Book: Стихи из планшета гвардии лейтенанта Иона Дегена



Ион Деген

Из военных стихов

Начало

Девятый класс окончен лишь вчера.

Окончу ли когда-нибудь десятый?

Каникулы — счастливая пора.

И вдруг — траншея, карабин, гранаты,

И над рекой дотла сгоревший дом.

Сосед по парте навсегда потерян.

Я путаюсь беспомощно во всём,

Что невозможно школьной меркой мерить.

До самой смерти буду вспоминать:

Лежали блики на изломах мела.

Как новенькая школьная тетрадь,

Над полем боя небо голубело.

Окоп мой под цветущей бузиной.

Стрижей пискливых пролетела стайка.

И облако сверкало белизной,

Совсем как без чернил «невыливайка».

Но пальцем с фиолетовым пятном,

Следом диктантов и работ контрольных,

Нажав крючок, подумал я о том,

Что начинаю счёт уже не школьный.

Июль 1941 г.

Из разведки

Чего-то волосы под каской шевелятся.

Должно быть, ветер продувает каску.

Скорее бы до бруствера добраться.

За ним так много доброты и ласки.

Июль 1942 г.

Осветительная ракета

Из проклятой немецкой траншеи

слепящим огнём

Вдруг ракета взметнулась,

и замерла, сжалась нейтралка.

Звёзды разом погасли.

И стали виднее, чем днём,

Опалённые ветки дубов

И за нами ничейная балка.

Подлый страх продавил моим телом

Гранитный бугор.

Как ракета, горела во мне

Негасимая ярость.

Никогда ещё так

Не хотелось убить мне того,

Кто для тёмного дела повесил

Такую вот яркость.

Июль 1942 г.

Жажда

Воздух — крутой кипяток.

В глазах огневые круги.

Воды последний глоток

Я отдал сегодня другу.

А друг всё равно…

И сейчас

Меня сожаленье мучит:

Глотком тем его не спас.

Себе бы оставить лучше.

Но если сожжёт меня зной

И пуля меня окровавит,

Товарищ полуживой

Плечо мне своё подставит.

Я выплюнул горькую пыль,

Скребущую горло,

Без влаги.

И в душную бросил ковыль

Ненужную флягу.

Август 1942 г.

«Воздух вздрогнул…»

Воздух вздрогнул.

Выстрел.

Дым.

На старых деревьях обрублены сучья.

А я ещё жив.

А я невредим.

Случай?

Октябрь 1942 г.

«Сгоревший танк…»

Сгоревший танк

на выжженном пригорке.

Кружат над полем

чёрные грачи.

Тянуть на слом

в утиль

тридцать четвёрку

Идут с надрывным стоном тягачи.

Что для страны десяток тонн металла?

Не требует бугор благоустройства.

Я вас прошу,

Чтоб вечно здесь стояла

Машина эта —

Памятник геройству.

Лето 1943 г.

«Дымом всё небо…»

Дымом

Всё небо

Закрыли гранаты.

А солнце

Блеснёт

На мгновенье

В просвете

Так робко,

Как будто оно виновато,

В том,

Что творится

На бедной планете.

Июль 1944 г.

«На фронте не сойдёшь с ума едва ли…»

На фронте не сойдёшь с ума едва ли,

Не научившись сразу забывать.

Мы из подбитых танков выгребали

Всё, что в могилу можно закопать.

Комбриг упёрся подбородком в китель.

Я прятал слёзы. Хватит. Перестань.

А вечером учил меня водитель,

Как правильно танцуют падеспань

Лето 1944 г.

Всё у меня не по уставу.

Прилип к губам окурок вечный.

Распахнут ворот гимнастёрки.

На животе мой «парабеллум»,

Не на боку, как у людей.

Всё у меня не по уставу.

Во взводе чинопочитаньем

Не пахнет даже на привалах.

Не забавляемся плененьем.

Убитый враг — оно верней.

Всё у меня не по уставу.

За пазухой гармошка карты,

Хоть место для неё в планшете.

Но занят мой планшет стихами,

Увы, ненужными в бою.

Пусть это всё не по уставу.

Но я слыву специалистом

В своём цеху уничтоженья.

А именно для этой цели

В тылу уставы создают.

Июль 1944 г.

«Ночь на Неманском плацдарме…»

Ночь на Неманском плацдарме.

Грохочущих рельсов багровый хвост.

Гусеничные колеи в потравленном хлебе.

Пулемётные трассы звёзд,

Внезапно замершие в небе.

Придавлен запах ночной резеды

Раздутым брюхом лошади.

Рядом

Кровавое месиво в луже воды

На дне воронки, вырытой снарядом.

Земля горит.

И Неман горит.

И весь плацдарм — огромная плаха.

Плюньте в того, кто в тылу говорит,

Что здесь, на войне не испытывал страха.

Страшно так, что даже металл

Покрылся каплями холодного пота,

В ладонях испуганно дым задрожал,

Рождённый кресалом на мякоти гнота.

Страшно.

И всё же приказ

Наперекор всем страхам выполнен будет.

Поэтому скажут потомки о нас:

— Это были бесстрашные люди.

Июль 1944 г.

«Случайный рейд по вражеским тылам…»

Случайный рейд по вражеским тылам.

Всего лишь взвод решил судьбу сраженья.

Но ордена достанутся не нам.

Спасибо, хоть не меньше, чем забвенье.

За наш случайный сумасшедший бой

Признают гениальным полководца.

Но главное — мы выжили с тобой.

А правда — что? Ведь так оно ведётся.

Сентябрь 1944 г.

«Есть у моих товарищей танкистов…»

Есть у моих товарищей танкистов,

Не верящих в святую мощь брони,

Беззвучная молитва атеистов:

— Помилуй, пронеси и сохрани.

Стыдясь друг друга и себя немного,

Пред боем, как и прежде на Руси,

Безбожники покорно просят Бога:

— Помилуй, сохрани и пронеси.

Сентябрь 1944 г.

День за три

Багряный лист прилипает к башне.

Ручьём за ворот течёт вода.

Сегодня так же, как день вчерашний,

Из жизни вычеркнут навсегда.

Изъят из юности.

В личном деле

За три обычных его зачтут.

За злость атак,

За дождей недели

И за несбывшуюся мечту

О той единственной,

Ясноглазой,

О сладкой муке тревожных снов,

О ней, невиданной мной ни разу,

Моих не слышавшей лучших слов.

И снова день на войне, постылый,

Дающий выслугу мне втройне.

Я жив.

Я жду

С неделимой силой

Любви,

Утроенной на войне.

Октябрь 1944 г.

«Зияет в толстой лобовой броне…»

Зияет в толстой лобовой броне

Дыра, насквозь прошитая болванкой.

Мы ко всему привыкли на войне.

И всё же возле замершего танка

Молю судьбу:

Когда прикажут в бой,

Когда взлетит ракета, смерти сваха,

Не видеть даже в мыслях пред собой

Из этой дырки хлещущего страха.

Ноябрь 1944 г.

Туман

А нам идти в атаку.

Противна водка.

Шутка не остра.

Бездомную озябшую собаку

Мы кормим у потухшего костра.

Мы нежность отдаём с неслышным стоном.

Мы не успели нежностью согреть

Ни наших продолжений не рождённых,

Ни ту, что нынче может овдоветь

Мы не успели.

День встаёт над рощей.

Атаки ждут машины меж берёз.

На чёрных ветках,

Оголённых,

Тощих

Холодные цепочки крупных слёз.

Ноябрь 1944 г.

Затишье

Орудия посеребрило инеем.

Под гусеницей золотой ковёр.

Дрожит лесов каёмка бледно-синяя

Вокруг чужих испуганных озёр.

Преступная поверженная Пруссия.

И вдруг покой.

Вокруг такой покой.

Верба косички распустила русые

Совсем как дома над моей рекой.

Но я не верю тишине обманчивой,

Которой взвод сегодня оглушён.

Скорей снаряды загружать заканчивай!

Ещё покой в паёк наш не включён.

Ноябрь 1944 г.

Мадонна Боттичелли

В имении, оставленном врагами,

Среди картин, среди старинных рам

С холста в тяжёлой золочёной раме

Мадонна тихо улыбалась нам.

Я перед нею снял свой шлем ребристый.

Молитвенно прижал его к груди.

Боями озверённые танкисты

Забыли вдруг, что ждёт их впереди.

Лишь о тепле, о нежном женском теле,

О мире каждый в этот миг мечтал.

Для этого, наверно, Боттичелли

Мадонну доброликую создал.

Для этого молчанья. Для восторга

Мужчин, забывших, что такое дом.

Яснее батальонного парторга

Мадонна рассказала нам о том,

Что милостью покажется раненье,

Что снова нам нырять в огонь атак,

Чтобы младенцам принести спасенье,

Чтоб улыбались женщины вот так.

От глаз Мадонны тёплых и лучисты

С трудом огромным отрывая взор,

Я вновь надел свой танкошлем ребристый,

Промасленный свой рыцарский убор.

Ноябрь 1944 г.

«Когда из танка, смерть перехитрив…»

Когда из танка, смерть перехитрив,

Ты выскочишь чумной за миг до взрыва,

Ну, всё, — решишь, — отныне буду жив

В пехоте, в безопасности счастливой.

И лишь когда опомнишься вполне,

Тебя коснется истина простая:

Пехоте тоже плохо на войне.

Пехоту тоже убивают.

Ноябрь 1944 г.

«Мой товарищ, в смертельной агонии…»

Мой товарищ, в смертельной агонии

Не зови понапрасну друзей.

Дай-ка лучше согрею ладони я

Над дымящейся кровью твоей.

Ты не плачь, не стони, ты не маленький,

Ты не ранен, ты просто убит.

Дай на память сниму с тебя валенки.

Нам ещё наступать предстоит.

Декабрь 1944 г.

«Осколками исхлёстаны осины…»

Осколками исхлёстаны осины.

Снарядами растерзаны снега.

А всё-таки в январской яркой сини

Покрыты позолотой облака.

А всё-таки не баталист, а лирик

В моей душе, и в сердце, и в мозгу.

Я даже в тесном Т-34

Не восторгаться жизнью не могу.

Так хорошо в день ясный и погожий,

Так много тёплой ласки у меня,

Что бархатистой юной женской кожей

Мне кажется шершавая броня.

Чтобы царила доброта на свете,

Чтоб нежности в душе не убывать,

Я еду в бой, запрятав чувства эти,

Безжалостно сжигать и убивать.

И меркнет день.

И нет небесной сини.

И неизвестность в логове врага.

Осколками исхлёстаны осины.

Снарядами растерзаны снега.

Январь 1945 г.

Ущербная совесть

Шесть «юнкерсов» бомбили эшелон

Хозяйственно, спокойно, деловито.

Рожала женщина, глуша старухи стон,

Желавшей вместо внука быть убитой.

Шесть «юнкерсов»… Я к памяти взывал,

Когда мой танк, зверея, проутюжил

Колонну беженцев — костей и мяса вал,

И таял снег в крови дымящих лужах.

Шесть «юнкерсов»?

Мне есть что вспоминать!

Так почему же совесть шевелится

И ноет, и мешает спать,

И не даёт возмездьем насладиться?

Январь 1945 г.

Товарищам «фронтовым» поэтам[1]

Я не писал фронтовые стихи

В тихом армейском штабе.

Кровь и безумство военных стихий,

Танки на снежных ухабах

Ритм диктовали.

Врывались в стихи

Рваных шрапнелей медузы.

Смерть караулила встречи мои

С малоприветливой Музой.

Слышал я строф ненаписанных высь,

Танком утюжа траншею.

Вы же — в обозе толпою плелись

И подшибали трофеи.

Мой гонорар — только слава в полку

И благодарность солдата.

Вам же платил за любую строку

Щедрый главбух Литиздата

Медаль «За отвагу»

Забыл я патетику выспренних слов.

О старой моей гимнастёрке.

Но слышать приглушенный звон орденов

До слёз мне обидно и горько.

Атаки и марши припомнились вновь.

И снова я в танковой роте.

Эмаль орденов — наша щедрая кровь,

Из наших сердец позолота.

Но если обычная выслуга лет

Достойна военной награды,

Низведена ценность награды на нет,

А подвиг — кому это надо?

Ведь граней сверканье и бликов игра

Вы напрочь забытая сага.

Лишь светится скромно кружок серебра

И надпись на нём — «За отвагу».

Приятно мне знать, хоть чрезмерно не горд:

Лишь этой награды единой

Ещё не получит спортсмен за рекорд

И даже генсек — к именинам.

1954 г.



Безбожник

Костёл ощетинился готикой грозной

И тычется тщетно в кровавые тучи.

За тучами там — довоенные звёзды

И может быть где-то Господь всемогущий.

Как страшно костёлу! Как больно и страшно!

О, где же ты, Господи, в огненном своде.

Безбожные звёзды на танковых башнях

Случайно на помощь костёлу приходят.

Как чёрт прокопчённый я вылез из танка,

Ещё очумелый у смерти в объятьях.

Дымились и тлели часовни останки.

Валялось разбитое миной распятье.

На улице насмерть испуганной, узкой

Старушка меня обняла, католичка,

И польского помесь с литовским и русским

Звучала для нас, для солдат, непривычно.

Подарок старушки «жолнежу-спасителю»

В ту пору смешным показался и странным:

Цветной образок Иоанна Крестителя,

В бою чтоб от смерти хранил и от раны.

Не стал просветителем женщины старой,

И молча, не веря лубочному вздору,

В планшет положил я ненужный подарок.

Другому я богу молился в ту пору.

Устав от убийства, мечтая о мире,

Средь пуль улюлюканья, минного свиста

В тот час на планшет своего командира,

Слегка улыбаясь, смотрели танкисты.

И снова бои. И случайно я выжил.

Одни лишь увечья — ожоги и раны.

И был возвеличен. И ростом стал ниже.

Увы, не помог образок Иоанна.

Давно никаких мне кумиров не надо.

О них даже память на ниточках тонких.

Давно понимаю, что я — житель ада.

И вдруг захотелось увидеть иконку.

Потёртый планшет, сослуживец мой старый,

Ты снова раскрыт, как раскрытая рана.

Я всё обыскал, всё напрасно обшарил.

Но нету иконки. Но нет Иоанна.

Ноябрь 1956 г.

Разговор с моей старой фотографией

Смотришь надменно? Ладно, я выпил.

Мне сладостно головокружение.

Швырнул к чертям победителя вымпел,

Поняв, что сижу в окружении.

Выпил и сбросил обиды тонны.

И легче идти. И не думать — к цели ли.

Эмблемы танков на лейтенантских погонах

Дула мне в душу нацелили.

Думаешь, что ты честнее и смелей,

Если ордена на офицерском кителе?

А знаешь, что значит боль костылей,

Тем более — «врачи-отравители»?

А что ты знаешь о подлецах,

О новом фашистском воинстве,

Которое, прости, не с того конца

Судит о людских достоинствах?

Верный наивный вояка, вольно!

Другие мы. Истина ближе нам.

Прости меня, мальчик, очень больно

Быть без причины обиженным.

Но стыдно признаться: осталось что-то

У меня, у прожжённого, тёртого,

От тебя, лейтенанта, от того, что на фото

Осени сорок четвёртого.

1962 г.

«Я весь набальзамирован войною…»

Я весь набальзамирован войною.

Насквозь пропитан.

Прочно.

Навсегда.

Рубцы и память ночью нудно ноют,

А днём кружу по собственным следам.

И в кабинет начальства — как в атаку

Тревожною ракетой на заре.

И потому так мало мягких знаков

В моём полувоенном словаре.

Всегда придавлен тяжестью двойною:

То, что сейчас,

И прошлая беда.

Я весь набальзамирован войною.

Насквозь пропитан.

Прочно.

Навсегда.

1963 г.

Фронтовые дороги

Грунтовые, булыжные — любые,

Примявшие леса и зеленя,

Дороги серо-голубые,

Вы в прошлое уводите меня.

Вы красными прочерчены в планшетах —

Тем самым цветом — крови и огня.

Дороги наших судеб недопетых,

Вы в прошлое уводите меня.

В пыли и дыме, злобою гонимы,

Рвались дороги в Кенигсберг и в Прагу.

Дороги были серо-голубыми,

Как ленточки медали «За отвагу».

1970 г.

«Я изучал неровности Земли…»

Я изучал неровности Земли —

Горизонтали на километровке.

Придавленный огнём артподготовки,

Я носом их пропахивал в пыли.

Я пулемёт на гору поднимал.

Её и налегке не одолеешь.

Последний шаг. И всё. И околеешь.

А всё-таки мы взяли перевал.

Неровности Земли.

В который раз

Они во мне как предостереженье,

Как инструмент сверхтонкого слежения,

Чтоб не сползать до уровня пролаз.

И потому, что трудно так пройти,

Когда «ежи» и надолбы преграды,

Сводящие с пути, куда не надо,

Я лишь прямые признаю пути.

1970 г.

Долгое молчание

Стихи на фронте. В огненной реке

Не я писал их — мной они писались.

Выстреливалась запись в дневнике

Про грязь и кровь, про боль и про усталость.

Нет, дневников не вёл я на войне.

Не до писаний на войне солдату.

Но кто-то сочинял стихи во мне

Про каждый бой, про каждую утрату.

И в мирной жизни только боль могла

Во мне всё том же стать стихов истоком.

Чего же больше?

Тягостная мгла.

И сатана во времени жестоком.

Но подлый страх, российский старожил,

Преступной властью мне привитый с детства,

И цензор неусыпно сторожил

В моём мозгу с осколком по соседству.

В кромешной тьме, в теченье лет лихих

Я прозябал в молчании убогом.

И перестали приходить стихи.

Утрачено подаренное Богом.

1996 г.

«В кровавой бухгалтерии войны…»

В кровавой бухгалтерии войны,

Пытаясь посчитать убитых мною,

Я часть делил на тех, кто не вольны

Со мною в танке жить моей войною.

На повара, связистов, старшину,

Ремонтников, тавотом просмолённых,

На тех, кто разделял со мной войну,

Кто был не дальше тыла батальона.

А те, что дальше? Можно ли считать,

Что их война собой, как нас, достала?

Без них нельзя, конечно воевать,

Нельзя, как без Сибири и Урала.

Бесспорно, их задел девятый вал.

Бесспорно, жертвы и в тылу бывали.

Но только я солдатами считал

Лишь только тех, кто лично убивали.

Об этом в спорах был среди задир,

Противоречье разглядев едва ли:

Водитель, и башнёр, и командир,

Мы тоже ведь из танка не стреляли.

Я знаю, аргументы не полны

Не только для дискуссии — для тоста.

В кровавой бухгалтерии войны

Мне разобраться и сейчас непросто.

Январь 2002 г.

Медаль «60-летие Победы»

Обрастаю медалями.

Их куют к юбилеям.

За бои недодали мне.

Обделили еврея.

А сейчас удостоенный.

И вопрос ведь не важен,

Кто в тылу, кто был воином,

Кто был трус, кто отважен.

Подвиг вроде оплаченный.

Почему же слезливость?

То ль о юности плачу я,

То ли, где справедливость?

Март 2005 г.

9 мая 2005 года

Солнце пьёт с орденов боевых

Безрассудной отваги выжимки.

Чудо!

Мы ещё среди живых,

Старики, что нечаянно выжили.

Как тогда, в сорок пятом, поллитре рад,

Хоть на сердце моём окалина.

Делал всё для кончины Гитлера,

А помог возвеличить Сталина.

Из стихов неравнодушного израильтянина

МОДИИН

Где рукотворные сосновые леса

Связуют Самарию с Иудеей,

Беспрекословно веришь в чудеса

И слышишь повеленья Маккавеев.

Отсюда Матетьягу начал бой,

Ведя с собой односельчан немногих,

И побеждали, видя пред собой

На знамени девиз

«Во имя Б-га!».

Надежда — не покатимся мы вниз,

Отдать земли своей мы не посмеем,

Лишь только бы не потерять девиз,

Который вёл на подвиг Маккавеев.

8 февраля 1994 г.

У ИСТОКОВ ИОРДАНА

Носитель утопических идей

Услышал глас Всевышнего однажды:

— Держи Голаны, глупый иудей

Держи покрепче, иль умрёшь от жажды.

Брезгливо отмахнулся утопист.

Его сомненье никогда не гложет.

Он знает, — ведь на то он атеист, —

Что голоса такого быть не может.

От этих маловодных берегов

Я вознести свою молитву смею:

— Спаси, Господь, о нет, не от врагов,

Спаси страну от глупых иудеев.

8 февраля 1994 г.

ХЕВРОН

В Хевроне нет сверкающих дворцов.

В Хевроне получают наши дети

В наследство лишь могилы праотцев —

Наследье четырёх тысячелетий.

Угрюмый камень, пыльная полынь,

Здесь жаждет крови Амалек, зверея.

И всё ж одна из четырёх святынь

Хеврон, как встарь, поныне для еврея.

Но может на святыню наплевать,

Тот, для кого она предмет сатиры,

Готовый променять отца и мать

На тень воображаемого мира.

«Шалом ахшав!»[2] В слепую. В круговерть.

Наивно веря в совесть мировую.

Так верили идущие на смерть,

Что их ведут помыться в душевую.

11 февраля 1994 г.

ЯМИТ

Синая мёртвый тягостный пейзаж.

Безжизненный. Безводный. Обожжённый.

И вдруг, как фантастический мираж,

Ямит вставал, в пустых песках рождённый.

Струясь сквозь пальмы, солнечный поток

Ласкал узор дорожек и газоны.

В цветах у моря дивный городок,

Насквозь весельем детским напоённый.

Не просто городок — рубеж, барьер

Для всех на нашу землю претендентов.

Сейчас для них желательный пример.

Он сделался опасным прецедентом.

Ямит… Как по тебе душа болит!

Сочувственные вздохи доброхотов.

До основанья снесенный Ямит —

Автограф близоруких идиотов.

12 февраля 1994 г.

АРИЭЛЬ

Своим названьем древность воскресив,

Ты ярко юность олицетворяешь.

С твоих высот я вижу Тель-Авив,

Который ты собою защищаешь.

В горах бассейн — весёлый водоём.

Купаются дома в потоке света.

И зреет в скромном колледже твоём

Росток шестого университета.

Чего же вдруг тревога? Как не знать

Твоих творцов и поселенцев кредо?

Но только бы тебя не потерять,

Как потеряли многие победы.

24 февраля 1994 г.

ТЬМА ЕГИПЕТСКАЯ

В Египте вспомнил я свою войну

Не потому, что с нами по соседству

Звериной злобы ощутил волну,

Не потому, что видел море бедствий,

А потому война явилась мне

В стране, лениво тлеющей на старом,

Что даже ночью в беспросветной тьме

Водители не зажигают фары.

Февраль 1994 г.

«Как яйцеклетке на процессе алиби…»

Как яйцеклетке на процессе алиби,

Как морю Мёртвому нужны тюлень и морж,

Так Тель-Авиву очень нужен Алленби,

Иерусалиму — по зарез — Кинг Джордж

Казалось, что привычен, но ограбленным

В своей стране я ощутил себя, еврей,

Когда назвали в Тель-Авиве «Площадь Рабина»,

Похерив прошлое — Израильских царей.

Назвать бы улицу, без имени которая,

Иль вместо Алленби, резоннее вдвойне,

А не оплёвывать своей страны историю,

Благодаря которой мы в своей стране.

Правители, что в наказанье даны нам,

Вдруг назовут, израильтян не удивив,

В столице улицы Петлюрами, Богданами

И парком Сталина украсят Тель-Авив.

Декабрь 1995 г.

ЕЩЁ ОДНА ФАЛЬСИФИКАЦИЯ

Солгал великий Микеланджело.

Он Библию знал основательно.

Но мрамор кое-где подлаживал

В угоду публике влиятельной.

Он знал: у них по их конвенции

С восьмого дня препуций срезанный.

Но католической Флоренции

Давид угоден необрезанный.

И потому фальсификация

Обнажена, не под покровами.

Такая вот евреи нация —

Оболганы и обворованы.

1998 г.

ЕВРЕЙСКИЙ НАРОД

Уменье ли абстрактно рассуждать?

Иль на упрямстве он замешан круто?

Или терпенье в катастрофах ждать?

Не лучший он.

Но избран почему-то.

Не примитивных идолов парад.

Творец — абстракция.

Творец — идея.

И то, что Е равно эМ Цэ квадрат,

Открылось взору мудрого еврея.

1999 г.

ДЕВЯТОЕ АБА

Надеюсь, Б-же, ты меня простил.

В традициях еврейских не воспитан,

Я, грешный, в день печали не постил,

Хоть болью поколений был пропитан.

Ведь будь я средь двенадцати в тот час,

Стоял бы как Иошуа и Калеб.

Не убывали трусы среди нас,

А после пост с повинной отбывали.

В шесть дней евреями повержен враг,

Но грех неверья — помутненье взора.

С Аль-Аксы сняли вдруг израильский флаг

По подлому приказу мародёра.

Давным-давно пора нам поумнеть.

Он терпелив, но может хлопнуть дверью,

Устав прощать и без конца терпеть

Позорное еврейское неверье.

Потомки древних иудеев,

Тех,

В крови которых завелась отрава,

Постим и просим, повторяя грех,

Свершённый мерзко в день девятый аба.

2000 г.

ЕВРОПЕЙСКИМ АНТИСЕМИТАМ

Подлая ложь, что к стране моей скопом

У либералов симпатии нет.

Это меня ненавидит Европа,

Как ненавидела тысячи лет.

Это меня, не убитого газом,

В лапы убийцы араба вручить,

Чтоб окончательно, главное — сразу

Незавершённый вопрос разрешить.

Антисемитов фальшивые байки.

Снова навет в европейском хлеву.

Но, пережив королевства и райхи,

И «демократов» я переживу.

2003 г.

«Можно сердце моё трансплантировать…»

Можно сердце моё трансплантировать,

Подсадив в грудь врага-иноверца, —

Так стараются мир сагитировать, —

Ну, а я проживу, мол, без сердца.

Трансплантация! Что за название!

Эвфемизм заменяет убийство.

Моей смерти не скроет желание

Агитаторов злобных витийство.

Но враги и сейчас просчитаются.

Сгинут так, как погибли другие.

Сердцем с древних времён называется

Иудея и Самария.

2003 г.

СИМПТОМ БЕССМЕРТЬЯ МОЕГО НАРОДА

Сколько сгинуло в мире народов

Со времён дарования Торы.

Сколько разных империй, которых

След в руинах былых водоводов.

А народ мой действительно вечен,

Если даже рабыни России

Зажигают субботние свечи.

От Моисея они до Мессии.

2003 г.

ОДНОСТОРОННЕЕ РАЗМЕЖЕВАНИЕ

Мир перенасыщен катастрофами.

Застревает в горле сгусток слов.

Мостовые вымощены строфами

Из моих не созданных стихов.

Лживых партий опытные клирики

С ловкостью зомбируют людей.

Где она, к чертям, святая лирика,

Если смерть грозит стране моей?

Если подлый трюк — размежевание?

Если гнев сдержать я не могу?

Но в Твоё я верю обещание.

Это то, что держит на плаву.

Август 2005 г.

Примечания

1

Вместо заключительного слова во время выступления в доме литераторов летом 1945 г.

2

Шалом ахшав (иврит) — мир сейчас. Название крайне Пацифистского движения в Израиле




home | my bookshelf | | Стихи из планшета гвардии лейтенанта Иона Дегена |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 13
Средний рейтинг 4.8 из 5



Оцените эту книгу