Book: История коммивояжера



Желязны Роджер

История коммивояжера

Хорошо, что я собирался надолго задержать Мерлина в хрустальной пещере. Хорошо, что он не остался там на весь этот срок. Когда я прервал козырной контакт, опрокинув пинком свой бокал ледяного чая и воскликнув: «Вот дрянь! Я пролил ее…», я одновременно открыл Козырь Рока.

Лесосвалка. Неплохой выбор. Хотя это и не имело значения, пэтому-то я и попросил Мерлина повернуть карты рубашкой вверх и взял одну втемную. Это было просто шоу, чтобы обдурить Лабиринт. Все они вели в места, от которых до хрустальной пещеры рукой подать — что и являлось истинной причиной самого факта их существования. Их целью было вывести Мерлина на орбиту пещеры, в радиус действия системы предупреждения от голубого кристалла. Получив сигнал, я уже сам должен был поторопиться туда и на месте найти способ загнать его в ловушку.

К сожалению, система не сработала, когда Мерлин воспользовался Сфинксом, сматываясь от моей мамочки. Ее нейротоксин исказил излучения его нервной системы. В который раз она помешала моим планам — мимоходом, даже не пытаясь ничего сделать. Ну, неважно, по большому счету. Я все же заполучил Мерлина, куда хотел. Вот только… после этого все переменилось.

«Люк! Ты дурак!» — взорвалось послание Лабиринта, подобное заключительному пассажу рок-концерта. Но Лесосвалка уже обретала ясность, и я козырнулся туда до того, как Лабиринт сообразил, что по нему течет чай со льдом, а не моя кровь.

Когда видение Лабиринта исчезло, я поднялся на ноги — среди кустов из ржавых напильников и ножовок, деревьев из скрученных радиомачт и весело разукрашенных клумб из битых бутылок. Я побежал, кровь по-прежнему капала из пореза на левой ладони. Времени на перевязку не оставалось: как только Лабиринт очнется от шока и сообразит, что с ним ничего не случилось, он немедленно примется сканировать Тени в поисках меня и остальных. Они вне досягаемости около второго Лабиринта, а вот я… Стены хрустальной пещеры блокировали все виды парафизического воздействия, на которые только я их проверял, и я сильно подозревал, что от ока Лабиринта они меня укроют. Вопрос был в том, чтобы добраться туда до того, как он прочешет Тени достаточно далеко.

Я увеличил скорость. Да, я еще оставался в форме, я мог бежать. Оставляя позади ржавые машины и завитки диванных пружин, битую черепицу, сломанные ящики… Вниз по аллее праха, вверх по тропе бутылок и счетов за выпивку… Тревога. Надо ждать. Ждать океана нервного тика и дрожи, ждать, пока торжествующий глас Лабиринта провозгласит: «Попался!»

Я обернулся и поймал вдали отблеск синевы. Лесосвалка, возникшая после древней теневой грозы, оборвалась внезапно, когда я соскользнул вниз по склону, вознагражденный видом более природной растительности.

Здесь я услышал пару птичьих криков, почувствовал шевеление насекомых под твердо упирающейся в мои ноги землей. Небо было чистым, но на бегу я не мог определить ни ветра, ни температуры. Мерцающая синяя гора росла. Я сохранял прежний темп. Сейчас остальные должны быть вне опасности, если это вообще для них возможно. Черт! Сейчас они должны быть хорошо вне опасности. Время идет здесь значительно медленнее, чем в главной линии. Они давно могли просто сесть где-нибудь, закусить и обменяться шуточками. А то и вздремнуть… Я проглотил проклятье, сберегая дыхание. Это могло также значить, что Лабиринт ищет меня куда дольше, чем кажется…

Больше, еще больше эта синяя громада. Я решил проверить, насколько хорошо сохранился мой финишный рывок, и перешел на высокие обороты.

Воздух и земля вибрировали от того, что казалось раскатами грома. Это могло быть реакцией разгневанного узора, наконец обнаружившего меня. Это мог быть и просто гром.

Дыша как насос, я наконец вынужден был затормозить, чтобы не расплющится об основание хрустального утеса. Молний пока не было, и я, цепляясь руками и ногами, полез вверх. Никогда раньше не пытался вскарабкаться с этой стороны. Легкие раздувались как меха, выступивший пот смешивался с начавшим капать дождиком. Я оставлял кровавые потеки на камнях, но их скоро смоет.

Добравшись до вершины, я на четвереньках дополз до отверстия, влез ногами вперед, повис на руках, затем спрыгнул в темноту, игнорируя лестницу. Быстрота решала все. И только когда я очутился в сумеречной голубизне, все еще отдуваясь, я наконец ощутил себя в безопасности. Переведя дыхание, я наконец позволил себе рассмеяться. Я сделал это! Я сбежал от Лабиринта!

Я прошелся по камере. Такие победы были хороши на вкус, я просто не мог не отметить ее. Я смотался на склад, нашел там бутылку вина, откупорил ее и сделал глоток. Затем переместился в боковую пещерку, где до сих пор лежал спальный мешок, расположился на нем и продолжил радоваться жизни, вспоминая все то, что узнал там, в Первозданном Лабиринте. Моя леди Найда была просто великолепна. Да и Мерлин тоже.

Интересно, способен ли Лабиринт таить зло? В смысле, сколько мне тут еще оставаться, прежде чем можно будет вылезти наружу, не рискуя немедленно нарваться? Никак не узнать. К сожалению. Однако Лабиринт должен был помнить очень и очень многое, как и те, кто постоянно крутятся вокруг него амбериты, то есть. Не так ли? Я сделал еще глоток. Я могу застрять тут надолго.

Использую чары для изменения внешности, решил я. Когда я уйду отсюда, у меня будут темные волосы и борода (над зачатками настоящей бороды), серые глаза, прямой нос, скулы повыше и подбородок поменьше. Я буду выглядеть более высоким и тощим. Свои яркие тона изменю на темные оттенки. Но это не будет какое-то поверхностное, косметическое заклинание; тут нужно кое-что посильнее, с воздействием на глубины и плоть.

Я нашел консервированное мясо и бисквиты, и маленьким заклинанием подогрел банку с супом. Нет, это не нарушение физических законов этого места. Хрустальные стены блокируют вход и выход любого воздействия, но мои заклинания исходят от меня и работают здесь, внутри, как обычно.

За едой я снова подумал о Найде, Мерлине, Корал. Что бы с ними ни произошло, хорошего или плохого, время играло на них. Даже если я останусь тут очень ненадолго, разница во времени несоизмерима из-за замедленного его течения здесь. А какой счет времени использует Лабиринт? Все существующие, вероятно, — а значит, свой собственный, — но мне думалось, что особенно хорошо он настроен на главный его поток, по Амберу. Фактически я был уверен в этом, ведь именно там происходила игра. И если я хотел быстро вернуться в игру, я должен был остаться здесь, просто пока не заживет рука.

Но если серьезно, насколько сильно Лабиринт хотел меня? Много ли я в действительности для него значил? Что я, с его точки зрения? Правитель небольшого королевства из Золотого Круга. Убийца одного из принцев Амбера. Сын человека, который однажды пытался его уничтожить… Тут я вздрогнул, но вспомнил, что Лабиринт позволил мне прожить всю мою жизнь вплоть до этого момента без всяких репрессалий за действия моего папочки. А в текущем деле мое участие было минимальным. На первом месте стояла Корал, затем Мерлин. Возможно, я перестраховщик. Может быть, он вовсе выкинул меня из своих основных планов в тот момент, когда я исчез. Я, однако, не собирался и шагу делать отсюда, не замаскировавшись.

Я прикончил еду и вино. А когда я сделаю этот шаг? Чем в точности я тогда буду? Множество возможностей крутились у меня в голове… Я зевнул. Спальный мешок выглядел так притягательно.

Сверкали молнии, голубые волны пробегали по стенам; потом грохотом прибоя отозвался гром. Завтра. Завтра буду думать…

Я заполз в мешок и устроился поудобнее. В следующее мгновение я отключился.

Понятия не имею, сколько я спал. Поднявшись, я по привычке обошел все вокруг, проверяя надежность защиты, проделал энергичную утреннюю разминку, умылся и неторопливо сьел завтрак. Чувствовал я себя лучше, чем вчера, рука уже начала заживать.

Затем я сел и пялился на стену, наверное, несколько часов. Каким будет лучшее направление действий?

Я мог вернуться в Кашфу, где меня ждал трон. Я мог попробовать отыскать друзей. Я мог просто залечь на дно, наблюдать и не высовываться, пока не вникну, что происходит. Тут вопрос приоритета. Что я мог сделать наиболее важного, что затрагивало бы всех? Я размышлял об этом до ленча.

Поев, я достал свой маленький блокнот-этюдник и карандаш, и начал набрасывать образ одной леди, добавляя черту за чертой. Я возился с этим до вечера, просто чтобы заполнить время, хотя знал, что помнил ее верно. Когда я ушел на обед, план на следующий день уже обретал форму.

Наутро мой порез почти затянулся, и я выколдовал себе зеркало из гладкого участка стены. Воспользовавшись масляной лампой, чтобы не расходовать освещающее заклинание, я вызвал в зеркале высокий, темный, худощавый образ поверх своего отражения, наложил его орлиные черты на мои собственные, завершая бородой; и я посмотрел на свою работу, и увидел, что это хорошо. Затем я изменил вид своих одежд, чтобы они соответствовали новому мне — это потребовало лишь одного заклинания. Достану настоящие вещи, как только смогу. Ни к чему расходовать мощные воздействия на нечто столь тривиальное. Все это я сделал первым делом, потому что планировал носить личину весь день. Пообвыкнуть, а заодно проверить, нет ли какой скрытой слабины в моей работе. И спать буду в ней, по той же причине.

После полудня я снова достал этюдник. Внимательно изучил вчерашний набросок, затем перевернул страницу и нарисовал Козырь. Он чувствовался точно таким, каким следовало.

Утром, после обычной процедуры, я как следует осмотрел свое отражение в зеркале и, удовлетворенный, установил лестницу, чтобы выбраться из пещеры. Рассвет был сырым и холодным, с несколькими разрывами синевы в облачном покрове высоко над головой. Дождь может сорваться снова. Но какого черта меня это должно заботить? Я уже уходил.

Я достал свой блокнот, остановился. Вспомнил другие Козыри, с которыми имел дело за эти годы, и кое-что еще. Я раскрыл свою колоду. Медленно перетасовал карты, пока не нашел грустную — папы. Я хранил его Козырь из сентиментальных побуждений, не для использования. Он выглядел в точности таким, как я запомнил его, но я искал не воспоминаний. Мне нужно было то, что он носил на боку.

Я смотрел на Вервиндль, клинок, магический по всем статьям, неким образом связанный с Корвиновым Грейсвандиром. Вспомнил рассказ Мерлина о том, как его отец призвал Грейсвандир из Тени после своего бегства из Амбера. Была какая-то связь между ним и этим оружием. Теперь, когда события развивались гигантскими шагами, в преддверии новых приключений, было бы разумно встретиться с ними, приготовив соответствующую сталь. Папа был мертв, но Вервиндль — по-своему жив. Я не мог добраться до отца, но быть может, я смогу добыть его клинок — по последним сведеньям, укрытый где-то во Дворах Хаоса?

Я сфокусировался на нем, взывая внутри моего разума. Кажется, я что-то почувствовал, и когда я дотронулся до этого, карта дрогнула и похолодела. Я потянулся. Дальше, тверже. А потом пришла ясность и близость, и ощущение холодного, чужого разума вознаградило меня.

— Вервиндль, — сказал я мягко.

Если только может существовать эхо звука при отсутствии собственно звука, то как раз это я и услышал.

«Сын Бранда,» — пришел отклик.

— Зови меня Люк.

Тишина. Потом провибрировало: «Люк.»

Я потянулся, поймал эфес и потянул на себя. Меч был в ножнах. Я отступил, держа его обеими руками, и обнажил клинок. Узор на нем сиял расплавленным золотом. Поднял над головой, вытянул в выпаде, нанес короткий режущий удар. Он был прекрасен. Он был идеален. Он был средоточьем огромной мощи в каждом своем движении.

— Спасибо, — сказал я, и смеющееся эхо пришло и ушло.

Я открыл блокнот на нужной странице, надеясь, что выбрал подходящее время для звонка. Лицо леди было тонко очерчено, рассеянный, невидящий взор передавал необычайную ширину и глубину ее зрения. Через несколько секунд страница похолодела, мой набросок обрел трехмерность и чуть зашевелился.

«Да?» — прозвучал ее голос.

— Ваше Величество, — начал я, — хотя вам может показаться это несущественным, я хотел бы известить вас, что я сильно изменил свою внешность. Я надеялся, что…

— Люк, — молвила она, — конечно, я тебя узнаю. Ты ведь теперь и сам — Величество. — Ее взгляд по-прежнему был рассеянным. — У тебя неприятности.

— Это точно.

— Хочешь пройти?

— Если это возможно и удобно.

— Разумеется.

Она протянула руку. Я потянулся, осторожно касаясь ее руки своей, и ее студия стала реальной, вытеснив серое небо и хрустальный холм. Еще шаг вперед, и я был там.

Я тут же опустился на колено, расстегнув пояс и протягивая ей свой клинок. Где-то вдали раздавался стук молотка и визг пилы.

— Встань, — коснулась она моего плеча. — Иди и садись. Выпей со мной чаю.

Встав, я последовал за ней к столику в углу. Она сняла свой запыненный фартук и повесила на крючок на стене. Пока она готовила чай, я заметил небольшую армию статуэток выстроенных вдоль одной стены, а также разбросанных тут и там по всей комнате — большие и маленькие, реалистические и импрессионистские, прекрасные и гротескные. Она работала в основном с глиной, но парочка маленьких были каменными; в дальнем конце помещения стояла печь для обжига, сейчас холодная. Несколько металлических конструкций необычных форм свисали с потолочных балок.

Когда она присоединилась ко мне, она взяла мою левую руку, сразу нащупав кольцо, которое дала мне.

— Да, я дорожу защитой Королевы, — заметил я.

— Даже сам будучи монархом из страны, которая находится с нами в дружбе?

— Даже тогда, — кивнул я. — И дорожу настолько, что хочу вернуть прошлые долги.

— О?

— Я не полностью уверен, что Амбер в курсе некоторых недавних событий, в которых я лично принимал участие или о которых знаю, — событий, затрагивающих его благополучие. Если только Мерлин недавно не связывался с вами.

— Мерлин не связывался, — ответила она. — Если у тебя имеется информация, жизненно важная для королевства, возможно, тебе лучше передать ее непосредственно Рэндому. Сейчас его здесь нет, но я могу достичь его для тебя через Козырь.

— Нет, — проговорил я. — Я знаю, что он недолюбливает меня и не доверяет мне, убийце своего брата и другу человека, поклявшегося разрушить Амбер. Уверен, он будет просто счастлив узреть меня, заменившего его марионетку на троне Кашфы. Полагаю, в один прекрасный день я буду иметь с ним дело, но не сегодня. Мне еще слишком многое надо сделать прямо сейчас. Но эта информация выше пределов местной политики. Она затрагивает Амбер и Дворы Хаоса, Лабиринт и Логрус, смерть Свайвилла и возможное восшествие Мерлина на престол во Дворах…

— Ты серьезно?

— Можете пари держать. Я знаю, вас он выслушает. И даже поймет, почему я сообщил именно вам. Позвольте мне избежать его внимания таким способом, от этого многое зависит.

— Рассказывай, — молвила она, поднимая свою чашку.

Так я и сделал, включив все, что поведал мне Мерлин, до противостояния в Первозданном Лабиринте и моего бегства в хрустальную пещеру. В процессе мы осушили полный чайник, и когда я закончил, некоторое время просто сидели в тишине.

Наконец она вздохнула.

— Ты взвалил на меня очень важные сведения.

— Знаю.

— Однако, боюсь, это лишь малая часть куда большего.

— Это еще как? — спросил я.

— Несколько мелочей, которые я услышала, знала, предполагала и, быть может, видела во сне — и несколько других, которых я, полагаю, просто боюсь. Вряд ли связанных логически. Но достаточно, вероятно, чтобы вопросить силы земли, с которой я работаю. Да. Я уже думала об этом, и сейчас должна попробовать. В такое время.

Она медленно поднялась, сделала паузу, указала ввысь.

— Сие да будет Языком, — проговорила она, и порыв ветра тронул одну из металлических конструкций, исторгнув из нее сразу несколько тонов.

Она пересекла студию, подойдя к правой стене, — маленькая, вся в сером и зеленом, волосы цвета каштана спадают до середины спины, — пробежала пальцами по стоящим там скульптурам. Наконец, выбрав статую с широким лицом и узким торсом, она начала толкать ее на середину комнаты.

— Позвольте мне, Ваше Величество. — Я уже стоял рядом с нею.

Она покачала головой.

— Зови меня просто Виала. Нет, я должна разместить их сама. Имя этой — Память.

Она установила ее под Языком, к северо-западу от него. Затем вновь вернулась к фигурам и выбрала тоненькую, с чуть раздвинутыми губами, которую поставила к югу от компаса Языка.

— А это — Страсть.

Быстро найдя третью — высокую, косоглазую фигуру, — она разместила ее на северо-востоке.

— Осторожность, — добавила она.

Леди, с гордо вытянутой правой рукой, встала на западе.

— Риск, — продолжила она.



На востоке она установила другую леди, с широко раскинутыми руками.

— Сердце.

На юго-западе встал философ с высоким челом и сросшимися бровями.

— Глава.

И на юго-востоке — улыбающаяся леди, невозможно сказать, поднята ли ее рука в приветствии, или готовится нанести удар.

— Шанс, — завершила она, встав в середине круга, напомнившего мне одновременно Стоунхендж и остров Пасхи.

— Принеси два стула, — попросила она, — и поставь их сюда и сюда, указав позиции к северу и к югу от ее круга.

Я так и сделал, и она села на северный стул, позади последней установленной фигуры — Прозрения. Я занял свое место за спиной Страсти.

— Сейчас — тихо, — приказала она.

Затем она несколько минут сидела неподвижно, сложив руки на коленях.

— Что нарушило равновесие — на глубинных уровнях?

Слева от меня заговорила Осторожность, но металлический голос исходил сверху, от Языка.

— Перераспределение древних сил.

— Каким образом?

— Сокрытое стало известным и перемещается, — ответила Риск.

— Это касается и Амбера, и Хаоса?

— Верно, — ответила Страсть передо мной.

— «Древние силы», — повторила Виала, — насколько древние?

— Они были до появления Амбера, — молвила Память.

— Они были до появления Камня Правосудия — Глаза Змея?

— Нет, — ответствовала Память.

Она резко вдохнула.

— Их число?

— Одиннадцать, — ответила Память.

Она побледнела, но я хранил молчание, как было приказано.

— Те, кто ворошит прах былого, — проговорила она затем, — чего желают они?

— Возвращения славы дней, что прошли, — молвила Страсть.

— Этот исход возможен?

— Да, — ответило Прозрение.

— Этого исхода можно избежать?

— Да, — сказало Прозрение.

— Но это опасно, — добавила Осторожность.

— Как следует начать?

— Спроси хранителей, — молвил Глава.

— Насколько плохо положение?

— Все уже началось, — ответил Глава.

— И угроза уже реальна, — сказала Риск.

— Как и благоприятная возможность, — вставила Шанс.

— Какая? — вопросила Виала.

По комнате прошел лязг, когда мой клинок в ножнах соскольнул на пол, там, где я прислонил его к стене. Виала повернула голову.

— Мое оружие, — объяснил я, — только что упалло.

— Его название.

— Это был меч моего отца, зовущийся Вервиндль.

— Я знаю о нем. — Потом: — Этот человек, Люк, — сказала она, существует нечто, связанное с его клинком и парным к нему оружием, нечто, связанное со всем этим. Мне, однако, неизвестна их история.

— Они связаны, — подтвердила Память.

— Как?

— Их создали по единому образцу, в одно время, и они являются частью сил, о которых мы говорили.

— Здесь будет конфликт?

— Да, — сказало Прозрение.

— В каком аспекте?

Прозрение молчало, Шанс издала смешок.

— Я не понимаю.

— Шанс смеется, когда нет уверенности, — пояснил Глава.

— Люк примет участие в конфликте?

— Да, — ответило Прозрение.

— Ему следует искать хранителей?

— Он должен попробовать, — решила Сердце.

— А если он не преуспеет?

— Уже теперь приближается Принц, которому известно больше, — сказал Глава.

— Кто это?

— Освобожденный узник, — ответил Глава.

— Кто?

— Он носит серебряную розу, — молвил Глава. — У него второй клинок.

Виала вскинула голову.

— У тебя есть вопросы? — спросила она меня.

— Да. Но сомневаюсь, что получу ответ, если спрошу, победим ли мы.

Шанс рассмеялась, когда Виала встала.

Она позволила мне помочь ей вернуть статуи по местам. Затем, когда мы вновь сели, я спросил:

— «Искать хранителей»?

— Есть страж, возможно, их двое, — объяснила она. Самоустранившийся принц Амбера и его сестра с давних пор стерегли часть этой силы. Было бы неплохо проверить, живы ли они, блюдут ли еще свой обет.

— Самоустранившийся? Почему?

— Личные причины. Это связано с прежним Королем.

— Где они?

— Не знаю.

— Тогда как мы можем их найти?

— Существует Козырь.

Она поднялась, подошла к шкафчику, достала ящичек с колодой. Медленно отсчитала несколько карт сверху и достала одну.

Вернувшись, она передала мне карту, изображавшую стройного человека с волосами цвета ржавчины.

— Его зовут Делвин, — сказала она.

— Думаете, я просто должен вызвать его и спросить, есть ли у него по-прежнему то, что у него там было?

— Быстро объясни, что ты не из Амбера, — проговорила она, — но упомяни свое происхождение. Спроси, контролирует ли он спикарты непрерывно. Попытайся узнать, где он, или пройди прямо туда, чтобы обсудить все это лично — если сможешь.

— Ладно, — согласился я, не желая сообщать, что как-то уже говорил с ним (очень коротко), когда искал союзников против Амбера. Тогда он просто сбросил мою карту, но я не хотел ворошить воспоминания Виалы о тех днях. Так что я просто кивнул: — О'кей, попробую.

Я решил заговорить с ним первым, поскорее — чтобы дать ему время сообразить, что я не один, и не позволить упоминать ничего из нашего прошлого разговора. Моя измененная внешность также должна была помочь в этом.

Я потянулся, ища контакт.

«Кто это?» — Я услышал вопрос еще до того, как возникло ощущение жизни и глубины.

— Люк Рейнард, иначе известный как Ринальдо, — назвался я; карта сразу ожила и я почуствовал его движение. — Король Кашфы и бакалавр делового управления, Калифорнийский Университет, Беркли. — Наши взгляды пересеклись. Он не был ни агрессивен, ни дружелюбен. — Мне хотелось бы знать, контролируете ли вы спикарты непрерывно.

— Люк-Ринальдо, — сказал он, — что тебе за дело до этого вопроса, и как ты вообще о нем узнал?

— Сам я не из Амбера, — ответил я, — но мой отец был. И мне известно, что скоро этот вопрос будет беспокоить там всех, потому что Мерлин, сын Корвина, является непосредственным кандидатом на престол во Дворах Хаоса.

— Кто такой Мерлин, я знаю, — молвил Делвин. — Кем был твой отец?

— Принц Бранд.

— А мать?

— Леди Ясра, бывшая королева Кашфы. Теперь мы можем вернуться к нашему вопросу?

— Нет, — сказал Делвин. — Не можем.

И поднял руку, намереваясь прервать контакт.

— Погоди! У тебя есть микроволновая печка?

Он остановился.

— Что?

— Ну, такая штуковина вроде ящика, которая может в два счета разогреть обед. Я разработал чары, которые позволят ей работать почти повсюду в Тени. Как насчет проснуться посреди ночи от аромата горячей, парной запеканки из тунца? Просто достаешь одну из холодильника, снимаешь упаковку и суешь внутрь. Что такое холодильник? Хорошо, что спросил. Еще один ящик, а внутри вечная зима. Хранишь там жратву, вынимаешь порцию и разогреваешь в микроволновке, когда только вздумается. Кстати, холодильники я тоже поставляю. Не хочешь говорить о спикартах — ладно, поговорим о бизнесе. Я могу организовать тебе выгодную сделку с этими штуковинами, в таком количестве, чтобы в момент сбить цену у любого другого, кто бы был способен поставлять их — и я не думаю, что окажется так просто найти другого поставщика. Но это далеко не все, что я хотел тебе предложить…

— Извини, — проговорил Делвин. — Никаких агентов-оптовиков. — Его рука снова поднялась.

— Погоди! — заорал я. — Я сделаю тебе предложение, от которого ты не сможешь отказаться!

Он прервал контакт.

— Вернись, — я устремил свою волю в его образ, но рисунок оставался плоским, и карта снова нагрелась до комнатной температуры.

— Извините, — сказал я Виале, — я сделал все что мог, но он ничего не покупает.

— Сказать по правде, я даже не думала, что тебе удастся удержать его так долго. Но могу сказать, что он был заинтересован в тебе, пока ты не упомянул свою мать. Это что-то изменило.

— Не впервой, — произнес я. — Думаю, может, позже попробовать еще раз.

— В таком случае оставь Козырь у себя.

— Мне он не нужен, Виала. Я сделаю свой, когда придет время.

— Ты — художник и Мастер Козырей?

— Ну, я рисую. Иногда кое-что получается.

— Тогда ты должен посмотреть все мои работы, пока ожидаешь. Твое мнение для меня ценно.

— С удовольствием, — сказал я. — Но вы имеете в виду, пока ожидаю…

— Корвина.

— А, так. Благодарю.

— Ты можешь стать первым, кто вселится в одну из новых комнат. Мы тут провели серьезный ремонт и кое-какие реконструкции после конфронтации Логруса и Лабиринта.

— Я слышал об этом, — промолвил я. — Очень хорошо. Интересно, когда он прибудет?

— Чувствую, скоро, — сказала она. — Я вызову слугу и прикажу, чтобы тебя немедленно разместили. Другой приведет тебя вечером, пообедать со мной, и мы побеседуем об искусстве.

— Это будет чудесно.

Интересно, куда все это заведет? Кажется, основной расклад снова круто менялся.

Хорошо, впрочем, что Делвин не заинтересовался микроволновыми печками. Над этими чарами еще работать и работать…




home | my bookshelf | | История коммивояжера |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 163
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу