эмоции. Вот только непонятно, из-за чего нервничает принц Пафнутий, ему вроде несвойственно так бурно что-либо переживать. Об этом надо будет сказать королю, если к концу мероприятия не будет поздно. Да, еще надо поинтересоваться, из-за чего такая паника обуяла придворного, который обещал повесить на место оборванные Ольгой украшения. И который потом клятвенно заверял Элвиса, что не имеет понятия, что это такое и как оно тут оказалось, но обещает немедленно разобраться. Значит ли этот панический ужас, что придворный действительно в чем-то виноват? Или просто боится попасть под раздачу, когда его повелитель начнет искать виновных? И вообще, почему невысказанный ужас обуял этого странного лондрийца не тогда, когда упал светильник и поднялся шум, а задолго до того? Если быть совсем точным – в тот момент, когда придворный увидел Кантора. Они что, знакомы? Встречались? При каких обстоятельствах? Как бы то ни было, королю надо обо всем рассказать, ему будет интересно. Надо, товарищ Кантор, надо. Понятно, что тебе не хочется еще несколько часов под чутким руководством его величества вспоминать физиономию лондрийца и выяснять, где и когда вы могли видеться, а что делать? Это может быть важно.


Мэтр Истран прокашлялся и начал зачитывать официальный протокол, который семь придворных магов должны были теперь подписать.

– Итак, в ходе обследования, проведенного нижеподписавшимися…

Далее шел список «нижеподписавшихся», способный повергнуть в священный трепет любого жителя этого мира, хоть немного знакомого с историей магии. И кто вообще пустил в это избранное общество мерзавку Джоану?

– Было убедительно доказано, что обследуемый объект есть действительно король Ортана Шеллар III, что никаким воздействиям темной либо ментальной магии он не подвергался, а также засвидетельствовано его полное телесное и душевное здоровье…

Кантор едва удержался, чтобы не хихикнуть. Да как он мог усомниться в том, что его величество опять поимеет всех злопыхателей? И как ему могло прийти в голову, что королю в этом деле нужны советчики? Ну и каким местом теперь попрет герцог Гирранди против консилиума ведущих магов континента?

Когда официальный документ был зачитан и подписан, со своего места поднялся господин Флавиус и скучным, деловым тоном кратко сообщил, что отныне всякие высказывания, противоречащие вышеупомянутому документу, будут рассматриваться как подрывная деятельность со всеми последствиями. Еще веселее. Умеет же его величество затыкать рты родной аристократии, ничего не скажешь. Сидят господа, обтекают. Ничего, им не привыкать. В прошлый раз точно так же обтекали после свадьбы, когда узнали, что король жив и что не посмертно прославляют его все барды королевства. А в позапрошлый – перед свадьбой, когда узнали, кто невеста, и поняли, что под эту кандидатуру не подкопаешься. А до того… да считать устанешь.

На этом церемония была объявлена завершенной, и высокие гости закопошились, намереваясь встать и расползаться по домам, но Элвис остановил всех, поднявшись с трона и вежливо попросив внимания. Копошение немедленно прекратилось, и все с должным почтением приготовились внимать.

– Господа, – возгласил король Лондры, – прежде чем мы удалимся на заседание, прошу всех выслушать заявление, которое намерен сделать его высочество принц Пафнутий, первый наследник престола Поморья.

Вот почему Пафнутий так нервничал, догадался Кантор. Это заявление планировалось с самого начала, и он ждал, когда дадут слово. Что же он такого задумал? Сорвался с места как кузнечик, такое впечатление, что его высочество стремился поскорее покинуть те три ряда королевской ложи, что были заняты делегацией Поморья… Будто его кто-то остановить пытался! Правда, Лисавета проявила такую сильную тревогу, что Кантор едва с ней справился.

По залу пробежал легкий ропот изумления. Кто бы это не удивился, услышав, что вечно молчащий Пафнутий намеревается говорить, да еще публично и, наверное, несколько больше, чем два слова…

Получилось, конечно, больше, хотя Пафнутий и тут был краток до безобразия.

– Господа, – начал он свое выступление, – я не могу больше молчать о том, что происходит. Поэтому я обращаюсь с официальным заявлением к моему уважаемому отцу, его величеству Зиновию. Отец, вы отлично знаете, что на вашу жизнь готовится покушение, и ничего не предпринимаете, чтобы это предотвратить. Вы также знаете, что в этом намереваются обвинить меня, чтобы посох получила моя сестра, и это также не вызывает никакой реакции с вашей стороны. Что бы ни руководило вами – бессилие, упрямство или, как утверждают злые языки, старческое слабоумие, – я нахожу ваше поведение неумным и опасным. Если вам угодно так безрассудно рисковать своей жизнью, это ваше право, но я отказываюсь играть в эти игры, ибо рискую своим добрым именем. Поэтому я требую здесь, в присутствии Международного Совета и мировой общественности, чтобы вы сегодня же, на предстоящем заседании, передали мне посох. В противном случае я отрекаюсь от права наследования и отправляюсь в добровольное изгнание, как только услышу ваш ответ.

Почтеннейшая публика оторопела от заявления, которое сделал принц Пафнутий, а бедный Кантор потерял дар речи и способность двигаться, задавленный таким количеством чужих эмоций одновременно. Да уж, господа, так желавшие хоть какого-нибудь скандала, должны были остаться довольны, скандал получился что надо. Зиновий орал и лупил посохом по спинкам впереди стоящих кресел, с которых за секунду до первого удара благоразумно шмыгнули в разные стороны с десяток придворных, привычных к выходкам своего короля. Лисавета визжала как недорезанный поросенок и рвалась вцепиться брату в бороду, ее с трудом удерживали оба зятя. Но больше всех Кантора умилил Шеллар III – он наблюдал все это с полнейшим равнодушием, и по его скучающему лицу никто бы не подумал, что он имеет к происходящему какое-то отношение. Правда, как бы его величество ни отмалчивался, все в зале его хорошо знали и ни минуты не сомневались в том, что он приложил руку к скандалу, если только сам же его и не организовал. В частности, разгневанный Зиновий высказал это прямым текстом, на что Шеллар пожал плечами и ответил, что коллега глубоко ошибается. И вообще, если Пафнутий окончил свою речь, то пора начинать заседание, а то у его величества еще дел полно. С ним немедленно согласились Элвис, Александр и император Лао. Королева Агнесса толкнула в бок засыпающего супруга (и когда он успел наклюкаться, ведь пришел еще трезвый, а напитков сегодня не подавали), и все правители дружно направились к выходу. Бедному Зиновию ничего не оставалось, как последовать за ними. Кантор заметил, что личные телохранители Элвиса, которые, как и все прочие, проводили своего государя до выхода, не остались у этого самого выхода ждать, а дружно развернулись и возвратились в зал, окружив кольцом Пафнутия, к которому уже присоединились жена и дети. Остальные, в том числе напарники Кантора, подошли каждый к своему придворному магу, чтобы отправляться домой. После совета всех королей прямо из зала заседаний развозили по домам лично придворные маги, так что дальнейшие услуги охраны здесь не требовались. Кантору очень хотелось прямо сейчас подойти к королю и сказать о перепуганном придворном, но мастер щитов дернула его за рукав, и пришлось следовать за напарниками.

– Зиновий, изволь вести себя прилично в моем доме, – потребовал Элвис, перебивая очередное возмущенное высказывание коллеги, – и прекрати оскорблять Шеллара, поскольку подобное поведение недостойно короля.

Шеллар, ничуть не смущенный и не особо похожий на оскорбленного, развалился в кресле, закинув ногу на ногу, и преспокойно принялся набивать свою неизменную трубку.

– Зиновий, – столь же спокойно изрек он, – ты сам виноват. Чего ты добивался? Чтобы тебя все-таки убили?

– Я знаю, что делаю! – продолжал вопить Зиновий, потрясая посохом. – И никакой сопляк не смеет мне мешать, будь он хоть трижды мой сын! А ты…

– Он тоже знает, что делает, – невозмутимо продолжал Шеллар, не обращая внимания на его вопли. – Он взрослый человек и имеет право на собственное мнение. Если у тебя были какие-то конкретные планы, их надлежало скоординировать с Пафнутием, хотя я сомневаюсь, что они у тебя вообще были и что ты действительно знаешь, что делаешь.

– Свои сомнения засунь себе… – в ярости закричал Зиновий, по привычке замахиваясь посохом. Шеллар не шелохнулся, только поднял глаза от трубки и принялся подробно и занудно, со множеством лингвистических терминов, объяснять значение слова «сомнения» и научно обосновывать, почему эти самые сомнения невозможно засунуть в предложенное место, чем несказанно развеселил Александра и Элвиса. Луи в процессе объяснения задремал и от очередного вопля Зиновия подскочил в таком испуге, будто на него опять напали мистралийские принцы.

– Довольно, господа, – сказал наконец Элвис, которому это безобразие надоело. – Давайте вести себя подобающим образом и не допускать некорректных высказываний в адрес друг друга. Зиновий, сядь, пожалуйста, и перестань кричать, а тебя, Шеллар, я бы попросил прервать свою познавательную лекцию и все-таки перейти к делу. Как первый вопрос повестки дня предлагаю рассмотреть заявление Пафнутия.

– Возражаю, – прорычал Зиновий. – Это наше внутреннее семейное дело, и нечего вам его обсуждать.

– Позволю себе не согласиться, – возразил Шеллар. – С того самого момента как Пафнутий вынес вопрос на публичное обсуждение, это дело перестало быть семейным и стало делом общим. Ты что же, полагаешь, что переворот в Поморье никоим образом не отразится на международной политике?

– Что, в Поморье переворот? – снова пробудился Луи. – А почему мне не доложили?

Нетерпеливый Александр закатил глаза:

– Ну почему было не позвать Агнессу?

– А что, Агнессы здесь нет? – Луи продолжал медленно приходить в чувство. – Так, значит, можно выпить, пока ее нет…

Элвис брезгливо поджал губы, находя неподобающим вслух высказывать то, что подумал, а Шеллар, не обращая внимания на Луи, продолжил:

– Итак, Зиновий, если у тебя были свои соображения по делу, ты можешь их изложить. И если они лучше того, что придумал Пафнутий, мы как-нибудь уговорим его отказаться от своих намерений и оказать тебе всяческую помощь.

Зиновий мрачно засопел, но никаких соображений излагать не стал.

– Пусть убирается на все четыре стороны вместе со своими кошками. Сам разберусь.

– Значит, посох все же получит Лисавета, – констатировал Элвис – Нежелательный поворот…

– Вот ей! – Зиновий продемонстрировал обществу фигу – поморский эквивалент двух пальцев. – Ничего у нее не выйдет! Не получит она посоха!

– А кто получит? – невинно поинтересовался Шеллар. – Если Пафнутий откажется от права наследования, его сыновья автоматически тоже теряют это право. Ты полагаешь, что бессмертен? Сколько тебе лет, Зиновий? Даже если тебя не вгонит в гроб родная дочь, это сделает либо банальный сердечный приступ, либо еще более банальная старость, и довольно скоро. И тогда формально будет коронован внук Лисаветы, которому два года, а фактически править будет она. Можешь себе представить, как она развернется, ты ее знаешь куда лучше меня. Конечно, если тебе личные амбиции дороже блага государства…

– Уж кто бы говорил о благе государства! Свадьбу свою вспомни!

– Господа, – снова призвал к порядку Элвис, – не отвлекайтесь от темы. Итак, Зиновий, что ты можешь сообщить с учетом последних высказываний Шеллара? Ты действительно готов оставить страну Лисавете? Ведь Пафнутий не имеет склонности просто так разбрасываться обещаниями, сам ведь знаешь, он человек слова. Обещал, значит, сделает.

– Еще бы, – вполголоса прокомментировал Александр. – Иначе жена из дому выгонит…

Шеллар и Элвис слегка усмехнулись. Супруга Пафнутия, принцесса Глафира, происходила из древнего и знатного рода князей Погуляй-Залесских, родовой девиз которых гласил: «Что князь сказал, то князь сделал». Верность Погуляй-Залесских своему слову, порой доходившая до абсурда, была предметом фамильной гордости, и Глафира неизменно следовала традициям семьи. В частности, история ее отношений с золовкой была широко известна и давно ходила по континенту как анекдот. Примерно на третий день супружеской жизни принцесса Глафира публично заявила: «Еще раз услышу что-то о моем сомнительном девичестве – набью морду». На четвертый день Лисавета вышла к завтраку с фингалом под глазом. Невестка была девица крепкая и размашистая, по семейной традиции Погуляй-Залесских обученная рукопашному бою и стрельбе из лука наравне с братьями. На седьмой день молодая принцесса вновь сделала заявление: «Еще раз на меня рот раскроешь – сломаю что-нибудь». Лисавета опрометчиво раскрыла рот тут же – и потом почти луну ходила с пальцами в лубках. На десятый день злоязыкой золовке было заявлено: «Услышу о себе еще какую-нибудь гадость – убью». С тех пор Лисавета обходила невестку как можно дальше и язык свой благоразумно придерживала. От греха подальше.

– При чем тут Глафира? – возмутился Зиновий. – Пафнутия я сам воспитал человеком слова! Ваши Погуляй-Залесские в подметки не годятся!

– Да не в этом дело, – перебил его Александр. – Ты уж реши что-нибудь, а возмущаться потом будешь.

– Решу, не беспокойтесь, и уж как-нибудь без ваших советов! Сказано – не ваше это дело, и не лезьте! Молоды вы еще советы мне давать! И вообще, если меня уже за короля здесь не считают, заседайте без меня! Больно надо от сопляков оскорбления выслушивать!

Зиновий резко встал, отодвинув пинком кресло, и всерьез вознамерился покинуть зал, но дорогу ему преградил Александр, вскочивший почти одновременно с ним.

– Это кого ты обозвал сопляком? – возмутился король Эгины, привыкший к тому, что он в Совете самый младший – ему только этой зимой исполнилось двадцать три. О том, что теперь младшим является хинский император, Александр постоянно забывал.

– Меня, – невозмутимо вставил Шеллар, любуясь кольцами дыма. – Оставь его, Александр. Пришибешь еще ненароком, а на Пафнутия свалят. Пусть идет, если хочет. Наши придворные маги в зале, они сами организуют переезд Пафнутия.

– Пафнутий никуда не поедет, – жестко бросил Зиновий. – Пока я с ним не поговорю. Наедине.

– Боюсь, что после вашего разговора он вообще никуда не поедет, – криво усмехнулся Элвис.

– А мы завтра узнаем, что во время этого разговора он якобы в гневе проломил тебе голову твоим же посохом – добавил Шеллар. – Ты разве не понимаешь, что Лисавета со своими друзьями-приятелями переполошились, видя, как их план проваливается? И если вы с Пафнутием явитесь вместе, потом еще уединитесь для разговора, то дадите злоумышленникам идеальную (и, по их мнению, последнюю) возможность свершить задуманное.



– Не твое дело! У тебя спросить забыли, надо же! – разгневанно прорычал Зиновий, стукнул со злости посохом об пол и покинул зал, невежливо отпихнув Александра и столь же невежливо хлопнув дверью.

– Может, вы зря так на него набросились? – несмело подал голос Факстон, который до сих пор воздерживался от высказываний, так как не вполне понимал, о чем речь.

– Давайте продолжим заседание, – вздохнул Элвис, не отвечая на вопрос – Зиновия не переделаешь.

– Возможно, – согласился Шеллар. – Однако если Пафнутий согласится вернуться, он сделает большую глупость.

– Не беспокойся, – мрачно сверкнул глазами так и не остывший Александр. – Зиновий попросит его об этом так, что у него не будет возможности согласиться, не теряя лица. Уж дипломатические способности Зиновия ни для кого не являются тайной.

Короли невесело улыбнулись, вспомнив особо выдающиеся проявления упомянутой дипломатии, и перешли к следующему вопросу.

Между тем Кантор, оказавшись в знакомой королевской гостиной, собрался было проводить Ольгу в ее покои, чтобы… ну там раздеться помочь, все такое… сами понимаете, господа, дама расстроена, даме на голову светильник упал, надо же ее как-то утешить… Однако его планы были разрушены самым жестоким образом.

– Его величество велел вам ожидать его здесь, – сообщил придворный маг как само собой разумеющееся и исчез в телепорте, прежде чем Кантор успел что-либо возразить. Ни совести у людей, ни сочувствия!

Ольга бережно подобрала платье и опустилась на ближайший диванчик. Потом, чуть помедлив, сбросила туфельки и забралась на диванчик с ногами. Кантор решительно заткнул противный внутренний голос, который начал нашептывать, что «сюда в ближайшие час-два никто не войдет, а диванчики весьма удобные и мягкие», и тоже присел напротив.

– Что ж, подождем, – вздохнул он. – Надеюсь, его величество не проболтается там до ночи, а то что-то есть хочется. Ольга, тебе не хочется?

– Обедать? – переспросила Ольга, которая уже успела погрузиться в какие-то невеселые думы. – Ой нет, не хочу.

– Расстроилась?

Вопрос, конечно, звучал глупо, так как ответ был написан на лице несчастной девушки все время, что длилась церемония. Но надо же как-то начать разговор, чтобы потом плавно перейти к утешениям… Нет, не тем, которые имел в виду внутренний голос!

– А ты бы не расстроился? Зачем король велел мне туда явиться? Ничего особенного я там все равно не увидела… Разве что Толика, так и тот куда-то делся, пока я падала. Зато опозорилась на весь континент…

– Толика? – Кантор немедленно вспомнил странное хихиканье, которое постоянно слышалось ему непонятно откуда. – А почему я его не видел? Он загримировался под человека?

– Ага, ты что, Толика еще не раскусил? Он принципиально одевается так, как ему хочется. Скорее всего, он был невидимым. Иначе представь, что бы началось в зале, если бы народ увидел оливкового эльфа в шортах и кепочке!

– Невидимый? Он и это может? Он же природник и не должен быть таким грандом в стихиях, да еще в его возрасте. Сигнализацию ставила сама мэтресса Морриган, а чтобы сигнализация не сработала… это я даже не знаю, кто должен быть автором Толиковой невидимости.

– Может, он на самом деле старше? А прикидывается начинающим, чтоб не заподозрили?

– Нет, он, может быть, самую малость старше короля, но не более. Во всяком случае, ему точно нет сорока.

– Тогда не знаю. – Ольга вздохнула и жалобно подняла бровки, смешно оттопырив нижнюю губу. – Но не привиделся же он мне! Я хотела об этом Мафея спросить, но не дошла…

– Думаешь, Мафей его видел? В зале было полно магов покруче Мафея, и никто, кроме тебя, ничего не заметил. А ты королю не сказала?

– Нет. Я как представила себе, что будет, когда я скажу, что видела эльфа в шортах… Не хватало, чтоб король решил, будто мне этой лампочкой последние мозги отшибло!

– Король бы так не подумал! – горячо возразил мистралиец, умолчав о том, что король был бы единственным «не-подумавшим». – Во всяком случае, сначала бы разобрался. Скажи лучше, что ты постеснялась заложить Толика, это больше похоже на правду.

– А что, по-твоему, надо было? Тем более он все равно пропал.

– Знаешь что, – решил Кантор, вполне понимая ее сомнения, – давай найдем Мафея и потребуем от него подробных объяснений. Мне кажется, он что-то знал. Может, сам этого Толика и притащил туда. Откуда у полуэльфа ориентиры, если он в Лондре не был?

– А как мы его найдем? Нам же нельзя отсюда уходить, мы должны короля ждать.

Кантор рассмеялся. Ну до чего эта девочка наивна в некоторых вопросах! Наверное, есть доля истины в утверждении Гаэтано, что плебейское происхождение никаким образованием не исправить…

– Запросто, – заверил он. После чего поднялся с дивана, выглянул в коридор и приказал первому же пробегавшему мимо слуге немедленно пригласить в гостиную принца Мафея. И как можно скорее, если он не хочет разгневать его величество.

– Теперь они его из-под земли достанут, – удовлетворенно объяснил Кантор, присаживаясь на прежнее место. – Я уже заметил, при дворе Шеллара III слуги приучены выполнять приказания быстро и четко, поскольку с бестолковыми и ленивыми его величество не церемонится. Кстати, прими это к сведению, если он тебе что-нибудь приказывает. Велено докладывать – докладывай и не вдавайся в долгие размышления: а правильно ли я поступаю, а не случится ли чего, а нравственно ли это все… Король тебя, конечно, не выгонит, даже если будет очень недоволен, но его уважение ты потеряешь раз и навсегда.

– Блин… – горестно вздохнула Ольга. – А как же я теперь ему объясню, почему я сразу не доложила?

Кантор минутку подумал.

– Во-первых, не поверила своим глазам, во-вторых, сильно ушиблась, и, в-третьих, когда начался весь этот бардак со светильником, Толик пропал. Заодно расскажешь его величеству, как ты испугалась, что над тобой смеяться будут. Вот-вот, кстати, прежде чем рассказать, раза три предупреди, что ты не чокнутая, и потребуй обещания не смеяться. А потом будто бы началась церемония, король ушел и занялся делом, а кому, кроме него, доложить, ты не додумалась. Вот и промолчала, боясь доложить не тому, кому надо. Или скажи, что забыла.

– Думаешь, король купится?

– Почему нет? Упасть на ровном месте, что-то забыть, растеряться – это вполне в твоем стиле, он и не удивится. К тому же бардам такие вещи простительны. И не расстраивайся ты так, ну подумаешь, упала! Эти полы в тронном зале Элвиса весь континент матом кроет, знаешь, сколько дам на них ноги поломало! У тебя голова не болит? Не тошнит?

– Да нет, – вздохнула Ольга. – Меня уже спрашивали и кто-то из магов осматривал. Сотрясения нет, только шишка.

– Покажи свою шишку… Полечить, наверное, не получится, что-то Сила опять на дно легла… Ну дай хоть поцелую…

Мафей появился телепортом минут через пять. По его перепуганному лицу было видно, что он опасается рассердить кузена не меньше, чем слуги и придворные. Оглядевшись по сторонам и обнаружив, что короля в гостиной нет, он с недоумением спросил:

– А что, Шеллара здесь нет? Почему мне сказали, что он рассердится, если я не потороплюсь?

– Это он не на тебя рассердится, – пояснил Кантор, – а на слугу, которого за тобой послали.

– Так он здесь был?

– Нет.

– А кто за мной послал?

– Я.

– Так ты обманул?… – попытался негодовать Мафей, но Кантор тут же перебил его на полуслове:

– Вовсе не обманул. Король действительно рассердился бы.

– Но ведь он даже не знал, что ты кого-то за мной посылал!

– Так я бы ему сказал. Присаживайся, дело есть.

– Диего, а можно потом? – с надеждой попросил Мафей, аж притопывая на месте от нетерпения, так ему хотелось поскорее смыться.

– Потом придет король, и будет поздно. А куда ты так торопишься? Если у тебя в комнате сидит Толик и ждет тебя для какой-то совместной шалости, зови его сюда. И вместе объясните, что этот бесстыжий извращенец делал на церемонии. И почему его никто, кроме Ольги, не видел. Даже сигнализация.

Принц понурился и послушно опустился на краешек кресла.

– Нет у меня Толика, – объяснил он, – Толик с дедушкой и дядей в Белокамне. Я просто боюсь, что он придет и меня не застанет, а хочется же узнать, чем все кончится. Беспокоюсь я за дядю…

– Если твой дядя вместе с дедушкой вернулись в свой замок, – терпеливо разъяснил Кантор, – значит, все в порядке, дедушка согласился.

– В том-то и дело, что нет! Они отправились, чтобы поговорить наедине, а тетя и кузены остались. Значит, дядя с дедушкой будут еще договариваться, и никто не знает, до чего они договорятся! С ними ушел Силантий, Толик тоже увязался за ним, а что было дальше, я не знаю. Мэтр отправил меня домой. Сам с мэтрессой Морриган бегом к ближайшему зеркалу метнулся, а меня – домой… разве так честно?

– В таком случае, – решительно заявил Кантор, – ты будешь сидеть здесь и отсюда ни шагу. А то я тебя знаю – минут пять побеспокоишься, и тебя тут же потянет на эксперименты с зеркалами.

Юный эльф мгновенно покраснел, ясно свидетельствуя, что упомянутые эксперименты уже начал, именно от них его оторвали и именно к ним он с таким нетерпением стремился вернуться.

– Я вижу, – заметил Кантор, – тебе понравилось быть цыпленком. Садись и даже не думай удрать. Рассказывай.

– А что я могу рассказать? – жалобно заныл принц. – Я ведь Толика не видел, как и все. Силантий меня предупредил, что в зале будет Толик, и сам Толик тоже предупредил, чтобы я его ненароком не выдал.

– А как ты мог его ненароком выдать, если ты его даже не видел?

– Все думали, что начнется какая-нибудь заварушка и Толику придется действовать. Чтобы я не помешал или не закричал вслух чего-нибудь лишнего, меня предупредили. Заварушки не случилось, но Толика увидела Ольга…

– А что он там делал? Зачем твоему дяде и мэтру Силантию понадобился Толик?

– Ты же видел, что там было. Дядя боялся каких-нибудь непредвиденных осложнений и попросил Толика его подстраховать. Тайком, чтобы никто не знал…

– А почему на Толика сигнализация не сработала?

– Значит, у него невидимость выше по уровню, чем сигнализация.

– Ты понимаешь, что говоришь? Сигнализацию ставила мэтресса Морриган! Кто должен был в таком случае наложить невидимость на твоего Толика? Сам Светлый Эстелиад?

– Откуда я знаю? Вот у Толика и спросишь. Мало ли у эльфов могущественных магов! Чего вы пристали!

– Это мы пристали? Я посмотрю, как ты все это королю будешь объяснять!

– Как? – ужаснулся Мафей. – Вы скажете Шеллару? А как же…

– Что – как же? Ольга скажет, что видела Толика. Ты что, хочешь, чтобы она обманула его величество? Тебе, может, оно и не впервой любимому кузену фиалки за уши совать, а Ольга даже мысли допустить не может, чтобы лгать королю. Тем более ты сам должен знать, как сложно его обмануть. И чего этот лопоухий Толик так тщательно прячется от его величества? Все равно король о нем знает. А рано или поздно и лично познакомится. Если вы так уж решительно намерены были приятеля спрятать, неужели нельзя было как-то учесть, что Ольга его все равно увидит? Вы же все знаете, что Ольга видит невидимое.

– Мы с Толиком не думали, что она его увидит. Я же говорил, заклинание было запредельного уровня!

– Маги недоученные! – возмутился Кантор. – Сами не знаете, так у наставника бы спросили, что такое абсолютный иммунитет к определенному виду магии!

– Мы с Силантием советовались…

– Нашел с кем советоваться! С Силантием из школы Змеиного Глаза, который о стихиях знает только необходимый минимум второстепенного курса! У мэтра Истрана надо было спросить! Или у того суперкрутого эльфа! И что теперь делать будем?

– Я не знаю…

– Невероятно полезный совет! – съязвил Кантор. – А ничего более конструктивного тебе в голову не приходит?

Мафей подумал и выдал «более конструктивный» вариант:

– Я у мэтра Истрана спрошу…

Кантор только плюнул в сердцах.

Глава 2

У нас с отцом никогда не было особенно близких отношений.

Р. Желязны

Король Поморья и его старший сын молча сидели за тяжелым дубовым столом в королевском кабинете и выжидающе смотрели друг другу в глаза. Между ними важно расхаживал крупный черный ворон с золотыми колечками на лапках и что-то пристально высматривал на поверхности стола, то одним глазом, то другим, смешно склоняя голову набок.

– Будет в гляделки-то играть, – сказал наконец Зиновий, понимая, что безмолвный отпрыск вряд ли заговорит первым. – Набрался смелости перечить отцу, так иди до конца. Нечего отмалчиваться.

Пафнутий пожал плечами:

– Я все сказал. И по-прежнему жду ответа.

– Он все сказал! – передразнил наследника его величество. – Строптивый мальчишка! Выдрать бы тебя как следует, чтоб не лез куда не просят! Чего молчишь, я что, сам с собой разговариваю?

– Если вы хотели только высказать свое недовольство, – неохотно отозвался наследник, – то я ухожу. Я и так знал что вы недовольны.

Зиновий погладил птицу и вдруг хитро усмехнулся. Черные глазки-бусинки под седыми бровями слегка – прищурились, отчего его величество стал похож на шкодливую мышь, вплотную подобравшуюся к сыру.

– Дерзишь, Пафнутий. Раньше ты себе такого не позволял.

– Надоело, – кратко объяснил Пафнутий.

– Лучше бы тебе молчать надоело! Опозорил отца перед всем миром, а теперь молчит! То ли отвага кончилась, то ли без Шеллара не сообразишь, что сказать!

– Мне нечего сказать. Извиняться не стану. Слов обратно не возьму. Добавить к сказанному ничего не желаю. Все.

– Не желаешь, вот как. Что ж, упрям ты был всегда. А вот; смелости тебе недостает. Вон даже сейчас в меч вцепился – боишься, значит. И какой из тебя, такого труса, король?

– Вы полагаете, нам здесь нечего опасаться? Я все больше сомневаюсь в вашем душевном здравии.

– А есть чего?

– Вы сами не догадываетесь, что будет, если мы не уйдем?

– Хочешь опять отца дураком выставить? Я не догадываюсь, я знаю. Придут меня убивать. Этого ты боишься?

– А не надо?

– Так меня же убивать придут, не тебя, – откровенно насмехаясь, хихикнул Зиновий. – Сядь, поганец, нечего тут обиженную физиономию делать. Ты меня сегодня тоже обидел, так что терпи теперь. И послушай, сын мой, что я скажу. Никогда не задумывался, почему в свои сорок лет ты до сих пор не король? Молчишь, понятное дело, я по глазам должен догадываться, о чем думает мой сын. К собственным дурацким привычкам уважения больше, чем к родному отцу. Так вот, ты думаешь, что я жаден до власти и не желаю ее никому уступать, пока жив. А когда я говорю, что мой сын не готов принять посох, ты в это не веришь и считаешь, что я просто оправдываю свою жадность. А на самом деле, Пафнутий, ты действительно не готов. Ты трус и всегда был трусом… И не смотри на меня так. Ты ни разу не попытался изменить мое мнение о тебе. Ты уходишь в сторону при любом конфликте, ты даже мнение свое всегда держишь при себе. Отмолчаться, уклониться, отступить – вот твоя жизнь. Ни разу ты не принял бой, ни разу даже попытки не сделал отстоять свою правоту, хотя чаще бывал прав, чем наоборот.

– Доказывать что-то тебе? – с отвращением поморщился Пафнутий. – Или Лисавете? Это не страшно. Это противно.

– Ну-ну, дальше? Всего полчаса назад ты был разговорчивее. Мне даже показалось, что его высочество наконец набрался смелости и сможет доказать, что достоин посоха, а ты опять молчишь.

– Я буду вести себя так, как считаю нужным, – резко бросил принц и встал, спугнув ворона. – По-твоему, мужество состоит в том, чтобы по любому поводу закатывать скандалы и истерики? Тогда отдай посох Лисавете, и прощай. Уж она точно его достойна.

– Сядь! – прикрикнул король. Пафнутий продолжал стоять. – Сядь, кому говорю!

Наследник, по-прежнему молча, отошел к окну и демонстративно отвернулся.

– Вот так всегда! – со вздохом развел руками Зиновий. – Ты можешь послушаться или не послушаться, но в любом случае ни слова возражения. Тютя ты, Пафнутий, что тебе еще сказать. А еще в короли метишь. Сядь.

– Слова пусты, – упрямо ответил Пафнутий, не оборачиваясь. – А доказывать очевидное глупо. Особенно когда тебя не слышат.

Зиновий снова вздохнул, посмотрел на птицу и хлопнул себя по плечу:

– Иди сюда, Берендей. Хоть ты меня понимаешь, раз уж с детьми так не повезло. Птица и кошка никогда не договорятся, как ни пытайся. Одно утешение – когда-нибудь и мы посмеемся, наблюдая, как кошка пытается договориться с собакой и не сможет понять, отчего разговор не ладится…

Старый король, кряхтя, выбрался из кресла, положил посох поперек стола и подошел к окну, у которого продолжал стоять его строптивый сын.

– Вот что я тебе скажу, Пафнутий, – проворчал он, распахивая створки. – Коли ты хоть раз в жизни набрался смелости мне возражать, может, еще не все потеряно. Вот тебе последняя возможность доказать, что ты не трус. Сможешь проявить себя – отдам посох. Может, как-нибудь управишься с этой сворой бездельников – нашими придворными. Солнце их знает, может, это и молча как-то можно уладить… Вот он, посох, на столе, можешь взять себе, если сумеешь управиться хотя бы с теми, кто сейчас сюда придет. Сам заварил кашу, сам и расхлебывай. А я пойду прогуляюсь, давно мы с Берендеем ворон не гоняли…

И, подобрав свой долгополый кафтан, Зиновий принялся перелезать через подоконник.

– Отец, – негромко окликнул его Пафнутий.

– Что тебе еще?

– Тридцать локтей до земли.

– Твое это дело сопливое, сколько до земли? Жену свою учить будешь! Я сорок лет в это окно на прогулку хожу! – сварливо отозвался Зиновий и, заметив в глазах сына невысказанное изумление, снисходительно усмехнулся. – А ты что, дурень, думал, ты один такой? Вся семья у нас такая. В каждом поколении кто-то один. Ты к Кондратьевым байстрюкам присмотрись, как подрастут, мало ли…

Пафнутий улыбнулся и задумчиво погладил меч.

– Опять боишься? – насмешливо поинтересовался отец.

– Думаю, – отрицательно качнул головой Пафнутий.

– О чем?

– Оружием или так?

– А какая разница?

– Ты прав. Если дойдет до драки, все равно всех придется убить.

Зиновий одобрительно кивнул, посмотрел на солнце и, раскинув руки, похожие на крылья из-за широких свисающих рукавов, шагнул с подоконника. Пафнутий снова улыбнулся и посмотрел в окно. Два ворона взмыли над деревьями старого парка и куда-то полетели, – видимо, гонять ворон, как и было обещано.

– Ты что, правда не знал? – раздался где-то рядом знакомый насмешливый голос.

Пафнутий отрицательно покачал головой и сел за стол, положив меч на колени.

– А твои дети знают?

Пафнутий покачал головой повторно и задал встречный вопрос:

– Ты откуда знаешь?

– Да я такие вещи просто вижу. Но твой старик меня приколол.

– Чем?

– Рассуждениями про птицу, кошку и собаку. А чего он тебя дразнил насчет меча? Ты правда, когда боишься, за меч хватаешься?

– Да.

– Почему?

– Чтобы остаться человеком. Страх – провоцирует. Оружие – сдерживает.

– А по желанию ты не можешь?

– Нет. Помолчи.

– Постараюсь, – хихикнул голос – Тебе помочь или сам справишься?

Пафнутий молча пожал плечами.

– Твоя разговорчивость меня умиляет. Ладно, молчу, молчу.

Ждать пришлось недолго. Всего через несколько минут послышались шаги в коридоре, затем дверь быстро и почти бесшумно открылась, впустив в кабинет четырех человек. Еще некоторое количество осталось за дверью, – видимо, капитан Полянский привел с собой и подчиненных. Вошедшие выглядели деловито и сосредоточенно, хотя старший зять и младший сват Лисаветы держались слегка неестественно. Буквально через секунду их деловитость куда-то исчезла, и они растерянно остановились, не зная, что делать дальше. Капитан, с откровенным недоумением оглядев комнату, пожал плечами:

– Простите, ваше высочество, но, как мне кажется, вы изволите ошибаться. Его величества здесь нет, следовательно, вряд ли ему что-то угрожает. Я полагаю, нам надлежит извиниться за недоразумение и удалиться.

Пафнутий одарил гостей вопросительным взором, как бы интересуясь, в чем, собственно, дело.

– Где король? – опомнился князь Горайский, старший зять Лисаветы.

– Вернулся в Ловдру, – последовал закономерный ответ. – Извольте выйти вон, господа, это королевский кабинет, а не кабак.

– Сию минуту, – поклонился капитан. – Прошу нас извинить, видимо, произошла какая-то ошибка.

Младший сват, князь Поземский, откровенно замялся, и Горайский втихомолку ткнул его локтем, указывая взглядом на дверь. Мужчины поклонились, желая выказать извинения и уйти, но тут раскрыла рот принцесса Лисавета. Видимо, до нее не дошло, что соратники избрали лучший выход из положения.

– Я уверена, – предположила она, – он его уже убил и выбросил в окно.

– Если он выбросил его в окно, – терпеливо пояснил капитан, взглядом давая понять принцу, как его достала эта навязчивая дура со своими идиотскими подозрениями, – то его величество, несомненно, должен лежать внизу. Мы сей же час спустимся и проверим, не лежит ли он и в самом деле там. Пойдемте же, господа.

– А если он спрятал тело где-то в другом месте? Если они сговорились с придворным магом, разве вы не знаете, что это за разбойник? Убили, а тело телепортом унесли! Драконам скормили! Если мы его не найдем теперь, то не найдем никогда…

– Матушка Лисавета, – вмешался зять, видя, что целеустремленная теща вот-вот подведет всех под большущие неприятности, – если вы сомневаетесь в словах уважаемого дядюшки, то самым лучшим выходом будет их проверить, не совершая опрометчивых глупостей. Сейчас мы все вместе покинем это помещение и все проверим. Или вам хочется, чтобы его величество над нами потом смеялся?

– А то и заподозрил в чем… – добавил сват, нервно оглядываясь. – Только сегодня его высочество высказывал предположения, будто супротив его величества злоумышляют. А если его величество в гневе, как это с ним бывает, то не поверит, что мы о нем беспокоились, а решит, будто мы и есть злоумышленники.

– Значит, мы пойдем выяснять, – закипятилась Лисавета, – а братец тем временем удерет?

– Я оставлю своих людей под дверью, – пообещал капитан. Похоже, он готов был и голову оставить, лишь бы отвязаться от ее высочества.

Пафнутий молчал. Действительно, господа, зачем тратить лишние слова, если разговор превосходно ведется и без вашего участия?

– А если телепортом удерет? – не унималась принцесса, не желая признать поражение и отступить, пока еще не поздно. – Я же говорила, они с придворным магом…

Свою глубокую мысль она не закончила, так как на стол неизвестно откуда запрыгнула огромная лягушка размером с доброго кота. Видимо, Толик заскучал в своем углу. Лисавета, которая до смерти боялась лягушек, истошно завизжала и бросилась вон из комнаты, к величайшему облегчению соратников.

– Извините, мэтр Силантий, – куда-то в пространство покаялся зять, уверенный, что автором лягушки является не кто иной, как придворный маг, – матушка в последнее время что-то не в себе…

– У нее, похоже, климакс тяжело протекает, – проворчал капитан и на всякий случай еще раз поклонился. – Теперь надо мной весь полк смеяться будет, еще и прозвище какое-нибудь развеселое придумают… Господа гусары на такие вещи мастера…

Пафнутий молча усмехнулся вслед удаляющимся господам и отпустил рукоять меча, за которую все это время держался под столом.

– Получается, я тебе и не понадобился. – Послышался тихий смешок из дальнего угла.

– Лягушка – это шедевр, – сообщил Пафнутий вместо ответа.

– А что, догонять мы их не будем?

– Зачем?

– А старик твой не заругается, что ты их отпустил?

Пафнутий в который раз пожал плечами, давая понять, что мнение отца по поводу происшедшего его мало волнует. Затем подошел к окну, полюбовался видом зеленеющего парка и задумался, как же теперь вернуть драгоценного родителя с прогулки.


Как и предполагал Кантор, его величество где-то пропадал до самого ужина, а они с Ольгой все это время просидели в гостиной. Хорошо хоть, приходила Кира и пригласила их пообедать, а то бы еще и голодными остались. А его величество, разумеется, о такой мелочи, как обед, и не вспомнил. Обед… фи, какие низменные вопросы! У его величества тут дела государственной важности, не до обедов его величеству!

Почувствовать его состояние Кантор не смог из-за амулета, который Шеллар III никогда не снимал, но на глаз определил, что короля, во-первых, достали до самых печенок, во-вторых, он все же удовлетворен результатом и, в-третьих, ему не терпится что-то спросить. Никаких намеков на обед, не говоря уже об ужине. Кантор не удержался от маленькой пакости и с живейшим участием поинтересовался, обедал ли его величество.

Король отмахнулся от глупого вопроса, с размаху плюхнулся в кресло и первым делом добыл из карманов трубку, табак и спички.

– Я надеюсь, что Кира вас покормила, – сказал он и вытряхнул из кисета последние остатки табака.

– Конечно, – тут же заверила его Ольга. – Мы обедали, не беспокойтесь.

– Я так и предполагал, – удовлетворенно кивнул король, который, похоже, и не собирался беспокоиться.

– А вы случайно не предполагали вернуться раньше? – опять не удержался раздосадованный Кантор.

– Разумеется, предполагал. Я же не думал, что Зиновий такое безобразие устроит…

– Какое? – тут же полюбопытствовал Кантор, которому было интересно, чем завершился ультиматум Пафнутия.

– Да как обычно, ты что, Зиновия не знаешь? Он все-таки согласился на отставку, но перед этим попортил крови всем, кто оказался поблизости. Пафнутия посохом огрел, мне рассказал, кто я есть на самом деле… остальным тоже досталось. Император Лао был шокирован и теперь, наверное, думает, что поморцы – дикие, некультурные варвары. Но ты меня отвлек, погоди немного. Где этот Жак, вечно он опаздывает! Пока его нет, докладывай.

Кантор честно доложил все, что счел достойным внимания. Его величество, как и ожидалось, заинтересовался личностью перепуганного лондрийского придворного и доставал бы Кантора своими уточняющими вопросами еще часа два, но это издевательство прервал Жак, появившийся телепортом в сопровождении одного из младших придворных магов.

– Вызывали, ваше величество? Приветствую всех.

– Садись. – Король кивком указал на ближайшее кресло. Маг немедленно удалился, а его величество продолжил, одарив своего шута укоризненным взглядом: – Почему так долго?

– Я спал, – пояснил Жак. – Мне надо было встать, умыться, одеться…

– Похмелиться, – добавил король.

– Неправда, что вы из меня алкаша делаете. Я просто спал.

– Днем?

– Ну и что, если мне хотелось.

– То есть, получив от своего короля важное и срочное задание, ты, вместо того чтобы заняться порученным тебе делом, завалился спать?

– Да нет, – засмеялся Жак. – На самом деле ваше суперважное поручение тянет минут на пять, а вы его позабыли на полдня. Вот я и решил поспать, пока вы о нем не вспомните.

– Так ты разобрался? – Его величество заинтересованно потянулся к тому самому предмету, который так ловко и нахально умыкнул из-под носа принцессы Элизабет.

– А что тут разбираться, обычный голопроектор, притом дешевый и маломощный. Еще могу сказать точно – эти штуки не взрываются и никакой другой опасности для человека не представляют. А где вы его взяли? Опять Мафей взялся за старое? Я уж думал, он повзрослел наконец и здоровый регулярный секс отвратит его от детских глупостей…

– Я хотел бы, – прервал его рассуждения король, – чтобы ты объяснил мне, что это такое и для чего предназначено. Тебе разве не рассказали о происхождении этого предмета?

– Нет, а что?

– Он был помещен над моей головой. И если он, как ты уверяешь, неопасен, то мне хотелось бы знать, для чего в таком случае этот… голопроектор был вставлен в абажур вместо осветительного шара. Не случайно же он там оказался. Итак, для чего предназначены подобные вещи?

– Да ни для чего… – Жак слегка растерялся. – Для развлечения. Создавать объемные изображения…

– Это вроде как видик? – заинтересовалась Ольга. – Кино показывать?

– Кино? Да нет, кино плоское, а это объемное… Ну ты что, не знаешь, что такое голопроектор? Их еще не было в ваше время?

– Не было.

– А кино-то хоть цветное было?

– Было.

– Жак, – перебил король, – последний вопрос является уже праздным любопытством. Давай о деле. Итак, этот механизм предназначен для создания объемных изображений? Где именно должно находиться изображение?

– Ну откуда я знаю где… Как его настроить…

– В данном случае как он настроен? Можем ли мы посмотреть его в действии?

– Ну вы любопытный, ваше величество! Так вам интересно, что на кубике записано? А вдруг там порнуха, а вы ее при Ольге посмотрите? Потом краснеть будете…

– Жак, перестань паясничать! Это серьезно! К твоему сведению, я уже понял, какого рода изображение мы сейчас увидим, и могу поспорить, это будет вовсе не то, что ты предположил. Но все же хотелось бы убедиться.

Жак вздохнул.

– На какой высоте эта фигня висела?

– Немного выше моего роста. А это имеет значение?

– Имеет. Значит, надо примерно… Кантор, а залезь-ка на стол и подними эту штучку…

– Не надо, – перебил король. – Или уронит, или в дырку провалится. Я сам подержу, к тому же мне для этого нет необходимости топтаться ногами по уникальной мебели.

– Ну держите. – Жак протянул его величеству голопроектор. – Поднимите над головой и нажмите вот эту кнопочку… Нет, не так, это будет вверх ногами! Блестящей стороной от себя поверните.

– Ах, извини. Ты сказал, эту кнопочку?

В нескольких локтях от короля воздух стал уплотняться, образуя не то дым, не то туман красновато-коричневого цвета. Кантору даже показалось, что эта странная дымка светится. А спустя миг в сумрачной подсветке выпрямилась зловещая черная фигура. Рогатый демон с багровыми глазами и несуразно огромными клыками, одетый в столь же несуразные доспехи и черный плащ. Призрак протянул когтистую руку, указывая корявым пальцем точно на его величество, и проревел загробным голосом:

– Его душа принадлежит мне!

– Это моя, что ли? – прокомментировал король, не высказав никаких протестов по поводу услышанного. – Ясно. Так я и думал. Как его выключить? Жак, прекрати идиотский смех! Или же изволь объяснить, что смешного ты узрел в этой отвратительной провокации!

Жак хохотал. Он заливался смехом, задыхался, тихо повизгивал и хлопал себя по коленкам от полноты чувств. Вот и пойми их, этих переселенцев… Кантор никогда не считал себя трусом и на самом деле таковым не являлся, но при виде этого демона едва удержался, чтобы не начать палить в него прямо в королевской гостиной. Если честно, удержало его лишь отсутствие аналогичной реакции со стороны остальных присутствующих. В бесстрашии короля и Ольги Кантор не сомневался, но то, что всеми признанный трус Жак не испугался ни капельки, а чуть не помер со смеху, ввергло отважного стрелка в некоторую растерянность.

– Хватит ржать, – с упреком заметила Ольга. – Лучше бы объяснил, чтоб и люди посмеялись.

– Это же Панмурин, – простонал Жак, утирая слезы. – Дурацкий персонаж из компьютерной игры… Какой идиот додумался… ой нет, господа, я помру сейчас…

– Жак, – мрачно заметил король, аккуратно возлагая на стол несостоявшуюся провокацию, – а теперь представь себе, что эта образина возникла посреди зала на глазах всех присутствующих как раз в тот момент, когда Морриган пыталась доказать, что на мне нет темного колдовства. Представь – и тебе сразу станет не смешно. Кажется, я должен выразить свою сердечную благодарность нашей верной и бесценной подданной, которая умеет так замечательно и полезно падать на ровном месте.

– Вот видишь, – хихикнул Жак, – ты опять спасла королевство. Тебе еще одну почетную грамоту дадут. С портретом короля. И как это ты так здорово упала?

– Отвяжись, – мигом помрачнела Ольга. – Мало того что меня придворные дамы засмеют, так и ты туда же!

– Не посмеют! – заверил ее Жак. – Побоятся! А если окажется, что ты опять спасла королевство, они вообще себе последние волосенки вырвут от огорчения. Кстати, тут народ делает ставки, как скоро королева застукает тебя в постели с королем, – не желаешь сделать выгодный вклад? На «никогда» ставят мало, у тебя есть шанс выиграть кучу денег.

– Жак, у меня нет времени на твои похабные шуточки, – оборвал его король. – Я не дослушал доклад Кантора, поэтому посидите с Ольгой здесь и подождите.

– Потом вы послушаете доклад Ольги, – продолжил за него Жак. – А ближе к ночи дойдет очередь и до меня. Может, я лучше пойду досплю?

– А я буду еще час ждать, пока ты умоешься? Нет уж, сиди и жди. Я тут король или хрен собачий, что ты вечно пытаешься оспорить мои приказы?

Жак немедленно заткнулся. А Кантор покорно поплелся в кабинет, мысленно вопрошая небо, за что ж ему все это. Неужели злодейке судьбе показалось, что он чего-то недополучил от любознательных голдианпев?

Как он и ожидал, король вцепился в загадочную персону перепуганного лондрийца и первым делом выдавил из Кантора подробное описание объекта и список действий, в коих объект был замечен. Как оказалось, все это лишь ради установления личности загадочного труса – как только Кантор упомянул, что этот самый придворный обещал своему королю разобраться самолично, Шеллар III возрадовался и объявил, что господина этого знает. Кипучая деятельность его величества тут же изменила направление – Кантор был на пять минут забыт, зато из приемной был призван Жак. За пять минут король быстро начертал коротенькое письмецо, одновременно излагая Жаку инструкции: распинать дежурного телепортиста, немедленно мчаться в Лондру и лично кузену Элвису сие послание вручить. После чего дождаться ответа и немедленно тащить домой и сам ответ, и все, что Элвис изволит к нему приложить, включая лично лорда Сильверстоуна. Это, как добавил его величество, запечатывая конверт, дабы Жаку королевская служба не казалась скучной. И чтобы Жак расстался с иллюзиями, будто работа – это место, где спят.

Затем Шеллар снова взялся за Кантора.

Последующие часа полтора прошли в тщетных попытках доказать упрямому королю, что лорда Сильверстоуна он не встречал ни в этой жизни, ни в прошлой, и вообще впервые слышит это имя. Также Кантор тщетно надеялся, на то, что сейчас Жак приведет этого придурка и король расспросит его самого, чем его так напугал товарищ Кантор.

Жак вернулся один. Молча, чтобы не раздражать короля лишний раз и не нарываться на дополнительный кусок работы, протянул ответ Элвиса и тихонько присел рядом с Кантором.

Быстро пробежав глазами ответ, его величество бросил письмо на стол и в сотый раз повторил свой вопрос:

– Кантор, напряги память получше, это очень важно. Где ты мог видеть этого господина? Не можешь вспомнить, где видел, попробуй вспомнить голос. Повторяю, это не просто важно, это жизненно важно.

Кантор в ужасе от мысли, что сейчас весь процесс пойдет по второму кругу, возмущенно воскликнул:

– Да почему вы решили, что я непременно должен его знать? Может, он где-то обо мне слышал! А может, он вообще ошибся, может, я только похож на кого-то, кого он знал! Может, ему вообще все мистралийцы на одно лицо!

Король замер, не донеся трубку до рта, и на его лице промелькнула тень озарения. Жестом приказав всем молчать, он нашарил на столе письмо лондрийского кузена и еще раз пробежал глазами. Медленно отложил трубку и застыл, уставившись отсутствующим взглядом куда-то поверх шкафа. Жак и Кантор переглянулись, но сказать что-то не вовремя и сбить короля с мысли поостереглись – а вдруг мысль окажется особо ценная…

Судя по тому с какой скоростью Шеллар III сорвался с места, ему действительно пришло в голову что-то выдающееся. И эта замечательная мысль, похоже, не сулила ничего хорошего загадочным врагам его величества. Кантор хорошо помнил, что означает внезапный ледяной блеск в глазах короля и жесткая, безжалостная решимость в его голосе.

– Кантор, до моего возвращения вы с Ольгой свободны, сидите у нее и вместе ждите, чтобы я потом не искал вас по всему дворцу, – приказал король таким тоном, будто и в самом деле намеревался лично бегать по дворцу в поисках Кантора. – Жак, немедленно найди мэтра Истрана и срочно зови сюда. Очень быстро. Ты едешь со мной.

– Куда? – поинтересовался Кантор, провожая взглядом шута, который рванул в указанном направлении без всяких уточнений и лишних вопросов. Король поднял глаза от бумаги, на которой уже принялся торопливо что-то черкать, и холодно осведомился, почему Кантор до сих пор здесь.

«О, это серьезно…» – подумал Кантор и поспешил последовать примеру благоразумного шута. По крайней мере, теперь можно наконец спокойно уединиться и отдохнуть. Судя по размаху королевских мероприятий, Ольга понадобится его величеству не скоро.

С тех пор как его величество научился гневаться, все окружающие стали прилагать максимум усилий, чтобы впредь не доводить его до такого состояния. Однако порой обстоятельства от подданных не зависели, и рано или поздно король все равно должен был разгневаться. На счастье придворных, в тот момент когда Шеллар был во гневе, никого из них поблизости не казалось, и под раздачу попал верный Жак, то есть единственный из подданных, у кого хватило наглости заявить своему повелителю прямо в глаза:

– Ваше величество, сто раз уже видел вас в плохом настроении, но таким противным вы еще ни разу не были! А если вас королева таким увидит, представьте себе, что она о вас подумает?

В ответ на сию непочтительную речь его величество рявкнул на шута печально известным «королевским рыком», после чего приказал сесть, заткнуться и молчать. Жак немедленно выразил готовность слушать и повиноваться, после чего нагло улегся на диван, свернулся клубочком и закрыл глаза. Король онемел от возмущения.

– Ты что, пьян? – спросил он, с трудом найдя слова.

– Ничуть, – отозвался Жак. – Просто, когда я сплю, я особенно молчалив. И никому не мешаю.

Король сердито проворчал, что пришибет паршивца, если тот вздумает храпеть, и замолчал. Подглядывать Жак не рискнул, тем более он и так прекрасно знал, что сейчас сделает его величество. Шеллар закурит, упрет подбородок в кулаки, как обычно, и надолго задумается, попыхивая трубкой, мрачно глядя перед собой. Так он будет сидеть долго-долго, прерываясь только на то, чтобы выбить трубку и набить ее заново, пока не успокоится. Или пока ему что-нибудь в голову не стукнет.

На этот раз Жак едва успел задремать, как его величеству что-то стукнуло в голову. Если он, конечно, размышлял о деле, а может быть, он все-таки устыдился, обдумывая свое поведение. В любом случае гневаться его величество перестал и мрачно позвал:

– Жак!

– Да? – откликнулся шут, не двигаясь с места.

– Брось дурака валять, иди сюда, – ворчливо скомандовал король. – Можно подумать, ты трое суток не спал!

– Ну трое не трое… – Жак сполз с дивана и перебрался в одно из кресел поближе к столу. – Но в последнее время я вообще что-то плохо сплю. Чего вы так разозлились-то? Что не нашли комнату? А может, ее там и не было?

– Должна была быть! Ладно, Элизабет обещала найти план дома и исследовать методично и кропотливо, подключив к делу специалистов. Пусть исследует. Я в архитектуре несилен, просто знаю, что потайная комната должна быть!

– И что вы хотели в ней найти? Что там, по-вашему, должно находиться?

– Т-кабина, – проворчал король. – Трижды долбанная Т-ка-бина, через которую дал деру хитрожопый лорд Сильверстоун! Которого кузен Элвис так неосмотрительно выпустил из дворца, полагая, будто тот и в самом деле отправится искать бригаду декораторов и разбираться!

– Ваше величество! – напомнил Жак. – А можно по порядку? Я ничего не понял. С чего вы решили?

Король со вздохом откинулся на спинку кресла:

– Да тут ничего сложного. Когда Кантор предположил, что лондрийский придворный принял его за кого-то похожего, тут меня и осенило. Я попытался прикинуть, на кого он может быть похож, и тут же вспомнил. Это говорят все, кто знал мэтра Максимильяно, и я тоже готов подтвердить, ибо лично встречался с этим человеком. Кантор похож на отца. Выглядит он немного старше своих лет, а мэтр, как и все маги, скорей всего, выглядит моложе. И если предположить, что лорд Сильверстоун действительно ошибся, приняв Кантора за уважаемого мэтра, то возникают следующие вопросы: почему он испугался? Какие у него причины бояться этого человека? Они встречались прежде? Или же они видятся сейчас? Я отправил тебя к Элвису с письмом, в котором просил прислать ко мне Сильверстоуна, либо, если это невозможно, любую информацию о нем. И Элвис прислал. Очень занимательная информация. Человек без прошлого, внезапно откуда-то возникший бастард старого лорда. Со странностями, но в целом весьма приличный молодой человек. Ни в чем порочащем замечен не был до сегодняшнего дня. Он, если ты не в курсе, отвечал за оформление зала. На настоящий момент исчез бесследно. В сопровождении группы сотрудников службы безопасности он отправился разыскивать рабочих, которые украшали зал, якобы затем, чтобы всех их передать в руки правосудия и всеми силами помочь в розыске виновного. Зашел домой за списком имен и адресов – и загадочным образом пропал из собственной спальни. Притом что под дверью его ждали, а за окнами наблюдали снаружи. Какой напрашивается вывод? Агенту Сильверстоуну, или как там его на самом деле, показалось, что он видит в зале своего начальника. Возможно, провокация была организована без ведома этого самого начальника, а возможно, парень его боится, как Акрилла меня. В любом случае он должен был, присмотревшись, понять свою ошибку и перестать бояться, но почему-то не перестал. Значит, ему было чего опасаться. Выходит, что он виноват. И более того, он практически провален. Поэтому он под первым же правдоподобным предлогом бежит домой и эвакуируется, как сделал бы любой нормальный агент на его месте. Вот такая вырисовывается неприглядная ситуация. Твои друзья из агентства «Дельта» нам вовсе не друзья, и напрасно ты им так доверяешь. Можешь, конечно, сомневаться, но против фактов не попрешь. Сей предмет, – король кивнул на проектор, все еще валявшийся на столе, – уж точно не графиня Монкар мне подсунула. И недовольные подданные Элвиса здесь тоже ни при чем.

– Я ничего не понимаю… – жалобно запричитал Жак. – Зачем?

– Чтобы ответить на этот вопрос, мне не хватает информации, – серьезно пояснил король. – Причин может быть бесконечное множество. Спроси у них, если хватит смелости. Но я бы тебе советовал больше туда не ходить. У тебя и так хватает неприятностей.

– То есть?

– Забыл, почему ты так плохо спишь? Или тебе непонятно, кто любезно предоставил господину Дорсу информацию о тебе, а возможно, и сам детонатор презентовал? Нет, можно, конечно, предположить, будто на почтенного магната снизошло озарение и он мистическим путем познал неведомое, но я все же материалист и предпочитаю более рациональные объяснения непонятным явлениям. Твои друзья тебя хорошенько подставили, вот что кажется мне более вероятным.

– Постойте, а как же… Они же…

– Ты хочешь напомнить мне о свадьбе, но боишься показаться бестактным? – мгновенно догадался король. – Позволь напомнить, что противоядие тебе никто добровольно не давал. Ты его украл, если только не собираешься сейчас изменить показания. Нет? Так вот, дорогой друг, ты не знаешь, как бы все сложилось, будь эти таинственные господа дома? Позволили бы они тебе спасать меня или же послали бы куда подальше, а то и прихлопнули бы на месте, чтоб меньше знал? А так они оказались перед фактом – и поступили наилучшим для себя образом: сделали вид, будто так и надо, будто они тебя поддерживают и полностью одобряют. Хотя сами в это время злорадно потирали руки, поскольку ты, сам того не ведая, помог им загнать меня в угол. Возможно, они уже тогда планировали похищение детонатора. А ты так удачно спас мне жизнь, что я оказался перед тобой в неоплатном долгу. Значит, когда встанет вопрос о твоей жизни или смерти, для меня будет делом чести не бросить тебя в трудную минуту. Что сейчас и происходит. Если тебе кажется, что я ошибаюсь, опровергни мои предположения. Жак мрачно вздохнул:

– У вас выпить есть?

– Прекрати! – нахмурился король. – Что за манера – как только что-то не так, сразу же надираться до состояния бревна! Мало мне кузена-алкоголика! Ты еще заплачь для полноты картины.

– Хотелось бы… – так же мрачно отозвался Жак, но плакать все же не стал. – Знаете, как оно – чувствовать себя по уши в дерьме?

– Если ты имеешь в виду в буквальном смысле, то нет, – серьезно пояснил король. – А если в переносном… Меня тоже предавали. И это, несомненно, обидно до глубины души. Но в данном случае следует не плакать, а действовать. Я полагал, у тебя есть какие-то сведения, которых не знаю я и которые могли бы хоть что-то изменить в столь печальном раскладе, но, вместо того чтобы обсудить создавшееся положение, ты просишь выпить. Следовательно, тебе нечего сказать по делу?

– Не знаю… может быть… подумать надо… а вам срочно?

– Зависит от того, как скоро ко мне опять явится посланник с очередным требованием. Кстати, что тебе сказали господа из агентства в ответ на твою слезную просьбу о помощи?

– Обещали подумать. А Морриган что сказала?

– Тебе действительно хочется это слышать?

– Дайте я угадаю. От души пожелала мне скорей сдохнуть?

– Не совсем, но близко к этому. А господа, значит, все обещают… Не знаю, Жак, можешь ли ты рассчитывать на их помощь, если то, что я о них думаю, правда. Но все же попробуй настаивать, вдруг я все-таки ошибаюсь или чего-то не учитываю. Если эти господа тебе действительно помогут, я пересмотрю свое мнение о них. Возможно, сегодняшняя провокация была самодеятельностью лорда Сильверстоуна, и именно поэтому он так перепугался при виде начальника. А возможно, в самом агентстве существуют внутренние разногласия, хотя это и вызывает сомнения. Хотелось бы знать, является ли такое ко мне отношение официальной линией вашей конторы, или же это происки некой группы лиц, имеющей свои интересы. И в особенности меня интересует личное отношение ко всему этому конкретного человека, с которым ты общаешься.

– Человек, с которым я общаюсь, – решительно начал Жак, – относится к вам хорошо. И никаких пакостей против вас не замышляет. Иначе он бы не допустил, чтобы Кантор при вас околачивался. Ведь что не так – и Кантор заложник, а его этот дяденька ни в коем случае не хотел бы подвергать опасности. Да и начальник этого человека тем более не позволил бы…

– Потому что служба службой, а сын у него один, сколько бы детей ему ни приписывали досужие сплетники, верно я понимаю? – задумчиво продолжил король. – Жак, ты лично видел мэтра Максимильяно, бывшего полевого агента, а ныне начальника, не знаю, как называется его должность… видел?

– Ну видел, – сдался Жак. – И мне показалось, он тоже ничего против вас лично не имеет, хотя и признаёт, что ваше любопытство может выйти боком двум мирам сразу. Так это и мое мнение тоже, я сам вам говорил…

– Я помню, – согласился король. – Но позволь напомнить, что ты частное лицо и можешь себе позволить поступать сообразно своему личному мнению. А твои приятели – люди несвободные. Они на службе. И особенность их работы такова, что независимо от личных убеждений, мнений и привязанностей поступать они обязаны так, как им прикажут.

– А как же история с Кантором и его рукой? – напомнил Жак. – Это же прямое нарушение, как мне кажется.

– Что ж, если почтенный мэтр провернул все это без ведома начальства и до сих пор успешно скрывает, то он безусловно хороший вор. Но из этого следует, во-первых, что в агентстве «Дельта» не чтят свои же собственные правила и, во-вторых, что мэтр Максимильяно очень уязвим для шантажа. Если кто-то узнал о его служебном проступке, то можешь себе представить возможные последствия?

– Нет, об этом еще не знают! – с уверенностью заявил Жак. – Помните, я вам рассказывал, что кто-то залез в его личные файлы? Если бы у них уже был компромат, его бы не искали.

– Он что, не совсем здоров – держать такие сведения в доступных местах? Да и вообще, зачем он их хранит? Для кого? Сам ведь и так все знает!

– Да нет, ТЕХ сведений там не было, понятно, что он не стал бы их вообще хранить. Но там было обо мне. И это кто-то прочел. Он еще подумал, что это я, и хотел на меня наехать.

– Знаешь, у меня создается впечатление, что в агентстве «Дельта» полный бардак и каждый делает что хочет. Я не удивлюсь, если окажется, что эта контора уже давно не выполняет своего предназначения «стражей заповедника», а занимается совершенно противоположным. Если не вся, то некоторая ее часть точно. Поэтому я повторяю, будь осторожнее с этими людьми. И доверять им можешь только в том случае, если они действительно тебе помогут, что будет доказательством их непричастности к афере с детонатором. Но даже в этом случае ты можешь доверять только тем, кто конкретно будет участвовать в твоем спасении, а не всей организации в целом. И постоянно должен будешь помнить о том, что если один агент помог тебе решить проблему, то другой такой же агент ее создал. И создаст еще не одну, если будет продолжать в том же духе. Кстати, ты с Толиком не советовался?

– Толик, добрая душа, сделал ручками вот так, – Жак изобразил как, – и заверил меня, что нет проблем. Сейчас он мигом призовет и запустит мне в нос десятка три трудолюбивых рыжих муравьев с полпальца каждый, и они дружным строем прошествуют к месту назначения, выгрызут капсулу и вытащат ее наружу. Вас бы вдохновила такая процедура?

– Жак, ты болван! – рассердился король. – Идиотский вопрос! Если бы речь шла о жизни и смерти, я бы пренебрег вдохновением и как-нибудь стерпел процесс выгрызания! А ты струсил и отказался! Неужели умереть менее страшно, чем немножко потерпеть? Подумаешь, муравьи! Ведь они же призванные и не съели бы тебя!

– Если ничего лучше не придумается, я попробую, – вздохнул Жак. – Честное слово, наберусь смелости и попробую…

– Так я и поверил, что ты когда-либо наберешься того, чего у тебя нет! Вот что, Жак, я категорически требую, чтобы ты представил мне господина Толика. Во-первых, я должен выяснить, что он здесь делает и на чьей стороне играет, а во-вторых, хочу оказать ему посильную помощь в его замыслах с муравьями. И еще – настоятельно рекомендую тебе это сделать до следующего требования вымогателей, потому что иначе, как только это требование поступит, слово короля, я собственноручно тебя скручу и оттащу к доктору Кинг. С помощью мага она успешно найдет твою капсулу и вырежет ее за пять минут. Возможно, ты после этого останешься инвалидом, но жить будешь.

– Я скажу Толику, если увижу, – пообещал несчастный шут. – Но не обещаю, что он согласится.

– Почему он вообще меня избегает с таким упорством? Он чего-то боится или ему просто физиономия моя не нравится?

– Его отпугивает ваше чрезмерное любопытство, о котором он наслышан.

– А если я пообещаю не утомлять его своим любопытством?

– Разве что поклянетесь. Но я в любом случае спрошу. Кстати, ваше величество, если вам эта аппаратура не нужна, можно я ее заберу?

– Пока нужна. Я хотел показать мэтру и еще кое-кому, так что не сейчас. Кстати, напомни мне, будь добр, как это включается.

– Вот здесь, видите этот рычажок? Легонько передвигаете вправо. Только легонько, не сломайте.

– Спасибо, я понял. Кажется, в отличие от моего кузена, я до сих пор не демонстрировал склонности нечаянно ломать хрупкие предметы. И еще, Жак, я хотел поговорить с тобой вот о чем. Ты помнишь нашу беседу о перемещениях?

– Когда?

– Давно, еще в первые месяцы нашего знакомства. Помнишь, меня занимал вопрос: если при перемещении происходит обмен, почему в вашем мире ничего не известно об этом явлении? Ведь по теории в тот же момент, когда у нас появляется переселенец, на его месте должен появиться маг, с которым произошел обмен. Если в Средние века, как ты утверждаешь, с магом бы очень быстро расправилась инквизиция, то в более развитую эпоху все должно быть как-нибудь иначе. К примеру, что случилось с магистром Буллисом, появившимся из ниоткуда рядом с бездыханным телом господина Хаббарда в конце двадцатого века?

– Это вам лучше было бы у Ольги спросить… – Жак задумчиво взъерошил свою и без того лохматую шевелюру. – Ей легче предположить.

– Я спрашивал. Учитывая тот факт, что господин Хаббард погиб в автокатастрофе, Ольга с уверенностью утверждает, цитирую: «Если ваш магистр не вписался под ближайший автомобиль, то, как только он объяснил, кто он такой, его тут же упекли в психушку».

– Вполне вероятно. Хотя могут быть варианты. Например, перепуганный маг мог начать отбиваться от злобных автомобилей, пасть жертвой отряда полиции и попасть в историю как очередной маньяк или террорист. А еще он мог попытаться телепортироваться и потеряться между мирами, как наш дорогой друг Орландо.

– А как с этим обстоит дело в ваше время?

– В наше… Не знаю. Могу предположить, что в наше время тоже первым делом будет психушка. А еще могу предположить, что агентство «Дельта» проверяет такие случаи и настоящих переселенцев из психушек забирает, но это, сами понимаете, только предположение. А чего вы вдруг вспомнили? Кажется, я в этом мире единственный переселенец, не сдвинутый во времени.

– Да, видишь ли, есть у меня кое-какие мысли… Я объясню тебе потом, это долгий разговор. Мне хотелось бы знать, что стало с тем конкретным магом, замученным в Кастель Милагро, который поменялся с тобой местами. По идее, в момент твоей смерти в комнате находились посторонние лица, наблюдавшие за тобой. Ты ведь выполнял для них некую работу, если я верно помню. Они следили, честно ли ты ее выполняешь, и ожидали результатов.

– М-да… – невесело вздохнул Жак. – Интересный результат они получили… Я даю дуба, а рядом со мной появляется из воздуха чужой мужик…

– Я хочу знать, что было дальше. Поинтересуйся, если можно, что известно об обстоятельствах твоей смерти, что нашла полиция при осмотре места происшествия – и вообще все, что сможешь узнать.

