Book: За горным туманом



За горным туманом

Карен Монинг

За горным туманом

(Весна)

Заметишь змей с двойным языкчом

Колючих ёжиков не увидишь;

Тритонов и слепых червячков, не сделают дурного,

Не подойдут близко к нашей волшебной королеве.

Шекспир, Летний Ночной Сон

Пролог


Шотландия

1 февраля 1513

Аромат жасмина и сандалового дерева плыл среди рябин. Над ветками, усеянными росой, одинокая чайка незаметно проскользнула над затуманенным берегом и воспарила ввысь, над освященными утренним рассветом белыми песками Морара. Бирюзовые волны накатывали, мерцая прохладными хвостами сирен, на алебастровый берег.

Элегантный королевский двор Туата Дэ Данаан пестрел буйной зеленью. Лёгкие экипажи, искрящиеся алым и лимонным цветом, усыпали полумесяцем покрытый травой холм вокруг помоста.

«Говорят, он даже красивее тебя», обратилась Королева к лениво развалившемуся мужчине у подножия её помоста.

«Невозможно», его притворный смех зазвенел как хрустальный звон на ветру.

«Говорят, что его спокойная мужественность такова, что и жеребец ему позавидует», Королева скользнула взглядом из-под полуприкрытых век по своим восторженным подданным.

«Скорее уж мышь», презрительно усмехнулся мужчина у её ног. Элегантные пальцы указали в воздух, и в тумане раздались смешки.

«А в полную силу она крадёт разум женщин, забирает у них души», Королева прикрыла глаза, охваченные радужным огнём озорных мыслей. Ах, как легко спровоцировать моих мужчин! Мужчина закатил глаза, и презрение отразилось на его высокомерном профиле. Он скрестил ноги в лодыжках и устремил свой пристальный взгляд в море.

Но Королеву не обмануть. Мужчина у её ног был слишком тщеславен и далеко не так непроницаем к её уколам, как хотел показать.

«Ну же, не зли его», предостерёг Король Финб`аэра. «Ты же знаешь, каким он может быть дураком, если ранить его эго». Он нежно похлопал по её руке. «Ты его уже достаточно подразнила»

Королева задумчиво прищурила глаза. Быстро подумав, она удержала своё мстительное настроение. Расчётливый взгляд на мужчин вернул к мысли о подслушанном ею их разговоре в мучительных подробностях поздно прошлым вечером.

Вещи, о которых они говорили, были непростительны. Королева не была женщиной для сравнения и уж тем более, если это сравнение с другой не в её пользу. Она незаметно поджала губы. Её изысканно тонкая рука сжалась в кулак. Она тщательно продумала свою следующую фразу.

«Но я обнаружила, что всё, что они говорят, правда», промурлыкала Королева.

Её утверждение повисло в тишине непризнанным, ибо было слишком жестоким, чтобы придать ему лоск. Король рядом и мужчина у её ног резко вскочили. Она уже подумывала о том, что её намёк оказался недостаточно болезненным, как оба мужчины в унисон заглотили её наживку. «Кто этот мужчина?»

Наслаждаясь мужской ревностью, Королева Эльфов Эобил спрятала удовлетворённую улыбку за деликатным зевком. «Они называют его Ястребом».

Глава 1

Шотландия

1апреля 1513

Сидхи Джеймс Лион Дуглас, третий граф Далкейта бесшумно ступал по полу. Капельки воды струйками стекали с его мокрых волос по широкой груди и собирались в ручеёк меж стальных мускул его живота. Лунный свет слабо мерцал через открытое окно, отбрасывая серебристый отблеск на его бронзовой коже и создавая иллюзию, что он был отлит из расплавленной стали.

Вода в бадье уже стала холодной и была забыта. Как и женщина в его постели. И она знала это.

И ей это нисколечко не нравилось.

Слишком красив для меня,подумала Эсмерельда. Среди святых, мужчина был ядом; и долгожданным прохладным глотком, и единственным лекарством от этой отравы было его тело. Она подумала о тех вещах, что сделала, чтобы завоевать его, разделить с ним постель, и – Господи прости её – о тех вещах, что сделает, чтобы остаться.

Она почти ненавидела его за это. И ненавидела себя за это тоже. Он должен быть моим, подумала она. Она смотрела, как он бесшумно подходит к окну, открывающемуся муж двух гранитных колонн, что соединяются высокой аркой в двадцати футах над её головой. Эсмерельда презрительно улыбнулась его спине. Глупый – так незащищено и открыто стоять к ней спиной – или высокомерный. И что с того, что она лежит на массивной кровати, уставившись сквозь розовую арку в бархатное небо, усыпанное сверкающими звёздами?

Вот таким она застала его этой ночью, когда он мощно двигался в ней, пробуждая этот бесконечный голод в её крови, который только его твердо-каменная мужественность могла утолить. Она стонала под ним в величайшем экстазе, какого ещё ни разу не испытывала в своей жизни, а он вот так и смотрел в окно, будто с ним никого и не было.

Он считал звёзды?

Про себя напевал непристойные песенки, чтобы не свалиться на неё и не заснуть?

Она потеряла его.

Нет, поклялась себе Эсмерельда, она никогда его не потеряет.

«Хоук?»

«Хммм?»

Она разгладила лавандовый шёлк простыни дрожащими пальцами. «Возвращайся в постель, Хоук»

«Мне не спокойно этой ночью, милая», сказал он, играя толстым стеблем бледно-голубого цветка, росистыми лепестками которого он осыпал её шелковистую кожу полчаса ранее.

Эсмеральда содрогнулась от этой открыто бурлящей энергии, что осталась в нём. Вялая и полностью удовлетворённая, она видела, что его тело, от головы до кончиков пальцев, звенит этой нерастраченной силой. Какой же женщиной надо быть – или сколько их надо – чтобы оставить этого мужчину в сладком полудремотном удовлетворении?

Более женщин, чем она, и Бог знает, как это её ранило.

Оставляла ли её сестра его более сытым? Её сестра, что согревала его постель, пока Зэлди не нашла способ занять её место.

«Я лучше, чем моя сестра?» Слова слетели с её губ раньше, чем она смогла их удержать. Она прикусила губу, тревожно ожидая ответа.

Её слова оттянули его затуманенный взгляд от звёздной ночи, и он скользнул сквозь простор спальни и остановился на страстной черноволосой цыганке. «Эсмеральда…», мягко он проворчал.

«Я лучше?», её хриплое контральто взлетело до строптивого визга.

Он вздохнул. «Мы уже говорили об этом…»

«И ты мне не ответил».

«Перестань себя сравнивать, милая. Ты знаешь, это глупо…»

«Как я могу не сравнивать, если у тебя их сотня, нет, тысяча, чтобы сделать это, даже моя собственная сестра?» Её ровные брови нахмурились в сердитом взгляде над её вспыхнувшими огнём глазами.

Его смех раскатился по комнате. «А со сколькими меня сравниваешь ты, прекрасная Эсмерельда?»

«Моя сестра не могла быть так хороша, как я. Она была почти девственницей». Она выплёвывала эти слова почти с отвращением. Жизнь была слишком непредсказуемой, чтобы девственность могла обладать хоть какой-либо ценностью у её народа. Страсть, во всех её проявлениях, имела куда большее значение в Римской культуре.

Он поднял руку предупреждая: «Хватит». Ядовитые слова обвинений падали быстро и гневно на единственного мужчину, который смог заставить петь её языческую кровь и унять безмерную тоску меж её бёдер. Уже много вечеров подряд.

Он терпел её гнев молча, и, когда её язык успокоился, повернулся снова к своему окну. Одинокий волчий вой прорезал ночную тишину, и она отчётливо услышала ответный вопль внутри себя. Она знала, молчание Хоука – это его прощание с ней. Пронзённая этим унижением и отказом, она легла дрожа на его постель – постель, в которую, как она уже знала, её больше не позовут.

Она бы убила за него.

Именно это она и имела ввиду, минутами позже бросившись на него с серебряным стилетом, схваченным ею со столика у кровати. Эсмерельда возможно и покинула бы его, не бросив клятвы об отмщении, если бы он хотя бы удивился. Мгновенно встревожился. Или хотя бы огорчился.

Ни одной из этих эмоций он не показал. Его прекрасное лицо осветилось смехом, когда он, без усилия крутанувшись, схватил её руку, и выбитый стилет полетел в открытое окно.

Он смеялся.

И она прокляла его. И всех, кто будет после него.

А когда он закрыл ей рот поцелуями, она проклинала его сквозь стиснутые зубы, даже если её вероломное тело таяло от его прикосновений. Мужчина не должен быть таким красивым. Таким недостижимым. И таким чертовски бесстрашным.

Ни один мужчина не может отвергнуть Эсмерельду. Но он сделал это с ней, а она – нет. И никогда не сможет.

«Это не твоя вина», сказал Гримм. Они уселись на вымощенной терассе Далкейта, прихлёбывая портвейн и покуривая ввезённый табак в чисто мужской компании.

Сидхи Джеймс Лион Дуглас потёр свой безупречный подбородок своей прекрасной рукой, раздражённый лёгкой щетиной, которая всегда появлялась уже спустя несколько часов после бритья.

«Я только не понимаю, Гримм. Я думал, что ей было хорошо со мной. Зачем ей понадобилось меня убивать?»

Гримм изогнул бровь. «Что ты делаешь с девицами в постели, Хоук?»

«Я даю им то, чего они хотят. Фантазию. Моё всегда готовое тело и кровь готовы выполнить любую их прихоть».

«А как ты узнаёшь их фантазии?» изумился вслух Гримм.

Граф Далкейта мягко засмеялся с тем страстным рокочущим урчаньем, которое, как он знал, сводило с ума женщин. «Ах, Гримм, тебе всего лишь надо слушать их всем свом телом. Она говорит тебе о своих желаниях глазами, зная об этом или же и не подозревая. Она ведёт тебя своими тихими стонами. Нежным движением тела она тебе говорит, хочет она тебя сзади или сверху между своих пышных форм. Чтобы ты входил с нежностью или с силой; желает она в тебе нежного любовника или ищет зверя. Хочет, чтобы её губы целовали или жадно пожирали подобно дикарю. Нравится, чтобы её груди…»

«Картина ясна», прервал Гримм, с трудом сглатывая. Он смущённо поёрзал в кресле и скрестил ноги. Скрестил их заново и оттянул килт. Ещё раз скрестил и вздохнул. «А Эсмерельда? Её фантазии ты понимаешь?»

«Даже слишком хорошо. Одна из них это быть Леди Хоук».

«Она должна понимать, что этому не бывать, Хоук. Все знают, что ты уже почти женат с тех пор, как Король Джеймс издал указ о твоей помолвке».

«И почти погиб. И не хочу об этом говорить».

«Время бежит быстро, Хоук. И тебе не просто придётся об этом говорить, но и ещё кое-что – например, съездить за своей невестой. Срок почти истёк. Или ты не волнуешься об этом?»

Хоук бросил на Гримма разъярённый взгляд.

«Всего лишь пытаюсь. Осталось каких-то жалких две недели, помнишь?»

Хоук бросил пристальный взгляд на прозрачное ночное небо, усыпанное сверкающими звёздами. «Как могу я забыть?»

«Ты, правда, считаешь, что Джеймс осуществит все свои угрозы, если ты не женишься на девице Комин?»

«Абсолютно», ровно сказал Хоук.

«Я только не понимаю, почему он тебя так сильно ненавидит».

Сардоническая ухмылка скользнула по лицу Хоука. Он знал, почему Джеймс ненавидел его. Тридцать лет назад родители Хоука унизили его тщеславную душёнку. И так как отец умер до того, как Джеймс смог бы ему отомстить, его гневный взгляд обратился на Хоука.

Долгих пятнадцать лет Джеймс контролировал каждую минуту его жизни. За пару дней до завершения его службы, Джеймс изобрёл план как и дальше влиять на его жизнь. Согласно королевскому указу, Хоук был обязан жениться на девице, которую он не знал и не хотел. Старая дева-отшельница, по слухам была довольно страшна и, несомненно, не в своём уме. Таков был хитроумный приговор Короля Джеймса. «Кому постичь глубины умов королей, мой друг?», ловко избежал ответа Хоук, четко поставив точку в их беседе.

Мужчины какое-то время провели в тишине, оба думая о разных причинах, уставившись в бархатное небо. Филин тихо ухнул в саду. Сверчки исполняли свой чудный концерт, отдавая сумеречную дань Далкейту. Звёзды пульсировали и приглушённо мерцали на иссиня-черном ночном балдахине.

«Смотри. Одна падает. Туда, Хоук. Что ты загадаешь?» Гримм указал на белое пятнышко, оставившее молочный хвостик от своего сверкающего отпечатка.

«Эсмерельда говорит, что если загадаешь желание до того, как упадёт звезда, оно обязательно исполнится».

«Ты загадал прямо сейчас?»

«Пустой разговор», засмеялся Хоук. «Глупые романтические бредни для мечтательных девиц». Конечно, он загадал. Каждый раз, когда видит падающую звезду. Всегда одно и то же желание. В конце концов, время уже близко.

«Хорошо, я попытаюсь», Гримм проворчал, не обращая внимание на насмешки Хоука. «Я желаю…»

«Давай, Гримм. Какое у тебя желание?» заинтересованно полюбопытствовал Хоук.

«Тебя это не касается. Ты всё равно не веришь».

«Я? Вечный романтик, очаровывающий легионы своей поэзией и обольщением – и не верить во все эти милые женские штучки?»

Гримм выстрелил в друга предостерегающим взглядом. «Осторожно, Хоук. Смейся над ними на свой риск. Как-нибудь разозлишь девицу. И не будешь знать, что с этим делать. Правда, пока они только падают от твоих искусных улыбок…»

«Ты имеешь ввиду вот эту». Хоук изогнул бровь и сверкнул улыбкой, завершив её томно прикрытыми глазами, обещающими много всего той, которая получала её. Говорила девушке о том, что она одна единственная в его сердце, в котором есть место только для неё – и не важно, кто был в руках Хоука в тот момент.

Гримм потряс головой в насмешливом отвращении. «Практикуешься. Ну да, ты должен. Давай, признай это».

«Конечно. Это работает. Хочешь попрактиковаться?»

«Бабник»

«Агм», согласился Хоук. «Ты хоть помнишь, как их звали?»

«Все пять тысяч». Хоук спрятал оскал зубов за глотком портвейна.

«Мерзавец. Распутник».

«Негодяй. Бродяга. Хам. Ах, есть ещё одно хорошее словце: сластолюбец», любезно добавил Хоук.

«Почему они не видят тебя насквозь?»

Хоук пожал плечами. «Им нравится то, что они получают от меня. Есть уйма голодных девиц вокруг. Не могу, по совести, от них отвернуться. Это меня будет беспокоить».

«Кажется, я понимаю, какую именно твою голову это тревожит», сухо заметил Гримм. «И однажды ты заработаешь на неё кучу неприятностей».

«Что ты загадал, Гримм?» Хоук пренебрег этим предостережением с тем бесшабашным видом, который был всегда у него, как только дело касалось женщин.

Медленная улыбка скользнула по лицу Грима. «Девушку, которая не захочет тебя. Великолепную красотку, которой хватит ума и мудрости, чтоб дать тебе пинка под зад. С прекрасным лицом и потрясающим телом, и великолепным «НЕТ» для тебя на чудесных губках, о мой совершенный друг. И желаю лицезрить эту битву».

Хоук элегантно улыбнулся. «Не бывать этому»

******

Лёгкий порыв ветра сладко прошуршал по верхушкам сосен и бриз с запахом жасмина и сандалового дерева принёс далёкий голос. Затем он произнёс слова с лёгкой насмешкой, что никто из мужчин не услышал. «Думаю, это можно устроить».



Глава 2

Вечерняя пора укрыла своим плащом таинственный остров Морар, кремнистый песок искрился серебром под сапогами Короля Фибн’эара, пока он вышагивал, нетерпеливо ожидая возвращения придворного шута.

Королева и её придворные фавориты весело праздновали Белтейн (кельтский праздник костров) в отдалённой Нагорной деревне. Созерцание волшебного танца Эобил и её заигрывания со смертными горцами пробудило его дремотную ревность до бодрствующей ярости. Он покинул Белтейнские костры, прежде чем не смог бы удержаться от страстного желания уничтожить всю деревню целиком. Он был слишком зол на смертных, чтобы доверять себе, находясь среди них в тот момент. Одна лишь мысль о Королеве со смертным мужчиной наполняла его бешенством.

Как у Королевы были фавориты среди их придворных, так и у Короля; хитрый придворный шут был его давним компаньоном и в радости и в печали. Он послал шута узнать всё о смертном Хоуке, собрать мельчайшие подробности, чтобы он смог изобрести подходящую месть для мужчины, который отважился заступить на эльфийские владения.

«Говорят, что его спокойная мужественность такова, что и жеребец ему позавидует… она крадёт разум женщин, забирает у них души». Король передразнил слова Королевы язвительным фальцетом, и раздражённо фыркнул.

«Боюсь, это правда», ровно сказал шут, появившись в тени рябины.

«Неужели?», Король Фибн’эара скривился. Он убедил себя, что Эобил слегка приукрасила – в конце концов, мужчина был смертным.

Шут нахмурился. «Я провёл три дня в Эдинбурге. Мужчина – живая легенда. Женщины сходят с ума по нём. Они произносят его имя, как будто это некое таинственное колдовство, дарующее вечный экстаз».

«Ты его видел? Своими собственными глазами? Он красив?» спрашивал быстро Король.

Шут кивнул и его рот ожесточённо скривился. «Он – безупречный. Он выше меня…»

«Ты выше шести футов в тех чарах!», возразил Король.

«Он почти на кисть руки выше. У него волосы цвета воронового крыла, стянутые в глянцевый хвост; тлеющие чёрные глаза; чеканная безукоризненность молодого бога и тело воина-викинга. Это возмутительно. Могу я покалечить его, мой господин? Изуродовать его прекрасное лицо?»

Король Фибн’эара обдумал эти сведения. У него засосало под ложечкой при мысли о том, как этот тёмный смертный прикасается к прекрасному телу его Королевы, доставляя ей несравнимое удовольствие. Забирая её душу.

«Я убью его для вас!», с надеждой предложил шут.

Король Фабн’эара нетерпеливо махнул рукой. «Дурак! И нарушить Договор между нашими расами? Нет. Должен быть другой путь».

Шут пожал плечами. «Может, нам стоит расслабиться и ничего не делать. Хоук уже на пути, чтобы пострадать от руки кое-кого из его собственной расы».

«Расскажи подробнее», приказал Фабн’эара, его интерес проснулся.

«Я обнаружил, что Хоук женится через несколько дней. Он помолвлен по указу их смертного короля. Он уже почти уничтожен. Понимаете, мой господин, Король Джеймс приказал Хоуку жениться на женщине по имени Джанет Комин. И дал понять, что если Хоук не женится на ней, он уничтожит оба клана, и Дугласа, и Комина».

«И на что ты намекаешь?» нетерпеливо спросил Фабн’эара.

«Джанет Комин мертва. Она умерла сегодня».

Фабн’эара мгновенно напрягся. «Ты ей причинил вред?»

«Нет, мой господин!» Шут посмотрел на Короля оскорблённым взглядом. «Она умерла от руки своего отца. Я не более вложил мысль в его голову, чем ключ от её башни в его сумку».

«Это означает, что ты вложил или нет мысль в его голову?» подозрительно спросил Король.

«Ну хватит, мой господин», шут недовольно надул губы. «Думаете, я прибегнул бы к такому надувательству и подверг нас всех опасности?»

Фабн’эара соединил пальцы и внимательно посмотрел на шута. Непредсказуемый, коварный и беспечный шутник, он не был достаточно безрассудным, чтобы рисковать своей расой. «Продолжай».

Шут задрал кверху голову и его улыбка сверкнула в полумраке. «Это просто. Свадьба не состоится сейчас. И Король Джеймс уничтожит Дугласов. О, и Коминов тоже», добавил он без тени сожаления.

«А…» Фабн’эара на некоторое время задумался. Хоук скоро умрёт, а ему не придётся и пальцем о палец ударить.

Но этого было недостаточно, он вскипел. Фабн’эара хотел приложить свою руку к уничтожению Хоука. Он испытал личное оскорбление, и хотел глубоко личного отмщения. Ни один смертный мужчина не наставит рога Королю эльфов, избежав божественного воздаяния – и как это будет божественно – уничтожить Хоука.

Слабый отблеск некой идеи стал приобретать черты в его голове. И всё обдумав, Король Фабн’эара почувствовал себя более живым, чем когда-либо за многие столетия.

Шут не пропустил самодовольной улыбки, что скользнула по губам короля.

«Вы думаете о чём-то гадком. Каковы ваши планы, мой господин?», спросил шут.

«Молчи», приказал Король. Он задумчиво потирал подбородок, пока просеивал все варианты, тщательно облагораживая свою месть.

Если время и шло, пока Фабн’эара плёл свою интригу, ни один эльф этого не заметил; время мало значило для расы существ, которые могли в нём перемещаться по желанию. Первые огоньки рассвета окрасили небо над морем, когда Король заговорил снова.

«Хоук когда-нибудь любил?»

«Любил?», шут отозвался беспомощным эхом.

«Ты знаешь, то чувство, из-за которого смертные сочиняют сонеты, разжигают войны и воздвигают памятники», сухо сказал Король.

Шут минуту размышлял. «Я сказал бы нет, мой Король. Ястреб никогда не ухаживал за женщиной, которую бы не завоевал, и не бывало, чтобы он страстно желал некую особенную женщину среди других».

«Ни одна женщина никогда не отвергала его?» Король Фабн’эара спросил с тенью недоверия.

«Ни одна, которую я смог найти. Я не думаю, что хоть какая-то женщина, живущая и дышащая в шестнадцатом веке, могла бы отказать ему. Я говорю вам, мужчина – легенда. Женщины теряют сознание при его виде».

Король алчно улыбнулся. «У меня есть другое поручение для тебя, шут».

«Всё, что угодно, мой господин. Позвольте убить его».

«Нет! Ни капли крови не прольётся от наших рук. Слушай внимательно. Иди сквозь века. Иди вперёд – женщины более независимые и хладнокровные там. Найди мне неотразимую, изящную, умную, сильную; ту, которая хорошо себя знает. Постарайся хорошо, это должна быть женщина, которая не лишится разума, будучи брошенной сквозь время, которая сможет легко приспособиться к странным событиям. Не должно случиться так, что мы принесём её к нему, а она забьёт себе голову чепухой. Она должна хоть немного верить в волшебство».

Шут кивнул. «Что правда, то правда. Вспомните того налогового бухгалтера, которую мы перебросили в двенадцатый век? Она превратилась в буйно-помешанную».

«Точно. Женщина, которую ты найдёшь, должна быть хоть немного привычная к волшебству, так она сможет принять путешествие во времени, не сходя с ума». Фабн’эара подумал ещё немного. «Точно. Поищи в Салеме, где всё ещё верят в ведьм, или в Новом Орлеане, где древняя магия шипит в воздухе».

«Чудесные места!», пришёл в восторг шут.

«Но важнее всего, шут, ты должен найти женщину, которая питает особую ненависть к красивым, распутным мужчинам; женщина, которая точно превратит жизнь этого смертного в ад на земле».

Рот шута растянулся в жестоком смешке. «Позволите украсить ваш план?»

«Ты его лучшая часть», сказал Король со зловещим обещанием.

Эдриэнн де Симон дрожала, несмотря на то, что майский вечер в Сиэтле был необычно тёплым. Она натянула через голову свитер и с усилием дёрнула Французские двери, чтобы их закрыть. Она пристально вгляделась через стекло, наблюдая, как ночь спускается над садами, что в диком беспорядке спотыкались по ту сторону аллеи.

В тающем свете она обводила взглядом каменную стену, что защищала её дом на Коутэйл Лэйн 93, затем продолжила свой регулярный внимательный осмотр, вглядываясь в тени под могучими дубами и выискивая любое непонятное движение. Она глубоко вздохнула и приказала себе успокоиться. Сторожевые псы, что охраняли её дом, были спокойны, значит, всё в порядке, убедила она себя твёрдо.

В необъяснимом напряжении, она ввела код на панели сигнализации, который активировал детекторы на движение, стратегически установленные по всему газону в один акр. Любое неслучайное движение объекта весом выше сотни фунтов и высотой три фута приведёт в активность детекторы, несмотря на то, что пронзительный сигнал тревоги не вызовет полицию или какую-нибудь другую правоохранительную службу.

Эдриен побежит за оружием, прежде чем к телефону. Она вызовет самого дьявола, прежде чем подумает о звонке в полицию. Хотя прошло шесть месяцев, Эдриен всё ещё чувствовала, что уехала недостаточно далеко от Нового Орлеана, даже если бы пересекла океан или два, что она в любом случае не могла сделать; процент беглецов, задержанных, когда они пытались покинуть страну, был шокирующее высоким.

Было это тем, чем она действительно была? удивлялась она. Это никогда не перестанет изумлять её, даже после этих всех шести месяцев. Как могла она – Эдриэн де Симон – быть беглецом? Она всегда была честным, законопослушным гражданином. Всё, чего она просила от жизни, был дом и место, которому она могла бы принадлежать; кого-то, чтобы любить и кто любил бы её; и детей в один прекрасный день – детей, которых она никогда не покинет в сиротском приюте.

Она нашла всё это в Эберхарде Дарроу Гарете, потрясающем парнем из Нового Орлеана, так она тогда думала.

Эдриен фыркнула, просмотрев газон в последний раз, и опустила портьеры на двери. Пару лет назад мир ещё казался совсем другим; чудесным местом, полным обещаний, волнений и бесконечных возможностей.

Вооружённая только своим неугомонным умом и тремя сотнями долларов наличными Эдриен Де сама себе придумала фамилию и покинула приют в день, когда ей исполнилось восемнадцать. Она с волнением узнала о студенческом кредите, который мог получить кто угодно, даже такой необеспеченный и негарантированный клиент, как сирота. Она взялась за работу официантки, записалась в колледж, и предприняла поиски чего-нибудь для себя. Только чего; в этом она не была уверена, но у неё всегда было чувство, что что-то особенное ждёт её за следующим углом.

Ей было двадцать и она была уже на втором курсе в университете, когда это что-то особенное случилось. Работая в «Слепящем Лимоне», элегантном баре-ресторане, она поймала глаза, сердце и обручальное кольцо прекрасного в своей тёмной красоте, богатого Эберхарда Дарроу Гарета, холостяка из десятка. Это была чудесная волшебная сказка. И она летала на облаках от счастья несколько месяцев.

Когда облака стали таять под её ногами, она отказывалась всмотреться пристальней, отказывалась осознать, что её сказочный принц мог принадлежать тьме.

Эдриен зажмурила глаза, желая, чтобы эти плохие воспоминания исчезли из её жизни. Какой доверчивой она была! Как много оправданий давала и ему, и себе – пока не пришлось бежать.

Тихое мяуканье вернуло её к настоящему, и она улыбнулась той единственной хорошей вещи, что случилась с ней после всего этого; её Лунная Тень, бездомный котёнок, которого она нашла за бензоправочной станцией по пути на север. Муни тёрся о её лодыжки и восторженно урчал. Эдриен взяла пушистый маленький комочек в свои ладони и крепко прижала к себе. Безоговорочная любовь, вот дар который давал ей Муни. Любовь без оговорок и уловок – чистая привязанность без каких-либо тёмных сторон.

Эдриен тихо мурлыкала под нос, почёсывая Мунины ушки, и резко оборвала, когда слабый царапающий звук притянул снова её внимание к окнам.

Совершенно бесшумно она сжала Муни ждала, Затаив дыхание.

Но была только тишина.

Должно быть это была веточка, хрустнувшая о крышу, решила она. Но, разве она не обрезала все деревья у дома, когда переехала сюда?

Эдриен вздохнула, потрясла головой, приказав своим мышцам расслабиться. Ей почти это удалось, когда доска настила над головой скрипнула. Напряжение мгновенно вернулось к ней. Она опустила Муни на мягкий стул и пристально посмотрела на потолок, когда скрип повторился. Возможно, это была просто осадка дома. Она должна побороть своё живое воображение. Сколько времени должно пройти, прежде чем она перестанет бояться, что обернётся и увидит Эберхарда, стоящего с чуть насмешливой улыбкой и блестящим пистолетом? Эберхард был мёртв. Она – в безопасности, она знала, что была. Почему же она чувствует себя так ужасно уязвимой? Последние несколько дней у ней было удушающее ощущение, что кто-то следит за ней. Не важно как сильно она пыталась убедить себя, что тот, кто желал бы причинить ей вред, либо мёртв, либо не знает, что она жива, – она всё равно была охвачена ненормальной тревогой. Каждый инстинкт, которым она обладала, предостерегал её, что было что-то не так – или о том, что случится нечто ужасное. Она выросла в Городе Привидений – нечестивом, суеверном, колдовском Новом Орлеане, который научил её слушать свои инстинкты. Они почти всегда попадали в цель.

Её инстинкты были верны о Эдинхарде. У неё с самого начала было плохое чувство о нём, но она убедила себя, что это было её собственная незащищённость. Эберхард был настоящей добычей в новом Орлеане; естественно, женщина может чувствовать себя выбитой из колеи подобным мужчиной.

Только некоторое время спустя она поймёт, что она была одинокой так долго, и так сильно хотела ту чудесную сказку, что заставила реальность отражать свои желания, вместо того, чтобы оглядеться вокруг. Она столько раз обманывала саму себя прежде чем столкнуться лицом с правдой, что Эберхард не был тем, кем, она думала, он был. Она была такой дурой.

Эдриен глубоко вдохнула весенний воздух, что мягким бризом в окно за её спиной, затем вздрогнула и резко обернулась. Она пристально и настороженно смотрела на развевающиеся портьеры. Разве она не закрыла окно? Она была уверена, что да. Она закрыла их все, прямо перед тем как закрыть французские двери. Эдриен осторожно приблизилась к окну, и быстро закрыла его на затвор.

Это были нервы, ничего боле. Ни лица, заглядывающего в окно, ни лая собаки, ни звука сигнализации. Зачем столько мер предосторожности, если она всё равно не могла расслабиться? Не было никакой возможности, что там кто-то был.

Эдриен заставила себя отвернуться от окна. Пока она бесшумно шла через комнату, её нога натолкнулась на маленький предмет, и он покатился через старый ковёр, затем ударился о стену и замер.

Эдриен взглянула на него мельком и вздрогнула. Это была фигурка из шахматного набора Эберхарда, которою она стащила из его дома в Новом Орлеане в ночь, когда сбежала. Она совсем о ней забыла, когда переехала сюда. Она забросила её в коробку, одну из тех, что столбиком стоят в углу и которые она никак не соберётся распаковать. Возможно Муни вытащил их , она задумчиво смотрела на ещё несколько фигурок, которые были разбросаны по ковру.

Она отыскала ту фигурку, которую задела ногой, и осторожно покрутила её между своих пальцев. Волны эмоций затопили её; море стыда, гнева и унижений, обёрнутые безжалостным страхом, что она всё ещё не была в безопасности.

Поток воздуха коснулся поцелуем её затылка и она застыла, сжимая шахматную фигурку так сильно, что корона чёрной королевы больно впилась в её ладонь. Логика настойчиво утверждала, что окна за ней были закрыты – она знала, они были – инстинкт говорил об обратном.

Здравомыслящая Эдриен знала, что никого кроме неё и тихо посапывающего котёнка нет в её библиотеке. А неразумная Эдриен покачивалась на краю ужаса.

Нервно рассмеявшись, она поругала себя за несдержанность, затем прокляла Эберхарда за то, что он с ней так поступил. Она не поддастся паранойе.

Присев на колени и не оборачиваясь назад, Эдриен сгребла разбросанные фигурки в кучку. Ей, правда, не нравилось прикасаться к ним. Женщина не могла провести всё своё детство в Новом Орлеане – большую его часть у ног креольской рассказчицы, что жила возле приюта – и не стать хоть немного суеверной. Набор был древний, подлинный, из эпохи Викингов; старая легенда гласила, что он был проклятым, и в жизни Эдриен тоже было уже достаточно напастей. Единственной причиной, по которой она украла этот набор, была необходимость в быстрых наличных деньгах. Вырезанные из моржовой кости и чёрного эбенового дерева, они могли стоить больших денег, если их предложить коллекционеру. Более того, разве она их не заработала, после всего того, что он ей сделал?

Эдриен пробормотала красноречивые ругательства по поводу красивых мужчин. Было нравственно неприемлемо, что кто-то столь порочный, как Эберхард, мог быть таким приятным для глаз. Поэтическая справедливость разве не требовала иного – человеческие лица должны отражать их сердца. Если бы Эберхард был бы так же уродлив снаружи, как и изнутри, то, что она обнаружила слишком поздно, она бы никогда не оказалась не перед тем концом пистолета. Конечно же, она уже узнала ту жестокую правду, что у оружия нет верного конца.



Эберхард Дарроу Гарет был красивым, распутным и лживым мужчиной – и он разрушил её жизнь. Зажав чёрную королеву крепко в руке, она твёрдо пообещала себе. «Никогда больше я не буду встречаться с красивым мужчиной, пока живу и дышу. Ненавижу красивых мужчин. Ненавижу их!»

*****

За французскими дверями на Коутэйл Лэйн 93, мужчина, в котором было недостаточно материи, чтобы приборы, созданные человеческими существами, могли его обнаружить и удержать, услышал её слова и улыбнулся. Его выбор был сделан со стремительной уверенностью – Эдриен де Симон была определённо той женщиной, которую он искал.

Глава 3

Эдриен никак не могла понять, как она оказалась на коленях у мужчины. Никак.

Только что она была совершенно в здравом уме – возможно, немного нервная, но твёрдо уверенная в своём здравомыслии несмотря ни на что – и вот земля исчезает из-под её ног и её засасывает в одну из кроличьих норок, как у Алисы из страны Чудес.

Её первой мыслью было, что она, должно быть, видит сон наяву: яркое, жуткое, неосознанное вторжение в варварский кошмар.

Но это не даёт никаких ощущений; чуть ранее она гладила Лунную Тень или делала… что-то…что? Она не могла тут же заснуть, даже не зная об этом!

Может, она споткнулась и ударилась головой, и эта галлюцинация стала полным сновидений результатом сотрясения.

Или возможно нет, забеспокоилась она, оглядывая закопченную, похожую на пещеру, комнату, которая была заполнена по-старинному одетыми и говорящими на какой-то исковерканной версии английского языка людьми.

Вот ты и сделала это, Эдриен, трезво размышляла она. В конце концов ты соскользнула с края, только пятки и видны. Эдриен с трудом пыталась сфокусировать взгляд, но глаза закрывались сами собой. Мужчина, что схватил её, был отвратительным. Это был зверюга с отрыжкой, толстыми руками, огромным брюхом, и он вонял.

Разве она не была в своей библиотеке ещё недавно?

Засаленная рука сдавила её грудь, и она пронзительно завизжала. Замешательство было тут же побеждено оскорбляющим произволом, когда его рука нарочно задела вершину её соска через свитер. Даже если это был сон, она не могла позволить, чтобы подобные действия происходили без её ведома. Она уже открыла рот, чтобы разразиться язвительной критикой, но он сдавил её в кулак. Его розовый рот в спутанной массе волос растянулся в широкую букву О. О небеса, мужчина даже не закончил жевать – те немногие зубы, что у него остались, были короткими и бурыми.

С отвращением Эдриен вытирала с лица кусочки цыплёнка и плевки, когда он орал, но были истинным сигналом тревоги его слова, смысл которых доходил до неё, несмотря на жуткий акцент.

Она была послана богом, провозгласил он на всю комнату. Была даром ангелов.

Завтра она выходит замуж.

Эдриен почувствовала головокружение. Её тело без сознания конвульсивно дёрнулось и безвольно опало. Чёрная королева выскользнула из её руки, ударилась о пол, и полетела под стол от удара шаркающего кожаного ботинка.

****

Когда Эдриен проснулась, она лежала тихо, крепко зажмурив глаза. Под своей спиной она чувствовала комковатый матрас, плотно набитый. Это могла быть её собственная кровать. Она приобрела старинный матрас и соединила его с верхом своей высоченной кровати времён королевы Анны. Она обожала старинные вещи и не смущалась этого.

Она осторожно втянула воздух носом. Больше не было странных запахов с пиршества, что ей пригрезилось. Ни жужжания этого странного говора, который она вообразила себе чуть ранее.

Но не было и шума транспорта тоже.

Она напрягла уши, вслушиваясь изо всех сил. Когда-нибудь ей доводилось слышать такую тишину?

Она устало вдохнула и заставила своё сердце успокоиться.

Она откинулась на комковатый матрас. Именно так безумие случилось с ней? Начавшееся с неясных намёков на беспокойство, жуткое чувство, что за ней наблюдают, быстро переросло в полное буйное помешательство, и только что достигло кульминации в кошмаре, где вонючий, волосатый зверь объявил ей о предстоящей свадебной церемонии?

Эдриен ещё сильнее зажмурила глаза, желая вернуться к здравомыслию. Очертание шахматного набора неясно маячило в её голове; готовые к бою ладьи и ожесточённые королевы с вырезанным суровым профилем на полотне экрана под её веками, и, кажется, было ещё что-то важное, что ей надо было вспомнить. Что она делала?

У неё болела голова. Это была тупая боль, сопровождаемая горьким вкусом старого пенни в горле. Какое-то мгновение она боролась с ней, но пульсация только усиливалась. Шахматный набор неуловимо плясал тенями белого и чёрного цвета, сливаясь в одну отдалённую изводившую её деталь. Это не могло быть слишком важно.

У Эдриен хватало более обременительных вещей, о которых надо было беспокоиться – куда её к чёрту занесло?

Она держала глаза закрытыми и ждала. Ещё пару минут и она услышит урчание БМВ, проносящегося вниз по Коутэйл Лэйн, или затрезвонит сердито её телефон…

Это не петух только что прокукарекал.

Ещё минутка и она услышит вопросительное мяаау Муни и почувствует взмах её хвостика, когда она прыгнет на кровать.

Она не слышала скрипа визгливых петель, царапанья двери, скрежетавшей слишком долго по каменному порогу.

«Миледи, я знаю, вы не спите».

Её глаза распахнулись, чтобы обнаружить тучную женщину с серебристо-тёмными волосами и розовыми щеками, пожимающую руки и стоящую у подножия её кровати. «Кто ты?», осторожно спросила Эдриен, отказываясь смотреть на что-нибудь ещё в комнате, кроме непосредственного пятна, что заключало в себе самое последнее видение.

«Ба! Кто я, она меня спрашивает? Девчонка, которая выскочила, несясь сломя голову из ниоткуда, как ведьма, с вашего позволения, желает знать, кто я такая? Хммм!»

Вместе с этим, женщина поставила блюдо со специфически пахнущей едой на соседний столик, и заставила Эдриен приподняться, взбивая подушки за её спиной.

«Я Талия. Меня послали присмотреть за тобой. Поешьте. Вы ни за что не будете достаточно сильны, чтобы выдержать свадьбу с ним, если не будете есть», ворчала она.

С этими словами и беглым взглядом по каменным стенам, увешанным ярко раскрашенными гобеленами, изображавшими охоту и оргии, Эдриен упала в обморок снова – на этот раз с удовольствием.

******

Эдриен снова очнулась,на этот раз из-за горничных, которые несли нижнее бельё, чулки и подвенечное платье.

Женщины помыли её в благоухающей воде перед массивным каменным очагом. После того, как Эдриен, свернувшись калачиком, погрузилась в глубокую деревянную бадью, она принялась изучать каждый дюйм комнаты. Как мог сон быть таким живым, таким наполненным запахами, прикосновениями, звуками? Вода в бадье пахла свежим вереском и сиренью. Девушки непринуждённо болтали, пока мыли её. Каменный очаг был бесспорно таким же высоким, как трое мужчин, если бы они стали друг на друга – он возвышался до потолка и растягивался на полширины восточной стены. Он был украшен искусными серебряными изделиями; изысканными корзинками филигранной работы, умело сделанными чьими-то руками розами, мерцающими, как расплавленное серебро, и всё же все лепестки на них были отчётливо видны и местами казались бархатистыми. Над очаговой полкой, грубо вырезанной из медового дуба, висело изображение охоты, возвещающей кровавую победу.

Её изучение было прервано пронзительным визгом за дверью. Потрясённо задыхающиеся и резко замолкшие голоса вынудили её пристальный взгляд скользнуть за голое плечо, и она тоже стала задыхаться. Негодяй с шерстяным пледом на лице! Её щёки загорелись от смущения и она ещё глубже погрузилась в бадью.

«Милорд, то не место для вас», начала говорить горничная.

Звук шлепка отбился рикошетом через всю комнату, заглушая протест горничной, и предупреждая всякого, кто хотя бы подумает ещё что-нибудь сказать. Огромная жирная скотина из её раннего кошмара растёкся на своих ляжках перед бадьёй, окутанной паром, с плотоядным взглядом на лице. Прищурившиеся голубые глаза встретились со стальными серыми, пока Эдриен удерживала свой прямой непочтительный взгляд.

Его глаза скользнули вниз, ища кромку воды и исследуя под ней. Он скрипнул зубами при виде её розовых сосков, прежде чем она успела скрестить руки, крепко обхватив себя ими.

«Здаётся мне, что для него не всё так плохо», прошептал мужчина. Затем, оттянув с трудом свои глаза от воды к её покрасневшему лицу, он приказал: «С этого момента вперёд, твоё имя Джанет Комин».

Эдриен бросила на него высокомерный взгляд. «Моё имя», резко сказала она, «Эдриен де Симон».

«Шлёп!»

Она прижала ладонь к щеке, не веря. Служанка приглушённо вскрикнула, предупреждая её.

«Попытайся ещё раз», тихо посоветовал он ей, и насколько тихими были его слова, настолько были опасными его жёсткие голубые глаза.

Эдриен молча потёрла свою горевшую щеку.

И его рука поднялась и ударила снова.

«Миледи! Заклинаем вас!» Изящная девочка упала перед ней на колени рядом с бадьёй, положив руку на её обнажённое плечо.

«Правильно, дай ей совет, Бэсс. Ты знаешь, что происходит с девкой, достаточно глупой, чтобы перечить мне. Скажи это», он повторил для Эдриен. «Скажи мне, твоё имя – Джанет Комин».

Когда его мясистая рука поднялась, на этот раз она с бешенством опустилась на лицо Бэсс. Эдриен завизжала, когда увидела, что он бьёт дувушку снова и снова.

«Остановитесь», крикнула она.

«Скажи это», приказал он, пока его рука всё поднималась и опускалась. Бэсс рыдала, рухнув на пол, но мужчина опустился рядом с ней, рука на этот раз в кулаке.

«Моё имя – Джанет Комин!», Закричала Эдриен, наполовину поднявшись из бадьи.

Кулак Комина замер на полпути, и он снова растёкся на своих ляжках, с победным светом, блестящим в его глазах. Победа – и отвратительное, медленное изучение её тела.

Эдриен вспыхнула под этим, полным распутства, взглядом его бледных глаз, нырнула грудью обратно в воду.

«Не, он получит совсем неплохую сделку. Ты намного красивше моей Джанет». Его рот скривился в улыбке. «На досуге я б сам попробовал твои мягкие округлости, но ты появилась в самый последний момент».

«Появилась где?»

«Появилась откуда?», задал он встречный вопрос. Эдриен поняла в это мгновенье, что недооценивать этого грубого мужчину могло бы быть смертельной ошибкой. Под неряшливыми манерами и нечесаной внешностью скрывались стальной характер и острый ум. Заплывшая жиром рука, что раздавала удары, прятала мышцы. Узкие бледные глаза, беспокойно бегавшие, ничего не упускали из виду. Он не наказывал Бэсс в ярости. Её избиение было хладнокровным просчитанным актом, целью которого было получить то, чего он хотел от Эдриен.

Она покачала головой, глаза, широко раскрытые в замешательстве. «Правда, не имею ни малейшего понятия, как я сюда попала».

«Не знаешь, откуда ты?»

Бэсс тихо всхлипывала, и глаза Эдриен потемнели, когда она увидела, как служанка скрутилась в клубок, пытаясь тайком медленно отползти от Комина. Он резко выкинул руку и вцепился в лодыжку горничной. Бэсс безнадёжно захныкала.

«Ну не, моя прелесть. Ты ещё можешь мне сгодиться». Его глаза прошлись по её вздрагивающему телу собственническим плотоядным взглядом. Эдриен задохнулась, когда он рванул платье Бэсс, кромсая его на клочки прямо с её тела. Желудок Эдриен скрутило от нестерпимой боли, когда она увидела множество отметин от ударов, выступавших на её бледных боках и бёдрах. Жестокие, жалящие удары от ремня или хлыста.

Другие служанки сбежали, оставив её одну с плачущей Бэсс и с этим безумцем.

«Это мой мир, Эдриен де Симон», интонировал он, и Эдриен получила предупреждение, что слова, которые он собирался произнести, глубоко вырежутся в её голове ещё на долгое время в будущем. Он легко шлёпнул дрожащее бедро Бэсс. «Мои правила. Мои люди. Моя воля приказать жить или умереть. Тебе и ей. Это простая вещь, которую я хочу от тебя. Если ты не послушаешься меня, она умрёт. Затем ещё одна, и ещё одна. Я нашёл ту самую твою слабость, дурацкую жалость, в которую ты завернулась, как в саван. Из-за этого тебя так легко использовать. Но женщины все такие. Слабые».

Эдриен согнулась молча, её придушенные вдохи сливались с усталыми всхлипами Бэсс.

«Тихо, девка!» Он ударил её по лицу, и она скрутилась в ещё более тугой клубок, зажав руками рот, чтобы задушить звуки.

Однажды я убью его голыми руками, Поклялась Эдриен молча.

«Я не знаю, как ты здесь очутилась или кто ты такая, и по правде говоря, мне это безразлично. У меня проблема, и ты её решишь. А если ты когда-нибудь забудешь о том, что я говорю тебе, если ускользнёшь и предашь, я убью тебя, после того как уничтожу всех, о ком ты печёшься».

«Где я?», бесцветно спросила она, с неохотой произнося один из тех вопросов, что беспокоили её. Она боялась, что начав спрашивать, обнаружит, что это вообще не сон.

«Мне без разницы, если ты сумасшедшая», засмеялся он тихо. «Обстоятельства таковы, что я скорее наслажусь мыслью, что у тебя, возможно, не все дома. Бог видит, моя Джанет была такой. Это более или менее то, что он заслужил».

«Где я?», настаивала она.

«Джанет тоже, бывало, вспоминала это с трудом».

«Так где я?»

Комин посмотрел на неё, пожал плечами. «Шотландия. Владения Комина – мои владения».

Сердце остановилось в её груди. Это было невозможно. Может, она и вправду сошла с ума? Эдриен с трудом сдержалась, чтобы не задать следующий вопрос – очевидный вопрос, вопрос, внушающий ужас, который она так старательно избегала, с момента, как очнулась. Она научилась тому, что иногда безопаснее не задавать слишком много вопросов – ответы могут совершенно лишить сил. Получить ответ на этот вопрос значит разбить хрупкий контроль над разумом; у Эдриен было подозрение, что то, где она была сейчас, было не единственной её проблемой. Втянув глубоко в себя воздух, она осторожно спросила. «А какой год?»

Комин загоготал. «Ты и вправду слегка полоумная, так, девка?»

Эдриен молча пристально на него глядела.

Он снова пожал плечами. «Тысяча пятьсот тринадцатый».

«Ох», слабо выдохнула Эдриен. «Божемойбожемой», вопила она изо всех сил в пределах своего шатающегося разума. Она медленно глубоко вдохнула, сказав себе начать с самого начала этой головоломки; возможно, её можно распутать. «А вы кто в точности?»

«Во всех смыслах и намерениях, я твой отец, девка. Это первая вещь, которую ты должна никогда не забывать».

Надломленный плач на время отвлёк Эдриен от её проблем. Бедная измученная Бэсс; Эдриен не могла выносить чью-то боль, особенно если могла хоть что-то сделать с ней. Этот мужчина чего-то хотел от неё; возможно, ей удастся выторговать что-нибудь взамен. «Позволь Бэсс уйти», сказала она.

«Ты закладываешь мне свою верность в обмен на это?» Он смотрел на неё змеиными глазами, осознавала Эдриен. Глазами, как у питона из зоопарка в Сиэтле.

«Позволь ей уйти из твоих владений. Дай ей свободу», объяснила она.

«Нет, миледи!», пронзительно закричала Бэсс, и чудовище мягко засмеялось.

Его глаза смотрели задумчиво, когда он похлопал по ноге Бэсс. «Здаётся, Джанет Комин, ты многого не понимаешь об этом мире. Освободить её от меня значит приговорить к смерти от голода, изнасилований или ещё чего хуже. Освободить её от моего «любящего внимания» и следующий мужчина может оказаться не таким любящим. Твой собственный муж может быть не таким любящим».

Эдриен вся тряслась, пытаясь оторвать свой взгляд от пухлой руки, ритмично похлопывающей Бэсс. Источником боли для горничной была та же рука, что её и кормила. «Защищала» её. Желчь подкатывалась к горлу Эдриен, заставляя её почти задыхаться.

«К счастью, она уже думает, что ты сумасшедшая, так что можешь говорить, что хочешь после. Но в этот день, с рассвета до сумерек, ты поклянёшься, что ты Джанет Комин, единственная родная дочь могущественного Рэда Комина, наречённая невеста Сидхи Дугласа. Увидишь этот день, как я сказал…»

«А что с настоящей Джанет?», не удержалась она от вопроса.

Хлоп! Как удалось мужчине ударить её, прежде чем она успела лишь моргнуть? Трясясь от ярости и стоя прямо над ней, он сказал: «Следующие удары будут не по лицу, сука, не туда, где платье не скроет. Но есть другие способы, от которых намного больнее, и не остаётся следов».

Эдриен стала молчаливой и покорной, после всего того, что он ей сказал. Намёк был очевиден. Будет тихой и покорной, останется в живых. Сон не сон, удары в нём причиняют боль, и у неё было чувство, что умирать здесь будет тоже мучительно.

Он много чего ей сказал потом. Сотни мелочей, которые, как он предполагал, она должна держать в памяти. Она всё так решительно и делала; это временно удерживало её от созерцания завладевающего ею полностью очевидного умопомешательства. Она повторила каждую мелочь, каждое имя, каждое воспоминание, что ей не принадлежало. Из осторожных наблюдений её «отца», она была в состоянии догадаться о многих моментах жизни женщины, чью личность она сейчас примеряла на себя.

И всё это время она, как молитву, повторяла слова в своей голове. Такого не может быть. Это невозможно. Такого не может быть. Но всё же та часть ума, что принадлежала ей, как реалисту, говорила о том, что слова не может и невозможно не могли иметь отношение к тому, что уже происходило на самом деле.

За исключением того, что она очнулась вскоре от кошмарного и живого сна, она была в Шотландии, был 1513 год, и она на самом деле выходила замуж.

Глава 4

«Она такая же высокая, как Джанет».

«Не такая высокая, как она».

«Ш-ш! Это Джанет! Ещё, и он получит наши головы на блюде».

«Что случилось с Джанет?», тихо спросила Эдриен. Она не удивилась, когда рты полдюжины горничных захлопнулись, и они направили всё своё внимание на то, чтобы одеть её, верные молчанью.

Эдриен закатила глаза. Если они ничего не скажут ей о Джанет, может ей удастся узнать что-нибудь о её женихе.

«А кто тот мужчина, за кого я выхожу?» Сидхи Дуглас. Что за имя такое, Сидхи?

Горничные захихикали, как стайка перепуганных куропаток.

«Правда в том, миледи, мы слышали только сказанья про него. Помолвка – приказ самого Короля Джеймса».

«Что за сказанья?», скривившись, спросила Эдриен.

«Его деяния легендарны!»

«Его побед – легион. Ходют толки, что он путешествует по свету только с самыми красивыми девушками».

«Говорют, нету во всей Шотландии ни одной хорошенькой девушки, котору б он не завалил…»

«…и в Англии тоже!»

«…и не может вспомнить имени ни одной из них».

«Говорят, у него богоподобная красота, и набитая рука в тонком искусстве обольщения».

«Он фантастически богат и слухи говорят, его замок такой роскошный, что не поддаётся сравнению».

Эдриен моргнула. «Чудесно. Материалистичный, неверный, красивый плейбой, потакающий своим прихотям, невнимательный мужчина с плохой памятью. И он весь мой. Господи Боже мой, что я такого сделала, чтобы это заслужить?», вслух изумлялась она. Дважды, добавила она про себя.

Лизбелл странно на неё посмотрела. «Но слухи говорят, он потрясающий любовник и самый красивый из всех, миледи. Что может быть с этим не так?»

Здаётся, ты не понимаешь этот мир, Джанет Комин. Может, он был прав. «Он бьёт своих женщин?»

«Он не держит их достаточно долго, так говорят».

«И несмотря на это, я слышала, что одна из них пыталась убить его на днях. Не могу представить зачем», добавила служанка, искренне озадаченная. «Говорют, он более чем щедр со своими любовницами, когда заканчивает с ними».

«Не могу представить зачем», раздражённо проворчала Эдриен, внезапно потеряв терпение от всех этих дёрганий, застегиваний, украшений, от приводящих её в порядок рук, по всему телу. «Хватит, хватит». Она легко шлёпнула по рукам Лизбелл в своих волосах, которые мыли, безжалостно чесали, и мучительно дёргали, казалось, бесконечно.

«Но миледи, нам надо что-то сделать с вашими волосами. Они такие прямые. Вы должны выглядеть лучше, чем когда-либо…»

«Лично я предпочла бы выглядеть, как что-то, затасканное котом. Мокрой, испачканной, и вонять как навозная куча».

Послышались приглушённые вскрики. «Девица, он будет твоим мужем, а ты можешь всё испортить», суровый голос прорезал тишину в комнате. Эдриен медленно развернулась и встретилась с по-мирскому мудрым взглядом женщины, с которой она почувствовала мгновенное родство. «Можешь заиметь моего, за неимением лучшего экземпляра».

Эдриен жёстко втянула воздух. «Лэрда Комина?»

«Твоего отца, моя дорогая дочь», леди Алтэя Комин сказала с ехидной улыбкой. «Все – вон». Она выдворила всех служанок из комнаты царским взмахом руки, задержавшись долгим взглядом на Бэсс. «Когда-нибудь он убьёт девушку, он убьёт», сказала она тихо. Она с силой зажмурила глаза на долгие минуты.

«Он объяснил, что ты должна делать?»

Эдриен кивнула.

«И ты сделаешь это?»

Она снова кивнула. Леди Комин облегчённо выдохнула.

«Когда-нибудь, быть может, я смогу отплатить за доброту…»

«Это не доброта. Я спасаю свою жизнь».

«…тебе надо только попросить. И спасаешь мою тоже».

*****

Эдриен гордо стояла перед священником, исполняя свою роль в этом фарсе. «Я – Джанет Комин», громко она объявила. Служитель Господа заметно побледнел и так сжал свою Библию, что кожа между костяшек пальцев, казалось, треснет по швам. Итак, он знает, что я не Джанет, думала она. Да что же здесь происходит в самом деле?

Она почувствовала чьё-то присутствие за своим левым плечом, и с неохотой обернулась, чтобы посмотреть на мужчину, за которого она выходила замуж. Её глаза опустились чуть ниже его широкой груди, и каждый дюйм той части был словно выкован из стали.

Эдриен стала поднимать глаза, чтобы посмотреть на лицо жениха, и вдруг с ужасом осознала, что она не стояла на коленях. В сильнейшем недовольстве, она откинула голову назад и проглотила тысячу неистовых протестов, клокотавших в горле.

Великан тоже посмотрел на неё с неким загадочным выражением лица, пламя свеч плясало в его таких голубых глазах, каких она в жизни не видела.

Я не могу выйти за него, безмолвно кричала она. Я не могу это сделать.

Её глаза скользнули от его лица и пробежались по присутствующим в поиске хоть кого-нибудь, кто мог бы спасти её от окончательной погибели. Бэсс сидела на дальней церковной скамейке, глаза закрыты в молитве.

Эдриен вздрогнула и закрыла свои глаза так же. Пожалуйста, Господи, если я сошла с ума, пожалуйста, сделай меня снова нормальной. А если я не сошла с ума, и это на самом деле всё происходит – прости, что не была благодарна за двадцатый век. Прости за то, что я сделала с Эберхардом. Прости за всё, обещаю, я буду самым хорошим человеком, если ты просто ЗАБЕРЁШЬ МЕНЯ ОТСЮДА!

Когда она снова открыла свои глаза, она могла бы поклясться, что у священника был знающий и скорее изумлённый блеск в глазах.

«Помогите мне», беззвучно шевелила она губами.

Быстро, он опустил свои глаза к полу. И больше их не поднимал.

Злясь на себя, Эдриен с неохотой вернула свой взгляд на среднюю часть своего жениха, затем направила его чуть выше, на его мрачно красивое лицо.

Он изогнул бровь, глядя на неё, когда флейтисты снова затрубили, в ускоряющемся ритме празднества и веселья.

От его напирающего взгляда её спас шум и взбешённый голос её «отца», уносящийся прямо к верхним балкам.

«Что говоришь ты, он не смог приехать сам?», закричал Рэд Комин на воина.

«Была небольшая проблема в Северном Выселении. Хоуку пришлось в спешке скакать туда, но он не отвергал своего обещания. Он не опозорит кланы». Произнёс воин своё выученное наизусть послание.

«Он позорит обещание своим отсутствием здесь!» Взревел Лорд Комин. Затем он повернулся к мужчине, стоящим рядом с Эдриен. «А ты кто, что пришёл на его место?»

«Гримм Родерик, капитан охраны Хоука. Я пришёл жениться на вашей дочери, как его представитель…»

«Чхать хотел я на представителя! Как посмел он не придти, чтобы просить руки моей дочери у меня лично!»

«Это совершенно законно. Король признает брак, и таким образом обещание будет исполнено».

Эдриен не смогла скрыть радости, что осветила её лицо при этих его словах.

Этот мужчина не был её будущим мужем!

«Я, что, такой отвратительный, девушка?», спросил он, насмешливо улыбаясь, не пропустив ни унции её облегчения.

Такой же отвратительный, как блюдо с клубникой, утонувшей в чёрном шоколаде и покрытой взбитыми сливками, скривившись, подумала она.

«Я б лучше вышла замуж за жабу», сказала Эдриен.

Его смех вызвал сдержанную улыбку на её губах.

«Ну, тогда вам определённо не повезло, миледи. Потому что Хоук уж точно не жаба. Это я, девушка, если меня поставить рядом с Хоуком, буду настоящей жабой. Не, троллем. Ещё хуже, рогатой и покрытой пупырышками ящерицей…»

«Понятно». О небо, избавьте меня от совершенства. «Ну и где он, мой нежелающий муж?»

«Управляется с последствиями серьёзной проблемы».

«И это должно быть?»

«Грозное и ужасное восстание».

«В Северном Выселении?»

«Рядом». Губы мужчины дёрнулись.

Эдриен охватил порыв безотлагательности. Не важно, что она едва волочила ноги, это деяние свершится. Если она должна столкнуться с неизвестным, она предпочла бы заняться этим прямо сейчас. От ожидания делалось только хуже, а крики Лорда Комина, сливающиеся с дикой какофонией флейтистов на грани краха, рвали ей нервы. Разве я не сумасшедшая, Джанет? Поработай на меня. Выпрямившись во все свои полных пять с половиной футов, она отыскала всё ещё ревущую фигуру своего «отца» и закричала на всю эту свалку.

«Ох, да заткнитесь же вы, Отец, и давайте покончим с этим! Я почти уже замужем, а вы только откладываете всё это. Ну и что из того, что он не пришёл? Не могу сказать, что осуждаю его за это».

В часовне воцарилась мёртвая тишина. Эдриен могла поклясться, что мужчина рядом с ней дрожал от сдавленного смеха, хотя она и не осмеливалась встретиться снова с ним взглядом.

Шёпот «Сумасшедшая Джанет» скакал рикошетом по всей часовне, и Эдриен почувствовала волны облегчения. Эта слава о её безумии может быть полезной. Так долго, пока она подчинялась приказам Комина в этот один день, она могла быть такой же странной в своём поведении, как квадратный мячик, и никто не счёл бы это неподобающим.

Эдриен волновалась, что не сможет запомнить все те вещи, что Комин говорил ей, что совершит ошибку, и кто-нибудь в доме её будущего мужа обнаружит, что она – самозванка. Единожды её разоблачат как шарлатанку, и Комин осуществит свою угрозу убить её.

И вдруг этот груз исчез как клуб дыма. Здесь и сейчас (если она и вправду была здесь и сейчас) она – сумасшедшая Джанет Комин. Как она могла отчитываться за то, что делала или говорила, если все её поступки не имели смысла. Сумасшествие было правом на свободу.

Право делать и говорить всё, что ей захочется – без последствий.

Ни Эберхарда, ни пистолетов, ни плохих воспоминаний.

Возможно, это место не такое уж и плохое.

Глава 5

Эдриен бродила по землям Далкейта в течение нескольких часов, пока не наткнулась на кузницу. После изматывающей двухдневной скачки верхом из владений Комина в ее новый дом – Далкейт-над-Морем – на вздорном коне, она мечтала свалиться на ближайшую мягкую кровать, проспать несколько дней, а, проснувшись, (если она будет всё еще здесь) найти бутылку хорошего Скотча и напиться до бесчувствия. А потом снова проверить, всё ли она еще здесь.

Мало того, что ей не удалось найти мягкую кровать в шумном замке, не было и Скотча, и никаких признаков присутствия мужа, и в целом, её вообще игнорировали. Ужасно сложно было здесь почувствовать себя как дома. Гримм поспешил избавиться от её общества, как только они прошли розовые гранитные стены владений Дугласа, несмотря на то, что вёл себя вполне достойно во время их пути.

Но дурой она не была. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять – она определенно была не желанной женой. Жена по доверенности, ни тебе приветствия, ни тебе признаков мужа. Определенно не желанная.

Эдриен оставила бесплодные поиски мужа, кровати и выпивки, и отправилась бродить, исследуя свой новый дом.

Почти случайно, она задержалась у рябин и набрела на кузницу на краю леса. Мужчина, одетый в один килт, раздувал меха и выковывал из стали подкову. Эдриен слышала, что ее муж по доверенности был слишком красив, чтобы быть рождённым на земле, но по сравнению с ним, великолепный Гримм был и правда жабой.

Не было в двадцатом веке столь необузданных мужчин, думала она, глядя в беспомощном восхищении на то, как он работал. Чтобы увидеть подобного мужчину в двадцатом веке, женщина должна была каким-то образом проникнуть в то закрытое святилище гантель и штанг, где мужчина лепил своё тело из уважения к себе. Но в этом столетии такой мужчина существовал в силу своей натуры.

Его мир требовал от него быть сильным, чтобы выживать, повелевать и терпеть.

Когда кузнец изогнулся и резко наклонился, чтобы сменить молоты, она увидела ручеёк испарины, искрившийся бисеринками над его бровью, бегущий вниз по щеке, капающий с брызгами на его грудь, и тонкой струйкой стекающий, ох, так медленно, вдоль мощных выступов его мышц живота. К пупку, к краю килта, и ниже. Она с восхищением смотрела на его ноги, ожидая увидеть вновь капельки испарины уже на этих могучих икрах, и думая, как в бреду, о каждом дюйме между ними.

Столь сильным был мерцающий жар, исходивший из кузницы, столь странной её потребность, что Эдриен не осознавала, что он уже не двигается какое-то время.

Пока не подняла глаза от его груди, чтобы встретить его тёмные, неулыбающиеся глаза.

Она задохнулась.

Он пересёк расстояние между ними, и она поняла, что ей надо бежать. Но ещё она знала, что не смогла бы бежать, даже если бы её жизнь зависела от этого. Что-то в его глазах…

Его рука была грубой, когда он взял её за подбородок, заставляя откинуть голову, чтобы встретиться с его глазами своими, серебристо серыми.

«Есть какая работа, что я должен выполнить для тебя, моя прекрасная королева? Возможно, у вас что-то есть, что вы бы хотели переплавить и выковать заново? А может, я мог бы придать новую форму своему стальному копью в жаре вашей кузницы, миледи?»

Её глаза безумно блуждали по его лицу. Спокойно, приказала она себе.

Он встряхнул её безжалостно. «Ищешь моих услуг?»

«Это просто жара, ничего боле», прохрипела она.

«Да, несомненно, это жар, красавица». Его глаза были коварными. «Идём». Он взял её за руку и потянул за собой, ступая быстрым шагом.

«Нет!» Она ударила его по руке.

«Идём», приказал он, и она испытала необъяснимое чувство, что он проник в неё своими глазами и велел её воле покориться его желанию. Это вселило в неё ужас.

«Пусти меня!», задыхаясь, прошептала она.

Его глаза проникали всё глубже, и хотя она знала, что это было безумием, но Эдриен чувствовала, что она боролась за что-то очень важное здесь. Она знала, что не должна идти с этим мужчиной, но не могла сказать почему. Она чувствовала опасность, тёмную и первозданную. Чудовищную и древнюю опасность за пределами контроля. Если он откроет свой безжалостно красивый рот и скажет идём, она, возможно, и сделает это.

Он открыл свой рот. Она обхватила себя в предчувствии приказа, который, она знала, сейчас последует.

«Отпусти мою жену», скомандовал глубокий голос за её спиной.

Глава 6

Итак, мужчина в кузнице не был её мужем. Всевышний на небесах, что же она обнаружит, когда обернётся? Осмелится ли?

Она слегка обернулась, как будто боковой взгляд украдкой мог быть безопаснее. Вскоре Эдриен обнаружила, как она заблуждалась. Ничто не могло смягчить потрясения от увиденного ею мужчины.

Валгалла справа. И снова рай слева.

Зажатая между трюфелем Годива и шоколадным эклером.

Между скалой и очень твёрдым местом. Два очень твёрдых места прекрасного вида. Я ненавижу красивых мужчин, душевно горевала она. Ненавижу их. Ненавижу их. Всё ещё сопротивляясь…

Руки сзади схватили её за талию, пока кузнец тянул её обратно к своему скульптурному телу.

«Пустите меня», закричала она, странный туман окутывал её мозг.

Кузнец отпустил её.

А очень большой, красивый мужчина, встретившийся с её взглядом – легендарный Хоук – сердито смотрел, как Один, готовый поразить её ударом молнии. Она захрипела.

«Не смотри на меня так. Ты даже не потрудился показаться на нашем венчании». Эдриен принялась шагать туда сюда. Если она и правда была Джанет, что бы она почувствовала? Как ужасно было быть отданной замуж, как кусок собственности, а потом получить пренебрежительное обхождение от новой родни. «Я провела два жалких мокрых дня на спине пони, и когда-нибудь прекратится дождь в этом чёртовом месте? Два дня у нас ушло, чтобы добраться сюда! Милостивый Гримм выгрузил меня, только мы ступили на землю Далкейта. Ты даже не потрудился поприветствовать меня. Никто не показал мне комнаты. Никто не предложил чего-нибудь поесть. Или хотя бы выпить». Она прервалась в своей литании и прислонилась к дереву, руки на бёдрах, одна нога притопывала. «А затем, так как я не могла найти места для сна в страхе, что оно принадлежит кому-нибудь ещё, я ушла бродить, пока ты не соизволил, наконец, объявиться и теперь ты смотришь на меня? Я хочу, чтоб ты знал…»

«Тихо, девушка».

«Что я не тот тип женщины, которую можно отпихнуть в сторону, а потом взять, когда захочется, и она покорно всё стерпит. Я знаю, когда не желанна…»

«Ты более чем желанна», промурлыкал кузнец.

«Не нуждаюсь, чтобы мне на голову сваливались всякие громилы…»

«Я сказал, замолчи».

«И я не получила хотя бы одного свадебного подарка!», добавила она, гордая, что подумала об этом. Да, Джанет точно была бы обижена.

«Помолчи», взревел Хоук.

«И не надо мне приказывать! Умм!» Эдриен взвизгнула, когда её муж, устремившись к ней, покрыл расстояние, разделявшее их, и придавил её к земле. Она ударилась о землю с ощущением, похожим на маленького носорога, навалившегося на неё сверху; он перекатился с ней несколько раз, заключив в объятия своих рук. Она слышала, как тихо ругался кузнец, затем звук бегущих ног, пока боролась изо всех сил с его стальной хваткой.

«Не двигайся!», прорычал Хоук, его дыхание согревало её ухо. Ей понадобилось некоторое время, чтобы понять, что он держал её скорее оборонительно, заслоняя её своим телом, как щитом. Эдриен подняла голову и увидела, что его тёмные глаза сосредоточенно исследуют кромку леса.

«Что ты делаешь?», шёпотом спросила она, её сердце билось, как молот. После такого грубого падения, она пыталась убедить себя, что не лежала, словно в колыбели, в его сильных руках. Она выгнулась.

«Не двигайся, я сказал».

Она извивалась, частично из-за злости на него, частично, чтобы избавиться от его ноги между её бёдер, но закончила лишь тем, что её зад прижался к его – о, мама дорогая – конечно же он не разгуливал с вот этим всё время! Она резко дёрнулась от такого контакта и услышала приглушённый бам, звук удара кости о кость, когда её голова стукнулась о его челюсть со всей силы. Он тихо чертыхнулся, затем завибрировал рокот его низкого охрипшего смеха, когда его руки сжали её крепче.

«Ты – маленькая мегера, не так ли?», прошептал он ей в ухо.

Она принялась яростно бороться. «Отпусти меня!»

Но он не отпустил. Он лишь слегка ослабил хватку, чтобы перевернуть её, и она неуклюже растянулась сверху к нему лицом. Большая, большая ошибка, печально подумала она. Это представляло собой целый ряд проблем, начиная с её грудей, прижатых к нему, её ног, пойманных его ногами, и её ладоней, распластавшихся по его мускулистой груди. Его белая полотняная рубаха была распахнута, и чистый мужской жар исходил от его широкой груди. Кровь тонкой струйкой стекала с его надменно изогнутой нижней губы, и на один безумный момент она уже представила, как слизывает её. Одним быстрым, грациозным движением он перекатил её под себя, и она лишилась дыханья. Его губы приоткрылись. Она пристально смотрела на него в немом изумлении и знала, что в это ужасное мгновение мужчина, за которого она вышла замуж по доверенности, собирался её поцеловать, и она была почти уверена, что если он сделает это, её жизнь никогда не будет прежней.

Она зарычала. Он улыбнулся и опустил свою голову к её голове.

Как раз в этот момент на поляну ворвался кузнец. «Ни черта!», сплюнул он. «Кто бы это ни был, он ушёл».

Хоук удивлённо дёрнулся, и Эдриен воспользовалась моментом, чтобы оттолкнуть его. Она могла бы так же попытаться толкать Сфинкса через пустыню к Нилу.

И только потом Эдриен увидела стрелу, ещё дребезжащую в дереве, возле которого она была несколько мгновений назад, стоя прямо в том месте и ругая самым серьёзным образом своего новоявленного мужа. Её глаза расширились, и она вопросительно уставилась на Хоука. Определённо тут было что-то не так.

«Кому это ты насолила?» Её муж резко встряхнул её. «Кто ищет твоей смерти?»

«Откуда тебе знать, что это не тебя пытались убить, не был ли это просто неудачный выстрел?»

«Никто не хочет убить меня, девушка».

«Из того, что я слышала, именно это пыталась сделать твоя последняя любовница», гадко возразила она.

Он слегка побледнел под безупречной бронзой своей кожи.

Кузнец засмеялся.

Её шея стала болеть от того, что она смотрела вверх на него. «Слезь с меня», прорычала она на мужа.

Она оказалась не готовой к тому, что глаза Хоука потемнели, и он скатился, оттолкнув её от себя.

«Хотя ты упорно отвергаешь меня, жена, думаю, что могу тебе понадобиться», тихо сказал Хоук.

«Я так не думаю», яростно возразила она.

«Я буду здесь, на случай, если ты передумаешь».

«Придётся рискнуть. Никто ничем в меня не стрелял, пока ты не объявился. Таким образом, две попытки, о которых я знаю, на тебя, и ни одной на меня». Она поднялась, отряхивая своё платье. Грязь и крапива приклеились к тяжёлой материи. Она вытащила несколько листиков из своих волос и оттряхнула свой зад, пока явно не осознала некое стеснённое чувство. Медленно она подняла глаза от своей одежды, чтобы обнаружить обоих мужчин, смотрящих на неё напряжённым взглядом волков. Больших, голодных волков.

«Что?», отрывисто спросила она.

Кузнец снова засмеялся. Звук был глубоким, тёмным и таинственным. «Здаётся, леди не понимает, как безжалостно сладко манит такая красота».

«Пожалейте меня», устало сказала она.

«Красив рассвет девичьего смущенья, богат и зрел, и глубоко пьнящ». Похоже, её мужа не превзойти.

Эдриен топнула ногой и посмотрела на них обоих. Где был её Шекспир, когда она в нём так нуждалась. «Клянусь, твой лик и мысли ярки, но мастерство черно как ад, темно как ночь», пробормотала она.

Кузнец откинул голову назад и со смехом взревел. Губы её мужа изогнулись в улыбке, оценившей её ум.

Хоук встал и протянул ей руку. «Плачь о мире со мной, дева».

Плакать. Мужчина мог заставить ангела рыдать. Но она была голодной. Её мучила жажда. Она устала. Она взяла его руку, поклявшись себе яростно не брать ничего свыше того. Никогда. Пока её муж уводил её с поляны, голос кузнеца следовал за ней с пахнущим жасмином бризом, и она удивилась тому, что её муж никак не реагировал. Либо он не был собственником, либо не слышал. Она ясно слышала слова кузнеца: «Женщина, которая считает всех мужчин беспомощными, словно слепые котята, я могу забрать тебя туда, где побывать ты могла бы лишь в своих мечтах».

«Ночной кошмар», проворчала она, и услышала его тихий смех за собой.

Её муж посмотрел на неё с любопытством. «Что?»

Она тяжело вздохнула. «Ночной кошмар наступает мне на пятки. Я должна скорее поспать».

Он кивнул. «А потом мы поговорим».

Конечно. Если я всё ещё буду в этом богом забытом месте, когда проснусь.

*****

Сидхи Джеймс Лион Дуглас беспокойно тёр свой небритый подбородок мозолистой рукой. Гнев? Возможно. Неверие, точно. Собственнический инстинкт. Откуда, к чёрту, всё это взялось?

Ярость. Да, именно это. Холодная, тёмная ярость поедала его изнутри, и живительный Скотч был единственным лекарством от боли.

Он встал и посмотрел на свою новоявленную жену голодным взглядом. Он видел её болезненно ранимый и примитивный голод к мужчине – и этим мужчиной был не он. Невероятно.

«Продолжай пить в том же духе, и мы точно не доберёмся до Выселения до следующего дня», забеспокоился Гримм.

«Я не еду в Выселение завтра. Моя жена может оказаться с ребёнком к моменту, когда я вернусь».

Гримм оскалил зубы в усмешке. «Она в полном бешенстве на тебя, ты знаешь».

«Она в бешенстве на меня?»

«Ты был слишком пьян, чтоб жениться на ней, ещё более, чтоб уложить её в постель, и теперь ты в тревоге, что она мило смотрит на Адама».

«Мило? Дай девчонке волю, она засунет под него блюдо и, облизываясь, им же и пообедает!»

«И что?»

«Она моя жена».

«Ох, вот это уже становится трудным для моего понимания. Ты сказал, что тебя не волнует, что с ней станет после того, как дело будет сделано. Ты поклялся уважать договор и это так. Так с чего бы этот дурацкий гнев, Хоук?»

«Моя жена не сделает из меня рогоносца».

«Я думал, что муж может быть рогоносцем только в том случае, если его это волнует. Тебя это не волнует».

«Никто не спрашивал, волнует это меня или нет».

Гримм моргнул, поражённый поведением Хоука. «Все девушки смотрят на Адама так».

«Она меня даже не заметила. Это Адама она хочет. Кстати, кто, чёрт бы его побрал, нанял этого кузнеца?»

Гримм задумчиво заглянул в его напиток. «Разве не Томас был кузнецом?»

«Вот, давай, и подумаем об этом».

«Куда ушёл Томас?»

«Я не знаю, Гримм. Поэтому тебя и спрашиваю».

«Ну, кто-то нанял Адама».

«Ты не нанимал?»

«Не. Я думал, ты, Хоук».

«Не. Может, это брат Томаса, а Томас заболел».

Гримм засмеялся. «Уродливый Томас его брат? Ни единого шанса на это».

«Избавься от него».

«От Адама?»

«Да».

Молчание.

«О, святые угодники, Хоук, ты это не серьёзно! Это не похоже на тебя – отбирать у мужчины средства к существованию из-за того, что на него смотрит девушка…»

«Так случилось, что эта девушка – моя жена».

«Ага, та самая, которую ты не хотел».

«Я передумал».

«Кроме того, он держит Эсмерельду в довольствии, Хоук».

Сидхи глубоко вздохнул. «Это так». Он промолчал несколько ревнивых ударов сердца. «Гримм?»

«Мм?»

«Скажи ему держать одежду на себе, пока он работает. И это приказ».

Но Хоук не мог этого так оставить. Он осознал, куда занесли его ноги лишь в тот момент, когда вошёл в янтарный отблеск костра под рябинами у кузницы Адама.

«Добро пожаловать Лорд Хоук из Далкейта-над-Морем».

Хоук крутанулся и почти нос к носу столкнулся с великолепным кузнецом, которому как-то удалось неслышно подобраться к нему со спины. Не многие мужчины могли застигнуть его врасплох, и на мгновенье Хоук был столь же околдован кузнецом, сколь и разгневан на него.

«Я тебя не нанимал. Кто ты?»

«Адам», ответил кузнец спокойно.

«Адам… а дальше?»

Кузнец задумался на минуту, потом сверкнул озорной улыбкой. «Адам Блэк».

«Кто нанял тебя?»

«Я слышал, что тебе нужен мужчина чтобы присматривать за кузницей».

«Держись подальше от моей жены». Хоук вздрогнул от слов, слетевших с его губ. Святые угодники, он говорил, как ревнивый муж! Он намеревался лишь спросить о том, кто нанял кузнеца, но очевидно слова не подчинялись ему так же, как и его ноги; по крайней мере, в отношении всего, что касалось его новоиспечённой жены.

Адам злобно засмеялся. «Не сделаю ничего, что бы леди не пожелала от меня».

«Не сделаешь ничего, чего бы я не захотел».

«Слышал, леди не хочет тебя».

«Захочет».

«А если нет?»

«Все девушки меня хотят».

«Забавно. У меня та же проблема».

«Ты странно невежлив для кузнеца. Кто был твоим лэрдом раньше?»

«Не знаю достойного, чтоб звать его господином».

«Забавно, кузнец. У меня та же проблема».

Мужчины стояли нос к носу. Сталь к стали.

«Могу приказать тебя убраться с моей земли», требовательно сказал Хоук.

«Ах, но тогда никогда не узнаешь, выбрала бы она тебя или меня, не так ли? И подозреваю, что есть в тебе глубоко внутри благородная сущность, та, что нуждается в тех старинных традициях, как чистота и отвага, честь и справедливость. Глупый Хоук. Все рыцари скоро умрут, как песчинки снов, уносимые изменчивой иллюзией времени».

Ты дерзкий и с этого момента без работы».

«Ты боишься», изумился кузнец.

«Боюсь» Отозвался Хоук с неверием. Этот глупый кузнец осмелился стоять на его земле и говорить ему, что он, легендарный Хоук, боялся? «Ничего не боюсь. И уж точно не тебя».

«Да, боишься. Ты видел, как твоя жена смотрела на меня. Ты боишься, что не сможешь удержать её подальше от меня».

Горькая, насмешливая улыбка скривила губы Хоука. Он не был мужчиной, склонным к самообману. Он боялся, что не сможет удержать жену подальше от кузнеца. Это раздражало его, приводило его в ярость, и кузнец был прав насчёт его благородной сущности. Сущность, что требовала, как подозревал Гримм, чтобы он не лишал мужчину средств к существованию лишь из-за своей собственной неуверенности в жене. И Хоук страдал от этого редкого недуга быть доблестным и верным своей сущности. «Кто ты на самом деле?»

«Простой кузнец».

Хоук изучал кузнеца в лунном свете, пробивавшемся сквозь рябины. В нём не ничего обычного. Что-то щёлкнуло у него в голове, унося в смутные воспоминания, но он не мог ухватить эту мысль. «Я тебя знаю, не так ли?»

«Сейчас знаешь. И скоро она меня тоже хорошо узнает».

«Зачем ты провоцируешь меня?»

«Ты первым спровоцировал меня, когда понравился моей королеве». Слова со злостью слетели с губ резко обернувшегося кузнеца.

Хоук рылся в памяти, пытаясь вспомнить королеву, которой он понравился. Ни одного имени не пришло на память; впрочем, обычно он и не мог их вспомнить. Тем не менее, раскрыл свои карты. Где-то, когда-то Хоук увёл ту женщину от этого мужчины. И мужчина собирался сейчас сыграть в ту же игру с ним. С его женой. Часть его пыталась не волноваться, но с того момента, как он положил глаз на Сумасшедшую Джанет, он понял, что попал в беду в первый раз в своей жизни. Глубоко внутри, где, лишая разума, сверкающие серые глаза звали его в зыбучий песок, и куда он с готовностью пошёл бы.

Что скажешь мужчине, чью женщину ты взял? Ему было нечего сказать кузнецу. «У меня не было намерения обидеть», сказал Хоук, наконец.

Адам крутанулся кругом, и его улыбка сверкнула ещё ярче. «От обиды к защите. Все средства в страсти хороши. Всё ещё хочешь выслать меня отсюда?»

Хоук встретился с ним взглядом и пристально смотрел на него несколько долгих моментов. Кузнец был прав. Что-то в нём требовало справедливости. В справедливых битвах дерутся на равных условиях. Если он не сможет удержать девушку, если проиграет её другому мужчине… Его гордость вспыхнула. Если жена покинет его, не важно, хотел он начать с ней или нет, ради кузнеца, тогда про легендарного Хоука споют совсем иную руну.

Но ещё хуже, если он отправит кузнеца этой ночью, то никогда не узнает точно, выбрала бы жена его или предпочла бы Адама Блэка. И это имело значение. Сомнения бы мучили его постоянно. Её образ, когда она стояла сегодня, прислонившаяся к дереву и глазевшая на кузнеца – ах! Это обеспечит ему ночные кошмары и в отсутствие Адама.

Он позволит кузнецу остаться. А этой ночью Хоук соблазнит свою жену. Когда он полностью убедится, где останется её любовь, тогда, возможно, и только тогда он сможет избавиться от ублюдка.

Хоук спокойно махнул рукой. «Как пожелаешь. Не буду требовать твоего отсутствия»

«Я желаю. Мне это нравится», ответил Адам самодовольно.

******

Хоук медленно брёл по внутреннему двору, потирая голову, что всё ещё болела от беспробудной пьянки в течение трёх последних ночей. Слово чести, данное Королю Джеймсу, удовлетворено. Хоук женился на дочери Комина и тем самым исполнил последний приказ Джеймса. Далкейт снова в безопасности.

У Ястреба были огромные надежды на то, что с глаз долой, на самом деле из сердца вон, и Король Джеймс забудет о Далкейте-над-Морем. Все эти годы он выполнял все извращённые распоряжения Джеймса, только и достигнув того, что король требовал всё больше и больше, пока своим королевским указом не отобрал у Ястреба последнюю заявку на свободу.

Почему это его удивило? Все эти пятнадцать лет король наслаждался, лишая его возможности выбирать, урезав её до единственного выбора – подчиниться королю или умереть, вместе со всем своим кланом.

Он вспомнил тот день, когда Джеймс вызвал его, за три дна до окончания его службы.

Хоук явился ко двору, в любопытстве, задетом напряжённой атмосферой предвкушения, заполнявшей огромный тронный зал. Приписав это ещё одной задумке Джеймса – и надеясь, что это не имеет отношения ни к нему, ни к Далкейту – Хоук приблизился к помосту и приклонил колени.

«Мы устроили женитьбу для тебя», объявил Джеймс, когда в зале всё стихло.

Хоук застыл. Он мог чувствовать, направленные на него тяжёлые взгляды придворных: развлекающиеся, насмешливые и чуть… жалостливые?

«Мы выбрали самую подходящую», Джеймс сделал паузу и злобно засмеялся – «жену, которая украсит остаток твоих дней в Далкейте».

«Кто?» Хоук смог выдавить из себя одно лишь слово. Сказать больше значило выдать гнев отрицания, закипавший в его венах. Он не доверял себе, когда каждая унция в нём вопила о неповиновении.

Джеймс улыбнулся и жестом велел Рэду Комину приблизиться к трону, и Хоук почти зарычал от ярости. Только не печально известная Сумасшедшая Джанет! Джеймс не мог заставить его жениться на сумасшедшей старой деве, что Рэд Комин держал в своей далёкой башне!

Уголок губ Джеймса изогнулся кверху в плутоватой улыбке. «Мы избрали Джанет Комин быть твоей невестой, Хоук Дуглас».

Тихий смех прокатился по двору. Джеймс в ликовании потирал руки.

«Нет!» Слово слетело с губ Хоука вместе с выдохнутым воздухом; слишком поздно он попытался проглотить слова обратно.

«Нет?», отозвался Джеймс эхом, и его улыбка мгновенно заледенела. «Неужели Мы только что услышали отказ Нашей воле?»

Хоук опустил глаза к полу. Он глубоко вдохнул. «Нет, мой король. Боюсь, я не совсем ясно выразился». Хоук сделал паузу и с трудом сглотнул. «Когда сказал «нет», имел ввиду, что вы итак слишком добры ко мне». Ложь жгла ему губы и оставляла вкус обуглившейся гордости на языке. Но это сохранит Далкейт в безопасности.

Джеймс посмеивался, грандиозно забавляясь поспешной капитуляцией Хоука, так как наслаждался любой демонстрацией величия своего королевского могущества. Ястреб с горечью сознавал, что ещё раз у Джеймса все карты в руках.

Когда Джеймс заговорил снова, его голос сочился ядом. «Попробуй не женись на дочери Комина, Хоук Дуглас, и Мы сотрём все следы Дугласов в Шотландии. Ни капли от твоей родной крови не останется, пока ты не сделаешь этого».

Это была та самая угроза, которую Джеймс всегда использовал, чтобы контролировать Хоука Дугласа, и только она могла быть столь безжалостно действенной, снова и снова.

Хоук склонил голову, чтобы скрыть свой гнев.

Он хотел сам выбрать себе жену. Разве он многого просил? В течение всех этих пятнадцати лет службы мысли о выбранной самим жене, о возвращении в Далкейт и создании семьи подальше от развращённого двора Джеймса, не давали умереть его мечтам, несмотря на все усилия короля замарать и разрушить их, одну за одной. Хотя Хоук больше не был мужчиной, который верил в любовь, но он верил в семью и клан, и мысль о том, чтобы провести остаток своих дней с хорошей женщиной, окружённой детьми, взывала к нему безмерно.

Он хотел бродить по берегу моря и рассказывать истории своим сыновьям. Он хотел красивых дочерей и внуков. Он хотел наполнить детскую в Далкейте смехом. Оох, детская, мысль об этом обожгла острой болью; это новое осознание было ещё более горьким и болезненным чем всё, что король делал когда-либо с ним. Я никогда не смогу наполнить детскую смехом – никогда, если моя жена носит семена безумия!Не будет крохотулей – по крайней мере законнорожденных – для Ястреба. Как вытерпеть то, что он не сможет никогда держать в руках собственного ребёнка?

Хоук никогда не говорил о своём желании иметь семью; он знал, что если Джеймс узнает об этом, он вырвет с корнем любую надежду на это. И вот, как-то Джеймс или узнал об этом или решил, раз он не мог иметь жену, которую хотел, так и Хоук не сможет.

«Подними голову и посмотри на Нас», приказал Джеймс.

Хоук поднял голову и уставился на короля безжизненными глазами.

Джеймс внимательно посмотрел на него, затем повернул свой светящийся пристальный взгляд на Рэда Комина и добавил окончательную угрозу, чтобы обеспечить взаимодействие. «Мы уничтожим Коминов тоже, стоит им только отвергнуть указ. Ты слышишь, что Мы сказали, Рэд Комин? Не обмани Наших ожиданий».

Лэрд Комин показался странно встревоженным приказом Джеймса.

Стоя на коленях перед двором Джеймса, Хоук подавил последнюю из своих мятежных мыслей. Он узнавал жалостливые взгляды воинов, с которыми он служил; сочувствующий взгляд Грима; самодовольную ненависть и надменные насмешки мелких лордов, которых давно возмущал его успех у женщин, и принял тот факт, что ему пришлось бы жениться на Джанет Комин, даже если бы она была беззубой, древней, безумной старой каргой. Хоук Дуглас сделал бы всё что угодно, лишь бы сохранить Далкейт и свой народ в безопасности.

Мельница слухов намолола бесконечное множество историй о Джанет Комин, сумасшедшей старой деве, заточённой в башню из-за своего неизлечимого безумства.

Пока Хоук брёл по вымощенной булыжником тропе ко входу в Далкейт, он засмеялся тому ошибочному образу, созданному им в своей голове о Сумасшедшей Джанет. Он осознал, что Джеймс явно знал не более о ней, чем кто-либо другой, потому что Джеймс никогда бы не связал Ястреба с такой женщиной, знай он на самом деле, что она из себя представляет. Она была слишком красивой, слишком пламенной. Джеймс намеревался заставить Хоука страдать, и в единственном случае страдал бы мужчина с подобной женщиной – если не мог бы прикоснуться к ней руками, не мог бы отведать вкуса её поцелуев и насладиться её чувственными обещаниями.

Хоук никак не ожидал увидеть мерцающее, нежное создание с пылким темпераментом, которое он обнаружил у кузницы. Он послал Гримма в последнюю минуту жениться на девушке по доверенности, намереваясь полностью её игнорировать, когда она приедет. Он дал всем ясно понять, чтоб никто её тут приветствовал. Жизнь продолжалась в Далкейте, как будто ничего не изменилось. Он решил, что если она была хотя бы наполовину такая сумасшедшая, как о ней ходили слухи, она возможно и не способна была понять, что была уже замужем. Он заключил, что сможет найти какой-нибудь способ справиться с ней, даже если это значило заточить её где-нибудь подальше от Далкейта. Джеймс приказал ему жениться, но ничего не упомянул о том, что они должны делить кров.

А потом он увидел «Сумасшедшую» Джанет Комин. Словно пламенная богиня она хлестала его словами – очевидный ум, заключённый в неземной красоте. Он не мог вспомнить ни одной девушки, которая расшевелила бы в нём этот плотно сжимающий голод, мучавший его, когда он ласкал её глазами. Пока она ласкала своими этого проклятого кузнеца.

Слухи не могли быть более неверными. Если бы Хоуку позволили выбрать женщину самому, качества, которыми обладала Джанет – независимость, острый ум, сладкое тело и храброе сердце – были теми самыми, которых он бы искал.

Возможно, размышлял Хоук, жизнь всё же могла измениться к лучшему.

Глава 7

Эдриен знала, что спала. И она безнадёжно погружалась в тот самый жуткий кошмар, который снился ей вот уже месяцы; тот самый, в котором она убегала по тёмным пустынным улочкам Нового Орлеана, пытаясь сбежать от смерти.

Не важно, с каким трудом она пыталась контролировать сны, она никогда не достигала безопасного места. Неминуемо, Эберхард зажимал её в угол на заброшенном складе на Блу Магнолия Лэйн. Только одной вещью он значительно отличался от реальности, которую она пережила – в её кошмаре у неё не оказывается оружия вовремя.

Она проснулась, бледная и трясущаяся, с бисеринками пота, выступившими на лице.

И здесь был Хоук; сидевший в ногах её кровати и молчаливо глядевший на неё.

Эдриен уставилась на него широко раскрытыми глазами. В своём сонном замешательстве мрачно красивое лицо Ястреба, казалось, приобрело черты дьявольской красоты Эберхарда, заставляя её задаваться вопросом, какие различия были между двумя мужчинами, если таковые имелись. После кошмара об одном смертельно притягательном мужчине проснуться и обнаружить другого так близко было слишком для её потрепанных нервов. Хотя у неё всё ещё не было практически никаких воспоминаний о том, как она очутилась в шестнадцатом веке, её другие воспоминания остались прискорбно нетронутыми. Эдриен де Симон помнила единственную вещь с мучительной ясностью – она не должна доверять и любить красивых мужчин.

«Ты кричала», поведал ей Ястреб своим сладкозвучным голосом.

Эдриен закатила глаза. Он мог что-нибудь делать без того, чтобы не урчать каждый раз, открывая свой прекрасный рот? Этот голос мог уговорить и слепую монахиню отказаться от своего целомудрия. «Уйди», пробормотала она.

Он улыбнулся. «Я пришёл убедиться, что ты не стала жертвой очередного покушения на твою жизнь».

«Я уже говорила, не меня хотели убить». Он осторожно сел, казалось, охваченный какой-то сильной внутренней борьбой. Голова всё ещё кружилась от неконтролируемых обрывков ночного кошмара, когда нежный бриз влетел в открытое окно и поцелуем коснулся её кожи. О боги, её кожа! Она отдёрнула шелковую рубашку на почти оголившиеся груди, возбуждающе натягивающие ткань. Проклятое платье, что она обнаружила, аккуратно разложенное на её кровати – кем-то, явно имеющим кое-какие комплексы касательно одежды, которую она едва ли могла классифицировать как ночную рубашку. Крошечные рукава соскользнули с её плеч, в то время как юбка платья сбилась, задравшись, вверх; ярды прозрачной материи пенились прозрачной лужицей вокруг её талии, едва прикрывая её бёдра – и так только если она не двигалась вообще. Эдриен решительно дёргала платье, пытаясь привести его в порядок, не уступив рубашке ни единой пригоршни.

Хоук застонал, и этот осипший звук заставил каждый её нерв танцевать до самых кончиков. Она заставила себя ровно встретить его распаливший взгляд.

«Джанет, я знаю, что мы не совсем хорошо начали наш брак в сложившихся обстоятельствах».

«Эдриен. И определённо можно так сказать».

«Нет, меня зовут Сидхи. Мой брат Адриан. Но многие зовут меня Хоук».

«Я имела ввиду себя. Зови меня Эдриен». На его вопросительный взгляд она добавила, «Моё среднее имя Эдриен, именно его я и предпочитаю». Простая, крошечная ложь. Она не могла надеяться, что продолжала бы откликаться на Джанет, и, в конечном итоге, обязательно как-нибудь не проговорилась бы.

«Эдриен», промурлыкал он, проинтонировав его как Эдри-ЕН . «Как я уже говорил» – он плавно заскользил по кровати с таким изяществом, что она осознала, что он придвинулся только тогда, когда он оказался вдруг совсем близко – «Боюсь, у нас не было лучшего начала, и я намереваюсь исправить это».

«Ты можешь исправить это убравшись с моих глаз немедленно. Сейчас. Кшш». Она осторожно зажала рубашку в кулаке и махнула другой рукой, отпуская его. Он смотрел на неё в восхищении. Когда он не двинулся, она попыталась прогнать его снова, но он схватил её руку на полпути.

«Красивые руки», прошептал он, повернув её ладошкой вверх и вжавшись в чувствительную серединку медленным поцелуем. «Я боялся, что Сумасшедшая Джанет будет некрасивой мегерой. Теперь я знаю, зачем Комин держал, пряча, тебя в своей башне все эти годы. Ты – настоящее серебро и золото в его сокровищнице. Его богатство значительно истощилось с потерей тебя».

«Ох, прекрати это», резко сказала она, и он моргнул от удивления. «Послушай Сидхи или Хоук, или как там ещё тебя зовут, ты меня не впечатлил. Если мы будем вынуждены мучаться под одной крышей над нашими головами, нам надо прояснить некоторые вещи. Первое», – она выставила руку, отгибая пальцы и выпаливая на одном дыхании – «Ты мне не нравишься. Привыкай к этому. Второе, я не хотела выходить за тебя замух, но у меня не было выбора…»

«Ты желаешь другого». Урчанье потонуло в грохоте недовольства.

«Третье», продолжала она, не потрудившись ответить, «Я не нахожу твои мужские уловки даже отдалённо интригующими. Ты не мой тип…»

«Зато Адам точно твой, а?» Его челюсти сжались, а эбеновые глаза полыхнули.

«Чуть больше, чем ты», солгала она, думая о том, что если она сможет убедить его в этом, возможно он оставит её в покое.

«Ты его не получишь. Ты моя жена, нравится тебе это или нет. И ты не сделаешь из меня рогоносца…».

«Тебе стоит поволноваться по этому поводу».

«Возможно, я мог бы». Быть может, он уже волновался, и у него не было даже лёгкого намёка почему.

«Хорошо, я не могу».

«Я, что, такой неприятный?»

«Да».

Он пристально посмотрел. Изучил комнату. Уставился на балки на потолке. Нигде не парил таинственный ответ на это.

«Девушки всегда находили меня более чем привлекательным», наконец, сказал он.

«Может, в этом часть твоей проблемы».

«Простите?»

«Мне не нравится твоё отношение».

«Моё отношение?», безмолвно отозвался Хоук.

«Точно. Так что убирайся с моей кровати и с глаз моих, и больше ни слова мне этой ночью».

«Ты самая чертовская девчонка из всех, кого я когда-либо встречал».

«А ты самый ничтожный, неисправимый прохвост из всех мужчин, с которыми я имела неудовольствие когда-либо встретиться».

«Откуда у тебя подобные мысли обо мне?», изумился он.

«Начнём с того, что ты был слишком пьян, чтобы появиться на собственной свадьбе».

«Гримм сказал тебе? Гримм не мог сказать тебе это!»

«Чума на всех мужчин вместе взятых». Эдриен закатила глаза. «Всё, что он мне сказал, было, что ты разбирался с каким-то мятежом. В желудке, как я не догадалась. У горничной, что показала мне эту комнату, было достаточно времени, чтобы всё мне рассказать. Слово за словом о том, как ты и три бочонка вина и три женщины проводили неделю перед нашей свадьбой, пытаясь… ну ты знаешь» – Эдриен пробормотала непонятное слово – «твои мозги вообще».

«Что мои мозги вообще?»

«Ты знаешь». Эдриен закатила глаза.

«Боюсь, нет. Что там за слово было?»

Эдриен резко на него посмотрела. Он, что, дразнил её? Его глаза светились озорством? Эта полуулыбка, изгибавшая его красивый рот, могла безусловно растопить рубашку, что она сжимала, не говоря уже об её воле. «Очевидно это удалось одной из них, потому что если у тебя осталось хоть чуточку мозгов, то ты уберёшься с моих глаз сейчас», отрывисто говорила она.

«Их было не три». Хоук проглотил свой смех. «Нет?»

«Их было пять».

Челюсти Эдриен сжались. Она отогнула ещё один палец. «Четвёртое – это был брак только по названию. На время».

«Бочонков вина, я имел ввиду».

«Не смешно».

Его смех раскатился мрачным и опасным эхом. «Хватит. А сейчас мы будем считать правила Ястреба». Он выставил руку и начал отгибать пальцы. «Первое, ты моя жена, таким образом, ты во всём мне повинуешься. Если я говорю идти в мою постель, то так тому и быть. Второе» – его вторая рука поднялась и она вздрогнула, почти уверенная, что он её ударит, но он крепко сжал её лицо и посмотрел ей пристально в глаза – «ты будешь держаться подальше от Адама. Третье, ты оставишь все отговорки и будешь наслаждаться браком со мной – публично и наедине. Четвёртое, пятое и шестое, ты будешь держаться подальше от Адама. Седьмое – он сдёрнул её с кровати и с ног одним стремительным движением –«ты чётко мне объяснишь, что такого неприятного ты нашла во мне, после того как я займусь с тобой любовью, и восьмое, у нас будут дети. Много. Может, дюжина. Возможно, я буду держать тебя постоянно толстой, ожидающей малыша, с пункта номер четыре».

Глаза Эдриен округлялись всё больше и больше, пока он говорил. К моменту, когда он подошёл к вопросу о детях, её уже почти полностью охватила паника. Она собирала свои разбросанные крохи ума в поисках наиболее действенного оружия. Что сказать этому мужчине, чтобы удержать его на расстоянии. Его эго. Его огромное эго и мужскую гордость. Она вынуждена использовать это.

«Делай, что хочешь. Буду просто думать об Адаме». Она подавила зевоту и принялась рассматривать свои ногти.

«Ты будешь просто думать об Адаме!»

Он потёр подбородок, всё ещё не веря в услышанное, пока рассматривал видение перед своими глазами, едва одетое в облако прозрачной пены. Серебристо-белокурые волосы разметались вокруг самого красивого лица из всех когда-либо им виденных. Её лицо было в форме сердечка, подбородок изысканный и удивительно волевой. Её губы были полными и бархатисто сочными, и у неё были пронзительно серебристо-серые глаза. Она была дыханием страсти, и, похоже, не имела ни единого понятия о собственной красоте. Или не волновалась по этому поводу. Вожделение сжало его в жёсткий кулак и сдавило. Его эбеновые глаза сосредоточенно сузились. У неё была кремовая кожа, прекрасные плечи, тонкая талия, сладкие блики бёдер и ног, и всё это поднимало его на небеса. Эта красота выжигала на нём тавро, заявляла на него свои права. Девушка была абсолютным совершенством. Хотя Хоук не был суеверным мужчиной, желание Гримма на падающую звезду выбрало именно этот момент, чтобы всплыть на поверхность в его голове. Что в точности Гримм сказал?

Он пожелал Ястребу встретить женщину с «умом и мудростью»; умную женщину.

«Ты умеешь складывать в уме?» резко спросил он.

«Веду бухгалтерские книги как профессионал».

«Ты пишешь и читаешь?»

«На трёх языках свободно, ещё на двух достаточно хорошо». Это было основной причиной того, что она смогла сымитировать так хорошо их провинциальный акцент и убедить всех, что она была Сумасшедшей Джанет Комин. Хотя некоторые слова и выражения, которые она употребляла, казались им странными – они на самом деле полагали, что она тронутая – она слегка подучилась во владении Комина, ассимилируя картавость с лёгкостью ребёнка. У неё всегда был слух на языки. Кроме того, она смотрела все снятые серии Горца.

Хоук простонал. Второй частью желания Гримма было, чтобы женщина была прекрасной и лицом и телом. На этот счёт вопросов не имелось. Она была Венерой, неприкрашенной, проскользнувшей в его мир, и у него было ноющее предостережение, что его мир не будет больше прежним.

Итак, первых два требования, что пожелал Гримм, выполнены. Женщина обладала и умом и чарующей красотой.

И последнее требование , которое Гримм точно определил, что касалось Хоука больше всего: великолепное НЕТ на чудесных губках…Не было такой женщины, которая сказала бы нет Ястребу.

«Девушка, я хочу тебя», сказал он беззащитным, хриплым голосом. «Я буду любить тебя самым немыслимым образом, как никто ещё не делал этого с тобой по эту сторону Валгаллы. Я могу вознести тебя на небеса и заставить захотеть больше не спускаться на землю. Позволишь взять тебя туда? Ты хочешь меня?» Он ждал, но уже знал, что за этим последует.

Её губы сжались в соблазнительную гримасу, когда она сказала, «Нет».

*****

«Ты наложил на меня чёртово заклятье, Гримм!» – слушали беззвёздные небеса рёв Лэрда Сидхи Джеймса Лиона Дугласа поздно ночью. По ту сторону круга рябин Адам забрасывал тлеющие угли и издавал звуки слишком мрачные, чтобы быть похожими на смех.

Эдриен сидела в темноте на краю своей кровати ещё долго, после того, как он ушёл, и дёргалась от его хриплого воя, что взлетал до самой луны. Заклятье? Проклятье. Бах! Она была тем самым проклятьем.

Для него, она была точно как все другие, а единственная вещь, которой Эдриен де Симон научилась, это когда мужчина был заинтересован, она не терпела быть одной из прочих.

Виновная, как и легионы тех, что пал перед ним до неё, она хотела этого мужчину, прозванного Ястребом. Хотела его с безрассудным голодом, в гораздо большей степени превосходящим её тягу к кузнецу. Что-то почти пугающее было в глазах кузнеца. Как у Эберхарда. А у Ястреба были красивые тёмные глаза, усыпанные золотистыми крапинками, под густыми, чёрными как сажа, ресницами. Глаза Хоука намекали на бесчисленные удовольствия, смех, и даже если она не представляла этого, какая-то боль из прошлого, затаившаяся в осторожном контроле.

Точно, сказала она себе язвительно. Боль от недостатка времени заняться любовью со всеми красивыми женщинами в мире. Ты знаешь, что он собой представляет. Бабник. Не делай снова этого с собой. Не будь дурой, Эдриен.

Но она не могла стряхнуть с себя дискомфорт, который чувствовала каждый раз, когда заставляла себя говорить ему жестокие и отвратительные вещи. То, что Ястреб был таким же мрачным и красивым мужчиной, как Эберхард, не значило, что он был таким же подонком. У неё было ноющее чувство, что она была несправедлива к нему, но у неё не было никакого логического основания по этому поводу.

Ах, а есть какое-нибудь логическое основание в том, почему ты вдруг перепрыгнула назад из 1997 в 1513? Она саркастически хмыкнула.

Эдриен научилась рассматривать факты и действовать согласно существующей реальности, и не важно какой абсурдной эта непосредственная реальность была. Она родилась и выросла в Новом Орлеане и понимала, что человеческая логика не могла объяснить всё. Иногда происходило нечто большее, чем логика в действии – что-то дразнящее сверх её понимания. Позже, Эдриен чувствовала себя более удивлённой, если факты имели смысл, чем не имели – по крайней мере, когда ситуация была странной, она была на привычной территории. Несмотря на то, что это было весьма нелогично и крайне невероятно, все пять её чувств настаивали, что она точно была не в Канзасе.

Смутные воспоминания дразнили её разум… Что точно она делала перед тем, как оказалась на коленях Комина? Часы перед этим прошли туманно, расплывчато. Она могла вспомнить тревожное ощущение увиденного… чего же? Странный аромат, насыщенный и пряный, который она ощутила прямо перед тем, как она… что? Эдриен с трудом проталкивалась сквозь пелену неразберихи и всё, чего она добилась, так это пульсации в голове.

Она боролась с этим какое-то мгновенье, затем сдалась боли. Эдриен бормотала жаркую молитву о том, что расширенная логика в лице этой абсурдной реальности обращается с ней с большей доброжелательностью, чем что-либо из того, что выкидывал ей Эберхард.

Очень плохо, что она не утратила некоторые из тех действительно и на самом деле плохих воспоминаний. Но нет, только несколько странных часов; небольшая брешь во времени. Возможно шок оттого, что случилось, приглушил её воспоминания. Но непременно, если она приноровилась к этой новой обстановке, она могла бы разобраться, как ей удалось путешествовать во времени. И понять, как вернуться назад.

Но потом подумала, на самом ли деле она хочет вернуться к тому, что там оставила?

****

Утром Эдриен плеснула ледяной воды на своё лицо и оценивающе взглянула на себя в мутном блестящем серебряном диске, весящем над чашей. Ах, немногочисленные предметы роскоши. Горячая вода. Зубная паста. По чём она ещё изнывала?

Кофе. Конечно где-то в мире кто-то выращивал кофе в 1513. Если её надоедливый муж так желает ей понравится, может, он найдёт его для неё – и быстро. И ей нужен целый графин каждое утро, если она и дальше будет так страдать бессонницей.

К тому времени, как Ястреб покинул её комнату прошлой ночью, она тряслась с головы до пят. Соблазнительный кузнец был слабым эхом по сравнению с той властью, которой обладал мужчина с именем Хоук над всеми её чувствами. Его присутствие заставляло её трепетать мелкой дрожью внутри и слабнуть колени – намного хуже, чем было с Адамом. Она хмыкнула, вспомнив правила Ястреба. Четыре из них были держаться подальше от кузнеца. Хорошо, это был верный способ разозлить его, когда она себя так чувствует. А потом она получит свой кофе.

Эдриел тщательно осмотрела своё приданое, ища что-нибудь простое, во что одеться. Облачившись в лимонно-жёлтое платье (как они делали подобную сверкающую ткань в этом веке?), она подчеркнула его золотым ремешком на талии и несколькими золотыми наручами, что нашла. Мягкие кожаные туфли для её ног, взмах её серебристой гривы и кофе, выпить который было важней, чем дышать.

******

«Кофе», прокаркала она, когда, наконец, ей удалось изогнуть свой путь в этом беспорядочно застроенном замке и найти несколько людей, наслаждающихся неторопливым завтраком. Была дюжина или около того сидящих за столом, но она узнала только Гримма и Его, поэтому выговорила это слово с надеждой, обращаясь в основном к ним.

Все, кто был за столом, пристально на неё посмотрели.

Эдриен, также не мигая, уставилась на них. Она тоже умела быть невежливой.

«Я думаю, она сказала кофе», предположил Гримм после долгой паузы, «Правда, мне доводилось слышать более понятные звуки от наших некоторых соколов».

Эдриен закатила глаза. Утро всегда придавало сиплый оттенок её сочному, как бренди, голосу. «Мне надо кофе», объяснила она терпеливо. «И у меня всегда такой голос по утрам».

«Голос, всхоленный и взлелеянный, ровный и смешанный как лучший солодовый Скотч», проурчал Ястреб. Его глаза задержались на её лице, затем мягко скользнули вниз к носкам ног. Как, во имя Господа, простой взгляд мог заставить её чувствовать так, словно она снимала с себя платье медленно и изысканно?

«Тот парень с Цейлона оставил запас тех странных веществ в кладовой? И я – Лидия Дуглас, между делом, этого бездельника…»

«Мама…»

«Молчи. Ты испортил свадьбу и натворил достаточно дел, так что просто помолчи».

Эдриен простила почти всё ему в этот момент, потому что он выглядел, как маленький мальчик, молча моргая. «Моя леди», сказала она, пытаясь присесть в реверансе и надеясь, что обратилась к матери Хоука правильно, потому что женщина ей инстинктивно понравилась, даже если она дала жизнь этому властолюбивому бабнику.

«Лидия будет замечательно, и я могу – Эдриен? Хоук сказал мне, тебе так больше нравится».

«Эдриен чудесно. Кофе?»

Лидия рассмеялась, нисколько не растерявшись от искренней навязчивой идеи. Я возьму его, если ты привыкла пить сильный напиток по утрам. Моя целительница говорит, что у него есть свойства, восстанавливающие силы, и он натуральный возбудитель».

«Да», Эдриен страстно кивнула головой.

«Кладовая, Хоук», подсказала Лидия сыну.

«Вы позволите мне удалиться?» язвительно он спросил.

«Ты что, не слышишь меня?», спросила Лидия с блеском в глазах. «Возьми свою жену с собой, чтобы найти ей кофе. И Эдриен, если вам понадобится хоть в малейшей степени сочувствующее ухо, найдите меня. Я провожу большую часть дня в моём саду. Любой сможет указать вам путь».

«Спасибо». Благодарность Эдриен шла из самого сердца. Как хорошо, что хоть кто-то оказал ей дружественный приём! И что этот кто-то был не красивым мужчиной за всей этой стойкостью.

«Идём», Ястреб протянул ей руку. Отказываясь прикасаться к нему, она сладко сказала, «После вас».

«Нет, милая, после вас». Он двинулся. Пошёл за сладким изгибом её бёдер мимо рогатых любимцев ада.

«Я настаиваю», возразила Эдриен.

«Как и я», ответил он.

«Иди», ревко сказала она.

Он сложил свои могучие руки на груди и непоколебимо встретил её взгляд.

«О, ради Бога, мы собираемся драться и по этому поводу тоже?»

«Нет, если ты подчинишься мне, девушка»

Лидия за их спинами то ли засмеялась, от ли застонала. «Почему бы вам двоим просто не пойти рядом», сказала она ободряюще.

«Замечательно», резко сказала Эдриен.

«Чудесно», прорычал Ястреб.

Глава 8

Бок о бок. Ей не надо на него смотреть. Благодарение Богу и за маленькие льготы.

«Здесь у нас кладовая», сказал Ястреб, отперев дверь и толкнув её, чтобы открыть. Душа Эдриен вознеслась. Её ноздри деликатно затрепетали. Она чувствовала запах кофейных зёрен, специй, чая, всякого рода чудесных вещей. Она практически впрыгнула в комнату, Ястреб за ней по пятам. Когда она почти уже погрузила руку глубоко в полотняный коричневый мешок, из которого исходил самый восхитительный аромат греховно тёмного кофе, Ястребу каким-то образом удалось внедриться между Эдриен и её трофеем.

«Кажется, ты очень любишь кофе», заметил он, слишком увлечённо заинтересовавшись её пристрастием.

«Да». Она нетерпеливо переступала с ноги на ногу, но у мужчины было достаточно много тела, чтобы им перекрыть ей путь. «Сдвинься, Хоук», выразила она своё недовольство, и он тихо рассмеялся, обхватив её талию своими большими руками, почти соединив пальцы.

Эдриен застыла, когда аромат ещё более притягательный, чем её желанный кофе, раздразнил её ноздри. Запах выделанной кожи и мужчины. Мощи и сексуального мастерства. Непоколебимости и мужской зрелости. Запах всего, что она представляла в своих мечтах.

«Ах, моё сердце, есть цена…», прошептал он.

«У тебя нет сердца», информировала она его грудь.

«Верно», согласился он. «Ты украла его. Прошлой ночью я стоял перед тобой в агонии, пока ты рвала его на куски…»

«О, прекрати…»

«У тебя странные словечки, моё сердце…»

«Твоё сердце ничтожный чёрный грецкий орех. Высохший. Увядший». Она отказывалась смотреть на него.

Он засмеялся. «Милая, ты будешь долго меня забавлять, до самой старости».

«Кофе», пробормотала она.

«Ты должна заплатить дань троллю».

«И чего этот тролль желает?»

«Этим утром, всё просто. В другой день может и не быть. Сегодня твой кофе будет тебе стоить крошечного поцелуя».

«Ты собираешься выделять мне кофе в обмен на поцелуи?», воскликнула она, не веря. И злясь на себя, откинула голову, чтобы встретиться с ним взглядом. Хорошо, почти. Её глаза налетели на преграду и задержались на три дюйма ниже его глаз – на его прекрасно вылепленных, красивого оттенка губах. Мужские губы не должны быть такой красивой формы и столь желанными. Она забыла про кофе и думала лишь о том, чтобы ощутить его вкус, и её предательские коленки стали снова дрожать.

«Начинай», подбодрил он.

Ублюдок. Он знал, что она хотела его поцеловать.

«Я знаю, ты не хочешь, милая, но ты должна, если хочешь получить свой кофе».

«А если нет?»

«Ты не получишь свой кофе». Он пожал плечами. «Правда, такая маленькая цена».

«Я думаю, это точно не то, что твоя мама имела ввиду».

Он засмеялся, тёмным, чувственным урчаньем, и она почувствовала, как напряглись её соски. Господи на небесах, он был опасен. «Моя мать наполовину ответственна за меня, так что не торопись приписывать ей святости, сердце моё».

«Хватит называть меня так. У меня есть имя».

«Да, и это Эдриен Дуглас. Моя жена. Будь довольна, что я прошу только услугу за услугу, а не просто беру то, что моё по праву».

Она схватила его за руку, быстрая как молния, запечатлела необходимый поцелуй на ней, затем отбросила её вниз. «Мой кофе», потребовала она.

Тёмные глаза Ястреба сверкали нетерпеливой чувственностью. «Видно, девушка, мне придётся много чему учить тебя о поцелуях».

«Я знаю, как целоваться!»

«Ох? Возможно тебе следует показать мне снова, потому что если это было твоё понимание поцелуя, мне придётся потребовать более щедрую оплату». Он улыбнулся ей, и его нижняя губа маняще изогнулась.

Эдриен закрыла глаза, чтобы спастись от вида его прекрасных губ и осознала, что в то мгновенье, когда её веки затрепетали, как крылья бабочки, она совершила серьёзную тактическую ошибку. Ястреб взял в ладони её лицо и прижал к стене, беря в ловушку своим крепким телом. Глаза Эдриен тотчас широко распахнулись. «Я не закрыла глаза, так что ты будешь целовать меня!», воскликнула она, но её отказ потерял свою силу, когда она встретила его взгляд. Его насыщенные эбеновые глаза пробивались сквозь разум, заставляя её жаждать принять то наслаждение, что он предлагал, но она знала, что не должна. Эдриен попыталась освободиться от его хватки, но его руки на её лице были сильными. «Хоук! Я не думаю…»

«Да, ты думаешь, милая, и даже слишком много», перебил он, с насмешливым взглядом полуприкрытых глаз. «Перестань думать хоть на мгновенье, хорошо? Просто чувствуй». Он начал поцелуй стремительно, любовно беря преимущество над её губами, которые всё ещё были приоткрыты в полупротесте. Эдриен толкнула его в грудь, но он не обратил никакого внимания на её сопротивление.

Ястреб погрузил руки в её волосы, откидывая её голову назад, чтобы целовать её ещё более глубокими поцелуями, его язык исследовал её рот. Его губы были требовательными, объятие – властным и сильным, а когда он прижался своими бёдрами к её телу, он был настойчиво, несомненно мужественным. Он бросал ей вызов своим поцелуем, молчаливо требуя признать напряжение и жар, что существовал между ними – жар, что был способен сжечь дотла нежное сердце или растопить два сердца в одно. Желание пробило её всю насквозь так сильно, что она застонала, смущённая и испуганная. Эдриен знала, как опасно было наслаждаться его прикосновениями, слишком рискованно позволять себе, ибо это могло точно стать её потребностью в удовольствии.

Большой палец Ястреба гладил уголок её рта, заставляя её полностью подчиниться его власти. Пробуждённая, желающая познать, беспомощная чтобы сопротивляться, Эдриен уступила. Поцелуй, которым он её наградил, заставил её содрогнуться; это был поцелуй, обещающий сорвать всю её защиту.

И тогда где она окажется? Раненая снова – дурочка для красивого мужчины.

Руки Хоука выскользнули из волос Эдриен чтобы взять в ладони её груди, и выступившая влага между её бёдер вызвала у неё шок, осведомив о разбитом контроле. Эдриен резко дёрнулась, решительно не желая быть ещё одной победой этого бесстыдного бабника. «Отпусти меня! Ты сказал один поцелуй. Это не было частью сделки!»

Ястреб застыл. Он откинул голову назад, его сильные руки всё ещё держали её груди, заглядывая в её лицо пристально, почти со злостью. Чем бы не было то, что он искал, она могла сказать, он не был удовлетворён. Не удовлетворён вообще.

Он пристально всматривался в её глаза какое-то время, затем повернулся к ней своей широкой спиной и зачерпнул пригоршню кофейных зёрен.

Эдриен раздражённо потёрла губы, словно могла стереть неспешное, незабываемое удовольствие от его прикосновения. Пока они выходили из кладовой и шли по длинному коридору молча, избегая смотреть друг на друга, Ястреб завернул зёрна в ткань и засунул их в свою кожаную сумку.

Выйдя из Большой Залы, он остановился и, словно соединённая с ним общей привязью, она замерла вслед за ним.

«Скажи мне, что ты чувствовала это», приказал его низкий голос, и они всё ещё не смотрели друг на друга. Она изучала вихри пыли на полу, пока он искал на потолке паутинку.

«Чувствовала что?» Она с трудом удержала голос, чтобы он не сорвался. Поцелуй, о котором можно только мечтать, красивый большой мужчина?Он рванул её к своему телу, не обескураженный тем, что она отвернула лицо, наклонил голову и осыпал поцелуями высокие холмики её грудей, прижатых друг к другу в вырезе платья.

«Прекрати это!»

Он поднял голову, и прорычал с потемневшим лицом: «Скажи мне, что ты чувствовала это тоже!»

Момент завис, полный возможностей. Он растянулся в нерешительность и затерялся в её страхе.

«Я? Я думала об Адаме».

Как могли превратиться такие светящиеся глубиной мужские глаза в такие холодные и безжизненные менее, чем за мгновенье. Как могло столь открытое лицо сделаться столь замкнутым? Благородный лик стать таким диким?

«Если в следующий раз ты будешь настолько глупой, чтобы сказать это после того, как я прикоснулся к тебе, я не отвечаю за свои действия, девушка».

Эдриен закрыла глаза. Прячь это, прячь это, не дай ему увидеть, как он действует на тебя. «Следующего раза не будет».

«Следующий раз будет каждый день, Эдриен Дуглас. Ты принадлежишь мне. И меня можно пока только отпихнуть. Я могу отослать Адама. Я могу отослать кого угодно. Я могу выбросить кофе. Я контролирую всё, чего ты желаешь. Я могу быть очень добрым к тебе, если ты постараешься. Единственное, что не обсуждается, это Адам. Так что соизволь попытаться со мной, а всё, чего я прошу, это забыть Адама и не упоминать его имени при мне. Если ты не можешь удовлетворить мою такую маленькую просьбу, я буду требовать лишь плату за твой кофе каждое утро. И обещаю тебе, что она не будет слишком высокой».

Поцелуй был слишком высокой ценой. Слишком опасным во всём. «По какому праву…»

«Власти. Всё достаточно просто».

«Грубое принуждение…»

«Не трудись вызвать у меня чувство вины. Спроси мою мать. Это не сработает».

Хорошо, хорошо. Никакого благородства тут, отметила она. Но в целом, то, что он предлагал, было намного благоразумней, чем множество альтернатив. Он мог охотнее потребовать все свои права, как мужа, чем один маленький поцелуй каждое утро. Она сможет это пережить. «Поцелуй каждое утро? Это всё, что тебе надо в обмен на моё молчание об Адаме? И я буду получать мой кофе каждый день?»

«Держишь подальше от Адама. Не дай бог, я обнаружу тебя рядом с ним. Не произноси его имени при мне».

«За поцелуй каждое утро?» Она должна была привязать это к букве его закона.

«За услугу каждое утро».

«Это не справедливо! Что за услуга?»

Он засмеялся. «Кто сказал тебе, что жизнь справедлива? Кто так жестоко ввёл тебя в заблужденье? Учитывая то, что мы женаты и альтернативой моей любезной просьбе будет разделить все супружеские права, какое же право должна ты считать справедливым?»

Хорошо, ты можешь его хоть немного уточнить для спокойствия моей души! Иначе я буду просыпаться, мучаясь от страха перед неизвестным».

Его лицо потемнело. «Я всего лишь хочу доставить ей чувственное наслаждение, а она боится каких-то неизвестных вещей», он с горечью отвернулся.

«Я не это имела ввиду…», начала она говорить, ненавидя эти морщины горечи вокруг его глаз. Из-за неё они там появились. Но для своей же собственной безопасности, она должна оставить их там, поэтому она быстро остановилась, не договорив.

Он в любом случае её не слышал, охваченный мрачными мыслями и уходящий прочь.

Слишком поздно, когда он исчез из виду за углом, она, несчастная, вспомнила о кофейных зёрнах. Они были засунуты в сумку, что он носил вокруг своих бёдер. И он запер кладовку.Душ. Именно это. Чего бы Эдриен не отдала бы за тридцать минут клубящегося плотными облаками пара, пышной пены мыла Аведа, шампуни и масла для тела и пушистого белого полотенца, чтобы завернуться в него после.

Она так старательно обратила внимание на мельчайшие детали её воображаемого душа, чтобы удержать подальше свои мысли от Него, пока искала сады.

Она обнаружила их за замком; чтобы попасть в один из них можно было срезать путь через кухни, или обойти весь замок – а это был долгий путь.

«Хорошо, ткнись чуть дальше своего маленького носа, скажу я. Я предпочёл бы знать всё о нашей новой леди», манил голос, долетающий из кухни.

Эдриен в любопытстве приблизилась. Кухня сильно отличалась от того, что, как она себе представляла, могло существовать так далеко назад во времени. Она была огромной, хорошо организованной, и без единого пятнышка. В центре помещения находился колоннообразный массивный очаг, открытый со всех сторон, тем самым увеличивая площадь для приготовления еды в четыре раза. Каменный дымоход поднимался к выходному отверстию высоко к потолку. При более приближённом исследовании, она обнаружила, что кухня была построена, как свободно стоящая пристройка к замку, и спланирована так, чтобы быть просторной и хорошо проветриваемой. Окна располагались по периметру двух стен, кухонные стойки из блестящего дуба огораживали всё пространство, а пол был из бледно-серого добытого камня. Ни гниющей еды, ни грызунов или клопов, это кухня конкурировала с её собственной дома в двадцатом веке, за исключением того, что здесь не было посудомоечной машины. Ступеньки спускались к кладовым для мяса, кладовые для остальных продуктов разумно размещались в укромных нишах, а за открытыми окнами располагался буйно разросшийся сад. На подоконниках уютно сидели крошечные горшочки с травами и специями.

«Находите нашу кухню весьма красивой?»

Эдриен кивнула, охваченная благоговением, и обратила своё внимание на улыбающегося мужчину. Он был высокий и загорелый, с худощавым телом и руками, увитыми мускулами то ли оттого, что он орудовал мечом, то ли оттого, что ими много работал. В его тёмных волосах и короткой бороде пробивалось серебро, а когда его ясные серые глаза встретились с её глазами, они сверкнули любопытством и радушием.

«Ястреб придумал её сам. Из своих путешествий. Сказал, что видел чудеса, что делают жизнь намного приятней, и использовал их, чтобы сделать Далкейт ещё лучше, скажу я».

Лэрд замка бывал на кухне?

«Он вырезал стойки и сделал шкафчики сам. Любит работать с деревом точно. Даёт работу рукам, говорит. Хотя где находит время – выше моего понимания, скажу я». Мужчина закатил глаза и сложил руки за головой, наклоняя свой стул назад к лужице солнечного света, пробивающегося сквозь окно. «Зовут Тэвис, миледи», сказал он. «Рад приветствовать вас здесь».

«Я – Сумасшедшая Джанет», выпалила она в ответ на его доброту.

«Не знаю о сумасшествии много, но Лидия прониклась симпатией к вам, а она разбирается в людях, скажу я».

Эдриен сделала ещё один шаг на кухню; её глаза прошлись по комнате, любуясь явным талантом, с которым она была обустроена. Всё аккуратно и легко доступно.

«Лидия скоро вернётся», ободрил её Тэвис. Она ожидала вас какое-то время, скажу я». Он подмигнул ей. «Не позволяйте этим Дугласам брать над вами верх, миледи. Упрямые и самоуверенные люди они, но сердца из чистейшего золота. Не найдёте ни одного такого как Дуглас во всей Шотландии. Добро пожаловать, скажу я, и если вам что-нибудь понадобится, вам только надо пойти и найти Тэвиса в кожевне». Он согнул свои сильные руки. «Я всё ещё делаю мягчайшую кожу по эту сторону Выселения. Может, и по ту сторону тоже». Гордость сверкнула в его улыбке, пока он подгонял её к дверям.

Эдриен остановилась в дверях и вдохнула так глубоко, как только могла. Жимолость, любимый запах её ранней юности. Лютики рассыпались в золотистой красе под окнами справа и слева от неё. Лаванда в воздухе, розы ругоза и другие насыщенные земляные запахи, которые она пыталась различить. Она слышала звон воды расплёскивающейся в водоёме. Фонтан? Следуя за звуком, она побрела по каменной аллее сквозь возвышающиеся кусты рододендрона, буйную ветреницу, колокольчики и рассыпанные то тут, то там незабудки.

Каменные тропинки выстреливали в разных направлениях, но звенящий звук вёл Эдриен в верном направлении. Леди Лидия сидела на бортике каменного фонтана, что возвышался в четыре яруса, высоко над её головой. В полный рост каменный дельфин балансировал наверху фонтана, застигнутый в прыжке и выталкивающий воду из своего носика.

«Великолепно», выдохнула Эдриен, и Лидия повернулась, чтобы поприветствовать её приятной улыбкой.

«Мой сын весьма изобретателен». Гордость светилась в каждой секреты цивилизацииблагородной линии её лица.

«Он сделал это всё?», скривилась Эдриен.

«Самые необычные виды Далкейта – работа моего сына. Когда он путешествовал, то выискивал самые передовые секреты цивилизации, чтобы приобрести их для своего народа…»

«Когда путешествовал по миру, выискивая красивых подружек для постели», язвительно перебила Эдриен, вспоминая слова горничных Комина.

Лидия подняла голову с весёлым блеском в глазах. «Так они говорят?»

«Так он делал?»

«Почему бы тебе не спросить его об этом самого? Но хорошо подумай над этим, Эдриен. Что люди, которые тебя не знают, скажут о тебе?»

«Не в бровь, а в глаз», уступила Эдриен, надеясь, что Лидия никогда не узнает о её цветистом прошлом.

«Сумасшедшая Джанет», заметила тихо Лидия. «Мне ты не кажешься ни капельки безумной. Почему Комин запер тебя в башне?»

Эдриен повторила слова, которые он в неё втолковывал в день её свадьбы. «Я была слишком красивой чтобы рисковать быть увиденной его мужчинами. Так он сказал». Она добавила от себя, не задумываясь, «По правде говоря, никогда не считала себя таковой».

Лидия фыркнула. «Ты что никогда не видела зеркала?»

«Конечно видела. Но я всё же никогда не чувствовала ничего подобного».

«В точности как Ястреб, думаю я», заметила Лидия. «Однажды он сказал мне, что знал, что хорошо выглядел только потому, что женщины суетились вокруг него. Что если бы женщины не устраивали такого шума-гама, он считал бы себя довольно аккуратным и чистым…»

«Довольно аккуратным и чистым?», с недоверием сказала Эдриен. «Мужчина безупречен с ног до головы! Да по сравнению с ним Давид, греческие боги и Пан вместе с ними покажутся непропорциональными. Да он неукротимый секс в бутылке, откупоренной. И кто-то должен закупорить её. Он – аах! Бах!» Эдриен вдруг залепетала и стала заикаться, когда запоздало осознала свои слова. Лидия так сильно смеялась, что слёзы затуманили её глаза.

Когда Лидия смогла восстановить дыхание, она довольно вздохнула. «Что ж, это утешение. Я не была уверена в твоей невосприимчивости. Он же в ней уверен. Не волнуйся. Это будет наш маленький секрет, дорогая Эдриен, и иди, сядь рядом со мной, чтобы я рассказала тебе, как я рада, что ты здесь. Я лишь жалею, что меня не было здесь чтобы поприветствовать тебя, когда ты приехала. Из того, что я слышала, они все натворили тут дел».

И Эдриен вдруг поняла, что хочет бросится с головой как можно ближе к ласковым материнским рукам, которых никогда не знала. Её закаленное сердце скользнуло по предательски тонкому льду – осмелится она? Не осмелится?

«А где твой муж, Лидия?», резко хлопнула по шее. «Комары? Уже?»

«Имеем свою долю. Поэтому и натягиваем сетки над кроватями. Немного мяты держит их на расстоянии. Я набиваю ею карманы и засовываю листик или два в лиф платья». Она предложила пару из своих листиков, и Эдриен приняла их с благодарностью. «Что касается моего мужа…» Её глаза стали мечтательными. «Этот невозможный мужчина покинул меня более тридцати лет назад. Он умер прямо после рождения Хоука».

«Как?» Эдриен вытерла тыльной стороной руки лоб. Солнце стало вдруг слишком горячим.

«В битве за короля, и умирая, он дал обещание, по крайней мере, так сказал Король Джеймс, что пятнадцать лет из своей жизни его сын прослужит Короне, взамен на защиту королём Далкейта. По сути, служба Сидхи только недавно».

Эдриен нахмурила брови в замешательстве. Яркие цветы Лидии вдруг растворились в головокружительной акварели цвета.

Лидия терпеливо объясняла. «Далкейт – богатое владение. И не было мужчины, чтобы защитить нас, когда муж погиб. Я осталось с двухмесячным крошкой наследником. Давал ли обещание мой муж, или Джеймс его просто выдумал, об этом я уже никогда не узнаю. Я сомневаюсь, что мой Дуглас пообещал бы нашего сына Королю Джеймсу в каком-либо качестве, но одному человеку редко удаётся выиграть спор с королём. Я не была готова выйти замуж снова, моя скорбь по мужу была глубокой. Люди короля охраняли Далкейт, пока я не сняла свои вдовьи одежды. Но Джеймс дал нам свою защиту при условии, что Ястреб на своё восемнадцатилетние явится в Эдинбург, чтобы присягнуть на верность и остаться на пятнадцать лет службы. Как он заявил, мой муж пообещал ему».

«Вы не верите, что ваш муж мог пообещать королю Ястреба?», спросила Эдриен, её зрение замутилось. Она с трудом сморгнула, и оно вновь стало ясным.

Прекрасное лицо Лидии стала задумчивым, и какое-то время казалось, что она вообще может не ответить на вопрос. Эдриен видела воспоминания, порхающие в её глазах, то хорошие, то явно причиняющие боль. «Мой Дуглас был вторым, кто предложил выйти за него замуж, Эдриен».

«А первый?», спросила Эдриен, опустив кончики пальцев в приятно прохладную воду фонтана и промокнув каплями виски.

«Король Джеймс».

«Ах! Презренный человек».

«Определённо презренный. И ни на йоту не прощающий. Он положил глаз на меня и его невозможно было разубедить. Это было моё шестнадцатое лето, я была представлена ко двору вместе с твоей матерью Алтэей. Мы обе получили много предложений в тот сезон, и Джеймс был одним из моих пылких поклонников. Я не принимала это всерьёз, в конце концов, он был королём. Только позже я поняла, каким серьёзным он был. Но было слишком поздно. Я отдала своё сердце Дугласу, когда была ещё совсем девчонкой. А Дуглас, скажем, его не пришлось долго убеждать». Её зелёные глаза моргнули от нежных воспоминаний.

«так король ненавидит Ястреба, потому что вы отказали на его предложение. Кажется невероятным ребячеством».

«Он такой и есть. Джеймс был испорченным с момента своего рождения. С ним нежничали, его баловали и ему угождали бесконечно. К тому моменту, когда он мог жениться, его слепо обожали без конца. Он никогда не слышал слова нет за всю свою жизнь, и не намеревался услышать в дальнейшем. Он посчитал просто невозможным, что женщина могла пожелать стать женой обычного графа, когда могла быть королевой Шотландии».

Эдриен быстро подумала о людях королевской крови её времени. Сколь многим одна пожертвовала, чтобы стать принцессой, а потом королевой. Лидия сделала мудрый выбор, выйдя замуж по любви.

«Его разъярило на самом деле то, что он был достаточно глуп объявить своему двору, что я буду его королевой, даже после того как я отклонила его предложения руки и сердца по нескольким причинам. Я вышла замуж за Дугласа на следующий день после его объявления, хотя мы не знали, что король зашёл так далеко, что объявил о своих намерениях вовсеуслышание, пока недели спустя, новости, наконец, не дошли до Далкейта. Мой муж сказал, что мы приобрели могущественного врага в тот день. Но думаю, никто из нас не знал, насколько мстительным он мог быть. Подозреваю, есть много чего в службе Джеймсу, о чём Ястреб никогда не заговорит. Ходили слухи, что Джеймс угрожал разрушить Далкейт над его головой, если Хоук не подчинился бы хоть малейшей его прихоти». Её голос понизился до доверительного шёпота. «Хоук не знает, но я просила аудиенции с Джеймсом, сама, вскоре, после того как до меня дошли слухи о его рабстве. Я умоляла его отступиться от своих требований к моему сыну». Глаза Лидии затуманились. «Он засмеялся и сказал, что если бы я вышла замуж разумно, Ястреб был бы королевским сыном вместо того, чтобы быть слугой».

Эдриен потёрла шею и с трудом сморгнула. Её зрение тревожно расплывалось, а голова разваливалась на части. «Публичное унижение», сказала она, как в тумане. «Не встречала мужчины, который воспринял бы это спокойно».

«Уверена, именно поэтому Король Джеймс приказал Ястребу жениться по его приказу», тихо продолжала Лидия. «Ещё один утончённый способ продолжить свою месть. Я думаю, он почувствовал себя почти обманутым из-за смерти моего мужа, и часто думала, чтобы он сделал с нами, проживи мой муж дольше. Каким же ожесточённым он стал». Лидия покачала головой. «Я рада, что это ты, Эдриен. Король возненавидит это, когда узнает, какая ты красивая и ничуть не сумасшедшая на самом деле. Не робкая девочка, не жеманная пустышка, но женщина настоящей глубины и темперамента».

Эдриен покраснела от удовольствия. Возрастающий жар творил тревожные вещи с её головой. «Вы сказали, что снова вышли замуж. У вас есть ещё дети?», спросила она, отчаянно пытаясь уследить за нитью разговора.

Улыбка снова появилась на лице Лидии. «О, да. Адриан и Илис. Они во Франции с моей сестрой Элизабет. В своём последнем письме она предупреждала меня, что Адриан становится неисправимым проказником, и она почти махнула рукой на обучение Илис. Лидия засмеялась. «Илис бывает слишком энергичной и неуправляемой временами. Она тебе понравится».

Эдриен не знала как это воспринять, поэтому ничего не сказала. Более того, она чувствовала себя совсем нехорошо. Её зрение двоилось, живот нестерпимо болел, а во рту было сухо, как в пустыне. Она пыталась из всех сил сглотнуть. «Врача аааах?», прохрипела она.

«Эдриен?», Лидия внимательно на неё посмотрела. «Эдриен!»

Она положила руку на лоб молодой женщины. «Ты горишь!»

Эдриен охнула, наклонившись вперёд, и свалилась на вымощенную дорожку.

«Хоук!», Лидия закричала…

Глава 9

«Яд». Лицо Хоука было мрачным и зловещим. Он осторожно изучил крохотный дротик, который старый лекарь выложил на кусок ткани.

«Каллаброн». Лекарь расчесал пальцами длинную белую бороду и опустился на стул со стороны Эдриен.

Хоук застонал. Каллаброн не был благородным ядом. Порочная и медленная отрава, она вызывала затяжное мученье в течение нескольких дней, которое заканчивалось смертью от удушья, пока яд медленно парализовал тело полностью.

Ястреб знал, для него не было противоядия. Он был наслышан о яде, пока служил у Короля Джеймса. Ходили слухи, он забрал жизни многих королевских родственников. Когда один из них пытался сместить одного будущего короля, он не рискнул действовать другим ядом, который мог бы не оправдать надежд. Хоук уронил голову на руки, сжимая их до боли с затуманенными от ярости глазами. Мощь жара, исходившая от высоких языков пламени, не помогала. Но жар должен был помочь ей, как сказал лекарь. Он мог сбить лихорадку. До тех пор… пока она не умрёт.

Возьми меня, только оставь её невредимой! Желал Хоук всем своим сердцем.

«Мы не можем облегчить её боль. Есть средства, я могу дать ей…», тихо сказал лекарь.

«Кто?», взревел Ястреб в приступе гнева, не обращая внимания на старого мужчину. «Кто мог захотеть сделать это? Что она сделала?»

Лекарь вздрогнул и зажмурил глаза.

Стоя в дверном проёме, Лидия пыталась восстановить дыхание. «Итак, это Каллаброн?»

«Да. Кожа почернела вокруг ранки, и от неё исходят зелёноватые линии. Это смертельный укус Каллаброна».

«Я не потеряю её, Хоук», потребовала Лидия.

Хоук медленно поднял голову с рук. «Мама». Слово было мольбой, отчаяньем всем из себя. Мама исправит это. Но он знал, она не сможет.

«Некоторые считают, более человечно прекратить страдание на ранних стадиях», предложил лекарь очень тихо, не встречаясь с Ястребом взглядом.

«Довольно», крикнул Ястреб, заставив его замолчать. «Если всё, что вы можете принести, это мрак и рок, тогда убирайтесь!»

Гордость и возмущение заставили лекаря выпрямиться. «Милорд…»

«Нет! Не бывать этому! Мы не будем убивать её! Она не умрёт!»

«Возможно, цыгане могли бы знать какое-нибудь лекарство», тихо предложила Лидия.

Лекарь презрительно фыркнул. «Уверяю вас, миледи, цыгане не знают ничего подобного рода. Если я сказал вам, что нет леченья, можете быть уверенными, что никто не сможет её исцелить. Эта бродячая стайка головорезов, жуликов и ловкачей точно не смогут…» Старый лекарь внезапно умолк, увидев потемневший взгляд Ястреба.

«Стоит попытаться», согласился Ястреб с Лидией.

«Милорд!» Лекарь неистово запротестовал. «Цыгане не более чем жалкие фокусники! Они…»

«Расположились на моей земле», сурово отрезал Ястреб, «так как у них более тридцати сезонов, с моего благословения, и попридержи язык, старик. Если ты уверен, что они ничего не знают, с чего тебе волноваться, если они придут?»

Лекарь ухмыльнулся. «Я просто не думаю, что дикие танцы и песнопения, и отвратительно пахнущие снадобья из высушенных непонятно кого и непонятно чего подойдут для моей пациентки», резко сказал он.

Ястреб грубо засмеялся. Очевидно, что лекарь ничего не знал из правды о цыганах, гордой группе народа, что покидала страну за страной в поисках свободы, в которой они избрали жить. Как и многих из тех, кто осмелились бороться за то, во что верили, их часто не недооценивали и боялись. Цыганский клан, что обосновался на земле Далкейта был сплочённым объединением талантливых и мудрых людей. Хоть и сомнительно суеверный, Ястреб нашёл некоторые из их «инстинктов» правильными.

Но лекарь, как и многие другие, боялся того, что было непохожим на привычное, и тем самым осуждал это. Невежество переходило в страх, который быстро превращался в травлю. Ястреб посмотрел стальным взглядом на старика и зарычал, «Подойдёт всё, что угодно, если это сможет излечить мою жену. Даже если это высушенные жабьи мозги. Или высушенные лекарские мозги, коли на то пошло».

Лекарь быстро закрыл рот и перекрестился.

Ястреб потёр глаза и вздохнул. Цыгане были лучше, чем ничего. Он быстро подозвал охрану у дверей, чтобы отправить послание в лагерь.

«Я думаю, вы совершаете большую ошибку, милорд…»

«Единственной ошибкой, сделанной в этой комнате, было то, что ты снова открыл свой рот», прогремел Хоук.

Лекарь порывисто вскочил, его старческие суставы затрещали, протестуя. Со сжатыми губами, он достал каменный кувшин, запечатанный воском и герметичную пробку изнутри своей туники, что ближе к телу. Он положил их на очаг, а затем со смелостью и безрассудством, приобретенными теми, кто пережил чуму, голод и войну, достигнув глубокой старости, лекарь осмелился отрезать, «Вы можете использовать это, когда ваши цыгане потерпят неудачу. А насчёт неудачи я уверен», и спасаясь бегством, покинул комнату со скрипом старых суставов и тонких колыхающихся конечностей.

Хоук покачал головой и задумчиво уставился на дрожащую женщину на кровати. Его жена. Его прекрасная, гордая, темпераментная и умирающая жена. Он чувствовал себя совсем беспомощным.

Лидия пересекла комнату и притянула голову своего сына в утешении на грудь. «Хоук, мой милый Хоук». Она шептала те бессмысленные звуки, которые знает только мать.

Время шло, наконец, Хоук отдёрнул свою голову назад. Если он никак не мог помочь своей жене, он не примет помощи и от матери. «Расскажи мне всё в точности, что произошло в саду».

«Иди сюда, сладкая блудница», приказал Адам, и Эсмерельда подошла.

Ей было уже не спастись. Она знала, кем был Адам Блэк в тот самый момент, когда шла к нему. Её народ всегда знал о них, и был соответственно осторожен. Особенно, когда имел дело с вот этим – спровоцировать его гнев, или даже просто привлечь его внимание, могло стать чашей смерти для всего народа. И хоть столь исключительное могущество вливало каплю за каплей безмерный ужас в вены Эсмерельды, оно же и было неопровержимым афродизиаком.

«Что привело его сюда?», задавалась она вопросом. Это было последней её мыслью, когда он начал выделывать с её телом такие вещи, что выворачивали её наизнанку. Его лицо было тёмным от страсти над ней, позолоченное янтарным отсветом костра под рябинами. Запах сандалового дерева и жасмина поднимался от горячей земли вокруг них. Утро только начиналось, когда она, наконец, смогла выползти из его кузницы.

Адам сложил руки домиком и продумывал свою стратегию, пока смотрел, как женщина, спотыкаясь, выходила из его жилища на ослабевших ногах.

«Шут!», слово прозвучало резко, грубо и осуждающе.

Адам застыл. «Вы звали меня, мой Король?», спросил он, обращаясь к своему невидимому господину.

«Что ты делал всё это время, Адам?»

«Искал подход к цыганской девчонке, до момента, как вы спросили. Что такого?»

«Красавица лежит умирающая».

«Эдриен?», Адам испугался. «Нет. Не от моей руки».

«Ну так исправь это».

«Правда, мой Король. Я не имел к этому отношения».

«Не важно. Исправь это. Наша королева будет в ярости, если мы подвергнем риску Договор».

«Я исправлю. Но кто пытался убить красавицу?»

«Это твоя игра, шут. Играй в неё аккуратней. Королева уже спрашивает о тебе».

«Она скучает по мне?», спросил Адам, прихорашиваясь.

Фибн’эара фыркнул. «Может, ты и угодил ей мимоходом, но я – её Король».

*****

Эдриен горела. Как пойманная ведьма из прошлого, привязанная к столбу посреди дров, горящих ярким пламенем, пока крестьяне безмятежно смотрели на неё. Помогите мне! умоляла она пересохшими губами, конвульсивно содрогаясь в клубах дыма. Удушье, удушье, и вдруг она испытала омерзительное чувство тысячи огненных муравьёв, безумно стремительно перемещающихся туда обратно прямо под её кожей.

Она не осознавала, как Ястреб протирал ей лоб, мыл её тело прохладной тканью и закутывал её в мягкие одеяла. Он убирал влажные пряди с её лба и нежно их целовал. Подбросив дров в огонь, он резко обернулся и обнаружил, что она неистово металась в уютном коконе одеял, которые, по словам лекаря, должны были облегчить её лихорадку.

Отчаяние засасывало его, более жестокое и рвущее на части, чем свирепый Нагорный шквалистый ветер.

Примитивный рык сорвался с его губ, когда Ястреб увидел, как она неистово царапает свою безупречную кожу, напрасно пытаясь унять атаки свирепых тварей лихорадки, которых та призвала, чтобы мучить её. Она расцарапает себя до крови, если он не остановит её, но всё ещё не мог вынести мысли о том, чтобы связать ей руки, как посоветовал лекарь. Видение её, натягивающей узлы, сверкнуло перед его ментальным взором, и он проглотил мучительный рёв бессильной ярости. Как ему вести войну против невидимого захватчика, который не имел слабых мест? Как победить яд, от которого не было противоядия?

Пропустив удар сердца, он сорвал с себя рубаху и сбросил сапоги. Одетый в один килт, он лёг на кровать и обернул её собой, тесно прижав её спину к себе.

«Эдриен!» Он яростно ругался, пока баюкал её в своих руках. Как мог он испытывать такую печаль по отношению к незнакомке по своей сути? Откуда поднималось то чувство, что им должно было быть отведено больше времени?

Он облокотился на стену и уложил её между своих ног, его руки обернулись крепко вокруг неё, пока она билась и содрогалась, подбородок опустился на её голову.

Глубоко ночью лихорадка достигла своего пика, и она стала говорить, рыдая серебристыми слезами.

Она никогда не узнает, что он поцелуями выпил их всех одну за другой.

Она никогда не узнает, как с тяжёлым сердцем он слушал её плач о мужчине, который, как он думал, не стоил её слёз, и жалел со всей своей мощью, что не он был первым мужчиной, которого она полюбила.

Неизменно-твёрдый Дарроу Гарет. Ублюдок, что разбил сердце его жены.

Какой шотландец, обладающий чувством собственного достоинства, назвался бы Неизменно-твёрдым?

В ранние часы рассвета, Ястреб уже держал в руке гладкую эбеновую шахматную фигурку, что Гримм отдал ему, именно ту, что упоминала в бреду Эдриен. Он изучал её и дивился, почему эта фигурка имела такое значение для неё, пока она лежала умирающей, и зачем она так отчаянно её искала в тёмных коридорах своей памяти.Суматоха за дверью разбудила его, вытащив из глубокого без сновидений сна. Не открывая глаз, он сначала прочувствовал окружающих своими чувствами. Проклятье, она всё ещё горела. Сильнее, чем было возможно. Его жена на пару скудных дней, умирающая в его руках. Что его разбудило? Может, цыгане, наконец, пришли?

«Дай мне пройти!» Голос кузнеца прогремел из-за закрытой двери, достаточно громкий, чтобы заставить её дребезжать. Хоук полностью проснулся. Этот мужской голос приводил его тело в полную боевую готовность.

«Ястреб убьёт тебя», усмехнулся Гримм. «Ты ему с самого начала не понравился, и к тому же он сейчас не в настроении».

Хоук кивнул головой, соглашаясь со словами Гримма, и порадовался, что выставил охрану за дверью Зелёной комнаты. Не передать словами, чтобы он мог сделать, если бы, проснувшись, обнаружил надменного кузнеца, вглядывающегося в него в его нынешнем состоянии ума.

«Придурки! Я же сказал, что могу вылечить её», резко сказал кузнец.

Хоук мгновенно замер.

«Я, что, дурак?», проскрежетал голос Гримма с недоверием. «Нет, это он дурак, если думает, что есть лечение от такого яда, как Каллаброн!»

«Осмелишься рискнуть этим, Гримм?», прохладно спросил кузнец.

«Дай ему пройти», приказал Ястреб сквозь закрытую дверь.

Он услышал звон мечей, звякнувших с металлическим треском, когда охранники разъединили скрещённые клинки, преграждающие вход в Зелёную комнату, и тогда Адам появился в дверном проёме, почти полностью заполнив его своим большим телом.

«Если ты пришёл сюда, вздумав поиграть со мной, Адам Блэк, убирайся, пока я не пустил тебе кровь и не размазал её по полу. Это меня слегка отвлечёт, но вряд ли заставит чувствовать себя лучше».

«Почему ты её так держишь? Так близко, словно она тебе дорога?»

Хоук сжал руки вокруг неё ещё сильнее. «Она умирает».

«Но ты её едва знаешь».

«Не могу объяснить то, что не имеет смысла. Но я отказываюсь терять её».

«Она красивая», предположил Адам.

«Я знал многих красивых девушек».

«Она более красивая, чем другие?»

«Она более что-то, чем другие». Ястреб нежно потёрся щекой о её волосы. «Зачем ты пришёл сюда?»

«Слышал, это был Каллаброн. Я могу вылечить её».

«И не думай искушать меня невозможным, кузнец. Не соблазняй напрасной надеждой или ляжешь умирать рядом с ней».

«И не думай искушать меня невозможным, Лорд Хоук», ярко отозвался эхом Адам. «Кроме того, я говорю правду насчёт леченья».

Хоук изучал кузнеца добрую минуту. «Зачем ты сделаешь это, если сможешь?»

«Полностью ради себя, уверяю тебя». Адам пересёк расстояние до кровати и сел с краю. Он протянул руку, и остановился на полпути, глянув на лицо Хоука. «Я не могу её лечить, не притрагиваясь к ней, грозный Хоук».

«Ты смеёшься надо мной».

«Я смеюсь над всем. Не принимай это на свой счёт. Хотя в твоём особенном случае, имеется ввиду скорее личное. Но в этом, я на самом деле говорю правду. У меня есть лекарство».

Хоук фыркнул и сжал руки, оберегая свою жену. «Как такое могло случиться, что простой кузнец обладает знаниями о бесценном лекарстве?»

«Ты теряешь время, задавая мне вопросы, пока леди лежит умирая».

«Так дай мне его, кузнец».

«О, нет. Не так просто…»

«Кто сейчас тратит время? Я хочу лекарство. Дай мне его и убирайся, если оно у тебя действительно есть».

«Услуга за услугу», ровно сказал Адам.

Хоук знал, что это случится. Мужчина хотел его жену. «Ты сукин сын. Чего ты хочешь?»

Адам проказливо оскалил зубы. «Твою жену. Я спасаю её. Я получаю её».

Хоук закрыл глаза. Надо было избавиться от этого ублюдка кузнеца, когда у него была возможность. И кстати, где цыгане, чёрт бы их побрал? Они к этому моменту должны были уже быть в Далкейте.

Кузнец мог вылечить его жену, так он говорил.

Цыгане могли ничего не знать.

И всё, чего хотел кузнец в обмен за спасение жизни его жены – его жену.

Каждая частичка его тела кричала, протестуя. Вверить эту женщину, отдать её тело, его сочную щедрость другому мужчине? Никогда. Хоук вынудил свои глаза открыться и посмотреть пристально на мужчину под именем Адам. Неужели ему придётся позволить этому надменному, красивому ублюдочному кузнецу возвысить своё тело над его жену и поглощать своими губами её стоны наслажденья? Губы кузнеца уже скривились в жестокой улыбке, словно он смаковал ту борьбу, которую вёл с собой Ястреб.

Хоук придал лицу выражение бесстрастного спокойствия. Никогда не показывать истинных чувств. Никогда не позволять им видеть, что ты думаешь, хоть это и причиняет тебе сильнейшую боль. Как хорошо он выучил этот урок у Короля Джеймса.

Всё же – хоть – что угодно для того, чтобы она могла жить. «Девушка – не награда, которой можно отплатить за услугу. Я отдам её тебе, если – и только если – она захочет тебя», сказал он, наконец. Если бы она умерла, он потерял бы её. Если бы выжила, ценой за её спасение было тоже потерять её. Но, может быть, и нет. Неспособный скрыть ярость, которая, он знал, вспыхнет в его глазах, он закрыл их снова.

«Идёт. Ты отдашь её мне, если она захочет меня. Запомни свои слова, Лорд Хоук».

Хоук вздрогнул.

Когда он снова открыл глаза, увидел, что Адам держит руку на лице его жены. Испарина бисеринками искрилась над её губами и на лбу. Ранка на шее растекалась зелёной паутинкой от почерневшего отверстия. «Ты можешь прикасаться к ней, кузнец, но не более, чем того требует лечение», предостерёг Ястреб.

«Сейчас. Когда она выздоровеет, я прикоснусь к ней везде, где она захочет».

«Она здесь ключевое слово».

Адам положил свою ладонь на щеку Эдриен, пристально изучая ранку на её шее. «Мне нужна горячая вода, компрессы, и дюжина прокипяченных льняных полотен».

«Принесите воду, компрессы и прокипячённые полотна», проревел Ястреб в закрытую дверь.

«И мне надо, чтобы ты вышел из комнаты».

«Нет». Отказ Ястреба был более окончательным, чем утверждение смерти.

«Ты уйдёшь, или она умрёт», прошептал Адам, словно просто говорил «Идёт дождь, тебе не кажется?»

Хоук не пошевелил ни единым мускулом.

«Сидхи Джеймс Лион Дуглас, у тебя есть выбор?» изумился Адам.

«Ты назвал все мои имена. Откуда ты знаешь обо мне так много?»

«Я сделал это своей работой – знать так много о тебе».

«Откуда мне знать, что ты не стрелял в неё сам каким-нибудь непонятным ядом, который всего лишь имитация Каллаброна, и теперь ты притворяешься, что лечишь для того, чтобы попросту похитить мою жену».

«Безусловно». Адам пожал плечами.

«Что?», зарычал Хоук.

Глаза Адама сверкнули холодным блеском драгоценных камней. «Ты не знаешь. Сможешь спасти её на таких условиях, Лорд Хоук? Не думаю. Какой у тебя выбор? Она умирает от чего-то, это ясно как божий день. Ты думаешь, это Каллаброн, но ты не уверен. Что бы это ни было, оно убивает её. Я говорю, что могу вылечить её и прошу за это плату. Какой у тебя выбор, на самом деле? Говорят, ты даже тяжёлые решения заставляешь выглядеть лёгкими. Говорят, что ты, не моргнув, сдвинешь гору, если захочешь, чтобы эта гора сдвинулась. Говорят, у тебя непогрешимое чувство справедливости, честь и сострадание. Говорят, к тому же» – при этом Адам скривился – «что ты, между прочим, хорош на простынях, или так сказала одна женщина, и это задевает меня намного больше. Как по мне, так о тебе вообще слишком много говорят. Я здесь, чтобы ненавидеть тебя. Но я не пришёл сюда, чтобы ненавидеть эту женщину, на которую ты предъявляешь права, как на жену».

Адам и Хоук смотрели друг на друга с едва сдерживаемым неистовством.

Эдриен резко вскрикнула от боли и задрожала в руках Хоука. Её тело содрогнулось, затем выгнулось, как натянутое на дыбах. Хоук сглотнул с трудом. Какой выбор? Не было выбора, не было выбора вообще.

«Лечи её», проговорил он тихо сквозь стиснутые зубы.

«Ты обещаешь оплатить мою услугу?», спросил кузнец.

«Как договорились. Только если она выберет тебя».

«Ты не ставишь никаких ограничений по времени, которое она предпочтёт проводить со мной. Я буду ухаживать за ней с этого дня и дальше, и ты не ограждаешь её от меня. Она вольна видеть меня, когда ей нравится».

«Я буду ухаживать за ней тоже».

«Это игра, Хоук», сказал тихо Адам, и Хоук понял, наконец. Кузнец не хотел получить его жену, как на блюдечке. Он хотел соперничества, битвы за её благосклонность. Он хотел открытого вызова, и намеревался победить.

«Ты возненавидишь это, когда я заберу её у тебя, грозный Хоук», пообещал кузнец. «Закрой за собой дверь, когда будешь уходить».

Глава 10

«Как такое возможно, что мир человека может перевернуться с ног на голову, прежде чем у него будет хотя бы шанс увидеть, что это происходит и попытаться остановить это, Гримм?»

Хоук принялся пить с момента, как закрылась дверь за его женой и кузнецом. Он решительно пытался напиться до состояния головокружения, спотыкания ног и боли в животе, но пока не преуспел в этом.

«Ты веришь, что он может вылечить её, Хоук?»

Хоук задумался на минуту. «Да, Гримм. Верю. Что-то есть неестественное в Адаме Блэке, и мне бы хотелось узнать что».

«Что ты подозреваешь?»

«Не знаю, Гримм, хочу, чтобы ты узнал всё об этом мужчине, что сможешь. Поговори со всеми в поместье, пока не получишь хоть каких-то ответов. Откуда он пришёл, когда пришёл, с кем имеет отношения, что делает день напролёт. Хочу знать о каждом его вдохе, о всех, над кем издевается».

«Понятно, Хоук».

«Хорошо».

Они оба повернулись, чтобы посмотреть на дверь Зелёной комнаты. Уже часы прошли с тех пор, как кузнец закрыл дверь. С тех пор они не слышали ни звука оттуда.

«Кто пытался убить её, Хоук?», задумчиво спросил Гримм. «Сумасшедшая Джанет была практически затворницей. Согласно слухам во владениях Комина, её видели когда-либо не более пяти человек. Как девушка столь далёкая от жизни, которая была вокруг, могла кого-то обидеть до такой степени, чтобы тот прибегнул к убийству?»

Хоук устало почесал голову. В животе всё переворачивалось, и Скотч мало чем помогал. Во внезапном порыве он откатил бутылку от себя, к Гримму. «Не позволяй мне больше пить это. Мне нужна ясная голова. Сейчас я ни о чём не могу думать. Он трогает её, Гримм. Возможно, он моет её, разглядывает её. Я хочу его убить».

«Так сделай это, когда он покончит с лечением», легко сказал Гримм.

«Не могу!»

«Так давай я это сделаю вместо тебя», сказал Гримм, преданный навсегда.

«Нет. Мы заключили соглашение».

«Ты заключил с ним соглашение?», глаза Гримма, округлившись, сверкнули. «Будь всё это к чёрту проклято! Ты никогда не нарушишь соглашение. Как ты мог быть таким глупцом, чтобы заключить договор с человеком, которого ты не выносишь?»

«Он мог спасти мою жену».

«Когда ты успел заиметь такие чувства к этой Сумасшедшей Джанет, которую, во всяком случае, клялся вообще не принимать за жену?»

«Заткнись, Гримм».

«Что за соглашение, Хоук?», настаивал Гримм.

«Он хочет Эдриен».

«Ты отдал ему Эдриен?»

«Гримм, никаких больше вопросов. Просто узнай хоть что-нибудь или всё о мужчине по имени Адам Блэк».

«Буть спокоен, узнаю».

*****

«Ты – совершенство, красавица», сказал кузнец, когда его угольно-чёрные глаза блуждали по её обнажённому телу, обёрнутому влажными простынями.

«Совершенство, беззаконно», повторяла Эдриен во сне. Жар отступал, медленно.

«Определённо беззаконно».

Он не мог знать. Невозможно. «Что ты имеешь ввиду под этим?», она пыталась выговорить слова, и не была уверена, что произнесла хоть звук.

«Только то, что должно быть что-то преступное в женщине, столь красивой», лукаво ответил он.

«Ничего преступного во мне нет», сдержанно возразила она.

«О, красавица, думаю, в тебе есть много чего преступного».

«В тебе есть что-то необычное, Адам», пробормотала она, беспокойно заметавшись.

«Нет», ответил он самодовольно, «во мне точно нет ничего обычного. Дай мне руку, красавица, я покажу тебе необычное».

И потом была прохладная вода, покрытый пеной океан, набегающий на белую пыль песка. Нежный шёпот прибоя по берегу, прохладный песок под босыми ногами. Ни муравьёв, ни дыб, ни огня. Только покой в самой любимой её гавани во всём мире. Морской курорт в Мауи, где она отдыхала с подругами. Красивые, блаженные дни провели они там, где был свежевыжатый апельсиновый сок и бесконечная беготня по пляжу, шлёпанье босых ног по краю прибоя.

А потом странные образы. Запах жасмина и сандалового дерева. Белоснежный песок, усыпанный пятнышками цвета фуксии шелковых палат и бабочки над каждым сучком и веточкой каждой рябины. Невероятное место. И она лежала на прохладном песке, исцеляясь тропическими лазоревыми волнами.

«Красавица, моя красавица. Желай меня. Почувствуй меня, жажди меня, и я утолю твою нужду».

«Хоук?»Гнев Адама был осязаем до такой степени, словно к нему можно было прикоснуться рукой.

Эдриен еле заставила свои глаза открыться и задохнулась. Если бы тело повиновалось ей, она выскочила бы прямо из кровати. Но оно не повиновалось. Оно лежало слабое и безвольное на кровати, в то время как вся её сущность взлетала. «Убирайся из моей комнаты», завопила она. Во всяком случае, голос её не потерял своей силы.

«Я просто проверял твой лоб, чтобы убедиться, что он прохладный», Адам оскалился в проказливой усмешке.

«Ты, тупоголовый болван! Меня не волнует, зачем ты здесь, просто уйди!»

Наконец, её тело подчинилось ей, и она смогла ухватиться пальцами за бокал с края кровати. Слишком слабая, чтобы бросить его, она смахнула его со столика. Стакан со звоном ударился о пол и разбился вдребезги. Этот звук немного успокоил её.

«Ты умирала. Я вылечил тебя», напомнил Адам.

«Спасибо. А теперь убирайся».

Адам моргнул. «Это всё? Спасибо, а теперь убирайся?»

«Не думай, что я такая глупая, чтобы не понять, что ты трогал мою грудь!», выдохнула она гневно. При виде его смущённого лица, она поняла, что он, на самом деле, думал, что она была без сознания. «Так вот это и моё спасибо – всё, что ты получишь, кузнец!», зарычала она. «Я ненавижу красивых мужчин. Ненавижу их!»

«Я знаю», Адам улыбнулся с несомненным удовольствием и подчинился её требованию.

Эдриен крепко зажмурила глаза, но на розово-сером полотне под веками то и дело вспыхивали тени. Образ её, лежащей между твёрдых, как скала, бёдер Ястреба, укутанной руками, что были лентами из стали.

Его голос, шептавший её имя снова и снова, зовущий её назад, приказывающий ей вернуться. Требующий, чтобы она жила. Выдыхающий слова… чего? Что он говорил? «Она жива, Лорд Гриф…»

«Ястреб».

«Обе хищные птицы. Какая разница?»

«Гриф питается падалью. Ястреб выбирает свою жертву так же тщательно, как и сокол. Выслеживает её с той же безошибочной уверенностью. Терпит неудачу редко – вернее никогда».

«Никогда», задумался Адам. «Нет ничего абсолютного, Лорд Хоук».

«В этом ты ошибаешься. Я выбираю, я цепляюсь, я преследую, я целюсь, я достигаю. Это – это, мой заблудший друг – и есть абсолют».

Адам покачал головой и принялся изучать Ястреба с видимым восхищением. «Достойный противник. Охота начинается. Никакого обмана. Никаких трюков. Ты не можешь запретить ей видеть меня. Я знаю, ты уже пытался. Ты откажешься от своих правил».

Хоук склонил свою темноволосую голову. «Она выбирает», напряжённо признал он. «Я ей ничего не буду запрещать».

Адам кивнул удовлетворённым кивком, погрузив свои руки глубоко в карманы своих свободных штанов, и стал ждать.

«Итак? Убирайся из моего замка, кузнец. У тебя есть своё место, и оно вне моих стен».

«Ты можешь попытаться сказать спасибо. Она жива».

«Не уверен, что ты не являешься причиной того, что она почти умерла».

При этом бровь Адама задумчиво изогнулась. «Нет. Но сейчас, пока я помню об этом, мне надо кое-что сделать. Мне вот интересно… кто попытался убить красавицу, если не я? А я не пытался. Был бы я, она была бы уже мертва. Никакого медленного яда от моей руки. Быстрая смерть или вообще ничего».

«Ты – чужак, кузнец».

«Но для неё скоро стану близким знакомым».

«Моли богов, чтоб она оказалась мудрее, чем этот », пробормотал Гримм, пока Адам следовал по тусклому коридору. Ночь наступала, и многие светильники замка уже не горели.

Хоук тяжело вздохнул.

«Что у тебя за дела с этим дьяволом?», спросил Гримм едва слышным голосом.

«Думаешь, он мог бы им быть?»

«Что-то неправильное есть в этом мужчине, и я намереваюсь узнать что».

«Хорошо. Потому что он хочет мою жену, а она не хочет меня. И я вижу, что она хочет его с болью в глазах».

Гримм вздрогнул. «Ты уверен, что хочешь её не только потому, что она не хочет тебя, и он хочет её?»

Хоук медленно покачал головой. «Гримм, у меня нет слов, чтобы объяснить то, что она заставляет меня чувствовать».

«У тебя всегда есть слова».

«Не в этот раз, и это верный сигнал о том, что я по уши в неприятностях и близок к тому, чтобы погрузиться в них ещё глубже. Так глубоко, что должен ухаживать за своей женой. Думаешь, меня околдовали?»

«Если бы любовь можно было разливать по бутылкам, или выстрелить ею из лука Купидона, мой друг», выдохнул Гримм в поток воздуха, что поднялся за Хоуком, когда тот вошёл в комнату Эдриен.

****

В последующие недели Ястреб много раз задавался вопросом, почему цыгане, которым он так доверял и которых так ценил, и полагал, что это взаимно, так и не пришли справиться о его жене в течение тех ужасных дней. Когда он спросил у охранника, тот ответил, что передал послание. Цыгане не только не пришли, но и заметно исчезли из Далкейта. Они больше не приходили к замку, чтобы предложить свои товары. Не провели ни одного вечера в Большой зале, плетя кружево сказаний перед восторженной и изумлённой публикой. Ни один цыган не приблизился к Далкейту-над-морем; они держались полей, вдали за рябинами.

Это обстоятельство изводило совсем недолго Хоука, и быстро потонуло в гуще более весомых забот. Он пообещал себе, что решит этот вопрос с поездкой в цыганский лагерь, как только его жена полностью выздоровеет и покончит дела со странным кузнецом. Но это было до того, как он совершил поездку к цыганам; и к тому времени, обстоятельства весьма поменялись.

*****

Эдриен выплыла из целительной дремоты и увидела своего мужа, пристально глядевшего на неё.

«Я думал, что потерял тебя». Лицо Ястреба было тёмным, блестевшим в свете от камина, и оно было первым, что она увидела, когда открыла глаза. У неё ушло какое-то время на то, чтобы встряхнуть ту вату, что заменяла ей мозги. С бодрствованием пришло и сопротивление. При взгляде на этого мужчину весь её норов бунтовал.

«Не можешь потерять что-то, чего не имеешь. Никогда не была твоей, а со мной ты и не начинал, Лорд Хоук», пробурчала она.

«Пока что», исправил он. «Ты ещё не была моей. По крайней мере, в том смысле, в котором я буду тебя иметь. Подо мной. Обнажённая, шелковистая кожа, скользкая от моей любви. Моих поцелуев. Моего голода». Он провёл кончиком большого пальца по изгибу её нижней губы и улыбнулся.

«Никогда».

«Никогда не говори никогда. Оно только заставляет чувствовать себя более глупым, когда приходится забирать его обратно. Я не хотел бы, чтобы ты чувствовала себя слишком глупой, милая».

«Никогда», сказала она ещё твёрже. «И я никогда не говорю никогда, пока абсолютно на сто процентов не уверена, что никогда не изменю своего мнения».

«Слишком много никогда у тебя, моё сердце. Будь осторожней».

«Твоё сердце – ссохшийся чернослив. И я уверена в каждом из этих треклятых никогда».

«Будь уверена, в чём хочешь, дорогая. Мне доставит ещё больше удовольствия приручить тебя к моим поводьям».

«Я не кобыла, которую надо объезжать!»

«Ах, но есть много сходства, не находишь? Тебе нужна сильная рука, Эдриен. Уверенный в себе наездник, тот, что не испугается твоей сильной воли. Тебе нужен мужчина, который удержится в седле, если ты встанешь на дыбы, и сможет насладиться твоим бегом. Не хочу сломить тебя, чтобы ездить верхом. Нет. Я приручу тебя к ощущению моей руки и только моей. Кобыла, которую объездили, позволяет многим наездникам ездить верхом, но дикая лошадь, приученная к поводьям одной руки – она не потеряет своего огня, и не позволит никому, кроме своего хозяина, быть сверху».

«Ни один мужчина никогда не был моим хозяином, и ни один никогда не станет. Заруби себе это на носу, Дуглас». Эдриен скрипнула зубами, пока пыталась придать себе вертикальное положение. Было тяжело стоять на своём в разговоре, лёжа на спине и чувствуя себя до смешного слабой, глядя снизу вверх на этого голиафа, своего мужа. «А что касается того, чтобы взобраться на меня…»

К её досаде и ещё большему довольству Ястреба, она соскользнула обратно в свою целительную дремоту, не закончив мысли.

Он не знал, что она более чем закончила эту мысль в своём сне. Никогда! Её спящий сном без сновидений разум вскипел, в тот самый миг, как её повлекло к огромному вороному боевому коню с его огнём в глазах.

 Глава 11

«Это не меня пытаются убить», повторяла Эдриен.

Она утопала в горах плюшевых подушек и шерстяных покрывал и чувствовала себя проглоченной этой грудой постельного белья. Каждый раз, как она делала хоть движение, проклятая кровать двигалась вместе с ней. Она утомилась лежать, укутанная в кокон, как в смирительную рубашку. «Я хочу встать, Хоук. Сейчас». Плохо, что её голос не звучал так твёрдо, как ей хотелось. А должен был – ему следовало бы – уже не говоря о том, что она лежала в кровати, пытаясь спорить с этим исключительным мужчиной, разбрасывающим её мысли, словно листья – ураган, втягивая их в вихрь страстных образов; бронзовая кожа на бледной, эбеновые глаза и жаркие поцелуи.

Ястреб улыбнулся, и ей пришлось прикусить переполняющий её порыв тупо улыбнуться в ответ, подобно глупенькой дурочке. Он был красив, когда бывал мрачен, но когда он улыбался, она была в смертельной опасности забыть, что он был врагом. А она никогда не должна была это забывать. Так что с пользой для доброго дела, она вложила всё своё раздражение в выразительно хмурый взгляд.

Его улыбка поблекла. «Милая, это была ты в обоих случаях. Когда же ты посмотришь фактам в лицо? Тебе нужна охрана. Ты привыкнешь. Со временем будешь едва её замечать». Он махнул рукой на десяток мускулистых мужчин, стоявших в дверях Зелёной комнаты.

Она стрельнула испепеляющим взглядом на свою «элитную охрану», как она её называла. Они стояли, широко расставив ноги, со скрещенными руками на широкой груди. Неумолимо безжалостные, холодные лица, и у каждого телосложение, которое могло заставить Атласа подумывать о том, чтобы сбросить половину своей ноши на них. Где они выращивают таких мужчин? На ферме Крепких и Бравых Амбалов-качков? Она давилась от отвращения. «Ты действительно не понимаешь что, пока ты так занят, охраняя меня, убийца доберётся до того, за кем он действительно охотится? Потому что это не я!»

«Тебя случайно не называют ’Сумасшедшей Джанет’ за то, что ты отказываешься воспринимать действительность, такой, какая она есть?» поинтересовался он. «Реальность в том, что кто-то желает твоей смерти. Реальность в том, что я только пытаюсь защитить тебя. Реальность в том, что ты – моя жена, и я всегда буду беречь тебя от любого, кто захочет причинить тебе вред». Он наклонялся всё ближе, пока говорил, произнося слова реальность в том, словно срезая их острым клинком прямо перед её носом. А Эдриен оставалось только вжиматься в свою гавань из подушек и покрывал каждый раз, как он вбивал в неё эти слова.

«Это мой долг, моя честь, и моё удовольствие», продолжал он. Его глаза блуждали по её запрокинутому лицу, темнея от вожделения. «Реальность… ах… реальность в том, что ты так изысканно прекрасна, моё сердце», сказал он голосом, вдруг погрубевшим.

Его голос вызывал образы сладких сливок, смешанных с лучшим Скотчем, и плавающих в нём тающих кубиков льда. Мягкий и грубый одновременно. Он лишал её сил, решительно разбивая вдребезги то незначительное самообладание, что она возводила с трудом вокруг себя. Когда он смочил свою нижнюю губу кончиком языка, её рот стал сухим, как пустыня. А его тёмные глаза с золотистыми крапинками были медленно тлеющим обещанием бесконечной страсти. Его глаза задержались на её губах и ох, но он собирался поцеловать её, и она ничего не могла сделать, чтобы предотвратить это!

«Пришло время узнать тебе правду. Я не Сумасшедшая Джанет», резко сказала она – говорить что-то, что угодно, что бы ни пришло на ум – лишь бы сдержать его губы от предъявления прав на её собственные в этом дурманящем наслаждении. «И уже в энный раз – я не твоё чёртово сердце!»

Он мгновенно согласился. «И не думал, что ты была. Сумасшедшая, имею ввиду. Но ты моё сердце, нравится тебе это или нет. Между прочим, и Лидия тоже. Не дуиала, что ты сумасшедшая, то есть. Мы оба знаем, что ты умная и способная. За исключением двух вещей: твоей безопасности и меня. Ты абсолютно неразумна по обоим этим пунктам». Он пожал одним из своих мускулистых плеч. «Вот для чего я провожу эту маленькую беседу с тобой. Чтобы помочь тебе увидеть очевидные факты».

«Оооох! Как раз те факты, в которых ты такой тупоголовый. Я не в опасности и я не хочу тебя!»

Он засмеялся. Чёрт побери этого мужчину, но он смеялся. «Ты – в опасности, а насчёт твоего желания ко мне…» Он придвинулся ближе. Лёг всем своим весом на нижний матрас рядом с ней, вынуждая её тревожно перемещаться, скатываясь. Прямо в его руки. Как удобно, язвительно думала она. Теперь она понимала, зачем использовали эту штуку в былые времена. И почему имели так много детей.

«Ты прав, я хочу…»

Он застыл. «Правда?»

«… чтобы ты убрался из моей комнаты», закончила она. «Долой с моих глаз, вон из моей жизни. Не входи в моё пространство, даже не дыши моим воздухом, понятно?»

«Между прочим, воздух принадлежит мне, как лэрду, и всё остальное тоже. Но меня можно уговорить поделиться им с тобой, моя сладкая жёнушка».

Он улыбался!

«И я не твоя жена. По крайней мере, не та, которую, как предполагалось, ты получишь. Я из девяностых лет двадцатого столетия – это почти на пять сотен лет вперёд в будущее, на случай, если ты не умеешь прибавлять – и Комин убил свою собственную дочь. Как? Я не знаю, у меня свои подозрения, и у меня нет ни малейшей идеи о том, как я оказалась у него на коленях. Но ему надо было выдать кого-то замуж за тебя – он сказал, я была посланием господним – тем и воспользовался, что я бухнулась непонятно откуда. Это вкратце о том, как случилось то, что я здесь мучаюсь с тобой».

Вот и свершилось. Правда. Это должно было сдержать его далеко идущие планы по соблазнению. И не важно, что если то, что Лидия рассказала ей о Короле Джеймсе, было правдой, то она только что подвергла опасности весь клан Дугласов. Её слова уберегли её губы от его ищущего рта, а это было самой неотвратимой опасностью, которую она осознавала. Даже ярость мстительных королей не покажется такой грозной. Как ещё один красивый мужчина, ещё одно разбитое сердце.

Ястреб сидел без единого движения. Он долго изучал её в тишине, словно переваривая то, что она только что сказала. Потом нежная улыбка согнала тучи с его глаз. «Гримм говорил мне, что ты плела нелепые сказки. Он сказал, что у тебя грандиозное воображение. Твой отец рассказал Гримму, как ты умоляла его позволить тебе быть его бардом, а не дочерью. Милая, ничего не имею против хорошей сказки и охотно её послушаю, если ты согласишься со мной насчёт твоей безопасности».

Эдриен сделала раздражённый выдох и отвернулась, задев лицо Ястреба серебристо-белокурыми волосами. Он поцеловал их, нежно скользя по ним приоткрытым ртом. Я не буду думать о нём, о том, как он целует каждую частичку меня, твёрдо говорила она себе.

«Я не дочь Рэда Комина», сказала она, зажмурив глаза ещё сильнее. Когда же она, наконец, поймёт, что даже если она закроет глаза, все её мытарства всё равно не закончатся? Она открыла глаза. О небеса, но мужчина был великолепен. Она взвесила свою мысль с долей гордости, что способна не любить его в такой степени, всё же при этом оставаясь такой объективной насчёт его прекрасной внешности. Это верный знак её зрелости.

«Нет, это не имеет значения. Теперь ты моя жена. Только это и важно».

«Хоук…»

«Тише, милая».

Эдриен умолкла, впитывая тепло его рук на своих. Когда он успел взять её руки в свои? И почему она их не выдернула, повинуясь инстинкту? И почему эти медленные, чувственные движения его кожи по её собственной были такими пьянящими.

«Эдриен… это Каллаброн. Чтобы он действовал верно, он должен проникнуть в тело по главным кровяным сосудам». Его пальцы легко коснулись бледно красной отметины, которая всё ещё беспокоила полупрозрачную кожу её горла. Это была не случайная неудача. Это была точная цель».

«Кто мог хотеть убить меня?» Она с трудом сглотнула. Как мог кто-то хотеть этого? Здесь никто её не знал. Но… что если кто-то хотел убить Сумасшедшую Джанет, и не знал, что это была не она?

«Я не знаю ответа на этот вопрос, сердце моё. Пока. Но до тех пор, пока я не узнаю, тебя будут охранять день и ночь. Каждую секунду, каждый твой вздох. Я не буду так глупо снова рисковать твоей жизнью».

«Но я не Джанет Комин», вновь попыталась она упрямо.

Его эбеновые глаза отыскали её светло серые и сосредоточенно посмотрели в них. «Милая, мне действительно не важно, кто ты на самом деле, или была или, как тебе хочется думать, будешь. Я хочу тебя. В моей жизни. В моей постели. Если тебе лучше оттого, что ты веришь в это…ну то, что ты из будущего, верь в это, если надо. Но начиная с этого дня, ты, прежде всего и в первую очередь, моя жена, и я буду беречь тебя от всего, что могло бы причинить тебе боль. Тебе никогда больше не придётся испытывать страх».

Эдриен беспомощно заложила руки за голову. «Прекрасно. Защищай меня. Так теперь я могу встать?»

«Нет».

«Когда?», жалобно спросила она.

«Когда я скажу». Он обезоруживающе улыбнулся и быстро наклонился, чтобы украсть поцелуй. Его лицо прошло мимо обеих её поднятых рук. Оно забрало у неё всю силу воли не для того, чтобы лечь как в колыбель в её ладони и привести его к поцелую, которого он искал с трясущимися руками.

Он зарычал и посмотрел на неё долгим взвешенным взглядом. «Мне стоит обращаться с тобой как с одним из моих соколов, жена».

«Позволь мне встать с постели», элегантно торговалась она. Бесполезно спрашивать его о том, как он обращается со своими соколами.Он зарычал рыком, ещё более низким, тем, что в горле, потом ушёл. Но элитный отряд остался стоять у её двери.

После того как он ушёл, она вспомнила то, что он сказал яснее всего. Тебе не придётся больше бояться. Мужчина был слишком хорош, чтобы быть настоящим.

*****

Дни выздоровления были чистым блаженством. Лидия отмела протесты Ястреба, и для Эдриен в сад вынесли кушетку. Несмотря на то, что её всё ещё усиленно охраняли, она могла свернуться клубочком в золотом солнечном свете как сонная, довольная кошка, которая прошла долгий путь к своему исцелению. Сплошь приятные дни бесед с Лидией, в течение которых они узнавали друг друга через разговоры о пустяках и минуты затишья, излечивали ещё больше её измученное тело. Попивая чай (она предпочла бы кофе, но это привнесло бы в картину Ястреба с его данью троллю) и делясь историями, время от времени Эдриен трепетала от настойчивого ощущения, что этому месту принадлежала вся её жизнь.

Любовь может расти среди камней и колючек жизни, подумала она в минуты одного такого затишья, которое было таким же уютным, как любимое старое одеяло. Из заброшенной пустоши её собственной жизни, она попала сюда, а здесь жизнь была благословенной – мирной и совершенной, и простой.

Эдриен так быстро поправлялась, как никто не мог себе и представить. Тэвис отметил, что на её стороне была устойчивость молодости, пока сгибал и изучал свои загрубевшие от времени руки. Уже не говоря о неукротимом темпераменте, добавил он. Ты имел ввиду упрямый, поправил его Ястреб.

Лидия верила, что это был румянец любви на её щеках. Ха! Усмехался Ястреб. Любви солнечного света, должно быть. И Лидия почти смеялась вслух, при виде кипучих ревнивых взглядов, что бросал Хоук на яркие лучи, глядя через окна кухни.

Гримм предположил, что она была так зла на Ястреба, что скрывала своё выздоровление только для того, чтобы бороться с ним на равных. Теперь есть мужчина, который понимает женщин, подумал Хоук.

И никто не знал, что за исключением не хватающего ей котёнка, Лунной Тени, эти дни были самыми счастливыми из тех, что она когда-либо знала.

Пока она бездельничала в тишине и солнечном свете, Эдриен наслаждалась своего рода блаженным неведением. Она бы обмерла, если бы кто-нибудь сказал ей о том, что она говорила об Эберхарде в своём заторможенном оцепенении. Она бы не поняла, если бы кто-нибудь рассказал ей, что она упоминала чёрную королеву, так как её бодрствующий разум не вспомнил ещё о шахматной фигуре.

Она и не подозревала, что пока она и Лидия хорошо проводили время, Гримм был отослан, и сейчас был на пути обратно, в имение Комина, где он узнал шокирующие сведения о Сумасшедшей Джанет.

И она упаковала бы те немногие вещи и бежала бы от этой самой жизни, а уж её-то душа.., если бы узнала, как одержимо непоколебим был Ястреб в своём решении предъявить права на неё, как на свою жену, во всех аспектах из этого вытекающих.

Но она ничего не знала из этого. И это её время, проведённое в садах Далкейта-над-морем, будет любовно сохранено, как бесценная драгоценность в сокровищнице её воспоминаний, где будет сверкать как бриллиант среди теней.

Глава 12

Не было ничего забавного в том, чтобы бродить вокруг замка в компании дюжины несговорчивых коммандос, следующих за ней по пятам, но Эдриен как-то умудрялась. Спустя какое-то время она стала делать вид, что их вообще нет. Также как она делала вид, что Ястреб не более, чем надоедливый комар, которого надо постоянно отгонять.

Далкейт-над-морем был прекрасным замком, таким, как она всегда представляла себе, когда ребёнком, уютно спрятавшись под одеялами с позаимствованным фонариком, читала волшебные сказки ещё долго после того, как выключали свет.

Комнаты были просторными и заполненными воздухом, с ярко сотканными гобеленами, висящими на толстых каменных стенах с целью пресечь на корню любой намёк на прохладу, что могла просочиться сквозь трещины, хотя Эдриен так и не смогла найти почти ни одной таковой в стене – когда мельком заглянула под несколько гобеленов, просто чтобы посмотреть.

Историческая любознательность, говорила она себе. А не то, чтобы она охотилась за изъянами в замке или в его хозяине.

Сотни многостворчатых окон. Очевидно люди, обитавшие в Далкейте, не терпели сидеть как в клетке, когда можно было наслаждаться многочисленными сочными пейзажами шотландских гор, долин и побережий.

Эдриен тоскливо вздохнула, пока остановилась у сводчатого окна, чтобы насладиться видом непрерывно набегающих синевато-серебристых волн, разбивающихся о скалы с западного края.

Женщина могла бы влюбиться в подобном месте. Развязать шелковистые ленты на изысканных атласных туфельках, чтобы погрузиться в массу ленточек и романтики прямо у совершенных ног безупречного лэрда.

В этот самый миг, словно вызванный её неуправляемыми мыслями, в поле её зрения возник Ястреб, прогуливающийся по двору замка и ведущий одного из самых огромных вороных боевых коней, которых она когда-либо видела. Эдриен стала было отворачиваться, но ноги словно приросли и не шли от окна, как и глаза, которые было невозможно отвести, и вместо того, чтобы игнорировать его из лучших своих побуждений, она стояла и смотрела на него в беспомощном восхищении.

Плавным прыжком одетый в килт шотландский лэрд вскочил на спину великолепного норовистого жеребца.

Когда он садился на коня, этот красивый килт взметнулся, позволяя Эдриен увидеть греховно мелькнувшие мощные мускулистые бёдра, красиво припылённые шелковистыми чёрными волосками. Она моргнула, отказываясь размышлять над тем, что ещё, как ей показалось, она увидела.

Конечно же, они носили что-то под этими килтами. Конечно же, это было её богатое воображение, нелепо смешавшее очевидную мужественность жеребца с телом Ястреба.

Да. Определённо, это было именно так. Она отметила периферическим зрением демонстративно выступающий вперёд атрибут коня, когда смотрела на ноги Ястреба, и спутала их как-то вместе. Она точно не видела то, что у самого Ястреба раскачивалось, как у его жеребца.

Её щёки вспыхнули от этих мыслей. Она резко повернулась на пятках, чтобы жёстко пресечь их, и принялась искать следующую комнату для изучения. Она решила исследовать замок этим утром, большей частью для того, чтобы держать свой разум подальше от этого проклятого мужчины. И понятное дело, ему тут же понадобилось разгуливать перед тем же окном, из которого она смотрела. И размахивать своими юбками, чтоб поддать жару в пресловутый огонь.

Она заставила себя подумать о прекрасной архитектуре Далкейта. Она была на втором этаже замка, и уже прошлась по десяткам комнат для гостей, включая ту, в которой она провела свою первую ночь. Далкейт был огромным. В нём должно быть было более сотни комнат, и многие из них, казалось, были нежилыми уже более десятка лет. Крыло, которое она изучала в данный момент, было совсем недавно обновлено и часто использовалось. Оно было отделано деревом светлых тонов, отполировано до совершенного блеска, и ни единого пятнышка вокруг. Толстые сотканные ковры покрывали пол, никакой соломы или голого холодного камня здесь не было. Пучки ароматных трав и высушенных цветов свисали с рейки почти над каждым окном, наполняя коридоры чудесным запахом.

Лучик солнечного света привлёк внимание Эдриен к полузакрытой двери вдоль по коридору. На бледном дереве двери парила, с развевающейся на ветру гривой, изящно вставшая на дыбы лошадь, и вырезанная с точностью до мельчайшей детали. Спиралью закрученный рог выступал из её элегантного лошадиного лба. Единорог?

Положив руку на дверь, она замерла, вдруг ощутив странное мучительное предостережение, что, возможно, эту комнату лучше оставить в покое. Любознательность погубила кошку….

Когда дверь бесшумно качнулась внутрь, она застыла, с дрожащей рукой на косяке.

Невероятно. Просто непостижимо. Её изумлённый взгляд бродил по комнате от пола до стропил, с края до края, и снова обратно.

Кто сотворил это?

Комната взывала к каждой толике женственности в её теле. Признай это, Эдриен, безжалостно сказала она себе, весь замок целиком взывает к каждой капле женского начала в твоём теле. Уже не говоря о самом сексуальном и мужественном лэрде имения.

Это была комната для детей. Сделанная чьими-то столь любящими руками, что чувства от этого просто переполняли. Какофония противоречивых эмоций, скользила по ней, пока она не отмела их прочь.

Здесь были колыбели из медового дуба, изогнутые и отшлифованные так, чтобы ни одна щепка не поранила нежную кожу малыша. На восточной стене разместились высокие окна, достаточно высокие, чтобы начавший ходить ребёнок не смог взобраться на него и причинить себе вред, но открытые золотистому сиянию утреннего солнца. Деревянные полы были укрыты толстыми ковриками, чтобы детским ножкам было тепло.

Ярко разрисованные деревянные фигурки солдат выстроились на полках, а сделанные любящими руками куколки были уложены в маленькие кроватки. Миниатюрный замок с башенками, рвом для воды и подъёмным мостом, был заполнен крошечными вырезанными из дерева человечками; настоящий средневековый игрушечный домик!

Пушистые шерстяные одеяльца укрывали колыбельки и кроватки. Огромной комнатой была эта детская. Комната, в которой ребёнок (или десяток) мог расти от младенчества до юношеской поры, прежде чем искать более взрослую комнату в другом месте. Это была комната, которая наполняла мир ребёнка любовью и чувством безопасности, и часами удовольствий, наконец.

Словно кто-то создал эту комнату, думая как ребёнок, которым он или она когда-то был, и смастерил её со всеми теми сокровищами, которые ей или ему доставляли удовольствие, будучи мальчиком или девочкой.

Но её поразило сильнее всего то, что комната, казалось, ожидала.

Открытая, тёплая, и приглашающая, она словно говорила, наполни меня смехом детей и любовью.

Всё пребывало в полной готовности, детская просто дожидалась момента – когда придёт нужная женщина и вдохнёт в неё искрящуюся детскими песенками, мечтами и надеждами жизнь.

И вдруг внезапная боль сильного желания пронзила её, столь острая, что Эдриен даже не была уверена в том, что это было. Но что поделать с сиротой, которой она была, и тем холодным местом, где выросла – местом, которое ни капельки не напоминало эту прекрасную комнату; часть прекрасного дома, на прекрасной земле, с людьми, которые щедро одаривали любовью своих чад.

Ох, растить детей в месте, подобном этому.

Дети, которые бы знали, кто были их мама с папой, в отличие от Эдриен. Дети, которые никогда не задавались бы вопросом, почему их покинули.

Эдриен яростно потёрла глаза и отвернулась. Это было слишком для неё, и она не могла с этим справиться.

И она мыслями устремилась к Лидии. «Лидия!», крикнула она, почти задыхаясь. И почему её удивляло то, что она тут же прямиком бежала к удивительной матери этого удивительного мужчины, который, возможно, и сделал эту удивительную детскую?

Лидия поддержала её за локти. «Пришла посмотреть, хорошо ли ты себя чувствуешь, Эдриен. Я подумала, что это слишком скоро для тебя и то, что ты…»

«Кто сделал эту комнату?», выдохнула Эдриен.

Лидия наклонилась к её лицу, и на короткий миг Эдриен возникла абсурдное впечатление, что Лидия пытается не рассмеяться. «Ястреб придумал и смастерил её своими руками», сказала Лидия, сосредоточенно разглаживая невидимые складки на своём платье.

Эдриен закатила глаза, пытаясь убедить свой эмоциональный барометр перестать выдавать ранимость и переключиться на что-нибудь более безопасное, например гнев.

«Что случилось, моя дорогая, тебе она не нравится», ласково спросила Лидия.

Эдриен развернулась и прошлась по комнате сердитым взглядом. Детская была яркой, весёлой, и живой от потока эмоций, которыми создатель наполнил своё творение. Она посмотрела на Лидию. «Когда? До или после службы у короля?» Было ужасно важно, чтобы она узнала, сделал он её в семнадцать или восемнадцать, чтобы, возможно, порадовать маму, или недавно, в надеждах о собственных детях, что однажды заполнят её.

«Во время. Король дал ему короткий отпуск, когда ему было двадцать девять. Были какие-то волнения по поводу Горцев в этих местах, и Ястребу разрешили вернуться, чтобы укрепить Далкейт. Когда междоусобицы разрешились, он провёл остаток времени, работая здесь. Он трудился, как одержимый, и по правде говоря, я немного догадывалась, что он делал. Ястреб всегда работал с деревом, придумывая и воплощая в жизнь разные вещи. Он никому из нас не позволял увидеть её, и не много говорил о ней. После того, как он вернулся к Джеймсу, я пошла посмотреть, что же он делал». Глаза Лидии на миг затуманились. «Я скажу тебе правду, Эдриен, она заставила меня плакать. Потому что, она рассказала мне, что мой сын думал о детях, и о том, как дороги они были для него. Она наполнила меня и удивлением тоже, когда я увидела её в законченном виде. И думаю, она бы изумила любую женщину. Мужчины обычно не представляют себе детей вот так. Но Ястреб, он необычный мужчина. Как и его отец».

Нет необходимости расхваливать его передо мной, угрюмо подумала Эдриен. «Извини, Лидия. Я очень устала. Мне надо пойти отдохнуть», сухо сказала она, и повернулась к двери.

Когда она вышла в коридор, то могла бы поклясться, что слышала, как Лидия тихо смеётся.

Хоук обнаружил Гримма, пристально изучающего западные скалы сквозь открытые двери в ожидании его. От его взгляда не укрылась лёгкая белизна костяшек пальцев Гримма на руке, что сжимала дверную раму, или напряжённая линия его спины.

«Итак?», спросил нетерпеливо Хоук. Он и сам бы поехал в имение Комина, чтобы собрать сведения о прошлом его жены, но это значило бы оставить Эдриен наедине с этим проклятым кузнецом. Не бывать этому. И взять её с собой он тоже не мог, таким образом он послал Гримма разузнать о том, что случилось с Джанет Комин.

Гримм медленно повернулся, подтолкнул ногой стул к камину, и тяжело в него опустился.

Хоук тоже сел, опустив свои ноги на стол, затем налил им обоим бренди, Гримм с благодарностью принял стакан.

«Итак? Что она сказала?», Ястреб сжал стакан, ожидая услышать о том, кто сотворил с его женой столь ужасные вещи, что её разум искал убежища в фантазиях. Ястреб понял, что было не так с ней. Он видел мужчин с ужасными шрамами от сражений, испытавших такой ужас, что реагировали в чём-то схожим образом. Слишком много варварских и кровавых потерь заставляли некоторых воинов проваливаться в сон, чтобы вытеснить реальность, и со временем стали верить, что сон был явью. Как делала его жена. Но, к несчастью, со своей женой он не имел ни малейшего понятия, что вызвало её болезненный побег в такие странные иллюзии, что она даже не могла терпеть, когда её звали настоящим именем. И что там произошло, что вызвало у неё совершеннейшее нежелание доверять мужчине, и особенно ему, как казалось.

Ястреб собрался с духом слушать, направить свою ярость, когда она придёт, чтобы орудовать ею, как оружием, хладнокровно и эффективно. Он уничтожит всех её драконов, а затем приступит к исцелению. Её тело становилось всё сильнее день ото дня, и Ястреб знал, любовь Лидии очень способствовала этому. Но он хотел, чтобы его любовь исцелила её самые глубинные раны. А единственным способом сделать это было знание и понимание истока её страданий.

Гримм сглотнул, поёрзал на своём стуле, качнулся на нём из стороны в сторону, как мальчишка, потом встал и подошёл к очагу, беспокойно переступая с ноги на ногу.

«Да давай же, парень, рассказывай!» Неделя, что Гримм был в отъезде, итак свела Ястреба с ума, пока он представлял, что этот Неизменно-твёрдый мужчина с ней сделал. Или даже хуже, может, сам Лэрд Комин был виновником мучений Эдриен. На Хоука наводила ужас эта возможность, потому что тогда будет война между кланами. «Кто этот Неизменно-твёрдый?» Вопрос грыз его изнутри с той самой ночи, как он услышал имя, слетевшее с её горящих в лихорадке губ.

Гримм вздохнул. «Никто не знает. Ни одна душа не слышала о нём».

Ястреб тихо ругнулся. Итак, Комин, он хранит секреты, не так ли? «Говори», приказал он.

Гримм вздохнул. «Она думает, что она из будущего».

«Я знаю, что Эдриен так думает», нетерпеливо отозвался Хоук. «Я послал тебя узнать, что у Леди Комин есть сказать».

«Её я и имел ввиду», ровно ответил Гримм. «Леди Комин думает, что Эдриен из будущего».

«Что?», тёмные брови Хоука недоверчиво взлетели. «О чём ты говоришь, Гримм? Ты говоришь мне, что Леди Комин заявляет, что Эдриен не её родная дочь?»

«Точно».

Сапоги Хоука с громким стуком ударились о пол, когда скрытое напряжение, наполнявшее его вены, превратилось в реальный приступ ярости.

«Ты хочешь сказать, что Алтэя Комин сказала тебе, что Эдриен не её дочь?»

«Да».

Хоук застыл. Это было не то, чего он ожидал. Во всех своих предположениях он ни разу не подумал о том, что фантазии его жены может разделять и её мать. «Что в точности сказала Леди Комин о девушке? На ком, чёрт побери, я женился?», закричал Хоук.

«Она не знает».

«У неё есть хоть какие-нибудь идеи?» Сарказм звенел в вопросе Ястреба. «Говори со мной!»

«Я немногое могу рассказать тебе, Хоук. А из того, что я знаю… так это нечто странное, большей частью, будь оно проклято. И точно, чёрт побери, не то, чего я ожидал. Ах, я наслушался таких сказок, Хоук, сплошное испытание человеческой веры в естественный мир. Если всё, о чём они заявляли, правда, чёрт, тогда я не знаю, во что человек вообще может верить».

«Леди Комин разделяет иллюзии своей дочери», изумился Хоук.

«Нет, Хоук, не только Алтэя Комин, но и сотня других людей тоже. Потому что, как многие видели её появление из ниоткуда. Я говорил с десятком, и они все рассказывают почти одну и ту же сказку. Клан сидел, пировал, когда совсем внезапно девушка – Эдриен – появилась у лэрда на коленях, буквально из воздуха. Некоторые из служанок назвали её ведьмой, но их быстро заставили заткнуться. Кажется, лэрд назвал её подарком ангелов. Леди Комин сказала, что видела, как что-то выпало из руки странно одетой женщины, и борясь с паникой взять это. Это была чёрная королева, которую она мне отдала на венчании, и которую я тебе отдал, когда мы вернулись».

«Я задавался вопросом, зачем она отдала её мне», задумчиво потёр подбородок Хоук.

«Леди Комин думала, что фигурка могла бы стать важной чуть позже. Она сказала, что думает, что фигурка как-то заколдована».

«В таком случае, именно так она путешествовала сквозь…», он оборвал себя, не в состоянии закончить мысль. Он видел много чего удивительного в своей жизни, и не был человеком, полностью отрицающим вероятность волшебства – что б да добрый шотландец рос и не верил в народные поверья? Но всё же…

«Так она путешествовала сквозь время», закончил Гримм за него.

Двое мужчин уставились друг на друга.

Хоук потряс головой. «Ты веришь…?»

«А ты?»

Они посмотрели друг на друга. Они посмотрели на камин.

«Нет», усмехнулись они одновременно, пристально глядя на огонь.

«Она кажется немного необычной, правда?» сказал, наконец, Гримм. «Я хочу сказать, она неестественно яркая. Красивая. И остроумная, ах, что она рассказывала мне по дороге сюда из имения Комина. Сильная для девушки. И у неё странные высказывания. Иногда – не знаю, заметил ли ты – её говор, кажется, то исчезает, то снова появляется».

Хоук фыркнул. Он заметил. Её говор практически исчез, когда она лежала больной от яда, и она говорила со странным выговором, который он никогда раньше не слышал.

Гримм продолжал, больше для себя. «Девушка, как эта, могла бы удержать мужчину…» Он оборвал себя и резко посмотрел на Ястреба. Прочистил горло. «Леди Комин знает, кто была её дочь, Хоук. Была здесь ключевое слово. Многие из служанок подтвердили рассказ Лидии, что настоящая Джанет мертва. Ходят слухи, что она умерла от руки отца. А ему надо было кого-то отдать за тебя замуж. Леди Комин сказала, их клан никогда не произнесёт ни слова правды».

«Догадываюсь, что нет», фыркнул Хоук, если хоть что-то из этого – правда, я не говорю всё, Комин знает, за это Джеймс уничтожит нас обоих. Ястреб обдумывал эту горькую мысль какое-то время, потом отбросил её, как не относящуюся к делу. Комин несомненно будет клясться, что Эдриен была Джанет, как и сделает любой из Дугласов, если хоть слово из всего этого как-то дойдёт до короля в Эдинбурге, ведь от этого зависело существование обоих кланов. Ястреб мог рассчитывать хотя бы на такую верность от своекорыстных Коминов.

«А сам лэрд что сказал, Гримм?»

«Ни слова. Он не подтвердил, что она – его дочь, но и не отрицал. Но я говорил со священником Комина, и он рассказал мне ту же историю, что и Леди Комин. Между прочим, он зажигал толстые белые свечи за упокой души Джанет», безжалостно добавил он. «Так что, если это заблуждения людей имения Коминов, то они массовые и однообразно подробные, мой друг».

Ястреб быстро подошёл к столу. Он открыл резную деревянную шкатулку и извлёк шахматную фигурку. Покрутил в руке, осторожно изучая.

Когда он поднял свои глаза, они были темней, чем полночь, глубже чем озеро, словно бездонные. «Леди Комин верит, что это принесло её сюда?»

Гримм кивнул.

«Значит, и забрать её отсюда?»

Гримм пожал плечами. «Леди Комин говорит, что Эдриен, кажется, не помнит про фигурку. Она упоминала её при тебе когда-нибудь?»

Хоук покачал головой и задумчиво посмотрел, сначала на чёрную королеву, затем на ярко горящий огонь.

Гримм спокойно встретил взгляд Хоука, и Хоук знал, не будет ни слова упрёка или даже шёпота об этом, если он решит так поступить.

«Ты веришь?», тихо спросил Гримм.

******

Ястреб долго ещё сидел у огня, после того, как Гримм ушёл, колеблясь между верой и неверием. Хоть он и был одарён воображением, думать здраво он тоже умел. Путешествия во времени просто не вписывались в его понимание естественного мира.

Он мог бы поверить в банши, который предупреждал о возможной смерти или разрушении. Он мог даже верить в Друидов, как алхимиков и практикующих странные искусства. В детстве он рос, остерегаясь келпи, что жили в глубоких озёрах и завлекали доверчивых и непослушных детишек в свои водные могилы.

Но путешествия во времени?

Кроме того, сказал он сам себе, засовывая фигурку в свою кожаную сумку для дальнейшего рассмотрения, хватало тягостных проблем и без того. Кузнец, например. И его упрямая жена, с губ которой имя последнего слетало слишком часто.

Будущее предоставит уйму времени на то, чтобы распутать тайны Эдриен, и понять смысл многочисленных фантазий в имении Комина. Но первым делом, он должен сделать её своей женой по настоящему. Как только с этим покончит, сможет поволноваться и о других вещах. Так решив, он запихнул подальше тревожные новости, что принёс ему Гримм, так же, как убрал с глаз долой шахматную фигурку.

Планы о том, как он будет соблазнять свою прекрасную жену, успокоили все тревоги. С опасной улыбкой и нацеленной походкой, Хоук направился на поиски жены.

Глава 13

Эдриен шла беспокойным шагом, мысли беспорядочно вертелись в голове. Она немного вздремнула на солнце, но это не помогло успокоить её непредсказуемые и неуправляемые мысли. Мысли о том, например, как искусен, уже не говоря о том, как усерден был Ястреб в сотворении тех самых детишек, что наполнят ту проклятую детскую.

Подсознательно она сторонилась северного края двора замка, не желая столкнуться с кузнецом и теми лишающими её сил образами, всё ещё бродившими в её голове со времён, когда она была больна.

К югу она брела, привлечённая отблесками солнца на стеклянной крыше и любопытством, глубоким, как озеро. Здесь не было варваров, размышляла она. И если верна её догадка, она шла прямо к оранжерее. Каким же блестящим был ум, что продумал Далкейт-над-Морем. Он был непроницаем с западного края благодаря скалам, что представляли собой полностью неприступный обрыв сверху над бушующим океаном. Расстилаясь к северу, югу и востоку, имение само было защищено исполинскими стенами, в семьдесят или восемьдесят футов высотой. Как необычен был тот самый ум, что задумал Далкейт, как цитадель, и сделал её такой красивой. Сложный для понимания ум человека, который предусмотрел неизбежность войн, и всё же наслаждался мирным временем.

Осторожно, уже заинтригована, не так ли?

Добравшись до оранжереи, Эдриен заметила, что она была присоединена к круглой каменной башне. Во время многочасовых блужданий по Интернету, её то и дело тянуло к средневековым штучкам. Убежища для линьки соколов? Соколы. Это здесь они держали и обучали птиц для охоты. Соблазнённая тягой к животным и тоской по Лунной Тени, с болью в груди, Эдриен приблизилась к каменному серому броку. Что имел в виду Хоук, когда говорил, что с ней надо обращаться как с одним из его соколов? размышляла она. Хорошо, она просто выяснит для себя, чтобы знать, чего остерегаться в будущем.

У высокого и совершенно круглого брока было одно единственное окно, которое было закрыто ставнями. Что-то насчёт темноты вспоминала она из прочитанного. В любопытстве она подошла к тяжёлой двери и толкнула её в сторону, закрывая её за собой, чтобы ни один сокол не подумал улететь. Она не даст Ястребу ни единого повода наказать её.

Постепенно её глаза привыкли к темноте, и она смогла разглядеть несколько пустых жёрдочек в тусклом свете. Ах, не убежище для соколов, это должно быть брок для их тренировки. Эдриен попыталась вспомнить, как дрессировщики былых времён натаскивали своих птиц для охоты.

Брок источал аромат лаванды и пряностей, насыщенного мускуса из присоединённой оранжереи, проникающий сквозь каменные стены. Это было мирное место. Ах, как легко могла она привыкнуть к тому, чтобы никогда больше не слышать рёв транспорта; никогда не видеть Новый Орлеан – конец всему – не надо больше бежать, прятаться, бояться.

Стены брока были чистыми и прохладными, ничего общего с каменными стенами, что однажды держали её в неволе в одной грязной тюремной камере Нового Орлеана.

Эдриен содрогнулась. Ей не забыть ту ночь.

Бой начался – подумать же – с поездки в Акапулько. Эдриен не хотела ехать. Эберхард настаивал. «Хорошо, тогда едем со мной», сказала она. Он был слишком занят, он не мог взять отпуск, отвечал он.

«Зачем все эти деньги, если ты не можешь найти время насладиться жизнью?», спросила Эдриен.

Эберхард не сказал ни слова, он просто пристально посмотрел на неё разочарованным взглядом, который заставил её почувствовать себя неуклюжим подростком, неловкой и нежеланной сиротой.

«Хорошо, ну зачем ты отсылаешь меня на этот отдых одну?», спросила Эдриен, пытаясь выглядеть взрослой и невозмутимой, но вопрос её всё равно закончился на жалобной ноте.

«Сколько раз должен я объяснять тебе? Я пытаюсь дать тебе образование, Эдриен. Если ты хоть на миг подумала, что сироте, не бывавшей в обществе, будет легко быть моей женой, подумай ещё раз. Моя жена должна быть образованной, утончённой, обладать европейским лоском…»

«Не отсылай меня снова в Париж», поспешно попросила Эдриен. «В последний раз там шёл дождь неделями».

«Не прерывай меня снова, Эдриен». Его голос был спокойным; слишком спокойным, и тщательно взвешенным.

«Можешь поехать со мной – только раз?»

«Эдриен!»

Эдриен застыла, чувствуя себя глупой и неправой, даже если знала, что не была неблагоразумной. Иногда ей казалось, будто он не желал находиться рядом с ней, но это не имело смысла – он собирался жениться на ней и готовил её к роли своей жены.

До тех пор, пока у неё не появились сомнения…

После её последней поездки в Рио, когда она вернулась и услышала от старых друзей из Слепого Лимона, что Эберхард не особенно появлялся в своём офисе – но видели его ужасно роскошный Порше, и его вместе со столь же роскошной брюнеткой. Приступ ревности пронзил её. «Однако я слышала, ты не слишком тяжело работал, пока меня не было», пробормотала она.

И битва началась основательно, по нарастающей, до тех пор, пока Эберхард не сделал такое, что поразило и наполнило Эдриен ужасом, что она бежала без оглядки в душную ночь Нового Орлеана.

Он ударил её. Сильно. И воспользовавшись преимуществом над её ошеломлённой пассивностью – ударил не раз.

Заливаясь слезами, она бросилась к Мерседесу, что арендовал для неё Эберхард. Она надавила на акселератор и машина рванула вперёд. Она вела её вслепую, на автопилоте, чёрные от туши слёзы капали, пачкая, на кремовый шёлковый костюм, который выбрал Эберхард для неё на вечер.

Когда полиция задержала её, заявив, что она ехала со скоростью свыше сотни миль в час, она знала, что они лгали. Это были друзья Эберхарда. Он позвонил им, наверное, в момент, когда она покидала дом; и он знал, по какой дороге она всегда возвращалась домой.

Эдриен стояла рядом с полицейским возле машины, с лицом в синяках, с кровоточащей губой, плача и извиняясь голосом, близким к истерике.

И только значительно позже ей пришло в голову, что ни один из полицейских не спросил её, что случилось с её лицом. Они допрашивали явно избитую женщину, не выразив ни унции участия.

Они надели на неё наручники, доставили на место и позвонили Эберхарду, она даже не удивилась, когда ей заменили приёмник, грустно на неё посмотрев и отослав в камеру.

Три дня она провела в том адском месте, именно так показал ей Эберхард, как обстояли дела.

В ту ночь она поняла, каким опасным он был на самом деле.

В прохладе брока, Эдриен, крепко обняла себя руками, отчаянно пытаясь отогнать злых призраков красивого мужчины по имени Эберхард Дароу Гарет и ту глупую молодую женщину, что провела одинокую затворную жизнь в сиротском приюте. Какой лёгкой добычей она была. Ты видел маленькую сиротку Эдри-Энни? Маленькую дурочку Эберхарда. Где же она слышала эти презрительные слова? На яхте Руперта, когда они думали, что она спустилась вниз за напитками. Она сильно вздрогнула. Я больше никогда не буду дурочкой для мужчины.«Никогда», пообещала она вслух. Эдриен потрясла головой, отгоняя болезненный наплыв воспоминаний.

Дверь открылась, впустив широкую полосу сверкающего солнечного света. Затем она закрылась снова, и воцарилась непроглядная темень.

Эдриен застыла, съёжившись и заставляя своё сердце замедлить стук. Она была здесь раньше. Прячась, ожидая, слишком испуганная, чтобы сделать вдох и оповестить охотника в точности о своём местоположении. Как она убегала, пряталась. Но не было убежища. Пока, наконец, не нашла безвестные улицы в Сиэтле, а там была вечность мрачного ада, вниз по каждой извилине просёлочной дороги между Новым Орлеаном и Северо-западным портом Тихого океана.

Горькие воспоминания грозились поглотить её, когда хриплый напев нарушил тишину.

Ястреб? Поющий? Колыбельную?

Гаэльские слова урчали глухо, глубоко и насыщенно – как это она не догадалась, что его голос будет похож на сочную ириску? Он урчал, когда разговаривал, и мог соблазнить даже Матушку Аббатису из церкви Святого Сердца, когда пел.

«Любопытная ты, правда? Вижу, пришла по собственной воле». Прокатился его говор по броку, когда он закончил припев.

«Пришла куда?», дерзко спросила она.

«Приручиться к моей руке». Его голос звучал так, словно он забавлялся, и она услышала шелест его килта, когда он сделал движение в чернильной темноте.

Она не удостоит его ответом.

Длинная пауза, ещё шелест, и «Знаешь, какими качествами должен обладать сокольничий, сердце моё?»

«Какими?», проворчала она наперекор себе, и медленно отступила назад. Она вытянула руки подобно своеобразным антеннам в темноте.

«Это обременительная должность. Немногие мужчины могут быть действительно хорошими сокольничими. Немногие обладают должным темпераментом. Сокольничий должен быть человеком бесконечного терпения, иметь острый слух, сверхъестественное зрение. Обладать бесстрашной душой, ласковой и в то же время твёрдой рукой. Он должен непрестанно приспосабливаться к своей леди-птице. Знаешь почему?»

«Почему?», шёпотом спросила она.

«Потому что соколы очень чувствительные и легко возбудимые существа, моё сердце. Известно, что они могут страдать от головной боли и других недугов, свойственных человеку, так они восприимчивы. Эта исключительная чувствительность делает их самыми лучшими и самыми успешными охотницами на все времена, и может сделать так же и самыми требовательными. И неприрученная… ах, моя любимая неприрученная, она – чистейший вызов, среди всех. И безоговорочно самая бесценная».

Она не будет спрашивать, кто же эта неприрученная.

«‘Кто же неприрученная‘ спрашиваешь ты, глубоко в своём упрямстве, твоя безмолвная душа, сердце моё?» Он засмеялся густым смехом, что эхом растёкся по каменным стенам неожиданно заблагоухавшего брока.

«Хватит звать меня своим сердцем», зашипела она, пока, о, как осторожно, отступала назад. Ей надо было найти стену. Брок был круглым, так что стена обеспечивала дверь в каком-нибудь месте. В этой бездонной темени, она могла, с тем же успехом быть слепой.

Она услышала его поступь по каменному полу. О небеса, как он мог увидеть её? Но он направлялся прямо к ней! Она пятилась медленно, украдкой.

«Я не чужой мраку, милая», предупредил он. «Я найду тебя. Я самый лучший среди сокольничих».

Она ничего не сказала, не издала ни звука.

«Неприрученная – дикая и созревшая леди-сокол», продолжал он, с искрой улыбки в голосе. «Обычно сокольничий с неохотой принимает вызов выучить такую, но иногда, в действительно редкую лунную ночь, как то полнолуние, что было у нас прошлым вечером, сокольничий замечает птицу, столь великолепную и роскошную, что отбрасывает всю осторожность и ловит неприрученную, клянясь привязать её к себе. Клянясь заставить её забыть о диком вольном прошлом – то ли во мраке ночи, то ли при свете дня – и свободно отдаться своему будущему с её сокольничим».

Она не должна отвечать, он следует за ней по голосу.

«Моя сладкая леди-сокол, хочешь, я расскажу тебе, как я приручу тебя?»

Тишина, абсолютная. Они кружили в темноте, как настороженные звери.

«Сначала, я закрою глаза моей леди, что лишит её зрения, чёрным шёлковым капюшоном».

Эдриен зажала негодующий вздох дрожащей рукой. Складки платья зашуршали, когда она быстро отступила.

«Затем я притуплю ей когти».

Галька заскрипела по полу, не более, чем в ярде от неё. Она отступала, прижимая юбки, чтобы те не шелестели.

Я привяжу ленточки и изящные колокольчики к её лапкам, так я буду знать о её каждом движении, потому что я буду в темноте тоже».

Она втянула с трудом воздух – почти задыхаясь – обругала себя за то, что поскользнулась, зная, что он идёт по звуку её вероломного затруднённого дыхания. Она понимала, что его стратегия заключалась в том, чтобы продолжать говорить, пока он не спровоцирует её выдать себя. А что потом? Она ничего не могла поделать с этими мыслями. Займётся ли Ястреб с ней любовью здесь, сейчас, в темноте брока? Трепет охватил её, и она не была уверена в том, был ли это страх. Совсем не уверена.

«И ещё поводок, чтобы привязать её к насесту, до тех пор, пока мне не придётся больше держать её на привязи. Пока она не станет привязанной ко мне по своей собственной свободной воле. И лучшая её часть – долгий, медленный процесс приручения её ко мне. Я буду петь ей, одну и ту же сладкую песню, пока она не привыкнет к звучанию моего голоса, и только моего».

И своим сочным, как ириска, голосом он начал хрипло напевать ту самую колыбельную, растопляя её волю.

Эдриен медленно отступала назад; она почти чувствовала лёгкое колыхание воздуха от него, идущего следом, всего лишь в пару дюймах от неё. Где же была эта стена?

Она едва не закричала, когда он настиг её в темноте, борясь какое-то мгновение с его железной хваткой. Его дыхание обвевало её лицо, а она отбивалась от его объятий. «Успокойся, милая леди-сокол. Я не причиню тебе вреда. Никогда», хриплым шёпотом говорил он.

Эдриен чувствовала жар его бёдер, прожигающий её сквозь тонкое шелковое утреннее платье. Она была окутана пьянящим запахом мускуса и мужчины. О, красивый мужчина, почему я не узнала тебя до того, как моя последняя иллюзия разбилась вдребезги? Почему не встретила тебя, когда ещё верила? печально думала она. Она боролась с его руками, что обнимали её, нежно укачивали.

«Позволь уйти!»

Хоук проигнорировал её протесты, ещё ближе притягивая её в свои стальные объятия. «Да, мне придётся просто держать тебя с закрытыми глазами. Или мне связать твои руки и завязать глаза шёлком, положить тебя на мою кровать, раздетую донага и полностью открытую чистым ощущениям, пока не привыкнешь к моим прикосновениям. Тебя укротит это, сладкая леди-сокол? Сможешь полюбить мои ласки? Жаждать их, как я жажду?»

Эдриен судорожно сглотнула.

«Леди-сокол надо обхаживать с безжалостной и грубой любовью. Забирая у неё свет, закрывая ей глаза, она учится понимать всеми другими своими чувствами. Чувствами, что не лгут. Леди-сокол – мудрое существо, она верит лишь тому, что может почувствовать, что может держать в когтях и клюве. Прикасаться, чувствовать запах, слышать. Медленно получая обратно своё зрение и свободу, она привязывается к руке, что дала их ей. Если ей не удалось полностью поверить в своего хозяина и подарить ему свою абсолютную верность к концу обучения – она попытается улететь прочь при первой же возможности». Он сделал паузу, его губы ловили с её губ скудные вдохи. «Ни одна и моих леди-соколов не слетела с моей руки, не вернувшись», предупредил он.

«Я не какая-нибудь глупая птица…»

«Нет, не глупая, но самая прекрасная. Сокол – единственная птица, что может сравниться с ястребов в полёте, точности и скорости. Не говоря уж о крепости сердца».

Она потерялась в нём, когда он запел. И она больше не протестовала, когда его губы слегка коснулись её губ. Не протестовала она и в следующий миг, когда руки Хоука на её теле стали жёсткими, горячими и требовательными. Убеждая. Предъявляя права.

«Взлетишь высоко для меня, милая леди-сокол? Я возьму тебя с собой высоко, выше, чем когда-либо ты была. Я научу тебя достигать высот, о которых ты могла лишь мечтать», он обещал, пока осыпал поцелуями её подбородок, её нос, её веки. Его руки бережно держали её подбородок в темноте, лаская каждый изгиб, каждый выступ, каждую шелковистую впадинку её лица и шеи своими руками, запоминая все нюансы.

«Почувствуй меня, милая. Почувствуй, что делаешь со мной!» Он надавил своим телом на её, покачивая бёдрами, чтобы убедиться, что она чувствовала его набухшую готовность, что поднялась под его килтом, подразнивая внутреннюю сторону её бедра.

И вот стена; она была прямо за её спиной всё это время. Прохладный камень за спиной и адский огонь Ястреба спереди, сжигающий её сквозь платье. Она подняла руки, чтобы оттолкнуть его, но он поймал их и прижал к стене над её головой. Его сильные пальцы разжали её кулаки, сплелись с её пальцами, дразня и поглаживая. Ладонь к ладони, распростертая на камне.

«Моя сладкая леди-сокол», дышал он ей в шею. «Борись со мной, если хочешь, это всё равно бесполезно. Я желаю тебя всем своим разумом, и это твой первый раз с закрытыми глазами. В этой темноте ты познаешь мои руки, когда они притронуться к каждому шелковистому дюйму твоего тела. Я не возьму у тебя ничего, кроме этого. Только испытай мои прикосновенья, тебе даже не надо видеть моё лицо. Я буду терпелив, пока ты не станешь послушной в моих руках».

И его руки были жидким огнём, поднимая нежным скользящим движением подол её платья всё выше по бёдрам и ох! У неё не было ни малейшей идеи, где искать предметы нижнего белья этим утром. Его руки, его сильные красивые руки растирали её бёдра, мягко разводя их в стороны, чтобы впустить тепло его ног между ними. Он заурчал хриплым рыком мужского триумфа, когда почувствовал предательскую влагу между её ног. Эдриен неистово вспыхнула; вопреки своим намерениям её руки вспорхнули на его плечи, потом соскользнули в его мягкие густые волосы. Её колени, уже ослабшие, задрожали, когда он стянул лиф её платья и уронил голову на её груди, облизывая набухшие пики сосков языком, покусывая нежно зубами.

Она почти не заметила, когда он задрал свой килт; но явно ощутила, когда его твёрдое, горячее, тяжёлое возбуждение упёрлось в её бедро. Эдриен издала гортанный стон, хныкающий и жалобный. Как он сделал это с ней? Только прикасаясь к ней, Ястребу как-то удалось распустить каждую ниточку сопротивления, из которых она так старательно ткала свою мантию равнодушия, что носила на себе.

Так никогда не было с Эберхардом! Её разум ускользал из тела, и она вцепилась в ту руку, что закрывала ей глаза. Руку, что лишала её зрения, она попробовала её на вкус своими губами – повернула голову, чтобы поймать его палец языком. Эдриен почти закричала, когда он забрал этот самый палец и скользнул им в скользкий жар между её ног. «Лети для меня, милая леди-сокол», подстёгивал он её, взяв в ладонь её потяжелевшую грудь и лизнув сморщившуюся вершинку. Он дразнил её безжалостно, нежно покусывал, трогал её везде.

Его губы вернулись, чтобы потребовать её с отчаянием, вызванным голодом, который слишком долго отрицал. Голодом, который никогда не утихнет. Его поцелуй был долгим, жёстким и наказывающим, и она наслаждалась его молчаливой требовательностью. Стон вырвался из неё, когда подушечка его большого пальца нашла жаркий крохотный бутончик, скрывающийся между складочек, и голова Эдриен откинулась назад, пока распустившаяся волна подбрасывала её всё выше и выше. Уступая его пальцам, языку, его губам, она пожертвовала последними крупицами своей сдержанности.

«Эдриен», шептал он охрипшим голосом, «ты такая красивая, такая сладкая. Желай меня. Нуждайся во мне, как я нуждаюсь».

Она почувствовала жар в месте, названию которого её никогда раньше не учили – маня в себя ещё глубже.

Эдриен пыталась сказать слова, которые, она знала, должны быть сказаны. Одно лишь слово, которое, она знала, освободит её. Легендарный соблазнитель женщин – о, как легко стало понять, почему легионы пали пред ним! Он был так хорош в этом. Он почти заставил её поверить, что её и только её он так сильно желал. Почти дура снова.

Вот почему их звали мерзавцами. Лотариос. Донжуанами. Они применяли те же самые мастерство и безжалостную решительность, как в обольщении, так и в искусстве войны – в покорении любого сорта.

Воскресив жалкие клочья своей обороны, она ожесточила свою волю против его наступления.

А Ястреб пропал. Пропал в тот самый миг, как увидел чарующую девушку. Не имели значения её странные фантазии, что шли из её тайн и ужасного прошлого. Он найдёт способ вычеркнуть из памяти все её страхи. Всё, что сказал ему Гримм, не имело значения. Любовью он сможет преодолеть любые препятствия со временем. Она будет его леди-ястреб, сейчас и навсегда. Он держал её уступчивую, как сокровище в руках, вкушал как редчайшую изысканность сладкий мёд её губ, вибрировал от мысли, что в один прекрасный день она почувствует к нему то же, что он чувствовал к ней сейчас. С ней никогда больше не будет так, как было прежде, холодно и пусто.

Нет, с этой девушкой он соединится на всю жизнь. Она не понимает той красоты, которой другие женщины так поклоняются. У этой девушки свои собственные тайны. Свои собственные страхи. Своя собственная глубина. На самом деле редкая девушка. И он тонул, тонул в её глубинах… Поцелуй делался всё глубже, всё яростнее и он почувствовал, как её зубы задевают его нижнюю губу. Это увело его за пределы контроля.

«О!», выдохнула она, когда он прижался зубами к её шелковистой шее.

Ободрённый своим успехом, он выдохнул первые осторожные слова. Ему надо было сказать ей; надо было, чтобы она поняла, что это не игра. Что он никогда в своей жизни себя так не чувствовал, и никогда больше не будет. Она была той, что он ждал все эти годы – одна она наполняла его сердце. «Эри, моё сердце, моя любовь, я…»

«О, молчи, Адам! Не надо слов». Она прижала свои губы к его, заставляя замолчать.

Хоук застыл, жёсткий как арктический ледник, заледенев каждой частичкой своего тела.

Его губы всё ещё на её губах, а сердце Эдриен кричало в агонии.

Но как сильнее оно бы закричало, стань она дурой снова?

Его руки безжалостно вдавились в её бока. Они оставят синяки, что не сойдут несколько дней. Медленно, очень медленно, один за другим, он разжал свои пальцы.

Она произнесла его имя!

«В следующий раз, когда ты произнесёшь имя Адама, это будет раз, когда я перестану просить о том, чем уже владею, и начну брать. Ты, кажется, начинаешь забывать, что принадлежишь мне. У меня нет необходимости соблазнять тебя, когда я могу просто взять тебя в мою постель. Выбор за тобой, Эдриен. Я прошу тебя – выбирай мудро».

И больше не сказав ни слова, Хоук ушёл, оставив Эдриен одну в темноте.


Глава 14

Эдриен надо было нагулять аппетит. Она провела остаток дня после инцидента в броке, меряя шагами каждый дюйм двора замка. Этот день когда-нибудьза кончится? спрашивала она себя. Она уже находила миль двадцать, так что должна была уже сжечь часть своей неудовлетворённости. Даже её элитный отряд показался ей немного измождённым, когда она, наконец, согласилась вернуться в замок, чтобы мужественно и надлежащим образом столкнуться с Ястребом.

На обед был подан картофельный суп-пюре, сдобренный расплавленным сыром и приправленный пятью видами перцев; нежная белая рыба, приготовленная на огне с маслянистыми оливковыми листиками, с кусочками краба; спаржа, идеально подсушенная; толстые колбаски и хрустящие хлебцы; пудинг и фрукты; лимонные пирожки и черничный пирог. Эдриен не могла съесть ни кусочка.

Обед был ужасным.

Если бы она ещё раз посмотрела мельком и увидела бы убийственный взгляд Ястреба, устремлённый на ней, ей бы пришлось зажать рот кулаком, чтобы не закричать.

Эдриен глубоко вздохнула, зачерпнув ложкой суп, от которого, казалось, все были в восторге. Она ковыряла его, тыкала, разрушая взбитую массу. Затем принялась деловито раскладывать спаржу ровными маленькими рядочками, когда Ястреб, наконец, заговорил.

«Если ты собираешься играть со своей едой, Эдриен, тебе лучше отдать её тому, кто действительно голоден».

«Как и тебе, мой лорд?», сладко улыбнулась Эдриен, указав на тарелку Ястреба, которая была загружена нетронутой едой.

Его рот сжался в зловещую линию.

«Еда тебе не по вкусу, Эдриен, дорогая?», спросила Лидия.

«Она чудесная. Я просто думаю, что ко мне ещё не вернулся аппетит…», начала, было, она.

Лидия вскочила на ноги. «Возможно, тебе стоило больше отдыхать, Эдриен», воскликнула она, стрельнув обвиняющим взглядом в своего сына. Ястреб закатил глаза, отказываясь во всём этом участвовать.

«О, нет, Лидия», запротестовала быстро Эдриен. «Я полностью выздоровела». Ничего не выйдет, она не собирается возвращаться в Зелёную комнату и изображать больную. Слишком много странных воспоминаний там. Этой ночью она планирует найти новую комнату для сна; естественно в них не было нехватки в этом массивном замке. Она с нетерпением ожидала момента, когда сможет дальше исследовать это место и по ходу выбрать комнату персонально для себя. «Правда, я в порядке. Я только слишком много съела за ленчем».

«Ты не ела свой ленч», ровно сказал Хоук.

«О, кто ты такой, чтобы знать?», огрызнулась она. «Может, я его съела на кухне».

«Нет, ты там не ела», любезно добавил Тэвис. «Я был на кухне весь день, скажу я. Напрочь забыли поесть – вот, что вы сделали, миледи. Раз или два я сам так делал, скажу я, и чем голоднее становился, тем меньше мне хотелось есть. Так что, вам лучше бы поесть, миледи. Вам понадобятся ваши силы, и скажу я это снова!» И неунывающий выразительный кивок головой подчеркнул его решение.

Эдриен уставилась в тарелку, а бунтующий румянец окрасил ей щёки.

Лидия сердито посмотрела на Тэвиса, пока шла, чтобы стать в оборону рядом со стулом Эдриен.

«Я обнаружила, что тоже совсем не хочу есть», сказала Лидия. «Что скажешь, если ты и я прогуляемся в саду…»

«С грубой силой, следующей за нами по пятам?» пробормотала Эдриен, бросив взгляд на Хоука из под опущенных ресниц.

«…пока мой сын возьмёт немного зёрен из кладовой и сварит нам по чашечке кофе к нашему возвращению», продолжала Лидия, соблазняя подкупом, как будто её и не перебивали.

Эдриен вскочила на ноги. Чтобы что-то да ускользнуло от его глаз, ещё и кофе в придачу.

Предательство засветилось в глазах Ястреба тотчас же.

Лидия взяла Эдриен за руку и повела её в сад.

«Я сварю кофе, мама», сказал Хоук им вслед. «А ты проследи, чтобы Мэри перенесла вещи Эдриен в Павлинью комнату».

Лидия остановилась. Рука, что держала Эдриен, едва заметно сжалась. «Ты точно в этом уверен, Хоук», сухо спросила она.

«Ты слышала её. Она полностью выздоровела. Она моя жена. Где ещё её будут лучше охранять?»

«Очень хорошо».

«Где Павлинья комната находится?», развернулась Эдриен на пятках, чтобы посмотреть ему в лицо.

«На третем этаже».

«Это будет моя личная комната?»

«Большую часть того, что я не использую. Это покои лэрда».

«Я не собираюсь спать с тобой…»

«Не помню, чтобы спрашил тебя об этом…»

«Ты огромный, заносчивый, самодовольный осёл…»

«На самом деле, Эдриен, мой сын не является ничем из этого», сдержала её Лидия.

«Это не имеет к тебе отношения, Лидия, ты мне действительно нравишься», вежливо сказала Эдриен. Вежливость тут же закончилась, когда она сердито посмотрела на Ястреба. «Но я не буду делить с тобой постель!»

«Не совсем хорошая тема для обсуждения за обеденным столом, скажу я», предположил Тэвис, почёсывая голову, румянец подкрадывался к его щекам.

Хоук засмеялся, и его мрачное урчанье завибрировало на её теле, заставляя соски напрячься, а сердце колотиться, как молот.

«Жена, ты разделись со мной комнату этим вечером, даже если мне придётся тебя связать и нести туда. Можешь терпеть подобное унижение, а можешь и прийти на собственных ногах по своей же воле. Меня мало интересует, как ты туда попадёшь. Только будь там».

Бунт рос в её груди, грозясь заполнить все её чувства. Она смутно слышала, как дверь за её спиной открылась и закрылась, и уловила запах приторных духов, от которых у неё всё перевернулось в животе. Чей бы ни был этот запах, он напоминал ей о сиротском приюте; о чердаках и нафталиновых шариках, о днях, когда монахини заставляли её скрести полы и вытирать пыль с массивной тёмной мебели.

«Любимый!», послышался радостный женский голос за её спиной.

Рука Лидии больно сжала её руку. «Оливия Дюмон», пробормотала она шёпотом. «О боже! Я сомневаюсь, что переживу этот день и останусь в своём уме».

«Оливия?», отозвалась эхом Эдриен, взлетев глазами к глазам Ястреба.

Оливия, мрачно подумал Ястреб. Этот день стремительно демонстрировал всю палитру оттенков от плохого к ещё худшему. Он отказывался встретиться глазами с вопросительным взглядом Эдриен. Как она осмеливается называть его Адамом во время их занятий любовью, а потом задавать вопросы о других женщинах? У неё не было права. Не после того, как она произнесла его имя.

Бешенство съедало его всякий раз, как он думал об этом.

Адам.

Образы его рук, рвущих на части плоть кузнеца до костей успокоило его на какое-то время.

Потом опустошённость переполнила его. Теперь у него две проблемы: как он собирается заставить Эдриен хотеть его? И что он собирается делать с Оливией?

Свести Оливию с кузнецом?

Это вызвало у него усмешку, первую за всё это время.

И естественно, Эдриен неправильно это поняла, думая, что его улыбка предназначалась Оливии, впрочем, как и Оливия. И как кажется, его мать тоже, если судить по сердитому взгляду на её лице. Гримм тихо чертыхнулся, почти шёпотом. Тэвис покачал головой, бормоча яростные богохульства, украдкой выходя из-за загруженного едой обеденного стола.

«Оливия», Хоук склонил голову. «Что привело тебя в Далкейт?»

«Как, Хоук», замурлыкала Оливия «тебе надо ещё спрашивать? Я заскучала по тебе в королевском дворе. Ты был вдали от моего… меня… слишком долго. Я предположила, что мне просто надо приехать за тобой самой, если хочу тебя. Итак», закончила она взмахом ресниц и вульгарным ‘иди-сюда‘ взглядом. «Я здесь».

Хоук запоздало осознал, что за глупый вопрос он задал, когда Эдриен смерила Оливию холодным взглядом. Хоук знал из опыта, что на любой вопрос – не важно, насколько невинный – Оливия отвечала многочисленными намёками и инсинуациями, но он выбросил все неприятные воспоминания об её кривляния из головы, когда вернулся в Далкейт. Ему пришло в голову, что будет полезно воскресить быстренько эти воспоминания. Было бы неблагоразумно забывать любовь Оливии к всевозможным козням; гадюка была сейчас в его гнезде.

Дыхание Оливии шумно прервалось, когда она посмотрела на Эдриен.

«Мои приветствия, Оливия. Приехала поговорить с моим мужем?»

На мгновение оторвавшись от рассерженного взгляда Эдриен, Ястреб приосанился.

Муж, сказала она. И сказала собственническим голосом. Возможно, всё же была надежда.

«Мы говорили в прошлом на довольно универсальном языке», сказала Оливия, растягивая слова. «Что-то вроде бессловесного средства общения, если ты улавливаешь мою мысль. Именно тот тип общения, что Ястреб любит больше всего».

«Ну так размести её в Павлиньей комнате», бросила она через плечо, когда потащила Лидию за дверь, а потом захлопнула её за собой.

Глава 15

«Король может и освободил тебя от его службы, но у меня и в мыслях не было освободить тебя от моей. Ты так хорошо ублажал меня в прошлом, что клянусь, я теперь совершенно избалованная». Оливия ещё больше изогнулась на низкой каменной скамейке во внутреннем дворике, прижав изгиб своего пышного бедра к мускулистому бедру Хоука.

Лидия вернулась одна в дом меньше, чем через четверть часа, после того, как они ушли с Эдриен, стрельнув самодовольной улыбкой в своего сына, когда он склонился над большим столом с этой проклятой Оливией. Забыв про кофе, Ястреб быстро повёл Оливию в сад, чтобы посмотреть, что там делает его жена. Когда его мать так на него смотрела, ясно, что у женщины было настроение, как у хорошо смазанной катапульты, а значит, убийственное в атаке.

Поэтому он потащил Оливию сквозь громадный сад таким быстрым шагом, что она запыхалась, ища глазами охранников, постоянно сопровождающих его жену. Ничего. Раз за разом снова его глаза тянуло к северу, к мерцающим языкам костра на опушке у рябин.

«Могу я надеяться, что мы развлечём друг друга этой ночью, как бывало, Хоук?» Тёплое дыхание Оливии обвевало его щеку.

Хоук неслышно вздохнул. «Оливия, я женатый мужчина, теперь».

Смех Оливии зазвенел чуть ярче, напоминая Хоуку, что она была женщиной, которая находила удовольствие в том, чтобы увести мужчину у другой женщины. Чем труднее было добыть этого мужчину, тем более счастливой она была. Хоуку была хорошо знакома её эксцентричная игра; она наслаждалась, причиняя боль другим женщинам, разбивая вдребезги их мечты, растаптывая их сердца. Хоук подозревал, что это была своего рода месть; видимо однажды какая-то женщина увела её мужчину, и она так и не пришла в себя после этого – став взамен обозлённой и разрушительной особой. Однажды он, наконец, понял, что ему было почти её жалко. Почти.

«Она Сумасшедшая Джанет, Хоук», сухо сказала Оливия.

«Её зовут…» Он внезапно запнулся. Ему не стоит снабжать Оливию оружием. Он осторожно выдохнул и перефразировал. «Её среднее имя Эдриен, его она и предпочитает». И добавил прохладно, «Ты можешь называть её Леди Дуглас».

Бровь Оливии иронично приподнялась. «Я не буду звать её какой-то там леди. Вся страна знает, что она сумасшедшая, как бешеная собака. Однако, я не слышала, что у неё терпимая для глаза внешность».

Хоук фыркнул. «Терпимая? Моя жена совершенна по любым стандартам».

Оливия неуверенно засмеялась, потом её голос стал насмешливым. «Итак, и о-ла-ла! Возможно ли, что легендарный Хоук думает, что он влюблён? Распутник для бесконечного потока женщин, думает, что он сможет обходиться вот этой одной? Ох, правда, перестань, mon cheri. Меня тошнит. Я знаю, что ты за мужчина. Нет смысла затрагивать возвышенные чувства, которыми, как мы оба знаем, ты не обладаешь».

Голос Хоука был ледяным, когда он заговорил. «Вопреки твоим ожиданиям, я не тот мужчина, что был при дворе Джеймса. Ты не знаешь ничего обо мне – не более, чем иллюзии, в которые ты решила поверить». Он сделал большую паузу, чтобы придать силы своим следующим словам. «Оливия, здесь нет короля чтобы приказать мне обслуживать тебя, и я больше никогда не вернусь ко двору Джеймса. Это закончилось. Всё закончилось». И в то мгновенья, как слова были сказаны, сердце Хоука воспарило. Он был свободен.

«Это всё, что было? Ты обслуживал меня?», потребовала объяснений Оливия.

«Ты знала это». Хоук саркастично фыркнул. «Я отказал тебе раз десять, пока ты не пошла к Джеймсу. Убедила себя, что я поменял свою точку зрения? Ты точно знаешь, как было дело. Это была ты, ты упросила короля сделать из меня…», Хоук неожиданно прервался, заметив блеск серебристо-белокурой копны волос в лунном свете в пару ярдах от места, где они сидели.

Эдриен приближалась, держа под локоть этого негодяя Адама, роскошный малиновый плащ был накинут на её плечи, и шёлк чувственной волной вздымался на спокойном вечернем ветерке.

«Оливия», склонила свою голову Эдриен.

Оливия тихо фыркнула и властно схватила мускулистую руку Ястреба.

«Присоединяйтесь к нам», быстро сказал Ястреб, не обращая внимания на внезапные щепки ногтей Оливии.

Мысли о Эдриен, гуляющей в темноте с Адамом, делали ужасные вещи с его головой. Хоук нахмурил брови, когда понял, что так же опасно беззащитна была Эдриен и перед всем тем, что могла сказать или сделать Оливия.

Он точно не хотел продолжения разговора на том месте, где он прервался – не в присутствие Эдриен – без объяснений с его стороны. Он знал, что должен усилить контроль, но у него не было опыта в подобных ситуациях. У него никогда не было бывшей любовницы, пытавшейся доставить неприятности его жене, потому что у него не было никогда раньше жены, и он точно никогда не впутывался в столкновения с таким опасным потенциалом. Его беспокойство о том, что Оливия могла сказать или сделать что-нибудь, чтобы причинить боль Эдриен, выводило из равновесия его привычную логику.

К счастью или несчастью – в зависимости от того, как он это воспринимал – Эдриен отклонила его предложение. С облегчением, Хоук твёрдо решил выпроводить Оливию в самый ближайший момент, а потом потребует обратно у кузнеца свою жену, чтобы долго и основательно поговорить с ней.

«Мы не хотели потревожить ваш уютный tкte-а-tкte», запротестовала Эдриен. «На bouche-a-bouche это больше похоже», пробормотала она почти шёпотом.

«Что ты только что сказала?», ласково спросила Оливия. "Tu parles francais?"

«Нет», ровно ответила Эдриен.

Оливия грациозно засмеялась и внимательно посмотрела на неё. «Ты кажешься женщиной немалых секретов, Джанет Комин. Возможно, нам стоит устроить наш собственный tкte-а-tкte и обменяться этими самыми знаниями. В конце концов» – её взгляд властно прошёлся по Ястребу – «у нас много общего. Я уверена, ты придёшь в восторг, услышав о том, как Ястреб проводил время при дворе Джеймса. Он был совершенным мужчиной в…»

«Это будет мило…», вежливо перебила её Эдриен, обрывая ядовитый словесный поток Оливии. У неё внутри уже всё переворачивалось; если она услышит ещё что-нибудь то закричит или заплачет – она не знала, что именно, но она точно знала, что это не будет похоже на манеры утончённой леди. «Как-нибудь в другой раз, Оливия. Именно сейчас, у меня совершенно заняты руки». Она обвилась руками вокруг бицепса Адама, подражая тому, как Оливия вцепилась в Хоука. Прижавшись ближе к Адаму, она позволила ему увести себя прочь.

«Кузнец», Хоук, наконец, обрёл свой голос. Он слушал разговор женщин, застыв от ужаса, пытаясь понять, как получить право входа в опасное остроумие; но Эдриен как раз нечаянно избавила его от этой необходимости, заставив замолчать Оливию, прежде чем Ястреб был бы вынужден запихнуть свою сумку в её коварный, лживый рот.

Адам Остановился на полпути и придвинулся ближе к Эдриен. Её малиновый плащ сверкнул на мягком ветру, и Хоук это почувствовал, как насмешку над собой. Где к чёрту она взяла этот плащ?

«Мой лорд?» сардонически ухмыльнулся Адам. Его огромная, смуглая рука поднялась, чтобы накрыть руку Эдриен, ту, что покоилась на его предплечье.

«У меня девяносто две лошади, которым понадобятся подковы. Это триста шестьдесят восемь подков. Займись этим. Немедленно".

«Конечно, мой лорд». Храбро улыбнулся Адам. «Разогреть кузницу именно то, что у меня было в голове».

Руки Хоука сжались в кулаки.

«Девяносто две! Хоук!» Оливия обмахивала свою грудь. Её жадное внимание перешло на кузнеца, и она любопытно рассматривала Адама. Хоук видел, как её язык выскочил, чтобы облизать губы. «Я знала, что ты богат, но это лучшая часть», протяжно сказала она, бегая глазами вверх вниз, изучая Адама с головы до пят. Она оторвала свой взгляд от Адама. «Может, побережёшь парня для меня?» Она глянула на Ястреба из-под трепещущих ресниц.

«Определённо». Хоук вздохнул, глядя на удаляющуюся фигуру жены. «Что ты думаешь о нашем кузнеце, Оливия?», осторожно спросил он.

******

Что она делала? Она потеряла разум? Когда Лидия предложила ей пойти найти Адама и прогуляться по саду с ним, это показалось хорошей идеей, хотя сейчас Эдриен не имела ни малейшего понятия почему.

Потому что Хоук разозлил её, вот почему. Он осмелился подумать, что она была такой глупой, что он мог добиваться её и пригласить свою любовницу нанести ему визит, и всё в один день.

Один раз, до того как она только и была, что глупой. Один раз, она могла бы убедить себя, что Оливия была нарушительницей спокойствия и что Ястреб был полон чистых намерений. Да, один раз, когда поверила бы, что Эберхард на самом деле собирался пойти в ванную комнату, оставляя её одну в главном зале на приёме, а не в комнату с бассейном, чтобы быстренько перепихнуться с страстной светской львицей.

Но она больше не была той женщиной. И никогда не будет снова.

Хоук, легендарный соблазнитель женщин, провёл весь день, пытаясь убедить её, что она была той единственной, которую он желал, но во время обеда появилась новая женщина. Старая любовь. И он улыбался ей. Он прогуливался по саду с ней. Он забыл про кофе для Эдриен. Он был всего лишь из тех мужчин, которые обращают внимание на любую уступчивую женщину, что попадалась им по пути.

Оливия была несомненно уступчивой.

Так почему ты волнуешься, Эдриен?

Я не волнуюсь. Просто я не люблю, когда меня держат за дуру!

«Ястреб делает из тебя дуру», мягко сказал Адам.

Эдриен сдержала испуганный вздох. Казалось, мужчина читал её мысли. Или это было так очевидно, что любой бы заметил, даже кузнец?

«Ты заслуживаешь намного большего, Красавица. Я одарю тебя всем, чем только пожелаешь. Шелка для твоего совершенного тела. Все кофейные зёрна с Ямайской Голубой Горы. Пока что он тебе ничего не подарил».

«Это не важно. Не имеет значения для меня». Эдриен немного дрожала под плащом, которым Адам обернул её плечи.

«А стоило бы. Ты самая изысканная женщина из всех, с кем мне доводилось встречаться, милая Красавица. Я подарю тебе всё, что захочешь. Что угодно. Только назови. Прикажи мне. Я сделаю это твоим».

«Верность?» спросила Эдриен, глядя на кузнеца. Каким-то образом они добрались до кузницы, хотя Эдриен не могла припомнить, чтобы она уходила так далеко. Её ноги казались ей удивительно лёгкими, а голова кружилась.

«Навсегда», проурчал кузнец, «и даже больше».

«Правда?», спросила Эдриен, потом возразила себе. Зачем спрашивать? Мужчины лгут. Слова ничего не доказывают. Эберхард Дароу Гарет говорил ей все нужные слова.

«Некоторые мужчины лгут. Но есть такие, что не способны на это. А ты сама, сладкая Красавица? Если я попрошу тебя о верности, пообещав свою взамен, дашь её мне? Могу ли я верить твоим словам?»

Конечно, подумала она. У неё не было трудностей с верностью.

«На меньшее и не рассчитывал», сказал Адам. «Ты одна такая, Красавица».

Она разве ответила ему? Она так не думала. Эдриен почувствовала головокружение. «Где охрана?», прошептала она.

«Ты в моих владениях. Я – единственная защита, в которой ты будешь когда-либо нуждаться».

«Кто ты?», спросила Эдриен.

Адам засмеялся на её вопрос. «Идём в мой мир, Красавица. Позволь показать тебе чудеса, что превзойдут самые смелые твои мечты».

Эдриен, обернувшись, глянула мечтательными глазами на Далкейт, но всё, что она увидела, это незнакомый приглушённый свет по кромке леса – ни одного огонька замка. Шум прибоя заполнил ей уши, но этого не могло быть. Океан был с западного края двора, а она была у северного. Почему она не могла увидеть замок? «Где замок, Адам? Почему я больше не вижу Далкейт?» Её зрение затуманилось, всю её охватило какое-то странное чувство, что она каким-то образом больше не находилась и в Шотландии. Где бы она не была, место не показалось ей хорошим.

«Завеса становится тоньше», проурчал Адам. «Морар дожидается тебя, о прекрасная».

Она лежала рядом с ним в прохладном песке с полным непониманием того, как она здесь очутилась. В голове творилось невесть что. Чувство опасности, враждебной и старинной, уместилось на дне желудка. Этот мужчина… что-то в нём было неправильное.

«Кто ты на самом деле, Адам Блэк?», настаивала она. Просто выговорить слова было уже трудной задачей, язык еле ворочался, мускулы стали словно вязкими.

Адам усмехнулся. «Ты ближе, чем думаешь, Красавица».

«Кто?», настаивала она, стараясь из всех сил удержать контроль над чувствами. Насыщенный, тёмный запах жасмина и сандалового дерева дурманил ей разум.

«Я – син сирише ду, Красавица. И самый лучший для тебя».

«Ты тоже из двадцатого века?», спросила она легкомысленно. «Что со мной не так? Почему я чувствую себя так странно?»

«Молчи, Элриен. Позволь любить тебя так, как ты заслуживаешь. Ты единственная для меня…» Слишком поздно он осознал свою ошибку.

Единственная. Единственная. Хоук тоже пытался заставить её поверить в это. Чем от него отличался кузнец? Судя по ощущению его твёрдой плоти, прижатой к её бедру, мало чем. Как Эберхард. Как Ястреб.

Не снова! Эдриен пыталась придать твёрдости своему голосу, прояснить ум. «Пусти меня, Адам».

«Никогда». Сильные руки Адама крепко держали её тело. Она чувствовала, как он развязывает её плащ и скользит руками по её грудям. Уложив её на шелковистый песок, он воздвигся над ней, с лицом, золотистым от янтарных отблесков костра. Пот бисеринками лежал на лбу и сверкал прямо над его жестокими и красивыми губами.

Эдриен озадачило нелогичное ощущение песка под своим телом. Она видела золотисто-красное сияние огня. Где она была? На берегу или в кузнице? Она туманно осознавала, что это не важно, пусть только он даст ей уйти. «Пусти меня!» Её крик отнял у неё последние силы.

Отпусти её, если она просит, шут, приказала тень голоса.

Вдруг бесшумно опустилась ночь. Шум прибоя исчез в потрескивании сверчков.

Адам больно сдавил плечи Эдриен.

Отпусти её, Адам. Она выбирает – таковы условия соглашения. Уважай договор…

Но Король Фибн’эара – он бесчестил нас!

Шут! Если у тебя нет чести, не следует свободно перемещаться во времени!

Резкий порыв бриза донёс взбешённый вздох Адама, а потом она оказалась нос к носу с Ястребом. Его лицо было тёмным от ярости.

Шёлковый плащ на плечах Эдриен дико вздувался, пламенея малиновым сиянием.

«Где ты была?», потребовал ответа Хоук.

«Адам и я…», начала Эдриен, потом посмотрела вокруг. Адама не было нигде видно. Её разум был снова острым и ясным; призрачный туман остался в неприятном и неполном воспоминании. Она стояла у костра кузницы, но языки пламени превратились в холодные тлеющие угольки, а ночь становилась черней каждую минуту. «Я просто гуляла», поспешно поправила она себя, и наклонила голову, чтобы избежать его проникающего взгляда.

«Эдриен». Хоук застонал, глядя вниз на светлый водопад волос, что закрывал её лицо от него. «Посмотри на меня». Он потянулся к её подбородку, но она отвернулась.

«Прекрати это».

«Посмотри на меня», повторил он непреклонным тоном.

«Нет», защищалась она. Но он не слушал. Он схватил её за талию и притянул её к своему твёрдому телу мужчины.

Эдриен посмотрела, вопреки своим лучшим намерениям, в полночные глаза и чеканное лицо воина. Его загорелое, твёрдое тело Викинга сулило разрушительный взрыв ярости.

«Скажи мне, что это не он. Скажи это. Дай мне слово. Даже если ничего пока не чувствуешь ко мне, скажи мне, что не испытываешь к нему настоящих чувств и я прощу всё, что бы там не произошло». Застонав, он уронил свою шелковистую тёмную голову на неё, словно наслаждался уже тем, что просто был рядом.

Чистый, пряный запах его волос, чёрных как грех, волновал её чувства до такой степени, что она не в состоянии была это понять.

«У меня есть чувства к Адаму», её язык еле ворочался. Даже её тело пыталось противиться её воле относительно этого мужчины. Она заставила себя сказать жестокие слова, чтобы ранить его, и то, что она делала, причиняло боль ей самой.

«Где ты взяла этот плащ?», спокойно спросил он, скользя руками по колыхающейся ткани.

«Адам». Возможно, он не услышал её. Он даже не вздрогнул.

Проворно, он расстегнул серебряную брошь на её шее уверенными руками. Нет, думала она, он определённо её не услышал. Наверное, она неслышно пробормотала.

Легким скользящим движением он снял плащ с её тела. Элегантно, даже.

Она стояла, застыв от шока, пока его сильные, загорелые руки раздирали плащ в клочья. Его лицо было жёстким и равнодушным. О, он определённо её слышал. Как она вообще осталась нетронутой этим варварским и прекрасным в своей мощи вихрем мужского неистовства, что был в его…ревности?

Да, ревности.

Той же, что она чувствовала к Оливии.

Господи, что же с ней творилось?

Глава 16

«Зачем ты сделал это?», задыхаясь, спросила она, когда смогла говорить.

Хоук положил палец на её подбородок и повернул её голову в сторону, заставляя встретиться глазами с его суровым взглядом.

«Я сорву с тебя любую вещь, подаренную Адамом. Помни это. Если я обнаружу его тело, распластанным на твоём, его ждёт та же участь». Его глаза выразительно прошлись по обрывкам малинового шёлка, прицепившихся к коре дерева и развивающихся на ветру как нечто безжизненное.

«Почему?»

«Потому что я хочу тебя».

«Ты даже не знаешь меня!»

Его рот изогнулся в красивой улыбке. «О, моя милая девочка, я знаю всё о тебе. Я знаю, что ты сложная женщина, полная двойственностей; ты невинная, и всё же непокорная; умная» – Он повёл, дразня, бровью – «но тебе не хватает чуточки здравого смысла».

«Я не такая!» сердито запротестовала она.

Он хрипло засмеялся. «У тебя чудесное чувство юмора и ты часто смеёшься, но иногда ты бываешь печальной». Он придавил её своим телом и посмотрел на неё тёмными, чуть прикрытыми глазами. Эдриен резко дёрнула головой, тщетно пытаясь сдвинуть его палец со своего подбородка и избежать его проникающего прямо в душу взгляда.

Он крепко сжал её лицо обеими ладонями. «Ты своенравная женщина, и я хотел бы быть средоточием страсти столь волевой женщины. Я хотел бы, чтобы ты одаривала меня своим доверием и преданностью так же настойчиво, как отказываешь мне в этом. Я зрелый мужчина, Эдриен. Я буду терпеливым, пока добиваюсь тебя – но знай, тебя я добьюсь».

Эдриен с трудом сглотнула. Чёрт бы его побрал с его словами!

Не только добьюсь тебя, милая – я завоюю тебя всю целиком, добавил Ястреб в глубине своего сердца. Но он не мог сказать это вслух, пока ещё нет.

Не когда она смотрела на него широко раскрытыми глазами, её нижняя губа дрожала совсем чуть-чуть, но достаточно. Достаточно для того, чтобы дать ему надежду. «Я покажу тебе, что одной жизни не достаточно для всего того наслаждения, что я могу доставить тебе, милая», пообещал он.

Эдриен закрыла глаза, желая увидеть его в аду или ещё ниже. «Где Оливия?», спросила она с закрытыми глазами.

«Свалилась со скалы, если боги улыбнулись мне», сухо ответил Хоук.

Эдриен открыла глаза и сморщила свой носик, вглядываясь в него. Она, правда, увидела искорку улыбки в его мрачном взгляде? В гневе Хоук был убийственным, но она была на чеку с вспышками его ярости. Но поддразнивающий Хоук мог легко проскользнуть сквозь её щиты.

«Или, если я совсем везучий, а боги – снисходительны, она заблудилась прямо в руки Адама, и его ударило той же молнией, что ударила меня, когда я тебя увидел. Разве это не решило бы мои проблемы?»

Уголок её рта дёрнулся.

«О, нет. А вот так. Она заблудилась в лесу и там её спутали с одной из своих – злобных банши – и она больше никогда не вернётся».

Эдриен засмеялась и была тут же награждена одной из сногсшибательных улыбок Ястреба.

Он заставлял её таять, обезоруживая её оборону. И это было так хорошо.

Более серьёзно он добавил, «Я велел охране проследить, чтобы Оливия отправилась в путь, как только её лошади достаточно отдохнут для этого».

Настроение Эдриен заметно приподнялось от его слов.

«Эдриен». Он вдохнул её имя, как насыщенный портвейн, богатый и сладкий. «Только ты…»

«Остановись!»

«Внезапно его настроение сменилось с подвижностью ртути. «Я хочу взять тебя с собой кое-куда. Идём, милая. Дай мне эту ночь, чтобы я показал тебе, какой я есть в действительности. Это всё, чего я прошу».

Разум Эдриен разрывался от крика в оглушительном нет…но, может быть, это было не так уж опасно. Позволь мне показать тебе, кто я на самом деле…как интригующе.

Ты имеешь ввиду ещё что-то кроме того, что ты невыносимо красив?

Но что плохого может быть в разговоре?

«Что плохого может быть в разговоре, Эдриен?»

Эдриен моргнула. Он должно быть выдернул слова прямо из её головы.

«Посмотри, Эдриен, луна выплывает, выглядывая из-за рябин». Указал Ястреб, и её глаза последовали взглядом. По изогнутой линии от мускулистого плеча до сильной кисти его руки к светящейся вдали луне.

«Холодный серебряный шар, что царит в ночной тиши», задумчиво прошептал Хоук. «Рискну предположить, ты мало спишь в такие ночи, как эта, милая, когда буря наступает, грозясь прорваться сквозь хрупкую ночь. Ты чувствуешь это? Как будто сам воздух пронизан напряжением? Нависшая буря всегда будила беспокойность во мне».

Эдриен чувствовала как слабеет от каждого его слова, отвлечённая его очаровательным говором.

«Эту беспокойность я чувствую и в тебе тоже. Идём со мной, Эдриен. Ты точно не заснёшь, если вернёшься сейчас в замок».

Ястреб стоял, протянув руку, глядя на неё с обещанием в своих глазах. Не прикасаясь к ней, просто ожидая её решения, её согласия – хотя бы на прогулку с ним. Его дыхание было неглубоким от ожидания. Её пальцы нерешительно дрогнули под теплом его улыбающихся глаз – глаз с крохотными линиями у внешних уголков. У Эберхарда не было ни одной морщинки. Она никогда больше не сможет поверить мужчине, у которого нет хотя бы пары морщинок вокруг глаз. Он не достаточно жил и смеялся, если у него нет хотя бы нескольких отметин об этом. Как же она умудрилась не заметить тонкие линии жизни на лице Ястреба?

«Подари себе это мгновение, милая», хрипло выдохнул он. «Попытайся».

Рука Эдриен скользнула словно шелест в его руку и она почувствовала как он вздрогнул от этого соприкосновения. Его эбеновые глаза загорелись, и она ощутила изысканное ощущение его сильных пальцев, соединившихся с её собственными. Он качнулся вперёд, и она почувствовала лёгкое прикосновение его губ, скользнувших по её щеке, непроизнесённое спасибо за возможность не принуждать её к этому.

«Я часто гулял здесь, когда был мальчишкой…» Он взял её руку и потянул к западу, подальше от рябин и края леса.

Расскажи ей о себе, думал он. О мальчишке, каким ты был, пока не вырос. О том, кем ты не ожидал стать, когда вернулся. Но главным образом – заставь её полюбить тебя, прежде чем она узнает, кем ты был в промежутке между этим. Любви могло быть и недостаточно, чтобы заставить её понять, но по крайней мере есть шанс.

Они разговаривали и бродили по лесу, пока Ястреб плёл кружево диких историй о своей детской горячности и бесстрашии, и её смех улетал с мягким бризом. Они сели у края скалы и кидали камешки в прибой, бодрящий солёный воздух трепал её серебристо-белокурые локоны, спутывая их с шелком его волос цвета воронового крыла. Он показал ей, где он повесил гамак, прямо по ту сторону обрыва и вниз на расстоянии человеческого роста, он заставил смеяться над тем, как он бывало прятался там от Лидии. Лёжа на спине, сложив руки за головой, он мог любоваться морем и мечтать, пока его мать часами прочесывала двор замка, требуя своим мелодичным голосом, чтобы он вернулся.

Эдриен рассказала ему про монахинь и душные улицы Нового Орлеана, ей даже пришлось назвать город так, как это сделали местные жители раз или два. Н’Оулинс. И он слушал её и не ворчал о том, что она верит в подобные фантазии. То ли он верил в то, что она плела небылицы, то ли как-то уместил её рассказ в окружение шестнадцатого столетия, она не знала. Всё, что она действительно знала было то, что он слушал её так, как до этого не слушал ни один мужчина. Она рассказала ему о Марии Лево, королеве Вуду, и Жане Лафите, известном пирате, и о огромных плантациях, что некогда стояли с огромными домами, и о звуках и запахах улицы Бурбон. Когда она заговорила о джазе, будучи страстной поклонницей проникновенного пения саксофона, трубного звука медных горнов, её глаза стали таинственными и насыщенными от чувственного пробуждения, и он обнаружил, что мог почти поверить, что она из другого времени. И несомненно с другой земли.

«Поцелуй меня, милая».

«Я…не стоит».

Её задыхающийся, хриплый шёпот очаровал его. «Что, это так плохо?»

Эдриен сделала глубокий вдох. Она встала, отошла от него и откинула голову, чтобы посмотреть на небо. Ночь прояснилась; покров из туч свернулся к морю и буря ушла, не разразившись. Шум прибоя ослабел, набегая внизу в чётком ритме. Звёзды пронзали мантию ночи и Эдриен попыталась найти Большую Медведицу, когда вдруг маленькая, яркая звёздочка задрожала, а затем метнулась с неба вниз.

«Смотри!», сказала возбуждённо она. «Падающая звезда!»

Хоук вскочил на ноги. «Делай что угодно, только ничего не желай, милая».

Она повернулась к нему с невинной, светящейся улыбкой на губах, которая его ослепила настолько, что на мгновение он не мог ни о чём думать. «Почему нет, Хоук?»

«Они сбываются», наконец, удалось ему сказать.

Её взгляд метнулся к падающей звезде. Эдриен задержала дыхание и пожелала всем своим сердцем. Пожалуйста, пусть что-нибудь очень хорошее случится со мной. Пожалуйста! Не в состоянии произнести слова даже про себя, она внушила звёздам свою мечту.

Он вздохнул. «Что ты пожелала?»

«Ты не можешь сказать», дерзко проинформировала она его. «Это против правил».

Хоук приподнял вопросительно бровь. «Какие правила, милая?»

«Ты знаешь – правила желания на звезду», она поведала это ему таким тоном, словно говорила каждый знал эти правила. «Так что ты загадал, что сбылось?»

Хоук фыркнул. «Ты только что сказала, что не дозволено об этом говорить».

Эдриен закатила глаза и издала нетерпеливый звук. «Это только, пока они не сбудутся. Потом ты можешь рассказать, кому захочешь». Её глаза горели любопытством. «Так – покончим с этим». Она легонько толкнула его в грудь.

Хоук зачарованно смотрел на Эдриен. На протяжении этого разговора о желании на звезду, его жена казалась ускользнувшей в прошлое на года. В её освободившемся от оков взгляде, Хоук мог ясно разглядеть доверчивого ребёнка, каким она однажды была.

«Это не то, что я загадал, точнее это друг мой загадал для меня», тихо сказал Хоук.

«И это было?», подстёгивала Эдриен.

Хоук почти засмеялся вслух; он уже почти подумал, что она могла влепить ему затрещину, если он не ответит ей достаточно быстро, как ей хочется. «Поцелуй меня, Эдриен», сказал он хрипло, «Докажи мне, что это неправда. Что друг не может заклясть тебя желанием на падающую звезду».

«Давай, Хоук, скажи мне, каким было его желание!» Смех звучал на её сочных, надутых губках, и он хотел целовать её, пока она не сделает так, чтобы все его собственные желания сбылись.

«И ты поцелуешь меня?», торговался он.

«О! У тебя всё в обмен на услугу, не так ли?»

Хоук пожал плечами «Услуга за услугу, милая. Это особенность этого мира. Если у виллана есть бобы, но нету мяса, он найдёт того, у кого есть мясо но нет бобов. Я просто предлагаю тебе обоюдно удовлетворяющий обмен».

«Кофе я тоже получу?», ловко спросила она. «Завтра утром? За поцелуй сегодня ночью? Дань троллю, уплаченная заранее?»

«Ох, малышка, кто научил тебя вести столь жёсткую торговлю?» Но если он настоит на своём, то уговорит её на достаточно сладких поцелуев этой ночью, чтобы продолжить утром целовать её снова. В своей постели.

«Это было да, Хоук?»

«Прекрати и воздержись впредь, милая! Стрельни в меня ещё раз одним из этих твоих заманчивых взглядов, и я отдам тебе кладовую с кофе и добавлю ещё парочку лошадок».

«Даёшь слово, да?»

«У тебя моё слово и моё обещание».

«Идёт». Эдриен поспешно скрепила сделку. Ответы, кофе и извинение за поцелуй. О чём ещё просить «Сначала ответь», потребовала она.

Тёмная голова Хоука склонилась, его рот к её уху. Мурашки побежали по её спине, когда его дыхание согрело ей шею. «Что? Я не слышу тебя?», сказала она, когда он пробормотал что-то неразборчивое.

«Это на самом деле слишком глупо, чтобы вытерпеть повторение…»

«Сделка есть сделка, Хоук!», пожаловалась она, сильно дрожа от того, что его губы скользили по её шее снова и снова.

Хоук застонал. «Он пожелал для меня совершенную жену. Чтобы моя жена была бы всем, о чём я когда-либо осмеливался мечтать… всё, на что я когда-либо надеялся. А потом он пожелал, чтобы она отказалась полюбить меня. Отказалась прикасаться ко мне. Отказалась делить со мной постель».

«Почему друг захотел пожелать такое?», возмущённо спросила она.

«Почему жена делает такое?», задал он ей встречный вопрос, прижавшись губами к нежной мочке её уха.

Она почувствовала кончик его языка на своей коже, и сама поинтересовалась у себя почему. Почему жена могла говорить нет этому невозможно красивому, интригующему мужчине?

Её пульс убыстрился; она повернула голову и заглянула прямо в сверкающие эбеновые глаза неизмеримых глубин. Смущённая подступившим возбуждением и трепетом чувств, она коснулась пальцем его прекрасно вылепленных губ. Её разум настоятельно просил опознать это новое чувство, контролировать его, но тело требовало, чтобы она познала его чувством, которое не имело ничего общего с здравомыслием или логикой.

«Позволь мне любить тебя, милая. Я не возьму ничего, чего бы ты не захотела мне дать». Его глаза задержались на её лице, чарующая ласка взглядом, что согрела ей кровь, и она подумала о том, что могло быть – если бы она только встретила его, когда всё ещё верила в счастливое навечно после. Каково это будет – почувствовать как его красивые, сильные руки путешествуют по всему её дрожащему телу, как её целуют и дразнят и, наконец, наполняют неукротимой, пульсирующей твёрдостью его голода. Все её чувства были наполнены Ястребом; его пряный, мужской запах, шелковистое ощущение его волос, давление его твёрдого как скала тела на её собственное.

Через мгновенье я остановлю его, она пообещала себе, пока он целовал её подбородок. Один поцелуй в губы требовала сделка, напомнила она себе.

Её совесть моментально успокоилась, и она отдалась восхитительному трению его жёстких ладоней по её коже и чуть выступившей щетины по её шее.

Неожиданно она стала делать больше, чем было позволено. Её руки медленно подкрались к его шее. Она погрузила свои пальцы в его шелковистые тёмные волосы, потом заскользила вниз по шее к его могучим плечам, очерчивая контуры каждой его скульптурной мышцы.

Эдриен издала дрожащий, смущённый вздох. Она не могла вдохнуть достаточно кислорода в свои лёгкие, но это перестало иметь значение, когда Хоук заменил её потребность в воздухе нуждой в его губах, нуждой в его языке, нуждой его нужды в ней.

«Я единственный, милая», мягко предупредил он её. «Всё заканчивается здесь. Со мной. Лучший и последний. О, определённо твой последний».

Мой последний, неохотно признала она, потому что сомневалась, что другой мужчина мог бы сравниться с ним.

В этот неподвижный момент, прошлое расплывалось в полнейшую незначительность. Было так, словно Эберхард никогда не прикасался к ней, как будто двадцатого столетия никогда не существовало. Как будто всю свою жизнь она шла к этому мгновенью. Этому мужчине. Этой магии.

Хоук исследовал поцелуями её подбородок, каждый дюйм её лица; её нос, её трепещущие закрытые веки, её брови, а затем он остановился, его чувственные губы нерешительно задержались в ожидании её язычка, хоть на мгновение выскользнувшего из её рта. И что же она? Осмелится?

Язык Эдриен выскользнул и она вкусила мужчину, которого хотела с того самого момента, когда, как зачарованная, впервые смотрела на него. «О мой», выдохнула она. Она хотела его, хотела этого больше чем чего либо в своей жизни. Хриплый звук урчал глубоко в его горле; он распластал руку у основания её шеи и оттянул её голову назад для своих поцелуев. Розовый кончик его языка кружил по её губам, пробовал на вкус каждый уголок, каждую припухлость, бессознательно дразнил её; пока для неё не стало это слишком, и её губы смягчились под его губами, приняли их форму, открылись для него, как и всё её тело, казалось, открылось для него и кричало о нём. Она была бутоном розы, распускающимся под золотистым теплом солнца. «Изумительно», выдохнула она, не ведая о том, что произнесла свои мысли вслух.

Но Хоук не был не ведающим – он услышал её это слово и вожделение обрушилось на него с такой варварской силой, что он содрогнулся. Горячий и жёсткий, безжалостно, Ястреб перемещал свой рот по её губам. Он вкушал её губы так, словно не мог никак насытиться, заставляя вспыхивать звёзды под её закрытыми глазами.

Глаза Эдриен, вспорхнув, открылись, чтобы, глядя на него, полнее насладиться, и она увидела, что он смотрел прямо в них с таким тлеющим обещанием страсти, что она захныкала ему в рот.

На сотни футов ниже, природа тайно сговорилась с неукротимым, неутолимым таинством страсти о её ритме; чувственный темп волн, как биллионы галлонов воды накатывали с бешенством, потом отступали. Волна за волной, ощущения обрушивались на Эдриен; она отдалась морю с такой страстью, что чувствовала, как приобретает новые формы под прикосновениями этого мужчины, как скалы под ней сглаживались под неустанной лаской океана.

Язык Ястреба был горячим шёлком, исследующим её рот, поддразнивающим её язык. «Ох», прошептала она, «Я никогда не знала…»

«Целовать меня так плохо, милая?»

«Не поцелуй плох…»Её слова затерялись в тихом стоне, когда она откинула голову назад для ещё больших поцелуев.

«что плохо, моё сердце?» Хоук куснул её шею, осторожно.

«Ооох!… ты!»

«Я? Я плох?» Он не давал ей ответить долгие минуты, пока покусывал нежно её нижнюю губу, дразнил её, всасывал её своим ртом, и медленно отпускал.

Эдриен втянула дрожащий вдох. «Да…Нет… Я хотела сказать…ты мужчина…»

«Да», подбадривал он.

«И очень красивый, а это…»

«Ммм…да?»

«Я ненавижу красивых мужчин…» Её руки двигались по его плечам, его широкой мощной спине, плавно соскользнули вниз с его крепкой талии к его мускулистым ягодицам. Она была потрясена своей собственной дерзостью, возбуждённая стоном наслаждения, которого добилась от него.

«Я могу сказать. Ненавидь меня вот так, милая. Ненавидь меня так ещё. Ненавидь, если всё, что тебе надо, это ненавидеть меня».

Одним плавным движением Ястреб нежно опрокинул её на землю и вытянул своё твёрдое тело над ней. Эдриен была поражена; она никогда не была так близко с Эберхардом, никогда не испытывала ничего подобного раньше, это пьянящее ощущение лежать под мужчиной. Как сладко мучительно это было: как прижималась грудями к его широкой груди, как властно он увлёк и держал одну её ногу между своими; вершинка его огромной плоти, уткнувшаяся в изгиб её бедра. Когда он переместил свой вес так, чтобы эта жёсткая мощь внедрилась с силой между её ног, жар, кипевший между ними, вспыхнул, заставляя сжаться внутри неё мускулы, об обладании которыми она и не подозревала. Он вращал бёдрами, трясь о неё медленными эротичными кругами. Она чувствовала головокружение, теряясь в ощущения, что он пробуждал в ней. Она выгнулась под ним, закинув на него ногу, чтобы притянуть его к себе ещё ближе – заманить разгоряченного мужчину в нём уютно уместиться в её боли между бёдер.

Он мягко дёрнул лиф её платья, плавно стягивая его с её плеч, обнажая её груди для своего внимательного изучения. «Красивая», шептал он, пальцами дразня заострившиеся вершинки. Когда он закружил своим языком по розовым пикам, язычки пламени разошлись по всему её телу, свернувшись изысканным теплом в животе, и ещё ниже.

«О Боже мой!» Эдриен откинула голову в благоухающую траву, вплетя властно пальцы в тёмную копну его волос.

Хоук застонал, его горячее дыхание обвевало её груди. «Как ты делаешь это со мной, милая?» Она была всем, о чём он когда либо мечтал иметь в один прекрасный день, а потом строго посоветовал себе отказаться от мечты, как от глупой мальчишеской фантазии.

Но сейчас он чувствовал себя полностью тем самым глупым мальчишкой снова.

Он почти засмеялся от правоты подобного сравнения. После всех женщин, которых он имел, он полюбил этуодну. Всё величие претворения его мечты в жизнь изумило и восхитило его; он опустил свои губы на её, требуя без слов, чтобы и она его любила. Он положил каждую унцию желания, каждую крупицу проказливого обольщения, всего, чем располагал, в молчаливую просьбу – он целовал её запоем, уже не зная, где заканчивал поцелуй он сам и где начинала она. Её губы сдавались, когда он прорывался к ней, и жадно тянулись за ним, когда он отступал. Примитивные звуки слетали с её губ, припухших и покрасневших от его яростных поцелуев.

«Люби меня, Эдриен», грубо приказывал он. «Люби меня!»

Её единственным ответом был хриплый стон.

«Скажи, что хочешь меня, милая», жадно требовал он у её губ.

«Пожалуйста…» был её задыхающийся ответ, когда онв крепко зажмурила глаза. Я остановлю его через мгновенье. Будет легче, если я не буду смотреть на него.

«Ты хочешь меня, Эдриен?» Хоук спросил, разорвав их поцелуй. Её просьбы было недостаточно для ответа; он должен был услышать, как она говорит эти слова. Чтобы даже с закрытыми глазами, она знала, что это он лежал на ней, он целовал её.

Но она не отвечала, и глаза её оставались закрытыми.

Хоук застонал и поцеловал её тем не менее снова, потеряв себя на мгновение в мягкости и вкусе её сладких губ. Но сомнения бились в нём. Он знал, что если даже не добьётся ответа, он мог всё ещё унести её в свою постель этой ночью в её чувственном захмелевшем возбуждении. Но он не хотел Эдриен в неясности. Он хотел её бодрствующую, полностью осознающую и просящую его прикоснуться к ней. Он хотел её, встречающую его взгляд прямым, честным бесстыдным голодом, и говорящую эти слова. Хоук оторвал свой рот от неё, тяжело дыша.

«Открой глаза, Эдриен». Он заставил себя лежать неподвижно; его бёдра жёстко прижатые к её соблазнительно выгнутому телу.

Безмолвные минуты мелких вздохов, их приоткрытые губы в дюйме друг от друга.

«Посмотри на меня. Скажи моё имя. Сейчас», приказывал Хоук.

Глаза Эдриен приоткрылись совсем чуть-чуть. Не заставляй меня осознавать это… Не проси так много! умоляли они. И снова, её тело потянулось вверх, упрашивая его лечь на неё, соблазнить её в дурманящем возбуждении, чтобы завтра она могла сделать вид, что это был не её выбор.

«Посмотри на меня и скажи моё имя». Его голос резко оборвался на этих словах. Его красивый, лепной рот нерешительно ловил только шёпот с её губ.

Эдриен смотрела на него молча. Слёзы жгли ей глаза, грозясь вылиться на её щёки.

«Почему ты не можешь сделать это?», требовал он ответа, его говор – шероховатый бархат по разбитому стеклу. «Это так невозможно? Сидхи. Всё, что надо тебе сказать. Или Джеймс, ещё Лион. Лэрд Дуглас тоже сойдёт!» Что угодно, только не Адам.

Эдриен смотрела, отвращение к своей собственной слабости потрясло её. Она ничему не научилась! Ещё один дюйм, малейшее движение, и она потерялась бы как никогда прежде. Куда тело пойдёт… сердце последует…скажи его имя и поцелуй снова, и сможешь тогда послать прощальный воздушный поцелуй своей душе. Этот мужчина имеет силу уничтожить тебя так, как Эберхард никогда бы не смог.

«Что сможет заставить забыть тебя его?»

Он думал, что это был Адам, но это не был Адам. Это был Эберхард. И ей ничего не оставалось в этот раз, как сыграть в дурочку снова.

«Скажи моё имя, милая, ради бога!» рычал Хоук. Его трясло от едва сдерживаемой страсти и неверия в то, что она могла отвечать ему так чувственно, настолько полно, и всё ещё отказывать ему в имени. «Если есть хоть какая-то надежда для меня, Эдриен, покажи мне её! Если ты не сможешь даже сказать моё имя, тогда у меня не останется никакой надежды хоть когда-нибудь завоевать твою любовь».

Его последняя просьба была отчаянным криком раненого зверя; он открыл её сердце.

Пульс бился на его шее и она подняла руку чтобы прижать дрожащие пальцы к ней. Всё сильнее и сильнее она ожесточала своё сердце, пока оно не оказалось вновь в безопасности, в леднике из воспоминаний и сожалений.

Он оттолкнул её руку.

«Скажи его», выдавил он своё требование сквозь стиснутые зубы.

«Ну разве сейчас это не тааааак трогательно. Я помогу ей». Голос Оливии сочился ядом. «Просто зови его королевской шлюхой», промурлыкала она. «Так мы его всегда и называли».

*******

Шторм, бушевавший в нём, успокоился в тот же миг.

«Это правда?», шёпотом спросила Эдриен, наконец, с глазами широко раскрытыми и глубокими от причинённой боли. Хоук видел безмолвный крик в их синевато-серых глубинах. Он хотел отрицать это, объяснить ей тот далёкий кошмар. Но он не будет лгать этой девушке. Она примет его со всей той правдой или не примет вообще; когда она согласится на него, если даже у него не оставалось никаких шансов, она будет владеть им всецело. Горечь кипела в нём, покрывая его плащом отчаяния настолько полно, что он почти кричал в агонии.

«Меня называли королевской шлюхой», повторил он сухо.

Тени скакали и мерцали в её опаловых серебристых глазах. Мрак, от которого он поклялся её освободить, он питал его собственными руками.

Он скатился с неё и медленно поднялся, и ушёл в ночь безмолвный, как одинокий волк, покинув её на краю обрыва с мстительной бывшей любовницей. Он надеялся, что она просто столкнёт злобную Оливию с обрыва, но он знал, что не всё так легко. Если он правильно рассудил, его жена может оказаться в постели Адама в любой момент сейчас.

Она была потеряна для него.

Было бы лучше, если бы он никогда не встречал эту девушку, и тогда бы не познал сладкой атаки чувств, высвобожденной страсти, распахнувшихся крыльев того, чем могла быть любовь.

Он скитался всю ночь, затерявшись в воспоминаниях тех времён, когда подчинялся королю. Всё ради Далкейта и своей матери, ради Илис и Адриана. Да, и ради Всей Шотландии время от времени, когда его король бывал в безудержном безрассудстве. Нет, у него действительно никогда не было никакого выбора.

Глаза Хоука блуждали по небу в поисках ещё одной падающей звезды. Он намеревался желать на каждую из них всю свою оставшуюся жизнь, если понадобится. Только даже десять тысяч желаний не смогут переделать одно. Но тучи вновь укрыли небо, и не было возможности увидеть хоть одну сверкнувшую звёздочку в непроглядном мраке, что обступил его.

Глава 17

«О моя дорогая, я думала, что ты знала!», заливалась Оливия.

«Иди к чёрту!», тихо сказала Эдриен, и заставила себя подняться на ноги.

«Я пыталась помочь тебе…»

«Нет, не пыталась. Единственный человек, кому ты пытаешься помочь, это себе самой – отхватить кусок пожирнее от моего мужа».

«Ах, да. Твой драгоценный муж. Тебе не интересно узнать о временах, когда он был при дворе?», заманчиво промурлыкала Оливия.

«Ты правда думаешь, что я такая глупая, чтобы поверить, что ты мне скажешь правду о нём? Такая женщина, как ты?»

Оливия остановилась на полуслове, застыв с приоткрытым ртом. «И что это должно означать?»

Синевато-серые глаза Эдриен хладнокровно посмотрели в ярко накрашенные овалы Оливии. «Только то, что ты – женщина, которая оценивает свой успех количеством мужчин, уложенных в свою постель, и женщин, которых ей удалось ужалить, и скоро в один прекрасный день, это касается и твоей красоты тоже, ты будешь не более, чем откормленной, ненужной старой женщиной без друзей. Ну и как ты тогда будешь проводить своё время?» Оливия могла бы обмануть её пару лет назад, но теперь не больно то её обдуришь.

«Да как ты осмелилась, ты petite salope!», злилась Оливия, разбрызгивая слюной. «Я только предложила свою помощь…»

«Выслеживая нас, шпионя за нами, припоминая его прошлое? Что было, то прошло, Оливия». Эдриен не осознавала, что защищала его, пока не услышала себя делающую это. «Некоторые люди учатся на своём прошлом, становятся лучше и мудрее. И мой Хоук сделал это. Ты злишься лишь потому, что знаешь, он больше не тот мужчина, которым когда-то был. Если бы он был, то остался бы с тобой в саду, вместо того, чтобы провести этот вечер, разговаривая со мной».

«Разговаривая? Он и я, бывало, …разговаривали…вот так тоже. Он просто временно увлёкся новым телом. Он переболеет это. А когда это случится, он вернётся в мою постель».

«Ошибаешься, спокойно ответила Эдриен. «И ты знаешь это. И именно это огорчает тебя».

«Старые собаки не учатся новым трюкам, наивная молоденькая дурочка», высмеяла её Оливия.

Эдриен послала сахарную улыбку старшей женщине. «Возможно и нет. Но иногда собаки отказываются от своих старых трюков полностью».

«Ты говоришь, как влюблённая женщина. И ты всё ещё не назвала его по имени», заявила Оливия, изогнув накрашенную бровь.

Улыбка Эдриен исчезла. «Говорю от нас обоих, меня и моего мужа: предлагаю покинуть Далкейт при первых лучах солнца, в независимости от того, отдохнули лошади или нет. Тут тебе больше не рады. И никогда не возвращайся назад».

*****

А я уверена в том, что мне можно срывать их? размышляла она, пока срывала цветы по пути через сад.

Точно как с Эберхардом, тёмной лошадкой плейбойской элиты, который управлял ею так безукоризненно, она была дурочкой для красивой иллюзии. Настоящая красота исходит изнутри. Мужчина, прозванный королевской шлюхой… что за вид красоты был в этом?

Ещё хуже была мысль о том, что бы она делала и сделала бы охотно с Ястребом, если бы Оливия не шла следом. Его просьбы практически сломали всю её защиту, и она точно знала, если бы Оливия не прервала их, она и сейчас лежала бы под великолепным телом, как ещё одно завоевание королевской шлюхи.

А может всё не так, Эдриен. Может, ты не знаешь всю историю целиком, заметил тихий голосок в её сердце.

А может я не хочу знать всю историю целиком, разозлилась она. Она сжимала кулаки до тех пор, пока не почувствовала боль от ногтей, врезающихся в нежную мякоть ладоней. Я хочу домой, шептала она как потерявшийся ребёнок. Хочу Муни.

Это единственная ценность, в которой она нуждалась там, подумала она.

Она расстроено вздохнула.

«Эдриен». Его голос прозвучал из тени нижнего двора так тихо, что она подумала сначала, что она должно быть себе его вообразила.

Она обернулась, чтобы встретиться с его взглядом. Лунный свет падал широкими лучами сквозь деревья, бросая серебристую полосу на его чеканное лицо.

«Оставь меня одну, Хоук».

«Что тебе сказала Оливия?», слова звучали так, словно их вырвали из него против его воли.

«Почему бы тебе не пойти и не спросить её? Кажется, вы вполне хорошо ладили в прошлом. Что-то вроде ’бессловесного общения’, если мне не изменяет память».

«Милая, не надо», застонал он.

«Почему нет? Правда причиняет боль?»

«Эдриен, всё было не так. Это было…» Его голос умолк и он вздохнул.

«Это было что?», ледяным голосом спросила она. Эдриен ждала. Он объяснит? Слово шлюха могло иметь множество значений, но не было ни одного приятного среди них. Она знала, что у него было красивые женщины, и много, как поговаривали служанки Комина, вот только насколько много? Тысяча? Десять тысяч?

Когда Ястреб не ответил, надавила. «Ты любовник Оливии?»

«Нет, милая!»

«Был?», Эдриен заставила себя спросить.

Хоук вздохнул. «Да, но это было много лет назад, и ты не знаешь обстоятельств…»

Эдриен сердито посмотрела. «Я не хочу знать об обстоятельствах, при которых ты был с такой женщиной, как она! Если бы у тебя не было вообще никаких ограничений, ты никогда бы… Вы мужчины все одинаковые!»

Говор Хоука усилился. «Дай мне шанс, Эдриен. Выслушай меня. Несправедливо ненавидеть меня за то, что другие мужчины сделали с тобой. Ещё один шанс – это всё, о чём я тебя прошу, милая».

«Я дала тебе и так слишком много шансов! Оставь меня в покое, Хоук Дуглас! Просто оставь в покое!» Эдриен крутанулась на пятках и побежала к замку, прежде чем унизила бы себя, разразившись слезами.

*****

Она грезила о Ястребе и об обещании, что мельком увидела в его глазах. Надежда. Если бы он знал о её прошлом, всё ещё хотел бы её? Дремлющая душа Эдриен боролась со многим из всего этого. Осмелится она позволить себе любить его? Или не осмелится? Её сердце было ещё всё в кровоподтёках. Её разум отшатывался в ужасе от малейшей вероятности дальнейшего стыда и огорчений. Но соблазну влюбиться становилось тяжелей сопротивляться с каждым днём. Если бы только она была дома, в своём коконе одиночества. В безопасности снова, но такая одинокая…

Грезя во сне, она, наконец, вспомнила, как она оказалась здесь, и поняла, как она могла вернуться домой. Способ бежать от Ястреба и всех его бесконечных обещаний страсти и боли.

Она проснулась от вспышки воспоминаний. Выпутавшись из шелковых простыней, она пересекла комнату и посмотрела в чернильное небо.

Шахматы Эберхарда.

Она смогла, наконец, вспомнить во всех деталях, что она делала перед тем, как её катапультировали сквозь время на колени у Комину.

Она была в библиотеке, подбирая фигурки из шахматного набора Эберхарда.

Эти чёртовы шахматы и правда были прокляты. Когда она их стащила из дома Эберхарда, то была осторожной и к фигуркам не прикасалась. Эберхард часто шутил по поводу проклятья, но Эдриен предпочитала отдавать легендам, проклятьям и мифам должное. После того, как она украла набор, она оставила его упакованным, намереваясь распаковать только в том случае, если ей придётся продать его.

Она знала, что у неё в руке была чёрная королева, когда она появилась у Комина на коленях, но куда она подевалась оттуда? У неё точно нет её сейчас. Её забрала какая-нибудь служанка? Предстанет ли она перед презренным Комином, чтобы её вернуть?

Она уныло покачала головой. Фигурка должна быть где-то в имении Комина, и где бы она ни была, ей придётся постараться, чтобы найти её. Она могла бы вернуть её домой.

Сможет она найти дорогу обратно в имение Комина.

Конечно, убедила она себя. После путешествия по заросшим кустарником просёлочным дорожкам на две тысячи миль, Эдриен де Симон могла найти дорогу куда угодно. Но быстро, пока она всё ещё была под покровом ночи. И до того её решительность ослабнет.

*****

Тридцать минуь спустя она была уже готова. Пробравшись на цыпочках на кухню, она промасленный мешок и наполнила его твёрдыми хлебцами и сыром, и ещё парочкой яблок. Тэвис храпел на стуле у дверей, его рука держала полупустой стакан – она осторожно принюхалась – с чистым зерновым спиртом, если судить по запаху. После того, как она забежит на минутку в Зелёную комнату, где она оставила сапожки, которые Лидия дала ей, она будет готова идти.

Выскользнув из кухни, она быстро двинулась вниз по недлинному коридору и толкнула дверь в Зелёную комнату. Её глаза расширились от испуга. Здесь спал Ястреб, с ногами, обёрнутыми белой льняной простынёй, и торсом, обнажённым для утренней ласки рассвета. Его темноволосая голова металась по белым подушкам, и он спал один – сжимая в руках платье, в котором она была в тот день, когда в неё метнули дротик.

Его называли королевской шлюхой, напомнила она себе. Возможно, это было на самом деле королевское назначение на подобную должность. Или возможно он просто был таким неразборчивым, что сам заслужил подобный титул. Независимо от этого, она не будет снова одной из многих.

Эдриен обнаружила свои сапожки на деревянном сундуке у подножия кровати. Осторожно отведя глаза от своего спящего мужа, она стянула их с глянцевой сосновой крышки и метнулась обратно к двери, бесшумно, как котёнок, закрыв её осторожно за собой.

А сейчас самая сложная часть. Охранники стояли вокруг всего замка. Она сбежит через сады, вниз по вековечному мосту к заставе, а там через восточную башню. Ей доводилось раньше убегать и от худших вещей, и из худших краёв. Как-нибудь управится. Всегда делала, когда приходилось бежать.

*****

Хоук приоткрыл один глаз и смотрел, как она уходит. Он мрачно заворчал и переместил своё тело, сложив свои мускулистые руки за головой. Он смотрел на дверь долгие минуты.

Уходила от него?

Никогда. До тех пор, пока он жил и дышал, и в нём было чертовски много боевого духа, больше, чем она, должно быть, думала.

Он вскочил на ноги и схватил свой килт, завязывая его свободно на бёдрах.

Так вот как оно будет, горько думал он. При первом же признаке чего-то менее приятного из его прошлого, и она уже бежит. Он не относил её к непостоянному и легкомысленному типу. Он думал, что это была девушка пламенного темперамента под роскошной внешностью, но один вздох его постыдного прошлого и она готова покинуть его. После того наслаждения, что она так очевидно испытала в его руках, тем не менее, собиралась уйти.

Хорошо, где, к чёрту, она думала, он научился, как доставлять женщине удовольствие?

О, нет. В следующий раз, когда его жена будет лежать у него в руках, и когда будет следующий раз, он примет одно из цыганских снадобий, что сделает его отстранённым. А потом он на самом деле покажет ей те преимущества, которые она получила из прошлого, которого так яростно сторонилась.

Он предлагал ей свою любовь, щедро и открыто. Он, тот кто не предлагал ничего, кроме физического удовольствия на короткое время любой девушке, дарил этой женщине свою жизнь.

А она всё ещё не принимала его.

И она даже не знала той главной треклятой правды о том, что значило быть королевской шлюхой. Оливия почти собиралась сказать ей, там в садах. Оливия, которая жестоко воспользовалась его службой королю, упросив Джеймса приказать Ястребу предоставить ей сексуальные услуги, в которых до этого он ей отказывал. Оливия, та что подсказала Джеймсу новый способ унижать Ястреба. Воспоминания об этом бесчестили его и приводили в ярость. Он отогнал эти мысли и слепящую ярость, которую они порождали, с прочной гибкостью своей непреодолимой воли.

Эдриен была его непосредственной проблемой. Хоук фыркнул. Убегала ли она, чтобы расширить кругозор в руках своего кузнеца?

Да. Он был в этом уверен.

В этот момент, Гримм толкнул дверь и просунул голову, с молчаливым вопросом в глазах.

«Она направляется на север?», лицо Хоука было ожесточённым.

«Не», озадачил его Гримм. «Я тоже так предполагал, но она идёт в восточном направлении».

«К воротам? Одна?»

«Да. С крохотной сумкой».

«Должно быть, он встретит её там», размышлял Хоук. Охрана следует за ней?»

«Да, на расстоянии. До тех пор, пока ты не отдашь приказ».

Хоук повернулся спиной и посмотрел на угосающие угольки. Его приказ. Позволит ли он ей уйти? Сможет ли он? А если она присоединится к Адаму, как он удержит себя от того, чтобы не убить кузнеца голыми руками? Нет. Лучше остановить её до того, как ему придётся признать с полной достоверностью её предательство. «Что ты узнал об Адаме?», спросил Хоук, стукнув по камину ногой.

«Ничего, Хоук. Это так, словно его принёс ветерок и он взял да пустил корни. Крайне странная вещь. Никто не знает, откуда он пришёл. Я думал, что Эсмерельда наш лучший источник сведений, так как она согревает её постель. Но я всё никак не могу выйти на её след». Гримм задумчиво потёр челюсть. «Кажется, народ Эсмерельды двинулся прочь от северных рябин дальше на восточные выгоны».

Хоук крутанулся на пятках, его тёмные глаза пристально смотрели в глаза Гримма. «Цыгане никогда не меняют положения лагеря. Они всегда остаются на северных выгонах всё лето».

«Только не этим летом». Гримм пожал плечами. «Поистине странно. Говорят даже, что Самайн будут праздновать на новом месте в нынешнюю жатву».

«Непонятно». Размышлял Хоук над этой новой странностью. Но он уделил лишь минуту мыслям о цыганском клане, что располагался в Далкейте – были и более важные проблемы, которым следовало уделить внимание. Его жена покидала его. «Останови её у ворот, Гримм. Я скоро там буду».

*****

Эдриен знала, что за ней следуют по пятам.

Бежать из замка было так же тяжело, как пытаться вырваться из тюрьмы. У неё было меньше шансов ускользнуть от стражи, чем у её желания вернуться в двадцатый век. В этот раз у неё даже нет оружия.

Как в ту ночь, когда погиб Эберхард – та ночь, когда она пообещала себе никогда больше об этом не думать.

Она не преполагала ничего из того, что случилось. Она даже не знала, что происходит, до той ночи, когда она, наконец, обнаружила, почему Эберхард отсылал её на все эти одинокие отдыхи. Так восхитительно и глупо доверчивая. Кажется, эти слова она услышала, когда он описывал её в ту ночь, когда она неожиданно вернулась из Лондона, надеясь сделать ему сюрприз?

О да, сделать ему сюрприз – это у неё получилось.

Проскользнув через заднюю дверь гаража в его роскошный дом, Эдриен подслушала разговор, который не предназначался для её ушей.

За то, что она слышала этот разговор, он убил бы её.

Она не произнесла его имени, когда положила руку на дверь его берлоги. Голос Жерарда отчётливо доносился через дверь.

«Руперт встретил её в Лондоне?»

Эдриен застыла. Они говорили о ней. Как они узнали, что Руперт был в Лондоне? Она встретила его там только вчера. Она даже не звонила Эберхарду и ничего ещё не обсуждала с ним. Она вернулась ночным рейсом и это забрало у неё весь день и пол ночи, чтобы добраться домой. Она прижала ухо к двери, с любопытством слушая.

Эберхард засмеялся. «Как мы и планировали. Он сказал ей, что он находился в городе, чтобы купить подарок для своей жены. Ты знаешь Эдриен, она поверит во что угодно. Она ничего даже не заметила, когда он подменил ей багаж. Она такая красивая и доверчивая. Ты был прав насчёт неё с самого начала, Жерард. Она совершенная простачка. Её надуть легче простого. И она никогда не поймёт, что мы делаем, пока будет слишком поздно и перестанет иметь значение».

Эдриен сильно вздрогнула, её рука примёрзла к двери.

«А если она, наконец, поймёт, Эб? Что будешь делать тогда?»

От смеха Эберхарда у Эдриен застыла в венах кровь. «Ах, в этом вся и прелесть. Они раскопают записи сиротского приюта. Я взял на себя смелость и подправил их слегка. Теперь они свидетельствуют о малолетней преступнице с врождённой склонностью к преступному поведению. Она возьмёт провал полностью на себя. Нету ни одного копа в моём прекрасном городе, который бы попытался навесить что-нибудь на мистера Эберхарда Дароу Гарета – щедрого политического покровителя. Я никогда не покидаю Королевство Н’Оулинс. Она всегда одна въезжает и выезжает из страны».

Глаза Эдриен расширились от ужаса. О чём он говорил?

Жерард засмеялся. «Мы вывезли огромную партию в её Мерседесе в прошлый месяц, Эб. А поездку в Акапулько никак кроме блестящей не назовёшь».

Партия? Эдриен с яростью думала она. Партия чего? Она беззвучно пятилась от двери.

Глупая. Доверчивая. Невинная. Что плохого в том, чтобы быть невинной? спрашивала она себя, пока шла крадучись по тёмному замку, глотая слёзы. По крайней мере в невинности была честь. По крайней мере она никогда никому не причинила боли, никогда никого не использовала. Так может быть она была ребёнком…доверчивым. Может быть ей не хватало чуточку здравого смысла. Но она более чем компенсировала это в других областях. У неё доброе сердце. Это должно было что-то значить.

У неё сжималось горло от сдерживаемых слёз. Прекрати это, ругала она себя. Сконцентрируйся. Найди королеву. Вернись домой. Не рождаются такие мужчины, как Ястреб в двадцатом столетии, а после Ястреба уже никто и никогда не сможет быть для неё искушением снова.

Ворота маячили перед ней. Почему они не задержали её? Она знала, что они уже были там. Может, он хочет, чтобы они позволили ей уйти. Может, она была такой наивной и невежественной, что он на самом деле не интересовался ею вообще. После всего, у подобного мужчины не будет проблем с тем, чтобы найти сговорчивую женщину.

О чём беспокоиться королевской шлюхе? Всегда будет ещё одна женщина.

Она ударила сердито ногой по камешку и смотрела, как он катиться к стене ворот. Поднимут ли они решётку и оттянут ли выступающую балку для неё? Раскатают для неё красную дорожку, чтобы отпраздновать её прощание с ними?

И когда она ступила в арку, Гримм материализовался из тени.

Она остановилась, от облегчения.

Попытайся снова, сказала она себе. Напиши эту сцену ещё раз, Эдриен де Симон. Читаем, «Она остановилась, неистовая в отказанном побеге».

Нет, определённо, это облегчение.

Она вздохнула с поникшими плечами. «Гримм, позволь пройти. Это моя жизнь. Двигайся».

Он покачал головой. «Простите, миледи».

«Гримм, я должна вернуться в имение Комина».

«Зачем?»

Она изучала его какое-то мгновенье в преломляющемся свете. Он выглядел действительно озадаченным, и его глаза продолжали пристально всматриваться в северный двор, словно он ожидал кого-то. «Потому что я тоскую по дому», солгала она. Хорошо, может и не совсем это ложь – она действительно ужасно скучала по Муни.

«Ах!» Понимание осенило его красивые черты. Он стоял перед ней, расставив ноги, сложив мускулистые руки на своей груди. «Ищите что-нибудь?»

«Что?» он не мог знать! Или мог? «Гримм, Леди Комин – я хотела сказать моя мать – говорила что-нибудь о… ну…кое-чём моём, что я должно быть оставила там…дома?»

«Похожее на что?», спросил Гримм, с подлинно невинным видом.

«Да, похожее на что?», отозвался эхом голос за её спиной. Что-то в его голосе решительно изменилось, и не в лучшую сторону. Бархатное урчанье Ястреба приобрело холодность гладкой отполированной стали.

Несла ли она ответственность за это изменение?

«Отведи её в Павлинью комнату. Закрой дверь и принеси мне ключ, Гримм».

«Нет!», закричала она, развернувшись чтобы посмотреть ему в лицо. «Я должна идти! Я хочу пойти в имение Комина!»

«Что ищешь, жена?», спросил он ледяным голосом.

Безмолвная, она непокорно смотрела на него.

Хоук мрачно выругался. Могло ли это быть правдой? Могла ли она действительно быть из будущего и искать путь обратно домой? Мысль о том, что она могла покинуть его ради Адама, делала его почти безумным.

Но, мрачно размышлял он, если это была чёрная королева, которую она пыталась найти, тогда она точно делала это по определённой причине. Была вероятность, что она была откуда-то ещё, если не когда-то ещё, и она думала, что чёрная королева сможет увести её прочь от него.

Был единственный способ узнать об этом, решил он.

«Это ли не то, что ты ищешь, милая?», спросил он, пока вытягивал шахматную фигурку из своей сумки и поднял её перед её расширяющимися глазами.

Глава 18

«Идём, милая». Приказ был невыразительным и безошибочно опасным. И даже сейчас, простые слова заставляли её трепетать от желания. Прилив жара украл у неё дыхание. «Хоук…»

«Нет». Слово было предупреждением. «Сейчас. Возьми мою руку».

Что он собирается делать? с яростью размышляла она. За собой она почувствовала подступавшего ближе Гримма, подталкивающего её к Ястребу.

«Подожди!» Она вытянула руку, чтобы удержать его.

«Двигайтесь, миледи», тихо сказал Гримм.

«Не запирай меня в комнате!»

«Как могу я не делать этого?», усмехнулся Хоук. «Зная, что ты собираешься вернуться в место, где, кажется, познала маленькие радости – всё ещё охотнее будешь там, чем здесь со мной!»

«Ты не веришь, что я их будущего!», задыхаясь, сказала она.

«Уже начинаю», пробормотал он. «Как ты думаешь, я узнал об этом?» Чёрная королева блестела в его руке.

Она пожала плечами. «Как?»

«Ты, моя сладкая жена, говорила о ней, когда тебя отравили. Озабоченная и обеспокоенная и пытающаяся найти её…»

«Но я только вспомнила».

«Твой спящий разум вспомнил раньше».

«Но как ты её достал?»

Гримм ответил ей. «Леди Комин видела, как она падала из твоей руки в ту ночь, когда, как она утверждает, ты появилась.

«Но как…»

«Леди Комин вручила её мне после венчания. Я отдал её Ястребу».

«Она признала, что ты не её родная дочь. Я не вижу причины, по которой ей вздумалось бы врать на этот счёт». За исключение того, что имение Комина страдает от какого-то странного заразного безумия, мрачно думал он. «Это и правда вернёт тебя туда, откуда ты пришла?», осторожно спросил Ястреб.

«Я так думаю. Поскольку я могу сказать, это то, что принесло меня сюда», сказала она, бросив взгляд на вымощенную дорожку.

«И твоим планом было получить её и вернуться домой, милая? Ты планировала ускользнуть из Далкейта одна?»

«Нет! С твоей матерью, Хоук!», сказала она резкую глупость. «Конечно одна!»

«Так ты шла в имение Комин, чтобы заполучить шахматную фигурку и попытаться вернуться туда, откуда ты появилась? Таким был твой план на этот вечер?» Она не заметила предостережения в его заботливом тоне.

«Да, Хоук. Я признаю это. Хорошо? Я собиралась попытаться. Я не уверена, что это сработает, но это последняя вещь, которая была в моей руке, прежде чем я оказалась здесь, и легенда гласит, что шахматный набор проклят. Это единственная вещь, как я думаю, что могла сделать это. Если она принесла меня сюда, она только и могла бы вернуть меня обратно».

Ястреб прохладно улыбнулся. Он повертел королеву в руке, осторожно её изучая. «Викинг», задумчиво говорил он. «Красивая. Хорошо сделанная и сохранившаяся».

«Ты мне сейчас веришь, Хоук?» Ей нужно было знать. «Что я действительно из будущего?»

«Достаточно сказать – я не верю, что рискну». Он всё ещё не совсем верил, но безмерно лучше обезопаситься, чем сожалеть.

Он резко повернулся на пятках и пошёл широким шагом к садам. «Забери её, Гримм», бросил он через плечо, почти как запоздалую мысль.

Но Гримм не должен был её никуда уводить. Тысяча тревожных колокольчиков звенела в её голове, и она бросилась за ним вслед, чтобы догнать его. Его осмотрительный тон, его холодная манера поведения, его вопросы. Он тщательно сопоставил факты вплоть до буквы. Ястреб не был человеком, лишённым интеллекта и целеустремлённости. Она надеялась только на то, что неправильно поняла его намерение сейчас.

«Хоук!», закричала она.

Плечи Хоука напряглись. Его гнев уже остался позади, и он соскользнул в царство холодной решимости. Он знал, что должен сделать, когда бросился бежать через сады, сквозь двор, к розовевшему шотландскому востоку. До тех пор, пока это не сделано, он не в состоянии позволить ей прикоснуться к себе, положить нежные руки на его плечи и умолять. Я не пойду на риск ни в чём, что касается моей жены.

«Подожди!» Эдриен бросилась бежать, страх сковал её сердце, когда она осознала, что он направлялся прямиком к северному краю двора, где ярко светилась кузница.

«Нет, Хоук!», кричала она, когда он растворился в садах.

Её ноги летели, когда она ныряла в буйную зелень, несясь по клумбам ветрениц и пурпурного ириса. Она прыгала через низкие каменные стены и отталкивала колючие ветки розы от лица, царапая нежные ладони рук, пока не вырвалась из сада только чтобы увидеть его на дюжину длин вперёд от себя.

С трудом дыша, она взывала к каждой унции быстроногой силы, что у неё была. Если она вообще сделает это, то будет близко – очень близко.

Из окна наверху, Лидия смотрела на развернувшуюся сцену.

Противясь боли своих непослушных ног, Эдриен отчаянно пыталась догнать Хоука, но было слишком поздно – он уже стоял рядом с Адамом вблизи ярких раскалённых до бела углей.

Задыхаясь, она ринулась вперёд, но тут рука Гримма ухватила её плащ. Он жёстко рванул ткань, потянув её обратно. Плащ порвался и она упала, выкрикивая пока падала на землю. «Хоук, нет!»

«Уничтожь это», приказал Хоук Адаму.

«Нет!», вопила Эдриен.

Адам бросил молниеносный взгляд на подкошенную красавицу. «Кажется, леди думает иначе».

«Я не прошу тебя думать, Адам Блэк, и плевать я хотел на то, что думает леди».

Адам проказливо улыбнулся. «Я беру это, и ты полностью лишаешься шанса опутать соколиху, Лорд Хоук?»

«Сожги её, кузнец. А то как бы я не доставил себе удовольствия превратить тебя в пепел охотней, чем королеву».

«Адам! Нет!», умоляла Эдриен.

Адам, казалось, поразмыслил над ситуацией минуту, затем со странно ликующим видом, он пожал плечами и бросил фигурку в кузницу.

Для Эдриен, плашмя лежавшей на земле, казалось, что всё происходило, как в замедленной съёмке.

Она с ужасом смотрела, как чёрная королева взлетела в воздух и утонула в пылающих углях. Эдриен глотала рыдания, когда пламя жадно лизало шахматную фигурку. Её единственный выход был уничтожен.

Хоук выдохнул от облегчения. Эдриен рухнула на землю, тупо глядя в почву. Чёрная королева ушла, твёрдоё африканское дерево не соперник адскому огню, достаточно сильному, чтобы ковать сталь.

Больше не будет Муни. Не будет дороги домой.

Она была здесь в 1513 – с ним – навсегда.

Адам издал звук слишком тёмного тона, чтобы быть смехом, когда наклонился ближе к Ястребу. Достаточно близко, чтобы только Ястреб слышал его тихие, насмешливые слова. «Она согреет мою постель в два счёта сейчас, глупый Хоук».

Хоук вздрогнул. Кузнец был прав. Его жена возненавидит его за то, что он сделал.

«Что к чёрту ты делаешь в кузнице посреди ночи, кстати?», спросил резко Хоук.

Адам проказливо оскалил зубы. «Я вечно прекрасный скиталец в ночи. Кроме того, никто никогда не знает, что за удобный случай может представиться для пользы дела».

Хоук сердито зарычал на кузнеца.

За своей спиной, он слышал Эдриен, пошатывающуюся на нетвёрдых ногах. Её дыхание было затруднено от бега, ещё, может, от потрясения. Безрадостно, Ястреб изучал кузницу в неподвижной тишине. Голос Эдриен дрожал от ярости.

«Так вот знай, Лорд Дуглас, это всё, что тебе понадобится когда-либо знать. Запомни это, не стоит тебе думать, что однажды я поменяю своё мнение. Не сделаю этого. Я презираю тебя. Ты забрал у меня то, что не имел права брать. И нет ничего, чем бы ты мог когда-нибудь заслужить моё прощение. Я ненавижу тебя!»

«Презирай меня, если должна», тихо сказал он, всё ещё глядя на кузницу. «Но ты никогда не сможешь покинуть меня теперь. И это всё, что имеет значение».




(Средина лета)

Сдвоены, спарены тяжкий труд и тревоги;

Пламя горит, котелок пузырится…

Шекспир, Макбет

Глава 19

Сумерки подкрадывались с океана и со скал в пурпурном нетерпении, окрашивая стены Далкейта красноватой теменью. В их изучении, Хоук смотрел, как просачивается ночь сквозь открытые двери на западном краю.

Она стояла на обрыве скалы, неподвижная, её бархатный плащ непрестанно трепался на ветру. О чём думала она, мрачно вглядываясь в море?

Он знал, о чём он думал – что даже ветер стремился раздеть её. Он пытал себя воспоминаниями о страстных розовых вершинках,что, как он знал, венчают её груди под шёлком платья. Её тело было облачено на этот раз в облегающие шелка и дорогой бархат. Чтобы быть совершенной леди лэрда. Чтобы быть достойной гордого воина.

Что же чёрт побери он собирался делать? Не может всё так продолжаться.

Он пытался спровоцировать её, надеясь, что она разозлит его, чтобы он мог потерять голову и наказать её своим телом. Но снова и снова, когда он напирал, она отвечала на его грубость прохладной вежливостью, и мужчина не мог сделать ни черта с подобной реакцией. Он кинулся прочь от двери и плотно закрыл глаза, чтобы стереть все преследующие его воспоминания видений своей жены.

Прошли недели с того дня у кузницы – недели, напоенные хрупкими днями и нежными рассветами, рубиновыми ночами и летними грозами. И в этих проходящих днях, в этих жемчужинах шотландского лета были тысячи красот, которые он хотел разделить с ней.

Проклятье! Он ударил кулаком по столу, смахивая бумаги и разбрасывая статуэтки. Она была его женой. У неё не было пути обратно туда, откуда она пришла! Когда же она примет это и воспользуется преимуществами? Он дал бы ей, чего бы она не пожелала. Всё, что угодно, но только не оставлять его. Только не это.

Его жизнь имела все признаки позолоченного, реально существующего ада, и он не мог найти выхода из него.

Так же поспешно, как и атаковала, его ярость испарилась.

Эдриен, шептали его губы беззвучно. Как же мы попали в этот тупик? Каким образом я всё испортил?

*****

«Идём со мной, милая», сказал он тихо, и она закружилась на обрыве скалы, в захватывающем вихре серебристой и кобальтовой лазури. Его цвета, цвета Дугласов. Невольно казалось, что носила она их часто. Знала ли она, что облачалась в живые брызги тех самых нитей шотландки Дугласов, и что этот неосознанный и невысказанный выбор говорил лучше всяких слов о том, что она безусловно его леди?

Он махнул страже рукой, отпуская её. Ему было необходимо похитить несколько драгоценных мгновений единения с ней до того, как он уедет. После долгих часов напряжения и борьбы с собой, он достиг многих решений. В первую очередь у него была давно просроченная поездка в Выселение, в одно из его многочисленных поместий и к тому же самое беспокойное. Он просто не мог продолжать пренебрегать своими обязанностями по отношению к своим владениям в своей томящейся по любви идиотии. Лэрд должен был хотя бы время от времени появляться и принимать участие в решении проблем своих крестьян.

Кроме того, здесь он ничего не мог добиться. Если она выберет Адама в его отсутствие, тогда его душа окончательно умрёт и он просто будет делать вид, что живёт. Как было, пока он существовал эти все тридцать с лишним лет. Что за глупцом он стал, понадеявшись, что остаток будет чем-то отличаться?

«Лэрд Дуглас», выдавила она.

В тишине он шли вместе по краю обрыва, направляясь к лесу.

«Я уеду на какое-то время», наконец, сказал он, когда они вошли в лес.

Эдриен застыла. Он это серьёзно? «К-куда ты едешь?» И почему это её тревожит так сильно?

Он резко втянул воздух. «Выселение».

«Что за Выселение такое?»

«Одно из моих поместий. Семнадцать поместий принадлежит Далкейту. Выселение включает в себя деревни Дулута и Танамориси, и они очень невоздержанные. «Это было проблема, даже когда люди короля защищали Далкейт».

Когда люди короля защищали Далкейт.

Когда её муж был королевской шлюхой.

За последние недели гнев Эдриен остыл, осталось только мучительное раскаяние. Хоук большей частью избегал её, за исключением редких моментов, когда он, казалось, пытался найти повод для ссоры с ней, но после той ужасной ночи он полностью уединился в свои раздумья у моря.

Там он оставался каждую ночь – такой тихий, такой красивый и такой одинокий.

«Хоук?», начала она осторожно.

«Да?»

«А что именно надо было делать королевской шлюхе?»

Хоук застыл. Мог ли это быть шанс, которого он так ждал? Может быть он всё же осмелится на надежду. Его смех был полон горькой насмешки над самим собой. «Ты действительно уверена, что хочешь знать, прекрасная Эдриен?»

*****

Прячась за высоким дубом, Эсмерельда изучала серебристо-белокурые волосы Эдриен, серебристые глаза, искрящееся лицо. Что Ястреб увидел в этой тощей, бледной девке, чего не смог найти в жарких объятиях Эсмерельды?

В первый раз за недели охранники ушли и сучка разгуливала достаточно незащищённой, чтобы Эсмерельда смогла нанести удар и скрыться в сени тёмного леса. Её возлюбленный Хоук может и испытает минуты печали, но он найдёт утешение и сладкую страсть в руках Эсмеральды, как только высохнет земля на могиле его жены.

Она подняла стрелу дрожащей рукой. Нахмурившись, она прижала остриё зазубренного наконечника к мякоти ладони, пока кровь не выступила на её золотисто-смуглой коже. Она сморщилась от боли, но это успокоило нервы. В этот раз она не потерпит неудачу. Эсмерельда выбирала тщательно своё оружие на этот раз. Яд доказал свою хаотичность и полную непредсказуемость – её натянутый и обвитый верёвкой лук отправит стрелу в полёт точно к цели, с силой достаточной, чтобы застрять в плоти и кости груди Эдриен.

Эсмерельда опустилась на колени и туго натянула кожаный шнур. Она направила лук и прицелилась, когда Эдриен ступила на поляну. Она чуть не споткнулась, увидев выражение лица Хоука, когда он смотрел на свою жену. Он любил Эдриен, как Эсмерельда любила бы его; с дикой, требовательной, не знающей границ страстью. После осознания этого, некая жалость, что Эсмерельда могла чувствовать к Эдриен, тут же испарилась. Она придала устойчивости луку и нацелилась в грудь Эдриен. Отпущенная на свободу, стрела с тихим свистом полетела. Эсмерельда проглотила неистовый крик. В последнюю минуту Ястреб повернулся, словно увидел её, прячущуюся в тени или почувствовал полёт стрелы. Он двинулся. Нет!

*****

«Уфф!», задохнулась Эдриен, когда Хоук взмахнул своей сильной рукой прямо перед её лицом и пригвоздил её к дереву.

Она пыталась бороться с его спиной, но он был неподвижной горой. Так он намеревался добиться её возвращения? После недель осторожной сдержанности, повёл её в лес, чтобы изнасиловать её?

«Офф!», выдохнул он с тихим свистом, и она сильнее толкнула его в спину. «Что ты делаешь, Хоук?», потребовала она ответа, но он так и не сказал ничего.

Хоук вздрогнул, борясь с болью, пока его глаза всматривались в деревья. Он чувствовал, что силы покидают его, но он не мог пока поддаться слабости. Нет, до тех пор, пока он не нашёл и не остановил того, кто пытался убить его жену. Но в кустах было всё тихо. Какова бы не была причина, но нападавший сбежал. Хоук почувствовал, как облегчение нахлынуло на него, пока кровь хлестала из его раны.

Когда он закачался и рухнул к ногам Эдриен, она закричала. Кричала и кричала.

******

В тени леса, Эсмерельда прижала кулак ко рту. Она чувствовала, как глаза Хоука выискивают каждое пятнышко там, где она укрылась, но тени были слишком густые даже для его глаза, чтобы проникнуть сквозь них.

Он повернулся, и в профиль она могла видеть стрелу, всё ещё вибрирующую от силы полёта, прямо над его сердцем. Она закрыла глаза и с трудом сглотнула. Она убила его! Стрела была сильно зазубренной и её было невозможно вытащить, не разорвав его грудь. Она умышленно сделала её такой, чтобы ещё больше причинить вреда при вытягивании, чем при вхождении. Даже если стрела не убила свою жертву, войдя внутрь, то уж точно убьёт его, когда её будут доставать.

Эсмеральда распласталась по лесному настилу и ползла сквозь подлесок, пока точно не убедилась, что была в безопасности. Потом она поднялась на ноги и побежала без оглядки, арбалет так и остался лежать забытым на влажной лесной земле. Ветки хлестали её лицо. Крик поднимался комом в её горле. Эсмерельда глотала горькие рыдания, пока перепрыгивала через сваленное брёвно.

Рука выстрелила с быстротой молнии, грубо перехватив её. Адам дёрнул её на себя, больно схватив за шею.

«Где была прекрасная блудница?» Его глаза были неестественно яркими.

Она с трудом дышала ему в лицо.

Он зло посмотрел на неё и безжалостно её встряхнул. «Я спросил, где ты была?»

Когда она снова не ответила, Адам скользнул рукой по её шее к горлу и сдавил. «Твоя жизнь ничего не значит для меня, цыганка». Его глаза были столь же ледяными, как и голос.

Запинаясь, Эсмерельда всё ему рассказала, умоляя Адама спасти мужчину, которого она любила, воспользоваться своими сверхъестественными способностями и вернуть ему жизнь.

Итак она знала его подлинную сущность. Он не был удивлён. Цыгане были крайне сведущи в древней мудрости. «Если ты знаешь, кто я, цыганская шлюшка, то должна знать, что мне наплевать на твои желания – или кого-нибудь ещё, что касается этого. И уж точно я не побеспокоюсь о твоём ненаглядном Хоуке. По сути, Ястреб тот самый сукин сын, которого я пришёл уничтожить».

Эсмерельда побледнела.

«Идём», приказал он. И она знала, он не подразумевал того, что бывало раньше. Больше нет.

Глава 20

«Как это он не хочет меня видеть? Я хочу видеть его, так что дай войти», спорила Эдриен. «Только если, он отдал тебе приказ, что именно меня не хочет видеть в своей комнате», добавила она холодно. Хоук никогда этого не сделал бы.

Гримм даже не шевельнулся.

«Он не мог? Ты это не серьёзно. О-он…» Она нерешительно умолкла. Ястреб не отказал бы. Ясно, он ещё не сделал этого, но…

Ожесточённый Гримм, с серьёзными глазами перекрыл путь к двери.

Эдриен внимательно изучала его. «Ты говоришь мне, что мне запрещено входить в комнату моего мужа?»

«У меня свои приказы, миледи».

«Я его жена!»

«Хорошо, может если бы вы, чёрт побери, вели себя, как его жена до этого момента, он бы не лежал там!», глаза Гримма гневно сверкнули на его чеканном лице.

«Ох!» Эдриен отступила, испуганная его яростью.

«Я причинил моему другу тяжкое зло. Я загадал жуткое желание, которое бы забрал обратно сейчас всем моим сердцем, если бы только мог. Но я не могу».

«Так это ты загадал его!», воскликнула Эдриен.

Гримм решительно продолжал. «А знал бы я, как ужасно было то желание, что я загадал, какими далеко-идущими и мучительными будут последствия, то забрал бы у себя сначала собственную жизнь. Я не капитан стражи. Он сплюнул своё отвращение на мостовой камень. «Я не достойный друг. Я жалкое дерьмо вонючей твари. Я пожелал тебя своему лучшему другу, смогут ли боги простить меня! И сейчас он лежит, раненый стрелой предназначенной тебе!»

Глаза Эдриен расширились на её побледневшем лице. «Я не такая плохая!», прошептала она.

«Вы, миледи, железная дева без сердца. Вы не принесли ему ничего кроме боли, с тех пор как приехали сюда. За все мои годы с Хоуком, я никогда не видел столько страдания в его глазах и я не потерплю этого больше ни дня. Он взобрался бы на самые небеса и сдёрнул бы все звёзды, одну за другой, чтобы приютить их на ваше сияющее чело, и я говорю ему, что вы не достойны этого. Вы издеваетесь над его нежными чувствами, вы отталкиваете его щедро подаренную любовь, вы отвергаете мужчину в нём. Не говорите мне, что вы не такая плохая, Эдриен де Симон. Вы – худшее из того, что когда-либо случалось с этим мужчиной!»

Эдриен прикусила губу. У Гримма был такой предвзятый взгляд на вещи! А как насчёт тех несправедливых вещей, что сделал ей Ястреб? Она была невиновна!

«Он сжёг мою королеву! Он украл мою свободу, удержал меня здесь».

«Потому что испытывает любовь к тебе, отказывается потерять тебя! Это так ужасно? Он собственным телом спас твою жизнь. Он заслонил тебя собой, как верным щитом, и принял стрелу, предназначенную тебе. И я скажу, лучше бы он позволил ей вонзиться в твою грудь. Это прекратило бы его мучения и он не истекал бы кровью что снаружи, что внутри!»

«Я не просила его спасать меня!», запротестовала она.

«Точно в цель. Вам и не надо было просить его. Он дал это, не надеясь ни на что. Как отдал бы всё, что угодно. Но вы приговорили его, хотя не знаете ничего о могущественном Ястребе! Скажите мне, увидев летящую в него стрелу, пожертвовали бы за него своей жизнью? Вижу по вашим глазам, что нет. Жалею о том, что пожелал для вас, и на каждую звезду, в каждую ночь на всю свою оставшуюся никчемную жизнь я буду желать исправления того, что я натворил. А сейчас уйдите с моих глаз. Ястреб не увидит вас сейчас. Возможно никогда. И это тоже плохо для него. Возможно за время вдали от вас, он исцелится и от других ран тоже».

Эдриен гордо подняла голову и встретила его горящие глаза. Она отказалась показать боль, что сковала её сердце. «Скажи ему я благодарю его за то, что он защитил меня. Скажи ему, я вернусь завтра и на следующий день тоже, снова и снова, пока он не позволит мне увидеть его поблагодарить его лично».

«Я ничего ему не скажу», ровно ответил Гримм. «Ты ничто для него и я не буду обманывать его в твоей игре».

«Тогда хотя бы скажи ему, что мне жаль», тихо сказала она. И так было на самом деле.

«У тебя недостаточно человеческого сострадания, чтобы испытывать сожаление, девушка. Сердце изо льда в ослепительном, как огонь, теле. Ты – самая худшая в своём роде. Не приносишь мужчине ничего, кроме жалкого глотка сладости, а затем следует бочонок, полный горького осадка».

Эдриен ничего не сказала, прежде чем исчезнуть в полутёмном коридоре.

******

«Где она? Она в порядке? Кто её охраняет?», беспокойно метался на кровати, скидывая одеяло.

«С ней всё хорошо, Хоук. Два охранника стоят у дверей Павлиньей комнаты. Она спит». Гримм беспокойно покрутил бутылку с виски, что лекарь оставил на столе, затем плеснул щедрую порцию в стакан. Он резко двинулся и стал у очага.

Хоук удивлённо посмотрел на Гримма. Его преданный друг казался необычно напряжённым – вероятно обвинял себя в том, что не был на месте, чтобы предотвратить нападение, решил Хоук. Он осторожно посмотрел на свою перевязанную руку. «Она не спрашивала обо мне, Гримм?»

Молчание тянулось, пока Ястреб не отвёл неохотно свой взгляд от руки и не перевёл его на суровый профиль Гримма. Когда Гримм, наконец, отвёл глаза от языков пламени, Ястреб вздрогнул при виде печали, что читалась в каждой линии лица лучшего друга. «Она даже не спросила, поправляюсь ли я? Куда ударила стрела? Что-нибудь?», Хоук пытался говорить ровным голосом, но он мучительно надломился.

«Мне жаль». Гримм осушил свой стакан и подбросил раскалённые угольки носком сапога в камин.

«Проклятье, девчонка сделана изо льда!»

«Отдыхай, Хоук», говорил Гримм, глядя на огонь. «Ты потерял много крови. Ты подошёл к краю смерти этой ночью. Если бы ты не поднял руку, защищаясь, стрела достала бы твоё сердце, а не только пригвоздила бы руку к груди.

Хоук пожал плечами. «Крохотная царапина на моей груди…»

«Проклятье, это дырка насквозь с размером в сливу в ладони твоей руки! Старому лекарю пришлось вытягивать стрелу сквозь твою руку, чтобы достать её. Ты сам его слышал. Застрянь она у тебя в груди, как следовало бы, да не случилось, благодаря поразительному везенью, и он ничего не смог бы сделать, чтобы спасти тебя, – так жестоко зазубрена она была. Ты будешь носить рубцы и терпеть боль в этой руке всю оставшуюся жизнь».

Хоук печально вздохнул. Снова шрамы, снова боль. И что? Она даже не потрудилась посмотреть, жив ли он. Могла хотя бы сделать вид, что обеспокоена. Зайти ненадолго, хотя бы из вежливости. Но нет. Вероятно она надеялась, что он умирал; уберись он с её пути, и она стала бы очень богатой женщиной. Может она и сейчас лежала в Павлиньей комнате, подсчитывая золото и благосостояние?

«Даже ни одного вопроса, Гримм?» Хоук изучал шелковистые волоски возле повязки, которые покрывали почти всю его руку.

«Даже ни одного».

Хоук больше не спрашивал.

«Гримм, приготовь мою сумку. Отошли половину стражи и достаточно слуг, чтобы подготовить дом в поместье Устера. Я уезжаю на рассвете. И хватит подкидывать угли в этот проклятый огонь – уже чертовски жарко здесь».

Гримм с клацаньем отбросил кочергу к каменному очагу. Он чопорно отвернулся от огня и посмотрел Хоуку в лицо. «Ты едешь один?»

«Я только что сказал тебе подготовить половину всей охраны».

«Я хотел сказать, что насчёт жены?»

Взгляд Хоука упал снова на его руку. Он изучал её какое-то время, потом глянул мельком на Гримма и осторожно сказал. «Я еду один. Если она даже не побеспокоилась узнать, жив я или умер, может пришло время перестать пытаться. Во всяком случае, немного расстояния может помочь мне увидеть хоть какую-то перспективу».

Гримм сухо кивнул. «Ты уверен, что сможешь ехать с такой раной?»

«Ты же знаешь, я быстро излечиваюсь. Я остановлюсь у цыган и возьму у них припарки из ромашки и окопника, что они используют…»

«Но ехать верхом?»

«Со мной всё будет хорошо, Гримм. Перестань волноваться. Ты не несёшь за это ответственности». Хоук не пропустил горькой улыбки на лице Гримма. Его утешило отчасти осознание того, что его друг был таким преданным, когда его собственная жена даже не соизволила поволноваться жив он или мёртв. «Ты настоящий друг, Гримм», тихо сказал Хоук. Он не удивился, когда Гримм поспешил покинуть комнату. За все годы, что он знал его, слова признания всегда вызывали у мужчины неловкость.

*****

В Павлиньей комнате Эдриен тревожно металась в массивной кровати в состоянии раздражающего бодрствования. В этот момент она была совершенно уверена, что никогда не сможет заснуть снова. Её разум никогда не получит передышки от горькой, ледяной ясности, что бушевала в её мозге, заново окрашивая её каждый поступок с момента её появления в Далкейте в совершенно иные цвета.

*****

Хоук и Гримм выехали верхом, когда рассвет занимался над покрытыми буйной растительностью полями Далкейта. Удовлетворённость поднималась а Хоуке, когда он обводил взглядом свой дом. Годы его службы королю, наконец, полностью завершились, и он мог, наконец, видеть нужды своего народа и быть лэрдом, которым и рождён был быть. Сейчас он хотел всего лишь ещё одну вещь – чтобы Эдриен по-настоящему была его женой во всех смыслах этого слова, была рядом с ним, помогая управлять Далкейтом. И ещё больше ему хотелось видеть своих сыновей и дочерей, гуляющими по этой земле.

Хоук проклинал себя за то, что в душе был безнадёжным глупым романтиком.

«Урожай будет обильным в этот Самайн», заметил Гримм.

«Да, будет, Гримм. Адам», Хоук отрывисто кивнул на кузнеца, который приближался, рассекая золото поля своей тёмной фигурой.

«Покидаешь игру? Признаёшь поражение, грозный Хоук?», посмотрел Адам с издевкой на мужчину.

«Не буди дьявола, кузнец», кратко предостерёг Гримм.

Адам засмеялся. «Околдую дьявола, и будь проклят сатана. Не боюсь ни черта, и ни перед кем не склонюсь. Более того, это тебя не касается, ну или совсем чуть-чуть – но определённо не так много, как ты себе надумал. Ты чрезмерно превышаешь свою значимость, грубый Гримм». Адам, улыбаясь, задержал взгляд на Ястребе. «Не бойся, я присмотрю за ней в твоё отсутствие».

«Я не подпущу и близко его к ней, Хоук», поспешил Гримм заверить его.

«Подпустишь, Гримм», сказал Хоук, тщательно подбирая слова. «Если она будет спрашивать о нём, ты позволишь ему быть рядом с ней. И не под каким другим условием».

Адам элегантно кивнул. «Она попросит. Снова и снова тем хриплым, сладким голосом, что бывает у неё по утрам. И Гримм, можешь сказать ей от меня, что я заполучил у цыган кофе для неё».

«Ты не скажешь ей это!», резко оборвал Хоук.

«Пытаешься ограничить мой контакт с ней?»

«Я не соглашался предоставлять тебе посредника! Хотя – чему быть, того не миновать. Моя охрана остаётся с ней, но с тебя я спрошу, если с ней что-нибудь случится».

«Отдаёшь её на моё попечение?»

«Нет, но ты будешь ответственным, если с ней приключится какое-нибудь зло».

«Я никогда не позволю случится беде ни с одной из моих женщин – а она – моя сейчас, глупый Хоук».

«Лишь настолько, насколько ей захочется быть таковой», тихо сказал Ястреб. И если она сделает это, я убью вас обоих своими голыми руками и останусь во мраке, умерший внутри.

«Ты то ли невозможно самоуверенный, то ли невероятно глупый, грозный Хоук», презрительно сказал кузнец. «Ты вернёшься и найдёшь безупречную Эдриен в моих руках. Уже всё больше дней она проводит со мной в твоих садах – скоро будет проводить их и в моей постели», насмехался Адам.

Ястреб стиснул зубы, его тело напряглось, ибо жаждало насилия.

«Она не спрашивала о тебе, Хоук», напомнил Гримм бесцветным голосом, переступая с ноги на ногу.

«Она не спрашивала о нём, капитан стражи?», спросил Адам насмешливо. «Капитан чести, капитан правды?»

Гримм вздрогнул, когда тёмный взгляд Адама отыскал его глаза. «Да», глухо ответил он.

«Что за путанную паутину мы плетём…», протянул медленно Адам, с намёком на улыбку на своём сияющем лице.

«Что происходит между вами двумя, Гримм?», спросил Хоук.

«Кузнец – странный человек», пробормотал Гримм.

«Пожелал бы тебе бога в помощь, но полагаю бог мало чего потерпит общего с такими людьми как мы, если потерпит вообще. Так что желаю только доброго пути воину. И ничего не бойся, со мной прекрасная Эдриен будет в безопасности», пообещал кузнец, похлопав жеребца Хоука по крупу.

Тени мелькали в глазах Ястреба, когда он прощался. Присматривай за ней, Гримм. Если будут ещё покушения на её жизнь, пошли известие мне в Устер», сказал он через плечо, направляя коня вперёд. Его охранники могут сохранить ей жизнь, в этом он чувствовал себя спокойным. Но не было ничего, что могло бы оградить её от Адама.

Пока Гримм смотрел, как уезжает его лучший друг, Адам изучал мужественного воина. «Она не спрашивала о нём?», насмехался он.

«Кто к чёрту такой, в самом деле?», зарычал Гримм.

В переводе появилось слово Устер, им я замениля Выселение, больше всё таки подходит.

Глава 21

«Попробуй ещё чуть-чуть добавить кипящей воды», решила Лидия и Тэвис подчинился.

Они оба уставились в кастрюльку. Лидия вздохнула. «Пропади и провались оно всё пропадом!»

«Миледи! Такие выражения для женщины вашего положения, скажу я», упрекнул Тэвис.

«Он однозначно не делается, как чай, не так ли, Тэвис?»

«Нет, ни капельки, скажу я, но это ещё не повод вести себя в манере, несвойственной для леди».

Лидия фыркнула. «Только ты, дорогой Тэвис, осмеливаешься критиковать мои манеры».

«То потому, что вы обычно само совершенство, так что меня раздражает больше чем немножко, когда вы выходите из себя».

«Хорошо, помешай его, Тэвис! Только не дай там осесть».

Тэвис метнул в неё раздражённым взглядом, когда начал быстро размешивать смесь. «Эти талантливые руки были сделаны для того, чтобы заготавливать самые роскошные кожи во всей Шотландии, а не помешивать напиток для леди, скажу я», ворчал он.

Лидия улыбнулась при этих словах. Как он говорил о своих талантливых руках! Можно было подумать, они были сделаны из чистейшего золота, а не из плоти, костей и немногих мозолей. Она бросила на него взгляд на какой-то задумчивый момент, пока он мешал варево. Всегда преданный Тэвис рядом с ней. Её утренние и послеполуденные часы не были бы столь целиком заполненными без этого мужчины. Её вечера, так она проводит свои вечера в одиночку уже так много лет, что едва ли обращала на это внимание – или так бы она предпочла думать.

«Почему ты не женишься?», спросила она Тэвиса двадцать долгих лет назад, когда он был ещё молодым мужчиной. Но он только улыбнулся ей, пока стоял на коленях у чана, в котором отмокала оленья кожа до масляной мягкости.

«У меня есть всё, что мне надо здесь, Лидия». Он раскинул широко руки, как будто хотел увлечь весь Далкейт в своё объятие. «Почему ты хочешь прогнать меня?»

«Ты не хочешь детей, Тэвис МакТэрвит?», допытывалась она. «Сыновей, которые унаследовали бы сыромятню? Дочерей, что заботились бы о тебе?»

Он пожал плечами. «Ястреб как сын мне. Трудно и пожелать лучшего парня, скажу я. И сейчас у нас есть ещё две крохи, бегающих повсюду, ну и… вы снова без мужа, Леди Лидия…» Он медленно умолк, его сильные руки тёрли и жали кожу в соляной смеси.

«Только вот что может значить для тебя моё пребывание без мужа?»

Тэвис задрал голову и подарил ей терпеливую, нежную улыбку, что временами проплывала перед глазами, чтобы задержаться в её мыслях, прямо перед тем, как она погружалась в сон одинокими ночами.

«Только то, что я буду всегда здесь для тебя, Лидия. Ты всегда можешь рассчитывать на Тэвиса с сыромятни, и я скажу это ещё сотни раз». Его глаза были спокойными и глубокими от чего-то такого, с чем она была не в состоянии встретиться лицом к лицу. Она потеряла двух мужей на двух войнах, и святые угодники знали, что всегда будет ещё одна война.

Но Тэвис МакТэрвит, он всегда возвращался. Окровавленный и в шрамах, он всегда возвращался.

Возвращался, чтобы стоять на кухне с ней, пока она сушила свои травы и специи. Возвращался, чтобы протянуть руку помощи снова и снова, пока она копалась в чёрной плодородной почве и подрезала свои розы.

Бывали времена, когда они оба стояли на коленях в земле, с головами, склонёнными близко друг к другу, и она чувствовала ощущение дрожи в своём животе. Временами она сидела у очага на кухне и просила его расчесать её длинные тёмные волосы. Сначала он вытягивал шпильки, потом расплетал её косы одну за другой.

«Ничего не происходит, Лидия». Голос Тэвиса оборвал её мечтательную задумчивость и вернул её мысли обратно в настоящее.

Она решительно встряхнулась, направив свои мысли на ближайшую задачу. Кофе. Она хотела кофе для своей невестки.

«Может это что-то наподобие чёрной фасоли и сухого горошка, которых замачивают на всю ночь», размышляла она, потерев заднюю часть шеи. Ничего не шло, как надо, этим утром.

Лидия проснулась рано, думая о прекрасной девушке, которая так ослепила её сына. Думая о том, как должна была выглядеть эта ситуация с её точки зрения. Беды сыпались одна за другой, с той поры, как она приехала.

Вот почему она пошла в кладовую, чтобы отыскать запас блестящих чёрных зёрен, которых так жаждала её невестка. Самое меньшее, что она могла сделать, это встретить Эдриен чашечкой кофе этим утром, прежде чем скажет ей, что Ястреб уехал в Устер на рассвете. Или ещё хуже, новость, которую Тэвис узнал жалкий час назад, о том, что Эсмерельда пыталась убить Эдриен, но сейчас мертва сама.

Так и пришли к этому… глядя в кастрюлю, полную блестящих чёрных зёрен, которые не очень-то что-то делали в кипящей воде.

«Может стоит раздавить зёрна, Лидия», сказал Тэвис, склонившись ближе. Так близко, что его губы были в каких-то жалких дюймах от её собственных, когда он сказал, «Что думаешь?»

Лидия радостно засияла. «Тэвис, я думаю, что у тебя может получиться. Возьми ступку и пест, и давай попробуем. Этим утром, я бы правда хотела, чтобы она смогла начать свой день с кофе». Ей он понадобится.

****

«Всё выходит из-под контроля, шут. Смертная лежит мёртвая», резко сказал Король Фибн’эара.

«От рук её собственного народа. Не моей», пояснил Адам.

«Но если бы ты здесь не был, такого бы не случилось. Ты в опасной близости от того, чтобы всё уничтожить. Если Договор и будет когда-нибудь нарушен, то это будет по воле моей Королевы, а не из-за твоих идиотских деяний».

«Ваша рука тоже присутствует в этом плане, мой господин», напомнил Адам. «Кроме того, я не причинил вреда ни одному смертному. Единственно, я показал цыганам, что недоволен. Это они приняли меры».

«Ты вдаёшься в тонкости вполне искусно, но ты слишком близок к тому, чтобы разорвать мир, что у нас существует уже два тысячелетия. Это не было частью игры. Женщина должна вернуться в своё время». Король Фибн’эара взмахнул свободной рукой.

******

Эдриен прогуливалась по саду, думая о преимуществах шестнадцатого века и безоблачное блаженство неиспорченной природы, когда это случилось. Она испытала ужасное чувство падения, как будто огромный вихрь раскрылся и безжалостная воронка утащила её вниз. Осознав, что узнала ощущение, Эдриен открыла рот, чтобы закричать, но не издала ни звука. Она точно так же чувствовала себя, прежде чем очутилась на коленях у Комина; так словно её тело растянулось, став тонким, и рвануло на невероятной скорости сквозь зияющую черноту.

Мучительное давление нарастало в её голове, и она сжала её обеими руками и горячо молилась, О, Господи, не снова, пожалуйста, не снова!

Вытягивающее ощущение усилилось, пульсация в висках нарастала, достигнув крещендо боли, и только тогда, когда она была уже уверена, что её разорвёт надвое, она прекратилась.

Какое-то время она не могла сфокусировать глаза; тусклые очертания мебели колыхались и шли зыбью в сером полумраке. Потом мир пришёл в фокус и она задохнулась.

Эдриен в потрясении смотрела на колышущиеся занавески её собственной спальни.

Она потрясла своей головой, чтобы прояснить её, и застонала от волн боли, причинённой столь незначительным движением.

«Спальня?», прошептала безмолвно она. Эдриен смотрела вокруг себя в полном замешательстве. Лунная Тень изысканно сидела на мягкой кровати в своей привычной позе, маленькие лапки кротко обернулись вокруг деревянной ножки, глазки пристально глядели на неё с таким же потрясением на своей кошачьей мордочке. Её лимонно-золотистые глаза округлились от удивления.

«Принцесса!»

Эдриен потянулась.

*****

Адам быстро сделал обратный жест своей рукой и сердито глянул на короля. «Она остаётся».

Король Фибн’эара щёлкнул пальцами так же быстро. «А я сказал, она возвращается!»

*******

Эдриен моргнула и потрясла головой, с трудом. Она вернулась в сады Далкейта? Нет, она снова была в своей спальне.

В этот раз, твёрдо решив заполучить в свои руки Муни, погналась на ней, напугав и без того шокированную кошку. Спинка Муни выгнулась как подкова, её крохотные усики встали дыбом от возмущения, и она спрыгнула с кровати и метнулась из комнаты на маленьких летящих лапках.

Эдриен побежала за ней, с трудом на своих каблуках. Если по какому-то капризу судьбы ей дали второй шанс, она хотела только одного. Забрать с собой Лунную Тень в шестнадцатый век.

******

Адам щёлкнул пальцами с тем же успехом. «И не думайте менять свою точку зрения на середине пути. Согласитесь с этим, мой Король. Это не была только моя идея».

******

Эдриен застонала. Она снова была в садах.

С ней случилось это ещё три раза в быстрой последовательности, и каждый раз она отчаянно пыталась словить Муни. Часть её разума протестовала, что такое просто не могло случиться, но другая признавала, что если оно так было, она, чёрт побери, собиралась заполучить свою бесценную кошку.

В последний бросок, она почти схватила сбитого с толку маленького котёнка, загнанного в угол кухни, когда Мария, её давняя домработница, выбрала этот бесценный момент, чтобы зайти в комнату.

«И это вы, мисс де Симон?», выдохнула Мария, схватившись за дверной косяк.

Испуганная, Эдриен повернулась на голос.

Женщины смотрели друг на друга, разинув от удивления рты. Тысяча вопросов и проблем роилось в голове у Эдриен; сколько времени прошло? Жила ли её домработница сейчас в доме? Забрала ли Муни к себе? Но она не спросила, потому что не знала как долго здесь пробудет.

Почувствовав передышку, Лунная Тень дала дёру к двери. Эдриен погналась за ней, и внезапно обнаружила, что она снова в саду, трясущаяся с головы до пят.

Эдриен застонала вслух.

Она почти уже была у неё! Только ещё один раз, выдохнула она. Пошлите меня обратно ещё один раз.

Ничего.

Эдриен упала на каменную скамейку, чтобы пожалеть свои дрожащие ноги и сделать пару глубоких вдохов.

Из всех отвратительных вещей, которые ей пришлось вынести, первым делом в это утро. Это было хуже, чем испорченный день. Это было вопиющей несправедливостью в этот день без кофе.

Она неподвижно сидела и ещё ждала, с надеждой.

Ничего. Всё ещё в саду.

Она задрожала. Это было ужасно, когда тебя швыряют вот так, но по крайней мере она знала, что с Муни было всё в порядке и что Мария очевидно не ждала слишком долго, прежде чем переехать в большой дом из своей комнатки над гаражом. И даже если голова Эдриен всё ещё болела от того, что её швыряли туда обратно, было утешение в том, что её Лунная Тень не была маленьким кошачьим скелетом, расхаживающим по безлюдному дому.

*******

«Я твой Король. Ты подчинишься мне, шут».

«Я нашёл женщину, следовательно можно сказать, что я начал игру, мой господин. Позволь её закончить».

Король Фибн’эара заколебался, и Адам вцепился мёртвой хваткой в его нерешительность.

«Мой Король, она отвергает снова и снова мужчину, который доставлял удовольствие нашей Королеве. Она унижает его».

Король поразмыслил над этим минуту. Он крадёт женскую душу, говорила мечтательно его Королева. Он никогда не видел подобного выражения на лице Эобил за все их столетия вместе, за исключением тех моментов, когда сам был ему причиной.

Ярость закипала в венах Короля. Он не хотел отказываться от этой игры не меньше Адама – он смотрел и смаковал каждое мгновение страданий Ястреба.

Фибн’эара пристально посмотрел на шута. «Клянёшься чтить Договор?»

«Конежно, мой господин», легко солгал Адам.

Смертный доставлял удовольствие моей Королеве, подумал Король. «Она остаётся», сказал он решительно и исчез.

Глава 22

«Добро пожаловать, милорд». Приветствие Рушки звучало достаточно радостно, но Хоук почувствовал, что в нём как-то странно не хватало теплоты. Тёмные круги выделялись на оливковой коже под усталыми глазами старика, и они были покрасневшими, то ли от слишком близкого сидения у дымящегося костра, то ли от пролитых слёз. И Хоук знал, что Рушка не плакал.

Хоук молча стоял, когда мужчина пробежался мозолистой рукой по чёрным волосам. Они были щедро испещрены сединой, его грубое лицо было красивым, хоть и отмечено временем. В рассеянности мужчина начал заплетать в косу свои длинные волосы, глядя в потухающие угли, пока утро заливало всю долину.

Брахиров Холм возвышался над долиной, его дымчато-голубые и пурпурные очертания выделялись на бледном небе. Хоук опустился на сиденье поверх широких камней рядом с кругом костра и сидел в тишине, особенность, за которую он полюбил этот цыганский клан.

Появилась женщина и поставила перед ними две дымящиеся чашки, прежде чем оставить двух мужчин в доверительном безмолвии.

Старый цыган задумчиво прихлёбывал маленькими глотками свой напиток, и только, когда он закончился, встретился снова с взглядом Ястреба.

«Ты не любишь наш кофе?», спросил он, обратив внимание на нетронутый Ястребом напиток.

Хоук моргнул. «Кофе?» Он посмотрел в чашку. Жидкость была густой, чёрной и дымящейся. Она пахла горько, но заманчиво. Он попробовал маленький глоток. «Вкусно», задумчиво признал он. С привкусом корицы и сливками сверху, напиток действительно был восхитительным. Не удивительно, что она любила его.

«Это девушка, не так ли?» Слабо улыбнулся старик.

«Ты всегда видел меня насквозь, мой друг».

«Слышал, ты взял себе жену».

Ястреб посмотрел на старого друга пронизывающим взглядом. «Почему ты не пришёл, Рушка? Когда она была больна, я посылал за тобой».

«Нам сказали, что это был Каллаброн. У нас нет лекарства от такого яда», сказал старик. Рушка переместил своё внимание прочь от настойчивого взгляда Ястреба.

«Я думал, что ты придёшь хотя бы сказать мне это, Рушка»

Старик махнул рукой. «Это была бы бесполезная поездка. Кроме того, я был уверен, что у тебя хватало неотложных дел, с которыми тебе надо было справляться. Кроме того, она исцелилась, и всё хорошо, что хорошо заканчивается, так?»

Ястреб моргнул. Он никогда не видел, чтобы его друг вёл себя так странно. Обычно Рушка был вежливым и радостным. Но сегодня в воздухе повисла тяжесть, и такая осязаемая, что даже дышалось с трудом.

И Рушка не говорил. Это уже само по себе было странностью.

Хоук хлебнул кофе, его глаза задержались на веренице людей в самом конце долины. Если он хотел ответа, ему надо было просто задать свои вопросы. «Почему ты уехал отсюда, Рушка? Ты оставался на моём северном поле годами».

Взгляд Рушки последовал за взглядом Ястреба, и горечь отразилась в его карих глазах. «Ты приехал за Зэлди?», резко спросил Рушка.

Я не могу обручиться с Зэлди, сказал Хоук этому мужчине десять лет назад, когда был связан службой у своего короля. Цыгане хотели достойной партии и предложили их самую красивую молодую женщину. Он объяснил, что для него это просто невозможно – взять жену, и Рушка понял, тогда как Эсмерельда этого так и не сделала. Зэлди, как они её называли, была так взбешена его отказом, что тут же принялась ложиться со всеми мужчинами подряд, шокировав даже свой весьма свободомыслящий народ. Цыгане не ценили девственность – жизнь была слишком коротка для воздержания любого сорта, что и было одной из причин, почему этот народ показался ему, молодому парню, таким интригующим. Ему было десять, когда он тайком увидел смуглую цыганскую девчонку с подающими надежду грудями и розовыми сосками, занимающуюся любовью с мужчиной. Два лета спустя она пришла к нему, сказав, что наступила и его очередь. Ах, каким вещам научился он у этих людей.

«У меня с Эсмерельдой разошлись пути».

Старик кивнул. «Она сказала то же самое». Рушка сплюнул в пыль у своих ног. «Потом она стала встречаться с ним».

«Кем?», спросил Хоук, зная, каков будет ответ.

«Мы не произносим имя. Он служит на твоей земле, занимаясь обработкой металлов».

«Кто он такой?», настаивал Хоук.

«Ты знаешь мужчину, которого я имею ввиду».

«Да, но кто он на самом деле?»

Рушка потёр лоб усталой рукой.

Да, Хоук с изумлением осознал, что Рушка определённо плакал.

«Бывают ситуации, в которых даже цыгане не торгуются, не важно сколько золото обещано за услуги. Эсмерельда не всегда была такой осведомлённой. Мой народ приносит тебе свои извинения, милорд», тихо сказал Рушка.

Неужели весь мир сошёл с ума? Думал Хоук, допивая остатки своего кофе. Рушку совершенно невозможно было понять. Неожиданно, его старый друг поднялся и закружился вокруг себя, чтобы посмотреть на ручей цыганского каравана, тянущегося вниз к долине.

«Что происходит, Рушка?», спросил Хоук, взирая на странное шествие. Это походило на какой-то цыганский обряд, но если он был таковым, то Хоук его никогда раньше не видел.

«Эсмерельда мертва. Она ушла в море».

Хоук вскочил на ноги. «Море! Это смерть для брухдскара. Для того, кто предал своих!»

«Она так и сделала».

«Но она была твоей дочерью, Рушка. Как?»

Плечи старика качнулись вперёд, и Хоук увидел его боль в каждой линии его тела. «Она пыталась три раза убить твою леди», наконец сказал он.

Хоук стоял, словно оглушённый. «Эсмерельда?»

«Трижды. Из дротика и из арбалета. Повязка, которую ты носишь на своей руке – наших рук дело. Если ты изгонишь нас со своей земли, мы больше никогда не омрачим своим присутствием твои поля. Мы ответили предательством на твоё гостеприимство и выставили на посмешище твою искренность и доброту».

Эсмерельда. Всё сходилось. Всё же он не мог возложить ответственность за её действия на уравновешенного, сострадательного и мудрого Рушку. Нет, ни на него, ни на ещё кого-нибудь из цыган. «Я никогда не стал бы пытаться изгнать вас с моих земель; вы всегда можете свободно приходить в Далкейт-над-Морем. Её бесчестие не твоё, Рушка».

«Ах, но это так. Она думала, что если с твоей новоявленной невестой будет покончено, ты станешь свободным и сможешь жениться на ней. Я плохо её знал, хотя она и была моей дочерью. Бывали времена, когда я даже размышлял над некой тёмной сущностью в её сердце. Но он привёл её к нам прошлой ночью, и под луной она во всём призналась. У нас не было выбора, как только поступить по чести со всеми… вовлечёнными… сторонами, перед которыми мы в долгу».

И сейчас в шествии к мору каждый мужчина, каждая женщина и каждый ребёнок нёс белый рябиновый крест, вырезанный и обвязанный, и богато украшенный синими рунами. «что там за кресты, Рушка?», спросил Хоук. За всё время, проведённое с этими людьми, он не видел ничего подобного раньше.

Рушка застыл. «Один из наших обрядов в случае подобной смерти».

«Рушка…»

«Я беспокоюсь о тебе, как о своём, Хоук», резко сказал Рушка.

Хоук молча стоял потрясённый. Рушка редко говорил о своих чувствах.

«Многие годы ты открывал двери своего дома перед моим народом. Ты одаривал нас великодушием, относился к нам с достоинством и воздерживался от осуждения, даже тогда, когда наши обычаи рознились от ваших. Ты веселился с нами в наши праздники и позволял нам быть теми, кто мы есть». Рушка остановился и слабо улыбнулся. «Ты редкостный человек, Хоук. По этим причинам я должен сказать тебе только одно, и из-за риска моего народа быть проклятым. Остерегайся. Завеса тонка, и время и место слишком близки отсюда. Остерегайся, ты, кажется мне, оказался как-то в самом центре всего этого. Береги всеми своими силами тех, кого любишь, и что бы ты не делал, не оставляй их на долго одних. Безопасность в численности, когда это на нас…»

«Когда что это на нас, Рушка? Будь конкретней! Как я могу бороться с чем-то, чего не понимаю?»

«Я не могу больше ничего сказать, мой друг. Только это: до праздника Усопших Святых, будь как можно ближе к тем, кого любишь. И как можно дальше от тех, за кого ты не отвечаешь. Нет», Рушка поднял руку, чтобы остановить Ястреба в тот самый момент, когда он открыл рот, чтобы потребовать более полных ответов. «Если ты беспокоишься о моём народе, то не навестишь нас больше, пока мы не отпразднуем священный Самайн. О», добавил Рушка запоздалую мысль. «Мудрая женщина сказала передать тебе, чёрная королева не то, чем кажется. Это о чём-нибудь говорит тебе?»

Единственная чёрная королева, которая пришла на ум, была сейчас разбросанной золой в кузнице. Хоук покачал головой. Мудрая женщина была их предсказательницей и своим ясновидением внушала благоговейный страх в Хоука, когда он был молодым парнишкой. «Нет, она сказала что-нибудь ещё?»

«Только то, что тебе это понадобится». Рушка протянул перетянутый кожаной верёвкой свёрток. «Припарки из ромашки, за которыми ты пришёл». Он повернулся к процессии. «Я должен уйти. Я должен возглавить наш ход к морю. Остерегайся, и береги себя, друг. Я надеюсь увидеть тебя и всех, кого ты любишь в Самайн».

Хоук молча смотрел, как Рушка присоединился к похоронной процессии своей дочери.

Когда кто-то из цыган предавал правила, по которым они жили, их свои же и наказывали. Это была очень сплочённая община. Они могли быть дикими и свободомыслящими. Но были правила, по которым они жили, и никогда не позволялось насмехаться над ними.

Эсмерельда пренебрегла самым важным – тем, кто давал приют цыганам, нельзя было причинять никакого вреда ни под каким видом. Пытаясь убить жену Ястреба, она пыталась причинить вред и самому Лэрду Далкейта. Но было что-то ещё, Ястреб чувствовал это. Что-то, о чём Рушка ему не сказал. Что-то ещё сделала Эсмерельда, чем внесла раздоры в свой народ.

Пока Хоук смотрел на шествующий поток к морю, он прошептал цыганское благословение дочери своего друга.

Усевшись снова возле костра, Хоук размотал повязку и прочистил свою раненую руку Скотчем и водой. Осторожно, он развязал кожаный мешочек и с любопытством рассмотрел набор закупоренных бутылочек, что выпали из него. Он извлёк припарку и отложил её в сторону, разглядывая всё остальное

Что же видела предсказательница? сурово размышлял он. Дав ему ещё два снадобья, одно из которых он поклялся больше никогда в своей жизни не использовать.

Хоук усмехнулся. Один из них был афродизиаком, который он попробовал в молодые годы. Этот не побеспокоил его особенно. Тот, к которому он относился с презрением был создан для того, чтобы продержать мужчину в продолжительном, но отстранённом состоянии сексуального возбуждения.

Он вертел флакон с отвратительной жидкостью в нём и так и эдак, глядя на отблески солнца на гранях закупоренной бутылочки. На какое-то время тени поднялись и принялись в открытую издеваться над ним, пока его жёсткая воля не загнала их обратно в ад. Быстро он наложил припарку, что облегчала боль и ускоряла выздоровление. Через две недели его рука уже хорошо срастётся.

Адам. Хотя он не сказал это прямым текстом, Рушка дал понять, что это Адам привёл Эсмерельду к ним прошлой ночью. Что означало, что Адам знал, что она пыталась убить Эдриен.

Что ещё знал Адам?

И что именно сделал его друг Рушка, ни разу не показавший своего страха за все тридцать с лишним лет, что Хоук его знал, чтобы выдать видимый испуг сейчас?

Слишком много вопросов и недостаточно ответов. Но каждый из них указывал обвиняющим пальцем на кузнеца, что и сейчас возможно пытался соблазнить жену Хоука.

Моу жену, которая не хочет меня. Мою жену, которая хочет Адама. Моя жена, которая не побеспокоилась даже спросить обо мне, когда я лежал раненый.

Эсмерельда была мертва, но Рушка дал понять, что настоящая угроза была всё ещё там, и достаточно близко к Далкейту, чтобы увести цыган прочь оттуда. Очевидно Адам был в это замешан. И он оставил свою жену в гуще всего этого.

Держись как можно ближе….

Голова Ястреба трещала, выуживая скудные факты и охотясь за самым подходящим решением для несметного количества проблем. Внезапно решение показалось невероятно ясным. Он фыркнул, неспособный поверить, что не додумался до этого раньше. Но девушка так далеко забралась ему под кожу, что его разум отказывался работать в своей обычной логичной манере в непосредственной близости от неё. Больше ни за что! Наступило время всё взять в свои руки, и это предпочтительнее, чем позволять обстоятельствам нестись, как им заблагорассудится.

Его договор с Адамом ограничивал его в возможности запретить Эдриен видеть кузнеца. Но он мог сделать это чертовски трудноосуществим для неё. Он мог забрать её в Устер с собой. Подальше от загадочного, неотразимого Адама Блэка.

Ну и что из того, что она не спрашивала о нём? Она с самого первого дня ясно дала понять, что не хотела выходить за него замуж. Она поклялась ненавидеть его вечно, но всё же он мог поклясться, что её тело отвечало ему. Он заберёт её всю с собой в Устер и там сможет проверить эту теорию.

Только когда он стал бездеятельным? Когда почувствовал себя виноватым, за то, что сжёг её королеву, напомнила его совесть. Заточив её здесь вопреки её желаниям, если она действительно из будущего. Но чувство вины было для неудачников и дураков. Не для Сидхи Дугласа. Не могло быть и речи о вине, когда ей угрожала опасность. «Я люблю её», сказал он ветру. «И от этого сделался величайшим глупцом из всех глупцов».

И подходящим.

Пришло время исправить это. Чувство вины и состояние бездействия спали с него в это очищающее мгновенье. Ястреб, который развернул коня и направил его к Далкейту-над-Морем, чтобы заявить права на свою жену, был тем Сидхи из прошлого, викингом-завоевателем, который без труда сметёт любого, кто осмелится встать на его пути. Я ставлю цель, я достигаю, я одерживаю победу.

Он вскочил в седло своего боевого коня и пришпорил, заставив скакать его во весь опор. Закрою глаза и опутаю тебя, моя сладкая леди-сокол, пообещал он с дьявольской улыбкой.

*****

Под ветками рябин Адам застыл. Нечестно! Нечестно! Прочь отсюда! Но честно или нет, он это точно видел. Ястреб развернулся и возвращался, чтобы забрать Эдриен с собой. Это было просто недопустимо. Очевидно ему придётся предпринять что-нибудь сильнодействующее.

*****

«Как такое могло случиться», Лидия шагала по комнате в вихре дамаста винного цвета и беспокойства.

«Не имею ни малейшего понятия, Лидия. Минуту назад я была в саду, а следующее, что я осознала это то, что была в своей спальне в моём собственном времени».

«Твоё собственное время», тихо отозвалась эхом Лидия.

Эдриен ровно встретила её взгляд. «Почти пять сотен лет от сегодняшнего дня».

Лидия подняла голову и снова опустила, словно вела оживлённый внутренний спор с самой собой. Молчание затянулось на продолжительный отрезок времени, пока она обдумывала пределы своих верований. Лидия всегда думала, что женщины были более восприимчивы и легко приспосабливаемы, чем мужчины, когда происходили необъяснимые явления. Возможно, так было потому, что женщины были способны испытать на себе непостижимое и изумительное волшебство рождения ребёнка. Для женщины, которая могла зародить жизнь внутри своего тела, пожалуй, путешествие во времени казалось незначительным чудом в сравнении с этим. Но мужчины… мужчины всегда пытались найти разумное объяснение вещам.

Когда Ястреб рассказал ей, какие странные сведения обнаружил Гримм в имении Коминов, Лидия хорошенько присмотрелась к Эдриен, высматривая любой признак неуравновешенности и своеобразного поведения. После своих пристальных наблюдений, она ещё больше убедилась, что Эдриен была такой же нормальной, каким человек вообще мог быть. Она сделала вывод, что хотя что-то и ранило глубоко Эдриен в прошлом, это было совсем не то, что могло ослабить её разум – напротив, это укрепило Эдриен, как закаленную сталь. О, Лидия знала, что это была одинокая молодая женщина под личиной язвительного юмора и временами прохладного фасада, но Лидия обнаружила, что твёрдые стены зачастую охраняют сокровище, и несомненно её невестка была именно такой. Она очень заботилась о ней, прилагая все усилия на то, чтобы заиметь внуков от своего сына и этой прекрасной молодой женщины.

Мысль о том, что Весь клан Коминов страдал от некого странного сумасшествия, не имела никакого смысла. Лидия знала Алтэю Комин хорошо ещё со времён, когда они вместе проводили время при дворе много лет назад. Она была практичной, по-житейски мудрой женщиной, и даже если годы спустя Алтэя больше предпочитала уединение, она по-прежнему оставалась прагматичной и уравновешенной.

Лидия давно подозревала Лэрда Комина в извращённом насилии над людьми. Могла ли она поверить, что он убил свою собственную дочь в момент бессознательной жестокости? Легко. Он зарезал своего младшего сына, как ягнёнка на заклание, чтобы оборвать родословные клана и связаться с одной из внучатых племянниц Брюсов.

Преодолевая все акты извращённой и мелкой мести Рэда Комина, Алтэя Комин справлялась с последствиями на непрестанную пользу своему клану. Она была исключительной женщиной, которая удерживала своих детей и внуков вместе с абсолютной волей и решительностью.

Так что для Лидии мысль о прагматичной Алтэе Комин, испытывающей приступ больного воображения была ещё более невероятной, чем возможность путешествия во времени. Сказать просто, Алтэя Комин была чересчур объективным реалистом, чтобы потворствовать какой бы то ни было бессмыслице.

Придя к таким умозаключениям, Лидия мягко улыбнулась Эдриен, которая ждала в напряжённой тишине. «Хоук говорил мне о том, что сказала Леди Комин, Эдриен. Что ты не её дочь. Что ты появилась прямо из воздуха. Более того, я замечала отливы и приливы твоего говора, похожего на бурную, непредсказуемую волну».

Эдриен мгновенно приуныла. «Правда?»

Лидия фыркнула. «Когда ты была больна, он полностью исчез, моя дорогая».

Эдриен моргнула в недоумении. «Почему никто меня об этом не спрашивал?»

«В случае, если ты не заметила, не совсем было спокойно с тех пор, как ты приехала в Далкейт. Ни дня не прошло без новых сюрпризов. Покушения на убийство, нежеланные гости, уже не говоря о том, что Ястреб вёл себя как влюблённый до безумия мальчишка. Кроме того, я надеялась, что ты однажды доверишься мне по собственному выбору. Сейчас, охранники говорят мне, что видели как ты исчезала и появлялась снова несколько раз своими собственными глазами». Лидия потёрла ладони о юбку своего платья с отстранённым выражением глаз. «Из будущего», прошептала она тихо. «Мой сын думал, что это была какая-то травма, что заставляла тебя верить в подобные безумства и ещё…»

«И что ещё?», подгоняла Эдриен.

Лидия посмотрела в ясные спокойные глаза Эдриен. Они смотрели друг на друга долгим, испытывающим взглядом.

Наконец Лидия сказала, «Нет, ни намёка на сумасшествие в этом взгляде».

«Я из другого времени, Лидия. Я не сумасшедшая».

«Я верю тебе, Эдриен», сказала Лидия просто.

«Правда?», Эдриен практически вскрикнула. «Почему?»

«Разве это имеет значение? Достаточно сказать, я убеждена. И когда всё наконец вернётся на свои места здесь, если это конечно когда-нибудь произойдёт, я хочу, чтобы ты мне всё об этом рассказала. Твоём времени. У меня много вопросов, но они могут подождать. А теперь, есть вещи, которые мы должны выяснить». Лоб Лидии нахмурился в задумчивости. «Как ты сюда попала, Эдриен?»

«Я не знаю», Эдриен беспомощно пожала плечами. «Правда, ни малейшего понятия».

«Ястреб думал, это была чёрная королева. Леди Комин говорила, что она фигурка была заколдована».

«Я тоже так думала».

«Итак, чёрная королева тут ни при чём… хм. Эдриен, мы должны совершенно всё выяснить. Что в точности ты делала в момент, когда это случилось?»

«В первый раз, когда меня занесло в имение Коминов? Или в этот раз?»

«В этот раз», сказала Лидия. «Хотя нам следует изучить и первый раз тоже, и поискать сходства».

«Хорошо…Я гуляла в садах и думала о двадцатом столетии. Я думала о том, как сильно…»

«Тебе хотелось покинуть нас», закончила за неё Лидия с оттенком горечи.

Эдриен была одновременно удивлена и тронута. «Нет. На самом деле я думала о том, как хорошо здесь. В 1990-ых годах, Боже мой, Лидия, люди вышли из под контроля! Дети, убивающие родителей. Родители, убивающие детей. У всех мобильные телефоны, приклеенные к ушам, и всё же я никогда не видела столь большой дистанции между людьми, пытающихся изо всех сил быть ближе друг к другу. А посмотрела бы ты на первые полосы газет за день до того, как я ушла. Парень задушил маленькую девочку за то, что она не повесила трубку и не дала ему воспользоваться телефоном. О, у меня были горькие мысли о том времени в сравнении с домом, и последний определённо выигрывал».

«Скажешь это ещё раз?», прошептала тихо Лидия.

«Что?», спросила Эдриен рассеянно. «О, первые полосы, газеты, они…», начала она объяснять, но Лидия перебила её.

«Дом», лицо Лидии осветила красивая улыбка. «Ты назвала это домом».

Эдриен моргнула. «Я?»

Две женщины долгие минуты смотрели друг на друга.

«Ну, до Самайна, Лидия, дай ей кофе, скажу я». Раздался сердитый голос Тэвиса из-за двери. «Как у вас рты не закрываются, её уже точно мучает жажда».

«Кофе?», Эдриен вскинула голову.

«Ах». Лидия улыбнулась, довольная собой и вдвойне своей невесткой, назвавшей Далкейт-над-Морем домом, даже этого не осознавая. Она быстро наполнила фарфоровую кружку дымящимся напитком и гордо поставила её на стол перед ней.

Нос Эдриен подёргивался, пока её вкусовые сосочки подпрыгивали в радостной джиге, и она жадно потянулась к кружке. Она закрыла глаза, глубоко вдохнула, и отпила.

И подавилась.

Тэвис постучал ей по спине и посмотрел на Лидию осуждающим взглядом. «Говорил я тебе!», сказал он.

Когда Эдриен снова смогла дышать, она вытерла слёзы с глаз и с подозрением посмотрела в кружку. «О, Лидия! Ты не оставляешь кофейную гущу – нет, не совсем гущу… скорее пасту, я думаю. Что ты сделала? Раздавила зёрна и смешала их с водой? Ух!»

«Разве я не говорил тебе пропустить его через сито?», напомнил Тэвис. «Ты бы стала пить его в подобном виде?»

«Ну, со всем этим шумом-гамом, я забыла!», Лидия схватила кружку. «Раз ты так уверен, что знаешь, как его делать, вот и делай!» Она толкнула кружкой прямо в Тэвиса, расплескав густую коричневую массу по полу.

«Отлично. Вот и посмотрим, скажу я!» С высокомерным видом он удалился в кладовую.

Лидия вздохнула. «Эдриен, я знаю, это было далеко не самое хорошее утро. Я так хотела приготовить кофе для тебя, но вместо кофе, как насчёт чашечки чая и беседы?»

«У-ох», сказала Эдриен. «Я знаю этот взгляд, Лидия. Что не так? Помимо моих прыжков сквозь временные ворота?»

«Чай?», уклонилась Лидия.

«Беседа», сказала Эдриен осторожно.

С чего лучше начать? Лидия решила ничего не таить от неё. Ложь и полуправда имели отвратительное свойство порождать и взращивать подозрения. Если Эдриен имела чёткое представление о Ястребе, можно было надеяться, что правда не повредит; но ложь, где-нибудь проскочив, определённо могла бы это сделать. «Эсмерельда мертва».

«Мне так жаль», мгновенно ответила Эдриен. «А кто такая, Эсмерельда?»

«Ястреба…ммм…ну, бывшая любовница – наверное, лучше всего назвать это так…»

«Ты хочешь сказать, так же, как Оливия? И где он её держал, между прочим? В донжоне? Или в башне? В комнате рядом с моей?»

Лидия вздрогнула. «Всё не так, Эдриен. Он расстался с ней за несколько месяцев до того, как ты приехала. Она жила с цыганами, которые размещают свой лагерь на наших полях в тёплое время года. Согласно тому, что сказали люди из её народа Тэвису этим утром, это она пыталась убить тебя. Хорошая новость, что ты сейчас в безопасности».

«Разве я не говорила об этом всё время? Я сказала тебе, что возможно это была одна из бывших этого мужчины, не так ли? Ох!», она вскочила на ноги.

«Эдриен».

«Что теперь?»

О, источник беспокойства, думала Лидия. Ну же, встряхнись, сказала она себе, зная по выражению лица Эдриен, что она готова прямо сейчас влезть в хорошую драку с Ястребом, и что рассвирепеет как брызгающая слюной банши, когда поймёт, что потасовки не будет. «Хоук уехал в Устер на рассвете».

«Как надолго?», проскрежетала Эдриен.

«Он не сказал. Эдриен! Подожди! Мы должны разобраться с тем, что принесло тебя сюда!», Но Эдриен больше не слушала её.

Лидия вздохнула, когда Эдриен ураганом вылетела из кухни, безостановочно бормоча про себя, «Высокомерный, тупой неандерталец, настоящая боль в заднице…»

Глава 23

Да в чём твоя проблема, Эдриен де Симон? Яростно спрашивала она себя.

Она пожала плечами и вздохнула, прежде чем с несчастным видом осведомила ближайший розовый куст. «Кажется, я испытываю слабость к этому мужчине».

Розовый куст мудро кивнул на тихом летнем ветру, и Эдриен охотно принялась изливать душу своему восторженному слушателю.

«Я знаю, он был с многими женщинами. Но он не такой, как Эберхард. Конечно, наверное таких как Эберхард вообще нет, ну может, за исключением пятиголового монстра у врат ада».

Когда розовый куст не упрекнул её за мелодраматичность и возрастающую поэтичность, она издала действительно несчастный вдох и продолжила. «Я ни черта не могу понять в этом мужчине. Сначала он хочет меня – я имею ввиду то, что он сжёг мою королеву, чтобы удержать здесь, что в действительности не сработало по всей видимости, но стремление было таким. Он неоднократно спасает мне жизнь, даже если это была косвенно его вина, это было опасно с самого начала, а потом он отказывается видеть меня. И если этого недостаточно, он чуть свет и уезжает, не сказав хотя бы ‘Будь здоров‘!».

Эдриен раздражённо дёрнула розовый куст.

«Я не думаю, что он вполне понимает всю необходимость своевременного разговора начистоту. Своевременный это значит сейчас. Где хотя бы находится этот Устер?» Она основательно подумывала над тем, чтобы отыскать лошадь и самой туда отправиться. Как он осмелился взять и оставить её? Не то, чтобы она совсем была против быть там, где была – Далкейт-над-Морем был несомненно прекрасным местом, но что если её занесёт обратно в её время навеки и она не увидит его больше никогда снова?

Провалиться ей на этом самом месте, если из-за этого дело не принимало совсем иной оборот. Те немногие солдаты, что вели войну, бушующую в её груди, встали, предательски свернули лагерь и ушли следом за этой мыслью.

Как это она не подумала о том, что могла исчезнуть и никогда больше не увидеть мужчину, за которого вышла замуж? Что у неё не было контроля над этим, чем бы там оно не было. Ещё двадцать солдат промаршировало на сторону Ястреба из той драки, что бушевала в ней. Ну и дела.

Не хочешь узнать, Эдриен, каково это лечь рядом с ним и почувствовать обжигающее пламя той изумительной страсти?

Ладно. Остался один солдат на её стороне, и это был Недоверчивый и Испуганный Мистер Н.

Предатели! Она неодобрительно посмотрела на новоявленный лагерь Ястреба. Одна лишь мысль о нём заставляла её чувствовать жар во всём теле. Она запустила пальцы в искрящуюся, без химических примесей, воду фонтана.

Она не могла представить себе, что больше никогда не увидит этот красивый фонтан, никогда не почувствует лавандовый девственно-чистый воздух 1513 года. Ни Лидии, ни Тэвиса. Ни замка у моря. Ни Лэрда Хоука, мужчины стальной воли и обжигающей страсти. Только Сиэтл и горькие воспоминания, и страх, удерживающий её в доме. 1990 годы, лишь бы оформить выгодную сделку и плевать на смог и озоновые дыры.

Она сомневалась, что Хоук пытался бы отправить её одну на отдых. Казалось, он был из тех мужчин, кто берёг бы как сокровище свою жену и держал бы её поближе к себе, если бы женщина позволила это. Поближе к своему мускулистому телу и к тому, что под килтом…

«Мечты, грешные мечты», тихо вздохнула она. Эдриен крепко зажмурила глаза и уронила голову на свои руки. Целую вечность уйма вопросов крутилась в её голове, и медленно, но уверенно Эдриен помогла последнему ничтожному солдату у своих ног встряхнуться и довериться ей, пока она провожала его на другую сторону сражения. Она приняла своё решение. Она попытается.

Она медленно подняла голову со своих рук и встретила пронизывающий взгляд Адама. Как долго он стоял здесь и смотрел на неё с обожанием в глазах. Тёмные глаза, чёрные как ненависть. Откуда же это бралось?

«Ты ненавидишь Ястреба, не так ли, Адам?», спросила она в вспышке кристально-чистой интуиции.

Он улыбнулся, оценив это. «Вы женщины – такие. Кольнуть бы побольнее проницательным взглядом. Но ненависть придаёт огромное значение своему предикату», подразнивал он, пока опускался рядом с ней на борт фонтана.

«Не играй в словесные игры со мной, Адам. Ответь на вопрос».

«Это доставит тебе удовольствие. Честность мужчины?»

«Да».

Он пожал красивым, зацелованным солнцем, плечом. «Я ненавижу Ястреба».

«Почему?», возмущённо спросила Эдриен.

«Он дурак. Он не отдаёт должного достоинству твоей красоты, Красавица».

«Моей чего?» Для неё этот факт обладал наименьшей важностью.

Кузнец блеснул ослепительной улыбкой. Он стремится лишь смять их, проскользнув меж твоих бёдер, но эти лоснящиеся любовной росой лепестки я б увековечил».

Эдриен застыла. «Это очень поэтично, но не стоит быть грубым, Адам. И ты даже не знаешь меня».

«Я не могу думать ни о чём другом, но лишь о том, что охотнее сделал бы с моим временем, вместо того, чтобы проводить его в познании тебя. В библейском смысле слова, раз уж ты находишь мои другие упоминания слишком наглядными. А это достаточно мило для тебя?»

«Кто ты?»

«Я могу быть тем, кем ты захочешь, чтобы я был».

«Но кто ты!», упрямо повторила она.

«Я мужчина, в котором ты нуждалась всю свою жизнь. Я могу дать тебе всё, что угодно, ещё до того, как ты осознаешь, что желаешь этого. Я выполню любое твоё желание, исцелю любую твою рану, исправлю любую твою ошибку. У тебя есть враги? У тебя их не будет рядом со мной. Ты голодна? Я найду самый сочный и зрелый кусочек, чтобы накормить тебя из своих рук. Тебе больно? Я облегчу боль. Плохие сны. Я разорву их в клочья. Сожаления? Я вернусь туда и исправлю их. Только прикажи, и я весь твой».

Она стрельнула в него испепеляющим взглядом. «Все мои сожаления сконцентрированы вокруг красивых мужчин. Так что предлагаю тебе убраться с моих…»

«Ты находишь меня красивым?»

В этих мужских глазах было совсем точно что-то не так. «С эстетической точки зрения», пояснила она.

«Таким же красивым, как Ястреба?»

Эдриен замолчала. Она могла быть язвительной временами, но если отбросить подобные моменты, то не в её характере было оскорблять чьи либо чувства. Эдриен предпочитала хранить молчанье, когда её мнение не отвечало искомым требованиям, и в таком случае, это уже и было ответом.

Челюсти Адама сжались.

«Таким же красивым, как Ястреба?»

«Мужчины – разные. Ты не можешь сравнивать яблоки с апельсинами».

«Я и не прошу тебя об этом. Я прошу тебя сравнить мужчину с мужчиной. Ястреба и меня», прорычал он.

«Адам, я не буду вдаваться в это с тобой. Ты пытаешься заставить меня сказать что-то…»

«Я только требую честного ответа».

«Это так важно для тебя? Почему это тебя так волнует ?»

Его настроение менялось с подвижностью ртути. «Дай мне шанс, Красавица. Ты сказала, эстетически я тебе нравлюсь. Ты действительно не можешь сравнить мужчин, пока не ощутила удовольствия, что они могут доставить тебе. Ляг со мной, Красавица. Позволь мне…»

«Прекрати это!»

«Когда ты смотрела, как я кую метал, это заставляло тебя гореть». Насыщенные чёрные глаза Адама сверлили её собственные проникающим и глубоким взглядом. Он взял её руку, поднося её ладонью вверх к своим губам.

«Да, но это было до того, как я увидела…» Она резко замолчала.

«Ястреба», ожесточённо выплюнул слово Адам. «Ястреб великолепный. Ястреб живая легенда. Ястреб обольстительный ублюдок. Ястреб – королевская шлюха. Помнишь?»

Она грустно посмотрела на него. «Прекрати это, Адам», сказала она, наконец.

«Ты спала с ним?»

«Не твоё дело! И отпусти мою руку!» Она попыталась вырвать руку из его захвата, но его хватка лишь усилилась, пока его пальцы ласкали её запястье, и она почувствовала смущающую атаку на свои чувства.

«Ответь мне, Красавица. Ты ложилась к Ястребу в постель?»

Она с трудом сглотнула. Я не буду ему отвечать, поклялась она упрямо, хотя губы прошептали, «Нет».

«Значит игра продолжается, Красавица, и я всё ещё могу выиграть. Забудь Ястреба. Думай об Адаме», напевал он, смяв её губы жестоким поцелуем.

Эдриен казалось, что она погружалась всё глубже и глубже в мрачный омут моря, вызывающий в ней желание свернуться и как-то помочь себе.

«Адам. Скажи это, красавица. Плачь по мне».

Где же Хоук, когда он ей так нужен? «Х-хоук», выдохнула Эдриен в наказывающий рот Адама.

Разъярённый, Адам силой заставил её откинуть голову и встретить его взбешённый взгляд. И пока Эдриен смотрела, тёмные черты лица Адама замерцали удивительным светом, превращаясь… но это было невозможно, убеждала она себя. В тёмных глазах Адама вдруг заискрились золотистые прожилки глаз Ястреба, а нижняя губа Адама вдруг изогнулась в чувственном приглашении, как у Хоука.

«Это я должен сделать, чтобы получить тебя, Красавица?», резко спросил Адам.

Эдриен смотрела на него в зачарованном ужасе. Лицо Адама таяло и снова обретало форму, и с каждым приходящим мгновеньем, он всё больше походил на её мужа.

«Должен я прибегнуть к подобному трюку? Только в таком виде ты примешь меня?»

Эдриен протянула дрожащую руку, чтобы дотронуться до его преобразившегося чудесным образом лица. «А-адам, п-прекрати это!»

«Это заставит тебя гореть, Красавица? Если у меня будут его лицо и руки? Если да, то я сделаю это!»

Ты спишь, говорила она сама себе. Ты заснула, и тебе снится действительно жуткий кошмар, но он пройдёт.

Руки Адама были на её грудях и язычки ледяного огня пробегали мурашками изысканных ощущений по её позвоночнику…но это не было удовольствием.

****

В десяти шагах Ястреб застыл на полпути, после того, как нёсся через длинный мост на всей скорости в сад. Линия за линией, мускул за мускулом, его лицо превратилось в маску ярости и боли.

Как долго его не было? Десяток часов? Полдня?

Рана, которую он получил, спасая её жизнь, горела гневным огнём в его руке, как и его желание, что яростно пульсировало для неё под его килтом.

Он заставлял себя смотреть долгие минуты, запечатлевая надолго в своей голове картину, что говорила ему о том, каким дураком он был, что желал эту девушку. Желал любить, даже в тот миг, когда она предавала его.

Твёрдое, загорелое тело кузнеца вытянулось вдоль знойных изгибов его жены, пока они развалившись сидели на краю фонтана. Его рука вплелась в её серебристо-белокурые волосы, а его рот смыкался на уступчивых губах жены.

Хоук смотрел, как она хныкала, на её мечущиеся в нужде по кузнецу руки… как она тянула его за волосы, яростно царапала его плечи.

Трава и цветы сорвались с благоухающей земли под его сапогом, когда Хоук развернулся и пошёл прочь.

*****

Эдриен сражалась за своё здравомыслие. «Отправляйся о-обратно в тот ад, из которог т-ты поя-явился…» Слова отбирали последние силы, которые всё ещё были у неё и оставляли её безвольно ловящую воздух.

Хватающие руки внезапно отпустили её.

Она соскользнула с края и свалилась с всплеском прямо в фонтан.

Прохладная вода смыла густой туман замешательства тотчас же. Она съёжилась от ужаса, ожидая ищущую её руку кузнеца, но ничего не происходило.

«А-адам?»

Дыхание озорного ветерка дразнило её замёрзшие соски сквозь тонкую ткань платья. «Ох!», она поспешно прикрыла их ладонями.

«А-адам?» Позвала она чуть сильнее. Нет ответа.

«Ну кто же ты на самом деле?», яростно выкрикнула она в бесцветное утро.

Глава 24

Пребывая в унынии, Эдриен подумала о том, чтобы не есть. Задалась вопросом, были ли у них сигареты в 1513, подумала ещё, и решила за неимением этого поесть.

Пока не нашла Скотч.

О времени, она размышляла пока сидела в его комнате, закинув свои ноги на его стол. Она плеснула себе добрую порцию виски в хрустальный бокал и сделала обжигающий глоток. «Ох», сказала она в задумчивости столу, «Да они производят напиток отменного купажа, не так ли?»

Она провела остаток дня и вечер в его священном убежище, скрываясь от странных ухаживаний кузнеца, неизменной заботы Лидии, и от собственной душевной боли. Она читала его книгу, пока смотрела на дымку дождя, что начался, пока она осушала бокал со Скотчем. У него был замечательный вкус в книгах, подумала она. Она могла влюбиться в мужчину, который любил читать.

Чуть позднее, когда она залезла в его стол, она говорила себе, что у неё были все права на это, потому что она была его женой в конце концов. Письма друзьям, от друзей, письма его матери, пока её не было здесь, лежали аккуратно перевязанные ленточкой в коробке.

Пока Эдриен просматривала ящики стола, она нашла миниатюры брата и сестры Ястреба. Она обнаружила мальчишеские сокровища, что согрели ей сердце: кожаный мяч, штопаный и перештопанный много раз, искусно вырезанные фигурки зверей, камешки и всякие безделушки.

После второго стакана Скотча он нравился ей уже весь целиком и даже больше. Достаточно Скотча, Эдриен, и уже давным-давно надо что-нибудь съесть.

На нетвёрдых ногах, она направилась в Главную комнату.

*****

«Жена». В голосе не было теплоты.

Эдриен вздрогнула и задышала с трудом. Она развернулась и оказалась нос к носу с Ястребом. Разве он не уехал в Устер? Очевидно нет. Её сердце воспарило. Она готова была попытаться, но что-то в его взгляде лишало её мужества, и у неё не было даже туманного представления почему. Она сузила глаза и пристально посмотрела на него. «Ты выглядишь явно раздражённым», сказала она. Она вскрикнула от страха, когда он неожиданно ринулся на неё. «Ч-что ты делаешь, Хоук?»

Его руки сомкнулись на её талии стальной хваткой, когда он своим мощным телом заставил её прижаться спиной к прохладной стене коридора.

«Хоук, что…»

«Молчи».

Широко раскрытыми глазами она смотрела ему в лицо, пытаясь отыскать хоть какой-нибудь ключ, который объяснил бы ледяную враждебность в его глазах.

Он с силой вдвинул ногу между её бёдер, безжалостно растолкав их в стороны. «Ты пила, милая».

Его дыхание было тёплым на её лице, и она могла чувствовать сильный запах алкоголя. «И что? Ты тоже! А я думала, ты был в Устере!»

Его красивые губы искривились в горькой улыбке. «Да, я полностью осведомлён о том, что ты думала, что я в Устере, жена». Его говор низко скрежетал, выдавая глубину его ярости.

«Я не понимаю, почему ты так зол на меня! Это у тебя было девять миллионов любовниц, и это ты уехал, не сказав до свидания, ты…»

«Что хорошо для гусака, не обязательно хорошо для гусыни», зарычал он. Он ухватил её волосы своей рукой и дёрнул резко её голову назад, открывая бледный изгиб её шеи. «Ни в духовных исканиях, ни в любовных делах, жена».

«Что?» Он говорил какую-то ерунду про домашних животных, когда она пыталась вести с ним разумный, трезвый разговор. Она задохнулась, когда он нежно куснул её у основания шеи, где неравномерно трепыхался её пульс. Если она не могла удержать этого мужчину, когда он был трезвым, то уж точно не удержит его, когда он был подвыпившим.

С мучительной неспешностью, он чертил языком дорожки по её шее и выступающим из платья округлостям её грудей. У неё пересохло во рту, и целая стая щебечущих птиц порхала у неё в животе.

«Ты распутница», выдохнул он в её безупречную кожу.

Эдриен тихо стонала, частично от боли, причиненной его словами, а частично от удовольствия, доставляемого его прикосновениями.

«Вероломная, жестокая красота, что я сделал, чтобы заслужить это?»

«Что я сделала…»

«Нет!», прогремел он. «Ни слова. Я не потерплю медовой лжи из этого сладкого змеиного логова, что ты называешь ртом. Да, милая, ты обладаешь самым беспощадным ядом. Лучше бы я позволил дротику забрать тебя. Или стреле. Я был дураком, когда страдал от боли из-за тебя больше, чем одно мгновенье».

Мне снова снится кошмар? изумилась она. Но она знала, что это был не сон, потому что никогда она так не осознавала каждый дюйм своего собственного тела, своего вероломного тела, которое умоляло прижаться сильнее к этому разгневанному мужчине, который источал сексуальный призыв даже в своей ярости.

«Скажи мне, что у него есть такого, чего я не могу дать! Скажи мне, чего ты жаждешь в том мужчине. И после того, как я покажу тебе каждую унцию того, что я могу тебе дать, тогда ты сможешь мне сказать, думаешь ли всё ещё, что он сможет дать тебе больше, чем я!»

«Кузнец?», спросила она недоверчиво.

Он полностью проигнорировал её вопрос. «Мне давно следовало это сделать. Ты моя жена. Ты разделишь мою постель. Ты родишь моих детей. И скажу с полной уверенностью, что к тому времени, когда я сделаю всё это с тобой, ты больше никогда не произнесёшь это слово снова. Я однажды рассказал тебе о правилах Ястреба. Сейчас я напоминаю тебе их в последний раз. Кузнец и Адам – два слова, которые ты никогда не скажешь мне. Если скажешь, я накажу тебя так беспощадно и с таким совершенством, что ты пожалеешь о том, что появилась на этот свет».

Слова были сказаны с таким бешеным и всё же тщательно контролируемым гневом, что Эдриен даже не стала спрашивать, какое наказание могло быть у него голове. Она интуитивно понимала, что никогда бы не хотела об этом узнать. Когда она приоткрыла губы, чтобы сказать, Хоук потёрся своим телом о неё, интимно вжимая свою затвердевшую плоть между её бёдер. Слова, которые она намеревалась сказать, испарились, сменившись тихим потоком воздуха, постепенно перерастающим в хриплый стон. Эдриен хотела раствориться в нём, вжаться в его тела со всей страстностью. Она не могла даже стоять рядом с этим мужчиной, чтобы не хотеть его.

Его улыбка была язвительной и жестокой. «Он ощущается так же, милая? Есть ли у него хотя бы это, чтобы доставить тебе удовольствие?»

Ни у одного мужчины нету этого, взволнованно думала она, жадно прижимаясь бёдрами к нему. Хоук тихо зарычал, закрыв её рот своим в безжалостном, грубом поцелуе.

Эдриен почувствовала, как его руки задирают её юбку, и поняла, что в порыве своей ярости Ястреб собирался взять её, прямо здесь, в полутёмном и холодном коридоре. Подвыпившая или нет, не так Эдриен собиралась расстаться со своей с трудом хранимой девственностью. Она хотела его, но не подобным образом. Вот так, никогда. «Остановись! Хоук, что бы ты не думал, что я сделала – я не делала этого!», закричала она.

Он заставил замолчать её своим ртом, своим горячим поцелуем, голодным и безжалостным. Она понимала, что он наказывал её своим телом, а не занимался с ней любовью, но всё равно не могла сопротивляться его языку и не могла помешать себе, задыхаясь, отвечать на его поцелуи.

Хоук опустил голову, задевая её шею зубами, подразнил её затвердевшие соски через платье. Эдриен так потерялась в наслаждении, что не понимала, что он делал, пока не стало слишком поздно.

Она почувствовала верёвку на своих запястьях, когда он дёрнул её руки вниз, и развернув её, стянул её руки у основания спины.

«Ты сукин сын!», прошипела она.

«Сукин сын», задумчиво повторил он. «Тебе не нравится моя мать?»

«Мне не нравишься ты, когда так себя ведёшь! Хоук! Почему ты делаешь это? Что я сделала?»

«Молчи», приказал он тихо, и тогда она узнала, что если его голос был тихим и мягким, как промасленная кожа, значит она была в очень большой опасности. Это был первый из уроков, что он преподал ей. Когда шелковая маска скользнула ей на лицо, она закричала от ярости и попыталась лягнуть его своей ногой. Она вырывалась, пиналась, металась в его руках, резко выкрикивая ругательства.

«Жена», сказал он ей прямо в ухо сквозь шёлк маски «ты принадлежишь мне. И скоро ты и не вспомнишь, что было время, когда это было не так».

*****

Адам стоял в тени рябин и смотрел, как Ястреб скрылся в ночи, с вырывающейся из его сильных рук женщиной в маске, закрывающей ей глаза. Неужели он думал, что так сможет избавиться от Адама Блэка? Хоук подумал, что сможет её увести? Умный. Адам не обсуждал с ним этот пункт. Хоук очевидно решил сыграть на самом острие буквы их правил.

Мужчина становился совершенно сорвавшимся с цепи.

Нет, это не совсем то, чего ожидал Адам, устроив то представление в садах.

Итак, мужчина оказался большим зверем, чем он думал. Он очень сильно недооценил своего соперника. Он думал, что Ястреб был слишком порядочным и слишком хорошим, чтобы знать, когда мужчина должен был быть жёстким и неумолимым как сталь с женщиной. Он рассчитывал, что благородный Ястреб, раненый столь сильно видом своей жены в руках кузнеца, проклянёт её и завяжет с ней, может разведётся – всё, что угодно, согласно его плану, что заставит её бежать стремглав в его ярко горящую кузницу у рябин. Он думал, совершенно ошибочно как оказалось, что у Ястреба была по крайней мере одна или две слабых черты в характере.

«Молчи, жена!», резонировал баритон Ястреба в темноте. Адам вздрогнул. Ни один смертный не должен был обладать подобным голосом.

Это не должно случится. Он должен был серьёзно вмешаться, потому что если такой мужчина уведёт женщину и удержит её на какое-то время, эта женщина несомненно станет принадлежать ему, когда он с ней закончит.

А Адам никогда ни в чём не проигрывал. И уж точно не в этом.

Он шагнул из тени, приготовившись противостоять Ястребу, когда услышал резкий шёпот за своей спиной.

«Шут!»

«Что теперь?», зарычал Адам, повернувшись лицом к Королю Фибн’эару.

«Королева требует твоего присутствия».

«Сейчас?»

«Прямо сейчас. Она подозревает нас. Я думаю, это снова маленькая, слишком любопытная Эйн. Тебе придётся покинуть игру по крайней мере на то время, пока не успокоим подозрения Королевы. Идём».

«Я не могу уйти сейчас».

«У тебя нет выбора. Она сама придёт за тобой, если ты этого не сделаешь. И тогда у нас вообще не останется шансов».

Адам стоял безмолвно долгие мгновенья, позволяя своему гневу пылать в нём, оставляя лишь пепел от его решительности на своём пути. Он должен был быть очень осторожным во всём, что касалось Королевы. Ничего хорошего он не добьётся, если осмелится помешать её капризу или воле любым способом.

Он позволил себе лишь бросить взгляд через плечо на сидящую верхом фигуру. «Очень хорошо, мой господин. Через прогнивший этот ад, наперекор моей воле, что обещана только моей прекраснейшей королеве, веди меня».

Глава 25

Она перестала кричать только когда её голос совсем пропал. Глупая, говорила она себе. Чего ты этим добилась? Ничего. Тебя скрутили как ощипанного цыплёнка и сейчас ты в протесте и пискнуть-то не сможешь.

«Только сними маску, Хоук», умоляла она скрипучим шёпотом. «Пожалуйста?»

«Правило номер девять. Моё имя с этого момента и дальше Сидхи. Сидхи, не Хоук. Используешь его, и будешь вознаграждена. Если нет, то не жди пощады».

«Почему ты хочешь, чтобы я называла тебя этим именем?»

«Так я буду знать, что ты понимаешь, кто я есть на самом деле. Не легендарный Ястреб. Просто мужчина. Сидхи Джеймс Лион Дуглас. Твой муж».

«Кто первым прозвал тебя Хоуком?», охрипшим голосом спросила она.

Он приглушил слетевшее ругательство и она почувствовала его пальцы на своём горле. «Кто первым прозвал меня Хоуком не имеет разницы. Все это делали. Но так всегда называл меня король», он скрипнул зубами. Он не добавил, что за всю свою жизнь он никогда не позволял девушке называть его Сидхи. Ни одной.

Он развязал маску и опустил её с лица, потом дал ей отпить прохладной воды, успокаивая то жжение, что делало её голос таким грубым.

«Король Джеймс использовал только это имя?», спросила она поспешно.

Ещё один вздох. «Да».

«Почему?»

Она почувствовала, как его тело напряглось за её спиной. «Потому что он говорил, что я его собственный пленённый ястреб, и это было правдой. Он командовал мной целых пятнадцать лет, так же, как и сокольничий управляет своей птицей».

«Боже мой, что он сделал с тобой?», прошептала она, потрясённая ледяной глубиной его голоса, когда он говорил о своей службе. Ястреб, и под чьим-то контролем? Непостижимо. Но если угроза уничтожения Далкейта, его матери и его родных висела над его головой? Угроза жизни сотням людей его клана? Что бы сделал благородный Ястреб, чтобы это предотвратить?

Ответ пришёл легко. Её сильный, мудрый, высоко нравственный муж сделал бы то, что должен был сделать. Любого другого мужчину Ястреб просто бы убил. Но никто не мог убить Короля Шотландии. Без того, чтобы не быть полностью истреблённым всему клану королевской армией. Тот же результат, и никакого выбора. Приговор на пятнадцать лет, и всё из-за презренного и испорченного короля.

«Не можешь просто принять меня таким, какой я есть сейчас, милая? Это закончилось. Я свободен». Его голос был таким низким и звучным от страданий, что она застыла. Его слова лишили её равновесия; это было то, что она могла бы сказать сама, если бы её прошлое предстало перед кем-нибудь, к кому бы она испытывала любовь. Её муж постигнул боль, и возможно бесчестие, о, и несомненно, сожаление. Какое право имела она судить и выносить приговор человеку за его тёмное прошлое? Если быть честной с самой собой, она обратила бы внимание на то, что её прошлое было результатом её же собственных наивных ошибок, в то время как он был вынужден выдержать это тягостное испытание ради сохранения своей семьи и клана в безопасности.

Она хотела коснуться и исцелить мужчину, который сидел так равнодушно вдали от неё, но ещё не была совсем уверена, как начать. Только одно было ясно – он не был королевской шлюхой, потому что так захотел; этот факт прошёл долгий путь прежде чем успокоить её разум. Больше всего, ей хотелось понять этого жестокого, гордого мужчину. Разогнать тени в его красивых тёмных глазах. Она резко дёрнулась, когда почувствовала лёгкое прикосновение шёлка к её подбородку.

«Нет! Не надевай мне маску снова. Пожалуйста».

Хоук проигнорировал её протесты, и она вздохнула, когда он снова завязал верёвки.

«Скажи только, зачем?»

«Зачем что?»

«Зачем сейчас завязываешь мне глаза?» Что она сделала, чтобы спровоцировать его гнев?

«Я отступил назад, милая. Я дал тебе то, чего бы не дал тебе ни один мужчина. Я дал тебе время выбрать меня по собственной воле. Но кажется, твои желания дико глупые и нуждаются в убеждении. Ты выберешь меня, знай это. И когда ты сделаешь это, не будет другого мужского имени на твоих губах, ни другого мужской плоти между твоих бёдер, ни другого мужского лица в твоём мысленном взгляде».

«Но…» Она хотела знать, почему её время так вдруг истекло. Что заставило его так резко передумать?

«Никаких но. Ни слова, милая, если не желаешь, чтобы рот я тебе тоже завязал. С этого момента и дальше, ты будешь видеть без помощи этих красивых, лживых глаз. Возможно, я не полный дурак. Может ты сможешь увидеть правду своим внутренним зрением. Тогда снова, а может и нет. Но твой первый урок таков – то, каким ты меня видишь, не имеет ничего общего с тем, кто я есть. Тот, кем пришлось мне быть в прошлом, не имеет ничего общего с тем, кто я есть. Когда ты наконец увидишь меня ясно, тогда и только тогда сможешь увидеть меня глазами снова».

****

Они приехали в Устер вскоре после того, как рассвело. Припустив коня во весь опор во мраке ночи, Хоук обернул двухдневную поездку меньше, чем в один день.

Он проводил её в покои лэрда, мимо вытаращивших глаза слуг, по лестнице и в спальню. Ни сказав ни слова, он разрезал узлы на её запястьях кинжалом, толкнул на кровать, и, покинув комнату, закрыл её на замок.

*****

Как только руки Эдриен освободились, она сорвала шелковую маску. Она была почти готова разорвать её в мелкие шелковые клочья, как поняла, что он вероятнее всего просто воспользуется чем-нибудь ещё, если она её уничтожит. Кроме того, размышляла она, у неё не было намерения бороться с ним. Ей хватало той битвы на руках, в которой она пыталась совладать со своими собственными эмоциями; позволить ему делать то, как он чувствовал, ему надо было сделать. Это давало ей больше времени на то, чтобы свыкнуться с новыми ощущениями внутри неё. О небеса, но он был зол на неё. Только за что он злился, она не была уверена, но её решение было всё же правильным. Даже перед лицом его ярости, её солдаты не поменяли свою точку зрения. Они все гордо стояли на стороне Ястреба, и она вместе с ними всеми до одного.

Он собирался безжалостно соблазнить её? Открыть её внутреннее зрение на него? Ему не надо было знать, что оно уже было открыто, и что она бесстыдно предвкушала каждый миг этого соблазнения.

*******

Ястреб медленно шёл по улицам Устера. Они были почти пустынны в этот поздний час, только храбрецы, полные глупцы или злоумышленники прогуливались по улицам поздно ночью, когда густой туман вздымался над землёй. Он размышлял над тем, под какую категорию подпадал он.

Многое началось в этот день, но ещё большее оставалось незаконченным. Он провёл большую часть утра, просматривая книги мельника и разговаривая с недовольными крестьянами, которые обвиняли мужчину в подмене их зерна. Был только один мельник, назначенный на эту должность людьми короля, до того как Хоук был освобождён от своей связанной обещанием службы. Будучи единственным в округе, он мог позволить себе осуществлять абсолютный контроль над зерном крестьян, да ещё в сговоре с местным управляющим, он действительно жульничал в весе, подменивая заплесневелой мукой лучшее зерно и пуская в обращение чистую прибыль в трёх других городах чуть к северу.

Хоук вздохнул. Это была лишь первая из множества проблем, требовавшего его внимания. Ему придётся задержать судью на недели две, чтобы разобраться со всем, что тут творилось под его благотворным невниманием, пока он отсутствовал на службе у Джеймса.

Но сейчас у него появилось время исправить тот многочисленный вред, нанесённый крестьянам, и он сделает это. Его народ был очень рад его возвращению и тому, что он снова проявил интерес к их нуждам. Начиная с этого дня, три человека в Устере занялись мельничным делом и приобрели соответствующие права. Ястреб улыбнулся. Конкуренция пойдёт на благо его людям.

Аромат пижмы и мяты кружился у открытой двери дома, мимо которого он проходил. Женщина, одетая лишь в прозрачный кусочек замаранного и изорванного шёлка, поманила его кивком головы. Ястреб приподнял насмешливо бровь и улыбнулся, но вежливо отказал, продолжая идти вниз по улице. Его глаза потемнели и наполнились горечью. У него было больше, чем он мог выдержать, ожидающее его дома.

******

Эдриен рывком села, когда услышала, как Ястреб открыл дверь в её комнату. Она представляла себе то сладостное обольщение, что он припас для неё, и ей пришлось призвать всё своё самообладание, чтобы скрыть своё волнение, вызванное его возвращением.

«О, ты вернулся», протянула она, надеясь, что ей удалось замаскировать свою радость.

Он пересёк комнату в два внушающих трепет громадных шага, взял её в свои руки и заставил замолчать своим мрачным взглядом. Он неумолимо приближал свою голову к её губам, и она отвернула лицо. Не смутившись, он заскользил по её шее, легко касаясь её зубами, пока не добрался до основания, где неровно бился её предательски участившийся пульс. Она задержала дыхание, когда он прикусил её кожу и пробежался языком по всей длине её шеи. Если его близость сама по себе заставляла её трепетать, то поцелуи его станут для неё окончательной погибелью. Его жёсткая щетина натирала ей кожу, когда он оттянул её голову назад и нежно прикусил мочку её ушка. Эдриен вздохнула от удовольствия и добавила тихий вскрик протеста, только чтобы быть убедительной.

«Ты забудешь кузнеца, милая», пообещал он. Он резко дёрнул её за волосы, заставляя встретиться с ним взглядом.

«В любом случае я не собиралась его вспоминать. Он не больше, чем нахальный, властный, подавляющий мерзавец».

«Милая попытка, жена», сухо сказал Хоук.

«Что ты имеешь ввиду под милой попыткой? Почему ты так одержим этим кузнецом?»

«Я? Как раз именно ты и одержима кузнецом!», он натянул маску ей на голову.

«Ты такой тупоголовый, что даже не видишь правды, когда она у тебя прямо перед носом».

«О, но в этом как раз и суть, милая. Я хорошо видел правду своими собственными глазами в тот день в саду. Да, слишком хорошо, и воспоминание о ней ещё кипит у меня в голове, насмехаясь надо мной. Я только недавно был ранен, спасая твою шаткую жизнь, но тебя это не волновало. Нет, у тебя были другие приятные планы на уме. И моё отсутствие только облегчило для тебя их осуществление. Не успел я отойти от тебя и на пару часов, как ты тут же легла под него на фонтане. На моём фонтане. Моя жена».

Так вот что это было, думала она. Он вернулся и увидел кузнеца, когда тот делал с ней те тёмные жуткие вещи, а она боролась с ним. Он стоял там, смотрел, как кузнец практически насиловал её, и верил в то, что она этого хотела. Он даже и не подумал, что она нуждалась в помощи.

«Возможно, не одна только я не вижу очевидного», язвительно сказала она. «Может быть, в этой комнате есть двое, кому не помешало бы воспользоваться внутренним зрением».

«Что ты говоришь, милая?», тихо сказал Хоук.

Она не удостоит его глупость ответом. Мужчина практически её изнасиловал, а в своей ревности её муж просто смотрел. Чем больше она уверяла бы его в своей невиновности, тем виновней она бы выглядела. И чем больше она думала об этом, тем больше злилась. «Я просто посоветую тебе обзавестись внутренним зрением самому», сказала она так же тихо.

Её спокойная гордость заставила его призадуматься. Ни хныканий, ни лжи, ни унижений. Ни оправданий. Могло ли так случиться, что он неправильно понял то, что увидел у фонтана? Может быть. Но он сотрёт воспоминания о кузнице, как поклялся.

Он дьявольски улыбнулся и закрыл ей глаза шелковой маской снова. Да, к тому времени, как он закончит, она забудет, что Адам Блэк вообще существовал.

Он знал, что мог это сделать. Он был обучен этому. Сначала цыганами, а потом герцогиней при дворе короля. «Секс не только кратковременное удовольствие», наставляла она его. «Это искусство, творимое умелыми руками и тонким вкусом. Я научу тебя ему, прекраснейшему из вторжений в людские прегрешения. Ты станешь самым лучшим любовником, из тех кого только знала земля, к тому времени, когда я закончу. Ну а в том, что самым красивым, можно даже и не сомневаться».

И уроки начались. Она была права – было на самом деле много того, чего он не знал. И она показала ему, вот это местечко здесь, этот изгиб там, способы движений, сотни поз, утонченные и изысканные пути использования его тела, чтобы доставить самые разнообразные виды наслаждения, и наконец, все ментальные игры, которые были немаловажной частью всего этого.

Он хорошо усвоил урок, выучив его наизусть. И со временем его интенсивный мальчишеский голод затерялся в волнах бессмысленного моря любовниц и побед.

О, он был самым лучшим, никаких сомнений в этом. Он оставлял девушек, умолявших его о внимании. Легенда о Ястребе росла. Но однажды, женщина, которой Хоук неоднократно отказывал – Оливия Дюмон – попросила у Короля Джеймса его сексуальных услуг, как будто он был куском собственности, который можно было даровать.

И как королевскую собственность, Джеймс предоставлял его, орудуя всё той же угрозой причинения вреда Далкейту, попробуй он не подчиниться.

Как Джеймс полюбил это – особенно когда понял, как сильно это унижало Ястреба. Король сказал так, ты будешь тем, чем Мы захотим, чтобы ты был, даже если это нечто столь банальное, как Наша шлюха, чтобы доставлять удовольствие нашим привилегированным леди. Других мужчин посылали в бой. Ястреба посылали в спальню Оливии. Двойное унижение.

Многие мужчины завидовали Ястребу – любовник стольких красивых женщин. Ещё больше мужчин ненавидели Ястреба за его мастерство и его мужественность, и за легенды, что леди плели о нём.

В конце концов, Джеймс устал слушать эти легенды. Замученный мольбами дам об этом красивом мужчине, Джеймс отсылал Ястреба заграницу с абсурдными и рискованными поручениями. Выкрасть королевскую драгоценность из казны Персии. Выманить хитростью бесценный предмет искусства у старой наследницы в Риме. Каким бы странным ни было сокровище, о котором слышал жадный Джеймс, Ястреба неизменно посылали заполучить его честными или грязными путями. Королевская шлюха была именно этим – мужчиной, выполнявшим «грязную работу» короля, чего бы не пожелал его капризный господин.

Его глаза вернулись к девушке, стоявшей молча перед ним.

Она так отличалась от всех, кого он когда-либо знал. С первого дня, как он увидел её, он понял, что в ней действительно не было фальши и завуалированных ухищрений. Хотя она и могла скрывать некие глубины, они были ни злобными, ни своекорыстными, но явившимся результатом страданий и одиночества, а не хитрости и обмана. Он понял, что у неё было чистое сердце, такое же чистое и искреннее, и полное возможностей, какими были цыганские поля, и оно уже было отдано мужчине, что был недостоин его! Хитрости и странным уловкам в миниатюре. Адаму Блэку.

Всеми правдами и неправдами или каким угодно образом действия, если на то будет необходимость, он добьётся и завоюет её. Он заставит увидеть её ошибку в своих отношениях – что она отдала сердце не тому мужчине.

У неё были завязаны глаза от него и для него, пока она снова не научиться видеть этим чистым сердцем, которое отпрянуло, чтобы притаиться. Он разбудит его, встряхнёт, и заставит выйти и снова повернуться к миру лицом. И когда она научиться видеть его таким, каким он был на самом деле, тогда и сможет увидеть его снова своими глазами.

Эдриен, неуверенная, стояла не шелохнувшись. Было странно знать, что он был в комнате, но не знать, где и что он делал. Он мог стоять прямо перед ней даже сейчас с телом, обнажённым и мерцающим в отблесках масляного света. Она представляла его, освещённого мягким сиянием свечей. Она любила огни и подсвечники этого столетия. Какая романтика могла жить и дышать под флуоресцентным светом её собственного времени?

Она сожалела о маске, что лишала её возможности видеть его, но решила, что так оно к лучшему. Если бы она могла видеть его, это бы значило, что он смог бы увидеть её глаза, и они непременно выдали бы её зачарованность им, если не готовность.

Она почувствовала шёпот ветерка. Он был слева? Нет, справа.

Он кружил вокруг неё. Её сердце грохотало. С любым другим мужчиной, неспособность видеть чувствовалась бы угрозой, но не с Ястребом. Несмотря на его гнев, он уже доказал, что был благородным до глубины души. Она знала, что хотя он и завязал ей глаза, он сделал это, пытаясь завоевать её любовь и доверие – а не для того, чтобы доминировать или подавлять её. Ничего угрожающего в том, что он закрыл ей глаза от него, не было; он открыл ей сердце своей шёлковой маской. Недостаток зрения обострил все другие её чувства до предельного состояния.

Когда его рука коснулась в ласке её шеи, он сдержала вздох удовольствия.

Хоук продолжал кружить вокруг неё; сначала сбоку, потом за спиной, и, казалось, прошла целая вечность, перед её лицом. Она навострила уши на малейшие признаки, её тело вибрировало от напряжения, удивления, ожидания.

«Второй раз будет, чтобы научить. Научить тебя – каково это чувствуется, когда тебя любит такой мужчина, как я. Этого ты никогда не забудешь».

Его дыхание обвевало заднюю часть её шеи, его пальцы подобрали её спадающие волосы. Она могла слышать только неровное дыхание – она не была уверена его или её. Она застыла, когда его рука задела изгиб её бедра, чувствуя дикие скачки тока, расходящиеся по всему её телу.

«Третий раз будет для пут и привязи. Я обещаю тебе, это будет конец твоему сопротивлению».

«Он провёл пальцами вниз по её шее, через груди от соска до соска, потом вниз к её напрягшемуся животу. Его лёгкая, как пёрышко, ласка проскользнула между ног и ушла, оставив за собой болезненный голод.

«Но четвёртый раз, ах, четвёртый раз, когда я услышу твои сладостные крики, этот раз для меня, милая. За ожидание и голод, и агонию, в которой я пребывал, желая тебя. Только для меня».

Его руки были на её плечах, плавно сдвигая шёлк платья по её коже. Расстегивая маленькие жемчужные пуговицы с задней части её шеи, одну за другой чем-то чувствующимся как…зубы? Ох! Его язык порхал по чувствительной коже шеи, затем двинулся ещё ниже.

О небеса, но эти чувственные удары его языка вели её к окончательной гибели. Не отрываясь, шершавый бархат его языка прочертил дорожку вниз по позвоночнику, и ещё ниже. Она задрожала.

Она молча покачивалась на слабых ногах. Ни звука, напомнила она себе. Во всяком случае, одобрительного. Только протест.

Только когда она была уверена, что не сможет больше молчать ни секунды, она отступила назад, и почувствовала тихий ветерок его присутствия. Она повернулась, пытаясь найти его в тишине.

Спинка её платья была распахнута, а её кожа – влажной от его поцелуев. Она ждала в безмолвном предвкушении. Где он был?

Там, подумала она, когда почувствовала, как он сжал ткань её платья. Он потянул её платье и оно упало на пол с шелковистым шелестом. Сорочка упала следующей, и на ней остались только чулки, кружевной пояс и туфли.

Хоук был благодарен тому, что у неё были завязаны глаза, так она не могла видеть дрожь в его руках, когда он скользнул вниз на колени и принялся медленно сдвигать один чулок, скатывая его вниз дюйм за дюймом, пока стоял перед ней на коленях. Он прокладывал благоговейными поцелуями дорожку вниз по её длинной, нежной ноге. От её мягкого бедра к колену, а от него к элегантной лодыжке, он касался её ноги, сначала одной, потом другой, горячими поцелуями, удостоверяясь, что не пропустил ни единого восхитительного дюйма тела цвета сливок, не изведав его на вкус.

Она не издала не звука, но он понимал её игру. Так как она его ненавидела, то конечно не издаст ни звука удовольствия, пока он не вырвет его из её горла. А чтобы сделать это, ему нужна была ясная голова. Он не должен потерять контроль, окунувшись в мысли об этих мерцающих завитках в сладком месте соединения её бёдер, в дюйме от его рта, или шелковистом бутончике, что спрятался внутри, самом центре её желания. Со своей позиции у её ног, он наслаждался каждой линией и изгибом её совершенного тела. Его глаза скользили по её крепким бёдрам, вверх по упругому, слегка округлому животу, по кремовым грудям к алебастровой шее, которую прикрывал чёрный шёлк маски.

Эдриен знала, что если что-нибудь не случится прямо сейчас, её ноги просто подогнуться под ней и она упадёт прямо ему на лицо. Не плохая идея, предложил её разум. Она была потрясена. Ошеломлена. Но может…

Она легонько качнулась вперёд.

Хоук застонал, когда её мягкие завитки задели его небритую щеку. Стоя на коленях у её ног, он плотно закрыл глаза, чтобы прогнать видение, потребность, не ведая этого его язык увлажнил губу и его рот потребовал…

Сотрясаемый дрожью, он зарычал и поднялся с колен, а потом его руки были на её теле и он знал, что у него серьёзные проблемы. Куда к чёрту подевался Ястреб? спрашивал он себя, грубо опрокидывая её на постель. Где был Лотарио? Этот легендарный мастер самообладания, что собирался дразнить её на пределе выносливости и разбить вдребезги её защиту. Куда же ушла его воля? Какая воля? спрашивал он, потерявшись в нежной зелени полей невинности, более сладкой и сочной, чем всё, что он когда-либо знал.

Эдриен застонала, когда его тело накрыло её, вжимая её в мягкую постель. Она чувствовала каждый дюйм горячего, требовательного тела этого мужчины. О, блаженство, мурлыкало женское начало внутри неё. Возьми меня, хотелось ей закричать. Но не так легко, она не сдастся слишком быстро.

Стремительным движением Ястреб сорвал маску с её головы и поцеловал её, погрузив руки в её волосы. Он целовал её запоем так, что она теряла дыхание и последние остатки своего страха.

Она целовала до этого немногих мужчин. Более чем немногих. Робкие поцелуи, пылкие поцелуи. Поцелуи Эберхарда оставляли её равнодушной. Мужчина не целовал вот так, если не был безумно влюблён.

Он любил её. Осознание этого затрепетало в ней прямо под кожей, затем просочилось глубже, проникая в самую сердцевину. Как изумительно знать, что он так сильно её любит. В этом не было сомнений. Он бережно держал её лицо в своих сильных руках, словно это была самая бесценная вещь во всём мире. Она открыла глаза и встретила его пристальный тревожный взгляд, и попыталась сказать серебристым безмолвием всё, что она чувствовала в действительности, потому что не могла сказать словами. Она не знала как. Не было практики.

Когда он переместил её под себя и его затвердевшая пробуждённая плоть скользнула между её ног, она сделала это, издала тот самый звук, которым клялась, что хотела этого. Практически зарычала. Так вот оно каким было. То, что заставляло людей сходить с ума от желания, страсти и голода. Это то, что познал Шекспир когда-то в своей жизни, чтобы написать Ромео и Джульетту, сложить столь нежные строки о любви. Это то, что Ястреб называл Валгаллой.

Она выгнулась к нему, мускулы глубоко внутри неё горели огнём, сжигая её болью и пустотой.

«Эри», выдохнул он, уронив свою голову, чтобы захватить ртом её сосок. Он целовал и втягивал, и мучил его. Он выпустил напрягшуюся вершинку и подул прохладным ветерком на его разгорячённую верхушку. Прикусил его слегка, потом нежно потёр его своей жёсткой щетиной. Вспышка огня полыхнула в ней, расходясь лучами от её груди и заливая всё её тело волнами желания.

Он щедро одаривал её поцелуями всё ниже, прокладывая дорожку из них к её животу, изгибам её бёдер. Когда он остановился прямо над её медовым жаром, его лёгкое дыхание, обвевающее её чувствительную кожу, было сущей пыткой.

Биение сердца сбивалось с ритма, пока она ждала, застывшая, его следующей ласки.

Когда она пришла, она тихо захныкала. Он осыпал поцелуями шелковистость внутренней стороны её ног, потом вкусил самый центр её жажды. Когда его язык замелькал, поглаживая и нежно ударяя по её крошечному, напрягшемуся бутону, она закричала и её тело содрогнулось под ним. Она чувствовала себя парящей, достигая чего-то совсем недоступного ей, а потом…ох!

Как случилось, что она никогда раньше не испытывала ничего подобного? Ястреб вознёс её к звёздным небесам и закружил меж планет, прокатил вниз по Млечному Пути и прямо к сверхновой звезде. Раскачал её мир с края до края по всей солнечной системе. А когда, наконец, осторожно позволил ей вернуться вниз, она содрогалась под ним в агонии и экстазе, зная, что никогда больше не будет прежней. Что-то проснулось внутри неё и щурило болезненно глаза, непривычные к слепящему великолепию и ошеломительной мощи этого нового мира.

Она лежала, задыхающаяся и немного испуганная, но готовая. Готовая по-настоящему и полностью отдаться своему мужу и позволить их тесному единению воспарить, как, она это знала, оно могло. Готовая попытаться сказать ему то, что она чувствовала к нему. Как действительно сильно она восхищалась его чувствительностью и состраданием. Как сильно преклонялась перед его силой и бесстрашием. Как нежно она лелеяла даже его приступы поспешной и неистовой ярости. Как счастлива оттого, что была его женой. «Хоук…»

«Эри, Эри… Я…нет. Я не…» Его лицо стало жестоким и диким, и она потянулась к нему. Но упустила.

Потому что Ястреб застыл, в агонии зарычал, и сорвался с постели. Рванул от неё, практически выбежал из комнаты, не обернувшись.

Комната погрузилась в тишину, только щёлкнул замок.

Эдриен смотрела в полном замешательстве на дверь.

Это было как лечь спать в розах и проснуться в грязи.

Как мог он просто вскочить и оставить её после этого? пульсирующее естество не выдержит эту пытку снова.

Но он не хотел отдавать ей своё семя, до тех пор, пока не убедился, что она принадлежит ему. Не хотел возможности незнания, чьего ребёнка она могла носить.

И тогда он вспомнил флакон, что старая цыганка дала ему. Он задумчиво рассматривал его, спрашивая себя, не настало ли время воспользоваться снадобьем, содержащимся в нём.

Он мог сделать так, размышлял он, даже если ненавидел побочный эффект. Способ, что позволит ему быть отстранённым и холодным в сердце величайшей страсти, какую он только знал.

******

Следующий раз, когда он пришёл к ней, прошёл в тишине от начала до конца.

За жалких четверть часа до этого, он скривился, вытаскивая пробку зубами. Он поклялся больше никогда не использовать это снадобье снова, но на этот раз в этом была необходимость. Он должен был заставить её хотеть его, привязать её к себе желанием, так он мог работать над тем, чтобы заставить её полюбить его. И ему нужна ясная голова, чтобы сделать это.

Прошлой ночью, он почти сделал из себя дурака. Он несомненно потерял контроль. Подошёл близко к тому, чтобы излиться на неё и телом и душой; глупыми словами любви и семенем, надеждой о детях и мечтой быть вместе на всю жизнь.

Он откинул голову и проглотил горькое содержимое бутылочки, и стал ждать.

Когда он смог почувствовать зловещие щупальца, расползающиеся по всему его телу, только после этого он пошёл к ней.

Он раздел её донага и повёл к полу. Она не сделала ни движения, чтобы остановить его; она оставалась безмолвной, с странным выражением в глазах. Это было немое восхищение, но он этого не знал. Её глаза с преданной любовью блуждали по нему.

Эдриен опять не так его назвала. Эдриен, он – Сидхи, Сидхи

Глава 26

Сидхи Джеймс Лион Дуглас не дрожит, напомнил он себе. Не теряет самообладания. Не начинает почти грезить наяву, подобно томящемуся от любви мальчишке, только потому что он подарил девушке самый потрясающий оргазм за всю её жизнь. И он не пропустил этого.

Но это не был оргазм. Не даже то, как она содрогалась под ним, или как прекрасно она выглядела, когда тяжело дышала, влажная от любви под его языком.

Это было то, что чуть не случилось с ним, хотя он не сделал этого ни разу за всю свою жизнь – излить семя до того, как войти в женщину. Это и в большей степени то, что он любил её, а она всё ещё не назвала его по имени. Даже на вершине страсти она не выкрикнула его имени. Ничего. Из всего того, что он знал, она вполне могла думать об Адаме. Частично из-за этого он сорвал чёртову маску с неё. Маска казалась хорошей идеей в начале, но это как раз и должно было произойти.

Следующий раз, когда он любил её, он оставил её глаза не завязанными, и она видела его от начала до конца, и да, он закончил это. Каждый дюйм его тела, когда он смотрел куда угодно, лишь бы не на её лицо. Она изумлялась ощущению прохладного пола под своей спиной и горячего мужчины сверху, но он казался каким-то другим в этот раз, когда своими руками и ртом вознёс её в то сияющее место на небе, не единожды, но полдюжины раз. До совершенства искусный, с почти пугающим самоконтролем, он делал это, пока она лежала жаждущая под ним.

Ей это не понравилось ни капельки.

Когда он отвернулся от неё, она почувствовала себя обманутой. Словно его не было с ней на самом деле вообще. Даже если он доставил ей наслаждение, что из того? Она хотела того же солнца, сияющего в его глазах, той же неконтролируемой, дикой страсти, что горела бы ярким пламенем между ними.

«Хоук!», крикнула она ему вслед.

Он застыл и стоял долгие минуты. Мускулы взбугрились на его плечах и спине. Он казался таким недостижимым.

«О. Не важно…», тихо сказала она, её глаза блестели от переполнявшей их боли.

******

Часами позже, Ястреб полоскал рот уже в пятый раз и сплёвывал в чашу. Да, это было бедствием эпических пропорций. Зелье больше причиняло ему боль, чем помогало. Оно держало его чудовищную эрекцию, не позволяя ей излиться.

Существовало ли что-нибудь подобное огню, что замёрз?

Он больше никогда не примет этого зелья снова. Не со своей женой.

Наконец избавившись от этого мерзкого привкуса, он оделся и направился в деревенское место собраний, где выслушивал все случаи, требующие разбирательства. Ещё больше решений и больше людей, нуждающихся в нём, которых он должен был увидеть. Наряду со всем тем, что он знал, он всё спрашивал себя, он, кто правил многочисленными поместьями, деревнями, имениями, и людьми, когда-нибудь будет способен просто добиться от своей собственной жены того, чтобы она звала его по имени.

Сидхи.

Это всё, чего он хотел.

*******

Эдриен неугомонно вышагивала по комнате. Что же случилось этим днём? Она чувствовала себя грязной, словно незнакомец касался её слишком интимно, а не муж занимался с ней любовью. Не как в предыдущую ночь, когда она видела этот взгляд его глаз, эту теплоту и нежность вместе с огромным желанием. Он был какой-то отстранённый в этот раз. Когда он вернулся в их комнату, чтобы одеться перед тем, как уйти, то был ужасно далёким. Разве что он сделал что-нибудь, принял какой-то наркотик, чтобы сделать себя…?

Те флаконы, она видела их. Лежащие в кожаном мешочке на столике у кровати прошлой ночью.

Её подбородок чуть выдвинулся, когда она потопала к прикроватному столику. Не здесь.

Куда он положил их? Её глаза пробежались по одежде, которую он сбросил на стул, когда переодевался в послеполуденные часы. Обыскав груду одежды, она нашла, что искала и вытряхнула содержимое маленького кожаного мешочка. Один флакон пустой, но другой ещё полный. Ха! Это и целебные припарки, которыми он пользовался, когда менял повязку на своей руке.

Пустой флакон. Хм! Хорошо, в эту игру могли играть двое, и он будет проклинать тот день, когда оставил этот другой лежать вот просто так. Подождём только, когда он увидит, какой холодной могла быть она!

*****

Когда Ястреб вернулся в поместье ночью, он определённо был уверен, что должно быть он зашёл не в тот дом. Его жена ждала его в закрытой спальне, абсолютно обнажённая, с диким выражением глаз, которое заставило его почти убедиться, что он видел сон, или потерялся, или сошёл с ума.

«Хоук», замурлыкала она, скользя к нему, как кошка.

«Эдриен?», спросил он осторожно.

Его жена была так чертовски прекрасна. И какое-то мгновение его не волновало, почему она так себя вела. Он мучался ожиданием и устал от желания. До такой степени, что схватил её в свои руки, и жадно заскользил своим горячим ртом по её губам.

Потом он увидел флакон, лежащий на полу у кровати, выглядевший так, словно его уронили сразу же после потребления.

Хоук издал разочарованный вздох и позволил себе ещё один горящий желанием взгляд на залитые румянцем щёки своей жены, на великолепные груди, на изгибы, это длилось целую вечность. Ещё один взгляд мельком на расширенные зрачки и её налитой рот, сочный и созревший, и молящий о поцелуях.

«Милая, ты пила это зелье?», устало спросил он.

«Мм», протянула она, пока тянулась жадно к его губам.

Он грубо толкнул её на кровать. Афродизиак. Он полагал, что пройдёт около двенадцати часов, прежде чем он убедится, что она вернулась к своему прежнему строптивому состоянию.

Он мог воспользоваться её нынешним состоянием (поделом ей!) и взять её прямо сейчас, к чёрту честь, мрачно подумал он.

К сожалению, не было таких обстоятельств, при которых можно было послать к чёрту честь. Не было, даже если его пульсирующая плоть заставляла его размышлять над тем, о какой к чёрту чести шла речь, если дело касалось того, чтобы совокупляться со своей собственной женой.

Ох, она точно захочет убить его, когда увидит в следующий раз.

Он закрыл дверь на замок и поставил снаружи четырёх охранников, пообещав убить любого, кто осмелиться зайти в комнату неважно по какой причине в течение следующих двенадцати часов.

Потом легендарный Ястреб сел на ступеньки и стал выжидать.

*****

Когда он в следующий раз пришёл к ней, она была действительно в ярости. «Что было в том флаконе?», бушевала она.

Хоук не смог сдержать улыбку. Он попытался быстро склонить голову, прежде чем она увидит, но ему не удалось.

«О! Ты думаешь, это смешно, не так ли? Ты знал, что оставляешь меня здесь на всю ночь, думающую…о боже мой! Ты не представляешь, как сильно мне был нужен…»

«Не я, милая». Его глаза потемнели. «Не во мне ты нуждалась. Ты выпила немного афродизиака, что делают цыгане. Я не собирался давать его тебе или использовать его сам. Я даже не просил их о нём. А ты подсмотрела…»

«Ты выпил зелье, чтобы быть холодным со мной!», закричала она. «Ты сделал мне больно!»

Хоук уставился на неё. «Причинить тебе боль? Никогда! Я не мог сделать тебе больно, милая».

«Но сделал!» Её глаза были широко распахнутыми и блестели, губы подрагивали.

Он оказался рядом с ней в тот же миг. «Как я сделал тебе больно. Только скажи мне, я всё исправлю».

«Ты был холоден со мной. Ты прикасался ко мне, но это было так, словно ты был незнакомцем».

Сердце Хоука обливалось кровью. Желание набегало на него горячими волнами. Ей нравились его прикосновения.

«Тебе нравится, когда я прикасаюсь к тебе?», выдохнул он, прежде чем украсть поцелуй с её надутых губок.

«Не так, как ты это делал вчера!» Между её прекрасных бровей пролегла морщинка испуга, и он стёр её поцелуем. «Кроме того, если ты так хотел уложить меня в постель, почему просто не воспользовался преимуществом того, что я так этого хотела?», она вздохнула, пока он осыпал нежными поцелуями её веки и реснички, трепещущие, как крылья бабочки. Его губы были тёплыми и бесконечно нежными, когда он целовал кончик её носа, потом, не такими нежными, когда он требовательно накрыл её рот своим.

«Когда я буду любить тебя, это будет не потому, что какое-то зелье опьянило тебя, а потому, что ты одурманена мной, так же, как я околдован тобой».

«О», выдохнула она, когда он распустил ей волосы и позволил им рассыпаться свободно по её плечам.

«Зачем ты завязала их?» Он расчёсывал пальцами её тяжёлую копну.

«Это зелье было ужасным. Я не могла вытерпеть даже прикосновения собственных волос к моей коже».

«Мне тоже очень трудно это вытерпеть, твои волосы», сказал Хоук, мягко играя ими, пропуская сквозь свои пальцы. Его глаза чуть прикрылись, потемнев от густого тумана чувственного обещания. «ты не представляешь, как часто я представлял себе ощущение этого серебристо-золотого огня на своём естестве, милая».

Желание окутало Эдриен, когда она представила образ, вызванный в воображении его словами.

Он медленно продвигал её к кровати, поощрённый дымкой желания в её широко распахнутых глазах.

«Тебя это заинтересовало, милая?», самодовольно заурчал он.

Она с трудом сглотнула.

«Тебе стоит только сказать мне, шепнуть, что тебе нравится. Я дам тебе всё».

Она собрала всё своё мужество. «Тогда поцелуй меня, муж. Поцелуй меня здесь…и здесь…ооох!» Он подчинился так быстро. Его губы были горячими, бархатистыми и требовательными. «И здесь…» У неё пропал голос, когда он стянул платье с её тела и опрокинул на постель под себя.

«Я хочу натянуть портьеры вокруг этой кровати и держать тебя здесь весь год», шептал он в её гладкую кожу груди.

«Хорошо, со мной», шептала она в ответ.

«Собираешься сопротивляться мне, милая?», Хоук отодвинулся и пристально посмотрел на неё.

«Умм….»

«Да, продолжай», подбадривал он. Он знал, его глаза должно быть светились от радости. Он знал, что у него должно быть было абсолютно глупое выражение лица прямо сейчас. Неужели это было возможно? Приручение началось и принялось за работу?

«Только прикоснись ко мне». Она нахмурила лоб. «Не задавай так много вопросов об этом!»

Он зарокотал тихим смехом и обещанием бесконечной страсти. «О, я прикоснусь к тебе, милая!»

******

«Слишком глубоко. Мы зашли слишком далеко».

«Я не знаю, о чём ты говоришь».

«Я размышлял над этим. Мы должны положить этому конец. Королева Эобил подозревает нас. Даже всё время, что ты провёл рядом с ней не ослабило её подозрительности. Лично я не желаю испытать на себе последствия её ярости. Женщина просто вернётся в своё время».

Король Фибн’эара махнул рукой»

******

И Ястреб рухнул на кровать. Потрясённый он оглядывался вокруг себя в пустой комнате.

Эдриен упала со стуком на пол своей современной кухни.

******

Ты видел то же, что и я?», задохнулся Король Фибн’эара.

Адам застыл, ошеломлённый. «Она была обнажённой. Она дышала с трудом. Она…дерьмо!»

Король решительно кивнул, и они оба сделали жест рукой. «Она остаётся».

Это было одним из золотых правил. Некоторые вещи не могут быть прерваны.

******

«Ты на самом деле из будущего?», охрипшим голосом прошептал Хоук, когда Эдриен снова появилась через каких-то пару мгновений, в нескольких футах от него на кровати. Когда Эдриен пила в его комнате, Лидия рассказала ему об её исчезновениях в саду. Ястреб попытался убедить себя, что Лидия ошибалась, но его охранники подтвердили, что видели, как его жена исчезала и появлялась несколько раз в быстрой последовательности.

Значит, она всё ещё могла вернуться в своё собственное время, даже без шахматной фигурки. Чёрная королева не то, чем кажется. Предсказательница сказала правду.

Эдриен кивнула, всё ещё оглушённая своим внезапным перелётом сквозь время. «И я не могу контролировать это! Я не знаю, когда это случится снова!» Её пальцы судорожно вцепились в шерстяное одеяло, словно эта крепкая хватка могла предотвратить оттого, что её могло забрать обратно.

«Святые угодники», он медленно дышал. «Будущее. Другое время. Время, которого ещё не было».

Они пристально смотрели друг на друга, онемевшие на затянувшееся мгновение. Его глаза цвета воронова крыла стали глубокими от теней, а золотистые прожилки полностью погасли.

Неожиданно Эдриен поняла даже слишком ясно, что никогда не хотела возвращаться в двадцатое столетие. Она не хотела быть без него всю оставшуюся жизнь! Отчаяние вцепилось ледяными пальцами в её сердце.

Было уже слишком поздно. Как она любила его! Внезапность с которой она вспомнила, что она не контролировала то, как долго она могла оставаться; осознание того, что она могла быть заброшенной обратно, никогда не вернуться; тот факт, что она не имела ни малейшего понятия как, или если бы она могла снова заглянуть к себе, ужасали её.

Быть переданной, нет, приговорённой, вернуться в холодный и пустой мир двадцатого столетия, зная, что мужчина которого она будет любить вечно, умер почти за пять сотен лет до того, как она родилась, о господи, всё, что угодно, только не это.

Охваченная страхом от осознания этого, она пристально смотрела на него, приоткрыв губы, такая ранимая.

Хоук почувствовал перемену в ней; какое-то безмолвное принятие только что совершилось в той части Эдриен, к которой он так долго тянулся. Она смотрела на него с тем же освобождённым от оков выражением, которое он видел на её лице в ту ночь на скалах Далкейта, когда она загадывала на звезду.

Это всё, что надо было видеть Хоуку. Через мгновение он был уже на ней. Осознание того, что она могла быть оторвана от него в любой миг, делали время бесконечно драгоценным. Настоящее было всем, что они имели, и не было гарантий на завтра.

Он предъявлял права на её тело, обрушившись на неё ураганом высвободившейся страсти. Он целовал и вкушал, доведённый до отчаяния страхом, что в любое мгновенье её губы могут быть оторваны от его собственных. Эдриен целовала его в ответ с безудержным самоотречением. Огонь горел ярким пламенем между ними, как и следовало тому быть, как и было бы с самого начала, позволь она себе осмелиться поверить, что такая страсть, такая любовь была возможна.

Откидываясь на постель, она таяла под ним. Она обернула руками его шею и жадно тянула его голову ближе.

«Люби меня…о, люби меня», шептала она.

«Всегда», пообещал он в её широко раскрытые глаза. Он взял в ладони её груди и расточал по ним поцелуи, наслаждаясь тем, как бурно она отвечала ему. Этот раз был другим. Она действительно видела его, Сидхи, не какого-то другого мужчину, который у неё был до него, и надежда разлилась в его сердце. Неужели она начинает жаждать его так же, как он жаждал её? Могло такое быть, что в его жене рос тот же голод по нём, что соответствовал его собственной потребности в ней.

«О, пожалуйста…» её голова откинулась на подушки. «Пожалуйста…», выдыхала она.

«Ты хочешь меня Эдриен?»

«Да. Каждой частичкой моего тела…» и души собиралась она добавить, но он требовательно закрыл ей рот глубокими, горячими поцелуями.

Она хотела его, глаза открытые и видящие его. Он мог сказать, в этот раз всё было настоящим.

Когда её рука накрыла его налившийся фаллос, стон вырвался из его горла.

«Я видела тебя, ты знаешь», прошептала она, с глазами, расширенными и потемневшими от страсти. «В Зелёной комнате. Ты лежал, растянувшись на спине».

Он смотрел на неё в немой зачарованности, мускулы на его шее бешено напрягались от усилий, когда он пытался сказать хоть что-нибудь вразумительное, ничего, выходило только хриплое урчание, пока её рука сжималась на нём. Значит она тоже смотрела на него? Как он следил за ней каждый раз, когда ему выпадал шанс?

«Ты лежал там и спал, подобно какому-то богу викингов, и это был первый раз, когда я увидела это».Она нежно сжала руку для убедительности. Он зарычал. Подбодренная его откликом, Эдриен толкнула его на спину и покрыла поцелуями его скульптурную грудь. Она пробежалась своим жадным язычком вниз к животу, наслаждаясь рябью ответной дрожи. Она исследовала его мощные бёдра и пульсирующую мужественность, остановившись, чтобы коснуться дразнящим поцелуем бархатистого кончика его плоти, которой и жеребец бы позавидовал.

«Ты посчитала его весьма…спокойным?», прохрипел он, «то, что видела тогда, а что видишь сейчас?»

«Мммм….» Она сделала вид, что обдумывает его вопрос, потом лизнула долгой, бархатистой лаской его фаллос от основания до верха. «Сгодится в трудную минуту».

Он откинул свою тёмную голову с улыбкой и зарычал. «Сгодиться…сгодиться? Я покажу тебе…» Его слова оборвались, когда он резко потянул её в свои объятия. Его рот накрыл требовательно её губы, и он перекатил её на спину.

Слишком поздно отступать или волноваться о семени или детях, далекий от каких-либо разумных мыслей и дрейфующий на волнах мускусного безумия под именем Эдриен, соблазнительной колдуньи, которая владела им, он вдвинулся между её ног и разместил себя над ней.

Прямо перед тем, как отдаться её манящему жару, он сказал, «Я всегда любил тебя, милая». Тихо и величественно.

Слёзы засверкали в её глазах и покатились по щекам. Он коснулся искрящейся капельки пальцем и изумился на мгновенье тому, как хорошо ощущалось то, что она наконец приняла его. Потом, минув выжидание, он погрузился в неё. Ещё большие слёзы затуманили её глаза от внезапной боли. На ней, почти в ней, Ястреб сжал челюсти и застыл. Он смотрел на неё безмолвные мгновения с благоговением и потрясением в глазах.

«Пожалуйста», подгоняла она. «Не останавливайся сейчас. Пожалуйста, я хочу этого».

«Эдриен», выдохнул он с потемневшим лицом. «Девственница», безмолвно проговорил он. Эбеновые глаза удерживали её взгляд напряжённое мгновение, пока его тело лежало неподвижно на ней.

Потом она почувствовал в нём неконтролируемую вспышку неистовства, и он пробился сквозь преграду, врываясь в неё с первобытной мощью. «Моя», грубо клялся он, с полыхающими чёрными глазами. «Только моя. Первая…самая лучшая…и последняя». Его красивая голова откинулась назад, и она погрузила руки в его волосы. И снова почувствовала эту непроизвольную дрожь, что сотрясала его тело с головы до ног.

Была мгновенная боль, но волны жара быстро сменили её и звёзды звали её по имени, маня её в полёт. Этот раз был ещё более глубоким, взывая к ней глубоко внутри её тела, где его горячая плоть заполняла её до краёв. Голос инстинкта говорил ей, как двигаться, чтобы достичь своего наслаждения и одновременно обеспечить удовольствие ему.

«Не…двигайся», сквозь стиснутые зубы шептал он ей на ухо, стараясь из всех сил не излиться в момент, когда её гладкая теснота сжимала его. Он был на пределе возбудимости, ввергнутый почти в безумие страстью на пару с осознанием того, что кузнец никогда не был там, где сейчас находился он. Не даже легендарный Неизменно-Твёрдый, кем бы он ни был. Он был её первым мужчиной, её первым и единственным любовником.

«Ничего не могу поделать…чувствуется слишком…о!…Прекрасно!» Её руки гладили его спину, потом её ногти легко процарапали загорелую кожу его плеч, пока он медленно укачивал её под собой.

«Перестань двигаться, милая!»

«Я думала, предполагалось, что я буду двигаться…тоже», пробормотала она совсем бессвязно. «Пожалуйста…»

«Тише. Я научу тебя медленной любви в первый раз. А следующий раз будет для дикой и грубой».

«Дикая и грубая любовь сейчас», без сомнений потребовала она, и это сорвало оковы, что держали его в жёстком контроле. Он закинул её ноги себе на бёдра и вонзился в неё, оттеснив волнение о её девственной чувствительности на край того немногого, что осталось от его разума. Он входил в неё так, как хотелось ему с того первого момента, как её увидел – грубо и предъявляя на неё права. Жёстко и требовательно, с одержимостью. Жадно и почти жестоко, ставя на ней своё тавро.

Эдриен выгибалась под ним, кончики её пальцев коснулись звёзд, когда она разлетелась на тысячи мерцающих осколков. Она почувствовала как он замер, потом яростно завибрировал внутри неё. Они взорвались вместе в совершенном ритме, совершенной гармонии.

Хоук лежал на ней, тяжело дыша, ещё долгое время, пока она удовлетворённо ласкала своего мужа. Его шелковистые волосы высвободились из-под ремешка, что стягивал их. Она гладила мягкую кожу его твёрдой мускулистой спины. Красивый мужчина, думала она, и эта мысль уже не несла налёта страха. Она перебирала его волосы в тишине, изумляясь своей жизни и тому, какой богатой она была с ним в ней.

В тишине он поднялся с неё и подошёл, чтобы стать у окна, вглядываясь в ночь Устера.

«Ох, милая, что я сделал?», выдохнул он на оконное стекло.

Молчание за его спиной. Глаза Эдриен с любовью перемещались по каждому дюйму её мужчины.

«Я судил о тебе, как о непостоянной и вздорной. Я судил о тебе, сладкая леди-сокол, как о худшей среди вероломных гадюк. Мои мрачные представления оперились в моём сердце колючим крылом. И я не мог быть более не прав».

Всё та же тишина. Он не знал, что за его спиной, нежная улыбка изогнула губы его жены.

«Девушка из далёкого будущего, тебя свалили на мужские колени, отдали за меня замуж, ни разу не увиденного, и ты прошла через свой собственный ад до того, как увидела меня. А я только добавил ещё один ад к тому, что у тебя уже был. Наполненная моим…ох, жена, что я сделал? О Боже, что я сделал с тобой?»

«Ты любил меня».

В этом не было сомнений, но от с готовностью ответил на это. «Да, люблю. Больше жизни. Моё сердце. Я просто не нашёл нежных слов, чтобы называть тебя, но это исходило из моей души, когда я звал тебя так. Без сердца я не мог жить. И не мог дышать без тебя».

«Ты мужчина, у которого больше, чем одно сердце?»

«Нет. Только одно. Но оно ожесточённое и угрюмое от боли, что я принёс тебе».

Он смотрел через окно в бездонную ночь. Девственная кровь на его плоти. Девственные слёзы на его руках. Девственная жена, которая никогда не лежала с Адамом, и за все её годы, ни с одним мужчиной. Трепетный дар, который она должна была отдать по своей воле, а он вынудил его у неё своей собственной тёмной страстью.

«Сидхи». Слетевшее с её губ слово было чувственной лаской для него.

Это должно быть плод его воображения. Хоук думал, что будет страдать всю свою жизнь от этой пытки – напрасно ожидать слово, которое, он знал, никогда не услышит от неё. «Я так жестоко обращался с тобой, моё сердце. Я заглажу вину, я клянусь тебе, я найду способ…»

«Сидхи». Он почувствовал её ладони на своих боках, её руки скользнули вокруг него сзади. Она не могла больше скрывать правду. Она должна была сказать ему, должна воспользоваться хотя бы тем временем, которым непостоянные боги позволят ей насладиться. Она прижалась нежно щекой к его спине, ощутив дрожь, охватившую его сильное тело.

«Мне снится сумасшедший сон?», хрипло прошептал он.

«Я люблю тебя, Сидхи».

Он закружился, чтобы повернуться к ней лицом, его глаза потемнели и прикрылись. «Посмотри на меня и скажи это!», прогремел он.

Эдриен взяла в ладони его мрачно прекрасное лицо. «Я люблю тебя, Сидхи, мой по плоти и по крови муж. Это единственная причина, по которой я могла так хорошо тебя ненавидеть».

Возглас радости сорвался с его губ, но глаза смотрели всё ещё недоверчиво.

«Я полюбила тебя с той ночи у моря. И всё сильней ненавидела тебя за это каждую минуту».

«Но королевская шлюха…»

«Ничего не говори. Я эгоистичная женщина. Муж Эдриен – это ты сейчас. Больше никто. Но я благодарю доброго короля за то, что он так усовершенствовал твоё мастерство», дерзко подразнила она. Некоторым ранам было лучше позволить исцелиться, растравив их. И они больше не угрожали ей, потому что она поняла, что это была благородная и доблестная его часть, та, что заставляла его делать всё, что он должен был делать, чтобы защитить тех, кого любил. Хотя ни он, ни Лидия не рассказали ей многого, она была способна понять некоторые вещи сама.

Он засмеялся её дерзости, но быстро посерьезнел.

«Я должен жениться на тебе снова. Я хочу клятв. Между нами, а не через доверенное лицо». Разве не волшебством её перебросило сквозь время. Когда она исчезла прямо из его рук, он наконец признал то, что его жена пришла к нему с берегов далёкого времени, а чем это могло быть, как не волшебством? Волшебством, которое он не мог контролировать.

Но что, если они смогут сотворить своё собственное маленькое волшебство? Ходили легенды, что брачные клятвы, произнесённые внутри круга огней Самайна в могущественный канун перед празднованием дня Святых Усопших, связывали за пределами человеческого понимания. Что если они произнесут свои брачные клятвы перед мистическими цыганами, в священную ночь? Сможет ли он привязать свою жену наперекор любым рубежам времён? Он попробует сделать всё, что угодно.

«Да», выдохнула она с радостью, «сделаем так».

«Мне только жаль, что я упустил это с самого начала. Знай я, что это ты ждала меня в имении Комина, я приехал бы сам, моё сердце. В самый первый день клятв».

Но его глаза были всё ещё тревожными, и она подняла руку, чтобы разогнать тени прочь. Он поймал её и нежно поцеловал ладонь, затем прижал к ней её пальцы.

«Ты мне веришь, милая?», тихо спросил он.

Доверие. Такая хрупкая, тонкая, изысканно ценная вещь.

Ястреб смотрел на неё, эмоции вспыхивали на её выразительном лице, удивительно открытому для него сейчас. Он знал, что она думала о тех мрачных временах, о которых никогда не рассказывала. Однажды она доверит ему все свои самые сокровенные мысли и страхи, и придёт к пониманию того, что не имело значения то, что произошло с ней в прошлом, это никогда не изменит его чувств к ней.

Эдриен с нежностью смотрела на мужчину, который научил её снова доверять. Мужчина, из-за которого она так безнадёжно и беспомощно потеряла своё сердце. Этот мужчина, который щедро одаривал честью, мужеством, состраданием и благородством. Ни её ни его прошлое не имели значения в такой любви, что была у них. «Верю тебе, Сидхи? Всем моим сердцем и даже больше».

Его улыбка была ослепительной. «Эдриен…»

«Мой господин», её голос был тихим и тёплым, и беззаботным, как у девочки.

Когда он взял её на руки, она задрожала от желания. «Мой господин!»

*******

Эдриен не видела, что над её головой его глаза потемнели. Как он собирался защитить её? Как мог обеспечить её безопасность? Как быстро он сможет добраться до Адама и понять, что там происходит? Потому что не важно, какими бы извилистыми путями не странствовал его разум, пытаясь распутать странные события, что затрагивали его жену, все они, казалось, кружили вокруг проклятого кузнеца. И это не была просто ревность, хотя Ястреб с готовностью бы признал неизменную неприязнь к этому мужчине.

Это не чёрная королева привела Эдриен к нему, и так безжалостно отрывала её от него. Это был факт.

Так что же это было?

Кто-то или что-то ещё обладало этой властью. Властью уничтожить лэрда Далкейта одним ударом – забрав у него желанную жену. Что за игра, что за ужасная, извращённая забава разыгрывалась в краях Далкейта? Что за мощь заинтересовалась им и почему?

Я пришёл сюда ненавидеть тебя, Хоук. Но я не пришёл ненавидеть женщину, на которую ты предъявил права, как на жену. Слова Адама эхом звучали в его голове, и он начал видеть пока только смутные очертания тщательно задуманной мести. Но это значило, что Адам Блэк обладал могуществом, в существование которого Ястреб никогда не верил. Обрывки и куски цыганских историй, которые он слышал будучи мальчишкой, всплыли снова в его мечущемся разуме, пробуждая вопросы и сомнения. Истории о Друидах и Пиктах, и, да, нечестивых и вредных Эльфах. Лидия всегда говорила, что любая легенда частично основывалась на фактах, сказочные элементы были просто необъяснимыми, а не обязательно ложными.

О, его любовь испытала на прочность границы его веры в натуральный мир и сдула их напрочь.

Но если он уступил свою веру такому волшебству, как путешествия во времени, какое волшебство он мог посчитать слишком возмутительным? Никакое. Он не мог отвергнуть никакую возможность, даже самую сверхъестественную, не исчерпав всех соображений по её поводу.

Адам Блэк был способен исцелить от ранее неизлечимого яда Каллаброна. Адам Блэк, казалось, всегда знал слишком много. Адам Блэк прямо признал, что появился в Далкейте для мести.

Цыгане ушли подальше от кузницы Адама. Цыгане верили легендам и мифам.

И Ястреб, задолжавший Адаму за жизнь своей жены, был вынужден смотреть сквозь пальцы на все странности, приписывая их своей глубокой неприязни к кузнецу, убеждая себя, что видел драконов в завёрнутых очертаниях безобидных облаков.

Он никогда не позволил бы ей уйти, но что-то или кто-то ещё могли забрать её у него в минутном капризе.

Он найдёт это, уничтожит и освободит её – он поклялся этому своей жизнью.

Потому что не было ему жизни без неё.

Глава 27

Несмотря на то, что Ястреб настаивал на отбытии на следующее же утро, он также позаботился о том, чтобы у них было время для любви по дороге в Далкейт. Он послал часть стражи скакать вперёд и приказал остальным держаться на расстоянии от него и его леди, чтобы обеспечить им уединение. Он вернётся в Устер и проследит за поместным судом в будущем, после того, как завершится битва.

Эдриен была глубоко взволнована их срочным возвращением в Далкейт, чтобы скрепить их союз клятвами. Равно как и их трёхдневной поездкой, с долгими разговорами в прохладных водоёмах с пузырящейся и бурлящей водой. Ещё более долгими интерлюдиями страсти на упругом мхе под балдахином ярко мерцающей листвы. Минуты, когда он дразнил, уговаривал и учил её до тех пор, пока застенчивая девственница не стала уверенной в своей только-только пробудившейся женственности, взволнованная ощущением женской власти над своим мужчиной. Вскоре она стала искусной в утончённых способах прикосновений и разговоров, увлажнения губ и манящего призыва глаз. Она научилась украденным ласкам и мгновенному отклику, что превращали её милого, красивого мужчину в пульсирующего и затвердевшего варвара.

Она была тихо потрясена открытием того, что осень раскрасила холмы с вдохновением художника; листья светящихся оттенков оранжевого, кроваво-винного и масляно-янтарного звучно шуршали под лошадиными копытами, когда они ехали верхом под позолоченными ветвями. Белки щебетали и скользили по деревьям ловкими прыжками. Шотландия в величественном великолепии, затушёванном любовью, превратила простые дары природы в сказочный гобелен. Эдриен никогда не осознавала, что мир был таким удивительным местом.

Она будет вспоминать об этом неспешном возвращении в Далкейт, как о своём медовом месяце; времени исключительной страсти и нежной романтики. Времени исцеления и любви. Совершенно простые и самые счастливые дни её жизни.

*****

Позже, на второй день, когда они лежали на серо-голубом пледе Дугласов, беспричинная боль кольнула Эдриен, и она не смогла сдержать свой язык. Сжав лицо Ястреба в своих руках, она целовала его крепкими, горячими, соблазняющими поцелуями, а потом оттянула назад и сказала, «Если ты снова запретишь мне видеть тебя, мой муж, я разнесу стены Далкейта, камень за камнем, чтобы добраться до тебя».

Ястреб тряхнул головой, его мысли были в совершенном беспорядке от её соблазнительных поцелуев и пришли в ещё большее замешательство от её слов. Он требовательно прижался к её губам долгим, таким же страстным поцелуем, и когда она тихо лежала задыхающаяся под ним, он сказал, «Если ты когда-нибудь не придёшь проведать, как я поправляюсь после ранения, я построю ещё одну каменную башню в Далкейте и закрою тебя там, моя пленённая рабыня любви, чтобы ты больше ни в чём и никогда не отказывала мне».

Теперь была её очередь смотреть на него в полном замешательстве, с губами припухшими и порозовевшими от его жаркого поцелуя. «Если ты имеешь ввиду то время, когда ты был ранен стрелой, то я пыталась увидеть тебя. Гримм не позволил мне».

Взгляд Хоук сражался с её собственным. «Гримм сказал, ты ни разу не пришла. Он сказал, ты крепко спала в Павлиньей комнате, ни капли не беспокоясь, и лишь думая о том, как скоро я умру и освобожу тебя от своего присутствия».

Эдриен задохнулась. «Никогда! Я была прямо за дверью. Спорила и боролась с ним. Ещё, он поклялся, что ты отказал мне в праве входа!»

«Я никогда не отказывал тебе в доступе. Нет, я свою душу открыл и молил тебя войти. Сейчас ты говоришь мне, что приходила проведать меня в ту ночь, а Гримм сказал тебе, что я отдал приказ, чтобы тебя не впускали?»

Эдриен кивнула, с широко распахнутыми глазами.

Тёмная ярость мелькнула на лице Ястреба, когда он вспомнил ту агонию, которую терпел, веря в то, что она даже не побеспокоилась узнать, был ли он жив, дышал ли. Внезапно он понял сдержанное поведение своего друга в ту ночь. Тот взгляд Гримма, что показался ему не вполне спокойным. То, как он нервно разжигал уже ярко пылающий огонь и бессмысленно подталкивал потрескивающие дрова. «Гримм, что за игру ты ведёшь?», прошептал он. Мог ли Гримм желать зла Эдриен? Или только пытался защитить его, как друга и боевого товарища, ещё от большей боли?

Несмотря ни на что, его поступки были недозволительны. Не важно как долго длилась их дружба, ложь никогда не была приемлемой. А ложь Гримма вбила клин между ним и его женой, клин, из-за которого Ястреб сорвался в Устер. Что могло произойти, если бы он не вернулся за Эдриен. Как сильно могла ложь Гримма развести их в стороны друг от друга? Что мог сделать Адам с его женой, если бы он не вернулся за ней?

Ястреб поджал губы. Эдриен положила ладонь на его щеку и тихо сказала. «Хоук, я не думаю, что он хотел причинить какой-то вред. Казалось, он пытался защитить тебя. Он сказал, что я принесла тебе только боль, и что это было полностью его вина».

«Его вина?»

«Загадать на звезду».

Ястреб фыркнул. «Желания на звёзды не сбываются, милая. Любой ребёнок знает это».

Эдриен проказливо приподняла бровь и посмотрела на него. «Но он сказал, что загадал совершенную женщину». Она приосанилась. «И я определённо отвечаю всем требованиям», подразнила она.

«Да, это точно», прорычал Ястреб. С озорной улыбкой, он накрыл ладонью одну из её совершенных грудей и легонько толкнул её на плед, когда его желание проснулось снова. Его последней связной мыслью, до того как он потерялся в её красоте и изумлялся тому, что это была его жена, было то, что Гримм задолжал ему некоторые ответы, а его жене – извинение. И пусть он должен был признать это, из всего того, что он знал, желания на звезду действительно могли сбываться. И более странные вещи произошли за последнее время.

****

В последний день, Хоук гнал коня, словно одержимый. Украли три дня, думал он мрачно, прижимая жену к своей груди в собственническом объятии, задевая щекой её шелковистые волосы.

В лесу он чувствовал себя в безопасности, потому как любой враг, что угрожал его жене, не знал, где она находилась в тот момент. И он тянул это время, задерживал его, заставляя его продолжаться, держа свои тревоги подальше от жены, не желая ничем омрачить её удовольствие.

Кроме того, он почти проваливался в дремоту после каждого раза, когда его требовательная юная жена использовала свой подход к нему. Дьявольски странная вещь. Ему никогда раньше не удавалось быть таким насытившимся и удовлетворённым. О, но его милая обладала какой-то серьёзной магией.

Но сейчас его мысли мрачно повернулись к тому, что их ждало впереди. До празднования дня Святых Усопших, предупреждал Рушка. Самайн был завтрашним день, а после Самайна шёл день празднования Святых Усопших – или Всех Святых, как его некоторые называли.

Самайн был опасным временем для любого, кто был один. Ходили слухи, что эльфы бродили по земле, заколдовывая в полную силу, в такую ночь. Ходили слухи, что распутность изобиловала в Самайн, и поэтому кланы разжигали смешанные костры из берёзы, рябины, дуба и сосны, и окапывали их глубокими рвами. Там они собирали всех до единого мужчины, женщины и ребёнка, и праздновали вместе в защищённом светом круге.

Внутри этого кольца, он поклянётся жизнью своей жене и попытается сотворить для них их собственное волшебство.

Вот только он чувствовал нутром, что всё могло пойти не так как хотелось.


САМАЙН

(Жатва)

Ничего не потребую у далёкого мира,

Спасу тебя, моя роза; в нём ты вся моя.

ШЕКСПИР, ШЕСТОЙ СОНЕТ

Глава 28

Адам посвистывал, покидая эльфийский остров Морар. Время, обычно ничего не значащее для него, пронеслось мимо него, день за бесценным днём. Когда он играл в игры со смертными, время становилось ноющим беспокойством. Слишком надолго он забросил свои дела в Далкейте; ушло некоторое время на убеждение его Королевы в том, что он не впутался ни в какие проказы.

Сейчас дальновидный Адам вернулся мыслями к Далкейту, чтобы изучить произошедшие изменения в игре. Он застыл и снова засвистел. Как они осмелились?

Когда его Королева сказала убийственные слова, решившие судьбу Ястреба, Адам искал повсюду совершенное орудие мести. Он бродил сквозь столетия, слушал, смотрел, и наконец выбрал идеально подходящую женщину с предельной точностью. Адам не был тем, кто часто вмешивался в жизни смертных, но когда он это делал, появлялись легенды.

Некоторые называли его Паком. Бард назвал бы его Ариэлем.

Другие по-прежнему знали его, как Робина Гуда. Шотландцы называли его син сирише ду – чёрным эльфом. Иногда Адам принимал вид атакующего всадника без головы, или привидения со страшным лицом с косой, только чтобы дольше жить в памяти смертных. Но что за чары он не выбирал, он всегда выигрывал то, на что ставил. И он был так уверен в успехе в этот раз! Женщина не только выросла в Новом Орлеане, она так неистово зарекалась от мужчин, что он её услышал сквозь века. Адам наблюдал за ней несколько недель, прежде чем сделал свой осторожный выбор; он изучал её, узнавал всё, что можно было узнать, об обворожительной Эдриен де Симон. Вещи о ней, которых не знал даже её возлюбленный муж. Он был убеждён, что она была той женщиной, которая обязательно возненавидит легендарного Ястреба.

Сейчас Адам двигался к Далкейту-над-Морем, его далеко проникающее зрение обнаружило Эдриен с её свадебными планами, мечтательно нежащимися в её голове.

Но Ястреб, ах…Ястреб был не такой расслабленный сейчас. Он чувствовал, что что-то было не так. Он будет готов.

Адам принёс сюда Эдриен, чтобы она отвергла Ястреба, и конечно для того, чтобы предъявить права на красавицу самому. Редко рождались такие волнующие смертные создания, как эта женщина. Даже Король высказался по поводу её совершенства. Что за сладкая месть, женить Ястреба на женщине, которая никогда его не полюбит, и которою Адам сделал бы своей. Наставить рога мужчине, который оскорбил Эльфийского Короля. Но кажется, он так же ошибся в Эдриен, как и в Ястребе. Недооценил их обоих, вот что он сделал.

Она любила Ястреба так же сильно, как Ястреб любил её.

Адам резко вытянулся и хитро ухмыльнулся, когда вдохновение осенило его. Какой милой местью будет просто наставить рога Ястребу.

Новая и действительно разрушительная возможность прямо сейчас появилась в его распоряжении.

******

Лидия и Тэвис сидели на вымощенной террасе Далкейта, когда Хоук и Эдриен приехали поздно ночью.

Глубоко в тени тихо разговаривая и потягивая сладкий портвейн, они смотрели на молодую пару, что въехала во двор верхом, затем они спешились, и взявшись за руки, двинулись к террасе. Глаза Лидии засверкали от счастья, когда она это увидела.

Эдриен что-то сказала, заставив Ястреба рассмеяться. Когда он потянул её назад и поцеловал, она сорвала ремешок, чтобы распустить его волосы, и выбросила его в ночь. То, что началось как нежный поцелуй, углубилось до голодной страсти. Шли долгие минуты, а их поцелуй распускался всё больше. Затянувшийся, дикий, горячий поцелуй между лэрдом Далкейта-над-Морем и его леди. Под почти полной луной, на лужайке прямо перед террасой они целовались.

И целовались.

Улыбка Лидии исчезла, и она заёрзала неловко на стуле. Она заставила себя сделать глубокий, тяжёлый вдох и приказала сердцу прекратить так нелепо грохотать. Она думала, что её тело могло уже забыть такую страсть. Жалкий шанс на это.

«Вот это поцелуй, скажу я». Прогремел над ней звучный говор Тэвиса.

«П-поцелуй». Лидия сглотнула. Как давно это было, когда мужчина вот так целовал её?

Незаметно Тэвис пододвинулся ближе, и Лидия резко посмотрела на него.

Потом её взгляд стал внимательным.

Тэвис МакТэрвит был очень привлекательным мужчиной. Как такое произошло, что она не замечала этого раньше? И что за скрытная улыбка на его лице? удивилась она. «Чему ты улыбаешься?», резко спросила она.

«Это чудесная ночь в Далкейте, скажу я», мягко сказал он. «Они вернулись домой. И кажется мне, что скоро у нас здесь появятся детишки, скажу я это снова».

«Хм», фыркнула Лидия. Ты уже понял, как делается кофе, старина? Я бы хотела приготовить ей хороший кофе утром».

«Миледи». Его ласковый взгляд пожурил её. «Я человек с талантливыми руками, помнишь? Конечно, я умею делать кофе».

Талантливые руки. Слова задержались в её голове дольше, чем ей это могло бы понравиться, и она тайком взглянула на эти руки. Это были несомненно хорошие руки. Большие и сильные, с длинными, ловкими пальцами. Умелые. Они дубили мягкую кожу и нежно подрезали розы. Они осторожно расчёсывали её волосы и делали чай. Какие ещё удовольствия способны были подарить эти руки женщине? думала она. О, Лидия, сколько чудесных лет ты потратила впустую, не так ли, милая? правдивый голос её сердца, молчавший все эти годы, наконец обрёл свой язык.

Лидия незаметно пододвинулась ближе к Тэвису, так что их предплечья легко касались друг друга. Это было нежное прикосновение, но предполагалось, что оно ему многое скажет. Так и произошло.

Позже ночью, когда Тэвис МакТэрвит положил свою стареющую, но всё ещё сильную и способную руку на её собственную, Лидия из Далкейта сделала вид, что не заметила этого.

Но тем не менее сжала пальцами его руку.

*****

Было раннее утро, время, в котором прохладная луна плывёт по небу в тандеме с солнцем, когда Эдриен почувствовала, как Ястреб выскользнул из вытесанной собственными руками кровати в Павлиньей комнате. Она задрожала от мимолётной прохлады, пока одеяло снова уютно не обернулось вокруг её тела. Пряный запах мужа сохранился на одеяле, и она уткнулась в него носом.

Когда они приехали прошлой ночью, Ястреб подхватил её на свои руки и, перепрыгивая через ступеньки, пронёс свою залившуюся румянцем от смущения жену мимо разинувшей рты прислуги. Он приказал доставить в спальню лэрда бадью с горячей водой, и они мылись с ароматным, чувственным маслом, что осталось на их телах. Он жёстко и властно любил её на ложе из спутанных пледов перед камином, и их пропитанные ароматной смесью тела плавно скользили с изысканным трением.

Эдриен чувствовала на себе требовательные и оставляющие на ней своё тавро мужские руки. Покорённая и изнасилованная, и совершенно измученная. Она охотно освободилась от всех сознательных мыслей, сделавшись животным, что спаривалось со своим диким чёрным жеребцом. Когда он нёс её на кровать, она пробежалась руками по его телу, его лицу, запоминая каждую линию и изгиб и сохранив эти воспоминания в своих руках.

Но в череде великолепных занятий любовью и дремот между любовниками как-то возникло безмолвие. Оно лежало брошенной чужаком перчаткой в их постели. И она чувствовала её, сжимающуюся в кулак тишины, когда затерялась в страхе, над которым не имела контроля.

В отчаянии она сплела пальцы Ястреба со своими. Может, если она будет достаточно крепко его держать и её опять швырнёт в будущее, она сможет забрать его с собой…

Она провела много томительных часов, притворяясь, что спит. Боясь заснуть.

И сейчас, когда он выскользнул из постели, она почувствовала вновь вернувшийся страх.

Но она не могла держать его руку каждую минуту каждого дня!

Она молча перекатилась на бок, выглянув из одеял, и замерла в восхищении.

Он стоял у сводчатого окна, откинув назад голову, словно слушал наступающее утро, узнавая тайны из криков разбуженных чаек. Его руки раскинулись на каменном выступе окна, и последние лучи лунного света ласкали его тело расплавленным серебром. Его глаза были тёмными озёрами грусти, когда он смотрел на рассвет. Его суровый профиль мог быть высечен из того же камня, из которого построили Далкейт-над-Морем.

Она закрыла глаза, когда он потянулся за килтом.

Тишина сжала её сердце, обхватив его своими пальцами, когда он покинул Павлинью комнату.

******

Хоук стоял в дверном пролёте на втором этаже, с потемневшими от гнева глазами. От гнева на свою беспомощность.

То, что он привёз её обратно в Далкейт, было ошибкой. Большой ошибкой. Он знал это. Даже воздух в Далкейте казался напряжённым, словно кто-то расплескал осветительное масло по всему замку, и сейчас залёг, готовый уронить зажжённую свечу и, отступив назад, наблюдать их жизни, пожираемые надвигающимся пламенем ада. Сомнений не осталось в его голове – Далкейт не был безопасным местом для неё.

Но она исчезала и в Устере тоже.

Тогда они просто должны уехать ещё дальше. Китай, например. Или Африка. По крайней мере убраться к чёрту из Шотландии.

Проклятье! Далкейт был его местом. Их местом.

Далкейт-над-Морем был всей его жизнью. Он столько вынес, чтобы у него было это время. Вернуться домой. Видеть их сыновей, играющих на обрыве скал. Видеть их дочерей, бегающих в саду, шлёпающих маленькими ножками по мху и вымощенным дорожкам. Тёплым днём купать детей в прозрачном голубом озере. Благоухающей летней ночью соблазнять свою жену в фонтане под пологом мерцающих звёзд.

Он заслужил того, чтобы провести остаток своих лет с Эдриен среди этих холмов и долин, наблюдая за морем и непреходящей сменой времён года на этой земле, создавая семью, наполненную любовью, воспоминаниями и приключениями. Каждую частичку всего этого – чёрт – он был эгоистом! Он хотел всю мечту целиком. Следовало держаться подальше, Хоук, и ты это знаешь. Что заставило тебя подумать, что ты мог сражаться с тем, чему не знаешь даже названия? Отказаться от Далкейта ради неё? Его голова опустилась ниже, согнувшись под тяжестью сокрушительных решений. Его тело содрогнулось от тоски по погашенным кострам. Да. Он женится на ней в Самайн. Потом он заберёт её так далеко отсюда, как этого потребуют обстоятельства. Он уже начал говорить прощай в напряжённой тишине. Прощание займёт какое-то время, ибо с многим чем ему надо было попрощаться в Далкейте-над-Морем.

Рискнуть остаться там, где неизвестные силы командовали его женой? Однозначно невозможно. «Мы не можем остаться», сказал он безмолвно ждущей комнате – единственной комнате, с которой ему надо было попрощаться больше всего. Его детская. «Бежать – это самая разумная вещь, которую они могли сделать в этом случае. «Это единственно верный способ обезопасить её».

Он потёр глаза и прислонился плечом к дверному косяку, пытаясь усмирить эмоции, бушующие в нём. Он был пленён и невероятно привязан к девушке, невинно спящей в его постели. Эта ночь, разделённая с ней, была всем, что он когда-либо мечтал познать в один прекрасный день. Та невероятная близость во время занятий любовью с женщиной, чью каждую мысль он мог читать, как открытую книгу. Это были не просто занятия любовью – сегодня ночью, когда их тела сливались воедино в страсти, он чувствовал такую завершённую близость, что это выбивало его из колеи. Что-что, а уж это смещало и опрокидывало все его приоритеты в истинное положение. Она на первом месте.

Челюсти Хоука сжались и он тихо выругался. Его глаза с любовью блуждали по колыбелькам, вырезанным игрушкам, мягким одеяльцам и высоким окнам, открытым бархатному рассвету. Он мог подарить ей ребёнка – чёрт, она могла его уже носить. А кто-то или что-то может вырвать её и ребёнка прямо из его рук и его жизни. Это уничтожит его.

Далкейт будет процветать и без него. Из Адриана получится прекрасный лэрд. Лидия вызовет его домой из Франции. Илис составит его матери компанию, и Адриан женится и принесёт детей в эту детскую.

Он не испытает сожалений. Он мог иметь детей с Эдриен в фермерском домике и быть таким же счастливым.

Ястреб постоял ещё немного, пока проблеск улыбки не изогнул его губы.

Он закрыл дверь за своей давнишней мечтой с тихой улыбкой и с тем почтением, которое мог понять только влюблённый мужчина. Комната вообще никогда не была его мечтой.

Она была его мечтой.

«Хоук!» Нижняя губа Лидии подрагивала в невысказанном протесте. Она отвернула лицо, чтобы посмотреть на запутанное сплетение роз.

«Это должно быть сделано, мама. Это единственный способ, при котором я могу быть уверен, что она в безопасности».

Лидия заняла руки заботливым отрыванием засохших листьев и подрезкой своих роз, как делала это уже тридцать лет. «Но уехать! Этой ночью!»

«Мы не можем рискнуть остаться, мама. Нет другого выбора, который я мог бы сделать».

«Но Адриан ещё даже не здесь», запротестовала она. «Ты не можешь оставить титул, когда никого нет, чтобы заявить права на него!»

«Мама». Хоук не стал указывать ей на то, каким нелепым был её протест. По её засмущавшемуся выражению лица было заметно, что она знала, что цеплялась за любую причину, какую только могла найти.

«Ты говоришь о том, что забрать у меня моих внуков!», Лидия украдкой бросила взгляд сквозь слёзы.

Хоук посмотрел на неё со смесью глубокой любви и терпения. «Твоих внуков, которых у тебя даже нет ещё. И их у нас не будет шанса сделать, если я потеряю её из-за того, чем бы оно ни было, что контролирует её».

«Ты можешь увести её далеко от этих краёв и всё равно потерять её, Хоук. Пока мы не обнаружили то, что контролирует её, она никогда не будет в настоящей безопасности», упрямо спорила Лидия. «Она и я, мы планировали изучить все детали каждого раза, когда она путешествовала во времени, чтобы найти сходства. Вы сделали это?»

Хоук покачал головой, прикрыв глаза. «Ещё нет. По правде говоря, я был не склонен поднимать этот вопрос. Она же напротив. Но я храню молчанье. Когда мы поженимся и уедем, у нас будет время поговорить об этом».

«Хоук, может цыгане…»

Хоук раздражённо покачал головой. Он уже пытался применить эту тактику этим утром. Это был его последний шанс. Он нашёл Рушку на юго-западных холмах со своим народом, роющим рвы и собирающим хворост от семи пород дерева для костров. Но Рушка категорически отказался обсуждать его жену в любом качестве. Также Ястреб не смог и завести с ним разговор о кузнеце. Он был чертовски раздражён тем, что не мог даже силой вытянуть ответы из тех, кто зависел от его гостеприимности. Но цыгане – да, цыгане в действительности не зависели ни от чьей гостеприимности. Когда становилось совсем сложно, они уходили в лучшее место. Это была абсолютная свобода.

И к тому же проклятого кузнеца Ястреб тоже не мог найти.

«Мама, где Адам?»

«Кузнец?», рассеянно спросила Лидия.

«Да. Кузница была остывшей. Его повозки не было».

«Честно сказать, я его не видела с тех пор…дай подумать….возможно, с тех пор, как вы двое уехали в Устер. Зачем, Хоук? Ты думаешь, он может что-то сделать Эдриен?»

Хоук медленно кивнул.

Лидия атаковала его с другого угла. «Подумай хорошо! Если ты заберёшь Эдриен отсюда, он может просто последовать за вами. Лучше остаться здесь и бороться».

Она задохнулась, когда Ястреб повернул к ней свой потемневший взгляд. «Мама, я не рискну потерять её. Мне жаль, что это не нравится тебе, но без неё…ах, без неё…» Он впал в задумчивую неподвижность.

«Без неё что?», едва слышно спросила Лидия.

Ястреб только покачал головой и ушёл.

*******

Эдриен не спеша прогуливалась по двору в поисках Ястреба. Она не видела его с той поры, как он покинул их постель ранним утром. Хотя она знала, что скоро станет рядом с ним, чтобы произнести свои брачные клятвы, она не могла избавиться от ощущения, что как будто что-то плохое должно было случиться.

Она приблизилась к покрытым мхом камням брока. Глядя на него, она напомнила себе тот день, когда Хоук дал ей первый урок по приручению сокола.

Как безумно приручена была леди-сокол.

Она открыла дверь и заглянула внутрь, слабая улыбка тронула её губы. Какой напуганной и околдованной она была Ястребом в тот день. Кокой соблазнённой и надеющейся, но ещё не способной доверять.

Это хлопанье крыльев слышала она? Она подозрительно вгляделась в темноту, потом зашла внутрь.

Часть её совсем не удивилась тому, что дверь за ней поспешно закрылась.

Когда она нырнула в мрак, то понимание неожиданно вспыхнуло в ней. Это была та опасность, которой она так боялась – что бы и кто бы не был за её спиной.

С прошлой ночи Эдриен чувствовала себя словно балансирующей на острие бритвы, в ожидании чего-то плохого, что должно было произойти. Сейчас она совершенно ясно понимала, что удерживало её ото сна всю ночь – это были снова её инстинкты, предупреждающие её о нависшем роке, кричащие о том, что это был лишь вопрос времени, прежде чем её мир разлетится на куски.

И кто бы ни был за её спиной, он был предвестником её краха.

«Красавица».

Голос Адама. Тело Эдриен застыло. Её подбородок напрягся, а руки сжались в кулаки, когда он схватил её в темноте и тесно прижался бёдрами к округлостям её ягодиц. Она качнулась вперёд, но он обхватил её руками и прижал спиной к своему телу.

Когда его губы коснулись её шеи, она попыталась закричать, но не вышло и звука.

«Ты знала, что я приду», выдохнул он ей в ухо, «Не так ли, о прекрасная?»

Эдриен хотела возразить, выкрикнуть отрицание этого, но какая-то часть в ней знала – на интуитивном, глубоко подсознательном уровне. В этот миг, все её случайные встречи с Адамом Блэком внезапно смыло кристальной чистотой в её голове. «Ты заставил меня забыть», зашипела она, когда воспоминания затопили её. «Странную вещь ты сделал – когда принял лицо Ястреба у фонтана – ты как-то заставил меня забыть», обвинила она.

Адам засмеялся. «Я заставлял тебя забыть, когда брал с собой в Морар тоже, даже ещё раньше, чем это. Помнишь сейчас, как ты лежала в песке со мной, сладкая Красавица? Я возвращаю их тебе, эти украденные часы. Помнишь, как я трогал тебя? Помнишь, как забрал в свой мир, чтобы вылечить тебя? Я трогал тебя и тогда тоже».

Эдриен вздрогнула, когда туман рассеялся и воспоминания прояснились в её голове.

«Я забираю у тебя то, что тебе не нужно вспоминать, Красавица. Я мог бы забрать у тебя воспоминания, которые бы ты хотела потерять. Так что, Красавица? Освободить тебя от Эберхарда навсегда?» Адам прижался губами к её шее в долгом поцелуе. «Нет, придумал, я сотру каждое воспоминание о Ястребе, что у тебя есть – заставлю ненавидеть его, сделаю его незнакомцем для тебя. Понравится тебе это?»

«Кто ты?», у Эдриен сдавило горло, когда глаза наполнились слезами.

Адам медленно повернул её в руках, пока она не посмотрела на него. Его лицо было равнодушным и определённо не человеческим в сероватом полусвете. «Мужчина, который уничтожит твоего мужа и всё в Далкейте, если ты не сделаешь в точности, как я скажу, прекрасная Эдриен. Полагаю, ты будешь слушать меня очень, очень внимательно, если ты его любишь».

*******

Хоук не мог найти Адама. Он не мог найти Гримма. А теперь он не мог найти свою собственную жену. Что за чёртов свадебный день это был?

Ястреб прошёлся по нижнему двору, выкрикивая её имя, его руки сжались в кулаки. На холме люди начали уже собираться. Люди клана прибывали толпами со всех уголков. К сумеркам будет около семи сотен пледов, собранных на берегу Далкейта; Дугласы были большим кланом с многочисленными арендаторами, возделывающими эту землю. Ещё раньше утром Ястреб разослал охрану по холмам и долинам, чтобы оповестить, что свадьба лэрда состоится в этот вечер, таким образом обеспечивая присутствие всех до последнего, и стар и млад.

Но не будет никакой свадьбы, если он не сможет найти свою жену.

«Эдриен!», звал он. Куда к чёрту она ушла? Ни в замке, ни в садах… ни в Далкейте?

Нет!

«Эдриен!», проревел он, и его шаг ускорился до бега. Зовя её по имени, он мчался мимо соколиного брока.

«Хоук, я здесь!» Услышал он её крик, отозвавшийся эхом за его спиной.

«Эдриен?» Он заскользил, останавливаясь, развернулся.

«Я прямо здесь. Прости», добавила она, пока закрывала дверь, выходя из брока.

«Никогда не покидай меня, не сказав, куда идёшь. Не слышала, как я звал тебя?», зарычал он, страх придал грубости его голосу.

«Я сказала, что мне жаль, Хоук. Я должно быть витала в облаках». Она стояла и молчала.

Сердце Хоука перевернулось в груди. Он нашёл её, но почему это не избавило его от страха? Что-то изводило его – нечто неуловимое, и всё же реальное и возможно вероломное, как неровно зазубренные скалы Далкейта. Был почти осязаемый запах какого-то зла, зависшего в воздухе вокруг брока.

«Милая, что не так?», спросил он. Каждый его дюйм напрягся, когда она вышла из полумрака, что затемнял восточную сторону широкого брока. Половина её лица скрывалась глубоко в тени заходящего солнца, другая половина была заметно бледной в исчезающем свете. На какой-то миг Хоуку показалась невозможная двойственность; словно одна часть её лица улыбалась, в то время как другая натянулась в гримасе боли. Жуткая иллюзия загнала дротик дурного предчувствия в его сердце.

Он протянул руки, и когда она не двинулась из этого странного домино света и тени, он резко шагнул к ней и схватил её в свои объятия.

Что тревожит тебя, любимая жена?», потребовал он ответа, глядя на неё сверху. Но он отодвинул её недостаточно далеко. Ненавистная тень всё ещё забирала целую треть её лица, пряча её глаза от него. С грубым ругательством он отступал, пока она полностью не вышла из темноты. Эта тень, эта чёртова тень от брока заставила его почувствовать, что часть её стала нереальной и она могла растаять прямо в его руках, и он не смог бы предотвратить это. «Эдриен!»

«Я в порядке, Хоук!», тихо сказала она, обняв его талию руками.

Когда исчезающий свет омыл её лицо, он вдруг почувствовал себя глупцом, спрашивая себя, как он мог подумать даже на мгновение, что была какая-то тень, что затмила её прекрасное лицо. Там не было тени. Ничего кроме её огромных серебристых глаз, наполненных до краёв любовью к нему, когда она смотрела на него.

Минуты дрожи прошли, её губы тронула милая улыбка. Она убрала выбившуюся прядь тёмных волос с его лица и поцеловала нежно его подбородок. «Мой красивый, красивый Хоук», шептала она.

«Поговори со мной, милая. Скажи, что тебя так беспокоит», грубо сказал он.

Она послала ему столь ослепительную улыбку, что это спутало ему все мысли. Он почувствовал, что его тревоги рассеялись, как лепестки на ветру, под нежными, непроизнесёнными обещаниями этой улыбки.

Он легко коснулся её губ своими и почувствовал ту дрожь незамедлительного ответа, прокатившуюся по его телу с головы до ног. Какая тень? Глупые страхи, глупые иллюзии, подумал он, скривившись. Он позволял своему воображению разыгрываться по малейшему поводу. Нелепая тень упала ей на лицо, и великий Ястреб уже страдает от видений фатума и скорби. Ба! Ни одна девушка не могла так улыбаться, если о чём-нибудь волновалась.

Он завладел её губами в грубом, наказывающем поцелуе. Налагая взыскание за страх, что он испытал. Наказывая за то, что так нуждался в ней.

И она растаяла на нём, как жидкое пламя, растекаясь и прижимаясь к нему с яростной настойчивостью. «Хоук…», шептала она ему в губы. «Мой муж, моя любовь, возьми меня…снова, пожалуйста».

Желание хлынуло по его венам, смывая все следы его паники. Ему не нужно было большего поощрения. У них оставалось пару часов, прежде чем священник соединит их узами брака под покровом Самайна. Он потянул её к броку.

Эдриен тотчас застыла. «Нет, не в броке».

И он повёл её к конюшне, где на мягком пурпурном ложе из клевера они провели свои оставшиеся предсвадебные часы, подобно нищему, потратившему последние драгоценные монеты на роскошный обед.

Глава 29

Свадебное платье Эдриен превзошло все её детские мечты. Оно было сшито из шёлка цвета сапфира и изысканных кружев, с сверкающей паутинкой серебристой вышивки на горловине, рукавах и низу в виде вьющихся роз. Лидия гордо извлекла его из запечатанного обшитого кедром дубового сундука; ещё одного искусного творения Ястреба. Она просушила его, пропарила в закрытой кухне над чанами кипящей воды, потом легко надушила лавандой. Платье облегало грудь и бёдра и спадало на пол волнами роскошной ткани.

Оно было вышито цыганами, сказала ей Лидия, суетясь с десятком служанок вокруг Эдриен, для её свадьбы с отцом Ястреба. Обряд венчания Лидии тоже происходил в Далкейте-над-Морем во время празднования Белтейна перед такими же смешанными кострами, выложенных на Самайн.

Но Лидия ушла вперёд сейчас, к холмам. Служанки ушли тоже, Эдриен их прогнала четверть часа спустя. Это забрало каждую унцию мужества Эдриен, готовящуюся выдержать последующие несколько часов.

Лидия была такой ликующей, почти танцевала по комнате, а Эдриен чувствовала себя такой задеревенелой внутри – заставляя себя притворяться. Она собиралась сделать нечто такое, что заставит Лидию и Хоука презирать её, но у неё не было выбора.

Как она вынесет выражение их лиц, когда сделает это? Как вытерпит ненависть и предательство, что увидит в их глазах?

Эдриен стояла одна в прекрасной спальне Лидии, среди медленно охлаждающихся круглых утюгов и отвергнутых вариантов нижнего белья, наполовину опустошённых чашек чая, недопитого в нервозном ожидании.

Время приближалось.

И её сердце замерзало, вздох за мучительным вздохом. Она задрожала, когда свежий бриз влетел в открытое окно спальни Лидии. Она пересекла комнату, намереваясь закрыть его, но замерла, положив руку на каменный выступ. Околдованная, она смотрела в ночь.

Я буду помнить это, всегда.

Она упивалась Далкейтом, впитывая каждую дорогую сердцу каплю в свою память. Полная луна заворожила её, омыв холмы серебристым сиянием. Казалось, она была ближе к земле и намного большей, чем обычно. Может, она могла шагнуть в небо, чтобы стать прямо рядом с ней – подтолкнуть её хорошенько локтем и она покатится по горизонту.

Эдриен восхищалась красотой всего этого. Это место волшебное.

У неё был великолепный вид праздника из окна. Холмы ожили сотнями людей, сидящих на ярких шотландках у костров, разговаривающих, веселящихся, танцующих. Вино, эль и Скотч лились рекой, когда люди праздновали приход сбора урожая. Богатого урожая, её муж проследил за этим.

Дети играли в детские игры, бегая и визжа, кружась вокруг любящих родителей. А музыка…о, музыка вплывала в открытое окно, смешиваясь с тихим рёвом океана. Мощный гипнотизирующий бой барабанов, волынки и дикие песнопения.

Между двух кругов костра, она едва смогла увидеть его, лэрд Далкейта-над-Морем танцевал, откинув голову назад, добавляя свой глубокий баттерскотчевый крик к песне. Её муж. По крайней мере она должно быть полюбила его на какое-то время – может не навсегда, но…

Бой барабанов усиливался, и она видела, как он кружил у костра. Такой примитивный и дикий, но всё же такой любящий и нежный.

Я обожаю это место, думала она. Если я смогу когда-нибудь мечтать поехать в какое либо место, вернувшись в двадцатый век, я буду мечтать об этом.

Она прижалась лбом к прохладной каменной стене на долгие минуты, сдерживая слёзы всеми силами. «Я люблю его больше, чем саму жизнь», прошептала она вслух.

И это было решающим моментом.

*****

«Нет». Ястреб поднял руки в притворном насмешливом протесте. «Оставьте мне силы для женитьбы и занятий любовью с моей женой, в этот вечер», дразнил он женщин, пытающихся завлечь его в ещё один танец.

Несмотря на разочарованные взгляды и фривольные высказывания по поводу его мужественности, Ястреб поднялся выше по холму. Он видел как, Лидия бродила так же с Тэвисом, пока он танцевал. Он остановился на мгновенье и обернулся, чтобы взглянуть на замок, сосредоточенно всматриваясь глазами в окна. Вот она. Комната Лидии, силуэт его жены, виднеющийся в ярко освещённом окне. Он видел, как она повернулась спиной. Она была уже в пути.

Озноб скользнул по задней части шеи, пока он смотрел ей в спину. Он смотрел долго, и когда она не двинулась, он задался вопросом, что же она делала.

Мне следовало настоять, чтобы она оставила стражу при себе.

Они будут застёгивать мне платье? дразнила она, и вихрь ревности закружил в нём при мысли, как кто-то из его стражи касается шелковистой кожи его жены.

Он мог видеть её каждый шаг продвижения к холмам, да и замок не был совершенно безлюдным. Холмы были совсем близко, в нескольких минутах ходьбы или того меньше. С ней будет всё в порядке. Ещё он волновался….

«Ты видел Гримма?», Лидия легко коснулась его руки, чтобы привлечь внимание.

Хоук оторвал свой взгляд от окна. «Нет. А ты?»

«Нет. И это беспокоит меня. Он твой лучший друг, Хоук. Я думала, он будет здесь. Что могло его задержать?»

Хоук пожал плечами и мельком взглянул на замок. Ах, наконец. Свечи погасли и его жена уже была в пути. Комната Лидии была полностью тёмной. Вдруг отсутствие Гримма показался ему несущественным. Даже его недовольство его ложью соскользнуло с его плеч при мысли о его возлюбленной Эдриен.

Этой ночью я привяжу её к себе навечно, тихо пообещал он.

«Хоук?», Лидия помахала рукой перед его лицом, и он с трудом оторвал взгляд от замка.

«Хм?»

«О мой», вздохнула Лидия. «Как сильно ты напоминаешь мне твоего отца, когда смотришь вот так».

«Как так?», протянул Хоук, глядя туда, где вот-вот должна была появиться его жена.

«Как какой-то жестокий викинг, готовый покорить и взять в плен».

«В этом случае я – пленник, мама», фыркнул Хоук. «Девушка точно приворожила меня, я думаю».

Смех Лидии радостно зазвенел. «Хорошо. Так и должно быть тогда». Она быстро поцеловала его. «Она появится с минуты на минуту». Лидия разгладила его рубашку, которую не было нужды разглаживать, пригладила его безупречные волосы, которые не надо было приглаживать, и вообще кудахтала над ним, как всполошённая наседка.

«Мама», зарычал он.

«Я просто хочу, чтобы ты выглядел как можно лучше…», Лидия замолчала. Она нервно посмеялась над собой. «Только посмотрите на меня, пугливая мамаша, волнующаяся на свадьбе своего сына».

«Она уже видела меня с худшей стороны и любит меня несмотря на это. И чего ты суетишься надо мной. Я думал, мы не разговаривали. Какие планы в этот раз у тебя планы?», потребовал он. Он знал её слишком хорошо, чтобы поверить, что она просто тихо сдастся их планам уехать этим вечером.

«Хоук», запротестовала Лидия, «ты ранишь меня!»

Хоук фыркнул. «Спрашиваю тебя снова, какой бесчестный заговор ты придумала, пытаясь удержать нас здесь? Подмешала чего-нибудь в вино? Пригласила жестоких наёмников, чтобы те взяли нас в плен в моём собственном замке? Нет, вот что – ты отправила послание МакЛеодам и сказала им, что сейчас самое удачное время окружить Далкейт, правильно?» Он бы не удивился, если бы она сделала что-нибудь из этого. Лидия была пугающей, когда задумывала что-нибудь. Ничто её не остановило бы, если бы могла идти речь о том, чтобы удержать Эдриен у своего бока.

Лидия пристально вглядывалась вдаль. «Я просто отказываюсь думать о том, как вы уезжаете, до того как придёт время, когда вы попытаетесь это сделать. До этого, я намереваюсь наслаждаться каждой минутой свадьбы моего сына. Кроме того, видимо, Эдриен не имеет ни малейшего представления о том, что ты собираешься сделать. Я не совсем уверена, что она не поддержит меня», дерзко добавила она.

«Она идёт», Тэвис прервал их пререкания и увёл их внимание к каменным ступеням, что спадали каскадом в нижний двор.

«О! разве она не прекрасна?», выдохнула Лидия.

Общий вдох рябью всколыхнул ночь и смешался с благоухающим бризом, укрывшим холмы.

«Могла бы быть принцессой!»

«Нет, королевой!»

«Прекрасней сказочной королевы!» Маленькая девочка с белокурыми колечками волос восторженно захлопала в ладошки.

«Лели Далкейта-над-Морем». Арендатор снял шапку и прижал её к сердцу в знак верности.

Улыбка Лидии исчезла, когда она увидела, что Эдриен направилась к конюшне.

Никто не произнёс ни слова, пока она не появилась снова несколько мгновений спустя, ведя лошадь к ближайшей стене. «Но что? Что это…лошадь? Ах, мне кажется она садится на лошадь», пробормотала сбитая с толку Лидия.

«Лошадь? Почему бы ей просто не пройтись? Тут идти всего ничего, скажу я», удивился Тэвис.

Под сверкающей луной они видели, как она шагнула на низкую стену и села на лошадь – свадебноё платье и всё такое.

Хоук сузил глаза весь в внимании. Его тело напряглось и он подавил проклятье, когда увидел как Рушка, который молча стоял рядом с ними, прочертил воздух жестом. «Что ты делаешь!», зарычал Хоук, сомкнув ладонь на руке цыгана.

Рушка прекратил и его карие глаза посмотрели на Ястреба с глубокой любовью и её большей печалью. «Мы надеялись, что он не придёт, мой друг. Мы приняли все меры предосторожности…рябиновые кресты. Руны. Я сделал всё. что смог, чтобы предотвратить это».

«Кто не придёт? О чём ты говоришь? Предотвратить что?», говорил Хоук сквозь зубы. Каждый дюйм его тела вдруг ожил. Весь день что-то терзало его, требуя, чтобы он принял меры, и сейчас это взорвалось накалом нервозности в его крови. Ему всего лишь надо было принять меры – но против чего? Что происходило? Грохот приближающихся лошадей сотрясал землю позади его.

«Он идёт». Рушка попытался вырвать руку из железного захвата Ястреба, только сдвинуть валун с груди было бы легче.

Стук лошадиных копыт переместился на холм, подтягиваясь ближе.

«Скажи мне», проскрежетал Хоук, сердито глядя на Рушку. «Сейчас».

«Хоук?», взволнованно спросила Лидия.

«Хоук», предостерёг Тэвис.

«Хоук». Хриплый голос его жены разрезал тишину ночи позади него.

Ястреб замер, его взгляд застыл на пожилом цыгане, который был ему как отец многие годы. Вспышка в глазах мужчины предупредила его о том, чтобы он не оборачивался. Сделать вид, что ничего не случилось. Не смотри на свою жену, говорили глаза Рушки. Он видел её отражение глубоко в карих глазах цыгана. Не оборачиваться. Невозможно.

Хоук оторвал разъярённый взгляд от Рушки. Развернулся на пятках сапог, медленно.

Его жена. И рядом с ней, на собственном чёрном боевом коне Ястреба сидел Адам. Хоук стоял молча, руки, прижатые к бокам, сжались в кулаки. Холм погрузился в зловещую тишину, ни писка ребёнка, ни хотя бы шёпота или взволнованного вздоха какого-нибудь арендатора.

«Хранитель знаний». Адам кивнул Рушке, подтверждая их давнее знакомство, и взгляд Хоука заметался между странным кузнецом и цыганским другом. Рушка побелел как только выпавший снег. Его карие глаза были огромными и глубокими, его худощавое тело неподвижно замерло. Он не ответил на его приветствие, но бросил взгляд на землю, неистово вычерчивая рукой эти странные знаки.

Адам засмеялся. Можно подумать, что ты ещё не понял, что пока это не помогает, старик. Брось это. Даже твоя…жертва…не помогла. Хотя она немного смягчила меня».

Лидия задохнулась. «Какая жертва?»

Никто не ответил ей.

«Какая жертва?», сжато повторила она. «Он имеет ввиду Эсмерельду?» Когда снова никто не ответил, она дёрнула Рушку за руку. «Это он?» Её глаза вернулись к Адаму. «Кто ты?», потребовала она, её глаза сузились, как у медведицы, приготовившейся защищать своих детёнышей.

Рушка потянул её к себе за спину. «Тихо, миледи», проскрежетал он сквозь зубы. «Не вмешивайтесь в то, чего не понимаете».

«Не говори мне, что я…», гневно начала Лидия, но закрыла рот под смертоносным взглядом Ястреба.

Хоук повернулся обратно к Эдриен и спокойно протянул руку, чтобы помочь ей спешится, словно ничего плохого не случилось.

Адам засмеялся снова, и от его смеха у Хоука мурашки побежали по коже. «Она едет со мной, Лорд Гриф».

«Она остаётся со мной. Она моя жена. И я Ястреб. Лорд Ястреб для тебя».

«Нет. Стервятник, жалкий зверь, что подбирает ненужные остатки. Она выбирает – был уговор, ты помнишь? Я спас твою жену за определённую цену. Цена теперь оплачена. Ты проиграл».

«Нет». Ястреб медленно покачал головой. «Она уже выбрала, и выбрала меня».

«Похоже, она передумала выбирать тебя», насмешливо ответил Адам.

«Слезь с моей лошади, кузнец. Сейчас же».

«Хоук!», предупредил Рушка, тихо и взволнованно.

«Хоук». Это голос Эдриен успокоил его. Заставил застыть в полушаге от кузнеца. До этого момента, внимание и гнев Ястреба фокусировалось только на кузнице. И он знал почему. По той же причине, из-за которой не спешил оборачиваться, когда слышал приближение лошадей. Из-за которой вместо этого смотрел на Рушку. Он боялся смотреть на свою жену, и того, что мог увидеть в её прекрасных глазах. Могла она на самом деле передумать? Мог он так сильно ошибиться? Он остановился, с рукой на рукоятке меча, и заставил поднять свои глаза на неё. Неуверенность, которая держала его в своём кулаке с первого дня, когда он увидел свою жену у кузницы Адама, мстительно охватила его.

Её лицо было гладким и лишённым каких либо эмоций. «Он говорит правду. Я выбрала его».

Он посмотрел на неё изумлённым взглядом. Не более чем искра эмоции мелькнула в её серебристых глазах. «Как он заставляет тебя лгать, милая?» Хоук отказывался верить её словам, цепляясь за свою веру в неё. Чем он угрожает тебе, моё сердце?»

«Ничем», холодно сказала Эдриен. «И прекрати называть меня так! Я никогда не была твоим сердцем. Я сказала тебе это с самого начала. Я не хочу тебя. Это был всё время Адам».

Хоук всматривался в её лицо. Холодная, сдержанная, она сидела на лошади, как королева. Величественная и недостижимая. «А чем к чёрту был Устер тогда?», зарычал он.

Она пожала плечами, приподняв ладони. «Милой прогулкой?», легкомысленно ответила она.

Хоук напрягся, его челюсти заскрипели. «А чем была конюшня в послеполуденные часы…»

«Ошибкой», ровно перебил его Адам. «Которую она больше не повторит».

Взгляд Хоука не сдвинулся ни на дюйм с лица Эдриен. «Это была ошибка?», тихо спросил он.

Эдриен склонила голову. Пауза в длину удара сердца. «Да».

Ястреб не увидел ни единого проблеска эмоции на её лице. «В какую игру ты играешь, милая?» выдохнул он, опасность вытекала из каждого дюйма его застывшей позы, заряжая воздух вокруг них.

Повисла тяжёлая бесшумная ночь. На холме ни один человек не шевелился, прикованный ужасной сценой, разворачивающейся перед глазами.

«Никаких игр, Хоук. Всё закончилось между нами. Мне жаль». Она ещё раз небрежный пожала плечами.

«Эдриен, хватит так шутить…», зарычал он.

«Это не шутка», оборвала она его с внезапной яростью. «Единственная шутка здесь над тобой. Ты же не думал на самом деле, что я могла остаться здесь? Да брось ты!» Она махнула рукой на великолепие свадебного праздника. «Я из двадцатого века, ты глупец. Я привыкла к роскоши. Тем штучкам, которые избаловали меня. Кофе. Горячий душ, лимузины, весь тот шум и блеск. Это было отличноё развлечение – вполне миленькое приключенье с одним из самых обворожительных мужчин…». Она улыбнулась Адаму, и он взял каждую унцию своей воли, чтобы не броситься на кузнеца и не выдернуть жизнь из этого высокомерного тела.

Вместо этого, он стоял как мраморное изваяние, с руками прижатыми к бокам. «Ты была девственницей…»

«И что? Ты научил меня удовольствию. Но кузнец дал мне больше. Это так просто». Эдриен вертела в руках поводья своей лошади.

«Нет!» взревел Хоук. «Это какая-то игра! Чем ты угрожал моей жене, кузнец!»

Но Эдриен ответила вместо него всё тем же спокойным, полностью беспристрастным голосом. Этот хриплый голос, что заставлял его думать, что она сошла с ума, и слова, что были сказаны, могли быть только ложью. И всё же она не выглядела так, словно её принуждали. Не было меча у её горла. Ни блеска слёз в её глазах. А её голос, ах…он был спокойным и ровным. «Он угрожал мне только большим удовольствием, чем когда либо дал мне ты. В его власти настоящее волшебство. Не трать своё время охотясь за нами. Ты нас не найдёшь. Он пообещал меня взять в места, о существовании которых я даже никогда не мечтала». Эдриен подтолкнула свою лошадь поближе к коню кузнеца.

Адам послал Ястребу ослепительную улыбку. «Похоже, ты всё потерял, прелестный птенчик».

«Нет!», взревел Хоук, рванув к кузнецу и одним молниеносным взмахом вытянув меч. Жеребец встал на дыбы от рёва Ястреба и дико пятился назад.

Рушка ухватился за руку Ястреба и пробил её своим кулаком так сильно, что меч застрял в земле у его ног.

Адам поднял руку.

«Нет!», Эдриен быстро удержала руку кузнеца. «Ты не причинишь ему боли! Никакого кровопролития. Ты обещ… – мало приятного в этом», добавила она. «Мне не нравится кровь. Я делаюсь больной».

Адам приподнял голову и опустил свою руку. «Твоё желание – приказ для меня, Красавица».

«Это правда то, чего ты хочешь, милая?», глаза Хоука стали чёрными и бездушными.

«Да», сказала она тихо. И осторожно.

«Он не принуждает тебя?» Скажи мне, скажи одно только слово, и я убью его голыми руками.

Она покачала головой и ровно встретила его взгляд.

«Скажи это», проскрежетал Хоук сквозь зубы. «Он не заставляет тебя?»

«Он не применяет…силы против…меня».

«Ты…любишь…его?» Он возненавидел себя в момент, когда его голос сломался до хрипоты на этих словах. Его горло так сжалось, что он мог едва дышать.

«Я люблю его, как любила Эберхарда», вздохнула она. Она вяло улыбнулась Адаму, который вдруг резко сузил глаза на её последних словах.

«Достаточно, Красавица», Адам завладел её рукой. «Весь мир ожидает нас и твоё довольство закон для меня».

Сердце Хоука переворачивалось в груди и разрывалось на куски от боли. Проклятый Неизменно-Твёрдый. Её первая любовь, и не важно занимался он с ней любовью или нет. Он отвернулся, иначе устроил бы кровавую бойню на холмах одной рукой.

Когда он, наконец, вернул к ней свой взгляд, было слишком поздно – она уехала.

Многочисленная масса людей на холмах Далкейта-над-Морем стояла беспомощно окаменев, в то время как всадники на обеих конях исчезли в ночной мгле. Мгновение они были здесь – через мгновенье их не стало.

Но тихий голос плавал на ветру. Ты был прав насчёт своих соколов, Сидхи, донеслись странные последние слова женщины, которую он любил и которая практически уничтожила некогда гордого лэрда Далкейта-над-Морем.

Лидия безвольно схватилась, ища опоры, за его рукав.

Рушка резко выругался на языке, которого никто никогда раньше не слышал.

Хоук невидящими глазами смотрел в ночь.

Глава 30

«Где мы?», спросила безжизненно Эдриен Адама.

Он вёл её лошадь под узды по тёмной тропинке сквозь странный лес. Сплетённые ветви ткали сучковатый балдахин над её головой. Изредка луч бледного света пронзал плотный мрак и скрипучие ветки мерцали подобно выбеленным костям.

Ни сверчка. Ни нормальных лесных звуков, лишь пронзительный визг летающих существ. Папоротник-орляк шелестел, обнаруживая быстрые мелькания малорослых гномов с дикими лицами. Она вздрогнула и крепко обняла себя руками.

«Ты в моём королевстве».

«Кто ты на самом деле, Адам Блэк?». Её голос сломался на простом предложении, ранимый и наполненный страданием.

В качестве ответа она получила насмешливую улыбку и ничего больше.

«Скажи мне», инертно потребовала она. Но тёмный мужчина рядом с ней ехал в молчании.

«Скажи хотя бы почему».

«Почему что?», спросил он, любопытно приподняв бровь.

«Почему ты сделал это со мной? Что я сделала? Зачем ты послал меня в то время, а потом снова забрал оттуда?» И разбил моё сердце, оставив мою душу умирать?

Адам остановил их коней, изумление осветило его тёмное лицо. Он потянулся рукой, чтобы погладить её бледную щеку и она вздрогнула под его рукой. «О, Красавица, это то, что ты думаешь? Как сильно ты обеспокоена и весьма прелестна», загремел его смех. Но именно следующие его слова пронзили её душу словно ножом. «Я ничего с тобой не собирался делать, моя милая красавица. Любая бы красивая женщина подошла. Но я думал, что ты ненавидела красивых мужчин. Я слышал тебя там, в библиотеке, зарекающуюся иметь дело с мужчинами, всеми мужчинами. Но всё же, похоже на то, что я ошибся. Или ты лгала, что имеет большую вероятность».

«О чём ты говоришь?», еле выдохнула она. Любая женщина бы подошла? Её сердце лежало обнажённым и расколотым извращённой игрой этого мужчины, а он осмеливался так открыто говорить, что ни капельки не было важно, кем она была? Пешка? Снова? Она на какое-то время сцепила челюсти. Я не буду кричать. Я не буду. Когда она стала уверенной в том, что сможет говорить без ярости, она холодно сказала. «Ты получил, что хотел. Почему бы тебе просто не сказать мне, кто ты такой?» Ей надо было побольше узнать об этом мужчине, чтобы отомстить за себя. Отомстить за своего мужа.

«Правда. Я действительно получил, что хотел. Ястреб выглядел полностью уничтоженным, не скажешь? Раздавленным». Он легко хлопнул по её руке своей. «Ты очень хорошо сыграла этой ночью, Красавица. Но скажи мне», – он пристально посмотрел ей в глаза, и она застыла, когда показалось, что его взгляд мог проникнуть прямо ей в душу – «Что ты имела ввиду, говоря о его соколах?»

Дыхание Эдриен вырывалось из лёгких толчками. «Он сказал мне однажды, что все его соколы улетали от него», невозмутимо лгала она. «Ты сказал мне, что я должна быть крайне убедительной, иначе ты бы убил его, так что я выбрала это напоминание, чтобы убедить его во всём окончательно. Это всё».

«Было бы лучше, чтобы это было всё». Его лицо было холодным и неумолимым. Точно таким оно было в броке, прежде чем Ястреб отыскал её там. Перед тем, чему следовало быть свадьбой, о которой она мечтала всю жизнь. Холодно, он объяснил ей в точных и мучительных деталях, как он уничтожит Ястреба и каждого в Далкейте, попробуй она не подчиниться его воле. Потом он показал ей вещи, которые мог сделать. Вещи, которые её разум так и не смог до конца постигнуть. Но она поняла, что он был в полной мере способен осуществить те массовые разрушения, которыми угрожал. Два выбора он ей предложил – или солгать Ястребу и разбить ему сердце, не говоря уже о её собственном, или стать свидетельницей того, как Адам, воспользовавшись своей сверхъестественной силой, убьёт его. Потом Лидию. И каждого мужчину, женщину и ребёнка в Далкейте.

Нет, не было выбора вообще. Адское решение дало ей глубинное понимание того, что однажды довелось испытать мужчине, прозванному королевской шлюхой.

Когда она покинула брок, дрожащая и бледная, она ухватила последние мгновения блаженства. Она занималась любовью с Ястребом со всей страстью, на которую была только способна её душа. Говоря прощай, умирая внутри. Она знала, как будет ужасно лгать ему, но она не предвидела, как глубоко это ранит её.

Адам был несгибаем в этом вопросе. Он дал ей понять, что она должна полностью убедить Ястреба, что желает Адама. После невероятной близости, что она и Хоук разделили, она понимала, что ей придётся сказать отвратительные и ужасные вещи, чтобы убедить его.

Она яростно содрогнулась, когда большой палец Адама легко коснулся её нижней губы. Она ударила его по руке, несмотря на свой страх. «Не трогай меня».

«Если бы я подумал хоть на мгновенье, что ты попыталась ему сказать что-то большее, я бы вернулся назад и убил бы его в тот же миг, Красавица».

«Ты получил, что хотел, ты ублюдок!», закричала Эдриен. «Теперь все в Далкейте в безопасности от тебя».

«Это не важно». Адам лениво пожал плечами. «Как бы то ни было, он мёртв».

Адам дёрнул за её уздечку и возобновил их медленный переход под шуршащими ветками.

«Что?», прошипела Эдриен.

Адам проказливо улыбнулся. «Я думал, ты могла бы насладиться живописной дорогой назад. Эта тропа – временная линия, и мы только что прошли 1857 год. Это тот туманный поворот назад, там среди…деревьев…за неимением более подходящего слова. Он умер более трёхсот лет назад.

Безмолвный крик начал зарождаться внутри неё. «Кто ты?»

«Когда-то нас называли богами», спокойно сказал он. «Тебе бы лучше благоговеть передо мной»

«Скорее я предпочту увидеть тебя в аду, для начала», выдохнула она.

«Невозможно, Красавица. Мы не умираем».

Глава 31

Сиэтл

Ноябрь1997

Эдриен оттянула руку назад и запустила книгу, как летающую тарелку. Предполагалась, что она пролетит через всю комнату и врежется с оглушительным ударом в стенку. Вместо этого она мягко шлепнулась, приземлившись на пол у подножия её кровати.

Она глянула на томик с отвращением и заметила, что она упала открывшись на какой-то странице. Она скосилась, чтобы прочесть со своего насеста у спинки кровати.

Мечты, закупоренные обратно в комоды могут символизировать многие вещи: мечтатель эмоционально подавлен. Рекомендуется эмоциональное и/или физическое очищение. Периодически повторяющаяся мечта такого характера означает, что мечтатель пережил травматический жизненный опыт, от которого он/она должен найти некий способ избавления или может быть нанесён серьёзный психологический урон.

Эдриен подавила душащий её смех, который перешёл в рыдание. Кто написал эту фигню?

Она свесила свою босую ногу с кровати и пнула её пальцем ноги, чтобы закрыть. 1001 Маленькая Мечта. Как нелепо. Она даже не знала, что у неё была эта книга в библиотеке. Даже ещё более нелепо, чем то, что ей снился туалет десять дней подряд. Ничего боле. Только задвинутые, заполненные до краёв комоды.

Прекрасно.

Но её не надо было бить по голове справочником по мечтам. Она знала, что было с ней не так. Пятнадцать дней назад она материализовалась в своём огромном Викторианском доме на Коутэйл, 93 в Сиэтле, США.

И она не сказала ни слова ни одной душе с того момента. Каждый клочок энергии она направляла на удержание своего самообладания – её натянутая кожа. Широко распахнутые сухие глаза. Плотная маленькая смерть, наполняющая всё внутри. Она прекрасно понимала, что если позволит выкатиться хотя бы одной крохотной слезинке из сухого уголка её глаза, она не сможет нести ответственность за наводнение, которое могло стать причиной массовых эвакуаций по всему штату.

Она скребла свою натянутую кожу головы напряжённой маленькой рукой, пока сдержанно гладила шелковистую спинку Муни. Она потрогала розовый носик Муни кратким экономным движением. Нет забитых до краёв комодов в кошачьем мире, думала Эдриен, когда Муни запуталась лапками в её волосах и принялась тихо мурлыкать.

Именно голодное мяуканье Муни подняло её с кровати. Эдриен высвободила своё ноющее тело из-под одеяла и побрела на кухню.

Боже, она чувствовала себя пятисотлетней старухой, испытывающей боль от головы до пят, исходящую из душевных страданий, от которых, она знала, никогда не исцелится.

Эдриен безжизненно открыла банку с тунцом. Белый альбакор. Только самое лучшее для Муни. Она сползла на пол и раздражённо коснулась руки, которой спихнула книгу, лежащую перед ней. «Уходи, Мария, я хочу побыть одна». Она уставилась на бледные вихри лимонного цвета на жёлто-зелёном кафеле пола кухни, и подумала, почему она никогда раньше не замечала их. Она легонько потёрла один из вихрей. Сланцевый кафель мог быть таким интересным. Захватывающим фактически.

«Эту книгу вы уронили», сказала Мария со своим сильным акцентов.

Эдриен не двинулась с места. Книга задела её щеку. О небеса, но женщина была настойчивой. Острый угол книги толкнулся в нежную нижнюю часть её шеи. Наверное ещё одна глупая книга о мечтах. Ну так она просто не будет смотреть на неё.

«Хватит толкать меня». Эдриен вслепую взяла книгу, плотно закрыв глаза. «Теперь иди», пробормотала она. Туда. Это не было слишком плохо. Она поаплодировала сама себе за выполнение простых действий с точностью. Никаких слёз. Ни одной мысли о…вещах, о которых она не думала. Эдриен глубоко вздохнула и выдавила мрачную, натянутую улыбку.

С ней всё будет в порядке. Незначительные вещи сейчас – значительные вещи скоро.

«Думаю, я сделаю вам чая», сказала Мария.

В желудке Эдриен всё поднялось и заворочалось. «Нет».

«Думаю, тогда я сделаю обед для сеньориты».

«Я не голодна. Уходи».

«Хорошо. Я перенесу вещи в гараж», проворчала Мария.

Перенесёт вещи? Покинет дом? «Нет!», Эдриен контролировала голос с гигантским усилием. «Я хочу сказать, в этом нет необходимости, Мария. Бог знает, этот старый дом достаточно большой для нас обеих».

«Это не хорошо. Я не хорошо для вас. Я перееду сейчас в гараж», Мария внимательно на неё смотрела.

Эдриен вздохнула. Мария просто должна остаться в доме.

Она не выдержит тяжесть и боль тишины, пустоту комнат. Гудение холодильника сведёт её с ума.

«Мария, я не хочу, чтобы ты переезжала. Я действительно хочу, чтобы ты осталась со…». Эдриен открыла глаза, её голос умолк, пока она с ужасом смотрела на книгу в её руках. Учебник по средневековой соколиной охоте.

Держи же себя в руках!

Взлетишь высоко для меня, милая леди-сокол? Я возьму тебя с собой высоко, выше, чем когда-либо ты была. Я научу тебя достигать высот, о которых ты могла лишь мечтать.

Он несомненно выполнил хорошо своё обещание. И сейчас она падала с тех невероятных высот без парашюта или зонтика Мери Поппинс, или ещё чего-нибудь, что могло остановить её падение. Эдриен де Симон Дуглас прижала руки к животу и начала кричать.

Маленькая кубинская женщина опустилась на колени и осторожно потянула Эдриен в свои руки. Она укачивала её, гладила ей волосы, и делала всё, чтобы утешить её.

День за днём Эдриен лежала на спине просматривая снова и снова каждое бесценное воспоминание на пустом экране её потолка. Она задёрнула портьеры и выключила весь свет. Она не могла выдержать мир со светом без него.

Мария порхала туда сюда, принося ей еду и питьё, что оставалась нетронутой, а Муни неизменно оставалась рядом с ней.

Эдриен то погружалась в сознание, то выплывала из него, как и её разум делал это в моменты набегающей скорби, слишком глубокой, чтобы справиться с ней. В конечном счёте, она вернулась к себе, проделав перед этим долгий путь домой.

*******

По сверкающим кремнистым пескам Морара Адам Блэк с высокомерным изяществом приблизился к своей Королеве.

«Где ты странствовал, мой менестрель?», спросила бархатистым голосом Королева Эобил. «Какие новые сказания и развлечения насобирал для меня?»

«О, прекраснейшее из сказаний! Эпическое, великолепное приключение», похвалился Адам, притягивая ближе элегантных придворных.

Эльфы любили хорошие сказания, чем изобильней были ухищрения, чем насыщенней накал страстей, тем быстрей просыпался двор. Они давно устали от счастливых концов; будучи сами неуязвимыми для страданий, они сходили с ума от восторга от несчастий и борьбы смертных. Сама Королева была особенно неравнодушна к трагикомедиям из-за заблуждений, а этот рассказ очень хорошо подходил к её любимому жанру.

«Расскажи нам, шут, спой и сыграй для нас!», кричал двор Туата Дэ Данаан.

Улыбка Адама ярко сверкнула. Он встретил взгляд своей Королевы и долго удерживал его. «Жил однажды один смертный мужчина. Мужчина такой прекрасный, что даже сама Эльфийская Королева заметила его…»

Глаза Королевы ярко сверкали, пока она слушала, сначала с увлечением, чуть позже с очевидным беспокойством, и наконец с чувством, что смутно напоминало раскаяние.

Глава 32

Лидия вздыхала, пока перебирала семена. Новый Год медленно прошёл мимо них, словно путешествовал на округлой спинке улитки. Она даже не хотела вспоминать мрачную сцену, что случилась на Рождество. Зима спустилась на Далкейт во всю свою мощь – сосульки, непристойно сплетаясь, свисали со ставень, а проклятая дверь у передних ступенек примёрзла закрытая, в сущности заперев её в своём собственном доме.

Лидия могла вспомнить время, когда она любила зиму. Когда наслаждалась любым временем года и теми присущими им удовольствиями, что они приносили с собой. Рождество когда-то было её любимым праздником. Но сейчас… ей не хватало Адриана и Илис. Возвращайтесь домой, дети. Вы мне нужны, молча молила она.

Звук раскалывающегося дерева резко раздался в воздухе, заставив её невольно поднять голову резким движением, отчего её драгоценные семена разлетелись.

Чертовски опрометчиво с их стороны колоть дрова прямо за окном.

Лидия смахнула раздражённо волосы и принялась собирать разбросанные семена. Она мечтала о цветах, которые посадит – если весна когда-нибудь снова придёт.

Другой оглушительный треск сотряс Главную комнату. Она удержалась от совсем неженского ругательства и отложила свои семена в сторону. «Прекратите это там! Человек пытается хоть немного думать!», закричала она.

Но гулкий грохот продолжался. «Мы не так уж и нуждаемся в дровах, парни!», зарычала Лидия в замёрзшую дверь.

Её слова были встречены ужасным грохочущим шумом.

«Ну конечно же. Ну конечно же!» Она вскочила со стула, вскипев от злости. Последний раз он, казалось, донёсся… сверху?

Она вскинула голову.

Или кто-то решил, что было слишком холодно колоть дрова на улице или вместо этого вполне усердно превращал мебель в растопку.

Треск сопровождался звоном разбитого стекла. «Дерьмо!!», пробормотала Лидия, как предложила бы дерзко её прекрасная невестка. Она крутанулась на пятках, подхватила юбки и помчалась по ступенькам как двадцатилетняя девчонка. Прижав руку к сердцу она летела по коридору, скользя мимо вытаращивших глаза служанок и напрягшихся воинов. Как много людей стояло и слушало это безумное разрушение, пока она сидела внизу?

Только не детская, молила она, всё, что угодно, только не это.

Её сын никогда не уничтожил бы эту комнату мечты. При условии, что он был немного не в духе, но всё ещё… Нет. Он определённо не сделал бы нечто столь ужасное. Не её сын.

Но ради всего святого, о да он сделал бы. И он сделал.

Дыхание обжигало ей лёгкие, пока она смотрела в потрясении. Её сын стоял в детской, окружённый искорёженной грудой ужасно изломанных кусков дерева. Он буквально разорвал на части любовно изготовленную своими руками мебель. На нём был только килт, и его торс блестел от пота. Вены на предплечьях вздулись, а руки были изранены и окровавлены. Его волосы цвета воронового крыла свободно падали, но были сплетены в две военных косы у обоих висков. Святые угодники, осталось только разрисовать его лицо в синий цвет, и она не признала бы в нём своего сына! Подумала Лидия.

Ястреб молча стоял с диким глазами. На его лице были пятна крови в местах, где он вытирал пот. Лидия смотрела, замерев от ужаса, как он наклонил чашу с маслом, сбрызгивая её содержимым обломки мебели, игрушек и книг, изумительных кукольных домиков, безнадёжно раздавленных его зверской яростью.

Когда он уронил свечу, из её рта вырвался тихий крик.

Языки пламени скакали, жадно пожирая осколки, разбитых в дребезги мечтаний Хоука и Лидии. Содрогаясь от боли и ярости, Лидия прижала руку ко рту и проглотила рыдание. Она отвернулась, прежде чем зверь, что когда-то был её сыном, смог увидеть её слёзы.

*****

«Нам надо что-то делать», безжизненно бормотала Лидия, беспомощно глядя на очаг в кухне.

Тэвис шагнул близко к ней, его руки повисли в воздухе прямо у её талии. Он наклонил голову вперёд и глубоко вдохнул её запах. «Я поговорю с ним, Лидия…»

«Он не будет слушать», выдавила она, повернувшись кругом. «Я пыталась. Господи, мы все пытались. Он как какой-то бешеный пёс, рычащий и брызгающий слюной, и ох, Тэвис! Моя детская! Мои внуки!»

«Я ещё даже не пытался», сказал спокойно Тэвис, опустив свои руки, чтобы обнять за талию.

Лидия подняла голову, изумлённая скрытым авторитетом его слов. Ему удалось удивить её снова, этому благородному мужчине, который терпеливо оставался рядом с ней уже так долго.

«Ты поговоришь с ним?», с надеждой отозвалась она эхом, её глаза сверкали от непролитых слёз.

«Да», убедил он её.

Сила и уверенность звучали в его ответе. Почему так много времени ей понадобилось, чтобы увидеть ясно этого мужчину?

Видимо какая-то часть её удивления отразилась в её взгляде, потому что он подарил ей терпеливую улыбку и нежно сказал, «Я знал, что однажды ты откроешь свои глаза, Лидия. Я также знал, что это будет стоить каждой минуты ожидания», добавил он тихо.

Лидия с трудом сглотнула, когда смесь жара, надежды и пьянящей, волнующей любви растеклась по ней волной. Любовь. Как долго уже она любила этого мужчину? безмолвно спрашивала она себя.

Тэвис коснулся её губ своими, лёгкое касание, что обещало так много всего. «Не волнуйся. Я беспокоюсь о нём, как о моём собственном, Лидия. И если он как будто бы мой, настало время нам основательно поговорить, как отцу с сыном».

«Но что, если он откажется слушать?», волновалась она.

Тэвис улыбнулся. «Он послушает. Ты можешь взять слово с Тэвиса МакТэрвита на этом, скажу я».

*******

Ястреб пристально смотрел в огонь, наблюдая за призраками, яростно танцующими в пространстве между языками пламени. Они были рождены памятью и связаны с адом, несомненно как он сам. Но чистилище – если не небеса – было в пределах досягаемости, аккуратно захваченное в бутылку, и так он сжигал призраков, предавая их забвению.

Он подхватил другую бутылку с виски и повертел её в руке, изучая его насыщенный янтарный цвет с пьяной признательностью. Он поднёс бутылку к своим губам, его рука сжимала в кулаке горлышко, и выдернул пробку зубами. На мгновенье он вспомнил, как так же открывал флакон с цыганским зельем. Вспомнил, как накрывал тело жены своим собственным и вкушал, трогал, целовал… Тогда он был достаточно глуп, чтобы верить в любовь.

Ба! Адам! Это всегда был он. С первого дня, как он увидел её. Она стояла, прижавшись к стволу дерева и глядя на проклятого кузнеца голодными глазами. Он хлебнул ещё глоток виски и подумал о том, чтобы вернуться ко двору. Обратно к Королю Джеймсу.

Искажённая, горькая улыбка искривила его губы. Даже когда он представлял себя рыскающим по будуарам Эдинбурга снова, другая часть его разума вспоминала волнующий густой пар, поднимающийся с ароматной воды, блеск масла на её коже, когда она откинула голову назад, подставляя свою прекрасную шею его зубам. Обнажаясь вся для него, так он тогда думал.

Эдриен… Вероломная предательница, лживая неверная сука.

«Похорони меня в мёртвой земле и покончим с этим», пробормотал он огню. Он даже не отреагировал, когда дверь в его комнату распахнулась с такой силой, что ударилась о стену. «Закрой дверь, мужик. Какой-то сквозняк знобит мои кости», невнятно сказал Ястреб неустойчивым голосом, даже не потрудившись посмотреть, кто вторгся в захмелевшее убожество его персонального ада. Он снова наклонил бутылку к своему рту и сделал долгий глоток.

Тэвис пересёк комнату в три целеустремлённых шага и выбил бутылку из руки Хоука с такой силой, что она разбилась в дребезги, растёкшись стеклом и виски по гладким камням камина. Он посмотрел на Тэвиса какое-то мгновение одурманенным взглядом, потом, не смутившись, потянулся за второй бутылкой.

Тэвис шагнул между Ястребом и выпивкой.

«Уйди с моей дороги, старик», зарычал Хоук, напрягаясь, чтобы подняться. Он едва успел стать на ноги, как кулак Тэвиса солидно приложился к его челюсти, отправив его обратно в кресло.

Хоук вытер свой рот тыльной стороной руки и посмотрел на Тэвиса. «Зачем ты пришёл и для чего это делаешь, Тэвис МакТэрвит?», прорычал он, не сделав и движения, чтобы защитить себя.

«Мне плевать на тот чёртов ад, что ты творишь с собой, лэрд», презрительно усмехнулся Тэвис. «Только убери его к чёрту из замка, и не вытворяй черти что перед лицом своей матери».

«Да за кого ты к чёрту себя принимаешь?»

«Я знаю, кто я здесь! Я тот мужчина, который видел, как ты вырос из крошечного парнишки в великолепного лэрда. Я тот мужчина, который лопался от гордости, видя, как ты принимал трудные решения». Голос Тэвиса упал до хрипоты, «Да, я просто тот мужчина, который полюбил тебя с того дня, когда ты огласил своим голодным криком этот мир. А сейчас я тот мужчина, который собирается выбить из тебя каждый дюйм твоей никчемной жизни, если ты не возьмёшь себя в руки».

Хоук удивлённо посмотрел, потом раздражённо оттолкнул Тэвиса. «Уходи». Он устало закрыл глаза.

«О, я ещё не закончил, мой мальчик», сказал Тэвис сквозь сжатые зубы. «Ты даже не годен быть лэрдом навозной кучи. Очевидно, у тебя нету намерения с нами сотрудничать, и пока ты настроен продолжать, убирайся к чёрту со своим адом из замка Лидии. Немедленно! Я отошлю послание Адриану и верну его домой. Из него получится превосходный лэрд…»

Глаза Ястреба распахнулись. «Через мой труп», рыкнул он.

«Отлично. Так тому и быть», в ответ выплюнул слова Тэвис. «Нам всё равно нет от тебя никакой пользы, пока ты в таком состоянии. С тем же успехом ты мог бы упасть на свой клеймор за всё то хорошее, что вытворяешь со своими людьми!»

«Я лэрд здесь!», презрительно сказал он, его глаза яростно полыхали. «А ты…ты, старик, о дьявол, ты снят с должности». Хоть он и намеревался – когда у него всё ещё была его жена – оставить своё место Адриану, сейчас снаружи было чертовски холодно, и он точно пока ещё никуда не собирался. Возможно весной, если всё же не утопит себя в виски к тому времени.

Тэвис дёрнул Хоука на ноги стремительным движением, поразив своего пьяного лэрда. «Довольно силён для старика», пробормотал Хоук. Тэвис потянул спотыкающегося Хоука к двери его комнаты.

«Отцепись от меня!», взревел Ястреб.

«Я ожидал от тебя большего, парень. Ну и дураком же я был, что принял тебя за человека, который боролся бы за то, чего хотел. Но нет, ты просто развалился перед лицом небольшой неприятности…»

«Оох, то что моя жена оставила меня ради другого мужчины – это всего лишь маленькая неприятность? Это так ты это называешь?», совсем невнятно произнёс Хоук, его говор усилился от бешенства.

«Невзирая на то, как ты воспринимаешь то, что случилось, у тебя всё ещё есть семья здесь, и клан нуждается в своём лэрде. Если ты не можешь делать свою работу, уступи её кому-нибудь, кто может!»

«Да кто к чёрту вверил тебе заботу обо мне?», заорал Хоук.

Собственный говор Тэвиса усилился, когда его норов стал выходить из-под контроля. «Твоя мать, ты законченный идиот! И даже если бы она не попросила меня, я бы пришёл к тебе сам! Ты убиваешь себя, парень, но я не позволю мучить Лидию, пока ты делаешь это!»

«Всё, что я делаю, старик, это немного выпиваю», заявил Хоук.

«Ты ’немного выпиваешь’ уже как месяц. Я, например, устал смотреть, как ты напиваешься до смерти. Если ты не можешь расстаться с бутылкой, тогда убирайся к чёрту отсюда. Иди мочись в сугроб хоть всю ночь напролёт, там, где люди, которые тебя любят, не будут вынуждены на всё это смотреть».

Тэвис открыл ударом ноги дверь и вытолкнул спотыкающегося Ястреба лицом прямо в снег.

«И не возвращайся, пока не будешь достаточно хорош для своей матери! Когда снова станешь готов быть лэрдом, и выбросишь бутылку, вот тогда и можешь вернуться! Но не раньше!», орал Тэвис, пока Ястреб пытался изо всех сил вытащить свою голову из сугроба.

Когда Хоуку, наконец, удалось принять вертикальное положение, он грубо засмеялся не веря своим глазам, когда увидел, как мужчина, которого он считал тихим и кротким кожевником, послал его собственную стражу стоять, широко расставив ноги и скрестив руки на груди, перед дверью, явно наложив запрет ему на вход в собственный замок.

«Вот и оставайся там!», заорал Тэвис с такой мощью в голосе, что Хоук услышал его даже через тяжёлые деревянные двери замка.

******

Эдриен не осознавала до какой степени она ненавидела зиму.

Бледный циферблат часов над каминной полкой отбил один удар, другой, потом впал в тишину. Два часа ночи; время, когда бодрствование могло заставить почувствовать человека, что он единственным живым существом, оставшимся в этом мире. И Эдриен действительно чувствовала себя так, пока Муни тихо не вошла в библиотеку. Эдриен глянула мельком и открыла рот, чтобы сказать спокойной ночи, но вместо этого полился поток слов, прорвав ту плотину, которую она так старательно возводила.

Мария свернулась в кресле, разгладив афганский плед на своих коленях.

Эдриен разворошила огонь и открыла бутылку сладкого портвейна и рассказала Марии историю, которую никому никогда не рассказывала. Историю девочки-сироты, которая подумала, что влюбилась в принца, только чтобы обнаружить, что Эберхард Дарроу Гарет был принцем организованной преступности и посылал её на отдых, чтобы провести наркотики через границу в её багаже, её машине, вшитые в её одежду. И она не знала этого, потому как её всегда паковал и распаковывал его обслуживающий персонал. Ей просто нравилось носить невероятное обручальное кольцо с бриллиантом в десять каратов, ездить в его лимузинах, показывая нос францисканским монахиням в старом сиротском приюте на Первой Улице. Как не знала, что ФБР затягивала сеть на нём всё туже. Она видела, как богатый, явно привлекательный мужчина осыпал её любовью, или как она думала в то время. Она не имела представления, что она была отчаянной попыткой вывезти партию товара из страны. Она и не подозревала никогда, что была для него меньше, чем ничем – красивой, невинной женщиной, которую ни один никогда не стал бы подозревать. Его безупречная дурочка.

До того дня, когда она подслушала ужасный разговор, который, как предполагалось, никогда не должна была услышать.

Она рассказала Марии тихим шёпотом, как свидетельствовала против него и вернула себе собственную свободу. И как потом Эберхард, которого после всего этого ФБР всё таки упустило, пришёл за ней.

Мария пила маленькими глотками свой портвейн и слушала.

Она рассказала Марии как он, наконец, заманил её в ловушку на старый заброшенный склад, измученную бегом, прятаньем и страхом, и она сделала единственную вещь, которую могла сделать, когда он нацелил на неё своё оружие.

Она убила его, прежде чем он смог убить её.

*****

На это Мария взмахнула нетерпеливой рукой. «Иито не настоящая история. Зачем ты рассказываешь мне это?», осуждающе спросила она.

Эдриен моргнула от удивления. Она только что рассказала женщине то, что боялась кому-нибудь вообще рассказать. То, что она убила человека. Она сделала это в целях самозащиты, конечно, но она убила человека. Она рассказала Марии вещи, которые никому никогда до этого не доверила, а женщина отмахнула их. Почти обвинив её в том, что она потратила её время. «Что ты имеешь ввиду Мария? Это было на самом деле», защищаясь, сказала она. «Это случилось. Это было здесь».

Мария покопалась в своём маленьком запасе английского, чтобы найти нужные слова. «Да, да, сеньорита. Может, иито и было на самом деле, но ито не важно. Ито закончилось и забыто. И не потому вы рыдаете, будто настал конец света. Расскажите мне настоящую историю. Кого волнует, откуда вы пришли, или я? Важен сегодняшний день. Вчерашний – ито кожа змеи, которую она сбрасывает по многу раз».

Эдриен сидела молча долгий момент, пока озноб бежал вниз по позвоночнику к её животу. Часы в столовой пробили четверть часа и Эдриен посмотрела на Марию, по новому оценив её.

Сделав глубокий вдох, Эдриен рассказала ей о Далкейте-над-Морем. О Лидии. И о Сидхи. Карие глаза Марии светились искрами, и Эдриен наслаждалась редким зрелищем того, что, она могла поклясться, мало кому доводилось видеть. Маленькая смуглая женщина смеялась, хлопала в свои маленькие ладошки, слушая о её любви и времени, проведённым с Ястребом. Она вникала в детали, охала над детской, сердито смотрела на неё за то, что она часто упоминала имя Адама, ахала над их временем, проведённым вместе в Устере, вздыхала о той свадьбе, которой следовало бы быть.

«Ах…наконец….ито настоящая история», кивнула Мария

*******

В 1514 году Ястреб отчаянно пытался заснуть. Он слышал, человек мог замёрзнуть до смерти, если заснул бы в снегу. Но или было слишком чертовски холодно в этом сугробе или он ещё не достаточно напился. Это он мог исправить. Вздрогнув, он сильнее натянул свой плед, защищаясь от колючего, завывающего ветра. Неуверенно поднявшись на ноги, он, раскачиваясь из стороны в сторону, принялся подниматься по внешним ступенькам к крыше, зная, что стража часто держала пару бутылок наверху, чтобы согреваться, пока они стояли на посту.

К сожалению, облом. Ни стражи, ни бутылок. Как он мог забыть? Вся стража была внутри, где было тепло. Только он один был снаружи. Он бессмысленно пнул ногой снег на крыше, потом застыл, когда сдвинулась тень, чёрная на блестящем снегу. Он скосил глаза и посмотрел сквозь мокрые кружащиеся хлопья снега. «Что к чёрту ты здесь делаешь, Гримм?»

Гримм неохотно прервал свой неизменный осмотр наступающих сумерака. Он уже почти собирался объяснить, но увидев лицо Ястреба, вместо этого промолчал.

«Я сказал, что ты делаешь здесь, Гримм? Мне говорили, ты практически живёшь на моей крыше теперь».

Внезапно разъярившись, Гримм резко возразил. «Ну а мне говорили, что ты практически живёшь в бутылке виски теперь!»

Хоук застыл и потёр небритый подбородок. «Не ори на меня, ты сукин сын! Ты был тем, кто лгал мне о моей…» Он не смог сказать это слово. Не мог даже думать о нём. Его жена, насчёт которой Гримм был прав. Его жена, которая оставила его ради Адама.

«Ты такой невероятно тупой, что не можешь даже увидеть правду, когда она прямо перед твоим носом?», резко сказал Гримм.

Ястреб пьяно покачнулся, Боже, где он слышал эти слова раньше? Почему заставили его сердце накрениться в груди, как сломанную мачту? «Что ты делаешь здесь, Гримм?» упрямо повторил он, вцепившись в перила, чтобы устойчивей стоять на ногах.

«Жду проклятую падающую звезду, чтобы я смог загадать, чтобы она вернулась назад, ты пьяный придурок».

«Я не хочу, чтобы она вернулась», зарычал Хоук.

Гримм громко фыркнул. «Я мог однажды всё испортить, но я не единственный, кто позволил своим эмоциям взять верх и вмешаться. Если бы ты отбросил прочь свою гордость и гнев, понял бы, что девчонка никогда бы не оставила тебя охотно ради этого проклятого кузнеца!»

Хоук вздрогнул и вытер своё лицо. «О чём ты говоришь, мужик?»

Гримм пожал плечами и отвернулся, его потемневшие глаза сосредоточенно блуждали по небу. «Когда я подумал, что она разбила тебе сердце, я попытался развести вас двоих в стороны. Проклятье, это было так глупо с моей стороны, я знаю это сейчас, но я сделал то, что считал самым лучшим в то время. Как к чёрту я мог предположить, что вы оба влюбились друг в друга? У меня не было такого опыта. Мне казалось это кровавой битвой! Но сейчас, снова вспоминая об этом, я полностью уверен, что она любила тебя с самого начала. Что смогли увидеть мы все с такой ясностью. Если бы ты вытащил свою голову из бутылки и свою упрямую задницу на достаточно долгое время, ты мог бы развить свою зоркость так же».

«Она-сказала-что-любила-кузнеца»,тщательно выговаривая каждое слово, сказал Хоук.

«Она сказала, если вспомнишь, что любила его как Неизменно-Твёрдого. Скажи мне, Хоук, как она любила своего Неизменно-Твёрдого?»

«Я не знаю», взревел Хоук.

«Попытайся представить. Ты сам мне говорил, что он разбил ей сердце. Это она говорила тебе о нём, пока ты держал её…»

«Заткнись, Гримм!», рычал Ястреб, гордо удаляясь прочь.

*********

Хоук бродил по укрытым снегом садам, прижав руки к ушам, чтобы заглушить хлынувший поток голосов. Он отнял руки от ушей на время, нужное лишь для того, чтобы сделать ещё один большой глоток из бутылки, которую стянул у конюха. Но забвение так и не пришло и голоса не умолкли – они становились всё громче и чётче.

Я люблю тебя, Сидхи. Верю тебе всем моим сердцем и даже больше.

Ни одна и моих леди-соколов не слетела с моей руки, не вернувшись, предупредил он её в начале того волшебного лета.

Ты был прав насчёт своих соколов, Сидхи, сказала она, когда уходила с Адамом. Он думал много ночей, почему она сказала эти слова; они были совершенно не понятны ему. Но сейчас намёк на понимание проникал внутрь его оцепенения.

Прав насчёт своих соколов…

Как его собственная ревность и незащищённость от кузнеца так затуманили ему глаза?

Ни одна и моих леди-соколов не слетела с моей руки…

Хоук качнулся на своих ногах, когда ужасная мысль пришла к нему в голову.

В день их свадьбы, её не было рядом с ним более двух часов. Он никак не мог найти её. Тогда она поспешно выходила из брока. Он хотел вернуть её обратно в сладкую прохладу, чтобы там заняться с ней любовью, но она осторожно и настойчиво увела его прочь. И вместо брока, они отправились в конюшню.

Что она делала в броке в день их свадьбы?

Он промчался сквозь замёрзший сад и запрыгнул на низкую каменную стену, пролетев через нижний двор. Он распахнул дверь брока и остановился, заглатывая глубокими вздохами воздух в свои лёгкие. Было слишком темно в спустившейся ночи. Он вышел обратно и распахнул ставни. Света немного, но может его будет достаточно.

Хоук стоял в центре круглой башни, воспоминания кружились вокруг него. Наконец его глаза приспособились к мраку. Что ты пыталась мне сказать, милая?

Его разум метался, пока его глаза блуждали по полу, потолку, стенам…

Там.

Он подошёл к стене у двери и оно было там маленькими буквами. Написано на тёмной стене белым известняком.

Ни одна твоя леди-сокол не улетит от тебя по собственной воле, любовь моя. Всегда твоя! Э.Д.С.Д.

Крохотная течь пробилась в плотине, которая удерживала его страдания, освобождаясь струйками боли, что вытекали одна за другой. Она пыталась сказать ему. Он не применяет силы против меня, сказала она. Но силу кузнец очевидно применил против кого-то или чего-то, что волновало Эдриен больше, чем её собственное счастье.

Как он не мог понять этого раньше? Что его желанная жена пожертвует всем, чтобы обезопасить Далкейт, точно так, как сделал бы он сам. Это её любовь была столь глубокой, столь бескорыстной, что она прошла бы сквозь ад и вернулась бы снова, чтобы защитить то, что любила.

Хоук застонал во весь голос, когда воспоминания обрушились на его разум. Эдриен, купающаяся с ним в прохладном роднике по дороге назад из Устера, и искреннее благоговение в её глазах, когда она обводила взглядом нетронутые просторы истинной Шотландии. Глаза Эдриен, что светились каждый раз, когда она смотрела на каменные стены Далкейта. Нежность и благородное сердце Эдриен, тщательно укрытые равнодушным фасадом.

Ублюдочный кузнец должно быть нашёл её в броке, или шёл за ней следом. Очевидно Адам пригрозил, что воспользуется своей странной силой, чтобы уничтожить Далкейт, и Эдриен сделала всё, что он ни потребовал, чтобы предотвратить это. Или это был он, Ястреб, кого Адам угрожал уничтожить? Эта мысль разбудила в нём ещё более жестокую ярость. Так значит его жена отдала себя, чтобы защитить его и оставила ему любовное послание, чтобы он знал о том, о чём она не рискнула ему сказать. Что всегда будет любить его. Её странные слова были тщательно подобраны, чтобы заставить его задуматься, зачем она сказала их. Заставить пойти его в соколиный брок и оглядеться. Она не могла выразиться откровенней в страхе, что Адам словит её на этом.

Должно быть она написала эти слова незадолго до момента, когда он наконец нашёл её в день их свадьбы. Зная, что ей придётся покинуть его, чтобы сохранить ему жизнь, она хотела только одного – для него, чтобы он крепко держался своей веры в неё.

Но он не сделал этого. Он взбесился, как раненый зверь, быстро поверив в худшее.

Он глотал горькую желчь стыда. Она никогда не переставала любить его. Она никогда бы не оставила его по собственной воле. Маленькое утешение сейчас.

Как он мог усомниться в ней даже на минуту?

Бутылка выпала из рук с глухим стуком. Сидхи Джеймс Лион Дуглас, самый красивый мужчина, знаменитый любовник на трёх континентах, мужчина, которому могли позавидовать сами Эльфы, опустился на землю и сидел очень тихо. Так тихо, что слёзы почти замёрзли на его щеках, прежде чем соскользнуть на землю.

******

Несколько часов спустя, Хоук совершил медленный, трезвый подъём обратно на крышу и тяжело сел рядом с Гримом. И словно чуть более ранний разговор не прерывался вообще, он сказал, «Неизменно-Твёрдый… Она сказала, он держал её за дурочку, и она плакала».

Гримм посмотрел на своего лучшего друга и почти вскрикнул от облегчения. Дикие чёрные глаза стали по большей части нормальными снова. Рваные, незажившие куски его сердца больше не свисали с рукава. Было лишь мерцание решительности и силы на лице прежнего Ястреба, но и это мерцание было хорошим началом. «Хоук, мой друг, нету ни одного мужчины, женщины или ребёнка в Далкейте, который верит, что она покинула тебя по собственной воле. Так мне остаться здесь и морозить своего взломщика девиц, пытаясь найти падающую звезду, или всё таки ты сделаешь что-нибудь сам. Я – и мои замёрзшие паховые области – будем бесконечно тебе благодарны. Как будет и весь Далкейт. Сделай что-нибудь, мужик».

Хоук закрыл свои глаза и сделал глубокий, дрожащий вдох. «Что именно? Ты видел, как они исчезли в воздухе. Я даже не знаю, где искать».

Гримм указал молча на задымлённую вершину Брахирового Холма, и Ястреб медленно кивнул.

«Да. Цыгане».

Гримм и Ястреб провели какое-то время, молча вглядываясь в вихри сероватой дымки.

«Хоук?»

«Хм?»

«Мы вернём её», пообещал Гримм.

Глава 33

Больше месяца изматывающих поисков ушло на то, чтобы найти цыган. Они ушли в более тёплые края на время зимы. Именно Гримм вышел, наконец, на их след и вернул Рушку обратно в Далкейт. Ястреб не знал, что для Гримма возвращение Эдриен стало персональным искуплением, и обнаружение цыган было лишь незначительным шагом на долгом пути.

«Кто Адам Блэк на самом деле?», спросил Хоук.

Каждый из собравшихся в Главной комнате задавался этим же самым вопросом по различным причинам в течение всего пребывания странного кузнеца, поэтому все они наклонились ближе, чтобы услышать ответ.

«Вы, Горцы, называете его народ дэойн си. Адам – эльфийский шут. Шут при дворе Эльфийской Королевы». Рушка вздохнул и пробежался взволнованными руками по серебристым волосам.

«Эльфы», осторожно повторил Гримм.

«О, не делай вид, что испугался моих слов, Гримм Родерик», сказал резко Рушка. «Ты сам слышал банши в ту ночь, когда твой народ был убит. Ты видел бин них, прачку, что стирала окровавленное платье твоей матери, до того, как та умерла. Только и заставляешь меня задумываться над тем, чему ещё ты был свидетелем, но о чём умалчиваешь». Рушка внезапно замолчал и покачал головой. «Но это не относится к делу. Реальность такова, что Эльфы обитают на этих островах. Они появились здесь задолго до того, как мы пришли, и наверное будут продолжать ещё долго быть, после того, как мы уйдём».

«Я всегда верила в это», тихо сказала Лидия.

Хоук тревожно переместился к огню. Он вырос на легендах об Эльфах, и эльфийский шут – син сирише ду – был самым опасным типом. «Скажи мне, как победить его, Рушка. Расскажи мне всё, что надо знать».

Хранить наследие прошлого было изумительным искусством памяти, и не все из цыган могли удержать такие исчерпывающие сведения в своих головах. Но Рушка был одним из лучших хранителем знаний, и его почитали за то, что он мог рассказывать старинные предания слово в слово – со слов его отца, а те были со слов его деда до него – и так пятьдесят поколений назад.

«Мне было это рассказано, как последователю». Рушка сделал глубокий вдох и начал.

«Есть два пути, чтобы обеспечить безопасность от Эльфов. Один – это потребовать клятву с Королевы по Договору Туата Дэ Данаан. Это почти невозможно добыть из-за того, что она редко интересуется делами смертных. Другой – это завладеть настоящим именем эльфа, с которым имеешь дело. Ты должен тогда произнести имя правильно, на родном языке существа, глядя прямо в глаза эльфу, и отдать ему свой приказ. Этот приказ должен быть подробным и исчерпывающим, чтобы подчинялись строго ему и беспрекословно. Нет ограничений по длине приказа, но он должен быть произнесён непрерывным, соединённым и непрекращающимся потоком слов. Ты можешь сделать паузу, но не можешь закончить высказывание до тех пор, пока приказ не завершён. Если приказ прерван разговором с кем-нибудь ещё, мера подчинения без промедления там и заканчивается». Рушка прервался на мгновение, изучая огонь. «Так что видишь, наши истории говорят, что если ты смотришь прямо в его глаза, когда называешь его настоящим именем, он переходит в твоё распоряжение». Рушка тревожно вышагивал перед огнём в Главной комнате.

«Какое у него настоящее имя?»

Рушка слабо улыбнулся и вывел несколько символов в золе очага. «Мы не произносим его вслух. Но он тот чёрный тип, который приносит забвение. У него есть много других имён, но только это имеет отношение к тебе».

Хоук недоверчиво посмотрел. Если бы он только произнёс имя Адама на гаэльском, он его бы получил. «Так просто, Рушка? Ты хочешь сказать мне, что он был так самодоволен и уверен в себе, что назвался Адамом Блэком?» Амадан Ду. Произнёс имя Хоук у себя в голове. Дословно переведённое, оно значило Адам Блэк.

«Да. Но есть одна загвоздка, Хоук. Сначала ты должен его найти. Он может оказаться у тебя в подчинении, только если он присутствует в этот момент и ты произносишь его имя, глядя прямо ему в глаза. А говорят, его глаза могут моментально свести с ума».

«Уже готов к этому», рассеянно прошептал Хоук. «Почему ты не рассказал мне всё это, пока он был ещё здесь? Пока не забрал Эдриен назад?»

Рушка покачал головой. «Ты бы мне поверил, если бы я сказал тебе, что Адам из мифической расы? Что мы верили тому, что он принёс девушку сюда для какой-то странной мести? Лидия говорила мне, что ты даже не верил, что она из будущего до тех пор, как не увидел её исчезновение своими глазами».

Хоук нахмурился и нетерпеливо потёр свой подбородок. «Так оно, так», признал он наконец, нехотя. «Но ты мог предупредить…»

«Я сделал это, Хоук, помнишь? Настолько, насколько мог в день похорон Зэлди».

Ястреб сдержанно кивнул. Правда. Но его голова была так заполнена мыслями о его жене, что он поставил свои желания выше предостережений.

«Кроме того, даже если я подумал бы, что ты поверишь, я всё же возможно не рассказал бы тебе. Подчинять Эльфов стоит лишь в крайнем случае. Это опасное дело. Настоящим именем ты можешь подчинить шута только один раз – и строго дословно по твоему приказу. Шут подчиняется только в точности тому, что ты ему говоришь. Скажи ты ему, «Я приказываю тебе принести Эдриен назад, и он принесёт её. Но она может быть мёртвой, потому что ты детально не изложил в каком состоянии».

Ястреб отбросил голову назад и позволил вырваться скорбному воплю досады и раздражения.

Рушка продолжил. «Или если ты сказал бы ’Отправь меня к ней’, он сделал бы, но ты мог бы оказаться мёртвым. Или превращённым в ящерицу, если ему придёт такая мысль в голову. Это очень опасное дело – пытаться подчинить эльфийского шута».

Ястреб потирал своё чисто выбритое лицо и смотрел пристально на языки пламени, сосредоточенно слушая, что дальше говорил Рушка. Он сортировал потоки сведений, тщательно их разбирая. Это можно было сделать. Да, можно. Когда Рушка наконец замолчал, они провели ещё какое-то время в полной тишине, только огонь потрескивал в камине.

«Если ты решишь попытаться, у нас всё ещё есть одна маленькая проблема, мой друг», оповестил Рушка.

«Что там ещё?», рассеянно спросил Ястреб.

«Он ушёл. Как ты найдёшь его? Я знавал людей, которые искали легендарных Эльфов всю жизнь, и никогда не видели хотя бы потерявшегося келпи, Хоук».

Хоук задумался об этом на мгновенье, потом улыбнулся. «Говоришь, он тщеславный?»

«Да».

«Самовлюблённый, очевидно».

«Да», подтвердил Рушка.

«Склонный к приступам гнева и проказам, как я полагаю, ты выразился бы».

«Да».

«И как показалось, он пришёл сюда, подгоняемый таким человеческим чувством, как ревность. Ко мне».

«Это правда».

«Хорошо. Тогда я собираюсь на самом деле встряхнуть его мерзкий мирок».

«Что ты задумал, Хоук?», спросил Рушка, с едва уловимым намёком на улыбку на обветренном лице.

Ястреб оскалился в ухмылке и поднялся на ноги. У него была работа, которую он должен был сделать.

******

Эдриен мчалась вверх по ступенькам Коэтэйл,93 с большей энергией, чем той, что у была неё все последние месяцы.

«Мария! Мария!», кричала она, когда нырнула через дверь, ища миниатюрную кубинскую женщину, которая стала для неё кем-то большим, чем её домработницей за последний месяц; она сейчас была скорее ей как мать и дорогой друг.

Эдриен решительно приказала Марии переехать в дом к ней, и постепенно они обе погрузились в восхитительные ритуалы их дружбы; чаепитие по ночам, утренние беседы, разделённые смех и слёзы.

«Мария!», позвала она снова. Тогда, выследив Муни, она подхватила её и закружилась с испуганным котёнком по прихожей.

«Эдриен?», она появилась в дверном проёме, а её глаза светились надеждой. Мария внимательно пробежалась глазами по Эдриен; её сияющее лицо, её искрящиеся глаза. «Ты видела его – врача?»

Эдриен быстро кивнула головой и крепко прижала Муни. Кошка издала раздражённое мяу и выгнулась. Обе женщины молча обменивались улыбками над головой кошки.

«И врач сказал…», подбодрила Мария.

«Ты была права, Мария! Это потому я чувствовала себя такой больной. У меня будет ребёнок Хоука, Мария», воскликнула Эдриен, не в состоянии больше удерживать новость в себе. «У меня внутри ребёнок Ястреба!»

Мария захлопала в ладоши и радостно засмеялась. Эдриен со временем исцелится. Ребёнок от любимого мужчины мог вселить надежду в любое женское сердце.

*******

Ястреб нанял пятьдесят арфистов и шутов и научил их новым песням. Песням о ничтожном эльфийском шуте, который был изгнан из Далкейта-над-Морем легендарным Ястребом. И так как он был сам легендой в своё время, его сказания повествовали о великой истинности и неослабевающем могуществе. Актёры были восхищены эпическим величием столь безумного сказания.

Когда они отрепетировали до совершенства песенки и рефрены о победе над шутом, Ястреб послал их в графства Шотландии и Эдинбурга. Гримм сам сопроваждал труппу актёров, путешесвующих по Эдинбургу, чтобы помогать распространять сказание, пока Хоук проводил поздние часы у свеч, записывая, перечёркивая и совершествуя свой приказ к тому моменту, когда шут придёт. Время от времени, в ранние утренние часы, он тянулся к своему набору острых шил и клинков и начинал вырезать из дерева игрушечных солдатиков и куколок, одного за другим.

*******

На острове Морара Королева сдержала деликатный смешок своей маленькой рукой, когда напевы нового представления донеслись с моря. Адам зарычал.

Шут долгие месяцы торжествовал свою победу над Ястребом. Самодовольно он говорил Королю и любому, кто его слушал, «Он может и красавчик, но ему не сравнится со мной. Всего лишь глупое миленькое лицо».

Король проказливо приподнял бровь, не в состоянии удержаться от того, чтобы не подразнить шута. «Глупый, он? Побеждённым, был ли? Мой, мой, шут, кажется, поистине не зря мы дали тебе такое имя. Легенду о эльфийском шуте только что переписали. Целую вечность смертные будут помнить о твоём поражении, не его».

Шут испустил оглушительный вопль ярости и исчез. В этот раз, Фибн’эара пошёл прямо к своей Королеве.

«Шут идёт к Ястребу», сказал он ей. Адам был в отвратительном настроении, а до этого однажды он чуть не уничтожил их расу. Договор не должен быть нарушен.

Королева немного отдвинулась и посмотрела на своего супруга долгим внимательным взглядом. Потом она подставила свои губы для его поцелуев и Фибн’эара понял, что снова был в милости у своей любимой.

«Ты правильно сделал, что рассказал мне, мой дорогой».

*******

Иногда, очень поздно ночью, Эдриен грезила, что снова гуляла по изумрудным склонам Далкейта. Прохладная свежесть солоноватого воздуха с благоуханием роз гладила ей волосы и ласкала её кожу.

В её мечтах Ястреб ждал её у края моря; её, одетый в килт, великолепный шотландский лэрд. Он улыбался ей, и его глаза украшали морщинки, а потом они темнели от тлеющей страсти.

Она брала его руку и ложила её нежно на свой округлившийся живот, и его лицо вспыхивало счастьем и гордостью. И он брал её осторожно и нежно, там, на краю обрыва, в ритме разбивающихся о скалы ударов волн океана. Он занимался с ней любовью яростно и властно, и она держала его так сильно, как только могла.

Но перед рассветом, он растворялся, ускользая сквозь её пальцы.

И она просыпалась, с щеками, влажными от слёз, а руки не сжимали ничего, кроме одеяла или подушки.

Глава 34

1 апреля 1514

Он был близко. Ястреб мог чувствовать его, сидя в своей комнате и шлифуя игрушечного солдатика до гладкости зёрнышка, видя, как рассвет продвигается через море. Покалывание от осознания этого начиналось у основания позвоночника и бежало вверх по спине, обостряя все его чувства.

Ястреб улыбнулся дьявольской улыбкой и осторожно отложил в сторону игрушку. Нечто злобноё сюда идёт. Да. И я готов в этот раз, ты ублюдок!

Ястреб пересёк комнату, подходя к столу, и свернул толстый свиток пергамента, пряча его в свою кожаную сумку. Он был готов воспользоваться им, но только после того, как получит удовлетворение, сразившись с кузнецом на условиях смертных.

Он ступил в утро, чувствуя себя более живым, чем ощущал это все последние месяцы. Держись твёрдо своей веры в меня, любимая, прошептал он, отсылая ей свои слова сквозь столетия.

Потому что любовь и вера были серьёзной магией сами по себе.

*******

«Выходи, трус», позвал он, его дыхание вырывалось клубами пара в холодный утренний воздух. Снегопад прекратился пару недель назад, сохранившись по земле лишь разбросанными очажками, а весна скоро украсит Далкейт-над-Морем ещё раз. Как и моя жена, яростно поклялся он. Вот уже много дней он был натянут как струна, зная о том, что вот-вот должно было случиться. Ощущая это в сердце, как временами цыгане испытывали свои предчувствия. Этим утром он проснулся в ранний час, зная что время было уже близко. Битва развернётся этим днём, и это будет сражение, в котором он одержит победу.

«Давай же! Легко вести бой не в открытую. Это только говорит мне о том, что ты слишком труслив, чтобы обьявиться самому и встретиться со мной лицом к лицу», дразнил он туманный воздух.

На мгновение он почувствовал себя дураком, но резко оттолкнул это чувство в сторону. Адам Блэк, подгоняемый песнями минестрелей и шутовской слабостью, был близко – он осознавал это чётко всем своим телом и душой.

«Враг! Выходи же ко мне! Трусливый, слабый, сопливый щенок. Держу пари, ты прятался за мамиными юбками, когда был мальчишкой, не так ли? Трясёшься и дразнишься, из-за спины девушки, так ты теперь делаешь?», смеялся он в безмолвное утро. «Используешь её как свою пешку. Любой может играть в такую хилую игру. Я вызываю тебя на настоящее противоборство, бесхребетный червяк».

Поднялся бриз, уже более проказливый, но всё ещё никто не появлялся. Воздух кружил плотными вихрями по в спешке бегущим по небу тёмным облакам. Хоук захохотал во весь голос, чувствуя возбуждение и силу, бегущие по его венам.

«Смертный мужчина сейчас знает правду о тебе, Адам – что ты не смог завоевать мою жену, что она пренебрегла тобой ради меня». Естественно, он умолчал правду о том, что Адам на какое-то время убедил его в том, что Эдриен охотно ушла от него. Но Ястреб снова обрёл свои чувства, наряду со своим доверием и верой в свою жену. «Я знаю, что она отвергла тебя, кузнец! Я знаю, что ты заставил её покинуть меня против её воли. Она предпочла меня тебе, и вся страна об этом знает сейчас».

«Прекрати, смертный», донёсся голос Адама с бризом.

Ястреб засмеялся.

«Ты находишь это забавным? Ты думаешь, что, спровацировав мою ярость, доживёшь до того, чтобы посмеяться над этим? Ты действительно настолько безумен? Ибо ты мне не соперник».

Ястреб всё ещё улыбался, когда тихо сказал, «Я оказался тебе не по зубам, когда пришло время Эдриен выбирать».

«Смотри в лицо своему палачу, милый птенчик», Адам грозно выступил из плотного горного тумана.

Оба мужчины свирепо смотрели друг на друга.

Адам шагнул ближе.

То же самое сделал и Ястреб. «Честный бой, капризный эльф. Пока тебе не станет слишком страшно».

«Это для этого ты меня позвал? На кулачный бой?»

«Прими смертную форму, Адам. Сражайся со мной до последней капли крови».

«Мы не умираем», презрительно усмехнулся Адам.

«Тогда пока один из нас не победит. Сражайся честно».

Они осторожно кружили, держась друг от друга на расстоянии, их мускулистые тела бугрились высвобожденной враждебностью. Жестокость, тихо бурлящая с момента встречи этих мужчин, достигла своего апогея. Для Ястреба было облегчением разрешить спор боем и разобраться со всем этим. И ох, заполучить в свои руки этого ублюдочного кузнеца, наконец!

«Честный бой это всё, что я когда либо делал».

«Ты лжёшь, шут. Ты жульничаешь на каждом повороте».

«Я никогда не ловчил!»

«Ну так и не делай этого сейчас», предупредил Хоук, когда они сошлись. «Без оружия. Один на один, ты в моём весе. Сравнишься ли ты со мной в силе, скорости и умении? Думаю нет».

Адам лениво повёл плечами. «Ты пожалеешь о том дне, когда появился на свет, милый птенчик. Я уже победил тебя и забрал твою жену, но сегодня я решу твою судьбу. Сегодня я разрушу Далкейт, и только гранитные крохи будет гнать ветер к обрывами скал в голодную пасть моря. Твои кости будут среди них, Хоук».

Хоук откинул назад тёмную голову и расхохотался.

******

Укрывшись в густом тумане, двор Туата Дэ Данаан наблюдал за битвой.

«Ястреб побеждает!»

Серебристый вздох. «Такой мужественный».

«Посмотри, как он двигается! Быстр, как пантера, беспощаден, как питон».

«Не думай о нём, он сейчас в полной безопасности от всех нас. Я так приказала», сказала Королева в холодном порыве ветра.

Долгое молчание.

«Шут будет играть честно?», осведомилась Эйн, независимый, робкий эльф.

Королева вздохнула. «А он играл честно когда-нибудь?»

*******

Эдриен схватила руку Марии и в голос задышала, когда почувствовала мягкий удар в своём животе. Почему-то это ощущалось, словно Ястреб был рядом и нуждался в её силе и любви. Словно что-то волшебное парило в воздухе, почти достаточно осязаемое для того, чтобы она могла ухватиться за это своими тонкими пальцами. Она плотно закрыла глаза и повелела сердцу лететь сквозь пропасть времён.

******

Адам зарычал. «Хватит с меня этого идиотизма смертных. Пришло время покончить с этим раз и навсегда». Он был весь в крови, с разбитой губой и сломанным носом. Адам воспользовался своей бессмертной силой, чтобы повергнуть Ястреба на землю у своих ног. Меч появился в руке Адама, и он прижал клинок к горлу смертного. «К чёрту Договор», пробормотал Адам, раскачивая острым как бритва остриём, сдвигаясь к яремной вене Ястреба. Он приподнял бровь и посмеялся над павшим смертным. «Ты знаешь, на минуту я забеспокоился, что ты сумел узнать кое-что о моей расе такое, что мы не хотели бы, чтобы знали смертные. Но похоже, я был прав насчёт тебя с самого начала, и моё беспокойство оказалось беспочвенным. Ты действительно тупоголовый. Ты и правда думал, что мог взять верх надо мной в кулачном бою?» Адам покачал головой и поцокал языком. «Вряд ли. Надо нечто большее, чем это, чтобы одержать победу над таким, как я. Ох, и кстати, приготовься умереть, смертный».

Но его угроза не вызвала даже намёка на дрожь у легенды у его ног. Вместо этого Ястреб высокомерно взялся рукой за лезвие и заглянул глубоко в глаза Адаму. Мощью взгляда смертный вцепился в Адама, удерживая его целиком своей силой.

Адам напрягся, и вспышка неуверенности сверкнула на его лице.

Хоук улыбнулся. «Амадан Ду, и так я принуждаю тебя…»

Адам застыл и его челюсть отпала, искажая столь человеческое выражение изумления. Меч испарился из его руки, когда слова древнего ритуала принуждения туго стянули его. «Ты не можешь сделать это!», выкрикивал Адам.

Но Ястреб мог и делал.

Адам рычал низким гортанным рёвом. И это был совершенно нечеловеческий звук.

Двадцатью минутами позже Адам открыл от изумления рот в неверии. Ястреб на самом деле развернул пергаментный свиток из своей кожаной сумки и читал очень длинный, очень специфический перечень требований.

«…и ты никогда не подойдёшь близко к Далкейту-над-Морем снова…»

Адам вздрогнул. «Ты почти закончил, милый птенчик?»

Ястреб продолжал, не прерываясь и развёртывая дальше свой свиток.

«Ты что там чёртову книгу написал? Ты не можешь так делать», сказал Адам сквозь стиснутые зубы. «Ты получил один приказ. Ты не можешь читать это всё целиком».

Хоук засмеялся почти в голос. Надувательство сейчас начнётся. Проказливый эльф попытается воспользоваться любой лазейкой, какую только сможет найти. Но Ястреб не оставил ему никаких лазеек. Он продолжал читать.

«Я сказал, прекрати, ты инфантильная, мяукающая смертная кучка. Это не сработает».

«…и ты никогда…», продолжал Хоук.

Адам рычал и бесился, его ледяное лицо стало ещё белее. «Я прокляну твоих детей, детей твоих детей; Я прокляну Эдриен и всех её детей…», издевался злобно Адам.

Хоук замер и замолчал. Его взгляд метнулся к Адаму.

Адам подавил смешок ликования, уверенный в том, что Ястреб совершит оплошность и оборвёт свой приказ.

Его губы растянулись с яростным рыком, «… и ты никогда не будешь пытаться наложить проклятие на мою семью, моё семя, меня самого, или на семью, семя, или на личность любого, я приказываю тебе отречься или любой Дуглас приказывает тебе отречься…включая Эдриен; Дуглас чётко определён как любой родственник по прямой крови или связанный узами брака, усыновления, семя определено как потомство, приёмные дети или иным способом приобретённые, ты не причинишь вреда ни единому животному, принадлежащему…»

Адам вышагивал по малозаросшей пустоши, и страх был очевиден в каждом его шаге.

«… подчинение определено как…и когда ты вернёшь Эдриен ко мне, всё будет в порядке в Далкейте-над-Морем…Ястреб и все его люди будут защищены от любого вреда, живыми и в полном здравии без каких-либо уловок…и Эдриен вернётся вместе со своей кошкой сквозь время с её…и…»

Лицо Адама, когда-то красивое, превратилось в мертвенно-бледную маску ненависти, «Я не проиграю! Я найду способ победить тебя, Хоук».

«…и ты откажешься от любой мстительной мысли или действия против Дугласов…»

Адам махнул рукой и появилась Эдриен, совершенно ошеломлённая, сжимающая царапающуюся кошку в своих руках.

Ястреб незаметно вздрогнул, зная, что это была ещё одна уловка заставить его оборвать свой приказ. Пять месяцев, пять ужасных, безжалостных месяцев без сияния её любимого лица, и вот она стоит перед ним. Потрясающе прикрасная разрывающей на куски сердце красотой. Взгляд Хоука жадно останавливался на её лице, её серебристых волосах, её прекрасном теле, её округлившемся животе…

Её округлившемся животе? Его глаза взлетели к глазам Эдриен, широко распахнутым от изумления и благоговения, а его тело содрогнулось от неистового собсвеннического чувства.

Его ребёнок! Его дочь или сын. Кровь от его крови – его и Эдриен.

Эдриен была беременна.

Хоук онемел.

Адам злобно оскалился – и Ястреб видел это.

Он не потеряет Эдриен. Он должен ещё многое прочитать. Железной силой воли Хоук отвёл взгляд от своей любимой жены.

Это было самой тяжёлой вещью из всего того, что он сделал за всю свою жизнь.

Глаза Эдриен пожирали его.

Она боялась помешать, боялась двинуться. Каким-то чудесным образом её выдернули прямо из библиотеки, а Муни, которая была через всю комнату у камина, уютно свернулась в её руках. Она всё ещё видела испуганное лицо Марии, растворившееся прямо перед её глазами.

И был Ястреб, любимый муж и сама её жизнь.

«Как ты могла устоять передо мной, Красавица?» Адам вдруг снова стал кузнецом, одетым в килт и мерцающим. «Я столь же красив, как и Ястреб и могу понравиться тебе так, как ты и не мечтала. Я могу вывернуть тебя наизнанку и заставить рыдать от экстаза. Как могла ты отвергнуть меня?»

«Я люблю моего мужа». Она провела много месяцев, цепляясь за надежду о ребёнке Ястреба, растущего внутри неё, и изучая все кельтские традиционные знания, которые она смогла заполучить в свои руки, в надежде найти дорогу обратно. Но Ястреб, как оказалось, сам нашёл этот путь для неё.

«Любовь. Что это за вещь такая, что вы, смертные, так высоко её цените?», насмехался Адам.

Достаточно, шут, долетел серебристый звон вздоха Эльфийской Королевы.

Даже Хоук, проигнорировав его слова, замер на полуслове, услышав этот голос.

И с тебя тоже достаточно, красивый, легендарный Хоук.

Слаще, чем звон колокольчиков, её голос был чувственной лаской небес. Но Хоук продолжал, не прерываясь, «…и используемое в этом приказе слово личность будет подразумевать и включать, где должно, индивидуума или другое существо; множественное число будет заменять единственное, а единственное в пользу множественного, где должно; и слова любого рода будут включать другой род…»

Эдриен смотрела на своего мужа, и её глаза сверкали любовью и гордостью.

Шут подчинится мне. Я его Королева.

Хоук помедлил с намёком на вздох, недостаточный для того, что нарушить целостность, но достаточный для того, чтобы осознать.

И кроме того, ты вышел за пределы приказа. Ты словно служишь мессу и воистину многословен. Тем не менее, сделано на славу, смертный. Она в безопасности, вы оба. Я буду следить за этим с сегодняшнего дня и до конца.

Хоук продолжал. «…все элементы, объединённые словами если, и, или но, или другими связующими словесными выражениями в случае кажущегося противоречия не будут действовать как исключения или ограничения никоим образом, но будут функционировать как связующие, частично совпадающие и предоставляющие широчайше возможное определение способов выражения, использованных при сём…»

Эльфийская Королева вздохнула. Аааах, понимаю. Ты не прекратишь нести этот бред, пока я не предложу гарантий. Умный мужчина. Ты добиваешься моего обещания. Я дарую его. Ты получаешь неизменную клятву Эльфийской Королевы по договору Туата Дэ Данаан. И не будет она нарушена, дабы не исчезла наша раса.

Хоук отпустил свиток, и тот свернулся, звучно щёлкнув. Только тогда Эдриен увидела, как дрожат его руки, когда он встретил её взгляд с торжеством в глазах.

«Она подарила нам защиту и верность». Его улыбка могла зажечь костры Самайна. Его глаза скользили по ней с ног до головы, любовно задерживаясь на каждом дюйме её тела.

«Мы в безопасности?», прошептала Эдриен, со слезами, струящимися из её глаз.

Я буду следить за этим сама, пропел серебристый голос. Сейчас и всегда. Шут?

Адам зарычал.

Так как я не в состоянии удержать тебя от неприятностей, у тебя будет новый компаньон. Эйн проведёт следующих пятьсот лет с тобой. Она постарается держать тебя в узде.

Не Эйн! Обращение Адама имело тон, далёкий от нытья. Эта маленькая любопытная девчонка увлечена мной! Я мог провести это время, доставляя удовольствие тебе, моя Королева! Позволь мне!

Ты будешь доставлять удовольствие ей, шут, или проведёшь следующую тысячу лет у подножия гор в одиночестве. Ты думаешь, что тебе скучно сейчас?

Глянув на Ястреба уничтожающим взглядом, Адам исчез.

Так, на чём мы остановились? спросила Королева. Эдриен украдкой посмотрела в направлении её голоса. Она едва могла разглядеть сияющие очертания женщины, парящей в туманном воздухе позади Ястреба.

Ах, да. Вы двое собирались пожениться на холмах у моря. Шут ужасно грубо умеет выбрать момент. Я начну с того места, на котором вы остановились. Я, Эобил, Королева Туата дэ Данаан, называю вас мужем и женой. Ни смертный ни вечный да не разведёт вас порознь, дабы не навлечь на себя мой непреходящий гнев. Вас соединила в браке сама Эльфийская Королева. Никто не может предъявить права на такую легенду.

Эдриен и Ястреб всё ещё смотрели друг на друга через пространство сада, боясь сдвинуться даже на дюйм.

Ну? Поцелуй женщину, ты большой красивый мужчина! Давай.

Ястреб резко втянул воздух.

Он изменился, осознавала Эдриен. Время сделало его даже ещё более красивым, чем раньше. Она не знала, что то же самое он думал о ней. Его глаза скользили по ней, от серебристо-белокурых волос до её босых пальцев ног, выглядывающих из-под странных штанов.

А потом она была в его руках, свернувшись в этом сильном объятии, о котором мечтала каждую ночь все последние пять месяцев, пока лежала в постели, положив руку на свой округлившийся живот, умоляя небеса об ещё одном дне, проведённым со своим мужем.

Он легко касался её губ своими. «Моё сердце».

«Твоё сердце…ох!» И она лишилась дыхания под его восхитительными губами.

«Ааах», изумилась Королева, ибо даже Туата Дэ Данаан благоговели перед настоящей любовью. Вы достойны того, что я дам вам сейчас, прошептала она перед тем, как исчезнуть. Считайте это моим свадебным подарком…

ЭПИЛОГ

Эдриен дышала полной грудью. Ничто никогда не сможет сравниться с ароматом роз и весеннего дождя, с непрерывным рёвом волн , бьющихся о западные скалы и брызгами соли в неиспорченном воздухе. Она чуть наклонилась вперёд, чтобы увидеть надвигающиеся на море сумерки. Потом она вернётся к Лидии и продолжет подготавливать всё необходимое к появлению малыша. Она подавила смех своей рукой. Лидия в конечном счёте прямым текстом приказала Ястребу уйти, выражая недовольство тем, она не сможет должным образом порадоваться возвращению своей невестки домой и приготовиться как следует к появлению внука, если он не перестанет её всё время целовать. Не то, чтобы Эдриен возрожала.

Ястреб сердито смотрел, как наказанный мальчишка.

«У вас двоих вся жизнь впереди», решительно отметила Лидия, «В то время как у нас женщин всего несколько коротких месяцев, чтобы подготовиться к появлению малыша».

«Несколько коротких месяцев?», ошеломлённо посмотрел Хоук. Потом заволновался. И куда-то побежал, что-то бормоча себе под нос.

Сейчас Эдриен стояла на каменных ступеньках, закинув голову назад и упиваясь безмолвной красотой бархатного неба. Её глаза ухватили мелькнувшее на крыше движение.

Гримм перегнулся к ней через перила, и его красивое лицо озарилось улыбкой. Она с Ястребом разговаривала в послеполуденные часы, и он в подробностях рассказал ей всё, что здесь без неё происходило, включая то, как Гримм помогал вернуть её обратно. Буквально за пару часов до этого Гримм приложил руку к сердцу и коленоприклонённо молил у неё прощения за свою ложь. И она с готовностью даровала ему его.

«Надеюсь, ты не ищешь падающую звезду, Гримм», позвала она его снизу.

«Никогда снова», горячо поклялся он.

Эдриен задохнулась, прямо в этот момент крохотное белое пятнышко заискрилось и засуетилось, прочертив спускающийся вниз виток через всё небо. «О, Боже, Гримм, смотри! Звезда промелькнула!» Она зажмурила глаза и яростно загадала желание.

«Что ты только что загадала?», зарычал он на неё, застыв от напряжения.

Когда она снова открыла глаза, то дерзко ответила, «Я не могу сказать. Это против правил».

«Что ты только что загадала?», рычал он.

«О, мы такие суеверные?», подразнила она с улыбкой.

Он сердито смотрел на неё, пока она проделывала свой путь обратно в замак. Бросив взгляд через плечо, она сверкнула ему проказливой улыбкой. «Соберись с духом, Гримм. Я скажу тебе только – я загадала моё желание на тебя».

«Ты что не знаешь, как опасно разбрасываться пустыми желаниями, леди!», прогремел он.

«О, это совсем не было пустым», весело прокричала она, перед тем как захлопнуть дверь. На крыше Далкейта Гримм рухнул на колени и пристально посмотрел на небо, отчаянно ища ещё одну желанную звезду…на всякий случай.

*******

Платье Эдриен мягко шелестело, когда она летела по коридору. Лидия сказала, где она могла найти Ястреба и, за чашкой ароматного мятного чая, рассказала ей о тех немногих вещах, о которых не упомянул её муж. Тот факт, что он уничтожил её обожаемую детскую, ту, которою она, лёжа без сна, воссоздавала в своём воображении, будучи выброшенной на берег двадцатого столетия. Вот что это было, когда он умчался с взволнованным видом после упоминания «жалких оставшихся пару месяцев». Она зашла в детскую так тихо, что Хоук не услышал, как она приблизилась.

Она провела пальцем легко и нежно по изящно вырезанной куколке и остановилась.

Он стоял на коленях рядом с колыбелью, втирая масло в дерево мягкой тканью. Облачённый лишь в синеву и серебро своего килта, с тёмными волосами, спадающими шелковистой волной. Детская светилась десятком масляных абажуров, бросающих тени на его мощный торс, мерцающий бронзой. Его глаза сузились в сосредоточенности, мускулы бугрились и перекатывались, пока он втирал масло.

Эдриен прислонилась к косяку и молча смотрела на него, оглядывая скудное количество находящейся в комнате мебели. Многие из игрушек вернулись, но все колыбельки и кроватки потеряны. Какая же жестокая ярость бушевала в нём в тот момент!

«Полагаю, что должна чувствовать себя польщённой», тихо сказала она.

Его голова вздрогнула с виноватым видом.

Эдриен шагнула в комнату, осознавая, что её груди, налившиеся с беременностью, покачивались под платьем, и то, что Ястреб казался околдованным зрелостью её ставших более пышными изгибов. Они уже занимались любовью в послеполуденные часы, отчаянно, поспешно, неистово и яростно, чуть ли не делая это по дороге из сада в уединение их спальни. Лидия терпеливо ждала целый час, прежде чем постучать в дверь и потребовать увидеть свою невестку.

Когда Эдриен пребывала захваченной обратно в двадцатом веке, в ужасе оттого, что она больше никогда не познает близости со своим мужем снова, воспоминания об их невероятной страсти каскадом обрушились на её разум, наполненные горьковато-сладкой яростью возрастающего осознания всех тех чувственных вещей, которые она так страстно желала делать с Ястребом, но в которых отказывала и себе и ему. Эти долгие, мучительные месяцы желания на пару с требовательными гормонами беременности усилили её дерзость на настоящий момент. Она изголодалась по медленной, восхитительной любви, которую, как она боялась, могла больше никогда не испытать снова. «Хоук?»

Он посмотрел на неё снизу вверх, всё ещё коленопреклоненный, но готовый атаковать, если она хотя бы сдвинется на дюйм.

Эдриен двинулась – медленно и эротично. Она наклонилась, чтобы поднять игрушечного солдатика, нагибаясь так, что её грудям грозило высвободиться из лифа. Она прихватила нижнюю губу зубами и послала Ястребу тлеющий огнём взгляд из-под опущенных ресниц. В мгновение ока он был на ногах.

«Остановись!», Эдриен подняла руку, чтобы удержать его.

Хоук застыл в полушаге.

«Чего ты желаешь от меня, Эдриен?», прошептал он хрипло.

«Ты мне нужен», задыхаясь, сказала она. Он рванул к ней, но она снова подняла руку. «Нет, позволь мне посмотреть на тебя», сказала она, пока кружила медленно вокруг него. Она улыбнулась, когда его глаза расширились. «Когда я вернулась в своё время, одной из вещей, которую я действительно хотела выяснить, был вопрос о шотландских мужчинах и их килтах…»

«И вопрос был о чём?»

«Однажды я видела, как ты садился на своего коня…»

«Знаю об этом», самодовольно сказал он. «Ты стояла у окна возле детской».

«Ох! Так ты это сделал специально!»

Хоук засмеялся, его глаза искрились озорством, и это подлило огня в её смелые намерения. Если он мог дразнить её – хорошо, двое могли играть в эту игру. Она видела, как мастерски он управлялся, обычно играя своими желаниями.

Шагнув ближе, Эдриен опустила свою руку на его мускулистое бедро и вызывающе посмотрела ему в глаза. Его ноздри раздувались, а глаза потемнели под прикрытыми веками. Другой рукой она дёрнула лиф платья, позволив груди выскочить из выреза. Она чувствовала себя восхитительно грешной, зная, что её соски, порозовевшие и затвердевшие, умоляли о поцелуях. Когда он качнулся вперёд, чтобы именно это и сделать, она игриво оттолкнула его, скользнула своей рукой вверх по его бедру и обхватила его плоть, наслаждаясь его хриплым стоном. «Никакой одежды под этой шотландкой, как я и подозревала», дерзко отметила она.

«Эдриен. Ты убиваешь меня».

«Я только начала, любовь моя». Она обернула пальцы вокруг его внушительного возбуждения и заскользила рукой вверх вниз по его жезлу с бархатным трением.

Хоук схватил её бёдра и опустил голову, чтобы поцеловать её; но она увернулась, засмеявшись, когда он вместо этого зарылся лицом в её грудь.

«Остановись», приказала она.

«Что?», не веря, спросил он.

«Шаг назад», подбодрила она его. «Не прикасайся ко мне, пока я не попрошу. Позволь дотронуться до тебя».

Хоук застонал громким голосом, но позволил своим рукам упасть с её тела. Его глаза были дикими от страсти, и Эдриен подозревала, что он не позволит её нежной пытке долго длиться.

Она неспешно расстегнула его килт и уронила его на пол. Её муж стоял обнажённым перед ней, его тело цвета бронзы мерцало в свете свечей, а его затвердевший фаллос, вздыбившись, настойчиво подрагивал. Эдриен прочертила зачарованную и обожающую дорожку по его плечам через его широкую, мускулистую грудь. Она легко коснулась его губ своими, поцеловала его подбородок, его соски, подразнила рифлёный живот своим языком, потом соскользнула на колени, и её рот принялся медленно поглощать дюйм за дюймом его плоть, а её ладони распластались по его бёдрам. «Эдриен!»

Она целовала его сладость, поглаживая и ударяя своим языком по всей его твёрдой длине снизу доверху. Хоук погрузил руки в её волосы с зарождающимся болезненным стоном глубоко внутри его горла. «Хватит!», он потянул её на ноги и прижал спиной к выступу под окнами. Затем восторженно усадил её на его край и поднял её платье вверх, раздвигая ей ноги, чтобы пристроить себя между ними. «Сейчас, Эдриен. Я хочу тебя немедля». Он целовал её глубокими поцелуями, пока осторожно, но настойчиво проталкивался в её манящую влажность. Эдриен задохнулась от удовольствия, когда он, наконец, заполнил её всю целиком. Хоук сосредоточенно вглядывался в её лицо, заботливо следя за каждым её вздрагиванием, каждым стоном, слетающим с её губ, и только когда она судорожно потянулась к изысканной кульминации, только когда почувствовала сладкую подступающую дрожь – он перестал двигаться вообще.

«Хоук!»

«Будешь снова меня так дразнить, любовь моя?», проурчал он тихо.

«Безусловно», дерзко откликнулась Эдриен.

«Будешь?»

«Конечно. Потому что знаю, мой муж никогда не оставит меня, когда я нуждаюсь в нём. Как и я никогда не буду дразнить его, не удовлетворив полностью его желаний. Так услади меня, мой дорогой шотландский лэрд. Возьми меня с собой в Валгаллу, муж».

Он тихо засмеялся, и задвигался в неё осторожно и нежно, пока они не вошли в совершенный ритм. Глубина их слияния, такая совершенная их душ и тел, заставила Эдриен кричать в голос от изумления этому.

Позже, Ястреб закрыл детскую и отнёс свою сонную, удовлетворённую жену в Павлинью комнату, где держал её в своих руках всю ночь напролёт, изумляясь полноте своей жизни, когда в ней была она.

******

Лидия улыбнулась, когда услышала, как дверь детской громко хлопнула над её головой. Всё хорошо было в Далкейте-над-Морем. На мгновение она замечталась, представляя малышей, которые скоро украсят собой детскую.

Жизнь ещё никогда не была такой сладкой.

Но она могла бы быть ещё слаще, Лидия.

Глаза Лидии внимательно смотрели на спину Тэвиса МакТэрвита, пока он задумчиво стоял перед камином. Волна чувства вины накатила на неё, когда она вспомнила, как он пришёл к ней в ту ночь, после разговора с Ястребом, и она холодно повернулась к нему плечом, и снова отступила в привычное для неё укрытие из формальностей.

Только натянутость его терпеливой улыбки выдавала его разочарованность.

Любовь моя, позвал он её, и она почувствовала себя такой виноватой за то, что у неё была любовь в то время, как её сын был одинок, что отказалась признать её. Сколько ещё времени ты собираешься тратить впустую, женщина?

Очень тихо Лидия вынула шпильки из кос, распуская свои волнистые каштановые волосы. Её глаза ни на секунду не отрывались от спины Тэвиса. С улыбкой предвкушения она помахала головой вверх-вниз, пальцами взбив свои волосы в тугие локоны, потом откинула их назад через голову, позволив им рассыпаться в диком беспорядке вниз по спине.

Так много лет?

Она нервно обтянула своё платье, изучая его спину ещё мгновенье, потом пожала плечами и расстегнула несколько жемчужных пуговиц на воротнике. Она сделала глубокий, дрожащий вдох, в то время как бабочки бархатистыми крылышками трепетали внутри её живота.

«Тэвис?», тихо позвала она. Единожды решив, она полностью настроилась на то, чтобы больше не терять ни единого драгоценного мгновенья.

Спина Тэвиса выпрямилась, и он быстро глянул на неё поверх плеча.

Она засмеялась почти вслух, когда его глаза широко распахнулись, и он резко развернулся полностью, чтобы посмотреть на неё; его взгляд блуждал по её в диком беспорядке волосам, по её расстегнутому воротничку, по её приоткрытым губам.

«Лидия?»

Она слышала сотню вопросов в одном его слове и была возбуждена осознанием того, что у неё есть, наконец, правильный ответ для него. «Я всё время задавалась вопросом об одной вещи, понимаешь, мой старый друг», сказала она, похлопав по скамье, предлагая ему присесть рядом с ней. «Эти твои руки…» Её голос утих, с игривой искоркой в глазах. Кокетливо, она увлажнила нижнюю губу в приглашении более древнем, чем само время.

«Да?», появилась хрипота в его голосе.

«То, что они такие талантливые и сильные…»

«Да?» Его брови приподнялись. Вздох задержался в его горле, когда Лидия предложила этим рукам то, что потрясло и обрадовало Тэвиса МакТэрвита до самой глубины души.

******

Когда Гримм, наконец, покинул крышу в ту ночь и зашёл в главную комнату, он сдержал ругательство и принялся пробираться в полном отступлении, прямо назад за дверь. В Главной комнате, где каждый мог увидеть! Лидия! И Тэвис!

«Ох! Любовь!», заворчал он на звёзды, которые мерцали над ним в сдержанном великолепии.

******

Три месяца спустя здоровый крик младенца мужского пола огласил коридоры Далкейта-над-Морем.

Хоук Дуглас, разрываясь от гордости, сидел рядом с Эдриен на кровати.

«Посмотри на него, Хоук! Он – совершенство!», воскликнула Эдриен.

«И не только он один!», хрипло сказал Хоук, нежно убирая волосы с её лба.

Эдриен улыбнулась ему. Он держал её за руку на протяжении всех её родов, по очереди проклиная то самого себя, то её – прежде всего за то, что она позволила ему сделать её беременной.

Но ещё много будет таких раз, подумала Эдриен, потому что она с полной серьёзностью намеревалась обзавестись с полудюжиной малышей. Так что Хоуку придётся привыкнуть к процессу их прихода в этот мир.

Эдриен с удивлением прикоснулась к его щеке. «Ты плачешь», прошептала она.

«Слёзы счастья. Ты подарила мне новую жизнь, Эдриен – жизнь, которую я даже не мечтал когда-нибудь иметь».

Эдриен посмотрела на него с обожанием, их малыш уютно посапывал между ними.

Эдриен могла пребывать вот так часами, но в Павлинью комнату зашёл Гримм, оживлённо раздавая приказы страже. «Поставьте её там, у кровати».

Хоук бросил взгляд поверх плеча. «Ах, колыбель. Я закончил её прошлой ночью. Полагаю, он не будет часто видеть её какое-то время». Собственническим движением он взял своего крошку сына на руки. «Ему следует спать с нами какое-то время, как ты думаешь?»

«Не думаю, что смогу позволить ему быть вне поля моего зрения, а ты?»

Соглашаясь, Хоук кивнул головой, пока сосредоточенно разглядывал своего сына. «Мой подбородок», гордо сказал он. «Только посмотри на эти великолепные сильные черты».

Эдриен засмеялась. «Упрямые черты», подразнила она, «и у него уже тёмные волосики».

Позади них Гримм издал приглушенный возглас.

Хоук бросил вопросительный взгляд через плечо.

«Что к чёрту…э, извините, миледи», сказал он Эдриен, «прости меня, крошка», сказал он малышу. «Но зачем ты вырезал это на колыбели, Хоук?», спросил Гримм. «Разве с нас недостаточно было этих треклятых Эльфов?»

Хоук в замешательстве приподнял брови. «О чём ты говоришь, Гримм?» Он нежно передал их сына Эдриен и подошёл к колыбели.

Струящиеся буквы были вырезаны глубоко в дереве. Вся колыбель целиком мерцала, словно была усеяна брызгами золотой пыли. Хоук долго рассматривал слова, которые, как он знал, он не вырезал там. Улыбка тронула его губы, когда он вслух прочёл Эдриен:

Помните это, смертные – вы обладаете вашей собственной вечностью – бессмертием любви.

Благословенны будут Дугласы.

Эобил, Королева Эльфов.

THE END


home | my bookshelf | | За горным туманом |     цвет текста