Book: Это случилось осенью



Это случилось осенью

Лиза Клейпас

Это случилось осенью

Кристине Додд, моей сестре, подруге и вдохновительнице.

С любовью, Л.К.

Пролог

Лондон, 1843 год

Две молодые женщины стояли на пороге парфюмерной лавки. Судя по акценту, одна из них явно была американка. Она нетерпеливо дергала свою спутницу за рукав.

— Нам обязательно нужно туда идти?

Она была поменьше ростом, но упорно сопротивлялась попыткам увлечь ее в ненавистный магазин.

— Мне становится скучно до слез, когда я попадаю в такие места, Лилиан. А ты готова часами стоять и нюхать все эти склянки.

— Тогда подожди в карете, с горничной.

— Это еще скучнее. К тому же я никуда не должна отпускать тебя одну. Без меня ты непременно попадешь в какую-нибудь историю.

Для благовоспитанной дамы ее более высокая спутница рассмеялась слишком громко и весело. Девушки вошли в магазин.

— Дело не в том, что ты боишься, если я попаду в историю, Дейзи. Просто ты не хочешь пропустить зрелище, если действительно что-то случится.

Дейзи угрюмо ответила:

— К сожалению, в парфюмерной лавке приключений не встретишь.

Сзади раздалось вежливое хихиканье. Девушки обернулись. Пожилой господин в очках стоял за длинным дубовым прилавком, покрытым многочисленными царапинами.

— Вы так уверены в этом, мисс? — спросил он с улыбкой. — Некоторые верят, что духи — это волшебство Аромат способен выразить самую суть вещей и людей, пробудить призрак прошлой любви, вызвать сладчайшие воспоминания…

Дейзи эхом отозвалась:

— Призрак?

Она была заинтригована, а подруга нетерпеливо ответила:

— Дорогая, он ведь не буквально. Духи не могут вызвать привидение. Это всего лишь смесь ароматических частиц, которые взаимодействуют с обонятельными рецепторами в твоем носу.

Пожилой господин, мистер Финеас Неттл, взглянул на девушек с неподдельным интересом. Они не были красавицами в общепринятом смысле этого слова, хотя обе, безусловно, привлекали внимание. Бледная кожа и густые темные волосы, строгая чистота линий, кажется, довольно часто встречались у американских девушек.

— Прошу вас! Не угодно ли взглянуть на наш товар, мисс?

— Боумен, — любезно ответила старшая из девушек. — Лилиан и Дейзи Боумен.

Она бросила быстрый взгляд на стоящую у прилавка светловолосую даму в дорогом наряде, давая понять продавцу, что согласна дожидаться своей очереди.

Пока блондинка нерешительно перебирала выставленные перед ней образцы духов, американки принялись бродить среди полок. Здесь были флакончики с духами и одеколоном, помада, воск, баночки с кремом, мыло — все, чтобы можно было заботиться о красоте. Привлекали внимание масла для ванны в хрустальных бутылочках, жестянки с мазями из трав, разнообразные крошечные коробочки. На нижних полках размещались ароматизированные свечи и чернила, соли, благоухающие гвоздичным маслом, корзиночки с сухими цветочными лепестками и горшочки с притираниями и бальзамами. Мистер Неттл заметил, что младшая из девушек, Дейзи, разглядывала содержимое полок без всякого интереса. Та, что была постарше, Лилиан, внимательно изучала полку с маслами и вытяжками, содержащими чистые ароматы розы, миндаля, жасмина, бергамота. Девушка осторожно брала янтарные флакончики, вынимала пробку и с видимым удовольствием вдыхала чудесные запахи.

А в это время блондинка наконец-то остановила свой выбор на флакончике духов и покинула магазин.

Лилиан проводила ее взглядом и задумчиво пробормотала:

— Интересно, почему многие блондинки пахнут амброй? Дейзи спросила:

— Ты имеешь в виду, выбирают духи с амброй?

— Нет, у них кожа сама по себе пахнет амброй, а иногда даже медом.

Младшая озадаченно хихикнула:

— Что ты такое говоришь? Люди ничем не пахнут, а если пахнут, им пора принять ванну.

Девушки посмотрели друг на друга с некоторым удивлением.

— Да нет же, пахнут, — сказала Лилиан. — У каждого из нас есть свой запах. Неужели ты не замечала? У одних кожа пахнет, как горький миндаль или фиалка, а у других…

— Другие пахнут сливой, или пальмовым маслом, или свежим сеном, — подхватил Неттл.

Лилиан взглянула на него с одобрительной улыбкой:

— Именно так!

Неттл снял очки и принялся тщательно их протирать, скрывая за этим жестом некоторое замешательство. Неужели такое возможно? Неужели девушка и в самом деле способна почувствовать индивидуальный запах человека? Он сам, конечно, мог, но это редкий дар. А уж для женщины… Неттл о таком никогда не слыхивал.

Из расшитой бисером сумочки, свисавшей с ее запястья, Лилиан Боумен извлекла полоску сложенной бумаги.

— У меня записан состав духов, — обратилась она к парфюмеру, протягивая ему листок, — хотя я не вполне уверена в пропорциях ингредиентов. Не могли бы вы изготовить для меня эту смесь?

Неттл развернул сложенный листок и прочел список составляющих. Его седеющие брови слегка поползли вверх.

— Необычное сочетание, но очень интересное. Думаю, получится чудесно.

Он пристально посмотрел на девушку.

— Могу я спросить, мисс Боумен, где вы раздобыли этот состав?

— У себя в голове. Я пыталась подобрать запахи, наилучшим образом оттеняющие мой собственный аромат, хотя, как я уже сказала, мне трудно точно определить пропорции.

Неттл еще раз пробежал глазами список, скрывая скептическую усмешку. Частенько бывало и раньше, что покупатель требовал приготовить духи на основе какого-нибудь главного аромата — розы или лаванды, но чтобы целый список составляющих… такого еще не было. А сочетание запахов было хоть и необычным, но вполне гармоничным. «Вероятно, по чистой случайности», — подумал Неттл.

— Мисс Боумен, — спросил он, гадая, насколько далеко заходят ее способности, — вы позволите показать вам некоторые из моих духов?

— Да, конечно, — ответила Лилиан радостно, подходя к прилавку.

Неттл принес маленький хрустальный пузырек с бледной, слегка светящейся жидкостью.

— Что вы делаете? — спросила она, когда парфюмер вылил несколько душистых капель на льняной носовой платок.

— Никогда не нужно вдыхать аромат прямо из флакона, — объяснил Неттл, протягивая ей платок. — Лучше сначала дождаться, пока улетучится спирт, тогда на ткани останется чистый запах. Скажите, мисс Боумен, какие запахи вы можете различить в этих духах?

Разделить компоненты сложной смеси — это была весьма трудная задача даже для самого опытного парфюмера.

Лилиан склонила голову, вдохнув аромат. Ничуть не колеблясь, она назвала компоненты, будто пианистка, разыгрывающая гаммы.

— Цветок апельсина, нероль, амбра и… мох? — Она замолчала. Ее ресницы озадаченно трепетали над бархатисто-карими глазами. — Мох?

Неттл был поражен до крайности. Обычный человек не смог бы распознать ингредиенты сложной смеси. Он, возможно, может определить главную составляющую — розу, лимон или, к примеру, мяту, но оттенки одного аромата! Они лежат за пределами человеческих возможностей.

Очнувшись от раздумий, Неттл слегка усмехнулся, услышав вопрос девушки. Он часто добавлял в свои духи необычную нотку, благодаря которой запахи обретали особую глубину и выразительность. Но еще никто ни разу не угадал, что именно он добавил.

Он достал еще один платок и капнул из другого флакона.

— Попробуйте вот этот…

Лилиан справилась с новой задачей с той же поразительной легкостью:

— Бергамот, тубероза, ладан…

Она немного подумала, делая вдох за вдохом, но потом удивленно улыбнулась и добавила:

— И чуть-чуть кофе…

Ее сестра Дейзи наклонилась над флакончиком и воскликнула!

— Кофе? Здесь и не пахнет никаким кофе…

Лилиан вопросительно взглянула на Неттла, а тот улыбнулся, подтверждая ее догадку:

— Да, кофе.

Он восхищенно покачал головой, не веря происходящему:

— У вас талант, мисс Боумен!

Пожав плечами, Лилиан криво усмехнулась.

— Боюсь, не много проку от этого таланта, когда ищешь мужа. Вместо того чтобы наградить меня неотразимой красотой или чудесным голосом. Как говорит моя матушка, даме не пристало принюхиваться…

— Только не у меня в магазине, — ответил Неттл.

Они так увлеченно продолжали беседовать о запахах, как другие люди делились бы впечатлением о виденных в музее картинах. О свежих запахах наполненного туманом леса после дождя, о горьковатом морском ветерке; о густом, отдающем плесенью, аромате трюфеля; о пронзительной свежести снежного зимнего неба…

Дейзи быстро потеряла всякий интерес к разговору и отправилась бродить среди полок. Она открыла коробочку с пудрой и расчихалась, потом нашла банку с леденцами, которые и принялась грызть с громким хрустом.

Лилиан рассказала Неттлу, что ее отец владеет в Нью-Йорке фирмой, производящей духи и мыло. Девушка получила начатки знаний парфюмерного дела, время, от времени посещая лаборатории и фабрики отцовской фирмы. Она даже помогла разработать ароматический состав для одного сорта мыла. Никакого специального образования девушка не получила, но Неттлу сразу стало ясно: она необычайно талантлива от природы. К сожалению, этому таланту не суждено раскрыться во всей полноте, ведь она — женщина.

— Мисс Боумен, — сказал он, — у меня есть эссенция, которую я хотел бы вам показать. Если вы соблаговолите подождать немного, пока я схожу за ней…

Лилиан кивнула и осталась дожидаться, облокотившись о прилавок. Ей стало любопытно. Неттл исчез за занавеской, прикрывающей ход в соседнюю комнату. Там хранились многочисленные папки с прописями, громоздились шкафы, забитые вытяжками, настойками, дистиллятами. На самой верхней полке покоились завернутые в льняную ткань старинные галльские и греческие фолианты, посвященные парфюмерному искусству. Хороший парфюмер — это всегда немного алхимик, немного художник и немного волшебник.

Взобравшись на деревянную лесенку, Неттл достал с полки сосновый ящичек… И вот ящичек оказался на прилавке.

Сестры Боумен с любопытством следили, как пальцы Неттла откинули крошечные медные петельки. Внутри оказался флакончик, запечатанный восковой печатью. Эти капельки почти бесцветной жидкости стоили целого состояния, ведь более ценного вещества Неттл не получил за всю свою жизнь.

Сорвав печать, он капнул драгоценную жидкость на платок и подал его Лилиан. Она сделала вдох. Почти невесомый аромат, легкий и нежный, он вдруг набрал силу, сменился неожиданно чувственным. И вот уже первое дуновение унеслось прочь, оставив на память дразнящий сладковатый привкус.

Лилиан изумленно смотрела на парфюмера поверх носового платка.

— Что это?

— Редкая орхидея. Она пахнет лишь ночью, — ответил Неттл. — У нее снежно-белые лепестки, куда более нежные, чем у жасмина. Цветок нельзя нагревать, он слишком хрупкий.

— И как же извлечь ароматическое вещество? Холодный анфлераж? — деловито предположила Лилиан, имея в виду метод извлечения драгоценного эфирного масла.

— Вы правы. Цветочные лепестки вымачивают в жире, пока он не вберет в себя эфирный компонент. Потом жир обрабатывают спиртовым растворителем, чтобы извлечь чистое вещество.

Девушка еще раз вдохнула изысканный запах.

— И как же называется эта орхидея?

— Царица ночи.

Дейзи восхищенно хихикнула.

— Похоже на название одного из тех романов, что матушка запрещала нам читать.

— Я бы посоветовал использовать каплю этого вещества в вашем заказе вместо лаванды, — предложил Неттл. — Может быть, будет стоить дороже, но, по-моему, нижняя нота получится просто восхитительной, особенно если вы хотите взять амбру в качестве закрепляющего ингредиента.

— Насколько дороже? — поинтересовалась Лилиан.


Неттл назвал цифру, и ее глаза округлились от удивления.

— Боже правый, это дороже, чем на вес золота! Жестом фокусника Неттл поднес флакончик к свету.

Жидкость засверкала и заискрилась, как бриллиант.

— Боюсь, настоящее волшебство не может стоить дешево. Лилиан рассмеялась, не сводя зачарованного взгляда с флакончика.

— Настоящее волшебство, — фыркнула она.

— Да, это вещество может сотворить чудо, — настаивал Неттл, улыбаясь. — К тому же я добавлю в духи особый секретный ингредиент, который усилит эффект.

Конечно, Лилиан ему не поверила, но была так заинтригована, что договорилась о повторном визите в магазин. Лилиан оплатила заказ, а также съеденные сестрой леденцы. Девушки вышли на улицу. Одного взгляда на лицо Дейзи было достаточно, чтобы понять: у бедняжки голова пошла кругом от этих разговоров о волшебных духах, секретных ингредиентах. Она и без того отличалась живым воображением, а тут…

— Лилиан, а ты дашь мне подушиться этими волшебными духами?

— Я ведь всегда делюсь с тобой, разве нет? — Нет.

Лилиан застонала Показное соперничество, а иногда и мелкая ссора случались между ними, но на самом деле сестры были верными союзницами и близкими подругами. Не многие из тех, с кем сводила судьба Лилиан, любили ее. За исключением, конечно, Дейзи. Сестра была готова обожать и грязную бродячую собаку, и самых ужасных детей, и какую-нибудь никчемную вещь, которую следовало бы починить или просто выбросить…

И все-таки они были совершенно разными. Дейзи — идеалистка, мечтательница, с живым, переменчивым характером. В ней прекрасно уживались причудливое детское воображение и трезвая расчетливость. О себе Лилиан могла бы сказать так: остра на язычок, готова противостоять всему миру, довольно циничная, исключительно преданная маленькому кружку друзей, особенно «желтофиолям» (так называли себя ее знакомые девушки, весь прошлый сезон тоскливо подпиравшие стены на балах и вечеринках в одиночестве). Дейзи и Лилиан, а также их подруги Аннабел Пейтон и Эванджелина Дженнер поклялись, что будут помогать друг другу в поисках мужа. Их усилия не пропали даром, ведь всего два месяца назад Аннабел счастливо сочеталась браком с мистером Саймоном Хантом. Следующей на очереди была сама Лилиан, однако четкого плана действий у девушек пока не было. Кого они хотят поймать? И как именно следует действовать, чтобы привлечь добычу?

— Конечно, я дам тебе попробовать мои духи, — сказала Лилиан, — хотя одному Богу известно, чего ты от них ждешь.

— Разумеется, что в меня безумно влюбится прекрасный герцог, — ответила Дейзи.

— А ты много видела молодых и красивых герцогов? — насмешливо спросила Лилиан. — По большей части это зануды преклонного возраста, а еще у них такое выражение лица, словно они проглотили лимон.

Коротко рассмеявшись, Дейзи обняла сестру за талию.

— Нужный нам джентльмен где-то рядом, — заявила она, — и мы его обязательно найдем.

Лилиан насмешливо спросила:

— Откуда такая уверенность?

— Нам поможет волшебство, — лукаво улыбнулась Дейзи.



Глава 1

Стоуни-Кросс-Парк, Гэмпшир

— Боумены приехали, — объявила леди Оливия Шоу, стоя на пороге кабинета.

Ее старший брат сидел за письменным столом, заваленным кипами бухгалтерских книг. День катился к закату. Золотой свет солнца лился сквозь высокие прямоугольные окна цветного стекла.

Маркус, лорд Уэстклиф, с недовольной гримасой оторвал взгляд от бумаг, и его темные брови почти сошлись над кофейно-черными глазами. Он пробормотал:

— Ну, сейчас начнется! Ливия рассмеялась:

— Полагаю, ты имеешь в виду дочек? В любом случае они забавнее, чем твои цифры.

Маркус быстро ответил:

— Ничего подобного.

Посадив огромную кляксу на безупречно выписанной линии цифр, он с отвращением посмотрел на зажатое в пальцах перо.

— Еще две дурно воспитанные девицы, с которыми мне нужно знакомиться. Особенно старшая!

— Они ведь американки, не так ли? — заметила Ливия. — Вряд ли стоит ожидать, что они знакомы со всеми тонкостями наших бесконечных светских ритуалов.

— Я еще могу простить им незнание тонкостей, — перебил ее Маркус. — Я не из тех, кто с ужасом подмечает, под каким углом оттопырен мизинец мисс Боумен, когда она держит чашку чая. Я возражаю против тех ее выходок, что считаются предосудительными в любом уголке цивилизованного мира.

«Выходки, — подумала Ливия. — Вот это уже интересно!» Она вошла в кабинет. Эта комната напоминала Ливии об умершем отце, и поэтому она ее недолюбливала.

Она болезненно воспринимала любое напоминание о восьмом графе Уэстклифе. Их отец был жестоким и черствым. Каждый раз, когда отец входил в комнату, ей казалось, что она начинает задыхаться от нехватки воздуха. Граф разочаровался во всех и во всем в своей жизни. Из трех его отпрысков только Маркус в какой-то степени отвечал высоким требованиям отца, потому что Маркус никогда не жаловался. Не жаловался даже тогда, когда его несправедливо наказывали.

Сестры Ливия и Алина относились к старшему брату с благоговением. Брат постоянно стремился к совершенству, получал самые высокие оценки в школе, бил всевозможные рекорды во многих видах спорта и относился к себе с исключительной строгостью. Маркус был способен укротить необъезженную лошадь, станцевать кадриль, прочитать лекцию по математике, перевязать рану или починить колесо кареты. Впрочем, ни один из его талантов граф так и не удосужился похвалить.

Ливия поняла, что отец стремился вытравить из характера единственного сына любое проявление мягкости. Одно время даже казалось, что ему это удалось. Однако пять лет назад, после смерти графа, вдруг оказалось, что Маркус — совсем не тот человек, каким был вынужден казаться. К радости Ливии и Алины, у брата всегда находилось время поговорить с ними. Какими бы незначительными ни казались их беды, Маркус всегда был готов прийти на помощь, а ведь сочувствие, понимание и любовь просто вытравлялись из него каленым железом.

И все же надо заметить, что Маркус отличался некоторой властностью, манипулируя даже теми, кого любит. Он просто вынуждал поступать так, как ему казалось правильным. Если бы Ливия стала сейчас перечислять все недостатки характера брата, она непременно упомянула бы еще об одном досадном свойстве — его непоколебимой вере в собственную непогрешимость. С улыбкой глядя на любимого брата, Ливия недоумевала, почему так обожает его, ведь он внешне — вылитый отец. У Маркуса были те же грубоватые черты лица: широкий лоб, крупный тонкогубый рот, широковатый нос, упрямый подбородок. Красивым его явно не назовешь, скорее — вызывающим, хотя, как ни странно, брат привлекал немало женских взглядов. Живые темные глаза Маркуса часто заволакивала насмешливая дымка, и улыбка была чудесная, неожиданная, поразительно белоснежная.

Откинувшись на спинку кресла, Маркус наблюдал за приближающейся сестрой. Стояли необычно теплые для начала сентября дни. Он снял куртку и закатал рукава рубашки. В таком виде он явно привлекал к себе внимание: мускулистые смуглые руки, слегка поросшие темными волосками, необычайно пропорциональное телосложение. Мощная фигура выдавала в нем страстного спортсмена.

Ливии ужасно хотелось узнать еще что-нибудь о «выходках» дурно воспитанной мисс Боумен. Присев на край письменного стола, она заглянула брату в лицо.

— Интересно, что же мисс Боумен сделала такого, чтобы так тебя разозлить? — задумчиво проговорила она. — Пожалуйста, Маркус, расскажи! Если не скажешь, я подумаю бог весть что. Мое воображение уже рисует мне что-то очень скандальное, что бедняжка мисс Боумен могла учудить.

Маркус презрительно фыркнул.

— Бедняжка мисс Боумен! И не проси, Ливия. Я не могу обсуждать с тобой такие вещи.

Как и большинство мужчин, Маркус не подозревал, что нет более верного способа разжечь женское любопытство, чем отказать в обсуждении «таких вещей».


— Выкладывай, Маркус, — скомандовала она, — или горько пожалеешь.

Он приподнял бровь в иронической усмешке.

— К чему лишние угрозы? Боумены уже здесь. Что может быть хуже?

— Тогда я попробую догадаться. Ты застукал мисс Боумен с кем-нибудь? Она позволила джентльмену поцеловать себя, или что-нибудь еще похуже?

Маркус ответил насмешливой полуулыбкой.

— Ну, это вряд ли. Достаточно взглянуть на эту девицу, чтобы любой находящийся в здравом уме мужчина дал деру, вопя от ужаса.

Ливия нахмурилась. Похоже, братец не на шутку разозлен на Лилиан Боумен.

— Маркус, она очень хорошенькая!

— Красивой наружности маловато, чтобы скрывать такие изъяны характера.

— Это, какие же?

Маркус фыркнул себе под нос, не желая пускаться в объяснения. И так все ясно!

— Она любит управлять людьми.

— Ты тоже, дорогой, — промурлыкала Ливия. Он как будто не слышал.

— Она старается верховодить.

— Так же, как и ты!

— Она заносчива и бесцеремонна!

— Как и ты, — весело сказала Ливия. Маркус рассердился:

— Мне казалось, что мы говорим сейчас о недостатках мисс Боумен, а не о моих!

Ливия запротестовала, говоря довольно невинным тоном:

— Но мне кажется, что в вас так много общего!

Она смотрела, как брат кладет перо, поправляет стопку бумаги на столе.

— Ну, если мы говорим о ее недостойном поведении… Ты хочешь сказать, что застал ее при компрометирующих обстоятельствах?


— Нет, я этого не говорил, а только сказал, что она не была в обществе джентльменов.

— Маркус, у меня нет времени разгадывать загадки, — сказала Ливия, теряя терпение. — Я должна идти встречать Боуменов. И ты, кстати, тоже. И все же скажи, что такого неприличного она натворила?

— Ты будешь смеяться, если я скажу.

— Она села на лошадь по-мужски? Курила сигару? Плавала голая в пруду?

— Не совсем.

Маркус задумчиво взял в руки стереоскоп — подарок ко дню рождения от сестры Алины, живущей с мужем в Нью-Йорке. Это было новейшее изобретение, модная вещица из клена и стекла. С помощью стереоскопа можно было увидеть объемное изображение. Стереоснимок поражал глубиной и четкостью деталей… Казалось, что веточка дерева вот-вот оцарапает столь любопытный нос, а горное ущелье, разверзнув пасть, готово было поглотить зрителя, рискующего свалиться туда в любую минуту. Маркус поднес стереоскоп к глазам и стал внимательно разглядывать снимок римского Колизея.

Видя, что сестра готова взорваться от нетерпения, брат вдруг сказал:

— Я видел, как мисс Боумен играет в лапту в одном нижнем белье.

Ливия уставилась на брата.

— В лапту? Ты имеешь в виду игру с кожаным мячом и плоской битой?

Маркус скривился.

— Это было, когда она приезжала сюда в прошлый раз. Мисс Боумен, ее сестра и две их подруги носились как угорелые, а я и Саймон Хант случайно проезжали мимо. Все они были в нижнем белье, кричали, что в эту игру невозможно играть в тяжелых юбках. И сейчас они придумают любую отговорку, лишь бы побегать полуголыми. Эти сестры Боумен — сущие гедонистки в своей жажде наслаждений!

Ливия зажала рот, безуспешно пытаясь не рассмеяться.


— Не могу поверить, что ты до сих пор молчал об этом! Маркус поставил стереоскоп на место.

— Хоть бы мне поскорее об этом забыть! — мрачно заметил он. — Как, Бога ради, мне смотреть в лицо Томасу Боумену? Ведь у меня перед глазами так и стоит видение его полуодетой дочери!

Ливия с веселым удивлением рассматривала профиль брата, ведь он сказал: «дочери», не «дочерей»! Ясно, младшей он даже и не заметил. Ему врезалась в память старшая.

Хорошо зная характер брата, Ливия могла бы еще подумать, что этот случай должен его позабавить, а не разозлить. Конечно, у Маркуса строгие нравственные принципы, но он далеко не ханжа. Постоянной любовницы у него пока не было, но до Ливии доходили слухи о нескольких романах. Ей даже довелось краем уха услышать, что строгий на вид братец весьма предприимчив в дамских спальнях. Но как бы там ни было, а живая и веселая американская девушка с неотесанными манерами, горячей кровью и свежеиспеченным богатством совершенно вывела Маркуса из себя. К чему бы это? Уж не подействовала ли и на Маркуса эта американская притягательность, под чары которой угодила вся семья Марсден? В конце концов, Алина вышла замуж за американца, да и она сама только что сочеталась браком с Гидеоном Шоу из Нью-Йорка.

— Думаю, в нижнем белье она была очаровательна? — спросила Ливия лукаво.

— Да, — ответил Маркус, не задумавшись ни на секунду, — то есть нет. — Он фыркнул. — Я хочу сказать, что почти не смотрел на нее и не мог оценить ее прелести, если, конечно, там есть что оценивать.

Ливия прикусила нижнюю губу, чтобы не рассмеяться.

— Да брось, Маркус, ты ведь здоровый тридцатипятилетний мужчина. Неужели ты даже одним глазком не подсмотрел, как мисс Боумен стоит перед тобой в одних панталонах?

— Ливия, у меня нет привычки подсматривать. Я или смотрю в открытую, или не смотрю вообще. Подглядывать — это для детей или извращенцев.


Она посмотрела на него с состраданием.

— Что ж, я ужасно сожалею, что тебе пришлось вытерпеть такую неприятность. Остается лишь надеяться, что в этот визит мисс Боумен не станет снимать одежду, чтобы шокировать твои утонченные чувства.

Маркус скорчил гримасу.

— Наверняка не постесняется.

— Что ты имеешь в виду? — усмехнулась Ливия. — Не постесняется раздеться или шокировать?

Он прорычал:

— Достаточно, Ливия. Она захихикала.

— Идем, мы должны поздороваться с Боуменами.

— У меня нет на это времени, — быстро ответил Маркус, — придумай для меня какое-нибудь извинение.

Ливия изумленно уставилась на брата.

— Да нет же, Маркус! Ты просто обязан. Первый раз вижу, чтобы ты проявил такую неучтивость!

— Черт возьми, они ведь пробудут у нас почти месяц. Будет еще время загладить вину. Разговор об этой девице Боумен вконец испортил мне настроение, даже зубы сводит.

Ливия принялась задумчиво рассматривать брата, а он терпеть не мог эту ее манеру.

— Я много раз видела, как ты разговариваешь с людьми, которых терпеть не можешь. Раньше тебе всегда хватало выдержки, особенно если тебе что-нибудь от них нужно. По той или иной причине, но упоминание о мисс Боумен слишком тебя раздражает. Кажется, я догадываюсь почему.

Его глаза вызывающе блеснули.

— В самом деле?

— Пока это всего лишь предположение. Я дам тебе знать, когда приду к определенному выводу.

— Боже сохрани Лучше пойди и поприветствуй наших гостей, Ливия.

— А ты будешь сидеть в кабинете, словно загнанная в нору лиса?

Маркус встал.

— Я выйду через черный ход, хочу проехать верхом. Думаю, прогулка будет длинной.

— Когда ты вернешься?

— Приеду к ужину. Ливия устало вздохнула.

— Лучше бы тебе не задерживаться, — предупредила она. — Когда я согласилась исполнять роль хозяйки твоего дома, я и не предполагала, что мне придется буквально все делать самой.

— Я никогда не опаздываю, — ровным голосом сообщил Маркус и рванул вперед такими шагами, как приговоренный к казни человек, которого вдруг помиловали.

Глава 2

Маркус скакал прочь от дома, направляя лошадь по наезженной лесной дороге далеко за пределы поместья. Он спустился в лощину, а затем взобрался вверх по склону и опустил поводья. Лошадь неслась через высушенные солнцем луга. Когда-то здесь был королевский охотничий заказник, теперь же поместье пользовалось славой одного из самых модных мест в Англии. Сюда особенно любили наезжать сливки общества.

Нескончаемый поток гостей был Маркусу только на руку. У него появится многочисленная компания для охоты и спортивных развлечений. Можно будет спокойно допустить некоторую свободу политического и финансового маневрирования, ведь какие только дела не решались на домашних приемах!

Однако в последние несколько дней Маркус почувствовал какую-то тревогу, а со временем это ощущение только усилилось. Человек исключительно рациональный, он не верил в предчувствия и всякую спиритуалистическую чепуху, столь модную ныне в свете. Но ему действительно казалось, что даже воздух Стоуни-Кросс-Парка изменился. Какое-то тревожное ожидание, затишье перед бурей. Маркус просто не находил себе места.

При мысли о Боуменах беспокойное чувство усилилось. Не надо было их приглашать. По правде говоря, он с превеликой радостью отказался бы от сделки с Томасом Боуменом, если бы это избавило от их присутствия. К сожалению, они уже приехали и собирались гостить в поместье целый месяц.

«Что ж, надо извлечь из этого выгоду».

Маркус собирался переговорить с Томасом Боуменом насчет расширения его мыловаренного производства и строительства фабрики… где-нибудь в Ливерпуле или, скажем, в Бристоле. Если верить друзьям-либералам в парламенте, информирующим Маркуса о состоянии дел, британский налог на мыло будет вскоре отменен. Если такое случится, мыло станет доступным для простых людей. Это будет способствовать улучшению здоровья нации и… пополнению банковского счета Маркуса. Все зависит от того, возьмет ли Боумен его в партнеры.

Однако к чему лукавить? Томаса Боумена волновали не столько деловые переговоры, сколько желание представить свету своих дочек. В последнее время стало модным привозить американских наследниц в Англию, чтобы они могли подцепить мужа. Честолюбивые американские мисс, жаждущие титулов всеми правдами и неправдами, добивались, чтобы о них написали в газетах. Они без устали расхваливали самих себя. Это с их-то ужасным акцентом! Неуклюжие и горластые, самоуверенные молодые девицы мечтали купить себе титул на деньги своих родителей и часто добивались успеха.

Маркус познакомился с сестрами Боумен в их прошлый визит в Стоуни-Кросс-Парк. Обе показались ему особами малопривлекательными. Особенно невзлюбил он старшую, Лилиан. Она и ее подруги — «желтофиоли», как они себя называли с гордостью, придумали целый план, пытаясь завлечь в брачную ловушку наследника знатного рода. Маркус и сейчас не может забыть, как он был шокирован, когда план раскрылся. Он тогда спросил у Лилиан, может ли хоть что-нибудь ее остановить. И что же ответила эта нахалка? «Может быть, и есть, да только такого еще не случалось!»

Эта дерзкая американка не была похожа ни на одну женщину из его знакомых. А игра в лапту? Она ведь нарочно бегала в одном нижнем белье! Маркус пришел к стойкому убеждению, что Лилиан Боумен просто хулиганка. Это было похоже на приговор, ведь Маркус редко менял свое мнение.

Сейчас же Маркус лихорадочно пытался придумать, как ему лучше всего вести себя с Лилиан. Спокойно и отстраненно, Несомненно, она придет в ярость, когда увидит такое безразличие. Маркус даже немного развеселился. Да, он будет делать все, чтобы избегать ее, а если это будет невозможно, Маркус будет вести себя с холодной учтивостью. Он перестал хмуриться, натянул поводья и легко перескочил через живую изгородь.

— Итак, девочки, — сказала Мерседес Боумен, строго глядя на дочерей, стоя в дверях их комнаты, — я настаиваю, чтобы вы вздремнули хотя бы два часа. Вечером вы должны выглядеть свежими и бодрыми, ведь ужин у лорда Уэстклифа обычно начинается поздно. Я не хочу, чтобы вы зевали за столом.

— Да, мама, — послушно ответили обе, сохраняя на лице самое невинное выражение.

Миссис Боумен отличалась чрезмерным честолюбием, кипучей энергией и такой стройной фигурой, что рядом с ней даже хлыст показался бы недостаточно изящным. В своей обычной резковатой манере она взволнованно и твердо выговаривала дочерям, ни на минуту не забывая о главной цели своей жизни — найти обеим блестящие партии.

— Вы не должны выходить из комнаты ни при каких обстоятельствах. Никаких прогулок тайком по поместью лорда Уэстклифа, никаких авантюр или интриг, никаких приключений на свою голову. Думаю, вас нужно запереть на ключ. Только так я смогу быть спокойна.

— Мама, — запротестовала Лилиан, — пожалуй, во всем цивилизованном мире не найдется места более скучного и безопасного, чем Стоуни-Кросс-Парк. Я готова съесть собственные туфли! Какая беда может с нами приключиться?

— Вы умеете сотворить беду прямо из чистого воздуха, — возразила Мерседес, и ее глаза сузились — Вот поэтому я с вас глаз не спущу. Взять хотя бы ваше поведение в прошлый приезд. Удивляюсь, как нас вообще сюда пригласили!



— А я нет, — сухо заметила Лилиан. — Все знают, что Уэст-клиф имеет виды на папину парфюмерную компанию.

— Лорд Уэстклиф, — прошипела Мерседес. — Лилиан, тебе следует говорить о нем уважительно. Это самый богатый лорд Англии, а что касается его происхождения…

— Его род древнее, чем у самой королевы! — произнесла Дейзи нараспев. Все это она уже много раз слышала.

— Самый древний графский род в Британии, что делает его наследника.

— Самым разборчивым женихом в Европе, — закончила сухо Лилиан, насмешливо приподняв брови. — А может быть, и во всем мире. Матушка, если вы всерьез верите, что Уэстклиф может жениться на ком-нибудь из нас двоих, вы просто сошли с ума.

— Она не сошла с ума, — сказала сестре Дейзи. — Просто она из Нью-Йорка…

Там, в Нью-Йорке, людей, подобных Боуменам, становилось все больше. Такие семьи в фешенебельных кругах считали выскочками. Они сумели сколотить крупные состояния в промышленности, на заводах или рудниках, тем не менее попасть в высший свет Нью-Йорка у них не было никакой возможности, а они так жаждали туда проникнуть! Одиночество, обида — вот что питало амбиции Мерседес.

— Мы заставим лорда Уэстклифа забыть ваше прискорбное поведение во время прошлого визита, — сурово объявила Мерседес. — Вы будете вести себя скромно, тихо, прилично.

И больше никаких «желтофиолей»! Я хочу, чтобы вы отныне держались подальше от этой нахалки Аннабел Пейтон. И той другой, как ее…

— Эви Дженнер, — сказала Дейзи. — А ведь одна из подруг теперь Аннабел Хант, мама.

— Аннабел действительно вышла замуж за лучшего друга Уэстклифа, — заметила Лилиан безразличным тоном. — Думаю, это как раз оправдывает то, чтобы видеться с ней и дальше, мама.

— Я подумаю, — пообещала Мерседес, подозрительно глядя на дочерей. — А пока что вам нужно хорошенько поспать. И чтобы ни звука ни от одной из вас, вы меня поняли?

— Да, мама, — ответили они хором.

Дверь закрылась. Ключ решительно повернулся снаружи. Замок щелкнул.

Сестры посмотрели друг на друга с одинаковой ухмылкой на лицах.

— Это еще хорошо, что она не узнала про ту игру в лапту, — сказала Лилиан.

— Она бы нас просто убила, — мрачно согласилась Дейзи. Из маленькой эмалевой шкатулки на туалетном столике Лилиан выудила шпильку для волос и направилась к двери.

— Жаль, что она так расстраивается из-за пустяков, правда?

— Как в тот раз, когда мы запустили грязного поросенка в гостиную миссис Астор.

— Да, это было весело. — Улыбнувшись, Лилиан опустилась перед дверью на колени и сунула шпильку в замок. — Знаешь, я часто думала: ну как она не понимает, что мы пытались ее защитить? Нужно ведь было сделать что-нибудь после того, как миссис Астор не пригласила маму к себе на вечер.

— Наверное, мама посчитала, что грязная скотина — не лучший способ рекомендации гостей на вечеринках.

— Во всяком случае, это было не так уж плохо, если вспомнить, как мы запустили римскую свечу в магазине на Пятой авеню.

— Это потому, что продавец нам нагрубил!

Вытащив шпильку, Лилиан привычным движением согнула один ее конец, просунув его в скважину. Несколько поворотов — и замок щелкнул. Лилиан с победной улыбкой посмотрела на младшую сестру.

— Кажется, сегодня это получилось особенно быстро. Но Дейзи не разделяла ее радости.

— Лилиан, если тебе и в самом деле удастся найти мужа в этом году, все изменится. Ты сама станешь другой. Больше не будет никаких приключений, никаких проделок! И я останусь одна.

— Не глупи, — возразила Лилиан, скорчив гримаску, — я не собираюсь меняться. Ты не останешься в одиночестве.

— У тебя будет муж, которому ты будешь подчиняться, — возразила Дейзи, — и он не позволит тебе затевать проделки вместе со мной.

— Нет, нет и нет.

Лилиан встала и махнула рукой.

— Такой муж мне не нужен. Я выйду замуж за человека, который не станет ничего замечать. Или которому будет все равно, чем я занимаюсь, когда его нет рядом. За такого, как наш папа.

— Но с таким, как наш папа, мама не выглядит очень уж счастливой. Хотела бы я знать, была ли у них вообще любовь?

Слова сестры заставили Лилиан задуматься. С мрачным видом она прислонилась к двери. До этого момента ей даже не приходило в голову задуматься, а был ли вообще брак их родителей заключен по любви? Какое-то внутреннее чувство подсказывало, что нет. Отец и мать казались ей слишком замкнутыми, обе стороны приняли на себя необременительные обязательства. Насколько ей было известно, они редко спорили, никогда не обнимали друг друга и почти не разговаривали. Их отношения не окрашивала горечь, скорее, безразличие друг к другу.

— Любовь хороша в романах, дорогая, — сказала Лилиан, стараясь изо всех сил казаться циничной. Осторожно приоткрыв дверь, она выглянула в коридор. — Все чисто Может, нам сбежать через черный ход?

— Пожалуй. А потом давай побежим в западную часть поместья и в лес.

— Зачем в лес?

— Ты помнишь, о чем просила меня Аннабел?

На минуту Лилиан уставилась на нее, не понимая, а потом вытаращила глаза.

— Ради Бога, Дейзи! Не можешь придумать ничего получше, кроме как исполнять дурацкие просьбы?

Младшая бросила на нее проницательный взгляд.

— Просто это пошло бы на пользу лорду Уэстклифу, вот ты и не хочешь.

— Это никому не может пойти на пользу, — с преувеличенным жаром запротестовала Лилиан — Просто глупость, вот и все.

Дейзи решительно посмотрела на сестру.

— Я хочу найти колодец желаний поместья Стоуни-Кросс, — произнесла она важно, — и сделать то, о чем просила Аннабел. Если хочешь, пойдем вместе, не хочешь — развлекайся сама. И потом… — Тут ее миндалевидные глаза угрожающе сузились. — Ты заставила меня глотать пыль в парфюмерных и аптекарских лавках. Могла бы уже после этого проявить некоторую снисходительность.

— Ладно, — проворчала Лилиан, — я иду с тобой. Без меня тебе его нипочем не найти, ты просто заблудишься в чаще.

Еще раз убедившись, что коридор пуст, она первой двинулась к лестнице, предназначенной для слуг. Сестры крались на цыпочках, не производя ни малейшего шума. Задачу облегчал толстый ковер под ногами, к тому же у них был богатый опыт.

Разумеется, Лилиан не нравился хозяин поместья Стоуни-Кросс-Парк, однако она не могла не признать, что само поместье было просто восхитительным. Здание, исполненное в европейском стиле, изящная крепость, возведенная из камня цвета меда, четыре башни по углам, устремленные ввысь, к небу Выстроенный на обрывистом берегу над речкой Итчен, дом был окружен террасами, парками и фруктовыми садами. Сады плавно переходили в две сотни акров местности, где парки перемежались с настоящими лесами. Пятнадцать поколений семьи Марсден — лордов Уэстклиф — жили в поместье, о чем с готовностью напомнил бы любой из слуг. Богатство лорда Уэстклифа не исчерпывалось одним лишь поместьем. Говорили, что под его непосредственным управлением находились почти двести тысяч акров угодий в Англии и Шотландии. Что касается недвижимости, за ним числились два замка, три помещичьих дома, пять роскошных домов и один одноквартирный домик в городе, а также вилла на Темзе. Несомненно, поместье Стоуни-Кросс-Парк являлось жемчужиной в короне семейства Марсден.

Сестры пробирались крадучись, стараясь держаться поближе к длинной живой изгороди из тиса, чтобы их не смогли увидеть из окон главного дома. Девушки вошли в лес. Лучи солнца пробивались сквозь шатер из переплетенных ветвей старинных дубов и кедров.

Дейзи восторженно раскинула руки и воскликнула:

— Как я люблю это место!

— Здесь можно встретить путников, — ворчливо заметила Лилиан.

Однако в душе она признавала, что в это время ранней осени, когда еще все в цвету, вряд ли можно сыскать во всей Англии более приятный уголок.

Дейзи вскочила на ствол поваленного дерева, отброшенный в сторону от дороги, и двинулась по нему осторожными шагами.

— Ты не думаешь, что стоило бы выйти за лорда Уэстклифа хотя бы для того, чтобы стать хозяйкой Стоуни-Кросс-Парка?

Лилиан приподняла бровь.

— А потом терпеть эти напыщенные речи и по первому требованию исполнять все его указания?

Она скорчила презрительную гримасу.

— Аннабел говорит, что лорд Уэстклиф оказался намного приятнее, чем она предполагала вначале.

— А что еще она может сказать после случившегося месяц назад?

Сестры умолкли, размышляя о драматических событиях недавнего прошлого. Аннабел и ее муж, Саймон Хант, осматривали завод, производящий паровозы. Завод принадлежал им на паях совместно с лордом Уэстклифом. Внезапно взорвался паровой котел. Они бы наверняка погибли, если бы лорд Уэстклиф не успел вытащить их из горящего здания. Конечно, он сильно рисковал, и вполне естественно, что Аннабел теперь считала его героем. Недавно она заявила, что его высокомерие — это очень даже мило. Тогда Лилиан кисло заметила, что подруга, вероятно, слишком наглоталась дыма и никак не придет в себя.

— Мы должны быть благодарны лорду Уэстклифу, — сказала Дейзи, спрыгивая со ствола. — В конце концов, ведь это он спас жизнь Аннабел. К тому же мы никак не можем похвастать обширным кругом друзей.

— Это у него вышло случайно, — проворчала Лилиан. — Думаю, он рисковал жизнью, потому что не хотел терять выгодного делового партнера.

— Лилиан! — Дейзи обернулась и уставилась на сестру с изумлением. — Ты не можешь быть такой неблагодарной, на тебя это не похоже. Подумай только, граф бросился в горящее здание, чтобы спасти нашу подругу и ее мужа. Разве это не производит впечатление?

— Уверена, что лорда Уэстклифа меньше всего заботит, какое впечатление он на меня производит. — Лилиан поморщилась. — Почему он так мне не нравится, Дейзи? Это потому, что я столь же очевидно не нравлюсь ему. Он считает, что во всем превосходит меня — и морально, и по положению в обществе, и по уму. Как бы я хотела когда-нибудь поставить его на место!

Некоторое время они шли молча. Дейзи остановилась, чтобы сорвать фиалки, выросшие в тени большого куста у обочины, потом заметила:

— А ты никогда не пробовала быть с ним любезной? Возможно, ты удивилась бы, увидев, каким милым он стал бы в ответ.

Она пристроила фиалки среди локонов своей высокой прически, а Лилиан с мрачным видом покачала головой.

— Да нет, он бы сказал какую-нибудь колкость, а потом ходил бы с гордым видом, очень довольный собой.

—Мне кажется, ты слишком…

Дейзи оборвала себя на полуслове и застыла, прислушиваясь.

— Я слышу плеск воды. Колодец желаний должен быть где-то рядом.

— О Боже, — сказала Лилиан, невольно улыбнувшись. Она пошла вслед за младшей сестрой, пробираясь по краю мокрого луга. Болотистая местность поросла синими и пурпурными дикими астрами, а также осокой с ее похожими на ершик соцветиями, шелестел жесткими листьями-копьями золотарник, у самой дороги возвышалась густая дернина болотного чистеца с пучками желтых цветков, похожих на солнечные капли Воздух был напоен ароматами Лилиан замедлила шаг, делая глубокие вдохи и наслаждаясь лесным бальзамом Она подошла к колодцу желаний, в котором тихо журчала вода. Колодец представлял собой яму, куда стекали вешние ручьи. Воздух здесь был мягким и влажным.

Еще в начале лета девушки-«желтофиоли» пришли к колодцу желаний, и каждая бросила булавку в его бурлящую глубину. Такова была местная традиция. Тогда Дейзи загадала что-то таинственное для Аннабел, а позже желание ее исполнилось.

— Вот, — сказала Дейзи, извлекая из кармана металлический обломок толщиной с иглу. Его вытащила Аннабел из плеча лорда Уэстклифа. После взрыва на локомотивном заводе металлические осколки летели во все стороны, поражая, словно картечь. Даже Лилиан стало не по себе при виде этой ужасной штуковины.

— Аннабел велела мне бросить это в колодец и пожелать лорду Уэстклифу того же, что я пожелала ей.

— А что ты тогда загадывала? — поинтересовалась Лилиан — Ты так и не сказала.

Дейзи загадочно улыбнулась.

— Дорогая, ну разве не ясно? Я загадала, чтобы Аннабел вышла замуж за того, кто полюбит ее по-настоящему.

Лилиан вздохнула, подумав о замужестве Аннабел: «Должно быть, колодец действительно помог. Аннабел и ее муж были искренне преданы друг другу». Ласково взглянув на сестру, она сдалась и отошла назад, чтобы понаблюдать за церемонией.

— Лилиан, — запротестовала Дейзи, — ты должна стоять рядом со мной. Дух колодца будет гораздо благосклоннее к нашей просьбе, если мы обе встанем здесь и попросим.

Лилиан тихо засмеялась.

— Неужели ты веришь, что есть какой-то дух колодца? Когда это ты успела стать столь суеверной?

— И это говорит та, что купила флакончик волшебных духов?

— И совсем не потому, что они волшебные. Просто мне понравилось, как они пахнут.

— Лилиан, — сказала Дейзи со смешком, — а если предположить, что волшебство все-таки существует? Что здесь плохого? Неужели мы так и проживем жизнь, не допуская возможности чего-то чудесного? Да ни за что! Ну же, давай загадаем лорду Уэстклифу! Это самое малое, что мы можем для него сделать в благодарность за то, что он вытащил из огня нашу дорогую Аннабел.

— Хорошо, я встану рядом только для того, чтобы ты не свалилась в воду.

Подойдя к сестре, Лилиан обхватила ее за тонкие плечи и уставилась в мутную, журчащую воду.

Дейзи крепко зажмурилась и сжала в ладонях осколок железа.

— Я изо всех сил желаю, — шепнула она, — а ты, Лилиан? Лилиан пробормотала:

— Да…

На самом деле ей не верилось, что лорд Уэстклиф найдет свою единственную любовь. Воображение подсказывало:

«Пусть лорд Уэстклиф встретит женщину, которая сумеет поставить его на колени!» Губы Лилиан искривились в довольной улыбке, и в этот момент Дейзи бросила осколок в колодец, в его таинственную бесконечную глубину. Она отряхнула руки и удовлетворенно вздохнула:

— Вот так, дело сделано. Просто не терпится увидеть, кто же станет избранницей лорда?

— Боже, помоги этой бедняжке, — отозвалась Лилиан, — кто бы она ни была!

Дейзи кивком указала в сторону дома.

— Возвращаемся?

Разговор быстро перешел на обсуждение весьма животрепещущих тем. Сестрам Боумен был необходим покровитель, который бы ввел их в высшие круги британского общества. И не просто покровитель, а фигура могущественная, влиятельная, пользующаяся непререкаемым авторитетом, принятая в домах знати. Аннабел предположила, что лучшей кандидатуры, чем графиня Уэстклиф, мать лорда Уэстклифа, им не найти.

Графиня, по-видимому, была большой поклонницей заграничных путешествий, увидеться с ней было нелегко. Даже находясь дома, в поместье Стоуни-Кросс, она предпочитала не смешиваться с толпой гостей, явно осуждая манеру сына общаться с промышленниками низкого происхождения. Ни одной из сестер Боумен не доводилось еще встречаться с графиней, хотя они были о ней наслышаны. Если верить слухам, графиня, эта сварливая старая дракониха, презирала иностранцев, а особенно американцев. Дейзи сказала:

— Ума не приложу, с чего Аннабел решила, что у нас есть шанс заполучить ее в покровительницы?

Носком туфли она подбрасывала камушек. Сестры шли по лесной дороге.

— По своей воле она этого не сделает ни за что!

— Сделает, если Уэстклиф ей скажет, — ответила Лилиан. Она подобрала длинную палку и стала размахивать ею на Уходу. — Кажется, ее можно заставить, если привлечь к делу Уэстклифа. Аннабел сказала, что графиня не одобряла брак леди Оливии и мистера Шоу, не собиралась и присутствовать на свадьбе. Уэстклиф знал, что это будет больно и обидно для сестры. Он как-то заставил мать остаться. Более того, он заставил ее быть любезной!

— Неужели?

Дейзи уставилась на нее с любопытством.

— Интересно, как ему удалось?

— Он ведь хозяин дома. У нас в Америке домом управляет женщина, но в Англии все крутится вокруг мужчины.

— Не очень-то мне это по душе.

— Я знаю.

Лилиан помолчала, а потом мрачно продолжила:

— По словам Аннабел, в Англии нужно испрашивать одобрение мужа на все: на меню, расстановку мебели, цвет гардин…

— Неужели мистер Хант вникает в подобные вещи? — поразилась Дейзи.

— Нет, но он и не лорд, он — деловой человек. Его интересуют производственные вопросы, на глупости у него просто нет времени. А вот у лордов полно свободного времени. Они контролируют любую мелочь!

Оставив камушек в покое, Дейзи задумчиво разглядывала сестру.

— Я часто думаю, зачем нам обязательно нужно выходить замуж за лордов? Жить в огромном полуразвалившемся доме, есть отвратительную английскую еду? Пытаться раздавать указания куче слуг, которые тебя ни во что не ставят…

— Потому что так хочет мама, — сухо ответила Лилиан. — И потом… в Нью-Йорке никто на нас не женится.

Грустно, но факт. В снобистском обществе Нью-Йорка недавно разбогатевший мужчина с легкостью находил выгодную партию, однако девушки с хорошим приданым, но скромного происхождения рисковали остаться в одиночестве. Их обходили и женихи голубых кровей, и нувориши, жаждущие с помощью брака подняться по социальной лестнице. Им только и оставалось, что искать мужа в Европе, где обедневшим наследникам старинных родов требовались богатые жены.

Дейзи скривила губы в насмешке.

— А если и тут никого не найдется?

— Тогда мы превратимся в парочку злобных старых дев, болтающихся туда-сюда по всей Европе.

Дейзи рассмеялась и перебросила длинную косу за спину. Молодым девушкам их возраста было неприлично разгуливать без шляпы, да еще со свободно свисающими волосами. Темные волосы у сестер были так густы, что нелегко было уложить их тяжелую массу в затейливую модную прическу. Лилиан отличалась очень чувствительной кожей. Ее голову просто жгло после сложной процедуры скручивания, укладки и закалывания волос, если предстояло отправиться на официальный прием. Девушка явно завидовала Аннабел Хант, обладательнице легких шелковистых прядей. Волосы Лилиан, схваченные лентой на затылке, свободно рассыпались по спине. Такой фасон был бы совершенно недопустим в обществе.

Дейзи спросила:

— И как нам убедить Уэстклифа, чтобы он заставил мать взять нас под свое крыло? Очень сомнительно, что он согласится на такое.

Размахнувшись, Лилиан запустила палкой далеко в чащу леса, отряхнув ладони от прилипших кусочков коры.

— Понятия не имею, — призналась она. — Аннабел уже сколько раз пыталась уговорить мистера Ханта, чтобы он замолвил за нас словечко лорду, но тот отказывается, говорит, что это оскорбило бы их дружбу.

— Если бы мы могли как-то вынудить Уэстклифа, — размышляла вслух Дейзи. — Обман, шантаж, что-нибудь в таком роде!

— Мужчину можно шантажировать, только если он сделает что-то постыдное, что хотел бы скрыть. Я сомневаюсь, что надутый, занудный старина Уэстклиф способен был хоть раз в жизни совершить поступок, достойный шантажа.

Дейзи захихикала Ее, рассмешило описание, данное сестрой лорду.

— И вовсе он не надутый и не занудный. И уж тем более не старый.

— Мама говорит, ему почти тридцать пять Я бы сказала, это почтенный возраст.

— Да, но он в такой форме! Мало кто из двадцатилетних сравнится с лордом Уэстклифом.

Каждый раз, когда речь заходила о лорде Уэстклифе, Лилиан чувствовала, что в ней закипает злость. Что-то похожее она ощущала, когда в детстве братья отнимали у нее куклу и перебрасывали друг другу, а она металась между ними туда-сюда, плача и умоляя вернуть любимую игрушку. Она не знала, почему любое упоминание о графе ее так уязвляло. Она раздраженно передернула плечами.

Вдруг они услышали счастливые вопли и радостные крики. Похоже, где-то рядом играли дети, Лилиан взглянула в сторону конюшен:

— Что там такое?

— Не знаю, кажется, кто-то веселится. Посмотрим?

— У нас мало времени, — напомнила Лилиан. — Если мама обнаружит, что нас нет…

— Мы быстро. Ну пожалуйста, Лилиан!

Пока они раздумывали, со стороны конного двора послышались новые взрывы хохота. Они казались еще громче на фоне окружающего спокойного пейзажа. Любопытство победило. Лилиан скорчила сестре гримасу.

— Давай наперегонки!

И пустилась бежать со всех ног. Дейзи подхватила юбки и бросилась вслед. Ноги у нее были короче, чем у Лилиан, но она была легкая и воздушная, словно эльф Ей почти удалось догнать сестру, когда они подбежали к конюшням. Пятеро мальчишек, лет от двенадцати до шестнадцати, играли на небольшом доле за оградой. Судя по одежде, это были мальчики-конюшие. Они сбросили башмаки у входа и бегали по полю босиком.

— Видишь? — радостно спросила Дейзи. Присмотревшись, Лилиан увидела, что один из мальчишек размахивает ивовой палкой, и рассмеялась:

— Они играют в лапту!

Эта игра, в которой использовались, бита, мяч и четыре «убежища», расположенные по углам ромба, пользовалась особой популярностью и в Англии, и в Америке. В Нью-Йорке же увлечение лаптой приняло форму помешательства. В нее играли мальчики и девочки всех сословий. Лилиан с тоской вспомнила, сколько пикников заканчивалось прекрасным вечером, проведенным за игрой в лапту. А в это время мальчики толпились возле игровой площадки. Колья, обозначающие границы «убежищ», были вкопаны глубоко в землю, площадки между ними утоптаны в полосы голой земли. Лилиан сразу узнала мальчишку, одолжившего «желтофиолям» два месяца назад биту для той злополучной игры.

Дейзи спросила с надеждой в голосе:

— Думаешь, они пустят нас поиграть? На пару минут?

— Почему бы и нет? Вон тот рыжий одалживал нам биту. Кажется, его зовут Артур.

В этот момент мяч звонко шлепнулся о плоскую сторону биты и полетел прямо к девушкам. В Нью-Йорке такой удар назвали бы «перелет». Лилиан поймала мяч голыми руками и вернула его на поле, бросив мальчишке. Тот инстинктивно поймал мяч, удивленно глядя на нее. Увидев двух девушек, все игроки застыли в нерешительности.

Лилиан шагнула вперед, отыскивая глазами рыжеволосого мальчика.

— Артур? Помнишь меня? Я была здесь в июне. Ты еще одолжил мне биту.

Лицо мальчика просияло.

— Так это вы, мисс… мисс…

— Боумен. А это моя сестра. — Лилиан небрежно махнула рукой в сторону Дейзи. — Мы только хотели вас спросить… пустите нас поиграть? На пару минут?


Мальчики ошарашено молчали. «По-видимому, — подумала Лилиан, — одолжить биту — это одно, а принять в игру с другими мальчишками из конюшни — совсем другое».

— Мы не так уж плохо играем, правда, — сказала она — Мы много играли в Нью-Йорке. Так что если вы боитесь, что мы испортим вам игру своей неповоротливостью…

— Дело не в этом, мисс Боумен, — возразил Артур, и его лицо стало почти такого же цвета, что и огненные волосы. Он неуверенно обвел взглядом товарищей, а потом снова повернулся к ней — Дело не в этом, леди. Вы ведь не можете, мы ведь слуги, мисс.

Лилиан возразила:

— Сейчас у вас перерыв, не так ли? Мальчики осторожно закивали.

— Ну так у нас тоже перерыв, — сказала Лилиан. — А это всего лишь глупая игра в лапту. Пожалуйста, пустите нас поиграть. Мы никому не скажем!

— Покажи им парочку ударов, — прошептала Дейзи уголком рта. — Например, «осу».

Вглядываясь в непроницаемые лица ребят, Лилиан с важным видом объяснила:

— Я умею подавать всякие подачи — быстрые, низкие. Неужели вам не интересно посмотреть, как подают американки?

Она, конечно же, видела, что ребята заинтригованы. Артур неуверенно сказал:

— Мисс Боумен, если кто-нибудь увидит, как вы играете с нами на конном дворе, нас накажут.

— Обещаю, что нет, — сказала Лилиан. — Если кто-нибудь нас поймает, мы возьмем все на себя Я скажу, что мы вас заставили.

Было видно, что ребята им не верят, но Лилиан и Дейзи продолжали их упрашивать, пока не добились своего. Их взяли в игру.

Завладев потертым кожаным мячом, Лилиан медленно согнула и разогнула руку, щелкнув костяшками пальцев, и повернулась лицом к отбивающему. Сделав упор на левую ногу, она шагнула вперед и бросила мяч. Это была быстрая, хорошая подача. Мяч чмокнул, попав в руки ловца, а отбивающий промазал. Ребята одобрительно свистнули.

— Неплохо для девчонки, — похвалил ее Артур Лилиан польщено улыбнулась. — А теперь, мисс, если вы не против, что это за «оса», про которую вы тут толковали?

Поймав мяч, Лилиан снова встала лицом к отбивающему. Отведя назад руку, она сделала резкий бросок, заставив мяч крутиться вдоль своей оси. Влетев в ворота, мяч резко развернулся внутрь, и отбивающий опять промазал. Но даже ему понравилась подача. На следующий раз он уже смог достать мяч и послать его в западную часть поля, где Дейзи радостно бросилась его ловить.

Через несколько минут игра захватила всех настолько, что игроки забыли об осторожности и перестали сдерживать себя. Броски, пробежки и удары — все в полную силу. Лилиан носилась вместе с мальчишками, кричала и смеялась, как будто вновь вернулась в беспечные дни детства. Как здорово было хоть ненадолго забыть бесчисленные церемонии и правила приличия, сковывающие по рукам и ногам! С тех пор как они ступили на землю Англии, им казалось, что уже не вздохнуть свободно. А день был такой чудесный! Солнце яркое, слепящее, точно в Нью-Йорке. Свежий и мягкий воздух заполнял легкие.

— Ваша очередь отбивать, мисс, — сказал Артур, вскинув руку, чтобы она бросила ему мяч. — Посмотрим, так ли вы хорошо отбиваете, как подаете!

— У нее не получится, — быстро сказала ему Дейзи, а Лилиан сделала мало приличный жест рукой, и мальчишки взвыли от восторга.

К сожалению, это была правда: Лилиан мастерски подавала, но искусством отбивания мяча так и не овладела. Лилиан снова размахнулась, прищурив глаза и раскачиваясь из стороны в сторону. К ее разочарованию, она задела мяч концом биты, и он пролетел над головой ловца. Мальчики хотели броситься вдогонку, но тут чья-то рука — Лилиан не видела чья — швырнула мяч обратно подающему. Лилиан с изумлением увидела, как лицо Артура медленно приобретает мертвенно-бледный оттенок, неестественно бледный на фоне огненно-рыжей шевелюры. Что же его так напугало? Лилиан обернулась. У ловца, кажется, тоже перехватило дыхание, когда тот увидел, кто именно стоит у них за спиной.

А там, небрежно прислонившись к ограде паддока, стоял Маркус, лорд Уэстклиф, собственной персоной.

Глава 3

Пробормотав про себя ругательство, Лилиан уставилась на Уэстклифа. Тот, в свою очередь, приподнял бровь, скорчив ироничную гримасу. На нем была твидовая куртка для верховой езды, а расстегнутый у горла ворот рубашки обнажал загорелую кожу и красивую сильную шею. Раньше Лилиан видела его исключительно и безупречно одетым, с аккуратной прической, сейчас же его густые черные волосы были взлохмачены, к тому же ему не мешало бы и побриться. Как странно! Лилиан почему-то было приятно видеть его таким. Внутри пробежал холодок. Она почувствовала слабость в коленях, а такого с ней раньше не случалось.

Конечно, он был ей несимпатичен, однако она не могла не признать, что Уэстклиф — очень привлекательный мужчина. Может быть, черты его лица грешили кое-где грубоватостью или резкостью, но в целом его можно было назвать красивым. Лишь немногие мужчины могли бы похвастать такой врожденной притягательностью, идущей из глубины души. Это был не просто человек, наделенный властью, — это был прирожденный вожак. Никем иным он и не мог быть. Лилиан принадлежала к тому сорту девушек, что не преминули бы запустить яйцом в любого, кто пытался бы им указывать. Уэстклиф представлял собой очень соблазнительную мишень. Девушка была очень довольна собой, когда ей удавалось разозлить его так, что он терял самообладание. Пожалуй, это были самые счастливые моменты ее жизни.

Уэстклиф задержал свой взгляд на взлохмаченных волосах гостьи, оценивающе скользнув по фигуре, не стянутой корсетом. Не пропустил он округлые очертания ее груди, вероятно, решив при всех раздеть ее взглядом за то, что осмелилась играть в лапту с мальчиками. Лилиан тоже уставилась на него оценивающе, напустив на себя презрительный вид. А это было нелегко, ведь при виде его стройной атлетической фигуры она вновь почувствовала странную дрожь где-то в желудке. Дейзи была права: по части мужской привлекательности лорд Уэстклиф мог дать фору любому сопернику и помоложе.

Не сводя с Лилиан глаз, Уэстклиф небрежным движением оттолкнулся от изгороди и медленно двинулся к ней.

Лилиан уже приготовилась дать отпор, ведь она была довольно высока для женщины, почти одного с ним роста. И все-таки Уэстклиф был явно сильнее. Лилиан напряженно смотрела в его глаза, которые заворожили ее своим шоколадным оттенком.

У него был довольно низкий голос, перекатывающийся, как завернутый в бархат гравий.

— Вам нужно развернуть локти к себе.

Лилиан была застигнута врасплох. Она ведь думала, что ее станут ругать.

— Что?

Граф лишь слегка прикрыл густыми ресницами глаза, бросив быстрый взгляд на биту, которую она сжимала в правой руке.

— Прижмите локти. Вы сможете ударить точнее, если не будете так сильно замахиваться.

Лилиан скривилась:

— Есть ли что-нибудь, в чем вы не разбираетесь? Темные глаза графа блеснули. Он явно развеселился. Казалось, он тщательно обдумывает ее вопрос.


— Я не умею свистеть. И не очень ловко управляюсь с требюше. Что же касается всего остального…

Граф жестом руки притворно показал, что мол, «сожалею, во всем остальном я просто совершенство…».

— Что такое требюше? И почему вы говорите, что не умеете свистеть? Все умеют.

Уэстклиф попробовал почти беззвучно свистнуть. Лилиан стояла так близко от него, что почувствовала на лбу его теплое дыхание. Она удивленно зажмурилась, потом засмотрелась на его рот, на раскрытый ворот рубашки. Его бронзовая кожа казалась такой гладкой и теплой.

— Видите? Ничего не получается. Я очень долго пытался научиться.

«Забавно», — подумала Лилиан и уже хотела было посоветовать ему прижать кончик языка к нижним зубам, но ей стало как-то неловко, просто невозможно сказать Уэстклифу про язык Она чуть не подскочила, когда он взял ее за плечи и развернул лицом к Артуру. Мальчик стоял от них в нескольких ярдах с мячом в руке и смотрел на графа с выражением благоговения.

Но мальчик все-таки опасался сейчас получить нагоняй. Лилиан же робко сказала:

— Артур и другие мальчики… они не виноваты. Это я заставила их играть с нами.

— Нисколько в этом не сомневаюсь, — снисходительно заметил граф. — Вы, вероятно, не оставили ему никакой возможности отказаться.

— Вы их не накажете?

— Они же играли в лапту в свободное время, поэтому вряд ли.

Уэстклиф снял куртку и бросил ее на землю. Потом он повернулся к ловцу, который маячил неподалеку.

— Джим, будь так добр, брось несколько мячей.

— Да, милорд!

Мальчик молнией бросился к пустой площадке, встав позади «убежища», а Уэстклиф оказался рядом с Лилиан.


— Что вы делаете? — спросила она.

— Учу вас делать правильный замах, — спокойно ответил он. — Поднимите биту, мисс Боумен.

Она повернулась и скептически глянула на графа. Тот улыбнулся, его глаза даже заблестели. Он принял вызов.

— Это должно быть интересно, — сказала Лилиан.

Она взглянула на Дейзи, стоящую на другом конце поля Сестра вся покраснела, едва удерживаясь, чтобы не рассмеяться.

— Мой замах просто идеален, — проворчала Лилиан, чувствуя, что граф стоит прямо позади нее.

Ей стало не по себе. Глаза широко раскрылись, когда граф руками неожиданно соскользнул с ее плеч к локтям, прижав их к телу. Хрипловатый голос графа щекотал уши. Казалось, нервы ее на пределе. Лилиан чувствовала, что все ее тело пылает.

— Ноги шире, — скомандовал Уэстклиф. — Равный упор на обе ноги. Вот так. Руки поближе к телу. Бита на пару дюймов длинновата для вас, поэтому вам придется взять ее чуть повыше.

— Я привыкла держать ее у основания.

— Бита для вас слишком длинновата, — заметил он. — Поэтому-то вы отдергиваете ее раньше, чем успеете ударить по мячу.

— А мне нравятся длинные биты, — не сдавалась Лилиан. Граф тем временем помогал ей получше обхватить ивовую ручку биты. — Между прочим, чем длиннее, тем лучше.

Один из мальчишек вдруг захихикал. Она подозрительно посмотрела сначала на него, потом на Уэстклифа. Его глаза смеялись, но лицо хранило бесстрастное выражение. Она спросила:

— Что тут смешного?

— Понятия не имею, — пробормотал Уэстклиф и указал ей на подающего. — Помните о локтях. Хорошо. Теперь держите запястья прямо, не поворачивая. Замахнитесь! Нет, не так.

Стоя позади нее, он накрыл ее руки своими, направляя движения и помогая сделать медленный замах Лилиан оцепенела. Мужские губы почти касались ее уха.

— Чувствуете разницу? По-моему, так проще.

Сердце Лилиан отбивало бешеный ритм, кровь неслась по венам так, что кружилась голова. Никогда еще она не чувствовала себя так неловко. Девушка ощущала присутствие сильного мужского тела прямо за своей спиной. Его крепкие бедра тонули в складках ее легкого прогулочного платья, а широкие ладони почти обнимали. Она с удивлением заметила мозоли на его пальцах.

— Еще раз, — продолжал Уэстклиф, сжав ладонями ее пальцы. Теперь их руки тесно соприкасались, и она вдруг почувствовала, какие сильные у него мышцы. Внезапно Лилиан стало страшно. Ей казалось, что она задыхается. Лилиан сделала один короткий судорожный вдох, другой, а потом поняла, что он отпустил ее.

Уэстклиф отошел назад и внимательно посмотрел на нее, нахмурив лоб. Конечно, Лилиан не могла различить зрачки на фоне его черных глаз, но она могла поклясться, что они были расширены, словно под воздействием какого-то сильного лекарства. Казалось, граф хотел ее о чем-то спросить, но лишь кивнул, сделав знак, чтобы она снова приготовилась отбивать мяч. Сам же встал на место ловца и сел на корточки. Затем крикнул Артуру:

— Начнем с простых подач.

Мальчик кивнул. Казалось, он уже позабыл о том, что его могут наказать.

— Да, милорд.

Артур размахнулся и бросил мяч. Получилась медленная прямая подача. Лилиан крепче сжала биту, собралась с духом, размахнулась и вильнула бедрами, чтобы удар вышел посильней. К ее разочарованию, она промазала, бросив на графа ехидный взгляд.

— Что ж, ваш совет мне очень помог.

— А локти! — напомнил он ей, бросив мяч Артуру. — Еще раз.

Вздохнув, Лилиан подняла биту и повернулась лицом к подающему.

Артур отвел руку назад и сделал рывок, бросая мяч.

Лилиан крутанула битой, ворча от усердия. Она вдруг обнаружила, что бита стала значительно послушнее, замах вышел под правильным углом. Она испытала настоящий восторг, услышав звонкий шлепок кожаного мяча о биту. Мяч отлетел высоко в небо, перелетев через голову Артура, и никто из игроков не мог его поймать. Вопя от радости, Лилиан бросилась сломя голову к первому «убежищу», обежала вокруг и кинулась ко второму. Уголком глаза она видела, что Дейзи бежит через поле и хватает мяч, передавая его в ту же секунду ближайшему игроку. Лилиан побежала еще быстрее, ноги как будто не касались земли. Добежав до третьего «убежища», она вдруг заметила, что у последнего «убежища», «замкового камня», стоял Уэстклиф. Он поднял руки, готовясь поймать мяч. Как он мог! Сначала учил ее отбивать подачи, а теперь собрался осалить? И Лилиан закричала:

— Прочь с дороги!

Она неслась к кольям, настроенная во что бы то ни стало прибежать раньше, чем он поймает мяч.

— Я не остановлюсь! Уэстклиф заверил ее с ухмылкой:

— А я вас остановлю.

Он встал прямо перед «убежищем» и крикнул подающему:

— Бросай прямо в дом, Артур!

Издав воинственный клич, девушка врезалась в него со всего размаха, сметая его с дороги, толкнув назад в тот самый момент, когда его пальцы сомкнулись вокруг мяча. Граф мог бы удержать равновесие, но предпочел этого не делать, полетев вниз и упав на мягкую землю. Лилиан упала на него сверху, накрыв ворохом юбок. Их окутало облако мелкой бурой пыли. Лежа на его груди, Лилиан приподнялась и посмотрела ему в лицо. Сначала ей показалось, что граф кашляет, но затем стало ясно, что он просто давится от смеха.


— Нечестно! — крикнула она презрительно, глотая ртом воздух и стараясь отдышаться — Вы не должны были стоять перед «убежищем». Низкий мошенник!

Тяжело дыша и фыркая, Уэстклиф торжественно вручил ей мяч с видом мецената, передающего бесценный экспонат куратору музея. Лилиан взяла мяч и швырнула его подальше.

— Я была уже в «убежище», — значительно проговорила она, тыча пальцем ему в грудь. Ей показалось, что это камень, а не живое тело. — Я была в безопасности, вы… вы слышите?

Подошел Артур и начал веселым голосом:

— По правде, мисс…

— Никогда не спорь с дамами, Артур, — перебил граф, вновь обретя дар речи.

Мальчик фыркнул.

— Да, милорд.

— А разве здесь есть дамы? — весело спросила Дейзи, подойдя к ним. — Лично я не вижу ни одной.

Улыбаясь, граф разглядывал Лилиан. Его волосы растрепались, а зубы казались особенно белыми по сравнению со смуглым лицом. Маска владетельного хозяина исчезла, глаза оживленно блестели, а улыбка оказалась столь заразительной, что Лилиан вдруг почувствовала, как у нее тает сердце. Губы сами собой сложились в робкую улыбку, свободный узел волос совсем распался, а шелковистые пряди падали ему прямо на подбородок.

— Что такое требюше? — спросила она.

— Машина для разбивания стен. У меня есть друг, большой знаток средневекового оружия. Он…

Уэстклиф колебался. Он чувствовал, как все его тело напряглось под весом лежащей на нем девушки.

— Он недавно построил требюше, используя старинные чертежи. Мы с ним как-то решили пострелять…

Лилиан показалось забавным: такой сдержанный в обычной жизни Уэстклиф может увлекаться мальчишескими играми. Вдруг до нее дошло, что она все еще лежит на нем. Лилиан покраснела и начала подниматься.

— И вы промазали? — спросила она, стараясь не выдать голосом своего смущения.

— Хозяин каменной стены, которую мы разнесли в клочья, так бы не сказал.

Девушка поднялась на ноги, а граф, очутившись на свободе, отдышался, но остался сидеть на земле.

«Почему он так странно на меня смотрит?» Лилиан принялась отряхивать пропылившееся платье, но напрасно — платье превратилось в грязную тряпку. Дейзи тоже выглядела грязной и растрепанной, но не в такой степени.

— О Боже, как мы объясним все маме?

— Я попрошу горничную, чтобы она быстренько отнесла наши платья в стирку, и мама не увидит.

— Тогда нам нужно торопиться, — сказала Лилиан, оглядываясь на лорда Уэстклифа, который уже успел надеть куртку и стоял у нее за спиной.

— Милорд, если кто-нибудь спросит, не видели ли вы нас… скажите, что нет, пожалуйста!

— Я никогда не лгу, — сказал он, и Лилиан обреченно вздохнула.

— Не могли бы вы по крайней мере не сообщать ничего, если вас не спросят?

— Пожалуй, мог бы.

— Как вы любезны, — сказала Лилиан притворным тоном, что стало ясно: «любезным» она его вовсе не считает. — Благодарю вас, милорд. А теперь, с вашего позволения, нам пора бежать. Именно бежать.

— Пойдемте, я покажу вам короткий путь, — предложил Уэстклиф. — Это через сад и вход для слуг, мимо кухни.

Переглянувшись, сестры согласно кивнули и поспешили за Уэстклифом, помахав на ходу Артуру и остальным игрокам.

Они шли через сад, залитый солнцем. Стояла ранняя осень. Маркус с раздражением вдруг заметил, как Лилиан пытается идти сбоку, забегая впереди него. Казалось, она никак не могла допустить, чтобы он шел впереди! Маркус исподтишка следил, как двигаются ее ноги под тонкой юбкой муслинового прогулочного платья. Она шагала широко и свободно, что было совсем не похоже на семенящие жеманные движения большинства женщин.

Он шел молча, удивляясь собственному поведению во время игры в лапту. Наблюдая, как Лилиан носится по полю, он, видимо, заразился ее весельем. Сопротивляться было бесполезно. Ее ребяческая энергия, азарт, с которым она отдавалась игре, были под стать его собственным. Отнюдь не каждая молодая леди из общества могла бы позволить себе такую свободу. Леди полагалось быть сдержанными, застенчивыми и скромными. Граф не смог устоять перед Лилиан, он присоединился к игрокам явно помимо своей воли.

Граф смотрел на нее, раскрасневшуюся и восторженную, и в нем начали просыпаться непонятные ощущения. Лилиан похорошела с тех пор, как он видел ее в последний раз. Уэстклифа забавляло ее колючее упрямство, и он не смог устоять перед брошенным ему вызовом. В тот момент, когда он стоял у нее за спиной, направляя ее руку с битой, чувствовал, как ее тело прижимается к нему. В нем вдруг проснулось первобытное желание утащить Лилиан куда-нибудь в укромный уголок, сорвать с нее юбки…

Недовольно фыркнув, он отогнал от себя глупые мысли и снова посмотрел, как она шагает впереди него, вся в грязи, волосы растрепаны… Он вспомнил, как лежал на земле под тяжестью ее тела, хотя она весила совсем ничего. У нее была слишком худощавая фигура, без особых женственных округлостей. Это было не совсем то, что ему нравилось. Но ему почему-то ужасно хотелось обнять ее талию, впиться губами в ее рот…

— Сюда, — сказал он хрипло, протискиваясь мимо Лилиан Боумен и держась поближе к живой изгороди и стене, чтобы их не увидели из окон дома.

Он вел сестер по дорожкам, окаймленным копьями шалфея, вдоль старинных стен, полускрытых зарослями красных роз и сверкающими шапками гортензий, мимо каменных ваз с пышно разросшимися белыми фиалками.

— Вы уверены, что это короткий путь? — спросила Лилиан. — Мне кажется, мы бы давно были у себя, если б пошли обычной дорогой.

Маркус не привык, чтобы его решения подвергали сомнению. Он холодно посмотрел на идущую рядом девушку.

— Я лучше вас знаю дорогу в собственном поместье, мисс Боумен.

— Не сердитесь на мою сестру, лорд Уэстклиф, — сказала идущая позади Дейзи. — Просто она боится, как бы нас не застукали. Мы ведь должны были лечь спать, знаете ли. Мама посадила нас под замок, а мы…

— Дейзи, — оборвала сестру Лилиан, — графу совсем неинтересно про это слушать.

— Напротив, — отозвался Маркус, — мне очень интересно было бы узнать, как вам удалось выбраться из заключения. Через окно?

— Нет, я расковыряла замок, — объяснила Лилиан. Приняв это к сведению, Маркус ехидно поинтересовался:

— Вас этому учили в школе?

— Мы не ходили в школу, — ответила Лилиан. — Я сама научилась пользоваться отмычкой. С самого детства умела открыть любую запертую на замок дверь.

— Удивительно.

— Наверное, вы ни разу не делали ничего такого, что заслуживало бы наказания, — сказала Лилиан.

— Действительно, я был дисциплинированным ребенком. Меня редко сажали под замок. Мой отец предпочитал более действенную меру наказания за детские проступки — порку.

— Он был чудовищем! — заявила Лилиан, а Дейзи возмущенно сказала:

— Лилиан, ты не должна плохо отзываться о покойных. Кажется, графу не нравится, что ты называешь его отца чудовищем.

— Он действительно был чудовищем, — резко сказал Маркус.

Они подошли к проему в живой изгороди, где вдоль стены дома шла дорожка из каменных плит. Приложив палец к губам, чтобы девушки замолчали, Маркус проследил взглядом пустую дорожку, пропустил Лилиан и Дейзи вперед. Их укрыл высокий узкий можжевельник:

— Там черный ход. Мы пройдем через кухню, потом по лестнице на второй этаж. Я покажу вам коридор, который ведет к вашей комнате.

Девушки смотрели на него, радостно улыбаясь. Они были так похожи, но все-таки разные. У Дейзи были более округлые щеки, хорошенькое личико, как у старинной фарфоровой куколки, не совсем гармонирующее с темно-карими глазами. Лицо Лилиан было скорее овальное, слегка кошачье, уголки глаз приподняты к вискам, полные сочные губы, при взгляде на которые у него опять глухо застучало сердце.

Граф не мог отвести взгляда от ее губ. Лилиан сказала:

— Благодарю вас, милорд. Надеюсь, мы можем положиться на ваше молчание. Вы ведь не расскажете, что мы играли в лапту?

Если бы Маркус обладал другим складом характера или испытывал хотя бы малейший романтический интерес к кому-нибудь из сестер, он мог бы использовать эту ситуацию. Небольшой шантаж или что-то в этом роде… Но он просто сказал:

— Да, я буду молчать.

Он еще раз взглянул, не идет ли кто по каменной дорожке, и все трое покинули укрытие. К несчастью, в этот момент послышался шум голосов. Кто-то приближался.

Дейзи пустилась бежать, как испуганный олень, а Лилиан, напротив, предпочла спрятаться за можжевельником. У Маркуса не оставалось времени на раздумья. Он бросился за Лилиан. Едва они успели спрятаться в узком пространстве между колючими ветками и живой изгородью, как на дальнем конце дорожки возникла группа из трех или четырех человек. Маркусу вдруг, стало смешно: «Прятаться от гостей в собственном поместье!» С другой стороны, он был весь в грязи и пыли, а появляться в обществе в таком виде ему совсем не хотелось. Размышляя, он вдруг почувствовал, что Лилиан хватает его за ворот куртки, увлекая в тень. Они сидели, тесно прижавшись друг к другу. Вначале ему показалось, что Лилиан дрожала от страха. Неожиданно для себя самого он обнял ее, пытаясь защитить, но тотчас же понял, что она просто-напросто тихо смеется. Ей пришлось даже прижаться к его плечу, чтобы смех не вырвался наружу.

Озадаченно улыбаясь, Маркус убрал прядь темно-шоколадных волос с ее лица, потом осторожно выглянул из благоухающих можжевеловых ветвей. Мужчины не торопясь шли по дорожке, обсуждая деловые вопросы. Маркус сразу же узнал их. Он втянул голову назад и прошептал Лилиан на ухо:

— Тихо, там ваш отец.

Она широко раскрыла глаза и инстинктивным движением ухватилась за отвороты его куртки. Теперь ей было не до смеха.

— О нет! Не выдавайте меня! Он расскажет маме… Маркус ободряюще кивнул и обнял ее. Его губы почти касались виска девушки.

— Нас не увидят. Сейчас они уйдут, и я провожу вас до дверей кухни.

Лилиан сидела тихо как мышь, внимательно глядя в просвет между ветвями. Казалось, она не замечала, что сидит, прижавшись к лорду Уэстклифу. Со стороны это выглядело так, что они обнимаются. Держа Лилиан в объятиях, Маркус вдруг заметил тонкий аромат, какую-то незнакомую цветочную увертюру. Что-то подобное он смутно ощущал и во время игры. Сейчас запах кружил его голову, кровь закипала. Рот наполнился слюной. Ему вдруг захотелось лизнуть эту нежную белую кожу, сорвать с Лилиан платье и провести губами по всему ее телу.

Обнимая хрупкую фигурку, он инстинктивно потянулся к ее бедру, чтобы мягко, но решительно притянуть девушку поближе. Он чувствовал, как растет возбуждение, зажигая огонь в пульсирующих венах. Было бы так легко сорвать с нее платье, раздвинуть ноги и овладеть ею прямо здесь. Он хотел бы делать это изощренно, во всех мыслимых положениях, проникнуть в нее и так, и вот так. Под тонкой тканью платья он чувствовал очертания ее тела, не скованного корсетом.


Лилиан оцепенела, когда его губы коснулись ее шеи. Она изумленно пошептала:

— Что, что вы делаете?

По другую сторону живой изгороди четверо мужчин остановились. Они оживленно спорили о ценных бумагах, но Маркуса в данный момент занимали совсем другие ценности. Облизнув пересохшие губы, он отстранился и посмотрел в лицо Лилиан. Она выглядела смущенной.

— Простите, — выдохнул он, стараясь взять себя в руки — Этот запах… что это?

— Запах? — Теперь она окончательно была сбита с толку. — Вы имеете в виду мои духи?

Маркус не слышал. Не отрываясь, он смотрел на ее рот. Нежные розовые губы, казалось, обещали неизведанное блаженство. Ее аромат продолжал обволакивать, постепенно проникая в самую глубь его тела, волнуя и воспламеняя. Сердце билось все быстрее, по телу прошла жаркая волна. Мысли путались. Он не мог унять дрожь в руках. Закрыв глаза, граф попытался отвернуться от ее лица, но не смог, а принялся теперь жадно обнюхивать ее шею. Лилиан слегка толкнула его и сказала резким шепотом ему на ухо:

— Что с вами такое?

Маркус беспомощно покачал головой.

— Простите, — выдохнул он, прекрасно сознавая при этом, что последует дальше. — Бог мой, простите…

И он принялся целовать ее так, словно от этого зависела его жизнь.

Глава 4

Впервые в жизни мужчина целовал ее, не спросив на то позволения. Лилиан принялась извиваться и вырываться, но Уэстклиф только плотнее прижал ее к себе. От него пахло пылью, лошадьми и солнцем и еще чем-то сладкий сухой аромат, напоминающий запах свежескошенного сена. Он целовал ее все сильнее, заставив раскрыть губы Она раньше и представить не могла, что поцелуй может быть таким — глубоким, нежным и нетерпеливым Лилиан закрыла глаза Она все больше слабела под его напором Ей даже пришлось откинуться назад, на его сильную грудь Уэстклиф не преминул воспользоваться ее слабостью и привлек девушку еще ближе и еще. Она вдруг почувствовала между ног его сильное бедро. Кончиком языка он прошелся по краю зубов, проникая все дальше и дальше в нежные глубины ее рта. Потрясенная, Лилиан пыталась отодвинуться, но он не отпускал ее, обняв ладонями голову. Она не знала, что делать с собственным языком, неловко пытаясь оттянуть его назад, но это лишь раззадорило Уэстклифа. Он ласкал, дразнил, не давал покоя, пока из ее горла не вырвался хриплый стон. Тогда она яростно оттолкнула его.

Граф оторвался от ее губ Лилиан пыталась отдышаться, боясь в то же время пошевелиться. Вдруг заметят отец и его спутники? Она все еще видела их темные силуэты в обрамлении густых зеленых можжевеловых ветвей. Мужчины двинулись по дорожке, даже не заметив обнимающуюся пару Лилиан облегченно вздохнула, слегка поежившись. Ее сердце глухо забилось, когда она поняла, что губы Уэстклифа снова ласкают ее, заставляя дрожать от возбуждения Она беспомощно прильнула к нему, чувствуя, как от прикосновения его бедра в ней разливается сверкающая жаркая волна.

— Милорд, — прошептала она, — вы сошли с ума?

— Да, да.

Его губы были как бархат. Еще один глубокий, сводящий с ума поцелуй.

— Дай губы твой язык да, да! Такие сладкие очень сладкие.

Теперь его поцелуи стали горячими и нетерпеливыми, его жаркое дыхание обжигало кожу, небритая щетина щекотала подбородок.

— Милорд, — опять шепнула Лилиан, с трудом оторвавшись от его поцелуя, — ради всего святого — отпустите!

— Да-да, простите, только еще один поцелуй.

Он снова прильнул к ее губам Лилиан толкнула его изо всех сил, но его грудь была тверда как гранит.

— Пустите, болван!

Яростно извиваясь, Лилиан сумела наконец-то освободиться. Даже сейчас, когда граф больше не обнимал ее, она чувствовала во всем теле восхитительную дрожь.

Какое-то время они смотрели друг на друга. Лилиан видела, как меняется его охваченное страстью лицо, приобретая обычное выражение. Темные глаза графа широко раскрылись, и до него вдруг дошел смысл произошедшего.

— Боже правый! — прошептал он.

Лилиан совсем не нравилось, что он на нее смотрел как человек, оцепеневший под смертельным взглядом Медузы.

— Я сама найду дорогу в свою комнату, — коротко сказала она, скорчив презрительную гримасу — И не пытайтесь идти за мной Вы достаточно помогли мне сегодня.

Отвернувшись, она побежала по каменным плитам дорожки, а он стоял и смотрел ей вслед, не в силах прийти в себя от изумления.

По счастливой случайности или по воле небес Лилиан добралась до своей комнаты раньше, чем матушка пришла будить дочерей от послеобеденного сна. Скользнув в приоткрытую дверь, девушка торопливо принялась расстегивать пуговицы платья Дейзи, успевшая к тому времени раздеться до нижнего белья, бросилась к двери и вытащила согнутую шпильку из замка, освобождая защелку, Замок щелкнул, дверь снова была закрыта.

— Почему ты так долго? — спросила Дейзи — Надеюсь, ты не сердишься, что я не стала тебя дожидаться? Я подумала, лучше вернуться как можно скорее и привести себя в порядок.

— Я не сержусь, — рассеянно сказала Лилиан, перешагивая через сброшенное платье. Она сунула грязную одежду под гардероб, подальше от посторонних глаз. Услышав щелчок закрываемой двери, Лилиан бросилась к умывальнику, спустила грязную воду и налила в таз чистой воды. Быстро отмыла лицо и руки, схватила чистое полотенце.

В замке повернули ключ. Девушки тревожно переглянулись и бросились к своим постелям. Им удалось притвориться спящими буквально в ту же минуту, когда мать входила в комнату. К счастью, занавеси были плотно задернуты. В полумраке Мерседес не заметила ни малейшей улики.

— Девочки, — сказала она подозрительно, — пора вставать. Дейзи потянулась и сонно зевнула.

— Мммм… хорошо поспали. Я так славно отдохнула!

— И я, — пробормотала Лилиан, зарывшись головой в подушки. Она слышала, как глухо бьется ее сердце, отдаваясь эхом на твердом матрасе.

— Теперь вам надо выкупаться и надеть вечерние наряды. Я позвоню, чтобы горничная принесла ванну. Дейзи, ты наденешь желтое шелковое, а ты, Лилиан, зеленое, с золотыми пряжками на плечах.

— Да, мама, — сказали девушки хором.

Мерседес вернулась к себе, в соседнюю комнату. Как только за ней закрылась дверь, Дейзи села на постели и посмотрела на Лилиан с любопытством.

— Ну! И почему же ты так долго не возвращалась? Лилиан перекатилась на спину и уставилась в потолок, обдумывая случившееся в саду. Ей с трудом верилось, что Уэстклиф мог себя так вести. Какая-то бессмыслица! Ведь он всегда относился к ней подчеркнуто неодобрительно. В поведении графа не было и намека на то, что она ему нравится. Если подумать, сегодня в первый раз за все время они были любезны друг с другом.

— Нам с Уэстклифом пришлось переждать в кустах, чтобы нас не увидели, — услышала Лилиан собственный голос. — Там на дорожке был папа с какими-то людьми.

— О Боже! — Дейзи перекатилась на бок и посмотрела на сестру, состроив ужасную гримасу. — Надеюсь, папа вас не увидел?

— Нет.

— Какое счастье!

Дейзи слегка нахмурилась. Она чувствовала, что сестра многое недоговаривает.

— Было очень благородно со стороны лорда Уэстклифа не выдавать нас, правда?

— Благородно, да.

Дейзи вдруг ехидно улыбнулась.

— Ну и потеха была, когда он показывал тебе, как принимать мяч! Я была просто уверена, что ты сейчас треснешь его битой. Не припомню ничего смешнее.

— У меня мелькнула такая же мысль, — мрачно призналась Лилиан. Она поднялась с постели и пошла к окну, чтобы раздвинуть занавески, рванула в стороны тяжелые складки камчатной ткани, и комнату залил яркий свет полдневного солнца.

— Ты не думаешь, что Уэстклиф ищет малейший предлог, чтобы показать нам свое превосходство?

— Разве? По-моему, он искал предлог, чтобы обнять тебя за талию.

Замечание сестры неприятно удивило Лилиан. Она подозрительно посмотрела на нее:

— Почему ты так говоришь? Дейзи пожала плечами.

— Он так на тебя смотрит…

— Как? — спросила Лилиан. Ее вдруг охватил страх, будто тысячи крошечных булавок вонзились в кожу.

— Так. Заинтересованно, пожалуй…

Лилиан скорчила презрительную гримасу, чтобы скрыть замешательство.

— Мы с графом терпеть не можем друг друга, — сухо сказала она. — Единственное, что его может заинтересовать, — это возможность заключить сделку с папой.

Она замолчала и подошла к туалетному столику, где в ярких солнечных лучах сверкал флакончик с духами. Осторожно дотронувшись до хрустальной грушевидной бутылочки, она несколько раз задумчиво потерла большим пальцем о пробку.

— Знаешь, Дейзи, — сказала она с сомнением в голосе, — я должна тебе рассказать одну вещь. Когда мы с Уэстклифом сидели в кустах можжевельника, кое-что случилось.

— Да? — Дейзи загорелась от нетерпения.

Но именно в эту минуту в комнату вошла матушка, а за ней следовали две горничные, которые тащили складную ванну. В присутствии матери, суетившейся вокруг них, Лилиан не могла поговорить с сестрой. Пожалуй, это и к лучшему, ведь Лилиан могла еще раз обдумать случившееся. Она сунула флакончик в ридикюль, с которым собиралась отправиться на ужин. Ей в голову вдруг пришла странная мысль' «Может быть, это аромат духов так повлиял на Уэстклифа? Должно же быть какое-то объяснение… Судя по выражению лица Уэстклифа, он и сам был шокирован, когда понял, что наделал»

Лилиан решила еще раз испытать духи, так сказать, проверить их в деле. Она криво усмехнулась. Подруги наверняка не откажутся помочь ей в проведении опыта.

«Желтофиоли» были знакомы друг с другом уже почти год. Во время балов они всегда одиноко сидели вместе, никем не приглашаемые на танец Им понадобилось довольно много времени, чтобы завязать дружбу. Может быть, потому, что Аннабел была слишком красива — волосы цвета темного меда, сияющие синие глаза, соблазнительная фигурка. Трудно было себе представить, что это божественное создание снизойдет до дружбы с простыми смертными. С другой стороны, Эванджелина Дженнер отличалась застенчивостью, вдобавок заикалась, так что разговорить ее было невероятно трудно.

Тем не менее, когда окончательно стало ясно, что ни одна из них не способна самостоятельно вырваться из порочного круга, что они так и будут подпирать стену на балах, не говоря уж о том, чтобы выйти замуж, «желтофиоли» объединили усилия. Они стали помогать друг другу, чтобы найти мужей. Первой на очереди была Аннабел. Совместные усилия «желтофиолей» увенчались успехом, ведь Аннабел вышла замуж, хотя Саймон Хант не относился к числу пэров Англии, как было задумано первоначально. Лилиан пришлось признать, что Аннабел, несмотря на некоторые сомнения относительно этой партии, сделала правильный выбор, выйдя за Ханта. Теперь была очередь самой Лилиан. Она шла второй по старшинству.

Приняв ванну, сестры уселись, каждая в своем углу комнаты, а горничные помогали им одеться. Короткие пышные рукава платья Лилиан соединялись с корсетом с помощью золотых пряжек на плечах. Ненавистный корсет укорачивал ее талию на два дюйма, а специальные подушечки увеличивали грудь, делая ее более соблазнительной. Потом ее усадили за туалетный столик, где ей пришлось сидеть, морщась и гримасничая, пока горничная щеткой распутывала волосы, укладывая их в затейливую прическу. Дейзи подвергли той же пытке, шнуровка, подкладки, застежки. Ее облачили в платье цвета сливочного масла с кружевами по вырезу корсажа.

Миссис Боумен хлопотала вокруг них, не умолкая ни на минуту. Она наставляла дочерей, как себя вести.

— Помните, что английским джентльменам не нравится, когда девушка слишком много разговаривает. Их не интересует ваше мнение, поэтому я хочу, чтобы вы обе проявили кротость и болтали как можно меньше. И никакого упоминания о спортивных развлечениях! Возможно, джентльмена позабавит, если вы скажете, что играете в лапту или теннис, но в душе он презирает девушек, которые играют в мужские игры. Если джентльмен спросит о чем-нибудь, сумейте переадресовать этот вопрос ему самому, тогда у него будет возможность высказаться, поведать о собственном опыте.

— Еще один увлекательный вечер в поместье Стоуни-Кросс-Парк, — пробормотала Лилиан, а Дейзи весело фыркнула.

— В чем дело? — сухо спросила Мерседес. — Дейзи, ты слушаешь?

— Да, мама, я едва могу дышать. Кажется, корсет затянули слишком туго.

— Тогда дыши неглубоко.

— А нельзя немного ослабить шнуровку?

— Ни в коем случае! Британским джентльменам нравятся девушки с очень узкой талией. Итак, на чем я остановилась? Ах да! Если во время ужина беседа случайно прервется…

Лилиан мрачно слушала наставления матери, которые, без сомнения, ей еще не раз предстоит вытерпеть, пока они живут в доме Уэстклифа, и внимательно вглядывалась в свое отражение в зеркале. Сегодня вечером она опять встретится с Уэстклифом. Сейчас эта мысль ее почему-то волновала. Она представила, как его смуглое лицо склоняется над ней, и закрыла глаза.

— Простите, мисс, — услышала она голос горничной. Той показалось, что она слишком туго затянула прядь волос.

— Все в порядке, — сказала Лилиан, грустно улыбнувшись своему видению, — тяните сильней, у меня прочная голова.

— Это еще слабо сказано, — подала голос Дейзи. Горничная продолжала укладывать и закалывать волосы, а мысли Лилиан опять вернулись к Уэстклифу. «Станет ли он делать вид, что никакого поцелуя за живой изгородью не было? Или захочет поговорить об этом?» Заинтригованная, она решила, что нужно все рассказать Аннабел. Она, по-видимому, намного больше знала об Уэстклифе, будучи женой его друга, Саймона Ханта.

Стук в дверь раздался в ту самую минуту, как горничная воткнула последнюю шпильку в ее прическу. Дейзи в этот момент натягивала длинные, по локоть, белые перчатки. Она бросилась открыть дверь, не обращая внимания на мать, ведь та настаивала, что это забота горничной. Распахнув дверь настежь, Дейзи радостно вскрикнула. На пороге стояла Аннабел Хант. Лилиан вскочила из-за туалетного столика и бросилась к подруге. Все трое принялись обниматься. В последний раз они виделись несколько дней назад в Лондоне, в отеле «Ратледж», где останавливались их семьи. Ханты собирались переезжать в новый дом, который строили в Мейфэре. Аннабел, Лилиан и Дейзи бегали друг к другу в гости по малейшему поводу, а Мерседес пыталась возражать. Ей казалось, что Аннабел плохо влияет на дочек. Поразительно недальновидное суждение, ведь дело обстояло совсем наоборот.

Аннабел выглядела восхитительно, как всегда. Бледно-голубое атласное платье прекрасно облегало ее формы, на фоне которого ее глаза выглядели густо-синими, а бархатистая кожа еще нежнее.

Аннабел отступила на шаг назад, чтобы рассмотреть сестер. Ее глаза сияли.

— Как вы доехали из Лондона? Наверное, уже было романтическое приключение? Хотя нет, вы здесь всего один день…

— Может быть, и было, — тихо сказала Лилиан, помня, что у матери отличный слух. — Мне надо тебе кое-что рассказать.

— Девочки, — перебила их Мерседес неодобрительно. — Вы не закончили одеваться к вечеру.

— Я готова, мама, — быстро сказала Дейзи. — Смотри, все как надо! Я даже успела надеть перчатки.

— Мне осталось только взять сумочку, — добавила Лилиан, бросаясь к туалетному столику. Она схватила ридикюль цвета сливок. — Теперь я тоже готова.

Аннабел приветливо улыбнулась миссис Боумен, прекрасно зная, что Мерседес ее не одобряет.

— Добрый вечер, миссис Боумен. Надеюсь, вы разрешите Дейзи и Лилиан спуститься вниз вместе со мной?

— Боюсь, им придется подождать, пока соберусь я, — сказала Мерседес ледяным тоном. — Мои невинные девочки нуждаются в присмотре со стороны достойной почтенной особы.

— Аннабел будет нашей компаньонкой, — сказала Лилиан весело. — Не забывай, она теперь уважаемая замужняя дама.

— Я сказала: «достойной особы», — не сдавалась мать, но ей все-таки пришлось замолчать, так как дочери выскочили из комнаты, хлопнув дверью.


— Боже мой, — сказала Аннабел, грустно рассмеявшись — Меня впервые назвали почтенной замужней дамой. Скучно звучит, правда?

— Если бы ты была скучной, — ответила Лилиан, беря Аннабел под руку, — ты бы нравилась нашей маме.

— И нам бы не хотелось дружить с тобой, — подхватила Дейзи.

Аннабел улыбнулась.

— И все-таки мне бы хотелось, чтобы вы уяснили несколько главных правил поведения. Во-первых, если какой-нибудь приятный джентльмен предложит вам выйти в сад, чтобы увидеться с ним наедине.

— Мы должны отказаться? — спросила Дейзи.

— Нет, но, пожалуйста, сначала скажите мне, чтобы я могла вас прикрыть. Во-вторых, если до вас ненароком долетят скандальные сплетни, не предназначенные для невинных ушек…

— Нам не следует их слушать?

— Наоборот, ловите каждое слово! А потом немедленно расскажите мне…

Лилиан усмехнулась, задерживая подругу на углу коридора.

— Можно мне пойти поискать Эви? Без нее у нас не получится официального собрания «желтофиолей».

— Эви уже внизу с тетушкой Флоренс, — ответила Аннабел.

Обе сестры хором воскликнули, обрадованные новостью:

— И как там она? Как выглядит?

— Мы не видели ее целую вечность!

— Кажется, с ней все в порядке, — сказала Аннабел, становясь серьезной. — Немного похудела. Может быть, немного пала духом.

— Неудивительно, — заметила мрачно Лилиан. — Когда с тобой так обращаются…

Они не видели Эви больше месяца. Семья покойной матери держала девушку взаперти. За малейшую провинность ее часто сажали под замок, а выпускали в свет только под строжайшим надзором тетки Флоренс. Подруги даже думали, что суровая жизнь в семье в немалой степени поспособствовала тому, что Эви заикалась. По иронии судьбы, из всех «желтофиолей» Эви меньше всего заслуживала такой строгости, ведь она была робкая, послушная… Девушкам удалось узнать, что мать Эви стала паршивой овцой в семье, выйдя замуж за человека намного ниже себя по положению. Она умерла при родах, и девочку заставили искупать грех матери. Отец, которого Эви видела крайне редко, отличался слабым здоровьем. Вероятно, ему тоже не суждена была долгая жизнь.

— Бедняжка Эви! — грустно продолжала Лилиан. — Я бы хотела уступить ей свою очередь. Надо найти ей мужа и избавить ее от этого ужасного семейства.

— Эви еще не готова, — твердо сказала Аннабел. Судя по решительному тону ее голоса, она уже обдумывала эту мысль. — Ей надо побороть застенчивость. Она не может даже поддержать разговор с джентльменом. Кроме того…

Она с сожалением посмотрела на сестер и обняла тонкую талию Лилиан.

— Ты уже не так молода, чтобы откладывать замужество, моя дорогая.

Лилиан состроила кислую гримасу, и Аннабел рассмеялась.

— Так о чем ты хотела поговорить? — спросила она. Лилиан покачала головой.

— Давай потом, когда с нами будет Эви, иначе мне придется рассказывать еще раз.

Они спустились в приемные залы, где уже толпились гости.

В этом сезоне в моде были яркие цвета, по крайней мере в нарядах дам. Глаза просто разбегались от насыщенных тонов! Собравшиеся напоминали стайку бабочек. Мужчины традиционно облачились в черные костюмы с белыми рубашками. Однообразие слегка нарушали галстуки и сдержанных расцветок жилеты.

— А где мистер Хант? — спросила Лилиан у подруги.

— Думаю, он с графом и друзьями. — При упоминании о муже Аннабел слегка улыбнулась. Ее взгляд сделался пристальным, и это не ускользнуло от Эви. — Вон Эви! И, кажется, даже тетушка не хлопочет вокруг нее, как обычно. Какая удача!

Эви стояла у стены, рассеянно глядя на пейзаж в золоченой раме. Казалось, она всецело ушла в себя, вся съежилась, как бы извиняясь за свое присутствие на празднике. Ей было явно неуютно и одиноко в толпе гостей. Никто и никогда особо не приглядывался к Эви, не замечал ее, хотя она была по-настоящему хороша собой. Может быть, была даже красивее Аннабел. Ее красота, однако, была совсем другого рода: рыжие волосы, веснушчатое лицо с огромными голубыми глазами. Подвижный ротик с пухлыми губами… к сожалению, мода требовала совсем другого. При взгляде на ее фигурку захватывало дух, но дело портили скромные невыразительные платья, которые она была вынуждена носить, да и всегда поникшие плечи отнюдь не добавляли ей привлекательности.

Бросившись вперед, Лилиан напугала Эви, схватив ее затянутую в перчатку руку.

— Идем, — шепнула Лилиан, увлекая подругу за собой.

Глаза Эви просияли. Она нерешительно глянула в сторону тетки, которая беседовала в углу с какой-то вдовствующей особой. Флоренс была слишком поглощена разговором, чтобы следить за девушкой. Четыре подруги незамеченными ускользнули из гостиной и почти бегом бросились по коридору, будто вырвавшиеся на свободу узники.

— Куда мы идем? — шепнула Эви.

— На заднюю террасу, — ответила Аннабел.

Они прошли через анфиладу стеклянных дверей в задней части дома и оказались на вымощенной плитами широкой террасе, опоясывающей весь дом.

Внизу открывался чудесный пейзаж, достойный кисти художника: фруктовые сады, аккуратные дорожки, клумбы с редкими цветами. За садами начинался лес, за утесом текла речка Итчен, обозначенная стеной из бурого камня.

Лилиан повернулась к Эви и обняла ее.

— Эви! — воскликнула она. — Я так по тебе скучала! Если бы ты знала, какие жуткие планы мы строили, чтобы вызволить тебя! Мы даже хотели тебя украсть. Почему нам не разрешают прийти к тебе в гости?

— Они м-меня п-презирают, — сказала Эви глухо. — Я д-даже не знала насколько! А совсем недавно… все началось, когда я попыталась увидеться с отцом. Меня поймали и несколько дней не выпускали из комнаты. И почти не д-давали н-ни есть, ни п-пить. Они сказали, что я неблагодарная и строптивая, что во мне взыграла дурная кровь. Я для них ничто, просто плод ужасного греха, что совершила моя мать. Тетя Флоренс говорит, это я убила мою маму.

Лилиан с недоверием посмотрела ей в лицо.

— Она так и сказала? Этими самыми словами? Эви кивнула.

Не помня себя от гнева, Лилиан выругалась, а Эви покраснела. Несомненно, одним из спорных достоинств Лилиан было ее умение ругаться, как матрос. Этот талант она приобрела, проведя слишком много времени в обществе своей бабки, которая когда-то работала прачкой в доках.

— Я знаю, что это неправда, — тихо сказала Эви. — Да, мама действительно умерла в родах, но я же в этом не виновата!

Лилиан положила руку ей на плечо. Девушки направились к одному из стоящих поблизости столиков, Аннабел и Дейзи пошли за ними.

— Эви, что можно сделать, чтобы избавить тебя от этих ужасных людей?

Девушка безнадежно пожала плечами.

— М-мой отец с-совсем болен. Я спросила, нельзя ли мне пожить у него, но он не согласился. Да и мои родственники могут забрать меня обратно в любую минуту, а у него не хватит сил им помешать.

Девушки помолчали. Как ужасно все устроено! Эви уже достаточно взрослая и, пожалуй, может отказаться от семейной опеки, но положение незамужней женщины слишком ненадежно: пока жив отец, ей не получить наследства. Сейчас же у нее нет средств к существованию.

— Ты можешь пожить у нас с мистером Хантом в отеле «Ратледж», — вдруг сказала Аннабел очень решительно. — Мой муж не допустит, чтобы кто-то увел тебя насильно. Он очень влиятельный человек…

— Нет.

Эви затрясла головой, не дав подруге закончить.

— Я н-не могу поступить так с тобой. Против тебя будет так… нет, ни за что. И потом, как это с-странно будет выглядеть…

Она опять грустно покачала головой.

— Я тут думала… тетя Флоренс сказала, что мне надо выйти замуж за ее сына, кузена Юстаса. Он неплохой человек, это позволит мне жить отдельно от родни.

Аннабел наморщила нос.

— Да, в наши дни такое все еще бывает, когда женятся двоюродные брат и сестра, но все же это кровосмешение, а любое кровное родство, по-моему… уф!

— Подожди, — подозрительным голосом произнесла Дейзи, садясь рядом с Лилиан. — Мы раньше встречали кузена Юстаса. Лилиан, ты ведь помнишь тот бал в доме Уинтербернов? — Ее глаза сузились. — Это он сломал тогда стул, правда, Эви?

Эви пробормотала что-то неразборчивое.

— Боже правый! — воскликнула Лилиан. — Как ты можешь всерьез думать о таком замужестве, Эви?

Лицо у Аннабел было озадаченное.

— Как он мог сломать стул? У него вспыльчивый нрав? Он запустил в кого-то стулом?

— Он сломал стул, просто сев на него, — презрительно сказала Лилиан.

— У к-кузена Юстаса широкая к-кость, — объяснила Эви.

— У кузена Юстаса подбородков больше, чем у меня пальцев, — закричала Лилиан. — И он так занят набиванием своей утробы, что едва снисходит до разговора.

— Когда я подошла поздороваться с ним, — подхватила Дейзи, — мне пришлось уйти с полуобглоданным крылышком цыпленка в руке.

— Он забыл, что держит его в руке, — сказала Эви извиняющимся тоном. — Я хорошо помню, как он сожалел, что испортил тебе перчатку.

Дейзи нахмурилась.

— Меня больше волновало другое: где он прячет остаток цыплячьей тушки!

Поймав умоляющий взгляд Эви, Аннабел решила прервать поток веселья.

— У нас мало времени, — напомнила она. — Обсудим достоинства кузена Юстаса в другой раз, когда нам больше нечем будет заняться. Лилиан, дорогая, что ты хотела нам рассказать?

Это был прекрасный отвлекающий маневр. Сжалившись над несчастной Эви, Лилиан на время забыла про кузена Юстаса и сделала подругам знак, приглашая сесть поближе.

— Все началось с того, что в Лондоне я зашла в парфюмерную лавку…

Лилиан принялась описывать визит к парфюмеру, мистеру Неттлу, рассказывая подробно, как купила духи, обладающие волшебными свойствами. Время от времени в рассказ встревала Дейзи со своими замечаниями.

— Духи у тебя с собой? — поинтересовалась Аннабел с недоверчивой улыбкой. — Дай понюхать.

— Сейчас. Но история еще не закончена.

Лилиан вытащила флакончик из ридикюля и поставила его на стол. Свет фонаря на террасе отражался в его хрустальных гранях.

— Сейчас узнаете, что случилось сегодня.

Лилиан рассказала, как они с сестрой неожиданно для себя ввязались в игру на заднем дворе, как появился граф Уэстклиф. Аннабел с Эви не верили своим ушам, особенно когда Лилиан рассказала, что граф тоже принял участие в игре.

— Нет ничего удивительного, что лорду Уэстклифу нравится играть в лапту, — задумчиво сказала Аннабел. — Он обожает игры на открытом воздухе. Но то, что ему захотелось играть с вами…

Лилиан вдруг ехидно улыбнулась.

— Видимо, он просто хотел мне объяснить, что я делаю не так. Сначала он показал, как надо замахиваться битой, а потом…

Ей стало вдруг не до смеха. Она поняла, что краснеет.

— Потом он тебя обнял, — быстро подсказала Дейзи, чтобы нарушить изумленное молчание, воцарившееся за столом.

— Что он сделал? — ахнула Аннабел.

— Только чтобы показать, как правильно держать биту. Лилиан нахмурила темные брови.

— Это было во время игры, и все это не важно. Интересное случилось потом. Уэстклиф повел нас с Дейзи коротким путем к черному ходу, как вдруг на дорожке появился папа с какими-то приятелями. Дейзи побежала вперед, а нам с графом пришлось пережидать за живой изгородью. Мы сидели там рядом…

Три «желтофиоли» заговорщицки склонились над Лилиан.

— И что произошло дальше? — потребовала Аннабел. Лилиан чувствовала, как пылают ее уши. Ей вдруг стало трудно говорить, слова застревали где-то в горле. Она не сводила взгляда с хрустальной бутылочки.

— Он меня поцеловал, — тихо сказала она.

— Боже правый, — воскликнула Аннабел. Эви уставилась на Лилиан, не говоря ни слова.

— Так я и знала! — сказала Дейзи. — Знала!

«Откуда тебе было знать», — хотела было возразить Лилиан, но Аннабел перебила:

— Один раз? Или больше?

Лилиан покраснела еще сильнее, вспомнив чувственные поцелуи графа.

— Не один раз, — призналась она.

— Как это было? — спросила Эви.

Лилиан как-то не приходило в голову, что подруги потребуют подробный отчет о подвигах лорда Уэстклифа. Назойливый жар заливал ее щеки, шею и лоб, покалывая тысячами игл. Она старалась думать о чем-нибудь постороннем, пытаясь успокоиться, но вместо этого ей с пугающей живостью представился Уэстклиф, жар его крепкого тела, ищущий рот. Ей показалось, что внутренности у нее тают и превращаются в горячий металл. Лилиан вдруг поняла: не может она сказать им правду.

— Это было ужасно, — сказала она, нервно покачивая под столом ножкой. — Лорд Уэстклиф целуется хуже всех, кого я знаю.

Дейзи и Эви разочарованно вздохнули. Аннабел, напротив, посмотрела на Лилиан с плохо скрытым сомнением.

— Странно. До меня доходило столько слухов об Уэстклифе. Судя по всему, он умеет угождать женщинам.

Лилиан проворчала что-то себе под нос.

— На самом деле, — продолжала Аннабел, — однажды я играла в карты, неделю назад, и одна из дам за моим столом сказала, что Уэстклиф — само совершенство в постели. Ни один любовник с ним не сравнится. Ей теперь нужен только он.

— Кто сказал такое? — вспыхнула Лилиан.

— Я не могу тебе сказать, — быстро ответила Аннабел. — Это было доверительное признание.

— Не верю, — возразила Лилиан. — У кого хватит бесстыдства признаться в таком?

— Видишь ли, — Аннабел взглянула на нее с легким превосходством, — замужние дамы иногда говорят о многом таком, о чем не могут говорить незамужние девицы.

— Черт возьми! — воскликнула Дейзи с завистью.

Они опять замолчали. Аннабел пристально смотрела на покрасневшую Лилиан. Та не смогла выдержать взгляда подруги и отвела глаза.

— Хватит об этом! — скомандовала Аннабел с внезапным смешком. — Скажи правду, Уэстклиф действительно ужасно целуется?

— Ну, полагаю, терпеть можно, — ворчливо признала Лилиан. — Но дело не в этом.

Эви спросила, округлив глаза от любопытства:

— А в чем д-дело?

Лилиан ткнула пальцем в сверкающий флакончик.

— Уэстклиф был вынужден поцеловать девушку, которую терпеть не может, то есть меня, вдохнув аромат вот этих духов.

Все четверо посмотрели на флакончик с благоговением.

— Правда? — недоверчиво спросила Аннабел.

— Чистая правда, — отозвалась Лилиан.

Дейзи и Эви примолкли, переглядываясь, как будто следили за игрой в теннис.

— Лилиан, ради Бога! Ты самая здравомыслящая девушка из всех, кого я знаю. И ты признаешься, что у тебя есть духи, которые действуют на мужчин, как афродизиак. Самое удивительное, что…

— Афро… что?

— Любовное зелье, — ответила Аннабел. — Лилиан, если лорд Уэстклиф оказывает тебе знаки внимания, это не из-за духов.

— Почему ты так думаешь? Брови Аннабел поползли вверх.

— Разве на других мужчин, кого ты знаешь, духи производили подобное действие?

— Не замечала, — неохотно признала Лилиан.

— Ты долго ими пользуешься?

— Почти неделю, но я…

— Граф — единственный мужчина, который поддался их чарам?

— Другие тоже почувствуют, — не сдавалась Лилиан, — просто у них пока не было возможности понюхать.

Видя, что подруга ей не верит, Лилиан вздохнула:

— Понимаю, это звучит смешно, но до сегодняшнего дня я не верила ни единому слову мистера Неттла об этих духах. Уверяю вас, именно в ту минуту, как граф почувствовал их аромат…

Аннабел сверлила ее взглядом, не веря своим ушам. Молчание нарушила Эви:

— Можно мне понюхать?

— Конечно.

Осторожно взяв в руки флакончик, как будто он вот-вот взорвется, Эви вытащила пробку и поднесла флакончик к веснушчатому носику. Сделав вдох, она фыркнула:

— Ничего особенного н-не чувствую…

— Наверное, действует только на мужчин? — предположила Дейзи.

— Что мне интересно, — задумчиво протянула Лилиан, — полез бы лорд Уэстклиф целоваться к кому-нибудь из вас, надушись вы этими духами?

Аннабел поняла, к чему клонит Лилиан, и притворно запротестовала:

— Нет-нет, я замужняя дама, очень люблю мужа, к тому же у меня нет ни малейшего желания соблазнить его лучшего друга.

— Разумеется, тебе не надо его соблазнять Просто подушись и встань рядом. Посмотрим, заметит ли он тебя.

— Я сделаю это, — вызвалась Дейзи. — И вообще я предлагаю, чтобы мы все надушились сегодня духами Лилиан. Посмотрим, сделает ли это нас более привлекательными.

Эви понравилась мысль Дейзи, Аннабел же вытаращила глаза:

— Ты серьезно?

Лилиан беспечно воскликнула:

— Но ведь вреда не будет! Считай, что это научный опыт. Ты собираешь доказательства своей теории.

Аннабел простонала, глядя, как двое младших трясут флакончик, чтобы извлечь несколько драгоценных капель.

— Это самая большая глупость за всю мою жизнь, — сказала она — Глупее, чем наша игра в лапту, когда мы бегали в подштанниках.

— Панталончиках, — быстро сказала Лилиан. Они давно уже пытались выяснить, как правильно назвать этот предмет нижнего женского белья.

— Дайте мне.

Обреченно вздохнув, Аннабел протянула руку к флакончику. Она капнула немного благоухающей жидкости на кончик пальца.

— Возьми больше, — посоветовала Лилиан, наблюдая с довольным видом, как Аннабел наносит духи на кожу за ушами. — И еще немного на шею.

— Я редко пользуюсь духами, — сказала Аннабел. — Мистеру Ханту нравится запах чистой кожи

— Может быть, ему понравится «Ночная красавица». Аннабел была поражена.

— Духи так называются?

— В честь орхидеи, которая распускает лепестки только ночью, — пояснила Лилиан.

— Вот как! — ехидно отозвалась Аннабел. — А я уж испугалась, что это в честь дамы легкого поведения.

Пропустив мимо ушей слова подруги, Лилиан взяла у нее флакончик с духами. Она подушила немного шею и запястья, после чего сунула духи обратно в сумочку и встала.

— А теперь, — объявила она, удовлетворенно оглядывая «желтофиолей», — пошли искать Уэстклифа.

Глава 5

Маркус удобно расположился в кабинете, не подозревая о нависшей над ним опасности. С ним были зять, Гидеон Шоу, а также друзья Саймон Хант и лорд Сент-Винсент. Они хотели поболтать о своих делах, прежде чем начнется официальный ужин. Откинувшись на спинку кресла, Маркус глянул на циферблат карманных часов. Восемь вечера — самое время спуститься к гостям, тем более что он исполнял обязанности хозяина дома. Однако граф явно не спешил, мрачно глядя на циферблат и думая только о том, что ему предстоит неприятное дело.

Нужно поговорить с Лилиан Боумен. С той самой Лилиан, в отношении которой он сегодня повел себя как сумасшедший, схватил в объятия, целовал… Дикий всплеск ничем не объяснимой страсти!

Он поерзал в своем кресле.

Прямая натура Маркуса требовала решительных действий. Из сложившейся ситуации возможен был только один выход. Он должен извиниться за свое поведение и уверить ее, что подобное больше не повторится. Иначе ему придется целый месяц пробираться по собственному дому тайком, стараясь избежать встречи с девушкой. Будь он проклят, если допустит такое! Маркус не мог делать вид, будто ничего не произошло.

Вот только бы разобраться, почему это случилось? Почему вдруг ему изменила обычная выдержка? Еще более изумляло то, что ему понравилось целовать эту нахалку.

— Неинтересно, — услышал он голос Сент-Винсента. Лорд сидел на краешке письменного стола и рассматривал в стереоскоп какой-то пейзаж.

— Кому, черт возьми, интересно смотреть на пейзажи и памятники, Уэстклиф? — лениво продолжал он. — Вот если бы тут были стереоснимки женщин! Тогда стоило бы смотреть в эту трубу.

— Полагаю, ты и так достаточно насмотрелся, причем в натуральном виде, — сухо ответил Уэстклиф. — Ты слишком увлекаешься анатомией женщин, Сент-Винсент.

— У тебя свои увлечения, у меня свои.

Маркус взглянул на своего зятя. Тот сидел с непроницаемым лицом, а вот Саймона Ханта их перепалка, по-видимому, забавляла. Эти трое мужчин отличались и характером, и происхождением, их сближала дружба с Маркусом. Гидеон Шоу был так называемый «американский аристократ», каким бы странным ни казалось это определение (его прадедом был один честолюбивый моряк-янки). Саймон Хант был сыном хитрого и предприимчивого мясника, но безукоризненно честного. А вот Сент-Винсент — это был беспринципный негодяй, любвеобильный почитатель женщин. Его всегда можно было встретить на модной вечеринке или приеме, однако как только разговор становился «нудным» (то есть речь заходила о важных или серьезных вещах), он сразу же исчезал и отправлялся на поиски более простых развлечений, например веселой попойки.

Такого закоренелого циника, как Сент-Винсент, Маркус никогда не встречал. Виконт никогда не говорил то, что думал. Если же ему доводилось испытать вдруг симпатию к кому-нибудь, он умел искусно скрыть свои чувства. «Пропащая душа», — говорили о нем. Действительно, он был неисправим, и весьма вероятно, что Хант с Шоу вряд ли бы терпели Сент-Винсента в своей компании, если бы он не дружил с Маркусом.

Что же касается самого Маркуса, то его связывали с Сент-Винсентом только воспоминания о временах, когда они учились в одной и той же школе. Иногда Сент-Винсент проявлял себя как настоящий друг, на которого можно было положиться. Он помогал Маркусу выбираться сухим из воды, бескорыстно делился присланными из дому конфетами. И в любой драке он всегда вставал на сторону Маркуса.

Сент-Винсент понимал, что это значит — терпеть презрение отца, ведь его собственный отец вел себя ничем не лучше. Оба мальчика умели смотреть на жизнь с мрачным юмором и помогали, друг другу как могли. С тех пор как они закончили обучение, характер Сент-Винсента сильно изменился в худшую сторону, но Маркус был не из тех, кто отворачивается от старых друзей.

Сент-Винсент бросился в кресло рядом с Гидеоном Шоу. Маркус невольно сравнивал сидящих рядом мужчин. Оба светловолосые и наделены незаурядной внешностью, но какой контраст! Природа наградила Шоу утонченной, изысканной красотой, а его беззаботная улыбка могла очаровать кого угодно. Немного обветренное и загорелое лицо слегка намекало, что жизнь не всегда благоволила к нему, несмотря на богатство. Какие бы испытания ни выпадали на долю этого человека, он неизменно выходил победителем, не утрачивая бодрости духа и остроумия.

Напротив, Сент-Винсент был красив какой-то экзотической мужской красотой. У него были светло-голубые кошачьи глаза, а рот кривила жестокая улыбка. Он усвоил манеру двигаться и говорить с ленивой медлительностью, которой пытались подражать многие лондонские модники. Он мог бы одеваться, как денди, но понимал, что роскошные наряды только затмят его природный шарм. Поэтому Сент-Винсент носил исключительно строгие темные костюмы безупречного кроя.

В обществе Сент-Винсента разговор, как правило, всегда заходил о женщинах. Совсем недавно одна замужняя и занимающая видное положение в лондонском свете дама даже сделала попытку самоубийства. Это случилось после того, как ее роман с виконтом закончился. Дело получило огласку. Сент-Винсент предпочел сбежать в Стоуни-Кросс-Парк, пытаясь переждать бурю.

— Какая глупая мелодрама! — произнес виконт с издевкой, поглаживая кончиками тонких пальцев край бокала с бренди. — Говорили, что она изрезала запястья, а на самом-то деле просто расковыряла вену шпилькой для волос и принялась вопить со страху. Прибежала горничная, и ее спасли.

Он с отвращением покачал головой.

— Идиотка. Мы так старались сохранить нашу связь в тайне, и вот она делает такое. Теперь все в Лондоне узнали, в том числе ее муж. И чего она думала этим добиться? Хотела наказать меня за то, что я ее бросил? Так ей теперь придется мучиться в сотню раз сильнее. В таких случаях люди всегда осуждают женщин, особенно замужних.

— А что муж? — спросил Маркус, которого всегда интересовала практическая сторона дела. — Он не будет мстить?

Сент-Винсент скорчил презрительную гримасу.

— Вряд ли. Он в два раза старше жены и не прикасался к ней многие годы. Не тот он человек, чтобы рисковать жизнью ради так называемой чести. Думаю, он позволял жене делать все, что угодно, лишь бы она все хранила в тайне. Ведь никто не хочет славы рогоносца. А она-то сделала все возможное, чтобы оповестить весь свет о своем неблагоразумии! Вот дура! Саймон Хант вопросительно посмотрел на виконта.

— Интересно, — сказал он мягко, — ты считаешь, что дело только в ее неблагоразумии?

— При чем здесь я? — с жаром воскликнул Сент-Винсент. — Я хранил тайну, она — нет.

Он покачал головой и обреченно вздохнул с видом смертельно уставшего человека.

— Зря я позволил ей меня соблазнить.

— Это она тебя соблазнила? — скептически спросил Маркус.

— Клянусь всем, что для меня свято… — Сент-Винсент замолчал. — Погодите. Для меня нет ничего святого, поэтому позвольте выразиться иначе. Вам придется просто поверить в то, что это она начала нашу связь. Она делала намеки направо и налево, появлялась там, где должен был присутствовать я, посылала записки, умоляя навестить ее в любое время. Уверяла, что живет отдельно от мужа. Я ее даже не особенно хотел. Заранее знал, что будет скука смертная. Но дело зашло так далеко, что было неучтиво отказывать даме. Я отправился к ней, и она встретила меня голой прямо в прихожей. Что мне, по-вашему, оставалось делать?

— Может быть, уйти? — предположил Гидеон Шоу, слегка улыбнувшись. Он разглядывал виконта, словно экзотическое животное в Королевском зверинце.

— Видимо, да, — мрачно согласился Сент-Винсент. — Но я не мог отказать женщине, которая хочет поразвлечься. И прошла чертова уйма времени с тех пор, как я спал с женщиной. По крайней мере неделя. Я был…

— Неделя без женщины — это так долго? — перебил Маркус, вскидывая брови.

— Ты считаешь, нет?

— Сент-Винсент, если мужчина укладывается в постель с женщиной чаще раза в неделю, это означает, что ему больше нечем заняться. Многочисленные обязанности не оставляют времени на… — Маркус замолчал, подыскивая фразу, — бесконечные совокупления.

Его слова были встречены гробовым молчанием. Шоу с преувеличенным вниманием выбивал пепел из сигары на хрустальное блюдо. Маркус нахмурился.

— Ты ведь занятой человек, Шоу. Ведешь дела на двух континентах. Разве ты со мной не согласен?

Шоу слегка улыбнулся.

— Милорд, с тех пор как я стал «совокупляться» исключительно с женой, кстати, твоей сестрой, из соображений порядочности мне следует держать рот на замке.

Сент-Винсент лениво улыбнулся.

— Прискорбно слышать. Какое отношение имеет порядочность к интересному разговору? — Он перевел взгляд на Саймона Ханта, который сидел, слегка хмурясь. — Хант, выскажи свое мнение. Как часто мужчина должен спать с женщиной? Чаще раза в неделю — это непростительная жадность?

Хант виновато взглянул на Маркуса.

— Не хотелось бы мне соглашаться с Сент-Винсентом…

— Хорошо известно, что чрезмерная невоздержанность в половой жизни вредит здоровью точно так же, как обжорство и пьянство, — настаивал на своем Маркус.

— Ты только что перечислил мои излюбленные занятия, Уэстклиф, — усмехнулся Сент-Винсент, а потом снова спросил Ханта: — Как часто ты спишь с женой?

— То, что происходит в моей спальне, не подлежит обсуждению, — твердо сказал Хант.

— Чаще раза в неделю? — не сдавался Сент-Винсент.

— Да, черт возьми, — пробормотал Хант.

— Еще бы, с такой красавицей, как миссис Хант! — примирительно сказал Сент-Винсент и рассмеялся, заметив предостерегающий взгляд Ханта. — Успокойся, твоя жена — последняя женщина на земле, на которую я бы мог иметь виды. Не хочу быть избитым до полусмерти. У тебя кулаки, как молот. Кроме того, я не интересуюсь женщинами, которые счастливы в браке. Хватает несчастных! Это намного более легкая добыча.

Он взглянул на Маркуса.

— Похоже, Уэстклиф, твоего мнения никто не разделяет. Упорный труд, самодисциплина… — эти добродетели ничто по сравнению с теплым женским телом в постели.

Маркус нахмурился.

— И все же есть вещи поважнее.

— Например? — спросил Сент-Винсент с преувеличенным вниманием. Он сейчас напоминал непослушного мальчишку, которому неожиданно пришлось выслушать нравоучения престарелого дедушки. — Полагаю, ты начнешь говорить о «прогрессе общества»? Скажи-ка мне, Уэстклиф… — Его взгляд сделался хитрым. — Представь, дьявол предложил тебе сделку. Все голодные сироты Англии будут отныне сыты, если ты навсегда лишишься способности спать с женщинами. Что выберешь? Сирот или собственное удовольствие?

— Терпеть не могу слово «если». Я не отвечаю на такие вопросы.

Сент-Винсент рассмеялся.

— Как я и думал. Бедные сиротки!

— Я не сказал… — начал было Маркус, но вдруг передумал. — Хватит об этом, гости ждут. Можете продолжать этот бессмысленный разговор, а я пошел к гостям.

— Я иду с тобой, — быстро сказал Хант, вставая. — Жена будет меня искать.

— И моя тоже, — любезно добавил Шоу, также поднимаясь с кресла.

Сент-Винсент одарил Уэстклифа веселым недоверчивым взглядом.

— Боже, сохрани меня оттого, чтобы женщина просунула мне в нос кольцо, как волу. И получала от этого удовольствие, будь оно все проклято!

Вот с этим Маркус мог бы охотно согласиться. Они шли по коридору молча. Маркусу не давала покоя удивительная мысль: Саймон Хант — самый закоренелый холостяк из всех, кого он знал, если не считать Сент-Винсента, но, пожалуй, он вполне был доволен узами брака. Маркус то прекрасно знал, как Хант дорожил свободой и крайне редко заводил связи с женщинами. Тем более было поразительно видеть, что он готов расстаться со своей независимостью. Да еще ради Аннабел, которая с первого взгляда казалась весьма заурядной и самовлюбленной девицей, занятой исключительно поисками мужа. Однако мало-помалу выяснилось, что этих двоих связывает неподдельное обожание и преданность. Маркусу пришлось признать, что его друг сделал правильный выбор.

— Не жалеешь? — шепнул он Ханту. За ними не спеша шли Сент-Винсент и Шоу.

Хант посмотрел на Маркуса с удивленной улыбкой. Друг графа Уэстклифа был довольно крупный темноволосый мужчина, любитель спортивных игр и заядлый охотник, как и Маркус.

— О чем? — не понял Маркуса Хант.

— Что ты на поводу у жены.

Хант усмехнулся и покачал головой.

— Если я у нее и на поводу, Уэстклиф, так она держит меня вовсе не за нос. Скорее, за некую другую часть тела. И я ни о чем не жалею.

— Наверное, женатая жизнь имеет свои удобства, — размышлял вслух Маркус. — У тебя всегда под рукой женщина, можно удовлетворить свои естественные потребности, уж не говоря о том, что жена обходится намного дешевле, чем любовница. И еще наследники…

Ханта насмешило это представление о браке как о деловом предприятии.

— Я женился на Аннабел вовсе не ради удобств. Не прикидывал цифры, но смею тебя заверить, она не дешевле любовницы. А что касается наследников… Меньше всего я о них думал, когда просил ее руки.

— Тогда почему?

— Я бы тебе ответил. Но ты помнишь, что сказал совсем недавно? Ты надеешься, что я никогда не стану отравлять воздух плаксивой сентиментальностью.

— Ты в нее влюблен?

— Я действительно влюблен, Маркус. Друг передернул плечами.

— Если иллюзия делает брак терпимым, продолжай заблуждаться.

— Боже правый, Уэстклиф, — пробормотал Хант, озадаченно улыбаясь. — Неужели ты никогда не был влюблен?

— Разумеется. Вне всякого сомнения, я находил, что некоторые дамы нравятся мне больше других. Характером, внешностью…

— Нет, нет! Я говорю не о том, что тебе нравится. Думать только о ней, чувствовать отчаяние, тоску, экстаз — вот что я имею в виду.

— У меня нет времени на эту чепуху, — презрительно сказал Маркус, а Хант рассмеялся. Маркус вдруг почувствовал раздражение.

— Значит, ты не станешь принимать в расчет любовь, когда надумаешь жениться? — миролюбиво заметил Хант.

— Ни в коем случае Брак — это слишком серьезно. В таком деле нельзя полагаться на чувства. Сегодня они есть, а завтра нет.

— Возможно, ты и прав, — легко согласился Хант, слишком легко, будто и сам не верил в то, что говорил. — Такому, как ты, следует искать жену, полагаясь только на логические выкладки. Хотел бы я посмотреть, как ты в этом преуспеешь.

Они подошли к дверям одного из приемных залов. Ливия тактично объясняла гостям, в каком порядке им нужно проследовать в столовую. Заметив Маркуса, она посмотрела на него с легким укором. Ей пришлось одной встречать и занимать гостей. Невинно взглянув на сестру, Маркус вошел в зал и столкнулся с Томасом Боуменом и его женой. Мерседес стояла по правую руку от мужа.

Боумен, человек спокойного нрава и несколько грузноватый, выделялся своими усами, такими густыми, что это почти искупало отсутствие волос на его голове. Находясь на светских приемах, он всегда выглядел несколько смущенным.

у него был вид человека, который предпочел бы заниматься делом вместо того, чтобы терять время в светской гостиной. Но стоило заговорить о делах — торговле, промышленности, — как он оживлялся и принимал участие в обсуждении, проявляя редкую проницательность.

— Добрый вечер, — сказал Маркус, здороваясь с Боуменом и склоняясь затем к руке Мерседес.

Она была очень худа. Под тканью перчаток торчали костяшки пальцев и такие острые запястья, что хоть морковку три. Она была вся напряжена, словно свернувшаяся в кольцо змея, готовая напасть в любую минуту.

— Пожалуйста, примите мои извинения зато, что не смог приветствовать вас днем, — продолжал Маркус. — И позвольте сказать я так рад снова видеть вашу семью в поместье Стоуни-Кросс-Парк.

— О, милорд, — защебетала Мерседес, — просто не могу выразить, как мы рады снова погостить в вашем великолепном поместье. Никоим образом не можем обижаться на ваше отсутствие сегодня днем. Мы понимаем, что такой человек, как вы, обремененный бесчисленными заботами и обязанностями, вынужден посвящать большую часть времени исполнению своего долга.

Она воздела руку. «Как богомол», — подумал Маркус.

— Ах, вон там стоят мои милые дочурки, — воскликнула она и громко позвала: — Девочки! Девочки! Смотрите, кого я встретила! Подойдите же и поговорите с лордом Уэстклифом!

Она почти кричала, и кое-кто из гостей поглядывал на нее с явным недоумением. Маркус старался сохранить невозмутимое выражение лица, наблюдая за энергичной жестикуляцией Мерседес. Вдруг он заметил девиц Боумен и понял, что грязные сорванцы, любители лапты на заднем дворе, сильно преобразились. Взгляд его задержался на Лилиан. На ней было бледно-зеленое платье, корсаж которого, казалось, с трудом удерживают две крошечные золотые пряжки на плечах. Ему невольно представилось, как он срывает эти пряжки, и зеленый шелк спадает с груди и плеч, обнажая сливочно-белую кожу.

Маркус с трудом заставил себя посмотреть ей в лицо. Ее блестящие темные волосы были аккуратно зачесаны наверх и уложены в затейливую прическу. Он посмотрел на стройную шею Лилиан. Казалось, ей было трудно удержать такую массу волос. Зачесанные наверх волосы больше не скрывали лоб, отчего глаза еще больше напоминали кошачьи. Лилиан взглянула на Уэстклифа, и легкая краска залила ее щеки. Она осторожно кивнула в знак приветствия. Было ясно: ей меньше всего на свете хотелось сейчас идти через зал к нему.

— Не стоит звать дочерей, миссис Боумен, — начал он. — Они весело проводят время в обществе друзей.

— Их друзья! — презрительно воскликнула Мерседес. — Если вы имеете в виду эту скандальную Аннабел Хант, то уверяю вас…

— Я очень ценю и уважаю миссис Хант, — возразил Маркус, смерив Мерседес взглядом.

Захваченная врасплох, она слегка побледнела и быстро сменила тактику:

— Если вы, с вашим безупречным суждением, считаете миссис Хант достойной особой… Милорд, мне остается лишь согласиться. На самом деле, я часто думала…

— Уэстклиф, — наконец вмешался Томас Боумен, которого не очень-то занимала беседа о дочерях, — когда у нас будет возможность обсудить наши дела?

— Если угодно, завтра, — ответил Маркус. — Мы запланировали прогулку верхом рано утром, затем будет завтрак.

— Кататься я не поеду. Мы увидимся за завтраком.

Они пожали друг другу руки. Слегка поклонившись, Маркус оставил чету Боумен. Ему нужно было поговорить и с другими гостями, дожидающимися своей очереди. Вскоре к гостям присоединилась еще одна особа. Все поспешно расступились при виде тщедушной фигуры леди Джорджианы Уэстклиф, матери Маркуса. Она была сильно напудрена, серебряные волосы тщательно уложены, шея, запястья, уши и даже трость были увешаны бриллиантами.

Надо заметить, что некоторые пожилые дамы выглядят часто надменными, но сердце у них золотое, графиня же Уэстклиф не принадлежала к их числу. Ее сердце — если оно вообще у нее имелось — было сделано никак не из золота или другого плавкого материала. Графиня никогда не была красавицей. Надень она вместо роскошного наряда суконное платье и фартук, ее с легкостью можно было бы принять за немолодую горничную. У графини было круглое лицо, крошечный рот, маленькие Птичьи глазки, невнятной формы нос. Ее лицо носило маску сварливого разочарования, как у ребенка, что в день рождения открывает красивую коробку и обнаруживает там подарок, полученный в прошлом году.

— Добрый вечер, леди, — поздоровался Маркус с матерью, глядя на нее с кривой улыбкой. — Вы оказали нам честь, почтив вечер своим присутствием.

Графиня редко показывалась на парадных ужинах, предпочитая есть у себя в личных покоях. Очевидно, она почему-то решила сделать исключение для сегодняшнего ужина.

— Хотела посмотреть, есть ли интересные гости, — несколько мрачно ответила графиня, обводя глазами зал — Впрочем, судя по всему, обычное сборище тупиц.

В толпе послышались нервные смешки. Кому-то показалось (и совершенно напрасно), что графиня пошутила.

— Может быть, ты изменишь свое мнение, когда увидишь еще кое-кого, — предположил Маркус, имея в виду сестер Боумен. Эта неисправимая парочка, несомненно, развлечет его праведную матушку.

Соблюдая правило старшинства, Маркус проводил графиню в обеденный зал, за ними последовали гости рангом пониже. Обеды и ужины в поместье Стоуни-Кросс-Парк славились своим изобилием, и сегодняшний не был исключением: рыба, дичь, птица и говядина, столы, украшенные свежими цветочными композициями. Обед начали с черепахового супа, продолжили жареным лососем с каперсами, затем последовали окунь и кефаль в сливках, потом подали сочную до-раду в изысканном соусе из креветок. Подали наперченную оленину, окорок в пряных травах, сладкое мясо в дымящейся подливке, затем появилась жареная птица с хрустящей корочкой. Одно блюдо сменяло другое. Гости быстро насытились и несколько осоловели, раскрасневшись. Внимательные лакеи не забывали подливать в бокалы вино. Напоследок на столы подали блюда с миндальными пирожными, лимонным пудингом и рисовым суфле.

Отказавшись от десерта, Маркус выпил стакан портвейна и принялся развлекать себя, то и дело бросая молниеносные взгляды на Лилиан Боумен. В те редкие моменты, когда она сидела тихо и спокойно, девушка напоминала благовоспитанную юную принцессу, но стоило ей заговорить, размахивая вилкой и перебивая соседей-мужчин, как это впечатление немедленно рассеивалось. Лилиан нисколько не сомневалась, что ее разговор крайне интересен слушателям. Мнение других ее не очень-то волновало. Она не сделала ни единой попытки хотя бы прислушаться к словам кого-нибудь из гостей.

В конце ужина мужчинам подали портвейн, а дамы выпили чаю. Еще некоторое время гости поддерживали пустой разговор, после чего начали расходиться из-за стола. Маркус пошел в большой зал к группе гостей, среди которых находилась чета Хант. Вдруг Маркусу пришло в голову, что Аннабел сегодня ведет себя как-то странно: шла она рядом с ним, энергично обмахиваясь веером, хотя в зале было довольно прохладно; к тому же их локти время от времени соприкасались. Маркус взглянул на нее озадаченно и спросил:

— Неужели вам жарко, миссис Хант?

— Да, конечно. Вам тоже?

— Нет. — Он улыбнулся, гадая, почему она вдруг оставила веер в покое и задумчиво посмотрела на него.

— Вы чувствуете что-нибудь необычное? — спросила Аннабел.

Удивленный Маркус покачал головой.

— Могу я спросить, что заставляет вас так думать, миссис Хант?

— О, ничего такого. Мне просто стало интересно. Вы не заметили во мне ничего нового?

Маркус быстро осмотрел ее беспристрастным взглядом.

— У вас новая прическа? — предположил он.

Маркус вырос в обществе двух сестер и хорошо усвоил замечательное правило, если женщина ни с того ни с сего интересуется его мнением по поводу того, как она выглядит, значит, дело в прическе. Уэстклифу показалось несколько странным, что Аннабел обсуждает такой личный вопрос с лучшим другом мужа, видимо, она считает его кем-то вроде брата.

Аннабел грустно усмехнулась:

— Да, именно так. Простите, если мое поведение показалось вам немного странным, милорд. Боюсь, я выпила слишком много вина.

Маркус тихо рассмеялся:

— Возможно, ночной воздух поможет вам восстановить ясность мыслей.

Услышав замечание Маркуса, к ним подошел Саймон Хант. Он обнял жену за талию и поцеловал ее в висок.

— Дорогая, отвести тебя на заднюю террасу?

— Да, спасибо.

Хант шел медленно, склонив голову к жене. Лицо у него было застывшее. Аннабел не могла его видеть, но Маркус заметил. Интересно, что так расстроило Ханта? Он явно чувствовал себя не в своей тарелке.

— Извини нас, Уэстклиф, — пробормотал Хант. Он поспешно увлек жену прочь, хотя видимых причин для спешки не было. Ей пришлось чуть ли не бежать, чтобы приноровиться к его широкому летящему шагу.

Озадаченно покачав головой, Маркус смотрел, как супруги выходят из дверей холла.

— Ничего. Абсолютно ничего, — мрачно сказала Дейзи, выходя из столовой в компании Лилиан и Эви. Я сидела между двумя джентльменами, которые вообще не обращали на меня внимания. Сплошной обман эти духи. Или джентльмены страдают аносмией?

Эви заморгала:

— Б-боюсь, мне это слово непонятно.

— Ты бы его знала, будь у тебя отец фабрикантом мыла, — сухо пояснила Лилиан — Оно означает неспособность чувствовать запахи.

— О-о, т-тогда у моих соседей, должно быть, тоже анос-мия. Меня не замечали. А что у тебя, Лилиан?

— То же самое, — ответила Лилиан. Она была сбита с толку и явно разочарована. — Наверное, духи никакие не волшебные. Но я была так уверена, что они подействовали на лорда Уэстклифа…

— А ты раньше когда-нибудь стояла так близко к нему? — спросила Дейзи.

— Конечно, нет!

— Тогда я думаю, что он потерял голову именно тогда, когда ты была так близко от него.

— Да… очевидно, — отозвалась Лилиан с самоуничижительным сарказмом. — Я ведь роковая соблазнительница, как всем известно.

— Может быть, дело в твоем очаровании, дорогая? — шутливо заметила Дейзи. — По-моему, лорд Уэстклиф всегда…

Но ей не удалось договорить. Ее мнение так и не дошло до слушателей. Они вышли в холл, где натолкнулись на лорда Уэстклифа собственной персоной. Он скучал, подпирая плечом колонну. Все в нем говорило об аристократизме, начиная от безупречной шевелюры и заканчивая уверенной изящной позой. Лилиан ужасно захотелось подкрасться к нему и пощекотать, чтобы он завопил от возмущения и неожиданности.

Он повернул голову и осмотрел всех троих с вежливым интересом. Взгляд его остановился на Лилиан, который явно больше не выражал вежливость. Смотрел он скорее плотоядно. Лилиан напряглась. Она не могла отделаться от воспоминания, как он прижимался к ней, каким твердым было его тело. Вдруг она услышала, как Эви прошептала:

— От него бросает в дрожь.

Лилиан посмотрела на нее с внезапным удивлением:

— Он всего-навсего мужчина, дорогая. Уверена, он зовет слуг, чтобы они натянули на него брюки. Каждую брючину отдельно. Все так делают.

Дейзи засмеялась. Эви была шокирована такой непочтительностью.

К удивлению Лилиан, Уэстклиф отделился от колонны и направился прямо к ним.

— Добрый вечер, леди. Надеюсь, вам понравился ужин? Эви смогла только кивнуть, проглотив язык, а Дейзи весело ответила:

— Все было великолепно, милорд.

— Отлично. — Уэстклиф разговаривал с Дейзи и Эви, не сводя глаз с Лилиан. — Мисс Боумен, мисс Дженнер, извините меня, но мне надо поговорить с вашей подругой наедине. С вашего позволения…

— Разумеется! — ответила Дейзи, хитро улыбнувшись сестре. — Забирайте ее, милорд. Нам она сейчас не нужна.

— Благодарю. — Он с серьезным видом предложил Лилиан руку. — Мисс Боумен, будьте так любезны…

Лилиан взяла его под руку. Рядом с ним она показалась себе такой хрупкой! Они шли через весь холл и молчали. Ей стало не по себе. Конечно, Уэстклиф и раньше любил ее провоцировать, но сейчас он превзошел самого себя. Лилиан чувствовала себя беззащитной и уязвимой, и ей это совсем не нравилось. Остановившись за массивной колонной, он повернулся и посмотрел Лилиан в лицо. Ее рука бессильно опустилась.

Кожу вдруг обдало жаром, как будто она стояла возле огня. Густые ресницы Уэстклифа опустились, полуприкрыв темные, как ночь, глаза. Он вдруг заметил, что девушка покраснела.

— Мисс Боумен, — тихо сказал он, — несмотря на случившееся сегодня днем, хочу заверить, что вам нечего меня бояться. Если вы не возражаете, я бы хотел обсудить это с вами в каком-нибудь тихом месте, где нас никто не потревожит.

— Конечно, — спокойно ответила Лилиан. На самом деле ей было немного не по себе. Встретиться с ним наедине — это походило на свидание влюбленных. Пожалуй, это вовсе не свидание. Но ей почему-то никак не удавалось унять нервную дрожь, щекотавшую ее вдоль позвоночника. — Где же мы встретимся?

— В маленькой столовой, примыкающей к оранжерее.

— Хорошо, я знаю, где это.

— Мы могли бы встретиться через пять минут?

— Ладно — Лилиан нарочито беззаботно улыбнулась, как будто договариваться о тайном свидании было для нее привычным делом. — Я пойду первая.

Уходя, она почувствовала его взгляд между лопаток. Уэст-клиф не сводил с нее глаз до тех пор, пока она не скрылась из виду.

Глава 6

Лилиан вошла в оранжерею. Ее окатило волной аромата свежих апельсинов. В мягком теплом воздухе также висели благоухания лимона, лавра и мирта. Вымощенный плиткой пол был испещрен сетью металлических трубок, через которые подавалось тепло. Помещение оранжереи имело треугольную форму. Сквозь стеклянную крышу и окна ночью светили звезды, освещая загадочным лунным светом тропические растения.

Оранжерея тонула в полумраке Лилиан услышала шаги и резко обернулась. Должно быть, она выдала свое волнение, потому что Уэстклиф тихо заговорил с ней, стараясь придать голосу убедительность.

— Это всего-навсего я. Если вы все же решите, что предпочли бы другое место…

— Нет, — перебила Лилиан. Ее позабавило, что один из могущественнейших пэров Англии говорит о себе: «всего-навсего я». — Мне нравится оранжерея. Это мое любимое место в поместье.

— Мое тоже — Он медленно подошел к ней. — Например, здесь можно укрыться от всех.

— Вам редко удается побыть одному, не правда ли? В поместье Стоуни-Кросс-Парк всегда полно гостей.

— Я могу выкроить часок, чтобы отдохнуть в одиночестве.

— И что вы делаете, когда один?

Ей вдруг показалось, что все происходит во сне она разговаривает с Уэстклифом в оранжерее, смотрит, как соломенно-желтые лучи фонарей играют на его лице, подчеркивая резкость черт, несущих в то же время отпечаток утонченности.

— Я читаю, — сказал он серьезно, — гуляю, иногда плаваю в реке.

Она вдруг представила его голым, и ее щеки вспыхнули. Как хорошо, что в оранжерее темно! Уэстклиф заметил, что она примолкла, но истолковал ее молчание по-своему.

— Мисс Боумен, я должен извиниться за то, что случилось сегодня в саду, — хрипло сказал он. — Не знаю, какая муха меня укусила? Я в растерянности. Вероятно, это был миг временного помешательства, он больше не повторится.

Лилиан слегка остолбенела при слове «помешательство».

— Отлично, — сказала она, — извинения приняты.

— Можете быть спокойны, ведь вы же знаете, я никоим образом не нахожу вас привлекательной…

— Понимаю Достаточно, милорд.

— Если бы мы остались вдвоем на необитаемом острове, мне бы и в голову не пришло приблизиться к вам.

— Понимаю, — резко ответила она. — Вы будете повторять это снова и снова?

— Я просто хочу, чтобы вы поняли: все произошедшее было чистой случайностью Вы не та женщина, которую бы я захотел.

— Отлично.

— Если хотите знать…

— Вы выразились достаточно ясно, милорд, — перебила Лилиан, угрюмо нахмурив брови. Несомненно, таких докучных извинений ей слышать еще не приходилось. — Однако, как говорит мой папа, искреннее извинение имеет свою цену.

Уэстклиф посмотрел на нее настороженно.

— Свою цену?

Казалось, даже воздух потрескивает между ними от напряжения.

— Да, милорд. Очень просто открыть рот, сказать несколько слов и покончить с этим, не правда ли? Если вы действительно чувствуете, что виноваты, вам надо искупить свою вину.

— Я всего-навсего вас поцеловал, — запротестовал граф.

— Поцеловали против моей воли, — произнесла она суровым тоном, напустив на себя вид оскорбленного достоинства. — Вероятно, есть женщины, которым нравятся ваши романтические порывы, но я не из их числа. И я не привыкла, чтобы меня хватали в охапку и насильно целовали, когда мне совсем не хотелось…

— Вы отвечали на поцелуи, — возразил Уэстклиф, скорчив злорадную гримасу.

— Неправда!

— Вы… — Уэстклиф замолчал и выругался. Какой прок от спора с ней!

— Я бы могла охотно простить и забыть, если… — продолжала Лилиан медовым голосом и сделала паузу.

— Если? — мрачно сказал он.

— Если вы сделаете для меня одну малость.

— И что же?

— Просто попросите вашу матушку, чтобы она оказала покровительство мне и моей сестре в течение этого сезона.

Он вытаращил глаза. «Ничего себе! Это переходит все границы!» — Нет.

— Она могла бы просветить нас в тонкостях британского этикета.

— Нет!

— Нам нужен покровитель, — настаивала Лилиан. — Мы с сестрой не сможем добиться успеха в Лондоне, если у нас не будет покровителя. Графиня — влиятельная женщина, всеми уважаемая. Мы наверняка добьемся успеха, заручившись ее поддержкой. Думаю, вы знаете, как упросить ее нам помочь.

— Мисс Боумен, — холодно перебил ее Уэстклиф, — сама королева Виктория не сможет сделать двух нахальных дикарок достойными леди. Это невозможно. Не слишком ли высока цена за то, чтобы угодить вашему отцу? Вряд ли ради этого стоит вовлекать матушку в тот ад, который вы в состоянии устроить.

— Я предвидела, что вы можете так ответить.

Лилиан сомневалась, хватит ли у нее духу последовать инстинкту и пойти на огромный риск. Есть ли шанс после неудачных результатов проверки волшебной силы духов? А вдруг волшебство все-таки подействует на Уэстклифа? Но если нет, она будет выглядеть полной дурой. Набрав побольше воздуха в легкие, она шагнула к нему навстречу.

— Очень хорошо, вы не оставляете мне выбора. Если вы не согласны нам помочь, Уэстклиф, я всем расскажу о том, что случилось сегодня в саду. Полагаю, ваших знакомых это изрядно позабавит. Всегда такой благовоспитанный и суровый, лорд Уэстклиф не может сдержать желания при виде развязной американской девчонки с дурными манерами. Вы не сможете этого отрицать! Вы ведь всегда говорите только правду!

Уэстклиф приподнял бровь и бросил на нее взгляд, пытаясь испепелить ее на месте.

— Вы слишком высокого мнения о своей привлекательности, мисс Боумен.

— В самом деле? Докажите, что я вас не привлекаю.

Несомненно, ей удалось пробудить в нем феодальные замашки многочисленных предков, когда они наказывали непокорных крестьян.

— Каким образом?

Лилиан понимала, что отступать нельзя. Во рту у нее совсем пересохло, но она выдавила из себя:

— Я хочу, чтобы вы меня обняли, как сегодня днем, в саду. И мы посмотрим, сможете ли вы удержать себя в руках на этот раз.

Он презрительно посмотрел на девушку.

— Мисс Боумен, я вижу, мне придется выразиться прямо. Я вас не хочу. Произошедшее в саду было ошибкой. Больше ошибок не будет. А теперь, с вашего позволения, мне надо идти к гостям.

— Трус.

Он резко обернулся, внезапно охваченный яростью. Лилиан поняла: так его еще никто не оскорблял.

— Что вы сказали?

Он окатил ее ледяным взглядом, пронзая насквозь.

— Ясно, что вы боитесь дотронуться до меня. Боитесь, что опять потеряете самообладание.

Глядя мимо нее, граф недоумевал. Не ослышался ли он? Потом снова взглянул на Лилиан, на сей раз с откровенной враждебностью.

— Мисс Боумен, вам так трудно понять, что у меня нет ни малейшего желания вас обнимать?

Лилиан вдруг догадалась: Маркус так бы не разозлился, будь он уверен в своей способности сохранить самообладание. Вдохновленная этой мыслью, она подошла к нему совсем близко. Тело напряглось, и она это сразу же заметила.

— Вопрос не в том, хотите вы или нет, — ответила она. — Я хочу проверить, сможете ли вы меня отпустить после того, как обнимете?

— Невероятно! — выдохнул он, глядя на нее словно владетельный лорд, вызванный на дуэль простолюдином.

Лилиан неподвижно стояла, ожидая, поднимет ли он перчатку. Примет ли вызов? Уэстклиф шагнул к ней. Насмешливая улыбка исчезла с лица Лилиан, рот сковала судорога, сердце глухо стучало, готовое вот-вот выскочить из груди.

Достаточно было взглянуть ему в лицо, чтобы понять, что сейчас будет. Она не оставила ему шанса. Чтобы доказать ей, как она ошибается, ему придется выполнить эту дурацкую просьбу. И если у него получится, Лилиан никогда не сможет смотреть ему в лицо.

«Ох, мистер Неттл! Я надеюсь только на ваши духи! Пусть случится чудо».

Двигаясь с пугающей медлительностью, Уэстклиф положил руки ей на талию. Лилиан почувствовала, что ей нечем дышать. Сердце отчаянно билось. Его широкая ладонь легла между тесно сведенных лопаток, другой рукой он держал ее за талию. Граф касался девушки так осторожно, словно она была сделана из какого-то летучего материала. И когда он мягко привлек ее к себе, Лилиан показалось, что ее кровь закипает. Она почувствовала, как пружинят мышцы его спины.

— Вы этого хотели? — сказал он ей на ухо.

Ее ножки чуть не выскочили из туфель, когда она вдруг почувствовала его дыхание на своих волосах. Не говоря ни слова, Лилиан удрученно кивнула, понимая, что проиграла. Сейчас Уэстклиф с легкостью отпустит ее, и ей придется вечно терпеть его безжалостные насмешки.

— Теперь вы можете отпустить меня, — шепнула Лилиан с грустной усмешкой.

Но он не шелохнулся. Его темноволосая голова склонилась ниже. Лилиан услышала его прерывистый вздох и поняла, что Маркус опять почувствовал аромат духов. Вдыхал он медленно, словно завсегдатай притона, набирающий полные легкие наркотического дыма.

«Духи», — обрадовалась Лилиан.

Значит, дело не в ее воображении! Духи опять обрели волшебную силу. Но… почему волшебство действует только на Уэстклифа? Почему?

Она вдруг почувствовала, что его объятия стали еще крепче. Лилиан задрожала, ей пришлось выгнуть спину дугой.

— К черту! — яростно прошептал Уэстклиф.


Лилиан не успела понять, что же происходит, как он прижал ее к стене. Обвиняющим взглядом он блуждал по ее лицу, задержавшись на полураскрытых губах, боролся с собой еще минуту, а потом сдался. Прошептав проклятие, Уэстклиф жадно поцеловал ее.

Он целовал ее так, словно ее губы источали изысканный вкус и он хотел его распробовать. Колени Лилиан подгибались. Ей казалось, что она вот-вот упадет. «Ведь это Уэстклиф», — пыталась напомнить она себе. Человек, которого она ненавидит. Но его поцелуи становились все жарче, и она не смогла не ответить. Ища у него опоры, Лилиан встала на цыпочки. Теперь они были одного роста. Вдруг ее ноющие бедра ощутили прикосновение упругой плоти, скрытой под тканью брюк. Осознав, в чем дело, Лилиан вспыхнула и попыталась вырваться из его объятий, но Уэстклиф не отпускал. Одной рукой он ухватил ее за ягодицы, целуя все яростнее. Его язык исследовал влажные шелковые глубины ее рта. Она задыхалась. Потом его рука легла ей на грудь, на шнуровку корсажа.

— Я хочу почувствовать тебя, — прошептал Уэстклиф, на миг оторвавшись от ее дрожащих губ, пытаясь распустить шнуровку. — Я хочу целовать тебя всю…

Грудь болела от тугого корсета, ей безумно захотелось разорвать жесткую ткань. Только его руки и губы могли унять эту боль, успокоить измученную плоть. Но она только впилась пальцами в завитки его густых волос. Уступая его напору, она задрожала от желания.

Вдруг руки Уэстклифа разжались. Он отшвырнул ее прочь и встал перед ней, сжав кулаки и тяжело дыша.

Лилиан казалось, что прошла целая вечность. Духи оказали слишком уж сильное воздействие!

— Полагаю, вот и ответ. А как насчет моей просьбы… о покровительстве?

Уэстклиф избегал смотреть на нее.

— Я подумаю, — пробормотал он и чуть не бегом выскочил из оранжереи.

Глава 7

— Аннабел, что с тобой? — спросила Лилиан подругу на следующее утро. Она и остальные «желтофиоли» собрались за самым дальним столом на задней террасе, чтобы позавтракать. — Ты ужасно выглядишь! И почему ты не надела костюм для верховой езды? Я думала, ты поедешь кататься. А почему ты так неожиданно исчезла вчера? Сбежала, не сказав ни слова…

— У меня не было выхода, — раздраженно ответила Аннабел, обхватив ладонями изящную чашку тонкого фарфора. Она действительно выглядела бледной и измученной. Вокруг синих глаз залегли тени. Прежде чем ответить, она сделала глубокий глоток очень сладкого чая.

— Это все твои проклятые духи. Как только он вдохнул их запах, он превратился в безжалостного дикаря.

Лилиан была шокирована. Ее сердце упало.

— Значит, духи… повлияли на Уэстклифа? — сумела она выдавить из себя вопрос.

— Бог мой, при чем здесь лорд Уэстклиф? —Аннабел принялась тереть глаза. — Уэстклифу было совершенно безразлично, чем я пахну. Это мой муж сошел с ума! Стоило ему сделать вдох, как он потащил меня в спальню. Ну, чтобы вам было понятно, мистер Хант не давал мне заснуть всю ночь. Всю ночь! — повторила она мрачно и принялась жадно пить.

— А что он делал? — спросила наивная Дейзи.

Лилиан вдруг почувствовала облегчение. Духи не привлекли лорда Уэстклифа к Аннабел. Она бросила на младшую сестру насмешливый взгляд:

— Как ты думаешь, чем они занимались? Играли в карты?

— Ох, — выдохнула Дейзи, сообразив, в чем дело. Она с любопытством воззрилась на Аннабел.

— Но я думала. тебе нравится заниматься .. этим… с мистером Хантом .

— Разумеется, нравится, — сказала Аннабел и покраснела. — Но когда мужчина впадает в крайность…


Она замолчала, заметив, с каким любопытством подруги уставились на нее, даже Лилиан. В отличие от остальных «желтофиолей» она была замужем и знала, что такое мужчины и интимные отношения Аннабел была общительна и словоохотлива, но подробности своих отношений с мистером Хантом не разглашала, не поощряя чрезмерное любопытство подруг. Она шепнула.

— Скажем так, моему мужу не нужны никакие возбуждающие средства, чтобы усилить аппетит.

— Значит, ты уверена, что это все из-за духов? — спросила Лилиан. — Может быть, что-нибудь другое…

— Это были духи, — отрезала Аннабел. В разговор вмешалась озадаченная Эви:

— Н-но п-почему не подействовало на лорда Уэстклифа? Почему духи повлияли только на твоего мужа и ни на кого больше?

— А почему никто так и не заметил Эви или меня? — недовольно спросила Дейзи.

Аннабел допила чай, налила еще и принялась тщательно размешивать в чашке кусочек сахара, полуприкрыв глаза тяжелыми веками и одновременно рассматривая Лилиан.

— Что у тебя, дорогая? Кто-нибудь обратил внимание?

— Уэстклиф, — мрачно сказала она. — Снова. Как мне повезло! Я нашла приворотное средство, действующее только на единственного мужчину, которого презираю'

Аннабел поперхнулась чаем, а Дейзи зажала рот, чтобы не рассмеяться. Прокашлявшись, Аннабел уставилась на Лилиан. В глазах у нее стояли слезы.

— Не могу даже представить себе, как разочаровался Уэстклиф. Его привлекаешь именно ты! А вы ведь оба терпеть друг друга не можете.

— Я потребовала у него, если он хочет загладить вину за свое поведение, чтобы он попросил графиню быть нашим покровителем.

— Чудесно! — воскликнула Дейзи. — И он согласился?

— Он обдумает это предложение.


Откинувшись на спинку стула, Аннабел смотрела вдаль, туда, где клочья утреннего тумана плыли над лесом.

— Я не понимаю… Почему духи подействовали только на мистера Ханта и лорда Уэстклифа? И почему Уэстклиф не обратил на меня никакого внимания, в то время как на тебя…

— Может быть, их волшебство н-направлено на то, чтобы найти истинно влюбленного? — предположила Эви.

— Чушь! — возразила Лилиан, оскорбленная предположением подруги. — Уэстклиф истинно влюблен в меня? Напыщенный, самовлюбленный болван. Да я с ним ни разу не разговаривала по-человечески. Женщина, которую угораздит выйти за него замуж, так и зачахнет здесь, в Гэмпшире. Ей придется отчитываться перед ним в любом своем поступке. Нет уж, благодарю покорно.

— Лорда Уэстклифа вряд ли можно назвать замшелым сельским сквайром, — заметила Аннабел. — Он подолгу живет в своем лондонском доме, его принимают в самом изысканном обществе. Что же касается его властной манеры держать себя… здесь я не стану спорить. Могу сказать только одно: когда начинаешь узнавать его получше, он снимает высокомерную маску Он может быть очень милым!

Лилиан покачала головой, упрямо поджав губы.

— Если из всех мужчин духи действуют только на него, я больше не буду ими пользоваться.

— О, не говори так, — возразила Аннабел. — Мне кажется, тебе захочется его еще помучить.

— Конечно, душись ими и дальше! — принялась настаивать Дейзи. — У нас нет доказательств, что духи действуют только на него! Может быть, найдется кое-кто еще?

Лилиан посмотрела на Эви.

— Продолжать душиться? — спросила она, и Эви кивнула. — Очень хорошо. Я как-то совсем не подумала, что можно будет помучить Уэстклифа. Грех такую возможность упускать.

Она вытащила флакончик из кармана своей амазонки.

— Кто-нибудь хочет сделать еще одну попытку? Аннабел испуганно сказала:

— Ни за что! Держи их подальше от меня, как можно дальше.

Дейзи и Эви протянули руки к флакончику Лилиан усмехнулась и отдала духи Дейзи. Та щедро надушила запястья и нанесла несколько капель за ухо.

— Вот так, — сказала она довольно. —Это в два раза больше, чем вчера вечером. Если моя настоящая любовь находится хотя бы в миле от меня, он прибежит ко мне бегом.

Эви нанесла несколько капель на шею.

— Даже если толку не будет, все равно приятно пахнет.

Убрав хрустальный флакон в карман, Лилиан поднялась из-за стола. Она разглаживала темно-шоколадные юбки из своего костюма для верховой езды. Более длинный край амазонки был прихвачен заколкой, чтобы не мешал при ходьбе. Когда дама сидела в седле, длинный край красиво свисал со спины лошади, прикрывая ноги. Волосы Лилиан, заплетенные в косы, были уложены на затылке в аккуратный узел, на голове красовалась маленькая шляпка, украшенная перьями.

— Всадникам пора в конюшню. Мне идти одной? — спросила Лилиан.

— После вчерашнего вечера… — Аннабел бросила на нее жалобный взгляд, а Эви грустно сказала:

— Я почти не умею ездить верхом.

— Мы с Лилиан тоже не самые хорошие наездницы, — заметила Дейзи, предостерегающе глядя на сестру.

— Ну нет, — возмутилась Лилиан. — Ты прекрасно знаешь, что я езжу верхом ничуть не хуже любого мужчины.

— Да, если ты скачешь, как мужчина, — возразила Дейзи. Увидев, что Эви и Аннабел не понимают, она пояснила:

— Дома, в Нью-Йорке, мы с Лилиан садимся в седло по-мужски. Это намного удобнее и безопаснее. Родители не возражают, если мы катаемся в собственном поместье. И мы надеваем под юбку бриджи, плотно облегающие щиколотку. Если мы едем кататься в компании мужчин, что бывает весьма редко, мы садимся на лошадь по-дамски, боком Нам не нравится, мы так не привыкли. Лилиан отлично берет препятствия, когда сидит по-мужски. Сидя в дамском седле, она, по-моему, ни разу не отважилась прыгать. И вес тела распределяется совсем по-другому, и работают совсем не те мышцы, к тому же эта полоса препятствий в Стоуни-Кросс-Парке…

— Тише, Дейзи! — пробормотала Лилиан.

— Эта полоса очень опасная, и я совершенно уверена…

— Замолчи! — сказала Лилиан яростным шепотом.

— Что моя сестра сломает там себе шею, — закончила Дейзи, выразительно глядя на подруг.

Аннабел встревожилась:

— Лилиан, дорогая…

— Мне нужно идти, — оборвала ее Лилиан. — Не хочу опоздать.

— Я точно знаю: полоса препятствий здесь не для новичка!

— Я не новичок, — процедила Лилиан сквозь зубы.

— Там есть очень сложные препятствия, с деревянными жердями сверху. Саймон, мистер Хант, показал мне эту полосу, когда ее только соорудили. Он показал мне, как нужно брать то или иное препятствие. Но даже теперь это слишком сложно. Если у тебя неправильная посадка, ты можешь помешать лошади двигать головой и шеей, и тогда…

— Все будет в порядке, — холодно перебила Лилиан. — Ради Бога, Аннабел, я никогда не думала, что ты можешь быть такой занудой.

Уязвленная резкими словами подруги, Аннабел изучающе посмотрела на Лилиан.

— Почему так необходимо подвергать себя опасности?

— Ты прекрасно знаешь, что я всегда принимаю вызов.

— Это прекрасное качество, не так ли? — проворковала Дейзи примирительным тоном. — Если, конечно, дело того стоит. Но если это бессмысленное бахвальство…

— Послушайте, — нетерпеливо оборвала подруг раздосадованная спором Лилиан, — если я свалюсь с лошади, тогда можете пичкать меня нравоучениями. Сколько хотите! И я приму к сведению каждое ваше слово. Но никто не запретит мне кататься сегодня. Поэтому ваша болтовня бессмысленна. И Лилиан широким шагом направилась к выходу под отчаянные восклицания Аннабел. За спиной она слышала, как Дейзи бесстрастно заметила:

— В конце концов, это ее шея…

После ухода сестры Дейзи виновато посмотрела на Аннабел.

— Прости, она не хотела тебя обидеть. Ты ведь знаешь, какая она.

— Не надо извиняться за сестру, — сказала Аннабел, скривив рот. — Это должна сделать Лилиан, но боюсь, она этого делать не станет, хоть утопись.

Дейзи пожала плечами.

— Бывает, что моей сестрице приходится отвечать за собственные поступки. Знаешь, что меня больше всего восхищает в Лилиан? Если ее припереть к стенке, она легко признает, что не права. И даже заставит себя уважать.

Аннабел серьезно сказала:

— Я ее тоже обожаю, Дейзи. И не могу позволить ей брести или, как сегодня, скакать вслепую, подвергая себя опасности. Уэстклиф — опытный наездник. Он построил эту полосу препятствий, чтобы упражняться в своем мастерстве. Даже мой муж, а он прекрасно ездит, говорит, что это опасно.

Аннабел тревожно нахмурилась.

— Мне страшно думать, что она может расшибиться или даже разбиться насмерть…

Эви мягко произнесла:

— Мистер Хант н-на террасе. С-стоит возле стеклянных дверей.

Все трое повернулись, пытаясь разглядеть высокого темноволосого мужчину, одетого для верховой езды Он стоял в обществе еще троих гостей, которые хихикали над каким-то промахом Ханта. Скорее всего что-то в его костюме не сочеталось по цвету. Хант был другом хозяина дома и пользовался особой популярностью у тех, кто постоянно толпился в поместье Стоуни-Кросс-Парк. Ехидная улыбка кривила его губы, когда он оглядывал группки гостей, сидящих за столиками террасы. Вокруг них то и дело сновали слуги, разнося блюда с едой и кувшины со свежевыжатым соком. Заметив жену, он заулыбался совсем по-другому, и Дейзи почувствовала себя слегка уязвленной. Можно было подумать, что между мужем и женой натянута нить, невидимая, но такая прочная, что ничем ее нельзя разрезать.

— Пожалуйста, извините меня, — промурлыкала Аннабел, вставая. Она подошла к мужу. Хант тут же поцеловал ее в ладонь, всматриваясь в запрокинутое к нему лицо жены.

— Думаешь, она говорит ему про Лилиан? — спросила Дейзи.

— Надеюсь, что так, — отвечала Эви.

— О, с этим надо поделикатнее, — простонала Дейзи. — Не дай Бог Лилиан решит, что ей запрещают. В таких случаях она становится упряма как осел.

— Думаю, мистер Хант проявит осторожность. Ведь все знают, что он славится умением вести деловые переговоры. Верно?

— Ты права, — ответила Дейзи. Она уже не так волновалась. — К тому же он привык иметь дело с Аннабел, а у нее тоже вспыльчивый характер.

Внезапно в голову Дейзи закралась одна странная мысль. Разговаривая с Эви, она вдруг поняла, что та держит себя намного раскованнее и нисколько не заикается. Так бывало каждый раз, стоило только Дейзи остаться с Эви с глазу на глаз.

Эви же не осознавала, насколько грациозной была сейчас ее поза: локоть на столе, ладонь подпирает подбородок.

— Как ты думаешь, что происходит между ними? Я имею в виду, между Уэстклифом и твоей сестрой.

Дейзи растерянно улыбнулась, все еще тревожась за Лилиан.

— Мне кажется, Лилиан вчера испугалась, когда поняла, что лорд Уэстклиф ей нравится. Она не любит такое состояние. Тогда она несется закусив удила, делает всякие безрассудные глупости, поэтому ей так и не терпится сесть на лошадь и свернуть себе шею.

— А почему она должна была испугаться? — Лицо у Эви было озадаченное. — Думаю, Лилиан должно льстить, что на нее обратил внимание такой мужчина, как граф.

— Не совсем. Они будут все время ссориться, даже если их поженить. И у Лилиан нет ни малейшего желания, чтобы ею помыкал такой властный человек, как Уэстклиф.

— Я бы тоже не хотела для нее такой жизни. — Дейзи с сожалением вздохнула, а Эви неохотно согласилась:

— Наверное, графу было бы нелегко мириться с ее живым характером?

— Весьма нелегко, — грустно улыбнулась Дейзи. — Эви, дорогая! Может, это бестактно с моей стороны обращать на это внимание, но… ты больше не заикаешься.

Рыжеволосая девушка застенчиво улыбнулась и взглянула на Дейзи из-под каштановых ресниц, прикрыв рот ладонью.

— Я всегда чувствую себя увереннее вдали от дома… подальше от родственников. И мне проще, если я не забываю, что говорить надо медленнее. Я мысленно проговариваю фразу, прежде чем сказать ее вслух. Хуже, когда я устаю или разговариваю с-с незнакомыми людьми. А самое страшное, это когда вхожу в зал, где собралась толпа гостей. Нет ничего хуже.

— Дорогая, — мягко сказала Дейзи, — в следующий раз, когда войдешь в переполненный бальный зал, скажи себе, что некоторые из незнакомцев могут стать друзьями, нужно только их увидеть…

Утро было свежее и туманное. Всадники собрались возле конюшен. Здесь были примерно пятнадцать мужчин, Лилиан и две дамы постарше. На мужчинах были темные куртки и бриджи неброских цветов, от рыжевато-коричневого до горчичного, на голове красовались цилиндры. Дамы облачились в сильно зауженные в талии платья, украшенные тесьмой. Пышные асимметричные юбки были подколоты сбоку. То тут, то там сновали слуги и мальчики-конюхи, которые выводили лошадей и помогали господам сесть в седло. Некоторые из гостей предпочли привезти с собой собственных лошадей, к услугам остальных были скакуны из знаменитых конюшен дома Марсденов.

Лилиан была поражена красотой ухоженных чистокровных лошадей. Она стояла возле платформы, предназначенной для посадки на лошадь, в компании мистера Уинстенли. Это был приятный молодой человек с каштановыми волосами, но подбородок явно выдавал слабоволие. Были здесь и еще два джентльмена: лорд Хью и лорд Бейзли. Они дружески болтали, дожидаясь, пока приведут лошадей. Их разговор нисколько не занимал Лилиан, и она принялась разглядывать собравшихся, пока ее блуждающий взгляд не натолкнулся на стройную фигуру Уэстклифа, шагавшего через конюшенный двор. Было заметно, что куртка на нем изрядно поношенная, хотя и прекрасного кроя.

Ненужные воспоминания вдруг вспыхнули, а сердце забилось в бешеном ритме. Лилиан не могла забыть, как он шептал: «Я хочу целовать тебя всю»…

Она проследила, как Уэстклиф подошел к лошади. Скакуна по кличке Брут она видела и раньше, эту лошадь упоминали в любом разговоре о конном спорте. Это была самая прекрасная охотничья лошадь во всей Англии. Великолепный черный жеребец с покладистым характером, поджарый, с крутыми мускулистыми плечами с легкостью мог скакать по рыхлой земле и брать любые препятствия. На земле Брут отличался дисциплинированностью солдата. В прыжке парил, словно у него вырастали крылья.

— Говорят, Уэстклифу не понадобится вторая лошадь, если у него есть Брут.

Лилиан с любопытством посмотрела на незнакомца:

— Что это значит?

Молодой человек с золотисто-каштановыми волосами улыбнулся немного недоверчиво, как будто ему показалось странным, что кто-то не понимает очевидных вещей.

— Когда едут на охоту, — начал он объяснять, — утром обычно скачут на одной лошади, а после обеда берут другую, свежую. Но у Брута, пожалуй, сила и выносливость двух лошадей.

— Как и у его хозяина, — заметил один из джентльменов, и все трое мужчин засмеялись.

Оглянувшись, Лилиан увидела, что Уэстклиф разговаривает с Саймоном Хантом, причем граф недовольно хмурится. Видимо, разговор был не из приятных. Стоя возле хозяина, Брут переминался с ноги на ногу и шумно обнюхивал его с грубоватой нежностью. Уэстклиф протянул руку, чтобы потрепать его по носу, и жеребец притих.

От наблюдения за Уэстклифом Лилиан оторвал мальчик-конюший, один из тех, кто играл с ней в лапту накануне. Он привел для Лилиан холеную серую лошадку. Мальчик заговорщицки подмигнул Лилиан, когда та садилась в седло. Подмигнув в ответ, девушка терпеливо дожидалась, пока он проверит, хорошо ли затянута подпруга. Одобрительно оглядывая лошадь, Лилиан отметила, что она небольшая и изящная, с умными живыми глазами. Пятьдесят дюймов в высоту — отличный конь для дамы.

— Как его зовут? — спросила она. При звуке ее голоса лошадь навострила одно ухо, внимательно прислушиваясь.

— Звездный Свет, мисс. Вы с ним отлично поладите. Это самый благовоспитанный конь в наших конюшнях, после Брута, конечно.

Лилиан потрепала шелковистую шею лошади.

— Ты смотришься джентльменом, Звездный Свет! Жаль, я не могу проскакать на тебе не в этом дурацком дамском седле.

Серый конь повернул голову и посмотрел на нее добрыми спокойными глазами.

— Милорд предупредил меня, мисс, что если вы поедете кататься, дать вам именно этого коня, — сказал мальчик-конюший.

Уэстклиф лично снизошел до того, чтобы выбрать для нее лошадь! Очевидно, мальчик был удивлен до глубины души.

— Как мило, — пробормотала Лилиан, просовывая ногу в стремя и прочно усаживаясь в трехлучное дамское седло. Она попыталась сесть под прямым углом, так, чтобы основной упор приходился на правое бедро. Пальцами правой ноги она зацепилась за луку седла, левая, разумеется, просунута в стремя. Сейчас ей было довольно удобно, но Лилиан знала, что через некоторое время ноги заболят из-за непривычной позы. Взяв в руки поводья, она еще раз погладила шею коня и почувствовала радостное предвкушение.

— Мисс, — тихо сказал мальчик-конюший и застенчиво указал на ее юбки. Лилиан даже не обратила внимания, что ее ноги торчали на всеобщее обозрение.

— Спасибо, — сказала она, расстегивая большую пряжку на бедре. Длинная юбка амазонки упала вниз, закрывая ноги. Теперь все было как надо. Лилиан мягко пришпорила коня. Звездный Свет немедленно повиновался, улавливая малейшие движения ее каблуков.

Подъехав к группе всадников, направлявшихся к лесу, Лилиан радостно предвкушала, как будет брать сложные препятствия. Маршрут скачки проходил через лес и поле. Отличная полоса препятствий! Лилиан не сомневалась, что справится. Даже а этом седле у нее была твердая посадка, бедро плотно упиралось в изогнутую луку, помогая удерживать равновесие. Серый конь был отлично натренирован. Резвый, но послушный, он легко переходил с рыси на ровный галоп.

Она подъехала к первому препятствию. Это было треугольное сооружение примерно двух футов в высоту и шести футов в поперечнике.

— Мы ведь справимся? — шепнула она коню. Перейдя на шаг, она приблизилась к группе всадников.

Вдруг до нее дошло, что рядом с ней едет Уэстклиф на своем черном жеребце. Он скакал легко, точно рассчитывая движения. Она почувствовала, как нежные волоски на ее руках и на тыльной стороне шеи вдруг взъерошились от восхищения. Такое бывало с ней при виде настоящего мастерства. Ей пришлось признать, что граф прекрасно смотрится верхом на лошади.

В отличие от других присутствующих здесь джентльменов Уэстклиф был без перчаток. Лилиан очень некстати вспомнила, как шершавые ладони графа касались ее кожи. Она судорожно сглотнула, стараясь не смотреть на его руки, крепко держащие поводья. Одного взгляда на лицо Маркуса было достаточно, чтобы понять: он чем-то здорово раздосадован. Темные брови почти сошлись на переносице, зубы стиснуты.

Лилиан изобразила беспечную улыбку.

— Доброе утро, милорд.

— Доброе утро, — невозмутимо ответил граф. Он немного подумал, прежде чем продолжить разговор, очевидно, взвешивая каждое слово. — Как вам нравится лошадь?

— Великолепна! Кажется, мне следует поблагодарить вас за то, что вы выбрали ее для меня.

Рот Уэстклифа слегка искривился.

— Мисс Боумен, я заметил, что вы не очень-то уверенно держитесь в дамском седле.

Улыбка исчезла с ее губ, превратившись в застывшую гримасу. Лилиан вспомнила, что Саймон Хант беседовал с Уэстклифом всего несколько минут назад. «Это, верно, Аннабел заставила его, — подумала Лилиан раздраженно. — Черт возьми, зачем она вмешивается не в свое дело?»

— Я справлюсь. Не беспокойтесь, — рассердилась Лилиан.

— Боюсь, я не могу допустить, чтобы кто-то из моих гостей подвергал себя опасности.

Лилиан не сводила глаз с собственных пальцев, затянутых в перчатки и плотно сжимавших поводья.

— Уэстклиф, я умею ездить верхом ничуть не хуже, чем любой из ваших гостей. И не важно, что вам наговорили, будто мне непривычно дамское седло. Если вы соблаговолите оставить меня в покое…

— Жаль, что меня не предупредили заранее. Я бы выкроил время, чтобы показать вам полосу препятствий и оценить ваше мастерство верховой езды. Теперь, однако, уже поздно.

Этот уверенный тон и властная манера глубоко задели ее.

— Вы хотите сказать, что сегодня мне нельзя кататься верхом?


Уэстклиф спокойно выдержал ее взгляд.

— Просто никаких прыжков. Вы можете кататься по всему поместью. Если хотите, на этой неделе я оценю ваше умение. У вас будет еще время испытать себя, но не сегодня.

Лилиан не привыкла, чтобы ей указывали, что можно и чего нельзя. Она сначала очень разозлилась, просто готова была взорваться от обвинений, но потом вдруг внезапно успокоилась.

— Я ценю вашу заботу о моей безопасности, но хотела бы сделать встречное предложение, милорд. Посмотрите, как я возьму первые два-три препятствия. Если вам покажется, что у меня маловато умения, я подчинюсь вашему решению.

— В вопросах безопасности я не иду на компромиссы, — жестко ответил Уэстклиф. — Вам придется подчиниться моему решению прямо сейчас, мисс Боумен.

«Как он несправедлив! Ведь запретил лишь затем, чтобы продемонстрировать свое превосходство!»

Пытаясь не лопнуть от ярости, Лилиан почувствовала, как ее рот сводит судорогой. Она подумала с сожалением, что вспыльчивый нрав помешал ей выиграть эту схватку.

— Я умею прыгать, — злобно сказала она. — Я вам докажу!

Глава 8

Уэстклиф не успел понять, что происходит. Лилиан вонзила каблуки в бока лошади, и та взвилась, переходя на галоп. Ей пришлось откинуться назад в седле, чтобы не упасть, изо всех сил обхватив бедрами передние луки седла. Как она узнала впоследствии, это была так называемая «посадка захватом», немного рискованная для нее. Лилиан поняла, что с трудом сохраняет равновесие. Работая бедрами, она все-таки смогла найти правильное положение, прежде чем Звездный Свет прыгнул. Его могучие задние ноги оттолкнулись от земли, а передние взлетели в воздух. Восхитительное мгновение полета — и конь перескочил через треугольный барьер. Но когда они приземлились, ей пришлось нелегко. Основной удар пришелся на правое бедро, и ее резко бросило вперед. Тем не менее она взяла этот барьер очень уверенно.

Гарцуя на лошади с победоносной улыбкой на губах, Лилиан увидела, что остальные наездники смотрят на нее, не веря своим глазам. Несомненно, они гадали, с чего это вдруг лошадь прыгнула. Вдруг она испуганно вздрогнула. Сбоку мелькнуло что-то темное, раздался громовой стук копыт. Не понимая, что происходит, Лилиан не успела защититься или хотя бы сбежать. Ее буквально стащили с седла и швырнули на что-то твердое. Девушка безвольно повисла поперек седла Уэстклифа, чувствуя под собой его твердые как камень бедра. Проскакав несколько ярдов, граф остановил коня, спешился и стащил ее на землю. Он так сжимал плечи Лилиан, что ей стало нестерпимо больно. В нескольких дюймах над собой она увидела красное от злости лицо графа Уэстклифа.

— Что вы хотели доказать этим спектаклем? Что вы упрямы как осел? — прорычал Уэстклиф, хорошенько ее встряхнув. — Я хочу оказать честь моим гостям, позволяя прокатиться на моих лошадях. Этой чести вы отныне лишаетесь. Чтоб ноги вашей не было в конюшнях, иначе я сам выдворю вас из поместья!

Лицо Лилиан побелело от гнева.

— Руки прочь, сукин вы сын!

Она с удовольствием наблюдала, как его глаза сузились, однако граф не ослабил хватку. Он решительно вздохнул, как будто собирался ее ударить. Она с вызовом посмотрела в его глаза, и их взгляды встретились. Какая-то искра пробежала между ними, почти ощутимая физически. И Лилиан вдруг самой захотелось ударить его. Причинить ему боль, швырнуть на землю и устроить драку, катаясь по земле и воя. Ни один мужчина в жизни не вызывал в ней такой ненависти! Они стояли друг против друга, не смея оторвать взгляда и все больше наливаясь злобой. Напряжение между ними становилось невыносимым. Они даже не обратили внимания на то, что остальные гости спешились и наблюдали за этим спектаклем, встав кольцом. Для них же не существовало ничего, кроме взаимной ненависти.

Вкрадчивый мужской голос прервал их испепеляющий поединок, искусно вклиниваясь в напряженное молчание:

— Уэстклиф! Что же ты не предупредил, что тут будет такое представление! Я бы явился пораньше.

— Не вмешивайся, Сент-Винсент, — резко оборвал его Уэстклиф.

— И не думал даже, — сказал Сент-Винсент саркастически. — Мне просто хотелось выразить свое восхищение. Как замечательно ты контролируешь ситуацию! Очень дипломатично. Сама учтивость!

Граф выпустил Лилиан, чуть не толкнув ее. Она зашаталась и сделала шаг назад, но тут пара проворных рук схватила ее за талию. Удивленная, Лилиан обернулась. Перед ней стоял Себастьян Сент-Винсент, бесчестный повеса и соблазнитель.

Солнце уже поднялось довольно высоко. Его яркие лучи разогнали последние клочья тумана и раскрасили темные волосы Сент-Винсента сверкающими вкраплениями бледного янтаря. Лилиан уже много раз видела этого мужчину издалека, но их, однако, так и не представили друг другу. К тому же Сент-Винсент ни разу не приближался к «желтофиолям» ни на одном балу. Издали он производил поразительное впечатление, а вблизи экзотические черты его лица просто лишали дара речи. У него были удивительные глаза! Лилиан таких никогда не видела. Светло-голубые, напоминающие кошачьи, затененные темными ресницами. Четко очерченные энергичные черты лица, сияющая, как полированная бронза, кожа. Выглядел он, конечно, распутным, но не потасканным. У него была такая улыбка, что злоба постепенно отпустила Лилиан. Она нерешительно улыбнулась. Это преступление — излучать такое обаяние!

Взглянув в застывшее лицо Уэстклифа, Сент-Винсент приподнял бровь и весело сказал:

— Милорд, разрешите мне отвезти преступницу назад в дом?

— Прочь с моих глаз, — буркнул он, — пока я не сказал что-нибудь такое, о чем бы мне пришлось потом пожалеть.

— Так скажите же, смелей! — не удержалась Лилиан. Уэстклиф шагнул к ней с искаженным от злости лицом, но Сент-Винсент проворно встал у него на пути, загородив девушку спиной.

— Уэстклиф, гости ждут. Разумеется, они получают большое удовольствие от скандала, но лошади застоялись.

Граф, казалось, боролся с самим собой, но дисциплина все-таки взяла верх, и его лицо вновь стало бесстрастным. Он кивнул в направлении дома, отдавая Сент-Винсенту молчаливое приказание: пусть уберет эту девицу с глаз долой!

— Можно мне посадить ее на мою лошадь? — вежливо поинтересовался Сент-Винсент.

— Нет, — железным тоном отрезал Уэстклиф. — Она прекрасно дойдет и пешком, черт возьми.

Сент-Винсент подозвал грума, чтобы тот позаботился о лошадях, а сам подал рассерженной девушке руку и глянул на нее озорными бледно-голубыми глазами.

— Там для вас найдется темница и камера пыток, — сообщил он. — И я сам испытаю на вас тиски.

— Предпочту пытку его обществу, — ответила Лилиан, приподнимая и закалывая длинный край амазонки, чтобы не мешал при ходьбе.

Когда они двинулись прочь, Уэстклиф бросил ей в спину:

— На обратном пути задержитесь возле ледника. Ей нужно хорошенько остудить голову.

Пытаясь успокоиться хотя бы для вида, Маркус смотрел вслед Лилиан Боумен таким взглядом, что мог бы прожечь ткань ее жакета. Как правило, ему легко удавалось взглянуть на любую ситуацию спокойно, как бы со стороны, однако сейчас его покинули последние остатки самообладания.

Когда Лилиан дерзко направила коня к барьеру, он тут же сообразил, что посадка у нее неправильная. Последствия могли быть самыми печальными. Ему вдруг стало страшно: вдруг она упадет? На такой скорости она очень рисковала сломать себе шею или повредить позвоночник. И он ничего не смог бы сделать, только смотреть! Когда она прыгнула, у него кровь застыла в жилах. К счастью, маленькая идиотка приземлилась вполне благополучно. Тогда в нем все вскипело от ярости. Тот страх за нее, что он испытал, должен был найти выход. Как будто в нем взорвалась ослепительная молния. Он вовсе не собирался к ней приближаться, но не успел опомниться, как они оба оказались на земле. Он сжимал ее узенькие плечи, и единственным его желанием было сдавить ее так, чтобы треснули кости. Он умирал от облегчения, что опасность миновала, и хотел поцеловать ее, а потом разорвать на части голыми руками.

Неужели ее безопасность значит для него столь много? Вот об этом Маркусу совсем не хотелось думать.

Злясь на самого себя, Маркус подошел к груму, который держал Брута, и забрал у него поводья. Он был так занят своими печальными мыслями, что едва заметил Саймона Ханта, который уже успокоил гостей и посоветовал им продолжить прогулку, не дожидаясь графа.

— Ты поедешь дальше? — поинтересовался Саймон. Ничего не ответив, граф вскочил в седло и прищелкнул языком. Брут двинулся вперед.

— Эта женщина просто невыносима! — проворчал граф, посмотрев на Ханта, а сам подумал: «Наверняка Хант придерживается противоположного мнения».

— Ты ее специально подстрекал к прыжку? — спросил Хант.

— Я приказывал ей как раз не делать этого. Ты наверняка слышал.

— Да, и все остальные слышали тоже, — сухо ответил Хант. — Это вопрос тактики, Уэстклиф. Ясно, что к такой женщине, как мисс Боумен, нужен более мягкий подход. Приказания тут не помогут. Я же видел, как ты ведешь переговоры! У тебя дар убеждения. Тут с тобой никто не сравнится, разве что Шоу. Уговорами и лестью ты бы справился с ней за пять минут. Вместо этого ты принялся размахивать дубиной, пытаясь доказать, кто тут хозяин.

— Никогда не замечал за тобой склонности к преувеличению, — буркнул Уэстклиф.

— А потом, — спокойно продолжал Хант, — ты поручил ее заботам любезнейшего Сент-Винсента. Одному Богу известно, не вздумает ли он обесчестить ее раньше, чем они доберутся до дома.

Маркус резко вскинул голову. Слова Ханта встревожили его.

— Он этого не сделает.

— Почему бы и нет?

— Она не в его вкусе. Хант мягко рассмеялся.

— Разве Сент-Винсент выбирает себе женщин определенного типа? Ни разу не замечал ни малейшего сходства в объектах его охоты, за исключением того, что все они были женщинами. Брюнетки, блондинки, стройные, пышные… он непредсказуем в своем выборе.

— Да будь оно все проклято! — сказал Маркус сквозь зубы. Впервые в жизни он почувствовал жалящий укол ревности.

Лилиан механически переставляла ноги, в то время как ей хотелось побежать к Уэстклифу и броситься на него с кулаками.

— Этот заносчивый, надутый болван!

— Полегче, — услышала она голос Сент-Винсента. — У Уэстклифа крутой нрав, и я бы не стал сейчас вступать с ним в бой ради ваших глаз. Я могу когда угодно нанести ему поражение на мечах, но не на кулаках.

— Почему? — спросила Лилиан. — У вас руки длиннее, чем у Уэстклифа?

— У него исключительной силы правый хук, а у меня есть несчастная привычка прикрывать лицо, из-за чего регулярно пропускаю удары…

Слушая его беззастенчивое бахвальство, Лилиан нехотя рассмеялась. Ее гнев немного поутих, и она сочувственно кивнула. Конечно, если у человека такое красивое лицо, его вряд ли можно упрекнуть, что он слишком его бережет.

— А вы часто деретесь с графом? — спросила она.

— С тех пор как окончили школу, не дрались ни разу Уэстклиф всегда был безупречен во всем, что бы ни делал. Но сейчас мне бы стоило вызвать его, просто чтобы дать урок непомерному тщеславию. Послушайте… не пойти ли нам более живописной тропинкой через сад?

Лилиан колебалась. Она вспомнила, что слышала разные слухи об этом человеке…

— Не уверена, что это благоразумно. Сент-Винсент улыбнулся.

— А если я обещаю, что не буду посягать на вас? Подумав, Лилиан кивнула:

— В таком случае я согласна.

Сент-Винсент увлек ее в рощицу и вывел на посыпанную гравием дорожку, обсаженную тисами. Ветви старых деревьев почти не пропускали солнце.

— Должен, однако, предупредить, — заметил он весело, — поскольку чувство чести во мне давным-давно погасло, мои обещания ничего не стоят.

— Тогда я тоже должна вас предупредить: мой хук справа в десять раз сильнее, чем у Уэстклифа.

Сент-Винсент усмехнулся.

— Скажите, дорогая, какая черная кошка пробежала между вами и графом?

Ей был неприятен его тон. Она хотела было попенять ему, но передумала. В конце концов, это было очень любезно с его стороны — отказаться от удовольствия конной прогулки ради того, чтобы проводить ее до дома.

— Боюсь, это ненависть с первого взгляда, — ответила она. — Думаю, Уэстклиф законченный зануда. Он считает меня дурно воспитанной нахалкой. — Она пожала плечами. — Может быть, мы оба правы?

— Мне кажется, вы оба ошибаетесь, — сказал Сент-Винсент.

— Ну, может быть, у меня действительно не лучшие манеры, — признала Лилиан.

— В самом деле? — усмехнулся он. Она кивнула.

— Я привыкла жить, как мне нравится. Ужасно злюсь, когда не получаю того, что хочу. Мне часто говорили, что характером я пошла в бабушку. Она была прачкой в порту.

Иметь в родственницах прачку? Казалось, Сент-Винсента это очень позабавило.

— Вы часто виделись со своей бабушкой?

— Она была такая жизнерадостная, милая! Любила крепкое словцо. Могла заставить вас смеяться, пока живот не надорвешь! Ох, извините. Мне, видимо, не стоило произносить слово «живот» в обществе джентльмена…

— Конечно, я шокирован, — серьезно сказал Сент-Винсент. — Но я переживу.

Он оглянулся по сторонам, как будто для того, чтобы удостовериться, что их никто не слышит, и заговорщицки прошептал:

— Знаете ли, я ведь не совсем джентльмен.

— Но вы ведь виконт, не так ли?

— Быть виконтом не всегда означает быть джентльменом. Такие вещи не всегда ходят рука об руку. Вы не очень хорошо знакомы с нравами высшего общества, правда?

— Полагаю, я знаю больше, чем хотела бы. Насмотрелась. Сент-Винсент взглянул на нее с удивленной улыбкой.

— Я думал, что вы намерены выскочить замуж за кого-нибудь из нас. Я ошибаюсь? Или все же вы и ваша младшая сестра — принцессы с кучей долларов, которых привезли из колоний, чтобы найти титулованного мужа?

— Из колоний? — повторила Лилиан с ехидной улыбкой. — Разве вы не знаете? Мы выиграли Войну за независимость!

— Вот как? Должно быть, в тот день я не читал газет. Но мне хотелось бы услышать ответ на свой вопрос…

— Да, — сказала Лилиан, слегка покраснев. — Родители привезли нас сюда, чтобы выдать замуж. Они думают, что нашему роду нужна голубая кровь.

— А чего хотелось бы вам?

— Мое единственное желание — это выпустить кое из кого немного голубой крови, — пробормотала она, думая, разумеется, об Уэстклифе.

— Какая вы кровожадная! — засмеялся Сент-Винсент. — Не завидую бедняге Уэстклифу, если он опять вас разозлит. Может быть, предостеречь его?

Он вдруг замолчал, заметив страдальческую гримасу на ее лице. Она судорожно вздохнула.

Лилиан почувствовала разрывающую боль в правом бедре. Она бы, пожалуй, упала, если бы Сент-Винсент не держал ее за талию.

— Черт! — сказала она, дрожа и хватаясь за бедро. Мышцы свело судорогой. Она даже застонала сквозь сжатые зубы. — Черт!

— Что такое? — спросил Сент-Винсент, быстро опуская ее на землю. — Ушибли ногу?

— Да… — Бледная и дрожащая, Лилиан ощупывала ногу. Лицо перекосило от боли. — Боже мой, как больно!

Он наклонился над ней, озабоченно хмурясь.

— Мисс Боумен… — сказал он тихо, но настойчиво, — вам придется забыть все, что вы слышали о моей репутации. На то время, которое мне понадобится, чтобы вам помочь.

Лилиан взглянула ему в лицо. Ничего, кроме искреннего желания помочь. Она кивнула в знак согласия.

— Хорошая девочка, — промурлыкал он и приподнял ее в полусидячее положение. Он заговорил очень быстро, чтобы отвлечь ее, а его рука мягким движением быстро скользнула под юбку.

— Это займет всего пару минут. Надеюсь только, что Бог не приведет кого-нибудь сюда в этот пикантный момент. Со стороны это выглядит весьма недвусмысленно. И я сомневаюсь, что они поверят сказке про ушибленную ногу. Оправдание традиционное, но слишком уж заезженное.

— Мне все равно, — выдохнула она. — Только сделайте что-нибудь.

Она чувствовала, как рука Сент-Винсента легко скользит вверх по ноге. Сквозь тонкую ткань панталон он ощупывал ее мышцы.

— Вот оно. Задержите дыхание, дорогая.

Лилиан подчинилась, и Сент-Винсент стал с силой разминать ушибленную мышцу. Девушка чуть не взвыла. Ногу охватило обжигающим огнем, но боль вдруг отступила.

Лилиан облегченно вздохнула.

— Благодарю, так намного лучше…

Он слабо улыбнулся, умело расправляя ее юбку.

— Был счастлив помочь.

— Со мной такого еще никогда не случалось, — пробормотала она, осторожно сгибая ногу.

— Без сомнения, это от бокового седла. Отдача была слишком сильной. Вы, должно быть, потянули мышцу.

— Вы правы, — призналась Лилиан, заливаясь краской — Я ведь не привыкла к дамскому седлу, всегда садилась по-мужски.

Его улыбка стала шире.

— Как интересно! Наверное, я слишком мало уделял внимания американкам. Не предполагал, что вы такие своеобразные.

— Я своеобразнее, чем большинство американок, — глуповато сказала она, и Сент-Винсент усмехнулся.

— Как бы мне ни хотелось сидеть тут и болтать с вами, дорогая, но пора вернуть вас домой, если, конечно, вы можете идти. Вам не следует проводить слишком много времени наедине со мной. Ничего хорошего не будет.

Он легко вскочил на ноги и подал ей руку.

— Напротив, кажется, вы сделали для меня много хорошего, — возразила Лилиан.

Сент-Винсент предложил ей руку, и Лилиан сделала осторожный шаг.

— Все в порядке? — спросил Сент-Винсент.

— Да, благодарю, — ответила Лилиан, беря его под руку. — Вы были очень добры, милорд.

Странные огоньки заплясали в его бледно-голубых глазах.

— Я вовсе не добр, дорогая, а просто стараюсь угодить людям, которыми хочу воспользоваться.

Лилиан ответила беспечной улыбкой, а затем отважилась ' спросить:

— Я должна вас остерегаться, милорд?

Улыбка смягчила выражение его лица, но глаза смотрели с настойчивым вниманием.

— Боюсь, что так.

Лилиан рассматривала его чеканный профиль, думая о том, что, как бы он ни строил из себя рокового соблазнителя, не воспользовался же он ее беспомощностью несколько минут назад.

— Вы все время намекаете на дурные намерения. Интересно, мне в самом деле есть чего бояться?

Он только загадочно улыбнулся.

Расставшись с лордом Сент-Винсентом, Лилиан поднялась по ступенькам на просторную заднюю террасу. Там раздавался смех и велась оживленная женская болтовня. Десять молодых женщин окружили один из столиков. Видимо, они затеяли какую-то игру. На столе стояли стаканы, наполненные разными жидкостями. Склонив головы, женщины внимательно наблюдали за девушкой с завязанными глазами, которая осторожно окунала пальцы в один из стаканов. Но тут внезапно зрители разразились смешками и криками. А чуть поодаль сидела группа вдовствующих дам, с интересом наблюдая за игрой.

Лилиан заметила в толпе сестру и побрела к ней.

— Что тут происходит? — спросила она.

Дейзи обернулась и удивленно уставилась на старшую сестру.

— Лилиан, — обратилась она к ней, обнимая за талию, — почему ты так скоро? Слишком сложные барьеры?

Лилиан увела Дейзи подальше от стола, где по-прежнему продолжалась игра.

— Можно и так сказать, — ответила она кисло и рассказала, как было дело.

Темные глаза Дейзи округлились от негодования.

— Боже правый! — шепнула она. — Представить себе не могу, чтобы лорд Уэстклиф настолько потерял голову. А что касается тебя… О чем ты думала, когда позволила такое лорду Сент-Винсенту?

— Мне было ужасно больно, — прошептала Лилиан, защищаясь от упреков сестры. — Я ни о чем и не могла думать, даже двинуться не могла. Ты просто не знаешь, как это больно, когда судорогой скручивает ногу.

— Я бы предпочла совсем расстаться с ногой, но не позволила бы никому вроде лорда Сент-Винсента дотронуться до нее.

Дейзи задыхалась от возмущения. Немного подумав, она не удержалась от вопроса:

— И как это было? Лилиан фыркнула:

— Откуда мне знать? К тому времени, как боль прошла, он уже убрал руку.

— Болван! — Дейзи слегка нахмурилась. — Думаешь, он кому-нибудь скажет?

— Мне почему-то кажется, что нет. Он выглядит джентльменом, несмотря на свою дурную славу. — Она скривилась и добавила: — Во всяком случае, он проявил себя большим джентльменом, чем лорд Уэстклиф сегодня утром.

— А откуда он узнал, что ты плохо ездишь в дамском седле? Лилиан удивленно взглянула на нее.

— Не будь идиоткой, Дейзи. Это же совершенно ясно: Аннабел сказала мужу, а тот побежал докладывать Уэстклифу.

— Но ты ведь не будешь на нее злиться? Она не знала, что так получится.

— Ей следовало бы держать язык за зубами, — проворчала Лилиан.

— Она боялась, что ты полетишь кувырком, если будешь прыгать в дамском седле. Мы все боялись.

— И что? Я же не полетела.

— Но могла бы, дорогая.

Лилиан немного смягчилась, а потом честно призналась:

— В конце концов я бы точно упала, как пить дать.

— Тогда не надо сердиться на Аннабел.

— Конечно, нет, — согласилась Лилиан. — Она же не виновата, что Уэстклиф повел себя как отъявленный грубиян.

Дейзи успокоилась и потянула сестру к столу, где все еще продолжалась игра.

— Идем, дорогая. Тебе тоже нужно попробовать. Глупость, конечно, зато весело.

Собравшиеся вокруг стола незамужние девушки расступились, чтобы дать им место. Дейзи объяснила правила. Как раз наступил черед Эви. Ей завязали глаза, а другие девушки быстро поменяли местами четыре стакана.

— Как видишь, — пояснила Дейзи, — в одном стакане жидкое мыло. Вон тот с чистой водой, в третьем синяя вода из прачечной. Четвертый, разумеется, пустой. Стаканы предскажут, что за человек окажется твой будущий муж.

Тем временем Эви осторожно нащупала один из стаканов и окунула пальцы в его содержимое — жидкое мыло. Дождавшись, когда с нее снимут повязку, она с сожалением воззрилась на результат выбора. Остальные хихикали.

— Выбрать мыло — значит, выйти замуж за бедняка, — объяснила Дейзи.

Вытирая пальцы, Эви добродушно сказала:

— Д-думаю, если я вообще в-выйду замуж — это уже хорошо.

Следующая девушка дожидалась в очереди, горя от нетерпения, пока ей завяжут глаза. Поменяли расположение стаканов, и она чуть было не перевернула один из них, прежде чем ее пальцы очутились в голубой воде из прачечной. Казалось, она вполне довольна результатом. Голубая вода означала, что будущий муж окажется знаменитым писателем.

— Теперь ты.

Лилиан бросила на сестру красноречивый взгляд.

— Ты ведь не веришь в эту чепуху по-настоящему?

— Не будь такой серьезной. Это же весело!

Дейзи взяла повязку и плотно затянула ее на голове Лилиан.

С завязанными глазами Лилиан повели к столу. Зрители весело подбадривали ее, а Лилиан усмехнулась. Она слышала, как двигают стаканы.

— А если я выберу пустой? — поинтересовалась она. Голос Эви раздался прямо над ухом:

— Т-ты умрешь старой девой! Все засмеялись.

— Не вздумай приподнимать стаканы, чтобы узнать вес, — предупредил ее кто-то сквозь смех. — Пустой стакан все равно достанется тебе, если такова твоя судьба!

— В данный момент я только о нем и мечтаю, — отрезала Лилиан, вызвав новый взрыв смеха.

Нащупав гладкую поверхность стакана, она провела пальцами вверх и окунула их в прохладную жидкость. Все радостно закричали и принялись аплодировать. Лилиан спросила:

— Я тоже выйду за писателя?

— Ты выбрала чистую воду, — сказала Дейзи. — Это значит, что тебе достанется богатый и красивый муж, дорогая!

— Какое счастье, — легкомысленно заметила Лилиан, снимая повязку. — Теперь твоя очередь?

Младшая сестра покачала головой.

— Я была одной из первых. Опрокинула два стакана и наделала беспорядка.

— И что это значит? Ты вообще не выйдешь замуж?

— Это значит, что я ужасно неловкая, — весело ответила Дейзи. — А может быть, моя судьба еще не решена. Кто знает? Хорошо, что твой муж, кажется, появится совсем скоро.

— Если так, то он что-то опаздывает, — возразила Лилиан, а Дейзи и Эви рассмеялись.

Глава 9

К сожалению, известие о том, что Лилиан и лорд Уэст-клиф поссорились, разнеслось среди гостей с быстротой молнии. К вечеру оно достигло ушей Мерседес Боумен. Последствия были ужасны. Мерседес нервно вышагивала перед дочерьми с побелевшими от гнева глазами.

— Вероятно, никто не обратил бы внимания, если б ты ограничилась парой недостойных фраз в присутствии лорда Уэстклифа, — громогласно вещала она, отчаянно жестикулируя тощими руками. — Но с тебя станется! Спорить с самим лордом Уэстклифом и вдобавок не подчиниться его приказу на глазах у всех! Ты хоть понимаешь, в каком свете выставила нашу семью? Теперь шансов выйти замуж нет не только у тебя, но и у твоей сестры! Кто захочет породниться с семьей, в которой есть… нарушитель правил приличия?

Лилиан грызла совесть. Она бросила виноватый взгляд на Дейзи, смирно сидящую в уголке. Сестра ответила ободряющим кивком.

— Если тебе угодно и далее вести себя, словно дикарка, — продолжала тиранить Мерседес, — мне придется принять жесткие меры. Вот так-то, Лилиан Одель!

Услышав ненавистное второе имя, Лилиан бросилась на кушетку. Когда ее называли полным именем, это не предвещало ничего хорошего. Мерседес сурово произнесла:

— В течение следующей недели ты сможешь выходить из комнаты только в сопровождении меня, или не выйдешь вообще. Я буду следить за каждым твоим поступком, каждым жестом, каждым словом. Это будет наказанием и мне тоже, ведь твое общество доставляет мне столь же мало удовольствия, как мое — тебе. Но я не вижу другого выхода. И попробуй только пикнуть! Я удвою срок до двух недель! Ты поняла, Лилиан?

— Да, мама.

Значит, с нее не будут спускать глаз целую неделю? Лилиан почувствовала себя загнанной, словно зверь в клетке.

— Первое, что ты сделаешь вечером, — продолжала Мерседес испепеляя дочь взглядом, — это извинишься перед лордом Уэстклифом. Ты сделаешь это в моем присутствии, так, чтобы…

— Ох, нет! — Лилиан села очень прямо, с вызовом глядя на мать. — Нет! Ни тебе, ни кому другому не заставить меня сделать это. Я лучше умру.

— Ты сделаешь, как я сказала. — Мерседес почти шипела. — Ты извинишься перед графом со всей почтительностью, или не выйдешь из этой комнаты до самого отъезда.

Лилиан открыла рот, но не успела ничего сказать, потому что вмешалась Дейзи:

— Мама, позволь мне поговорить с Лилиан наедине. Ну пожалуйста! Всего одну минуту. Пожалуйста!

Мерседес переводила суровый взгляд с одной дочери на другую. Она как будто гадала, чем прогневила Бога. За что он послал ей таких непослушных детей? Затем царственным шагом вышла из комнаты.

— На сей раз она разозлилась всерьез, — сказала Дейзи в зловещей тишине. — Я никогда не видела ее в таком состоянии. Наверное, тебе надо подчиниться.

Лилиан смотрела на сестру в бессильной ярости.

— Я не стану извиняться перед этим заносчивым болваном!

— Лилиан, это ничего не будет тебе стоить. Скажи несколько слов, вот и все. Ты не обязана верить в то, что говоришь. Просто скажи, что ты сожалеешь!

— Ни за что! — твердо повторила Лилиан. — Это будет мне слишком дорого стоить — собственной гордости.

— Гордостью можно поступиться, иначе тебя посадят под замок. Тогда никаких вечеринок, никаких обедов! Сиди тут себе, пока другие веселятся. Пожалуйста, Лилиан, не упрямься! Оно того не стоит. Обещаю, что помогу тебе придумать ужасную месть для лорда Уэстклифа. Что-нибудь действительно гадкое. Просто сделай то, о чем просит мама. Ты можешь проиграть одну битву, но выиграть войну, кроме того…

Дейзи судорожно пыталась найти более убедительный довод.

— Кроме того, представь, как обрадуется лорд Уэстклиф, когда узнает, что тебя посадили под замок до самого отъезда. Вот он повеселится! Ты не сможешь больше его изводить. С глаз долой, из сердца вон! Не доставляй ему такого удовольствия, Лилиан.

Это, вероятно, был единственный довод, который мог повлиять на Лилиан. Хмурясь, она внимательно рассматривала младшую сестру, ее маленькое личико цвета слоновой кости, живые карие глаза и слишком темные брови. Уже не раз она замечала, что человек, всегда готовый принять участие в ее бесконечных авантюрах, как никто другой способен заставить ее прислушаться к доводам разума. Дейзи частенько бывала капризна, и на это попадались многие, не подозревая, какой кладезь здравого смысла скрывается за кукольной внешностью.

— Хорошо, я сделаю это, — сказала Лилиан высокомерно. — Хотя, возможно, слова застрянут в моей глотке.

Дейзи вздохнула с огромным облегчением.

— Я буду твоим посредником. Скажу маме, что ты согласилась и что не стоит больше читать тебе нравоучения. Вдруг ты передумаешь!

Лилиан откинулась на спинку кушетки, представляя, как будет доволен Уэстклиф, когда ее вынудят извиниться. Черт возьми, вот это будет унижение! Кипя от злости, она принялась строить планы, как же получше отомстить Уэстклифу. В конце концов ей представилось, как он будет умолять о пощаде…

Спустя час семейство Боумен в полном составе покинуло свои покои. Во главе процессии шел Томас Боумен. Они направлялись в обеденный зал, где предстоял очередной изобильный четырехчасовой обед. Главе семейства уже рассказали о прискорбном поведении старшей дочери, и он едва скрывал ярость. Его усы щетинились над плотно сжатым ртом.

— Только попробуй помешать моим деловым проектам! В ту же минуту ты отправишься собирать вещи и вернешься в Нью-Йорк. Я вижу, что поиски мужа в Англии — слишком дорогая и безрезультатная затея. Предупреждаю тебя, дочь. Если из-за твоей выходки граф передумает вести со мной переговоры…

— Уверена, что не передумает, — живо вступила в разговор Мерседес. Ее мечта добыть титулованного зятя грозила разлететься на куски, как поставленная на самом краю стола чайная чашка. — Лилиан извинится перед лордом Уэсткли-фом, и все будет в порядке, дорогой. Вот увидишь.

Следуя на шаг за мужем, она обернулась через плечо и смерила старшую дочь угрожающим взглядом.

С одной стороны, Лилиан мучилась приступом сожаления, с другой — была готова взорваться от обиды. Да отцу было бы наплевать, если бы ее поведение не ставило под угрозу его бизнес! От дочерей он хотел только одного — чтобы беспокоили его как можно меньше.

— Чтобы ты могла извиниться перед графом, — продолжал Томас Боумен, оборачиваясь и сверля дочь взглядом светло-карих глаз, — я попросил его соблаговолить встретиться с нами в галерее перед обедом. Ты попросишь прощения так, чтобы он был доволен. И мы тоже.

Лилиан встала как вкопанная, вытаращив глаза. Она просто задыхалась от обиды. Уж не сам ли Уэстклиф предложил такой план? Хочет преподать урок унижения. .

— Он знает, зачем вы просили его встретить нас в галерее? — только и смогла она спросить.

— Нет. Думаю, он даже не надеется услышать слова извинения от одной из моих дурно воспитанных дочерей. Тем не менее, если ты не найдешь достаточно убедительных слов, то вскоре сможешь бросить прощальный взгляд на Англию с палубы парохода, направляющегося в Нью-Йорк.

Лилиан была далеко не глупа. Это была не пустая угроза: суровый тон, мрачная решимость. Она подумала, как все-таки горько будет покинуть Англию и — что еще хуже — расстаться с Дейзи.

— Да, сэр, — сказала она, сжав зубы.

Семья проследовала дальше, храня напряженное молчание. У Лилиан все кипело внутри. Она почувствовала прикосновение маленькой ладони.

— Не бери в голову, — шепнула Дейзи — Просто скажи это побыстрей, и покончим…

— Тихо! — рявкнул отец Девушки разжали руки.

Лилиан была печальна и едва замечала окружающую действительность. Семья направлялась в библиотеку. Дверь была приоткрыта. Отец решительно постучал один раз, пропуская жену и дочерей. Помещение, где размещалась библиотека, было высотой в двадцать четыре фута, с подвижными лесенками, верхней и нижней галереей и бесчисленными шкафами с книгами. Пахло кожей, пергаментом и свеженатертыми полами. Густой, насыщенный воздух Лорд Уэстклиф склонился над изъеденным временем столом, изучая какую-то рукопись. Заслышав шаги посетителей, он поднял голову и выпрямился. На нем был строгий черный костюм безупречного покроя, изящно повязанный галстук — воплощение английского аристократизма. Густые черные волосы, аккуратно зачесанные назад, открывали лоб. Его черные глаза сузились, когда он увидел Лилиан. Она вдруг поняла, что совершенно невозможно примириться с таким человеком. Человеком, который позволил сбить себя с ног на поле для игры в лапту.

Томас Боумен заговорил в своей резкой манере:

— Благодарю за то, что вы согласились встретиться со мной, милорд. Обещаю, что не отниму у вас много времени.

— Мистер Боумен, — заговорил Уэстклиф. — Это вы оказали мне неожиданную честь своим визитом.

— Боюсь, что слово «честь» здесь не совсем уместно, — кисло сказал Боумен. — Кажется, одна из моих дочерей была с вами непочтительна. Она хочет принести извинения.

Он толкнул Лилиан в спину костяшками пальцев, понукая подойти к графу. Уэстклиф нахмурился.

— Мистер Боумен, это совершенно необязательно…

— Позвольте высказаться моей дочери, — сказал Боумен, выталкивая Лилиан вперед.

В библиотеке воцарилось молчание. Лилиан взглянула в лицо графу. Глубокая морщина прорезала его лоб. И вдруг чутье подсказало ей, что он вовсе не жаждет никаких извинений с ее стороны. По крайней мере не так, как вынуждает ее отец, унижая достоинство. Лилиан приободрилась. Теперь ей будет проще найти нужные слова. Судорожно вздохнув, она посмотрела прямо в бездонные черные глаза. Огонь свечей отражался в густом мраке их радужки.

— Я сожалею о том, что произошло сегодня утром, милорд. Ваши щедрость и великодушие, безусловно, заслуживают большего уважения. Я должна была подчиниться вашему решению не выходить на полосу препятствий. И разговаривала с вами недопустимым тоном. Надеюсь, вы примете мои извинения? Я совершенно искренне прошу у вас прощения.

— Нет, — мягко сказал он.

Лилиан растерянно захлопала ресницами. «Значит, мои извинения не приняты?»

— Это я должен извиниться, мисс Боумен, а не вы. Я злоупотребил властью, чем спровоцировал вас на необдуманные действия. Вас возмутило мое высокомерие, и я никак не могу вас за это винить.

Лилиан с трудом удалось скрыть изумление. Она никак не ожидала такого ответа. У Уэстклифа была прекрасная возможность растоптать ее гордость. Она не понимала, что за игру он затеял.

Уэстклиф с интересом рассматривал ее озадаченное лицо.

— Я грубо выразился сегодня утром, но ведь я искренне беспокоился за вас, отсюда и гнев.

Лилиан чувствовала, что обида, угнездившаяся змеей у нее в груди, начала понемногу таять. Какой он милый! Непохоже, что он играет. Напротив, он казался искренним и явно сочувствовал ей. Впервые за сегодняшний день она смогла облегченно вздохнуть.

— Думаю, вы рассердились не только из-за этого, — предположила она. — Вы, вероятно, не выносите, чтобы кто-то проявлял свою непокорность.

Он хрипло засмеялся.

— Вы правы, я этого терпеть не могу.

Улыбка преобразила суровые черты лица. Привычная сдержанность исчезла, и Лилиан поразилась, какой он привлекательный. Странный приятный холодок пробежал по ее коже. Она осмелилась спросить:

— Теперь мне можно будет кататься на ваших лошадях?

— Лилиан! — негодующе воскликнула ее мать.

Глаза Уэстклифа весело блеснули, как будто он наслаждался ее наглостью.

— Ну, пока до этого далеко.

Его бархатный взгляд обволакивал Лилиан. Она подумала, что их вечная междоусобица выглядела сейчас как дружеская пикировка, с примесью чего-то такого… любовного. Боже милостивый! Стоило ему сказать несколько любезных слов, как она уже была готова попасться на его удочку.

Мерседес поняла, что мир заключен. Она принялась расточать комплименты:

— О, дорогой лорд Уэстклиф, какое великодушие! И вы вовсе не злоупотребили своим положением хозяина. Вы были слишком озабочены безопасностью моего упрямого ангелочка. Это еще одно доказательство вашей бесконечной доброты.

Граф ехидно улыбнулся, откровенно разглядывая Лилиан и прикидывая, можно ли назвать ее «упрямым ангелочком», затем торжественно подал Мерседес руку:

— Позвольте проводить вас в столовую, миссис Боумен! Мерседес пришла в восторг. Шутка ли, теперь все увидят, что ее сопровождает сам лорд Уэстклиф! Она расплылась в довольной улыбке. По пути из библиотеки в столовую она расточала похвалы, говоря, как ей нравится Гэмпшир, ввернула пару критических замечаний, явно с претензией на остроумие. Услышав их, Лилиан и Дейзи в отчаянии переглянулись между собой. Что бы она ни говорила, лорд Уэстклиф оставался заботливым и внимательным. По сравнению с его безупречным лоском манеры Мерседес выглядели еще ужаснее. Впервые в жизни Лилиан пришло в голову, что не так уж плохо соблюдать этикет и правила поведения. Зря она так старалась идти наперекор. Разумеется, она не хотела казаться сухой и чопорной, просто можно вести себя с большим достоинством.

Разумеется, лорд Уэстклиф вздохнул с облегчением, когда они вошли в зал, но не подал виду, а просто пожелал им хорошего вечера. Слегка поклонившись, граф отошел от Боуменов и направился к группе гостей, которые окружили его сестру, леди Оливию, и ее мужа, мистера Шоу.

Дейзи уставилась на сестру, изумленно вытаращив глаза.

— Почему лорд Уэстклиф был так любезен с тобой? — удивилась она. — И как это вышло, что он предложил маме руку и сопровождал нас всю дорогу? Почему он терпеливо выслушивал ее бесконечную болтовню?

— Понятия не имею, — шепнула в ответ Лилиан. — Очевидно, он невосприимчив к пыткам.

В другом конце зала она заметила Аннабел и Саймона Ханта. Аннабел рассеянно разглаживала на талии складки серебристо-голубого платья, а потом принялась разглядывать гостей. Заметив Лилиан, она сочувственно улыбнулась. Конечно, она уже знала о ссоре на полосе препятствий.

«Мне жаль», — прочитала Лилиан движение ее губ. Казалось, она облегченно вздохнула, когда Лилиан ободряюще кивнула.

«Все в порядке», — означал ее жест.

Постепенно все проходили в столовую и рассаживались за столами. Боумены и Ханты, гости очень невысокого ранга, занимали свои места одними из последних.

— Деньги всегда в хвосте, — недовольно сказал мистер Боумен. Ему явно не терпелось поскорее сесть за стол. Правило старшинства, всегда очень строго соблюдавшееся в таких случаях, нагоняло на него тоску. Удивительная мысль вдруг пришла в голову Лилиан. Если графиня отсутствовала, лорд Уэстклиф и леди Оливия устраивали свои приемы не так церемонно. Гости входили в столовую все вместе, а не чинной вереницей. Конечно, графиня не допускала даже малейшего отступления от традиций.

Лакеев, казалось, было не меньше, чем гостей. Каждый из них был облачен в парадную ливрею. Опытные лакеи рассаживали гостей, наливали вино и воду, не проливая ни капли.

К удивлению Лилиан, ее место оказалось почти во главе стола самого лорда Уэстклифа. Она сидела справа от него, всего через три места. Такой особой чести редко удостаивались незамужние девушки незнатного происхождения. Может быть, лакей ошибся? Лилиан осторожно посмотрела по сторонам на сидящих рядом. Они тоже были изумлены. На самом почетном месте сидела графиня, смотрела на Лилиан озадаченно и хмурилась.

Лилиан вопросительно глянула на лорда Уэстклифа. Он приподнял черную бровь.

— Что-то не так? Вы выглядите несколько встревоженной, мисс Боумен.

Вероятно, следовало покраснеть и поблагодарить за высокую честь. Лилиан взглянула в его лицо, черты которого смягчились в сиянии свечей, и неожиданно для себя заявила:

— Я не понимаю, почему меня посадили почти во главе стола. После того, что случилось утром, мое место должно быть где-то на задней террасе.

Воцарилась гробовая тишина. Все были шокированы. Эта девица смеет напоминать о ссоре с графом. Но гости удивились еще больше, когда граф тихо рассмеялся, глядя ей в глаза. Через минуту со всех сторон раздались сдавленные смешки.

— Зная вашу склонность попадать в неприятные ситуации, я решил, что будет безопаснее, если вы будете у меня на глазах, а еще лучше — если на расстоянии вытянутой руки.

Он сказал это безразличным тоном, и нужно было очень постараться, чтобы расслышать в его словах намек. Все же Лилиан почувствовала странную дрожь, как будто теплый мед медленно переливался по ее телу.

Она поднесла к губам бокал ледяного шампанского и украдкой осмотрела обеденный зал. В конце стола сидела Дейзи, оживленно болтая и размахивая руками, и чуть было не опрокинула бокал для вина! За соседним столом сидела Аннабел. Она, казалось, не замечала, что многие мужчины не сводят с нее восхищенных глаз. Соседи справа и слева просто сияли от счастья быть рядом с такой очаровательной женщиной. Сидя чуть поодаль, Саймон Хант сверлил их мрачным ревнивым взглядом.

Эви, ее тетке Флоренс и чете Боумен достались места на самом дальнем конце стола. Эви почти не разговаривала с соседями-мужчинами, очевидно, чувствуя себя скованной. Она почти не поднимала глаз от тарелки.

«Бедняжка Эви, — подумала Лилиан. — Нужно что-то придумать, чтобы она смогла побороть свою проклятую стеснительность».

Она подумала о своих неженатых братьях. Может, кто-нибудь из них подойдет? Надо будет устроить их визит в Англию. Любой из них был бы для Эви мужем получше, чем кузен Юстас. Старшим из братьев был Рейфиел, а еще шли близнецы, Рэнсом и Рис. Трудно найти более жизнерадостных и крепких молодых мужчин. С другой стороны, весьма вероятно, любой из них испугает бедняжку Эви до обморока. Они, конечно, добрые малые, но их никак не назовешь утонченными или хотя бы воспитанными.

Появилась длинная вереница лакеев, несущих серебряные блюда: разнообразные супницы с черепаховым супом, палтус под омаровым соусом, крабовый пудинг, запеченная в травах форель с салатом. И это только начало. Затем последуют разнообразные десерты. Лилиан подавила вздох, подняла голову и встретилась взглядом с Уэстклифом. Он ничего не сказал, и Лилиан самой пришлось начать разговор:

— Ваш скакун Брут — отличная лошадь! Я заметила, вы не пользовались шпорами или хлыстом, милорд.

Все сидящие рядом разом смолкли. Неужели она совершила очередную глупость? Может быть, незамужней девушке не следует говорить, если к ней не обратились? Тем не менее Уэстклиф охотно ответил:

— Я крайне редко пользуюсь шпорами или хлыстом, мисс Боумен. Я и без этого могу добиться послушания от любой из моих лошадей.

«Да, — с досадой подумала Лилиан, — никто в поместье и помыслить не может, чтобы ослушаться хозяина, в том числе жеребец».

— Кажется, у него более спокойный нрав, чем обычно бывает у чистокровных лошадей, — сказала она.

Уэстклиф откинулся на спинку стула, чтобы лакей положил ему на тарелку порцию форели. Мерцающие отблески пламени свечей отражались на темных прядях его волос. Лилиан против воли вспомнилось, как эти тяжелые пряди скользили меж ее пальцев.

— На самом деле Брут — полукровка, помесь чистокровной и ирландского тяжеловоза.

— Правда? — Лилиан даже не пыталась скрыть изумление. — А я думала, что вы ездите исключительно на лошадях с безупречной родословной.

— Да, многие предпочитают чистокровных лошадей, — признал граф. — Но охотничья лошадь должна хорошо прыгать, а также уметь быстро менять направление скачки. Брут обладает не только скоростью и элегантной манерой чистокровного скакуна, но еще и силен, как тяжеловоз.

Сидящие за столом внимательно прислушивались к разговору. Когда Уэстклиф замолчал, один из джентльменов вспомнил:

— Брут — потомок Затмения, не так ли? Всегда видно арабскую кровь.

— Вы — непредвзятый человек, если ездите на полукровке, — удивилась она.

Уэстклиф слегка улыбнулся:

— Я иногда бываю непредвзятым, в виде исключения.

— Да, я уже слышала об этом и раньше, но не могла проверить.

Опять воцарилось молчание. Лилиан, конечно же, вела себя вызывающе, но Уэстклиф не возмутился, а уставился на нее с неподдельным интересом. Он вдруг обнаружил, что она привлекательная женщина? Или смотрел на нее как на ошибку природы? Она не могла понять, но, несомненно, это был интерес!

— Мне всегда интересно узнать, почему люди иногда отходят от традиций.

Лилиан ехидно усмехнулась:

— Традиции не часто согласуются с логикой, не так ли?

Уэстклиф слегка покачал головой. Он отпил вина из бокала, и его глаза заблестели ярче. Он рассматривал Лилиан поверх хрустального края бокала.

Какой-то джентльмен пошутил, что надо бы исцелить Уэстклифа от либеральных идей, но тут внесли новые блюда. При появлении мясных деликатесов гости радостно оживились. На каждый стол поставили по четыре огромных серебряных подноса. Помощники дворецкого и старший лакей принялись нарезать порции, и воздух наполнился ароматами мяса с пряными травами. Гости рассматривали содержимое подносов, весело переговариваясь. Слегка повернувшись на стуле, Лилиан посмотрела на поднос, стоящий на боковом столике почти рядом с ней. Она замерла от ужаса, увидев, что смотрит прямо в обугленную морду неизвестного животного. Над черепом поднимался ароматный дым.

Она отпрянула, задев свой серебряный столовый прибор, но лакей тут же устранил последствия ее неловкости, заменив вилки и ложки. Он поправил тарелку и бокалы, затем нагнулся, чтобы поднять с пола упавшие предметы.

— Ч-что это? — спросила она, не в силах отвести взгляд от чудовища.

— Голова теленка, — ответила одна из дам снисходительно, словно видела перед собой еще один образец американского невежества. — Это изысканное английское блюдо. Неужели вы никогда не пробовали?

Лилиан молча покачала головой, стараясь придать лицу бесстрастное выражение. Она вздрогнула, когда лакей раскрыл дымящиеся челюсти теленка и вырезал язык.

— Некоторые считают, что язык — самое вкусное, — продолжала дама. — Другие спорят, что мозг намного вкуснее. Я же полагаю, что самое лакомое — это глаза.

Заслышав такое откровение, Лилиан чуть не лишилась чувств. Во рту появился привкус желчи. Она никогда не была поклонницей английской кухни, попробовав недавно отвратительные, на ее взгляд, блюда. Однако они не шли ни в какое сравнение с жуткой телячьей головой. Приоткрыв глаза, она украдкой оглядела других гостей. Оказалось, телячьи головы подали на каждый стол, раскрывают челюсти, вырезают языки. Вычерпывают ложкой мозг и кладут на тарелки. Тонкими полосками срезают мясо с шей.

«Я сейчас упаду в обморок!»

Чувствуя, как кровь отхлынула от лица, Лилиан посмотрела на дальний конец стола, где сидела Дейзи. Сестра с сомнением осматривала кусочки, которые лакей церемонно положил ей на тарелку. Лилиан медленно поднесла к губам краешек салфетки. Ну нет! Нельзя, чтобы все увидели, что ей дурно. Но… в воздухе парил густой маслянистый аромат телячьей головы, энергично стучали ножи и вилки, обедающие обменивались довольными замечаниями. Тошнота подобралась к самому горлу. Ей стало трудно дышать. Перед ней поставили тарелочку с несколькими кусочками. Это было что-то студенистое, с плавающим глазным яблоком. Его коническое основание медленно скользило к краю тарелочки.

— Боже правый! — прошептала Лилиан, покрываясь потом. Тихий спокойный голос, казалось, пробивается сквозь удушливую головокружительную тошноту:

— Мисс Боумен…

Охваченная отчаянием, она посмотрела в сторону говорившего и увидела невозмутимое лицо лорда Уэстклифа.

— Да, милорд? — выдавила она из себя.

Казалось, он с особенной тщательностью подбирает слова.

— Может, моя просьба покажется вам несколько неуместной, но… мне кажется, сейчас самое удобное время, чтобы показать вам редкий вид бабочки, из тех, что встречаются в нашем поместье. Эту бабочку можно увидеть только ранним вечером, что уже само по себе необычно. Вероятно, вы помните? Я уже рассказывал вам о ней.

— Бабочка? — повторила Лилиан. В горле стоял очередной ком, и она судорожно пыталась загнать его внутрь.

— Позвольте проводить вас и вашу сестру в теплицу за домом, где недавно вывелось новое поколение. Боюсь, нам придется пропустить эти блюда, но мы обязательно вернемся, чтобы насладиться остальными яствами.

Вилки застыли в воздухе. Гости с озадаченным видом смотрели на графа, удивляясь его странному предложению.

Лилиан поняла, что граф дает ей предлог выйти из-за стола, и Дейзи тоже. Она кивнула.

— Бабочки? — с трудом выговорила она. — Да, с удовольствием взглянула бы на них.

— И я тоже, — подала голос Дейзи, проворно вскакивая. Сидящим рядом джентльменам тоже пришлось встать. — Как любезно с вашей стороны, милорд! Вы не забыли, что мы очень интересуемся насекомыми Гэмпшира.

Уэстклиф помог Лилиан выйти из-за стола.

— Дышите ртом, — шепнул он на ходу. Она последовала совету. Лицо у нее побелело, на лбу выступили капли пота.

Гости не сводили с них глаз.

— Милорд, — спросил один из джентльменов, лорд Уаймарк. — О какой редкой бабочке вы говорили?

Немного подумав, Уэстклиф серьезно ответил:

— С пурпурными пятнышками. — Потом добавил: — Пурпурно-серая толстоголовка.

Уаймарк нахмурился.

— Я считаю себя неплохим знатоком бабочек, милорд. Насколько я знаю, существует вид серой толстоголовки. Он обитает только в графстве Нортумберленд. А вот о пурпурно-серой толстоголовке не слышал ни разу.

Уэстклиф опять задумался.

— Это гибридный вид. Морфо пурпуреус практикус. Насколько мне известно, его можно встретить только в окрестностях Стоуни-Кросс-Парка.

— Если позволите, пойду с вами взглянуть на колонию этих бабочек. — Уаймарк аккуратно сложил салфетку и встал. — Обнаружить гибридный вид — это всегда…

— Завтра вечером, — важно сказал Уэстклиф. — Пурпурно-серая толстоголовка почти не выносит присутствия людей. Мне бы не хотелось подвергать этих нежных созданий опасности. Полагаю, самое лучшее — ходить туда небольшими компаниями. Два-три человека, не больше.

— Хорошо, милорд, — согласился Уаймарк, садясь на место. — В таком случае завтра вечером.

Лилиан осторожно взяла Уэстклифа под руку. За другую уцепилась Дейзи. Они вышли из зала, сохраняя важный вид.

Глава 10

Лилиан едва могла сдержать приступ тошноты, когда Уэст — клиф вел их с сестрой на свежий воздух, в теплицу за домом. Небо уже приобрело сливово-фиолетовый цвет, и кое-где горели фонари. Лилиан глубоко вдохнула свежий вечерний воздух. Уэстклиф подвел ее к скамье с тростниковой спинкой. Граф казался более участливым, чем Дейзи. Прислонившись к мраморной колонне, девушка залилась судорожным хихиканьем.

— О-о… Боже правый… — давилась от смеха Дейзи, даже слезы из глаз полились. — Ты бы видела свое лицо, Лилиан. Оно зеленое, как горох. Мне казалось, тебя стошнит прямо на гостей.

— Мне тоже, — ответила Лилиан, содрогнувшись.

— Я так понимаю, вам не понравилась телячья голова? — спросил Уэстклиф, садясь рядом с Лилиан. Он вытащил белый носовой платок и промокнул ее вспотевший лоб.

— Мне вообще не нравится, — сказала Лилиан с отвращением, — когда я собираюсь что-то есть, а оно смотрит на меня большими глазами.

Дейзи пробормотала сквозь смех:

— Ради Бога, хватит! Голова смотрела на тебя совсем недолго. — Она помолчала и добавила: — Пока из нее не вытащили глаза.

Лилиан опять затрясло.

Она посмотрела на рыдающую от смеха сестру и бессильно закрыла глаза.

— Ради Бога! Неужели тебе обязательно нужно…

— Дышите ртом, — напомнил Уэстклиф. Он провел платком по ее лицу, собирая последние капли холодного пота. — Опустите голову.

Лилиан послушно опустила голову на колени. Она почувствовала его ладонь на затылке. Легкими массирующими движениями он пытался успокоить сведенные судорогой мышцы. Его пальцы были теплые и слегка шершавые. Их мягкие растирающие движения были так приятны, что тошнота стала мало-помалу отступать. Граф точно знал, в какую точку нажать. Пальцы безошибочно находили самые чувствительные места на ее шее, плечах, прогоняя напряжение и боль. Опасаясь пошевелиться и находясь во власти его прикосновений, она чувствовала, как тело расслабляется, дыхание становится глубоким и ровным.

Но вот все кончилось, он убрал руку. «Слишком скоро», — хотелось ей крикнуть. Ей ужасно хотелось, чтобы Уэстклиф продолжал массировать ее тело. Она могла бы просидеть так весь вечер, чувствуя его руку на затылке. Он мог бы скользнуть рукой на спину, потом… еще ниже. Лилиан взмахнула ресницами, увидела его лицо совсем рядом и удивленно моргнула. Странно! Чем больше она на него смотрела, тем привлекательнее становились его грубые черты. Ей хотелось провести пальцами по его переносице, очертить контур губ, такой суровый, но в то же время мягкий. А притягивающая загадочная чернота его небритого подбородка… Все это производило впечатление неотразимой мужской привлекательности. Но загадочнее всего были его глаза, бархатно-черные, согретые отблесками пламени фонарей. Прямые длинные ресницы отбрасывали загадочные тени на бледные скулы.

Лилиан вспомнила, как ловко он сочинил рассказ о пурпурно-серой толстоголовке, и слегка развеселилась. Ей всегда казалось, что у Уэстклифа совершенно отсутствует чувство юмора. Значит, она ошиблась?

— Я думала, вы всегда говорите только правду, — поддела она его.

Он скривил губы.

— У меня был выбор — любоваться, как вас стошнит за столом, или уж выдумать предлог, чтобы вывести вас из-за стола. Я выбрал меньшее из зол. Вам уже лучше?

— Лучше? Да, в самом деле…

Лилиан внезапно поняла, что сидит, опираясь на его руку. Разметавшаяся юбка закрыла его бедро. Она чувствовала, какое у него теплое и твердое тело. Было так удобно опираться на него. Бросив косой взгляд вниз, она увидела, что ткань его брюк плотно облегает мускулистое бедро. В Лилиан пробудилось любопытство, недостойное молодой леди. Ей пришлось сцепить пальцы, чтобы подавить жаркое желание провести ладонью вдоль его бедра.

— Это вы здорово придумали… про пурпурно-серую толстоголовку, — сказала она, с трудом заставив себя отвести взгляд от его бедер и посмотреть графу в лицо. — А уж когда вы сочинили латинское название…

Уэстклиф усмехнулся.

— Всегда надеялся, что моя латынь на что-нибудь да пригодится.

Слегка отодвинув ее, он сунул руку в карман жилета и посмотрел на часы.

— Мы вернемся в обеденный зал примерно через четверть часа, к тому времени телячьи головы уже унесут.

Лилиан скривилась.

— Ненавижу английскую еду! — воскликнула она. — Все эти студни и дрожащие бесформенные пудинги! А еще дичь. К тому времени как приходит время ставить ее на стол, она выглядит старше меня и потом…

Лилиан почувствовала, что он тихо смеется:

— Что смешного я сказала?

— Вы меня пугаете. Мне страшно возвращаться в собственную столовую.

— И правильно! — ответила она с жаром.

Уэстклиф не смог больше сдерживаться и засмеялся по-настоящему.

— Извините, — подала голос стоящая невдалеке Дейзи. — Но мне надо в… как это правильно назвать? Не знаю, но все равно я ухожу. Встретимся у входа в обеденный зал.

Уэстклиф отодвинулся от Лилиан и убрал руку с ее талии. Он взглянул на Дейзи несколько удивленно, словно вообще забыл о ее присутствии.

— Дейзи, — неуверенно позвала Лилиан. Она подозревала, что младшая сестра просто нашла предлог, чтобы оставить их с графом наедине.

Не обращая на нее внимания, Дейзи с ехидной улыбкой направилась к стеклянным дверям, махнув на прощание рукой.

Сидя рядом с Уэстклифом в круге колеблющегося пламени фонаря, Лилиан вдруг занервничала. Может быть, здесь и не было никаких редких бабочек, но их недостаток с лихвой покрывали те, что, казалось, порхают в ее желудке. Уэстклиф повернулся к ней лицом, закинув руку за плетеную спинку скамьи.

— Сегодня я говорил с графиней, — сообщил он. Улыбка еще держалась в уголке его рта.

Лилиан ответила не сразу. В ее мозгу возникло видение: темная голова склоняется над ней все ниже, его язык раздвигает губы…

— О чем? — не поняла она.

Уэстклиф ответил красноречивым ехидным жестом.

— Ох, — спохватилась Лилиан. — Вы имеете в виду мою просьбу? Просьбу, чтобы она нам покровительствовала?

— Вы называете это просьбой? — Он провел пальцем по завитку волос за ее ухом. Кончик пальца прошелся по наружному краю уха, следуя изгибу мягкой мочки. — Насколько я помню, это выглядело скорее как шантаж. — Он погладил мягкую мочку. Прикосновение его большого пальца заставило затрепетать нежную поверхность. — Вы никогда не носите серьги. Почему?

— Я… — У нее опять сбилось дыхание. — У меня очень чувствительные уши, — объяснила она. — И они болят, если застежка давит. Я даже подумать не могу, чтобы проколоть их…

Она замолчала, потому что Уэстклиф начал осторожно исследовать ее ушную раковину. Потом прошелся по изящной линии ее скулы, погладил мягкую кожу под подбородком. Лилиан вдруг ощутила, как щеки наливаются жарким румянцем. Они сидели совсем-совсем рядом. Наверняка он смог почувствовать ее духи! Только так можно было объяснить эти ласкающие движения.

— У вас такая кожа… как шелк, — пробормотал он. — О чем мы беседовали? Ах да. Графиня. Я сумел убедить ее покровительствовать вам и вашей сестре.

Лилиан вытаращила глаза:

— Вы ее убедили? Как вам это удалось? Вы ей пригрозили?

— Я произвожу на вас впечатление человека, способного угрожать шестидесятилетней матери?

— Да…

Уэстклиф вполголоса рассмеялся.

— Я умею не только угрожать, есть и другие способы, — сообщил он. — Вы просто не имели возможности в этом убедиться.

В его словах ей почудился какой-то скрытый смысл. Она не поняла какой, но внутри все задрожало от предвкушения.

— Как вы ее уговорили помочь нам? — еще раз спросила она.

— Я подумал, что было бы забавно стравить вас с ней.

— Ну, если вы считаете нас бедствием вроде чумы…

— Просто должен возместить ущерб, который я причинил своим поведением сегодня утром, — перебил ее Уэстклиф.

— Здесь не только ваша вина, — неохотно признала Лилиан. — Думаю, я вынудила вас быть грубым…

— Весьма вероятно, — сказал он сухо, поглаживая ее за ухом и по шелковистой линии волос. — Однако должен вас предупредить, что, если вы разозлите мою мать, сделка отменяется. Так что в ее присутствии ведите себя прилично.

— Как мы должны себя вести? — спросила она, ни на минуту не забывая о том, что пальцы Уэстклифа все еще гладят ее ухо. Если сестра не вернется как можно скорее, граф ее поцелует. А ведь ей этого хотелось! Так хотелось, что у нее задрожали губы.

Уэстклиф улыбнулся в ответ.

— Не делайте того, что могли бы. — Он вдруг замолчал, бросив быстрый взгляд по сторонам. Лилиан не слышала ничего. Только ветерок шелестел в кронах деревьев да еще несколько сухих листьев шуршали на посыпанной гравием дорожке. Освещаемые фонарями деревья отбрасывали узорные тени, и в ту же минуту из этой тени возник стройный гибкий силуэт. По тусклому сиянию медно-золотых волос она узнала лорда Сент-Винсента. Уэстклиф быстро отнял руку от волос Лилиан, и чувственное колдовство исчезло, а охватившая тело истома начала таять.

Сент-Винсент двигался широкими свободными шагами, непринужденно засунув руки в карманы сюртука. Увидев сидящую на скамье пару, он улыбнулся. Взгляд задержался на лице Лилиан.

Без сомнения, этот красавец с лицом падшего ангела был предметом воздыханий многих женщин, но и предметом ненависти множества обманутых мужей.

«Какая необычная дружба», — думала Лилиан, переводя взгляд с Уэстклифа на Сент-Винсента. Прямодушный, придерживающийся строгих принципов, граф непременно должен бы презирать такого испорченного типа, как Сент-Винсент. Но часто так бывает, что различие характеров укрепляет дружбу.

Остановившись перед ними, Сент-Винсент доверительно сообщил:

— Я бы нашел вас раньше, но на меня напала стая злобных пурпурно-серых толстоголовок.

Он понизил голос и сказал тоном заговорщика:

— И у меня не было желания беспокоить вас обоих, но я вынужден предупредить: пятым блюдом будет пудинг из почек.

— Я это переживу, — уныло сказали Лилиан. — Беда, если животных подают к столу в их первозданном виде. Вот тогда…

— Разумеется, дорогая, мы варвары. По крайней мере многие из нас. Понятно, что вам стало дурно при виде телячьих голов Я и сам их терпеть не могу. Если хотите знать, я вообще редко ем говядину.

— Вы что, вегетарианец?

В последнее время Лилиан очень часто слышала это слово. Ей приходилось быть свидетелем многих споров вокруг растительного способа питания, впервые предложенного врачебным обществом Рамсгейта.

Сент-Винсент ослепительно улыбнулся:

— Нет, дорогая, я каннибал.

— Послушай, Сент-Винсент, — предостерег Уэстклиф приятеля, видя смущение Лилиан.

Виконт упорствовал:

— Хорошо, что я проходил мимо, мисс Боумен. Знаете, оставаясь наедине с Уэстклифом, вы подвергаете себя опасности.

— Неужели? —парировала Лилиан. Внутри у нее, однако, все сжалось. Знай виконт о ее вечных стычках с графом, он вряд ли стал бы делать скользкие намеки. Она не осмеливалась взглянуть на графа, но заметила, как он застыл, сидя рядом с ней.

— Нет, в самом деле! — продолжал веселиться Сент-Винсент. — Именно высокоморальные особы способны творить черт знает что, когда их никто не видит, в то время как в компании, общепризнанного распутника вроде меня вам ничего не грозит. Послушайте, вам лучше вернуться в столовую под моей защитой. Одному Богу ведомо, какие похотливые мысли бродят в голове у Уэстклифа.

Засмеявшись, Лилиан поднялась со скамьи. Ей очень нравилось, что виконт дразнит Уэстклифа. Глядя на Сент-Винсента с гримасой легкого презрения, граф тоже встал.

Взяв Сент-Винсента под руку, Лилиан подумала: «С чего это вдруг виконт явился нас разыскивать? Может, он мной интересуется? Нет, конечно. Прекрасно известно, что незамужние девушки ни разу не становились объектом романтического внимания Сент-Винсента».

Лилиан не относилась к тому типу женщин, с которыми он захотел бы закрутить роман. Однако это было забавно: она находилась в компании двух мужчин, один из которых самый желанный любовник во всей Англии, а второй — самый завидный холостяк. Сколько девушек решились бы на что угодно, лишь бы побывать сейчас на ее месте! Она не могла не усмехнуться при этой мысли.

Сент-Винсент увлек ее за собой по коридору.

— Насколько мне помнится, — заметил он, — наш друг Уэстклиф запретил вам кататься верхом, но ничего не сказал насчет поездок в карете. Я хотел бы предложить вам проехаться завтра утром, посмотреть окрестности.

Лилиан обдумывала предложение. Она намеренно помолчала, прежде чем ответить, давая графу возможность высказать свое мнение. Он не замедлил сказать:

— Мисс Боумен будет занята завтра утром. Голос у него звучал хрипло.

Лилиан открыла рот, чтобы решительно возразить, но Сент-Винсент распахнул перед ней дверь, бросив на нее косой взгляд, и спросил:

— Чем же она занята?

— Она и ее сестра встречаются завтра с графиней.

— С величественной старой драконихой? — удивился Сент-Винсент, пропуская Лилиан вперед. — Я всегда с ней замечательно ладил. Позвольте дать совет: она обожает лесть, хотя и скрывает это. Несколько хвалебных фраз — и она будет есть из ваших рук.

Лилиан оглянулась на Уэстклифа.

— Это правда, милорд?

— Не знаю. Никогда не утруждал себя лестью.

— Уэстклиф считает, что лесть и очарование — пустая трата времени, — сообщил Сент-Винсент.

— Я заметила. Сент-Винсент рассмеялся.

— Тогда мы можем покататься послезавтра. Вы согласны?

— Да, благодарю.

— Отлично, — сказал Сент-Винсент, заметив как бы между прочим: — Если у тебя, Уэстклиф, не будет поправок к расписанию дел мисс Боумен.

— Совершенно никаких, —бесцветным голосом отозвался Уэстклиф.

«Разумеется», — подумала Лилиан с внезапной злостью. Очевидно, Уэстклиф не жаждал ее общества, просто не хотел, чтобы гости любовались, как ее стошнит прямо за столом.

У дверей в столовую они встретили Дейзи. При виде Сент-Винсента ее брови вопросительно изогнулись. Она спросила у него:

— Откуда вы взялись?

— Будь жива моя матушка, вы могли бы спросить у нее, — ответил он любезно. — Сомневаюсь, однако, что она сама точно знала.

— Сент-Винсент, — второй раз за вечер резко оборвал его граф, — это невинные девушки.

— В самом деле? Это интригует. Очень хорошо, постараюсь вести себя пристойно. Итак, о чем можно беседовать с невинными девушками?

— Почти ни о чем, — мрачно отозвалась Дейзи, а виконт засмеялся.

Прежде чем войти в зал, Лилиан задержалась на минуту, чтобы задать Уэстклифу вопрос:

— В котором часу мы должны будем завтра нанести визит графине? И куда нам идти?

Его взгляд был холоден и непроницаем. Лилиан с досадой заметила? что с появлением Сент-Винсента настроение графа заметно ухудшилось. Что ему так не понравилось? Смешно думать, что он ревнует, ведь она последняя женщина на земле, к которой он мог бы питать особый интерес. Единственно разумное объяснение — он боится, что Сент-Винсенту может взбрести в голову соблазнить ее. Расхлебывай потом неприятности!

— В десять, в гостиной Марсденов, — ответил Уэстклиф.

— Боюсь, что не знаю, где это…

— Мало кто знает. Это гостиная наверху, там собирается семья, когда мы хотим побыть в семейном кругу.

— О-о…

Она с благодарностью и смущением посмотрела прямо в его бездонные глаза. И все же их отношения не назовешь дружбой в полном смысле этого слова. Лилиан злилась. Ей никак не удавалось обуздать растущий интерес к графу. Было намного проще, когда она считала его самовлюбленным снобом и презирала за это! Оказалось, Уэстклиф совсем не такой, как она думала раньше. Отличное чувство юмора, потрясающая чувственность. Он даже способен на сострадание!

— Милорд, — сказала она, не в силах отвести взгляд. — Я… я полагаю, мне следует вас поблагодарить…

— Давайте войдем, — перебил он, видимо, торопясь от нее избавиться. — Мы и так слишком задержались.

— Ты нервничаешь? — шепнула Дейзи на следующее утро.

Они с Лилиан следовали за матерью, направляясь в гостиную семейства Марсден. Мерседес, собственно, и не приглашали, но она была решительно настроена познакомиться с графиней.

— Нет, — ответила Лилиан. — Думаю, нам нечего бояться, нужно только держать рот на замке.

— Я слышала, что она терпеть не может американцев.

— Как жаль, — сухо сказала Лилиан, — ведь обе ее дочки замужем за американцами.

— Тихо! — приказала Мерседес шепотом.

Она нарядилась в серебристо-серое платье, схваченное у горла огромной бриллиантовой брошью. Собрав руку в кулак и выставив костяшки пальцев, Мерседес резко постучала. Изнутри не раздалось ни звука. Дейзи и Лилиан озадаченно переглянулись. Неужели графиня в конце концов передумала? Хмурясь, Мерседес постучала еще громче.

На сей раз из-за панелей красного дерева до них долетело ядовитое:

— Прекратите колотить в дверь и входите!

Нацепив маску смирения, Боумены вошли в гостиную. Это была маленькая красивая комната, стены которой были затянуты голубыми обоями с цветочным мотивом, из огромных окон открывался вид на сады. Графиня Уэстклиф расположилась на диванчике под окном. На шее у нее красовались бесчисленные нити редкого черного жемчуга, пальцы и запястья были увешаны бриллиантами, волосы отливали алмазным серебром, а брови тяжело нависали над глазами. В чертах лица и очертаниях фигуры совершенно отсутствовали углы: круглое лицо, полные руки. Лилиан подумала, что Уэстклиф, вероятно, унаследовал внешность отца. Никакого сходства с матерью.

— Я ожидала, что придут двое, — сказала графиня, пристально глядя на Мерседес. Ее выговор звучал свежо и хрустко, как белоснежная глазурь на пирожном. — Почему вас трое?

— Ваша светлость, — начала Мерседес с раболепной улыбкой, приседая в неуклюжем реверансе. — Позвольте мне сначала сказать, как глубоко я и мистер Боумен уважаем вас! Вы снизошли к нашим двум ангелочкам…

— Ваша светлость — так обращаются только к герцогине, — заявила графиня, опустив уголки губ, словно желая придать словам особую значимость. — Вы это сделали в насмешку?

— О нет! Ваша… то есть, миледи, — поспешно сказала Мерседес, смертельно побледнев. — Это не насмешка, я бы никогда не осмелилась…

— Я буду разговаривать только с вашими дочерьми, — грозно произнесла графиня. — Можете вернуться за ними ровно через два часа.

— Да, миледи…

Мерседес вылетела из гостиной.

Лилиан закашлялась, не в силах сдержать смех, и посмотрела на сестру. Та едва сдерживалась. Еще бы, их матушку выставили вон!

— Какой неприятный звук, — заметила графиня, хмуро взирая на кашляющую Лилиан. — Будь так любезна, воздержись от этого в дальнейшем.

— Да, миледи, — ответила Лилиан, стараясь демонстрировать все смирение, на какое только была способна.

— Подойдите поближе! — скомандовала графиня, переводя взгляд с одной сестры на другую. — Наблюдая за вами вчера, я была свидетелем крайне вызывающего поведения. Мне сказали, что я должна оказать вам покровительство в течение этого сезона. Это еще раз убедило меня в том, что мой сын поставил своей целью осложнить мне жизнь. Подумать только, ввести в свет двух неуклюжих американок! Предупреждаю, вы должны повиноваться каждому моему слову, иначе я не успокоюсь, пока не найду вам в мужья самых захудалых аристократов с континента и отправлю вас гнить в Богом забытое место на задворках Европы.

На Лилиан это произвело впечатление. Угроза выглядела достойно. Украдкой взглянув на сестру, она заметила, что та присмирела.

— Садитесь! — отрывисто приказала графиня, взмахом сверкающей бриллиантами руки указав на два стула.

Они повиновались. Графиня протянула руку к столику возле дивана и взяла сложенный гармошкой лист пергамента, испещренного темно-синими чернильными записями.

— Я составила список, — сообщила она, надевая на кончик носа изящное пенсне, — список промахов, допущенных вами обеими вчера за обедом. Мы обсудим его пункт за пунктом.

— Это слишком длинный список, — недоверчиво сказала Дейзи — Не может быть, ведь обед продолжался всего два часа! Сколько же ошибок могли мы наделать за такое короткое время?

Сурово глядя на девушек, графиня встряхнула пергаментный лист, и он стал разворачиваться… разворачиваться… все дальше и дальше. Наконец нижний край листа упал на пол.

— Черт возьми! — процедила Дейзи сквозь зубы.

У графини был отличный слух. Она нахмурилась так, что брови сошлись на переносице в сплошную темную линию.

— Жаль, что здесь нет больше места. Я бы добавила и этот образчик вульгарности.

Лилиан подавила глубокий вздох и откинулась на стуле.

— Будьте любезны, сядьте прямо, — приказала графиня. — Настоящая леди сидит так, что спина ни в коем случае не касается спинки стула. Начнем с приветствий Вы обе обнаружили прискорбную привычку здороваться, пожимая руку. Это создает впечатление, что вы слишком жаждете снискать расположение того, с кем здороваетесь Дурной тон. Вместо рукопожатия нужно было просто поклониться, когда вас представляли. Исключение может быть сделано, если знакомятся две молодые леди. Что же касается поклонов, вам не следует кланяться джентльменам, которым вы не представлены, даже если часто видите их в обществе. Нельзя также кланяться джентльмену, с которым вы обменялись парой замечаний в доме общих знакомых, а также джентльмену, с которым у вас вышел случайный разговор. Краткий словесный обмен не означает, что вы знакомы друг с другом. Следовательно, никаких поклонов.

— А если джентльмен оказал мне услугу? — спросила Дейзи. — Поднял упавшую перчатку или что-нибудь в этом роде?

— Поблагодарите, но в дальнейшем не кланяйтесь. Вы не знакомы по-настоящему.

— Выглядит как неблагодарность, — заметила Дейзи. Графиня сделала вид, что не слышит.

— Теперь то, что касается обеда. Выпив первый бокал вина, не следует требовать еще. Когда хозяин пускает графин с вином по кругу, это для джентльменов, а не для дам.

Она посмотрела на Лилиан.

— Вчера за обедом я слышала, как вы просили наполнить ваш бокал, мисс Боумен. Очень плохая манера.

— Но лорд Уэстклиф налил мне вина, ни слова не говоря! — возразила Лилиан.

— Только для того, чтобы не привлекать всеобщего внимания к вашей особе.

— Но почему…

Лилиан замолчала, заметив предостерегающий взгляд графини. «Не следует требовать объяснений по каждому пункту этикета, — догадалась она. — Иначе день и в самом деле выйдет слишком длинным».

Графиня перешла к обсуждению манер за столом: как правильно срезать кончик побегов спаржи, как есть перепелов и голубей…

— Бланманже и пудинг едят вилкой, а не ложкой, — поучала она, — и, к моему прискорбию, вы обе ели тефтели с помощью ножа.

Она сурово посмотрела на девушек, как будто ждала, что они сейчас провалятся сквозь землю от стыда.

— Что такое тефтели? — осмелилась спросить Лилиан. Дейзи осторожно сказала:

— Наверное, это те коричневые пирожки под зеленым соусом.

— Мне они даже понравились, — задумчиво произнесла Лилиан.

Дейзи взглянула на сестру с хитрой улыбкой.

— А ты знаешь, из чего их делают?

— Не знаю и знать не хочу. Графиня оставалась невозмутимой.

— Всевозможные тефтели, пирожки с рубленой начинкой и другие блюда из фарша следует есть только вилкой, без помощи ножа.

Помолчав, она взглянула на список, ее птичьи глазки сузились

— А теперь, — глаза-щелки ехидно уставились на Лилиан, — что касается телячьих голов…

Застонав, Лилиан закрыла рукой глаза и бессильно откинулась на спинку стула.

Глава 11

Те, кто хорошо знал уверенную, целенаправленную походку Уэстклифа, были бы немало удивлены, если б имели возможность наблюдать, как граф выписывает медленные круги из кабинета в верхнюю гостиную и обратно. Он небрежно вертел в пальцах письмо, содержание которого занимало его ум вот уже несколько минут. Письмо, конечно, было важным, но не только оно явилось причиной задумчивого настроения графа, Маркусу не хотелось признаваться даже самому себе, но… он предвкушал встречу с Лилиан Боумен. Интересно, как она сможет поладить с матерью? Графиня кого угодно могла разбить в пух и прах, перекроив до неузнаваемости, но своенравная Лилиан наверняка предпочтет остаться самой собой.

Лилиан! Это из-за нее он никак не может обрести былую уверенность в себе, напоминая мальчишку, который в спешке собирает рассыпавшиеся спички назад в коробку. Он не доверял чувствам, особенно своим собственным, питая инстинктивную неприязнь ко всем или всему, что может представлять угрозу самообладанию. Мужчины семьи Марсден всегда славились особой рассудительностью. Старый граф, отец Маркуса, улыбался крайне редко. Казалось, граф посвятил свою жизнь тому, чтобы вытравить из сына малейшие проблески веселости или легкомыслия. В мире Уэстклифа существовали лишь многочисленные обязанности и заботы.

Меньше всего на свете он нуждался в том, чтобы явился кто-то, кому удалось бы внести разлад в его мысли, особенно если этот кто-то — молодая бунтарка.

Маркус и помыслить не мог, чтобы ухаживать за такой девушкой, как Лилиан Боумен. Разве она будет счастлива, подчиняя жизнь строгим правилам этикета британской аристократии? Невозможно представить. Она — сильная личность, наделенная мятежным духом. Мир Маркуса ее не примет, да и само собой разумелось, что для чистоты славного рода ему необходимо было взять в жены англичанку, ведь обе его сестры вышли замуж за американцев.

Маркус знал, что все кончится женитьбой на одной из многочисленных молодых женщин, дебютирующих в свете каждый сезон. Они были так похожи, что ему все равно, подойдет любая из этих застенчивых, утонченных девушек. Но он никак не мог заставить себя заинтересоваться кем-то из них, в то время как Лилиан Боумен… Графа неудержимо влекло к ней с той самой минуты, как он увидел ее. Это не поддавалось никакому логическому объяснению. Лилиан была далеко не самой красивой женщиной из числа его знакомых, ее также никак не назовешь особо благовоспитанной. Остра на язычок, упряма. Ее целеустремленный характер скорее подходит для мужчины, чем для женщины.

Маркус знал, что у него и Лилиан слишком сильные характеры, они просто обречены на постоянные конфликты. Ссора на полосе препятствий — лучшее тому подтверждение, поэтому союз между ними невозможен. И все же Маркус желал Лилиан Боумен гораздо больше, чем любую другую женщину. Ему нравились ее свежесть и своеобразность. Он был вынужден постоянно бороться с соблазном, который она для него представляла. А по ночам он мысленно ласкал ее, сжимая в своих объятиях, входил в ее теплое, трепещущее тело, и она кричала от наслаждения… Были и другие сны. Они лежали рядом в чувственной тишине, потом их тела сливались в жаркой любовной схватке. Он плавал в реке, и обнаженная Лилиан скользила рядом. Ее мокрые русалочьи косы ласкали его грудь и плечи. Ему снилось, как он берет ее, словно крестьянскую девушку, катаясь в нагретой солнцем траве.

Ни разу прежде не чувствовал Маркус укусов нерастраченной страсти так остро. Многие женщины с готовностью подарили бы ему свои ласки, остудили бы его жар. Здесь особого труда и не требовалось. Несколько украдкой брошенных фраз, условный стук в дверь спальни — и он очутился бы в объятиях нетерпеливых женских рук. Но стоит ли использовать одну женщину вместо другой, недоступной?

Подойдя к полуоткрытым дверям семейной гостиной, Маркус остановился. Графиня поучала сестер Боумен. Кажется, сейчас она внушала, что не стоит разговаривать с лакеями, которые обслуживают их за обеденным столом.

— Но почему нельзя поблагодарить человека, который мне прислуживает? — спросила Лилиан с неподдельным удивлением в голосе. — Ведь надо быть вежливой, не так ли?

— Не стоит благодарить лакея. Вы ведь не говорите спасибо лошади за то, что она позволяет вам кататься на себе верхом? Или столу, на который ставите блюда…

— Но мы ведь говорим о людях, а не о животных или предметах. Лакей — это человек.

— Нет, — холодно отрезала графиня. — Лакей — это слуга.

— Но слуга тоже человек, — упрямо возразила Лилиан. Пожилая дама раздраженно ответила:

— Каково бы ни было ваше мнение о лакеях, благодарить их за обедом не нужно. Слуги не ожидают вашего снисхождения, да и не желают его. А если вы поставите их в неловкое положение, вынуждая реагировать на замечания, они будут вас презирать. Да и все остальные тоже. И нечего на меня так смотреть, мисс Боумен. Вы принадлежите к богатой семье. Несомненно, вы держите слуг в нью-йоркском доме.

— Да, — подтвердила Лилиан, — но мы с ними разговариваем!

Маркусу хотелось рассмеяться. Редко кто осмеливался возражать графине. Или смельчаков вообще ни разу не нашлось? Осторожно постучав, он вошел в гостиную, положив тем самым конец назревающей перепалке. Лилиан повернулась всем телом, чтобы взглянуть на него. Затейливо заплетенная коса была уложена на макушке. Такая прическа обычно прибавляет возраст, но сейчас она странным образом подчеркивала молодость Лилиан. Девушка сидела на стуле не шелохнувшись и заливаясь румянцем. Казалось, ее окружает наэлектризованное облако нетерпения вот-вот вскочит и убежит, как школьница, которой до смерти хочется поиграть, а не сидеть на уроке.

— Добрый день, — сказал Маркус вежливо. — Полагаю, обучение продвигается успешно?

Лилиан ответила красноречивым взглядом. Пряча улыбку, Маркус учтиво поклонился матери:

— Миледи, письмо из Америки.

Мать встревожено посмотрела на него, не говоря ни слова. Она прекрасно знала, что письмо от Алины.

«Упрямая сука», — подумал Маркус, постепенно наливаясь холодным раздражением.

Графиня никогда не простит старшую дочь, которая вышла замуж за человека низкого звания. Муж Алины, Маккена, когда-то был в услужении в поместье. Он был еще совсем юн, когда решил податься в Америку и попытать счастья. Мальчик-конюший вернулся в Англию богатым промышленником. Однако, с точки зрения графини, успех и богатство не могли возместить низкого происхождения. Всеми силами она противилась браку дочери с Маккеной. То, что Алина счастлива в замужестве, ничего не значило для графини, она была искусная лицемерка и не стала бы возражать, если б у дочери была тайная связь с Маккеной. Но выйти за него замуж! Такого оскорбления графиня не могла простить.

— Я думал, вам сразу же захочется почитать, что пишет Алина, — продолжал Маркус, подойдя к матери.

Он протянул письмо и с некоторым злорадством принялся за ней наблюдать. Лицо графини вытянулось от неудовольствия, лежащие на коленях руки не шелохнулись. Взгляд сделался ледяным.

— Почему бы вам просто не рассказать новости? — предложила она сухо. — Ясно ведь, вы не уйдете, пока не расскажете.

— Очень хорошо — Маркус убрал письмо обратно в карман. — Поздравляю, миледи. Вы стали бабушкой Леди Алина родила здорового мальчика Его зовут Джон Маккена второй. — И с некоторой долей сарказма добавил: — Вы сможете вздохнуть с облегчением. Мать и младенец чувствуют себя хорошо.

Краем глаза он заметил, как недоуменно переглянулись между собой сестры Боумен. Они, конечно, не понимали, почему вдруг в гостиной воцарилась атмосфера враждебности.

— Как мило, что отцом первенца моей старшей дочери стал наш бывший конюший, — кисло заметила графиня. — Уверена, он наплодит кучу отпрысков. Жаль, у нас все еще нет наследника, которому достанется графский титул. Полагаю, это на вашей совести. Принесите известие, что вы обручились с девушкой хорошей крови, Уэстклиф, вот тогда я буду довольна, а пока я не вижу никаких оснований для радости.

Слушая злобную тираду по поводу ребенка Алины, Маркус хранил непроницаемое выражение лица. Потом она заговорила о наследнике, которого он должен обеспечить. Маркус с трудом сдержался, чтобы не наговорить колкостей. Настроение у него совсем упало. Тут он почувствовал пристальный взгляд Лилиан. Она смотрела на него понимающе, слегка улыбаясь. Маркус вскинул дугой бровь и поинтересовался:

— Вам что-то показалось смешным, мисс Боумен?

— Да, — ответила она тихо. — Я как раз думала, почему вы не бросились вон, чтобы немедленно жениться на первой попавшейся крестьянке.

— Как вы смеете! — воскликнула графиня. — Это наглость!

Маркус усмехнулся: «Какая дерзость!» Но ему стало почему-то легче. Он спросил с задумчивым видом, словно принимая идею Лилиан всерьез:

— Вы думаете, стоит?

— О да, разумеется, — уверила его Лилиан. Лукавые искорки плясали в ее глазах. — Марсденам не помешает свежая кровь. Я считаю, вашей семье грозит опасность — избыток чистой крови.

— Что?

Хорошо бы схватить ее в охапку и утащить куда-нибудь. Больше ничего не приходило Маркусу в голову, когда он смотрел на Лилиан.

— Что навело вас на такую мысль, мисс Боумен? Она рассеянным тоном ответила:

— Не знаю… Может быть, то, что вы придаете такую важность этикету. Есть ли пудинг вилкой или ложкой? Как будто от этого зависит судьба мира…

— Аристократов занимают не только хорошие манеры, мисс Боумен.

Он и сам понимал, что это прозвучало несколько напыщенно.

— По моему мнению, милорд, слишком большое внимание манерам и церемониям уделяют люди, которым нечем заняться.

Такое упрямство его позабавило. Маркус улыбнулся.

— Утверждение опасное, хотя и разумное. Пожалуй, я мог бы с этим согласиться.

— Не поощряйте ее бунтарство, Уэстклиф, — предостерегающе заметила графиня.

— Очень хорошо, я оставлю вас. Вам предстоит сизифов труд.

— Что это значит? — спросила Дейзи.

Не отводя насмешливых глаз от графа, Лилиан ответила:

— Кажется, ты пропустила слишком много уроков греческой мифологии, дорогая. Сизиф попал в ад, и там его приговорили к вечной работе — катить огромный камень вверх на гору. Незадолго до вершины камень срывался, и нужно было катить его снова и снова.

— Если графиня — это Сизиф, значит, мы… — предположила Дейзи.

— Камень, — поспешила ответить за нее графиня.

— Продолжайте ваши наставления, миледи, — сказала Лилиан, когда Маркус, поклонившись дамам, покинул гостиную. — Мы постараемся вас не раздавить на обратном пути.

Весь остаток дня Лилиан испытывала странный приступ меланхолии. Как верно заметила Дейзи, поучения графини — это вам не бальзам на душу. Однако она пала духом явно не из-за того, что провела слишком много времени в обществе желчной пожилой дамы. Дело было совсем в другом… Вероятно, ее хандра имела отношение к сиене между графиней и Уэстклифом, когда тот явился в гостиную рассказать о новорожденном племяннике. Кажется, Маркус был обрадован известием о малыше. С другой стороны, его совсем не удивило бессердечие, с каким приняла его мать. Лилиан не могла отделаться от мысли, что Маркусу важно, точнее, необходимо жениться на «девушке хорошей крови», как сказала графиня.

Девушка хорошей крови… Это та, которая хорошо знает, как есть тефтели, ей не вздумается поблагодарить лакея. Она не совершит роковой ошибки, бросившись через весь зал поговорить с джентльменом. Она будет покорно дожидаться, пока он сам к ней подойдет. Невестой Уэстклифа станет изысканный английский цветок с пепельными волосами и нежными губами, безмятежным и невозмутимым характером. «Избыток чистоты крови», — подумала Лилиан, ощутив вдруг приступ злости к неизвестной девушке. С чего бы это ее взволновала мысль, что Уэстклифу предназначено жениться на девушке, которая безупречно подходит для самого высокого общества?

Она хмуро вспоминала, как вчера вечером граф касался ее лица. Легкая неуловимая ласка мужчины, который совершенно не испытывает влечения и не строит планов, тем не менее казалось, что он не в силах был остановиться. «Действие духов», — мрачно подумала Лилиан. А она так предвкушала, что всласть его помучит, заставляя тянуться к ней против воли. Получилось все наоборот. Это она мучилась, не Уэстклиф.

Всякий раз, когда он смотрел на нее, улыбался ей, касался ее, в ней возникало ранее неизведанное ощущение. Болезненная тоска, заставляющая ее мечтать о невозможном.

Странная пара — Уэстклиф и Лилиан! Кто угодно скажет, что это смешно. Особенно то, что у него должен быть наследник голубой крови. Вокруг много еще титулованных джентльменов, которые не будут такими разборчивыми, как Уэстклиф. Джентльменов, чье унаследованное от предков состояние несколько поубавилось. Таким деньги Лилиан могут и пригодиться. Находясь под крылышком графини, она найдет подходящего кандидата в супруги, выйдет за него — и прощай эта надоевшая охота на мужа! Но… Лилиан поразила новая мысль.

Мир английской аристократии очень тесен, и ей придется сталкиваться с Уэстклифом и его невестой-англичанкой снова и снова. Ужасное будущее!

К тоске добавилась ревность. Уэстклиф никогда не будет счастлив с женщиной, предназначенной ему в жены. Это Лилиан знала точно. Она ему быстро надоест, он станет плохо с ней обращаться. Графу безмерно наскучит царящее в доме невозмутимое спокойствие, однообразная пресная жизнь. Уэстклифу нужна женщина, которая могла бы бросить ему вызов, заинтересовать его. Только такая сумела бы добраться до его настоящего «я» — человечного, доброго, погребенного под грузом аристократического самообладания. Она знала бы, как разозлить или рассмешить его.

«Такая, как я», — подумала жалобно Лилиан.

Глава 12

А вечером был большой бал. Погода стояла чудесная, сухая и прохладная. Распахнутые высокие окна впускали в зал свежий воздух. Огни люстр отражались на причудливо уложенном паркете, словно сверкающие капли после дождя.

Музыка слышалась то громче, то тише, составляя чудесный фон для взрывов смеха и болтовни гостей.

Лилиан не осмелилась даже взять бокал пунша. Вдруг капля упадет на атласное кремовое бальное платье? Гладкая юбка спадала на пол переливающимися складками, узкая талия была перехвачена атласным поясом, а единственным украшением наряда служили бусинки. Натягивая белую перчатку, Лилиан поймала на себе взгляд лорда Уэстклифа, брошенный наискосок через весь зал. Он был поразительно хорош собой в вечернем костюме.

Вокруг него оживленно толпились мужчины и женщины, а одна белокурая красавица склонилась к нему поближе, рассказывая что-то забавное. На губах графа играла слабая улыбка. Он рассеянно смотрел на расхаживающих туда-сюда гостей, пока не заметил Лилиан. Граф быстро окинул ее оценивающим взглядом, и Лилиан отчетливо почувствовала его присутствие. Она подумала: с какой это стати так реагировать на взгляд человека, стоящего в другом конце зала? Она сухо кивнула графу и отвернулась.

— Что такое? — спросила Дейзи, подходя к сестре. — Ты выглядишь расстроенной.

Лилиан криво улыбнулась.

— Стараюсь вспомнить все, чему нас учила графиня, — соврала она, — особенно про поклоны. Если кто-нибудь мне поклонится, я закричу и убегу в противоположную сторону.

— Я ужасно боюсь совершить промах, — призналась Дейзи. — Было намного проще, когда я не знала, что делаю так много ошибок. Буду счастлива снова стать «желтофиолью» и благополучно просидеть весь вечер возле стены.

Девушки посмотрели на расположенные вдоль стены полукруглые ниши, обрамленные пилястрами и заставленные скамеечками, обитыми бархатом. В дальней нише, в самом углу, одиноко сидела Эви. Розовый цвет платья не сочетался с рыжими волосами. Она сидела, опустив голову, украдкой потягивая из бокала пунш. Ее поза и жесты ясно говорили о нежелании с кем-либо разговаривать.

— Нет, так не пойдет, — сказала Дейзи. — Давай вытащим бедняжку из угла, пусть прогуляется с нами.

Лилиан улыбнулась. Не успели сестры сделать и нескольких шагов, как она услышала за спиной низкий глубокий голос:

— Добрый вечер, мисс Боумен.

Она почувствовала, что ей нечем дышать. Изумленно моргая, она повернулась и оказалась лицом к лицу с лордом Уэстклифом. Как он успел?

— Милорд…

Уэстклиф склонился к руке Лилиан, затем поздоровался с Дейзи. Он смотрел на Лилиан и что-то говорил, а свет люстр искрами рассыпался на его густых черных волосах и смелых чертах лица.

— Я вижу, вам удалось пережить встречу с матушкой. Лилиан улыбнулась.

— Точнее сказать, это вашей матушке удалось пережить встречу с нами.

— Было видно, что графиня развлеклась от души. Она редко терпит молодых женщин, которые в ее присутствии не трепещут.

— Если уж я не трепещу в вашем присутствии, милорд, вряд ли стану это делать при ней.

Уэстклиф усмехнулся, глядя куда-то в сторону. Две крошечные морщинки обозначились между его бровями, как будто он обдумывал что-то важное. Казалось, он молчал целую вечность, а потом снова повернулся к Лилиан:

— Мисс Боумен… — Да?

— Не окажете ли мне честь, позволив пригласить вас на танец?

Лилиан стояла не дыша, боясь пошевелиться. Она была поражена. Никогда еще Уэстклиф не приглашал ее на танец, а ведь поводов было достаточно и раньше. Он мог бы пригласить ее как хозяин дома или хотя бы просто из вежливости. Это и стало одной из причин, почему она его сначала так невзлюбила. Он считал себя слишком важным, а ее привлекательность слишком незначительной. В самых злорадных мечтах Лилиан представляла, как он пригласит ее танцевать, а она ответит сокрушительным отказом. Сейчас, когда такой случай представился, она стояла как громом пораженная, не в силах сказать ни слова.

— Пожалуйста, извините меня, — услышала она звонкий голосок Дейзи. — Я должна идти к Эви.

И сестра унеслась прочь со всех ног. Лилиан с трудом смогла выдавить из себя:

— Это испытание, придуманное графиней? Ей хочется проверить, усвоила ли я урок?

Уэстклиф тихо рассмеялся. Лилиан лихорадочно думала, что бы еще сказать. Она заметила, что многие обращают на них внимание, по-видимому, гадая, что такого она сказала графу, чтобы его рассмешить.

— Нет, — сказал он, — полагаю, это испытание для меня самого. Хочу посмотреть, смогу ли я…

Он посмотрел ей в глаза и, казалось, забыл, о чем говорил.

— Один вальс, — мягко сказал он.

Лилиан боялась, что не устоит. Слишком велико было желание шагнуть к нему в объятия. Она покачала головой:

— Мне кажется… мне кажется, это было бы ошибкой. Благодарю, но…

— Трусиха.

Лилиан вспомнила, как она сама обвиняла графа в трусости. Так же, как и он тогда, она не смогла устоять перед вызовом.

— Не понимаю, почему сейчас у вас возникло желание потанцевать со мной, если раньше его не было?

Она сказала больше, чем хотела. Лилиан проклинала свой глупый язык, а задумчивый взгляд графа блуждал по ее лицу.

— Я хотел, — сказал он вдруг. — Однако всегда находилась основательная причина этого не делать.

— Почему?

Уэстклиф взял ее затянутую в перчатку руку.

— Вряд ли стоило приглашать, если у вас наготове был отказ.

Ловко заставив ее взять его под руку, граф повел Лилиан в центр зала, где уже танцевали пары.

— У меня не было наготове отказа. Уэстклиф посмотрел на нее с сомнением.

— Значит, вы бы согласились?

— Могла бы.

— Сомневаюсь.

— Я приняла ваше предложение, правда?

— У вас не было выхода, долг чести. Она не смогла сдержать смех.

— Какой долг, милорд?

— За телячью голову, — ехидно напомнил он.

— Ну, если бы в вашем доме не подали эту гадость на первое, меня не пришлось бы спасать.

— Вас не пришлось бы спасать, не будь у вас такой слабый желудок.

— Вы не должны упоминать части тела в присутствии дамы, — ловко парировала она. — Так сказала графиня.

Уэстклиф усмехнулся.

— Учту на будущее.

Увлеченная их пикировкой, Лилиан ответила озорной ухмылкой. Однако ей вдруг стало не до смеха. Оркестр заиграл медленный вальс, и Уэстклиф повернул ее лицом к себе. Ей казалось, что сердце вот-вот выпрыгнет у нее из груди. Она посмотрела на руку в перчатке, которую протягивал к ней граф, и не могла заставить себя взять ее. Нельзя же допустить, чтобы он схватил ее при всех! Лилиан боялась, что он прочитает по лицу все, что она думает.

Через минуту она услышала его низкий голос:

— Возьмите меня за руку.

К своему изумлению, она повиновалась. Дрожащие пальцы коснулись его ладони.

Опять молчание. Потом он мягко сказал:

— Положите другую руку мне на плечо.

Лилиан смотрела, как рука в белой перчатке медленно устраивается на его плече, таком твердом и надежном.

— Смотрите на меня, — шепнул он.

Лилиан взмахнула ресницами. Сердце провалилось куда-то вниз, когда она заглянула в глаза цвета черного кофе, в их сумрачное тепло. Не сводя с нее глаз, Уэстклиф повел ее в вальсе. В момент первого поворота он ловко сумел прижать ее к себе поближе. Скоро они смешались с толпой танцующих, описывая круги с медлительной грацией ласточки в полете. Как и предполагала Лилиан, Уэстклиф вел уверенно, так что ошибиться было невозможно. Одной рукой он вел девушку в танце, другая властно лежала на ее талии.

Она чувствовала себя легко и уверенно, как никогда в жизни, как будто они уже вальсировали вместе тысячу раз, так гармоничны были их движения! Лилиан никогда не пробовала таких па: обратные повороты, перекрестные шаги… Но он вел ее так уверенно, что она ни разу не ошиблась, выполняя сложные фигуры без малейших усилий. Когда они завершили первый круг, Лилиан беззвучно рассмеялась. Она была пушинкой в его руках, плавно двигаясь в такт его умелым и грациозным движениям. Юбка взлетала и обвивала его ноги, а потом плавно опадала.

Казалось, переполненный бальный зал исчез, как будто они танцевали вдвоем, где-то далеко, в скрытом от посторонних глаз месте. Время от времени она чувствовала на щеке его теплое дыхание. Его тело было так близко…

Лилиан как будто грезила наяву. В ее мечтах Маркус, лорд Уэстклиф, уводил ее после бала наверх, в свою спальню. Раздевал и укладывал поперек постели. Целовал ее везде, что-то шептал, а потом любил ее и держал в объятиях, пока она спала. Фантазии о близости с мужчиной… раньше такое бы не могло прийти в голову.

— Маркус, — рассеянно произнесла она, словно смакуя имя. Он внимательно посмотрел на нее, ведь это имя было личное, для близких друзей или супругов. Лукаво улыбнувшись, Лилиан объяснила: — Мне нравится ваше имя. В наши дни оно нечасто встречается. Вас назвали в честь отца?

— Нет, в честь дяди. Это мой единственный дядя по матери.

— Вам нравилось, что вы тезки?

— Мне годилось бы любое имя, кроме имени отца.

— Вы его ненавидели? Уэстклиф покачал головой.

— Это еще мягко сказано.

— Что же может быть хуже ненависти?

— Безразличие.

Она уставилась на него в неприкрытом изумлении.

— А графиня? — осмелилась она наконец спросить. — К ней вы тоже безразличны?

Уголок его рта приподнялся в полуулыбке.

— Матушка — это стареющая тигрица. Зубы и когти притупились, но она все еще опасна. Поэтому я стараюсь держаться от нее на безопасном расстоянии.

Лилиан взглянула на него с притворным возмущением:

— И вы бросили меня на съедение сегодня утром!

— Я знал, что у вас есть собственные зубы и когти. — Он усмехнулся, заметив выражение лица Лилиан. — Это был комплимент, — успокоил он ее.

— Рада, что вы это сказали, — сухо отозвалась Лилиан. — Я бы не поняла.

К ужасу Лилиан, вальс закончился сладким протяжным соло на скрипке. На смену одним танцорам в центр бального зала потянулись другие, а Уэстклиф внезапно остановился как вкопанный. Она смутилась, когда поняла, что он все еще обнимает ее, и нерешительно шагнула назад. Лежащая на ее талии рука вдруг напряглась. Он сильно сжал пальцами ее ладонь, инстинктивно пытаясь удержать ее рядом. У Лилиан перестало биться сердце. «Почему он так себя ведет?»

Опомнившись, Уэстклиф с видимым усилием разжал руки. Лилиан чувствовала, что он ее хочет. Его огонь проникал ей в самое сердце, и пожар разгорался все ярче и ярче. «Самое ужасное, — подумала Лилиан, что мои-то чувства к нему настоящие, а вот он одурманен духами».

Как мучительно думать об этом! Она бы многое отдала на свете, чтобы только он ей не нравился так сильно. К чему это может привести? К разочарованию… или, может, он разобьет ей сердце.

— Я была права, не так ли? — спросила она, не осмеливаясь поднять на него глаза. Ее голос звучал хрипло. — Не нужно нам было танцевать.

Уэстклиф молчал так долго, что она уже было решила, что он не ответит.

— Да, — отозвался он все-таки.

Это короткое слово прозвучало неожиданно грубо. Она не могла понять, в чем дело.

Он-то мог позволить себе желать Лилиан, но и граф, и она одинаково хорошо знали, что вместе им не быть.

Ей вдруг стало неуютно рядом с ним.

— Полагаю, это был наш первый и последний вальс, — весело сказала она. — Доброго вечера, милорд, благодарю вас за…

Она услышала его шепот:

— Лилиан…

Она повернулась и пошла прочь с легкой улыбкой на губах, чувствуя, как мурашки покрывают голую кожу спины и шеи.

Лилиан горевала бы весь остаток вечера, если бы ее своевременно не спас Себастьян, лорд Сент-Винсент. Не успела она дойти до бархатной скамеечки, где сидели Эви с Дейзи, как он возник перед ней буквально ниоткуда.

— Вы прекрасно танцуете, мисс Боумен.

Лилиан подняла вверх голову, пытаясь взглянуть в лицо мужчины, который был намного выше ее ростом. В глазах Сент-Винсента читалось обещание греховных удовольствий, и Лилиан поняла, что ей будет трудно устоять. Его загадочная улыбка с равным успехом могла быть адресована как другу, так и врагу. В его одежде чувствовался какой-то беспорядок, как будто он одевался в некоторой спешке, покидая постель любовницы.

В ответ на комплимент известного повесы Лилиан только улыбнулась и неловко пожала плечами, слишком поздно вспомнив наставления графини, что этот жест леди не подходит.

— Если вам показалось, что я хорошо танцую, милорд, так это заслуга графа, не моя.

— Вы слишком скромны, дорогая. Я видел, как Уэстклиф танцует с другими женщинами. Совсем другое зрелище! Кажется, вы уладили разногласия с графом наилучшим образом. Так вы теперь друзья?

Вопрос был безобидный, но Лилиан почувствовала, что он вложил в него какой-то скрытый смысл. Она тщательно выбирала слова, заметив краем глаза, что Уэстклиф ведет к столу какую-то даму с рыжевато-каштановыми волосами. Та просто таяла и светилась от счастья. Еще бы, ведь она привлекла внимание самого графа! В сердце Лилиан впилась игла ревности.

— Не знаю, милорд, — ответила Лилиан Сент-Винсенту. — Вероятно, ваше определение дружбы не вполне совпадает с моим.

— Умница.

Глаза Сент-Винсента сверкнули тысячами граней, словно бледно-голубые бриллианты.

— Позвольте мне проводить вас к столу с закусками, и мы сравним наши определения.

— Нет, спасибо, — неохотно сказала Лилиан, хотя умирала от жажды. Ради собственного спокойствия ей лучше было держаться от Уэстклифа подальше.

Проследив, куда она смотрит, Сент-Винсент увидел графа в обществе рыжеволосой красавицы.

— Может, и действительно не стоит, — согласился он. — Несомненно, Уэстклиф разозлится, если увидит вас в моем обществе. В конце концов, он ведь приказал мне держаться от вас подальше.

— Правда? — удивилась Лилиан. — А почему?

— Он не хочет, чтобы я вас скомпрометировал или причинил какой-нибудь вред. — Виконт бросил на нее взгляд змея-искусителя. — Моя репутация, знаете ли…

— У Уэстклифа нет права решать, с кем мне водить дружбу, — возмутилась Лилиан. Она даже покраснела от злости. — Надменный всезнайка! Я бы с удовольствием…

Лилиан замолчала, стараясь справиться с кипящей в ней злостью.

— Я хочу пить, — сказала она. — Я хочу подойти к столу вместе с вами.

— Если вы настаиваете, — любезно ответил Сент-Винсент. — Что вы выпьете? Воду? Лимонад? Пунш или, может быть…

— Шампанского, — хмуро ответила она.

— Как вам угодно.

Сент-Винсент повел ее к длинному столу, вокруг которого толпились гости. Лилиан ни разу в жизни не испытывала такого удовлетворения, как в тот момент, когда Уэстклиф заметил ее в компании Сент-Винсента. Линия его рта отвердела, черные глаза сузились. Победоносно улыбаясь, она приняла из рук виконта бокал замороженного шампанского и выпила его одним глотком.

— Не так быстро, дорогая, — услышала она голос Сент-Винсента. — Шампанское ударит вам в голову.

— Хочу еще! — ответила ему Лилиан, отворачиваясь от Уэстклифа.

— Хорошо, через несколько минут. Вы немного раскраснелись. Это выглядит очаровательно, но, думаю, больше пить не стоит. Не хотите ли потанцевать?

— С удовольствием!

Лилиан поставила пустой бокал на поднос лакею и одарила Сент-Винсента ослепительной улыбкой.

— Удивительно! Столько лет я просидела на балах в углу, а сегодня меня дважды пригласили на танец. Интересно, почему?

— Ну… — Сент-Винсент медленно вел ее в круг танцующих. — Я злой, испорченный человек, но иногда могу быть милым. И я искал красивую девушку, которая умеет иногда быть немного испорченной, хотя бы для вида.

— Так вы нашли ее? — смеясь, спросила Лилиан.

— Похоже на то.

— А чем вы собирались заняться после того, как найдете эту девушку?

Сент-Винсент принял вдруг озадаченный вид. Он стал похож на человека, способного на поступок, а в ее теперешнем беспокойном состоянии это было то, что надо.

— Я скажу вам, — промурлыкал Сент-Винсент, — попозже.

Танец начался. Это было совсем не похоже на вальс в паре с Уэстклифом. Не было той бездумной гармонии движений, но Сент-Винсент был опытным танцором, и его провокационные замечания были так забавны, что к концу первого круга Лилиан смеялась вовсю. И он вел ее уверенно, а руки, хотя он обнимал ее вполне невинно, выдавали человека, привыкшего иметь дело с женским телом.

— Насколько заслуженна ваша репутация? — осмелилась она спросить.

— Примерно наполовину. И это в высшей степени прискорбно.

Лилиан посмотрела на него с веселым удивлением.

— Как же вы можете быть другом лорда Уэстклифа? Вы такие разные!

— Мы познакомились, когда нам было по восемь лет. Кроме того, Уэстклиф с присущим ему упрямством отказывается признать, что я безнадежно пропащая душа.

— А почему вы пропащая душа?

— Вам вряд ли стоит знать ответ на этот вопрос.

Он перебил ее, когда Лилиан хотела его еще о чем-то спросить:

— Вальс заканчивается. А вон там, около золоченого фриза, стоит женщина и внимательно на нас смотрит. Ваша матушка, не так ли? Позвольте, я отведу вас к ней.

Лилиан покачала головой.

— Лучше сами составьте мне компанию. Поверьте, вам не стоит знакомиться с мамой.

— Думаю, стоит. Если она такая, как вы, я найду ее очаровательной.

— Если она такая, как я… умоляю, имейте совесть! Держите свое мнение при себе.

— Не бойтесь, — лениво посоветовал он, увлекая ее за собой. — Ни разу не встречал женщины, которая бы мне не понравилась.

— Вы больше не будете говорить таких вещей, — строго предостерегла она.

Подведя Лилиан к группе оживленно сплетничающих женщин, где стояла ее мать, Сент-Винсент сказал:

— Я приглашу ее завтра с нами кататься, если вам уж так необходима компаньонка.

— Мне она не нужна, — запротестовала Лилиан. — Женщинам можно кататься в карете с мужчинами и без компаньонки, если карета открытая.

— Вам нужна компаньонка, — повторил он с мягкой настойчивостью.

Лилиан вдруг покраснела и почувствовала неловкость. Надеясь в душе, что взгляд виконта никак не может выражать того, что, по ее мнению, он выражает, она нервно рассмеялась:

— Иначе… — Она пыталась придумать смелый ответ. — Иначе вы меня скомпрометируете?

— Что-то вроде этого, — едва улыбнулся он.

В горле приятно защекотало, словно Лилиан съела ложку патоки. Сент-Винсент не был похож на соблазнителя из дешевых романов, которые обожала Дейзи. Эти грубоватые персонажи с густыми усами и липким взглядом старались скрыть свои плотоядные намерения до того разоблачительного момента, когда на их пути встречалась невинная героиня. Вот тогда они набрасывались на нее. Сент-Винсент же, напротив, решительно предостерегал ее насчет себя. И разве станет он заставлять девушку делать что-то против ее воли? Невероятно!

Она представила Сент-Винсента матери. Глаза Мерседес загорелись. Любого титулованного мужчину она рассматривала как возможного жениха. Возраст, внешность, репутация — все это в расчет не шло. Она твердо решила: у ее дочерей будет титул, и ради этого она пойдет на все. Ей было безразлично, будет ли жених молодым, красивым, старым или дряхлым. Заполучив в свои руки секретный отчет обо всех мало-мальски известных в Англии знатных особах, Мерседес наизусть выучила сотни страниц о финансовом положении британской аристократии. Сейчас она смотрела на представленного ей элегантного виконта, а Лилиан казалось, что она услышит, как в голове матери шуршат перелистываемые страницы толстого доклада.

Сент-Винсенту потребовалось всего несколько минут, чтобы очаровать Мерседес. Поддразнивая и льстя, он воркующим голосом уговорил ее поехать с ними на прогулку. Он выслушивал ее с таким вниманием, что вскоре Мерседес начала краснеть и хихикать, как молоденькая девушка. Лилиан ни разу не видела, чтобы мать вела себя подобным образом с другими мужчинами. К примеру, в обществе Уэстклифа мать нервничала, тогда как Сент-Винсент влиял на нее совсем иным образом. У него была редкая способность заставить женщину — любую! — поверить в собственную привлекательность. Намного утонченнее любого американского джентльмена, виконт превосходил и англичан, так как казался более дружелюбным и простым в обращении. Его обаяние мало-помалу захватывало и Лилиан. Она даже забыла на какое-то время об Уэстклифе и не выискивала его украдкой среди гостей.

Склонившись к руке Мерседес, Сент-Винсент проворковал:

— В таком случае до завтра.

— До завтра, — отозвалась она.

Вид у матери был ошеломленный. Вдруг Лилиан увидела ее такой, какой она, наверное, была раньше, пока разочарование в браке не ожесточило ее. Дамы собрались в кружок, и Мерседес начала совещание.

Темно-золотая грива волос Сент-Винсента склонилась к Лилиан. Он прошептал ей на ухо:

— Может быть, еще бокал шампанского?

Лилиан слегка кивнула. Ей нравилось, как от него пахло дорогим одеколоном, ноткой мыла для бритья и чистым, отдающим гвоздикой, ароматом кожи.

— Здесь? — спросил он вкрадчиво. — Или в саду? Лилиан поняла: он хочет похитить ее на несколько минут.

В ней шевельнулось ощущение тревоги. «Наедине с Сент-Винсентом в саду… Наверняка с этого начиналось падение многих невинных девушек!» Обдумывая предложение виконта, она обвела глазами зал и заметила, как Уэстклиф обнимает какую-то женщину, танцует с ней вальс, как танцевал с ней, Лилиан!

«Я никогда не смогу его получить», — подумала Лилиан. Она вдруг разозлилась. Ей нужно отвлечься, успокоиться. Вот этот огромный красивый самец охотно поможет ей.

— В саду, — сказала она.

— Тогда встретимся через десять минут. Там есть фонтан-русалка, прямо за…

— Я знаю, где это.

— Лучше, если вы сумеете ускользнуть незаметно.

— Я смогу, — пообещала она, натянуто улыбаясь.

С минуту Сент-Винсент разглядывал ее проницательным, но таким сочувствующим взглядом.

— Я знаю, как вас успокоить, — прошептал он.

— В самом деле? — машинально спросила она. Какое-то странное волнение заставило ее покраснеть словно маков цвет.

Он взглянул на девушку обещающе, блеснув глазами, и слегка кивнул, прежде чем уйти.

Глава 13

Предупредив Эви и Дейзи, чтобы они в случае чего ее прикрыли, Лилиан вышла из бального зала вместе с ними под предлогом, что им нужно посмотреться в зеркало. По разработанному плану обе девушки должны будут ждать на задней террасе, а Лилиан в это время спустится в сад к Сент-Винсенту. Вернувшись в зал, они скажут Мерседес, что все это время провели вместе.

— Т-ты вполне уверена, что будешь в безопасности, встречаясь с лордом Сент-Винсентом наедине? — спросила Эви.

— В целости и сохранности, — уверенно сообщила Лилиан. — Может быть, он позволит себе вольность, но в том-то все и дело, правда ведь? Кроме того, я хочу проверить, вдруг духи подействуют и на него?

— Они ни на кого не действуют, — мрачно сказала Дейзи. — По крайней мере, если я ими надушилась.

Лилиан бросила взгляд на Эви:

— А как ты, дорогая? Удачно? Вместо нее ответила Дейзи:

— Она никого к себе не подпустила. Как тут проверишь?

— Что ж, я дам Сент-Винсенту возможность сделать отличный глубокий вдох. Должны же духи хоть как-то повлиять на общеизвестного развратника?

— А если вас кто-нибудь увидит?

— Никто нас не увидит, — нетерпеливо перебила Лилиан. — Найдется ли в Англии человек, более искусно устраивающий свидания, чем лорд Сент-Винсент? Если да, я бы хотела с ним познакомиться.

— Лучше сохраняй осторожность, — предостерегла Дейзи. — Свидания — штука опасная, я о них много читала. Кажется, ничего хорошего из них не выходит.

— Это будет очень короткое свидание, — заверила ее Лилиан. — Самое большее, четверть часа. Что может случиться за такое короткое время?

— Из того, что рассказывала Аннабел, — мрачно заметила Эви, — случиться может многое.

— А где Аннабел? — спросила Лилиан. Она вдруг поняла, что ни разу за весь вечер не видела подругу.

— Бедняжка, она неважно чувствовала себя днем, — сказала Дейзи. — Была какая-то зеленая. Думаю, съела что-то нехорошее за обедом.

Лилиан скорчила гримасу и пожала плечами.

— Наверняка это были угри, или телячьи ножки, или цыпленок…

Дейзи фыркнула:

— Хватит, ты сейчас сама заболеешь, к тому же с Аннабел мистер Хант, он о ней позаботится.

Она вышла через стеклянную дверь и очутилась на выложенной известняковыми плитами террасе. Дейзи погрозила сестре пальцем.

— Если ты задержишься дольше четверти часа, мы с Эви пойдем тебя искать.

Лилиан тихо рассмеялась в ответ.

— Я не задержусь надолго.

Она подмигнула и улыбнулась Эви.

— Все в порядке, дорогая. Только подумай, сколько всего интересного я расскажу, когда вернусь.

— Вот этого я и боюсь, — ответила Эви.

Подхватив юбку, Лилиан двинулась вниз по боковой лестнице, вскоре очутилась в саду и пошла мимо старых живых изгородей, которые образовывали непроходимую ограду для нижнего уровня. Освещенный фонарями сад играл всеми ароматами и красками осени. Золотая и медно-красная листва, густые бордюры из роз и георгинов, цветущие травы и свежевскопанные клумбы наполняли запахами воздух, делая его пикантным и едким.

Заслышав всплеск воды в фонтане, Лилиан двинулась по мощеной тропинке и вскоре вышла на выложенную известняком площадку, освещенную единственным фонарем. Рядом с фонтаном она едва уловила движение. Там был человек. Нет, двое, тесно прижавшихся друг к другу. Они сидели на одной из каменных скамей, что окружали фонтан. Лилиан подавила изумленный возглас и отступила под надежную защиту живой изгороди. Лорд Сент-Винсент велел ей прийти сюда, но мужчина на скамье был не он, или все-таки он? Сбитая с толку, Лилиан продвинулась немного вперед, чтобы подсмотреть из-за угла изгороди.

Ей вдруг стало ясно, что парочка на скамье так увлечена любовной игрой, что промчись мимо них с топотом слон, вряд ли кто-нибудь его заметит. Светло-каштановые волосы женщины рассыпались по плечам, а волнистые пряди падали прямо в глубокий вырез полурасстегнутого сзади платья. Тонкие бледные руки обвивали плечи мужчины. Она прерывисто вздохнула, когда мужчина стянул рукава платья с ее плеч и поцеловал белый изгиб плеча. Затем он поднял голову и посмотрел на нее затуманенным взглядом. Вот он наклонился, и их губы слились. Вдруг Лилиан поняла, что перед ней леди Оливия и ее муж, мистер Шоу! Девушка замерла от удивления и любопытства, затем отступила назад, под изгородь. Как раз в тот момент мистер Шоу просунул ладонь в вырез платья на спине. Самая откровенная сцена, которую когда-либо видела Лилиан.

И самые откровенные звуки, какие ей доводилось слышать. Мягкие вздохи и слова любви, мягкий смех мистера Шоу, от которого у Лилиан свело пальцы ног. Ее лицо пылало от смущения, когда она тихо пробиралась назад, подальше от фонтана. Она не знала, куда теперь идти и что делать. Место для ее собственного свидания было занято. Подумать только! Она видела сцену глубокой нежной страсти супругов Шоу! Любовь в браке… Лилиан даже не смела надеяться, что у нее тоже когда-нибудь будет так.

Перед ней вырос огромный силуэт. Подойдя, мужчина приобнял ее за плечи, держа в другой руке ледяной бокал шампанского.

— Милорд? — шепнула Лилиан. Сент-Винсент тихо промурлыкал:

— Идемте со мной!

Она охотно позволила ему увести себя по глухой тропинке, которая привела на точно такую же освещенную площадку с массивным каменным столом посередине. Растущие вокруг грушевые деревья источали аромат созревающих фруктов. Обнимая Лилиан за плечи, Сент-Винсент пропустил ее вперед.

— Остановимся здесь? — спросил он.

Согласно кивнув, она прислонилась бедром к каменному столу и начала пить шампанское, не осмеливаясь взглянуть на спутника. Вспомнив, что чуть было не наткнулась на супругов Шоу, Лилиан покраснела как рак.

— Вас ведь это не смутило, не правда ли? — весело сказал Сент-Винсент. — Чуть-чуть подсмотрели за… Полно, это сущие пустяки!

Он стянул перчатку, и девушка почувствовала, как кончики пальцев скользнули по ее подбородку.

— Что за румянец! — пробормотал он. — Боже, как это здорово — быть такой невинной. Сомневаюсь, однако, что когда-нибудь был таким.

В свете фонаря он был завораживающе красив. Тени заботливо обрисовали безупречную линию его скул, а густые волосы отливали красным золотом старинной византийской иконы.

— В конце концов, они женаты, — продолжал он, обнимая ее за талию. Он слегка приподнял ее, заставив сесть на стол.

— О, я… я не против, — пробормотала Лилиан, допивая шампанское. — На самом деле я подумала, как им повезло. Они, кажется, счастливы вместе. И как это леди Оливии позволили выйти за мистера Шоу? Ведь графиня недолюбливает американцев.

— Это была затея Уэстклифа. Он не мог позволить, чтобы лицемерие матери воспрепятствовало счастью его сестры. Учитывая ее скандальное прошлое, она вряд ли имеет право осуждать выбор Оливии.

— У графини скандальное прошлое?

— Боже мой, конечно! За ее внешним благочестием скрывается много грехов. Вот почему мы с ней отлично ладим. В молодые гады у нее было немало романов с такими, как я.

Лилиан чуть было не уронила пустой бокал. Отставив в сторону хрупкий сосуд, она рассматривала Сент-Винсента с нескрываемым удивлением.

— Глядя на нее, никак не подумаешь, что у нее бывали романы!

— Разве вы не замечали отсутствие малейшего сходства между Уэстклифом и леди Оливией? Граф и его сестра, леди Алина, законные отпрыски, а леди Оливия, и это всем известно, — нет.

— Ох!

— Однако графиню вряд ли можно упрекнуть в супружеской неверности, если вспомнить, за кем она была замужем, — продолжал Сент-Винсент.

Личность старого графа очень занимала Лилиан. Это была поистине таинственная фигура, при том что никто особенно не выражал желания о нем что-либо рассказывать.

— Как-то раз лорд Уэстклиф обмолвился, что его отец был чудовище, — сказала она, надеясь разговорить Сент-Винсента и побольше узнать о графе.

— Он так и сказал? — Глаза Сент-Винсента заблестели. — Странно. Уэстклиф ни с кем не говорит о своем отце.

— Это правда? Я имею в виду, он и вправду был чудовищем?

— Нет, — тихо сказал Сент-Винсент. — Назвать его чудовищем — это слишком мягко, не дает представления о его жестокости. Старый граф был сущим дьяволом. Мне известна лишь часть его подвигов, но с меня и этого достаточно. — Откинувшись назад, Сент-Винсент задумчиво продолжал: — Сомневаюсь, что многим удалось бы пережить принятые в семье Марсден методы воспитания, замешенные на ярости и крайнем деспотизме. Я наблюдал, как Уэстклиф борется за то, чтобы не стать таким, каким его хотел видеть отец. Но ведь от него многого ждут. Это тяжкое бремя, ведь ему приходилось жертвовать личными предпочтениями гораздо чаще, чем хотелось бы.

— Личными предпочтениями? Например… Он посмотрел ей прямо в лицо:

— Например, в выборе будущей жены. Ей стало все ясно.

— Я прекрасно знаю, что у лорда Уэстклифа не может и мысли возникнуть о том, чтобы ухаживать за кем-нибудь вроде меня.

— О, у Уэстклифа такая мысль как раз возникла, — сказал Сент-Винсент, и она замерла.

— Откуда вам это известно? Он вам что-нибудь говорил? — Она затаила дыхание.

— Нет, но совершенно очевидно, что он вас желает. Каждый раз, когда вы оказываетесь поблизости, он не сводит с вас взгляда. А когда мы с вами танцевали, у него был такой вид, будто ему хочется проткнуть меня первым попавшимся под руку острым предметом. Тем не менее… Когда Уэстклиф задумает жениться, он сделает выбор, которого от него ждут. Это будет тихая молоденькая англичанка, не имеющая на него никакого влияния.

Разумеется, Лилиан и сама это знала, но правду иногда не так-то легко принять. К чему убиваться? Ей было нечего терять, Уэстклиф ведь ей ничего не обещал, не сказал ни слова о любви, только несколько поцелуев и вальс. Это даже не назовешь романом. Можно сойти с ума…

Почему она чувствовала себя такой несчастной?

Сент-Винсент смотрел, как меняется выражение ее лица. Он ласково улыбнулся девушке и сказал:

— Это пройдет, дорогая. Всегда проходит… Наклонившись, он провел губами по ее волосам и поцеловал ее в нежный висок.

Лилиан сидела неподвижно. Если духи начнут действовать, это случится прямо сейчас. Сент-Винсент наверняка уже вдохнул их аромат, ведь он был совсем близко. Но виконт вдруг отодвинулся, и она увидела, что лицо у него спокойное и задумчивое. Ничего похожего на страсть, которая вынудила Уэстклифа яростно наброситься на нее. «Черт возьми! — пронеслось молнией у нее в мозгу. — Какой прок от духов, если они притягивают не того мужчину?» Лилиан была в отчаянии.

— Милорд, — тихо заговорила она, — вы когда-нибудь жаждали женщину, которую никогда не смогли бы получить?

— Пока нет, но всегда есть надежда. Она удивилась:

— Вы надеетесь полюбить женщину, которая никогда не станет вашей? Почему?

— Это был бы интересный опыт.

— Так же, как свалиться со скалы, — ехидно ответила она. — Мне кажется, гораздо лучше узнавать о таком от других.

Смеясь, Сент-Винсент спрыгнул со стола и повернулся к ней лицом.

— Возможно, вы правы. А сейчас лучше вернуться в дом, мой маленький разумный друг, пока ваше отсутствие не бросилось в глаза.

— Но… — «Значит, ничего не будет, только прогулка и разговор». — Это все? — выдала она себя. — Вы не будете… — И Лилиан сердито замолчала.

Стоя напротив нее, Сент-Винсент положил на стол обе ладони так, что она оказалась почти в его объятиях.

— Вы имеете в виду, не буду ли я к вам приставать? — Он медленно наклонил голову. Его дыхание ласкало ее лоб. — Я решил подождать. Так выйдет интереснее для нас обоих.

Лилиан была удручена. Может быть, он не находит ее привлекательной? Боже, да про этого человека все говорят, что он не пропускает ни одной юбки. Кажется, ее сегодня отверг еще один мужчина. Два отказа за один вечер — это уж слишком для любого самолюбия.

— Но вы обещали, что успокоите меня! — возмутилась Лилиан и покраснела. Она еще его уговаривает!

Сент-Винсент тихо рассмеялся.

— Ну, если дело дошло до укоров, тогда кое-что на память.

Он склонился над ней, кончиками пальцев погладил по щеке, слегка приподняв ее лицо. Лилиан закрыла глаза. Она почувствовала шелковистое прикосновение его губ, их мягкую настойчивость, медленные ищущие движения. Она раскрыла губы, уже готовая отдаться этому поцелую, распробовать новые неизведанные ощущения, но… он уже оторвался от ее губ. Плохо понимая, что происходит, она позволила ему обнять себя за плечи, иначе упала бы со стола.

«Кое-что на память, в самом деле!»

Сент-Винсент помог ей слезть со стола и проводил до террасного сада, откуда можно было быстро добраться до балкона. Возле живой изгороди они остановились. Свет луны окрашивал его профиль серебром. Виконт заглянул в запрокинутое лицо девушки.

— Спасибо, — тихо сказал он.

Благодарность за поцелуй? Лилиан неуверенно кивнула. Наверное, это она должна была его благодарить. Образ Уэстклифа все еще мрачно маячил на краю сознания, но боль несколько утихла.

— Вы не забыли, завтра мы едем кататься, — напомнил Сент-Винсент, пальцами пробежав вдоль ее платья.

Лилиан покачала головой, а Сент-Винсент притворно посочувствовал:

— Я похитил у вас дар речи?

Она опять кивнула, и он рассмеялся.

— Тогда стойте смирно, и я вам его верну.

Он быстро наклонился и поцеловал ее. Она почувствовала, как по всему телу разливается приятное покалывающее тепло. Кровь быстрее побежала по венам. Он нежно сжал ее щеки ладонями и спросил:

— Так лучше? Скажите же что-нибудь.

Она не смогла сдержать улыбки и прошептала:

— Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — ответил он с лукавой улыбкой и развернул ее лицом к дому.

— Идите вы первая.

На следующее утро Себастьян, лорд Сент-Винсент, старался быть очаровательным. Он казался самым привлекательным мужчиной на земле. Лилиан сомневалась, что кто-то может с ним сравниться. Сент-Винсент встретил трех дам Боумен в парадном холле с букетом роз для Мерседес Он проводил их к покрытому черным лаком двухколесному экипажу, махнул кучеру и упруго покачивающийся на рессорах экипаж покатился по усыпанной гравием подъездной аллее Сент-Винсент занял место рядом с Лилиан. Он засыпал всех троих вопросами о жизни в Нью-Йорке. Как давно они ни с кем не говорили о своем родном городе! Вряд ли кого-то в Лондоне мог заинтересовать Нью-Йорк и его обитатели, а вот Сент-Винсент оказался внимательным слушателем Девушки не умолкали ни на минуту, вываливая все новые и новые истории.

Они рассказывали о каменных зданиях на Пятой авеню, зимних забавах в Центральном парке, когда замерзал пруд на Пятьдесят девятой улице и каждую неделю на льду проводились карнавалы Им приходилось иногда по полчаса ждать, чтобы перейти Бродвей, ведь омнибусы и конные экипажи двигались огромным нескончаемым потоком А мороженое в салоне на Бродвее!

Сент-Винсенту очень понравилось описание роскошного быта жителей Манхэттена. Например, однажды сестры побывали на вечере, где бальный зал украшали три тысячи оранжерейных орхидей Или страсть к бриллиантам — после того как в Южной Африке открыли новые алмазные копи Теперь все в Нью-Йорке, от стариков до малышей, увешаны сверкающими камнями.

Рассказывая о родном городе, Лилиан чувствовала легкую ностальгию по той яркой и веселой жизни, что осталась дома. Но экипаж проезжал мимо золотых полей спелой пшеницы, темных лесов, в которых кипела своя, дикая жизнь. И Лилиан вдруг пришла в голову странная мысль их жизнь в Нью-Йорке была празднична и пуста. Пуста в бесконечной погоне за модой и стремлением выделиться. Лондонское общество казалось немногим лучше Лилиан всегда считала, что такие места, как Гэмпшир, не для нее. Но ее вдруг осенило, что именно здесь можно жить настоящей жизнью.

Лилиан не заметила, как перестала принимать участие в беседе. Широко раскрытыми глазами она смотрела на проплывающий мимо пейзаж, пока не услышала, как Сент-Винсент шепчет ей на ухо.

— Опять лишились дара речи, дорогая?

Она взглянула в его смеющиеся глаза и отрешенно кивнула Дейзи и Мерседес в этот момент о чем-то болтали.

— Я знаю одно чудесное лекарство, — сказал он, и Лилиан, покраснев, тихо засмеялась.

Поездка в обществе Сент-Винсента успокоила и развеселила Лилиан. Мать рассуждала о достоинствах виконта.

— Конечно, мы разузнаем о нем побольше, и я еще раз просмотрю доклад, вдруг я что-то упустила! Однако если мне не изменяет память, состояние у него весьма скромное, а вот происхождения он самого высокого.

— Я бы не стала очень уж рассчитывать на то, чтобы заполучить Сент-Винсента в мужья, — сообщила Лилиан матери. — Он играет женщинами, мама. Подозреваю, женитьба вовсе не входит в его планы.

— До поры до времени, — возразила Мерседес, и сердитая гримаса исказила контуры ее лисьего личика. — Ему все равно придется когда-нибудь жениться.

— И он женится? — спросила Лилиан недоверчиво. — Если так, то сомневаюсь, что он станет придерживаться традиционных правил супружеской жизни. Взять хотя бы верность.

Мерседес подошла к окну и с отрешенным видом уставилась куда-то вдаль. Ее изящные худые пальцы перебирали тяжелую шелковую бахрому гардины.

— Все мужья так или иначе неверны Лилиан и Дейзи удивленно переглянулись.

— Папа — нет, — поспешно возразила Лилиан. Мерседес хрипло рассмеялась, как будто сухие листья зашуршали под ногами.

— В самом деле, дорогая? Возможно, он оставался мне верен физически, хотя этого никогда нельзя знать наверняка. Но его работа оказалась куда более ревнивой и требовательной любовницей, чем любая женщина из плоти и крови. Его волновали только дома, наемная рабочая сила, законы. Будь моей соперницей смертная женщина, я бы вынесла это с легкостью. Страсть со временем тускнеет, красота длится всего лишь мгновение, а вот его фабрика никуда не денется. Она переживет нас всех! Если ты хотя бы год сможешь наслаждаться вниманием и любовью мужа, это гораздо больше, чем было у меня.

Лилиан все это и так прекрасно знала. Слишком явным было отсутствие интереса родителей друг к другу. Но впервые Мерседес признала это вслух. Лилиан содрогнулась от жалости к матери.

— Значит, я не выйду замуж за такого человека, — сказала она.

— Девушке твоего возраста уже нельзя тешиться иллюзиями. Когда мне исполнилось двадцать четыре, у меня уже было двое детей. Тебе пора выйти замуж. И кто бы ни был твой муж, какой бы репутацией он ни пользовался, тебе не следует брать с него обещания, которых он все равно не сможет выполнить.

— Я должна принять, что он будет вести себя как угодно, обращаться со мной, как сочтет нужным? И только потому, что у него есть титул? — возразила Лилиан.

— Именно так, — сурово сказала Мерседес. — Сколько денег отец вложил в эту затею? Счета за гостиницы, наряды, прочие немалые расходы. У вас обеих нет выбора, кроме как поймать знатного мужа. Более того, я не смогу вернуться в Нью-Йорк, если моим дочкам не удастся стать знатными особами. Ведь я буду для всех посмешищем!

Она быстро вышла из комнаты, занятая своими грустными мыслями.

Дейзи заговорила первой:

— Она решила выдать тебя за лорда Сент-Винсента? — иронично поинтересовалась Дейзи.

— Ей все равно, если я выйду за сумасшедшего или убийцу, лишь бы благородной крови, — съехидничала Лилиан.

— Помоги снять платье и корсет, — попросила Дейзи, вздохнув.

— Что ты собираешься делать?

— Хочу поскорее снять эти кандалы и почитать роман. Потом вздремну.

— Ты хочешь спать? — спросила Лилиан, не веря своим ушам. Чтобы сестра добровольно улеглась в постель среди бела дня?

— Да. В карете меня растрясло, и у меня разболелась голова, да еще мама прочитала целую лекцию о замужестве и благородных пэрах. — Дейзи пожала худенькими плечами. — Кажется, ты совсем подружилась с лордом Сент-Винсентом. Что на самом деле о нем думаешь?

— Он довольно забавный, — сказала Лилиан. — Привлекательный. Я бы с радостью отправила его куда подальше как никчемного и легкомысленного человека, но время от времени в нем проглядывает что-то…

Она задумалась. Ей трудно было подобрать слова.

— Да, я знаю.

Дейзи в этот момент стаскивала с себя ворох тончайшего вышитого муслина.

— И что бы это ни было, мне оно не нравится.

— Нет? — удивленно спросила Лилиан. — Но сегодня утром ты была с ним так любезна!

— С ним нельзя не быть любезной, — признала Дейзи. — В нем есть особое свойство, гипнотизер назвал бы его «животным магнетизмом». Это такое природное качество, когда люди могут привлечь к себе кого угодно.

Лилиан улыбнулась и покачала головой.

— Ты начиталась газет, дорогая.

— Хорошо, оставим в покое магнетизм. Мне кажется, лорд Сент-Винсент руководствуется только собственными интересами, вот почему я ему не доверяю.

Лилиан бросила платье на спинку стула, решительным движением распустила корсет и вздохнула с облегчением, стащив его с тоненького тела сестры. Если кто и совершенно не нуждался в корсете, так это Дейзи. Однако без этой детали туалета дамам было неприлично появляться в обществе. Дейзи кинула корсет на пол, вытащила из тумбочки книгу и забралась на кровать.

— Если ты захочешь почитать, у меня есть еще газета.

— Спасибо, не надо, я слишком взвинчена.

Лилиан бросила задумчивый взгляд на приоткрытую дверь.

— Думаю, мама не заметит, если я сбегаю погулять в сад. Она будет изучать родословные часа два, не меньше.

Дейзи ничего не ответила, с головой уйдя в роман. Улыбнувшись, Лилиан тихонько выскользнула за дверь и пошла к черному ходу, предназначенному для слуг.

Выйдя в сад, она двинулась по дорожке, обрамленной тщательно подстриженной живой изгородью из тиса. Здесь Лилиан еще ни разу не гуляла. Ей представилось, как красиво, должно быть, выглядят сады в поместье зимой. Выпадет небольшой снежок, и все эти фигурно подстриженные деревья, живые изгороди и статуи засверкают, как будто покрытые снежно-белой глазурью рождественские пироги. Однако сейчас, глядя на красные и желтые листья сентябрьского сада, Лилиан с трудом верилось, что когда-нибудь наступит зима.

Она прошла мимо огромной теплицы, сквозь стекла которой можно было видеть, как растут какие-то экзотические овощи. Прямо за дверью послышались голоса двух мужчин. Один из них присел возле длинного ряда с ящиками, заполненными сухими клубнями. Лилиан его сразу узнала. Это был пожилой главный садовник. Второго собеседника она никак не могла разглядеть. На нем были брюки из грубой ткани и простая белая рубаха. Он только что вытащил из ящика клубень, внимательно изучая его. Приближение Лилиан он заметил далеко не сразу Мужчина выпрямился и повернулся к ней лицом. «Неужели Уэстклиф?» — подумала Лилиан, задрожав от радостного предвкушения. Ничто в поместье не могло избежать его педантичного внимания и придирчивого осмотра.


А таким Уэстклиф нравился ей больше всего — взъерошенным, уверенным, спокойным. Если притягательность лорда Сент-Винсента можно было охарактеризовать «животным магнетизмом», то Уэстклиф, несомненно, представлял собой самый настоящий магнит, рассылающий вокруг такие побудительные волны, что у Лилиан защекотало внутри. Она бросилась бы к нему в ту же секунду, а он бы повалил ее на землю, осыпая грубыми жадными поцелуями и нетерпеливыми ласками. Но вместо этого она судорожно кивнула, отвечая на его негромкое приветствие, и ускорила шаг.

К счастью, он не сделал попытки пойти за ней. Сердце понемногу замедлило судорожное биение и вошло в обычный ритм. Оглядевшись по сторонам, Лилиан подошла к стене, почти невидимой за тисовой изгородью и плетями огромного плюща. Казалось, это был участок сада, потайной дворик, со всех сторон огороженный высокой стеной Охваченная любопытством, она пошла вдоль живой изгороди, но прохода внутрь дворика не нашла. «Должна же быть дверь», — подумала она и сделала несколько шагов назад, рассматривая стену. Наверное, есть проход среди ветвей плюща. Пройдя немного в другом направлении, Лилиан просунула руку сквозь плети плюща и провела рукой вдоль каменной стены, надеясь отыскать дверь.

За спиной раздалось покашливание, и Лилиан быстро обернулась.

Значит, Уэстклиф все же решил пойти за ней. В виде уступки правилам хорошего тона он надел темный жилет, но ворот рубашки так и не застегнул. Испачканные брюки тоже выглядели не лучшим образом. Он не спеша подошел к ней с легкой улыбкой на губах.

— Я так и подумал, что вы попытаетесь найти вход в тайный сад.

Лилиан показалось, что птицы запели громче, а ветер сильнее зашелестел ветвями плюща, когда Уэстклиф, не отрывая от нее взгляда, сделал шаг вперед. Ближе, ближе, еще ближе, пока их тела чуть не соприкоснулись. Лилиан уловила его запах, тонкую смесь загорелой мужской кожи и сухого сладкого аромата, который казался ей столь притягательным. Он медленно обнял ее одной рукой и легонько толкнул в шелестящие ветви плюща. У Лилиан захватило дух. Она услышала, как за ее спиной щелкнула железная задвижка.

— Немного левее, и вы бы ее нашли, — сказал он нежно, раздвигая плющ и толкая дверь вперед. — Проходите, — приказал Уэстклиф.

Он осторожно подтолкнул ее, и они вместе вошли в тайный сад.

Глава 14

Лилиан вскрикнула, не находя слов от восторга, увидев квадратную площадку, окруженную со всех сторон бабочками. Каждая стена была усыпана водопадом из диких цветов. Казалось, что цветы двигаются. Они были сплошь покрыты нежными трепещущими крыльями. В центре площадки стояла полукруглая скамья. Отсюда можно было видеть каждый уголок. Тонкое благоухание нагретых солнцем цветов окутало Лилиан сладкой волной, от которой кружилась голова.

— Это и есть сад бабочек, — сказал Уэстклиф бархатным голосом, закрывая дверь. — Здесь посадили цветы, которые бабочки любят больше всего.

Лилиан улыбнулась. Как во сне, она наблюдала за крошечными созданиями, деловито порхающими над цветами гелиотропа и ноготков.

— Как называются вот эти, оранжевые с черным? Уэстклиф встал рядом с ней.

— Крапивницы.

— А как назвать группу бабочек? Рой?

— Да, но я предпочитаю другое слово — калейдоскоп бабочек.

— Калейдоскоп? Это такой оптический прибор, правда? Я слышала о нем, но никогда не видела.

— У меня есть калейдоскоп. Я храню его в библиотеке. Если хотите, я вам его покажу.

Она не успела ответить, как Уэстклиф указал ей на огромные заросли лаванды:

— Вон там, видите? Эта белая бабочка и есть толстоголовка.

— Пурпурно-серая? — Она вдруг рассмеялась, а его глаза весело заблестели.

— Нет, самая обычная.

Солнечный свет блестел на его густых черных волосах, играя на коже бронзовыми бликами. Лилиан посмотрела на очертания его сильной шеи. Она вдруг ощутила, какая мощь скрыта в этом мужском теле, дремлющая до поры, как сжатая пружина. Эта сила заворожила ее в ту самую минуту, когда они встретились в первый раз. «Узнать бы, на что это похоже — быть в тесном кольце этих могучих рук?»

— Как чудесно пахнет лаванда! — заметила она, пытаясь отогнать опасные мысли. — Когда-нибудь я поеду в Прованс и буду бродить там среди лавандовых полей. Говорят, цветы стоят так плотно, что поля кажутся океаном синевы. Представляете, как это должно быть прекрасно?

Уэстклиф не сводил с нее глаз.

Лилиан потянулась к лавандовому стеблю и дотронулась до крошечных фиолетово-синих цветков, провела по горлу пальцами, пропитанными лавандовым ароматом.

— Чтобы извлечь эфирное масло, стебли лаванды обрабатывают паром и отгоняют жидкость. Нужно почти пятьсот фунтов растительной массы, чтобы получить всего несколько драгоценных унций, представляете?

— Кажется, вы хорошо разбираетесь в этом. Губы Лилиан изогнулись в улыбке.

— Меня очень интересуют всякие ароматы. Я могла бы во многом помочь папе в его работе, если бы он позволил. Но я женщина, следовательно, моя единственная цель — удачно выйти замуж.

Она подошла к клумбе с дикорастущими цветами, Уэст-клиф двинулся за ней и снова встал рядом.

— Вы как раз напомнили. Есть одна вещь, которую я хотел бы обсудить.

— Вот как?

— В последнее время вы сдружились с Сент-Винсентом.

— Верно.

— Это не совсем подходящая для вас компания.

— Но ведь он ваш друг, не так ли?

— Да, и поэтому я знаю, на что он способен.

— Вы приказываете, чтобы я держалась от него подальше?

— Вам вряд ли стоит приказывать. Это был бы отличный соблазн для вас поступить наоборот. Нет, я просто советую не быть такой наивной.

— Я могу сладить с Сент-Винсентом.

— Разумеется, вы именно так и думаете. — В голосе Уэстклифа зазвучали нотки утомленного раздражения. — Тем не менее у вас нет достаточного опыта и зрелости, чтобы защитить себя от его посягательств.

— Пока что единственным человеком, от чьих посягательств мне приходилось защищаться, были вы, — возразила Лилиан, поворачиваясь к нему лицом. К ее удовольствию, стрела попала в цель. На щеках и переносице графа выступил слабый румянец.

— Если лорд Сент-Винсент еще не воспользовался вами, — произнес Уэстклиф со скрытой угрозой в голосе, — так это только потому, что ждет удобного момента. Ваше мнение насчет способности защититься слишком преувеличено. И даже не представляете, какая вы легкая добыча для Сент-Винсента.

Лилиан пришла в ярость.

— Я заставлю вас понять, что у меня достаточно опыта. И ни один мужчина, в том числе и Сент-Винсент, не застанет меня врасплох.

Конечно, она хвасталась. К досаде Лилиан, Уэстклиф это прекрасно понял. Его темно-карие глаза весело заблестели.

— Что ж, пожалуй, я ошибся. Судя по тому, как вы целуетесь, я предположил…

Он нарочно не договорил. Это была наживка, перед которой Лилиан не смогла устоять.

— Судя по тому, как я целуюсь? Что вы имеете в виду? Я что-то делаю не так? Вам не нравится? Мне надо…

— Не совсем.

Кончиками пальцев он дотронулся до ее губ, заставляя ее замолчать.

— Ваши поцелуи очень… — Он замолчал, как будто не находил нужных слов, рассматривая бархатную кожу ее губ. — Сладкие, — прошептал он наконец. Легким движением он погладил ее подбородок, ощущая упругое сопротивление мышц. — Но опытные женщины отвечают совсем не так…

Большим пальцем он провел по ее нижней губе, дразня и заставляя ее приоткрыть рот. Лилиан чувствовала себя, как котенок спросонья, которого щекочут перышком. Удивленная и воинственная, она напряглась, когда Уэстклиф положил ей руку на поясницу.

— А что еще я делаю не так? Он обнял ладонями ее лицо.

— Вам показать?

Лилиан толкнула его в грудь, чтобы освободиться, но с тем же успехом она могла толкать каменную стену.

— Уэстклиф…

— Да, вам, пожалуй, нужен опытный наставник! — Его теплое дыхание коснулось ее губ. — Стойте смирно!

Лилиан поняла: он над ней смеется. Она толкнула его сильнее, но вдруг ее запястья оказались заведенными за спину. Как легко и быстро он это сделал! Потом он прижался к ней всей грудью и накрыл ртом ее губы, невзирая на ее бессвязный протест. Лилиан была парализована вихрем ощущений, которые пронзали все ее тело, каждый мускул. Она была теперь просто кукла-марионетка, которую ребенок дергает за ниточки.

Находясь в кольце его рук, Лилиан почувствовала, как сбивается ее дыхание. Медленные настойчивые движения его языка заставляли дрожать все ее тело. «Да, ненадежная защита!» Лилиан попыталась отодвинуться, но Уэстклиф принялся успокаивать ее, осторожно похлопывая по спине, не отпуская в то же время ее губы. Граф становился все настойчивее. Наконец она сдалась под его напором, ее собственный язык поспешно отступил, впуская гостя. Из груди Уэстклифа вырвался низкий стон. Лилиан испугалась и отпрянула. Тогда он обхватил ладонями ее голову.

— Нет! Не уходи, открой рот! Открой…

Он опять настойчиво и нежно поцеловал ее. Постепенно Лилиан начала понимать, что он хочет от нее. Она осторожно коснулась языком его языка, почувствовав его нетерпение. Он едва сдерживался, осторожно покрывая ее скользящими поцелуями. Ей ужасно захотелось самой его обнять. Она погладила ладонью сильную спину, другую руку положив ему на шею, осторожно дотронулась до ямки у основания шеи, где бился пульс. Потом ее пальцы двинулись вниз, чтобы потрогать завитки волос на груди в раскрытом вороте рубашки.

Уэстклиф обнял ладонями ее щеки, приподнимая лицо. Теперь он целовал ее жадно, уверенно. Ей казалось, что душа ее вот-вот покинет тело. Ноги больше не держали Лилиан, колени подогнулись, и она снова почувствовала руки Уэстклифа на своем теле. Он осторожно опустил ослабевшую Лилиан на толстый ковер из травы и цветов, и ее шея легла на его сильную руку. Он опять нашел ее рот, но на этот раз она не испугалась вторжения его языка. Его нога запуталась в ворохе юбок.

Мир за стенами потайного садика исчез. Остался только этот дворик — кусочек рая, тихий, нагретый солнцем, сверкающий неземными красками. Она купалась в облаке смешанного аромата лаванды и мужского тела, чувствуя странную тоску. Лилиан медленно обвила шею Уэстклифа руками, скользнув пальцами в густые заросли темных волос.

Приподнявшись, он начал расшнуровывать корсет, раздвигая кружева. Лилиан лежала неподвижно, позволяя Уэстклифу делать тонкую работу, но каждое его движение отзывалось дрожью во всем ее теле. Ей не хватало воздуха. Тщетно пытаясь сделать хотя бы глубокий вдох, Лилиан ужасно захотелось освободиться от этих пут. Уэстклиф шептал ей что-то, разводя пошире края корсета. Наконец он дернул за тонкую ленточку и развязал сорочку.

Под пристальным взглядом мужчины солнце и свежий воздух ласкали бледный изгиб ее груди. Уэстклиф внимательно рассматривал мягкий подъем ее груди, розовые бутоны сосков, а потом опустил голову и прошептал ее имя. Губы осторожно скользнули по коже, поднимаясь по одному из упругих холмиков, и раздвинулись, обнимая его нежную верхушку. У Лилиан вырвался стон наслаждения. Затем его язык принялся ласкать сосок медленными провоцирующими движениями. Ей казалось, она больше не выдержит. Она обняла его могучие плечи, вцепилась пальцами в твердые мускулы. Тлеющие огоньки страсти разгорались все больше и больше. Вдруг она судорожно вздохнула и изогнулась, пытаясь выскользнуть из мужских рук.

Ее вдохи стали похожи на судорожные рыдания. Уэстклиф снова принялся целовать ее губы, и тело Лилиан, казалось, больше ей не принадлежит.

— Уэстклиф, — выдохнула она.

Губы Лилиан неуверенно исследовали его щеку, подбородок, затем снова мягкий рот. После поцелуя она отвернула лицо в сторону и шепнула:

— Чего вы хотите?

— Не спрашивайте.

Губы Уэстклифа двигались где-то возле уха. И вот его язык принялся ласкать какую-то крошечную впадинку позади тонкой мочки.

— Ответ…

Уэстклиф вслушивался в ее дыхание, лаская ухо кончиком языка.

— Ответ может быть опасным, — только и сумел он выдохнуть.

Обхватив руками его шею, Лилиан притянула его к себе и впилась в его губы таким яростным поцелуем, что казалось, сейчас он окончательно потеряет над собой контроль.

— Лилиан, — сказал он, прерывисто дыша, — прикажите мне не дотрагиваться до вас. Скажите, что я должен остановиться. Скажите, что с вас достаточно…

Она снова поцеловала Уэстклифа, жадно впивая в себя жар и сладость его губ. Новая волна страсти охватила обоих. Уэстклиф целовал ее все яростнее и требовательнее, пока ее расслабленное тело не налилось зовущей тяжестью. Лилиан почувствовала, что он сдвигает вверх ее юбку и тепло солнечных лучей прожигает кожу сквозь тонкую ткань панталончиков. Его тяжелая рука двинулась вниз по бедру и принялась гладить округлое колено. Затем ладонь Уэстклифа снова скользнула вверх. Она не могла ничего сказать — их губы опять слились. Он осторожно обвел ладонью контур ее стройной ноги.

Она слегка напряглась, когда он дотронулся до ноющей мягкой плоти между ее ног. Ее тело обдало жаром. Она беспомощно выгнулась дугой, изо всех сил упираясь пятками в траву. Он успокаивающе похлопал ее колено сквозь тонкое белье. Ей так хотелось почувствовать прикосновение его пальцев к обнаженному телу! Она даже застонала от желания. Помедлив немного, он просунул ладонь внутрь отделанных кружевами панталон. Она взволнованно ахнула, когда его пальцы погладили ее между бедер, заставив развести ноги. Теперь он ласкал темные шелковые завитки, медленно, словно перебирая лепестки полураскрытого бутона розы. Потом его палец двинулся внутрь и коснулся маленького бугорка. Тело отозвалось восторгом. И вдруг мир словно взорвался: он нашел то самое местечко, где угнездилось удовольствие. Он ласкал и мучил ее нежными ритмичными круговыми движениями, а она извивалась, не зная, как бороться с нарастающим отчаянием.

Она так его хотела! Пусть возьмет ее! Она не боялась, что будет больно или что будет потом… Граф вдруг грубо оттолкнул ее, вскакивая. Оглушенная и ничего не понимающая Лилиан лежала ничком на бархатистой траве.

— Милорд? — осмелилась она позвать шепотом, а потом попыталась сесть.

Уэстклиф сидел рядом, обхватив руками колени. Едва глянув на него, Лилиан с отчаянием поняла, что он вновь стал самим собой — холодным, исполненным самообладания и уверенности в себе.

Уэстклиф заговорил довольно холодно:

— Что и требовалось доказать, Лилиан. Я был прав! Я смог довести вас почти до конца, а ведь я вам не нравлюсь. Что же говорить о таком человеке, как Сент-Винсент? Он справился бы с вами в два счета.

Как будто дал ей пощечину! Она отпрянула, расширив глаза от гнева.

Только что она горела жарким пламенем желания, и вот теперь ей кажется, что ее одурачили. Такое было нелегко вынести.

Ошеломляющая, всепожирающая близость оказалась всего-навсего уроком. Ему хотелось доказать, что она слишком неопытна. Он использовал ее страсть и доверие, чтобы поставить на место. Значит, она не годилась ни для брака, ни для постели? Лилиан захотелось умереть. Придерживая рукой спадающее белье, она униженно подползла поближе и с ненавистью уставилась на Уэстклифа.

— Это мы еще посмотрим! — выпалила она. — Я смогу сравнить вас обоих. Если попросите как следует, я расскажу вам…

Одним быстрым толчком Уэстклиф повалил ее на траву, прижав голову к земле.

— Держитесь от него подальше, — рявкнул он. — Вы ему не достанетесь!

— Почему бы и нет? — спросила Лилиан, пытаясь брыкаться, когда он плотнее навалился ей на ноги. — Я и для него недостаточно хороша? Полукровка!

— Вы слишком хороши для него, и он бы первым это сказал.

— Он нравится мне все больше! Не так придирчиво выбирает…

— Лилиан, успокойтесь! Черт возьми, Лилиан! Да посмотрите же на меня!

Уэстклиф ждал, пока она не затихла.

— Я просто не хочу, чтобы вам причинили боль.

— Надменный идиот! А вам не приходило в голову, что именно вы причиняете мне боль!

Теперь настал его черед ужаснуться. Уэстклиф вздрогнул, как от удара, и молча уставился на нее. Лилиан казалось, что она слышит, как гудит от напряжения его живой ум, пытаясь найти объяснение ее дикому заявлению.

— Слезьте с меня, — мрачно приказала Лилиан. Он встал, переступив через нее, схватил корсет.

— Давайте я вас зашнурую. Вы не можете вернуться в дом полураздетая.

— Разумеется! — ответила она с гримасой бессильного презрения. — Посмотрим, как вы справитесь.

Закрыв глаза, она позволила ему натянуть на нее корсет и поправить сорочку. Опытной рукой Уэстклиф зашнуровал ее и наконец разжал руки. Она вскочила, словно испуганная лань, и бросилась к выходу, скрытому пышно разросшимся плющом. Наугад раздвинула нависающие ветви и принялась нащупывать задвижку, сломав при этом два ногтя.

Уэстклиф подошел сзади и обнял ее за талию, невзирая на ее яростные попытки освободиться. Притянув ее к себе так, что их бедра соприкоснулись, он прошептал ей на ухо:

— Вы сердитесь потому, что я занимался с вами любовью? Или потому, что не довел дело до конца?

Лилиан облизнула пересохшие губы.

— Я злюсь, мерзкий лицемер, потому, что вы никак не можете решить, что же со мной делать.

И она изо всей силы толкнула его локтем под ребро.

Уэстклиф словно и не почувствовал удара. Он с издевательской учтивостью выпустил Лилиан, и она выскочила из тайного садика, как ошпаренная кошка.

Глава 15

А Маркус занялся собой. Нужно было успокоить кипящую в душе страсть. Лилиан почти удалось заставить его потерять контроль над собой. Он ведь почти взял ее прямо на траве, как безумное чудовище. Крошечный проблеск самосознания, как в бурю слабый огонек свечи, предостерег его от непоправимого шага. Он бы обесчестил ее! Невинную девушку, дочь одного из гостей! Боже всемогущий, он, должно быть, сошел с ума.

Маркус медленно брел по саду и пытался разобраться в том, что произошло. Раньше он и представить не мог, что способен на такое. Подумать только! Всего несколько месяцев назад он смеялся над Саймоном Хантом и его страстью к Аннабел Пейтон. Он и понятия не имел, что такое всепоглощающая страсть, ни разу в жизни не чувствовал ее жестокой хватки. Теперь же ему казалось, что его разум и воля в разладе друг с другом.

Сейчас Маркус не узнавал самого себя. С Лилиан он мог быть как никогда живым, и мир заиграл новыми красками, как будто одно ее присутствие обостряло все его чувства. Она, просто очаровывала, заставляла смеяться. А как она возбуждала его! Если бы только он мог лечь рядом с ней и утолить эту страсть. Но рациональный ум не мог забывать слова матери. Графиня однажды сказала: «Возможно, нам удастся навести внешний лоск на сестер Боумен, но это будет всего лишь маскировка. Ни одна из этих девушек не обладает достаточной податливостью, чтобы вылепить из них что-то стоящее. Особенно старшая мисс Боумен. Сделать из нее леди — все равно что получить из сусального золота настоящий драгоценный металл. Ее не переделаешь!..»

Вот это и есть одна из причин, почему Маркуса так тянет к Лилиан. Ее живая энергия и непокорность были для него как порыв свежего зимнего воздуха, который ворвался в душную комнату. С другой стороны, бесчестно было бы продолжать оказывать Лилиан знаки внимания, зная, что ничего хорошего из этого не выйдет. Им не быть вместе. Он должен оставить ее в покое. Она именно об этом и просила. Но как же это трудно…

Маркус принял решение, пытаясь прийти к согласию между умом и сердцем. Но не тут-то было!

Он миновал сад и пошел к дому, полный грустных мыслей. Ему даже казалось, что прекрасный пейзаж вдруг померк, потускнел, как будто он смотрел на него сквозь пыльное окно. Внутри огромного дома все выглядело мрачным и затхлым. «Ни в чем не найти мне радости», — подумал Маркус и рассердился. Нельзя же так распускаться! Ему следовало бы переодеться, но он направился прямо в кабинет. Войдя в открытую дверь, граф увидел за письменным столом Саймона Хаита, внимательно изучающего какой-то официальный документ.

Хант поднял голову и улыбнулся, вставая из-за стола.

— Сиди, — остановил его Маркус, махнув рукой. — Я только хотел взглянуть на утреннюю почту.

— Кажется, ты в скверном настроении? — заметил Хант. — Если это из-за контракта с литейщиками, то я уже написал поверенному…

— Дело не в этом.

Взяв со стола конверт, Маркус взломал печать и сердито уставился на письмо. Какое-то приглашение.

Хант задумчиво рассматривал друга. Помолчав, он спросил:

— Тебе удалось договориться с Томасом Боуменом? Маркус покачал головой.

— Кажется, ему нравится наше предложение насчет особых прав для его компании. Не думаю, что при подписании соглашения возникнут какие-то проблемы.

— Значит, это из-за мисс Боумен.

— Почему ты так думаешь? — осторожно поинтересовался Маркус.

Хант бросил на него ехидный взгляд, словно ответ был слишком очевиден.

Маркус медленно опустился в кресло, а Хант терпеливо ждал. Маркус не знал, стоило ли ему довериться. Хант всегда был надежным и разумным советчиком в деловых и светских вопросах, но личными переживаниями он с ним ни разу не делился. Даже как-то в голову не приходило обсуждать собственные проблемы.

— Это нелогично. Я не должен ее хотеть! — признался он. — Это смахивает на фарс. Трудно вообразить более неподходящую пару.

— Да. Ты ведь однажды сказал: «Брак — слишком важный вопрос, чтобы руководствоваться мимолетными чувствами».

Маркус сердито посмотрел на друга:

— Я уже говорил тебе, что терпеть не могу твою привычку бросать мне в лицо мои же собственные слова?

Хант рассмеялся.

— Ты не хочешь последовать собственному совету? Вынужден заметить, Уэстклиф: послушай я тогда тебя, когда задумал жениться на Аннабел, я совершил бы роковую ошибку всей моей жизни.

— В то время мы думали, что это неудачный выбор, — буркнул Маркус. — И лишь потом она доказала, что тебя достойна.

— Но теперь ты признаешь, что я поступил правильно?

— Да, — нетерпеливо ответил Маркус. — Но какое это имеет отношение ко мне?

— Я к тому и веду. Может быть, выбирая жену, стоит прислушаться к голосу инстинкта?

Маркус почувствовал себя оскорбленным. Он уставился на Саймона, как будто тот сошел с ума.

— Бог мой! Разве не для того нам дан разум, чтобы не поддаваться безумным искушениям инстинкта?

— И все равно ты полагаешься на инстинкт, — возразил Хант.

— Только не в тех случаях, когда я принимаю решение, от которого зависит моя судьба. Мне очень нравится мисс Боумен, но я не забываю, сколь велика разница между нами. В конце концов, ни я, ни она не будем счастливы вместе.

— Да, вы очень разные, — спокойно сказал Хант. Они посмотрели друг на друга. Что-то в этом взгляде заставило Маркуса вспомнить, что Хант — сын мясника, который волей случая выбился наверх и сумел сделать состояние из ничего.

— Уверяю тебя, я отдаю себе отчет, с какими трудностями пришлось бы столкнуться мисс Боумен. Но что, если она с готовностью ответит на вызов? Если она согласится стать другой?

— Не захочет.

— Ты к ней несправедлив. Может, надо дать ей шанс попытаться?

— К черту! Тоже мне, нашелся советчик.

— Ты полагал, что я стану глупо поддакивать? — насмешливо спросил Хант. — Не лучше ли тогда обратиться за советом к человеку твоего класса?

— При чем тут это? — отрезал Маркус. — Он и сам понимал, что все его доводы против Лилиан — простое упрямство, но ему очень не хотелось в этом признаваться.

— Достаточно, — сказал Хант, вставая. — Этот спор ни о чем. Думаю, есть еще одна причина, почему ты решил от нее отказаться. Есть что-то еще, в чем ты не хочешь признаться даже самому себе. — Он задержался в дверях и бросил на Маркуса испытующий взгляд. — Учти, ею интересуется Сент-Винсент, и это вовсе не мимолетный интерес.

Маркус возмутился:

— Чепуха! Интерес Сент-Винсента к женщине ограничивается пределами ее спальни. По-другому он не может.

— Может, и так. Но я слышал из надежного источника, что его отец распродает остатки имущества, что еще не заложено. Многие годы безумного расточительства и неразумных вложений истощили семейные сундуки. Скоро Сент-Винсент лишится годового содержания. Ему нужны деньги, а Боумены мечтают о титулованном зяте. Скорее всего они поладят.

Хант сделал точно рассчитанную паузу и добавил:

— Не знаю, подходит ли мисс Боумен на роль жены наследника громкого титула графини Уэстклиф, но женой Сент-Винсента она вполне может стать. Когда придет пора, он унаследует титул отца, и она станет герцогиней. К счастью для Боуменов, Сент-Винсента мало волнует вопрос происхождения их дочери.

Маркус был взбешен и поражен одновременно.

— Я поговорю с Боуменом, — прорычал он. — Я расскажу ему кое-что из прошлого Сент-Винсента. Он положит конец этой затее.

— Разумеется, если только он захочет тебя слушать. Мне кажется, не захочет. Заполучить в зятья герцога, пусть и нищего, — не так-то плохо для мыловара из Нью-Йорка!

Глава 16

Любому из обитателей Стоуни-Кросс-Парка, кто захотел бы понаблюдать, было очевидно, что за последние две недели лорд Уэстклиф и мисс Лилиан Боумен старательно избегают общества друг друга. Было также заметно, что лорд Сент-Винсент оказывает повышенное внимание этой девушке в череде балов, пикников и водных прогулок, заполнявших чудесные осенние дни в Гэмпшире.

Лилиан и Дейзи проводили немало утренних часов в обществе графини Уэстклиф. Своими наставлениями старая леди пыталась привить аристократичные манеры двум американским барышням, но все было напрасно. Аристократы никогда не проявляют бурный восторг, а лишь сдержанный интерес; не говорят «родня», а скажут «родственники», они используют фразу «окажите любезность» чаще, чем вопрос «не могли бы вы?». Наконец, благородная дама никогда не станет высказываться напрямую, а предпочтет изящно намекнуть.

Если графиня и выделяла кого-то из сестер, то, несомненно, Дейзи. В вопросах этикета она оказалась намного понятливее сестры. Лилиан почти не старалась сдержать презрительную усмешку, находя светские манеры бессмысленными. Какая разница, передать бутылку портвейна в руки или подвинуть ее по столу? Все равно бутылка попадет куда надо. Почему нельзя говорить о многих занимательных вещах? Отчего ходить полагается медленными шажками, если хочется идти быстрым шагом? С какой стати леди должна эхом повторять за джентльменом его мнение, вместо того чтобы высказать свое?

Лилиан находила спасение только в обществе Сент-Винсента. Казалось, ему нет дела до ее манер или ошибок в речи. Его развлекала ее искренность. Виконт и сам был готов смеяться над всем и вся. Не избежал насмешек даже его отец, герцог Кингстонский. По словам Сент-Винсента, изнеженный герцог не умел насыпать зубной порошок на щетку или натянуть на чулок подвязку, потому что все это делал слуга. Лилиан смеялась. Тогда Сент-Винсент с показным ужасом принимался рассуждать о примитивной жизни, которую она была вынуждена вести в Америке. Бедняжке приходилось жить в доме с отвратительным номером на двери, самой причесываться или завязывать туфли. Сент-Винсент казался Лилиан обаятельнейшим из мужчин, но она интуитивно чувствовала, что под слоем мягкой учтивости таится совсем другой человек. Непроницаемый и твердый, этот человек, вероятно, мог быть холодным и жестоким. Или слишком предусмотрительным и осторожным. Лилиан догадывалась, что лучше не вникать, что же скрыто под этой элегантной оболочкой. Пусть остается прекрасным и загадочным, как сфинкс.

— Сент-Винсенту нужно жениться на богатой наследнице, — сообщила однажды Аннабел. «Желтофиоли» сидели под деревом, делая наброски акварелью. — Мистер Хант сказал, что отец лорда Сент-Винсента, старый герцог, собирается лишить сына содержания, потому что у него совсем не осталось денег. Боюсь, он останется без наследства.

— Что делать, если заканчиваются деньги? — спросила Дейзи. Ее карандаш проворно бегал по бумаге, заканчивая набросок пейзажа. — Сент-Винсенту придется продать поместья и собственность, когда он станет герцогом?

— Бывает по-разному, — ответила Аннабел, поднимая опавший лист и любуясь прихотливым рисунком жилок на янтарной поверхности. — Если собственность, которую он унаследует, заложена, тогда ее не продать. Но вы не бойтесь, нищим он не останется. Найдется семья, которая с удовольствием пополнит его кошелек, если он согласится жениться на их дочке.

— Например, моя, — с иронией сказала Лилиан. Аннабел внимательно посмотрела на нее и тихо спросила:

— Дорогая, лорд Сент-Винсент говорил тебе что-нибудь о своих намерениях?

— Ни слова.

— Он когда-нибудь пытался…

— Бог мой, конечно, нет!

— Значит, он хочет на тебе жениться, — сказала Аннабел несколько неуверенно. — Если бы это был просто флирт, он бы уже сделал попытку скомпрометировать тебя.

Девушки замолчали. Только листья шумели над головой да скрипел карандаш Дейзи.

— Чт-то т-ты станешь делать, если лорд Сент-Винсент сделает предложение? — подала голос Эви. Она смотрела на Лилиан поверх деревянного ящика с красками, крышка которого служила ей мольбертом.

Лилиан бездумно гладила траву под ногами, ломая хрупкие травинки. Ей пришло вдруг в голову, что сейчас она напоминает мать. У Мерседес тоже была привычка что-нибудь дергать и рвать, когда она нервничала. Лилиан отбросила тонкий стебелек прочь.

— Разумеется, я приму его предложение, — просто сказала она. Три девушки изумленно посмотрели на подругу. — Почему? — воскликнула она возмущенно. — Вы же знаете, настоящего герцога не так-то легко найти. Мама говорит, в Англии их всего двадцать девять.

— Но лорд Сент-Винсент — бессовестный охотник за юбками, — сказала Аннабел. — Не могу себе представить, как ты станешь терпеть его выходки, выйдя за него замуж.

— Все мужья так или иначе изменяют женам. — Лилиан старалась, чтобы ее голос звучал равнодушно, но сентенция все равно вышла мрачной.

Голубые глаза Аннабел увлажнились. Она сочувственно сказала:

— Я в это не верю…

— Сезон еще не начался, — заметила Дейзи, — а у нас уже есть покровительница в лице графини. Нам обязательно повезет больше, чем в прошлом году. Не нужно выходить замуж за Сент-Винсента, если не хочешь. Не слушай, что говорит мама.

— Я хочу за него замуж, — сказала Лилиан, упрямо сжав губы. — Если хотите знать, я еще доживу до того дня, когда нас с лордом Сент-Винсентом пригласят на обед как герцога и герцогиню Кингстон. На обеде будет Уэстклиф. И меня поведут к столу прежде него, потому что герцогский титул моего мужа старше. Я заставлю Уэстклифа жалеть! Я…

Она замолчала. Какой у нее горький тон! Она выдала себя, сказав слишком много…

— Может быть, к тому времени тебе будет все равно, — тихо сказала Дейзи.

— Может быть, — мрачно согласилась Лилиан.

На следующий день поместье почти опустело. Джентльмены отправились в местный конный клуб развеяться, выпить вина, покурить, сколько душе угодно, а дамы, рассевшись по каретам, поехали в близлежащую деревню на праздник. Предполагалось выступление гастролирующей труппы актеров из Лондона. Дамам хотелось послушать музыку, посмотреть легкую комедию. Аннабел с Дейзи умоляли Лилиан поехать с ними, но она отказалась. Ее ничуть не привлекали все эти старомодные ужимки бродячих артистов. Пришлось бы заставлять себя улыбаться, смеяться, а ей хотелось бродить по полям, миля за милей.

В полном одиночестве она отправилась в сад по тропинке, ведущей к фонтану-русалке. Фонтан возвышался в центре вымощенной плитами площадки, как жемчужина в оправе кольца. Площадку окружала живая изгородь, увитая глицинией. Казалось, кто-то разбросал на темной листве розовые чехольчики. Присев на край фонтана, Лилиан уставилась в пенную воду. Она не замечала ничего вокруг и не услышала приближающихся шагов, пока ее не окликнули.

— Какая удача! Я нашел вас так быстро!

Она улыбнулась. Перед ней стоял лорд Сент-Винсент. Солнце играло в его золотистой шевелюре. Янтарного цвета волосы, белая кожа и голубые глаза… — несомненный англосакс, но вот линия скул, тигриный разрез глаз и полные губы широкого рта придавали его особе какое-то экзотическое очарование.

— Вы разве не уехали? — спросила Лилиан.

— Сейчас уезжаю. Сначала я хотел поговорить с вами. — Сент-Винсент быстро огляделся по сторонам. — Можно?

— Но мы одни. Вы же всегда настаивали на присутствии компаньонки.

— Я передумал.

— Ясно. — Она улыбнулась немного нервно. — В таком случае садитесь.

Это было то самое место, где Лилиан видела леди Оливию с мистером Шоу, когда они так страстно обнимались… Она покраснела.

Сент-Винсент бросил на нее косой взгляд, и стало ясно, что он тоже помнит.

— Скоро уик-энд, — сказал он, — а там и конец вечеринкам, пора будет возвращаться домой.

— Наверное, вам хочется поскорее вернуться к удовольствиям городской жизни? — заметила Лилиан. — Вы вели себя на удивление тихо, если вспомнить вашу славу повесы.

— Даже нам, промотавшимся повесам, время от времени нужен отдых. Сплошной грех и разврат — это тоже приедается.

Лилиан улыбнулась.

— Я не знаю, какой вы развратник, но мне нравилось ваше общество, милорд.

«А ведь это правда, — вдруг поняла Лилиан. — Действительно нравилось».

— Значит, вы считаете меня другом? — мягко спросил он. — Это хорошо…

— Почему?

— Потому что мне хотелось бы видеться с вами и дальше. Ее сердце забилось в ускоренном ритме. Она ждала чего-то в этом роде, но он все-таки застиг ее врасплох.

— В Лондоне? — глупо спросила она.

— Где бы вы ни были. Вы не против?

— Ну да, конечно.

Он смотрел на нее глазами падшего ангела, а она думала, что Дейзи, видимо, права. Это животный магнетизм. У него вид прирожденного грешника. Этот человек сделал грех столь восхитительным, что грешишь и не задумываешься, какую цену придется платить потом.

Сент-Винсент протянул к ней руку и медленно провел пальцами по плечу, потом погладил ее шею.

— Лилиан, любовь моя. Я хочу просить у вашего отца позволения ухаживать за вами.

Она прерывисто вздохнула.

— Разве, кроме меня, нет других богатых наследниц? Большим пальцем он разгладил ямку на ее щеке. Темные ресницы опустились.

— Есть, конечно, — честно признался он. — Но вы намного интересней любой из них. Женщины вообще скучны, знаете ли. По крайней мере когда они не в постели.

Он нагнулся ближе. Его теплое дыхание обожгло ей губы, когда он прошептал:

— Осмелюсь заметить, в постели вы тоже будете интересны.

«Вот оно, — оцепенело подумала Лилиан. — Он хочет меня соблазнить!»

Тут ее мысли спутались, потому что он начал легонько ласкать ее губами. Он поцеловал ее как мужчина, впервые открывший поцелуй, с медлительностью, которая сводила ее с ума. У Лилиан, конечно, было мало опыта, но даже она поняла, что в этом поцелуе больше опытной изощренности, чем чувства. Впрочем, ей было все равно, настолько она была подавлена Она беспомощно отвечала на каждое нежное движение его губ, а он не торопясь возбуждал в ней удовольствие. Вдруг она судорожно вздохнула и отвернулась.

Пальцы Сент-Винсента погладили разгоряченные щеки девушки. Он осторожно положил ее голову себе на плечо.

— Я ведь ни за кем раньше не ухаживал, — прошептал он, лаская губами ее ухо. — Во всяком случае, с серьезными намерениями.

— Для новичка у вас очень неплохо получается, — сказала она, дыша ему в плечо.

Он засмеялся и отодвинулся, разглядывая ее закрасневшееся лицо.

— Вы очаровательны! — сказал он нежно. — И прекрасны. «А еще богата», — добавила она про себя.

Тем не менее он действовал очень искусно, пытаясь убедить ее в том, что ему нравится сама Лилиан, а не ее деньги. Она это оценила. Старательно улыбнувшись, она посмотрела в прекрасное и загадочное лицо мужчины, который, весьма вероятно, станет ее мужем.

«Ваша светлость», — подумала она. Когда Сент-Винсент унаследует титул, Уэстклифу придется обращаться к ней именно так. Для начала она будет леди Сент-Винсент, а потом герцогиней Кингстон. Она поднимется по общественной лестнице выше Уэстклифа и не даст ему забыть об этом. «Ваша светлость! — повторила она. — Как чудесно это будет звучать: ваша светлость!»

Сент-Винсент отправился в клуб, а Лилиан вернулась в дом. Ее будущее начинало принимать какие-то видимые очертания. Но успокоения эта мысль не принесла. Напротив, возникла угрюмая решимость. Она вошла в дом, где царили спокойствие и безмятежность. За последние недели она так привыкла к толчее, что теперь было даже странным идти через пустой холл. А если время от времени в тишине раздавались чьи-то шаги, то это шел кто-нибудь из слуг.

Проходя мимо библиотеки, Лилиан заглянула внутрь. В огромном зале никого не было. Она вошла в помещение, где на двух этажах размещались шкафы и полки с книгами. Больше десяти тысяч томов! Приятно пахло телячьей кожей, пергаментом и бумагой. На свободном от книг пространстве висели карты и старинные гравюры. Может быть, взять что-нибудь почитать? Томик поэзии или игривый роман? Интересно, а где искать романы? На Лилиан смотрели тысячи кожаных корешков.

Лилиан шла от полки к полке. Вот толстенные тома по истории, а дальше были атласы, затем целая библиотека книг по математике — с ними не страшна никакая бессонница! Стена заканчивалась нишей, в которой помещался буфет. На нем возвышался огромный серебряный поднос с гравировкой, а внутри стояли всевозможные бутылки и графины. Особенно привлекала взгляд стеклянная бутыль в форме древесного листа, наполовину заполненная прозрачной жидкостью, внутри нее плавала груша.

Лилиан взяла бутыль в руки, внимательно осмотрела и принялась осторожно взбалтывать содержимое. Действительно, самая настоящая груша золотистого цвета, прекрасно сохранившаяся. Должно быть, разновидность французской водки, подумала Лилиан. Французы называют этот крепкий бесцветный напиток «вода жизни». Его делают из ягод винограда, бузины или сливы. Как видно, из груши тоже.

Лилиан захотелось попробовать напиток на вкус. Соблазн был велик, но ведь леди никогда не пьют крепкое спиртное. Особенно в одиночестве, в чужой библиотеке. Некрасиво получится, если ее застанут врасплох. С другой стороны, джентльмены уехали в клуб, а дамы сейчас в деревне. У большинства слуг сегодня выходной.

Она оглянулась на дверь, а потом посмотрела на соблазнительную бутылку. Часы на каминной полке громко отсчитывали минуты. Вдруг она вспомнила, как Сент-Винсент говорил ей: «Я хочу просить у вашего отца позволения ухаживать за вами».

Его слова прямо-таки звенели у нее в ушах.

— О, черт! — выругалась она и принялась искать стакан в нижнем отделении буфета.

Глава 17

— Милорд?

Заслышав голос дворецкого, Маркус оторвал взгляд от лежащих перед ним бумаг и нахмурился. Последние два часа он работал над списком рекомендаций, которые собирался представить в этом году в парламенте. Если рекомендации будут приняты, это поможет усовершенствовать систему отвода стоков в Лондоне и его окрестностях.

— В чем дело, Солтер? — спросил он недовольно, явно раздосадованный, что ему помешали. Однако старый слуга не стал бы беспокоить хозяина по пустякам. Значит, случилось что-то важное.

— Возникло некоторое затруднение, милорд. Думаю, вам следует знать.

— Затруднение? Какое же?

— Дело касается одной из гостящих в поместье особ, милорд.

— Продолжайте, — потребовал Маркус. Медлительность дворецкого начала раздражать. — Кого из гостей? Что он делает?

— Боюсь, это она. Гостья, милорд. Один из лакеев только что мне рассказал, что видел в библиотеке мисс Боумен. Она… с ней не все в порядке.

Маркус вскочил так резко, что чуть не перевернул кресло.

— Которая из них? Старшая или младшая?

— Не знаю, милорд.

— И что значит «не все в порядке»? С ней есть кто-нибудь?

— Полагаю, нет, милорд.

— Она ушиблась? Ей плохо?

Солтер взглянул на него несколько загадочно.

— Ни то ни другое, милорд. Просто… она не совсем в порядке.

Не стоило терять времени на дальнейшие расспросы. Выругавшись, Маркус выскочил из кабинета и чуть ли не бегом бросился в библиотеку.

«Черт возьми, что могло приключиться с Лилиан или ее сестрой?»

Он очень тревожился, проходя коридор за коридором, невольно удивляясь, каким пустым казался дом без гостей. Коридоры, комнаты-пещеры, бесконечные двери… Величественный старинный дом превратился в безликое подобие гостиницы. Такому дому, пожалуй, нужно, чтобы в нем раздавались счастливые вопли детей. Ему чудился детский смех в коридорах, разбросанные по полу гостиной игрушки, визгливые звуки скрипки, терзаемой на уроках музыки. Он уже видел царапины на стенах, липкие пирожные с вареньем к чаю и обручи, которые катают на задней террасе.

До сих пор он рассматривал брак как неизбежный долг, призванный продолжить род Марсденов. И вот ему пришло в голову, что будущее не обязательно бывает повторением прошлого. Может быть, у него есть возможность начать все заново. Появится настоящая семья, о которой он и не смел раньше мечтать. Поразительно, но, оказывается, ему очень хочется иметь семью… и отнюдь не с любой женщиной. Ему не нужна ни одна из тех, с кем он знаком или о ком слышал, за исключением той самой, которая ему решительно не подходит. А вдруг ему только кажется, что не подходит?

Он сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев, и пошел еще быстрее. Казалось, коридорам не будет конца, но вот он наконец-то переступил порог библиотеки. Сердце билось гулко, как колокол. Какое там спокойствие и твердость духа! Он был близок к панике…

Вот это зрелище! Маркус встал посередине комнаты как вкопанный.

Перед книжными полками стояла Лилиан, а на полу вокруг нее валялись груды книг. Она выдергивала редкие тома по очереди, осматривая каждый с озадаченной гримасой, и небрежно швыряла на пол. Ее движения казались странно замедленными, как если бы она плыла под водой. Прическа рассыпалась, но выглядела она отнюдь не больной. Напротив, вид у нее был…

Бросив взгляд через плечо, Лилиан заметила его присутствие и криво улыбнулась.

— Ах, это вы! — пренебрежительно сказала она и опять занялась книгами. — Ничего не могу найти! Вот это всё — жуткая скучища. — Лилиан перебирала книги, бормоча себе под нос: — Не эта и не эта… нет, нет, нет! А эта даже не по-английски!

Маркус было разозлился, а потом ему стало забавно. Черт возьми! Вот еще одно доказательство, что она для него не годится. Яснее некуда. Супруга одного из Марсденов не станет пробираться тайком в библиотеку и уж тем более не будет напиваться там «до легкого осложнения», как сказала бы его матушка. Лилиан раскраснелась, взгляд темных глаз сделался сонным. Нет, это называется по-другому. Она именно пьяна! В стельку, по горло, как сапожник.

Полетела очередная книга, чуть было не задев его по уху.

— Позвольте вам помочь, — любезно предложил Маркус, останавливаясь у нее за спиной. — Скажите, что вы ищете, и я…

— Что-нибудь романтичное, со счастливым концом. Конец всегда должен быть счастливым, не правда ли?

Маркус протянул руку, чтобы поправить прядь ее волос, скользнув по гладким атласным завиткам. Он никогда раньше особо не полагался на осязание, просто когда Лилиан была рядом, ему ужасно хотелось ее трогать. От этих простых прикосновений даже кровь быстрее бежала по жилам.

— Не всегда, — рассеянно ответил он. Лилиан глухо рассмеялась.

— Как это типично по-английски! Вы все любите страдать… — Она принялась рассматривать очередной том, затейливо украшенный позолотой по обложке и корешку, а потом договорила: — Стиснув зубы. Мы не любим страдать.

— Нет, любите. Вы как трусливые зайцы, едва завидев что-нибудь привлекательное…

Она всегда возбуждала в нем желание пополам с веселым удивлением, граф уже привык к этому. Он сказал:

— Нет ничего плохого в том, чтобы не выставлять удовольствие напоказ.

Бросив книгу, Лилиан резко повернулась к нему лицом.

Движение вышло таким резким, что ей пришлось поспешно опереться спиной о полку. Маркус схватил ее за талию, пытаясь удержать от падения. Ее раскосые глаза сверкнули, словно россыпь алмазов на темном бархате.

— При чем здесь «напоказ»! Правда заключается в том, что вы не хотите быть счастливым… — Она тихо икнула. — Потому что это выведет вас из равновесия. Уязвленная гордость, и все такое… Бедняжка Уэстклиф!

Она уставилась на него с притворной жалостью.

В эту минуту Маркус меньше всего думал о собственном достоинстве. Он вцепился в книжные полки, справа и слева от нее. Теперь она оказалась в полукольце его рук, и он почувствовал ее дыхание. Покачав головой, он тихо спросил:

— Маленькая леди… что вы пили?

— О… — Она наклонила голову, выскользнула из его рук и побрела к буфету, слегка пошатываясь. — Я вам покажу… чудесный, божественный напиток. Вот!

С радостным видом она продемонстрировала почти пустую бутылку, держа ее за горло.

— Смотрите, как здорово. Груша прямо в бутылке. Ну и чудеса!

Она поднесла бутылку к лицу и уставилась на грушу.

— Сначала было не очень, а потом я распробовала, и дело пошло. Кажется, это называется, — она еще раз деликатно икнула, — приобретенный вкус.

— Кажется, вы приобрели больше, чем надо, — заметил Маркус, подходя к ней.

— Вы ведь никому не скажете?

— Нет, — пообещал он торжественно. — Но боюсь, все и так узнают. Если вы не протрезвеете в ближайшие два-три часа, до того, как все вернутся. Лилиан, мой ангел, сколько бренди было в бутылке, когда вы ее обнаружили?

Она пальцем отмерила на треть от донышка.

— Когда я начала, было вот так. Или так? Она грустно смотрела на бутылку.

— А теперь осталась только груша!

Она принялась трясти и вертеть бутылку. Груша тяжело шлепала по донышку.

— Хочу ее съесть! — объявила она.

— Это не едят. Она здесь просто для аромата. Лилиан, отдайте мне эту чертову бутылку!

— Я ее съем. — С пьяной решимостью она принялась вытряхивать грушу из бутылки.

— Это невозможно.

— Невозможно? — фыркнула Лилиан, поворачиваясь к нему. — У вас полно слуг, которые могут ковырять мозги из телячьей головы, но они не в состоянии достать маленькую хорошенькую грушу из бутылки? Сомневаюсь. Пошлите за помощником дворецкого, просто свистните. Ах да, я забыла… вы же не умеете свистеть! — Ее глаза заметно сузились. — Как глупо! Ничего глупее не слышала. Все умеют свистеть! Я вас научу. Прямо сейчас. Сожмите губы. Вот так. Видите?

Лилиан качнулась, и он схватил ее в объятия. Ее губы сложились очаровательным бантиком, и Маркус вдруг почувствовал, как душа наполняется теплом, переполняет радостью сердце и вдребезги разбивает старые оковы. Видит Бог, как он устал бороться с собой, сдерживая желание. Разве хватит сил сопротивляться столь могучему зову? Это все равно что перестать дышать.

Взгляд Лилиан стал серьезен. Она явно была озадачена.

— Нет, не так. Вот как!

Бутылка упала на ковер. Она протянула руку и попыталась пальцами придать нужное положение его губам.

— Опустите язык к зубам. Все дело в языке, правда! У вас прекрасно получится, если вы сумеете управлять языком.

Ей пришлось замолчать, потому что он вдруг набросился на нее с жадными поцелуями.

— Прекрасно получится свистеть, — сумела она закончить. — Милорд, я не могу разговаривать, когда вы…

Он опять прильнул к ее губам, впитывая ее сладость с примесью аромата бренди.

Она беспомощно прислонилась к нему, гладя его волосы. Дыхание согревало щеки, словно порывы ветерка. Чувственная волна охватила все его тело, и поцелуй стал глубже, настойчивей. Все эти дни он снова и снова переживал их встречу в саду бабочек. Вспоминал, какая нежная у нее кожа, как приятно провести по ней рукой. А какая маленькая нежная грудь, а какие сильные стройные ноги… Ему представлялось, как она обвивается вокруг него, царапая ногтями спину и стискивая коленями его бедра, а он в это время входит в нее… И гладкое, как шелк, тело становится влажным.

Лилиан запрокинула голову назад, посмотрев на него удивленными глазами.

— Лилиан, — шепнул он, — я так устал избегать вас, что больше не могу. За эти две недели я тысячу раз хотел подойти к вам. Мне приходилось сдерживаться из последних сил. Я все время говорил себе, что вы не для меня… — Он замолчал, потому что она вдруг беспокойно задвигалась и изогнула шею, пытаясь найти что-то на полу. — Не важно, что я… Лилиан, вы меня слушаете? Что вы там высматриваете, черт возьми?

— Грушу. Я ее уронила… Ах, вот она!

Она вырвалась из его рук и опустилась на четвереньки, шаря под креслом. Вытащив бутылку из-под бренди, Лилиан села на пол.

— Лилиан, к черту грушу!

— По-вашему, как ее туда затолкали? Она сунула палец в горлышко бутылки.

— Я не понимаю, как можно было протолкнуть такую большую грушу сквозь это узкое горлышко!

Маркус прикрыл глаза, пытаясь совладать с порывом страсти.

— Бутылку вешают на дерево, завязь растет внутри.

— Да, она растет… — сказал он сквозь зубы, — пока не созреет.

Лилиан была поражена. Она держала бутылку, пихая палец все глубже и глубже…

— Правда? Как здорово придумано! Груша в собственном маленьком… Ох, только не это!

— Что такое? — спросил Маркус.

— Палец застрял.

Граф ошеломленно вытаращил глаза. Лилиан пыталась выдернуть палец из бутылки.

— Не могу вытащить, — сообщила она.

— Дергайте сильнее.

— Больно! Кажется, палец распухает.

— Я сказал, сильнее.

— Не могу! Он и в самом деле застрял. Надо его чем-нибудь смазать. Тут поблизости нет никакого масла или жира?

— Нет.

— Совсем ничего?

— Вам, вероятно, покажется странным, но мы не держим масло в библиотеке.

Лилиан посмотрела на него снизу вверх.

— Прежде чем вы начнете меня распекать, Уэстклиф, хочу напомнить, что я не первая, у кого палец застрял в горлышке бутылки. Такое часто случается, знаете ли.

— Вот как? Вероятно, вы говорите об американцах. Ни разу не встречал англичанина с бутылкой на пальце. Даже пьяный англичанин такого не сделает.

— Я не пьяная! Я всего лишь… Куда же вы?


— Оставайтесь здесь! — приказал Маркус, выскакивая из библиотеки. Пройдя немного дальше по коридору, он увидел горничную с ведром. В ведре были тряпки и банки с мастикой и воском.

При появлении Уэстклифа темноволосая горничная застыла на месте. Очевидно, девушку испугала его суровая гримаса. Маркус силился вспомнить: «Как же ее зовут?»

— Мэгги, — обратился он, — ты ведь Мэгги, да?

— Да, милорд, — робко ответила девушка, опустив глаза.

— В твоем ведре есть мыло или мастика?

— Да, сэр, — сказала она смущенно, — экономка велела мне натереть стулья в бильярдной.

— А из чего это делают? — перебил он ее. — Нет ли там едких ингредиентов? — Видя замешательство девушки, он пояснил: — Я имел в виду мастику.

Ее глаза округлились. С чего бы хозяину интересоваться такими мелочами?

— Из пчелиного воска, — неуверенно ответила она. — Еще лимонный сок, капля-другая масла.

— И все?

— Да, милорд.

— Отлично. Я возьму мастику, с твоего позволения, — кивнул он, а совершенно сбитая с толку горничная сунула руку в ведро и вытащила баночку с желтым воскообразным составом.

— Милорд, если вы хотите что-то натереть, я могу…

— Это все, Мэгги, — сказал Маркус, забирая у нее банку. — Спасибо.

Она присела в реверансе и удивленно посмотрела ему вслед, не веря собственным глазам.

Вернувшись в библиотеку, Маркус застал Лилиан лежащей на ковре. Граф было забеспокоился, что она потеряла сознание, но вдруг увидел, что девушка держит в свободной руке длинный деревянный цилиндр, приставив его к глазам.

— Я его нашла! — гордо объявила Лилиан. — Калейдоскоп! Оч-чень интересно. Но не совсем то, что я ожидала.

Он молча забрал у нее инструмент, перевернул и сунул ей в руку.

— Вы смотрите не в тот конец.

— Чудесно! — ахнула Лилиан. — Как он устроен?

— На одном конце находится посеребренное зеркало, а вот тут…

Он замолчал, потому что Лилиан навела калейдоскоп на него.

— Милорд, — произнесла она с торжественной озабоченностью, разглядывая его сквозь калейдоскоп, — у вас три… нет, три сотни глаз!

Она захихикала и уронила калейдоскоп на ковер. Маркус опустился на колени рядом с Лилиан и коротко приказал:

— Дайте руку! Да не эту, а где бутылка.

Она так и осталась лежать ничком. Маркус щедро намазал мастикой ту часть пальца, что была снаружи, особенно в том месте, где стекло прилипало к коже. Разогретый теплом его рук, воск начал таять, и в библиотеке запахло лимоном. Лилиан сделала глубокий вдох и мечтательно сказала:

— Как чудесно пахнет!

— Попробуйте вытащить палец.

— Пока никак.

Еще несколько втирающих движений, а потом он втолкнул немного воска внутрь горлышка. Лилиан совсем расслабилась… так приятны были его мягкие движения! Казалось, ей нравится лежать вот так, наблюдая за Маркусом.

Он взглянул на нее, лежащую на ковре, и с трудом удержался, чтобы не поцеловать. «Лечь бы рядом и бездумно ласкать ее…»

— Не соблаговолите объяснить, с чего вы вдруг напились грушевого бренди средь бела дня?

— Потому что не могла откупорить бутылку с хересом. Он скривился.

— Я не об этом. Почему вы вообще пили?

— О-о! Мне было как-то… Я была такая напряженная, что решила, это поможет мне успокоиться.

Маркус помассировал основание ее пальца и спросил:

— А почему вы были напряжены? Лилиан отвернулась.

— Не хочу говорить об этом. — Хм.

Она взглянула на него, сузив глаза.

— Что вы хотите сказать?

— Ничего.

— Неправда. Это было не простое «хм». Вы меня осуждаете!

— Я просто размышлял.

— И до чего додумались? — спросила она с вызовом. — Скажите.

— Думаю, тут не обошлось без Сент-Винсента. — По ее лицу скользнула тень, и он понял, что догадался правильно. — Расскажите-ка мне, что произошло, — попросил он, не сводя с нее глаз.

— Знаете, — задумчиво сказала Лилиан, пропустив вопрос мимо ушей, — а вы не так красивы, как лорд Сент-Винсент!

— Вы меня удивили, — сухо ответил он.

— Но есть одна причина, — продолжала она, — почему мне не хочется целовать его так, как вас.

Хорошо, что она закрыла глаза. Если бы она видела сейчас выражение его лица, ни за что бы не осмелилась продолжать.

— В вас есть что-то такое, из-за чего я становлюсь сама не своя. Мне все время хочется сделать что-нибудь ужасное! Может быть, это потому, что вы такой безупречный? Ваш галстук никогда не съезжает набок, туфли всегда блестят, рубашки накрахмалены. Иногда я смотрю на вас, и мне хочется оборвать с вас все пуговицы. Или поджечь вам брюки. — Она беспомощно захихикала — Я часто гадала… Вы боитесь щекотки, милорд?

— Нет, — хрипло сказал Маркус. Под накрахмаленной рубашкой его сердце ухало, как колокол. Им овладело яростное желание схватить это хрупкое женское тело, распростертое пред ним на ковре, и замучить его ласками. С другой стороны, в нем отчаянно взывало чувство чести. Не тащить же в постель пьяную девушку! Это недостойно. Она беззащитна, она — девственница. Маркус никогда не простит себе, если воспользуется ее положением.

— Получилось! — Лилиан подняла руку и победоносно помахала пальцем. — Мой пальчик на свободе! Почему вы хмуритесь? — Она приподнялась и села. Ей пришлось даже схватиться за его плечо, чтобы не упасть. — Эта морщинка у вас между бровей наводит меня на мысль… я хочу…

Она замолчала, разглядывая его лоб.

— Что? — шепнул Маркус, пытаясь сохранить остатки самообладания.

Все еще цепляясь за его плечо, Лилиан встала на колени.

— Я хочу сделать вот это.

Она поцеловала его между бровей.

Маркус закрыл глаза и застонал… тихо, беспомощно Он хотел ее. Хотел не просто разделить с ней постель, хотя сейчас это было его самым неодолимым желанием. Он хотел делить с ней все. Не стоило больше отрицать, что отныне всегда он будет сравнивать всех женщин с Лилиан, и ни одна из них с ней не сравнится. Ее улыбка, острый язычок, живой нрав, заразительный смех, тело и дух — все это цепляло самые чувствительные струны его души, заставляя их звенеть от счастья. Независимая, своевольная, упрямая. Большинству мужчин не хотелось бы видеть эти качества в своей жене, а ему нравилось. Это было неожиданно и необъяснимо.

Что же делать? Он видел две возможности: избегать ее, насколько возможно, хотя до сих пор ему это плохо удавалось, или уступить влечению, и будь что будет. Уступить, зная, что она никогда не станет тихой, покорной женой, какую он себе всегда представлял. Женившись на Лилиан, он бросит вызов судьбе, уготованной ему еще до рождения.

От Лилиан можно было ожидать чего угодно. Он никогда не сможет до конца понять или предугадать ее поведение. Попробуй он держать ее в строгости — и она укусит, словно дикий зверь. Природа наделила ее сильными чувствами и не менее сильной волей. Ссоры будут неизбежны. Она не позволит ему приручить себя до конца.

Всемогущий Боже, об этом ли он мечтал?

Да, да, да!

Маркус чувствовал ее теплое дыхание, отдающее бренди. Сейчас он ее возьмет. Он твердо обхватил ладонями голову Лилиан, притянул к себе ее лицо и поцеловал. Она сказала что-то неразборчивое и поцеловала его в ответ с не девичьей страстью. Таким настойчивым и сладким был ее ответный поцелуй, что он чуть было не засмеялся. Страстные движения ее губ согнали с лица улыбку. Ему нравилось, как она отвечает, не уступая ему в страсти. Он осторожно опустил ее на пол и устроил голову Лилиан на сгибе своего локтя. Теперь он исследовал, ее рот быстрыми и хищными выпадами языка. Юбка Лилиан сбилась и стояла колом, мешая им теснее прижаться друг к другу. Извиваясь, как кошка, Лилиан сумела сунуть руки ему под сюртук. Они медленно перекатывались по ковру. Сначала он сверху, а она снизу, затем наоборот. Какая разница, кто где, пока их тела сплетены…

Лилиан была стройной и сильной. Она вжималась в него, гладя руками его спину. Такого возбуждения Маркус не испытывал еще ни разу. Он горел от желания. Ему нужно войти в нее, чтобы ощутить каждый уголок ее тела, ласкать, целовать ее…

Маркус почувствовал, что ему в спину упирается ножка стула, и это на время отрезвило его. «В любую минуту в библиотеку могут войти, нельзя, чтобы нас увидели». Он вскочил, увлекая за собой Лилиан. Они так и стояли, не разнимая тесных объятий, а ее мягкие губы искали его рот. Маркус шепнул:

— Лилиан, пойдем со мной.

— Куда? — спросила она едва слышно.

— Наверх.

Ее спина напряглась. Она поняла, что он имеет в виду. Спиртное притупило чувство меры, но не лишило рассудка окончательно. Тонким горячим пальцем она провела по его щеке, пристально глядя ему прямо в глаза.

— К вам в постель? — шепнула она, и ее глаза увлажнились.

Он слегка кивнул, и она прильнула к нему, шепнув:

— О да…

Губы Лилиан распухли от поцелуев. Она была вся такая нежная! Рот, язык… У Маркуса перехватило дыхание, когда он почувствовал, что Лилиан еще крепче прижалась к нему. Ему пришлось ухватиться за полку, чтобы не упасть. Хотелось проникнуть в нее как можно глубже, и поцелуев было уже недостаточно. Он хотел почувствовать ее кожу, запах, бешеный ритм пульса, и чтобы пальцы запутались у нее в волосах. Ему представлялось, как ее обнаженное тело выгибается у него в руках, а ногти царапают спину. Он предвкушал пик наслаждения, когда ее внутренние мышцы сомкнутся вокруг его плоти. Он жаждал взять ее быстро, а потом медленно, еще раз грубо, и снова бережно. Тысячу раз. И каждый раз заново, с безмерной страстью.

Едва сумев оторваться от ее лица, он хрипло проговорил:

— Обними меня за шею.

Он подхватил ее на руки и прижал к груди.

Глава 18

«Если это сон, — думала Лилиан, — то он похож на явь. Все происходило с поразительной четкостью. Сон… конечно, это сон! Во сне можно делать все, что хочешь. Нет ни правил, ни обязательств. Только наслаждение».

Маркус раздел ее и разделся сам. Их одежда перемешалась в общей куче на полу. Он уложил ее на широкую кровать, где подушки были мягче облаков, на гладкую прохладную простыню. Разумеется, это был сон, ведь люди любят друг друга по ночам, в темноте, а в ее сне комнату заливал яркий послеполуденный свет.

Маркус лежал рядом, лаская ее губы. Его поцелуи казались долгими и ленивыми. И было неясно, когда заканчивался один поцелуй и начинался другой. Он прижался к ней своим длинным обнаженным телом. Она осторожно принялась гладить его могучую спину и плечи. Его мышцы казались стальными, в то время как кожа была шелковистой и жаркой. Когда он лег на нее сверху, жесткие волоски его груди щекотали нежную кожу ее обнаженной груди. Он принялся исследовать все ее тело возбуждающими ласками и поцелуями.

Казалось, запах их тел смешался и изменился в огне взаимной страсти. Он был приправлен солью, и эта нотка придавала близости особый вкус. Она прильнула к его шее, жадно вдыхая этот возбуждающий аромат. Маркус… этот Маркус из сна не отличался сдержанностью. С одной стороны, английский джентльмен, а с другой — нежный и отважный странник, шокирующий своей требовательностью. Перевернув ее на живот, он принялся целовать ее спину, спускаясь все ниже. Игра его языка оказалась такой приятной, что она стала извиваться от удовольствия. Теплую ладонь он положил ей на ягодицы, а кончиками пальцев принялся исследовать сокровенную щель меж бедер. Она беспомощно простонала, приподнимаясь навстречу его движениям.

Пробормотав что-то, Маркус прижал ее спину к матрасу, раздвинул упругие завитки волос и вошел внутрь, дразня нежную плоть одним пальцем. Лилиан лежала на боку, спрятав пылающее лицо в белоснежную простыню, порывисто дыша от удовольствия. Маркус промурлыкал что-то ей в затылок, заставляя раздвинуть ноги. Она почувствовала прикосновение его члена к внутренней стороне бедер, в то время как сильные руки не прерывали игры с ее бедрами. Его прикосновения были так легки и невесомы, что это сводило ее с ума. Слишком нежно! Ей хотелось большего. Сердце стучало как бешеное. Руки судорожно комкали простыню, и она сжимала ее в мокрых кулаках. В ней росло странное напряжение. Она извивалась под тяжестью его тела, стараясь найти выход этому напряжению и заходясь в безмолвном крике.

Он перевернул ее на спину. Его глаза были как темное пламя.

— Лилиан, — услышала она его шепот, — мой ангел, моя любовь… тебе не больно? Вот здесь… внутри. Здесь так сладко… и пусто. Хочешь, я войду сюда?

— Да, —прорыдала она, прижимаясь к нему теснее. —Да, Маркус, да…

— Сейчас.

Он провел языком по ее соску, и она застонала, когда эта мучительная ласка закончилась. Ошеломленная и сбитая с толку, она чувствовала, что его язык скользит ниже, еще ниже по ее напряженному телу, пробуя его на вкус.

И вот… она перестала дышать. Сильными руками он широко раздвинул ее бедра, прохладная влага его языка проникла в чащу завитков. Ее бедра поднялись, приникая к его рту. «Неужели он…» Но его язык уже проник вглубь, и кончик языка затеял хитрую игру, описывая круги и дразня. Она закричала, не в силах выдержать пытку, но он не остановился. Сосредоточившись на крошечной точке ее плоти, он задал ритм, сотрясающий ее тело в дикой пляске, а потом стал ласкать нежные складки. Она опять застонала, чувствуя его язык внутри собственного тела.

— Маркус, — услышала она собственный прерывистый шепот. Она звала его снова и снова. Его имя казалось ей чудеснейшей музыкой, любовным заклинанием. — Маркус…

Дрожащими руками она обняла его голову, пытаясь направить его рот выше, туда, где ей так хотелось его почувствовать. Она бы умоляла его, но не могла найти слов. Вдруг его язык скользнул выше, губы сомкнулись вокруг той самой точки, безжалостно терзая ее плоть. Она хрипло закричала, когда ее накрыла волна экстаза, и мир вокруг закрутился с бешеной скоростью, выворачивая наизнанку все ее ощущения.

Маркус приподнялся над ней, баюкая ее в руках и целуя мокрые щеки. Лилиан не разжимала объятий, часто и тяжело дыша. Ей было мало. Она жаждала получить его тело и душу. Несмело нагнувшись, она дотронулась до упругой мужской плоти и повлекла ее в сырую пещеру, скрытую между ее бедер…

— Лилиан, если мы это сделаем… вы должны понимать, что это все изменит. Нам придется…

— Давайте же, — перебила она хрипло. — Войдите в меня. Сейчас.

Кончиками пальцев Лилиан провела по члену от корня до набухшего конца, уткнулась ему в шею и слегка куснула. Одним внезапным движением он опрокинул ее на спину и навис над ней, раздвигая ее ноги. Она почувствовала жалящее давление между ног. Ее мышцы сжались, не пропуская захватчика внутрь.

Его рука снова нащупала заветную точку в ее чувствительной плоти. Новая волна наслаждения заставила ее беспомощно содрогнуться. Ее бедра поднялись, и давящее движение проникло глубже, вынуждая сдаться на милость победителя. Одним решительным ударом он вошел внутрь. В этот момент она замерла от боли и удивления, вцепившись пальцами в его спину. Все ее тело сотрясала дрожь. Она не могла не чувствовать боль, хотя так ждала этого момента. Он шептал ей что-то успокаивающее и не двигался, терпеливо дожидаясь, когда ей станет легче.

Он поцеловал ее, и Лилиан открыла глаза. Их взгляды встретились. Она вдруг почувствовала себя легкой и свободной, все страхи и препятствия исчезли. Его ладонь скользнула ей под ягодицы. Приподняв ее, он начал осторожное движение.

— Так хорошо? — шепнул он.

Лилиан застонала и обвила его шею руками. Она откинула голову, и Маркус начал целовать ее шею. Теперь ее тело не сопротивлялось, оно полностью открылось навстречу мужскому желанию. Она стала подаваться вперед, чтобы полнее чувствовать его удары. В какой-то момент ей показалось, что он пришел в восторг. Его дыхание стало хриплым, а черты лица заострились.

— Лилиан, — шептал он хрипло, — Лилиан… мой Бог, я не могу…

Он закрыл глаза и зарычал, дойдя до своего пика наслаждения. Мужская плоть билась внутри ее.

Потом он вышел из ее сладкого плена, но она все еще не могла разжать руки, цеплялась за него и шептала:

— Нет, еще немного, пожалуйста.

Он уложил ее на бок, и они лежали, сплетясь в одно целое. Не желая его отпускать, она закинула ногу ему на бедро, скользя по его гладкой спине кончиками пальцев.

— Маркус, — шепнула она, — это ведь сон, не правда ли?

Когда Лилиан открыла глаза, солнечный свет уже немного потускнел. Сквозь неплотно прикрытые занавеси она увидела небо, которое уже приобрело оттенок лаванды. Маркус пробежался губами по ее щеке. Он осторожно приподнял ее за плечи, усадив на постели. Лилиан вдохнула его запах. Ее губы запеклись, а горло саднило. Ей хотелось пить. Она хрипло сказала:

— Воды.

Найдя край хрустального стакана, она благодарно прильнула к живительной влаге. Жидкость была свежая, прозрачная, с привкусом лимона и меда.

— Еще?

Лилиан посмотрела на стоящего перед ней мужчину. Он был полностью одет. Волосы аккуратно причесаны, лицо свежее. Он только что принял ванну. Во рту у нее снова пересохло.

— Мне снилось… Я думала…

Вдруг она все поняла. Это был вовсе не сон. Уэстклиф был одет, а она сидела обнаженная в его постели, завернутая в простыню.

— Боже! — прошептала она. Ей стало страшно. — Что я наделала! — Виски ее заломило, и она закрыла лицо руками.

Уэстклиф поставил поднос на столик возле кровати и налил еще одну порцию живительного напитка.

— У тебя болит голова? — спросил он. — Так я и думал! Вот, возьми.

Он дал ей пакетик из тонкой бумаги. Дрожащими руками она развернула его, высыпала горький порошок на язык и запила глотком сладкой жидкости. Простыня упала, обнажив грудь. Вспыхнув, она поспешно схватила край простыни и натянула ее повыше. Уэстклиф ничего не сказал, однако по его взгляду она поняла, что стесняться уже поздно. Лилиан закрыла глаза и жалобно застонала.

Забрав у нее стакан, Уэстклиф осторожно опустил ее на подушку и стал терпеливо дожидаться, когда она придет в себя и сможет смотреть ему в лицо. Он улыбнулся и осторожно похлопал ее по щекам. «Какой у него довольный вид», — подумала Лилиан с досадой.

— Милорд…

— Не сейчас. Мы поговорим об этом позже. Сначала я должен о вас позаботиться.

Она вскрикнула от возмущения, когда он сдернул с нее простыню, и осталась лежать перед ним совершенно голая.

— Не надо!

Не слушая ее, Уэстклиф повернулся к столику и налил горячей воды из маленького кувшина в фарфоровую миску. Опустил в воду кусок ткани, выжал ее, а затем сел рядом с Лилиан. Она поняла, что он задумал, и оттолкнула его руку. Он бросил на нее ироничный взгляд, от которого она окаменела, и сказал:

— Самое время быть недотрогой.

— Ладно. — Лилиан покраснела до корней волос и закрыла глаза. — Только побыстрей.

Она почувствовала прикосновение теплой ткани между бедер и вздрогнула.

— Полегче? — спросил Уэстклиф, осторожно вытирая ее измученную плоть. — Простите, я знаю, вам больно. Лежите смирно.

Лилиан закрыла глаза ладонью, чтобы не видеть, как он кладет еще один согревающий компресс на ее интимное местечко.

— Вам легче? — вновь услышала она вопрос.

Лилиан кивнула, не в силах сказать ни слова. Уэстклиф заговорил чуть насмешливо:

— Не ожидал такой стыдливости от девушки, способной бегать по лесу в одном нижнем белье. Зачем вы закрываете глаза?

— Я не могу смотреть на вас, когда вы смотрите на меня, — жалобно ответила она.

Уэстклиф рассмеялся. Лилиан услышала всплеск воды, и он положил свежий компресс. Лилиан наконец-то осмелилась глянуть на него сквозь пальцы.

— Вы наверняка вызывали сюда слугу. Он все видел? Или это была горничная? Кто-нибудь знает, что я была у вас?

— Только мой камердинер. И ему прекрасно известно, что будет, если он хоть слово скажет о моих…

Уэстклиф замолчал, подбирая слово. Лилиан закончила вместо него:

— О ваших похождениях?

— Это было не похождение.

— Простите, ошиблась.

— Тем не менее вы правы. Мы должны вести себя осмотрительно.

Это прозвучало зловеще. Лилиан отняла руку от глаз. Когда Уэстклиф снял компресс, она увидела, что ткань пропитана кровью. Ее кровью! Желудок сжался, а сердце глухо застучало в груди. Любой молодой женщине известно: переспать с мужчиной, который не связан с тобой узами брака, значит, погубить себя. «Погубить себя»… Как это ужасно! Как будто она теперь навеки испорчена, словно банан на дне корзины с фруктами.

— Просто нужно вести себя так, чтобы никто не догадался, — мрачно сказала она. — Сделаем вид, что ничего не было.

Уэстклиф натянул простыню ей до подбородка и склонился, положив руки ей на плечи.

— Лилиан, мы занимались любовью. Это не пустяк, который можно с легкостью забыть.

Ее вдруг охватила паника.

— Я могу забыть. А если я могу, то и вы…

— Я воспользовался вами, — сказал мрачно Уэстклиф, как будто его мучили угрызения совести. Но притворялся он плохо. — Мне нет прощения. Однако из создавшегося положения есть выход.

— Я вас прощаю, — быстро сказала Лилиан. — Вот все и уладилось. Где моя одежда?

— Этот единственный выход состоит в том, что нам следует пожениться.

Предложение руки и сердца от графа Уэстклифа.

Услышав такое от этого мужчины, любая незамужняя дама в Англии зарыдала бы от счастья, но Лилиан показалось, что здесь что-то не так. Уэстклиф делает предложение потому, что действительно хочет на ней жениться? Потому, что любит ее и желает больше, чем любую другую женщину? Нет, он делает это предложение из чувства долга!

Она с трудом села.

— Милорд, — сказала она дрожащим голосом, — вы делаете предложение лишь потому, что мы спали вместе? Это единственная причина?

— Вы привлекательны, умны. Без сомнения, у вас будут здоровые дети. Кроме того, этот союз выгоден нашим семьям.

Ее одежда была аккуратно сложена на стуле возле камина. Лилиан выбралась из постели.

— Мне нужно одеться.

Она сморщилась от боли, когда встала на ноги.

— Я вам помогу, — быстро сказал Уэстклиф, бросаясь к стулу.

Она присела на край постели. Растрепанные волосы закрыли грудь и беспорядочно свисали вдоль спины. Уэстклиф принес одежду и разложил на кровати.

— Как вы красивы! — Он дотронулся до ее голого плеча и провел пальцами до локтя. — Простите, что сделал вам больно, — сказал он мягко. — В следующий раз уже будет легче. Не надо бояться. И не пугайте меня. Надеюсь, вы верите, что…

— Пугать вас? — переспросила она. — Боже, разве я могла бы?

Уэстклиф посмотрел ей в лицо и улыбнулся.

— Да, вы бы не смогли, — согласился он. — Вы бы плюнули в глаз черту, будь это вам на руку.

Лилиан не поняла: комплимент это или порицание? Она |неохотно высвободилась из его объятий и потянулась за одеждой. Руки ее не слушались.

— Я не хочу за вас замуж, — сказала она.

Конечно, она сказала неправду, но так не хотелось принимать предложение, продиктованное чувством долга.

— У вас нет выбора, — услышала она из-за спины.

— Конечно, есть. Смею надеяться, что лорд Сент-Винсент примет меня, не посмотрев, что я не девственница. А если нет, родители вряд ли выгонят меня на улицу. Не беспокойтесь, я освобождаю вас от ответственности.

Лилиан схватила панталоны и нагнулась, чтобы просунуть в них ноги.

— Почему вы говорите о Сент-Винсенте? — резко спросил он. — Сент-Винсент сделал вам предложение?

— С трудом верится? — язвительно сказала Лилиан, стараясь справиться с завязками. Потом она потянулась за сорочкой. — Он просил позволения поговорить с папой, правда.

— Вы не можете выйти за него. — Уэстклиф с презрительной гримасой наблюдал, как она просовывает в сорочку голову и руки.

— Почему нет?

— Теперь вы моя.

Лилиан фыркнула, хотя властные нотки в его голосе заставили ее сердце екнуть.

— Да, я с вами спала, но это не означает, что у вас есть на меня права.

— Вы могли забеременеть, — сообщил он с жестоким удовольствием. — И в эту самую минуту в вашем животе растет мой ребенок. Полагаю, тут есть некоторые основания для притязаний.

Колени Лилиан подогнулись, но она сумела сохранить холодный тон.

— Это мы еще посмотрим. Пока что я отвергаю ваше предложение. Или это вообще было не предложение? — Она натянула на ногу чулок. — Это скорее напоминало приказ.

— Так вот в чем дело? Вам не понравилось, как я выразился? — Уэстклиф нетерпеливо покачал головой. — Очень хорошо. Вы согласны стать моей женой?

— Нет.

По его лицу прошла грозовая туча.

— Почему нет?

— Постель — недостаточный повод для того, чтобы связать себя узами брака на всю жизнь.

Он высокомерно вскинул дугою бровь.

— Это достаточный повод для меня. — Он поднял корсет и подал Лилиан. — Что бы вы ни говорили и ни делали, моего решения это не изменит. Мы поженимся, и как можно скорее.

— Ваше решение, но не мое, — возразила Лилиан, стараясь задержать дыхание. Она взялась за кружевные завязки корсета и затянула их как можно туже. — А еще я хотела бы послушать, что скажет графиня, когда вы сообщите ей, что намерены ввести в семью еще одного представителя американской нации.

— У нее будет апоплексический удар, — спокойно сообщил Маркус, помогая ей туже затянуть корсет. — Начнутся визгливые тирады, возможно, даже обмороки. Потом она на полгода уедет на континент и не напишет ни строчки никому из нас.

Помолчав, он с удовольствием добавил:

— Жду не дождусь, когда это случится!

Глава 19

— Лилиан, Лилиан, дорогая, тебе пора просыпаться! Вот так. Я позвоню, чтобы принесли чай.

Возле ее постели стояла Дейзи, маленькие ручки осторожно трясли плечо Лилиан.

Ворча и забиваясь под одеяло, Лилиан одним глазом поглядела на сестру.

— Я не хочу вставать.

— Ты должна. Тут кое-что происходит, и я хотела тебя подготовить.

— Что происходит?

Она рывком села и схватилась руками за голову. Одного взгляда на озабоченное лицо сестры было достаточно, чтобы сердце забилось от тревожных предчувствий.

— Положи под голову еще подушку, — предложила Дейзи. — Я подам тебе чай. Вот так.

Лилиан взяла чашку с дымящимся напитком и попыталась привести в порядок мысли, столь туманные и беспорядочные. Задача казалась безнадежной. Это было все равно, что собрать спутанные клубки шерсти.

Она довольно смутно помнила, как вчера вечером Маркус вел ее назад в их с сестрой комнату. Здесь уже ждали наготове горячая ванна и услужливые руки горничной. Она вымылась и переоделась в свежее белье и успела прыгнуть в постель раньше, чем сестра вернется с праздничной прогулки в деревню. Затем был долгий глубокий сон. Она могла бы еще поверить, что вчерашние события ей привиделись во сне, если бы не тянущая боль внизу живота.

«Что еще? — подумала она со страхом. — Маркус заявил, что собирается на мне жениться?»

Однако сейчас, при свете дня, он мог и передумать. А чего хочет она сама? Ответа Лилиан не знала. Если придется прожить жизнь рядом с человеком, который женился на ней только из чувства долга.

— Что случилось? — спросила она.

Дейзи присела на краешек постели, пристально глядя ей в лицо. На ней было голубое утреннее платье, и волосы небрежно заколоты на затылке, а взгляд какой-то озабоченный.

— Около двух часов назад я услышала шум в комнате мамы и папы. Кажется, лорд Уэстклиф просил их о встрече с глазу на глаз в гостиной Марсденов. Потом папа вернулся, и я спросила, что происходит. Папа не стал ничего объяснять, но вид у него был взволнованный. С мамой приключилась истерика. Она то плакала, то смеялась. Папа потребовал виски, чтобы ее успокоить. Не знаю, о чем они говорили с лордом Уэстклифом, но я надеюсь, что ты…

Дейзи замолчала, испуганно глядя на сестру. У Лилиан так тряслись руки, что чайная чашка задребезжала на блюдце. Дейзи выхватила чашку с блюдцем из бесчувственных рук сестры.

— Дорогая, что с тобой? У тебя такой странный вид! Что-нибудь случилось вчера, когда меня не было? Ты опять поссорилась с лордом Уэстклифом?

Лилиан едва сдерживала приступ дикого смеха. Ей еще не доводилось испытать такого, балансируя на грани слез и гнева.

— Да, — сказала она, — кое-что произошло. И теперь у него есть повод, чтобы навязать мне свою волю, не спрашивая моего согласия. Он говорит с отцом за моей спиной… Ох, я этого не вынесу. Просто не смогу!

Глаза у Дейзи стали огромными как блюдца.

— Ты что, опять каталась на лошади лорда Уэстклифа без разрешения?

— Что? Боже, если бы дело было в этом! — Лилиан закрыла руками горящее от стыда лицо. — Я спала с ним. — Ее голос звучал приглушенно. — Вчера, когда в поместье никого не было.

Сестра встретила ее смелое признание гробовым молчанием. Она была шокирована.

— Ты? Но я не понимаю, как ты могла?

— Я напилась бренди в библиотеке, — бесцветным голосом продолжала Лилиан. — И он меня там нашел. Одно за другим, то да се, и я оказалась в его спальне.

Дейзи молча переваривала новость. Она пыталась было заговорить, потом схватила недопитый сестрой чай и сделала большой глоток.

— Полагаю, «переспать» — это значит не просто вздремнуть рядом с ним?

Лилиан скривилась.

— Дейзи, это совсем не смешно.

— Ты думаешь, он поступит как честный человек и сделает предложение?

— О да, — горько ответила Лилиан. — И это станет отличной дубинкой в его руках. Он будет оглаживать меня ею по голове, пока я не отступлю.

— Он говорил, что любит тебя? — Дейзи задала главный вопрос.

Лилиан презрительно фыркнула.

— Нет, ни словом не обмолвился. Сестра озабоченно нахмурилась.

— Лилиан, может быть, ты боишься, что… это из-за духов?

— Нет, я… Боже, я даже не подумала! Совсем про них забыла.

Застонав, она схватила подушку и упала в нее лицом, как будто хотела в ней спрятаться. Сейчас это было бы кстати.

— А ты хочешь выйти за него?

Ей как будто воткнули в сердце кинжал. Она отшвырнула подушку прочь и зло сказала:

— Но не так же! Он принимает решение, даже не интересуясь моими чувствами. Заявляет, что делает это, чтобы прикрыть мой грех.

Дейзи молча обдумывала слова Лилиан.

— Думаю, лорд Уэстклиф назвал бы это по-другому. Не такой он человек, чтобы тащить девушку в постель или под венец, если она ему не нравится по-настоящему.

— Остается только сожалеть, что его не интересует, чего хочется мне, — мрачно сказала Лилиан.

Она встала и направилась к умывальнику. Из зеркала на нее уставилось собственное измученное отражение. Лилиан налила воды в таз и умылась, промокнув лицо мягким полотенцем. Открыла коробочку с зубным порошком, и по комнате разлетелось облачко с ароматом корицы. Дразнящий вкус корицы прогнал кислое, вязкое ощущение во рту. Теперь ее зубы стали чистыми и гладкими, как стекло.

— Дейзи, — позвала она сестру, глядя через плечо, — сделаешь для меня кое-что?

— Да, конечно!

— Я не хочу сейчас разговаривать с мамой или папой, но мне нужно знать, в самом ли деле Уэстклиф делает мне предложение. Ты можешь как-нибудь выяснить?

— Ни слова больше, — быстро ответила сестра и бросилась к двери.

Лилиан успела закончить свой утренний туалет и застегнуть все пуговицы белой батистовой сорочки, когда вернулась младшая сестра.

— Не стоило и спрашивать, — грустно сказала Дейзи. — Папы нет, а мама сидит, уставившись в стакан с виски, и поет свадебные песни. Вид у нее самый блаженный. Думаю, сомнений нет — лорд Уэстклиф сделал предложение!

— Скотина, — выругалась Лилиан. — Как он посмел оставить меня в стороне? Как будто я случайный человек и ничто меня не касается. Интересно, что он сейчас делает? Вероятно, подбивает итоги. Следующим, с кем ему захочется побеседовать, будет…

Она издала невнятный вопль, наливаясь злостью. «Уэстклиф обожает все держать под контролем. Он не даст мне самой поговорить с Сент-Винсентом, как следует попрощаться с другом. Уэстклиф займется этим сам».

— Если он занят тем, о чем я думаю, — прорычала Лилиан, — я разобью ему голову кочергой!

— Что? — Дейзи ничего не понимала. — О чем ты подумала? Нет, Лилиан! Ты не можешь выйти из комнаты в одной сорочке!

Она бросилась к двери, громко шепча сестре:

— Лилиан! Пожалуйста, вернись! Но старшая сестра была уже далеко.

Подол белой сорочки Лилиан развевался, как парус корабля, когда она пронеслась через холл и бросилась вниз по лестнице. Час был ранний, большинство обитателей дома еще спали. Впрочем, Лилиан совершенно не заботило, видит ли ее кто-нибудь. Она напугала пару-тройку слуг, пролетев мимо, как разгневанный ураган. Вот наконец кабинет Маркуса. Лилиан совсем запыхалась. Дверь была закрыта, но она, ни минуты не колеблясь, распахнула ее настежь и ворвалась внутрь. Дверь тяжело ударилась о стену.

Как она и подозревала, у Маркуса в кабинете был Сент-Винсент. При ее вторжении мужчины подняли головы.

Лилиан уставилась в бесстрастное лицо Сент-Винсента.

— Что он вам наговорил? — потребовала она без всяких предисловий.

Сент-Винсент изобразил любезное безразличие.

— Он рассказал мне достаточно.

Лилиан перевела взгляд на невозмутимое лицо Маркуса. По всему заметно, он сообщил Сент-Винсенту новость с состраданием полевого хирурга на поле боя. Приняв решение, он двигался к победе, ни с кем не считаясь.

— Вы не имеете права, Уэстклиф! — крикнула она яростно. — Мной нельзя управлять, как куклой.

Сент-Винсент шагнул к ней, стараясь выглядеть как можно спокойнее.

— Дорогая, зря вы расхаживаете по дому неодетая, — сказал он. — А теперь позвольте принести мои…

Маркус тоже подошел к Лилиан и набросил ей на плечи свою куртку. Разозленная, Лилиан попыталась сбросить ее на пол, но Маркус твердо схватил ее за плечи и притянул к себе.

— Не глупите, — шепнул он на ухо девушке. Она изогнулась, пытаясь освободиться.

— Пустите! Мне нужно поговорить с лордом Сент-Винсентом. Мы оба заслуживаем доброго отношения. А если вы мне помешаете, я сделаю это прямо у вас за спиной.

Маркус неохотно выпустил Лилиан и встал в стороне, скрестив руки на груди. Внешне он был совершенно спокоен, но Лилиан чувствовала: внутри его что-то клокочет, и ему не под силу это скрыть.

— Говорите, — кратко приказал Маркус. Глядя на его упрямое лицо, Лилиан сразу поняла, что он не оставит их наедине ни на минуту.

Вряд ли кому-нибудь из женщин хватило бы смелости считать, будто ей под силу управлять этим надменным и упрямым как бык мужчиной. Вероятно, Лилиан как раз была из таких женщин. Она посмотрела на него сузившимися от гнева глазами.

— Прошу вас, воздержитесь от того, чтобы вмешиваться, — сказала она едко и повернулась к нему спиной.

Сент-Винсент сидел на краешке стола, стараясь придать лицу беззаботное выражение. Лилиан задумалась. Как сделать так, чтобы он понял? Она его не обманывала…

— Милорд, простите меня, пожалуйста. Я не хотела…

— Дорогая, вам не за что просить прощения. — Сент-Винсент изучающе рассматривал ее лицо. Казалось, он знал, о чем она думает. — Вы не сделали ничего дурного. Я знаю, как легко соблазнить неопытную девушку. — Сделав точно рассчитанную паузу, он добавил: — Уэстклиф, очевидно, тоже это знает.

— Послушай, — начал Уэстклиф, закипая.

— Вот что происходит, когда я пытаюсь быть джентльменом, — перебил его Сент-Винсент. Он протянул руку к Лилиан, чтобы погладить выбившуюся из прически прядь волос. — Если бы я придерживался моей обычной тактики, я бы уже раз десять соблазнил вас, и вы бы стали моей. Что ж, я, кажется, слишком доверял Уэстклифу и его хваленому чувству чести.

— Я тоже виновата, — сказала Лилиан. Ей хотелось соблюсти справедливость. Но Сент-Винсент, кажется, ей не поверил.

Он выпустил прядь ее волос и заговорил, склонив к ней голову:

— Любимая, а если я скажу, что все еще хочу вас, и не важно, что там произошло между вами и Уэстклифом?

Лилиан даже не пыталась скрыть свое удивление. Стоя за ее спиной, Маркус больше не мог молчать. Он заговорил весьма раздраженным тоном:

— Мало ли что ты хочешь? Важно, что она теперь моя!

— Только потому, что ты совершил некие действия, не имеющие, впрочем, для меня особого значения, — холодно возразил Сент-Винсент.

— Милорд, — обратилась к нему Лилиан. — Для меня… это имело значение. Кроме того, могут быть последствия. Разве я могу выйти замуж за одного мужчину, если ношу под сердцем ребенка от другого?

— Любовь моя, это встречается сплошь и рядом. Я бы принял ребенка и признал его своим.

— Я не собираюсь больше выслушивать эту чушь, — начал Маркус, злясь все больше.

Не обратив на него никакого внимания, Лилиан смотрела на Сент-Винсента жалобным взглядом.

— Я так не могу. Простите! Жребий брошен, милорд, и ничего нельзя вернуть. Но… — Она протянула ему руку. — Несмотря на все, что произошло, мы останемся друзьями.

Удивленный Сент-Винсент с улыбкой пожал протянутую руку.

— Есть только одно обстоятельство, когда бы я мог отказаться от вас. И это совсем не то, о чем вы думаете. Конечно, я останусь вашим другом.

Глядя поверх ее головы, Сент-Винсент встретился глазами с Уэстклифом и мрачно улыбнулся, давая графу понять, что дело еще не улажено.

— Полагаю, мне незачем оставаться в этом доме, — сказал он учтиво. — Мне бы не хотелось, чтобы мой поспешный отъезд вызвал толки. Не уверен, что смогу скрыть… хм, свое разочарование, поэтому мне все же лучше уехать. Не сомневаюсь, Уэстклиф, мы еще встретимся. Нам придется о многом поговорить.

Сузив глаза, Маркус смотрел, как Сент-Винсент уходит. Дверь за ним закрылась. Повисло тягостное молчание.

— Есть только одно обстоятельство, когда он мог бы отказаться от вас… Интересно, что он имел в виду? — Маркусу не давали покоя слова Сент-Винсента.

Лилиан посмотрела на него сердито.

— Не знаю и не хочу знать. Вы вели себя отвратительно. Сент-Винсент раз в десять больше джентльмен, чем вы.

— Вы думали бы иначе, если б знали о нем хоть что-нибудь.

— Я знаю, что он уважал меня. А для вас я пешка, которую переставляют туда-сюда на доске.

Он попытался ее обнять, но она со всей силы ударила его в грудь крепко сжатыми кулаками.

— Вы бы не были счастливы с ним, — сказал Маркус, отводя ее руки с такой же легкостью, как будто брал за шкирку расшалившегося котенка. Куртка, которую он набросил ей на плечи, упала на пол.

— С чего вы решили, что с вами мне будет лучше?

Он схватил ее за запястья и завел руки ей за спину. Тогда она со всей силы наступила ему на ногу.

— Да потому, что я вам нужен, — сказал он, не давая ей освободиться. — Точно так же, как и вы нужны мне. — Он впился поцелуем в ее губы. — Я ждал вас всю жизнь.

Еще один поцелуй, на сей раз долгий и глубокий.

Может быть, Лилиан продолжала бы упорствовать и дальше, не сделай он нечто уж совсем удивительное — он выпустил ее запястья и обнял. Лилиан была поймана врасплох. Она притихла в теплом и надежном кольце его рук, лишь сердце колотилось в безумном ритме.

— Для меня тоже имеет значение, что произошло между нами, — сказал Маркус шепотом, щекоча ей ухо. — Вчера я наконец-то понял: все то, что меня так раздражало в вас, теперь радует больше всего на свете. Делайте что хотите, лишь бы вам нравилось. Я и слова не скажу! Бегайте босиком по лужайке, ешьте пудинг пальцами, посылайте меня к черту, когда вам заблагорассудится. В общем, будьте собой! Именно такой вы мне и нужны. В конце концов, вы — единственная женщина, не считая, конечно, моих сестер, кто осмелился сказать мне в лицо, что я самодовольный осел. Разве могу я устоять перед вами?

Губами он коснулся ее мягких щек.

— Моя дорогая Лилиан, — шепнул он, целуя ее веки, — если бы я был поэт, засыпал бы вас сонетами. Но я совершенно лишен поэтического дара и не всегда могу подобрать нужные слова. Зато я могу поручиться за свои чувства. И есть одно слово, которое я никак не могу сказать вам. Я не могу вам сказать: «прощайте». Я не смогу смотреть, как вы уходите от меня. Не хотите выходить за меня из чувства долга? Тогда сделайте это ради тех, кому придется терпеть мои недостатки, если вы меня отвергнете. Выходите за меня, потому что мне нужен кто-то, кто научит меня смеяться над самим собой. И еще… кто-то же должен научить меня свистеть! Будьте моей женой, Лилиан, потому что у вас такие очаровательные уши, перед которыми мне не устоять.

— Уши? — удивленно переспросила Лилиан. Маркус наклонился и легонько укусил розовую мочку.

— Самые красивые уши, которые мне доводилось видеть.

Он провел языком по внутренней стороне ушной раковины, одновременно гладя руками ее тело, не скованное пластинами корсета. Лилиан вдруг вспомнила, что под сорочкой ничего нет. А он гладил ее грудь, обводя пальцами соски, пока они не затвердели и не уткнулись ему в ладонь.

— Отлично, — прошептал он и начал расстегивать пуговицы сорочки Лилиан.

Кровь застучала у нее в висках. Она вспомнила тяжесть его могучего тела, когда они любили друг друга, скользящие движения мышц под ее ладонями, слаженность их движений. Ее кожа вздрагивала под его губами. И эта жажда… Неудивительно, что он весь день сдерживал себя.

Взбудораженная его близостью, она схватила его за руки. Им еще так много важного предстояло сказать друг другу!

— Маркус, — сказала она, почти не дыша, — не надо. Не сейчас. Это только все усложнит. Нужно еще…

— Мне и так все ясно.

Он обнял ладонями ее лицо. У него были очень темные глаза, намного темнее, чем у Лилиан. Если бы не янтарные проблески, их можно было бы назвать черными.

— Поцелуйте меня, — шепнул Маркус и нашел ее губы. Полуоткрыв рот, поцеловал сначала верхнюю губу, затем нижнюю. Она вся задрожала. Ей вдруг показалось, что пол качнулся под ногами. Граф целовал ее все настойчивее. Лилиан уже не понимала, где находится.

Не отрываясь от ее губ, он помог ей обнять себя за шею. У нее задрожали ноги, и он опустил ее на ковер. Его губы ласкали грудь и соски сквозь тонкий батист, и в глазах у Лилиан заплясали ослепительные огни — золотые, красные, синие. Она поняла, что они лежат в прямоугольнике солнечного света, проходящего сквозь цветные стекла витража.

Маркус взялся за ткань сорочки и нетерпеливо ее рванул. Пуговицы рассыпались по всему ковру. Его лицо показалось Лилиан моложе и мягче, чем обычно. Щеки порозовели от желания. Он смотрел ей в лицо, словно забыв обо всем на свете. Никто раньше не смотрел на нее так! Маркус нагнулся к ее обнаженной груди, коснувшись языком жемчужно-белой кожи. Ее соски были похожи на плотно скрученные розовые бутоны. Он принялся ласкать их языком.

Тело Лилиан изгибалось, стремясь слиться с ним как можно полнее. Отвечая на ее безмолвную просьбу, он с мучительной нежностью ласкал ее соски языком и зубами. Он спустил сорочку ниже, к самому животу. Средний палец начал описывать круги вокруг ее пупка. Лилиан извивалась от удовольствия, купаясь в фонтане солнечных лучей и красок, чувствуя, как ее охватывает желание. Его пальцы скользнули ниже, туда, где начинали кудрявиться шелковые волоски. Как только он дотронется до маленького бугорка, спрятанного в складках ее потаенного места, она снова испытает ослепляющее наслаждение…

Вдруг он убрал руки, и Лилиан разочарованно захныкала. Маркус выругался и накрыл ее тело своим. Воцарилась тишина, она слышала только свое прерывистое дыхание. Лилиан попыталась выглянуть из своего убежища, но вздрогнула от страха, когда поняла, что они не одни. Кто-то стоял рядом. Саймон Хант! Он сжимал в руках толстенную книгу и несколько папок, перевязанных черной лентой. Он смотрел на лежащую на ковре пару, и выражение его лица было самое озадаченное. К чести Ханта, он сумел сохранить самообладание, хотя это далось ему нелегко. Граф Уэстклиф, известный проповедник воздержания, катается по ковру кабинета, держа в объятиях женщину в разорванной сорочке. Уж от него ожидать подобной сцены никак не приходилось!

— Простите, милорд, — сказал Хант, стараясь не выдать своего удивления. — Не ожидал, что у вас… назначена встреча на столь ранний час.

Маркус пригвоздил его злобным взглядом:

— В следующий раз не забудь постучать.

— Разумеется, ты прав.

Хант хотел было еще что-то добавить, но передумал и закашлялся.

— Не буду мешать. Заканчивай свой… разговор. Выходя из кабинета, Хант не смог удержаться, чтобы ехидно не спросить:

— Так ты говоришь, раз в неделю?

— Уходи и закрой дверь, — приказал Маркус ледяным тоном.

Хант удалился. Лилиан могла бы поклясться, что он смеялся.

Лилиан уткнулась лицом в плечо Маркуса. Когда-то она бегала по лужайке в панталонах и ужасно боялась, что их кто-нибудь увидит. На сей раз вышло в сто раз хуже. Как она сможет смотреть в глаза Саймону Ханту? Лилиан даже застонала от досады.

— Все в порядке, — услышала она шепот Маркуса. — Он никому не скажет.

— Мне плевать, кому он скажет, — выдавила из себя Лилиан. — Можете компрометировать меня хоть сто раз, я все равно не собираюсь за вас замуж.

— Лилиан, — сказал он, смеясь. — Я бы с величайшим удовольствием компрометировал вас хоть сто раз на дню. Но сначала я хотел бы знать, что такое ужасное и непростительное я совершил сегодня утром?

— Начнем с того, что вы говорили с папой. Он слегка приподнял брови:

— И это вас обидело?

— А разве не обидно? Вы отправились улаживать дело с отцом за моей спиной, не сказав мне ни слова! Вы совершенно не считаетесь со мной. Какое своеволие!

— Погодите, — ехидно отозвался Маркус, легким движением перекатившись на бок и сев. — Ничего такого не было. Я просто встретился с вашим отцом, соблюдая традицию. Будущий жених обязательно разговаривает сначала с отцом девушки, а уж потом делает официальное предложение.

Ей почудилась едкая усмешка в его голосе, когда он добавил:

— Так делают даже в Америке. Или меня обманули? Часы на каминной полке отсчитали, пожалуй, минуту, пока Лилиан нашлась что ответить:

— Да, так это обычно и бывает. Но я предполагала, что папа и вы уже пришли к соглашению насчет помолвки, не спросив меня, хочу ли я этого.

— Вы ошиблись. Мы говорили не о помолвке. Ничего насчет приданого или свадьбы. Я хотел только, чтобы ваш отец разрешил мне ухаживать за вами.

Лилиан смотрела на него, и ей вдруг стало досадно. Потом она вспомнила еще кое-что.

— О чем вы только что говорили с лордом Сент-Винсентом?

Теперь Маркусу стало досадно. Он сказал:

— Вот тут я проявил своеволие. Вероятно, мне следовало бы сказать, что я сожалею, но это не так. Я не сожалею. Я не хотел рисковать, ведь Сент-Винсент мог уговорить вас выйти за него, а не за меня. Тогда я счел необходимым предупредить его, чтобы он держался от вас подальше.

Помолчав, Маркус продолжил как-то неуверенно:

— Несколько лет назад Сент-Винсенту понравилась женщина, с которой у меня была связь. Я не любил ее, но дело обстояло так, что мы могли бы…

Он замолчал, избегая смотреть на Лилиан.

— Не знаю, что бы из этого вышло. Возможности проверить у меня не оказалось. Сент-Винсент начал преследовать ее, и она бросила меня ради него.

Он грустно улыбнулся.

— Как я и предполагал, она надоела ему через пару недель.

Лилиан с состраданием смотрела на его строгий профиль. Маркус рассказывал эту горькую историю без гнева и жалости к самому себе. Но она понимала — это был жестокий урок. Маркус слишком ценил верность. Должно быть, ему особенно тяжело дались предательство друга и вероломство любимой.

— И все-таки вы сохранили дружбу с Сент-Винсентом? — спросила она, смягчив голос.

Было видно: слова ему даются с трудом.

— В каждой дружбе есть свои шрамы. Думаю, если бы Сент-Винсент знал про мои чувства к той женщине, он не стал бы преследовать ее. А на этот раз я уж никак не могу допустить, чтобы прошлое повторилось. Вы слишком важны для меня, вы нужны мне.

Лилиан почувствовала укол ревности. У него были чувства к другой женщине! Ее сердце екнуло. Маркус — типичный англичанин с врожденной нелюбовью к проявлению эмоций, и этот разговор для него — нелегкая попытка раскрыть ей душу.

— Так как Сент-Винсент привлекательнее и красивее меня, — ровным голосом продолжал Маркус, — я понял, что мне следует действовать быстро и решительно. Вот почему я встретился с ним утром. Я собирался сказать ему…

— Это неправда, — не сдержалась Лилиан. Он взглянул на нее озадаченно:

— Простите?

— Он вовсе не привлекательнее вас. — Лилиан покраснела. Оказывается, ей ничуть не легче признаваться, что лежит у нее на сердце, чем Маркусу. — Вы можете быть таким очаровательным, если захотите. А ваша внешность… — Ее лицо заливала краска. — Я нахожу вас очень красивым и привлекательным, — выпалила она. — Всегда думала, что вы очень привлекательный. Вчера я оказалась в вашей постели только потому, что хотела быть с вами, и совсем не потому, что напилась бренди.

Внезапная улыбка осветила его лицо. Он взялся за края лифа и осторожно прикрыл ее грудь.

— Отсюда я могу сделать вывод, что вы отказываетесь выйти за меня замуж скорее в силу неприязни к принуждению, а не по личной неприязни ко мне?

Лилиан бросила на него смущенный взгляд, и граф засмеялся.

— Тогда я спрошу так: подумайте над предложением стать моей женой при условии, что вас никто не будет к этому принуждать.

Она осторожно кивнула.

— Я могла бы подумать над вашим предложением. Но если вы будете вести себя, как средневековый лорд, заставлять угрозами исполнять то, что угодно вам…

— Нет, я не стану вам угрожать, — серьезно ответил Маркус, хотя в его глазах сверкали озорные искорки. — Совершенно ясно, что такая тактика не принесет успеха. Кажется, я встретил достойного противника.

Лилиан смягчилась и немного успокоилась. Она даже не возражала, когда он усадил ее к себе на колени. Его ладонь скользнула под рубашку и легла ей на бедро скорее успокаивающим жестом, чем возбуждающим.

— Брак — это партнерское соглашение, — сказал он. — Я никогда еще не заключал партнерских соглашений, не обсудив предварительно условий. Сейчас я хочу сделать то же самое. Мы обсудим все с глазу на глаз, вы и я. Несомненно, по некоторым пунктам будут разногласия. Однако вы убедитесь в том, что я — мастер компромиссов.

— Окончательное слово о моем приданом скажет отец.

— Я имел в виду не денежные вопросы. Дела, где решаете вы, а не ваш отец.

— Вы хотите поговорить о том, чего мы оба ждем от супружеской жизни, где будем жить и все такое?

— Совершенно верно.

— А если я скажу, что жизнь в деревне не для меня и я хочу переехать из Гэмпшира в Лондон и жить в Марсден-Террас?

Маркус задумчиво посмотрел на нее, подбирая слова для ответа:

— Придется пойти на уступки. Однако мне придется часто наезжать сюда, чтобы управлять имением. Я так понимаю, что вам не по душе Стоуни-Кросс-Парк?

— Нет, я его очень люблю. Я спросила просто так.

— Но вы привыкли к удобствам городской жизни?

— Я бы хотела жить здесь, — сказала вдруг Лилиан. Она вспомнила красоты Гэмпшира, леса и реки, луга… В один прекрасный день она будет играть там со своими детьми. Ей нравились обитатели деревень с их причудами, хозяева сельских магазинчиков, местные праздники, так оживляющие тихое течение деревенской жизни. А сам дом! Он такой огромный и уютный, с его углами и закоулками, где так приятно дремать в дождливый день. И ночи, полные любви.

Лилиан покраснела. «Самое лучшее, что есть в Стоуни-Кросс-Парке, — это его владелец. И где бы мы ни жили, нам не будет скучно».

— Разумеется, — продолжала она важно, — я буду крайне расположена жить в Гэмпшире, если мне позволят кататься верхом.

Уэстклиф рассмеялся в открытую.

— Я прикажу оседлать Звездный Свет этим же утром. Седло будет мужским.

— О, благодарю вас! — с преувеличенной любезностью ответила Лилиан. — До отъезда гостей еще два дня, а я уже получила позволение кататься верхом. Это потому, что я спала с вами?

Его губы скривились в усмешке, и он похлопал ее по бедру.

— Если бы вы переспали со мной неделю назад, я бы уже разрешил вам управлять поместьем.

Лилиан с трудом удержалась от улыбки.

— Понятно. В нашем браке дело будет обстоять так: мне придется всякий раз использовать свои чары, когда захочется что-то получить.

— Не совсем, хотя…

В его глазах плясали дразнящие искорки.

— Ваши чары, несомненно, сделают меня уступчивее. Лилиан никогда еще не видела Маркуса таким веселым.

Он заигрывал, дразнил, подшучивал над ней. Очевидно, ему было легко и спокойно. Этот мужчина, развалившийся на ковре рядом с ней, ничем не напоминал надменного лорда Уэстклифа, каким все его знают. Он усадил ее поудобнее и провел рукой по ее ноге, обхватив наконец узенькую лодыжку. И ее вдруг затопила волна счастья. «И дело тут не только в физической близости, — подумала она. — Я просто люблю его всей душой».

— Вы думаете, мы поладим? — спросила она нерешительно, играя с узлом его серого муарового галстука. — Мы ведь противоположности во всем, куда ни кинь.

Маркус поцеловал ее запястья, проведя губами по линии тонких голубых вен под нежной белой кожей.

— Я прихожу к мнению, что было бы неразумно брать жену, которая во всем похожа на меня. Это стало бы в высшей степени ошибочным решением.

— Возможно, вы правы, — согласилась Лилиан, гладя его коротко остриженные виски. — Вам нужна жена, которая не даст вам пребывать в мрачности все время. Которая… — Она замерла, когда его язык коснулся нежной кожи в сгибе локтя, пытаясь собраться с мыслями. — Которая сможет привести вас в чувство, когда вы напустите на себя особенно напыщенный вид.

— Я никогда не бываю слишком уж напыщенным, — возразил Маркус, отводя в сторону ворот ее рубашки, закрывающий восхитительный изгиб шеи. У нее захватило дыхание, когда он начал целовать ее ключицу.

— А как бы вы назвали того, кто держит себя с такой самоуверенностью, словно знает все на свете, и считает идиотами всех, кто с ним не согласен?

— В большинстве случаев люди, которые не соглашаются со мной, действительно идиоты. Ничего не поделаешь.

Лилиан тихо засмеялась и положила голову на сгиб его локтя, позволяя ему целовать себя в шею.

— Когда же мы приступим к переговорам? — спросила она. «Какой хриплый у меня голос», — удивилась она.

— Сегодня вечером. Вы придете в мою спальню. Она посмотрела на него с сомнением.

— Это особая хитрость, с помощью которой вы сможете оказывать на меня давление?

Маркус откинулся назад, чтобы посмотреть ей в лицо, и сурово ответил:

— Разумеется, нет. Я намерен самым серьезным образом обсудить все спорные вопросы, чтобы исключить в дальнейшем любые ваши сомнения по поводу брака со мной.

— Понятно…

— А после этого я стану оказывать на вас давление самым бессовестным образом.

И он поцеловал ее. Она даже не успела улыбнуться. В первый раз за все время она услышала от него фривольную фразу. Обычно пуританская сдержанность сковывала его язык, а вот ей такие фразы давались без малейших усилий. Может быть, он уже учится у нее?

— Но сейчас, — сказал Маркус, — мне нужно решить одну задачку из области логики.

— Какую задачку?

Лилиан вдруг пришлось приподняться и сесть прямо. Она почувствовала возбуждение его плоти, нараставшее под весом ее тела…

Большим пальцем он погладил ее губы, а потом, не в силах удержаться, поцеловал в последний раз. Ошеломленная бурей собственных чувств, разбуженных этим поцелуем, она обмякла в его руках, пытаясь отдышаться.

— Задача состоит в том, — шепнул Маркус, — чтобы отправить вас наверх, в вашу комнату, да так, чтобы никто не смог увидеть вас в ночной рубашке.

Глава 20

Так и осталось неясным, то ли это Дейзи «рассыпала горох», как выражались в Америке, то ли новость разнесла Аннабел, которой муж, видимо, поведал о сцене в кабинете. Встретившись с «желтофиолями» за обедом, Лилиан сразу поняла, что ее тайна выплыла наружу. Они знали — это читалось у них на лицах. Смущенная улыбка Эви, заговорщицкий вид Дейзи, нарочитая беззаботность Аннабел. Лилиан покраснела. Ей захотелось провалиться сквозь землю, только бы избежать их любопытных взглядов. Раньше она с легкостью могла нацепить на себя циничный вид. Он служил ей маской всякий раз, когда ей хотелось скрыть испуг, замешательство, одиночество. Но сейчас ей не хотелось притворяться. Она чувствовала себя открытой и уязвимой.

Аннабел заговорила первой:

— Какое скучное выдалось утро! — Она деланно зевнула, прикрыв рот рукой. — Надеюсь, кто-нибудь придумает, о чем поболтать? Нет ли свежих новостей?

Она не сводила пристального взгляда с напряженного лица Лилиан. Подошел лакей и принес чай для Лилиан. Дождавшись, когда он уйдет, Аннабел продолжила:

— Ты сегодня что-то припозднилась, дорогая. Тебе хорошо спалось?

Лилиан прищурилась и пристально посмотрела на веселящуюся подругу.

— По правде говоря, нет.

Эви подавилась чаем, а Аннабел усмехнулась и весело сказала:

— Почему бы тебе не поделиться новостью, Лилиан? А потом я расскажу тебе еще одну. Не сомневаюсь, однако, что твоя новость гораздо интереснее моей.

— Ты, кажется, и так все уже знаешь, — буркнула Лилиан и сделала глубокий глоток, пытаясь скрыть смущение. Чай оказался слишком горячим, и она обожгла язык. Пришлось поставить чашку на стол и выдержать пристальный взгляд Аннабел. Но подруга уже смягчилась и с симпатией посматривала на Лилиан.

— Все в порядке? — участливо спросила Аннабел.

— Не знаю, — призналась Лилиан. — Я словно сама не своя. Я рада, счастлива, но в то же время…

— Ты боишься? — тихо спросила Аннабел.

Месяц назад Лилиан предпочла бы умереть под пыткой, чем признаться, что ей страшно, сейчас же она просто кивнула.

— Человек, который, по общему мнению, не отличается добросердечием или особой чувствительностью, может подумать, что я у него в руках. Мне это не нравится. Ясно ведь, что мы не совсем совпадаем по темпераменту.

— Но физически он тебе нравится? — спросила Аннабел.

— К сожалению, да.

— Почему «к сожалению»?

— Потому что намного проще выйти замуж за человека, с которым тебя связывает просто дружба, а не…

Все трое наклонились к ней поближе.

— Ч-что? — спросила Эви, округлив глаза.

— Страсть. Огненная, испепеляющая, непристойная.

— Боже! — ахнула Эви, без сил бросаясь на спинку стула. Аннабел хмыкнула, а Дейзи изумленно уставилась на сестру.

— И это тот мужчина, поцелуи которого «можно терпеть»? — напомнила Аннабел.

Лилиан ухмыльнулась и уставилась в чашку с дымящимся чаем.

— Кто бы мог подумать, что этот накрахмаленный и застегнутый на все пуговицы господин в постели будет совсем другим?

Аннабел заметила:

— Боюсь, с тобой он просто не мог вести себя иначе. Лилиан оторвала взгляд от чашки.

— Почему ты так говоришь? — спросила она осторожно. Может быть, Аннабел имеет в виду духи?

— Граф вмиг оживляется, стоит тебе войти в комнату. Ясно, ты его очаровала. С ним невозможно разговаривать. Он все время старается расслышать, что говоришь ты в другом конце комнаты. Ловит каждое твое движение.

— В самом деле?

Очень довольная, Лилиан постаралась сделать безразличный вид.

— Почему ты раньше мне не говорила?

— Не хотела вмешиваться. Мне казалось, ты предпочитаешь общество Сент-Винсента.

Лилиан сморщилась и закрыла лицо руками. Ей пришлось рассказать подругам об ужасной сцене, которая произошла сегодня утром между ней, Маркусом и Сент-Винсентом. Ей так нужно было их сочувствие!

— Лорд Сент-Винсент мог бы вызвать сострадание, — сказала Аннабел, — если бы не одно обстоятельство. Как известно, он разбил немало сердец, из-за него проливались моря слез. Поделом ему — пусть знает, как тяжело быть отвергнутым.

— Но мне-то кажется, что я его обманула, — виновато сказала Лилиан. — А он был так мил! Ни слова укора. Мне показалось, его можно за это уважать.

— Б-будь осторожна, — тихо сказала Эви. — Мы много слышали о лорде Сент-Винсенте. Он не из тех, кто легко сдается. Если встретишься с ним еще раз, никуда не ходи с ним вдвоем. Обещай!

Лицо у Эви было встревоженное, а Лилиан улыбнулась:

— Эви, ты говоришь ужасные вещи. Ну хорошо, я обещаю. Но, по-моему, бояться нечего. Вряд ли лорд Сент-Винсент настолько глуп, чтобы ссориться с таким могущественным человеком, как граф.

Ей захотелось сменить тему разговора, и она повернулась к Аннабел:

— Вот я и выложила все новости. Теперь твоя очередь. Что случилось?

Она внимательно посмотрела на подругу. Ее глаза сияли, а солнечные лучи прыгали в светлых шелковистых волосах. Аннабел выглядела двенадцатилетней девочкой. Она быстро осмотрелась по сторонам — не слышит ли кто — и прошептала:

— Я почти уверена, что у меня… недавно появились признаки. Мне все время хочется спать, меня тошнит, уже второй раз нет месячных…

Все раскрыли рты от восторга. Дейзи перегнулась через стол и схватила Аннабел за руку.

— Дорогая, вот это новость! А мистер Хант знает? Аннабел вдруг поскучнела.

— Еще нет. Хочу окончательно убедиться, потом скажу. Я вообще хочу, чтобы он не знал как можно дольше.

— Почему? — удивилась Лилиан.

— Стоит ему узнать, и он окружит меня такой заботой, что… мне нельзя будет никуда выходить одной.

«Желтофиоли» согласно кивнули. Они прекрасно знали, как трепетно Саймон Хант относится к жене. Узнай он, что Аннабел ждет ребенка, будет кружить над ней, как ястреб.

— Вот это успех! — воскликнула Дейзи, стараясь не кричать. — В прошлом году ты была одной из «желтофиолей», а теперь станешь матерью. Как чудесно все устроилось, дорогая!

— Следующей будет Лилиан, — прибавила Аннабел, улыбаясь.

Лилиан стало радостно и тревожно одновременно.

— В чем дело? — спросила Дейзи вполголоса, пока Эви с Аннабел, продолжали весело болтать. — У тебя встревоженный вид. Ты сомневаешься? Это естественно…

— Если я выйду за него, мы обязательно будем ссориться, как кошка с собакой, — нервно сказала Лилиан.

Дейзи улыбнулась.

— Может быть, ты преувеличиваешь? У меня есть подозрение, что вы с графом не так уж непохожи, как тебе кажется.

— И в чем же, интересно, мы сходимся?

— А ты подумай, — посоветовала младшая сестра, лукаво улыбнувшись. — Уверена, тебе придет что-нибудь в голову.

Когда мать и сестра уселись, Уэстклиф встал перед ними, сцепив руки за спиной. Ситуация была для него непривычной. Предстояло рассказать им, что у него на сердце. Открыть душу, а не взывать к доводам разума. Совсем не в духе Марсденов. Все члены семьи славились своей расчетливостью, за исключением Алины и Ливии, конечно. Маркус вырос типичным Марсденом. Но вот в его жизнь вошла Лилиан Боумен, ворвалась как ураган.

Готовясь связать свою судьбу с этой своевольной молодой особой, Маркус впервые в жизни ощутил в душе мир и покой. Его губы против воли начали складываться в веселую гримасу. Он представил, как объявит матери, что у нее наконец появится невестка. Эту девушку графиня меньше всего представляла в роли невестки.

Ливия села в кресло, а графиня, как всегда, устроилась на диванчике. В который раз Маркус подивился, какие они разные. Ласковые ждущие глаза сестры и безразличный, пустой взгляд матери.

— Вы лишили меня послеобеденного отдыха, — едко сказала графиня, — так говорите же, милорд, умоляю. Что за новость вы собираетесь нам сообщить? Должно быть, нечто важное, раз вы вызвали меня сюда в столь неурочный час. Полагаю, речь опять пойдет об этом злосчастном младенце, сыне вашей сестры. Итак, мы слушаем.

Маркус сжал зубы. Он хотел сообщить им новость деликатно и осторожно. Теперь, когда мать так непростительно отозвалась о новорожденном племяннике, благие намерения улетучились без следа. Маркус со злобной радостью предвкушал сцену, когда мать узнает… Все ее внуки, в том числе и наследник титула, будут наполовину американцами.

— Уверен, вы обрадуетесь, когда узнаете, что я прислушался к вашим советам и выбрал невесту, — сказал он бесстрастно. — Я еще не сделал ей официального предложения, но думаю, оно будет принято.

Графиня заморгала, не веря своим ушам. Обычное самообладание дало трещину.

Ливия смотрела на него с сияющей улыбкой. Маркус вдруг заметил, что в ее веселых глазах пляшут злобные чертики. Неужели сестра догадалась, кто невеста?

— Как чудесно! — воскликнула она. — Неужели нашлась женщина, готовая тебя терпеть?

Он широко улыбнулся в ответ:

— Похоже, что да. Боюсь, однако, мне придется поспешить со свадебными приготовлениями, а то она опомнится и сбежит.

— Чушь! — сурово заявила графиня. — Ни одна женщина не откажется стать графиней Уэстклиф. У вас древнейший титул в Британии. В тот день, когда вы женитесь, ваша жена превзойдет знатностью любую некоронованную особу на земле. А теперь скажите же, кто она.

— Мисс Лилиан Боумен.

Графиня чуть не подавилась от возмущения:

— Хватит дурацких шуток, Уэстклиф. Назовите ее имя.

Зато Ливия от восторга едва могла усидеть на месте. Нагнувшись к матери, она произнесла громким театральным шепотом:

— Думаю, он вполне серьезен, матушка. Это и в самом деле мисс Боумен.

— Не может быть! — Графиня была ошеломлена. На ее щеках ясно выступили кровеносные сосуды. — Я требую, чтобы вы пришли в себя, Уэстклиф. Подумайте! Никогда не признаю эту отвратительную девицу своей невесткой.

— Вам придется это сделать, — безжалостно сказал Маркус.

— Ты мог выбрать любую девушку здесь или на континенте, девушку безупречного происхождения и воспитания…

— Мне нужна мисс Боумен.

— Из нее никогда не получится подходящая жена для Марсдена. Не тот металл, чтобы заливать его в нашу форму.

— Значит, я разобью эту форму.

Графиня рассмеялась так грубо и некрасиво! Ливии пришлось вцепиться руками в стул, чтобы избежать соблазна заткнуть себе уши.

— Какое безумие! Эта девица Боумен просто дворняжка. Как вы можете допустить, чтобы матерью ваших детей стала особа, которая подрывает наши устои, высмеивает традиции, презирает наши правила? Она смеется над хорошими манерами. Зачем вам такая жена? Боже правый, Уэстклиф!

Она замолчала, чтобы перевести дух. Взглянув на Ливию, старая дама снова разъярилась.

— С какой стати наша семья так полюбила этих американцев?

— Это интересный вопрос, матушка, — весело сказала Ливия. — Так или иначе, никто из ваших детей не захотел жениться на себе подобных. Маркус, как ты думаешь, почему?

— Полагаю, ответ на этот вопрос не польстит никому из нас.

— Вы обязаны жениться на девушке с хорошей кровью! — закричала графиня, перекосившись от гнева. — Ваше жалкое существование оправдано лишь тем, что вы продолжите наш род и передадите титул и состояние наследнику. Пока что от вас никакого проку.

— Никакого проку? — вмешалась Ливия, сверкнув глазами. — После смерти отца Маркус увеличил наше состояние вчетверо, не говоря уж о том, что он облегчил жизнь каждому слуге и арендатору в поместье. Он оказывает денежную поддержку парламентским законам, направленным на улучшение жизни людей. Он дает работу не одной сотне мужчин на локомотивном заводе. А еще он самый добрый из братьев…

— Ливия, — сказал Маркус, — не надо меня защищать.

— Нет, надо. После всего, что ты сделал для нас всех, ты заслужил право жениться по собственному выбору. На чудесной и энергичной девушке, должна я добавить. С какой стати тебе выслушивать глупые речи о чистоте рода?

Графиня со злобой посмотрела на младшую дочь.

— Не тебе судить о чистоте рода, дитя мое. Вряд ли ты можешь вообще считаться одной из Марсденов! Напомнить тебе, что ты явилась на свет после единственной ночи, проведенной в обществе заезжего лакея? Графу пришлось признать тебя своей дочерью, иначе он заполучил бы клеймо рогоносца. Тем не менее…

— Ливия, — вмешался Маркус, протягивая руку сестре. Ливия сидела бледная как смерть. Слова графини не были для нее новостью, но вслух об этом не говорили. Ливия вскочила и бросилась к брату, ее глаза горели на бледном лице. Маркус обнял ее и прошептал на ухо: — Будет лучше всего, если ты сейчас уйдешь. Нам с графиней нужно поговорить. И тебе ни к чему попадать под перекрестный огонь.

— Все в порядке, — сказала Ливия с легкой дрожью в голосе. — Пусть говорит, мне все равно. Ей уже не причинить мне ту боль, которую она причинила много лет назад…

— Но мне не все равно, — ответил он мягко. — Иди к мужу, пусть он тебя утешит, а я пока улажу здесь дела.

Ливия немного успокоилась.

— Пойду к мужу, хотя меня не надо утешать.

— Умница.

Он поцеловал сестру в макушку.

Удивленная таким открытым выражением нежности, Ливия издала нервный смешок и отстранилась.

— О чем вы шепчетесь? — раздраженно крикнула графиня.

Не обращая на нее никакого внимания, Маркус проводил сестру до двери, потом повернулся к матери. Его лицо было суровым.

— Обстоятельства появления Ливии на свет не отразились на ее характере, — сказал он, — зато сказались на вашем. Мне безразлично, что вы развлекались с лакеем и родили от него ребенка, но я не допущу, чтобы позор за ваши грехи пал на Ливию. Она всю жизнь прожила под вашим тлетворным гнетом и дорого заплатила за ваши былые увлечения.

— Я не стану оправдываться, — отрезала графиня. — Ваш отец не любил меня. Мне приходилось получать удовольствие там, где я могла его найти.

— И вы возлагаете вину на Ливию? — скривился он. — Я видел, как плохо с ней обращались в детстве, но тогда я не мог ее защитить. Теперь могу. Отныне эта тема закрыта. Навсегда. Вы поняли?

Маркус был взбешен, хоть и говорил тихим голосом. Должно быть, графиня поняла — спорить с ним опасно. Ее горло судорожно дернулось, и она молча кивнула.

Они помолчали, пытаясь привести чувства в порядок. Наконец графиня сделала новый оскорбительный выпад:

— Уэстклиф, — сказала она, стараясь говорить спокойно, — вам не приходило в голову, что ваш отец презирал бы мисс Боумен и все, что с ней связано?

Маркус смерил ее долгим взглядом.

— Нет, мне это не приходило в голову.

Удивительно! Мать считает, что Маркусу важно, что подумал бы отец. В последнее время он его и не вспоминает! А уж задаваться вопросом, какого мнения был бы отец о мисс Лилиан Боумен…

Графиня решила, что дала сыну пищу для размышлений, и набросилась на него с удвоенной энергией.

— Вы всегда хотели заслужить его одобрение, — продолжала она. — И у вас это получалось, хотя отец редко хвалил вас вслух. Вероятно, вы не поверите, если я скажу, что намерения у него были самые лучшие. Он хотел, чтобы из вас получился мужчина, достойный славного титула. Могучий и властный мужчина, которому никто не смеет навязать свою волю. Он хотел, чтобы вы стали таким, как он сам. И ведь отчасти он добился успеха.

Она хотела польстить Маркусу, но вышло все наоборот. Ее слова поразили Уэстклифа, как удар топора в грудь. Он резко выкрикнул:

— Нет, ничего подобного!

— Вы знаете, какую женщину он хотел бы видеть матерью своих внуков, — продолжала графиня. — Девица Боумен вам не пара. Она недостойна ни вашего имени, ни вашего титула. Представьте, что было бы, если бы они встретились? Эта девица и ваш отец. Вы знаете, как он назвал бы ее.

Маркусу вдруг представилось, как Лилиан стоит перед этим дьяволом, его отцом, который внушал ужас всем, кто его знал. Но Лилиан, с ее обычным легкомыслием и непочтительностью, вряд ли испугалась бы старого графа.

Маркус молчал, и графиня смягчила тон:

— Разумеется, она очаровательна. Я очень хорошо понимаю, насколько привлекательными для нас кажутся иногда люди низших сословий. Мы находим их экзотичными, в нас говорит стремление к романтике… Нет ничего удивительного, что вы, как и все мужчины, ищете в женщинах разнообразие. Если вы ее хотите, тогда просто воспользуйтесь ею. Это очень просто устроить. Вы женитесь, она выйдет замуж… и у вас может случиться связь. Потом она вам наскучит. Люди нашей породы всегда находят любовь на стороне. Вы увидите, так намного лучше.

В щетиной воцарилась зловещая тишина. На него нахлынули воспоминания, разъедающие душу. Он снова слышал горькие упреки — эхо из далекого прошлого. Ему претило выступать в роли мученика, однако, сколько он себя помнил, у него были только обязанности. Что до его желаний… они никогда не сбывались. И вот теперь он нашел женщину, которая может дать ему тепло и радость. Черт подери! Неужели у него нет права требовать, чтобы семья и друзья поддержали его в эту минуту? Пусть даже в душе они с ним не согласны.

Маркусу вспомнились его самые ранние годы, и он еще больше помрачнел. Отец удалял из поместья всех, к кому мальчик испытывал хоть какую-то симпатию или привязанность. Отец думал, что только так можно было воспитать силу характера, учиться зависеть только от себя. Маркус всегда жил в одиночестве. Теперь он надеялся, что все изменится.

Как же мать посмела предложить ему связь с Лилиан после того, как они оба свяжут себя узами брака с другими людьми? Маркус был оскорблен до глубины души. Они оба заслуживают честных отношений, а не жалкого подобия страсти.

— Слушайте внимательно! — обратился к матери Уэст-клиф, с трудом обретая способность говорить. — До разговора с вами я был решительно настроен сделать ее моей женой. Не думал, что можно еще больше утвердить меня в этом решении, но вам это удалось: не сомневайтесь, Лилиан Боумен — единственная женщина на земле, на ком я могу жениться! Ее дети станут моими наследниками, или род Марсденов прекратится. Отныне меня волнует только ее благополучие. Попробуйте обидеть ее словом, жестом или действием — и последствия для вас будут самыми печальными. Вы ни разу не дадите ей повода думать, что не рады нашему браку. Осмелитесь сказать ей хоть слово против — и вон из поместья! И как можно дальше, прочь из Англии. Навсегда!

— Не может быть, чтобы вы говорили это всерьез! Вы в ярости. Успокойтесь, и позже мы…

— Я спокоен. И совершенно серьезен.

— Вы сошли с ума!

— Нет, миледи. Впервые в жизни у меня появилась возможность быть счастливым, и я этого не упущу.

— Дурак, — прошептала графиня, дрожа от ярости.

— Жениться на Лилиан — самое лучшее, что я могу сделать в своей жизни, — ответил он. Отвесив матери легкий поклон, Маркус вышел из гостиной.

Глава 21

Позднее этим же утром Аннабел отказалась от завтрака, виновато пробормотав:

— Мне что-то нездоровится. Думаю, мне лучше вернуться к себе. Как хорошо, что мистер Хант отправился прокатиться верхом. Я смогу немного поспать, а он и не узнает.

— Я п-провожу т-тебя, — озабоченно сказала Эви.

— Эви, дорогая, не нужно…

— Это прекрасная возможность сбежать от тети Флоренс, которая ищет меня.

— Тогда пойдем.

Пытаясь сдержать подступающую тошноту, Аннабел благодарно приняла руку Эви, и они вышли из-за стола. Лилиан и Дейзи пошли вслед.

— Сомневаюсь, что она сможет долго скрывать новость от мистера Ханта. Как ты думаешь? — прошептала Дейзи.

— Да, слишком заметно. Думаю, он уже заподозрил. Аннабел всегда была здорова как лошадь.

— Возможно, но мужчины такие недогадливые. Выходя из столовой, они встретили леди Оливию. Она шла по коридору, и по ее взволнованному хорошенькому личику сестры предположили, что, вероятно, что-то произошло. Вид у нее был странно нахмуренный, а ведь Оливия всегда была такой веселой! Что могло расстроить ее?

Оливия подняла глаза и увидела Дейзи и Лилиан. Ее лицо вмиг прояснилось, а на губах заиграла теплая улыбка.

— Доброе утро.

Оливия была всего двумя-тремя годами старше Лилиан, но казалась гораздо старше. У нее были глаза женщины, хлебнувшей горя в прошлом, поэтому, вероятно, в присутствии леди Оливии Лилиан всегда чувствовала себя неловко. Сестра графа Уэстклифа была очаровательной и общительной женщиной, но многие люди понимали, что есть вопросы, которые ей лучше не задавать.

— Я иду в оранжерею, — сказала Оливия.

— Тогда не будем вас задерживать, — ответила Лилиан, зачарованно глядя на молодую женщину. В ее лице она угадывала неуловимое сходство с братом. Ничего определенного, может быть, дело в улыбке или выражении глаз…

— Пожалуйста, идемте со мной, — попросила леди Оливия. Подчиняясь внезапному порыву, она взяла Лилиан за руку. Ее тонкие пальчики сплелись с сильными пальцами Лилиан. — У нас с братом только что состоялся очень интересный разговор. Теперь мне бы хотелось поговорить с вами.

«Боже, он сказал сестре! Может быть, и матери тоже?» Лилиан затравленно оглянулась на Дейзи, которая, впрочем, ничем не могла ей помочь.

— Пойду в библиотеку, возьму какой-нибудь роман, — весело объявила Дейзи. — Тот, который я читаю сейчас, оказался ужасно скучным. Не стоит дочитывать до конца.

— Посмотрите в последнем ряду справа, на третьей полке снизу, — посоветовала леди Оливия. — В заднем ряду. Я спрятала там мои любимые романы. Это ужасные истории, совсем не для невинных девушек. Они окажут на вас дурное влияние.

Темные глаза Дейзи радостно вспыхнули.

— Спасибо!

Она бросилась в библиотеку, даже не оглянувшись. Леди Оливия усмехнулась.

— Идемте же, — сказала она, увлекая Лилиан за собой через всю столовую. — Если нам предстоит стать сестрами, вам наверняка захочется кое-что узнать. Я — неиссякаемый кладезь ценных сведений, и мне сейчас ужасно хочется поболтать.

Лилиан обрадовалась. Они пришли в оранжерею, примыкавшую к маленькой столовой. Там было тепло и чудесно пахло. Оранжерею заливал свет послеполуденного солнца. Снизу, через систему труб, подавался нагретый воздух.

— Я не совсем уверена, что мы будем сестрами, — заметила Лилиан, усаживаясь рядом с Оливией на плетеную скамейку. — Если граф сказал, что мы договорились, то…

— Нет, такого он не говорил. Тем не менее он действительно питает некоторые серьезные намерения относительно вас. — Ореховые глаза леди Оливии улыбались, но в улыбке читался вопрос. — Несомненно, я должна проявлять сдержанность и такт, но я просто умираю от любопытства. Вы примете его предложение?

Лилиан, которая никогда и ни при каких обстоятельствах не лезла за словом в карман, вдруг принялась мямлить и заикаться, совсем как Эви:

— Я… я…

Оливия сжалилась:

— Простите мое любопытство, все мои друзья знают… я обожаю вмешиваться в чужие дела. Надеюсь, вы не обиделись.

— Нет…

— Отлично. Я, кажется, не очень умею ладить с людьми, которые легко обижаются.

— И я тоже, — призналась Лилиан. Она почувствовала себя свободнее. Женщины улыбнулись друг другу. — Миледи, — сказала Лилиан, — дело обстоит так, что… Может, вы не знаете подробности? Разве что граф рассказал вам…

— Нет, — заверила ее леди Оливия. — Брат молчит, он замкнут в себе, а это просто раздражает. Его любимое занятие — мучить неизвестностью таких любопытных, как я.

— Дело в том, что я хочу согласиться, но у меня есть условие.

— Разумеется! — быстро сказала леди Оливия. — Маркус очень любит давить. Он все делает хорошо и уверен, что без его советов никто не справится даже с самым простым делом. Например, если вы чистите зубы, следует ли вам начинать с резцов или коренных зубов?

— Да.

— Ужасный зануда! — продолжала леди Оливия. — Видит только крайности: черное или белое, хорошее или плохое. Навязывает свое мнение, повелевает. Вот чего он не умеет, так это признавать, что не прав.

Похоже, леди Оливия могла продолжить список недостатков Маркуса до бесконечности. Лилиан про себя возмутилась: «Разве это справедливо — рисовать портрет брата в таких мрачных красках?»

— Может, оно и так, — сказала она, — но надо отдать лорду Уэстклифу должное. Он честен, всегда держит слово, дает указания только потому, что хочет, чтобы люди все сделали как можно лучше для своего же блага.

— Может быть, — задумчиво сказала леди Оливия. Лилиан, все больше воодушевляясь, продолжила:

— Более того, жене лорда Уэстклифа никогда не придется страдать от измен. Он будет ей верен. Ей вообще не придется ни о чем беспокоиться, потому что муж всегда будет заботиться о ней и не потеряет головы в случае опасности.

— Но он такой непреклонный! — возразила Оливия.

— Это не совсем так.

— И такой холодный, — заметила леди Оливия, горестно покачав головой.

— Ни в коем случае, наоборот!

Лилиан вдруг замолчала и покраснела, увидев довольную улыбку леди Оливии. Ее просто заманили в ловушку!

— Мисс Боумен, — тихо сказала леди Оливия, — вы рассуждаете, как влюбленная женщина. Надеюсь, вы действительно его любите. Маркус так долго искал вас. И если его любовь останется без ответа, мое сердце разорвется от жалости к нему.

Лилиан внезапно почувствовала болезненный укол в сердце.

— Он не любит меня, — сказала она грустно. — По крайней мере он ни разу не говорил мне об этом.

— Меня это не удивляет. Маркус из тех, кто предпочитает выражать чувства действиями, а не словами. Вам придется быть терпеливой.

— Мне тоже так кажется, — мрачно согласилась Лилиан. Ее собеседница рассмеялась.

— Я не знаю его так хорошо, как моя старшая сестра Алина. Они почти ровесники. Они всегда поверяли друг другу свои секреты, пока Алина не уехала в Америку с мужем. Именно она объяснила мне многое в характере брата, в то время как мне хотелось его просто убить.

Лилиан сидела неподвижно, внимательно вслушиваясь в низкий мелодичный голос. Только сейчас она поняла, что хочет знать о Маркусе как можно больше. Лилиан никогда раньше не могла взять в толк, почему влюбленные придают такое значение мелочам? Хранят письма, локоны волос, оброненную перчатку, колечко… Но теперь-то она знала, что чувствует человек, одержимый любовью. Она очень хотела знать мельчайшие подробности об этом мужчине. Сначала он казался ей таким простым, но Лилиан ошибалась: он был непостижим.

Леди Оливия задумалась.

— В прошлом Маркуса есть вещи, в которых он никогда не признается. Он считает, что мужчине не пристало жаловаться. Скорее умрет под медленной пыткой, чем станет искать сочувствия. И если он узнает, что я рассказала вам кое-что, не сносить мне головы.

— Я умею хранить секреты, — заверила ее Лилиан. Леди Оливия улыбнулась, а потом посмотрела на носок туфли, выглядывающий из-под отделанного оборками подола юбки.

— Думаю, в семействе Марсденов вы придетесь ко двору. Мы обожаем секреты. И никто из нас не любит копаться в прошлом. Маркус, Алина и я — все мы, каждый по-своему, натерпелись от родителей, которым, по-моему, вовсе не стоило заводить детей. Моя мать интересовалась исключительно собой. Ее беспокоило только то, что могло навредить лично ей. Отец нас, дочерей, не замечал вообще, как будто нас и не было.

— Мне жаль, — от души сказала Лилиан.

— Нет, его безразличие было благом, мы это знали. Маркусу приходилось намного хуже. Он стал жертвой безумных представлений отца о том, как воспитывать в Уэстклифе наследника.

Голос леди Оливии звучал тихо и ровно, но Лилиан внезапно пробрала дрожь.

— Отец добивался от сына абсолютного совершенства во всем. Он придерживался безмерно завышенных требований и наказывал сына каждый раз, когда тот не оправдывал его ожиданий. Маркус научился терпеть побои, не проливая ни слезинки, не выказывая даже намека на непокорность, иначе его наказывали бы с удвоенной жестокостью.

Леди Оливия перевела дыхание, а затем продолжила:

— Отец был безжалостен, если видел малейший признак слабости. Однажды я спросила Алину, почему Маркус никогда особенно не любил собак. Она рассказала. Когда брат был еще совсем ребенком, в доме жили два волкодава. Отец держал их в качестве домашних любимцев. Мальчик боялся их до смерти. Собаки чувствовали его страх и пытались напасть на него, лаяли, рычали. Однажды отец заметил, что сын боится, тогда он запер сына в комнате наедине с собаками. Пусть встретится лицом к лицу с тем, чего так боится! Он просидел там несколько часов. Не могу даже представить, что должен был чувствовать пятилетний мальчик перед оскаленными пастями чудовищ.

Оливия горько улыбнулась.

— Поверьте, наш отец придавал буквальное значение фразе — «бросить на съедение псам». Вместо того чтобы защищать сына в миг опасности, он предпочитал провести его через все круги ада.

Лилиан смотрела на Оливию не мигая. Она хотела что-то сказать, спросить, но горло словно свело судорогой. Подумать только! Маркус, такой самоуверенный и спокойный, когда-то был испуганным ребенком. Вот откуда его сдержанность, замкнутость. Жестокий урок он получил в раннем детстве. И некому было прийти на помощь, никто не прогнал его страх. Забавно. Сейчас Маркус взрослый мужчина в расцвете сил, а ей хочется защитить маленького мальчика, которым он когда-то был.

— Отец хотел, чтобы у его наследника был независимый характер и жестокое сердце, — продолжала леди Оливия. — Тогда никто не смог бы взять над ним верх. Если отец вдруг замечал в мальчике чувство привязанности, например, к любимой няньке, ее немедленно изгоняли. Он научился держаться подальше от людей, которых любил. Не хотел просто терять. Например, нас с Алиной. Насколько я понимаю, Маркусу стало гораздо легче, когда его наконец-то отправили в школу. Там он нашел друзей, которые отчасти заменили ему семью.

«Так вот почему Маркус оставался преданным другом Сент-Винсенту», — подумала Лилиан, а сама спросила:

— А ваша матушка никогда не пыталась вступиться за детей?

— Нет. Она была слишком занята собственными делами.

Они помолчали. Леди Оливия терпеливо ждала, пока Лилиан заговорит. Она понимала, что Лилиан нужно осмыслить услышанное.

— Наверное, вы вздохнули с облегчением, когда граф наконец умер?

— Да. Не знаю, можно ли говорить так о собственном отце, но мир стал чище после его смерти.

— Он просчитался! Ваш брат не стал холодным и безжалостным.

— Да. И я рада, что вы это поняли, дорогая. Маркус столько вытерпел!

Разговор не утолил любопытства Лилиан, а только вызвал новые вопросы, целое море вопросов о Маркусе. Но она совсем недавно подружилась с леди Оливией и плохо ее знала, поэтому решила быть осторожной в расспросах.

— Как вы считаете, миледи, — осмелилась она спросить, — лорд Уэстклиф уже когда-нибудь думал всерьез о женитьбе? Кажется, была какая-то женщина, к которой он питал нежные чувства?

— Ах, это… Ничего особенного, поверьте. Она быстро надоела бы Маркусу, если б не лорд Сент-Винсент, который надумал ее увести. Уверяю вас, начни Маркус бороться за нее, она тут же вернулась бы к нему. Мы-то видели, что с ее стороны это просто уловка, чтобы заставить ревновать и вынудить жениться, а он так и не понял. Ее план провалился. Маркус не любил ее по-настоящему. Это просто одна из женщин… ну, вы понимаете. Маркус всегда был избалован женским вниманием. Он немного испорчен в этом смысле.

Женщины довольно часто падали в его объятия, как только он повзрослел. — Она бросила на Лилиан смеющийся взгляд. — Уверена, он был страшно удивлен, когда встретил женщину, осмелившуюся с ним спорить. Я бы сказала, это привело его в чувство.

— Мне кажется, он сам выразился бы совсем иначе, — сухо ответила Лилиан. — Но если мне что-то не нравится, я так ему и говорю.

— Отлично, — ответила леди Оливия. — Как раз это и нужно. Очень немногие женщины или мужчины осмелились бы ему возражать. У него очень сильный характер, и жена ему нужна под стать. Для равновесия.

Руки Лилиан бездумно разглаживали несуществующую складку на юбке. Она осторожно заметила:

— Если лорд Уэстклиф и я действительно поженимся, многие родственники и друзья будут против, не так ли? Особенно графиня.

— Друзья не осмелятся возражать, а что касается нашей матушки… — Она подумала немного и честно призналась: — Графиня выразилась достаточно ясно… она вас не одобряет. Сомневаюсь, что она когда-нибудь вас полюбит. Но знайте: вы не одна такая. Она вообще никого не одобряет. Вас беспокоит, что она против вашего брака?

— Да нет, графиня бросает вызов, а мне это даже нравится. Леди Оливия не выдержала и рассмеялась.

— О, вы просто чудо! — выпалила Оливия. — Обязательно выходите за брата! Мне ужасно хочется, чтобы вы стали моей невесткой. — Она смотрела на Лилиан и радостно улыбалась. — Несколько эгоистично с моей стороны, но есть еще одна причина, почему я хочу, чтобы вы поженились. Мистер Шоу и я пока не собираемся возвращаться в Нью-Йорк, но этот грустный день не за горами. Когда мы уедем, я буду спокойнее, зная, что Маркус женат. Будет кому о нем позаботиться.

Она поднялась со скамьи, разглаживая юбку.

— Почему я все это говорю? Я хочу, чтобы вы поняли, почему брату так трудно довериться чувству, но он сможет. Мне и сестре удалось разбить оковы прошлого, нам помогли мужья. Но цепи, которые сковали Маркуса, намного тяжелее. Я понимаю, его любить нелегко. А если вы примете его таким, как есть, хотя бы наполовину… ну, может быть, немного больше, чем наполовину… думаю, вам никогда не придется пожалеть об этом.

Занятые по горло слуги сновали туда-сюда по всему дому, напоминая пчел в улье. Им предстояла сложная работа — упаковать вещи дам и господ. Вся компания должна была разъехаться по домам через день, но некоторые гости уже уехали. Впрочем, таких нашлось немного. Никто не хотел пропустить большой прощальный бал.

В то утро Лилиан оказалась подле матушки. Та руководила двумя горничными, точнее, мешала им складывать в коробки сотни всяких вещей.

После стремительного развития событий Лилиан ждала, что мать набросится на нее, уговаривая обручиться с лордом Уэстклифом. Но почему-то не было ни цветистых фраз, ни заламывания рук. Мерседес вела себя на удивление тихо. И каждый раз, когда обращалась к старшей дочери, она старательно выбирала слова. Об Уэстклифе она не упомянула ни разу.

— Что с ней такое? — с удивлением спросила Лилиан у Дейзи. — Да ведь мать должна была наброситься на меня, как стая собак.

Дейзи пожала плечами и ехидно сказала:

— Могу только предположить: ты вела себя вопреки ее советам и приказам, и вот, пожалуйста, поймала в сети самого лорда Уэстклифа. Наверное, она решила, что тебе виднее, и умыла руки. Готова побиться об заклад: она будет слепа и глуха, что бы ты ни вытворяла. Главное, чтобы это нравилось Уэстклифу.

— Значит, если я сегодня вечером убегу в спальню к лорду Уэстклифу, она не станет возражать?

— Возражать? — Дейзи засмеялась. — Может быть, она даже поможет тебе проскользнуть незамеченной, ты только ее попроси. — Сестра игриво спросила: — А чем ты собираешься заниматься в комнате лорда Уэстклифа?

Лилиан почувствовала, что краснеет.

— У нас будут переговоры.

— Так вот как вы это называете!

Лилиан прищурилась и закусила губу, пытаясь не рассмеяться.

— Не будь такой нахальной, иначе никаких шокирующих подробностей!

— А мне и не надо расспрашивать тебя, — весело заметила Дейзи. — Я читала романы, которые посоветовала леди Оливия. Так что теперь я знаю гораздо больше, чем вы с Аннабел.

— Дорогая, не уверена, что эти романы правильно описывают мужчин, ну и все остальное… — фыркнула Лилиан.

Дейзи нахмурилась.

— В каком это смысле — неправильно?

— Ну, знаешь… Никаких иносказаний и обмороков. Дейзи смотрела на нее несколько недоверчиво.

— Даже ни одного обморока?

— Ради Бога! Ты бы и не захотела падать в обморок, рискуя пропустить самое интересное.

— Ну, вначале, наверное, нет, а вот потом — да.

— Почему? — не поняла Лилиан.

— Судя по книгам, это очень неудобно, если не сказать — противно.

— Совсем нет.

— Что ты имеешь в виду? Неудобно или противно?

— Ни то ни другое, — сказала Лилиан безразличным тоном, стараясь не смеяться. — Право, Дейзи! Я бы не стала скрывать, будь это так. На самом деле это прекрасно. Поверь.

Младшая сестра немного поразмыслила и скептически сказала:

— Ну, если ты говоришь…

Лилиан подумала о предстоящем вечере, и по ее телу прошла сладкая истома. Подумать только, целый вечер наедине с Маркусом! Разговор с леди Оливией в оранжерее помог ей по-новому взглянуть на графа. Как замечательно, что он снял маску холодного сноба. На самом-то деле он оказался вовсе не таким уж неприступным.

В конце концов, почему она вбила себе в голову, что они не смогут жить в мире? Для ссоры нужны двое. Может быть, она сможет научиться отделять главное от пустяков? Бывают вещи, из-за которых можно и поспорить, а пустяки… от них лучше просто отмахнуться. Маркус вполне доказал, что способен пойти на уступки. Взять, к примеру, как он извинялся в библиотеке. Он мог стереть в порошок ее гордость, но предпочел этого не делать.

Была бы она чуть похитрее, как Аннабел, ей удалось бы добиться большего, но Лилиан всегда была слишком прямолинейна. Женские хитрости — не ее конек. «Ах да! — подумала она кисло. — До сих пор я прекрасно справлялась без всех этих уловок. Полагаю, обойдусь и дальше».

Лилиан неторопливо перебирала туалетные принадлежности, выбирая, что можно упаковать, а что еще понадобится вплоть до самого отъезда. Это ее гребень с серебряной отделкой, пакетик булавок, свежая пара перчаток, а вот… тот самый маленький флакончик, волшебный состав мистера Неттла.

Охнув, Лилиан села на обитый бархатом стул. Она пристально изучала хрустальный сосуд на своей ладони.

— Дейзи, нужно ли говорить графу, что испробовала на нем приворотное средство?

Младшая сестра, казалось, пришла в ужас:

— На твоем месте я бы молчала. Зачем?

— Я хочу быть честной.

— Честность часто переоценивают. В какой-то книге я читала: тайна — это первое необходимое условие в делах сердца.

— Это сказал герцог де Ришелье, — ответила Лилиан. — И ты не совсем точно цитируешь. «Тайна — это первое необходимое условие в делах государства», — сказал Ришелье.

— Так ведь он был француз, — не сдавалась Дейзи. — Наверное, он имел в виду сердечные дела тоже.

Лилиан рассмеялась и нежно посмотрела на сестру.

— Наверное, так и есть. Но я не хочу иметь тайны от лорда Уэстклифа.

— Очень хорошо. Но попомни мои слова: без маленьких секретов нет большой любви…

Глава 22

В поздний вечерний час, когда часть гостей уже разошлись, а другие засиделись за картами внизу или коротали время за бильярдом, Лилиан выскользнула из своей комнаты, чтобы встретиться с Маркусом. Двигаясь по коридору на цыпочках, она вдруг остановилась, заметив впереди фигуру мужчины. Он стоял, прислонившись к стене, в развилке двух коридоров. Мужчина шагнул вперед, и Лилиан его узнала. Камердинер Маркуса.

— Мисс, — тихо сказал он, — милорд приказал проводить вас.

— Я знаю дорогу. И ему известно, что я знаю. Какого черта вы тут делаете?

— Милорд не желает, чтобы вы разгуливали по дому одна.

— Нуда, разумеется. Ко мне будут приставать, могут даже соблазнить.

Камердинер, казалось, не почувствовал иронии. Как будто она шла к графу для невинной беседы! Он повернулся, указывая путь.

Уязвленная его сдержанностью, Лилиан не выдержала и спросила:

— Итак, часто ли вам приходится сопровождать незамужних молодых леди в личные апартаменты лорда Уэстклифа?

— Нет, мисс, — последовал невозмутимый ответ.

— А вы бы сказали, если бы это было не так?

— Нет, мисс, — сказал он все тем же тоном. Лилиан фыркнула.

— Граф — хороший хозяин?

— Прекрасный хозяин, мисс.

— Ну, вы бы сказали то же самое, будь он людоедом.

— Нет, мисс, тогда я бы сказал, что его можно терпеть. Когда я говорю, что он прекрасный хозяин, я называю вещи своими именами.

Слова камердинера приободрили девушку.

— А он разговаривает со слугами? Говорит «спасибо» и все такое?

— Только когда это уместно, мисс.

— То есть никогда?

— Точнее, редко, мисс.

Очевидно, ему больше не хотелось разговаривать. Теперь они шли молча. Вот и дверь комнаты Маркуса. Слуга подвел ее к порогу и осторожно поскреб в дверь кончиками пальцев.

— К чему такая осторожность? — шепнула Лилиан. — Почему вы не стучите?

— Графиня предпочитает, чтобы скреблись, а не стучали. Это не так расстраивает ее нервы.

— Граф тоже настаивает, чтобы вы скреблись в его дверь?

— Думаю, ему все равно, мисс.

Лилиан задумчиво нахмурилась. Ей уже доводилось слышать, что в Англии слуги именно скребутся в дверь господ. Для американского уха это звучало странно. Как будто собака скребется лапой в дверь, чтобы ее впустили.

Дверь распахнулась, и Лилиан смутилась, увидев смуглое лицо Маркуса. Он смотрел на нее совершенно бесстрастно, лишь глаза сияли.

— Вы свободны, — сказал он камердинеру.

Потом он протянул руки к Лилиан. Слуга исчез, а Лилиан переступила порог. «Какой же он красивый!» — подумала Лилиан. Резкие черты его лица в неярком свете лампы и отблесках пламени в камине немного смягчились. Он был без куртки. Белая рубашка открывала глазу треугольник гладкой смуглой кожи. У Лилиан даже мурашки пробежали по спине. Она вспомнила, как ласкала языком эту ямку в основании шеи… Лилиан боялась посмотреть на Маркуса. «Вдруг догадается, о чем я сейчас думаю?» Она отвела взгляд и сразу же почувствовала, как его тонкие пальцы погладили ее по щеке. Кончиком большого пальца он приподнял ее лицо.

— Я так вас ждал! — признался он.

Она улыбнулась, радуясь его прикосновениям.

— За ужином вы ни разу не взглянули в мою сторону.

— Я боялся.

— Почему?

— Один взгляд… и мне пришлось бы есть вас на второе.

Ресницы Лилиан опустились. Маркус привлек ее еще ближе и погладил по спине. Ей вдруг стало тесно внутри тугого корсета, захотелось немедленно сбросить эту обузу. Она глубоко вздохнула и вдруг заметила, что в воздухе спальни плавает какой-то сладкий и пряный аромат.

— Что это? — спросила она, принюхиваясь.

— Корица и вино.

Лилиан оглядела просторную спальню: высокая кровать на столбиках, у окна столик, на столике — блюдо под серебряной крышкой, сверху салфетка. Вот оттуда-то и шел чудесный запах. Она видела, как над блюдом поднимается пар. Заинтригованная, она посмотрела на Маркуса.

— Идите и взгляните, — сказал он.

Лилиан бросилась к столику, взялась за крышку, покрытую льняной салфеткой, и сняла ее. Воздух словно взорвался от пьянящего запаха. Лилиан засмеялась. На белом фарфоровом блюде пять ярко-красных груш с глянцевитой кожицей, вымоченных в вине, плавали в прозрачном янтарном соусе. Соус благоухал корицей и медом.

— В тот раз я не смог достать для вас грушу из бутылки, — признался Маркус, стоя за ее спиной. — Примите эти взамен.

Лилиан схватила ложку и опустила ее в мягкую грушу. Пропитанная вином, казалось, мякоть тает во рту. Насыщенный корицей мед щекотал нёбо. Она закрыла глаза от наслаждения. Маркус с улыбкой смотрел на нее, а потом обнял ладонями ее лицо и повернул к себе. В уголке губ Лилиан осталась блестящая капля меда. Наклонившись, он слизнул липкую каплю. От этой ласки по ее телу прошла волна болезненного восторга.

— Прелесть! — шепнул он, целуя ее крепче.

Кровь ее, казалось, закипает от раскаленных добела пузырьков. Ей захотелось поделиться с ним вкусом корицы и вина, и она принялась исследовать языком его рот. Он радостно ответил. Лилиан обвила руками его шею, прижимаясь к нему как можно теснее. «Какой он чудесный, как вкусен его поцелуй, такой свежий и сладкий. Как восхитительно прикосновение его сильного тела».

— Я не могу дышать, — выдохнула вслух Лилиан.

Ни слова не говоря, Маркус повернул ее спиной к себе и распустил шнуровку, опытной рукой он развязал кружевные завязки. Наконец Лилиан смогла вздохнуть полной грудью.

— Почему вы так туго затягиваете корсет? — спросил он.

— Иначе не налезет платье. Кроме того, мама говорит, англичанам нравятся осиные талии.

Маркус фыркнул:

— Англичане — очень практичный народ. Пусть женщины будут потолще, лишь бы не падали в обморок от нехватки воздуха.

Он заметил, что рукав ее сорочки спустился, обнажив белое плечо. Маркус наклонился, чтобы коснуться его губами. От этой нежной ласки его губ она почувствовала, будто окунулась в нагретую солнцем прохладную воду…

Ее пальцы запутались в его волосах. Лилиан так нравилось перебирать эти шелковистые пряди. Она беспокойно шевельнулась в его объятиях, когда он начал целовать ее шею.

— Лилиан, — услышала она его хриплый голос. —Слишком рано. Я обещал вам… — Он замолчал, а потом быстро поцеловал ее за ухом. — Обещал, что нам надо обсудить условия…

— Условия? Какие условия? — Она уже забыла обо всем, ища губами его рот.

— Да, я… — Маркус опять замолчал и поцеловал Лилиан в губы. Она ласкала его шею и лицо, кончиками пальцев пробегая вдоль прекрасной линии скул и подбородка. Запах его кожи пьянил. Она вжималась в него изо всех сил и вдруг поняла, что поцелуи уже не приносят облегчения. Чувствуя ее нарастающее нетерпение, он толкнул ее назад, не обращая внимания на протест и с трудом понимая, что делает.

— Полегче, полегче. Вы получите все, что хотите. Не стоит торопиться. — Лилиан кивнула, и губы Маркуса коснулись ее горящего лба. — Для вас будет лучше… для нас обоих… пусть это длится чуть-чуть дольше, — шепнул он. — Я не хочу брать вас в спешке.

Она терлась лицом о его щеки, как кошка, ища хозяйской ласки.

Его ладонь скользнула в вырез на спине, поглаживая кожу над краем корсета. Потом он вздохнул:

— Нет, еще…

Он сказал это хриплым шепотом, но она даже не поняла: обращался он к ней или разговаривал сам с собой? Сильной ладонью он охватил нежный изгиб ее шеи и наклонился, чтобы поцеловать ее в полураскрытые губы.

— Ты такая сладкая! — сказал он прерывистым шепотом. Лилиан невольно усмехнулась:

— В самом деле? Маркус опять нашел ее рот.

— Да, очень сладкая, — повторил он. — Но будь я пониже ростом, вы бы оторвали мне голову в порыве страсти!

— Теперь я понимаю, почему нас так тянет друг к другу, — захихикала Лилиан. — Мы опасны для окружающих, но не друг для друга. Мы, пожалуй, напоминаем пару сердитых ежей. — Она замолчала, что-то явно обдумывая. — А если говорить о влечении… — Лилиан чувствовала, что у нее задрожали колени. Она подошла к постели и оперлась спиной о прочный резной столбик. — Я должна вам кое в чем признаться!

Маркус подошел к ней. Горевшее в камине пламя обрисовывало прекрасные очертания его тела, могучие мускулы его стройных бедер.

— Это меня не удивляет. — Он встал рядом в ленивой расслабленной позе, опираясь рукой на столбик кровати. — А мне понравится ваше признание?

— Не знаю. — Она сунула руку в потайной карманчик сорочки, скрытый в складках юбок, и вытащила флакончик с духами. — Вот.

— Что это?

Маркус взял у нее флакончик, вытащил пробку и сделал вдох.

— Духи? — спросил он, вопросительно глядя на Лилиан.

— Это не простые духи, — тихо ответила она. — Из-за этих духов вас и потянуло ко мне.

Маркус сделал еще один вдох.

— Вот как?

— Я купила эти духи у старого парфюмера в Лондоне. Это афродизиак.

Его глаза смеялись.

— Откуда вы узнали это слово?

— От Аннабел. И это правда, — добавила Лилиан серьезно. — Там есть особый ингредиент. Парфюмер сказал, что он привлечет ко мне поклонника.

— Что за особый ингредиент?

— Он так и не сказал. И ведь правда, духи оказались волшебными. Не смейтесь! Я заметила, что они действуют на вас. В тот самый день, когда мы играли в лапту. А потом вы меня поцеловали, помните? За живой изгородью.

Маркус, кажется, не поверил. При чем здесь духи? Разве могут духи соблазнить? Он еще раз принюхался к жидкости, плескавшейся на дне хрустального сосуда, и тихо сказал:

— Да, помню. Знакомый запах. Но меня влекло к вам совсем по другим причинам. И задолго до того памятного дня.

— Лжец! — заявила она. — Да вы меня ненавидели! Он покачал головой.

— Разве я мог вас ненавидеть? Вы меня изводили, а я мучился из-за вас, тосковал. Но это совсем другое.

— Нет, все из-за духов, — настаивала Лилиан. — Не только вы поддались их чарам. Аннабел испытала духи на своем муже. Она клянется, что в результате он не давал ей спать всю ночь.

— Милая, — хитро сказал Маркус, — Хант ведет себя с Аннабел как возбужденный кабан с первого момента их встречи. Если дело касается Аннабел, он сам не свой. Обычное дело!

— Но необычное для вас! Вы никогда мной не интересовались. Но в один прекрасный день я надушилась ими, и вам хватило одного вдоха, чтобы…

— Так вы заявляете, — перебил он, лаская ее глазами, — я полюбил бы любую женщину, надушись она вот этим?

Лилиан хотела было ответить, но вспомнила, что Уэст-клиф не выразил ни малейшего интереса, когда духами воспользовались другие «желтофиоли».

— Нет, — признала она. — Но в моем случае…

— Лилиан, — с томительной улыбкой сказал граф, — я начал желать вас с того момента, как впервые коснулся вас рукой. Глупые духи тут ни при чем. Однако, — он сделал еще вдох и закрыл пузырек, — я ведь знаю, что это за таинственный ингредиент.

Лилиан вытаращила на него глаза.

— Не может быть!

— Прекрасно знаю, — сказал он самодовольно.

— Мистер Всезнайка! — воскликнула Лилиан, немного раздосадованная. — Вам только кажется, что вы знаете. Уверяю вас, уж если я не могу этого разобрать, то вы и подавно не сможете.

— Я совершенно точно знаю, что это, — гордо заявил он.

— Тогда скажите.

— Нет, думаю, вам придется разгадать секрет самой.

— Говорите!

Лилиан набросилась на него, молотя кулаками по груди. Удары были довольно чувствительные, но Маркус лишь рассмеялся.

— Уэстклиф, если вы сейчас же не скажете, я…

— Вы меня замучите до смерти? Вынужден вас разочаровать: я привычен к наказаниям.

Он легко подхватил ее на руки и бросил на постель, словно соломенную куклу. И не успела она опомниться, как он набросился на нее сверху, рыча и смеясь. Лилиан боролась изо всех сил.

— Я заставлю вас!

Лилиан закинула ногу ему на спину, вспоминая, как дралась в детстве с неугомонными братьями. Тогда она научилась кое-каким приемам. Маркус, казалось, заранее угадывал каждое ее движение. И он был намного сильнее и подвижнее. Но какой он был тяжелый! Просто удивительно.

— Вы слабый противник, — поддразнивал он Лилиан, позволив ей для разнообразия сесть на него верхом. — Наверное, вы сегодня не в форме.

— Проклятый хвастун! — прошипела Лилиан, не оставляя попыток взять верх. — Я могла бы победить, но мне мешают эти юбки.

— В этом я мог бы вам помочь, — ответил он, улыбаясь ей сверху вниз.

Он опять прижал ее к матрасу своей тяжестью, стараясь, однако, чтобы ей не было больно.

— Хватит, — предложил он, — вы устали. Назовем это ничьей.

— Нет, еще нет, — возмутилась Лилиан, тяжело дыша.

— Да ради Бога, вы, необузданная дикарка! — сказал он весело. — Пора мириться.

— Ни за что.

Она опять накинулась на лежащего рядом мужчину. Руки у нее дрожали.

— Расслабьтесь, — ласково сказал Маркус.

Ее глаза расширились. Она почувствовала, как он раздвигает ей бедра, судорожно вдруг вздохнула и обмякла.

— Расслабьтесь, вот так… Он сдернул рубашку вниз.

— Потише, — шепнул он.

Лилиан лежала неподвижно, и только кровь стучала в висках. Она смотрела на Маркуса. Постель тонула в полумраке.

Она любовалась игрой мышц его смуглого тела, занятого работой. Маркус стащил с нее рубашку и расстегнул корсет. Вдруг она задышала часто, громко, слишком часто. Он ласково похлопал ее по животу, но не успокоил. Ее возбуждение лишь нарастало. Кожа Лилиан вдруг сделалась такой чувствительной, что даже воздух казался ей шершавым. Тело покалывало, ломило. Маркус снял с нее чулки и панталоны.

Он стоял возле постели, снимая с нее последнюю одежду, и двигался с нарочитой медлительностью. Она уже видела его элегантно вылепленное тело. И эта болезненная дрожь ей тоже была знакома, а сейчас просто пронизывала каждый уголок ее тела. Лилиан слегка застонала, когда он лег рядом.

Маркус провел ладонью по ее спине, чувствуя, как дрожит ее тело в сладком ожидании. Обхватив ладонью ее ягодицы, он стал дотрагиваться до нее, и от его прикосновений тело ее словно таяло. Она застонала от предвкушения. Потом он начал ласкать ее грудь невесомыми поцелуями, касаясь проворным языком сосков. Он что-то шептал ей, уговаривал… зачем? Она и так была готова, дрожала от желания, умоляя освободить ее от страстного томления. Ее грудь набухла, соски затвердели. Он начал дразнить сосок языком, лаская ладонью живот.

Она чувствовала, что внутри ее будто раскручивала кольца огромная змея. Казалось, она вот-вот потеряет рассудок, если не получит желанного освобождения. Она схватила его за руку и повела ладонь во влажную пещеру между ног. Он улыбнулся, склонился над ее грудью и начал ласкать соски. Время остановилось. Он погладил шелковистые волоски и двинулся дальше, на поиски заветного бугорка. И касался ее с такой настойчивой деликатностью, словно дразня, а затем успокаивая. Его ласки были легки, как паутинка. И вот она закричала…

Между поцелуями он шептал ей какие-то волшебные слова страсти и восхищения. Одна волна наслаждения накатывалась на другую. Он развел ее ноги шире, слегка приподнял колени и медленно вошел в нее. В момент проникновения она вздрогнула. Какой он твердый! Ее мышцы инстинктивно сжались, но захватчик неумолимо продвигался вперед. Он наносил легкие и глубокие удары, бережно и нежно проникая все глубже в ее плоть. Казалось, каждый удар высекает из ее тела новую волну удовольствия. Лихорадочно дрожа, она отчаянно чувствовала, как ее несет ко второй вершине наслаждения… И вдруг все прекратилось. Он вышел из нее.

— Маркус, не останавливайся, прошу!

Она была готова заплакать.

Лилиан вся дрожала. Он осторожно перевернул ее на живот, положил ей под бедра подушку, затем вторую, опустился на колени между ее ног, и его пальцы принялись ласкать и дразнить складки ее плоти. И вот он вошел в нее снова. Лилиан не смогла сдержать крик. Беспомощная, она повернула голову набок. Щека ее прижалась к матрасу, но Маркус крепко держал ее извивающиеся бедра руками. На сей раз он вошел в нее еще глубже, нанося удар за ударом, просто сводя ее с ума.

Лилиан умоляла, стонала, рыдала и даже ругалась. Мышцы ее лона напряглись, обхватив его плоть. Наконец он тоже застонал, низко и хрипло.

Тяжело дыша, Маркус опустился на постель рядом с ней, касаясь губами ее затылка. Она лежала неподвижно, облизывая распухшие губы.

— И ты назвал меня необузданной дикаркой?

Понемногу ее дыхание успокоилось. Эта любовная схватка отняла у Лилиан все силы, но спать ей совсем не хотелось. Слишком много новых открытий ей довелось совершить сегодня. И это был тот мужчина, которого она когда-то презирала как надутого зануду! Оказывается, в характере Маркуса есть совсем иные качества, но очень немногие об этом знают. Кажется, он и впрямь любит ее. Но разве можно думать об этом? Тем более она сама влюблялась в него все больше и больше.

Маркус вытер ее вспотевшее тело прохладной мокрой тканью и дал ей свою рубашку, а потом принес блюдо с грушами и стакан сладкого вина. Он даже позволил ей положить ему в рот кусочек ароматной груши, мягкой как шелк.

С грушами было покончено. Лилиан поставила пустое блюдо на матрас и уютно расположилась рядом с графом. Приподнявшись на локте, Маркус любовался девушкой и перебирал волнистые пряди ее волос.

— Жалеете, что не отдал вас Сент-Винсенту? Она озадаченно улыбнулась.

— Почему вы спрашиваете? Неужели вы испытываете угрызения совести?

Маркус покачал головой. — Просто интересно, не жалеете ли вы.

Лилиан погладила завитки волос на его могучей груди. Она была весьма тронута: его волновало то, о чем она думает.

— Нет, — искренне ответила она. — Он очень красив и нравился мне, но… он не привлекает меня как мужчина.

— Но вы же подумывали выйти за него!

— Да, — согласилась Лилиан. — Мне приходило в голову, что неплохо бы стать герцогиней. Но только для того, чтобы досадить вам!

Улыбка осветила его лицо. Он ответил тем, что слегка ущипнул ее за грудь, и она издала страшный протестующий вопль.

— Я бы точно не вынес, — признался он. — Это выше моих сил — видеть вас замужем за другим.

— Думаю, лорд Сент-Винсент с легкостью найдет другую подходящую наследницу.

— Возможно, он и отыщет женщину с таким приданым, как у вас, но такой красавицы ему не найти.

Услышав комплимент, Лилиан улыбнулась, прижалась к нему, пытаясь сплести свои ноги с его.

— Скажите мне еще что-нибудь. Хочу послушать, в каких сентиментальных образах вы воспоете мою красоту.

Маркус сел, легко подхватил ее на руки и усадил на колени. Она чуть было не вскрикнула от неожиданности.

— Я никогда не бываю сентиментальным, — сказал он. — Марсдены не блещут поэтическим вдохновением. Тем не менее… — Он замолчал, восхищаясь красотой молодой женщины, сидящей рядом. Ее длинные волосы спускались до самой талии волнистым потоком. — Мне иногда кажется, что вы похожи на какую-то языческую принцессу.

— А еще? — поощрила его Лилиан, обнимая за шею. Маркус обнял ее тонкую талию, а потом его ладони заскользили вниз, к изящным бедрам.

— В любовных снах я видел ваши восхитительные ноги, но сны явно бледнеют. Разве можно сравнить их с тем, что я вижу сейчас наяву?

— Вам снились мои ноги?

Медленными, дразнящими движениями его ладони двинулись вверх по внутренней стороне бедер. — Да. Его ладони исчезли под полами рубашки.

— Я видел во сне, как ваши ноги обвиваются вокруг меня, — объяснил он. Его голос звучал все глуше. — И вы скакали на мне верхом.

Пальцы Маркуса коснулись наружных складок ее лона.

— Что? — спросила она, слабея. Как чудесно!

Она наслаждалась его мягкими, массирующими движениями, а он забавлялся с ней, с этим чувствительным бугорком, который, казалось, сейчас взорвется сладкой болью под его искусными прикосновениями.

— Разве женщины… — усомнилась Лилиан, не совсем понимая. — О, я никогда о таком не слышала.

— Некоторые это делают, — промурлыкал он, продолжая ласкать ее. — Мой неуемный ангел, думаю, мне придется показать вам.

Лилиан была еще так неопытна, что ничего не понимала. Он опять поднял ее и помог оседлать свою напряженную плоть. Лилиан была шокирована. Она сделала несколько осторожных движений, подчиняясь низкому мурлыканью его голоса и терпеливым движениям рук, лежащих на ее бедрах. Вскоре она нашла нужный ритм.


— Вот так, — одобрительно шептал Маркус, — вот так…

Его пальцы опять исчезли под рубашкой. Он отыскал ноющий бугорок и стал ласкать его круговыми движениями большого пальца, нажимая при каждом ее движении вниз.

Ему захотелось видеть, как туманится ее взгляд от наслаждения, поэтому пристально смотрел ей в глаза. И вот она содрогнулась в экстазе. Она принадлежала ему сердцем, телом и душой. Обхватив ее за талию, он двинулся вверх, давая выход волне собственного наслаждения.

Силы окончательно покинули Лилиан. Она упала на него сверху, опрокинув ему голову на грудь. Сердце гудело как колокол.

— Мой Бог, — пробормотал он, гладя ее спину. — Лилиан…

— Да… — отозвалась она, рассеянно моргая, как будто ничего не видя вокруг. Ей хотелось одного — спать.

— Я передумал: никаких переговоров! Ставьте любые условия. И я исполню любое ваше желание, если это в человеческих силах. И… успокойте мою душу. Скажите, что будете моей женой.

Лилиан посмотрела в его глаза, наполовину скрытые тяжелыми веками.

— Значит, вот как вы умеете торговаться? — сказала она. — Я начинаю беспокоиться за будущее компании. Надеюсь, вы не сдаетесь так легко на переговорах с деловыми партнерами?

— Нет, но я с ними не сплю.

Она слабо улыбнулась. Что ж, если он хочет сделать еще один шаг к полному доверию, она не откажет в помощи.

— Успокойтесь, Уэстклиф. Да, я буду вашей женой. Но предупреждаю: вы можете пожалеть, что отказались от переговоров, когда узнаете мои условия. А вдруг я потребую, к примеру, кресло председателя совета директоров мыловаренной компании?

— Боже упаси! — пробормотал он и спокойно вздохнул. Через минуту его охватил глубокий сон.

Глава 23

Почти всю ночь Лилиан оставалась в постели Маркуса. Но вот она проснулась и обнаружила, что лежит в теплых объятиях льна, шелка и его рук. Маркус, наверное, совсем обессилел от любовной схватки, потому что спал мертвым сном, но утром он проснулся первым и стал будить задремавшую Лилиан. Ей не хотелось вставать.

— Почти утро, — шепнул Маркус ей на ухо. — Откройте глаза, я должен отвести вас к себе.

— Нет, — сказала она сонно, — попозже. Еще несколько минут!

Она попыталась снова зарыться лицом в подушку. В постели было так тепло, уютно, а спальня успела выстудиться за ночь. Ей очень не хотелось ступать босыми ногами на ледяной пол…

Маркус поцеловал Лилиан в макушку и усадил ее на постели.

— Нет, вам пора, — мягко настаивал он, гладя ее по спине. — Скоро придет горничная растопить камин, и гости собираются поехать сегодня на охоту, значит, встанут рано.

— В один прекрасный день, — сказала Лилиан сердито, свернувшись клубочком, — вам придется объяснить, что за радость для вас, мужчин, встать ни свет ни заря, месить грязь на полях и убивать невинных животных.

— Потому что мужчины любят испытывать себя и тягаться с природой. А ведь охота еще дает нам повод выпить до полудня.

Она улыбнулась и уткнулась носом в его плечо.

— Мне холодно, — шепнула она, касаясь губами его плеча. — Ложитесь со мной под одеяло.

Какой соблазн… Маркус простонал, но встал. Лилиан только плотнее завернулась в одеяло, а Маркус очень скоро вернулся полностью одетый и вытащил ее из постели.

— He жалуйтесь, — сказал он, — заворачивая ее в один из своих халатов. — Сейчас вы пойдете к себе. Не нужно, чтобы вас видели в моем обществе в столь ранний час.

— Вы боитесь скандала?

— Нет, просто я всегда стараюсь сохранять осторожность.

— Сразу видно джентльмена, — насмешливо сказала Лилиан и подняла руки, чтобы он завязал пояс халата. — Тогда вам нужна девушка, столь же благоразумная и осторожная.

— Да, но благоразумные девушки и вполовину не так забавны, как испорченные.

— А я испорченная? — спросила она, обнимая его за плечи. — Развратная?

— О да! — ласково сказал Маркус и поцеловал ее в губы.

Дейзи проснулась, потому что в дверь кто-то тихо скребся. С трудом разлепив глаза, она увидела, что еще очень рано, а сестра уже сидит возле туалетного столика, расчесывая спутанные волосы. Она уже оделась в шелковое темно-красное платье.

— Кто бы это мог быть? — спросила Дейзи.

— Я посмотрю.

Лилиан приоткрыла дверь. Насколько Дейзи могла разглядеть, за дверью была горничная, которая принесла записку. Горничная заговорила вполголоса. Дейзи не могла расслышать слова, но поняла, что сестра немного удивлена.

— Очень хорошо, — сказала Лилиан с досадой. — Скажите ей, я приду, хотя и не понимаю, зачем держать это в тайне.

Горничная ушла. Лилиан закрыла дверь и повернула к сестре озабоченное лицо.

— В чем дело? — спросила Дейзи. — Что она сказала? И кто ее прислал?

— Чепуха какая-то, — ответила Лилиан. — Мне не велели говорить.

— Я слышала что-то про тайну.

— Просто неприятное дело, которое мне предстоит уладить. Объясню потом. Уверена, мне найдется что рассказать. Вот повеселишься!

— Дело касается лорда Уэстклифа?

— Не напрямую.

Суровая морщина на лбу Лилиан разгладилась.

— Ах, Дейзи, это просто стыд! Как мне хочется быть с ним рядом, ласкаться к нему. Боюсь, я совершу сегодня какую-нибудь глупость. Запою во весь голос, например. Ради Бога, не останавливай меня.

— Не стану, — пообещала Дейзи, улыбнувшись в ответ. — Так, значит, ты влюблена?

— Не произноси этого слова! Даже если я влюблена — а я ничего не хочу утверждать наверняка, — ни за что не скажу этого первая. Это вопрос гордости. Вдруг я признаюсь, а он ничего не скажет в ответ? Ответит вежливым «спасибо»… Тогда я его убью. Или умру сама.

— Надеюсь, граф не так упрям, как ты, — отозвалась Дейзи.

— Он не упрям, — заверила ее сестра, — но считает себя упрямым.

Вспомнив что-то, Лилиан рассмеялась и хлопнула себя по лбу.

— Ах, Дейзи! — сказала она с лукавой усмешкой. — Из меня выйдет такая ужасная графиня!

— Назовем это по-другому, —дипломатично сказала Дейзи. — Лучше скажем, не совсем обычная.

— Могу стать любой графиней, какой захочу! — воскликнула Лилиан, радуясь и удивляясь одновременно. — Если верить словам Уэстклифа, а я склонна ему верить…

Выпив чаю с тостами, Лилиан пошла на заднюю террасу дома. Задержавшись у балконной ограды, она смотрела в сад, любуясь его аккуратными дорожками и широкими полосами низких живых изгородей, увитых розами, зарослями старинного тиса, в которых наверняка было немало восхитительных укромных местечек. Она помрачнела. В этот самый момент графиня ждет ее в саду бабочек. Это она отправила одну из горничных с запиской. Графиня желала поговорить с Лилиан наедине. Непонятно, почему она выбрала столь уединенное место и далеко от дома? Старая леди с трудом передвигает ноги. Ходит, опираясь на палку, да и слуга возит ее постоянно в кресле на колесиках. Как же она доберется до тайного садика? Было бы проще и разумнее встретиться наверху, в гостиной Марсденов. Боится, что их подслушают? Значит, речь пойдет о семейных тайнах. Или графиня просто раскричится самым неприличным образом…

Зато совершенно ясно, почему графиня требовала, чтобы Лилиан никому не рассказывала об их свидании. Если Маркус узнает, он потребует объяснений. Кроме того, Лилиан не желала искать защиты у Маркуса. Она сама готова была встретиться с графиней лицом к лицу. Ее не испугать злобными тирадами. Пусть у графини острый и безжалостный язык — ее оскорбления не заденут Лилиан. Как с гуся вода! Лилиан знала: ничто не помешает их браку с Маркусом. И это придавало ей сил.

В интересах самой графини установить сердечные отношения с невесткой, иначе они испортят друг другу жизнь. Старой леди придется это понять. Лилиан мрачно улыбалась, спускаясь по длинному пролету ступенек, ведущих в сад. Она шла по дорожке, наслаждаясь чистым утренним воздухом.

— Я иду, старая ведьма, — бормотала она про себя. — Готовься к худшему.

Дверь в тайный садик была приоткрыта. Лилиан расправила плечи и натянула на лицо маску холодного безразличия.

Графиня сидела одна на круглой скамье, словно на троне. Никаких слуг поблизости не было. Свою украшенную драгоценными камнями трость графиня прислонила к скамье. Она сидела с каменным лицом. Лилиан даже смешно стало. Старуха вообразила себя воином, готовым драться до победного конца.

— Доброе утро, — любезно сказала Лилиан, подходя. — Какое чудесное место вы выбрали для нашей встречи. Надеюсь, вы не устали, добираясь сюда?

— Это мое дело, не ваше, — ответила графиня.

Ее черные глаза смотрели равнодушно, но Лилиан внезапно стало не по себе. По спине прошел неприятный холодок, не то чтобы она испугалась, просто встревожилась. Может быть, предчувствие? Во время предыдущих встреч ничего похожего Лилиан не испытывала.

— Я просто беспокоилась о вашем же удобстве, — сказала Лилиан, в притворном испуге взмахнув руками. — Я не стану сердить вас, пытаясь казаться дружелюбной, миледи. Говорите прямо: что у вас на уме?

— Надеюсь, ты выслушаешь меня. Ради тебя самой и ради моего сына, — начала она ледяным тоном и вдруг замолчала, словно недоумевая, с чего вдруг она должна объяснять этой девице столь очевидные вещи. Несомненно, графине пришлось пережить множество передряг, но с такой напастью она сталкивалась впервые.

— Если бы я могла представить себе, что графу понравится девушка низкого происхождения, я бы вмешалась раньше и положила бы этому конец. Вероятно, граф не совсем здоров. Иначе как объяснить это безумие?

Седовласая дама замолчала, чтобы отдышаться. Лилиан спокойно спросила:

— Почему вы называете это безумием? Всего пару недель назад вы допускали, что я могу заполучить в мужья британского аристократа. Почему же не самого графа? Дело в личной неприязни?

— Глупая девчонка! — воскликнула графиня. — Вот уже пятнадцать поколений Марсденов выбирают жен только в аристократических кругах. Мой сын не нарушит эту традицию. Тебе не понять, что такое чистота крови. Ты явилась из страны, где нет ни традиций, ни культуры. Благородное происхождение для вас — пустой звук. Если граф женится на тебе, это будет не только его личный позор, но и мой тоже. Ты осквернишь наше генеалогическое древо, а все когда-либо живущие Марсдены перевернутся в своих гробах!

Лилиан опять стало смешно. Как напыщенно выражалась графиня! Девушка сразу же догадалась, что для матери Уэстклифа чистота благородной крови — символ сродни религиозному. Она будет защищать его со страстью фанатички. «Может быть, попытаться все же перевести разговор на уровень личных отношений? Ведь любит же она сына, хотя и виду не показывает».

Лилиан не очень любила рассуждать о чувствах. Ей больше удавались остроумные замечания. Она умела быть циничной, но раскрывать сердце? Это казалось слишком рискованным. Но может быть, она просто обязана быть искренней с графиней? Ведь она выходит замуж за ее сына.

Лилиан заговорила, тщательно подбирая слова:

— Миледи, я знаю, что вы желаете счастья сыну. Мне бы хотелось, чтобы вы поняли: я тоже хочу, чтобы он был счастлив. Конечно, я не могу похвастаться благородным происхождением и не привыкла жить по вашим правилам…

Она замолчала, улыбнулась и добавила:

— Мне не очень понятно, что такое генеалогическое древо. Но думаю, я могу сделать Уэстклифа счастливым. По крайней мере хоть немного облегчу ему груз забот. Я не буду такой уж сумасбродкой, обещаю вам. Поверьте, я не сделаю ничего такого, что бы поставило в неловкое положение графа или оскорбило вас.

— Хватит молоть чушь! Ни слова больше! — взорвалась графиня. — Для меня оскорбительно само ваше существование. Я не взяла бы вас даже в прислуги, не то что в невестки. Мой сын не любит вас. Он выбрал безродную девку просто назло, чтобы оскорбить память отца, которого не смел ослушаться, пока тот был жив. Вы бунтарка, которая борется с призраком. Когда новизна этого вульгарного брака потускнеет, граф начнет презирать вас так же, как презираю я, но будет поздно! Наш род прервется.

Лилиан стояла не шелохнувшись и не возражая. Краска гнева заливала ее лицо. До сего дня она и не знала, что такое настоящая ненависть. Будь это возможно, графиня, наверное, убила бы ее. Впрочем, Лилиан не испугалась и не заплакала. Она бросилась в ответное наступление.

— Может быть, он хочет на мне жениться, чтобы я помогла ему выстоять против вас, миледи? В таком случае буду счастлива стать орудием мести.

Глаза графини вылезли из орбит.

— Как вы смеете! — хрипло закричала она.

На языке у Лилиан вертелась еще пара ехидных фраз, но она смолчала. Не дай Бог старуху хватит апоплексический удар. Убить мать жениха — не лучшее начало семейной жизни. Она сдержанно добавила:

— Что ж, мы выяснили наши отношения. Конечно, я надеялась на другой исход нашей беседы. Наверное, нужно учесть, что для вас новость о браке сына со мной оказалась слишком неожиданной. Может быть, со временем мы все-таки поймем друг друга…

— О да! Непременно, — прошипела графиня так злобно, что Лилиан невольно отшатнулась. Сколько злобы было во взгляде старухи! Ей хотелось немедленно убежать, спрятаться, но ведь графиня была бессильна что-то изменить, потому что Маркус любит ее и не даст в обиду.

— Я выйду замуж за графа, — твердо сказала Лилиан.

— Пока я жива, этого не случится, — прошептала графиня. Наклонившись вперед, она схватила трость и поднялась со скамьи. Движения давались ей с трудом. Лилиан даже чуть не бросилась к ней. Вид немощной старухи все-таки вызывал сострадание, но старая дама кинула на Лилиан столь убийственный взгляд, что девушка застыла на месте. «Чего доброго, ударит тростью».

Над садом бабочек повисла нежная дымка тумана, в котором тонули лучи утреннего солнца. Бабочки проснулись и начали раскрывать свои крылышки. Там и сям пестрые создания уже порхали над полураскрытыми чашечками цветов. Как красиво было в саду, но сколько ядовитых слов было произнесено только что! Графиня заковыляла к выходу, и Лилиан пошла за ней.

— Позвольте, я открою вам дверь, — предложила Лилиан. Графиня надменно ждала.

— Зачем было так далеко идти? — не удержалась Лилиан. — С тем же успехом мы могли бы устроить перепалку и в доме.

Леди Уэстклиф шагнула за порог, не обращая на Лилиан никакого внимания. И вдруг она что-то сказала, даже не потрудившись обернуться к Лилиан, как будто разговаривала вовсе не с ней.

— Можете начинать!

— Миледи? — переспросила озадаченная Лилиан, переступив через порог садика.

Краем глаза Лилиан заметила какое-то движение, и уже в следующий момент кто-то грубо схватил ее сзади, чуть не сломав ей руку. Она даже не успела крикнуть. Что-то мягкое закрыло ей рот и нос. Ее охватил ужас. Лилиан принялась вырываться, но легкие сводило в мучительной попытке глотнуть воздуха. Это чья-то огромная ручища плотно прижимала к ее лицу ткань, пропитанную ядовито-сладкой жидкостью. Пары проникали в ноздри, горло, наполняли грудь, кружили голову… Постепенно руки и ноги отказывались ей служить, чувства меркли. Лилиан распадалась на части, как сложенная из кубиков башня, и погружалась в бездонную черноту. Глаза закрылись, и солнце погасло.

После утренней охоты гостям был предложен поздний завтрак. Его сервировали в павильоне на берегу озера. Маркус немного задержался на нижней ступеньке лестницы, и один из охотников, друг семьи на протяжении последних двадцати пяти лет, принялся жаловаться Маркусу на кого-то из гостей.

— Он стрелял без очереди, — сердито говорил старик. — И не раз. Три раза! Мало того, он заявил, что попал в перепела, в которого стрелял я. Какая невоспитанность! За все годы, что я охотился в Стоуни-Кросс-Парке…

Маркус вежливо остановил поток жалоб. Конечно, он побеседует с обидчиком. Кроме того, на следующей неделе старика просят снова приехать в поместье и пострелять в свое удовольствие. Ворчливый старик немного смягчился, а Маркус сочувственно улыбнулся. На задней террасе он встретил Ханта, который тоже только что вернулся с охоты. Он стоял возле жены. Аннабел была чем-то явно встревожена, она шепталась с мужем, дергая его за рукав.

К Маркусу подбежали Дейзи Боумен и ее подруга Эви Дженнер, но Эви еще ни разу не смогла выдержать взгляд графа. Уэстклиф поклонился и улыбнулся Дейзи. Он, конечно же, подружится с этой девушкой. Хрупкостью форм и мягким, покладистым характером она напоминала Ливию в ранней молодости, но сейчас ее милое лицо почему-то хмурилось. Щеки бледные, вид встревоженный.

— Милорд, — тихо сказала Дейзи. — Как хорошо, что вы вернулись. Тут… одно важное дело. Мы очень волнуемся.

— Чем могу помочь? — быстро спросил Маркус. Дейзи попыталась объяснить.

— Моя сестра, — сказала она. — Лилиан исчезла! В последний раз я видела ее на рассвете. У нее было какое-то срочное дело, но она не сказала какое. Когда сестра не вернулась, я пошла искать ее. Другие «желтофиоли», то есть Эви и Аннабел, тоже искали. Лилиан нет ни в доме, ни в саду. Я даже дошла до колодца желаний. Вдруг ей взбрело в голову отправиться туда? Исчезать вот так не в ее правилах. Во всяком случае, она взяла бы меня с собой. Может быть, еще рано беспокоиться, но…

Она замолчала и задумалась.

— Я пытаюсь не думать о плохом, но… что-то не так, милорд, я это чувствую.

Маркус слушал Дейзи с невозмутимым лицом, но внутри у него все сжалось от тревоги. Куда могла подеваться Лилиан? Он быстро перебрал в уме все возможности. Нет, здесь что-то не так. Лилиан не маленькая девочка, чтобы уйти из дома и заблудиться. И глупый розыгрыш она вряд ли могла устроить. Ушла в деревню в гости? У нее там не было знакомых. И почему она ушла одна? Может, она поранилась? Заболела?

Он посмотрел на девушек и спросил, стараясь казаться спокойным:

— Что, если она отправилась на конюшню и…

— Н-н-нет, милорд, — сказала Эви Дженнер. — Я уже ходила туда и спрашивала. Сегодня Лилиан там никто не видел.

Маркус кивнул.

— Я организую тщательные поиски в доме и в окрестностях. Не пройдет и часа, как ее найдут.

Немного успокоенная, Дейзи вздохнула.

— Что мне делать? — спросила она.

— Расскажите, что было утром. Что за дело ей предстояло уладить? — Маркус внимательно всматривался в ее круглые карие глаза. — Вы слышали какой-то разговор?

— Пришла одна из горничных и принесла записку.

— В котором часу?

— Было почти восемь.

— Кто из горничных?

— Не знаю, милорд. Я почти ничего не видела, дверь была лишь слегка приоткрыта. На голове у горничной был чепец, так что я не разглядела даже, какого цвета у нее волосы.

К ним подошли Хант и Аннабел.

— Хорошо, — решительно сказал Маркус, которому не терпелось начать активные действия. — Приступим к поискам.

Созвали слуг, к которым присоединились несколько мужчин из числа гостей, в том числе и отец Лилиан. Маркус быстро прикинул, сколько времени отсутствовала Лилиан, какое расстояние она могла бы пройти пешком за это время.

— Начнем с сада, а потом обыщем территорию в радиусе десяти миль от дома.

Поймав взгляд Ханта, он кивнул, и оба направились к выходу.

В дверях его задержала Дейзи.

— Вы ведь найдете ее, милорд? — спросила она, волнуясь.

— Найду, — решительно ответил он. — А потом придушу.

Дейзи натянуто улыбнулась и посмотрела ему вслед.

Шел час за часом. Теперь Маркус встревожился по-настоящему. Чернее тучи, Томас Боумен уехал вместе с всадниками, которые прочесывали окрестные леса и луга. Впрочем, он был уверен, что дочь затеяла дурацкий розыгрыш. Еще одна группа отправилась к скалистому берегу реки. Слуги тщательно обыскали сторожку у ворот, часовню, ледник, склады, винный погреб, конюшню и конюшенный двор. Проверили каждый уголок Стоуни-Кросс-Парка — и ничего! Ни следа, ни оброненной перчатки — ничего, что могло бы указать хотя бы направление дальнейших поисков девушки.

Маркус объезжал леса и поля. Бока Брута покрылись каплями пота, на губах выступила пена. В то же самое время Саймон Хант остался в доме и методично расспрашивал слуг. Только ему мог Маркус поручить это нелегкое дело. Хант умел вести разговор жестко, ничего не упуская. Именно так бы расспрашивал сам Маркус. Правда, у Маркуса не хватило бы терпения. Он, пожалуй, в порыве гнева мог бы наброситься с кулаками и выдавливать сведения из беспомощно хрипящего горла кого-нибудь из горничных. Лилиан где-то там, сбилась с пути или ранена… Когда он думал об этом, его охватывало доселе неизвестное чувство, испепеляющее, как молния, и холодное, как лед. Страх — вот что это было. Ему слишком дорога Лилиан. И вот она в опасности, а он бессилен ей помочь. Не может даже найти ее!

Явился Вильямс, главный лакей.

— Проверить дно озера, милорд? — спросил он после краткого отчета о ходе поисков. Маркус смотрел на него, не понимая. У него шумело в ушах, кровь молотом била в виски.

— Пока не надо, — услышал он собственный, на удивление спокойный, голос. — Я иду в кабинет поговорить с мистером Хантом. Если что, найдете меня там.

— Да, милорд.

Вот и кабинет. Хант допрашивал слуг, вызывая их по одному. Маркус вошел без стука. Хант сидел за огромным письменным столом красного дерева, а напротив него на краешке стула сидела горничная. При появлении графа она вскочила, неуклюже присела в реверансе. Он велел ей сесть. Она вдруг расплакалась. То ли ее напугал его грозный голос, то ли само присутствие хозяина наводило страх. Маркус быстро переглянулся с Хантом, который невозмутимо и сурово взирал на горничную.

— Милорд, — тихо сказал Хант, не отводя взгляд от рыдающей в три ручья девушки. — Поговорив с этой молодой особой — ее зовут Герти, — я понял, что, возможно, она знает кое-что относительно исчезновения мисс Боумен и того дела, что ей предстояло выполнить. Полагаю, однако, она не решается говорить из страха, что ей откажут от места. Не могли бы вы как хозяин дать какие-то гарантии, что…

— Вас не рассчитают, — сурово сказал Маркус, — если вы расскажете все, что знаете. Причем немедленно! В противном случае… вас не только вышвырнут из поместья, но и посадят в тюрьму как пособницу похищения мисс Боумен.

Герти вытаращила глаза от страха, утерла лицо рукавом и затараторила:

— М-милорд, меня п-послали… отнести мисс Боумен записку и приказали никому не рассказывать об этом… Она должна была встретиться с ней в саду бабочек, втайне от всех. И она сказала, что если я ляпну хоть слово, потеряю место…

— Кто вас послал? — зарычал Маркус, чувствуя, как закипает от ярости кровь. — С кем она должна была встретиться? Да говорите же, черт возьми!

— Меня послала графиня, — прошептала Герти, застыв под его ледяным взглядом. — Леди Уэстклиф, милорд.

— Уэстклиф! — крикнул Саймон Хант, бросаясь вслед за графом. — Уэстклиф, разрази тебя гром, подожди!

Маркус только ускорил шаг, перескакивая за раз три ступеньки. Он лучше, чем кто-либо из живущих на земле, знал, на что способна графиня. Он содрогнулся от страха. Жива она или мертва? Возможно, Лилиан уже потеряна для него навсегда.

Глава 24

Лилиан пришла в себя от дикой тряски. Постепенно до нее дошло, что ее везут в карете, несущейся во весь опор по ухабам дороги. Все вокруг было пропитано сильным отвратительным запахом. Какой-то растворитель, вроде терпентина.

Она попыталась пошевелиться и обнаружила, что ее щека плотно прижата к подушке, источающей все тот же ядовитый запах. Лилиан была едва жива, как при сильном отравлении. Накатывала тошнота. Она жалобно застонала, но затуманенный ум пытался вырваться из оков страшного сна.

С трудом разлепив запекшиеся глаза, она увидела что-то прямо перед собой. Это было лицо, которое, казалось, то появляется, то вдруг снова пропадает. Лилиан хотела спросить, что происходит, но ее мозг, по-видимому, теперь существовал отдельно от тела. Слова четко звучали у нее в голове, но губы шептали что-то несвязное.

— Тише…

Рука с длинными пальцами погладила ее по голове, массируя лоб и виски.

— Отдыхайте. Вам скоро станет лучше, дорогая. Просто лежите и дышите глубже.

У нее закружилась голова, и она закрыла глаза, силясь понять. Через некоторое время ей удалось связать обрывки воспоминаний, соединить голос и образ.

— Сент-Винсент… — пробормотала она заплетающимся языком.

— Да, любимая.

Сначала она приободрилась: «Друг! Он мне поможет». Но радость почему-то быстро сменилась инстинктивным страхом, и она беспокойно завозилась. Оказалось, ее голова лежит на коленях Сент-Винсента. Опять накатила волна тошнотворного запаха. Он проникал в ноздри, жег лицо, выедал глаза. Непослушными пальцами Лилиан дотянулась до лица: ей хотелось разодрать его ногтями.

Сент-Винсент поймал ее запястье, шепча:

— Нет-нет, я вам помогу. Опустите руку, дорогая. Вот хорошая девочка. Выпейте вот это. Медленными глотками, а то вас стошнит.

Он прижал к ее губам горлышко фляги, и прохладная вода полилась в пересохший рот. Она с благодарностью сделала глоток и замерла, ощутив прохладную мокрую ткань.

— Бедняжка, — мурлыкал Сент-Винсент, вытирая ее шею. — Этот идиот, который вас ко мне доставил, наверное, дал вам двойную дозу эфира. Вы должны были очнуться намного раньше.

«Идиот, который вас ко мне доставил…» В мозгу забрезжили первые проблески понимания. Затуманенным взором Лилиан пыталась рассмотреть сидящего рядом человека. Она разглядела тонкие черты лица и цвет волос, они были золотые, как на иконе.

— Не вижу, — шепнула она.

— Через несколько минут пройдет.

Эфир? Слово показалось ей знакомым. Лилиан видела эту жидкость где-то в лавке аптекаря. Его используют как одурманивающее вещество и еще в медицинских процедурах.

— Зачем? — спросила она.

Наверное, эта дрожь во всем теле — результат отравления эфиром. Или она дрожит оттого, что совершенно беспомощная находится в руках врага.

Ей все еще не удавалось разглядеть выражение лица Сент-Винсента, зато извиняющийся тон его голоса она слышала отлично.

— У меня не было выбора, дорогая, иначе я бы позаботился, чтобы с вами обошлись помягче. Мне сказали, что я должен приехать и забрать вас немедленно, а то… Зная графиню, я бы не удивился, если бы она утопила вас, как котенка в мешке.

— Графиня… — слабым голосом повторила Лилиан. Распухший язык все еще плохо ей подчинялся, рот наполнился слюной. — Уэстклиф… скажите ему…

Как ей нужен был Маркус! Его низкий голос и ласковые руки, теплое сильное тело, но Маркус не знает, где она и что с ней случилось.

— Вам выпала перемена в судьбе, кисонька, — ласково сказал Сент-Винсент, гладя ее по волосам. Он как будто прочитал ее мысли. — Нет смысла вспоминать об Уэстклифе. Ему до вас не добраться.

Собрав все силы, Лилиан попыталась сесть, но в результате скатилась на пол кареты.

— Полегче, — сказал Сент-Винсент, одним небрежным движением вернув ее на место. — Вы пока не в состоянии сидеть самостоятельно. Не стоит. Вам станет плохо.

Презирая себя за слабость, Лилиан все-таки не смогла удержаться от жалобного хныканья, когда ей опять пришлось опуститься на колени Сент-Винсента. Ее голова снова бессильно легла на его бедро.

— Что вы делаете? — спросила она, тяжело дыша. Ее опять затошнило. — Куда мы едем?

— В Гретна-Грин, милая. Там мы быстро поженимся. Она с трудом понимала, что он говорит, но ее охватила паника.

— Я не стану вам помогать, — прошептала Лилиан наконец, борясь с очередным приступом тошноты.

— Боюсь, вам придется, — ответил он спокойно. —Я знаю, как обеспечить ваше участие. У меня есть способы… Разумеется, мне не хотелось бы причинить вам боль, но после завершения брачной церемонии наступит черед супружеской постели, где мы и скрепим наши клятвы.

— Что бы вы ни сделали, Уэстклиф на это не согласится, — хрипло прошептала Лилиан. — Он… Он заберет меня от вас.

Сент-Винсент вкрадчиво сказал:

— Юридически у него не будет никаких прав на вас, дорогая. К тому же я знаком с ним намного дольше, чем вы, и лучше вашего знаю его характер. После того как вы будете принадлежать мне, он вас не захочет.

— Нет, ведь вы возьмете меня силой, — задыхаясь, проговорила Лилиан. — Он не станет винить меня.

Ладонь Сент-Винсента легла ей на плечо, и она попыталась отодвинуться.

— Я не собираюсь прибегать к насилию, дорогая, — заверил Сент-Винсент. — Если я хоть в чем-то талантлив, так это… хорошо, не стану хвастать, к чему эти подробности, лучше подумайте вот о чем. Уэстклиф, может быть, и не проклянет вас, но он не пойдет на риск, взяв в жены женщину, которая может родить ему ребенка от другого мужчины. И он не сможет принять обесчещенную женщину. Граф, конечно, с неохотой, но скажет вам, что наилучшим выходом для всех будет оставить все так, как есть. В конце концов он женится на подходящей невесте-англичанке, которую, собственно, и должен был выбрать с самого начала. В то время как вы… Сент-Винсент провел пальцем по ее щеке.

— Вы мне прекрасно подходите. Думаю, ваша семья примирится со мной очень быстро. Они из тех, кто умеет проигрывать.

Рассуждения Сент-Винсента никак не тронули Лилиан. Она ни на секунду не сомневалась, что Маркус ее так не оставит. Впрочем, проверять теорию практикой она не собиралась. Особенно не хотелось ей доводить дело до скрепления клятв на супружеском ложе. Некоторое время она лежала смирно, чувствуя, что приступы тошноты становятся все слабее, а зрение, наоборот, обретает четкость. Теперь, когда она знала, в чем дело, панический страх прошел. Следовало заставить работать одурманенный мозг. Конечно, она клокотала от ярости. Но какой в этом толк? Намного лучше успокоиться и обрести способность разумно мыслить.

— Я хочу сесть, — спокойно сказала она.

Казалось, Сент-Винсент был удивлен и обрадован ее смирением.

— Позвольте мне поддержать вас. Осторожно! Вы еще очень слабы.

В глазах Лилиан заплясали белые и голубые искорки. Она уселась в углу кареты, стараясь отдышаться. Еще один приступ тошноты и слабости, а потом ей стало намного легче. Она увидела, что ее платье расстегнуто до самой талии, на виду была смятая сорочка. Она ахнула и принялась приводить одежду в порядок. Пальцы плохо слушались. Лилиан гневно посмотрела на своего похитителя.

— Нет, я не воспользовался случаем, — уверил он ее. — Пока нет. Предпочитаю, чтобы жертва была в сознании.

Вид у него был серьезный, но в глазах плясали веселые огоньки.

— Вы почти не дышали, и я забеспокоился. Слишком большая доза эфира, слишком тесный корсет. Это могло плохо кончиться. Я снял корсет, но не сумел как следует застегнуть платье.

— Дайте воды! — хрипло сказала Лилиан. Сент-Винсент подал ей кожаную флягу, и она сделала осторожный глоток. Потом она пристально посмотрела на Сент-Винсента и поразилась: где тот очаровательный друг, которого она знала в Стоуни-Кросс-Парке? Она видела лишь бесстрастное лицо и пустые глаза человека, который не остановится ни перед чем, чтобы получить желаемое. У этого мужчины не было ни принципов, ни чувства юмора, ни чести. У него не могло быть даже обычных человеческих слабостей! Плачь, умоляй — ему будет все равно. Не остановится ни перед чем. Насилие? Пожалуйста, если это поможет добиться цели.

— Почему я? — спросила она спокойно. — Есть и другие девушки с деньгами.

— С вами получилось проще всего. К тому же если говорить о деньгах, то вряд ли я найду невесту богаче вас.

— И вы хотите причинить боль Уэстклифу? — спросила она. — Вы ему завидуете?

— Дорогая, это уже слишком! Я не поменялся бы местами с Уэстклифом за все сокровища мира. Кому нужен этот груз обязанностей, который он тащит, как вол? Просто я хочу улучшить свою жизнь.

— Поэтому вы хотите взять в жены женщину, которая вас ненавидит? — спросила Лилиан. Она принялась тереть глаза. Их словно заволокло пленкой, они слезились. — Вы полагаете, я смогу вас простить? Вы просто самовлюбленный идиот! Я сделаю все, что в моих силах, чтобы испортить вам жизнь. Вы этого хотите?

— В данный момент, кисонька, мне нужны только ваши деньги. Позже я найду способ заставить вас смягчиться. А если у меня ничего не выйдет, я всегда смогу упрятать вас куда-нибудь в глушь. Вы будете сидеть у окна и наблюдать, как мимо бредут коровы и овцы. Других развлечений там не будет.

Кровь ударила Лилиан в голову. Она обхватила виски ладонями, чтобы унять боль.

— Вы меня недооцениваете, — сказала она, закрыв глаза. — Я превращу вашу жизнь в ад. Да я вас просто убью!

Она чувствовала, как сердце в груди превращается в ледяной камень.

Сент-Винсент невесело рассмеялся:

— Несомненно, меня могут когда-нибудь убить. Не исключено, что это будет моя собственная жена.

Лилиан замолчала. Глаза защипало от слез. «Не смей плакать! — приказала она себе. — Нужно дождаться удобного момента. Я вырвусь на свободу. И если мне придется его убить… Что ж, так тому и быть!»

Поспешив к личным покоям графини, Маркус успел устроить настоящий переполох и напугать с полдюжины горничных. Он бежал, пытаясь как можно быстрее добраться до этой старой ведьмы. Бежал, не разбирая дороги, не обращая внимания на испуганные лица попадавшихся на пути слуг. Саймон Хант следовал за ним по пятам, пытаясь урезонить графа.

Вот и дверь апартаментов матери. Дверь оказалась наглухо закрытой. Он с яростью дернул за ручку.

— Откройте! — взревел он. — Немедленно откройте! Тишина. А затем он услышал испуганный голос горничной:

— Милорд, графиня велела передать, что она спит.

— Если не откроете прямо сейчас, — кричал он, — я уложу ее спать вечным сном, черт возьми!

— Милорд, прошу вас…

Он отошел на несколько шагов и бросился вперед. Дверь зашаталась на своих петлях и с треском подалась. В коридоре испуганно закричали. Две дамы стали случайными свидетельницами яростной выходки графа.

— Боже! — кричали они хором. — Он одержим!

Еще один разбег, удар, и полетели щепки. Саймон Хант напал на Уэстклифа сзади, и тот замахнулся кулаком, готовый отразить любого врага, откуда бы тот ни напал.

— Боже сохрани! — воскликнул Хант, отступив назад с поднятыми вверх руками. Он смотрел на Маркуса, как будто видел его впервые в жизни. — Уэстклиф…

— Прочь с дороги!

— Охотно, но позволь только напомнить тебе. Если бы я был на твоем месте, ты бы первый позаботился о том, чтобы я одумался.

Не обратив на Ханта никакого внимания, Маркус снова набросился на дверь, ударив ее с размаха каблуком сапога. Горничная закричала, одна из планок двери вылетела, и Маркус бросился в сторону спальни. Графиня, полностью одетая, увешанная многочисленными жемчугами, сидела в кресле возле тлеющего камина. Она недоуменно посмотрела на сына.

Маркус шагнул к графине, кипя от ярости и тяжело дыша. Графиня, очевидно, не понимала, что находится в смертельной опасности, иначе не была бы столь спокойна.

— Вы поразительно быстро превратились из джентльмена в скотину. Мои поздравления мисс Боумен! Она умеет влиять на людей.

— Что вы с ней сделали?

— Сделала с ней? — Она искренне изумилась. — Что вы имеете в виду, черт вас возьми, Уэстклиф?

— Сегодня утром вы просили ее прийти в сад бабочек.

— Я никогда не ухожу так далеко из дома, — высокомерно произнесла графиня. — Смешно!

Маркус схватил ее за шею и накрутил нити жемчуга на кулак. Графиня задыхалась.

— Скажите, где она, иначе я сверну вам шею, как цыпленку.

Саймон Хант опять схватил его сзади. Не доводить же дело до убийства!

— Уэстклиф!

Сильнее натягивая ожерелья, Маркус не мигая смотрел в глаза матери. Он видел, как в их глубине победно засверкал мстительный огонек… Вдруг он услышал голос Ливии.

— Маркус! — закричала сестра. — Маркус, можешь придушить ее немного позже, я даже согласна помочь. Но сначала надо выяснить, как было дело.

Глаза графини, казалось, вот-вот вылезут из орбит.

— Ваша жизнь имеет ценность только потому, — сказал он хрипло, — что вы одна знаете, где Лилиан Боумен. Не скажете — отправитесь к чертям в ад. Говорите, или я вытрясу это из вас. Поверьте, я достаточно унаследовал от отца, чтобы убить вас без промедления.

— Да, унаследовали, — проскрипела графиня, поправляя ожерелья. Она даже нашла силы злобно улыбнуться. — Вижу, что все ваши попытки казаться благороднее, добрее, мудрее, чем был ваш отец, потерпели провал. Тлетворное влияние этой мисс Боумен, которая…

— Отвечайте немедленно! — заорал он.

Графиня не потеряла самообладания, но вдруг как-то сникла.

— Признаю, что встречалась сегодня с мисс Боумен в саду бабочек. И она объявила, что уезжает с лордом Сент-Винсентом. Решила с ним сбежать.

— Ложь! — закричала Ливия.

Закричали и еще несколько женщин. Это в дверях стояли «желтофиоли», вне себя от тревоги и негодования.

Маркус разжал руки. Сначала он обрадовался: значит, Лилиан жива! Но ведь она в опасности! Сент-Винсенту отчаянно нужны деньги. Похитить Лилиан — прекрасный выход. Маркус повернулся к Саймону Ханту. Тот уже кое-что прикинул:

— Конечно, он повезет ее в Гретна-Грин. Они двинутся на восток, пока не доберутся до главной дороги на Хертфордшир. Он не рискнет путешествовать окольными дорогами через болота, да и дороги там разбитые, можно сломать колесо. От Хертфордшира до Шотландии примерно сорок пять часов езды. Это при скорости десять миль в час, но им придется делать остановки, менять лошадей. Графиня рассмеялась:

— Вам их ни за что не догнать! Ну что, Уэстклиф? Я ведь говорила — будет по-моему!

— Замолчите, старая ведьма! — крикнула Дейзи Боумен. Ее глаза сверкали на бледном лице. — Лорд Уэстклиф, может, мне побежать на конюшню? Пусть седлают лошадь?

— Двух лошадей, — решительно сказал Хант. — Я еду с графом.

— Какие лошади подойдут?

— Жасмин и Эбен, — крикнул Маркус.

Это были его лучшие арабские скакуны, способные выдержать многочасовую скачку. По скорости они, конечно, несколько уступали полукровкам, но Сент-Винсент в карете будет ехать втрое медленнее, чем они…

Дейзи исчезла в мгновение ока. Маркус повернулся к сестре:

— Проследи, чтобы графиня успела убраться отсюда до моего возвращения. Пусть берет все, что хочет, и вон из поместья!

— А куда мне ее отправить, как ты думаешь? — спросила Ливия. Она была очень бледна, но настроена решительно.

— Хоть к черту, лишь бы она никогда не вернулась. Графиня поняла — ее ждет ссылка. Она поднялась с кресла.

— Меня не вышвырнуть отсюда просто так, милорд. Ничего не выйдет!

— А если мисс Боумен будет причинен хоть малейший вред, — продолжал Маркус, — пусть она молит Бога, чтобы я до нее никогда не добрался.

Ему пришлось прокладывать путь сквозь толпу гостей и слуг, собравшихся возле дверей. Саймон Хант вышел вслед за графом, прощаясь на ходу с Аннабел и целуя ее в лоб. Она смотрела вслед мужу, кусая губы.

Долго никто не решался заговорить, но графиня все-таки проворчала:

— Не важно, что станет со мной, главное — я не дала ему испортить нашу кровь.

Ливия смотрела на мать с жалостью и презрением.

— Маркусу всегда все удается, — сказала она мягко. — Еще в детстве его научили добиваться невозможного. А теперь, когда у Маркуса есть за кого сражаться… Да разве он перед чем-нибудь остановится?

Глава 25

Конечно, Лилиан была до предела встревожена и напугана, но ее все-таки сморил сон, вероятно, сказывалось действие эфира. Она заснула в углу кареты, но скоро проснулась, почувствовав, что карету больше не трясет. Спина болела, ноги затекли. Лилиан потерла заспанные глаза и подумала: «Хорошо бы все это оказалось сном». Вот сейчас она окончательно проснется и увидит стены своей спаленки в Стоуни-Кросс-Парке. А еще лучше, если она окажется в широкой постели с Маркусом… Но она открыла глаза и увидела, что сидит в карете Сент-Винсента. Сердце Лилиан упало.

Дрожащими руками она потянулась к шторке на окне кареты. За окном был ранний вечер. Последние лучи заходящего солнца слепили глаза, пробиваясь сквозь редкую дубовую рощу. Карета стояла возле постоялого двора под названием «Бычий аппетит». Это был большой постоялый двор с конюшней, где могла бы разместиться по крайней мере сотня лошадей. Три больших дома, соединенных между собой, предоставляли кров многочисленным путникам, направляющимся в Шотландию.

Уловив движение сбоку от себя, Лилиан хотела было повернуться, но не успела. Схватив ее за запястья, Сент-Винсент завел ее руки за спину.

«Что?» — хотела она спросить, но в этот момент на запястьях защелкнулись холодные металлические кольца. Она попыталась освободиться, но защелки оказались прочными, «Наручники», — догадалась она.

— Негодяй! Трус! — Ее голос звенел от гнева. — Подонок! Он закрыл ей рот куском ткани, и уже через минуту она сидела с кляпом во рту.

— Простите, — прошептал Сент-Винсент ей на ухо, нимало не смутившись. — Не советую выдергивать руки, дорогая. У вас будут синяки. Наручники — презабавная игрушка, — промурлыкал он, поглаживая ее скованные запястья. — Некоторые дамы из числа моих знакомых очень любят с ними поиграть.

Он развернул ее лицом к себе и рассмеялся, глядя в ее непонимающие глаза:

— Моя невинная девочка! Как приятно будет тебя учить…

Пытаясь вытолкнуть кляп сухим языком, Лилиан недоумевала: как может такая прекрасная оболочка скрывать столь лживый и коварный характер? Если бы внешний облик человека отражал его внутреннюю суть, перед ней сейчас стоял бы бандит с волосами цвета сажи, весь покрытый бородавками. Несправедливо, что такое бездушное чудовище, как Сент-Винсент, было наделено столь изысканной красотой.

— Я вернусь быстро, — сказал он. — Сидите смирно и не вздумайте поднять шум.

«Прекрасный негодяй», — горько подумала Лилиан.

Страх опять схватил ее за горло своей липкой рукой. Она смотрела, как Сент-Винсент открыл дверцу кареты и спрыгнул на землю. Сумерки быстро сгущались. Наступил вечер. Лилиан сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться и хорошенько подумать. Несомненно, ей представится возможность бежать. Ждать — вот и все, что ей нужно делать.

Наверняка в поместье давным-давно заметили ее отсутствие, стали обыскивать дом и окрестности. И все это время графиня сидела и молча ждала, довольная, что ловко устранила хотя бы одну ненавистную американку. Что сейчас думает Маркус? Нет, об этом нельзя думать. В глазах предательски защипало. Ни за что! Она не позволит себе расплакаться Сент-Винсент не должен видеть, как ей плохо. Она не доставит ему такой радости.

Интересно, каков механизм этих запоров? Изогнувшись, она попыталась разглядеть наручники. Бесполезно! Лилиан откинулась назад и расслабилась, не спуская глаз с дверцы кареты. Вскоре дверцу открыли.

Сент-Винсент сел на свое место и дал кучеру знак трогать. Карету слегка затрясло. Они проезжали по дворику позади конюшни.

— Через минуту я отведу вас наверх, в комнату, где вы сможете справить личные нужды. К сожалению, мы не можем здесь задержаться, чтобы поужинать. Но я обещаю: на рассвете вы наконец-то поедите.

Карета опять остановилась. Сент-Винсент схватил ее за руки и притянул к себе. Голубые глаза блеснули, когда сквозь тонкую сорочку в распахнутом вороте платья проступили очертания ее груди. Сент-Винсент набросил на Лилиан свое пальто, чтобы никто не увидел наручники и кляп, а потом перекинул ее через плечо.

— Только попробуйте лягнуть или ударить! — предупредил он. — Или мне прямо сейчас придется объяснить во всех подробностях, почему мои любовницы приходят в восторг от наручников.

Угроза была не пустой. Лилиан не пошевелилась, пока Сент-Винсент выносил ее из кареты. Затем он пересек задний двор и направился к лестнице, ведущей на второй этаж дома. Кто-то окликнул его и спросил, что за дама висит у него на плече, как мешок. Сент-Винсент со смехом ответил:

— Моя любимая немного перебрала. Неистребимая слабость к скверному джину! Воротит нос от французского коньяка. Подавай ей джин, и все тут!

Раздался грубый мужской смех. Лилиан кипела от злости. Она стала считать: «Он поднялся на двадцать восемь ступенек и два пролета лестницы». Теперь они находились на верхнем этаже, в коридоре, куда открывались двери многочисленных комнат. Задыхаясь под тяжелым пальто, Лилиан пыталась сообразить, сколько дверей миновал Сент-Винсент, идя по коридору. Затем он вошел в комнату и захлопнул дверь ногой.

Уложив Лилиан на кровать, он грубо сдернул с нее пальто.

— Надо проверить, чтобы запрягли хороших лошадей, — сказал он, холодно блеснув глазами. — Я скоро вернусь.

«Хотя бы раз в жизни он испытывал настоящее чувство? Или только притворялся?» Она насторожилась. Сент-Винсент деловито вытащил из кармана пальто какой-то предмет. «Ключ», — догадалась Лилиан и очень обрадовалась. Похититель перевернул ее на бок и расстегнул наручники. Лилиан вздохнула с облегчением. «Какое счастье — руки свободны!» Однако радость была недолгой. Он опять схватил ее запястья и больно завел руки вверх, к железному столбику кровати. Наручники защелкнулись опять. Лилиан пыталась бороться, но она была слишком слаба…

Лилиан лежала, распростертая на кровати, с поднятыми руками. Осторожно наблюдая за своим мучителем, она пыталась вытолкнуть кляп. Сент-Винсент дерзко оглядел ее с ног до головы. Ей стало ясно — она в его власти. «Боже, прошу тебя, не дай ему…» Лилиан спокойно смотрела ему в глаза, не отводя взгляда. «Он не должен видеть, что ты боишься! — подсказал ей инстинкт. — Ты в безопасности, пока не даешь волю страху».

Болезненный комок застрял у нее в горле, когда вдруг Сент-Винсент коснулся рукой ее обнаженной шеи, пошире раскрыв ворот сорочки.

— Что, если мы поиграем? — сказал он весело. Не сводя взгляда с ее лица, он провел пальцем вниз, к возвышению груди, и принялся играть с соском, пока он не затвердел под его прикосновениями. Лилиан охватил стыд. Сент-Винсент убрал руку и отошел от кровати. — Скоро, — сказал он. То ли он имел в виду, что скоро вернется из конюшни, то ли намекал на постельные удовольствия.

Лилиан закрыла глаза, слушая, как он ходит по комнате. Вот дверь открылась и закрылась, вот раздался щелчок… Дверь закрыли снаружи на ключ.

Изогнувшись, Лилиан скосила глаза назад, чтобы рассмотреть наручники, которыми была прикована к кровати. Стальные, соединены цепью. Она разглядела выгравированную надпись: «Хигби-Дамфриз, номер тридцать, гарантия, сделано в Британии». Каждое кольцо сидело на собственной петле и закрывалось отдельно. Наручники соединялись цепью с помощью зубцов. Приподнявшись на кровати, Лилиан ухитрилась нащупать и выдернуть одну из шпилек, что сохранились в ее растрепанной прическе. Она распрямила ее и загнула один конец, который вставила в замок, осторожно пытаясь нащупать крошечный рычаг. Кончик шпильки соскальзывал, его трудно было зацепить. От напряжения Лилиан согнула шпильку слишком сильно. Ругаясь, она вытащила ее из замка, чтобы расправить. Следующая попытка оказалась удачной. Она догадалась придавить наручник запястьем и зафиксировать его в неподвижном состоянии. Щелчок — и наручник свалился с ее руки.

Лилиан поспешно соскочила с кровати и осторожно подкралась к двери. На запястье позвякивал второй наручник. Она вытащила кляп. Теперь надо было заняться дверью. Лилиан извлекла из прически еще одну шпильку и без труда открыла замок. «Слава Богу!» — подумала Лилиан, прислушиваясь. Из таверны раздались голоса. Она решила, что в гостинице наверняка попадется добрый человек, у которого можно попросить защиты. Шансы на спасение здесь были гораздо выше, чем в конюшне, где толпились кучера и лакеи.

Быстрый взгляд по сторонам — и Лилиан стрелой выскочила за порог.

Запахнув ворот сорочки и придерживая незастегнутый корсаж, Лилиан бежала по коридору. Тяжелые удары сердца глухо отдавались в измученном мозгу. Преисполненная мрачного отчаяния, Лилиан была готова на все. Казалось, ей помогала какая-то неземная сила — ее ноги летели, не касаясь ступенек.

Спустившись по лестнице, Лилиан бросилась в главный зал гостиницы. При ее появлении все разговоры смолкли. Постояльцы смотрели на нее с нескрываемым удивлением. В углу, вокруг большого стола, сидели пятеро хорошо одетых джентльменов. Лилиан торопливо подошла к ним.

— Мне нужно переговорить с хозяином постоялого двора, — сказала она без всяких предисловий. — Мне нужна помощь! Я…

Кто-то назвал ее имя. Она в ужасе оглянулась. Неужели Сент-Винсент обнаружил, что она сбежала? Лилиан стала высматривать предательскую золотую гриву волос, но… Сент-Винсента нигде не было видно.

Ее снова кто-то позвал:

— Лилиан!

Ноги бедняжки подкосились, когда она увидела стройную фигуру темноволосого человека, идущего к ней от парадного входа. «Не может быть!» — думала она, стараясь прогнать дымку, застилающую глаза.

— Уэстклиф! — шепнула она и сделала неуверенный шаг вперед.

Все вдруг исчезло — зал, постояльцы. Она видела только лицо Маркуса. Он тоже боялся отвести взгляд от Лилиан — вдруг исчезнет? Он подбежал к ней и схватил так, что хрустнули кости.

— Бог мой! — прошептал он, зарываясь лицом в ее волосы.

— Ты пришел, — выдохнула Лилиан, дрожа всем телом. — Ты нашел меня.

Как ему удалось? От него исходил запах лошади и пота, одежду выстудил вечерний холод. Почувствовав, что она вся дрожит, Маркус осторожно завернул ее в свой плащ, шепча на ухо ласковые слова.

— Маркус, — хрипло сказала Лилиан, — я сошла с ума? Ты настоящий? Пожалуйста, не исчезай…

— Я здесь, с тобой. — Голос Маркуса дрожал. — И никуда не уйду.

Он слегка отодвинулся. Его мрачные темные глаза окинули ее всю, от макушки до пяток.

— Любовь моя, тебе не сделали ничего плохого?

Маркус погладил ее руки и обнаружил болтающийся наручник. Поднеся ее запястье поближе к свету, он рассматривал стальной обруч, не веря своим глазам.

— Будь он проклят! Я отправлю его в ад, — пообещал он, закипая от ярости.

— Все в порядке, — поспешно сказала Лилиан. — Мне не причинили никакого вреда.

Маркус поцеловал ее руку и спросил:

— Лилиан… он не…

Он не решался договорить. Лилиан прочитала вопрос в его глазах.

— Нет, времени не было.

— Я все еще хочу его убить, — сказал Маркус злобно, и у Лилиан поползли по спине мурашки. Маркус снял плащ и укутал Лилиан. Вдруг он замер.

— Что за странный запах?

Ее одежда и кожа пропитались ядовитыми парами. Лилиан колебалась, потом решила признаться:

— Это эфир. — Она попыталась улыбнуться дрожащими губами.

Его глаза сделались бездонными.

— Ничего страшного, правда? Я проспала почти весь день. Немного тошнило, но…

Он зарычал как зверь и только крепче прижал ее к себе.

— Прости, Лилиан. Прости, любимая. Моя дорогая! Теперь ты в безопасности. Я никому не позволю тебя обидеть, клянусь жизнью.

Он взял ее руки в свои, а потом поцеловал в губы. Поцелуй был быстрый, нежный, но такой крепкий, что у Лилиан закружилась голова. Она закрыла глаза, припав к нему и все еще не веря, что это не сон. Вдруг она откроет глаза и увидит Сент-Винсента?

Маркус шептал ей на ухо ласковые слова, держа ее бережно, но так крепко! Десятерым мужчинам не хватило бы сил, чтобы разжать его объятия. Лилиан подняла голову и увидела, что к ним идет Саймон Хант.

— Мистер Хант? — сказала она удивленно. Губы Маркуса поцеловали ее висок.

Хант озабоченно спросил:

— С вами все в порядке, мисс Боумен?

Ей пришлось немного отодвинуться от Маркуса, чтобы его губы не мешали ей говорить.

— Ода, да. Вы видите, мне ничего не сделали, — ответила она, почти не дыша.

— Как я рад, — улыбнулся Хант. — Ваше отсутствие сильно напугало семью и друзей.

— Графиня… — начала было Лилиан, но замолчала.

Как объяснить Маркусу, что ее подло обманули? Она посмотрела ему в глаза, в их темную глубину. «Он сходил с ума от тревоги за меня, — поняла Лилиан. — И как только я могла когда-то считать его бесчувственным?»

— Я знаю, что произошло, — тихо сказал Маркус, гладя ее по спутанным волосам. — Ты больше ее не увидишь. Когда мы вернемся в Стоуни-Кросс-Парк, ее уже там не будет.

Лилиан больше не нужно было тревожиться, кошмар закончился. Она еще столько хотела спросить, но вдруг поняла, что силы покидают ее. Прижавшись щекой к плечу Маркуса, она едва слышала разговор с Хантом.

— …найти Сент-Винсента, — говорил Маркус.

— Нет, — настаивал Саймон Хант. — Я сам найду Сент-Винсента, а ты оставайся с мисс Боумен.

— Нам нужна комната.

— Кажется, тут есть недалеко комнатка, что-то вроде небольшого холла.

Он вдруг замолчал. Лилиан почувствовала, как напряглось тело Маркуса.

По лестнице спускался Сент-Винсент.

Войдя в комнату с другого конца коридора, он обнаружил, что клетка пуста. Бросившись на поиски беглянки, он застыл на полпути. В большом зале толпились зеваки, хозяин постоялого двора тоже стоял с разинутым от удивления ртом. А вот и граф Уэстклиф, и в его взгляде Сент-Винсент ясно прочитал свой приговор…

В мертвой тишине зала все отчетливо услышали, как граф тихо сказал:

— Богом клянусь, я тебя уничтожу!

Очнувшись, Лилиан пробормотала:

— Маркус, погоди…

Он бесцеремонно толкнул ее к Саймону Ханту, а сам бросился к лестнице. Он не стал терять время, взбираясь по ступенькам, а перескочил через перила, как кошка. Сент-Винсент сделал шаг назад, но Маркус сбил его с ног и потащил за собой вниз. Они схватились, ругаясь и нанося друг другу сокрушительные удары. Сент-Винсент изготовился, чтобы пнуть противника ногой в голову. Маркус перекатился по полу, уклоняясь от удара тяжелым сапогом, он был вынужден выпустить Сент-Винсента. Виконт бросился вверх по лестнице, и скоро оба скрылись из виду. Зеваки побежали наверх, предвкушая отменное зрелище. Они кричали, давали советы. Кто-то даже заключил пари. Как интересно! Два благородных господина дерутся, как петухи.

Побледнев, Лилиан спросила Ханта:

— Вы ему не поможете? Тот слабо улыбнулся:

— Нет. Уэстклиф не простит, если я вмешаюсь. Первая драка в таверне за всю жизнь!

Он дружески подмигнул Лилиан, но она чуть было не упала — ноги отказывались ей служить. Хант усадил девушку на стул. А в это время со второго этажа доносился грохот, тяжелый глухой стук, от которого сотрясался весь дом. Ломалась мебель, звенела разбитая посуда.

— Послушайте, — сказал Хант, не обращая внимания на шум, — дайте-ка взглянуть на ваш наручник. Может, я сумею его снять?

— Не получится, — устало сказала Лилиан. — Ключ в кармане у Сент-Винсента, а шпилек у меня больше не осталось.

Хант взял ее окольцованное запястье и задумчиво осмотрел наручник.

— Какая удача! — воскликнул он, почему-то очень довольный. — Это же «Хигби-Дамфриз, номер тридцать»!

Лилиан посмотрела на него иронически.

— Вы, кажется, знаток и ценитель наручников? Он скривился.

— Нет, но у меня есть друзья, служители закона. Такие наручники когда-то входили в стандартное снаряжение полицейских, потом обнаружили, что в их конструкции допущен дефект. Теперь такие можно найти в любом лондонском ломбарде.

— Какой дефект?

Вместо ответа Хант повернул наручник на запястье Лилиан, но в это время сверху раздался оглушительный треск ломаемой мебели. Хант прислушался, потом ободряюще взглянул на встревоженную Лилиан.

— Я пойду посмотрю… Но сначала…

Он вытащил из кармана носовой платок и просунул его между запястьем и стальным обручем.

— Вот так, теперь вам не будет больно.

— Больно? Почему?

— Сидите смирно.

Он схватил руку Лилиан, поднял ее вверх и с силой ударил наручником по столешнице. Лилиан вскрикнула, но в этот момент запорный механизм щелкнул, и наручник раскрылся. Изумленная Лилиан улыбнулась Ханту, потирая запястье:

— Спасибо…

Опять ужасный треск. Теперь прямо у них над головой. От восторженных воплей зрителей дрожали стены, и всех перекрикивал хозяин гостиницы. Бедняга страшно перепугался, что драчуны разнесут в щепки весь дом.

— Мистер Хант, — воскликнула Лилиан. — Умоляю, не могли бы вы помочь лорду Уэстклифу?

Хант насмешливо поднял домиком брови.

— Вы боитесь, что ему достанется от Сент-Винсента?

— Вопрос не в том, что я сомневаюсь в умении лорда Уэстклифа драться, — перебила Лилиан. — По правде говоря, я совершенно уверена, что он делает это превосходно, просто мне не хочется выступать свидетелем по делу об убийстве.

— Пожалуй, вы правы, — кивнул Хант, вставая. Он убрал носовой платок в карман и пошел на второй этаж, проворчав:

— Целый день я пытаюсь помешать ему кого-нибудь убить.

Остаток вечера помнился Лилиан весьма смутно. Она стояла рядом с Маркусом. Он прижимал ее к себе, не давая упасть. Граф был растрепан, в кровоподтеках, но выглядел счастливым здоровым самцом после битвы с соперником. Он отдавал приказы, и все были рады ему услужить. Было решено заночевать на постоялом дворе. Хант отправится в Стоуни-Кросс-Парк с первыми лучами солнца. Тем временем Хант погрузил Сент-Винсента (или то, что от него осталось) в карету и велел кучеру доставить его в Лондон. Решили, что виконта не станут преследовать по суду за его черные дела. Мог разгореться жуткий скандал.

Когда все было готово, Маркус отвел Лилиан в самую большую комнату для особо важных гостей, где уже были готовы горячая ванна и ужин. Обстановка была небогатая, но все блестело чистотой, огромная кровать была застелена наглаженным льняным бельем и мягкими одеялами. Возле камина поставили старый медный таз, вокруг хлопотали две горничные с кипящими чайниками. Пока вода остывала, Маркус уговорил Лилиан поесть супу. Суп был вкусный, хотя никто не мог понять, из чего его сварили.

— Что это за бурые хлопья? — подозрительно спросила Лилиан, неохотно открывая рот. Маркус кормил ее с ложечки.

— Не важно. Глотай.

— Баранина? Говядина? У этого существа были рога? Копыта? Перья? Чешуя? Не могу есть блюдо, если не знаю…

— Ешь, — приказал он, проталкивая еще одну ложку супа ей в рот.

— Тиран.

— Знаю. Попей воды.

Подчиняясь его ласковым приказам, Лилиан доела ужин и почувствовала, что силы возвращаются к ней. Маркус усадил ее на колени и потребовал:

— Ну а теперь расскажи все с самого начала.

Ее не пришлось долго уговаривать. Она принялась рассказывать, даже болтать как сорока. Про встречу с графиней в саду бабочек, про то, что случилось дальше. Но она все-таки нервничала, потому что Маркус время от времени перебивал ее, шепча что-то успокаивающее, гладя ее по спине. Иногда он целовал ее волосы, и она чувствовала его теплое дыхание. Постепенно она выговорилась и успокоилась, руки и ноги отяжелели и сделались непослушными.

— Как тебе удалось заставить графиню так быстро признаться? Я думала, она будет держаться до последнего. Казалось, она скорее умрет, чем признается, — сказала она.

— Боюсь, ей не оставалось ничего другого. Лилиан вытаращила глаза.

— О, прости, Маркус. Она ведь все-таки твоя мать.

— Ну да, она меня родила. Никогда не испытывал к ней сыновних чувств. А уж после того, что было сегодня… Она принесла много вреда за свою долгую жизнь. Попробуем отныне держать ее в Шотландии. Или отправим за границу.

— Графиня рассказала, о чем мы с ней беседовали? — осторожно поинтересовалась Лилиан.

Маркус покачал головой.

— Она сказала, что ты решила сбежать с Сент-Винсентом.

— Сбежать?

Лилиан была потрясена. Что он, должно быть, почувствовал в тот момент! Он мог подумать, что еще одна женщина бросила его ради виконта.

За целый день Лилиан не пролила ни слезинки, но теперь… Это было уж слишком! Она зарыдала, неожиданно для Маркуса и себя самой.

— Ты ведь ей не поверил? Скажи, ведь не поверил?

— Конечно, нет. — Маркус удивленно посмотрел на Лилиан, а потом схватил со стола салфетку, чтобы вытереть слезы на ее лице. — Пожалуйста, не плачь, не надо…

— Я люблю тебя, Маркус. — Она забрала у него салфетку и высморкалась. — Я люблю тебя. Пусть я говорю это первая, но мне все равно. — Она опять залилась слезами. — Пусть даже ты меня и не любишь, мне тоже все равно. Я только хочу, чтобы ты знал, как я тебя…

— Я тоже тебя люблю, — сказал он. — Я тоже люблю тебя, Лилиан. Пожалуйста, не плачь. Ты меня убиваешь. Не надо.

Лилиан кивнула и высморкалась в скомканную льняную ткань. Ее лицо пошло красными пятнами, глаза распухли, из носа текло… Но у Маркуса, должно быть, случилось расстройство зрения, потому что он поцеловал ее в губы и сказал:

— Ты такая красивая.

Он говорил искренне, но она вдруг захихикала сквозь рыдания. Маркус крепко обнял ее и тихо спросил:

— Дорогая, тебе хоть кто-нибудь говорил, что нельзя смеяться над мужчиной, когда тот объясняется в любви?

Она высморкалась в последний раз.

— Боюсь, я безнадежна. Ты все еще хочешь на мне жениться?

— Да, сейчас. Она удивилась:

— Как это?

— Я не хочу возвращаться в Гэмпшир, а хочу отвезти тебя в Гретна-Грин. Здесь, на постоялом дворе, мы возьмем карету и послезавтра будем в Шотландии.

— Но… все ждут свадьбы в церкви, как положено…

— Я не могу ждать. Мне наплевать, чего они ждут.

Она не сдержала веселой ухмылки, представив, как бы вытянулись лица у всей родни и знакомых, если бы они услышали заявление Маркуса.

— Это попахивает скандалом. Граф Уэстклиф мчится в Гретна-Грин, чтобы заключить поспешный брак…

— Тогда начнем нашу жизнь со скандала.

Он поцеловал ее, и она, простонав, вернула поцелуй. Лаская ее вздрагивающую шею, он прошептал:

— Скажи мне: «Да, Маркус!»

— Да, Маркус.

Его темные глаза засияли. Ему так много нужно было ей рассказать, но он просто заявил:

— Тебе пора принимать ванну.

Она могла бы сделать это сама, но Маркус настоял на том, чтобы раздеть ее и выкупать, как ребенка. Доверившись его заботам, она смотрела в его смуглое лицо сквозь завесу пара, поднимающегося из ванны. Он осторожно намыливал и споласкивал ее тело, пока оно не порозовело и не засияло чистотой. Потом он вытащил ее из ванны и вытер огромным полотенцем.

— Подними руки.

Лилиан удивленно уставилась на бесформенное одеяние в его руках.

— Что это?

— Хозяйка гостиницы прислала свою ночную рубашку, — ответил он.

Лилиан надела рубашку, и ее вдруг окутал аромат свежевыстиранной фланели. Рубашка давно полиняла от стирок да еще была ей слишком велика. Но она оказалась такой теплой и мягкой…

Свернувшись в кровати калачиком, Лилиан наблюдала за тем, как Маркус выкупался и насухо вытерся. Она любовалась игрой мышц его спины, его совершенным телом, которое так было приятно обнимать. Она слегка улыбнулась. И этот мужчина принадлежит ей! Как ей удалось подобрать ключ к его неприступному сердцу?

Маркус потушил лампу и скользнул к ней под одеяло. Она глубоко вдохнула запах его чистой кожи и мыла. Ей хотелось впитать этот запах в себя, хотелось гладить и целовать каждый кусочек его тела.

— Люби меня, Маркус, — шепнула она.

Он навис над ней, как темная гора, гладя ее волосы.

— Любимая, — сказал он нежно и немного удивленно, — тебя похитили, одурманив эфиром, надели наручники и повезли через всю Англию. Не многовато ли для одного дня?

Она покачала головой.

— Я немного устала, но теперь… У меня открылось второе дыхание. Я не усну просто так.

Он почему-то засмеялся, приподнялся над ней, но Лилиан сначала показалось, что он хочет лечь на другую сторону кровати. Да нет же! Граф приподнял подол ее рубашки. По ее голым ногам пробежало холодное дуновение. Он поднимал ее одежду выше, еще выше, пока не обнажилась грудь с возбужденными сосками. Его мягкие губы принялись исследовать ее тело, находя все новые чувствительные уголки. Когда Лилиан хотела приласкать его, он прижал ее руки к бокам, и она поняла, что он просит ее лежать смирно. Она дышала глубоко и ровно, мышцы живота и ног подрагивали от удовольствия.

Маркус ласкал ее, пока она не почувствовала влагу между ног. И тогда ее ноги послушно раздвинулись по первому же его требованию… Лилиан открылась ему душой и телом, ощущая возбуждение каждым нервом. Она застонала, когда он языком ласкал темный треугольник. Ласковые, настойчивые и дразнящие прикосновения к розовой мягкой коже заставляли ее извиваться от удовольствия. Затем его пальцы погрузились в ее темную глубину… она застонала, сжав кулаки и содрогаясь всем телом, готовая потерять сознание от сладкой муки.

Маркус накрыл ее ночной рубашкой до самых пят. Она удивилась.

— Твоя очередь, — пробормотала она, уткнувшись губами ему в плечо. — Ты не…

— Спи, — шепнул он. — Я получу свое завтра.

— Я не устала, — настаивала она.

— Закрой глазки, — шепнул Маркус. Он погладил ее по ягодицам, губами коснулся лба и тонких век. — Отдохни. Тебе нужно восстановить силы, потому что, когда мы поженимся, я не смогу оставить тебя одну ни на миг». Я буду любить тебя каждый час, каждую минуту.

Он сел к ней поближе.

— Для меня нет ничего прекрасней на земле, чем твоя улыбка. Нет лучшей музыки, чем твой смех. Нет большего счастья, чем держать тебя в объятиях. Сегодня я понял, что не могу жить без тебя, маленькой упрямицы! Ты моя единственная надежда на счастье. Скажи, Лилиан, дорогая, как тебе удалось забраться так глубоко в мое сердце?

Он замолчал, чтобы поцеловать ее влажную кожу, но вдруг широко улыбнулся. Тишину нарушал только деликатный женский храп.

Эпилог

«Достопочтенной графине Уэстклиф. Марсден-Террас, Аппер-Брук-cmpum, 2. Лондон

Дорогая леди Уэстклиф!

Для меня была большая честь получить ваше письмо. Прошу принять поздравления по случаю недавней свадьбы. Вы скромно упомянули, что лорд Уэстклиф оказал вам честь, сделав вас своей женой. Возьму на себя смелость не согласиться. Я немного знаком с вами. Могу с уверенностью заявить, что это вы оказали лорду Уэстклифу честь удостоиться руки такой очаровательной и образованной молодой леди…»

— Очаровательной! — воскликнула Дейзи. — Он тебя совсем не знает.

— И образованной! — довольным тоном напомнила Лилиан, возвращаясь к письму мистера Неттла. — Он пишет, что если бы ваша сестра была больше похожа на вас, она тоже могла бы найти себе мужа.

— Он такого не писал! — закричала Дейзи, вскочив с лежанки с намерением выхватить письмо из рук сестры. Лилиан от души захохотала. Сидящая неподалеку Аннабел с улыбкой взглянула на них. Маленькими глотками она пила целебный отвар, пытаясь успокоить желудок. Сегодня наконец она решилась рассказать мужу о беременности, дальше скрывать было уже нельзя.

Три женщины сидели в гостиной в Марсден-Террас. Несколько дней назад Лилиан и Маркус вернулись в Гэмпшир после того, как заключили «шотландский брак» в Гретна-Грин. Лилиан была очень благодарна Маркусу за то, что графини в поместье действительно не оказалось, равно как и следов ее присутствия. Она еще не привыкла, что отныне титул графини Уэстклиф принадлежит ей. Теперь они с Маркусом приехали в Лондон. Ему и мистеру Ханту нужно было проверить, как идут дела на локомотивном заводе. На днях граф и графиня Уэстклиф планировали отбыть в Италию, чтобы провести там медовый месяц. Поездку организовали в спешке. Молодоженам хотелось уехать подальше от Мерседес Боумен. Матушка Лилиан никак не могла успокоиться и сетовала на то, что ее лишили удовольствия присутствовать на великосветской свадьбе. Она так мечтала об этом!

— Отстань, Дейзи! — смеялась Лилиан, уворачиваясь от младшей сестры. — Хорошо, я признаюсь. Последние строки я сочинила сама. Угомонись, а то порвешь письмо. Итак, на чем я остановилась?

Приняв серьезное выражение лица, Лилиан продолжала читать.

— Дальше мистер Неттл делает очень милые комплименты и желает мне всяческого благополучия в семействе Марсденов.

— Ты рассказала ему, что твоя свекровь чуть не убила тебя? — спросила Дейзи.

— А зачем? — невозмутимо ответила Лилиан, а потом продолжила: — Он отвечает на мой вопрос насчет духов.

Слушательницы уставились на нее, изумленно вытаращив глаза:

— Так ты спросила про секретный ингредиент?

— Ради Бога, — завопила Дейзи, — скажи, что это было?

— Возможно, вы будете несколько разочарованы. Если верить мистеру Неттлу, в духах… ничего не было.

Дейзи рассердилась.

— Значит, никакого секретного ингредиента? И это не приворотное средство? Я поливала себя твоими духами совершенно напрасно?

— Слушай, что пишет Неттл. «Завоевание сердца лорда Уэстклифа — действие вашей собственной магии, поэтому секретным ингредиентом духов стали вы».

Бросив письмо на колени, Лилиан подмигнула рассерженной сестре.

— Бедняжка Дейзи! Мне жаль, что духи не волшебные.

— Мошенник, — проворчала Дейзи. — Мне бы следовало догадаться.

— Однако вот что странно, — продолжала Лилиан. — Уэст-клиф знал об этом! Когда я рассказала ему про духи, он сказал, что точно знает… в чем секрет. И сегодня утром (я еще не показывала ему письма) он сказал мне ответ. И оказался прав.

Она улыбнулась и нежно сказала:

— Высокомерный мистер Всезнайка…

— Подожди, вот я расскажу Эви. Она будет разочарована не меньше меня, — сказала Дейзи.

Аннабел наморщила хорошенький лобик.

— Она уже ответила на твое письмо, Дейзи?

— Нет. Ее опять посадили под замок. Не знаю, разрешат ли ей получать письма? И что хуже всего, когда они уезжали из Стоуни-Кросс-Парка, тетушка Флоренс намекала, что свадьба с кузеном Юстасом — дело почти решенное.

Девушки издали дружный стон.

— Только через мой труп, — мрачно сказала Лилиан. — Вы понимаете, что мы обязаны предпринять меры, чтобы вырвать Эви из лап этой семейки и найти бедняжке достойную партию.

— Мы так и сделаем, — уверенно ответила Дейзи. — Поверь, дорогая, уж если мы сумели выдать замуж тебя, то сосватаем кого угодно.

— Ах, вот как? — Лилиан вскочила с дивана и замахнулась на сестру подушкой.

Дейзи со смехом спряталась за креслом и закричала:

— Вспомни, ты теперь графиня! Где твои манеры?

— Засунула их куда подальше, — сообщила Лилиан. Она взяла подушку и бросилась в погоню.

А тем временем…

— Лорд Сент-Винсент, к вам гостья. Я сказал ей, что вас нет дома, но она настаивает, чтобы ей разрешили войти.

В библиотеке было темно и холодно. В камине тлел крошечный огонек. Скоро и он погаснет… Однако встать и подбросить в камин полено Себастьян не мог и не хотел, хотя поленья лежали почти под рукой. Его не согрел бы даже бушующий огонь, способный превратить весь дом в груду головешек. Опустошенный и неподвижный, он даже гордился собой. Надо иметь особый талант, чтобы пасть так низко.

— В столь поздний час? — пробормотал он равнодушно, не глядя на дворецкого. Себастьян сидел, держа хрустальный бокал с коньяком. Ясно, чего хочет неизвестная дама. Сегодня вечером он все равно ничем не занят, но… У него нет настроения предаваться любовным утехам.

— Гоните ее прочь, — холодно сказал он. — Скажите, что моя постель уже занята.

— Да, милорд.

Дворецкий ушел, а Себастьян устроился в кресле поудобней, вытянув длинные ноги.

Осушив бокал одним глотком, он принялся обдумывать самую насущную на сегодняшний день проблему. Деньги! Вернее, их отсутствие. Кредиторы совсем обнаглели. Долги росли. Так не могло продолжаться до бесконечности. Что ж, если он потерпел неудачу с приданым Лилиан Боумен, нужно подыскать другой источник дохода. Найдутся богатые дамы, которые охотно дадут в долг в обмен на внимание и особые услуги, в коих он мастер. Есть и другая возможность…

— Милорд? Себастьян разозлился:

— Бога ради, в чем дело наконец?

— Дама не уходит, милорд. Она настаивает на встрече с вами.

Он безнадежно вздохнул.

— Пусть войдет, если ей так не терпится, хотя надо бы ее предупредить, что я сегодня мало на что способен. Сделаем все по быстрому, распрощаемся еще быстрей…

Из-за спины слуги раздался юный голосок. Очевидно, что настойчивая посетительница вошла в библиотеку по пятам дворецкого.

— Я пришла не за этим.

Она выскользнула из-за спины дворецкого и вошла в библиотеку. Тяжелый плащ с капюшоном скрывал ее лицо и фигуру.

Повинуясь взгляду хозяина, дворецкий вышел, оставив их наедине. Себастьян откинул голову на спинку кресла и равнодушно осмотрел закутанную в плащ фигуру. Может быть, у нее под плащом пистолет? Может, она одна из тех женщин, которые когда-то угрожали ему? Та, которая набралась храбрости и пришла, чтобы сдержать обещание? Пожалуйста, он возражать не станет. Пусть стреляет. Благослови ее, Боже. Главное, чтобы не промахнулась.

Удобно вытянувшись в кресле, он попросил:

— Опустите капюшон.

Из плаща показалась тонкая белая ручка. Капюшон упал. По плечам рассыпались огненно-рыжие волосы.

Себастьян изумленно затряс головой. Он узнал эту молодую девушку. Смешное создание из числа гостей Стоуни-Кросс-Парка. Застенчивая, заикающаяся дурочка. Впрочем, с такими волосами и роскошной фигурой эта девица могла бы составить неплохую компанию. Он вспомнил, что ее звали мисс Эванджелина Дженнер. Ни у кого он не видел таких огромных глаз. Девушка спокойно разглядывала его лицо, задержав взгляд на синяках, оставленных Уэстклифом.

«Волос долог — ум короток», — подумал презрительно Себастьян. Наверняка явилась, чтобы устроить скандал из-за похищения Лилиан. Нет, даже у нее хватило бы ума не рисковать своей добродетелью и жизнью, врываясь в его дом без сопровождения.

— Пришли полюбоваться на дьявола в его логове, не так ли? Она подошла ближе, глядя ему в лицо.

— Вы не дьявол, вы просто мужчина. Оч-чень исп-пор-ченный.

Впервые за много дней Себастьяну захотелось улыбнуться. Что-то было в этой девушке…

— Нельзя сбрасывать со счетов такую возможность, дитя мое, даже если вы не видите рогов и хвоста. Дьявол может явиться в любом обличье.

— Тогда я заключу с ним сделку, как Фауст. — Она говорила очень медленно, будто тщательно подбирала слова. — У меня к вам предложение, милорд.

Девушка подошла ближе к очагу, шагнув из черноты, которая окружала их обоих.


home | my bookshelf | | Это случилось осенью |     цвет текста   цвет фона