– Да зачем это вам? Решили заняться проблемой перемещений?

– Нет, я хочу знать, что стало с конкретным человеком.

– Зачем? Вы что, узнали, кто это был, и обнаружили, что это ваш знакомый?

– Опять нет. У меня возникли некоторые подозрения.

– Поделитесь?

– Пожалуйста. Представь себе описанную выше ситуацию и попробуй спрогнозировать варианты развития событий.

– Что-то мне сегодня плохо думается, расскажите сами. Вы ведь уже спрогнозировали, как я понял.

– Охотно. – Король поудобнее устроился в кресле и приступил к объяснениям. – Итак, первый вариант – переселенец был в очень тяжелом состоянии и почти сразу скончался. Второй вариант – он вполне сносно себя чувствовал и смог поговорить с людьми, находившимися в комнате. В результате они либо договорились о чем-либо, либо нет. В первом случае он ушел с ними, во втором в комнате должны были остаться следы конфликта. Собственно, я прошу тебя навести справки именно затем, чтобы проверить, не ушел ли он и в самом деле с ними и не стал ли с ними сотрудничать.

– А зачем?

– Подумай сам.

– Вы имеете в виду, что он рассказал им о вашем мире, стал оказывать магические услуги и все такое?

– Вот именно, Жак. Если бы его, как ты предположил, нашла полиция или же если бы он умер, все было бы ничего. Но если его забрали с собой те господа, которых потом так и не нашли…

– То что?

– Жак, если ты помнишь, это были преступники.

– Ё! – ахнул Жак. – Я все понял, можете дальше не объяснять. Я выясню все, что возможно.

– Рад, что тебе не нужно разжевывать подробно. Если все понятно, действуй.

– Хорошо, обязательно, – кивнул Жак. – Вам еще что-то нужно или мне уже можно идти?

– На ужин не останешься?

– Да нет, мне надо Терезу встретить. Да и вы, наверное, уже привыкли ужинать с королевой. Наедине, при свечах, все такое…

Король ничего не ответил, но по его улыбке можно было догадаться, что упомянутые ужины с королевой для него действительно являются чем-то большим, нежели просто прием пищи.

Глава 3

Я только попугаю всех до смерти, никто этого даже не заметит.

А. Линдгрен

Что-то странное творилось последние пару недель и в бизнесе, и в политике. Господин Пуриш чувствовал это тем самым нюхом, который непременно прилагается к Тени и зовется не иначе как воровским. Источником всех странностей почтенный воротила шоу-бизнеса справедливо считал господина Дорса. Ну подумайте сами, господа, разве это не странно: сначала разворачивается откровенная травля столь крупной фигуры, а через некоторое время, словно поколдовал кто, нападки в одночасье прекращаются. Все дружным хором приносят извинения и каются, как же они могли так нехорошо говорить о таком замечательном господине… Потом люди начинают потихоньку уточнять, чем он так замечателен, постепенно переходя от извинений к откровенным славословиям. Ничего вам не напоминает, господа? Нет? А вот господину Пуришу, который собаку съел на раскрутке бардов, очень и очень напоминает. Именно раскрутка и происходит. Господину Дорсу усиленно создают популярность, причем не случайно, а по его прямому указанию. Кто-то другой, может, и усомнился бы, но никак не господин Пуриш, и причина тут была уже вовсе не в нюхе. Старина Багги лично приходил к нему договариваться о сотрудничестве именно в этой области. Зачем-то понадобилось старому лису, чтобы еще и барды его прославили. То ли мания величия приключилась, то ли задумал в президенты продвинуться, угадайте с трех раз, что вероятнее. Взамен предлагались хорошие деньги, и помимо денег делались намеки на эксклюзивное право распространения неких совершенно уникальных записей чуть ли не из другого мира. От лестного предложения господин Пуриш отказался. Деньги, конечно, дело хорошее, но, когда речь идет о Багги Дорсе, лучше излишняя осторожность, чем убытки. Уникальные записи, конечно, тоже весьма соблазнительно, но где хоть какая-то гарантия, что Дорс не надует, как надул тех мистралийцев? Как бы там ни распинались купленные борзописцы, представляя пострадавшего от бандитских налетов честного предпринимателя, какой же дурень поверит? Багги честный – обхохочешься! А мистралийцам у себя дома, наверное, делать нечего, так их какие-то демоны в Голдиану понесли. Просто так, без всякой причины, над честным предпринимателем поиздеваться. Нет уж, извините, с Багги какие-то дела иметь – трижды подумать надо. К тому же заставить хорошего барда сочинять хвалебные песни такому негодяю, как Багги, крайне сложно. Практически невозможно. Вспомнить хотя бы несчастного маэстро Эль Драко, который голову сложил, но талант свой не продал. А плохих бардов господин Пуриш в хозяйстве не держал. Впрочем, отказываться наотрез он тоже не стал. Мало ли чем все кончится, вдруг дела обернутся так, что придется срочно пересматривать решение. Сам-то он не бард, жизнью жертвовать за убеждения не собирается, припрет – будем прославлять и воспевать что скажут. Наберем бардов похуже и займемся. Противно будет, неинтересно, но куда денешься…

Так что ответил господин Пуриш на лестное предложение не категорически, а уклончиво. Дескать, пока его все это не интересует, а в дальнейшем видно будет. Впрочем, Багги все равно обиделся, разозлился и удалился, топая ногами и грозя, что «несчастный трус» и «зажравшийся эстет» об этом еще пожалеет. Что ж, если он имел в виду своих головорезов, ряды которых сильно поредели после разборок с мистралийцами, то их господин Пуриш не особенно боялся. Тоже не бродячий сказитель, охрана имеется, и не хуже чем у других, даже лучше в некотором смысле. Обычная охрана – она у всех состоятельных людей есть, а вот ручных леопардов, которые по команде хозяина загрызут любого, нет больше ни у кого. Разумные меры предосторожности он все-таки принял – теперь, кто бы к нему ни пришел, при беседе присутствовали зубастые любимцы. На всякий случай. Посетители, конечно, пугались, несколько молодых певичек даже в обморок упали, но уж лучше пусть посетители пугаются, чем сам хозяин пострадает. Вряд ли, конечно, старина Багги прямо так сразу и пошлет к нему убийцу, скорее всего, сначала припугнуть попытается или и в самом деле повторит свое предложение, когда «раскрутится» немного, но осторожность – она никогда не лишняя.

Господин Пуриш всегда был человеком благоразумным и осторожным, однако же иногда и он делал глупости. Что поделать – он был еще и любопытным. Когда секретарь сообщил, что к нему желает записаться на прием некий мистралиец по поводу распространения уникальных звукозаписей, привезенных из иного мира, почтенный магнат не устоял. Уж слишком ему захотелось разобраться, кто это такой и что ему на самом деле нужно. С одной стороны, упоминание об уникальных записях вызывало закономерное предположение, что это посланец от Багги, призванный либо заинтересовать господина Пуриша в отвергнутом предложении, либо припугнуть. С Другой стороны, национальная принадлежность посетителя позволяла предположить, что он представляет, так сказать, противоположную сторону и имеет намерения договориться о союзе против Дорса и его синдиката. В любом случае господину Пуришу было на руку и приобрести союзника, и узнать подробнее о загадочных обещаниях Багги, а также беспощадно обломать попытку наезда, дав понять мерзавцу, что не на пугливого напал. Поэтому таинственный мистралиец был записан на прием и принят согласно записи в десять тридцать утра двадцать седьмого дня Бирюзовой луны.

С первого взгляда на посетителя почтенный магнат запоздало пожалел о своем любопытстве. Даже если бы он не обладал классовым чутьем, трудно было ошибиться в профессии этого подтянутого господина с походкой кошки и пластикой змеи, особенно если учесть, какое количество разнообразного оружия он сдал охране на входе. Пожалуй, из этого мистралийца вышел бы неплохой танцовщик, если бы он избрал путь барда, а не воина, но в данном случае господин Пуриш даже не засомневался, что перед ним убийца. Вопрос только в том, нанял ли его Багги по прямой специальности, или же у мистралийцев не нашлось никого поприличнее. На всякий случай господин Пуриш подал условный знак своим четвероногим телохранителям, и они с ворчанием подошли поближе, улегшись по обе стороны от кресла посетителя. Мистралиец взглянул на них мельком, как-то странно и не к месту улыбнулся и поприветствовал хозяина, чуть приподняв шляпу. Снимать свой головной убор, затенявший пол-лица, он явно не собирался. Затем без малейших признаков неудобства, не говоря уж о страхе или замешательстве, преспокойно перешагнул через леопарда и изящно опустился в кресло.

– Меня зовут дон Диего, – начал он. Фамилию даже не упомянул, отметил про себя господин Пуриш. Непонятно только, из каких именно соображений дон Диего пожелал сохранить анонимность. – Я наслышан о вас как о человеке порядочном, поэтому позволил себе смелость обратиться именно к вам. Видите ли, у меня есть невеста…

– От души вас поздравляю, – подбодрил его гигант шоу-бизнеса. – Однако какое отношение имею к этому я?

– А у нее есть кристаллы с музыкой, ранее не исполнявшейся в этом мире, – продолжил посетитель. – Она никогда не пыталась их переписывать и распространять, так как полагала, что такая музыка не будет иметь успеха и не принесет дохода. Я хотел бы услышать ваше мнение как специалиста, действительно ли это так. Если вы найдете предложенные вашему вниманию пьесы перспективными, я готов обсудить с вами условия реализации. Знаете, моя профессия связана с большим риском, и хотелось бы как-то обеспечить семью на случай потери кормильца, так как сбережений у меня, к сожалению, нет…

– А где вы работаете? – спросил господин Пуриш для поддержания разговора. На самом деле его больше интересовало, что особенного нашла малышка Тиа в сапогах этого делового жениха и почему она с таким азартом их обнюхивает?

– Я работаю в личной охране одной высокопоставленной особы, – уклончиво пояснил мистралиец. Ясное дело, все они так говорят… – Мой работодатель ведет весьма активный образ жизни и имеет множество врагов, так что работа действительно опасная.

Был ли это намек на то, кто и зачем его послал, или же ни к чему не обязывающее вранье? Господин Пуриш начал уже нервничать из-за невозможности определить истинную цель визита дона Диего. К тому же звери вели себя все более странно – никогда такого не было, чтобы они вставали с места без команды и без разрешения столь нахально лезли к чужим… Неужели кто-то нашел способ вывести из игры его самых верных и грозных охранников, и сейчас этот способ либо испытывается, либо уже работает?…

– Тиа, Хон, лежать, – негромко, но внушительно скомандовал он. Хон недовольно заурчал, однако улегся на место. Его подруга в растерянности завертела мордой, переводя взгляд с хозяина на гостя и обратно, словно не знала, что делать. Затем ткнулась носом в руку мистралийца, спокойно лежавшую на подлокотнике кресла, как она обычно делала, напрашиваясь на ласку. И тут случилось такое, от чего господин Пуриш покрылся холодным потом и почти приготовился расстаться с жизнью. Этот гад, который морочил ему голову невестами, записями и условиями реализации, без всякой опаски протянул руку и погладил хищницу по голове. Да не просто погладил – потрепал по загривку, почесал за ушами и ласково назвал «хорошей киской»! А подлая киска, забыв, кто ее хозяин и кормилец, радостно заурчала и принялась тереться мордой о колено какого-то чужого мистралийца, словно он ей мать родная!

– Не беспокойтесь, – сказал мистралиец, улыбаясь, как будто ему предложили полугодовой контракт на концертное турне по континенту, и – о ужас! – полез во внутренний карман куртки. – Ваши звери меня не тронут. У меня особые отношения с кошками.

Господин Пуриш окончательно простился с жизнью, ожидая, что сейчас этот головорез вытащит что-то успешно утаенное от охраны на входе и… Зачем, ну зачем он его вообще впустил!

Мистралиец достал завернутый в лоскут дорогого бархата музыкальный кристалл и положил на стол.

– Послушайте, – предложил он как ни в чем не бывало и снова принялся гладить нахалку Тиа, – я оставлю вам кристалл, можете послушать в свободное время. Когда мне прийти за ответом?

«Никогда, сволочь!» – чуть не закричал господин Пуриш, с трудом веря, что этот укротитель леопардов сейчас действительно уйдет, не сделав ничего особенного.

– Во вторник? – через силу выговорил он, не в силах привести в порядок мысли. Может, его посетитель – маг, а он сразу не понял? Может, оборотень? Кто еще мог позволить себе безнаказанно трепать по загривку его леопардов?

– Замечательно, во вторник, – охотно согласился мистралиец и, еще раз погладив Тиа, одним плавным, грациозным движением покинул уютные объятия кресла. Действительно, отличный бы получился танцовщик… – В это же время?

Насмерть перепуганный деятель шоу-бизнеса только кивнул. Странный посетитель посмотрел на зверей, которые уже вдвоем дружно терлись о его колени, и как бы между прочим заметил:

– Очаровательные животные. Это те самые? Наследство маэстро?

– Откуда такая осведомленность? – потихоньку отходя от потрясения, позволил себе поинтересоваться господин Пуриш.

– Слышал. – Мистралиец в последний раз приласкал леопардов и направился наконец к двери. – Всего хорошего, сударь. Приятно было познакомиться с вами… и с вашими очаровательными котиками. До вторника.

Прощаясь, он опять приподнял шляпу. Чуть выше, чем в первый раз, и из-под широких полей на секунду или две мелькнули его глаза.

– До свидания… – еле выговорил господин Пуриш, судорожно дергая ящик стола, где лежали сердечные капли.

Этого не могло быть! Лицо… голос… Но глаза… Иллюзия? Родственник? Только похож? А как же эти глаза? И перчатка… Почему он так и не снял перчатку с правой руки?. А леопарды? Неужели Тиа просто так дала бы чужому себя погладить? Или он в самом деле маг?

Мистралиец повернулся и ушел, ничего не заметив или сделав вид, что не заметил. А бедный предприниматель отменил все остальные визиты на этот день, заперся в своей спальне и до глубокой ночи маялся сомнениями и догадками, запивая их попеременно то лекарствами, то галлантским коньяком.

Что смешнее всего, на кристалле оказалась действительно музыка, какой господин Пуриш никогда и нигде не слышал.


– Что? Он такое сказал? Он это серьезно сказал? – Возмущение мэтра Альберто было беспредельно, и выражал он его так бурно, как могут только мистралийцы.

Жак печально кивнул:

– Король вообще мужик серьезный. Он так и сказал: или у вас в агентстве полный бардак и левая рука не ведает, что творит правая, или же вы целенаправленно стремитесь их ни в чем не повинное величество изничтожить морально и физически. Чего он вам сделал, в самом деле? Ну любопытный не в меру, но не принудит же он вас к контакту, если сами не захотите. А что он еще должен был подумать после того, что вы ему устроили?

– А что мы ему устроили?

– А вы как бы не в курсе? Ваш лондрийский центровой такую подставу его величеству организовал, что если б не счастливая случайность, то я и не знаю, что бы было.

Алхимик тяжело вздохнул и зачем-то заглянул в кофейник, который и не думал закипать.

– Расскажи подробнее, – грустно попросил он. – Я действительно не в курсе. И шеф ничего не может понять. Пропал человек, как сквозь землю провалился, послал аварийный сигнал и исчез. Что он там сделал? И почему ты так уверен, что это он?

– Ну раз исчез, значит, точно он, – хмуро бросил Жак. – Не местные же засунули кубик в светильник.

– Какой кубик?

– Голопроектор. С коротенькой такой картинкой, от которой я чуть со смеху не помер. А король только что не кусался, так осерчал. Представьте себе, что в ответственный момент церемонии прямо напротив его величества возникает голограмма… Вы когда-нибудь Панмурина видели?

– Нет. Это кто?

– Это из одной старой игрушки персонаж, весь из себя зловещий, на демона смахивает, антураж у него соответствующий, голосок такой загробный… Вот возникает такая образина из ниоткуда и говорит его величеству: твоя душа, дескать, принадлежит мне… Представляете реакцию толпы народу, не имеющей понятия, что такое голограмма?

Бедный мэтр Альберто, видимо, представил описанное чересчур ярко, так как изменился в лице и с неподобающей его возрасту торопливостью бросился к шкафчику, где с недавних пор хранил аптечку. Наркотики, которые так привлекали непутевого товарища принца, он оставил в сейфе, а аптечку поближе переложил, наученный горьким опытом. Дабы в случае необходимости сейф больше не ломали. Да и самому, если что, быстрей добежать…

Молча наблюдая, как почтенный мэтр привычным, до автоматизма отработанным движением кидает сразу две нашлёпки прямо на кисть, чтобы не возиться с рукавами, Жак в который раз мысленно пожалел беднягу. Старый, больной человек, сердце ни к черту, язву еще в лагерях заработал и до сих пор вылечить не может, на покой давно пора, а он все воюет… И еще кофе хлещет, которого ему ни фига нельзя!

– Может, Стеллу позвать? – предложил Жак. – А обо всех этих пакостях я лучше с вашим шефом поговорю.

– Ни-ни! – переполошился мистралиец. – Стеллу ни в коем случае! Она давно на мой желудок скальпель нацелила, только и выжидает удобного случая, чтоб кусок отхватить! Знаешь же, с каким энтузиазмом она режет все, что нездорово выглядит!

– Так, может, и надо бы?

– Но не сейчас же! Сам видишь, не время мне сейчас болячками заниматься, такое творится… Про кубик я шефу скажу. А ты попробуй как-то объяснить королю, что это не мы. Мы действительно ничего подобного не делали и даже не думали, это правда. И за каким демоном это понадобилось Полу, сами не можем понять. Равно как и то, куда этот идиот делся, раздери его дракон!

– Не кипятитесь так, – заметил Жак, снимая с горелки кофейник, который соизволил наконец созреть. – Вам же вредно.

– Ты бы на моем месте остался спокойным? Если бы о тебе такое подумали?

Жак невесело усмехнулся:

– Обо мне чего только не думали… И что я аферист, и что я шпион, и даже что я любовник короля… А он думает правильно. Логично по крайней мере. Вы просто не привыкли, вот вас это и шокирует, а я уже который год имею честь выслушивать гипотезы его величества. Он всегда приводит полный набор вариантов – от самых правдоподобных до самых абсурдных. И все излагает с беспристрастностью компьютера, как бы дико это ни звучало. Кстати, этот вариант, который вас так возмутил, мне абсурдным вовсе не показался. Аж нисколечко.

– Значит, – горько произнес мэтр Альберто, – предположение, что мы с шефом бесчестные подлецы, кажется тебе вполне приемлемым и достойным всяческого доверия? Только потому, что это сказал король?

– Как верно заметил по этому поводу его величество, – печально развел руками Жак, – понятия «подлость» и «бесчестье» для людей вашей профессии не личные человеческие качества, а специфика работы. Не, ну честно, мэтр Альберто, сами прикиньте. Как бы хорошо вы ко мне ни относились, но если вам прикажут меня убить – и рука не дрогнет. Даже у Кантора бы дрогнула, а у вас – нет. А у вашего шефа – тем более. Только ему, как я подозреваю, для такого дела и руки не требуются. Скажете, неправда?

– Если ты сию минуту не заткнешься, – посулил разгневанный алхимик, – я это сделаю прямо здесь и сейчас без всякого приказа! Не трогай Кантора!

– Угу, – еще печальнее кивнул Жак. – Мне его тоже жалко. Но себя все равно жальче, таково уж подлое свойство человеческой натуры вообще и моей в частности. Кстати, ваш шеф ничего не придумал по поводу моей животрепещущей проблемы?

– Твоей? – сердито проворчал алхимик. – Или короля?

– Все-таки больше моей, поскольку для короля это проблема чисто нравственная, а для меня вопрос жизни и смерти. Что я, не знаю его величество? Есть вещи, которых он даже ради друга делать не станет. Всему на свете есть предел, и его дружеским чувствам тоже.

– Это он сам тебе сказал? – заинтересовался мэтр Альберто, между делом разливая кофе по чашкам, который ему был категорически противопоказан.

– А вам какая разница, сказал или нет? Для дела важно?

– Дурак ты! Почем ты знаешь, для какого именно дела это важно!

– Да, наверно, – согласился Жак. – Я дурак, и это тоже не личное качество, а специфика работы. Если вы хотите знать, что мне сказал мой умный король, пожалуйста, он и не требовал держать это в тайне, а, наоборот, велел «довести до вашего сведения любым удобным способом». Он предполагает, что история с детонатором – тоже ваших рук дело, что ваши люди консультируют Дорса. Но допускает, что вся эта фигня может происходить без ведома шефа и вопреки его указаниям. Так что моя просьба, с которой я к вам обращался, – это скромная такая проверка на вшивость.

– Ну не мерзавец ли, мать его так! – рассердился мэтр Альберто. Так рассердился, что чуть сахар не рассыпал. – Этот гад еще нас проверять надумал! Да что он о себе возомнил, умник недоделанный!

– Не ругайте короля, он хороший, – возразил Жак. – И он прав. А вы хотели, чтоб его величество после такого вам верил на слово? Кстати, король еще сказал, что если вы захотите со мной чего сделать, так у него под рукой Кантор. Он, конечно, Кантора тоже любит и никакого насилия над ним учинять не станет. Но все равно, даже если бы его величество что-то такое пообещал, вы бы не поверили. Но ежели со мной что случится, он расскажет Кантору обо всем, что вы так тщательно скрываете.

– Сволочь! – в сердцах ругнулся мистралиец. – Я только успокоился, что хоть Кантора пристроил! Если шеф действительно не сможет ничего придумать, мне опять сушить мозги, куда этого психа девать! Будто мне товарища Пассионарио мало! Проклятье, чует мое сердце, что не пустые таки его видения!

– Вы о чем?

– Все о том же проклятом вопросе – почему королевские войска не пришли нам на помощь! Вот тебе и объяснение! Из-за тебя с твоей проблемой!

– Да я тут при чем?

– Сам посуди. Вот не получилось у нас тебе помочь. Король делает вывод, что мы тут все враги, и убеждает в этом Пассионарио. А тот возражает, потому что он-то знает нас лучше; И они ссорятся, два придурка! Поссорились, расплевались и крышка их союзу, их договоренностям, и дружбе их тоже крышка! А что может наворотить Кантор, выслушав от обоих все, что они найдут нужным ему сказать, я даже угадывать не берусь!

– Хреново, – согласился Жак, – но король именно так настроен. И что бы вы ни говорили, у него есть на то веские основания. Ваш агент в Лондре пытался его подставить, от этого никуда не денешься. И голдианцам про меня тоже ваши настучали. Спасибо хоть, не мистралийцам. И совершенно правильно королю кажется, что ваша служба, вместо того чтобы охранять этот заповедный мир, сознательно разводит в нем полный бардак. Это и ваш мир, кстати, мэтр Альберто. Вы сами как думаете?

– Не знаю, – покачал головой мэтр Альберто. – Кто угодно только не шеф. Ты разве сам не понимаешь? Он шархи, посвященный, и не может отступать от своих законов. Если б шеф занялся какими-то пакостями в пользу Альфы и во вред, этому миру, то верховные шаманы размазали бы его как паштет по гренке.

– Это довод, – поразмыслив, признал Жак. – Но это для меня довод, короля этим не убедить.

– Вот ведь мул упертый! И не боится же открыто такие условия ставить! Будто не знает, что бывает с теми, кто слишком много знает!

– Мне кажется, – вздохнул Жак, – что он так и не научился толком бояться. Вернее, научился бояться только за других, а за себя до сих пор не умеет. Хотя это тоже может быть проверка, только более хитрая. И он в конце концов поверит, что вы ему не враги. В любом случае мне бы хотелось до этого дожить.

Примерно в то же время, когда разгневанный Амарго высказывал все, что думает о короле Ортана, Кантор, вернувшийся с «официального визита» докладывал этому самому королю о результатах. Пока что результат был один – до смерти перепуганный бедняга Пуриш, о чем Кантор честно доложил. Король остался доволен.

– Для первого визита этого достаточно, – чуть улыбнулся Шеллар, как обычно занимаясь своей трубкой. – Все прошло именно так, как и должно было, – он выбит из колеи, испуган и в полном смятении. Два дня Пуриш поломает голову, пытаясь найти объяснение увиденному, и в следующий раз будет готов к более личной беседе. Он непременно захочет разобраться, кто ты такой, откуда взялся, почему гладишь его зверей и отчего так напоминаешь ему некоего знакомого. Прямые вопросы он задавать не решится, начнет выяснять окольными путями, намеками и полунамеками… Эх, мне бы на твое место, какая бы получилась чудесная игра!

– Не знаю… – нахмурился Кантор. – Мне как-то не по себе. И никакого желания с ним играть. На него смотреть было жалко. Чем я его так напугал? У меня что, на лбу написана моя прежняя специальность?

– Вот у него и спросишь, вполне подходящая тема для начала беседы. Если же тебе интересно мое личное мнение, то даже при отсутствии упомянутой надписи на лбу твоя прежняя специальность все же наложила на тебя некоторый отпечаток. А если допустить, что господин Пуриш в последнее время имел основания опасаться за свою жизнь…

– Да почему?

– Да хотя бы потому, что имел несчастье вызвать недовольство господина Дорса.

– А вы откуда знаете?

– Детский вопрос. Сейчас вся моя агентура в Голдиане работает в авральном режиме, все более-менее значимые фигуры усиленно разрабатываются. Мне достоверно известно, что Дорс нанес Пуришу несколько визитов и неоднократно высказывал угрозы в его адрес. Даже если угрозы не имели под собой реальных намерений, для благоразумного человека это все же повод обеспокоиться. И вот представь себе, при таких обстоятельствах к человеку приходит некая подозрительная личность, сильно смахивающая на убийцу, и нагло треплет за уши его самых преданных телохранителей. Есть из-за чего испугаться. Но, я надеюсь, бояться он перестал, как только ты ушел.

– А если нет? Если не перестал и на следующей встрече будут присутствовать обычные охранники-люди?

– Не думаю. Если он захочет с тобой, поговорить, он не допустит, чтобы при этом присутствовали свидетели. Скорее он в спешном порядке сменит своих любимцев на собак или других сторожевых зверей, но людей… впрочем, есть еще вариант – вести беседу на языке, которого охранники не знают. Господин Пуриш знает мистралийский?

– В совершенстве.

– В таком случае, возможно, охрана будет присутствовать, но о том, чтобы ваш разговор остался в тайне, он непременно позаботится. – Король неожиданно хмыкнул и хитро усмехнулся каким-то своим мыслям.

– Что? – немедленно спросил Кантор, предполагая, что мысли его величества каким-то образом касаются обсуждаемой темы.

– Да ничего особенного… Я просто подумал, что бы сделал я на месте господина Пуриша.

– И что бы вы сделали?

– Надеюсь, почтенный магнат до такого не додумается или хотя бы побоится. Я бы заменил леопардов и проверил свои подозрения. И очень быстро узнал, распространяются ли «особые отношения» моего гостя на всех кошек или же исключительно на двух конкретных.

– Необязательно, – засмеялся Кантор. – Конечно, гладить незнакомых хищников я бы не рискнул, но меня действительно любят кошки.

– Вы с Пафнутием случайно не родственники?

– Нет, конечно, к тому же в кошачьем вопросе мне далеко до его высочества. В те времена, когда Тиа и Хон были моими, они признавали только меня – хозяина – и Пуриша, потому что он их кормил…

– Кроме того что Пуриш занимался организацией твоих концертов, гастролей, записей, вел бухгалтерию, командовал прислугой, он еще и зверей твоих кормил? – поразился король. – А за столом он тебе не прислуживал?

– Это нет, – грустно усмехнулся Кантор. – Но зато он регулярно транспортировал мое нетрезвое тело с вечеринок, улаживал проблемы с полицией, когда я слишком сильно нарушал общественное спокойствие, а также договаривался с родственниками якобы пострадавших девиц… Словом, цены ему не было. А зверей он кормил потому, что никто больше не осмеливался. Боялись.

– А Пуриш так отважен? – продолжал допытываться король.

– Нет. Он спросил, добавлю ли я ему жалованье, если он будет кормить хищников, и я добавил. А за деньги господин Пуриш имел свойство забывать, что такое страх. Не стань он коммерсантом, идеальный бы наемник получился. А о чем я говорил?

– О Пафнутии, – напомнил король.

– Ах да. Уже тогда мои киски были натасканы для охраны и закляты на верность, и никого чужого к себе не подпускали. Никто, впрочем, и не стремился. А принц Пафнутий моментально нашел с ними общий язык и тискал, как своих собственных.

– Кстати, раз уж речь зашла о Пафнутии… – оживился король, и Кантор понял, что в очередной раз попал. – Насколько близко вы были знакомы?

– Насколько может быть знаком обычный бард с представителем королевской семьи. Сема Подгородецкий как-то представил меня, и мы пару раз встречались после того. Да, точно два раза. Пафнутий был у меня в гостях и баловался с моими леопардами, а потом я был у него в гостях и имел честь посетить его кошатник. Помнится, кошки Пафнутия произвели на меня незабываемое впечатление, а сам он едва ли десять слов произнес за все время, что мы общались.

– Что ты можешь о нем сказать?

– То есть? – слегка опешил Кантор. – Вы же знаете его намного лучше, что я могу сказать вам нового?

– Я имею в виду не общеизвестные сведения. Ты в него не заглядывал?

– Не помню… Кажется, нет. Или заглядывал и ничего не увидел. Или увидел что-то, чего не понял. Словом, если бы я увидел что-то интересное, я бы запомнил.

– Так-так… – еще больше оживился король и заинтересованно уставился на Кантора, подавшись вперед и облокотившись на стол. – Ну-ка давай вспоминать. Что ты мог такого увидеть, чего не понял?

– Ваше величество, – взмолился Кантор, – давайте я лучше еще раз в него загляну. Когда коронация?

– Послезавтра. Тебя я беру с собой.

– И Ольгу тоже?

– А что?

– Ее такие сборища угнетают и расстраивают. Она еще после прошлого раза не отошла, до сих пор переживает, как опозорилась перед всей мировой общественностью. Вы же знаете, как она болезненно воспринимает такие вещи. Ей все время кажется, что она хуже всех выглядит, что на нее все смотрят и насмехаются… Позавчера до слез дошло, а ведь она не слышала о себе всего того, что слышал я. Так ли уж необходимо ее таскать по светским мероприятиям? Вы ведь сами видите, что это причиняет ей боль.

Король выпрямился и опять откинулся на спинку кресла. Некоторое время он молчал, делая вид, что занят набиванием трубки, на самом же деле было видно, что он обдумывает ответ.

– Кантор, – сказал он наконец, – сейчас среди твоих знакомых крайне мало найдется людей, имеющих смелость нанести тебе оскорбление. По крайней мере, в глаза. Ты знаешь почему?

– Потому, что все знают, что из этого выйдет, – не замедлил с ответом Кантор. – Но при чем здесь я?

– А теперь вспомни, всегда ли так было?

– Нет, конечно.

– Именно. Репутацию человека, не умеющего прощать оскорбления, ты себе сам заработал. В благородных поединках и в примитивных мордобоях, побеждая и проигрывая, но ни разу не отступив и не оставив ни одного оскорбления без ответа. И разве неизбежные издержки поединков, ранения и побои, не были болезненны? Но ты же их пережил, и они лишь закалили твой дух.

– Ваше величество, – поморщился Кантор, – давайте не будем заниматься закалкой Ольгиного духа таким образом. Если ей надо будет, она его себе сама закалит. И сравнение вы выбрали, что в небо плюнули. Я мужчина и воин. А ей что, за волосы таскать каждую языкастую даму? В том числе из королевских семейств?

– Хорошо, – немедленно согласился король. – У меня есть сравнение получше, но об этом я не желаю говорить с тобой. Лучше я приглашу Ольгу и поговорю с ней. По душам, как в былые времена. А необходимость, о которой ты спрашивал, к сожалению, есть. Стоит лишь вспомнить последнее мероприятие, на котором она присутствовала. Как ни эгоистично с моей стороны это звучит, опозорилась она весьма продуктивно. Если бы опозорился я, было бы намного хуже. Для всех.

– Сравнение получше – это вы? – не смолчал Кантор. – Тоже не самое удачное.

– Ошибаешься, – усмехнулся король и сделал вид, будто сосредоточен на раскуривании трубки, которая якобы не желает раскуриваться. На самом же деле, как понял Кантор, его величество действительно не желал говорить о том, как близки ему Ольгины проблемы. Не желал, ибо заговори он об этом – получится нытье и жалобы, а ныть и жаловаться не подобает. Особенно зная, как относится к этому собеседник. Хотя в одном он прав – он, несомненно, лучший пример, чем Кантор. И возможно, король даст Ольге пару полезных советов, как сохранить достоинство, не опускаясь до примитивной драки. Но все же, чтобы успешно им следовать, надо быть хоть немного не такой, как Ольга.

– А теперь скажи мне, будь добр, – король погасил спичку и поднял наконец глаза, – за что ты расквасил нос и подбил глаз соседу по комнате?

Хорошенькая перемена темы! Когда только узнать успел?

– Вам уже пожаловались? – нехорошо ухмыльнулся Кантор. – Это наше с ним дело, и мы сами разберемся.

– Охотно верю, что разберетесь, однако Флавиус был очень недоволен. И просил меня с тобой серьезно поговорить. Вот я и говорю: не смей калечить моих придворных, вредитель. Что он тебе сделал?

– Дайте я догадаюсь. Господин Флавиус не просил вас со мной поговорить, он хотел сделать это сам, но вы ему не позволили, зная, как я к нему отношусь.

– Кантор, ты не ответил на мой вопрос.

– А я и не собирался. Пусть потерпевший сам и ответит, раз уж взялся жаловаться.

– Он вовсе не жаловался, коль на то пошло. Но должен же он был как-то объяснить происхождение травмы, а у Флавиуса всякие «падения с лестницы» не проходят. Он тебе что-то сказал, что тебя так разгневало, или же попытался подшутить, как обычно бывает с новенькими? Должен заметить, что реагировать таким образом на шутки есть признак неуверенности в себе и…

– А так шутить есть признак идиотизма, – перебил его Кантор. – Пусть скажет спасибо, что я его не убил и не переломал пальцы. Не вмешивайтесь, и Флавиус пусть не вмешивается. Мы не дети. Можно подумать, вы не знаете, что «шутки» над новенькими – это обычно проверка, и если…

– Можешь не сомневаться, если ты хотел доказать, что с тобой шутить нельзя, то ты своего добился. Только скажи мне, хотя бы по секрету, если это не фамильная тайна или что-то вроде того, каким образом ты ухитрился ударить мага сквозь два щита?

– Так получилось, – развел руками Кантор. – Откуда я знаю, может, щиты были от чего-то другого.

Его величество хотел продолжить свои настырные расспросы, но, к счастью, ему помешали. В кабинете появился придворный маг в сопровождении телепата из департамента Безопасности и сообщил, что опять явился посланник от господина Дорса. Таким образом, разговор о побитом соседе благополучно увял. И хорошо, а то ведь король бы не отстал…

– Господа, займите свои места, – скомандовал король, доставая из сейфа бутылку. – Кантор, прежде чем занять свое место, допей все, что здесь есть. Мэтр, через пять минут пусть просят посланника войти. Кстати, это тот же или другой?

– Тот же, – кратко пояснил мэтр Истран.

– Вот как? Я приятно удивлен… – усмехнулся король. – Чем же, действительно, так провинился бедняга Ганзи перед своим боссом? Сейчас попробуем узнать…

На этот раз посланник был перепуган еще сильнее, чем в прошлый свой визит. Если его величество поставил перед собой цель нагнать страх на этого сморчка, то он, несомненно, ее достиг. В руках господин Ганзи сжимал небольшой металлический ящик, по всей видимости не особенно легкий. А может быть, руки у него дрожали просто от страха, а не от тяжести груза.

– Рад вас видеть, господин Ганзи, – приветливо улыбнулся король.

«Умеет же прикидываться, – мимоходом подумал Кантор. – Можно подумать, он и в самом деле так рад видеть посланника от Дорса с какой-нибудь свеженькой гадостью. А господин Ганзи тоже не дурак, прекрасно понимает, что добрая улыбка его величества – это улыбка кошки, играющей с мышкой. Что же там в ящике, интересно знать. То, что я думаю, или что-то более… невинное?»

– Приветствую вас, ваше величество. – Посланник низко поклонился, едва не уронив при этом свою ношу.

– Что это вы мне такое занятное принесли? – Его величество был сама любезность, как будто кто-то поверил бы, что его предположения касательно содержимого ящика чем-то отличались от предположений Кантора.

Ганзи осторожно поставил ящик на стол, однако открывать не стал.

– Босс просил передать вам… это. Также он просил вам передать, что если обнаружит вблизи себя еще хоть одного вашего агента, то за любопытство вашего величества заплатит известный вам человек.

– Странно, – удивлению Шеллара не было предела, – почему он решил, что это был именно мой агент?

– Покойный сам в этом признался, ваше величество.

– Глупости какие! – Король открыл ящик и заглянул внутрь. – Впервые вижу этого господина. Впрочем, я все равно не знаю в лицо весь штат своей разведки. Разумеется, я спрошу Флавиуса, но все же у меня есть обоснованные сомнения, что этот несчастный сказал вам правду. Он вполне мог назвать любое более-менее правдоподобное имя, чтобы скрыть истинного своего нанимателя. Жаль, что здесь только голова, если бы вы привезли его живым, мои сотрудники, возможно, докопались бы до правды.

– Как бы там ни было, ваше величество, я изложил вам требование босса.

– Милое требование – свернуть всю агентурную сеть в Новом Капитолии! Чтобы, не приведите боги, никто из моих людей не оказался поблизости от господина Дорса! Он сам до этого додумался или посоветовал кто?

– Мне это неизвестно, ваше величество. Соврал, поганец. Значит, ему это известно.

– И он всерьез полагает, что ради жизни одного человека я могу до такой степени пренебрегать интересами короны?

Панический ужас хлынул такой мощной волной, что Кантор невольно отступил от смотровой щели и бросил все силы на то, чтобы сосредоточиться и отогнать от себя чужое чувство. Прием был на редкость ярким и полным – ему мерещились застенки, всевозможные инструменты из инвентаря толстяка Тедди и лично господин Флавиус. Король между тем продолжал:

– Видят боги, господин Ганзи, я всегда уважал вас и не питал к вам личной неприязни, но, как мне кажется, ваш босс в своих требованиях перешел все границы. Либо он действительно настолько глуп и жаден, либо… даже не знаю, что сказать. Он ведь прекрасно осведомлен о том, каким объемом информации о нем вы располагаете, и без боязни отправляет вас ко мне. Неужели он так уверен, что вы сможете – и захотите – сохранить в тайне все, что вам известно, если я вас как следует спрошу?

– Босс полагает, что вы не посмеете. – Голос посланника стал неживым и едва слышным. А в потоке ужаса, который продолжал исходить от него, Кантор с трудом уловил нечто похожее на горечь… или обиду…

– Вы говорили с ним об этом? – заинтересовался король.

– Да, – честно признался Ганзи. – Он сказал, что вы не посмеете причинить мне вред.

– Вы в это верите?

– Не знаю.

– А сам он, вы полагаете, в это верит?

– Вы сами сказали, я слишком много о нем знаю. Если бы не верил, он бы не дал вам в руки такой источник информации о себе.

– Хотите, я вам растолкую кое-что, чего вы не понимаете?

– Я весь внимание, ваше величество.

– Так вот, господин Ганзи, ваш босс действительно не настолько глуп. Просто у него есть запасной вариант, на случай если очередное требование приведет к утечке информации. Он не станет выполнять свою угрозу, так как это равнозначно полной утере контроля надо мной, и пошлет ко мне нового беднягу, которого ему не особенно жаль. Спорное требование будет немедленно снято, а взамен будет выставлено новое – не пользоваться добытой от вас информацией. И так можно продолжать игру до бесконечности – снимать одно требование, выставлять новое, издеваться над заложником время от времени, но не убивать, пока не найдется более надежный метод давления… или пока я не стану слишком мешать почтенному магнату. Одно мне непонятно – почему все-таки вы стали первым?

– Не знаю, – тихо ответил посланник, стараясь не встречаться взглядом с королем. – Одно могу вам сказать точно – если бы босс желал от меня избавиться, он бы сделал это намного проще и быстрее.

– А у него действительно есть такая возможность? Я имею в виду, он ли сейчас отдает приказы и принимает решения, или же это делает кто-то другой, кто встал за спиной господина Дорса, воспользовавшись бедственным положением последнего?

В точку попал его величество. Ох и дернулся бедный посланник, ох и заметался, сердешный!

– Мне отдает приказы босс, – тихо, но твердо ответил он, и это была не совсем правда. Вернее, это была правда, но слишком уж чувствовалось в этой правде внезапно вспыхнувшее подозрение.

А король, как нарочно, тянул паузу – закурил трубку, несколько раз прошелся по кабинету, изображая большую задумчивость. Затем остановился перед посланником – Кантор готов был поспорить, что его величество специально поглядел на него сверху вниз и демонстративно выпустил дым поверх головы собеседника. В лицо не получалось никак – либо на корточки пришлось бы сесть, либо на четвереньки стать.

– Я тут подумал… – сказал король наконец, когда дальше тянуть паузу было уже нельзя. – Пожалуй, сворачивать всю сеть нет необходимости. Достаточно законсервировать. И разумеется, в окружении вашего босса моих агентов не будет. Если они есть, я прикажу Флавиусу их срочно отозвать. – Король покосился на стол и добавил: – А ящичек я себе оставлю. Пригодится в хозяйстве. Может, когда-нибудь при оказии верну.

Посланник поблагодарил его величество и поспешил покинуть кабинет, пока король не передумал. Минуту спустя последовала команда выходить, а затем – краткий отчет штатного телепата. Сегодня парню повезло больше – он услышал, что в злоключениях бедняги Ганзи виноват не только босс, но и еще один человек. Именно его и не посмел назвать посланник, когда прозвучал вопрос о возможных советчиках босса, и именно его, видимо, заподозрил в нехороших намерениях на свой счет. Больше ничего интересного телепат не услышал – страх слишком заглушал всякие связные мысли объекта, к тому же слушать приходилось издалека и через перегородку. Короля не интересовали ни оправдания невезучего сотрудника, ни причины его столь ничтожных успехов, и он отпустил его, не дослушав.

Когда Кантор покинул свое убежище, Шеллар долго и пристально в него вглядывался, словно не верил своим глазам, затем с некоторым удивлением поинтересовался:

– Извини, Кантор, но… ты-то чего испугался?

– Это не я, – объяснил Кантор, без приглашения падая на ближайший стул. – Это он испугался. А я его страх поймал. Весь, сколько его было. А что, очень заметно?

– Взгляни на себя в зеркало. Ты серого цвета, словно какой-нибудь зомби, и у тебя до сих пор дрожат руки. Это серьезно?

– Пройдет, – чуть поморщился Кантор. – Зато вы можете своими глазами видеть, как здорово вы этого гнома напугали. Он вам чуть ковер не испортил.

– Хорошо… – как-то не в тему отозвался король.

– Что хорошо? Что напугали?

– Раз он все же ушел без комментариев, значит, мало напугал. А хорошо, что он полугном. Чистокровный человек мог и в самом деле испортить мне ковер.

– Вы хотите сказать, гномы смелее, чем люди? – тут же начал заводиться Кантор.

– Нет, у них сфинктеры крепче. Перестань придираться к мелочам, это всего лишь анатомия, и я вовсе не пытался обосновать какое-либо превосходство гномов над людьми. Лучше расскажи, услышал ли ты еще что-либо кроме страха.

– Подозрение. Там действительно кто-то есть, и он знает кто, просто до сих пор ему не приходило в голову, что этот «кто-то» может иметь на него зуб. А еще… Трудно сказать… мелькнуло что-то невнятное, не то обида, не то горечь, такое чувство, словно тебя предали.

– Замечательно, мой план действует. А еще?

– Да все. Больше ничего. Разве что могу теперь совершенно точно вам сказать: вы с ним действительно родня. Только не задавайте глупых вопросов: по какой линии и тому подобное.

– Что ж, раз это все, вернемся к нашему разговору о твоей безобразной драке с мэтром Варгисом…

– Ваше величество, – попытался уклониться Кантор, – я пьян и вряд ли скажу вам что-либо толковое…

– Ты хочешь сказать, – усмехнулся король, – вряд ли ты можешь соврать что-нибудь толковое.

– Я не собирался ничего вам врать, я вообще ничего вам не буду объяснять. Сказал же – сами разберемся.

– Охотно верю, однако мне не хотелось бы, чтобы через пару дней та же беда приключилась еще с кем-то из твоих напарников.

– Мне тоже, – проворчал Кантор. – Но остальные вроде нормальные.

– Ужасный ты человек, – вздохнул король.

– Так выгоните меня, на фиг.

– Да нет уж, потерплю. Итак, пригласи ко мне Ольгу на завтра на двенадцать, послезавтра будь готов к девяти, во вторник в семь явишься за инструкциями. А сейчас прикажи секретарю срочно вызвать Флавиуса.

– Спрашивать? – полюбопытствовал Кантор, кивнув на ящик.

– Что тут спрашивать, – досадливо поморщился король. – Этого парня я лично инструктировал. А Флавиус сейчас будет выяснять, на чем он засыпался. Осторожно и бережно, чтобы господин Дорс не обнаружил вблизи себя наших агентов. И еще мой верный министр должен объяснить мне одно весьма неприятное событие… Ты разве не слышал?

– А что случилось?

– Похвально, конечно, что ты так увлечен работой, но нельзя же не знать последней новости, о которой уже шепчется вся столица. Нынче ночью кто-то разворотил могилу господина Хаббарда. И по долгу службы Флавиус обязан этим заняться. Можешь радоваться – в ближайшие дни ему будет не до тебя с твоими драками.

Глава 4

Никогда не знаешь, какой номер могут выкинуть мюмлы.

Т. Янсон

На этот раз дядя Гриша отказался предоставить свое помещение для встречи, мотивируя это недавними неприятностями, и группа собралась в Галланте, у Мишеля. Настроение у всех и так было печальное после беседы с Главным, и усугублять всеобщее уныние никому не хотелось, но ничего, что могло бы хоть немного поднять упавший боевой дух, в их распоряжении не было. Водка, которую традиционно притащил дядя Гриша, не помогла, и встреча превратилась в мрачную попойку. Сегодня здесь были все – уже знакомые нам: дядя Гриша, Саня, Жорик, а также Мишель из Галланта и Пьетро из Мистралии. Мрачнее всех был агент Бранкевич, у него на это были свои причины. Во-первых, сегодня на ковре у Главного бесстрашный дядя Гриша открыто обвинил его в провале агента Хадсона. Так и сказал без обиняков: ты, Жорик, выслужиться хотел, показать, что ты самый умный, придумал красивый план, а о том, насколько это рискованно, даже не заикнулся, выполнять-то не тебе… Во-вторых, вспыльчивый Саня Сидоренко, эти речи послушав, тут же в присутствии Главного врезал агенту Бранкевичу по морде, и теперь один глаз у Жорика почти ничего не видел. А в-третьих, что печально, Главный был полностью согласен с дядей Гришей.

Разговор не клеился, все больные вопросы обсудили еще у Главного, и теперь господа агенты вяло и без особого энтузиазма гадали о судьбе Пола Хадсона. Причем все при этом так выразительно посматривали на Жорика, что того аж коробило. В конце концов он не выдержал этого издевательства и решился на небольшую месть, высказав предположение, что бесстрашный дядя Гриша сам и прикончил Пола, а теперь строит из себя борца за справедливость.

– Делать мне больше нечего, – проворчал тот, не особенно и возмутившись. – Я его к Главному отвел. Есть у меня, знаете ли, сомнения, что он нам правду сказал. Все-таки мне кажется, что он человек спонсоров, так что пусть они сами и решают, куда его девать. Вот кого бы я с удовольствием прибил, так это Лисавету. Сколько она, зараза, из меня кровушки выпила!

– У человека и нету столько, – согласился Мишель. – А может, и надо было?

– Чтоб первый же некромант, которому поручат ее допросить, узнал о моей роли в этой истории? Уж она бы не стала меня покрывать, коварного да неверного, все бы усилия приложила, чтоб отомстить. Все бы донесла, что я ей говорил и куда направлял, и еще от себя бы добавила. Ты что, даже необходимый курс теории магии прогулял? Я и так еле отмазался, сделал вид, что меня просто позвали, не объяснив для чего.

– Так есть же простой способ – тело в Америку вывезти, и никто не найдет. А без тела некромант не может. Вот как Саня сделал.

– Нет, ребята, знаете, я уж лучше перестрахуюсь. Чтоб вы знали, деду Максу, в отличие от местных некромантов, тело не требуется, и, если он пожелает влезть в это дело лично, никакая Америка не поможет. Есть такая хорошая штука, отбеливатель, с двадцать первого века сохранилась. Полезнейшая в нашей работе. Начисто отшибает память, и никакой маг не восстановит, поскольку препарат полностью химический, без всякой этой нейролингвистики и прочих высоких технологий. Теперь, что бы с принцессой ни делали, меня она в любом случае не сдаст. Плохо другое. Придется все сначала начинать, а с кого начинать, даже не знаю. Да ладно, все равно надо будет хоть пару лун выждать, пока все уляжется. И Сане придется некоторое время отсидеться, пока не успокоится исполнительный господин Андростратос.

– Если не дольше, – проворчал Саня. – Андростратос уже почти успокоился, а вот мои подельники попрятались по своим норкам, и им вряд ли хватит пары лун, чтобы отойти от испуга. Как королями стать, так всем хочется, а как на кол садиться…

– А тебе на их месте хотелось бы? – съехидничал Жорик, все еще обиженный за подбитый глаз.

– Ты за собой смотри, – безжалостно оборвал его дядя Гриша. – И думай заранее, что будешь делать, когда Шеллар все-таки порвет твой поводок. Чтобы потом не встретить сей роковой час неподготовленным.

– Пока до этого дойдет, – возразил Жорик, – я успею как следует укрепить позиции, так что Шеллар уже ничего не сможет сделать ни мне, ни Багги.

– Молодежь… – грустно развел руками старший товарищ. – Сами работать не умеют и советов не слушают. Полагаю, господин Хаббард за сутки до своей смерти был так же свято уверен, что максимально укрепил позиции и что Шеллар ему ничего не сделает.

– Убьют тебя, дурила, – добавил Саня. – Вместе с твоим компаньоном. Как только у вашего Шеллара будут развязаны руки, первое, что он сделает, – посчитается с вами. И заодно разберется со всеми проблемами, что вы ему доставляете. Причем изобретать несчастные случаи или еще как церемониться не станет, стрела в затылок – и попробуй доказать, по чьему велению. Могу поспорить, официальная версия будет гласить: «До господина Дорса все-таки добрались кинутые им мистралийцы и заодно случайно пришибли оказавшегося рядом ортанского купца, в чем от всей души раскаиваются и приносят глубочайшие извинения…»

– А попробуй его кто-то обвинить, – добавил дядя Гриша, – сделает большие удивленные глаза и разведет своими граблями:. «Какой господин Айзек? Кто это такой? Никогда о нем не слышал…» Прохлопали мы возможность его приструнить, да ничего уж не поделаешь. Не успели наши подготовить для него бабу, а неподготовленную посылать не рискнули. А баба – это единственное, на чем его можно было поймать. Теперь поздно, теперь и на этом не поймаешь.

– Значит, убирать его надо, – сделал вывод Саня.

– Возможно, но не сейчас. Сейчас слишком опасно, попасться можно. Немного позже. Главный правильно сказал – сначала разобраться с дедом Максом, потом убрать из Ортана его верного Мануэля, а уж потом…

– А от меня каждый божий день результаты требуются… – горестно вздохнул Мишель.

– Так тебе вроде бы проще всех, – заметил Саня. – Короля свергать не надо…

– Да уж лучше бы надо было! Поверьте, монсиры, свергнуть этого алкоголика было бы плевым делом, а вот заставить его делать то, что надо… Во-первых, он, проспавшись, начисто не помнит, что обещал вчера, во-вторых, имеет склонность резко менять свое мнение после разговора с придворным магом и, в-третьих, никакими делами практически не занимается.

– Ты напрасно тратишь на него время, – сказал дядя Гриша. – В твоем случае лучше было бы взяться за королеву. Именно она занимается всеми теми делами, которыми пренебрегает ее муж. И еще она озолотить готова добродетеля, который избавил бы ее от постылого супруга. Чего ты, Саня, морщишься? Понятное дело, не красавица, не семнадцать лет, потрепана жизнью, но в целом вполне справная тетка. Ты с Лисаветой дела не имел, вот и морщишься.

– С этой бы я вообще не смог, – признался агент Сидоренко, – Как вы ее до сих пор терпели, дядя Гриша? Охотно верю, что вам было бы приятно ее прибить.

– А вот так и терпел. Такая у нас работа, за это нам деньги платят.

– Насчет королевы вы правы, – вздохнул Мишель, – но она сейчас зациклилась на своей беременности, отошла от светской жизни и на мужчин временно не обращает внимания. Может, потом, когда родит, можно будет… Кроме того, возле нее все время вертится их придворный маг, черти раздери это эльфийское отродье! Как бы мне от него избавиться, а? Ничего не посоветуете?

– Одно могу посоветовать: не пори горячку и ни в коем случае не пытайся подстерегать в темном коридоре и стрелять в спину. Это маг. Высокого уровня. Ты никогда не знаешь, сколько на нем щитов и от чего именно, ты никогда не можешь быть уверен, попал ли ты куда целился, и, даже видя безусловно мертвое тело, ты не будешь иметь гарантии, что оно не встанет и не даст тебе сдачи. Если тебе так уж необходимо, найми специалиста. Есть особая каста наемных убийц, которые специализируются именно на магах. Они безумно дорого стоят и, возможно, с мэтром Аленом побоятся связываться даже они, но на крайний случай можешь попробовать.

– Ага, – проворчал Жорик, – я одного такого нанимал. Джоана из него кисель сделала прежде, чем он успел перелезть через подоконник. Уж лучше заложить противопехотную мину или там взрывчатки пластиковой…

– Опять ты за свое! Главный что, неясно сказал – не светиться с технологиями, действовать исключительно местными методами! Достаточно того, что местные обнаружили кубик. Причем не кто попало, а Шеллар, у которого хватает консультантов, не зря же он переселенцев приваживает. Еще один такой прокол – и нас вычислят! Если уже не вычислили. Тебе мало того, что ты устроил в Лондре?

– Нет, вы слышали? Я устроил! Я, значит, виноват, что Пол ничего не способен сделать толком?

– Пол все сделал правильно, – опять перебил его дядя Гриша. – Он рассказал чистую правду, Мишель там был и подтверждает. Сам план был рискованный, я об этом уже говорил, но никто не послушал. Да, виной всему глупая случайность, но, когда все на соплях делается, вероятность таких случайностей возрастает, и, поверьте моему опыту, они непременно случаются. И правильно сделал Пол, что убежал, если бы он остался и попытался отмазаться, ему бы никто не поверил.

– А с чего местные за этот кубик так схватились? – решился наконец спросить Пьетро. – Ну понятно, рухнула какая-то корова и свалила. Но почему она на него внимание обратила? Мишель ведь говорил, там все в кучу смешалось и его не видно было… Да если даже и видно, мало ли что могло свалиться! Чего она разоралась?

– А съемку кто-нибудь вел? – поинтересовался дядя Гриша. – Мишель, это к тебе вопрос. У тебя этот момент заснят? Ты же один там был, мы все особы недостаточно приближенные.

– Есть у меня этот момент. – Мишель с готовностью пошарил в столе и добыл из футляра мини-диск. – Но почему-то с огрехами получилось, сам не знаю почему. Пятна какие-то посторонние. То ли на объектив что-то село, то ли аппаратуру надо техникам сдавать для проверки…

– Но сам момент падения хорошо виден?

– Виден. Вот смотрите…

– Ага, смотрим… Помедленнее вот здесь, покадрово, и глядите внимательно… О, останови. Это и есть та самая рухнувшая корова, как выразился Пьетро? Не особенно она похожа на корову, очень изящная, миленькая девушка, хотя поморцы бы не оценили…

– Наслышан я об этой миленькой девушке, – подал голос Жорик. – Ганзи мне рассказывал, как ее пытались похитить и что из этого вышло. Особенно меня умилило описание дона Аугусто, вплавленного в стенку и помещенного затем в музей…

– Да, ребята, – согласился дядя Гриша, – это вам не какая-нибудь корова или дура, а особа известная, причем как геройски, так и скандально. Шашни с королем, нежная дружба с королевой, убиение дракона, это мы все слышали, и значения это в данном случае не имеет. Учитесь, мальчики, выделять главное.

– Она переселенка! – выкрикнул Жорик. Как отличник-промокашка на уроке, счастливый безмерно оттого, что первым догадался.

– Правильно. В этом все дело. Она переселенка из довольно поздних времен, когда люди уже многое знали. Ты помнишь, Жорик, что я тебе говорил насчет Шеллара и его переселенцев? Ну и что ты теперь можешь мне возразить? Вот из-за чего погорел Пол. Именно из-за того, о чем я тебя предупреждал. Еще бы она не разоралась, увидев твой хваленый кубик там, где его никак не должно быть! И ты бы на ее месте разорался. А дальше, разумеется, все пошло так, как и должно было. Вот подбегает Шеллар, обратите внимание, как он шустро выхватил кубик прямо из-под пальцев принцессы Элизабет… Хоть и слывет нескладехой, а где надо не плошает. Опять же длина рук кое-что значит. Знаете, ребята, мне иногда кажется, что этот хитрый гном постоянно притворяется безобиднее, чем есть. А на самом деле он и фехтовать умеет, и в рукопашной тренирован, и знает намного больше, чем показывает… А это еще что такое?

По экрану монитора, покадрово перемещаясь вместе с остальными бегущими людьми, двигалось размытое серое пятно. Только не бежало по полу, как все, а скакало над головами, ловко перепрыгивая от колонны к колонне.

– Я же говорил – запись с огрехами, – виновато пояснил Мишель. – Не знаю, вроде бы объектив был чистый… Аппаратура тоже исправна, я уже снимал после того… Прямо мистика какая-то!

Дядя Гриша снисходительно усмехнулся и подкрутил усы, оглядывая этих молодых лопухов. Напрасно, ох напрасно Главный их сюда насовал, сопляков необученных, так уж торопился своих внедрить куда только можно… Разве что Саня еще на что-то годен, он из старых. Из Жорика можно было бы со временем воспитать что-то более-менее толковое, если регулярно бить морду для искоренения самонадеянности. Пол вообще не годился для такой работы – слабоват, трусоват… Мишель и Пьетро кое в чем молодцы, но как этим пацанам не хватает иногда элементарных знаний, которых им в свое время недодали! Торопились обучить, сроки поджимали, деньги экономили… Вот и прислали. За счет чего можно сократить курс? А за счет теории магии, зачем она им, не будут же они на магов учиться. Лучше лишних десяток часов на искусство интриги кинуть. И теперь эти недоучки задают глупые вопросы. Как избавиться от мэтра Алена! Да никак, бестолочи, и примите это как аксиому! Магистр пяти стихий седьмой ступени, бакалавр Чистого Разума четвертой, потомственный боевой маг, четверть-эльф, сын Алиенны, внук Аэллана… Нет, можно, конечно, и такого в спину, из-за угла, но не вам же, соплякам, за это браться, и даже рассуждать об этом вам не стоит. Мэтресса Морриган вам случайно не мешает? С ней не хотите попробовать повоевать? И во всем остальном этот Мишель, как и его коллеги, вопиюще некомпетентен. Непонятно ему, что это за пятно тут вместе со всеми бежит, мистика, видите ли, да еще «какая-то»! И все остальные с ним согласны, потому как никто больше не понимает, на что именно пялится. На курсах не объяснили, жлобы, урезали теорию магии, и теперь добрый дядя им должен на общественных началах все объяснять!

– Это не брак съемки, ребята, – со вздохом пояснил дядя Гриша. – И не грязь на объективе. Присмотритесь и запомните, раз уж вам этого на курсах не объяснили. Вот таким образом выглядит на снимке заклинание невидимости. Если очень высокого уровня.

– А если низкого?

– Чем ниже уровень, тем четче виден человек. Понятно? Никакой мистики. Нормальная магия. Просто вы мало о ней знаете.

– Там же сигнализация стояла! – возразил Жорик. – Она же должна была сработать!

– Должна была, – согласился дядя Гриша. – Но, надеюсь, вы знаете хотя бы элементарные азбучные истины? Всякое заклинание можно перебить другим заклинанием – более высокого уровня.

– Да кто мог быть круче Морриган? – не унимался Жорик.

– Вот сам и ответь на свой вопрос. Я уже, кажется, говорил вам, что они тут шляются.

– Эльфы?

– Они, паразиты остроухие. Да вы посмотрите, как он скачет, не всякая обезьяна так сумеет, не то что человек. Тарзан, блин, выискался… Надо срочно Главному доложить. Жорик, персонально для тебя поясняю: доложу я сам, а не ты помчишься вперед всех, выдавая мои выводы за свою гениальность. Там кроме выводов куча дополнительных пояснений и деталей, которые Главный поймет, а вам объяснять – только время тратить. Пока ничего не предпринимайте, возможно, придется срочно свертывать всю нашу деятельность и таиться на неопределенное время. Эльфы – это не шутка. Хоулиан, бессменный часовой на заборе, есть общеизвестный разгильдяй, которого отстранили от инспекционных поездок за бестолковость и слабость к прекрасному полу. Зеленое чудовище, которое довело до истерики Лисавету и учит всяким непотребствам молодых принцев, я тоже знаю, и этот парень тоже разгильдяй редкостный. А под их прикрытием здесь разгуливает некий третий эльф. Заклинание высочайшего уровня – раз, ничего не делал во всей заварухе, только наблюдал – два, другие эльфы для прикрытия – три. Ребята, чует мое сердце, что мы имеем дело с Темной Канцелярией Раэла и что на этот раз инспектор попался серьезный. Так что давайте быстренько обсудим, что у нас еще есть, и я побегу докладывать.

– Вот, я хотел вам еще одну интересную физиономию показать, – вспомнил Мишель и торопливо защелкал кнопкой. – Поверьте, когда я это увидел, мне чуть плохо не сделалось… Смотрите!

– Да, сочувствую, – согласился дядя Гриша. – Сходство разительное, с первого взгляда, да еще издалека, действительно можно, грешным делом, подумать, что дед Макс явился с персональной инспекцией. Предварительно омолодившись лет на двадцать. Это кто? Я его что-то не припоминаю.

– Я не знаю. Он из свиты Шеллара, кажется, телохранитель.

– Я знаю, – охотно поделился агент Бранкевич. – Это тот самый Кантор, из-за которого мой компаньон понес такие убытки. Я сам его не видел, его видел на этом сборище Крош и, когда рассказывал, чуть меч свой не перегрыз от злости. А Багги поведал мне об этом красавчике занимательные факты.

– Поделись, – заинтересовался Пьетро. – Может, я своим подкину, да президент перестанет на меня дуться. Помнится, этот парень у нас числится в розыске как особо опасный.

– А что мне за это будет?

– Жлоб!

– Жорик, – ласково попросил дядя Гриша, – не раздражай Саню, делись с товарищами. Какой ты ни есть любимый и ненаглядный у нашего Главного, если на тебя обидимся мы все, его любовь тебе не поможет. И не забывай ни на минуту, что в любой момент с тобой может приключиться то же, что и с Полом, и тебе придется мчаться к кому-то из нас за помощью. Вот когда станешь координатором, тогда и начнешь нос задирать. Да и в этом случае тебе все равно придется обращаться ко мне за советами.

– Хорошо, – сдался Жорик, которому очень не хотелось лишний раз раздражать Саню. – Помните Джоану, о которой я рассказывал? Тетка – магистр Чистого Разума восьмой ступени. Попыталась этого голубчика просканировать, после чего еле жива осталась. Ничего так, да? После этого она рассказала Багги, что Кантор – точная копия деда Макса, что ему доступна та самая шархийская магия, которой нас всех так пугает наш региональный координатор. Багги почему-то решил, что это и есть пропавший мистралийский принц, но потом его разубедили. Ганзи добыл точный словесный портрет искомого принца, и оказалось, это совсем другой человек. Вот такие пирожки. Либо дед Макс здорово потаскался в молодости по этому миру, либо Ганзи ловко надул своего босса – одно из двух.

Дядя Гриша с сомнением хмыкнул.

– Если бы это был принц, Шеллар не выставлял бы его напоказ, да еще в такой опасной роли. Спрятал бы подальше, чтоб никто не видел и не знал. А то, что Макс таскался везде, куда пускали, ни для кого не секрет. Это у них семейное. Его бабка была жрицей Эрулы, если кто не знает. Его отец – Стив Чероки, опять же если кто не знает. Чего ты так на меня смотришь, Мишель, ты действительно не знал, что это псевдоним? Никакой он не индеец, потомственный шархи, и зовут его на самом деле Байли Рельмо, именно он отец нашего Макса. Ну вы даете, ребята… Так вот, раз уж и бабушка такая, и папенька, да и сынок знаменит на весь этот мир своими похождениями по дамам, чего ж самому Максу отступать от семейной традиции? Понятно теперь, зачем наш друг Жорик пытался залезть в личные файлы деда Макса! Хотел найти там информацию об этом не учтенном в истории потомке? И как?

– Не нашел.

– Может, ее там и нет. Тебе не приходило в голову, что Макс может и сам не знать, сколько у него детей на самом деле?

– Об этом он никак не мог не знать! Этот уже не первый год в подчинении у Мануэля, неужели бы Мануэль не заметил, как они похожи, и не доложил бы шефу?

– А тебе не приходило в голову, что на такую информацию у любого нормального человека хватает обычной человеческой памяти? Сколько ж должно быть детей, чтобы на каждого персональный файл заводить? Пятнадцать, двадцать? Все, конечно, может быть, только нам-то что с этого? Не собираешься же ты попытаться еще и Макса прижать? У тебя, должно быть, мания величия? Не смей этого делать. Ты ничего не добьешься, только раскроешь себя. Для начала попробуй справиться с тем, что у тебя уже есть, а Макс может быть безопасен только мертвым. Хотя я и в этом сомневаюсь, может статься, что мертвый он будет еще опаснее. И в его файлы больше не суйся, он наверняка принял меры. Все понятно?

– А если это все-таки принц? – несмело подал голос Пьетро.

– Не думаю. Хотя, если у тебя есть идеи, как проверить, попробуй проверь. Что, строишь планы, как вернуть расположение президента?

– Дядя Гриша, не смейтесь, это становится жизненно важно. У меня появился конкурент.

– Ого! Что еще за конкурент?

– Я его до сих пор не видел, но мои люди доложили. Его привел советник, вот тоже куда б этого советника деть, чтоб под ногами не путался… Высокий, горбатый, полностью в гриме, разговаривает со всеми как с прислугой… Не знаю, что он втирает президенту, но президент его слушает. Что-то там готовится, а я не могу узнать, что именно.

– Ну вы в вашей отсталой Мистралии!..– ахнул Мишель. – Ты что, до сих пор не слышал?

– О чем?

– По всем королевствам на этого Горбатого ориентировки разосланы, – серьезно пояснил дядя Гриша. – За ним такой хвост, что слушать жутко. Организация трех покушений, дюжина трупов между делом, и еще, обратите особое внимание, некромантия. Так что ты с ним осторожнее, если это тот самый, то он силен в магии, а ты в этом ничего не смыслишь. В случае чего – срочно эвакуируйся.

– А еще можешь донести на него деду Максу, – посоветовал Жорик. – Вдруг старик соблазнится да решит сам с ним разобраться, вот нам всем повезет.

– Повезет дальше некуда! – рассердился дядя Гриша. – Был наш региональный координатор просто старым шархи, а станет каким-нибудь вампиром, вот будет весело! Бессмертный дед Макс! Сейчас он из нас кровь пьет в переносном смысле, а будет в прямом!

– Вампиров не бывает! – с уверенностью заявил Пьетро.

Дядя Гриша только головой покачал. Вот ведь присылают! Все экономят, куркули проклятые! Нашли на чем экономить! На теории магии! Много будет толку с таких агентов, которые свято уверены, что вампиров не бывает?


Ольга покинула королевские покои в состоянии, близком к истерике. Ей хотелось одновременно и разреветься, и кого-нибудь покусать. Если рассуждать трезво, король был полностью прав по всем пунктам, у него иначе и не бывает, он всегда получается прав, но зачем он вообще об этом заговорил? Ну почему все окружающие дня не могут прожить, чтобы не поучить ее жить! Кира тоже, подруга называется, с утра ввалилась и рассказала в красках, на что похожа Ольгина комната и что бы ее величество сделала с офицером своей гвардии, если бы обнаружила его обмундирование в таком состоянии, в каком Ольга содержит свои платья. «Да имела я в виду вашу гвардию! Моя комната, как хочу, так и содержу! И вообще, я к вам во дворец не напрашивалась, сами настояли, сейчас вот соберусь и уйду, на фиг!» – думала девушка. Нет, конечно, Кира правильно заметила, что если Ольге не хочется прибирать в своей комнате, то это ей и не нужно делать, для этого у нее есть служанка. Но не объяснять же Кире, что…

Во-первых, Ольга не любит, когда в ее вещах копаются чужие люди. Во-вторых, на днях она честно хотела подмести в своей комнате, но так и не нашла, где взять веник и совок, а спрашивать не решилась, опасаясь осмеяния. В-третьих, служанку свою Ольга видела всего раз и в лицо не запомнила, а как зовут, забыла. Рассказать это все ее величеству – засмеет. И как теперь искать эту нерадивую служанку, которая вообще не показывается, как будто задницей чувствует, что госпожа Ольга не знает, где ее искать? Выйти в коридор и громко кричать: «Эй, кто тут мою комнату должен убирать?» Посмешище… Так мало ей было Киры, еще и король взялся морали читать о самооценке и позитивном мышлении. Может, в другое время она бы выслушала с должным вниманием и сделала для себя выводы, но не сейчас. Сегодня полезные советы его величества Ольгу только разозлили и еще больше расстроили, торопясь в свой родной свинюшник, она желала только одного – чтобы Диего куда-нибудь ушел или уснул, не дождавшись ее. И чтобы можно было спокойно сесть и всласть поплакать, никому ничего не объясняя.

От открывания двери пинком ее удержало только опасение покалечить туфельки или пришибить любимого мужчину, если он вдруг окажется слишком близко. Она сердито, но не слишком быстро толкнула дверь и остановилась на пороге, не находя слов от возмущения. В комнате опять вовсю шла попойка! И как, скажите, можно содержать это помещение в состоянии хоть немного отличном от состояния хлева? Ладно еще, если бы это был Элмар, Элмару она бы простила, но не этой толпе разгильдяев!

В самом большом кресле, рядом с изрядным бочонком пива, восседал вечно счастливый Толик с огромной кружкой и как раз комментировал:

– Не умеют у вас в Ортане делать приличное пиво!

– Ты просто еще не пробовал, как его не умеют делать в Мистралии… – мрачно отозвался Плакса, которого качество пива, видимо, волновало меньше, чем его вечные творческие проблемы, – Привет, Ольга. Дверь прикрой, а то еще заглянет кто-нибудь и увидит Толика.

– Какого черта вы тут делаете? – Ольга хлопнула дверью так, что Мафей испуганно вздрогнул и пролил пиво на ковер. Как же, будет этот ковер чистым!

– Пиво пьем, – жизнерадостно отозвался Толик. – Пиво отвратное, но пить можно. Тебе налить?

«Гады! Сборище обнаглевших алкашей! Да что ж это такое, приходишь к себе домой, и даже поплакать негде – по всей комнате расположились жизнерадостные мужики со своим пивом!» – разъярилась Ольга. Ввиду невозможности реализовать свое желание поплакать, она не удержалась от того, чтобы на ком-то выместить весь свой праведный гнев:

– Вам что, больше пива негде попить, кроме как в моей комнате? Вам тут что, кабак? Вас кто-то приглашал?

– Перестань кричать! – Диего резко отставил кружку и выпрямился. Наверное, встать собрался, дабы с более достойным видом объяснить, что их пригласил сюда он. – Мало того что некоторые друзья, сволочи, продают меня, как хинскую невольницу, так еще и ты орешь, как на прислугу!

– От сволочи слышу! – огрызнулся Плакса. Только тут Ольга заметила, что оба приятеля косятся друг на друга с непривычной агрессивностью, как будто их только что насильно растащили и не дали подраться.

– А ты заткнись, тебя не спрашивали! – так же зло огрызнулся Диего и продолжил: – Чем тебя так достал король, что ты с порога на людей кидаешься? До сих пор тебе нравилось, когда к тебе приходили гости.

– Король, между прочим, никогда себе не позволял вот так нагло вваливаться ко мне с толпой гостей и сидеть тут с пивом, даже не осведомившись, как я к этому отнесусь!

– Ну вот… – огорченно вздохнул Мафей. – Мы так надеялись, что он успокоится, когда ты придешь… А ты ругаться…

Диего все-таки встал, и его глаза гневно полыхнули.

– Если я здесь лишний, могу и уйти!

Таким рассерженным Ольга его еще не видела и даже испугалась слегка, но не убегать же теперь! Не хватало еще, чтобы все увидели ее испуг и решили, что достаточно на нее грозно посмотреть, и можно качать права!

– Вообще-то лишние здесь все остальные, но если тебе приспичило строить из себя обиженного, то можешь к ним присоединиться!

– Не надо! – Плакса поспешно вскочил и встал между ними, разведя руки в стороны, будто они драться собрались. – Ольга, не ругайся, мы сейчас уйдем! Кантор, молчи! Молчи, не смей! Сейчас скажешь, потом пожалеешь!

– Не твое дело! – резко ответил Диего и грубо оттолкнул его руку: – Убери руки! Только попробуй надо мной колдовать, морду разобью!

– Вы еще подеритесь тут! – негодующе вскричала Ольга и только тут заметила, что стоит на пороге, уперев руки в бока, как живая иллюстрация к опере «Запорожец за Дунаем» или известному анекдоту про тюбетейку. Национальный инстинкт, что ли, упирать руки в бока? Впрочем, иначе их девать некуда… – На улицу идите драться! Нашли место!

– А ну замолчите все! – чуть повысил голос Толик, хлопая себя по карманам. – У меня «брехунец» звонит! Тихо!

Ольга послушно замолчала, наблюдая, как он выуживает из кармана нечто напоминающее гибрид мобильника с ноутбуком, и тычет в кнопки пухлым пальчиком. Диего, разумеется, замолчать и не подумал, равно как и его приятель. Где это видано, чтобы два готовых подраться мистралийца остановились только из-за того, что кто-то рядом собирается говорить по телефону! Это только у Ольги пережитки цивилизации проявляются таким образом, а эти двое продолжили выяснять отношения, даже не понижая голоса.

Толик перекинулся с кем-то парой фраз и тут же испарился, посетовав, что ему не дают попить пива, Мафей испуганно похлопал глазами и тоже решил удалиться, а мистралийцы все яростнее орали друг на друга, стремительно жестикулируя и гневно сверкая глазами. Говорили они очень быстро и по-мистралийски, и Ольга не успевала понять всего. Кажется, Диего доказывал, что никто не имеет права на него кричать, будь то друг или женщина, и вообще, имел он таких друзей, которые его продают, а королю он сейчас морду набьет… Гм, королю-то за что? А Плакса объяснял, что Кантор дурак, не ценит доброго к себе отношения, не способен самокритично взглянуть на себя со стороны, и в ответ на справедливые упреки встает в позу, кидаясь дешевыми угрозами. И лучше бы ему действительно заткнуться, сесть и подумать над своим поведением. Если он сейчас еще хоть слово скажет Ольге, то они поссорятся, а девушка ничего против него лично не имеет, просто очень расстроена и хочет побыть одна. Блин, говорил же кто-то, что Плакса эмпат, как же она не подумала… Он же ее прослушал и тут же понял, что она хочет поплакать… Во позорище… Да уйдите вы отсюда хоть куда-нибудь, не травите душу! Вон Мафей испарился сразу же вслед за Толиком…

Но никто никуда не ушел, а, напротив, буквально через две секунды народу в комнате прибавилось. За спиной Ольги кто-то быстро и довольно формально постучал в дверь и тут же эту дверь открыл, не дожидаясь ответа. Господи, ну на кой ей тут сдалась еще и Камилла!

– Что тут у вас за шум? – как ни в чем не бывало промурлыкала Камилла, оглядывая поле битвы. Оба мистралийца остановились и обернулись, причем Диего посмотрел на незваную гостью так, словно собирался ее убить на месте, а Плакса испуганно ахнул и сделал попытку удрать. Удрать не получилось. Полностью игнорируя убийственный взгляд Диего, Камилла шустро подскочила к Плаксе и цепко ухватила его за запястье. При этом она как бы мимоходом оттолкнула стоявшую на дороге Ольгу примерно так же, как когда-то отпихнула Этель ее более крупная подруга.

– Нет уж, не убегай, – неожиданно агрессивно и жестко потребовала Камилла. – Надо же, маэстро Плакса собственной персоной! Я тебя, засранца, восемь лет ищу! Теперь не отвертишься! А ну пойдем к королю, я из тебя все до медяка вытрясу!

– Сударыня! – попытался вырваться бедный бард. – Вы обознались! Я не должен вам никаких денег!

– Ах ты меня еще и узнавать не желаешь? Я что, так сильно состарилась? Заведение мадам Лили помнишь?

– Мадам! – покаянно заломил брови Плакса. – Если я имел неосторожность не расплатиться с вами за услуги, я это немедленно исправлю, и вовсе незачем посвящать в такие подробности короля!

– За услуги? – Камилла зашипела как кошка и свободной рукой отвесила бедняге солидную оплеуху. – Я тебе покажу, подлец, услуги! Ты мне за все семь лет заплатишь, бессовестный лжец!

У двери начали собираться привлеченные воплями слуги и придворные, Ольгу опять оттолкнули, и в комнату протиснулась Эльвира, возмущенно требуя, чтобы Камилла немедленно прекратила приставать к незнакомым мужчинам.

– Незнакомым? – продолжала разоряться Камилла. – Это тебе он, может быть, незнаком! А мне эта лживая скотина задолжала алименты за семь лет!

Эльвира немедленно изменилась в лице, и бедный алиментщик схлопотал еще одну пощечину. Диего рухнул в кресло и криво усмехнулся, наградив незадачливого оппонента презрительным взглядом.

– За что?! – чуть не плача, простонал Плакса. – Видит небо, я ни в чем не виноват! Эльвира, вернись!

Эльвира вышла, даже не обернувшись.

– Тебе же лучше, дурила! – ехидно проворчал Диего. – Денег у тебя все равно нет, зато какое чудесное решение проблемы с наследниками! Твоей будущей супруге вовсе не обязательно рожать тебе пятерых детей, раз она так этого не хочет! Пробежишься по местам своих скитаний, бастардов пособираешь – и достаточно!

Позади толпы, собравшейся в коридоре, раздался спокойный, негромкий голос короля:

– Все вон!

Толпа немедленно рассосалась, и его величество в сопровождении принца Мафея вошел в комнату, аккуратно прикрыв за собой дверь.

– Камилла, – так же спокойно и негромко произнес он, – прекрати. Отпусти его.

– Он убежит, – возразила Камилла.

– Не убежит. Что за безобразие здесь происходит? Мафей сказал, что Кантор опять затеял драку, и я поспешил вмешаться, но, я вижу, ситуация несколько изменилась? Камилла, что ты имеешь против этого господина?

– Он должен мне алименты за семь лет, – повторила Камилла, неохотно отпуская побитого Плаксу. – Этот негодяй уверял меня, что предохраняется, а на самом деле…

– Извини, Камилла, разве ты сама об этом не заботилась? Это было бы странно при твоей профессии.

– Как вы могли подумать! Конечно, у нас в заведении даже штатная ведьма была! Но ведь этот негодник эльфийских кровей, и обычные заклинания с такими не всегда срабатывают! Такие мужчины должны предохраняться сами, и заклинания для них другие. А у этого, наверное, как всегда, денег не было к магу сходить, а развлечься хотелось…

– Мальчик или девочка? – тут же спросил король, не вдаваясь в дальнейшие подробности.

– Девочка.

– Очень хорошо.

– Что ж тут хорошего?

– Что не мальчик, – жестко пояснил король. – Хотя все же… Знаешь что, Камилла, оставь нас, нам надо поговорить с этим господином. Я тебе обещаю, что алименты он будет платить исправно и долг за семь лет тоже вернет. А ты береги свою девочку и постарайся, чтобы о ней знало как можно меньше народу. В особенности о том, кто ее отец.

Камилла, в отличие от остальной толпы, не бросилась немедленно прочь, а сложила руки на груди и величественно повела подбородком.

– Раз так, ваше величество, я тоже желала бы знать, кто на самом деле ее отец.

– Обойдешься, – с милой простотой ответствовал король. – Тебе это не нужно. Внебрачные дочери не наследуют титул. Во всяком случае, в Мистралии.

– Зато они наследуют кое-что другое, – возразила Камилла. – И я хотела бы точно представлять себе, чего мне еще от нее ждать кроме разбитой на расстоянии посуды и беспричинных пожаров. За этот год она сменила четыре пансиона, и скоро ее перестанут принимать куда-либо вообще. Тогда я притащу ее сюда, чтобы вы тоже как следует прочувствовали, что такое безнадзорный ребенок с неконтролируемыми магическими способностями.

Король улыбнулся:

– Камилла, не притворяйся глупее, чем ты есть. Сама ведь давно поняла, что твоей девочке не место в пансионе. Если тебе нужны рекомендации, я спрошу мэтра Истрана, кто из его галлантских коллег согласится взять столь юную ученицу. А сейчас изволь удалиться и не раздражай меня своей настырностью.

Спорить дальше с королем Камилла не рискнула и величественно выплыла из комнаты. Король проверил, нет ли кого за дверью, и продолжил инструктаж подданных:

– Ольга, надеюсь, тебе не надо объяснять, что все, здесь услышанное, следует сохранить в тайне. Кантор, забери свое пиво и покинь это помещение.

– Это не мое пиво, – тут же возразил Диего, который, как Ольга уже знала, мог быть невероятно вредным в некоторых ситуациях.

– Кантор, – не замедлил с ответом король, – забери НЕ СВОЕ пиво и покинь это помещение. Немедленно.

– Это почему еще? – огрызнулся Диего, все же удержавшись от демонстрации двух пальцев коронованной особе.

– Причину изыщешь сам на досуге, когда будешь потреблять сей напиток, поскольку мое дело приказать, а твое исполнять без лишних вопросов. – Король был неумолим как судьба и не собирался поддаваться на провокации. Между делом он зачерпнул из бочонка немного напитка, попробовал и недовольно хмыкнул: – Вы где эту гадость покупали?

– Уж извините, – съязвил Кантор, – до Лондры далековато было.

– Кантор, – подал голос хмурый Плакса, – не скандаль с королем. Делай что сказано.

И поскольку его указания были демонстративно проигнорированы, вдруг заорал в полный голос:

– Это приказ, гоблин тупорылый! Подорвал задницу, забрал это, мать его, пиво, трижды начхать чье оно, и убрался отсюда, пока я не повторил подвиг Харамы! Как ты мне остопаскудел, психованный отморозок!

Диего на секунду оторопел, проморгался и тут же объяснил всем, кто есть на самом деле его бесценный начальник вместе со своей Харамой, со своей Эльвирой, со всеми своими бабами и бастардами до седьмого колена. После чего демонстративно хлопнул дверью, издевательски бросив напоследок, что доктор не велел ему поднимать больше десяти стоун, а в этом бочонке все сорок.

– Мафей, – приказал король, – догони этого несчастного больного и любым способом транспортируй в свою комнату. Будет упираться – обездвижить и насильно протрезвить. А ты, счастливый отец, удели мне несколько минут для серьезной беседы, только предварительно убери отсюда этот бочонок.

Мафей с подобающим рвением помчался на подвиг во имя короля и отечества, Плакса легким движением руки избавил комнату от бочонка с пивом, а его величество продолжил наведение порядка:

– Ольга, прими мои извинения за причиненное беспокойство. И, кстати, потрудись привести свое жилище в подобающий вид, похоже, ты совершенно распустила свою служанку. Позволь тебе напомнить, что здесь дворец, а не крестьянская изба. Ты бы еще гусей и поросят у себя в комнате завела.

Король с чуть не плачущим «счастливым отцом» исчезли в телепорте, а Ольга села на кровать и поняла, что вопрос «плакать или ругаться?» полностью утратил свою актуальность.

Вернувшийся через двадцать минут Толик застал разведение соплей на завершающей стадии.

– Вот те на! – искренне удивился он, не застав на месте собутыльников. – А куда это они все слиняли вместе с пивом?

– Не знаю, – всхлипнула напоследок Ольга, присела к зеркалу и принялась утирать размазанную косметику. – Пока ты тут ходил непонятно куда, Плакса успел стать отцом. Как уверяет король, счастливым, хотя мне так не показалось. Кроме того, его бросила Эльвира, и с Диего они разругались насмерть. Ты что, не мог их сразу разнять, тоже мне эльф-волшебник!

– Да я последние полтора часа только тем и занимался, что пытался их помирить! – вознегодовал Толик. – Твой скандалист наехал на Плаксу с обвинениями в работорговле и неуважении к своей бесценной особе, а у того тоже настроение было не очень, только-только с Эльвирой отношения выяснил… Мы с Мафеем так надеялись, что ты придешь и успокоишь хотя бы одного придурка, а ты с порога тоже орать начала!

– Я же не знала! И мне, между прочим, тоже с утра настроение испортили!

– Нет чтоб как человек выпить пива и утешиться, сразу ругаться!

– А ты еще и удрал как раз в тот момент, когда был нужен!

– Ты же видела, что мне позвонили! – обиделся эльф. – У меня важная встреча была назначена! Вот сейчас, если хочешь, могу заняться успокоением скандалистов и прочими благотворительными деяниями. Только открой мне тайну – где пиво?

– Не знаю, – вздохнула Ольга. – У Плаксы спросишь. Поищи у Мафея, вроде они должны быть там. Вместе с пивом. Если король, как это у него обычно бывает, не растянул обещанные несколько минут на полдня. Только проверь, а то вдруг его величество решил вместе со всеми пива попить, пока супруга лекции по тактике слушает.

– Это мысль, – согласился Толик. Сложил ладони коробочкой, что-то пошептал – и из его пухлых ручек выпорхнула непомерных размеров муха, способная на лету загрызть стрекозу. Эта мечта энтомолога сделала круг почета над местом, где раньше стоял бочонок, и вылетела в раскрытое окно.

– Продолжаем разговор, – жизнерадостно сообщил толстяк, разваливаясь в кресле и смешно шевеля ушами. – С чего мы сегодня вдруг такие злобные и депрессивные? Обидел кто? Так мы этому «кому-то», только скажи, лягушек в ванной расплодим. А если заслужил, то и крокодильчиков. Небольших таких, чтоб не съели, а только понадкусывали…

– Да ну тебя, – отмахнулась Ольга, представив реакцию королевы на лягушек в ванне. – Принесли тебя черти с твоим пивом… Вы что, не могли к драконам сходить?

– Не, – ухмыльнулся неунывающий эльф. – Мы теперь к ним не ходим. Аррау ругается похлеще тебя. Она, с тех пор как села на яйцо, такая нервная стала… Теперь пока она свое яйцо не высидит, с ней общаться будет невозможно. Ольга, а ты случайно яйцо не снесла? В смысле…

Ольга немедленно запустила в шутника первым попавшимся под руку предметом, как оказалось – пудреницей. Смысл она поняла и так. Ударившись о голову Толика, пудреница раскрылась, в один момент лишив его толстощекую физиономию природного оливкового оттенка.

– Дурацкие у тебя шуточки!

– У тебя не лучше, – фыркнул Толик, подбирая опустевшую коробочку. – Ну и на что я теперь похож?

– На человека, – злорадно ответила Ольга. – Хоть в кои-то веки. Ходишь тут, своей мордой зеленой народ пугаешь.

– Хорошо, – хихикнул насмешник, заглядывая в зеркало отряхиваясь. – Теперь буду пугать зеленой мордой в розовой пудре. А если серьезно? Что с тобой случилось, что ты даже на любимого своего Диего наорала? Правда кто-то обидел? Может, я могу чем-то помочь? Понятно, если этому оглашенному мистралийцу пожаловаться, он пойдет всем морды бить и руки-ноги ломать, но мне можно сказать. Я не кровожадный.

– Да нет… – Впервые столкнувшись с серьезной ипостасью Толика, Ольга даже растерялась. Нет, действительно, как будто два разных… существа. Ни смешинки в глазах, ни тени улыбки на лице, ни нотки насмешки в голосе. – Никто меня не обидел… просто день с утра не задался… Вот еще и пудру рассыпала…

– Знаешь что, – так же серьезно посоветовал Толик, – пойдем сейчас со мной. Помиритесь все, выпьем пива… К Жаку в гости забежим…

– Не хочу я пива, – вздохнула Ольга. – Лучше, пожалуй, приберусь в своей комнате, пока хоть какое-то настроение есть. А то их величества в чем-то правы – тут только гусей и поросят не хватает. Ты лучше проверь, как там эти горячие парни, не подрались ли… И пусть меня не трогают, ради бога. Хоть до завтра!

Толик пристально присмотрелся к ней и вдруг улыбнулся:

– Как хочешь. Уединение тоже иногда способствует самосовершенствованию. Помочь тебе собрать пудру?

– Да как ее соберешь, я тряпочкой…

– Очень просто, – рассмеялся Толик и поставил коробочек из-под пудры на пол около кресла. Подмигнул, присел к стол и ритмично забарабанил пальцами по скатерти, сопровождая «партию ударных» тихим высоким писком. Из всех щелей же поползли мелкие черные муравьишки, сливаясь в ровные колонны и парадным маршем устремляясь к рассыпанной пудре. Вот уж выдумщик!

Ольга невольно улыбнулась, представив себе Толика в роли этакого доброго фея, бескорыстного спасителя золушек. Повелитель муравьев улыбнулся в ответ и хитро подмигнул.

– Здорово?

– Ага. А когда они все соберут…

– Исчезнут, – беззаботно махнул рукой Толик. – Они же призванные. Ладно, раз ты пива не хочешь, я пошел. Все у Мафея, и короля там нет. Передумаешь, приходи. Кажется, твой скандалист уже успокоился и протрезвел, так что выяснять отношения не станет.

«Вот чудик, – подумала Ольга, наблюдая за исчезающим добрым феем. – Даже телепорт у него зеленый, а не как у всех нормальных магов…»

Прибрать комнату ей так и не удалось. Не прошло и четверти часа, как вломилась хлюпающая носом Эльвира и принялась жаловаться на сволочей мужиков и доставучих подруг, которые не дают спокойно поплакать…

В общем, нельзя сказать, чтобы день закончился так уж плохо. Расстроенная Эльвира чуть повеселела, когда увидела, как муравьишки собирают рассыпанную пудру, потом пожаловалась на своего кавалера, и они с Ольгой душевно пообщались, разобрав в подробностях, какие мужики гады и почему именно. В процессе обсуждения врожденных недостатков противоположного пола они приказали подать бутылку сорельского красного и быстро ее приговорили, что, впрочем, ничуть не мешало обеим дружно осуждать мужиков за пьянство. Когда тема была исчерпана, вино выпито, а трудолюбивые насекомые, как и было обещано, исчезли, Ольга ощутила к подруге беспредельное доверие, пожаловавшись на утреннюю лекцию королевы и на пропавшую служанку. Эльвира тут же воспылала праведным гневом, выложила еще штук восемь показательных историй о нерадивости прислуги и изъявила желание помочь дорогой подруге восстановить справедливость. Изрядно подогретые сорельским красным, доблестные дамы немедленно отправились в поход, на поиски упомянутой служанки, поддерживая друг дружку на поворотах и представляя себя героями, идущими на подвиг. Это оказалось вовсе не так сложно, как думала Ольга.

Дело было в том, что она, как человек новый, еще не была знакома с половиной дворцовой прислуги, в отличие от Эльвиры, прожившей здесь уже полтора года. Загадочно пропавшая служанка нашлась в течение десяти минут, с должным трепетом предстала перед госпожой и огребла за себя и за того парня. Под действием все того же сорельского Ольга позабыла о смущении и дала волю языку, так что Эльвира только успевала поддакивать. По окончании воспитательной процедуры бедная служанка в полуобморочном состоянии ринулась исполнять свои обязанности, ни минуты не сомневаясь в реальности всего, что ей только что было обещано. А обещано было много. Помимо таких банальностей, как уволить, высечь или доложить лично королеве, увлекшаяся Ольга посулила пристрелить бедняжку из того самого пистолета, о котором так много говорили при дворе, продать в рабство в Белую Пустыню и отдать на поругание трем дюжинам мистралийцев. Затем подруги переместнлись к Эльвире, куда приказали подать еще бутылку сорельского, а проникшаяся должным уважением к своей госпоже служанка принялась в поте лица отрабатывать жалованье. Попутно она ломала голову, пытаясь понять, как выглядит «плод любви шимпанзе с Чебурашкой», которым ее обозвали, кто такой «ударник коммунистического труда», коего из нее обещали воспитать, и какова на вкус загадочная «хлорка», которой ее грозились накормить.

Глава 5

Вы, малыши, только и думаете, как бы кого-нибудь стукнуть, а когда вас самих стукнут, вам это не очень-то нравится.

Н. Носов

– Что-то невеселая у нас вечеринка получается, – заметил Толик, неодобрительно оглядывая заплаканного Пассионарио, сердитого Кантора и все еще испуганного Мафея.

– А с чего ей быть веселой? – шмыгнул носом расстроенный вождь. – Эльвира меня бросила, Кантор осыпал оскорблениями и чуть не побил, да еще с Ольгой поругался, не мог промолчать, скандалист! Ты бы к ней еще драться полез!

– Молчи! – с досадой огрызнулся Кантор. – Молчи, а то не выдержу!

– Можно подумать, ты до сих пор выдерживал! – не смолчал безутешный товарищ. – Из-за тебя все!

– Из-за меня? – Возмущению Кантора не было предела, и даже Мафею было ясно, что лучше с ним сейчас не заводиться, но товарищ Пассионарио почему-то полностью игнорировал сей очевидный факт и не замедлил подтвердить:

– Конечно, из-за тебя! Ты же скандал затеял! На твои вопли полдворца сбежалось! Совсем совесть потерял, чуть короля не укрыл похабными словами!

– Тише, тише! – вмешался Толик, предостерегающе вздымая ручки. – Ребята, не надо все начинать сначала! А то чертополохом накормлю! Лучше объясните, что такое с Ольгой? Прямо на себя непохожа! Ты ее точно ничем не обидел?

– Я сильно подозреваю, – проворчал Кантор, – что ее обидел король, о котором так заботится почтительный Плакса. Но это же не причина так набрасываться на меня!

– Ты сам, когда набрасываешься на окружающих, очень разбираешь, кто тебя обидел, а кто нет? – немедленно перебил его Пассионарио. – Ты что, сам понять не мог, что ей плохо, что она хочет побыть одна? Пусть ты амулет носишь, но это же твоя девушка, ты без всякой магии должен понимать…

– Я тебе ничего не должен! – взорвался Кантор. – Уж кому-кому, но не тебе! Скажи спасибо, что морду твою бесстыжую не набил, работорговец паскудный, мать твою!

– Уж кто бы там мою мать, – вспыхнул обиженный принц, – но без тебя там точно как-то обошлось! На своих родителей посмотри!

– По крайней мере, у них потомство получилось нормальное, а не идиот вроде тебя!

– Это ты нормальный? Ты нормальный? Нет, вы слышали? Он нормальный, а я идиот!

– Еще какой! Таскался по борделям, не предохранялся, а теперь слюни распустил: его Эльвира бросила! Так тебе и надо!

– Эй, ребята, ребята… – встревожился Толик, чувствуя, что чертополох тут не поможет. Готовых сцепиться драчунов колючки во рту не успокоят, а только сильнее разозлят. Он торопливо подхватился с места и протиснулся между неугомонными мистралийцами. – Да что с вами такое, ничего же крепче пива не пили!

– Отойди! – хором рявкнули оба, а Кантор добавил: – Кто посмеет опять на меня колдовать без спросу, на этот раз не прощу! Насрать мне, что вы маги!

– Может, все-таки обездвижить их обоих? – с опаской предложил Мафей. – Или усыпить? А в случае чего я улечу…

Занятый предотвращением назревающей драки, Толик не услышал, как за его спиной отворилась дверь. И панический ужас в глазах Мафея неосмотрительно списал на происходящий скандал. Только когда юный принц, беззвучно разевая рот, указал пальцем на дверь, а оба мистралийца одновременно сделали шаг назад, оглянувшись в ту же сторону, Толик сообразил, что в комнату кто-то вошел без стука, и поспешил убраться. Но было поздно. Хотя его величество никогда не славился ловкостью, реакция у него была отменная, а руки ой какие длинные…

Мафей только пискнул, беспомощно наблюдая, как кузен исчезает в зеленом облачке, мертвой хваткой вцепившись в рукав Толика. А воюющие стороны, избавившись от преграды, опять пошли на сближение.

– Полюбуйся, что ты натворил! – произнес Кантор, обличительным жестом указуя на то место, где только что был король.

– Это натворил ты, – возразил Пассионарио, оторопело пялясь на висящие в воздухе остатки зеленого тумана.

– А кто орал как ушибленный?! – разъярился Кантор. – Наворотил дел – и теперь тихо смоешься, а нам что делать? Я же вроде как телохранитель! А у меня охраняемый король пропал! Исчез! Растворился! Что я скажу королеве? Врезать бы тебе как следует…

– Смотри, как бы я тебе не врезал! Опять я виноват! – разобиделся доблестный вождь. – Иди ты в задницу, Кантор! Сам орал громче меня, а теперь нашел на кого все свалить! Вот и думай теперь, что ты скажешь королеве, и что тебе скажет Амарго!

– Ты лучше сам подумай, что тебе скажет твоя Эльвира, когда тебе припрут всех твоих бастардов! – ядовито отозвался Кантор, переходя с ругани на более утонченные оскорбления.

– По крайней мере, – не менее ядовито парировал оппонент, – у меня они есть. И еще будут, если захочу.

– И если не захочешь, все равно будут, – не остался в долгу Кантор. – Потому как ты не то что до тринадцати, до двух считать не умеешь, тупица! Твоя Эльвира и так толстая, представляю, какой она станет, когда родит тебе пяток детей!

– Эльвира не толстая, – злорадно огрызнулся Пассионарио. – У нее просто есть грудь.

Кантор ударил коротко, не замахиваясь и не тратя время на предупреждения. Друзья и соратники, сцепившись, покатились по полу под возмущенные требования Мафея немедленно прекратить недостойный мордобой.


Шеллар III в этот момент также был возмущен и чрезвычайно расстроен. Одежда таинственного господина Толика оказалась далека от эталонов качества, и в настоящий момент в руке короля находился только рукав, который его величество не преминул изучить и осмотреть за неимением самого Толика. Как оказалось, причиной досадного недоразумения было не качество одежды, а ее покрой – рукав был не пришит, как подобает, а пристегнут некими металлическими приспособлениями и от резкого рывка отстегнулся. В результате Толик оказался там, куда и направлялся, а незадачливый охотник за эльфами теоретически мог выпасть из телепорта в любой точке пространства. Оставалось только радоваться, что эта точка была обитаема и пригодна для жизни. О последнем ясно свидетельствовали мебель и немытые тарелки на столе. А еще они свидетельствовали, что проживал в этом помещении несусветный неряха, до коего Ольге еще расти и расти. И уж конечно это был не эльф, разве что эльфы окончательно деградировали и вернулись в первобытное состояние.

Король отложил в сторону бесполезный рукав и принялся изучать обстановку. Расцветка дивана и кресел могла объясняться тремя возможными причинами: а) хозяин этого жилища начисто лишен вкуса, б) он дальтоник, в) здесь принято обивать мягкую мебель ярко-голубой тканью в огромных белых ромашках. Валявшаяся на диване гитара наводила на мысль, что проживает в этом свинарнике бард, это вполне могло объяснить беспорядок на столе и явиться четвертой причиной приверженности хозяина к экзотическим расцветкам мебели. Замызганный зеленоватый столик с дырой посередине немедленно напомнил его величеству подарок Орландо, отчего Шеллар III несколько воспрянул духом. Приятно было видеть хоть что-то знакомое. А если Орландо узрел сей дивный предмет мебели именно здесь, то можно считать себя в гостях у знакомых. По крайней мере, есть на кого сослаться, когда явятся хозяева и потерянного между мирами короля не примут за грабителя. В том, что он находится на родине своего шута, его величество даже не сомневался. Такие предметы, как монитор, музыкальный центр, кондиционер и пылесос были легко узнаваемы по описанию, и все эти предметы король в настоящее время наблюдал. В особенности пылесос, который лежал посреди комнаты и ощутимо пованивал паленым. Кроме того в комнате ощущались запахи курева, кофе, грязных носков, отвратительного пива, сушеной рыбы и той самой «натуральной конопли», которую так любил покойный Шанкар.

С трудом подавив страстное желание немедленно пощелкать кнопками монитора и напомнив себе, что он в чужом доме и трогать без спросу чужие вещи недостойно, король переключился на изучение висевшей над монитором картины. Картина утешила его окончательно. Молодой человек с гитарой, третий справа, имел несомненное сходство с пропавшим Толиком – следовательно, никаких проблем с хозяевами дома не предвидится. По всей видимости, оливковый озорник выронил пассажира в некой точке, где сам часто бывает и где его хорошо знают. Скорей всего, здесь проживает его человеческая родня. Несомненно, человеческая. У чистокровного эльфа не может быть такого пуза и таких щек. «Замечательно, – подумал король. – Осталось только дождаться этих самых родственников, и можно без проблем разыскать Толика. Если повезет, еще успею на коронацию Пафнутия. Только бы Кире не сказали, что ее супруг потерялся, а то ведь переживать будет, хотя переживать совершенно не из-за чего… ну да ничего, как только о происшедшем доложат мэтру Истрану, он немедленно настроит свое зеркало и увидит, что любимому воспитаннику ничего не грозит. Нотации о недопустимости подобных рискованных приключений, конечно, избежать не удастся, но это можно пережить, не в первый раз… и не в последний».

Успокоившись, таким образом, касательно своей участи, король преспокойно закурил и предался созерцанию незнакомого мира за окном. Небольшой, уютный дворик жил своей незамысловатой жизнью. На скамейке в тени сиреневых кустов самозабвенно чесали языки две молодые мамаши, не замечая, как их чада подбираются к явно недозволенным игрушкам. Неподалеку чинил повозку пожилой господин в мятых штанах и грязной исподней рубахе без рукавов. На расстеленной прямо на земле холстине рядом с ним лежали какие-то металлические детали и инструменты. Блестящие железки, судя по всему, и являлись предметом стремления двоих крохотных карапузов. Пользуясь временной занятостью матушек, маленькие шкодники неуверенными шажками двигались в направлении этой манящей россыпи инструментов в надежде ухватить что-нибудь интересное до того, как их противоправную деятельность заметят взрослые. Во всяком случае, сам Шеллар III на их месте и в их возрасте именно так бы и поступил.

Чуть поодаль выясняли какие-то проблемы двое подростков немного моложе Мафея. Проблемы носили явно личный характер, что было понятно без слов, по одной только мимике. Девушка часто и опасливо оглядывалась на окна, что позволяло предположить потенциальную угрозу для юной парочки со стороны бдительных родителей. Юноша, судя по всему, был твердо намерен любой ценой договориться о свидании или хотя бы урвать поцелуй, и никакие родители для него помехой не являлись.

Пока его величество рассматривал повозку, пытаясь классифицировать сей механизм, как вид транспорта, малыши добрались-таки до расстеленной холстины и пустили в ход свои шкодливые ручонки. С радостным хихиканьем они ухватили в каждую руку по железяке и с восторгом замахали своей добычей. Затем мальчик в желтых штанишках сунул железку в рот, а его приятель в синих штанишках, продолжая радостно хихикать, огрел подельника по голове. Не со злобы, разумеется, а просто от полноты чувств. Внезапный рев заставил всех подпрыгнуть и встрепенуться. Зазевавшиеся матушки с аханьем бросились ловить и утешать своих мелких вредителей, так как виновник переполоха, увидев результат своих действий, бросил железку и тоже заревел – как обычно бывает в таком возрасте, из солидарности.

Этажом ниже хлопнули створки окна – и в спектакль включилась пожилая дама с неприятным визгливым голосом. Судя по реакции присутствующих, досталось всем – и юной парочке, и нерадивым мамашам, и рассеянному господину, который не следит за своими вещами. Девушка закраснелась и шмыгнула в подъезд, ее кавалер сердито ругнулся, подхватил сумку и направился к воротам, поминутно оглядываясь и громко огрызаясь на упреки сварливой женщины. Ахающие мамы волокли своих чад прочь от места преступления, силком отнимая похищенные игрушки и утирая запачканные мордашки. Пожилой господин в мятых штанах флегматично подобрал свое имущество и как-то совсем уж неподобающе для столь почтенного возраста показал крикливой соседке оттопыренный средний палец, что король полностью одобрил. Крик перешел в откровенный визг, но это нимало не тронуло старого охальника. Одарив мир довольной и счастливой улыбкой, он вернулся к прерванному занятию. Молодые мамы, видимо не желая связываться с визжащей потерпевшей, подхватили своих детишек и направились прочь со двора. Их сменила средних лет дама, которая вошла во двор, чуть не столкнувшись с малышом в синих штанишках. Крупная, полногрудая пышка, одетая весьма прилично даже на взыскательный вкус короля. Да и, что там греха таить, дамы таких пропорций его величеству всегда нравились…

Оценив обстановку и прослушав пару трелей из окна, дама укоризненно покачала головой и заговорила с непочтительным мастером примерно таким тоном, каким обычно увещевал своих воспитанников старый придворный маг. Воспитательный процесс дама успешно совмещала с изучением развороченных внутренностей повозки.

Крикунья вскорости утихомирилась, и окно захлопнулось. Воспитуемый господин собрал инструменты и вкатил наполовину разобранную повозку в сарай, что-то виновато объясняя даме, которая недвусмысленно стучала себя пальцем по лбу, одновременно кивая на раскуроченный транспорт.

На этом королю пришлось прервать познавательные наблюдения, так как, заперев сарай, последние действующие лица скрылись в подъезде и двор опустел. Но опасения, что теперь его величеству придется скучать, оказались беспочвенны. Едва он отошел от окна, защелкал замок входной двери, и помятый господин со своей спутницей вошли в квартиру, не прекращая что-то горячо обсуждать.

Увидев в доме постороннего человека, дама ничуть не удивилась, только высказала очередное нравоучение, хозяин же квартиры изумленно воззрился на короля, как бы не веря своим глазам.

– Прошу простить мне это невольное вторжение, – как можно дружелюбнее начал король, понимая, что важны не столько слова, сколько тон, ибо собеседники все равно не в состоянии его понять. – Не подскажете ли вы, как можно найти господина Толика?

Судя по тому, как вытаращился на него хозяин, подобающий по этикету поклон был… э-э… лишним. Дама разразилась долгой возмущенной тирадой, из которой король понял только одно слово «Толик», произнесенное с явным неодобрением, и что-то спросила.

– Простите, я не понимаю, – красноречиво развел руками Шеллар III, приглашая господ к общению на языке жестов, но выяснилось, что языковая проблема в развитых мирах решается намного проще. Путем несложных манипуляций с приборчиком, умещающимся в ладони. Странно, Жак ни о чем подобном не упоминал…

Как бы то ни было, повертев упомянутым предметом около уха, хозяева дома вдруг заговорили на чистейшем ортанском. Дама – с изысканным столичным произношением, помятый господин – с келсийским акцентом.

– Ага, вот так лучше! – жизнерадостно изрек хозяин дома, возвращая даме прибор. – А то непонятки какие-то, выходил из пустой квартиры, возвращаюсь – а тут уже гости… Это, значит, Толиковы штучки?

Король повторно извинился за вторжение и причиненные неудобства, объяснил, что потерялся при телепортации и в доказательство предъявил рукав, оставшийся от господина Толика. Дама осталась очень недовольна.

– Чему тут удивляться, – завела она, сердито указывая на захламленный столик. – Это у вас наследственное! Что ты, что Толик – два раздолбая! Машину раскурочить, пылесос спалить, приятеля потерять по дороге – это как раз по-вашему! А это вот что такое, опять у тебя «гости» гуляли? Папа, когда же ты вырастешь! Глянь, что у тебя в доме делается, разве сюда можно гостей приводить? Господи, что у тебя грязные носки делают на столе? Как подросток, ей-богу! Каждый божий день газ-квас и дым столбом, хоть топор вешай… опять шмаль курил в доме! Что про тебя незнакомый человек может подумать?

– Да какая разница, – ничуть не унывая, отозвался почтенный родитель и проворно смахнул со стола упомянутые носки. – Всего-то пару косячков… Эльфы сами не дураки насчет травки. А носки это вовсе не мои, а Витькины. Позвони Толику да скажи, где он своего хахаля потерял, ищет же, наверное…

Король не нашелся сразу что ответить на подобное предположение и тут же упустил возможность повернуть разговор в нужное русло.

– Папа! – негодующе возгласила дама, неловко косясь на залившегося краской гостя. – Надень очки! Это человек!

– В таких-то покрышках? – Хозяин дома с явным недоверием достал из кармана очки с одной дужкой и треснувшим стеклом, протер их подолом и водрузил на нос – И правда… а я подумал, эльф, из-за покрышек, наверное, люди так не одеваются…

– Нормальные люди, может, и нет, а ваши с Толиком друзья – в самый раз, – огорченно махнула рукой любящая дочь, отчаявшись призвать к порядку непутевого папеньку, и обратилась к королю: – Вы не обращайте внимания, у папы тут всегда балаган и помойка – то по очереди, то одновременно. А без очков он действительно человека от эльфа не отличит. Толик иногда приводит с собой эльфов, чтобы попугать папиным жилищем. Это он так над ними шутит.

– Да, я заметил, что он большой шутник, – согласился король, откладывая рукав, который так и держал в руках. – Могу ли я рассчитывать на вашу помощь, достопочтенная госпожа… э-э…

– Софья Гавриловна, – охотно подсказала дама, застеснявшись, как молодая крестьянка перед сватами. Король тоже представился, предусмотрительно опустив титулы. Пожилой господин, поминутно роняя очки, протянул руку и сообщил, что он «просто Гаврюша».

– Вы присаживайтесь, – пригласила Софья Гавриловна, – погуляйте пока, с папой пообщайтесь, а я попробую найти Толика, если он к эльфам не сбежал. Вы обедали?

– Благодарю вас, я не голоден, – поспешил отказаться король. Разумеется, он не обедал, но принимать пищу в обществе чьих-то носков у него не было никакого желания. – Не извольте беспокоиться, я и так причинил вам массу неудобств. Единственное, о чем я осмелюсь вас попросить, уважаемая Софья Гавриловна, помогите мне найти Толика, чтобы я мог вернуться домой. Супруга моя, наверное, беспокоится, и кроме того, у меня завтра важная встреча.

Судя по удивленному взору Софьи Гавриловны, она сильно сомневалась что у людей, одетых подобным образом, могу быть важные встречи, но вслух она своих сомнений не высказала, а тут же переключилась на неряху-родителя.

– Папа, что ты стоишь? Прибери сейчас же со стола! А носки эти – в мусоропровод немедленно! Куда ты их в карман суешь! Мне одно непонятно, Витька что, босиком от тебя ушел?

– Да что я, помню? – досадливо отмахнулся папа и поспешил ретироваться. Вслед ему полетели риторические вопросы о причинах столь плачевного состояния пылесоса и предположения, что несчастный прибор элементарно надорвался, не в силах справиться с вековой грязью в папином жилище.

Король опустился на диван и принялся набивать трубку, предварительно испросив у дамы разрешения курить в помещении. Исключительно из вежливости, так как этому помещению еще некоторое количество табачного дыма уже не могло повредить никоим образом. Все складывалось как нельзя лучше – местные обитатели оказались славными, безобидными людьми, а розыски Толика и возвращение домой – только вопросом времени.

Хозяин дома вернулся с ведром, в которое не мудрствуя лукаво смахнул все, что было на столе, включая собственные очки, свалившиеся с носа во время уборки. Софья Гавриловна удалилась в другую комнату и тут же вернулась в крайнем возмущении.

– Папа! Ты хоть знаешь, что в твоей студии спит Витька?!

– Да? – удивился господин Гаврюша и, выудив из ведра очки, принялся опять в нем копаться. – Вроде он собирался вчера уходить, говорил, ему сегодня на работу… Тогда я его носки выкидывать не буду…

– Так, может, его разбудить?

– А он уже проспался? Если нет, будить бесполезно. Смотри сама, я не помню, сколько он вчера выпил. А на работу он, наверное, все равно опоздал. Соня, будь другом, проверь, там точно никого больше нет? Такой кучерявый с бритой макушкой и в сутане поблизости не валяется?

– Нет! – разгневанно прорычала Софья Гавриловна и скрылась за дверью.

– Значит, ушел, – невозмутимо рассудил непутевый хозяин и, добыв из ведра носки вчерашнего собутыльника, все-таки сунул их в карман. – Жаль, а то бы мы его за пивом послали…

– Танюшка, а где папа? – донеслось из соседней комнаты. Поскольку ответные реплики отсутствовали, король заключил, что разговор ведется посредством телефона или иного технического приспособления. – К вам Толик не заходил? Ну позови папу… Дорогой, привет, ты давно дома? – Шеллар невольно позавидовал «дорогому», который уже дома и которого не ждет в ближайшем будущем долгое нравоучение от придворного мага. – Я у папы. Да как всегда, ты же знаешь папу. В доме бардак, пылесос сгорел, на столе Витькины носки, машина разобрана на запчасти, в студии спит вдрабадан пьяный Витька… Да не попал он на работу, видно, вчера они с папой укушались до потери памяти, еще и священника какого-то споили. Так это не все, я зачем звоню. Кроме Витьки в доме сидит какой-то молодой человек, которого растяпа Толик выронил из телепорта. Откуда я знаю, человек как человек, вежливый, обходительный, трезвый. Одет как-то странно, изъясняется высоким слогом, и папа его сослепу вообще за эльфа принял. Толик к тебе не забегал, потерю свою не искал? – Король отметил про себя, что вопрос не совсем уместный, искать пропажу Толик станет лишь в том случае, если его принудят к этому рыдающий Мафей и разгневанный Кантор. – Дэн, а как бы его найти, а? Человек переживает, говорит, жена волноваться будет… ему домой надо… Ну откуда я знаю, может, он ненадолго собирался, что я, допрос ему должна устраивать. А где Толика можно поискать? Ну хоть в каком мире? Сам поищешь? Вот спасибо, поищи, пожалуйста. Он у папы, как найдешь, пусть Толик его заберет. Ну все, целую, мне еще надо на лекцию успеть…

Сочувственно обнадежив короля, что растеряху Толика скоро найдут, и наказав папе развлекать гостя и вести себя прилично, Софья Гавриловна удалилась. На этом первое действие безумной комедии завершилось, и последовал небольшой антракт. При более близком знакомстве господин Гаврюша оказался человеком простым и открытым, а также любителем выпить и поговорить. Короче, находкой для шпиона. Он немедленно прибрался в комнате, включил для гостя свои любимые мультики, притащил откуда-то дюжину бутылок пива и охотно ответил на все вопросы, которые король счел возможным ему задать. В течение разговора его величеству пришлось раза три отказываться от обеда, пять раз от предложения выпить чего-нибудь крепче пива и восемь раз от неизвестных науке наркотиков. Каждый раз он с ужасом ожидал, что ему сейчас еще и женщину какую-нибудь предложат, как принято у некоторых варварских племен, но с этим обошлось.

Время Шеллар III, по обыкновению, не терял даром и через час уже обладал массой полезных сведений о новом мире вообще и о новом знакомом в частности. Как он и предполагал, общительный хозяин действительно был бардом, так сказать, в отставке, а исчезнувший Толик приходился ему внебрачным сыном. Его величество от всей души согласился с утверждением, что отказаться от предложения переспать с оливковой эльфийкой свыше сил любого нормального мужчины, даже если он трезв и четко представляет себе возможные последствия, и на этом расспросы о Толике пришлось свернуть. Поскольку король представился как знакомый Толика, вопросы вроде «кто он такой» и «чем он занимается» звучали бы подозрительно.

Старый бард со странным именем Гаврюша, похоже, вообще не знал, что такое «подозрительно», судя по тому, с какой легкостью он откровенничал с незнакомым человеком. Сами посудите, господа: приходит человек домой, застает там подозрительного вида незнакомца и безоговорочно принимает на веру все, что этот странный господин находит нужным насовать хозяину за уши. Слыхано ли подобное! Уж сам Шеллар III на месте такого хозяина первым делом допросил бы этого не внушающего доверия гостя как следует, проверил бы всевозможными методами, и даже после этого поостерегся бы отвечать на его вопросы правдиво и искренне.

С Толика разговор плавно перешел на прочих родственников словоохотливого барда, и господин Гаврюща долго и влюбленно расхваливал дочурку Сонечку, красавицу, – умницу, доктора наук, примерную жену и мать трех очаровательных девочек. Видимо, в отличие от брата, она не унаследовала батюшкиных дурных наклонностей. Король был потрясен сообщением, что добродушная толстушка Софья Гавриловна изобрела тот самый лингводекодер, при помощи которого они в настоящий момент общаются. Можно сказать, его величество был сражен наповал. Но не настолько, чтобы забыть поинтересоваться принципом действия сего удивительного прибора. Как оказалось, принцип действия лингводекодера был основан на том самом феномене, который позволял переселенцам понимать коренных жителей с первого произнесенного слова, а объяснить подробнее Гаврюше не позволил недостаток образования.

Путешествие по генеалогическому древу отставного барда продолжилось восхвалением самого лучшего в мире зятя, который обожает дочурку Сонечку, как мало кто в наше время способен. А также примерный семьянин, блестящий врач, умнейший человек и выпить со стариком не отказывается… Словом, полный комплект всевозможных достоинств, где б себе взять такого золотого зятя, если вдруг боги вместо наследника подсунут дочерей.

И тут на самом интересном месте, когда любознательный король уже навострил уши и вознамерился поподробнее расспросить о шархийской родне бесценного зятя, антракт закончился и начался второй акт. Те же и Витька.

Пробудившийся гость предстал в дверях во всем великолепии похмельного синдрома, чем вызвал у короля нечто вроде умиления – так живо напоминал сей всклокоченный, мускулистый тип дорогого кузена Элмара утром после возлияний. На всякий случай король пожелал страдальцу доброго дня, хотя и не был уверен, что его поймут. Секундное удивление мелькнуло на непроспавшейся, конопатой физиономии вошедшего, затем он хлопнул себя по уху, тряхнул головой и заговорил по-ортански без всяких манипуляций с прибором.

– Ага, добрый день… а который час? – поинтересовался гость, по-детски протирая глаза огромным кулаком. – И где отец… этот… как же его, вот блин… а, Жан! Где он?

– Витя, четыре уже, с хвостиком, – отчитался хозяин. – А когда ушел твой приятель в сутане, я не помню, уже спал, наверно.

– Так он ушел? – возмутился Витька, пытаясь призвать к порядку торчащие во все стороны огненно-рыжие кудри. – Вот свинья! А ты что, разбудить меня не мог?

– Я думал, ты тоже ушел! А если бы и нет, сам знаешь, тебя будить – себе дороже.

Король отметил про себя, что с Элмаром этот Витя нашел бы общий язык с полуслова.

– Тебе попадет от начальства? – сочувственно поинтересовался хлебосольный хозяин, имеющий свойство сбиваться в счете своих пьяных гостей и забывать их в соседних комнатах.

– Да нет, Жан прикроет, – махнул рукой Витька. – Если он пошел домой, а не по бабам… Пойду умоюсь…

– Твои носки на туалетном бачке! – крикнул ему вслед Гаврюша, на что из коридора ворчливо откликнулись:

– Мои носки на мне!

– А чьи же это тогда? – задумался хозяин. – Неужели священник забыл?

– Кто этот господин? – полюбопытствовал король и получил исчерпывающий ответ:

– Это Витя Кангрем, сын моего друга Криса… – Бард кивнул на групповой портрет над монитором, и король тут же выделил из разношерстной команды досточтимого предка похмельного Вити, такого же рыжего и мордастого, только выглядел предок более одухотворенно – бард все-таки.

– Он тоже… артист? – поинтересовался король и получил в ответ странное объяснение, что артист из Витюши не получился, и сейчас он работает «в какой-то греческой лавочке». Вот уж работничек кому-то достался… Что такое «греческая лавочка», король не понял, но от души посочувствовал бедному лавочнику. Такого работника, который пьет и прогуливает, не грех и выгнать…

Выяснить подробнее, что собой представляет эта самая лавочка, король не успел. Процедура умывания у Витьки протекала столь стремительно, что в тот момент, когда его величество задал свой вопрос, «неполучившийся» бард уже стоял в дверях с бутылкой пива.

– А это еще кто? – произнес он, уставившись на короля, и тот понял, что вопросы закончились. И возможно, предстоит серия неприятных ответов.

Порой один взгляд может сказать о человеке больше, чем целое досье, собранное командой исполнительных агентов. Взгляд Витьки, тяжелый, подозрительный, не по-бардовски внимательный и оценивающий, в одно мгновение заставил короля подавиться очередным вопросом и всерьез обеспокоиться. Этот господин не имел ничего общего с наивным хозяином, из которого можно было без особых усилий трясти информацию, отделываясь ничего не значащими репликами. Этот видел все и делал выводы. Король сразу почувствовал, что одежда, в которую он был облачен, сшита лучшим портным из самых дорогих тканей, что общий вес видимого золота и драгоценностей на его августейшей персоне (не включая скрытых под одеждой амулетов) приближается к трети стоуна, что пистолет под камзолом невозможно скрыть от наметанного глаза… И что все это сейчас видят.

Воры так не смотрят. Вор видит все, но делает это незаметно для изучаемого объекта. А так, как этот Витька, смотрят воины. Если быть точнее, так бы мог смотреть тертый, бывалый наемник, подозревающий подставу со стороны потенциального нанимателя. И еще так изучают возможного противника, оценивая его способности в случае чего.

Кроме уже упомянутого Шеллар III ясно чувствовал, что господину Витьке его королевское величество решительно не нравится. Но отступать и смущаться было не в его принципах, поэтому он достойно ответил на взгляд. Так, чтобы этот полуголый верзила тоже почувствовал, какие жеваные на нем штаны, сколько лет он не чистил свою обувь и где вообще его рубашка. А также что его величеству в высшей мере наплевать, нравится он этому нахалу или нет.

– Это приятель Толика, – пояснил ничего не заметивший хозяин. – Представляешь, этот оболтус выронил его, когда телепортировался!

– М-да? – Особого доверия в Витькином голосе не прозвучало. Более того, уязвленный ответным взглядом короля, рыжий громила немедленно сообразил маленькую месть. – А я думал, Толик только эльфов трахает…

– Совершенно верно, – не моргнув глазом, заметил Шеллар. – Только эльфов. Простите, маэстро Гаврюша, мы с вами не договорили… Вы собирались объяснить мне, что за лавочку вы только что упоминали.

– Сколько раз тебе говорить, – перебил его Витька, с негодованием воззрившись на болтливого хозяина, – не треплись направо и налево о моей работе! Особенно людям, которых впервые в жизни видишь! И где моя куртка?

– Вить, ты на ней сидишь.

Король с сожалением отложил вопрос о лавочке на дальнюю полку своей безразмерной памяти, намереваясь уточнить потом у Жака. Пока же Шеллар занялся изучением Витькиной куртки, которую тот вытащил из-под задницы и расправил, намереваясь надеть прямо на голое тело.

При встряхивании из куртки вывалился здоровенный пистолет, раза в полтора крупнее лондрийского образца, так любимого его величеством.

– Опять ты эту гадость ко мне в дом притащил! – возмутился хозяин.

– Я забыл! – ворчливо отозвался Витька, пристраивая выпавшее оружие на место. – Я к нему так привык, что не замечаю. Да что оно тебе, мешает, в самом деле?

– Какой любопытный образец! – Король с величайшим интересом наклонился вперед и безукоризненно любезно испросил разрешения посмотреть поближе. Ему и в самом деле было любопытно осмотреть невиданное ранее оружие, но все же не настолько, как он это демонстрировал. Сама куртка рыжего Витьки вызывала гораздо более жгучий интерес, чем пистолет, но король воздержался от слишком явных проявлений любопытства. Да и вряд ли можно было считать обычным любопытством вопрос такой важности.

На рукаве вытертой до блеска, грубой холщовой куртки имелась поперечная нашивка. А на ней – один-единственный знак, при виде которого сердце его наблюдательного величества подпрыгнуло, словно поморский придворный от удара королевского посоха о стол.

Такой же знак был на шприце неизвестного злоумышленника с эгинского пляжа. И по логике вещей означал он цифру «пять».


Пронзительный визг, раздавшийся где-то поблизости, грубо прервал задушевное общение придворных дам. Конечно, причиной этого неприятного звука могла быть самая обычная мышь, но Ольга все же поспешила выглянуть в коридор, ибо никакая депрессия не могла быть помехой здоровому любопытству. Остальные обитатели и гости близлежащих комнат, видимо, рассуждали так же, и первое, что увидела Ольга, был ряд открытых дверей и толпа зрителей. Звездой представления была ее нерадивая служанка, которая с воплем и визгом неслась по коридору в направлении лестницы, ведущей к черному ходу.

«Господи, она что, еще и дура, ко всему прочему?» – подумала Ольга и полезла за пистолетом, намереваясь сходить проверить, что же так напугало несчастную труженицу. А то мышь мышью, но вдруг в комнату и в самом деле заползло что-то опасное…

Когда официальная обстановка предписывала надевать платье (а во дворце она редко бывала другой), Ольга носила пистолет на бедре в специальной кобуре, пристегнутой к ноге. Все бы хорошо и удобно, только, чтобы его достать, приходилось задирать подол. Зрителей это позабавило еще сильнее, чем вопящая служанка, и кто-то даже с одобрительным присвистом высказался насчет прелестных ножек. Небось забыл очки в будуаре у Камиллы…

Припомнив, как это делали крутые полицейские в кино, Ольга живописно распахнула дверь ногой и ворвалась в комнату, водя пистолетом по сторонам. Страшный монстр, так напугавший служанку, стоял у двери в ванную и как раз намеревался туда войти.

– Ольга, ну что я тебе сделал? – устало и печально произнес он. – Сначала ты на меня наорала, как на прислугу, теперь с пистолетом кидаешься, как на врага. Неужели все настолько плохо?

Безутешный возлюбленный походил на убитого горем погорельца, только что спасенного из-под развалин героическими пожарными. Он был весь в саже и оставлял на паркете лужицы грязной воды. Распущенные волосы, подпаленные с одной стороны, свисали мокрыми сосульками. От него ощутимо воняло горелым.

– Ой… – Ольга опустила пистолет, чувствуя себя полной дурой. Особенно учитывая тот факт, что любопытные придворные не замедлили сунуть носы в дверь, дабы полюбоваться, как неизвестное чудовище будет ее потреблять на полдник. – Я же не знала, что это ты… Ну чего уставились? Вас приглашал кто-то? – Беспардонно захлопнув дверь, она с уже откровенным сочувствием бросилась к несчастному погорельцу: – Диего, что случилось? Был пожар?

– Ничего не случилось, – угрюмо ушел от ответа погорелец. – Ты так и не объяснила, зачем весь этот цирк с пистолетом.

– Я думала, тут что-то опасное, – пояснила Ольга. – Служанка так визжала…

– Если бы тут было что-то опасное, оно бы десять раз успело тебя убить, пока ты входила. Или потренируйся, или больше так не делай. Можно я у тебя умоюсь?

– Да на здоровье умывайся, только ты тоже не объяснил, что тут горело.

Диего скрылся в ванной и уже оттуда, сквозь шум воды, неохотно, как от сердца отрывая каждое слово, объяснил:

– Я подрался с Плаксой.

– И кто кого? – Вопрос был дурацкий, но не скажешь же вслух то, что на самом деле подумала. Что они придурки оба и что ей невыносимо стыдно за свою провокационную роль в конфликте. Некоторые дамы вроде Вероники только и мечтают, чтобы из-за них кто-то подрался, но Ольге такое выражение мужского внимания ничуть не льстило. Напротив, жутко неловко и неприятно сознавать, что ты являешься причиной, из-за которой двое хороших друзей рассорились и набили друг другу морду.

– Мафей нас обоих, – лаконично и честно признался доблестный дуэлянт. – Холодной водой. У тебя не найдется лишнего полотенца?

– Сейчас поищу… – Ольга бросила так и не понадобившийся пистолет на кровать, разумеется позабыв о подобающих мерах безопасности.

Ба-бах!

Брызнули осколки от флакона с духами, из ванной выскочил полураздетый кабальеро, на лице которого была написана моральная готовность увидеть свою возлюбленную в виде остывающей тушки.

– Ольга! – простонал он, бросая на пол мокрую рубашку. – Разве ж можно так пугать! Ты бы его еще в кобуру сунула!

– Диего, пожалуйста! Не надо! Я нечаянно! – перебила его Ольга, торопливо пытаясь спасти остатки духов. – Блин, жалко! Такие духи были классные!

– Сделай еще раз вот так – и будешь вспоминать, какой у тебя был классный я! Потому что меня кондратий хватит на месте! Когда ты научишься ставить пистолет на предохранитель? Через пять минут весь дворец будет говорить, что горячий мистралиец застрелил тебя из ревности к королю.

Ольга тихо прыснула и, подумав, перелила остатки духов в пустую бутылку из-под поморской пшеничной, которую не успела выбросить перепуганная служанка.

– Через десять минут они все равно узнают, что я жива. Ты иди, я сейчас соберу осколки и принесу тебе полотенце.

– Тогда они решат, что я застрелил короля, опять же из ревности, найдя его под твоей кроватью, – проворчал «горячий мистралиец», направляясь в ванную.

– Так ведь король тоже живой!

Диего ничего не ответил и скрылся за дверью.

Сбор осколков занял некоторое время, в течение которого Ольга успела даже пожалеть об отсутствии Толика. Может, он бы опять призвал какую-нибудь мелюзгу для сбора мусора – и дело пошло бы энергичнее. А служанка эта в самом деле какая-то ненормальная, она что, грязного человека никогда не видела? Или увидела, что мистралиец, да приняла за первого из обещанных трех дюжин? В любом случае это не причина так орать.


– Витька, ты грубиян! – укоризненно вычитывал Толик, с пафосом вздымая пухлые ручки и потрясая ими где-то на уровне Витькиного подбородка. – Ты примитивен, как инфузория, и агрессивен, как носорог с кактусом в заднице! Пять минут как познакомился – и уже драться! Ты хоть имеешь понятие, кого ты только что стукнул?

– Господин Толик, – поспешно вмешался король, все еще пытаясь восстановить дыхание, – прошу вас… Без титулов…

Витька угрюмо произнес, что ему плевать на титулы, и продолжил массировать запястье.

– Что он тебе сделал, скажи ты мне, неандерталец нестираный? – не унимался Толик.

– Абсолютно ничего плохого, – заверил маэстро Гаврюша, которого, как всякого убежденного пацифиста, огорчил факт мордобоя в его присутствии. – Наверно, Витьке не понравилось, что он такой вежливый. Ты ж знаешь Витьку…

– Да знаю, – ухмыльнулся Толик. – Что, Витя, ты правда не любишь, когда люди вежливы, трезвы и одеты в чистое? Они тебе напоминают адвоката твоей бывшей жены?

– Я не люблю, когда люди задают такие вопросы! – взорвался Витька. – Они мне напоминают шпионов!

– Извините, – с достоинством отозвался король и наконец смог разогнуться. – Мне ваша нашивка на рукаве тоже что-то напоминает, но я не называю вас убийцей только по этой причине.

Оскорбленный Витька выпятил челюсть и высказался насчет некоторых вредных гадов, которые с вежливой миной говорят людям пакости, чем действительно напоминают того самого гребаного адвоката. Драться, однако, больше не стал – то ли внушения подействовали, то ли решил поберечь оставшиеся конечности.

Толик скользнул взглядом по его куртке и столь же укоризненно обратился к королю:

– К твоему сведению, это всего лишь цифра «пять», и какое надо иметь воображение, чтобы делать такие выводы…

– Разумеется, только на этом основании нельзя. Это был теоретический пример, призванный иллюстрировать абсурдность заявлений моего оппонента. А это действительно цифра «пять»? Можно полюбопытствовать, в каком мире люди пользуются такими цифрами?

– Нельзя! – прорычал Витька. – Что за манера все вынюхивать и выспрашивать!

– Обычное здоровое любопытство, – пожал плечами король. – Это абсолютно естественно – когда вы видите что-то вам незнакомое, вы спрашиваете у окружающих, что это такое.

– Мать-природа! – закатил глаза Толик. – Ну ты действительно зануда! Это каппийские цифры, если тебе хоть что-то говорит название! И отцепись от Витьки! Он тебя побьет-таки!

– Это вопрос спорный, – упрямо возразил король, – поскольку побить меня он уже пытался…

– Где учился? – ворчливо поинтересовался Витька, аккуратно пробуя пошевелить кистью. По всей видимости, вопрос следовало воспринимать как шаг к примирению. – Винтиловка, спецназ, контора? Или просто армия? Был бы ты из наших, так не спрашивал бы, что такое «греческая лавочка»…

– Контора, – чуть улыбнулся король, надеясь, что определил правильно.

– У-у! – с некоторым уважением протянул сотрудник неведомой лавочки. – Тогда понятно… А что у Толика за дела с конторой?

– Никаких, – снова улыбнулся король. – Я там давно не работаю.

– Прощайтесь! – решительно заявил Толик. – Мне эта беседа полоумных конторщика и лавочника действует на нервы!

– Как пожелаете. – Король выбрался из кресла, вызвав у Витьки откровенную ухмылку, и протянул руку хозяину: – Примите мою глубочайшую благодарность за гостеприимство, маэстро Гаврюша. Чрезвычайно приятно было с вами познакомиться, равно как и с вами, уважаемый Витя.

– Серьезно? – усмехнулся «уважаемый Витя», но руку все же подал. – Ну ты заходи, если что. Водки выпьем, за жизнь потреплемся. Ты не боксируешь? Жалко. Но все равно. Заходи. Я тебя матом ругаться научу.

– Благодарю вас, – отозвался король, разлепляя сдавленные пальцы, ибо рукопожатие господина Вити вполне могло заменить небольшие тиски. – Я умею.

– По тебе не скажешь, – ухмыльнулся Витька.

– Зайдет, зайдет, интеллектуал ты наш… – оборвал долгое прощание Толик. – Ты лучше сам к Дэну зайди, он тебя зачем-то искал. Пошли, расхититель рукавов.

– А куда мы отправляемся? – уточнил король.

– Ко мне, – пояснил эльф. – Следовало б тебя, конечно, домой отослать, но дядя велел привести и представить.

– Матери привет передавай, – вздохнул маэстро Гаврюша, сразу вдруг погрустнев.

– Обязательно. – Толик посмотрел на бесславно погибший пылесос и добавил, хитро подмигивая: – А еще подарю тебе волшебную метлу и посмотрю, ухитришься ли ты и ее спалить.

Глава 6

Кое-кому из собравшихся известно, что в самом начале нашей эпохи я рискнул посетить Чародея в Дул-Гулдуре и, тайно разведав, чем он занимается, понял, что наши опасения подтвердились.

Дж. Р. Р. Толкиен

Умытый и причесанный, Диего перестал походить на жертву пожара, приобретя некоторое сходство с жертвой банных воров. То есть чистый, мокрый и с полотенцем на бедрах вместо одежды. Дополняла образ убийственно трагическая мина, с которой он не расстался, даже умывшись. То ли до сих пор переживал из-за ссоры с девушкой, то ли стыдно было за драку с товарищем. В любом случае Ольга чувствовала себя виноватой, но не знала, с какой стороны подойти к пострадавшему, чтобы утешить. Ей-богу, распитие пива в ее комнате не стоило такого скандала. Можно же было просто попросить…

– У тебя где-то должна быть моя рубашка, которую я в прошлый раз забыл, – сообщил Диего, поправляя сползающее полотенце.

– Должна, – согласилась Ольга. – Сейчас попробую найти. Она лежала вон в том кресле под моими штанами, но теперь служанка все убрала.

– Кстати, отчего твоя служанка так перепугалась при виде меня? Ты что, мною прислугу запугиваешь?

– Нет-нет, – поспешила заверить его Ольга, оставляя три дюжины мистралийцев где-то на задворках совести. – Наверно, она тебя не узнала. Или вида твоего испугалась.

– М-да… – грустно согласился Диего, заглядывая в зеркало и приподнимая пальцами свои паленые сосульки. – Есть чего испугаться…

Ольга тут же ухватилась за возможность сделать для него хоть что-нибудь утешительное.

– Их надо подстричь. В смысле подровнять.

– И на что это будет похоже?

– На то, что и было. Ну подумаешь, раньше были до лопаток, а теперь до плеч будут. Зато можно будет при желании распущенными носить. Давай садись, я тебя подровняю.

Диего заколебался, поглядывая то на свое отражение в зеркале, то на ножницы в руках самозваной парикмахерши. Видимо, прикидывал, что страшнее.

– Да чего ты над ними, в самом деле, трясешься, как красна девица над своей девичьей косой? Не будешь же ты так ходить.

– Да нет, конечно… – с сомнением протянул Диего, по-прежнему косясь на ножницы. – Но я подозреваю, что ты раньше никогда не пробовала стричь и намерена на мне учиться.

Ольга заверила его, что собирается не стричь, а только ровнять, а уж это плевое дело, она сама себе неоднократно концы ровняла, и девчонкам в общаге тоже. А если кабальеро желает, то можно и челочку сделать.

– Вот этого не надо! – неожиданно агрессивно отказался кабальеро. – Ты мне еще макушку выстриги, как у мистика.

– А что, челка что-то значит? – вздохнула Ольга, не разделявшая его национальной привязанности к распределению причесок по классам. Ее давно подмывало спросить, что делают со своими опознавательными стрижками мистралийцы, когда лысеют с возрастом, но все к слову не приходилось. Да и неловко – вдруг на свой счет примет, обидится, начнет бить себя в грудь и доказывать, что настоящие кабальеро не лысеют, а кто не согласен, тот хочет его обидеть…

– Значит, – мрачно ответил Диего и все-таки занял предложенный стул. – Ладно, давай, только не очень коротко.

– Уж как подпалил, так и получится. Главное – не вертись.

Клиент послушно замер и просидел как изваяние все то время, что Ольга сражалась с его испорченной прической. А сражаться пришлось чуть ли не в прямом смысле. Она как-то выпустила из внимания, что собственные волосы, так же как и Люськины, легко было ровнять из-за того, что они тонкие и мягкие. А вот любимый мужчина подобной скудостью прически не страдал. Его густые, жесткие патлы постоянно норовили выскочить из пасти ножниц, извернуться, перекоситься и не дать обрезать себя ровно. Хотя Ольга старалась изо всех сил, прямой линии добиться не удалось. Зато получилось не слишком коротко. Повертев головой перед зеркалом, жертва ее парикмахерского искусства с философским смирением изрекла, что могло быть и хуже. А также что пьяный Элмар мечом сделал бы это ровнее.

– Ну что, напоим Элмара и попросим подровнять? – предложила Ольга, надеясь хоть немного развеселить угрюмого мистралийца. Но тот только отмахнулся:

– Так сойдет.

Что-то с ним было не так, просто сам на себя был непохож бедный кабальеро, а спрашивать язык не поворачивается. Сама ведь наехала и расстроила…

Пока Ольга обдумывала, чем еще утешить и развеселить унылого возлюбленного, в дверь требовательно забарабанили, и все покаянные мысли тут же вылетели из головы. Нет, ну обнаглели совсем! Как к себе домой! Вот сейчас обматерить бы как следует, чтобы полчаса обтекали, кто бы ни стучал, хоть сама королева! Эх, и почему их в институте учили только литературному языку? Жак, который понимает мистралийский как русский, от души восторгается непереводимыми монологами Диего, а Ольга ни слова разобрать не может! Изложить сии непревзойденные перлы в письменном виде, чтобы она хоть прочесть могла, Жак отказывается под идиотским предлогом, что бумага этого якобы не выдержит…

За дверью обнаружился незнакомый господин весьма солидного и благопристойного вида, на породистой физиономии которого ясно читались негодование и стремление к скандалу.

– Где этот недостойный, бесчестный негодяй? – возмущенно возгласил почтенный кавалер, не утруждая себя даже элементарным приветствием.

– Кто? – тут же ощетинилась Ольга, решив, что любимый Диего опять кому-то не тому нахамил. Ответ возмутил ее до глубины души. Породистый господин имел в виду короля!

Нет, что он обозвал его интеллигентнейшее величество развратником и растлителем, Ольга еще могла понять – мало ли что могут о человеке сказать из политических соображений. Но чтобы короля искали в ее комнате?!

Змея, которая, по уверению непревзойденного БГ, должна быть у каждой женщины, в мгновение ока пробудилась и недвусмысленно зашипела, роняя с зубов капли яда.

– Что? – угрожающе переспросила Ольга, надеясь, что ей удалось скопировать тот холодно-высокомерный тон, каким Эльвира разговаривает с прислугой. – Я не ослышалась?

Любопытные головы, высунувшиеся из всех ближайших дверей, придали ей уверенности – как-никак благодарная публика! – и она с воодушевлением продолжила:

– Какой-то хам имеет наглость врываться в покои к даме и утверждать, будто его величество должен находиться здесь в столь неподобающее время?

Почему четыре часа дня было неподобающим временем, Ольга объяснять не стала. Зато ее речь прозвучала очень эффектно!

Слегка ошарашенный таким агрессивным отпором, неизвестный господин не сразу нашелся что сказать, и Ольга с еще большим воодушевлением поспешила выплеснуть на беднягу все то, что не досталось перепуганной служанке.

– Вы, значит, намекаете, что я принимаю у себя по вечерам женатого мужчину? Вы что, специально тут ломились в мою дверь, чтобы нанести мне оскорбление? Нет, вы слышали, господа и дамы, это хамло, которое врывается в чужие спальни, имеет наглость рассуждать о моем моральном облике! Пользуется тем, что любой уважающий себя мужчина побрезгует вызвать на поединок такую убогую, старую калошу!

Угрожающее сопение за спиной и полнейшее падение боевого духа, отразившееся на лице посетителя, еще больше укрепили Ольгину уверенность в себе, и она уже совершенно внаглую объявила:

– Я не намерена терпеть подобные оскорбления от каждого задрипанного придворного!

Дверь хряпнула перед носом охреневшего визитера как залп «Авроры». Коридор взорвался аплодисментами и одобрительным свистом.

Ольга развернулась и решительным толчком в грудь остановила грозного кабальеро, двигавшегося спасать ее честь:

– Не надо! Живой и посрамленный он мне больше нравится! Тем более ты без штанов!

Диего, который был не только без штанов, а и полотенце успел потерять, остановился. Агрессивное выражение на его лице медленно расползлось в улыбку.

– Браво, – наконец сказал он, медленно отмеривая свою долю аплодисментов. – Ты была бесподобна! Запомни это! Вот так с ними и надо! Со всеми!

– С кем? – не вполне поняла Ольга. Можно подумать, к ней каждый день такие придурки в дверь ломятся…

– Со всеми, кого ты обычно стесняешься и боишься. С зажравшимися придворными, с надутыми аристократами, с их стервозными дамами. Когда они смотрят на тебя, не надо думать: «А вдруг у меня прическа не в порядке, а вдруг я как дура выгляжу, а вдруг они что-то скажут». Надо смотреть в глаза вот так и думать: «А мне начхать, что вы думаете о моей прическе и что вы скажете, потому что вы все пыль и грязь, а я…»

– Диего, – укоризненно перебила Ольга, – и чем же я тогда буду лучше них?

– Да всем, – уверенно заявил мистралиец. – Потому что об их прическах ты не думаешь и вообще внимания не обращаешь, во что они одеты, не говоря уж о том, чтобы их наряды обсуждать.

– Да, наверно, я такая… И нет мне цены… Но ты все-таки надень что-нибудь. Хоть мои штаны. А то вдруг зайдет Кира, а ты тут нудизм развел.

– Не хватало еще, чтобы я в женских штанах расхаживал! Уж лучше я свои мокрые надену. Мафей обещал мне принести что-нибудь переодеться – и пропал. Забыл, наверное. Кстати, ты не знаешь, эльф так и посещает по вечерам свой священный забор?

– Я там давно не была, но, судя по поведению Элмара, посещает. А зачем тебе?

– Может, и не понадобится… но… – Доблестный кабальеро замялся. – Ты сможешь с ним поговорить?

– Смогу, конечно, а зачем? – поинтересовалась Ольга, понимая, что Диего, как и все остальные, не посмеет открыто общаться с непутевым прадедушкой, опасаясь, как бы о нем чего не подумали. Даже если необходимость будет самой насущной.

– Поклянись, что никому не скажешь, – тяжко вздохнул мистралиец.

– Даже королю? – подозрительно уточнила Ольга.

– Да нет, король-то как раз спрашивать не станет. Всем остальным.

Ольга торжественно поклялась и выжидающе уставилась на бедного возлюбленного, который не торопился с объяснениями, будучи занят натягиванием мокрых штанов.

– Понимаешь, – наконец объяснил он, сопровождая чуть ли не каждое слово тяжким вздохом, – король пропал.

– То есть как – пропал?

– Он Толика все-таки застукал. Толик тут же удрал, но его величество успел сигануть за ним в телепорт. Никто не знает, только я, Мафей и Плакса. Мафей берет на себя мэтра Истрана, а мне достался этот извращенец на заборе… Надо бы, конечно, было Плаксе это поручить, но он после ссоры с Эльвирой и драки со мной до сих пор немного не в себе. Как стемнеет, сходи с эльфом поговори, будь другом. Пусть поищет, где этот Толик и куда он короля дел.

– Хорошо, схожу обязательно, – пообещала Ольга, потрясенная сенсационной новостью. – Да ты не переживай, найдется король. Что ему Толик сделает, он же мухи не обидит…

Она собиралась привести еще несколько утешительных доводов, но, похоже, день сегодня был полностью пропащий. Понедельник, что еще скажешь. Очередные вопли и топот в коридоре могли быть просто следствием ее наезда на породистого господина, но укротить любопытство Ольга все-таки не смогла.

Мимо нее, шурша юбками, трусцой проскакали Вероника и Селия, изо всех сил стараясь не мчаться сломя голову и не терять достоинства. За ними, смешно подпрыгивая и роняя туфельки, пыталась угнаться Сюань. Детская мордашка хинской невольницы излучала восторг и любопытство.

– Что случилось? – окликнула ее Ольга. Сюань на секунду остановилась, подобрала туфельки и, прижав их к груди, радостно сообщила:

– Госпожа Акрилла утопилась!

После чего босиком припустила по коридору, в три секунды догнав и перегнав впереди бегущих.

– Как – утопилась? – оторопела Ольга, на всякий случай тоже скидывая туфельки. – В ванне, что ли?

Камилла, которая только что выплыла из своей комнаты, величественно покачивая плечами и на ходу поправляя прическу, невозмутимо пояснила:

– Вечно наши дамы панику создают. Не утопилась, а только побежала топиться.

– Зачем? – Ольга пристроилась рядом с Камиллой, едва поспевая за ее размашистым шагом. Краем уха она услышала, как Диего вполголоса выругался и тоже двинулся за ними как был – в мокрых штанах и босиком. Даже, кажется, без оружия.

– К нашей Акрилле приехали родители, – невозмутимо мурлыкнула Камилла. – Это как раз ее батюшка, кавалер Танта, ломился к тебе в комнату. Какая-то сволочь ему доложила, что дочурка не уберегла свое хваленое целомудрие, да еще наплели, будто она беременна от короля. Старый недоумок поверил.

– Так что, из-за этого топиться?

Ольга, конечно, понимала, что за такие вещи можно грести от родителей по первое число, раз уж они настолько суровы в подобных вопросах. Но не до такой же степени, чтобы топиться! Нет, действительно Средние века! Тупость и мракобесие!

– Совершенно с тобой согласна, – чуть усмехнулась непробиваемая Камилла. – Подобный идиотизм и мне не особенно понятен.

– Не особенно понятен? – вдруг отозвался сзади Диего с неожиданной злостью в голосе. – Злорадные, лицемерные стервы! А кто бедную девчонку долбал всю последнюю неделю за этого эльфа? Как она раньше не утопилась!

Невежливо оттолкнув Камиллу, он прибавил ходу и скрылся за углом.

– Чего это он? – без особых обид поинтересовалась дама. – Можно подумать, это ты топиться побежала… он что, спасать ее собрался?

– По-твоему, ее не надо спасать? – обиделась Ольга. – Я и сама спасу, если больше некому окажется. Тоже повод нашла прикалываться!

– Я к тому, – невозмутимо пояснила Камилла, – что спасать ее не понадобится. Либо у этой романтичной девицы не хватит духу прыгнуть с моста, на который она так решительно направилась, либо там без вас будет толпа желающих ее спасать.

Ольга не особенно поверила в такое обилие потенциальных спасателей, но, как оказалось, житейская мудрость Камиллы не подвела и в этот раз. Выбравшись из дворцовых коридоров на огромный балкон, плавно переходящий в тот самый мост, с которого зимой свалился король, дамы стали свидетелями захватывающего зрелища. Акрилла стояла за перилами моста и, видимо, набиралась духу, а к ней с разных сторон бежали кандидаты в герои. Два стражника, один из придворных магов, незнакомая пожилая дама, вездесущий кавалер Лаврис в одних трусах и Диего, который на фоне Лавриса выглядел вполне прилично. Со стороны библиотеки бежали несколько студентов и лично господин смотритель но они были еще далеко. Как раз в тот момент, когда Ольга протолкалась сквозь толпу зрителей с намерением выбежать на мост и тоже вмешаться, Акрилла наконец набралась смелости (или испугалась толпы спасателей) и с оглушительным визгом полетела в темные воды Риссы. Зрители издали дружное «ах!», пожилая дама, которая пыталась угнаться за спасателями, рухнула на колени и разрыдалась.

– Смотри-ка, все-таки прыгнула, – заметил кто-то за спиной у Ольги.

В следующий момент зрелище превратилось в чемпионат по прыжкам в воду. У Диего это получилось лучше всех – грациозной птицей перемахнув через перила, он безукоризненно, без брызг, ушел в воду вниз головой. Громадный, тяжелый Лаврис решил не выпендриваться и спрыгнул солдатиком. Молодой маг, путаясь в мантии, полетел вниз как мешок с картошкой. Один из стражников последовал за ним, забыв в своем героическом порыве, что комплект доспехов не способствует повышению плавучести.

– Ставлю десять на Лавриса, – негромко и деловито произнес в толпе мужской голос, показавшийся Ольге знакомым. Она обернулась и узнала мэтра Мельди, одного из телепортистов.

– Двадцать на мистралийца, – тут же отозвалась его соседка, старушка из личной королевской охраны.

– Совести у вас нету, господа! – укоризненно заметил начальник стражи. – Нет чтоб помочь!

– А чем тут помочь? – пожал плечами маг. – Левитировать я не умею, ходить по воде тоже… Да и в пятой стихии не силен. Единственное, чем тут можно помочь, это сбегать за мистиком, но он и так уже здесь.

– А где он, кстати? Этого недоумка, который собрался утопиться за компанию с дамой, точно придется откачивать, если его кто-то вытащит…

– Преподобный Чен отправился на первый этаж, чтобы выйти на берег, – сухо пояснила старушка. – Пострадавших будут выносить туда. Не думаю, чтобы кто-то вспорхнул обратно на мост.

Тем временем спасательные операции в воде разворачивались самым успешным образом. Диего все-таки добрался до утопающей дамы первым и теперь направлялся к берегу со своей добычей. Акрилла не сопротивлялась – либо здорово ушиблась, либо, по обыкновению, пребывала в обмороке. За ним следовал Лаврис, таща за шиворот стражника – обладателя призового третьего места по прыжкам с моста. Маг благополучно бултыхался, неуверенно пытаясь грести. Похоже, он вообще не умел плавать. Чем только думал?

Бабулька-волшебница усмехнулась и протянула коллеге сухонькую ладошку:

– Гони деньги.

– И как вы догадались?… – вздохнул Мельди, отсчитывая монеты.

Мастер щитов снисходительно похлопала молодого коллегу по плечу:

– Мистралиец легче, проворнее и лучше плавает.

– Но откуда вы это узнали?

– Ты бы и сам увидел, если бы в тот момент, когда прыгали мужчины, не таращился на девицу в надежде разглядеть что-нибудь интересное под задравшимся платьем.

Сдав несчастную даму придворному мистику, Диего вернулся к третьему утопающему и, непочтительно ухватив за мантию, поволок к берегу, на ходу оглашая окрестности краткими, отрывочными характеристиками умственных способностей некоторых господ, которые прыгают в воду не раздеваясь и не умея плавать. Лаврис тем временем тоже доволок до берега несостоявшегося кандидата в Чапаевы и во всеуслышание прошелся по его родословной. На самом деле седьмой паладин был жутко расстроен, что такой выдающийся подвиг, как спасение девицы, увели у него из-под носа, и сорвался на первого, кто попался под руку.

Зрители потихоньку стали рассасываться и перемещаться ближе к месту событий. Для этого надо было вернуться в здание, спуститься на первый этаж и пробежаться немного по парку. Вроде бы и недалеко, но, пока Ольга преодолевала указанный маршрут, влекомая растущей толпой зрителей, она явно пропустила что-то важное. Знакомый разгневанный голос, без напряжения заглушавший все остальные, она услышала еще издали. И даже слова некоторые узнала. Неужели стоило так поливать несчастного мага только за то, что он не умеет плавать?

Протолкавшись ближе, Ольга поняла, что день сегодня поистине паршивый, и не только для нее. На берегу разгоралось второе действие безумной драмы о несчастной утопленнице. Сама главная героиня истерически рыдала в мантию собрата по несчастью, чуть не утопшего горе-спасателя, и никакая опасность ей, по-видимому, не грозила. А рядом группа мужчин во главе с Лаврисом и придворным мистиком пытались растащить взбешенного мистралийца и не менее взбешенного папеньку утопленницы. Что они не поделили, издали было не понять, поскольку почтенный кавалер на данный момент рычал что-то невразумительное, а Диего, как всегда в подобных случаях, изъяснялся на родном языке теми самыми словами, значение которых Ольга не знала. Надежда утихомирить разгневанного возлюбленного была довольно хрупкой, но девушка все же решила попытаться и, непочтительно распихивая впереди стоящих зрителей, заторопилась к эпицентру скандала.

Кавалер Танта безуспешно пытался обогнуть шустрого мистика, который все время ухитрялся преградить ему дорогу. Срывающимся от злости голосом почтенный отец утопленницы требовал, чтобы его пропустили к «этому негодяю», который мешается в чужие дела, оскорбляет порядочных людей и без зазрения совести лапает спасаемых девиц. Два стражника и Лаврис с трудом удерживали за обе руки буйствующего дона Диего. Ольга даже испугалась, увидев его лицо, – таким своего возлюбленного она еще не видела. Яркие, выразительные глаза мистралийца пылали такой безумной ненавистью, словно перед ним был не случайный незнакомый невежа, а как минимум кровный враг, спаливший родную хату. И ни капли здравого разума не было в этих глазах, ни проблеска мысли – все застилала слепая ярость.

– Пустите! – кричал он, выдирая правую руку из кольчужных перчаток стражников. – Таких уродов надо убивать на месте! Пустите, я этого выродка самого утоплю!

– Отойди, презренный варвар! – не унимался оппонент, делая попытку оттолкнуть придворного мистика. – Я покажу этому низкородному оборванцу, как оскорблять дворянина!

Преподобный Чен стерпел подобное обращение с поистине монашеским смирением, но оттолкнуть себя не позволил. Этот невысокий, худощавый человек, как уже замечали многие, обладал запасом прочности, которому мог бы позавидовать любой королевский паладин. С легкой руки Ольги к придворному мистику прилипло прозвище Шаолинь, поскольку это было первое, что всплыло у нее в памяти при знакомстве. Так же как и в случае с Флавиусом, никто не знал, что это такое, но всем нравилось это необычное слово.

Тем временем один из стражников упал и теперь висел, вцепившись в бьющегося мистралийца мертвой хваткой.

– Уберите руки! – Диего добавил несколько слов, которых Ольга не смогла перевести, и продолжал: – Я этому дворянину недоделанному растолкую, что честь – это не деталь женской анатомии!..

Ольгу довольно бесцеремонно толкнули в спину, и знакомый властный голос холодно поинтересовался, какого демона она стоит столбом и что за непотребство здесь вообще происходит. Похоже, Кира как была не в духе с самого утра, так до сих пор и не успокоилась. Зато появление королевы благотворно подействовало на происходящие события. Зрители почтительно затихли, кавалер Танта споткнулся, подбирая слова для вразумительного и краткого объяснения своих претензий, даже бесстыжий Лаврис немного смутился, вспомнив о своем неподобающем виде. Только расходившийся мистралиец, уже ничего не соображавший, продолжал вырываться из рук добровольных миротворцев, крича что-то уж совсем несусветное.

– А ты бы сразу ее на дворцовых воротах повесил, живодер! Уж чести бы прибавилось!

– Ольга, ты можешь его заткнуть? – деловито поинтересовалась Кира.

– Я не знаю как… – растерянно призналась Ольга. Королева пожала плечами, бесстрашно подошла вплотную к невменяемому кабальеро и парой личных королевских затрещин оборвала его познавательную речь на полуслове.

– Вот так, – с легким раздражением прокомментировала она. – А они еще что-то говорят о женских истериках… Господин Красс, вы можете мне объяснить, что происходит?

– Так точно, ваше величество, – браво отрапортовал начальник стражи. – Госпожа Акрилла намеревалась утопиться, и этот достойный кавалер ее спас.

– Этот мерзавец… – начал затихший было отец утопленницы, но королева неожиданно рявкнула командирским голосом:

– Молчать! И не сметь перебивать, когда королева слушает доклад старшего офицера! Господин Красс, почему здесь толпа? Чем заняты ваши подчиненные? Почему допустили беспорядки?

– Будет исправлено, ваше величество! – не моргнув глазом пообещал начальник стражи. – Сию же минуту!

– Всех участников этого безобразия доставить в кабинет его величества, – продолжала распоряжаться Кира. – И пусть объяснят свое поведение лично ему. Кстати… – Она обвела взглядом зрителей, которые уже начали рассасываться. – Почему я его здесь не вижу?

– Действительно. – Преподобный Чен слегка просветлел лицом, словно до него наконец дошло, чего ему до сих пор не хватало. – Скандал уже не первую минуту продолжается, а его величества до сих пор нет… Обычно он прибегает в первых рядах, как верно заметил почтенный мэтр Истран…

Ольга уже знала, что король не почтит своим присутствием это неподобающее зрелище, но влезать в разговор не стала. Пусть сами разбираются.

– Должен сообщить, ваше величество, – продолжал между тем мистик, – что четверым из упомянутых участников требуется медицинская помощь. Вы не возражаете, если они подойдут позже?

Диего злобно проворчал, что ему никакая помощь не требуется, спасибо ее величеству за нежное обхождение, пусть только попробует еще раз так сделать… А вот кое-кому помощь очень скоро потребуется. Если этот «кто-то» не прикусит язык, то ответит за свои слова как подобает мужчине.

– Марать фамильный меч о каждого зарвавшегося хама недостойно дворянина! – гордо возгласил тот самый «кто-то».

Угасший было взор мистралийца снова ожил, засветился недобрым, хищным огоньком. Ольга вдруг невольно вспомнила первый вечер их знакомства, когда Диего объяснял, как напугать человека одним взглядом, и ей показалось, что это она, а не предполагаемый противник, видит в глазах мистралийца свою смерть, и ничего более. И голос его, ритмичным речитативом отбивающий каждое слово, прозвучал как тот самый «стук судьбы в дверь».

– Круг не знает сословий. Круг не знает классов. Все равны перед правом круга и долгом круга. Каждый, кто смеет называть себя мужчиной…

– Прекрати! – резко перебила Кира. – Я запрещаю. Он мой подданный, ты у меня на службе, и я запрещаю вам обоим! Отменить мой запрет может только король.

– Я обязательно его об этом попрошу, – не смолчал упрямый кабальеро.

– Никто и не сомневался, – поджала губы королева. – Мэтр Мельди, займитесь делом. Переправьте в кабинет придворного мистика всех, кого укажет преподобный Чен, и в первую очередь дона Диего. Нет, Диего, возражения не принимаются. Твои объяснения будут выслушаны только после хорошей дозы успокоительной микстуры.

– Это еще если я стану что-то объяснять, – проворчат неисправимый Кантор, но протестовать больше не стал.


Агентство «Каппа» из всех аналогичных контор считалось самым убогим, невостребованным и бесперспективным. Мир, переживший ядерную войну, был интересен только с теоретической стороны, так как материальная его ценность приближалась к нулю. По уровню развития техники Каппа отставала от Альфы века на два, если не на три. Полезные ископаемые местные жители успели пристроить к делу без посторонней помощи, а добывать то, что осталось, в опасных для жизни условиях желающих не находилось. Контакт с остатками погибающей цивилизации постоянно откладывался. Каждый год такой вариант рассматривался специальной комиссией, и каждый же год благополучно и единогласно проваливался. Официально объявлялось, что соседи еще не готовы к контакту, на самом же деле ни у кого не было желания сажать себе на шею бедного родственника.

В настоящее время из солидных организаций участие в судьбе невезучего мира принимали всего две, да и то частично. Институт прикладной генетики, единственный достойный упоминания спонсор, и святая католическая церковь. Генетиков интересовали нестандартные мутации, а святых отцов – потенциальная паства. Ежеквартально на католическую миссию учиняли набег контролирующие органы, опасавшиеся преждевременного контакта, и каждый раз удалялись несолоно хлебавши. Различных религиозных сект на Каппе было множество, местные жители весьма смутно помнили собственную историю и культуру, а заодно и географию, так что до сих пор никто не высказал сомнений, существовали ли вообще в их мире город Иерусалим и прочие библейские достопримечательности.

Помимо упомянутых организаций интерес к миру Каппа проявляли несколько особо фанатичных энтузиастов – экологи, археологи и этнографы. Наведывались и некоторые коллекционеры, которые всегда обижались, если их называли мародерами. Настолько сильно обижались, что оказывали вооруженное сопротивление полевым агентам, пытавшимся пресекать их полулегальную деятельность.

Нелегкий, опасный и вредный для здоровья труд агентов оплачивался довольно скудно – насколько могло себе позволить учреждение с ограниченным бюджетом. Однако кого попало с улицы и господ с сомнительным прошлым туда все же не брали. В результате сотрудники агентства «Каппа» представляли собой сборище бедных, но честных неудачников, хронически обиженных на судьбу и свято убежденных, что жизнь – дерьмо и нет в жизни не то что счастья, а элементарной справедливости.

Великолепный образец этой части человечества восседал в настоящий момент на кухне у Дэна, неприязненным взором исподлобья изучая только что вошедшего регионального координатора.

Если верно утверждение, что на детях великих людей природа отдыхает, то на Викторе Кангреме, единственном чаде знаменитого барда, она не просто отдохнула, а выспалась на три поколения вперед. И не дала бедняге ни таланта, ни везения, ни легкого характера, помогающего первые два несчастья презреть и радоваться тому, что есть. А сказать, что обленившаяся природа не дала Витьке совсем ничего, было бы несправедливо, ибо ни здоровьем, ни умом он обделен не был.

Хотя на первый взгляд старинный друг Дэна производил впечатление мордастой и мускулистой гориллы, был он очень даже не дурак, и из академии его выгоняли четыре раза отнюдь не за плохие оценки. Прославленный скандалист и забияка, он все же никогда не отличался черствостью и жестокостью. Напротив, каждый раз очень тяжело переживал очередную несчастную любовь, что иногда выливалось в недопустимые крайности. Например, на втором курсе он чуть не наложил на себя руки именно по этой причине. А вот десять лет спустя отчаянный Витька после развода сел на полтора года в тюрьму за нанесение побоев адвокату бывшей жены, ее новому избраннику и заодно собственному адвокату. А чего он, в самом деле, – сначала дело просрал, а потом под руку подвернулся не в тот момент…

В работе Витьке везло еще меньше, чем в личной жизни. Начав свой трудовой путь с грандиозной авиакатастрофы, за что его тут же выгнали с лишением лицензии, младший Кангрем сменил множество профессий и занятий, начиная с боев без правил, стоивших ему зубов и селезенки, и заканчивая фантастической прозой, над которой до сих пор потешались все знакомые.

Годам к сорока он остепенился и прибился к агентству «Каппа», где и трудился по сей день. То ли понравилось, то ли махнул рукой на свою непутевую жизнь и решил, что ничего лучшего все равно не светит. Но даже там ему постоянно попадало от начальства за перерасход казенных средств. Прикрытием агента Кангрема служила убогая лавочка, торговавшая чем попало – от сигарет до боеприпасов, и лавочка эта постоянно пребывала на грани разорения, так умело Витька вел свой нехитрый бизнес. Пожалуй, если бы на должность полевого агента «Каппы» было хоть одним претендентом больше, незадачливого лавочника уволили бы и отсюда.

– Вот ты просил, – кратко сообщил Дэн, кивая на это угрюмое создание. – Витька Кангрем. А это Макс, мой двоюродный брат. Вы наверное, знакомы, только не очень друг друга помните.

Тяжелая, квадратная челюсть Витьки несколько раз шевельнулась, – видимо, так у него протекал мыслительный процесс.

– Не, – произнес наконец он. – Не помню. У тебя этих двоюродных огромная орава, и я в них путаюсь. Макс – это который актер?

– Актер – это его отец, а Макс – твой коллега из агентства «Дельта».

– А-а! – возрадовался «коллега», достигнув наконец согласия со своей памятью. – Дошло! Ты чем-то похож на своего предка в старых фильмах, вот я и спутал. Ты тот Макс, у которого Ресс вечно права одалживает? Ну здорово.

Рукопожатие Витьки полностью подтверждало первое впечатление. А первой мыслью Макса при виде Дэнова дружка было: «Если б этого Витьку да лет двадцать назад в нашу службу, мы б его пропихнули в корпус паладинов…» К сожалению, когда они виделись в последний раз, Витьке было лет восемнадцать и задатков будущего паладина в нем тогда не было заметно. Сейчас же перед региональным координатором сидел массивный дядька полутяжелого веса, вполне способный управиться как с полным комплектом боевых доспехов, так и с подобающим жеребцом.

– Ты, я вижу, даже не потрудился переодеться, – заметил Дэн, демонстративно поддев пальцем прореху на Витькиной вытертой кожанке. Из-под куртки выглядывала замусоленная трикотажная майка, криво зашитая в нескольких местах неумелой мужской рукой. – Вить, а ваше начальство не перегибает палку, заставляя вас выглядеть не богаче коренного населения? По-моему, даже коренное население свои тряпки стирает и штопает.

– Иди на фиг! – огрызнулся Витька. – Много б ты понимал в обычаях коренного населения! Толком выстиранная и заштопанная одежда означает наличие в доме женщины, а если мою гипотетическую женщину никто не видит, значит, я ее прячу. А если прячу, то она либо мутантка третьей степени или выше, либо, наоборот, полностью здорова и подлежит сдаче в городской генофонд… Там знаешь какой дурдом, на этой гребаной Каппе… Мне только конфедератов с обыском не хватало! Чтоб приперлись искать спрятанную женщину и нашли контрабандное бухло да прикрыли к чертям мою лавочку.

– Это что, серьезно насчет городского генофонда? – подивился Макс, присаживаясь. – А если она будет против?

– А кто ее спрашивать будет? Единственный выбор, который есть у здоровых, – это выбор партнера из предложенных таких же здоровых. Круто, конечно, но конфедератов тоже можно понять – человечество вымирает как вид, и надо хоть как-то с этим бороться.

– А ты тоже… – хихикнул Дэн, – пополняешь генофонд?

– Щас, разбежался.

– А вас там что, не проверяют? Ты же здоровый как бульдозер. Пара анализов – и да здравствует Витек, лучший производитель Пятого Оазиса!

– А вот! – Грубиян Витька торжествующе продемонстрировал отсутствующему здесь городскому генофонду крупную и увесистую фигу. – Я официально признанный мутант. С меня даже взяли подписку о неразмножении.

– И сколько тебе это стоило? – вежливо поинтересовался Макс, ожидая, когда же ему дадут завести разговор о том, ради чего он и попросил Дэна свести его с Витькой.

– Абсолютно легально, – засмеялся агент. – Ты ж видишь, я рыжий.

– И что?

– Я единственный рыжий на Каппе. Уж не знаю, то ли они там все вымерли и никто не помнит, что они вообще были, или их и до Падения не было. Меня проверили, обнаружили, что рыжесть у меня наследственная, а во всем остальном я нормальный, и выдали документ, где значится, что я мутант первой степени. Все законно. Я могу жить на окраине города с наружной стороны стены и не имею права размножаться. А начни я стирать свои шмотки каждый день, мигом заподозрят, что я завел себе бабу и незаконно размножаюсь.

Региональный координатор в душе согласился, что такого беспредела нет даже в Мистралии, и порадовался, что с него самого никто не догадался в свое время взять подписку о неразмножении, после чего перешел к делу:

– Я вот что хотел спросить. Помнишь монету, которую ты привез с Каппы и подарил Рессу?

– Не припоминаю… – начал Витька, но Дэн тут же на него наехал:

– Не ленись, напряги память, это важно!

– Да вы что, припухли? – возмутился друг детства. – Я вам каждую проходящую через мою кассу монету должен помнить?

– Вот эта, – продолжал настаивать Дэн, предъявляя упомянутый образец каппийской валюты. – Ты сказал, что тебе ее кто-то дал… кто-то странный.

– Убей не помню… Помню только, Ресс пощупал и сказал, что в ней присутствует нехорошая аура от прежнего владельца.

– И все? Больше ничего о прежнем владельце?

– Ничегошеньки. Я хотел выкинуть, а Ресс сказал, что лучше он спрячет, вдруг кто-то несведущий найдет и беду на себя накличет. И больше мы об этой монетке не вспоминали. А на кой оно вам понадобилось, лет пять уже с тех пор прошло. Раньше спросить не могли?

– У тебя есть какие-нибудь гипотезы о ее происхождении? – без особой надежды поинтересовался Макс и, разумеется, никаких гипотез не услышал. Зато услышал, что они с Дэном точно-таки припухли, как и вся их ненормальная семейка, раз думают, будто простой смертный по одному виду несчастной монетки, которых на Каппе пруд пруди, что-то им об этой самой конкретной монетке может рассказать. Разумеется, Макс не смолчал и ехидно заметил, что лично знает одного господина, который без всякой магии способен высказывать гипотезы и делать выводы, хотя от агента Кангрема отличается только коэффициентом интеллекта.

– Брек! – весело закричал Дэн, тут же подхватываясь с места. – На этом ругню закончим и пьем чай. Да, Витек, чай, не смотри на меня так. Хочешь спиться – твое дело, но без моего участия. Мало тебе вчерашнего бардака у Гаврюши? Совесть бы имел, алкаш несчастный, мой бестолковый тесть и без твоего дурного влияния не особо следит за здоровьем…

– Да понимаешь… – Витька сокрушенно взъерошил огромной пятерней свои огненные кудри. – Я, собственно, и не собирался… Один мужик из католической миссии меня попросил познакомить, он еще в молодости фанател от «Вредных ископаемых»… А он такая пьянь, этот Жан, даром что священник… Вот и получилось… Я на работе, чтоб ты знал, вообще не пью. То, что они там на Каппе из своих радиоактивных опилок гонят, пить невозможно, печень отваливается. А дома всем почему-то кажется, будто я спиваюсь, потому что только дома и пью.

– Могу предложить два варианта, – тут же сообразил Маке – Сбегать за бутылкой или же создать для тебя полную иллюзию опьянения. Второе безвреднее.

– Да нет, спасибо, мне на работу, – вздохнул Витька, мгновенно забыв о недавнем обмене шпильками. – Я просто так сказал. Чай пойдет.

– И стоило выпендриваться, – пожал плечами Дэн, расставляя перед гостями чашки. – Кстати, Макс, раз уж речь зашла о здоровье… Поговори с дядей Байли, если сможешь.

– На предмет чего?

– На предмет его здоровья, чего ж еще. Совсем твой старик из ума выжил, меня уже не слушает.

– Ну это еще не признак безумия, – чуть усмехнулся Макс.

– Ничего смешного, тебе реально светит остаться сиротой в ближайшие месяцы, если твой озабоченный папенька не прекратит шляться по девкам. Я тебе как врач говорю, попытайся его вразумить. Он рад без памяти, что у него до сих пор стоит, и не может понять, что кроме этого самого у людей бывает еще голова и весь прочий организм. Ты бы видел скан его мозгов! Сосуды как сопли, а он трахается…

– Хорошо, поговорю, – неохотно согласился региональный координатор и сосредоточенно уставился в свою чашку. Как же, послушает папа хоть кого-нибудь… Если уж Дэна не слушает, а Дэн все-таки врач… бесполезно и пробовать. Угробит себя дорогой папа, но ни за что не согласится отказаться от любимого дела ради каких-то там сосудов.

– Вить, – продолжал между тем кузен, – а может, ты все-таки попробуешь вспомнить? Мы с Максом тебе помогли бы. Память такая штука, что ее можно подправить. А нам действительно позарез надо выяснить, что это за денежка и откуда взялась. От нее у Ресса такие видения покатили, что надо обязательно разобраться, а то вся эта фигня сильно попахивает Апокалипсисом…

– В каком мире? – невесело ухмыльнулся бывший хозяин загадочной монеты.

– Трудно сказать, но Максу кажется, что пострадает в первую очередь Дельта. Да какая, в сущности, разница? Там тоже люди живут. Подумай. Вот ты взял эту монетку из своей кассы. А кто к тебе тогда заходил?

– Да мало ли народу ко мне в лавку заходит? Половина Оазиса у меня отоваривается.

– Нет, – счел своим долгом вмешаться Макс, – если бы это был кто-то незначительный, обычный человек, тогда и монета была бы обычная. Вспомни, не заходил ли к тебе кто-нибудь настолько странный, что ты его невольно запомнил. Это очень важно.

Честный Витька задумался, даже глаза прикрыл для пущей сосредоточенности. А кузены Рельмо, украдкой переглянувшись, осторожно попробовали ему помочь. Очень бережно и ненавязчиво, чтобы сторонняя стимуляция не создала помех.

– Во! Вспомнил! – воскликнул агент Кангрем минут через десять, когда оба мага уже вспотели от напряжения и подумывали о более радикальных методах. – Заходило ко мне одно чучело, просто удивительно, как я вообще мог его забыть…

– Есть много способов, – заметил Макс, вытирая лоб. – Но на наше счастье, твое «чучело» ими не воспользовалось, и забыл ты все только потому, что был пьян, когда все произошло. Так что там?…

– Зашел какой-то мутант…

– Точно мутант? Ты проверял?

– Да что я, на глаз не вижу, что мутант? Люди настолько худыми не бывают, а если и довести человека до такого состояния, то он от ветра шататься будет. И морда у него была, закрыта – точно, мутант. Зашел, постоял посмотрел, купил спички и свалил. А когда он ушел, в мою лавочку ворвался Бродяга Шварт с такой перепуганной рожей, будто за ним стая граков гонится. Он почему-то не чаял увидеть меня в живых, поскольку мое заведение почтил своим присутствием сам Повелитель. Наверно, хотел лично на меня полюбоваться и прикинуть, не подхожу ли я под описание Владыки Небесного Огня. Я еще подумал, наверно, не подхожу, раз не убил. Но на всякий случай попросил Жана мою халупу освятить, а то мало ли что. Разное говорят про этого Повелителя…

– А подробнее можно?

– Пожалуйста, Вить, – поддержал Дэн, – это действительно важно. А в Семье не треплются направо и налево о важных вещах, так что за секретность можешь быть спокоен.

– Я бы мог послать официальный запрос в вашу контору, – добавил Макс – Но его продержат пару лун во всевозможных канцеляриях, а дело срочное. Видения Ресса уже начали сбываться.

– Ты мне не говорил, – укоризненно заметил кузен.

– Просто к слову не приходилось. Помнишь, как мы чуть не подрались с Толиком, когда Ресс упомянул о возможном участии моего сына во всем этом безобразии? Так вот, все уже случилось, причем абсолютно стихийно. Я никоим образом не мог повлиять на события и напрасно полагал, что Судьба станет спрашивать моего согласия. Короля Шеллара действительно пытались убить, и Диего смог этому помешать, случайно оказавшись поблизости. С мальчишкой ничего не случилось, как и предполагал наш ясновидящий кузен. Но, как ты помнишь, это не значит, что теперь все будет в порядке. Угроза, исходящая от чего-то, что символизирует эта монетка, осталась реальной. И до сих пор никому не известно, как эту угрозу устранить.

– Интересно… – оживился Дэн, и его азиатские глаза загорелись мальчишеским азартом. – А какой же расклад получается теперь? Если считать, что исходные изменились… Может, стоит попросить Ресса еще раз перебрать те же вещички?

– Бесполезно. Этот вариант у него уже рассмотрен. И он тоже не отличается оптимизмом. Чтобы внести какие-то изменения в уже известный прогноз, надо опять менять исходные, вводя новые факторы. Поэтому я и пытаюсь добыть хоть какую-то информацию о монете и ее владельце, чтобы понять, где эти факторы искать. Не совать же Рессу все подряд, в надежде что правильный ответ случайно найдется сам собой.

– Это, конечно, не особо вежливо… Но все же… Если Судьба настолько благосклонна, что потрудилась обеспечить случайное спасение этого твоего короля… кстати, интересно, какова была вероятность такого благополучного поворота дел?

– Не знаю. Но Судьба обычно бывает благосклонна к ворам чаще, чем к людям, не наделенным Тенью. Помимо всяких прочих полезных свойств Тень дает своему владельцу удачу и воровской фарт. А если учесть, что у его величества проблемы с нюхом, то это должно компенсироваться усилением других воровских качеств, в том числе удачи. Он действительно очень везучий человек, я уже не раз замечал. Но это не делает его абсолютно неуязвимым, особенно в случае каких-либо глобальных катастроф.

– Слышал, Вить? – тут же обратился Дэн к своему приятелю. – В твоих силах предотвратить глобальную катастрофу. И может, оно так и получится, если ты поведаешь нам подробнее о загадочном Повелителе, который забредал в твою лавку.

– Ага, – неприветливо фыркнул Витька. – Сейчас я вам расскажу всю эту муть, и вы мне еще додумаетесь торжественно объявить, что я действительно избранный герой и моя миссия – спасти мир от Черного Властелина и прочего вселенского зла…

– А ты ответишь, что в моем возрасте несолидно играть в фэнтезийные ролевухи, – жизнерадостно ухмыльнулся почтенный доктор Рельмо. – Знаю, Вить. Но ты все-таки поделись с Максом информацией об этом мутанте, дело действительно важное. Обещаю не снаряжать тебя на битву со злом в качестве главного героя.

– А не главного? – поддел его потенциальный герой.

– А в качестве мелких сошек мы и так каждый день боремся со злом, – философски заметил Макс – И скажи еще, что ты об этом даже не подозревал.

– Да ну вас, трепачи… – сердито нахмурился Витька и все-таки поведал кузенам Рельмо то, о чем они так настойчиво просили.

…Он появился очень давно, этот странный человек, которого назвали своим повелителем мутанты Верхнего Чигина. Заговорили о нем немного позже, чуть больше двадцати лет тому назад, когда под его предводительством несколько общин мутантов объединились, силой заняли Нижний Чигин, подмяв проживавшие там племена, и прочно обосновались в развалинах старой военной базы. Дикари из лесов около Больших Озер поговаривали, будто Бессмертная Нарна, знаменитая пророчица и колдунья, знала его еще до Падения. Сведения эти были более чем сомнительные – получалось, будто и загадочный повелитель, и припадочная провидица жили на этом свете около двух сотен лет. Дикари клялись, что так оно и есть, что Нарну помнят еще их деды и что именно поэтому ее прозвали Бессмертной. И раз она что-то говорит, то это несомненно и есть самая правдивая правда. Впрочем, верхнечигинские мутанты то же самое говорили о своем Повелителе, так что все эти россказни о бессмертных можно было смело считать примитивной первобытнообщинной пропагандой.

Спустя несколько лет легенда о предполагаемом бессмертии колдуньи-долгожительницы была достоверно опровергнута. Может, конечно, старушка и прожила бы еще сотню-другую годков, если бы не вмешался Повелитель со свои мутантами. Непонятно, зачем ему понадобились эти земли вокруг Больших Озер. Судя по показаниям приборов, места были ничуть не чище их Верхнего Чигина, разве что самую малость. Дикари были частично перебиты, частично изгнаны из своих земель и расселились вокруг Восемнадцатого Оазиса, разнося туберкулез, дизентерию и вредные сплетни. В основном рассказывали несчастные беженцы о зверствах завоевателей, о всяческих сверхъестественных деяниях их Повелителя, а также о Последнем пророчестве Нарны, которая на деле оказалась очень даже смертной и дни свои закончила не лучшим образом. Если верить ненадежным источникам, то есть помешанному дикарю, которому посчастливилось унести ноги из плена, Повелитель мутантов лично прикончил несчастную старушку, предварительно над ней надругавшись в особо извращенной форме. Судя по тому, что пророчица выглядела на все те две сотни лет, что ей приписывались, либо Повелитель был не совсем здоров на голову, либо очевидец страдал кроме всего прочего еще и галлюцинациями. По этой самой причине Последнее пророчество Нарны всерьез не воспринималось. Как можно принимать всерьез бред сумасшедшего дикаря, многократно пересказанный и искаженный другими неграмотными дикарями?

Точного текста пророчества не существовало в природе, так как изложено оно было один раз при обстоятельствах, уже упомянутых выше, и записать, разумеется, никто не потрудился. Впоследствии очевидец воспроизвел текст в меру своего дикарского разумения, а сколько раз этот текст перевирался, переходя из уст в уста, никто не мог сказать точно. В Конфедерации эти пророчества вообще были запрещены к распространению как подрывные ~ в них упоминалось о падении двадцати Оазисов.

Лично агент Кангрем этими бредовыми идеями не интересовался и, возможно, так бы о них и не узнал, если бы не одно забавное обстоятельство. Дикари, обитавшие в окрестностях Пятого Оазиса, странно косились на нового хозяина лавки с первого же дня его появления. Причем косились не враждебно, а с неким восторженным любопытством. Кангрем долго считал, что причиной такого нездорового интереса к его персоне является всего лишь непривычный для местных жителей цвет волос. Частично так оно и было, но точную причину ему растолковал Бродяга Шварт, коллега и оптовый покупатель, который торговал с дикарскими племенами и знал почти все об их обычаях и укладе. Как раз после визита странного покупателя, который его так напугал, бродячий торговец изложил Кангрему историю Повелителя и одну из версий Последнего пророчества. Помимо падения двадцати Оазисов, покойная колдунья предсказала скорую гибель и самому Повелителю, на что тот по официальной версии рассмеялся. Кангрем и сам бы на его месте рассмеялся. Странно, если бы старуха пожелала своему убийце чего-нибудь более приятного. Кроме скорой погибели врагу было обещано, что он, во-первых, не сможет вернуться (куда именно, не уточнялось), во-вторых, потерпит ужасающее поражение в своих попытках отомстить (опять же без уточнения, кому именно) и, в-третьих, таким злым быть нехорошо, и за это его боги накажут. Вот тут и начиналось самое интересное. Те самые боги, призванные наказать злодея, упоминались поименно и даже с примерным описанием.

Карающий Меч Света был по определению велик и светел, а также оснащен необходимым для «карания» холодным оружием. Владыка Небесного Огня, как и следовало из его имени, владел неким загадочным небесным огнем, и вместо волос у него тоже это самое пламя присутствовало. Теперь уже никто не объяснит, имела ли старушка в виду некое сверхъестественное существо с костерком на голове или же просто огненно-рыжего господина вроде Витьки Кангрема, но Повелитель, услышав о появлении такого странного человека с необычным цветом волос, поспешил лично проверить, не по его ли душу явились карающие боги.

– М-да… – прокомментировал Дэн. – Пришел Злодей сразиться с Героем, глядь – а вместо героя сидит что-то оборванное, немытое и тщится сфокусировать свой геройский взор, ибо оно к тому же и пьяное в стельку.

– Это не смешно, – заметил Макс, пристально вглядываясь в рассказчика. – И запросто может быть правдой. Ты хоть знаешь, что этот покупатель тебя проклял? Монета, которой он расплатился за покупку, действительно непростая, и правильно сделал Ресс, что ее спрятал. Чтобы повредить посвященному второго круга, обычной проклятой вещицы мало, а вот если бы ты ее оставил у себя, не знаю, сколько бы ты прожил. Ты после того не болел чем-нибудь серьезным?

Витька слегка призадумался:

– Сердце начало пошаливать, но разве скажешь точно от чего? У меня уж и возраст такой, что пора… Пролечился, вроде больше не повторялось… В позапрошлом году облучился сильно, разбился дозиметр, и я ненароком в горячее место заехал и не заметил. Да тоже ничего, вылечили. А еще на днях вампир прилетал, в окно ломился, но войти не смог. Жан хоть и пьяница, а святит на совесть.

– Сходи в храм, – посоветовал Маке – В обычную вашу православную церковь, желательно в ту самую, где тебя крестили. На всякий случай сходи, побудь там, подумай о чем-нибудь… о чем у вас, христиан, принято в церкви думать. И хорошо бы, чтобы твою лавку освятил не католик, а священник твоей веры.

«А еще лучше было бы показать этого Витьку мэтрессе Морриган, – подумалось мимоходом. – Проклятие, похоже, классическое, явственно несет традиционной некромантией. Хоть он и избавился от монетки вовремя, и над домом обряды совершили, но все-таки было бы нелишне провериться…»

– Да где я его возьму… – поморщился Витька. – Кто ж мне разрешит штатского тащить в это гиблое место? Хорошо хоть, католическая миссия есть, и на том спасибо. А могу я, кстати, в свою очередь полюбопытствовать, что у вас там на Дельте такого случилось? Такого, что вам в кои-то веки что-то понадобилось от нашей лавочки?

– Конечно, – кивнул региональный координатор, который и не собирался особо скрытничать. Тем более он еще не обо всем успел расспросить потенциального «владыку небесного огня». – Информация конфиденциальная. Недавно на Дельте сорвалось очень громкое политическое убийство. И предполагаемое орудие убийства изготовлено на Каппе. Местные, разумеется, ничего не поняли, а вот мне бы хотелось уточнить, как мог попасть из одного мира в другой шприц на пять кубиков и в каком из миров его наполняли. К сожалению, я так и не смог выяснить, чем именно…

– Мало ли как… – Агент Кангрем энергично пожал мускулистыми плечами, поправил куртку и вдруг заинтересованно прищурился: – Как ты сказал, на пять кубиков? С делениями и цифрами? А принадлежность тоже по этим цифрам определили?

– Ну да, как бы еще определили без цифр.

Витька тихо ругнулся, покосился на свой рукав и вдруг уставился прямо в глаза региональному координатору.

– А ну-ка скажи, коллега… – медленно произнес он, продолжая пристально всматриваться в собеседника. – Не знаком ли тебе такой интересный образец чувства юмора господня…

– Вить! – Смешок Дэна непочтительно перебил начатый вопрос – Тебе надо поменьше пить с миссионерами!

– Не перебивай, – вмешался Макс – Какой именно?

– Рост примерно два-два десять, худой, но жилистый, морда очень неприятная, глаза до того светлые, что не разберешь, голубые они или серые, волосы не то пепельные, не то светло-русые, разговаривает как самый распаскудный адвокат…

– Не может быть! – простонал бедный Макс, сердце которого екнуло еще на росте. – Он говорил на каком-то из знакомых тебе языков?

– Нет, мне пришлось на него дорожку занять. Подозрительный тип, все выспрашивал, вынюхивал… говорит, бывший конторщик, а одет как миллионер. Обувь из натуральной кожи, шмотье из натуральных тканей, вот спорить готов, если бы его раздеть, то и трусы бы натуральные оказались. Весь в каких-то побрякушках, в перстнях, как педик… Но когда я его стукнул, чуть руку мне не сломал. Очень подозрительный. А ты чего так подкинулся, правда, что ли, твой знакомый?

Вероятность совпадения была настолько ничтожна, что региональный координатор даже не стал ее рассматривать.

– Где ты его видел? – спросил он, пытаясь понять, как этот «образец чувства юмора господня» здесь оказался. – Когда? Он что-нибудь говорил? Как его зовут, например?

– Да с час назад, у Гаврюши. А зовут его… Гаврюша должен знать, я не успел познакомиться.

– Однако подраться ты с ним успел, – заметил Дэн. – Не понравилось тебе, как он одевается, так разве это причина драться?

Макс потеребил косу и уточнил:

– Я действительно знаю этого человека, но почему ты решил, что я должен его знать?

– Ты сам сказал про шприц пятикубовый. А этот паразит так и пас мою нашивку с номером Оазиса, чем-то глянулась ему эта пятерка. И еще высказался так с намеком: дескать, он же не называет меня убийцей из-за этой нашивки. Это не ты его к Гаврюше прислал вопросы дурацкие задавать?

– Боги с тобой, Витя! Этого типа здесь вообще не могло быть, и забудь, что ты его видел! Если он еще где-то зарисуется, нашу лавочку разгонят, к демонам! Как он вообще сюда попал, ума не приложу…

– Толик сказал, что выронил его из телепорта, – охотно поделился знаниями агент Кангрем. – Правда, Толик и соврет недорого возьмет.

– Я оторву ему руки! – простонал региональный координатор. – И ноги! И голову! И язык тоже! Чтобы не терял людей из телепорта и не знакомился со всем населением инспектируемого региона! Его же предупреждали, чтобы этому обормоту даже на глаза не показывался!

– Так это был абориген? – Изумлению Кангрема не было предела. Еще бы, его дикари между мирами не шастают… – Охренеть!

– Что я и делаю, – вздохнул Макс – Сижу и тихо хренею. Что он завтра выкинет? А послезавтра? Двуликие боги, может, лучше бы его все-таки убили?… Он как, на твой взгляд, на Карающий Меч Света не тянет?

– На карающую кочергу разве что. Позолоченную к тому же. У вас там что, чем больше барахла на себя навешаешь, тем красивше считается? Или это его личный дурной вкус?

Хоть и не хотелось подробно останавливаться на традициях закрытого мира, оставлять вопрос без ответа было бы некрасиво – Витька ведь ни разу отвечать не отказался. Поэтому региональный координатор со вздохом пояснил:

– На самом деле это не украшения, а магические амулеты. Защита от всего мыслимого и немыслимого. Этот человек сам терпеть не может разные побрякушки, но вынужден носить, поскольку у него много врагов.

– Почему-то я не удивлен, – проворчал Витька. – Мне и самому его прибить хотелось.

– Все же я тебя очень попрошу, если вдруг случайно обнаружишь это недоразумение у себя на Каппе, не вступай с ним в драку, а постарайся как можно тише и незаметнее связаться со мной и вернуть его домой. Мне кажется, в своем мире он очень нужен. Кстати, ваша служба оборудована Т-кабинами, так же как и наша? Выходы только на Альфу?

– Понятное дело. Ты все о том же? Как шприц попал к вам? Нет, Макс, не могло ничего попасть с Каппы на Дельту, минуя Альфу. Это кто-то или должен иметь доступ к кабинам обеих лавочек, или передавать через несколько рук. Например, как мы с тобой сейчас. Я привез сюда, отдал тебе, ты доставил на Дельту. Иначе никак.

– Очень даже как, – возразил Дэн. – Можно все это сделать вообще без кабин, и Толик неоднократно демонстрировал вам этот способ.

Кузен позволил себе с ним не согласиться:

– Для этого способа надо быть эльфом, а на эльфа Повелитель решительно непохож. Да и в свите его вряд ли заведутся эльфы, учитывая специфику деятельности этого господина… Что ж, спасибо, Витя. Все, что ты рассказал, было очень полезно и действительно поможет делу. Насчет секретности можешь не беспокоиться, за пределы Семьи никакие сведения не выйдут.

На самом деле Рельмо несколько кривил душой. Он пока не видел, каким образом полученная информация может помочь делу. Но по крайней мере стало наконец понятно, отчего региональному координатору все время кажется, будто мир пребывает на грани колоссального шухера…

Все-таки, хотите вы или не хотите, уважаемый мэтр Максимильяно, а придется вам исполнить просьбу почтенного коллеги Истрана и нанести ему визит. Опасно, чертовски опасно, но больше не у кого спросить, известны ли в классической магии какие-либо способы целенаправленно пользоваться стихийными порталами. Иначе никак не выходит – если не прямая телепортация и не кабины, остаются только стихийные порталы. Непонятно только, как через них можно попасть в конкретное место, а не куда попало. Возможно, мэтр Истран знает об этих удивительных явлениях больше, чем известно шархийским мудрецам. Но предварительно надо разыскать оболтуса Толика, дать ему по шее и выяснить, что он успел выболтать новому знакомому, прежде чем вернуть это чудо природы домой.

Глава 7

Ума не приложу, чего вы всегда поднимаете столько шуму из-за самых обыкновенных вещей.

Т. Янсон

Вопреки ожиданиям, увидеть своими глазами волшебный мир эльфов любопытному Шеллару III было не суждено. Толик приволок его в какое-то убогое помещение с каменными стенами и пояснил, что встреча состоится на нейтральной территории. Хотя загадочный дядя и высказал желание пообщаться с его величеством, правило не пускать людей на свою территорию осталось в силе, и исключений никто не собирался делать даже для такой важной персоны. Затем, предваряя дальнейшие расспросы, оливковый оболтус сообщил, что в данный момент они находятся в мире Бета, а точнее – в одном из подсобных помещений храма Бездонной Зеницы. У дяди тут имеются знакомые, которые любезно предоставили место для предстоящей встречи на высшем уровне. Сейчас вот Толик немного приведет себя в подобающий эльфу вид, дабы дядя нотаций не читал, и можно будет топать…

Жизнерадостно все это изложив, Толик уселся за стол, водрузил перед собой небольшое зеркало и раскрыл солидный бархатный футляр, который до сих пор держал под мышкой. К ужасу его величества, внутри загадочного футляра обнаружилась огромная коллекция разнообразных баночек, коробочек, флакончиков, кисточек и прочих принадлежностей, при виде которых придворные дамы дружно лишились бы чувств от зависти. И содержимое всех этих ларчиков оливковый полуэльф тут же принялся наносить на свою пухлую рожицу.

– Значит, так, – деловито сообщил он, не оборачиваясь и продолжая возить кисточкой по векам, – сейчас мы направимся в келью восьмого Верховного, где нас будет ждать дядя. Не знаю, на кой ты ему понадобился, но он пожелал тебя видеть. Выглядишь ты, по эльфийским понятиям, как безнадежно ущербное существо, но тут уж ничего не поделаешь, пусть терпят и довольствуются твоей учтивостью и аристократическим воспитанием. Кстати, дядя тоже эльф воспитанный и отличается терпимостью к человеческим недостаткам, так что демонстрировать, насколько он шокирован, не станет. Если он будет не один… в смысле если он возьмет с собой Раэла… ни на что не обращай внимания. Раэл обязательно скорчит брезгливую рожу, нос начнет задирать, губки свои бирюзовые кривить, это все ерунда. Сделай вид, будто ничего не видишь. Он лично против тебя ничего не имеет, и внешний вид твой ему до задницы, просто он вообще людей не любит.

– У него есть на то причины? – спросил король, прикидывая, уместно ли будет поинтересоваться, как этот господин относится к самому Толику.

– Как тебе сказать… – Толик критически оглядел себя в зеркале и сменил кисточку на карандаш. – Он по роду своей деятельности часто сталкивается с людьми. Причем не с лучшей их частью и не в самых располагающих к общению обстоятельствах. Поэтому и думает о них хуже, чем стоило бы. А так он нормальный, пообщаешься – сам увидишь. Может, вы еще общий язык найдете, все-таки коллеги в каком-то смысле.

– Если я верно вас понял, господин Раэл руководит эльфийской разведкой? У эльфов тоже существует подобная организация?

Толик хихикнул, запустил пальцы в одну из баночек и щедро плюхнул на волосы прозрачное голубое вещество.

– А ты думал, они все похожи на Хоулиана? Есть эльфы, которые толковее людей. Правда, они редко встречаются. Именно из таких и состоит правящая верхушка. Это получается естественным путем, поскольку основной массе неинтересно и лень заниматься общественными проблемами. А некое подобие разведки существует и у эльфов, только это не чисто разведка, как у людей, а некий гибрид разведки с дипломатической службой. Темная Канцелярия Раэла называется.

– А если сменится руководитель? – не удержался любопытный король.

– Переназовут. Если учесть, что руководители там меняются раз в двести лет, так можно и название менять при каждой смене начальника. Главное – не затевай ссору, если тебе не понравится физиономия Раэла и его снисходительный тон. Это все внешнее, а так он умница и отличный специалист. Но это я тебе сообщаю на всякий случай, может, дядя и не станет его с собой тащить. Кстати, ты эльфийский хоть немного знаешь?

– К сожалению, – развел руками король, искренне огорчившись, что в свое время пренебрегал изучением мертвых языков, уделяя больше внимания знаниям более полезным с точки зрения практического применения. – Этим языком пользуются только маги, а я…

– Ну да не страшно, я буду переводить. – Толик оглянулся, осмотрел его величество снизу вверх, потом сверху вниз и с сомнением предположил, не выпуская из зубов декоративные шпильки и заколки: – Может, тебе хоть ресницы и брови подкрасить?… Хотя нет, это не поможет…

– Нет уж, увольте, – решительно возразил король. – Тем более косметика действительно не поможет. Если подумать, в моей непривлекательности есть определенная польза. По крайней мере, я могу быть уверен, что меня не начнет преследовать какой-нибудь влюбленный эльф.

– Ой, – спохватился Толик, – ни в коем случае не говори дяде, что Хоулиан опять влюбился в человека! Особенно если там будет Раэл. Только не пробуй что-нибудь соврать, вроде ты впервые о нем слышишь, мигом раскусят. Если спросят, что он там делает, скажи что-нибудь такое, что будет похоже на правду, но Элмара не упоминай.

– Хорошо, я скажу, что Хоулиан подружился с девушкой своего правнука и дает ей полезные уроки женского очарования, – чуть улыбнулся Шеллар. – Сойдет?

– Ой, не надо. Ольга ведь тоже человек… Лучше про Мафея скажи. Магия там, эльфийские традиции, бедный сиротка, оторванный от своего народа, все такое… В общем, сообразишь. Это дядя проще воспримет. Да, и не говори Раэлу, что ты с Витькой познакомился. Он видел Витьку всего один раз, но до сих пор при каждом удобном случае приводит его как пример человеческой неряшливости и грубости. Кстати, как тебя полностью официально представлять?

– А это необходимо? – запротестовал скромный король. – Не будет ли выглядеть претенциозно? Я бы не хотел создать о себе впечатление…

– Раз спрашиваю, значит, надо, – решительно настоял Толик. – Встреча официальная. Дядя не поймет. А Раэл и вовсе губу заломит. Тем более в тебе нет ни капли претенциозности, зато уйма истинного достоинства.

Король трижды изложил полный список своих официальных титулов, после чего поинтересовался, не желает ли его собеседник тоже официально представиться, а то ведь они до сих пор знакомы только заочно.

Господин Толик не возражал. Он хитро подмигнул королю и вдруг, всего за несколько секунд преобразился без всякой магии. Просто встал, выпрямился, одернул «раздолбайку» и застегнул на все пуговицы жилет. Развернул плечи, подобрал животик и чуть встряхнул головой, расправляя только что убранные волосы. Улыбка исчезла с плотно сжатых губ, тонкие брови перестали прыгать и выгибаться, замерев над бездонно-темными глазами, в которых не было больше ни смеха, ни привычной хитринки, а лишь серьезное, строгое достоинство. Кошачья грация эльфа появилась вдруг в величественном повороте головы, в единственном шаге вперед и коротком жесте приветствия. Исчез непутевый клоун, шут гороховый, пофигист и раздолбай Толик. Перед королем стоял официальный представитель гордого древнего народа, славный потомок оливковых эльфов, исполненный величавого достоинства и волшебной, ни с чем не сравнимой красоты.

– Позвольте представиться, – звонким, мелодичным голосом произнес полуэльф так же серьезно, – инспектор Темной Канцелярии Раэла Таэль-Глеанн а'Наитт Альгриэнн.


Пока его величество с восторгом поглощал новые знания, открывшиеся ему во время путешествия по разным мирам, бедная королева честно пыталась разобраться с двумя насущными вопросами: скандалом во дворце и таинственным исчезновением супруга. То, что одновременно с королем исчезли мэтр Истран и принц Мафей, с одной стороны, утешало (если предположить, что они вместе), с другой – тревожило (если предположить, что мэтр занят поисками короля, пропавшего самостоятельно). Как бы то ни было, разбираться с безобразным скандалом ей предстояло без посторонней помощи, и Кира взялась задело с решительным намерением наказать всех таким образом, чтобы впредь было неповадно позорить двор подобным поведением. По ее понятиям, произошедшее мало чем отличалось от потасовки в казарме или традиционного для солдат конфликта со штатскими, а уж с подобными простыми делами разбираться она умела.

Попробовав взять штурмом королевский кабинет и поняв, что без мужа туда никак не попасть, ее величество запомнила сей факт, дабы впоследствии обсудить с пропавшим супругом, и решительным шагом направилась прямо в тронный зал. Пока придворный мистик проявлял заботу о пострадавших и готовил их к предстоящим разбирательствам, королева занялась вопросом, который казался ей важнее всяческих девиц, скачущих с мостов, и кавалеров, желающих подраться. Поскольку Кира действительно была не в духе с самого утра, пропажа короля очень скоро аукнулась множеству людей, никоим образом к этому не причастных. Первым пострадал дежурный телепортист, затем начальник стражи и вся личная охрана короля. По иронии судьбы не попал под раздачу один лишь Кантор, который в это время как раз подвергался успокоительным манипуляциям в кабинете придворного мистика.

Сохранить достоинство удалось только Флавиусу, который выслушал выговор королевы с обычным холодным спокойствием, после чего сделал пометку в своей неизменной папке и пообещал немедленно заняться поисками его величества. Если же предпринятые им поиски не увенчаются успехом, он заранее испрашивает у ее величества разрешения на совершение необходимого ритуала, позволяющего посрамленному подданному восстановить свою честь и уйти, не потеряв лица. В ответ разгневанная королева посулила «уйти» его собственноручно и без всяких ритуалов, если глава департамента еще пять секунд простоит перед ней в бездействии. Господин Флавиус не стал искушать судьбу и заторопился раздавать поручения подчиненным.

К тому моменту когда организация поисков пропавшего короля подошла к концу, все пострадавшие были готовы предстать перед ее величеством и получить свою порцию нелестных слов. Поэтому Кира переключилась на следующий вопрос повестки дня.

Сурово оглядев сидящих перед ней участников скандала, она начала с того, кто, по ее мнению, больше всех напрашивался на неприятности.

– Кавалер Лаврис, – холодно осведомилась королева, – вам что, не хватило времени найти одежду и привести себя в подобающий дворянину вид?

– Как я мог?! – с пафосом воскликнул седьмой паладин, пытаясь как-то задрапировать свой могучий торс в кружевное покрывало, позаимствованное с Ольгиной кровати. – Все это время за мной ходила толпа зевак, ожидая подсмотреть, куда я направлюсь за своей одеждой! Разве я мог так скомпрометировать даму! Я попросил Ольгу принести мне одежду, но она что-то задержалась…

– Молодец, – высказался Кантор. Сейчас он вел себя спокойно и даже казался слегка заторможенным, – видимо, для достижения эффекта бедному мистику пришлось превысить дозу снотворного. – Ольгу, значит, компрометировать можно… Это ты, значит, мог… Я тебе завтра все скажу. Когда высплюсь.

– Да брось ты! – искренне изумился Лаврис – Неужели кто-то может подумать, что Ольга со мной… Да еще в твоем присутствии!

– В этом гадюшнике что хочешь подумают… – вяло возразил Кантор. – А скажут еще больше. Про нее же сказали.

Он кивнул на несостоявшуюся утопленницу, и та флегматично согласилась, бросив на спасителя не совсем осмысленный, но полный благодарности взгляд. Видимо, ее тоже пришлось успокаивать сверх меры.

– Господа, вы сюда пришли не свои отношения выяснять, а отвечать на мои вопросы! – сердито напомнила королева. – Кавалер Лаврис, извольте выйти вон и вернуться одетым! А теперь начнем с вас.

Ее величество воззрилась на испуганную Акриллу, отчего та совсем съежилась и виновато пропищала:

– Папенька меня ругал и грозился в монастырь отдать…

– Боги, что за чушь! – оторопела Кира, представив себе, как бы выглядело, если бы она тоже вот так топилась каждый раз, когда полковник ее ругал и грозился отдать под трибунал за дуэль или просто драку. – Ты что, вещь, чтобы тебя куда-то отдать? Подумаешь, папенька ругался! От ругани еще никто не умер. А за что ругал-то? Кавалер Танта, вы можете внятно объяснить, чем так провинилась ваша дочь?

– На днях, – дрожащим от гнева голосом начал свое объяснение отец, – я получил вот это письмо от неизвестного доброжелателя, в котором содержались ужасные сведения о… поведении моей дочери…

– Могу я взглянуть? – тут же перебила его королева, требовательно протянув руку. Папаша помялся, но возражать все же не рискнул и неохотно повиновался. Кира пробежала глазами злополучное письмо и пожалела, что вообще затеяла это разбирательство.

Каракули неведомого благодетеля с прискорбием сообщали достойному кавалеру Танта, что его единственная дочь покрыла себя позором и бесчестьем. Уступив домогательствам развратного короля, она предавалась с ним пороку в извращенных формах, пока не прижила внебрачное дитя, которое его величество не намерен признавать. Теперь же, будучи отставлена, юная госпожа Танта отдается направо и налево в надежде найти хоть одного болвана, который бы по неведению согласился на ней жениться и скрыть позор. Но такого дурака не находится, поскольку весь двор и вся столица в курсе происходящего и бредовым басням о неком сказочном эльфе никто не верит. Даже нищий приблудный мистралиец с сомнительным прошлым побрезговал узаконить свои мимолетные отношения с опозоренной девицей…

«Ох, хорошо хоть, вслух не прочла, – подумала Кира, невольно стискивая рукоять меча. – А то ведь Кантор опять полез бы в драку, невзирая на старания преподобного Чена… Но я-то хороша… Ну что стоило дождаться Шеллара, пусть бы сам разбирался… Уж он-то, без сомнений, прочел бы эту мерзость, не двинув бровью, и спокойным, обыденным голосом сказал бы… Интересно, а что он сказал бы?… Во всяком случае, не потерял бы дар речи, не залился краской от гнева и не хватался бы за меч, как его несдержанная супруга… Боги, какая же сволочь эту пакость накорябала? Руки поотрубать гадине! А что же теперь сказать? Что сказать идиоту, который весь этот бред искренне принял на веру? Ох, надо же хоть что-то сказать, нельзя же так долго молчать, еще решат, что я читаю по складам… или перечитываю особо понравившиеся места…»

Пока королева пыталась подобрать слова, чтобы прервать затянувшуюся паузу, к ней неожиданно подоспела помощь в виде Ольги с охапкой одежды. Голубой с золотом плащ, равно как и торчащие из-под него огромный меч и не менее огромный сапог не оставляли сомнений в том, для кого сей груз предназначался.

– Извините, можно? – произнесла Ольга, вваливаясь в зал со всем этим барахлом. Даже если бы кто-то и сказал «нельзя», остановить ее уже не успел бы. Растрепанная дама оглядела присутствующих и растерянно остановилась. – А где же Лаврис? Я ему шмотки принесла, как он просил, а его нет… Он же сюда пошел?

– Ольга, – раздраженно ответила королева, втайне радуясь, что ей наконец-то есть что сказать, – неужели ты могла предположить, что я позволю Лаврису присутствовать здесь в том виде, в каком он был? Я его выставила.

– А где он теперь?

– Ты полагаешь, королева должна лично следить за передвижениями кавалера Лавриса и докладывать тебе о его местонахождении? Отдай его вещи страже у входа и сядь сюда. – Кира указала на ступени рядом со своим новеньким троном. Должна же ее величество иметь хоть какую-то моральную поддержку в этом обществе помешанных. – Кавалер Танта, извольте подать даме стул.

– Да ну его, на фиг! – возмутилась Ольга. – Чтоб мне этот хам еще стулья подавал! Я лучше прямо на ступеньку сяду, Жак говорил, там удобно.

Этого еще не хватало! Ну кто Ольгу вечно за язык тянет, и откуда в ней столько непочтительности! Если этот придурок поссорился с твоим любовником, это же еще не причина так выражаться! Он ведь дворянин, в конце концов! У него тоже есть права!

– Немедленно изволь извиниться перед кавалером Танта! – потребовала Кира, надеясь, что Ольга не полезет в бутылку и нового скандала не случится. А то ведь кавалер аж побагровел от такого обращения. – Тебе лично он ничего плохого не сделал, а его конфликт с доном Диего не дает тебе права так себя вести.

– Ничего? – еще сильнее возмутилась Ольга, рывком скидывая имущество кавалера Лавриса на руки ближайшему стражнику. – Этот нахал ломился ко мне в комнату, хамски со мной разговаривал и вообще искал короля у меня под кроватью! А как он его величество обзывал, это вообще беспредел, вот бы его величество услышал, что бы было…

– Статья третья, пункт «вэй», – неожиданно громко произнес Кантор, встрепенувшись, словно внезапно разбуженный человек. А Кира мысленно вознесла хвалу богам, которые в этот затруднительный момент так удачно послали ей Ольгу с ее неуправляемым языком и неумением молча сносить любую несправедливость. Уж теперь королеве было что сказать, и имелся благовидный предлог прекратить этот бардак и вернуться к делу после возвращения короля.

– И я догадываюсь почему, – холодно усмехнулась она, брезгливо приподнимая двумя пальцами письмо и сверля взглядом виновника скандала. – Значит, уважаемый кавалер Танта, прочитав сей гадкий пасквиль, вы даже не усомнились в его правдивости? Вы с первого слова поверили, что ваш король – недостойный негодяй и все прочее, что здесь написано? Нечего сказать, высока гражданская сознательность среди нашего дворянства! Уважение к короне на небывалой высоте! Полагаю, нам стоит отложить нашу беседу до возвращения его величества, дабы вы могли лично высказать ему все, что намеревались. С меня хватило и этого шедевра. Где вы остановились?… Замечательно. Сейчас вы покинете дворец и будете ожидать аудиенции его величества.

– Дочь я забираю с собой, – заявил обиженный кавалер.

– Да вы что! – вскинулся дремлющий Кантор. – Он ее прирежет!

– Преподобный Чен, – рассердилась Кира, – вы можете сделать что-нибудь, чтобы он не влезал в разговор?

– Могу, – невозмутимо поклонился мистик. – Но тогда он уснет совсем. Со своей стороны должен заметить, что юной даме требуется полный покой и постельный режим в течение нескольких дней, и еще девять сеансов иглоукалывания, поэтому я рекомендовал бы ей остаться в своих апартаментах. Более того, как врач, я категорически возражаю против пребывания пациентки в атмосфере, травмирующей ее психику.

– Поддерживаю, – быстро сказала королева, видя, что папенька пациентки уже открыл рот, чтобы возразить. – Как советует целитель, постельный режим и никаких переездов. Все. Аудиенция окончена. Всем, кроме дона Диего, можно удалиться. Преподобный Чен, прошу вас лично проводить девушку и присмотреть за ней. Ольга, найди кавалера Лавриса и верни ему наконец его одежду. А если кавалера Танта тяготит ожидание и он столь сильно желает высказать свои претензии истинному виновнику скандала, то рекомендую пройтись по городу, как стемнеет. Искомый господин по вечерам имеет обыкновение сидеть на ограде особняка принца-бастарда Элмара.

Когда все посторонние покинули зал, Кира с откровенным облегчением сняла с головы корону и поднялась. Нет, это был первый и последний раз, когда она вмешалась в подобное безобразие. Интригами, клеветой и доносами пусть Шеллар занимается сам. У него получается. Вот только куда же он подевался?

– Ваше величество, – проворчал мистралиец, протирая глаза, – при всем моем уважении… Не смей больше бить меня по лицу, женщина! Я позволяю подобное обращение только дамам, с которыми сплю.

– Ты хам и невежа, – обиделась королева. – Я ведь для твоего же блага… Видел бы ты свою позорную истерику со стороны, спасибо сказал бы. Или надо было попросить Лавриса привести тебя в чувство? Так ведь он бы тебе скулу своротил ненароком. Перестань выпендриваться, лучше скажи мне, ты не знаешь, куда подевался Шеллар?

– Честное слово, даже понятия не имею, где он сейчас. Я не состоял при особе его величества в тот момент, когда он изволил пропасть. А может, он и не пропадал вовсе, а срочно куда-то помчался. Лучше всего, конечно, спросить мэтра Истрана.

– Так ведь и его нет на месте… И Мафей куда-то подевался… Мне прямо не по себе, если честно.

– Не переживайте, – посочувствовал Кантор. – Ничего с ним не случится. Найдется. Такие люди не пропадают. Точно вам говорю, он сам куда-то подался.

– Хотелось бы надеяться… Послушай, Диего, сейчас, когда нас никто не слышит, ты можешь объяснить, почему так набросился на этого идиота?

– Могу, – согласился мистралиец, – но не хочу. Вот вернется король, пусть он меня и спрашивает. Ему не надо долго объяснять. Он просто назовет причину, и мне останется только кивнуть. И всем все будет понятно.

– Но мне не будет!

– Извините, ваше величество, вдаваться в подробности своей биографии я не собираюсь. Даже для вас. Намек понятен?

– Вполне, – печально кивнула королева. – Насчет подробностей твоей биографии я догадалась, иначе с чего бы ты так лично это воспринял… Только при чем тут ворота?

Кантор неопределенно пожал плечами, давая понять, что ответа не будет. Поэтому Кира оставила безнадежную тему и перешла к более житейской:

– Диего, а ты не чувствуешь случайно… Акрилла в самом деле беременна?

– Да ни капельки.

– А я?

– Откуда мне знать? Сам я ничего такого не чувствую. Акрилла у придворного мистика спрашивала, а я слышал. И вы у него спросите. Я всегда думал, женщины сами должны знать такие вещи… Вон Ольга всегда свои месячные на календаре отмечает, хотя вроде ей и опасаться нечего… Можно я пойду? Я спать хочу.

– Так сильно?

– Сижу и засыпаю. Преподобный Чен так старался меня успокоить, что теперь я не уверен, проснусь ли вообще.

– Ну иди. – Милостивым взмахом руки отпустив сонного Кантора, Кира проследила, как он бредет к выходу, и задумалась, пытаясь вспомнить, когда же у ее королевского величества в последний раз были месячные. Точно она помнила только одно, что до свадьбы они были, а вот когда именно…


– …Я, говорит, потрясен оказанной мне честью, – с издевательским пафосом кривлялся Толик, очень похоже передразнивая Шеллара III. – И все такое. А на морде не то что потрясение, элементарное удивление с микроскопом искать пришлось бы. Он случайно не из вашей семейки? Вашего любвеобильного дедушку точно не заносило в соседние миры?

Региональный координатор Рельмо в мрачном молчании терзал косу, понимая, что любые воспитательные действия с его стороны будут бесполезны. Все, что этот разгильдяй мог сделать плохого, он уже сделал. К тому же воспитывать себя оливковый безобразник позволял только дяде.

Кузен Дэн сосредоточенно мыл посуду и в разговор не вмешивался. Видимо, его опять посетило настроение помолчать.

– Да с чего ты так разозлился, – продолжал ухмыляться Толик. – Ничего предосудительного не случилось. Было очень весело. Я никогда бы не подумал, что в каком-то из миров существует человек, способный поладить с Раэлом. Оказывается, для этого надо всего лишь сообщить главе Темной Канцелярии, что его помада чудовищна, вежливо при этом улыбаясь!

– Она действительно чудовищна? – проворчал Макс, наклоняясь, чтобы подобрать оброненную резинку со своей косы. – И я всегда подозревал, что Раэл нарочно красит губы в такой дикий цвет, чтобы шокировать людей. А вышколенные дипломаты делали вид, что им это нравится, и портили ему все удовольствие. Ты мне лучше объясни, сколько выпили твои родители в ту ночь, когда тебя зачали? Как ты мог допустить, чтобы посторонний человек вскочил в твой телепорт и попал на Альфу? В мир, о котором он даже знать не должен! Да еще в Гаврюшину помойку…

Дэн усмехнулся, но ничего не сказал.

– И ничего страшного, – беззаботно махнул рукой инспектор Темной Канцелярии. – Как вскочил, так и выскочил.

– Попутно пообщавшись с болтуном Гаврюшей, с Витькой из агентства «Каппа», с Раэлом и Светлым Эстелиадом… Ты хоть вернул его домой?

– Не, они до сих пор с Раэлом в шахматы режутся. Велели мне часа через два зайти. Кстати, чтобы ты знал, кроме эльфов там присутствовали ваш дядя Молари и кузен Ресс. Заметь, Макс, никто из этих великих и прославленных мэтров не разделяет твоей шпионской паранойи. Всем было интересно, и все остались довольны. Вон даже Дэн не возражает. Один ты шипишь и плюешься ядом.

«Конечно, – подумал Макс, – вы там все позабавились, а в случае каких-нибудь неприятностей отвечать придется мне. Как это по-эльфийски!» А вслух сказал:

– Ресс что-нибудь интересное говорил?

– Говорил, но разве ж его толком поймешь? Как ты мог бы истолковать такую фразу: «Смерти не будет, ибо мертвый лист сильнее живого стекла»? А как этот бедный абориген должен «следить, чтобы серебро не покрылось сталью»? Металлург, однако, ваш кузен! А насчет черного с золотом я и сам ничегошеньки не понял. Откуда вообще у слепого такое пристрастие к цветовым аллегориям?

– Да нет там никаких аллегорий. И цветов он не различает, потому что видит не глазами, да и его цвета не соответствуют тем, что видим мы. О чем вообще шла речь? Что успели разболтать эти великие и прославленные? И зачем твоему дяде вообще понадобился этот король?

– Макс, тебе, возможно, причина покажется несерьезной, но дядю просто одолели воспоминания молодости, и ему стало интересно, как сейчас живет мир, в котором он родился и провел свои лучшие годы… Ну тише, тише, сейчас ты свою косичку вообще, на фиг, оторвешь. Это совершенно нормально для эльфа, и нечего так убиваться. Дядя немного порасспросил его величество…

– А потом его величество порасспросил дядю… – с горьким сарказмом поддакнул региональный координатор. – Много. И старик охотно ответил на все вопросы столь милому собеседнику… А Раэл не вмешивался, потому что был слишком счастлив оттого, что его бирюзовая помада в кои-то веки хоть кого-то потрясла… Толик, я не могу понять, как эльфы при такой беспечности до сих пор не вымерли как вид?

– А я не могу понять, – начал сердиться Толик, – как ты сам до сих пор не вымер! Эльфы, значит, по-твоему, беспечны! А некий ответственный сотрудник службы «Дельта» настолько сосредоточился на вопросах третьестепенной важности и даже не замечает, что у него под носом творится! По-твоему, самое главное – это оградить от всех возможных опасностей твоего скандального сыночка и проследить за тем, чтобы король Шеллар не узнал ничего лишнего. А что во вверенном тебе регионе орудует целая банда контрабандистов, этого мы не знаем. Тот же Шеллар догадался об этом раньше тебя! Чем вообще занимаются твои люди? Или все твои подчиненные, как Пол Хадсон, двойные агенты?

Когда Толик начинал говорить серьезно, он почему-то становился поразительно похож на Софью. Несмотря на свои уши и цвет кожи, Максу очень хотелось послать полуэльфа куда подальше вместе с его версиями, но пришлось все-таки ответить. Инспектора Темной Канцелярии посылать несколько неуместно. Перед инспектором надо отчитываться. И утешаться тем, что при всех своих клоунских повадках Толик несравненно умнее и толковее, чем Хоулиан.

– Это не контрабандисты, – со вздохом покачал головой региональный координатор. – Вернее, это не наши охотники за сырьем и магией. Каким-то образом на Дельту проникает контрабанда с Каппы. И видения Ресса косвенно подтверждают информацию о нелегальном товаре. Сейчас я и занимаюсь проверкой этих сведений.

– За этим тебе понадобился Витька?

– Да. И все, что рассказал мне Витька, тоже вполне стыкуется с видениями Ресса. Каким концом тут замешан Пол, я так и не понял.

– А каким концом тут замешаны Жак, детонаторы и тот голдианский жлоб, который теперь Шеллара в три ряда строит? Это ты понял?

– Тоже нет. Может, тут тоже Пол постарался? Может, его запугали или обманули?… У этого Пола была куча недостатков, для агента непростительных, и будь моя воля, я бы его вообще к такой работе не допустил. Кто-то его по протекции всунул. А теперь он пропал, и даже я не могу найти концов. Точно знаю, что жив, но куда девался… Знаешь, не хочется думать, что в нашей лавочке не все чисто…

– А вот Шеллар именно так и думает. Макс, тебе что, трудно было как-то помочь Жаку с его капсулой, когда тебя попросили?

– А как? У меня есть вариант, но для этого нужно оборудование и квалифицированный врач-эндоскопист.

– А что, Дэн не справится?

– Я не эндоскопист, – подал голос Дэн.

– Ладно, у тебя другая специализация, но тебя же в институте всему учили?

– Смотря какая манипуляция, – серьезно пожал плечами Дэн. – Желудок я еще, пожалуй, посмотрю. Хотя вряд ли разберусь в том, что увижу. А в желчный пузырь вряд ли попаду. Насчет кишечника и не просите, не полезу.

– Нижний отдел трахеи, – кратко пояснил кузен Макс. Честно говоря, он надеялся, что Дэн откажется. Но Дэн неожиданно согласился. То ли дыхательные пути ему были ближе, то ли на авантюры потянуло, то ли о врачебной этике вдруг вспомнил.

– Отличненько! – обрадовался Толик. – А телепортироваться мимо ваших кабин не проблема, я это каждый день делаю.

– Где тебя искать, когда нужно будет? – вздохнул региональный координатор.

– Да где всегда, на Дельте. Я там надолго. Пока не разберусь, что происходит. Раэл меня припахал, как сам хотел, и отказываться неловко – какая-никакая, а родня…

«Рехнуться можно с этими эльфами! – подумал Макс – Бабушкин любовник у них тоже считается родней… И степень родства, наверное, зависит от того, насколько сильно его бабушка любила. С них станется».

Дэн убрал в шкафчик посуду и вслух посетовал:

– И чего я не напросился вместо Сони тестя проведать? Хоть посмотрел бы на этого пришельца. А то Сонечка ничего не поняла, а Витька только в драку полезть и сподобился.

– Мало Витька его долбанул! – проворчал кузен. – Я бы этому господину так врезал, чтобы закаялся впредь совать нос куда не следует! Чует мое сердце, повредят ему когда-нибудь эту часть тела…

– Макс! – хором воскликнули оба собеседника. – Опять ты со своим языком! Сглазишь ведь!

– Ну и пусть, – сердито проворчал Макс – Его величество это заслужил. Что за непонятная страсть – лезть куда не просят! И особенно туда, куда прямым текстом просят не соваться!

– Он же не знает, что там и без него тесно, – съехидничал Толик. – Ты все-таки проверил бы своих сотрудников, Макс. Они всего лишь люди, и традиционное человеческое жлобство им нечуждо. А то ведь дождешься, что его величество раньше тебя их всех найдет и подробно расспросит на интересующие его темы… кстати, он попросил текст договора Раэла.

– И ты дал? – простонал несчастный разведчик.

– Дядя велел дать. Что я, из рук должен был выдирать?

– И Раэл не возражал?

– Старый графоман был чертовски польщен и в придачу всучил какой-то из своих опусов.

– Да чего ты так, – миролюбиво вставил Дэн. – Раэл пишет замечательные психологические детективы. Мне нравится.

– Все это кончится тем, – тяжко вздохнул Макс, – что нашу лавочку просто прикроют. За ненадобностью. И ты, гад зеленый, будешь сам платить пенсию бедному безработному родственнику, то есть мне.

– У меня денег нет, – опять начал кривляться Толик. – Но мы как-нибудь договоримся. Натурой отдам или отработаю. Тебе же все равно понадобится нянька для мальчика, ведь сам ты не сможешь за ним присматривать, когда вашу лавочку разгонят… Кстати, Макс, а почему он у тебя такой противный? Это наследственное?

– Приобретенное, – огрызнулся будущий безработный. – От хорошей жизни.

– Знаешь, сейчас у него как раз жизнь очень даже ничего, но противным твой мальчик быть не перестал. Сегодня я специально наблюдал за ним и обнаружил, что он нахамил абсолютно всем, с кем общался, включая короля и свою девушку. А бедного товарища Плаксу еще и побил. Стихийное бедствие какое-то, а не человек!

– Мне он таким не показался, – возразил Дэн. – Ты, как всегда, преувеличиваешь. Думающий, любознательный, общительный парнишка. И есть в нем что-то такое… мужское что-то, в наше время почти утраченное. Иногда, правда, мелькает незначительная патология, но по мелочи, достаточно немного походить к психологу. И должен тебе сказать, Макс, напрасно ты его так упорно держишь в неведении. Психика у парня устойчивая, несмотря на внешнюю эмоциональность, и от шокирующей информации не пострадала бы. Между прочим, несколько дней назад я встретил его в Лабиринте, где он очень решительно пытался снять твои блоки со своей памяти. За тобой, конечно, сила и опыт, но за ним – упорство. А упорство у твоего малыша наше, фамильное. Вообще, не следовало его там оставлять, если он тебе так дорог. Надо было еще маленьким вывезти. И случай был подходящий…

«Все такие умные, прямо слов не хватает! – подумал Макс – Толик лучше меня знает, как мне работать, Дэн учит детей воспитывать, даже родной сын на папины блоки замахивается. Шеллара вообще лучше не вспоминать. Он действительно может раньше меня найти корни всех безобразий… При одном „но“. Если там действительно замешаны мои люди. Двуликие боги, неужели последние кадровые перемещения были кем-то запланированы? Этот Жорик мне с самого начала не нравился… И с Хадсоном явно что-то нечисто… А кто у меня еще появился недавно?… Пьетро, Мишель, Тенгиз, Елена… ох, Леночка, Леночка, Снегурочка синеглазая… И что во мне находят молодые девки, которые во внучки мне годятся? Страшная штука – благословение Эрулы…»

– Макс задумался о бабах, – прервал его сладкие воспоминания хозяйственный кузен. И, поскольку на лице Макса тут же отразилось желание истребить поголовно всех стихийных телепатов, с улыбкой добавил: – Я не читал твои мысли, у тебя на физиономии все написано. Когда ты задумываешься о женщинах, твое лицо приобретает такое особенное выражение… Кстати, не забудь поговорить с дядей Байли, ты обещал.


Несмотря на то что любимый супруг изволил полдня шляться непонятно где, а вернувшись, торопливо чмокнул королеву в щеку и помчался в кабинет, Кира не уставала им восхищаться. Она готова была даже простить его величеству неуместный восторг, с каким тот взирал на какую-то невзрачную брошюрку, полностью игнорируя вопросы законной жены на тему «где ты был?». Королеву даже не особенно впечатлило, что Шеллар каким-то образом ухитрился нанести официальный визит эльфам – это было вполне в его духе. Но она получила истинное удовольствие, наблюдая за разбором сегодняшнего скандала.

Примерно к девяти часам, когда перевод исторического документа был закончен, а комментарии мэтра Истрана скрупулезно записаны на отдельный листочек и аккуратно приколоты скрепочкой к основному тексту, любезный супруг соизволил наконец доползти до опочивальни и поинтересоваться, как прошел день у его дорогой королевы. Вот тут-то Кира и поведала ненаглядному Шеллару все, что думала об этом дне. Как вообще дни проходят, когда у тебя пропадает муж, а некие умственно отсталые подданные учиняют непотребный скандал и еще предъявляют анонимки занимательного содержания…

В первый момент король слегка опешил затем внимательно прочел упомянутый документ и осторожно поинтересовался, не думает ли любимая жена, будто здесь изложена чистая правда. Огорченная таким непониманием, королева рассердилась и в красках поведала, что случилось из-за этой грязной, мятой бумажки, в которой нет ни одного слова правды. Как ни странно, Шеллар ничуть не расстроился, а даже повеселел. Видимо, единственное, что его волновало, было именно мнение супруги. Все остальное значения не имело.

Дальнейшие действия его величества были на первый взгляд не совсем понятны. Сначала он вызвал секретаря и потребовал немедленно разыскать и прислать в кабинет следующих господ: прежде всего идиота, который додумался прыгать с моста в доспехах, и лопуха, который проделал то же самое, не умея плавать. Кроме того, королю требовались: кавалер Лаврис, придворные маг и мистик, а также все придворные дамы, включая Ольгу и Акриллу. Затем изучил злосчастную бумажку, после чего вручил ее почтенному мэтру для более пристального магического исследования. Мэтр ничего особенного в письме не обнаружил и пообещал еще раз посоветоваться с мэтрессой Морриган, что Шеллар с энтузиазмом приветствовал. К этому моменту в приемной собрались все нужные его величеству подданные, и он начал вызывать их поочередно.

Первым был приглашен незадачливый стражник, которому король без малейшего сочувствия предложил обосновать свои поступки, как то: оставление поста, утерю казенного шлема и попытку утопиться при исполнении. Невнятные оправдания насчет каких-то абстрактных благородных целей были неумолимо отвергнуты. Его величество изволил заявить, что подобные глупости по меньшей мере нелогичны, после чего выкопал из ящика стола валявшийся там до сих пор голопроектор, сунул в руки стражнику и велел повторить объяснения. Только на этот раз учесть, что он держит в руках некий «детектор лжи», который испепелит обманщика на месте при первой же попытке соврать.

Кира тихо загибалась со смеху, выслушивая торопливые покаяния доверчивого стражника и поражаясь способности любимого мужа выдумывать на ходу такие мудреные слова.

Причины, побудившие стражника оставить пост и броситься с моста, были до смешного меркантильны. С того места, где ему довелось сегодня нести караул, бестолковый солдат слышал вопли, доносившиеся из покоев Акриллы. Из некоторых высказываний папеньди они с напарником заключили, что девица ждет ребенка от короля, и, когда будущая мать принца-бастарда побежала топиться, кинулись на помощь, рассчитывая в будущем под это дело попросить у разгневанного кавалера Танта руки его непутевой дочери и таким нехитрым способом поправить свое материальное и социальное положение. Только вот напарник оказался чуточку умнее и сигать в реку поостерегся, а размечтавшийся о дворянстве и приданом герой дня напрочь забыл о своем облачении. Вердикт короля был краток и закономерен: уволить, взыскав стоимость казенного шлема.

Следующим был вызван мэтр Варгис, выглядевший очень несчастным – с подбитым глазом и распухшим носом. На его лице отражалось сознание собственного позора. Тот прискорбный факт, что весь двор потешается над его успехами в плавании, молодой маг еще пережил бы. Ужаснее всего было сознавать, что благодарить за свое спасение надо человека, который только вчера набил ему морду.

Пугать мага всяческими «детекторами» рассудительный король не стал. Не с полным же идиотом дело имеет, а с образованным человеком. И вообще, обращаясь к горе-пловцу, его величество был преисполнен доброты и сочувствия. Что же подвигло почтенного мэтра на столь героическое самопожертвование? Неужели только долг и сострадание? Или все-таки любовь, в которой он не решался признаться? Почему бы не признаться теперь, когда его откровения будут восприняты с должным уважением… Словом, дорогой Шеллар разыграл сто раз отработанную роль «доброго полицейского» и купил несчастного парня с потрохами. Мэтр Варгис тут же честно признался, что никаких личных причин так позориться у него не было, а совершил он сию глупость исключительно из любви к науке. Подобно бестолковым стражникам, он случайно услышал все о той же мнимой беременности, которая уже всем в зубах навязла. В отличие от некоторых глупцов, придворный маг не поверил в подобное поведение короля, а тут же сообразил, что виновником, скорей всего, является печально известный эльф. Когда же бедная девушка побежала топиться, счел своим долгом вмешаться. Не мог же он допустить, чтобы уникальный потомок чистокровного эльфа погиб, не успев родиться, по вине взбалмошной матушки… Это была бы невосполнимая утрата для всей магической науки! Кто же знал, что все это неправда…

Король честно доиграл свою роль до конца, не позволив себе даже хихикнуть, и проводил героя-спасателя словами сочувствия, одобрительными замечаниями и советом все же помириться с мистралийцем. После его ухода их величествам потребовался небольшой перерыв, дабы отсмеяться, закурить и обсудить бестолковость своих придворных.

– Кстати, – вспомнила Кира, когда обсуждения подошли к концу, – а почему ты Кантора не позвал? Ему ты не будешь задавать тот же вопрос, что и остальным прыгунам с моста?

– Зачем? – усмехнулся Шеллар, с удовольствием затягиваясь. – Он так сладко спит, не хочется его будить. Такой тихий, не матерится, не психует, кулаками не машет… проблем не создает. Пусть себе спит. Тем более из твоего рассказа я и так понял, почему он принял столь активное участие в спасении. Равно как и причину его негодования. И должен заметить, в отличие от двоих господ, с которыми мы только что имели счастье беседовать, Кантор умеет плавать. И Лаврис тоже. Чувствуешь разницу?

– Чувствую, – кивнула Кира, укоряя себя, что до сих пор не обратила на это внимания. – Но ты мне лучше скажи, почему все-таки Кантор сцепился с кавалером Танта?

– Ты его самого спрашивала?

– Он мне не сказал.

– Полагаю, он бы очень обиделся, если бы я стал выдавать его тайны. А я предпочел бы сохранить его доверие.

– Но можно же хоть намекнуть, не называя имен!

– Можно, конечно… Если это хоть немного облегчит муки твоего любопытства… Кантор, как ты знаешь, родился не за два дня до знакомства с Ольгой, и у него есть прошлое. И в этом прошлом, как ты сама понимаешь, были женщины. А у некоторых из них были родственники, очень похожие на почтенного родителя Акриллы… Я могу не продолжать?

– Понятно… – вздохнула Кира. – И откуда только берутся такие ханжи?

– Если мы говорим лично о кавалере Танта, то он не ханжа. Он искренне верит в то, что говорит, и следует своим понятиям о порядочности в вопросе… личных отношений. Его тоже в свое время так воспитали, его предки были связаны с одним из христианских орденов, и в семье были соответствующие традиции. Мне только интересно, как он вообще сподобился завести детей при таких убеждениях. Если я удовлетворил твое любопытство, продолжим наше дознание. Хочу все-таки выяснить, откуда кавалер Лаврис выскочил в таком виде. И если окажется, что он был там, где я думаю… то на этот раз он доигрался.

Кире тоже было интересно, откуда выскочил Лаврис, но ей даже не пришло в голову придавать этому вопросу какое-либо значение. Просто любопытно, да и все. И совершенно непонятно, зачем Шеллару понадобилось это знать точно?…

Опрос придворных дам прошел быстро – никто из них не видел, откуда выскочил Лаврис, зато все, как одна, красочно описали выход Кантора из Ольгиной комнаты, хотя их об этом не спрашивали вообще. Да и кто бы предположил, что полураздетый Кантор появится откуда-то еще?

Многие слышали грозные вопли оскорбленного отца, почти все видели их краткую беседу с Ольгой, а наблюдательная Вероника даже стала свидетельницей еще одного безобразия, которое загадочным образом прошло мимо остальных. Часа два тому назад уже полностью одетый кавалер Лаврис приставал к Ольге с каким-то вопросом, а та ругалась и кричала, что она не нанималась пересчитывать его барахло. Шеллар оживился несказанно и велел позвать Ольгу.

Непричесанная и хмурая переселенка была непривычно сердита, и на вполне естественный вопрос короля, почему она явилась к нему в таком виде (то есть в халате), недовольно проворчала, что вообще-то спала и не является куклой, чтобы ее наряжали по первой прихоти хозяйки. Кроме того, раньше его величество почему-то не циклился на том, как она одета. Ведь не за этим же ее позвали. А если кто полагает, что она сейчас всем расскажет, куда ходила за одеждой Лавриса, то Лаврис взял с нее честное слово никому об этом не говорить. Кире вдруг страшно захотелось вывести дорогую подруженьку в коридор и настучать ей по тыкве, но она стойко промолчала, опасаясь, что Шеллар такого метода воспитания не поймет.

Его величество выдержал великолепную долгую паузу, внимательно всматриваясь в глаза нахальной переселенки, пока та не заерзала от смущения, и спросил:

– Позволь поинтересоваться, кто тебя сегодня так обидел, что ты до сих пор не успокоишься? Неужели Кантор? Мне показалось, наоборот… Может, я?

Ольга горячо запротестовала, сослалась на обычную депрессию и тут же принялась демонстрировать живейшее дружелюбие. Тайну, доверенную под честное слово, она так и не раскрыла, да, впрочем, король и не настаивал на ответе. Он почему-то заинтересовался совсем другим вопросом – что хотел от нее Лаврис два часа назад и какую именно деталь его костюма добрая девушка умудрилась потерять.

– Да бантик там какой-то… – с потрясающим пренебрежением махнула рукой Ольга. – Лаврис что-то втирал о его небывалой ценности, но я спать хотела и слушать не стала…

Король с королевой не выдержали почти одновременно, и бедная дама некоторое время с укоризной наблюдала, как они потешаются. Потом укоризна в ее взоре сменилась подозрением, потом мелькнула обида, и король поспешил прекратить смех, пока Ольга не разобиделась окончательно.

– Замечательно! – сказал он, все еще улыбаясь. – «Бантик»! Ольга, слушай мое королевское повеление: завтра же пойди к Элмару и попроси, чтобы он показал тебе всю коллекцию своих наград. Особое внимание пусть уделит Пурпурному Банту. Объяснит, что это такое, за что им награждают и сколько всего воинов в нашей славной стране имеют честь носить этот, как ты выразилась, «бантик». Иначе мой дорогой кузен будет нести всю ответственность за твое невежество, ибо именно он занимался твоей адаптацией. Кстати, ты этот «бантик» посеяла где-то в коридорах или он остался валяться в комнате Акриллы?

– Остался, – точно по королевскому плану ляпнула Ольга. В следующий момент до нее дошло, и ее негодующий крик заставил Киру подпрыгнуть в кресле. – Вы знали! Ваше величество, как не стыдно!..

– Ну разумеется, я знал, – рассмеялся Шеллар, удовлетворенно откидываясь на спинку кресла. – Мне не хватало только подтверждения. Теперь можешь с чистой совестью идти спать, и горе тому, кто твой сон потревожит.

Ольга печально вздохнула:

– А если Диего придет?

– Вряд ли. Он спит и будет спать долго и крепко, разорив запасы успокоительных микстур придворного мистика. И ты ступай. А обо всем, что сегодня произошло, поговорим завтра.

Когда Ольга, все еще надутая и обиженная, удалилась, король взялся за главную виновницу скандала. Он долго и вдохновенно стыдил бестолковую девицу с поистине отеческой добродушной укоризной. За глупый роман с эльфом и столь же глупые страдания по поводу его завершения. За патологический страх перед папенькой, достойный малолетней глупышки, но не взрослой дамы. А также за идиотскую попытку топиться в присутствии всего двора… Словом, высказал все, что должен был бы высказать родной отец вместо недостойных дворянина воплей и угроз. Расхаживая по кабинету в домашней рубахе и тапочках, с дымящейся трубкой, Шеллар действительно напоминал Кире отца. Барон Арманди, отчитывая дочурку за драные штаны или побитых деревенских мальчишек, вот так же ходил туда-сюда, сердито пыхая дымом, словно недовольный дракон. Только папа больше молчал, лишь смотрел исподлобья, мрачно сопел да взрыкивал иногда, а ненаглядный муж способен занудствовать часами без перерыва. К счастью, Акриллу он довел до слез всего за двадцать минут. А когда бедняжка уже начала хлюпать носом, со скорбным сочувствием вдруг поинтересовался:

– А теперь объясни, будь добра, чем так прельстил тебя кавалер Лаврис, что ты согласилась на свидание с ним, прекрасно зная о его репутации? Зная, что его любовь так же недолговечна, как и любовь эльфа, что он никогда не женится на своих любовницах, не заботится о сохранении своих похождений в тайне и даже до тринадцати считает с трудом?

Дама тихонько всхлипнула и сказала, не поднимая глаз:

– Он добрый. И веселый. Когда все надо мной смеялись, он один меня пожалел.

Большей глупости Кира не могла даже вообразить, но сказать это вслух было бы откровенным издевательством над больным человеком. Шеллар тоже ограничился неопределенным кивком и продолжил допрос:

– А если бы он попросил твоей руки, ты бы согласилась?

Акрилла молча кивнула, даже не обратив внимания на вопиющую нереальность предположения. Видимо, любая альтернатива монастырю сейчас казалась ей заманчивой и соблазнительной.

– Отлично, – улыбнулся король. – А теперь ступай к себе, исправно выполняй все назначения преподобного Чена и жди дальнейших распоряжений. Кто знает, если кавалер Лаврис с таким трепетом отнесся к твоим переживаниям, может, он еще и не совсем пропащий человек. Может, он на самом деле пожелает… Словом, спокойной ночи.

– Шеллар… – неуверенно окликнула Кира, когда они остались одни, – ты это серьезно? Насчет Лавриса?

– Абсолютно, – рассмеялся король и, докурив трубку, выбил ее и спрятал в карман. – Я же говорил, что на этот раз Лаврис доигрался. Нет, какова наглость – среди бела дня, посреди дворца, чуть ли не в присутствии родителей… Представляешь, Кира, ведь все время, пока Акриллу песочил папенька, кавалер Лаврис находился в ее комнате! Интересно, в шкафу, под кроватью или в ванной?

– Но откуда ты узнал?

– Да это была самая вероятная версия. Он уже вторую неделю вокруг этой девицы круги наматывал, и мне только было интересно, когда же она сдастся.

– А почему ты решил, что он вдруг женится? Неужели Лаврис способен на что-то большее, чем переспать и бросить?

– Потому, – Шеллар вдруг перестал улыбаться, – что если он только попробует отказаться, я даже не знаю, что с ним сделаю!

Он грозно сдвинул брови, развернул плечи, вмиг прекратив сутулиться, и, решительно распахнув дверь, громогласно рявкнул в приемную:

– Лаврис! Немедленно ко мне, негодяй!

Последнее выступление его величества было великолепным шедевром ораторского искусства. Самые великие барды рыдали бы, случись им узреть сие великолепное зрелище. Бедный Лаврис краснел и бледнел, дрожащим голосом пытаясь разъяснить, где потерял свой Пурпурный Бант, что делал в комнате дамы средь бела дня в одних трусах и как посмел прятаться под кроватью, когда бедную девушку морально изничтожал грозный папенька. Несчастный седьмой паладин стоял навытяжку и только моргал, когда король расписывал по пунктам его дальнейшую судьбу, как то: исключение из корпуса, лишение дворянства, изъятие части высоких наград и предание суду. (Хотя ничего преступного Лаврис не совершил, Шеллар каким-то образом подвел его поведение под четыре статьи одновременно.) Когда же бедный паладин был уже морально готов броситься с того самого моста, его величество предложил единственную альтернативу:

– Завтра утром ты пойдешь к кавалеру Танта… Сам найдешь гостиницу где он остановился, побегаешь, тебе полезно. Итак, пойдешь к нему и попросишь руки этой несчастной девицы, которую ты опозорил на всю столицу. Уговаривай папеньку как хочешь: падай на колени, пой баллады о своей роковой любви, клянись и угрожай самоубийством – словом, поступай как сочтешь нужным, и горе тебе, если папенька не даст своего родительского благословения. Можешь для моральной поддержки взять с собой Элмара и паладинов, чтобы они расхваливали тебя дружным хором. Но если ты к послезавтрашнему утру не сообщишь мне дату своей свадьбы, можешь навеки попрощаться с плащом паладина и отправляться искать подвигов на большую дорогу.

Когда окончательно павший духом герой-любовник скрылся за дверью.

– Вот и все, – засмеялся Шеллар. – Послезавтра я еще с кавалером Танта побеседую, и можешь считать инцидент исчерпанным. Все очень удачно получилось – на этот раз я все-таки женю Лавриса, а заодно избавлюсь от этой перепуганной дурочки, которая до сих пор меня боится, хотя и знает, что бояться нечего.

– А вместо нее не появится еще одна такая же? – поспешила уточнить Кира. – Ты мне адъютанта обещал…

– Обещал, – согласился король, – и не отказываюсь от обещания. Но не сейчас. В данной ситуации куда нужнее будет телохранитель. Так что с адъютантом придется подождать. Я уже присмотрел для тебя новую «придворную даму» и только придумывал, как бы освободить для нее место. Для всех она будет просто человеком свиты, как и прочие. На самом же деле это первоклассный специалист. Стрельба, рукопашный бой и магическое образование. Давно уже хотел ее к тебе пристроить, но все не получалось… словом, все складывается как нельзя лучше. Одно мне в этой истории не нравится.

– Что именно? – спросила королева.

– Ну скажи, ради всех высших сил, неужели королю нечего больше делать, кроме как заниматься разбором мелочных дрязг и улаживать чью-то личную жизнь?

Глава 8

Хорошо зафиксированный пациент в анестезии не нуждается.

Приписывается шаманам Ледяных Островов

Ночь светла и прохладна, луна висит над башнями королевского музея, и легкий ветерок несмелыми перебежками пробирается в распахнутое окно. Ночь полна звуков. Тихо сопит во сне бестолковый щенок со странным именем Шарик, скрипит оконная рама, где-то внизу ходит стражник, позвякивая доспехами. А вверху плачет гитара, пронзительно и надрывно, нагоняя грусть и ностальгию. Где-то там, на пустой площадке Центральной башни, а может, прямо на зубцах, сидит несчастный принц и с грустным звоном рассыпает осколки своего разбитого сердца.

Может, завтра они с Эльвирой помирятся – и то, что в эту ночь кажется трагедией всей жизни, уйдет в прошлое как досадное недоразумение. Но сейчас ему больно, и все, кто не спит, слышат эту боль.

Правда никто, кроме одного непочтительного подданного, не услышал, как позорно его высочество слажал в четырнадцатом такте и как он смазывает фиоритуры, слишком сложные для барда-недоучки.

«Да заткнись же ты, гад, не рви душу, без тебя тошно! – с тоской подумал Кантор, отвлекаясь от печальных раздумий. – Для того ли я эту песню написал, чтобы ты ее похабил вот таким образом? Неужели нельзя страдать потише!»

Сказать, что Кантору было плохо, – это ничего не сказать. Все было намного хуже, но более точного слова для определения своего душевного состояния он в тот момент не нашел. Проснулся молодой человек почему-то на коврике в обнимку с Шариком, а какие демоны его понесли спать к Мафею, не помнил. То ли придворный мистик непонятно какой дряни намешал в свою микстуру, то ли пациент так хотел спать, что на ходу задремал и добрался до коврика уже в бессознательном состоянии.

Мафея дома не было. Оставленная на столе записка умоляла никуда не уходить до его возвращения или до возвращения короля. Кантору было по большому счету начхать на эту записку, но не хотелось опять шляться среди ночи по дворцу и натыкаться на начальство, пусть даже он был безукоризненно трезв. Спать тоже не хотелось, хотя действие успокоительной микстуры еще не совсем закончилось. Скорей всего, какое-то воздействие еще осталось, так как мистралиец чувствовал себя таким спокойным и рассудительным, что самому было странно. Итак, решив никуда не ходить и хоть раз в жизни поступить так, как его просят, Кантор уселся на подоконник и от нечего делать задумался о прожитом дне под аккомпанемент музыкальных страданий товарища Пассионарио. Внутренний голос, который тоже выспался и желал пообщаться, усердно помогал хозяину анализировать свое поведение, хотя его никто об этом не просил. И вообще, Кантор предпочел бы, чтобы этот язвительный комментатор заткнулся и помалкивал.

Итоги дня не были утешительными. Приказ «не позорить партию» не выполнен, поскольку партию товарищ опозорил, как только мог. Во-первых, набитие лица мэтру Варгису не ускользнуло от внимания господина Флавиуса. Даже если никаких дисциплинарных мер за такие проступки не предусмотрено, репутация товарища Кантора как скандалиста и антиобщественного типа в очередной раз подтвердилась. Теперь не только соратники, а и все соседние королевства будут знать, что сей товарищ – агрессивный и невоспитанный псих без малейших признаков чувства юмора. Одно утешение – у потерпевшего с чувством юмора тоже явные проблемы.

Во-вторых, недисциплинированный боец Кантор самым хамским образом разукрасил лицо любимому вождю и идеологу, и это вместо сочувствия, когда у бедняги такая трагедия в личной жизни… Сам-то он с Ольгой, похоже, помирился, во всяком случае, она на него не дуется и даже чувствует себя виноватой. А бедный Пассионарио теперь сидит и рыдает – любимая девушка оплеухой наградила, Камилла алименты требует за семь лет, король, наверное, нотацию прочел об арифметике, так еще и собственный телохранитель морду набил. Голос поиздевался над результатами поединка, напомнив, что сам Кантор тоже получил достаточно, и кто кому чего набил – еще вопрос. Кантор послал его подальше и продолжил подсчет убытков.

В-третьих, из-за их с товарищем принцем позорной драки случилась пропажа короля. Тут вообще комментарии излишни, что бы ни думал по этому поводу внутренний голос.

В-четвертых… ох, в-четвертых! Вот это уж было форменное позорище, верно сказал Кира – недостойная мужчины истерика… Деградация явная – разучился сдерживать свои эмоции, даже Ольге понятно, о чем он думает… а теперь вот и вовсе потерял всякое самообладание. И мало того, дав волю чувствам, кричал на весь дворец такое, что любой сообразительный человек теперь может из его воплей сделать соответствующие выводы. Вот будет весело, если его разоблачат публично… Проклятье, ну кто его за язык тянул про эти ворота кричать? Ведь преподобный Чен был рядом, а он хин и прекрасно знает традиции своей родины, у него не возникнет недоумения – при чем тут ворота. Напротив, он наверняка тут же догадался, что буйный пациент не на пустом месте устроил истерику, что есть на то причина, и кроется она в прошлом, и скорей всего этому пациенту уже приходилось снимать с ворот жертву своей пылкой страсти… Только бы он не стал копать дальше, о небо, только бы преподобный Чен оставил свои соображения при себе… Ведь история-то известная, целый цикл баллад ей посвящен…

Лечиться тебе надо, товарищ Кантор, советовал же король травки успокоительные попить, с мистиком проконсультироваться, отдохнуть как следует, благо работа не особо сложная и свободного времени для отдыха достаточно.

«А в-пятых, в пятых, – коварно напомнил внутренний голос, – ты не отвлекайся, не переходи на заботы о своем несчастном здоровье, продолжай думать над своим недостойным поведением».

«Отстань! – огрызнулся Кантор. – Я не желаю это обсуждать с тобой! И вообще, это в-шестых, а в-пятых, я королеве нахамил… Извинюсь завтра».

«Пусть в-шестых, но все равно ты вел себя как идиот».

«Да? А я полагал, как свинья…» – вяло отмахнулся Кантор.

«Да нет, именно как идиот. Ольга, между прочим, обращалась не лично к тебе, а ко всем. И поскольку затеял это распитие пива Толик, то к нему в первую очередь и относились все Ольгины высказывания. А тебя дернул какой-то демон выступить! Ты хоть понимаешь, что ты натворил и какие могут быть последствия?»

«Перестань, мы же помирились. С ней легко мириться – достаточно быть просто милым и ласковым, и она с радостью ответит тем же, не вспоминая прошлые обиды. Я знаю множество дам, которые в такой ситуации встают в позу и гордо воротят нос, требуя, чтобы за ними несколько дней ходили и с униженным видом просили прощения, осыпая объект незаслуженного оскорбления дорогими подарками…»

«Вы помирились! – вознегодовал внутренний голос – Как был идиотом, так и остался! Так ничего и не понял! Ты хоть помнишь, как тогда на нее посмотрел? Что ты при этом говорил, это дело десятое, но как посмотрел, помнишь? Забыл, пьянь придворная?»

Кантор действительно не очень помнил… вернее, не придал значения. А ведь противный голос был прав. Не следовало так смотреть на Ольгу, никогда, как бы ни был сердит! Взгляд – это худшее, чем можно человека обидеть. За слова можно извиниться, поступки можно объяснить или исправить, а взгляд – это такое неосязаемое, неуловимое нечто, которое и объяснять бесполезно. Он сделал свое черное дело, мелькнул – и пропал, а чувство осталось. И даже не всегда можно потом вспомнить, отчего это чувство возникло. Аи, как плохо… Хуже и быть не может. Ведь Ольга действительно испугалась, пусть даже она мужественно поборола этот страх за несколько секунд, но все же не стоит надеяться, что забыла. Напротив, наверняка в тот же миг вспомнила все, от чего до сих пор предпочитала отмахиваться, словно проблемы и не существует. Нет, конечно же она не подумала, что ее сейчас убьют, но осознала, что в случае открытого конфликта ей нечего противопоставить своему замечательному кавалеру. И это ужасно. Если она с этого дня станет его бояться, то их отношениям конец. Хотя… ну посмотри же ты правде в глаза, не отворачивайся от неизбежного, ведь это все равно случится. Как бы ни верещал внутренний голос, как бы ни подбивал на всяческие глупости, у этих отношений нет будущего. Кто там набрался наглости возражать, твое какое дело, ты голос, и не более. Как ты себе это представляешь? Товарищ Кантор – примерный семьянин и честный труженик… звучит! Может, мне еще и дом купить, сад апельсиновый посадить, цветочки на клумбах высеять?… А вот это видел? Вы что, с Амарго сговорились?

Нет, бестолковый мой внутренний голос, не будет этого. Хотя бы потому, что это невозможно. Внезапное королевское «приглашение» только отсрочка окончательному прощанию. Надо иметь мужество хотя бы признать это, раз уж совершить поступок мужества не хватает… И нечего сопли разводить, это не я в депрессии, я как раз очень трезво и рассудительно мыслю, а ты идешь на поводу у своих страстей, своего эгоистичного «хочу!» и даже не думаешь, чем наши отношения могут закончиться! У меня замечательно получается сводить в могилу бедных девушек и потом долго плакать и раскаиваться. То они вешаются на воротах, то к ним вдруг Огонь возвращается, и они закономерно гибнут, ибо барды-воины долго не живут… А бедная Ольга? Она уже и травилась, и похитить ее пытались, а уж сколько слез пролила из-за меня… Что дальше? Дождемся, пока до нее все-таки доберется кто-нибудь очень ко мне неравнодушный, а потом опять будем плакать и раскаиваться? Не хочу. Да, я ее люблю. И желаю ей только добра, хотя по мне этого, может быть, и не скажешь. Если для нее будет лучше и безопаснее жить без меня, то именно это я и сделаю. Ну конечно, не прямо сейчас, хоть в кои-то веки сказал что-то умное. Разумеется, не сейчас, выберу более подходящее время…

Кантор встрепенулся, отвлекаясь от мрачных мыслей, и обернулся на звук открываемой двери. «А, почтенный мэтр… уф, пронесло. Мог бы и король явиться, а как раз его сейчас видеть не хочется», – подумал Диего. То есть Кантор был бы счастлив услышать, что его величество нашелся и водворен на место, но видеть его и тем более общаться… это уже было бы форменным издевательством.

– Добрый вечер, – негромко и очень дружелюбно приветствовал мистралийца придворный маг. Похоже, его не удивило присутствие постороннего в покоях принца. – Что, дон Диего, не спится?

– Ага, – кивнул Кантор, мысленно напоминая себе, что всем кому только мог он сегодня уже нахамил, надо хоть с мэтром Истраном быть повежливее… – Я уже выспался. А вы почему среди ночи ходите? Тоже не спится или…

– В моем возрасте бессонница – обычное дело… – Старик легким мановением руки достал из воздуха кресло и удобно уселся, аккуратно расправив мантию, дабы не помять. – Должен заметить, молодой человек, что сидеть на подоконнике таким образом, как это делаете вы, довольно опасно.

– Мне нравится так сидеть, – отозвался Кантор. Ну вот, теперь придворный маг начнет его воспитывать за неимением под рукой короля или принцев… – Я не боюсь высоты, и у меня хорошая координация движений.

– Не сомневаюсь, – заверил его упрямый старик. – Но все же, если вас не затруднит, слезьте оттуда. Знаете, так нервничать в моем возрасте…

«В твоем возрасте, старый хитрец! – подумал Кантор, но с подоконника все же слез и пристроился на стуле Мафея. Как они на них вообще сидеть ухитряются… – А где ж ты таскался-то в своем „возрасте“? И чьими духами от тебя попахивает? Вот жалость, что у меня на запахи память не такая же, как на звуки, а то бы определил, запах-то знакомый. Словом, почтенный мэтр, не далее как полчаса назад вы изволили навещать даму, а теперь тут дурака валяете, немощным старцем прикидываясь…»

Мэтр посмотрел в потолок и задумчиво поинтересовался, не стоит ли попросить несчастного музыканта спуститься и присоединиться к ним.

– Не знаю, – пожал плечами мистралиец. – Если вам охота сейчас утирать ему сопли и выслушивать его жалобы…

– Если человек в этом нуждается, не стоит отказывать ему в такой малости, – наставительно заметил старый волшебник и снова посмотрел в потолок. – Однако, мне кажется, сейчас он в этом как раз не нуждается. Нашел подходящий способ выплеснуть свое горе и предается ему, как могут только барды. Вам нравится?

– Музыка или исполнение? – уточнил Кантор. Старик тихо рассмеялся:

– Разве стал бы я спрашивать, нравится ли вам музыка, которую вы сами сложили?

Бывший бард нахмурился, отмечая про себя еще три огреха в музыкальных упражнениях ученика, и подавил вздох.

– Занимался бы уже магией и не отвлекался на все подряд. Музыкант из него менее чем посредственный, а как композитор наш вождь вообще полное убожество. Он хоть не пьян? А то еще свалится и забудет, как летать…

– Не беспокойтесь, не пьян. К счастью, его величество больше не наливает своему другу спиртное, памятуя о недавних событиях… Что вы так на меня смотрите, дон Диего? Спросить что-то хотите? Так спросите, чего стесняться.

– Разве Мафей вам не рассказал?… Он ведь должен был…

– Разумеется, рассказал. А вы разве не знаете, что его величество давно дома и спокойно изволит почивать… э-э… впрочем, тут я, кажется, промахнулся. Уже не изволит. Вот ведь непоседа!

– Так он вернулся? Давно?

– Разумеется, еще с вечера.

– А который час? – Кантор поискал глазами часы, которые в момент его пробуждения показывали десять. Часы отличались постоянством – на них по-прежнему было десять.

– Четыре утра, – усмехнулся мэтр Истран. – Сочувствую. Вы проспали весь этот цирк, продолжавшийся с девяти до одиннадцати. А Мафей соответственно прогулял. Собаку сегодня кто-нибудь кормил?

Кантор не знал, кормил ли кто-то собаку, но не удержался, чтобы не высказать свое мнение об исчезающих королях и о принцах, которые не способны уследить ни за собаками, ни за кузенами. А крайним оказывается некий придурок из солнечной Мистралии, который честно сидит и ждет давно спящего короля! Мэтр в ответ даже не стал читать ему нотацию о недопустимости подобных выражений, а с умилением покачал головой:

– Подумать только, как же вы похожи на отца…

Кантор мгновенно передумал расспрашивать старика о пропущенном цирке и поспешил откланяться. В конце концов, расспросить можно и Ольгу, когда проснется.


На этот раз Харган стоял перед наставником с достоинством и гордостью. Впервые за всю малоуспешную миссию ему было что сказать, и новости были хорошими.

– Я их нашел! – с мальчишеским азартом произнес он, радостно сверкая своими разноцветными глазами. Надоевшие хуже синтетических сухарей контактные линзы валялись, небрежно брошенные на цинковый стол, на котором наставник проводил свои малопонятные эксперименты, и теперь сомнений не оставалось, что у молодого горбуна абсолютно разные глаза – один синий, другой багровый – и что они действительно светятся.

– Ты нашел первую экспедицию? – Вуаль чуть шевельнулась. – Или ее следы?

– Я нашел Блая, – объяснил Харган. – Без особого труда, этот отморозок даже имя себе придумать поленился! Когда ему пришлось отказаться от первой легенды, Блай плюнул на все и стал именоваться своим настоящим именем. Как он объяснил, все равно никто в этом мире не поймет. Однако наш верный Блай ничуть не изменился, вся Мистралия трепещет при одном упоминании его имени. Пережил четыре переворота, здорово постарел, но все не отошел от дел. Дальше Мистралии он, к сожалению, не продвинулся, но вы бы видели, что там творится!

– Могу себе представить, – согласился наставник, осматривая привезенного кандидата в вампиры, который покоился на столе. Молодой мистралиец, связанный по рукам и ногам, с ужасом взирал на происходящее, понимая, что ничего хорошего его не ждет. Вряд ли его стали бы связывать и тащить неизвестно куда только для того, чтобы сообщить о новом назначении или премии за безупречную службу.

– Я помню этого Блая, – продолжал Повелитель. – Меня всегда умилял его моральный садизм, и я рад, что он до сих пор жив. После Перерождения такие качества часто исчезают, так что мне было бы приятно, если он как можно дольше останется в живых. А этот экземпляр тебе порекомендовал он?

Рука в черной перчатке из мягкой, тонкой кожи легонько коснулась груди лежащего, как бы пробуя на ощупь. «Экземпляр» содрогнулся и попытался выплюнуть кляп. Он явно желал что-то сказать, но слушать его занятым людям было недосуг.

– Да, учитель. Что-то не так? Он чем-то вам не подходит?

– Нет, с ним все в порядке. Отличный получится вампир, хотя ты все-таки будь с ним построже.

– Почему?

– Потому, что мистралийцы и после Перерождения сохраняют нездоровое влечение к противоположному полу. И если для низших форм нежити сей факт не столь важен, то для вампира может оказаться роковым. Стоит ему увидеть симпатичную девицу, и он забудет, кто он такой и зачем его послали. Кстати, кто он такой?

– Какой-то чиновник из внешней разведки. Блай видел в нем конкурента и давно собирался убрать, но, узнав, что мне нужен вампир, решил, что так будет лучше…

Будущий вампир притих, настороженно переводя взгляд с наставника на ученика и обратно. Бедняга сообразил, что речь идет о нем, но из-за незнания языка не мог определить, что же именно говорят эти два страшилища. А его, несомненно, очень интересовало, что будет дальше.

– Вполне в его духе, – хмыкнул наставник, расставляя на другом краю стола флаконы. – А кроме Блая, ты никого больше не нашел?

– Больше никого не осталось. Во всяком случае, Блай так считает. Организованное первой экспедицией общество за эти годы превратилось в обычную религиозную секту, причем, как мне кажется, там остались одни недоумки. Основную массу основателей вырезали еще в Мистралии после второго переворота. Те немногие, кто остался, попытались начать все сначала в Ортане, но потерпели неудачу. После того как попытка переворота была подавлена, выживших казнили, и после этого наших людей там нет. Остались местные, последователи, мелкие исполнители, которые попытались возродить орден, но некому было указать им истинные цели, и они забыли свое предназначение.

– И чем же они занимаются? – поинтересовался наставник, не отрываясь от работы. Связанный человек, довольно спокойно воспринявший ряд флаконов с магическими зельями, вдруг опять задергался, когда увидел набор ритуальных ножей. Повелитель недовольно покачал головой и, окунув узкое лезвие в один из флаконов, сделал два аккуратных надреза на шее жертвы.

– Они все пытаются повторить свои успехи в Мистралии. Устраивают неизменно провальные заговоры, стопроцентно неудачные покушения на правителей и, как мне кажется, не вполне понимают, для чего они все это делают. Эта организация для нас совершенно бесполезна, как я уже сказал, там не осталось ни одного здравомыслящего человека, к тому же за ними охотятся все спецслужбы континента. Мне кажется, лучше закрепиться в Мистралии и оттуда продолжить…

– Ты это уже говорил, я помню, – чуть кивнул наставник, перебирая инвентарь и любуясь, как кровь стекает в специально подставленную чашу. Мистралиец прекратил бесполезные попытки освободиться и, похоже, лишился чувств. – Но должен заметить, что даже самые бестолковые подчиненные все же лучше, чем никаких. Поэтому я советую тебе найти этих последователей, обрадовать их своим пришествием и забрать с собой в Мистралию. Там их никто не будет преследовать, а они будут служить тебе и повиноваться, как богу. Собственно, и вампир тебе не так уж нужен… может… ну его, этого мистралийца не поднимать? А то тебе его кормить придется, присматривать, чтобы по бабам не бегал и не кусал кого не следует, одни хлопоты.

– Да жалко, зря пропадет. Вы ведь уже начали. Пусть будет. Неизвестно, когда я еще найду этих последователей и найду ли вообще. И вдруг они мне не поверят?

– Поверят, поверят. Ты найди сначала, а на днях мы добьем Пятнадцатый Оазис, тот, где авиационный заводик, – и будет тебе колесница. Хоть последователи и забыли свою истинную цель, основные догматы они наверняка помнят. Так обычно и бывает – глупые сказки живут куда дольше истинного учения… Так и быть, сделаю тебе вампира, коль уж пообещал. Эти славные создания обладают массой полезных свойств, так что он может пригодиться. Только присматривай и корми регулярно, чтобы он не повадился самостоятельно на охоту вылетать. Тебе еще что-нибудь нужно?

– Нужно, учитель. Именно об этом я хотел с вами поговорить. Перерождение их правителя не составит труда, с этим я справлюсь сам. С него и зомби хватит. А вот укрепление власти и влияния может потребовать некоторых усилий. Блай жаловался, что у него большие проблемы с оппозицией. К примеру, партия Реставрации собрала уже такое войско, что очередной переворот может стать реальностью в ближайшую пару циклов. До сих пор Блай успешно сотрудничал с каждой новой партией, но на этот раз он опасается, что договориться не удастся. Вся партийная верхушка имеет зуб лично на него, и на контакт никто не пошел. К тому же, похоже, в их распоряжении действительно имеется законный наследник престола, а этот господин помнит Блая в лицо еще со времен первого переворота, хотя и под другим именем. Если этот принц придет к власти, нашего Блая он не пощадит и уж тем более не станет вести с ним переговоры. Мне кажется, надо помочь действующему правительству и работать с ним. Что вы скажете?

– Правителя рекомендую оставить живым и договариваться с ним о нашей помощи и его сотрудничестве. Или сменить его на более подходящего, если он так уж надоел своим недовольным подданным. Но преемник тоже должен быть живым. Если зомби явится с визитом к кому-то из соседей, маги могут его распознать. Ты ведь сам говорил, что идея обращения правителей не оправдала себя. Просто пообещай ему помощь в его проблемах, люди такие вещи очень ценят. Что тебе для этого надо?

– Я составил список. В основном военная техника. Блай пытался создать какие-то аналоги на местной базе, но дальше винтовок не продвинулся. Танки его я видел, смех один, а не техника, по-моему, если в них запрячь лошадь, толку будет больше. Пробную модель аэроплана тоже видел, она у него второй год взлететь не может…

Тихий смешок наставника перебил издевательские комментарии.

– Меня всегда умиляла наивность местных технарей… Он что, серьезно полагал, что гномы смогут построить ему аэроплан? Они этого не могут в принципе, сама идея воздухоплавания чужда для гнома.

– У него работают люди, – возразил Харган. – Гномы были, но за последние несколько лет стараниями ортанской и лондрийской разведок все проживавшие в Мистралии кланы гномов куда-то постепенно рассосались. Так что теперь там одни люди.

– Еще веселее! Примитивные, необразованные люди! Да еще мистралийцы, которые ни одно дело не способны довести до конца! Неудивительно, что у него танки не ездят и аэропланы не летают! Дубина этот Блай, дубина неотесанная! Что за манера у некоторых цивилизаций кроить все под себя, когда можно присмотреться, как это делается у других, и позаимствовать полезный опыт! Зачем ему понадобилось истреблять магов и строить танки? Всего лишь потому, что работать с техникой ему сподручнее. А между прочим, если бы этот маньяк привлек магов на свою сторону, вместо того чтобы их убивать, было бы намного больше толку.

– А как бы он с ними управлялся?

– О, есть масса способов держать мага на поводке, и уверен, Блай это сумел бы. Есть у него такая полезная способность – подавлять и подчинять…

– Не только способность, а, как мне кажется, безумно обожаемое хобби. Такое впечатление, что своей любимой тюрьмой он занимается больше, чем вооружением армии.

– Какой тюрьмой? – заинтересовался наставник.

– Есть у них в Мистралии одна особенная тюрьма, которая переместилась из другого мира. Наверное, случайно в портал попала. Хорошее заведение, он мне показывал. Бетон, металл, компьютерная система охраны. Вы же знаете Блая, он в этой тюрьме засел безвылазно и несколько лет любовно наводил в ней порядок.

– И попутно развлекался, измываясь над заключенными. Иного я от него и не ожидал.

– Пять лет назад у него стряслась беда – какой-то переселенец угробил ему всю охранную систему и расколотил главный компьютер. Он хочет найти специалиста, чтобы восстановить программу, уж очень она ему нравилась.

– Я найду ему специалиста, раз это так для него важно, но пусть не отвлекается на игрушки, а сосредоточится на главном. И твоим списком тоже займусь… Так, похоже, наш клиент благополучно скончался. Давай прервемся на полчасика, мне надо поработать, а ты пока соберешь вещи и познакомишься с представителем конфедератов. Он поедет с тобой. Покажешь ему, как прекрасен тот мир. Я ему обещал там целое королевство на его выбор. Если получится, он сдаст нам Шестнадцатый, Двенадцатый и Восьмой Оазисы. Без боя. А возможно, даже и Первый, если сможет там договориться. Это было бы очень полезно, мне доносят, что в лабораториях Первого Оазиса разрабатывается некое секретное оружие против меня лично, а подробнее узнать пока не удается.

– Против вас? – усмехнулся Харган. – Вы ведь абсолютно бессмертны, на что они надеются?

– У какого-то умника возникла нестандартная идея генерировать излучение, почти полностью имитирующее действие полиарга. Не знаю, насколько это реально, но теоретически такой генератор при включении должен полностью лишить Силы определенный район. Также не знаю, каков его радиус действия и каков будет результат, если под это действие попаду лично я. Опять же теоретически могу предположить, что рассыпаться в прах, как надеются мои враги, я не должен, но со стопроцентной гарантией не смогу колдовать. Не задерживайся, портал ждать не станет, а мне еще вампира поднимать. Подходи через полчаса.

Представитель конфедератов Харгану не понравился. Будучи воспитан на идеалах бескорыстного служения и обладая дерзкой юношеской отвагой, молодой демон откровенно презирал трусливых и жадных людей, хотя и понимал, как они бывают полезны из-за легкости в использовании. Этот экземпляр был бесспорно полезен, принимая во внимание его статус в Конфедерации, но побороть антипатию Харган так и не смог. При одном взгляде на будущего подданного почему-то вспоминались давние рассуждения наставника о предательстве. «Если человек предал своих прежних соратников ради тебя, с такой же легкостью он предаст и тебя ради более перспективного покровителя». Об этом он и сказал полчаса спустя, когда явился к Повелителю за свеженьким вампиром.

Черная вуаль заколыхалась от смеха.

– Ну сам подумай, Харган, где же он найдет «более перспективного» покровителя? Это все теория, и не стоит так переживать всего лишь из-за личного впечатления. Да, я сам знаю, что старейшина Глоув – подлец каких поискать, но это НАШ подлец, и следовательно, он нам полезен. Станет бесполезен или даже вреден – и не станет его самого. Кстати, я забыл тебя спросить… как твои дела на любовном фронте?… в смысле на «деловом»? С той отважной дамой, как ее…

– Алиса, – напомнил демон, уже не смущаясь. – Мы с ней поговорили. Она рассказала мне много полезного и порекомендовала одного своего приятеля в качестве консультанта. Непристойных предложений она мне не делала, напротив, пожелала, чтобы наши отношения оставались только деловыми. Хотя при этом у меня создалось впечатление, что пожелание было не совсем искренним. Я так и не понял, почему она говорит «нет», а ведет себя так, словно желает мне понравиться…

– Бедный мой, наивный мальчик… – Не то печаль, не то насмешка скользнули в глухом голосе учителя. – Всему я тебя научил, кроме искусства понимать женщину… Да что поделаешь, если тебе попадались только перепуганные пленницы, которых приходилось брать силой, и безмолвно-покорные девушки-зомби… Должен тебя огорчить, ее «нет» было куда более искренним, чем попытки тебя соблазнить. Красивые женщины очень часто ведут себя подобным образом. Говорят «нет» и в то же время намеренно вызывают в мужчине желание, страсть и даже любовь. И делается это с единственной целью – продать себя как можно дороже. Так что, дорогой мой ученик, тебя элементарно охмуряют, как это называется в просторечии. Отважная госпожа Алиса не откажет тебе в любви, но желает что-то от тебя получить взамен. И не надо так сердиться по этому поводу, самое разумное действие с твоей стороны – не обращать внимания на ее усилия и делать вид, будто она тебе совершенно неинтересна. Это извечная игра, в которую играют мужчина и женщина со времен сотворения мира. Если тебе интересно, попробуй поиграть и ты. Если же нет, пусть ваши отношения и дальше остаются деловыми, пока эта дама тебе нужна. А ее «консультант»… насколько он надежен?

– Надежнее не бывает, – заверил наставника Харган, присматриваясь к черному покрывалу, скрывавшему очертания тела бывшего сотрудника внешней разведки. – Этот господин уже три цикла как мертв.

– О, тогда несомненно, – согласился Повелитель, откидывая покрывало. – Вот твой вампир. Только все же присматривай за ним и держи в строгости. Странный он какой-то, то ли бывший мистик, то ли еще где-то потаскаться успел. На нем следы каких-то посторонних обрядов, причем христианских, как мне показалось. Во всяком случае, очень похоже… Встань, мой верный слуга!

Вампир вздрогнул, подхватился со стола и испуганно заметался, ощупывая себя со всех сторон. Это было настолько смешно, что юноша не удержался. «Верный слуга», увидев зубастую ухмылку хозяина, шарахнулся в ужасе, ударился о стол и чуть не упал.

– Стой смирно! – приказал Повелитель. – Отвечай, как тебя зовут?

Мигом присмиревший вампир медлил с ответом – то ли от испуга забыл собственное имя, то ли и при жизни туго соображал, – спустя несколько мгновений он неуверенно произнес:

– Эдуардо Ордоньес Гомес…

– Кто твой повелитель, хозяин и кормилец отныне и во веки веков?

– Вы, господин… – На этот раз тугодум сообразил быстрее, мельком оценив наставника и ученика.

– С этой минуты он твой господин, – сказал Повелитель, указывая на Харгана. – И горе тебе, если он будет тобой недоволен.

– Слушаюсь… – растерянно закивал вампир. – Так точно. Будет исполнено… Господин… а… что это все значит? Я же… умер?

– Абсолютно верно, – снова ухмыльнулся Харган. – Нечего было под советника копать, тоже мне карьерист нашелся. Теперь ты вампир и мой слуга – и посмей только хоть раз меня ослушаться.

В черных, блестящих глазах нового слуги, расширенных от ужаса, появилось выражение крайнего изумления.

– Но ведь… вампиров не бывает!..

– Не бывает? – Изумление Повелителя было чуть ли не сильнее изумления его жертвы. – Не бывает вампиров? Боги, демоны и все высшие силы! Ты прав, Харган, если уж в Мистралии считается, будто вампиров не бывает, там и вправду полностью отсутствуют даже элементарные знания о магии… ну что ж, сам просветишь этого придурковатого вампира и объяснишь ему, что он бывает. Когда немного придет в себя. После такого насильственного обряда они некоторое время находятся в шоковом состоянии. Потом это проходит, когда осознают преимущества своего нынешнего состояния. Ну как, нравится он тебе? Если не принимать во внимание невежество и временный испуг?

– Как живой! – восхитился ученик, рассматривая нового помощника, словно ребенок вожделенную игрушку.

– Он и должен выглядеть как живой. Зачем тебе подручный, на которого все будут обращать внимание? Если он не будет как живой, его опознают на первом же углу и немедленно побегут за осиной. Кстати, знаешь, чем мне нравится этот мир, несмотря на то что в нем жить невозможно?

– Чем?

– Здесь осина не растет.


Утром Ольгу разбудил командирский голос ее величества, гремевший на весь коридор. Королева опять была в скверном расположении духа, и сегодня за это расплачивалась Камилла. Ольга выползла из-под одеяла, посмотрела на часы и, охнув, заторопилась в ванную. Проспала! А еще ведь прическу делать, чтоб ей пусто было! Убить эту служанку! Просила же разбудить! Может, оно и к лучшему? Может ее, как опоздавшую, дома оставят? А еще можно сослаться на недомогание, все дамы так делают, когда хотят от чего-то отвертеться, а у нее и в самом деле живот болит… Ой, мать! Вот почему он болит! И вот почему она вчера так психовала из-за каждой мелочи! Ну почему это обязательно начинается не вовремя! Или в день экзамена, или когда планируется выезд на пикник, или когда надо помогать родителям помидоры сажать, или, вот пожалуйста, в день коронации Пафнутия… Может, действительно попросить, чтобы ее не тащили на эту коронацию?

Покончив с водными процедурами, Ольга вернулась в комнату, обдумывая, как бы объяснить королю причину своих недомоганий, чтобы он не счел ее симулянткой. В коридоре по-прежнему не умолкала сердитая королева, которая объясняла Камилле, что публично выяснять отношения со своими бывшими мужчинами подобает базарной торговке или уличной шлюхе, но не особе, приближенной ко двору.

В дверь постучали, и тут же, не дожидаясь ответа, в комнату проскользнул Диего. Увидев, что дама до сих пор не одета, укоризненно ахнул и метнулся к ее платью, которое висело на виду, заготовленное еще с вечера.

– Ольга, ты что, до сих пор спишь? Ты хоть знаешь, который час? Одевайся скорей, давай я тебе помогу!

О вчерашнем не было сказано ни слова, и это давало некоторую надежду, что позорная пародия на «Запорожца за Дунаем» не будет иметь продолжения.

– А может, мне остаться? – неуверенно предположила Ольга, вертя в руках корсет. Эта деталь дамского туалета до некоторых пор ей казалась лишней, но в последнее время она изменила свое мнение. У корсета имелось очень полезное приспособление – плотные чашечки, которые в сочетании с кружевами в нужных местах несколько скрадывали главный недостаток ее фигуры.

– Остаться? Да ты что! Не слышит тебя король! Одевайся скорее! Тебе еще прическу делать! Не хватало, чтобы все из-за тебя опоздали! Как ты умудрилась проспать?

Он быстро вытряхнул ее из халата и принялся шнуровать корсет, ворча себе под нос, что снимать все это барахло в сто раз легче, чем надевать. Что ж, он специалист, ему виднее, с огорчением подумала Ольга и мысленно обругала себя за недостаток твердости. Что стоило упереться и настоять, что она плохо себя чувствует! Теперь все-таки придется опять позориться на этой коронации…

– Я просила служанку разбудить, – объяснила она. – А она не пришла. Или меня теперь боится, или увидела в коридоре Киру и с перепугу забежала за Можайск…

– За что забежала? – поинтересовался Диего.

– Это выражение такое.

– А почему она тебя боится? Ладно, я вчера действительно выглядел как паленый демон, а ты что такого сделала?

– Я ей вчера разнос устроила.

– Тебе не хватило перепуганного Мафея? Ты еще и служанку запугала? Хоть было за что?

– Было, – проворчала Ольга. – Эта паразитка здесь не появлялась ни разу, а Кира меня вчера отчитала за беспорядок в комнате.

– Так вот из-за чего ты так распсиховалась! – В голосе достойного кабальеро прорезалось некое озарение. – Да плюнула бы! Подумаешь, королева! А я места себе не нахожу, голову ломаю – чем я мог тебя обидеть, что ты так на меня набросилась…

Диего завершил сражение со шнуровкой и повернул девушку лицом к себе, между делом заключив в традиционно уютные объятия. Ольга с облегчением уткнулась носом в его камзол, радуясь, что вчерашнюю размолвку можно смело оставить в прошлом, не устраивая подробных разбирательств, кто кому чего не так сказал. В следующее мгновение она поспешно отшатнулась, так как несчастный нос чуть не укоротился, оказавшись в миллиметре от замаскированного метательного ножа.

– Осторожно! – испуганно вскрикнул мистралиец, с сожалением отстраняясь. – Я уже полностью одет для работы, порежешься… За рукава не трогай…

Он осторожно поцеловал ее в кончик носа и пообещал по окончании рабочего дня обнять более подобающим образом, после чего потянул с вешалки платье:

– Одевайся. Я помогу застегнуть.

Из коридора донеслось очередное выступление ее величества, которая втолковывала Эльвире, что ревновать мужчину к каким-то забытым приключениям восьмилетней давности есть глупость и неуважение к себе.

– Вот с этим я согласен, – отметил Диего, слегка помрачнев. – Бедный Плакса вчера рыдал весь вечер. А чем он виноват перед Эльвирой?

– Да ничем, получается, – согласилась Ольга. – Просто, как я поняла, он уже неоднократно ей лапшу на уши вешал, и ей это надоело. А всего за час до скандала он в очередной раз попался на вранье и в очередной же раз поклялся, что больше не будет. И тут вдруг такое… Эльвира решила, что ее опять обманули, и жестоко обиделась.

– Да он даже не знал!

– Может, и не знал, а Эльвира вот теперь не верит. Да ладно, помирятся… Она уж сколько раз на него сердилась, а потом все равно прощала. Я сама заметила, что на него невозможно сердиться долго.

– Угу… – хмыкнул мистралиец и перевел разговор на другую тему: – А с чего это Кира второй день такая нервная?

– Не знаю, – уклончиво ответила Ольга, которой как раз подумалось, что у королевы та же проблема, что и у нее.

Громы и молнии в коридоре внезапно стихли, и Диего вдруг засуетился:

– Скорее надевай платье! Сейчас король вломится!

– Откуда ты знаешь?

– Я слышу, как он спрашивает королеву, где ты. Давай поторопись, может, королю и безразлично, что ты в одном корсете, а вот Кира может неправильно понять. И поскольку она сегодня в плохом настроении, не преминет испортить его всем окружающим.

Действительно, не прошло и десяти секунд, как в дверь опять постучали и, не дожидаясь ответа, открыли.

– Ольга, ты что, еще не готова?

– Ваше величество! – возмутилась Ольга. – А если бы я была раздета?

– Ты и так раздета, – констатировал король, входя и прикрывая дверь за собой. – Кантор, совести у тебя нет! Нашел время для любовных игр! До вечера потерпеть не мог?

Диего вспыхнул и хотел что-то ответить, но Ольга поспешно перебила, опасаясь, что ее непочтительный возлюбленный сейчас опять нахамит королю.

– Ваше величество, вы неправы! Ничего такого не было! Я просто проспала. Меня не разбудили вовремя. И вообще, я плохо себя чувствую. Так ли уж обязательно мне присутствовать на коронации?

– Обязательно, – не поддался на провокацию король. – А в чем выражается твое плохое самочувствие? Если у тебя что-то болит, то это нашим придворным целителям на пять минут работы.

– Было бы неплохо, – согласилась Ольга.

– Нет проблем. Кантор, сбегай за нашим мистиком. Не переживай, я сам застегну даме платье. Ты же не станешь устраивать сцену ревности из-за такой мелочи?

Диего, который как раз именно это и намеревался сделать, скрипнул зубами и побежал за мистиком.

– А Кира не устроит вам что-то вроде того, что вчера Эльвира устроила Плаксе? – мрачновато уточнила Ольга.

Король засмеялся у нее за спиной, возясь с застежками.

– Ты так и не ответила на мой вопрос. Или твоя странная болезнь сродни мнимой головной боли наших дам? И ты ее специально изобрела, чтобы не присутствовать на неприятной для тебя церемонии?

– Да нет, настоящая, – проворчала Ольга. – И тут действительно мало приятного.

– И что же это?

– Да оно вам надо?

– Из того, что ты упорно уклоняешься от ответа, а также из того, как покраснели при этом твои ушки, я делаю вывод, что речь идет всего лишь о естественном женском недомогании, которое, должен заметить, болезнью не является.

– Что б вы в этом понимали, ваше величество!

– В частности, я понимаю, почему ты вчера чуть не побила своих непрошеных гостей и до дрожи напугала служанку. Между прочим, это из-за тебя бедный Плакса поссорился с Эльвирой, и теперь твой долг их помирить.

Из коридора опять донесся разгневанный голос королевы, выражавший категорическое требование подобрать сопли и убраться с глаз, раз уж не хватает ума ни папеньку послать подальше, ни утопиться по-человечески.

– Вот это она зря, – заметил король, завершая свое достойное занятие. – Акрилла и так расстроена… все же гадюшник у меня при дворе, верно Жак говорит. Если в трудный период своей жизни девушка не может найти сочувствия ни у кого, кроме кавалера Лавриса… Да и то его искренность вызывает некоторые сомнения… Все, готово, можешь причесываться и краситься. Только поскорее.

Ольга послушно присела к зеркалу и пожаловалась:

– Вот так же и мне вчера досталось. За беспорядок в комнате. Что это нашло на Киру, что она второй день всех в три ряда строит? Тоже… недомогание?

– Да нет, – вздохнул король. – Как раз наоборот, по моему предположению.

– В смысле – наоборот?

– Не само недомогание, а его отсутствие. Мы женаты уже луну с лишним, и по моим скромным понятиям оно должно было за это время хоть раз наступить, а я до сих пор не замечал у нее… Ольга, перестань так глупо улыбаться и не торопись произносить поздравления, столь малый срок еще ничего не значит. И очень тебя прошу, никому об этом не говори. Такие вещи объявляются официально. И не отвлекайся, а то ты имеешь привычку накрасить один глаз, а о втором забыть.

– А все равно я за вас рада, – повеселела Ольга. – Только я не поняла, Кира что, чем-то недовольна?

– Как ты сама знаешь, Кира никогда не горела желанием быть матерью и согласилась только ради меня и из долга перед государством. Но она не ожидала, что это случится так быстро, и теперь вот… нервничает. Не суди ее слишком строго, если она опять тебя за что-то отругает. Мне кажется, она просто боится.

– Кира? Вы как скажете! Она ничего на свете не боится!

– Отнюдь. Хотя моя супруга всегда отличалась завидной отвагой, в данном случае она действительно боится. Я не совсем понял, чего именно – то ли это обычный страх перед неведомым, то ли опасение не оправдать моих ожиданий. На мой взгляд, и то и другое глупо, но поговорить об этом с Кирой у меня нет возможности. Она не признается в своих страхах и с возмущением отвергнет всякие попытки завязать об этом разговор. Да и не настолько я в этих делах разбираюсь, чтобы давать дельные советы. Остается только надеяться, что это сделает за меня мой мудрый наставник. Кстати, мне кажется, замечания королевы ты непочтительно пропустила мимо ушей, поскольку твоя комната по-прежнему похожа на разгромленную варварами библиотеку. Неужели тебе настолько трудно осознать простой факт, что служанка не делает тебе любезность, а выполняет свою работу, за которую ей платят?

Ольга вздохнула и вкратце поведала, почему комната осталась неприбранной. Его величество это почему-то совсем не развеселило. Он отреагировал неопределенным «угу…» и напомнил, который час. Девушка зашевелилась быстрее, а король, наблюдая процесс нанесения боевой раскраски, заметил:

– Как ты долго возишься! Толик тратит на макияж и прическу в три раза меньше времени.

Ольга вздрогнула и завела стрелку на висок.

– Что? Какой макияж? Толик никогда не… Вы что, опять меня подловить хотите, как вчера с Лаврисом?

– Да нет, – засмеялся король. – Я наконец познакомился с господином Толиком и хочу сообщить, что тебе нет нужды мучиться сомнениями, докладывать мне об этом или нет, когда увидишь его сегодня на коронации. Можешь смело молчать – я знаю, что он там будет. Вместо высматривания среди гостей Толика ты могла бы заняться более полезным делом. Присмотри, пожалуйста, за Элмаром, я боюсь, он опять напьется.

Час от часу не легче! И как себе это представляет его величество? Ольге предстоит таскаться хвостиком за его высочеством и виснуть на его могучей лапе каждый раз, как эта лапа потянется к рюмке? Так ведь Элмар вполне способен донести рюмку до рта вместе с висящей на рукаве Ольгой… А она потом винновой окажется! Вот и смотрел бы его величество сам за своим кузеном! Или Мафею поручил бы…

– Ой, – спохватилась Ольга, вспомнив о непутевом собаководе, – а Мафей вернулся? Его собаку кто-нибудь кормил?

Король горестно закатил глаза и обхватил собственную челюсть так, словно у него внезапно разболелись зубы.

– Я когда-нибудь сбегу из этого приюта для умалишенных! Ольга, уж тебя-то я считал хоть немного умнее своих придворных! Да, король здесь сидит именно затем, чтобы кормить собаку Мафея, читать душеспасительные проповеди придворным дамам, утешать депрессивных бардов, разнимать драки и женить кавалера Лавриса! Я знать не желаю, кормит Мафей свою псину или нет! По мне, если щенок издохнет от голода, это будет моему кузену хорошим уроком на всю жизнь!

Во время королевской речи в комнату вошли Диего с придворным мистиком и одновременно, чуть ли не хором, вступили в разговор.

– Не извольте беспокоиться, собачку кормил я, – кротко сообщил сострадательный хин.

– А что, Лаврис женится? – потрясенно вопросил мистралиец.

– И еще в мои королевские обязанности входит распространение придворных новостей! – сердито добавил король. – Кстати, где мой служащий, который этим и должен заниматься? Где Жак?

Диего немедленно ощетинился и огрызнулся:

– Как только вы поручите мне круглосуточное наблюдение за вашим шутом, я обязательно буду всегда знать, где он!

Его величество, не удостоив нахала ответом, приказал мистику привести хворающую даму в порядок в течение десяти минут, мстительно выставил вон мистралийца, дабы не мешал специалисту работать, и удалился. Видимо, вопрос «Где Жак?» в ближайшие две минуты будет задан бедному Флавиусу и обеспечит главе департамента продолжительную депрессию, в случае если Жак не сидит спокойно дома…

Одно утешило Ольгу – придворный целитель очень быстро излечил ее, и теперь досадные житейские мелочи не будут мешать наблюдению за Элмаром. В конце концов, даже если он и наберется, то по крайней мере под ее присмотром.

В то время когда король столь заботливо интересовался местонахождением Жака, пропавший шут стучался в каморку старого знакомого, собирая в кулак все свое скудное мужество. Направляясь с визитом к мэтру Альберто в этот раз, Жак страшно нервничал. Одно дело ходить к славному дяденьке в гости, по сетке полазить, а совсем другое – получить от него же записку, в которой в категорической форме рекомендуется явиться в девять ноль-ноль, и непременно натощак. С одной стороны, надежда на спасение – это хорошо, а с другой – одолевают черные думы о пофигисте Толике и обещанных муравьях… А что, с короля станется и такое организовать – собрать, к примеру, вместе Элмара, Мафея, Кантора, Ольгу, еще и дружбана Орландо для комплекта, посвятить их в суть дела и заставить действовать, раз уж сам до Толика никак не доберется. И придет сейчас бедный Жак в каморку мэтра Альберто, а там его уже ждут всей честной компанией. Мафей прямо с порога обездвижит, Элмар, добрая душа, будет держать за голову, а раздолбай Толик займется операцией… Бр! Жуть! Если бы Жак не пообещал королю, так и не пошел бы.

На месте предполагаемого подвига его ждали только Орландо и мэтр Альберто, что слегка добавило бедному шуту оптимизма. Но только слегка, так как Толик мог появиться в любой момент. В том числе на час-полтора опоздать – т это у него запросто.

– Присаживайся, – деловито кивнул на стул алхимик. – Сейчас прибудет специалист. Кстати, что-то он опаздывает.

– А что тут удивительного? – мрачно пожал плечами товарищ принц. – Додумались, кому телепортацию поручить – Толику! Он и на час может опоздать. Он, когда пиво пьет, времени вообще не замечает.

– А кому, тебе? – тут же оборвал крамольные речи наставник. – Толик, может, и опаздывает, но по крайней мере между мирами не теряется. Жак, ты что, смыться собрался?

Жак, при упоминании о Толике невольно отступивший на пару шагов, остановился и поспешно ответил:

– Нет-нет…

– Сядь! – решительно приказал Орландо, указывая на место рядом с собой. – Сейчас я тебя сделаю смелым и отважным, и все пройдет нормально.

– Господа… – начал Жак, – я не то чтобы боюсь муравьев, но как-то не доверяю я Толику, он все делает левой ногой через задницу…

– При чем тут муравьи? – нахмурился мэтр Альберто. – Сейчас здесь будет нормальный врач из вашего мира с портативным эндоскопическим оборудованием. Задача Толика – телепортация, и ничего больше. А если он действительно пошел пить пиво и заставит доктора ждать час-полтора, то он об этом быстро пожалеет. Знаю я этого доктора, он любому эльфу уши оборвет, если понадобится.

– А Толик это знает? – уточнил Жак, присаживаясь. – Если не знает, может, я пока немного…

– Сядь где тебе сказали, – рассердился алхимик, – и делай что велено! Знает. Этот доктор – его зять.

– А разве у Толика есть дети?

– Не дети, а сестра. Сводная. Человек.

– Вы случайно не доктора Рельмо имеете в виду?

– Вот видишь, вы даже знакомы. Конечно, его. С таким вопросом шеф мог обратиться только к своей шархийской родне, и очень удачно, что среди этой родни оказался толковый врач.

Зажужжала Т-кабина, и региональный координатор, быстро оглядев присутствующих, сердито дернул себя за косу:

– Почему Дэна до сих пор нет?

– Потому, что Толик, наверное, пиво пьет, – предположил мэтр Альберто.

– Какое пиво? Я этому разгильдяю уши бантиком завяжу!

– Мэтр, – попросил Орландо, – не кричите, вы мне мешаете.

– Я там кому-то сейчас покажу уши бантиком! – раздалось из телепорта, возникшего в комнате. Почему-то у Толика облачко было не серым, как у всех, а зеленым, что очень удивляло Жака. Насколько он знал, от школы магии цвет телепорта не зависел – у Силантия облачко было такое же серое, как и у элементалистов. От расы тоже – серыми были телепорты Мафея и Хоулиана.

– Мало того что пива попить не дали, – продолжал возмущаться Толик, постепенно проявляясь, – так еще и на уши посягают!

– Правильно, – бесстрастным голосом откликнулась невысокая фигурка рядом с ним, тоже еще не проявившаяся полностью. – Если тебе назначают время, надо в это время и приходить, а не через час. Не вытащи я тебя из пивной, ты бы до сих пор там сидел.

– Хорошо, – упрямо продолжил Толик, – я тебя доставил куда надо, теперь я могу спокойно пива попить?

– Нет уж, – перебил его мэтр Максимильяно, – сиди здесь и жди. Иначе Дэн так и останется тут жить.

– Ну и что, здесь неплохо, – безмятежно ухмыльнулся Толик и пошарил по карманам. – Макс, дай мне местных денег, я прямо здесь пива попью. Понадоблюсь – найдете в ближайшей пивнухе.

– Ты что, больной? – испугался Орландо. – Ты в этих шортах собираешься выйти на улицу?

– А дедушка мне мантию одолжит, – тут же нашелся ушлый Толик, указывая на хозяина лаборатории.

– При чем тут шорты! – возмутился Амарго, видимо обиженный, что его назвали «дедушкой». – Оливковый эльф соберет вокруг себя толпу, что на него ни надень!

– Да ну вас, зануды, – засмеялся Толик. – Я шучу! Но сидеть тут с вами, на всякую тошнотворную медицину любоваться мне недосуг. Я приглашен на коронацию Пафнутия, а мне еще надо к дяде за невидимостью заскочить. Так что я буду в Поморье, понадоблюсь – позвонишь мне на «брехунец».

Региональный координатор зверски скрипнул зубами – наверно, представил себе, как в разгар церемонии в тронном зале вдруг звонит телефон, – но от комментариев воздержался. Доктор проводил укоризненным взглядом зеленое облачко, покачал головой и наконец поздоровался.

– Здрасте… – с опаской отозвался Жак, пытаясь на глаз определить, настолько ли страшен доктор Рельмо, чтобы убежать от него прямо сейчас. Лично Жак этого господина не знал, лично его знала сестра Настя, но слышал о нем предостаточно. Всякое рассказывали о докторе Рельмо – и хорошее, и наоборот, и достоверные факты, и сплетни всевозможные, и из всего слышанного о нем невозможно было слепить что-то определенное. Достоверными являлись факты, что доктор на четверть шархи, родился в мире Бета, образование получил в мире Альфа, где и проживает в настоящее время, что он женат, имеет детей и работает в одной крупной клинике. Все остальное следовало или принимать на веру, или проверять на собственной шкуре, – к примеру, рассказы о том, что доктор в своей практике широко использует шархийскую магию. И не только в медицине. И еще много чего рассказывали, но как-то не вязался со всеми этими легендами щуплый, невысокий господин, с которым Жак только что поздоровался.

Доктор Рельмо осмотрелся, поставил свой чемодан, который до сих пор держал так, словно эта громадина ничего не весила, и деловито сообщил:

– У меня мало времени. Уступите пациенту вот это кресло и оставьте нас. Макс, ты останься, поможешь. Я без сестры не привык.

– Сестру нашел… – проворчал региональный координатор. – Мануэль, посиди в своей лаборатории и последи, чтобы никто не вломился. А ты, – он обратился к Орландо, – сиди тут, будешь вместо наркоза. Чует мое сердце, что твоей одолженной смелости Жаку хватит минут на пять, не более.

– Хорошо. – Принц отпустил плечо Жака и присел на свободный стул. – Мэтр Максимильяно, а что мне сказать мэтру Истрану насчет…

– Пусть выберет время и безлюдное место, куда я смогу прилететь на катере.

– Разве не лучше телепортом?

– Нет уж, теряться в иных мирах или ждать, пока Толик напьется пива, мне некогда. Место и время сообщишь сразу же, как только узнаешь. Все, помолчи немного. А ты садись скорей.

Жак послушно опустился в кресло, с опаской наблюдая, как доктор распаковывает свой вместительный чемодан и натягивает поверх халата огромный полиэтиленовый фартук. Оборудование, возникающее из недр чемодана, тоже ничуть не добавило смелости бедному шуту, поскольку, по мере его разумения, все это добро предназначалось для одного – быть запихнутым в его несчастный организм.

– Откинь голову назад, – велел доктор, натягивая перчатки, – и расслабься, это небольно. Сейчас сделаем укольчик, заинтубируем, а потом придется немного потерпеть. То есть не кашлять, не блевать и не дергаться.

– Бесполезно, – прокомментировал региональный координатор. – Все равно будет. Давай его лучше усыпим.

– Усыпляй, – равнодушно согласился доктор и остановился, занеся над пациентом шприц. – Может, так действительно быстрее получится.

– Тогда подвинься.

Доктор Рельмо отступил в сторону и поправил завернувшийся рукав, из-под которого тускло поблескивали серебром девять тонких браслетов.

Глава 9

Но они по-прежнему существуют, только их тела здорово отличаются от человеческих… И возможности тоже.

М. Фрай

Графиня Монкар, недовольно надув губки, оглядела неясную тень, колыхавшуюся перед ее глазами, и с сомнением поинтересовалась:

– И что, оно может говорить?

– Вполне. – Харган усмехнулся, оскалив ровный ряд треугольных акульих зубов. За время знакомства с этой дамой он успел привыкнуть к ее скверному характеру и нашел эффективный способ с этим явлением бороться. Когда высокомерная девица начинала его раздражать, он вот так усмехался. Действовало безотказно. Вот и сейчас зубастая усмешка демона мгновенно сбила излишнюю спесь с избалованной графини, и Алиса уже более серьезно уточнила:

– Я имею в виду, такие создания вообще способны разговаривать?

– Бессловесны только скелеты. А что тебе не нравится, женщина? Полноценный, трудоспособный дух.

– Он какой-то… совсем бесплотный.

– На то он и дух. Что, по-твоему, еще можно было сделать из такого разрушенного тела, да еще и без головы? Только духа. Даже скелету нужна голова, хотя я не вполне понимаю зачем. Не сомневайся, этот дух, как и все ему подобные, сохранил свою личность даже в таком неприглядном виде и вполне способен мыслить и разговаривать. Или ты хотела обнять его, как при жизни? – Широкий безгубый рот демона опять раздвинулся в усмешке, на этот раз не в воспитательных целях, а оттого что Харгану действительно стало смешно. – И даже, может быть, не только обнять?

– Что ты такое говоришь! – Прелестное личико графини сморщилось от отвращения. – Обниматься с гнилым мертвецом!

– Я тебе и при жизни не особо-то дорог был, – язвительно прошелестел дух. – Ты меня использовала, как и всех остальных, с кем ты спала, самовлюбленная, высокородная дрянь!

Харган недовольно фыркнул и перевел взгляд на графиню:

– По твоим рассказам у меня сложилось впечатление, что вы были в более дружеских отношениях, пока он был жив.

– Я тоже так думал, пока был жив, – не унимался дух господина Хаббарда, безмерно счастливый от столь неожиданной возможности высказать свои обиды хоть кому-то более подходящему, чем призрак короля. – Но теперь мне кажется, что эта дама вообще не способна на дружеские отношения с кем бы то ни было. Она пудрила мозги королю, пока тот не застал ее со своим шутом, вертела своими подружками как тряпичными куклами, даже безмозглый жеребец Лаврис ей нужен был только для того, чтобы избавиться от девственности, так как это обстоятельство отпугивало его осмотрительное величество… она использовала всех окружающих, в том числе и меня, как ни обидно это признавать.

– Генри! – укоризненно пропела графиня, с трудом сдерживая гнев. – Как ты можешь говорить о том, о чем не имеешь понятия!

– Как же! Не имею понятия! Сучка дешевая! Как ворковала, как ластилась, а стоило мне стать бесполезным – пинала ногами мою голову и обзывала неудачником!

– Судя по тому, что я вижу, – заметил Харган, – ее упрек был вполне заслуженный. Впредь потрудись не говорить без моего разрешения, дух.

– Генри! – взвизгнула графиня. – Это неправда! Я не пинала твою голову! Это клевета! Все это выдумал король со своим гадким Флавиусом и распустил эти слухи, специально чтобы меня опорочить!

– Могу ли я ей ответить, сэр, что я видел сам?

– Я не помню… – пошла на попятный изобличенная красавица. – Я была в истерике…

Демон расхохотался, избавив даму от необходимости выкручиваться дальше.

– Ты была права, женщина, этому духу не откажешь в сообразительности! И запрета как бы не нарушил, и тебе ответил. И к тому же с легкостью обманул тебя, как глупую дикарку. Он не мог видеть, что ты делаешь в той темнице, куда тебя заточили. Призраки привязаны к месту своей смерти в определенном радиусе. Все же, дух, как бы ты ни был искусен в споре и как бы ни было тебе неприятно общаться с бывшей любовницей, у тебя нет выбора. Я твой хозяин, и ты будешь делать то, что я тебе скажу, нравится тебе это или нет.

Дух подумал пару секунд и осторожно произнес одно слово, от которого демон чуть не взбесился:

– Обоснуйте.

– Что-о? – негодующе выдохнул Харган, с трудом сдерживая желание загнать эту болтливую нежить туда, откуда вызвал.

– Я прошу вас, – терпеливо пояснил не в меру наглый дух, который и при жизни не отличался особым смирением и доверчивостью, – объяснить мне подробно следующие обстоятельства: мой нынешний статус, ваш статус, права и обязанности сторон, а также меру ответственности сторон друг перед другом. И все это, разумеется, обосновать, ибо голословное утверждение о том, что вы якобы мой хозяин, нуждается в обосновании.

Демон в некоторой растерянности оглянулся на коварную красотку, подсунувшую ему этого сомнительного помощника.

– Он при жизни был нормальным?

– Не удивляйся, – чуть усмехнулась графиня. – Он юрист.

– А что это такое?

– Что такое юрист? Специалист по всяческим законам.

– Элементарные законы магии этому идиоту известны?

– Он переселенец, – с сожалением развела руками графиня. – К тому же некромантия, как ты знаешь, наука малоизвестная и в этом мире. Объясни ему толком, что он теперь такое. Когда он поймет «свой статус и обязанности сторон», с ним будет проще договориться. А то милый Генри до сих пор считает, что может вертеть законами на свое усмотрение, как при жизни.

– Статус? – нехорошо ухмыльнулся горбун. – Ты чересчур о себе возомнил, дух! Посмотри себе под ноги. Вот что ты такое. Твой «статус» – разложившийся труп. Только благодаря мне ты сейчас способен мыслить и разговаривать, и в моей власти упокоить тебя если разговор у нас не получится.

Дух послушно посмотрел на собственные останки, которые послужили исходным материалом для его создания, и с отвращением отшатнулся:

– Господи, какая гадость! Если бы я увидел нечто подобное при жизни, меня бы стошнило. Алиса, тебя действительно нисколько не трогает это зрелище?

Графиня презрительно фыркнула:

– Не думала, что ты такая же тряпка, как Жак!

– Не отвлекайтесь! – рыкнул Харган.

– Прошу прощения, сэр. Итак, вы полагаете, что несказанно меня облагодетельствовали, насильно изменив мою загробную жизнь? Что я обрадуюсь, сменив скучное, но свободное существование дворцового призрака на рабский труд под вашим руководством?

– То есть? – переспросил демон, уже понимая, что с этим наглым покойником лучше было вообще не связываться. – До сих пор ты был призраком? И Алиса этого не знала?

– Да весь двор знал. Только Алиса, скорей всего, не верила.

– Конечно, не верила! Мало ли что мог увидеть спьяну принц-бастард Элмар!

Убить самоуверенную дуру! Все планы граку под хвост! Хваленый покойник за несколько циклов успел смириться с фактом своей смерти и привыкнуть к призрачному существованию, теперь выбить его из колеи и как-то надавить будет сложно. Так ведь мало того, этого наглеца теперь и не упокоишь! При обычном разрушении опорных связок призрак опять вернется в свой дворец, а другого способа ученик Повелителя пока не знал. А если этот протухший юрист теперь захочет отомстить лицемерной женщине и донесет?

– Что нам дают новые обстоятельства, выясненные по ходу дела? – спокойно продолжил свою мысль дух. – Вы не знали, что я и без вас был призраком, и надеялись на какую-то благодарность с моей стороны за то, что вернули меня к жизни, пусть даже таким сомнительным образом. Пока особой благодарности я не чувствую, разве что вы мне разъясните какие-либо преимущества моего нынешнего облика перед предыдущим.

– Теперь ты свободен в передвижении, – без особой надежды на благодарность сообщил Харган. – Не привязан к месту своей смерти и можешь лететь куда хочешь. Видим в полумраке и можешь общаться с людьми, тогда как раньше тебя не видели и не слышали. Но при ярком свете ты по-прежнему невидим. Традиционным способом упокоить тебя нельзя, ты просто вернешься в прежнее состояние. А если будешь меня раздражать, я посоветуюсь с наставником, и он покажет мне способ отправить зарвавшегося духа туда, куда он и должен был попасть после смерти.

– Вот как? – заинтересовался господин Хаббард, почуяв неплохую возможность поправить свои дела. – А не могли бы вы, к примеру, отправить меня не туда, куда мне следовало бы попасть, а несколько в иное место? Я понимаю, что далеко не праведник, но на таких условиях вполне можно договориться.

– Что он несет? – Харган недоуменно обернулся к графине за пояснениями. Та устало вздохнула и вяло помахала веером.

– Он христианин. По их верованиям, праведники и грешники после смерти попадают в разные места, сообразно их поведению при жизни. Этот господин при жизни был порядочным мерзавцем, но ответ за свои поступки держать не желает. Вот он и пытается сторговаться. – Графиня ехидно хихикнула. – Впервые слышу, чтобы божьей благодати добивались, заключив сделку с демоном…

– Согласен на чистилище, – деловито уточнил господин Хаббард. Однако безмолвное недоумение собеседника заставило его расстаться с надеждой на безмятежную загробную жизнь. – Понятно, этот вопрос снимается. В таком случае давайте подумаем, что вы можете мне предложить за мое сотрудничество? Учтите, что я обладаю массой бесценных сведений, которые может подслушать только дворцовый призрак. А вы пока не предложили мне взамен ничего стоящего.

– Отошли ты этого болтуна откуда призвал, – посоветовала Алиса. – Похоже, я ошибалась. При жизни он был покладистее. Наверное, только из-за того, что тогда у него было тело, а у этого тела были определенные желания. Теперь же, когда бедный Генри не может залезть мне под юбку, я утратила для него ценность. Козел, как и все мужики…

– Замолчи, женщина! – Вид полного набора зубов заставил болтливую девицу заткнуться на полуслове. И хорошо, а то еще слово – и узнала бы, что самое страшное в собеседнике вовсе не зубы, которые ее так впечатляют.

Покойного юриста зубы впечатлили еще меньше, чем проповедь отставной подружки.

– Давно следовало ее заткнуть, – одобрительно произнес он. И деловито добавил: – А следовать ее совету я бы вам настоятельно не рекомендовал. Вы же не знаете, понравится мне это или нет. А вдруг я на Алису так обижен, что тут же донесу на нее королю?

– Врагу? – холодно поинтересовался демон.

– Врагов и друзей следует выбирать разумно. Я пока не решил, что мне выгоднее. Кстати о доносах. Удивляюсь я тебе, Алиса. Устраиваешь тут вечеринки с демонами и духами, будто не знаешь, что за тобой следят королевские шпионы.

– Почему ты говоришь о нем во множественном числе? – усмехнулась графиня. – Да, был здесь один… И до сих пор есть. Но с некоторых пор он пишет в своих донесениях только то, что велит ему Харган.

– Поздравляю. – В тихом, шелестящем голосе духа ничуть не прибавилось почтения. – Чем же вы его купили?

– Я его убил, – кратко, по-деловому объяснил демон. – И поднял. Зомби, поднятые свежими, не портятся, и его еще. Долго будут принимать за живого. А вот если я тебя, наглеца, отпущу, а потом подниму заново, на этот раз в виде зомби, вряд ли ты сможешь что-то кому-то рассказывать. С тобой и говорить-то побоятся.

Господин Хаббард бросил полный отвращения взгляд на собственные бренные останки и сделал вывод:

– Зомби из этого не получится. Вы сами говорили. Головы нет. Да и развалится этот зомби под собственным весом. Так что не надо меня пугать, а давайте договоримся как деловые люди. Что вам от меня нужно? Конкретно вам, а не Алисе, для нее я и пальцем не пошевельну. И что вы можете предложить мне взамен?

– В некотором смысле наши с ней интересы совпадают. Нам обоим очень мешает король. И насколько мне известно, ты сам был бы не прочь ему отомстить.

– Алиса опять размечталась о троне, это понятно. А вы? Вам что нужно?

– Для начала мне нужно, чтобы он не мешался во внутренние дела Мистралии.

– Хм… вы полагаете, если он умрет, то его преемник не продолжит вмешиваться?

– Он не сумеет делать это так же эффективно.

– Глупости. Под чутким руководством придворного мага любой дурак будет действовать эффективно. Как вы думаете, почему при каждом дворе околачивается могущественный маг и занимается воспитанием будущих королей? Вот именно для этого. Чтобы королевская власть была стабильной, чтобы глупый, слабовольный или еще какой негодный представитель династии не погубил королевство. Такие случаи бывают, и нередко, стоит лишь обратить внимание на его величество Луи. Но человеческий век недолог, и такие Луи проходят как досадное недомогание, их надо только пережить. Неудачное поколение сменяется, а династия остается, и королевская власть не слабеет и не рушится. Кстати о магах. Если вы рассчитывали, что я буду для вас шпионить во дворце, должен вас огорчить. Я не смогу вернуться во дворец. Он весь опутан защитными заклинаниями, и никакая нежить не в состоянии сквозь них прорваться. У меня есть подозрение, что от демонов там тоже что-то есть.

– Разумеется, – раздраженно перебил его Харган. – Я уже проверил. Не уходи от темы. Алиса уверяла, что ты бесценный консультант, но я что-то сомневаюсь. Тебе был задан конкретный вопрос.

– Вам дали на него доступный и понятный ответ. Пока Мистралия будет представлять угрозу для соседних королевств, они будут вмешиваться в ваши дела, кто бы ни находился у власти. Это не прихоть Шеллара, это политика государства. А с чего бы это демону так переживать о проблемах Мистралии? Это что, ваша родина? Или они вам хорошо платят?

– Скажем так, они мне нужны, – определился демон. – Но твое ли это дело, обнаглевший дух?

– Если я задаю уточняющий вопрос, значит, так надо. Вы ко мне за консультацией пришли, не я к вам. Хоть бы заранее сформулировали, что вам нужно, а то даже объяснить толком не можете. Алиса так мозги запудрила, что вы теперь сами не поймете, что нужно вам, а что ей. Подумайте спокойно и рассудительно, пока она молчит, и объясните свою цель. Может, для ее достижения есть более простой и дешевый способ, чем устранение короля. А отомстить можно и отдельно. Не для дела, а для собственного удовольствия.

– Может, мы могилы перепутали? – задумчиво протянула графиня, качая головой. – Или в этой яме не одно тело лежало? У меня такое чувство, будто мы с самим королем общаемся.

– Могилу указывала ты, – сердито ощерился демон.

– Король, как ни прискорбно это сознавать, живехонек. – Смех духа прошуршал как сухая листва. – Но способ общения со всяческими самозваными хозяевами я действительно позаимствовал у него. Он вообще полезный пример для подражания. Итак, мой неплатежеспособный клиент, давайте определимся, что вам все-таки нужно?

– Мне нужно, – демон принялся загибать пальцы, – во-первых, найти разбитые остатки Небесных Всадников. Стабилизировать обстановку в Мистралии – это во-вторых. Поскольку по первому вопросу ты мне ничем помочь не можешь…

– Почему же, могу. Это гораздо проще вопроса номер два. Но для начала позвольте вам напомнить, что всякая информация чего-то стоит. А мы так и не определились, каким образом вы будете оплачивать мои консультации. Что вы можете предложить мне кроме упокоения?

– Свое покровительство и защиту, – с трудом сдерживая гнев, предложил Харган. – Если ты попытаешься вести жизнь свободного духа, то очень скоро поймешь, как тебе необходима защита. Сам ведь знаешь, как относятся люди к бродячей нежити.

– А что конкретно они могут мне сделать?

– А твой приятель-мистик не рассказывал тебе, что они делают с такими, как ты?

– Все же перспектива трудиться только за жилье не вызывает у меня особого энтузиазма. Вы ведь наверняка не ограничитесь консультациями, а станете обременять меня разнообразными поручениями – там подсмотреть, там подслушать…

– А что тебе еще надо? – Демон начал выходить из себя. – В чем еще может нуждаться бесплотный дух, которому не требуются ни сон, ни еда, ни одежда? Даже самые великие радости жизни, ради которых люди способны на все – женщины и деньги, – тебе уже не нужны.

– Вы сами ответили на свой вопрос. Я бесплотный дух. И у меня есть нормальное для духа желание – вновь обрести плоть. Вы можете каким-то образом дать мне новое тело?.

Каков наглец! Он нарочно требует невозможного, чтобы набить себе цену, или действительно верит в сказки? Как бы то ни было, этот бесстыжий дух уже запудрил хозяину мозги, и терпеть его выходки далее нет никаких сил. Так что не обессудь, занудный юрист, и не возмущайся потом, что тебя надули. Сам виноват – в твоем возрасте верить в сказки просто глупо.

– Хорошо, – подумав для виду, согласился Харган. – Сам я, конечно, этого не умею, но мой наставник уже проделывал подобные обряды. Тело выберешь на свое усмотрение. Но сначала столь высокую честь надо заслужить. А ты пока еще ничего полезного не сказал.

– Что ж, теперь можете считать, что вы мой босс и я у вас на службе. Осталось только согласовать гарантии.

– Какие тебе еще гарантии?!

– Что вы меня не обманете.

– И какие гарантии тебе нужны?

– Вы расскажете мне все о себе. Кто вы такой, на кого работаете и зачем вам понадобились Всадники и Мистралия. А также, если я сочту нужным что-то уточнить, не пытайтесь меня убеждать, будто это не мое дело.

– Донесет, – прокомментировала графиня.

– Пока у меня будет надежда на новую жизнь, можете быть спокойны. Но если я обнаружу, что меня опять использовали и пнули ногой, непременно донесу. Вот это и будет гарантия.

– Хорошо. Начинай. О Всадниках.

– Послезавтра императрицу Лао Юй будут торжественно казнить у нее на родине. Публично. Можете туда наведаться. Если не получится спасти, выкрадете труп, вам же без разницы. А эта дама может указать путь к собратьям по вере. Скажете, – дух хихикнул, – что вы посланник божий. Если не потребуют предъявить летающую колесницу, авось сойдет.

– Я и есть посланник, – оскорбленно выпрямился Харган, и его глаза вспыхнули ровным ярким светом. – И колесница у меня есть.

– Вы? – На этот раз дух развеселился не на шутку, и его хохот разнесся по подвалу как уханье совы, страдающей хроническим гайморитом. – Хорош посланник божий! Да у вас между рогами вот такими буквами написано «сатанист»!

– У меня нет рогов! – огрызнулся демон. – И ничего не написано! А сатанист – это, должно быть, задушевный друг юриста?

– Ну да мы же с вами теперь одна команда… – никак не мог успокоиться дух. – Ну какой же вы посланник божий, когда вы некромант, да еще и демон в придачу? Только у Сатаны и может быть такой посланник!

– Этого господина я не знаю, – сердито скрипнул зубами демон. – Но бог Небесных Всадников – мой наставник. А я и есть тот самый посланник, который должен представлять его в этом мире. Мы создали орден, чтобы они подготовили мир для моего пришествия, и забросили через природный портал. Но кто-то обнаружил активность портала и заблокировал его так, что наставнику пришлось двадцать лет биться в бесплодных попытках его взломать.

– Все-таки взломал?

– Нет, нашел другой. Кажется, я достаточно сказал тебе о том, кто я такой и на кого работаю. Переходи ко второму вопросу. Болтаясь при дворе, ты и сам не раз слышал о положении дел в Мистралии.

– Хотя с некоторых пор от меня магически защитили особо важные помещения дворца, в частности королевские покои, слышал я об этом достаточно. Сочувствую, божий посланник, чтобы стабилизировать обстановку в Мистралии, надо как минимум вызывать сюда вашего босса.

– Для начала достаточно ликвидировать все эти разбредшиеся по горам и лесам банды, громко именующие себя спасителями отечества.

– И только-то? А все остальное? В законодательной власти бардак, исполнительная власть занимается исключительно выколачиванием налогов и постоянным повышением благонадежности граждан. Экономика шатается на подпорках. Президент – дурак и трус с манерами истеричной бабы. Армия – сброд подонков и мародеров, избравших военную службу, чтобы не работать и безнаказанно грабить. То-то они который год не могут справиться с повстанцами… Ваши граждане не то что правительству, а даже в богов верить перестали. У вас на роль религиозного символа не нашлось никого поприличнее первосвященника Сальваторе? Или вы думали, о его милых шалостях никто никогда не узнает? Словом, надо быть идиотом, чтобы рваться к власти в такой стране.

– Один мой знакомый присмотрел себе страну получше, – остро прищурился Харган. – Народ благонадежен, власть стабильна, экономика процветает… Сгнившие потроха этого самонадеянного знакомого лежат сейчас у моих ног, поскольку кроме всех прочих достоинств этой страны ее король оказался не дурак и не трус и добром отдавать свое имущество не пожелал.

– И вам не отдаст, – не остался в долгу задетый за живое консультант.

– Пока меня интересует Мистралия. Мне ее уже отдают. И вопрос, стоит ли менять этого президента на другого, – вопрос третьестепенной важности.

– О! – уважительно свистнул дух. – Вы что, советника Блая убили и подняли?

– Не твое дело, – усмехнулся Харган, вспомнив встречу с советником. Смешно было наблюдать эти земные поклоны и благодарности всем известным богам за присланное наконец подкрепление, хоть оно и запоздало на двадцать лет.

– Уговор, – напомнил дух. – Если я спрашиваю, значит, мое дело. Итак?

– Блай – наш человек, – неохотно поделился знаниями демон. – Из той, первой группы. Он геройски продержался здесь все эти годы, практически один, и теперь ждет от меня помощи. Давно пора зачистить территорию страны от разнообразных повстанцев и навести порядок. Наш порядок.

– Так в чем конкретно проблема?

– Партия Реставрации.

– А-а, – ухнул дух. – С этими господами отлаженная тактика вашего советника не сработала?

– Тактика неплохая, – кивнул Харган. – Но бесконечно ею пользоваться нельзя, и рано или поздно такой момент должен был наступить. До сих пор Блай выбирал из существующих партий самую перспективную, внедрял своего человека и договаривался с верхушкой. Потом оказывал содействие в перевороте и продолжал здравствовать уже при новом правительстве. На этот раз самая перспективная партия на контакт не пошла. Один из предводителей питает лютую ненависть лично к советнику, другой не может ему простить дружбу с первосвященником Сальваторе, третий додумался договориться с голдианцами, четвертый просто честен как последний идиот… А их главный, этот мальчик-одуванчик, вообще непонятная фигура. Вроде бы болван болваном, бард восторженный, а не получается ни договориться с ним, ни убить, ни похитить.

– Могу порекомендовать следующий вариант. Договариваетесь с другой партией, менее перспективной. Затем эти господа заключают союз с вашими непробиваемыми противниками на любых условиях. В решающий момент смены власти ваш советник поступает так же, как в свое время с дель Фуэго. Нужных людей – к власти, ненужных – в свою обожаемую тюрьму. Это вполне реально.

– Он уже думал над этим. Даже партию подходящую присмотрел, и предварительная договоренность достигнута. Однако наш советник опасается, что в самый неподходящий момент в его планы вмешаются ортанские спецслужбы, а то и армия. У него есть реальные основания полагать, что партия Реставрации заручилась поддержкой Шеллара III, так как ее представители подозрительно часто мелькают при дворе. Вот по этому вопросу я и хочу с тобой проконсультироваться.

– А-а, понятно… – снова засмеялся дух. – И Алиса вас заверила, что стоит лишь устранить короля – и ваша проблема решена? Ее стремление использовать окружающих просто поразительно, даже демона не побоялась припахать. Давайте рассмотрим вариант, который она вам предложила. Что нам дает скоропостижная кончина ныне правящего Шеллара III? Если отбросить личные амбиции Алисы и тот незамысловатый факт, что мне будет невыразимо приятно видеть его величество в гробу, то практически ничего. Престол наследует не шибко умный, но патологически честный принц-бастард Элмар на пару с молодой вдовушкой, которая и компенсирует его высочеству недостаток ума. Да-да, Алиса, облизнись, король взял с обоих слово чести, что в случае его смерти они поженятся. Учитывая природную сообразительность и стратегический талант ее величества, как вы думаете, с чего наследники короля Шеллара начнут свое правление? Первым делом они учинят то самое, что совсем недавно устроил Элвис II. Использовав покушение как повод, натравят Флавиуса на всех мало-мальски серьезных противников и снесут все головы, которые пощадил король в начале весны. Головы Монкаров полетят первыми. А политика нового короля в отношении Мистралии не изменится, поскольку он во всем будет продолжать линию своего предшественника. Так что, если вы хотите менять что-то серьезно, ликвидировать надо все семейство в полном составе, включая придворного мага. Такую задачу вы не потянете, а если у вас и получится, то буквально через четверть часа над хладным трупом коллеги будет маячить весь цвет магической науки континента во главе с вечно юной мэтрессой Алиенной. Вам наставник разве не объяснял, что существует такая организация, как Конвент Архимагистров? Даже придворные маги имеют свой… хи-хи… профсоюз.

– Что тогда? – кратко перебил его Харган, поскольку наставник, разумеется, не застал на своем веку ни Конвента, ни загадочного «профсоюза».

– Как ни странно, при всей своей кажущейся твердости и беспощадности наш король очень восприимчив к тактике террора. В настоящее время ему успешно диктует условия какой-то голдианский проходимец, угрожая всего лишь жизни придворного шута… Алиса, чушь это все, король с ним не спит и никогда не спал, эту веселенькую историю выдумал лично я. И с Ольгой он тоже, между прочим, не спал. Так вот, у короля есть более близкие и дорогие люди, чем оболтус Жак, и если каким-то образом их жизни окажутся в опасности… Я понятно намекаю? Если у вас имеется возможность похитить из хорошо охраняемого дворца королеву, которая, должен предупредить, просто так в руки не дастся и в случае опасности имеет свойство хвататься за меч, вместо того чтобы падать в обморок… Или хотя бы одного из любимых кузенов его величества, один из которых маг-полуэльф, а другой непревзойденный боец…

– А на Ольгу, думаешь, не поведется? – с подозрением поинтересовалась графиня. – Пусть даже он с ней и не спал, но чтобы он к ней был совсем уж равнодушен – не поверю.

– Нет, конечно, не совсем уж равнодушен, но вряд ли он ради нее согласится пожертвовать государственными интересами. Скорей попытается найти и отбить, но не более. Впрочем, босс, можете рискнуть и проверить, но мне кажется, Алиса пытается в который раз заставить окружающих сделать ей приятное. Уж очень она эту девицу не любит. Кстати, Алиса, скажи-ка по старой дружбе, сегодняшний скандал тоже твоих рук дело? Ты написала письмо папеньке этой дуры? Это-то тебе зачем понадобилось? Ведь окажись король на месте, он бы этого оскорбленного родителя двумя словами заткнул. Будь в твоей писанине хоть доля правды или не будь твоя ложь так легко опровергаема, можно было бы надеяться на какой-то результат, а так… Чего ты добивалась?

Дама снисходительно усмехнулась.

– Генри, ты так и не понял? Даже когда разберутся, что король тут ни при чем, родители девицы так дела не оставят. Или замуж поскорей пристроят, или дома запрут, или в монастырь отправят, с них станется. При любом результате место при дворе освободится. А скандал – это так, между делом. К тому же главное – пустить слух, а там хоть всю жизнь доказывай, что невиноват.

– Место при дворе? – хихикнул зловредный дух. – Тебе действительно так туда хочется? Наивная девчонка… Во-первых, там и так одна дама лишняя, а во-вторых, тебе либо опять откажут, либо пристроят королеве сапоги чистить и меч точить. Ее величество уже высказывала как-то, что ей не нужна свита из полудюжины бесполезных кукол, одной Эльвиры за глаза хватит. Зато королеве крайне необходимы адъютант, оруженосец и отдельный человек для ухода за оружием и доспехами.

– Господа и дамы, – с недоброй издевкой напомнил Харган, – мне кажется, вы забыли о моем присутствии. Если вы уже высказали друг другу все любезности, прощайтесь. Дух, ты идешь со мной.

– А с этим что делать? – Графиня Монкар указала веером на бренные останки бывшего любовника. – И вообще, что мне делать дальше?

– Ждать, – кратко отрезал демон. – А это закопай где-нибудь.

– Закопать? – еле выдохнула высокородная дама, едва не потеряв дар речи от подобного предложения. – Как?

– Лопатой, – так же лаконично пояснил Харган и для пущей наглядности сунул в нежные ручки графини требуемый инструмент.

– Я не умею копать! – Оскорбленная красавица брезгливо разжала пальчики, уронив грязную лопату прямо в бесформенную кучу, бывшую ранее господином Хаббардом.

– Прикажи своему зомби, он тебя послушается, – равнодушно посоветовал демон. – Когда будет нужно, я сам приду.

Дух тихонько захихикал, донельзя довольный этим коротеньким диалогом. Новому боссу легко удалось то, что не получилось у него самого при жизни – указать неотразимой Алисе ее истинное место и сохранить ясность рассудка, несмотря на все ее ухищрения. И видеть поражение самодовольной графини было несказанно приятно. Похоже, с этим сообразительным сатанистом можно иметь дело…


Праздничные гулянья по поводу коронации нового правителя Поморья завершились только под утро. Капитан Полянский, который работал в Поморье уже много лет и знал, как здесь принято праздновать, заранее запасся стимуляторами, чтобы до утра оставаться в форме. Вверенное ему подразделение должно было нести охранную службу, что для развеселых господ гусар являлось тяжким испытанием. Капитан, уверенный, что по крайней мере четверть его подчиненных постарается тайком повеселиться, провел весь день и всю ночь, проверяя, исправно ли несут службу доблестные воины. И заодно агент Соколов на протяжении всего праздника вел съемку, дабы впоследствии попытаться обнаружить загадочного, невидимого эльфа.

Предположение, что в мире тайно орудует инспектор Темной Канцелярии, вызвало грандиозный переполох наверху. Главный спешно скомандовал прекратить любую заметную деятельность, особенно в тех регионах, где эта деятельность уже успела проявиться. Это касалось самого дяди Гриши и Сани, у которых «деятельность» уже успела «проявиться» и даже благополучно провалиться. На период эльфийской инспекции им следовало затаиться и ограничиться наблюдением и разработкой перспективных планов, что и так все равно бы требовалось сделать. Мишель тоже относительно спокойно воспринял указание прекратить обработку своего непутевого короля, так как никаких особенных успехов пока не достиг, а некоторое время на «разработку перспективных планов» ему требовалось. Зато Жорик сопротивлялся как недорезанный дракон. Если он перестанет появляться у нового компаньона, тот решит, что его обманули, и впоследствии договориться с ним будет невозможно. А ведь уже почти все готово, осталось только с реализацией все утрясти и грузовые телепорты поставить… Главный с трудом заткнул упрямого энтузиаста, подробно разъяснив его дальнейшую судьбу в случае провала. О грузовых телепортах забыть и думать, пока остаются хоть малейшие подозрения. Контакт с компаньоном поддерживать самый минимальный, только чтобы почтенный магнат не забыл о существовании господина Айзека. И ни в коем случае не затевать новых авантюр!

Жорик со скрипом согласился, но остался очень недовольным. Что касается Пьетро, то ему надлежало оставить пока попытки влиять на президента и вместо этого собрать всю возможную информацию о Горбатом. Но получить задание мистралийский агент не смог. Он по какой-то причине не явился на совещание. Само по себе это не было проступком для полевого агента – мало ли что могло случиться в его второй жизни. Но Пьетро не объявился ни ночью, ни утром, ни на следующий вечер и даже сообщения не прислал. Дядя Гриша нюхом чувствовал, что дело плохо и что без Горбатого тут не обошлось. По его мнению, требовалось срочно искать беднягу Пьетро, если тот еще жив, и по возможности спасать, но Главный не торопился. Видимо, искренне надеялся, что региональный координатор, обнаружив исчезновение своего агента, тоже заподозрит Горбатого и попытается разобраться сам. Не связываться с магами и поменьше попадаться им на глаза было неписаным правилом работы агентства. Дед Макс являлся исключением – сам будучи магом, он и был подготовлен для работы с представителями этого класса. Так что ему вполне могло стукнуть в голову пощупать Горбатого собственными руками, и ради такого случая Главный легко похоронит любого агента без малейших сожалений. Но тут, конечно, могут быть варианты… Никто ведь не гарантирует, что Горбатый уделает Макса, а не наоборот…

Хотя ночное бдение и утомило капитана Полянского, действие стимуляторов еще не закончилось, и до момента, когда сон станет насущной необходимостью, оставалось еще часа полтора. За это время вполне можно было успеть проверить почту – нет ли каких новых указаний – и хотя бы выборочно просмотреть отснятый материал. Да и за исчезнувшего коллегу дядя Гриша переживал и надеялся, что этот не верящий в вампиров недотепа все же нашелся…

В потайной комнате капитана ждал сюрприз. Пропавший коллега потрошил аптечку первой помощи с таким деловитым видом, как будто находился у себя дома. Агент Соколов с облегчением выругался и присел к монитору.

– Где ты был? Тебя все обыскались! Что ты там ищешь, скажи, я найду.

Обычно шустрый и эмоциональный Пьетро Росси на этот раз был хладнокровен как покойник. Не поднимая головы от аптечки, он спокойно отозвался:

– Доброе утро, дядь Гриша. У вас кровь или плазма есть?

– Откуда у меня? На базе есть. А тебе зачем? Что-то случилось?

– Случилось… – торжественно и печально сообщил Пьетро, оставляя бесплодные поиски. Он выпрямился, чуть обернувшись к Соколову, и тот заметил, что с товарищем что-то не так. Агент Росси всегда был улыбчивым парнем с очень живой мимикой, и сейчас странная неподвижность его лица создавала впечатление, что человек надел маску. – Я кушать хочу. А хозяин, скотина такая, охотиться запретил, а покормить забыл…

– Какой хозяин? – всполошился старший товарищ, ибо кроме подозрительного окаменения физиономии коллега еще и нес полнейшую ахинею. – На кого охотиться? Пьетро, ты вообще трезв? Где ты был? Тебя что, наркотиками накачали?

– Не только трезв… – еще печальнее отозвался агент Росси и присел на стул, картинно откинув полу черного плаща. Он и двигаться стал иначе – не порывисто, как прежде, а плавно, неторопливо, словно текущая вода. – Еще и голоден. Сволочь он, а не хозяин!

– Кто?.

Ответ упал как сугроб на голову:

– Горбатый.

– С каких пор он стал тебе хозяином? Тебя что, в рабство продали?

– Примерно. – Пьетро горько усмехнулся и с искренним раскаянием добавил: – Теперь я совершенно точно выяснил – вампиры бывают.

Доблестного капитана прошиб холодный пот. Усмешка бывшего агента Росси говорила сама за себя и ничего хорошего не сулила. Дядя Гриша очень четко осознал, что находится наедине с голодным вампиром в закрытом помещении, куда никто не войдет, пока на базе не вызовет беспокойство долгое молчание агента Соколова…

– Прежде всего, – с некоторой торопливостью проговорил он, – успокойся и держи себя в руках. За одну ночь ты от голода не умрешь, а если у тебя возникла мысль мной пообедать, можешь с ней сразу расстаться.

– Да нет, – Пьетро воззрился на дядю Гришу большими грустными глазами, – я же не потерял разум до такой степени, чтобы своими… обедать. Я совета хотел спросить.

– Постой-ка, парень… А ты что, не рассказал хозяину о себе и о нас?

– Нет. Я по-прежнему пользуюсь своей легендой.

– А хозяин знает, что ты здесь?

– Что вы! Я тайком от него…

Капитан Полянский облегченно рассмеялся:

– Так какой он тебе, к хренам, хозяин, если ты его так легко обманываешь! Он или с обрядом что-то напутал, или… постой-ка, ты крещеный?

– Само собой! А это имеет значение?

– Конечно, имеет, олух ты царя небесного! Чему вас на курсах учили! Между прочим, если бы тот священник, что тебя крестил, был действительно таким праведником, как от них требуют, тебя бы вообще никакой некромант поднять не смог! Но даже и так ты совершенно свободный вампир и можешь положить на своего «хозяина», если пожелаешь… Впрочем, на открытый конфликт идти не стоит, а то хозяин все-таки тебя поднимал, – значит, может сам и уложить… Но даже то, что ты сохранил свободу воли, уже хорошо! Кстати, тебя поднимали или трансмутировали?

– Меня убили, – пояснил Пьетро с несвойственным ему ранее хладнокровием. – Советник, сволочь, что-то заподозрил и успешно меня устранил.

– Значит, поднимали… Это хуже. Но все равно можно подойти к вопросу позитивно. Советник мог устранить тебя и обычным способом, тогда ты был бы просто мертвым. А так ты условно жив, почти свободен и практически бессмертен. А если будет принято решение убрать Горбатого, то станешь полностью свободен и сможешь успешно работать дальше. Уж как-нибудь мы тебя прокормим, в крайнем случае займемся поисками добровольных доноров.

– То есть?

– То есть ты что, не знаком с основами медицинских знаний? Небольшая единовременная потеря крови несмертельна, в крайнем случае любой из товарищей пожертвует голодающему вампиру пол-литра… Только вот не надо на меня кокетливо облизываться, сейчас не тот «крайний случай». Ты с голоду еще не помираешь, а мне завтра на службу. Не говоря Уж о том, что Горбатый по твоей сытой физиономии мигом все сообразит. Он тебе запретил охотиться самостоятельно, оставил голодным, приходит – а ты уже где-то кровушки нацедил. Нужны тебе конфликты с хозяином? Лучше потерпи. Горбатый пока не знает, что ты можешь ему не подчиниться, и не надо дорогого хозяина разуверять. Кстати, тебе поручено собирать о нем информацию, так что можешь прямо сейчас рассказать мне все, что знаешь. Я доложу Главному, и мы вместе подумаем, что сказать деду Максу. То ли правду, то ли доложить, что ты убит, то ли сделать вид, что ничего не случилось. Кстати, насколько силен твой Горбатый? Если Макс лично на него наедет, кто кого изведет?

– Не знаю, – несколько растерянно ответил вампир. – Хозяина я еще могу как-то оценить, но истинной силы деда Макса не знает, наверное, даже самое высшее руководство нашей лавочки.

– Вот такая неопределенность – самое скверное в этой истории… – вздохнул дядя Гриша и принялся включать аппаратуру. – Вслух расскажешь под запись или сразу доклад накропаешь?


В это утро Жак был явно не готов к неожиданному визиту короля. Он страшно удивился, засмущался, растерялся, даже сделал попытку вскочить с постели, но этот порыв был остановлен внезапным приступом кашля.

– Ты что, заболел? – уточнил король, придвигая к себе стул. – Или просто подавился? Что за манера есть в постели! Хочешь, по спине постучу?

– Не надо, – выдохнул шут и отложил бутерброд, который действительно жевал, не вставая с постели. – А что такого случилось, что вы с утра пораньше решили меня навестить?

– С утра пораньше? – нахмурился Шеллар III. – Десятый час! До чего обленились мои придворные! Твой король, между прочим, уже два часа как на ногах!

Жак честно попытался изобразить хитрую усмешечку, но результат получился слишком жалким, чтобы показаться смешным.

– А чего это вы так поздно нынче встать изволили?

– Потому что лег в три часа ночи, – пояснил король и оседлал стул. – Ты что, забыл, что вчера состоялась коронация Пафнутия и мы все там присутствовали. А как в Поморье принято отмечать торжественные события – сам должен знать.

– Все прошло нормально?

– На удивление. Если не считать кое-каких досадных мелочей… к примеру, непотребного поведения моего первого наследника.

– Элмар опять чего-то учудил? – уточнил Жак, стараясь унять кашель.

– Пока не закончились всяческие воинские состязания, в которых он обычно участвует, дорогой кузен был трезв и вел себя прилично, – охотно поделился новостями король. – Его пространную речь о том, как поступают варвары с нарушителями правил, я не считаю. Хотя кузен и вогнал в краску всех присутствующих дам, его возмущение было справедливо, противник действительно нарушил правила. И то, что рассерженный Элмар своротил хитрецу скулу, тоже простительно. Если бы он последовал варварским традициям, было бы хуже. Но вот по окончании всей этой потехи мой наследник напился как… я даже не нахожу подходящего сравнения, так как не знаю, кто, кроме Элмара, может так напиваться. Ему непременно требовалось отметить победу в состязании на топорах и вольной борьбе и залить горечь поражения в скачках. Ведь прекрасно знает, что при его весе проще загнать лошадь, чем обогнать более легких участников, но каждый раз участвует, неизменно проигрывает и потом напивается от огорчения! Поистине варварское упорство! И напрасно ты так хихикаешь, это не смешно. Его спор с королевой Глафирой доставил мне много неприятных переживаний.

– На три щелбана? – хихикнул Жак.

– На поцелуй, – мрачно проворчал Шеллар. – Ты никогда не видел тот столб?

– Какой столб?

– У поморцев есть такое развлечение – на самую верхушку высокого гладкого столба помещаются разнообразные призы, и мужчины пытаются залезть на сию конструкцию с целью добычи для своих дам этих занятных вещиц. Никогда не понимал таких развлечений… Итак, столб этот стоял на площадке для состязаний атлетов, сколько я его помню, вкопанный в землю намертво. Моего кузена задавила жаба, что он не смог на него залезть…

– А что, это так сложно? – удивился Жак.

– Сам попробуй хоть раз. Конечно, сложно. Он толстый, гладкий и очень высокий. В юности Элмар на него залезал без особого труда, но сейчас мой кузен стал слишком тяжелым, к тому же он был очень пьян, как я уже упоминал, и до верха не добрался. Оно бы, может, и обошлось, но Александр тоже выпил и решил показать всем, как надо лазить по столбам. И, к несчастью, показал. Элмар обиделся, но промолчал. Александр на достигнутом не остановился и предложил устроить состязания на высшем уровне среди королей… Жак, не смейся! И не кашляй! Где можно было простудиться среди лета?… Нет, конечно, я не полез, но и не смылся, Как ты думаешь, а высказал этому организатору встречное предложение проспаться. Но тут вмешался мэтр Ален с собственным предложением – не заставлять королей лично лазить по столбам, а разрешить выставлять любого члена семьи. Пафнутий и Элвис, у которых есть молодые сыновья, тут же согласились, и началось безобразие. Сначала на столб вскарабкался принц Василий. Элмар откровенно надулся. Потом император Лао, которому подобные развлечения запрещены очередной идиотской традицией, милостиво позволил размяться своей супруге. Малышка Суон посрамила всех мужчин, взобравшись на верхушку проворно, как белочка, за рекордно короткое время, причем не снимая своих многочисленных украшений. Элмара это доконало. Особенно когда Кира заявила, что от нашей семьи полезет она. Пока они спорили, мне пришлось отвлечься, так как меня призвали рассудить, можно ли считать придворного мага членом семьи. Мэтр Ален намеревался лично выступить за честь королевства, поскольку больше некому – король спит пьяный, королева беременна, принцессы слишком молоды. И пока я объяснял общественности юридическую сторону вопроса, в спор моих дорогих домочадцев вмешалась Глафира с предложением не ссориться и выставить Мафея. Нетрезвый варвар обиделся еще сильнее и заявил, что Мафей еще мал. А Мафей тоже обиделся и заявил, что он хоть и мал, но достать приз с верхушки столба для него раз плюнуть, причем без всякого лазания. И тут же наглядно продемонстрировал свое умение летать. Тут Элмара понесло. Он заявил, что не залезая любой дурак приз достанет. А Глафиру какой-то демон за язык потянул возразить… Слово за слово, они поспорили на поцелуй, что Элмар достанет ей приз.

– И как? – ухмыльнулся Жак. – Достал? Взлетел или все-таки залез?

– Само собой, летать мой горячо любимый кузен не умеет. Он просто… Жак, даже я испугался и до сих пор не могу понять, как при этом никто не пострадал… Мой ненаглядный кузен достал боевой двуручник и срубил этот несчастный столб! А потом взвалил на плечо и преподнес Глафире, предлагая выбрать приз на свой вкус. И, разумеется, потребовал расплатиться.

– Кошмар, – прокомментировал Жак. – А она?

– Я же тебе рассказывал о князьях Погуляй-Залесских. Обещала – сделала. И одним высшим силам известно, что подумал по этому поводу Пафнутий. Я конечно же извинился за поведение своего кузена, и самого Элмара пошлю с извинениями, как только проспится, но все же получилось очень некрасиво. И не над чем тут хихикать.

– Может, и некрасиво, – хихикнул Жак, – но очень весело. А что подумала по этому поводу сама Глафира? Ей должно было понравиться.

– Возможно, понравилось бы, если бы Элмар не был так пьян. Не знаю. Зато все присутствующие имели удовольствие услышать, что подумал Зиновий, и слышали они это очень долго.

– А еще что было интересного на коронации?

– Не знаю, насколько это интересно, но я случайно заметил, с каким вожделением пялятся на Кантора племянницы Пафнутия, и из любопытства понаблюдал за остальными присутствующими дамами. Так, от скуки, на этих церемониях всегда так скучно… Я даже не представлял себе, скольким женщинам вскружил головы этот негодник, сам того не замечая! Чуть ли не половина из них в той или иной степени проявляла к нему интерес! Даже Элизабет, что меня совсем уж изумило.

– Так ли вы уверены, что Кантор сам не знает о своем магическом влиянии на прекрасный пол? – усмехнулся Жак.

– Возможно, знает, но я не заметил, чтобы он получал от этого удовольствие. По-моему, внимание дам его только раздражало. Я имел в виду лишь то, что он не прилагал никаких усилий, чтобы им нравиться. Это происходит как-то само по себе, и мне чрезвычайно любопытно, как именно.

– Нам этого не понять, – засмеялся Жак. – Для этого надо быть женщиной. А вы у Ольги спросите.

– Неудобно. Еще поймет неправильно, решит, что я пытаюсь перенять опыт в практических целях… А самое интересное произошло вовсе не вчера и не на коронации.-Его величество подержал паузу и торжественно объявил: – Жак, я имел счастье посетить твою родину!

Жак, который как раз попытался вернуться к прерванному завтраку, чуть и в самом деле не подавился.

– Как?

– Я поймал Толика! – с гордостью объявил король, даже не замечая, что у Жака это судьбоносное событие не вызвало особой радости. – И познакомился со множеством приятнейших людей и эльфов. А еще мне не дает покоя один вопрос, – может быть, ты объяснишь, что такое «греческая лавочка»?

– Ну так называют те самые службы, о которых я вам рассказывал, – пояснил шут. – Агентство «Дельта» и его аналоги в других мирах.

– О, – обрадовался король, – теперь все складывается! Вот спасибо! Значит, каппийские цифры… Жак, а не мог бы ты поинтересоваться… или объясни мне сразу, если сам знаешь. Вот, допустим, агентство «Дельта». У них есть телепорт. Могут они при желании попасть в какой-нибудь из других закрытых миров? На Каппу, к примеру?

– Вряд ли, – качнул головой Жак и опять отложил бутерброд. – Все местные кабины ограниченного доступа. Только базы есть выход на Альфу. И оттуда сюда через базу и блок дезинфекции. Чтобы не носить туда-сюда микробов и, не да бог, не порушить экологический баланс. У вас тут имеются инфекционные болезни, о которых у нас не слышали. У на в свою очередь тоже есть такие, о которых не слышали у вас. А уж если вспомнить Каппу, так это вообще помойка. Толик, кстати, своим наплевательским к этому вопросу отношение запросто может стать разносчиком заразы… если только эльфы не дезинфицируются каким-нибудь магическим способом. А чего вам вдруг понадобилось…

– Одна интересная мысль мелькнула… Ну вот, опять ты кашляешь! Ты действительно простудился или это связано другой проблемой? Насколько я помню, капсула не должна вызывать кашель… Если только… Жак, ты почему ничего этом не говоришь? Твои знакомые все-таки решили тебе помочь? Или хотя бы попытались? Именно поэтому тебя вчера не могли найти?

Шут сокрушенно вздохнул и развел руками:

– Мои благодетели запретили вам сообщать. Понимаете, обиделись, что вы им проверку на вшивость устроили, и той хотели посмотреть, как долго вы протерпите это издевательство. Наивные люди! Я им, конечно, не сказал, но сразу подумал, что вы догадаетесь сами.

– Разве они не видели, как ты кашляешь? Кстати, так должно быть или произошли некие непредвиденные осложнения, повредившие твоему здоровью?

– Если и произошли, то мне об этом не сказали, чтоб не пугать. Уверили, что скоро пройдет. Да мне уже лучше, чем вчера.

Лицо короля озарилось счастливой улыбкой. На несколько секунд в его глазах честно отразилось неописуемое облегчение, и Жаку даже почудился грохот камня, упавшего с изрядно помятой души его величества.

– Вот как… – как бы обращаясь сам к себе, пробормотал Шеллар III, между тем как радость в его взгляде сменялась злорадным удовлетворением хищника, настигшего жертву, а счастливая улыбка – той самой недоброй усмешкой, которая не сулила ничего хорошего потенциальному противнику. – Значит, некоторым из твоих друзей действительно можно доверять. Это несказанно меня радует. Я не хотел бы приобрести врагов в их лице и поставить тебя перед жестоким выбором. Но еще больше меня радует тот факт, что твоя жизнь отныне не зависит ни от меня, ни от капризов господина Дорса и его загадочного компаньона. Ты не спрашивал насчет Голдианы?

– Спрашивал, – радостно сообщил Жак. – Но мой приятель знает только одну особу, и особа эта женщина. Причем таких габаритов, что принять ее за мужчину практически невозможно. И про шляпу спрашивал, но…

– Про шляпу можно было и не спрашивать, – чуть поморщился король. – Неужели ты сам не понял? Он специально носит такую идиотскую шляпу, чтобы она привлекала внимание. Все, кто его видит, запоминают в первую очередь странный фасон шляпы, а на лицо уже не обращают внимания. И когда этот господин ее снимает, его никто без шляпы не узнаёт. Я бы, конечно, опознал, но не бегать же мне лично по улицам Нового Капитолия, подстерегая этого злодея в шляпе. А скажи, пожалуйста, об обстоятельствах своей смерти и судьбе мага-переселенца ты что-либо выяснил?

– Я спросил, – отчитался Жак, – но ответа пока не получил. Разузнают, потом скажут. Обещали, во всяком случае. У одного из этих ребят есть концы в полиции, и он обещал выяснить точно. И про Горбатого я спрашивал, знаете, что мне сказали?

– Что он в Мистралии, – флегматично заметил Шеллар, повертел в руках трубку, но окуривать страдающего кашлем шута не рискнул.

– А вы откуда знаете?

– Детский вопрос. Моя агентура в Мистралии почти не уступает лондрийской. Как только этот Горбатый появился на людях, мне тут же донесли. – Король помучился еще пару секунд, затем привычно закусил мундштук пустой трубки и продолжил: – Кстати, свой горб он так и не отстегнул, это все больше убеждает меня в том, что горб настоящий. А какую-нибудь новую информацию поведали тебе об этом господине твои друзья из службы «Дельта»?

– Да нет, он только-только появился, и ничего интересного они о нем еще не узнали. Если узнают, расскажут.

– Замечательно. Только я тебя попрошу до следующего визита посланника не выходить из дома и поддерживать официальную версию, что ты болен. Но скучать не придется, вот мое королевское поручение. Вспомни как можно полнее и точнее все, что ты говорил советнику Блаю при первом знакомстве, когда пытался выдать себя за переселенца из двадцатого века. Вспомни и запиши, только красиво и разборчиво зря, что ли, я тебя писать учил.

– Писать меня учили в школе! – возмутился Жак. – Не стыдно издеваться над больным человеком! А что, устно никак нельзя?

– Нет, именно письменно. Я намереваюсь твои записи кое-кому показать, и сам понимаешь, требуется анонимность. Ничего, ты не настолько болен, чтобы не удержать в руках перо, а больше тебе все равно нечего делать. Рекомендую не только не выходить из дому, а даже спальню не покидать, раз уж ты все равно питаешься в постели. И пожалуйста, отнесись к моему совету серьезно. Мы не можем знать, что стукнет в голову господину Дорсу в следующий момент и чего ему потребуется для полного счастья. Вдруг завтра он пожелает получить в собственность провинцию Келси, или еще раз побеседовать с Кантором, или предъявить претензии Орландо за злостное поджигательство… А ты окажешься где-нибудь на людях в полном здравии в момент включения прибора и сразу же дашь им понять, что игра окончена.

– А вам бы не хотелось так быстро заканчивать игру, – хитро усмехнулся Жак, пытаясь бороться с кашлем.

– Разумеется! – не стал отпираться его величество. – Как раз теперь, когда игра стала безопасна и действительно интересна, мне меньше всего хотелось бы ее бросить.

– А зачем вы каждый раз пугаете посланника? Чего вы хотите добиться?

– Чтобы он сбежал от своего босса и сдал мне господина в шляпе.

– И как долго вы думаете его обрабатывать?

– По моим подсчетам, он должен сломаться в тот момент, когда почувствует, что босс запросил слишком много и посланнику реально грозит за это расплачиваться. Надо будет почтенного магната как-нибудь спровоцировать. Интересно, если установить наблюдение за его конторой и как бы случайно засветить агента, не покажется ли это подозрительной наглостью с моей стороны?

– А того агента, который на это дело пойдет, вам, разумеется, не жалко! – вознегодовал Жак.

– Его прикроют и создадут условия для отступления. Но должен заметить, сотрудники департамента Безопасности получают жалованье не за то, чтобы отсиживаться в конторе за столом. У них опасная работа, но они сами ее выбрали и рискуют сознательно. А уж в твоем сочувствии меньше всего нуждаются. Как и я в проповедях о гуманизме. Лучше скажи, у тебя Орландо не появлялся вчера или сегодня?

– А что, должен был? Или просто он опять потерялся и вы его пытаетесь разыскать?

– Он не появляется у меня уже второй день, и, по моим подсчетам, во дворце он в ближайшее время не появится. Тебе не рассказали, что случилось позавчера?

– Рассказывал Мафей, но не совсем внятно, потому что он сам половину не понял. Из-за чего Орландо подрался с Кантором и поссорился с Эльвирой?

Король вздохнул:

– Кантор повел себя по-свински, на мой взгляд. Даже если ему так уж не нравилось новое поручение командования, это не причина винить во всем Орландо, обзывать его работорговцем и распускать руки. Ольга тоже не вовремя дала волю чувствам. Конечно, она имела полное право высказать свое неодобрение по поводу распития пива, в ее комнате без приглашения, но не в такой же форме. Вместо того чтобы успокоить Кантора, она его только сильнее разозлила.

– А Эльвира тут при чем?

– Ох, это отдельный разговор. Честно говоря, мне стоило больших усилий сдержать смех. Когда-то в молодости мой друг бывал в Галланте и захаживал к мадемуазель Камилле в заведение мадам Лили. Однако у него не всегда были деньги на противозачаточные заклинания. Он не особенно переживал по этому поводу, рассчитывая на то, что профессионалки не доверяют данный вопрос мужчинам и всегда заботятся о своей безопасности сами. Но Орландо не учел тот факт, что с лицами эльфийских кровей обычные заклинания зачастую не срабатывают… и в результате он имеет дочь семи лет от роду и разгневанную Камиллу, горящую желанием взыскать с него алименты за все эти годы. Жак, вот это как раз совершенно не смешно, учитывая тот факт, что у Орландо нет денег. А Эльвиру дернул какой-то демон войти именно в тот момент, когда несчастный отец выяснял отношения с Камиллой. Мне совершенно непонятно, из-за чего Эльвира так обиделась, ведь все произошло за восемь лет до их знакомства. Может быть, ты с ней поговоришь?

– А на кой? – усмехнулся Жак. – Куда она от судьбы денется?

– Ты все-таки лентяй, – заметил король. – Неужели тебе не интересно побыть рукой судьбы?

– Да ни капельки. Лезть в семейные скандалы – самое неблагодарное занятие, какое только можно придумать. Непрошеный миротворец обычно получает от обеих сторон.

– Жак, я ни в коем случае не поверю, что у Эльвиры поднимется рука тебя ударить, что бы ты ей ни сказал. Она тебя слушает, и как раз тебе было бы удобнее всего поговорить с ней на эту больную тему, так как на Ольгу у меня надежды мало, а Кира в последнее время стала такой раздражительной, что поручать ей тонкие дипломатические вопросы нельзя.

– Ваше величество, еще раз вам объясняю, что в такие вещи не следует лезть посторонним. Сами разберутся и сами помирятся. А отчего это Кира так разнервничалась? Правда ли, что процесс производства наследника перешел в новую фазу?

– Кто тебе это сказал? – нахмурился король. – Я ведь просил Ольгу помалкивать!

– Да что вы как маленький! Ольга, может, и помалкивала, а вот чтобы помалкивала Азиль – такого еще не бывало.

– Так это правда? – просиял счастливый король и даже трубку свою отложил. – Я ведь сам еще не знал, предполагал только…

– Да ладно вам, не знали вы! Всякое дело, за которое вы беретесь, делается быстро и качественно, чего это дети будут исключением. Поздравляю.

– Поздравлять будешь, когда родится, – снова нахмурился его величество, словно устыдившись своей детской радости, не подобающей коронованной особе.

– А чего это вы так посмурнели? Можно подумать, вы не рады!

– Я очень рад, на самом деле очень рад, – вздохнул король. – Просто я представил себе, что мне предстоит сегодня же запретить Кире ездить верхом и строго ограничить ее тренировки… заставить бросить курить и отказаться от вина… а также сообщить, что командовать историческим сражением будет не она…

– И представили себе, что Кира на это скажет, – подхватил Жак. – А вы не запрещайте. Пусть мэтр Истран запретит. С ним она спорить не посмеет. А вы посочувствуете, разведете руками и скажете, что ничем не можете помочь.

– Удобно, – опять вздохнул король, – но не сказал бы, чтобы достойно…

– Опять недостойно и не подобает! Все равно ведь так и сделаете, чего вы, прямо как Элмар, страдания разводите! Оставьте всю эту ерунду, лучше расскажите больному подданному, что еще новенького при дворе. Кто там у вас утопился? Мафей не присутствовал и внятно рассказать не смог.

– О, хорошо, что ты мне напомнил! – спохватился король. – Я ведь назначил аудиенцию кавалеру Танта на одиннадцать, а мне еще гневную речь надо продумать. Так что подробнее расскажу в другой раз. Чтобы тебе было не так скучно, вот свежайшая придворная новость: кавалер Лаврис женится. Можешь заниматься сочинением комментариев, а я побежал.

Жак попытался расхохотаться и тут же снова закашлялся, а его коварное величество скоренько попрощался, бессовестно воспользовавшись тем, что шут на некоторое время потерял способность задавать вопросы.

Глава 10

Если хочешь достать мед – главное дело в том, чтобы пчелы тебя не заметили.

А. Милн

Ко второй встрече с таинственным мистралийцем господин Пуриш тщательно подготовился. Прежде всего он приказал охране обыскать посетителя с максимальной тщательностью. Кроме того, поставил в кабинете еще пару охранников, убедившись предварительно, что они ни слова не понимают по-мистралийски. И, обезопасив таким образом свою персону от возможной угрозы, спрятал за потайной дверью одного из штатных магов. Помимо записи разговора на кристалл верный служащий должен был попытаться заглянуть в загадочного дон Диего без фамилии и добыть о нем хоть какую-то информацию.

Дон Диего оказался не по-мистралийски пунктуален – ровно в десять тридцать он перешагнул порог кабинета и, так же как в прошлый раз, слегка приподнял шляпу в знак приветствия.

– Очень, очень рад видеть вас снова, – бессовестно солгал господин Пуриш, с преувеличенным радушием отвечая на приветствие. На самом деле ему было любопытно, но радости при виде незнакомца, так его напугавшего, он вовсе не испытывал. – Я внимательно прослушал все записи на этом кристалле и, должен признать, действительно никогда не слышал ничего подобного. Однако… как бы вам сказать…

– Вам кажется, что коммерческого успеха эта музыка иметь не будет? – доброжелательно подбодрил его посетитель.

– Видите ли… хорошая реклама может сделать коммерчески успешной даже самую низкопробную музыку, а для этой хватило бы и того факта, что она из другого мира, чтобы ее пожелали слушать и платить за это. Однако я не то имел в виду.

– А что вы имели в виду? – Дон Диего был сама любезность.

– На мой взгляд, эта музыка слишком агрессивна. Единственная приемлемая для нее аудитория – это войско, готовое к битве. В стабильном же обществе она будет лишь расшатывать устои и провоцировать конфликты даже там, где их прежде не было. Вы сами обратили внимание, как она… заводит? Возможно, вам стоит попытать счастья в Мистралии, мне кажется, господа революционеры оценят столь мощное средство для поднятия боевого духа. Я же не возьму на себя смелость распространять в обществе музыку, способную так будоражить умы. Кстати, нет ли в вашей коллекции чего-либо поспокойнее? Возможно, дело в том, что вы принесли не самый удачный образец?

– Может быть и такое, – спокойно согласился мистралиец. – Я принес вам другой кристалл, попробуйте послушать его. Тот мне нравился больше, но, возможно, вы правы, для большинства населения такая музыка слишком агрессивна. Этот более… мягкий, более лирический. Если, конечно, вам все еще интересно.

Пока они рассуждали о музыке, Тиа, как и в прошлый раз, нахально положила морду на колени посетителя, и тот принялся ее гладить, чуть улыбаясь при этом.

– Мне необычайно интересно, – заверил его господин Пуриш. – Даже если ваши записи бесперспективны, для меня будет истинным удовольствием их услышать. Кстати, могу ли я поинтересоваться, кто порекомендовал вам мою скромную контору? Если это не секрет?

– Нет, не секрет, – охотно ответил дон Диего. – Мне порекомендовал вас один мой соотечественник, бард, который был с вами лично знаком. Он даже плел, будто был учеником маэстро Эль Драко, но я ему не особенно верю, он и соврет – недорого возьмет.

– Плакса? – немедленно догадался бывший импресарио.

– Да, так его тоже называют. Неужели он хоть раз в жизни сказал правду? Как мог маэстро взять в ученики такую бездарность?

– Мне всегда казалось, что из сострадания, – вздохнул господин Пуриш. – Это единственное, чего сей бесталанный юноша действительно заслуживал. Чем он занимается сейчас? Помнится, он оставил музыку с целью учиться магии. Насколько он в этом преуспел?

– Мне сложно судить, – пожал плечами мистралиец. – Магия не по моей части. Верно, киска?

«Киска», к которой он обратился за поддержкой, вряд ли поняла суть вопроса, но моментально уловила, что обращаются к ней, и довольно заурчала.

– Вы самым неподобающим образом балуете эту киску, – отметил господин Пуриш, надеясь, что это прозвучало достаточно шутливо, чтобы посетитель не обиделся. И тут же закинул удочку: – Такое впечатление, что вы с ней давно знакомы.

– Я слышал об этих леопардах, – не стал отпираться дон Диего. – Но вот они обо мне – вряд ли. Я не настолько знаменит, чтобы обо мне рассказывали каждой кошке.

Видимо, это тоже была шутка, но почтенный магнат прикинулся, что у него проблемы с чувством юмора.

– А насколько? – тут же уточнил он. – Знаете, ваше лицо мне показалось знакомым… Хотя не припоминаю, чтобы мы с вами когда-либо общались. У вас нет родственников среди бардов?

– Почему именно среди бардов? – с легким недоумением переспросил посетитель. – Неужели я хоть немного похож на барда?

Господин Пуриш, опасаясь, что горячий мистралийский парень обидится на это сравнение, поспешил заверить его, что ничуть не похож.

– Просто я имею дело в основном с бардами, и они приходят в голову в первую очередь… Возможно… впрочем, нет…

– Да какая разница, на кого я могу быть похож, – ненавязчиво перебил его дон Диего. – Все равно родственников среди бардов у меня нет, и странно, что я вам кого-то напомнил. Кстати, в прошлый раз мне показалось, что вы испугались. Это из-за того, что я вам кого-то напомнил? Кого-то, кого вы боитесь?

– Что вы, что вы, – заторопился опровергнуть опасную гипотезу господин Пуриш. – Вовсе нет. Мои леопарды никогда себя так не вели с незнакомыми людьми, и это меня слегка озадачило.

– И вы подумали, что, если я попытаюсь причинить вам какой-либо вред, они не смогут вас защитить? – Из-под опущенных полей шляпы мелькнула понимающая усмешка. – Напрасно вы так подумали. Привязанность к хозяину всегда сильнее минутной прихоти. К тому же я ни в коем случае не намеревался ничего вам причинять. Почему у вас вдруг появились такие странные мысли? Или у вас… проблемы с конкурентами? Если так, возможно, я смогу чем-либо помочь?

Господин Пуриш с негодованием отогнал от себя шальную мысль подрядить этого доброжелателя на решение своей «проблемы» и осторожно поинтересовался, как посмотрит уважаемый работодатель дона Диего на побочные приработки своего служащего.

– Если это не будет противоречить его собственным интересам, то только положительно, – ответил мистралиец с такой серьезностью, что у бедного предпринимателя мурашки поползли по спине. – К примеру, если источником ваших проблем является господин Дорс…

Окончание фразы господин Пуриш позорно прослушал, так как внезапное озарение, его посетившее, требовало срочного вмешательства в виде успокоительной микстуры. Господин Пуриш понял, кто сидит перед ним. Во всем Новом Капитолии вряд ли найдется человек, который бы не слышал о конфликте Багги Дорса с мистралийскими повстанцами. А такие господа, как Пуриш, имеющие собственные «службы охраны», знали несоизмеримо больше. В частности, информация о пленном мистралийце, которого Багги держал в своих подвалах, упомянутому узкому кругу была известна. Равно как и то, что этот мистралиец чуть не насмерть уделал мага при попытке сканирования и сбежал, убив троих вооруженных охранников одним гвоздем. А если добавить к этому, что на днях этого самого господина видели в свите Шеллара III, от чего Кроша едва не разорвало со злости… Великие боги, спасите и сохраните! Вот так встрять между Шелларом и Дорсом в тот момент, когда они примеряются к глоткам друг друга! И знать бы, кого держаться…

– По вашему лицу я вижу, что угадал. – Сочувственный голос посетителя вернул бедного господина Пуриша в реальность. – Возможно, если вы мне расскажете немного больше о вашей проблеме…

Внезапно мистралиец замолчал и прислушался. Пуришу даже показалось, что побледнел, но разве точно рассмотришь подобный нюанс на смуглом лице, да еще наполовину скрытом шляпой. В следующую секунду и он услышал, что так встревожило его странного гостя. Сердитый голос Багги Дорса в приемной:

– Как это – занят? Кто это может быть: занят для МЕНЯ?!

«Хам с манией величия…» – только и успел подумать господин Пуриш, как дверь распахнулась – и упомянутый хам возник на пороге собственной персоной.

– Уволь свою секретаршу! – не здороваясь, заявил он. – Эта бестолочь посмела мне заявить, что ты занят!

– Я действительно занят, – поторопился ответить господин Пуриш, пока Багги не успел узнать мистралийца. – Подожди пять минут, неужели так срочно? У меня деловые переговоры с поставщиком.

И с ужасом заметил, как «поставщик», который продолжал возиться с леопардами, не поднимая головы, потихоньку перехватил обоих за ошейники. Не то чтобы почтенный магнат возражал против быстрого избавления этого мира от Багги Дорса, но как-то не хотелось, чтобы это произошло в его, Пуриша, кабинете, в его присутствии и от зубов его же леопардов…

– С каких это пор тебе что-то поставляют такие типы? – бесцеремонно хмыкнул Дорс и невежливо уставился на мистралийца. – Пусть погуляет часик-другой, поговорить надо. А моя охрана пока проверит, не набрался ли ты наглости меня заказать, а то вид у этого «поставщика» подозрительный. Уж очень на убийцу смахивает. Эй ты, я о тебе говорю.

Ох не надо было ему этого говорить…

Мистралиец все-таки поднял голову и посмотрел этому невеже в глаза. Господин Пуриш предусмотрительно присел, почти укрывшись за своим монументальным столом, и потянул на себя ящик, где лежали сердечные капли. Дернувшимся было охранникам он дал знак не вмешиваться. В данном случае нейтралитет был самым разумным выходом. Пусть господа разбираются, раз уж так друг друга не любят… А ведь не любят, ой как не любят! Куда девалась вся любезность и доброжелательность дона Диего… как там его на самом деле! Как будто еще один зверь сидел в кресле, напрягшись перед прыжком и оскалив клыки, точно как два леопарда, которых он уже недвусмысленно держал за ошейники.

– Только дернись, – тихо сказал он, и оба зверя тут же угрожающе зарычали и рванулись вперед, хотя никто не давал им команды. – Только пискни, и я их отпущу.

Господин Дорс изменился в лице и захлопал себя по груди, словно искал что-то в кармане, раскрыв рот в беззвучном вопле. А господин Пуриш закрыл глаза, жалея, что он не дама и не может упасть в обморок, хотя это сейчас очень не помешало бы… Для пущего нейтралитета…

Тяжелый, мягкий удар о пол сменился воплями, рычанием и топотом. Звякнул металл, затрещало кресло, воинственно взревела Тиа – и тут же кто-то истошно взвыл от боли. Поскольку действие переместилось в коридор, господин Пуриш все-таки не удержался и выглянул – уж слишком беспокоила его судьба верных четвероногих охранников, вдруг оказавшихся в центре конфликта. Загадочный посетитель торопливо командовал леопардам «сидеть» и бесстрашно наступал на вооруженного пистолетом охранника. Тот, не вполне ориентируясь, в кого стрелять первым – в человека или в животных, плохо прицелился и ни в кого не попал. Пострадала только шляпа, которой дон Диего так тщательно скрывал лицо. Хозяин шляпы сбил с ног невезучего стрелка и скрылся за углом. А господин Пуриш с удивлением обнаружил, что ноги его больше не держат и что он медленно сползает по стеночке. «Этого не может быть! Никак не может! Он просто похож!.. Только похож!» – пронеслось у него в голове.

Если бы почтенный магнат обладал хоть малой толикой магических способностей, он бы расслышал, как благоразумная Тнь шепнула:

– Даже если это был он, за вторым миллионом он не явится. А очень маленький, вертлявый и ехидный Огонь ответил:

– Уж признайся, ты бы и второй миллион отдал, лишь бы это был он!


Откуда-то издалека донесся грохот, крики, затем поток отборной брани, в который чудом вклинились слова: «Король меня ждет!»

– Ох и голос у Кантора, – покачал головой король, отрывая взгляд от перевода эльфийского договора. – Орет у входа в гостиную, а слышно даже здесь. Из-за чего, собственно, скандал? Я, кажется, предупредил, чтобы его пропустили, как только явится…

Похоже, попытки стражи не пропустить мистралийца в королевские апартаменты потерпели полный крах. Грохот прекратился, а ругань стала приближаться, и спустя пару секунд Кантор ворвался в кабинет, отворив дверь непочтительным пинком.

– Я… ваших… стражников в… через…! – рассерженно высказал он вместо приветствия. Король чуть улыбнулся, поняв, почему Кантора не хотели пропускать. Костюм доблестного стрелка имел такой вид, будто в нем последовательно валялись сначала в помойной куче, а затем в луже. Запах вполне соответствовал виду.

– Сойди с ковра, – спокойно распорядился король, игнорируя продолжение увлекательной лекции по анатомии. – Присядь и успокойся. Вот в это кресло, его можно будет потом вымыть.

– И если вы еще попробуете мне заявить, что я не должен был бить им морды… – не унимался Кантор.

– Я просил тебя успокоиться, – перебил его король. – И сойти все-таки с моего ковра, он тебе ничего плохого не сделал. Надеюсь, ты никого не убил?

– А надо было!

– И еще я просил тебя сесть. Налить тебе что-нибудь выпить?

– Не надо, – проворчал Кантор, опускаясь в указанное кресло и стряхивая с камзола картофельные очистки. – Ольгу страшно раздражает, что я каждый день являюсь подвыпившим. Надо хоть раз уважить даму. Мне было бы гораздо приятнее если бы вы предложили мне вымыться.

– Тебе следовало сделать это самостоятельно, до того как идти ко мне. Представляю, как повеселился телепортист. Итак что же произошло с тобой в Голдиане, что ты явился в таком виде? Надеюсь, это действительно что-то важное, ибо в противном случае твое поведение сложно будет назвать иначе как свинским.

Кантор вздохнул и полез в карман за сигарами. Король терпеливо ждал, втайне надеясь, что задуманная им провокация случилась сама собой и необходимость рисковать агентом отпала. Кантор изучил сигару, принюхался с огромным сомнением, затем неохотно доложил:

– Багги Дорса хватил кондратий.

– Какое отношение это имеет к твоему непристойному виду? И с чего ты так вздыхаешь, можно подумать тебе его жаль? Или в роли кондратия выступил ты и теперь стесняешься мне признаться, что не выполнил своей задачи, а наворотил вместо этого непонятно чего?

– Как раз в то время, когда мы с Пуришем душевно беседовали о музыке, какие-то демоны принесли к нему Дорса. Мое счастье, что в кабинет к Пуришу он вломился сам, оставив охрану в коридоре.

– И тебе пришлось прорываться с боем? – встревожился король.

– Ну чего вы дергаетесь, вот же я живой сижу… Хотя если бы не Тиа, мне бы пришлось ой как весело, учитывая, что я был совершенно безоружен…

– И много их было? – продолжал допытываться король.

– Делать мне было нечего, как считать! – огрызнулся Кантор. – Проклятье, спички мокрые… Дайте спички!

– Кантор, вот тебе спички, не тяни! Доложи быстро и кратко, мне нужны результаты, а не твои впечатления – весело тебе там было или нет.

– Кратко? Если совсем кратко, я выскочил в окно на какие-то задворки… – Кантор сделал паузу на прикуривание и продолжил: – И очень хотел бы поближе познакомиться с засранцами, которые додумались под этим окном навалить кучу мусора. Охранники Дорса меня видели, и не знаю, что теперь будет, вы же обещали, что вблизи него не будет ваших людей… Но самое скверное – с меня сбили шляпу!

– Кантор, в третий раз повторяю, успокойся. И напрасно ты отказался от выпивки, если тебя видели Дорс и его люди, в ближайшие полчаса к нам опять заявится посланник, и тебе все равно придется что-то пить. Если ты опасаешься за Жака, то могу тебя утешить – ему ничего не грозит, его проблема уже решена. Кроме того, я уверен, с ним ничего не попытаются сделать, не потребовав предварительно объяснений. А вот то, что с тебя сбили шляпу, – действительно скверно. Пуриш тебя узнал?

– Не имею понятия. Он меня видел, но что он по этому поводу подумал… мне некогда было спрашивать. Кстати, я боюсь, что из-за меня у него возникнут проблемы с синдикатом «Дорс и сын». Вы сможете ему чем-нибудь помочь, если понадобится?

– Мне нетрудно, но, уверяю тебя, господину Пуришу это не потребуется. Он вполне в состоянии сам разобраться со своими проблемами, если таковые возникнут. К тому же, как мне кажется, его отношения с Дорсом и так были довольно натянутыми, и конфликт был неизбежен, вмешался бы ты в него или нет.

– Может быть, – мрачно ответил Кантор. – Но все равно… Твою мать, я у него кристалл оставил! Придется опять возвращаться, вы же у Ольги под честное слово брали…

– Оставь эти глупости, кристалл в любой момент можно восстановить. У Ольги остались оригиналы. Лучше скажи мне точнее, что именно ты сделал с господином Дорсом?

– Я его пальцем не тронул, честное слово. Не успел. Он сам. Захрипел и рухнул где стоял. Не в обморок же он упал, в самом деле! Не тот он человек, чтобы в обмороки падать, как бы сильно я его ни напугал. Больше всего похоже, что его действительно хватил кондратий.

– Интересно… – Король призадумался, затем добыл из кармана трубку и попросил помолчать минут десять, так как ему необходимо подумать. Как повлияет на внутреннюю и внешнюю политику республики Голдиана внезапный уход со сцены господина Дорса и что по этому поводу может предпринять его таинственный приятель в дурацкой шляпе.

– Тогда я пойду переоденусь, – проворчал Кантор, с отвращением приподнимая двумя пальцами полу комзола.

– Разумеется, – согласился Шеллар. – И вымойся. А что касается кристаллов… Хочешь, я попробую прикинуться ясновидцем? В ближайшие дни господин Пуриш обязательно навестит твою мать, и если ты хочешь повидаться с ним, не появляясь в Голдиане…

– Я не хочу с ним видеться! – сердито проворчал Кантор. – Только вернуть Ольгины кристаллы. И еще я не хочу, чтобы Пуриш приставал с расспросами к моей матери.

– Она… не знает? – осторожно уточнил король.

– Знает, – проворчал мистралиец. – В том-то и дело, что знает, но не все! Поэтому я и не хочу, чтобы ее лишний раз доставали вопросами на эту тему.

– Понимаю… Я пошлю кого-нибудь, чтобы господина Пуриша там встретили и вежливо завернули. Иди, не задерживайся. Только не являйся к Ольге в таком виде! На кухню спустись. И скажи там, чтобы прислали слугу вытереть за тобой пол. Весь кабинет мне помоями загадил.

Кантор неразборчиво проворчал в ответ что-то среднее между «спасибо» и «пошло оно все…» и хлопнул дверью.


На следующее утро Жак внезапно понял, что ему скучно. Это чувство не посещало его уже пару недель – с того самого дня, как начались неприятности с капсулой. Эти недели были настолько насыщены разнообразными переживаниями, что несчастный шут даже о работе позабыл, не говоря уж о том, чтобы скучать. Теперь же, когда бояться больше было нечего и переживать также было не о чем, Жака посетило желание выйти в общество, пообщаться с людьми, многих из которых он не видел эти две недели и успел по ним соскучиться. Но, как назло, его величество очень вовремя запретил своему шуту подобное удовольствие!

В любом другом случае Жак позволил бы себе ослушаться, так как понятие дисциплины являлось для него чем-то из области необязательных условностей. Но в данном случае шут и сам сознавал важность момента, поскольку с умственными способностями у него все было в порядке. Поэтому бедняга сидел дома, как ему было велено, и с тоской посматривал на часы. Тереза убежала в клинику и вернется только вечером. Король заскочил с утра – нет, ну совесть надо иметь, если сам глаза продираешь в пять утра, то это твое личное дело, но зачем других поднимать ни свет ни заря? – забрал Жаково творчество и дал два торжественных обещания. Прислать к нему в гости Ольгу, как только та завершит порученное ей дело, и навестить лично, но попозже. Сейчас его величество страшенно занят, к одиннадцати он должен быть в Хине, потом пообедает и зайдет. Жака дернули черти полюбопытствовать, что будет в одиннадцать в Хине, о чем он немедленно пожалел. Нет, конечно, если император пригласил короля присутствовать на публичной казни мерзавки, которая чуть не убила его величество, то отказываться невежливо, ясное дело. Хотя к данной конкретной разновидности «неподобающих зрелищ» Шеллар III относится весьма прохладно.

Но вот как его величество собирается после этого изысканного развлечения обедать, в голове укладывается с трудом. Жак прекрасно знал, что король относится к тому типу особо непробиваемых людей, которые запросто могут жевать пирожок, наблюдая за вскрытием несвежего покойника, но понять эту загадочную особенность не мог, как ни пытался. Зато настроение у него испортилось моментально, а с испорченным настроением гораздо тяжелее переживать вынужденное одиночество. «Не, вот, блин, друзья называется! Даже не навестят, хотя король уже не запрещает! Ладно, Ольгу озадачили каким-то возвышенно-патриотическим трудом на благо короны. Элмара и Кантора его величество конечно же потащил с собой, чтоб не одному отдуваться. Мафей усиленно штудирует пятую стихию под руководством мэтра Истрана и освободится не ранее обеда. Эти несчастные влюбленные, которые поссорились, сидят небось по углам и страдают, вместо того, чтобы старого друга навестить. Хотя если они здесь встретятся, так никаких гостей не захочешь…»

Перебирая таким образом всех потенциальных посетителей, Жак вдруг пришел к выводу, что и обидеться-то не на кого, так как у каждого есть уважительная причина находиться в другом месте. Даже несчастный Лаврис и тот, наверное, занят приготовлениями к свадьбе. Интересно, он хоть по своей воле Женится или король все-таки наехал? И если верно последнее, то понять замыслы его величества крайне сложно. Ну женится Лаврис, и что – это изменит его любвеобильную натуру? Как Шлялся по бабам, так и будет шляться, ничего ему жена не сделает. А его величество – зараза бессовестная! Хоть бы сказал, кто та бедная женщина, которой достался сей уникальный Подарочек…

Страдания скучающего шута были прерваны грохотом дверного молотка, жизнерадостными воплями на крыльце и не менее жизнерадостным гавканьем.

– Жак! – на всю улицу требовала Ольга. – Открой! Я пешком пришла!

Понятно. Король не объяснил Ольге суть своих тайных замыслов, и она решила, что не обязательно тревожить дежурного телепортиста, если Жак может спуститься и открыть ей дверь. Что теперь делать? Не открывать, так она либо всю улицу на уши поставит, либо уйдет, оставив негостеприимного приятеля скучать дальше. А спуститься и открыть – вдруг в самом деле наблюдают и кто-то увидит, как больной шут шастает по дому, тогда как ему полагается кататься по полу или лежать парализованным.

– Жа-ак! Ты дома? Гав-гав-гав!

Жак аккуратно отодвинул занавеску и выглянул в окно. Гостья торчала на крыльце, задрав голову, и взывала ко всем окнам сразу. Мордаха у нее была абсолютно счастливая – судя по всему оттого, что Ольге в первый раз за последнее время удалось натянуть любимые джинсы и вырваться из дворца. А еще подружка пробежалась по лавкам и по рынку – это вместо того, чтобы опрометью мчаться развлекать бедного, скучающего Жака! Чего она в этих лавках накупила, издали не просматривалось, но корзинки и коробки были у Ольги в обеих руках и даже под мышками. Кроме упаковочной тары при ней имелись: новенькая удочка хинского образца (то есть с бамбуковым удилищем) и Шарик на поводке. Песик был счастлив не меньше «няньки», он радостно скакал вокруг нее, оглашая улицу восторженным лаем. И что, изнывающий от тоски хозяин должен не двигаться с места и упустить этих замечательных гостей? Да нет уж, надо что-то придумать, пока не ушли…

Жак огляделся по сторонам в поисках решения, случайно взор его упал на шкаф, где хранила свои вещи любимая женщина.

Ольга, конечно, долго ржала, когда опознала загадочную личность в чепчике и белом передничке, открывшему ей дверь. А злодейская псина не преминула восторженно прыгнуть на грудь любимому дяденьке Жаку, повалять его по полу, потоптаться пыльными лапами по белому передничку и облизать лицо вместе с чепчиком. Но все это безобразие произошло уже при закрытых дверях, так что с улицы никто не видел.

Передничек в отпечатках лап и обслюнявленный чепчик пришлось тихонечко спрятать на самое дно корзины с бельем, в надежде что Тереза не заметит. А платье после отряхивания еще вполне можно было повесить назад в шкаф, сделав вид, что так и было.

Пока Жак скрывал следы преступления, Ольга свалила свои покупки в гостиной, высыпала в большое блюдо одной кучей все гостинцы для больного товарища и зашуршала на кухне, пытаясь растопить плиту и приготовить кофе. Попутно она весело тарахтела, пересказывая последние придворные новости, и Жак наконец узнал всю правду о женитьбе Лавриса.

– Бедный Лаврис… – прокомментировал он, отсмеявшись, и присел рядом с Ольгой, так как ее успехи в разжигании огня сильно уступали ее же таланту рассказчика. – Давай я помогу, у меня опыта больше… Вот это попал так попал! А король-то, вот ведь тиран, ни капли жалости! Мало того что силком жениться заставил, так Лаврису пришлось еще и самому просить отца невесты о таком одолжении! Ты не в курсе, папаша сразу согласился или долго ломался?

– Это ж еще не весь цирк! – прыснула Ольга. – Тебе, наверное, еще не рассказывали, что случилось с бедным папашей! Я подозреваю, Кира нарочно ему Хоулиана застучала. Чтоб они попортили друг другу настроение. Только позабыла добавить, кто он такой. Или тоже нарочно? В общем, не знаю. Этот дядька бестолковый поперся в тот же вечер отношения выяснять, а то у него так и не получилось больше ни на кого наехать.

– Ага, – хихикнул Жак. – И он решил наехать на эльфа.

Дрова наконец занялись, и он полез в шкаф за посудой.

Кажется, Ольга притащила его любимые пирожные со сливочным кремом и рогалики с вареньем из настоящей клубники… и настоящий кофе будет в самый раз. Подумать только, если бы не Ольга, он бы так и не узнал, что такое натуральный кофе! Привык, что кофе – это растворимый порошочек из баночки, редкая гадость. Услышал, что местные смеются над мистралийцами, и подумал – правильно смеются, разве ж можно такую гадость пить. И жил так пять лет, не сомневаясь… пока Ольга не объяснила.

– Ты только представь себе эту сцену! – весело продолжала Ольга. – Я ржала как ненормальная! Хоулиан с абсолютно серьезным негодованием мне рассказывал, как кавалер Танта прыгал под забором, пытаясь достать коварного соблазнителя, и что при этом говорил. А забор-то высокий! А кавалер-то метр с кепкой! А эльф-то наверху сидит и слезать не хочет!

– Ага, как девиц порядочных соблазнять – так мы впереди всех! – съехидничал Жак. – А как отвечать за свои художества – так мы слезать не желаем! Он бы еще на дерево залез… Точно было бы как кошка с собакой – кошка на дереве, а собака бегает вокруг, прыгает и гавкает. И чем все кончилось?

– Хоулиану надоело слушать, потому как его утонченная натура не переносит неизящные высказывания… как он сам выразился, «даже человеку язык дан природой не для того, чтобы произносить столь отвратительные мерзости о самом светлом чувстве». Короче, что-то он на этого ругателя сгоряча колданул, что у того язык отнялся. Бедняга всю ночь бегал по магам и мистикам, но никто после эльфа снимать не взялся. Утешили больного только тем, что это не навсегда. На сколько именно – не смогли выяснить. Посоветовали вспомнить, насколько был сердит эльф, и самостоятельно определить период от трех дней до десяти лет.

Жак тихо застонал и пополз по столу. Это стоило затоптанного передничка, даже если Тереза заметит!

– Шарик, скотина! – вдруг истошно взывала Ольга, прервав на полуслове свой познавательный рассказ, и метнулась в гостиную. – Уйди, морда собаческая! Не смей жрать пирожные!

Тарелка с гостинцами была геройски спасена из необъятной пасти щеночка и во избежание дальнейших поползновений унесена на кухню. Самого преступника Ольга привязала к ножке стола, приговаривая, что его, проглота, сегодня три раза кормили и вообще больше она его гулять не возьмет.

– Серьезно – три раза? – удивился Жак. – Я почему-то думал, Мафей будет забывать его кормить даже один раз…

– Да Мафей-то как завеется к своей ведьмочке, действительно все забывает, – охотно поделилась знаниями Ольга. – Но сегодня с утра покормил, не забыл. А потом покормил преподобный Чен, он всегда Шарика жалеет. Говорит, песик в прошлой жизни был очень бедным человеком и сильно голодал. А Мафей его и в этой кормить забывает. Потом еще я ему еды принесла – не знала, что его уже кормили два раза. Эта морда без зазрения совести сожрала все три кормежки! А еще он по дороге на рынке спер с прилавка кусок мяса, выклянчил у меня полпирожка, и чего-то нашел в мусорке, я даже заметить не успела, как оно в пасти исчезло. Но песик все равно не наелся!

– Ну да, – согласился объеденный хозяин. – А десерт? Песику не подали десерт!

– Может, отдать ему то, что уже надкусил? Ты же не будешь есть пирожные, надкусанные собакой?

– Да отдай, пусть лопает. Лучше доскажи, что дальше было. Когда Лаврис пришел свататься, а будущий тесть изъясняется мычанием и жестами?

Ольга махнула рукой:

– Лаврис, во-первых, жутко расстроен, во-вторых, на меня обижен за тот бантик, что я потеряла. Расспрашивать его о подробностях сватовства – это уже садизм. А Элмар с ним не ходил, потому как поехал с нами на коронацию. Ты знаешь следующих пятерых паладинов, что после Элмара перед Лаврисом? Вот расспроси их.

– Мне король не велел из дома выходить, – вздохнул Жак. – Так что я не скоро их увижу.

– Король? Почему? Ты ведь уже выздоровел?

– Ты же знаешь его особо хитрое величество. Некие замысловатые расклады, непостижимые для средних умов, требуют, чтобы я считался по-прежнему больным, чуть ли не помирающим.

– И надолго? – огорчилась Ольга. – А я хотела тебя на рыбалку позвать…

– На рыбалку? – Королевский шут был слегка потрясен подобным предложением. – Так ты за этим удочку купила? А где ж ты рыбу собралась ловить?

– Да в Риссе, прямо в дворцовом парке.

Жак тут же представил себе это зрелище. Набережная дворцового парка, неподалеку прогуливаются придворные, рассуждая о светском и раскланиваясь с расфуфыренными дамами… а на парапете сидит Ольга – босая, в своих джинсах и некромантской футболке (кстати, уже штопаной), с удочкой и ведерком…

– А там хоть рыба-то есть? – ошарашено спросил он, не зная, что еще умного на эту тему сказать.

– Есть, – уверенно заявила Ольга, – Я видела, как она плещется в воде. Ее там полно, и никто не ловит.

– А что ты с ней делать будешь? На кухню отдавать? Или она там такая, что «маленькую выпускать, а большую складывать в баночку»?

– А хоть и на кухню. Или Шарику. А рыба большая, видела. Так что, не пойдешь? И надолго тебя король замуровал?

Жак только рукой махнул:

– Остается только надеяться, что ему не взбредет в голову устроить мои фиктивные похороны… А ты Кантора позови. Пусть он с тобой половит. Ему полезно, говорят, рыбалка успокаивает.

Ольга, видимо, тут же себе представила что-то веселенькое, потому что долго смеялась. Потом сжалилась над несчастным больным и описала, как у Кантора срывается с крючка рыбка, после чего он долго ругается, топает ногами и ломает удочку.

Потом они пили кофе с пирожными, развлекаясь тем, что представляли за ловлей рыбы всех знакомых по очереди. Особенно короля, который, по мнению Жака, через пять минут заявил бы, что подобное занятие есть преступное разбазаривание бесценного времени, и превратил бы набережную в филиал кабинета. Потом Ольга рассказала свою версию позавчерашней коронации, которая была куда веселее королевской. В отличие от его величества, девушка не обязана была весь вечер торчать на подобающем официальному лицу месте, а прошлялась по всей территории дворца в сопровождении Мафея и его поморских кузенов. Похоже, больше всего ее впечатлили маленькие щеночки, крошечные котяточки и малютки деточки, очаровательные карапузы Макар и Назар, которые вот-вот должны были получить титул принцев-бастардов. Во всяком случае, Кондратию так отец пообещал. Ольга вообще отличалась трепетной любовью ко всему маленькому и пухленькому, и некоторое время пришлось выслушивать ее восторженные отзывы и умильные попискивания. Жак тоже любил детей и животных, но не до такой степени. Он терпеливо кивал, ожидая, когда у Ольги закончатся ахи и охи, думая в это время совсем о другом. Вспомнилась почему-то давняя история о том, как Ольга в него втрескалась, и Жак некоторое время прикидывал – не потому ли, что он тоже подходит под категорию «маленького и пухленького»? Но тогда как же Кантор? Либо во всем виновато проклятие, либо где-то в глубине души у сурового кабальеро и вправду запрятано что-то «маленькое и пухленькое»…

Король появился совершенно неожиданно и разрушил идиллию бесцеремонно, как вернувшийся из похода обманутый муж. По его мрачному и решительному лицу Жак понял, что его величество явился не для развлекательной беседы и что новости, им принесенные, будут не из приятных. Вряд ли его так огорчила обещанная казнь…

Ольга тоже почувствовала что-то неладное и оборвала на полуслове описание восхитительного котеночка невероятной кофейно-полосатой масти.

– Доброе утро, – быстро и сдержанно поздоровался король. – Ольга, в гостиной ждет телепортист, возвращайся во дворец.

– Что случилось? – в один голос встревоженно ахнули и хозяин, и гостья.

– Ничего особенно страшного, просто ты там нужна. И желательно поскорее. Тебя ждет Кантор, а мне нужно поговорить с Жаком. Извини, но это серьезно. Потом поболтаете.

– С ним что-то случилось? – Ольга моментально вскочила, забыв о недопитом кофе, щеночках, котятках и прочих радостях.

– Нет-нет, – поспешил успокоить бедняжку король, видя в ее глазах панический ужас – Кантор цел и невредим, но крайне нуждается в твоем обществе.

Он молча дождался, пока девушка вместе с собакой и удочкой исчезнет в сером облачке, после чего пояснил, – видимо, в качестве утешения испуганному шуту:

– Никто из моей свиты не пострадал. Но почти все сейчас нуждаются в уходе на некоторое время.

– Что случилось? Опять на кого-то покушались?

– Скорей наоборот… – Король присел к столу и достал трубку. – Более наглого и дерзкого налета я еще не видел. Зато хотя бы мельком и издали увидел во плоти нашего горбатого знакомца. Силен, ничего не скажешь. Придворные маги единодушно согласились, что тянет на магистра, не меньше. С такого расстояния пустить на императорскую ложу «змеиный ветер»…

– А что это?

– Я тоже не очень понял объяснения магов, но одно ясно – штука смертельная. К счастью, воздействие не моментально, и его успели вовремя нейтрализовать. Но некоторые последствия все же остались – как сказала мэтресса Морриган, депрессия с приступами немотивированного страха. К вечеру должно пройти, но до того времени лучше не оставлять пострадавших в одиночестве. А Кантор, как ты сам понимаешь пребывая в депрессии, да еще если ему станет страшно, никого к себе не подпустит, кроме Ольги.

– А вы? – встревожился шут. – А Кира?

– Боги с тобой, Жак, неужели бы я позволил беременной женщине таскаться по публичным казням? Кира осталась дома. И со мной тоже все в порядке.

– У вас что, и к этому делу иммунитет?

Король помолчал, раскуривая трубку, затем кратко и очень холодно ответил:

– У меня телохранители.

– Угу… – проворчал Жак.

И чтобы ничего больше не говорить, направился к плите – приготовить кофе для его величества. Почему-то он очень ясно представил себе эту сцену – Кантор и его напарник делают шаг и сдвигаются плечом к плечу, закрывая короля. Не потому, что так его любят и он так им дорог, а потому, что такая у них работа. Никогда не мог этого понять… Пусть так правильно, так надо, все такое… А если бы маги не успели?

Король не стал тратить слова на утешение своего впечатлительного шута. Он просто сделал вид, что ничего не заметил, и принялся рассказывать подробнее. Действительно, по степени наглости горбатый маг годился в наставники даже Кантору. Он явился на место казни невидимым и задолго до установки оцепления, так что в результате оказался на самом помосте. Как только преступницу вывели и она приблизилась к спасителю на достаточное расстояние, он первым делом пустил на императорскую ложу тот самый «змеиный ветер», чем привлек всеобщее внимание именно туда. Затем хладнокровно расстрелял ближайших стражников, открыл телепорт – и был таков. Увидеть его смогли лишь мельком – в тот момент, когда он схватил императрицу Юй и стал видимым – секунды три; потом злодей исчез, и кидаться за ним в исчезающий телепорт храбрецов не нашлось.

Жак мысленно порадовался, что Шеллар III сидел далеко от места событий, а то с этого любознательного храбреца сталось бы…

– Рассмотреть удалось немного, – продолжал король, мрачно попыхивая трубкой. – Но мне показалось, лицо у него ненастоящее. А глаза действительно разные, очень заметно. Неестественных для человека цветов, багровый и такой оттенок синего… вот как ободок тарелки. И светятся. Отвратное дельце получается. Будет большой шум, беспорядки, и оголтелые мистики разных орденов будут биться стенка на стенку в каждом более-менее заметном городишке.

– Почему? – не понял Жак, подавая королю чашку.

– Потому, – вздохнул тот, – что эти демонские разные глаза видела кроме меня толпа народу! Ты представляешь, какая реклама для Небесных Всадников! Ах, ты же не в курсе… В их учении упоминается некий посланник божий, который явится на летающей колеснице изъявить волю повелителя и все такое… Так вот, описание этого божьего уполномоченного предполагает, что глаза у него именно таких несуразных цветов. И «небесная броня» у него тоже имеется – ножи, сюрикены и даже несколько стрел, которые успела пустить охрана, не достигли цели. И еще при этом он утащил приговоренную к смерти активистку ордена! Вот это пропагандистский трюк на высшем уровне! Представь себе, сколько народу вспомнит слышанные когда-то проповеди и подумает: «Ух ты, и правда! А я-то не верил!»… Впрочем, я пришел к тебе по другому делу. Они несколько совместимы, но прежде всего хочу показать тебе кое-что занятное. Вчера я задумал один небольшой эксперимент, и сейчас мы подведем его итоги и сделаем выводы… – Шеллар III выложил на стол стопку исписанных бумажных листов и бегло просмотрел. – Ох и почерк у Ольги, никогда бы не подумал, что женщина может так безобразно писать…

Жак, узнавший эти листы, которые сам же старательно исписывал весь вчерашний вечер, с картинной ревностью вопросил:

– Так вы заставили меня тяжко трудиться долбаным средневековым пером только затем, чтобы потом дать Ольге надругаться над моим бессмертным творением?

– Абсолютно верно, – невозмутимо сообщил Шеллар, переворачивая лист. – И не напрасно. Как я и ожидал, мои подозрения подтвердились. Судя по замечаниям Ольги, в твоем рассказе обнаружилось сорок семь неточностей. В двадцатом веке еще не было трех упомянутых тобой наркотиков, двух моделей одежды, одного государства и одного религиозного учения. В конце этого века, вопреки твоим утверждениям, люди уже не пользовались химическими карандашами, чернилами и перьями, не носили расклешенных брюк и сабо на платформе и не курили самокруток, за исключением эксцентричных любителей. Однако уже имели атомные электростанции, антибиотики и автоматическое оружие. Помимо этого, в конкретной стране, которую ты избрал своим постоянным местом жительства, существовала обязательная воинская повинность, уклониться от которой можно было только путем симуляции определенных заболеваний или взятки должностному лицу, но никак не на основании пацифистских убеждений. Зато за политические анекдоты в это время уже не ссылали в Сибирь на двадцать лет. Многие упомянутые тобой факты не совпадают по времени. Например, во времена «Битлз» еще не было мегасети, да и называлась она не так, даже когда появилась.

Можно было бы продолжать дальше, но мне это кажется излишним. Ты, как и твой сосед, единственный источник твоих знаний, имели крайне смутное понятие об эпохе, в которую жила Ольга. Даже если предположить, что советник, как ты утверждаешь, происходит из середины двадцать первого века, он не мог быть таким же невеждой, как и ты. Он жил гораздо ближе к тому времени и хотя бы одну-две из твоих сорока семи ошибок должен был заметить. А заметив одну, насторожиться и копнуть глубже. Если же ты ошибся и он жил гораздо позже, то есть ближе к тебе, он бы вычислил тебя по характерным оборотам речи и словечкам, которые у тебя то и дело проскакивают, ибо он бы тоже их знал. Сюда же прекрасно укладывается так озадачивший тебя факт, что списки заключенных располагались в искаженном алфавитном порядке. Похоже, моя гипотеза имеет под собой вполне реальные основания, хотя и нуждается в дополнительной проверке. Господин советник – переселенец, но не из твоего мира. Как тебе?

– Смело, – кивнул Жак. – А из какого?

– Если тебе будет не очень сложно, поинтересуйся у своих друзей из агентства «Дельта», что они знают о мире Каппа. Любая информация будет полезна. Также попроси у них фото советника, надеюсь, у них в архивах есть хоть одно изображение столь знаменитой личности. Или, если мэтр Максимильяно так уж категорически будет возражать, попроси… Пусть господин Амарго покажет эту физиономию Орландо, интересно, что он скажет. Чувствует мое сердце, что не просто так наш горбун прибился к советнику и пользуется у него таким расположением. И если верно то, что я думаю… то я понял, откуда растут ноги у Небесных Всадников! Осталось только выяснить, как они все-таки сюда попадают из своего мира? Жак, а как вообще открывались иные миры? Ведь чтобы поставить в них Т-кабину, надо сначала попасть туда каким-то другим способом? Не эльфы же вам показали, к примеру, наш мир. Судя по тому, что я о них знаю, они предпочли бы, чтобы вы здесь вовсе не появлялись.

– Понимаете, – вздохнул шут, – населению тоже не очень объясняют, откуда что берется… Как вы сами говорите, для подданных существует официальная версия, а она у нас такая, что якобы люди случайно и беспричинно вдруг оказываются в другом мире, ничего для этого не делая. А когда их начинают искать, то и находят новый мир. Звучит идиотски. Если бы я знал, что мне когда-нибудь понадобится эта информация, я бы поковырялся в одном месте, куда нормальные люди не ходят. Но теперь нет возможности. А, да, что-то я еще слышал о так называемых «стихийных порталах». В приватной беседе в реале, кажется, у соседа… Только мы все тогда что-то пили… А, вспомнил. К соседу пришел… э-э… вернее будет сказать, сосед силком затащил… в гости шархийского парня, которого в свою очередь надыбал в гостях у Гаврюши… Да-да, ваше величество, у того самого Гаврюши, где вам дали по физиономии…

– Неправда, – возразил занудный Шеллар, – не по физиономии. Удар был нанесен в корпус. Жак, можно покороче и без лирических отступлений? Что этот шархийский парень сказал о стихийных порталах? Независимо от того, добровольно он пришел в гости или сосед его затащил.

– Что они существуют. Но пользоваться ими нельзя, так как они непостоянны. То есть они не соединяют две конкретные пространственные точки, а как бы меняются. Вот, допустим, войдя в портал, сейчас вы попадете в Мистралию. Через две минуты он уже перенесет вас в другой мир. А через час можете там спокойно ходить, и он работать не будет.

– Ага… – медленно протянул король, и его до сих пор мрачное лицо стало проясняться. А в глазах появилось нечто такое многообещающее, что Жак мигом понял – ему хана. Потому как сейчас его величество поймает за подол мантии своего придворного мага и будет его методично насиловать, пока тот не изложит своему повелителю все о стихийных порталах в теории и практике. А почтенный мэтр потом аналогичным образом изловит болтливого шута и выскажет ему свою благодарность за просветительскую деятельность…


Нюх господина Ганзи не просто говорил, что дело скверно. Он вопил во весь голос: «Спасайся!» Но куда и каким образом спасаться, к сожалению, не уточнял. А сам помощник по информации, он же бессменный посланник, путей к спасению не видел. Надо было драпать раньше, как только узнал, что босс в ближайшие полгода не встанет, да и потом вряд ли будет уверенно ходить и членораздельно разговаривать. Промедлил. Привычная верность подвела. Да еще высказанный без уточнений вердикт лекаря – жив и жить будет. Очень хорошо, конечно, что жить будет, а уточнить – будет ли при делах? Удавить этого лекаря! Теперь драпать поздно. В тот же вечер примчался Френзи, немедленно выдал кучу заданий, и возможность смыться исчезла – попробуй смойся, когда вокруг тебя толпа головорезов с Крошем во главе. А пока Ганзи разбирался, что же на самом деле случилось с дорогим боссом, явился господин Айзек. И последняя надежда отвертеться от милой беседы с королем Ортана растаяла, как кусочек сахара в чашке с чаем. Тот самый кусочек, который помощник по информации с перепугу уронил в чашку, хотя изначально намеревался попить чаю вприкуску.

Ганзи не любил господина Айзека. С самого начала, с первого взгляда, самозваный благодетель не вызывал у него симпатии, и липовая биография странного купца отнюдь не способствовала повышению доверия. При дальнейшем знакомстве господин в шляпе стал и вовсе неприятен. Особенно когда с подачи хитрого Шеллара посланник заподозрил могущественного торговца копченостями в нехороших намерениях на свой счет.

С боссом господин Айзек был всегда сладкоречиво любезен, однако любил при этом напускать на себя таинственность, делать многозначительные паузы и всячески демонстрировать, что окружающие с трудом представляют себе его истинное могущество.

С Френзи он, напротив, вел себя по-приятельски, где-то даже фамильярно. Подобное обращение было частично оправданно, учитывая их почти одинаковый возраст, но со стороны выглядело не совсем красиво. Как будто господин Айзек намеренно пытался дать всем понять: дескать, вот смотрите, какой я свойский парень, при всей моей крутизне со мной можно запросто, по-дружески…

С самим Ганзи этот господин был неизменно вежлив и серьезен, как будто пытался произвести впечатление солидного и надежного клиента. Однако как бы он ни старался, семидесятипятилетний гном видел в приятеле Френзи только дерзкого сопляка. И этот сопляк с преступной беспечностью играл вещами, которыми нельзя играть ни в коем случае. Самой опасной и ненадежной из этих «игрушек» являлось долготерпение Шеллара III. А самой ценной и невосполнимой – жизнь несчастного господина Ганзи.

«Ох, надо было драпать, пока можно было…» – думал Ганзи.

Сегодня господин Айзек не пыжился, как обычно, стараясь казаться серьезным и солидным, – скорее, он был отечески ласков и преисполнен сочувствия. И этот подозрительно ласковый тон окончательно убедил сметливого полугнома, что ему опять предстоит опасная посольская миссия.

– Господин Пуриш утверждает, – словно по инерции докладывал он, хотя мысли его были совсем о другом, – что не знал, кто на самом деле сидел у него в кабинете. Мистралиец записался к нему на прием как обычный посетитель, принес кристалл на прослушивание. Кристалл был предъявлен, я сам слушал. Если это музыка, то я королевский паладин. Пока не вошел босс, ничего подозрительного не происходило. Как чужой человек взял под контроль животных, Пуриш сам не может объяснить. Он теперь трясется от страха, полагая, что мистралиец приходил его убить. Выглядит неважно, хлещет целебные зелья, того гляди, следом за боссом отправится. Попросил больше к нему не приходить, так как уверен, что именно визиты босса спровоцировали налет мистралийца. И после такого ужаса осмотрительный господин Пуриш станет общаться с нами лишь при гарантии, что его оставят в покое наши враги и прочие убийцы.

– Врет небось наполовину, – не поверил господин Айзек. – Все он знал. И кто к нему пришел, и как зверей подчинил. По крайней мере, хотя бы подозревать должен. И вообще, сомнительно, чтобы заклятых на верность животных можно было так легко подчинить. За секунды буквально. Вам так не кажется?

– Заклятие верности было не на Пуриша, – неохотно пояснил Ганзи, уже предвидя следующий вопрос – На прежнего хозяина.

Блестящие темные глаза слушателя вдруг засветились неподдельным интересом. Помощник по информации поторопился опровергнуть его догадку, понимая, что если у хитроумного господина Айзека созреет в мозгу очередная афера, то практическая ее часть ляжет на щуплые плечи верного служащего, так же как это вышло с предыдущей «блестящей идеей».

– Нет-нет, это был не он. За то время, что мистралиец околачивается в Даэн-Риссе, его видело множество людей, лично знавших маэстро. Хоть кто-то бы да узнал.

– Ага, – скептически хмыкнул собеседник. – Шеллар, например… Не переживайте, милейший Ганзи, никто не намеревается вас нагружать выяснением личности Кантора. Вы тут ничего не поделаете, тут нужен… Да ладно, не так это все важно. А важно то, что я так не вовремя потерял столь перспективного компаньона, и это очень печально. Френзи, конечно, сообразительный парень, но он слишком молод для президента, вот в чем беда! И что особенно печально сознавать – великолепного Багги Дорса, грозу Нового Капитолия, уложила не бандитская пуля, не кинжал наемного убийцы, а пошлейший инсульт, приключившийся от испуга. Хорошо хоть, Багги не умер, а то за ним так и осталась бы слава человека, умершего от страха… но сейчас не время подсчитывать убытки, настала пора извлечь из наших убытков максимум прибыли. Самое время вспомнить, что некто совсем недавно нам обещал убрать своих людей из нашего окружения. И что мы видим? Мы видим, что бессовестный господин, раздающий обещания, не особенно торопится их выполнять. Поэтому сейчас мы напомним этому господину, что непослушание наказуемо, и заодно сделаем небольшое приобретение. Полагаю, для выяснения личности мистралийца удобнее всего было бы иметь его в нашем распоряжении.

– Господин Айзек, – насколько мог решительно заявил Ганзи, у которого от ужаса пол ушел из-под ног и пришлось даже опереться на стол, чтобы не свалиться. – Очень вас прошу… Еще одно такое посольство – и я лягу рядом с боссом. Если господин Френзи желает от меня избавиться, в его власти меня просто уволить. Или хотя бы убить быстро и безболезненно.

– Да что вы себе напридумывали, Ганзи! – ужаснулся компаньон. – Кто сказал вам, будто фирме больше не требуются ваши услуги? Может, раньше Френзи и обижался на вас, но ведь теперь вы работаете на него! И будете доносить ему на всех так же, как прежде доносили на него отцу. Да и сами подумайте, неужели бы мы отдали вас на растерзание Шеллару, чтобы у вас выпытали с пристрастием все, что вы знаете, и даже то, о чем смутно догадываетесь? Нет, дорогой Ганзи, вы знаете столько, что, будь хоть малейший риск такого завершения вашей миссии, вас бы к ней и близко не подпустили.

– Послушайте меня! – в отчаянии попытался спастись несчастный помощник по информации. – Вы неверно оцениваете ситуацию! Вы никогда не сталкивались с королем Ортана лично. Вы не знаете о нем и половины того, что знаю я. Поверьте моему суждению, моему опыту, моему нюху, в конце концов! Шеллар III вовсе не такой «благородный друг» и «влюбленный рыцарь», каким его представляет пропаганда. Это расчетливый игрок без капли чести. Он НЕ выполняет наши требования и не боится наших угроз, а только притворяется, будто мы его чем-то можем напугать. Этот господин любит строить из себя «рассеянного алхимика», чтобы ввести в заблуждение наивных противников, на самом же деле это хладнокровная, безжалостная сволочь, которая только и ждет, когда вы совершите ошибку. Поймите, ему сто раз наплевать, что вы сделаете с его шутом! Он играет с вами в свою игру, пока вы думаете, будто играете с ним в вашу.

Добродушное лицо господина Айзека расплылось в снисходительной улыбке.

– Ганзи, бедняга, как же вас напугала эта бледная поганка! Разве можно так недооценивать мои возможности! Вы ни в коем случае не будете подвергнуты риску, будь этот грозный Шеллар хоть реинкарнацией Скаррона! Я припас для вас надежную страховку.

Жизнерадостный аферист одарил испуганного посла еще одной умильной улыбочкой и развернул перед ним некое подобие ременной упряжи с прямоугольной коробочкой посередине.

– Знаете ли вы, что это такое? Ну конечно нет, откуда вам знать, вам ведь так и не удалось поймать господина Амарго и выпытать секрет телепортации без мага. Ну-ка снимите камзол… Это, мой бедный, испуганный друг, аварийный телепортер, которым вы можете воспользоваться при первых же признаках опасности. Абсолютно надежная конструкция; позвольте, я вам покажу…

И не успел бедный Ганзи рта раскрыть, как «сбруя» оплела его тело, тремя короткими щелчками превратившись в не только «надежную», но и совершенно цельную конструкцию.

– Несколько простеньких пояснений, – продолжал господин Айзек, настраивая что-то в коробочке на груди. – В случае опасности вы нажимаете вот сюда, и через три секунды перемещаетесь в этот кабинет. Для верности вас здесь будут ждать наши люди, и если за вами кто-то увяжется, то очень об этом пожалеет. Я бы даже рекомендовал вам, перед тем как нажать кнопку, ухватить за руку или за одежду короля. Или хотя бы приблизиться к нему вплотную. Вам было бы очень полезно увидеть, что с ним станет, когда он окажется один, без охраны, среди враждебно настроенных мальчиков Кроша. Уж гонору у его величества поубавится, гарантирую. И казаться вам страшным он тут же перестанет.

– Вы хотите похитить короля? – ужаснулся Ганзи. Ужаснулся не потому, что его пугал такой размах операции. А потому, что старый, верный нюх недвусмысленно и беспощадно констатировал: похищать короля никто не собирается. Равно как и отдавать ему в руки бывшего специалиста по информации, владеющего кучей компромата на боссов.

– А что? – засмеялся жизнерадостный мерзавец. – Самый лучший и ценный заложник! А то действительно, стоит попросить у него что-то стоящее – и он плюнет на своего шута со спокойной совестью. А вот к собственной единственной и уникальной жизни его величество должен отнестись с большим трепетом. Продолжаем инструктаж. Итак, при эксплуатации следует иметь в виду, что аппарат одноразовый. Аварийный, как я уже упоминал. Поэтому без необходимости ни на что не нажимать и вообще руками не трогать. Особенно внимательно следить, чтобы провода не порвались и застежки не расстегнулись, а то перемкнет и взорваться может.

Ганзи согласно закивал, в глубине души сознавая, что для упомянутого только что результата вовсе не обязательно рвать провода. Достаточно только последовать инструкциям и нажать на указанную кнопку. Обманутого служащего даже на какой-то миг посетило желание схватить этого мерзавца за шкирку, нажать кнопку и хоть три секунды полюбоваться на его физиономию. Но здравый смысл вовремя удержал господина Ганзи от опрометчивых действий. На тот свет никогда не поздно, гораздо разумнее не пороть горячку, а посмотреть, как будут развиваться события. Ведь есть хоть небольшой шанс, что посланник и в этот раз вернется домой невредимым. Тогда, как только с него снимут «аварийный телепортер», драпать, драпать куда глаза глядят. Если же такой вариант не пройдет, можно попытаться договориться с Шелларом III. За информацию, которую может предложить Ганзи, любознательный король сделает все возможное и невозможное, дабы источник этой самой информации не потерять. Например, объяснить все как есть, пообещать сотрудничество, попросить отпустить, как только эту гадость снимут, драпать не куда попало, а в радушные объятия ортанской разведки. А может статься, и возвращаться не потребуется. Вдруг окажется возможно снять эту сбрую прямо там? Не зря же говорят, что Шеллара инструктируют переселенцы, которых он подбирает по всему королевству, как монахи подкидышей… Может, еще не все потеряно?

Глава 11

Какой-то мужчина объяснял девушке, что взорвалась огромная бомба, в результате чего погибло восемьдесят человек и два генерала.

Р. Стаут

Конечно, королю не пристало лично ходить за каждым служащим, которого его величество желает припахать на благо короны. Но в данном случае Шеллар III никому не доверил сомнительную честь пригласить Кантора в свой кабинет. Учитывая сегодняшний инцидент в Хинской империи, прежде чем привлекать Кантора к работе, следовало объективно оценить, в состоянии ли верный охранник порученную работу выполнить. И эту оценку король желал произвести непременно лично, во избежание ошибки. А то ведь товарищ Кантор может задрать нос и гордо объявить, что он в полном порядке и готов к любым подобающим мужчине подвигам. А ненаблюдательный слуга может что-то упустить. И получится потом какое-нибудь недоразумение. Поэтому его величество лично посетил Ольгу, дабы посмотреть собственными глазами, насколько сильно сказались на здоровье Кантора последствия «змеиного ветра» и можно ли после этого заставлять его слушать чужой страх.

К удивлению его величества, в комнате было полно народу, куда там публичной казни. Были здесь и Кантор, и Элмар, и Толик, который рассказывал что-то неимоверно смешное, и несравненная Азиль, которая сидела прижавшись к Элмару и с пристальным интересом посматривала на оливковую диковинку. Вот это уже было нехорошо, неужели никто не додумался предупредить Толика, что через день-два о нем будет знать весь город?

– Присаживайтесь, ваше величество! – радушно предложила Ольга, подвигаясь поближе к Кантору. – Толик такие байки прикольные рассказывает, вам понравится.

– К сожалению, – воздохнул король, которого действительно огорчала невозможность послушать хваленые Толиковы байки, – я на минутку. Просто взглянуть, как вы себя чувствуете.

– Да нормально, – тут же подал голос Кантор. – От плохого настроения еще никто не умер.

– Посидел бы с нами, – поддакнул Элмар. – Неужели ты так страшно занят?

– Меня посланник ждет, – с сожалением пояснил Шеллар.

– Ну так бы и сказали, что за мной пришли! – Кантор бодро подхватился с дивана и честно собрался куда-то бежать. – А пить обязательно? Нельзя, чтобы без этого? А то прямо неудобно перед Ольгой…

«Нет ничего хуже отважного воина, с которым приключается приступ немотивированного страха, – невольно отметил король. – Он так стремится сохранить лицо, что его демонстративная смелость начинает граничить с безрассудством. Ведь прекрасно помнит, что с ним было в прошлый раз, но рвется на подвиги, лишь бы никто не заметил, что на самом деле он боится».

– Нет-нет, сегодня ты мне не нужен. Сегодня я позвал нескольких телепатов, и для тебя там не останется места, – тут же бесстыже соврал его величество. – К тому же все, что чувствует наш посланник, ты мне изложил ранее. Я всего лишь зашел посмотреть, как у вас дела.

– А можно мне посмотреть на вашего посланника? – заинтересовался Толик. – Мне интересно.

– Это что тебе, цирк? – тут же нахмурился мистралиец. – У его величества государственные тайны жуткой важности, и только тебя, болтуна, там не хватало!

– Ваше величество, – официальное обращение в устах Толика вечно звучало с едва уловимой иронией, и король давно изыскивал удобный повод это пресечь, – можно вас на пару слов?

Шеллар коротким кивком попрощался с присутствующими и жестом пригласил Толика следовать за собой. Тот обрадованно подскочил с места и утянул его величество в зеленый телепорт.

– Весьма подходящее место! – проворчал король, взирая на дворцовый парк с высоты Центральной башни. – А если кто-то вверх посмотрит? Орландо, возможно, и не видно за зубцами, а я торчу здесь как памятник Кендару Завоевателю…

– Шеллар, мне надо посмотреть на этого посланника, – уже серьезно повторил Толик. – Не из праздного интереса, как ты думаешь, а по делу. Раэл уверен, что здесь замешаны люди. То есть люди с Альфы. Тот каппийский мутант с разными глазами сам по себе, а Дорса консультировал кто-то знающий все про Жака и его капсулу, но не связанный с мистралийцами. Иначе, сам понимаешь, расклад был бы другой. Может, Раэл и неправ, ему в каждой дохлой птичке происки людей мерещатся, но проверить надо.

– И что же ты ожидаешь там увидеть? Ты разве владеешь магией Чистого Разума? Может, у тебя есть телепатические или хотя бы эмпатические способности? Или же ты полагаешь, что, увидев живого эльфа, посланник немедленно преисполнится благоговения и расколется? Кстати, Толик, перестань мутить народ и порождать нездоровые слухи! Коль уж ты обосновался в этом мире надолго, сделай что-то со своей внешностью. Покрась свою зеленую рожицу в какой-нибудь человеческий цвет, замаскируй уши париком или головным убором и оденься так, чтобы не бросаться в глаза. Если эти «консультанты» с Альфы о тебе хотя бы услышат, они тут же затаятся и залягут на дно. Насколько я понял, эльфийские инспекции для них серьезная угроза.

– Так давай меня как-нибудь замаскируем! – с энтузиазмом ухватился за идею Толик. – Сейчас! И я поприсутствую.

– Раз ты так хочешь… – усмехнулся король, которого вдруг посетила весьма забавная идея. – Я прикажу доставить для тебя один костюмчик, в котором тебя никто не узнает. А посланника лишний раз напугать будет полезно.

– Напугать? – подозрительно уточнил эльф.

– Ага, – серьезно кивнул король. – Кожаный халат, перчатки, капюшон с маской – и ни кусочка твоей оливковой кожи видно не будет. А маска – это нормально, многие палачи предпочитают скрывать лицо. Зато как бедный Ганзи испугается…

Похоже, посланник был перепуган задолго до того, как его пригласили в королевский кабинет. Наверное, еще с того момента, как стражники на его глазах задержали телепортиста, приковав полиарговыми наручниками к подлокотнику кресла. Маг напрасно возмущался, протестовал и заявлял, что подобное обращение противоречит нормам международного права. Судя по физиономиям солдат, они впервые слышали о международном праве. А командовавший ими офицер вежливо сообщил, что у него приказ, и утешил задержанного милостивым разрешением жаловаться куда ему будет угодно.

Кроме того, несчастного Ганзи промариновали сорок минут в приемной, так что, когда он вошел в королевский кабинет, у бедняги дрожали колени.

– Что привело вас ко мне, господин Ганзи? – начал валять дурака король, но у посланника не было настроения играть в игры.

– Вы прекрасно знаете, ваше величество, – сумрачно и серьезно ответствовал он. – Судя по тому, что ваши агенты по-прежнему орудуют в Новом Капитолии, вы должны быть в курсе дела.

– Частично. – Король уступил пару шагов, но не сдался. – Ваше присутствие здесь позволяет предполагать, что здоровье господина Дорса в порядке. Настолько, что он смог отдать вам соответствующие указания.

– Нет, – печально вздохнул Ганзи. – Доктора сказали, что наш босс встанет в лучшем случае через полгода, а разговаривать внятно вообще вряд ли сможет… Так что, можно сказать, у нас теперь новый босс.

– Юный Френзи Дорс, или же загадочный господин в шляпе, существование которого столь тщательно от всех скрывается?

– Не понимаю, о какой шляпе идет речь. – Посланник держался из последних сил. – Разумеется, я имел в виду Френзи, единственного наследника прежнего босса. Только юным я бы его не назвал. Он взрослый человек и, хотя в последнее время управлял одним из провинциальных филиалов, полностью в курсе всех дел своего больного родителя. Он меня и послал.

– И что же от меня хочет очередной глава синдиката? – все так же любезно поинтересовался король.

– Он просил вам передать, что вы нарушили условия последнего договора, и следовало бы вас за это примерно наказать, но…

– Помилуйте, – перебил его король, демонстрируя искреннее удивление, – что же я такого нарушил? Я обещал, что в окружении господина Дорса не будет моих людей, так ведь их там и не было! Касательно же господина Пуриша я вам ничего не обещал, о нем вообще речь не шла! Кто виноват, что ваш несчастный босс решил навестить коллегу в столь неподходящий момент? Как я могу обеспечить выполнение договора, если он не предупреждает меня о своих перемещениях? Если бы предупреждал, тогда я успевал бы убирать своих людей из поля его зрения. За что же меня наказывать?

– Извините, но у босса свое мнение по этому вопросу, и он имеет на него право. Вы давно видели вашего шута?

– Сегодня еще не видел, но осмелюсь все же предположить, что он жив, иначе вы бы не стояли сейчас передо мной, – осторожно уточнил его величество.

– Вы можете его навестить и убедиться, что он жив, но вряд ли рад этому. Босс просил передать, что это последнее предупреждение. На этот раз он не станет принимать необратимых мер, но этот раз должен быть действительно последним. Дабы преподать вам урок, он оставит вашего шута в таком состоянии до момента уплаты компенсации за физический и моральный ущерб, так что чем скорее вы ее уплатите, тем лучше.

– И в чем заключается требуемая компенсация? – уже без всякой любезности спросил король, довольно правдиво прикинувшись, будто с трудом сдерживает гнев. Перемена в его настроении мгновенно сказалась на самочувствии посланника – бедняга побледнел и опустил глаза, говорить же смог только после продолжительной паузы.

– Босс требует, чтобы виновник случившегося был передан нашим представителям из рук в руки закованным в кандалы и в бессознательном состоянии. Во избежание побега. Только оковы, никаких новомодных наручников, которые можно открыть гвоздем.

Последние слова были сказаны почти шепотом, так как посланник прекрасно видел, как меняется лицо короля по мере произнесения этой коротенькой речи. И уж конечно проницательный Ганзи понимал, что если светлые, глаза Шеллара III превратились в две безжалостные льдинки, то ничего хорошего для собеседника это не сулит.

– А вам не кажется, – произнес король с тем особым оттенком вежливости, который в его устах звучал страшнее всякой угрозы, – что ваш босс зажрался?

– Кажется, – еле слышно прошептал посланник, согласно кивнув при этом. – Но я всего лишь должен вам это передать. Не я это придумал.

– Я вас предупреждал, господин Ганзи, – холодно ответствовал Шеллар III, поднимаясь из-за стола. – Так что вы должны быть готовы к своей дальнейшей судьбе. Палач!

При виде зловещей фигуры в маске посланник мелко затрясся и опустился в ближайшее кресло. Ясно, как белый день ясно, что Шеллар и не собирался выполнять какие бы то ни было требования. Наигрался. И мага сцапать велел, и палача заранее припас…

– Работать по схеме номер четыре, – кратко приказал король, кивая на посланника.

– Будет исполнено! – Голос палача оказался молодым, звонким и неуместно веселым. «Надо же, – мимоходом отметил Ганзи, – такой молодой – и садист…» – Можно один вопрос, ваше величество? Кантор очень просился в помощники. Можно его с собой взять? Парень прекрасно работает любыми режущими инструментами. Поймите человека правильно, он этого момента почти луну ждал…

Король нахмурился:

– Только под твою личную ответственность. Мистралийцы – люди азартные и увлекающиеся, а Кантор с его неустойчивой психикой в особенности. Если он выйдет за пределы схемы, отвечать будешь ты.

Полностью деморализованный посланник тут же вспомнил инструментарий толстяка Тедди, убитого охранника с гвоздем в глазнице, бесчувственную Джоану, голову в подарочной коробочке… это хорошо еще, если «увлекающийся» мистралиец не знает о личном участии господина Ганзи в разработке плана похищения девицы…

– Не надо, – еле выдохнул он, опасаясь, что более пространного объяснения король попросту не дослушает.

– Что – не надо? – переспросил его величество и выставил на стол тот самый ящичек, который намеревался «вернуть при оказии».

– Всего, что вы говорили, не надо, – торопливо заговори. Ганзи. – Палача – не надо. Я и так вам все расскажу. Добровольно. Только спасите меня от этого мерзавца, смерти мое он хочет, тварь неблагодарная…

– Вот как? – Его величество в момент вернулся к прежнему любезному тону. – Что ж, добровольное сотрудничество: только приветствуется. Сейчас мы пригласим кого-нибудь ведения протокола…

– Вы не поняли, – прошептал посланник, еле дыша, и распахнул камзол. – Сначала снимите с меня… это. Иначе… я даже е знаю, что будет.

Палач сорвался с места и без малейшего почтения пихнул короля в спину так, что тот чуть не упал.

– Уйдите отсюда! – встревоженно вскрикнул он, подбегая к посланнику и поспешно осматривая предъявленное чудо техники. – Немедленно! Иначе я таки знаю, что будет!

– Я тоже. Не то чтобы знаю, но догадываюсь, – недовольно произнес Шеллар, не торопясь покидать помещение. – А ты что-то в этом понимаешь? Может, стоит пригласить… э-э… переселенца?

– Ваше величество, из него такой же сапер, как из меня. Только у него еще и руки от страха дрожать будут. Уйдите отсюда, на фиг, от греха! Я сейчас в одно место смотаюсь, договорюсь насчет специалиста, а потом вернусь и заберу клиента. Как управимся, сразу верну.

– Я желал бы присутствовать, – уперся король.

Но странный палач, похоже, чихать хотел на приказы повелителя. Или же безопасность его величества считал важнее всякой там субординации. Неуловимый, короткий жест растопыренной пятерней – и король, отшатнувшись, закрыл глаза руками. Еще один жест – и он исчез в зеленом облачке телепорта, выражаясь не подобающим королю образом.

– Ну вот, – удовлетворенно сообщил палач, потирая короткопалые ручонки, – а теперь мы прогуляемся в одно место, где тебе квалифицированно помогут. И нечего так трястись. Кто ж на тебя эту пакость напялил, бедолага?

– Господин Айзек… – с ненавистью выдохнул помощник по информации.

Что-то громко щелкнуло. Последнее, что увидел в своей жизни господин Ганзи, – фантастический, невозможный для человека прыжок, каким собеседник преодолел расстояние до стола.


Оставшись без увеселительной моральной поддержки, то есть Толика, пострадавшие мужчины опять затосковали. Кантор угрюмо молчал, прижавшись к Ольге и обнимая ее как утопающий – спасательный круг. Элмар в шестой раз повторял публичное покаяние в своей последней пьяной выходке позавчера на коронации, а прекрасная нимфа сочувственно гладила его по плечу и что-то шептала на ухо. Наверное, советовала пойти домой да полечиться подобающим образом но страдающий принц-бастард даже не слушал разумных советов. Как Ольга уже знала, всякая депрессия у Элмара сопровождалась убийственным чувством вины и потребностью как можно громче страдать и раскаиваться. Одним из обычных в таких случаях заявлений было: «Не желаю, чтобы меня утешали, я не стою ваших утешений, я такой и сякой, и вообще, меня надо наказать, а не утешать!»

«Эх, надо было королю подкинуть мысль, чтобы в приказном порядке велел Элмару домой отправиться! – запоздало сокрушалась Ольга, выслушивая покаянные бредни принца-бастарда. – Короля бы он послушался! А дома Азиль привела бы его в чувство за полчаса…»

Теперь разыскивать короля, наверняка занятого чем-то важным, было бы глупо – не хватало только вломиться к нему в кабинет именно в тот момент, когда он иностранных послов принимает, и какую-нибудь высокую дипломатию его величеству подпортить. Оставлять Диего тоже не хотелось, – не дай бог, выбежит из комнаты и с кем-нибудь подерется. Чтобы самому себе доказать, что он на что-то способен, а то бедняга так переживает… Во время сегодняшней заварухи в Хине он метнул в неизвестного злодея сразу два ножа с двух рук и не достал гада – это и было причиной его ужасных переживаний. Если подумать, так Диего и не виноват – он же не промахнулся и не знал, что злодей в броне. Но, будучи в расстроенных чувствах, мистралиец был уверен, что именно виноват, и не иначе, потому что должен был сразу сообразить и не в корпус целить, а в лицо. Тогда бы попал. Убеждать его было бесполезно, цитировать поговорку о теоретических аспектах выращивания грибов во рту просто жестоко. Оставалось смириться с неизбежными капризами больных людей и временно побыть для них родной матерью, а по совместительству и психотерапевтом.

Итак, как раз в тот момент, когда Ольга с подобающим сочувствием выслушивала очередное выступление принца-бастарда о том, как он мог так недостойно и неподобающе поступить с королевой Глафирой, где-то неподалеку раздался взрыв и жизнерадостное «дзыннь!» бьющегося стекла.

– Опять Мафей что-то учудил? – предположила Ольга, встревоженно оглядываясь.

– Тханкварра! – простонал Элмар, подхватываясь с кресла. – Это не в башне, а в центральном крыле! В кабинете или приемной! Ты не знаешь, Шеллар там?

– Там, – еле слышно подтвердил Диего, и его лицо в одно мгновение сделалось… не то чтобы бледным, но намного светлее, чем обычно. – Долбаные демоны дери этого посланника! Почему король не взял меня с собой!

Ольга быстро вскочила и дернула его за рукав, не дожидаясь очередного сеанса самобичевания:

– Бежим скорее!

Бежать надо было недалеко, но при виде переполоха, который творился во дворце, Ольга успела вообразить себе полнейший конец света. У двери приемной собралась толпа любопытных и перепуганных придворных, сквозь которую Элмар прошел напролом, как бульдозер, расшвыривая всех, кто не успел сам убраться с его пути. За ним, пользуясь образовавшимся проходом, устремились Диего и Ольга, так и не выпустившая из рук рукав своего друга. Азиль ухитрялась проскальзывать между столпившимися людьми, даже не задевая их. Два стражника у двери, бледные и слегка испуганные, торопливо шагнули в стороны, пропуская Элмара. Диего, Ольга и Азиль успели проскочить за ним, прежде чем стражники опомнились и опять загородили дверь.

В приемной стоял противный, тошнотворный запах и кипела бурная деятельность. Разумеется, первыми здесь оказались маги, способные к телепортации, и стражники, чьи посты находились ближе всего. У двери, которую перекосило и сорвало с одной петли, лежала без чувств молодая магичка. Рядом стоял Марк, отпихивая от щели рыдающего Мафея и объясняя ему, что не стоит туда заглядывать, и вообще, детям, женщинам и Жаку надо запретить входить в приемную. Господи, что же там должно было произойти, в этом кабинете, если волшебница в обморок упала, а Мафею вообще смотреть не дают?

Белый как смерть Элмар метнулся к двери, легким мановением руки отодвинул в сторону Мафея вместе с Марком, заглянул в кабинет и тут же отшатнулся назад.

– Что? – дрогнувшим голосом спросил Диего, пытаясь заглянуть через его плечо.

– Выгони отсюда женщин, – с трудом выговорил Элмар, тяжело дыша, словно ему не хватало воздуха. – Мафей, найди мэтра Истрана. Срочно. Марк, что с дверью? Почему все в щель заглядывают?

– Замок заклинило, – пояснил Марк. – Ломать надо.

Мафей послушно исчез в телепорте. Кто-то из особо исполнительных придворных вывел в коридор бледную, испуганную Азиль. Ольга отступила за ближайший шкаф, опасаясь, что ее и вправду выгонят, но Диего, похоже, не рвался исполнять приказы его высочества. Вся его деятельность по изгнанию из помещения женщин ограничилась тем, что он оттащил в сторону бесчувственную магичку и поручил ее заботам коллеги, после чего тут же вернулся к двери, которую Элмар как раз пробовал на прочность.

– Что там? – опять спросил мистралиец, пытаясь заглянуть через плечо принца-бастарда. Тот тихо ругнулся в ответ и проворчал:

– А ты как думаешь?

– Что-нибудь видно? – продолжал допытываться Диего.

– А ты как думаешь?! – заорал Элмар и в отчаянии несколько раз ударил в дверь кулаком, отчего перекос слегка выровнялся. – Так хочется посмотреть? Видно! Много крови, мяса и дерьма! По всему ковру! Ты доволен?

– Стол видно?

– Стол? При чем тут стол, тханкварра!

– Король всегда сидит за столом. Может, он до сих пор там. Может, он… уцелел. – Диего повторил попытку заглянуть через плечо двухметрового паладина и с отчаянной мольбой в голосе добавил: – Стол-то дубовый…

– А это… – Элмар судорожно сглотнул и мотнул головой в направлении кабинета, – Это… кто?

– Это посланник, наверное. Он всегда стоял в центре кабинета… Далеко от короля…

Вдохновленный хоть какой-то надеждой, принц-бастард тут же отскочил на пару шагов и со всей дури ударил в дверь плечом. Дерево треснуло, однако металлические полосы, которыми дверь была окована, не позволили ей развалиться.

– Элмар, – напомнил Диего, – она наружу открывается.

Принц-бастард кратко послал советчика, куда обычно посылают, и попытался потянуть дверь на себя, ухватив за отогнутый край. Затем отобрал у Марка алебарду и попробовал воспользоваться ею в качестве рычага, отчего она тут же сломалась. В отчаянии выдав еще несколько варварских ругательств, принц-бастард пнул упрямую дверь сапогом и воззвал, уже чуть не плача:

– Шеллар! Ты там? Ты жив или нет? Отзовись! Ответа, разумеется, не последовало. Если король и остался жив, вряд ли он был в сознании.

Когда появился мэтр Истран, Диего как раз намеревался расстрелять замок из пистолета и, похоже, был слегка разочарован, что необходимость в дополнительных разрушениях отпала.

– Почему в помещении толпа? – первым делом спросил придворный маг с раздражением, обычно ему несвойственным. – Ваше высочество, почему, как только возникает необходимость в вашем руководстве, вы оказываетесь совершенно неспособны выполнить свою задачу? Чем, позвольте спросить, вы заняты и почему до сих пор не осмотрели кабинет?

– Дверь! – коротко рявкнул принц-бастард, из последних сил стараясь скрыть истерику за агрессивным рычанием.

А вредный мистралиец, с горя утратив последние остатки вежливости, сердито спросил, чем был занят сам почтенный мэтр, что его так долго пришлось искать. Мэтр как бы между делом отвесил ему отеческий подзатыльник и сердито поинтересовался: не желает ли кабальеро утратить дар речи на пару лет или все-таки предпочтет помолчать в ближайшие полчаса?

В приемной моментально воцарилась настороженная тишина. То ли присутствующие предпочли тоже помолчать от греха подальше, то ли притихли в ожидании чего-то грандиозного и шумного. Даже Диего заткнулся, как ни странно.

Придворный маг медленно сделал шаг вперед, словно через силу протянул руку и дотронулся до перекошенной двери. Ольге не видно было его лица, так как старик стоял к ней спиной, но странный суетный танец дрожащих пальцев и так был достаточно красноречив. Вот они расправились, уже почти готовые для необходимого пасса, потом вдруг отдернулись, словно обожглись. Ладонь плавно изменила положение, пальцы почти сложились уже в другую фигуру и опять резко расслабились, поглаживая искореженную дверь. Опять сложились в лодочку, чуть качнулись и резко сжались в кулак… То ли почтенный мэтр не мог выбрать подходящее заклинание, то ли вообще боялся что-либо делать, опасаясь увидеть результат. Наконец он опустил руки и слегка дрожащим голосом громко произнес:

– Ваше величество!

– Слушаю! – немедленно отозвался слегка раздраженный голос короля. Вся переполненная народом приемная издала единодушный вздох облегчения, а придворный маг, в одно мгновение превратившись в привычного строгого наставника, спросил, где его величество находится.

– А вы? – тут же вопросом на вопрос ответил король.

Ольга тихонько вздохнула и выглянула из-за шкафа. Ну слава богу, ничего с его бедным величеством не случилось… И надо быстренько вытереть слезы, когда это они успели выступить… Быстренько, чтобы никто не видел, особенно сам король, а то опять устроит лекцию о бренности жизни и о том, как должно вести себя в обществе…

– Ваше величество, это возмутительно! – завел традиционное нравоучение мэтр Истран. – По приемной мечется в панике толпа ваших безутешных подданных во главе с принцем-бастардом Элмаром и уже пытается вас оплакивать, а вы даже не изволите сообщить, где находитесь!

– Выставьте из приемной эту безутешную толпу! – Приказ короля был категоричен, как приговор суда. – Срочно! Чтобы ни одних лишних ушей!

– Все слышали? – рявкнул Элмар, оборачиваясь к столпившимся придворным и торопясь хоть частично выполнить свою задачу, то есть покомандовать.

– И поскорее, – добавил мэтр и уставился на злосчастную дверь таким зверским взглядом, словно собирался ее покусать. Дверь медленно и бесшумно стала выравниваться. Наверное, старик над ней как-то поколдовал, но со стороны казалось, что дверь просто испугалась. «Связь» он то ли позабыл выключить, то ли не счел нужным этого делать, и «лишние уши», покидая приемную, имели честь слушать продолжение королевских инструкций:

– Всем присутствующим стражам стать у двери и никого не впускать без моего разрешения. Повторяю, никого. Даже самого господина Флавиуса, когда он появится, я приглашу его лично.

Ольга прикинула, следует ли ей считать себя посторонней, и решила, что нет. А если окажется, что да, пусть ей об этом скажут в глаза. «Что ж такого намеревался сказать его величество, что никто не должен слышать? Что, вызов застал его в сортире и он находит неподобающим это заявлять при подданных? Да нет, что-то серьезное, не стал бы он из-за всяких бытовых мелочей… Ой, действительно! Ведь Толик ушел с королем и не вернулся! Вот почему всех выставили! Король собирался сказать что-то про Толика! Значит, мне можно и не уходить, в этом отношении я не посторонняя…» – решила для себя девушка.

– Я внимательно вас слушаю, ваше величество, – требовательно изрек мэтр Истран, когда помещение было очищено от посторонних, а перекошенная дверь встала на место. – Извольте сообщить, где вы находитесь и как себя чувствуете.

– На крыше Центральной башни, – неохотно признался король. – Пусть Мафей меня отсюда заберет. А вас, мэтр, я попрошу войти в кабинет, левитируя над полом, чтобы не затоптать мне улики, и поискать там оливкового эльфа либо его останки. Кто еще остался рядом с вами?

– Принц-бастард Элмар, дон Диего и госпожа Ольга, – отчитался придворный маг. Ольга пожалела было, что неосмотрительно высунулась из-за шкафа, но потом подумала, что мэтр все равно бы узнал о ее присутствии, хоть запрись она в том шкафу.

– Элмар, – приказным тоном заявил голос короля из-под потолка, – никого не впускать ни в кабинет, ни в приемную. Ты за это отвечаешь. Кантор, немедленно беги к Флавиусу и передай мой приказ: доставить сюда немедленно группу экспертов и ждать указаний. В кабинет без меня не входить. Ольга, срочно найди королеву и предупреди, чтобы не беспокоилась и продолжала свои занятия. Со мной все в порядке.

Ольга и Элмар дружно вздохнули, полностью уверенные в последнем утверждении. Раз Шеллар III так обстоятельно озадачил всех доступных подданных, значит, за него действительно можно не опасаться. Только Диего почему-то не проявил никакой радости, а, напротив, надулся и поплелся к выходу, на ходу поманив за собой Ольгу. И как ей ни хотелось дождаться возвращения придворного мага и убедиться, что с Толиком тоже не случилось ничего опасного, пришлось покинуть тихий уголок за шкафом.

– Он что, нарочно? – простонал мистралиец, едва девушка его догнала. – Он что, не знает, как я не люблю общаться с его ненаглядным Флавиусом? Может, давай поменяемся? Я сам найду Киру, а ты к Флавиусу сходишь?

– Давай, – тут же согласилась Ольга, вспомнив давешние выступления ее величества и не пылая желанием попасть под очередную раздачу.

– Вот и хорошо. Знаешь, куда идти?

– Нет… – спохватилась Ольга.

– Я так и думал, – кивнул Диего. – Спустишься на первый этаж, третья дверь направо, дежурный телепортист. Сегодня Дежурит Мельди, а это такой засранец, что может начать к ебе приставать, вместо того чтобы работать. Ты ему сразу объясни, что это приказ короля и дело срочное. Впрочем, он может, уже знает, если коллеги объяснили.

– А почему его не было в приемной? – удивилась Ольга. – Спит он на работе, что ли? Так грохнуло, а он даже не появился чтобы поинтересоваться.

– Дежурный не должен покидать пост, если только его не заставит сделать это очень важное дело, – кратко пояснил Диего, – А где мне найти Киру?

Ольга кратко объяснила, где проводит свои занятия ее величество, и свернула к лестнице. Дернул ее черт спускаться по парадной! Тут же набежала толпа придворных с глупыми вопросами, пришлось невежливо всех послать в баню, объяснив, что ей некогда, и посулив, что господин Флавиус им объяснит подробно. Толпа немедленно рассосалась.

Телепортист, вопреки прогнозам, и не подумал приставать. Совсем. Даже рассматривать девушку не стал, просто поднялся и спросил куда. И все. Ольга уже так настроилась на небольшую битву – и вдруг такой облом. То ли она оказалась не в его вкусе, то ли он вообще ничем подобным не страдал, а все это были беспочвенные подозрения ревнивого мистралийца. Впрочем, судя по мантии мэтра Мельди, точнее, по тематике вышивок, эту мантию украшавших, подозрения были не такими уж беспочвенными. Ольге стало даже интересно: она что, настолько непривлекательна или этот любитель текстильной порнухи так боится Диего? А с какой стати он должен бояться, если они даже незнакомы? Или знакомы, только она не знает?

За этими догадками Ольга чуть не забыла, зачем ее послали, и телепортисту пришлось повторить свой вопрос, Только тогда задумчивая дама спохватилась и объяснила, куда ей нужно. Мэтр Мельди смерил ее заинтересованным взглядом с ног до головы и… нет, вовсе не стал приставать, а уточнил, действительно ли госпожа намерена предстать перед главой департамента в этих тапочках. Ольга на секунду замерла, затем опустила глаза и с ужасом убедилась, что действительно бегала по всему дворцу в своих тапочках с ушками, уже изрядно стоптанных и оснащенных вентиляционными отверстиями. Это была последняя капля. Нет, ну скажите, можно так издеваться над нервной системой женщины в критические дни? Сначала что-то взрывается, потом там оказывается король, потом он все-таки оказывается живой, позже господа придворные достают вопросами, а теперь этот озабоченный служащий, вместо того чтобы приставать, насмехается над ее тапочками!.. Еще и скалится, извращенец!

– Да не наплевать ли господину Флавиусу на мои тапки, – на весь дворец заорала Ольга, – когда там террористы короля взорвали! Тапки мои ему не нравятся! На свою мантию посмотри!

Нет, она не собиралась нарочно всех пугать, и вообще, Ольга совсем не то хотела сказать… И даже не предполагала, что от ее вопля во дворце начнется паника… но… так получилось…

Телепортист мигом стал серьезным, как покойник, и взялся за работу, не произнеся более ни слова.

А в это время по коридору первого этажа проходил плотник, который как раз возвращался в свою мастерскую на задний двор с кухни, где только что отобедал в обществе доброжелательной кухарки. Остановился плотник, прислушался и сам себе задумчиво сказал:

– Ишь ты… Дык… опять работа, однако…

После чего добрался до мастерской, поднял пинками дрыхнущих подмастерьев и, не дожидаясь указаний, приступил к изготовлению нового гроба для его величества. На вопрос же самого ленивого из подручных, точно ли его величество преставиться изволили и не поторопился ли мастер со своим гробом, степенно ответил:

– Тут, значица, как получается… Ежели его величество… того… то аккурат к случаю изделие будет. А ежели… не того… дык его величество обрадоваться изволит. Я уж заметил, он завсегда радуется. В прошлый-то раз цельный золотой пожаловал…

Вечер получился тихий и грустный, скорей всего потому, что к вечеру ни у кого не оставалось сил ни на что громкое. Даже у скандального Кантора. Даже у неутомимого короля, который всю энергию, оставшуюся после осмотра места преступления, израсходовал на проклятия в адрес неизвестного злодея. Ведь как ни крути, а таинственный злоумышленник все-таки перехитрил и обставил его величество, от чего Шеллар до сих пор скрежетал зубами. Время от времени он даже грозился негодяя изловить и что-нибудь этакое ужасное с ним сделать. Высказывать свои угрозы король начал сразу же, как только его сняли с башни, а едва он убедился, что Толик жив, как тут же попытался высказать своему спасителю все, что думал о его методах обращения с королями. К превеликому сожалению его величества, Толик остался глух к перлам королевского красноречия. Просто потому, что он оглох в прямом смысле этого слова. Тот удивительный факт, что оливковый оболтус вообще остался жив, был воспринят всеми как истинное чудо, которое этот неисправимый скептик тут же поторопился развенчать. Как только его привели во вменяемое состояние путем обычного обезболивающего заклинания, Толик с некоторым трудом все же поднялся на ноги и сообщил всем, что «эльфы – живучие, сволочи, а вот от вашего короля одни уши остались бы». После чего кратенько ответил на восемнадцать вопросов его величества, попрощался со всеми и самостоятельно телепортировался за медицинской помощью к своим эльфийским родственникам.

Короля все-таки пришлось немного полечить после Толиковых художеств, и это обстоятельство подействовало на королевское красноречие с особой силой. Похоже, его величество так и не оценил самоотверженности спасителя, но зато полностью прочувствовал свою беспомощность перед эльфийской магией. Попутно досталось всем, кто попался разгневанному королю под руку – Элмару за истерику в приемной и разбитую дверь, Ольге за учиненную панику, Кантору за непочтительность, Жаку за то, что приперся сюда в обмороки падать, когда ему велено было дома сидеть, и так далее. Как уже упоминалось ранее, его величество был страшен в гневе, и тот, кто доселе этого не знал, имел возможность убедиться. Ольга испугалась так, что забилась в свою комнату и не показывалась до вечера. Кантор огрызнулся за себя и за Ольгу, хлопнул дверью и пошел бить морду дежурному телепортисту, так как именно этот невоспитанный засранец, по его мнению, и был причиной паники, поскольку он, и только он, спровоцировал Ольгу на крик и скандал. Элмар благоразумно смылся домой, прихватив с собой Азиль. Жак обиделся и сказал, что если он его величеству не нужен, то он пошел домой, а ежели его величество еще раз на своего верного шута вот так закричит, то он может еще раз в обморок упасть. Затем мэтр Истран, которому наскучило пассивное наблюдение за королевским гневом, заявил, что его величеству вообще следует лечь в постель и лежать как минимум неделю, поскольку его поведение очень напоминает последствия тяжелого стресса, а в таких случаях необходимо тщательное медицинское обследование и длительная психологическая реабилитация. Столкнувшись с перспективой лежать в постели целую неделю, король тут же укротил свои гнев и переключился на исключительно конструктивную деятельность.

Трудовой энтузиазм Шеллара III давно никого не удивлял, но сегодня даже Флавиус утомился ждать, когда же его величество изволит наконец устать и понять, что его бедные подданные тоже устали. До самого вечера группа экспертов под личным руководством его величества собирала по кабинету и изучала каждый кусочек потерпевшего. Учитывая, что кусочков было очень много и что разлетелись они по всему кабинету, включая потолок, труд это был поистине титанический, но он все же оказался не напрасным. Во всяком случае, некие особые кусочки король лично отобрал при помощи пинцета и спрятал в отдельный ящичек. Кусочки же более крупные, включая голову с прилежащими частями, он приказал сложить отдельно, втайне надеясь, что мэтресса Морриган сумеет хоть что-то выжать из столь скудного материала.

По окончании осмотра места преступления, который длился часов шесть, его величество внял совету своего придворного мага и посмотрелся в зеркало. Затем, к ужасу наставника, вытер руки о камзол и согласился, что, пожалуй, стоит принять ванну и переодеться, чтобы не портить королеве аппетит за ужином. А потом вспомнил, что сегодня, будучи в гневе, многих обидел и перепугал, поэтому решил пригласить всех к ужину, чтобы извиниться.

Итак, ужин получился тихий и грустный, как уже упоминалось ранее. Все устали, перенервничали, и никому особенно не хотелось говорить о происшедшем, за исключением короля. Несмотря на то что досталось сегодня всем, его величество, похоже, мало волновали нервные потрясения его близких, травмы Толика и собственный неприятный опыт. Гораздо больше короля интересовали вечные вопросы – кто, каким образом – и десятка два разнообразных «почему». Задавать эти вопросы он начал, едва усевшись за стол и занеся вилку над куриными филейчиками в кляре. Стоит ли уточнять, что с первым же вопросом вилка зависла и с места больше не сдвинулась, даже когда его величество на свои вопросы отвечал.

– Итак, – подвел итог уходящего дня печальный короле – как ни прискорбно признавать, меня обули как мальчика. И что обиднее всего, я сам в этом виноват. Моя самоуверенность и скверная привычка не ошибаться. Ведь можно же было предположить, что если беднягу Ганзи, владеющего таким объемом интересной для нас информации, посылают прямо ко мне в пасть, ничуть не беспокоясь о том, что я могу из него эту информацию выудить, то это не потому, что его босс глуп, а потому, что он принял необходимые меры.

– А как это вообще было возможно? – подал голос Кантор, покатал по ладони соленый орех и бросил в раскрытый рот. Не потому, что хотел побаловаться за столом, а для того, чтобы соль не попала на разбитые губы. Как оказалось, телепортист был тоже не дурак подраться, причем без всякой магии. Разделаться с ним так же просто, как с соседом по комнате, у Кантора не получилось. Господа разошлись при своих убеждениях со счетом: один подбитый глаз и одна вывихнутая кисть на две разбитые губы и три шатающихся зуба. – Не сам же Ганзи себя подорвал!

– Конечно нет, – согласился король, откладывая вилку. – Я достаточно знал этого весьма неглупого и талантливого полугнома, чтобы прогнозировать его поведение. Покойный Ганзи обладал незаурядным умом и умением работать с людьми, но безрассудная смелость не относилась к числу его достоинств. Напротив, он был очень осторожен, не любил рисковать, предпочитал как можно обстоятельнее все рассчитать и лишний раз перестраховаться. Особенно он не любил рисковать собственной жизнью, а предположение, будто он способен сознательно ею пожертвовать, по меньшей мере глупо. Скорее всего, он действительно честно собирался все рассказать, но чего-то не учел.

– Ваше величество, – напомнил придворный маг, – это все, конечно, весьма занимательно, но все же извольте кушать.

– Ах да, спасибо… – Королевская вилка опять взлетела над столом, подцепила кусочек тушеной картошки с тарелки и повисла в воздухе. – Из последних слов покойного следует, что, во-первых, его пытались обмануть, выдавая взрывное устройство за некий «аварийный телепортер», и, во-вторых, что он в это не поверил. Ганзи, разумеется, получил какие-то инструкции по обращению с выданным ему прибором, но из-за своих подозрений пользоваться этими инструкциями не стал. Толик клянется, что ничего не трогал, только спросил, кто обошелся с беднягой подобным образом. Следовательно, остается вопрос: почему произошел взрыв?

– Значит, дистанционно подорвали, – в один голос произнесли Ольга и Жак.

– А это возможно? – Картошка медленно сползла и плюхнулась назад в тарелку, так и не добравшись до места назначения. – Впрочем, отчего я сомневаюсь, раз вы утверждаете это хором, значит, возможно. Лучше объясните мне, каким образом было определено время? Да еще так точно – именно в тот момент, когда клиент назвал имя злодея? За ним что, следили? Мэтр, насколько надежно действие амулета? А то я тут недавно узнал, что для мэтрессы Морриган этот предмет вообще не является препятствием.

– Морриган – это исключение, – ворчливо отозвался мэтр Истран и строго посмотрел на Элмара. Принц-бастард торопливо поставил бокал, затем отодвинул его от себя подальше и вплотную занялся плютовыми лапками с грибами. – Во всем остальном амулет надежен.

– А если просто «жучок»? – робко предположила Ольга.

– Да ну не гони, – тут же возразил Жак. – Чтоб ты знала, местная магия действует на все импульсно-цифровые устройства так же, как если бы они были магическими. Ну вроде как на мой сокет.

– А что такое импульсно… эти самые… устройства?

– Тьфу на тебя! – рассердился Жак. – Ты про «жучок» сама сказала, а теперь спрашиваешь!

Король, который успел опустить глаза в тарелку и определить местонахождение того кусочка, на который нацеливался, вновь остановился на полпути и заинтересованно вмешался в разговор:

– Извини, Ольга, а что понималось под этим самым «жучком» в твое время?

– Да вроде то же самое – маленький микрофончик, – развела руками Ольга. – Только с какой стати он должен быть непременно цифровым или как там…

– М-да?… – Жак призадумался. – Ну может быть, если антикварный… совсем простой, как лопата… тогда, наверное… Но это ж какой контейнер антикварного барахла нужен, чтобы с одного «жучка» слушать! А не мог у него таймер сработать или случайно как-то совпасть? Или еще – устройство могло сработать на кодовое слово… Есть варианты, я вам потом подробнее расскажу.

– Вот закончим ужин, – тут же оживился король, – и я тебе покажу несколько любопытных фрагментов, которые я отобрал…

– И вы мне это говорите, когда я ем! – чуть не застонал Жак.

– Да нет же, не надо пугаться, ешь спокойно, все фрагменты искусственного происхождения, к тому же я распорядился их промыть…

– Ваше величество! – не выдержал мэтр. – Извольте кушать и не портить аппетит окружающим всяческими тошнотворными подробностями из области судебной медицины!

– Разве я кому-то испортил аппетит? – искренне удивился король и оглядел присутствующих.

– Мне – нет, – мрачно отозвался Кантор, который, кроме соленых орехов, так до сих пор ничего и не съел. Видимо, он имел в виду, что аппетит ему успели испортить намного раньше. Элмар не сказал ничего, так как рот у него был занят, но и так было понятно, что испортить аппетит его высочеству практически невозможно. Остальные же уклончиво промолчали, чем удивили его величество еще сильнее. Он даже заподозрил некоторых в лицемерии, но высказать свои подозрения не успел – королева без предупреждения вскочила из-за стола и бросилась вон из столовой.

– Стыдитесь, ваше величество! – укоризненно заметил придворный маг, одарив короля таким взором, что кто-то другой на месте его величества тут же растекся бы по стулу от невыразимого раскаяния.

– Нет, объясните мне кто-нибудь, будьте так добры, что я особенного сказал? – не унимался король.

– Давайте я вам на ушко объясню, – предложила Ольга, оглядываясь на присутствующих мужчин.

– Ты полагаешь, все настолько секретно?… Что ж, позволь пригласить тебя в мой кабинет на несколько минут, дабы ты могла изложить свои соображения, а я спокойно покурить, пока буду слушать…

– Ваше величество! – вознегодовал мэтр Истран. – Вы хотя бы что-нибудь съешьте! Ведь не обедали и на ужин только посмотрели!

– Ну и что, я завтракал, – с чистой совестью отчитался Шеллар и поднялся из-за стола.

– Вы что, серьезно в кабинет пойдете? – ужаснулся Жак. – И Ольгу туда потащите?

– Там нет ничего такого, что всерьез смутило бы Ольгу, пожал плечами король. – Все фрагменты потерпевшего давно убраны, помещение проветрили, ковер унесли в чистку, стулья в ремонт… Пойдем, Ольга, не бойся. Там еще остался стол, на нем вполне можно сидеть, а также уцелело мое кресло, умели же делать вещи во времена Деимара I… Ну и сейф, действительно вещь прочная и многофункциональная.

Ольга покинула свое место за столом и последовала за его величеством в разгромленный кабинет с готовностью, но без особого энтузиазма. Она уже жалела, что выпендрилась и привлекла к себе внимание, да и в кабинет ей не особенно хотелось идти. Ничего интересного там уже не было, зато воняло до сих пор. Как написали в протоколе эксперты господина Флавиуса, «гарью и кишечным содержимым». Впрочем, после того как в кабинете полдня проработал его величество, там восстановился обычный стойкий запах курева, забивающий все остальные.

Король придвинул свое антикварное кресло времен Деимара поближе к раскрытому окну и предложил Ольге сесть, сам же устроился прямо на подоконнике и немедленно занялся трубкой. Об ужине он, разумеется, успел забыть, и в данный момент его интересовало только странное поведение супруги.

– Я тебя слушаю, – сказал он, сверля Ольгу вопросительным взглядом.

– Я считаю, – ответила девушка, подумывая, а не закурить ли тоже, чтобы меньше чувствовать запахи в кабинете, – у Киры просто токсикоз начинается.

– Извини, что начинается? – Судя по тому, как его величество встревожился, о таком популярном и общеизвестном явлении, как токсикоз, он никогда, не слышал. Или слышал, но считал чем-то ужасным и чуть ли не смертельным. Или слишком уж переживал за любимую жену. В любом случае предстояло долго и вдумчиво отвечать на поставленный вопрос, поэтому Ольга все-таки достала сигареты, попутно пытаясь вспомнить, что она сама об этом знает. Как оказалось, больше чем достаточно. На втором курсе ее соседка по комнате Наташка умудрилась залететь, и Ольга с Люськой принимали живейшее участие в протекании Наташкиной беременности. Самым противным было то, что пришлось прекратить курение в комнате, так как любой посторонний запах тут же вызывал У Наташки немедленную реакцию. К счастью, где-то к четвертому месяцу она оформила отношения с будущим отцом и переселилась к нему, но к этому времени успела задолбать своим токсикозом и Ольгу, и Люську.

Его величество с живейшим интересом выслушал эпопею о Наташкиной беременности и начал уточнять некоторые не совсем понятные моменты. Расписавшись в собственном неведении в двадцать первый раз, Ольга не выдержала и посоветовала обратиться к специалисту – к мэтру, например, или к придворному мистику, или хоть к доктору Кинг. Только тогда король отстал, сопроводив капитуляцию тяжким вздохом.

– Что, болит? – посочувствовала Ольга, надеясь увести его величество от темы, пока он еще чего-нибудь не пожелал уточнить.

– Ты имеешь в виду глаза? Нет, ничуть. Я не о том…

– А о чем?

– О своей любимой супруге.

– А что, вы разве не рады?

– Кажется, вы с Жаком и мыслите одинаково! – улыбнулся король. – Он спросил меня то же самое. Я, конечно, рад, а вот будет ли рада Кира отказаться от привычного образа жизни, пусть даже на время? Я уважаю ее и не хотел бы на нее давить и что-либо запрещать насильно. Воспримет как покушение на ее независимость и посягательство на честь воина. А в том, что она сама пожелает следить за своим здоровьем, я сильно сомневаюсь… Ольга, ты не могла бы как-то ненавязчиво, как бы между прочим, поделиться с ней своими познаниями и подтолкнуть к мысли, что некоторые ограничения необходимы, чтобы она сама эту необходимость осознала?

Мастер же его величество припахивать подданных для реализации своих планов! Верно тогда Жак сказал – спихивать на других то, чего сам стесняется сказать.

– Я попробую, – вздохнула Ольга. – Только у меня обычно не получается ненавязчиво… А вообще, напрасно вы так переживаете, если у Киры будет такой токсикоз, как у Наташки, ей самой ничего не захочется. Еще и вас с вашей трубкой будет выгонять на улицу, чтобы табаком не воняло.

– Я потерплю, – мужественно пообещал король, по всей видимости, сам себе. – Но курить не брошу, как бы ни пытался мой почтенный наставник меня к этому принудить.

– Я не сомневалась, – засмеялась Ольга. И раз уж ей удалось застать его величество в таком душевном настроении, набралась смелости заговорить о наболевшем. – Ваше величество, скажите честно: вы на меня еще сердитесь?

– Боги с тобой, Ольга, разве на тебя можно долго сердиться? Объясни только, что тебе такого сказал Мельди, что ты начала кричать на весь дворец, а Кантор полез в драку? Насколько я осведомлен о пристрастиях мэтра Мельди, он любит дам примерно такой комплекции, как Камилла или Вероника, и к тебе он приставать не должен был.

– Он и не пристал, – вздохнула Ольга. – Он просто обсмеял и тапочки. Только я не об этом спрашивала.

– Не об этом? А о чем? За что я еще должен был на тебя сердиться?

– Что я за Элмаром не уследила…

Король тихо засмеялся и похлопал Ольгу по плечу со странной смесью утешения и укоризны. Смех у него получился невероятно добрый, как будто он с маленьким ребенком общался, и глаза стали до такой степени ласковыми, что даже вроде как цвет приобрели. Голубой, кажется… нет, серый с прозеленью… или без…

– Ольга, милая, неужели ты подумала, что я стану на тебя сердиться за то, что Элмар напился? Мой кузен взрослый мужчина, способный сам отвечать за свои поступки. К тому же он на десять лет тебя старше и во много раз сильнее, так что у тебя не было никакой реальной возможности воспрепятствовать его непотребному пьянству. Он бы еще и тебя напоил, я заметил, ты поддаешься его пагубному влиянию.

– Зачем же… – возмутилась Ольга, – зачем вы тогда поручили мне за ним присматривать, если знали, что у меня все равно ничего не получится?!

– Чтобы тебе не было скучно, – с милой простотой пояснил его величество, невинно моргая белесыми ресницами, – и чтобы не размышляла о том, как ты выглядишь, а то совсем зациклилась на своей внешности. Ты что, действительно до сих пор переживала, что не смогла выполнить мое поручение, и всерьез полагала, что я на тебя сержусь? Эх, где бы себе таких ответственных придворных взять хоть сотню-другую… А еще говорят, что барды… впрочем, оставим этот вопрос, а то ты еще заплачешь, знаю я тебя. Ты в последнее время стала немного странно себя вести, такое впечатление, будто у тебя опять начинается депрессия, хотя никаких причин для этого нет. Тебе так не нравится при дворе или в ваших отношениях с Кантором что-то пошло не так, как ты ожидала?

– Мне ужасно не нравится при дворе, – честно призналась Ольга. – Я жалею, что дала себя уговорить. Мы могли бы прекрасно встречаться у меня дома, как раньше…

– Возможно… а возможно, и нет. Во всяком случае, мне пришлось бы здорово понервничать.

– А вы умеете? – невольно улыбнулась Ольга. – Из-за чего?

– Я по-прежнему опасаюсь за твою жизнь. Я ведь уж говорил тебе, Кантор не тот человек, с которым можно мирно жить без всяких приключений. Помимо того что с ним не соскучишься, у него множество врагов. Он силен, отважен и весьма неглуп, так что расправиться с твоим другом – задача не из легких, и до сих пор это никому не удавалось. Но если кто-нибудь пожелает сделать товарища Кантора несчастным до конца его дней, то тут же обнаружится, что это плевое дело. А ты еще гуляешь по городу с собачкой.

– Так что ж мне, вот так сидеть за стенами дворца? – ужаснулась Ольга. – До конца моих дней? И на улицу не выходить, кроме как на всякие коронации, на которых Кира должна присутствовать со свитой?

Король печально вздохнул и принялся снова набивать трубку.

– Потерпи до осени, – виновато произнес он, не поднимая глаз. – К тому времени что-нибудь изменится.

– Каким образом?

– По всем прогнозам, гражданская война в Мистралии должна закончиться этим летом. И чем бы она ни закончилась, Кантор перестанет быть объектом охоты. Если они проиграют войну, остатки разбитой армии никого уже не будут интересовать. А если победят, то сама понимаешь.

– Вы так спокойно об этом говорите… Их же всех убьют!

– Война в том и заключается. Или их всех убьют, или они всех убьют, при любом раскладе жертвы составят процентов… – Его величество подумал пару секунд, пока разгоралась трубка, затем с сожалением резюмировал: – Точно не скажу, данных не хватает, – много, одним словом. Не беспокойся, Кантора я туда не пущу. Нечего ему там делать.

– Вы всерьез надеетесь, – горько вздохнула Ольга, – что сможете его куда-то не пустить вопреки его желанию?

– А вот чтобы он не захотел, это уже твоя часть дела. Держи его крепко, как только можешь. Чтобы он постоянно чувствовал, как ты его любишь, как он тебе нужен и как ты нужна ему. А ты ему действительно нужна, ты единственное, что у него есть хорошего в этой жизни, и, если ты заметила, только с тобой он позволяет себе быть веселым, ласковым… даже обнаруживать слабость, что вообще является высшим доверием. И уж если ему так не нравится, когда на него повышают голос, так ли это сложно – не обижать человека, а попытаться понять друг друга?

– Ваше величество, – ворчливо перебила короля Ольга, – не надо мне читать лекции по этике и психологии семейной жизни, мне их в школе читали.

– В школе? – поразился король, мгновенно забыв о прерванной лекции. – Вам преподают в школе подобные науки? Видимо, ты часто прогуливала упомянутые лекции, раз при таком образовании все же имеешь проблемы в отношениях с противоположным полом.

– Это противоположный пол имеет проблемы со мной, – так же недовольно проворчала Ольга. – Потому что большая часть этого самого пола – сволочи, как справедливо считает Эльвира. Ни с вами, ни с Элмаром у меня проблем нет. И с Диего тоже, это не проблемы, это… не те проблемы.

– А какие?

– Не знаю! Не те!

– Если желаешь, я тебе скажу какие. Мне кажется, ты сама не очень-то понимаешь, что с тобой происходит и отчего ты так нервничаешь. Я вижу здесь два момента. Во-первых, у вас начался обычный для всех пар период притирки и привыкания друг к другу. Первый безумный порыв завершился, редкие встречи сменились постоянным совместным проживанием, и вы впервые столкнулись с такой банальностью, как быт. Твой возлюбленный далеко не идеален, у него масса разнообразных недостатков. Хотя он и старается поменьше их проявлять в общении с тобой, ты все равно их видишь, и вполне естественно, что они вызывают у тебя недовольство. А во-вторых, совсем недавно ты чуть не потеряла столь дорогого тебе дона Диего, и память об ужасе, пережитом в тот вечер, не оставляет тебя до сих пор. Тебе до сих пор его до боли жаль, хотя он уже здоров и полон сил, но ты постоянно пребываешь в страхе – вдруг с ним опять что-то случится.

– Все-то вы знаете… – вздохнула Ольга, которая действительно до сих пор не догадывалась посмотреть правде в глаза.

– Отчего же я должен не знать, если у меня в семье подобная проблема. У Киры иногда на лице написано, как ей хочется мне что-то сказать и как это желание ее оставляет, стоит ей только вспомнить нашу свадьбу… Я вижу, Ольга, тебя смущает затронутая мною тема, так что, если желаешь, давай ее оставим. Оставим? Ну и хорошо, я не настаиваю. Лучше я кое-что покажу сейчас, а ты скажи, не напоминают ли тебе чего-нибудь эти обломки.

Напоминают, как же! Нашел его величество чего спросить! Обломки – они и есть обломки, что они могут напоминать? Единственное, что вспомнилось Ольге по этому случаю, – незабвенное высказывание ослика Иа: «А какого цвета он был, когда был шариком?»

– Пластмасса, – высказалась наконец Ольга, поняв, что ничего подробнее сказать все равно не сможет. – Паленая. Проволока. Тоже паленая. Вот это даже приблизительно не знаю что такое. Тряпочки какие-то… Не знаю. Что это было, когда оно было целым, – спросите лучше у Жака. По-моему, он не должен в обморок падать, обломочки чистые.

– Покажу, конечно. Жаль, что Толик так не вовремя выбыл из игры, он бы тоже мог что-нибудь полезное подсказать. Или его эльфийские родственники. Ты еще видишься с Хоулианом?

– Иногда. Но теперь он, наверное, пропадет на некоторое время. Хоть они с Толиком и расстались, но все равно остались друзьями, а Хоулиан очень трепетно относится к личным отношениям, будь то любовь или просто дружба. Он обязательно кинется домой ухаживать за раненым другом и оказывать всяческую моральную поддержку. А как там Толик? Он поправится?

– Скорее, чем ты думаешь. Эльфы умеют регенерировать. – Король поднялся с подоконника и галантно протянул Ольге руку. – Вернемся к нашему прерванному ужину, пока сюда не примчался мэтр с ложкой, тарелкой и намерением покормить меня насильно. Полагаю, Кира уже вернулась, а твой кабальеро весь извелся от ревности. Кстати, ты не можешь мне объяснить, почему он так тебя ревнует именно ко мне? Не к Элмару, не к Жаку, а почему-то ко мне?

– Он сам этого не может объяснить, – вздохнула Ольга. Ходить под ручку с королем было несколько неудобно, уж слишком он длинный. Как, интересно, это получалось у Дорианы с ее метром шестьдесят? – Он ведь ничего вам не говорит. Сделайте вид, что не замечаете.

– Если ты обратила внимание, я так и делаю все время, что мы с Кантором знакомы. Но всему же есть предел!..

– Тогда сами с ним разбирайтесь. Мне он сцены ревности не устраивает, никаких упреков не высказывает, так что у меня нет повода вообще об этом говорить. Хотя, конечно, неприятно, он каждый раз так смотрит… чувствуешь себя, будто и в самом деле в чем-то виновата.

Король вздохнул:

– Он очень тяжелый человек. Даже мне сложно с ним общаться. Не особенно тебе повезло с возлюбленным, но коль уж так сложилось – любите друг друга и старайтесь не обижать. При всех своих недостатках товарищ Кантор в целом хороший и честный парень. Да… не подумай чего, это всего лишь случайная мысль, посетившая однажды мою нездоровую голову… Кантор – человек особенный, магически одаренный, и его Сила до сих пор никем не изучена. Он не умеет ею пользоваться толком, но все же она постоянно просыпается, помогая в тяжелые минуты. Ему часто везет в экстремальных ситуациях, намного чаще, чем обычным людям. Кантору удается избегать множества опасностей, неизбежных для большинства. Будь он вором, никто бы на это и внимания не обратил, но коль Тени у Кантора нет и в помине, я осмелюсь предположить, что бережет твоего возлюбленного его странная Сила. Ты понимаешь, на что я намекаю? Никто не гарантирует, что для другого мужчины твое проклятие будет так же безвредно, как для Кантора.

– Я понимаю, – грустно кивнула Ольга. На самом деле она поняла даже больше. То ли король так и планировал, то ли его величеству из-за сегодняшнего стресса не удалось подобающим образом скрыть мучительное раздумье в глазах, когда он подбирал слова… Как бы то ни было, Шеллар III, как всегда, сказал лишь ту часть правды, которую счел допустимым доверить подданной. А знал этот хитрец, несомненно, больше, чем сказал.

Глава 12

– Ненавижу политику! – вздохнул я. – Впрочем, меня никто не спрашивает…

М. Фрай

Местом знаменательной встречи был выбран безлюдный островок у южного побережья Эгины. Когда-то здесь стоял храм давно забытого культа Морского Змея, жрецы которого благоговейно скармливали обожаемому чудовищу прекрасных невольниц и неосторожных путников, которых нелегкая заносила на остров. Пока лет пятьсот тому назад, на беду негостеприимным жрецам, изменчивая нелегкая не занесла к ним в гости группу героев. Ребята просто сбились с пути во время шторма и ничего против обитателей острова не имели, но обнаглевшие жрецы почему-то решили, что священному животному должно особенно понравиться изысканное блюдо из трех человек, кентавра и эльфийки. С тех пор остров украшают живописные руины и гигантский скелет змея-гурмана.

Выслушав эту историческую справку, товарищ Пассионарио не преминул полюбопытствовать, откуда у почтенного мэтра Истрана ориентиры столь экзотического места. Вряд ли маги водят сюда на экскурсии своих учеников, те бы давно растащили скелет на сувениры. Старик усмехнулся в бороду и ответил, что не намерен распространяться перед учеником о событиях времен своей далекой юности. Такой ответ сразу отметал предположение, будто это милое местечко присоветовал коллеге мэтр Хирон, который вполне мог быть тем самым кентавром. Скорей всего уважаемый наставник в молодости бегал сюда на свиданки с упомянутой эльфийкой. И вполне возможно, под этим самым кипарисом была зачата бабушка озорницы Этель.

– Что же вы не отправляетесь за мэтром Максимильяно? – прервал шкодливые размышления ученика старый волшебник.

– Мэтр прилетит на миске, – пояснил тот и принялся собирать сухие водоросли и щепки для костра. – Он сказал, что не доверит свою персону телепортисту, который постоянно промахивается. Сейчас я разведу костер, чтобы указать, где мы находимся, и будем ждать.

– А он точно прилетит? – забеспокоился мэтр Истран. – Не передумает?

– Он же обещал! Почему бы он должен передумать?

– Ну мало ли какие причины могут вдруг обнаружиться… Вдруг он, когда обещал, забыл, что проспорил мне… э-э… одну вещицу, о которой вам знать не обязательно… а потом вспомнил и, как выражается Ольга, зажал…

– А когда это вы с ним поспорить успели? – не унимался любопытный ученик. – Еще в те времена? А о чем?

– Да, ваше высочество, еще в те. Скоро уж девятнадцать лет тому исполнится. А что касается предмета нашего спора, то он заключался в некоторых вопросах… э-э… воспитания принцев.

– Всех или одного конкретного?

– Мне кажется, общение с его величеством не прошло для вас бесследно, – заметил наставник вместо ответа. – Причем заимствуете вы у него исключительно худшие привычки. Раньше вы не были таким дотошным в расспросах. Займитесь лучше костром.

Пассионарио прислушался и вдруг заметался, поспешно сгребая в жалкую кучку все, что насобирал.

– Ой, не успел! Он уже летит! А, чтоб тебя, этого не хватит…

Мэтр Истран неодобрительно покачал головой и, по привычке всплеснув руками, поднял их перед собой ладонями вверх.

– Можете посмотреть, как это делается, – наставительно сказал он. – Заклинание для бакалавра, но в своей стихии у вас должно получиться. Только не вздумайте повторить в помещении.

Над вытянутыми руками волшебника взвились метровые языки пламени, осветив ночной берег и хмурое, беззвездное небо. Слегка опали, выровнялись и заплясали на ветру, вызывая воспоминания о теплом доме и горящем очаге в зимнюю ночь.

– Не выше четвертого, – деловито предупредил мэтр, продолжая держать на ладонях горящий костер, – Это восьмой, но вам, повторяю, не выше четвертого. И обязательно с вертикальным ограничителем.

– А вербальный компонент? – напомнил ученик, жадно ловя каждое движение наставника. Он уже заметил, что мэтр частенько колдует молча, а необходимые слова произносит мысленно. И потом, попробуй пойми, был ли в заклинании вербальный компонент и какой именно.

– Без вербального, на чистой Силе.

Небольшая тень плавно скользнула по небу, ровное жужжание стало слышнее, и вскоре на берег опустился миниатюрный, не больше почтовой кареты, летательный аппарат. По форме он действительно напоминал тарелку, перевернутую вверх дном. Мягко прошуршали по песку шасси, смолкло жужжание и чуть потускнели фары. Кабина раздвинулась.

Великий момент наступил.

Мэтр Истран погасил ненужный уже огонь и медленно, очень медленно сделал шаг. Потом еще один.

Мэтр Максимильяно, неловко придерживая под мышкой какой-то неудобный ящичек, так же медленно шагнул навстречу.

Они остановились лицом к лицу посреди пляжа, не говоря ни слова, как будто не знали, что сказать друг другу. Стояли молча, глаза в глаза, без звука, как два дуэлянта, встретившиеся спустя много лет, чтобы завершить прерванный когда-то поединок. Принцу даже показалось, что на самом деле они не молчат, просто ему, постороннему, не дано слышать разговор двоих могущественных магов. Но все-таки больше было похоже на то, что старики от волнения действительно не находят слов для приветствия, поэтому ученик позволил себе вмешаться.

– Вот, – сообщил он, почтительно кивая на старого шархи, – знакомьтесь. Региональный координатор Макс Рельмо, он же…

– Орландо, сядь, – не отводя взгляда, попросил наставник. – Мы знакомы.

– Действительно, ваше высочество, – заметил второй наставник, также не сводя глаз с коллеги. – Вы не находите, что это несколько неуместно – представлять людей, давно знакомых?

– Ну мало ли, – смутился вождь и идеолог. – А вдруг вы его не узнали? Он состарился, да еще мантию снял…

– Я тебе состарюсь, поганец! – сверкнул глазами региональный координатор. А мэтр Истран улыбнулся, рассматривая новый костюм давнего приятеля.

– Должен заметить, мой юный друг, вам никогда не шла мантия. А в этом костюме вас легко можно спутать с вашим сыном.

– Оставьте комплименты, уважаемый коллега, – печально усмехнулся «юный друг» и принялся наматывать на палец кончик седеющей косы. – Это вы не меняетесь уже двести лет, а я теперь выгляжу почти как ваш ровесник. Да, кстати… вот… – Он оставил в покое косу и с неловкой улыбкой протянул коллеге ящичек. – Я ведь проспорил…

– Да что вы, право же, не стоило… – Придворный маг оглянулся на ученика и не стал добавлять, будто он давно забыл про сей давний должок, хотя явно хотел. – Я полагал, вы уже и не помните…

– Склерозом я пока не страдаю. Тем более мне самому было интересно, чем наш спор закончится, и я все эти годы старался по возможности следить за духовным развитием вашего воспитанника. Преклоняюсь перед вашим талантом. Он действительно выдающийся человек.

– Ваше высочество, – спохватился старик, – полагаю, у вас еще много дел и нам не следует далее отнимать у вас время. Как вы думаете, коллега, нам еще нужен посредник?

– Вы абсолютно правы, – согласился коллега. – Посреднику необходимо выспаться, так как завтра у него ответственная встреча. Орландо, умоляю, будь внимателен при телепортации. Ты уже три раза терялся за последние десять дней! Нельзя же так распускаться из-за ссоры с женщиной! И кстати, еще раз услышу, что ты хоть каплю спиртного в рот взял, зашью рот, к хренам собачьим! Нельзя же так, в самом деле!

Мэтр Истран присел на опрокинутый каменный столб, изрезанный руническими надписями, и, когда серый туман полностью рассеялся, укоризненно произнес:

– Вы напрасно так обижаете мальчика. Он действительно очень переживал по поводу ссоры с госпожой Люменталь. К счастью, они уже помирились, так как причиной размолвки послужило действительно недоразумение.

– Если бы мальчик поменьше лгал своей даме сердца до этого, никакого недоразумения бы не произошло, – ворчливо отозвался региональный координатор. – Но коль уж так вышло, надо же хоть немного себя уважать! Он не юная девица, чтобы орошать слезами подушку и три дня терроризировать окружающих своими жалобами! Орландо взрослый мужчина, хоть по нему и не особенно заметно… ну скажите, мэтр Истран, неужели Шеллар хоть раз за всю жизнь позволил себе пожаловаться на проблемы с дамами?

Старик покачал головой и печально улыбнулся:

– Шеллар всегда был скрытен и замкнут, когда дело касалось проблем такого рода. Но я бы не назвал это проявлением мужества. Скорее наоборот. Впрочем, иногда его реакция на проблемы выражалась в довольно забавных формах. Однажды, например, я застал его за совершенно неподобающим занятием. Его высочество, невероятно расстроенный, возлежал на кровати и расстреливал жеваной бумагой из трубочки статуэтку Мааль-Бли. Однако мы ведь сюда пришли не ради того, чтобы вспоминать молодые годы его величества. Да и, честно говоря, мне не очень хочется о нем разговаривать. Постоянно преследует ощущение того, что король сейчас выйдет из-за ближайшего куста и поинтересуется, что мы тут без него делаем. Лучше скажите, как здоровье господина Толика?

– Ничего по этому поводу не скажу, – вздохнул Рельмо и тоже присел на ближайший фрагмент разрушенного храма. – Он теперь и не появится, пока полностью не закончит регенерацию. У эльфов так принято – на время выздоровления раненый становится затворником, и навещать его можно только целителям и особо близким эльфам, и то по приглашению. По их понятиям, показаться в обществе с каким-то увечьем – это все равно что для нас выйти на люди голым. Очень жаль, что так получилось. Он был мне нужен, обещал кое в чем помочь… Но что толку сожалеть, утешимся тем, что он успел спасти Шеллара и сам при этом не погиб. Человек на его месте вряд ли выжил бы. Кстати, какие-нибудь предсказания на этот счет были?

– Ничего, – уверенно ответил мэтр Истран. – Я бы знал.

– И у меня ничего. Покушение на Шеллара в Эгине было предсказано… Не настолько точно, без указания времени места, с единственным уточнением – ему будет грозить смертельная опасность, и спасет его Диего. Так и получилось, в этот раз ничего. Ни один из знакомых мне прорицателей даже отдалено не предполагал. Мафей тоже ничего во сне не видел?

– Я бы знал. Даже если бы он попытался скрыть, я бы все равно знал. А Орландо?…

– Да тоже ничего… – Рельмо в сердцах ругнулся по-мистралийски и дернул себя за косу. – Только вот опять все его видения коту под хвост. Опять получается, что это был вариант без Шеллара, потому и приключилось недоразумение со стоящей армией. Я тоже не поверил, что Шеллар может настолько подло предать, так и думал – или что-то с ним случится, или поссорятся. Надо заново сеанс устраивать. А вообще, Мафей что-то еще видел после Орландо?

– Нет, с тех пор ничего подобного ему не снилось. Если такое произойдет, я вам обязательно сообщу. А сейчас я все же хотел бы прояснить несколько вопросов. Коль уж теперь мы оба знаем, кто вы на самом деле, скажите, зачем вы здесь?

Региональный координатор невесело усмехнулся и отпустил косу. Наивно было бы надеяться на то, что тебе не задать этого вопроса.

– Положим, кто я такой на самом деле, вы не так уж хорошо знаете. А зачем я здесь… Основные задачи нашей службы – наблюдение и охрана.

– Простите, охрана кого и от чего?

– Вас… от нас. От людей, – уточнил Рельмо, вспомнив, что из-за его принадлежности к двум мирам одновременно это «нас» можно толковать двояко. – Объясню понятнее. Ван мир – закрытый. Согласно договору, который вам наверно уже известен, так как вы сами его переводили, мир Дельта полностью огражден от постороннего влияния. Контакты запрещены. Тому было две причины. Во-первых, этого потребовали эльфы. Они когда-то жили здесь, у многих остались потомки, и вообще, этот мир дорог им как память. При контакте двух миров со столь разным развитием глобальные потрясения неизбежны. А эльфы – существа сентиментальные и очень не любят таких вещей. И, во-вторых, ваш мир – уникальный объект для наблюдения.

Здесь существует такая временная аномалия, как переселенцы. Как развивалось человеческое общество естественным путем, мы знаем из собственной истории. А вот как оно будет развиваться, если в него время от времени подкидывать чужаков из другого мира? Каково будет их влияние, насколько они способны изменить обычный ход событий? Ни в одном из знакомых нам миров существование переселенцев не является общеизвестным явлением, как здесь. Нигде больше не существует таких возможностей для изучения различных вероятностей развития человечества. Да и сам феномен перемещения тоже интересный вопрос. Вдруг в нем есть какая-то закономерность, вдруг это шаг к условному бессмертию? Вот мы и изучаем. Все переселенцы появляются здесь естественным путем, мы их не подбрасываем специально. Наши агенты никогда не маскируются под переселенцев, чтобы не нарушать естественную картину. Целенаправленный отстрел переселенцев запрещен, даже если они начинают слишком заметно влиять на историю, как, например, советник Блай или Жак. Кстати, именно поэтому советник до сих пор жив. Да и Жак тоже. С ним мой верный Мануэль здорово промахнулся, но я не рискнул исправлять его ошибку. Возможно, так и надо – всякому явлению должно что-то противостоять.

– Возможно, коллега, возможно, – согласился мэтр Истран. – Мировое равновесие несомненно существует. А об охране подробнее можно?

– Охрана необходима потому, что всякий обнаруженный мир становится лакомым куском для всевозможных любителей наживы. Начиная с мелких авантюристов и заканчивая крупными добывающими компаниями. Из собственного мира мы уже выкачали все доступные ископаемые.