Book: Только мои грёзы



Только мои грёзы

Аннотация

После непредвиденного купания в холодном озере Мин Корелли попадает в ближайший особняк, принадлежащий Джулиану Беррисфорду, который, озабоченный плохим состоянием попавшей к нему девушки, трогательно о ней заботится. Однако жена Беррисфорда, столь же порочная, сколь и красивая, использует возникшие обстоятельства, чтобы подать заявление на развод, ссылаясь на измену мужа с невинной Мин. Стараясь оградить имя Мин от скандала и грязи, Джулиан идет на сделку с женой и практически лишается своего состояния. Мин же сбегает, считая себя недостойной внимания такого утонченного, образованного человека. Казалось бы, что может быть хуже этого? Но при их новой встрече все меняется кардинально. И теперь уже ложное понимание гордости не дает соединиться любящим сердцам. Смогут ли эти двое преодолеть свою гордыню?

Перед читателем еще одна интерпретация сюжета «Гордость и Гордыня», нисколько не похожая на известную классическую.

Глава 1

Но в бедности своей лишь грезы

Могу я положить к твоим ногам.

Ступай же осторожно: ты идешь

По сотканному из моих мечтаний

Ковру.

У.Б. Йитс

Во время завтрака было неуместно просить о чем-то подобном, и Мин Корелли понимала это в то ясное летнее утро как нельзя лучше. А особенно — обращаться с этим к тетке Прю, которая выглядела еще неприступнее, чем всегда.

За завтраком тетка говорила обычно что-нибудь отрывистое, вроде: «Еще кофе?» или «Скорее, опоздаешь на поезд», и редко выходила за эти рамки. Могла она сказать и что-нибудь едкое вроде: «Ты что-то выглядела помятой сегодня утром… Поздно поднимаешься, по-моему. Что же, таковы современные молодые девицы. Но это — дело твоего отца, а не мое».

Своим отцом Мин восхищалась с самого раннего детства. Когда родители девушки жили в Китае, ее мать умерла, оставив четырехлетнюю Мин на руках отца. Вскоре он привез дочь домой в Англию и отдал на воспитание мисс Прю, своей незамужней сестре. Она заявила, что заменит девочке мать, но уже ребенком Мин понимала, что ничего материнского в Прюденс Корелли не было.

Она была из тех холодных и сварливых старых дев, которые ревниво ненавидят все молодое. Мин была с ней в плохих отношениях с самого начала. Но Мин пришлось жить с теткой, пока ее отец работал в Шанхае.

Два года назад, когда Мин исполнилось девятнадцать, Том Корелли вышел в отставку по возрасту и вернулся в Англию. Он жил вместе с сестрой в собственном доме в Стритхэм-Коммоне, принадлежавшем некогда его матери.

Между Мин и ее отцом существовало действительно прекрасное взаимопонимание, но даже его временами портило вмешательство тетки Прю. Ее характер досаждал им обоим. Она придиралась ко всем «уродливым холостяцким привычкам» Тома. Легкого запаха спиртного было достаточно, чтобы она начала ворчать. Из-за одной невинной рюмки она заявляла, что Том — пьяница. Грехи ее брата были бесчисленны, но главным из них была его любовь к дочери, которую, по мнению сестры, он совершенно испортил.

Мин не очень хотелось обращаться к отцу с просьбой во время завтрака. Здоровье ее отца было слабым, и это особенно сказывалось в утренние часы. Годы работы в жарком климате Китая вызвали у Тома Корелли целый букет болезней, он постоянно кашлял во время завтрака. Тетя Прю уверяла, что это от того, что он много пьет и курит.

Мин решила подождать до вечера, чтобы обратиться к отцу и тетке насчет воскресной прогулки, которую они задумали с Салли. Старшие должны были согласиться на то, чтобы она уехала на целый день, допоздна.

Салли считала абсурдным, что Мин должна специально отпрашиваться для такого обычного дела. Но у Салли Лофорд все было по-другому. Она жила с молодыми, современными родителями, которые давали ей много воли. Отец Мин женился уже немолодым человеком, а тете Прю было на десять лет больше. В их доме жили старомодно. Здесь было много ограничений, от которых не страдала Салли.

Мин ей завидовала. Ей так хотелось поменять свой унылый дом на веселую современную квартиру в Кенсингтоне, где жила Салли.

На отца она не жаловалась. При всех конфликтах с теткой Прю он становился на сторону Мин. Жизнь для девушки стала намного легче, с тех пор, как отец вернулся из Китая и тетка перестала быть единственной хозяйкой. Но зато росла антипатия между престарелыми братом и сестрой.

В детстве Мин не могла понять причин вражды. Но теперь, кажется, поняла. Все дело было в ревности. Двадцать два года назад Прюденс Корелли сама надеялась попасть в Китай, чтобы стать домоправительницей у брата. Но появилась мать Мин, девушка в том возрасте, в котором Мин была теперь, девушка, на которую, по словам отца, Мин стала очень похожа. Она была дочкой управляющего банком в Шанхае, и Том Корелли, встретив ее там, влюбился с первого взгляда.

Мин знала, что ее мать была хорошенькой. Это было видно по снимкам, которые Том Корелли привез из Китая. «Малютка» — так называл он эту молоденькую и маленькую женщину, хрупкую, с темными вьющимися волосами и карими озорными глазками, смешливую маленькую нимфу. Он обожал ее.

Эта женитьба положила конец надеждам тетки Прю на поездку в Китай и управление домом брата. Поэтому Прюденс Корелли с самого начала возненавидела свою невестку Барбару.

У мисс Корелли вызывало отвращение даже имя племянницы. Мин! Слыханное ли дело, дать ребенку такое нелепое, безбожное имя? Том сам выбрал его для дочки. Он всегда любил драгоценный старинный китайский фарфор. «Мин» был его любимым сортом. И когда он впервые увидел маленькую хорошенькую девочку, то сказал:

— Прямо статуэточка эпохи Мин1. Так ее и назовем — Мин.

Нельзя сказать, чтобы и теперь это имя ей не подходило. В двадцать один год она была маленькой, стройной и темноволосой, как ее мать. Мин не делала модной химической завивки, так как ее тетя Прю не одобряла этого, а носила короткую стрижку, по мнению Салли делавшую ее похожей на Жанну д'Арк.

Но глаза у нее были не такие, как у матери. Глаза были, как у Тома Корелли, синие, как южное море. Под длинными ресницами они цвели как незабудки.

Июньское солнце пробивалось сквозь старые занавески, создавая узор на выцветшем турецком ковре, заставляя блестеть ножи и вилки на накрытом столе. Тетка Прю уже разливала чай. Это была очень толстая одышливая женщина с пепельными волосами, маленькими заплывшими глазками и нездоровым румянцем на лице. Одевалась она в старомодном стиле, на который не влияли никакие изменения моды. Длинная юбка, блузка с высоким воротником, на шее — золотая цепочка с медальоном, в котором хранилась прядь волос. Никто не осмеливался спросить чья.

Отец сидел за столом и ел копченую рыбу. Как и сестра, он был полным. Красные лицо и шея говорили о том, что он страдает гипертонией.

Мин пожелала всем доброго утра, нежно поцеловала отца. Морщинистую щеку, которую ей подставила тетушка, Мин едва чмокнула. Две большие родинки, усики, двойной подбородок, украшавшие старую Прюденс, вызывали неприязнь с детства. Но в это утро Мин старалась быть приятной тетке.

— Надеюсь, я не слишком поздно, тетушка?

Мисс Корелли надула губы:

— Это было бы в твоем духе.

— Ну, ну, ладно, Прю, ворчать-то с утра, — сказал Том Корелли, с любовью глядя на дочь.

Мин выглядела привлекательной в своем аккуратном темном костюме с белой блузкой. Сколько раз, глядя на нее, отец жалел, что не мог уехать с ней из этого затхлого старого дома, забрать ее из скучной конторы на Ливерпуль-стрит, где она печатала на машинке, чтобы заработать на жизнь. Он ненавидел ее работу. Но едва ли мог позволить себе поездку на южный курорт, не говоря уж о своей мечте — новом путешествии в Китай.

Мин осмелилась:

— Я хотела сейчас у вас кое-что попросить.

— Только не еще один шиллинг, — заявила тетка Прю, угрожающе звеня ложечкой в кофейной чашке. — Ты должна обходиться собственным жалованьем.

— Ну, ну, Прю, не ворчи на ребенка, — заметил Том Корелли. — Пять фунтов не так уж и много, когда приходится отдавать три за питание.

Мисс Корелли бросила на брата негодующий взгляд:

— А что же ты хотел? Чтобы она все оставляла себе, когда мои дивиденды — всего два с половиной процента вместо четырех, как прежде, тебе пенсию не увеличивают, а цены растут?

— Ладно, ладно, — остановил ее Томас.

Он был сыт по горло ее ворчанием. Бедняжке Мин пришлось все терпеть. Прежде ему удавалось быстро заставить Прю замолчать. Но теперь, черт возьми, у нее — доход, а он всего лишь бывший государственный чиновник и не может предложить этой девушке, росшей без матери, другого дома. Старый Том чувствовал себя плохо и морально и физически. Постоянные боли и пугающее ощущение потери дыхания. Одна отрада — юная дочь, да еще табак и виски. И если бы не это постоянное ворчание Прю…

Он сказал:

— Что ты хотела попросить, голубка?

Девушка сидела молча, нервно комкая кусочек хлеба. Сердце ее колотилось. Она знала, что папа нормально отнесется к задуманной ею воскресной прогулке с Салли. Но тетя… Что она скажет?

Мин набралась храбрости и, глядя только на отца, рассказала о своих планах. У нее есть подруга Салли Лофорд, машинистка в аукционной фирме «Колибин и Фокс». В воскресенье, послезавтра, они с ней собираются поехать на машине на реку, покататься на лодке, покупаться и поужинать в одном недорогом ресторанчике.

— На машине? На чьей? — спросила мисс Корелли. — Какого-нибудь мужчины?

Мин поняла, что тетя уже заранее против.

— Ну, мы с Салли поедем на машине одного парня, Нормана Толла. Это приятель Салли. В машине будет еще один парень, приятель Толла. Мы собираемся ехать на реку купаться. Это чудесная затея!

Мин замолкла. Приветливый взгляд отца выражал одобрение. Но тетка задумалась, нервно поджав губы.

— Ты хочешь сказать, Мин Корелли, что вы с подругой задумали покататься в автомашине и на лодке с двумя малознакомыми молодыми мужчинами? Знаю я эту Салли. Настоящая оторва, мягко говоря, и ведет себя как попало, и родители у нее какие-то легкомысленные люди, отпускающие ее из дома на всю ночь. Это неслыханно.

— Но, тетя Прю, вы не понимаете. Вы отстали от жизни. Во всем мире парни и девушки вместе ходят в походы и на лыжные прогулки и вместе отдыхают.

— Здесь не континент, не какая-нибудь Франция; в моем доме живут так, как положено, — отрезала мисс Корелли.

— Постой, Прю, — вмешался отец, — не надо срываться. Давай послушаем девочку. Она знает, что делает.

— Салли — милая, порядочная девушка и совсем не такая, как думает тетя, — сказала Мин. Голубые глаза ее блестели, личико раскраснелось. — Родители отпускают ее на эту прогулку. Они знают Нормана. Он славный парень и занимает хорошее положение у братьев Радд.

— Братья Радд — это еще кто такие? — спросила мисс Корелли.

— Торгуют автомобилями. У них большой магазин на Портленд-роуд, и они делают отличный бизнес.

— Я знаю их, — сказал отец. — А что это за друг Нормана Толла?

Мин на мгновение прикрыла глаза, вздохнула:

— Его зовут Айвор Уолтерс.

— Он тоже работает у Раддов?

— Нет, папа, он — торговец в какой-то другой фирме.

— Ты с ним знакома, милая?

Она решительно кивнула:

— Они с Норманом подвезли меня домой позапрошлым вечером, когда был ливень.

— Впервые слышу об этом, — фыркнула мисс Корелли. — Ты настоящая обманщица. Почему ты не пригласила молодых людей сюда и не представила их, как положено, твоему отцу и мне?

Мин, намазывавшая маслом кусок жареного хлеба, на это ничего не ответила, но заметила, что отец ей понимающе подмигнул. Он понял, что она подумала: как же можно привести современного молодого человека в этот дом, где косо смотрят даже на легкую выпивку и табак? К тете лучше на глаза не показываться.

Том Корелли горько сожалел о том, что не мог дать своей дочери такого дома, куда она могла бы с радостью и гордостью приводить своих друзей.

Мин с удовольствием вспоминала это путешествие в авто Нормана Толла. Хороший парень этот Норман, с юмором, и, конечно, влюблен в хорошенькую светловолосую Салли. Но Мин привлек Айвор Уолтерс.

Она сразу почувствовала, что неровно дышит к этому автоторговцу, сидевшему рядом с ней в Нормановом «бьюике». Он был старше Нормана, примерно двадцати семи лет, и куда лучше одет — в костюме, рубашке, галстуке, башмаках и носках по последней моде. Он был высок, строен, светловолос, носил короткие офицерские усики. Он показался ей тогда весьма привлекательным и интересным. Он был остроумен и элегантен. Все ее прежние знакомые — парни вроде глупого Тедди Бенса из их конторы или скучного Эрика Бьюта, жившего по соседству, с которым она слегка флиртовала в гостях на последнем Рождестве, — не шли ни в какое сравнение с Айвором Уолтерсом.

Айвор был совсем другим. Это явно был человек бывалый и опытный. Папа бы, думала она, нашел с ним общий язык. И она ему, кажется, понравилась. Когда они тогда вечером остановились у их дома, он крепко сжал ее руку и сказал:

— Надеюсь увидеться с вами снова. Мы с Норманом попросим Салли это устроить.

На другой день Салли передала ей, что, по словам Нормана, Уолтерс нашел Мин очаровательной. Приглашение Салли было слишком привлекательным, и Мин ни за что не хотела упускать эту возможность. Она просительно посмотрела на тетю:

— Уверяю вас, что все будет хорошо, тетушка Прю. Мы с Салли не позволим молодым людям ничего лишнего.

— Ах, ты уже об этом думаешь! — заявила мисс Корелли, и ее толстое лицо стало еще более красным и сердитым.

Дверь столовой открылась от толчка, и вошел очень старый мопс, как казалось Мин очень похожий на тетку Прю. Ему было двенадцать лет, и Мин помнила его еще щенком, но не любила никогда это жадное и злобное создание. Она не выносила его фырканье, его слюни и суетливость тетки ради этого животного. Прюденс отдавала ему всю привязанность, на которую только была способна.

При виде Пикси, так звали собаку, лицо мисс Корелли изобразило что-то вроде доброжелательной улыбки. Она тут же взяла Пикси на руки и принялась кормить рыбой из тарелки, продолжая свою филиппику против участия племянницы в этом пикнике.

Мин посмотрела на часы и встала. Пора. Надо торопиться, а то она уже опаздывала на поезд в Сити. Она умоляюще посмотрела на тетку:

— Обещаю вам, тетя Прю, все будет в порядке. Если Салли родители отпускают, почему мне нельзя?

Том Корелли встал и достал трубку из кармана поношенного пиджака.

— Хорошо, я не вижу причин, почему бы тебе не поехать развлечься, если ты будешь хорошо себя вести, в чем я уверен. Ну, Прю, я беру на себя ответственность за ее прогулку. С ней будет подружка. Вообще девушке пора все решать самой, она достигла совершеннолетия. Что тут плохого? Мин в отличие от тебя не видит мир в черном свете.

Мисс Корелли посмотрела на брата так, словно хотела убить его. Она сняла Пикси с колен и встала, тяжело дыша, как и ее собака.

— Так я и думала. Ты против меня и вместе с Мин. Тебе никогда не нравилось, как я выполняю свой долг в отношении твоей дочери. Ладно, пусть отправляется, но это будет вопреки моей воле.

Том вздохнул. Как же с ней трудно. Но он улыбнулся Мин:

— Спеши на поезд, доченька. А в выходной отправляйся на свой пикник, я уверен: не будет ничего плохого.

Мин бросилась обнимать отца.

— Ты мой родной…

Мисс Корелли вышла из столовой вместе с мопсом. Мин схватила шляпу, перчатки, кейс и заторопилась на станцию.

Ей не терпелось сообщить Салли, что она получила наконец разрешение. Сегодня Норман с Айвором должны созвониться и договориться окончательно. Это обещает быть замечательным… Мин пребывала в приятном волнении в предчувствии праздника. И погода была под стать ее настроению. Солнце сияло. Деревья на улице зеленели, и девушка могла себе представить, как замечательно будет на природе, в лодке, скользящей по холодной, блестящей речной воде. Какой отдых от душной конторы в городе! И как весело, наверное, будет вечером в этом баре, не то что в доме у тетки, где она их с отцом постоянно обижает и считается только с этой тварью, с Пикси.

Мин в поезде размечталась насчет воскресенья. У Салли есть хорошие брюки и жакет. Везет Салли, родители ей помогают и даже балуют. А Мин отдает три фунта тете Прю, и оставшегося едва хватает на транспорт и обеды. Обновы она себе может позволить редко. И брюк у нее нет. Да и тетку удар бы хватил, если бы племянница носила их. Но у Мин есть хорошая широкая юбка в сборку, белая с розами, которую она сама сшила по хорошей выкройке, и белая блузка с венгерской вышивкой. Она наденет их вместе с белыми сандалиями на босу ногу. Она надеялась, что мистеру Уолтерсу это понравится. Он сам такой щеголь. Она уже предвкушала воскресную прогулку и представляла, как сидит в машине рядом с этим денди Айвором и Норман везет их к реке.

Уик-энд обещал быть что надо.



Глава 2

В воскресенье все происходило, как и представляла себе Мин, пока Салли с Норманом после ужина не удалились, оставив ее с Айвором. До того момента все шло хорошо. Они приехали в Шенли, селение возле Мейденхеда, и оттуда отправились прямо в «Четыре пера», где пили чай в саду под зонтиком. Бар, хорошо известный двум мужчинам, представлял собой современное заведение, оформленное под «тюдор». Бросалась в глаза фальшивость и претенциозность обстановки. Почти каждый дюйм деревянной стенки был испорчен рекламой популярных сигарет, пива и шоколада.

И все же в солнечный день в саду две девушки, утомленные напряженной работой в городской конторе, почувствовали себя превосходно. «Четыре пера» стояли над рекой. Вода, очевидно прохладная, выглядела так соблазнительно в летний солнечный день. Пока они пили чай, на реке веселилась молодежь в яликах и моторных лодках. Мин, которая еще не была в этих местах, все казалось особенно интересным. Но больше всего ей хотелось, чтобы здесь было поменьше людей и этих дачных и плавучих домиков, а только деревья и роскошные луга — природа, о которой она мечтала. Этот участок реки в районе Шенли превратился в популярное место отдыха по выходным дням.

Потом она укорила себя за неблагодарность. Чай был отличный, а сейчас она курила сигарету — нечасто она позволяла себе такой грех, не ставя, разумеется, в известность тетю, — и обменивалась веселыми замечаниями с товарищами.

Салли была очень хорошенькой, высокой, светловолосой и большеглазой девушкой, с губами, напоминавшими формой изгиб лука амура. Она постоянно улыбалась, показывая замечательные зубы. Она хорошо смотрелась в синих фланелевых брюках и безрукавке.

Салли была не очень умна, Мин понимала это, но в глупышку скорее можно было влюбиться. Она была очень добродушна и весела и всем была симпатична. Но особенно Норману Толлу. Он смотрел с восхищением на нее, и Салли отвечала ему взаимностью. Но их отношения носили современный характер. Нередко они подкалывали друг друга, перемежая комплименты взаимными смешками, правда беззлобными. Но это производило на Мин странное впечатление и заставляло задуматься: что же такое любовь. То, что было между Салли и ее дружком, казалось совсем не тем, к чему она стремилась. Нет, она мечтала скорее о старомодной страстной любви между мужчиной и женщиной, более утонченной и красивой. Она не думала, чтобы Норман мог внушить подобную любовь или сам ее почувствовать. Но Салли, очевидно, было с ним хорошо.

Мин пила чай с сигаретой в руке и думала, что теперь Айвор Уолтерс стал даже менее привлекателен для нее, чем любитель жаргона Норман. Айвор был старше и опытнее, и в первую их встречу в Лондоне он даже очаровал ее. Но за два-три часа она изменила о нем мнение. Теперь он казался ей почти таким же глупым, как Норман, но при этом гораздо более самоуверенным и слишком торопливым. Он так вел себя с ней, точно она сюда приехала исключительно ради него; он называл ее «моя Мин» и, манерно растягивая слова, давал ей понять, что она «славная малютка» и что его покровительство для нее почетно.

В общем он ее совершенно разочаровал. Она также стала сомневаться, действительно ли он джентльмен, каким хотел казаться. Случайные слова и жесты выдавали полную невоспитанность за внешним лоском.

Мин не возражала бы против общества механика из гаража, если бы он честно признался в этом. Но ей был невыносим его снобизм, притом что его светские претензии не имели, видимо, под собой оснований.

Она, однако, продолжала с ним беспечно болтать и смеяться, боясь испортить долгожданный воскресный отдых.

Айвор протянул ей портсигар:

— Еще?

— Нет, спасибо, одной достаточно, — улыбнулась она ему.

— Боюсь, что я — заядлый курильщик…

— Может быть, это хорошо для вас.

— Боюсь, что я увлекаюсь тем, что не очень хорошо для меня, — ответил он, закрывая портсигар и глядя на нее, как он, должно быть, сам считал, значительно, хотя она не понимала, в чем это значение.

Она посмотрела на значок над карманом на его куртке. Он перехватил ее взгляд:

— Гребной клуб на Темзе. Я состоял в нем.

— Правда? — с сомнением сказала Мин. По словам Айвора выходило, что он много в чем участвовал и состоял. Интересно только, почему всегда в прошедшем времени? Он ведь еще очень молод.

Отсутствие восхищения у Мин раздражало его. Он находил ее уже не такой приятной. Она не подходила ему, это становилось очевидным. Странное скрытное существо, хотя хорошенькая, конечно. Прелестные голубые глазки, красивые черные волосы. Он решил, что хватит пускать пыль в глаза и пора распускать руки. Может быть, это даст что-то. Пока в общении с Мин для Айвора было мало толку.

— Ну, чем теперь займемся? — сказал он, растягивая слова и пуская дым на другую пару.

— Погуляем до ужина, а потом Норман поедет со мной кататься на лодке, — ответила Салли.

Айвор повернулся к Мин:

— Сделаем то же самое?

Взрыв музыки нарушил тишину золотого летнего денька. Хозяин гостиницы включил радио на полную громкость. Оркестр играл твист.

Норман снял очки и стал махать ими в такт, подмигнув в восторге Салли.

— Классно, бэби, а?

Салли завела голые руки за голову и утомленно закрыла глаза.

— Классно, — повторила она, подражая его интонации.

Мин тоже закрыла глаза, но из желания послушать оркестр. Она не считала, что этот шумовой эффект украсил воскресный день. Если и должна быть музыка, то что-то мягкое, классическое, что ли. Хорошую музыку она любила. Она вполне разделяла страсть Салли к танцам, но не любила просто слушать танцевальную музыку. Солнце, зелень, блестящая на солнце река! В душе Мин была потребность в тишине, уединении и в спутнике, который не был бы похож на этих двоих мужчин.

Когда они снова вышли на улицу, уже был вечер, и она накинула плащ.

Вечер был хорошим. Окна гостиницы отбрасывали свет на лужайку. На деревьях висели китайские фонарики, и Мин показалось это лишним и безвкусным, но Салли нашла это зрелище приятным.

Когда ей пришло время садиться в плоскодонку с Айвором, а Салли с Норманом сели в свою, Мин ощутила некоторую тревогу. Айвор к тому же выпил перед ужином и во время его. Он был оживленным, громко смеялся и разговаривал и несколько раз поцеловал Мин руку. Мин это не понравилось. Она не могла определить толком, что отталкивало ее от него. Она чувствовала его неискренность.

На реке он стал править шестом достаточно небрежно, а Мин, лежа на мягкой подстилке, укрывшись плащом, старалась о нем не думать, наслаждаясь прелестью вечера.

Высокое фиолетовое небо было усеяно мириадами звезд. Она думала: «Какая чудесная ночь… Как хорошо бы быть в такую ночь с тем, кого любишь…»

Она завидовала веселой Салли, которая была влюблена в глупого Нормана, но сама не считала его глупым. Еще в баре Салли шепнула Мин:

— Забудь свою ужасную тетку и наслаждайся жизнью, пока можно.

Но Мин, увы, не могла наслаждаться жизнью с Айвором Уолтерсом. Его самодовольная физиономия и пижонская манера говорить раздражали ее.

Она была благодарна ему, когда он замолчал. Они удалялись от Шенли, плыли по более уединенным местам. Мимо них сначала проплывали другие лодки, и она видела силуэты людей, огни, слышала веселые голоса. Но вот они остались в одиночестве. Отражения звезд были похожи на драгоценные камни, и Мин было приятно ловить их, опустив пальцы в воду, пока они медленно плыли все дальше, мимо деревьев и кустов, принявших причудливый вид в темноте, или одиноких коров и лошадей на пастбище. Мин вдруг стало очень грустно. Это было странно после веселого начала отдыха, но она задумалась о себе. В будущем — ничего, кроме бесконечной нудной работы на Ливерпуль-стрит, постоянное напряжение, монотонное печатание, одни и те же скучные чиновники. Начальники, которым некогда обращать на нее внимание. Другие такие же измотанные машинистки… И еще бедный папа с его безрадостной старостью, рассказывающий свои истории, всегда немного печальные, потому что все в прошлом. Каждодневная бытовая рутина. «Все это не назовешь жизнью, — думала Мин, глядя на прекрасные звезды. — Должна же быть какая-то иная, настоящая, полная жизнь, в которой можно встретить Настоящего Человека, безумно полюбить его и пользоваться взаимностью. Но когда? Как?» Она вздохнула.

Тут Айвор решил, что хватит вести лодку, и, положив шест, уселся рядом. Лодка начала дрейфовать, подошла близко к берегу и остановилась под ивой. Мин спокойно лежала, разглядывая лунную дорожку на реке.

Но Айвор испортил идиллию: он лег, придвинувшись к ней поближе, взяв ее за руку, с явной решимостью не скрывать своих намерений заняться любовью.

— Ты миленькая девочка, Мин, — сказал он, растягивая слова. — Не отворачивайся. Дай я на тебя посмотрю.

Она вспыхнула, попыталась вырвать руку. Должно быть, это глупость — уединиться с ним. Ей следовало понимать, что он захочет не только кататься, но может и начать приставать. Она уже знала, как это происходит, но никогда не стремилась к этому. А уж с этим мужчиной тем более.

Из страха поссориться с ним, испортить вечер не только себе, но и Салли с Норманом она не вырвала свою руку. Она даже улыбнулась, когда он сказал, что у нее самые голубые глаза и самые красивые губы из всех девушек, которых он встречал. Но улыбка ее исчезла, когда он обнял ее и грубо поцеловал в губы.

— Нет, — сказала она чуть слышно, — не надо… пожалуйста.

Но Айвор Уолтерс был возбужден ее близостью, темнотой и уединением и, прижав девушку к себе, продолжал ее целовать.

— Ты прелестная малютка… — горячо шептал он ей на ухо. — Я почти умираю по тебе, Мин, лапочка…

Она почувствовала страх перед ним и попыталась оттолкнуть его.

— Я не хочу целоваться, — сказала она. — Отпусти меня, пожалуйста.

Он засмеялся и попытался прижать ее к себе крепче.

— О нет, моя Мин, я явился сюда не для того, чтобы просто катать тебя на лодке по этой дурацкой реке и чтобы в благодарность ты мне просто пожала руку. Я хочу большего, чем поцелуи, моя дорогая.

Эти грубые слова вызвали у нее отвращение. Вместе со страхом она почувствовала и гнев. Она яростно толкнула его:

— Ты не сделаешь этого со мной! Я не хочу этого. Сейчас же отвези меня назад в гостиницу.

Тут он вышел из себя и решил взять ее силой. Она ощутила на своей спине его руки. Лодка опасно закачалась. Но Мин отчаянно сопротивлялась. Она ни за что не хотела, чтобы этот грубый человек снова поцеловал ее и почувствовал себя победителем.

— Скотина… скотина! — бросила она ему в лицо. Вдруг она вырвалась и встала в лунном свете — маленькая девушка с пылающими от гнева глазами и щеками. Айвор ухватил ее за ноги. У нее, казалось, был только один выход, и она его выбрала. Она спрыгнула с лодки, надеясь достичь берега, но не допрыгнула. Она упала в воду, и вода попала ей в рот. Она слышала, как Айвор зовет ее:

— Эй!.. Где ты, чертова глупышка?..

Мин не отвечала. Захлебываясь, задыхаясь, она кое-как достигла берега, вылезла из реки, промокшая, грязная, жалкая, и побежала прочь. Ни за что она не вернется в лодку к этому ненавистному типу. Она сама как-нибудь найдет дорогу в «Четыре пера».

Она вся дрожала, хотя ночь была теплой. Слезы катились по ее щекам, мокрые волосы лезли в глаза, она спотыкалась.

Проклятый Айвор Уолтерс! Воспоминания о его поцелуях вызывали брезгливость, хотелось очистить губы от их следов. Рыдая, она бежала в темноте по какому-то лугу. Дороги не было видно. Трудно было сказать, как отсюда выйти к «Четырем перьям». Прошло несколько часов, прежде чем Мин остановилась перед забором, ограждающим какое-то имение. Юбка неприятно липла к ногам, насквозь мокрый плащ совсем не грел. Ей было очень жалко себя. Кто он такой вообще, этот Уолтерс? Норман говорил, что он хороший парень. Для Нормана, может, и хороший, но надо быть женщиной, чтобы узнать мужчину досконально. Мужчины часто друг о друге простых вещей не знают. У них все — хорошие парни. Теперь она знала, что Айвор — испорченный тип, с которым не следует связываться ни одной порядочной девушке.

Воспаленными глазами взирала она на пастбище, на котором там и сям росли отдельные деревья. Ночью все это казалось странным и пугающим. Стояла мертвая тишина. Только собака где-то загавкала, и пробили вдали церковные часы, так что она узнала, что уже десять.

В это время одинокий стреноженный конь, бродивший по полю, вдруг поднял голову и поглядел на Мин. Она не слышала его приближения, и неожиданное видение, возникшее из темноты, испугало ее. Охнув, она, испуганная до смерти, побежала по полю, ища дыру в изгороди. Она нашла перелаз, вскарабкалась на него и упала, подвернув ногу. Потом встала и заковыляла, тихо всхлипывая. Теперь она оказалась на дороге, в стороне от реки. Ей предстояло догадаться, в какой стороне Шенли, и, преодолевая боль, идти по этой дороге туда.

Но дорога оказалась извилистой, и Мин, проковыляв около мили, не заметила ни огней, ни других признаков, указывающих на приближение к цели. Она стала подозревать, что дорога уводит ее в обратном направлении. Голова, нога, все тело болели, идти было трудно. Прекрасная ночь обернулась для нее трагедией.

Она была уже на пределе, когда дошла до первого дома у дороги. В лунном свете были хорошо различимы большие железные ворота, а рядом — домик, сторожка. Конечно, в конце этой красивой аллеи, обсаженной каштанами, стоит большой особняк. Мин, прихрамывая, пошла к домику. В окнах горел свет. Смертельно уставшая, она дотащилась до ворот, намереваясь расспросить, как отсюда добраться до Шенли.

В этот момент на аллее появился какой-то мужчина, рядом с которым послушно шел лохматый лабрадор. В темноте девушка смогла разглядеть лишь, что мужчина высок, строен, в смокинге, с сигарой. Мин боялась, что она близка к обмороку, что-то странное творилось с ней. Обморочное состояние было с ней до этого лишь однажды, лет в шестнадцать, после тяжелого приступа мигрени. Она помнила страшное ощущение падения, когда земля стремительно приближается. Именно это и начиналось у нее. Она услышала голос, очевидно того человека в смокинге. Низкий, приятный голос произнес:

— Господи Боже!.. Что такое?.. Кто вы и откуда?

И тут Мин лишилась чувств.

Очнулась она уже не у ворот, в темноте и холоде, а в теплом и светлом помещении, лежа на подушках. Комната была незнакомая и красивая. Ей даже показалось, что такие она видела в кино. Вдоль всех стен тянулись полки с книгами в красивых кожаных переплетах. Это была, очевидно, библиотека, с высокими окнами с бархатными оливково-зелеными занавесками. Софа и стулья также были обиты зеленым бархатом. На полу — роскошный китайский ковер. И повсюду — большие вазы с цветами. Комната была освещена люстрой и бра. У дивана, на котором она лежала, стоял прекрасный столик «чиппендейл», на котором были ониксовая коробка для сигарет, рюмка и хрустальный графинчик с бренди.

Мин молча озиралась вокруг, пока не заметила мужчину, который стоял у нее в ногах и с беспокойством глядел на нее. Он был в том самом костюме, в котором она видела его, появившегося у ворот, перед тем как упала в обморок. Наверное, это он перенес ее, мокрую и жалкую, сюда, на свой красивый диван, и укрыл кашмирским пледом.

Она поняла, что смотрит в глаза своему спасителю. И она поняла еще, что он не очень молод, но хорошо сложен и что ему еще нет сорока. У него были каштановые волосы, ранняя седина на висках, правильные черты лица и умные глаза. И эти серые глаза смотрели сейчас на нее очень внимательно, что могло бы ее удивить, но не удивило — она еще недостаточно пришла в себя. Он сказал:

— Так вы очнулись? Я только что послал Джексона, слугу, за кофе для вас. Горячий кофе с коньяком — это то, что вам сейчас нужно. Вы промокли насквозь и продрогли. Куда же вас занесло? В реку?

Вопрос этот сразу привел ее в чувство. Она шепотом ответила:

— Да… Я была там.

Он сел на край дивана, все так же внимательно глядя на нее.

— Значит, я угадал? Несчастный случай?

Мин кивнула. Она вдруг покраснела, вспомнив происшествие с Уолтерсом и свое бегство, после чего ее подобрал в таком виде этот незнакомец. Но она не видела оснований его бояться. Он был явно добрым человеком, иначе он не стал бы беспокоиться о ней и переносить в свой прекрасный дом. Если бы только не эта дрожь, если бы тело не болело и не горело. Взгляд ее блуждал. Она чувствовала слабость и дурноту. Закашлявшись, она прошептала:

— Простите… такое беспокойство для вас.

Он улыбнулся. Мин никогда не видела такой очаровательной улыбки. В то же время лицо его казалось странно печальным, выражавшим подавленность и, может быть, разочарование.

— Никакого беспокойства, мисс, — сказал он. — Вы совсем легкая. Мой слуга, который живет в сторожке у ворот, помог мне перенести вас сюда. У него я не мог вас оставить. Его жены нет дома, и там нет бренди. А здесь у меня есть все, что надо. Джексон найдет вам какой-нибудь халат, чтобы вы надели его, пока он будет сушить ваши вещи. А! Вот он уже несет кофе. Давайте, Джексон, поставьте вот здесь. Молодая леди пришла в себя. Несчастный случай на реке, как мы и думали.



Слуга, худой и хмурый, поставил поднос на стол и с сомнением посмотрел на девушку, лежавшую на диване.

— Принесите ей какой-нибудь халат, Джексон. Она должна снять всю эту мокрую одежду.

— Да, сэр.

Слуга повернулся, чтобы уйти. Мин сказала слабым голосом:

— Со мной все будет хорошо. Отвезите меня обратно в Шенли. Я не хочу вас беспокоить.

Хозяин ответил:

— Вы нас не беспокоите. Правда, Джексон? Мы с Джексоном скучали сегодня вечером. Мы рады оказать первую помощь жертве происшествия на воде, особенно если это молодая, очаровательная леди, правда, Джексон?

Он шмыгнул носом:

— Да, сэр.

Но, уходя, он скривил губы в неприятной, подозрительной улыбке. Что могла делать молодая женщина в реке в такой час и как она там оказалась? Этот вопрос в другой форме поставил перед ней и хозяин.

— Вот, выпейте кофе с коньяком… и потом расскажите мне о том, что произошло.

Мин приподнялась, опираясь на локоть, и отхлебнула кофе. Теплота его была очень приятна. Но девушка продолжала дрожать и чувствовала себя странно — кружилась голова. Она откинулась на подушки и, стараясь быть вежливой, сказала:

— Большое вам спасибо, мистер… мистер…

— Я — Беррисфорд, Джулиан Беррисфорд.

И это было последнее, что Мин услышала, перед тем как снова лишилась чувств. Это имя все звучало и звучало в ее голове, пока она не перестала видеть красивую, ярко освещенную библиотеку. Она погрузилась во тьму с этим именем. Джулиан Беррисфорд. Джулиан… Джулиан… Джулиан…

Глава 3

Примерно через час Джулиан Беррисфорд сидел один в библиотеке у открытого окна и смотрел на освещенный луной ночной пейзаж. Он с удовольствием вдыхал аромат цветов, принесенный легким ветерком из сада. Он любил это место, с тех пор как много лет назад, как раз перед войной, купил это имение. Сейчас цена имения в Шенли очень возросла. Но возросли и расходы по его содержанию, а его личные доходы убавились. Из-за тяжелых налогов ему, как многим людям его возраста, стало трудно содержать такое имение. Когда он служил в Корее, то часто думал, какие улучшения сделает здесь, когда вернется. Надо было перестроить старую часть дома, многое переделать в комнатах Клодии, для себя устроить теннисный корт, построить на реке новую купальню.

Сейчас он с сожалением вспоминал все эти мечтания, согревавшие его на Корейской войне. Вспоминал, какие письма, полные волнующих проектов, писал он Клодии. Он уже не вспоминал чувство счастья, захватившее его, когда он писал ей эти письма. Он жил в придуманном раю и был счастливым глупцом. А теперь… Он отвернулся от окна и положил руку на голову лабрадора, неподвижно сидевшего перед ним и смотревшего на него своими спокойными желтыми глазами.

— Ну, все это — давние дела, старина Фрисби, — заговорил он вслух с этим своим неизменным другом. — То была другая жизнь, а тебя тогда еще и на свете не было, и Бог знает почему я был на свете. Иногда я думаю, что лучше бы ничего и не начиналось.

Лабрадор завилял хвостом, постукивая им по полированному полу. Джулиан засмеялся и стал расхаживать по библиотеке. Лабрадор бесшумно следовал за ним.

Потом хозяин остановился, поднял глаза и нахмурился. Он продолжал разговаривать сам с собой:

— Ну, и какого дьявола я взял эту девушку сюда, а не отправил ее в больницу? Я что, спятил? По-моему, и Джексон так думает. И доктор Бишоп. А ты как думаешь, Фрисби, я спятил? Или просто дело в том, что она была такая несчастная и беззащитная? Да, она была такой несчастной, и я не знаю даже ее имени… Но я не мог бросить ее в таком состоянии.

Да, у него не хватило черствости позволить, чтобы ее доставили в местную больницу, неизвестно под какую опеку. Он всегда так глупо жалел обиженных, пострадавших, заблудившихся. Еще в детстве он приносил домой больных и бездомных животных, несмотря на негодование мамы или няни. Да и Фрисби был из таких. Он не походил на породистых собак, с которыми Джулиан в свое время охотился. Фрисби нашел садовник в роще, с лапой в капкане, истощенного, несчастного, блохастого щенка. Никто не знал, чей он. Джулиан, только что вернувшийся из Кореи, взял к себе и выходил щенка. Фрисби и теперь слегка прихрамывал на ту лапу, но вырос в хорошую, большую собаку, став хозяину верным другом.

Еще был корейский ребенок, лет двух, без родителей, отчаянно плакавший и обреченный на гибель. Сам Джулиан тогда повредил ногу и страшно устал, но ребенок плакал и протягивал к нему руки. Он подобрал его и нес до следующей деревни, где передал его какой-то заботливой, доброй женщине.

Джулиан непроизвольно посмотрел в сторону комнаты, где доктор только что оставил неизвестную на попечение медицинской сестры, которой было хорошо заплачено за сверхурочную работу. По диагнозу доктора Бишопа, у незнакомки начиналась пневмония.

— Так вот оно что! Теперь я понял! — пробормотал вдруг Джулиан. Эта девушка, которую он не оставил на произвол судьбы, чем-то напоминала ему корейского ребенка, глазами или черной челкой на лбу. Она выглядела такой хрупкой и беззащитной, когда он перенес ее наверх, после чего мрачный Джексон снял с нее промокшие одежды и укрыл одеялом.

— Не хмурьтесь, Джексон, — сказал Беррисфорд. — Мы ведь оба женатые люди, не так ли? Правила хорошего тона ни при чем, когда девушка больна и нуждается в помощи.

Джексон ничего не ответил и пошел вниз за горячей водой, а Джулиан остался сидеть рядом с девушкой, Глядя на ее красивые длинные черные ресницы и бледные щеки. Что сталось потом с тем корейским ребенком?

— У меня ведь огромный дом, много пустых комнат, есть слуги. Уход за ней здесь будет лучше, чем в больнице. Пусть это дитя останется здесь, пока не поправится настолько, что сможет рассказать о себе. И тогда я извещу ее родных, — сказал он доктору.

По счастью, Бишоп смог найти медсестру. Это хотя бы положит конец молчаливому неодобрению этого болвана Джексона.

В тот вечер Джулиан чувствовал себя беспокойно. Ему не давали покоя мысли о жизни. Плохо, что он не позаботился о профессии. Служба добровольцем в американской армии ему нравилась. Но после Кореи он не мог ее продолжать и вернулся в издательский бизнес дяди. Дядя Филипп собирался в отставку в будущем году, и тогда Джулиан станет управляющим фирмой «Камлидж и К». Но это его не очень влекло.

Многие воевавшие мужчины также не нашли прочного места в гражданской жизни. Или все дело в его страшном разочаровании в браке?

Он и сам не знал. В конце концов разве ему повезло меньше других? Он вернулся невредимым, имел средства, неплохую работу и этот славный дом, полный сокровищ, собранных его матерью, умершей, когда он был в Корее. Она была исключительной женщиной, и эта потеря была еще тяжелее из-за его отношений с Клодией. Он не чувствовал теперь в доме ничего надежного, ничего, к чему мог бы прикипеть душой. Только вещи. Но это были красивые вещи, и Джулиана они радовали. Старинная мебель, прекрасный фарфор, уотерфордское стекло, собранное Элеонор Беррисфорд в течение своей жизни. А отец его был книголюбом. Он умер, когда Джулиан еще учился в Оксфорде.

Джулиан вновь начал расхаживать по библиотеке. «Призраки прошлого набросились на меня, — подумал он с грустью. — Странная все-таки история с этой незнакомкой… прямо из речки… такая молоденькая и миловидная. Она действительно похожа на того ребенка. Кожа белая, как молоко, доверчивый взгляд, челка… и эта беззащитность… Черт, и чего я ее не отправил в больницу? Завтра, наверное, она будет достаточно хорошо себя чувствовать, чтобы рассказать о себе».

Тут на губах его появилась саркастическая улыбка — он представил себе, что могла бы сказать Клодия по этому поводу. Он словно слышал ее холодный, презрительный голос: «Еще одна приблудная, мой милый Джулиан! Как ты до сих пор не превратил свое имение в убежище для бродячих собак или сиротский приют? Вечно строишь из себя дурака. А говорят, что женщины сентиментальны».

А что он сделал? Получил медаль за то, что, рискуя жизнью, вынес из-под огня раненого сержанта. Но Клодия тогда не насмехалась, ведь это была награда, а награды она любила. Но не дают наград за то, что выходишь больного щенка или станешь крестным отцом ребенка, чьи родители, как говорила его жена, — никто. Клодия понимала добрые поступки, если за ними стояла выгода. Он не знал этого до возвращения из Кореи.

Джулиан снова задумался о прошлом. Он вспомнил, как познакомился с Клодией на вечеринке в Норфолке. У хозяйки, Элисон Ричардс, была страсть к сватовству. Джулиан тогда оказался подходящим холостяком, а Клодия хотела мужа. И она свалилась на его голову.

Он оказался для нее легкой добычей. В то время Клодия была самой красивой женщиной, которую он знал. Она была на три года его моложе и, говорят, уже отвергла с десяток хороших предложений: трудно было ей угодить. Хорошая наездница, неплохо стреляла из ружья. Любила все виды спорта, которыми занимался и сам Джулиан. Но он и не думал, что женится на женщине такого типа, пока она не покорила его красотой и остроумием. Она была полна физической и психической энергии. Высокая, тонкая, тренированная, без грамма лишнего веса. Классические черты лица. Холодный и одновременно вызывающий взгляд при общении с мужчинами. Зеленые глаза, светло-каштановые волосы, прямые и блестящие. Клодия любила быть в центре внимания.

Когда она входила в комнату, мужчины и женщины не могли не смотреть на нее.

Джулиану, не особенно искушенному в этих вопросах, некоторое время она казалась неприступной, хотя и пугающе обольстительной. Потом он был ослеплен ею, влюбился и решил, что именно на такой и мечтал жениться. За кратковременным ухаживанием последовала помолвка. У Клодии не было родителей, и она жила с крестной матерью, вдовствующей леди Виринг, с лоснящимся одутловатым лицом и в парике, которую Джулиан терпеть не мог, но терпел ради Клодии. Тогда от Клодии он узнал, что она — мученица, жившая из милости у этой эгоистичной старухи. Потом только, прозрев, он понял, что мученицей-то была старая леди, подавляемая и обижаемая умной и расчетливой крестной дочерью. Клодия — юная привлекательная девушка, которую он полюбил, и Клодия — его жена оказались совершенно разными существами. Так велика была разница, что Джулиан и теперь удивлялся, что он был так слеп, а она — так расчетлива и беспощадна.

Он помнил первый шок, связанный с Клодией, письмо, которое он получил через своего адвоката. Старая леди Виринг написала ему перед смертью. Это, как он понял, была месть девице, злоупотреблявшей ее щедростью и добротой:

«Боюсь, что я больше никогда не увижу Вас, дорогой Джулиан, но, надеюсь, Вас не разочарует, что я не могу оставить наследство Клодии. Она забирала у меня каждый пенни, и мне пришлось многое продать и расстаться со значительной частью сбережений, чтобы заплатить ее долги. Очевидно, Вы не знаете этого, но она безрассудно играет в покер и на скачках. Это семейное, то же было с ее отцом. Он не был добрым человеком, но мать ее была добрая душа и моя подруга, и я обещала ей, что буду воспитывать Клодию, что и делала. Я всегда надеялась, что она выйдет замуж за какого-нибудь сурового и уверенного в себе человека, который покажет ей, где раки зимуют, чего бы она заслуживала. Более бессердечной девки, да и более жадной, я не знаю. Она разожмет кулак мертвеца, если там будет алмаз.

Когда она впервые познакомила меня с Вами, то я поняла, что она не заслуживает такого человека, слишком доброго и порядочного для нее. Мне хотелось рассказать Вам, что она собой представляет, но я понимала, что Вы не поверите мне и что нужно только время, чтобы Вы сами поняли это.

Клодия вышла за Вас, потому что у Вас есть деньги и перспективы, но прежде всего потому что Вы человек добрый и дадите ей все, чего она потребует. Но когда она высосет из Вас все соки и средства и у Вас ничего не останется, она бросит Вас ради другого. Я знаю свою Клодию. Поверьте моему совету и начните ее бить, если хотите добиться от нее чего-то путного».

Письмо повергло его в неприятное изумление. Сначала он надеялся, что все это ложь. Потом стал сомневаться в Клодии.

Даже медовый месяц был не совсем медовым. Она довольно страстно отвечала на его ласки, но ему показалось тогда, что в этом не было искренности, походило на то, как королева вознаграждает за преданность своего пажа. Сначала он был ослеплен своей страстью и обладанием такой красотой, на которую оглядываются все мужчины. И тем окончательно ее испортил. Он не замечал ее жадности к дорогим безделушкам, которые он покупал ей по ее прихоти в Париже и Риме, когда они были в свадебном путешествии, когда они были почти счастливы. Он был щедр к ней. Он купил и этот дом в Шенли, потому что ей тогда очень хотелось жить на берегу реки. Снял роскошную квартиру на Мейфэйр по ее желанию.

Только когда один за другим стали поступать счета и цифры расходов на них приобрели угрожающий характер, он обеспокоился и мягко попросил ее быть поумереннее. Тогда он впервые почувствовал коготки на ее мягких лапках. Клодия стала требовать больше денег, но, не получив, разозлилась и лишила его своих милостей. Стало ясно, что, выходя за него, она рассчитывала, что у него больше средств. Она стала оскорблять его. Но при всей своей страстной любви он не собирался разоряться ради нее, как и ради кого-то другого. Столкнулись два сильных характера. Клодия стала ему почти чужой.

Казалось, она немного переменилась к нему, когда увидела его в американской военной форме и узнала, что он отправляется в Корею. На какое-то время его прежняя любовь как будто воскресла. Он снова был ослеплен ее кажущейся нежностью и уступчивостью, не понимая причин этого, и готов был поверить, что она изменилась и, если он благополучно вернется, все будет иначе. И снова он уплатил ее долги, не желая видеть правды — она стала лучше относиться к нему только потому, что утопала в море долгов и спасти ее мог только он.

Радость возвращения с войны в милый английский дом и встречи с Клодией была кратковременной. Появилась новая Клодия, также физически привлекательная и остроумная. Но помимо страсти к вещам и игре у нее появились новые — к выпивке и… к мужчинам такого типа, которых Джулиан не переносил. Она окружила себя этими новыми друзьями, пока он был за границей, и они продолжали посещать дом по выходным и будням, остались частыми гостями и в лондонской квартире, даже когда Джулиан вернулся.

Сначала ее выбор знакомых вызывал у него недоумение, потом — отвращение. Это были типичные паразиты и бездельники, старавшиеся побольше урвать от Клодии, опутывавшие ее грубой лестью. Сама Клодия, которая некогда казалась ему настоящей спортсменкой, претерпела значительную метаморфозу. Она располнела — алкоголь и обжорство давали себя знать. Иногда после своих ночных бдений в Лондоне она спала весь день, а проснувшись, первым делом прикладывалась к виски с содовой. Все это не могло не сказаться на ее нервах. Она стала злобной и никогда не говорила с Джулианом по-дружески, если только ей не было что-то нужно. Когда он протестовал против визитов молодых людей и женщин, ее новых друзей, она говорила, что он деспот.

Как-то ночью, после тяжкой ссоры, когда он потребовал спокойных выходных у себя в доме и удаления ее невыносимых приятелей с их ночными пьянками, она пригрозила, что уйдет от него.

— Меня тошнит от твоих проповедей, я хочу жить своей жизнью! — заявила она ему.

Она лежала в постели, а рядом стояла пепельница, полная окурков со следами ее помады. Он посмотрел в ее некогда прекрасные глаза, потемневшие от ненависти к нему, и ощутил, что наконец последние остатки его чувств к ней вырваны из его сердца. Теперь он тоже почти ненавидел ее. Она лишила его всякой надежды на нормальную супружескую жизнь. Она даже не родила ему ребенка. Джулиан вышел из ее комнаты со словами:

— Что ж, дорогая Клодия, мне уже все равно, уйдешь ты от меня или нет.

Она окликнула его на пороге, дрожа от ярости:

— Может, ты хотел бы развестись? Может быть, у тебя есть другая?

Он холодно посмотрел на нее и ответил:

— Обжегшись на молоке, дуют на воду, Клодия. Я не хочу связывать себя с другой женщиной. Сам я не подам на развод. У меня есть имя и репутация. Как ты решишь — твое дело.

Но, конечно, сама она не хотела давать ему оснований избавиться от нее. Она знала, с какой стороны хлеб намазан маслом, а Джулиан был для нее все еще очень удобен. Миллионер, которого она хотела бы найти, пока не попадался. Джулиан знал, что у нее есть причины не разрывать с ним первой. Несмотря на ее женскую привлекательность, ее дружки были достаточно осторожны, чтобы не связывать себя с ней слишком близко.

Последние несколько месяцев они жили раздельно — она в Лондоне, он здесь. Конечно, он горько сожалел о своей разбитой семейной жизни. Он сказал Клодии, что в жизни его не будет другой женщины, хотя понимал, что мужчине трудно одному и еще ему очень хотелось иметь ребенка. Странно, размышлял он, как остро он все это почувствовал снова, после того как нашел эту девушку у своих ворот. Дверь библиотеки осторожно открылась, и вошла медсестра.

— Простите, что я беспокою вас, мистер Беррисфорд, но пациентка пришла в себя и хочет поговорить с вами.

Поднимаясь по широкой красивой палисандровой лестнице, достопримечательности этого дома, он поймал себя на странном волнении. Итак, едва не утонувший котенок пришел в себя. Может быть, удастся что-нибудь узнать о ней.

В ее комнату, прекрасно обставленную, как и все остальные в этом доме, он вошел на цыпочках. Это была единственная спальня с ванной. Она была освещена настольной лампой у кровати. Он остановился у кровати девушки и посмотрел на нее. Он подумал невольно, что сестра сделала из нее настоящую больничную пациентку, укрыв простыней и одеялом без единой складочки до самого подбородка. Маленькое лицо девушки походило на маску, если бы не лихорадочный румянец на щеках и воспаленный блеск миндалевидных глаз. Дыхание ее показалось ему трудным и болезненным.

— Здравствуйте, — сказал он. — Вам лучше? Вам удобно здесь?

Она кивнула. Губы ее дрожали.

— Вы… очень добры… Но я… я…

— Как вас зовут? — перебил он ее; голос его был тихим и выражал заботу. — Ваши родные, наверное, беспокоятся. Надо известить их.

— Меня зовут… Мин.

Мин. Он поднял брови. Еще интереснее. Имя необычное. Она действительно была похожа на китайскую фарфоровую статуэтку. Можно было даже ожидать, что она будет говорить с иностранным акцентом. Но выговор был чисто английским. Она продолжила:

— Мин Корелли.

— Мин Корелли, — повторил он. — А адрес? Телефон?

— Нет, я…

Она замолчала, не в силах свободно вздохнуть из-за боли в груди. Безотчетным движением она сдвинула одеяло, и в это мгновение Джулиан заметил удивительную хрупкость ее сложения. Ночная рубашка Клодии, которая была девушке велика, спустилась, открыв одно плечо. Сестра бросилась к ней и снова укрыла до подбородка.

— Лучше больше не разговаривать, — сказала она значительно. — Пульс слишком учащен.

— Но мне надо узнать ее адрес, чтобы сообщить близким.

Сестра наклонилась над Мин:

— Скажите, пожалуйста, ваш адрес, дорогая.

Но Мин после минутного просветления снова вернулась в свое прежнее состояние. Она бредила. Джулиан, с беспокойством следивший за нею, мог разобрать немногое: «Уйди… я не хочу… не прикасайся…» Ничего хорошего это значить не могло. Очевидно, на нее напал какой-то мужчина и она до сих пор была напугана. Сейчас от нее ничего не добьешься. Он сказал медсестре:

— Ухаживайте за нею. Не лучше ли закрыть окно?

Та негодующе посмотрела на него как на дилетанта:

— Нет! Сегодня пневмонию лечат с помощью проветривания. Она получает пенициллин каждые три часа. С ней будет все в порядке. Доктор говорил, что сначала должно быть ухудшение, потом улучшение.

«Что за глупость, черт возьми?» — подумал Джулиан и, с сожалением на прощание взглянув на свою новую знакомую, удалился.

Выглядела она очень больной. Но доктор Бишоп и медсестра, очевидно, знали свое дело. Он вдруг подошел к телефону и позвонил в полицию.

— Никто не справлялся о пропавшей родственнице по имени Мин Корелли? — спросил он.

Ответ был отрицательным. Придется подождать, пока Мин сможет сообщить свой адрес. Но ему хотелось узнать о ней побольше.

Мин. Это имя шло ей. Оно подошло бы и корейскому ребенку-сироте. Снова он предался воспоминаниям.

Между тем были очень серьезные причины, по которым никто не справлялся о Мин. Произошло два события, о которых ни Джулиан, ни его пациентка ничего не знали.

Айвор Уолтерс вернулся в «Четыре пера» злой как черт. Он, конечно, не хотел рассказывать правду, до чего довел Мин своими приставаниями, ему сейчас было немного стыдно. Он рассказал Норману и Салли, что они с Мин поссорились и она отправилась прямо домой.

— Она не захотела ехать с нами на машине и поехала на поезде, — соврал он, считая, что ему повезло. Он уедет рано утром в Ковентри, прежде чем Салли и Норман узнают все от Мин. Конечно, он был не совсем уверен, что она нашла дорогу на станцию и вернулась домой. Но когда она не вернулась в гостиницу поздно вечером, он решил, что так и есть. Салли страшно рассердилась. Она сказала:

— Со стороны Мин настоящее свинство вот так, сбежать и все испортить.

Норман согласился.

— Особенно, — продолжала Салли, — если учесть, что мы с Норманом хотели объявить о нашей помолвке и отпраздновать это здесь до отъезда домой.

— Поздравляю, — пробормотал Айвор.

— Я скажу Мин все, что о ней думаю, когда мы увидимся, — сказала Салли. — Из-за чего, однако, у вас вышел скандал?

— Вспылила из-за какой-то ерунды, не помню, да и вспоминать ни к чему, — увильнул от ответа Айвор.

Так что они вернулись в Лондон и не хватились Мин, не явившуюся в понедельник на службу. Хватилась только тетя, Прюденс Корелли.

Но мисс Корелли в эту ночь было не до того, пришла ли ее племянница домой в пол-одиннадцатого, как обещала, или нет.

Старый Том Корелли уже не мог волноваться о своей дочери и наводить о ней справки. Он вернулся домой, купив по дороге вечернюю газету, упал и умер от приступа грудной жабы.

Но Мин не знала ничего об этом, борясь за собственную жизнь в доме Джулиана Беррисфорда.

Глава 4

Двое суток юный организм Мин вел трудный бой с пневмонией и одержал победу. В ночь кризиса Джулиан Беррисфорд ждал у дверей с тревогой, когда появится доктор Бишоп. Сестра послала за ним, в какой-то момент испугавшись, что Мин может умереть. Все осложнялось еще истощенностью девушки. «Недостаточное питание и переутомление», — добавил доктор запись в диагнозе. Джулиан подумал о таких, как Клодия и ее друзья, которые вообще не работали, а питались ежедневно в лучших ресторанах, и ему стало стыдно за них.

Но Мин выздоровела, и Джулиан почувствовал личную победу.

Первое, что он сделал на следующее утро, — еще раз попробовал узнать ее адрес. Ее родные, должно быть, с ума сходят. Мин показалась ему сегодня способной все вспомнить. Она сидела на кровати, опираясь на несколько подушек. Маленькая и бледная, с большими синяками под глазами, а застенчивая улыбка ее показалась ему очень трогательной.

— Мне куда лучше, я вам очень благодарна. Мне… нужно домой, — прошептала она, когда Джулиан подошел к ее кровати.

— Но доктор Бишоп считает, что вам нельзя вставать еще дней десять. Вы уже вне опасности, но вам нужны покой и тепло. Что мне сейчас необходимо, так это ваш адрес.

— Сколько я уже здесь? — спросила она.

— Два дня.

— Это ужасно!

— Вам было очень плохо, Мин. Вы бредили.

Она поглядела на него почти испуганно. Чего она боится? Выражения испуга в глазах людей Джулиан не любил. Что за люди ее близкие? Почему она так забеспокоилась?

И тут Мин принялась рассказывать ему об отце, о Китае и тетке Прю. И он отчетливо увидел все это сразу: неприветливый дом, где ее обижали, несмотря на доброту отца. Тетка выглядела настоящей бестией. Он записал ее адрес.

— Пожалуй, лучше всего послать телеграмму.

Сердце Мин учащенно забилось, на щеках появился лихорадочный румянец. Если бы не эта ужасная слабость! Что думают о ней папа и тетя Прю? Бедный старенький папа, наверно, безумно волнуется.

— Проще всего, — сказала она, — позвонить в контору на Ливерпуль-стрит, ко мне на работу, и попросить мою подругу Салли Лофорд. Она живет близко от нас и может передать моему отцу.

— Отсюда можно позвонить, я сделаю это.

— О, чудесно!

Джулиан набрал номер учреждения, и через минуту Мин уже разговаривала с Салли. Ей приходилось повторять по два раза, голос ее был слабым, но наконец Салли поняла, что произошло. Она была удивлена и очень смущена ее рассказом о бегстве от Уолтерса (а Мин была страшно смущена присутствием мистера Беррисфорда при разговоре). Она кратко рассказала о том, что было с ней после того, как она попала в имение Джулиана.

Салли стала оправдываться:

— Господи, как скверно! А мы с Норманом думали, что ты дома. Я не искала тебя, потому что Уолтерс мне наговорил, что ты вздорная особа и просто решила рассорить нашу компанию. А на работе думали, что тебя нет, потому что ты заболела, что ли.

— Но разве мой папа не спрашивал тебя обо мне?

Отрицательный ответ Салли озадачил Мин. Но Салли обещала вечером, после работы, зайти и сообщить мистеру и мисс Корелли, где Мин.

Мин добавила:

— Передай папе, что я в приличном доме и за мной хорошо ухаживают.

Тревога Джулиана Беррисфорда улеглась. Вечером того же дня, когда Мин стало уже значительно лучше, ей позвонили из города. Волнуясь, Мин взяла трубку:

— Это, должно быть, мой отец.

Но это был страшный удар для девушки, и только стерва вроде тетки Прю могла нанести его так безжалостно. Ее шипящий, резкий голос услышал даже Джулиан, сидевший у окна и наблюдавший, как Фрисби в саду гоняет кошку. Этот голос и то, что он говорил, очень огорчили доброго Джулиана.

— Твоя подруга Салли говорит, что тебя напугал какой-то человек и ты упала в воду в Шенли. Я не верю ни одному слову из этой истории.

Мин попробовала возразить:

— Но, тетя Прю, со мной действительно был несчастный случай, я упала в воду, и я…

— Меня больше не интересует, — перебила ее мисс Корелли, — где ты и чем занимаешься, тебе уже двадцать один, и ты совершеннолетняя. За все это время не дать нам знать! Но… ты никогда больше не увидишь своего отца.

Джулиан увидел, как побледнела Мин.

— Никогда не увижу? Почему?

— Потому, что он умер от сердечного удара в ту ночь, когда ты ушла. Его похоронили утром, и только я шла за гробом.

Мин совершенно оцепенела. Джулиан бросился к ней. Девушка смотрела на него невидящими глазами. Рука ее дрожала так, что казалось, она уронит телефонную трубку.

Прюденс Корелли продолжала орать:

— Нечего рассказывать мне всякие басни, миледи. И прошу не возвращаться больше сюда. Свои вещи ты найдешь в камере хранения на вокзале Виктория. Билет я тебе пошлю. Я не хочу держать тебя в своем доме. Ты, может быть, дочь моего брата, а может быть, и нет, потому что ты совсем как твоя мать, эта маленькая…

Мин не стала слушать дальше. Трубка выпала из ее ослабевшей руки.

Джулиан в возбуждении схватил трубку:

— Послушайте, я никогда не имел удовольствия быть с вами знакомым, мисс Корелли, но вы должны знать, что у вашей племянницы действительно пневмония, что она в моем доме и что врач и сестра…

Ему не дали договорить. Резкий голос мисс Корелли перебил:

— Если вы ее дружок, можете забрать ее себе. Счастливо.

Раздались короткие гудки. Джулиан вдруг ощутил такой гнев на человеческую несправедливость, какого давно не испытывал. Что-то вроде этого он почувствовал, когда увидел Фрисби в капкане. Мин не была бессловесна, как тот, но также несчастна и достойна жалости. Та, у кого тетка такая мегера, не может не быть несчастной. Он положил трубку.

Он посмотрел на посиневшие губы Мин и вызвал медсестру.

Мин была еще слишком слабой после кризиса, чтобы выдержать двойной удар: сообщение, что у нее больше нет отца и нет дома. Ее всю трясло.

Джулиан налил ей лучшего коньяку из буфета, Джексон принес грелки.

Пока испуганная сестра приводила в порядок сердечную деятельность Мин, та лежала неподвижно, глядя перед собой, и из глаз ее текли слезы. Горе ее было слишком велико. Ее милый, добрый папа, единственный ее друг на свете, умер. Почти невозможно было поверить. Но она знала, что тетка Прю не солгала. Внезапный приступ, должно быть. Что, если это она сама виновата? Не было ли причиной обострения его болезни то, что ее долго не было дома? Горе мешалось с муками совести, что это, может быть, ее вина. Мин это не перенести.

Похороны состоялись утром. Так ей сказала тетка. Если бы Мин могла увидеть его еще хоть раз, объяснить свое отсутствие, попросить, чтобы он не верил в худшее о ней. Она могла себе представить, что тетя Прю, конечно, придумала какие-то гадости, почему ее не было дома, и, наверное, высказала их папе.

Мин продолжала горько плакать. Она пыталась представить себе, что теперь будет. Какое может быть будущее без папы, без дома? Она одна на всем свете. Ей хотелось куда-нибудь убежать. Но куда? На какие деньги? В этом мире без денег не прожить. С этим сложно, даже если ее не выгонят с работы, когда она вернется…

Джулиан, зашедший вечером навестить ее, увидел, что она плакала в одиночестве. Ему стало до боли жаль ее. Он сел рядом и взял ее руку своими сильными теплыми пальцами.

— Бедная, бедная девочка. Примите мои соболезнования. Какое страшное несчастье и, простите, какая дьявольская женщина ваша тетя. Жестоко обрушивать на голову такие новости… — Он замолчал.

Мин закрыла глаза. Слезы все текли из-под густых темных ресниц. Она с трудом выговорила:

— Тетка Прю всегда ненавидела меня.

— Но почему, моя дорогая?

— Много причин… Ревность. Она ревновала к моей матери. Тетушка хотела к папе в Китай и не смогла поехать. Так что она не простила этого моей маме. А меня она ненавидит за то, что я похожа на нее.

— Но она не может выгнать вас из дома. Что за произвол!

Мин глубоко вздохнула:

— Это в ее стиле. К тому же я совершеннолетняя, и она больше не имеет надо мной опеки. А дом — ее.

— Не могу сказать, чтобы мне нравилась ваша тетя.

— Я тоже не могу… Она была жестока и к папе. Бедный папа… она всегда обижала его…

Мин снова начала беспомощно всхлипывать. Джулиан сжал ее маленькую руку. Ему так хотелось успокоить девушку. Теперь, узнав ее историю, он понял, что, взяв ее в свой дом, подобно доброму самаритянину, он поступил правильно. В больнице такие страшные новости были бы для нее гораздо более тяжелым ударом. Здесь по крайней мере она могла побыть наедине и все же знать, что у нее есть хоть один друг.

Он сказал ей участливо и убедительно:

— Старайтесь поменьше плакать, чтобы не сделать себе хуже, Мин. Вы еще не совсем здоровы. Когда вы окрепнете, вам будет легче это пережить. Вам понадобится много мужества и терпения. Со временем все как-то образуется, так всегда бывает. Я сам получал удары судьбы и все выдержал. — Он улыбнулся ей. — Не отчаивайтесь. Все может измениться к лучшему.

Она всхлипнула:

— Что может измениться?

Он коснулся рукой ее волос, погладил почти детскую головку:

— Если можете, смотрите на меня как на друга. Завтра мы с вами найдем выход. Тетя Прю, видно, из тех злобных существ, которые пытаются избавиться от лишнего яда, изливая его на других… Она нашла самое уязвимое место. Но ведь не только ее дом есть на свете. Мы найдем место для вас. Я найду. Я обещаю.

Его уверенный тон, спокойный голос удивительно успокаивающе подействовали на нее. Она посмотрела на него и прошептала:

— Почему вы так добры ко мне? Я ведь для вас совсем чужая.

— Может быть. Но у меня такое чувство, что я вас знаю давно, Мин. Когда-нибудь я объясню, почему и как вы странным образом связаны с моим прошлым. Но сейчас вы бы не поняли.

Он вдруг прервал сам себя, отпустил ее руку и встал. Ему стало неловко за свою сентиментальность. Он спросил:

— Простите, сколько вам лет?

— Мне… двадцать один.

— Господи, а я думал, не больше восемнадцати.

Она посмотрела на него с той беспомощной улыбкой, которая так трогала его сердце.

— Нет, как сказала тетя, я уже совершеннолетняя и могу сама за себя отвечать.

Он засмеялся:

— Не сказал бы, если вспомнить обстоятельства, при которых я вас нашел.

Он заметил, что девушка покраснела.

— Я… расскажу вам об этом…

— Не надо, — остановил он ее. — На сегодня хватит. Постарайтесь отдохнуть. Завтра расскажете. Вам нужно укрепить свои силы и спокойно поразмышлять о будущем, которое сейчас представляется вам таким неприятным.

— Спасибо, — сказала она, — большое вам спасибо за все, мистер Беррисфорд. Не знаю, что было бы со мной, если бы меня отправили в больницу.

Голос ее слегка дрожал, глаза сияли. Он подумал, что не заслуживает такой признательности. Когда он спускался вниз, чтобы вывести собаку на прогулку, мысли его поневоле вернулись к Клодии.

Если бы Клодия была такой как Мин! Если бы за очарованием ее красоты и изысканностью манер была подобная искренность и добросердечие, как у этой бедной Мин Корелли! Иначе сложилась бы тогда его семейная жизнь. Клодия вообще не понимала, что такое благодарность. Она брала все как должное и жадно требовала еще.

Он мог себе представить, как Клодия выразилась бы о его нежданной гостье: «Дурочка из предместья». Может быть, она также солидаризировалась бы с тетей Прю, предполагая худшее насчет Мин.

Странно, думал он, гуляя с собакой, но вот ему и в голову не приходило подумать что-то плохое о Мин. Он с самого начала решил, что она чья-то жертва, какого-то отвратительного для нее и грубого мужчины. Конечно, она расскажет ему это в свое время. Но это и не важно. Интуитивно он знал, что она честная и чистая девушка. Не так важно, сколько ей лет. Она еще ребенок по внешности и в душе, наивное дитя.

Он помнил страстное пожатие ее маленькой горячей руки… и эти опухшие от слез глаза, и ее трогательные усилия улыбнуться ему…

— Мы должны что-то сделать для нее, приятель, — обратился он к своему лучшему другу Фрисби. — Она, как и ты когда-то, в ловушке. Надо вытащить ее оттуда.

Видимо, Фрисби согласился. Он отрывисто гавкнул и побежал, учуяв где-то мышь. Джулиан пошел дальше, продолжая думать о Мин Корелли и о превратностях судьбы, которая свела его с ней, когда сам он был так подавлен и одинок.

Глава 5

Только через две недели Мин вышла из спальни и впервые сошла вниз. Было полпятого, и Джулиан еще не вернулся со службы. Лето продолжалось, за окном все по-прежнему цвело и зеленело. Со странным чувством вошла она в библиотеку, эту красивую комнату, полную книг и гравюр. Мин едва помнила свое первое пребывание здесь, она была тогда слишком больна и ошеломлена всем, что произошло. Только доброта Джулиана Беррисфорда — все, что осталось в памяти от того вечера.

Она уже привыкла к мысли, что так трагически потеряла отца. Спокойствие и такт Джулиана, с которыми он убедил ее принять неизбежное, успокоили ее. Более того, он нашел для нее и новую работу, с привлекательными перспективами.

Его фирма, издательство «Камлидж», нуждалась в машинистках. Учреждение помещалось на Сент-Джеймс-сквер. Рассказ Джулиана об издательстве ей очень понравился, и работа обещала быть много интереснее, чем страшная монотонность ее прежней конторы. Кроме того, он сказал ей, что после консультации с одним из старейших сотрудников, миссис Тренч, по его словам прекрасной женщиной, в чьем отделе Мин предстояло работать, было решено дать Мин жалованье в восемь фунтов вместо пяти, как у нее было раньше. На это хотя бы можно жить.

Он добавил, что, если она проявит себя, у нее будут перспективы роста и большего заработка.

— Я хочу полностью освободить вас от этого прелестного создания, вашей тетушки, — сказал он с улыбкой.

Мин любила эти улыбки Джулиана, как бы стиравшие печать подавленности и страдания с его тонкого, красивого лица. За время, проведенное с ним под одной крышей, после всех задушевных бесед она почти влюбилась в Джулиана, он стал ее кумиром. Ей казалось, что она даже готова была умереть за него.

Но сейчас, сидя у окна, она ждала машину, на которой он должен был приехать со станции, и с горечью вспоминала слова медицинской сестры, сказанные вчера: «Примите мой совет: уходите отсюда, пока его жена не вернулась…»

Ненавистные, зловещие слова. Неприятно было думать, что Джулиан женат на ком-то, о ком никогда не говорил. Эта жена не появлялась здесь. Мин решила, что между ними что-то неладно. Всем своим сердцем, благодарным и обожающим, даже не зная фактов, она ощущала, что это должна быть вина миссис Беррисфорд. Не могло быть иначе. По мнению Мин, любая девушка не могла не любить человека с такими взглядами на жизнь и таким отношением к людям.

Давно уже эта таинственная миссис Беррисфорд возбуждала любопытство Мин. Сестра, кажется, что-то знала и о чем-то сплетничала с Джексоном, единственным в доме, кто Мин не нравился. Она чувствовала в нем недруга. Если он обслуживал ее, то только потому, что приказал хозяин. Не раз она ловила на себе его недоброжелательные косые взгляды. Да, впрочем, и медсестра… Неужели у людей всегда возникают такие отвратительные подозрения, как у тетки Прю? Неужели и они думают, что мистер Беррисфорд проявляет к ней только мужской интерес? Эта мысль заставляла ее краснеть от стыда за этих ужасных людей. Это немыслимо! Мистер Беррисфорд так добр к ней, но он смотрит на нее просто как на глупого ребенка. Он даже говорил что-то такое в своей манере добродушного поддразнивания, Он выслушал и полностью принял ее точку зрения на историю с Айвором Уолтерсом. Джулиан осудил его за хамство. Больше они к этому событию не возвращались. Он видел, что ей неприятно об этом говорить.

Джексон тоже намекал Мин о хозяйке. Он сказал, что миссис Беррисфорд может скоро объявиться здесь и что он не берется предполагать, чем это может закончиться.

Мин решила завтра же покинуть этот дом. Нельзя задерживаться дольше, злоупотребляя гостеприимством мистера Беррисфорда. Она найдет комнату в Лондоне и приступит к новой работе в издательстве «Камлидж».

Интересно, на ком же женился Джулиан Беррисфорд так несчастливо? Что она такое собой представляет? Вдруг Мин почувствовала любопытство, заставившее ее выйти из библиотеки в большой холл. Она постояла с минуту, глядя на палисандровую лестницу, вдоль которой висело много картин. Но здесь, она была уверена, его жены не было. Здесь были предки Беррисфорда, мужчины и женщины в одеждах минувшего века. Какой большой, замечательный дом, особенно в сравнении с ненавистным домиком тети Прю.

Продвигаясь неслышно, как в церкви, она дошла до гостиной, совершенно восхитительной, роскошной комнаты. Две люстры венецианского стекла свисали с потолка. Три высоких окна с золотистыми парчовыми занавесками выходили на лужок. Большая комната казалась ей полной бесценных сокровищ. Она не знала о настоящей ценности этих вещей, но догадывалась. Она восхищенно осматривала серо-золотой атлас стульев эпохи регентства и такой же диван, полированный столик, ореховую с позолотой горку для французского фарфора с ручной росписью… Все это собирала когда-то влюбленная в антиквариат мать Джулиана.

И тут одна из картин над камином задержала ее внимание. Она глядела на портрет, чувствуя, что сердце ее забилось чаще. Она была уверена, что видит на нем жену мистера Беррисфорда.

Никогда в жизни не видела Мин более обольстительного создания. Автором был хороший художник, которому удалось передать изящество Клодии Беррисфорд, каким она обладала десять лет назад. На ней было серое бархатное платье с длинными рукавами. Узкой рукой она касалась бледной щеки. Насмешливые глаза загадочно улыбались. Художник подчеркнул рыжеватый оттенок роскошных волос, причесанных в классическом стиле. Но больше всего поразила Мин огромная реалистичность этого портрета. Казалось, что женщина в сером бархате вот-вот сойдет с картины в эту комнату.

И все же было что-то отталкивающее в миссис Беррисфорд, и Мин не сразу сообразила, что именно. Она вспомнила, что нечто подобное чувствовала она маленькой девочкой, когда с отцом была в зоопарке. Там они смотрели на красивую спящую змею, и Мин тогда воскликнула: «Папа, какая красивая змейка!» Тут рептилия подняла голову и высунула острое жало, и Мин отпрянула, заплакала и стала просить отца увести ее отсюда. Она еще долго вспоминала страшное жало. Казалось жутким, что такая красота может таить в себе такую злобу. И сейчас, глядя на портрет жены Беррисфорда, она спрашивала себя, не такое ли чувство она испытала тогда в зоопарке. В Клодии тоже таится какой-то яд, и она может укусить.

Слегка вздрогнув, Мин вернулась в библиотеку. Здесь было довольно уютно сидеть у открытого окна, греясь на солнышке. Какой усталой и слабой она себя чувствовала! Словно болезнь продолжалась несколько месяцев, а не несколько дней. И, вспомнив о своей утрате, о том, что теперь она осталась совсем одна, Мин почувствовала, что ей снова хочется плакать.

Она все еще выглядела печальной, когда Джулиан вернулся из Лондона. Когда он вошел в библиотеку, а лабрадор кинулся к нему, виляя хвостом, Мин почувствовала себя по-другому. Какая-то надежная, успокаивающая сила была в этом человеке, так расположенном к ней. Он, казалось, один заставлял ее радоваться тому, что она жива, когда все вокруг точно сговорились убеждать ее, что лучше бы она умерла.

— Какой приятный сюрприз найти вас здесь, — сказал он и осмотрел ее критически, улыбнувшись своей милой улыбкой, от которой у Мин становилось хорошо на душе. — Вы выглядите еще слабой, но уже не такой, как неделю назад, — добавил он со смехом.

— О, мне уже совсем хорошо, — ответила она.

— Чем вы занимались?

— Ничем особенно. Бродила… и смотрела еще картины в гостиной.

— Да, там есть хорошие вещицы. Вы видели Коро?

Мин покраснела. Она понятия не имела, что такое Коро. Он заметил ее смущение и просто объяснил:

— Знаете, картина в золотой раме: тени, деревья, приглушенный свет… словно смотрите сквозь зеленую воду.

— О да, я видела, — кивнула она. Но тут в ее глазах вспыхнуло любопытство. Она любила, когда Джулиан ей о чем-нибудь рассказывал. И она наивно добавила: — И еще там такой прекрасный портрет женщины в сером бархатном платье.

Тут она осеклась, поняв, что сказала что-то не то, потому что лицо Джулиана изменилось. Улыбка исчезла, уступив место циничной кривой усмешке.

— А, портрет моей жены.

— Я… я подумала, что это, наверное, миссис Беррисфорд.

Джулиан подошел к столу, взял сигарету, закурил:

— Это писал один парень в Париже, когда мы с ней поженились. Хороший мастер.

— Она… она страшно привлекательна, — сказала Мин.

Джулиан курил, глядя, как тает дым, потом усмехнулся:

— Тогда она была очень привлекательной. Да пожалуй, и теперь.

Он хотел добавить: «Но не для меня», однако не стал демонстрировать эти чувства девушке, которую знал так недолго.

У Мин не было желания спрашивать об этом еще. Она поняла, что отношения супругов очень плохие. Она спросила:

— Как вы думаете, можно мне завтра уехать в Лондон?

Он посмотрел на ее бледное лицо, грустные бирюзовые глаза и быстро ответил:

— Нет, я думаю, вам не следует уезжать еще несколько дней. Знаете, вы только встали, и вам еще рано в лондонскую суету и толчею, особенно в такую жару. Сегодня было очень душно даже в нашем здании с кондиционерами.

— Но… мне действительно пора.

— Что за спешка?

Она, не глядя на него, нервно облизала губы:

— Ну, я здесь пробыла так долго, и мне неудобно больше пользоваться вашим гостеприимством.

— Дорогое дитя, я один в этом большом доме, не считая приходящих кухарки и горничной, а также Джексона, который обычно околачивается без дела. Почему бы вам не остаться, хотя бы на время, пока вы не сможете приступить к новой работе.

Тогда она, не способная хитрить, со всем своим простодушием ответила:

— Я уверена, вашей жене… вашей жене… это не очень понравится.

Запинающийся голосок умолк. Джулиан посмотрел на нее с изумлением. Такое объяснение он меньше всего ожидал услышать. Кто мог внушить этой девушке такую мысль? Джулиану в голову не приходило думать, как Клодия оценит присутствие Мин в доме. Она не хотела разделять с ним его жизнь и не имела уже права диктовать, кого ему принимать здесь. Да и вся история с тем, что он дал приют Мин, такой больной и беспомощной, казалась ему совершенно невинной. Он действительно воспринимал это так, словно дал приют беспризорному ребенку. Но слова Мин придали делу новый оборот. Она переживала и боялась, что скажет об этом Клодия. Бедняжка!

Она вспыхнула и смотрела на него глазами, полными слез.

— Разве вы не думаете, что мне следует уйти? Вы так не думаете?

Удивительная нежность, которую она внушала ему, помогла ему. Джулиан бросил окурок в камин и сел у окна с ней рядом.

— Дорогая маленькая Мин, — сказал он, — я не думаю, что вы должны уезжать отсюда, пока не окрепнете, только из-за моей жены, которая сейчас здесь и не бывает. Вы, наверное, узнали от слуг, что мы с ней в сложных отношениях и она предпочитает жить в Лондоне в обществе своих друзей. Она вовсе меня не ревнует. Ей… все равно! И даже если она вдруг приедет, я не представляю себе, чтобы она как-то возражала против вашего здесь пребывания с медицинской сестрой.

— Но сейчас… сейчас… сестры ведь нет, — настаивала Мин, говоря это против своей воли. Ей не хотелось уезжать отсюда, особенно притом, что она чувствовала теперь к этому человеку. Совсем не хотелось. Она обожала его. Но она прошла суровую школу воспитания тетки Прю и еще была его пленницей. Но и Джулиана ей обидеть не хотелось, и она сказала чуть слышно:

— О, я знаю, все хорошо, но что другие подумают?

Он с грустью воспринял эти слова. Бедняжка Мин. Она, конечно, права по-своему, он уважал ее взгляды и понимал, что в ее словах есть доля правды, но не принимал того, что стояло за этим, мещанской морали, всегда готовой к осуждению, видящей зло и там, где его нет. Если ее тетя такова, почему бы не поступить так и Клодии? Он нахмурился и встал.

Мин с беспокойством посмотрела на него.

— Вы сердитесь на меня? — тихо спросила она. Он улыбнулся ей, и она обрадовалась. Она бы ни за что не хотела раздражать его.

— Вовсе я не сержусь, дорогая, — сказал он. — И по-своему вы правы. Но я думаю, мы рискнем нашими репутациями, чтобы еще двое суток дать вам окрепнуть. А я тем временем попрошу нашу милую миссис Тренч подыскать вам подходящую комнату.

— Вы так добры ко мне, — ответила она, сама удивляясь, как часто повторяет это.

Он отмахнулся и позвонил Джексону, чтобы заказать вечерний чай. За чаем он сказал, что ему будет недоставать ее, когда она уйдет. Да, ему будет недоставать этого маленького трогательного существа, столь чувствительного, романтического и легкоранимого. Она перестала быть посторонней для него. Казалось, он ее давно знает. Она не была похожа на других девушек, которые встречались ему раньше. Она была гораздо приятнее и интереснее. Мин была почти старомодной и неопытной. Уже одно это выглядело привлекательно для человека, несколько лет женатого на Клодии. Его обеспокоило это открытие: ему будет не хватать Мин и не хотелось бы возвращаться к обществу только собаки и слуги.

Но подобные мысли опасны, могут далеко завести, это он понял и отбросил их.

— Слушайте, Мин, а вы не могли бы уговорить кого-нибудь из ваших подружек, например Салли, с которой вы приехали в Шенли, пожить здесь немного?

— Я не думаю, чтобы Салли согласилась, — печально сказала Мин. — Боюсь, что ее мама думает про меня так же ужасно, как моя тетя.

Джулиан был удивлен и обижен.

— Но почему?

— И Салли нельзя уходить с работы, — добавила Мин.

— Ну ладно, скоро вы выберетесь из логова льва и будете вести приличную жизнь в Лондоне.

У Мин упало сердце. Все-таки она раздражает его. Она подавленно замолчала. Он посмотрел на нее и упрекнул самого себя. Господи, этому ребенку нельзя сказать резкого слова даже в шутку, не расстроив ее.

— Вот вам мой совет, — сказал он, — не позволяйте развиться в вас этой сверхчувствительности, это вас погубит. Вы принимаете все слишком близко к сердцу. Учитесь воспринимать жизнь просто — как я.

Неожиданно она запротестовала:

— Но я не верю, что вы на все смотрите так легко! Вы ведь не циник. Я ненавижу циников и вижу, что вы не такой!

Он засмеялся:

— Спасибо, дорогая, я думал, что такой.

— Нет, я так не думаю и не хочу сама стать циничной.

— Вы чертовски правы, Мин. Но просто я не хочу, чтобы вы страдали. А боюсь, так и будет из-за вашей ранимости. — Вдруг он процитировал: — «Ступай же осторожно: ты идешь по сотканному из моих мечтаний ковру…» Йитс имел в виду вас, когда писал эти строки. Но всегда думайте, к чьим ногам вы кладете ваши мечтания, дорогая.

Она только наполовину поняла его, но в страстном желании быть ему приятной она запомнила имя поэта и дала себе слово по приезде в Лондон достать его стихи и прочесть. Она серьезно посмотрела на него и сказала:

— Звучит хорошо. Вы могли бы прочесть мне еще?

Он поднял брови и погладил Фрисби по голове.

— Смогу ли я вспомнить… Моя оксфордская учеба… Я любил тогда Йитса, а эти стихи у него из лучших.

Мин сидела не сводя с него глаз. Он читал ей наизусть, глядя на далекую реку, и ей казалось, что нет ничего красивее его голоса, читавшего эти изящные строки:

…Когда б на мне одежды были

Из золотого света в небесах,

Из тьмы и полумрака и из света

Сработанные, можно б постелить

Их мне у ног твоих.

Но в бедности своей лишь грезы

Могу я положить к твоим ногам.

Ступай же осторожно: ты идешь

По сотканному из моих мечтаний

Ковру…

Густой, низкий голос умолк. Мин перевела дыхание. Сердце ее учащенно билось. Она прошептала:

— Это было совершенно великолепно!

Но для Джулиана импульс процитировать любимого поэта и вспомнить студенческую романтику уже прошел. Он засмеялся и сказал:

— Да, Йитс обладает очарованием, как никто. Но все же я снова советую вам выбирать, перед кем расстилать ковер своих мечтаний.

Мин хотела было еще о чем-то спросить, как вдруг они услышали, что кто-то приехал на машине. Джулиан выглянул в окно.

— О! У вас гости! — воскликнула Мин. — Я лучше пойду наверх. Я думаю, мне пора вернуться в постель. Доктор говорил, что мне нельзя еще вставать надолго и… — Она замолчала, посмотрев на Джулиана. Его лицо выражало удивление и беспокойство. Затем она увидела худого длинноволосого юношу, который открывал дверцу машины женщине… высокой, элегантной, в прекрасном сером костюме и красивой шляпке с белыми цветами. Мин немедленно узнала в ней женщину с портрета.

— Ну и чудеса! — сказал Джулиан. — Именно сегодня я удостоился визита моей жены!

Глава 6

Со странным чувством Джулиан, выйдя в холл, наблюдал, как Джексон отпирает парадную дверь, чтобы впустить его жену и, как он мрачно отметил, одного из ее «мальчиков». Какая-то недобрая ирония была в том, что она приехала как раз тогда, когда они говорили с Мин о ней.

Не было времени раздумывать, что она скажет о Мин, но, кажется, опасения последней не лишены оснований.

Клодия вошла. Она двигалась гордо, хотя прибавила в весе за последние два года и была совсем не той стройной, элегантной девушкой на картине французского художника. Она была в отличном макияже. Только в спальне, где он теперь очень редко видел ее, заметно было, что ее лицо подурнело, стало одутловатым, а кожа — сальной. Она подошла к Джулиану и в своей развязной манере бросила ему плащ, который висел у нее на руке, и тут же сняла шляпку.

— Я не ожидал тебя, — сказал он. — Разве ты не могла позвонить и предупредить, чтобы мы приготовили ужин?

Она на него не смотрела, движения ее были нервными.

— Я не особенно беспокоюсь о еде. Всегда можно сходить в ресторан Фишермана. Меня интересуют напитки.

Джулиан нахмурился. В нем поднималось давнее раздражение. Он ненавидел ее пристрастие к алкоголю в любое время суток. Он перевел взгляд на молодого человека с белым миниатюрным пуделем на руках. До чего неприятный субъект! Сам похож на пуделя со своим белым лицом с заостренными чертами и маленькими любопытными глазками. Одет он был слишком изысканно, волосы были слишком длинные и прилизанные, а когда он поравнялся с Джулианом, тот заметил, что от гостя неприятно пахнет бриллиантином.

— Не вноси сюда Мици, не дав ей размять ножки, прошу тебя, Оззи, — сказала Клодия.

Молодой человек посмотрел на Джулиана, моргая длинными ресницами.

— Вы знакомы с Мици? Не правда ли, она божественно очаровательна?

— Не думаю, что мне доставит удовольствие знакомство с кем-то из вашей компании, — ответил Джулиан.

Клодия зевнула и махнула рукой.

— Оззи, это мой муж. Тебе надо вести себя здесь примерно: он прямо набит хорошим воспитанием и строгостью.

Оззи улыбнулся как ангелок:

— Замечательно, дорогая Клодия. Не хочет ли Мици немного выпить?

Джулиан ответил за жену:

— Мици подождет. Мне нужно немного поговорить с женой. Пожалуйста, Клодия.

Она посмотрела на него недовольно:

— Ну, началось! Лекция сразу по приезде. Не зря я нечасто навещаю тебя, Джулиан.

Он постарался подавить раздражение, которое она всегда провоцировала своим ерничанием и ужимками. Он знал что это больше всего происходит оттого, что он не может и не хочет растратить свой капитал на ее дикие причуды. Он сам всегда считал свое поведение с нею разумным, но разум уже не был резоном для Клодии. Но он решительно взял ее под руку и повел в гостиную. Он по-прежнему беспокоился о Мин, одиноко сидящей в библиотеке.

— Ну, Джулиан, — сказала Клодия, — если ты сейчас начнешь говорить, что мне хватит одной порции джина или что тебе не нравятся мои друзья, я просто уеду назад в Лондон.

— Можешь пить джина сколько хочешь, только не надейся, что за мой счет. Но я вовсе не ищу общества твоего нового приятеля. Какого дьявола ты выбрала этого размазню?

— Оззи не размазня, а замечательный пианист Освальд Аллардин, сын одиннадцатого графа Сент-Финнегана.

— Сочувствую этому ирландскому пэру, породившему Оззи, — сказал Джулиан.

— Ты закончил? — Она тряхнула головой, бросив на него испепеляющий взгляд.

— Зачем ты сюда явилась?

Она пожала плечами:

— В квартире было страшно жарко, и я подумала, что у реки вечером будет приятно.

— Поэтому я должен позаботиться об угощении для твоего инфантильного пианиста и его пуделя?

Она рассмеялась, достала пудреницу и напудрила нос.

— Ты так мил. Ты так хорошо меня принимаешь.

— Я предпочел бы тебя без этого Освальда с пуделем.

— Большое спасибо. Мици — моя собачка.

— Смотри, чтобы Фрисби не съел ее.

— Это старое чудовище еще не сдохло?

Джулиан стиснул зубы.

— Собака, дорогая Клодия, — мой старый, верный друг, куда вернее, чем… — Он замолчал.

— Чем твоя жена, хочешь сказать? — спросила она с резким смешком. — Ну, это была бы неправда. Я тебе всегда верна, дорогой. Оззи интересует меня только как прекрасный, завораживающий меня музыкант и как верный раб. Я люблю рабов, мужчины меня не интересуют.

Может быть, здесь есть доля правды, подумал он. Клодию интересует только то, что она может получить от мужчин, которые ее окружают. Может быть, пэр дает своему сыну хорошие деньги, которые тот щедро тратит на Клодию? Она слишком хитра и жадна, чтобы идти на риск развода, пока не будет уверена, что от кого-то можно получить больше, чем от него. Именно ее холодную алчность он больше всего ненавидел в ней. Он бы отнесся с большим пониманием к неверности из-за любви. И снова он подумал о Мин.

— Ну ладно, коли ты здесь, — сказал он, — надо подумать, чем угостить вас.

— Есть напитки в доме?

— Джин и немного вина.

— Ну, пойдем в библиотеку и сделаем коктейль.

Когда она направилась к двери, он встал у нее на пути:

— В библиотеке тебе предстоит кое с кем встретиться, Клодия.

Нервным движением она поправила прическу:

— Только не говори, что пригласил к ужину викария.

— Нет. Это… девушка.

Тут Клодия застыла на месте. Глаза ее расширились от удивления и радости. Она разразилась смехом.

— О небо! Значит, я выбрала неподходящий момент, чтобы навестить моего любящего мужа? Не говори мне, что у тебя любовная интрижка. Я этого не перенесу.

Джулиан сцепил руки за спиной. Он был уравновешенным человеком, но Клодия почему-то провоцировала в нем злобу Ему захотелось схватить ее за плечи и потрясти.

— Это не любовная интрига, — ответил он сквозь зубы.

— Тогда кто же она?

— Мисс Корелли.

— Никогда не слыхала о такой.

— Не мудрено.

— Местная?

— Нет. Она еще ребенок. И не из тех, что ты называешь «нашего круга», дорогая Клодия. Она из пригорода Лондона и немного наивна.

Клодия теперь смотрела на Джулиана с тайным злорадством и искренним любопытством.

— Как интригующе! Наивное дитя из пригорода по имени мисс Корелли. Мисс Корелли-без-орхидей, — усмехнулась она.

Джулиан потерял терпение:

— Да заглохни ты, ради Бога!

Она пожала плечами и беспокойно потрогала брошь с драгоценными камнями на груди.

— Джулиан, милый, покайся, если хочешь. У тебя — подружка, кому какое дело? Мне — никакого, и…

— Она мне не подружка, — воскликнул Джулиан, — и мне не в чем каяться!

— Так кто же тогда мисс Корелли?

Черт возьми, теперь, когда надо все рассказать Клодии, это оказалось как-то сложно и двусмысленно. Его раздражало то, что Клодия немедленно заподозрила дурное в том, что он дал приют этой несчастной девушке. Он кратко рассказал, что произошло.

Клодия молчала. Она верила каждому слову Джулиана, слишком хорошо она знала его. Всем известно его великодушие, любовь к больным детям, доходягам-животным и тому подобное. Но все это давно ничего для нее не значило. Он удовлетворял Клодию во всем лишь в самом начале отношений, когда обеспечивал деньгами без меры. Потом ее слишком угнетали его цельность и положительность. Он опостылел ей давно и навсегда. Он был для нее невыносимым занудой. А хуже всего была его вера в супружеский обет и нежелание сделать то, что делали многие его друзья, — дать развод.

Она, конечно, была уверена, что эту девушку он приютил просто из милосердия. Но если она хорошенькая… какой это был бы подарок судьбы, возможность отомстить человеку, который так часто мешал ей жить.

Она сказала самым ласковым голосом:

— Однако как милосердно было с твоей стороны продержать мисс из пригорода здесь целых две недели. Говоришь, дня через два она уезжает?

— Да.

— И ни дома, ни родных?

— Я говорил тебе, что ее отец умер в ту же ночь, а тетка ее выгнала.

— Жестоко! Покажи мне маленькую изгнанницу, я буду обращаться с ней как мать.

— Послушай, Клодия, не будь… — начал Джулиан с возрастающим беспокойством.

— Дорогой, — перебила она его, — не надо думать обо мне плохо. Я буду чрезвычайно добра к бедной мисс Корелли-без-орхидей, а Оззи сыграет для нее после ужина. Это кому угодно придется по душе.

— Ради Бога, не надо ей покровительствовать, — зашипел Джулиан. — Она — достойное создание…

— Дорогой, я никогда никому не покровительствую! — воскликнула Клодия. — И не надо так сердиться. Ты подавляешь все мои благородные побуждения. Я обещаю быть доброй и милой с твоей бездомной. Проводи меня к ней, и мы вместе отпразднуем встречу.

Никогда Джулиану не было так тревожно, как в момент представления друг другу женщины, которая была его женой, и девушки, которую он приютил.

Бедняжка Мин выглядела совершенно запуганной. Видно было, что она дрожала, и Джулиана неприятно поразило, что рядом с Клодией, в костюме от Пьера Бальмена и красивых туфельках, Мин выглядела серенькой, незаметной. Но все же, на взгляд Джулиана, по сравнению с его женой Мин была свежа, как цветок.

Клодия приблизилась к Мин с ленивой грацией и протянула ей руку.

— Так это вы — маленькая мисс Корелли. Очень приятно познакомиться. Я так рада, что вы оправились от вашей ужасной пневмонии и что мой муж так хорошо помог вам.

Что могло быть приятнее этих слов? Но Мин все равно дрожала. Ее рука похолодела в руке Клодии. Никогда не видела Мин более импозантной женщины, сохранившей многое от красоты женщины на портрете. Но именно сейчас Мин поразительно живо вспомнила ту змею в зоопарке. Она была уверена, что за медовыми речами Клодии таится яд и что она ждет случая ужалить.

Мин пробормотала приветствие и благодарность. Тут же Клодия позвонила и заказала Джексону напитки.

Она добавила:

— И приготовьте мою комнату и одну из комнат для гостей для мистера Аллардина.

Джексон поклонился. В отношении Клодии, заметила Мин, слуга был довольно подобострастен.

— Да, мадам, сейчас, мадам, — ответил он.

Клодия плюхнулась в кресло, взяла газету и стала обмахиваться.

— Ужасная жара. Надеюсь, в доме найдется немного льда?

— Несомненно, — ответил Джулиан с холодной вежливостью, встревоженно глядя на Мин, в чьих прекрасных голубых глазах он видел мольбу. Она явно не знала, что говорить и что делать. Джулиан, полный сочувствия, мягко сказал: — Садитесь, Мин. Мы все вместе собираемся выпить.

Мин вся покраснела и едва слышно сказала, глядя то на Джулиана, то на Клодию:

— Я… не пью коктейлей. Извините, пожалуйста. Я, наверное… вернусь в постель, если… если миссис Беррисфорд не предпочтет, чтобы я сразу же уехала в город.

— Конечно, нет, — быстро сказал Джулиан.

— Ни в коем случае, — подхватила Клодия. — Зачем вам уезжать только потому, что я приехала? Зачем ложиться в постель? Оставайтесь и помогите мне уделить внимание Оззи. Познакомьтесь с моей собачкой Мици.

Мин бросила на Джулиана новый умоляющий взгляд. Она была совершенно сбита с толку приездом Клодии, и ее смущала эта светская дама, которая, Мин чувствовала это, была неискренней. Джулиан сказал:

— По-моему, Мин еще недостаточно окрепла, так как всего второй день на ногах.

Мин жадно ухватилась за это заявление как за повод и выбежала из комнаты извинившись. Клодия рассмеялась, и звук ее смеха был похож на звук бьющегося стекла.

— Совершенно божественно! Напугана до смерти и не пьет коктейлей. Что ты с ней сделал, Джулиан? Я еще ни разу не видела такого виноватого выражения лица.

Джулиан побелел от ярости:

— Если ты что-нибудь еще вроде этого скажешь, Клодия, я уйду отсюда.

— И возьмешь маленькую мисс Корелли с собой? Мин! Что за небесное имя! Она действительно похожа на фарфоровую статуэтку. Поздравляю, у тебя хороший вкус, Джулиан. Она красива или была бы красива, если бы умела одеваться.

Он про себя молил Бога о терпении. Его трясло, хотелось разбить что-нибудь. Только одна Клодия на него так действовала.

— Ты любишь пустую болтовню в этом роде, но я не нахожу в ней остроумия. Мин — хорошая девушка и…

— Мин очень миленькая девушка, — пропела Клодия. — Наверное, составила тебе прелестную компанию в последние недели. Когда ушла медсестра?

— Вчера.

Клодия быстро прикинула про себя: вчера — это значит, что этой ночью Джулиан и его найденыш были в доме одни, не считая кухарки и Джексона. Сердце ее замерло от злой радости, но она продолжала улыбаться.

— Джексон задерживается, — сказала она. — Пойду потороплю его. А сюда придет Оззи. Я думаю, он, бедняга, тоже умирает от жажды.

В отвращении Джулиан отвернулся, отошел к окну и стал хмуро смотреть на улицу.

Летний день оставался по-прежнему замечательным, сады в имении в этот предзакатный час были великолепны. Но Клодия со своим пианистом все испортили. Он думал, что Мин там, наверху, плачет, наверное, в одиночестве и некому ее утешить. Приличия не позволяют ему пойти к ней. Он должен сидеть здесь, слушать злословие жены и смотреть, как она напивается с этим Освальдом. Вдруг он повернулся к ней:

— Пойду погуляю с Фрисби.

В дверях он столкнулся с юнцом и нечаянно наступил на французского пуделя. Собачонка завизжала. Джулиан нагнулся и погладил курчавую головку.

— Прошу прощения, — пробормотал он. — Несомненно, вам будет хорошо втроем.

Мици завиляла хвостом, Оззи начал что-то говорить, но Джулиан проскользнул мимо него и вышел, сопровождаемый лабрадором.

Клодия встала. Ее бледное лицо слегка покраснело. Она сказала Освальду:

— Милый, представляешь, у моего мужа-пуританина, как я вижу, любовная интрига, и мы поймали его на этом.

Оззи закатил глаза:

— До-о-рогая! Что ты говоришь! Не может быть.

— Но я только что видела ее, — сказала Клодия. — Ее зовут Мин, она из Стритхэма, она не пьет, и Джулиан говорит, что она — «милая девушка».

— Прямо какой-то ужас, дорогая.

— Не знаю. Но не могу ничего предпринять, пока не переговорю со своим верным Джексоном. Он очень не любит Джулиана, после того как тот устроил ему разнос за то, что он однажды вечером стащил у нас бутылку джина. Но Джексон обожает меня. Я никогда не жалела для него лишний фунт и дам много больше, если он докажет мне…

— Что докажет, дорогая?

— Что мой муж-ангел вовсе не тот ангел, за которого его принимают.

В этом случае Клодия легко получит свободу, да еще третью часть его состояния, а тогда…

Она умолкла. Даже юнец, давно ставший ее прихвостнем, забеспокоился — таким злобным вдруг стал ее взгляд. Он прокашлялся и нервно потянулся за сигаретой.

— Что тогда, дорогая? Ты сможешь выйти за меня?

Клодия почувствовала волнение. Она хорошо понимала, о чем думал Аллардин. Говорили, что старший брат Оззи умирал где-то в швейцарском санатории. Вполне вероятно, Оззи скоро станет виконтом Аллардином. Замок Сент-Финнеган — замечательное место, а у старого лорда Сент-Финнегана отличная конюшня. Она сможет прекратить выпивки и танцы и снова сесть в седло. Выйти за Оззи не особенно приятная перспектива: он слабак и дурачок. Но это может дать больше, куда больше, чем брак с невыносимым Джулианом. Стоит только получить свободу…

Джексон принес напитки. Его взгляд и взгляд хозяйки встретились.

— Я думаю, я все принес, мадам, — сказал он заискивающе, как разговаривал с одной Клодией.

— Да. Поставьте, Джексон. А сейчас я хочу немного поговорить с вами. Оззи, дорогой, пожалуйста, прогуляйся еще раз с Мици.

Оззи посмотрел умоляюще:

— Нельзя ли сначала выпить?

— Давай быстренько, лапочка, — сказала она, послав ему воздушный поцелуй.

Он взял Мици и вышел. Клодия налила себе и взяла бокал, глядя на Джексона.

— Ну, — сказала она, — я хочу, чтобы вы рассказали мне, по секрету конечно, о молодой леди, которая здесь находится.

Глава 7

Мин лежала в постели, пытаясь сосредоточиться на романе, который выбрала в библиотеке, но мысли ее были далеко. Ей было тревожно из-за внезапного приезда жены Джулиана вместе с этим на вид испорченным юношей. Она не понимала, как могла женщина, имевшая возможность безраздельно принадлежать такому замечательному человеку, как Джулиан, пренебречь такой возможностью.

Она перелистала еще несколько страниц и отложила книгу. В постели она чувствовала себя значительно лучше, чем в библиотеке, но мысли ее путались. Она понимала только, что вместе с двумя пришельцами в прекрасный дом в Шенли вошло что-то зловещее. Что думает об этом Джулиан и что говорят друг другу муж и жена?

Солнце уже садилось. Через открытое окно доносилось чудесное пение птиц, которое Мин так любила слушать каждый вечер, несмотря на все волнения и беды. Никогда прежде она не переживала такого чувства красоты и покоя, как в этом имении с прекрасным старым садом у реки. Новый мир открылся ей здесь, такой непохожий на прозябание в Стритхэме.

Как горьки контрасты жизни, думала Мин, лежа в роскошной кровати. Какая бездна между добротой Джулиана Беррисфорда и страшными подозрениями тети Прю. На какое-то мгновение безысходный круговорот ее мыслей остановился. Под пение птиц в саду она заснула.

Когда она проснулась через час, кто-то стучался в дверь.

Мин встала и увидела, что уже смеркалось. Она зажгла настольную лампу и сказала:

— Войдите.

Она взглянула на часы, которые Джулиан поместил на столе во время ее болезни, и увидела, что был уже девятый час. Возможно, это Джексон принес ужин.

Но это был не Джексон. Это была девушка, приходившая мыть посуду и редко появлявшаяся за пределами кухни. Только однажды, в выходной Джексона, она подавала еду. Вошедшая, видимо, была не меньше встревожена, чем сама Мин.

— Пожалуйста, мисс. Мистер Беррисфорд просил вам это принести и сказал, что будет позже.

Мин, еще заспанная, улыбнулась девушке, похоже ее ровеснице. Девушка была высокой и нескладной, в кретоновом халате, с длинными волосами, с прической, представлявшей собой дурное подражание Веронике Лейк. Ее звали Рози. Больше ничего Мин о ней не знала.

— А где Джексон, Рози? — спросила Мин.

Рози искоса с любопытством поглядела на Мин и издала звук, представлявший собой подавленное хихиканье.

— Он уволился.

— Уволился? — удивилась Мин.

— Да, забрал вещи. Даже не попрощался с кухаркой и со мной. Мы не знаем почему. Только слыхали, что он поссорился с мистером Беррисфордом.

Мин почувствовала, как учащенно забилось сердце. Поссорился? Как неприятно! Из-за чего?

Рози оглядела спальню:

— Ничего комнатка, а? Как в кино.

Вместо ответа Мин спросила:

— Но из-за чего же они могли поссориться? Все, казалось, было в порядке, когда я была внизу.

Рози глупо захихикала. Ей явно хотелось посплетничать.

— Мы с кухаркой не знаем, мисс, но приходил мистер Беррисфорд, очень расстроенный, и попросил меня отнести вам ужин. Кухарка говорит, что не видала его никогда в таком состоянии.

— Но что с Джексоном? Он что, нагрубил хозяину или хозяйке?

— Кухарка говорит, что это как-то связано с вами, но точно не знаю.

Мин покраснела, сердце екнуло. О подносе с ужином она забыла.

— Связано со мной?! — воскликнула она пораженная. — Но почему? Рози, расскажите мне, что случилось.

— Я только знаю, — сказала Рози, — что кухарка была расстроена, потому что готовила хороший большой ужин на четверых, а тут приходит хозяин, белый как полотно, и отменяет ужин, а потом мы слышим, как уезжают на машине миссис Беррисфорд и ее джентльмен. Потом прибегает Джексон и говорит: «Девушки, я с вами расстаюсь. Ближайшим поездом еду в Лондон». Кухарка спрашивает: «Но почему, мистер Джексон?» — а он отвечает: «Скоро все услышите. И скоро кое-что узнает эта девушка наверху, из-за которой вся свистопляска». И потом он кое на что намекнул, чего я не могу повторить. — Рози снова захихикала и повернулась, чтобы уйти.

Мин лежала как убитая. Все ее страхи превратились в ужасную реальность. Клодия со своим спутником уехали, Джексон покинул этот дом — и все из-за нее!

Мин вскочила и непослушными пальцами потянулась за халатом, она дрожала. Рози взглянула на нее и испугалась: молодая леди была похожа на привидение. Девушка сказала:

— Мисс, не лучше ли вам остаться в постели и съесть ваш ужин? Кухарка приготовила замечательное суфле.

Мин, прерывисто дыша, спросила:

— Мои тапочки! Вы не видите их, Рози?

Рози отыскала пару атласных домашних туфель с серебряной вышивкой, которые были скрыты свесившимся покрывалом. Она искоса наблюдала, как Мин обувала их и как завязывала пояс красивого голубого атласного халата, причем острый глаз Рози заметил на кармане инициалы: «К.Б.» — Клодия Беррисфорд. Кухарка говорит, что это наглость со стороны молодой леди — носить вещи хозяйки, но ведь это сам хозяин ей дает их, и Рози сама бы не отказалась поносить их при малейшей возможности.

Мин, не говоря больше ни слова, вышла в коридор. Словно не видя ничего, она пошла вниз по прекрасной лестнице. Она должна узнать, что произошло. Рози побежала за ней, уговаривая ее вернуться в постель, и тут Мин поняла, что не дойдет до первого этажа: она видела стены и портреты как в тумане. Она боялась, что упадет в обморок.

— Идите вниз, Рози, я за вами, — с трудом выговорила она.

Рози, напуганная тем, что сделала, быстро пошла к кухне, жалея, что проболталась.

А в это время Джулиан Беррисфорд вернулся со второй прогулки с лабрадором. В первый раз он сделал это, чтобы не пить с Клодией и этим отвратительным Оззи; во второй раз — чтобы снова обрести контроль над собой, прежде чем поговорит с Мин.

Он удивлялся, как не убил Клодию. Ему так и хотелось схватить ее за горло и заставить взять назад гнусности, которые она говорила. Жена в страхе попятилась от него, и визгливый, испуганный голос Оззи привел Джулиана в чувство вовремя.

— Не касайтесь ее или я позвоню в полицию!

Это сразу отрезвило Джулиана. Что бы там ни случилось, полиция ему была совсем ни к чему. И без того было скверно, не хватало еще публичного скандала, который попал бы в газеты. Он страшно устал, но не от своих прогулок, а от груза мрачных мыслей о той страшной вещи, что собиралась сделать Клодия.

Он и раньше не считал ее особенно порядочной, и разве не об этом предупреждала его бедная старая леди, ее крестная? Но он и не думал, что она порочна настолько чтобы запачкать в таком деле невинную девушку Мин и подкупить эту крысу Джексона. Много он, должно быть, получил, чтобы решиться на лжесвидетельство.

Особенно Джулиан боялся говорить об этом с Мин, чью чистоту и цельность те двое хотели облить грязью. Но чем скорее он с ней поговорит и решит, что делать, тем лучше.

И тут он увидел маленькую фигурку девушки, стоявшей на лестнице вцепившись в перила.

Опасаясь, что она упадет, он подбежал к ней и обнял за плечи. Взгляд ее голубых глаз выражал полную растерянность. Она дрожала.

— Рози сказала… все уехали… и это из-за меня.

Джулиан стиснул зубы.

— Вернитесь в постель, Мин, — сказал он. — Вы еще не окрепли.

— Но я должна знать…

— Возвращайтесь. А я приду попозже поговорить с вами.

Она покорно стала подниматься по лестнице. Но тут она запуталась в полах халата, слишком длинного для нее, оступилась и упала на колени. Джулиан поднял ее. И во второй раз он понес ее на руках, словно беспомощное дитя.

Его злость против тех двоих была забыта. Он был полон сострадания к этой девушке, не по своей вине вовлеченной в зловещую драму, гибельную для нее, не говоря уже о нем. Какая она маленькая и тоненькая, думал он, действительно словно ребенок, положивший голову ему на плечо. Он снова вспомнил того корейского ребенка, такого же беззащитного и слабого. Но вместе с тем Мин не была ребенком, он чувствовал и ее женскую привлекательность. Он с сожалением прогнал мысли об этом, осторожно уложил ее на кровать и укрыл. Сейчас не время и не место для пробуждения желания к ней или к какой-то еще женщине. В разговоре с Клодией он решительно отрицал какие-то чувства к Мин, кроме чисто платонических, категорически отвергая все коварные и низкие обвинения жены, пока ярость не ослепила его…

Он уже хотел оставить Мин, когда вдруг она прошептала:

— Что я сделала? В чем моя вина?

Тут Джулиан снова забыл, что Мин почти взрослая женщина, и стал на нее смотреть как на ребенка, нуждавшегося в защите. Он наклонился к ней и ласково сказал:

— Вы ничего такого не сделали и ни в чем не виноваты. Скорее я виноват, хотя и свалял дурака. Этого можно было избежать, если бы я задержал медсестру на день, но мне и в голову не пришло, что даже моя жена способна на такое…

Мин села на кровати. Взгляд его упал на нетронутый ужин на подносе.

— Прежде чем мы продолжим разговор, вам надо немного поесть. А я спущусь вниз и принесу чего-нибудь выпить.

— Нет, — сказала она тихо. — Сначала, пожалуйста, расскажите, что случилось.

— Послушайте, деточка, мне необходимо выпить перед нашим разговором.

Он невесело улыбнулся.

Пока Джулиана не было, она быстро привела себя в порядок. Джулиан вернулся с двумя стаканами — виски с содовой для себя и слабый бренди для нее.

После того как она выпила и начала без аппетита есть уже холодный ужин, он, стоя у кровати, стал рассказывать ей без обиняков, что произошло. Клодия обвинила его в неверности. Она собиралась подать прошение о разводе и назвать ее, Мин Корелли, в качестве причины.

Джексон, видимо, получил от нее большую взятку и собирался в суде свидетельствовать под присягой, что Джулиан провел ту ночь с Мин и что Джексон застал их вместе, когда принес Мин завтрак.

Мин была так поражена, что сначала даже лишилась дара речи. Она молча смотрела на Джулиана, но он стоял к ней спиной и смотрел в окно.

Затем Мин заговорила тихим дрожащим голосом:

— Но это же неправда. Неправда!

— Да, неправда, — ответил он не поворачиваясь. — Но это не остановит ни мою жену, ни Джексона.

— О, я никогда не любила Джексона. Я знала: он почему-то ненавидит меня.

— Я сам не особенно любил его, но он казался полезным слугой. А хороших слуг трудно найти, и я держал его. Но я думаю, он под башмаком у Клодии. Она может из мужчины веревки вить, когда хочет. И я думаю, они с этим Освальдом договорились вознаградить его за то, что я выгнал его без месячного жалованья… и еще сверх этого. Что за невезение — только я отпустил сестру вчера, как сегодня приехала Клодия.

Мин заставила себя допить бренди, потому что это было нужно ей, чтобы прийти в себя, но ужин она не стала доедать, ей было плохо.

— Но зачем, зачем миссис Беррисфорд сделала такую скверную вещь?

— Потому что всегда хотела от меня избавиться, а я не соглашался на развод.

— Но почему она хотела избавиться от вас?

— Потому, что я отказался в дальнейшем отвечать за ее долги и не одобряю ее образа жизни, который она ведет после моего возвращения с войны. Она давно ненавидит меня, но до этой истории я и не знал силы ее ненависти.

— Не понимаю, как можно вас ненавидеть! — вскрикнула Мин.

Эта безыскусная похвала заставила его чуть улыбнуться, он подошел и сел на стул у кровати.

— Человеческая натура необъяснима, дорогая. Трудно сказать, отчего люди любят и ненавидят друг друга.

— Я так жалею… — Слезы потекли по ее щекам. — Я вас так люблю, и мне тяжело сознавать, что я — причина ваших бед.

— Мин, дорогая, ради всего святого выбросьте из головы, что вы виноваты. Скорее я должен просить у вас извинения за непростительную глупость: я не задержал сестру. Разве ваша тетка не заподозрила самого худшего? Разве мне не следовало понять, какой тут риск, и для вас больше, чем для меня? Я мужчина, и мне следовало предвидеть такие вещи, чтобы предупредить их.

— Но что говорить обо мне, — сказала она сквозь слезы. — Папа умер, и некому теперь обо мне позаботиться.

Он, тронутый жалостью, ответил:

— Вы вовсе не правы. Девушка всегда должна заботиться о своем добром имени. А это дело может получить огласку, может попасть в газеты. Я много думал об этом и считаю, что поторопился, погорячился, выгнав их всех. Мне следовало лучше подумать о подкупе самому. Завтра, конечно, я поеду к Клодии. Она очень любит деньги, и, как бы ни было с разводом, я должен дать ей денег, чтобы ваше имя не звучало в этом деле.

— О, вы так беспокоитесь об этом. Вы очень хороший, мистер Беррисфорд. Но ведь это вы — человек уважаемый и с положением, и будет плохо, если люди подумают, что вы неверны жене.

— Джексон обещал подтвердить это, у меня нет выхода, — сказал он тихо.

Мин сказала печально:

— Я и не думала, когда собиралась на тот пикник с подружкой Салли, что все так закрутится.

Джулиан достал трубку и усмехнулся.

— Конечно, не думали. Должно быть, очень жалеете, что приняли приглашение?

Вдруг она взглянула на него с такой теплотой и нежностью, что это не могло его не тронуть.

— Нет, не жалею. Иначе бы я не встретила вас, — прошептала она. — Думаю, что такого, как вы, нет больше в мире.

Теперь он покраснел, слегка кашлянул и встал.

— Мое дорогое дитя, это уж слишком для меня.

— Я так правда думаю, — ответила она горячо.

Он улыбнулся ей — ее откровенность и невинность пробились сквозь мрачный туман, в который Клодия погрузила его дух. И снова он почувствовал ее женскую привлекательность, вспомнил свои ощущения, когда нес ее наверх. «Его любовница» — так бросила ему в лицо Клодия со злобной усмешкой. И Джексон подтвердил! Гнусная крыса. Они напомнили ему о таких вещах. Он и не думал об этом за все время знакомства с Мин. Но ведь он был мужчина, еще молодой и полный сил, человек с горячими страстями, которые он подавлял годами. Женитьба его не удалась, и Клодия извратила все его добрые побуждения. Разве не привлекательно сейчас воспользоваться ситуацией и ответить этой славной девочке, которая явно боготворит его? Она одна на свете и нуждается в опоре и защите. И раз Клодия решила начать эту гнусную кампанию против них с Мин, раз все должны подумать, что они находят утешение в объятиях друг друга, пусть так и произойдет на самом деле…

В какую-то сумасшедшую минуту Джулиан почувствовал, как заколотилось его сердце. Вот она лежит и смотрит на него небесно-голубыми обожающими глазами. Она готова принадлежать ему. Она будет таять в его объятиях. И он будет уже не одинок в своей беде. Молодость и красота Мин утешат его.

Мин почти не общалась с мужчинами, не считая тех, кого она знала по работе. Потом этот ужасный случай с Уолтерсом. Но она не могла не видеть страсти, вспыхнувшей на мгновение в глазах Джулиана. Он крепко сжал ее руку. А в глазах Мин стоял вопрос. О чем она просила, о жалости или о любви, думал Джулиан. Может быть, о том и о другом, и он мог дать ей и то и другое.

Мин уже понимала, что значит влюбиться до безумия, влюбиться так, чтобы быть готовой покориться ему душой и телом, чтобы доставить ему мгновение высшего счастья.

Но опасная минута прошла. Джулиан снова овладел собой. Смущенный собственной слабостью, он пошел к выходу и услышал ее голос, тихий и встревоженный:

— Вы сердитесь на меня?

— Мин, дорогая дурочка, отчего я должен сердиться? Я думаю, что вы прелестны, даже слишком. Поэтому я и ухожу. Понимаете? Какого черта подыгрывать таким, как моя жена? Нет, мы поборемся. Спите и не тревожьтесь. Я постараюсь выпутать вас из этой истории.

Он закрыл за собой дверь. Мин смотрела перед собой невидящими глазами. Она переживала наслаждение от вспыхнувшей влюбленности в Джулиана Беррисфорда. Когда он схватил ее сейчас за руку и смотрел на нее с явным желанием, ей так хотелось, чтобы он обнял ее… и никогда уже не покидал. А он назвал ее дорогой дурочкой! И ушел потому, что не посмел остаться. Сама по себе эта мысль радовала и огорчала ее.

Она глубоко вздохнула, повернулась на бок и закрыла разгоряченное лицо руками. Кажется, он — первая любовь в ее жизни, и такая сильная. Она готова была умереть за него. Чувства били в ней через край. Но возбуждение постепенно прошло, и к ней вернулась способность рассуждать. И она увидела безнадежность своего чувства. Он, конечно, очень правильно сказал, что нельзя давать повод его жене говорить такие ужасные вещи. Все, что он сделал для нее с тех пор, как подобрал у ворот, он сделал просто из милосердия, без задней мысли. И все бы было испорчено, если бы они сейчас отдались своим страстям.

«Наверное, я испорченная, — с сожалением подумала Мин, — ведь я хотела, чтобы он обладал мною».

Но этого не будет. Это никогда не принесет им счастья. И теперь, даже если Клодия разведется с мужем, она, Мин, вряд ли будет играть какую-либо роль в его жизни. Между ними такое расстояние! Она просто глупая девчонка, а он — большой человек. Когда она уедет из Шенли, ей нельзя будет встречаться с ним. Да и он не захочет ее видеть. Он захочет все это поскорее забыть.

Мин Корелли тихо плакала той ночью, уже после того как дом погрузился в темному и безмолвие. Ей было горько не только за себя, но и за него. Она обожала его и видела, как навредила ему эта ужасная женщина, красивая и коварная, как змея. Да, змея ужалила, и яд делал свое черное дело. Мин умела ненавидеть сильно, как и любить, и она возненавидела Клодию за то, что та сделала Джулиану.

Глава 8

Клодия Беррисфорд проснулась на другое утро у себя в лондонской квартире от двух одновременных звонков — дверного и телефонного.

Она первым делом схватила трубку. Клодия еще плохо соображала после пьянки, длившейся всю ночь, с Оззи и их друзьями. Она обычно никогда не приходила в себя раньше полудня, а было только десять часов, для нее это что-то вроде рассвета.

Где, черт возьми, Бетти, приходящая горничная, которая обычно являлась к девяти, прибиралась и ждала, пока Клодия ее позовет? В дверь продолжали звонить.

— Да, я слушаю, — сказала она охрипшим голосом.

— Это я, дорогая, — раздался высокий голос пианиста Освальда Аллардина. — Ты будешь ужасно сердиться, что я позвонил так рано, но я должен был.

— Господи, что тебе еще надо? Мы расстались всего несколько часов назад, дорогой Оззи, дьявол тебя забери.

Она знала, что на него можно браниться сколько угодно и он не будет обижаться. Это было, на ее взгляд, одно из его достоинств. Он сказал:

— Очень важная новость, Клодия, дорогая. Никак не приду в себя. Рэймонд умер вчера. Несколько минут назад позвонили из Финнегана. Кровь пошла горлом — и все. Бедняга Рэй. Разве не ужасно?

Клодия села в постели и совсем проснулась. Новость, которую Оззи совершенно правильно сообщил ей первой, была для нее очень важна, чуть ли не самым лучшим, что она могла от него услышать. Никто не ожидал, что его брат умрет так скоро. Это было действительно очень важно, поскольку означало, что Оззи теперь следует официально именовать виконтом Аллардином и он стал прямым наследником графского титула.

В дверь все продолжали звонить. Клодия быстро встала с постели. Взгляд ее выражал волнение.

— Подожди минуточку, Оззи, — сказала она.

Она надела халат и причесалась. Господи, как ужасно она выглядит сегодня утром, подумала она, взглянув в зеркало. Прямо старуха. Какой дьявол там трезвонит и где эта Бетти?

Хорошо еще, что Оззи взял собачку к себе и не надо с ней гулять.

Она заторопилась к двери. Квартира провоняла табачным дымом после ночной пьянки. Такая страшная жара, и совсем нет воздуха. Потому-то вчера она и поехала к реке. Но она даже и не мечтала о таком подарке судьбы, как эта мисс Корелли, это стоило некрасивой сцены с Джулианом и возвращения домой без ужина.

Под дверь была подсунута записка. Клодия поморщилась, прочитав ее. Бетти — хорошая горничная, и хорошо оплачиваемая, но ее мать — инвалид, и ей иногда приходилось ухаживать за матерью. В таких случаях младший брат Бетти приносил записочки с извинениями. Вот где она!

За дверью стоял высокий мужчина в сером костюме, со шляпой и перчатками в руках.

— Ты! — воскликнула она.

Она была поражена, увидев Джулиана. После вчерашнего его она ожидала меньше всего, как и меньше всего хотела видеть.

Не без тревоги она взглянула в это суровое лицо. Она знала: если он принял решение, он неумолим. Уж не пришел ли он к ней со своим старым армейским револьвером, чтобы застрелить? Трусоватая Клодия отступила на шаг.

— Если ты собираешься применить насилие…

— Не будь дурой, Клодия, — перебил он ее, бросая шляпу и перчатки на столик в коридоре. — Я пришел говорить с тобой о так называемом разводе.

Она вздохнула с облегчением:

— Иди в гостиную и располагайся. Мне надо поговорить по телефону, но я быстро.

Она бросилась в спальню, чтобы узнать, что еще скажет Оззи. Он торопился, надо было успеть на самолет в Ирландию.

— Конечно, я вернусь сразу, как только смогу, милая, — сказал он.

Клодия старалась говорить тихо:

— Теперь все должно постепенно наладиться, дорогой. Понимаешь, о чем я говорю? Если я получаю свободу, то я — невиновная сторона. Мы, конечно, сможем встречаться открыто, и я, наверное, смогу ненадолго приехать к вам в Ирландию. Как хорошо было бы снова начать ездить верхом.

— Это было бы прелестно, дорогая. Я попрошу маму сразу же тебя пригласить, я не могу жить без тебя. И конечно, ты ведь понимаешь, раз ты будешь свободна, я смогу тебе предложить много больше…

Да, она понимала это. Она уже торжествующе улыбалась, видя себя виконтессой Аллардин, в будущем графиней Сент-Финнеган. Графской чете за семьдесят, сам граф давно хворает. Оззи у них поздний ребенок. Они без ума от него, несмотря на его безвольный характер, и, конечно, будут рады, если он женится и остепенится, пусть даже на Клодии, разведенной и старше его. Продолжая пребывать в радостной эйфории от своих мыслей, она отправилась в гостиную к Джулиану.

Он стоял спиной к камину, лицо его выражало все ту же мрачную решимость. Пока супруга говорила по телефону, он с отвращением осматривал комнату. Когда-то он с удовольствием помогал Клодии обставлять эту квартиру, хотя ему не нравились ее вкусы, но ему хотелось тогда порадовать ее. Теперь же здесь было просто неприятно находиться.

Конечно, здесь никто сегодня не убирался. В комнате стоял удушливый запах табачного дыма и духов. Дорогие цветы в огромной вазе на пианино завяли. Хотя оба окна были открыты, через шелковые шторы проникало мало воздуха. «Ни уюта, ни теплоты, одна видимость, прямо как сама Клодия», — подумал он.

И импозантность Клодии, одетой в серый атласный халат, не произвела на него впечатления. Ему было очень неприятно видеть ее постаревшее лицо. Но он не мог не заметить, что она очень довольна, словно кошка, наевшаяся сметаны. Он хорошо знал это выражение ее лица. Видно, что-то удалось захапать. Но всего ей нельзя позволить, и ради этого он здесь!

Он сказал:

— Ты все еще намерена заниматься этим грязным делом с разводом?

Она широко улыбнулась и уселась на софу.

— Сигарета найдется? У меня, кажется, кончились.

Он нетерпеливо протянул ей коробку. Она улыбнулась ему, словно старому другу. Он не ответил на улыбку.

— Давай ближе к делу. Собираешься ли ты подавать в суд на развод с помощью подкупленного слуги?

Клодия поморщилась, закуривая:

— Что за ужасные вещи ты говоришь, Джулиан!

— Но ведь ты подкупила Джексона, не так ли?

— Неужели я скажу «да», даже если ты прав?

— После твоего ухода я спрашивал себя, неужели ты способна на такую подлую вещь?

Она изобразила искреннее удивление.

— Разве так подло, если жена хочет развестись с мужем, который открыто живет с девушкой, которая, по словам Джексона, носила даже одну из моих ночных рубашек и…

— Ну, хватит! — оборвал ее Джулиан. — Джексон прекрасно знает, что было на самом деле и что не было той картины супружеской неверности, которую он изобразил. Ты заплатила ему, и он сказал это. Я собираюсь доказать, что он лжет. Что до тебя в роли обиженной жены, то…

Клодия перебила:

— Если ты будешь что-то доказывать в суде, дело примет большую огласку, и тебе тогда не отмыться. Показания Джексона не опровергнуть.

— Его могут посадить за лжесвидетельство, Клодия.

— А кто докажет, что это лжесвидетельство? Против него только ты и девушка. Даже кухарка находит странным, что ты оставил Мин дома, когда ушла медсестра. Я думаю, и сама медсестра считает, что здесь что-то неладно, и может это сказать.

— Может это сказать? — спросил Джулиан.

Он запутался и понимал это. Черт бы побрал всех этих злобных баб, как эта сестра, кухарка, тетка Прю и все прочие. Кажется, все против него и несчастной Мин. А если Джексон все это наговорит в суде, кто сможет доказать, что он врет?… Это действительно означало бы гнусную огласку и гораздо ухудшило бы положение Мин.

Он решил изложить Клодии цель нынешнего визита.

— Тебе ведь нужны деньги, Клодия? — резко спросил он.

— От них я никогда не откажусь, — сказала она с тихим смешком.

— Полагаю, у тебя долги, как всегда?

— Так точно, — ответила она с сарказмом.

— И большие?

— Тебе это интересно? Не собираешься ли ты попросить меня отказаться от развода и уплатить за меня долги? Если так, ты немного опоздал. Я предпочитаю свободу и треть твоего дохода.

Он начал нервно расхаживать по гостиной.

— Вот что, Клодия, — сказал он. — Если хочешь развода, пусть так и будет Ты сама совершаешь преступление и втягиваешь в него необразованного человека, но черт с тобой. Меня интересует эта девушка, как несчастная жертва твоих интриг.

Клодия почувствовала, что остатки совести зашевелились в ее душе, когда она посмотрела в спокойные, полные презрения глаза человека, которому она хотела нанести удар. Но совесть тут же умолкла. Она раздраженно засмеялась:

— Это словно цитата из романа.

— Мне наплевать, как это звучит для тебя. У меня есть конкретное предложение. Разводись, если хочешь. Может быть, я буду рад избавиться от тебя, моя дорогая. Моя репутация меня не особенно волнует. Но меня волнует, что вовлечена совершенно невинная девушка.

— Упираешь на невинность, — сказала Клодия раздраженно. — Но не думаю, чтобы тебе поверили. Джексону не составит труда убедить судью в том, что он видел, когда принес утренний чай.

Джулиан сжал и разжал пальцы, потер лоб, потом сказал устало:

— Клодия, давай договоримся. Я понимаю, что суд будет против меня из-за свидетельства Джексона и из-за того нелепого положения, когда мы с Мин оказались наедине в Шенли. Я хочу предложить тебе взятку, дорогая Клодия. Я плачу за тебя долги, несомненно очень облегчив твое положение, а ты не называешь имя девушки как причину развода и обеспечиваешь то же со стороны Джексона.

Клодия с удивлением и интересом посмотрела на мужа. Она сказала:

— Ну и чудеса! Ты точно влюблен в маленькую мисс Корелли.

Сердце его как будто кольнуло, ему и в голову не приходило, что он в самом деле любит Мин. Он принужденно засмеялся:

— Ну, это ерунда.

— Раз ты готов расстаться с несколькими тысячами, лишь бы сохранить ее имя в тайне…

— Несколько тысяч? Все равно, готов.

— Они достигают не менее четырех тысяч. Я заказала новую норковую шубку на зиму.

— Так ты готова пойти со мной на сделку, Клодия?

Она задумчиво постукивала атласной домашней туфелькой по полу. В конце концов предложение неплохое… У нее ужасно много неоплаченных счетов, и сегодня она еще не может попросить беднягу Оззи ее профинансировать. И будет лучше, если она войдет в семью Сент-Финнеган без этого хвоста долгов, который тянется за ней. И какая разница для нее, будет ли названа мисс Корелли, если она, Клодия, получит свободу? Даже треть его дохода теперь не так уж необходима: она получит куда больше, став виконтессой Аллардин. И если она собирается стать виконтессой, лучше выступить пострадавшей стороной при разводе. Она встала и посмотрела на него исподлобья.

— Хорошо. Я согласна на сделку, Джулиан. Ты даешь мне тысяч пять, треть дохода, эту квартиру с моими вещами и, конечно, оплачиваешь судебные издержки. Тебе остается имение в Шенли и все остальное. Плюс лилейно чистая репутация твоей Мин.

Он помолчал. Это была сделка, которую он сам не одобрял. И не было законным вступать в такое финансовое соглашение со своей женой вне суда. Но кажется, это единственный выход спасти бедную девушку. Он быстро прикинул в уме. Доход его, по уплате налогов, около полутора тысяч. Его ценные бумаги вложены в фирму. Правда, его дядя на будущий год собирается в отставку, и Джулиан будет управлять «Камлиджем», получая большую директорскую зарплату. С другой стороны, как отнесется к разводу дядя Филипп? Он очень приятный человек, и Джулиан любит его, но он придерживается строгих взглядов. Клодию дядя не очень любит, но брак есть брак, супруги должны быть верными друг другу. Недавно, когда они обсуждали нынешнюю раздельную супружескую жизнь его и Клодии, дядя даже предположил, что было бы лучше для доброго имени Джулиана, если они сгладят свои противоречия и побольше будут вместе бывать на людях. Джулиану было неприятно разъяснять дяде, что за женщина Клодия, и он не стал это делать, просто сказал, что они уже прошли ту стадию, когда можно было как-то урегулировать размолвку. Он обещал только создать видимость для публики и постараться, чтобы Клодия появлялась на разных приемах и ужинах, куда приглашаются с супругами.

Но развод стал бы ударом для старика. И не имеет смысла рассказывать правду. Дядя назовет его донкихотствующим дураком за попытку спасти репутацию Мин ценой собственной. Сам дядя Филипп женился молодым, рано потерял жену и с тех пор вел жизнь убежденного холостяка, будучи совершенно открытым и общительным в деловой жизни. Женщины его не интересовали, и он, конечно, не стал бы спасать репутацию безвестной девушки подобным образом. Пройдет ли все успешно или нет, все равно выйдет скверно. И чем больше думал Джулиан, тем больше понимал, что он не сможет выиграть это дело. Надеяться, что миссис Беррисфорд будет заклеймена в газетах как нечестная женщина, пытавшаяся подкупить слугу? Это может перерасти в плохо доказуемое дело о клевете и стать бесконечным. Нет, дела уже не поправишь, и дядя Филипп должен узнать, что они с Клодией разводятся. Это также означало бы разрыв личных отношений со стариком. Раз в неделю Джулиан ужинал с ним в его клубе и получал удовольствие от его общества. Это будет потеря для Джулиана. «Жизнь станет более одинокой», — печально подумал он. Но делать нечего.

Оплата судебных издержек по разводу с обеих сторон, пять тысяч, отданные Клодии, и оплата ее долгов будут для него сильным финансовым ударом. Придется очень сократить расходы, и он не сможет заменить Джексона. Может быть, уйдут и кухарка с Рози. Впереди все новые неприятности.

Клодия здесь выиграла. Она, однако, не выразила мужу особой благодарности. Она даже заметила, что с ее стороны благородно не назвать имени Мин. Эту издевку он оставил без комментариев. Но когда она заявила, что он сможет жениться на мисс Корелли, когда будет свободен, Джулиан не выдержал и закричал:

— Пойми раз и навсегда, что она не имеет к этому никакого отношения и не будет иметь! И что бы ты ни предпринимала, не возникнет такой ситуации, что мне будет необходимо жениться на ней. Я люблю и уважаю это дитя, у которого не было в жизни ничего, что имела ты, и я не могу допустить, чтобы она пала жертвой твоей крайней непорядочности. Но не пытайся сделать меня участником несуществующей интриги. Я соблюдаю свои условия, ты — свои. Одно упоминание ее имени — и я не дам ни цента. Более того, я выступлю во время процесса и всем расскажу, что ты собой представляешь!

Он умолк, лицо его покрылось потом. Опасаясь наговорить что-нибудь еще, он повернулся и, как слепой, пошел к выходу.

Клодия смотрела на него с интересом. Она никогда не видела Джулиана в таком состоянии, он всегда ей казался даже слишком сдержанным. И это самообладание всегда злило ее. Она любила иметь полный контроль и власть над мужчинами вроде Оззи. В то же время его проявившийся сегодня темперамент заинтриговал ее. Она мягко сказала ему вслед:

— Не надо так уходить. Мы, может быть, видимся последний раз. Разве мы не можем попрощаться как друзья?

Он обернулся и посмотрел на нее. Остатки ее привлекательности оставили его холодным. Он ответил:

— Мы никогда не были друзьями, теперь я это понимаю. И не будем. И я не хотел бы встретиться с тобой снова. Думаю, что адвокатов ты найдешь сама. Они вступят в контакт с моими. Ты их знаешь: «Главер, Бранскил и Главер. Королевская адвокатская контора».

Он закрыл за собой дверь. Кажется, она вновь его окликнула, но он не отозвался. Не часто он приходил в эту квартиру и вряд ли придет еще.

Жара в городе была страшная, воздух — удушливым. Он почувствовал наступление приступа головной боли и зашел в аптеку купить веганина. «До чего отвратительно это дело, — думал он. — А теперь еще надо увидеться с дядей и рассказать ему об этом». Это сулило финансовые потери. Он — наследник дяди, и тот может даже решить передать деньги на благотворительность. Он только не может изгнать его из фирмы, так как Джулиан — владелец отцовской доли капитала. Братья были партнерами, хотя Филипп и был основатель.

Усталый Джулиан отправился на Сент-Джеймс-сквер. Но до встречи с дядей надо было побеседовать о Мин с миссис Тренч, руководившей отделом просвещения. Не рассказывая лишнего, он должен сообщить, что работа Мин здесь теперь невозможна, что он попробует найти другую и надеется только на помощь миссис Тренч в поисках жилья для Мин. Она ведь должна завтра уехать из Шенли. Это — грустный конец всем его надеждам дать девушке хорошую работу и сделать ее жизнь радостнее.

Миссис Тренч, как всегда, была полезна. Она по летам ему в матери годилась и работала еще при отце. Она, как и другие сотрудники, любила мистера Джулиана. Как тактичная женщина, она не лезла в чужие тайны, но полагала, что у милого мальчика, возможно, небольшой роман с этой мисс Корелли. Его скверная жена не могла принести ему большого счастья. Но он такой цельный человек, что трудно было поверить в его любовную интрижку. Узнав, что мисс Корелли не будет здесь работать, она была удивлена и слегка смущена, но не задавала вопросов. Он с облегчением узнал от нее два адреса, которые она уже нашла. Один — пансион в Голден-Грин, где, по ее мнению, Мин будет очень удобно, другой — меблированная комната в Южном Кенсингтоне, в хорошем доме, где миссис Тренч некогда жила сама.

— Может быть, она предпочтет самостоятельную жизнь пансиону? — заметила Тренч. — Я не знаю, насколько она предприимчива.

Джулиан слегка улыбнулся — он не назвал бы Мин предприимчивой. Бедная, застенчивая, неопытная, гораздо простодушнее, чем иные девушки помоложе, которых он встречал в свете.

Он поблагодарил миссис Тренч за адреса. Она посмотрела на него из-под очков чуть тревожно:

— Вы не очень-то хорошо выглядите сегодня, мистер Джулиан.

— Да, голова опять болит. Дядя у себя?

— Да. Он только что спрашивал о вас.

Джулиан мрачно пошел по коридору к кабинету дяди. Предстоял очень неприятный разговор. Надо было сказать дяде Филиппу о грядущем разводе, и чем скорее, тем лучше.

Глава 9

Тем же утром, когда у Джулиана с дядей было обсуждение вопроса о разводе, Мин была занята своими неприятностями. Прежде чем Джулиан покинул дом, он оставил ей записочку:

«Уехал, увидимся сегодня вечером, выше нос. Дж. Б.».

Рози принесла эту записку уже без обычного хихиканья. Глаза ее были красные, словно она плакала. Мин прочла записку и посмотрела на девушку, которая брякнула поднос на столик у кровати.

— Что случилось, Рози? — спросила Мин. — Вы не очень хорошо выглядите.

— Много чего плохого случилось, — ответила та, глядя на Мин исподлобья. — Благодаря вам, мисс, я потеряла работу.

Мин, которая спала этой ночью спокойно, несмотря на все волнения, совсем проснулась. Она сразу вспомнила все вчерашние несчастья.

— Рози! Почему вы так говорите? При чем тут я?

Рози опустила глаза.

— Не спрашивайте, мисс, сами знаете, — ответила та с интонацией, заставившей Мин покраснеть.

— Рози! — воскликнула она, пораженная.

— Мамаша сказала, что я не должна больше здесь оставаться на службе, после того что тут случилось, вот я и потеряла работу. Мамаша вчера пришла от тети Дорис, она услышала, что рассказала кухарка, и сказала, что здесь не место для девушки.

Эти слова сначала обожгли Мин чувством незаслуженной обиды и стыда, потом она возмутилась:

— Но ведь Джексон сказал неправду, Рози!

— Мамаша сказала, чтобы я подала завтрак и уходила и не сплетничала с вами, мисс.

Теперь Мин побледнела. К ней вернулось чувство собственного достоинства.

— Вы с вашей матерью совершенно не правы на мой счет. Но я не собираюсь сплетничать. Мистер Беррисфорд сам поговорит с вами или с вашей матерью.

— Мамаша сказала, что она всегда любила мистера Беррисфорда, потому что знает его с малых лет, но она не одобряет его поведения. И кухарка сейчас уходит.

Кофе с гренками остывал, но Мин не замечала этого. Она чувствовала несправедливую обиду не столько за себя, сколько за Джулиана.

— Она сказала это мистеру Беррисфорду? Он знает, что вы обе уходите?

— Нет. Кухарка оставит ему записку, она сказала, что не хочет неприятных сцен.

Мин огорчилась еще больше. Какой удар будет для Джулиана: прийти и увидеть, что все его оставили. И все получилось из ничего. Все — порождение ужасного воображения миссис Беррисфорд и Джексона.

Мин вдруг стала неприятна эта Рози.

— Пожалуйста, оставьте меня одну, — сказала она.

Рози кивнула головой и пошла в пустую кухню. Кухарка в комнате для прислуги упаковывала свои вещи. Трудно, наверное, было ее осудить, ведь она была очень религиозной женщиной и не хотела оставаться служить «нечестивцам». Она не видела оснований не доверять слуге Джулиана.

Мин отпила кофе и съела кусочек гренка. Сухими от горя глазами она оглядывала эту прекрасную комнату, где она была попеременно так счастлива и так несчастна.

Ей было ясно, что она должна уходить отсюда сейчас же, не дожидаясь Джулиана. Она должна исчезнуть из его жизни. Не следует также принимать помощь через его знакомую, миссис Тренч. Одевшись, Мин с беспокойством ощутила свою слабость. Болезнь подорвала ее силы, аппетит был плохой, несмотря на вкусную еду. И вчерашнее потрясение не могло улучшить самочувствие. Но не время проявлять слабость. Обязательно нужно выбраться отсюда до прихода Джулиана. Надо ехать прямо в Лондон, забрать свои вещи на вокзале Виктория и искать работу.

Только внизу, в большом холле, где ее, как всегда, приветствовал лабрадор Фрисби, она сообразила, что положение ее очень трудно: ведь у нее не было денег. Совсем. Сумку она потеряла во время того происшествия с Уолтерсом. Не заняв денег, она даже не сможет добраться до Лондона. Ей стало страшно. У нее не было друзей в Шенли, да и в Лондоне никого, кроме Салли Лофорд. О тетке Прю Мин и не вспоминала. Конечно, ей полагалось недельное жалованье в конторе, но, может быть, его удержали, так как ее наверняка уже уволили. Разве только Салли поручилась, что у Мин уважительная причина — болезнь. Тогда можно получить несколько фунтов. Конечно, то, что ей оставил ее отец, ее по праву, но у бедного папы было так мало денег! Он, как и она, зависел от милости тетки Прю. А Мин решила никогда в жизни больше с ней не разговаривать.

Она выброшена в мир без средств к существованию. А это удар для любой девушки ее возраста, особенно такой чувствительной и робкой, как Мин.

Фрисби повизгивал и вилял хвостом. Глаза Мин наполнились слезами. Она погладила собаку по голове. Она привязалась к Фрисби и будет скучать по нему. Но гораздо больше будет она тосковать без дружеской моральной поддержки Джулиана. Придется унизиться, чтобы достать денег на дорогу. Она пошла в кухню, просторную и пустую. Кухарка прибралась там на прощание. Рози снимала рабочий халат. Кошка умывалась у плиты.

Рози посмотрела на Мин с любопытством. Она не была похожа на «падшую девушку», как говорила мама. И она выглядела такой молодой в своей широкой юбке и венгерской кофточке, печальном напоминании о воскресной прогулке.

— Я ухожу, — сказала Рози.

— А где кухарка? — спросила Мин нерешительно.

Тут вошла кухарка. Это была полная краснолицая женщина. Она посмотрела на Мин и как будто еще больше покраснела. Взгляд ее был ледяным. «Интересно, сколько еще женщин, — подумала Мин, — будут смотреть на меня, точно я сделала что-то ужасное». Однако она держалась с достоинством.

— Я понимаю, — сказала она, — что вы уходите из-за меня, но я сама ухожу, так что вам незачем это делать. Было бы нехорошо оставить мистера Беррисфорда сейчас совсем одного.

Кухарка фыркнула:

— Это совершенно меня не касается, уходите ли вы, мисс. Это ваше дело. Но я не собираюсь оставаться в этом доме. Я забочусь о морали, и я имею сведения от уважаемых людей, что мораль здесь растоптана.

Мин очень хотелось казаться хладнокровной и доказать свою нравственную чистоту. Но эти слова опять расстроили ее. Она разволновалась и разозлилась.

— Вы ошибаетесь. Джексон солгал. И вы, конечно, знаете…

— Я не желаю говорить об этом, пожалуйста, не стоит, мисс, — отвечала кухарка ледяным голосом, окинув презрительным взглядом «эту молодую особу», как она называла Мин. — Я ухожу, но в буфете остался еще пирог, и вы можете сказать об этом мистеру Беррисфорду, если он захочет поужинать. Я написала ему записку и попросила выслать жалованье мне домой. Я поговорила с сестрой, которая служит у священника, и она считает, что мне нельзя здесь оставаться.

— Но вы не правы… — в отчаянии снова заговорила Мин.

— Я ухожу, и все, мисс, — перебила кухарка, упрямо решившая не верить Мин. Она была в дружбе с Джексоном, а также обладала новой пятифунтовой бумажкой от мадам, которая вчера дала ей «маленький подарок, так как она нечасто здесь бывает», как она любезно выразилась. Кухарка не думала, что сама мадам была идеалом, но считала, что вся нынешняя молодежь одинаково испорченна. Она решила найти новую работу у пожилых людей, которые не живут на два дома и не имеют на стороне дружков и подружек.

Мин поняла, что их убеждать бесполезно. Но ей хотелось не только помочь Джулиану, но и выбраться отсюда до его возвращения. Это страстное желание и заставило ее продолжать унижаться. Она сказала:

— Вы совсем не правы. Не вам надо покинуть этот дом, а мне. И я хочу это сделать немедленно, только у меня нет денег. Не могли бы вы дать мне в долг на дорогу? Скажем, один фунт, и я клянусь, что вышлю его вам по адресу через пару дней.

Она умолкла. Рози и кухарка удивленно переглянулись. Она просит денег у слуг. Зачем ей нужен фунт, если Беррисфорд может дать ей больше?

— Прошу вас ссудить мне эту сумму, если можно, — повторила Мин свою просьбу.

Кухарка ответила:

— Сожалею, мисс, но у меня нет лишнего фунта. Что есть, нужно мне самой. Я стеснена, пока мистер Беррисфорд не заплатит мне за месяц, очевидно в следующий понедельник.

Она взяла сумку, кивнула через плечо Рози, сказала: «Пойдем» — и вышла.

Мин стояла как вкопанная, наблюдая, как они шли по аллее, пока не исчезли из поля зрения. Никогда она не чувствовала такого бессилия. Как плохо быть нищей! Что теперь делать? Только ждать Джулиана. Она вышла из пустой кухни в холл, где ее снова приветствовал лабрадор, подбежавший к ней в надежде, что она выведет его гулять. Мин зашла в библиотеку. Тут никто давно не убирался, было пыльно и пусто. Слезы вдруг подступили к глазам Мин. Она села, не в силах двигаться дальше. Если бы только не эта проклятая слабость. Как трудно что-то делать, когда ты не очень здорова. Будущее казалось жутким: остаться одинокой, искать работу и так плохо себя чувствовать!

Фрисби был разочарован, что его не выпустили, но пришел и лег рядом, положив благородную голову на ее колени. Она не выдержала, потерлась щекой о его голову и горько заплакала.

— О, Фрисби, Фрисби, в каком злом мире мы живем, — плакала она. — Я никому не хотела делать зла и не делала, не делала! Но ведь я принесла ему все эти тревоги, а я, Фрисби, люблю его!

Лабрадор лизал ее лицо, по которому текли слезы, словно молчаливо сочувствовал или желал выразить собственное обожание хозяина. Некоторое время Мин продолжала плакать, потом взяла себя в руки и вытерла глаза. Она снова думала, как быть, чтобы больше не доставлять неприятностей Джулиану.

Нечего было думать занять деньги у родителей Рози. Они только оскорбят ее, как прочие. Оставалось ждать Джулиана Но ночевать сегодня в этом доме она точно не будет. Она только попросит у него денег на дорогу и сразу уедет. А между тем она могла бы пока чем-нибудь помочь ему, например убраться в его комнатах.

Несмотря на свою слабость, она старательно работала следующие часа два, убираясь в тех комнатах, которые обычно занимал Джулиан, и Фрисби следовал за ней, удивленно глядя на нее.

К моменту, когда она привела в порядок библиотеку, лицо ее покрылось потом, и она совершенно обессилела. Она дотащилась до кухни, где нашла хлеб с сыром, вскипятила воду и выпила чашку чая. Потом уселась в кресло, чтобы восстановить силы.

Близился вечер, тучи собирались на горизонте, погода менялась, и у Мин было чувство, что приближается гроза. Фрисби сел рядом, кошка стала тереться у ее ног, мяукая и прося молока. Она налила ей молока в блюдце и погладила ее. С двумя животными ей было не так одиноко в большом пустом доме.

Она уснула и проснулась от звонка в парадную дверь. Она вскочила и, взглянув на часы, с удивлением заметила, что уже почти четыре. Снова зазвонили в дверь. Взглянув в окно, она увидела, что у входа стоит такси. На улице начинался дождь, и где-то уже гремел гром. Снова зазвонили, и Мин побежала открывать.

Она отворила дверь не без опаски. После вчерашнего нервы были не в лучшем состоянии. Она увидела седую женщину с чемоданчиком в руке, лет пятидесяти, дружески ей улыбавшуюся. Она спросила приятным голосом:

— Вы мисс Корелли?

— Да, — кивнула Мин.

— Я миссис Тренч. Думаю, мистер Беррисфорд говорил вам обо мне?

Лицо Мин прояснилось, она вздохнула с облегчением:

— О да, входите, пожалуйста. Я слышала о вас. Вы с ним работаете.

— Да. Он просил меня приехать сюда, проведать вас и переночевать. Джулиан сегодня вернется очень поздно и попросил меня помочь вам.

Миссис Тренч не была бы живым человеком, если бы у нее не вызывала большого любопытства девушка, с которой подружился Джулиан, рискуя своей и ее репутацией. Она окинула Мин опытным взглядом. Ева Тренч гордилась своим умением распознавать людей. Одного взгляда на это бледное лицо и большие испуганные глаза было достаточно для уверенности, что это — невинное юное создание, без признаков хитрости или жадности.

В библиотеке гостья улыбнулась Мин такой доброй улыбкой, что она словно согрела девушку.

— Не пугайтесь, — сказала Ева Тренч посмеиваясь. — Я здесь с вполне дружеским визитом и обещала мистеру Джулиану помочь, чем смогу. Лучше сейчас сообщите слугам, что я остаюсь на ночь.

Мин опустила голову и сказала:

— Боюсь… сказать некому. Они все ушли сегодня утром.

Миссис Тренч подняла брови и сняла шляпу, открыв коротко подстриженные седые волосы. Глаза у нее, как заметила Мин, были очень добрые. Это была полная, неторопливая женщина, одетая в хороший синий костюм, свежая, аккуратная. Мин показалось, что, если бы была жива ее мать, она сейчас походила бы на миссис Тренч.

— Почему же они все ушли?

Мин покраснела:

— У них… у кухарки и горничной… самые нелепые представления… обо мне. Слуга Джексон сделал много плохого. Возможно, вы не знаете всего этого.

Но миссис Тренч знала это и сообщила об этом. Через десять минут Мин почувствовала к ней доверие, которое чувствовали все и которое было одной из основ ее деловых успехов. Она поспешила облегчить страдания бедной девушки, жертвы незаслуженного позора:

— Ну что ж, не будем опускать руки. В наших силах все сделать самим.

Через несколько минут радостная Мин уже готовила постель для миссис Тренч, а женщина возилась на кухне, готовила ужин, сняв жакет и засучив рукава.

— От прислуги больше шума, чем они того стоят, — сказала она, когда Мин присоединилась к ней. — Думаю, я могу бросить работу в издательстве и устроиться сюда кухаркой, а вы — горничной.

Мин чувствовала себя лучше и морально и физически. Она стала чистить картошку, поглядывая, как старшая женщина готовит салат.

— Миссис Тренч, — робко спросила она, — как, по-вашему, будет у мистера Беррисфорда развод? Ведь это все неправда. Было бы ужасно, если бы… — Она осеклась.

Миссис Тренч вынула сигарету изо рта и посмотрела на девушку с пониманием и жалостью.

— Я понимаю, что все это неправда. Я знаю мистера Джулиана и по вам вижу, что вы не способны на такое.

Мин тяжело вздохнула:

— По-моему, он самый замечательный человек на свете. Я ни за что не могла бы причинить ему вреда, и не понимаю, как могла эта женщина?

— Я не собираюсь тратить время, рассказывая вам, что я думаю о миссис Беррисфорд. Но это было бы более едким, чем этот уксус в салате. Я всегда думала, что она его мизинца не стоит.

Мин снова воспрянула духом.

— Но неужели будет развод? — снова спросила она.

Ева Тренч молча стряхнула пепел. Она долго разговаривала с Джулианом перед поездкой сюда и знала, что у него получилась ссора с дядей Филиппом, с которым случилась одна из редких вспышек ярости. Из кабинета были слышны громкие голоса, и Джулиан вышел от дяди белый как полотно и страшно взволнованный. Он доверительно сообщил ей, что Ф.Б., как называли дядю на службе, был категорически против развода, хотел даже вызвать Клодию и мирить их, но Джулиан не допустил этого. Он знал, что это будет бесполезно и приведет только к новой некрасивой сцене. Он знал отвратительные факты, которых не знал дядя, а объяснять все было бессмысленно. Дядя не понял бы, что развода не избежать, потому что Клодия непреклонна, так как для нее это очень выгодный способ получить больше денег, а все попытки Джулиана защитить свою честь в суде приведут лишь к нежелательной огласке. Ева Тренч узнала, что Ф.Б. безоговорочно осудил Джулиана и сказал, что пусть тот не рассчитывает, что он когда-нибудь примет его дома и в клубе, что их общение теперь будет чисто деловым. Рассказывал ей это Джулиан с тоскливым безразличием, вызвавшим у нее острое сочувствие. Когда она спросила, нельзя ли что-то сделать для него, он ответил, что ничего. Разве что он хотел бы, чтобы она приехала к нему в дом и переночевала здесь, по-дружески поддержав несчастную девушку. Без многословных доводов он убедил миссис Тренч, что Клодия затеяла подлое дело, а Джулиан и Мин не виноваты. Ева пообещала сделать все, что может. Джулиан собирался ужинать с Кеннетом Бранскилом, его другом и адвокатом, и вернуться в Шенли поздно. Ждать его не надо, сказал он и проводил ее на поезд. Здесь было много загадок, и миссис Тренч имела приблизительное представление о фактах. Но она знала, что верит Джулиану и полна решимости помочь ему.

Было бы неверно обсуждать развод с этой девушкой. Это не ее дело. Тут пусть решает сам Джулиан. Но миссис Тренч, конечно, рада, что Мин оказалась такой приятной девушкой, а не стервой, которая могла бы воспользоваться ситуацией и извлечь из нее максимум выгоды для себя.

Она сказала, не глядя на Мин:

— Я всего не знаю, дорогая, но, по-моему, все уладится. Поживем — увидим.

— Да, наверное, — вздохнула Мин.

— Между тем нам надо поговорить о жилье для вас.

И они долго беседовали, сидя у камина в красивой библиотеке, а Фрисби лежал на коврике, прислушиваясь, нет ли машины хозяина.

Стемнело. За окном видны были лишь огоньки лодок на реке, деревья и кусты погрузились в тень, птицы умолкли. Вечерние звезды ярко сияли в летнем небе. Ночь была возвышенной и таинственной. Мин хорошо чувствовала эту тревожащую сердце красоту, когда сердце страдает, но смутно ждет чего-то лучшего. Она тихо слушала, как миссис Тренч строит ей планы на ближайшее будущее. Завтра в Лондоне миссис Тренч решила повезти Мин смотреть меблированную комнату в Южном Кенсингтоне.

— Она не роскошная, но милая и опрятная. Я знаю хозяйку, миссис Эклес, у нее свои дочери, и она будет заботиться о вас.

Мин поглядела на собеседницу:

— Вы так добры, миссис Тренч. Но не знаю, могу ли я… ну, что будет с моей работой? Ведь теперь все по-другому, верно?

Она была права. Мин теперь нельзя работать у Беррисфордов. Но миссис Тренч сказала, что попытается найти ей место. Она может завтра же позвонить своей кузине в агентство по найму секретарей, чтобы та нашла какую-нибудь хорошую работу.

— Вы ведь умеете стенографировать?

— Да, я закончила специальные курсы.

— Меня бы утомляла эта работа, — дружески заметила миссис Тренч.

— И я бы лучше занималась чем-нибудь другим, но у меня нет выбора, — грустно сказала Мин.

— А чем бы вы хотели заниматься? — спросила женщина. Ей хотелось узнать, что на душе у этой милой девушки, так непохожей на современных самоуверенных и пробивных девиц.

— Я не хотела бы всю жизнь работать машинисткой, продавщицей или даже манекенщицей, будь я достаточно хорошенькой. Меня не очень интересуют наряды и блеск. Но я очень люблю детей и хотела бы стать няней или воспитательницей в детском садике.

— Господи, — воскликнула Ева Тренч, — да вы сами как ребенок!

— Но я всегда любила детей, только у меня не было случая ухаживать за ними, хотя мне случалось присматривать за соседским ребенком в Стритхэме. И я хотела бы иметь собственную большую семью.

«Вот как, — подумала миссис Тренч, — значит, у нее сильно чувство материнства. Это также похвально». Она сама хотела иметь детей, но не пришлось. И хотелось надеяться, что эта бедняжка не узнает в жизни разочарований и разбитых надежд, какие испытала сама Ева Тренч.

— Там посмотрим, — сказала она. — Вас учили на секретаря, поэтому лучше начать с этого… А вы не хотели бы работать детской няней в семье?

— Не знаю, — задумчиво сказала Мин. — Может быть, это лучше, чем отбывать рабочий день в конторе и приходить каждый вечер домой одной.

Миссис Тренч снова закурила. Да, с этой девушкой не так просто, недаром Джулиан беспокоится о ней. Было бы легче с ней, будь она пожестче. Может быть, и правда она найдет место няни и будет довольна.

Они обсудили эту проблему, и миссис Тренч отправила Мин спать, сказав, что ей нужно хорошенько отдохнуть. Мин пожелала ей доброй ночи и застенчиво сказала:

— Большое спасибо вам за все. Я удивляюсь, что вы беспокоитесь. Вы должны бы не любить меня за неприятности, доставленные Джулиану.

— Ерунда. Вы-то в чем тут виноваты? Идите спать с легким сердцем, — улыбнулась миссис Тренч.

Но Мин не спалось в эту ночь, она беспокоилась не о себе, а о Джулиане, об угрожавшем ему разводе. Даже миссис Тренч считает, что, где Клодия, там жди беды…

О чем сегодня вечером Джулиан говорит с юристом? Что он будет делать дальше? Как плохо, что он не пришел к ужину, что она не увидела его. Она с сожалением убеждалась, что ее любовь к нему все растет. Но эта любовь не рассчитывала на награду, она была преданной и самоотверженной, но глубоко скрытой. Она чувствовала к нему священное благоговение.

Об этом думала Мин, лежа без сна, прислушиваясь, как и верный пес Фрисби, не едет ли машина.

Но его все не было. Вот уже и миссис Тренч ушла в свою комнату и закрылась. Весь дом погрузился в безмолвие. Залаял Фрисби, и Мин встала посмотреть в окно. Но аллея была пустынной. На часах было одиннадцать. Наверное, он решил остаться в Лондоне и не приедет сегодня.

Как это было хорошо с его стороны, прислать ей на выручку миссис Тренч. Но теперь она боялась, что его больше вообще не увидит. Оно и понятно, ведь она принесла столько неприятностей в его жизнь, вот он и решил перепоручить ее миссис Тренч.

Сердце Мин защемило при этой мысли. Снова ее охватило отчаяние. Никогда больше не видеть его было бы для нее трагедией. После того как умер папа, Джулиан стал для нее всем.

Наконец, измученная этими переживаниями и бессонницей, она встала и тихонько спустилась в библиотеку. Когда она включила свет, Фрисби встал с коврика и подошел к ней. Она погладила его по голове, потрепала за ушами и вдруг снова заплакала.

— И ты тоже ждешь его возвращения, милый пес? Мы оба пойдем за ним хоть на край света. Но ты счастливее, Фрисби… Ты можешь оставаться с ним всю жизнь, а я могу его больше никогда не увидеть!

Пес лизнул ей руку и вновь улегся, глядя на дверь с бесконечным собачьим терпением.

Мин бродила по комнате как неприкаянная, а потом стала рассматривать книги. Хорошо бы побольше прочесть хороших книг, разбираться в литературе, искусстве. Она так далека от его мира…

Вдруг она просияла, увидев томик Уильяма Йитса. Это было что-то знакомое. Он читал эти стихи и говорил ей об этом ирландском поэте.

Она нашла томик и взяла карандаш и бумагу из письменного стола, чтобы переписать эти замечательные строчки, что так ей понравились:

Но в бедности своей лишь грезы

Могу я положить к твоим ногам.

Ступай же осторожно: ты идешь

По сотканному из моих мечтаний

Ковру…

Милые, за душу берущие строки. С долгим-долгим вздохом она убрала листочек в карман. Потом уселась в глубокое кресло и стала читать Йитса дальше. Она жаждала впитать в себя все, что он знал и любил. Она хорошо понимала, как эта поэзия вдохновляла его. Потом ее глаза устали и ее одолел сон.

Она не слышала, как приехала машина Джулиана, потому что он, боясь кого-нибудь разбудить, въехал с заднего двора.

Он очень устал. После ужина с Бранскилом он принял его приглашение и отправился к нему домой в Итон-Террас. Он не торопился, зная, что миссис Тренч присмотрит за Мин. Они с адвокатом все обсуждали проблему развода. Кеннет, конечно, защищая материальные интересы клиента, был против устной договоренности между Джулианом и Клодией, он предлагал, чтобы дело слушалось в суде, пусть Клодия и назовет имя Мин. Кеннет думал, что можно договориться и не давать Клодии развода. Это бы помирило Джулиана с дядей и не привело к неприятной огласке. Адвокат не понимал, зачем Джулиану так беспокоиться об этой девушке. Так что споры продолжались и дома у Бранскила, отчего Джулиан и опоздал.

Лай Фрисби разбудил Мин, она вскочила, но не успела дойти до двери, как в библиотеку вошел Джулиан. Раскрасневшаяся со сна, с бешено бьющимся сердцем, смотрела она на его измученное лицо. Он спросил:

— Почему вы не спите?

Но прежде чем она ответила, он поднял книжку, упавшую с ее колен. Йитс. Так она читала его, бедняжка, вспомнив, как он цитировал эти строки… да, он помнил их. «Немало грез будет растоптано, прежде чем все это кончится», — мрачно подумал Беррисфорд.

— Так вы сидели и читали стихи вместо сна? — мягко укорил он ее.

Она была очень смущена тем, что он застал ее здесь с этой книгой, и не могла оправдываться.

Глава 10

Пока Мин искала ответа, Джулиан пришел на помощь:

— Но ничего нет полезнее, чем почитать что-нибудь хорошее, если не спится, не так ли?

— Да, — тихо согласилась она.

При всей своей подавленности Джулиан не мог не ощутить теплоты и радости, увидев Мин, такую заспанную, трогательную, растерянную. Какой ребенок… особенно если вспомнить гнусные домыслы Клодии. В другое время и при других обстоятельствах он не устоял бы, думалось ему, перед ее очарованием, хрупкой прелестью и этим лицом, всегда напоминавшим ему о том корейском ребенке, которого он нес через лес, полный опасностей. Ее женственность всегда притягивала его, но ее чистота и невинность успокаивали желание.

— Идите скорее и постарайтесь хорошенько отдохнуть, — сказал он, словно это была школьница, а не женщина, которую Клодия пыталась втянуть в дело о разводе.

Мин колебалась. Она умирала от любопытства, что там было с ним. И любопытство одержало верх над послушанием.

— Скажите, пожалуйста, все уже решено?

Он наклонился и погладил собаку.

— Подожди, старина, мы сейчас, — сказал он псу и посмотрел усталыми печальными глазами на девушку в халате Клодии.

— Я бы сказал, что да, пожалуй, все решено.

— Будет развод?

— Да.

Он увидел, как она покраснела и смешалась.

— Это так печально…

— Как сказал Киплинг, дитя мое, «все хорошо в любви и на войне». К сожалению, уже много лет между мною и женой идет война, и моя оборона уязвима сейчас настолько, что она легко добилась успеха. С другой стороны, моя победа в том, что Клодия не назовет вашего имени. Так что вас это уже не касается, и вам теперь не о чем волноваться.

Мин почувствовала, что у нее перехватило дыхание, сердце забилось, во взгляде ее была искренняя боль.

— Хорошо, меня не назовет, но… что же она сделает?

— Мое нарушение супружеской верности будет считаться совершенным с «безымянной» женщиной, — сказал он с какой-то странной улыбкой, которая испугала Мин, — столько в ней было горечи.

— О! — воскликнула она. — Но это несправедливо! Почему вы позволили ей так поступить?

Он полез в карман за трубкой, стараясь не смотреть девушке в лицо: не хотелось ей лгать, но также не хотелось рассказывать о настоящих причинах всего. Дело-то было действительно в Мин. В глазах общества Беррисфорд выглядел благородным глупцом, спасающим репутацию Мин ценой своего доброго имени. Но ведь Клодия, о чем он и твердил весь вечер своему адвокату, смешала бы ее имя с грязью не колеблясь. И если бы он не договорился с Клодией, имя Мин попало бы в газеты, в раздел скандальной хроники. Тогда на ее нормальном будущем можно поставить крест.

— Не спрашивайте меня слишком о многом, — сказал он наконец довольно сухо. — Я не хочу, чтобы вы обо мне беспокоились. У вас начнется скоро новая жизнь, так что вы благополучно забудете о моем существовании.

Она обомлела. Он видел, как побледнело ее лицо, видел испуг в ее глазах. Произошло то, чего она так боялась: она никогда больше не сможет его увидеть!

Она стояла молча, стараясь подавить свои эмоции, искавшие выхода. Ей хотелось крикнуть: «Не надо меня прогонять! Я умру, если не смогу с вами видеться. Я люблю вас больше всего на свете, и больше на земле мне некого любить, кроме вас!»

Но конечно, она не могла этого сказать вслух. Мин услышала усталый голос Джулиана:

— Не унывайте, Мин. Могло быть хуже. Клодия могла отказаться не называть ваше имя.

Мин закусила губу и стиснула руки. Он не понимает. Ведь она лучше бы прошла через эту грязь, но получила возможность видеть его, служить ему. Он спросил:

— Вам понравилась миссис Тренч? Вы поладили с ней?

Ей пришлось ответить на этот вопрос, хотя она хотела говорить совсем о другом.

— Да. Она очень милая и добрая. Спасибо, что вы прислали ее помочь мне.

Он подавил зевок. Боже, как он устал. Спать хотелось страшно.

— Мне нужно прогуляться с Фрисби и ложиться. Знает ли Рози, что завтрак нужен на троих?

Тогда Мин, забыв о своих чувствах, сообщила ему, что нет уже ни Рози, ни кухарки, и объяснила почему. Джулиан побагровел, затем горько рассмеялся:

— Что за милая история! И какие у них христианские чувства! Кухарка — старая дура, Рози — молодая. Но я поговорю с ее родителями утром. Если таковы их отношение ко мне и преданность, пусть ищут себе нового хозяина.

— О Боже, — сказала Мин, — просто ужасно… и все из-за меня.

— Перестаньте обвинять себя, — сказал он строго. — Поймите раз и навсегда, что вы не виноваты, вы просто козел отпущения, бедный маленький козлик.

Она покачала головой и вдруг почувствовала, что слезы навернулись на глаза. Она подошла к двери, прошептав:

— Я лучше пойду лягу.

Сейчас он смотрел не на нее, а на пса, терпеливо ожидавшего обещанной прогулки.

— Ну, доброй ночи, Мин. И еще раз: не обвиняйте себя и не волнуйтесь. Несомненно, в конце концов все образуется.

Она постояла молча, не решаясь взглянуть на него, чтобы не видно было ее слез. Если они не будут встречаться, то что для нее образуется?

— А я вас никогда не должна больше видеть?

Она спросила это внезапно, таким тихим, сдавленным голосом, что он словно впервые понял — для нее небезразлично, исчезнет он из ее жизни или нет. Это взволновало и несколько встревожило его. Он сказал:

— Миссис Тренч говорила с вами о вашем ближайшем будущем?

Незаметно смахивая слезы, она ответила:

— Она нашла мне какое-то жилье в Южном Кенсингтоне, и… и она обещала найти мне работу.

— На нее вы вполне можете положиться. Хорошая женщина. А что до встреч… Думаю, когда это закончится, много позже, я смогу навещать вас, Мин.

Она не была достаточно взрослой ни по годам, ни по опыту и так была напугана перспективой разлуки, что выпалила:

— О, почему же я не могу продолжать видеться с вами в ближайшее время, мистер Беррисфорд?!

Это формальное обращение в сочетании с криком ее души смутило его. Он с удивлением увидел ее заплаканное лицо. Он и не думал, что это дитя может так обожать его. Он знал ее чувствительность и сердечность (полная противоположность холодной, бездушной Клодии), но ему и в голову не приходило, чтобы Мин могла так влюбиться в него за это время.

«Черт побери, — подумал он, — что же теперь делать?» А что было делать? Очень легко, казалось, ответить на этот порыв теплых чувств, которые девушка не могла скрыть, — обнять ее и осушить ее слезы. Но сейчас это слишком опасно. Только что он не пожалел средств, чтобы Клодия согласилась обеспечить Мин честное имя и не пятнать его грязью. И было бы сумасшествием делать сейчас нечто, что перечеркнуло бы все это. Иначе говоря — дать Клодии возможность разделаться с ними.

Он и сам ощутил человеческое побуждение успокоить ее, так наивно выдавшую то, что у нее было на сердце. Но он полностью контролировал свои чувства. Он подошел к ней и по-отечески обнял ее рукой за плечи.

— Послушайте, Мин, я не хотел бы, чтобы у вас были ложные идеи обо мне и всей ситуации. Очень мило с вашей стороны, что вы хотите со мной видеться. И я тоже хочу этого. Вы очаровательная девочка, и, конечно, каждому мужчине должно хотеться видеть вас. Но сейчас не время ни для чувств, ни даже для дружбы между нами. На какое-то время мы должны отойти друг от друга.

Она стояла оцепенев от тоски. Слезы высохли, но ее удивительно голубые глаза выражали неподдельную боль, поразившую его до глубины души. Этим вечером было достаточно всего, чтобы он понял, что Мин Корелли любит его. Любит! Господи, ну и дела. А еще страшнее, что его собственные чувства могут перелиться через край, его исстрадавшееся сердце может ответить ей. Она милая, любящая, добросердечная… Всего этого не было у Клодии, но все это всегда было нужно ему. Образование, манеры она может приобрести со временем. Но она создана для любви, для той любви-покровительства, которая всегда жила в душе Джулиана и которую он мог дать этой девушке и стать счастливым сам. Борясь со своими чувствами, Джулиан пытался анализировать себя. В этот момент он не влюблен ни в Мин, ни в другую женщину. Он слишком долго любил без взаимности и был слишком страшно разочарован в той, на которой женился; он почти боялся слова «любовь». С тяжелым вздохом он нарушил молчание:

— Я понимаю, что в таких обстоятельствах вы чувствуете себя не лучшим образом, дорогая, но я не оставлю вас. Мы будем поддерживать связь через миссис Тренч, и если можно будет, то встретимся.

Она вышла из своего оцепенения печали и отчаяния и вдруг спросила:

— Если… мы… будем еще встречаться, не повредит ли это?..

Он отвернулся, чтобы не смотреть в ее глаза:

— Возможно. Слишком многие будут сплетничать, и у вас могут быть неприятности. Вы не должны быть запутаны в это дело, должны держаться подальше от него, а значит, и от меня.

Она стояла опустив голову, так что он не видел ее взгляда, полного боли, находившей отклик в его сердце. Он все больше чувствовал, что неравнодушен к ней.

— Но не думайте, Мин, что я хочу, чтобы вы исчезли из моей жизни из-за подлости моей жены. Мы сможем иногда встречаться. Идите отдыхать, дорогая. Вы выглядите утомленной, и вы еще не выздоровели как следует.

Она боялась ответить ему, ее душили слезы. Кое-как дошла она до своей комнаты, а там уткнулась лицом в подушку и рыдала, пока не обессилела.

Джулиан был более чем добр к ней. Она вспомнила его низкий, успокаивающий голос и руку, которую он положил на ее плечо. Для нее было почти наслаждением вспоминать его слова: «Дорогое дитя» и «Я вас не оставлю». Да, она для него — ребенок. Но она-то любила его любовью женщины… всей силой своего сердца. И эта любовь рождала решимость отплатить ему за его доброту.

Рыдая в подушку, она спрашивала себя: разве она не помеха для него, приносящая одни неприятности? Разве при всем этом водовороте тревог, вызванных Клодией и нечестностью Джексона, Джулиан не должен смотреть на Мин как на занозу? Но он не из тех, кто может с легким сердцем отделаться от нее, он явно чувствует за нее ответственность. Сказал же он, что будет «держать связь». Но это ведь, внушала она себе, не потому, что он так хочет, но из его сильного чувства долга. Она пролежала до рассвета, уже не плача, все продолжая думать над тем, что она может сделать для него. И прежде чем заснуть, она приняла решение.

Они с миссис Тренч поедут завтра в Лондон, но Мин не станет смотреть комнату, за которую добрая миссис Тренч, конечно, поначалу будет платить сама или договорится с нанимателем. Мин не может позволить Джулиану и другим добрым людям благодетельствовать ей, она должна исчезнуть из его жизни так же вдруг, как и появилась. Но успеть отплатить добром.

План ее был опасным, ведь у нее не было ни друзей, ни денег, ни хотя бы временного пристанища. Тут она вдруг вспомнила о Селерсах, супругах, живших по соседству с теткой. Дэвид был телевизионным мастером, а его жена Молли, добродушная женщина, была домохозяйкой. Это с их восьмимесячной дочкой Маргарет Мин, бывало, сидела, когда они уходили. Вечера присмотра за ребенком были довольно приятны, когда она сидела у огня, пылавшего куда ярче, чем у скупой тети Прю, и следила за девочкой, пока Молли вязала или смотрела телевизор. Может быть, они помогут найти работу, порекомендуют, скажем, ее как няню, ведь у нее хорошо получалось с Маргарет. Она знает номер их домашнего телефона, и им можно позвонить с Ватерлоо или с Виктории, где хранятся вещи Мин, когда она ускользнет от миссис Тренч.

Мин решила начать с этого новую, самостоятельную жизнь, пусть даже она и ошибалась.

Она была очень спокойна за завтраком, который помогала готовить. Она не хотела обманывать своих добрых друзей, но твердо верила, что от них надо убежать. Она не изменила своему замыслу, даже когда Джулиан прощался с нею. Он не мог отвезти женщин в город, так как ему надо было срочно в типографию на Темз-Диттон, но он подбросил их до станции.

— Через пару дней позвоните мне в офис, — сказал он Мин, — расскажете, хорошо ли вы устроились на новом месте. Кроме того, я попросил миссис Тренч проверить, чтобы у вас было достаточно денег на первое время. Не беспокойтесь, дорогая, я могу себе это позволить, мы не оставим вас в Лондоне без средств.

Она покраснела. Ей не хотелось брать у него деньги. И не будет она этого делать. Мин крепко вцепилась в его руку, и в глазах ее вновь возникло выражение боли и тоски. Он прошептал:

— Мужайтесь. Сейчас, я знаю, все выглядит для вас ужасно. Но все переменится к лучшему.

Она прошептала в ответ, радуясь тому, что миссис Тренч ушла на станцию, оставив их наедине:

— А для вас тоже все будет хорошо?

Он ласково улыбнулся ей:

— Конечно. К тому же, когда все эти процедуры закончатся, я буду наслаждаться свободой, так что вы не принесли мне большой потери.

Она выдавила из себя:

— Спасибо вам тысячу раз за все, особенно за то, что вы избавили меня от всего этого. Я не могу выразить, как благодарна за это.

— Бегите, не то опоздаете на поезд, — сказал он, подавляя сумасбродное желание поцеловать ее.

Она кивнула. Сдерживая рыдания, она села в поезд вместе с миссис Тренч. Как ужасно вот так любить кого-то, думала она. И как ужасно знать, что она никогда, никогда не увидит Джулиана Беррисфорда. Она лишь вполуха слушала миссис Тренч. У нее было только одно лихорадочное желание: исчезнуть и привести всю эту печальную историю к грустному концу. Она даже приготовила записку с объяснением своего поступка.

Она вложила сложенную бумажку в руку миссис Тренч, когда они вышли из поезда и пошли к стоянке такси.

— Подержите, пожалуйста, мне нужно… на пару минут… — смущенно объяснила она и, прежде чем миссис Тренч успела ответить, исчезла в толпе.

Через минуту изумленная Ева посмотрела на записку и почувствовала тревогу, увидев там собственное имя. Что это значит? Куда пропала девушка? Когда через несколько минут Мин не вернулась, Ева прочла записку:

«Дорогая миссис Тренч, не считайте меня неблагодарной. Я очень признательна вам за все ваше беспокойство обо мне.

Но я не могу поехать в найденную вами комнату или получить через вас работу. Я должна немедленно исчезнуть из вашей и мистера Беррисфорда жизни. Я думала всю ночь и решила, что так лучше всего для мистера Б. Я уверена, что и он так думает, и глубоко сожалею обо всех невольно доставленных ему неприятностях. Не беспокойтесь, у меня есть друзья, о которых я вспомнила, они помогут мне. Пожалуйста, объясните это мистеру Б. и еще раз поблагодарите его за меня.

Огромное спасибо, и прошу вас, не надо меня искать: так будет лучше для него. Думаю, и вы согласитесь с этим. Мин Корелли».

Ева Тренч была поражена. Первой ее мыслью было: «Что за глупый ребенок… маленькая дурочка!»

Мин, конечно, ошиблась. Миссис Тренч могла неплохо ей помочь и без Джулиана. И что это за друзья, ведь она говорила, что друзей у нее нет. Сама она, как и Джулиан, понимала, что Мин нельзя не полюбить, что она, юная и беззащитная, вызывает желание помочь ей.

Но ведь это смелый поступок — отвергнуть его помощь, оставшись лицом к лицу с незнакомым миром. «Это, — думала Ева, — самое трогательное. Девять девушек из десяти на ее месте воспользовались бы ситуацией, чтобы получить от Беррисфорда как можно больше».

В тревоге, она осмотрела здание вокзала, зал ожидания, телефонные будки. Мин нигде не было, и Еве стало ясно, что искать ее в этой толпе в час пик безнадежно. Она оставила это и отправилась на работу, чувствуя подавленность и беспокоясь о Мин.

Она думала, что скажет Джулиан, когда она сообщит ему эту новость.

Глава 11

На вокзале Виктория Мин было о чем подумать. Билет, высланный тетей Прю, давал доступ ко всему ее земному имуществу, которое состояло из небольшого старого чемодана с полуоторванными ярлыками с Дальнего Востока, оставшимися от поездок Тома Корелли в Китай, и из такого же старого саквояжа с одеждой, с такими же ярлыками, которые Мин всегда любила рассматривать. Мин печально поглядела на эти вещи, когда кладовщик вывез их на тележке. Болезненные воспоминания о дорогом отце, которого теперь не было в живых, нахлынули на нее. Она словно слышала его добрый голос, когда он рассказывал, откуда эти ярлыки:

«Это — отель в Шанхае, где мы с твоей мамой провели прошлый отпуск…» или «Смотри, Мин, это — замечательное место в Гонконге… Когда-нибудь, наверное, мы побываем там».

А теперь его нет, как и ее матери, и остались только эти поблекшие ярлыки, которые, бывало, делали светлее серое настоящее, когда папа рассказывал о них.

Интересно, что из ее вещей тетя Прю упаковала, насколько честной она была при отделении ее имущества? Интересно также, куда ей теперь деваться и девать свои вещи? Она сбежала от миссис Тренч, пойдя на риск. Она надеялась, что миссис Тренч не будет считать ее неблагодарной и что Джулиан тоже поймет, почему она исчезла так внезапно.

После того как миссис Тренч купила Мин билет, она дала ей и сдачу с фунта, так что эти несколько шиллингов составляли весь капитал Мин.

Она дошла до телефонной будки и набрала номер Селерсов. Молли была дома и даже обрадовалась, услышав робкий голос Мин.

— Господи, это ты, Мин? Мы с Дэвидом говорили о тебе накануне и удивлялись, что с тобой такое стряслось. Мы недавно встретили мисс Корелли и спросили о тебе, а она сказала, что ничего не знает и знать не хочет, и мы поняли, что вы поссорились. И почему тебя не было на похоронах твоего бедного отца?

Мин поспешно стала излагать всю свою историю, так что миссис Селерс наконец узнала и почему Мин не было дома, и как больна она была, и об ужасных домыслах тетки Корелли. Она, конечно, не узнала только о частных делах мистера Беррисфорда. Мин сообщила лишь, что больше не может злоупотреблять гостеприимством Беррисфорда и вернулась в город для самостоятельной жизни. И наконец, сказала, что просит Молли узнать, не нужна ли где детская няня, и что она готова тут же приступить к работе.

— Это дало бы мне и дом, и семью, — пояснила она. — Мне было бы очень неприятно жить одной в комнате и работать в конторе. Ты же знаешь, как я люблю детей.

Молли знала это — у Мин всегда все было прекрасно с маленькой Маргарет. И она поверила всему, что рассказала девушка. Ни она, ни муж не были высокого мнения о ее тетке с ее злым языком и тяжелым нравом.

Разговор был долгим. Молли рассказала о похоронах и о том, куда прийти на могилу. А также поведала о том, что Прюденс Корелли больше не соседствует с ними.

Неделю назад тетке Прю поступило предложение насчет дома, который теперь, без брата и племянницы, она считала слишком большим для себя. Она продала его за фантастическую цену, сообразно нынешней стоимости недвижимости.

— Она, — сообщила Молли, — встретила Дэвида на почте и похвасталась хорошей сделкой. Наверняка она ободрала как липку покупателей — молодую пару с детьми. Сама она переехала, кажется, в Гастингс, взяв с собой это страшилище Пикси.

Мин была удивлена, услышав это. Но настоящее облегчение ей принесло предложение миссис Селерс:

— Почему бы тебе не пожить у нас несколько дней, пока не найдешь настоящую работу? Ведь тебе некуда податься, как я поняла? Мы поможем тебе найти место няни.

В ответ на возражение Мин, что она не может злоупотреблять их добротой, Молли искренне рассмеялась и сказала, что Мин может уже начать работу няни, ухаживая за Маргарет и дав Молли отдых, столь ей необходимый. Вопрос был решен, и, кладя трубку, Мин была готова заплакать от счастья. Она позвонила в свою бывшую контору и поговорила с Салли.

Салли была рада слышать ее. Что бы там ни думали о Мин родители Салли, она ничего не имела против старой подруги.

Ей было интересно услышать новости. Если Мин вернется в Стритхэм, сказала Салли, она будет рада ее видеть.

— Мы с Норманом обручены и хотим пожениться к Новому году, — добавила она гордо.

— О, Салли, я так рада за тебя!

Салли предложила зайти в контору, пообедать вместе с ней и получить у мистера Фокса жалованье Мин за последнюю неделю работы.

— Я сказала, что ты болела все время, пока не ходила на работу, дорогая, — сказала она.

— Ты уверена, что мы останемся подругами, и не разделяешь ужасного мнения моей тетки обо мне?

Салли добродушно рассмеялась:

— Я тебя знаю, Мин. Ты не такая, как говорят. Кстати, как твой приятель?

Мин покраснела. Приятель! Это о Джулиане, недоступном, как звезды, и таком же прекрасном и загадочном. Но она не стала объяснять все это Салли. Она только сказала, что он ей не приятель и что она вряд ли снова увидит мистера Беррисфорда. Она вдруг поняла, как далеко ушла в своей внутренней жизни за время знакомства с Джулианом. У нее появились высокие мерки оценок, и бессознательно она сама стремилась в своих мыслях и мечтах держаться не менее высоко, чем он.

Она не стала распространяться о Джулиане, попрощалась и снова оставила багаж в камере хранения, решив взять его по дороге в Стритхэм.

Перемену, происшедшую в ней благодаря влиянию Джулиана, она почувствовала и придя в компанию «Колибин и Фокс», где встретила не только Салли, но и Тедди Бенса, который когда-то настойчиво ухаживал за нею. Она всегда считала его довольно глупым. Сейчас, глядя на него, она еще больше убедилась, что у него отвратительный вкус, если он носит такие галстуки и носки, и у него такие длинные грязные волосы. И полностью отсутствовало то, чем она восхищалась в Джулиане, — хладнокровие, достоинство, хороший вкус и — не в последнюю очередь — знания литературы и искусства. Слушая пустую болтовню Салли, Бенса и других любопытствующих насчет приключений Мин, она чувствовала себя, как рыба на берегу. Ей было очень трудно болтать и смеяться с ними. Джулиан обесценил ее общение с теми, с кем прежде ее все устраивало. Она с тоской вспоминала Шенли, этот прекрасный дом, книги, цветы и Фрисби, ожидавшего возвращения хозяина. Она не знала, как перенесет все эти дни и недели… даже годы впереди, без него, живя воспоминаниями. Старые сотрудники были очень милы с ней, и она была благодарна им. Особенно же была благодарна, когда младший компаньон Леонард Фокс принял болезнь как уважительную причину ее увольнения и выдал ей недельное жалованье. Он не предлагал ей вернуться и с извинениями сказал, что уже взял человека на ее место.

— Все в порядке, мистер Фокс, — улыбнулась она. — Я боюсь, что никогда не была хорошей машинисткой.

Фокс кашлянул, поглядел на нее и спросил себя, как это он раньше не замечал, что Мин очень хорошенькая. Глаза-незабудки, черная челка делали ее похожей на миниатюрную Клодет Кольбер. Потрясающе! Он хотел было пригласить ее на обед, но вовремя вспомнил, что уже женат.

Мин вышла из конторы со столь необходимыми ей несколькими фунтами. Ко времени возвращения в Стритхэм, на знакомую с детства улицу, она сильно устала, морально и физически. Гроза, которая собиралась вчера над Шенли, сегодня собиралась над Лондоном. Было душно, и небо затянуло тучами. Мин с сожалением заметила, что она еще очень слаба. Все же она старалась держаться бодро и сразу быть полезной своим добрым друзьям. В маленьком домике было душно, пахло жареной рыбой, а на кухне шел пар от сушившихся пеленок Маргарет. Боже, какая разница с Шенли! Но все же здесь было уютно, а Молли была очень мила. Она ужаснулась при виде Мин:

— Ты всегда была худышкой, а сейчас потеряла еще несколько фунтов. И глаза так запали! Наверное, это все проклятая пневмония.

Мин кивнула. Пускай думают, что причина — пневмония. Они не знают, что она сжигает себя и сохнет из-за человека, которого никогда больше не увидит.

На предложение Молли сразу отправиться спать Мин ответила отказом: она здесь, чтобы помогать. Она распаковала чемодан, нашла халат, быстро переоделась и вернулась на кухню. Пока Мин гладила постиранные детские вещи, Молли готовила ужин и рассказывала Мин о той трагической ночи, об отъезде мисс Корелли, о старых соседях Бьютах.

— Молодой Эрик спрашивал о тебе позавчера, — сообщила Молли, вытирая пот со лба. — Фу, какая жара! Не помню такого лета. Хорошо ли было на реке, там, куда ты поехала? И почему ты не попала в больницу?

Мин покраснела и опустила глаза. Новые вопросы — и не знаешь, что отвечать. Нельзя никому говорить правду, даже упоминать имя Клодии. Она только сказала:

— Мистер Беррисфорд был ужасно добр.

Молли Селерс была милой круглолицей женщиной, влюбленной в своих мужа и ребенка, лишенной злобы, но вовсе не лишенной женского любопытства, и у нее история Мин вызывала некоторое недоумение. То, что за Мин так ухаживали в богатом доме, казалось ей достаточно странным. Она сгорала от любопытства, хотя и не подозревала Мин в чем-то плохом. Она не сомневалась, что мисс Корелли зря катила бочку на Мин, выгнав ее из дома по каким-то нелепым обвинениям. Но когда Мин запинаясь, нехотя рассказывала о своей жизни в Шенли, Молли немного обиделась.

— Не хочешь рассказывать — не надо, — махнула она рукой и всполошилась. — Маргарет кричит! Посмотри, не надо ли ее переодеть.

Мин была рада возможности убежать из душной влажной кухни. Голова болела, в сердце кололо. Когда она наклонилась над девочкой, глаза Мин наполнились слезами. Она взяла ребенка на руки и прижала его к себе. Какой ужасный был сегодня день! Да и впереди ничего отрадного. Она уже корила себя — зачем добровольно приняла на себя такое наказание, как разлука с Джулианом. Она не знает, что происходит с ним, что будет? Разве прочтет в газетах о разводе. Она вдруг почувствовала острую тоску по нему, сидящему, наверно, в это время в пустом доме вдвоем с собакой. Она чуть было не бросилась к телефону звонить ему. А ведь расстались они сегодня утром, хотя кажется, что прошел уже год. Она любит его, любит безнадежно, и от этого ее не излечит, кажется, даже время.

С огромными усилиями она взяла себя в руки и занялась ребенком. Затем она погасила свет, вытерла глаза и вернулась в кухню, моля Бога, чтобы Молли больше не спрашивала о Джулиане.

Но это началось, конечно, снова, когда вернулся Дэвид и они втроем сели пить чай.

Дэвид был славный малый и хороший инженер, близорукий, в сильных очках, из-под которых маленькие, острые глазки добродушно смотрели на собеседника, любивший свою жену и своих друзей. Он целиком отдавался работе, поэтому Молли и Маргарет были только частью его жизни. Он был безумно влюблен в телевидение.

— Ты, кажется, нашла себе богатого приятеля, который живет где-то у реки? — спросил он, добродушно улыбаясь. — Как там у него дела?

Мин снова вспыхнула и опустила голову. Молли, все еще обиженная за ее молчание, сказала:

— Ты и слова из этой устрицы не вытянешь — об этом ее друге, конечно.

Дэвид, не понимая, как тяжело его собеседнице, задал еще несколько добродушных, но бестактных вопросов о Джулиане и наконец спросил:

— А телевизор у него есть?

Так как Мин ответила «нет», Дэвид списал мистера Беррисфорда со счетов.

— Должно быть, сумасшедший — при всем своем богатстве мог бы купить самый лучший. Вот нам и случай, Мин: можно послать ему рекламные проспекты, может, он заинтересуется. Шенли совсем близко, у него будет хорошее изображение.

Тут Мин чуть улыбнулась: облик Джулиана как-то не вязался с телевидением и его безвкусными шоу. Джулиана не интересовала, по его словам, «современная механическая музыка», у него было только радио на кухне и еще большой проигрыватель, на котором он слушал пластинки с хорошими записями. Ей удалось отвлечь Дэвида от мысли продать Джулиану телевизор; потом она помогла Молли помыть посуду и удалилась в комнатушку, где Молли поставила для Мин раскладушку, служившую Дэвиду еще во время войны.

А Молли, отправившаяся спать позже, услышала из-за двери сдавленные рыдания и быстро распахнула ее. Свет упал на фигурку Мин, рыдавшей уткнувшись лицом в подушку. Молли немедленно забыла обиду и встала на колени у кровати, успокаивая Мин. Она решила, что та оплакивает своего отца.

— Бедное дитя, — говорила она, гладя шелковистые черные волосы Мин, — ты еще не знала таких ударов в жизни. Послушай, дорогая, мы поговорили с Дэвидом и решили тебе предложить кое-что. У него в магазине дела идут хорошо, он сегодня продал три больших телевизора, сейчас — огромный спрос. Он говорит, что я могла бы позволить себе иметь помощницу. Не согласишься ли ты остаться у нас в качестве няни? Я могла бы сделать эту комнатку более удобной, и мы могли бы предложить тебе фунт в неделю и содержание, хотя, конечно, у других ты могла бы заработать больше.

Мин слушала с безмолвной благодарностью за предложенные ей работу и кров. Жить у добрых друзей — уже много значит, хотя денег и немного. Но может быть, это и не лучший выход. Мин не раз задавалась вопросом — не разумнее ли сразу уйти из привычного окружения и начать совсем самостоятельную жизнь.

Молли почувствовала, что ее вопрос застал «бедное дитя» врасплох, и предложила той пока подумать или попробовать, понравится ли ей это дело, в течение месяца. Потом Молли ушла, а Мин снова осталась в своей комнатушке одна, думая и гадая, как жить дальше. Ей не спалось. Она все вспоминала Джулиана. Вдобавок походная кровать была жесткой и неудобной, особенно после прекрасной постели в Шенли.

Поломав свой ночной сон, Мин встала рано, приготовила чай и принесла его на подносе своим друзьям в постель. Молли в восторге разбудила мужа.

— Погляди на нашу новую горничную-француженку, — сказала она.

Дэвид, близоруко щурясь, поглядел на Мин.

— Бонжур, — сказал он с отвратительным выговором. — На что это похоже: ты приносишь чай, вместо того чтобы мне встать и приготовить его самому?

— Мне нравится это! — воскликнула Молли. — Это ведь то, что я делала для Дэвида.

Мин посмотрела на Молли. Та прекрасно выглядела с утра — полная, розовощекая, светловолосая. Они были счастливой парой, и Мин вдруг почувствовала укол зависти. Как, наверное, здорово иметь семью, маленькую дочь.

— Девочка проснулась, — сказала она поспешно. — Пойду принесу ее вам.

Так начался для Мин первый день работы у старых друзей. Трудный жаркий летний день всего лишь с двухчасовым отдыхом в постели, на чем настояла Молли, так как Мин выглядела еще очень бледной и слабой. Но это не был несчастливый день, потому что общение с Маргарет было для Мин всегда приятно. Сплошным удовольствием было посидеть с ней одной, отпустив Селерсов в гости. Работа эта могла быть и не очень оплачиваемой, и утомительной, но все же Мин не зря тратила время.

Но весь день она гадала, что Джулиан и миссис Тренч думают о ее бегстве, и так жаждала новостей о нем, что еле удержалась, чтоб не позвонить.

Она, наверное, была бы польщена, если бы узнала, как они оба были встревожены ее исчезновением. Когда Джулиан услышал об этом, придя на работу, он почти рассердился на Мин, доставившую ему новые неприятности, как будто старых было мало. Потом, прочтя ее записку миссис Тренч, он понял, какая самоотверженность двигала девушкой, и был глубоко тронут этим. Но остался очень обеспокоен.

— Нельзя позволить ей вот так пропасть, — сказал он, расхаживая по кабинету с патетическим письмом Мин в руке. — Куда она могла деваться?

— Ей-Богу, не знаю, — ответила Ева Тренч. — У нее вроде не было никого, кроме тети в Стритхэме, но туда она не вернется. Но я знаю, что она хотела бы работать с детьми. Можно обратиться в известные семейные агентства. Попрошу одну из своих девушек обзвонить их и узнать, не обращалась ли туда Мин Корелли за работой.

— Вы умница, — сказал Джулиан.

Миссис Тренч вспыхнула. Похвала Джулиана много значила для нее.

К его разочарованию, она сообщила через некоторое время, что найти следов Мин таким путем не удалось.

— Ну, конечно, — добавила она, — можно подождать и потом позвонить еще раз.

— Но какого дьявола она будет делать ночью? — спросил Джулиан. — У нее и денег ведь нет. Вот что беспокоит.

Еще больше он встревожился, когда та же ситуация сохранилась до конца недели. При всех их усилиях найти Мин Корелли ее исчезновение продолжало оставаться тайной. Но Джулиан не пошел на то, чтобы нанять частного детектива или дать объявление по радио. Такие вещи в этой ситуации были неуместны. Имеет ли он право искать ее? Раз у нее были причины исчезнуть из его жизни, надо их уважать, думал он мрачно. И все же он не мог смириться с тем, что не знает, где она. Он все вспоминал ее лицо, печальные голубые глаза. И выходит, не будет ничего, кроме волнующих воспоминаний? А ведь она оставила большой след в его жизни. С ее появлением он приобрел что-то неощутимое, и теперь горечь утраты казалась еще сильнее.

Между тем жестокая машина закона, однажды запущенная, надвигалась на него.

Осенью он переживал тяжелое одиночество. Продолжалось оно и зимой, когда деревья обнажились. С Нового года земля лежала под снегом, а сад и дом погрузились в суровое белое безмолвие.

Уродливая сделка с Клодией имела много неприятных последствий, одним из которых стало отчуждение дяди Филиппа. Он был непреклонен в осуждении развода, и все эти долгие горькие месяцы не поддерживал с племянником никаких отношений, кроме деловых. Несправедливую опалу Джулиан тяжело переживал.

И финансовое положение в целом ухудшилось. Он ведь оплатил не только издержки по бракоразводному процессу, но и крупную сумму, которую Клодия требовала за исключение имени Мин из дела. В издательском бизнесе в целом наступила депрессия, и доход Беррисфорда угрожающе снижался, выдвигая нужду в жесткой экономии.

Содержать имение стало трудно, но он любил этот дом. Он многое передал Клодии. И этот портрет, полный злой силы, он снял и послал на ее квартиру. Пусть берет! Ему больше не хотелось напоминаний о ней.

Жизнь в Шенли стала нелегкой. Джулиан кое-как мог оплатить одного садовника и нанять слугу, бывшего солдата, который кое-что умел готовить. Но большая часть дома была закрытой и нежилой. Миссис Тренч советовала ему снять квартиру в городе. Но он слишком привязался к любимому дому. Дом был пуст и полон теней, но Фрисби, его верный лабрадор, был с ним. Долгими зимними вечерами они вдвоем сидели у огня в библиотеке, не нуждаясь больше ни в ком.

После объявления в газете о разводе и сплетен, распространенных бывшей кухаркой вместе с Рози и ее родителями, которые съехали отсюда, посетителей в Шенли стало куда меньше. А еще летом Джулиан с иронией замечал, сколько матерей с молодыми дочерьми старались обходить его. Конечно, все поверили в его измену Клодии.

Иногда он с большой горечью укорял себя за то, что позволил Мин исчезнуть, не удержал ее здесь. Он мог бы даже жениться на ней. Ее обожание могло превратиться во что-то реальное и действительно глубокое. И он со временем мог ответить взаимностью. Впрочем, слишком много «могло бы». И он ведь тогда правильно считал, что нехорошо пользоваться ситуацией, когда он не любил ее и даже не думал о новой женитьбе. И вот — она неизвестно где, а ему ничего не осталось, ничего, чтобы вознаградить себя за жертву, которую принес он, чтобы спасти Мин от Клодии.

Наступил март. Клодия по крайней мере сдержала слово, все прошло тихо, пресса едва заметила эту историю. Клодия получила развод и треть доходов мужа, а он вернулся в Шенли почти разоренным, но свободным.

Но жизнь стала малоприятной для Джулиана. В одиночестве он постоянно вспоминал Мин. Где она, как она? Ему казалось, что со временем он все забудет, но память о ней была живой, и для него начался новый период беспокойства.

И вот вдруг, неожиданно, снова в конце лета, Джулиан почувствовал непреодолимое желание найти девушку, невольно ответственную за эти перемены в его жизни.

По какому-то побуждению, которое ему трудно самому было объяснить, он дал в двух ведущих газетах частное объявление, где просил Мин Корелли дать сведения на абонентный ящик. Интересно, думал он, заметит ли она? Прочтет ли? Ответит ли? И впервые за все эти тяжкие, тусклые месяцы он почувствовал волнение, предвкушение… почувствовал себя снова живым человеком.

Глава 12

Ко времени, когда Мин прочла объявление в частном разделе «Таймс», с ней также произошли перемены, и гораздо более поразительные, чем с Джулианом. Словно она закуклилась, а потом превратилась в новое существо. И когда она увидела свое имя и прочла: «Мин Корелли, если вы прочтете это, непременно свяжитесь с а/я X», то она была там, где Джулиан ожидал менее всего. Она была даже не в Англии. Газета была двухдневной давности, а Мин завтракала на балконе роскошной гостиницы в Риме.

По другую сторону стола восседал маленький полный джентльмен с седыми волосами, гладковыбритый, с маленькими ясными голубыми глазами, цветом и формой похожими на глаза Мин. Он был в роскошном халате и с аппетитом поглощал обильный завтрак. Мин, в безукоризненно сшитом и очень элегантном белом костюме, ела более умеренно — кофе, булочки и мед.

Перед тем как официант принес английскую почту и она развернула газету, девушка задумчиво созерцала великолепную панораму вечного города, никогда не оставлявшего ее равнодушной. Впервые увидев его, она решила, что это красивейший город мира, и так продолжала думать и теперь, особенно в утренние часы, когда замечательные здания и купола церквей казались еще прекраснее на утреннем солнце, а всевластная полуденная жара не мешала воспринимать их красоту.

Она планировала еще один поход по музеям, библиотекам, интересным местам, никогда не уставая воспринимать то, что Рим мог ей дать. До этого она также осматривала Флоренцию, Венецию, а перед тем — Париж. Перед ее восхищенным взором раскрывались все новые сокровища мира. Так много хотелось узнать, особенно, грустно думала она, если вспомнить, какой невеждой была она, Мин Корелли, перед этой поездкой на континент десять месяцев назад. Она планировала из Рима отправиться в Женеву и продолжить самообразование, что доставляло ей огромное удовольствие. Но это объявление в «Таймс» взволновало ее. Как-то сразу она почувствовала, что стоит за этим. Она сама не знала почему, но поняла это. Это был человек, чья тень везде следовала за ней в ее странствиях, чей дух вдохновил ее на путь от невежества к знанию, к прекрасным книгам, картинам, статуям.

Она встала, смяв в руках «Таймс», и сияющими глазами посмотрела на пожилого сотрапезника.

— Дядя Альберт, могли бы мы сейчас же вернуться в Лондон?

Тот, кого она так назвала, снял очки в роговой оправе и посмотрел на нее глазами, так странно похожими на ее собственные. Он сказал:

— Конечно, дорогая. Я не возражаю против любых направлений. Как я сказал сначала, деньги для меня не цель. Я нажил их — значит, их надо тратить, после того как покончено с проблемой налогов. Можно вернуться, можно остаться. Можно что угодно.

Девушка подошла к нему и обняла за плечи.

— Вы просто мой ангел-хранитель, дядя Ал. С тех пор как мы встретились, жизнь стала похожа на сказку. Я никогда не смогу отблагодарить вас за все, что вы сделали для меня. Но мне кажется, не надо тащить вас в Лондон в осенние туманы. Может быть, вы предпочтете остаться здесь?

— Я не особенно хочу остаться в Риме, но не возражал бы против Монте-Карло. Но может быть, мы потом сможем это сделать вдвоем. Скоро ты и так насытишься Лондоном. Но мне сейчас намного лучше, и английский климат не принесет мне вреда. Я слышал, там сейчас хорошая погода.

— Тогда, если не возражаете, я скажу, чтобы нам перезаказали авиабилеты с Женевы на Лондон.

— О'кей, — улыбнулся и кивнул дядя. И спросил: — Все ли в порядке, Мин?

Она покраснела. Лицо ее теперь округлилось и покрылось золотистым загаром. Солнце, обильная еда и отдых вместе с радостью от открытия прекрасного мира превратили Мин из изможденного существа в здоровую девушку, полную душевной и физической энергии. Дядя гордился ею. Везде, где они появлялись, люди оглядывались на Мин. А она теперь могла одеваться в самые нарядные одежды, затмевая окружающих модниц. Он сказал ей, что не надо жалеть денег на наряды, а остальное довершили ее хороший вкус и усилия мастеров одного из лучших ателье Рима. Мин повсюду была в центре внимания.

С ней было очень приятно, потому что она никогда не ныла и ее живо интересовало все вокруг. Жажда знаний у нее поражала дядю Альберта. Только один недостаток он находил у племянницы — она не интересовалась молодыми людьми. Он считал, что естественно было бы для нее ходить на танцы, где она могла бы с кем-нибудь познакомиться. Но, хотя он сказал, что оставит ей целое состояние, когда она выйдет замуж, ее это мало интересовало и она, казалось, не питала интереса к замужеству. Он, однако, понимал, что она сохнет по этому малому, Беррисфорду. Он знал все о деле Беррисфорда. Она не делала секрета, что именно он заразил ее этой любовью к искусству. Он никогда не забудет ее первой просьбы в первый их поход по магазинам.

— Пойди и выбери себе хороший подарок, — сказал он тогда ей. И что она попросила? Не алмазные серьги или жемчужное ожерелье, как сделало бы большинство девушек, а книгу! Книгу стихов какого-то Йитса. Потом-то он купил ей настоящее жемчужное ожерелье вместо дешевых бус, которые она носила, и хотя, Мин очень благодарила его, она и вполовину не радовалась ожерелью так, как той книге.

Мин вышла с балкона в спальню. Красивая комната была полна книг, цветов и красивых вещей, из которых распакована была только половина. Благодаря удивительной щедрости дяди она собрала немало ценного. И сейчас еще она не совсем привыкла к нынешнему богатству, оно даже смущало ее. Как наследница дяди Альберта, она теперь не очень соответствовала любимым стихам: «Но в бедности своей…» Она уже не бедная, и у нее уже есть не «только грезы». Но эти грезы и были для нее самым важным, эта память о нем. И сейчас, во всей этой оргии трат с дядей, главным для нее была духовная связь с Джулианом. Ей понравились деньги потому, что помогли ей дорасти до его уровня, выбравшись из прежнего невежества.

Она сидела за туалетным столиком и думала о событиях прошедшего года и о причудливых капризах судьбы, которые с ней случились. Она не больше двух недель проработала няней у Селерсов, когда появился дядя Альберт…

Альберт Эдвард Спрингер из Виннипега, живший в Мельбурне, был ее единственный кровный родственник, одинокий холостяк. Сорок лет он вел жизнь, полную приключений, имел и потерял золотой рудник в Австралии, покупал и продавал овцеводческие фермы, играл на хлебной бирже в Виннипеге, сделал еще одно состояние и увеличил его на поставках провианта в армию во время войны. У него был талант купить нужные вещи в нужный момент; все, к чему он прикасался, становилось золотым. Ему было за шестьдесят, когда он закончил все дела в Канаде и приехал в Лондон искать дочку малютки Барбары, своей сестры. А там, используя силу денег, он напал на след Тома Корелли, узнал о его смерти и добыл его последний адрес в Стритхэме. А дальше он просто случайно постучался к соседям, Селерсам…

Подобно Золушке в карете, Мин тут же уехала из Лондона в Париж и начала жить в роскоши, как племянница и наследница Альберта Спрингера. Но она была Золушкой без своего Принца, как подумала она сейчас с грустной улыбкой. А без этого все было как-то безрадостно. Правда, она была благодарна судьбе, и было, конечно, за что. Все эти прекрасные путешествия пришли на смену тяжкому труду няни за фунт и стол.

Во всех путешествиях за пределами Англии она искала в газетах сведений о разводе Джулиана и только полгода назад нашла объявление в одной из газет, что миссис Беррисфорд, живущая на Маунт-стрит, развелась с мужем, издателем мистером Беррисфордом. И все. Ее имени не было, как и обещал Джулиан. Но чего это ему стоило? Она не знала. Она не раз испытывала искушение написать, но не сделала этого. И вот это объявление странно взволновало ее, вызвав желание вернуться.

Она написала короткое письмо:

«Даю знать тому, кто связан с а/я X, что Мин Корелли сейчас находится в Риме и вернется в Лондон 15 сентября. Ее адрес: Савиль-Корт, 21».

Маленькая девушка из Стритхэма была теперь хозяйкой замечательной квартиры, которую купил ей дядя Альберт и которую она выбрала по своему усмотрению на Савиль-Корт, потому что это была надстройка над огромным зданием с замечательным видом на Лондон. Она была обставлена в духе, который, Мин знала, Джулиан одобрил бы, со старой мебелью, хорошими коврами и портьерами. Теперь это была главная резиденция мистера Спрингера и его племянницы. Они решили, что позже Мин сможет купить дом за городом: Мин очень хотела иметь сад. Но на время путешествий иметь такую квартиру было хорошо.

Вернулись они в Лондон в прекрасный осенний денек, когда город купался в солнечных лучах, а воздух долго сохранял тепло. Мин никогда не чувствовала такого странного волнения, когда их самолет приземлился в Англии. Ей казалось, что газетная вырезка с объявлением прожжет ее сумку. Кто же ищет ее? От всего сердца ей хотелось, чтобы Джулиан.

Дядя Альберт сказал, проводив ее до дома, что хочет постричься, он не видел толку в итальянских парикмахерах. Так что Мин одна вошла в прекрасную квартиру и открыла окна, потому что там в этот сентябрьский день было почти так же душно, как в Риме.

Потом она подошла к столику в холле и с бьющимся сердцем стала разбирать почту, принесенную портье. В основном это были бумаги и счета, но она была уверена, что должен быть ответ от хозяина абонентного ящика. Ее сердце упало, когда она поняла, что ответа нет. Лихорадочное волнение, которое она почувствовала в Италии, пропало. Может быть, тот, кто ее искал, решил больше не беспокоиться, или это был вовсе не Джулиан.

Она вошла в великолепную спальню, декорированную в стиле белой лилии. Сидя за туалетным столиком и глядя на себя в зеркало, на эту новую Мин, исполненную здоровья и шика, она вдруг почувствовала себя усталой и не в духе. Так она себя не чувствовала с тех пор, как дядя Альберт со своими деньгами и щедростью так изменил ее жизнь.

Она беспокойно ходила по квартире, пока не вернулась в гостиную, где, сидя перед книжным шкафом, с любовью и грустью стала смотреть на собранные ею книги. Многие еще не были распакованы. Было много классиков из числа тех книг, какие были в его библиотеке, про которые он говорил ей. Она уже почти жалела, что вернулась в Лондон. Хотелось позвонить миссис Тренч, но гордость удержала ее. Лучше было, когда она находилась за сотни миль отсюда. Вся ее любовь к Джулиану и боль разлуки не утихали в ее сердце, где бы она ни была.

И тут раздался телефонный звонок.

Заговорила женщина… ее голос Мин не спутала бы с другим. Это была Ева Тренч!

— Это Мин Корелли? Мин, это вы?

— О, миссис Тренч! Да, это я, это Мин.

— Алло, как вы там, дорогая, жили все это время?

— Хорошо. О, миссис Тренч, все изменилось с тех пор. Вы и не представляете, что произошло со мной!

— Сейчас расскажете. Но раньше хочу сказать, что мы получили ваш ответ на объявление.

Сердце Мин забилось, румянец стал гуще. Но почему миссис Тренч сказала «мы»?

— Так это вы дали его?

— Мистер Джулиан попросил меня об этом, и я поместила объявление в газетах, — сказала она несколько суховато.

— Так он… хочет меня видеть?

— По-моему, он давно уже думал о том, как связаться с вами. Знаете, мы сделали все, что могли, чтобы найти вас, когда вы сбежали, нехорошая девчонка.

Мин смогла рассмеяться:

— Это ведь было ужасно с моей стороны?

— Это было очень смело, и мы с мистером Джулианом оценили это. Куда вы девались и почему?

Мин кратко рассказала о своем визите к Селерсам, затем — о дяде. Она закончила словами:

— Как видите, мне просто повезло.

Трудно угадать, что подумала обо всем этом Ева Тренч, но она сказала:

— Ну что за везучая девушка! И никто так не мог бы порадоваться за вас, как я. Вы, по-моему, заслужили это.

— Я столько раз хотела вам написать, но все думала, что не следует. Наверное… с разводом покончено?

Тут миссис Тренч рассказала Мин о последних событиях. Да, Клодия развелась и почти сразу вышла замуж снова. Теперь она виконтесса Аллардин. Мин новость показалась нелепой — выйти замуж за этого придурковатого Оззи, после самого замечательного человека в мире! Но больше всего ее огорчили новости о Джулиане.

У Джулиана, по рассказу миссис Тренч, этим летом дела шли неважно. Он сильно похудел и плохо выглядит. Разрыв между ним и его дядей сохранился, и Джулиан тяжело переживал это. А худшей для Мин была новость, что он продает имение в Шенли, будучи уже не в состоянии содержать большой дом. Бизнес шел плохо, а развод нанес ему большие убытки. Он уже не был прежним богачом. А если дядя его уйдет от дел или умрет и Джулиан возглавит фирму, едва ли его финансовое положение значительно улучшится.

Сердце Мин учащенно забилось. Она воскликнула:

— Не могу поверить, чтобы он продавал имение! Он обожал его.

— Да, и я думаю, это было тяжким решением для него, но пришлось. На этой неделе появилась фотография дома в «Сельской жизни». Он может стоить хороших денег. Кто-то может купить его и превратить в клуб или частную гостиницу.

Мин ужаснулась:

— Но он ненавидит такие вещи. Где он сейчас?

— Живет в домике садовника. Всегда один. Но он очень увлекся садоводством и многое делает сам.

— А Фрисби? Милый Фрисби все с ним?

— К счастью, да. Они по-прежнему большие друзья.

С широко открытыми глазами Мин узнавала о переменах в судьбе Джулиана, потом спросила:

— А зачем он хотел меня видеть?

Еве Тренч было трудно ответить. Она и сама точно не знала ответа. Сам Джулиан объяснял, что тревожился о Мин со времени ее исчезновения, хотел узнать, что с ней сталось, устроена ли она. Она сказала это Мин.

— Он был так добр ко мне, но не стоило тревожиться.

— Кажется, да, — рассмеялась Тренч. — Случившееся с вами — сказка.

— Где же он сегодня? — повторила Мин вопрос.

— Уже отправился в свой домик. Жара утомила его. Но он просил меня позвонить сюда и разузнать о вас. Он очень обрадовался, получив ваш ответ. Мы оба были заинтригованы римским штемпелем и подумали, что вы, наверное, там работаете.

— Вы еще будете звонить ему вечером?

— Не собиралась, но могу. Конечно, я позвоню ему и сообщу такие прекрасные новости. Он будет очень рад.

— Попросите его навестить меня. Может быть, завтра он позвонит мне с работы? И пожалуйста, дорогая миссис Тренч, прошу вас пообедать со мной в любой день.

— Как странно это… маленькая Мин приглашает меня на обед. Но вы и по голосу вроде не похожи на ту Мин. Не выросли ли вы дюймов на пять?

Теперь Мин засмеялась. Они поговорили еще несколько минут. Мин положила трубку и вновь ощутила беспокойство. Она принялась расхаживать по комнате, поглядывая на крыши, деревья, флаг над Букингемским дворцом. Она чувствовала и большое облегчение, оттого что узнала о Джулиане, и сожаление о его неприятностях. Подумать только, он собирается продавать имение, живет один в домике садовника, где прежде жила семья Рози. Мин чувствовала и свою вину: если бы она не появилась в Шенли, Джулиан все так же жил бы в любимом доме.

Как он отреагирует, когда узнает, что Мин стала богатой наследницей? Придет ли сюда? Услышит ли она завтра его голос впервые за эти долгие месяцы?

Приход дяди прервал ее размышления. Он принес кипу газет и журналов. Его красиво постригли. Ему было жарко, и он обмахивался платком.

— Не сказал бы, что здесь прохладнее, чем в Риме, — сказал он, бросая прессу на столик у окна.

Мин рассеянно стала просматривать журналы и газеты. Вдруг щеки ее порозовели. Она схватила «Сельскую жизнь».

— О, ты принес то, что меня интересовало!

— Да, здесь есть много объявлений о хороших домах, а такая погода заставляет думать, что действительно лучше переселиться в деревню.

Мин снова почувствовала, что сердце ее забилось чаще.

— Я знаю один продающийся дом, — сказала она тихо, — один из лучших в Англии.

— Купи, если хочешь, — сказал дядя, как обычно, когда она выражала редкое желание тратить его деньги.

Она стала быстро листать журнал. И вот с волнением увидела фото знакомого дома среди высоких деревьев с подписью: «Имение Шенли».

С возрастающим волнением она прочла объявление:

«Замечательный дом в стиле королевы Анны, с оригинальной отделкой и прекрасной палисандровой лестницей, галереей, десятью спальнями, четырьмя ванными…» и т. д. Было также описание земельного участка и хозяйственных строений. Вся цена, с мебелью и коврами, — двадцать тысяч фунтов стерлингов.

Прежней Мин показалось бы, что это астрономическая, недоступная сумма, но наследнице Спрингера казалось, что это естественная цена за прекрасный старинный особняк.

И мысль, возникшая у нее, когда она узнала о продаже имения, становилась все более настойчивой. Почему бы дяде не купить имение Шенли для нее?

Она передала журнал дяде и показала ему фотографию дома Джулиана.

Глава 13

Когда Джулиан Беррисфорд услышал историю о Мин и ее канадском дядюшке, он несколько удивился и очень обрадовался.

Когда он последовал побуждению дать то объявление, он плохо себе представлял, что из этого выйдет, и тем более не предполагал услышать то, что ему вечером сообщила по телефону миссис Тренч.

Какой удивительный поворот колеса фортуны… Ее звезда взошла, когда его звезда на закате. Она богата, он беден.

— Выглядит ли она счастливой? — спросил он.

Еве Тренч было не так легко ответить на вопрос. Она сказала, что не видела Мин и не знает ничего о ее личной жизни. Ее, однако, поразили перемены в Мин. Она говорит как много повидавшая, много знающая девушка, не похожая на ту деревенскую малообразованную девочку, с которой Джулиан подружился прошлым летом.

Джулиан был почему-то слегка разочарован.

— Только не говорите мне, что деньги испортили ее, — сказал он со смешком.

Миссис Тренч сказала, что Мин осталась такой же милой и очень хочет его видеть. Это ему было слышать приятно.

— Я позвоню вам завтра, — сказал он.

Повесив трубку, он подозвал Фрисби и потрепал его за ушами.

— Вот мы и нашли ее наконец, старина… а она стала наследницей. Кто бы мог подумать?!

Его так поразила перемена в ее судьбе, что он даже отчасти пожалел о намерении ее найти. Он знал, что подсказало это решение желание помочь, защитить ее. Одним из его заветных желаний было, чтобы она не страдала от той несправедливости, с которой отнеслась к ней Клодия.

Оказалось же, что он зря беспокоился. Мин сейчас было лучше, чем когда-либо в ее жизни.

Но что-то более глубокое, чем любопытство, — но что, он сам точно не знал, — заставило его позвонить ей, когда он приехал назавтра в Лондон.

Он чувствовал волнение, слушая ее голос. Конечно, в нем звучало гораздо больше уверенности в себе, но он заметил, что это тот же, во многом детский, голосок, который он помнил. Это пробудило множество воспоминаний. После приветствий она сказала:

— Заходите в гости, пожалуйста.

— Конечно, — ответил он, — когда?

— Что, если сегодня вечером поужинать вместе с моим дядей? У нас в доме хороший ресторан, можно заказать ужин на дом.

— Богато живете, — засмеялся Джулиан, — а мы с Фрисби теперь часто сами себе готовим.

— Милый Фрисби, — засмеялась Мин. — Как он там?

— Немного постарел, но еще неплохо охотится.

— Хочу его еще раз увидеть.

— Приезжайте с дядей в Шенли… пока дом еще не продан. Кажется, Ева говорила вам, что я продаю его?

— Кто, по-вашему, купит его? — спросила она обеспокоенно.

— Какой-нибудь американец, наверное. В нашей стране, мне кажется, уже немного людей, кто может себе позволить жить в таком доме и платить налоги. Меня мало интересует будущий хозяин. Слишком ненавистен он мне заранее.

Его слова многое сказали Мин. Хотя она и так знала, как тяжело для него расставание с имением. Вчера дядя сказал, что, если она хочет купить дом Джулиана, пусть покупает, а она хотела этого. Лучше все же, чем если он попадет в чужие руки или станет гостиницей, чего Джулиан не вынесет. Но если он загодя ненавидит будущего хозяина… Ему, конечно, не стоит говорить об этом ее желании.


Дяди еще не было, когда Джулиан пришел на Савиль-Корт. Мистер Спрингер любил в прохладное вечернее время погулять.

Мин одевалась очень долго. Она страшно нервничала в ожидании Джулиана, ей было не по себе. Она трижды переодевалась, не зная, какое платье ей больше подойдет. Наконец выбрала светло-серое шелковое с красными цветами, купленное в Париже у Диора. С ним она надела три жемчужные нитки. Она слегка подкрасилась и причесалась, сделав восточную челку, которую он помнил.

Но когда он увидел ее, она показалась ему какой-то незнакомой, отлично одетой женщиной, от которой исходило спокойное достоинство и обаяние, Мин лишь немного напоминала девушку из пригорода, которую он знал прежде. Он посмотрел на нее, а потом огляделся по сторонам. Она заметила, что его взгляд остановился на книгах.

— Да, — сказала она, — здесь большая часть ваших любимых книг. Когда появились деньги, я сразу купила Йитса.

Он был очень тронут, и она стала для него более очаровательна, чем была, эта новая Мин. Господи, как она расцвела! Всего на год повзрослела, и такая зрелость. И если квартиру выбирала она сама, значит, в Шенли он не напрасно пытался чему-то учить ее. Вдруг он сказал:

— Не могу выразить, как я рад, что мы снова встретились. Вы не представляете себе, Мин, как я волновался о вас с тех пор, как вы убежали.

— Я надеюсь, вы поняли, почему я это сделала?

— Понял и высоко оценил ваш поступок.

Ей казалось невероятным, просто подарком судьбы, что она снова видит его наконец. Джулиан мало изменился, только, как и предупреждала миссис Тренч, похудел и немного постарел. Она встречала многих мужчин за время путешествий, но вновь была поражена его умением себя держать и чувством собственного достоинства. Так хотелось расспросить его обо всем, но слова не находились. Она встретила его, уверенная в себе, но теперь эта уверенность исчезла, и она быстро превращалась в ту безнадежно застенчивую девушку, которая тогда в Шенли смотрела на него как на кумира.

— Поздравляю вас со всем этим, — сказал он, жестом обводя комнату. — Какое чудо, что ваш дядя вас нашел. Я не знал адреса вашей тети, а после вашей ссоры и не думал, что вы очутитесь там же, по соседству.

Она кивнула и подала ему коробку с сигаретами, заметив, что ее рука дрожит.

— Да, мне повезло с этим. Вам понравится мой дядя. Он сейчас появится, и вы с ним выпьете.

Джулиан закурил и улыбнулся знакомой доброй улыбкой.

— Это хорошо, но я прежде всего хотел бы услышать о ваших путешествиях и вообще о вашей новой жизни.

— А я хочу услышать о вас.

Она смотрела на него улыбаясь. Он хорошо помнил ее глаза, удивительные, полные теплоты и благодарности. У нее был дар признательности. Он вдруг почувствовал себя гораздо бодрее, чем за все эти долгие, трудные месяцы. Слишком долго он изолировал себя от того хорошего, что осталось в мире. Слишком долго он сторонился женщин, не считая старых знакомых вроде Джоанны, жены адвоката Бранскила, и миссис Тренч. Он вдруг понял, как ему не хватает обаяния молодости и красоты, общения с привлекательной женщиной, обещавшего что-то чудесное. На какой-то опьяняющий момент он почувствовал, что эта новая Мин кажется ему много более привлекательной, чем та простушка, которую он знал раньше. Почувствовав волнение в крови, он сделал движение, чтобы коснуться ее. Но тут отворилась дверь, вошел маленький полный джентльмен, конечно ее дядя, и это чарующее мгновение исчезло.

И для Мин это был опасный и соблазнительный момент, но она тоже пришла в себя и с обретенной вновь светской уверенностью представила мужчин друг другу. Дядя Альберт быстро организовал выпивку. И вот они уже сидели у открытого окна с бокалами в руках. Джулиан нашел в дяде Мин радушного хозяина и человека, прожившего интересную жизнь, а дядя, как поняла Мин, сразу же почувствовал симпатию к Джулиану. Дядя Альберт был человеком тактичным и не показал Джулиану, что он знает, при каких обстоятельствах они с его племянницей познакомились.

Следующий час был замечательным для Мин, которая могла поговорить с Джулианом так, как не могла год назад. Она видела его удивление и радость, когда за ужином она обсуждала с ним со знанием дела то, о чем он любил поговорить; и он видел результаты ее развития.

Потом дядя Альберт, как всегда тактичный, исчез из комнаты, чего Мин даже не заметила. Она с гордостью показала Джулиану экземпляр редкого издания стихов Розетта, купленный во Флоренции.

— У вас тоже такая была, — напомнила она. — Только та была в красном переплете, а моя в синем.

Она по-детски радовалась, показывая ему свои приобретения, а ему было приятно почувствовать, что при всех хороших манерах и знаниях, которые она приобрела, больше всего она старается быть его ученицей, и с былым очаровательным простодушием, как он с нежностью заметил, и не пытается скрывать, что это он, Джулиан, направил ее развитие.

— Славно, — сказал он, просматривая томик Розетта. — И книги у вас замечательные. Поздравляю вас, Мин.

— О, вы должны посмотреть коллекцию стекла, что я привезла из Венеции. Мы побывали на Большом канале, где его делают, и даже наблюдали за этим. Там я нашла старинные уникальные вещицы.

— Но должно быть, вывоз всего этого из Италии дорого обошелся?

— Да, — сказала она, слегка смутившись, — но дядя, кажется, не придал этому значения.

— Ваш дядя — очень щедрый человек, а вы — счастливое дитя.

— О, я хотела бы, чтобы и вы были счастливы.

— У меня есть сад, — сказал он улыбаясь, — и мне стало очень нравиться что-нибудь выращивать в нем.

— Это что-то новое для вас.

— И мне это, признаться, приятно.

— Но вы ведь не оставите книг и музыки? — спросила она тревожно.

Он рассмеялся:

— Нет, конечно. Что ж, Мин, то, что я говорил вам в Шенли, дало плоды!

Она глубоко вздохнула:

— Когда дядя Альберт нашел меня, самым приятным для меня стала возможность узнавать о прекрасном и приобретать его.

Он с интересом посмотрел на ее лицо, столь привлекательное в наступающих сумерках.

— Кажется, вы поняли, для чего живете, дорогая. Счастливы ли вы теперь? Нашелся ли какой-нибудь славный парень, который хочет жениться на вас?

Она вдруг опустила глаза и молча покачала головой.

— Почему? — спросил он. — Многие должны находить вас удивительно милой.

Тут она подняла голову, и он прочел ответ в ее сияющих глазах и на ее губах, похожих на алый цветок. Она была очень близко, так что он вдыхал аромат ее тонких духов. Он вдруг почувствовал, что она, всегда нравившаяся ему, стала теперь опасно волнующей. И ведь все, что она делала, пока они не виделись, она делала ради него!

Вдруг он встал, почувствовав, как забилось его сердце.

— А где ваш дядя? — спросил он хрипло.

Мин тоже встала. Лицо ее побледнело, а зрачки стали большими и черными.

— Кажется… уже лег. Он устал от жары и дороги.

Запрет был снят. Джулиан осознал себя человеком, совершенно влюбленным в Мин. Он сделал шаг к ней, обнял и поцеловал. Это был долгий и страстный поцелуй, на который Мин ответила в таком же страстном порыве, древнем и новом, как сама жизнь. Она как будто растаяла в его объятиях. Поцелуй этот вознес ее на удивительную высоту. И для него это было благословенное мгновение. Он и не ведал, что поцелуй может принести такое чувство полноты счастья. Он был опьянен этим чувством, пока наконец не поднял голову, гладя ее шелковистые волосы. Прижавшись щекой к ее щеке, он прошептал:

— Боже… какая ты удивительно милая и чудесная, дорогая маленькая Мин.

Ей хотелось сказать, что он — самый замечательный мужчина на свете, что главное ее желание — сделать его более счастливым, излечить от безнадежности и одиночества былой жизни с Клодией. Она хотела положить все к его ногам, ибо любила безоглядно.

Но слова не находились. Она обессилела от переполнявших ее чувств, рожденных этим поцелуем. Она только поняла, что пережила то, ради чего стоило жить, и объяснилось, почему до сих пор никто из других мужчин не интересовал ее. Она стояла не говоря ни слова, крепко держа его в своих объятиях.

Но она не ожидала, что Джулиан после первого ослепления страстью снова вернется на землю, к своей беспощадной рассудительности. Все это несправедливо, думал он, у него нет права отвечать ей взаимностью и поощрять ее слепую и неразумную любовь к нему. Ему нечего предложить ей, кроме разрушенной репутации и разрушенного состояния, а она так богата. Ее дядя сказал сегодня, что состояние Мин может достигнуть четверти миллиона. Поэтому, убеждал себя Джулиан, для него безнадежна любовь к Мин. Можно представить, что подумают люди, и прежде всего ее дядя. Джулиан Беррисфорд не может себе позволить, чтобы думали, будто он женился ради денег.

Так что холодная гордыня расстроила все и для Джулиана, и для Мин.

Он про себя уже отказался от притязаний на ее любовь. Страсть прошла, он медленно отстранился от нее, чувствуя лишь горечь поражения. Он сказал:

— Ты всегда была чудесной, Мин. Всегда, и особенно сейчас. Спасибо тебе, спасибо за все. Ты извинишь меня, если я сейчас пойду?

Она смотрела на него в непонимании и страхе.

— Но почему, Джулиан?

Он был очень бледен, улыбнулся через силу:

— Мне не следовало так целовать тебя. Но ты так привлекательна, что должна простить меня. Сейчас мне… нужно на поезд в Шенли, извини, что я так убегаю.

Мин была сброшена с облаков, и счастье ее разбилось на тысячи осколков.

Значит, этот поцелуй означал просто… мгновенную страсть мужчины к хорошенькой женщине, которая бросилась в его объятия! Он не любит ее. Но конечно, она знала, так было всегда. Она сошла с ума, решив, что теперь все по-другому. Слишком тяжелым было разочарование для юного, любящего сердца Мин, пережившего такую боль. Но делать было нечего. У нее тоже была гордость. Тихим, сдавленным голосом она сказала:

— Конечно… если тебе надо на поезд, Джулиан… я понимаю.

Глава 14

Боль в голосе Мин и в ее глазах не ускользнула от Джулиана, может быть более других чувствительного к страданиям ближнего. То, что Мин полюбила его, было чрезвычайно приятно. Он понимал это еще год назад, и удивительным казалось, что это чувство сохранилось у нее до сих пор, несмотря на то что она стала сказочно богата. А теперь он и сам понимал, что тоже любит ее. Теперь желание защитить девушку превратилось в новое горячее желание — чтобы она никогда не покидала его объятий.

И ему не хотелось стать причиной ее нового несчастья, хватит с нее. Он знал, однако, что при этих новых, сложных обстоятельствах ему никак нельзя на ней жениться. Но он не мог расстаться с ней, как только что грозился. Он стоял и смотрел на нее, продолжая эти танталовы муки.

Мин смотрела на него в замешательстве, не понимая, почему он не уходит. Вдруг она выпалила:

— Джулиан, я так люблю тебя!

Это было сказано так искренне! Хоть Джулиан и убеждал себя, что не может ответить ей, что… Он снова потерял голову.

Он обнял ее и снова стал страстно целовать в губы, и она вновь ответила на его страсть всей своей душой.

Наконец Джулиан поднял голову и тяжело вздохнул.

— Мин, Мин, мы делаем не то. Ты должна отпустить меня, моя дорогая, пока у меня есть силы уйти.

Она прижалась щекой к его плечу, вся дрожа:

— Почему это не то? Почему ты сказал, что тебе не следовало целовать меня? Почему просишь у меня прощения? Я хотела и хочу, чтобы ты любил меня. Наверное, я всегда этого хотела.

Она нервно засмеялась. С пронзительной нежностью он смотрел на ее головку у него на плече. Только настоящий мерзавец мог сознательно ранить такое нежное создание, как Мин. Поэтому Джулиан и колебался. Будь он сам менее чувствительным, он отверг бы сомнения и принял ее любовь независимо от того, богата Мин или бедна.

Пока он все искал слов, чтобы сказать ей что-нибудь, чтобы не ранить ее, она подняла на него свои лучистые глаза и улыбнулась. Эта трогательная улыбка любящей женщины сразила его.

— Ты ведь тоже немножко любишь меня, правда, Джулиан? Думаю, да… хотя не знаю, почему я так думаю.

Лицо Джулиана вспыхнуло, глаза заблестели.

— Господи, какие дивные заключения ты делаешь, милая моя. Ты сама не знаешь, как можешь быть желанна для мужчины.

У нее перехватило дыхание от слов «милая моя». Она прошептала:

— Я не хочу быть желанной ни для кого, кроме тебя.

Он привлек ее к себе, затем вдруг отпустил и отступил на шаг.

— Я очень люблю тебя. Но я не могу просить твоей руки по многим причинам, поэтому не могу сблизиться с тобой. Это — горькая правда.

— Почему? Я понимаю, я вешаюсь тебе на шею. Мне должно быть стыдно. Верно?

— Нет! — чуть не закричал он. — Нет! Тебе следует гордиться своей искренностью и естественностью. Но я не уважал бы себя, если бы воспользовался преимуществами, которые ты можешь дать.

Мин решила еще побороться за свое счастье. И в этой странной, трудной борьбе ее оружием были эти удивительные мгновения из поцелуев и объятий.

— Ну и что в этом плохого, скажи мне? Это потому, что мы… наши семьи… — Она замолчала, затрудняясь объяснить.

Но он понял и сразу отверг это.

— Это ничего общего не имеет с нашим происхождением, Мин. То, что у моей семьи было больше средств и возможностей получить образование, никогда не остановило бы меня. Но есть еще мужская гордость. Когда ты год назад была бедной маленькой Мин Корелли, ты была очень привлекательна для меня. Но я не любил тебя тогда, и я был еще мужем Клодии. Я не любил никого. Но тогда я даже не попросил тебя выйти за меня.

— Ты и не должен был. У тебя не было никаких обязательств по отношению ко мне. Ты только спасал мою репутацию.

— Да, но теперь ты стала наследницей дяди, и все изменилось снова. Я уже не на том уровне, чтобы просить твоей руки.

Она сказала, чувствуя внезапную радость:

— Ты хочешь жениться на мне? Скажи мне правду, Джулиан, пожалуйста.

— Да, — признался он и быстро добавил: — Но не стану этого делать.

— Только потому, что у меня есть деньги, а ты в стесненных обстоятельствах?

— Да. И потому, что ты слишком молода, а я стар и разведен.

— Но это — полная чушь и несправедливо по отношению ко мне. Я и не надеялась, что ты любишь меня. Все это время я даже не думала, что ты так беспокоишься обо мне. А теперь ты не можешь стать моим только из-за проклятых денег и разницы в возрасте? Но ведь ты даже не беден.

— Кое-что у меня осталось, но очень мало, я даже должен продать Шенли, которое, кстати, заложено. Свобода Клодии оказалась очень дорогой.

— Из-за меня, — напомнила она. — Так что я у тебя в долгу.

— Мин, ты очень умная спорщица, и все это так соблазнительно. Но я не могу просить тебя стать моей женой. Что подумают люди, включая твоего дядю? «Он и не думал жениться на нищей, а когда она разбогатела, сразу решился на это». Разве не так все подумают?

— А разве тебя больше волнует, что подумают другие, чем я сама?

— Ты страшно волнуешь меня, Мин, но у меня есть принципы, и я не могу пойти против них, даже если моя жизнь зависит от этого.

Она готова была зарыдать.

— Значит, — сказала она, — я стала наследницей дяди Альберта и поэтому потеряла то единственное, что имело для тебя значение?

Джулиан боролся с собой. Ему хотелось забыть собственную непреклонность и сейчас же попросить ее руки, не сопротивляясь больше всепоглощающему желанию любить ее. «Но как же, — спрашивал он себя, — я смогу со спокойной совестью взять эту девочку с ее богатством?»

Она заметила его колебания и снова покраснела. Она отвернулась от него, подошла к одной из ламп, зажгла ее и стала к Джулиану спиной. Она сказала:

— Я не думаю, что ты действительно хотел на мне жениться. Я была глупой и напрасно унижалась. Пожалуй, правда лучше проститься.

Но теперь уже ему не хотелось уходить от нее. Ему было невыносимо думать о будущем, более одиноком и пустом, чем раньше. Ведь он так хотел Мин! И еще он почувствовал сильную ревность: вдруг она действительно достанется другому? Но он так и не мог выбрать. Он сделал шаг вперед и остановился. Заговорил он с трудом:

— Прежде чем я уйду, Мин, ты должна знать, что ты значишь для меня не меньше, что я всем сердцем хотел бы быть с тобой, но…

— Но тебя больше интересует, что скажут люди, чем мое счастье, — закончила она несколько раздраженно, что огорчило его.

— Нет, — возразил он, — препятствие — моя собственная совесть, Мин.

Она повернулась к нему и долго смотрела на него.

— Я не могу требовать ни от кого переступать через свою совесть. Я пыталась убедить тебя, но, кажется, проиграла.

— Мин, дорогая, постарайся понять…

— Кажется, понимаю, но мне от этого не легче.

Он вдруг почувствовал, что изнемог от борьбы.

— Не могу смириться с мыслью, что я тебя больше не увижу. Так хорошо было прийти сюда и увидеть тебя снова.

— Зачем ты хотел увидеть меня? — перебила она его с горечью в голосе. — Это не принесло нам ничего хорошего.

— Мин, дорогое дитя, разве мы не можем остаться друзьями и встречаться как друзья?

Муки разбитой любви толкали ее на новый злой ответ, но она разглядела в свете лампы его лицо, выражавшее страдание, и ее сердце снова растаяло. Она чувствовала, что любит его и готова все сделать для него, несмотря на свою гордость.

Она подбежала к нему, по-детски непосредственно обняла за шею и прижалась к нему.

— Да, — сказала она чуть слышно, — давай будем друзьями. Не надо прощаться.

— Мин, мы найдем какой-нибудь выход, — ответил он. Вся его решимость таяла при виде слез на ее глазах. Он поцеловал их, поцеловал ее дрожащие губы, щеки, волосы и отпустил ее.

— Теперь мне надо действительно идти, любимая. Спасибо тебе за все миллион раз. Ты сама не знаешь, что сделала для меня. Я даже думал, что ничего подобного твоей любви не существует на свете. Но помоги мне… пусть между нами будет просто дружба. Я никак не приду в себя со времени развода. Я знаю, что во многом был сам виноват. Но пойми и поверь мне. Приезжайте как-нибудь с дядей в мой домик, ко мне и старине Фрисби. Он примет тебя как родную.

Она кивнула, стараясь перестать плакать. Она пыталась понять его. Некоторое утешение для нее было в том, что он отказывается от нее ради ее блага, а не, как она подумала, из страха перед общественным мнением.

Но на сегодня с нее было достаточно. И было бы безумием потерять его, отказавшись от дружбы. И она, видно, нужна ему.

— Доброй ночи, дорогой Джулиан, — сказала она задыхаясь.

Лифт унес его в неизвестность, а с ним, подумала она, ушла и радость. Она медленно вернулась в квартиру, заперла дверь, прошла в гостиную, постояла немного у окна, глядя на ночные огни большого города. Слезы снова покатились по ее щекам. Она почувствовала себя пережившей удар, с которым не надеялась справиться. Она возненавидела эту роскошную квартиру, дорогие платья, деньги доброго дяди Альберта — все, что стояло между ней и Джулианом.

Сквозь слепящие слезы она поискала глазами и нашла томик Йитса и открыла его на часто читанной странице: «Но в бедности своей лишь грезы…». Но я же богата, думала она, и все же так бедна. О, Джулиан, «ступай же осторожно: ты идешь по сотканному из моих мечтаний ковру…».

Она отложила книгу, уткнулась лицом в подушку и зарыдала.

Глава 15

Через несколько дней Мин в дядином «роллс-ройсе» поехала в Стритхэм, вспомнив о годовщине свадьбы Селерсов. Она привезла им кучу подарков. Мин не забывала старых друзей, которые были так добры к ней; она также помнила, как нравилось Молли, когда по их улице проезжал «роллс-ройс».

Мин вовсе не испытала приятного волнения, проезжая мимо знакомого домика тети Прю. Она понимала, что должна быть очень довольна, что она больше не простушка Мин, спешившая каким-нибудь сентябрьским утром на поезд на работу в плохонькой одежде, но едет в роскошной машине, в лучших нарядах, с алмазной брошью за пятьсот долларов.

Но она не стала реально счастливее. Благодаря деньгам и знаниям она научилась глубже понимать жизнь, но понимание несло с собой печаль. Все дороги познания для нее вели к Джулиану, а без него для нее сейчас ничего не имело смысла.

Однако она радостно поздравляла Молли и Дэвида в их маленькой гостиной, куда шофер Пил принес большой пакет с подарками. Деликатесы, какой-то необыкновенный барометр для Дэвида. Он давно говорил, что хотел такой, но не мог себе позволить, сумка из крокодиловой кожи последней и самой изящной модели для Молли. Не был забыт и сверточек с красивыми детскими одежками для Маргарет.

Молли в восторге разворачивала все эти богатства, глаза ее горели от восторга.

— Господи! Ты же потратила на нас целое состояние, Мин, ей-Богу!

Дэвид, бывший выходным в этот день, не мог нарадоваться на новый барометр.

— Ну спасибо, ты прямо угадала мои желания. Я не доверяю этим прогнозам. Мне все надо потрогать руками, во всем убедиться самому.

Мин с Маргарет на руках чувствовала удовлетворение: вот здесь дядины деньги были действительно полезны. Она целовала кудряшки девочки:

— А ты заметно подросла, малютка.

Развернув белый пушистый костюмчик для Маргарет, Молли воскликнула:

— Это — сон! Мин, ты слишком щедра.

Та не ответила, только улыбнулась и покачала головой. Когда Дэвид принес вина и сказал, что все должны выпить за них сегодня, Молли заметила:

— Как ты прекрасно выглядишь, Мин! Не представляю на себе такой модели, какую ты носишь.

— Я могу выслать тебе такую через неделю.

— Не говори глупостей, дорогая. Посмотри на мои формы, а ты же балерина.

— Да, еще немного тонковата. Почему бы тебе не поправиться немного? — сказал Дэвид, выходя в коридор искать место для своей новой игрушки.

Молли Селерс с доброй завистью рассматривала гостью, теперь такую прекрасную и богатую Золушку из соседнего дома. А это ее карета — большой блестящий серебристо-синий «роллс-ройс»!

— Мы очень рады за тебя. Надолго ли ты в Лондон, милая?

Мин смотрела перед собой, словно видела что-то вдали.

— Зависит от многих причин, Молли.

— Снова собираешься за границу?

— Может быть. Дядя Альберт плохо переносит зиму в Англии.

Молли вздохнула:

— Хотела бы я, чтобы твоя злющая тетка увидела, что с тобой случилось. Держу пари, она пожалела бы, что была так несправедлива. Поделом старой карге.

Но Мин думала не о тетке. Она сказала:

— Я видела Джулиана… мистера Беррисфорда… недавно.

— Ну? Неужели он вновь появился в твоей жизни?

— Да, — тихо сказала Мин.

— Мы читали в газетах о разводе. Все ведь прошло спокойно?

— Да, — сказала она и подумала: «Он уже заплатил за это и продолжает платить. А от меня ему ничего не надо, даже моей любви».

Молли с любопытством взглянула на богатую подружку:

— Он все еще тебя волнует, Мин?

— Да, Молли, я просто с ума схожу. Так было и будет.

— Ты очень верная, — сказала Молли восхищенно. — Верная всем старым друзьям. Помню, как ты тогда появилась здесь, сбежав из того дома у реки. Все думаешь о Джулиане, хотя ты видела с тех пор столько интересных парней, ты хорошенькая и с деньгами. Мы с Дэвидом говорили: почему бы тебе не сниматься в кино?

Дэвид, войдя в комнату, услышал последние слова. Он сказал:

— Конечно. Познакомься с кинопродюсером Райтом. Тебе теперь все доступно. И не забудь насчет моего приоритета, если соберешься покупать телевизор. Ты сейчас можешь позволить себе лучшую модель. Я заинтересован в комиссионных.

Несмотря на всю теплоту этого дружелюбного дома, ей было очень грустно. Единственный человек, за которого она хотела выйти замуж, не мог жениться на ней, поэтому эти разговоры казались ей пустыми. Но она улыбнулась и сказала:

— Клянусь, Дэвид, если я когда-нибудь выйду замуж и у меня будет свой дом, то телевизор я куплю только у тебя.

Потом она оставила Стритхэм и мирок Селерсов, чтобы попасть в мир богатства и блеска. Она пригласила Еву Тренч пообедать в «Кларидже».

Это была их первая встреча с памятного дня ее бегства. Мин нашла в миссис Тренч все ту же приятную, милую женщину, а Ева Тренч заметила, что Мин сильно изменилась.

Она похвалила превосходный нежно-желтый костюм, очень изящную и дорогую шляпку, прекрасную прическу, элегантные перчатки и туфельки, парижскую сумочку. Как была эта женщина не похожа на ту маленькую Мин, которую Ева полюбила тогда. А во вторую минуту их встречи Ева поразилась и развитию Мин, достоинству, манерам, знаниям…

— Неудивительно, что вы произвели впечатление на мистера Джулиана, — сказала она.

— Правда? Он так сказал?

— Да, он говорил, вы, должно быть, очень старательно работали над собой, чтобы узнать так много.

Мин, не глядя на миссис Тренч, нервно вертела в руках свой бокал.

— А что еще он говорил?

— Только что он был очень рад вашей встрече и что ваш дядя — славный старик. И радовался перемене в вашей судьбе.

Мин, кусая губы, кивнула. Пожилая женщина понимала, что творится в ее сердце. Любовь Мин Корелли к Джулиану была очевидной, не стыдившейся самой себя, и это очень нравилось миссис Тренч. В мире так мало сейчас верности и постоянства. Можно было ожидать, что красивая девушка с деньгами могла бы забыть приключение в Шенли и найти себе подходящего друга во время путешествий.

— Вы не склонны к переменам, не так ли? — спросила она наконец.

— К нему я никогда не переменю своего отношения.

— Мы никогда не говорили о ваших чувствах к нему. Позволителен ли мне прямой вопрос: вы любите мистера Джулиана?

— Да, — ответила Мин не колеблясь, как и в разговоре с Молли.

Миссис Тренч поглядела на нее задумчиво:

— А он знает?

— Так он вам ничего не говорил, миссис Тренч?

— Нет, мы старые друзья, и я знаю его с детства, но, конечно, он не посвящает меня в свою личную жизнь.

— Ну… я говорила ему… когда он приходил ко мне. Я сказала тогда, что хотела бы выйти за него замуж.

Ева Тренч закурила:

— Дитя мое, если бы на свете было больше таких, как вы, было бы меньше разбитых сердец и жизней. Многие скрывают свои чувства, упуская золотые возможности.

Мин очень грустно улыбнулась:

— Откровенность не принесла мне ничего хорошего. Ваш мистер Джулиан не желает иметь дело с наследницей, он слишком горд.

Миссис Тренч подняла брови:

— Так вот оно что? Бедный мистер Джулиан. Он, конечно, много потерял из-за этой проклятой женщины, и я не могу сказать, чтобы в «Камлидже» дела шли хорошо. Да и старый мистер Б. немного тиранит мистера Джулиана. В общем мистер Джулиан переживает трудные времена, как я и говорила вам по телефону, и он изолировал себя от людей. Это не на пользу ему. Но эта продажа Шенли — последнее средство.

— Да, я знаю, — сказала Мин, отвернувшись.

— И при этом, — продолжала Ева, — мне жаль, что у вас с ним ничего не выходит. Это было бы просто замечательно, после того что произошло в Шенли. Я знаю, что мистер Джулиан был пленен той, прежней Мин. И я уверена, что он очень скоро так же пленится новой.

На щеках Мин выступили красные пятна, она вскинула голову:

— Я знаю, он любит меня! Но между нами стоят мои деньги. Вот что ужасно.

— Не отчаивайтесь, — сказала миссис Тренч. — У меня предчувствие, что все будет хорошо. Продолжайте встречаться с ним и больше не убегайте, обещайте мне.

С глубоким вздохом поглядела Мин на эту женщину, которая была так добра к ней и которая так давно знала его и каждый день виделась с ним.

— Вы были бы рады, если бы Джулиан женился на мне? Я достойна его, как вы думаете?

Миссис Тренч погладила девушку по руке:

— Дорогая, вы всегда были слишком скромны. И если прежде у вас были какие-то основания для комплекса неполноценности, то теперь этого не должно быть. У вас есть все, что можно предложить порядочному мужчине, разве не так?

Мин почувствовала себя лучше. Она сказала тихо твердым голосом:

— Тогда я не убегу и буду с ним видеться. Он просил меня приехать с дядей в Шенли.

— Мне следовало бы тоже поехать туда в этот уик-энд, пока имение еще не продано. Сегодня я слышала от Беррисфорда, что агенты уже получили предложение.

Мин, почувствовавшая волнение, внимательно поглядела на собеседницу:

— А говорили они, кто сделал предложение?

— Нет! Просто сказали, что клиент.

— Если вы обещаете не рассказывать мистеру Джулиану, я скажу вам.

Тут уже миссис Тренч изменилась в лице от волнения:

— Но, Мин, неужели вы?

— Да! Я решила, что нельзя допустить, чтобы имение досталось людям, которые не будут ценить его или превратят в гостиницу. Дядя Альберт покупает его для меня.

Ева Тренч была обрадована.

— Лучшего я и не ожидала услышать, Мин. Замечательная идея. Вы любите Шенли и сохраните его. Вы покупаете его с имуществом?

Мин кивнула:

— Да, абсолютно со всем, что он хочет или должен продать.

— Так, значит, та маленькая девушка, которую я встретила некогда, такая испуганная, одинокая, бездомная, скоро станет хозяйкой Шенли? Какая удивительная история!

Мин вздохнула:

— А что он подумает?

Ева Тренч ласково улыбнулась:

— Думаю, он будет очень рад этому.

— Но я не хочу, чтобы он пока знал об этом.

— Почему?

— Он странный человек, ужасно гордый. Может быть, слишком горд, чтобы продать мне имение. Подумает, что я это делаю потому, что ему нужны деньги…

— Едва ли. В конце концов это архитектурный памятник.

— Знаете, ему, может быть, покажется неудобным продавать его мне.

— Но, дорогая моя, ваше имя станет ему известно рано или поздно.

— Да, он получит контракт. Но что тогда?..

— Дорогое дитя, я думаю, когда все выяснится, он будет рад, что Шенли купили вы.

— Вы знаете, вы ведь единственная подруга, которой я могу довериться, — сказала Мин с присущей ей детской непосредственностью.

Миссис Тренч рассмеялась, польщенная:

— Деточка, я могла бы заменить вам мать, если хотите. Если бы у меня была дочь, я хотела бы, чтобы она была на вас похожа…

Вдруг Мин напряглась и побледнела. Миссис Тренч проследила за ее взглядом и сама замерла. Высокая изящная женщина в темно-зеленом костюме и сверхэлегантной шляпке с перьями вплыла в ресторан в сопровождении тщедушного молодого человека с цветком в петлице.

Это была Клодия, новоиспеченная виконтесса. Ева узнала ее сразу. А Мин узнала также и ее спутника, Оззи. И вид у Оззи был отнюдь не счастливый. И сама Клодия счастливой не выглядела. Вид у нее был такой, словно она только что поругалась. Голос ее достиг столика Мин:

— Да пойдем скорее, Оззи, ради Бога. Надеюсь, ты заказал столик?

— Вы видели, кто пришел? — прошептала Мин.

— Конечно.

— Уйдем скорее, — сказала Мин. — Не могу вынести, чтобы она видела меня.

— Не вижу причин, зачем нам уходить и почему вы должны стыдиться, а не гордиться собой здесь, сейчас.

В этот момент Клодия увидела маленькую темноволосую девушку и седую женщину. Когда она узнала Мин, в глазах ее зажегся злобный огонек, и, к ужасу Мин, Клодия направилась к ее столику.

Ева Тренч тихо сказала:

— Однако у нее характер! Но и вы должны держаться с ней твердо.

Мин молча кивнула. Когда Клодия подошла, она привстала и села опять. На мгновение она растерялась. Все же она заметила, что Клодия все еще красива на свой змеиный манер. Она выглядела поздоровее, видимо стала ездить верхом, но глаза ее были пустыми и лишенными тепла. В жизни ее явно не было ничего хорошего, а особенно в этом браке с хилым придурком. Мин диву давалась, глядя, на кого она променяла такого человека, как Джулиан.

Клодия быстро заметила элегантный наряд Мин, оценила стоимость ее броши и шляпки. Она не знала о перемене в жизни девушки, и ей было страшно любопытно — что это значит. Тут она узнала Еву Тренч, правую руку Джулиана, по мнению Клодии — зануду. Этот материнский тип женщин она презирала. Джулиан в свое время тщетно пытался изменить ее мнение.

— Я очень рада вас видеть и хотела бы поговорить с вами обеими, — сказала Клодия. — Сколько лет, сколько зим, мисс Корелли!

Мин пришла в себя. Раньше она боялась за себя и за Джулиана, боялась этой змеи. Сейчас же она чувствовала только отвращение и презрение. Бледная, с натянутой улыбкой, она сказала:

— Я плохо помню нашу последнюю встречу, леди Сент-Финнеган.

Не отвечая, Клодия кивнула миссис Тренч:

— Как поживаете?

— Спасибо, превосходно, — саркастически ответила та.

Клодия повернулась к Мин:

— Маленькая мисс Корелли-без-орхидей, кажется, набрала их? Не ожидала встретить вас здесь. Поздравляю. Кто счастливец?

Мин почувствовала себя оскорбленной намеком, заложенным в этих словах. Ева Тренч побагровела от гнева. Но Мин ответила:

— Это — мой дядя, леди Сент-Финнеган. Замечательный родственник. Боюсь, он меня избалует.

Клодия удивилась, какая перемена произошла в Мин. Она была очень уверена в себе. И это платье от Диора, Клодия видела такую модель в Париже. Ей очень хотелось узнать о дяде, но Мин сказала:

— Боюсь, я не могу продолжить беседу, с вашего позволения, леди Сент-Финнеган. У нас с миссис Тренч деловая встреча. Мы сейчас уходим.

— О, не уходите, пока не расскажете мне о моем бывшем, о бедном Джулиане. Как он там?

Мин почувствовала, что ее затрясло, но Тренч выручила ее:

— С ним все в порядке, спасибо.

— Я слышала, что на фирме не все в порядке, — с улыбкой сказала Клодия. — Кажется, от Элисон Ричардс я слышала недавно, что Джулиан в трудном положении.

— В самом деле? — ледяным голосом спросила миссис Тренч.

— Я также прочла в «Сельской жизни», что имение в Шенли продается. Должно быть, он на мели. Бедняга! Если бы мой свекор так не распоряжался капиталом Оззи, я попросила бы купить его мне. Там, у реки, всегда было хорошо летом.

Мин на мгновение вышла из себя. Она сказала голосом, дрожащим от ярости:

— В ваших руках, леди Сент-Финнеган, Джулиан меньше всего хотел бы видеть свой дом!

Все еще улыбаясь, Клодия смерила ее взглядом:

— Да? А собственно, почему? И почему вы с Джулианом не поженились? При деньгах вашего дядюшки и безденежье Джулиана это была бы подходящая пара! Ну, мне надо пообедать. До свидания. Передавайте привет моему бывшему.

С деланным смехом она повернулась и пошла к столику, за которым скучал Оззи.

Мин села — ноги не держали ее.

— О Боже! — воскликнула она.

Ева Тренч сжала зубы:

— Не будь я дамой, я позволила бы себе выражение, которое дамы не позволяют себе, по поводу этой негодной женщины.

Мин всю трясло от гнева и обиды.

— Она осмелилась… осмелилась…

— Я слышала, дорогая. Она выразилась довольно ясно. Но не расстраивайтесь. Ее милость очень несчастна в браке со своим виконтом. И неудивительно, достаточно взглянуть на него. Ей хотелось выплеснуть на кого-нибудь свой яд, а вы — идеальная мишень.

Мин сдавленно рассмеялась. Подошел официант, и Мин, не глядя на счет, положила на поднос бумажку в пять фунтов.

— Пусть думает что хочет обо мне и моих прежних отношениях с Джулианом. Но мне совсем не нравятся эти слова насчет подходящей пары. Видите? Именно этого и боялся Джулиан! Не только она, все сказали бы, что он женился на деньгах.

Ева Тренч промолчала. Она бы просто убила Клодию, будь ее воля. Надо же было этой дрянной женщине, когда она уже развелась и снова вышла замуж, опять нанести удар по несчастному Джулиану! Она не могла не волноваться за его судьбу и Мин.

— Прошу вас, дитя мое, не позволяйте словам этой женщины отравлять ваши чувства и разум. Это просто обиженная тварь, которой надо излить на кого-то свой яд. Пожалуйста, забудьте это, будущее все поставит на место. Продолжайте заниматься имением Шенли.

Мин встала, оставив официанту щедрые чаевые, и, не оглядываясь на Клодию, вышла. В вестибюле она сказала своей спутнице:

— Я подвезу вас домой. Пожалуйста, ни слова Джулиану.

— Можете на меня положиться. Но еще раз прошу — не расстраивайтесь из-за этой стервы.

— Постараюсь. Но теперь мне стало понятнее, почему Джулиан сто раз подумает, прежде чем на мне женится.

И, уже садясь в машину, она добавила:

— Слава Богу, что Джулиан не слышал этого!

Мин, может быть, огорчилась бы еще больше, услышь она разговор Клодии с Оззи.

— Надеюсь, ты узнал эту девицу, Оззи? Мы видели ее в Шенли и не упомянули в деле по просьбе Джулиана.

— Правда? Не понимаю, почему ты говоришь мне о ней, дорогая?

— Потому что мне захотелось узнать, как она может обедать в «Кларидже» и носить такие алмазные броши.

— Наверное, живет с Джулианом, — равнодушно сказал Оззи, глядя в меню. Он хотел есть.

Клодия прикрикнула:

— Оззи, жадное животное, отвлекись от мыслей о еде! Я с тобой разговариваю! Она не живет с Джулианом. Она получила деньги от своего дяди.

— Правда, дорогая?

Клодия прекратила бесполезный разговор. Ее муж слишком туп, чтобы понять. Но она решила, что напишет Джулиану и поздравит с деньгами, полученными его подружкой. Ее развлекала мысль, как она будет писать это письмо, чтобы позлить человека, которому она ничего не дала, но от которого взяла все, что можно.

Глава 16

Причины, по которым Мин скрывала свое намерение купить имение Шенли, были непонятны прямодушному Спрингеру. Но это его не особенно волновало. У него было одно, главное желание: счастье его прелестной племянницы. Если она хочет имение у реки — пусть владеет им. Но привязанность Мин к нынешнему хозяину имения несколько беспокоила дядю. Джулиан Беррисфорд казался ему приятным малым, с которым жена сыграла злую шутку, но все же мистер Спрингер желал, чтобы Мин нашла парня без скандала вокруг своего имени и, возможно, с титулом. У него было достаточно денег для этого.

Но дядя Альберт был достаточно мудрым, чтобы не переубеждать Мин. Она довольно волевая и справедливая девушка и найдет верное решение, несмотря на свою застенчивость, которая не исчезла и после путешествий за год. Одна из причин, почему он так полюбил Мин, — она так похожа на его любимую сестру, чью огромную способность любить Мин унаследовала. Мистер Спрингер поэтому не возражал против некоторой завесы таинственности, которую Мин создала вокруг сделки. А пока шли все формальности, Мин иногда встречалась с Джулианом. Однажды она обедала с ним в клубе, после чего он водил ее на французский фильм. На другое утро на вопрос дяди, получила ли она удовольствие, она убежденно заявила, что вечер был чудесный. И он почувствовал в ней какую-то перемену, какое-то внутреннее волнение, отчего ее лицо просветлело.

— Я многого не поняла по-французски, — сказала она, — но Джулиан перевел мне все. С ним так замечательно. Он столько знает!

— А ты не говорила ему о Шенли?

— Нет! Он увидит имя, только получив контракт.

Она не сказала, что немного беспокоится. Никто, кроме Евы Тренч, не знал ее секрета. Ева уверена, что Джулиан не будет слишком гордым, чтобы не подписать контракт. Но Мин побаивалась, что он почувствует унижение оттого, что она, его прежде незначительная протеже, покупает имение. Еще он может подумать, что она покупает дом, чтобы его обольстить. Нет, он поймет, что ею движет любовь к этому месту, память о прошлом и боязнь, что дом попадет в руки того, кто не будет любить его, как Джулиан. Он должен понять.

Она провела с Джулианом замечательный вечер. Не любовное воркование, но внутреннее волнение, чувства, понятные без слов, создавали это очарование. Когда их глаза встречались, за ужином или в его машине, она чувствовала в его взгляде больше чем просто дружеское отношение. Он не мог полностью скрыть своих чувств. А в один напряженный момент фильма он вдруг взял ее руку в свою, после чего она едва могла смотреть картину. На прощание он сказал, снова взяв ее за руку:

— Такого прекрасного вечера у меня не было много лет. Спасибо, Мин. Мы должны повторить это. И не забудьте приехать с дядей Альбертом в Шенли. Знаете, я ведь продал его.

Она чуть не сказала ему правду, но как-то удержалась от искушения. Она только, играя в любопытство, спросила, знает ли он имя покупателя. Он покачал головой:

— Наверное, кто-то из-за границы. Мой адвокат все это изучает. Мы должны обменяться подписанными контрактами на той неделе.

Потом у них еще была встреча. Дядя Альберт повез их ужинать в Беркли, а потом оставил потанцевать, заявив, что ему трудно поздно ложиться. Это был ее первый танец с Джулианом. Он себя чувствовал так, словно помолодел, словно не было тревог и огорчений прошлого года.

— Будем танцевать все подряд, — сказал он Мин.

Она была в восторге. Джулиан оказался хорошим танцором. Оба они были опьянены близостью, музыкой, цветами, шампанским, всей праздничной атмосферой. Во время медленного фокстрота он коснулся губами ее волос и прошептал:

— Сколько я потерял за эти годы. С Клодией у нас так не было. Она любила танцевать, но считала, что я не умею.

— Но вы умеете! — негодующе воскликнула Мин. — Я танцевала с первоклассными партнерами в больших отелях, и вы никому не уступаете.

Он засмеялся и теснее прижался к ней.

— Вы такая прелесть, Мин. Я не заслуживаю половины из того, что вы говорите мне.

Они действительно танцевали все танцы. Когда она потом думала об этом, она уверилась, что он ее любит и только не позволяет себе это признать. Отсюда и предложение дружбы, просто потому что это справедливо.

Она решила рассказать ему о покупке Шенли прямо там. Они должны были встретиться и пообедать в воскресенье не в одном из баров, а у него в коттедже, стоявшем у ворот.

Последнее время у него убиралась и готовила по вечерам прислуга, милая немолодая женщина. Недавно он охотился с другом, и миссис Холлис собиралась приготовить фазана.

— Фрисби, — сказал он Мин по телефону, — спугнул его специально для вас.

— Милый Фрисби! Как хочется поскорее увидеть его! — воскликнула Мин.

Она была в таком волнении, когда они выезжали в Шенли в воскресенье с дядей Альбертом, что тот покачал головой:

— Не верю своим глазам! Ты прямо как школьница на детском празднике. И что такого в этом молодом человеке, что ты прямо сама не своя, Мин?

— Не знаю. Только думаю, что он просто великолепен.

Дядя задумчиво взглянул на нее и стал смотреть в окно.

День был пасмурный, было туманно, и похолодало. Солнце, похожее на оранжевый фонарь, едва просвечивало сквозь серые тучи. Большая часть листьев уже облетела, но Мин не замечала ничего вокруг. Дядя подумал, что она никогда не выглядела так очаровательно. Она надела оливково-зеленый бархатный костюм с кружевами, маленькую зеленую джульетку с перьями и голубое норковое манто. Лицо ее было счастливым. Она предалась воспоминаниям:

— Я была такая несчастная, когда возвращалась в Лондон год назад. Я решила убежать, чтобы больше не мешать Джулиану. У меня не было ни пенни, а из друзей — только Селерсы. Все это кажется кошмаром, а теперешнее — волшебным сном.

— Будем надеяться, что это так, — покачал головой дядя, — и что этот сон никогда не кончится. Но мне не нравится канитель у вас с ним. Какого черта? Или пожениться, или бросить.

Мин, не обидевшись, сказала:

— Пока он не может на мне жениться, милый дядя.

— И ты веришь, что когда-нибудь женится?

— Да, у меня такое предчувствие. Но я не хочу торопить, боюсь ранить его гордость. Я все еще не решаюсь сказать ему про дом. Адвокат, кажется, отдаст ему контракт в понедельник. Надо подготовить бедного Джулиана!

— Ну, милая, тебе виднее. Теперь все изменилось. Раньше охотился мужчина…

Мин весело засмеялась:

— А сейчас — женщины, и я — охотница, так? Пожалуй. Но я не стыжусь этого. Я охочусь за моим милым, славным Джулианом, потому что он сам этого хочет, уверяю вас.

— Тебе виднее, — сказал дядя Альберт и про себя пожелал этим двоим, чтобы они побыстрее решили свои проблемы, и он со спокойным сердцем уехал на континент. Сырую, туманную погоду, вызывавшую у него кашель, он ненавидел после морозных и ясных канадских зим.

Когда они подъезжали к Шенли, сердце Мин забилось чаще. Вот «Четыре пера», место печальной завязки всей истории, где они ужинали с Салли, Норманом и этим ужасным Айвором. Господи, как мало она тогда понимала! Как бы она теперь управилась с этим Уолтерсом! Неужели это она тогда выпрыгнула из лодки, упала в воду, бежала, как сумасшедшая, через поля, пока не упала у ворот особняка?..

Это было в другой жизни. И нить судьбы, на которую нанизано много разных маленьких жизней, еще не завершилась для нее. Кто знает, чем она завершится? Да и не важно это было для Мин, только бы постоянно видеть Джулиана, чтобы не исчез он снова и чтобы ей не исчезнуть. Новая боль разлуки была бы невыносима.

Вот наконец и Шенли! Знакомые ворота, каштаны, белый домик садовника. А рядом — вновь посаженный сад с новой изгородью. И Фрисби, она сразу узнала милого старого лабрадора, сидевшего на пути, словно специально ожидавшего ее. Она выскочила из машины, протягивая обе руки:

— Фрисби, милый, ты помнишь меня?

Собаки ничего не забывают. Он поднялся и быстро направился к ней, виляя хвостом, залившись радостным лаем, словно говоря: «Конечно, помню, маленькая Мин. Ты можешь быть в дорогом костюме и мехах, но я не забыл твое личико и голосок. Ты была добра ко мне и плакала, когда мы, бывало, вместе ждали хозяина».

Она опустилась на колени рядом с ним, не замечая, что пачкает манто:

— Милый старый Фрисби, ты все тот же!

Дядя Альберт тоже вышел из машины, и тут из домика появился Джулиан, в сером костюме и твидовом плаще, вынимая трубку изо рта.

— Приветствую, — воскликнул он, — с приездом!

Мин встала и пошла ему навстречу. Ее сияющие голубые глаза выражали счастье от этой встречи. Джулиан пожал ей руку, но это был формально-вежливый жест, смутивший ее, и, несмотря на его приветливое приглашение пройти, глаза Мин погасли. При своей сверхчувствительности она поняла, что что-то не так, Джулиан почему-то уже не тот восторженный человек, с кем она танцевала в городе. Он избегал ее взгляда и был вежлив, но холоден, даже как-то насторожен.

Дядя Альберт ничего не заметил. Он болтал с Джулианом, оглядывая небольшую комнатку.

— Ну вот, это настоящий английский дом. Очень мило. У канадцев совсем по-другому.

— Это — приятный маленький домик, но главное здание — совсем другая категория, — отвечал Джулиан.

Мин медленно сняла манто и уселась у большого камина. Несколько минут назад она была совершенно счастлива в ожидании этой встречи. Она бы с удовольствием вместе с дядей похвалила этот красивый домик, внутри которого никогда не была, но сейчас ей было не до того. Она была слишком расстроена непонятным отчуждением Джулиана. Казалось, он воздвиг между ними непроницаемую стену.

С упавшим сердцем она отвернулась от него, рассеянно оглядывая маленькую гостиную, старые мореные рамы, кремовые крашеные стены; она заметила одну из красивых маленьких картин, что видела раньше в большом доме. Джулиан перенес сюда кое-что из мебели. Она узнала и тот памятный диван, обитый желтой парчой. Персидские ковры лежали на полу, а книжный шкафчик «чиппендейл» был полон его любимых книг, стояла здесь и его радиола. Тут и там со вкусом были расставлены изделия из китайского фарфора и сверкал хрусталь. Маленький домик садовника был удобен и очарователен. Но Мин было не до этих красот. Она ловила каждый взгляд, каждое движение Джулиана, надеясь убедиться, что все это ей только показалось. Но что же с ним такое?

Пить она не стала, но закурила сигарету. Ее неловкое молчание затянулось, и дядя тактично спросил:

— Ты не простыла, милая?

Она покраснела и ответила, что с ней все в порядке. Она вновь попыталась взглянуть Джулиану в глаза, но он избегал этого. Он сказал:

— Надо бы спросить миссис Холлис насчет обеда.

За обедом он был с ней чрезвычайно вежлив и, предлагая ей блюда, подливал в бокал рейнвейн из погреба большого дома. Но говорил в основном с дядей Альбертом. Тревога и обида Мин росли. Она уже думала, не узнал ли он случайно имя покупателя и не сердится ли из-за этого. Но он сам сказал дяде, что завтра здесь будет подписание контракта и он еще не знает имени будущих хозяев.

— Это все несколько таинственно, — добавил он, — особенно то, что они, оказывается, купили дом по фотографии. Это выглядит абсурдно, хотя, конечно, была выслана опись.

Дядя Альберт немного беспокойно посмотрел на племянницу: почему бы сейчас не сказать Беррисфорду правду? Но Мин сидела напряженная, опустив глаза, и дядя промолчал.

Джулиан и правда понятия не имел, кто покупатель. А если бы он и подумал на них, то был уверен, что Мин сама сказала бы об этом.

Его дурное настроение было вызвано письмом, которое он получил вчера вечером, первым письмом, которое его бывшая жена написала ему после развода. Он перечитал его несколько раз, каждый раз все более раздражаясь от его злобно-саркастического тона, желания уязвить. Он не понимал цели Клодии, для которой он все же столько сделал. Она вызывала отвращение у него. Психолог, может быть, сказал бы, что она еще не простила его, будучи озлоблена тем, что во время их брака он никак не хотел разделять ее образ жизни и залезать в долги ради ее прихотей. Словом, при всей его щедрости при разводе она не простила его нежелания быть у нее под пятой.

И вот она снова наносила ему удар через Мин Корелли. Она сообщала ему в письме, что во время визита в Лондон встретила «мисс Корелли-теперь-с-орхидеями» в «Кларидже» с «дорогой нудной миссис Тренч». Далее она писала:

«Сначала я подумала, что орхидеи получены от тебя, но потом узнала о ее богатом дяде. Еще я встретила Элисон Ричардс, которая сказала, что видела тебя в Беркли, где ты танцевал с мисс К. Боюсь, ты поиздержался, мой достойный экс-муж. Не очень хорошо было оставить ее, когда она была бедна, и начать преследовать, когда она разбогатела. Впрочем, мисс К., кажется, все равно. Для нее ты, наверное, хороший парень. Не собрался ли ты жениться? Представляю, что скажут в Лондоне…»

Эти строки вызывали у него ярость и стыд. Он провел бессонную ночь. Яд проник в его душу: ведь не все в этом злобном письме было ложью. Он позволил Мин исчезнуть из его жизни перед разводом и хотел жениться на ней сейчас. Но не из-за денег же! Он любил ее. Она стала чрезвычайно дорога ему, когда он снова встретил ее, дорога своей беззаветной любовью. Как смеет Клодия грязно обвинять ее, будто она покупает его?! Да будь это прежняя бедная Мин, он навсегда соединился бы с нею. Но именно мысль о ее деньгах заставляла его обуздывать себя. Злое письмо Клодии обострило до боли его страхи, словно показав ему, что все будут говорить, если он на ней женится. Ярлык «охотника за состоянием» был столь невыносим для него, что он не хотел ни малейшего риска навлечь его на себя.

Сегодня утром он решил во время обеда с Мин и ее дядей держать с нею дистанцию. Ему хотелось разорвать письмо Клодии, но что-то удержало его. Все эти тайные переживания и вызвали сегодня его странную холодность к Мин. Но, когда они вернулись после обеда в гостиную и он окинул взглядом ее фигурку, он почувствовал себя очень нехорошо. Он видел, что расстроил Мин, но утешать ее не решался. Ведь он не женится на ней, не позволит людям говорить то, что писала Клодия. Дядя Альберт предложил ему сигару, закурил сам и выглянул в окно. Погода разгулялась. Туман рассеялся, потеплело, ярко светило солнце. Мистер Спрингер поглядел на аллею, которая вела к большому дому.

— Если вы не возражаете, — сказал он, — я бы прошелся по этому зданию, поглядел на него.

— Так пойдемте, — сказал Джулиан. — Я возьму ключи и покажу вам все. Там есть прекрасные панели деревянной отделки и известная лестница. Мин помнит ее…

Мин, бросив окурок в камин, покрасневшая, повернулась к Джулиану:

— Я помню ее очень хорошо, но сейчас у меня нет особого желания идти в дом.

— Дайте мне ключи, — тактично предложил дядя Альберт. — Я сам схожу посмотрю, а вы поболтайте с Мин.

Джулиан беспокойно поглядел на девушку:

— Вы уверены, что не хотите пойти?..

От обиды и огорчения она выпалила:

— Нет, сами можете идти, я останусь.

— Нет, нет, оставайтесь здесь, молодой человек, я сам прекрасно справлюсь, — сказал дядя, надевая плащ.

Джулиану не хотелось оставаться с Мин, вся ситуация казалась ему невыносимой. Никогда она не была так желанна для него. В этом бархатном костюме с кружевами она была похожа на один из портретов времен регентства, висевших в большом доме. А с тех пор как он танцевал с нею, ему все время хотелось обнимать ее и целовать, чтобы снова пережить то, что было во время того волнующего и страстного поцелуя. «Проклятые, проклятые деньги», — думал он, с трудом оторвав глаза от нее и глядя на аллею, по которой шел дядя Альберт. Он заставил себя сидеть с Мин. Она беспокойно смотрела на его лицо сквозь дым сигары. Что она такого сделала, спрашивала она себя в сотый раз. И, так и не научившись дипломатии, она спросила прямо:

— Джулиан, что случилось? Вы такой странный…

По-прежнему не глядя на нее, он сказал:

— Я сожалею. В каком смысле странный? Надеюсь, я не был негостеприимен?

— Да, конечно, и обед был превосходный, и вы отменно вежливы. Но вы не сказали со мной и пары слов. Кажется, я раздражаю вас.

Мысль о письме Клодии в бюро жгла его. Но он скрыл причину своего огорчения:

— Нет, Мин, не раздражаете, все дело во мне. Я действительно бываю странным иногда.

— Вы замкнулись, как устрица, — упрекнула она его, — почти не разговариваете со мной. Чем я обидела вас?

Лучше бы она не спрашивала этого. Ему стало еще хуже. Как быть с его решимостью не жениться на наследнице Альберта Спрингера, если он так любит просто Мин?

— Я думала, мы стали добрыми друзьями, Джулиан, — продолжала она, не слыша ответа.

— Я надеюсь, мы ими навсегда останемся, — поспешно сказал он.

Она пожала плечами, не понимая. Какой счастливой она была сегодня по дороге в Шенли! Но из-за странной перемены в Джулиане праздник был испорчен. От Джулиана, похоже, не добьешься объяснений. И ее гордость пришла ей на помощь. Покраснев до корней волос, она вскочила.

— Я решила все-таки посмотреть дом. Нельзя просто сидеть здесь и вежливо разговаривать ни о чем! — воскликнула она.

Он тоже встал. Он был не в силах рассказать о письме Клодии, слишком оскорбительном для Мин. Все очень осложнилось. Он уже жалел, что Мин вновь появилась в его жизни, растревожив его красотой и прелестью. Покой, обретенный после развода, был нарушен. Зачем он так отчаянно влюбился в нее? Но он понимал, что бедняжка не виновата. И теперь он должен был подавлять желание обнять ее и утешить. Снова Клодия разрушает его судьбу. Не будь ее письма, он мог бы убедить себя рискнуть сделать Мин предложение.

Он не отговаривал ее от осмотра дома. Свистнув собаке, он пошел туда тоже. Они хранили тяжелое молчание. А Мин было уже не так приятно видеть дом, только что купленный дядей для нее. Он так красиво смотрелся в лучах осеннего солнца. Кирпичи стали мягко-розовыми. Клумбы пестрели красным, желтым, розовым, цвели маргаритки и золотые шары. Но Мин было не до этого. Входя в знакомый холл, она была страшно подавлена. Не было волнующего момента, хотя она входила в прежний дом Джулиана, который скоро станет ее. Она вдруг почувствовала, что уже не хочет здесь жить. Зачем, если Джулиан вдруг так переменился к ней. Она уже жалела об этой покупке и боялась, как бы он не узнал, что она — новая хозяйка.

Она молчаливо озиралась. Большой дом стал нежилым и неуютным, особенно после приятного домика. Без занавесок, без ковров он выглядел покинутым и даже путающим. На стенах в галерее уже не было картин. Через открытую дверь она увидела в пустой гостиной дядю, восхищенно осматривавшего хрустальные светильники. В библиотеке она заметила старый стол Джулиана, слишком большой для переноски, и большой книжный шкаф с пустыми полками.

Джулиан и сам чувствовал себя неуютно.

— Кажется, здесь прохладно, — пробормотал он.

— Да, здесь холодно, и мне здесь страшно не нравится, — ответила она сдавленным голосом. — Я желала бы никогда не появляться здесь!

Он почувствовал, как неровно забилось его сердце.

— Мин… — начал он почти умоляюще.

Но она не слушала. Вдруг ее глаза наполнились слезами. Здесь ее одолела тоска, с которой не могли тягаться никакие счастливые воспоминания. Она видела только дух Клодии, чей портрет висел прежде в гостиной, Клодии с ее змеиной улыбкой. Мин, не глядя на Джулиана, вошла в гостиную.

— Дядя Альберт, я хочу домой, — сказала она, чуть задыхаясь.

Он повернулся к ней, очень довольный, не замечая никаких перемен в отношениях между Мин и Джулианом.

— Ну, замечательный же дом! — сказал Спрингер. — И что за гостиная! Я думаю, Мин, ты сделала удачную покупку, такой славный дом — тебе на всю оставшуюся жизнь, моя девочка!

Тут он осекся, поняв, что в волнении выболтал секрет. Он виновато замолчал. Стало удивительно тихо. Мистер Спрингер не думал, что тут было особое преступление: Джулиан все равно узнал бы это завтра. Но Мин смертельно побледнела, и Джулиан стоял как громом пораженный.

Дядя Альберт кашлянул.

— Ну вот, — сказал он грустно, — я свалял дурака! Это был маленький секрет Мин до получения вами контракта. Но думаю, теперь это не так страшно. Я думаю, вам было бы даже приятно, что моя девочка будет здесь жить, а?

Джулиан потерял дар речи. Каким же дураком он был! Ему следовало бы самому догадаться, что таинственные покупатели — Мин и ее дядя! Маленькая Мин тайно готовила эту сделку, желая жить в его старом доме. Забавно: Мин, новая хозяйка, будет жить в шаге от него. Но он знал, что скажет Клодия, узнав об этом, и что скажут люди: Джулиан живет как швейцар во владении своей бывшей воспитанницы.

Дядя Альберт понял, что сильно испортил дело. Он хотел заговорить, но Мин опередила его.

— О, конечно, — сказала она высоким голосом, повернувшись к Джулиану, — он может узнать это. Прежде я так любила это место, что хотела завладеть им навсегда. Я готовила сюрприз для вас, Джулиан, надеялась, что приятный. Но я была не права. Вы не хотите, чтобы я жила рядом с вами. Вы предпочли бы здесь другого… совершенно чужого человека. Но еще не поздно. Никто из нас не подписал контракт. Мы можем уничтожить его. И сделаем это завтра утром.

Глава 17

Это было второе потрясение для Джулиана. Только что он узнал, что дядя Мин стоит за покупкой дома, а теперь Мин так расстроилась, что хочет расторгнуть контракт. Он не мог найти слов и просто с минуту глядел на нее. Никогда он не чувствовал большей потери. Хотел ли он, чтобы она стала здесь хозяйкой? Несомненно. Никого он так не хотел бы видеть в любимом доме хранительницей оставшихся сокровищ, как Мин, которую он так любил. А как он ее любил, он, кажется, понял только сейчас. Сейчас, когда он мог потерять даже ее дружбу и доверие. Молча смотрел он на ее лицо, на котором сердито поблескивали голубые миндалевидные глаза. Ее всю трясло. У него появилось ужасное чувство, что она уже не любит, а ненавидит его.

А в эту минуту Мин действительно чувствовала, что почти ненавидит Джулиана за его упорную гордыню, его нежелание считаться с ее огромным чувством. Большая любовь сродни ненависти, и иногда бывает достаточно пустяка, чтобы граница между ними была перейдена.

Заговорил мистер Спрингер. Он был искренне огорчен, что нечаянно вызвал кризис.

— Ээ… Не думаешь ли ты, дорогая, что нам следует вместе обсудить это, не принимая поспешных решений? Я уверен, мистер Беррисфорд вовсе не желает, чтобы ты отказывалась от контракта.

Джулиан, огорченный и смущенный, ухватился за это:

— Нет, нет… конечно, не хочу!

Мин повернулась к нему, как маленькая тигрица, щеки были пунцовые, глаза сверкали.

— О, конечно да! Для вас было неприятным сюрпризом, что мой дядя купил дом. Вы сегодня злитесь целый день. Я думаю, вы узнали о покупателе заранее и хотели отделаться от меня.

— Мин! — вскричал Джулиан. — Это неправда!

Но у Мин был один из ее редких приступов гнева, которые бывают бурными у застенчивых людей.

— Нет, правда. Но мне плевать. Мне все равно, хотите вы, чтобы я здесь жила, или нет… Идиотизмом было даже думать об этом. Чем скорее я окажусь за сотни миль от вас, тем лучше. Вы можете снова продавать свой дом. Желаю удачи.

Она повернулась и зашагала к дверям. Фрисби, лежавший поблизости и непонимающе переводивший взгляд с хозяина на девушку, беспокойно встал, сделал несколько шагов к Мин, потом остановился и оглянулся на хозяина. Он понятия не имел, о чем это говорят люди, но инстинктом почуял неладное. И о нем все забыли. Что случилось?

Джулиан чувствовал стремительно нараставшую депрессию. Он теперь понимал, каким дураком был, что позволил злобному письму Клодии помешать тому, что связывало его с этой девушкой, единственной для него во всем мире.

— Мин, — просительно сказал он, делая шаг к ней.

Она обернулась, все еще полная гнева, смешанного с тоской и разочарованием:

— Не надо извиняться или пытаться объясниться. Я начинаю понимать, что я сейчас такая же помеха для вас, как год назад. Я была идиоткой, решив вернуться. Но не беспокойтесь, я уезжаю за границу.

Страшное чувство потери вновь встало перед Джулианом Беррисфордом. Он побледнел:

— Мин, ради Бога!..

— Дядя Альберт, — не слушая, сказала она, — сейчас же отвезите меня домой.

Тот побрел за племянницей. Джулиан остановил его:

— Я ужасно сожалею обо всем этом, мистер Спрингер. Я хотел бы, чтобы Мин жила здесь, клянусь. Убедите ее в этом. Я вовсе не хотел ее обидеть. Это очень сложно, сейчас не время и не место объяснять, но я не могу допустить, чтобы меня считали охотником за деньгами. Потому я и не делал ей предложения. Но хотел. Это я здесь потерпел поражение, а не она… О черт!

Альберт Спрингер, глядя на его изможденное лицо, на лоб, покрывшийся потом, понял, что человек этот обнажил перед ним свою тайную боль. Он вдруг понял это и одобрил этого человека: он и сам бы не хотел, чтобы на Мин женились из-за денег. Через открытую дверь он видел, как Мин удалялась от дома. Он положил руку Джулиану на плечо:

— Я, кажется, понял вас, молодой человек. Я поговорю с ней. Сейчас-то лучше вернуться в город. Она вся в мать: в таком настроении с ней ничего не поделаешь. Но позже она успокоится и пожалеет об этом.

Джулиан усмехнулся, подозвал собаку и вышел вместе с пожилым человеком из дома, заперев дверь. Он был в страшно подавленном состоянии.

— Не думал, что маленькая Мин может быть так темпераментна, — сказал он с жалким подобием улыбки. Даже в ярости Мин была хороша.

— Тут недоразумение, — пробормотал дядя Альберт, — она ведь любит вас. Слишком много гордыни у вас обоих. Это несчастье для вас. Я поговорю с ней и утром позвоню вам на работу. Ничего не предпринимайте с контрактом. Считайте, что я все равно покупаю имение, будет она тут жить или нет. Прекрасное место!

Сказав еще несколько ободряющих слов Джулиану, он, насколько мог быстро, пошел вслед за негодующей племянницей. Джулиан побрел за ним. Фрисби бросился в заросли, очевидно за кроликом. Ему это было здесь запрещено делать, но хозяину было не до того. Джулиан готов был бы все отдать, лишь бы не обижать Мин, которая всегда была такой любящей и преданной. Он проклинал письмо Клодии и себя самого за то, что не порвал его и не забыл о нем. Он проклинал свою гордость, отрывавшую его от Мин. Теперь он понял, сколько она для него значила.

Ничего подобного не было у него с Клодией. Но разве нужно что-то вроде сегодняшней несчастной сцены, чтобы заставить его понять правду, понять, чем в его жизни была Мин?

— Черт возьми, — сказал он вслух, — ну и беду я навлек на себя!

Мин не стала ждать Джулиана, она даже не хотела прощаться с ним. Когда дядя дошел до домика, она уже была в машине. Они уехали.

Стало ясно, и сильно потеплело. Но Мин было не до золотой осени. Дядя Альберт увидел, что она была очень бледна и на этом фоне губы стали еще ярче. Он осторожно взял ее за руку:

— Детка… может быть, ты поторопилась немного? Может быть, надо было попрощаться с бедным молодым человеком, поблагодарить его за обед?

— Можете поблагодарить его письменно, дядя Альберт.

Он никогда еще не слышал такой резкости в ее голосе.

— Чем он тебя гак расстроил? Конечно, я виноват, что так неожиданно выдал тебя. Но он все равно узнал бы завтра. Велика ли разница?

Мин молчала, глядя в пустоту. Она не оглянулась, даже когда проезжали мимо «Четырех перьев». Вот уже машина повернула на лондонскую дорогу. Она слышала только половину того, что говорил дядя. Мысли ее были в Шенли, с Джулианом. Она больше не увидит ни его, ни дом. Она решила вычеркнуть их из своей жизни, искоренить в себе эту роковую любовь. С самого начала это приносило ей только боль. Было, правда, несколько замечательных встреч, волнующих вечеров… Благословенные мгновения объятий и поцелуев, надежды, счастливого безумия. Потом — горечь разочарования, несбывшихся желаний, загубленных душевных сил.

Дядя все говорил, рассказывал, каким несчастным был Джулиан, как он говорил о своей гордыне, о боязни прослыть корыстным. Она и так знала все это. Он и сам ей об этом говорил. Но ей казалось, что она переубедила его, что, если любишь, можно забыть о ее деньгах. Он преувеличивал все это. Она так и не поняла, почему он был таким чужим, даже враждебным сегодня утром. Она только решила, что надоела ему и он решил положить конец их отношениям. А может быть, и другая женщина появилась?.. Она ведь не знает его личной жизни, и миссис Тренч он вряд ли посвящает в это. Может быть, какая-то местная девушка понравилась ему, и он может жениться на ней без проблем. Да и не нужно ей все это знать, хватит. Она уже слишком уронила себя, будучи слишком откровенной и естественной, чтобы не потерять счастье из-за глупой гордости.

Но она, наверное, была не права. Может быть, из-за того, что у нее душа была нараспашку, Джулиан, не привыкший к этому, и дошел до решения воздвигнуть стену между ними. Ну, ему это удалось. Так пусть стена и стоит. Она попросит дядю увезти ее из Англии, как только он закончит здесь дела. Даже не в Рим или Францию. Дядя часто говорил, что хочет свозить ее в Австралию, в Мельбурн и в деревеньку, где родились они с сестрой, ее матерью. Можно поехать туда. Пусть между ними пролягут тысячи миль. Чем дальше, тем лучше.

Дядя все продолжал говорить, к ее удивлению оправдывая Джулиана.

— Правда, моя девочка, мы так его огорчили. Он просил передать тебе, что никого не хотел бы видеть в своем доме так, как тебя.

— Чепуха, — заявила она, — это он просто оправдывался из вежливости.

— Не похоже, — покачал головой дядя Альберт. — Он очень искренний человек. Он глуповато вел себя с тобой, но не забывай, что первый брак заставил его не доверять женщинам вообще. Ты сама не раз говорила, что его жена — дьяволица. Так что он не очень, наверно, верит женщинам, даже тебе.

— Дело не в вере! — воскликнула она. — Все ясно. Он никогда не любил меня и всегда боялся за свою репутацию… и за мою. Он очень хорошо поступил со мной, когда был развод. Но он и не собирался жениться на мне, а я была настолько глупа, чтобы продолжать наши отношения. Мне не следовало и думать покупать Шенли. Я сама искала бед! Да вы сами сегодня говорили, что я гоняюсь за ним. Я получила по заслугам.

— Но, дорогая моя, ты, по-моему, неправильно смотришь на это. Я не слепой. Ясно вижу, что этот Беррисфорд безумно влюблен в тебя.

Мин, вся порозовев, нервно засмеялась:

— Безумно! Это так выглядело? Он почти не говорил со мной сегодня. Даже не хотел оставаться со мной вдвоем. А как он испугался, когда понял, что это мы покупатели!

— Не могу согласиться. По-моему, это было скорее изумление, а не страх.

— Я не хочу знать, что это было. И прошу вас, больше не надо об этом. Я решила, что вам не следует покупать Шенли для меня. И я прошу вас как можно скорее заказать билеты на самолет в Австралию.

Дядя Альберт удивился. Он всегда знал, что женщины непредсказуемы, но это было уж слишком.

— Эге-ге! — сказал он. — Ты, девочка, совсем сбила бедного дядю с панталыку.

Мин застыла. Она всеми силами сдерживала душившие ее слезы. И ничто не могло заставить ее открыть дяде, что с каждой милей ей все больнее было осознавать то, что произошло. Эта странная вспышка, уведшая ее от Джулиана из Шенли, вызовет теперь долгие месяцы любовных терзаний. Она вдруг поняла, что отчуждение и холодность Джулиана, причин которых она не знала, стали для нее последней каплей.

Хуже всего, что ее состояние опасно приближалось к чувству раскаяния. Да, жаль, что она так уехала, без прощания, не поблагодарив его, не слушая объяснений. Плохо, что она так истерично убежала, даже не погладив на прощание милого Фрисби. Ужасно, что они с Джулианом расстались на том, что она отказалась от Шенли. Да и для Джулиана это, наверное, финансовый удар. Он ведь рассчитывал этим поправить свои дела. Теперь ему придется снова искать покупателя, а тот может дать меньше, чем предлагал ее дядя. Вдруг она почувствовала вину перед Джулианом. Она стала вспоминать, что было до этого дня и как он был добр к ней прежде. Ведь это из-за нее и своей доброты он столько потерял. А если правда причина только в его гордости, как осуждать его? За это можно уважать. Она и уважала его. Ее любовь началась с восхищения им.

Она услышала слова дяди:

— Ну, это твоя жизнь, и не мне решать твои любовные проблемы. И все же, я думаю, ты поторопилась.

Она не отвечала. Раскаяние вытеснило ее гнев.

— Скажу тебе, что я сам бы очень хотел побывать в Австралии, — продолжал дядя. — Я всегда хотел, чтобы ты повидала места, где родилась твоя мать. Славные места. Там еще мой дед начинал искать золото. Речка Уоллаби, странное название для англичан, да? У меня был младший брат, которого так назвали, но он умер молодым. Там начиналась вся наша семья, потом перебралась в Мельбурн. Мой отец сделал состояние на золоте, но потерял его. У него не было такого чутья, как у меня. Пришлось ему идти на службу в банк. Потом уже он оказался в Шанхае с моей сестрой, где она и познакомилась с твоим отцом. Симпатичный был молодой человек, но…

— Не надо, прошу вас, — перебила его Мин. Спрингер увидел слезы на ее щеках. — Не надо, пожалуйста, рассказывать о маме и папе… и вообще. Я сейчас не могу разговаривать.

Дядя Альберт откинулся на сиденье и закурил. Слезы ее не особенно огорчали его. Они были для него доказательством того, во что он тайно верил: она поторопилась и теперь жалеет об этом. Нет, у них с этим Джулианом все так скоро не закончится.

Но он уважал ее желание помолчать и подумать. Он молча курил и глядел на Большую Западную дорогу, вдоль которой за последние лет пятнадцать понастроили заводов, так что места эти изменились по сравнению с тем, что он видел прежде. Хотя он и не занимался уже бизнесом, промышленная жизнь страны его живо интересовала. Он с гордостью отметил про себя, что здесь не было предприятия, сравнимого с его «Рационами Спрингера».

Не только он, но и Мин думала сейчас о его капитале. Она сожалела о том, что произошло в Шенли, а также о том, что дядя нажил свое богатство и собирается оставить его ей. Оно встало между ней и ее любовью. Но она не видела, что можно тут изменить.

Вернувшись домой, дядя Альберт тактично не напоминал ей о событиях этого дня. Он пригласил Мин в кино, но она отказалась, сказав, что хочет пораньше лечь спать. Дядю тревожила ее бледность, расстроенный вид, а еще больше — заявление, что она просит его поскорее узнать насчет билетов в Австралию.

— Ты на самом деле не хочешь покупать имение в Шенли? — спросил он с сомнением.

— Нет! — покачала она головой. Потом добавила с милой детской непосредственностью: — Прошу простить, если я своими капризами создала вам сложности. Постарайтесь понять и простить.

Он воспользовался случаем:

— Конечно, теперь будут сложности с адвокатами. Все почти закончено. Правда, сделка в силу не вступила, пока нет обмена контрактами. Но есть еще данное слово. Отступать не дело. Да и для молодого человека удар.

Мин, покраснев, опустила голову.

— Вот это и волнует меня, — сказала она тихо.

— Может, ты еще как следует подумаешь на ночь об этом?

— Все это нехорошо, но я все же хочу уехать в Австралию, — пробормотала она.

Тем и кончился разговор. Но позже дядя Альберт случайно услышал, как Мин говорила по телефону с какой-то миссис Тренч. Говорила она с трудом, сбивчиво:

— Я не хочу его больше видеть… я ошиблась. Нет, мне не следовало, вы не правы… Он меня не хочет… не надо было тайно покупать дом. Я была глупой…

Дядя Альберт шел пожелать ей доброй ночи, но сейчас стоял под дверью и, не стесняясь, подслушивал. Ведь это касалось Мин, а потому было очень важно для него. Наступила пауза, видно, говорила миссис Тренч. Он вспомнил, что она — доверенное лицо Джулиана. Потом — снова Мин:

— Нет, он переменился. Он совсем другой. Мне кажется, что есть какое-то объяснение и оно в том, что я все же нравлюсь ему. Но нельзя же вешаться ему на шею… Я больше не могу. Я попросила дядю увезти меня в другое полушарие.

Потом снова молчание, нарушаемое только подавленными всхлипываниями, и снова она заговорила:

— Нет, пожалуйста, не говорите ему. Я не хочу, чтобы он знал, что я волнуюсь. Думаю, я сделаю правильно, если снова убегу, но уже навсегда. Навсегда. Надеюсь, он найдет счастье. Он не хочет его со мной.

Потом были слова прощания, обещание увидеться с Тренч перед отъездом, просьба ничего не передавать Джулиану.

Потом Мин положила трубку, а дядя виновато и тихонько ушел к себе. Ему надо было узнать, что с ребенком все в порядке. Но так не было. Конечно, она помешана на этом парне. Уходя, он услышал, что она плачет. Господи, надо же иметь такую силу переживаний! Только молодые на это способны. Старшие лучше сдерживают свои чувства, они у них не столь разрушительны. А некоторые вовсе не знают таких переживаний. Правда, думал он, немногим дано чувствовать, как Мин, к добру это или к худу, трудно сказать. Но он был полон решимости не допустить худа для любимой племянницы. Он сел в кресло и сидел с нечитаной газетой, пока все не затихло. Он подкрался к ее двери, но, ничего не услышав, решил, что она наконец заснула.

Глава 18

Следующий день Мин назвала «черным понедельником», и он для нее был мрачным с самого начала. Она плакала, пока не заснула, а потом проснулась чуть свет со страшной головной болью, приняла аспирин и снова заснула. На этот раз она проснулась, услышав из-за двери голос дяди Альберта:

— Мин! Проснулась, милая? Тебя к телефону.

Она села в постели, еще не совсем придя в себя. Боже, как болит голова!

— Кто спрашивает меня, дядя?

После некоторого колебания Спрингер ответил:

— Детка, это Джулиан Беррисфорд.

У Мин замерло сердце, она напряглась:

— Чего он хочет?

— Говорит, сказать тебе пару слов. Это о… вчерашнем.

— Я не хочу говорить с ним. Не хочу это обсуждать.

— Но, Мин, он выражает сожаление и хочет кое-что сказать.

— Не хочу разговаривать, — сказала Мин, которая, проплакав большую часть ночи, все же была полна решимости порвать отношения с Джулианом. — Если он извиняется за то, что вчера был таким противным, скажите, что я принимаю извинения и благодарю за звонок, но думаю, будет лучше, если мы с ним больше не будем общаться, лучше для всех.

— Я думаю, ты ошибаешься, дорогая, и не понимаешь сама, что говоришь. Но я передам ему это.

Мин снова легла. Она боялась, что сейчас заплачет. Не имело смысла разговаривать с Джулианом, начинать все сначала, слишком опасно это было для нее. Нельзя допускать новых ошибок. Она была унижена, предложив ему свою любовь, которую он отверг. Он ясно дал понять, что она не нужна ему ни как жена, ни как соседка. Если он позвонил сегодня, чтобы принести извинения, это мило с его стороны, но ей не нужно. Если он ее не любит, то ей от него ничего не надо.

Одевшись и собравшись, она снова увидела дядю и, потупив взор, позволила себе спросить, что сказал Джулиан. Дядя Альберт едва удержался от улыбки. «Как она простодушна, — подумал он с нежностью. — Ведь ей до смерти хочется поговорить с Джулианом». Но он поддразнил ее любопытство, ответив:

— Ничего существенного.

Он не сказал ей, что молодой Беррисфорд этим утром был в другом настроении, решительном и даже боевом. Услышав, что Мин не захотела разговаривать, он заявил, что желает непременно увидеться с ней, хочется ей этого или нет. Он не в силах отпустить ее в Австралию, пока не скажет ей, что обожает ее. Ему уже ничто не мешает сделать ей предложение. Он даже рассказал дяде Альберту о письме Клодии. Тот посочувствовал ему, потом сказал:

— Ну, молодой человек, ошибаться больше нельзя. Я не отпущу племянницу в Мельбурн, пока вы еще раз не повидаетесь. Она сегодня проплакала полночи. Вы оба терзаете друг друга, и чем скорее поумнеете, тем лучше. К дьяволу всякую гордыню и сокрушаться, у кого сколько денег. Деловую сторону я беру на себя и, нравится племяннице или нет, покупаю Шенли. Завтра у вас на счету в банке будет на двадцать тысяч больше, чем сегодня. Да, я знаю, там половина заложена, я отдаю себе отчет. Я даже наводил справки о фирме «Камлидж и К» и знаю, что у вас нелады с дядей. Но как спонсор я могу вложить в вашу фирму десять — двадцать тысяч хоть завтра, если потребуется, для поправки дела. Вы можете помириться с дядей, представив меня в качестве нового коммерческого директора. Ручаюсь, он не скажет «нет» Спрингеру из «Рационов Спрингера».

Джулиан попытался вяло возразить что-то в ответ, а мистер Спрингер рассмеялся:

— Да, если понадобится, Джулиан Беррисфорд станет таким же состоятельным, как Мин Корелли. Для меня важно только ее счастье, и я не хочу, чтобы она снова плакала, как этой ночью, — это невыносимо.

— Господи, для меня тоже невыносима даже мысль об этом, — сказал Джулиан.

— Дайте ей еще двадцать четыре часа на размышление, — мудро посоветовал мистер Спрингер, — а завтра мы с вами свяжемся.

Но Мин ничего об этом не знала, в том числе и о последней надежде Джулиана, увидевшего в дяде Альберте союзника. «Черный понедельник» все тянулся для Мин. Принесли контракт на покупку имения Шенли. Дядя просто показал ей бумагу, сказал:

— Ну, ты не хотела его смотреть, — и ушел с бумагой. Вместе с этой официальной бумагой исчезла прекрасная мечта — поселиться навсегда в замечательном доме Джулиана. Она подошла к книжному шкафу, достала Йитса, нашла любимые стихи, потом закрыла книгу и бросила на стол. Слезы слепили ее.

«Но я богата, у меня совсем не осталось грез. Совсем. О, лучше было бы не родиться».

Потом она решила, что это глупо и трусливо. Надо взять себя в руки и мужественно относиться к жизни, как всегда делал Джулиан. Она больше не злилась на него. Злиться надо на себя, на собственную дурь, думала она. Она подумала, что дядя, наверно, отослал контракт обратно, и с тревогой подумала, как это воспримет Джулиан.

В обед она была одна, дядя ушел обедать со знакомым бизнесменом, приехавшим из Канады. Перед этим он спросил ее, хочет ли она еще ехать в Австралию. Когда она ответила «да» с наигранной решимостью, он сказал:

— Тогда выясни, каким рейсом и когда мы можем лететь.

Несчастная Мин провела послеобеденное время в агентстве британской авиакомпании. Она обнаружила, что они с дядей могут лететь в Сидней довольно скоро. Она помедлила, глядя на надписи: «Рим», «Каир», «Коломбо», «Сингапур». Магические названия… замечательные экзотические города, этапы на их пути в Австралию. Год назад сама перспектива такого путешествия необычайно взволновала бы ее. И конечно, ей очень хотелось посетить родину матери с таким славным гидом, как дядя Альберт. Она бы встретила многих приятных молодых людей, и повсюду для нее был бы праздник. Но сейчас ей нестерпима была мысль улететь за тридевять земель, оставив Джулиана и все, что он значил в ее жизни.

Она неохотно сделала заказ и вышла из здания к машине в глубоком отчаянии. Погода ухудшилась — один из скачков английского климата принес понижение температуры и туман. В три часа дня в учреждениях зажглись огни.

Мин вдруг представила себе имение Джулиана, пышные цветочные клумбы, вьющиеся растения, зеленые подстриженные газоны. Представила домик Джулиана с пылающим очагом, у которого сидит Фрисби в ожидании хозяина. Ей стало очень горько. Нельзя думать о нем, а то она сойдет с ума.

В отчаянии, она отпустила шофера и пошла по холодным мрачным улицам. Ей оставалось только идти и идти и так устать, чтобы уснуть этой ночью без мыслей и снов. Она даже решила попросить дядю сводить ее куда-нибудь развлечься, лишь бы не думать об этом.

Когда она сказала дяде, что заказала билеты в Австралию, он поднял брови и ничего не ответил. Она спросила:

— Вы отослали контракт обратно?

Он ответил что-то неопределенное. Он не хотел ей говорить, что подписал его и деньги уже переведены в банк на счет Джулиана. Он умел ждать. Он был из тех людей, которые полагаются на работу времени, понимая, что спешить вредно, можно наломать дров, и что нельзя слишком поддаваться эмоциям. И он был уверен, что Мин с Джулианом должны встретиться, прежде чем Мин примет окончательное решение.

Он с удовольствием повел Мин в театр. Они ужинали в «Капризе». На Мин было бархатное вечернее платье, манто и жемчужное ожерелье, подаренное дядей. Узкоглазая и черноволосая, в черной шапочке, она удивительно была похожа на восточную статуэтку. Мужчины смотрели на нее с желанием, женщины — с завистью. Мин не замечала этого, как не воспринимала и пьесу, хотя она была юмористической и дядя часто смеялся. Но в антракте она поймала себя на том, что шарит взглядом по толпе, словно в бессмысленной надежде увидеть Джулиана. Но сейчас он редко ходит в театры, сидит дома с Фрисби или скромно ужинает и играет в бридж с друзьями.

На следующее утро, столь же унылое для нее, Мин снова разбудил телефонный звонок. Звонила Ева Тренч.

— Думаю, должна сказать вам это, дорогая: случилось что-то страшное.

— Что такое?! — спросила Мин, окончательно проснувшись.

— Мистер Джулиан не пришел на работу. Он позвонил из Шенли. Он не спал всю ночь и совсем сходит с ума из-за своей собаки.

У Мин защемило сердце.

— Фрисби? Что-то случилось с Фрисби?

— Да, он пропал, и мистер Джулиан совсем потерял голову. Вы же знаете, что для него значит его собака!

— Пропал? Но почему… куда?

— Когда мистер Джулиан прошлым вечером пришел домой, его встретила прислуга, миссис Холлис, и сказала, что выпустила Фрисби погулять, как обычно, но он не вернулся С тех пор его и не было.

— Но прошли уже почти сутки.

— Да, миссис Холлис не позвонила хозяину днем, думая, что собака вернется. Садовник видел Фрисби около полудня, вероятно, пес охотился на участке рядом с огородом, возможно, вместе с другой собакой, как уже бывало. Миссис Холлис ждала, что он придет поесть, но он не пришел.

— О Боже! — воскликнула Мин. — Как вы думаете, с ним действительно что-нибудь случилось?

— Ох, не знаю. Знаете, мистер Джулиан в таком состоянии… У него никого не осталось, кроме Фрисби, когда дела пошли плохо. Я всегда говорила, что нельзя так привязываться к животному, и вот, пожалуйста.

— Но он не мог уйти далеко.

— Так и мистер Джулиан думает. Он, бедняга, ничего не ел со вчерашнего дня и полночи ходил и звал Фрисби, а потом ездил на машине и искал его. Миссис Холлис говорит, что он взял с собой Джимми, ее сына, и Джимми сказал, что было страшно смотреть на него. Кажется, Джулиан боится, что Фрисби где-то попал в ловушку, и ему невыносимо думать, как пес мучается там.

— Нет! — сказала Мин сдавленным голосом, и лицо ее побелело.

— Это просто ужасно, — продолжала миссис Тренч. — Он был в полиции, предложил большое вознаграждение тому, кто найдет собаку. Он на все готов. Но подобные случаи в деревне известны. Все знают, что Фрисби не бешеный, но, если он потревожит овец на какой-нибудь ферме или испугает фермера, его могут застрелить. Тогда его зароют, и мистер Джулиан никогда уже не увидит его.

Мин стало плохо. Она сама была очень привязана к Фрисби. Она вдруг представила себе это… Фрисби, живой и веселый, бегающий по полю… и столько доверия и любви в его глазах, когда он смотрит на Джулиана. Представить, что его убьют, что верное сердце перестанет биться… это было слишком. А еще страшнее было подумать о том, как Джулиан, измученный тщетными поисками пешком или на машине, как безумный повторяет имя любимой собаки. Кто лучше ее знал, чем для него был Фрисби. Люди привязываются к собакам, особенно одинокие, а Джулиан давно уже так одинок.

Мин больше не могла это перенести. Снова ее гордость словно растаяла от жара вспыхнувшей любви.

— О, миссис Тренч, мне надо ехать в Шенли… Надо к нему! Я должна помочь ему найти Фрисби, я тоже любила его. Я не могу, чтобы Джулиан остался совсем один.

С радостью и облегчением миссис Тренч ответила:

— Это было бы замечательно, моя дорогая. Поезжайте. Ему будет лучше от вашего участия. Ведь если что-то серьезное и вправду случилось с Фрисби, Джулиан будет очень нуждаться в вашем сочувствии.

— Ничего не должно случиться! Он найдется! — крикнула Мин.

С этой единственной мыслью она сидела в машине, едущей в Шенли, рядом с дядей Альбертом. Мистер Спрингер привык к неожиданностям от своей импульсивной племянницы, но это ее решение, хотя и вызванное неприятностью, очень порадовало его. Ему было очень приятно везти Мин к человеку, которого, он знал, она любила всем сердцем. За год общения с ней дядя Альберт многим восхищался в ее характере. Больше всего ему нравились в ней мужество и отсутствие фальши. А после разговора с Джулианом он был уверен, что она найдет очень теплый прием.

А она почти не разговаривала за время поездки, продолжая гадать, что могло случиться, и моля Бога только об одном: чтобы Фрисби, верный, добрый друг Джулиана, действительно не был найден мертвым.

Она вовсе не думала сейчас о себе. Если они с Джулианом встретятся только для прощания, она по крайней мере предложит ему свою помощь. На этой машине можно будет продолжать искать Фрисби.

Когда показался домик Джулиана, она покраснела и сердце ее забилось чаще. Вдруг он холодно скажет ей, что не нуждается в помощи, и она ездила зря? Но что значит унижение, если она предложит ему помощь в трудный час?

Когда они подъехали, дядя Альберт дипломатично остался в машине.

— Сходи, и потом расскажешь, что там творится, — сказал он.

В дверях Мин чуть не столкнулась с миссис Холлис, миловидной деревенской женщиной в платке и плаще поверх халата.

— Фрисби нашли? — спросила Мин.

— Нет! Разве не ужасно, мисс? Мистер Беррисфорд сам не свой. Я насилу уговорила его немного поесть. Он всю ночь не спал, бедный. О, мисс, это я виновата, зачем выпустила Фрисби, хотя хозяин сам велел…

Она умолкла, вытирая глаза. Мин поняла, что женщина, как и все, огорчена пропажей лабрадора.

Мин прошла в маленькую гостиную.

Джулиан сидел за столом и пил кофе; еда на тарелке осталась почти нетронутой. Он ссутулился и опустил голову. Она никогда прежде не видела его непричесанным и небритым, как сейчас. Он повернул голову. Печать тяжелой депрессии лежала на его лице. Она понимала эту его привязанность к собаке, хотя многие сочли бы ее непомерной. Но так бывает, когда человек одинок.

Он вскочил на ноги, совершенно неожиданно увидев Мин. Он слышал, как подъехала машина, но не обратил на это внимания. Многие приезжали сюда за последние сутки — полицейские, местный ветеринар, его друг, не раз лечивший Фрисби, друзья, которым он позвонил. Все Шенли искало любимую многими собаку.

Джулиан удивленно глядел красными глазами на фигурку женщины в сером костюме и серо-зеленой шляпке.

— Как же вы попали сюда?! — воскликнул он.

Вдруг она, смело явившаяся ему на помощь, сбивчиво заговорила:

— Это… из-за Фрисби… я не могу представить… Фрисби… и вы… Так, должно быть, тяжело его искать… Я сожалею, Джулиан… я не могла не приехать!

Словно чья-то невидимая рука сняла с него часть тоски и одиночества, давивших на него. Кошмар бессонных, безнадежных поисков любимца, кажется, стал самым тяжелым из ударов, которые судьба нанесла ему в последнее время. Он потерял Мин… а теперь и Фрисби, и ему осталось только воображать ужасную картину гибели собаки… или уже все кончено, и она зарыта в землю.

— Я… я думала, мы сможем поискать его на машине, — сказала Мин запинаясь.

Джулиан шагнул к ней. Сердце его вдруг переполнилось любовью и благодарностью. Все другие чувства исчезли. А потом он вспомнил, что сказал мистер Спрингер: что Мин проплакала всю ночь из-за него. А сейчас она плакала о его собаке и говорила сквозь слезы:

— Я тоже любила милого Фрисби. Мы должны найти его.

Джулиан заключил ее в объятия. Он целовал ее лицо, мокрые глаза, ее губы, так страстно отвечавшие на его поцелуи. Он начал бессвязно повторять то, что давно хотел ей сказать:

— Мин… любимая… и ты приехала сюда ради моей собаки! Мин, я люблю тебя, обожаю тебя. Я никого так не любил в своей жизни.

Она подчинилась ему всем своим существом. Несколько минут прошло в безмолвии. Казалось, исчезло серое октябрьское утро. Они были на седьмом небе. Потом Мин пробормотала:

— Я тоже всегда любила тебя, Джулиан, всегда. Любимый, милый, никуда больше не отпускай меня!

— Никогда, — ответил он, и в глазах его уже вернулась жизнь. Он был похож на человека, который участвовал в долгой гонке, чуть не умер от усталости и теперь стоял победителем, сжимая в руках приз.

— Я люблю тебя. Не позволяй мне уйти, — повторяла Мин, смеясь и плача. А Джулиан сказал, что он больше никуда ее не отпустит, что безумно любит ее, что теперь уже не важны деньги, людская молва и все что угодно. Будь она хоть миллионершей, он женится на ней. Она всегда должна быть с ним.

— Всегда, всегда… я выйду за тебя, когда ты захочешь, — счастливо повторяла она. Наконец-то она нашла свое место в жизни, здесь, в этом домике, этим совершенно чудесным утром.

Он стал объясняться, рассказывать о письме Клодии, но Мин закрыла рукой его рот:

— Не надо ничего говорить. Просто я была дурой и не поняла этого позавчера. Джулиан, милый, не извиняйся. Я думаю, ты прелесть. Так же думает мой дядя, а он такой мудрый… Важны только мы с тобой… и Фрисби…

При этом имени она как будто вернулась на землю.

— Мы должны вместе найти его, — сказала она.

Джулиан погладил ее по голове:

— Да, ты дала мне новую надежду. Судьба переменилась, и благодаря тебе, моя радость, мы найдем его, я чувствую это.

Она взяла его под руку и прижалась к нему. Ее голубые глаза смотрели на него с обожанием. Это опьянило его. Такой любви он никогда не знал ни с кем. И зачем он так долго сопротивлялся этому чувству?

— Скажи мне, что ты уже сделал, — спросила она, — и с чего теперь начинать поиски?

Он стал рассказывать ей о безрезультатных поисках в Шенли и в окрестных рощицах. Он все боялся, что какой-то фермер мог застрелить лабрадора или что тот погнался за какой-нибудь сучкой, заблудился, упал в реку где-нибудь в темноте и утонул. Были и другие версии. Джулиан знал, что Фрисби придет домой, если он жив и может идти. А может быть, его украли. Ведь это была хорошая охотничья собака. Здесь недавно появились люди, ворующие собак. У кого-то в Шенли пропал дорогой боксер, которого потом вернул какой-то подозрительный тип, польстившись на награду. Сам Джулиан предложил вознаграждение за Фрисби, и его фотографию поместили в местной газете. Кажется, сделано все возможное. Закончив рассказ, Джулиан виновато провел пальцами по своему подбородку:

— Дорогая, я не брился сегодня, а еще целовал тебя. Мне следует побриться.

Она прижалась своей щекой к его щетине:

— Это не важно, милый, сейчас надо искать бедного Фрисби.

Он на минуту зажмурился, вдыхая аромат ее волос.

— У тебя такие божественные духи, — прошептал он, — ты — такая прелесть, и я так люблю тебя! Спасибо, что ты пришла, я никогда не забуду этого. Я хотел было сказать тебе что не отпущу тебя из Англии без борьбы за тебя, но тут пропал Фрисби, и я словно лишился разума.

— Понимаю тебя, Джулиан, и скажу тебе: если бы ты боролся за меня, борьба была бы недолгой.

Они засмеялись, обнялись — и снова вспомнили о собаке. Взявшись за руки, вышли они к дяде Альберту.

Добрый джентльмен сразу же посочувствовал Джулиану, а потом поздравил их с тем, что было похоже на мгновенную помолвку. Он прямо сиял.

Джулиан пожал ему руку, другой рукой обнимая Мин за плечи:

— Вы столько добра для меня сделали, сэр. И я не могу вам выразить, что значит для меня желание Мин выйти за меня.

Мистер Спрингер, лукаво улыбаясь, поглядел на племянницу.

— Ну, думаю, это имение будет хорошим свадебным подарком для вас обоих.

Мин открыла рот:

— Дядя Альберт, разве вы его все же купили?

Он закурил неизменную сигару:

— Контракт подписан вчера, дорогая. Оно — ваше, живите — и будьте счастливы.

Мин и Джулиан обменялись красноречивыми взглядами. Они оба подумали, как это будет здорово. Не хватало одного — славного Фрисби на обычном месте у камина или у ворот. И тут все трое увидели мальчика, который бежал к ним.

Это был Джимми Холлис, который ночью помогал Джулиану в поисках. Он, не успев добежать до них, стал кричать звонким детским голосом:

— Мистер Беррисфорд… сэр, он нашелся! Фрисби нашелся!

Мин и Джулиан одновременно повернулись к мальчику, держась за руки. Мальчишка вытер лицо рукой и начал быстро рассказывать:

— Мистер Мартин, ветеринар, нашел его, сэр. Он хотел вам звонить, но встретил мою маму, а она послала меня к вам. Мы его видели, сэр, в машине мистера Мартина.

— Ты видел его? — спросили Мин и Джулиан.

— Да, сэр. Мистер Мартин не стал терять время, ему надо было доставить Фрисби прямо в лечебницу. «Нельзя терять время, — сказал он, — ведь у Фрисби кровотечение».

Джулиан, переменившись в лице, схватил мальчика за руку:

— Что случилось, Джимми? Скажи, где его нашли?

Мальчик рассказал, что узнал. Мистер Мартин, очевидно, подобрал Фрисби на дороге около рощи, перед въездом в Шенли. Собака ковыляла на трех лапах. Одна была повреждена. Мистер Мартин решил, что тот попал в капкан. Лабрадор был грязный и замученный, но обрадовался и с благодарностью позволил посадить себя в машину.

Капкан… как и опасался Джулиан. Наверно, ночью, обыскивая рощу, они не заметили бедное животное, которое ползло сквозь заросли или еще пыталось вырваться из ловушки. Еще мальчик передал слова ветеринара, что опасности для жизни нет, только Фрисби в будущем может немного хромать, но лапа заживет, и он скоро доставит собаку сюда, только залатает лапу, покормит и сделает инъекцию.

Мин плакала, Джулиан взял ее за руку, и его собственные глаза увлажнились.

— О, милая моя, это единственное, чего нам не хватало, чтобы чувствовать себя счастливыми.

Она пыталась улыбнуться.

— Я слышу, телефон звонит в доме. Наверное, ветеринар тебе звонит. Ответь, дорогой, и давайте вместе поедем на машине за Фрисби.

Счастливый Джулиан кивнул ей. Как большинство англичан, он не любил открыто проявлять свои чувства, но тут он горячо поцеловал руку Мин и пошел в дом отвечать на звонок.


home | my bookshelf | | Только мои грёзы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу