Book: Комбатант



Комбатант

Александр Бушков

Комбатант

Купить книгу "Комбатант" Бушков Александр

Жестокие нравы, сударь, в нашем городе! Жестокие!

А. Н. Островский

Роман частично основан на реальных событиях, хотя некоторые имена изменены.

Часть первая

Охота на дьявола

Глава первая

Охота на дьявола

БЕСТУЖЕВ ВПЕРВЫЕ ехал в столь фешенебельном вагоне – но полированное красное дерево, бронзовые начищенные до жаркого блеска украшения, сверкающий лак, расшитые занавески на окнах и прочие атрибуты роскошной жизни на него не произвели ни малейшего впечатления. Не до них было – да и находиться в этих декорациях ему предстояло всего лишь несколько минут, до полной и окончательной кончины Готлиба Краузе…

Сбросив пиджак и ослабив узел галстука, он распахнул на всю ширину окна вычурные занавески. Как и следовало ожидать, прямо напротив его купе помещался герр Майер, с присущим опытному полицейскому терпением застывший живой статуей.

Притворившись, будто не замечает неотвязного провожатого, Бестужев щелкнул крышкой портсигара и расположился на огромном мягком диване в позе человека, которому больше совершенно некуда спешить. Краем глаза он видел, что Майер так и торчит на прежнем месте с совершенно равнодушным лицом.

На австрийских вокзалах, как и повсюду за границей, в колокол не звонили. Сигналом о том, что поезд отправляется, служили громогласные выкрики кондукторов. Вот и сейчас, когда подошло время, Бестужев услышал зычное:

– Фертиг! Фертиг!

И сидел в той же небрежной позе, пуская дым. Экспресс Канн – Ницца – Вена – Санкт-Петербург тронулся совершенно незаметно – просто-напросто в один прекрасный момент пол под ногами едва уловимо вздрогнул, станционные здания, люди на перроне – все помаленечку стало уплывать назад.

Без всякой спешки приподнявшись, погасив папиросу в сияющей бронзовой пепельнице, Бестужев подошел к окну и самым вежливым образом раскланялся с представителем императорско-королевской тайной полиции. Герр Майер с непроницаемым лицом слегка приподнял котелок и повернулся, явно собираясь уходить, считая свою миссию выполненной.

Бестужев моментально преобразился. Двигаясь со всей возможной быстротой, он накинул пиджак, бегло проверив, не вывалилось ли что-нибудь из карманов, затянул галстук, нахлобучил шляпу и вышел в коридор, где стены были обиты тисненой кожей, а на полу постлан алый ковер.

Величественный, монументальный оберкондуктор оставался на прежнем месте, у выхода в тамбур. Его можно было принять за генерала какого-нибудь полуопереточного южноамериканского государства: белоснежный мундир, погоны из галуна, аксельбант, в сапоги можно смотреться, как в зеркало…

Поезд принадлежал одной из российских железных дорог, а следовательно, и «обер» был подданным Российской империи – потому Бестужев и выбрал именно этот план… За окном все так же неспешно проплывали здания и люди. Подойдя вплотную к импозантному усачу, Бестужев кивнул на боковую дверь, противоположную той, через которую вошли пассажиры.

– Отоприте немедленно.

На холеной физиономии отобразилось легкое удивление:

– Простите, господин…

Упершись ему в переносицу тяжелым взглядом, Бестужев произнес с расстановкой, веско, тем именно тоном, какой в пределах Российской империи производил должное впечатление:

– Живо отопри дверь, болван! Охранное отделение! На товарный, под Владивосток, захотел? Жив-ва, морда!

Вот теперь в глазах «обера» мелькнуло надлежащее почтение, и он с поразительным для столь монументальной комплекции проворством зашарил по карманам в поисках ключа, найдя, кинулся к двери, бормоча:

– Сей секунд-с! Не извольте беспокоиться, мы с понятием…

Замок щелкнул. Повернув ручку и придерживая дверь рукой, Бестужев бросил наставительно:

– Не было меня здесь, ты понял? Пустое купе!

– Будьте благонадежны, ваше…

Бестужев был уже на лесенке. Оглянувшись вправо-влево, примерившись, ловко спрыгнул на перрон с противоположной стороны поезда. Чтобы не привлекать внимания публики на перроне, тут же обернулся к вагону и пошел за ним следом, сияя лучезарной улыбкой, махая рукой так, словно провожал кого-то по-настоящему близкого. Уловка подействовала, на него не обратили ни малейшего внимания.

Слегка ускорил шаг, чтобы поезд его не обогнал – господин Майер мог и остаться на перроне по исконно немецкой служебной ретивости. Остановился, только выйдя из-под высокой стеклянной крыши вокзала.

Мимо проплывали вагоны, украшенные начищенными медными буквами МОСВ[1]. Багажный вагон. Холодильный вагон, в котором обычно везли в Россию нежный груз – фиалки из Италии. Бестужев печально покривил губы – сейчас там находилось и тело поручика Лемке, точнее, петербургского приват-доцента Людвига Фридриховича Вернера, совершавшего поездку ради собственного удовольствия и злодейски убитого в Вене неизвестными злоумышленниками…

Перейдя пути по звонкой металлической эстакаде, он уверенно направился к боковому выходу, предъявил контролеру перронный билет и беспрепятственно покинул вокзал – один из многочисленных провожающих, не обремененный ничем, кроме тросточки (той самой, с залитой свинцом рукоятью), прилично одетый молодой человек, ничем не выделявшийся из толпы венцев. Опять-таки с непринужденностью истого венца направился к остановке конки, высматривая номер пятьдесят седьмой, идущий на Луизенштрассе. Когда сытые, аккуратные немецкие лошадки с коротко подстриженными хвостами остановились, вошел в вагон и устроился на свободном месте у окна. Прикрыв глаза, облегченно вздохнул: слежки за ним не было, значит, удалось уйти, не привлекая внимания, все, кому это ведать надлежит, полагают, что он по-прежнему находится в набирающем скорость поезде…

Легкомысленного настроения не было – откуда ему взяться, не та ситуация – но он определенно ощущал некую легкость как в движениях, так и в мыслях. Он был сейчас чем-то вроде Невидимого Человека из английского романа Уэльса, его как бы и вовсе не существовало на свете.

Рижский коммерсант Готлиб Краузе хотя как будто бы и оставался в этом мире – но исключительно в виде паспорта, лежавшего в кармане генерала Аверьянова. В прозаической венской конке ехал, да будет вам известно, коллежский советник Иван Бернгардович Фихте из Санкт-Петербурга, скромный чиновник Министерства юстиции, путешествовавший для собственного развлечения и за собственный счет. Российский подданный немецкого происхождения – наиболее удобная личина и в Германии, и в Австро-Венгрии – в таковом немцы видят как бы чуточку и своего, не вполне иностранца…

Как опытный жандарм, знающий законы сыска, он понимал, что пребывает сейчас в совершеннейшей безопасности. Надежно растворился среди миллиона семисот тысяч жителей дунайской столицы. Никто не объявлял в розыск человека с его приметами, никто понятия не имел о паспорте на фамилию Фихте. Ну а шанс столкнуться нос к носу с графом фон Тарловски или кем-то из его людей настолько ничтожен, что его и не следует принимать в расчет. Вот уж поистине, Невидимый Человек… О его существовании никто и не подозревает, а потому и искать не станет.

При нем была значительная сумма денег и браунинг, позаимствованный у одного из офицеров Аверьянова. В сочетании с чистым паспортом – вполне достаточная экипировка для предстоящей работы. У других порой и того не было…

Опять-таки как опытный сыщик, он прекрасно отдавал себе отчет, что его спасительная невидимость – до поры до времени. Любой нелегал – каковым он, собственно, сейчас и являлся – невидим и неуловим исключительно до той поры, пока не вошел с кем-нибудь в связь. Пока не оказался в среде, плотно контролируемой полицией. Это одна из тех азбучных истин, какие прекрасно знают и те, кто скрывается, и те, кто ищет.

Бестужев, разумеется, не собирался попадать в ту самую среду, кишащую полицейскими осведомителями, – но в том-то и опасность, что любой из людей, с которыми он собирался встретиться, мог оказаться под надзором тайной полиции. Но это уж – неизбежный риск, другого пути просто не существует…

Как и наметил заранее, он снял номер в «Бристоле» на Рингштрассе – заведение не из дешевых, но экономить ему пока что не приходилось. Чем больше и роскошнее отель, тем легче затеряться, тем меньше полиции вокруг. Совершеннейшее отсутствие багажа никого не удивило: приезжие сплошь и рядом так и поступали, оставляли багаж на станции и налегке отправлялись разыскивать подходящее помещение. Часто в Австрии и Германии от русских подданных требовали не только сведения о личности, но и паспорт, однако у Бестужева паспорт не просили: вполне возможно, из-за его немецкой фамилии и достаточно хорошего немецкого языка с вкраплением истинно венских словечек…

Не исключено, причина особого доверия была еще и в том, что Бестужев чуточку вольно перевел на немецкий чин господина Фихте как «юстициенрат»[2] – а к подобным титулам в обоих германских государствах относились с особенным почтением. Обосновавшись в номере, он не стал там долго засиживаться: спросил себе кофе, выпил и покинул отель.

Следовало ради пущей надежности изменить внешность насколько возможно. Перекрашивать волосы или наклеивать бороду, разумеется, не стоило – это чересчур отдавало бы авантюрным романом, дешевым выпуском в три копейки. Были другие способы, не столь экстравагантные, но надежные…

Не теряя времени, Бестужев отправился в ближайший «Дом готового платья», чей адрес предусмотрительно разузнал у гостиничного швейцара. После тщательных примерок выбрал там черный касторовый сюртук с басонными пуговицами – деревянными, обтянутыми плетенным узорами шелком. Добавил к нему визиточные брюки в серо-черную полоску. Все это время он старательно разыгрывал недалекого и педантичного до занудства провинциального чиновника из отдаленных мест – чуть ли не на зуб пробовал ткань, беспрестанно повторял, что он должен представляться «господину советнику» в связи с повышением, а посему должен выглядеть респектабельно, но непременно консервативно, поскольку его превосходительство – человек старой закалки и не терпит в подчиненных никакого либерализма наподобие прозаических пиджаков, галстуков-пластронов, цветных бантиков и тому подобного легкомыслия. Частенько повторял: «У нас в Лёвенбурге…», въедливо требовал «особо консервативный» галстук, с негодованием отказался от штучного жилета, остановился на черном, однобортном, без лацканов.

Вышколенных приказчиков он, конечно же, допек этим занудством невероятно, хотя они, как полагается, своих чувств не выдавали, продолжая с невероятной предупредительностью порхать вокруг клиента. Правда, один, самый молодой, с непроницаемым лицом предложил господину Фихте коричневые штиблеты – судя по быстрым смешливым взглядам, которыми обменялись остальные двое, отнюдь не по невежеству. Смерив его ледяным взглядом, Бестужев отрезал:

– Молодой человек, даже у нас в Лёвенбурге прекрасно известно, что с сюртуком носят только черную обувь…

Молодой человек принялся извиняться, в глубине души, конечно, недовольный, что не удалось выставить неприятного покупателя на посмешище, заставив его появиться на улице в коричневой обуви при сюртуке – это в Вене-то, бывшей наряду с Лондоном законодательницей европейской мужской моды… Бестужев принялся перебирать галстуки, заставив показать не менее двух дюжин.

В результате часом позже на Рингштрассе появился другой, почти неузнаваемый человек: выше помянутый наряд, вдобавок черный котелок и пенсне (с простыми стеклами), по виду – типичный банковский служащий или озабоченный карьерой чиновник. Подобные молодые люди, одетые старообразно, в любой стране воспринимались с затаенной насмешкой, и взгляды прохожих на них особенно не задерживались. Что Бестужеву и требовалось. Те, кто видел его прежде, наверняка не обратили бы внимания на подобного субъекта, в котором за версту чувствовался карьерист, педант и зануда…

Завидев издали стоянку фиакров на Луизенштрассе, он слегка, замедлил шаги, перешел на другую сторону улицы: нет, все было в порядке, никто за ним не следил.

И на стоянке он не обнаружил никого, подходившего бы на роль соглядатая. Правда, это ни о чем еще не говорило: агент, и не один, мог располагаться прямо под носом, сидя на облучке в облике обычного извозчика. Охранное отделение держало изрядное количество подобных «извозчиков», не отличимых от натуральных – и полицейские власти других стран не отставали…

Неспешной походочкой скучающего фланера он прошел мимо полудюжины фиакров и, обнаружив Густава (как обычно, подремывающего с открытыми глазами на козлах в характерной ссутуленной позе), направился прямо к нему. Распахнул дверцу и, подражая говору здешних светских хлыщей, громко распорядился:

– Ку-учэр, в Пра-атэр!

Хлопнул дверцей, расположился на сиденье. Густав, разумеется, не стал интересоваться личностью пассажира, он моментально стряхнул сонную одурь, достал кнут из железной трубки и прикрикнул на лошадей.

Дорога эта была Бестужеву уже достаточно знакома – и он заранее наметил местечко, подходящее для задушевного разговора. Все время пути он старательно поглядывал назад с помощью зеркальца, но не обнаружил сзади слежки.

Когда они оказались на достаточно узкой аллее, обсаженной раскидистыми липами, Бестужев открыл окошечко и крикнул:

– Кучер, остановите!

Густав привычно натянул вожжи, ничуть не удивившись внезапному капризу седока. Вмиг оказавшись снаружи, бросив беглый взгляд по сторонам и убедившись, что они находятся в полном и совершеннейшем уединении, Бестужев, не колеблясь, прямо-таки сдернул невысокого человечка с козел, помог ему удержаться на ногах, отобрал кнут, хозяйственно воткнул его в гнездо… Извозчик был ошарашен настолько, что и не думал сопротивляться, пока Бестужев заталкивал его в фиакр.

– Крестьянин охнуть не успел, как на него медведь насел… – без улыбки проворчал себе под нос Бестужев и громко сказал: – Добрый день, Густав. Не узнаете? Неужели? Я-то полагал, что столь щедрого пассажира можно и запомнить…

Густав уставился на него, пребывая в совершеннейшем удивлении. Только теперь, присмотревшись к нему с близкого расстояния, Бестужев обнаружил, что перед ним человек пожилой, наверняка перешагнувший за пятьдесят: обветренное лицо в мелких морщинках, шея цыплячья, старческая, глаза какие-то тусклые…

– Господин Краузе?! Я, право… Вы, право…

– Можете и так меня называть, – сказал Бестужев жестким, неприязненным тоном, сразу расставлявшим все на свои места. – Хотя настоящее имя у меня другое. У полицейских, Густав, сплошь и рядом имен гораздо больше, чем полагается обычным обывателям…

Последняя фраза произвела на извозчика прямо-таки ошеломляющее впечатление: глаза у него вылезли из орбит, рот приоткрылся, Густав отпрянул к закрытой дверце, в нем появилось что-то от побитой собаки…

Подозрения Бестужева мгновенно переросли в уверенность.

– Что это с вами, Густав? – язвительно осведомился он. – Почему упоминание о полиции у вас вызвало столь бурный всплеск эмоций? Ничуть не свойственных добропорядочному подданному императора и короля? Вы мне сейчас напоминаете нашкодившего кота, который сожрал печенку на кухне и был застигнут поваром, как выражаются итальянцы, in flagranti[3]… Или, вульгарно выражаясь, на горячем… Ну, Густав?

Извозчик таращился на него, как на привидение, беззвучно шевеля бледными узкими губами. Никаких сомнений уже не осталось, скотина, тварь, мерзавец, слабая душонка…

Не сводя с него цепкого взгляда, как охотничья собака перед загнанной в непроходимый кустарник дичью, Бестужев медленно поднял руку, потеребил двумя пальцами левый лацкан сюртука – за которым агенты здешней тайной полиции как раз и носили служебный значок с двуглавым имперским орлом.

Густав казался олицетворением тоскливой безнадежности.

– Вынужден вас разочаровать, – жестко усмехнулся Бестужев. – Я не могу предъявить вам значка. Поскольку служу не в императорско-королевской, а в российской тайной политической полиции. Значков у нас, подобно австрийским коллегам, нет. Но ваше положение от этого не делается менее безнадежным: я здесь нахожусь совершенно официально, легальнейшим образом взаимодействую с вашей тайной полицией. Подобные учреждения, независимо от их географического положения, никогда не отличались кротким нравом… Вы когда-нибудь привлекались к суду, Густав? А в полиции на допросах бывали?

– Н-нет… – пробормотал совершенно раздавленный извозчик. – Никогда в жизни… Исключительно мелкие штрафы за нарушения полицейских предписаний о извозе… случайные нарушения!

– В таком случае приходится констатировать, что вы – потрясающий неудачник, – без улыбки сказал Бестужев, давя взглядом, хмурым видом, грозным выражением лица. – Ваше первое же серьезное знакомство с полицией означает привлечение по столь тяжким параграфам, что и врагу не пожелаешь… – он бросил резко, словно хлыстом ударил. – И спасти вас может только полная откровенность! Понятно? Будете откровенны – и у вас появится шанс остаться не сообщником, а жертвой… Ну?



В уголках глаз Густава появились даже две мутные старческие слезинки. Извозчик, подрагивая нижней челюстью, с натугой выговорил:

– Они меня убьют… Непременно убьют, майн герр…

– Не буду врать, что меня эта перспектива трогает, – жестко сказал Бестужев.

– Это жестоко…

– Полагаете? – прищурился Бестужев. – Двух они уже убили, и один из них был моим другом. С какой стати меня должна волновать судьба постороннего человека? Который всех предал?

– Хорошо вам говорить, – плаксивым тоном промямлил Густав. – Вы полицейский, у вас наверняка есть пистолет, вы умеете с ним обращаться. А я мирный обыватель, даже в армии никогда не служил из-за скверного здоровья, мне-то каково? Что прикажете делать, когда такие страшные люди…

Он жалобно ныл что-то еще. Бестужев не слушал. Какую же серьезную промашку мы допустили, думал он. Мы все до одного. Отнеслись к этому самому Густаву как к одушевленному инструменту наподобие штопора или вилки. Дико, невозможно было представить, чтобы тебя предал железнодорожный билет или собственная шляпа… Вот он, дьявол, на которого от непонимания происшедшего готовы были всё свалить: хнычущий старикашка с цыплячьей шеей, запугать которого было совсем нетрудно.

Хотя… Это не промашка, если рассудить. Просто-напросто мы с самого начала прекрасно понимали, что для полиции Густав будет абсолютно бесполезен: он никоим образом не был посвящен в наши дела, он просто возил людей из одного места в другое. Тем более что официальным инстанциям Австро-Венгерской империи, сколько их ни есть, Штепанек был абсолютно не нужен. Но никто не предвидел Гравашоля – которому понадобились именно маршруты передвижений, адреса…

Густав все еще жалобно тянул что-то заунывное, перечислял свои хвори, усугубившиеся от нелегкой работы.

Ларчик открывался просто, думал тем временем Бестужев. Где-то, когда-то я попался им на глаза, они обратили внимание, что меня возит один и тот же извозчик… Не так уж и трудно отыскать фиакр по номеру… Тарловски сообщил, что анархисты уже убили двух других охотников за Штепанеком. Пожалуй… Да, вот именно, объяснение одно: люди Гравашоля устроили засаду где-то неподалеку от жилища профессора Клейнберга – потому что это та отправная точка, которую наверняка не миновал ни один из тех многочисленных агентов. Я бы на их месте именно так и поступил…

– Перестаньте хныкать, – сказал Бестужев все так же неприязненно.

– Что со мной будет? Моя семья не переживет, если я окажусь под судом… Я их единственный кормилец…

– Мы забудем обо всем, – сказал Бестужев, усилием воли заставив себя проявить толику мнимого сочувствия. – Я понимаю, что вы не более чем жертва… Но простить вас мы согласны при одном-единственном условии: если вы расскажете все откровенно.

– А если они вернутся, как обещали? И…

– Ну, если только в этом дело… Я готов предоставить вам надежное убежище. С решетками на окнах и дверью, запертой снаружи. Уж там они вас безусловно не достанут, и вы долгие годы проведете в совершеннейшей безопасности…

– Только не это!

– Ну тогда перестаньте хныкать, черт бы вас побрал, и рассказывайте!

Он сидел, откинувшись на спинку сиденья, пускал дым в полуопущенное окно и слушал дребезжащий тенорок Густава, время от времени бесцеремонно прерывая – когда извозчик тонул в ненужных мелких подробностях или вновь начинал бить на жалость. Примерно это он и ожидал услышать: в один далеко не прекрасный вечер в фиакр к Густаву как ни в чем не бывало уселись трое вполне благопристойных господ, пожелали ехать в Пратер, а на полдороге, примерно как Бестужев сейчас, попросили остановить на минутку экипаж, сдернули Густава с козел, затащили внутрь и уперли в лоб револьверное дуло.

По описанию, пусть сбивчивому и неточному, Бестужев все же довольно быстро опознал и Гравашоля, и двух его людей. Если исходить из даты, когда это произошло, то подозрения подтверждаются: Бестужева наверняка подкарауливали возле дома профессора (не его конкретно, очередного охотника на Штепанека) – что ж, неглупо, иногда, чтобы добыть дичь, выгоднее и проще не самому ее отыскивать по уши в болоте, а следить за охотниками…

– И вы не обратились в полицию?

– Вы только поймите меня правильно, майн герр, – уныло протянул Густав, – если бы речь шла об уголовных преступниках, я бы ни минуты не колебался. Но это же политические, мало того – анархисты…

– Они представились?

– Вот то-то и оно! Я регулярно читаю газеты, знаю, кто такой Гравашоль, что из себя вообще представляют анархисты… Полиция, простите, тут бессильна. Анархисты убили когда-то нашу прекрасную императрицу… императрицу, майн герр! Уж если ее не уберегли, чего стоит жизнь маленького человечка вроде меня? Это страшные люди… У меня не было выхода…

«Скверно, – подумал Бестужев. – Помаленьку складывается положение, когда революционеров, террористов, боевиков обыватели начинают бояться больше, чем полицию. Добро бы только в России, но и в других странах то же самое давно отмечено не вчера и не сегодня. В гораздо более спокойных и законопослушных странах. Скверно… Плохой признак».

– Они знали, где я живу, – продолжал Густав жалобно. – Знали мое семейство, знали даже, где я держу экипаж и лошадей…

– И вы стали регулярно докладывать обо всех моих поездках?

– Я был вынужден… Их интересовали все адреса, по которым вы ездили, все люди, с которыми вы встречались…

Другими словами, Гравашоль предельно упростил свою задачу. Сам он после неудачного визита к профессору наверняка никаких поисков уже не предпринимал, просто-напросто следил за конкурентами и в подходящий момент, когда гости из России праздновали победу, нанес удар…

– Каким образом вы им передавали сведения?

– Всякий раз, когда вы меня отпускали на длительное время, я звонил по телефону. Номер семнадцать – тридцать пять. И всякий раз говорил, как мне указали: «Фиакр в вашем распоряжении». Мне называли адрес, я туда приезжал и ждал. Очень быстро кто-нибудь из них появлялся. Два раза это был мужчина. Четыре раза – девушка.

– Опишите их подробно, – распорядился Бестужев.

Девушку, как ее описывал Густав, Бестужев, похоже, никогда прежде не видел – по крайней мере, она не входила в число его здешних знакомых. Зато что касается мужчины… Тут все было гораздо интереснее – и великолепно сочеталось с его прошлыми предположениями…

– И дальше?

– Сегодня утром я позвонил, – сказал Густав. – Телефон не отвечал – так мне ответила барышня. Я пытался телефонировать еще трижды – с тем же результатом…

«Ничего удивительного, – подумал Бестужев. – Телефон, ручаться можно, располагался на одной из снятых Гравашолем квартир – главарь анархистов слишком умен, хитер и опытен, чтобы ограничиться единственной, их должно быть несколько… Теперь, заполучив желаемое, они снялись с места, как вспугнутый урядником цыганский табор…»

– Как по-вашему, девица – немка? – спросил Бестужев.

– Вряд ли. По-немецки она говорила совсем скверно, нам приходилось объясняться на французском, я прилично знаю французский, в Вене, в нашей профессии, знание языков помогает заработать… Вот по-французски она говорит великолепно, такое у меня впечатление…

– Значит, в полицию вы не обращались… – задумчиво произнес Бестужев.

Не стоило и спрашивать, обращалась ли к самому Густаву полиция – наверняка нет, иначе он непременно упомянул бы, что все уже рассказал «коллегам господина». Значит, Тарловски представления не имеет ни о роли извозчика в событиях, ни о самом извозчике – следовательно, с этой стороны Бестужеву ничто не грозит, можно еще какое-то время оставаться Невидимым Человеком…

– Майн герр… – робко спросил Густав. – Что теперь со мной будет? Поймите, я в этой истории не более чем жертва… Меня принудили, угрожая смертью…

– Я попытаюсь что-нибудь для вас сделать, – сказал Бестужев. – При одном-единственном, но важном условии: вы будете молчать и обо всем с вами происшедшем, и о нашем разговоре. Даже если к вам придут мои коллеги. Я руковожу этим делом, я и должен его закончить. Понятно? Ничего не было. Вы ничего не знаете, с вами ничего этого не произошло… О случившемся вы будете разговаривать только со мной. Иначе…

– Я понимаю! Понимаю! – заверил Густав с большим воодушевлением. – Только с вами… Как вы думаете, они вернутся?

– Не думаю, – сказал Бестужев чистую правду.

Он действительно так считал, конечно, с точки зрения особенного цинизма, следовало бы устранить Густава как неприятного свидетеля – но если бы Гравашоль всегда так поступал, то его путь был бы отмечен вовсе уж невообразимым количеством покойников. Это уголовные порой тщательно заботятся о заметании следов, в том числе и посредством ножа или пули, а Гравашолю, в общем, нечего терять – будучи изловлен, он ответит перед судом за столь многочисленные прегрешения перед законом, что отсутствие или, наоборот, наличие одного лишнего трупа на его участь нисколечко не повлияет…

Чуточку приободрившись, Густав произнес уже почти спокойно:

– Разумеется, я готов свидетельствовать на суде… если только их арестуют всех

– Помолчите, – хмуро сказал Бестужев.

Он был мрачен как туча. Перед глазами вставали лица, вспоминались имена. Ротмистр Булаев, поручик Чорбаджиоглу, Николай Лагадер, Аветисов, Струмилин, Сёма Акимов, Пантелей Жарков, подпоручик Доливо-Дольский, Иван Карлович Лемке… Он поймал себя на том, что наверняка помнит не всех, с кем работал и кто был убит при исполнении. Подозревал только, что этот скорбный список будет расти.

– Что вы теперь прикажете, майн герр? – осторожно поинтересовался Густав.

Бестужев очнулся. Сказал приказным тоном:

– Возвращаемся в Вену. Высадите меня на Рингштрассе. Неподалеку от Новой ратуши. И хорошенько запомните, о чем мы говорили…

Глава вторая

По улицам гуляла…

НА ПРОТЯЖЕНИИ примерно четырех длинных кварталов Бестужев следовал за полковником на значительном отдалении, трижды переходил на другую сторону улицы – пока, наконец, не убедился твердо, что слежки за Васильевым нет. Тогда он стал подтягиваться к старшему по званию коллеге, оказался в конце концов почти рядом. Полковник же все это время шагал неторопливо и спокойно, Бестужев ни разу не заметил с его стороны попыток провериться. На его взгляд, это уже попахивало излишней беспечностью – не исключено, что господин полковник, в силу своего положения надежно прикрытый дипломатическим статусом, за несколько лет пребывания в Вене, называя вещи своими именами, заплыл жирком. Что ж, ему выпало исключительно руководить, действуют всегда другие.

Этот человек, значительно старше пятидесяти, грузноватый, с редкими ниточками седины в густых усах, более всего напоминал скучного, ординарного парижского рантье – хотя внешность в данном случае и обманчива, но Бестужев начал подозревать, что полковник, как это частенько с людьми случается, со временем сросся со своей личиной настолько, что она незаметно стала частью характера. Хоть бы раз сделал попытку определить, нет ли за ним наблюдения…

К дверям кафе «Августин» они подошли почти одновременно. Бестужев чуть приотстал, притворившись, будто подводит отставшие часы, дождался, когда дверь за полковником захлопнется, выждал еще немного – нет, никто не вошел следом – и тогда только зашел в кафе.

Теперь можно было и не заботиться о конспирации. Хорошо еще что столик полковник выбрал правильно – у стены, в углу, так что число возможных соседей оказалось уменьшено вдвое, а полковник со своего места мог прекрасно видеть входную дверь и улицу.

Неторопливо подойдя, Бестужев поклонился и, не дожидаясь приглашения, присел за стол, кивнул подлетевшему кельнеру:

– Мне то же самое, что этому господину…

На мгновение глаза полковника стали столь цепкими, пронзительными и колючими, что всякое сходство с мирным рантье моментально улетучилось. И тут же вновь приобрели самое безобидное, скучающее даже выражение.

– Ах, вот это кто… – сказал полковник негромко. – Ну что же, грамотно, Алексей Воинович, грамотно. В первый миг я вас и не узнал даже. Вылитый немецкий бухгалтер, правильный и скучный, как расписание пригородных поездов… Давненько не виделись, а? С Лёвенбурга.

Кельнер расторопно принес кофейные чашечки, два стакана холодной воды, поклонился и улетучился. Бестужев до сих пор никак не мог свыкнуться со здешними обычаями: заказав одну-единственную чашечку «меланжа», «мервейсса» или «капуцинера», можно невозбранно засидеться за ней несколько часов, никто и не подумает тебя торопить. Отечественные половые давно бы уже начали кашлять многозначительно над ухом столь невыгодного клиента, а то и откровенно приставать, не угодно ли чего еще. Европа…

Прикоснувшись губами к краю чашечки – чисто символически, с исконно венской сноровкой – полковник деловито поинтересовался:

– На пятки вы мне сели на углу Шоттен-Ринг и Гонзага, не так ли? Улицу пересекали трижды… за омнибусом, надо сказать, держались с большой сноровкой, и монахинь между нами оставили опять-таки мастерски. А вот на углу Эсслингштрассе на короткое время дернулись в нерешительности, не зная, приблизиться ко мне или, наоборот, на другую сторону перейти. Я верно обрисовал?

Бестужев уставился на него в нешуточном изумлении: поклясться мог, что полковник шагал словно бы погруженный в раздумья, не замечая окружающего, не говоря уж о том, чтобы выявлять за собой наблюдение…

– Ну, что вы хотите, голубчик? – Васильев чуть усмехнулся в усы. – Старшее поколение, знаете ли, ремеслу училось в суровые времена, кое в чем они покруче нынешнего были… Это, знаете ли, въедается…

– Я хотел проверить, не следят ли за вами… – чуть смущенно сказал Бестужев.

– Ну разумеется. Кто ж вам пеняет? Вы, конечно, возбуждены той интригой, о которой вам, чует мое сердце, поведал Тарловски? Это серьезно, согласен, но на моей памяти хватало интриг и посерьезнее. Я – лицо некоторым образом официальное, за мной следить как бы даже и не вполне прилично… С вами-то как? На запасной паспорт перешли?

– Да, конечно.

– Значит, некоторый запас времени у вас есть, пока не начали плотно работать, они вас не засекут… Ну а ежели что – будем вытаскивать. Я, конечно, чуточку удручен тем, что вы все дела здесь вели как бы в обход меня…

– Тысячу раз простите, Василий Агеевич, – сказал Бестужев без особых угрызений совести. – Но правила игры, которым я был принужден следовать…

– Да полно, я вас не упрекаю ни в чем. Прекрасно понимаю ваше пикантное положение, – Васильев скорбно покивал головой. – Кто-то в Петербурге, несомненно, решил набрать лишних козырей, то бишь порадеть родному ведомству. Красиво чрезвычайно это должно было выглядеть впоследствии на бумаге: второй отдел Генерального штаба с величайшим рвением, в кратчайшие сроки выполнил поручение монарха… Я с уважением отношусь к нашей славной армии, большинство из нас, вот взять нас с вами, из нее же и произошли… Однако, если бы с самого начала спросили моего мнения, я бы категорически отсоветовал использовать военных разведчиков. У них свои специфические опыт и практика, а у Охранного – свои. Вот и сейчас большую часть дела вы на своих плечах вынесли, господа военные где-то на заднем плане присутствовали, словно хор в опере… Замечательно, что вы приняли решение остаться. В очередной раз утрем нос армии, мягонько этак, вовсе не демонстративно…

Бестужев сказал не без уныния:

– Но ведь именно я и прошибся крепко…

– Ну так ведь и они тоже, – сказал полковник. – Что же они-то ваши планы не поправили – цельный Генерального штаба генерал-майор и его испытанные сподвижники? Тут уж все виноваты… но исправлять положение придется исключительно Охранному, то бишь нам с вами, и сей факт должен быть освещен достаточным образом. Мотайте на ус эту премудрость, Алексей Воинович, вы ведь наверняка по служебной лестнице подниматься будете, карьеру делать… должны уже понимать: кроме борьбы с врагами престола, существует еще и такая немаловажная сторона дела, как принятая в хорошем смысле кастовость, сиречь интересы своего, родимого ведомства. Этот ашпект тоже учитывать нужно постоянно.

– Я знаю, – кивнул Бестужев.

Он слышал подобное не впервые – но вот как-то душа не лежала становиться еще и горячим ведомственным патриотом: не его стихия, совершенно… Скорее уж – стихия тех, кто настроен на кабинетную карьеру. Если выдержать золотую середину меж самоуничижением и хвастовством, он знал, что стал неплохим сыщиком. И предпочитал в этом положении оставаться как можно дольше – любые внутренние интриги и хитросплетения порой вызывали у него прямо-таки физическое омерзение. «Это в тебе очень уж ярко проявляется армеут, мон шер, – сказал как-то покойный Лемке во время задушевной беседы, по русскому обычаю сопровождавшейся графинчиком. – Совершенно ты не канцелярский интриган по основе характера…»



– Прогресс, простите за выражение… – протянул Васильев, морщась. – Никак не могу ко всему этому привыкнуть. Когда я только начинал служить, о телефоне никто и не слыхивал, автомобилей не было, а о полетах в воздухе на аппаратах тяжелее оного один Жюль Верн грезил. Теперь же, изволите видеть… Пересылка по проводам не только телеграмм, но и изображений… Вы ведь своими глазами видели… И как?

– С чисто технической стороны – впечатление потрясающее, – признался Бестужев.

– А вот с моральной, ежели можно так выразиться… – полковник невольно огляделся. – Это же надо подумать – нацель сейчас на нас с вами стекляшку объектива, и где-то за три квартала нас видно, как на ладони… Жуткая штука грядет в широкое употребление…

– Согласен, – сказал Бестужев.

Полковник понизил голос:

– Алексей Воинович, это, конечно, супротив наших прямых обязанностей и поручений, однако… Считайте меня монстром, но вот лично я, будь моя воля, создал бы департамент, который этих проклятых изобретателей без колебания аннулировал бы. Изобрел ты нечто, способное людям принести нешуточные хлопоты, – встретили тебя вечерком в парадном неизвестные мазурики и по голове двинули тяжеленьким… Чудище я консервативное, а?

– Как знать, как знать… – сказал Бестужев серьезно. – Не поможет, пожалуй, Василий Агеевич. Идеи, как говорят, в воздухе носятся. Уберешь одного, а на другом конце Европы другой то же самое придумает. Не остановить…

– Ну хоть придержать бы, – сказал полковник. – А то сыплются эти новинки, как зерно из худого мешка, и каждую, кроме безобидного употребления, можно приспособить для таких дел, что оторопь берет… Нет, не помешало бы тайное общество наподобие североамериканского ку-клукс-клана… изволили слышать? Вот, во-от… Позвольте уж старику помечтать…

Бестужев сказал деликатно:

– Признаться, у меня нет времени на мечтания в нынешней ситуации…

– Понятно, – кивнул полковник. – Ну что же… у меня здесь, конечно, предприятие, уступающее по размаху берлинскому нашему филиалу, не говоря уж о парижском размахе, однако ж, щи не лаптем хлебаем. Накопали быстренько кое-что. Алексей Воинович, просветите неразумного старика: зачем вам понадобилась эта экстравагантная американская девица? Режьте мне голову тупым турецким ятаганом, никак она не похожа на сыщика из державной конторы.

– Да я и сам так думаю, – сказал Бестужев. – И тем не менее… Я хочу изучить все аспекты этого дела и всех возможных соперников. На всякий случай, предосторожности ради. Чтобы понимать, чего иные наши конкуренты жаждут. Вот вам пример наглядный: Гравашоль. Из-за того, что мы совершенно не предвидели вступления в игру революционеров, политиков, произошли известные печальные события с человеческими жертвами. Мне нужно понимать ситуацию до конца.

– Ну что ж, резонно… – чуть подумав, кивнул полковник. – Есть в этом своя правда. Ну что ж… Вы осведомлены о сложностях работы в Северо-Американских Соединенных Штатах?

– Не особенно и хорошо.

– Отвратительная страна, – с чувством сказал полковник. – С точки зрения нашей работы. Хорошо еще, что это заокеанское захолустье для нас не очень и интересно: господа ниспровергатели престолов там обитают в ничтожно малых количествах, предпочитают в Европе отираться. И слава богу, не знают, что бы мы сделали, поручи нам начальство развернуть там широкую деятельность. Ротмистр Заманский там провел три месяца, изложил их дурацкие нравы подробно в обстоятельной записке. Вы потом почитайте в Петербурге, право, поможет… Короче говоря, в этой вывихнутой стране паспортной системы, собственно, и не существует, что в российском понятии, что в европейском. Народонаселение шебутится по стране практически без удостоверяющих личность документов. Назвался как угодно – и проверить при нужде трудновато… Мало того, у америкашек, вы только не удивляйтесь, нет единого для всей страны департамента полиции, нет единого руководства таковою. Каждая их губерния, или, по-ихнему, стэйт – наособицу. В случае такой необходимости губернским полициям меж собой договариваться приходится прямо-таки частным образом. А единого для всей страны начальства нет…

– Черт знает что, – сказал Бестужев. – Как же они вообще еще существуют?

– Да вот ухитряются как-то, леший их разберет… Дело в том, я так предполагаю, что обосновались они именно что в заокеанском захолустье. Сильных соседей, способных причинить хлопоты, нет – иначе давно сообразили бы, что без единого департамента полиции прожить трудно. Оттого и работать там трудновато – сами понимаете, при таких-то вольностях…

– Значит, не удалось ничего…

– Да что вы, батенька! – хитро усмехнулся полковник. – Не такие уж мы тетехи… Хотя, признаюсь вам честно, кое-какие сведения собрать удалось по чистой случайности… или благоприятному стечению обстоятельств. Повезло нам, что ваша девица изволит обитать в Новом Йорке, где у нас кое-какие скромные возможности все же имеются. Окажись иначе, просто-таки нереально было бы ее искать по всей стране… А так – кое-чем похвастаться могу. Достоверно установлено, что эта ваша Луиза Хейворт имечком пользуется настоящим, невыдуманным. Что интересно, она не кто иная, как родная племянница некоего Джонатана Джэка Хейворта, миллионщика из Нового Йорка. Персона заметная, как мне сообщили. На бирже ворочает в большом масштабе, несколько заводов имеет, пробовал заниматься синематографом, но что-то там не сложилось, и отступил с большими убытками… Серьезного размаха субъект. Означенная Луиза у него совершенно официально трудится одним из секретарей. Такая вот ниточка. И как, помогла она вам?

– Не особенно, – задумчиво произнес Бестужев. – Пока что ничего непонятно. Может, он хочет приобрести патент и аппараты единолично производить? Первое объяснение, какое подворачивается касаемо финансового воротилы и заводчика…

– Быть может, быть может, – сказал полковник. – Я свое дело сделал, а остальное вам самому выяснять…

– А что насчет другой девицы?

– Ну, здесь все было гораздо проще, – усмехнулся Васильев. – Франция – это вам не САСШ, слава богу, позиции и возможности у нас там сильнейшие… да и не у нас одних. Забавно получается, право, Алексей Воинович: в старых консервативных монархиях наподобие Германской империи или Австро-Венгрии мы с превеликой оглядкой работаем, в скромных масштабах, всецело, между нами говоря, от хозяев зависим, от их доброй воли. А вот в республиканской Франции с ее либертэ, эгалите и прочими фратернитами ведомство наше чувствует себя вольготнейше… В свое время до того даже доходило, что президент французский охрану своей драгоценной персоны не своим сыщикам поручал, а агентам господина Рачковского, заведовавшего тогда заграничной агентурою в Париже… Забавно-с… Короче говоря, запросили мы Париж, и Гартунг в кратчайшие сроки неплохой матерьяльчик представил. Держите.

Он протянул Бестужеву не особенно толстый, незаклеенный конверт. Там оказалось два сложенных вчетверо листа веленевой бумаги, густо исписанной разборчивым почерком опытного канцеляриста. Бестужев прямо-таки в лихорадочном темпе пробежал глазами убористые строчки, почувствовал, как поневоле улыбается:

– Да это же просто прекрасно!

– Гартунг, между нами говоря, тот еще прохвост, но работать умеет… Ваши фигуранты, как видите, еще здесь.

– В таком случае – поработаем… – сказал Бестужев, щурясь весьма недобро. – Василий Агеевич, а парочкой агентов не сможете ли помочь? Для подкрепления тылов. Не тот это народец, чтобы одинокого рыцаря разыгрывать.

– Помогу, разумеется, – кивнул полковник. – Кое-какими силами располагаем. Да и дело ваше с самого верха управляется. Знали б вы, сколько шифродепеш на меня, болезного, обрушилось за двое последних суток, каково общее направление указаний… Право же, при нужде придется тряхнуть стариной и самому с револьвером в кармане вам сопутствовать, хе-хе… Только, я вас прошу, Алексей Воинович, постарайтесь побыстрее управиться, пока не засветились. Засветить вас могут исключительно на активных действиях…

– Я понимаю, – сказал Бестужев. – И волокитить не намерен…

…Он следовал за женщиной на некотором отдалении ровно столько, чтобы убедиться: слежки за ней нет. Едва это стало окончательно ясно, ускорил шаг, догнал под развесистым вязом, чуть прикоснулся к локтю, приподнял котелок:

– Мадемуазель, на два слова…

– Оставьте меня в покое, – резко бросила она, даже головы не повернув, не замедлив шага. Чувствовался большой опыт в противостоянии уличным ловеласам: парижанка, ага…

– Политическая полиция, – сказал Бестужев негромко, продолжая шагать с ней в ногу. – В ваших же интересах со мной поговорить, мадемуазель Дюра. Вон там, у павильона, как раз прохаживается полицейский, но я не советовал бы вам к нему обращаться, вы себе сделаете только хуже…

Вот теперь она остановилась, взглянула с некоторой тревогой, начиная, видимо, понимать, что обычным уличным приставалой тут и не пахнет.

– Откуда вы меня знаете?

– Я, кажется, представился вполне членораздельно, – сказал Бестужев. – Мадлен Дюра, родом из департамента Овернь, тридцати одного года…

– Мне двадцать пять! – воскликнула она.

Бестужев усмехнулся:

– Согласно данным, предоставленным «Сюрете Женераль», вам именно тридцать один. Галантность тут неуместна… Далее. Вы приехали в Париж одиннадцать лет назад, чтобы, я так подозреваю, по примеру как литературных героев, так и реальных людей «покорить столицу». С покорением у вас ничего не вышло, особенных успехов не достигли: работали официанткой, позировали художникам… проституции, в общем, сторонились, но некоторые эпизоды из вашей биографии, скажем, совместное проживание с неким господином на бульваре Распай и другим, на авеню Клебер, никак не отнести к романтическим… В конце концов познакомились с Жаком Руле, коему служите как ассистенткой, так и в несколько ином качестве… Это, так сказать, основные вехи вашей не особенно сложной биографии. Желаете, чтобы я их расцветил подробностями и живописными деталями?

Она стояла, не порываясь уже удалиться, смотрела на него с откровенным страхом. Неизвестно, очень ли умна, но прекрасно осознает, что влипла в нешуточные хлопоты…

Бестужев закреплял успех.

– Вон там, я вижу, скамейка, – сказал он напористо. – Давайте присядем и побеседуем.

И двинулся к скамейке первым, чтобы проверить, осознала ли она в полной мере. Ну да, так и есть – она, не прекословя, направилась следом, присела рядом с ним, попыталась улыбнуться кокетливо и беззаботно:

– Это так неожиданно, мсье…

– Капитан, – сказал Бестужев, не стремясь буквалистски переводить свой чин на французский. – Интересно, почему вам эта встреча кажется столь неожиданной? После всего, в чем вы замешаны, дорогуша…

– Я?! – ее взгляд был невероятно невинным, незамутненным. – Интересно, в чем это таком я замешана?

– Ну как же, – сказал Бестужев. – По поручению вашего любовника вы регулярно встречались с извозчиком Густавом Мейнке и получали у него сведения обо всех перемещениях некоторых лиц…

– И только-то? – она прилагала все силы, чтобы улыбаться беззаботно. – В конце концов, это никакое не преступление…

– Само по себе – безусловно, – сказал Бестужев. – Вот только следствием вашего общения с извозчиком стало убийство двух полицейских чинов. Сотрудников политической полиции, уточняю. У меня есть сильные основания подозревать, что в одном, по крайней мере, виновен наш общий знакомый месье Жак… Совершенно неважно, кто совершил второе. Это уже второстепенные детали. Главное, что вы выступили сообщницей в двойном убийстве. Виселица вам, быть может, и не грозит, но в тюрьме придется просидеть долго…

Что значит женщина, что значит француженка! У нее навернулись на глаза самые натуральные слезы, она смотрела на Бестужева взглядом умирающей лани, а голос, полное впечатление, принадлежал маленькой невинной девочке, впервые столкнувшейся с несовершенством и злобой нашего мира.

– Боже мой, месье, как вы жестоки! Нельзя быть таким жестоким…

– Бросьте паясничать, – сказал Бестужев жестко, почти грубо. – Если вы не оставите это лицедейство, я вас без всякой галантности запихну в карету и отвезу в полицей-дирекцию, где за вас примутся уже всерьез. Сказать вам, в чем вы, простите за вульгарность, крупно прошиблись? Охотно. Мы не во Франции, мадемуазель. Это там, охотно верю, ваш процесс стал бы для ваших земляков чем-то вроде театрального представления, этакой романтической драмы. Очаровательная красотка на скамье подсудимых! Прекрасную Мадлен толкнула к сообщничеству с анархистами большая любовь к одному из них! Примерно такие заголовки пестрели бы в прессе, дамы лили бы слезы над вашей горькой участью, мужчины предлагали бы руку и сердце, допускаю, что вам удалось бы растрогать присяжных и отделаться пустяками. Но мы – в Австро-Венгрии, Мадлен. Здешний народец далеко не так романтичен и пылок, как ваши сограждане. В глазах здешнего общественного мнения ассистентка заезжего французского циркача, послужившая сообщницей в убийстве двух полицейских, заслуживает не восторженных статей в газетах и всеобщего поклонения, а каторги, если не виселицы. Такие уж скучные люди – немцы… Заверяю вас: местные судьи будут на вас взирать без тени парижской экзальтированности… И срок заключения, повторяю, вам грозит весьма солидный…

– Но как же так, месье… – проговорила она уже жалобно, сломленно.

Бестужев смотрел на нее без улыбки, весьма недоброжелательно. С непроницаемым лицом осведомился:

– Как это поют в ваших кафешантанах? По улицам гуляла прелестная Мадлен и юбочку держала чуть-чуть поверх колен… А чего же вы хотели после таких подвигов?

– Но…

– Молчите, – сказал Бестужев. – Я вас намерен растоптать самым решительным образом. И не пытайтесь строить мне глазки, не поможет. Вам уже приходилось по пустякам пару раз сталкиваться с французской полицией… и, насколько я знаю, ваши ужимки их не очаровали. А сейчас вы замешаны в убийстве… Не мирных обывателей, а полицейских, что ситуацию усугубляет.

Он с самого начала выбрал агрессивный тон, общую линию поведения. Не стоило играть с ней психологические партии, ее надлежало ломать примитивно и грубо – у него не было времени, время работало против него…

Бестужев с радостью отметил, что собеседница всхлипнула уже всерьез, а не лицедействуя с целью его разжалобить.

– Но, месье… Я и подозревать не могла, что этим кончится, я от вас впервые услышала, что там было убийство…

Улыбкой Бестужева следовало бы пугать детей:

– И вы полагаете, что судьи, услышав этот лепет, проникнутся к вам сочувствием? Важно не то, о чем вы думали и чего хотели, а что из всего этого вышло…

– Я же не знала…

– Вы меня утомляете, – сказал Бестужев. – Давайте-ка лучше отправимся в комиссариат, я с превеликим облегчением передам вас другим людям и займусь текущими делами… Хотите?

– Нет! – вскрикнула она, бледнея.

– А придется, – безжалостно сказал Бестужев.

– Месье капитан… Неужели нет выхода…

– У вас есть один-единственный шанс, – сказал Бестужев, видя, что достиг цели. – Вам придется немедленно ответить на мои вопросы, со всей возможной откровенностью. Тогда я оставлю вас на свободе. Ваше счастье, что мне нужны не вы, а непосредственные убийцы… но если вы вздумаете крутить и запираться, отправитесь за решетку первой. Их еще предстоит задержать и уличить – а вот вы уже в наших руках. Заступиться за вас некому, у вас наверняка нет даже денег на приличного адвоката. А ваше правительство, ручаться можно, не придет вам на помощь, когда узнает, по каким обвинениям вас арестовали. Французская юстиция к анархистам не питает никакой любви, а уж Гравашоля давно мечтает заполучить в свои руки. Дело кончится лишь тем, что к нашим следователям добавятся еще и французские, которым тоже найдется о чем вас порасспросить… Пожалуй, заголовки во французской прессе будут другими. «Задержана циркачка – сообщница Гравашоля!», «Убийца с ангельской внешностью!» Сомневаетесь?

– Месье, что вы хотите знать? – она дрожала крупной дрожью. – Я никогда не сочувствовала анархистам, я вообще не интересуюсь политикой… Женщине нужна определенность в жизни, свой очаг… Он… Жак твердо обещал на мне жениться, мы с ним неплохо зарабатываем с этим номером…

– Вот о номере придется забыть, – сказал Бестужев холодно. – В любом случае ваш Жак обречен на тюрьму, если не на виселицу, вопрос только в том, один он пойдет на скамью подсудимых, или рядом сядете и вы…

– Я понимаю…

– Тогда утрите слезы и сопли и слушайте внимательно. Как явствует из сообщенных мне сведений, ваш Жак и Гравашоль когда-то учились вместе, знали друг друга со студенческих лет. Потом дорожки разошлись: оба покинули университет, но Гравашоль увлекся самой радикальной политикой, а Жак занялся всевозможными авантюрами, пока не пришел к нынешнему своему занятию… Вы об этом знали?

– Представления не имела! Жак скупо говорил о прошлом… Я и не подозревала, что он знаком с Гравашолем, пока тот не заявился однажды… Я его сразу узнала по газетным портретам… Месье, я ужасно перепугалась: вы правы, политика мне ни к чему, мне нужен лишь семейный очаг, нечто устоявшееся, толика житейского благополучия… Но Жак… Он меня заставил встречаться с этим кучером… он говорил, что Гравашоль – страшный человек, переступить через труп для него все равно, что перешагнуть через бревно… А если я буду умницей, мы получим немало денег, сможем наконец покончить с кочевой жизнью, купить ферму… У него и в самом деле появились деньги, что-то он от Гравашоля должен был получить… Я и подумать не могла, что все так кончится… Речь шла исключительно о том, чтобы похитить какой-то аппарат…

– Это сказал Жак?

– Конечно. С Гравашолем я вообще не общалась, я чуть от страха не умерла, когда поняла, кто он такой… Жак мне говорил, когда следует встретиться с тем кучером, я запоминала все, что он говорил, пересказывала Жаку, не более того…

– Где он был вчера ночью?

– Не знаю… Он ушел еще засветло, а вернулся под утро… Раньше он никогда так не поступал… Я подумала сначала… мужчины есть мужчины… но он взбесился, буквально взбесился, сказал, что я дура набитая, что он не по девкам бегал, а выполнял задание Гравашоля, и если я кому-нибудь проболтаюсь хоть словом, меня… меня…

Она беззвучно расплакалась. Глядя без малейшего сочувствия, Бестужев дал ей некоторое время похлюпать носом, потом сказал властно:

– Хватит хныкать! Вчера, я так понимаю, вы уже не встречались с извозчиком?

– Да, Жак сказал, что мне больше не нужно к нему ходить…

– А Гравашоль появлялся?

– Нет, месье…

Бестужев узнал все, что ему было необходимо, – далее не имело смысла ее допрашивать. Он повернулся в ту сторону, где на такой же скамейке терпеливо сидели два агента, выразительно помахал. Оба немедленно вскочили и двинулись к ним.

– Боже, что у вас на уме? – всхлипнула Мадлен. – Вы обещали…

– Не тряситесь, – хмуро сказал Бестужев. – Никто вас не арестовывает. Просто-напросто эти господа на некоторое время примут на себя все заботы о вас. Подыщут вам жилье и проследят, чтобы вы остались под рукой.

– Разве вы меня не отпустите?

– Чтобы вы кинулись к вашему любовнику и все ему выложили? – хмыкнул Бестужев. – Не настолько я наивен, мадемуазель…

Глава третья

Цирковые будни

ЗАВЕДЕНИЕ КОЛЬБАХА ничуть не изменилось со времен первого визита Бестужева: и балаган в неприкосновенности, и оранжево-зеленая вывеска, те же полдюжины фургонов выстроились буквой «П», а посреди дворика громоздился деревянный щит с меловым контуром женской фигуры: правда, на сей раз вокруг силуэта не торчало ни одного ножа, во дворике было тихо и совершенно пусто.

Сделав знак двум агентам, маячившим, как и было уговорено заранее, на приличном отдалении, Бестужев без колебаний направился к фургону, оклеенному афишами господина Жака. Поднявшись по скрипучей и шаткой лесенке в четыре ступеньки, оказался перед низкой дверью. Бесцеремонно постучал в нее кулаком, тут же распахнул дверь и вошел.

Как и следовало ожидать, роскошью внутренность фургона не блистала. Его примерно пополам разделяла простенькая ситцевая занавеска в цветочек, задернутая наглухо. На доступной взору половине располагалась парочка сундуков, вешалка со сценическим костюмом Жака и полудюжиной платьев Мадлен, а также, самое главное, небольшой стол, за которым восседал сам господин Жак в компании опустошенной наполовину бутылки красного вина, одетый в тот же самый затрапезный наряд, что и в прошлый раз.

– Какого черта? – пробурчал он неприязненно. – Я вроде никого не приглашал…

– У меня всегда были дурные манеры, месье, – преспокойно ответил Бестужев, аккуратно прикрыв за собой дверь. – Боюсь, вам с этим придется смириться.

Циркач присмотрелся:

– А, это вы… Что вам тут нужно? Мне с вами говорить не о чем. И что это на вас за наряд? С похорон идете или на свадьбу собрались?

Не отвечая, Бестужев бесцеремонно прошел к занавеске, распахнул ее, огляделся. Импровизированная спальня – широкая кровать, парочка шкафчиков. Чувствовалось, что тут поработала женская рука в попытках придать хоть какой-то уют убогой конурке.

– Эй, эй! – прикрикнул у него за спиной Жак. – Что вы себе позволяете? Вообще, какого черта? Я вас не звал!

Аккуратно задернув занавеску, Бестужев сказал:

– Я же предупреждал, манеры у меня самые дурные, привыкайте, господин де Монбазон, Живая Молния… Интересно, а французские законы позволяют присваивать чужое, столь славное имя?

– Провались они, эти законы, – хмуро сообщил господин Жак. – И вы с ними заодно. Катитесь к черту.

– Есть нешуточная опасность, что по указанному адресу вы отправитесь гораздо раньше меня, – сказал Бестужев светским тоном. – Я не преувеличиваю…

Зорко озираясь, он заметил в углу деревянный ящик, где грудой лежали разнокалиберные ножи с одинаковыми черными рукоятками – ага, это следовало учитывать…

Жак, упершись кулаками в хлипкую столешницу, выпрямился во весь свой немаленький рост, медленно, демонстративно, глядя с неприкрытой угрозой. Нужно признать, он производил впечатление: рослый, мускулистый, несомненно, наделенный недюжинной силой и ловкостью – но Бестужеву попадались противники и посерьезнее.

– Ну хорошо, – сказал он, ухмыляясь. – Если это для вас так важно, считайте, что я стушевался перед вашим грозным видом. Может быть, оставим этот цирк, простите за каламбур, и поговорим о деле?

– Нет у меня с вами никаких дел.

– Ой ли? – без улыбки спросил Бестужев. – Что до меня, то к вам есть дело, и нешуточное. Причем касается вас напрямую.

– Ну? – бросил Жак, все так же возвышаясь над столом, упираясь грозным взглядом.

– Дело касается дома номер тридцать шесть на Кунгельштрассе.

– Это где такой? Представления не имею.

– Неужели? – спросил Бестужев. – А мне кажется, имеете. Прошлой ночью вы там убили человека… а может быть, и двух? А?

Циркач вел себя, в общем, достойно: он не взорвался деланым возмущением, не рассыпался в оправданиях, он вообще не произнес ни слова – все так же стоял в угрожающей позе, не сводя глаз с Бестужева – разве что выражение лица утратило всякое легкомыслие, а глаза буквально буравили Бестужева. Противник был опасный, серьезный, Бестужев это прекрасно понимал и расслабиться себе не позволил ни на секунду.

– Вы не возмущаетесь, месье Жак? – поинтересовался он небрежно. – Не грозите крикнуть полицию?

Циркач усмехнулся уголком рта:

– Следовало бы крикнуть доктора по нервным болезням… Выкатывайтесь к черту.

Произнесено это было уже не приказным тоном.

– В самом деле? – пожал плечами Бестужев. – Нет, серьезно? Вам совершенно не интересно меня выслушать?

Жак наблюдал за ним настороженно и зло. С видом крайней беспечности Бестужев отошел к ящику с ножами, запустил туда руку, поднял один, держа двумя пальцами за кончик длинного сверкающего лезвия. Повертел перед глазами. Не похоже было, что у Жака имеется при себе огнестрельное оружие, его просто некуда было бы спрятать. Где-то может отыскаться револьвер, но при нем сейчас ничего такого нет…

Нож с лязгом упал в ящик, на груду других.

– Очень специфической формы рукоять, знаете ли, – сказал Бестужев спокойно. – Я ее сразу узнал, когда увидел, чем именно был убит… человек из той квартиры.

– Кто вы такой? – глядя исподлобья, спросил Жак. – И зачем эту чушь несете? Мало ли ножей на свете…

– Вы – циркач, – сказал Бестужев. – Следовательно, человек…

Он запнулся на секунду: слово «интеллигентный» существовало исключительно в русском языке, а в других носило совершенно иной смысл, так что приходилось искать равноценную замену.

– Следовательно, человек творческой профессии, – преспокойно продолжал Бестужев. – Кроме того, получили некоторое образование, хотя университет покинули, не проучившись и двух лет… Все равно, вас, сдается мне, никак нельзя отнести к людям тупым и малообразованным. Я и представить не могу, что вы не слышали о науке под названием «дактилоскопия». Вряд ли вы были настолько осмотрительны, что вытерли с рукояти ножа отпечатки пальцев. А они у каждого человека уникальны и неповторимы, никаких совпадений здесь быть не может, ни за что на свете… Что скажете, Жак? Вы не могли не слышать о дактилоскопических процедурах…

И он с самым естественным видом притворился, будто снова заинтересовался ящиком с грудой сверкающих ножей – повернулся к нему, наклонился, сторожа краем глаза каждое движение циркача, он помнил, насколько мсье Жак искусен в швырянии предметов…

Ага! Ухватив бутылку за торец горлышка, циркач резко взметнул руку – но Бестужев вовремя присел на согнутых ногах, и сосуд, разбрызгивая дешевенькое винцо, пролетел высоко над его головой, ударился в стену с такой силой, что старые доски жалобно загудели и одна, кажется, треснула, но сама бутылка не разбилась, продемонстрировав высокое качество работы венских стеклодувов.

Как и ожидал Бестужев, Жак прыгнул, не теряя времени, оскалясь, словно первобытный человек, целя кулачищем определенно в висок – но встретил пустоту. Вовремя уклонившись, Бестужев ответил ударом ноги, потом припечатал обоими кулаками.

Француз отлетел в угол, опрокинув ветхий стол со скудной закуской. Ему было очень больно, он сипел и закатывал глаза, но боевого духа не потерял, попытался вскочить.

Хмурый взгляд Бестужева сам по себе его бы ни за что не остановил – но его подкрепляло дуло браунинга, и циркач, вмиг посмурнев лицом, остался сидеть в нелепой позе.

Бестужев, держа его под прицелом, пододвинул ногой шаткий венский стул и тоже сел. Свободной рукой отряхнул с сюртука винные капли.

– Новехонький сюртук, – сказал он грустно. – Из чистого кастора… Вас не затруднит, месье, оставаться в той же позиции? Вообще-то там, на улице, дожидаются двое агентов, вы и это учитывайте…

– Кто вы такой? – хмуро спросил усач.

– Вам бы следовало поинтересоваться этим раньше, – сказал Бестужев без улыбки. – Ваша промашка в том и заключалась, что вы нас приняли то ли за авантюристов, то ли за посланцев каких-нибудь крупных электротехнических концернов… Я офицер русской политической полиции, месье Жак. Вам как революционеру, – он ироническим тоном выделил последнее слово, – эта контора должна быть знакома…

Лицо циркача исказилось злорадством, и он на самом настоящем русском языке ответил, уже ухмыляясь с дерзким вызовом:

– А как же! Охранька, читоб тибе шерти побирай! Сат-трап!

Бестужев поднял бровь:

– Говорите по-русски?

С тем же вызовом Жак ответил:

– Я училь рюсски, чтоби читать в оригиналь книги великий Бакунин!

– А, ну да, понятно… – не скрывая скуки, кивнул Бестужев. – Следовало ожидать. Бакунин, Кропоткин… «Собственность есть кража». Восхитительная по идиотизму идея Бакунина насчет самоуправляющихся народных общин, которые должны заменить собой государство… Удивительно, что вас с Гравашолем выперли после второго семестра. Обычно экземпляры вроде вас вылетают еще на первом…

– Что бы вы понимали, шпик? – огрызнулся Жак уже на французском. – Здесь я вам не по зубам! Здесь другая страна!

– Вы не о том думаете, любезный, – сказал Бестужев холодно. – Совершенно не о том. Проделайте нехитрые логические умозаключения – уж логике-то вас учили и в гимназии, и в университете. Если перед вами – офицер политической полиции, следовательно, и убитый вами человек… Ну?

Вот теперь на лице циркача наконец мелькнула тревога, он замолчал, поглядывая исподлобья настороженно и зло – ага, почуял запах паленого и решил держать язык за зубами, не вступать в словесные баталии, чтобы ненароком не сболтнуть чего не следует…

– Вы убили офицера русской политической полиции, – продолжал Бестужев. – И сотрудника аналогичной императорско-королевской конторы. Юриспруденцию вы, насколько я знаю, не изучали, но все равно, примерно должны представлять, как реагирует на подобные забавы здешняя Фемида.

Он выразительно провел пальцами свободной руки по горлу и дернул кистью вверх, словно затягивал воображаемую петлю.

И продолжал:

– Виселица, конечно, не гарантирована – но в любом случае, тюремный срок будет таким, что выйдете вы на свободу уже стариком. Если вообще выйдете. Пожизненная каторга в здешнем уголовном уложении вписана…

– Я никого не убивал, – насупясь, бросил Жак.

– Того, что был в парадном – быть может, – сказал Бестужев. – Но мой друг и сослуживец был убит в квартире одним из ваших ножей. У него слишком специфическая рукоять, чтобы ошибаться.

– Эта фирма, «Киршбаум и Лейте», производит чертову уйму таких ножей…

– Именно таких?

– Да. Это наборы для циркачей, вы их найдете в любом шапито Европы, где есть метатели…

– А отпечатки пальцев?

– Вздор! Нож мог украсть кто угодно. У вас есть кто-нибудь, кто смеет уверять, будто меня там видел?

– Ну, разумеется, – сказал Бестужев. – Ваша очаровательная ассистентка. Час назад мы ее взяли на выходе из Пратера. На ней было бежевое платье с отделанным кружевами круглым вырезом, белая летняя шляпка с украшением в виде букетика искусственных ландышей, при себе она имела черный ридикюль с серебряной отделкой и ручкой из переплетенных металлических колец… Каюсь, я был с ней резок и груб, я значительно преувеличил те кары, которые могут обрушиться персонально на нее. И она испугалась, занервничала, стала ужасно словоохотливой, ей чертовски не хотелось одной отдуваться за всех, пока ваша банда будет расхаживать на свободе. Ах да, вы же не знаете… В ту ночь она за вами следила. Женщины ревнивы, уж вам-то следовало это помнить… Она решила, что вы под романтическим покровом ночной мглы отправились на свидание – и ехала за вами следом до Кунгельштрассе. Видела, как подъехал Гравашоль со своими головорезами, как вы все вместе скрылись в парадной. Убийства она не видела, конечно, – но ее показаний суду будет достаточно…

– Бред… – процедил Жак, но в его голосе Бестужев с радостью услышал панику.

И лихо солгал:

– Мы нашли извозчика, который ее вез на Кугельштрассе и обратно. Мадлен запомнила номер, вы же знаете, что у нее отличная память на цифры, она даже вела вашу семейную бухгалтерию, верно? Она у нас, Жак. И по характеру, по складу души она не похожа на Жанну д'Арк, особенно если учесть, что никакой пламенной любви с ее стороны и не было, она всего-навсего видела в вас гарантию житейской стабильности, надежду на будущее обеспеченное существование. Сейчас, когда ее планы рухнули, она будет думать только о том, как бы вырваться самой. И ради этого даст против вас какие угодно показания. Или вы станете меня уверять, что Мадлен – натура, исполненная самой высокой верности, готовая на самопожертвование? А?

Циркач хмуро молчал. Судя по его лицу, подобных чувств за Мадлен он не предвидел изначально…

– А вот теперь – главное, – сказал Бестужев напористо. – Я вам не дам ни единого шанса на политический процесс. Ни единого шанса стать политическим заключенным. Сплошная уголовщина, месье. Боже упаси, никто не станет вас обвинять в убийстве русского жандарма. Покойный, как явствует из его паспорта, был приват-доцентом, то есть скромным ученым в невысоких чинах. Сугубо мирная, насквозь штатская личность, не имеющая никакого отношения к специальным службам.

– И зачем бы мне его убивать? – бросил Жак.

– Вы, правда, не поняли? – осклабился Бестужев. – Ревность, зеленоглазое чудовище из гениальных пьес Шекспира… Он посетил балаган – и пленился Мадлен. Стал ухаживать, дарить подарки, они встречались… Ну а вы из пошлой ревности его убили. Только и всего. По ряду причин австрийской тайной полиции выгодно придерживаться именно этой версии, они меня поддержали целиком и полностью. Ну а Мадлен, если с ней немного поработать, будет на суде со всем пылом тоже придерживаться именно этой версии. Так что сомнительная слава политического узника вам не светит, милейший. Заголовки газет будут совершенно иными: «Циркач зарезал русского ученого, приревновав его к своей ассистентке!», «Ревнивый французский монстр из Пратера!». Примерно так. Судиться вам, как уголовнику, сидеть с уголовниками – вот суровая проза вашего будущего…

Он зорко наблюдал за сгорбившимся на полу человеком. И с радостью подмечал характерные признаки – навидался этой мгновенно подступающей понурой сутулости, безнадежности в позе и взгляде. Сидевший перед ним субъект был умен, а потому уже понимал, что оказался в самой безнадежной ситуации…

– Имеете что-нибудь сказать? – поинтересовался Бестужев.

Циркач угрюмо молчал, буравя взглядом пол, покрытый дешевеньким пестрым ковриком из лоскутьев. «К ножам он не бросится, – прикидывал Бестужев, – должен понимать, что находится в крайне невыгодной позиции и выстрелить я успею раньше.»

И предложил:

– Хотите подойти к окну и убедиться, что мои агенты неподалеку?

– Не хочу, – буркнул Жак.

– Судя по вашему немногословию, вы уж понимаете, что влипли самым серьезным образом?

– Шпики чертовы… Кто мог знать…

– Всем свойственно ошибаться, – пожал плечами Бестужев.

Жак вскинул голову:

– Почему вы не везете меня в полицию?

– Так-так-так… – протянул Бестужев. – Вижу вы уже начали размышлять и прикидывать… Это хорошо, месье Живая Молния, это просто прекрасно… Давайте откровенно. Моя профессия в том и заключается, чтобы ловить и отправлять за решетку таких, как вы, без различия политических платформ, идейных направлений и оттенков программ. У меня к вам есть и личные счеты – вы убили моего друга и сослуживца, который один стоил тысячи таких, как вы… Но я готов наступить на горло своим личным и профессиональным чувствам. Вам дьявольски везет, Жак… Дьявольски, – повторил он с неудовольствием. – Сложилось так, что моему начальству сейчас важен исключительно аппарат Штепанека. Аппарат ему нужен настолько, что мне поручено даже предложить торг. Вас не тронут. Вам дадут возможность беспрепятственно скрыться отсюда. Я бы своей рукой, с величайшим удовольствием пристрелил вас при попытке к бегству… но я офицер и вынужден повиноваться дисциплине и приказу. Вы останетесь на свободе, мы ни словечком не обмолвимся о вас австрийцам… но вам должно быть понятно, чего я потребую в обмен?

– И чего же?

– Не разыгрывайте глупую девственницу! – грубо бросил Бестужев. – Вы все прекрасно понимаете не хуже меня!

Какое-то время царило напряженное молчание. Потом Жак, ссутулившись еще более и буравя взглядом пол, глухо сказал:

– Они меня убьют. Как только узнают…

– А почему они непременно должны об этом узнать? – пожал плечами Бестужев. – От кого? От меня или от вас? От Мадлен? Вздор, она будет держать язык за зубами… И потом… Только от вас зависит сделать так, чтобы никто не узнал.

– Как это?

– Вы, правда, не понимаете? – усмехнулся Бестужев. – Если вы надежно сдадите нам всех, вас будет попросту некому уличить. Эти субъекты все до одного давным-давно находятся в розыске, их имена и описание внешности – в картотеках полиции всех европейских государств, даже, вполне возможно, Османской империи – там тоже не любят анархистов… За каждым из них числится столько грехов, что при самом для них благоприятном обороте на свободе они окажутся очень не скоро… Решайтесь, Жак. Вы, в конце концов, не анархист… я имею в виду, вы не состоите в партии, не участвуете в их деятельности, вы просто старые знакомые с Гравашолем, единомышленники… Решайтесь. У вас есть только два пути. И я не собираюсь вас уговаривать – к чему? Если вы заартачитесь, я вас преспокойнейшим образом сдам австрийцам. Они обязательно вытрясут из вас ту же самую информацию, разве что пройдет некоторое количество времени. Но сложилось так, что нам эта информация нужна сейчас – и я предлагаю вам шанс. Я даже дам вам денег. Не особенно много, но все же… Вам ведь, по словам Мадлен, Гравашоль заплатил некоторую сумму за соучастие в его делах? Так что не разыгрывайте из себя идейного борца, которого грубые сатрапы вынуждают предать некие светлые идеалы… Нет у вас никаких идеалов, месье. Идеалами вы баловались в студенческой юности на пару с Луи Гравашолем, но потом ваши дорожки разошлись – он ушел в идеалы с головой, а вот вы предпочли погоню за презренным металлом с помощью разнообразных авантюр… Я вас не порицаю и не осуждаю, отнюдь. Наоборот, мой опыт показывает, что с человеком, предпочитающим отвлеченным идеалам звонкую монету, договориться не в пример легче. И человек такой склонен крайне бережно относиться к своему благополучию – ну а уж когда речь идет о жизни и свободе… Я не собираюсь вас уговаривать. Я просто-напросто напоминаю, что у вас только два пути: либо вы пойдете мне навстречу, либо окажетесь уже через час в полицай-дирекции, откуда вас выцарапает только чудо, а чудес в нашем материалистическом мире как-то не отмечено, даже всезнающей тайной полицией… Да или нет?

– Но должны же быть какие-то гарантии…

– Прикажете их изложить в письменном виде, на гербовой бумаге? – не без издевки сказал Бестужев. – Вы же не ребенок, Жак, какие, к дьяволу, могут быть письменные гарантии… Разве что мое слово. Вам придется ему верить, потому что другого выхода у вас нет. Есть вообще-то – но он вам по вкусу не придется. И потому…

Он замолчал, прислушался. Поднялся со скрипучего стула и, продолжая держать циркача под прицелом, встал у окошечка. Чуть отвел указательным пальцем тонкую муслиновую занавеску, стоя так, чтобы его не заметили снаружи.

Да, так и есть: двое мужчин в пиджачных парах и котелках направлялись прямехонько к фургону Живой Молнии. Высокие, широкоплечие, крепкие… совершенно незнакомые. Трудно было ручаться со стопроцентной гарантией, но Бестужеву сразу показалось, что на полицейских в цивильном они не похожи – во всем их облике не хватало чего-то трудно излагаемого словами, но прекрасно знакомого каждому полицейскому, привыкшему уверенно опознавать коллег по ремеслу с первого взгляда, к какой бы чужестранной конторе они ни принадлежали. И, что уже подлежало сомнению, оба выглядели нездешними. Бестужев достаточно долго пробыл в Вене, мало того, Вена на пару с Лондоном была главным законодателем мужской европейской моды, так что ошибиться он не мог: портной, который этих двоих обшивал, не имел никакого отношения к Вене, а быть может, вообще к Европе. Покрой, сочетание цветов, жилеты, трости – все было нездешнее

Бестужев отпрянул в дальний угол, откуда мог держать Жака под прицелом и не опасаться неожиданного нападения с его стороны. Быстрым шепотом распорядился:

– Встаньте и подойдите к окну! Живо! Вы их знаете? Да не высовывайтесь!

– Первый раз вижу… – пробурчал Жак.

– Это не полиция, – сказал Бестужев. – Кто угодно, только не полиция…

Лесенка фургона уже жалобно скрипела под двойной тяжестью. Громкий, бесцеремонный стук в дверь.

– Поговорите с ними, – распорядился Бестужев. – Меня здесь нет!

Он на цыпочках скользнул за занавеску, прижался к стене, держа пистолет дулом вверх. Дверь уже распахнули снаружи.

Ему пришло в голову, что ситуация может оказаться опаснее чем представилось поначалу. В конце концов, Жак мог и соврать, что не знает этих двоих, а они могут оказаться и людьми из банды Гравашоля… Два агента Васильева остались на приличном отдалении, Бестужев с ними даже не обговаривал варианта, по которому они должны в случае опасности спешить на помощь… Ну ладно, бог не выдаст, свинья не съест!

Он прижался к стене и, держа указательный палец на спусковом крючке браунинга, обратился в слух. Раздался голос Жака:

– Чем обязан, господа? В приличном заведении вообще-то полагается стучать…

– А мы и стучали, ты что, не слышал, парень? – ответил ему незнакомый голос на французском, но довольно корявом, с непонятным акцентом. – Стой где стоишь, и не дергайся…

Вслед за тем последовала реплика вроде бы на английском – обращенная явно не к циркачу, а к спутнику. Обостренным чутьем Бестужев сообразил, о чем может идти речь в такой момент – и, на цыпочках сделав три шага, бесшумно нырнул под покрывало, свисающее с кровати до самого пола. Оказался в ловушке, но приходилось рисковать…

Под кроватью, разумеется, оказалось пыльно, Бестужев прилагал титанические усилия, чтобы не чихнуть, лежал на спине в полумраке, готовый к любым неожиданностям. Шаткие половицы заскрипели – судя по звукам, второй, как он и предвидел, заглянул на отделенную занавеской половину фургона. И тут же отошел, спокойно бросил фразу на этом своем странном английском, такое впечатление, здорово искаженном.

– Ну, раз мы тут без лишних глаз и ушей, сразу о деле, – продолжал гость, как теперь совершенно ясно, незваный. – Короче, парень, нам нужен аппарат Ш… Шит… Штупаньека, Шупаника… ну, ты прекрасно понимаешь, о ком я. Аппарат того парня, что научился пересылать живые картинки по проводам.

– А при чем тут я? – с определенным хладнокровием вопросил Жак. – У меня другая профессия, никакими проводами не занимаюсь, вы меня с кем-то путаете…

Глухой удар, а следом – жуткий треск ломающегося дерева. Вспомнив меблировку той половины, прикинув происхождение звуков, Бестужев пришел к выводу, что загадочный визитер не стал терять времени, без обиняков припечатал месье Жаку по наглой физиономии, и тот, улетев в угол, доломал многострадальный стол посредством собственной падающей персоны. Что ж, довольно практичный подход к делу, эти двое явно не любители интеллигентских словопрений…

Со всеми предосторожностями, стараясь передвигаться абсолютно бесшумно, Бестужев вылез из-под кровати, словно любовник в пошлом фарсе, встал на прежнее место.

Послышался новый звук, прекрасно ему знакомый – именно такое короткое лязганье можно услышать, когда отводят хорошо смазанный пистолетный затвор.

– Ты не понял разве, что мы не шутки шутить пришли? – продолжал незнакомец. – Парень, мы не для того сюда плыли из Америки, чтобы ты нам пудрил мозги, как детишкам. Давай-ка посерьезнее к делу относиться, а то я в тебе дырок понаделаю в два счета…

«Вот оно что, – подумал Бестужев. – Все сходится: странный акцент, лексикон с уклоном в просторечия – то, с чем он уже столкнулся, когда на французском изъяснялась мисс Луиза Хейворт (правда, ее французский, надо отдать должное, был гораздо лучше). Нездешний крой одежды, явная вульгарность в подборе жилетов, галстуков, цветов ткани, какой европеец наверняка не допустил бы… Американцы. Черт знает что, – с большим неудовольствием выругался он про себя. – Уже и обитатели этого забавного заокеанского захолустья полезли в Европу с тайными миссиями. Если так дальше пойдет, следует ожидать в Старом Свете мексиканцев, а то и жителей Венесуэлы…»

– Кончай вилять, – заговорил второй. – А то Чарли в самом деле разозлится и понаделает в тебе столько дырок, что ни один доктор не залатает. Местечко тут тихое, никто и внимания не обратит, стрелять будем через платок, у нас есть некоторый опыт. Тебе что, охота сдохнуть в такую прекрасную погоду? День-то какой, французишка…

Вмешался его напарник:

– Сид, кончай трепаться. Время поджимает. Эй ты, мосьё! Я точно знаю, что инженера вместе с его аппаратом зацапал буквально вчера ваш босс, Грэвашол…

– Не знаю такого.

– Я тебе человеческим языком говорю: Грэвашол!

– Вы имеете в виду Гравашоля?

– А я тебе о ком толкую? Короче, инженер у вас, и аппарат тоже. Только он нужнее тому парню, что нас прислал. Есть у него привычка собирать у себя всякие хитрые аппараты… А парень это такой, что если он приказывает, выполнять нужно быстро и тютелька в тютельку, иначе самому голову отвернут… Усек? Ничего личного, не сверкай так глазами. Это просто работа. Босс сказал, чтобы без инженера и его аппарата мы не возвращались – а значит, если мы не справимся, нам самим придется кисло, уж ты поверь… Значит, что? Значит, кровь из носу, ты мне скажешь, куда Грэвашол упрятал инженера и аппарат…

– А если я этого не знаю?

– Знаешь, балаганная твоя рожа, знаешь… Я точно знаю, что ты знаешь, хо! Ну давай, выкладывай. Иначе мы с Чарли возьмем по ножику – вон их у тебя целая куча – и пощекочем тебя малость так, чтобы и жив остался, и язык развязал… Ну?

Бестужев решил, что услышал достаточно, и пора прервать эту увлекательную беседу. По голосам, звучавшим совсем рядом, он хорошо представлял себе дислокацию противников – а то, что при них есть оружие, его не особенно и пугало.

Одним рывком отбросив занавеску, он оказался на другой половине фургона. Как и следовало ожидать, его неожиданное появление на миг визитеров ошеломило, и Бестужев использовал этот краткий миг со всей выгодой.

Оружие держал в руке только один из них – большой вороненый пистолет не знакомой Бестужеву модели – да и держал не на изготовку, а небрежно зажав в ладони, словно палку. Точным ударом ноги по запястью Бестужев пистолет выбил, и, не глядя, куда он упал, с ходу двинул локтем второму «под душу», как выразились бы русские мужички из простонародья. Ударенный звучно охнул и согнулся вдвое, зажимая обеими руками ушибленное место, пытаясь судорожно заглотнуть воздуха.

Мимоходом двинув ему в подбородок, Бестужев кулаком с зажатым в нем браунингом, словно кастетом, приложил обезоруженного чуть-чуть повыше уха. Точным ударом левой отправил в угол. Только после этого нагнулся, подобрал пистолет и отпрянул к стенке так, чтобы держать под наблюдением и прицелом не только эту американскую парочку, но и Жака – циркач мог по-своему использовать начавшуюся заварушку…

– Обыщите обоих, Жак, – распорядился он. – Быстренько! Пока не очухались…

У одного больше ничего не оказалось. У второго Жак извлек из-под пиджака точно такой же черный пистолет.

– Держите за ствол! – прикрикнул Бестужев. – Перебросьте мне! Вот так… К двери! Прихватите какое-нибудь верхнее платье, не появляться же на людях вот так…

Оторопело таращась на него, Жак схватил с вешалки потертый черный сюртук, перебросив его через руку, замер у двери, хлопая глазами в явной растерянности.

– Документы, деньги! – командовал Бестужев. – Быстро!

Жак ошалело закивал, кинулся к шкафчику и начал в нем рыться, что-то выбрасывая на пол, а что-то распихивая по карманам брюк. Американские гости только теперь распрямились, охая и шипя от боли, уставясь на Бестужева, будто натуральные африканские каннибалы, узревшие аппетитного, дородного миссионера. Как-то сразу чувствовалось, что они не питают к нему ни капли дружеского расположения, вовсе даже наоборот…

Бестужев поднял браунинг повыше:

– К дальней стенке, вы оба! – он тоже не следил сейчас за изысканностью речи. – Учтите, если мне придется кого-то из вас пристукнуть, я по ночам кричать не стану…

Они хмуро отступали к задней стенке фургона, пока не уперлись в нее спинами. Двигались оба крайне осторожно, словно шагали по тонкому осеннему ледку – спокойные клиенты попались, рассудительные и видавшие виды, прекрасно понимали, что сила не на их стороне, а позиция у них самая невыгодная…

– Парень, ты покойник, – хмуро сообщил один. Бестужев не знал, Чарли это или Сид, да ему это было бы абсолютно неинтересно.

– Все там будем когда-нибудь… – усмехнулся он. – Слушайте меня внимательно. Мы сейчас уйдем, а вы оба извольте проторчать тут ровно пять минут… можете больше, если хотите, лишь бы не меньше. Если не послушаетесь и потащитесь следом, будет плохо. Стрелять я не буду, к чему? Я просто-напросто крикну полицейского, они тут торчат на каждом углу и с превеликой готовностью спешат на помощь. Заверяю вас, здесь, в Вене, я числюсь среди респектабельных и уважаемых граждан, так что, если я заявлю, что вы на нас напали с целью ограбления, да еще и покажу ваше оружие, поверят мне, а не двум подозрительным иностранцам с другого конца света… Понятно?

– Понятно, – проворчал тот, что повыше (кажется, судя по голосу, это все-таки был Чарли). Попадешься ты мне…

– Там видно будет, – сказал Бестужев почти беззаботно.

Он с превеликой охотой порасспросил бы этих двоих о том и о сем – но сейчас, когда время ценилось на вес золота, было, если подумать, не до них: всего лишь очередные конкуренты из немаленькой уже толпы охотников за аппаратом…

Он вытолкнул торопливо напяливавшего сюртук Жака на лесенку, вышел следом. Шепотом скомандовал:

– Идите в том направлении! Не спешите, не привлекайте внимания!

И направился следом быстрым шагом, то и дело оглядываясь. Издали махнул агентам, свернул с дорожки и углубился в чащу, где деревья росли прямо-таки на диком положении. Спрятался за громадным вязом, сделал знак агентам последовать его примеру. Осторожно выглянул.

Ну, разумеется, пяти минут они и не подумали отсчитывать, выскочили раньше. Выбежав из образованного фургонами дворика постояли, озираясь, судя по движениям и мимике, рассыпая самые крепкие ругательства, какие только знали. Очень быстро должны были сообразить, что метаться в поисках беглецов бесполезно, да и опасно.

Так и есть – после краткого совещания, сопровождавшегося столь же бурной жестикуляцией, оба рысцой припустили к выходу из парка и вскоре пропали из виду.

– У меня впечатление, Жак, что я только что спас вам жизнь, – сказал Бестужев, вяло улыбаясь. – Мне отчего-то кажется, что эти типы вас пристукнули бы за здорово живешь, наплевав на ваши политические убеждения и не испытывая ни малейшего страха перед Гравашолем. Так что вы вдвойне мой должник. И если не отблагодарите полной искренностью, я вашу жизнь превращу в кошмар, честное слово…

Глава четвертая

Рыцарь, принцесса и дракон

ТАКТИКА И МАНЕРЫ поведения, реплики, мизансцены – все это, разумеется, было продумано заранее…

В кабинет к господину чиновнику императорско-королевских железных дорог Бестужев не вошел, а осторожно просочился, ступая робко и нерешительно, словно опасаясь в любой момент быть безжалостно вышвырнутым за дверь. Шляпу он снял еще в дверях, тут же ее уронил, нагнулся за ней, бормоча некие извинения, поднявши, едва опять не выронил – да так и продвигался осторожненько к столу, неуклюже вертя ее в руках, поглядывая на хозяина кабинета сквозь простые стекла пенсне приниженно, боязливо даже… Одним словом, держался, будто впервые попавшая в столь высокие хоромы деревенщина – или человек, умирающий от смущения и стыда.

Хозяин кабинета отнюдь не выглядел сатрапом, – наоборот, добродушный на вид господин солидного возраста с румяными щеками и окладистой бородой, расчесанной на два крыла. Не подлежало сомнению, что он, увидев столь странные манеры посетителя, несколько удивился. Все же это был не грозный высокопоставленный вельможа, ежедневно решавший вопросы жизни и смерти, а довольно скромный служащий, ведавший на Нордбанхофе грузовыми перевозками, – и чином, в переводе на российские, не превышавший коллежского асессора, а то и пониже.

– Проходите, господин, господин…

– Фихте, – представился Бестужев, переминаясь с ноги на ногу у стола, вертя в руках котелок. – Я из Лёвенбурга… Моя фамилия Фихте…

Государь австрийский император и венгерский король хмуро взирал на него со стены так, словно его подмывало рявкнуть: «Оставьте эти забавы, юноша!».

– Очень приятно, – сказал чиновник. – Моя фамилия Гейльборн. У вас какое-то дело касательно грузовых перевозок? Садитесь же, прошу вас!

Бестужев осторожно опустился на краешек стула, так, словно он был горячим, вертя в руках котелок, блуждая взглядом, кривя губы и легонько гримасничая, ответил:

– Да… Собственно, нет… Вообще-то… Пожалуй, что и так, но я не знаю, удобно ли… – подпустив в голос нотки легкой истерики, он громко закончил: – Только вы можете мне помочь!

Линия поведения была выбрана безупречно: агрессивного и напористого посетителя могут с легкостью отправить восвояси, а вот завидев перед собой субъекта нервического, истерика, будут, наоборот, обходиться с ним вежливейше: кто его знает, насколько далеко он может зайти в своих странностях, еще, чего доброго, в эпилептическом припадке забьется, если не хуже…

Руководимый именно этими побуждениями – и будучи к тому же, пожалуй, человеком скорее добродушным, чем черствым, – чиновник произнес мягчайшим тоном:

– Любезный господин Фихте, пожалуйста, успокойтесь. И изложите, в чем ваше дело. Я здесь для того и нахожусь, чтобы улаживать все возникающие хлопоты…

– Вы мне не поможете… – продолжал Бестужев тем же чуточку истеричным голосом. – Или нет, только вы способны… Нет, мне никто не поможет…

– Я попробую, господин Фихте, – заверил чиновник, все же, однако, поглядывая на кнопку вызова секретаря. – Вы только изложите ваше дело…

– Мне так неловко…

– Я попытаюсь помочь, – заверил Гейльборн.

То вскидывая на него глаза – в которых даже поблескивали самые натуральные слезинки, правда, скупые, – то вновь принимаясь блуждать взглядом по кабинету, Бестужев сбивчиво начал:

– В конце концов, это уже случалось… Не я первый, не я последний… Это такой удар… – Он принял вид человека, очертя голову бросающегося с высокого места в холодную воду, закончил с надрывом: – Моя супруга сбежала! С любовником! Совершенно неожиданно, оставив сумбурную записочку…

Господин Гейльборн осторожно заметил:

– По-моему, вам следовало бы обратиться в полицию…

– Я надеюсь справиться своими силами… – пролепетал Бестужев. – Но для этого мне необходимо именно ваше содействие… Этот… этот… субъект, с которым она бежала, подвизается силовым акробатом в странствующем цирке Лябурба, который, по моим сведениям, как раз и отбыл совсем недавно по железной дороге с вашего вокзала… Я хотел бы поехать следом, убедить ее не поступать так опрометчиво, одуматься…

Внимательно наблюдая за собеседником, он не на шутку удивился: господин Гейльборн, полное впечатление, словно бы испытал огромное облегчение, даже заулыбался, будто совершенно точно знал откуда-то, что визитер не опасен, никаких хлопот более не доставит. С чего бы вдруг такое спокойствие?!

– Ах, вот оно в чем дело! – с тем же нешуточным облегчением воскликнул чиновник. – Вы хотите знать, куда направился цирк?

– Да, именно, – сказал Бестужев, ерзая на стуле, комкая шляпу. – Я совершенно уверен, что она действовала под влиянием минутного порыва… Наш Лёвенбург – довольно скучное местечко, а Минна всю жизнь была помешана на романтике, на дамских романах с роковыми страстями и приключениями… Я поеду следом, мне удастся, думаю…

– Молодой человек… – сладчайшим тоном произнес господин Гейльборн. – Я вам в отцы гожусь… Признайтесь, как на духу – вы, случайно, не собираетесь, э-э… наделать глупостей? Ревность толкает людей на такие поступки…

– О, что вы! – воскликнул Бестужев, старательно изображая жалкое существо без тени мужественности, сущую тряпку. – Мне и в голову не придет, что вы… Я собираюсь напомнить Минне о прожитых вместе годах, обо всем, что нас связывает… Это минутный каприз, в коем она, быть может, уже раскаивается… Я не способен на глупости…

– Да, пожалуй, – сказал чиновник, внимательно его оглядев. – Ну что же, вашей беде легко помочь…

Он нажал кнопку звонка, и в дверях почти сразу же возник молодой человек в железнодорожном вицмундире, с безукоризненным пробором и моноклем в глазу. К некоторому удивлению Бестужева Гейльборн, вместо того, чтобы задать вопрос или дать конкретное поручение, распорядился только:

– Принесите нам чаю, Мориц.

Молодой человек очень быстро вернулся с мельхиоровым подносом, где в начищенных массивных подстаканниках исходили парком два стакана чая и в алой розетке из богемского стекла искрился наколотый сахар. Положив два кусочка, Бестужев размешал сахар и тут же положил ложечку на белоснежную салфетку – он сейчас был австрийцем, а ложечку в стакане оставляют только в России: как-никак пожил в Лёвенбурге достаточно, присмотрелся к обычаям немцев…

Господин Гейльборн, поворошив бумаги на столе, почти сразу же поднес к глазам одну из них:

– Передвижной цирк-шапито Лябурба… Ну да, конечно… Сегодня в восемь сорок пять утра погрузился на грузопассажирский состав, прямым сообщением следующий в Париж. Пятнадцать лошадей, для которых потребовались два лошадиных вагона… Шесть фургонов – это две грузовые платформы… Одиннадцать мест в багажном вагоне… девятнадцать пассажирских билетов… Это, вне всякого сомнения, те, кого вы ищете. Все, и люди, и лошади, и багаж, следуют прямиком до Парижа. Это все, чем я могу вам помочь – с той минуты, как они погрузились на поезд, вышли из сферы моей компетенции.

– Прямиком в Париж…

– Да, именно.

– Париж… – грустно произнес Бестужев. – Да, Минна всегда мечтала там побывать… Я пущусь вдогонку…

– Вы можете даже их опередить, если воспользуетесь экспрессом, – подсказал господин Гейльборн. – Грузопассажирские поезда не особенно быстры, если вы купите билет на «Ориент-экспресс», отходящий сегодня вечером, вы и тогда их опередите в Париже.

Бестужев рассыпался в сбивчивых, сумбурных благодарностях. Он и в самом деле рад был получить точные сведения, но мысли его были заняты совершенно другим: почему документ о столь рядовом клиенте, каким, несомненно, был цирк Лябурба, оказался на столе Гейльборна? Не мог же он заранее знать о визите соломенного вдовца, смешного и нелепого Фихте? Подобных клиентов в сфере деятельности Гейльборна за день проходят десятки, если не сотни. Это должно иметь какое-то объяснение…

– Какое-то чудо… – пробормотал он, шумно, в наигранном волнении прихлебывая чай. – Я и не думал, что на железных дорогах столь строгая отчетность и оперативность… Вы мне помогли, нисколечко не рассуждая…

Господин Гейльборн уже убедился, что бедолага-посетитель совершенно не опасен и хлопот не доставит. Он ответил благодушно, охотно:

– Ну, виной всему даже не оперативность… По совести признаться, это грустное совпадение. Три часа назад ко мне явилась в расстроенных чувствах молодая особа, иностранка, дама из Северо-Американских Соединенных Штатов. Бедняжка оказалась в затруднительнейшем положении: ее муж, увлекшись воздушной акробаткой из цирка Лябурба, неожиданно укатил вместе с ней… Дама в ужасной ситуации, места себе не находит…

Бестужев нисколечко не вышел из роли, лицо его по-прежнему оставалось скорбным, стыдливо смущенным. Но про себя он энергично и пространно охарактеризовал эту молодую даму в тех словечках, какие употреблялись в чисто мужском обществе кавалерийских офицеров…

В такие совпадения он не верил нисколечко. По его глубокому убеждению, в Вене имелась одна-единственная молодая американка, способная выкинуть такой фортель. На несколько часов раньше него осуществившая ту же задумку. Повторялась история с гостями профессора Клейнберга: сразу нескольким людям одновременно пришла на ум неплохая идея, и каждый считал, что только он до такого додумался… Конечно, это Луиза, кто же еще? Пора побыстрее убираться отсюда, пока не явился еще один расстроенный муж или озабоченный папенька. Положительно, удачные идеи носятся в воздухе… Интересно, каким образом Луиза взяла след? Как бы там ни было, след она взяла…

– Я прекрасно понимаю, что вам это не может послужить утешением, – продолжал Гейльборн. – Но, как видите, не вы один оказались в столь печальном положении. Вам, можно сказать, повезло – справка уже была у меня на столе. А бедной даме пришлось ожидать три четверти часа, пока мои подчиненные копались в бумагах…

– Да, да… – пробормотал Бестужев.

– Прямо-таки поветрие, – сказал Гейльборн. – Во времена моей молодости, в Линце, пришлось столкнуться с чем-то подобным: в городе гастролировал довольно многочисленный венгерский оркестр, и, когда он уехал, оказалось, что вслед за музыкантами увязались сразу три девицы – причем речь шла о барышнях из весьма приличных и благопристойных семейств… Ах, эта неистребимая тяга к романтике на фоне серых будней… По моему глубокому убеждению…

Бестужев уже не слушал дальнейших разглагольствований: он отставил опустевший стакан, вскочил и, кланяясь, бормоча сумбурные благодарности, бочком-бочком направлялся к двери – вряд ли собеседник мог удивиться столь эксцентричной манере прощаться, учитывая личность «соломенного вдовца». Он и не удивился, благодушно кивал вслед с видимым облегчением…

Оказавшись на улице, Бестужев подумал, что оказался совершенно прав в своих предположениях. Не стоит и гадать сейчас, что именно связывает этого Лябурба (о котором рассказал Жак) с Гравашолем – что-то наверняка связывает. Это уже второстепенные детали, которыми не стоит сейчас забивать голову.

Странствующий цирк, цирковые фургоны, циркачи… Ну конечно же, Гравашоль, как человек умный и хитрый, не мог не понять, что захватить Штепанека – полдела, нужно еще ухитриться вывезти его из страны, не попавшись. Как уже было подмечено, мы обитаем не в авантюрном романе, а в реальной жизни, в благополучной Европе, где полиция работает хватко и четко, а жизнь сплошь и рядом уподобляется отлаженному часовому механизму, где всякая странность способна привлечь внимание – особенно если учесть, что и банда Гравашоля, и Штепанек объявлены в розыск, и не кем-нибудь, а тайной полицией…

Чересчур рискованно было бы в таких условиях покидать Австро-Венгрию в обычном пассажирском поезде. Можно посадить Штепанека в самый угол купе, окружив его угрюмыми анархистами с руками в карманах – но достаточно одного его выкрика во время паспортного контроля на границе, чтобы началась кутерьма… Пытаться пересечь границу украдкой, в стороне от основных транспортных магистралей – предприятие долгое, сложное и требующее массы времени – учитывая, что на пути во Францию отсюда придется пересечь изрядную часть германской либо итальянской территории. Двигаться окольными дорогами, глухими местами – сколько ж времени потребуется?

А вот переезжающий с места на место странствующий цирк… Не будет преувеличением сказать, что всякий благонамеренный обыватель (в том числе и полицейский служащий) полагает циркачей народом, мягко выражаясь, странным. И с обычными мерками к ним не подходит, заранее предвидя, что может столкнуться с массой чудачеств. Ручаться можно, что ни один полицейский, ни один тайный агент не удивится, когда на границе обнаружится, что в одном из фургонов валяется вдрызг пьяный циркач. Никому и в голову не придет, что он не пьян, а, скажем, одурманен наркотическими веществами наподобие опиума… а впрочем, можно поступить проще, насильно напоить вмертвую… Надо полагать, у Гравашоля хватит сообразительности как-то изменить внешность Штепанека. А документы у «пьяного циркача наверняка будут в полном порядке – тут уж Гравашоля и учить не надо, он за долгие годы поднаторел в использовании фальшивых документов.

Да, именно так пару лет назад ушел от агентов Одесского сыскного товарищ Кондратьев, он же «Минус» и «Дядюшка» – филеры были ориентированы на розыск респектабельного господина, со вкусом одетого по последней моде, а «Минус» прошел через все облавы и засады в облике жалкого клоуна с испитой рожей и всклокоченной бороденкой, лохматого, благоухающего перегаром, на облучке фургона странствующего цирка Страцци…

Ну что же, все складывалось не столь уж и уныло. Бестужев прекрасно помнил, что только что сказал господин Гейльборн: если сесть сегодня вечером в «Ориент-экспресс», то вполне можно прибыть в Париж раньше неспешно плетущегося грузопассажирского поезда, наверняка следующего с многочисленными остановками, погрузками, разгрузками. Жаль только, что не в их возможностях обеспечить наблюдение за поездом на всем маршруте его движения по Франции: что помешает Гравашолю вместе со своей добычей покинуть поезд, не доезжая до Парижа? Тарловски… Нет, отпадает: даже тихоходный грузопассажирский, если вспомнить расписание, успел покинуть пределы империи и катит сейчас где-то по Германии. Нужно немедленно отыскать Васильева, пусть бьет срочные депеши в Париж, следует поставить на ноги тамошних коллег и сделать все, что только удастся…

Ну, а потом, благо до прибытия «Ориент-экспресса» еще достаточно времени, можно заняться парочкой незавершенных дел – риск, конечно, не особенно и большой…

…На сей раз, учитывая прошлые неожиданности, Бестужев застраховался от возможных неожиданностей: его снова сопровождали два агента, как всегда, немногословные и исполнительные.

Домик, который сняла шустрая американская девица, ведущая себя отнюдь не так, как принято для скромных европейских барышень, был в два этажа, небольшой, но красивый, бело-желтой раскраской кирпичей походивший на пухлый торт. Десятка полтора лип и вязов вокруг, невысокая железная ограда: прутья без острых наконечников, расставлены довольно редко, а соединяющие их завитушки крайне удобны для того, чтобы моментально перебраться на ту сторону. Кто бы здесь ни обитал прежде, по каким-то своим причинам он нисколько не опасался воров.

Они подошли к ограде сбоку, поодаль от ворот, медленно двинулись вдоль нее, осматриваясь перед визитом. Отсюда видно было, что у боковой стены дома стоит большой черный автомобиль, конечно же, тот самый, на котором экстравагантная девица с адской скоростью умчала Бестужева от анархистов.

Один из агентов вдруг резко остановился, нахмурясь, какое то время приглядывался, потом молча поманил остальных. Указал пальцем. Присмотревшись, Бестужев покачал головой: что-то тут определенно было неладно. На вымощенной камнем дорожке лежали пестрые черепки вдребезги разбитого цветочного горшка, сам цветок с комом приставшей к корням земли красовался на капоте автомобильного мотора. Если прикинуть, откуда он мог упасть… да из окна второго этажа, несомненно. Створки закрыты наглухо – но край белой муслиновой занавески торчит наружу, защемленный так, словно захлопнувший окно нисколько не заботился о порядке в доме.

Именно что-то неладное. Подобный домик никак не может существовать без прислуги – немецкой, что немаловажно. Дисциплинированная и дотошная немецкая прислуга просто обязана была моментально ликвидировать этакое, с ее точки зрения, вопиющее безобразие. Горшок был большой и тяжелый, шум от его падения был бы слышен всем в доме… да и не мог он упасть сам по себе…

– Я зайду с черного хода, – сказал Бестужев. – Будьте у парадного. Если услышите шум борьбы или выстрелы…

Оба понятливо кивнули, направились в сторону ворот. Оглядевшись, Бестужев переместился на несколько шагов правее и, наконец, нашел удобное местечко, где деревья полностью закрывали его от взоров находившихся в доме, если они сейчас стояли у любого из окон. Примерился, поставил ногу в большую круглую завитушку, словно в стремя, вмиг вскарабкался наверх с обезьяньим проворством, перебрался на ту сторону, спустился и, чуть пригибаясь, стараясь держаться так, чтобы его заслоняли деревья, направился к двери черного хода, к невысокому крылечку с полукруглым железным козырьком. На ходу достал браунинг, загнал патрон в ствол.

Осторожно повернул ручку. Дверь бесшумно распахнулась на прилежно смазанных петлях. Постояв пару секунд, чутко прислушавшись, он двинулся внутрь по узкому коридорчику.

Ох ты ж… Дверь справа казалась распахнута, там виднелась монументальная печь, рядок поварешек и ножей, висевших на прикрепленной к стене полированной деревянной дощечке… а еще виднелись женские ноги на полу – темная юбка, задравшаяся выше щиколоток, темные чулки, черные туфли со стоптанными подошвами. Хорошенькие дела…

Бестужев осторожно заглянул в кухню. От сердца моментально отлегло: покойников там, к счастью, не имелось. Там лежали на полу две женщины: одна грузная, пожилая, в темном платье (ей и принадлежали увиденные Бестужевым из коридора ноги), вторая совсем молоденькая, в синем платье с кружевным передничком. Более всего они походили на кухарку и горничную, каковыми наверняка и являлись. Обе были довольно-таки тщательно связаны по рукам и ногам толстой сероватой веревкой (целый моток ее валялся тут же, у двери), рты заткнуты какими-то тряпками, для надежности прихваченными завязанными ниже затылка повязками. С первого взгляда чувствовалось, что тут потрудились не дилетанты, а люди, поднаторевшие в подобном ремесле…

Обе пленницы уставились на Бестужева снизу вверх то ли со страхом, то ли с надеждой. Не было ни времени, ни возможности изображать благородного избавителя, и Бестужев, приложив палец к губам, покинул кухоньку.

Оказавшись на первом этаже, прислушался. Вверху, на втором, явственно раздавались мужские голоса, вопившие нечто неразборчивое. Чтобы не оставить в тылу возможного противника, Бестужев как можно тише прошелся по дому, открывая тихонько все попадавшиеся ему двери, – но ни одной живой души не обнаружил. Стал осторожно, на цыпочках, подниматься по лестнице, взяв направление на злые, раздраженные голоса.

Дверь приоткрыта. Судя по расположению комнат, именно отсюда упал вниз с подоконника цветочный горшок… Бестужев встал около двери, держа пистолет наготове, жадно прислушиваясь.

Два мужских голоса наперебой талдычили что-то, временами отзывался женский, в основном, краткие реплики. Судя по тону, там звучали угрозы и запугивание – Бестужев не понимал ни словечка, но интонации ни с чем спутать нельзя…

Опередили, подумал он, особо не сокрушаясь – ничего, явно жива, никуда не денется… Он стоял, ругаясь про себя: вполне может оказаться, речь там идет о весьма полезных для него секретах, но языком этим он не владел и ни словечка понять не мог, вот незадача-то…

Ворвался в комнату, с первого взгляда оценил обстановку. Американская мисс Луиза Хейворт (имя, похоже, настоящее) с той же несомненной сноровкой была привязана к стулу той же сероватой толстой веревкой, вот разве что рот у нее свободен. Над ней грозно нависли двое субъектов мужского пола, один – с большим складным ножом в руке. Стоило им обернуться на шум, как Бестужев вмиг узнал парочку вульгарных американцев, навестивших фургон Живой Молнии. И невольно усмехнулся: огнестрельного оружия при них не видно, это и понятно: оба их больших вороненых пистолета заокеанской экзотической марки «Colt» Бестужев давным-давно, завернув в газету, выбросил в урну для мусора, потому что в хозяйстве они никак не могли пригодиться: где в Европе найдешь патроны для этаких уникумов?

– Бросьте ножик, а то порежетесь нечаянно, – сказал Бестужев держа обоих под прицелом. – Вот так, прекрасно… Господа, у вас, я вижу, скверная привычка постоянно оказываться у меня на дороге… Когда-нибудь это меня выведет из терпения, предупреждаю честно.

Оба таращились на него так, что верилось: живьем сожрать готовы. Тот, что повыше, зло выплюнул целую череду коротких непонятных слов – судя по интонации, поносил Бестужева на чем свет стоит.

– Ну, разумеется, я вас тоже уважаю, сударь… – усмехнулся Бестужев. – А ну-ка, живенько ложитесь на пол лицом вниз! Кому говорю! Или полагаете, я настолько гуманен, что не буду в вас стрелять? Да запросто… Ну?!

Оба, ворча, поругиваясь и бросая злобные взгляды, выполнили приказание. Подойдя к окну, Бестужев отворил створку и свистнул. Слышно было, как распахнулась входная дверь, и затопотали бегущие.

Все было кончено через несколько минут: оба злодея, надежнейшим образом связанные, перенесены в соседнюю комнату. Агентов Бестужев оставил там же – не столько в качестве караула для пленников, сколько из нежелания посвящать посторонних, в общем, людей в некоторые секреты.

Спрятал пистолет, встал посреди комнаты и, сложив руки на груди, принялся разглядывать связанную американскую красотку.

– Прямо-таки старинная легенда, – сказал он, усмехнувшись. – Принцесса, рыцарь и дракон. Рыцарь, положа руку на сердце, не особенно и романтичен, драконов, правда, целых двое, они, как драконам и полагается, самого отвратного облика… Зато принцесса, что тут скажешь, очаровательна…

Луиза выглядела не испуганной – скорее, злой, как сто чертей, глаза из-под растрепавшейся челки так и сверкали уже знакомой строптивостью.

– Что вы торчите, как истукан, и пялитесь! – огрызнулась она. – Развяжите меня!

– Одну минуту, – вежливо сказал Бестужев. – Тысяча извинений, но с вами не обойтись без некоторых предосторожностей…

Комната определенно служила кабинетом, судя по обстановке. Подойдя к письменному столу, Бестужев увидел на нем открытую чернильницу, перо и телеграфный бланк, исписанный мелким, бисерным почерком. Не разобрав, разумеется, ни одного английского слова, он тем не менее прочитал в самом начале «Париж» – а это уже было крайне интересно… Бесцеремонно сложил бланк вчетверо и спрятал в карман. Выдвинув ящики стола, обнаружил в правом тот самый большой револьвер, который уже дважды видел в руках Луизы. Револьвер, как и следовало ожидать, оказался заряженным во все гнезда. Держа его тремя пальцами за конец дула, словно дохлого мыша, Бестужев отнес оружие к окну и, не задумываясь, выбросил в сад. Потом только подошел к стулу и распутал узлы. Едва он успел закончить, Луиза принялась распутываться самостоятельно.

– Насколько я понимаю, это ваши земляки? – спросил Бестужев. – Странные у вас с ними отношения…

– Что вам нужно?

– Я пришел вас доблестно спасти от этих злодеев.

– Спасибо. Я прямо-таки растрогана. Что вам нужно?

– Сущие пустяки, – сказал Бестужев. – Я, собственно, пришел вас арестовать… ну, это еще не обязательно, однако намерения такие у меня есть, и я вполне могу претворить их в жизнь, если мы не договоримся…

– Шутите?

– Ничуть, – грустно сказал Бестужев. – Вы, должно быть, слышали о наших значках…

Многозначительным, почти торжественным жестом он отогнул левый лацкан сюртука. Блеснул маленький, ярко начищенный значок: извергающий пламя дракон, увенчанный королевской короной.

Ради оказания должного морального давления он применил трюк, изобретенный в свое время покойным Кузьмой Штычковым, – срабатывавший, надо сказать, всякий раз, если судьба Кузьму сводила с людьми несведущими. Значок этот никакого отношения к полиции не имел, это была эмблема, какую носили при парадном мундире на петлицах и погонах австрийские пулеметчики – но вряд ли заокеанская гостья разбиралась в подобных тонкостях…

Судя по ее округлившимся глазам и легкой бледности, она поверила – как многие верили Кузьме, предъявлявшему внушительный нагрудный знак выпускника Императорской ветеринарной академии – с короной, венком из дубовых листьев и двумя змеями – именно змеи и производили основной эффект…

– Но я ни в чем не…

– Мы разберемся, мисс, – непреклонным тоном пообещал Бестужев. – Боюсь, это отнимет несколько дней, но ничего не поделаешь…

– Но я не могу! – вырвалось у нее. – Я должна…

– Нынче же вечером уехать в Париж? – понятливо подхватил Бестужев.

Он вспомнил, что видел в одной из комнат на первом этаже упакованные и стянутые ремнями дорожные чемоданы.

– Да…

– Боюсь, с этим придется подождать, – сказал Бестужев. – Путешествие вам, конечно, предстоит, но отнюдь не в Париж. Я офицер русской тайной полиции, мисс. Вы наверняка не знали, но меж нашими странами – я имею в виду Российскую и Австро-Венгерскую империи – давным-давно заключен договор о взаимной выдаче политических преступников. Все уже согласовано с местными властями. Вы поедете под конвоем в Петербург, а оттуда, не исключено, и в Сибирь… Изволили слышать что-нибудь о сибирской каторге? Ничего веселого…

Он ухмыльнулся про себя, глядя, как ее глаза становятся вовсе уж круглыми от страха: ну разумеется, ее представления о Сибири наверняка ничем не отличались от тех, что недавно продемонстрировал Руди Моренгейм. Тем более что буквально месяц назад очередной американский щелкопер, недельку покрутившийся по сибирским губернским городам, выпустил очередной опус об «ужасах самодержавия», где живописал всевозможные высосанные из пальца страсти наподобие того, что сибирская жандармерия бросает провинившихся политических каторжан на съедение дрессированным медведям, а день начинает с того, что хлещет кнутом посреди площади горожан за найденную у них книгу Карла Маркса. В очередной сводке по особому отделу об этом упоминалось с кратким изложением содержания…

Бестужев смотрел на нее хмуро и недоброжелательно, старательно разыгрывая роль одного из тех ужасных сатрапов самодержавия, о которых она наверняка читала у себя дома всевозможные вымыслы. Она, конечно, неглупа и хитра, но все же не служит какой-либо конторе, а значит, профессиональной закалки не имеет – всего-навсего энергичная авантюристочка, девчонка, не знающая Европы и ее реалий… Должно получиться.

– Если вы ни в чем не виноваты, вы оправдаетесь, – продолжал Бестужев ледяным тоном. – Правда, на это потребуется немало времени. Вряд ли ваши дипломаты станут из-за вас ломать копья – Северо-Американские Соединенные Штаты не входят в число великих держав, влияние их в Европе ничтожно, к тому же речь идет о политическом деле – а у вас, насколько мне известно, полиция тоже не пылает особой любовью к политическим преступникам.

– Да нет, вы шутите…

– Приведите себя в порядок, и едем в полицей-дирекцию, – сказал Бестужев холодно. – Вы быстро убедитесь, что шутками тут и не пахнет…

– Но в чем вы меня обвиняете?

– Я уже убедился, мисс Луиза, что человек вы крайне осведомленный. Вы, например, уже прознали откуда-то, что Штепанека похитил Гравашоль и увозит его в Париж, вы даже знаете номер поезда и фамилию владельца цирка… В таком случае, вы, быть может, знаете и то, что на Кунгельштрассе во время похищения были убиты люди…

– Да…

– Люди из тайной полиции, австрийской и русской, – сказал Бестужев. – Как вы полагаете, полиция обеих держав будет оставаться равнодушной к таким эксцессам? Наше начальство в Вене и Санкт-Петербурге выходит из себя, речь идет уже не только о том, чтобы отыскать Штепанека, но и найти убийц…

– Господи, я-то тут при чем?

– Хотите чистую правду? – Бестужев ухмылялся цинично, нагло и беззастенчиво, как того требовала принятая им роль. – Ваша вина исключительно в том, что вы подвернулись под руку. Вы оказались рядом, только и всего. У нас никого больше нет… кроме крайне подозрительной американской девицы, которая расхаживает по Вене с оружием, разъезжает на автомобиле, постоянно пытается отыскать Штепанека, то и дело возникает у нас на дороге… Помните, как вы пытались меня подкупить? Вы во всем этом определенно замешаны, надеюсь, не станете отрицать? При полном отсутствии в пределах досягаемости других подозреваемых сгодитесь и вы…

– Но это же подлость!

– Это будни тайной полиции, мисс, – развел руками Бестужев. – Нравится вам это или нет, такие уж у нас в Европе порядки. У нас монархические державы с суровыми законами и имеющей широкие полномочия тайной полицией. И еще сибирская каторга…

Она изо всех сил пыталась сохранять хладнокровие, но на глаза предательски наворачивались слезы. Откровенно говоря, Бестужеву было ее чуточку жаль, но такая уж завязалась жестокая игра…

Подойдя к ней вплотную, Бестужев внезапно изменил тон, теперь его голос звучал мягко, едва ли не задушевно:

– Мисс Луиза, я не чудовище и не палач. Попробуйте поставить себя на мое место… Мы гоняемся за анархистами, похитившими Штепанека и убившими наших сотрудников, нервы у всех напряжены до предела, подозревается любой… и тут появляетесь вы с вашим несомненным интересом к Штепанеку, с деньгами и оружием, путаетесь под ногами, вмешиваетесь сплошь и рядом… Кем мы должны вас считать? Быть может, такой же революционеркой, как Гравашоль?

– Ничего подобного! Я…

– Вот и расскажите мне, кто вы, – сказал Бестужев прямо-таки отеческим тоном, беря ее за руку. – Убедите меня, что вы не имеете никакого отношения к революционному подполью. И я, даю вам слово, распрощаюсь и уйду…

– Серьезно?

Она не вырвала руку, пальцы были тонкие, теплые, откровенно подрагивали. «Вот так-то, – не без злорадного удовлетворения подумал Бестужев. – Суфражистка нашлась: женское равноправие и все такое прочее… Не нужно встревать в мужские игры, золотко…»

– Вы серьезно?

– Абсолютно, – сказал Бестужев. – Слово офицера. Я должен понять, кто вы такая – и принять решение. Я вовсе не собираюсь возводить на вас ложные обвинения, но вы, согласитесь, в данной ситуации крайне подозрительная личность. У меня есть суровое начальство… Что прикажете ему докладывать о вас?

Она, уронив голову, стояла с грустным, осунувшимся лицом.

– Присядьте, – сказал Бестужев все так же мягко. – Я не питаю к вам зла, но таковы уж обязанности… Ну, садитесь.

Луиза села, глядя на него жалобно – видно было, что сейчас она не играет, и в самом деле верит всему услышанному – ну кто же виноват, меньше надо читать произведения американских щелкоперов, сочиняющих всякие ужасы о русской жандармерии и Сибири…

– Вы действительно племянница Джонатана Хейворта? – спросил Бестужев негромко.

– Вы и это уже знаете? – встрепенулась она.

– Мы же тайная полиция, мисс Луиза…

– Да. Дядя не хотел посылать меня, но я настояла, мне хотелось попробовать себя в каком-то серьезном деле…

– Думали, получится сплошное веселое приключение? – догадался Бестужев. – Думали, по лицу видно… Наши европейские барышни зачитываются любовными романами, а вы, надо полагать – приключенческими?

Она вздернула подбородок:

– Я хотела доказать, что женщины способны на многое… Должно быть равноправие… Вам, европейцам, трудно понять, что американская девушка может кое в чем не уступать мужчине…

– Охотно верю, – сказал Бестужев. – И даже кое в чем превосходить: я, к примеру, не умею управлять автомобилем, а вы продемонстрировали нешуточное мастерство… Откровенно говоря, я вами восхищен, Луиза, вы первая американка, какую я встретил, и вы настолько не похожи на европейских домашних девиц, что впечатления у меня самые… слова не подберу.

Даже современные эмансипированные девушки не могу оставаться глухи к комплиментам и тону, каким они произнесены – Луиза бросила на него вполне кокетливый взгляд, она явно была польщена. Разговор грозил сбиться с наезженной колеи, и Бестужев уже насквозь деловым тоном спросил:

– Значит, дядя вас послал, чтобы вы приобрели аппарат Штепанека? Точнее, вместе с ним самим? Уговорили его уехать в Штаты и продать патент?

– Ну да. Никаких законов я не нарушала, никого и пальцем не тронула. Один-единственный раз пришлось грозить орудием – и вы же не станете отрицать, что это было только на пользу? Если бы я вас не выручила…

– Да, конечно, я вам многим обязан… – дипломатично сказал Бестужев, решив не вступать в дискуссии по этому поводу. – Итак, ваш дядя хотел получить патент, аппарат, Штепанека… Зачем?

– Вы хоть чуточку разбираетесь в том, что происходит в кинематографе?

– Совершенно не разбираюсь, – сказал Бестужев чистую правду. – Сказать по совести, я очень редко смотрю фильмы и уж тем более не представляю, что происходит на фабриках, где их делают. А вы имеете к ним какое-то отношение?

– Не совсем. Я просто работаю секретарем у дяди. Вы хоть слышали, что кинематограф приносит огромные доходы?

– Подозреваю, – сказал Бестужев. – Кинематографических театров развелось превеликое множество, и коли уж они не прогорают, предприятие, надо полагать, доходное…

– Будьте уверены.

– А при чем здесь Штепанек? Его аппарат, насколько я могу судить, никакого отношения к кинематографу не имеет. Я собственными глазами видел его действие…

– Я тоже.

– Ну вот, – сказал Бестужев. – При чем тут кинематограф? Все проходит, если можно так выразиться, по другому ведомству. Зрелище, конечно, захватывающее, но, хоть убейте, не пойму, какое отношение это имеет к кинематографу…

– Если честно, я тоже не вполне понимаю. Как-то не вникала в детали. Дядя, конечно, знает, и инженер Олкотт тоже… но мне это было неинтересно, я торопилась…

– С головой окунуться в приключения? – усмехнулся Бестужев.

Она потупилась не без смущения: похоже, нашлось все же немножко самокритичности. Передернула плечиками:

– Признаться, я полагала, что Европа – это ужасно патриархальный, тихий уголок, где жизнь течет сонно, и действовать будет очень легко…

– Господи боже ты мой! – сказал Бестужев с укоризной. – Мисс Луиза, Европа – это тесный загончик с хищниками, которые за последнее тысячелетие накопили громадный опыт как драк, так и пожирания слабого… И что там с вашим кинематографом?

– У нас возникла самая настоящая монополия. Образовался картель, монополист, если вам непонятно. Компания «Моушн пикчерс патент компани». Она объединила и взяла под контроль все американские кинофабрики: «Эдисон», «Байограф», «Вайтаграф», «Эссеней», «Любин», «Зелиг», «Джордж Клейн» – и вдобавок французские «Пате» и «Мельес». Они купили кучу патентов, в их руках еще, что очень важно, контроль над кинотеатрами. Именно МППК поставляет фильмы. Они захватили все, понимаете? Производство фильмов, прокат. Тот, кто не соглашается на условия картеля, просто-напросто не получит фильмов для проката, а значит, моментально разорится. Кинотеатры обязаны платить картелю еще и ежемесячный налог – патентные выплаты…

– Интересно, – сказал Бестужев. – Я и подумать не мог, что кипят такие страсти…

Луиза глянула на него, честное слово, свысока, как взрослый на несмышленыша:

– Интересно, а как вы это себе представляли? Каждый делает что хочет? Увы… У нас, в Штатах, крупные дельцы стремятся именно что к монополии. Есть крупные прокатчики, которым эта монополия МППК не нравится, но они ничего не могут поделать – у картеля в руках патенты. У нас примерно десять тысяч кинотеатров, и половина из них охотно вышла бы из-под диктата картеля, пользовалась бы европейскими фильмами… но в том-то и беда, что европейцы не в состоянии объединиться, создать в противовес картелю столь же крупный концерн. Каждый действуем сам по себе или идет на сговор с картелем…

– И ничего нельзя сделать?

– Пытаемся, как видите, – сказала Луиза не без грусти. – Дядя как раз и пытался создать независимую от концерна фирму. У него есть компаньон, Мердок, он вообще считает, что следует создать не только самостоятельную систему кинотеатров, но и новую независимую кинофабрику, он даже подыскал хорошее место, где-то на западном побережье, местечко называется то ли Обливуд, то ли Холливуд… Картель, как легко догадаться, на него навалился со всем усердием, Мердок на грани банкротства. Дядя хочет не только заработать, но и отомстить, он из-за картеля потерял огромные деньги – а он кротким нравом не отличается и обиды помнит долго… Да и выгода при удаче может получиться ошеломительная.

– А Штепанек здесь при чем? Его аппарат вроде бы не имеет отношения к кинематографу…

– В том-то и дело, что имеет, – сказала Луиза. – Мне было некогда разбираться в подробностях, это, в принципе, не мое дело, но инженер Олкотт клянется: аппарат Штепанека способен нанести по нынешней системе кинопроката сильнейший удар… Вот только в полной тайне сохранить все не удалось…

– Ага, – сказал Бестужев. – И эти господа, что сейчас смирнехонько лежат связанные внизу, как раз и посланы этим вашим картелем?

– Вы удивительно догадливы… – иронически усмехнулась Луиза. – Ну конечно же. Картель нанял каких-то гангсте… организованных бандитов, чтобы вам было понятнее.

– Да, на приличных дельцов они как-то не похожи… – кивнул Бестужев. – По-моему, это опасно…

– Еще бы, – сказала Луиза. – Они меня пугали… – Она зябко передернулась. – В общем, ничего хорошего.

– Вам бы следовало вернуться домой, – мягко сказал Бестужев. – Все же это не женское дело…

– Ничего подобного! – Ее глаза вновь загорелись нешуточным упрямством. – Я еще всем докажу… Я сегодня уезжаю…

– Не в Париж ли?

Луиза уклончиво сказала:

– Туда, где у меня будут друзья, которые не дадут в обиду. Ну, теперь вы видите, что мы не имеем никакого отношения к вашей политике, революционерам и прочим глупостям?

– Да, пожалуй, – задумчиво произнес Бестужев. – Не вижу смысла вас задерживать…

Очаровательно, подумал он. Прогрессивная, изволите ли видеть, Европа, цивилизованный, понимаете ли, Новый Свет… Наши купцы, промышленники и прочие дельцы тоже, откровенно говоря, не подарок, но нелепо представить, чтобы в России на конкурентов насылали бандитов…

– Так что же, вы меня не будете задерживать? – настороженно спросила Луиза.

– Я вас отпущу на все четыре стороны, – сказал Бестужев. – Если ответите на последний вопрос: откуда вы знаете так много? Не похоже, чтобы вы располагали сетью агентов и помощников, вы явно действуете в одиночку…

Она лукаво глянула на Бестужева:

– Ну, понимаете… У Илоны Бачораи, моей хорошей подруги, часто бывает один очень высокопоставленный чиновник из венской полиции…

– Ага! – сказал Бестужев. – Чего-то в этом роде следовало ожидать. Этот господин, дабы произвести впечатление на очаровательных дам, щедро делился с ними разными интересными секретами? Да, судя по вашему хитрому виду, именно так и обстояло…

– Но я же никаких законов не нарушала, – сказала Луиза с видом непорочной невинности.

– То-то и оно… – проворчал Бестужев. – По-моему, вам следует немедленно покинуть этот дом.

– Я и сама собиралась… Они нагрянули буквально за полчаса до того, как я отсюда улетучилась бы… А эти?.. Вы их арестуете?

Бестужев размышлял.

– Вряд ли имеет смысл, – сказал он наконец. – Если мы их арестуем, они начнут говорить, всплывет ваша история, вам поневоле придется задержаться здесь и давать долгие объяснения в полиции… Вы этого хотите?

– Да вы что! Мне нужно ехать… – она глянула с тем умоляюще-жалобным видом маленькой слабой девочки, который женщины прекрасно умеют на себя напускать, когда хотят добиться чего-то от мужчин. – А вы не можете… уладить это как-то иначе?

– Ну что с вами сделать… – сказал Бестужев. – Постараюсь. Я их отвезу подальше и выпущу на волю, настрого предупредив, чтобы поскорее убирались отсюда. Устраивает?

Просияв, она кинулась Бестужеву на шею и чмокнула в щеку. Никак нельзя сказать, что это было неприятно. Однако Бестужев, отстранившись, сказал сварливым тоном исправного служаки:

– Вот только примите добрый совет: держитесь подальше от этих игр. В других местах ни я, ни кто-то другой вас защитить уже не сможет…

– У меня скоро будут надежные защитники, – заверила Луиза без всякого бахвальства.

Может, телеграмма в Париж как раз и заключает в себе просьбу о помощи? Наверняка. Ее дядя, коли уж он крупный делец, человек, несомненно, хваткий и вряд ли надеялся только на взбалмошную девицу, пусть даже умную, хитрую и энергичную, как сто чертей. Какая-то подмога обретается в Париже. Ну, в конце концов серьезной опасности это не представляет: в сущности, это все частные лица, любители, у них не может быть и сотой доли тех возможностей, которыми русская полиция располагает в Париже. И потом, воспрепятствовать им все равно нельзя – он и сам, по сути, находится в Вене на нелегальном положении… Придется отпустить ее на все четыре стороны – а в Париже позаботиться, чтобы не путалась под ногами…

– Господи! – воскликнула она. – Марта… И Минхен…

– Ваши кухарка и горничная? – усмехнулся Бестужев. – Наконец-то вы о них вспомнили. С ними не случилось ничего страшного, они попросту были связаны… Так что же, вы уезжаете?

– Немедленно!

Бестужев подумал, что для пущего спокойствия все же следует навести полицию на этих, как они там… ага, гангсте… Вот эти субъекты невозбранно разгуливать на свободе не должны. Поручить агентам после его ухода освободить женщин, а бандитов оставить связанными и вызвать полицию. За подобные выходки им придется надолго задержаться в полицай-дирекции… нет, отпадает, увы. Женщины могут описать внешность Бестужева, кто-то в тайной полиции может догадаться и сопоставить – а поезду, даже экспрессу, еще довольно долго придется ехать по территории Австро-Венгрии, мало ли что может прийти в голову здешним интриганам. Новой фамилии Бестужева они не знают, но в два счета поступят так, как он сам бы на их месте: разошлют описание внешности на все пограничные станции, и угодишь, как кур в ощип. Надо полагать, та интрига вокруг эрцгерцога еще далека от завершения… В общем, как ни грустно, этих скотов придется отпустить восвояси…

– Собирайтесь, – велел Бестужев непререкаемым тоном. – Вам здесь больше нельзя оставаться…

Глава пятая

Восточный экспресс

В ОСОБНЯК ПРОФЕССОРА Клейнберга Бестужев входил, обуреваемый сложными чувствами. Быть может, ради пущего душевного благородства стоило бы притвориться перед самим собой, будто он испытывает некоторый стыд. Однако в глубине души он знал, что дело совсем в другом: он боялся быть вышвырнутым за дверь в первый же миг, а следовательно, и не получить нужной информации. Все-таки его профессия, будем самокритичны, не особенно и располагала к душевному благородству…

Все та же суровая и строгая фрау Эльза провела его знакомой дорогой в лабораторию. Вот только на сей раз загадочные устройства выглядели холодными и мертвыми, они не извергали искры, не гудели и не потрескивали, даже канифолью не пахло. Похоже было на перерыв в ученых занятиях.

Профессор выглядел точно так же, как и во время прошлого визита – разве что сейчас на нем не было кожаного фартука. Он проворно выскочил из задней комнаты, на ходу гремя:

– Это какая-то ошибка, фрау Эльза, я никому не назначал на это время! Ну, ладно уж, заходите, раз пришли, рассказывайте, какое у вас дело, господин Фихте… Что за черт!

«Узнал, – тоскливо и обреченно подумал Бестужев. – Сейчас начнется катавасия. Ну ладно, постараемся отступить с достоинством, получив как можно меньше повреждений… Здоров все же, черт, насядет врукопашную, повозиться придется…»

– Так-так-так, – не сулившим ничего хорошего тоном произнес профессор. – Помнится, любезный господин Фихте, во время нашего первого знакомства вас звали совершенно иначе, да и были вы вроде бы чистокровным англичанином…

Он упер в бока могучие руки и откровенно разглядывал Бестужева с непонятным выражением лица.

Экономка, она же домашний цербер, невозмутимо предложила:

– Послать за полицейским, герр профессор?

– А? Что? Да нет, зачем, – прогудел профессор, обходя вокруг Бестужева, словно вокруг столба. – В наши прогрессивные и бурные времена, фрау Эльза, нет ничего удивительного в том, что у людей бывает по несколько имен, а то и подданств… Дело, можно даже сказать, житейское… Ступайте, ступайте. Я с этим разберусь.

Экономка с большой неохотой удалилась, предварительно бросив на Бестужева убийственный взгляд, чудом его не превративший в ледяную статую.

– Ну-ну, – резюмировал профессор, закончив осмотр. – Ничего не скажешь, грамотно. Сюртук, пенсне… Вылитый банковский чиновничек… Вам бы еще следовало надеть пасторский воротничок, получилось бы убедительно. Не обращайте внимания на фрау Эльзу. Дражайшая дама имела неосторожность в целях развеяния скуки прочесть парочку авантюрных романов из моей библиотеки. Буквально на днях. И вбила себе в голову, что за мной будут непременно охотиться коварные иностранные шпионы, чтобы завладеть моими работами. Чушь, конечно. Подобные работы ведутся еще в полудюжине европейских держав, и в них нет ничего, способного заинтересовать шпионов… Ну, что вы молчите, герр Глайд-Фихте?

Ободренный его довольно мирным тоном, Бестужев сказал осторожно, пожалуй что, даже смиренно:

– Профессор, я прекрасно понимаю, что вы имеете полное право вышвырнуть меня за дверь…

– Да оставьте, – махнул рукой профессор. – Я же не зверь, все понимаю: у тайных агентов так принято… Проходите. Признаюсь вам по совести: еще вчера я был в столь дурном настроении, что самолично спустил бы вас с лестницы. Исключительно развлечения ради, дабы разогнать дурное настроение. Но сегодня опыты закончились удачно, ошибка в расчетах отыскалась и была исправлена, результаты прекрасные, и потому я настроен крайне благодушно. Везет вам, одним словом… Вот только водки я сегодня предлагать не буду. Не из недоброжелательства, а исключительно потому, что через полчаса сяду описывать результаты эксперимента, нужно иметь ясную голову… Ну, как у вас тайные дела? Удалось найти Штепанека?

– Пока еще нет, – ответил Бестужев чистую правду. – Появились… сложности. Профессор, я собственно, пришел к вам за консультацией. Быть может, вы будете столь любезны…

– Я вам, уже, кажется, говорил, что крайне скептически смотрю на возможность военного применения телеспектроскопа…

– Речь как раз пойдет о применении вполне мирном, – сказал Бестужев. – Вот об этом вы как раз говорили достаточно подробно. Вы упомянули, что предлагали Штепанеку какое-то совершенно другое применение аппарата… Не шла ли речь о кинематографе?

– Поразительно! – прогремел профессор. – Вы перестали интересоваться войной и занялись мирным кинематографом?

– Так обернулось…

– Рад за вас. Дело вполне реальное… и касается именно кинематографа.

– Если это секрет…

– Да что вы, какие могут быть секреты, когда речь идет об отвлеченной идее без инженерных решений?

– Не будете ли вы в таком случае столь любезны…

– Садитесь, – сказал профессор. Сам он расхаживал по комнате размеренно, не спеша, заложив руки за спину. Должно быть, именно так он читал лекции. – Идея у меня родилась достаточно простая: использовать аппарат Штепанека для создания… названия я так и не подобрал. Назовем это в рабочем порядке «кинематографом на дому». По аналогии с телефоном… ну, скажем, синемафон. Вот здесь, допустим, – он широким жестом обвел комнатку, – установлен передающий аппарат, с которым по всей Вене соединены проводами десятки, сотни принимающих. В точности так, как это обстоит с телефоном: станция и многочисленные аппараты. Отсюда мы передаем по проводам заснятые на кинопленку фильмы… и не только фильмы. Если установить передающий аппарат в театре, в мюзик-холле, в опере, можно передавать зрителям спектакль, представление… черт побери, да можно, в конце концов, передавать и лекции по самым разным областям знания, да что угодно! Представляете?

– Пожалуй… – сказал Бестужев.

– Главное препятствие, что аппарат Штепанека пока что способен передавать только немое, неозвученное изображение. Но это чисто технологическая трудность, которую при вдумчивой работе можно и преодолеть. У меня даже появились кое-какие идеи касательно передачи звука, но я не могу заниматься этим в одиночку, без Штепанека. Как вам идея?

– Она действительно захватывающая, – сказал Бестужев. – Получается, всякий, вернувшись вечером домой, сможет сесть к аппарату и, вместо того чтобы отправляться в кинотеатр или оперу, получать фильмы и спектакли, так сказать, по подписке на дом?

– Именно. Да что угодно – спектакли, лекции, проповеди, кафешантанные номера… – профессор ухарски подмигнул. – У меня есть сильное подозрение, что значительная часть людей предпочтет великим драмам Шекспира канкан в исполнении парижских танцовщиц, не зря же на один театр приходятся десятки кафешантанов, мюзик-холлов и прочих заведений невысокого пошиба… Такова уж человеческая природа, смешно думать, что на первом месте будут оперы и лекции по минералогии… Признаюсь вам честно: идею эту я не сам придумал, а почерпнул из фантастических романов Робида… не доводилось читать? Жаль, великолепная гимнастика для ума и великолепно освежает мозги после напряженных ученых занятий… Ну, вы вполне поняли мою мысль?

– Да, конечно, – сказал Бестужев.

И подумал: уж не эту ли идею собирается использовать против своих обидчиков заокеанский миллионер Хейворт? Чрезвычайно похоже. Конечно, если эта штука распространится в массовом масштабе подобно телефону, она не истребит кинотеатры совершенно – но финансовый ущерб им наверняка нанесет огромный. Все, кто располагает мало-мальским достатком, захотят приобрести подобный аппарат: не нужно выходить из дома, особенно в ненастную погоду, не нужно далеко ехать, не будет опасений, что сосед по креслу в кинотеатре окажется совершенно неподходящим субъектом, вульгарным, скверно пахнущим, а то и подвыпившим… Несказанное удобство!

– Профессор… – начал он задумчиво. – А вам не кажется, что это устройство убьет театр? Оперу?

Профессор прищурился:

– Мой юный друг, а разве фотография убила живопись? Разве тот же кинематограф убил театр? Даже если кинематограф станет звуковым, даже если во многих домах появятся синемафоны, какая-то часть людей будет по-прежнему ходить в театр, чтобы увидеть спектакль не на экране, а в исполнении «настоящих», живых актеров… или попросту для того, чтобы других посмотреть и себя показать, как это в привычке у нашего светского общества, для коего выход в театр – не приобщение к сокровищам духа, а всего-навсего еще один светский обычай… Театр, конечно, не умрет… а вот кинотеатры, сдается мне, если и не захиреют окончательно, то резко уменьшатся в количестве…

– Боюсь, их владельцам это не понравится, – осторожно сказал Бестужев.

Профессор развел руками:

– А что прикажете делать? Поступь технического прогресса, знаете ли… В свое время пароходы значительно потеснили парусники, поезда разделались с пассажирскими дилижансами, перевозившими пассажиров меж городами. И так далее, и так далее… Против прогресса, простите за вульгарность, не попрешь. Особенно когда на новшествах можно хорошо заработать…

– Вы говорили об этом со Штепанеком?

– Ну конечно! Я ему рисовал вдохновляющие перспективы…

– И он…

– Он категорически отказался этим заниматься. Для него это, изволите видеть, скучно и неинтересно. А впрочем, впрочем… – профессор остановился перед Бестужевым, задумчиво поскреб затылок. – Не исключено, что причины тут крылись гораздо более прозаические. Над синемафоном пришлось бы работать не год и не два. Штепанеку же хотелось славы и денег сейчас. Знаете, что мне приходит иногда в голову? Что Лео, как это ни прискорбно, увлечен материальной стороной дела гораздо больше, чем мне показалось сначала. Сейчас я даже по-иному начинаю смотреть на его желание непременно отдать аппарат именно военным. Возможно, я дурно о нем думаю, но мне начало представляться, что мотивы тут другие… Что он не имя свое хочет обессмертить подобно Шрапнелю или Галифе, а просто-напросто помнит, что военные обычно самые щедрые покупатели технических новинок по сравнению с чисто гражданскими отраслями… Возможно, я к нему несправедлив, но в эти дни я подробно вспомнил наши разговоры и споры, и закрадываются именно такие подозрения… В конце концов, мало ли изобретателей, трудившихся в чисто гражданских сферах, чьи имена стали нарицательными? Я бы очень хотел ошибаться, но теперь не знаю, что и думать…

«Если он прав, это нам создаст дополнительные трудности, – подумал Бестужев. – Человек с подобными стремлениями вполне способен переметнуться к тому, кто ему заплатит больше – а Луиза располагает гораздо большими суммами, нежели те, что выделены на это дело российским военным ведомством… Значит, нужно ее опередить во что бы то ни стало…»

– А вы сами, в одиночку, не способны работать над схожим аппаратом? – спросил Бестужев.

– Увы, увы… – не без грусти признался профессор. – Видите ли, мой юный друг, практически все открытия и изобретения четко подразделяются на две категории. Если можно так выразиться, массовую и эксклюзивную. Изобретения «массовой» категории обычно делаются в нескольких странах чуть ли не одновременно – как это было, скажем, с паровозами, пароходами, пулеметами, телефоном и множеством других вещей. Зато «эксклюзивные» изобретения – продукт уникальный, следствие, скорее, озарения, склада ума, нежели рутинной работы в определенном направлении. Здесь все упирается в одну-единственную, неповторимую личность. Простой пример: электрическая лампочка. Множество изобретателей в Старом и Новом Свете ломали голову над тем, как создать устройство, пригодное для промышленного производства. Однако успеха добился один-единственный, русский Лодыгин, именно он придумал лампу с металлической сетью накаливания. Хваленый американец Эдисон всего лишь усовершенствовал его изобретение, хотя и любит пошуметь о себе как об «отце лампочки». Точно так же обстоит и с дизель-мотором: многие пытались его создать, но запатентовал, изобрел мой соотечественник Рудольф Дизель, чье имя мотор сейчас по праву и носит. А если, упаси господи, с Дизелем и Лодыгиным в юности, в детстве произошел бы несчастный случай? Боюсь, у нас и сегодня не было бы ни электролампы, ни дизель-мотора…

– Вы хотите сказать, что так же обстоит…

– Вот именно, – решительно сказал профессор. – Поверьте на слово знатоку своего дела. Именно так обстоит и со Штепанеком. Его изобретение – как раз из категории эксклюзивных. Пока что никто не в состоянии повторить его работу… и я тоже, как ни грустно признаться. У меня есть кое-какие соображения по поводу того, как могло бы работать устройство для звукового сопровождения телеспектроскопа – но без Штепанека я не в состоянии эти идеи претворить в жизнь. Ну вот так вот выпало, что он – гений! – Профессор в нешуточной досаде встряхнул сжатыми кулаками. – Капризный, себе на уме, кажется, одержимый жаждой злата – но гений… Работу которого никто пока что не в состоянии повторить. Тем более, что значительная ее часть, как это обычно и бывает, в патенте не изложена и хранится исключительно в голове моего незадачливого ученика. В науке, в технике, в инженерном деле такое случается чаще, чем принято думать. Пренеприятнейший тип… но гений, неповторимый и единственный, гром его разрази!


…Полковник Васильев выглядел чуточку озабоченным.

– Ну что же, – сказал он, задумчиво глядя на людный перрон. – Наблюдения за вами не было. Правда, в такой толчее могут преспокойно замешаться десятка два агентов, которых даже опытный человек не вычислит…

Бестужев сказал:

– Но когда я покупал билет, ездил на вокзал, за мной не было слежки, уж в этом я совершенно уверен.

– И дай-то бог… Что вы улыбаетесь?

– Когда за мной прибыл фиакр, чтобы отвезти на вокзал, одна из лошадей извозчика сронила на мостовую несколько катышей…

– И что же?

– Старая казачья примета, – сказал Бестужев. – Это к добру и успеху. Во время японской кампании в нашем отряде служило немало казаков, я от них многое узнал. Если лошадь казака, уезжающего на войну, испражняется, – добрый знак, казак вернется целым и невредимым. Если помочился конь, – либо убьют казака, либо ранят, в плен возьмут, коня убьют. Самое скверное у них считается, если при выезде фуражка с головы упадет, – тут уж верная смерть, и близехонько.

– Ну, у вас же нет фуражки…

– Тем лучше, – усмехнулся Бестужев. – Ага, смотрите…

На перроне показалась мисс Луиза Хейворт в сопровождении носильщика с чемоданами. Прошла к спальному вагону «Ориент-экспресса» сообщением Константинополь – Париж.

– Стрекоза… – поморщился Васильев. – Выслать бы по этапу административным порядком, как в матушке-России заведено, да где ж тут… Алексей Воинович, у меня к вам сугубо частный разговор. Я этого не говорил, вы, соответственно, не слышали – но, верно говорю, на ус намотайте и в голове держите…

–Да?

– Поосторожнее с Гартунгом, когда будете в Париже…

– То есть?

– Всем хорош господин Гартунг, заведующий заграничной агентурою, – сказал Васильев негромко. – Работник дельный, агентурою опутал Францию, и не только ее, как паук паутиной, чинами отмечен, орденами увешан… Однако есть у него нехорошая черта характера…

– А именно?

– Мы как-то говорили, помнится, о разных человеческих типах офицеров охраны, – сказал Васильев медленно. – Есть такие, что чувствуют себя посреди внутренних интриг, словно рыба в воде, с превеликим удовольствием в межведомственных хитрушках бултыхаются, кабинетную карьеру стремятся сделать… А другие – чистейшей воды служаки, увлеченные лишь самим процессом розыска. Вы, думается мне, из вторых…

– Уж это несомненно, – сказал Бестужев.

– Как были вы в душе воякой, так и остались… Упаси боже, я не в осуждение, я, признаться, сам такой: сижу себе в благополучном отдалении от столичных дрязг, помаленьку делаю дело, и так-то мне хорошо, Алексей Воинович, так-то мне вольготно, вы б знали… Нет у меня шустрых подчиненных, под меня копавших бы, нет непосредственного начальства, против коего порой интриговать приходится, да и с какими-либо соседними конторами нет склок по причине отсутствия таковых контор в непосредственной близости… Немало нас, таких, и не только за границей, другое дело – господин Гартунг. Посвященным известно, что есть у него две мечты, прямо-таки жгучих страсти: одна – генералом стать, пусть и статским, другая – занять солидное кресло в Департаменте полиции. И все бы ничего, стремления, в общем, ничуть не противозаконные, однако давно водится за господином Гартунгом нехорошая привычка: случалось, что чужие достижения он себе приписывал. А сейчас случай серьезный: личное поручение государя, особая важность акции… и, соответственно, награждения соответствующего масштаба. Велико искушение, Алексей Воинович…

– Откровенно говоря, меня не особенно заботят награды, – сказал Бестужев. – Нет, не буду вам врать, что я к ним совершенно равнодушен, отнюдь, коли уж награды существуют, и ими отмечаются успехи, отчего же не получать и не носить? Но не особенно меня волнует, если кто-то часть достижений себе припишет. Жизнь такова, увы…

– Вы не поняли, – сказал Васильев, глядя на него печально и цепко. – Стремление означенного господина к присвоению чужих заслуг может принять нехорошие формы. Весьма даже нехорошие. Понимаете меня?

– Но не хотите же вы сказать… – вымолвил Бестужев чуточку оторопело.

– Ничего я не хочу сказать, – досадливо ответил Васильев. – Я вас всего-навсего призываю быть предельно осторожным, а вы уж понимайте, как знаете… но отнеситесь к моим словам предельно серьезно. Зафиксированы были, знаете ли, печальные примеры, правда, касались они не офицеров, а простых агентов… но то что существует тенденция, меня и заставляет вас к осторожности призывать. Возможно, я на старости лет стал мнительным, к врачам обращаться пора, душем Шарко лечиться… но лучше уж переосторожничать, чем… Случаются в нашем стаде… паршивые овцы. Вы, насколько я знаю, вступали в Сибири в контры с полковником Ларионовым? Подробностей я не знаю, но слухом земля полнится. Имел и я пересечения с этим субъектом. Ну, сами знаете, как это бывает: в сущности, позор Корпуса, заслуживает не то что отставки, а чего и похуже, но безнаказанным останется еще долго, быть может, навсегда. Сие вовсе не говорит об ущербности системы – в любой стране, в любой конторе, хоть ты тресни, непременно найдется некоторое количество паршивых овец… К чему это я? Моральные принципы, – он произнес эти слова, иронически кривя губы, – полковника Ларионова вам достаточно известны. Могу вас заверить, что с моралью господина Гартунга обстоит даже хуже. А посему держите ухо востро, чтобы с вами в человеческом муравейнике под названием Париж несчастный случай не произошел, чтобы под случайный омнибус не попали, с башни Эйфеля не сверзились по пьяному делу, устрицами несвежими не отравились насмерть, от несчастной любви к парижской мидинетке не застрелились невзначай…

– Нет, вы серьезно полагаете…

– Ох, да ничего я не «полагаю», ротмистр! – с досадой промолвил Васильев. – Просто-напросто, превосходно изучив Гартунга, частным образом вам рекомендую быть осторожным и недоверчивым. Могу я надеяться, что вы серьезно отнеслись к моим словам и все осознали?

– Конечно, – сказал Бестужев. – Я не мальчик, грязные сложности жизни усвоил. Вот только до сих пор подобное, если честно, омерзение в душе оставляет.

– Ну, тут уж ничего не поделаешь, голубчик, се ля ви… Кого вы там увидели?

Он тоже посмотрел в окно вокзального ресторана. К спальному вагону, украшенному табличкой «Стамбул – Триест – Париж», подошел профессор Бахметов, за которым носильщик нес один-единственный чемодан.

– Ну, ничего удивительного, – сказал Васильев. – И господина профессора в Париж отправляют для возможных научных консультаций, дело ведь грандиозное закручено… Забавно, право – либерал за спиной, за графинчиком в компании себе подобных усердно витийствует, фрондирует азартно, речи толкает о «прогнившей монархии» и «ответственном правительстве» – однако, едва солидные ордена замаячили, как миленький, распрекрасным образом сотрудничает с презираемыми им сатрапами в голубых мундирах. Хочется ему ленту… Вот видите, Алексей Воинович, даже либеральная наша научная интеллигенция к материальным знакам отличия весьма даже неравнодушна, что ж говорить о Гартунге… Не знакомы с биографией сего достопочтенного господина?

– Нисколько.

– А жизнеописание примечательное… До нынешних своих постов, чинов и звезд Аркадий Михайлович дослужился, будучи в свое время заагентуренным студентиком, близким к народовольцам. Ничего необычного, в общем, – Сергей Васильевич Зубатов, недюжинный мастер политического сыска, тоже в юности из революционеров в секретные сотрудники угодил, до полковника дослужился, Московским охранным заведовал, начальником Особого отдела Департамента полиции был, хоть и недолго. Вы его уже не застали, а мы были приятели… В том-то и фокус, что Сергей Васильевич – человек совсем иного склада, нежели Гартунг, каторжник беглый… Именно что так, я не преувеличиваю. На заре своей карьеры был Аркадий Михайлович подведен к обосновавшимся в Париже господам из «Народной воли» – когда заграничной агентурой в Париже еще Рачковский заведовал. И никак этих господ было не взять под жабры – дурила французская Фемида, как многие ее европейские сестрички, политических эмигрантов не выдавала, исключительно уголовных. Вот у Гартунга и промелькнула светлая идейка: а ежели эти самые народовольцы в Париже организуют мастерскую по выделке бомб, дабы этими бомбами злодейски покуситься на самого государя? Откровенно говоря, никогда я не был сторонником столь явных провокаций, но что поделать, не было другого способа зверюг прижать… Идею доложили самому государю, государь одобрил. И выплыл в Париже молодой политический изгнанник из России, господин Ландезен, втерся к народовольцам, на «деньги богатого дядюшки» помог им мастерскую поставить. А потом французская полиция, неведомыми путями об этом узнавшая, сделала налет, готовых к употреблению бомб захватила несколько чемоданов. Тут уж была, легко догадаться, чистейшей воды уголовщина, и Фемида французская на сей раз грозно нахмурилась, враз выдала России бомбистов. Взято было изрядное количество народовольцев, десятками считали, кто на виселицу пошел, кто на каторгу, кто в тюрьме обосновался. «Народная воля» такой удар получила, от которого никогда более оправиться не смогла, а там и тихо, естественной смертью, скончалась. Самое пикантное было – что организатор мастерской, бомбист Ландезен, первым под французским судом оказался, заочно, правда, ибо вовремя исчез и разыскан никогда не был. Однако заочным образом его к пяти годам каторги французы приговорили. А через некоторое количество лет, когда Рачковский впал в немилость у государя, на смену ему в Париже объявился вице-консул посольства российского Аркадий Михайлович Гартунг, в коем ни одна собака уже не узнала бомбиста Ландезена, каковому до сих пор в случае поимки его доблестной французской полицией пять лет каторги положено… Занятная история? Характеризует нашего героя? Так что вы уж там осторожнее, Алексей Воинович. Может я, старый дурак, понапрасну паникую, но береженого, знаете ли, Бог бережет… Ну что, пойдемте? Вот-вот вашему поезду отправление объявят…

…Сидя под ровно горящим газовым рожком, Бестужев читал пухленькую книжку карманного формата, в красном переплете, с красным же обрезом: знаменитый «Спутник туриста» под редакцией Филиппова, четвертое издание. Путеводитель именовался «Западная Европа» и был крайне популярен у российских граждан, собравшихся за границу.

Таня Иванихина сказала как-то, искренне веря в свои слова: «Я слышала, есть еще и заграничные командировки? Это, наверное, очень весело и спокойно: рестораны, дамы, свидания с агентами при поднятых воротниках…»

Он так и ответил: ну конечно же, заграничные командировки – вещь веселая и спокойная, к чему было объяснять ей истинное положение дел…

Вот и читал теперь о знаменитых достопримечательностях Вены – на которые у него, разумеется, так и не нашлось времени. Собор Святого Стефана он видел пару раз, но исключительно проезжая мимо него вдали, в очередной раз торопясь на очередное важное событие. Оказывается, в одной из внутренних часовен собора находится саркофаг императора Фридриха Третьего, умершего в 1493 г. – замечательной работы, из красного и белого мрамора. И орган собора – один из лучших в Европе. В Историко-художественном музее хранится главнейшая часть императорских сокровищ и регалий. Галерея Лихтенштейна – одно из богатейших частных собраний живописи в свете, более восьмисот картин старых мастеров: Рубенс, Ван Дейк, старые голландцы и итальянцы, а также фарфор и майолики. На холме Глориэтта в садах Шенбрунна устроен красивый величественный портик, от которого открывается великолепный вид на Вену – как и с колокольни Святого Стефана…

Он читал механически, ради скоротания дорожной скуки. Ничуть не жалел, что не осмотрел подробно ни одной достопримечательности и не любовался подолгу великолепными видами дунайской столицы. Не было у него такой привычки – изучать достопримечательности и любоваться видами…

Стук в дверь ничуть не походил на деликатные усилия вышколенного проводника – грубовато стучали, с непринужденностью российского полицейского урядника. Направляясь к двери, Бестужев, в общем, беспокойства не испытывал: по собственным наблюдениям мог ручаться, что в поезд не уселся ни один из его по-настоящему серьезных неприятелей-конкурентов. А тайную полицию ожидать было бы глупо: не стали бы они выжидать, когда «Ориент-экспресс» удалится от Вены на час пути, а потом уж ломиться в дверь. Правда, на всякий случай он сунул браунинг в задний карман – и готов был к любым неожиданностям, как по службе и полагалось.

Никаких неожиданностей, тем более опасностей, за дверью не обнаружилось. В коридоре, устланном красной ковровой дорожкой, возвышался, чуточку покачиваясь не в такт легоньким покачиваниям состава, профессор Бахметов собственной персоной. Он был в домашней тужурке с атласными стегаными лацканами, волосы и солидная черная борода немного растрепаны, а главное – в коридоре витал устойчивый аромат хорошего коньяка, употребленного, судя по виду светила науки, совсем недавно и в изрядном количестве. «Ну что же, совершенно по-русски», – подумал Бестужев без малейшего раздражения.

– Я видел, как вы садились в поезд, – сказал Бахметов с широкой пьяноватой улыбкой.

Сейчас он мало походил на ученого с европейским именем – скорее уж напоминал Бестужеву лихих и забубённых шантарских купцов-золотопромышленников. Впрочем, насколько он помнил из прочитанных ради любопытства бумаг, Бахметов как раз и происходил из старых ярославских купцов, потомственное дворянство он получил всего несколько лет назад с Владимиром второй степени…

– Господин ротмистр, Алексей Воинович! – задушевно сказал профессор. – А как вы смотрите на предмет совместно выпить хорошего коньячку? Ехать нам долго, хотя и на экспрессе, такая скука, время все равно будет проведено бездарно… А? Или… – на его лице изобразилось замешательство. – Я слышал, есть какая-то инструкция, по которой жандармам разрешается пить исключительно в компании друг друга, дабы не выдать ненароком государственных тайн…

Бестужев присмотрелся – нет, ученый муж не шутил, он был совершенно серьезен…

– Ну разумеется, – сказал он беззаботно. – А еще нам разрешается жениться только на тех барышнях, чьи родственники служили в полиции или по жандармерии не менее четырех поколений, и служба непременно должна быть беспорочной, что удостоверяется соответствующими бумагами…

– Шутить изволите?

– Ну разумеется, – сказал Бестужев.. – Вы же первый начали, Никифор Иванович, мне и пришлось шутку поддержать…

– Значит, неправда?

– Сказочка.

– А мне говорили солидные, заслуживающие доверия люди… Экая незадача, ну что предстал… Так как?

– А несите, пожалуй что, ваш коньяк, – сказал Бестужев. – Два русских путешественника в заграничном экспрессе просто обязаны выпить… Вы, кстати, ничего не боитесь? Я слышал, у интеллигенции заведено писать оскорбительные слова на воротах пьющих с жандармами представителей ученого сообщества…

– Вздор! – сказал Бахметов. – Хотя, конечно, радикальных элементов хватает… Сейчас принесу.

Он очень быстро появился, неся откупоренную, но непочатую бутылку коньяка, небольшой кожаный футлярчик цилиндрической формы и газетный сверток. Свалил все это на полированный столик из красного дерева, и столик иноземного производства моментально приобрел какой-то очень русский вид.

Из футляра профессор достал серебряные походные чарочки, а в газетном кульке оказалась целая россыпь венского печенья.

– Прошу извинить, но более подходящей закуски допроситься не смог, – сказал профессор, уверенной рукой наполняя стопки до краев. – Хотя языками владею и неплохо, здешним проводникам невозможно объяснить, что такое «принести закуску в купе». То предлагают в ответ на все мои разъяснения чай сервировать, то кофе, то в вагон-ресторан приглашают… Папуасы. Европа-с… Что вы улыбаетесь?

– Вспомнил классику, – сказал Бестужев. – Роман господина Лейкина «Наши за границей».

– Ну, вся интрига романа – недурственного, впрочем – на том и построена, что купчик с супругою ни единого словечка ни на одном из иностранных языков не знают, а мы с вами вроде бы учены… Ваше здоровье!

Он лихо осушил стопку, опять-таки ужасно похожий в этот момент на шантарского купчину. Бестужев, секунду подумав, разделался со своей столь же ухарски.

Когда приятное тепло разбежалось по жилочкам, он вспомнил о незаконченном деле. Следовало использовать знания господина профессора не откладывая, – ибо тот явно не собирался останавливаться на достигнутом и откровенно присматривался к стопкам с целью наполнить их вторично.

– Вот кстати, Никифор Иванович… – сказал Бестужев, извлекая из бумажника телеграфный бланк, беззастенчиво похищенный со стола очаровательной Луизы. – Вы ведь прилично владеете английским, я помню, как в Петербурге вы без запинки переводили английский патент господам генералам… Не поможете ли? «Париж» – это и так понятно. И адрес, в общем, тоже – бульвар Батиньоль, номер дома и квартиры, некоему господину по имени Офис Джеймс Хорнер. А вот далее… В английском не силен совершенно…

– Позвольте-ка, – Бахметов забрал у него бумагу. – Э, батенька, вы и с именем промашку дали… «Джеймс Хорнер» – это, пожалуй что, и вправду имя. Но вот слово «оффисе» – то есть так оно пишется, а читается как «офис» – у англичан означает бюро, контору, и прочее подобное. Это бюро некоего Джеймса Хорнера.

– Понятно, – сказал Бестужев. – А далее?

– Далее, далее… «Сегодня вечером выезжаю в Париж „Ориент-экспрессом". В случае моего опоздания уделите все внимание цирку Лабурба. Прибывает в Париж с грузопассажирским поездом номер семьсот три дробь пять…»

– Лябурб!

– Очень возможно, что и Лябурб, – сказал Бахметов. – Но писано согласно законам английской фонетики, так что я именно так и читаю. А что, это имеет какое-то принципиальное значение?

– Никакого, – сказал Бестужев торопливо. – Там есть что-нибудь еще?

– Да, конечно. «„Посылка и почтари" в цирке Лабурба». Вот теперь все.

«Никаких загадок, – подумал Бестужев. – Как-то она напала на след похитителей и точно знает, каким образом Штепанека увозят из Австро-Венгрии, не привлекая внимания полиции. А в Париже, естественно, сообщники. Бюро, контора… Интересно. Подобные обозначения скрывают за собой некую организацию: ну, скажем, бюро частного сыска, которое может заниматься чем угодно, не возбуждая подозрений: частные сыщики для того и существуют, чтобы шмыгать с таинственным видом и обнаруживаться в самых неожиданных местах… Или, скажем, контора эта – парижское представительство какой-либо фирмы ее дядюшки-Креза, и в представительстве оном, вполне вероятно, имеются некие люди, обязанные оказывать все мыслимое содействие. Ладно, посмотрим, кто кого. Позиции наши и возможности в Париже куда как крепки…»

Бахметов, потирая руки, взялся за бутылку:

– Ну что же, за успех парижского дела?

– Вот это – охотно, – сказал Бестужев. – А вас, значит, тоже передислоцировали в Париж…

– Ну разумеется. История ведь не кончена. Мало ли какая там понадобится научная консультация… Что ж вы его так… упустили? В руках у вас был…

– Случается… – сказал Бестужев понуро. – Ничего, в Париже сделаю все возможное, и невозможное тоже…

Бахметов лукаво прищурился:

– Алексей Воинович, чистого любопытства ради… Вас тоже уговорили в Специальный комитет?

Бестужев впервые в жизни слышал о Специальном комитете в связи с этим делом – и представления не имел, что это за зверь такой. Но узнать хотелось: штафирка-профессор в такие вещи, изволите ли видеть, посвящен, а от офицера Отдельного корпуса почему-то скрыли…

Естественно, никак нельзя было спрашивать прямо: а о чем это вы, сударь, речь ведете? Ну, в конце концов, жандармом Бестужев был опытным…

С самым спокойным выражением лица, не выказав ни малейшего удивления, он, в свою очередь, спросил непринужденно:

– Судя по слову «тоже», вас самого уже уговорили вступить в Специальный комитет?

– Уговаривали, и настойчиво. Опасаюсь, что уговоры продолжатся, если дело завершится успешно. Но что-то не лежит у меня душа к этому новообразованному учреждению.

– Почему это? – спросил Бестужев с видом крайнего простодушия. – Дело, в конце концов, государственное… Не выпить ли нам еще, по стопочке?

Профессора определенно распирали некие эмоции. И после очередной чарочки, воинственно выставив растрепавшуюся бороду, выпалил:

– Извините-с, Алексей Воинович! Вы вольны поступать как вам вздумается, в жизни никому судьей не был, но что до моей скромной персоны – позвольте уж оставаться в границах давно для себя очерченных моральных принципов. Проще говоря, пачкаться об этот комитет не желаю.

– Отчего же так сурово? – спросил Бестужев, изображая крайнее удивление. – Согласились же вы поехать с нами в Вену для научной, так сказать, поддержки, вот и в Париж едете… Участвуете в поисках, уж не отрицайте, самым активным образом.

– Вот именно! – сварливо сказал Бахметов. – И далее намерен участвовать. Вы совершенно правы – поиски господина инженера Штепанека и покупка у него аппарата – дело и в самом деле, простите уж за скверный каламбур, государственное. Однако, будучи, так сказать, призван в ряды и поставлен под знамена, я не в полной мере себе представлял ситуацию. Не знал всего. Спасибо, нашлись умные люди, объяснили, предложение сделали заманчивейшее, оклад жалованья по Специальному комитету, право же, баснословен…

– За чем же дело стало? – Бестужев осторожно заводил собеседника. – Приличный оклад, государственное дело…

– Можно попросту, Алексей Воинович? Мы же сейчас, я так понимаю, беседуем совершенно приватно… Неужели вы настолько уж циничны? Безбрежно?

– Я? – пожал плечами чуточку сбитый с толку Бестужев. – Ну, не сказал бы… Так, самую чуточку. Все мы, что там лукавить, легким цинизмом отличаемся, да и профессия моя заключается отнюдь не в воспитании благородных девиц из Смольного института. Но вот безбрежным циником, простите, я бы себя ни за что не назвал.

– Хотите сказать, что не дали еще согласия?

– Представьте, не дал, – сказал Бестужев. – Размышляю вот…

– Ах, вот как? Ну, в таком случае примите мои извинения за предположения о безбрежности цинизма вашего… Значит, тоже понимаете, сколь неприглядную роль вам навязывают.

– Вы полагаете, она так уж неприглядна?

– Непригляден в первую очередь сам комитет, – сказал Бахметов, опрокидывая стопку и лениво откусывая уголок рассыпчатого венского печеньица. – На бумаге, да и в глазах общественного мнения выглядит все крайне прилично, я бы даже выразился, благородно и возвышенно. Ибо сопровождается высокопарными словесами о преодолении отставания российского флота, о выводе его в число самых передовых по оснащенности новейшими техническими достижениями… Красиво звучит, я согласен: Специальный комитет по оборудованию военных судов новейшими электротехническими аппаратами… Благороднейшее предприятие! – Судя по размашистым жестам, некоторой сбивчивости в речи и раскрасневшемуся лицу, до прихода к Бестужеву профессор одну бутылочку коньяка уговорил-таки целиком. – Всяк, кто патриотически настроен, рукоплескать должен и испускать восторженные крики! – Он вдруг понурился, подергал бороду. – Алексей Воинович, вы же, как сами рассказывали мне с Аверьяновым, наблюдали действие аппарата… На суше он, согласитесь, совершенно непригоден для войсковых нужд… или пригоден в степени самой крохотной… скажем, при окарауливании крепостей и складов военного имущества, верно?

– Да, пожалуй, – кивнул Бестужев. – Главное я уловил: пока аппарат в прямом смысле слова привязан проводами к источнику электрической энергии, в полевых условиях толку от него нет. Но военные суда как раз и располагают достаточно мощными источниками электричества…

Бахметов воинственно нацелился в него пальцем:

– Вы – кадровый офицер, не морской, правда, но какая разница? Вы что же, всерьез полагаете, что установка телеспектроскопов Штепанека на военных судах даст какое-то преимущество перед старыми добрыми биноклями и подзорными трубами? А?

Бестужев замялся. В конце концов, осторожно подбирая слова, произнес:

– Да нет, особых преимуществ я тут не вижу.

– Выходит, австрияки отказались от аппарата по причине отнюдь не тупости и косности? Наоборот, по здравому рассуждению пришли к выводу, что никаких преимуществ перед биноклями он не дает? Так и в резолюции написали? Я же видел все бумаги… Рассматривая происходящее с этой точки зрения, приходишь к логическому выводу, что наши военные чины как раз и проявили тупость с косностью, ухватившись за аппарат изобретателя, дурные деньги на это выбрасывая… – Он широко ухмыльнулся. – Да нет, Алексей Воинович, я и не думаю оскорблять наших бравых генералов в недостатке ума. Они тут не виноваты, не от них зависит, просто-напросто дальногляды Штепанека на кораблях российского военно-морского флота будет внедрять его императорское высочество, великий князь Алексей Александрович, высочайший шеф оного флота. Совместно с французскими промышленниками, коим будет передан заказ на производство огромной партии, даже какое-то акционерное общество создается – боже упаси, никакого отношения к специальному комитету не имеющее и в каких бы то ни было с ним сношениях не состоящее… Ну а коли уж высочайший шеф военно-морского флота лично сей прожект патронирует, ситуация понятная…

Профессор замолчал и, улыбаясь, стал разливать коньяк. Бестужев искренне надеялся, что его лицо сейчас абсолютно непроницаемо. Хотя потрясение, конечно, получилось приличное – ну вот теперь и получили объяснение все загадки, нестыковки, темные места и мнимые нелепости этой истории. Ну, разумеется, высочайший шеф военно-морского флота, его императорское высочество великий князь Алексей Александрович. Еще до этого непринужденно, изящно даже, с детской простотой переложивший в свой карман несколько миллионов рубликов из ассигнований на флот. Ну а теперь подвернулась новая оказия. Судя по всему, казенные средства на внедрение во флоте новинки отпущены немалые – и основная их часть, к гадалке не ходи, вновь поплывет в тот же высочайший карман… правда, на сей раз с французами придется делиться…

– Вам не противно, Алексей Воинович? – неожиданно трезвым голосом спросил Бахметов. – Мне – противно…

Мерзко было у Бестужева на душе, мерзко. Не все члены августейшей фамилии, императорского дома запачканы – но иные творят такое, за что обыкновенный подданный российский, строго говоря, обязан в Сибирь по этапу отправиться знаменитой Владимиркой. Кроме Алексея Александровича, и великий князь Алексей Михайлович прикарманил немалые суммы, предназначенные на постройку военных кораблей, да вдобавок нагрел руки на авантюрной концессии Безобразова в Корее, из-за которой, собственно, война с японцами и началась. Его императорское высочество Михаил Николаевич изволят спекулировать земельными участками на Кавказе. Великий князь Сергей Михайлович, генерал-инспектор всей артиллерии российской, оставил армию без тяжелой артиллерии, а французской фирме Шнейдера передал, по сути, монопольное право на поставку своих пушек в Россию, при том что крупповские орудия не в пример лучше. Отдельные циники в Отдельном корпусе жандармов давно меж собой толкуют втихомолку о потаенных причинах такого пристрастия великого князя к Шнейдеру… Теперь, значит, и аппарат Штепанека в той же категории оказался…

– Ну-с? – с ухмылочкой спросил Бахметов, поднимая стопку. – Вы ведь, как человек взрослый и специфическую службу исполняющий, прекрасно понимаете, что сие означает? – Он наклонился через стол, глаза сверкали хмельным весельем. – А интересно, Алексей Воинович, ни у кого из вашего грозного ведомства руки не чешутся… а?

Бестужев сохранял невозмутимость. Руки могли чесаться у всех без исключения людей в разнообразных мундирах, призванных выявлять, пресекать, препятствовать и карать. Только никаких практических результатов последовать не могло – потому что на членов российского императорского дома российские законы, равно как и Уголовное уложение, не распространяются и применены к ним быть не могут…

– Что скажете? – с пьяной настойчивостью вопросил профессор.

Бестужев пожал плечами:

– А что я могу сказать? Ничто не ново под луной. Бывает нечто, о чем говорят «это новое», но это уже было в веках, бывших прежде. Не помните, кто это – Соломон или Екклезиаст? Я тоже не помню… Если вас, Никифор Иванович, так уж интересует мое личное мнение… Вот именно, ничто не ново под луной.

Бахметов выпрямился, воинственно выставил растрепанную бороду:

– Алексей Воинович, вы, конечно, можете меня арестовать, привлечь и заточить, но я скажу вслух: гниет российская монархия, да-с!

Бестужев сказал устало:

– Да полно вам ерничать, Никифор Иванович… Не изображайте вы христианского мученика древних времен, ввергнутого на арену со львами. Вы не хуже меня знаете, что за подобное сотрясение воздуха вам и копеечный штраф не грозит. Чтобы человека вашего положения привлечь и заточить, нужно… ну, я не знаю. Нужно, чтобы вы вооружились голландской двустволкой и отправились по Невскому, расстреливая всех встречных городовых. Примерно так. Да и в этом случае общественное мнение, чего доброго, такую кампанию в вашу защиту организует, что пустяком отделаетесь…

– Ну а если серьезно? Гниет богоспасаемая монархия…

– Хотите я вас разочарую? – спросил Бестужев. – В милых вашему сердцу парламентских республиках происходят махинации и почище. Вам никогда не доводилось слышать о «шайке Туида» в Северо-Американских Соединенных Штатах? Невообразимые суммы казенных денег были присвоены, речь шла о многих миллионах североамериканских долларов. А во время не столь уж давней по времени аферы с акциями Панамского канала французский парламент, по достоверным данным, куплен был весь, человек триста с гаком народных избранников. А ведь во Франции монархии лет сорок как не существует, в Америке ее и не бывало отродясь. Не в монархии тут дело, а в пакостном свойстве иных людишек казенные суммы воровать…

Бахметов прищурился:

– Доводилось мне читывать что-то о Туиде, да и насчет французишек вы правы, в общем. Однако! Обратите внимание! Ни в одной из упомянутых вами стран нет и не было каких бы то ни было категорий граждан, законным образом поставленных выше закона, – как это обстоит с членами российского августейшего дома, или я не прав?

Самое скверное, что он был абсолютно прав – и Бестужев угрюмо молчал, не имея аргументов…

– И что же вы намерены делать?

– Да то же, что и вы, – сказал Бестужев. – Продолжаю прилежно исполнять свои служебные обязанности. Вы ведь, несмотря на весь ваш благородный гнев, по-прежнему от обязанностей научного консультанта не отказались? Вот видите. А я вдобавок человек военный, мне приказы исполнять надлежит… Уж если разговор у нас откровенный, то скажу вам по совести: по моему глубочайшему убеждению, к некоторым вещам следует относиться… философски. Быть может, аппарат Штепанека и в самом деле не принесет особой пользы в военном флоте…

Особой? – фыркнул Бахметов. – Да там пользы ни на копейку!

Бестужев невозмутимо продолжал:

– С другой стороны, телеспектроскоп будет крайне полезен при междугородней связи, выполняя функции, которые телеграф выполнять не в состоянии. И кроме того, аппарат может сыграть значительную роль в кинематографе, самым революционным образом привнеся туда массу новшеств…

– Оч-чень интересно! И кто так считает?

– Ну, например, профессор Матиас Клейнберг, светило австрийской электротехники, – с нескрываемым злорадством сказал Бестужев. – Мне довелось с ним беседовать, и он прочитал мне целую лекцию, подробно живописав ошеломительные перспективы…

Профессор был несколько сконфужен.

– Ну, если Клейнберг… – проворчал он, сразу поумерив пыл. – Тогда, кто же спорит… – Он поднял голову, глаза вновь сверкнули дерзким, вызывающим любопытством. – Алексей Воинович, мне, право же, интересно… Как вы себя чувствуете?

– Я? Прекрасно.

– Нет, я оговорился, неправильно сформулировал… Я имел в виду не вас персонально, а жандармов, охранное отделение, департамент полиции. Я немного представляю себе размах, масштабы и всеохватность политического сыска. И, как ученый, в состоянии анализировать, экстраполировать, обобщать… В ваши папки, картотеки и – что там у вас еще – должна стекаться вся информация о происходящем в империи. Все должно быть в ваших прозаических картонных папочках – вся грязь, все прегрешения, все воровство, начиная с самых верхов. Информация такой полноты и размеров, какую любая оппозиция заполучить не в состоянии. А поскольку я вас считаю людьми умными… Вам не страшно в этих ваших закромах, прекрасно рисующих общую картину? Ну вот так запросто, по-человечески, не выдавая никаких служебных тайн, можете сказать – не страшно ль вам иногда? Вы же все знаете… Мне вот представляется, что в душе вам порой жутковато…

– Это, простите, исключительно ваши фантазии, – сухо сказал Бестужев. – Нет. Мне не страшно. Не вижу я той самой измышленной вами грандиозной жути…

Ему хотелось верить, что его голос звучит ровно и спокойно. Очень хотелось верить…

Бахметов, небрежно вертя пустую чарочку, наблюдал за ним с непонятной улыбкой. «Ах ты черт, – подумал Бестужев в приступе озарения. – Он же меня изучает, словно холерного вибриона под микроскопом. Умен наш ученый господин, ох, как умен, а кроме того, давненько состоит в партии кадетов, с другими партиями водится, твердо намеренными ограничить до предела власть монарха этой их любимой придумкой, «правительством, ответственным перед Государственной Думой». Мы всю эту публику изучили прекрасно, секретными сотрудниками пронизали сверху донизу, сведений накопили немерено, в отчетах и аналитических записках систематизировали и отразили. Но ведь и они, самые умные из них, должны бы сообразить, что нас изучать следует? Как реальную противостоящую силу? Попадаются в агентурных донесениях намеки, что дело именно так и обстоит…»

– Значит, не видите… – лукаво поблескивая глазами, протянул Бахметов. – Ой ли? Большое количество точных знаний как раз и позволяет выводы делать.

– Я не делаю выводов, – сказал Бестужев. – Я служу. Служивый человек, вот вам и весь сказ…

– Понятно… – протянул Бахметов. – Изображаете нерассуждающего служаку? А мне вот отчего-то кажется, что вы гораздо умнее и тоньше, и свои мысли по многим вопросам бытия имеете, и размышляете над многим. Разговор у нас совершенно приватный, вот мне и любопытно было бы знать: видите вы какие-нибудь пути выхода из непростой нынешней ситуации?

– Чистую правду? – сказал Бестужев. – Вижу единственный выход: переловить революционеров и перевешать.

– Но ведь все не исчерпывается теми, кто бросает бомбы и стреляет из браунингов? Далеко не исчерпывается.

Он вновь был прав, Бестужеву пришлось это мысленно признать. Не в бомбистах дело, а в общем настроении умов, в распространении заразы на все российское общество сверху донизу…

– Я знаком со многими офицерами, в том числе и в генеральских чинах, – продолжал Бахметов. – Знаете ли, многие всерьез задумываются о возможных путях выхода из нынешней ситуации…

– Я не понимаю, о чем вы.

– Бросьте, Алексей Воинович, прекрасно все понимаете, вы ж на знании сидите… Многие думают над выходом, в том числе и носящие погоны… правда, с людьми вашего ведомства мне до сих пор не приходилось на эти темы беседовать, отчего во мне и пробуждается живейший интерес.

Бестужева этот разговор утомил. Прервать его грубо было бы не вполне вежливо, втягиваться в долгую дискуссию тем более не хотелось. Он искал выход – и очень быстро нашел. Основываясь на том, что его собеседник – интеллигент, человек ученый, а значит, во многих отношениях вполне предсказуем и ясен, как на ладони. Достаточно изучен этот подвид фауны, знаете ли. Интеллигент не признает логику, опираясь более на эмоции, он, как правило, настроен атеистически, но при этом, вот занятно, мистик законченный… А ну-ка…

Не прикасаясь к наполненной профессором стопке, Бестужев наклонился к собеседнику через стол, посмотрел ему в глаза – долгим, проникновенным, печальным взглядом – и сказал едва ли не задушевно:

– Дорогой Никифор Иванович, вы уверены, что этот разговор вообще имеет смысл?

– То есть как это? – взвился Бахметов. – Судьба Родины…

– А вы уверены, что это должно вас волновать? Простите, я неточно выразился. Вы вообще уверены, что существуете в виде реального, физического, мыслящего тела и ума? Что вообще существует вокруг вас реальность?

– То есть? – профессор был заметно озадачен.

Бестужев ровным голосом спросил:

– Вам не доводилось читывать американского писателя Эмброуза Бирса?

– Не припоминаю такого.

– Жаль, – сказал Бестужев. – А мы однажды, несколько человек, застряли на несколько дней в номере дешевой гостиницы в крохотном городишке Могилевской губернии. Зарядили ливни, и заниматься той работой, ради которой мы прибыли, не было возможности, а пить нам, будучи при исполнении, категорически не полагалось. От скуки болтали о чем угодно – о женщинах, воздухоплавании, возможности жизни разумных существ на Марсе… Как-то незаметно перекинулись на изящную словесность, и поручик Беклемишев подробно пересказал нам забавный рассказец этого самого Бирса. Батюшка у него был закоренелый англоман, так что поручик с детства был окружен книгами главным образом на английском, соответственно, английских и американских беллетристов… Хотите послушать?

– Ну, я не знаю, имеет ли смысл сейчас…

– Имеет, – мягко, но настойчиво сказал Бестужев. – Иначе вы не поймете, куда я клоню… Так вот. В рассказе этом действие происходит во время междоусобной войны в Северо-Американских Штатах. Солдаты одной из сторон, захватившие шпиона, решили его повесить на перилах моста. Надели петлю на шею, столкнули с моста над рекой… да вот ведь как обернулось – веревка возьми и оборвись! Несостоявшийся висельник падает в воду, сохранив ясность мысли и жажду жизни, стремится спастись – плывет по стремнине, осыпаемый градом пуль, каждый миг ожидая смерти. Однако стрелки промахнулись, погоня отстала, и он, долго борясь с бурным течением, все же ухитряется выплыть на берег. Долго, не одну версту, пробирается по чащобе и наконец, вот счастье, выходит к своему родному дому, располагавшемуся в тех же местах. Слезы наворачиваются у него на глаза при виде фамильного гнездышка, он готовится вознести Господу молитву за спасение… и тут в ослепительной вспышке все для него кончается, мир гаснет, бедняга проваливается в смертное небытие… Ничего этого в действительности не было, понимаете? Ни оборвавшейся веревки, ни бегства под пулями, ни долгих блужданий по лесам, ни родного дома… Все эти события, в реальности отнявшие бы не один час, на деле разыгрались лишь в его воображении за те считанные секунды, пока он падал с моста, и петля еще не затянулась, не удушила…

– Вздор какой-то… – промолвил Бахметов чуточку настороженно.

Учуяв эту настороженность, Бестужев ухмыльнулся про себя. И уверенно продолжал:

– Я, конечно, не ученый-физиолог, да и ваши научные интересы от физиологии далеки, но это не мешает делу… Вы ведь наслышаны, наверное, что бывали случаи, когда перед глазами тонущего или сорвавшегося со скалы человека проходила вся его жизнь – долгими, обстоятельными, подробными картинами, словно на экране синематографа текла вся жизнь… Конечно, те, кто захлебнулся или разбился, ничего уже не могли рассказать, но многим удавалось спастись, и они потом как раз об этом и говорили…

– Да, я слышал подобное.

– Вот видите. Согласитесь, с научной точки зрения можно считать установленным, что человеческое сознание способно на странные вещи. Наподобие той, о которой говорилось в американском рассказе. – Бестужев сделал точно рассчитанную паузу и продолжал тихо, доверительно: – Представьте, что ничего этого нет, – Он обвел рукой внутренность роскошного купе. – И меня, кстати, тоже нет. Вы не живете сейчас, Никифор Иванович. Вы агонизируете. Вы стали жертвой железнодорожной катастрофы или очередной эсеровской бомбы, утонули при купанье… да просто, поскользнувшись на мокрой брусчатке, ударились затылком… Одним словом, для вас на этом свете тикают последние секунды. Вы лежите на больничной койке… либо просто на улице, жизнь уходит, сознание бесповоротно тускнеет… и в этот смертный миг ваше сознание вытворяет прелюбопытнейшие вещи. Вам просто-напросто мерещится за считанные секунды, что вы живете полной жизнью – недели, месяцы, годы… Что вы ведете научную и преподавательскую деятельность, выпиваете с коллегами и спорите с ними о судьбах России, проводите ночи с очаровательными женщинами, обедаете у «Яра»… наконец, вам мнится, что вам поручена ответственная миссия по розыску аппарата Штепанека, что вы пьете неплохой коньяк с жандармским ротмистром и ведете с ним умные беседы… А ничего этого нет. Вообще. Ничего нет. Есть только ваше угасающее сознание, в краткие секунды превращающее мгновения в целые годы насыщенной жизни. Но неожиданно сверкнет ослепительная вспышка, сомкнётся мрак, и вы провалитесь в небытие… А вместе с вами, соответственно, все созданное вашим воображением – этот экспресс, купе, коньяк, да и я… Сон вот-вот оборвется…

Он замолчал, внимательно глядя на собеседника. Бахметов уже давно не улыбался – сидел серьезный, притихший, лицо его заметно осунулось.

– Что вы такое несете… – буркнул он.

Бестужев с радостью увидел в его глазах искорку страха. И спросил без улыбки:

– Вы полагаете, что деятельность нашего мозга изучена целиком и полностью, и в этой области нет больше тайн? По-моему, все обстоит совершенно иначе. Что, если все это – иллюзия? В том числе и ощущения – твердости столика, вкуса коньяка, запаха наших папирос…

– Вздор…

– А разве у вас есть возможность это проверить? – вкрадчиво спросил Бестужев. – Нет никакой возможности. Вы же ученый, вот и скажите мне, с помощью какого эксперимента можно со всей надежностью определить, живете вы сейчас реальной жизнью, или все окружающее – иллюзия угасающего сознания? Подумайте над моими словами, попытайтесь меня опровергнуть…

Он откинулся на спинку мягчайшего дивана, закурил новую папиросу и с затаенной усмешкой наблюдал за своим ученым визави. Не походило на то, чтобы тот подыскал рационалистические возражения. Наоборот, видно было, что Бахметов немного испуган.

– Ну, что же вы молчите? – спросил Бестужев мягко. – Вы сами уже поняли: нет возможности опровергнуть мои слова строго научным экспериментом. Вы никогда не сможете определить точно, живете вы настоящей жизнью или все окружающее красочно и подробно рисует ваш агонизирующий мозг…

Схватив полную стопку, Бахметов залпом выпил, выхватил папиросу из раскрытого на столике портсигара. Он по-прежнему молчал, лицо стало стянутым, на лбу серебрились бисеринки пота, папироса нервно подрагивала в пальцах.

Бестужев внутренне торжествовал. Сразу видно, что на ближайшее время у собеседника напрочь отшибло желание продолжать дискуссию о судьбе Отчизны – не до того ему сейчас, он отравлен услышанным – фантазия впечатлительного интеллигента, принявшего к тому же изрядную дозу горячительного, работает вразнос, углубляясь в жуткие лабиринты той штуки, что на ученом языке именуется, кажется, подсознанием. Мистик мохнорылый, как выражался один из иванихинских приказчиков. Человек, привыкший играть словесами, с помощью этих самых же, тщательно подобранных словес может быть ввергнут в состояние нешуточного душевного надлома. На них самих тогда, в гостинице, эта история, надо признаться, подействовала, поручик Лемке, наиболее впечатлительный, вернувшись в Петербург, надрался вдрызг при первом же удобном случае, а потом жаловался Бестужеву, что порой не в силах отделаться от наваждения: вдруг именно так все и обстоит? Бестужева самого проняло. Действительно, нет никакой возможности проверить…

– Черт знает что… – пробормотал Бахметов, все так же нервно затягиваясь, ссутулясь, присмирев.

– Но ведь проверить-то и впрямь невозможно… – с деланным сочувствием сказал Бестужев. – Давайте выпьем?

Он уже знал, что на сегодня избавлен от высокопарных рассуждений о судьбе Отечества и неприятных дискуссий…

Часть вторая

Дьявол на охоте

Глава шестая

Импозантный господин Г. и другие

БЕСТУЖЕВ ДО СИХ ПОР не мог избавиться от некоторой эйфории: он впервые в жизни оказался в Париже. Набравшись смелости, перефразировать поэта: «Париж! Как много в этом звуке для сердца русского слилось!» Некоторой странностью, право же, отмечена загадочная русская душа: дважды в этом столетии французы приходили на нашу землю с мечом, немало еще в России осталось живых, хотя и одряхлевших ветеранов последней с ними войны, а вот поди ж ты, ни малейшей неприязни к французам у подавляющего большинства русских людей нет, Франция продолжает оставаться этакой землей обетованной, а Париж… О, Париж… Бестужева это касалось в полной мере, немало мужчин из их семейства воевали с французами в обе кампании, и добрая половина из них с этих войн не вернулись, тем не менее он не испытывал ничего, кроме помянутой эйфории, сродни легкому опьянению. Встретивший его на вокзале неожиданно для него посланец Гартунга вез его в экипаже через новые авеню и кварталы, располагавшиеся меж площадью Согласия и аркой Звезды – и Бестужев сразу окунулся в ту веселую кипучую жизнь, что тотчас же чувствуется при въезде в Париж и поневоле захватывает каждого новоприбывшего. Веселая, оживленная, изящно одетая парижская толпа, заполнившая большие бульвары, бесконечные кафе, от чьих вывесок мельтешит в глазах, бесконечные вопли снующих в превеликом множестве мальчишек-газетчиков, щелканье бичей кучеров омнибусов, крики торговцев, подвижные рекламы, роскошнейшие витрины больших магазинов, кряканье автомобильных гудков, сонмы велосипедистов – и велосипедисток! – величественные полицейские-ажаны, усатые, пузатые, гороподобные, важно дирижирующие уличным движением. А уж нарядные парижанки, среди коих нет ни одной некрасивой!

Пусть Париж уступал в населении Вене – это был совершенно другой город, шумом, гамом, карнавальным многоцветием и неустанным коловращением жизни в первые часы прямо-таки подавивший Бестужева.

– Вы действительно прибыли по высочайшему повелению? – спросил Гартунг.

Чуточку сердясь на себя за то, что Париж все еще держал его в плену, Бестужев ответил честно:

– Увы, Аркадий Михайлович, истине это не соответствует, каким бы лестным для меня это предположение ни казалось. Конечно, государь придает нашей миссии большое значение и изволит лично следить за ее ходом, но высочайшим повелением никто из нас не облечен… По-моему, эта формулировка применительно к служебным командировкам почти сошла на нет.

Ах, как импозантен и даже, не побояться этого слова, величествен был Аркадий Михайлович Гартунг, многолетний глава русского политического сыска в Париже! Благородная осанка, удлиненное аристократическое лицо, красиво уложенные седые волосы, небрежная властность в движениях и словах… Без сомнения, он чуточку рисовался перед новоприбывшим – очень тонко, неуловимо почти – но человек, конечно же, был незаурядный, если вспомнить все, что о нем известно… С первых минут Бестужев почувствовал, что попадает под обаяние этого респектабельного господина – и напомнил себе, что всего лишь столкнулся с профессиональной игрой, теми актерскими талантами, которые обязан проявлять всякий принадлежащий к их ремеслу, если ему требуется в кратчайшие сроки обаять собеседника. Напомнил – и не забывал более…

Изящным жестом смахнув длинный столбик серого сигарного пепла, Гартунг продолжал с легкой улыбкой:

– Алексей Воинович, вы уж простите престарелого рамолика… но я, признаюсь вам честно, не буду разубеждать наших французских друзей, отчего-то решивших, что именно по таковой формулировке вы и прибыли. Я не стану подтверждать, но и ничего опровергать не стану, хорошо? Честное слово, это послужит только на пользу делу. Французишки, надобно вам знать – забавный и странный народец. Дважды после известной революции свергали реставрированную монархию, ныне свое будущее иначе как республиканским и не мыслят… но в то же время огромный процент из них испытывает нечто вроде почтительного пиетета перед любыми монархическими атрибутами. Да-да, именно так и обстоит. Всякий из них, важно выпятив грудь, будет битый час распинаться в своих республиканских убеждениях, а вот подсознательно испытывает почтение к титулам, придворным званиям, ко всему, что связано с монархией. Нашим друзьям я, признаться, плачу щедро, французишки, между нами, продажны гораздо более любого из центральных европейских народов… И тем не менее порой для моих здешних конфидентов преимущественное значение имеют даже не деньги, а российский орден в петлицу, медаль с профилем государя, не просто золотые часы, а те, что украшены выложенным бриллиантиками императорским нашим орлом. И если они в вашем лице увидят офицера и дворянина, прибывшего по высочайшему повелению…

– Бога ради, – сказал Бестужев. – Поступайте, как считаете нужным, вашей компетентности можно только завидовать…

– Давайте поговорим сначала о темах бытовых, житейских. Насколько я знаю, в Вене вы действовали с паспортом на немецкую фамилию?

Бестужев старательно изобразил на лице легкое восхищение профессиональной осведомленностью собеседника. На деле он давно знал от Васильева, что Гартунг держит в Берлине и Вене особых агентов, в чью задачу входит информировать его не о дичи, а как раз о деятельности коллег

– Да, там я был российским немцем, – сказал Бестужев. – Вы же понимаете, в этом случае несколько иное отношение.

– Разумеется. Но вот здесь, во Франции, личина немца, или боша, как лягушатники выражаются, может вам только повредить. Паспортного контроля вы, разумеется, не проходили?

– Нет, конечно, – сказал Бестужев. – С чего бы? Никаких подозрений я не вызывал. Я даже таможенного контроля не проходил по причине отсутствия багажа.

– Отлично. Старый паспорт отдайте мне, я его немедленно уничтожу.

Бестужев усмехнулся:

– Аркадий Михайлович, мысли у нас работали в одинаковом направлении. Старый паспорт я уничтожил, когда экспресс пересек французскую границу, таковы были инструкции.

Он беззастенчиво лгал – старый паспорт и сейчас покоился во внутреннем кармане сюртука. Всего-навсего предосторожность, продиктованная не какими-то подозрениями, возникшими бы после слов Васильева (не было пока что подозрений), а исключительно желанием обеспечить себе некую долю самостоятельности…

Гартунг поднял бровь:

– Вот как? Ну что ж, тем лучше… Вот, возьмите, – он достал из-под бумаг книжку российского заграничного паспорта, положил ее перед Бестужевым. – Теперь вы будете – Иван Савельевич Руссиянов из города Костромы, купеческого сословия. Данные эти я вносил собственноручно, и придумал их тоже сам. «Руссиянов» – тут моментально возникает перекличка со словом «Россия», «Иван» – ну конечно же, привычное для французов, типично русское имя… ну, а «Савельевич» – ради капельки «экзотик рюсс». Все продумано. Консульскую отметку я уже проставил, как мне и положено по… – он тонко улыбнулся, – видимым миру служебным обязанностям вице-консула. Собственно, любой приезжий иностранец должен еще в течение пятнадцати дней после прибытия объявить о себе в префектуре, но это правило существует исключительно на бумаге, никто и никогда его не выполняет, что французов нисколечко не заботит. Да и сомневаюсь я, что вам придется торчать здесь две недели.

– Вашими молитвами… – усмехнулся Бестужев.

– Далее. Поразмыслив, я пришел к выводу, что вам не стоит связываться с отелями. Дорогие и респектабельные порой стесняют людей нашей с вами профессии…

– Да, пожалуй.

– Я знаю, как это бывает: приходится создавать себе некий образ и постоянно следить за его соблюдением, к тому же иные неизбежные встречи с определенными людьми могут привлечь внимание персонала… В общем, я устроил вам гарсоньерку – так французы именуют маленькую холостяцкую квартирку. Она неплоха, в хорошем районе, достаточно близко от центра… Теперь – передвижения… Я позволил себе и тут решить за вас, практически с этого момента мы можете пользоваться «вуатюр де гран ремиз» – постоянный извозчик, нанятый на продолжительное время через компанию, оказывающую услуги именно такого рода.

– Ну что же, остается еще раз вас поблагодарить…

– Что вы, – с обаятельнейшей улыбкой сказал Гартунг, – я лишь стремлюсь в силу своих обязанностей максимально обеспечивать вас всем необходимым…

У Бестужева, говоря по совести, возникли подозрения, что дело тут отнюдь не в скрупулезном следовании служебным обязанностям. Ручаться можно, что извозчик этот – человек Гартунга и будет прилежно докладывать о всех передвижениях Бестужева. Боже упаси, ничего странного или способного вызвать недоверие тут нет – прекрасно известно, что Аркадий Михайлович всегда желал быть предельно информированным, особенно когда речь идет о таком деле… Абсолютно все на этом свете Аркадий Михайлович стремится использовать в видах дальнейшей карьеры – но это ведь, господа, ничего криминального в себе не заключает, дело житейское…

– С французскими полицейскими агентами вы познакомитесь чуть позже, когда придет для этого время, – сказал Гартунг тоном начальника. – А вот с моим агентом, который будет вам сопутствовать, я вас познакомлю в самом скором времени, как только мы все обговорим.

– Француз?

– Русский. Вариант, можно сказать, классический: молодой человек из богатой, приличной семьи, поддавшись то ли общему настроению умов, то ли тяге к острым ощущениям, связался с революционерами, конкретнее, с эсерами-максималистами. Ничего противозаконного совершить, в общем, не успел, но на заметку в Охранном попал – и родители, как следует разбранив сыночка, от греха подальше отправили его в Париж, без всякой цели, попросту желая подержать какое-то время подальше от России. Наш герой, изрядно натерпевшись страху в пределах отечества, решительно отошел от политики, стал вести здесь приятную жизнь светского жуира. Родительского ежемесячного содержания, естественно, казалось недостаточно, вот тут я… – Гартунг тонко улыбнулся, – и принял живейшее участие в его судьбе. Дело в том, что в здешних эмигрантских кругах знакомства у него обширнейшие – молодой человек умен, хитер и пронырлив, исхитрился обернуть все так, что никто не считает его дезертиром либо предателем святого дела революции. Его попросту не принимают всерьез, считая недалеким барчуком, от которого, слава богу, вовремя отделались по его же собственному побуждению. В общем, он постоянно бывает в кругу здешних эмигрантов самых разных политических течений, частенько дает деньги на «святое дело»… Источник, конечно, как вы уже догадываетесь, иногда приносит пользу. А главное – вне всяких подозрений. Точно так же, если вам случится пересечься с кем-то из наших клиентов – а Париж, сами знаете, ими кишит, – не будете вызывать подозрений и вы. Молодой костромской купчик, не стесненный в средствах, вульгарно выражаясь, закатился развеяться в Париж, – подмигнув, Гартунг изобразил пальцами некое подобие дрыгающихся в вульгарном танце женских ножек. – Аполитичен полностью, недалек, форменный Тит Титыч… Детали образа вы, разумеется, продумаете сами, вы, я слышал, весьма толковый офицер, учить вас нечего… Как и обращению с подобного рода агентурою.

– Да, пожалуй, – сказал Бестужев исключительно для того, чтобы не оставаться безгласным слушателем в положении прилежно выслушивающего наставления школяра.

– Отсюда плавно вытекает необходимость реквизита… – он окинул Бестужева внимательным взглядом. – Ваш нынешний наряд категорически не подходит. Вы напоминаете то ли сотрудника похоронного бюро, то ли унылого венского бухгалтера… Я так понимаю, это было необходимо для роли, принятой на себя в Вене?

– Да, именно, – сказал Бестужев. – Скучный, бесцветный немчик самого что ни на есть филистерско-бухгалтерского облика…

– Я так и подумал. Но здесь ваша новая личина требует качественно иного оформления. Костромской купчик, впервые в жизни покинувший пределы империи и прибывший не куда-нибудь – в Париж…

Он замолчал, глядя испытующе.

– Понимаю, – сказал Бестужев. – Шикарнейший костюм, дорогой и самый модный, но при этом практически все карикатурно преувеличено… но карикатура – в меру. Чуть-чуть кричащий галстук, чуть-чуть вульгарный жилет, не совпадающий стилем с костюмом, часовая цепочка излишне массивна, бриллиант в галстучной заколке излишне велик… Запонки, трость, перстни, связка брелоков на часовой цепочке – все чуточку за пределами стильности… Костромской купчик, одним словом, ошеломленный Парижем и желающий себя показать…

– Прекрасно, – сказал Гартунг, наклонив голову. – Главное – не переборщить, не превратить в полную карикатуру… Впрочем, я вижу, вас не следует учить… Вам потребуются деньги на экипировку?

– Ни копейки. Мне выделены вполне достаточные казенные суммы, достаточно навестить отделение банка, счет номерной…

– Если только возникнет необходимость, обращайтесь без стеснения, мои фонды полностью к вашим услугам.

– Право, нет нужды, – сказал Бестужев, про себя раздраженный легкой приторностью этой сцены, напоминавшей незабвенные беседы господ Чичикова и Манилова. – Деньги в моем распоряжении и правда солидные. Аркадий Михайлович, по-моему, теперь самое время поговорить о деле, коли мы покончили со всем житейским

Гартунг аккуратнейшим образом притушил окурок сигары в небольшой медной пепельнице в виде вогнутого кленового листа.

– Да, разумеется, – сказал он. – В делах наших, увы, нет ничего срочного, требовавшего бы немедленного обсуждения, потому я и позволил себе отвлекаться на житейские мелочи. Итак, Алексей Воинович… Я, кажется, знаю, зачем Гравашолю аппарат Штепанека. Я до сих пор не имею стопроцентной уверенности, у меня нет конкретных агентурных донесений, которые прямо сообщали бы, что Гравашоль именно этим намерен заняться, но, если проанализировать все, что нам известно, сделать логические выводы и отсечь все несообразное… Через неделю во Францию должен прибыть высокий гость…

Он взял со стола французский иллюстрированный журнал и молча показал Бестужеву первую страницу, украшенную фотопортретом величественного мужчины средних лет с безупречными усами, чья грудь была украшена таким количеством высших орденов нескольких европейских держав, какое свойственно только коронованным особам.

– Ах, вот как… – сказал Бестужев сквозь зубы. – Даже так?

– Я прилежно изучил все, что нам – и нашим французским амфитрионам – известно о Гравашоле, – сказал Гартунг. – Достоверно известно, что он с давних пор согласно анархической доктрине прямо-таки мечтал совершить покушение на какое-нибудь особо высокопоставленное лицо. Президент Французской республики, – Гартунг неподражаемо улыбнулся, – его отчего-то не интересует. Нисколечко…

Бестужев тоже позволил себе усмехнуться:

– Да, если быть чуточку циником, то французский президент – мишень, прямо скажем, второсортная для такого матерого волка, как Гравашоль…

Улыбаясь одними глазами, Гартунг кивнул:

– Уж если быть циниками, которых к тому же сейчас не слышит ни одна живая душа, – мишень не то что второсортная, а, пожалуй что, и вовсе десятого сорта… Его величество, – он показал глазами на журнал, – дело другое. Его страна, конечно, не входит в ограниченное число великих держав, но все же, согласитесь, следует сразу за ними в некоей неписаной табели о рангах. Вот именно. Если принять извращенную логику террористов, король – достойная мишень для столь самовлюбленного деятеля подполья, как Гравашоль. По моим сведениям, он поддерживает самые тесные отношения с представителями некоторых самых крайних анархических течений в стране его величества, и вот уже две недели как наши агенты – и там, и здесь – отмечают значительное оживление контактов и связей меж этими господами по обе стороны границы.

– Визит будет официальным? – спросил Бестужев.

– В том-то и беда, Алексей Воинович, в том-то и беда… Сугубо официальный визит, обе стороны намерены провести серьезнейшие переговоры… по слухам, – он вновь неподражаемо улыбнулся, – касаемо более согласованной и более жесткой политики по отношению к Германской империи. Сугубо официальный визит. Вам нужно объяснять, в чем с нашей точки зрения скверная сторона подобной поездки?

– Нет нужды, – сказал Бестужев. – Коли уж визит официальный, его величество прямо-таки обязан будет жить в точно определенных резиденциях, посещать точно определенные здания, даже поездки по городу, то есть их маршруты, порой носят характер обязательности…

– И это самое уязвимое место, – кивнул Гартунг. – Я рискнул сделать предположение, что аппарат Штепанека Гравашолю понадобился именно затем, чтобы устроить наблюдение за… я пока что не знаю, за каким именно местом, но, безусловно, одним из тех, где его величество будет находиться достаточно долго, чтобы можно было спланировать покушение. Меры безопасности во время таких визитов вам тоже наверняка известны. В этом случае телеспектроскоп имеет громадное преимущество перед биноклем или подзорной трубой – на лиц, ведущих наблюдение с помощью таких оптических устройств, полиция обратит особое внимание… а вот телеспектроскоп можно, как явствует из вашего же подробного отчета, замаскировать так, что самая бдительная и опытная охрана его не заметит – а вот анархисты наблюдения смогут вести круглыми, сутками фигурально выражаясь, конечно, я помню, что в темноте аппарат бессилен так же, как и человеческий глаз… Разумеется, это не более чем моя догадка, но в ней, смею думать, есть резон…

– Да, безусловно, – медленно сказал Бестужев. – Другой надобности у Гравашоля просто-напросто быть не может. Все складывается, как кусочки китайской головоломки. Визит венценосной особы, вожак анархистов, одержимый идеей обессмертить себя на их уродливый манер, и вдобавок – телеспектроскоп… Нужно сориентировать французов на эту возможность…

– Вы полагаете, я до сих пор этого не сделал? – усмехнулся Гартунг без тени обиды. – Ну разумеется… И тем не менее, даже располагая моими данными, полиция ненамного продвинется вперед. Не существует физической возможности выявить все закрытые окна на возможном пути следования короля… или, скорее уж, в окрестностях его резиденции… за которыми может располагаться телеспектроскоп. Нужно ловить. Нужно их взять.

– Что вы предприняли?

– Вся агентура, коей я располагаю, поднята на ноги, – сказал Гартунг. – Равно как и вся агентура, какой располагают французы, в первую очередь бригада по розыску анархистов. Разумеется, самым надежным и действенным было бы послать на пограничную станцию роту жандармов, блокировать поезд, едва он пересечет границу, оцепить так, чтобы мышь не проскочила, устроить тщательнейший обыск во всех вагонах, на всех грузовых платформах, задержать всех подозрительных, кто только покажется хотя бы отдаленно похожим на изменившего внешность Гравашоля. Да, безусловно, это было бы самое лучшее. Но реальность, увы, нам этого не позволит. Подобная акция, согласитесь, была бы невозможна и в России, даже будь властям предержащим прекрасно известна наша информация… Верно?

– Да, пожалуй, – кивнул Бестужев. – Есть неписаные правила… На подобное пошли бы разве что в случае военных действий…

– Вот то-то и оно, – печально развел руками Гартунг. – Во Франции подобная эскапада тем более невозможна – то есть наши местные коллеги на нее пошли бы без малейших моральных препон, с превеликой охотой – но это потребует санкции властей, а власти никогда на такое не согласятся, моментально вспомнят о реакции общественного мнения, газетчиках, запросах в парламенте и прочих неудобствах, с коими вы великолепно знакомы из собственной практики… В особенности здешние власти – временные, выборные, трясущиеся за свои кресла, способные опрокинуться в результате газетной шумихи или парламентской бури в стакане воды… Ох уж эти французишки с их либерализмом! А впрочем, как я уже говорил, власти российские тоже не решились бы на столь решительную акцию…

– И что же, ничего нельзя сделать?

– Ну отчего же, – сказал Гартунг. – Мы проведем подобную акцию не на границе, а в Париже, только и всего. Будет гораздо меньше огласки. Поезд прибывает на вокзал затемно, ответственный будет не верховная власть страны, а парижский префект… а он человек решительный, понимает всю серьезность ситуации, и что немаловажно, сумеет предъявить «общественности» какую-нибудь убедительную сказочку, которую «общественность» проглотит без сопротивления. И никакой шумихи, полагаю, не будет. Поезд будет направлен на дальние пути, без всяких посторонних глаз оцеплен и обыскан…

– Гравашоль – хитрая лиса, – сказал Бестужев. – Он может сойти со своей шайкой – и с пленником – не доезжая до Парижа…

– Это предусмотрено, – тут же ответил Гартунг. – На пограничной станции в поезд подсядут несколько агентов бригады по розыску террористов и все время, пока состав идет по Франции, будут начеку. О результатах своих наблюдений они регулярно станут сообщать по телеграфу. Полиция в районах, примыкающих к железной дороге, поднята на ноги… Вы что-то хотите сказать?

– Нам в первую очередь нужен даже не Гравашоль, – сказал Бестужев. – Черт с ним, в конце-то концов, это исключительно французская головная боль. Пусть выскользнет Гравашоль и вся его шайка, сколько их ни есть… Нам необходим аппарат… И даже больше, чем аппарат, нам необходим Штепанек, потому что аппарат без Штепанека не стоит и ломаного гроша, меня в этом давно уже убедили… господа научные консультанты. Если будет перестрелка… Достаточно одной шальной пули…

– Не волнуйтесь, – мягко сказал Гартунг. – Я давно уже уяснил щекотливость ситуации… и прекрасно понимаю, что именно необходимо нам. Один бог ведает, чего мне это стоило, но я убедил французов. Если Гравашоль с сообщниками и впрямь сойдет с поезда, не доезжая до Парижа, и их опознают, ни малейших попыток их задержать предпринято не будет. Только самое квалифицированное наблюдение и не более того. В поезде будут не одни только французские агенты, но и лично мои, способные проконтролировать, как развернутся события при неожиданном повороте… Более того, если вскоре после пересечения границы Гравашоля определят, в поезд будут подсаживаться новые агенты. Я пытался предусмотреть все, что в человеческих силах – насколько это возможно. Или вы полагаете, что я что-то упустил?

Он произнес это ничуть не язвительно, наоборот, добродушнейшим образом. Он был так доброжелателен, предупредителен и преисполнен всей серьезности задачи, что даже неловко становилось сомневаться в его компетентности, не говоря уж о том, чтобы возражать, высказывать свои соображения, дополнять чем-то скороспелым своим. «Невероятного обаяния человек, – сердито подумал Бестужев, – поневоле поддаешься чарам этого мягкого, обволакивающего голоса, откровенного взгляда, ярко продемонстрированной готовности из кожи вон вывернуться… Вот именно, глаза. У Гартунга глаза абсолютно не выдают в нем профессионала тайной полиции – а это, будем справедливы, далеко не всем в нашем ремесле удается, иногда выдают именно что глаза».

– Ну что вы, Аркадий Михайлович, – сказал Бестужев искренне. – В данных обстоятельствах мне совершенно нечего добавить или предложить, вы продумали все…

– Есть некоторый опыт, – произнес Гартунг без тени похвальбы. Без малейшего ее внешнего проявления.

Прямо-таки идеальный служака, не без иронии подумал Бестужев, стараясь с помощью именно этих мыслей полностью освободиться от гартунговского недюжинного обаяния. Впору выдумать для него особую медаль: «За горение душою на службе». А меж тем, по достоверным данным, есть у этого человека и иная личина – потаенный честолюбец, одержимый мечтаньями о генеральском чине (пусть статском), любитель орденов, не гнушающийся приписать себе чужие заслуги, если есть уверенность, что все пройдет гладко. Конечно, все это еще не делает его уникумом, монстром – превеликое множество людей служат, обуреваемые теми же побуждениями, и, надо сказать, неплохо служат, так что к двойному дну следует относиться спокойно и принимать его, как нечто неизбежное, многим свойственное, ведь если быть честным наедине с собой, нужно сознаться, что и Бестужев принимал очередные награды и внеочередные чины отнюдь не равнодушно. Человеческая природа, да… Но мысли сейчас не об этом. Насущнейший вопрос звучит совершенно иначе: есть ли после всего, что говорил Васильев, необходимость «беречься» Гартунга всерьез? Правильно ли Бестужев понял то, что Васильев не выражал словами? Вопрос не столь уж пустяковый, ничуть не риторический…

– Ну что же, – сказал Гартунг, – поезд прибывает лишь завтра вечером, в вашем распоряжении более суток. Остается подумать, чем вас на это время занять.

– Возможно, мне имело бы смысл встретиться с французскими коллегами?

– Вряд ли, – сказал Гартунг. – Они вам не смогут дать ни малейшей зацепки, ни малейшего следа. Если бы было иначе, я бы давно знал. Вы с ними познакомитесь, конечно, – завтра, за несколько часов до прибытия поезда. Или у вас есть возражения? В конце концов, я вам не начальник, вы вправе выдвигать свои идеи, а то и требования ставить…

– Ну что вы, какие тут могут быть идеи и требования…

– В таком случае, я могу отвести вас к Сержу?

– К кому? Ах, к тому вашему агенту… Конечно, сделайте одолжение…

Он привстал, но Гартунг не пошевелился, и Бестужев уселся снова, что со стороны, конечно же, выглядело несколько неуклюже.

– Алексей Воинович, – проникновенно сказал Гартунг. – Вас ведь удивило то, что вам какое-то время придется выступать в роли заезжего костромского купчика, разгульного и недалекого? Не отпирайтесь, когда об этом шла речь, в глазах у вас стояло сильное изумление…

«Заметил, черт», – подумал Бестужев. И сказал как мог непринужденнее:

– Признаться, да. Удивление имело место быть, глупо скрывать. Я предпочел бы оставаться до поры до времени совершенно незаметным, а подобный купчик – фигура очень даже заметная…

– Ответ прост, Алексей Воинович, – ответил Гартунг. – Так надо. Я бы сказал больше – это необходимо. Возможны оч-чень интересные комбинации, в которых будет как нельзя более уместен именно что костромской купчик… Позвольте, я не стану сейчас вдаваться в подробности? Поверьте на слово, я не любитель театральных эффектов, просто-напросто ситуация требует. Вы опытный сыщик, толковый офицер, должны все понимать… Или все же вас такое не устраивает?

Он смотрел с такой обезоруживающей простотой, с таким дружеским расположением, что у Бестужева язык бы не повернулся возражать. В конце концов, его собеседник был опытнейшим мастером розыскного дела, делал первые шаги в их опасном ремесле, когда Бестужев еще и на свет-то не появился…

– Слушаюсь, – сказал Бестужев шутливо. – Вам виднее, Аркадий Михайлович.

– Ну вот и прекрасно, что все устроилось, – Гартунг наконец поднялся, высокий, без капли возрастной сутулости, осанкой напоминавший настоящего вельможу былых времен. – Экипаж ждет…

Направляясь к двери, Бестужев все же ощутил легкие угрызения совести. Он ни словечком не проговорился Гартунгу об американской конторе в Париже, куда Луиза отправила телеграмму с просьбой о помощи. Более того, он даже не обмолвился о том следочке, который ему под давлением жизненных обстоятельств дал незадачливый циркач месье Жак.

С одной стороны, это, как ни крути, было в чем-то вопреки кодексу профессиональной чести. С другой же… Он не хотел об этом думать, но его чуточку встревожили даже не слова Васильева, а глаза полковника при этом, интонация, с какой все было произнесено. Васильев тогда именно так и сказал: «Душа моя, если у вас есть возможность придержать в рукаве какие-то козыри – придержите. С Гартунгом невозможно играть, не имея на руках козырей вовсе, боком может выйти…»

В конце концов, Васильев знал Гартунга лучше, чем он – и гораздо дольше. В конце концов, ничего еще не поздно исправить: если Гравашоля удастся взять на вокзале, проблема решится сама собой, ни о чем говорить и не придется. Американцы им, в сущности, не конкуренты. Ну, а если что-то пойдет наперекосяк, утаенной пока что информацией можно будет и поделиться, промедление с ее оглаской ничему не повредит.

…Особо доверенный агент Гартунга с первых же минут общения вызывал у Бестужева не только тихую тоску, но и потаенное отвращение. Субъект этот, отрекомендовавшийся Сержем, более всего походил на провинциального «льва полусвета» либо столичного бездельника с мутными источниками средств к существованию. Фатовские усики «в ниточку», развязные манеры, все время балансирующие на грани амикошонства, сиречь в точном переводе с французского – панибратства. Увы, подобные субъекты сплошь и рядом нравятся дамам, а мужчин обезоруживают веселой, напористой наглостью, как уже подчеркивалось, не переходящей за те границы, где можно схлопотать по физиономии – потому что кто ж таких вызывает на дуэль?

Дело было, разумеется, не во внешнем облике и неприятных манерах. Даже без откровений Гартунга сразу становилось ясно, что этот тип – прохвост высшей марки, нимало не обремененный, хотя бы намеком на идейные убеждения и мораль. Ироничный парадокс в том, что с точки зрения жандарма такие вот беспринципные хлыщи в работе гораздо предпочтительнее любого интеллигента – или субъекта с претензиями на интеллигентность. Ибо частенько случается, что заагентуренный интеллигент по обычаю этой разновидности рода человеческого начинает биться в моральных терзаниях касаемо своего «падения», то бишь сотрудничества с Охранным. И давно уже офицеров наставляют, чтобы зорко следили за подопечным, не пропустили момент психологического надлома и постарались в этом случае с агентом навсегда разойтись. Потому что в нескольких печальных случаях доходило даже до убийства опекунов

В другом таилась неприязнь… Серж практически с самого начала принялся выплясывать, как это именуется меж своих. То и дело употреблял выражения вроде «наша работа», «наши задачи», «наши офицеры» – с таким видом, что становилось ясно: он себя искренне полагает равным с офицерами Охранного. Именно так: держится, словно является не заагентуренным скользким типом, а кадровым полноправным офицером или сотрудником в гражданских чинах. Это-то Бестужеву и не нравилось категорически: кроме писаной, существует еще и неписаная Табель о рангах, секретный сотрудник должен четко осознавать, что все же не ровня он своему курирующему чину… Вслух об этом практически никогда не говорится – разве что в тех случаях, когда агент ведет себя вовсе уж развязно и его следует незамедлительно осадить – но обычно подметка прекрасно осознает неписаную Табель, незримый рубеж…

Дошло даже до того, что Серж пару раз бесцеремонно назвал Бестужева попросту «ротмистром», с такой интонацией, словно и сам носил золотые погоны. Бестужев и это кротко стерпел, он всего лишь кивнул на спину извозчика – на что Серж беззаботно заявил, что «этот мизерабль» по-русски не понимает ни словечка, а во французском языке слова «ротмистр» применительно к офицерским чинам не имеется, так что можно вести себя совершенно свободно. Это было заявлено с той самой веселой, чуть ли не детской наглостью, так что Бестужев… ну, нельзя сказать, чтобы чуточку стушевался, однако попросту не мог сообразить, с помощью какой стратегии и тактики этой развязности противостоять…

Разумеется, вслух он своего неудовольствия не высказывал, даже намеками: как-никак это был секретный сотрудник, причем действительно, не соврал Гартунг, особо ценный. Еще когда они прогуливались пешком по красивейшему парку Трокадеро, Серж дал великолепную раскладку по революционной эмиграции в Париже: партии и самые яркие их представители, взаимоотношения меж различными течениями, главные конфликты, их суть и основные персоналии, вражда и дружба, даже взаимоотношения характера вовсе уж интимного, а также планы на будущее. Умен был, шельмец, и высокое свое содержание, Бестужев убедился, отрабатывал отлично. А потому приходилось, стиснувши зубы, терпеть его выходки, за иную из которых человек сторонний был бы осажен резко, жестко и незамедлительно. Что тут поделать – ценный агент… Еще полковник Зубатов, коего Бестужев, к искреннему сожалению своему, уже не застал в рядах, учил, что с ценным агентом следует обращаться, словно с любимой женщиной: беречь его, как зеницу ока, сносить все капризы и завышенные требования, пылинки, черт бы его побрал, сдувать с величайшим тщанием… Специфика работы-с, хотя порой на ум и приходит простое мужицкое: «Так бы и вмазал по сопатке!» Увы, увы, этого удовольствия жандармский офицер сплошь и рядом лишен, остается только чуточку завидовать полицейским чинам, чьи взаимоотношения с агентурою лишены и намека на хорошие манеры, взять хотя бы незабвенного пристава Мигулю…

Так что Бестужев свои внутренние протесты держал поглубже, не позволяя им вырваться наружу. Сидел, развалясь в экипаже, взирая на коловращение жизни вокруг с тем наивно-удивленным чванством, какое и полагалось костромскому купчику, впервые в жизни посетившему Париж: он и ошеломлен здешним шармом, чужим веселым и красочным многолюдством, но в то же время полон пресловутого купеческого ндрава, спесиво подумывая: это все очень красиво, конечно, ишь, мельтешат, только мы у себя дома заслуженный почет имеем, шапки перед нами за квартал сдергивает всякая шушера, так что зря строят из себя эти прыткие, юркие французишки на тонких ножках…

Выражаясь военным языком, меры по маскировке были предприняты убедительные. Бестужев вот уже третий час щеголял в дурно сидящей на нем, зато дорогущей пиджачной паре и чересчур уж пестром, на манер персидских узоров, цветном жилете, категорически не гармонировавшем с костюмом. Галстук был чересчур пышный и опять-таки не гармонировал, брильянты в булавке и перстне посверкивали натуральные, но вульгарно великоватые, на чересчур массивной часовой цепочке позвякивала целая связка увесистых брелоков, серебряная рукоять трости весом в добрый фунт представляла собой голую женщину в вызывающей позе, лаковые штиблеты сверкали, как сапоги только что выпущенного кавалергарда, волосы напомажены, взбиты коком, усики подстрижены на тот же фатовской манер, что у Сержа. Одним словом залетела ворона в высокие хоромы, выбрался в блестящий Париж незатейливый волжский купчик… Самое пикантное, что Бестужев несколько раз подмечал в проезжавших экипажах и на бульварах типусов, похожих на него, как две капли воды – без всякого сомнения, эти-то были настоящими. Хорошо еще, что парижане, по его наблюдениям, давненько притерпелись к подобным российским парвеню, перестали считать их чем-то экзотическим и не обращали ни малейшего внимания. Тяжеленько пришлось бы, если бы обитатели французской столицы на него пялились, как детишки на дрессированного медведя где-нибудь в российской провинции…

– И что теперь? – спросил Бестужев, перехватив смешливый взгляд юной француженки с тротуара и в который раз почувствовав себя то ли идиотом, то ли клоуном от Чинизелли.

– А теперь мы посетим одно интереснейшее местечко, – с загадочным видом ответил Серж, сидевший в столь же небрежной позе. – Я думаю, вам будет интересно…

– Точнее?

– Позвольте уж сделать вам сюрприз, ротмистр…

На сей раз Бестужев страдальчески вздохнул, уже не скрываясь:

– О господи! Серж, я же просил…

И недвусмысленно показал взглядом на спину кучера в белой шляпе, пресловутого «вуатюр де гран ремиз». Ему поневоле вспомнился клятый Густав, из-за которого все кончилось столь печально…

– Ну, это вы напрасно. Ни словечка по-русски не понимает, лягушатник, давно проверено.

Бестужев сказал менторским тоном:

– Береженого бог бережет. Излишняя осторожность в нашем веселом и увлекательном ремесле еще никому не повредила, а в вот пренебрежение оною… Вот кстати. Я надеюсь, вы знаете имя и точный адрес этого субъекта? Я Аркадия Михайловича понял так, что он давно вами привлекается…

– Да, конечно…

– Уточните смысл ваших слов, – сказал Бестужев прямо-таки ледяным тоном. – Ваше «да» означает первое или второе?

– Да и то и другое, собственно…

– Значит, имя и адрес вам известны?

– Разумеется. А зачем вам?

– Наберитесь серьезности, Серж, – сказал Бестужев тем же холодным, непререкаемым тоном. – Я понимаю, вы все чуточку разленились в прекрасном Париже, но ситуация сейчас, напоминаю, особенная. Дело предпринято по инициативе государя, лично им взято под особое внимание. К тому же в игре анархисты, а они народ серьезный. Да и полиция французская, как любой полиции изначально положено, может приставить к нам соглядатая.

– Ой, господи! Да они у Аркадия Михайловича из рук едят…

– Полиция, философски выражаясь, есть вещь в себе, – сказал Бестужев. – У нее есть свои внутренние побуждения, незыблемые правила. Как бы они ни были прикормлены, могут и любопытство проявить, каковое им положено. Вы, я слышал, получили некоторое образование? Значит, хоть краем уха наслышаны об условных рефлексах, открытых господином Павловым? Ну вот, у полиции, как и у собак ученого, есть свои условные рефлексы. Это очень хорошо, что вы знаете имя и адрес…

– А что такое?

– У меня самые широкие полномочия, милый Серж, – оказал Бестужев без тени улыбки. – Собственно, мне позволено все. Если выяснится, что этот молодчик к нам приставлен шпионить, я без колебаний готов пойти и на крайние меры. Соображаете? Тайна должна быть абсолютной…

– Шутите? – осведомился Серж с чуточку вымученной улыбкой.

– Ни капельки, – заверил Бестужев серьезно. – В конце концов, это не министр и даже не постовой полицейский, а вульгарный полицейский шпик, крапюль, так их, кажется, тут именуют добрые парижане? Если ударить ножом вот сюда, – он небрежно, легонько коснулся спины кучера, – все будет кончено мгновенно. Нож следует оставить в ране, иначе будет сильное кровотечение, исполняющий может запачкаться… Хотя… Нет нужды прибегать к таким, я бы сказал, мелодраматическим методам. Человека можно быстро и качественно придушить в три секунды, а Сена – река глубокая. Я так полагаю, и в Париже бывают случаи, когда подвыпивший кучер сверзится в реку так неудачно, что захлебнется и пойдет ко дну… Парижское простонародье, мне говорили, закладывает за ворот не хуже нашего…

Он зорко наблюдал за извозчиком, ни разу не обернувшимся к ним – и мог бы поклясться, что спина того примечательным образом напряглась, голова непроизвольно вжалась в плечи, вся поза стала словно бы застывшей – будто острехонький нож уже был нацелен в спину, точнехонько под левую лопатку. Понимаешь по-русски, сукин кот, с веселой злостью подумал Бестужев, прекрасно понимаешь, видывал я людей, нутром почуявших опасность – и чрезвычайно ты мне их сейчас напоминаешь. Ошибки быть не может. Интересное открытие, знать бы, где его место в головоломке…

– Ну вы уж, право, через край, Алекс… Иван Савельич, – промолвил Серж, определенно виляя взглядом. – Занесло вас неведомо и куда…

– Ничего подобного, – сказал Бестужев, упираясь в него тяжелым взглядом. – Инструкции, мне данные, предусматривают и подобные крайние варианты – а я, милейший Серж, стараюсь инструкции всегда выполнять от сих и до сих. Мы с вами подвизаемся не в обществе призрения немощных актеров и к благотворительным ведомствам вдовствующей императрицы Марии Федоровны отношения не имеем, наоборот. Это вы у нас, простите великодушно, человек сугубо цивильный, разомлевший на парижских бульварах, – а я воевал, мертвых насмотрелся, к смерти приобвыкся, мне хоть дюжину таких кучеров в Сену отправить головой вниз, спать буду спокойно и аппетит не испортится…

Он косился на кучера. Кучер был скован. Мысленно усмехаясь, Бестужев сказал уже благодушнее:

– Да не смотрите вы, Серж, взглядом испуганной газели, авось и обойдется без крайних мер… ну, а ежели что, я вас не заставлю его за ноги держать, не бойтесь, в одиночку справлюсь, мне не привыкать… Ну, далеко нам еще до вашего любопытного местечка?

– Да, собственно, прибыли уже… Вон та вывеска, видите?

Выходя из экипажа, Бестужев вновь вспомнил Вену, Густава, все то, к чему привело барское безразличие к прислуге. Украдкой бросил взгляд на смирнехонько восседавшего на козлах кучера, изучая его лицо. Он, конечно, мог и ошибаться, физиономия была чистейше выбрита на европейский манер, и прическа, конечно же, здешними мастерами сделана, но все равно, невозможно отделаться от впечатления, что эта курносая, чуточку конопатая физиономия гораздо более уместно смотрелась бы где-нибудь в Кинешме, Муроме или той же Костроме. У французов рожи другие, трудно объяснить словами, в чем заключается различие, но именно что другие…

Вывеска гласила: «Кафе "Веселый драгун"». Что-то начало всплывать в памяти у Бестужева, определенно, но он так и не вспомнил, в связи с чем это название звучало. Решив не ломать над этим голову, спустился вслед за Сержем по узенькой каменной лестнице с большими выбоинами посреди каждой ступеньки – за долгие годы оставлены подошвами бесчисленных посетителей, стало быть, заведение, похоже, существует давненько и, судя по первым впечатлениям, отнюдь не относится к числу фешенебельных, – в полуподвале расположено, кухней явственно припахивает, причем незатейливой…

Едва он сделал шаг в обширное помещение со сводчатым каменным потолком – есть стойкие подозрения, в вовсе уж старинные времена здесь располагался винный погреб, – как был оглушен гомоном, мало свойственным парижским заведениям такого рода, которые он уже успел посетить. Табачного дыма под потолком витало чересчур уж много для французского кафе, люди за столиками гомонили и жестикулировали отнюдь не по-здешнему…

И тут он сообразил. Гомон-то был русский! Исключительно на русском изъяснялись эти не особенно и щеголеватые господа, а также немногочисленные дамы, одетые отнюдь не со свойственным парижанкам, даже некрасивым, изяществом…

Серж как ни в чем не бывало уверенно лавировал меж столиками, то и дело раскланиваясь практически с каждым, перебрасываясь парой слов. Бестужев – точнее, костромской купчик Руссиянов – покорно тащился следом. А поскольку принятая на себя роль как раз позволяла, он озирался откровенно, открыто, вовсе даже неделикатно, словно деревенский мужик в зверинце со всевозможным экзотическим зверьем из заморских стран…

И ощутил нечто наподобие слабенького удара электрического тока. Он узнал эту брюзгливую физиономию, намозолившую глаза всякому, кто просматривал картотеки Охранного: небезызвестный, можно даже сказать, знаменитый Барцев, пышно именующий себя «охотником за провокаторами»… нужно признать, и в самом деле попортивший немало крови Особому отделу департамента, неустанный разоблачитель секретных сотрудников в рядах революционеров всех мастей… Именно он, сволочь такая, вызнал у бывшего директора Департамента полиции Лопухина имя Азефа, ценнейшего агента, поднявшегося в самые верхи Боевой организации эсеров, – что, скотина, радостно распубликовал в газетах, в результате чего легкую оторопь испытали и большинство работников Охранного, ведать не ведавших об этаких достижениях родной конторы…

Так, а это у нас кто? А это у нас Милонов, он же «Дедушка» и «Тринадцать», по которому в России виселица давненько плачет за все забавы с бомбами и револьверами… А это, изволите ли видеть, товарищ Дукельский, эсдек, в терроре не замешанный, однако приговоренный к немалой высидке, да вот незадача, сбежавший за пределы… Батюшки мои, да это ведь «Кинто», из кавказской боевой дружины, головная боль не только Тифлисского губернского жандармского управления, но и всего Департамента… «Дунаев», звезда теоретической мысли – при обнаружении в пределах Российской империи подлежит немедленному задержанию… «Рыжий», Самсоньев, Сроня Либерман, «Октавий»… Действительно, зверинец…

Первым побуждением Бестужева, нерассуждающим, рефлекторным было немедленно вызвать к месту жандармский полуэскадрон и всех свободных филеров – и он лишь через несколько секунд вспомнил, что в силу нынешнего географического положения лишен этой возможности, вот жалость-то… Куда ни глянь – беззаботно потребляют приличными рюмками нечто белесое, похожее на разведенный зубной порошок, дымят табачищем, дискутируют совершенно беззаботно лица обоего пола, числящиеся в пределах Российской империи в розыске, причем по высшей категории… Кого ни возьми – «немедленно подлежит», хватай любого – и можно наладить для отбывания неотбытых тюремных и каторжных сроков. Воистину, словно картотеку листаешь. Хватает и незнакомых лиц – но все поголовно, никаких сомнений, были бы радостно встречены, на Фонтанке, 16 и незамедлительно взяты в оборот…

Бестужев едва не расчихался – здесь курили не «капораль», крепкий табак, напоминающий американский, и не более подходящий притязательному вкусу визир. Дымили русскими папиросами – а русские, он уже успел сам убедиться, как заядлый курильщик, продаются в Париже самых скверных сортов да вдобавок втридорога… Черт бы его побрал, куда он притащил? Не дай бог нарвешься на кого-нибудь из тех, кому ты прекрасно знаком отнюдь не в облике костромского купца…

Серж как ни в чем не бывало направлялся прямиком к Дукельскому – он же «Бородач», он же «Анюта»… а впрочем, партийных прозвищ у означенного поболее даже будет, чем блох на барбоске. Они приветствуют друг друга рукопожатием…

– Ну, как дела, Карл Моор вы наш бесценный? – поинтересовался Серж с той самой веселой наглостью, что субъектам его пошиба всегда сходит с рук. – Все сотрясаете основы империи Российской, сатрапов клеймите, троны рушите? Как успехи?

– Помаленьку, Сереженька, – сдержанно ответствовал Дукельский, глядя на нежданного визитера с легкой досадой, но без особой неприязни, скорее так, как смотрит взрослый на докучливого несмышленыша, коего приходится терпеть.

– А что ж так? Слышали, итальянский король приезжает? Взяли бы маузер да прикончили коронованного сатрапа…

– Сережа, милый, – с величайшим терпением ответил Дукельский, – вам должна быть известна программа нашей партии и курс на неприятие индивидуального террора? Вам скорее уж к тем господам, – он дернул подбородком, указывая на столик, за которым восседал «Тринадцать». – Такие предложения по их части. Подучили бы программу, право, коли уж такие беседы затеваете…

– Да леший их разберет, ваши программы, – беззаботно отмахнулся Серж. – Скучища!

Бестужев вынужден был признать, что его спутник чертовски убедителен сейчас – ни тени фальши, нисколечко не переигрывает, недалекий и беззаботный парижский бонвиван, коего никак нельзя заподозрить не то что в тесных связях с Охранным, но даже в подобии мыслительной деятельности. Однако какого же черта он…

– А можно, Дантон вы наш, я вам хорошего друга представлю? – Серж, сияя белозубой улыбкой, поманил Бестужева. – Ваня! Вот, извольте любить и жаловать, мой старинный приятель Иван Савельич Руссиянов, костромской купечище высокого полета: пароходы на Волге имеет, пролетариат ваш любимый эксплуатирует по невежеству своему в марксизме…

Дукельский поклонился довольно сухо. Бестужев, наоборот, раскланялся со всем усердием, сияя беззаботной улыбкой жизнерадостного идиота даже ослепительнее Сержа. Как ни в чем не бывало вопросил:

– Наше вам, как здоровье? Русские тут, я смотрю? А не заказать ли нам водочки? Я, господа, только что приехал, охота встряхнуться на самый что ни на есть парижский манер… Хлобыстнем со всей широтой? Вы не беспокойтесь, я плачу́, мы, хоть и костромские, обхождение знаем…

Он очень надеялся, что тоже достаточно убедителен. Дукельский взирал на него не то чтобы неприязненно – скорее уж с холодным любопытством энтомолога, разглядывающего в лупу редкую букашку.

– Нет, благодарю вас, – сказал он наконец. – Простите великодушно, здесь водка в сочетании с костромской широтою решительно не в ходу…

Бестужев развел руками:

– Была бы честь предложена, а от убытка бог избавил…

– Ты присмотрись, Ванюша, присмотрись, – сказал Серж покровительственно. – Вот это и есть страшные революционеры, про которых ты и в Костроме должен был слышать, я надеюсь… Губернаторов бомбами убивают, сейфы несгораемые экспроприируют, готовят в России великие потрясения на манер французских…

– Серж, вы снова балаганите… – поморщился Дукельский.

– Ну, каков уж есть. Простите, Степан Евлампьевич, не удержался, хотел Ванюше показать революционеров во всей красе, где он еще такое зрелище увидит?

– Прискорбно, что вы находите этому месту подобное употребление…

– Да пусть уж человек полюбуется, вас же не убудет, мон ами! Смотришь, распропагандируете Ванюшку, он вам на революцию пару тысчонок и отвалит…

Бестужев повел себя так, как по роли и полагалось: он враз поскучнел, убрал улыбку, принялся озираться с неприкрытой тревогой, как и подобало благонамеренному российскому обывателю из провинции, купчику рядовому, оказавшемуся нежданно в таком месте…

– Так это что же, господа… – протянул он с видимым испугом. – Так это вы, значит, всерьез… Сережа, ты же обещал совсем другую обстановку…

– Испугался, простая душа? – захохотал Серж. – Ну, плохо твое дело, брат Ванюша, теперь тебя по возвращении к родным пенатам в Сибирь непременно закатают. С революционерами, скажут, якшались в Париже, Иван Савельич? А пожалуйте прямым ходом по Владимирке…

– Ну, господа, ну что ж это… – пролепетал Бестужев, потерянно улыбаясь, переминаясь с ноги на ногу, вообще выказывая явное желание побыстрее отсюда убраться. – Мы, как бы это сказать, и сами сочувствующие, идеалы там… Однако ж…

Здесь и в самом деле начинало припекать. Он уже вспомнил, где видел субъекта за угловым столиком – ну как же, первая венская командировка, незабвенная проверка, которую ему устроили на границе переодевшиеся жандармами господа эсеры. Один из ближайших помощников Кудеяра, боевик по кличке «Ринальдо»… Пока что он Бестужева определенно не узнавал, даже внимания не обращал, но мог присмотреться, узнать, вспомнить… Здесь могут сыскаться и другие знакомцы, это не смертельно, вообще не опасно, но все равно нескладно получается…

Барцев, точно, прямо на них таращится – с ним-то Бестужев служебным порядком не общался, так что риска быть разоблаченным нет, однако неприятно… Гадюшник, чтоб его…

– Сереж, а Сереж… – протянул он, откровенно дернув спутника за рукав. – Поехали лучше в кабаре, ты ж обещал…

– Ну ладно, ладно, – засмеялся Серж. – Боюсь, Степан Евлампьевич, не распропагандировать вам Ваньку, он уж от страха сам не свой. Поедем мы, пожалуй, и в самом деле в кабаре. Всего наилучшего! Успехов вам… шатать!

Едва оказавшись в тронувшемся экипаже, Бестужев спросил резко:

– Вы что, умом подвинулись?

Теперь он вспомнил: «Веселый драгун» именно что значился в бумагах Особого отдела как одно из местечек, облюбованных в Париже революционными эмигрантами.

– А что?

– Думать нужно было, прежде чем тащить меня туда, – все так же жестко продолжал Бестужев. – Вы же прекрасно знаете, кто я. Я мог нос к носу столкнуться со старыми знакомыми, которые мое инкогнито расшифровали бы в два счета… один, кстати, там и сидел, хорошо, он меня не заметил… а если я не заметил других? Вы бы хоть предупредили.

– Ну простите уж дурака… – развел руками Серж. Я ж хотел, как лучше… Думал курьеза ради показать вам один из парижских серпентариев, сиречь змеятников. Не подумал, честное слово…

Его оправдания казались ненатуральными, носившими явный привкус дурной театральщины. Бестужев словно столкнулся с двумя совершенно разными людьми. Тот Серж, что на его глазах столь блистательно разыгрывал перед эмигрантами безобидного повесу, так оплошать не мог… однако же оплошал. Прямые вопросы задавать бесполезно, все равно промолчит… интересно, сам он этакую дурь устроил или выполнял инструкции Гартунга? Странные какие-то комбинации взялся крутить Гартунг, ничуть не имеющие отношения к главной задаче… или это какие-то суперковарные ходы, которые Бестужеву пока и знать не положено? Но зачем, к чему? Извозчик, вопреки утверждениям Сержа отлично понимающий по-русски… Странный визит в «Веселого драгуна»… Где этому объяснение?

– Алек… тьфу, Иван Савельич! – сказал Серж, все еще улыбаясь крайне виновато. – Ну простите уж великодушно, прошибся… Буду свою вину искупать. Давайте закатимся в «Мулен де ла Галетт»… или нет, лучше в «Бюлье». Тамошний канкан и в самом деле переходит границы возможного, как о том пишут. Зрелище пикантнейшее, не пожалеете. Все наши офицеры, покончив с делами, посещали сие заведение – и отрицательных мнений я впоследствии не слышал. Будьте спокойны, уж там-то никого из ваших знакомцев не встретите. Поедемте, а?

Бестужев угрюмо молчал.

– Право же, я не только о развлечениях пекусь, – сказал Серж уже настойчивее. – Для обычного костромского купчика было бы характерно посещение именно таких увеселительных заведений – и, как люди взрослые… С последующим знакомством с адептками изящных искусств… Честное слово, Аркадий Михайлович в рамках предстоящих комбинаций мне поручил вас туда непременно свозить. Ну полагается вам так по образу! Вы не беспокойтесь, на увеселения любые, – он фатовски подмигнул, – казенные суммы ассигнованы, вам тратиться не придется нисколечко, будьте уверены…

– Это, конечно, аргумент… – все еще сердито сказал Бестужев. – Что там за комбинации плетет Аркадий Михайлович, можете сказать?

– Простите, сам пока не посвящен… (И снова интонации показались Бестужеву ненатуральными!) Аркадий Михайлович о планах болтать не склонен… Узнаем в свое время, и вы, и я. Так поедемте?

– Ну, что поделать, – сказал Бестужев. – Если того требуют загадочные комбинации…

Глава седьмая

Ловись, ловись, рыбка…

СУДЯ ПО ТОМУ, как непринужденно чувствовали себя люди из бригады по розыску террористов в обширном помещении с тремя высокими окнами, выходящими на железнодорожные пути, это была специальная полицейская комната на вокзале, пусть и без всяких табличек. Довольно приличные столы и стулья, огромная карта железных дорог Франции на стене. Время от времени появлялся агент, что-то шептал на ухо бригадиру, и тот втыкал очередной маленький флажок на ведущей к Парижу магистрали. Продвижение поезда с циркачами отслеживалось самым тщательным образом, телеграфные донесения поступали исправно – работа, признал Бестужев, четкая, можно даже сказать, безукоризненная.

Никто не разговаривал – так, перекидывались скупыми репликами. Дым крепкого «капораля» клубами висел в воздухе, так что в конце концов пришлось приоткрыть створку одного из окон. Как всегда бывает в подобных случаях, напряжение нарастало, достигало пика по мере того, как поезд неспешно приближался к Парижу: восемьдесят километров… шестьдесят… сорок… По донесениям агентов, Гравашоль со своей бандой пребывал в поезде, они вели себя совершенно спокойно, ничто не говорило, что заметили слежку, так что шансы на успех велики…

Бестужев сидел в уголке, ничуть не стремясь к общению с французскими коллегами – все необходимое давно оговорено, его тоже захватило общее напряжение, он едва ли не одну папиросу от другой прикуривал (хотя, разумеется, старался внешне не проявлять волнения, защищая перед французами честь мундира – жандарм российский должен быть невозмутим и спокоен…).

Вчерашний вечер, следует сознаться, был проведен довольно-таки предосудительно, с точки зрения суровых моралистов. Мало того, что они с Сержем наблюдали в «Мулен де ла Галетт», а потом и в «Бюлье» весьма, скажем так, интересный канкан, после представления Серж потащил его знакомиться с двумя, скажем так, юными актрисами. Ничего не поделаешь, пришлось провести остаток ночи так, как его непременно провел бы волжский купчик… А впрочем, подавляющее большинство прибывающих в Париж одиноких мужчин так себя здесь и ведут, в конце-то концов, у Бестужева не имелось ревнивой супруги, перед которой требовалось бы что-то скрывать – а его начальство на подобные развлечения в неслужебное время смотрело сквозь пальцы…

Вот только эти французишки – такие простодушные дикари, знаете ли… «Мулен де ла Галетт», располагавшееся на знаменитом холме Монмартр, стояло рядом с одной из последних на Монмартре ветряных мельниц по имени «Блют фен», давно превращенной в некий выставочный экспонат с платой в двадцать пять сантимов за вход. Серж, похохатывая, поведал причину, по которой мельница стала паноптикумом: оказывается, в 1814 г., во время взятия Парижа русскими войсками, тогдашний владелец мельницы и три его сына взяли ружья и принялись героически палить по надвигавшимся «казак рюсс», причем трех казаков убили. Разъяренные казаки схватили мельника, разрубили его на куски, а куски эти привязали к мельничным крыльям – чего еще ожидать от диких скифов из азиатских степей? По словам Сержа, французы в эту побасенку верили всерьез, так что заведение процветало, и монеты в четверть франка сыпались градом…

Однако сейчас он думал не о дремучести французов, готовых принимать на веру любые страшные сказки об «азиатских варварах». Давно уже приглядывался к интересной, на его взгляд, парочке – бригадиру Ламорисьеру и его подчиненному, молодому инспектору Ксавье де Шамфору – именно так, со спокойным достоинством подчеркнув дворянское «де», он Бестужеву сегодня утром и отрекомендовался. Что вызвало иронический взгляд бригадира, тут же подмеченный Бестужевым, – а далее он окончательно уверился, что меж этими двумя существует старый антагонизм…

Вообще-то Ламорисьер, кряжистый невысокий мужчина средних лет с короткими моржовыми усами и грубой физиономией деревенского жандарма, безусловно, был толковым сыщиком, в этом Бестужев убедился уже примерно через четверть часа. Точно так же и де Шамфора, судя по общению, никак нельзя было назвать растяпой. Однако этот антагонизм между ними то и дело прорывался наружу – старая, как мир, история о начальнике, который считает своего молодого подчиненного чересчур прытким, и о молодом подчиненном, который то и дело безуспешно пытается отстаивать свою точку зрения, но постоянно нарывается на реплики вроде: «Все умничаете, мой мальчик?»

Люди были очень уж разные: бригадир – классический служака, не блещущий особым умом и фантазией, зато цепкий, как бульдог, по самую маковку наполненный богатым житейским опытом. Из тех, кто тянет лямку – не забывая при этом порадеть и о собственном благе: то крестик в петличку, то наградные, то прочие житейские блага. Де Шамфор, как убедился Бестужев, принадлежал к другой породе, не столь уж и редко встречавшейся в подобных службах: образованный, эрудированный романтик, сохранивший в себе что-то от азартно играющего в «казаки-разбойники» мальчишки, увлеченного еще и самим процессом охоты.

Собственно говоря, оба этих человеческих типажа способны принести на своем месте нешуточную пользу. Другое дело, что, по житейскому опыту самого Бестужева, подобные романтики (какие встречаются и в Корпусе) требуют, в отличие от «служак», более пристального надзора со стороны начальства. Сплошь и рядом становятся отличными сотрудниками – но частенько в силу характера нарываются на пулю там, где человек из разряда «служак» сначала семь раз отмерит, а потом уж кинется под выстрелы. Одним словом, знакомая картина. Ну, а подобное противостояние «молодой подчиненный и осторожный начальник» свойственно, наверное, всем без исключения учреждениям всех без исключения стран…

Воткнув очередной флажок – красный клочок бумаги на длинной булавке, – Ламорисьер раздавил в пепельнице толстый окурок своего крепко пахнущего «капораля», подошел к Бестужеву и сообщил:

– Они уже в тридцати километрах от Парижа, господин майор.

Бестужева именно так в бригаде и именовали – трудами Гартунга, заранее позаботившегося о создании гостю надлежащего авторитета. Бестужев не протестовал: в конце концов, его чин и в самом деле соответствовал французскому майору. Ламорисьер (верный и надежный клеврет Гартунга, источника как денежных награждений, так и регалий Российской империи) с первого момента обращался с Бестужевым с несказанным почтением, словно провинциальный чиновник со столичным ревизором – правда, его постоянные попытки быть с гостем предельно галантным выглядели достаточно неуклюже, бригадир при этом походил на медведя, которого цыган-вожак кое-как обучил напоминающим камаринскую притопам, – сразу видно, что бригадир происхождения самого простого и далек от любых навыков светского обхождения. Вполне возможно, еще и в этом крылась неприязнь его к де Шамфору – сие нам тоже прекрасно знакомо, думал Бестужев, и у нас, куда ни кинь, выслужившиеся с самых низов неотесанные служаки частенько питают затаенную, стойкую неприязнь к тем, кто по происхождению стоит выше их… Насмотрелись, знаете ли. Еще одна психологическая коллизия, свойственная не одной лишь матушке-России…

Все эти наблюдения и проистекающие из них умозаключения продиктованы были отнюдь не праздным любопытством: Бестужев твердо намеревался, если дело затянется, использовать подмеченный им конфликт к собственной выгоде. Пожаловаться было не на что: Ламорисьер вел себя с ним безупречно, делясь любыми сведениями и пространно отвечая на любые вопросы – даже те, что пространных ответов и не требовали, собственно. И все же бригадир, как бы он ни лез из кожи, оставался человеком Гартунга, без сомнения, готовым доложить своему принципалу о каждом шаге и слове Бестужева. Соответственно, в столь сложной и щекотливой ситуации Бестужеву следовало бы обзавестись собственным источником внутри бригады. Молодой де Шамфор в этом отношении казался весьма перспективной кандидатурой, давно подмечено, что играть следует в первую очередь на обидах – неважно на что, неважно на кого. Человек, затаивший обиду на свое начальство, политическую партию, любую персону или учреждение, как правило, с готовностью открывает сердце тому, кто ему посочувствует, а то и предложит помощь. Некоторые реплики де Шамфора касаемо…

Бестужев встрепенулся, поднял голову. Положительно, происходило что-то, выбивавшееся из привычной картины… Человек в канотье, вот уже около часа кратко сообщавший на ухо Ламорисьеру о передвижении поезда, на сей раз не вошел спокойно, а форменным образом ворвался. Вместо того, чтобы прошептать свою краткую реплику наподобие сценического «Кушать подано!» и удалиться, он что-то очень уж долго говорил, и лицо у него было крайне озабоченным – и точно таким же на глазах становилось лицо Ламорисьера. Бригадир очень быстро стал хмур, как туча, кажется, выругался сквозь зубы, он что-то переспрашивал с озабоченным видом, а вошедший отвечал, жестикулируя отнюдь не весело…

Наконец он, повинуясь энергичному жесту бригадира, прямо-таки бомбою вылетел за дверь. Бригадир на сей раз не взял флажка из валявшейся на столе кучки. Выйдя на середину комнаты, он громко произнес:

– Дурные новости, господа мои… – вернулся к карте, прижал толстый палец к некоей точке, располагавшейся под самым Парижем. – Телеграф из Шартолье… Это в пятнадцати километрах от городской черты, – добавил он лично для Бестужева. – Когда поезд поравнялся с деревушкой, в одном из вагонов произошел громкий взрыв, все решили, что это бомба, началась паника, кто-то рванул стоп-кран, поезд экстренно затормозил… Очень быстро выяснилось, что взорвалась совершенно безобидная петарда, подложенная каким-то шутником, и поезд был отправлен далее, чтобы не задерживать движение по столь пустяковым поводам. В Шартолье нет вокзала, поезда там никогда не останавливались, и мы там не ставили контролеров

– А ведь я предлагал… – вырвалось у Ксавье.

Ламорисьер уперся в него тяжелым взглядом:

– Сейчас не время разбирать, кто предлагал и что именно, любезный де Шамфор… Помолчите и слушайте! Вскоре после отхода поезда местный жандарм обнаружил неподалеку от путей тело человека, убитого ударом ножа в сердце. В кармане у него отыскалось наше удостоверение. Это Франсуа-Усач… Судя по всему, Гравашоль соскочил – в тамошней неразберихе никто, кроме бедняги Франсуа, этого не заметил… Усач, надо понимать, то ли пытался их задержать, то ли собрался проследить… И они его… Другого объяснения у меня что-то не подворачивается. Или у кого-то оно есть? – он, как легко было, в общем, предугадать, уставился в первую очередь на де Шамфора, но тот молчал, понурив голову. – Вот такие дела…

– Местная полиция… – произнес Бестужев нейтральным тоном.

Ламорисьер ответил не в пример более любезно, нежели разговаривал с молодым подчиненным:

– К сожалению, господин майор, там попросту не существует местной полиции, которую следовало бы в подобных случаях поднимать на ноги. Один-единственный сельский жандарм, да и тот обычно пребывает не в Шартолье, на месте инцидента оказался совершенно случайно… Хорошо еще, что он наверняка был проинструктирован о необходимости уделять этому поезду особое внимание – как все ему подобные вдоль магистрали. Кинулся на телеграф, проявил должную настойчивость и сообразительность…

– Точно, соскочили, – произнес кто-то из сыщиков.

Наверняка, подумал Бестужев. Вряд ли это экспромт, скорее всего, придумано и разработано заранее: поезд почти что достиг Парижа, агенты, там находящиеся, наверняка чуточку расслабились и утратили прежнюю бдительность… Экипаж дожидался их в деревушке, которую они и покинули, не привлекая ни малейшего внимания, никаких подозрений не вызвав…

Снова появился «вестник» – на сей раз он ни слова не сказал – остановившись в дверях, многозначительно мотнул головой. Схватив котелок со стола, Ламорисьер нахлобучил его на голову и, яростно сопя, распорядился:

– Пошли! Поезд прибывает. Я его выверну наизнанку, как коробку сардин, тысяча чертей!

И он затопотал к двери со столь неукротимым напором, словно собирался снести на ходу кирпичную стену, – учитывая последние события, зрелище чуточку комичное. Поотстав, Бестужев коснулся локтя выходившего последним де Шамфора и спросил:

– Я так понимаю, вы предлагали именно что взять под наблюдение все населенные пункты на пути поезда?

– Ну, не совсем, – охотно ответил Ксавье. – Только те, что находятся не далее пятидесяти километров от Парижа. Понимаете ли, господин майор, я не считаю себя великим сыщиком, но дело свое знаю. Я считал, что мы непременно должны предусмотреть и такой вариант. Я просто-напросто поставил себя на место Гравашоля, достаточно долго за ним гоняюсь, успел изучить его ухватки… А впрочем, в любом случае это выглядело гораздо более выгодным: не доезжая до парижского вокзала, который крайне легко превратить в мышеловку, достаточно сойти близко от города, чтобы добраться до него за час-другой, – и надежно там затеряться. Дернуть стоп-кран где-нибудь возле деревушки подобной Шартолье, заранее договориться с сообщниками, чтобы ждали там с экипажем или автомобилем…

– И господин бригадир…

– Господин бригадир посчитал мои предположения… будем откровенны, он посчитал их вздором. Ну, а поскольку апеллировать было не к кому… – молодой инспектор грустно пожал плечами.

Глядя с хорошо разыгранным сочувствием, Бестужев сказал, стараясь, чтобы это прозвучало прямо-таки задушевно:

– Черт знает что… У вас во Франции то же самое, оказывается… – и со столь же грустным видом, точно так же уныло пожал плечами.

Судя по взгляду Ксавье – понимающему, печальному, загоревшемуся некоей надеждой, рыбка приманку проглотила…

– По-моему, нам стоит посидеть как-нибудь за стаканчиком в одном из ваших прекрасных кафе, – сказал Бестужев. – Мне кажется, нам есть о чем поговорить и найти темы, которые обоих интересуют…

– С радостью, господин майор!

– Пойдемте, – сказал Бестужев. – Это ведь нас поторапливают, слышите?

…Происходящее напоминало тяжелое, болезненное сновидение – холодный свет висевших гроздьями электрических фонарей, внезапные свистки паровозов, клубы пара из-под колес, утробное фырчанье локомотивов, топот множества ног, заливистые трели полицейских свистков, короткие, лающие команды. К составу, загнанному на самый дальний путь, трусцой бежали цепочки жандармов в кепи и пелеринах, с короткими карабинами – игольчатые лебелевские штыки были примкнуты, их острия порой зловеще посверкивали в свете прожекторов. Бок о бок с ними, врассыпную и кучками, топотали господа в штатском, о чьей профессии не приходилось долго гадать. В промежутках меж замедлявшими скорость вагонами Бестужев рассмотрел, что и по другую сторону поезда происходит та же деловая, хорошо организованная суета, оттуда тоже доносятся пронзительные свистки и тяжелый топот.

Мимо него на открытых платформах проплыло что-то диковинное – и он не сразу сообразил, что видит цирковые неуклюжие фургоны (возле одного из них стояли двое в котелках и, держась за высокие колеса, наклонившись, что-то кричали коллегам на перроне).

Не прошло и пары минут, как установился строгий порядок: жандармы с карабинами у ноги стояли безукоризненными шеренгами, а напротив вагонных дверей толпились господа в цивильном. Стукнула дверь, кто-то появился на площадке – и тут же с унтер-офицерской бесцеремонностью зычно заорали несколько голосов:

– Мадам и месье, всем оставаться в вагонах!

– На перрон не спускаться! Все остаются в вагонах!

– Никому не выходить! Полиция!

– Полное спокойствие, мадам и месье! Все остаются в вагонах!

Наметанным глазом военного человека Бестужев моментально определил, что жандармов поднято не менее роты – да вдобавок десятка три агентов в штатском. Республиканская Франция, ага, святилище для российских либералов, либерте, эгалите, фратерните… Подумать жутко, как российское «общественное мнение», «прогрессивная интеллигенция», газеты соответствующего толка костерили бы Бестужева и его сослуживцев, вздумай они в России проделать подобную штуку с мирным пассажирским поездом, сколько грязи было бы вылито, сколько страшных словес употреблено, в том числе и с думской трибуны. А французишкам как с гуся вода, захотели – и сделали…

Он вспомнил любопытную статистику, которой в России как-то не придавали ни особенного внимания, ни значения. На всю Россию насчитывалось десять тысяч жандармов – зато во Французской республике, оплоте либеральных вольностей, жандармов было аж тридцать шесть тысяч, при том что население Франции вчетверо меньше.

Господа в штатском один за другим взбирались по лесенкам, исчезали в тамбурах, покрикивая на пытавшихся выйти пассажиров, внутри слышалась перебранка, пресекавшаяся тем же бесцеремонным унтер-офицерским рявканьем, в голос поминали бригаду по розыску анархистов, переводя на русский, советовали не рыпаться и сидеть смирно…

…Месье Лябурб, директор и единственный владелец бродячего цирка, оказался невысоким человечком, «не лишенным приятной полноты», как писал классик, с лысой, словно бильярдный шар, головой и потешными усиками, напоминавшими приклеенные под носом два кусочка черной замши. Доставили его не агенты в штатском, а два высоченных жандарма с карабинами на плече (штыки были по-прежнему примкнуты), меж коими Лябурб смотрелся совершеннейшим недомерком. Бестужев оценил нюанс – ну конечно же, такой конвой был выбран умышленно, чтобы побыстрее ввести клиента в нужное психологическое состояние. Жандармы молча удалились, Лябурб остался стоять на пороге. Присутствующие, числом с полдюжины, смотрели на него хмуро и неодобрительно. Пауза затягивалась, под неприязненными взглядами Лябурб чувствовал себя все более неуютно, он переминался с ноги на ногу, не смея без позволения пройти в комнату, улыбался жалко, страдальчески, наконец решился, произнес тоном, который изо всех сил пытался сделать шутливым:

– Господа, это какая-то ошибка…

Ламорисьер направился к нему – медленно, со зловещей расстановочкой, надвигался, будто першерон на кролика. Не говоря ни слова, схватил коротышку за ворот, протащил через комнату буквально бросил на стул, навис над ним и, грозно сопя, пророкотал:

– Циркач… Значит, должен уметь всякие такие фокусы? Ну вот и прекрасно. Я тебя заколочу в натуральные каторжные кандалы, а ты, кудрявый, попробуешь от них освободиться… Как думаешь, у тебя получится? Я тебе задал вопрос, тварь бродячая!

Он ухватил Лябурба за ворот и тряхнул так, что у того громко лязгнули зубы. Двое агентов приблизились с разных сторон, на ходу снимая пиджаки и закатывая рукава рубашек – что ж, это производило впечатление…

– Господа! Господа! – жалобно воззвал Лябурб, вертя головой во все стороны. – Я ни в чем не виноват!

– Если не считать мелких пустячков, – сказал Ламорисьер. – Содействие анархистам, вылившееся в соучастие в убийстве агента моей бригады… Укрывательство, сообщничество… От гильотины, конечно, увильнешь, но каторгу я тебе обеспечу…

– Но я…

– Ты, конечно, ни в чем не виноват, мешок с салом, – сказал Ламорисьер. – Все вы ни в чем не виноваты… Как ты думаешь, я ходил в школу?

– Я… ээ…

– Я ходил в школу, – сообщил Ламорисьер. – Не скажу, что это была особенно уж аристократическая школа, но считать меня там научили неплохо. Давай посчитаем… Там, в пакгаузе, под охраной жандармов – восемнадцать человек. С тобой – девятнадцать. Меж тем, согласно документам, в Вене на поезд сели двадцать три человека, принадлежащие к твоему поганому балагану. Произведем несложные расчеты… Четыре! Четыре человека, которые загадочным образом куда-то улетучились… Что ты мне можешь сказать по этому поводу, поганец, прежде чем начнется карусель?

– Я…

– Отвечать четко, разборчиво, внятно, – произнес Ламорисьер грозно. – Понятно? Если я еще услышу баранье меканье, будет совсем плохо… Уяснил?

– Да, господин комиссар…

– Бригадир. Так куда делись еще четверо? Точнее говоря, откуда они вообще взялись в твоем дерьмовом заведении? Только не ври, будто они глотали шпаги по самую рукоятку и потешали почтенную публику в клоунских костюмах… Ну? Внятно, подробно, разборчиво!

– Это все Гравашоль, господин бригадир… Он меня заставил еще перед венскими гастролями… Он пришел и назвался… Я не решился сообщить властям – это ведь сам Гравашоль…

– Ну да. Ты просто не знал, что на свете существует еще сам Ламорисьер… Значит, он тебя припугнул – и ты потек? Жаба, медуза… Что ты сделал по его указке?

– Мне все равно нужен был механик… слесарь… в общем, человек, способный обеспечить уход за аттракционами, разный мелкий ремонт… Гравашоль велел взять Арну… Я и взял… Арну и в самом деле оказался толковым механиком, тут его не в чем упрекнуть… Ну вот… А потом уже Арну мне сказал, что я должен взять в цирк четырех человек, которые поедут с нами до Парижа… Документы у них были в полном порядке… Ну что мне оставалось делать? Ведь это же Гравашоль, господа… А потом, возле самого Парижа, началась эта неразбериха – взрыв, поезд остановился, они исчезли… Все четверо…

– Как четверо? А этот твой Арну?

– Он… Он никуда не исчезал, он поехал дальше, он и сейчас в пакгаузе… Я вам его покажу, как же иначе…

Ламорисьер повернулся к одному из своих, явно собираясь отдать распоряжение. Бестужев понял, что пора вмешаться. Он деликатно отвел бригадира в сторонку и вежливо поинтересовался:

– С вашего позволения, теперь я с ним немного поработаю? Этот Арну никуда из пакгауза не улетучится, если только умеет проходить сквозь стены разве что…

– Конечно, господин майор, – сказал бригадир, пытаясь придать своей бульдожьей физиономии самое доброжелательное выражение. – Эта свинья в полном вашем распоряжении, не буду мешать…

И он с гримасой, которую наверняка считал деликатной улыбкой, отошел подальше, показывая всем своим видом, что не намерен подслушивать. Бестужев склонился над оцепеневшим от ужаса коротышкой (его лысина была покрыта многочисленными бисеринками пота), спросил негромко:

– Как все это выглядело? Как они у вас появились?

– Да просто пришли перед самым отправлением поезда… Гравашоль, два незнакомца с неприятными лицами и четвертый, чуточку приличнее выглядевший…

– Опишите его.

– Выше вас примерно на полголовы, господин комиссар… белокурый, с усами и бородкой… В отличие от остальных, у него было лицо культурного человека…

– Эти трое его привели?

– Простите?

– Ну, как по-вашему, походило на то, что его привели насильно? Что он силой принуждаем их сопровождать?

– Вот уж никак не похоже, господин комиссар! – решительно возразил Лябурб. – Ничуть не походил! Он держался совершенно естественно, непринужденно, улыбался, они даже шутили… Вся компания производила впечатление добрых старых приятелей…

– Это точно?

– Абсолютно! Они выглядели дружной компанией… В поезде пили вино и смеялись…

«Ни черта не понимаю, – подумал Бестужев. – По описанию это, несомненно, Штепанек… но откуда у него дружеское расположение к своим похитителям? Силой принудили держаться непринужденно, улыбаться, смеяться? Глупость какая! Этот субъект перепуган до смерти и врать не станет, подметь он что-то неестественное в поведении Штепанека, не запирался бы – а он настаивает, что все четверо выглядели одной дружной компанией… Может, мы просмотрели нечто в биографии Штепанека? Может, он просто-напросто сам придерживался революционных убеждений, с Гравашолем уехал добровольно? Нет, не похоже… Во-первых, ни один из собеседников Бестужева, долго и подробно повествовавших о Штепанеке, ни словечком не упомянул о сочувствии изобретателя революционным идеям. Наоборот, из последних описаний рисовался, скорее, человек насквозь меркантильный, чуждый всяким там идеям, озабоченный лишь собственным благополучием. Во-вторых, какого же тогда черта он не уехал с Гравашолем сразу? Что, непременно нужно было дожидаться, когда отправится поезд с циркачами? Документы и так у всех были безупречные, никто их поначалу и не думал искать… Нет, что-то в подобной гипотезе не складывается. Факт, что анархисты именно что долго охотились за Штепанеком… Головоломка…»

– Я закончил, господин бригадир, – сказал он, отходя. – Наверное, теперь имеет смысл заняться этим Арну?

– И вплотную… – зловеще протянул Ламорисьер. – Гастон, уберите этого придурка! Пусть покажет нам Арну!

Месье Арну, буквально через минуту доставленный опять-таки двумя рослыми жандармами, сразу показался птицей совершенно другого полета: молодой человек с живописной шапкой черных волос, лицом интеллигента и довольно-таки гордой осанкой. Оказавшись на пороге, он повел себя совершенно иначе, нежели с первых секунд раздавленный Лябурб. Остановился, дерзко вздернув подбородок, глядя на сыщиков с вызовом, с этакой показной несгибаемостью. Бестужеву подобные субъекты были прекрасно знакомы. Ламорисьеру, судя по всему, тоже.

– Нет, вы только посмотрите, господа мои! – рявкнул он, иронически кривясь. – Что за фигура, что за осанка, что за пылающий взгляд! Можно подумать, перед нами сподвижник Орлеанской Девы! Эй, свинья! Ты что, идейный? У тебя в жизни есть высокие идеалы? Готов на гильотину пойти за ценности анархизма?

Молодой человек молчал, гордо задрав подбородок.

– Давайте сюда эту свинью, – распорядился бригадир, щелкнув толстыми сильными пальцами.

Двое агентов живо сграбастали Арну за локти, бегом протащили через комнату и швырнули на стул. Демонстративно медленно обойдя вокруг него, Ламорисьер нехорошо засопел. Потом схватил со стола толстенную книгу без обложки, нечто вроде энциклопедии, размахнулся и обрушил ее на макушку Арну. Звук получился неописуемый. Арну, громко охнув, инстинктивно пригнулся, хотел вскочить, но те же агенты крепко ухватили его за локти, а Ламорисьер продолжал, яростно скалясь, охаживать арестованного по голове, по плечам, по спине толстым фолиантом.

«Следов, конечно, не останется ни малейших, – подумал Бестужев, наблюдавший это зрелище без малейшего душевного протеста, но с большим удивлением. – Ну прямо-таки шантарский частный пристав Мигуля, только тот в похожих случаях пользуется валенком, набитым песком. Но ведь это политический, а не уголовный! Вот, значит, какое тут у них обхождение с подобной публикой – в республике, которую нам ставят в пример, матушке либерте, эгалите и прочих фратерните…»

Если честно, он испытывал откровенную зависть. Судя по совершенно спокойным, даже чуточку скучающим лицам присутствующих, этакое неделикатное обхождение с задержанными политиками было в порядке вещей. Бог ты мой, как непринужденно, как бесцеремонно ведут себя с этой публикой французские жандармы! Завидки берут, серьезно! Жутко представить, какая катавасия поднялась бы в России, посмей российский жандарм или сотрудник Охранного не то что энциклопедией по голове лупить, а просто затрещину отвесить политику на допросе! Держава, от западных рубежей до берегов Тихого океана, долго сотрясалась бы в пароксизмах благородного гнева… А здесь это запросто – лупят идейных по мордасам, словно становой – пьяного деревенского мужика… Цивилизация… Европа… А мы-то как отстали, сиволапые, с нашим культурным обхождением… Завидно-то как!

Швырнув книгу на стол, Ламорисьер шумно отдувался. Потом, сграбастав за ворот здоровенной лапищей поникшего анархиста, вздернул его со стула, притянул к себе и обманчиво мирным голосом сообщил:

– Вообще-то я уважаю идейных, я сам, можно сказать, идейный, только идеи у меня малость попроще: всякая сволочь вроде тебя должна обретаться в тюрьме и на каторге, при этом испытывая максимальные неудобства… Я тебя больше и пальцем не трону, птенчик, я вообще не буду с тобой разговаривать, а передам тебя господам из уголовной полиции. Потому что дело твое насквозь уголовное: соучастие в убийстве агента бригады по розыску анархистов. То, что соучастие было, доказать – раз плюнуть, и Лябурб, чтобы самому не загреметь за решетку, на тебя даст обширнейшие показания, и прочие циркачи… Доказать, что ты был сообщником убийц – раз плюнуть. Каторга обеспечена. А на каторге тебе станет совсем весело… У меня есть знакомства в Министерстве юстиции и тюремном ведомстве. В лепешку разобьюсь, а устрою, чтобы тебя содержали не с подобными тебе политиканами, вообще не с белыми, а с марокканцами и прочими черномазыми. Ты уже, я так понимаю, достаточно потерся среди анархистов, не мог не слышать краем уха о каторжных порядках… Этот черномазый сброд очень пылкий, помешан на сексуальных забавах… а женщин там не имеется, вот они и приходуют друг друга в ротик и задик… Соображаешь, идейная свинья? – Он разжал пальцы, отступил на полшага, хмыкнул, звонко похлопал молодого анархиста по щеке. – Что с тобой будет, когда окажешься в бараке с парой десятков черномазых скотов? Они тебя быстренько на четвереньки поставят… Богом клянусь и маменькой, что так и устрою. И будешь ты не стенающим в буржуазном узилище идейным борцом, а покладистой белой девочкой для грязных марокканцев и вонючих негров. А поскольку этот сброд о медицине имеет самые зачаточные представления, то сифилис среди них распространен так же, как алкоголизм среди богемы. Я специально интересовался у докторов, почитал кое-какие медицинские труды. Сейчас я тебе растолкую, как будут выглядеть твоя задница и ротик уже через годик. По-научному эти опухоли называются «кондиломы» и более всего напоминают цветную капусту… Ты видел цветную капусту?

Вновь взяв анархиста за ворот, похохатывая, самым насмешливым и пренебрежительным тоном он принялся расписывать то печальное зрелище, в какое превращаются пораженные сифилисом вышеназванные части тела. Лекция, надо сказать, была весьма даже неаппетитная – но воздействие свое не могла не оказать. Бестужев видел, как побледнел арестант, как он изо всех сил пытается сохранять гордое самообладание, но получалось это у него плохо. «Вив ля Франс! – мысленно воскликнул Бестужев. – Умеют они здесь работать с политическими, душа радуется… жаль, не перенять нам сей полезный опыт, и надеяться нечего…»

– Ну? – осведомился Ламорисьер с интересом, выпустив Арну и отступая на шаг. – Хрюкни что-нибудь, свинья, а то я один пою арии наподобие Кристины Нильсон, у меня уже в глотке пересохло… Ну?

– Вы не посмеете… – пробормотал Арну, несомненно, ничуть не обрадованный открывшимися перед ним безрадостными перспективами.

– В самом деле? – захохотал Ламорисьер. – Интересно, с какой стати не посмею? Кто мне помешает? Я эту штуку уже проделал с Грамену-Соловьем, и с господином Ламбером Дюруа, и с прекрасно тебе, должно быть, знакомым Пелитри… Прекрасно проскакивало. Быть может, тебе и удастся потом отослать весточку с каторги, быть может, публика будет тебе и сочувствовать и чувствительные дамы ужаснутся… Только чем это тебе поможет, если к тому времени твоя задница будет напоминать грядку с цветной капустой? – он помолчал, потом продолжал едва ли не сочувственно: – Твоя беда в том, малыш, что ты – мелкий. Понимаешь? Ты мелкая сошка, у тебя нет ни известного имени, ни политического веса. С фигурами крупными так, конечно, поступать опасно, либералы и пресса поднимут визг до небес, господа из парламента развоняются… А вот с мошкой вроде тебя и не такое пролезет без всякого для нас ущерба… Или я не прав? Ну скажи мне, что я не прав! Только, я тебя умоляю, аргументированно! Молчишь, марокканская мадемуазель? И правильно молчишь, крыть тебе нечем. Не будем откладывать развлечение до каторги, я уже сегодня позабочусь, чтобы тебе в тюрьме подыскали соответствующую камеру – с теми самыми озабоченными черномазыми… – И он, вульгарно хихикая, похлопал Арну пониже спины. – Веселенькая у тебя будет брачная ночь… – Он отступил еще на шаг, скрестил руки на груди и произнес уже совершенно деловым тоном: – Ну, хватит. Некогда мне с тобой забавляться. Гравашоль с дружками гуляет на свободе, нам попался ты один, вот и придется на тебе отыграться. Поскольку никакой пользы от тебя не предвидится. Так что отправляйся-ка ты к паршивым марокканцам, осваивать новые сексуальные впечатления… Ну зачем ты мне? – Он отвернулся, махнул рукой и безразличным тоном произнес: – Рауль, кликни жандармов, пусть посадят его в «салатницу» и отвезут куда следует. Я приеду в тюрьму через часок и за бутылочкой потолкую с моим старым приятелем Буаси, уже не раз оказывавшим подобные пикантные услуги… Что вы стоите? Уберите эту свинью, она мне ни к чему…

Агенты проворно подняли за локти анархиста со стула, потащили к двери. Он пытался упираться, но ничего, понятно, не получалось. Бестужев с циничным любопытством ждал.

Уже на пороге Арну вдруг, повернув к собравшимся испуганную, давно лишенную гордого пафоса физиономию, отчаянно выкрикнул:

– Подождите!

– В самом деле, подождите, ребята, – распорядился Ламорисьер, ухмыляясь. – Чует мое сердце, что нашему другу не особенно и хочется превращаться в девочку для марокканцев… Ведите его сюда, вдруг да и договоримся по-хорошему…

…Закинув голову, выпустив в потолок густую струю сизого табачного дыма, Ламорисьер сказал не без самодовольства:

– Ну что же, господа? По-моему, все складывается очень даже неплохо. За квартирой, которую этот слизняк назвал, уже через четверть часика установят самое тщательное наблюдение, а утром мы туда нагрянем незадолго до рассвета, когда только-только исчезнут звезды, в такое время сон особенно крепок даже у прожженных анархистов… Ксавье, я вижу на вашей благородной физимономии кислую гримасу. Будьте любезны, поделитесь, что на сей раз вас гложет?

– Что-то здесь не складывается, – сказал Ксавье задумчиво. – Отдает некой нарочитостью. Он только что нам выдал конспиративную квартиру, где Гравашоль намеревается отсидеться какое-то время после прибытия в Париж… нет, я не сомневаюсь, что он был искренен, что вы его раскололи всерьез, бригадир… И тем не менее… Гравашоль потому и соскочил с поезда, что опасался засады в Париже. Почему же он не прихватил с собой и Арну, посвященного в столь важные секреты? Надеялся на его стойкость? Или на то, что Лябурб его не выдаст? Что-то тут нечисто…

– И какая же гениальная версия у вас родилась, де Шамфор?

– Никакой, – честно признался Ксавье. – Но что-то тут не так, я чувствую…

Бестужев оказался в щекотливом положении. Он прекрасно знал неписаные законы ремесла и правила игры. Чужаку не особенно и подобает в открытую перечить местному начальству – а ведь он даже не в чужую губернию приехал, в чужую страну. С другой стороны, в том, что говорил Ксавье, и в самом деле имелся резон: вот именно, что-то не складывалось…

Он осторожно сказал:

– Мне представляется, господин бригадир, в словах инспектора есть резон…

Ламорисьер метнул на него тяжелый взгляд. Сказал предельно вежливо, но напористо:

– Не думаю, господин майор. Инспектор молод, не набрался опыта, склонен фантазировать и чересчур увлекаться психологией. А я этих господ переловил немало без всякой фантазии… Какой бы хитрой лисой Гравашоль ни был, но и у него случаются самые нелепые промахи, он не Господь Бог, в конце-то концов. Вздор. Завтра утречком мы туда нагрянем с визитом…

…Выйдя из вокзала, Бестужев повел себя согласно намеченному еще заранее плану: убедившись, что извозчик с красивым именем Шарль пребывает на прежнем месте, неподалеку от главного входа, под фонарем, направился к экипажу со стороны лошади, чтобы быть замеченным издалека. Он не бежал, но шагал очень быстро, громко постукивая подошвами, как человек, несомненно, торопившийся. Задумка оказалась верной: заслышав далеко разносившийся в ночной тишине стук шагов, Шарль встрепенулся, поднял голову, выпрямился на козлах. Почти уже бегом Бестужев достиг экипажа, прыгнул на сиденье и требовательным тоном рявкнул:

– Поехали отсюда поживее! Я скажу, куда свернуть!

Шарль хлестнул лошадь вожжами, не задав ни единого вопроса, и она зацокала копытами по брусчатке, убыстряя аллюр. Глядя в спину исполнительному вознице, Бестужев нехорошо ухмыльнулся: громкая и властная команда была им отдана на чистейшем русском языке, однако Шарль повиновался, не переспрашивая, сукин кот…

Чуть погодя, уже спокойным тоном, уже на французском, Бестужев распорядился ехать в Булонский лес.

Место это, в общем, никак нельзя было назвать дикими, нецивилизованными дебрями – все-таки Париж… Bois de Boulogne, он же Парижский парк, во всех направлениях пересечен отлично устроенными дорогами и аллеями, должным образом освещенными в ночную пору, с обустроенными местами для пикников и множеством ресторанчиков, от непритязательных до весьма фешенебельных. Многие из них даже в эту пору оказались ярко освещены, заполнены беззаботной публикой – в отличие от Вены, кипучая ночная жизнь Парижа вошла в поговорку. Однако ночь – это все-таки ночь, искателей развлечений в эту пору неизмеримо меньше, нежели днем, далеко не всякий парижанин может себе позволить ночные странствия по увеселительным местам, поскольку утром ему вставать ранешенько на работу или на службу. Так что аллеи Булонского леса были почти безлюдны, разве что набитые праздными гуляками экипажи по ним проезжали.

Бестужев командовал непререкаемым тоном:

– Направо… Налево… В ту аллею…

Шарль, оглянувшись на него – что вышколенный кучер проделывал крайне редко – сказал:

– Мне было бы легче, если бы месье сразу назвал место, куда ему требуется…

– Месье еще не решил, – сказал Бестужев, удовлетворенно уловив в голосе Шарля некоторую настороженность, да что там, тревогу. – Вы здесь плохо ориентируетесь, Шарль?

– О, что вы…

– В таком случае извольте без вопросов. Разве вам платят за пустую болтовню? Вперед!

Бестужев уверенно направлял экипаж в самые уединенные, плохо освещенные, практически безлюдные места, вокруг становилось все темнее, а лес начинал походить на пресловутые дикие дебри. Шарль давненько уж занервничал, он то и дело оглядывался на Бестужева, но новые вопросы задавать не осмеливался, невольно стал придерживать лошадь, и Бестужеву пришлось на него прикрикнуть.

Наконец они оказались на довольно широкой аллее, освещением не оборудованной вовсе, так что свет давали только два фонарика по обе стороны ко́зел. Далекие электрические лампионы едва просвечивали сквозь густую листву, развеселая музыка доносилась на пределе слышимости, поблизости не замечалось ни единой живой души. Глухое было местечко…

– Достаточно, пожалуй, – сказал Бестужев. – Остановите.

Не дожидаясь, когда экипаж остановится совсем, он спрыгнул, подошел к козлам. Прекрасно видел в тусклом свете фонарика, что кучер уставился на него уже с откровенным испугом. Многозначительно запустив руку под пиджак и держа ее там, Бестужев резко распорядился:

– Спрыгивай, приехали!

Это было произнесено опять-таки по-русски. На лице Шарля появился откровенный ужас.

– Тебе что, особое приглашение нужно, скотина? – рявкнул Бестужев и бесцеремонно сдернул кучера с ко́зел, так что тот едва не пропахал носом по земле.

Держа его за шиворот, грозно уставился в лицо и, не вынимая руки из-под пиджака, нехорошо хохотнул:

– Ну что, приехали, мерзавец? Отсюда я уж как-нибудь и один доберусь, благо экипаж имеется. Как-нибудь управлюсь с вожжами, дело нехитрое…

О французском давно уже и речи не было, он изъяснялся исключительно по-русски.

– Ну, что вертишься, как гадюка под вилами? – продолжал он грозно и неприязненно. – Шпион чертов… Эсер или эсдек?

– Ваше благородие! – возопил Шарль на чистейшем русском. – Помилосердствуйте! Какие тут эсеры! Мы вовсе даже наоборот…

Полное впечатление, что он собирался пасть на колени – но Бестужев крепко удерживал его за шиворот, чтобы, чего доброго, не прыскнул в чащобу, гоняйся за ним потом…

– Это как? – осведомился Бестужев, хорошенько встряхнув пленника. – Что значит – наоборот?

– Будьте с нами благонадежны, господин ротмистр! – пролепетал Шарль. – Мы ж, прости господи, не революционеры какие! Совсем наоборот! Приставлены, можно сказать, для вашего бережения, чтоб, не дай бог, не случилось чего, в Париже окаянные бомбисты так и кишат, по улицам шляются невозбранно, коньяк хлыщут и баб хороводят…

Судя по разговору и повадкам, перед Бестужевым оказалась личность мелкая и примитивная, вряд ли принадлежавшая к образованным слоям общества. Закрепляя успех, Бестужев извлек из потайного кармана браунинг, поводил стволом перед носом мнимого Шарля и зловещим голосом сообщил:

– Пристукну я тебя сейчас, чтобы не врал тут…

– Будьте благонадежны! – уже буквально возопил кучер. – Меня к вам приставили Сергей Филиппович, а если брать выше, господин Гартунг, Аркадий Михайлович, лично распорядились! Ваша милость – человек не последний, мало ли что в этом богомерзком городе случиться может! Вот, извольте…

Он трясущимися руками извлек из кармана брюк бумажник, а из него – какую-то картонку, протянул Бестужеву, глядя умоляюще и что-то неразборчиво причитая. Бестужев вырвал у него картонку, поднес к фонарю. Это оказалось оформленный по всем правилам билет тайного полицейского агента на имя Шарля Мушкетона. Изучив его, Бестужев хмыкнул: то ли совпадение, то ли, что гораздо вероятнее, Аркадий свет Михайлович проявил свое тонкое чувство юмора, нарекши агента именем слуги из знаменитого романа Дюма…

– Не сомневайтесь, ваше высокоблагородие! – молил Шарль, пристукивая зубами. – Свой я, свой! Исключительно в целях заботы о вашей милости приставлен! Христом Богом клянусь! Спросите Аркадия Михайловича или Сергея Филипповича! Все ради охранения вашей персоны от революционеров!

– Ну что ж… – процедил Бестужев, пряча браунинг. – И обо всех моих перемещениях, встречах, разговорах ты, конечно, подробнейшим образом хозяевам докладываешь?

– Как же иначе-с? Служба!

«Это, конечно, не штатный филер, – рассуждал про себя Бестужев. – Опытный филер не поддался бы первому же нажиму, сказку бы убедительную сплел – да и не попался бы так легко на довольно-таки примитивную ловушку с русским языком…»

– И кто же ты такой будешь, чадушко? – спросил Бестужев не без любопытства.

– Тверские мы, ваше высокоблагородие, Кузявины мы, Пантелей Никанорыч!

– Так-так-так… – протянул Бестужев. – И как же ты, Пантюша, в Париж угодил?

– Коловращение жизни…

– Не врать!

– Подлинно вам излагаю, коловращение жизни… Будучи приказчиком у купца первой гильдии Пеструхина, знаючи французское наречие ввиду обширных и долгих связей хозяина с Францией, в Париж его степенство сопровождаючи…

– Ну, а дальше? Как ухитрился из приказчиков в тайные агенты перепрыгнуть? Отвечать, мошкара! – Бестужев встряхнул пленника. И вспомнил Мигулю: – Иначе я тебе, гипотенуза, устрою такой категорический императив! Чистой воды дифференциал!

– Человек слаб, ваше высокоблагородие, а грех сладок… Так уж вышло, что в один несчастный день заимствовал я у купца некую сумму денег и, как бы это выразиться, затерялся в безвестности… Здесь паспортов не особенно и требуют, прожить можно, ежели потихонечку… Думал в Италию перебраться, там вечное лето стоит, народ легкий, девки, говорят, красивейшие… жизнь дешевая… только как-то так оно вышло, что денежки размотались… На мою удачу, пересекла меня Фортуна с Сергеем Филипповичем, а тот отвел к Аркадию Михайловичу… Они, Аркадий Михайлович, к делу и пристроили, обещали за безупречную службу казус с пеструхинскими денежками совершенно предать забвению, помочь в Россию вернуться незапятнанным и избавленным от уголовного преследования… Вот и служу полтора годика, как одна копеечка, нареканий не было-с, хоть Аркадия Михайловича, хоть Сергея Филипповича спросите! Исключительно в целях заботы о вас всё! Мало ли… Революционеры кишмя кишат, полиции не опасаясь нисколечко…

Бестужев уже утратил всякий интерес к этому субъекту: ну что тут могло быть интересного? Подтвердилось одно из соображений, и только. Строго говоря, упрекнуть Гартунга не в чем – такое поведение вполне может считаться исключительно проявлением заботы о важном петербургском визитере…

– Ладно, – сказал Бестужев. – Помолись своему ангелу-хранителю, что испугом отделался. Только запомни накрепко, амплитуда ты трахейная: если пискнешь хоть словечко что Аркадию Михайловичу, что Сергею Филипповичу об этом происшествии и нашем разговоре… Мало того, что вовек тебе более России не видать – лично прослежу, чтобы тебя, поганца, французская полиция за кражу денег хозяйских законопатила на здешнюю каторгу, откуда тебе уже в жизни не выйти… Уяснил? Аркадий Михайлович, спору нет, человек влиятельный, только я-то, голуба моя, из самого Петербурга, из знаменитого здания, которое сотней таких вот Аркадиев Михайловичей командует, как унтерами…

– Нешто мы не понимаем? Все будет в лучшем виде, ни одна живая душа… Рад стараться, ваше высокоблагородие!

– Ну и отлично, – сказал Бестужев. – Что стоишь? Карабкайся на козлы, и поехали. Время позднее, порядочным людям спать пора. Прямиком на мою парижскую квартиру…

Глава восьмая

Парижские будни

ПАРИЖСКИЙ РАССВЕТ ничуть не походил на сероватые петербургские или ничем не примечательные, хотя и не лишенные красоты венские – необычный он был какой-то, акварельный, игравший загадочными и неожиданными оттенками. Вот только любоваться этим было некогда – события разворачивались…

Ламорисьер, стоявший посреди небольшого кафе, – где, не спрашивая поднятого с постели хозяина, устроил нечто вроде штаба, очень уж местечко было удобное – обвел всех присутствующих своим знаменитым тяжелым взглядом, к коему Бестужев уже успел привыкнуть. Насупясь и нахмурясь, произнес:

– Ситуация следующая, господа мои… Консьержка – баба, сразу видно, хитрющая, пробы негде ставить. Но соображает, что с нами ссориться как-то не с руки, боком выйдет… Клянется и божится, что вчера вечером в квартиру приехал хозяин еще с тремя незнакомцами, за ними внесли два больших ящика. По описанию внешности определить трудно, с кем мы имеем дело – но наверняка с нашими друзьями, изменившими внешность, как они это порой практикуют. С того времени, как мы установили наблюдение, никто из подходящих под описание дома не покидал – ни через парадное, ни через черный ход. Из дома вообще никто не выходил. – Он покосился даже не на Ксавье, а в его сторону: – У господина инспектора найдутся какие-нибудь ценные замечания по ситуации?

– Нет, – кратко и хладнокровно ответил Ксавье.

– Ну и прекрасно, – усмехнулся Ламорисьер. – Мои парни, надежности ради, порасспросили и жителей близлежащих домов – никто не видел на улице людей, выносивших тяжелые ящики. Так что птички, я полагаю, в гнездышке.

Бестужев подумал: меж тем моментом, когда Гравашоль с сообщниками вошли в квартиру и тем, когда за домом было установлено плотнейшее наружное наблюдение, прошло не менее полутора часов, а то и все два… Два часа темного ночного времени – к тому же жители близлежащих домов, в спешном порядке поднятые с постелей буквально четверть часа назад, этой ночью все поголовно почивали без задних ног: район не особенно и фешенебельный, приют мирных рантье, мелких чиновников и тому подобной публики, у коей нет привычки развлекаться по ночам. Ночью квартал затихает…

У него были сильные подозрения, что буквально те же мысли отражаются на хмуром лице Ксавье – но он тоже благоразумно держал их при себе. Не было смысла с этим вылезать, коли уж через несколько минут в квартиру придется ворваться…

Ламорисьер обернулся в ту сторону, где под присмотром рослого агента в штатском помещался низенький, дурно одетый субъект этакого угодливого вида:

– Готов, Черепашка? Смотри у меня, напортишь что-нибудь, шкуру спущу…

Субъект, нервно переминаясь с ноги на ногу и заискивающе улыбаясь, ответил:

– Господин бригадир, чем угодно клянусь…

– Смотри у меня, урод!

В эти тонкости никто Бестужева не посвящал, но он и без разъяснений понимал, в чем дело: из тюрьмы на пару часов вытащили специалиста по мгновенному отпиранию любых замков без родных ключей, дело знакомое…

– Ну что же, господа, – сказал Ламорисьер, демонстративно проверяя свой пистолет, – сейчас двинемся. Многолюдной толпой врываться нет смысла, это может всполошить наших пташек. Сейчас они наверняка десятый сон видят, а если и поставили дежурного, он, ручаться можно, подремывает – в такую пору глаза у всех слипаются… Черный ход под наблюдением. Жандармов и прочие резервы я расположил в отдалении, за пределами обзора из окон, но в случае чего они поспеют быстренько. Однако вы все прекрасно понимаете: явные облавы с лихими перестрелками весьма чреваты. Сплошь и рядом мы получаем не целехонького собеседника, а трупы или тяжко раненных. Так что действовать будем быстро, ловко, бесшумно, малыми силами…

Он принялся раздавать конкретные поручения – краткими фразами, деловито, спокойно. Бестужев уже убедился: каков бы ни был характер у бригадира, дело свое он знает. Беда только, что чрезмерно упрям, но этим многие грешат в их ремесле…

Как иногда случается, в вопиющем несоответствии с текущим моментом вдруг всплыло в памяти событие откровенно комическое – такое бывает… Год назад в одном из губернских жандармских управлений шел розыск группы боевиков, которых требовалось незамедлительно отыскать и взять, пока не покинули пределы губернии. С утра и до обеда управление засыпало депешами все розыскные пункты на вверенной ему территории – чересчур уж часто требуя докладывать о готовности к действиям. Всех эти бессмысленные, прямо скажем, телеграммы к обеду изрядно задергали, но никто, понятно, вышестоящему начальству сего сообщать не стал. И надо ж было случиться, чтобы в одном из пунктов появился поручик Терещенко, вообще-то пребывавший в трехдневном отпуске по случаю рождения дитяти… Будучи после вполне объяснимого неумеренного потребления водки в состоянии некоторого изумления, ознакомившись с телеграфной перепиской и воспользовавшись минутной отлучкой начальника пункта, на очередной надоевший запрос поручик ответил лично. Сидевший за аппаратом вахмистр то ли не осмелился возражать начальству, то ли решил, что имеет дело с шифрованной депешей, тайную суть которой ему знать по незначительности чина не полагается. Короче говоря, в ответ на бог ведает которую по счету телеграмму: «Сообщите готовность наличного состава к немедленным действиям» губерния получила цитату из романа Николая Василича Гоголя: «И всё, что ни было, садилось на коня…» Разозленное губернское начальство, естественно, учинило поручику разнос, но, в общем, обошлось без особых последствий…

– Вперед, господа мои! – тихонько рявкнул Ламорисьер.

Работать французы умеют, снова признал Бестужев. К парадному того дома, где устроил конспиративную квартиру Гравашоль, двигались с двух сторон, цепочками, вплотную к стене, под окнами, так, чтобы не заметили из квартиры. Обутые в штиблеты на резиновой подошве полицейские передвигались практически бесшумно, проворно.

Дверь парадного отворили тихонечко, и туда хлынула вереница людей в штатском, уже державших наготове оружие. В своем закутке сидела консьержка, глядя в окошечко с жадным любопытством опытной сплетницы, а рядом с ней стоял приставленный для вящего надзора агент.

Лестница наверх. Третий этаж, где стоял еще один агент – так, чтобы не быть замеченным в дверные глазки. Прибывшие сноровисто рассредоточились, следуя его примеру, агент выразительными жестами обеих рук доложил, что, по его наблюдениям, в «гнездышке» царят совершеннейшая тишина и спокойствие – жесты эти мало чем отличались от тех, какие использовал бы российский жандарм, все моментально стало понятно…

Бестужев заметил, что лицо де Шамфора очень уж напряженное, как у человека, который ждет подвоха, но никак не может сообразить, откуда он последует. Откровенно говоря, у него самого давненько уж крутились в голове те же мысли – положительно, что-то тут не складывалось…

Зато бригадир Ламорисьер явно не испытывал никакого беспокойства и сомнениями не терзался, его грубая физиономия горела оживлением охотника… Он сделал жест, и Черепашка, стараясь двигаться бесшумно, направился к двери. Ламорисьер грозно показал ему кулак. Черепашка, униженно ухмыляясь, закивал. Сунул в замочную скважину странного вида отмычку, склонив голову к правому плечу, то ли прислушался, то ли на пару секунд погрузился в раздумье. Осторожненько, держа свой инструмент кончиками пальцев, повернул его вправо-влево, надавил, еще повернул… Вытащил из скважины, отступил, показал жестом, что все в ажуре…

Наступил окончательный миг – когда ничего уже нельзя изменить, ни в лучшую, ни в худшую стороны, и все что сейчас начнется, может обернуться непредсказуемо. Если дверь изнутри заперта еще и на щеколду, все повернется совершенно иначе, чем если бы она оказалась только на замке…

Как и остальные, Бестужев приготовил оружие. Его изрядно стеснял не столь уж и легкий панцирный жилет – английская модель, закрывавшая весь торс до самой шеи, да вдобавок с полукруглым «фартучком» внизу, сберегавшим самое для мужчины ценное. Дело тут было не в персональной опеке – все остальные с Ламорисьером во главе облачены точно так же. В России это одеяние, и в самом деле дававшее неплохие шансы при перестрелке, тоже было давно известно – но как-то предпочитали обходиться без него, подсознательно, должно быть, полагаясь на известное «авось»…

Ламорисьер дирижировал – скупыми жестами, тыча пальцем то в одного, то в другого, еще раз напомнил всем заранее разработанную диспозицию, и без того трижды им повторенную вслух перед вторжением. Властный жест ладони – и Черепашку проворно оттеснили в глубь лестничной площадки. Еще одно мановение руки – и все подались в стороны, остался только невысокий агент с шапкой черных курчавых волос и лихими усиками, он поместился прямо напротив двери, подняв обе руки с тяжелыми черными маузерами – в случае, если бы в прихожей обнаружился «комитет по встрече» с оружием на изготовку, именно ему и предстояло исполнить роль своеобразной «артподготовки» перед атакой.

Другой агент осторожненько потянул дверь на себя – и она стала отходить, открываться, медленно, беззвучно – петли хорошо смазаны, щеколды либо нет, либо ее не задвинули… Всё!!!

Обширная прихожая пуста. Первым туда влетел маузерист, держа под прицелом уже внутреннюю дверь, в глубине прихожей. Следом кинулся Ламорисьер с таким видом, что Бестужев уверился: каким бы неприятным ни был характер бригадира, трусом его никак нельзя считать. Ксавье… Агент в коричневом пиджаке…

Настала, по диспозиции, очередь Бестужева – он сам себе настойчиво ее выговорил, хотя его и пытались убедить вообще оставаться на улице. Чувства были насквозь знакомые: непонятная сторонним смесь азарта и холодной отрешенности от всего на свете – только обширная прихожая и тяжесть браунинга в руке.

И острое, прошившее его ощущение, опять-таки необъяснимая словами смесь щемящей тоски и недоверия. У многих это случается, каждый пытается описывать свои переживания по-разному, но смысл один – некое профессиональное шестое чувство, вопиющее, что здесь что-то откровенно не так… Об этом не любят особенно распространяться, но всякий, кто это ощущение переживал, останется в убеждении, что подобное предчувствие никогда не обманывает и относиться к нему нужно со всем вниманием, не боясь показаться смешным…

Что? Обычная прихожая, ковер, пустая вешалка для шляп, картинка с парусником на стене, изящные газовые рожки по стенам… но если освещение в квартире газовое, что делает этот черный провод, бегущий вдоль стены на высоте примерно аршина – нарочитый, словно бы неуместный, ничуть не похожий на обычную электропроводку?

Выбиваясь из диспозиции, Бестужев сделал шаг влево, заглянул в пространство меж торцом двери и стеной. И его словно электрическим разрядом дернуло.

Провод заканчивался железным прямоугольником размером с папиросу – примерно такой же длины, но раза в два пошире. Эта железяка была присобачена к обитой веселенькими обоями стене – небрежно, на двух здоровенных винтах, обои вокруг подраны, висят клочьями – никто не думал, что портит стену, никого такие мелочи не заботили. И аккурат напротив, на торце двери – вторая такая же пластина. Они более не соприкасаются…

Чихать в таких случаях на то, что будешь выглядеть смешным! Жизнь дороже конфуза! Ничего еще толком не соображая, но привыкши верить этому не раз испытанному звериному предчувствию, Бестужев заорал что есть мочи:

– Назад! Все назад! Вон отсюда!

Агент в коричневом пиджаке уже схватился за ручку внутренней двери и тянул ее на себя… Не раздумывая, Бестужев ринулся вперед, ухватил за ворот Ламорисьера и Ксавье, вопя те же самые слова, кинулся назад в прихожую. Непонятно, откуда и силушка взялась – волочить двух взрослых, отнюдь не корпулентных мужиков, словно масленичные соломенные чучелки… впрочем, они, ошарашенные, не сопротивлялись…

Сшибив, вытолкнув на лестницу двух других агентов, с азартно-отрешенными лицами ринувшихся было в квартиру, Бестужев бомбой вылетел на лестницу, он орал, не переставая, все те же нехитрые слова:

– Всем прочь!!!

Одновременно с тугим грохотом его шандарахнула в спину словно бы невидимая исполинская рука – и он вместе с бригадиром, Ксавье, с теми двумя агентами, сбившись в некий неописуемый клубок, полетел вперед помимо собственного желания, горячий ветер, пахнущий пронзительно кислой гарью, швырнул людей на дверь противоположной квартиры, грохот залепил уши, показалось, сорвал с затылка кожу с волосами, оглушил напрочь, они даже боли не почувствовали, прямо-таки спрессованные взрывом в единое целое, только дыхание из груди вышибло да соображение пропало на краткое время…


…Слежку за собой Бестужев обнаружил, едва вышел из дома, где располагалась устроенная трудами Гартунга гарсоньерка. Ну, не в первый же миг, однако, стоило пройти два десятка шагов, как сознание, натренированное подобными ситуациями, отметило хвост… И тут же стало ясно, что никакой ошибки быть не может, не говоря уж о мании преследования…

Вели его двое – средних лет, одетые неброско, определенно хваткие. Их неплохую выучку Бестужев отметил, отшагавши пару кварталов. Разумеется, он ничем не показал, что заметил нежданных прилипал, – и мысленно похвалил себя за то, что из мелочной предосторожности отправился на встречу с де Шамфором, имея в запасе часа полтора лишнего времени. Не то чтобы он этого и ждал, просто решил быть готовым к любым случайностям, к любому обороту дела…

Он даже не пытался с ними играть – поскольку почти не знал Парижа, зато эти двое, надо полагать, город изучили превосходно. Он просто-напросто неспешно фланировал по улице с видом праздного гуляки, отправившегося полюбоваться красотами города, – изучая преследователей.

Чем дальше, тем больше убеждался, что столкнулся с профессионалами. Порой они делали «челнок» – один оставался сзади, а второй обгонял и двигался шагов на двадцать впереди Бестужева, иногда по другой стороне улицы (причем несколько раз они менялись местами). Порой один из них исчезал из поля зрения совершенно, а потом оказывалось, что он, стервец, все это время двигался по параллельной улице, справа или слева. Порой… Одним словом, в дело был пущен весь набор хитрых ухваток филеров высокой квалификации, для которых не нашел бы и слова порицания сам Медников…

Бестужев даже не пытался гадать, кому его преследователи подчиняются, кто их послал. С равным успехом они могли оказаться французскими тайными агентами, людьми Гартунга (а впрочем, это, насколько можно судить, сплошь и рядом одно и то же), боевиками революционного подполья неизвестно какой партии, а также, если учитывать все варианты – некими конкурентами, озабоченными телеспектроскопом. В Вене игроков было столько, что они порой едва ли локтями не сталкивались, чуть ли не штиблеты начищенные друг другу оттаптывали… почему бы и в Париже не продолжиться этой азартной толчее? Могут вынырнуть совершенно новые персоны, прежде в гонке не замеченные. Гадать бессмысленно, одно ясно: это не аматёры, не случайные люди – поднаторевшие в слежке мастера…

Бестужев довольно долго таскал их за собой, беззаботно бродя по улицам, надолго останавливаясь, чтобы полюбоваться историческими достопримечательностями (благо таковых здесь имелось множество) – старательно показывал, что никуда он не спешит, не проверяется, вообще представления не имеет, что по пятам таскаются прилипалы. Следовало их расслабить, насколько возможно, самые опытные агенты в подобных ситуациях невольно расслабляются чуточку. Без сомнения, они должны прекрасно знать, кто он такой на самом деле – иначе откуда высококлассная слежка? Но кто сказал, что жандармский ротмистр обязан посвящать делам двадцать четыре часа в сутки, не стремится отдохнуть и развлечься? Как-никак вокруг – Париж…

Он глянул на часы – время начинало поджимать. Ну что же… Пора и отрываться. На суше у него было бы мало шансов – чтобы воспользоваться проходными дворами, закоулками и прочими удобными местами, город следует изучить самолично, знания теоретические, по карте, тут не помогут. Однако бывают случаи, когда чистой воды теория может оказаться как нельзя более полезной. Достаточно изучить путеводитель и расписание…

Завернув в цветочную лавку, Бестужев вышел оттуда с роскошным букетом из ирисов, цикламенов и лилий – с каковым и двинулся далее столь же беспечным шагом, как прежде. Букет был подобран с умыслом: всякому мало-мальски соображающему человеку сразу ясно, что с таким на похороны не ходят, наоборот, на свидания с прелестницами, тут двух мнений быть не может… Судя по парочке игривых взглядов милых дам, перехваченных им, парижане воспринимали молодого человека с пышным, веселым букетом, именно как удачливого ловеласа, направлявшегося к предмету своего воздыхания. Мнением преследователей поинтересоваться было невозможно, однако не подлежит сомнению, что они все же чуточку размякли, чуть ли не час таскаясь за человеком, ведущим себя совершенно беззаботно.

Не зря говорится, что у погони одна дорога, а у беглеца – тысяча… Оказавшись на мосту, Бестужев еще более замедлил шаг, любуясь Сеной.

Преследователи, как и следовало ожидать, сразу увеличили дистанцию меж ним и собой. Глянув на часы, Бестужев и вовсе остановился, глядя на реку – должно было создаться впечатление, что времени у него даже больше, чем необходимо, что он отправился на свидание значительно раньше условленного часа.

Откровенно говоря, смотрел он не столько на реку, сколько на один из многочисленных колесных пароходиков, сновавших по Сене во всех направлениях. Это было именно то суденышко, что ему требовалось…

Ага! Матрос в синей блузе отвязал веревку от маленького причального столбика, закинул ее на палубу, пассажиры расселись по тянувшимся вдоль борта лавочкам, отсюда видно, что колесные плицы дрогнули, вспенили темно-зеленую воду…

Всё! Двинувшись с места, Бестужев сначала ускорил шаг, а потом, совершенно неожиданно для филеров, припустил по мосту так, словно за ним гнались анархисты со всего мира. Загрохотал подошвами по узкой каменной лестнице, ведущей к воде, с размаху перепрыгнул через натянутый на уровне коленей канатик возле ярко раскрашенной будочки билетера…

Пароходик уже отвалил от облицованного тесаным гранитом причала, меж бортом и уходившими в воду ступенями было уже не менее трех аршин взбаламученной воды…

Бестужев прыгнул с разбега, пролетел над водой и со стуком приземлился на палубе из безукоризненно чистых тиковых досок. Как и следовало ожидать, никто ради такого не стал бы останавливать кораблик, возвращаться к причалу, высаживать молодого озорника – суденышко, шлепая плицами, шло по намеченному курсу, быстро отдалялась набережная, по которой растерянно метались прилипалы – в таких случаях даже опытные агенты, случается, на короткое время теряют всякое самообладание…

Бестужев ухмыльнулся про себя. Будь это обычный переправочный пароходик из тех, что день-деньской снуют меж двумя берегами Сены, филеры имели б шанс его не потерять – достаточно, уже мало заботясь о конспирации, быстрым шагом перейти по мосту. Ага, они именно это и подумали, кинулись наверх, на мост… Но вся пикантность в том, что это – прогулочный кораблик для туристов, собравшийся плыть вдоль реки, к достопримечательностям. «Хвост» отрублен всерьез и надолго – можно еще держать поблизости своего извозчика, а вот для того, чтобы преследовать Бестужева по воде, потребовался бы другой пароходик, которому у преследователей взяться неоткуда…

К нему подошел пожилой человек в синем кепи, с вытесненным золотом названием пароходика, укоризненно пробурчал:

– Месье, подобные акробатические номера…

Сохраняя на лице идиотски-восторженную улыбку до ушей, Бестужев отозвался без малейшего раскаяния:

– Месье, я катастрофически опаздывал… Иветта… Неужели мы не французы?!

Идиотская влюбленная рожа молодого щеголя с роскошнейшим букетом сделала свое дело, субъект в кепи (право, неохота гадать, как эта должность именуется) несколько смягчился, забормотал, что следует все же не только взять билет, но и уплатить некоторый штраф за безусловно имевшее место нарушение правил. Бестужев и не думал спорить, расплатился имевшими хождение во Франции бельгийскими серебряными монетами – первое, что подвернулось под руку в бумажнике – причем выразительным жестом дал понять, что это не только плата, но и пурбуар, сиречь чаевые. После чего обладатель живописного кепи окончательно потерял к нему интерес.

Бестужев присел на свободное место, став объектом тех же понимающих взглядов. Пароходик шел прямо к острову Ситэ, место было насквозь историческое, откуда, собственно, и брал начало Париж еще во времена ненавидимых гимназистами древних римлян, придумавших свою зубодробительную грамматику, объект самой лютой неприязни целых поколений школяров, и не только российских…

Уже виднелся Дворец Правосудия, величественное, но довольно мрачное здание с башнями в средневековом стиле. В другое время Бестужев непременно уделил бы час-другой, а то и больше осмотру достопримечательностей: здесь можно было посмотреть в Консьержери комнату, где провела последние дни перед казнью королева Мария-Антуанетта, обозреть живописную громаду Нотр-Дам де Пари, увековеченную в бессмертном романе Гюго, да мало ли тут интересного? Но, увы, некогда…

Высадившись на острове, Бестужев нашел укромный уголок, где избавился от дурацкого букета, – а потом не особенно быстрым шагом перешел по мосту на левый берег, прекрасно видя, что никакой слежки за ним более не производится. Ну то-то, господа мои, не стоит недооценивать хватку чинов Отдельного корпуса жандармов Российской империи…

Он, собственно, сделал по Парижу огромный крюк – потому что встретиться с Ксавье они договорились именно здесь, и до условленного места оставалось не более двух-трех минут ходьбы, а в запасе насчитывалось не менее четверти часа…

Места, где он оказался, на чопорное левобережье походили мало. Левый берег с его тихими широкими улицами и аристократическими отелями был тих, спокоен, респектабелен – а здесь, на перекрестке бульваров Сен-Мишель и Сен-Жермен, царила совсем иная атмосфера. Улицы и переулочки грязноватые, застроенные доходными многоэтажными домами, кафе, кабачки, брассери роскошью отделки не блещут и рассчитаны на непритязательную публику. Район этот прямо-таки переполнен всевозможными учебными заведениями – тут и знаменитая Сорбонна, и лицей Святого Людовика, и коллеж де Франс, и медицинская школа, а вдобавок – превеликое множество других. Библиотеки, школы, учебные заведения, масса студентов чуть ли не со всего света. Многолюдство на улицах и в кабачках, толпы развеселой молодежи, вечный шум и гам, смех, громкие остроты, одним словом, полнейшее, демонстративное пренебрежение к респектабельному стилю почтенных аристократических и буржуазных местечек. Затеряться здесь было в сто раз легче, нежели на левом берегу, а уж какие занятные человеческие типы попадались, наподобие индусов в чалмах, турок в фесках, вовсе уж неопределимых субъектов в неописуемых экзотических нарядах! Продвигаясь в толпе, Бестужев слышал чистейшую русскую речь – но, разумеется, и не думал бросаться на шею соотечественникам. Одет он был, разумеется, прилично, но скромно – личина волжского пароходовладельца на сей раз была оставлена в гардеробе вместе с соответствующими нарядами и прочими купеческими аксессуарами…

Глянув на часы и убедившись, что прибыл с приличным запасом времени, он некоторое время, не привлекая ни малейшего внимания, фланировал неподалеку от входа в кабачок «Белая горлинка», пока не заметил издали Ксавье де Шамфора – но подождал, когда молодой инспектор войдет внутрь. Слежки за Ксавье не оказалось.

В кабачке было шумновато, но все же не настолько, чтобы нельзя было беседовать вполголоса. Инспектор сидел за столиком в дальнем углу, Бестужев подошел и без церемоний уселся. Полюбопытствовал:

– Как себя чувствуете?

– Нормально, – пожал плечами инспектор. – Могло обернуться хуже. А вы?

– Да, в общем… Все нормально, – сказал Бестужев.

У него лишь самую чуточку побаливали ребра и бока – следствие того, что несколько человек сбились в кучу-малу, упали друг на друга, отброшенные взрывом в квартире. Даже контузии не случилось, вот удача. Не повезло лишь человеку с маузерами и агенту в коричневом пиджаке – бедолаг взрывом разметало на части. Как засвидетельствовали вызванные на место происшествия военные саперы, в квартире было заложено с полфунта излюбленного террористами разных стран «гремучего студня», электрический взрыватель, подобно старинным кремневым пистолетам, надежности ради сработал в «два щелчка» – сначала цепь, работавшая от аккумуляторной банки, разомкнулась, когда открыли входную дверь, привела в готовность бомбу, а потом, когда незадачливый агент распахнул вторую, грянуло…

– Не могу выразить, как я вам благодарен, – серьезно сказал Ксавье. – Вы спасли нам жизнь…

– Пустяки, – сказал Бестужев. – На моем месте вы бы точно так же действовали… Должно быть, Гравашоль не смог в кратчайшие сроки обеспечить больше взрывчатки, иначе несдобровать бы всем, могло всю квартиру разнести, лестничную клетку покорежить, а уж всех нас при таком обороте…

– Да… Что будете пить? Гарсон!

– Вот это, – сказал Бестужев, показывая на соседний столик. – Интересно было бы попробовать…

– Два перно, гарсон.

На вкус русского человека, это самое перно – тот напиток, что напоминал по виду разведенный зубной порошок, – более походило на некую аптечную микстуру, ощущения вызывало не то чтобы предосудительные, а, скажем так, экзотические. Однако Бестужев старательно отпивал по глоточку – случаются напитки и похуже, например, то «цимлянское» и «бургундское», что фабрикуется в казачьих областях неведомо из какой дряни…

– Скорее уж, Ксавье, это вам мы обязаны жизнью, – сказал Бестужев. – Ваши высказывания по поводу того, что с этой квартирой что-то упрямо не складывается, произвели на меня нешуточное впечатление, я начал всерьез ожидать подвоха и как только заметил провод, которому совсем не полагалось там быть… Жаль, что ваши соображения не были приняты во внимание. Сдается мне, что не только Ламорисьер хорошо изучил Гравашоля, но и Гравашоль – Ламорисьера. Бригадир уже был готов к тому, чтобы первым ринуться в ту комнату…

– Отваги ему не занимать, – с иронической улыбкой произнес Ксавье. – В чем в чем, а уж в недостатке храбрости никак не упрекнуть…

– Да, Гравашоль рассчитал все отлично. Жаль только, что бригадир не послушал в а с…

– Ну, это не впервые случается, – сказал Ксавье вроде бы небрежно, однако уязвленное самолюбие, конечно же, чувствовалось.

На некоторое время воцарилось неловкое молчание. Не глядя на Бестужева, Ксавье молча тянул перно.

Бестужев решил брать быка за рога – как-никак время чертовски ценно, а расследование откровенно топчется на месте…

– Инспектор… – сказал он доверительно, – быть может, обойдемся без излишней дипломатии? Вы практически сразу согласились на мое предложение встретиться и обсудить дела в совершенно приватной обстановке. Следовательно, понимали, что речь пойдет о вещах не самых приятных… Я понимаю: честь мундира, все прочее… Но, во-первых, ситуация требует забыть обо всем этом, а во-вторых, чтобы вы не чувствовали себя очень уж печально, признаюсь откровенно: я нахожусь примерно в таком же положении, что и вы. Мы с вами собратья по несчастью, вот именно… Я тоже далеко не во всем могу найти понимание у тех, кому временно вынужден подчиняться, мои соображения точно так же не берутся в расчет… а меж тем я набираюсь наглости думать, что соображения мои могут оказаться правильными… Вам требуются фамилии, или вы и так прекрасно понимаете, о ком я говорю применительно ко мне?

– Понимаю, – бледно усмехнулся Ксавье.

– Ситуация совершенно та же самая, – продолжал Бестужев. – И Ламорисьер, и Гартунг – люди опытные, толковые, но, вот беда, очень уж склонны полагаться исключительно на собственное мнение, безгрешными себя считают… Это вредит делу, тут двух мнений быть не может. – Присмотревшись к лицу собеседника, он решил рискнуть. – А, кроме того, у обоих, мне представляется, есть и еще одна неприятная черточка: оба склонны приписывать все заслуги исключительно себе, порой обходя подчиненных наградами. Поймите меня правильно, я служу не ради наград – но, с другой стороны, нельзя же вовсе отрицать, будто людей нашей профессии вовсе не интересуют награды? Они ведь – признание определенных заслуг, не правда ли? И потому лично мне все же неприятно, когда заслуженную тобой награду получает твой начальник исключительно потому, что он в докладе вышестоящим инстанциям всячески выпятил только свою роль, а о заслугах подчиненных умолчал. Это, право, несправедливо…

– Значит, у вас то же самое… – уныло сказал Ксавье.

– Да, по-моему, так везде обстоит… – сказал Бестужев. – Будь у первобытных дикарей какие-нибудь знаки отличия, скажем, разукрашенные дубинки или особые шейные украшения, у них происходили бы те же самые интриги…

– Да, безусловно. Господин майор, не подумайте, что я собираюсь жаловаться, но вы совершенно верно подметили: это несправедливо. В прошлом году, когда по итогам одного дела были вручены российские императорские награды, я ничего не получил отнюдь не потому, что работал плохо. Просто кое-кто не пожелал видеть меня в списке… Сам меж тем получил орден Святого Станислава. Орден по-настоящему красив…

Это было произнесено не без мечтательности и зависти – так что Бестужев моментально кое-что для себя уяснил. «Прошлогоднее дело» – это наверняка история с теми двумя эсеровскими бомбистами, выманенными в Швейцарию и там арестованными как раз при активной помощи бригады по розыску анархистов. Тогда и впрямь французам было роздано с полдюжины крестиков Святого Станислава третьей степени…

Бестужев ухмыльнулся про себя с некоторым цинизмом. Вообще-то орденок этот, Станислав третьей степени, хотя с точки зрения иных и был весьма красив, в российской армии давным-давно именовался насмешливо и непритязательно: «На и отвяжись!» Потому что сплошь и рядом вручали его исключительно тем, чьи заслуги не хотели по каким-то причинам отмечать по-настоящему – но и не наградить вовсе было бы очень уж неудобно. Одним словом – на и отвяжись…

Однако молодого инспектора в такие тонкости российского бытия посвящать не следовало, коли уж сам он, сразу видно, придает крестику третьей степени нешуточное значение. На этом и можно сыграть.

– Если человека обходят наградами, это, в конце концов, не смертельно, – сказал Бестужев. – Гораздо опаснее другое… Я не новичок в этой службе, Ксавье, хвалить себя не буду, но среди бездарностей и растяп вроде бы не числюсь… Я очень быстро разобрался в ваших непростых отношениях с бригадиром Ламорисьером. Он откровенно пренебрегает вашими соображениями – а это уже скверно, потому что вредит делу. Вы были правы насчет того, что следовало устроить засады во всех деревушках на пути поезда поблизости от Парижа – но бригадир вас не послушал, и Гравашоль ушел. Вы были правы насчет той квартиры – но бригадир вновь проявил упрямство, и в результате мы все едва не погибли. Я уверен, сыщется еще не один случай, когда его пренебрежение к вашим выкладкам и версиям серьезно вредило делу. А потому вынужден говорить без всякой дипломатии: ситуацию нужно как-то менять. Очень уж дело серьезное, за его ходом наблюдает сам император. Мы обязаны взять Гравашоля – а я, помимо прочего, должен еще заполучить в неприкосновенности похищенного им инженера. Меж тем всему страшно вредит упрямство вашего Ламорисьера – и, откровенно вам признаюсь без лишнего жеманства и стеснения, нашего Гартунга. Загвоздка отнюдь не в том, что он, я убедился, твердо намерен обнести меня наградой, заботясь в первую очередь о себе. Совсем не в том… Дело страдает…

– Да, господин Гартунг – человек, скажем так, весьма своеобразный, я вас прекрасно понимаю… С ним должно быть нелегко. Но он, по крайней мере, дворянин, что можно определить за километр…

Бестужев решил промолчать об истинном положении дел – отчасти ради экономии времени, отчасти из той самой чести мундира. Пусть и далее остается в этом заблуждении – на дело не повлияет. Аркадий Михайлович при всей своей вальяжности, из-за которой наверняка многие, не один Ксавье, полагают его урожденным аристократом, происходил из мещан захолустнейшего уездного городка, имел исключительно личное дворянство, которое выслужил благодаря обретенным чинам – а о потомственном пока и речь не шла. Черт, как-то упустил из виду… Гартунг может проявлять особое рвение еще и оттого, что рассчитывает в случае успеха получить либо чин, дающий право на потомственное дворянство, либо таковой орден, например, Владимира второй степени. Запомним и этот штришок

– Ламорисьер же родом из овернских крестьян, – продолжал Ксавье с неописуемым, холодным высокомерием. – Вы с этой породой совершенно не знакомы… У него цепкий мужицкий ум, основанный в первую очередь на хитрости, а не на богатстве интеллекта, он упрям, хваток, может вцепиться, как бульдог, немало сделал… но вот подлинной гибкости ума вы от него не дождетесь. Без сомнения, он всерьез сконфужен утренней… неудачей, но сделать из нее должные выводы не сможет, я вас заверяю. Сильнее всего меня беспокоит августейший визит, господин майор. Невозможно допустить, чтобы все же произошло покушение… ну что же, отбросим всякие экивоки насчет «известных персон» и говорить будем откровенно: покушение на его величество короля Италии. О том, что именно он будет вскоре этим высоким гостем, знает каждый парижский уличный мальчишка, так что иносказания попросту смешны… Поверьте, я не намерен интриговать за спиной Ламорисьера, но обстоятельства сложились так, что следует…

– Устроить маленький заговор, я имею в виду, меж нами двумя, – с обаятельной улыбкой продолжил Бестужев. – И ради высоких целей, чтобы одолеть противника до того, как он нанесет удар, и ради целей чуточку более прозаических – чтобы наши дражайшие начальники не присвоили себе все заслуги. «Прозаические» и «низменные» – совершенно разные определения, по-моему.

– Вот то-то! – с большим энтузиазмом воскликнул Ксавье.

– Вы читали трилогию о мушкетерах короля Дюма?

– Доводилось, – сказал Ксавье, улыбаясь как-то странно. – Дома у нас книг этого господина не водилось, отец был категорически против них и, узнай он в свое время, что я их все же читаю, был бы в ярости…

– Он не любил беллетристику? Считал вульгарной?

– Нет, тут другое. Видите ли, де Шамфоры находятся в отдаленном родстве с герцогами де Ришелье. Потомки великого кардинала не могут простить Дюма той клеветы и мелкой карикатурности, которым он дал волю при сочинении первого романа… Я знаком с одним из Ришелье, который любит иногда топить камин именно романами о мушкетерах… А почему вы спросили?

– Вспомнил сцену из второго романа, – сказал Бестужев. – Я-то их читал в детстве без всякого противодействия отца… Герои собираются пуститься в погоню за бежавшим из тюрьмы герцогом де Бофором. И кардинал Мазарини употребляет примечательную фразу: «Ваш баронский титул, Портос, скачет на одном коне с Бофором». Смело можно сказать, что это о нас с вами, Ксавье. Наши ордена лежат в кармане… даже не Гравашоля, а его пленника, инженера Штепанека, и от нас с вами зависит, сможем ли мы их оттуда извлечь. Я знаю, что за Гравашоля обещаны кресты Почетного легиона, но мой император потребовал от нас не только этого… вернее, совсем не этого… понимаете?

– Конечно, – Ксавье пытливо уставился на него. – Позвольте заметить, тут что-то снова откровенно не складывается…

– Что именно? И касательно чего?

– Все только и называют этого инженера «пленником» Гравашоля. Однако вспомните показания Лябурба и Арну. Оба категорически утверждают, что Штепанек – которого оба описывают совершенно точно, вы сами сказали, что ошибки быть не может – ничуть не выглядел пленником, человеком, удерживаемым силой, он производил скорее впечатление своего. Конечно, анархисты могли его запугать настолько, что он проявил выдающиеся актерские способности, но, тем не менее, загадка существует. Вы же помните – еще с полдюжины цирковой мелкоты точно так же полагали Штепанека полноправным членом банды анархистов, близким Гравашолю человеком – настолько естественно он держался. Столько людей… И никто не отметил ничего, свидетельствовавшего бы, что инженер пребывает на положении похищенного, пленника… Не знаю, как это объяснить, но…

Бестужев сердито молчал: он сам давно уже ломал голову над этой загадкой, но пока что не видел ответа…

– Право же, это второстепенные детали… – сказал он в конце концов. – Нам не об этом сейчас следует думать… Знаете, что мне пришло в голову Ксавье? Ламорисьер откровенно пренебрегает вашими версиями и соображениями, хотя они, я сам убедился, чрезвычайно толковы… Быть может, у вас есть что-то еще? Чему Ламорисьер опять-таки не придал значения?

– Пожалуй… – после недолгого молчания произнес Ксавье. – Я не в силах отделаться от мысли, что «казус Рокамболя» все же с Гравашолем связан…

– Вы, конечно, имеете в виду не персонажа романа?

– Конечно, нет. Имя персонажа романа выбрал себе в качестве прозвища один весьма примечательный молодой человек. Он из хорошей семьи, законным образом носит титул виконта, но вот что касается морали и способов добывать средства к существованию… Стал тем, что обычно именуется «позор семьи». О, никакой откровенной уголовщины… по крайней мере, в распоряжении полиции нет улик… Рокамболь уже не первый год балансирует на очень острой грани: участие в финансовых аферах, крайне скользких делишках, о которых в обществе не принято и упоминать, особенная карточная игра… Да много чего… В хорошем обществе он принят до сих пор, многие, особенно дамы, считают его очаровательным молодым человеком, за которым по чистому недоразумению тянется шлейф клеветы… А меж тем, по совести, его давно следовало бы отправить в те места, где климат не в пример жарче парижского. Вот только никак не удается собрать твердых доказательств, к тому же, сами понимаете, фамильные и светские связи, обширные знакомства в верхах… С ним ничего не удается пока поделать… и еще долго не удастся. Ловок, изворотлив… У вас, я подозреваю, тоже встречаются подобные фигуры…

– К сожалению, – кивнул Бестужев. – Великосветские хлыщи, по которым плачет каторга, достаточно ловкие, чтобы не оставлять улик и не попадаться… А в чем суть упомянутого вами «казуса»?

– Три недели назад какие-то негодяи средь бела дня совершили налет на торговый дом ювелира Режье, – сказал Ксавье, нахмурясь. – Трое молодчиков, в масках, вооруженные… Судя по всему, их главарь был человеком незаурядным: в течение не более чем четверти часа они собрали добычу и скрылись на поджидавшем их авто. Нападение, несомненно, было самым тщательным образом продумано и спланировано, напоминало удар молнии… Добычей их стали ограненные алмазы на кругленькую сумму в четыреста тысяч франков золотом.

– Ого!

– Да… Впечатляет. Нас такие события, в общем, интересовать не должны – если нет ведущего к политическому подполью следа. Однако я над ним с определенного времени задумался… Уголовная полиция, как ни старалась, не нашла ни малейшей зацепки. И это как раз было самым странным. Видите ли, криминальный мир – сообщество сравнительно малолюдное, насыщенное полицейской агентурой, живущее по своим наработанным правилам, которые полиции прекрасно знакомы. Однако на сей раз наши коллеги с набережной Орфевр словно оказались над пропастью… Никто ничего не знает, никто ничего не слышал, абсолютно все парижские бандиты, способные провернуть такое дельце, оказались непричастными. Ни один камешек не всплыл в том узком и опять-таки прекрасно знакомом полиции мирке, что занимается скупкой краденого, о чем бы ни шла речь. Пустота. Ни единой зацепки, даже самой крохотной. Более того – нигде в Европе камни опять-таки не появились. В подобных случаях полиция многих стран работает в самом тесном контакте… Пока что держится версия, что ограбление совершили некие иностранцы, крупные международные преступники, которые где-то спрятали добычу и намерены ждать достаточно долго. А впрочем, не так уж и долго пришлось бы ждать: алмазы крупные, но нисколько не уникальные, такие могут всплыть спустя годик-другой в каком-нибудь ювелирном украшении, и доказать их происхождение будет уже невозможно. Подобные камни, как мне объяснили те же ювелиры, рядовые. Если преступников не возьмут с поличным, пиши пропало. Уличить потом крайне трудно… к тому же тот, у кого они будут найдены, может оказаться честным покупателем, нисколько не подозревавшим о происхождении алмазов.

– А где же здесь наш интерес? – не выдержал Бестужев.

– Сейчас… Видите ли, Рокамболь политикой интересуется ровно настолько, насколько это ему помогает в его проделках. Идей у него нет, связаться с анархистами или иными птичками того же полета он способен разве что в состоянии полного умопомрачения. Это человек совершенно иного склада. Другое дело, что, не принимая никакого участия в делишках Гравашоля, Рокамболь с ним частенько пересекался. Ничего удивительного, идейные и уголовники сплошь и рядом оказываются в знакомстве, а то и сотрудничают. Снабжали друг друга полезной информацией, оказывали друг другу мелкие услуги… знаете, как это бывает?

– Да, конечно.

– Тот случай… Однако и здесь мы ничего не в состоянии сделать: Рокамболь всегда был осмотрителен и ни разу не доводил дело до того, чтобы его могли привлечь как «сообщника». Мелкие услуги, обмен сведениями – материя деликатная, в досье не ложится и основой для обвинения быть не может… В общем, ничего невозможно доказать, но Рокамболь давно уже достаточно тесно связан с Луи Гравашолем. А теперь – факты. Точнее, один-единственный факт. Потерпевший, как и положено людям его профессии, – человек наблюдательный, хладнокровный и остроглазый. Самообладания он во время налета не потерял, смотрел в оба и клялся потом: у того, кого он безусловно считает главарем, вот здесь, – Ксавье поднял левую руку, коснулся указательным пальцем правого запястья, – месье Режье рассмотрел зелено-розовую татуировку в виде, как он выразился, «крючка»… – Ксавье сделал эффектную паузу. – Именно так это ему и представлялось: «крючок наподобие когтя». Так вот, на левой руке Рокамболя есть татуировка, которую ему сделал китайский мастер в Шанхае – нашего пострела и туда заносило по каким-то неизвестным, но, несомненно, мутным делам. Манжеты рубашки были достаточно длинными, но замаскированный незнакомец сделал резкое движение, задрал руку, манжет опустился, и ювелир увидел то, что показалось ему крючком. Это не крючок, господин майор, это изогнутый кончик хвоста китайского дракона в две краски на левой руке Рокамболя. Сам я татуировку не видел, но мне ее описывали сразу три… гм… дамы, которые имели возможность рассмотреть этого дракона во всех деталях и достаточно долго. Это и есть факт. К нему подозрительно тесно примыкают другие, мелкие, вроде бы не связанные с главным, но, в совокупности… Незадолго до налета возле здания несколько дней болтался подозрительный субъект – ювелиры обратили на него внимание, они всегда обращают внимание на таких субъектов – но у них не было оснований обращаться к полиции. Нельзя же задерживать человека только за то, что он болтается у обычного парижского дома и при этом выглядит подозрительно… На набережной Орфевр этого типа не опознали – зато я опознал. Это Эжен Монтреле, давний сообщник Гравашоля. Режье из множества наших фотографий безошибочно выбрал снимок Монтреле… К сожалению, господин Эжен до сих пор нами не задержан и ясности внести не может. Один нюанс: он тоже был знаком с Рокамболем. И еще одно: после ограбления налетчики скрылись на авто марки «Де Дион Бутон» синего цвета – точно такой же незадолго до того использовал Гравашоль. Вы наверняка знаете, как это выглядит – когда несколько фактов и фактиков сами по себе не являются точными уликами, но в совокупности заставляют задуматься…

– Да, доводилось с подобным сталкиваться… – кивнул Бестужев. – Интересно, как со всеми этими фактами и фактиками поступила уголовная полиция?

– Я бы сказал, философски, – грустно произнес Ксавье. – Прямыми уликами они не являются. В доверительной беседе мне подробно объяснили причины бездействия. Китайскую татуировку дракона прямой уликой считать нельзя. Рокамболь расхохотался бы им в лицо и потребовал бы прямых доказательств… а их-то и не имеется. Зная этого молодчика, полицейские не сомневались, что алиби у него будет безупречнейшее – либо он провел это время в обществе дамы, которую ни один парижский полицейский не рискнет вульгарно вызвать на допрос, либо сидел за картами или бутылкой вина с господами, которых опять-таки без серьезнейших поводов не станет допрашивать даже префект… Вы, должно быть, знаете, как это бывает… Вдобавок те самые обширнейшие связи… Мои друзья с набережной Орфевр прекрасно понимали: если они предпримут какие-либо действия исключительно на основании китайской татуировки, попадут впросак, искупаются в такой грязи, что отмыться будет невозможно. Вот они и не рискнули… Какое-то время они продолжали копаться в парижском криминальном мирке, но, как я уже говорил, не нашли ничего, хотя бы отдаленно похожего на след. Никто ничего не знает, никто ничего не слышал, камни не всплывали, сведений по делу никаких…

– И этим занялись вы?

– «Занялся» – слишком громко сказано, – с той же бледной улыбкой ответил Ксавье. – Я просто-напросто предпринял некоторые разыскания… Однако Ламорисьер наотрез отказался работать в этом направлении. В предчувствии нехороших последствий. Вообще-то в его аргументах был резон. Подобных драконов китайский искусник мог наколоть не один десяток. Синих «Де Дион Бутон» в Париже десятки. Монтреле, прежде чем допросить, следует еще разыскать и схватить. Показания дамы его тоже не убедили ничуть…

– Кого?

– Во время налета в помещении присутствовала дама. Клиентка, явившаяся за своим то ли ожерельем, то ли колье – детали, право, неинтересны… Так вот, происходящее она рассматривала со своей, женской точки зрения, с присущей именно дамам логикой. Она клялась мне, что костюмы налетчиков, несомненно, сшиты в Париже, а «человек с драконом», по ее убеждению, вполне заслуживает определения «человек из общества» – его костюм был элегантен, но не кричащ, сидел безукоризненно…

– И что Ламорисьер?

– Устроил мне разнос. Кричал, что на слова «этой бабы» не стоит полагаться – мало ли что ей могло прийти в голову… В конце концов, сказал он, эти субъекты, приехавшие из-за границы, могли уже в Париже прикупить себе «новую одежку»… На том все и кончилось. Хотя в некоторых вопросах я склонен верить женскому мнению безоговорочно. Именно дама подметила такие нюансы… И если ей главарь показался элегантным человеком из общества, я склонен думать, что он таковым и является.

– В этом есть резон… – задумчиво сказал Бестужев. – С год назад одного разыскиваемого нами субъекта заподозрила как раз дама, наша секретная сотрудница. Он изображал «благородного», едва ли не аристократа – но при этом его ногти были в ужасном состоянии и столовыми приборами он пользовался с явной натугой. Мужчины из наших на это не обратили внимания, а вот дама отметила несообразности мгновенно… Что же, все на этом и кончилось?

– Увы… Уголовная полиция не стала связываться при столь зыбких уликах, а о позиции Ламорисьера я только что рассказал, – Ксавье нервно подался вперед. – А меж тем я чувствую интуицией… Но наш бригадир подобные термины встречает неприязненным ворчанием…

Бестужев ощутил щекочущий холодок азарта.

– Представим, что вы правы, – сказал он. – Вы совершенно правы… Предположим, по каким-то своим причинам Рокамболь взялся проделать для Гравашоля эту работу…

– Именно так мне и думается. Ламорисьер отказывается связать этот налет с Гравашолем исключительно оттого, что похищены были камушки. Если бы Гравашолю понадобилась большая сумма, говорил он, Гравашоль поступил бы привычным для себя образом: ограбил какой-нибудь мелкий банк на окраине, как он это уже проделывал раз шесть…

– Но ведь может он отступить от шаблона?

– Попробуйте объяснить это Ламорисьеру… – печально усмехнулся Ксавье.

– Что в результате? – задумчиво произнес Бестужев. – В любом случае, у нас на примете человек, который – неважно, он был у ювелира или нет – давно и достаточно тесно связан с Гравашолем… человек, способный кое-что знать о его конспиративных квартирах, о его сообщниках, вообще многое может порассказать о месье Луи…

– Да, конечно… – с безрадостным видом отозвался Ксавье. – С одной немаловажной оговоркой: с этим человеком не хотят связываться без надежнейших улик ни уголовная полиция, ни наша бригада в лице Ламорисьера. А железных доказательств просто неоткуда взять…

Бестужев улыбался – загадочно, весело, дерзко…

– Полагаете, здесь есть повод для веселья? – сердито бросил Ксавье.

– Вряд ли, – сказал Бестужев, все еще ухмыляясь. – А вот повод для действий, пожалуй что, сыщется… Парижская полиция с вашим Рокамболем связываться не станет… ну, а кто запретит это делать мне? Признаюсь вам по секрету: меня совершенно не пугают обширнейшие связи и знакомства месье Рокамболя – потому что они не настолько обширны, чтобы достать меня в Петербурге, причинить какие-то неприятности. Не будет ведь никакого международного скандала, я уверен…

Ксавье уставился на него с неописуемым выражением – смесью ошеломления и радости, нешуточной надежды и опасений…

– Грубо говоря, я чихать хотел на связи месье Рокамболя, – продолжал Бестужев. – Собственно, откуда мне о них знать? Я дикарь, московитский варвар, мне простительно быть нахальным и грубым… Гартунг и не то уладит. Мне потребуется ваша помощь, Ксавье… о, не беспокойтесь, я не собираюсь подставлять вас под удар, вас словно бы и не существует в этой истории. Это м ы, понимаете? Мы по своим каналам, с помощью своих источников узнали кое-что интересное о Рокамболе – и бесцеремонный российский жандарм, никого не спрашивая, решил изобразить слона в посудной лавке…

– Но на чем вы его будете колоть?

– Я и сам пока не знаю, – серьезно сказал Бестужев. Но непременно буду, в самом скором времени. От вас, разумеется, потребуется некоторое содействие. Вы дадите мне все сведения, какими только располагаете о Рокамболе. И еще… Вы по своему положению в бригаде можете взять пару-тройку агентов и поручить им наружное наблюдение за кем-либо?

– Да, разумеется…

– Вот и отлично, – сказал Бестужев деловито. – Не теряя времени, сразу же, как только мы расстанемся, пустите агентов за Рокамболем. Выясните, что он делал в последние дни, с кем встречался, где бывал, кто навещал его… ну, думается, вас не надо учить? Повторяю, вы в стороне, вы всего-навсего собираете сведения, и ни одна живая душа не узнает, что их дали мне вы, слово офицера и дворянина… Ну, готовы вы поймать Фортуну за подол?

Ксавье молчал, охваченный нешуточной борьбой чувств. Глядя на него с ухмылочкой, Бестужев произнес:

– Портос, ваш баронский титул сидит на одном коне с Бофором… Ну? Или решимости не хватает?

С отчаянным лицом человека, вынужденного очертя голову кинуться в холодную воду, молодой инспектор махнул рукой:

– Рискнем, господин майор!

Если бы он знал непереводимое российское «авось», он бы его и произнес. Но, в конце концов, не в словах суть…

Глава девятая

Человек из общества

КОГДА ЗВЯКНУЛ колокольчик у двери, Бестужев чуточку удивился: Ксавье должен был появиться не ранее чем через час, никто из людей Гартунга к нему вроде бы не собирался, а больше никто в огромном Париже и не знал его адреса, вообще не подозревал о его существовании. Консьержка, быть может?

Впрочем… Противника недооценивать нельзя. Особенно если учесть, что кто-то в том кафе мог его все же опознать, несмотря на личину ухаря-купчика…

Открывая дверь, он встал так, чтобы в случае опасности моментально нырнуть за массивную створку, в которой безнадежно увязнет любая пистолетная пуля – европейские свободы все же не обернулись вовсе уж лютыми вольностями, и боевики по Парижу с пулеметами не шастают. Ну, а бомбу со столь малого расстояния, практически в упор, бросать не станут, себе дороже выйдет…

Опасностью пока что не веяло. Однако он испытал нешуточное удивление: на лестничной площадке стоял Барцев собственной персоной, в хорошо пошитом костюме из светло-коричневого трико с искрой, безупречно повязанном галстуке, с тростью из черного дерева, украшенной серебряными монограммами. Да уж, ничем сей господин не напоминает пресловутого безумца Рахметова из бездарного романа одного прогрессивного писаки…

– Позвольте войти, господин ротмистр? – невозмутимо спросил Барцев. – Надеюсь, я вас не оторвал от дел… или неотложных развлечений?

Браунинг с патроном в стволе и снятым предохранителем был заткнут за поясной ремень за спиной. Демонстративно, быстро Бестужев выглянул на лестничную площадку, вставши так, чтобы в случае неприятного оборота дел левой рукой сграбастать нежданного визитера за шиворот и прикрыться им от выстрелов – тут уж будет не до гуманности…

Лестничная площадка вроде бы была пуста.

– Я пришел один, – сказал Барцев, и на его брюзгливой, барственной физиономии изобразилась ироническая улыбка. – Так что можете не бояться.

– Вот спасибо, что предупредили, – сказал Бестужев. – Я уж было хотел от испуга завизжать, как узревшая мыша гимназистка… Ну, входите уж…

– Только должен вас предупредить: многим известно, куда я направился…

– Ага, – сказал Бестужев злорадно, пропуская в квартиру непонятного гостя и запирая за ним дверь. – Так кто из нас боится? Ну разумеется, эта квартира идеально приспособлена для бессудного уничтожения революционных эмигрантов. Сейчас я вас удушу, а тело отволоку в ванную и растворю в серной кислоте, у меня там немаленький ее запас…

– Вздор, – сказал Барцев, стараясь быть надменным и невозмутимым. – Я вас нисколько не боюсь… однако ваши подлые ухватки общеизвестны, я имею в виду не персонально вас, а российскую охранку…

– Не могли бы вы в моем присутствии либо употреблять слово «Охранное», либо вообще обойтись без слов, обозначающих известное учреждение? – невозмутимо спросил Бестужев. – Я же не употреблял в отношении ваших мест обитания словечки вроде «гадюшника»… И слово «подлые» мне решительно не нравится. Или вы пришли сделать скандал? Воля ваша, но в этом случае и я себя не считаю ограниченным в выборе слов или действий…

– У меня к вам серьезный разговор.

– Ну, в таком случае, проходите в гостиную, – сказал Бестужев. – Садитесь. Прислуги у меня нет, живу, как древний спартанец, так что чаев и прочих угощений предложить не смогу… да и не тянет, откровенно говоря. Разве что водочки?

– Благодарствуйте, не вижу надобности.

– Странно, – сказал Бестужев. – Я полагал, что российский интеллигент с утра всегда пьет водочку…

– Давайте оставим эту глупую пикировку.

– Ну, не я же ее начал… – сказал Бестужев. – Излагайте, что у вас за дело. Уж не намерены ли вы предложить… сотрудничество? В таком случае я готов выслушать…

Барцев, вопреки его ожиданиям, не вскинулся – сидел с безмятежным видом, установив меж колен роскошную трость.

– А самое интересное, ротмистр, что вы угадали совершенно точно, – сказал он с индейской невозмутимостью. – Я действительно пришел поговорить о сотрудничестве. Вашем со мной.

– Я восхищен вашей наглостью, – почти весело сказал Бестужев. – Предлагать такое русскому офицеру, знаете ли, чревато скорбными последствиями. Вам, несомненно, известна процедура под названием «спустить с лестницы»? Если она к вам никогда не применялась, незабываемые впечатления гарантированы…

– Оставим препирательства, – сказал Барцев. – В конце концов, с нами шли на сотрудничество и господа повыше вас…

– Вы о Лопухине? – спокойно спросил Бестужев. – Увы, на меня подобные примеры не действуют. Во-первых, Лопухин не офицер, во-вторых, я убежден, что в данном случае имела место некая полумистическая дурная наследственность – достаточно вспомнить, как его папенька себя странно вел в деле Засулич… Быть может, вам угодно выйти вон?

– Не старайтесь, – промолвил Барцев. – Вам все равно не удастся вывести меня из равновесия. Давайте рассмотрим ситуацию, господин ротмистр из Особого отдела департамента полиции, дражайший господин Бестужев Алексей Воинович… Должен предупредить, что дела, по которым вы сюда прибыли, успешно проводиться не будут, это я вам гарантирую. Как видите, вы расконспирированы полностью, значит, инкогнито более оставаться не сможете. Агентура ваша в эмигрантских кругах тоже большей частью выявлена. Наконец, я располагаю кое-какой информацией о вашем почтенном начальнике, к коему вы прибыли на подмогу, – так называемом господине Гартунге. И намерен сделать так, чтобы ему в этом городе стало очень и очень неуютно. Как видите, положение ваше не из блестящих. Вы прибыли сюда работать под началом Гартунга, полный наполеоновских планов, а? Прекрасный Париж, карьера, награждения… Только ничего этого не будет. Гартунг в ближайшее же время выйдет из игры, а вы, следовательно, окажетесь на пепелище, раскрытым и всем известным. По возвращении вас определят в какое-нибудь захолустье, разве не так? Поэтому следует подыскать взаимовыгодные варианты. Я мог бы вспомоществовать вам достаточно приличными денежными суммами в обмен на кое-какие сведения…

Бестужев окончательно потерял всякий интерес к разговору. Ему стало попросту скучно. Самому выудить у гостя что-нибудь полезное не удастся – старый, битый волк нелегальщины, еще с народническим прошлым…

– Пошел вон, – сказал Бестужев, глядя на визитера с приятной улыбкой.

– Что-о?

– По-моему, я выразился достаточно ясно, – сказал Бестужев. – Или ваша милость подзабыли за долгую эмиграцию родной язык? Пшел вон, ублюдок, пока я тебя с лестницы не спустил…

Вот тут Барцев взвился, вскочил со стула, стиснув трость на манер дубинки, он буквально кипел, как забытый на горячей плите чайник. Бестужев наблюдал за ним с тихим злорадством, готовый к любым неожиданностям вроде доброй потасовки.

– Голубая крыса!

– Тебе же сказали, пшел вон, – глазом не моргнув отозвался Бестужев. – Или тебя непременно надо взять за шкирку и выкинуть на лестницу, как надоедливого разносчика?

Какой-то миг казалось, что Барцев на него сейчас набросится. Глаза его метали молнии, физиономия пылала благородным гневом, оскорбленный интеллигент напоминал кота, которому прищемили дверью кончик хвоста или что-то не в пример более чувствительное.

По правде говоря, Бестужев тихо потешался про себя – что ж, можно получить хотя бы моральное удовлетворение, коли уж никак нельзя сграбастать этого типа за ворот и препроводить в какое-нибудь здание, откуда он выйдет уже в арестантском бушлате…

– Неужели у вас нет ни капли самолюбия, почтенный? – спросил Бестужев с интересом. – Вам же сказали: пшел вон! А вы тут торчите с таким видом, словно вы одновременно Жанна д'Арк, Муций Сцевола и Карл Маркс в одной персоне…

Барцев сильнее стиснул трость.

– Успокойтесь, – сказал Бестужев. – Не школьничайте. Сдается мне, в потасовке, случись она сейчас, шансов у вас маловато. Я вам не просто морду набью, а еще, как обещал, и с лестницы спущу самым бесцеремонным образом, к развлечению добрых парижан, которым в этом тихом квартале не часто приходится наблюдать подобное зрелище…

Недолгое время они мерили друг друга взглядами, потом Барцев резко развернулся на каблуках и направился в прихожую. Рысцой обогнав его, Бестужев предупредительно распахнул перед гостем дверь и поклонился с шутовской гримасой, пародируя вышколенного лакея. Он ждал финала – отроду не бывало, чтобы интеллигент российский, будучи даже, как сейчас, крайне церемонно выставлен, не постарался оставить за собой последнее слово, полагая, что это его как-то возвышает в собственных глазах…

Ну да, так и есть: уже на лестничной площадке Барцев обернулся, грозно потряс тростью и выкрикнул:

– Ты еще горько пожалеешь, жандармская морда!

– Сатрап, чего уж там, – отозвался Бестужев безмятежно. – Цепной пес самодержавия… Пшел вон, ошибка природы, пока тебе скорости не придали коленкой под зад…

Отвернувшись с гордым, несгибаемым видом, Барцев направился вниз по лестнице, временами кося глазом так, словно всерьез опасался получить под зад коленом. Едва заперев дверь, Бестужев стал серьезен: гостенек, чтоб его черти взяли, и не подозревал, сколько ценной информации ухитрился сообщить помимо своей воли, всего-то в нескольких фразах…

…Монмартр произвел на Бестужева большое впечатление. В прошлый раз, когда он здесь был – в крайне нескромном кабаре с Сержем в роли заботливого чичероне – уже спустилась ночь, и мало что удалось рассмотреть. Теперь же…

Достаточно пройти неспешным шагом от центра Парижа примерно час, чтобы попасть в другой мир. Ничего похожего на кипучее коловращение миллионного города, наоборот: узкие улочки, застроенные небольшими домиками (иные до сих пор с соломенными крышами), поля и огороды, луга, где старушки собирали траву для кроликов, обширные усадьбы с липами и акациями вокруг, источавшие несказанный аромат стога сена на склоне холма, заросли сирени, жасмина, глицинии, жимолости, стадо коров, которых пастух гнал с пастбища…

Ксавье провел его от площади Сен-Пьер по улице Фуатье, а там они поднялись по знаменитой лестнице из двухсот шестидесяти шести ступенек к церкви Сакре-Кер, откуда открывался великолепный вид на Париж, на бесконечное море закопченных черепичных крыш, похожих на чешую сказочного дракона. Зрелище поистине захватывающее, но времени не было им любоваться, и они двинулись дальше.

– Значит, он снимает здесь квартирку… – сказал Бестужев. – Старается обосноваться поближе к криминальному миру?

– Простите? – Ксавье внимательно посмотрел на него. – О господи, вы наверняка начитались всех этих газетных историй? Монмартр кишит страшными бандитами, которые средь бела дня душат в переулках невезучих прохожих, в кабачках непрестанно слышится пальба, там и сям кипит поножовщина, сутенеры прежестоко расправляются со своими подопечными девицами на каждом углу… Верно?

– Ну, примерно так, – осторожно сказал Бестужев. – Очень уж часто попадалась в газетах примерно такая картина…

– В наших, кстати, тоже. Газетчики любят жуткие сенсации… На деле, вынужден вас разочаровать, картина выглядит не столь уж и страшной. Преступность здесь даже меньше, чем в иных более благополучных парижских кварталах. В основном – заурядные пьяные драки. Не зря за порядок здесь отвечают всего-то два жандарма, приписанные к участку на площади Тертр. Ну, а учитывая, что у этих малых есть скверная привычка появляться не раньше, чем драка кончится, бывают и печальные случаи… Но в целом действительность мало похожа на ту, что изображают прыткие репортеры. Но что до умысла… Тут вы правы, Рокамболь здешнее жилье выбирал с умыслом. Специфика Монмартра, понимаете ли… Точнее, здешнего населения. Здесь во множестве селится богема, а постоянные обитатели парижан напоминают мало и в основном связаны с землей: садоводы, зеленщики, мелкие фермеры, наемные батраки, опять-таки работающие на земле. Есть еще немного рабочих с заводов северной части Парижа, чиновников, магазинных продавцов. Другими словами, причудливая смесь богемы и крестьян. Большинство этих самых крестьян практически никогда не бывают «в городе», как они именуют Париж. Хватает и анархистов. Помните, я только что показывал вам кабаре «Черт»? Там они и собираются, а неподалеку разместилась газета анархистов «Либертэр». Гнездышки господ, явно не нарушающих законов, но всегда готовых дать приют типам вроде Гравашоля, соучаствовать в чем угодно… В подобной среде чертовски трудно наладить нормальную осведомительную сеть: сочетание богемной безалаберности и фантазий, крестьянского недоверия к «горожанам» и ненависти анархистов к властям причудливейшее, больше нигде в Париже, да и вообще во Франции вы такого местечка не найдете. Так что субъекты наподобие Рокамболя себя здесь чувствуют, как рыба в воде…

Бестужев посмотрел направо – там, возле фонтана, кучкой стояли ребятишки, завороженно уставившись на молодого смуглого человека, быстро и уверенно рисовавшего мелом на брусчатке странные силуэты. В них вообще-то быстро угадывались животные и птицы, но диковинные какие-то…

– Ничего интересного, – сказал инспектор, перехватив его взгляд. – Таких здесь полно, разве что этот малый не француз, а испанец, какая-то смешная фамилия, то ли Пирассо, то ли Пикассо. Политикой не интересуется, а закон преступает лишь иногда по утрам, когда со своей подружкой таскает от дверей домов позажиточнее оставленные разносчиками молоко и булочки – понятно, от бедности. Забавно все же. Теоретически рассуждая, любой из них, то ли этот Пирассо-Пикассо, то ли вон тот, Обербуре – колоритен, верно? – имеет шанс стать великим… но, вероятнее всего, оба кончат жизнь в канаве из-за пылкой любви к горячительному… Ага!

Им навстречу, широко расставляя ноги, валкой матроской походочкой двигался еще один колоритный тип в широких саржевых штанах на манер моряцких, блузе и простонародной круглой кепи. Поравнявшись с ними, он, глядя в сторону, показал большим пальцем себе за спину. И с тем же независимым видом прошествовал дальше.

– Птичка в гнездышке, – сказал Ксавье. – Наконец-то… Господин майор, я подумал и решил… Я все же пойду с вами.

– Стоит ли? – мягко сказал Бестужев. – С меня спрос невелик, а вас в случае чего ждут серьезные неприятности…

– Наплевать, – молодой инспектор упрямо вздернул подбородок. – Особой опасности нет, но все равно, я не могу пустить вас туда одного. Честь мундира, знаете ли…

Лицо у него стало непреклонно решительное. Дело, конечно, было не в желании проконтролировать иностранца – не перевелись еще среди французского дворянства благородные люди, черт побери…

Они поднялись на второй этаж по узкой витой лестнице с потемневшими деревянными перилами, Бестужев огляделся и, обнаружив слева от двери ручку звонка, несколько раз дернул цепочку. Слышно было, как внутри звякает колокольчик.

Дверь распахнули едва ли не мгновенно, мужской голос произнес на ходу едва ли не воркующе:

– Ты что-то забыла, малышка?

И со вполне понятным удивлением уставился на двух незнакомцев, которых узрел вместо ожидаемой персоны женского рода. Это был высокий молодой человек без пиджака, воротничка и галстука – но его костюм, даже незавершенный, сразу выдавал светского щеголя с безукоризненным вкусом. Энергичное красивое лицо выражало незаурядный ум. Моментально верилось, что этот обаятельнейший аферист способен пустить пыль в глаза даже людям с богатым жизненным опытом… а впрочем, не знай Бестужев заранее, кто он такой, обязательно подумал бы, что человек перед ним приятный, приличный во всех отношениях, достойный доверия… Одним словом, высочайшего полета мошенник, воистину Рокамболь…

– Какая встреча, я глазам своим не верю! – воскликнул молодой человек беззаботнейшим тоном. – Инспектор! Господин де Шамфор! Чем обязан? Не хотите ли снова поделиться вашими странными фантазиями? – последние слова он произнес с иронией. – Уж не я ли продал заезжему богатому турку Дворец Правосудия, убедив экзотического толстосума, будто здание городские власти выставляют с торгов, чтобы покрыть дефицит бюджета?

Ксавье, держась естественно, пропустив насмешку мимо ушей, повернулся к Бестужеву:

– О Дворце Правосудия я ничего не слышал, но этот господин ухитрился дважды продать Башню Эйфеля, которую городские власти в конце концов якобы собрались разобрать на металлический лом…

– Инсинуации, де Шамфор! – весело воскликнул хозяин квартиры. – Только мое врожденное добродушие мешает мне подать на вас в суд и обвинить в клевете! Или у вас есть письменные заявления потерпевших?

– Вы прекрасно знаете, что нет, – ответил Ксавье холодно. – Ваша удача, что они не захотели выставлять себя на посмешище и предпочли махнуть рукой на убытки… Хотя дело тут не в удаче, а в вашей, вынужден признать, нешуточной ловкости и знании человеческой природы…

– Спасибо за комплимент. Итак, с чем вы пришли на сей раз?

Как и было уговорено, Бестужев выступил вперед:

– Я имею честь говорить с виконтом д'Энсонвиллем?

– Разумеется, месье! – жизнерадостно воскликнул молодой человек. – Даже инспектор, исполненный подозрительности ко всему свету, не станет отрицать, что это имя я ношу по закону… Чем могу служить?

Бестужев поклонился:

– Я – де Бестужефф, дворянин из России, майор Его Императорского Величества. Хотел бы поговорить с вами по крайне конфиденциальному делу…

– О, прошу вас! – молодой человек отступил. – Входите, инспектор, входите, я не питаю к вам зла, вы славный малый, хотя и склонны порой давать волю странным фантазиям… Входите, я сгораю от любопытства. Столь важный гость заинтересовался моей скромной персоной…

Бестужев вошел первым. Обширная прихожая обставлена с несомненным вкусом, справа от входа помещаются четыре закрытых и перевязанных для удобства носильщиков ремнями изящных чемодана из натуральной кожи, с металлическими уголками и сверкающими никелированными замками. Здесь же – несколько картонных футляров, еще какой-то багаж. Всё выглядит так, словно хозяин то ли собрался съезжать с квартиры, то ли совсем недавно принял гостя, принадлежащего к тем же слоям общества, что и хозяин. С Гравашолем эти вещи решительно не сочетались – тот попроще да и путешествует налегке…

Ксавье тоже заметил нагромождение багажа:

– Собрались путешествовать, виконт?

– Да, я уезжаю через два часа, – кивнул хозяин. – Надеюсь, мне не намерены препятствовать доблестные силы порядка в вашем лице?

Он улыбался, вполне безмятежно, но в глазах, кроме любопытства, читалась еще и настороженность, свойственная мошеннику такого полета. Некая неправильность привиделась Бестужеву в безукоризненной одежде хозяина… но он тут же забыл обо всем на свете, увидев в дальнем углу прихожей…

Ошибиться он не мог – прекрасно помнил эти два ящика, довольно большой кубический и гораздо меньше, продолговатый, оба оклеены выцветшей клетчатой клеенкой и снабжены самодельными, но очень удобными ручками для переноски и железными защелками. Он пару раз помогал переносить их, и в экипаж, и в квартиру. Ящики, в которых Штепанек держал телеспектроскоп, он же дальногляд…

Все задумки, с которыми он сюда пришел, моментально стали ненужными перед лицом такого сюрприза – и Бестужев был этому только рад.

– Здесь есть кто-нибудь, кроме нас? – спросил он деловито.

– Никого, месье де Бестужефф… я правильно запомнил? Только что здесь была одна особа, но она уже ушла…

– Это просто великолепно… – произнес Бестужев светским тоном. – Позвольте, я изложу суть моего дела..

И безмятежно улыбаясь, резким, коротким движением ударил молодого человека носком штиблета под колено, когда тот, охнув непроизвольно, стал падать, добавил тычок в горло, а в завершение, не сжав кулаки, а просто согнув пальцы обеих рук, нанес хозяину два удара в уши. Тот скорчился на полу, постанывая сквозь зубы.

Бестужев, не тратя времени, выхватил браунинг. Какое-то время у него имелось: хозяин не скоро еще придет в себя настолько, чтобы оказывать сопротивление или спасаться бегством. Ни малейших угрызений совести он не испытывал: во-первых, это был никакой не политик, во-вторых, Бестужев сейчас пребывал в Европе, а значит, вполне мог воспользоваться теми методами обхождения, которые в большом ходу у здешней полиции – как он убедился собственными глазами на проводимых Ламорисьером допросах. Он присмотрелся: готов молодчик, охает, шипит, жалобно постанывает. Вот что делает общение с приставом Мигулей, многим полезным вещам научишься, пристав был бы польщен, узнай он, что его незатейливые провинциальные методы общения с клиентурой сослужили неплохую службу в блистательном Париже…

– Вы с ума сошли? – недоуменно воскликнул Ксавье.

– Ничуть, – ответил Бестужев, стоя с пистолетом наготове и настороженно прислушиваясь. Кивнул в сторону ящиков: – Инспектор, вот это мы и ищем, это аппарат

К чести Ксавье, он не раздумывал ни секунды – изменившись в лице, выхватил пистолет. И оба бросились к выходившим в прихожую внутренним дверям.

Обширная гостиная, обустроенная на манер студии: мольберт с девственно-чистым холстом, набор нетронутых красок и кистей на изящном столике рядом, высокое, во всю стену, окно выходит на живописные поля Монмартра со стоящими там и сям ветряными мельницами… Небольшая спальня с разобранной постелью, пребывающей в совершеннейшем беспорядке, откупоренная бутылка шампанского в ведерке с подтаявшим льдом, два бокала… Небольшой кабинет, кухонька, ванная с огромным нагревательным баком… Никого.

Беглый осмотр не отнял и минуты. Когда они, пряча оружие, вернулись в прихожую, господин виконт уже немного, выражаясь мужицким просторечием, оклемался, он уже не лежал скрюченным, а сидел на ковре, покачиваясь, не отнимая рук от ушей, все еще тихонько шипя сквозь зубы. Вид у него был уже не особенно и светский, а вся уверенность в себе определенно испарилась.

Жестом показав Ксавье, чтобы не спускал глаз с хозяина, Бестужев подошел к ящикам, присел около них на корточки. Не стоило, конечно, рисковать – но слишком уж фантастическое стечение обстоятельств потребовалось бы, чтобы Гравашоль предугадал и этот ход – что Бестужев решит установить доверительные, не вполне и служебные отношения с Ксавье, что Ксавье расскажет ему про Рокамболя, что они решат навестить господина виконта этак вот запросто, частным образом… Ящики выглядят в точности так, как в Вене, как ни осматривай, от защелок не тянутся подозрительные проводочки-ниточки, ничего подобного не видно, неоткуда там взяться бомбе…

Бестужев решился. Поневоле задержав дыхание, протянул руки, коснулся застежек, на миг зажмурился, тут же открыл глаза – и застежки с клацаньем раскрылись, поднялась верхняя крышка. И взрыва не произошло…

Он облегченно перевел дух, чувствуя, как по спине пополз ручеек пота. Запустил ладони в узкое пространство меж стенками ящика, заботливо обитого изнутри простеганными полосами ваты и войлоком, вытащил коробообразный предмет, напоминающий фотографический аппарат, до середины. Задняя стенка из матового стекла, непонятные эбонитовые переключатели, крохотная лампочка (при включении аппарата, Бестужев помнил, она горела зеленым), круглые ручки сбоку, еще какие-то рычажки для управления и точной настройки…

Осторожно поставил аппарат назад, уже без всякой опаски перешел к продолговатому ящичку. Ну конечно же, там, в гнезде, из обитой веселенькой расцветки ситчиком ваты, лежал длинный объектив с вороненой, как у биноклей, поверхностью и толстой линзой с фиолетовым отливом. Аккуратно уложенные бухточками провода со штырьками на концах…

Он закрыл крышку и выпрямился, улыбаясь во весь рот. Аппарат Штепанека они, по крайней мере, нашли… вот только он был совершенно бесполезен без изобретателя, без его гениальной головы, чтоб ее черти взяли…

– Значит, это… – завороженно прошептал Ксавье.

Бестужев молча кивнул, чувствуя не радость, а, скорее, усталость – это пока что полдела, не стоит расслабляться…

Подойдя к сидевшему на ковре Рокамболю (тот непроизвольно отшатнулся, должно быть, ожидая новых порций цивилизованного европейского следствия), Бестужев опустился рядом с ним на корточки, бесцеремонно расстегнул пуговицы рубашки с накрахмаленным пластроном. На голом теле красовался черный шелковый пояс не шире ладони, набитый не так уж туго, скорее походивший на некую повязку. Рокамболь сделал попытку отодвинуться.

– Сидеть смирно! – прикрикнул Бестужев и столь же бесцеремонно принялся прощупывать пояс.

Под пальцами угадывались небольшие, совсем крохотные, не более вишневой косточки твердые предметы.

– Ну вот, – сказал он, выпрямляясь. – Если там зашиты не бриллианты, я ничего не понимаю в жизни и в своем ремесле… Упакованный багаж, отъезд, бриллианты, спрятанные под одеждой… Требуется завершающий штрих. Сильно подозреваю, где-то поблизости лежит билет, на поезд или на пароход, не берусь гадать, я все же не цирковой факир, угадывающий мысли почтенной публики… Но как бы там ни было, господин… Карамболь, – усмехнулся он иронично, – явно намеревается покинуть Париж… Не там ли недостающее звено?

Он кивнул в сторону изящного несессера из тисненой кожи, лежавшего в углу на столике, чересчур великоватого для того, чтобы в нем лежал лишь бритвенный прибор и тому подобные мелочи. Ксавье понял его моментально, подошел, откинул никелированный замочек, стал ворошить содержимое.

– Ну да, разумеется, – сказал он, ухмыляясь. Два билета на пароход «Урания», отплывающий из Шербура в Монтевидео… это ведь в Южной Америке, насколько я помню? Думается, я даже могу назвать имя особы женского пола, которую господин виконт намеревался взять с собой в далекие экзотические места. Примите мои поздравления, виконт. Я искренне полагал, что вы – создание гораздо более примитивное, намерены и далее, уверясь в собственной безнаказанности, проворачивать прежние делишки, пока Фортуна от вас не отвернется. Вы оказались гораздо умнее и решили начать новую жизнь… точнее, подозреваю, старую жизнь на новом месте… Тут лежат банковские книжки с весьма кругленькими суммами на счетах… Что ж, недурная идея. Деньги и бриллианты, которые в Южной Америке никто не объявлял в розыск, неплохой жизненный опыт, который вы с успехом пустили бы в ход за океаном… Множество стран, где вас еще не знают, можно переезжать из страны в страну, если припечет… Неплохая была задумка, согласен. Кто же знал, что вам так не повезет, и вы нарветесь на нас? По-моему, вы влипли, и серьезно, д'Энсонвилль… Ювелиры – народ влиятельный и злопамятный, прошло не так много времени, чтобы эта история изгладилась из памяти публики…

Глядя на него снизу вверх, Рокамболь произнес не без злости:

– Это еще нужно доказать…

– Попробуем, – сказал Ксавье. – Вы, вероятно, помните даму в сиреневом, она была застигнута налетом и все время оставалась в помещении… Она точно описала не только вашу татуировку на руке, но и ваш костюм, вплоть до ткани и кроя – дамы в таких вещах разбираются, знаете ли, парижские присяжные подобным показаниям, данным дамой, поверят сразу и безоговорочно, мы как-никак во Франции, месье… Ручаюсь, что в этих чемоданах… или в одном из ваших парижских жилищ непременно отыщется этот костюм, вряд ли вам пришло в голову его выбросить после налета, вы, в конце концов, не профессиональный налетчик и плохо знаете это ремесло, ваши интересы лежат в другой области… Так что, я надеюсь, на этот раз вам не выкрутиться, даже если ваши влиятельные родственники и знакомые будут стараться круглосуточно. Есть некоторая разница меж прежними аферами и вооруженным ограблением ювелира, вам не кажется? К тому же к вам будут и другие претензии…

Он замолчал, многозначительно глянул на Бестужева, и тот понял, что пришла его очередь. Подошел поближе и, стоя над определенно нервничавшим Карамболем, зорко сторожившим каждое его движение, начал:

– К налету на ювелира добавится еще и военный шпионаж… Вы об этом и не подозревали… Карамболь? Этот аппарат, – он кивнул в сторону ящиков, – законнейшим образом, с заключением соответствующего письменного соглашения, приобретен у его создателя и владельца патента военным ведомством Российской империи. И, следовательно, является собственностью данного ведомства… после похищения инженера обнаруженной у вас дома. А это попахивает именно что военным шпионажем… – он замолчал, увидев многозначительный жест Ксавье.

Молодой инспектор немедленно заговорил:

– Слышали, любезный виконт? Мое слово, именно так и обстоит. Кто бы ни похитил аппарат, найден он у вас. Господа из военной контрразведки, что-то мне подсказывает, будут весьма рады очередному клиенту, они тоже люди и прекрасно понимают, что дело может получиться громкое, а следовательно, выгодное для них. Они возьмут вас в оборот очень чувствительно… Насколько я помню, ваши связи, знакомства и родственные отношения не простираются на военную область? Боюсь, вам придется несладко: ювелиры, военные, соучастие в делишках Гравашоля… Из этой переделки вам уже не выбраться. Вместо романтической поездки с очаровательной дамой и набитыми золотом карманами в экзотические дальние края придется осваивать тюремную камеру. Еда, одежда и обращение там те, с каким вы совершенно не привыкли, но кто же виноват, кроме вас самого?

Бестужев следил за лицом виконта и увидел выражение, какого ожидал, лицо человека, намеренного торговаться. Спасти свою шкуру, выдав всё и всех. Ну конечно, идейности в этом субъекте ни на грош, чересчур уж заманчивые перспективы оказались грубо отмененными нагрянувшими полицейскими… Подобная публика ни во что не ставит высокие материи и благородные чувства…

Рокамболь поднял голову, глядя на них со странным выражением лица, спросил – надо же, даже с намеком на улыбку:

– Господа, если я правильно понял, вы оба принадлежите к политической полиции?

– Да, безусловно, – кивнул Бестужев.

Похоже, на лице Рокамболя мелькнуло то ли облегчение, то ли надежда. Он продолжал вкрадчиво:

– Другими словами, вас не обязывает розыск… некоторых вещей, попавших к их нынешнему владельцу… отнюдь не связанным с политикой способом? Ваш служебный долг заключается в другом, ваши интересы лежат в иной области… Я правильно понял?

Ксавье кивнул. Великосветский аферист продолжал, все более обретая циничную уверенность:

– В таком случае, господа, быть может, мы попытаемся договориться? Вас ведь не интересует блистательное открытие еще одного уголовного дела, одного из множества? Это не ваша сфера… Вам нужно это, – он показал на ящики. – А также, подозреваю, еще и Гравашоль со своим… подопечным?

– Предположим, – сказал Ксавье тоном, по которому Бестужев окончательно уверился, что дело выгорит.

Однако инспектор блестяще выдерживал паузу – стоял с отрешенным лицом, хмурился, ничуть не спешил радоваться тому, что оказавшийся в труднейшей ситуации мошенник готов предать всех и вся. И это правильно, мысленно одобрил Бестужев, так и надо: пусть этот типчик неизвестностью помучается, пусть поймет, что это ему одолжение делают, а не он диктует условия – податливей будет… И хозяином положения себя не возомнит.

Пауза затянулась настолько, что Рокамболь стал выказывать явные признаки нетерпения и удивления. Обведя их недоумевающим взглядом, он неуверенно произнес:

– Повторяю, мы можем договориться…

Мы? – Ксавье приподнял бровь с неподражаемым аристократическим презрением. – Ну какие тут могут быть договоры, милейший. Вы расскажете абсолютно все, что нас может интересовать, а мы, так и быть, позволим вам скрыться из страны со всем неправедно нажитым – черт с вами, рано или поздно, я уверен, вы все равно сломаете себе шею… Вас что-то не устраивает? Тогда я пошлю агента за «салатницей», и продолжим разговор в другом месте, уже не на таких роскошных условиях…

Он говорил отрывисто, резко, холодно – и Рокамболь понемногу сникал. Бестужев подумал, что разобьется в лепешку, но добьется для инспектора ордена – заслужил, право слово…

– Господа! – воскликнул Рокамболь, вставая наконец на ноги и приводя свое платье в порядок. – К чему крайности? Умные лица всегда найдут способ договориться… Вы разрешите, я выпью коньяка? Такие переживания…

– Только быстро, – тем же неприязненным тоном сказал Ксавье.

И неотступно следовал за мошенником в гостиную – что было совершенно правильно, в доме может оказаться припрятанным оружие, будучи в безвыходном положении, подобный субъект способен на все…

Неизвестно, какие замыслы таились в голове у Рокамболя, но дергаться он не стал, видя неусыпную опеку – вернулся с изящным хрустальным графином, рюмками, предложил, стараясь изо всех сил поддерживать светский тон:

– Не угодно ли, господа?

Они мотнули головами. Налив себе в пузатенькую рюмочку изрядную дозу, Рокамболь совершенно по-русски опрокинул ее одним глотком, его щеки порозовели, на лице заиграла слабая улыбка.

– Достаточно! – сказал Ксавье, когда хозяин потянулся за новой порцией. – Довольно и рюмки. Итак… Похоже, любезный виконт, вы сыграли со старым приятелем Гравашолем скверную шутку? Не малую долю добычи присвоили себе?

– Вот здесь не угадали, – язвительно отозвался Рокамболь, с сожалением поглядывая на графин. – Луи позарез требовалось камешков на сто тысяч франков, такая сумма его вполне устраивала. Кто меня упрекнет, что я подумал и о себе? Согласитесь, нелепо было бы забирать ровно столько, сколько ему понадобилось, оставив лежать остальное… Коли уж была возможность… Если хотите, я могу подробно рассказать, как мы планировали это дельце и кто помогал…

– Вот уж эти подробности мне совершенно ни к чему, – сказал Ксавье. – Думаю, господина майора они тоже не интересуют. Для чего Гравашолю камни? На такую сумму? Для его делишек всегда нужны в первую очередь наличные деньги. Никто даже не пытался продать камни обычными потайными путями…

– Ну разумеется, – кивнул Рокамболь. – Господин де Шамфор, я имею кое-какие представление о жизни. Начни я продавать камешки, очень быстро об этом через своих крапюлей узнали бы шустрики с набережной Орфевр… Луи, кстати, тоже не собирался этого делать, ни малейших попыток не предпринимал, ни одного вопроса не задал на эту тему. У меня сложилось впечатление, что ему нужны были именно камушки. Простите, но я не задавал лишних вопросов – когда имеешь дело с человеком наподобие Луи, этого лучше не делать…

– Кому вы должны это передать? – вмешался Бестужев, указывая на ящики с драгоценным аппаратом. – За ними кто-то придет? Или их следует куда-то отвезти?

Рокамболь, загадочно ухмыляясь, уставился на Ксавье:

– Дражайший инспектор, прежде чем я начну исповедь, мне хотелось бы услышать от вас твердые обещания… Вы ведь понимаете, я вынужден доверять вам на слово… Но знаю, что вы человек благородный и слово чести не нарушите. – Он оглянулся на Бестужева: – Тысяча извинений, господин майор, но вы мне совершенно незнакомы, так что я поостерегусь…

– Хорошо, – сказал Ксавье, чуть поморщившись. – Слово чести. Если расскажете все, можете убираться отсюда на все четыре стороны. Вот только, виконт, «Урания» отправляется из Шербура, то есть из Франции, причем – через два дня. К тому же пароход французский, а значит, все это время вы будете находиться в пределах нашей юрисдикции. Вы, конечно, можете изменить маршрут, чтобы оказаться вне нашей досягаемости, но это хлопотно и чревато непредсказуемыми последствиями…

– Ну что вы, я все понял! – улыбаясь уже почти спокойно, сказал Рокамболь. – Если я вас обману, вы меня настигнете и сдерете шкуру живьем… Успокойтесь, де Шамфор. Мне самому гораздо выгоднее покинуть Францию спокойно… и, между нами говоря, не буду иметь ничего против, если Луи Гравашоль обоснуется на казенной квартире с казенным питанием. Мы с ним чересчур уж разные люди, признаюсь. Меня, черствого циника, совершенно не волнуют все эти высокие идеи касательно вооруженной борьбы с тиранией, я ничуть не мечтаю осчастливить человечество новым, справедливым укладом жизни. Меня, откровенно признаюсь, глубоко заботит лишь собственное благосостояние… а вот старина Луи буквально помешался на подобных идеях и потому в качестве компаньона для делового человека совершенно не годится. Мавр сделал свое дело… Надеюсь, вы не считаете меня монстром, де Шамфор?

– Не считаю, – кратко отозвался Ксавье.

– Простите, а за господина майора вы можете поручиться? В рамках только что заключенного меж нами устного договора? Еще раз прошу прощения, господин майор, но я вас вижу впервые, а с господином де Шамфором знаком достаточно давно…

– Слово чести распространяется и на господина майора, – сказал Ксавье холодно.

– Благодарю, де Шамфор, теперь я совершенно спокоен! Да, и еще одно уточнение, господа: я, конечно, и не подумаю сообщать Луи Гравашолю о… о своей откровенности с вами, но считаю своим долгом напомнить, что субъект этот решительный и имеет дурную привычку не колеблясь стрелять в полицейских… Другими словами, я предоставляю вам подробнейшие сведения, но снимаю с себя всякую ответственность за возможные последствия, которые могут возникнуть в результате вашей встречи с Луи…

– Ну разумеется, – сказал Ксавье без улыбки. – Речь идет только о сведениях, остальное – наше дело, и претензий к вам не будет никаких. Но сведения должны быть исчерпывающими. Давайте к делу, д'Энсонвилль, и у вас и у нас мало времени…

– Позвольте, я соберусь с духом, – сказал Рокамболь не без ханжества. – Все-таки предстоит выдать старого знакомого, пусть и придерживающегося иных взглядов на жизнь… Итак. Примерно через полчаса я покидаю дом, чтобы успеть на поезд. С носильщиками я договорился заранее, понятно, они увезут на тачках к подножию холма весь мой багаж, в том числе и эти ящики, которым Луи придает такое значение. Он совершенно верно рассудил, что в обычных условиях никто бы и не подумал вторгаться с обыском ко мне… Вы ведь действуете без санкции начальства, де Шамфор?

Ксавье усмехнулся:

– Даже если так, это что-то меняет в вашем положении? Или в тех неприятностях, которые вас могут ждать?

– Ваша правда, – со вздохом признался Рокамболь. – Итак, вещи увезут к подножию Монмартра, и там будут ждать два экипажа. Один я заказал для себя, а второй пришлет Луи – за ящиками, понятное дело. Я не расспрашивал, но подозреваю, что на козлах будет сидеть его доверенный человек. В общем, за ящиками приедет экипаж. И это все, что мне известно. Вероятнее всего, их отвезут именно туда, где Луи в данный момент обосновался, но мне он не соблаговолил сообщить свой нынешний адрес, а я, как уже упоминал, вопросов ему стараюсь не задавать… Вот и все, господа. Святая правда. Поверьте, я ничего больше не знаю…

Глава десятая

События пускаются вскачь

– ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОБНАРУЖИЛИ черный ход и взяли его под наблюдение, прошло четверть часа, – сказал Бестужев. – Вполне могли тут же вынести ящики черным ходом, перегрузить на другой экипаж и раствориться на парижских улицах…

– Теоретически возможно, – кивнул Ксавье. – Однако на практике… Гравашоль подобных штучек никогда не применял, а вы ведь не хуже меня знаете, что от шаблонов эти господа отступают редко. Человек привыкает с определенному стилю деятельности…

Бестужев задумчиво сказал:

– При приезде в Париж они как раз применили нечто новое.

– Вот уж нет. Я потому и опасался такого фокуса, что он уже был несколько раз использован – правда, не Гравашолем, но он должен был об этом знать… Я тоже нервничаю, господин майор, – но будем надеяться на лучшее. Мне в случае серьезной неудачи придется гораздо хуже…

Бестужев знал, что его коллега прав – ему самому, в общем-то, неудача не грозила ничем, кроме разве что неприятного разговора с Гартунгом, но такими пустяками следовало пренебречь. Зато де Рамфор поставил все на карту: неприязненно настроенный начальник наподобие Ламорисьера в случае, если самовольные действия подчиненного закончатся провалом, сумеет отыграться со всем рвением. Во Франции тоже есть глухая провинция, куда можно загнать проштрафившегося надолго, если не навсегда. И конец карьере…

Он посмотрел в окно – небольшой трехэтажный дом напротив по-прежнему казался олицетворением безмятежного покоя, никто не выходил из парадного, занавески нужных окон на втором этаже ни разу не колыхнулись. Попытайся кто-то уйти черным ходом, их давно бы уже предупредили обосновавшиеся там агенты. Так что оставалось пока что сидеть в небольшом кафе и наблюдать – в ожидании обещанной Ксавье акции

Ощущения у Бестужева были самые пикантные – они с инспектором устроили наблюдательный пункт в единственно подходящем для этого месте, небольшом кафе «Ориенталь» на углу бульвара Распай и площади Данфер-Рошро. Заведение вполне респектабельное, уютное, тихое, но пикантность в том и заключалась, что местечко это было давно и прекрасно Бестужеву известно по сводкам Особого отдела: согласно точным агентурным данным, именно его облюбовал небезызвестный Ульянов-Ленин и частенько встречался в задней комнате с идейными соратниками. Они и сейчас могли витийствовать за низенькой дверью, находившейся совсем близко от Бестужева. Ни Ульянов, ни большинство его сподвижников не должны были знать Бестужева в лицо, так что опознания он не боялся – но все равно, пикантно чуточку…

– А что с той американской конторой? – спросил Бестужев. – Я совсем забыл у вас спросить…

– Это довольно крупная по парижским масштабам фирма, – сказал Ксавье. – Представляет во Франции интересы нескольких североамериканских предприятий и отдельных лиц. Безусловно, толика нелегальщины в ее повседневной практике присутствует – она всегда присутствует, когда речь идет о подобных учреждениях, какой стране они ни принадлежали бы. Вот только нелегальщина достаточно специфическая и не имеет никакого отношения к политике – и никогда не становится предметом судебного разбирательства или полицейского расследования, разве что в особенно уж вопиющих случаях. Вы, должно быть, знаете эту деликатную сферу жизни – интимные отношения промышленников, финансистов и политиков, странные совпадения – когда резко возросшее благосостояние политика, депутата парламента, чиновника удивительно совпадает по времени с выгодным для той или иной фирмы решением… Никаких жалоб никогда не бывает…

– Понимаю, – вздохнул Бестужев. – Да, эта нелегальщина и у нас остается как бы и несуществующей вовсе… Значит, поправьте меня, если я ошибаюсь… но у подобной конторы должны быть люди наподобие тайных агентов?

– Уж это безусловно, – кивнул Ксавье. – Я смог пока что собрать о них лишь самые общие сведения – чтобы установить наблюдение или копнуть глубоко, моих чисто приятельских отношений с коллегами из других служб было мало. А мои возможности как сотрудника бригады ограниченны. Ламорисьеру обязательно донесли бы, начни я… Ему и об этом, – он кивнул за окно, – непременно донесут, но я от всей души надеюсь, что произойдет это слишком поздно… Победителей не судят. Остается уповать только на эту нехитрую истину… Кстати, вы заметили? И Рокамболь описывал вашего инженера, как человека, державшегося с анархистами совершенно по-свойски, ничуть не похожего на пленника..

Бестужев сказал сквозь зубы:

– В конце концов, это – дело десятое. Сначала нужно до них до всех добраться… Что это?

– Иррегулярные полицейские силы, – сказал Ксавье, улыбаясь почти непринужденно. – Идея мною почерпнута из книг о Шерлоке Холмсе, и, надо сказать, несколько раз себя оправдывала…

По неширокой улочке неслась ватага гамэнов – парижских уличных мальчишек, они визжали, хохотали, вопили, чуть ли не на головах ходили, отчего респектабельные буржуа отшатывались к стенам домов, поджимали губы. Так поступали, впрочем, немногие, большинство и ухом не повели – надо полагать, будучи коренными парижанами, воспринимали юных сорванцов как привычную деталь городского пейзажа…

– Внимание, сейчас начнется! – отрывисто бросил Ксавье, весь напрягшись.

Напротив кафе – и того дома – мальчишки приостановились, двое проворно натянули рогатки… и раздался отчаянный звон бьющегося стекла, оба окна нужной квартиры, выходившие на неширокую тихую улочку, прямо-таки брызнули осколками. Юные оборванцы кинулись бежать со всех ног, провожаемые негодующими воплями и требованиями немедленно позвать полицейского. Миг – и они исчезли из глаз.

Как это обычно и бывает, моментально образовалась небольшая кучка зевак, за неимением лучшего развлечения таращившихся на два разбитых окна. Бестужев ждал… время текло… однако занавески так и не шелохнулись, никто за ними не показался, и это было насквозь неправильно – в таких случаях жильцы, будь они хоть скрывающимися от полиции анархистами, хоть чертом со ступой, непременно кинутся к окну посмотреть, что же случилось…

Показался осанистый полицейский в форменном кепи и коротком плаще с пелериной, он энергичными шагами направился к парадному, куда и проследовал, не обращая никакого внимания на зевак. Это был свой полицейский, чьи служебные задачи не имели ничего общего с надзором за соблюдением порядка на улицах…

– Пойдемте, – сказал Ксавье, вставая.

Бестужев, не мешкая, ринулся следом. Они перешли на другую сторону улицы, нырнули под низкую арку меж домом и соседней лавкой зеленщика, свернули налево, оказались перед дверью черного хода, возле которой бдили двое агентов в штатском. Не останавливаясь, не говоря ни слова, Ксавье лишь мотнул им головой – и все четверо ворвались на черную лестницу. Первый этаж… второй… нужная дверь. У всех в руках появилось оружие, один из агентов проворно извлек еще и длинную никелированную отмычку.

Они прислушались. В квартире стояла совершеннейшая тишина, нарушаемая лишь отчаянным дребезжанием дверного колокольчика, – это старался мнимый ажан. Тишина и звон колокольчика… ни шагов, ни голосов… Бестужева помаленьку начали охватывать самые нехорошие предчувствия, и на лице Ксавье отражались те же чувства…

Кивок Ксавье – и агент осторожно потянул дверь на себя. Она бесшумно стала распахиваться. Та же тишина в квартире… нет, можно различить весьма даже странные звуки – нечто вроде тяжких приглушенных стонов или мычания, непонятная возня… но это ничуть не похоже на то, как если бы тревожно заметались по квартире всполошенные неожиданным звонком в дверь люди, не те совершенно звуки…

Дверь распахнулась настежь, и они ворвались в квартиру, держа оружие наготове. Маленькая кухонька справа… пуста… комната…

Еще не вбежав туда, Бестужев увидел в распахнутую дверь человеческие ноги, обмотанные веревкой. А там и самого человека – лежа меж массивными ножками стола, он перекатывался, бился, тщетно пытаясь освободиться от надежно наложенных пут – рот чем-то заткнут да вдобавок перевязан тряпкой, видны только глаза, сверкающие нешуточной яростью, растрепанная шевелюра…

Колокольчик у двери надрывался. Не обращая на него внимания, кинулись в другую комнату, где обнаружили ту же картину: на полу конвульсивно бился связанный человек, чей рот был запечатан столь же надежно…

Присев на корточки, Бестужев одним рывком сорвал повязку – человек тут же вытолкнул тряпку языком, принялся отплевываться, сыпя невнятными проклятиями. Господин Гравашоль собственной персоной, какая встреча… Второго, которого тем временем освободил от импровизированного кляпа Ксавье, Бестужев тоже узнал – один из тех, с кем он встречался в Вене, вот только имя неизвестно… да и провались его имечко в тартарары… все рухнуло!

Все благополучно рухнуло, как выражается пристав Мигуля в далеком Шантарске. Ящиков нигде не видно, их наверняка здесь уже нет, открывшееся их глазам зрелище может иметь одно-единственное объяснение: некие конкуренты из числа охотников за Штепанеком с максимальной для себя выгодой использовали эти четверть часа, люди, должно быть, непростые, если смогли быстро и хватко спеленать этих господ, тоже не относившихся к разряду недотеп

Бестужев едва не взвыл в голос от тоскливой злости. Зато молодой инспектор, уставясь на Гравашоля так, как влюбленный взирает на обожаемый предмет своей страсти, прямо-таки сиял от счастья – что ему аппарат, если подумать, он наконец настиг свою долгожданную дичь…

Оглянувшись на Бестужева, Ксавье убрал с лица лучезарную триумфальную улыбку:

– По-моему, нас опередили, господин майор…

– Удивительно тонкое наблюдение… – произнес Бестужев тусклым голосом. Медленно спрятав в карман ненужный уже браунинг, присел на корточки над Гравашолем: – Что здесь случилось?

Яростно вращая глазами, главарь анархистов разразился темпераментной тирадой, половины слов Бестужев не понимал вовсе, но и по тем, что он знал, ясно, что месье Гравашоль отнюдь не высокую поэзию декламирует и не философский труд по памяти читает…

– Кто на вас напал? – настойчиво повторил Бестужев.

Гравашоль ответил той же площадной руганью. Замолчал, зло постанывая сквозь зубы – ну понятно, удар по самолюбию самый унизительный, сокрушительный… Ага! Не стоит забывать, что мы во Франции с присущей только этому народу национальной спецификой…

Бестужев выпрямился, загоняя поглубже тоскливую ярость. Ничуть не помогло бы делу, продолжай он сокрушаться и посыпать голову пеплом, что в переносном смысле, что в прямом. Следовало, не теряя времени, что-то исправить, если это вообще возможно…

– Инспектор, – сказал он негромко. – Можете вы убрать отсюда посторонних?

Взирая на него сочувственно, – что вызвало у Бестужева новый прилив легкой злости – Ксавье кивнул, что-то негромко сказал своим людям, и они направились в прихожую, где открыли дверь и исчезли на лестнице.

Бестужев взял Ксавье за локоть, отвел в глубину комнаты.

– Инспектор, – сказал он тихонько. – Этот субъект теперь попадет на гильотину или отделается чем-то более легким?

– Боюсь, произойдет именно что последнее, – сказал Ксавье удрученно. – Он чертовски хитер, прямых улик, способных привести его на гильотину, не имеется. Будет долгий судебный процесс, эта скотина будет принимать картинные позы на скамье подсудимых, изрекать заранее заготовленные красивые фразы, что греха таить, он будет иметь успех у определенной публики, усматривающей в нем романтичного карбонария… Будет купаться в лучах сомнительной славы… Конечно, ему определят приличный тюремный или каторжный срок, тут уж никаких сомнений… но иногда бегут-с и из тюрем, и с каторги… Увы, гильотиной его пугать бесполезно, и он прекрасно это знает…

– Кумир публики… – задумчиво произнес Бестужев. – Черт побери, совершенно как у нас… Кумир публики? Ну, это мы еще посмотрим! Кумир, говорите? Хм…

Он вернулся к лежащему неподвижно Гравашолю, вновь опустился на корточки и деловито спросил:

– Кто на вас напал, Гравашоль? То, что они увели с собой инженера, унесли аппарат, я и так знаю, тут не нужно быть семи пядей во лбу… Кто?

– Вызывай «салатницу», фараон чертов, крапюль, московит мохнатый! – рявкнул Гравашоль, вот странно, выглядевший человеком, обретшим некое душевное спокойствие. – И развяжите меня, слышите? Гравашоль должен идти в тюрьму своими ногами!

Бестужев заставил себя улыбнуться широко, беззаботно, вполне весело.

– Боюсь, у нас другие планы, месье, – сказал он не обещающим ничего хорошего тоном. – Тюрьма, будьте спокойны, от вас не убежит… Грешно не использовать такую возможность. Ну что вы уставились так настороженно? Не беспокойтесь, хотя я и мохнатый московит, я не стану вас пытать, как вы, вероятнее всего, ожидаете… Я просто-напросто сделаю вас смешным. Вы будете посмешищем для всей Франции, дорогой Луи. Даю вам слово офицера и дворянина… Спешить более некуда, времени у нас предостаточно, никуда вы отсюда не денетесь… Сейчас мы доберемся до телефона и вызовем сюда репортеров самых популярных газет, причем попросим захватить с собой фотографические аппараты. Черт с ней, со славой, которая непременно ожидает тех, кто изловил Гравашоля. В конце концов, меня интересует исключительно инженер и его аппарат, а не столь зыбкая материя, как быстро преходящая мирская слава… Глория мунди, знаете ли, сик транзит… Вы получили некоторое образование, месье, вам должны быть знакомы ходовые латинские изречения… Так вот, мы готовы пренебречь славой. Аппарат важнее. Поэтому, если мы не договоримся, репортеры и фотографы будут здесь уже через полчаса. Вас запечатлеют на снимках во всех ракурсах, и уже из вечерних выпусков весь Париж – а там и вся Франция – узнают, как попался грозный Гравашоль. Полиция его только выследила, а основную работу проделали другие. Неуловимого, страшного, наводящего ужас на мирных обывателей главаря анархистов некие проворные прохвосты связали, словно колбасу в лавке мясника, и бросили под стол, откуда его извлекли полицейские… Великолепное завершение карьеры, Гравашоль! Я подробно опишу репортерам, как вы скулили и хныкали, как униженно благодарили нас за спасение, потому что испугались перспективы оказаться забытым здесь надолго… Я даже опишу ваши намоченные от безнадежной тоски брюки… и для достоверности оболью их водой в соответствующих местах, на что потом обращу внимание репортеров…

Ксавье смотрел на него с уважением, да что там – не без восхищения, а вот на лице Гравашоля отразился нешуточный страх, и Бестужев понял, что угодил все же в больное место, нашел ахиллесову пяту. Мы во Франции, господа, где вышучивать в таких вот обстоятельствах умеют жестоко…

– Для нас все пройдет без каких бы то ни было последствий, – продолжал Бестужев злорадно. – Мы не били вас, пальцем не тронули, мы просто-напросто благородно спасли вас из незавиднейшей ситуации…

– Вы не посмеете! – прямо-таки взвыл Гравашоль.

– Интересно, почему это? – спросил так же злорадно включившийся в действие Ксавье. – С какой стати не посмеем? Нельзя же упускать такую прекрасную возможность выставить вас на всеобщее посмешище, Гравашоль. Прежде вы были романтическим героем для экзальтированных дамочек и бунтарски настроенных юнцов… а вот в виде жалкой жертвы злоумышленников, спутавших вас, словно пучок редиски на лотке зеленщика, в убогой роли обмочившегося от страха и безнадежности растяпы… Позвольте усомниться. Зная газетчиков, нетрудно предвидеть, что они еще долго будут оттачивать на вас свое остроумие. В кабаре о вас будут петь комические куплеты, газеты приклеят вам кличку Гравашоль-Колбаса, а то и похуже… Только представьте, как после этого фиаско вас будет воспринимать публика в зале суда! Ваши пафосные позы и патетические речи вызовут лишь всеобщий хохот… Прокурор тоже не упустит случая показать себя в самом выгодном свете, блеснуть перед публикой остроумием… Ладно, у нас нет времени. Предлагаю сделку. Если вы подробно расскажете о случившемся, мы с господином майором гарантируем честным словом, что обстоятельства вашего ареста публике будут предъявлены совершенно другие, крайне для вас лестные и выгодные. Мы подробно расскажем, каких трудов стоило вас захватить. Вы дрались, как лев, мы подумали даже, что вам удастся бежать… В квартире случилась жаркая, ожесточенная схватка… Вы геройствовали по высшему разряду… Мы даже перевернем мебель и постреляем в комнате из пистолетов, чтобы показать репортерам следы пуль, последствия яростной борьбы. Репутацию вы сохраните, и никто никогда ничего не узнает… Думайте, Гравашоль! Я считаю до десяти. Раз, два, три…

– Черт с вами! – вскрикнул Гравашоль.

– Это следует расценивать как согласие? – хладнокровно осведомился Ксавье.

– Ладно, ладно! Чтоб вас черти взяли…

– Ну вот и договорились, – усмехнулся Бестужев, все это время сидевший на корточках. – Что произошло, Гравашоль?

Облизнув пересохшие губы, Гравашоль нехотя сказал, кривясь, морщась, отводя взгляд:

– Они нас перехитрили, мерзавцы. Точнее говоря, Тибо оказался предателем, я с ним поквитаюсь, даже если на это уйдет вся жизнь…

– Кто такой Тибо? Ваш сообщник, это понятно, но… Он был здесь за хозяина?

– Ну да, – сказал Гравашоль зло. – Они его купили… Подозреваю, еще в Вене… Он всегда был жадной скотиной и луидоры любил больше, чем идеи… Едва мы с Огюстом вошли, получили по башке и очнулись уже связанными…

– Вы их видели? Гравашоль! Либо полная откровенность, либо…

– Ну конечно, видел, – огрызнулся Гравашоль. – Четверо здоровенных обломов, несомненные американцы, хотя явно прожили немалое время в Париже и знают французский… Американцы, точно. Ими предводительствовала эта стервочка, которую я даже на блудень насаживать не стал бы, а попросту утопил в Сене, выбрав местечко погрязнее…

– Наша общая знакомая мисс Луиза?

– Она самая…

– Как тесен мир… – сказал Бестужев. – Они унесли аппарат… А где был Штепанек?

– Где-где… Здесь. Он приехал с нами. Бог ты мой, какая скотина! Жадная, корыстолюбивая скотина, ради денег готовая на все…

В голове у Бестужева блеснуло ослепительное озарение – непонятные доселе факты наконец-то сложились в целое

– Так вот оно что! – прямо-таки охнул он. – Похищение, конечно, имело место… но потом вы с ним договорились? Не так ли, Гравашоль? Вы нашли общий язык, верно? Именно что договорились. Потому-то все поголовно отмечали, что Штепанек ничуть не похож на жалкого, угнетенного пленника, что он держался как свой… Он взял у вас бриллианты, верно? Бриллианты на сто тысяч франков золотом…

– Точно, – сказал Гравашоль угрюмо. – Сначала у меня, в общем, в мыслях не было… Я просто хотел прихватить в Вену не бумажки, а камушки – поначалу казалось, что его можно купить под видом благонадежных коммерсантов, а потом уж объяснить истинное положение дел… Но его стало мотать по самым неожиданным местам, а там нагрянули конкуренты, возможности все не подворачивалось… Мы его похитили, да. Но этот мерзавец чрезвычайно быстро освоился и, едва речь зашла о бриллиантах, предложил свои правила игры. Он был кругом прав, скотина этакая: было бы крайне опасно принуждать его к сотрудничеству пытками и угрозами. Чересчур велики шансы, что в решающий момент он выкинул бы коленце… Я не считаю себя самым умным человеком на свете. И прекрасно понимал, что сам с аппаратом не справлюсь… а он, принуждаемый силой, мог бы дать неправильные объяснения… Точно, мы договорились. Можно сказать, мы его наняли, чтобы проделать определенную работу, как нанимают поденщика… – Гравашоль не без горечи рассмеялся, трескуче, невесело. – Выгодная работенка, а? За несколько дней безопасной работы с аппаратом получить камушки на сто кусил золотом… Я даже не мог его потом пристукнуть, не расплатившись: он мог бы принести немалую пользу и в дальнейшем со своим аппаратом, что прекрасно понимал, о чем мне и сказал с ухмылочкой… «Вы же не настолько глупы, месье Гравашоль, чтобы резать курицу, несущую золотые яйца?» – передразнил Гравашоль, зло гримасничая. – Короче, он был нанят.

– А дальше?

– Дальше, извините, не знаю, – с горьким юмором сказал Гравашоль. – Лежал связанный, как колбаса, если пользоваться вашим остроумным сравнением. А они толковали в другой комнате. Поскольку он ушел с ними без шума и борьбы, я, скудоумный, делаю вывод, что они договорились, чтоб им всем гореть в аду… Ну конечно, этот прохвост моментально усмотрел всю выгоду новой сделки: с американцами ему совершенно нечего опасаться, он законнейшим образом отправится с ними за океан и будет вести честную жизнь респектабельного буржуа…

– Камешки он вам, разумеется, не вернул? – спросил Бестужев.

– Да вот представьте, как-то запамятовал, – покривился Гравашоль. – Так и ушел с ними в кармане, прощелыга… Господи боже мой, а я-то в простодушии своем полагал, что ученые и прочие интеллектуалы – сплошные бессребреники, занятые в первую очередь высокими идеями… Эта скотина себя вела, словно прожженный биржевой делец…

«Не один ты роковым образом ошибся в оценке ученых мужей, подумал Бестужев. Да, теперь уже окончательно ясно, что с некоторого момента в Штепанеке произошел некий надлом, и он стал совершенно другим. Такое случается, и нередко. Видимо, непризнание и бесприютные странствия его изрядно ожесточили, и он целиком и полностью отдался жажде денег, совершенно не задумываясь о моральной стороне дела. Хладнокровно прикарманил полученный от нас первоначальный платеж, согласился сотрудничать с Гравашолем за горсть камушков… сотрудничать в подготовке покушения на его величество короля Италии… видимо, он полностью уже неразборчив в средствах, его интересует лишь звонкая монета…»

– Ну что же, – сказал Бестужев. – Остались кое-какие мелкие детали, которые тоже лучше обговорить прямо сейчас, не откладывая на будущее…

…Аркадий Михайлович Гартунг, как обычно, выглядел олицетворением вальяжности, невозмутимости и самого искреннего доброжелательства – но временами поглядывал с такой ласковой укоризной, что Бестужев поневоле чувствовал себя нашкодившим кадетом.

– В первую очередь, конечно, вас следует поздравить, – сказал Гартунг. – Схватить неуловимого Гравашоля, за которым столько лет гонялась вся французская полиция… Они все в шоке…

Бестужев пожал плечами:

– По совести говоря, схватили его не мы, он сам, можно так выразиться, достался

– Но ведь именно вы с инспектором его убежище обнаружили? Он мог и освободиться, не явись вы… Все же, Алексей Воинович, предприятие было рискованнейшее. У вас и в самом деле не нашлось времени уведомить меня… или начальство инспектора де Шамфора?

– Времени не было, – твердо сказал Бестужев. – Нам все равно не успели бы прийти на подмогу. Пришлось рисковать.

– Я рискну предположить, что дело в нашем честолюбивом инспекторе. Вы не знаете парижской обстановки, вам простительно. А уж он-то обязан был знать, сколько телефонов в Париже и сколько быстроходных авто имеется в распоряжении бригады… Но оставим эту тему. Есть дела поважнее. Гравашоль за решеткой – это прекрасно, это обрадует политическую полицию всей Европы… вот только в нашем главном деле, получается, мы не подвинулись ни на шаг?

Бестужев опустил голову:

– Кто же мог ожидать от американцев такой прыти и хватки? Отдаленная провинциальная страна, чье влияние в мировых делах ничтожно…

– Мне приходилось общаться с тамошними уроженцами, – сказал Гартунг. – Эти господа проявляют прямо-таки невероятную прыть и хватку, когда речь идет о деньгах, а уж если о больших… Да, опростоволосились…

– От нас уже ничего не зависело, – поднял голову Бестужев. – Даже если бы мы сразу сообщили наши сведения, любые агенты опоздали бы точно так же, как опоздали мы…

– Совершенно верно. Вас никто и не винит, Алексей Воинович, я имею в виду, так сказать, общую ситуацию… То, что наш инженер казался сребролюбивым и проявил нешуточное умение устраивать свои финансы, не меняет дела. Главное, он в бегах, вернее говоря, нашел новых хозяев, энергичных и в средствах не стесненных. Они все, разумеется, постараются как можно скорее отплыть в Америку… И вы уже ничего не в состоянии предпринять толкового… Ну ничего, я беру дело в свои руки. Хотя положение наше щекотливое. Официально объявлять розыск господина инженера никак нельзя – в этом случае придется открыто признать, что он, собственно, был платным соучастником анархистов, а это его передает в руки французской Фемиды, откуда выручать его будет гораздо труднее. Он, конечно, малый оборотистый и наверняка придумал уже какую-нибудь сказку… Что он может заявить, как по-вашему?

– Ну, это просто… – сказал Бестужев. – Он может упрямо твердить, что ни в какие предосудительные сношения с анархистами не вступал, был ими похищен, запуган, морально пытан… Все мы, кто был в Вене, вынуждены будем подтвердить, что похищение действительно имело место… Письменных договоров с Гравашолем он, понятно, заключать не мог, виданное ли дело – такой договор? Да и бриллианты – если их только при нем найдут – можно объяснить каким-нибудь экстравагантным способом: например, он, не моргнув глазом, заявит, что, убегая от анархистов, случайно прихватил пакет, не зная, что в нем находится… О чем бы ни зашла речь, с обеих сторон будут только слова, прямых, твердых улик нет. Но все равно, нельзя объявлять его розыск официальным путем, тут вы правы…

– Не переживайте так, – сказал Гартунг участливо. – Пришло мое время выходить на сцену. Я здесь давно, связи и знакомства, смею думать, завязал неплохие… Обстряпаем в лучшем виде, простите за вульгарность. Завтра с утра я встречусь… нет, даже не с Ламорисьером, найдется пара-другая добрых знакомых, занимающих гораздо более высокие посты. Ну, а потом и со стариной Ламорисьером обговорим кое-что… Никуда не денутся наши беглецы. Надо будет, конечно, поработать с Гравашолем, чтобы он четко уяснил, о чем следует помалкивать, – но это опять-таки моя забота. Хватит об этом. Все, клянусь, будет завершено успешно… Теперь – о вас. Хорошо, что вы вовремя рассказали о визите к вам Барцева. Они начали за вами форменную охоту… вы, часом, не замечали слежки?

– Заметил, конечно, – сказал Бестужев. – Но быстро от нее избавился.

– Они здесь, голубчик, кишат… А что они собой представляют, вы наверняка имеете полное представление. Возле вашей квартиры уже замечены подозрительные личности. Смелости им не занимать, а крови они не боятся. Выстрел или удар ножом на тихой вечерней улочке, и… Так что возвращаться на прежнюю квартиру вам никак нельзя. Вы там ничего не оставили ценного, того, что стоит забрать?

– Нет, – сказал Бестужев. – Только дурацкий гардероб разгульного волжского купчика, но он для меня ни малейшей ценности не представляет… потому что, я так понимаю, комбинация, о которой вы упоминали мельком, так и не посвятив меня в суть дела, претворяться в жизнь не будет?

– Да где уж в нынешней ситуации. А жаль, изящная была задумка, с серьезными шансами на успех…

– Аркадий Михайлович, – сказал Бестужев. – Может ли Барцев своими разоблачениями нам повредить?

Он, разумеется, рассказал Гартунгу о визите «охотника за провокаторами». Обойдясь без всяких собственных комментариев, практически дословно передал разговор. В том числе и упоминание Барцева о «так называемом господине Гартунге»…

Гартунг поморщился:

– Пустяки. Сенсационными разоблачениями этот субъект грозит с незапамятных пор. Но у него ничего нет. Не спорю, он ловок, назойлив, в случае с Лопухиным добился нешуточного успеха – но против меня у него руки коротки… Вы с ним впервые столкнулись воочию, а я вынужден терпеть эту восьмую казнь египетскую не первый год… И ничего с ним нельзя сделать – политический, изволите ли видеть… Теперь все же о вас. Итак, на квартиру вам больше нельзя. Я все устроил, Серж вас отвезет в совершенно надежное место, где вы и обоснуетесь.

– Но я бы хотел…

– И далее участвовать в розысках? – улыбнулся Гартунг. – Ну разумеется, с чего вы взяли, что я намерен вам препятствовать? Завтра, едва только я закончу переговоры со знакомцами, мы все начнем действовать, и вам, конечно, найдется место… Или вас что-то не устраивает?

– Ну что вы!

– Вот и прекрасно. Пойдемте, Серж уже ожидает. Время позднее, вам пора отдохнуть после всех хлопот…

На козлах обнаружился знакомый – месье Шарль Мушкетон, он же мелкая уголовная сошка Пантюшка Кузявин. В этом факте не было ничего интересного или необычного. Заинтересовало Бестужева другое – поведение Сержа, не лишенное некоторых странностей. Он держался совершенно не так, как во времена их прежних совместных путешествий: заметно нервничал, то и дело бросая на Бестужева странные взгляды, ерзал, как на иголках, разговор поддерживал невпопад, вообще, производил впечатление то ли крепко чем-то напуганного, то ли совершенно выбитого из колеи. Левый карман пиджака у него оказался набитым изрядным количеством бумаги, а в правом имелся пистолет, чего за ним прежде не водилось. Именно пистолет, а не револьвер, Бестужев это определил быстро. Бумаг в кармане таилось изрядно, они пиджак прямо-таки оттопыривали. Вороватый приказчик тоже вел себя диковинно: на умышленно завязанный Бестужевым самый доброжелательный разговор отвечал односложно, пару раз оглянулся без нужды, да и лошадью управлял как-то особенно неуклюже, что ему было несвойственно.

– У вас ничего не случилось, Серж? – спросил Бестужев совершенно беззаботным тоном, небрежно развалясь на сиденье. – Вы как в воду опущенный, честное слово… Неприятности, быть может?

– Ну что вы… – Серж нервно облизнул губы. – Ничего такого… Просто настроение что-то не очень…

– Это бывает, – сказал Бестужев легкомысленно. – А у меня, как вы, должно быть, слышали, небольшое торжество…

– Ну как же… Мои поздравления… Французы этого прохвоста ловили тщетно который год…

– Поздравления-то поздравлениями, но сухая ложка рот дерет, – сказал Бестужев все так же игриво. – Сдается мне, что торжество это следует должным образом отметить, не откладывая в долгий ящик. Пойдемте, Серж, в какое-нибудь веселое местечко наподобие «Мулен Руж»? Эта шельмочка Антуанетта, должен вам сказать, весьма… Не беспокойтесь, если у вас нет ассигновок, я все расходы беру на себя. Едемте?

– Нет, не хочется…

– Что так? – изумился Бестужев и громко просвистел первые строчки игривой французской песенки «Моя ножка резвая». – Неужели дела неотложные?

– Да нет…

– Вот и едемте.

– Не могу… Не хочется.

– Вы меня разочаровали, – грустно сказал Бестужев. – Ну что же, придется развлекаться одному. Не буду же я в такой вечер сидеть сычом в вашем уединенном месте… Месье Шарль, поворачивайте к Монмартру!

Шарль обернулся к Сержу и, полное впечатление, обменялся с ним чуть ли не паническим взглядом.

– Э-э… Никак невозможно… – промямлил он наконец.

– То есть как? – Бестужев подпустил в голос чуточку металла. – Уж не командовать ли ты мною собрался, братец? Забываешься, дубина!

Он произнес это в убедительной российской манере – и бедолага Шарль-Пантелей, услышав знакомые интонации, прямо-таки голову в плечи втянул. Но продолжал ехать выбранным маршрутом, ничуть не приближавшим их к Монмартру.

– Ты что, не понял, болван? – Бестужев говорил таким тоном, словно начинал сердиться, в манере «барин капризничать изволят». – Я кому сказал – на Монмартр? Я и в одиночку не пропаду. Живо!

– Никак невозможно-с…

– Что-о? Да я тебя, орясину такую…

– Алексей Воинович! – торопливо вмешался Серж. – Оставьте его, право… Имеем строгие инструкции от господина Гартунга – доставить вас на место в кратчайшее время… Вы же военный, офицер, должны понимать… Ради вашей же безопасности…

– Вздор, – сказал Бестужев. – Ладно, я сойду здесь…

Пользуясь тем, что экипаж плелся по-черепашьи из-за очередного затора, он привстал и занес ногу. Цепко ухватив его за рукав, Серж прямо-таки взмолился:

– Господин ротмистр, не надо! Мы… Я… Аркадий Михайлович вам не сказал сразу, но там у вас будет важная встреча… Нельзя заставлять этого господина ждать… Я вас умоляю! Это для пользы дела!

Это прозвучало так фальшиво, словно было выдумано вот сейчас, сию минуту. Вряд ли Гартунг промолчал бы о некой важной встрече, которая должна состояться в месте назначения. Объяснение подворачивалось одно-единственное, незатейливое: эти двое просто-таки обязаны доставить его куда им велено, причем незамедлительно… Получили строгие инструкции, не ожидали, что Бестужев поломает эти планы – вот и пришлось сходу импровизировать.

Бестужеву это начинало не нравиться. Легко списать все странности на отеческую заботу гостеприимного Аркадия Михайловича о безопасности важного гостя – однако не стоит забывать, что могут у происходящего сыскаться и другие толкования. Если рассуждать предельно цинично, от ротмистра Бестужева ничего более не зависит, и в дальнейших играх он совершенно бесполезен – пользы от него никакой, свое дело он сделал… что там по схожему поводу говорилось в бессмертной трагедии господина Шекспира?

Да, вот именно… Если посмотреть на ситуацию глазами некоего циника… Что мы получим? Ежели, паче чаяния, с господином Бестужевым что-нибудь стрясется, все его венские заслуги в отыскании Штепанека словно бы пропадают начисто, поскольку в Российской империи, как и в прочих странах, мертвых награждать и повышать в чинах не принято. И если с помощью своих действительно немаленьких возможностей Штепанека в конце концов предъявит Гартунг, то именно ему чуть ли не все лавры и достанутся… Но ведь не может же оказаться… Это чересчур даже для…

Обуреваемый всеми этими хаотично пляшущими мыслями, Бестужев, тем не менее, наружно сохранял полнейшую беззаботность. Оставив попытки выскочить из экипажа или хотя бы заставить изменить маршрут, он развалился на сиденье в развязной позе натурального волжского купчика и принялся насвистывать фривольную французскую песенку «Моя ножка резвая». Серж, судя по лицу, испытавший нешуточное облегчение, сказал задушевно:

– Не беспокойтесь, господин ротмистр, когда отработаем, куда-нибудь непременно закатимся… по полной программе, maparole![4] Да, еще вот что… вы при оружии?

– Ну разумеется, – сказал Бестужев. – Браунинг всегда при мне. А что, придется…

– Нет, не то… Вы уж, пожалуйста, отдайте мне пистолет. Аркадий Михайлович настрого велел, чтобы я во время вашей беседы с… означенным господином находился в соседней комнате с оружием наготове – ради вашей полной безопасности. А я, конфузно признать, от волнения забыл пистолет дома, ехать за ним поздно… – он прямо-таки умоляюще продолжал: – У меня строжайший приказ от господина Гартунга – в соседней комнате и непременно с оружием, войдите в мое положение…

Похоже было, он опять ожидал столкнуться с перекорами – но Бестужев спокойно, деловито спросил:

– А вы, милейший, умеете обращаться с оружием?

– Помилуйте! – даже чуточку оскорбился Серж. – Еще в России участвовал в стрелковом клубе, призы имел… И здесь посещаю тиры регулярно. В нашей работе без этого нельзя, вы ж понимаете…

Бестужев вынул браунинг и отдал Сержу, отметив, что тот и в самом деле взял оружие со сноровкой человека привычного, бросил беглый взгляд, чтобы убедиться в положении предохранителя, опустил в карман…

Эта ситуация Бестужеву не понравилась еще более – белыми нитками шито, право. Не мог такого приказать опытный сыщик наподобие Гартунга: отобрать у кадрового офицера, опытного жандарма оружие и вручить его «бережения ради» человеку совершенно штатскому… Воля ваша, что-то и здесь не складывается…

Впрочем, он не сожалел, что отдал браунинг. Потому что безоружным вовсе во остался. В кармане брюк у него лежал заряженный во все гнезда английский револьвер «Бульдог», весьма справное оружие – небольшой, но калибром не уступающий армейской винтовке. Револьвер он раздобыл через Ксавье в первый же день общения с французскими собратьями по ремеслу – когда имеешь дело с анархистами, сплошь и рядом являющими собой подобие оружейной лавочки, предосторожность не лишняя, одним пистолетом не обойдешься… В Риге полтора года назад при штурме конспиративной квартиры полиции пришлось в конце концов пустить в дело пулеметы – очень уж плотный огонь из маузеров их встретил…

– Да объясните вы, в конце концов, что за персона ко мне придет на встречу? – спросил он требовательно.

– Я вам все на месте объясню, – твердо ответил Серж. – Извините, вы же офицер, должны понимать, что такое приказ… У меня приказы самые точные и недвусмысленные, обязан им следовать… Времени более чем достаточно, я вам сначала дам прочитать интереснейшие материалы, а потом, когда изучите, все и объясню, как велено Аркадием Михайловичем…

– Ладно, ладно… – проворчал Бестужев, притворяясь раздосадованным. – Уж потом я с Аркадием Михайловичем поговорю подробно и обстоятельно касаемо его привычек…

– Воля ваша! – воскликнул Серж. – Как вам будет угодно! А сейчас я строгим инструкциям должен следовать, вы уж не держите на меня сердца… Приедем скоро, пустяки остались…

Бестужев плохо знал Париж – но кое-какое представление о нем все же имел. Вокруг давно уже тянулась несомненная окраина города – отдельно расположенные виллы, парки, небольшие домики с обширными огородами… где-то за внешними бульварами… но линию городских укреплений они еще не миновали… Вожирар? Отейль? Пасси? А какая, собственно, разница?

– Ну вот, уже и приехали… – облегченно вздохнул Серж.

В сгущавшихся сумерках экипаж проехал по неширокой аллее и остановился у кованых решетчатых ворот. Подобная же ограда окружала небольшую двухэтажную виллу, более похожую на дом с мезонином – прямо-таки миниатюрную, едва ли не игрушечную, чем-то походившую на вычурное пирожное с противня кондитера. Идеальное местечко для устройства любовного гнездышка… или для потаенных встреч, свойственных людям их ремесла. Тишина, уединение, совершеннейшее отсутствие всех и всяческих соседей, а также дорог с оживленным движением… Тут хоть из пушки пали…

Серж остался в экипаже – а глядя на него, и Бестужев. Тем временем Шарль, он же Пантюшка, проворно распахнул ворота, вновь запрыгнул на облучок и довез их до самого крыльца. Ни одно окно в крохотном красивом домике не горело.

– Пожалуйте, – сказал Серж, и Бестужеву вновь послышалось в его голосе нескрываемое волнение.

Он вылез. Показалось ему, или на втором этаже от окна проворно отпрянула тень, более темная, чем окружающий ее сумрак? В самом ли деле это было бледное пятно лица? Кто ж знает, могло и показаться…

– Позвольте, я первым, – заторопился Серж, обгоняя его на крыльце. – В доме никого, нужно еще свет зажечь…

Распахнув входную дверь, он чиркнул восковой спичкой, высоко ее подняв. Миниатюрная прихожая, вполне соответствующая по пропорциям кукольному домику, неразличимые картины на стенах, слева лестница на второй этаж, справа две двери… Туда Серж и двинулся впереди Бестужева, освещая ему дорогу, приговаривая:

– С освещением заминка, никак не соберемся наладить… И газовая магистраль далеко проходит, и электрические провода тянуть – в копеечку встанет… Не столь уж часто и используем, вот и обходимся по старинке, канделябрами… Сюда пожалуйте.

Бестужев осторожно шел следом. Походило на то, что Серж в который уж раз брешет как сивый мерин – на стене слева и справа Бестужев мимоходом углядел предметы, как две капли воды походившие на газовые рожки для освещения, и, судя по отсутствию видимых следов какого бы то ни было вторжения мастеров, рожки установлены давненько… как этот факт связать с тем, что газовая магистраль «далеко»?

– Вот здесь мы его и подождем, – сказал Серж.

Он подошел к столу, чиркнул второй спичкой и ловко зажег керосиновую лампу с вычурным розовым абажуром, более уместную в будуаре кокетки, нежели в достаточно строго обставленном кабинете, где они, насколько можно ориентироваться, сейчас находились. Лампа осветила стол, на коем лежала довольно толстая папка уныло-канцелярского вида, а еще стояла бронзовая пепельница в виде кленового листа.

– Располагайтесь, господин ротмистр, – сказал Серж. – У вас примерно три четверти часа, чтобы изучить бумаги, а их там немало, так что приступайте уж. А потом поговорим…

Лампа освещала только стол, а все остальное было погружено во мрак – но Бестужев успел заметить, что, кроме той двери, через которую они сюда вошли, имеется еще одна. Когда он сядет, дверь эта окажется точнехонько у него за спиной. А ему, соответственно, выпадет сидеть в круге света посреди тьмы, как… Как мишень, если смотреть на вещи вовсе уж пессимистически, то есть с максимальным приближением к реальности, к невидимому посторонним миру интриг, слежки и прочих неприглядных хитросплетений.

– Вы уж не теряйте времени, – настойчиво сказал Серж. – Вам нужно успеть, уложиться…

– Да, конечно, – сказал Бестужев.

Нарочито шумно отодвинул стул, но садиться не спешил – что-то расхотелось ему поворачиваться спиной к Сержу с его двумя пистолетами в карманах пиджака и вдобавок непонятными бумагами, оттопыривавшими внутренний карман…

– Не возражаете, если я вас на какое-то время оставлю одного? – спросил Серж. – Тут есть кухонька, спиртовка и все такое… Вы ведь не откажетесь от пунша?

– Никоим образом, – сказал Бестужев.

– Вот и прекрасно, – сказал Серж. – Вы читайте, читайте, я тем временем похозяйничаю…

Его голос прямо-таки звенел от нешуточного напряжения, оказавшегося, надо полагать, для этого хлыща чрезмерным. Бестужев окончательно уверился, что дело нечисто, но никаких догадок строить не спешил, потому что это сейчас бессмысленно…

– Да, конечно, – сказал он совершенно спокойным, даже беззаботным тоном. – Сделайте одолжение…

Серж вышел, чересчур шумно хлопнув дверью.

Оставшись в одиночестве, Бестужев так же нарочито шумно отодвинул стул еще подальше от стола, уселся. Со своего места он не дотянулся бы до папки, но и не собирался этого делать. Если худшие его предположения верны, папка играла ту же роль, что кусочек сыра в крысоловке, а значит, ею следовало пренебречь…

Опустив руку в карман брюк, он достал револьвер, небольшой тяжелый, положил руку с оружием на колени и крепко зажмурился, отвернув к тому же лицо от стола с лампой – чтобы глаза, когда их придется открыть, уже попривыкли к окружающему мраку…

И обратился в слух. Не исключено, что от этого зависела жизнь. Тишина стояла совершеннейшая, вязкая

За спиной у него, на расстоянии всего-то шагов шести, раздался тихий звук, более всего похожий на негромкий шум, производимый опускавшейся дверной ручкой, на которую осторожненько нажали с той стороны… Дверные петли, судя по весу, были обильно смазаны, но все равно, тихо-тихо приоткрывавшаяся дверь никак не могла распахнуться совсем уж бесшумно…

Особого возбуждения не было – только рассудочный охотничий азарт, уж столько раз испытанный в жизни.

Палец лежал на спусковом крючке.

Дверь открылась.

Усилием воли заставив себя выждать пару томительных секунд, растянувшихся на целую вечность, Бестужев, все еще не открывая глаз, ухитрившись не опрокинуть стул, прянул вправо, развернулся в сторону распахнувшейся двери, где явственно виднелась человеческая фигура. Коридор так и оставался темен, но, когда Бестужев открыл глаза, смог разглядеть специфическую позу оной фигуры – правой руки не видно, как будто ее и нет, но это означает, что она вытянута в направлении стола…

Вспышка пламени, громыханье выстрела – но направлен он был в ту сторону, где Бестужева уже не было, врага удалось упредить на пару-тройку мгновений… Со звоном разлетелось оконное стекло – и Бестужев, не меняя позиции, ответил сразу тремя выстрелами – для надежности. Плавным пируэтом балетного танцора переместился левее. И в четвертый раз жать на спусковой крючок не стал: фигура, подломившись в коленках, шумно осела на пол, и тут же о паркет тяжело брякнулось нечто металлическое и немаленькое, судя по стуку.

Стояла прежняя тишина, только в комнате теперь удушливо воняло тухлой пороховой гарью, да с того места, где рухнул пораженный противник доносились довольно мерзкие отзвуки вроде похлипывания и царапанья, становившиеся, впрочем, все тише…

Бестужев прижался к стене рядом с дверью, в которую удалился Серж, держа на прицеле распахнутую. Шло время – мучительно медленно текло, как заросший ручей – а вторжения новых неприятелей так и не последовало. Зато дверь рядом с ним распахнулась, и Серж напряженно вопросил с порога:

– Готов он, Степа?

Вслед затем осторожненько, такое впечатление, на цыпочках, двинулся в комнату. Не усмотрев у него в руках оружия, Бестужев встретил «коллегу», как подобает – молодецким ударом в скулу, от всей души, со всем расположением, так что Серж отлетел к стене, шумно к ней приложился и едва не сполз на пол. Не дав ему упасть, Бестужев оказался рядом, сгреб за ворот, упер меж глаз короткое револьверное дуло, еще пронзительно вонявшее гарью, спросил яростным шепотом:

– Кто еще в доме? Застрелю, сволочь!

– Н-никого… – прошептал полузадушенный Серж, даже не пытаясь выдираться. – Никого больше, Христом Богом… Ваше… господин ротмистр… мы ж не сами… велено было…

– Тихо! – вовсе уж страшным шепотом приказал Бестужев.

Мерзавец затих, и они еще долго пребывали в этой позе. Как ни прислушивался Бестужев, дом был наполнен этой вязкой тишиной, словно яма – гнилой дождевой водой. У него уже стали помаленьку появляться первые соображения: если он угадал, стрелок и должен быть один-одинешенек…

Однако из благоразумия выждал еще несколько минут. Потом, нажимая дулом, осведомился:

– У Пантюшки есть пушка?

– Ни б-боже мой… трус и неспособен…

– А ты, значит, способен… – мрачно констатировал Бестужев. – Зови дружка, живо! Да смотри у меня!

Он подтащил своего пленника к окну (одна створка выхлестнута тяжелой пулей, в комнату струится прохлада позднего вечера), и тот крикнул, прерывающимся голосом:

– Пантюша, сюда!

Пантелей почти моментально возник на пороге, пытаясь присмотреться к происшедшему, испуганно бормоча:

– Что ж вы так неаккуратно… над самой макушкой пуля зыкнула… в дерево шлепнула – страсть… предупредили бы, что ли, я б отошел…

Вмиг освободив карманы Сержа от тяжести двух браунингов, Бестужев одним прыжком оказался у двери и ударом колена под душу на приличное время сделал Шарля-Пантелея совершенно безопасным, после чего, не убирая револьвера, другой рукой взял со стола коробок спичек и направился к осветительным рожкам. Едва он повернул фигурное колесико, раздалось знакомое шипение вытекающего газа – с освещением обстояло совсем не так, как ему соврали… Когда загорелись оба рожка, в комнате стало совсем светло.

Пантелей охал и подвывал, согнувшись в дверях в три погибели, зажимая руками брюхо. Серж стоял на прежнем месте, боясь шевельнуться. Словом, полное благолепие, сопротивление противника сломлено, теперь можно и осмотреться…

Бестужев подошел к лежащему – тот уже упокоился совершенно, скрюченные пальцы правой руки еще подрагивали чуть заметно, но лицо застыло, как маска, уставившиеся в потолок глаза стекленели. Около тридцати, ничем не примечательного облика, одет хотя и без изящества, но прилично, физиономия, на первый взгляд, абсолютно незнакомая. Рядом с откинутой правой рукой валяется черный маузер. При виде сего оружия Бестужев легонько присвистнул, поднял брови: с маузером под полой по Парижу? Это за версту попахивает эсерами либо анархистами подобной тяжелой артиллерии, не изменяющим своим привычкам и в Европе… Серьезные люди, что и говорить…

Как военный и жандарм, много чего навидавшийся, он смотрел на новопреставленного раба Божьего без малейших эмоций, с холодным исследовательским интересом. Зато Сержа чуть ли не на изнанку вывернуло, когда зажегся полный свет – ну конечно, не видывал такого, мизерабль… А туда же…

– Бог троицу любит… – сказал Бестужев, поворачиваясь к Сержу. – Посему, а также симметрии ради, следует и вас рядом положить, стервецы… Я другую щеку сроду не подставлял… Разводить мелодрамы с позволением помолиться напоследок не будем, господа? Все равно христиане из вас поганые…

Серж рухнул на колени. До сих пор подобное Бестужев видывал только в дурных мелодрамах или в синематографе, но сцена оказалась в точности та же самая: Серж форменным образом полз к нему на коленках, подвывая от ужаса, и все его сбивчивые слова, что слетали с уст, сводились к просьбам о пощаде, поскольку они люди подневольные и всецело зависимые, принуждены были жестоким и зверообразным господином Гартунгом…

«Хороший материал, – подумал Бестужев. – Легкий… Как говорится, и кроить легко, и в клочья разодрать – без усилий…»

Пребывая все в том же полусогнутом виде, Пантелей добрался до угла и сжался там в комочек на полу, обмерев, словно жучок-притворяшка, которыми Бестужев забавлялся в детстве. Ну, персонально он в силу своей малозначимости Бестужева не интересовал вообще, так что пусть себе и дальше пообмирает…

– Излагай, сволочь… – сказал Бестужев, легонечко вразумив Сержа револьвером по ушибленной скуле. – Все выложишь – жить будешь, слово офицера… Ну?

Полязгивая зубами, временами даже натурально всхлипывая, передергивая плечами, содрогаясь пугливо в коленопреклоненной позе, Серж начал исповедоваться. Время от времени он уклонялся от темы, перемежая толковые показания всхлипываниями и мольбами, а также напоминаниями о жалком своем подчиненном положении, но Бестужев моментально обрывал его окриком, грозным жестом, а то и легоньким пинком.

Картина обрисовалась следующая. Серж с Пантелеем, будучи призваны пред светлы очи Аркадия Михайловича, получили от него неожиданное, прямо-таки ошеломительное поручение, каковое все же взялись исполнить, поскольку Гартунг при невыполнении или исполнении с ошибками и промахами обещал обоим до конца дней французскую тюрьму – а угроза эта, оба знали, была вполне осуществимая…

Сержу следовало незамедлительно явиться к своим знакомцам из боевой организации эсеров и сообщить неприятную новость: что разгульный волжский купчик Ванька Руссиянов на самом деле – прожженный агент охранного отделения; что означенный цепной пес самодержавия сюда для того и прибыл, чтобы в компании с Гартунгом посредством какой-то коварнейшей затеи расправиться чуть ли не со всей парижской революционной эмиграцией; что у него карманы набиты некими серьезнейшими письменными уликами против означенной эмиграции; что он, прилипнув, как банный лист, пытается завлечь Сержа в секретные сотрудники, угрожая в противном случае изничтожить без жалости; что он в такой-то день и час назначил Сержу тайное рандеву на конспиративной квартире Гартунга, обещая продемонстрировать те самые письменные улики, а также взять подписку о сотрудничестве и окончательно завлечь в свои поганые сети…

Любой, кто более-менее был знаком с боевой организацией эсеров, мог и без пространных объяснений предугадать их реакцию на подобные новости: они, конечно же, немедленно отрядили в сей особнячок своего мастера, дабы тот почествовал шпика свинцом, а все бумаги, естественно, старательно из карманов выгреб. Впрочем, по словам Сержа, первоначально высказывались и мысли захватить цепного пса живым и допросить тщательно, но от нее вскоре отказались: жандарм тоже не мальчик, противник опасный, а здесь все же не богоспасаемое отечество, в Париже такие выходки как-то не с руки…

В развитие комбинации Сержу следовало, едва боевик покончит с Бестужевым, навеки упокоить его самого посредством браунинга. После чего засунуть ему в карман выданные Гартунгом бумаги и совместно с Пантюшкой вызвать стражей порядка. Каковым преподнести убедительную полуправду: что оба они, безупречные агенты русской тайной полиции, чью благонадежность может засвидетельствовать сам господин Гартунг, сопровождали сюда господина ротмистра для выполнения некоей известной только начальству акции. Однако, прибыв на виллу, подверглись нападению революционных боевиков, причем господин ротмистр, сразивший одного из нападавших, и сам пал от злодейской пули – и двое остальных террористов, испуганные шумом, спаслись бегством. Обоих ускользнувших следовало описать со всей конкретностью – как признался Серж, люди это были вполне реальные, alibi не имевшие. Вот, собственно, и все, без утайки, не сомневайтесь, господин ротмистр, Христом Богом… мы люди подневольные.

– Бумаги, – хмуро сказал Бестужев.

Бегло их просмотрел: парочка писем от Барцева некоему собрату по святому делу, другая переписка меж собой субъектов того же пошиба…

Не раздумывая долго, он прошел к столу, наугад выдвинул ящик. Искомое нашлось во втором: несколько листов бумаги и пара заточенных карандашей. Конечно, на столе имеется полная чернильница с тремя ручками, но если этот скот в таком состоянии будет писать чернилами, все кляксами зальет…

– Садись, мерзавец, и пиши, – сказал Бестужев. – Все, что ты мне только что рассказал. Сжато, кратенько, однако ж смотри у меня, не пропусти ничего.

– Господин Гартунг… – вякнул Серж.

– Господин Гартунг далеко, – мрачно сказал Бестужев. – А я – вот он, злой и мстительный… Или ты думаешь, скотина, что у меня рука дрогнет? Зря…

Серж, прямо-таки стеная, плюхнулся на стул, схватил карандаш и принялся писать. Бестужев время от времени заглядывал ему через плечо, а разок ласково похлопал стволом «Бульдога» по уху – после очередной заминки. Пантелей смирнехонько сидел в своем углу, такое впечатление, даже не дыша, радостный, что пока что не требуется. Четвертый, находившийся в комнате, был уже, как легко догадаться, индифферентен ко всему мирскому…

Бестужев испытывал, надо признать, смешанные чувства. Как человек, как офицер, руководимый кодексом чести, он кипел от негодования, да что там, откровенной ярости. И в то же время, как опытный жандарм, какой-то трезвой частичкой сознания не мог не отметить про себя, что комбинация Гартунга, если отрешиться от всего прочего, крайне изящна, как и подобает отличному знатоку шахмат…

Убийство революционными боевиками русского жандармского офицера в Париже – это уже нечто из ряда вон выходящее. После такого и либеральная французская Фемида непременно должна преисполниться деловой суровости. Завершись все успешно с точки зрения Гартунга, Аркадий Михайлович мог бы нанести весьма даже неслабый удар по эмиграции всех толков, мастей и идейных направлений: кого-то крепенько прижать, кого-то, вероятно, с помощью французской полиции заполучить в Россию, возможно, прищемить революционные типографии на бульваре Сен-Жак и проспекте д'Орлеан… Одним словом, устроить, пользуясь местными идиомами, неплохую Варфоломеевскую ночь господам доселе недоступным эмигрантам… Двух зайцев ухлопал бы Аркадий Михайлович, незаурядного ума и превеликой подлости человек: и серьезный удар по эмиграции нанести, и, избавившись от Бестужева, выступить главным победителем в деле Штепанека, что влекло за собою некоторое перераспределение почестей и наград… Умнейший все же человек… И мерзавец первостатейный. Так – нельзя. Совершенно против чести.

Ярость как-то незаметно перетекла в унылую, можно бы даже выразиться, философическую печать. Бестужев не был ни идеалистом, ни романтиком, он прекрасно понимал, что подлость человеческая неискоренима и существовать будет, пока сохранится сам род человеческий. Однако всякий раз, когда случалось сталкиваться с подобным среди своих, Бестужева прямо-таки бросало в тоскливое удивление, в брезгливую тоску… Всему есть рубежи и границы… Должен существовать некий предел для грязи – но начинаешь со страхом подозревать, что другие рассуждают иначе…

Он пробежал взглядом написанное. Кивнул:

– Ну, в общем и целом… Подпишитесь полным именем. Эй там, в углу! – громко позвал он, не оборачиваясь в ту сторону. – Быстренько шкандыбай сюда и тоже подпишись со всей обстоятельностью. И не притворяйся, будто неграмотный – это купеческий-то приказчик? Да и брюхо уже не болит наверняка… Живо, тварь!

Поднявшись на ноги, Пантелей заковылял к столу, тихонечко причитая под нос что-то жалостное. Пока он царапал карандашом, Бестужев обдумывал дальнейшие действия – что не отняло много времени, поскольку выбор был, знаете ли, небогат…

– Ну что же, – сказал он, аккуратно свернув листы и упрятав их в потайной карман, – пошли во двор, декаденты…

– Помилуйте, ваше!!! – прямо-таки хором взвыли прощелыги.

– Не скулите, – брезгливо сказал Бестужев. – Слово офицера, оставлю живыми… Кому говорю, пошли! – и он повел стволом револьвера.

Во дворе он заставил Пантелея настежь распахнуть ворота, уселся на облучок, подобрал вожжи. Застоявшаяся сытая лошадка встрепенулась.

– А мы как же… – промямлил Пантелей.

– Вы? – покривил губы Бестужев. – Хотите добрый совет, скоты? На вашем месте я бы немедленно бежал из Франции… или, по крайней мере, на пару недель забился бы в укромное местечко, где вас не достанет ни Аркадий Михайлович, ни сам Господь Бог. Вам же лучше, и поспособствует сохранению вашей поганой жизни. Вы что, не поняли, что и вам немного отмерено? Насколько я знаю Аркадия Михайловича, после того, как вы дали бы нужные ему показания, с обоими очень быстро что-нибудь неприятное произошло бы: кто спьяну в Сене утоп, кто застрелился от несчастной любви к шлюхе с площади Пигаль… Зачем ему такие свидетели? Коли уж он меня собирался отправить на тот свет, с шушерой вроде вас тем паче церемониться не стал бы… В общем, насчет бегства из Франции я перегнул. Забейтесь в какое-нибудь укрытие на пару недель, потом я вас непременно найду. Не пройдет это даром господину Гартунгу… Уяснили? Будете наведываться на почту возле Пер-Лашез, там, где мы с вами покупали открытые письма, Серж. Я обязательно, когда наступит надлежащее время, оставлю вам депешу… Ясно? Смотрите у меня!

Он подхлестнул лошадь и рысью выехал за ворота. Погнал экипаж по той дороге, какой они сюда приехали – не галопом, конечно, но все же достаточно быстрым аллюром. Карманы отвисли от пистолетов и бумаг. Голова работала холодно, со всей возможной практичностью.

По всем расчетам выходило, что денек-другой ему придется пробыть, по сути, на нелегальном положении. То есть засесть где-нибудь в отдаленной гостинице и носа наружу не показывать – благо, если потребуется, под рукой паспорт на имя Фихте. Даже если два эти мерзавца не кинутся к Гартунгу оправдываться, а исчезнут, как он им советовал, дражайший Аркадий Михайлович – никак нельзя его недооценивать! – быстро поймет, что Бестужев их расколол. И дальнейшие его ходы предугадать невозможно – однако есть сильные подозрения, что он постарается завершить дело. Когда-то в Маньчжурии Бестужев слышал китайскую пословицу: «Если туфли вымокли, нужно идти вброд». Вот именно… Дураку ясно, что в подобной ситуации ротмистр Бестужев начнет искать не просто сатисфакции, а официальных последствий – и уж этого Гартунг постарается не допустить. А учитывая его здешние возможности, по сравнению с коими Бестужев, откровенно говоря, сейчас не более чем букашка… Мало ли какие неожиданности возможны, мало ли какие несчастные случаи могут воспоследовать… благо всегда есть на кого свалить… Ну, скажем… Ага, был узнан революционными боевиками, с которыми сталкивался в России, и те, изверги, поторопились свести счеты… Крайне убедительно можно оформить.

Ну и, кроме того, Гартунг остается единственным в этой стране, кто знает о подлинном лице Фихте-Руссиянова. Господ из бригады по розыску анархистов можно по старой дружбе уговорить считать, что ротмистр им привиделся. Выдумать некую убедительную ложь, которую те проглотят, не сомневаясь. Большого ума и превеликой изворотливости наш Аркадий Михайлович, он же месье Ландезен…

Итак? Вариант имеется единственный: связаться телеграфно с Веной, объяснить Васильеву ситуацию и попросить содействия. Можно, конечно, плюнуть на все и потихонечку выехать из Франции, но это означает бегство с поля боя и никак иначе… Вот кстати, дома непременно нужно будет свечечку поставить во здравие полковника Васильева: без прощальной беседы с ним Бестужев, ручаться можно, ничего не заподозрил бы и сунулся в ловушку, как баран на бойню… Всю оставшуюся жизнь за Васильева молиться нужно, серьезно…

Почти той же дорогой, по которой они добирались сюда, Бестужев выехал в места более оживленные – где его экипаж два раза пытались остановить подгулявшие туземцы. Он так и не сориентировался, где находится, но не спрашивать же у редких прохожих? Извозчик, расспрашивающий добрых парижан, где именно он сейчас находится, в каком районе города… Подобное чудо-юдо непременно запомнится, это след

На безлюдной улочке Бестужев натянул вожжи, соскочил и привязал лошадь к тумбе фонарного столба, что наверняка противоречило здешним полицейским предписаниям, но ни одного стража закона поблизости, слава богу, не имелось. Ничего, не пропадет животина безвинная, не в тайге среди волков…

И быстрыми шагами направился прочь, высматривая синий фонарь, по вечерам служивший отличительным знаком парижских почтовых отделений. Пожалуй, телеграфными депешами, как ни делай их безобидными для постороннего глаза, дела не изложишь, придется написать письмо. Письма здесь перемещаются быстро, Европа, на российский взгляд, невелика, даже тесна, лишний день ничего не решает… Аркадий Михайлович, сокол наш ясный, все же не сам дьявол и в возможностях, свойственных рогатому, ограничен при всем своем уме и коварстве…

И ведь даже на дуэль не вызовешь – нельзя с такими подонками драться благородным образом…

Глава одиннадцатая

Дыхание океана

УСЛЫШАВ В ТРУБКЕ ГОЛОС Ксавье, Бестужев, так и не решивший, с чего начать разговор, на секунду замялся, потом произнес отчетливо, внятно:

– Надеюсь, вы меня узнаете, Ксавье?

Какое-то время царило непонятное молчание, потом инспектор быстро произнес:

– Не называйте никаких имен! Вы меня поняли?

– Да, конечно, – сказал Бестужев, охваченный неприятной тревогой.

– В каких вы сейчас обстоятельствах?

– Я… – сказал Бестужев, тщательнейшим образом подбирая слова. – Я переночевал в небольшой гостинице, телефонирую вам из маленького кабачка…

– Вокруг все спокойно? За вами нет слежки?

Бестужев оглянулся на крохотное помещение, еще раз окинул взглядом парочку в углу, унылого пьяницу перед графином красного, равнодушного хозяина. Ответил:

– Ручаюсь, что нет.

– Ну, хоть что-то… Помните заведение, где мы с вами говорили о разных… причудливых изобретениях?

– Конечно, – сказал Бестужев.

– Как быстро вы можете там оказаться?

Бестужев быстренько прикинул в уме:

– Примерно через три четверти часа.

– Хорошо, – сказал Ксавье. – Для надежности отсчитаем час… и еще четверть. Я вас буду ждать там. Идите со всеми мыслимыми предосторожностями, вам понятно?

– Да, но…

– Вы что, не читали утренних газет? – не без сарказма вопросил инспектор.

– Не удосужился как-то, – признался Бестужев.

– Немедленно купите газету, кое-что поймете… Всё. Через час с четвертью в том именно заведении. Все предосторожности!

И трубку на том конце провода решительно повесили. Бестужев аккуратно водворил свою на крючок, уже понимая, что произошло нечто новое – и лично для него наверняка не особенно и радостное. Кивнул толстому усатому хозяину – тот лениво наклонил голову в ответ – вышел из кабачка и, расслышав неподалеку пронзительные вопли мальчишки-газетчика, замахал рукой:

– Гарсон!

Мальчишка пулей подлетел к нему, подхватил монеты, сунул в руку свежеотпечатанный газетный лист и, не удостоив Бестужева, даже мимолетного взгляда, помчался дальше, выкрикивая все так же оглушительно:

– Русские нигилисты сводят счеты! Резня в Фонтенбло! Масса трупов! Куда смотрит полиция?

Найдя местечко неподалеку от шумной улицы, Бестужев опустился на скамейку и раскрыл газету.

Он даже не смог бы назвать те чувства, которые испытал…

Сразу под названием почтенного печатного органа огромными буквами напечатан заголовок – то самое, что вопил мальчишка. А чуть ниже – его собственная фамилия, точнее, его последняя фамилия, под которой он пребывал исключительно в Париже. Значит, вот каков оказался следующий ход господина Гартунга… Но какова прыть! Этого ни за что не придумать было заранее, Аркадий Михайлович явно импровизировал – но до чего же мастерски, скотина…

С крикливой развязностью, свойственной подобным статейкам во всех абсолютно уголках света, излагалась леденящая душу история о том, как нынешней ночью на уединенной вилле в Фонтенбло русские радикальные революционеры по известным им одним причинам устроили перестрелку, в результате чего на месте событий остались два трупа: Степан Чермазов, известный террорист из эсеров, в Российской империи приговоренный к пожизненной каторге, но ухитрившийся бежать, и Сергей Вадбольский, ни в одну партию не входивший, однако крайне близкий к эмигрантским кругам. По счастливой случайности уцелел, хотя и ранен неопасно выстрелом из пистолета, некий полицейский агент, который и сообщил, что вышеозначенную резню учинил известный ему другой эсеровский террорист, пребывающий в Париже с фальшивым паспортом на имя Ивана Савельевича Руссиянова.

Парижская полиция поднята на ноги… Агенты располагают полным описанием преступника (Бестужев инстинктивно заслонился от прохожих газетным листом)… Комиссар Ламорисьер, чьи подчиненные также задействованы в розысках, заверяет: «Этот молодчик у нас долго не пробегает, тут ему не русские леса!» Ну, дальше можно и не читать – ничего конкретного, одни рассуждения о страшных русских, которые и в Париже, признанной столице цивилизованного мира, ведут себя, как азиатские дикари…

Однако, подумал Бестужев с удивившим его самого спокойствием. Сволочь, мерзавец, гадина… но до чего хваток!

Значит, эти два обормота не послушались дельных советов Бестужева и все же поперлись к своему царю, богу и воинскому начальнику. А тот… Режьте меня, отрубите мне голову, но ручаться можно, что Сержа Аркадий Михайлович положил собственноручно – с него станется, слишком хитер, чтобы привлекать кого-то еще, да и действовать следовало быстро, так, чтобы это непременно попало в утренние газеты… Понятно, почему он пристукнул Сержа, а Пантелея все же оставил в качестве надежного свидетеля: Пантюшка, бесправный беглец, спасающийся от уголовного преследования, полностью в руках Гартунга, а за Сержем не числилось грехов, способных сделать его совершеннейшей марионеткой…

Бестужеву пришло в голову, что Гартунг, собственно, всего-навсего продолжает первоначальный замысел. Обе намеченных цели, в общем, достижимы. Удар по революционной эмиграции будет нанесен, как и задумывалось изначально. Что до Бестужева… Предположим, полиция его хватает. Он, не выдавая всей подоплеки событий, заявляет, что является жандармским офицером, а вовсе не террористом-эсером. Со временем Департамент полиции, узнав о случившемся, его слова непременно подтвердит, очистит от глупых обвинений, вырвет из цепких ручек мадам здешней Фемиды… вот только, к гадалке не ходи, когда это наконец случится, пройдет достаточно много времени, чтобы дело Штепанека успело завершиться, вполне возможно, успешно, и господин Гартунг опять-таки окажется, если так, в первых рядах отличившихся, а вот Бестужев – в крайне неприятном, уж безусловно проигрышном положении… Без сомнения, Гартунг что-то такое убедительное подготовил, чтобы предстать не противником Бестужева, не злоумышлявшим на его жизнь, Боже упаси, а, наоборот, благородным спасителем… Не мог он такого не приготовить… Черт с ними, с наградами и лаврами, но Гартунг непременно выскользнет из этой истории да еще и в героях сыска ходить будет… И ничего не докажешь, собственноручные показания Сержа, лежащие сейчас в потайном кармане, с его смертью становятся едва ли не полностью бесполезными, а Пантюшка от всего отопрется… если только жив останется к тому времени… а ведь, скорее всего, и переселится туда, где нет ни печали, ни воздыхания… В этой ситуации любые попытки Бестужева добиться справедливости и объяснить истину, будем реалистами, цели, скорее всего, не достигнут: Аркадий Михайлович, благороднейший джентльмен с огромными заслугами на ниве сыска, на Бестужева даже не обидится, а будет смотреть скорбно, сочувственно головой качать, печально молвить о юношеской горячности и неопытности иных ротмистров, не распознавших в происшедшем самую подлую провокацию со стороны революционеров… И это ему будут сочувствовать, а не Бестужеву, это ему поверят. Поскольку единственное доказательство, три листка, исписанных карандашом беглым почерком, в общем, в свете происшедших изменений ни черта не стоят… И Бестужеву поневоле придется очень быстро уняться, если он станет упорствовать, на него совершенно искренне посмотрят, как на умом тронувшегося, а там и явное неудовольствие выскажут – таков уж расклад. Выскользнет, мерзавец, в героях ходить будет, в вожделенных генеральских чинах, пусть и штатских – такова, господа мои, суровая реальность. Неуязвим получился наш Аркадий Михайлович.

И, собственно, кто сказал, что убивец Руссиянов непременно доживет до финала? А не получит, скажем, пулю от нервничающего французского агента? Известно, как можно провернуть такое дельце: всего-навсего втолковать охотникам, что беглый убивец крайне опасен, уж так опасен, невероятно… Что русская полиция, собственно, и не настаивает на взятии его живым – а вот безопасностью французских полицейских, рискующих получить пулю от взбесившегося монстра, всерьез озабочена, по братской солидарности… Случается еще смерть от рук сокамерников, нечаянное отравление, да много чего еще… Такой поворот сюжета тоже следует на всякий случай учитывать, хотя непонятно пока, как от него защититься…

А впрочем, излишне драматизировать свое положение не стоило, имелись и светлые моменты – это вовсе не попытка самоуспокоения, а трезвый расчет, продиктованный собственным опытом и знанием сыскного ремесла. Прежде всего – трудности поиска и задержания. Совершенно та же ситуация, в какой он оказался в Вене, когда по его следу готова была пуститься императорско-королевская тайная полиция. Его фотографий в распоряжении местной полиции не имеется, есть лишь описание внешности, самой, нужно сказать, прозаической внешности, без особых примет. Известно, как трудно даже опытным агентам в таких случаях безошибочно высмотреть нужное лицо в толпе. Именно по этой причине, кстати, они не станут торопиться со стрельбой, есть нешуточный риск ошибиться и подстрелить совершенно постороннего, а мы ведь во Франции, где пресса всегда готова смачно и обстоятельно поглумиться над полицией, а господа депутаты ради лишней популярности подобного скандала ни за что не пропустят. Так что не все так мрачно…

Далее. Чрезвычайно трудно вычислить в городе с населением более миллиона человек одиночку, у которого не имеется каких-либо привязок: политических либо криминальных сообщников, семьи, родных и друзей, определенного места жительства, любимых кафе, других облюбованных местечек. Одиночку, прилично одетого, располагающего немалой суммой денег, а также чистым паспортом…

Вот именно! Паспорт на имя Руссиянова следует уничтожить нынче же, не откладывая. Зайти в ближайший кабачок, посетить ватерклозет, странички изорвать и смыть в клозетную чашку, обложку выкинуть в ближайшую урну. И зловредный убивец Руссиянов перестанет существовать. Останется господин Фихте. Гартунгу это имя неизвестно, как и всем прочим… кроме Бахметова, обретающегося здесь же… но о Бахметове Гартунг не осведомлен, следовательно, в ближайшее время на него не выйдет. В случае задержания господин Фихте будет с неподдельным возмущением отрицать всякую свою связь с кровавым убийцей Руссияновым и требовать защиты у российского консульства… интересно, как из этой коллизии выпутается Гартунг? Паспорт самый настоящий, мало того, едва в Санкт-Петербурге станет известно об аресте некоего Фихте, моментально подключатся силы, которым Гартунг не посмеет сказать и слова поперек. Паспорт, правда, не отмечен ни в консульстве, ни в префектуре, но Гартунг сам говорил, что на такие вещи здесь не обращают внимания… Одним словом, самое время вспомнить старую притчу о двух лягушках, попавших в крынку с молоком, об участи той, что отказалась от борьбы, и той, что боролась до последнего. Побарахтаемся еще, черт возьми!

…Никак нельзя было сказать, что инспектор Ксавье мрачен – это означало бы сгладить ситуацию. Инспектор был хмур, как грозовая туча…

– Ну вот, – сказал он нетерпеливо. – Прошло уже около четверти часа, и вы убедились, что никто не собирается врываться следом за мной, чтобы наброситься на вас… Вы вошли позже, значит, наблюдали за зданием и убедились, что я никого не привел ни с собой, ни за собой… Перейдем к делу?

– Да, самое время, – Бестужев криво усмехнулся. – Простите, но в подобной ситуации и вы не доверяли бы никому на свете. Не правда ли?

– Да, пожалуй… – Ксавье досадливо передернул плечами. – Излагайте вашу версию событий. С трактовкой произошедшего месье Гартунгом я уже знаком, теперь следует выслушать и вас… Прошу.

Бестужев не в первый раз убедился, что этот молодой человек – хороший полицейский. Ксавье слушал словно бы отрешенно, будто бы даже невнимательно, но время от времени небрежным тоном задавал вопросы – и всякий раз весьма толковые. Бестужев рассказал все, об одном умолчал – об имевшемся у него чистехоньком паспорте. У всякого доверия должны быть свои пределы.

– Весьма интересно… – медленно сказал Ксавье. – Ну что же, не будем ходить вокруг да около, господин майор, у меня крайне мало времени… То, что вы рассказали, выглядит гораздо более убедительным, нежели версия событий, представленная месье Гартунгом. Еще и оттого, что я, смею думать, составил о вас некоторое представление – ну, а мнение о месье Гартунге у меня сложилось давно… – он помолчал с крайне дипломатичным видом. – Мотивы, по которым он поступает именно так, в вашем изложении предстают крайне убедительными и ничуть не противоречат сложившемуся в моем представлении образу данного господина… Старые, как мир, побуждения… В общем, я на вашей стороне. Слово дворянина.

Бестужеву стоило бы радоваться, но он опустил глаза, переживая нешуточный, горький и жгучий стыд, – речь как-никак шла о престиже империи вообще и российской жандармерии в частности. То, что Гартунг сотворил, престижу этому наносило определенный урон – пусть даже Гартунг погон не носил отроду и к Корпусу не имел ни малейшего отношения, но именно он представлял здесь ведомство… Ксавье скупо улыбнулся:

– Ну и, в конце концов, вы ничуть не похожи на опасного сумасшедшего, одержимого манией убийства. Я не врач, но все же как полицейский, некоторое представление о таких вещах имею…

– Очень мило, – сказал Бестужев с натянутой улыбкой. – Это кто же объявил меня таковым? Уж не наш ли общий знакомый?

– Совершенно верно. Изложенная газетами версия весьма отличается от той, что месье Гартунг преподнес бригадиру и нам. По его словам, вы – отличный офицер, толковый служака… но, к сожалению, давно уже проявляли признаки серьезного психического расстройства, вызванного контузиями на фронте, гибелью любимой супруги от рук террористов, другими тяжкими жизненными обстоятельствами. По его словам, его еще до вашего появления предупредили об этом из Петербурга и попросили присматривать бдительно, поскольку там считают, что дело зашло слишком далеко и у вас возможен нервный срыв. По словам Гартунга, этот срыв именно что и произошел. Вместо того чтобы задержать на той вилле опасного террориста, вы его застрелили, уже скрученного и обезоруженного, а потом в вас словно бес вселился – вы застрелили собственного помощника, несчастного месье Сержа, легко ранили другого агента, чудом не угодили в лоб Гартунгу… После чего бежали в ночь, в неизвестность… Гартунг не питает к вам ни малейшего нерасположения, наоборот, он полон искреннего сочувствия и озабочен вашей судьбой… но поскольку выплывшая наружу правда нанесла бы удар по престижу российской тайной полиции и вызвала бы ненужную огласку следовало, по предложению Гартунга, представить газетам ту версию, что вы уже успели прочитать… Одни революционеры, никаких повредившихся рассудком жандармских офицеров, никаких павших от своей же руки тайных агентов…

– Ага, – сказал Бестужев. – Чего доброго, он вовсе не пытался добиться, чтобы в меня предосторожности ради палили без предупреждения?

– Нисколько, – сказал Ксавье. – Наоборот, он всячески подчеркивал, что вас следует брать целым и невредимым… и ради вашего же блага немедленно отправить в лечебницу, где врачи незамедлительно приступят к процедурам, инъекциям и прочим необходимым средствам…

– И они, конечно, приступят незамедлительно, – горько усмехнулся Бестужев. – Коли уж сведения о «больном» исходят от столь высокопоставленной и уважаемой персоны?

– А как бы вы поступили на их месте? – с вымученной усмешкой пожал плечами Ксавье.

Бестужев ничего не мог с собой поделать – оставляя в стороне все прочее, он испытывал нечто вроде нешуточного восхищения Гартунгом, как охотник восхищается зверем, а врач особенно заковыристым болезнетворным микробом. Ничего не скажешь, умен и коварен, ни простоты, ни вульгарности, напоминает скорее какого-нибудь исторического интригана времен Возрождения, этакого Чезаре Борджиа. Из тех, кого никак нельзя назвать мелкими, примитивными… Злая интрига, возведенная в степень высокого искусства…

Ну восхищаешься невольно, и все тут! Тонко придумано, изящно сработано, чтоб его черти драли… И труп ротмистра Бестужева (все равно, подстреленного паникующим агентом или зарезанного сокамерниками), и ненароком оставшийся в живых Бестужев в лапах французской полиции равно таят в себе определенную угрозу для Гартунга. А вот проведший какое-то время в парижском желтом доме, напичканный лекарствами ротмистр Бестужев – ни малейшей. Авторитет французских психиатров высок. Авторитет Гартунга в Департаменте – тоже. Кто станет всерьез прислушиваться к бывшему пациенту французского бедлама? Вежливо спровадят, мягонько выпихнут в отставку с хорошей пенсией, посочувствуют и забудут в с ё… Ах, Аркадий Михайлович… Он отыскал-таки способ добиться всех своих целей и устранить все возможные угрозы. Правда, для успеха нужно, чтобы Бестужев непременно попался… А это еще вилами по воде писано… Но если сцапают, все пройдет, как по нотам. Кто будет уличать Гартунга в том, что его не предупреждали из Петербурга о развивающемся безумии Бестужева? Не Ламорисьер же. А в Петербурге он, разумеется, скажет, что ротмистр на его глазах подвинулся разумом, вот и пришлось…

– Но Руссиянова, конечно же, ищут всерьез? – сказал Бестужев.

– Именно что Руссиянова, – кивнул Ксавье. – Вы сами представляете, как полиция в таких случаях действует… С этим паспортом вам ни за что не выехать из страны.

– Я и не собираюсь пока что, – сказал Бестужев. – Что еще у вас слышно?

– Бригадир Ламорисьер по настоянию Гартунга использует этот прискорбный инцидент, чтобы нанести нешуточный удар по вашей революционной эмиграции. («Ага, он и этого добился», – констатировал Бестужев). Деталей я не знаю, не вовлечен, но удар будет серьезный. Вообще… По кое-каким донесениям агентуры у меня сложилось впечатление, что мосье Гартунг чуточку нервничает в этом вопросе, словно сам ждет некоего удара от своих подопечных. Есть основания думать именно так, хотя я и не представляю, в чем удар этот должен заключаться, разве что обычное покушение…

У Бестужева были на этот счет кое-какие соображения, но он промолчал – ну да, те самые границы доверия, престиж ведомства, правила игры…

– Между прочим, прошли первые допросы Гравашоля, – сказал Ксавье. – Он действительно намеревался совершить покушение на его величество короля Италии… и вот тут перед бригадиром встали нешуточные сложности. Следует полностью исключить всякое упоминание о Штепанеке. Никакого Штепанека не было. Понимаете, кто на этом категорически настаивает?

– Разумеется, – кивнул Бестужев.

– В общем, эту загвоздку удалось преодолеть – Гравашоль человек разумный, идет на некоторые компромиссы… Не исключено, что мы с вами можем попасть в список награжденных, о котором всерьез заговорила итальянская сторона…

– К черту! – сказал Бестужев нетерпеливо. – Что Штепанек?

– Вот тут мне вас порадовать нечем, – сказал Ксавье с неподдельным унынием. – И он, и мадемуазель Луиза словно растворились в воздухе. Она оставила в отеле весь свой багаж, я подозреваю, у нее был некий план отхода, который начал осуществляться немедленно после того, как она, если можно так выразиться, воссоединилась со Штепанеком… В фирме Хорнера она более не появлялась, никаких следов. Соображения у меня, конечно, есть… Что сделали бы вы на ее месте?

– Немедленно попытался бы покинуть Францию, – сказал Бестужев, не особенно и раздумывая. – Либо переправиться в Англию – это гораздо ближе, чем Испания – либо здесь же, во Франции, сесть на трансатлантический пароход.

– Так и я рассуждаю, – кивнул Ксавье. – И Ламорисьер… и Гартунг. По настоянию последнего на поиски брошены нешуточные силы… вот только ситуация имеет свою специфику. Мы не можем официально преследовать ни ее, ни инженера. Нельзя ни словечком упоминать ни о бриллиантах, ни о приятельстве Штепанека с Гравашолем… это не нужно не только Гартунгу, но и вообще русской полиции, я правильно понял?

– Да, – сказал Бестужев. – А то еще, не дай бог, попадут в руки вашей Фемиды, но это нам совершенно ни к чему…

– Я понимаю, – сказал Ксавье и улыбнулся с некоторым озорством. – Господин майор, я прекрасно помню наш разговор о «Трех мушкетерах»… точнее, его продолжении… в общем, о баронстве, скачущем на одном коне с Бофором… Я приложу все силы, чтобы первым о достижениях, если они будут, узнали вы. Это для меня в некоторой степени и вопрос чести, у меня есть свои побуждения, простирающиеся далее мечты об ордене… хотя и орден вещь неплохая… От вас требуется одно: просто-напросто притаиться где-либо на некоторое время. Вам необходима моя помощь в этом?

– Право же, нет, – с легкой улыбкой сказал Бестужев.

Ксавье ответил такой же улыбкой:

– Ну значит, я правильно догадался… Если вы не просите о помощи, у вас есть либо надежное убежище, либо надежный запасной паспорт…

– Вы хороший полицейский, Ксавье, – сказал Бестужев.

– Рад слышать. К сожалению, мой бригадир придерживается противоположного мнения… но я постараюсь это пережить. И дать ему случай изменить точку зрения.

Ну, и здесь мотивы на поверхности, подумал Бестужев с некоторым облегчением. Уязвленное самолюбие, желание уесть начальство, нешуточное честолюбие и мечта об ордене… Но, в отличие от Гартунга, сей молодой человек не склонен к подлостям, а следовательно, на него можно полагаться… А поскольку о здоровом цинизме забывать не след, можно выразиться и иначе: молодому инспектору крайне выгодно играть на стороне Бестужева, а не против него.

– Договорились, – сказал Бестужев. – Я буду сидеть тихо, как мышка, и ждать результатов. Все равно сам я ничего предпринять не в состоянии… На вас вся надежда.

…Выйдя из дома по улице Мари-Роз, Бестужев слежки за собой не обнаружил: строго говоря, только теперь можно быть уверенным, что Ксавье де Шамфор до последнего момента играл честно. Он и поселил Бестужева в эту крохотную съемную квартирку – то ли конспиративную полицейскую, то ли просто имевшую некоторое отношение к полиции. Здесь Бестужев и просидел безвылазно более чем двое суток – которые, он был уверен, придется вспоминать как худшее время в жизни. Потому что нет вещи тягостнее, чем долгое ожидание, да вдобавок события могут развернуться совершенно непредсказуемо, по нескольким вариантам, среди которых хватает и скверных…

В кармане лежало только что полученное письмо от полковника Васильева. Старый волк политического сыска писал шифром именно то, чего Бестужев, в принципе, и ожидал: нужно не торопиться, не пороть горячку, по возвращении в Петербург крайне деликатно обсудить ситуацию с ответственными, серьезными людьми, поскольку дело крайне деликатное… И все такое прочее. Полковник был совершенно прав, именно так и следовало поступить – вот только на душе присутствовал нехороший осадок. Ну, хорошо еще, что свои знают, в каком положении он очутился, а значит, есть шанс, что при скверном обороте дела…

Несильный, но чувствительный толчок чем-то твердым в поясницу оказался настолько неожиданным, что Бестужев едва не упал – он шагал, расслабившись, погруженный в свои мысли и никак не ожидал подобного.

Резко обернулся, в первый миг потянувшись даже к револьверу в кармане брюк, но тут же убрал руку. Все оказалось гораздо проще и неопаснее: невысокий господин в котелке одной рукой вел по тротуару велосипед, а в другой держал развернутую газету и определенно пытался читать ее на ходу, отчего и случился с ним небольшой конфуз…

– Простите, сударь… – произнес виновник инцидента на французском. – Я, право, виноват…

Он выглядел удрученным – но в то же самое время чертовски нетерпеливо косил глазом в газету, словно там было напечатано нечто важное, касающееся его лично: ну, скажем, неожиданное наследство от дяди-миллионщика… Судя по лицу, вычитанные господином в котелке новости именно что радостные для него…

– Пустяки, – отозвался Бестужев. – Не стоит извинений…

Он произнес это тоже на мелодичном наречии Вольера, Руссо и анархиста Гравашоля, хотел было идти дальше…

Два события произошли одновременно. Он узнал этого, в котелке, и ошибиться никак не мог: рыжеватая бородка, сократовский лоб, характерный прищур, острый и умный… Вот так встреча, кто бы мог предполагать… Ульянов, он же Ленин, он же Тулин, Карпов и обладатель еще десятка партийных псевдонимов… все точно, по агентурным сведениям, он снимает квартирку на Мари-Роз, буквально через три дома от нынешнего пристанища Бестужева.

Но это, в общем, не имело значения: здесь этот субъект был в полнейшей недосягаемости для Департамента… Другое оказалось не в пример более важным, Бестужев, невольно глянув на газету в руках господина Ульянова, прочитал огромные буквы заголовка…

БЕГЛЫЙ КАТОРЖНИК ВО ГЛАВЕ РУССКОЙ ТАЙНОЙ ПОЛИЦИИ!!!

Обогнав Ульянова, вновь углубившегося на ходу в чтение, Бестужев едва ли не бегом припустил в ту сторону, где слышались вопли гарсона-газетчика. И вскоре стал обладателем трех разных газет. Заголовки один другого крикливей, бульварная пресса этим живет и дышит… Вот же черт побери!

Как и пропавший из виду Ульянов, он попытался читать на ходу – но толкнул почтенного осанистого господина, а буквально через миг в него самого врезался усатый франт, пробурчавший что-то неприязненное. Опомнившись, Бестужев высмотрел пустую скамеечку под раскидистым каштаном, прямо-таки рухнул на нее и впился взглядом в аккуратные строчки.

Барцев нанес обещанный удар – неожиданный, жестокий, честно говоря, жутковатый. Газеты, пусть и в разных выражениях, подробно излагали одну и ту же сенсационную, как выражаются в Европе, новость – сведения о том, что респектабельный российский дипломат Гартунг, кавалер превеликого множества орденов, лощеный светский лев, известный всему Парижу, оказывается, долгие годы возглавлял разветвленную сеть русской тайной полиции в Париже. И это бы полбеды, но столь же подробно сообщалось… да что там, доказывалось, что настоящая его фамилия Ландезен, под каковой он и был осужден много лет назад судом Французской республики на пять лет каторги за участие в делишках мастерской, где террористы мастерили бомбы, причем все эти годы считался бесследно скрывшимся от правосудия в неизвестном направлении.

Много чего там было написано. Про прикормленных Гартунгом французских полицейских чинов. Про пикантнейшую ситуацию, сложившуюся давным-давно: когда неизвестно уже, кому эти господа из полиции служат ревностнее, родной Франции или русской жандармерии. Имена, занимаемые посты, подробно описанные случаи их тайной практики, детали секретного сотрудничества. Российские ордена и медали, денежные вознаграждения, золотые часы с выложенным бриллиантами российским императорским орлом либо без такового…

Будь Барцев хоть самим дьяволом, он ни за что не смог бы раздобыть столь обширные и точные сведения самостоятельно, своими собственными усилиями. Обязан существовать крайне высокопоставленный изменник либо в Департаменте полиции, либо в Особом отделе, а то и в Охранном. Обязан занимать немаленький пост – речь шла о вещах, не всякому обер-офицеру доступных. Бог ты мой, снова мерзавец в рядах, причем чуть ли не на самом верху… Это никак не может оказаться Лопухин, бывший директор Департамента полиции – не один год прошел со времен его измены, Барцев не стал бы выжидать так долго, получи он эти сведения от Лопухина наряду с разоблачением Азефа. Мерзавец, подонок, в кандалы…

Бестужев вновь испытывал двойственные чувства. С одной стороны, смело можно предположить, что отныне сам он избавлен от всех и всяческих неприятностей со стороны как Гартунга, так и его здешних высокопоставленных конфидентов – всем им теперь не до Бестужева, не до Штепанека, наверняка охвачены другими тревогами, озабочены более шкурными вопросами. С другой… Невероятной силы удар по тому особому положению, какое заняла российская жандармерия в Париже, по многолетней налаженной работе. Гартунга, конечно, никто не вздумает арестовать, его надежно хранит дипломатический статус, и он преспокойно покинет в ближайшее же время страну… Никаких сомнений, очень скоро в российском консульстве на рю Гренель появится новый дипломат, с безукоризненными манерами, скромный и обходительный, чурающийся особой публичности – и именно он примет дела… но все равно, заранее можно предсказать, что не будет уже прежних достижений, никогда более не смогут коллеги Бестужева в Париже работать так вольготно

Он решительно поднялся – шумный скандал менял кое-что в его собственной судьбе, но ничегошеньки не изменил в служебных обязанностях, в намеченном плане действий…

Возле кафе он оказался в рассчитанное время – и выждал, пока появится Бахметов, убедился, что слежки за профессором нет, и тогда только вошел.

Бахметов, оторвавшись от газеты, глянул на Бестужева, такое впечатление, с искренней радостью:

– Ну наконец-то! Я за эти дни едва не умер от скуки…

– Хотите сказать, что скучали в Париже? – слабо усмехнулся Бестужев.

– Ну, скучать-то я не скучал, здесь это невозможно, вы правы, однако безделье угнетает. Дома множество дел, незаконченные исследования, все прочее… – Его глаза озорно блеснули. – Я уж и не чаял вас увидеть после этого…

Бестужев бросил взгляд на газету: ага, экстренный выпуск, судя по крикливым заголовкам, едва ли не целиком посвященный все тому же скандалу. Долгонько теперь не угомонится пресса, а там и подключатся господа, которых следует именовать изобретенным месье Жоржем Клемансо словечком «политиканы»…

– Какие новости? – вяло спросил Бестужев, показав глазами на газету.

Бахметов хмыкнул:

– Господа российские дипломаты только что официально заявили, что «российское посольство не было осведомлено об истинном лице господина Гартунга»…

– Конечно, – устало сказал Бестужев. – А как же им еще поступать? Вижу по вашему лицу, что либеральная ваша ипостась прямо-таки цыганочку с выходом отплясывает…

– Не стану скрывать, – чопорно выпрямился Бахметов. – Согласитесь, это все настолько мерзко…

– Эх, Никифор Иванович, Никифор Иванович… – протянул Бестужев. – Нет у меня ни желания, ни времени, иначе обязательно бы вам растолковал на множестве примеров, что творили господа либералы там и сям, когда им случалось свергнуть столь нелюбезные их сердцу «прогнившие монархии» и завладеть атрибутами оных в виде армии, тайной полиции и жандармерии. Ладно, не будем об этом… Надеюсь, либеральная ваша ипостась не отвратила вас от нашего дела?

– Не беспокойтесь, – сказал Бахметов с некоторой важностью. – Я человек ответственный… И как же обстоят дела?

– Вам следует немедленно возвращаться домой, – сказал Бестужев. – Поскольку научный консультант нашей акции более не требуется. Здесь вообще никто больше не нужен, один я остаюсь… Не сочтите за труд передать в Петербурге известным вам лицам этот конверт, я набросал небольшой отчет… Он зашифрован, конечно, но у вас с этим не будет ни малейших проблем, вас ведь никто не брал под подозрение и не разыскивает. Я отправил письма, но вполне может статься, что вы их обгоните, если сядете на экстренный поезд…

– Простите, а могу я знать, что произошло? Чем кончилось? Как-никак я и так посвящен, собственно, во все секреты, касающиеся этого дела…

– Любопытство? – ощущая невероятную усталость и смертную тоску спросил Бестужев, уставясь в стол, покрытый веселенькой скатертью в сине-зелено-красную клетку.

– А вы бы на моем месте не терзались любопытством?

– Ну что же… – сказал Бестужев. – В конце концов, вы и вправду посвящены практически во все, а время у меня еще есть… Французы напали на след американской амазонки. В Шербуре. Это оказался именно что след, успевший изрядно простыть… Она взяла три билета на роскошный трансатлантический пароход, вскоре отплывающий в Америку… билеты первого класса, разумеется – чтобы отгородиться неким незримым барьером от части возможных преследователей. Умно, умно…

Три?

– Да, именно. Для себя и Штепанека наверняка… ну и, я так, прикидываю, прихватила с собой кого-то вроде телохранителя. Это только мои предположения, но весьма даже вероятные… По некоторым данным, все трое уже поднялись на борт парохода и остались там. Тоже неглупо, весьма, пароход этот английский, а следовательно, согласно международному праву является суверенным кусочком Британской империи, откуда нашу троицу можно извлечь лишь при серьезнейших обстоятельствах… а впрочем, зная британскую спесь, с уверенностью можно предсказать, что любые попытки это сделать если не провалятся, то опоздают. Да и нет «серьезнейших» обстоятельств, точнее, их попросту нельзя предъявлять открыто…

Очень тихо и серьезно Бахметов спросил:

– Так что же, все рухнуло?

– Да нет, – сказал Бестужев. – Пока еще нет. Я через три часа выезжаю в Шербур. Как удалось выяснить, билетов еще достаточно, казенных денег хватит, чтобы плыть первым классом… Я все изложил в отчете, но вы и на словах передайте: другого выхода попросту нет. Либо помахать им вслед платочком, либо попытаться как-то повернуть ситуацию, будучи на пароходе. У меня нет приказа так поступать… но у меня и нет приказа, запрещающего это делать. Никаких приказов и инструкций у меня нет, так вышло, вот я и действую самостоятельно…

– Однако! Изрядная авантюра…

– Ну почему? – пожал плечами Бестужев. – Всего-навсего попытка хоть что-то сделать, раз это возможно. Я не могу отступить, пока есть зыбкая возможность хоть что-то предпринять. Так и передайте там, в Петербурге. В случае неуспеха я всего-навсего потрачу зря некоторую сумму казенных денег… но вряд ли кого-то будут волновать такие мелочи. Пусть зыбкий, но все же шанс… Давайте прощаться? Мне собираться пора. Нужно озаботиться кое-каким багажом и переменой одежды – как-никак первый класс роскошного парохода, если я явлюсь туда лишь с саквояжиком, это будет выглядеть странно и привлечет ненужное внимание…

– Подождите! А как называется пароход?

– Я там все написал, – сказал Бестужев чуть рассеянно. – А впрочем, какие тут секреты… Пароход называется «Титаник».


Красноярск

Июнь 2009 г.

Примечания

1

Международное общество спальных вагонов.

2

Советник юстиции (нем.).

3

С поличным, на месте преступления (итал.).

4

Честное слово (фр.).


Купить книгу "Комбатант" Бушков Александр

home | my bookshelf | | Комбатант |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 43
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу