Book: Дочь Блэка 1



Проект «Поттер — Фанфикшн»

http://www.fanfics.ru


Автор: revelation-ershovanv@mail.ru

Рейтинг: pg-13

Жанр: Приключения/Роман/Юмор

Глава 1. Новенькая из Дурмстранга

— Эрвин, Аманда, — профессор Мак Гонагалл назвала имя, и к табурету вышла последняя первокурсница.

Бледная девочка с пепельными волосами надела шляпу трясущимися руками.

— Пуффендуй! — выкрикнула шляпа.

Аманда выдохнула и засеменила к пуффендуйскому столу.

— А сейчас, — сказал профессор Дамблдор, и ученики заерзали в предвкушении праздничного ужина, — мы произведем еще одну небольшую церемонию распределения, — предвкушение ужина улетучилось. — В этом году в нашей школе будут учиться некоторые студенты Дурмстранга. В связи со, скажем так, сложившимися в той школе обстоятельствами. Итак, профессор Мак Гонагалл, пригласите студентов.

Декан Гриффиндора коротко кивнула и вышла в боковую дверь.

— Я прошу вас быть с ними предельно вежливыми, — продолжил директор, глядя на учеников. — И я уверен, что здесь им удастся найти друзей.

В это время двери в Большой зал распахнулись, и вошла профессор Мак Гонагалл в сопровождении десяти-двенадцати дурмстрангцев.

Профессор Мак Гонагалл взяла в руки свиток.

— Блейз, Моника.

К табурету подошла высокая худая девушка со светлыми длинными волосами. Она надела шляпу, и та сразу же крикнула: «Слизерин!»

— Кто бы сомневался, — проворчал кто-то за столом Гриффиндора.

Профессор Мак Гонагалл вновь опустила глаза на список.

— Блэк, Рея.

Фамилия девушки заставила Гарри Поттера внимательно посмотреть на нее. И тут же его челюсть совершила краткое путешествие вниз, потому что он увидел Сириуса.

Не в буквальном, конечно, смысле. Но девушка, отделившаяся от дурмстрангцев, была почти копией его крестного отца. Тот же волевой подборок, тот же прямой нос… и та же прядь темных, почти черных волос, спадающая на лоб. Она напоминала Сириуса, который улыбался с фотографии, сделанной на свадьбе Лили и Джеймса Поттеров. Только глаза у нее были темно-синие, глубокие.

Тем временем девушка подошла к табурету и села на него, уверенно надев шляпу.

Через минуту раздумий шляпа гордо выкрикнула: «Гриффиндор!», и гриффиндорский стол взорвался аплодисментами.

Темноволосая девушка изящно положила шляпу на табурет, кивнула кому-то из дурмстрангцев и легкой походкой направилась к столу своего факультета.

Тем временем распределение продолжалось.

Ричард Вуд и Сэм Дерил отправились в Когтевран, а Эмма Кинг — в Слизерин.

Наступила очередь высокого темноволосого юноши.

— Сторм, Стивен.

Краем глаза Гарри заметил, как напряглась Рея.

«Интересно, друг или враг?» — подумал Гарри.

Юноша надел шляпу, и та, подумал с полминуты, громко крикнула: «Слизерин!».

Парень слегка закусил губу и взглянул на Рею. Та печально кивнула.

«Все-таки друг», — решил Гарри.

Стивен отправился к слизеринцам.

Во время последующего распределения еще два юноши попали в Слизерин, а близнецы, мальчик и девочка, в Когтевран.

Пуффендуйцы разочарованно вздохнули. К ним из дурмстрангцев не перешел никто.

После традиционной короткой речи Дамблдора начался праздничный ужин. Как обычно, столы ломились от избытка угощений. Когда все уже были сыты до такой степени, что кусок не лез в горло, профессор Дамблдор встал и сказал, что все могут отправляться по гостиным.

Выйдя из зала, Рея сразу же подошла к Стивену, ждавшему ее в сторонке.

— Вот черт, — вздохнул он.

— Да ладно, все не так плохо, — сказала Рея. — По крайней мере, мы в одной школе.

— Это точно, — усмехнулся Стивен. — Ладно, Рея, нам пора бежать по гостиным. А то не сможем сами их найти.

— Пока! — махнула рукой Рея.

— Спокойной ночи, — ответил он.

Рея дошла до гостиной своего факультета и сразу отправилась спать.

У нее не было ни сил, ни желания заводить новые знакомства в первый же вечер.

Она дошла до комнаты с табличкой «Рея Блэк» и, переодевшись в ночную сорочку, буквально упала на кровать.

Глава 2. Выходной

Утром Рея проснулась в прекрасном расположении духа.

Она приняла душ, собрала волосы в хвост и отправилась на завтрак.

В Большом Зале было уже достаточно много учеников. Рея поискала глазами Стивена и, не найдя его, села за стол Гриффиндора.

Девушка налила себе кофе, взяла тост, намазала его вишневым джемом и принялась за еду.

Когда с тостом было покончено, Рея собралась вставать из-за стола. Но тут кто-то закрыл ей глаза руками. И она с точностью до одной миллионной процента могла сказать, кто именно.

— Сторм, — улыбнулась Рея.

— И как ты угадала? — притворно удивился Стивен.

— Наверное, все дело в моей гениальной логике, — сказала Рея и скорчила ханжескую физиономию.

Стивен рассмеялся.

— Интересно, почему это тебя отправили не в Слизерин, гениальная ты наша и логичная? — сказал Стивен и тут же добавил. — Хотя нет, я знаю, почему. Все дело в твоем истинно гриффиндорском благородстве. И еще невероятной смелости.

— Не смущай меня, дядя Стив, — сказала Рея.

— Не буду, малютка Рея, — ответил Стив, за что немедленно получил легкий подзатыльник. — И угораздило же мне родиться с такой племянницей! Ты ведь совершенно не уважаешь старших, Рея. Ужас!

— Ну, дядя у меня, надо сказать, не лучше, — усмехнулась Рея.

— Ну, ладно, мисс самоотверженная гриффиндорка, я пошел завтракать.

— Иди, мистер злокозненный слизеринец.

И Стив направился к своему столу.

Рея же тем временем встала и поднялась в гостиную Гриффиндора.

Она взяла в своей комнате книгу «Циклические проклятья и защита от них» и села в кресло возле камина.

Постепенно гостиная заполнялась.

К камину подошел юноша и сел в соседнее кресло.

— Привет, — сказал он.

— Привет, — Рея отложила фолиант.

— Я — Фред, — сказал юноша.

— Рея, — представилась девушка.

— Интересное имя. Точнее, необычное, — сказал Фред.

— Ничего необычного, — отозвалась Рея. — Вообще-то я — Андреа. Но мне это имя не очень нравится. Поэтому меня все и стали звать Реей.

— Знаешь, Рея, — сказал Фред, — ты нам напомнила одного человека. Ты очень похожа на него. Ты случайно не родственница Сириуса Блэка? — осторожно спросил он, зная, какой может оказаться реакция на это имя.

— Я… не знаю, — сказала Рея.

— Как это? — не понял Фред.

— А вот так. Я не знаю, кто мой отец и не знаю, кто мне является родственниками по отцу, — сказала Рея.

— А… Понятно…

— Что именно тебе понятно? — невесело усмехнулась Рея.

— Ну, понятно, что ты не знаешь, — протянул Фред и, чтобы сменить тему, спросил. — Рея, а ты играешь в квиддич?

— Да, но только дома. В школьной сборной я не играла.

— А теперь сможешь играть, — сказал Фред. — Если пройдешь испытания, конечно. Дело в том, что наша охотница, Анджелина Джонсон, решила вдруг попробовать себя в новом качестве — стать вратарем. Поэтому у нас свободно место нападающей.

— Супер! — глаза Реи загорелись. — Я всегда хотела играть нападающей!

— Считай, что твоя мечта может сбыться! — кивнул ей Фред. — Кстати, пойдем, я тебя познакомлю с нашей командой.

Рея поднялась и пошла вслед за Фредом.

«Вот он — путь к коммуникабельности!» — думала она.

Фред тем временем подошел к двум девушкам, над чем-то негромко хихикающим.

— Кэти! Алисия! — позвал он.

Девушки подняли головы.

— Привет, Джордж! — сказала Алисия.

— Ну да, привет, Сесилия! — ответил Фред недовольно.

— Ой, Фред, это ты! — Алисия явно смутилась. — Извини. Но если ты об Анджелине, то она в библиотеке.

— Нет, я не об Анджелине. Я о Рее, — сказал Фред.

— Какой Рее? — удивилась Кэти, а потом стукнула себя по лбу, — Ах, да! Новенькая из Дурмстранга!

— А при чем здесь она? — спросила Алисия.

Они явно не замечали Рею, стоявшую за спиной Фреда.

Рея вышла вперед.

— Потому, что она собирается заменить Анджелину в команде. И хочет познакомиться с вами, — объяснил Фред.

— А, понятно, — сказала Кэти. — Я что-то по воскресеньям туго соображаю. Кэти Белл, — она протянула Рее руку.

— Рея Блэк, — ответила та рукопожатием.

— Алисия Спиннет, — следом протянула руку Алисия.

— Кэти и Алисия — нападающие, — пояснил Фред. — Так что в случае, если ты пройдешь в сборную, работать будете втроем.

— Нет уж, Фред Уизли, — раздался за спиной строгий голос. — Работать будут все семеро.

— О, Анджелина! — Фред просиял. — А я тебя как раз искал.

— Неужто? — подняла бровь Анджелина.

— Ага, — кивнул Фред. — Познакомься, это Рея Блэк. Она метит на твое место в сборной.

Рея мысленно поморщилась. Слишком нетактично получилось. «Метит на твое место».

— Анджелина Джонсон, — кивнула Рее Анджелина. — Капитан команды. Кстати, испытания назначены на среду. И я бы хотела, чтобы все были в шесть на стадионе. Нужно посмотреть, как новичок впишется в команду.

— Так смотри, — беззаботно указал на Рею Фред.

Все четыре девушки посмотрели на него с единственным словом, написанным на лице: «Мужчины!».

— Что? — спросил Фред и рассмеялся. Следом за ним захохотали девушки.

Когда компания отсмеялась, Фред шутливо поклонился.

— А теперь, дамы, вынужден откланяться! Нужно найти мою вторую половинку!

И, под новую волну смеха Кэти, Анджелины и Алисии, Фред удалился.

— А кто — его вторая половинка? — поинтересовалась Рея.

— Джордж! — хором воскликнули девушки.

Прочитав в глазах Реи вопрос, Анджелина пояснила.

— Брат Фреда. Близнец.

— А-а-а, — протянула Рея.

Это напомнило ей кое о чем.

…Зеленая вспышка, крик, хохот мужских глоток…Карена падает на пол, ее темные волосы, закрывают лицо. Рея словно видит свою смерть…

— Рея, что с тобой? — спросила Кэти. — У тебя такой вид, словно ты увидела привидение.

— А? — вздрогнула от неожиданности Рея. — Нет, ничего. Все в порядке.

— А, ну ладно, — кивнула Кэти. — Так вот. Фред и Джордж похожи, как две капли воды. Их очень сложно отличить.

— Практически невозможно, — добавила Алисия.

— Да уж, и по характеру — два совершенно неотличимых бесенка, — усмехнулась Анджелина.

— Но люди они интересные, — добавила Кэти.

— По крайней мере, скучно с ними никогда не бывает, — на этот раз усмехнулась Алисия.

И, поговорив о близнецах Уизли, девушки плавно перешли к обсуждению уроков и школы. Рея внимательно слушала характеристики преподавателей.

Так, после получасового разговора, она уяснила для себя, что профессор Стебль — милая женщина, профессор Мак Гонагалл, декан Гриффиндора, — строгая, но справедливая, профессор Трелони — чокнутая старуха, а профессор Снегг — сущий кошмар (- Шастает по школе, как летучая мышь, и не знает большей радости, чем снятие с Гриффиндора пары десятков баллов, — сказала Кэти).

И тут Рея вспомнила про книгу, которую оставила на кресле. Она попрощалась в девушками и пошла к камину.

И каково же было ее удивление, когда она увидела сидящего на кресле мальчика с ее книгой в руках!

— Кхм… Можно мне забрать ее? — довольно-таки вежливо спросила она.

Юноша поднял голову.

Его зеленые глаза посмотрели на Рею из-за стекол круглых очков, и в них мелькнула… радость?

— Да, конечно, — юноша протянул книгу Рее. — И еще… Я со вчерашнего вечера хотел у тебя спросить, — и он осторожно задал вопрос. — Ты случайно не родственница Сириуса Блэка?

Рея подняла брови. Второй такой вопрос за полтора часа… Это что-то значит. Может быть, они здесь знают ее отца? Отца, от которого не осталось даже фотографии, сгоревшей через два месяца после их рождения, при пожаре в доме бабушки Маргарет.

— Я не знаю никого из своих родственников по линии отца, — ответила Рея. — Я никогда не видела отца и не знаю о нем ничего. Бабушка и мама решили, что так будет лучше для нас… если мы не будем знать…

«Черт, Рея Блэк, ты откровенничаешь с первым встречным! Тебя что, жизнь мало била лицом о стену?!» — раздраженно подумала девушка.

— Ясно, — протянул юноша. — Ты знаешь, что очень похожа на одного человека?

— Нет, не знаю, — с легким сарказмом сказала Рея.

— Тогда тебе действительно лучше не знать, — вздохнул юноша и протянул Рее книгу. Та молча взяла ее и нахмурилась.

«Боже мой, за ним остается последнее слово! Да и что тут можно сказать?» — подумала она.

— Подожди! — произнесла она вслух.

— Да? — обернулся юноша.

— На кого я похожа? — спросила Рея, сдвинув брови.

«Да, она — его копия» — подумал Гарри и мысленно улыбнулся.

— На… Сириуса Блэка, — сказал юноша.

Уже второе упоминание об этом человеке за одно утро.

— И кто он такой, этот Сириус Блэк? — спросила Рея.

— Потише, пожалуйста, — сказал юноша и сел обратно в кресло, взглядом указав ей на соседнее. — Сириус Блэк — человек, невинно осужденный и после сбежавший из Азкабана.

Рея присвистнула.

«Отец, который сбежал из Азкабана?» — подумала она. — «Неудивительно, что это так старательно скрывали…»

— Но он был осужден несправедливо! — горячо сказал юноша, и тут уже Рея прислушалась повнимательнее. — Его судили за то, что он примкнул к Волан-де-Морту и выдал моих родителей ему. И еще за то, что он убил своего друга и еще двенадцать маглов.

Брови Реи поползли вверх.

«Неслабо… Весьма неслабо… Если посчитать, то двенадцать маглов, три волшебника плюс еще «бонус» на службе Темного Лорда. А он не терял времени даром…»

— Но я точно знаю — это не он. Это сделал тот самый друг, которого Сириус, якобы, убил. И потом он подстроил свою смерть, вернее, фальсифицировал ее. И теперь Сириус должен скрываться, — закончил Гарри.

Рея сидела и молчала.

«Интересное начало», — подумала она. — «В первый же день в Хогвартсе я узнаю о своем отце больше, чем за все предыдущие годы»

— Зачем ты рассказал мне об этом, Гарри? — спросила она наконец.

Тот вздрогнул.

— Я не знаю. Может быть, потому, что любой человек имеет право знать правду о себе. И о своем прошлом.

— Это не мое прошлое, — сказала Рея. — Мое прошлое, это то, что было со мной. А это — события из жизни человека, который…который, может быть, вовсе не является моим отцом. Зачем ты рассказал мне об этом? — это звучало уже не как вопрос, а как печальный укор. И тут же Рея тряхнула головой и сказала. — Ладно, что сказано, то сказано. Я пойду к себе. Пока.

И девушка поднялась с кресла.

— Подожди, — окликнул ее Гарри. — Откуда ты знаешь, что меня зовут Гарри?

Рея усмехнулась и медленно начертила в воздухе молнию.

— Ах…Да, конечно, — немного смущенно улыбнулся Гарри. — Ладно, до встречи.

— До встречи, — ответила Рея и поднялась к себе в комнату.

В целом выходной прошел неплохо. После обеда Рея и Стивен отправились гулять к озеру. Они весело болтали о прошедшем лете, а потом Рея рассказала ему о своем разговоре с Гарри.

— Как ты думаешь, Сторм, он и правда мой отец? — спросила она после повествования.

— Сейчас еще рано делать выводы, Рея. К тому же, почему ты так боишься этого? Почему ты не хочешь увидеть отца?

— Потому что… Стив, я боюсь разрушить иллюзию идеального отца, которую создала намеками и полунамеками моя мама… Я боюсь увидеть его и понять, что он совсем не такой, как мне хотелось бы…Я боюсь… Боюсь, что бабушка Маргарет не зря настаивала на том, чтобы скрывать от нас все сведения об отце…

— А может, тетя Маргарет ошиблась? Может быть, она зря не рассказывала вам об отце? Может быть, она недооценила крепость твоего характера? Или переоценила вину твоего отца? Знаешь, лучшее, что я могу тебе посоветовать — напиши Маргарет письмо.

— Ты правда так думаешь? — спросила Рея и, получив утвердительный кивок, решила. — Да, я так и сделаю. Спрошу у нее. Спасибо, Стив. Я не знаю, что бы я делала без тебя.

— Наверное, сидела бы сейчас, закрывшись у себя в комнате, и читала какую-нибудь книгу класса «завяжи мозги узлом», — улыбнулся он.

Рея засмеялась.

А потом они вновь продолжили разговор о факультетах и перспективах проведения свободного времени.



Глава 3. Первые уроки

А с понедельника начались занятия.

Утром, получив расписание, Рея с удовлетворением отметила, что зельеварение у них вместе со слизеринцами. Однако других гриффиндорцев это не слишком обрадовало.

— Нет, ну опять нас ставят к Снеггу со слизеринцами! — ворчала Кэти.

— Снова эти замечания, — сказал недовольный Ли Джордан. — «Мистер Джордан, почему у вас накипь на котле?!». «Мистер Джордан, почему у вас мандрагора порезана вдоль, а не поперек?!». «Мистер Джордан, какого черта вы работаете лучше тупого индюка Монтегю?!».

Гриффиндорцы понимающе закивали головами.

Но делать нечего — семикурсники Гриффиндора и Слизерина отправились в подземелья, где располагался кабинет зельеварения.

Рея разговаривала с Кэти и Анджелиной, когда к ней подошел Стивен.

— Прошу прощения, — негромко сказал он.

Рея обернулась и улыбнулась ему.

— Привет, Стив. Кстати, давайте я вас познакомлю? Девушки, это Стивен Сторм, — она указала на Стивена. — А это — Кэти Белл и Анджелина Джонсон.

— Приятно познакомиться, — ответили все трое.

— А теперь можно тебя на пару слов? — спросил Стив.

— Конечно, — ответила Рея, и они со Стивом отошли в сторонку.

— Рея, я хотел у тебя спросить. Ты написала письмо Маргарет?

— Нет еще, — ответила Рея. — Сегодня напишу.

— И вот что я хочу тебе сказать, — сказал Стивен. — Не обвиняй ее, пожалуйста. Ты ведь знаешь, она далеко не железная.

— Знаю, — кивнула Рея печально. — И… не буду. Я просто спрошу, почему она так старательно избегала темы о моем отце. И спрошу, не дочь ли я этого Сириуса.

— Да, так и сделай, — сказал он. — Кстати, ты не собираешься играть в сборной?

— Собираюсь, — улыбнулась Рея.

— А я — нет, — ответил Стив.

— Почему? — удивилась Рея.

— Потому что место ловца у слизеринцев занято. А кем-то другим я быть не хочу.

— Не везет тебе с квиддичем, Стив. Сначала Виктор, теперь еще этот слизеринец.

— Точно. Кстати, отгадай, кто тут ловец?

— Без понятия.

— Драко Малфой.

— И кто это? А! Не тот ли это Малфой, папашу которого выперли из Попечительского совета? Говорят, теперь Малфой-старший имеет прочные связи в Министерстве. А сынок, наверняка, самовлюбленный чистокровный придурок.

— Точно. По крайней мере, похоже на то.

Пронзительный голос звонка прервал их разговор.

— Ладно, пойдем на урок, — сказала Рея и направилась к дверям.

Класс зельеварения оказался почти таким, каким его себе представляла Рея.

Каменное помещение, три ряда парт, массивный учительский стол. И все это в мрачной черно-серой гамме.

— Веселенькое местечко, — вполголоса пробормотала Рея.

— Это еще что, — негромко сказал за ее спиной Фред. — Вот когда придет Снегг…

Ученики заняли свои парты. Рея села вместе с Кэти, впереди устроились Алисия и Анджелина, а позади, на последней парте, Фред и Ли Джордан, парень с дредами.

— А где Джордж? — спросила Кэти, обернувшись назад.

— В гостиной, — ответил Фред.

— Решил пропустить зельеварение, — усмехнулся Ли.

— Ясно, — кивнула Кэти. — И долго он там пробудет?

— Думаю, первую пару, — махнул рукой сосед Фреда.

— Ясно, — во второй раз сказала Кэти и вновь повернулась вперед.

— Кстати, Рея, — окликнул Фред. Рея обернулась, и Фред продолжил. — Познакомься, это — Ли Джордан.

— Приятно познакомиться, Рея Блэк, — кивнула девушка.

— Взаимно, — улыбнулся Ли.

И тут в класс вошел профессор Снегг. Вообще-то, он скорее влетел, так уж похожи были полы его развевающейся мантии на крылья летучей мыши. Все разговоры моментально стихли.

— Внимание, класс, — сказал он спокойно. — Для вновь прибывших сообщаю: я — профессор Снегг, ваш преподаватель зельеделия. И я требую на своих уроках строгого соблюдения дисциплины. В этом году, к счастью, вы завершаете свое обучение. На седьмом курсе мы будем изучать зелья, приготовление которых строго контролируется Министерством Магии. И начнем мы с зелья Поллиарбус. Итак, кто знает свойства зелья Поллиарбус?

Руки подняли, как ни странно, почти все слизеринцы. И одна-единственная гриффиндорка — Рея Блэк.

Профессор Снегг оглядел аудиторию и кивнул Стиву.

— Мистер Сторм, прошу вас.

Стив поднялся с места.

— Зелье Поллиарбус, или Дезиллюмос Антивитум Поллиарбус, — сильнейший яд. Для него характерно сохранение свойств на период до шестидесяти лет. Его отличительная черта — то, что человек, отравленный Поллиарбус, становится невидимым и недосягаемым для других людей и, если сам не может найти противоядие, погибает в течение трех-десяти минут.

— Отлично, мистер Сторм. Десять баллов Слизерину. Сегодня вы будете готовить зелье Поллиарбус. По крайней мере, пытаться, — криво усмехнулся профессор Снегг.

Стив и Рея переглянулись. В отношении ядов Дурмстранг обгонял Хогвартс более чем на год. Она варили Поллиарбус еще на пятом курсе.

— Приступайте, — сказал Снегг. — Страница пятьдесят три. Ингредиенты — в шкафу, — он указал на большой темный шкаф в углу.

И тут взгляд профессора упал на Рею. На секунду в его глазах отразилось удивление и непонимание, но уже через мгновение — ненависть.

Рея подняла брови, и профессор отвел взгляд.

«Вот ведь задачка…», — подумала Рея.

И отправилась за нужными ингредиентами к шкафу. Конечно, в ее наборе зельевара были все эти компоненты. Но зачем расходовать редкие ингредиенты, если здесь они все равно в наличии?

Собственно, за свои знания в области составления зелий Рея не волновалась — в Дурмстранге она слыла лучшей зельеваркой курса.

Она привычно отмерила точное количество порошка из рога венгерского хвосторога, мелко нарезала все необходимые коренья и в необходимой последовательности бросила их в котел. Она подняла глаза на Стивена. Он добавлял в котел последний ингредиент — ягоды аконита.

Рея взяла кусочек бумаги и скатала из него шарик. Затем она, достав из сумки не что иное, как магловскую рогатку, положила шарик на спусковую резинку. Потом она растянула резинку и резко отпустила.

Шарик пролетел два метра, разделяющие руку Реи и затылок Стива, за секунду. Но этого времени хватило, чтобы Стив, обернувшийся на Рею, увидел ее, деловито листающую конспект.

Но, стоило ему отвернуться, как Рея вновь послала заряд. И как раз в этот момент Стив резко обернулся, так что шарик попал ему в лоб. Стив скосил глаза на лоб, отчего вид у него стал совершенно дурацкий.

Рея прижала ладони ко рту и тихонько захихикала, к ней присоединились Кэти, Фред и Ли. Стив хищно улыбнулся и провел большим пальцем по шее.

Рея сделала вид, что задрожала от испуга.

Потом урок пошел своим чередом. За десять минут до конца занятия Снегг начал проверять результаты и отпускать едкие замечания. Естественно, только гриффиндорцам.

— Мисс Спиннет, что это такое? — брезгливо морщась, спросил он у Алисии.

— Это — мое зелье Поллиарбус, — ответила она, несколько смутившись.

— Вы слишком крупно нарезали корень аконита и положили слишком много его ягод. Это никуда не годится, — сказал Снегг и перешел к следующим учащимся.

А следующими были Кэти и Рея.

— Мисс Белл, что-то не похоже на вашу работу, — сказал профессор. — Обычно вы добавляете ингредиенты в неверных пропорциях. Минус двадцать баллов с мисс Блэк за подсказку.

— Да за что?! — возмутилась Рея. — Ведь у нее все верно!

— Замолчите, мисс Блэк, — резко сказал Снегг. — Если вы думаете, что сможете дерзить так же безнаказанно, как в свое время ваш отец, то вы очень сомневаетесь. Я не потерплю этого. Еще минус пять баллов Гриффиндору.

Рея замолчала, щеки ее пылали.

Он тоже знает ее отца. Складывалось такое ощущение, что только она и не ведает о нем.

Профессор Снегг перешел к Фреду и Джорджу.

— Мистер Уизли, мистер Джордан, это никуда не годится, — сказал он. — Вы либо не умеете читать, либо не умеете слушать. Лично я думаю, и то, и другое. В рецепте же ясно написано, мистер Уизли, что нужно растолочь рог хвосторога после остальных ингредиентов. И вы, мистер Джордан, могли бы прочитать в третьем пункте, что корень аконита нужен свежий, а не высушенный.

— Но этот был последний, — возразил Ли.

— Это уже ваше упущение, мистер Джордан, — произнес Снегг и прошествовал дальше.

— Нет, ну это уже слишком! Ни в какие рамки! — возмущенно зашептала Рея.

— И вот так всегда, — вздохнув, сказала Кэти. — Одно радует — недолго осталось терпеть.

На следующий урок, историю магии, пришел брат Фреда. Когда Рея увидела их рядом, ее посетило ощущение, что у нее в глазах двоится.

Но, не успел Фред сказать и слова, как в класс просочилось задумчивое привидение — профессор Биинс. Он начал скучнейшую лекцию о войне горных троллей и гоблинов.

Через пять минут класс погрузился в дрему, и только Рея, человек пять когтевранцев да еще двое гриффиндорцев писали конспекты. Но вскоре и они бросили это бесполезное занятие и стали просто слушать, борясь со сном.

И все почувствовали неимоверное облегчение, услышав звонок.

По пути в Большой зал Рея познакомилась с Джорджем Уизли. Она тщетно пыталась найти хоть одно внешнее различие между ним и Фредом. Но они были так похожи, словно один был отражением другого.

Джордж рассказал Рее, что даже миссис Уизли путает их. А потом, заговорщицки подмигнув, сказал: «Ну, а мы научились этим пользоваться!». Рея улыбнулась. Ей это было знакомо.

Быстро пообедав, семикурсники гриффиндорцы и когтевранцы отправились на совместную трансфигурацию.

Профессор Мак Гонагалл начала урок с повторения пройденного. Но задачку все равно задала трудную. Нужно было трансфигурировать черепаху в кошку, а потом кошку — в диванную подушку.

Здесь уж Рея помучилась. Кошка у нее получилась шустрая и постоянно норовила спрыгнуть со стола. Наконец, замучившись возвращать ее на место, Рея применила обездвиживающее заклинание и превратила-таки свою рыжую мурлыку в не менее рыжую подушку с бахромой, напоминающей кошачьи усы.

— Неплохо, мисс Блэк, — сказала профессор Мак Гонагалл. — А вот вам, мистер Уизли надо потренироваться.

Ли и Джордж от души хохотали, глядя на творение Фреда: пушистую диванную подушку, шевелящую в воздухе когтистыми лапами и время от времени издающую грозное урчание.

После слов профессора Мак Гонагалл к ним повернулся весь класс, и тут же кабинет заполнился дружным хохотом.

— Хо-хорошо, — сквозь смех выдавил Фред. — Я по-потренируюсь. Ой!

Неудавшаяся подушка цапнула-таки своего «творца» когтями.

Вечером Рея вновь листала справочник по циклическим проклятьям, сидя в кресле у камина. И тут страницы книги закрыл лист пергамента с надписью «Расслабься!». Рея подняла глаза и встретилась взглядом с Фредом (или Джорджем?) Уизли.

— Привет, — улыбнулся он.

— Привет, — Рея улыбнулась в ответ.

— Как ты оценишь предложение присоединиться к нашему шахматному турниру? — спросил юноша.

— Как чертовски заманчивое, — ответила Рея.

— Ну, так это ведь моя стихия, — улыбнулся Джордж (или Фред?). — Ведь «old George» значит именно «черт».

«Так, значит, все-таки Джордж», — мысленно улыбнулась Рея.

— Так пойдем? — Джордж кивнул головой на столик с шахматной доской.

— Пойдем, — согласилась Рея, и они направились туда, где уже шла суровая борьба за первенство между Ли, Фредом, Гарри и младшим братом Уизли, Роном. Джордж и Рея заняли третью доску и начали игру.

Минут через десять Рея передвинула ладью и сказала: «Мат».

Джордж обреченно вздохнул, а девушка отправилась соревноваться с Ли. Но вот он-то оказался Рее не по зубам. После двадцати пяти минут игры король Реи перестал существовать.

После продолжительной схватки Ли и Рона места распределились следующим образом: «малыш»-пятикурсник стал первым, Ли досталось серебро, а Рее — бронза.

Затем, вдоволь посмеявшись над происшествиями первого учебного дня, все разошлись по своим комнатам.

Там Рея села за работу над сочинением для Снегга.

«Помощь человеку, подвергшемуся отравлению зельем Поллиарбус»

Рея старательно вывела этот заголовок на свитке пергамента длиной в четыре фута. Снегг, похоже, не понимал, что такое «первый день учебы».

И, опустив голову над свитком и время от времени убирая прядь, спадающую на глаза, девушка начала писать.

Глава 4. Welcome!

Вторник пролетел незаметно: утром и днем занятия — уход за магическими существами, травология и заклинания; вечером — завершение сочинения для Снегга; составление подробного рисунка каппы, описание средства защиты от него; дополнительное чтение все того же фолианта «Циклические проклятья и защита от них».

Зато среда была наполнена радостным волнением — в шесть часов решалась судьба Реи-нападающей.

Рея никак не могла сосредоточиться на уроках, мысли в голове вертелись со скоростью вредноскопа.

После обеда у семикурсников не было уроков, и Рея со Стивеном пошли прогуляться.

— Главное — не трясись, — наставлял племянницу Стив. — Все будет нормально. Ты — лучше всех.

Рея недоверчиво фыркнула.

— Ну, может быть, не всех…, - добавил Стив. — Например, меня тебе ни за что не превзойти…

Рея снова фыркнула.

— Так ты не веришь? — спросил Стив, и в глазах его сверкнули задорные искры.

— Ни в малейшей степени, — покачала головой Рея.

— А ну-ка, сейчас ремнем да по заду! — шутливо пригрозил Стив.

От такого неожиданного варианта расправы Рея временно лишилась дара речи.

Стив захохотал во все горло, глядя на ее озадаченную физиономию.

— Чего ты смеешься? — спросила Рея и, прыгнув на смеющегося «дядюшку», свалила его с ног.

Хохочущим клубком они покатились по траве, и тут их окликнул жесткий холодный голос.

— Мистер Сторм, мисс Блэк, что это значит?

Рея и Стив сели и, озадаченно моргая, воззрились на сурового преподавателя зельеварения.

— Я, кажется, спросил вас. Что вы прикажете мне думать, увидев такую «сладкую парочку», кувыркающуюся в траве?

Стив и Рея смутились.

— Мы не вправе приказать вам что-либо думать, сэр, — ответил Стив. — Но мы просто… играли.

Это слово прозвучало настолько наивно, что оба, Стив и Рея, тут же стали давиться смехом. Однако профессору Снеггу было определенно не смешно.

— Я доложу об этом вашему декану, мисс Блэк, — сказал он. — А вам, мистер Сторм, я бы посоветовал впредь быть разборчивей с выбором партнеров для… игр.

Рея резко вскинула глаза. Если она еще способна соображать, ее только что назвали недостойной общества Стивена Сторма. То есть фактически отбросом или же … грязнокровкой.

— Профессор, — решительно начал Стив, — я решительно не понимаю, каким образом моя племянница может быть недостойной моего общества.

— Вот как? — поднял брови Снегг. — Племянница… Но в данном случае, мистер Сторм, кровное родство не имеет никакого значения. Скорее, здесь важны личные качества.

И мастер зелий удалился, не дав Стивену добавить хотя бы слово.

— Вот ведь старый…! — сказал Стив, от души добавив нецензурное словечко.

А Рея молча смотрела вслед развевающейся мантии профессора, и в глазах ее застыла смесь горечи и ненависти.

— Да брось ты, Рея! — воскликнул Стив. — Пусть говорит, что ему вздумается. Ты-то ведь знаешь, что это не так!

Рея перевела на него свой взгляд.

— Нет, Стив, я не знаю, — ответила она.

— Рея! Очнись! Я знаю это! — сказал Стив. — И теперь ты должна, нет, ты обязана приложить все возможные усилия для того, чтобы доказать всем, в том числе и этому старому козлу, что Рея Блэк — это не только «племянница Стивена Сторма», но и выдающаяся нападающая.

Рея посмотрела на Стива, и на ее губах заиграла легкая улыбка.

До испытания оставалось пять минут. Народу на стадионе было немного: сборная Гриффиндора по квиддичу, пять претендентов на место команде, около дюжины болельщиков и профессора Мак Гонагалл и Трюк, стоящие в отдалении и тихо переговаривающиеся.

Среди испытуемых был один мальчик — третьекурсник Дэвид Ливингстон. Несмотря на такое выдающееся имя, он испуганно и робко поглядывал на Алисию, Кэти, Анджелину, Фреда, Джорджа и Гарри, одетых в алые спортивные мантии.

Рея чувствовала несильное, но очень надоедающее волнение. Джинни, младшая сестра Рона, Фреда и Джорджа, стояла рядом с ней, и вид у нее тоже был крайне взволнованный. В этом году Джинни решила-таки испытать себя в роли нападающей, раз ей представился такой шанс. Еще две девочки стояли в той же цепочке претендентов. Одна из них, по виду второкурсница, была растрепанной, словно только что проснулась, а другая, явно не младше шестого курса, стояла, глядя в одну точку и раскачиваясь с пятки на носок.

— Думаю, начнем, — сказала Анджелина. — Рея Блэк.

Рея оглядела стоящих напротив болельщиков.

Фред и Джордж вскинули вверх кулаки, Кэти и Алисия подмигнули ей, а Стив ободряюще улыбнулся.

Рея оседлала свою метлу и поднялась в воздух вслед за Анджелиной. Та улыбнулась и кивнула ей, а затем внезапно послала квоффл. Рея, не ожидавшая такого резкого поворота событий, едва успела поймать его в паре дюймов от своего правого плеча и отослать обратно Анджелине. Как только бывшая нападающая поймала квоффл, она сразу же вновь метнула его в сторону Реи. На этот девушка просто с размаху отбила мяч правым кулаком. Она парила над полем, время от времени резко виляя то вправо, то влево за стремительным красным мячом. Наконец, Анджелина дала ей передохнуть две секунды, а потом послала крученый мяч. Рея сосредоточилась на летящем чуть выше ее головы квоффле и, точно вписавшись в его движение, сжала в руках его мягкие кожаные бока.



И тут же счастливо рассмеялась. Ей стало так легко, словно она встретила дорогого человека после долгой разлуки.

Снизу послышались аплодисменты и одобрительные выкрики.

Рея мягко приземлилась на пружинящую землю и, перекинув ногу через метлу и взяв свой «летательный аппарат» за древко, пошла туда, где стояли зрители и сборная.

— Молодец, Рея! — в один голос воскликнули Фред и Джордж.

— Отлично! — улыбнулась Кэти.

— Считай, что ты в сборной! — добавила Алисия.

— Спасибо, — улыбнулась Рея.

— Я горжусь тобой, Рея! — улыбнулся Стивен.

— Спасибо, дядя Стив! — Рея обняла «мистера Сторма».

— Дядя?! — хором воскликнули Кэти, Алисия, Гарри и близнецы Уизли.

— Да, дядя, — улыбнулась Рея. — Сторм — мой дядя по матери. Вернее, двоюродный дядя. Поэтому мы и дружим с детства.

— А мы-то думали! — хлопнула себя по лбу Кэти.

— А мы думали, что вы…, - сказала Алисия, смутившись. — Как бы это сказать?

— Пара? — подняв бровь, спросил Сторм.

— Вообще-то да, — смутившись еще больше, подтвердила Алисия.

Рея и Стив фыркнули.

— Не вы первые, — сказала затем Рея.

— И, видимо, не вы последние, — добавил Стив.

И тут Анджелина сказала: «Джинни Уизли».

Все взгляды сразу же обратились в сторону младшенькой рыжеволосой Уизли.

— Давай, Джин! — крикнули Фред и Джордж.

Джинни кивнула и поднялась в воздух. Анджелина начала проверку таким же внезапным броском, что и у Реи. Но ведь Джинни уже ожидала этого: она резко вскинула руки и поймала мяч в дюйме от своего виска.

И перебросила его Анджелине.

Та не стала даже ловить мяч, а просто отбила его снова к Джинни. Она поймала и его. Раз за разом Джинни ловила брошенные ей мячи. У нее это получалось не так уверенно и пластично, как у Реи, но ведь Джинни была моложе на три года.

Анджелина послала завершающий, крученый мяч. Он помчался к Джинни, она протянула руки, коснулась мяча и… выронила его.

Рея разочарованно выдохнула и вдруг поняла, что от всего сердца переживала за соперницу.

Расстроенная, Джинни приземлилась на поле и побрела к братьям.

— Совсем неплохо, Джин! — постарался подбодрить ее Фред.

— Правда, — поддержала его Кэти. — Для четверокурсницы это очень даже неплохо.

— Но для нападающей сборной Гриффиндора — маловато? — подняла глаза Джинни. — Да ладно, я всерьез и не надеялась.

— А зря, — сказала Рея, и взгляды стоявших рядом обратились на нее. — Ты прекрасно справилась. А крученый мяч упустить немудрено.

— Но ведь ты не упустила, — слегка улыбнулась Джинни.

— Я не упустила, — согласилась Рея. — Но если ты потренируешься, то тоже сможешь брать такие мячи.

Джинни немного подумала, а потом кивнула.

— Ух ты! — вдруг воскликнул Гарри, взглянув на метлу Реи.

— Что? — спросил его Фред.

— Рея, у тебя «Серебряная стрела»! — сказал Гарри.

— Ну, да, — кивнула девушка.

— Мадам Трюк сказала, что их лет двадцать уже не выпускают, — пояснил причину своего удивления Гарри.

— Ну, это что-то вроде семейной реликвии, — засмеялась Рея. — Это была метла еще моей мамы.

…Лицо мамы, в глазах которой застыл ужас. Зеленая вспышка, мама падает на деревянный пол замертво…

Рея тряхнула головой, отогнав видение.

Тем временем испытания претендентов закончились, и последний участник — Дэвид Ливингстон — спустился на землю.

Анджелина, мадам Трюк и профессор Мак Гонагалл разговаривали в стороне.

Затем профессор мак Гонагалл вышла на середину образовавшегося свободного пространства и объявила результаты.

— Итак, по результатам отбора новой нападающей становится мисс Блэк.

— Ура! — завопили Кэти, Алисия, Фред, Джордж и Стив. Рею словно накрыло теплой волной радости. До нее начал доходить весь смысл происходящего — она принята. Она в команде. Она смогла.

— И запасной, — продолжила профессор мак Гонагалл, — стала мисс Уизли.

— Ура! — теперь к ребятам присоединилась и Рея.

Джинни улыбалась до ушей.

Анджелина подошла к счастливым гриффиндорцам и Стивену и улыбнулась.

— Добро пожаловать в сборную, — сказала она.

И в таком приподнятом настроении ребята отправились в замок.

Глава 5. Гриффиндор — Слизерин

И началось иное время в жизни Реи — помимо уроков и домашних заданий, помимо сидения в библиотеке и вечеров в гостиной с друзьями, помимо прогулок и разговоров со Стивом теперь два раза в неделю проводились тренировки.

Так незаметно пробежал первый месяц учебы, и стало неуклонно приближаться открытие сезона игр по квиддичу.

За две недели до матча Анджелина, которая блестяще справлялась с обязанностями как капитана, так и вратаря, довела количество тренировок до четырех в неделю.

И вот, холодным утром пятого октября, Рея проснулась и резко села на кровати.

Все ее беспорядочные утренние мысли слились в одну: «Сегодня матч!».

Сонливости как не бывало. Рея взглянула на часы — половина седьмого. Слишком рано, но теперь все равно не уснуть. Она встала, приняла душ, привела себя в человеческий вид и спустилась в общую гостиную Гриффиндора.

К ее удивлению, там уже сидели Фред, Джордж, Кэти и Анджелина.

— Что, не спится? — участливо улыбнулась последняя.

— Какой там сон, — махнула рукой Рея.

— Присоединяйся к нашему клубу «Предматчевый недосып», — предложил Джордж.

— Думаю, больше мне ничего не остается, — пожала плечами Рея и улыбнулась.

Она села в свое любимое кресло, поджав под себя ноги.

— Главное — не терять головы, — сказала Анджелина. — Слизеринцы явно уступают нам в маневренности. Да и загонщики у них — полнейшие болваны. Сегодня узнала об их новом составе, — пояснила она остальным.

— А кто остальные? — спросила Кэти.

— Остальные — те же. Только вместо Флинта — какой-то Кипли.

— А кто это такой? — спросил Фред.

— Я не в курсе, — в один голос сказали Кэти и Алисия.

— Я в курсе, — мрачно отозвалась Рея. — Кипли был нападающим в сборной Дурмстранга. А туда кого попало не берут. Один Крам чего стоит…

Все как-то слегка приуныли.

— Но есть один положительный момент, — ободрила всех Рея. — Его метла развивает большую скорость, за счет чего уступает в маневренности.

— А кто-нибудь знает о слабых сторонах Крэбба и Гойла? — спросила Анджелина. И тут же добавила. — Разумеется, о других слабых сторонах, помимо дефицита интеллекта.

— Если кто и знает, то Гарри, — пожала плечами Алисия.

И тут на лестнице, ведущей в спальни мальчиков, показался Гарри.

— Вспомнишь Гарри — здравствуй, Гарри! — прокомментировал Фред, и все, включая объект шутки, засмеялись.

Около восьми часов утра гриффиндорцы вошли в Большой зал. Слизеринцы при этом стали издавать рвотные звуки. Стивен помахал Рее, из-за чего получил несколько уничтожающих взглядов.

Никто из игроков есть не хотел, и ребята просто отсидели свои десять минут.

— Ладно, если все сыты — пойдемте на поле, — сказала затем Анджелина.

Игроки взяли свои метлы, которые предусмотрительно принесли в зал, и вышли под аплодисменты учеников Гриффиндора, Когтеврана и Пуффендуя.

Голова Реи вынырнула из горловины спортивной мантии. Она оглядела раздевалку гриффиндорской сборной. За время тренировок эта небольшая комната стала для нее почти родной. Лица игроков были серьезными и сосредоточенными. Волнение, которое Рея чувствовала еще прошлым вечером, сейчас достигло, кажется, вселенских масштабов.

— Я должна сказать речь, — сказала Анджелина. — Но я, наверное, ограничусь напутствием. Двигайтесь, маневрируйте, сбивайте их с толку. Мы всегда играли лучше. И мы сможем сегодня показать класс.

— Гриффиндор, вперед! — завопили Фред, Джордж, Алисия, Кэти, Рея и Гарри.

— Вперед! — улыбнулась Анджелина.

И команда решительно направилась к выходу из раздевалки.

— Дамы и господа, — услышали они бодрый голос Ли Джордана, усиленный громкоговорителем. — Сегодня особенный матч — первый матч сезона. И в нем играют извечные соперники — сборные Гриффиндора и Слизерина. Если бы я не был справедливым комментатором, я бы сейчас закричал: «ВПЕРЕД, ЛЬВЫ!», но, увы, я не вправе этого сделать.

На трибунах послышался смех. Игроки сборной Гриффиндора тоже смеялись от души.

— Моральная поддержка Ли Джордана дорогого стоит, — сквозь смех выговорила Кэти.

— Итак, — бодро продолжал Ли, — на поле появляется команда Слизерина. Монтегю, Уоррингтон, Пьюси, Кипли, Крэбб, Гойл, Малфой. Посмотрим, как последний справится с поимкой снитча. Ведь на поле превосходная команда Гриффиндора! Джонсон, Белл, Спиннет, Блэк, Уизли, Уизли и Поттер! Конечно же, традиционное рукопожатие капитанов. Монтегю, сменивший на этом посту Маркуса Флинта, и Анджелина Джонсон, которая, кажется, решила, что капитан Гриффиндора должен непременно быть вратарем. Сегодня первый матч Анджелины в качестве защитника ворот Гриффиндора. Давайте, давайте, жмите друг другу руки!

Монтегю сильно стиснул руку Анджелины, но она совершенно не подала виду.

— Игроки поднимаются в воздух. Свисток мадам Трюк, игра началась! И сразу же квоффл у Кэти Белл. Кэти с течением времени играет все лучше и лучше. Как, впрочем, и остальные игроки сборной Гриффиндора. Она летит к воротам Слизерина — не к своим же, в самом деле, воротам ей лететь. Наперерез устремляется Уоррингтон, но она уходит влево и… прямо под бладжер Крэбба! Кэти выронила квоффл, но тот остается у гриффиндорцев — прямо из-под носа Кипли его выхватила Рея Блэк. Рея — новая нападающая сборной Гриффиндора. Она стремительно летит к воротам соперников, обходит Пьюси, дает пас Алисии Спиннет. Алисия летит к вратарю Монтегю. Бросок и… ГОЛ! 10:0, впереди Гриффиндор!

Трибуны взревели, внизу всколыхнулись алые волны болельщиков сборной Гриффиндора — три четверти школы.

— Игра тем временем продолжается, квоффл у Кипли. Кипли — тоже новичок, но в команде Слизерина. Он уверенно летит к воротам Гриффиндора. Кэти Белл пытается подрезать его, но Кипли резко уходит вверх. Алисия Спиннет пытается перехватить квоффл, Кипли уходит и от нее. Но нет! Это был обманный маневр гриффиндорских нападающих! Кэти Белл зашла снизу и завладела квоффлом. Блестящий маневр! Пас на Рею Блэк. Рея уходит вниз от бладжера, выходит из пике за спиной Уоррингтона, продолжает путь к воротам. Справа к ней стремительно несется еще один бладжер. Но какой к черту бладжер, когда рядом Фред Уизли! Он отбивает назойливый мяч в Пьюси, точно попав ему по затылку. Не зевай, Эдриан, так можно и мозгов лишиться! Если, конечно, есть, что терять!

Пьюси гневно посмотрел на Ли и попытался перехватить мяч у Реи.

— Пьюси летит наперерез Блэк, но тут же нос к, скажем так, боку встречается с бладжером от Джорджа Уизли. Причем нос Пьюси пострадал гораздо больше бока бладжера. Рея делает бросок, но тут же Монтегю дает сигнал на тайм-аут. Неужели не засчитают? Но нет! ГОЛ ЗАСЧИТАН! 20:0 в пользу Гриффиндора!

Рея вскинула вверх руку, зажатую в кулак.

— Молодец! — сквозь рев трибун прокричал подлетевший к ней Джордж.

— Спасибо! — прокричала она в ответ.

Команды опустились на траву поля.

— Молодцы! — сказала Анджелина. — Так держать. Но сейчас слизеринцы будут играть гораздо жестче. Гарри, постарайся поймать снитч поскорее.

Гарри, смотрящий вверх в поисках снитча, коротко кивнул.

Прозвучал свисток мадам Трюк, и ребята оттолкнулись от земли.

— По свистку судьи команды вновь взмывают над полем. Квоффл в игре. Им завладел Кипли, и он явно не намерен отдавать его кому-либо. Он обходит Блэк, затем уворачивается от бладжера Фреда (а может быть, это был Джордж), входит в пике, уходя от Спиннет, и приближается к Джонсон. Бросок… впустую! Анджелина спасает ворота команды. Молодец!

Кипли гневно сплюнул вниз.

— Осторожно, Кипли, попадешь в мадам Трюк — Круциатус покажется щекоткой, — поддел слизеринца Ли. — Квоффл тем временем перекочевал к Кэти Белл. Но бладжер ударяет ее по руке. Господи, это ведь, наверное, так больно!

Кэти побелела и закусила губу, квоффл выпал из ее рук, и его подхватил Пьюси.

И тут Кэти соскользнула с древка метлы, попыталась ухватиться за него здоровой рукой, на секунду повисла на ней, а потом начала камнем падать вниз.

— Кэти срывается с метлы. ДА СПАСИТЕ ЕЕ УЖЕ, КТО-НИБУДЬ!!! Вот он, добрый самаритянин! Гарри Поттер, выдающийся ловец сборной Гриффиндора, подхватывает Кэти Белл на лету и… приземляется? ОН ПОЙМАЛ СНИТЧ! Счет 170:10 в пользу Гриффиндора! Стоп! А почему у Слизерина десять очков? Ах, это Пьюси воспользовался положением! Ну, ладно, зато ГРИФФИНДОР ПОБЕДИЛ!

Встревоженная команда Гриффиндора, приземлившись, побежала туда, где приземлился Гарри с Кэти.

— Как она? — спросила Рея у Гарри.

— Без сознания, — ответил тот.

— Исправим, — отозвалась Рея. — Энервейт!

Кэти открыла глаза, попыталась подняться, но тут же побелела и застонала сквозь стиснутые зубы.

Игроки сборной Гриффиндора сочувственно смотрели на нее.

— Подожди. Анестериус! — пробормотала Рея, направив палочку на руку Кэти.

— Спасибо, — выдохнув, слабо улыбнулась она.

— Не за что, — ответила Рея. Она протянула Кэти руку, та взялась за нее здоровой рукой и поднялась.

— Надо отвести ее в больничное крыло, — распорядилась Анджелина.

— Давай, мы отведем, — предложил Джордж.

— Точно, — сказал Фред.

— Я с вами, — откликнулись остальные.

— Ладно, пойдем все, — согласилась Анджелина. Болельщики, окружившие команду со всех сторон, расступились, образовав проход, и команда двинулась в сторону замка.

Глава 6. Ричард

Мадам Помфри, ворча под нос что-то вроде «не спорт, а самоубийство», принесла Кэти зелье. Девушка залпом выпила его и скривилась.

— Боже мой, на вкус не лучше смердящего сока, — сказала она.

Друзья сочувственно смотрели на Кэти.

— Ух ты! — восхищенно произнесла она через пару минут.

— Что? — спросил Фред.

— Рука! — ответила Кэти. — Она не болит.

— Ну, еще бы, — сказала мадам Помфри.

Она осмотрела руку Кэти, удостоверилась в том, что кости срослись правильно, и отпустила команду Гриффиндора и Ли Джордана восвояси. Точнее, в общую гриффиндорскую гостиную.

Когда команда в сопровождении комментатора преодолела проем за портретом Полной дамы, ребята были буквально оглушены аплодисментами.

— Мо-лод-цы! — скандировали гриффиндорцы.

Рея почувствовала, что ее губы сами собой расплываются в довольной улыбке.

Вскоре после этого гриффиндорцы общей волной вошли в Большой зал. Слизеринцы смотрели на них, как голодные змеи. Зато ученики других факультетов вновь зааплодировали. Профессор Дамблдор смотрел на гриффиндорцев с мягкой улыбкой, профессор Мак Гонагалл — с гордостью.

Стивен подмигнул Рее со своего места, Рея послала ему воздушный поцелуй. Она прошла к столу Гриффиндора и села на скамейку между Кэти и Джорджем. Положив себе немного жаркого по-ирландски, Рея принялась за еду. Но примерно через две минуты кто-то сказал: «Совы!»

Действительно, в зал влетели совы. Волосы учеников заколыхались от ветра, который вызвали взмахи полусотни пар крыльев.

К удивлению Реи, рядом с ее тарелкой приземлился темно-бурый филин и протянул ей пергаментный конверт. Рея отвязала письмо от лапы филина, который, ухнув, снялся с места.

Рея взглянула на имя отправителя, и внутри нее все похолодело. Дрожащими пальцами она вскрыла конверт и прочитала то, что было написано на листе пергамента.

— Что-то случилось, Рея? — спросил Джордж, сидящий рядом.

Рея покачала головой и, медленно поднявшись с места, направилась к столу Слизерина.

Друзья-гриффиндорцы наблюдали, как она подошла к Стивену, тронула его за плечо. Юноша обернулся и что-то ей сказал. Рея молча протянула ему конверт, Стив опустил на него глаза, и лицо его вдруг стало каменным. Он кивнул на дверь и вышел из зала вслед за Реей.

— Да что случилось-то? — спросил Фред.

Кэти и Джордж непонимающе пожали плечами.

— Может, что-то с родственниками? — высказала догадку Алисия.

Ребята только снова пожали плечами.

— Я пойду, спрошу, — начал подниматься Джордж.

— Нет! — остановила его Кэти. — Если она позвала Стивена, значит, в этом вопросе ей нужна именно его помощь. Сядь.

Джордж неохотно сел.

А в это время Стив и Рея остановились в пустом коридоре первого этажа.

— Почитай, что он пишет, — Рея протянула Стиву письмо.

— Немногословен, как всегда, — констатировал факт Стив. — Неужели ты собираешься идти?!

Рея кивнула.

— Ты с ума сошла, Рея?! — воскликнул Стив и тут же вновь понизил голос. — Ведь он опасен!

— Знаю, — вновь кивнула Рея. — И поэтому я должна идти. Этот псих не остановится ни перед чем, если уж он решил «встретиться» со мной.

— Да, наверное, ты права, — сказал Стив. — Но одну я тебя не отпущу!

Рея фыркнула.

— Дядя Стив, — протянула она.

— Зови меня, как хочешь, но я пойду с тобой, — отрезал Стив.

— Я не против, но тебе нужно где-то спрятаться.

— Придумаем, — махнул рукой Стив. — Пойдем обратно в зал.

Когда двери зала открылись и на пороге появились Рея и Стивен, друзья девушки вздохнули с облегчением.

Как только она снова заняла свое место, на нее градом посыпались вопросы.

— Что случилось, Рея?

— От кого это письмо?

— Что-то серьезное?

— Потом расскажу, — махнула рукой Рея и вновь принялась за обед, хотя чувство было такое, что она жует ковер.

После обеда, когда Рея в сопровождении близнецов, Ли, Кэти, Алисии и Анджелины выходила из зала, к ним подошел Стивен.

— Мне не придется прятаться, — мрачно сказал он. — Мне прислали пропуск.

— Что? — подняла брови Рея.

Стивен показал ей такой же конверт, как и ее собственный.

— Семейная встреча, — усмехнулась Рея. — Оказывается, братец Рич сентиментален, — и тут она словно вспомнила о чем-то. — Минутку!

И, скрывшись в дверях Большого зала, оставила друзей в полном недоумении.

Через минуту она вернулась.

— Я сказала Дамблдору, — объяснила она Стивену.

— А ты уверена…? — начал Стив.

— Да, — ответила она.

— Ладно, тогда в половине шестого, у крыльца.

— Хорошо, — сказала Рея, и вместе с друзьями отправилась в гостиную Гриффиндора.

— Рея, может быть, ты объяснишь нам, в чем дело? — невинно поинтересовался Джордж.

— Конечно, объясню, — кивнула Рея. — Дело в том, что у Стормов, как и у любого другого рода, есть свой ублюдок. В нашем роду это Ричард. Он — мой троюродный брат. Пожиратель смерти.

Алисия охнула.

— И сегодня мы со Стивеном получили от него письма, точнее, записки, в которых он зовет нас «на встречу», — закончила Рея.

— И вы пойдете?! — воскликнули Фред и Джордж.

— Нам ничего другого не остается, — ответила Рея.

— Мы с тобой, — хором сказали Ли и близнецы.

— И мы, — добавили Кэти, Алисия и Анджелина.

— Ага, — усмехнулась Рея. — В «Кабанью голову» вваливается толпа семикурсников, а я говорю: «Рич, братишка, ты не против того, что со мной пришли друзья?». Нет уж, сидите-ка вы в гостиной.

— Но вы же, — начал Ли, но Рея приложила палец к губам.

— С нами будет Дамблдор, — тихо и спокойно ответила она.

— А-а, тогда ладно, — успокоились друзья.

— Дезиллюмос Антивитум Поллиарбус, — это Рея сказала Полной даме.

Портрет отъехал в сторону, открыв путь в гриффиндорскую гостиную.

В пять часов Рея, одетая в теплую осеннюю мантию, вышла из дверей замка.

— Привет, — улыбнулся ей Стив.

— Привет, — ответила она. — Дамблдора нет?

— Нет, — пожал плечами Стив.

— Он, наверное, уже там. Пошли?

— Пошли.

И они зашагали по двору Хогвартса к воротам.

Девушка и юноша остановились под старой вывеской, висевшей над дверью трактира. «Кабанья голова» — гласила надпись.

Стив взялся за ручку двери и посмотрел на Рею. Она закрыла глаза, глубоко вдохнула и через секунду решительно кивнула.

Стив толкнул дверь, и она со скрипом отворилась.

Семикурсники вошли в грязное помещение трактира и огляделись.

За столиком у окна сидела старушка в широкополой шляпе, из-под которой выбивались седые букли.

За соседним — мужчина с густыми и длинными рыжими усами.

А за дальним столиком сидел человек в мантии с капюшоном. Он поднял голову, и Рея встретилась с ним глазами. Она словно попала под ледяной душ, ей захотелось сжаться, стать маленькой и незаметной, скрыться.

Ричард оскалился, что, по-видимому, должно было имитировать улыбку.

К черту страх!

Рея решительно направилась к столику Ричарда вслед за Стивом.

— Привет, ребятки, — сказал Ричард, когда они сели. — Как дела?

— Чего тебе надо? — резко спросил Стив.

— Зря ты так грубо, Стив, — осуждающе сказал Ричард. — В конце концов, мы же родственники. Да еще и так давно не виделись.

— Лично я не очень страдала от недостатка твоего внимания, — сказала Рея.

— Здравствуй, малютка Ри, — оскалился Ричард. — Как поживает Лиз?

— Никак, — спокойно, бесцветным голосом сказала Рея. — Ее убили твои дружки.

— Значит, это правда, — кивнул Ричард. — А теперь давайте поговорим о деле. Знаете, вы ведь уже взрослые, будущие выпускники… Пора задуматься о работе. Я предлагаю вам вступить в нашу команду.

— Ты не похож на рекламного агента, Ричард, — холодно заметила Рея.

— Думаю, нам скорее подойдет команда вроде «Падделмир Юнайтед» или «Торнадос», — добавил Стив.

— Но послушайте меня внимательно, — сказал Ричард. — Я понимаю, сейчас вы полны амбиций. Наверняка, полоумный старик Дамблдор накачал вас идеями о превосходстве добра над злом. Но это все — чушь. В мире нет добра, нет зла, а есть только власть, — в глазах Ричарда появился стальной блеск. — И Темный Лорд сможет дать вам эту власть.

Слова Ричарда напомнили Рее кое о чем: Дамблдор до сих пор не появился. Она стала немного волноваться: может быть, он забыл?

— Может быть, у тебя и львиное сердце, — сказал Стив Ричарду, — но мозги точно куриные.

Ричард посмотрел на него с ненавистью.

— Да поймите же вы, глупцы! — зашипел он. — Тот, кто стоит на стороне Темного Лорда — стоит на стороне победителя! Когда мы победим, нам достанется власть! Мы будем править миром и упиваться своим могуществом!

— Ты хочешь сказать, «если вы победите»? — скептически сказала Рея.

— Нет, «когда мы победим»! — с фанатичным блеском в глазах продолжал Ричард. — В мире нет волшебника, чьи силы были бы равны силам Лорда! Он поможет нам выиграть эту войну. Мы на пути к величию.

— Вы на пути к моральному разложению, — сказала Рея с отвращением.

— Следи за своими словами, Рея. Иначе отправишься к своей сестренке, — прошипел Ричард.

Стив дернулся, но его опередила Рея.

Она вскочила и схватила Ричарда за ворот мантии.

— Так ты знаешь и про Карену? — сказала она, глядя в его глаза. — А может, ты и сам был среди тех ублюдков?

Руки Реи словно обожгло кипятком. Она разомкнула пальцы и села. Ричард опустил палочку.

— Так-то лучше, — сказал Ричард. — Нет, я не был среди них. В то время я был на другом задании. Но если бы мне предложили пойти туда, я бы не отказался.

— Мерзавец! — в один голос воскликнули Рея и Стив.

Они выхватили палочки, но Ричард оказался несколько проворнее. Из его палочки вырвался луч света и ударил Стива в грудь. Юношу отбросило на несколько метров и ударило головой об стойку.

Но Рею задержать Ричарду не удалось. Ее кулак врезался ему в челюсть, а потом синяя вспышка отбросила его к стене.

Ведьма в шляпе подошла к Рее.

— Мисс Блэк, в следующий раз лучше воспользоваться палочкой, — спокойно сказала ведьма.

— Профессор Дамблдор? — неуверенно спросила Рея.

— Именно, — кивнул «миссис Дамблдор».

— Ой! — воскликнула Рея.

Она подбежала к лежащему без сознания Стивену.

— Сторм! — воскликнула она. — Сторм, очнись!

Рея похлопала Стива по щекам. Он открыл глаза.

— Сторм! — воскликнула она и крепко обняла его. — Ты жив!

— Пока — да, — с трудом сказал Стив.

— Ой, извини! — спохватилась Рея и отпустила «дядюшку».

— Хорошо, что у меня такая понятливая племянница, — улыбнулся Стив и поднялся на ноги.

— И плохо, что у тебя такой гнусный племянник, — добавила Рея, глядя на Ричарда, связанного светящимися нитями из палочки профессора Дамблдора.

— Мисс Блэк, мистер Сторм, можете возвращаться в замок, — сказал директор, все еще находящийся в обличье седоволосой дамы в шляпке.

— До свидания, — попрощалась Рея. — И огромное Вам спасибо.

— До свидания, — ответил Дамблдор.

— До свидания, — отозвался ничего не понимающий Стив.

Когда ребята вышли из «Кабаньей головы», Стив задал мучивший его вопрос.

— Рея, что случилось после того, как я потерял сознание?

— Ты ударился головой о стойку, потерял сознание. Я от неожиданности забыла про палочку и двинула Ричарду кулаком в челюсть.

Стив негромко засмеялся.

— А потом Дамблдор нокаутировал его каким-то заклинанием, — продолжила девушка.

— Дамблдор? Он пришел? А куда же он потом делся? — спросил удивленный Стив.

Теперь засмеялась Рея.

— Он никуда не делся. И был там с самого начала, — сказала она, а потом пояснила. — Та седовласая леди в шляпке — профессор Дамблдор.

Стив громко захохотал.

— Интересно, что подумают наши однокурсники, если мы скажем им, что видели профессора Дамблдора в дамской шляпке и седыми буклями?

Рея тоже засмеялась, а потом ответила.

— Мои поймут.

— А мои — нет, — отрезал Стив. — Я не понимаю, почему меня отправили в Слизерин! Что общего между мной и этими полоумными борцами за чистоту крови?

— Я тоже этого не понимаю.

И дальше они шли, болтая о школе.

Когда Рея вошла в гостиную, друзья окружили ее.

— Ты уже пришла? — спросила Алисия.

— Вроде, да, — кивнула Рея.

— В смысле, ты так быстро? — пояснил Фред.

— А чего с ним тянуть? — сказала Рея.

И подробно рассказала друзьям о встрече с Ричардом.

— Ну и гад этот ваш Ричард! — воскликнул Джордж после того, как все отсмеялись.

Смех вызвало, конечно, появление Дамблдора в образе седовласой старушки.

— Он хуже, — сказала Рея. — Он — Пожиратель смерти.

И друзья согласно закивали головами.

Глава 7. Октябрьское сумасшествие

В ту ночь Рея плохо спала. Ей снова снились кошмары, от которых она, как ей казалось, избавилась еще в августе. Она снова видела, как Пожиратели смерти врываются в дом, как мама пытается спрятать дочерей, как ее пытают… Как девочки не выдерживают и бегут к ней… Как Карена падает на пол рядом с уже мертвой мамой… Как палочку наставляют на Рею…

Но только во сне не было благополучного для Реи финала. Ее убили так же, как маму и Карену.

Рея резко открыла глаза, тяжело дыша.

«Боже мой, это только сон, всего лишь сон!» — подумала она.

И тут за окном сверкнула молния.

Рея любила грозу. Она всегда символизировала для девушки возрождение, освобождение, очищение. Возможно, это из-за того, что на фамильном гербе Стормов была молния. А может быть, потому, что фамильный артефакт (предмет, обладающий магической силой и передающийся из поколения в поколение), который остался Рее в наследство, соединял в себе энергию молнии и ветра.

Девушка посмотрела на свой кулон. В темноте комнаты он сиял ровным голубоватым светом.

Рея закрыла глаза и погрузилась в спокойный сон.

На завтрак Ли, Фред, Джордж, Рея, Кэти, Алисия и Анджелина, как всегда, вошли одной веселой компанией. Рея отыскала глазами Стива и улыбнулась ему. Он улыбнулся в ответ.

Гриффиндорцы сели за свой стол и принялись за завтрак.

Как только с едой было покончено, профессор Дамблдор поднялся со своего места.

— Прошу вашего внимания, — сказал он. — Вчера мы с преподавателями посовещались и вспомнили прошлогодний бал.

При упоминании о бале часть учеников скривилась, но остальные с любопытством смотрели на директора.

— И мы решили в этом году устроить еще один бал, на этот раз Хэллоуинский. Тридцать первого октября в семь часов вечера начнется бал-карнавал. Приглашаются ученики с третьего по седьмой курс. Но если кто-то из этих учеников пригласит первокурсников или второкурсников, мы не будем возражать. Все участники должны быть в костюмах. Это все, что я хотел сказать.

— А я думал, что он собрался наградить Гриффиндор парой десятков баллов за то, что вы вчера справились с Ричардом, — сказал Джордж.

— Джордж, это Дамблдор справился с Ричардом, — сказала Рея. — Если бы не он, у меня на левом предплечье уже красовался бы премиленький черепок.

Друзья встали из-за стола и отправились на совместное со Слизерином зельеварение.

На следующий день Рея пришла в гостиную после урока заклинаний у профессора Флитвика и уже собиралась подняться к себе, как ее окликнул Джордж.

Рея остановилась и оглянулась, Джордж подошел к ней.

— Рея, тебя еще никто не пригласил? — спросил он.

— Куда? — не поняла Рея, а потом хлопнула себя по лбу. — Ах, да! На бал! Нет, пока никто.

— Можно, я открою счет твоим приглашениям? — спросил Джордж.

— Открывай, — улыбнулась Рея.

— Андреа Блэк! — торжественно провозгласил Джордж. — Я, нижеподписавшийся Джордж Уизли, сим приглашением прошу составить мне компанию на Хэллоуинском балу… Или «бале»? В общем, на карнавале. Ну, как? — спросил он, лукаво улыбаясь.

— Так, Джордж Уизли, — сказала Рея и достала блокнот с ручкой. — Подойдите за результатами размышлений сегодня в… данный момент. Я думаю, что ваша кандидатура удовлетворяет моим требованиям.

Джордж улыбнулся.

— Значит, заметано?

— Заметано.

— Рея! — услышали они голос Ли.

Он подошел к Рее и Джорджу, улыбаясь.

— Рея, ты не согласишься пойти со мной на бал? — спросил он.

— Прости, Ли, но я не могу, — ответила Рея. — Я только что приняла приглашение Джорджа.

— А, — протянул Ли. — Вот вечно из-за этих Уизли с их длинными ногами, — бросил он на Джорджа шутливо-уничтожающий взгляд, — мы, Джорданы с длинными языками, вынуждены искать обходные пути.

Трое друзей засмеялись.

— Ладно, пойду к Кэти, — сказал он. — Алисию пригласил какой-то пуффендуец. Вот так твердишь шесть лет в микрофон, что она — гениальный игрок, а она выбирает другого гениального игрока. Эх, тяжела жизнь комментатора! — притворно вздохнул Ли и отправился туда, где только что заметил Кэти.

— Ну, ладно, Джордж, я пойду, — сказала Рея.

— Конечно, — кивнул Джордж. — До скорого.

И Рея продолжила путь в свою комнату.

Школа словно сошла с ума. Совы каждый день приносили модницам и модникам каталоги для заказа платьев и костюмов.

То и дело на глаза попадались девушки и юноши, листавшие журналы типа «Карнавальные костюмы: от Золушки до Люцифера», «Волшебные локоны» или «Тысяча и одна мелочь».

Двенадцатого декабря, когда школьники впервые в этом учебном году отправились в Хогсмид, прилавки магазинов были полностью «очищены» от маскарадных костюмов. Кто-то взял даже костюм розового пасхального кролика.

Друзья-гриффиндорцы, сидя вместе со Стивом в пабе «Три метлы» после похода по магазинам, долго развлекались, представляя кого-нибудь в розовых меховых ушках.

— Паркинсон — это что! — держась за живот, простонал Фред. — Представьте себе в этих ушах Малфоя!

Под новый взрыв хохота до сознания Реи донеслась одна мысль.

«Я ведь до сих пор не видела Малфоя. Вернее, не обращала на него внимания!»

— А кто этот Малфой? — спросила она друзей.

— Скользкий тип, — презрительно сказал Джордж.

— Все время вынюхивает что-то, слизеринская гадюка, — с таким же презрением продолжил Фред.

— А выглядит-то он как? — спросила Рея.

— Вот так, — друзья показали большими пальцами себе за спину.

Там стояли четыре парня. Двое — шкафы на вид, один — высокий блондин, еще один — брюнет.

— Который из них? — спросила Рея.

— Белобрысый, — сказал Стив.

Рея вгляделась в лицо слизеринца. Оно казалось ей в чем-то знакомым. Она уже где-то видела те же серые холодные глаза. Но где?

И тут светловолосый слизеринец и двое громил двинулись к их столику.

— Что ты здесь делаешь, Сторм? — протянул Малфой.

Голос только усилил подозрения Реи: они с Малфоем встречались ранее. Но не в школе.

— Я? Сижу и разговариваю с друзьями, — спокойно ответил Стив.

— С друзьями? — фыркнул Малфой. — С этим отребьем вроде Уизли? Или этой грязнокровки Блэк?

Фред, Джордж и Стив угрожающе поднялись, Кэти и Алисия разом зашипели: «Да как ты смеешь!».

— Подождите, — сказала друзьям Рея.

Она мягко рассмеялась, глядя на Малфоя.

— Остается только посочувствовать глубине твоих познаний, — сказала она, криво усмехнувшись. — Что ж, придется объяснить тебе, малыш. Моя мама происходила из семьи Сторм. Я не стану тебе объяснять, что значит «происходить из семьи Сторм». Ты, наверное, и так об этом мечтаешь с пеленок. И, насколько я знаю, семейство Блэков нисколько не уступает в знатности Малфоям. А теперь подумай-ка: кого ты назвал грязнокровкой?

Малфой явно был обескуражен.

— Но ведь Уизли от этого меньшим отребьем не стали, — ядовито процедил он.

Рея покачала головой.

— Нет, Малфой. Они — не отребье. Под это определение больше подходишь ты.

— Ты ответишь за свои слова, Блэк, — прошипел разгневанный Малфой и выхватил палочку.

И тут Рея вспомнила, где она видела его! Вернее, не его, а…

…Дверь с шумом распахивается, и на пороге появляются Пожиратели смерти. Рея и Карена резко вздрагивают в своем укрытии. Один из Пожирателей хватает Элизабет Сторм за плечо.

— Где он? — раздается его шипящий голос.

— Там, где его не достать отбросам вроде тебя! — гордо говорит Лиз.

— Ты все равно скажешь, — отвечает Пожиратель смерти, и в его голосе звучит угроза. Он выхватывает палочку. — Круцио…

— Твой отец — Пожиратель смерти! — то ли вопрос, то ли утверждение вырвалось из уст Реи. Она одним прыжком оказалась возле Малфоя и, вцепившись в ворот его мантии, прорычала. — Где он?

— Отцепись от меня! — заорал Малфой.

— Что здесь происходит? — раздался суровый голос профессора Мак Гонагалл.

— Профессор, она напала на меня, — сказал Малфой.

— Мисс Блэк, в чем дело? — спросила декан Гриффиндора.

— Профессор Мак Гонагалл, Малфой назвал меня грязнокровкой, — сказала Рея.

— И попытался напасть на нее, — добавила Кэти.

— Мисс Блэк, мистер Малфой, — сказала Мак Гонагалл, — минус двадцать баллов с каждого. А теперь советую вам разойтись по-хорошему. Мое терпение не безгранично.

Малфой, окинув гриффиндорцев и Стива презрительным взглядом, ушел восвояси.

«Ничего, мы еще встретимся!» — мрачно подумала Рея.

Теперь она знала, кому нужно мстить. Кто виноват в смерти близких ей людей. Люциус Малфой. И он заплатит за это, не будь Рея наследницей Стормов!

— Мисс Блэк, — строго сказала профессор Мак Гонагалл, — ваше поведение неоправданно. Вы, как истинная гриффиндорка, должны были хранить благородство и гордость. А вместо этого вы кинулись на мистера Малфоя из-за бранного слова. Я понимаю, это слово ужасно, но… впредь будьте, пожалуйста, сдержаннее.

Рея кивнула, и декан Гриффиндора удалилась.

Девушка села за столик, опершись об него локтями и закрыв руками лицо.

В своих раздумьях она совершенно забыла о том, что рядом с ней сидят друзья, и вздрогнула от голоса Фреда.

— Рея, что случилось?

Девушка подняла голову.

— Я поняла, кто тогда убил маму. И Карену, — сказала она. — Стив, теперь нам есть, кому мстить.

— Малфой?! — с неимоверным удивлением произнес Стив. — Этот сопляк?!

— Малфой, — кивнула Рея. — Но не этот, а его папаша.

Стив и Рея смотрели друг другу в глаза, и между ними протянулась серебристая нить понимания. Чего нельзя было сказать об остальных друзьях, сидевших рядом.

— Рея, — осторожно начал Джордж, — мне кажется, что мы еще многого не знаем. Очень многого. Кто такая Карена?

Рея перевела на Джорджа взгляд. В ее темно-синих глазах отражалась горечь.

— Моя сестра. Близнец.

Друзья вокруг так и замерли с открытыми ртами.

— У тебя была… сестра-близнец? — наконец, выговорил Фред.

— Да, — кивнула Рея. — До прошлого лета у меня была сестра-близнец.

— А потом…, - медленно проговорила Алисия.

— А потом ее убил Люциус Малфой, — резко сказала Рея. — Раз и навсегда! Лишь пара слов и легкое движение палочкой. И на свете осталась только одна девушка из семьи Сторм.

Алисия закусила губу.

— Прости, — сказала Рея.

— Я… понимаю, — проговорила Алисия.

Рея покачала головой.

— Нет, не понимаешь. Я часто думаю о том, — сказала она, — что, если бы тогда… если бы умерла я, было бы лучше. Если бы Карена осталась жива, в мире было бы на одного хорошего человека больше.

— Нет! — горячо заспорили друзья.

— Да, — печально сказала Рея. — Карена всегда была добрее, спокойнее, отзывчивее. Она не могла наговорить гадостей. У Карены лучше получалось писать стихи. Она никогда не хотела иметь дела с черной магией, а я… Я всегда любила волков, а она, — Рея слегка улыбнулась, — кроликов.

Никто не заметил, как при слове «волков» Стив слегка вздрогнул.

Повисло неловкое молчание.

— Ладно, пойдемте обратно в Хогвартс, — сказал Фред. — А то Ли с Анджелиной, наверное, от скуки умирают… Что? — воскликнул он, наткнувшись на пять лукавых взглядов.

— Ты что, ревнуешь Анджелину к Ли? — спросила Кэти весело.

— Вовсе нет! — сказал Фред, но было видно, что он слегка смутился.

— А похоже на то! — сказал Стив с улыбкой.

— Случайное сходство, — парировал Фред. — И не вам с Кэти говорить о ревности, — добавил он и подмигнул обоим.

Стив и Кэти покраснели.

— А? — не понял Джордж.

Но остальные знали, в чем дело. А дело было в том, что Кэти и Стив встречались в течение двух недель. И, хотя они тщательно этот факт скрывали, многие уже догадались.

— То есть, вы встречаетесь?! — догадался Джордж.

Кэти и Стив разом смущенно кивнули.

— И ты пригласил Кэти на бал? — продолжил допрос Джордж.

Стив и Кэти снова кивнули.

Джордж засмеялся.

— Значит, Ли остается идти на бал с Милисентой Булстроуд! — выдавил он сквозь смех.

И тут уже захохотали все сидящие за столом.

— Джордж, над этим не смеются! — сказала Кэти, успокоившись.

— Да ты что? — притворно удивился Джордж.

— Ага, — подтвердила Кэти. — К тому же Ли уже пригласил Джинни.

Джордж поперхнулся.

— Джинни?! — воскликнул он. — Мою сестру?! Ах, он…

Друзья вновь засмеялись.

— Нет, Джордж, — сказала затем Кэти. — Он идет на бал с Виржинией Уоллес. Она из Когтеврана, семикурсница.

— Ну, так пошли в замок, — поторопил друзей Фред.

И компания, поднявшись из-за столика, зашагала по направлению к Хогвартсу.

Еще две с половиной недели школа стояла на ушах. Приближался бал. Каждый готовился к нему своими силами. Рея свой наряд сделала сама. Тем более, что и работы было немного. Всего лишь…

Глава 8. «Танцуют все!»

Тридцать первого октября занятия были отменены. Большую часть дня девушки и юноши потратили, прихорашиваясь перед балом.

Рею чуть не хватил удар, когда она проходила мимо комнаты Парвати Патил, пятикурсницы. Дверь раскрылась, и на пороге появилось нечто с голой кожей головы и фиолетовым лицом. Позже оказалось, что это была сама Парвати с очищающей маской на лице и в шапочке для волос.

Сама Рея так не переживала. Костюм у нее был готов заранее, время макияжа придет за два часа до бала — у нее масса свободного времени. К тому же, ей было, чем заняться.

За завтраком к Рее спустилась Хельги — сова семьи Сторм.

«Бабушка Маргарет!» — подумала Рея радостно. И тут же скептически добавила. — «Почти не опоздала»

Ведь свое письмо Рея отправляла еще в конце первой недели сентября.

— Привет, старушка! — девушка потрепала Хельги по серым перьям.

Сова негромко ухнула и потерлась клювом о руку Реи. А затем занялась поеданием кукурузных хлопьев, предложенных «младшенькой из семьи Сторм».

И теперь Рея направлялась в свою спальню. По дороге туда она и наткнулась на Парвати в столь потрясающем неустойчивую психику облике.

Наконец, путь к спальне был завершен, Рея села на кровать и достала письмо из кармана мантии.

Она вскрыла конверт с печатью и фамильным гербом Стормов. Этот герб всегда нравился Рее. На нем были изображены молния, меч и большой орел.

Но сегодня девушке было не до орлов и мечей. Она быстро вынула из конверта лист бумаги, сложенный пополам, и развернула его.

Здравствуй, Рея.

Как твои дела? Как тебе в новой школе?

Прости, что так долго не писала. Но все это время я провела на лечении в Бруклинской магической больнице. Я ведь говорила тебе, что меня до сих пор иногда беспокоят боли от заклятия Смита? Так вот, теперь с ними навсегда покончено.

Я надеюсь, Рея, что ты ведешь себя достойно и не ввязываешься в неприятности.

И теперь, наверное, нужно ответить на твои вопросы.

Так с чего же начать? Что объяснить тебе сначала? Почему я не рассказывала тебе об отце? Или является ли им Сириус Блэк?

Наверное, легче было бы начать со второго.

Да, ты абсолютно права, твой отец — Сириус Блэк.

И, я думаю, что ответ на первый вопрос напрашивается уже из этого.

Я не рассказывала вам о нем потому, что не хотела пугать вас. К чему было вам знать о том, что ваш отец — убийца и сидит в Азкабане? Возможно, я была тогда не права, но я не хотела, чтобы вы носили всю свою жизнь клеймо «дочери убийцы». Если бы на то была моя воля, я запретила бы Элизабет давать вам фамилию Блэк.

Но когда она привезла вас, вы уже были Андреа и Карена Блэк, и менять что-либо было поздно.

Вот она, та причина, по которой я скрывала от вас ваши метрики. Но сегодня я отдаю тебе то, что хранила почти семнадцать лет вдали от тебя.

Рея потрясла конверт, и из него вывалилась клеенчатая табличка — ее метрика. Девушка вгляделась в ровные буквы.

Андреа Джейн Блэк

Мать: Элизабет Элиссон Сторм

Отец: Сириус Блэк

Рея прочла надпись и заплакала. Она не всхлипывала, только слезы лились по ее щекам.

Вот оно, подтверждение слов Гарри и Фреда. Она — дочь Блэка. Дочь беглого осужденного. Прошла пора, в которой отец был для Реи недосягаемой мечтой, светлым образом. Теперь ей предстояло привыкнуть к новому отцу — к Сириусу Блэку, человеку со своими недостатками и пороками.

И, может быть, даже увидеть его.

Вытерев слезы, Рея стала дочитывать письмо бабушки.

День прошел быстро из-за всеобщей суеты. И вот уже пора отправляться на бал. Джордж, Фред и Ли пошли чуть раньше девушек — так было принято.

И сейчас трое друзей стояли возле дверей Большого зала рядом с другими ожидающими своих девушек. Они увидели Стивена, спускающегося по лестнице и помахали ему руками. Стив подошел к ним.

— Привет, — улыбнулся он. — Вот она, скрытая сущность близнецов Уизли.

Фред и Джордж были в костюмах чертиков.

Близнецы переглянулись и кивнули. Затем друзья начали разговаривать.

— Интересно, когда же придут девчонки? — протянул через пять минут Фред.

И тут же все головы повернулись в сторону лестницы.

По ней спускались три слизеринки, а за ними шли Виржиния Уоллес, Чжоу Чанг и Анджелина Джонсон.

Фред и Ли сразу выпрямились и, подойдя к лестнице, подали руки своим дамам.

— Ну, что, остались мы вдвоем? — сказал Стив.

Джордж кивнул.

Через пару минут спустились и Кэти с Алисией. Джордж остался один.

Он стоял и представлял себе, что Рея не придет, а он так и будет стоять и ждать ее. Но тут он поднял глаза и увидел Рею, спускающуюся по лестнице.

Она была в короткой черной с красными разводами юбке, такого же цвета футболке с надписью «Devil’s girl». Надпись была заколдована, и поэтому казалось, что эти слова сложились из языков горящего пламени. На голове Реи красовались черные рожки, на юбке — черный хвостик с кисточкой. Черные туфли на шпильках гармонично дополняли ее облик.

Джордж на пару секунд лишился двигательных способностей, но потом подошел к Рее и подал ей руку.

— Ты выглядишь… просто супер, — проговорил он.

— Спасибо, — улыбнулась Рея. — А я вижу, что мы — родственники по сущности.

Джордж рассмеялся.

— Я же тебе говорил, что значит «old George», — сказал он.

— А Фред сегодня тоже чертенок? — спросила Рея.

— Да. Он бесстыдно украл мою идею.

Теперь Джордж и Рея засмеялись вместе.

— Ну, пошли к ребятам? — предложил Джордж, и они прошли туда, где уже стояли Фред с Анджелиной, Ли с Виржинией, Алисия с Адамом Портом и Стив с Кэти.

Все вместе ребята и вошли в Большой зал.

Джордж все еще держал Рею под руку — так было положено.

Зал был украшен выше всяких похвал.

Около сотни светящихся летучих мышей располагались на стенах.

Большие хэллоуинские тыквы распевали песни, а свечи в настенных канделябрах таинственно мерцали.

Под потолком парила полная луна.

Это было несколько странно, так как на заколдованном потолке все еще светило солнце. Луна покрывала всех в зале мягким светом и мелкими серебряными блестками.

Как только Стив вошел в зал и увидел ночное светило, он резко остановился, и лицо его окаменело. Рея посмотрела на него с выражением ужаса на лице. К счастью, этого взгляда никто не заметил.

— Что случилось, Стив? — спросила Кэти, тронув его за плечо.

Стив словно очнулся.

— Нет, ничего, — покачал он головой. — Просто вспомнил кое о чем. Ерунда.

Кэти кивнула, удовлетворенная этим ответом.

Друзья сели за стол Гриффиндора и стали ждать речи профессора Дамблдора.

— Я рад видеть вас здесь, студенты, — сказал, улыбаясь, директор. — Сегодня у нас совершенно особенный Хэллоуин. Впервые за время моего преподавания в этот день мы устраиваем бал. Желаю вам отлично провести время. Бал начнется через полчаса и продолжится до одиннадцати вечера. Думаю, четырех с половиной часов вполне достаточно. А теперь приступайте к трапезе. Приятного вам праздника!

И профессор Дамблдор сел в свое кресло за учительским столом.

Рея никогда еще не видела столь разнообразных блюд. И, конечно же, вкус каждого из них был выше всяких похвал.

А в половине седьмого на сцену, созданную профессором Дамблдором, вышла поп-группа «Странные сестры». Зазвучала медленная мелодия, и пары учеников поднялись со своих мест. Джордж и Рея были среди них.

В семье Сторм танцевать учились сразу же, как начинали ходить. К восьми годам Рея легко танцевала почти все медленные танцы — от полонеза до вальса. Про Стива не нужно было и говорить — он танцевал просто великолепно. В нем с самого детства была та необходимая танцевальная грация.

Джордж и Рея медленно закружились по залу.

Музыка была красивой и гармоничной, под нее было очень легко двигаться.

Рея поняла, что уже больше года не танцевала. С того самого дня, как погибли два ее самых родных человека.

А ведь это было так чудесно — кружиться под чарующие звуки музыки!

Но вот мелодия окончилась, и «Сестры» заиграли быструю песню.

Рея и Джордж стали участниками дикой пляски. Они смеялись и дурачились. Конечно же, прав был тот, кто сказал, что каждый сам делает свое настроение.

Стив и Кэти, смеясь, танцевали рядом с Джорджем и Реей; Фред и Анджелина изображали что-то похожее на брачный танец голодных дикарей неподалеку, Ли, уже без Виржинии, подражал движениям из «Криминального чтива».

Сама же Виржиния со скучающим видом сидела и оглядывала свои ногти.

Когда «Сестры» отыграли свой час, они удалились. Вместо них на сцену вышла команда молодых людей в серебристых мантиях с нашитыми на них золотыми молниями.

— Фан-клуб Гарри Поттера! — крикнул Фред.

Ученики и музыканты засмеялись, Гарри покраснел.

— Привет, ребята, — улыбнувшись, сказал подошедший к микрофону солист. — Мы не фан-клуб Гарри Поттера. Мы — рок-команда «Молния». И этот час принадлежит нам. Мы начинаем.

«Молния» была любимой группой Реи и Стива. Возможно, здесь сыграл роль тот факт, что второй дядя Реи (он же родной брат Стива) был здесь бас-гитаристом. И сейчас двое семикурсников с замиранием сердца ждали — какая песня?

Джейсон Сторм тронул струны баса и заиграл одну из любимых песен своих юных родственников, «В тени».

Рея и Стив радостно завопили. Джейсон подмигнул им.

В мелодию вступили остальные музыкальные инструменты.

Ученики начали танцевать.

Рея подпевала Крису, солисту «Молнии». Она радовалась тому, что слушает живой концерт любимой группы, тому, что снова видит Джейсона, тому, что танцует со своим другом Джорджем Уизли и тому, что вокруг нее собрались ее новые и старые друзья. И еще тому, что она, наконец, чувствует себя свободной.

Она теперь знает, кто ее отец. Она знает, что она — не единственный человек на земле, который носит фамилию Блэк. И еще она знает, что с бабушкой Маргарет все будет отлично.

Вот оно, счастье!

«Молния» выступала еще час, потом эстафету приняла рок-н-ролльная группа «Пакетик чипсов», а затем — «Ведуньи».

Когда последние вышли на сцену, раз взорвался аплодисментами и радостным визгом.

После четырех с лишним часов танцев компания из гриффиндорцев-семикурсников попрощалась со Стивом и отправилась в общую гостиную Гриффиндора. И тут Рея услышала.

— Андреа Блэк, куда это ты собралась?

Рея улыбнулась. Она узнала этот голос. Бас-гитарист «Молнии», Джейсон Сторм.

— Джей! — воскликнула она. — Как я рада тебя видеть!

Друзья-гриффиндорцы молча наблюдали за встречей.

— Я тоже рад, — сказал Джейсон, пожимая руки Стиву и Рее. — Как жизнь, мелюзга?

— Отлично, — хором ответили представители «мелюзги».

— Спорим, у меня лучше? — спросил Джейсон. — Я завтра лечу в Америку.

Рея и Стив рассмеялись.

— Чего? — не понял Джейсон.

— Джей, привет там Дженни Ли, — сказала Рея.

— А, — засмеялся Джейсон. — Нет, она теперь в Канаде. Ладно, мне пора. А то Крис меня утопит. Счастливо!

— Пока! — ответили Стив и Рея, и Джейсон зашагал к выходу из замка.

Рея снова попрощалась со Стивом и вместе с друзьями продолжила путь в гостиную.

Глава 9. Оборотень

Наступил ноябрь и принес с собой холодные моросящие дожди и утренние заморозки. На носу был матч с Когтевраном. В этом году у них была достаточно сильная команда, но гриффиндорцы не сомневались в успехе. Что, впрочем, не мешало Анджелине устраивать по четыре тренировки в неделю.

Тренировки стандартно начинались с перепасовки и продолжались отработкой схем игры и изучением новых элементов этих схем.

К тому же, после бала у Реи появилось чувство, что она не равнодушна к Джорджу. Конечно, она была неравнодушна ко всем своим друзьям — ведь они были ей близки. Но к Джорджу она чувствовала особую привязанность.

Сначала она приписывала это тому факту, что Джордж и она танцевали на балу.

«Мне просто понравилось танцевать, и я стала ассоциировать это с Джорджем», — пыталась убедить себя Рея.

Но когда прошла неделя, и ничего не изменилось, Рея перестала пытаться обмануть себя. Она влюбилась.

Конечно же, не в первый раз за свою жизнь. Но все-таки в первый раз за последние полтора года. Это значило, что Рея возвращалась к жизни.

Когда не стало Карены и мамы, Рея словно умерла вместе с ними. Бабушка Маргарет приехала и забрала внучку к себе. Через три дня к Маргарет и Уильяму, ее мужу, приехал Энтони Сторм с сыновьями. Он взял Рею погостить.

Именно тогда Рея в полной мере ощутила то, что они со Стивеном и Джейсо-ном — родственники. Братья со всем рвением пытались вернуть Рею к нормальной жизни, вытащить ее из трясины отчаяния и боли.

Они многого добились. Рея перестала плакать при упоминании о событиях пятого августа, начала снова говорить и даже иногда улыбаться.

Джейсон объяснил Рее, что Лиз и Карена по-прежнему живы, но уже в ее душе, в ее памяти.

Стив постарался занять ее чем-нибудь новым. Именно он надоумил ее заняться квиддичем всерьез.

Горечь от смерти мамы и сестры немного отошла в тень, но душа девушки навсегда покрылась пусть тонкой, но все же коркой.

Именно тогда Рея и повзрослела окончательно. Она больше не была наивной и веселой пятнадцатилетней девчушкой Реей Блэк.

Она стала менее доверчивой, острота ее языка стала еще заметнее, а еще в ее речи появился сарказм.

Но все-таки она жила.

И вот теперь сквозь корку, покрывающую ее душу, пробился лучик света — Джордж Уизли.

Но у Реи не было особенного времени для влюбленности. Она тренировалась перед матчем с Когтевраном, читала дополнительные книги по Высшей магии, сидела в библиотеке, выискивая дополнительные материалы, и еле успевала выполнять домашние задания.

Вечером двенадцатого ноября, примерно в семь часов вечера, Рея шла из библиотеки и вдруг услышала голоса. Один из них принадлежал Стиву, за это Рея могла ручаться, а второй…Кэти. И, как показалось Рее, они ссорились.

«Ладно, если они и ссорятся, это только их отношения», — подумала Рея. — «Я не буду вмешиваться в их личную жизнь»

Но тут она услышала фразу, сказанную Кэти, от которой волосы на ее затылке медленно зашевелились.

— Почему ты не сказал мне, что ты — оборотень?! — кричала она.

— Кэти, умоляю, тише, — успокаивал ее Стив. — Прости меня и выслушай, пожалуйста!

— Я не хочу и не буду слушать оборотня! — сказала Кэти и прошла мимо Реи, даже не заметив ее. Рея увидела на ее щеках слезы.

— Кэт, подожди! — в отчаянии воскликнул Стив.

Она повернулась к нему и, снова не замети Рею, сказала с горечью в голосе.

— Знаешь, Стивен Сторм, я ухожу не только из-за того, что ты — оборотень. А еще и из-за того, что ты все это время скрывал этот факт от меня. Так не поступают, когда любят по-настоящему. Прощай. И я тебе больше не Кэт.

Она повернулась на каблуках и зашагала прочь.

Сердце Реи сжалось. Еще одна жертва волчьей половины Стивена Сторма. От нее уже пострадали и сам Стивен, и все его родные, и многие друзья, и Мелисса, его предыдущая девушка, а теперь еще и Кэти. Бедный Стив. Бедная Кэти.

Рея услышала, как Стив медленно опустился на пол рядом со стеной.

— Вот черт, — прошептал он.

Рея вышла из-за угла и хотела осторожно пройти в гостиную, но где там неслышно пробраться мимо оборотня!

Стив резко вскинул голову.

— А, это ты, — выдохнул он.

«Разочарованно», — отметила про себя она и почувствовала легкий укол ревности.

Никогда еще Стив не жалел о том, что пришла именно она.

— Да, — просто ответила Рея и села рядом с ним.

— Слышала? — спросил он бесцветно.

— Немного. Я услышала, как кричала Кэти, проходя мимо. Я слышала с предпоследней фразы.

— Ты многое пропустила, — сказал Стив.

Рея немного помолчала.

— Тебе очень плохо? — спросила она затем.

Стив посмотрел на нее. В его глазах читалась фраза «А то сама не знаешь?»

— Конечно, знаю, — вздохнула она. — Как она узнала?

— Я посмотрел в окно и увидел, что луна почти полная. И совершенно случайно произнес вслух «Черт, завтра полнолуние!». Она спросила, почему это так меня волнует. Я что-то соврал, но, видимо, не очень убедительно. Она прямо спросила: «Стив, ты оборотень?». Мне ничего не оставалось, кроме как признаться. Я дурак. Неудачник. Нет, хуже. Я — оборотень!

— Стив, зачем ты так?! Ты ведь не виноват в этом!

— А кто виноват, Рея?! — взорвался Стив. — Кто тащил тогда мою неуемную, жаждущую приключений задницу в тот дом? Рея, я вел себя, как идиот, и расплатился за это! Вот и все!

— Послушай меня, Стивен Сторм! Ты уже не раз вытаскивал меня из тени. Ты всегда помогал мне, когда было трудно. Вы с Джейсоном фактически снова научили меня жить. Я не брошу тебя в таком унынии. Поднимай свою жаждущую приключений задницу и вперед. Пойдем, прогуляемся.

Рея встала и протянула Стиву руку. Тот посмотрел на нее и взялся за ее ладонь своей рукой.

— А теперь решим, что тебе дальше делать, — сказала Рея и направилась к выходу из замка.

На следующее утро Рея проснулась от того, что над ее кроватью висел полтергейст Пивз и издавал непристойный звуки.

— Вереска Ваддивази! — пробормотала Рея, и Пивз пропал так быстро, словно его ветром сдуло.

Судя по гневной ругани за дверью комнаты Реи, ему не очень понравился эффект заклинания.

— Вот ведь лепешка мохноногая! — проворчала Рея, посмотрев на часы.

Была еще только половина седьмого. Она могла бы продлить сон на прекрасные полчаса. Но теперь уже не судьба. Рея решительно встала и направилась в душ.

Когда она спустилась в гостиную, там сидели Анджелина, Алисия и Кэти. Вид у последней был расстроенный.

— Кэти, можно с тобой поговорить? — осторожно спросила Рея.

— Если ты про Стива, то напрасно, — ответила та. — Все уже решено.

Алисия и Анджелина переглянулись — Кэти ничего не рассказала им.

— Но, может быть, это было неверное решение? — спросила Рея.

— Рея, не нужно лезть в мою жизнь, — сказала Кэти как-то устало.

— Кэти, это и его жизнь тоже. Прости меня за то, что не даю тебе покоя, но пойми — я не могу видеть, как страдаете вы оба. Двое безвинных людей. Давай поговорим.

— Хорошо, — Кэти встала и направилась к проему, ведущему из гостиной.

Рея пошла следом.

Как только они оказались за портретом Полной дамы, которая в данный момент отсутствовала, Кэти обернулась к Рее.

— Я слушаю, — сказала она.

— Кэти, Стив не говорил тебе о своем секрете потому, что не хотел пугать тебя. Ты сказала, что, если человек любит, он говорит о таких вещах сразу. Ты была не права. Стив боялся потерять тебя. Он боялся, что ты испугаешься и оттолкнешь его…

— Значит, он всего лишь не доверял мне? — сказала Кэти, и в голосе ее послышались слезы. — Всего лишь считал, что я могу бросить его в любой момент?

— Нет, вовсе нет! — горячо произнесла Рея. — Стив любит тебя и страдает ничуть не меньше твоего. Ему даже тяжелей. Представь себе, каково это — всю жизнь носить на себе такое клеймо. Когда ты носишь в себе зверя, невозможно оставаться доверчивым. Всем нам свойственно ошибаться. Кэти, не допускай еще одной ошибки! Не уходи. Иначе ты будешь жалеть об этом всю свою жизнь!

Кэти молчала, прижав руку ко рту. Наконец, она уткнулась в плечо Реи и разрыдалась.

— Я могу простить Стивена, — сказала она, всхлипывая. — Я останусь ему другом, но… Рея, я не могу создать семью с оборотнем. Я знаю, что на этот счет скажут мои родители, да дело и не в них. Скажи мне, что это будет за семья, если мне придется прятать детей от взбесившегося папочки?!

Рея гладила Кэти по голове.

— Ладно, Кэти, — сказала она. — Вытри слезы. Нам еще играть с когтевранцами. И, пожалуйста, поговори со Стивом сама. Ему будет важно услышать это именно от тебя.

Кэти посмотрела на нее и кивнула.

Девушки вошли в гостиную.

— И никому не говори про Стива, — сказала Рея.

«Или будешь иметь дело со мной!» — мрачно додумала она.

Дружба дружбой, но если будет страдать человек, несколько раз спасавший Рею чуть ли не от смерти, она примет его сторону.

Глава 10. Гриффиндор — Когтевран

Команда Гриффиндора сидела в раздевалке. Почему-то никому не хотелось говорить.

Но Анджелине, как капитану команды, пришлось произнести речь.

— Гриффиндорцы! — сказала она, и игроки сразу же подняли головы. Весьма и весьма патриотичное начало. — Мы должны приложить все возможные усилия и сделать все, зависящее от нас, чтобы выиграть. Нам нужен Кубок. Профессор Мак Гонагалл не простит нам, если мы его потеряем. И я уверена, что все вы сегодня постараетесь сделать так, чтобы Кубок остался у нас еще, по крайней мере, на год. Я верю в вас. Вперед!

Гриффиндорцы поднялись со скамей и прошагали к выходу. У Реи было такое чувство, словно она несет на плечах большой мешок с галеонами, а внутри у нее — воздух.

У остальных игроков, судя по их виду, ощущения были не лучше.

Алисия, стоя у выхода на поле, грызла ногти; Анджелина раскачивалась взад-вперед; Гарри хмурил брови; Фред и Джордж молчали, что с ними случалось довольно редко. Сама же Рея стояла, закусил нижнюю губу. Кэти была внешне спокойнее остальных.

И тут гриффиндорцы услышали, что им пора на поле.

— Зададим им жару! — воскликнул Джордж и решительно прошагал на поле.

— Блистательная сборная, — тем временем беззаботно болтал Ли. — Состав сборной улучшается со временем, в чем вы могли убедиться на первой игре сезона. В прошлый раз ворота Гриффиндора оказались не по зубам слизеринцам. Посмотрим, удастся ли у Роджера Дейвиса переиграть Анджелину Джонсон! И сейчас оба вышеупомянутых жмут друг другу руки. А вот теперь мадам Трюк демонстрирует нам силу своих легких и дует в свисток. Игра началась.

Игроки взмыли над полем. Погода оставляла желать лучшего — порывы ледяного ветра развевали волосы и мантии; руки, держащиеся за древко, деревенели; глаза приходилось щурить. Гриффиндорцев успокаивало то, что для когтевранцев погода настолько же плоха.

— И квоффл сразу же оказывается у Реи Блэк, — с воодушевлением сказал Ли. — Эта девушка — недавняя находка сборной. Наша Анджелина сумела ценить талант девушки лучше, чем Дурмстрангцы. Рея обходит Дерека Честера, уворачивается от бладжера, посланного Бутом. Эта девушка летает, как ласточка! И метла у нее не простая, а самая настоящая «Серебряная стрела»! Эти метлы…

— Джордан! — подала голос профессор Мак Гонагалл, которая вновь заняла свое место рядом с Ли.

— Ладно, перейдем от метлы к матчу. Рея дает пас на Кэти Белл, та обходит Кинча слева, пролетает под бладжером. Нет! Кинч все-таки перехватывает квоффл и летит в противоположном направлении. Джордж Уизли посылает бладжер в Кинча, потом посылает самого Кинча…

— ДЖОРДАН!

— Хорошо, Джордж Уизли пока не послал Кинча, но все может быть. Квоффл снова у Кэти Белл, пас Алисии Спиннет, пас Рее Блэк. Неужели квоффл заминирован? Нет, Рея Блэк хватает его в правую руку и прорывается к воротам Когтеврана. Игра с вратарем… Жаль, гола нет! Ричард Томсон бросает квоффл своему нападающему Льюису. Кэти оттесняет Льюиса в сторону и берет квоффл в свои надежные руки. Пас Алисии Спиннет. Пас Рее Блэк. РЕЯ, НЕ УПУСТИ СВОЙ ШАНС! Бросок… ГОЛ! 10:0! Мы любим тебя, Гриффиндор!!!

Рея победно вскинула вверх кулак. Внизу ликовали болельщики Гриффиндора. Близнецы Уизли радостно вопили. И тут…

— Гарри Поттер и Чжоу Чанг устремляются к земле. Гарри, поднажми! Он догоняет когтевранку. Она уже позади. ЕСТЬ! ГРИФФИНДОР ПОБЕДИЛ! 160:0! По-другому и быть не могло! С вами был Ли Джордан, самый-самый комментатор. До встречи!

И он, отключив микрофон, выбежал на поле, туда, где уже прыгала единым клубком сборная Гриффиндора и куда один за другим приземлялись расстроенные когтевранцы.

Семеро игроков радостно кричали, Фред, Джордж и Кэти обнимали Рею, Анджелина и Алисия — Гарри. Потом ребята поменялись ролями. Рея смеялась от радости. Гарри смущенно улыбался. И тут на поле алой волной хлынули болельщики. Они подняли гриффиндорцев на руки и понесли к замку.

В тот вечер в гостиной Гриффиндора было очень весело. На праздничном столе, помимо весьма безобидных лакомств, можно было встретить и некоторые угощения от братьев Уизли. Так, к концу вечера, несколько человек пели оперными голосами «Боже, храни братьев Уизли», пара первокурсников щеголяла ярко-зелеными волосами (растущими, впрочем, из ушей), Ли Джордан был обладателем шевелюры длиной около шести ярдов, постепенно удлиняющейся. Но всех перещеголял Невилл Долгопупс, круглолицый однокурсник Гарри — его нос стал свиным пятачком, из ушей валил красный дым, а лицо приобрело синеватый оттенок. И вот это вот гениальное творение подпевало оперным голосом тем, кто исполнял новый вариант английского гимна.

Глава 11. Отец

Утром веселья заметно поубавилось.

Рея открыла глаза. Голова болела, хоть и не сильно. Сливочное пиво тоже может «довести до кондиции», если выпить не одну бутылку.

Рея мысленно погладила себя по голове за то, что предусмотрела такой случай — в ее наборе зельевара была пробирка с опохмелительным зельем.

Девушка осушила ее, с наслаждением чувствуя, как мозги становятся на место.

«Так, сегодня четырнадцатое», — подумала Рея. — «Значит, Стив должен быть уже в школе»

Рея приняла душ, оделась и спустилась в гостиную. Там играли в карты Фред и Джордж. Бодрые, как огурчики.

— Что, Рея? — сочувственно спросил Фред. — Наверное, голова болит?

— Нет, — усмехнулась Рея. — На этот случай у меня есть опохмелитель.

— Молодец! — похвалил Джордж. — А мы по старинке… иммунитетом.

И близнецы вместе с Реей рассмеялись.

Рея села сбоку стола и стала следить за игрой.

— Присоединяйся, — предложил Джордж.

— Нет, я не играю в карты, — ответила Рея. — Бабушка Маргарет не допускала азартных игр.

— Неужели твой дедушка проигрался? — спросил Фред с усмешкой.

— Нет, — пожала плечами Рея. — Просто бабушка Маргарет считала, что азарт и религия несовместимы. А нас учили быть религиозными. Вот так и получилось.

— Понятно, — кивнули близнецы.

И тут карты с оглушительным треском взорвались. Некоторое время в гостиной стояла тишина. Рея изумленно и ошарашено смотрела на покрытые копотью лица близнецов Уизли, которые еще больше походили на озорных чертят. А через две секунды гостиную огласил дружный, громкий и веселый смех.

Через полчаса гостиная начала заполняться. К Рее подошел Гарри и отозвал ее в сторонку.

— Рея, — прошептал он. — Сегодня в два часа ночи приходи в гостиную. Мы увидимся с Сириусом.

— Но как? — шепотом удивилась Рея. — Он ведь скрывается от Министерства.

— Через камин, — пояснил Гарри. — Я ничего пока не говорил Сириусу…

И тут к ним подошла Алисия.

— О чем шепчетесь, голубки? — спросила она, лукаво блеснув глазами.

— О звездах, — сказал Гарри и мечтательно поднял глаза к потолку.

Рея тихонько захихикала, а Алисия удивленно подняла брови.

В этот день Рея пыталась читать, но даже сведения из книг по черной магии вытесняла одна-единственная мысль.

«Вот он, момент истины», — думала Рея. — «Сегодня я увижу его. Правда ли я так на него похожа? А вдруг… вдруг он будет не рад меня видеть?»

В конце концов, Рея бросила чтение и решила найти Сторма. Это было весьма проблематично — ведь Стив слизеринец, а, значит, сейчас в гостиной Слизерина. А где она располагается, не говоря уже о пароле, она не знала.

Девушка вышла из гостиной, спустилась на первый этаж и… нос к носу столкнулась со Стивом. Вид у того был усталый и слегка болезненный.

— Как ты? — спросила его Рея.

— Лучше некуда, — улыбнулся Стив.

— Бедняжка, — Рея дотронулась до его щеки. — Хорошо хоть, что Дамблдор дает тебе это зелье. А то бы ты еще и себя рвал.

— Да уж. Каркаров об этом не заботился. Старый говнюк.

Рея хохотнула.

— Ладно, иди, отсыпайся, — сказала Рея. — Хотя нет, постой. Я хочу тебе кое-что сказать. Сегодня вечером я увижусь с отцом.

Глаза Стива округлились.

— Где?

— В гостиной. Он воспользуется камином.

— Он что, собирается прийти сюда?!

— Нет, я думаю, он частично перенесется, — сказала Рея. — Только поговорить.

— Тогда ладно. Волнуешься?

— Да, — призналась Рея.

— Все будет хорошо, — ободряюще улыбнулся Стив. — И ты, наконец, увидишь его. И он увидит тебя. И будете вы жить долго и счастливо.

Рея засмеялась.

— Спасибо, дядя. А теперь марш спать!

— Слушаюсь, моя леди! — Стив «взял под козырек» и направился в сторону подземелий.

«Бедный, бедный одинокий волк», — подумала Рея. — «Жаль, что в этом я не могу тебе помочь, Стив».

Рея сидела в гостиной как на иголках. Было уже двадцать минут второго, а в гостиной все еще сидели пятикурсники Дин Томас и Симус Финниган.

«Ну, шевелитесь!» — думала Рея. — «Двигайтесь! Вы ведь так хотите спать!»

И то ли Рее удалось внушение, то ли ребятам просто наскучило сидеть, но вскоре эти двое удалились.

В гостиной остались только Гарри, Рея и еще Рон, младший брат Фреда и Джорджа.

Рея сидела в кресле, развернутом в другую от камина сторону.

Положенные полчаса все сидели молча. Разговаривать не хотелось никому. И тут…

— Добрый вечер, — раздалось со стороны камина.

Голос был слегка хрипловатый, но довольно веселый.

Рея не повернула головы к камину, но по ее телу разлилась волна приятного тепла. Это был голос ее отца.

— Сириус! — воскликнули Рон и Гарри.

— Как дела? — спросил Сириус.

— Отлично, — ответили ребята.

И тут Рея решила все же показать себя и посмотреть на отца.

Она встала с кресла и повернулась к камину.

— А это…? — Сириус хотел спросить, но слова застряли у него в горле.

Он увидел перед собой…себя? Себя, но только давно, еще во время Хогвартса.

Тот же четкий подбородок, тот же контур лица, тот же прямой, типично блэковский нос, та же прядь, слегка небрежно спадающая на глаза, те же лукавые глаза…только темно-синие.

Рея тоже разглядывала лицо отца, отмечая необыкновенное сходство.

Но только у отца были черные глаза, и в них лежала неизгладимая тень. Тень боли и потери. Да еще лицо отца было очень худое, из-за чего скулы выступали гораздо резче, чем у Реи.

— Папа? — негромко произнесла Рея.

Сириус встрепенулся.

— Кто ты? — глухо спросил он.

— Андреа Джейн Сторм Блэк, — ответила она, и слезы катились по ее щекам. — Дочь Элизабет Элиссон Сторм.

— Лиз, — проговорил Сириус, и на губах его появилась легкая улыбка. — Ты — дочь Лиз… моя дочь.

И тут на лестнице послышались шаги.

Сириус с хлопком исчез. И через пару секунд со стороны спален мальчиков спустился Невилл Долгопупс.

В тот момент Гарри в четвертый раз захотелось убить — после Сириуса, Малфоя и Волан-де-Морта…

Через два дня Рея получила письмо от отца. За завтраком к ней прилетела незнакомая сова и сбросила ей на голову желтый пергаментный конверт. Затем развернулась и бросила такой же Гарри.

На конверте не было подписи.

Рея посмотрела на Гарри. Тот покачал головой. Рея убрала конверт в карман мантии и, встав из-за стола, пошла в гостиную.

В своей комнате она села на кровать, открыла конверт и впилась взглядом в строчки.

Андреа!

Наша встреча была совершенно внезапной и совершенно бестолковой. Я был поражен до потери речи, да и ты, кажется, тоже.

К тому же, нас внезапно прервали.

И теперь я хочу хотя бы в письме расспросить тебя о вопросах, что я носил в себе все эти годы.

Во-первых, как дела у Лиз?

Во-вторых, где сейчас она? Где вы живете?

В-третьих, есть ли у тебя другой отец? (я, конечно, понимаю, что это не слишком корректный вопрос, но все же)

В-четвертых, расскажи мне, пожалуйста, о себе. Как ты жила все эти годы?

Андреа, мне очень жаль, что я не знал о тебе ничего. Я не был тебе отцом все это время. И сейчас я тоже не могу дать тебе полноценной отцовской заботы. Но я хочу сделать все возможное для того, чтобы ты знала — у тебя есть отец, который сможет прийти на помощь.

Тебе, наверное, уже говорили о том, что я двенадцать лет провел в Азкабане. Сама понимаешь, веселой жизни там быть не могло. Сейчас я скрываюсь и мне, сама понимаешь, тоже не очень-то весело.

Зато теперь у меня, по крайней мере, есть жилье. И нет возможности его покинуть.

И тут, будто лучик света, появляешься ты.

Я постараюсь найти способ снова увидеться с тобой.

Целую, Сириус.

Рея прочитала письмо, достала пергамент и перо.

«Черт», — подумала она. — «Ведь отец еще не знает о том, что мама умерла. Да и о Карене не имеет никакого понятия. Неужели придется снова ворошить рану?»

Но потом она решительно обмакнула перо в чернила и принялась за письмо, как всегда, время от времени поправляя своенравную прядь надо лбом.

Здравствуй, папа.

Я только что получила твое письмо и решила сразу написать. Тем более, что профессор Трелони, учитель прорицания, внезапно заболела. Наверное, перепила своего странного чая. Или слишком долго дышала рядом со своими гадкими курильницами. Этот ее дым — просто ужас какой-то. От него глаза на лоб лезут.

Ну, перейдем к делу. А точнее, к твоим вопросам.

Папа, мне придется рассказывать все почти со времен сотворения мира.

Мы родились двенадцатого декабря семьдесят восьмого года. Мне сейчас почти семнадцать.

Мы никогда ничего не знали о тебе, кроме того, что намеками и полунамеками сообщала нам мама. Бабушка Маргарет была категорически против того, чтобы сообщать о нас тебе. О нас — значит обо мне и моей сестре Карене. Мы были близнецами.

Но прошлым летом все распалось.

Тогда, пятого августа, в наш дом пришли Пожиратели смерти.

Ты, наверное, знаешь, что у Стормов, как и у любой другой чистокровной семьи, есть свой талисман. Они хотели получить его. Один из них пытал маму. Мы с Кареной выбежали из своего укрытия, попытались сделать что-нибудь. Несколько Пожирателей мы оглушили, но в этот момент мама уже была мертва. Затем смертельное заклятье попало в Карену.

Рея чертыхнулась, когда соленая капля упала на пергамент. К счастью, чернил в том месте не было, и девушка, смахнув слезы, продолжила писать.

Палочку направили и на меня, но тут пришли люди из Министерства. Они скрутили некоторых Пожирателей, но около трех человек спаслось. Среди них и тот ублюдок, что пытал маму и убил ее, а потом и мою сестру. Твою вторую дочь.

На следующий день приехала бабушка Маргарет и забрала меня в свое поместье. Через три дня приехал брат ее мужа, Энтони, вместе со своими сыновьями, и они увезли меня к себе.

Там я на все сто процентов ощутила, что я — Сторм. Стивен и Джейсон сделали для меня то, чего я не забуду до конца своих дней — заново научили меня жить.

Вот такая у меня печальная история.

И теперь я даже не могу сказать тебе о том, где похоронены мама и сестра. Бабушка Маргарет не сказала мне об этом.

Живу я сейчас в Хогвартсе, а на летних каникулах — месяц у бабушки, месяц у Стормов (я имею в виду Энтони Сторма, его жену и сыновей).

У нас никогда не было другого отца, мама жила только с нами. Она всегда любила только тебя.

У нас же не было даже твоей фотографии. Она сгорела через два месяца после того, как мы родились. Тогда был пожар в доме бабушки Маргарет.

Слезинка упала-таки на написанное, буквы слегка расплылись.

«Черт!» — разозлившись, подумала Рея. — «Но не переписывать же все сначала!»

Вот так все и было.

Пиши мне.

Пока.

Рея запечатала письмо в конверт и отнесла его в совятню.

Глава 12. День рождения и Рождество

Рея открыла глаза. Робкий лучик зимнего солнца светил ей в лицо. Она зажмурилась и улыбнулась.

«С Днем рождения, Рея Блэк!» — подумала девушка.

Рея села на кровати, блаженно откинула назад темные волосы. Просто замечательно, что в этом году ее День рождения выпал на субботу! Она не спеша приняла душ, расчесала волосы, надела безупречно выглаженную мантию и вышла за дверь. И тут…

— С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!

Со всех сторон налетели друзья, и Рея утонула в их крепких объятиях. Она радостно смеялась и благодарила всех.

Снизу, в гостиной, ее буквально завалили подарками.

Кэти и Алисия вручили ей две коробки конфет из «Сладкого королевства», которыми Рея тут же всех угостила; Ли подарил ей форму «Падделмир Юнайтед»; Гарри — книгу «Как защитить себя от черной магии»; Фред и Джордж — огромную коробку с надписью «Ужастики Умников Уизли. От сотворения мира до наших дней»…

И еще горы коробочек и свертков в оберточной бумаге от иных друзей и приятелей, которых за эти три с половиной месяца у Реи накопилось немало.

Затем, с помощью друзей Реи, подарки заняли свое место (вернее, уйму места) в комнате Реи.

А потом гриффиндорцы единой толпой пошли в Большой зал.

Увидев их, Стив поднялся с места и, подойдя к Рее, крепко ее обнял.

— С Днем рождения, малышка! — сказал он, и оба они засмеялись.

У стоящих рядом гриффиндорцев улыбки мало не доставали до ушей.

— А у меня и подарочек есть, — лукаво улыбнулся Стив. — Спорим, такое тебе видеть не приходилось? Акцио!

В руках Стива оказалась коробка размером примерно метр на шестьдесят сантиметров. Рея осторожно сняла красную с золотым оберточную бумагу, раскрыла коробку и ахнула. На ее руках лежала миниатюрная копия площадки для квиддича. А на ней — две команды игроков и судья.

— Присмотрись-ка к игрокам, — с улыбкой посоветовал Стив.

Рея присмотрелась и засмеялась.

— Так это же Дурмстрангцы! — воскликнула она. — И… Мы!

На поле она увидела Крама, хмурившего брови, Эдвардса, чешущего затылок и Кипли, но затем перевела взгляд на гриффиндорскую сборную. Кэти смотрит на часы, Фред и Джордж, перемигиваясь, держат за спиной навозные бомбы, Анджелина, уперев руки в бока, оглядывает соперников… ой, да это же сама Рея! Она приветственно машет рукой дурмстрангцам, чуть не подпрыгивая на месте!

— А теперь взгляни на судью, — сказал Стив и негромко засмеялся.

— Сторм! — засмеялась Рея. — Это же ты!

Судьей был сам Стивен. Он лукаво подмигивал то одной, то другой команде.

— Это просто здорово! — воскликнула Рея и еще раз обняла Стива. — Спасибо тебе огромное!

— Счастливо! — улыбнулся Стив. — Увидимся!

— пока, Стив!

Гриффиндорцы еще долго с интересом разглядывали миниатюрный стадион, который Рея поставила на середину стола.

Через несколько минут друзья-семикурсники покончили с завтраком и встали из-за стола.

И тут в зал влетели совы. Некоторые из них несли письма, иные — газеты, другие же — посылки.

Несколько сов сбросили свои ноши Рее, и только сноровка нападающей уберегла девушку от сотрясения мозга.

Но одна сова аккуратно опустила коробку на стол. Рея увидела на ящике прорези. Руки сами собой потянулись к этой коробке. Рея открыла ее, и там был…лохматый черный щенок. Он весело тявкнул, радуясь свободе.

— Какой хорошенький, — в один голос охнули гриффиндорки.

Рея взяла щенка на руки, и тот деловито обнюхал ее мантию. Рея вынула из коробки конверт и прочла на нем «От С. Еще одна моя уменьшенная копия».

Рея улыбнулась. Она уже знала, что отец — анимаг, и превращается в черного пса.

— Вот это да! — воскликнул Фред. — А как ты его назовешь?

— Блэк, — ответила Рея, и щенок немедленно поднял голову.

Рея легонько нажала пальцем на нос малыша, и тот лизнул ее в нос. Рея засмеялась.

— Пошли? — спросила она.

Друзья кивнули, и, помахав на прощание Стиву, гриффиндорцы-семикурсники вышли из зала.

В гостиной Рея открыла подарки, принесенные совами.

Бабушка Маргарет прислала новую парадную мантию и открытку, которая, когда ее открывали, произносила: «Береги мантию с нову, а честь Стормов — смолоду!»

Рея улыбнулась. Весьма в духе Маргарет Сторм.

Дядя Энтони (который настаивал на том, чтобы Рея именно так его называла) и тетя Амелия подарили праздничный торт и книгу «Кипящий котел. Зелья Средневековья».

Виктор Крам, еще в Дурмстранге бывший с Реей в хороших отношениях, прислал форму команды «Падделмир Юнайтед» (- Я был первым! Я был первым! — радостно вопил Ли) и набор по уходу за метлой (за что Рея была ему бесконечно благодарна).

А Джейсон Сторм превзошел самого себя — в его посылке Рея нашла новый альбом «Молнии» с автографами всей команды, открытку, где также все музыканты оставили пожелания и еще (Рея не сдержала восхищенного вздоха) серебристую мантию с золотой молнией. А на дне коробки лежала записка.

С Днем рождения, малышка Рея! Пожелания уже в открытке.

И вот еще что. Мантия — это не просто символ. Это предложение. Мы с ребятами решили, посовещавшись, что в команде «Молния» не хватает второй вокалистки (и еще автора стихов).

Так что поскорей заканчивай школу.

Мы ждем тебя!

Целую, Джей.

Вечером в гостиной был настоящий пир. По такому случаю в гостиную Гриффиндора впервые за всю историю Хогвартса пустили слизеринца. Этим колоссальным исключением из правил стал Стивен Сторм.

Незаметно пролетело время, и вот уже наступили зимние каникулы.

Близнецы Уизли и Гарри заговорщицки сказали Рее, что есть прекрасная возможность провести их с Сириусом.

И вот, собрав чемоданы, ребята шли к школьной станции Хогвартс-Экспресса.

И тут они услышали голос Малфоя.

— Эй, Блэк!

Гриффиндорцы, Стив и Блэк, щенок, обернулись. Фред и Джордж сжали кулаки. Блэк, чувствуя эмоции Реи, зарычал на Малфоя.

— Наверное едешь к своему верному псу?

Знавшие Сириуса ребята занервничали.

— А тебе какое дело, лягушка мохнозадая? — спросила Рея.

— Мне, — зло сверкнул глазами Малфой, — никакого. А вот твой дружок Сторм, наверняка, будет скучать. Зверски скучать!

Ни один мускул на лице Стива не дрогнул, но он понял — этот гаденыш знает о том, что в семье Стормов есть молодой оборотень.

Рея тоже поняла это. И не собиралась сдаваться без боя.

— Не думай, что со мной пройдут такие шутки, гаденыш, — тихо и угрожающе сказала она.

Друзья, стоявшие рядом с ней, невольно поежились. Никогда еще они не видели Рею столь ядовитой. И теперь им стало не по себе.

— Я ведь трансфигурирую людей не хуже, чем профессор Грюм, — продолжила Рея.

На Малфоя стало жалко смотреть.

— Откуда ты знаешь? — выдавил он.

Рея негромко рассмеялась. Весьма неприятно рассмеялась.

— Какая тебе разница? — спросила она. — Многие дурмстрангцы знают. Так что лучше тебе убраться отсюда и не заставлять меня повторять то маленькое представление.

Малфой ушел, напоследок бросив на гриффиндорцев и Стива уничижительный взгляд.

Друзья вошли в поезд.

А через десять часов у входа в дом номер двенадцать на площади Гриммо стояли Фред, Джордж, Гарри, Рея, Джинни, Рон, Гермиона (подруга Рона и Гарри), несколько авроров (среди которых Рея заметила Грюма) и рыжеволосый отец «детишек» Уизли.

— Видимо, шевелюрой вы пошли в отца? — шепотом спросила у Джорджа Рея.

— Подожди, ты еще не видела нашу маму, — ответил ей Джордж.

Компания вошла в дом.

— А теперь тихо, — хрипло прошептал один из авроров.

Зажегся свет, и Рея увидела мрачную прихожую, «украшенную» изображениями змей.

«Бог мой! Здесь живет мой отец?!» — подумала Рея.

Прихожая выглядела так, словно в этом доме жил сам Темный Лорд.

Они прошли дальше по коридору, свернули направо рядом с тяжелыми бархатными портьерами, спустились по каменным ступенькам и оказались в большой мрачноватой кухне.

— Гарри! Рон! — воскликнула полная рыжеволосая женщина, бросаясь обнимать вошедших. — Джинни! Фред! Джордж!

— Аластор! Нимфадора! Кингсли! — таким же высоким восторженным голосом продолжил Джордж, а Фред старательно изображал звуки поцелуев.

Все, кроме миссис Уизли, засмеялись, а она бросила на сыновей суровый взгляд.

— Гермиона! — она обняла девочку. — И, наверное, Андреа? — миссис Уизли протянула Рее руку.

— Просто Рея, пожалуйста, — сказала девушка, пожимая руку миссис Уизли.

— Молли Уизли, — кивнула та.

— Очень приятно.

— Мне тоже.

И тут в дверном проеме появились два мужчины.

— Папа! — это слово само вырвалось из уст Реи.

Сириус поднял голову, да так и замер с приоткрытым ртом. Ему не говорили о том, что ребята едут сюда на каникулы.

— Рея! — воскликнул он, и лицо его просияло.

Рея обняла отца.

— А мы к тебе, — сказала она.

Сириус улыбнулся и слегка взлохматил волосы на голове Реи.

— Я рад. Наверное, это будет лучшее Рождество в моей жизни. Правда, Римус?

Рея только сейчас обратила внимание на второго мужчину. Он был примерно одного возраста с Сириусом, но выглядел старше из-за усталости, написанной на его лице. В его русых волосах присутствовала седина.

— Так вот она какая, твоя дочь, — произнес он, и улыбка тронула уголки его губ. — Как будто и не прошло стольких лет.

— Ну, да, — кивнул Сириус. — Андреа Сириус Блэк.

Все засмеялись.

— Ну, привет, ребята, — сказал Сириус, направляясь к остальным гриффиндорцам. — Как жизнь? — он обнял Гарри за плечи. — Нюниус не обижает?

— Нет, — покачал головой Гарри.

— Кто такой Нюниус? — просил Джордж.

— Один из друзей нашего с Сириусом детства, — ответил человек, которого Сириус назвал Римусом.

Тут в кухню вошел молодой человек, который сложением напоминал близнецов Уизли. Он был немного коренастее Рона и чуть выше Фреда с Джорджем.

Его рыжие волосы были собраны в «конский хвост», в левом ухе висела серьга в виде серебряного клыка, а на ногах красовались ботинки из драконьей кожи.

— Билл! — Джинни кинулась на шею вошедшему.

— Это наш старейший братец, Билл, — пояснил Рее Джордж.

— Привет, учащийся народ! — поздоровался Билл.

— Он у нас бывший староста школы и лучший ученик, — сказал Фред.

— И братец Ронникс, кажется, пытается идти по его стопам. Прямо неуютно себя чувствуешь среди таких головастиков! — добавил Джордж.

— А ты, наверное, Рея? — спросил Билл у девушки.

Рея кивнула.

— Билл Уизли.

— Рея Блэк.

— Ух, ты! Родственница? — Билл посмотрел на Сириуса.

— Дочь, — улыбнулся тот.

— Дочь?! У тебя есть дочь?! — Билл ошарашено улыбался.

Сириус кивнул.

— Супер! И ты семнадцать лет от нас пряталась? — спросил Билл, улыбаясь.

— Точно, — кивнула Рея. — Скрывалась по окопам.

— Ладно, поговорить вы еще успеете, — сказала миссис Уизли. — Давайте готовить ужин.

И они вместе взялись за дело.

— Рея, — спросил Билл, когда они с Реей вместе несли тарелки на стол, — а это ведь тебя взяли нападающей вместо Анджелины… как ее там?

— Анджелины Джонсон, — сказала Рея и кивнула. — Да, я теперь вместо нее.

— А куда делась она сама? — спросил Билл.

— Стала вратарем, — ответила Рея.

— Вместо Оливера Вуда? — усмехнулся Билл. — Это становится традицией.

— Оливер Вуд… Оливер Вуд… Где-то я уже слышала о нем, — сказала Рея и, секунду подумав, хлопнула себя по лбу освободившейся рукой. — А! Он ведь новый вратарь «Падделмир Юнайтед»!

— Ты болеешь за «Падделмир Юнайтед»?

— Да. Мне кажется, что эти ребята смогут пробиться в высшую лигу через пару лет.

— Сейчас мало кто ставит на будущее команды, — заметил Билл. — В основном сейчас болеют за «Торнадос». Ведь они побеждают.

— Ну, да, — кивнула Рея. — Но Стив, мой дядя, болеет за «Торнадос» с семи лет.

— Так сколько же лет твоему дяде? — спросил Билл удивленно. — Ведь «Торнадос» существуют от силы лет двенадцать.

— Ему семнадцать. С половиной, — ответила Рея.

— А-а, — рассмеялся Билл. — А у меня до сих пор при слове «дядя» вырисовывается портрет сурового бородатого мужчины. Наш дядя Уильям был именно таким.

— А я при слове «кузина» или «двоюродная сестра» до сих пор вспоминаю Флер, мою двоюродную сестру по бабушке.

— А как фамилия у твоей Флер? — спросил Билл.

— Делакур, — ответила Рея. — А что?

Билл рассмеялся.

— Она работает вместе со мной, в банке Гринготтс, — пояснил Билл.

— И является его официальной девушкой, — встрял в разговор Джордж.

— Вот как? — улыбнулась Рея.

Билл смутился и покраснел.

— Ну, что ж, на свадьбу хоть пригласите! — сказала Рея. А потом добавила. — Что-то вы с ней не похожи на гоблинов. Чем вы занимаетесь в Гринготтсе?

Джордж протянул «О-о-о!» и закатил глаза.

Рея захохотала.

Билл подавил смущенную улыбку и ответил.

— У нас несколько задач, но основная из них— связи с общественностью.

— Понятно, — кивнула Рея. — А я думала, что Флер займется карьерой модельера. Она всегда любила одеваться с иголочки.

— Она и сейчас любит, — кивнул Билл. — Одно другому не мешает.

— Все за стол, — сказала миссис Уизли, и ребята заняли свои места.

Рея села между Сириусом и Фредом, напротив сели мистер Уизли, Билл, Джинни и Джордж. Блэк блаженно растянулся у ее ног.

Фред с невинным видом предложил Рее печенье, но та, зная коварство шуток этого рыжего чертенка, отказалась. Тогда печенье взял Билл.

Вы когда-нибудь видели человека с изысканным фиолетовым в желтую крапинку цветом лица?

— Наша улучшенная версия «Хамелеоновых сухариков», — пояснил Джордж.

— А как мне…убрать это? — весело спросил Билл.

— А никак, — засмеялся Фред.

— Ведь это улучшенная версия, — добавил Джордж.

Все как-то странно посмотрели на близнецов, а миссис Уизли угрожающе сказала: «Мальчики».

— Ладно, ладно, — сказал Фред и вынул из кармана оранжевый леденец. — Держи.

Леденец вернул Биллу первоначальный цвет лица, и ужин пошел своим чередом.

Рея, Сириус, Фред и Джордж говорили о школьных проделках, Билл и мистер Уизли — о работе, а Джинни слушала то Билла, то близнецов.

— А мы со Стивом на шестом курсе чуть не вылетели из школы, — рассказала Рея. — У нас в Дурмстранге каждому пронесшему навозные бомбы грозит исключение. А мы с ним нагребли полные карманы, идем по коридору и придумываем, как бы их использовать. Стив и говорит: «Главное — не попасться. Может, пока парочку в холле сбросим? Завхоз туда побежит, а мы незаметно в комнаты?». И тут, как снег на голову, идет наш драгоценный завхоз. И нас увидел. Ладно хоть успели бомбы за спину спрятать. И говорит: «Ну-ка, Блэк, что у тебя за спиной?» Я говорю: «Руки». «А в руках?»- спрашивает. Я отвечаю: «Ничего». И в это время одна бомба вываливается у Стива из рук и падает через перила вниз, в холл. Конечно, раздается взрыв, завхоз бежит туда, проклиная «безобразных учеников». А мы с «дядюшкой» благополучно добираемся до комнат. Зато на следующий день появляется Адамс, завхоз, и начинает, как ищейка, обнюхивать всем руки.

Компания захохотала.

А через три дня наступило Рождество. В эти три дня они наряжали праздничную елку, развешивали всюду светящиеся шары, украшали дом хвойными гирляндами. Рея и Гермиона, которая оказалась необыкновенно начитанной для своего возраста, заколдовали их так, что они шевелили иголками, словно бы от ветра. Сириус в приподнятом настроении ходил по дому и мурлыкал под нос рождественские гимны.

И вот ранним утром в Рождество Рея проснулась в комнате, где они жили втроем с Джинни и Гермионой.

На соседней кровати сидела, потягиваясь, Гермиона.

— С Рождеством, — негромко, чтобы не разбудить Джинни, сказала Рея.

Гермиона вздрогнула и обернулась.

— И тебя с Рождеством, — так же негромко ответила она.

— Кого разбудить боитесь? — подала голос Джинни. Она тоже села на кровати.

— С Рождеством.

— И тебя тоже, — ответили Рея и Гермиона.

Через десять минут девушки вошли в гостиную дома Блэков.

— С Рождеством! — раздались голоса мистера и миссис Уизли, Сириуса, Римуса Люпина, Фреда, Джорджа, Гарри и Рона.

— С Рождеством, — хором ответили Рея, Гермиона и Джинни.

— Ну, теперь можно разбирать подарки! — воскликнул Фред.

Весь день в доме Блэков раздавался смех. А около восьми часов вечера Джордж подошел к Рее.

— Рея, можно тебя на пару слов?

Рея кивнула, и они прошли в опустевшую гостиную.

— Рея, я давно хотел тебе сказать, — начал Джордж. — Понимаешь, с самого Хэллоуинского бала ты… В общем, Рея, я люблю тебя.

Она не ожидала от него взаимности. И даже не надеялась на нее.

— Думаю, что это чувство взаимно, Джордж Уизли, — сказала она и улыбнулась. — Просто я очень долго не хотела признаваться в этом даже самой себе.

— Ну, так признайся же! — рассмеялся Джордж и наклонился к лицу Реи.

«Сейчас…» — подумала Рея. — «Самый первый поцелуй»

Губы Джорджа были совсем близко к ее собственным, еще пара секунд и…

— Джордж! — раздался рядом голос Джинни, и она вошла в гостиную.

— Вот черт, — прошептал Джордж.

Рея улыбнулась.

— Чем ты занят? — спросила Джинни. — Мама просит тебя помочь ей.

— Я пытаюсь поцеловать девушку, — честно ответил Джордж.

Джинни присвистнула.

— Извини, Джордж. Я не знала, — сказала она. — В следующий раз предупреди меня заранее.

— Непременно, — кивнул Джордж. — А теперь иди и скажи маме, что я скоро буду.

Джинни вышла из гостиной и, притаившись за дверью, стала слушать.

— Джинни, кухня в другой стороне, — сказал Джордж.

— Черт! — раздраженно бросила Джинни и направилась на кухню. Джорджа не так-то просто обмануть.

А ее брат повернулся к Рее и все-таки поцеловал ее.

Глава 13. Похищение

Незаметно пролетели зимние каникулы, и Сириус вновь остался один в доме на площади Гриммо. Гриффиндорцы вернулись в Хогвартс, и потекли обычные школьные будни.

Хотя, нет, обычными их назвать было никак нельзя.

Во-первых, близились СОВ и ЖАБА, так что пятикурсники и семикурсники просто на стены лезли от количества домашних заданий.

Во-вторых, близился финал соревнований по квиддичу. В марте гриффиндорцев ожидала игра со слизеринцами.

В-третьих, для Реи и Джорджа началась новая жизненная ступень — они нашли друг друга.

С самого пятого января можно было нередко видеть их вдвоем.

Но и об остальных друзьях они, конечно, не забывали.

Например, у Реи их стало даже больше — в их число теперь входили Гермиона, Джинни и Рон, так как у Сириуса Рея успела с ними подружиться.

И все было просто прекрасно до одного дня.

В тот утро восемнадцатого января Джордж и Рея сидели на берегу озера и от души смеялись, вспоминая моменты своего детства. И тут…

— Не ждала, малютка Ри? — раздался за спиной холодный голос.

Рея вздрогнула всем телом, вскочила на ноги, резко развернулась, и в руке у нее оказалась волшебная палочка. И все это за пару секунд.

Джордж подумал о том, какую надо было иметь жизнь, чтобы привыкнуть вот так сразу готовиться к бою.

Он тоже встал и обернулся.

Перед ним стоял высокий молодой человек в черной мантии с откинутым капюшоном. В руках он держал палочку, направленную на Рею. Его глаза сверкали металлическим блеском, губы растянулись в хищном оскале. Облик его был достаточно демоническим для того, чтобы робкий второкурсник забился в угол и дрожал от страха.

Но Джордж не был робким второкурсником. И Рея таковой тем более не была. Она гордо подняла голову, ее синие глаза, потемневшие от гнева, смотрели на молодого человека с ненавистью.

— Вижу, что не ждала, — осклабился тот. — А я здесь.

— Неужели тебя выплюнули дементоры, Ричард? — с ядовитым сарказмом сказала Рея.

«Ричард!» — понял Джордж. — «Ее троюродный брат! Пожиратель смерти!»

— Немного неточно, — поморщился Ричард. — Но, если тебе так угодно, меня выплюнули дементоры. И не только меня. Они выплюнули всех нас.

— Я всегда знала, что даже у дементоров есть критерии, — сказала Рея. — Они просто не могли быть рядом с такими отходами, как вы!

— Заткнись! — с палочки в руке Ричарда слетело несколько искр.

Джордж дернулся прикрыть Рею.

— Зато тебя они будут так рады видеть, что даже расцелуют, — сказал Ричард и рассмеялся, как безумец. — Кстати, у меня тебе подарочек. Держи.

И он бросил что-то к ногам Реи.

Она скосила глаза, и они расширились от ужаса. На снегу лежала окровавленная собачья лапа. Черная собачья лапа.

— Блэк, — хрипло прошептала Рея.

— Блэк, — кивнул Ричард. — Но не тот, о котором ты думаешь.

Рея, словно во сне, подняла глаза на это ненавистное лицо.

— Сириус Блэк, — сказал Ричард с усмешкой. — Кажется, ты осталась сиротой, Ри.

И он вновь захохотал.

— ЗАТКНИСЬ! — взревела Рея и, сделав выпад волшебной палочкой, произнесла сложную последовательность слов на латыни.

Яркая алая вспышка ударила Ричарда в грудь, тот захлебнулся собственным смехом и, пролетев метров пятнадцать, врезался в дерево, растущее на берегу, сполз на землю.

— Ух, ты! — выдохнул Джордж. Наверное, никогда и никто еще не видел Рею такой пугающей. — Это ведь… Рея, это ведь черная магия!

Рея наклонилась, подобрала со снега собачью лапу и зарыдала.

И тут Джордж ощутил сильный толчок в спину и упал лицом в снег.

— Думала так просто уйти, девчонка? — прорычал над ухом чей-то голос.

Джордж повернул голову и увидел, как нога Реи резко ударила Пожирателя по носу. Ткань его черной маски тут же пропиталась кровью.

Пожиратель схватился за нос и выдал нецензурную тираду.

Рея встала и подняла палочку. Их окружило еще человек семь.

Рея вновь послала какое-то мощное заклинание. Ближнего Пожирателя отбросило назад.

И тут время потекло для Реи очень медленно. Один из окруживших послал в нее зеленую вспышку. В прорезях капюшона мелькнули холодные серые глаза. Люциус Малфой. Авада Кедавра. Это смерть.

Но тут мир заслонило огненно-рыжее пятно.

Джордж Уизли упал на снег перед Реей без признаков жизни.

— НЕТ! — закричала Рея. — ДЖОРДЖ!

Она умрет здесь же, но не подпустит их к телу Джорджа.

— Авада …! — Рея чуть не произнесла свое первое непростительное проклятие.

Помешал случай.

Рядом с ней на снег прыгнул Стив. Он послал красную вспышку в одного из людей в капюшонах. Тот осел на снег. Второй упал рядом, сраженный заклятием Реи.

Но тут же в Стива, уложившего еще одного Пожирателя, ударила желто-оранжевая вспышка, опрокинувшая его спиной на снег.

Другая ударила в грудь Рею, и девушка потеряла сознание…

…Рея открыла глаза, но ничего не изменилось.

Вокруг была все такая же непроглядная чернота.

— Доброе утро, принцесса, — с горечью произнесла она.

— Доброе утро, — ответил ей хрипловатый мужской голос, и Рея вздрогнула. Голос тем временем продолжил. — Если, конечно, я похож на принцессу.

— Я не могу судить, — сказала Рея. — Здесь темно, как в… Не важно.

— А по мне, так здесь достаточно света, — отозвался голос. Странно знакомый голос. — Но ты и так можешь судить. Мы уже виделись, Андреа Блэк.

— Откуда вы меня знаете? — спросила Рея.

Без испуга. И без любопытства. Просто автоматически спросила. Потому что молчать было сложнее.

— Оттуда же, откуда и ты меня, — сказал хриплый голос. — Позвольте представиться, Римус Джей Люпин.

— Мистер Люпин, как вы здесь оказались? — спросила Рея.

Теперь уже взволнованно. Эмоции возвращались к ней.

— Пойман с поличным, — отозвался Люпин. — А ты?

— Поймана собственным троюродным братцем, которого следовало удушить еще в колыбели.

И тут раздались шаги. Пленники замолчали и стали напряженно вглядываться во тьму. Шаги звучали все ближе и ближе, и вот показались три Пожирателя.

— Уже проснулась, Блэк? — голос прозвучал, как проклятье.

Люциус Малфой.

Рея резко вскочила, но не смогла удержаться на затекших ногах и вновь рухнула на каменный пол.

Пожиратели смерти захохотали.

— Вставай, Блэк, — продолжил Люциус Малфой. — Хозяин ждет тебя.

Рея медленно поднялась и расправила плечи.

— У меня нет хозяина, — сказала она. — И никогда не будет.

— Ну, это мы еще посмотрим, — сказал Малфой под новый хохот Пожирателей за его спиной.

И Рея со связанными за спиной руками направилась вперед по коридору, сопровождаемая двумя Пожирателями смерти. Люциус Малфой шел впереди.

Глава 14. Дочь Блэка

Он сидел в высоком черном кресле и смотрел на нее. Красные глаза, узкие щелочки, как у змеи, вместо носа. Бледные сухие пальцы.

Рея не смогла бы назвать его человеком. Скорее, это было существо. Подобие жизни.

Но Рея не могла и назвать его жалким подобием жизни. О, нет, он был вовсе не жалок. Рея поняла — если ей придется драться, то это будет последняя ее битва. Но она будет достойной. За Джорджа. За отца. За маму. За Карену. За всех ее родных, которые вскоре лишатся еще одного члена семьи.

Она стояла, гордо поднял голову, хотя всей душой желала съежиться под взглядом этих нечеловеческих глаз.

Она держала спину прямо, хотя разум кричал ей: «Все бесполезно. Покорись»

Она смотрела прямо в глаза Лорду, хотя понимала, что смотрит в глаза самой Смерти.

— Ты похожа на своего отца, — она впервые услышала голос Темного Лорда. Даже голосом он напоминал змею. Зловещее, ядовитое шипение. — Он был таким же. Слишком глупым, чтобы понять, на чьей стороне сила. Слишком самоуверенным, чтобы признать, что я — его смерть. Слишком молодым, чтобы умирать. Но ты еще моложе. Скажи мне, Андреа Джейн Сторм Блэк, неужели ты хочешь умереть?

— Нет, — твердо и честно ответила Рея.

— Он тоже не хотел, — сказал Лорд. — Но он был слишком глуп, чтобы оставить борьбу. Ты умнее. Иначе ты не выдержала бы шести лет в Дурмстранге. Прекрати борьбу, и я подарю тебе жизнь.

— Это не жизнь, — сказала Рея, указав рукой на Пожирателей смерти, стоявших вокруг. — И ты не Бог, чтобы дарить жизнь. У меня уже есть одна жизнь, и другой мне не надо. Даже если мне суждено умереть через пару минут, я жила не зря. Я осталась человеком.

— Громкие слова, — сказал Волан-де-Морт. — Видимо, ты уже слишком пропитана идеями Добра и Зла. Но пойми — Добра и Зла, как таковых, не существует…

— Я уже слышала это от своего чокнутого братца, — сказала Рея. — Он не убедил меня.

— Значит, я воспользуюсь другой методикой преподавания, — сказал Лорд. — Круцио!

Рея упала на пол и задергалась в судорогах.

До этого момента она не знала Боли.

Конечно, была боль, но вот настоящей Боли не было.

Рея целиком превратилась в ярко-алый кокон Боли, который пронзали тысячи игл.

Римус Люпин, которого держали Пожиратели, рванулся к ней, но его удержали.

— Ну? — не прекращая пытки, жестко сказал Волан-де-Морт. — Где же твое Добро? Почему оно не поможет тебе? Зови же его, свое Добро! Что-то его не видно!

Он опустил палочку, и иглы пропали. Рея, тяжело дыша, лежала на каменном полу.

— Ну, что ты теперь скажешь, дочь Блэка? — спросил Лорд.

— То же, что и до того, — хрипловато и глухо ответила Рея, поднял голову. — Мне не нужна такая жизнь.

— Ты — истинная дочь этого глупца, — сказал Волан-де-Морт. — И истинная дочь Элизабет Сторм. Она тоже до последнего не выдавала нам тайну нахождения Молнии Ветров. Но теперь я знаю, где она. У тебя на шее. Но, к сожалению, только члены семьи Сторм могут управлять ею. Ничего, у нас есть Ричард.

Рея рассмеялась.

— Ричард — не Сторм, — сказала она. — Он — ничтожество.

— Ничего, это не помешает ему управлять Молнией, — сказал Волан-де-Морт. — Акцио, Молния Ветров!

Рея даже не пошевелила рукой. Она знала, что Молния никуда не денется. Она останется у Стормов, и никому другому не повинуется.

— Не получается? — усмехнулась она и поднялась на ноги. — Вот оно, Ваше могущество, милорд! Вы не можете отобрать побрякушку у глупой девчонки. Замахнулись стать властелином мира, а сами чуть не умерли из-за годовалого младенца!

— Ты умрешь, — сказал Волан-де-Морт почти спокойно. — Быстро, но мучительно. Стопорус Фербладим Аутолюс!

Это было даже просто. Рея читала об этом заклятии. Достаточно контрзаклятия из пяти латинских слов.

Рея помнила эти слова.

И ей совсем не нужна была волшебная палочка для того, чтобы колдовать.

Одна из возможностей владельца Молнии Ветров — магия без волшебной палочки.

Волан-де-Морт не ожидал этого. Безоружная семнадцатилетняя девчонка с легкостью отбила его заклятие.

И смотрела на него, чуть ухмыляясь.

— Опять не получается? — поинтересовалась она.

Люпин смотрел на нее с гордостью. Глупец. Она все равно умрет.

Волан-де-Морт встал с кресла и вышел на площадку, окруженную Пожирателями смерти.

— Что ж, дочь Блэка, я недооценил тебя, — сказал он. — Я предлагаю тебе дуэль. Тебе нужна палочка?

Рея покачала головой.

— Я принимаю вызов, — сказала она.

— Еще бы, — усмехнулся Лорд и тут же послал в нее одно из циклических проклятий промежуточного круга.

Она резко вскинула руки, и из ее раскрытых ладоней вырвались два луча света — один обезвредил заклинание Лорда, а другой понесся прямо к нему. Не нужно говорить о том, что Лорд с легкостью отбил его.

Это был танец — угрожающий, страшный, величественный.

Это была великая и мощная черная магия.

Оба владели ей: но только Рея — неплохо, а Волан-де-морт — потрясающе.

Римус Люпин смотрел на этот танец широко раскрытыми глазами, ловя каждое движение, молясь о том, чтобы случилось чудо, и Рея осталась жива.

Он думал о том, как гордился бы Сириус, видя сейчас свою дочь.

Или не гордился бы? Сириус никогда не любил черную магию. Слишком уж она напоминала ему о его семье, которую он презирал.

Но эта мысль еле держалась на краю его сознания. Он смотрел на двоих в круге — кто победит?

Этот танец не мог длиться бесконечно. Все-таки Рея попала под удар.

Руку обожгло, словно она сунула ее в кипяток. Она поняла, что это конец. Рея потеряла сознание, но все же успела заметить, как открылась дверь, и на пороге появились члены Ордена Феникса во главе с профессором Дамблдором…


…Она летела ввысь. Ее вес не держал ее — теперь его просто не было. Она была душой, легкой крылатой дымкой. Она летела ввысь, где сияло нестерпимо яркое солнце.

И тут рядом с ней оказался отец. Он полетел рядом.

— Здравствуй, папа, — сказала Рея.

— Зачем ты здесь, Рея? — удивился Сириус. — Твое место там, на земле.

— Но я ведь умерла? — сказала Рея.

— Нет, Рея, — рядом с ней оказалась мама. — Им ты нужнее.

— Кому «им»? — спросила Рея.

— Друзьям. Джорджу. Стивену. Джейсону. Бабушке, — сказала мама, коснувшись ее головы.

— Ты еще успеешь побыть у нас, — улыбнулся Сириус. — А пока возвращайся назад.

— Но как? — спросила Рея.

— Просто отпусти нас, — ответила мама.

И тут Рея заметила, что держится за полы их легких одеяний.

— Нет! Джордж мертв! — сказала Рея.

Она не хотела, не могла отпустить их. Это значило бы потерять их, едва снова встретив.

— Нет, Рея. Его нет среди нас, — ответила мама. — Отпусти. Мы всегда будем с тобой.

— Мы любим тебя, — Сириус коснулся ее волос.

Приложив огромную силу воли, Рея разжала руки. И тут же поплыла вниз. Подняв голову, она увидела, как Сириус и Элизабет, взявшись за руки, продолжили путь наверх…

Сознание постепенно возвращалось к ней.

Рея открыла глаза. И сразу же увидела Фреда Уизли, невидяще смотрящего в одну точку.

— Фред, — слабо прошептала она.

— Рея! — воскликнул Фред. — Ты очнулась!

— Рея! — раздалось слева.

Такой знакомый голос. Не в силах поверить в чудо, Рея с трудом повернула голову.

Так и есть. Улыбающееся лицо Джорджа Уизли. И не только лицо. В наличии и волосы, и голова, и шея, и плечи…

— Джордж, — прошептала она и слабо, но счастливо улыбнулась.

— Рея, слава Богу, — прошептал Джордж и, наклонившись, поцеловал ее.

— Но… как? Авада, — прошептала Рея.

— Это была не Авада Кедавра. Это было парализующее заклятие, — ответил Фред.

«Я дура», — подумала Рея. — «Какая же я дура. Забыла о том, что у парализующего заклятия вспышка тоже зеленая»

— Сторм? — почти одними губами спросила она.

Джордж отклонился вбок, и она увидела на соседней кровати Стивена, который мирно спал.

Рея еще раз улыбнулась и вновь провалилась в небытие.

— Она спит, — сказал Фред, когда Джордж взволнованно наклонился к Рее.

Джордж улыбнулся и взял ее за руку.

Не важно, что с ней произошло. Главное, что она жива.

И жив Римус Люпин. Он в больнице Святого Мунго, ему крепко досталось в сражении с Пожирателями.

И сейчас Фред и Джордж, два взаимных отражения, сидели возле ее кровати, а она спала.


home | my bookshelf | | Дочь Блэка 1 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу