Book: Жизненно важный орган



Владимир ИЛЬИН

ЖИЗНЕННО ВАЖНЫЙ ОРГАН

* * *

– Спасибо, доктор, – в который уже раз пробубнил мужчина, крепко сжав своей пятерней руку Дейнина. – Вы даже не представляете, как мы вам благодарны!.. Правда, Маша?

Женщина, уделявшая все внимание своей ноше в виде продолговатого свертка из одеяльца, перехваченного синей лентой, обратила к мужчинам залитое слезами лицо и с энтузиазмом закивала. Ей явно не хватало слов, чтобы выразить обуревавшие ее эмоции.

Дейнин осторожно высвободил затекшую кисть из стальной хватки собеседника и, опустив руку в карман халата, где у него всегда лежал пропитанный дезинфекционной жидкостью тампон, сказал:

– Ну что ж, граждане, не смею вас больше задерживать. Я не прощаюсь с вами, поскольку в ближайшее время мы будем видеться раз в неделю… как договаривались…

– Коля! – с упреком сказала вдруг женщина и впилась в мужа взглядом гипнотизера. – Ну ты что, забыл?..

Муж смутился.

– Да-да, – пробормотал он, возясь с замками своего объемистого «дипломата». – Секундочку…

– Нет-нет, ничего не надо, – запротестовал Дейнин, догадавшись, какое ритуальное действо затеял клиент. – Уберите, я сказал!..

Но из «дипломата» уже появилась на свет пузатая бутыль дымчатого стекла, которую мужчина бережно, словно боясь разбить или раздавить своими лапищами, водрузил на стол Дейнина, придавив разбросанные листы с формулами.

– Это вам от нас… – выдавил Николай. – Скромный презент, стало быть… Конечно, это вовсе не то, чем вас следовало бы отблагодарить по-настоящему… Но, как говорится, за неимением лучшего…

Дейнин развел руками:

– Спасибо, конечно, но вообще-то я не пью. Поэтому лучше заберите… Вам это больше пригодится.

Мужчина растерянно оглянулся на жену, но та, бережно обхватив сверток обеими руками, уже спешила к выходу.

– В знак благодарности… от всего сердца… вы же просто спасли нас, – бормотал вконец растерявшийся мужчина, искательно заглядывая Дейнину в глаза. – Понимаете?

Дейнин вздохнул. Задумчиво покивал.

В конце концов, могло быть и хуже. Например, коробка конфет. Или дезодорант. Или букет сногсшибательных, бесполезных роз…

Но не будешь же говорить этому охламону, что вместо того, чтобы тратить бешеные деньги на литр коньяка, хоть этот коньяк и ценится в мире на вес золота, лучше было бы выразить свою благодарность в денежной форме!.. И почему, интересно, люди относятся к благодарности за услуги с лицемерной стыдливостью? Да ведь самый лучший подарок – это деньги.

Особенно если скромный бюджет Центра трещит по швам…

В то же время напрямую требовать деньги с клиентов совесть не позволяет. А точнее – разумная осторожность. Не хватало еще угодить за решетку за тривиальные взятки и вымогательство, как какой-нибудь чиновник или начальник таможни.

А у самих клиентов почему-то ума не хватает допетрить, чем лучше всего благодарить. Тем более – за то, что они обрели с его помощью. Не просто спасение их семейного благополучия.

Сына.

Маленького человека.

Того, которого они потеряли год назад…

Когда счастливые посетители наконец покинули кабинет, Дейнин убрал коньяк в нижнюю секцию огромного сейфа, где у него уже скопилась целая коллекция разнокалиберных сосудов с наклейками, и подошел к окну.

Окно выходило на парадный подъезд Центра, и он видел, как мужчина и женщина со свертком спустились по ступеням, как шли они по аллее парка до самых ворот (женщина то и дело останавливалась и откидывала край одеяльца, чтобы посмотреть на личико младенца), как останавливали такси (женщина со свертком опустилась на заднее сиденье, а мужчина – рядом с водителем), как машина скрылась за углом…

Как ни странно, сейчас Дейнин почему-то не испытывал того удовлетворения, которое охватывало его в первые годы.

Все правильно. Ведь теперь дарить людям детей стало его постоянной работой.

Кто-то печет хлеб, кто-то плавит сталь, а он, главный специалист Центра репродукции жизненно важных органов, делает людей. И нечего хлопать в ладоши, дарить цветы и быть на седьмом небе от счастья, потому как это довольно скучный и рутинный процесс. И, кстати, опасный, потому что делает он это тайно.

Если вдуматься, он осмелился заменить бога, который почему-то много тысячелетий смотрел сквозь пальцы на горе людей. Просто ему, рядовому медику, удалось решить одну теоретическую задачку и воплотить это решение на практике.

М-да. Так стоит ли сетовать, что тебе не аплодируют и не забрасывают цветами?

Бог не нуждается в благодарности, дружище.

Ему достаточно сознавать, что он исполнил то, чего от него ждали смертные.

Это им, новоиспеченным родителям, более соответствовала бы праздничная атмосфера, поскольку в их жизни свершилось великое событие.

И если бы то, чем ты занимаешься, было официально разрешено законом, акт вручения ребенка в руки матери происходил бы совсем по-другому. Тогда ты надел бы не этот заношенный и заляпанный пятнами физраствора халат, а безупречный черный костюм с белоснежной сорочкой и ярким галстуком, и в момент, когда ребенка внесли бы в твой кабинет, специально приглашенный оркестр грянул бы туш, и весь персонал Центра выстроился бы шеренгой в коридоре, чтобы поздравить счастливых супругов с пополнением семейства, а внизу, перед парадным подъездом, толпилась бы свора родственников и знакомых, и когда эти Коля и Маша вышли бы с ребенком на ступеньки, вся эта толпа заорала бы, кинулась им навстречу, захлопала пробками шампанского, а кто-то обязательно суетился бы вокруг, снимая смеющиеся, очумелые от счастья лица крупным планом на видеокамеру…

Такое зрелище ежедневно можно наблюдать у каждого роддома, а мы чем хуже? Да, этого ребенка мы сделали. Но разве из-за этого его появление на свет не может считаться великим событием?!. – Не сдержавшись, Дейнин скрипнул зубами.

Ладно, сказал он себе. Главное – чтобы все было хорошо и на этот раз. Пусть эта семья живет счастливо и долго-долго…

* * *

В дверь кокетливо стукнули рассыпчатой дробью.

– Да-да, – громко отозвался Дейнин, запирая свой винный склад. Он уже знал, кто к нему пожаловал. – Входите, Белла Аркадьевна…

Это действительно была Белла, Белка, как ее звали за глаза. В руке у нее был рулон свежей компьютерной распечатки, так называемая простыня.

– Ну как прошла церемония вручения, Ярослав Владимирович? – осведомилась она, подходя к столу и грациозно опираясь на его край холеной рукой.

Дейнин пожал плечами.

– Да нормально, – ответил он, стараясь придать своему голосу будничность. – Как всегда.

– Все довольны, все смеются? – уточнила Белка, пытливо всматриваясь в лицо Дейнина.

– Еще бы, – устало откликнулся Дейнин. – И не только смеются… Мамаша даже прослезилась – от счастья, разумеется…

– Что ж, – задумчиво проронила Белла Аркадьевна. – Антре ну суа ди[1], на ее месте я бы тоже плакала…

– В каком смысле?! – резко повернулся к своей собеседнице Дейнин.

– От радости, от радости, – замахала на него на-маникюренными коготками Белка. – А вы что подумали, Ярослав Владимирович?

– Ничего. Ладно, что это вы мне принесли? – спросил Дейнин, чтобы избежать психологических разборок в типично бабьем стиле. Хотя и сам знал, о чем идет речь в распечатке.

– Это данные по побочникам, Ярослав Владимирович.

Белла Аркадьевна положила на стол рулон и судорожно извлекла из кармана халата пачку «Винстона», пробормотав: «Если вы не возражаете, Ярослав Владимирович, я вас немного отравлю».

Дейнин услужливо щелкнул зажигалкой, давая ей прикурить, и приглашающим жестом указал Белле Аркадьевне на кресло.

Потом уселся сам и пробежал глазами по длинной таблице, занимавшей всю ширь простыни.

Не просмотрев и трети списка, он не удержался и заглянул сразу в конец.

Всего в списке было сто восемьдесят пять позиций.

Дейнин покачал головой:

– Да-а-а… многовато что-то на этот раз у нас с вами побочников, Белла Аркадьевна.

Вскинув точеную голову, Белка пустила струю дыма в потолок.

– Не то слово, Ярослав Владимирович, – согласилась она. – Ужасно много, ужасно!.. А что сделаешь? Вы же знаете, этот случай был… ну, просто экстраординэр… Пришлось повозиться с ДНК, чтобы хоть как-то нейтрализовать носители патологии на генном уровне. С наследственными болезнями возни всегда больше, вы же знаете…

– Знаю, – покорно согласился Дейнин. – Но, по-моему, у нас еще такого количества побочников не было. Ну пятьдесят, ну восемьдесят, ну сто, в конце концов, но чтобы сто восемьдесят пять – такого я не припоминаю…

– Да-да, – грустно кивнула Белла Аркадьевна своей аккуратно уложенной гривой. – Своеобразный рекорд, Ярослав Владимирович. Только вот в Книгу Гиннесса его никогда и никто не занесет.

– И не надо, – быстро сказал Дейнин, возвращаясь к тому месту в списке, где он остановился. – Дурной славы нам только не хватало!.. Знаете, Белла Аркадьевна, иногда я просыпаюсь ночью в холодном поту от того, что мне приснилось, будто о подробностях нашей с вами работы пронюхал какой-то шустрый писака и накатал статью в своей газетенке…

– А пропо, Ярослав Владимирович, – усмехнулась Белка, осторожно стряхивая пепел в хрустальную пепельницу, – вы не боитесь, что рано или поздно ваш сон может стать явью? Все-таки среди наших клиентов всякие люди попадаются, несмотря на жесткий предварительный отбор. И хотя не в их интересах трубить на каждом углу об истинном происхождении ребенка, но вдруг на радостях когда-нибудь кто-то из них все-таки проговорится… пусть неофициально, соседям или своим же родственникам, а те передадут все это по цепочке… И что мы с вами тогда будем делать?

– А ничего, – спокойно ответил Дейнин. – Будем делать каменное лицо и на все вопросы любопытных варвар ответствовать: «Комментариев не имеем!»… Ревизоров из министерства споим до потери пульса и навешаем им лапшу на уши, тем более что опыт по этой части у нас имеется, правда?.. Ну а уж если нас припрут к стенке серьезные дяди, которые бдят за соблюдением законности, тогда… тогда будем сушить сухари…

– Сухари? – Белла Аркадьевна высоко подняла подведенные тушью брови. – Это еще зачем?

– Это я так, – ухмыльнулся Дейнин. – Шучу, шучу…

Он потянулся и взял из мраморного письменного прибора, увенчанного фигуркой совы (тоже подарок одного из клиентов), остро отточенный карандаш.

– Значит, так, – переходя на деловой тон, проговорил он. – Отделим, как писано в Библии, зерна от плевел…

Он умолк и принялся ставить условные значки рядом с каждой позицией в списке.

Собственно, значков было всего два: двойная галочка, похожая на латинскую W, и крестик в виде X.

Белла Аркадьевна потушила окурок и подалась вперед, завороженно следя за острием карандаша. Она знала, что подразумевается под значками. Галочка означала – «пригоден в качестве донора ЖВО». Ну а крестик… Слишком недвусмысленным был этот символ, смахивающий на покосившийся могильный крест.

Как обычно, галочек против пунктов списка было гораздо больше, чем крестиков. Бракованный материал стремились использовать максимально. Ведь даже из самой жуткой мутации можно взять что-нибудь: почки, легкие, селезенку. В отходы шли только самые безнадежные случаи. Таких бывало мало – но все-таки бывало…

Чтобы добраться до конца списка, Дейнину хватило несколько минут. Но возле сто восемьдесят пятого номера его карандаш замер в воздухе, а потом изобразил размашистый вопросительный знак на полях. Дейнин исподлобья глянул на замершую в ожидании ординаторшу:

– И как вы это прокомментируете, Белла Аркадьевна?

– «Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам», – чеканно процитировала Белла.

Дейнин поморщился:

– Оставьте классиков в покое… Вы-то сами по этому поводу что думаете? По-вашему, это возможно? Сколько часов он уже живет?

– Почти восемь, – ровным голосом сообщила Белла Аркадьевна.

– Без головного мозга?!.

– А что тут такого? – пожала худощавыми плечиками ординаторша. – Мозг, дорогой Ярослав Владимирович, не такой уж жизненно важный орган, если вдуматься… Многие люди вокруг нас прекрасно обходятся и без него. По крайней мере, если судить по их поступкам…

Дейнин швырнул карандаш и бумажный рулон на стол и с нарочито выраженным бессилием откинулся на спинку кресла.

– Нет, ну я все понимаю, – сказал он немного погодя. – Кого мы только с вами не повидали, Белла Аркадьевна: и олигофренов, и всяких там буцефалов. То есть детей с врожденными уродствами по части головного мозга. Но здесь-то – мозга вообще нет! – Он снова схватил «простыню» и поднес ее к глазам. – Кстати, рта тоже нет, и глаз… Один только нос на лице!.. Да по идее, этот монстр должен был давно скончаться в страшных судорогах!

Белла Аркадьевна вздохнула.

– Это беспредметный разговор, Ярослав Владимирович, – строго заметила она. – Мне понятно ваше удивление, но тем не менее ребенок до сих пор жив. Он дышит, питается…

– Питается? – воззрился на нее Дейнин. – Интересно, каким это образом?

– Физраствор в вену, – бесстрастно пояснила Белла Аркадьевна. – Вы же медик, Ярослав Владимирович, что ж вы так удивляетесь?

Дейнин взял карандаш и повертел его в пальцах.

– Да, – проронил он после паузы. – Действительно: и чему я удивляюсь?

Он решительно зачеркнул знак вопроса и изобразил рядом со сто восемьдесят пятым номером жирный крест.

– Вы так полагаете? – осведомилась Белла Аркадьевна.

Дейнин покосился на нее, словно заново изучая нос с горбинкой, красивые карие глаза и стройный профиль грузинской княжны.

– Другого выхода нет, – утвердительно кивнул он. – Это создание – не человек, вы же не будете отрицать очевидное? Растение, только из человеческой плоти, – вот что это такое…

Белла Аркадьевна хотела что-то сказать, но потом передумала и молча встала.

– Нет, – сказала она. – Отрицать я не буду… Вы – главный, Ярослав Владимирович. А значит, умнее всех нас. И самый дальновидный…

Она взяла рулон с пометками Дейнина, аккуратно скатала его трубочкой и, не оглядываясь, с прямой спиной направилась к выходу.

– И вот что, Белла Аркадьевна, – сказал вслед ор-динаторше Дейнин, – пригласите ко мне Шуру…

Белла Аркадьевна лишь на долю секунды замедлила свою чеканную поступь, но, по-прежнему не проронив ни звука, вышла из кабинета.

А Дейнин подумал почему-то: «Интересно, как бы Белка отреагировала, если бы я поручил ей сделать то, что обычно поручаю Шуре?»

Усмехнулся, увидев мысленно, как с Беллы Аркадьевны вмиг слетает вся ее напускная вальяжность, заставляя округлиться рот и выпучить глаза: «Я?! Да вы что, Ярослав Владимирович, с ума сошли?»…

* * *

Александра Зарубина, которую в Центре все звали не иначе как Шура, относилась к той категории женщин, чьи фотографии обычно помещают в рекламах средств для сбрасывания лишнего веса, чтобы показать, каким чудовищем была стройная красавица до применения чудо-препарата. Сказать, что она толстая или слишком полная, все равно что назвать горб верблюда шишкой. Применительно к Шуре выражение «в дверь не пройдет» не было гиперболой. В одностворчатые двери Шура действительно старалась проходить боком – на всякий случай. А турникеты метро были для нее и вовсе непреодолимой преградой, и от греха подальше, дабы не застрять в них и тем самым не вывести их из строя (прецеденты уже были), она предпочитала добираться до работы пешком. Тем более что жила она от Центра в двадцати минутах ходьбы, правда, для Шурочки, с ее утиной походкой вперевалочку, это время следовало умножить раза в три.

Проблема телесной массы преследовала Шуру всю ее сорокапятилетнюю жизнь. Еще в школьном возрасте, устав от насмешек одноклассников, называвших Шуру не иначе как Квадраткой, девочка возненавидела свое тело. Обращения к врачам не помогли ни тогда, ни позже, когда вес Щуры достиг критической отметки. Специалисты вынесли суровый вердикт: неправильный обмен веществ, вызванный каким-то изъяном в генах. Ни лекарства, ни диеты, ни отчаянные попытки заниматься спортом результатов не давали.

Постепенно Шурочка смирилась с тем, что судьба одарила ее отталкивающей внешностью, и перестала бороться с полнотой. Тем более что после тридцати лет вес ее зафиксировался хотя и на предельно допустимой, но одной и той же отметке. С годами она привыкла ко всему – и к презрительному шепоту за спиной: «Во, как разожралась баба!», и к ошибочному представлению окружающих о том, что «на ней пахать можно», и к тому, что ей не подходит ни фабричная одежда, ни обувь – все приходилось шить либо самой, либо в ателье.

Она даже привыкла к тому, что ей не суждено выйти замуж (какой же ненормальный женится на таком чудовище, которое, как говорят в народе, «закинет на тебя ногу и раздавит»?!) и иметь детей. Она не могла жить, как все, по той простой причине, что всегда была не такой, как другие женщины.

Она знала, что, когда настанет ее последний час, она проведет его так же, как провела всю свою бесцветную, словно губы без помады, жизнь: в полном одиночестве. С самого детства у Шуры не было близких подруг. Так уж сложилось. И так продолжалось до сегодняшнего дня.



Тем не менее Шурочка не роптала и не проклинала судьбу. Обладая кротким и независтливым нравом, она смиренно несла свой крест и не обманывала себя обычными женскими мечтами и иллюзиями.

За долгие годы своего нескончаемого несчастья она научилась воспринимать мир без оценочных эмоций. Главное осознать, что все окружающее и ты сама – такие же заранее заданные величины, как движение пешехода из пункта А навстречу велосипедисту из пункта Б из школьных учебников. Поэтому бессмысленно возмущаться тупостью, неправильностью и несправедливостью жизненных задачек – их надо решать, вот и все…

Высшего и даже среднеспециального образования у Шуры не было. Сразу после школы она пошла работать уборщицей в больницу, не зная еще, что так и будет всю жизнь мыть полы вонючей смесью воды и лизола, выносить утки и чистить казенные унитазы. Она работала в разных местах, но никогда не поднималась выше ставки санитарки. В Центре она работала с момента его основания, причем на нескольких ставках сразу, чтобы обеспечить себе минимальный прожиточный уровень.

Трудолюбием и тщательным исполнением своих нехитрых обязанностей она могла бы заслужить уважение или хотя бы снисхождение со стороны коллектива сотрудников Центра.

Но Шуру в коллективе не любили и даже сторонились, как носителя смертоносного вируса. На то была причина, которую никто никогда не высказал бы вслух. По этой же причине аристократы презирают золотаря, вычищающего яму с отходами на территории сияющей белоснежными колоннами усадьбы.

Помимо обязанностей уборщицы и санитарки Шура Зарубина выполняла в Центре еще одну работу – хотя и необходимую, но такую, которая ни в какое сравнение не может идти с работой того же золотаря, способного чуть ли не голыми руками вычерпывать зловонную жижу. Впрочем, сама она относилась к этой работе совершенно спокойно, без дрожи в руках и без слезных причитаний.

Это была не врожденная жестокость и не попытка хоть таким страшным образом отомстить миру за свою несложившуюся жизнь. Это было нечто вроде осознанной необходимости отрубить голову курице, чтобы накормить семью…

Когда Шурочке передали, что ее вызывает Ярослав Владимирович, она мыла полы в коридоре первого этажа – уже третий раз задень. Именно здесь, в вестибюле, требовалось прилагать особые усилия, чтобы поддерживать чистоту. На остальных этажах достаточно было помыть пол два раза: в начале и в конце смены. А внизу мраморная плитка быстро покрывалась пылью и грязью, которую несли в здание на своих подошвах посетители. И если полениться и махнуть рукой на это нескончаемое загрязнение, то на следующий день придется применять жесткую щетку и всевозможные чистящие средства, чтобы удалить въевшуюся в мрамор грязь.

Зарубина сразу поняла, зачем она понадобилась Дейнину, но, не торопясь, домыла вестибюль под неодобрительным взглядом пенсионера-вахтера, собрала свои нехитрые уборочные принадлежности, отнесла их в специальный чуланчик в конце коридора второго этажа и лишь потом, переваливаясь с боку на бок, поплыла к лифту.

Кабинет Дейнина располагался на четвертом этаже, где вечно кипела суета. Носились туда-сюда с какими-то бумагами вертлявые девчонки из делопроизводства. Проплывали неспешно, как матроны, степенные медсестры. Цокали каблучками-шпильками высокомерные врачихи. А в закутке возле лестницы черного хода стоял дым коромыслом – там было излюбленное место для перекуров научных сотрудников.

Шура шла по коридору сквозь косые, равнодушные и откровенно ненавидящие взгляды и чувствовала себя особенно огромной и неуклюжей. Иногда ей приходилось даже сходить с ковровой дорожки, чтобы пропустить группки людей, шедших ей навстречу, – при этом она бормотала скороговоркой: «Здрасьте», но, как правило, ее не замечали…

Когда впереди наконец показалась обитая черной кожей дверь с золоченой табличкой «Главный специалист Дейнин Ярослав Владимирович», Шура вздохнула с невольным облегчением и зачем-то постучала прямо в глушившую все звуки обивку.

Потом осторожно, словно боясь сорвать дверь с петель, приоткрыла ее настолько, чтобы в образовавшуюся щель пролезла голова, и заглянула внутрь:

– Вы меня вызывали, Ярослав Владимирович?

Дейнин работал за компьютером.

– Да-да, входите, Шурочка, – рассеянно отозвался он, продолжая бойко щелкать клавишами и сосредоточенно вглядываясь в озаренный неестественным, каким-то потусторонним светом экран.

Чтобы последовать его приглашению, Шуре пришлось распахнуть дверь до отказа.

Дейнин наконец оторвался от компьютера и развернулся к Шуре всем корпусом.

– Присаживайтесь, – торопливо предложил он, указывая на стулья за небольшим столиком, приставленным торцом к его рабочему столу.

Но Шура отрицательно помотала головой и переступила с ноги на ногу. Как всегда, в кабинетах людей, занимающих значительные должности, она чувствовала себя не в своей тарелке. В руках всегда чего-то не хватало. Например, швабры: на ее палку можно было бы так удобно опереться, но кто ж заходит к начальнику со шваброй?..

– Послушайте, Шура, – начал Дейнин, избегая встречаться взглядом с Зарубиной. Он даже снял очки в золоченой оправе и принялся с преувеличенным старанием изучать их со всех сторон. – У меня к вам опять есть дело, которое, конечно, не по вашему профилю… Но я уверен, что вы и на этот раз с ним справитесь… Ведь справитесь, Шурочка? Выручите нас, гнилых интеллигентов, а?

Шура молчала, время от времени привычно переминаясь с ноги на ногу: с таким весом долго не простоишь без движений.

Как всегда в подобных случаях, слова у нее куда-то пропадали. Смущение такого умного человека вызвало у нее замешательство.

– Да вы не беспокойтесь, – продолжал тем временем Дейнин, переставая терзать свои очки и близоруко вглядываясь в лицо Шурочке, – насчет оплаты я распоряжусь, чтобы вам оформили… сдельно-премиальные… Ну, что скажете?

Шура невпопад кивнула и сипло осведомилась:

– А сколько… скольких… надо?

Уже произнеся эти слова, она внутренне обругала себя: «Да какая тебе разница, дуреха?! Можно подумать, что ты откажешься, даже если их будет целая сотня!»…

Дейнин нацепил очки на нос, сразу став отчужденно-официальным, и поднялся из-за стола.

– Восемь, – сказал он, отпирая огромный, четы-рехсекционный сейф, стоявший в углу кабинета. – На этот раз их восемь… Что, много?

– Да нет, – выдавила Шура, чувствуя, как пылают у нее щеки. – Нормально…

Дейнин мельком покосился на нее, продолжая копаться в недрах сейфа. Вид у него при этом был такой, словно он хотел что-то сказать, но передумал.

– Вот, держите, – сказал он, подавая Шуре прямоугольную пластиковую коробочку мерзко-коричневого оттенка. – Я там уже все подготовил… в смысле, зарядил… Ровно восемь доз…

И когда она, нелепо прижимая коробку к груди, двинулась, колыхая мощными бедрами, к двери, произнес ей вслед с натужно-шутливой интонацией:

– Только смотрите не промахнитесь…

Шурочка вздрогнула, хотела что-нибудь ответить, но перед ней уже оказалась дверь, и она молча принялась протискиваться в нее, стараясь не выронить коробку.

Шурочке не повезло. По отделению патологии, которое сотрудники Центра с черным юмором окрестили «салоном красоты», сегодня дежурила Ольга Николаевна, женщина откровенная и прямая.

– Что, Зарубина, опять тебя прислали? – угрюмо осведомилась она, когда Шура появилась в поле ее зрения.

– Ага, – кивнула Шура. – Ярослав Владимирович попросил…

– «Попросил», – с отвращением передразнила ее Ольга Николаевна, тряхнув крашеными кудряшками. – А у самой-то у тебя голова есть на плечах или нет?.. Ты ж у нас вроде бы уборщицей числишься, а не палачом. Разве нет?

– Я работаю санитаркой, – тихо отозвалась Шура, – а уборщицей только подрабатываю.

– Вижу я, кем ты подрабатываешь, – смерила ее с головы до ног презрительным взглядом дежурная. – Вот скажи мне честно, Зарубина, а потом что ты будешь делать?

– Когда потом? – не поняла собеседницу Шурочка.

– Ну, через пару часиков… Когда сделаешь у нас свое дело, – пояснила Ольга Николаевна, поджав губы.

– Как это – что? – пожала плечами Шура. – Домой пойду. У меня как раз смена закончится.

– А дома что будешь делать? – не отставала дежурная. – Стирать, гладить, суп варить? А потом его есть, да?

– Да что вы от меня хотите, Ольга Николаевна?! – взмолилась Шурочка, не понимая, к чему клонит дежурная. – Вам-то какое дело до меня?

– Мне-то? – задумчиво проговорила Ольга Николаевна. – Ты права: мне, пожалуй, никакого… А вот Господу Богу, похоже, ты успела за свою глупую жизнь здорово насолить!

– Я не верующая! – отрезала Шура. – И вообще, дайте мне ключ, Ольга Николаевна, некогда мне с вами разговаривать…

– Эх ты! – фыркнула дежурная. – А еще женщина… На, подавись!

Она швырнула на барьерчик ключ с биркой.

«Да за что вы меня так ненавидите?!» – хотела сказать Шура, но обида так сдавила горло, что, не сумев вьщавить ни звука, она схватила ключ и устремилась в глубь мрачного извилистого коридора.

Руки ее все еще тряслись, когда она открывала дверь без таблички, расположенную в глухом закутке коридора. Наконец ключ с щелчком повернулся в замке, и Шура шагнула через порог в знакомое помещение.

Щелкнула выключателем, и комната мгновенно залилась дневным светом.

Это было просторное помещение без окон. Все здесь было бетонным: и стены, и пол, и потолок. С этим мрачным интерьером, напоминающим морг, совершенно не гармонировали узкие продолговатые ящики со стеклянными выпуклыми крышками, стоявшие в ряд вдоль стены. От ящиков тянулись пучки проводов и шлангов к распределительному коллектору.

Посередине комнаты находилось возвышение пульта с множеством кнопок и различных приборов.

На боку каждого ящика имелись крупные цифры, и Шура, как всегда, начала с того, что сверила их с номерами, написанными рукой Ярослава Владимировича на бумажке.

Все сходилось. Ящиков было восемь. И номера совпадали.

Положив коробку на панель пульта, Шура открыла ее и достала безыгольчатый инъектор. Внешне он ничем не отличался от пистолета, разве что большими размерами да меньшим диаметром ствола. Его никелированная рукоятка приятно холодила разгоряченную ладонь, и Шура сразу успокоилась.

Пусть про нее говорят что угодно, но она-то знает, что, кроме нее, никто в Центре не возьмется делать такую работу. Странно вообще-то: вроде бы все, кто здесь служит, должны были привыкнуть к тому, что это – единственная возможность исправить ошибку, допущенную природой, но почему-то поручали эту работу именно ей. А при этом еще и умудрялись ее ненавидеть. За что, спрашивается?! Разве она виновата, что из инкубационных камер вместо нормальных детей порой извлекают уродов, не имеющих права на. жизнь? И разве она решала, имеют они это право или нет?

Она только исполняет распоряжения начальства, вот и все. И нечего ее за это винить.

Тем более что это – совсем не трудно.

Надо только открывать по очереди крышки контейнеров, совать внутрь ствол инъектора и нажимать на курок. При этом можно даже не смотреть, кто там и насколько он страшен. Это потом, когда уже дело будет сделано и надо будет упаковывать неподвижные мертвые тельца в большие, непроницаемо черные пластиковые пакеты на «молнии», – вот тогда придется увидеть, от каких чудовищ ты только что избавила человечество.

А значит, даже такая неудачница, как ты, может быть полезной людям…

Бессознательно повинуясь магии цифр, Шура начала с контейнера под самым маленьким номером.

Существо, которое там лежало, судорожно дергалось. Оно не плакало. Побочники вообще плачут редко. Чаще всего они орут нечеловеческим голосом. Если, конечно, у них все в порядке с легкими и ртом. Бывает и так, что каких-то органов у них не хватает, а бывает, что появляются такие органы, которых никогда не может, не должно быть у человека.

Кого только Шура не перевидала за время своих визитов в эту комнату!

Четырехруких и безногих, с огромной, как глобус, головой и со сплющенным черепом. С жабрами и со свиной щетиной. Багрово-синих и изжелта-зеленых. С прозрачной, словно у ящериц, кожей, сквозь которую можно отчетливо различить все внутренности, и с когтистыми, птичьими лапками вместо рук…

Сейчас экземпляры, которые предстояло усыпить (так Шура про себя именовала то, что ей поручал Дейнин), были не лучше.

Но она уже привыкла ко всему.

Единственное, что ее интересовало, – побыстрее закончить работу.

И она механически двигалась от контейнера к контейнеру, заученно выполняя простые движения и думая о своем.

Кнопка открывания крышки – курок. Кнопка – курок. Курок… И опять – курок…

Самые простые движения указательных пальцев.

Иногда рука ее пачкалась в какой-то скользкой, отвратительно пахнущей слизи, но она лишь сжимала зубы и терпела: ничего, вот закончу – и отмоюсь с мылом.

Двигаясь словно автомат, она безостановочно «усыпила» семерых, так что оставался всего один. Последний. Контейнер с номером сто восемьдесят пять.

Шура проделала обычные манипуляции (кнопка – пауза – крышка открывается – ствол инъектора направить внутрь), но вдруг застыла, как парализованная.

Потом медленно-медленно повернула голову, чтобы глянуть на то, что лежало внутри контейнера.

Ребенок, который там лежал, не шевелился. Он был бы похож на обычного, нормального новорожденного, если бы у него была нормальная голова. Но у этого головы почти не было. Во всяком случае, в привычном значении этого слова. Был только какой-то нарост, напоминающий набалдашник шеи, на котором не было ни рта, ни глаз, ни ушей. Только чуть заметные две дырочки ноздрей виднелись на плоском, синеватом в свете ртутных ламп лице.

Преодолевая себя, Шура подняла руку с инъектором и вновь замерла.

А потом инъектор глухо звякнул о бетон пола.

* * *

После ухода Шуры Дейнину удалось сделать многое. Посетителей сегодня почему-то больше не наблюдалось, хотя была среда, приемный день. И телефон звонил не так уж часто, так что оставалось время сосредоточиться на работе.

Прежде всего он закончил начатую еще в прошлом месяце статью для «Репродуктивной генетики», потом на три четверти написал следующую, на этот раз для «Проблем прикладной медицины», а напоследок всласть поковырялся в своей будущей докторской диссертации.

К действительности его вернул дребезжащий звонок внутреннего телефона.

Ярослав Владимирович взглянул на часы.

Для вечернего визита в инкубационную рановато.

Может, это Белке, то есть Белле Аркадьевне, вздумалось от скуки потрепаться с ним о том о сем?

Но это была не Белла. Голос в трубке оказался мужским и принадлежал он заведующему патологоанато-мического отделения Юрию Кемарскому – «главному по мертвецам», как его называли в Центре.

– Ярослав, привет, – обиженным голосом протянул «главный по мертвецам». – Одно из двух: или я слишком много пью, или ты… Иначе я ничего не понимаю!

– Ну, вообще-то мы с тобой действительно много пьем, Юра, – осторожно начал Дейнин. С заведующим ПАО он мог себе позволить мужское панибратство, которое было бы непростительной ошибкой по отношению к коллегам женского пола. – Правда, этот процесс почему-то носит слишком индивидуальный характер. Может, ты таким способом намекаешь на то, что пора бы встретиться и вместе, сплоченными усилиями раздавить зеленого змия?

– Да это всегда пожалуйста, – великодушно ответствовал Кемарский. – Только я тебе не по этому поводу звоню…

Судя по его голосу, он действительно был чем-то расстроен.

– Ну, я слушаю тебя, – сказал Дейнин, беря карандаш и начиная рассеянно чертить загогулины на первом попавшемся под руку листе бумаги. – Какие проблемы? Может, кто-то из твоих подопечных ожил и сбежал?

– Вот именно! – огрызнулся Кемарский, сопя в трубку. – Только не мой подопечный, а твой, понятно?!

– Что ты имеешь в виду? – насторожился Дейнин. Он слишком хорошо знал «главного по мертвецам», чтобы не уяснить, что случилось нечто из ряда вон выходящее.

Кемарский мученически вздохнул: мол, тяжело, когда до собеседника доходит как до жирафа.

– Ты мне сколько трупов сегодня собирался передать? – деловым тоном спросил он.

– Восемь, – растерянно произнес Дейнин. – Тебе что, Белла не давала мой список?

– Давала, давала! – сказал, словно отмахнулся, Кемарский. – Но это в теории, друг мой Ярослав… А по факту их оказалось семь! У вас там что, нелады с арифметикой? Или вы в последний момент решили одного помиловать? Короче, разбирайся сам, но полчаса назад Зарубина сдала мне только семерых!

– Как – семерых? – тупо удивился Дейнин. – Подожди-ка, подожди… Ты можешь продиктовать мне номера тех, которых она тебе принесла?

Он перехватил поудобнее карандаш и принялся писать в столбик под диктовку собеседника.

Потом глянул в сводную таблицу.

Действительно, номеров в списке было семь, а не восемь, и среди них не хватало сто восемьдесят пятого.

– Ты можешь мне хоть что-то объяснить, Слава? – устало поинтересовался Кемарский.



Дейнин с досадой швырнул карандаш на стол.

– Завтра, Юра, – пообещал он в трубку. – Сейчас разберусь, а завтра перед тобой отчитаюсь.

И с досадой бросил трубку.

Посидел, барабаня пальцами по столу и уставившись в окно, за которым начинало смеркаться.

Потом поднялся, подошел к сейфу и достал из него коробку с инъектором, которую ему около часа назад вернула Шура. Повертел в руках аппарат, потом осторожно разрядил его.

Дозатор был пуст.

Дейнин пожал плечами, убрал инъектор обратно в сейф и сделал несколько звонков подряд.

Телефон в каморке Зарубиной не отвечал. Сестра-хозяйка ее тоже не видела.

Дежурный охранник бодро отрапортовал, что Зарубина вышла из Центра примерно сорок минут назад.

– У нее было что-нибудь в руках? – перебил его Дейнин.

– То есть? – тупо переспросил вахтер.

– Ну, сумка, пакет, сверток… что-нибудь в этом роде! – позволил себе повысить голос Дейнин.

– Да-да, сумка была, – торопливо доложил дежурный. – Черная такая, большая, из искусственной кожи… Да она с ней каждый день ходит… И что она только в ней таскает? Кирпичи, что ли?

Дейнин закусил губу.

– Such a bitch![2] – с чувством провозгласил он.

– Простите, Ярослав Владимирович? – вежливо осведомился вахтер.

– Это я не вам, Петр Ильич, – преувеличенно ласковым голосом сообщил Дейнин и брякнул трубку на рычаг.

* * *

Шура жила в старом пятиэтажном доме. Эти развалины собирались снести еще лет двадцать назад, но у градоначальства не то иссяк реформаторский пыл, не то просто закончились деньги, отведенные на социальные нужды. Как бы там ни было, ветхие памятники старины, отнюдь не охраняемые государством, продолжали скученно ютиться в недрах кварталов для бедноты.

Поднимаясь по лестнице, смахивавшей на тренировочную полосу препятствий для пожарников или спецназовцев (чего стоили хотя бы шаткие перила, державшиеся на одном-двух прутьях!), Дейнин думал, что он скажет Шуре, когда она откроет ему дверь.

Однако на его звонок никто не ответил.

Дейнин приник ухом к двери. В квартире царила какая-то странная, ватная тишина.

«Все ясно, – сделал вывод Дейнин. – Эта дуреха даже не подумала о том, что ребенок долго не проживет. А теперь, наверное, прикидывает, как избавиться от его трупика так, чтобы не привлечь к себе внимания. Клон клоном, а хлопот потом не оберешься. Так что теперь она вряд ли откроет кому-нибудь. Будет думать, что это милиция. Забаррикадировалась и сидит тише воды, ниже травы… Черт, что же делать, а? Я ведь не могу, в самом деле, обратиться к официальным инстанциям! А ломать дверь тоже не будешь – хотя ребята внизу томятся, им только намекни – с петель дверь снесут, стену головой проломят. Силы-то у них есть – хоть отбавляй, не случайно их посылают эвакуировать самых буйных головорезов…»

Он еще раз нажал на кнопку звонка и повернулся, собираясь уходить.

Но замок за его спиной щелкнул, и дверь со скрипом отворилась.

Шура была в домашнем ситцевом платье, которое еще больше подчеркивало ее нездоровую полноту. Лицо у нее было каменным, и Дейнин понял, что она знает, зачем он пришел.

Здесь, в скудной домашней обстановке, она казалась еще более жалкой, чем в Центре, и он смотрел на нее, утратив дар речи, и сердце его сжималось все больнее с каждым мигом.

– Это я, Шурочка, – каким-то отвратительно заискивающим голосом наконец выдавил Дейнин. – Я хотел бы с тобой поговорить. Но только не здесь…

На секунду ему показалось, что сейчас, не произнеся ни звука, она захлопнет перед его носом обшарпанную дверь и больше не откроет, но Шура отвела в сторону взгляд и хрипло проговорила:

– Заходите, Ярослав Владимирович.

Оказавшись в полутемной прихожей, наполненной запахом заношенной обуви и еле освещаемой пыльной лампочкой, Дейнин нарочито бодро осведомился:

– Ну-с, куда можно пройти?

Шура на миг замялась, но потом махнула рукой куда-то в глубь коридора:

– Туда. Там – кухня.

– Та-ак, понятно, – протянул Дейнин, двигаясь в указанном направлении. – Там – кухня, тут – санузел… конечно же совмещенный… Там – комната… А вот еще одна комната…

– Соседки, – тихо сказала ему в спину Шура. – Только ее сейчас нет, она уже много лет здесь не живет…

– Я-асно, – протянул Дейнин, входя в тесную кухоньку. – Значит, одна здесь хозяйничаешь?

Шура шмыгнула носом и кивнула.

– Или теперь уже не одна? – грозно вопросил Дейнин, резко разворачиваясь, чтобы в упор уставиться на хозяйку дома. – Где он? В комнате?

– Вы о ком, Ярослав Владимирович? – пролепетала Шура, покрываясь багровыми пятнами.

– Ты знаешь, о ком, – прищурился Дейнин. – Знаешь, не за тем я пришел, чтобы мы с тобой играли в прятки… Давай-ка сядем и обсудим все как следует…

Не ожидая приглашения, он опустился на колченогий табурет.

Шура гороподобно возвышалась над ним, опустив глаза и теребя подол платья, словно заранее признавая свою вину.

«Что это я? – вдруг подумал Дейнин. – Ворвался, как какой-нибудь головорез из полицейского боевика… Приемчики какие-то дешевые использую. Не хватало еще пообещать ей, что правосудие учтет ее чистосердечное признание. Ты же врач, ученый, так неужели ты не можешь найти другие слова, чтобы поговорить с ней по-человечески? Или все, что тебя интересует, – это чтобы она вернула тебе ребенка?»

– Прошу тебя, Шура, присядь, – резко сменив тон, проговорил он. – Ничего, что я буду называть тебя на «ты»?

Она невпопад кивнула и осторожно присела на край массивного стула, видимо, специально рассчитанного на ее вес.

– Шура, дорогая, – начал Дейнин и тут же мысленно поморщился: так фальшиво прозвучало это ласковое обращение. – Я знаю, что сегодня ты не до конца выполнила то, что обычно выполняла без тени сомнения. Я знаю, что сто восемьдесят пятый номер сейчас находится здесь. И я, в принципе, догадываюсь, почему ты попыталась его спасти. Ты уж прости меня, дурака, но, видно, в последнее время я чересчур часто использовал тебя для этой грязной работы… Но одно мне непонятно: зачем он тебе, этот уродец? – Губы Шуры дрогнули, словно ее ударили по лицу, но Дейнин безжалостно продолжал: – Он ведь нежизнеспособен, Шурочка, и ты сама должна это понимать. Все-таки не первый год работаешь у нас, должна была всякого навидаться…

– Он живой, – вдруг возразила Зарубина. – Он дышит, Ярослав Владимирович!..

– Возможно, – согласился Дейнин. – Возможно, он не задохнулся в твоей сумке, пока ты несла его по городу. Возможно, он еще дышит и здесь, где в воздухе полно мельчайших частиц пыли и смертоносных бактерий, хотя, насколько я знаю, легкие у него атрофированы настолько, что без кислородной подушки он долго не протянет… Но для того чтобы жить, мало только дышать, Шурочка! Любой живой организм, а особенно новорожденный, должен питаться! Причем не воздухом и не физиологическим раствором, вливаемым через трубочку в вену, а молоком, нормальным материнским молоком! Позволь узнать, как ты собираешься кормить его?.. Как?

Шура молчала, неотрывно разглядывая столешницу.

–А поэтому, если этот… если это существо не умерло до сих пор, оно умрет через пару часов… этой ночью!., завтра! – Дейнин нацелил указательный палец на свою собеседницу: – И ты не спасешь, не сможешь спасти его от гибели!..

– Разве это важно? – вдруг тихо спросила Шурочка, впервые поднимая голову, чтобы взглянуть Дейни-ну в глаза. – Зато я буду знать, что я попыталась спасти его, Ярослав Владимирович…

И не то от этого прямого взгляда, не то от абсурдности приведенного Шурой аргумента Дейнин растерялся.

– То есть как? – пробормотал он.

– Ну, как? – повторила эхом Зарубина. – Вот взять, к примеру, вас, врачей… Разве вы откажетесь помочь больному, даже если будете наверняка знать, что он скоро умрет? Разве вы не будете колоть ему дорогие лекарства и держать в больнице, если остается хоть малюсенькая возможность того, что он поправится?

– Погоди, Шура, – сердито перебил ее Дейнин. – При чем здесь какой-то больной?.. Не надо никаких аналогий и сравнений! Потому что все эти рассуждения хороши, когда мы говорим о че-ло-ве-ке! А то, что ты тайком утащила из Центра, нельзя считать человеком! Это было бы грубейшей ошибкой, Шура, поверь мне!..

– Почему? – кротко спросила женщина, вновь отводя глаза в сторону, и Дейнин на секунду замешкался с ответом, пытаясь сообразить, к чему относится ее вопрос – к человечности клона или к той причине, по которой она обязана ему верить.

Не выдержав, он вскочил с неудобного табурета и принялся по давней преподавательской привычке расхаживать взад-вперед по тесной кухне.

Потом резко остановился и выпалил, нависнув над Шурой:

– А по-твоему, это – человек?! Без головного мозга, без важнейших органов восприятия – это человек? А если бы ты знала, какой хаос у него царит в брюшной полости! Там практически все находится не на своем месте!.. Это не человек, Шурочка, это малый анатомический набор, извини меня за такое определение!..

– Вы не правы, Ярослав Владимирович, – бесцветным голосом произнесла Зарубина, не поднимая головы. – Оно… он – тоже человек…

Дейнин открыл было рот, чтобы высказать этой бочкообразной особе, возомнившей себя на склоне лет святой праведницей, все, что он о ней думает, но вовремя спохватился.

Неужели он, кандидат наук, доцент и просто высококлассный специалист в области репродукции человека, научные труды которого известны не только в России, но и во всем мире – по крайней мере, ученом, – не сумеет убедить в своей правоте полуграмотную бабу, ни черта не смыслящую в биологии и генетике?!..

Поэтому он заставил себя настроиться на безэмоциональный, чисто логический спор, какой не раз приходилось вести с оппонентами в тех ученых советах, где он состоял.

Он даже вернулся на свое место за столом напротив Шуры.

«Лучше бы чаем угостила, чем нести всякий вздор, – машинально подумал он. – А то сует свой нос куда не следует!»

– Что ж, Александра… э-э… Ивановна, – начал он. – Тогда давайте внимательно рассмотрим суть проблемы, которая перед нами возникла.

– Я не Ивановна, – поправила его Шура. – Александровна я по батюшке…

– Хорошо, хорошо, – отмахнулся Дейнин. – Значит, вы, Сан Санна, изволите утверждать, что клон номер сто восемьдесят пять – человек. И на чем же, позвольте поинтересоваться, основывается ваше убеждение – или заблуждение?

– Ну, так… это… он – живой!

– Допустим, – не давал ей опомниться Ярослав. – Но разве живут только люди? Собаки, кошки, птицы, тараканы тоже живут… По-вашему, значит, и они – люди?

Внутренне он уже тихо торжествовал, предвидя победное завершение той логической цепочки умозаключений, которую он плел для своего оппонента в юбке… то есть в платье.

– Не-ет, – неуверенно протянула Шурочка. – Это – животные…

– Совершенно верно. Так почему же он в отличие от них – человек?

Шура закусила полную губу.

– Он плачет, – произнесла она наконец с таким надрывом, что Дейнин вновь оторопел. – А птицы и звери плакать не умеют!

«Что за чушь?!» – хотел сказать Дейнин, мгновенно забыв о необходимости быть беспристрастным, но сказал другое:

– Интересно, как это он может плакать, если у него нет ни рта, ни гортани, ни глаз?!

– Может! – категорически заявила Шура.

– Хм… Ну что ж, предположим, что он обладает врожденной способностью к чревовещанию. Но тут вы противоречите самой себе, Шурочка. Из всех ста восьмидесяти пяти побочников, которые появились на свет в этой партии, плакало три четверти. Даже из тех семи, которых вы… усыпили сегодня, были такие, которые орали не переставая. Но вы почему-то выбрали именно этого, безголового… Он что – один среди них был человеком?

– Да, – упрямо подтвердила Зарубина. – Он один… Потому что он именно плакал, понимаете? А другие… Они, как вы сказали, просто орали, вот и все. А этот плакал так, что сразу можно было понять: он все-все чувствует и все понимает, не хуже нас с вами…

Дейнин страдальчески вздохнул.

М-да, похоже, все его попытки пробить брешь в стене невежества обречены на провал.

Бесполезно с ней спорить, с этой толстухой. Видимо, она действительно сбрендила. А что? Причин для этого у нее в избытке. Разумеется, трудное детство, жуткая закомплексованность из-за внешнего вида… Ну и, конечно, неудавшаяся личная жизнь, вечное одиночество, отсутствие родных и друзей, а теперь еще и неудержимо надвигающийся климакс…

Видно, в детстве в куклы как следует не наигралась, вот теперь гипертрофированный материнский инстинкт и попер из нее… Лучше бы она собаку себе завела. Или кошку.

А она решила завести себе мутанта. Этакого маленького безмозглого монстрика. Интересно, неужели она верит что сможет вырастить его?! Что он, подрастая, будет учиться ходить, говорить, потом пойдет в детский сад, в школу? Что будет называть ее мамой и обнимать ее и целовать? Видимо, верит. Она же не знает, что человек без мозга – это просто-напросто кусок мяса. Который может только… Впрочем, ничего он не может и даже жить по-настоящему не может. Все эти разговоры о душе, о якобы человеческом плаче – бредни, сказки для взрослых. Она верует в это так, как люди веруют в бога: исступленно, не вдумываясь в парадоксы, связанные с объектом их поклонения.

Кстати, если она утверждает, что побочник плачет, то почему в квартире так тихо? Я здесь уже почти час, а из комнаты, где она его наверняка спрятала, не донеслось ни звука. А может, на самом деле он уже давно мертв, а она тут вешает мне лапшу на уши?!. В принципе, это был бы неплохой выход из ситуации. Наглядно продемонстрировать этой фоме неверующей, а точнее, слишком верующей, что проблема сама собой разрешилась, потом быстренько забрать трупик и откланяться…

– А вы… – по инерции начал Дейнин, но тут же вспомнил, что имеет право называть Шурочку на «ты». – А ты уверена, что ребенок… что с ним все в порядке?

Он специально употребил столь неподходящее к клону-побочнику слово «ребенок», чтобы расположить к себе свою собеседницу. Каноны психиатрии гласят, что не следует перечить сумасшедшим.

Шура наклонила голову к плечу, словно прислушиваясь.

– Да, – недоуменно пожала плечами она. – Он сейчас спит, Ярослав Владимирович.

– А можно взглянуть на него? Нет-нет, я абсолютно ничего ему не сделаю, я и пальцем его не трону, – поспешно добавил Ярослав. – Хотя как врач я мог бы предложить свои услуги, если ему требуется срочная помощь.

Но Шура решительно покачала головой:

– Не надо, Ярослав Владимирович. Я сама управлюсь, если что…

«Вот упрямая баба, – с досадой подумал Дейнин. – Ребята мои внизу уже заждались, наверное, а я тут развожу с ней философские беседы о сущности человека. Но уйти отсюда с пустыми руками я просто не имею права».

Не дай бог пронюхает кто-нибудь из соседей, а там пойдут по всему городу слухи. И плакали тогда горючими слезами все наши многолетние усилия. На сенсацию клюнет пресса, нагрянет инспекция из столицы, и закроют тогда наш Центр. Или вообще запретят клонирование – не только человека в целом, но и отдельных органов. Помнится, частичное воспроизводство органов для пересадки, под маркой которого и существует наше заведение, и то разрешили со скрипом, а если узнают, что мы нарушили запрет, тогда крышка всему. И прогрессу в целом, и чаяниям отдельных людей, которым наплевать, какой ценой мы воспроизводим их погибших и умерших детей. Которым главное – чтобы их ребенок был жив…

Ну и что же мне делать?

В принципе, остается один-единственный выход.

Прости, Шура, но иначе поступить я не могу…

– Ну что же, – сказал Дейнин, нацепив на лицо маску сочувственного сожаления. – Раз не хочешь, Шурочка, прислушиваться к моим доводам – дело твое. Я тебя предупредил, а ты поступай как знаешь… Но если честно, то мне жаль тебя. Да-да, тебя, а не его!.. Ладно, мне пора.

Он поднялся из-за стола, держа руки в карманах куртки-ветровки, и шагнул за спину Шуры к окну. Снаружи было уже темно. «Это хорошо, – подумал Дейнин. Меньше будет ненужных свидетелей…»

Шура оперлась руками о стол, собираясь встать, но он не дал ей этого сделать. Он не хотел, чтобы она падала из положения стоя: предвидел, что ему ее не удержать.

Инъектор еле слышно свистнул, испуская острую, толщиной с волосок, струйку бледно-зеленой жидкости, и Шура грузно осела на стуле. Рот ее открылся, судорожно хватая воздух, а потом снотворное подействовало, и она обмякла бесформенной грудой, уткнувшись лицом в стол.

Дейнин проверил у нее на всякий случай пульс – все было в порядке.

Потом достал из кармана мобильник.

– Ребята, поднимайтесь, – сказал он, когда ему ответил хриплый, словно после сна, голос. – И не забудьте захватить с собой упаковочный мешок. Желательно с герметичной застежкой…

Потом Дейнин зачем-то оглянулся на спавшую, словно опасаясь, что она может проснуться.

Достал из внутреннего кармана обойму с ампулами цианида и перезарядил инъектор. Держа его, как пистолет, проследовал в коридор и открыл дверь комнаты.

Клон номер сто восемьдесят пять действительно был там. За неимением детской кроватки Шура расположила его в большом кресле, соорудив там нечто вроде птичьего гнезда с пологом.

Клон в самом деле все еще был жив. Он не шевелился, и трудно было определить, спит он или нет, но когда Дейнин поднес руку к страшноватому личику, то ощутил легкое движение воздуха перед носовыми отверстиями.

Живучесть мутанта была поразительной, и при других обстоятельствах Дейнин, возможно, передумал бы, прежде чем обрывать его жизнь. Это существо могло бы стать интересным объектом для научного исследования. Но в данной ситуации рисковать не стоило.

Ребенка следовало усыпить, чтобы не подвергать Центр ненужному риску.

В конце концов, задача подпольного клонирования заключалась в том, чтобы воспроизводить нормальных здоровых людей, а не уродцев, с рождения страдающих неизлечимыми болезнями и аномалиями…

Дейнин распеленал клона и вытянул перед собой инъектор. С удивлением увидел, что его рука дрожит. Он, сделавший за свою жизнь тысячи инъекций разных препаратов, не любил такие уколы. Поэтому и поручал это дело Шурочке. Ему казалось, что уж она-то не может, не имеет права комплексовать по этому поводу. Оказывается, он в ней ошибался…

Оставалось лишь нажать на спусковой крючок – совсем как при выстреле в упор. Но Дейнин почему-то не мог сделать этого простого движения.

Он вдруг явственно услышал жалобный плач, исходивший от младенца.

Этого не могло быть, но медик готов был поклясться, что слышит, как его жертва плачет! Причем плач был действительно осмысленным, словно принадлежал он не безмозглому подобию новорожденного, а уже достаточно подросшему ребенку. И в этом плаче не было ни слепого ужаса, ни злости. Только обида и безнадежное отчаяние. Словно плачущего заперли одного в темной комнате в наказание за неведомые грехи…

И Дейнин впервые в своей жизни почувствовал, как может щемить сердце от жалости…

Но в ту же секунду он испугался этого столь нового и непривычного для себя чувства. А через долю секунды рассердился на себя за то, что позволил родиться этому чувству в своей душе.

И тогда палец его сам собой надавил на спуск инъектора, и плач сразу прекратился.

Только ни удовлетворения, ни торжества, какое обычно испытывает человек, наконец-то достигший своей цели, он почему-то не чувствовал.

Он был опустошен настолько, что не было сил стоять, и инъектор становился все тяжелее в его руке.

Когда в квартире истошно затрезвонил звонок, Дейнин даже не смог дойти до двери, чтобы открыть и впустить своих помощников, и ребятам пришлось выламывать хлипкий замок.

Он сидел в стороне на стуле, тупо наблюдая за тем, как его подчиненные упаковывают синюшное крошечное тельце в огромный, явно не рассчитанный на такие размеры трупов, пакет; как швыряют туда же тряпки и пеленки, испачканные жидкими детскими испражнениями (чтобы не оставлять следов, пояснил кто-то из ребят), как затягивают вакуумную «липучку», не пропускающую ни запахов, ни звуков, как втроем с трудом перетаскивают обмякшее тело Шуры из кухни в комнату, укладывают его на диван и заботливо укрывают протертым до дыр пледом…

Как ни странно, тот плач, который почудился Дейнину (теперь он уже не был уверен в том, что действительно слышал этот жалобный голосок), все еще преследовал его. Только теперь плач был совсем тихим, едва слышным…

Ночью Дейнин практически не спал. Ворочаясь с боку на бок, он отчетливо видел, как Шура Зарубина приходит в себя, как бродит она по опустевшей квартире, тщетно пытаясь найти своего маленького уродца, плач которого не слышен никому, кроме нее, и как потом она наконец осознает, что ее безумная попытка спасти в себе хоть капельку человечности была безжалостно раздавлена жестоким и бездушным здравомыслием окружающего мира… Потом Ярослав представлял себе, как Шура просовывает голову в петлю из бельевой веревки… или как неуклюже она карабкается на подоконник, чтобы открыть окно и прыгнуть вниз на асфальт… или как принимает целую горсть феназепама и для надежности запивает таблетки водкой…

Видения были настолько яркими и правдоподобными, словно он смотрел документальный фильм.

Несколько раз медик вскакивал с постели, трясущимися руками набирал номер телефона Шуры и в отчаянии вслушивался в долгие гудки. Однако, как, впрочем, и следовало ожидать, никто не поднимал трубку на другом конце провода.

Тогда он начинал лихорадочно одеваться, чтобы поехать туда, куда пытался дозвониться, но останавливался на полпути, с ужасом понимая, что уже поздно пытаться исправлять ту ошибку, которую он допустил накануне.

На рассвете Дейнин забылся тяжелым сном, похожим на обморок, и, когда очнулся, увидел, что впервые за много лет опоздал на работу.

В двери Центра он входил с опаской. Ему казалось: всем уже известно, что накануне произошло в квартире Зарубиной. Ему казалось, что сотрудники глядят на него со скрытым осуждением.

Однако, поднимаясь по лестнице к своему кабинету, он вдруг увидел Шуру. Она как ни в чем не бывало мыла пол, только сегодня движения ее были автоматическими, словно у робота.

Дейнин почувствовал, что у него все обрывается внутри.

– Здравствуй, Шура, – постарался выговорить он так, будто вчера ничего между ними не произошло.

– Здравствуйте, Ярослав Владимирович, – ответила она, лишь на миг окинув его безразличным взглядом.

И в ту же секунду его пронзил оглушительный вопль. Это был безутешный тоскливый вой на одной высокой ноте. Так воет собака, когда хозяева уносят принесенного ею щенка, чтобы утопить его.

Ноги у Ярослава внезапно стали ватными, и если бы он не оперся на перила, то наверняка бы упал.

– Шура, – с трудом произнес он непослушными губами, – ты это… не надо, а?.. Не плачь, прошу тебя!

Она вскинула голову, окатив его с головы до ног ледяным, без единой слезинки, взглядом.

– Что с вами, Ярослав Владимирович? – устало поинтересовалась она. – Я вовсе не плачу…

И тогда Дейнин зажал уши руками и, задыхаясь, стремглав бросился бежать. Но не в свой кабинет, а вниз, в вестибюль. Вой, который звучал внутри него, становился все тише и тише по мере того, как он удалял слот Шуры.

Не видя никого и ничего вокруг себя, наталкиваясь на встречных, он выскочил на крыльцо и опомнился только тогда, когда доковылял до скамьи в парке, окружавшем здание Центра.

Тело его было покрыто холодным потом, как перед сердечным приступом.

«Неужели я схожу с ума?!» – испугался он. Этого только не хватало!.. Звуковые галлюцинации – так, кажется, это называется у психиатров.

Ничего, ничего, это пройдет, обязательно должно пройти, попытался успокоить он себя. Последствия вчерашнего стресса – вот что это такое. Надо взять себя в руки. В крайнем случае, принять успокоительное. Ничего же не изменилось, все идет своим обычным чередом. Так что же ты впадаешь в истерику, словно какая-нибудь неврастеничка?

Когда солнце высушило своими лучами пот на его лбу, он встал и решительно направился ко входу в здание.

И тут же застыл как вкопанный.

Какое-то жалобное хныканье донеслось до его ушей. Так скулят щенки и котята, когда им больно.

Дейнин оглянулся, но никого поблизости не было. Только в самом дальнем конце парка рабочие подрезали ветки разросшейся акации.

Он сделал несколько шагов к ним, и плач в его ушах усилился. Отошел – и плач стих до еле различимого хныканья.

Только теперь он понял, что с ним произошло.

Он вспомнил, как Шурочка сказала вчера: «Он живой». И теперь он понимал, что она имела в виду. У каждого живого существа есть душа. Именно она и является самым жизненно важным органом. Клон номер сто восемьдесят пять никакими сверхъестественными способностями не обладал. У него была только душа, а она, как своеобразный детонатор, пробуждала в людях дар внечувственного восприятия чужих страданий. Причем не только человеческих…

И теперь ему, бывшему рационалисту и прагматику, до конца своих дней суждено слышать, как страдают души живых существ. А самое страшное – что он не сможет воспользоваться пробудившимся в нем даром ни для собственной выгоды, ни для оказания помощи страждущим. Единственное, на что он способен, – это слышать чужой плач..!

И, осознав это, Дейнин развернулся и пошел прочь из парка.

В Центр он в тот день не вернулся.

А на следующий день пришел только для того, чтобы подать заявление об уходе.

Некоторое время он не выходил из своей квартиры. Это было единственное место, где он не слышал плача. Много раз принимался звонить телефон – он не снимал трубку. Кто-то приходил к нему, звонил в дверь – он не открывал…

Потом и в квартире стало невозможно жить. Потому что даже туда долетали стоны травы, которую скашивали на газонах дворники. Голосов становилось все больше и больше, и они наполняли голову Дейнина невыносимой какофонией.

Тогда он понял, что ему надо уйти туда, где нет ничего живого.

Он стал ночевать в подземных переходах, под мостами и в других местах, где не было ничего, кроме камня, асфальта и холодных, бездушных предметов. Но порой голоса доставали его и там.

Постепенно он свыкся с этим и научился, сжав зубы, терпеть никому, кроме него, не слышный плач и рыдания.

Это оказалось легче, чем он думал. Он опять вернулся в квартиру.

Вот только так и не сумел заставить себя вернуться на прежнее место работы.

Через несколько лет он случайно встретил на улице женщину, которая вела за руку маленького мальчика.

За прошедшие годы Дейнин сильно изменился внешне – причем не в лучшую сторону, но женщина сразу узнала его.

– Ярослав Владимирович? – окликнула она Дейнина. – Ну что за встреча!.. Посмотрите, какой у нас сынок уже вырос! И все это – благодаря вам!.. Мы так счастливы, так счастливы! – тараторила она. – Сыночек, поздоровайся с дядей. Это тот врач, который помог тебе родиться!

Мальчик стоял, вскинув к Дейнину свое бледное личико, и молча смотрел на него.

Стараясь не обращать внимания на въедающийся в мозг беззвучный плач, Дейнин присел на корточки перед мальчиком.

– Как тебя зовут, малыш? – спросил он.

– Клим Николаевич, – со взрослой серьезностью сообщил мальчик.

– Тебе не повезло, Клим Николаевич, – грустно посетовал Дейнин. – Знаешь, сколько у тебя было братьев?

– У меня нет блатьев, – возразил мальчик. – Я один у мамы с папой…

– Ты ошибаешься, – сказал Дейнин, вставая с корточек. – У тебя было целых сто восемьдесят пять братьев. Но всем им не суждено было выжить… И еще тебе не повезло с родителями. Понимаешь, они очень хотели, чтобы у них был ты. Любой ценой. Даже ценой жизни всех твоих братьев. И если, не дай бог, с тобой когда-нибудь случится что-то нехорошее, они, не задумываясь, снова закажут сделать тебя. Вернее, твою живую копию. Им плевать, с какой попытки это удастся сделать. С первой – или с двухсотой, с тысячной!..

– Что вы себе позволяете?! – взвизгнула, опомнившись от неожиданности, женщина. – Вы с ума сошли?! Немедленно прекратите молоть всякую чушь перед ребенком!..

– Это не чушь, – ответил ей Дейнин. – Дело в том, что ваш Клим… он будет сто восемьдесят шестым. Может быть, вы уже знаете об этом, только скрываете от него… И вы, и я – мы все виновны перед ним. Я прошу вас, не делайте больше этого. Никогда не делайте, слышите?!..

Но женщина уже его не слышала и не слушала. Схватив мальчика за руку, она поспешно повела его прочь от Дейнина. Мальчик не сопротивлялся, но время от времени, спотыкаясь, он оглядывался на Дейнина, и Ярославу тогда казалось, что плач детской души, который до него доносился, не затихает с расстоянием, а становится все громче и отчаяннее…

Примечания

1

Между нами говоря (фр.)

2

Вот сучка! (англ.)


home | my bookshelf | | Жизненно важный орган |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу