Book: Брачная афера



Брачная афера

Энн Херрис

Брачная афера

Купить книгу "Брачная афера" Херрис Энн

Пролог

— Проклятье! Я устал от твоих проделок! — обрушился граф Хартингтон на своего внука. — Но последний поступок просто переходит всякие границы. Ты опозорил нашу семью.

— Простите меня, — смиренно пробормотал виконт Люк. Он выглядел потерянным. — Вы вообще не должны были ничего узнать. Роллинсон поступил очень глупо и подло, рассказав вам об этом, сэр.

Граф был высокого роста и худ, как скелет. Но в его осанке чувствовалась военная выправка. Он сурово сдвинул седые брови:

— Значит, ты отрицаешь тот факт, что соблазнил замужнюю женщину?

Люк даже не знал, что ответить. По правде говоря, он действительно не помнил, соблазнил Адрину Роллинсон или нет. Люк вообще смутно помнил тот вечер. Проснувшись утром, он обнаружил рядом прекрасную обнаженную женщину и был немало удивлен. Но не успел ничего сообразить, ибо во флигель ворвался разгневанный муж и потребовал объяснений.

— Честно говоря, я не помню, как это случилось, сэр.

— Как прикажешь это понимать? — воскликнул граф. — Ты меня поражаешь, Люк! Твой дикий, необузданный нрав перечеркивает все положительные качества, свойственные твоей натуре. И ты в очередной раз это доказал. Напрашивается единственно возможный вывод: если ты не в состоянии вспомнить о близости с такой потрясающей красавицей, как Адрина Роллинсон, следовательно, был мертвецки пьян.

— Да, это действительно так. Никогда еще я так не напивался, — ответил Люк. — И именно поэтому думаю, что просто не в состоянии был в ту ночь предаваться любовным утехам. И уж тем более с такой женщиной, как Адрина. Не хочу утверждать, что она лжет, но сомневаюсь, что все так и было.

— Значит, ты обычно вступаешь в связь с женщинами, напиваясь до невменяемости?

— Не понимаю, о чем вы, сэр, но, уверяю вас, я никогда не совершал поступков, за которые потом было бы стыдно.

— Неужели? Я слышал, ты купил дом для своей любовницы. Если не ошибаюсь, в Хэмпстеде. — Граф презрительно скривил губы. — Ты — позор нашей семьи. Слава богу, твои родители умерли и не знают, каким ты стал.

— Если бы они были живы, то, возможно, я бы не стал таким.

— Ты считаешь, что в этом виноват я? Неблагодарный щенок! — Глаза графа потемнели от гнева. — Я отрекаюсь от тебя. Я хотел тебя сделать своим единственным наследником. Правда, передавать недвижимость я могу только по женской линии, но своим состоянием имею право распоряжаться так, как мне заблагорассудится. Теперь я переменил свое решение. Я все завещаю кузену. Надеюсь, он восстановит доброе имя нашей семьи.

— Случайно, не Горацио Харту? Надеюсь, он вас не разочарует, сэр. — Люк тоже начал закипать. — Счастливо оставаться. Я больше не побеспокою вас своим присутствием.

— Я вовсе не имел в виду, что ты должен уйти.

— Мне больше нечего здесь делать. Вы никогда меня не любили, сэр. Я часто совершал ошибки и не отрекаюсь от этого. Но я никогда не был тем негодяем, каким вы привыкли меня считать.

— Вернись! — раздраженно воскликнул граф. — Ты должен меня выслушать. Я хочу дать тебе еще один шанс. Но для того, чтобы заслужить мое прощение, ты должен жениться на девушке из приличной семьи с хорошими манерами, умеющей вести себя в высшем обществе. Я хочу передать свой дом достойной наследнице.

Люк повернулся и направился к двери. Он уже было собирался сказать, что женитьба — его личное дело и он сам намерен выбрать себе невесту, как услышал странные звуки. Повернувшись, Люк увидел, что его дедушка упал на колени и стал задыхаться. А мгновение спустя тяжело осел на пол.

— Дедушка! Я позову на помощь, — взволнованно произнес он, но, поняв, что на это нет времени, бросился к старику. Он положил его на спину и увидел, что щеки графа страшно, почти до синевы, побледнели. Люк ослабил узел его накрахмаленного галстука. С трудом удалось нащупать пульс, он был очень слабым. Некоторое время Люк стоял, не зная, что предпринять. Потом неожиданно вспомнил, как один ветеринар приводил в чувство породистого жеребенка, у которого был похожий приступ. Люк открыл дедушке рот, чтобы проверить, не застряло ли что-нибудь в горле. Затем принялся делать искусственное дыхание. Он повторил эту процедуру трижды. Наконец щеки графа слегка порозовели, но Люк не был уверен, что опасность окончательно миновала.

Услышав позади себя чей-то голос, Люк вздрогнул.

— Ничего страшного, милорд. У его светлости просто очередной приступ. Скоро он придет в себя.

— Это выглядело так жутко. Я думал, он умирает.

— С ним иногда такое случается, сэр. Кратковременные приступы, происхождение которых не может объяснить даже доктор.

— Но почему мне никто ничего не сказал? — Люк встал. Лицо графа приобрело вполне здоровый цвет.

— Его светлость просто не хотел вас расстраивать, сэр.

— Упрямый осел… — начал Люк, но замолчал, увидев, что граф окончательно пришел в себя, открыл глаза и в недоумении смотрит на них.

— Не стой как истукан. Лучше помоги мне, Маршал, — пробормотал он.

— Вы должны были сказать мне о том, что больны, дедушка.

— Все это ерунда. И, как ты изволил видеть, я уже в полном порядке.

Люк вместе с дворецким помогли графу встать и подвели его к массивному стулу красного дерева. Люк почувствовал, как дрожит тело дедушки, каким он стал худым и хрупким. Когда же это случилось? И почему он так долго этого не замечал?

— Простите меня, сэр. Если бы я только знал, как вы больны…

— Что я слышу? Ты, кажется, решил изменить обо мне свое мнение? И даже надумал наконец исправиться? — Глаза старика блеснули. — Ты собираешься мне уступить? Тогда вперед. Ты помнишь мои условия. Женись, чтобы я мог кому-нибудь оставить свой дом.

— Мне очень жаль, что вы больны, но я не привык давать невыполнимых обещаний. Однако постараюсь исправиться. Обещаю больше никогда не напиваться до беспамятства и не приближаться к женщинам в таком состоянии.

— Этого недостаточно, — резко проговорил граф. — А теперь уходи и, пока не найдешь себе достойную жену, не возвращайся.

— Дедушка, но это нечестно, — слабо запротестовал Люк. Он не решался сказать что-то более резкое, так как все еще был под впечатлением от приступа графа.

— Пока ты не дашь мне обещания жениться на девушке из высшего общества, я не дам тебе ни пенни. Недавно я разговаривал с юристами и узнал, что имею полное право лишить тебя наследства.

— Я не могу этого сделать, сэр. У меня есть обязательства…

— Перед твоей любовницей? Ну, тогда выбор за тобой, Люк. По закону я имею право контролировать твои доходы до тех пор, пока тебе не исполнится тридцать. Раньше мне это даже в голову не приходило, но теперь я могу воспользоваться своим правом. Я хочу, чтобы ты нашел мне наследницу как можно скорее. Кроме того, ты должен подарить мне правнука. Если ты женишься в ближайшее время, то я успею его увидеть. Отвернешься от меня — останешься нищим. Остепенись, наконец, чтобы я мог тобой гордиться.

Люк не знал, что сказать. Губы его недовольно скривились. Если бы не этот приступ, Люк не задумываясь послал бы деда ко всем чертям. Но, несмотря на жестокие слова, вздорный старик для него много значил. Его очень обеспокоила болезнь дедушки.

— Я бы хотел все хорошенько обдумать, сэр.

— Да, конечно, тебе понадобится время. И не только на раздумья, но и на поиски будущей жены. Найти достойную женщину не так-то просто. Но не затягивай с этим, Люк. Думаю, жить мне осталось не больше года. А теперь оставь меня.

Слегка кивнув, Люк вышел. Гнев клокотал в нем. Он в остервенении сжимал кулаки, не замечая, что ногти больно впиваются в ладони.

Он твердо решил разорвать с дедом и никогда к нему не возвращаться. В ближайшее время обратиться к юристам, чтобы узнать, обманул его старик или нет. Если граф сказал правду, его ждала незавидная участь. Но Люк дал обещание своему лучшему другу, и ничто не могло заставить его нарушить слово.

Глава 1

Роксана огляделась, напряженно прислушалась, стараясь понять, нет ли за ней погони. Но из чащи доносилось лишь щебетание птиц, перелетавших с ветки на ветку, и сопение какого-то зверя. Она совершенно не думала об опасностях, подстерегавших ее в лесу, боялась только своих преследователей, которые могли догнать ее и силой возвратить в лагерь.

Уже несколько часов Роксана шла без остановки, без отдыха. Она проголодалась и очень устала. Но зато теперь была уверена, что никто ее не преследует. Наконец-то можно было сделать привал и поесть. Роксана положила узелок на землю, расстелила платок, достала хлеб, сыр и вяленые фрукты. У Софии всегда был немалый их запас: она считала, что сушеные финики, фиги и абрикосы — хорошее подспорье зимой, когда нет свежих фруктов.

Как же ей не хватало Софии! После смерти подруги Роксана осталась совершенно одна. Теперь о ней некому было позаботиться. Да и самой Роксане больше некого было любить. Это обстоятельство удручало, пожалуй, сильнее всего. В последние месяцы жизни София так ослабела, что не могла обходиться без посторонней помощи. Роксана трепетно ухаживала за ней, отдавая всю свою душу. И вот ее любимой подруги не стало.

Роксана вытерла подступившие к глазам слезы, поднялась и собрала оставшуюся еду в свой узелок. София выступала в труппе странствующих актеров. Она фактически заменила Роксане мать. Даже имя дата ей сама.

— Если со мной что-нибудь случится, уезжай в Лондон, — говорила она Роксане за несколько дней до смерти. — Ты очень талантливая актриса, дорогая, сможешь стать богатой и знаменитой. Но, Бог даст, тебе посчастливится встретить обеспеченного знатного мужчину и стать настоящей леди.

Роксана горько заплакала, умоляя не говорить о скорой смерти. Но когда София умерла, Роксана поняла, что не может больше оставаться в труппе бродячих актеров, хоть и прожила с ними последние пять лет. Роксане угрожала опасность. Ей нужно было во что бы то ни стало сбежать, пока он не вернулся в лагерь.

Она долго думала и наконец решилась идти в Лондон пешком, хотя и не была уверена, что у нее хватит сил. Это был долгий и тяжелый путь, который мог занять несколько дней или даже недель. По дороге в столицу Роксане придется как-то зарабатывать себе на пропитание.

Ее невеселые мысли прервал громкий крик, а спустя мгновение из-за деревьев выскочила лошадь в упряже, но без седока. Поводья свободно болтались. Роксана поняла, что наездник упал с лошади.

Не отдавая себе отчета, девушка бросилась на крик. Несколькими ярдами далее она обнаружила лежащего на земле мужчину. Он был бледен, глаза закрыты. В какой-то момент Роксане показалось, что он мертв, и ее сердце сжалось от ужаса. Бросив свой узел, она опустилась на колени и легонько коснулась его лица. Кожа теплая, он дышит. Роксана облегченно вздохнула. Видимо, упав с лошади, незнакомец просто потерял сознание.

Немного поколебавшись, она сняла с его шеи белый платок, вынула фляжку с драгоценным запасом воды, смочила ткань и приложила к лицу мужчины. Губы его слегка шевельнулись, и он застонал. Открыв глаза, незнакомец с удивлением посмотрел на Роксану.

— Что случилось? — пробормотал он. — Кто вы?

— Меня зовут Роксана. А вы, вероятно, упали с лошади. Я услышала ваш крик, а потом увидела лошадь: она выбежала из лесу.

— Все случилось из-за лисы, — объяснил незнакомец и сел. Его темно-серые глаза смотрели на нее с любопытством. — Лиса бросилась под ноги моей лошади. Я пытался остановиться, но, так как скакал слишком быстро, ничего не вышло: глупая лошадь испугалась и понесла.

— В этом нет ничего удивительного. Лошади нервные создания, сэр. И вы сами виноваты. Вам не следовало так нестись.

— Да, черт возьми, наверное, вы правы. — Незнакомец прищурился и с подозрением взглянул на Роксану. — Но что делает такая приличная леди, как вы, в лесу одна-одинешенька?

Роксана задумалась, как поступить: рассказать ему правду или это слишком рискованно? Ведь она совсем его не знала, а мир полон опасностей.

По всему было видно, что человек этот из высшего общества. А София предупреждала, что дворянам доверять нельзя и вести себя с ними очень осторожно.

— Я путешествовала в труппе странствующих актеров, — наконец сказала она. — Но недавно решила уйти от них. Сейчас я направляюсь в Лондон. Хочу найти там работу в каком-нибудь театре.

— Неужели? — Он все еще с сомнением на нее посматривал. — Кажется, у вас есть вода, мисс Роксана. Не дадите ли мне попить?

— Я уже и так истратила немало воды, чтобы привести вас в чувство. Но можете сделать несколько глотков. — С этими словами Роксана протянула ему керамическую фляжку. Мужчина с жадностью к ней приник. — Пожалуйста, оставьте и мне хоть немного. Возможно, я еще долго не смогу найти ручей, чтобы заново наполнить флягу.

— Я видел ручей неподалеку отсюда, — ответил незнакомец. — Но если вы действительно направляетесь в Лондон, то движетесь совсем не в том направлении.

— О! — воскликнула Роксана, нахмурившись. Незнакомец между тем возвратил ей флягу. — А вы можете… — Роксана прервала себя на полуслове, потому что мужчина закричал от боли, попытавшись встать. Он пошатнулся и, конечно, упал бы, если бы Роксана его не поддержала. — Что у вас болит?

— Правая нога, — простонал он. — Вот здесь, в лодыжке. Мне кажется, она сломана. Если я сяду, вы сможете разуть меня?

— Думаю, это неразумно, сэр. Если ваша нога действительно сломана, то нужно разрезать сапог, а не пытаться стянуть его. И это должен сделать врач. София смогла бы вылечить вас, но, в отличие от нее, у меня совсем нет подобных навыков.

— Кто такая София? Она тоже здесь, с вами?

— София была моей лучшей подругой. Но недавно она умерла.

— Мне очень жаль, — пробормотал незнакомец. Лицо его побелело от боли. — У меня есть нож. Режьте чертовы сапоги и обвяжите лодыжку моим шейным платком. Это поможет мне, пока мы не найдем доктора в какой-нибудь гостинице.

— Мы? Вы думаете, что я пойду с вами?

— А вы думаете, что я смогу добраться куда-либо самостоятельно? Как вы себе это представляете? Или собираетесь бросить меня в лесу одного?

— Ваша напористость здесь неуместна, сэр. Если вы сядете, я попробую выполнить вашу просьбу. Я и не собиралась бросать вас.

Незнакомец сердито прищурился, едва сдерживая раздражение, и надменно поджал губы.

— Вы разговариваете как настоящая леди. А говорили, что простая актриса. Должно быть, вы очень неглупая девушка.

— София всегда утверждала, что с моими манерами я могла бы сыграть хоть саму королеву, — сказала Роксана, помогая ему сесть удобнее, чтобы попытаться перевязать ногу. — Когда-то в молодости София была куртизанкой, и ее посещали любовники из высшего общества. Так что, я думаю, она хорошо разбиралась в таких вещах.

— Интересная у нее была жизнь, не правда ли?

— Во всяком случае, человеком она была просто замечательным. — Роксана помолчала. Она не знала, рассказывать ему о Софии или нет. Наверное, все же не стоит доверяться первому встречному. — Мне кажется, что у вас сломана нога немного выше лодыжки. Вам будет очень больно, если я попытаюсь снять с вас сапог. Лучше его разрезать. Но разрешите ли вы разрезать такую дорогую кожу? Думаю, эти сапоги стоят целое состояние.

— У меня есть еще одна пара. Режьте! — Незнакомец вынул из кармана серебряный перочинный ножик.

— Думаю, у меня есть кое-что получше. — Развязав свой узелок, Роксана достала длинный тонкий кинжал. — Он очень острый и подойдет больше, чем ваш ножик.

— Господи, зачем вы носите с собой такие опасные вещи?

— Это просто необходимо любой женщине, путешествующей в одиночестве. Нужно же мне как-то защищать себя.

— Всегда напоминайте мне об этом кинжале, когда я выпью и захочу соблазнить вас.

— А вы часто соблазняете женщин в пьяном виде?

Роксана насмешливо на него посмотрела, потом перевела взгляд на сапог. Его кожа плотно облегала ногу. Стараясь действовать как можно осторожнее, она принялась разрезать сапог на больной ноге. Пару раз ее пациент, не выдерживая, стонал от боли. А когда она стала снимать сапог, он и вовсе не смог сдержаться и закричал.

— Проклятье! — воскликнул он, как только Роксана стала исследовать его ногу. — Господи, как больно!

— Мне кажется, у вас действительно перелом чуть выше лодыжки, — сказала Роксана. — Открытой раны нет, но нога опухла. Надеюсь, большая кость не задета. В противном случае дела ваши плохи.

— Если бы вы знали, как мне больно! — сердито проговорил незнакомец.

— Понимаю. Но вам станет легче, когда я перевяжу ногу платком, смоченным остатками холодной воды. Это может предотвратить развитие опухоли. Хотя вообще-то я не врач, сэр. Лучше всего посадить вас на лошадь. Так вам проще будет продолжить путь.

— Надеюсь, мы сумеем найти это чертово животное.

— Не думаю, что лошадь ушла далеко. Как только закончу с вашей ногой, я поищу ее.



— Значит, вы не оставите меня здесь одного? — Незнакомец сердито на нее посмотрел. Казалось, он действительно верил в то, что Роксана может отказать ему в помощи.

— Я обещаю, что не оставлю вас здесь. Все мои вещи у меня в узелке. Чтобы вам было спокойней, я оставлю его здесь. Вы же понимаете, что за ним я не могу не вернуться? — Закончив перевязку, Роксана встала. — Отдохните, пока я ищу вашу лошадь.

— А если вам не удастся ее найти?

— Тогда я вернусь сюда и сама постараюсь помочь вам. Но, боюсь, без лошади нам с вами придется нелегко. Поэтому наберитесь терпения и подождите меня. Надеюсь, я не задержусь.

— Проклятье! — процедил незнакомец сквозь плотно сжатые зубы. — Да вы просто железная леди. Мне кажется, ваши родители были знатными людьми.

— София всегда говорила, что у меня благородное происхождение, — улыбнулась Роксана. — Как бы там ни было, я не оставлю вас здесь одного, сэр.

Роксана направилась на место своего привала, где и нашла лошадь. Перепуганное животное било копытами по земле, временами замирая, словно в ожидании, что вернется хозяин и они вместе двинутся в путь. Роксана надеялась, что лошадь не пострадала, ведь ей нужно было везти не только незнакомца, но и Роксану и ее вещи.

Проклиная все на свете, Люк сунул руку в карман и вытащил фляжку, наполовину наполненную бренди. Нога его горела огнем, а Роксана все не возвращалась. Люк решил, что, если девушка не появится в ближайшие пять минут, он сам отправится искать помощь. Если не обращать внимания на боль, то вполне можно добраться до какой-нибудь фермы или хижины лесоруба. Люк уже предпринял было попытку подняться, когда услышал какой-то шелест и спустя минуту увидел Роксану, ведущую под уздцы его лошадь.

— А я уж думал, что вы решили бросить меня здесь одного, — с напускной обидой проговорил Люк. — Вас не было очень долго.

— Ваша лошадь ни за что не хотела идти с незнакомым человеком. Немного нервничала сначала, но потом мы с ней подружились.

С этими словами Роксана подвела лошадь к Люку.

— Думаю, она сможет выдержать нас с вами и мою поклажу, сэр. Если нет, то я пойду радом с вами. Уверена, что в таком состоянии вы не сможете пуститься вскачь.

— А вы дерзкая девушка, — нахмурившись, сказал Люк. Но потом не выдержал и рассмеялся. — Вы напоминаете мне мою тетю Доротею в молодости.

— Неужели? Не знаю, радоваться мне такому сравнению или, наоборот, обижаться, ведь я никогда ее не видела, — сказала Роксана. — Вы в силах подняться на лошадь, если я придержу ее?

— Вы можете радоваться тому, что я сравнил вас со своей тетей. Я просто обожал ее. Дайте мне руку, мисс Роксана. Мне нужно на вас опереться.

Опершись на руку Роксаны, Люк с большим трудом смог подняться и встать на здоровую ногу. Ему стоило больших усилий дойти до лошади, а затем сесть в седло. Хорошо еще, что лошадь все время стояла неподвижно, высоко подняв голову. Лицо его заливал пот, но он невероятным усилием воли смог сдержать стоны. Роксана между тем закрепила поклажу, а потом с невероятной ловкостью, очень удивившей Люка, вскочила на лошадь и устроилась позади него.

— Как легко это у вас получилось! — заметил Люк.

— Я научилась править неоседланной лошадью, когда мне было всего тринадцать лет. Участвовала в театральном представлении, где мне нужно было запрыгивать на ходу.

— Вы полны сюрпризов, мисс Роксана. У вас манеры настоящей леди, но благородные дамы моего круга не умеют делать ничего подобного.

— Настоящая леди и не оказалась бы здесь, в лесу, когда вы упали, — напомнила Роксана. — Безусловно, меня нельзя назвать девушкой из высшего общества, каких вы привыкли видеть вокруг себя. Но я хотела бы, чтобы вы относились-ко мне с уважением и вели себя прилично. Я честная девушка и не потерплю грубого обращения.

Обернувшись, Люк взглянул на Роксану:

— А как, по-вашему, я обращался бы с вами, будь вы женщиной легкого поведения?

— Понятия не имею, как джентльмены обращаются с легкодоступными девушками. Но София всегда говорила, что мне следует опасаться мужчин из высшего общества. А кроме того, я не люблю, когда на меня смотрят так, как это делал Черный Боб.

Люк был заинтригован.

— А кто он? И как именно он на вас смотрел?

— Он главный в нашей труппе. И всегда смотрел на меня таким раздевающим взглядом. После смерти Софии он сказал, что теперь я должна стать его любовницей. Потому-то я оттуда и сбежала.

— Вы смогли покинуть своих друзей?

— Да. Пришлось. Черный Боб уехал по делам. Я могла сбежать оттуда только в его отсутствие.

Люк нервно рассмеялся:

— И потому вы оказались здесь, когда я упал с лошади. Да, мисс Роксана, я должен благодарить судьбу за это. Не знаю, что бы со мной стало, если бы не вы. Когда мы доберемся до какой-нибудь гостиницы, я найму для нас карету и мы вместе отправимся в Лондон.

Роксана нахмурилась:

— Но я ведь объяснила вам, что я честная девушка и не хочу быть вашей любовницей.

— А разве я предложил вам стать моей любовницей? Я просто хочу отблагодарить вас. И если будете рассуждать здраво, примете мое предложение. Такой красивой девушке, как вы, мужчины будут постоянно оказывать знаки внимания. Но, уверен, вам не понравится то, что они будут предлагать. Если вы действительно собираетесь стать актрисой, то вам необходимо чье-то покровительство. И лучше мое, чем чье-нибудь еще.

У Роксаны перехватило дыхание. Ей вдруг захотелось сбежать от него куда глаза глядят. Тем более что теперь, сидя на лошади, он мог бы добраться до ближайшей гостиницы без посторонней помощи.

— Обнимите меня за талию, — скомандовал Люк. — И держите как можно крепче, мисс Роксана. У меня очень болит нога. А нам нужно найти гостиницу прежде, чем я потеряю сознание. Вам будет сложно везти меня на лошади, если я буду в бессознательном состоянии.

Роксана промолчала — она и сама прекрасно все понимала. Обхватив руками за талию, она крепко держала Люка, не давая ему упасть с лошади. Она совсем его не боялась, не то что Черного Боба. Ей плохо была знакома эта местность и вряд ли удалось бы самой найти гостиницу. Кроме того, девушка понимала, что Люку необходима чья-то поддержка, так ему будет легче переносить боль.

Конечно, Роксана и предположить не могла, что, тесно прижавшись грудью к его спине, вызвала в нем странное беспокойство. Легкий запах ее духов с самого начала взволновал его. Аромат был едва уловимым, но чувственным и совершенно не походил на запахи духов знакомых ему женщин из высшего общества. Да и весь ее облик был необычным и интригующим. Такие девушки всегда притягивают мужчин. Она была прекрасно сложена, хотя и не обладала изяществом дам его круга. Эта девушка была статной. Пожалуй, это слово лучше всего характеризовала ее внешность. Она чем-то напомнила Люку статую Дианы Охотницы, которую он поставил в саду своего деревенского дома. Но в отличие от белой и холодной статуи Роксана была полна жизни. Люку вдруг представились грязные помыслы Черного Боба, и гнев стал закипать в нем.

Будь проклят этот развратный наглец!

Насколько Люк понял, только София, благодаря своему авторитету в труппе, могла защитить Роксану от грязных посягательств. Но когда она умерла и Роксана осталась одна, любой негодяй мог ее обидеть. Непонятно почему эти мысли разозлили Люка. Ему вдруг захотелось защитить девушку. Размышляя об этом, Люк совершенно забыл о собственной боли.

Но это продлилось недолго. Неожиданно на него накатила непонятная слабость, и только огромным усилием воли он мог удержаться в седле.

— Если хотите, сэр, я сама могу править лошадью. Она меня послушается. Ведь мы с ней, кажется, поладили.

Слова Роксаны вернули Люка к реальности. Он вновь ощутил ее руки на своей талии, и это придало ему силы. Ни в коем случае он не должен потерять сознание. Люк был уверен, что Роксана сбежит от него куда глаза глядят, едва они окажутся в ближайшей гостинице. А этого он допустить не мог.

— Нет, я и сам справлюсь, — сказал Люк. — Думаю, гостиница где-то поблизости.

— Надеюсь, вы правы, — отозвалась Роксана. Она ехала, крепко обхватив Люка руками, поддерживая его, чтобы он не упал.

Неожиданно Люком овладело странное желание. Он ощутил вожделение к Роксане и мысленно над собой посмеялся. Вот так всегда в его жизни! Все женщины, с которыми он был знаком, мечтали разделить с ним постель. А некоторые даже, как, например, Адрина, пытались соблазнить его. Но ни одна из них не производила на него такого впечатления, как Роксана. И по иронии судьбы именно эта девушка категорически отказалась вступать с ним в близкие отношения, не хотела становиться его любовницей. Люк же был слишком благороден, чтобы соблазнять эту девушку после того, что она для него сделала. Но при этом он с ужасом думал, что им придется расстаться. От мысли, что Роксана может навсегда исчезнуть из его жизни, Люком овладела прежняя слабость и нога вновь сильно заныла. Но неожиданно ему пришла в голову одна идея. Ироническая улыбка промелькнула на его лице. Роксана, судя по всему, была очень отзывчивой девушкой. А потому единственный способ удержать ее при себе — убедить в том, что ему нужна помощь и он один не сможет добраться до дома.

— Держите меня крепче, — попросил он. — Я совсем ослаб от боли. Прошу вас, мисс Роксана, не бросайте меня. Я совершенно беспомощен и могу стать жертвой любого негодяя, который попадется на моем пути. Меня могут убить.

— Разве у вас есть враги?

— Да. Точнее, один враг, — на ходу принялся сочинять Люк. — Вы говорили, что мне не стоило так мчаться, что я сам виноват в произошедшем со мной несчастье. Но я просто пытался сбежать от него, когда под ноги моей лошади бросилась лиса.

Люк не считал, что обманывает Роксану. Враг у него действительно был, и он от него действительно пытался сбежать. Этот враг — сильный гнев, который копился в нем еще во время разговора с дедушкой. Люка так рассердили несправедливые укоры старого графа и его предложение срочно подыскать себе подходящую жену, что он, совершенно ослепнув от гнева, мчался как сумасшедший и потому упал с лошади.

— А в Лондоне вам ничего не будет угрожать?

— Да. — Люк немного помолчал, собираясь с мыслями. — Как только я окажусь дома, то буду в полной безопасности. Но я не смогу один туда добраться. Я попросту потеряю сознание, упаду с лошади и пропаду на какой-нибудь обочине.

— Да, никто не поможет вам, если вы будете лежать в бреду на пустой дороге. А может случиться что-нибудь и похуже: люди, вроде Черного Боба, могут ограбить вас и даже убить. — Роксана, казалось, никак не могла принять правильное решение. — Ну, хорошо, — со вздохом сказала она, — я не покину вас, пока вам нужна моя помощь. И раз уж вы настолько плохо себя чувствуете, я провожу вас до дому и буду заботиться о вас, пока вам не станет лучше. Но вы должны обещать, что сдержите слово и не воспользуетесь моей добротой, сэр.

— Даю вам слово джентльмена, — сказал Люк. — Я, Люк Кларендон, человек строгих моральных принципов, из благородного рода. Вы можете смело довериться мне, мисс Роксана. Присмотрите за мной, пока я не выздоровею. Если вы мне поможете, то я не только доставлю вас в Лондон, но и представлю одному директору театра.

— Ну, хорошо, договорились, — сказала Роксана и еще крепче обхватила его руками.

Люк улыбнулся. Он был уверен, что Роксана сдержит данное ему слово, как это произошло там, в лесу.

Может быть, за эти несколько дней совместного путешествия Роксана полюбит его. И может быть, когда они прибудут в Лондон, ему удастся под каким-нибудь предлогом задержать ее.

Глава 2

Гостиница, до которой они наконец добрались, оказалась совсем небольшой, но уютной. Конечно, Люк не привык останавливаться в подобных местах, но и он отметил, что гостиница вполне приличная. Двор был чисто выметен, слуга, который сразу же выбежал к ним на помощь, — предупредителен и вежлив.

— Мистер Кларендон упал с лошади, — сказала Роксана, ловко соскочив с седла. — Нам нужны две комнаты, и еще не могли бы вы как можно быстрее послать за доктором? У мистера Кларендона сломана лодыжка, и он испытывает очень сильную боль.

Спешиваясь, Люк не смог сдержать стона. Его нога горела огнем. Каждое движение болью отдавалось во всем теле, и Люк опять почувствовал сильную слабость и головокружение. Заметив это, слуга и Роксана бросились ему на помощь. Если бы они этого не сделали, Люк бы просто упал. Слуга позвал еще двух человек:

— Нэд, позаботьтесь о лошади этого джентльмена. Иеремия, помогите мне, а затем сходите за доктором, У мистера Кларендона очень болит нога.

Двое слуг помогли Люку дойти до гостиницы. Это было почти новое здание с чисто выбеленными стенами, соломенной крышей и небольшими окнами. Оглянувшись и увидев, что Роксана со своими вещами следует за ними, Люк облегченно вздохнул. Он чувствовал себя все хуже и хуже. В ноге пульсировала боль. Они вошли в гостиницу. Им навстречу вышел высокий плотный человек и с недоверием оглядел Люка и Роксану:

— Вам и вашей спутнице нужна комната, сэр?

— Нам нужны две отдельные комнаты, — сказала Роксана. — Мистер Кларендон ушиб ногу. Думаю, у него небольшой перелом. Один из ваших слуг пошел за доктором. Но я все равно должна буду ухаживать за мистером Кларендоном, пока мы будем жить здесь.

— А кем вы ему приходитесь, мисс? — Владелец гостиницы слегка сдвинул брови.

— Я новая гувернантка в семье мистера Кларендона, — сухо ответила Роксана. — Он нанял меня для своего племянника. Моя лошадь потерялась где-то в лесу. Она сбежала, а у нас не было времени ее искать. Меня зовут мисс Роксана Петерс.

Взглянув на нее, Люк едва смог подавить улыбку. Получается, она не хуже его самого умела придумывать небылицы. Владелец гостиницы застыл, не зная, верить странной истории Роксаны или нет. Но тут его отвлек стон Люка, и он бросился ему на помощь.

— Проводите этого джентльмена в нашу лучшую комнату, — скомандовал он своим слугам. — А его спутница может занять комнату поменьше.

— Благодарю, — сказал Люк и перевел взгляд на Роксану: — Пойдемте с нами, мисс Петерс. Я хочу, чтобы вы присутствовали во время визита доктора.

— Хорошо, я побуду с вами, когда доктор придет, сэр.

Владелец гостиницы двинулся за ними. Он указал на комнату, где должна была поселиться Роксана.

Девушка вошла в небольшую комнату. Там стояла железная кровать, накрытая белым покрывалом. Окна украшали голубые занавески, в углу стоял небольшой комод. Но даже эта убогая обстановка восхитила Роксану, привыкшую к кочевому образу жизни. Она бросила свою поклажу на пол, вышла из комнаты и закрыла дверь на ключ. Никаких особо ценных вещей у нее не было, но ей не хотелось потерять и те, что она имела, а кроме того, неприятна была мысль, что кто-то из слуг может в них рыться. Она быстро нашла комнату Люка. Войдя, Роксана увидела, что хозяин гостиницы стоит у кровати. Слуги куда-то ушли.

— Благодарю вас, — сказала Роксана. — Теперь я сама смогу позаботиться о нем.

Хозяин повернулся к ней, глянул с прищуром, недоверием и даже некоторой враждебностью. Роксане стало очень неуютно под его испытующим взглядом. Мистер Кларендон чувствовал себя очень плохо и, казалось, неясно понимал, где находится. Роксане вдруг пришло в голову, что, если бы ее тут не было, Люка запросто могли ограбить. Возможно, Роксана была несправедлива к хозяину гостиницы, но она почему-то очень сомневалась в его порядочности.

— Хорошо. Как только доктор придет в гостиницу, я сразу же пошлю его сюда. — Он опять с недоверием взглянул на Роксану. — Я беру пять шиллингов за ночь с мистера Кларендона и два шиллинга с вас. И еще вы должны будете заплатить за стол и визит доктора.

— Не волнуйтесь, мы вам за все заплатим. Мистер Кларендон приличный человек и ни за что не сбежит отсюда, не расплатившись с вами.

— Да, со мной шутки плохи, У Джейка Хардкастла прекрасная память на лица. Мне кажется, я где-то видел вас. Но никак не могу вспомнить где. И тогда вы уж точно были не гувернанткой. — Он хитро взглянул на Роксану. — Но если у вас нет денег, вы можете расплатиться со мной и по-другому.

— Пожалуйста, оставьте нас. — Роксана действительно нисколько не была похожа на гувернантку. Слишком уж надменными были ее манеры. — После ухода доктора принесите нам обед. Еда должна быть легкой: куриный бульон со свежим хлебом или что-нибудь в этом роде.

Он молча кивнул и вышел из комнаты, еще раз бросив взгляд на Роксану, склонившуюся над кроватью Люка.

— Мистер Кларендон, — позвала Роксана, прикоснувшись к его лбу — лоб был горячим и немного влажным. Она с беспокойством подумала, что у Люка начинается лихорадка. — Не бойтесь, я здесь. Я не оставлю вас одного.

Услышав стук захлопнувшейся двери, Роксана обрадовалась. Мистер Хардкастл наконец-то ушел. Веки Люка слегка дрогнули, и он открыл глаза.



— Он ушел? — пробормотал Люк. — Гостиница вполне приличная, но вот хозяин, судя по всему, настоящий мошенник. Я ему не доверяю. Вы ведь не покинете меня, Роксана?

— Зовите меня мисс Петерс. Я ведь служу у вас, помните?

Он кривовато усмехнулся:

— Да, вы просто потрясающая актриса, Роксана. Вы напомнили мне мою гувернантку. Она была такой строгой, что все, кроме старого графа, ее боялись.

— Старого графа? А кто это?

— Я жил с ним, когда был маленьким. Не важно, — с трудом проговорил Люк. Пот опять выступил у него на лбу. — Простите, что причинил вам столько хлопот. Я никогда не думал, что сломанная нога может болеть так сильно. Когда я в детстве сломал руку, такой боли не было.

— Это вполне объяснимо. Во-первых, вам пришлось подниматься по лестнице. Во-вторых, я не врач и, возможно, наложила повязку неправильно. Когда придет доктор, он перебинтует вам ногу и даст снотворное.

— Вы посидите со мной, пока я буду спать? Или, если не хотите здесь оставаться, не могли бы спрятать мои деньги у себя? Я не доверяю этому человеку.

— Я тоже, — согласилась Роксана. — А мне вы доверяете?

— Разве у меня есть выбор? Но я действительно доверяю вам, сам не знаю почему. Понимаю, звучит странно, но мне кажется, что я знаю вас всю жизнь. Уверен, что вы сдержите свое слово и не оставите меня здесь одного.

— Я должна спрятать ваши деньги в надежное место.

— Они лежат в кожаном кошельке в кармане моего пальто. Я точно не знаю, сколько там, но, думаю, нам должно хватить на поездку в Лондон.

Сунув руку в карман его пальто, Роксана нашла кошелек, пересчитала деньги и показала их Люку:

— Здесь десять золотых соверенов, сэр. Мне тоже кажется, что этого хватит.

— Вам не нужно было показывать мне деньги. Я уже сказал, что верю вам. А теперь спрячьте их.

— Да, конечно.

Роксана повернулась к нему спиной. Подняв подол платья, она спрятала деньги в потайной карман своей нижней юбки. Затем, повернувшись к Люку, увидела, что он в удивлении за ней наблюдает.

— Это самый надежный тайник, — принялась объяснять Роксана. — Наверняка они будут искать деньги прежде всего в моих вещах.

Люк кивнул и, прищурившись, заметил:

— А вы находчивая девушка, Роксана. Мне кажется, что у вас есть какая-то тайна. Верно?

— Почему вы так решили?

Как он мог об этом догадаться? — подумала Роксана. Нет, это невозможно. Он просто испытывает ее.

— Ну, вообще-то я не любопытен, — сказал Люк, зевнув и прикрыв глаза. — Можете не открывать мне ваших тайн. Я тоже не охотник рассказывать о себе первому встречному.

Роксана отвернулась от него и надолго задумалась. Как ему удалось почувствовать, что у нее есть тайна? Но это действительно было так. И только София знала об этом. Ее лучшая подруга, ее спасительница. В тот день, когда они впервые встретились, Роксана в беспамятстве блуждала по улицам. Она не помнила о своей прежней жизни, о том, откуда она и как ее зовут. В правой руке она сжимала рубин, сжимала так крепко, что прошло еще несколько дней, прежде чем она разжала ладонь. Еще София нашла в ее кармане кружевной платочек с инициалами «Р. П.», вышитыми в уголке красными нитками. София сказала, что ее могли бы звать Роксана, это имя ей подходит. Но ни София, ни сама Роксана никогда не задумывались о фамилии, в той жизни она ей была не нужна. И потому, когда хозяин гостиницы спросил, как ее зовут, Роксана сказала первое, что пришло ей в голову. Мисс Петерс. В свое время она кое-что сшила для леди Петерс, и та заплатила ей золотой соверен за работу.

Что касается рубина, то София спрятала его, и Роксана совершенно о нем забыла. Только перед смертью подруга заговорила с ней о рубине, сказав, что Роксана может его продать и какое-то время продержаться, но девушка сомневалась, имеет ли на это право, поскольку так и не вспомнила, откуда он у нее. Чей это рубин — ее или чужой? Могла ли она украсть камень, когда сбежала из дома или от своих господ?

Почему она не выпускала его из рук несколько дней?

После долгих раздумий Роксана уже совсем было собралась рассказать Люку Кларендону правду, но момент был упущен. Она услышала за дверью голоса, и в комнату вошел человек. На нем были потертое черное пальто и короткие бриджи. В руках старая потрепанная шляпа. Несмотря на то что доктор был бедно одет, он производил впечатление культурного и вежливого человека.

— Вы сказали, что этот джентльмен упал с лошади? — спросил он, подойдя к кровати.

— Да, — ответила Роксана. — И у него очень болит нога.

— Я осмотрю его, — произнес доктор и склонился над Люком. Откинув одеяло, он снял повязку и принялся осматривать ногу, нахмурился и что-то бормотал про себя. — Мне кажется, у вас Скорее вывих, чем перелом. Ему крупно повезло, мисс, — обратился он к Роксане. Но, услышав стон своего пациента, доктор опять повернулся к нему: — Я понимаю, сэр, как вам больно. Я собираюсь…

Не договорив, что именно он собирается сделать, доктор резко дернул ногу Люка. Раздался хруст, и несчастный пациент вскрикнул от боли.

— Да, понимаю, это больно, но все уже закончилось. Я наложу тугую повязку и зайду завтра. Вам нужно немного отдохнуть. Думаю, через несколько дней вы поправитесь. У вас небольшой вывих чуть выше лодыжки. Связки будут воспалены еще несколько дней. Но я точно уверен, что кости целы.

— Надеюсь, вы правы, — пробормотал Люк сквозь сжатые зубы. — Моя нога просто огнем горит.

— Вполне естественно. — Доктор порылся в своей сумке, вытащил бинты и перебинтовал ногу Люка чуть выше голени. — Это поможет вам поскорее поправиться. — Затем достал маленькую коричневую бутылочку. — А это поможет заснуть. Но имейте в виду, здесь очень сильнодействующее лекарство, им ни в коем случае не следует злоупотреблять. Вам нужно принимать по четыре капли каждые шесть часов. Мисс Петерс? Вас ведь так зовут?

— Верно, — быстро проговорила Роксана и взяла из рук доктора пузырек. — Это настойка опия?

— Да. Вы его когда-нибудь принимали?

— Моей подруге иногда приходилось его принимать. И я знаю, что этим лекарством ни в коем случае нельзя злоупотреблять, сэр.

— Ну, значит, я могу со спокойной совестью доверить вам своего пациента. — Он посмотрел на Люка: — Вы скоро заснете, мистер Кларендон. Не думаю, что у вас будет жар. Но если станет хуже, смело посылайте за мной.

С этими словами доктор ушел. Роксана осторожно накапала опий в стакан с водой, помогла Люку сесть. Он выпил залпом лекарство и с облегченным вздохом откинулся на подушки.

— Это было очень эгоистично с моей стороны просить вас остаться со мной, — сказал он. — Теперь вы можете вернуться к себе в комнату и как следует отдохнуть.

— Нет, я посижу с вами, здесь, у камина. Доктор сказал, что жара быть не должно. Но мне лучше быть рядом на всякий случай. До этого у вас явно был жар — вы так вспотели. Но может быть, вам станет легче, когда вы проснетесь.

Роксана села у камина. Его разожгли, пока она помогала Люку добраться до комнаты. Теперь огонь горел в полную силу. В ее комнате не было камина, а здесь было так тепло и уютно. Она просто валилась с ног от усталости, но все же не забыла закрыть дверь.

Роксана сама не заметила, как заснула. Ее разбудил какой-то странный звук. Огонь в камине все еще не погас, и комната была освещена. Роксана подошла к кровати и проверила, как там Люк. Он мирно спал. Жара не было. Дыхание было ровным и тихим, почти беззвучным. Что же тогда это был за звук? Роксана шагнула к двери и приложила ухо, прислушиваясь.

— Кто здесь? — тихо спросила она. Ей никто не ответил. — Что вам нужно?

Звук повторился. Роксана вздрогнула и бросилась к окну. Какой-то человек заглядывал в комнату. Должно быть, он приставил к стене лестницу, пытаясь проникнуть внутрь через окно, обнаружив, что дверь заперта. Подбежав к камину, Роксана схватила тяжелую кочергу. Затем вернулась к окну и грозно взмахнула ею, показывая, что сможет защититься. Поняв, что его застали на месте преступления, мужчина на мгновение замер, затем быстро спустился по лестнице и побежал в сторону конюшен.

Роксана вернулась к камину. Ноги ее дрожали. Она плохо рассмотрела незнакомца, пытавшегося проникнуть в комнату, но почему-то была совершенно уверена в том, что это хозяин гостиницы. Значит, интуиция ее не обманула. Хозяин гостиницы действительно оказался проходимцем, и потому ни в коем случае нельзя было оставлять Люка Кларендона, крепко спавшего под действием лекарства, одного.

В какой-то момент ей вдруг пришло в голову, что доктор осмотрел своего пациента невнимательно. Но, взглянув на Люка и увидев, как спокойно и ровно он дышит, Роксана перестала волноваться. Доктор знает свое дело, решила она. А раз так, то скоро Люк будет в состоянии выдержать поездку до Лондона. Нужно уезжать отсюда как можно быстрее.

— Вы что, совсем не ложились? — спросил Люк, открыв глаза. В этот момент она прикладывала холодный компресс к его лбу. — Спасибо, но не стоило так беспокоиться, у меня совсем нет жара. Я чувствую себя хорошо. Долго я спал?

— Долго. Я просидела рядом с вами всю ночь. Кто- то хотел проникнуть в комнату через окно, хорошо, что я проснулась и спугнула его, пригрозив кочергой. Испугавшись, он убежал в сторону конюшен.

— Думаете, это сообщник хозяина? Я сразу почувствовал, что все они настоящие негодяи. Наверняка здесь часто грабят постояльцев.

— Скорее всего, он думал, что вы один и крепко спите. Простите, что истратила попусту два ваших шиллинга, заплатив за лишнюю комнату, в которой не ночевала.

— Вы можете пойти туда сейчас и как следует отдохнуть. Но сначала дайте мне мой пистолет. Он в потайном кармане пальто. И еще, не могли бы вы попросить хозяина принести сюда еды и питья? Не думаю, что они попытаются ограбить нас среди бела дня. А если и попытаются, то я покажу им, что вполне могу за себя постоять. Надо узнать, можно ли здесь нанять карету. Если невозможно, мы продолжим путь на моей лошади.

Отыскав пистолет, Роксана протянула его Люку. Если бы она знала, что у того есть оружие, она бы не стала прибегать к кочерге, чтобы спугнуть злоумышленника.

— А вы уверены, что сможете двинуться в путь в таком состоянии?

— Моя нога все еще немного болит, но мне гораздо лучше. Я бы хотел убраться отсюда как можно скорее.

— А если нам все же удастся нанять карету, неужели вы оставите здесь свою лошадь?

— Нет, ее впрягут в карету, которую мы наймем.

— Вообще-то мне тоже не нравится эта гостиница. Если бы меня не было здесь, вас бы обязательно ограбили.

— Не я первый, не я и последний. Сотни больных постояльцев оказываются жертвами мошенников, подобных хозяину этой гостиницы. — Люк нахмурился. — Я очень благодарен вам Роксана. Вы моя спасительница.

— На моем месте так поступил бы каждый, — смутившись, ответила Роксана. — К тому же с вами я быстрее доберусь до Лондона и сэкономлю свои деньги.

— А я без вас мог бы и вообще не добраться до Лондона. — Люк смотрел на нее с такой благодарностью, что Роксана смутилась еще больше. Увидев, как зарделось ее лицо, он рассмеялся. — Похоже, я смутил вас. Простите меня, мисс Роксана. Я сдержу свое обещание и не буду пытаться вас соблазнить. Я прекрасно помню наш уговор.

— Вот и правильно, сэр. Должна вам признаться, я не хочу быть не только вашей, но и вообще ничьей любовницей.

— Не думаю, что вам это удастся, — улыбнувшись, возразил Люк. — Вы слишком хороши собой, чтобы всю жизнь оставаться одинокой. Кто-нибудь рано или поздно соблазнит вас. Лучше уж это буду я.

— Вы, должно быть, бредите, сэр. Вы совсем меня не знаете. Или вы надо мной смеетесь?

— И не думал смеяться над вами, мисс Роксана. Еще ни к одной женщине я не испытывал таких чувств, как к вам. Но я не буду настаивать. Ведь тогда вы сбежите от меня куда глаза глядят. Я хочу как можно скорее уехать отсюда, хотя и за стенами гостиницы мне все еще грозит опасность.

— Вы говорите о вашем враге? — Роксана с интересом на него посмотрела. Возможно, Люк был слишком высокомерным. Возможно, даже он не был разборчив в связях. Но Роксана совершенно не испытывала перед ним того страха, как перед Черным Бобом. — Ночью я была уверена, что к нам в комнату пытается проникнуть кто-то из шайки хозяина, чтобы ограбить. Но теперь мне кажется, что это мог быть ваш враг, который собирался убить вас.

— Нет, я так не думаю, — нахмурившись, сказал Люк. Он уже жалел, что придумал столь глупую историю. — Возможно, он просто хотел поквитаться со мной. Но не думаю, что он собирался меня убить.

— О, тогда это точно был кто-то другой. — Роксана о чем-то задумалась. Потом, словно отвечая на свои мысли, перевела разговор на другую тему. — Если вы сдержите свое обещание и представите меня вашему знакомому директору театра, то я буду очень вам благодарна.

— Вы спасли мне жизнь, и потому я с радостью помогу вам, — заверил Люк. — У меня много плохих черт, мисс Роксана, но еще ни разу в жизни меня никто не упрекнул в неблагодарности. Возможно, когда-нибудь я предложу вам вступить со мной в связь. Возможно, вы даже сами этого захотите. Но я обещаю, что этого не произойдет во время нашего путешествия в Лондон.

Часа через два они выехали из гостиницы. Каретой правил тот самый кучер, который встретил их, когда они прибыли. Его звали Гарольд, и он оказался весьма дружелюбным малым. Роксана и Люк сидели впереди, за спиной кучера. Конечно, они не могли быть до конца уверены в его честности, но это было не страшно. Гарольд довезет их до ближайшего постоялого двора, и там они расстанутся. Роксана не знала, что именно сказал Люк хозяину гостиницы, которую они только что покинули, но тот стал внезапно безукоризненно вежлив и не позволял себе больше никаких непристойных намеков. Она вернула Люку деньги, и он заплатил хозяину за комнаты и за визит врача.

Правда, по ее мнению, он взял с них слишком много. Больше всего ее возмутили две гинеи, которые тот потребовал за визит врача. Люка же это нисколько не смутило. Он, наоборот, заплатил хозяину в три раза больше, чем тот просил.

— Он заслужил это, — сказал Люк. — Как бы там ни было, если бы не он, я сегодня не смог бы продолжить наш путь. Сегодня мне гораздо лучше. И все это благодаря отдыху в его гостинице и доктору, которого он для меня пригласил.

— Рада слышать, что вам лучше, — сказала Роксана и опять погрузилась в свои мысли. Если бы Люк Кларендон не был так слаб и мог бы самостоятельно добраться до Лондона, она не задумываясь оставила бы его. Люк сам предложил ей помощь, но Роксана не была уверена в бескорыстии его помыслов.

София столько раз предупреждала Роксану о том, насколько коварны мужчины из высшего общества. Особенно те, кто обещает девушкам помощь или несметные богатства. Люк был обходителен и любезен, но Роксана все равно не доверяла ему до конца.

Не доверяла. Но и не боялась. Самое плохое, что он может сделать, — это попытаться обворожить ее. Но он никогда не применил бы к ней силу, как это сделал бы Черный Боб, останься она в своей труппе. В конце концов, Люк Кларендон — джентльмен.

Роксана понимала, что предостережения Люка насчет опасностей, подстерегающих ее в Лондоне, не лишены оснований. Раз уж она решила стать настоящей актрисой, ей действительно понадобится покровительство влиятельных мужчин. И не только директора театра, но и зрителей, которые придут на нее смотреть. А если у Роксаны появятся поклонники, она, возможно, повторит путь Софии, станет любовницей какого-нибудь аристократа. София хотела бы уберечь Роксану от такой участи. Она и сама много раз жалела, что вступила на этот путь. Вот почему Роксана сделала бы все возможное, чтобы не огорчать подругу, пусть даже и после ее смерти. Но ни одна актриса не может избежать подобной участи.

Возможно, и правда будет лучше, если этим мужчиной станет Люк? Ведь она уже начала испытывать к нему симпатию.

Роксана безуспешно пыталась отогнать от себя эти мысли. Она вообще не хочет становиться ничьей содержанкой. Но это неизбежно. Голос Люка вывел ее из задумчивости:

— Вы выглядите такой измученной. Откиньтесь на подушки и немного поспите. Мне кажется, Гарольду можно доверять. Отдохните.

— Хорошо, я действительно устала.

Роксана закрыла глаза и задремала. Его ласковый и такой проникновенный голос совершенно ее успокоил. Он был таким привлекательным мужчиной и нравился ей все больше и больше.

Проснулась она спустя два часа, когда карета въехала во двор весьма опрятной и, по-видимому, дорогой гостиницы. Обнаружив, что все это время она спала, привалившись к плечу Люка, Роксана смутилась. Ей стало так стыдно, что краска залила щеки.

— Простите меня, сэр. Надеюсь, я не слишком обеспокоила вас. Как ваша нога?

— Все еще немного болит, — сказал он и, улыбнувшись, добавил: — Но это не смертельно. И не волнуйтесь, вы не причинили мне никаких неудобств.

Кучер остановил карету. Один из слуг гостиницы кинулся открывать дверцу. Заметив, что у Люка перевязана нога, он протянул руку и помог выйти. Хотя Люк спускался медленно и осторожно, ему все равно было очень больно, и это не ускользнуло от внимания Роксаны и кучера.

— Видите, Джонстон, у меня повреждена нога. Со мной случилась одна неприятная история, — дружелюбно улыбнувшись, сказал Люк. Судя по всему, они были хорошо знакомы. — Не могли бы вы позаботиться о моей лошади и накормить кучера?

— Конечно, сэр, — ответил Джонстон и позвал своих помощников, которые тотчас же явились на его зов. Он попросил их позаботиться о лошади.

Слегка нахмурившись, Роксана поблагодарила Гарольда за то, что он доставил их в гостиницу, и дала ему шиллинг из своего кошелька.

— Мне очень жаль, что с вами так обошлись в нашей гостинице, — сказал он, поклонившись. — Я слышал о том, что произошло сегодня ночью и как бесстрашно вы защищались. Вашей храбрости можно позавидовать.

— Надеюсь, вы не имеете к этому никакого отношения, Гарольд.

— Нет, мисс. Конечно же нет, — горячо заверил ее кучер. — Мне самому не нравится эта гостиница, но с работой сейчас тяжело. Лучше уж так, чем на дороге с протянутой рукой. Я давно уже хочу сменить место, но пока ничего подходящего не подворачивается.

— Уверена, что вам в конце концов обязательно повезет, — сказала Роксана и, попрощавшись, вошла в гостиницу. Люк беседовал с каким-то человеком, судя по всему, хозяином. Он нисколько не напоминал того проходимца, который их чуть не ограбил. Это был слегка полноватый, но приятный мужчина. Улыбнувшись, он приветливо кивнул Роксане:

— Этот джентльмен сказал, что вы спасли ему жизнь, мисс. Моя жена выделит вам подходящую комнату и позаботится о вас. Кажется, вы очень устали.

— Я спала практически всю дорогу, — ответила Роксана. Она взглянула на Люка: — А вы сказали хозяину, чтобы он послал за доктором, сэр? Мне кажется, вашу ногу нужно еще раз осмотреть. Я не уверена, что тот врач все сделал правильно.

— Не волнуйтесь, мисс. Его светлость… его честь теперь в надежных руках.

Роксану удивило поведение хозяина. Почему он так испугался, случайно оговорившись? И почему хотел назвать Люка «его светлость»? Судя по всему, Люка Кларендона в этой гостинице хорошо знали и благоговели перед ним. Чем все это можно объяснить? Из задумчивости Роксану вывело появление жены хозяина.

— Пойдемте, мисс, — присев в реверансе, проговорила она. — Мы всегда рады, когда его светлость останавливается у нас… — Запнувшись, она слегка хлопнула себя по лбу. — Простите, я опять забылась. А все Сид! Если бы не он, то я так и звала бы его «ваша честь». Да уж, язык мой — враг мой. Но вообще-то что тут скрывать? Ведь происхождение лорда Кларендона ни для кого не секрет.

— Действительно, что тут скрывать?

Роксана почувствовала, что краснеет. Как же глупо было с ее стороны не спросить у Люка об этом раньше. Он сказал, что его зовут Люк Кларендон, но ни словом не упомянул о своем титуле. Поэтому, обращаясь к нему, Роксана называла его просто «мистер». Как же, наверное, он про себя смеялся над ней!

Получается, Люк Кларендон — настоящий аристократ, Представитель высшего общества. Самая опасная для нее категория мужчин. София всегда предупреждала ее, чтобы она ни в коем случае не связывалась с аристократами.

«Если ты влюбишься в мужчину из высшего общества, он совратит тебя и бросит. Дитя мое, я знаю, о чем говорю».

Роксана почувствовала, как сердце ее сжалось от гнева и разочарования. Ведь ей показалось, что она понравилась Люку. Почему же он не сказал ей о своем титуле с самого начала? Люк только притворялся, что доверяет ей. Иначе сразу бы рассказал о своем происхождении. Глаза ее наполнились слезами, но ей удалось сдержать их. Не было никаких причин так расстраиваться. Она совсем не знает лорда Кларендона, да и нет у нее ни малейшего желания познакомиться с ним поближе. Ведь София столько раз предупреждала Роксану об опасностях, которые представляют для нее мужчины из высшего общества. Она говорила, что все они одинаковые: гордые, высокомерные и безжалостные.

«Уж они-то умеют очаровывать женщин. Будут улыбаться тебе, клясться в вечной любви, но в душе останутся все теми же бессердечными эгоистами. Они все равно никогда не женятся на девушке не своего круга. Очарует тебя, как следует развлечется, а потом выбросит, как ненужную вещь. Английские аристократы самые бессердечные. Иностранцы из высшего общества гораздо добрее и щедрее английской знати. Никогда не доверяй английским джентльменам, Роксана. Даже если он будет говорить, что любит тебя. Тебе самой нужно научиться использовать их, а потом при первой же возможности уходить».

Роксана шла за женой хозяина через холл, силясь сдержать гнев. Они вошли в отведенную для нее комнату, большую, очень уютную и со вкусом обставленную. В комнате было тепло, в камине горел огонь.

— Его светлость остановился в комнате по соседству, — рассказывала между тем жена хозяина. — Он всегда останавливается в той комнате, когда приезжает сюда вместе с графом.

— С каким графом?

— Со своим дедушкой. — Женщина в удивлении уставилась на Роксану. — Вы ведь кузина его светлости, мисс, и должны это знать.

— Да, конечно. Просто у нас в семье несколько графов, — нашлась Роксана и своим объяснением совершенно успокоила женщину.

— Я так и думала, — со смехом ответила она. Ее полная грудь при этом колыхнулась. — Вам что-нибудь еще нужно, мисс?

— Не могли бы вы принести мне ужин? Что-нибудь легкое и чашку чая.

— Да, конечно. Леди вроде вас всегда просят чай и хлеб с маслом. Но я буду рада приготовить несколько отбивных для его светлости и что-нибудь для вас испечь. Я прекрасно готовлю. Его светлость обожает мои отбивные.

Роксана слегка поклонилась. Она опять почувствовала злость на Люка и потому не сразу нашлась что ответить этой доброй женщине. Больше всего на свете ей хотелось все бросить и немедленно отправиться в Лондон одной. Если бы здесь был Гарольд, он мог бы захватить ее с собой и подвезти. Но теперь это было невозможно. Роксана боялась, что не сдержится и выскажет Люку все, что она думает о нем и о его обмане.

Но постепенно, пригревшись у камина, девушка успокоилась. Раздражение потихоньку испарилось, ей вдруг расхотелось покидать теплую комнату. К тому же лорд Кларендон успел стать ее другом, и ей не хотелось бросать его одного в таком состоянии. Она вдруг представила горячий ужин, теплую постель и вечер, проведенный у камина.

Чем сможет повредить ей Люк Кларендон, пусть даже он и не до конца был с ней откровенен? Ей очень нравилось здесь, в этой уютной комнате. Роксана с содроганием вспоминала свою прежнюю неустроенную кочевую жизнь. Наверное, когда-то, до встречи с Софией, ее жизнь был комфортной и, может быть, даже в некоторой степени роскошной. Странно, почему ей в голову пришла эта мысль?

Сколько бы Роксана ни пыталась, она никак не могла вспомнить свою прежнюю жизнь. София считала, что Роксана сбежала из дома, спасаясь от какой-то опасности. Еще София не раз говорила, что она, возможно, родилась в знатной семье.

«С тобой что-то произошло, дитя мое, — сказала она ей однажды. — Ты была так напугана и потом очень долго лежала в горячке. В бреду ты говорила о своих знакомых, о городах, где ты когда-то побывала. Тебе долгое время снились кошмары, но наутро ты их совершенно не помнила. И потому я не особо старалась найти твоих родных. Раз ты сбежала из дома в таком ужасе, значит, на это была веская причина. Я не хотела, чтобы ты возвращалась к людям, которые так с тобой обошлись».

Неужели в родном доме с ней плохо обращались? София сожгла платье, в котором она была, потому что оно не подходило для ее новой жизни. К тому же оно ничего не могло рассказать о прошлом Роксаны.

Роксана тряхнула головой, отгоняя эти невеселые мысли. Если бы родные любили ее, не допустили бы, чтобы она бродила по улицам в таком состоянии. Что же произошло с ней тогда? София стала ей настоящей матерью. Роксана чувствовала, что в той, прежней жизни ее никто так не любил. От этих мыслей стало так грустно, что слезы потекли у нее из глаз. Но она взяла себя в руки. София умерла, и волей-неволей ей придется с этим смириться. Теперь придется научиться принимать решения самостоятельно. Ну что ж, она готова. Люка бросить в таком состоянии нельзя, это просто бессердечно. Поэтому в Лондон они отправятся вместе. Но если лорд Кларендон все же не сдержит своего слова и попытается ее соблазнить, она не задумываясь покинет его и продолжит путь одна.

Роксана сняла черный бархатный плащ, который подарила ей София. Та носила его еще во времена своей молодости, когда ее содержали мужчины из высшего общества. Кстати, платье, которое она надела в дорогу, тоже досталось от Софии. Оно было несколько старомодным, но достаточно дорогим и все еще приличным. Чтобы сделать его более современным, Роксана обшила глубокий вырез платья кружевами. Кроме того, захватила с собой зеркальце в серебристой оправе, гребёнку из слоновой кости и щетку для волос — все подарки Софии. Роксана расчесала свои рыжие волосы, взглянула на себя в зеркальце и спрятала все это обратно в узелок.

В дверь постучали.

— Войдите, — пригласила Роксана и очень удивилась, увидев на пороге своей комнаты лорда Кларендона. — О, а я думала, что это жена хозяина, милорд! — воскликнула Роксана и сразу же перешла в наступление: — Почему вы не сказали, что вы внук графа? Я бы никогда не стала называть вас «мистером», если бы знала о вашем происхождении, сэр.

— Это не важно. Хартингтон все равно лишит меня права наследования.

— Но почему? — удивилась Роксана. — Он же ваш дедушка.

— Он взял меня в свой дом, когда умерли мои родители. Но я мешал ему. Графу не хотелось возиться с чужим ребенком, и меня воспитывали слуги. Он всегда был очень строг и несправедлив ко мне. Как только я достиг совершеннолетия, переехал в дом моего отца, доставшийся мне по наследству. Я так редко навещал графа. Но теперь…

Люк замялся, и Роксана почувствовала, что ему почему-то трудно об этом говорить.

— С ним что-то случилось?

— Хартингтон уже очень стар. В последний раз, когда я навещал его, у старого графа случился припадок, что-то вроде обморока. Честно говоря, меня это очень испугало. Я так редко к нему приезжал. Если бы еще несколько дней назад мне сказали, что я буду так расстроен болезнью дедушки, я бы очень удивился, но теперь… — Покачав головой, Люк издал нервный смешок. — Как глупо! Болезнь все равно не изменит его отношения ко мне. В конце концов, даже если он сделает этого болвана Харта своим единственным наследником… не мое дело.

— Но почему он может лишить вас наследства?

Люка смутил пристальный взгляд Роксаны, и он отвел глаза:

— Граф хочет, чтобы я женился на девушке из приличной семьи с хорошими манерами. Больше всего его заботит доброе имя семьи.

— Но почему он думает, что вы можете жениться на девушке не своего круга?

— Потому что до него дошли слухи о том, будто бы у меня множество любовниц и я не брезгую даже обществом продажных женщин. И это действительно так. Я считаю, что они куда честнее, чем дамы моего круга. — Он нахмурился. — Честно говоря, я понимаю, что виноват в его болезни.

— То есть вы вините во всем этом одного себя?

— Да. Когда с ним случился этот приступ, я решил, что он умирает. Это было ужасно!

— Значит, вы его по-настоящему любите, — сказала Роксана, посмотрев на него с любопытством. — Но почему вы не хотите послушаться его совета и жениться на девушке из приличной семьи?

— Потому что мне не нравится ни одна девушка моего круга. С ними так скучно! Я понимаю, что графу уже недолго осталось, и мне бы очень хотелось скрасить последние его дни. Но брак — это слишком ответственный шаг, и я не могу связывать себя таким обязательством на всю жизнь. Даже ради него я не пойду на такое.

— Но почему? А я слышала, что мужчины вашего круга часто женятся по расчету.

— Да, такое иногда случается, когда мужчина из нашего сословия попадает в трудную ситуацию. — Люк взглянул на Роксану. — Мой отец постоянно изменял моей матери. Он разбил ей сердце. Они постоянно ссорились и… Так было и в этот день. Они в очередной раз выясняли отношения, когда карета, которой в ту минуту правил отец, съехала в канаву, наполненную водой. Они оба погибли. Я выжил по чистой случайности — меня отбросило в сторону. Удивительно, но на мне не было ни царапины. Последнее, что я запомнил, — это как моя мать, перед самой их гибелью, кричала, что отец не сдержал очередное свое обещание. Я не хочу сделать какую-нибудь женщину такой же несчастной, какой была моя мать.

— Как все это ужасно. Теперь я понимаю ваши чувства. — Роксана нахмурилась. — Старый граф скоро умрет, ведь так? Вы могли бы сделать вид, что собираетесь жениться, а после его смерти…

— Бросить несчастную девушку? — возмущенно воскликнул Люк. — Я не могу пойти на такой бесчестный поступок. Все общество отвернется от меня, и будет право.

— Да, это плохая идея. Я с вами полностью согласна. Но если бы девушка с самого начала знала, что это всего лишь деловое соглашение, то все могло бы получиться.

Роксана смущенно замолчала и поспешила перевести разговор. Ей показалось, что она сказала лишнее.

— Я попросила, чтобы мне принесли ужин в комнату. А вы не хотели бы поесть, сэр?

Люк в удивлении смотрел на нее. Он выглядел таким обескураженным, словно в него ударила молния.

— Вы сказали, что эта помолвка могла бы стать чем-то вроде делового соглашения? Что вы имели в виду?

— Это все равно была глупая идея. — Роксана покраснела. — Я не имела в виду ничего конкретного. Но почему вы на меня так смотрите, сэр? У вас появилась какая-то мысль?

— Я еще не совсем уверен, — задумчиво проговорил Люк. — Я пришел к вам, чтобы спросить, не захотите ли вы поужинать вместе со мной в зале, на первом этаже. Если нет, то я тоже поем один, в своей комнате. Вы дали мне пищу для размышлений, мисс Роксана. Я обдумаю то, что вы сказали, и через пару дней расскажу о своем окончательном решении.

Роксана хотела спросить Люка, что означают его странные слова, но ей как раз принесли ужин, и он вышел из комнаты, кивнув на прощание.

Глава 3

На следующее утро Роксана проснулась свежей и отдохнувшей. Солнце светило в маленькое оконце. Спустя несколько минут в комнату вошла жена хозяина с тазиком горячей воды.

— Спасибо, — сказала Роксана. — Я уже собиралась умыться водой, оставшейся здесь с прошлой ночи. Так что горячая вода весьма кстати.

— Куда вам принести завтрак? Его светлость собирается завтракать в зале. Вы можете присоединиться к нему или поесть в комнате. Он заказал бекон, яйца всмятку, жаркое из риса и рыбы и тосты с ветчиной. Вы закажете то же самое или захотите что-нибудь другое?

— Если можно, подайте, пожалуйста, булочек с медом. Я спущусь в зал, как только умоюсь и приведу себя в порядок.

— Конечно, мисс.

Роксана поблагодарила хозяйку, и та вышла из комнаты. Хотя будущее Роксаны было туманным, а настоящее зыбким и ненадежным, девушка хорошо выспалась и чувствовала себя отдохнувшей. Через несколько минут она привела себя в порядок и спустилась в зал. Лорд Кларендон завтракал за ширмой. Он пил кофе и читал газету. Когда Роксана вошла, Люк оторвал взгляд от газеты и приветливо ей улыбнулся. Уже не в первый раз Роксана отмечала, каким привлекательным был Люк. Сердце ее при этой мысли забилось от волнения.

— О, Роксана! Вы хорошо спали? Надеюсь, сегодня ночью вам ничто не помешало? Никто не пробовал проникнуть в вашу комнату?

— О нет, сэр. Сегодня ничего такого не было. Я спала просто отлично и чувствую себя свежей и отдохнувшей.

— Прекрасно. Мне тоже сегодня гораздо лучше. Я обдумал наше положение и принял решение. Думаю, такой вариант подойдет нам обоим. Вам ведь срочно нужна работа, или я ошибаюсь?

— Да, это действительно, так — ответила Роксана и села за стол.

Между тем хозяйка принесла теплые булочки с маслом и чашку меда.

— Благодарю вас, — сказала Роксана.

Хозяйка налила ей чашку ароматного кофе со сливками и ушла.

Взглянув на Люка, Роксана сказала:

— Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду.

— Объяснить это очень непросто. Вы можете быть со мной до конца откровенной, Роксана? Мне показалось, вы честная и благородная девушка. Вы ничего от меня не скрываете?

— Я не понимаю, зачем вам что-то обо мне знать, сэр. — Она смутилась. — Но если хотите… София нашла меня на улице пять лет назад, и я совершенно не помню свою прежнюю жизнь. Я умирала от голода, была чем-то сильно напугана, в горячке и не понимала, что со мной происходит. В кармане моего платья София нашла платок с инициалами «Р. П.». Поэтому она решила, что, возможно, мое имя Роксана. А Петерс — это фамилия одной леди, для которой я когда-то кое-что сшила. Может быть, Роксана Петерс и есть мое настоящее имя, но я этого все равно никогда не узнаю.

— О боже! Значит, вы ничего о себе не знаете? — Люк нахмурился. — Это все усложняет…

— Что вы имеете в виду? Разве моя прежняя жизнь может иметь для вас хоть какое-то значение?

— Может быть, да, а может быть, и нет. — Он опять странно на нее посмотрел. — Так что еще вы от меня скрываете?

Роксана вспомнила о рубине, но решила, что сейчас ей совершенно необязательно говорить об этом Люку.

— Не понимаю, какое все это имеет для вас значение.

— Я обдумал то, что вы мне вчера сказали, и хочу предложить план. Но мне не хотелось бы, чтобы в самый неподходящий момент ко мне в дом ворвался ваш разгневанный брат или кто-нибудь из ваших прежних господ.

— Я вас не понимаю, — проговорила Роксана, но сердце ее тревожно забилось. Неужели он всерьез воспринял ее вчерашние слова и теперь думает предложить ей участвовать в этом спектакле?

— Вы мечтаете стать настоящей актрисой и уверяли, что легко сможете сыграть на сцене даму из высшего общества. А мне нужна фиктивная жена, девушка, которая станет наследницей нашего родового гнезда. Вы выйдете за меня замуж. Потом мы разведемся, а вы получите хорошее вознаграждение и сможете жить так, как захотите. Возможно, вы решите уехать за границу. А возможно, купите домик в деревне.

Предложение Люка так удивило Роксану, что поначалу она не могла вымолвить ни слова. Когда же девушка вновь обрела дар речи, решительно ему отказала:

— Это просто смешно, сэр. Не понимаю, как вам в голову пришло такое мне предлагать. Мы совершенно не знаем друг друга. Даже если бы я согласилась, это было бы нечестно по отношению к вашему дедушке.

Люк нахмурился:

— Но вчера вечером вы сказали, что это не более чем деловое соглашение. Почему же сегодня вы так на это реагируете?

— Вчера вечером я говорила о девушке из хорошей семьи, которая сможет выйти замуж не по любви. Для некоторых женщин в браке главное — дети и дом. Вы смогли бы поселить ее где-нибудь в деревне, а сами жить в городе и ни в чем себе не отказывать. Многие так живут, ведь верно?

— Да, вы правы. Но я говорил вам, что не хочу причинять страдания своей жене, какие причинял отец моей матери. Другое дело, если девушка изначально понимает, что этот брак — всего лишь деловое соглашение, тогда она и не будет несчастлива. Или я ошибаюсь?

— Конечно, не будет, если она знает, на что идет. — Роксана запнулась, увидев, как сильно взволновали Люка ее слова, но затем продолжила: — Я не подхожу на эту роль хотя бы потому, что не являюсь девушкой из высшего общества. Я уже вам говорила, что не знаю, кто мои родители. И наконец, есть еще одно обстоятельство: несколько лет я путешествовала с труппой странствующих актеров. Меня могут узнать, так как я постоянно выступала в разных городах.

— Это не имеет значения, если, конечно, вы не играли в столичных театрах. Вы ведь никогда не были в Лондоне?

— Нет, я никогда не играла на большой сцене. Иногда мы давали представления в провинциальных театрах, но чаще всего располагались прямо на лужайках, в деревнях или на постоялых дворах, как и все странствующие актеры.

— А Черный Боб — это ваш любовник или родственник?

— Ни то ни другое! Как вам такое могло прийти в голову! — возмущенно вскричала Роксана.

— Тогда я не вижу ни одной причины, почему бы вам не принять мое предложение.

— Неужели вы действительно этого не понимаете? — Роксана вытерла губы чистой белой салфеткой и положила ее на тарелку. — Спасибо вам за еду и ночлег, но нам лучше сейчас же расстаться. Я смогу добраться до Лондона и сама.

— Но вы же обещали, что не оставите меня.

— Теперь вы в полной безопасности. Хозяева местной гостиницы — честные Люди, и, кроме того, вы с ними хорошо знакомы. Ваша нога идет на поправку.

— Да, теперь моя нога болит гораздо меньше. Но все равно я не смогу даже выбраться из кареты без посторонней помощи. Если вас смущает моя идея, то я больше не буду об этом говорить. Вчера вечером мне показалось, что вы можете пойти на это. Получается, я вас недооценил. Простите меня. Позвольте мне только сопровождать вас до Лондона, найти вам жилье и представить моему знакомому директору театра.

— Но почему вы хотите мне помочь? Чем я заслужила это, сэр?

— Разве вы забыли, что дважды спасли мне жизнь? Я ни разу не оскорбил вас, Роксана. Я уже много раз говорил вам, что не собираюсь вас соблазнять. Мною движут самые добрые намерения.

— Добрые намерения?

— Я просто хотел, чтобы мой дедушка умер со спокойным сердцем. Что в этом такого ужасного?

— В этом действительно нет ничего плохого. Но для осуществления этого плана вам нужна девушка из приличной семьи. А я ничего не знаю о своих родителях. Если вы скажете вашему дедушке, что я из благородного рода, — это будет откровенная ложь.

— Но я могу просто сказать ему, что вы честная и благородная девушка. Это-то, надеюсь, правда?

— Правда. Я действительно честная и благородная девушка. К тому же невинная, если для вас это важно. Софии удалось уберечь меня от всей этой грязи. Она считала, что я из знатной семьи, и мечтала, чтобы я стала настоящей леди. Она не хотела для меня повторения своего пути. Но настоящими леди рождаются, а не становятся. Я могла бы поселиться в какой-нибудь деревушке под Батом, но мне не справиться одной.

— Предположим, я мог бы найти женщину, которая стала бы помогать вам. Предположим, вы смогли бы с ней подружиться. Согласитесь ли вы ради этого стать на время моей женой, если того потребуют обстоятельства?

Роксана не знала, как поступить. Она и сама не понимала, почему не хочет принять предложение Люка. София все эти годы бережно хранила рубин и объяснила Роксане, что, продав его, она может безбедно прожить и без сцены. А теперь у нее появлялся шанс войти в высшее общество и стать настоящей леди. Такой шанс дается человеку всего один раз. А если она откажется от предложения Люка и все-таки станет актрисой, то будущее ее предопределено. В конце концов кто-нибудь все равно ее соблазнит, и Роксана повторит путь Софии.

— Я могла бы согласиться на помолвку, — наконец сказала Роксана и сама удивилась своему ответу. Неужели эти слова произнесла она? Просто какое-то безумие! — Я считаю, что свадьба — это слишком ответственный шаг. Вы могли бы представить меня вашему дедушке как свою невесту. И объяснить, что свадьба откладывается до тех пор, пока… мой отец не вернется из Индии.

— А ваш отец сейчас в Индии?

— Я не знаю, кто мой отец. Может быть, его вообще нет в живых. Историю про Индию придумала София. Она всем говорила, что я дочь англичанки и индийского принца. Когда-то она была любовницей самого махараджи и любила рассказывать мне истории об Индии. Обычно это происходило перед сном. Ее рассказы были такими яркими, что временами мне даже снился тот индийский принц. И это помогало мне справиться с моими ночными кошмарами.

— Ваша подруга была замечательной женщиной.

— Она многому меня научила, и я очень любила ее. Иногда во сне мне казалось, что я начинаю вспоминать свое прошлое. Но, просыпаясь, я вновь обо всем забывала.

— Это, наверное, было ужасно.

— Да, поначалу. Но София очень помогла мне. Особенно когда мне снились кошмары.

— Как хорошо, что вы встретили такую прекрасную женщину.

— Думаю, я погибла бы на улице, если бы не София. Но зачем вам обманывать своего дедушку? Вы легко сможете найти девушку из приличной семьи.

— Я не собираюсь жениться по расчету. — На виске Люка запульсировала жилка. — Отец, женившись на моей матери по расчету, разбил ей сердце. Я видел, как страдала она, и не хочу никому доставлять такой душевной боли.

— Тогда, — Роксана вздохнула, — если хотите, мы можем заключить деловое соглашение.

— Я уже продумал дальнейший план действий, — прищурившись, произнес Люк. — Я скажу дедушке, что от вашего отца, служащего компании в Восточной Индии, давно не было никаких известий, а вы не можете без его согласия выйти замуж. В дальнейшем, если понадобится, мы можем сообщить дедушке о его скоропостижной смерти.

— Нельзя шутить такими вещами, — возразила Роксана, в волнении комкая салфетку. — То, что мы сейчас обсуждаем, — это в чистом виде обман. Боюсь, я не справлюсь с такой ролью. Если старый граф обо всем догадается, это станет для него сильнейшим потрясением и может даже его убить.

— Но как он догадается? — Люк сердито на нее посмотрел. — Вы очень красивая девушка, Роксана. Но ваш туалет оставляет желать лучшего. Представьте, какой ослепительной красавицей вы станете, если у вас появятся деньги и вы сможете одеваться как настоящая леди. Вам нечего бояться. Никто из моих друзей и родственников ни разу в жизни не видел вас на сцене, и потому вас никто не узнает. Мы в любой момент сможем разорвать нашу помолвку. Если что-то пойдет не так, мы скажем дедушке, что расстаемся. Но, боюсь, осталось ему немного. А после его смерти вы вольны уйти на все четыре стороны. Разве это так трудно — скрасить последние минуты умирающего старика?

Роксана ненадолго задумалась:

— То, что вы так заботитесь о своем дедушке, очень похвально. Но мне все равно кажется, что нехорошо обманывать больного человека. Не лучше ли все-таки жениться по расчету на девушке вашего круга?

— Это исключено! Если вы откажетесь, я вообще выброшу эту идею из головы. Дедушка поставил мне ультиматум, и если я его не выполню… Он сказал, что лишит меня наследства, если я откажусь жениться на девушке из приличной семьи. Это принесет мне и тем, кого я поддерживаю, множество неудобств. К тому же этот самодовольный болван Харт, кузен моего дедушки, превратит наше имя черт знает во что.

— Но что с вами случится, если граф все же лишит вас наследства?

— Я потеряю свой титул и не получу в наследство дом и состояние графа. Но не думайте, что для меня деньги главное. Тем более я и так достаточно богат. Хотя не знаю, что меня ждет в будущем. Дедушка сказал, что может лишить меня права распоряжаться отцовским состоянием, пока мне не исполнится тридцать. Возможно, все это пустые угрозы, а возможно, и нет. Я посоветуюсь со своим поверенным. Если это правда, я пропал. У меня есть некоторые обязательства.

— Какие обязательства? — спросила Роксана, но, заметив, что Люку этот вполне невинный вопрос почему-то неприятен, не стала настаивать. — О, простите, это не мое дело. Я просто хотела понять до конца ваши мотивы.

— Вы сами посоветовали мне фиктивный брак как выход из положения, Роксана. Именно поэтому я и предложил вам в нем участвовать. Наверное, я не должен был этого делать. Извините, если вас обидел. В конце концов, вы совсем меня не знаете. А вдруг я окажусь жестоким негодяем, который хочет ограбить несчастного старика?

— Нет, я так не думала, — возразила Роксана. — Но вы должны дать мне немного времени на раздумье, сэр. Мы поедем в Лондон вместе с вами, а потом, через пару дней, снова это обсудим.

Остаток пути прошел без приключений. Они сделали лишь одну вынужденную остановку. Люк не обманывал, когда говорил, что не сможет самостоятельно выбраться из кареты. Ему действительно пришлось опереться на руку Роксаны, когда он выходил по нужде. Лицо его при этом исказилось от боли. Роксана проводила его до ближайшего перелеска и терпеливо ждала, делая вид, что ничего особенного не происходит.

Когда они вернулись в карету, Люк растроганно сказал:

— Вы относитесь ко мне, как самая лучшая на свете жена, любящая и терпеливая. Если бы граф или кто-нибудь из моих знакомых увидел нас вместе, они решили бы, что мы женаты много лет.

Роксана посмотрела на него с осуждением:

— Вот вы все шутите по поводу нашего соглашения, а лично мне не до смеха. Я не собираюсь никого обманывать, что мы женаты. Мне кажется, что и насчет помолвки вводить всех в заблуждение просто отвратительно. Но я понимаю, что вы хотите скрасить последние дни больного старика.

— Его сейчас может выбить из колеи любая мелочь, — согласился Люк. — А сильный стресс, боюсь, вообще убьет. Раньше я совсем не думал о здоровье дедушки. Но теперь очень не хочу стать причиной его смерти.

— Вы действительно думаете, что, если откажетесь жениться на девушке из благородной семьи, старый граф умрет от потрясения?

— Да. — Люк вдруг заговорил очень серьезно. — Вы правы, я действительно порой веду себя ветрено. Мое отношение к жизни зачастую легкомысленное. Но когда я увидел этот ужасный приступ, пересмотрел свои взгляды на многие вещи. Мне казалось, что он умирает. И если бы это действительно произошло, я всю жизнь винил бы себя.

Роксана кивнула. Люк закрыл глаза, откинувшись на подушки, и остаток пути прошел в молчании. Нарушил молчание он всего один раз, когда они проезжали вересковую пустошь:

— Когда-то здесь жил один разбойник. Он постоянно грабил путешественников. Но месяц назад его поймали и, наверное, скоро повесят. Дом, о котором я вам рассказывал, находится недалеко отсюда. Я купил его для одной женщины с маленьким ребенком. Сейчас она вместе с ним гостит у своих друзей на юге Англии. Но недели через две вернется. Она не будет против, если вы некоторое время поживете здесь.

— Вы тоже остановитесь там вместе со мной?

— Я буду часто приходить к вам в гости, но ночевать не стану. Не бойтесь, я сдержу свое слово: вашей чести ничто не угрожает. Но поскольку вам предстоит сыграть роль моей невесты, придется научиться вести себя в обществе и по-другому одеться. — Люк ей улыбнулся. — Теперь-то вы доверяете мне, Роксана? Понимаете, что я не причиню вам вреда, особенно после того, что вы для меня сделали?

— Я совсем вас не знаю, и София всегда говорила, что мужчинам вашего круга доверять нельзя. — Роксана замолчала и ненадолго задумалась. Если Люк купил дом для женщины с ребенком, то, скорее всего, она его любовница. А ребенок, вероятно, его сын. И потому вряд ли Люк попытается соблазнить ее в доме, купленном им специально для них. — А вы, наверное, такой же, как и все мужчины вашего круга.

— Да, в чем-то я действительно такой же, как и все молодые люди моего круга, — согласился Люк. Карета остановилась, и он заговорил серьезно: — Не могли бы вы помочь мне выбраться? Сейчас я представлю вас миссис Миллс, здешней экономке. Будет лучше, если она подумает, что вы девушка из высшего общества, попавшая в трудную ситуацию.

— А что вы собираетесь ей обо мне рассказать?

То же, что и всем остальным. — Он пристально посмотрел на Роксану своими серыми глазами. — Я уверен, что вы родились в знатной семье. Кроме того, вы что-то говорили об Индии. Я собираюсь соединить эти сведения воедино, думаю, в этой истории есть доля правды.

Роксана между тем выбралась из кареты, а затем помогла Люку. Ступив на землю, он сморщился от боли. Но потом быстро взял себя в руки и с помощью Роксаны пошел к дому. Они остановились у небольшой виллы из красного кирпича и постучали. Дверь отворилась. На пороге показалась женщина лет сорока и с удивлением на них посмотрела.

— Здравствуйте, миссис Миллс, — вежливо поприветствовал ее Люк. Роксану приятно удивила его вежливость. — Эта девушка очень мне помогла.

— Лорд Кларендон, как же я рада вас видеть, — ответила женщина, склонившись в реверансе. Она с любопытством посматривала на Роксану.

— Это Роксана Петерс, — не моргнув глазом представил ее Люк. — Я хотел бы, чтобы она пожила здесь несколько дней, потому что оказалась в затруднительном положении. Ее лучшая подруга недавно умерла, и теперь она осталась совершенно одна. А отец сейчас в Индии, и неизвестно, когда вернется. Я заберу ее, как только все улажу с графом. По правде говоря, Роксана моя невеста.

— Так, значит, вы все-таки решили жениться. — Миссис Миллс была приятно удивлена. — Уверена, что графа эта новость очень обрадует.

— Надеюсь, миссис Миллс. Но вы же знаете моего дедушку.

— Конечно, знаю, сэр. Простите, что я так говорю, но, на мой взгляд, он был слишком строг с вами после гибели ваших бедных родителей.

— Думаю, у него были самые добрые намерения, просто он такой человек, — ответил Люк. Жилка запульсировала у него на виске. — Я хотел бы, чтобы вы позаботились о Роксане. А мне нужно срочно отлучиться по делам. Я вернусь к обеду.

Странное дело, Роксане не хотелось, чтобы Люк уходил. Она протянула ему руку, и Люк поцеловал ее.

— До свидания, дорогая, — сказал Люк, и сердце ее дрогнуло. Конечно же он всего лишь играл роль заботливого жениха перед миссис Миллс, но Роксане стало приятно. Ей вдруг захотелось, чтобы все это было правдой.

Она кивнула ему и грустно вздохнула, когда он направился к двери. Экономка проводила девушку в ее комнату, расположенную на втором этаже.

— Какой он все-таки хороший человек, — говорила между тем миссис Миллс. И Роксана поняла, что экономка уже давно ей что-то рассказывает, а она так глубоко задумалась, что ничего не слышала. — Он всегда заботится о других. Его часто пытаются очернить и распускают грязные слухи, но, мисс Петерс, поверьте, у Люка доброе сердце.

— Да, я в этом и не сомневалась, — ответила Роксана. Они как раз вошли в ее спальню. — Какая замечательная комната! — восхитилась девушка.

— Это комната для гостей. Я же говорила, Люк очень щедрый человеки готов помочь каждому. Вот, например, эта вдова миссис Фокс и ее сын. Люк не жалеет денег и пытается сделать их жизнь как можно более комфортной. Миссис Фокс очень повезло, что она встретила такого человека, как Люк.

— Значит, миссис Фокс — та самая женщина, которая живет здесь?

— Да. Она очень несчастна. Ее история такая печальная. Ох, язык мой — враг мой. Если бы его светлость услышал мою болтовню, то назвал бы старой сплетницей и был бы совершенно прав. Я пойду, мисс Роксана. Отдыхайте. Если захотите чаю, просто спуститесь в холл и позвоните в колокольчик.

Когда миссис Миллс ушла, Роксана принялась осматривать комнату. Она была просто великолепной: атласная мебель, зеленовато-белые драпировки на стенах, хрустальные безделушки, серебристые подносы и прекрасный туалетный столик в углу. Если даже комната для гостей была так шикарно обставлена, в каких же условиях тогда жила миссис Фокс? Должно быть, Люк действительно очень хорошо относился к вдове.

Неужели они все же любовники? Этот вопрос не давал Роксане покоя. Если Люк купил такой дом для миссис Фокс и ее сына и нанял для нее экономку, значит, он действительно ее любит. Но тогда зачем он поселил здесь Роксану?

Если у Люка уже есть сын, то почему бы ему не сделать мальчика своим полноправным наследником и не жениться на его матери? Это решило бы все его проблемы.

Люк сказал, что не хочет жениться по расчету. Может быть, это потому, что сердце его принадлежит женщине, которая не может стать его женой?

Наверное, граф считает миссис Фокс недостойной партией для Люка. Что же в таком случае будет, если граф узнает об обмане, если выплывет наружу тот факт, что она — девушка не помнящая своего прошлого, а возможно даже, воровка?

Роксана с содроганием отогнала от себя эту ужасную мысль. Нет, она не способна на воровство. И хотя не помнила, как у нее оказался рубин, но была уверена, что не украла его.

Вздохнув, Роксана решила об этом не думать. Сколько она ни пыталась, все равно не могла вспомнить ничего из своей прежней жизни. Той жизни, которую она вела до знакомства с Софией и странствующими актерами. Иногда ей казалось, что рассказы Софии об Индии имеют какое-то отношение к ее прошлому, но, возможно, это всего лишь иллюзия. Все ее прошлое, до того дня, как она очнулась после тяжелой болезни, было окутано тьмой.

— О, София, — прошептала Роксана и села на кровать. В отчаянии она принялась теребить шелковое покрывало. — Что мне теперь делать? Я так люблю Люка, но боюсь, что могу попасть из-за него в беду. Я должна покинуть этот дом, сама добраться до Лондона и забыть Люка… но я не хочу оставлять его одного.

«Он разобьет тебе сердце».

Роксане показалось, что это произнесла София, хотя и понимала, что подобное невозможно. София умерла, и теперь Роксане придется самой о себе заботиться. Некому больше предостерегать и оберегать ее. Теперь она одна в мире, полном неведомых опасностей, и должна сама себя защищать. Люк Кларендон предложил ей выгодную сделку. Если Роксана все сделает правильно, то обеспечит себе безбедное существование до конца дней. Всего лишь сыграть роль, и если она сохранит дистанцию в отношениях с Люком, то ее чести ничего не угрожает.

Внутренний голос подсказывал ей, что она зашла слишком далеко. Но девушка решила не обращать на него никакого внимания.

Улыбнувшись, Роксана подставила лицо солнцу. Прошла неделя с тех пор, как Люк привез ее сюда. Ей было так хорошо и спокойно, что казалось, будто она вернулась в свой дом. Но Роксана не позволяла себе расслабляться — слишком уж неустроенной и беспокойной была ее прежняя жизнь. К тому же она чувствовала себя виноватой, потому что невольно приходилось обманывать миссис Миллс. Иногда ей хотелось бросить все, нанять карету, уехать в Лондон и найти там работу в каком-нибудь театре.

— Роксана, — позвала миссис Миллс. Девушка обернулась. В этот момент она как раз собирала цветы. Корзинка была полна. — Его светлость приехал.

— Спасибо. — Роксана увидела, что Люк вошел в сад и ищет ее взглядом. Девушка двинулась ему навстречу, сердце ее при этом радостно забилось. — А я думала, что вы приедете только к вечеру.

— Я ненадолго. — Люк с нежностью на нее посмотрел. — Вам очень идет это платье, Роксана.

— Рада, что вам оно нравится. Но вы же сами его мне купили.

— Ну да, — согласился он. — Но еще больше мне нравятся ваша шляпка и шейный платок, который выбрали именно вы. По дороге сюда я видел, что на вересковой пустоши раскинулась ярмарка. Я так давно не был в таких местах. Не хотите ли отправиться со мной на ярмарку, Роксана? Я куплю вам печеное яблоко.

Засмеявшись, Роксана покачала головой:

— Вы меня балуете. Но я не против. Сегодня такой замечательный день.

— Тогда договорились. Если вы не любите печеные яблоки, то можем пойти в тир.

Кивнув, Роксана побежала в дом, чтобы надеть шляпку. Она была так рада, что сможет провести целый день вместе с Люком. За то время, пока девушка жила в этом доме, они успели по-настоящему сблизиться.

Ярмарка раскинулась по всей пустоши. Кругом стояли палатки, из которых доносился запах пирогов и печеных яблок. У Роксаны сразу же закружилась голова от голода. В толпе они увидели человека на ходулях, который приглашал всех посмотреть на бородатую женщину, собаку с двумя головами и петушиные бои. Из всех увеселений Люка больше всего привлекло стрельбище. Но ему ни разу не удалось попасть в цель. Это очень его раздосадовало.

— Уверен, что служитель нарочно повесил мишень криво. Я все-таки сделаю еще одну попытку. Вы можете идти дальше, я вас догоню.

Улыбнувшись, Роксана стала пробираться сквозь толпу. Ее поразило, что победа в простой ярмарочной стрельбе так важна для Люка. Роксана решила не отходить слишком далеко, так как они могли разминуться, и остановилась около палаток, где продавались бисквиты. Роксане хотелось купить какой-нибудь подарок для Люка. Но у нее с собой было всего несколько пенсов — на такую сумму ничего хорошего не купишь. Кроме того, не хотелось тратить деньги — мало ли как могла обернуться судьба?

Потом внимание Роксаны привлекли шпагоглотатель и факир, и она ненадолго остановилась возле их шатра. Внезапно она почувствовала на себе чей-то взгляд и оглянулась. В стороне собралась небольшая группа мужчин. Спешившись, они стояли рядом со своими лошадьми. Сердце ее упало. Смуглый черноволосый мужчина уже давно наблюдал за ней. Роксана сразу узнала его, ведь именно этого человека она боялась больше всего на свете. Какое несчастье, что он тоже оказался на этой ярмарке! Теперь у нее нет выхода. Если Роксана откажется вернуться в труппу, он может заставить ее силой.

Она должна найти Люка! Но ведь тогда и его она подвергнет опасности. Его нога все еще не до конца зажила. А если попытаться скрыться от Черного Боба в толпе? Ускорив шаг, Роксана смешалась с людьми, но тут столкнулась с каким-то мужчиной. Он схватил ее за руку.

— Какая встреча! — воскликнул он. Роксана вскрикнула от ужаса, его же позабавил ее испуг. — Куда вы так спешите, Роксана? Почему вы от меня убегаете?

— Я убегаю не от вас.

Увидев, что это всего лишь Люк, Роксана вздохнула с облегчением. Люк улыбнулся.

— Я увидела человека, с которым мне очень не хотелось бы встречаться.

— Это тот самый мужчина, из-за которого вы покинули труппу после смерти Софии?

— Да. — Роксана тяжело вздохнула и опять оглянулась. Черный Боб следовал за ними, но выглядел он теперь не очень уверенно. По-видимому, растерялся, увидев рядом с ней Люка. — Пожалуйста, дайте мне руку. Он следит за нами. Боюсь, он хочет меня похитить. Но, может быть, увидев нас вместе, решит, что обознался.

Взяв Роксану за руку, Люк почувствовал, что она дрожит, и понял, до какой степени девушка напугана.

— Вы действительно так его боитесь?

Роксана кивнула.

— Вот негодяй! Хотите, я его проучу?

— Нет, пожалуйста, не надо. Вам не справиться с ним. Ваша нога еще не до конца зажила.

— Все почти прошло. Доктор заново перевязал ее и наказал, чтобы я не слишком ее перетруждал. Но мне тяжело долгое время бездействовать. Тем более она почти не болит. Он подтвердил, что у меня не перелом, а вывих. Так что тот деревенский врач действительно знает свое дело. Мой доктор очень похвалил его работу.

— Я в этом и не сомневалась. Просто ваша нога болела так сильно, что я подумала, вдруг он неправильно наложил повязку.

— Мой доктор сказал, что мне очень повезло. Если бы не тот деревенский врач, нога могла воспалиться. Возможно, ее даже пришлось бы ампутировать. Но хватит об этом. Все это пустяки.

— Это совершенно не так. Посмотрите, не преследует ли нас Черный Боб?

Люк оглянулся:

— Мне кажется, он исчез. Наверное, решил, что обознался.

— Да, может быть. — Роксана закусила нижнюю губу. Она убедилась, что Черный Боб не решится подойти к ней, пока Люк рядом. Но он вполне может попытаться ее похитить, если они опять разойдутся. — Боюсь, что оставаться здесь для меня не безопасно. Если он узнает, где я живу, то не только у меня, но и у вас с миссис Фокс могут возникнуть неприятности.

— Неужели он на такое способен? — удивленно поднял брови Люк: ему хотелось как-то приободрить, успокоить Роксану.

— Вы еще не знаете, на что он способен. Это очень жестокий человек и страшный эгоист. Почему вы мне не верите?

— Я вам верю, но не думаю, что нужно от него прятаться.

— Если он найдет меня, то попытается похитить.

— И что вы собираетесь делать?

Роксана растерянно на него посмотрела:

— Честно говоря, не знаю. Я могла бы отправиться в Лондон и попытаться найти работу, но боюсь, что и там он меня отыщет.

— Тогда я отвезу вас в замок моего дедушки. Мы объявим о нашей помолвке. Возможно, вам удастся произвести на него хорошее впечатление. А если дедушке что-то придется не по нраву, ничего страшного. Вчера я говорил со своим поверенным. Как оказалось, дедушка не единственный мой опекун. Если старый граф все же решит контролировать мои доходы, то я могу пожаловаться своему крестному, который наверняка возьмет мою сторону. Но мне не хотелось бы омрачать последние дни бедного больного. Все эти распри могут изрядно подточить его здоровье и сократить жизнь.

— Как вы думаете, я ему понравлюсь? — спросила Роксана, смущенно опустив глаза. Она очень разволновалась. Жизнь в замке, которую предлагал Люк, представлялась Роксане настоящей сказкой. Но она понимала, что должна быть предельно осторожной, чтобы не попасть в беду. — В этом новом наряде я выгляжу словно дама из высшего общества, но боюсь, что могу чем-нибудь выдать себя и наш обман раскроется.

— Не думаю. В вас есть все те достоинства, которые дедушка хотел видеть в моей будущей невесте. Вы красивы, у вас хорошие манеры, и вы напрочь лишены легкомыслия, Роксана. Разве этого ему мало? И в конце концов, даже если вы почему-то ему не понравитесь, я могу расторгнуть помолвку, отвезти вас в Бат и обеспечить безбедное существование до конца ваших дней.

Роксана ничего не ответила и с минуту молча на него смотрела. В голове звучал голос Софии, предупреждавший о возможной опасности. Она должна быть очень осторожной. Но неужели Люк может заставить ее вести нечестную игру? Нет-нет, Роксана была убеждена, что Люком движет только искренняя привязанность к дедушке и желание скрасить его последние дни.

— Вы действительно решились на такой шаг?

— Я думал над этим всю эту неделю, с тех пор как привез вас к миссис Миллс. И знаете, что больше всего убедило меня в правильности нашего плана? Отношение к вам миссис Миллс. Она очень умная женщина и много лет предана нашей семье. За это время ей приходилось немало общаться с дамами из высшего общества, уж она-то сразу же заподозрила бы неладное, если бы вы себя выдали чем-нибудь. Да, вы несколько лет прожили в труппе странствующих актеров, но остались все такой же благородной и неприступной, какой были до этого. Мне даже не придется учить вас хорошим манерам, принятым в нашем кругу. Вы все это знаете и без меня. Судя по всему, это у вас в крови. Пожалуйста, Роксана, помогите мне сделать последние минуты моего несчастного дедушки по-настоящему счастливыми. А после его смерти вы вольны поступать как вам заблагорассудится.

— А вдруг он проживет дольше, чем вы думаете?

Люк задумчиво на нее посмотрел:

— Тогда вам придется выйти за меня замуж. Я знаю, что вы этого не хотите, но потом мы сможем развестись. После нашего развода вы все еще будете молоды и, если захотите, выйдете замуж еще раз.

Роксана задумалась. Все это напоминало ей контракт между директором театра и актрисой. Она должна будет играть свою роль несколько месяцев или чуть дольше, а потом сможет уйти на все четыре стороны. Все это не казалось сложным, если только в дело не вмешаются чувства.

— Помолвку легко можно расторгнуть, но… — Роксана опять ненадолго задумалась. — Но брак — это слишком ответственный шаг. И я пойду на это только в том случае, если по каким-то причинам нам не удастся продлить помолвку. А разве вы сами хотите жениться?

— Жениться я не хочу, но ведь этот брак всего лишь деловое соглашение, не так ли? Я ценю свою свободу, но ради дедушки готов пожертвовать даже ею.

— Вообще, то, что вы предлагаете, — это часть моей профессии. Мне и раньше приходилось играть в небольших театрах роль верной жены. А здесь задача проще — на меня будет смотреть куда меньше людей, чем даже в самом маленьком театре, — задумчиво проговорила Роксана.

— Да. И первой сценой в этом спектакле будет семейный обед в непринужденной обстановке.

— Думаю, я легко с этим справлюсь, — сказала Роксана. — А если по каким-то причинам не понравлюсь вашему дедушке, то смогу уйти и никогда больше не появляться в вашем доме.

— Ну конечно. — Люк остановился и посмотрел Роксане прямо в глаза: — А вы разрешите мне хотя бы некоторое время поносить обручальное кольцо, мисс Роксана?

На мгновение сердце Роксаны забилось от волнения. Это его последнее замечание ей совсем не понравилось. Но потом, увидев скрытую насмешку в глазах Люка, Роксана поняла, что он попросту шутит, и улыбнулась ему в ответ:

— Хорошо, я выйду за вас замуж, если того потребуют обстоятельства, сэр. Но если вы сами захотите прекратить весь этот маскарад, я буду только за.

— Это не маскарад. Это просто джентльменское соглашение между друзьями. Небольшая ложь во благо. Вы согласны?

— Я понимаю, что вы стараетесь ради своего несчастного дедушки. И я вас за это уважаю, — сказала Роксана. Неожиданно она вспомнила о миссис Фокс. Интересно, а она входит в его планы? Но потом девушка постаралась быстрее отогнать непрошеные мысли. — Вы всего лишь мой наниматель и сможете расстаться со мной, когда мое общество вам наскучит.

— Пожалуйста, — Люк состроил жалостливую гримасу, — не нужно обо мне так думать и уж тем более это показывать. Я — Люк, мужчина, который хочет на вас жениться.

— Ну конечно же, мой дорогой, — нежно и немного насмешливо проговорила Роксана. Именно так, по ее представлениям, должны разговаривать девушки со своими женихами. Она ласково погладила его по руке. — Не волнуйтесь, Люк. Я никогда не забуду свою роль и не поставлю вас в глупое положение. Старый граф будет доволен моим поведением и манерами.

— Ну, тогда мы пополним ваш гардероб еще несколькими платьями и отправимся в замок. — Люк улыбался, но глаза его оставались серьезными и задумчивыми. — Я уверен, что у нас все получится и вы понравитесь моему дедушке. Завтра мы пойдем покупать вам наряды, а сегодня вечером я напишу графу, что через неделю приеду в гости вместе с молодой леди.

Глава 4

— Ваши вещи уже уложены. Не нужно ли вам еще что-нибудь купить до отъезда в замок?

Роксана вспомнила о двух чемоданах, в которых лежали ее новые платья, шелковое белье, чулки, перчатки, комнатные туфли и несколько шляпок.

Раньше, когда она жила в труппе странствующих актеров, у нее тоже был свой небольшой гардероб. Но это не шло ни в какое сравнение с той красивой и дорогой одеждой, которую приобрел для нее Люк. Никогда ранее она не носила таких модных и дорогих платьев.

— Большое спасибо, вы очень щедры. Теперь у меня все есть, — ответила Роксана.

— Ну, тогда мы можем отправиться прямо сейчас. — С этими словами Люк взял Роксану под руку и повел к карете. — Я сам собираюсь править лошадью. Ночью мы остановимся в той придорожной гостинице, где ночевали в прошлый раз. Там нас встретит ваша служанка.

— Моя служанка?

— Да. Леди из высшего общества не может обойтись без прислуги. Я написал в письме, чтобы нам навстречу выслали служанку. Думаю, она уже будет нас ждать, когда мы прибудем в гостиницу. Дедушка очень бы удивился, если бы вы прибыли в замок без служанки.

— А если он обо всем догадается? — снова забеспокоилась Роксана. — И как мы объясним ему нашу встречу? Где, когда и как мы познакомились?

— Он ни о чем не догадается. Что касается обстоятельств нашего знакомства, то я уже все продумал. Я расскажу, что мы встретились в доме одного моего знакомого и влюбились друг в друга с первого взгляда. Мы уже помолвлены, но не можем пожениться без согласия вашего отца.

Роксане все это очень не нравилось, но она постаралась быстрее отогнать от себя все эти ненужные сомнения.

— Боюсь запутаться во всей этой лжи, сэр.

— Я постараюсь по возможности упростить наш план, — пообещал ей Люк. — Вы должны быть готовы к некоторым заковыристым вопросам, которые обязательно задаст вам дедушка. Он наверняка удивится, почему на этот раз я его послушался.

— Постарайтесь притвориться, что без памяти любите меня, Люк, — улыбнувшись, сказала Роксана. — Если вы будете относиться ко мне просто с симпатией, то он может заподозрить, что здесь что-то нечисто. Раз уж вы нашли себе невесту так быстро, то должны убедить вашего дедушку, что действительно воспылали ко мне внезапной страстью.

— Вы совершенно правы, — согласился Люк. Он выглядел очень задумчивым. — Я постараюсь сыграть свою роль так же блестяще, как, надеюсь, это сделаете вы.

— Вы должны будете делать вид, что не можете прожить без меня ни минуты, — сказала Роксана и немного насмешливо улыбнулась. — Вам это не составит труда, Люк? Думаю, вы столько раз волочились за дамами, что легко сможете притвориться по-настоящему влюбленным.

— Да уж, в остроумии вам не откажешь, — усмехнувшись, заметил Люк. — Не бойтесь встречи с графом, Роксана. Он резок только на словах, а на самом деле действительно искренне ко мне привязан. К тому же он очень обрадуется, что у меня наконец-то появилась невеста. Дедушка хотел, чтобы я женился на такой девушке, как вы.

— Надеюсь, что вы окажетесь правы. Если же я ему не понравлюсь, вы можете попросить у него прощения, и мы расстанемся.

— Дедушка очень хочет, чтобы я женился. Иначе ему некому будет оставить замок, — сказал Люк. — Любовь моя, если вы правильно сыграете свою роль, то легко сможете покорить его.

— Спасибо вам за поддержку, — поблагодарила Роксана. — Если бы вы меня сейчас не успокаивали, я бы места себе не находила от волнения. — Роксана сняла перчатку и посмотрела на кольцо, которое недавно подарил ей Люк. Оно было очень красивым и дорогим, с крупным изумрудом. Чтобы у дедушки не возникло никаких вопросов, Люк заранее позаботился об обручальном кольце. — Такое великолепное кольцо любого убедит в серьезности наших намерений.

— Вот поэтому я и купил вам такое дорогое кольцо. В противном случае у дедушки точно возникли бы подозрения.

— Как только мы расторгнем помолвку, я верну все украшения, которые вы мне подарили, — сказала Роксана. — Я возьму с вас за труды только обговоренную сумму, она и так обеспечит мне безбедное существование.

— Давайте поговорим об этом позже. Но я хочу, чтобы это кольцо осталось у вас, Роксана, как бы ни повернулись события, — проговорил Люк и помог Роксане забраться в карету. — Я буду рядом. Если вам понадобится выйти, просто постучите по крыше, и я остановлю карету.

Роксана удобно устроилась, откинувшись на подушки, и стала смотреть в окно. Она вдруг осознала, какая важная перед ней стоит задача. От этой мысли сжималось сердце. Еще никогда на ней не лежала такая ответственность. Если у нее что-то не получится, она не только подведет Люка, но и, возможно, станет причиной смерти несчастного старика.

Нет, с этим необходимо справиться. Вряд ли Роксана родилась в такой же знатной семье, как Люк. Но безусловно, ее родители были людьми из высшего общества. Почему же она сбежала из дома? Чего так боялась? И почему напрочь забыла о своем прошлом?

Не стоит волноваться: она достойно сыграет свою роль. Эта помолвка не более чем деловое соглашение на недолгий срок.

Не догадается ли старый граф о том, что его водят за нос? — думал между тем Люк. Если это случится, то он вполне может выполнить свои угрозы и лишить его наследства. Это станет настоящей катастрофой. Ведь тогда Бет Фокс и ее сын останутся без средств к существованию. А он обещал, что будет заботиться о них до конца своих дней. Но как же он сможет сдержать свое слово, если у него самого не будет ни гроша? К тому же он должен заплатить Роксане, даже если их план провалится.

Люк хотел по возможности избежать ссоры с графом. Он не хотел бы стать причиной смерти бедного старика. А еще ему просто жизненно необходимо унаследовать состояние дедушки и их фамильный дом. Если все пойдет по плану, граф может выделить Люку свою долю еще при жизни. В таком случае, даже если старик проживет еще несколько лет, Люк будет обеспечен.

Как же все это сложно! Ну почему старый граф поставил его перед такой неразрешимой задачей? Вот ведь вздорный старик! Раздражение и обида на графа росли в душе Люка с каждой минутой. Ему вдруг вспомнилось детство. После смерти родителей Люк остался совершенно один. Он очень тосковал по отцу и матери, но старый граф, словно не замечая этого, был суров в отношениях с ним и даже не попытался проявить хоть толику любви. Потому-то Люк замкнулся в себе и невзлюбил дедушку. Со временем их отчуждение лишь усиливалось. Долгие годы Люк был уверен, что не испытывает никаких теплых чувств к старому графу, но после того жуткого приступа его отношение изменилось.

Видимо, он старательно делал вид перед всеми, в том числе и перед самим собой, что равнодушен к графу. На самом же деле он по-своему его любил. Это доказывал хотя бы тот факт, что он, даже после тяжелых оскорблений, нанесенных дедушкой, не отрекся от него окончательно и не оставил на милость этого болвана Харта. Этот негодяй, безусловно, обрадовался бы смерти графа и пустил по ветру его состояние. Как бы Харт ни любезничал с графом и ни твердил старику о своей преданности, Люк прекрасно знал, какое у него расчетливое и лживое сердце. Люк никогда не говорил старому графу о своих подозрениях, поскольку знал, насколько непредсказуемым и своенравным он бывает. Он даже может прогнать их с Роксаной из замка, если ему что-нибудь придется не по душе. А может принять Роксану с распростертыми объятиями и сам настоять на их скорейшей свадьбе. Не исключал Люк и того, что Роксана заартачится и не захочет выходить за него замуж. Люку и самому не улыбалось связывать себя фиктивным браком на долгие годы. Зато помолвка уже не вызывала того внутреннего протеста, как было еще совсем недавно. Возможно, ему все больше и больше начинала нравиться Роксана.

То, что она так легко согласилась участвовать в этом более чем сомнительном предприятии, восхищало Люка. Ни одна девушка его круга никогда в жизни не пошла бы на такое. Весь ее образ был окутан тайной. Годы невзгод только закалили девушку и научили ее легко справляться с трудностями. Храбрая и честная, с ней было интересно и приятно поговорить, и Люк все чаще ловил себя на мысли, что перспектива фиктивного брака с ней не кажется ему такой уж безрадостной. Другой вопрос, согласится ли она на это?

Люк никогда не верил в любовь. Считал это лишь красивой сказкой, которой нет места в реальном мире. Но теперь чувствовал все большую симпатию к той удивительной девушке, которая ехала в карете позади него. Он не был бы против, даже если бы у них с Роксаной появился ребенок.

И еще неизвестно, сможет ли он когда-нибудь встретить девушку, на которой действительно захотел бы жениться. А жениться по расчету он не желал ни за что. Люк даже затряс головой, отгоняя от себя эту мысль. Его отец всеми силами пытался освободиться от брачных уз. И не только потому, что у него была любовница. Просто ему было невыносимо общество матери Люка. В тот роковой день, когда родители погибли, отец предлагал матери развестись или хотя бы разъехаться. У матери после этого разговора началась истерика. Отец пытался ее успокоить, просил прощения, как раз в этот момент карета перевернулась, родители погибли, и ничего уже нельзя было изменить.

Они погибли, а жизнь Люка раскололась на две половины. Нет, ни за что на свете он не хотел причинить кому-нибудь столько страданий, сколько отец когда-то причинил его матери. Брак, построенный на вечной лжи, слезах и взаимных мучениях? Ни за что! Однако фиктивный брак, больше похожий на деловое соглашение, совсем другое дело. Особенно если в этом соглашении участвует такая умная и храбрая девушка, как Роксана.

С другой стороны, они практически друг друга не знают и визит к старому графу должен их сблизить. Возможно, они даже полюбят друг друга и сыграют настоящую свадьбу.

Даже находясь в браке, Роксана и Люк смогли бы жить свободно и делать все, что им заблагорассудится. Детей воспитывала бы няня и… Нет! От последней мысли Люк содрогнулся. Он вдруг вспомнил свое собственное одинокое детство, когда после смерти родителей дедушка взял его к себе. Нет, Люк сам будет заботиться о своих детях, учить и заниматься ими. Он никогда в жизни не поручит их воспитание слугам, как это сделал когда-то его собственный дедушка.

Когда все эти мысли пришли Люку в голову, он понял, что фиктивный брак не такая простая задача, как показалось ему вначале. Конечно, они с Роксаной могли бы сохранить чисто дружеские отношения и разойтись в разные стороны сразу же после смерти графа. Но почему-то как только Люк подумал об этом, сразу почувствовал тоску.

Владения Хартингтонов поразили Роксану своим величием. И хотя она понимала, что такой дом должен быть очень большим, не ожидала, что он окажется настолько огромным. Некоторые части замка были очень старыми, в центре возвышалась мрачного вида башня. Как можно жить в таком неуютном месте, подумалось Роксане. До этой минуты ей казалось, что сыграть роль девушки из высшего общества не составит ей никакого труда. Но теперь засомневалась, сможет ли справиться с этой задачей. Вдруг граф прочтет на ее лице страх перед всей этой роскошью и поймет, что они с Люком его попросту обманывают?

Бросив взгляд на служанку, сидевшую напротив, Роксана поняла, что Тилли испугана не меньше ее. Эта девушка никогда еще не работала в таких огромных домах. Раньше она прислуживала только постояльцам в гостинице своего дяди, которые по каким-либо причинам приехали без слуг.

— Не волнуйся, Тилли, — попыталась приободрить ее Роксана.

— Этот дом такой большой, мисс.

— Да, я понимаю. Но надеюсь, ты скоро к нему привыкнешь.

Роксана ободряюще улыбнулась Тилли, хотя сама была напугана не меньше своей служанки. Карета между тем въехала во двор замка и остановилась. Слуга отворил дверцу, а лакей в черной с золотом ливрее помог Роксане выбраться. Люк тем временем спустился с козел и подошел к ней.

— Смелее, Роксана, — прошептал он. — Я понимаю, что вы напуганы, но это всего лишь дом. Ничего больше.

Роксана шла с гордо поднятой головой, но не смогла сдержать дрожь, которую Люк тотчас же заметил, когда взял ее за руку. Он нежно погладил девушку по руке и ободряюще ей улыбнулся. Они подошли к главному входу, возле которого собрались лакеи в ливреях.

— Это Маршал, слуга моего дедушки. А это миссис Арлет, наша экономка, — представлял Люк.

Высокая худая женщина в черном платье присела перед Роксаной в глубоком реверансе.

— Добро пожаловать в наш дом, мисс Петерс, — обратилась она к ней. — Позвольте мне представить вам наших слуг.

И она познакомила Роксану с лакеями, посудомойками и мальчиками на побегушках, столпившимися во дворе. Роксана всем им улыбнулась и вежливо кивнула. Ей казалось, что именно так должна была на ее месте вести себя девушка из высшего общества. Так оно и оказалось — экономка посмотрела на нее с явным уважением. Люк между тем, улыбаясь, беседовал с лакеями и служанкой. Его поведение нисколько не удивило Роксану — ведь он знал этих слуг всю свою жизнь. А она пока была здесь чужой.

— Миссис Арлет, не могли бы вы показать моей невесте ее комнату? — обратился Люк к экономке.

— Да, милорд, конечно. Пойдемте, мисс Петерс.

Роксана взглянула на Люка, ища поддержки, но он был так увлечен разговором с лакеем, что не заметил этого. Взяв себя в руки, она последовала за экономкой. Когда они поднимались по широкой лестнице, ведущей на второй этаж, Роксана с интересом стала осматриваться. Ее поразили высокие потолки, резные перила красного дерева, потемневшего от времени. Каменные ступени устилал синий персидский ковер. Холл первого этажа был выложен черно-белой мраморной плиткой, а пол на втором этаже, как и лестница, застелен персидским ковром. Второй этаж выглядел более современным.

— Граф распорядился, чтобы вам выделили самую лучшую комнату для гостей, мисс, — сказала миссис Арлет, провожая Роксану в восточное крыло. — Ее недавно отремонтировали. Замок такой большой, что мы просто не успеваем делать ремонт во всех помещениях сразу. К тому же многие комнаты уже долгое время пустуют. Но я уверена, что все изменится в лучшую сторону после того, как его светлость женится.

— Да, я тоже так думаю, — согласилась Роксана. Сердце ее при этом забилось от волнения. Судя по всему, все в этом доме с нетерпением ждали их с Люком свадьбы. Роксане вдруг стало стыдно перед этой женщиной, которая так искренне радовалась предстоящим переменам. — Не могли бы вы как-нибудь показать мне замок? Не только гостиные, но и кухни, кладовые и другие подсобные помещения?

— Ну конечно же, мисс. Я с удовольствием покажу вам все, кроме комнат лорда Кларендона. Свои владения пусть он покажет вам сам. Мы практически не заходим в западное крыло, так как башня разрушается. Когда-то в том крыле жили родители лорда Кларендона. Но после происшествия граф закрыл это крыло и запретил туда заходить.

— Вы говорили о каком-то происшествии?

— Да, я имела в виду тот день, когда лорд и леди Кларендон трагически погибли, мисс.

— Понятно, — кивнув, проговорила Роксана. — Я не сразу поняла, о каком именно происшествии идет речь.

— Вы правы, мисс. В семье Кларендон было не одно трагическое событие. Сначала сын графа, еще совсем ребенок, умер от лихорадки. Потом жена графа попала под дождь, сильно простудилась и скончалась. Трагическая гибель любимой дочери окончательно разбила сердце графа. Он так и не смог до конца от этого оправиться. — Миссис Арлет покачала головой. — Семью Кларендон постоянно преследовали несчастья, но я надеюсь, что ваша свадьба все изменит к лучшему, мисс.

— Да, я тоже на это надеюсь, — ответила Роксана. Ее очень удивило, что за какие-нибудь несколько минут экономка успела выложить ей всю подноготную семьи Кларендон. Люк рассказал ей историю гибели своих родителей лишь в общих чертах. Теперь Роксана наконец поняла, почему Люк готов был участвовать в этом сомнительном предприятии. Его дедушка страдал, и он хотел сделать счастливыми хотя бы последние месяцы его жизни. Ей искренне захотелось помочь старому графу и сыграть роль влюбленной невесты, как бы тяжело для нее это ни было.

— С тех пор как мы получили от Люка письмо с известием о его скорой свадьбе, в замке начались переделки, — продолжала между тем миссис Арлет. Открыв дверь комнаты для гостей, она пропустила Роксану вперед. — Граф приказал сделать тщательную уборку во всех комнатах, даже в тех, которые многие годы были закрыты. Он хочет устроить бал в честь помолвки его светлости, мисс. Все друзья Люка захотят познакомиться с вами.

— О… да, конечно, буду очень рада, — с тяжелым вздохом проговорила Роксана. Затем оглядела комнату. — Спасибо, здесь все просто чудесно. А когда граф собирается устроить бал? Я не взяла с собой подходящего бального платья.

— Ничего страшного, мисс. Мы пригласим швею из города, и она сошьет вам шикарное платье. Когда-нибудь вы станете настоящей графиней.

— Да. — Роксана поспешила отвести глаза. — Я хотела бы привести себя в порядок.

— Конечно, мисс. Граф будет ждать вас в приемной на первом этаже. Если вы поспешите, то я прикажу подать для вас с графом чай.

— Хорошо. Через двадцать минут я буду готова, но не знаю, смогу, ли сама найти приемную.

— Просто спуститесь по лестнице в главный холл и попросите кого-нибудь провести вас. Там всегда собираются лакеи. Мы будем рады, если вы как можно дольше задержитесь в нашем замке, — на прощание проговорила миссис Арлет.

Оставшись одна, Роксана с интересом оглядела свои апартаменты, небольшую, но очень уютную гостиную и спальню, которая находилась за ней. В обстановке комнаты преобладали зеленые, золотые, кремовые и желтые тона, поэтому гостиная выглядела жизнерадостной и светлой. Роксана с почтением прикоснулась к роскошному письменному столу. Рядом с ним стояло удобное кресло. Диван был застелен шелковым покрывалом в зеленую полоску. На нем громоздились круглые подушки. В шкафу на полках стояли книги в кожаных переплетах и фарфоровые безделушки. Стеклянные двери вели в спальню, также очень хорошо меблированную. Пуф, кровать и туалетный столик — все было просто роскошным. Сняв плащ, Роксана бросила его на первый попавшийся стул, села у туалетного столика и посмотрела на свое отражение в овальном зеркале в изыскано инкрустированной раме красного дерева. Шарниры зеркала позволяли перемещать его в любую сторону. На туалетном столике стояло все, что только могло понадобиться молодой женщине: щетки, гребни, флакончики с духами и многое другое. Как же великолепен был этот замок! Сняв шляпку, Роксана причесалась и аккуратно уложила волосы. Из украшений у нее был только медальон на шелковой ленточке и кольцо. Взглянув на медальон, она улыбнулась, он напомнил ей о Софии. Если бы подруга сейчас ее увидела, то очень бы за нее порадовалась.

— Ну, теперь я настоящая леди, — обратилась Роксана к Софии, словно та могла ее слышать. — Пожелай мне удачи.

— Ты этого достойна, дорогая.

В этот момент Роксане показалось, что ее подруга рядом, и это придало ей уверенности. Она поняла, что приехала сюда не для того, чтобы кого-то обманывать, а чтобы скрасить последние дни бедного старика.

Слуги еще не успели перенести вещи Роксаны в ее комнату, и потому она не могла переодеться. Но, критически оглядев себя, она решила, что выглядит вполне сносно, если учесть, что провела в карете больше суток, и спустилась на первый этаж.

У подножия лестницы два лакея что-то увлеченно обсуждали. До Роксаны долетела фраза: «А она хорошенькая. Лучше, чем я ожидал». Но, заслышав на лестнице ее шаги, оба замолчали.

— А вот и вы! — обратился к ней один из лакеев. Краска смущения заливала его лицо. — Миссис Арлет поручила нам провести вас в маленькую гостиную. Это любимая комната хозяина. Граф всегда уходит туда, когда хочет остаться один. А для чаепитий мы чаще всего используем большую гостиную.

— Вы сказали «мы»? — переспросила Роксана и не смогла сдержать улыбки. Судя по всему, слуги в этом замке были полноправными членами семьи. Это ее приятно удивило. — Не нужно устраивать никаких чаепитий в честь моего приезда. Не могли бы вы провести меня к графу, кажется, миссис Арлет сказал, что вас зовут Джарвис?

— Да, мисс Петерс, — ответил лакей, польщенный тем, что Роксана запомнила его имя. — Пойдемте.

— Благодарю вас, — сказала она и пошла за ним с высоко поднятой головой, словно королева.

Сердце Роксаны трепетало от волнения, пока она шла за лакеем. Они остановились около двойной двери, и лакей торжественно распахнул ее перед ней.

— Мисс Петерс, милорд, — объявил лакей, пропуская вперед Роксану. А когда она вошла в комнату, он со стуком закрыл за ней дверь.

Пожилой джентльмен поднялся с кресла. Он был высоким и немного сутулым. Густые брови придавали его лицу суровый вид. Глаза такие же темные, как у Люка. Непонятно почему Роксана обрадовалась этому сходству. Старик выглядел не таким больным и немощным, как она представляла. Наверное, таким будет Люк спустя пятьдесят лет, подумалось ей.

Дедушка и внук были очень похожи друг на друга, несмотря на огромную разницу в возрасте.

— Мисс Петерс? Вы справились быстрее, чем этот проходимец, мой внук.

— Мои вещи еще не принесли, поэтому я не могла переодеться и решила спуститься к вам как можно раньше, — ответила Роксана, подошла к графу и протянула ему руку. — Люк немного рассказал мне о вас, сэр. Вы с ним удивительно похожи.

— Вы первая, кто упомянул о нашем с Люком сходстве с тех пор, как погибла моя дочь. Помню, она всегда говорила, что Люк будет похож на меня, когда вырастет. К сожалению, она не дожила до этих дней. Иногда мне кажется, что это и к лучшему. Думаю, она была бы страшно разочарована, увидев, каким он стал никчемным человеком.

— Я знаю, что Люк иногда огорчает вас, — сказала Роксана. — Но не стоит так о нем отзываться при мне. Это унижает его достоинство.

— Значит, вы собираетесь взять на себя роль его защитницы?

— А разве возможно иначе? Я его невеста, не так ли?

Граф молча смотрел на Роксану несколько минут, а потом невесело рассмеялся:

— Значит, он оказался лучше, чем я о нем думал. Я уж было решил, что вы одна из его многочисленных любовниц. Но теперь понял, что ошибся. Или вы все-таки его любовница?

— Конечно же нет. Я не игрушка в руках мужчин и никогда таковой не буду. — Роксана посмотрела на графа вызывающе. — Почему вы так плохо о нем думаете, сэр? Он никогда бы не привел в этот дом подобную женщину. Люк, насколько я могу судить, на такое не способен. У него есть вполне определенные понятия о нормах приличия.

— А вы откровенны, мисс Петерс. Теперь я понимаю, почему он выбрал именно вас.

— Просто я не привыкла ходить вокруг да около и всегда говорю то, что думаю. И еще стараюсь быть независимой. Вы можете звать меня мисс Роксана или просто по имени. Мне так привычнее.

— У вас есть старшая сестра?

— Нет. Но все зовут меня мисс Роксана.

— Но почему? — Он опять с минуту посмотрел на нее, затем взял ее руку и поднес к своим пергаментно-бледным губам, чтобы поцеловать. — Присядьте и расскажите мне о себе.

— Я совершенно обычный человек, сэр, — сказала Роксана и села на стул около внушительного по размеру камина. — До недавнего времени жила у своей подруги, но она умерла. Она приютила меня после того, как… я ушла из дома.

— Люк писал мне, что ваш отец сейчас в Индии и вы сможете сыграть свадьбу только после того, как он даст на это согласие.

— Но ведь это вполне естественно.

Старик нахмурился:

— Хм. А вы за словом в карман не полезете. Но это вам не поможет. Я все понял. Люк заплатил вам за то, чтобы вы согласились с ним обвенчаться, не так ли?

— Нет, не так. Я никогда не согласилась бы на такое за деньги.

— Все вышло как-то подозрительно быстро. В последний свой приезд Люк словом не обмолвился о вас. А спустя всего несколько дней заявляет, что уже обручился с какой-то девушкой. Скажите, почему вы согласились на эту помолвку?

— Я не хочу вас обманывать: брак с Люком для меня действительно выход из положения. Я попала в трудную ситуацию и осталась практически одна. Уже много лет ничего не слышала о своем отце. А к Люку я отношусь с уважением и симпатией. Уверена, он испытывает ко мне такие же чувства. Вот почему я согласилась на эту помолвку. Но если вы против, то мы можем ее расторгнуть.

Хартингтон прищурился:

— То есть, если вас что-то не устроит, вы попросту его бросите?

— Ничего подобного я не говорила, — спокойно ответила Роксана. С самого начала она решила не обращать внимания на колкости графа. — Я не хочу сеять вражду между вами. Если же вы против нашей свадьбы, я покину замок.

— Перестаньте нести вздор, мисс. У вас манеры настоящей леди. Я не принуждаю вас покидать замок. Просто хочу разобраться в ситуации. Если Люк действительно решил взяться за ум и жениться, я буду этому только рад.

Роксана ничего не успела ответить, так как дверь отворилась, вошел лакей и объявил о прибытии лорда Кларендона. Затем в комнату вошел Люк. Он выглядел очень взволнованным.

— Роксана, я же предупреждал, что хочу присутствовать при вашем первом разговоре с дедушкой, — произнес он, переводя взгляд с Роксаны на старого графа. — Все в порядке, сэр? Как вы себя чувствуете? Надеюсь, вам уже лучше.

— Да, мне гораздо лучше. И перестань так обо мне беспокоиться. Терпеть не могу, когда люди суетятся вокруг меня. С меня достаточно и этого дурака доктора.

— Это хорошо, что вам лучше. А вот ваше настроение с прошлого моего визита нисколько не изменилось, сэр. Надеюсь, он еще не оторвал вам голову, Роксана. Вообще-то у него не такой уж скверный характер.

Роксана взглянула на Люка, потом перевела взгляд на его дедушку и рассмеялась:

— О, дорогой мой Люк, стоит ли так друг на друга сердиться? Вы словно два бульдога, которые никак не могут поделить кость.

Какое-то время дедушка и внук молчали, потом Люк не выдержал и улыбнулся:

— Вы совершенно правы, дорогая. Просто смешно ссориться из-за таких пустяков. Простите меня, дедушка. Я приехал сюда не для того, чтобы ссориться с вами.

— А зачем ты приехал? — Граф удивленно на него посмотрел — Не поверю, что ты вдруг решил остепениться и исполнить свой долг.

— О каком долге вы говорите, сэр? Надеюсь, вы проживете в этом замке еще много лет. А если вам понадобится моя помощь в благоустройстве замка или в управлении делами, я всегда к вашим услугам.

— Для этого у меня есть поверенные, — отрезал граф. — Конечно, трудности имеются. В частности, некоторые помещения замка требуют ремонта. Я собирался решить этот вопрос несколько лет назад, но у меня так и не дошли руки. Однако мне грех жаловаться на Тонкинса, моего поверенного.

— Я мог бы помогать вам вместе с Тонкинсом, пока буду жить здесь, — предложил Люк.

— Ты удивляешь меня, Кларендон. Как только ты достиг совершеннолетия, стал игнорировать мои требования. А теперь пытаешься во всем угодить. Почему? Ты так боишься, что я вычеркну тебя из завещания и ничего не оставлю?

— Просто не хочу больше ссориться с вами. Что в этом удивительного?

— Значит, тебя до такой степени потряс мой приступ? — Старик с недоверием взглянул на Люка. — Ну, не буду читать тебе нотаций, огорчать твою невесту. Ты меня приятно удивил, Люк. Просто твое письмо показалось мне странным. Я сразу почувствовал некий подвох. Но, увидев мисс Роксану, понял, что она действительно порядочная девушка. Теперь же окончательно в этом убедился.

— Надеюсь, не дам вам повода для сомнений, — сказала Роксана. — Но я не могу обещать вам выйти замуж за Люка, пока не получу разрешения от своего отца.

— Вообще-то этот пункт вызывает у меня кое-какие сомнения, — признался граф. — Почему вы думаете, что ваш отец напишет вам в ближайшее время, если вы ничего не слышали о нем много лет?

— Ну, я могу только надеяться на то, что он наконец-то напишет, сэр.

— А что, если вы так и не получите от него письма? — Глаза Хартингтона сверкнули. — Я даю вам три месяца. Если за это время отец не откликнется, я буду вынужден настаивать на скорейшей свадьбе.

Роксана заметила вызов во взгляде графа, поняла, что он просто испытывает ее, и с облегчением вздохнула. Но не успела ответить ему, поскольку Люк ее опередил.

— Мы согласны на эти условия, — сказал он. — Мне кажется, что отец Роксаны должен понять: нам пришлось сыграть свадьбу без его благословения, так как получить его мы не могли.

— Может быть, он уже умер. Ведь я ничего не слышала о нем столько времени, — осторожно сказала Роксана. — Если за эти три месяца ничего не изменится, мы сыграем свадьбу без благословения моего отца.

— Тогда я сам вас благословлю, — ответил граф, гордо улыбаясь. Казалось, он наконец-то нашел верное решение. — Но у меня есть одно условие. Я хочу, чтобы все эти три месяца Роксана жила вместе со мной, в этом замке. Так я смогу лучше узнать ее. Если тебе нужно будет отлучиться по делам, Люк, ты спокойно можешь оставить Роксану здесь.

— Но я не думаю… — Люк выглядел обескураженным. Он не ожидал ничего подобного. — Роксана, как вы смотрите на то, чтобы все это время прожить здесь?

Роксана не знала, что сказать. Она думала, что в замке ей предстоит пробыть максимум три недели. Перспектива провести три месяца под неусыпным надзором графа ее пугала.

— Я… — начала она и взглянула на графа. Он как-то странно на нее смотрел. Только теперь в его взгляде был не только вызов, но и беззащитность и немая мольба. Эта мольба подействовала на нее сильнее самых жестких требований. — Я думаю, что это прекрасная идея. У меня будет время разобраться в вашем отношении ко мне. Дорогой, я надеюсь, вы останетесь здесь со мной как можно дольше. А когда вам все-таки придется уехать, я буду помогать по хозяйству миссис Арлет. Мне кажется, что ей не терпится поскорее привести в порядок все комнаты в замке.

— Это она вам сказала? — В первый раз граф посмотрел на Роксану с уважением. — Джейн Арлет хорошо разбирается в людях. Если она отнеслась к вам с уважением, значит, вы действительно того достойны. Но не подумайте, что вы будете здесь жить, как в тюрьме. Мы будем приглашать гостей и вы сами можете навещать наших соседей. К сожалению, я уже давно не наношу визитов. Даже в хорошую погоду редко выхожу за пределы нашего сада. Но устроить в замке бал и принять у себя гостей, все-таки еще в состоянии. Уж не настолько я немощен и стар. Думаю устроить бал недели через две. Вы можете написать приглашения, если миссис Арлет даст вам бумагу? Надеюсь, вы умеете писать?

Роксана добродушно рассмеялась:

— София всегда отмечала, что у меня прекрасный почерк, сэр.

Старик нахмурился:

— Кто такая София?

— Она была моей лучшей подругой. И фактически заменила мне мать. К сожалению, София недавно умерла. Мне ее так не хватает.

— Хм. — Граф ненадолго задумался и, прищурившись, посмотрел на Роксану. — Странно, это имя почему-то кажется мне знакомым. Но я не помню, где я мог его слышать. — И без всякого перехода вдруг сказал: — Почему вы с Люком все еще здесь? Сегодня такое замечательное утро. Выйдите прогуляться, а мне нужно отдохнуть. Ты должен показать Роксане сад, Люк.

— Да, сэр, с удовольствием.

Роксана поднялась с места, Люк услужливо протянул ей руку. Она оперлась на нее и улыбнулась, когда он нежно коснулся ее пальцев.

— Вы хотели бы осмотреть сад, любовь моя?

— Ну конечно! — ответила Роксана и с благодарностью посмотрела на графа: — Спасибо, что согласились встретиться со мной, сэр.

— Приходите ко мне завтра утром. Мне нужно с вами поговорить. Может быть, сегодня мы пообедаем вместе, но до завтрашнего дня у нас не будет никаких гостей. Я не стал приглашать их сегодня, потому что не знал точно, когда вы с Люком приедете.

— А может, дело в другом? — лукаво улыбнулась Роксана. — Вы просто сомневались в том, прилично ли я выгляжу и не опозорю ли вас перед гостями? — Роксана в шутку изобразила смущение. В глазах графа она прочла одобрение, когда мельком взглянула на него. — Пожалуйста, пообедайте с нами, если сможете, сэр, — на прощание сказала она.

Взявшись за руки, Роксана с Люком вышли из комнаты. Спустившись по лестнице и миновав холл, молодые люди очутились в небольшом, но прекрасном садике, обнесенном стеной. Кругом были клумбы с розами, а в середине красовались большие солнечные часы. Большинство роз еще не распустились, но на некоторых уже начали появляться бутоны.

— Это станет для вас серьезным испытанием, не правда ли? — спросил ее Люк. Он выглядел растерянным. — Но могу сказать в утешение, вы ему понравились. С теми, кто ему неприятен, старик держится куда хуже.

— Да, я это поняла. Вы предупреждали, что с ним трудно поладить, и я решила держаться просто и откровенно. Мне кажется, он не любит, когда люди ходят вокруг да около.

— Да, граф не выносит лицемерия. Недавно сюда приезжала моя крестная, леди Паула, она была лучшей подругой моей матери. Дедушка вел с ней себя ужасно грубо. Она уехала в слезах и поклялась, что никогда в жизни не вернется в замок.

— Он может быть жестким, если захочет, — согласилась Роксана. — Но мне кажется, что за внешней грубостью и равнодушием скрывается одиночество и уязвимость.

— Господи боже мой! — Люк в удивлении на нее уставился. — Вы тоже так считаете? Недавно я об этом думал. Он любого способен вывести из себя. За все мое детство дедушка не сказал мне ни одного ласкового слова. После смерти моей матери он отгородился от всех. Иногда граф по целым дням не разговаривал со мной. Он вообще был очень строг, и теперь, через много лет, я понимаю, что заслуживал этого. Я был довольно непослушным ребенком, а в юности стал совсем невыносим.

Засмеявшись, Роксана крепко пожала ему руку:

— Я понимаю, почему, достигнув совершеннолетия, вы взбунтовались. София всегда говорила, что не стоит держать собаку на коротком поводке — рано или поздно она все равно вырвется на свободу. То же самое и с людьми. Мне кажется, всегда нужно ставить себя на место ребенка, которого ты воспитываешь, и обращаться с ним так, как хотел бы, чтобы обращались с тобой. Вы согласны?

— Вы удивительная девушка, Роксана! — в восхищении воскликнул Люк. — Вы мудры не по годам. Кстати, сколько вам на самом деле лет?

Она покачала головой:

— Может быть, девятнадцать, а быть может, и двадцать. София никогда не могла сказать точно. Я прожила с Ней больше пяти лет, а когда София подобрала меня на улице, мне, должно быть, было тринадцать или четырнадцать. Если я и кажусь вам мудрой, то это целиком и полностью ее заслуга. Она была очень умной, многое повидала на своем веку и учила меня всему.

Люк кивнул. Некоторое время он молча смотрел на Роксану.

— Вы совсем ничего не помните о своем прошлом? — наконец спросил Люк.

— Да, совсем.

— И ничего от меня не скрываете? Мне кажется, у вас есть какая-то тайна. Я не хотел вас мучить расспросами, чтобы не причинить душевной боли.

Роксана не знала, как поступить. Но, поразмыслив, все-таки решила доверить ему свой секрет.

— У меня есть очень дорогой рубин. София рассказывала, что, когда она нашла меня на улице, я крепко сжимала его в руке и не хотела с ним расстаться. Так продолжалось несколько дней, а когда наконец я решилась отдать его Софии, она надежно спрятала камень. Прошло время, и я совсем о нем забыла. София отдала мне его перед самой смертью и рассказала, какой она меня увидела тогда, пять лет назад: на мне было очень приличное, но простое, без всякой отделки, платье.

— Вы предполагаете, что этот рубин не ваш, вы его украли?

— Не знаю. София сказала, что я могу его продать и обеспечить себе безбедную и спокойную жизнь. Но что-то удержало меня, и я оставила рубин у себя. Это единственная зацепка из моего прошлого. К тому же он, возможно, принадлежит не мне.

— Вы считаете, что могли сбежать из дома, прихватив с собой рубин? И еще, почему вы так уверены, что это настоящий рубин, а не подделка?

— София сказала, что он настоящий. Потом я вам его покажу. Я не знаю, смогу ли когда-нибудь найти истинного владельца рубина и…

— А вы не думали, что рубин все-таки ваш?

Роксана задумчиво на него посмотрела.

— София сказала, что, когда она меня тогда встретила, я утверждала, что рубин мой. Но потом совершенно о нем забыла.

— Возможно, этот рубин сыграет очень важную роль в вашей судьбе, — задумчиво сказал Люк. — Вы говорили, что любое упоминание об отце ассоциируется у вас с Индией. Если предположить, что ваш отец служил в британской армии или в торговой компании, то он вполне мог быть владельцем такого дорогого рубина. Может быть, он принадлежал вашему отцу.

— По-вашему, я украла рубин у родного отца?

— Может быть, он подарил его вам.

— Не знаю, мне кажется, что все эти истории об Индии — плод вымысла Софии, — со вздохом сказала Роксана. — Я столько раз пыталась хоть что-то вспомнить, но у меня ничего не вышло.

— А вы взяли с собой рубин, когда мы отправились в замок?

— Да, он в потайном кармане моей нижней юбки вместе с вашими золотыми монетами. Но сейчас его при мне нет. Я покажу его вам вечером, и вы сможете оценить этот камень.

Глава 5

Роксана достала рубин из потайного кармана платья, которое недавно купил ей Люк. Этот ярко-красный камень овальной формы по размеру был почти с фазанье яйцо. Роксана положила рубин на туалетный столик, пламя свечи осветило его, и рубин заиграл причудливым светом. У нее тревожно сжалось сердце. Раньше девушка не замечала, насколько таинственным и зловещим был этот камень.

Роксана спрятала рубин за корсет платья и вышла из комнаты. Непонятное волнение овладело ею. Но при этом она чувствовала облегчение оттого, что наконец поведает свою тайну Люку. С тех пор, как София отдала ей рубин, тягостные мысли не оставляли ее. Вот почему ей не терпелось разделить с кем-нибудь эту ношу. Направляясь в маленькую гостиную, Роксана думала, сможет ли когда-нибудь разгадать тайну этого загадочного камня. Скорее всего, Люк совершенно прав: рубин действительно родом из Индии. Но как он попал к ней? Был ли это подарок или она попросту присвоила его?

Граф в этот вечер обедал вместе с Роксаной и Люком в строгом безукоризненном костюме, чего давно уже не случалось. Теперь он выглядел более внушительно. Да к тому же и вел себя еще более деспотично, чем утром. Хотя граф и был подчеркнуто любезным с Роксаной, не раз заставлял девушку краснеть и чувствовать себя неловко. И постоянно придирался к Люку. Но молодые люди не обращали внимания на эти нападки и отвечали ему с подчеркнутой вежливостью. Заметив это, граф на несколько минут погрузился в молчание, а потом обратился к Роксане:

— Вы играете в шахматы, мисс Роксана?

— Да, сэр. София научила меня этому. Мы играли с ней в шахматы почти каждый вечер. По вечерам нам ничего не оставалось, кроме игры в шахматы или шитья.

— У вас с Софией не было никаких музыкальных инструментов?

— Да, в последние годы не было.

— В замке имеется прекрасная коллекция инструментов. Вы можете играть, когда пожелаете. Я обожаю музыку. Если хотите, могу нанять для вас учителя музыки.

— Завтра я сыграю вам что-нибудь на фортепиано, — пообещала Роксана. — Но мне бы действительно не мешало брать уроки музыки. Кроме того, я неплохо вышиваю.

— А вы любите рисовать?

— К сожалению, я не умею.

— Да, это большой пробел в вашем воспитании. Вам обязательно нужно научиться всему, что должны уметь девушки из высшего общества, мисс Роксана. Надо будет послать за твоей крестной, Люк. Она глупа, но сможет многому научить твою невесту. Что ты об этом думаешь?

— Пусть это решает Роксана, сэр. К тому же я не уверен, что леди Паула захочет приехать сюда после всего, что произошло.

— Ерунда. Если ты отправишь ей приглашение на бал, она сразу же явится. Я в жизни не встречал более любопытной особы.

Лакей предложил графу еще вина, но старик лишь нетерпеливо от него отмахнулся:

— Нет, мне больше ничего не нужно. Вы не обидитесь, если я покину вас? Иначе так устану, что не смогу завтра принять гостей. Нет-нет, не вставайте. Продолжайте обедать. Джарвис, дай мне руку. Спокойной ночи, мисс Роксана. Я собираюсь обучить вас всем премудростям высшего света для вашей же пользы. Это не моя прихоть.

— Я это понимаю. Благодарю вас, сэр.

— Да, вам действительно удалось расположить к себе графа, — сказал Люк, как только дверь за дедушкой закрылась. — Не хотите перейти в другую комнату, Роксана? Я думаю, мы можем находиться в большой гостиной, когда одни. Это любимая комната моей покойной матери. Если желаете, я могу попросить миссис Арлет принести туда чаю или кофе.

— Может быть, вы хотите выпить портвейна или бренди? — спросила Роксана. — Лично я не откажусь от чашечки чая.

— Да, пожалуй, я выпью немного бренди. — С этими словами Люк подозвал лакея. — Принесите чашку чая и стакан бренди в большую гостиную минут через двадцать, Смит.

Роксана проследовала за ним в большую гостиную. Это была довольно запущенная комната, но, несмотря на это, почему-то Роксане она показалась более уютной. Ее окна выходили на красивую лужайку, за которой виднелся небольшой садик.

— Вы принесли рубин? — спросил Люк, предварительно удостоверившись, что дверь плотно закрыта. — Честно говоря, мне не терпится поскорее взглянуть на него.

Роксана достала рубин. Он был очень теплым, почти горячим, нагревшись на ее теле, и оттого казался живым. Держа рубин на ладони, Роксана поднесла его к свече.

— Боже мой! — воскликнул Люк, увидев камень. — Я никогда еще не видел таких рубинов. Должно быть, это камень из королевской казны. Может быть, он принадлежал какому-нибудь махарадже.

— Значит, этот камень действительно представляет огромную ценность? — спросила Роксана, внимательно рассматривая рубин, зажатый у Люка между большим и указательным пальцами. — София говорила, что камень очень ценный, но я не была в этом до конца уверена. Знать бы еще, как он у меня оказался.

— Вполне возможно, его действительно привез из Индии ваш отец. Наверное, в вашем подсознании скрыты воспоминания, как-то связанные с этим рубином. Но почему вы сбежали из дома, прихватив с собой только его?

— Если бы вы знали, как я хотела бы это вспомнить! — Роксана задумалась. — Мне вот что сейчас пришло в голову. Черный Боб мог догадаться, что у меня есть что-то очень ценное. Он все время приставал ко мне и требовал, чтобы я вступила с ним в любовную связь. Но возможно, это ему нужно было только для того, чтобы выведать мою тайну? Может быть, он знал, что мы с Софией прячем какую-то драгоценность? Черный Боб никогда не решился бы обокрасть Софию. Все актеры в труппе уважали и любили ее, и, если бы Черный Боб как-то обидел ее, они бы просто ушли из театра.

— Получается, он ждал, когда София умрет, чтобы завладеть камнем. — Люк слегка наклонил голову. — Вполне возможно, он мог о чем-то догадаться.

— Да, это вполне возможно. Но что мне делать с этим рубином? Как мне найти его настоящего владельца?

— Мы можем дать объявление в «Таймс» с обращением по поводу найденного рубина и посмотреть, что из этого выйдет. Еще я могу посоветоваться со своим поверенным. Но считаю, что мы должны пока надежнее спрятать рубин, Роксана. София сказала, что камень мог принадлежать вам. Возможно, это действительно так. Если никто не откликнется на наше объявление в «Таймс», значит, камень ваш.

— Не могли бы вы положить рубин в какое-нибудь надежное место? Мне страшно все время держать его при себе.

— Я мог бы спрятать его в комнате, где хранятся семейные драгоценности, — предложил Люк. — Граф говорит, что это самое надежное место в замке, и я с ним согласен. Когда-то в этой комнате была темница, и потому там очень крепкие засовы.

— Она находится в старом крыле, где башня?

— Да. Мы редко бываем в том крыле, так как башня практически разрушена. Дедушка уже много лет не заходил в комнату с драгоценностями; но я попрошу у него ключ. Вы не будете возражать, если я покажу ему рубин?

— А что мы скажем ему, если он спросит, откуда у меня этот камень?

— Я скажу ему, что он достался вам по наследству от покойной подруги. В какой-то мере это действительно так. Если бы София не была такой порядочной, она давно продала бы его, а деньги взяла себе.

— О, на это она была совершенно не способна. София скорее могла отдать последнее, чем взять у меня хоть что-нибудь, — улыбнувшись, ответила Роксана. — Да, думаю, в комнате с драгоценностями рубин будет надежно спрятан. А мы постараемся узнать, как он ко мне попал.

— Сомневаюсь, что нам это удастся, — сказал Люк. — Единственный человек, который может хоть что-то знать об этом рубине, — его истинный владелец.

— Мой отец… — со вздохом сказала Роксана. — Я думаю, что мой отец действительно привез его из Индии. Во всяком случае, мне очень хочется в это верить. Но может быть, все это лишь мои фантазии?

— А София никогда не пыталась что-нибудь выяснить о вашей семье?

— Труппа была в постоянных разъездах. А еще я думаю, она просто боялась, что меня у нее отберут и вернут домой. София рассказывала, что первые несколько месяцев мне постоянно снились кошмары и я часто плакала по ночам. И потому она думала, что со мной жестоко обращались. София ни за что не позволила бы мне вернуться туда, где я так страдала.

— Мне кажется, этот рубин может толкнуть человека на преступление, даже если он к этому не склонен, — нахмурившись, проговорил Люк. — Я должен посоветоваться со своим поверенным, прежде чем давать объявление в «Таймс», Роксана. Необдуманный шаг может привести к самым печальным последствиям. Кроме того, мы должны удостовериться, что никто не следит за вами.

— Вы думаете, что мне грозит опасность?

— Не знаю. Но это вполне возможно. Иначе как объяснить ваше состояние, когда вас встретила София. И потом, раз вы так не хотели отдавать этот рубин, то не исключено, что он принадлежит вам.

— То же самое говорила мне и София, — ответила Роксана, взглянув на Люка. — Но если окажется, что рубин принадлежит не мне, я непременно хочу вернуть его истинному владельцу.

— Хорошо. Будем действовать по обстоятельствам, — ответил Люк. Он задумчиво смотрел на Роксану, словно решал про себя, можно ли ей верить или нет. — Не волнуйтесь, я помогу вам решить эту проблему. А что касается сегодняшнего вечера, мне кажется, он вполне удался. Как вы считаете, граф вами доволен?

Люк положил рубин в карман, и Роксана вздохнула с облегчением: теперь камень в надежных руках.

Ответственность за такую дорогую вещь просто измучила ее. Она была бы рада и вообще никогда его больше не увидеть.

— Надеюсь, я не разочарую графа. Я приложу все усилия, но мне необходимо восполнить пробелы в моем образовании. София учила меня всему, что знала сама. Под ее руководством я прочитала множество пьес и стихов. Но мне далеко до девушек из приличного общества.

— Зато вы гораздо умнее их, — возразил Люк. — Вы не можете себе представить, Роксана, какие они скучные. Держу пари, вы знаете Шекспира куда лучше, чем все они, вместе взятые.

— Да, я хорошо знаю Шекспира. Ну, по крайней мере, те пьесы, в которых играла, — сказала она, потупившись. — А если граф наймет для меня учителей, то от этого выиграет не только мое образование, но и наш план: таким образом, у нас будет возможность потянуть время.

— Вы считаете, что за эти три месяца что-то изменится?

— Это слишком долгий срок, — сказала Роксана. — Мне кажется, он подозревает, что мы его обманываем, и, возможно, за это время я смогу убедить его в обратном. Или же…

— А если я попрошу вас выйти за меня замуж, вы согласитесь? — Он слегка наклонил голову.

Роксана задумалась.

— Если в наших с вами отношениях ничего не изменится за эти три месяца, то, возможно, я соглашусь.

Почему она это сказала? Неужели она сошла с ума? Ведь еще совсем недавно она была против даже фиктивной помолвки. Но как ни странно, теперь мысль о фиктивном браке с Люком Кларендоном все больше привлекала ее.

Как еще она сможет обеспечить себе спокойную и честную жизнь? Одинокая девушка может стать жертвой нечестных людей или мужчин, которые соблазнят ее и бросят. Если же она станет фиктивной женой Люка, то ей будет гарантировано уважение и защита от всех превратностей этого мира. Чего еще может желать женщина в ее положении?

Кроме того, что-то в ней жаждало большего, чем просто спокойная жизнь и деловые отношения с Люком. Как же все это глупо с ее стороны! Люк смотрит на их помолвку только как на деловое соглашение. Но ведь старый граф настаивает на их свадьбе через три месяца. Без сомнения, он перед смертью захочет точно знать, что его внук на верном пути.

А может быть, у них с Люком появится ребенок. При этой мысли по телу Роксаны растеклось сладостное тепло, и она улыбнулась. Как бы она хотела, чтобы у них с Люком родился ребенок! Однако это невозможно. Они будут делать вид, что любят друг друга, чтобы скрасить последние дни умирающего старика, но ребенок — это слишком ответственный шаг. Роксана нахмурилась, вспомнив свою первую встречу с графом. Он выглядел слабым, но не таким уж больным, как описал его Люк.

Возможно, Люк преувеличивает болезнь графа? Настолько ли он болен?

Она снова и снова прокручивала в голове эти вопросы и не находила на них ответов, когда служанка раздевала ее перед сном. А когда Тилли надела на нее ночную рубашку, Роксана отослала ее и подошла к окну. Замок казался ей все более родным, и она бы хотела поселиться здесь навсегда.

— Как глупо! — пробормотала Роксана, накручивая на палец рыжую прядь. — Это невозмо…

Слова застряли у Роксаны в горле, когда она увидела тень, отделившуюся от газона. Судя по всему, незнакомец собирался спрятаться в кустах. На какую-то долю секунды девушка потеряла его из виду, но луна светила так ярко, что ему не удалось скрыться.

Незнакомец не был похож на Люка, и уж тем более это был не граф. Может быть, это кто-то из слуг? Но почему тогда он пытался спрятаться от нее? Такое ощущение, что он тайно следит за домом.

Может быть, это Черный Боб? От этой мысли у Роксаны похолодело сердце, но она тут же постаралась взять себя в руки и успокоиться. Черный Боб был совершенно беспринципным человеком. Если бы он захотел, вполне мог бы похитить ее и силой вернуть в труппу. Но даже он не стал бы целый день следить за ней, а потом тайно пробираться в замок.

Как же это все глупо! Почему она решила, что этот человек шпионит именно за ней? Люк рассказывал, что у него есть враг, когда они впервые встретились. Может быть, этот незнакомец и есть враг Люка, который следит за ним?

Спросить у Люка? Но уже слишком поздно, чтобы его тревожить. К тому же Роксана не знала, где его комната. Она представила, как удивились бы слуги, если бы увидели, что Роксана идет к Люку в комнату в такое время. Нет, лучше подождать до утра. Роксана легла и попыталась успокоиться. Может быть, незнакомец в кустах — это всего лишь кто-нибудь из слуг.

— Кто-то прятался в кустах и следил за домом? — удивленно переспросил Люк, когда Роксана рассказала ему о своих страхах во время завтрака. — Думаю, это был кто-нибудь из сторожей. По ночам они ходят вокруг замка, чтобы проверить, все ли в порядке.

— Может быть, вы и правы. Но мне показалось, что он прячется от меня и тайно следит за домом. Хотя, возможно, это все мои фантазии.

Роксана завтракала яичницей-болтуньей с ветчиной. Трапеза Люка была обильнее; жареная картошка с говядиной и солеными огурцами. Слуги подавали кушанья на серебряных подносах.

— Я думаю, он просто старался не шуметь, — снова заговорил Люк. — Дедушка терпеть не может, когда сторожа ходят ночью по участку. Вот он и вел себя тихо, чтобы не навлечь на себя его гнев.

Отставив в сторону пустую тарелку, Люк налил кофе в чашку из тонкого фарфора.

— Хорошо, если так, — отозвалась Роксана. — Сначала я решила, что сюда пробрался Черный Боб, а потом вспомнила о вашем враге.

— О моем враге? — Люк выглядел озадаченным, не понимая, о чем говорит Роксана. Но, сообразив, весело рассмеялся. — По правде говоря, у меня нет никаких врагов. Вы думаете, что это был тот парень, которого мы встретили на ярмарке?

— Нет. Он мог бы похитить меня там, но ни за что не сунулся бы в замок — это слишком опасно. Наверное, вы правы. Скорее всего, тот незнакомец в саду всего лишь сторож.

— Теперь вы в безопасности, дорогая, — сказал Люк, улыбнувшись Роксане. — В любой момент я могу вас защитить. Кроме того, не забывайте о наших сторожах.

— Да, конечно. Я ничего не боюсь. Просто хотела, чтобы вы это знали. Вот и все.

— Вы правильно сделали. А какие у вас планы на сегодняшнее утро, Роксана?

— В одиннадцать у меня назначена встреча с графом. После этого я бы хотела осмотреть замок.

Люк поднялся, бросив салфетку на тарелку.

— Я бы с удовольствием остался здесь и показал вам замок, но, к сожалению, у меня дела. Сегодня утром я должен встретиться с поверенным дедушки и помощником шерифа[1]. Но мы сможем побыть вместе после того, как я освобожусь. Не позволяйте дедушке обижать вас, Роксана.

— Думаю, мы поладим. Конечно, граф человек нелегкий, но я уже успела к нему привязаться.

— Неужели? — скептически улыбнувшись, спросил Люк. — Ну, в таком случае желаю удачи. Вообще-то он редко бывает в хорошем расположении духа по утрам. Мне пора. Но, если хотите, я могу побыть с вами, пока вы не закончите завтракать. А вообще-то вы можете завтракать в своей комнате. Нужно только заранее предупредить служанку, чтобы она подавала вам еду в постель.

— О нет, не беспокойтесь. Мне больше нравится завтракать здесь. Тем более что я привыкла вставать рано. Вы можете идти по своим делам. Мне бы не хотелось, чтобы из-за меня вы заставляли человека ждать.

После того как Люк ушел, Роксана допила кофе и встала из-за стола. Она обратила внимание, что большая часть еды так и осталась нетронутой. Выходя из комнаты, Роксана заметила служанку, стоящую у двери.

— Вы уже можете убирать со стола, Мэйзи. Вас ведь зовут Мэйзи, не так ли?

— Да, мисс Петерс. Хорошо.

— Пожалуйста, зовите меня мисс Роксана. Все меня так называют, в том числе и миссис Арлет.

— Хорошо, мисс Роксана. Миссис Арлет просила передать, что с удовольствием покажет вам замок.

— Спасибо. Это было бы неплохо.

— Я сейчас передам ей.

— Это очень любезно с вашей стороны, Мэйзи, но лучше я скажу ей это сама. Думаю, что мне удастся отыскать ее комнату. Вчера она рассказала, где ее можно найти.

Неловко поклонившись Роксане, Мэйзи принялась убирать со стола. Роксана же прошла по черной лестнице в ту половину замка, где жили слуги, Комната экономки находилась у самой лестницы, которая вела на следующий этаж. Выше располагались холл и кухня специально для слуг. Обрадовавшись, что так быстро нашла нужную комнату, Роксана постучала.

— Войдите, — послышался из-за дверей голос миссис Арлет. — Мисс Роксана! — воскликнула экономка. Она очень удивилась, увидев девушку. — Я могла прийти и сама, если бы вы за мной послали.

— Я просто потихоньку осваиваю замок, — объяснила Роксана. — Если вы не против, я хотела бы начать осмотр с кухни. Не поймите меня неправильно, я не хочу вмешиваться в ваши хозяйственные дела, миссис Арлет. Мне просто интересно узнать, как здесь все устроено. Кстати, мне кажется, что слугам приходиться преодолевать слишком большое расстояние, чтобы принести завтрак в гостиную. Из-за этого многие блюда успевают остыть.

— Да, мисс, это действительно неудобно. Повариха уже много раз просила сделать кухонный лифт, чтобы мы могли спускать завтрак в гостиную на нем. Миссис Маршал не пришлось бы тогда бегать целыми днями по лестницам, и еда не остывала бы.

— Вы хотите, чтобы я поговорила об этом с графом?

— Это совершенно бессмысленно, мисс. Несколько лет назад Люк заметил, что хорошо бы сделать звонок в кухне, но граф не обратил на это предложение никакого внимания.

— Может быть, он про это забыл, — предположила Роксана. — Мужчины вечно витают в облаках, вы согласны? Вот почему домом и занимаются женщины.

— Да, мисс Роксана, этому дому просто необходима женская забота. Конечно же в замке много слуг, но наша жизнь стала бы гораздо проще, если бы его светлость женился. Этот дом требует постоянной заботы.

— Я с этим полностью согласна, — сказала Роксана. — После того как вы покажете мне замок, я хотела бы заняться составлением меню. Сегодня утром повариха приготовила слишком много блюд. Когда нет гостей, нам с Люком попросту не съесть столько.

— Да, мисс. Старый граф ест очень мало. Я думаю, сегодня повариха просто хотела показать вам, на что она способна.

— Понятно, — улыбнулась Роксана. — Скоро к нам придут гости, и тогда у нее будет возможность продемонстрировать свои таланты в полной мере.

Миссис Арлет посмотрела на Роксану с уважением. Девушке пришло в голову, что хозяйство в замке ведется из рук вон плохо и большое количество еды просто выбрасывается или слуги потихоньку уносят остатки домой. Хотя граф был богат и ему не имело смысла экономить, Роксане было обидно, что столько запасов пропадает зря, а слуги пользуются болезненным состоянием хозяина и попросту его обворовывают. Она решила, что над прислугой необходимо установить строгий контроль. Интересно, откуда она могла узнать правила ведения домашнего хозяйства? При этой мысли девушка нахмурилась. Она не помнила, чтобы ей приходилось наблюдать, как ведется хозяйство в таких больших домах. Очевидно, внутреннее чутье подсказывало, что нужно делать.

— Вы что-то сказали, мисс? — спросила экономка, с любопытством на нее посмотрев.

— Нет, ничего, — улыбнувшись, ответила Роксана. Казалось, она вот-вот вспомнит что-то из своей прошлой жизни, но сегодня эти мысли были неуместны, и она постаралась отогнать их от себя. — Давайте спустимся в кухню.

— Значит, мисс Роксана, вы уже осмотрели кухню? — спросил граф, когда она поцеловала его в щеку в знак приветствия. — И сделали вывод, что слуги меня обкрадывают?

— Просто мне кажется, что слишком много еды пропадает зря, — ответила Роксана. — Я не говорила о воровстве, сэр. Возможно, слуги отдают лишнюю пищу бедным.

— Меня это не волнует, — отрезал граф. — Если хотите заниматься всем этим, ради бога. Но только не впутывайте в эти дела меня. Многие помещения замка требуют ремонта. Если вас это интересует, скажите Люку, а меня оставьте в покое.

— Тогда я позабочусь о том, чтобы на кухне установили новую раковину и сделали в доме еще кое-какие переделки. К кому я могу обратиться с этим вопросом?

— К Тонкинсу, конечно. Кстати, Люк как раз сегодня утром встречается с ним.

— Значит, он и есть ваш агент? Тогда я обращусь к нему. Это был первый и последний раз, когда я вас побеспокоила, сэр.

— Прекрасно. — Граф некоторое время молча смотрел на Роксану. — Только к чему ремонтировать эту старую развалину? Люк все равно снесет замок и выстроит на его месте новый дом, как только я умру.

— О, не говорите так, сэр. Я понимаю, как трудно следить за таким огромным замком, но, поверьте, он того стоит. Если вы согласитесь снести башню и старое крыло, то на этом месте можно сделать пристройку, и замок сразу же примет современный вид.

— Хм! Знаете, вы не первая высказываете эту мысль. Когда-то мать Люка предложила мне сделать то же самое. Она всегда ненавидела эту башню и утверждала, что там водятся привидения.

— Это действительно так?

— Неужели вы верите в подобную чушь? Просто грачи вьют гнезда на крыше. Отсюда и различные пугающие звуки. Но это всего лишь шум ветра, крысы и птицы, живущие в башне.

— Думаю, вы совершенно правы, — согласилась Роксана. — Если пойти ночью в полуразрушенную башню, то можно нафантазировать себе бог знает что.

— Вы разумная девушка, — сказал граф, прищурившись. — У вас есть еще какие-то вопросы, мисс Роксана? Люк показал мне ваш рубин. Но откуда он у вас? Мне кажется, вы что-то скрываете не только от меня, но и от Люка, не так ли?

— Рубин достался мне по наследству. Раньше я думала, что этот камень не представляет особой ценности, но Люк меня в этом разуверил.

— Он сказал, что завтра ему необходимо уехать в Лондон на несколько дней. Но обещал, что вернется, как только освободится, и останется здесь уже до самого бала. Что вы об этом думаете, мисс?

— Думаю, что у него в Лондоне неотложные дела. Возможно, Люк уехал бы уже сегодня утром, но хотел обсудить с поверенным некоторые вопросы по поводу вашей недвижимости.

— Хотите его выгородить передо мной? А что, если он решит не возвращаться сюда до самого бала?

— Я буду очень по нему скучать, но думаю, он сдержит слово и вернется, как только сможет.

— На вашем месте я бы не стал ему так доверять, мисс Роксана. Он обычно гостит здесь по нескольку дней, а потом не приезжает по полгода.

— Теперь Люк очень изменился, сэр.

— Неужели? — Казалось, глаза графа готовы были прожечь Роксану насквозь. — А я думаю, он просто притворяется послушным внуком, чтобы задобрить меня. Неужели вы действительно собираетесь выйти за него замуж?

Роксана несколько минут молча смотрела на графа, а затем улыбнулась:

— Мы подождем три месяца, и если вы благословите нас, а Люк не передумает, то мы сыграем свадьбу.

— Я еще не составил о вас окончательного мнения. Вы оба что-то от меня скрываете, но надеюсь, что за эти три месяца я смогу разгадать ваш секрет. Поживем — увидим.

Роксана ненадолго задумалась, а потом спросила:

— Скажите, сэр, о чем вы мечтаете?

— Больше всего на свете я мечтаю о правнуке, о наследнике, которому можно было бы оставить свой дом и состояние, когда я умру. Но Люк ни за что не захочет поселиться в этом замке. Другое дело вы. А что? Вы рожаете мне правнука и живете здесь вместе с ним, а Люк тем временем развлекается в городе. — В глазах графа промелькнула недобрая насмешка. — Не думаю, что вам такое положение вещей понравится. Вы не производите впечатления недалекой женщины.

— Пожалуйста, не говорите так о Люке, сэр, — взмолилась Роксана. — Я понимаю, у вас с внуком сложные отношения. Но почему бы не дать ему еще один шанс? Он искренне раскаивается и хочет исправить ошибки, которые совершил.

Граф прищурился и презрительно скривил рот:

— Хм, поживем — увидим.

— Надеюсь, дедушка не очень вас обижал, — сказал Люк, когда они снова встретились.

Роксана покачала головой. Люк удовлетворенно улыбнулся. В этот момент он так напоминал своего дедушку, что Роксана не выдержала и рассмеялась.

— Ну, что вы собираетесь сегодня делать?

— Вы говорили, что занимались верховой ездой. Не хотите ли прокатиться на лошади? Это будет обычная конная прогулка, а не цирковое шоу.

— С удовольствием составлю вам компанию, — ответила Роксана. — Я могу править любой, даже самой необъезженной лошадью и даже скакать без седла. Но я никогда не ездила в дамском седле. Впрочем, думаю, быстро смогу этому научиться и скоро буду кататься на лошади как настоящая леди.

— Я в этом нисколько не сомневаюсь. Как только вернусь из Лондона, позабочусь о том, чтобы у вас была личная лошадь. А сегодня мы можем прокатиться по нашим владениям. Вы осмотритесь и выберете те живописные уголки, где сможете гулять, пока меня не будет. Все утро меня расспрашивали о вас. Сегодня замечательная погода, и мы можем прокатиться в открытой коляске, чтобы все соседи удовлетворили свое любопытство и увидели наконец мою невесту. Помашите им рукой, улыбнитесь, и они будут счастливы.

— С удовольствием. Как прошла встреча с агентом вашего дедушки?

— Нормально. А почему вы об этом спрашиваете?

— Как я понимаю, все средства на реконструкцию замка сосредоточены в его руках. Миссис Арлет рассказала мне о том, какие переделки необходимы в первую очередь. Но, когда я рассказала обо всем графу, он заявил, что его это не касается и я могу заняться этим сама, если мне хочется.

— Неужели он так сказал? По-видимому, дедушка доверяет вам больше, чем мне. Когда несколько месяцев назад я заикнулся о том, чтобы провести в замке кухонный лифт, он очень рассердился и сказал, чтобы я не вмешивался в его дела.

— Граф сильно изменился с тех пор, как получил ваше письмо с известием о нашей помолвке. Я пообещала графу, что не буду больше докучать ему домашними заботами. Но кухонный лифт — это отличная идея. Пища не будет остывать, а слугам не придется бегать по лестницам туда-сюда. Это поможет сэкономить им время.

— Теперь я вижу, что будущее замка в надежных руках. — Люк нахмурился и немного помолчал. — Пойду распорядиться по поводу коляски. Сегодня тепло, но ветрено, и потому я советую вам надеть шляпку и накидку.

— Хорошо, я так и поступлю, — ответила Роксана.

Спускаясь по лестнице, она погрузилась в свои мысли. Казалось, Люк был недоволен тем, что граф поручил ей домашние заботы. Может быть, он уже пожалел о том, что привез ее сюда? Возможно, он думает, что их фиктивная помолвка начала выходить из-под контроля.

Если бы Роксана могла прочесть мысли Люка, то удивилась бы невероятной смеси чувств, овладевшей им в эту минуту. Он был очень взволнован сложившейся ситуацией и отношениями между ними. С одной стороны, радовался тому, что граф поручил все заботы по поводу переделок в замке Роксане. А с другой стороны, не был уверен в искренности ее чувств. Сначала Роксана и слышать не хотела о фиктивном браке. Даже на помолвку согласилась скрепя сердце. Но, как только они приехали в замок, вдруг резко изменила свое отношение к этому и легко согласилась на фиктивный брак.

Она сбежала от человека, который домогался ее. Будущее представлялось ей пугающим и неизвестным. И перспектива жить в замке в богатстве и роскоши должна была представляться соблазнительной для девушки в ее положении. Но, если рубин действительно принадлежит ей, она может продать его и обеспечить себе безбедную жизнь. Люк не мог точно сказать, сколько может стоить такой рубин, но был уверен, что за него можно выручить две тысячи фунтов или даже больше. Получив такую сумму, Роксана могла бы купить себе дом и жить там, ни в чем себе не отказывая, до конца своих дней. И уж точно обойтись без того, чтобы жить под одной крышей с ворчливым стариком и выходить замуж за нелюбимого человека. Но тогда почему она все-таки согласилась на этот фиктивный брак? Может быть, не была уверена в том, что рубин принадлежит ей? Конечно, она могла бы на свой страх и риск продать его, не думая о возможных последствиях. Но Роксана — честная девушка и никогда не пошла бы на такой шаг.

Кроме того, очевидно, Роксана доверяет ему, иначе никогда не отдала бы ему на хранение рубин. Ни одна девушка еще не доверяла ему так, как она. Это радовало Люка и одновременно волновало. Еще до того, как он предложил Роксане свой план фиктивной помолвки, он думал оказать ей помощь. Люк с радостью помог бы ей получить работу в каком-нибудь лондонском театре. Она с первого взгляда поразила его своей необычной красотой. Но хотел ли он в действительности на ней жениться? Люк не был готов к такому ответственному шагу, как брак. Конечно же это был всего лишь фиктивный брак, но все же…

Наверное, для Роксаны этот шаг совсем ничего не значил, потому она так легко и согласилась на предложение графа. Люк ведь сказал ей, что она станет свободна, как только его дедушка умрет.

Потому и для него этот брак не должен представлять большой сложности. Ведь, как только граф умрет, он тоже будет совершенно свободен. Но радует ли Люка такая свобода? Захочет ли он расстаться с Роксаной? Ну почему дедушка всегда вмешивается в его жизнь! Он не имеет никакого права диктовать ему условия. Если же граф выполнит свои угрозы и станет контролировать его доходы, Люк легко сможет оспорить это в суде. И уж тогда он окончательно порвет с графом.

Как ему в голову могли прийти такие жестокие мысли? Ведь этот разрыв погубит бедного старика. Как он мог даже подумать о том, чтобы стать причиной смерти единственного родного человека? Даже в те минуты, когда он злился на графа, он никогда не причинил бы ему зла. Возможно, он даже осуществит главную мечту своего дедушки и подарит ему правнука. Но Роксана никогда на это не согласится. Или?.. Нет, он никогда не оставит ее одну с ребенком. Кстати, зачем ему исчезать из ее жизни сразу же после смерти графа? Он может жить с ней, но при этом ни в чем себе не отказывать.

Нет, Люк никогда не пойдет по этому пути. Он на всю жизнь запомнил печальный пример своих родителей. Они были так несчастливы в браке! Он столько раз становился свидетелем слез своей матери. Его отец был бессердечным скотом. Его не интересовало ничто, кроме собственных удовольствий. Больше всего на свете Люк боялся быть таким же, как он. Фиктивный брак мог принести его будущей жене очень много душевных страданий.

Он восхищался Роксаной, когда она так самоотверженно перевязывала его больную ногу или бесстрашно защищала его от разбойника в гостинице. Но если Роксана целиком и полностью погрузится в домашнее хозяйство и заботу о графе, Люку станет с ней скучно и он попросту сбежит. Он слишком хорошо знал свои недостатки и слишком хорошо относился к Роксане, чтобы заставить ее страдать. Нужно все время напоминать ей, что этот брак — всего лишь деловое соглашение и явление временное. Она должна понимать это с самого начала.

Владения графа были огромными. Гораздо больше, чем представляла себе Роксана. Девушка не разбиралась в земледелии, но даже она отметила, что угодья и пашни находятся в хорошем состоянии. Во время прогулки им встретилось много людей. Те, кто был одет побогаче, улыбались им и приветствовали взмахом руки. Простые люди почтительно снимали перед ними шапки. Иногда из-за ворот ферм выбегали дети и смеялись, когда Люк останавливал коляску.

— Мама просила пожелать вам счастья, сэр, — сказал один мальчик. — Она хотела узнать, будут ли проводиться празднества на открытом воздухе.

— Да, мы обязательно устроим торжество по поводу предстоящей свадьбы, но это будет еще не скоро. — Люк вынул несколько золотых монет, бросил их детям, и они двинулись дальше.

— Местные жители любят вас, Люк, — заметила Роксана.

— Да, и они разочаруются, если свадьбы не будет, — со вздохом ответил Люк. — Но в любом случае мы должны устроить летом празднество в парке. Это уже стало традицией. В конце августа дедушка всегда устраивает торжество для крестьян. А помолвка — особый повод для праздника. Я поговорю с ним об этом позже.

— Граф считает, что вы хотите обмануть его. Вы знаете об этом? — спросила Роксана, не отрывая взгляда от дороги. — Если мы слишком быстро разорвем помолвку, он поймет, что обман был с самого начала.

— Посмотрим, как он будет себя чувствовать. Мы должны сыграть свадьбу, чтобы скрасить его последние дни. Но не волнуйтесь, Роксана. После того как дедушка умрет, вы будете абсолютно свободны. Он вправе требовать скорейшей свадьбы, но не в его власти требовать от нас скорейшего появления ребенка. Он очень обрадуется, если я женюсь. Но готовы ли вы к такому ответственному шагу?

— Да, конечно. Я понимаю, что вы не хотите посвящать свою жизнь домашней рутине, и не стану цепляться за вас и умолять не покидать меня. Я прекрасно понимаю, что наш брак — это всего лишь деловое соглашение, и никогда не потребую от вас ничего большего.

— Я это понимаю. — На виске Люка запульсировала жилка. — Поживем — увидим, но, если вам станет здесь невыносимо, просто скажите мне, и я что-нибудь придумаю. Я знаю своего дедушку. Он любого способен вывести из терпения.

— Мне кажется, вы не совсем к нему справедливы. Да, он вел себя с вами слишком холодно, когда вы были маленьким. Но, может быть, это происходило потому, что он слишком сильно переживал смерть вашей матери. Когда же он немного отошел от утраты и попытался наладить с вами контакт, было уже слишком поздно. Знаете, вы очень похожи на своего дедушку.

— Я похож на своего дедушку? — Люк с удивлением взглянул на Роксану. — Почему вы так решили? Разве я произвожу впечатление сурового и черствого человека, такого, который способен нагнать страх на окружающих?

— Нет, не производите. Как, впрочем, и граф. Иногда он бывает слишком сварливым и жестким, но я все равно нисколько его не боюсь. Наоборот, я уже успела к нему привязаться. И не хочу причинять ему душевную боль.

Люк взглянул на нее с недоверием:

— Будьте с ним осторожны. Он просто пытается расположить вас к себе, чтобы узнать все ваши секреты.

— Вы несправедливы к нему, — повторила Роксана, посмотрев на него с упреком. — Почему вы друг другу не доверяете? Вы уверяли, что хотите скрасить последние месяцы его жизни. Что ж, это очень похвально, но почему вы не хотите поверить в то, что у него в действительности доброе сердце?

— Если у него есть и хорошие стороны характера, то дедушка никогда не раскрывал их передо мной.

— Вы постоянно ссоритесь и не осознаете, как все это глупо. Если бы вы хоть на минуту могли забыть о своих обидах, то увидели бы, что во многом не правы. Вы сами не хотите этого сближения.

— Он всегда отвергал любые мои попытки сблизиться с ним. Так что я советую вам быть с ним осторожнее, Роксана. Если вы позволите ему проникнуть к вам в душу, он доставит вам много страданий. Что бы он ни говорил, не верьте. Даже если он будет утверждать, что действительно очарован вами и хочет видеть членом нашей семьи. Я уверен, что, как только я сообщил о нашей помолвке, он тут же бросился наводить о вас справки.

— Не думаю, что он на такое способен, — возразила Роксана, отведя от Люка взгляд. — Но даже если со стороны графа хорошее отношение ко мне только притворство, это меня нисколько не задевает.

— Прекрасно, — сказал Люк. — Никому из нас нельзя полностью доверять, Роксана. Но что касается меня, знайте: я выполню свое обещание и обеспечу вам безбедную жизнь. А еще постараюсь разузнать о вашем рубине как можно больше. Может быть, мне даже удастся выяснить его историю. Но, что бы я f и узнал, мое обещание останется в силе. Когда все закончится, я куплю вам дом и дам большое вознаграждение.

Роксана не нашлась что ответить. Люк в очередной раз напомнил ей, что их брак не более чем деловое соглашение, и даже не попытался притвориться, что она для него хоть что-нибудь значит. Но расстраиваться по этому поводу не стоит. У нее вообще не должно быть никаких чувств к Люку. Все, что ей нужно, — прожить в замке какое-то время. А когда все закончится, действовать по своему плану.

Глава 6

На следующий день Люк уехал в Лондон, и Роксана занялась домашними делами. Составив список гостей, она написала приглашения на бал своим красивым, аккуратным почерком. Встретилась с Тонкинсом и обсудила с ним, какие изменения в кухне необходимо сделать в первую очередь. Затем договорилась с садовником, чтобы каждый день в замок приносили свежие цветы.

Когда она принесла в комнату графа вазу с желтыми розами, он посмотрел на нее, как на сумасшедшую.

— Зачем это, мисс?

— Я просто хотела сделать вашу комнату уютнее и наполнить ее свежестью летнего утра. Погода просто отличная, а сад так прекрасен. Сейчас он во всем цвету, и не воспользоваться этим чудом просто грех.

— Вы так любите цветы? — спросил граф, нахмурившись.

— Да, очень люблю. Я хотела бы немного улучшить ваш сад, если, конечно, задержусь здесь надолго.

— И что именно вы хотите сделать?

— За домом есть несколько пустующих участков, заросших травой. Я хотела бы разбить там сад, если, конечно, вы не против. Я разговаривала с садовником, и он сказал, что его можно было бы обнести живой изгородью. Но живая изгородь — это слишком заурядно. Я подумала, а не посадить ли там цветы и деревья, чтобы на ваш участок чаще прилетали бабочки и птицы? К тому же неплохо было бы устроить фонтан.

— Моя жена когда-то хотела сделать то же самое, но она умерла. — Граф как-то странно взглянул на Роксану. Она не поняла, сердится он или находится под влиянием сильных чувств. — Я думаю, что вы можете воплотить свою идею в жизнь, если, конечно, задержитесь здесь надолго.

— Люк думает, что вы поручили своим агентам навести обо мне справки.

— И что из того? Вы боитесь, что я могу узнать какие-то ваши тайны, мисс?

— Мне нечего скрывать, сэр.

— А мне кажется, есть, и вы скрываете. Я понял это с самого начала. Вы очень странная девушка, мисс Роксана, но я рад, что вы навестили меня сегодня, и спасибо за розы.

Роксана улыбнулась. Не в силах сдержаться, она наклонилась и поцеловала графа в щеку.

— Может быть, вы и правы: у меня есть тайна. Может быть, я и сама о ней не знаю. Но, поверьте, я никогда не причиню зла ни вам, ни Люку. Если придется, я просто исчезну, но никогда не опозорю вашу семью.

Граф хмыкнул и ничего не ответил, но взгляд его глаз, всегда такой тяжелый, просветлел, когда она направилась к двери.

Роксана вышла в холл и осмотрелась, решая, куда пойти. Она уже успела ознакомиться со всеми частями замка, в том числе и с нежилым крылом. Только в башне еще не бывала, но сейчас, спускаясь по мраморным ступеням лестницы, услышала какой-то странный шум, доносившийся оттуда. Она решила, что это, наверное, грачи, о которых рассказывал граф. Башня всегда пугала ее, и сейчас Роксана решила не ходить туда, а спуститься в сад. Тем более ей нужно было поговорить с садовником о новых преобразованиях.

Когда Роксана шла мимо замка, что-то привлекло ее внимание. В окне башни мелькнул силуэт человека и тут же исчез. Роксана нахмурилась. Ей показалось, что она явственно увидела лицо смуглого темноволосого мужчины. Но ведь граф строго-настрого запретил кому-либо из обитателей замка заходить в башню, поскольку она полуразрушена и находиться в ней опасно.

Может быть, это всего лишь оптический обман? Зачем кому-то заходить в башню? Никто из слуг графа не посмел бы ослушаться его приказа. Зато этим как раз мог воспользоваться злоумышленник. Но что ему там нужно? Тут Роксана вспомнила, что комната, где хранятся семейные драгоценности и куда Люк собирался поместить рубин, находится рядом с башней. Неужели это вор, который собирается взломать дверь хранилища и проникнуть туда? Но, подумав, Роксана отбросила эту мысль как маловероятную, ведь раньше никто не пытался проникнуть в комнату с драгоценностями, почему это решили сделать именно сейчас?

Если бы Люк был в замке, Роксана сразу же пошла бы к нему и все рассказала. Но он уехал, а обратиться к графу девушка не решилась. Он бы над ней только посмеялся, решив, что ей просто почудилось. Возможно, так оно и было, но Роксане все-таки хотелось кому-нибудь об этом рассказать. Тонкине в этот день был в городе, и Роксана решила обратиться к управляющему, Хиггинсу, — он как раз направлялся в свою контору.

Когда она подошла, Хиггинс беседовал с каким-то тучным мужчиной, судя по всему фермером. Он тут же ретировался, оставив ее с управляющим наедине.

— Простите, что прервала ваш разговор, мистер Хиггинс, — проговорила Роксана. — Происшествие, о котором я хочу вам рассказать, — сущий пустяк, но так как лорд Кларендон уехал, а мистер Тонкине отправился по делам, мне не к кому больше было обратиться.

— Ничего страшного, я всегда к вашим услугам. Вы хотели поговорить со мной по поводу реконструкции сада?

— Нет, это мы решим с Минти, — ответила Роксана. — А с вами я хотела бы поговорить о другом. Когда я проходила мимо башни, мистер Хиггинс, я увидела в окне чье-то лицо. Возможно, это всего лишь оптический обман, но я хотела бы, чтобы вы там все проверили.

— А сами вы туда заходили?

— Нет. Я же понимаю, что это опасно, башня практически разрушена. Поэтому мне и показалось странным, что там мог кто-то быть.

— Да, все в замке об этом знают, мисс. Никто из наших слуг никогда не пойдет в башню. И не только из-за запрета графа: ту часть замка охраняет вооруженная стража.

— Получается, никто из домочадцев не пойдет в башню. Но вот незнакомец, который не знает об этих опасностях, вполне мог проникнуть туда. Может быть, это грабитель?

— Лорд Кларендон уже рассказал вам о хранилище драгоценностей, что находится под башней? — спросил Хиггинс. — Лишь немногие из нас знают о нем, мисс. Ни разу ни один человек не пытался туда проникнуть, но все когда-нибудь случается. Дверь комнаты с драгоценностями сделана из очень крепкого железа, и ее невозможно взломать. Но возможно, кому-нибудь все же удалось вскрыть замок. Я должен это проверить, мисс.

— Вы пойдете туда один?

— Да. На всякий случай я захвачу с собой револьвер, но не думаю, что произошло что-то серьезное, мисс. Возможно, вам действительно просто показалось.

— Может быть, мне пойти с вами?

— Ни в коем случае, мисс. Я никогда не прощу себе, если с вами в башне что-нибудь случится. Ступени полуразрушены, и вы можете упасть. Пойдите лучше в оранжерею и поговорите с Минти о ваших планах по поводу сада. Я сообщу вам, если что-то обнаружу в башне.

Кивнув ему на прощание, Роксана ушла. Она всеми силами старалась убедить себя, что ей все померещилось и она не втянула мистера Хиггинса в беду.

Поговорив с садовником, Роксана вернулась в замок. Эта беседа очень успокоила ее. Она пошла в свою комнату, переодеться к ланчу и вымыть руки. Миссис Арлет сказала, что на ланч будут поданы бутерброды с маслом и холодный цыпленок, а стол накроют в маленькой гостиной. Роксана уже заканчивала еду, когда в комнату вошла экономка.

— Простите, что потревожила вас, мисс Роксана, но мистер Хиггинс просил зайти к нему домой.

— Домой? — Роксану это очень удивило. — Разве он сейчас не у себя в конторе?

— У нас произошло небольшое несчастье, мисс. Джонсон отвезет вас к Хиггинсу домой, если вы не возражаете, мисс.

— Конечно же я не возражаю. Я сейчас соберусь.

Это далеко?

— Не очень, мисс. Но Джонсон считает, что вам лучше не ходить туда одной. Он отвезет вас и подождет у дома мистера Хиггинса.

— Я сейчас схожу за плащом, и поедем.

— Не беспокойтесь, мисс. Садовник уже принес ваш плащ в холл.

Роксана поблагодарила ее, спустилась в холл, надела плащ и шляпку и вышла во внутренний двор, где ее уже ждали повозка и кучер.

— Мистер Хиггинс серьезно ранен, Джонсон? — спросила Роксана кучера, как только тот помог ей сесть в повозку.

— У него несколько порезов и ушибов, — ответил кучер. — Жена уложила его на диване в гостиной и послала за доктором. Доктор сказал, что Хиггинсу придется остаться в постели несколько дней. Но господин управляющий очень хочет о чем-то поговорить с вами, мисс.

— Пожалуйста, поедем скорее! — воскликнула Роксана. — Уверена, он хочет сообщить мне что-то важное, иначе не послал бы за мной так срочно.

Роксану мучило жуткое чувство вины. Она нервничала и бессознательно крутила в руках перчатки. Если бы не она, Хиггинс никогда не пошел бы в башню и не упал бы с лестницы.

Дом управляющего находился у дороги, которая вела в Харт-Вилладж. Туда можно было добраться и через парк. Но если бы Роксана пошла пешком, это заняло бы у нее целых полчаса. На повозке они добрались туда вдвое быстрее. Кучер помог ей спуститься, она прошла к дому через маленький аккуратный садик и постучалась. Дверь ей открыла полная миловидная женщина.

— Я видела, как вы шли к дому, мисс Роксана, — заговорила она. — Спасибо, что пришли. Хиггинс ни за что не соглашался лечь в постель, пока не поговорит с вами. Он даже не захотел принять лекарства, так как боялся уснуть до вашего прихода.

— Я очень торопилась, — сказала Роксана. — Мне так жаль, миссис Хиггинс. Боюсь, что я виновата в этом происшествии.

— Вы и вправду так считаете, мисс? Не думаю, что это так. Я проведу вас в гостиную, и вы сможете поговорить с моим мужем.

Они вошли в уютную комнату, залитую солнцем. Мистер Хиггинс лежал на большом удобном диване. Под головой у него была гора подушек. Ей показалось, что он задремал, но, как только она к нему подошла, Хиггинс тут же открыл глаза и сел на диване. Он выглядел очень взволнованным.

— Пожалуйста, не вставайте, сэр, — попросила его Роксана, пододвинула стул и села возле дивана. — Вы упали с лестницы? Простите, что послала вас туда. Ведь ступеньки там такие старые. Надеюсь, вы не очень ушиблись?

— Нет, дело тут не в ступеньках. Хотя некоторые из них действительно развалились. Я даже не успел подняться в башню. Я хотел проверить, все ли в порядке в хранилище с драгоценностями. Внимательно осмотрел замок на двери и увидел, что кто-то пытался его взломать. Я уже собирался пойти к мистеру Тонкинсу, когда что-то обрушилось на меня сзади. Я упал на пол как подкошенный и пришел в себя только через несколько минут. Меня обнаружил садовник и поспешил за подмогой. С огромным трудом я выбрался во внутренний двор, и меня отвезли домой.

— Вас ударили по затылку? Какой ужас! — Сердце Роксаны упало. — Значит, я оказалась права. Кто-то действительно проник в башню. Мне так жаль, что вы пострадали. Это я во всем виновата, мистер Хиггинс.

— Слава богу, что я пошел туда один, мисс. Я решил, что лицо в окне башни вам просто привиделось, и потому забыл об осторожности. В следующий раз буду серьезнее относиться к вашим словам. Я дал замковой страже инструкции. Они должны расследовать эго происшествие и проверить башню. Тем более что я и до этого слышал разговоры среди слуг, что там кто-то обитает.

— Боже мой! И сколько это уже продолжается?

— Дня два. Ну, во всяком случае, так говорят слуги. Думаю, это какой-нибудь бродяга или, как вы с самого начала подумали, вор. Кто бы это ни был, он явно не хотел, чтобы его застали на месте преступления.

— Все это очень серьезно, мистер Хиггинс. Вам сейчас необходим отдых и полный покой.

— Да, мне придется пролежать в постели пару дней. Хотя бы для того, чтобы успокоить свою жену. Но вы должны мне пообещать, что не будете заходить в башню и вообще в то крыло замка, мисс. Его светлость никогда не простит мне, если с вами что-нибудь случится. Это и наша вина. Мы сами должны были заметить, что в замке что-то неладно.

— Я ни за что не стану заходить в башню, — уверила его Роксана. — Жаль, что я вообще рассказала вам, что увидела в окне башни человека. Очень сожалею, что вы ранены.

— Я сам виноват: не нужно было ходить туда одному. Я не поверил вам, хотя вы не похожи на фантазерку. Я распорядился, чтобы сторожа патрулировали участок и днем и ночью. Мы должны быть наготове, если замок попытаются ограбить.

— В мою первую ночь в замке из окна я увидела человека, который прятался в кустах, — начала рассказывать Роксана. — Лорд Кларендон не придал этому значения и сказал, что это мог быть один из сторожей, и я успокоилась, а теперь… Но зачем кому-то следить за домом и прятаться в башне?

— Ему что-то нужно в этом замке, — нахмурившись, проговорил Хиггинс. — Хотя и не могу предположить, что именно, мисс Роксана. У нас никогда ничего подобного не происходило. Так почему же это случилось именно сейчас?

— Не знаю, — ответила Роксана. — Теперь я буду очень осторожна, гуляя по саду. А вам нужно отдохнуть, сэр.

— Да, мисс, пару дней отдохнуть придется. Хотя череп у меня крепкий, все-таки удар был достаточно сильный. У меня немного болит голова, но, думаю, через пару дней я полностью приду в себя.

— Я за вас очень рада.

— Вы расскажете об этом происшествии графу?

— Нет, если он сам меня об этом не спросит, — ответила Роксана. — Вы ведь знаете, какое у него слабое здоровье. Я не хочу его беспокоить. И вряд ли разбойник вернется в замок, тем более если вы усилите охрану.

— Да, сомневаюсь, что он предпримет еще одну попытку ограбления. Разве что ему действительно что-то очень нужно в замке. Вы не знаете, что это может быть, мисс? — Управляющий недоверчиво посмотрел на Роксану. — Вы правда не знаете, за чем этот негодяй охотится?

— Нет, — ответила Роксана. — Если бы я это знала, то обязательно сообщила бы вам.

Возвращаясь в замок, Роксана была очень задумчива. Хотели украсть рубин? Тогда это объясняет, что комнату с драгоценностями пытались ограбить именно сейчас. Но неужели он столь ценен для грабителя, коль скоро тот пошел на риск и пробрался в хорошо охраняемый замок? Рубин пролежал в хранилище всего одну ночь, а потом Люк забрал его с собой в Лондон. Кроме того, никто, кроме Люка и графа, не знал о его существовании. Почему же это случилось именно сейчас? София хранила его у себя несколько лет, и ни разу никто не пытался его похитить. Недавно Роксана предположила, что Черный Боб мог догадаться о том, что у нее есть что-то ценное. Но мог ли он решиться проникнуть в замок и попытаться взломать дверь комнаты с драгоценностями? Роксана хорошо его знала и понимала, что на такое он вряд ли способен. Как и все цыгане, Черный Боб часто грабил одиноких путников, но никогда бы не решился совершить столь крупную кражу.

Если же кто-то хотел украсть фамильные драгоценности семьи Хартингтон, то почему это случилось именно сейчас? Неужели рубин подтолкнул грабителя на такой рискованный шаг, как попытка взлома двери хранилища и нападение на управляющего замком?

Почему она держала его в руке, когда София встретила ее на улице? Она так не хотела его отдавать и так настойчиво утверждала, что он принадлежит ей. В этой истории что-то не сходится. Откуда у девушки из бедной семьи такой дорогой рубин? Роксана вспомнила игру, в которую играла с ней София, придумавшая эту игру, чтобы оживить воспоминания Роксаны, когда та приходила в себя после тяжелой болезни. София была очень умной женщиной. Неужели она, как и Люк, поняла, что рубин привезли из Индии? Может быть, в бреду девушка что-то говорила об Индии или даже когда-то жила там? Возможно, поэтому София так часто говорила с ней об Индии, надеясь, что таким образом заставит ее вспомнить прошлое?

Человек, лицо которого Роксана увидела в окне башни, не был похож на англичанина. Она изо всех сил напрягла память, чтобы вспомнить прошлое. Ведь оно могло пролить свет на происшествие в башне. Но ей опять это не удалось. Почему-то Роксана чувствовала, что находится в опасности и напавший на управляющего незнакомец хотел похитить именно рубин.

Мысли бились в ее голове, словно зверь, попавший в западню. Если бы она смогла вспомнить обстоятельства, заставившие ее покинуть родительский дом, прихватив с собой рубин, тогда смогла бы найти объяснение тому, что случилось с управляющим.

— Что произошло с Хиггинсом? — спросил граф, когда Роксана зашла к нему в комнату перед тем, как пойти ужинать. — Что этот болван делал в полуразрушенной башне? Он же знает, как это опасно.

Роксана замялась, а потом сказала:

— Вы действительно хотите это знать? Вас это может очень сильно взволновать.

— Проклятье, я еще не настолько болен. Расскажите мне правду, юная леди. И имейте в виду, если вы попытаетесь меня обмануть, я сразу это пойму.

— Сегодня, проходя мимо башни, я заметила в окне чье-то лицо и рассказала об этом Хиггинсу. Я знала от Люка, что в том крыле находится комната с фамильными драгоценностями. Хиггинс отправился проверить мои подозрения и обнаружил следы взлома на двери хранилища. Но тут кто-то ударил его по голове, и он потерял сознание. Судя по всему, этот кто-то жил в башне несколько дней, но сегодня, когда стражники все проверили, там никого не оказалось.

— Значит, этот негодяй сбежал. Хиггинс тяжело ранен?

— Нет, не очень. У него неопасная рана на голове и сильный шок, но доктор сказал, что его жизни ничто не угрожает. Скорее всего, грабитель не собирался его убивать, а всего лишь хотел оглушить.

— Хм. Это все? Но объясните мне, почему это случилось именно сейчас? Этой комнате с драгоценностями уже сто пятьдесят лет, и никто никогда не пытался проникнуть туда. Да это никому бы и не удалось. Даже если бы сюда явилась целая банда и замок удалось взломать, дверь они все равно не открыли бы, так как там есть секретный механизм, шифр к которому знаем только я и Люк.

— Я не знаю, почему это произошло именно сейчас. А какие у вас предположения?

— Мне с самого начала показалось, что с этим рубином не все чисто. Вы его украли, не так ли?

— Ну что вы!

— Тогда откуда он у вас? Откуда у молодой девушки мог появиться такой камень? Не представляю. Разве что его подарил вам любовник. Вы были любовницей богатого мужчины? Или вы сами решили позаимствовать рубин в отместку за то, что он вас бросил?

— Нет, я никогда не была любовницей богатого мужчины, сэр. — Роксана помолчала, а затем заговорила снова: — Я не знаю, откуда у меня этот рубин. Люк обещал навести справки об этом камне в Лондоне. Когда София нашла меня на улице, я крепко сжимала его в руке. Мне было четырнадцать лет. Я была испугана, больна и одинока. И совсем ничего не помнила о том, что со мной произошло. Я до сих пор не знаю свое настоящее имя. По словам Софии, я ни за что не хотела отдать ей рубин и утверждала, что он принадлежит мне. Когда наконец Софии удалось забрать у меня рубин, она его спрятала, и я не вспоминала о нем несколько лет. София вернула его мне перед самой смертью.

Глаза старика сверкнули.

— Я с самого начала знал, что с вами что-то не так. Все было слишком хорошо, чтобы быть правдой.

— Ну, теперь вы все обо мне знаете. Вы хотите, чтобы я покинула замок?

Граф с минуту помолчал.

— Лучше расскажите мне всю правду. Где вы встретили моего внука и почему он захотел на вас жениться?

— После смерти Софии я уже не могла оставаться в труппе, так как мне грозила опасность. Управляющий труппой хотел, чтобы я стала его любовницей, но я сбежала, пока он был в городе, чтобы договориться с местным театром по поводу предстоящего представления.

— Так, значит, вы актриса?

— Да, так вышло, что я стала актрисой, после того как София приютила меня. Но она всегда говорила, что я, должно быть, выросла в знатной семье. Как жаль, что я совсем не помню своего прошлого.

— Значит, вы сказали мне неправду о том, что ваш отец сейчас в Индии?

— И да и нет. Не знаю почему, но мне кажется, что мой отец действительно имеет отношение к Индии. Существует какая-то связь между рубином и этой страной. Я не знаю, кто мой отец. Возможно, его уже давно нет в живых.

— Значит, вам кажется, что рубин каким-то образом связан с Индией, но не знаете почему?

— Да, я не могу объяснить своих ощущений.

— Так все-таки, при каких обстоятельствах вы познакомились с моим внуком?

— Люк упал с лошади и сильно ушиб ногу. Мы боялись, что у него перелом, но потом доктор сказал, что это всего лишь вывих. Я перевязала ему ногу, отыскала его лошадь, и мы вместе добрались до ближайшей гостиницы. Там мы и заночевали, так как Люку трудно было продолжить путь. Доктор осмотрел его ногу и сделал новую повязку. Хозяин этой гостиницы оказался нечестным человеком и, пользуясь тем, что Люк болен, попытался с помощью своего слуги его ограбить. Но они не знали, что я останусь в комнате Люка на случай, если у него возникнет лихорадка. Проснувшись, я увидела, что кто-то пытается влезть в окно, и схватила кочергу. Грабитель испугался и сбежал. На следующий день Люк попросил сопровождать его в Лондон, так как без моей помощи в дороге ему трудно было обходиться. А потом он поселил меня у миссис Миллс.

— Значит, вы опять выручили его из беды?

— Люк утверждает, что я дважды спасла ему жизнь, хотя я считаю, что это не так. Миссис Миллс, у которой я остановилась, оказалась очень хорошей и порядочной женщиной. Я намеревалась поехать в Лондон, но на ярмарке мы встретили Черного Боба, и оставаться дальше у миссис Миллс стало опасно. И тогда Люк предложил нам обручиться. Остальное вы знаете.

— Так я и думал! — воскликнул граф, посмотрев на Роксану тяжелым взглядом. — Вы обманывали меня с самого начала?

— Нет… не совсем. Люк просто хотел доставить вам радость. Сначала мне очень не понравилась идея Люка. Но, когда я приехала в этот замок, мне сразу же захотелось остаться здесь навсегда. Если бы не сегодняшнее происшествие, я бы, наверное, вышла замуж за Люка. Конечно, если бы он сам этого захотел и вы были бы не против. Возможно, я даже родила бы вам правнука. Но сегодняшнее происшествие все изменило. Теперь я должна покинуть замок, пока Люк не вернулся из Лондона.

— Хотите поскорее покинуть тонущий корабль? Просто сбежать? Похоже, только на это вы и способны. А я думал, что вы храбрее.

Роксана вспыхнула:

— Вы ко мне очень несправедливы. Если бы Люк этого захотел, я бы обязательно вышла за него замуж. Но теперь, когда вы узнали правду, вы сами не позволите мне остаться и не разрешите Люку жениться на девушке, которая ничего не знает о своей семье.

— Вы думаете, что знаете мои мысли лучше меня самого? — Граф окинул ее тяжелым взглядом. — Надеюсь, на этот раз вы сказали всю правду?

— Да, сэр.

— И ничего от меня не скрыли?

— О нет, сэр. Клянусь вам.

— Любой другой на моем месте прогнал бы из~ замка вас обоих. Но я очень хочу правнука. Если же я отошлю вас, Люк никогда мне этого не простит.

Так что можете остаться в замке. Но вы сыграете свадьбу не позже чем через месяц. Теперь уже нет причин откладывать свадьбу на три месяца, так как письмо от вашего отца все равно никогда не придет.

— Вы хотите, чтобы я вышла замуж за Люка?

— У вас что-то не в порядке со слухом? Я не знаю, кем в действительности является ваш отец и кто подарил вам этот проклятый рубин, но почему-то мне кажется, что вы порядочная девушка. Сказать по правде, наша семья тоже не слишком благородная. Мой прадед был капитаном, затем стал мелким землевладельцем и уже потом, ценой невероятных усилий, получил титул графа и смог даже добиться расположения королевы Елизаветы. Таким образом, в нашей семье простолюдины издавна женятся на графинях и наоборот. Если вы и теперь обманываете меня, то мне очень жаль. Но мне так хочется верить вам. Правда, у меня есть одно условие.

— Какое, сэр?

— Мы ничего не скажем Люку о том, что я узнал о вас.

— Вы хотите, чтобы я обманывала его?

— Но меня же вы могли обманывать все это время.

— Это был не совсем обман. Я просто не разуверяла вас в ваших надеждах.

— Вы за словом в карман не полезете. Думаю, актерская деятельность многому вас научила. Интересно, вас действительно заботит судьба Люка или вы сейчас играете очередную свою роль?

— Думаю, вы знаете ответ на этот вопрос, сэр.

— Хм. Он откусил больше, чем может проглотить, не правда ли?

— Я не попрошу у него большего, чем он может мне дать.

— Мой внук решил перехитрить меня, но я раскрыл его карты. Может, это и к лучшему. Что вы на это скажете?

— Я только могу согласиться с вами и поблагодарить за понимание.

— Меня не за что благодарить, юная леди. Но впредь если я пойму, что вы или Люк меня обманываете, прогоню из замка обоих.

— Обещаю, что никогда больше не обману вас. Честно говоря, я действительно не знаю, кто истинный владелец рубина. Может быть, я в самом деле его украла. Я ни в чем не могу быть уверенной.

— Проклятье. Тогда, если владелец рубина потребует вернуть его, вы должны немедленно это сделать. Не волнуйтесь, если вы выйдете за Люка, вам не придется жаловаться на недостаток драгоценностей. В вашем распоряжении будет целая комната с фамильными украшениями. Выбирайте, что пожелаете.

— На предстоящий бал я бы хотела надеть жемчужные украшения, если, конечно, вы позволите. Но богатство для меня не главное. Гораздо важнее семья и дом, где меня будут любить и уважать и где я смогу погрузиться в домашние заботы.

Глаза графа сверкнули.

— Вы либо непревзойденная лгунья, либо настоящее сокровище. Но если вы опять разыгрываете очередную роль, притворяясь ангелом во плоти, я быстро это пойму, мисс Роксана.

— Нет, сэр, я вас не обманываю. А что касается сегодняшнего происшествия, я действительно не знаю, почему дверь в комнату с драгоценностями попытались взломать именно сейчас. Каким образом грабитель мог узнать о рубине?

— Как бы там ни было, но охотятся именно за рубином. Вполне возможно, этот прохвост начал следить за вами еще до вашего приезда в замок. А может быть, он узнал о рубине совсем недавно.

— Да, все может быть.

Из комнаты графа Роксана вышла в глубокой задумчивости. Возможно, грабитель действительно охотится за рубином, зная, что камень принадлежит ей. Но откуда все же он мог у нее взяться? Может, кто-то подарил его ей? Почему это для нее так важно и почему она напрочь забыла свою прошлую жизнь? Что же с ней такое случилось, если она так и не может ничего вспомнить?

В голове Роксаны пронеслась фраза из игры, которую в свое время придумала для нее София:

«Так кто же был принцем, Роксана? На кого он был похож?»

Могла ли эта фраза означать нечто большее, чем просто игру?

Как же Роксана хотела приподнять, наконец, завесу над своим прошлым. Но теперь это было сложнее больше, чем когда-либо. Роксана уверилась, что в рубине и заключается разгадка ее прошлого. Она понимала, что людям, которые стали ей близкими, может грозить смертельная опасность.

— Это очень ценный камень, милорд, — сказал Люку мистер Брэндон. — Но не понимаю, чем я могу вам помочь?

— Моя невеста считает, что ее отец подарил ей этот рубин, когда она была ребенком, — ответил Люк. — Но она хочет выяснить, действительно ли является законной владелицей камня. О своем отце Роксана не слышала уже много лет. Неизвестно даже, жив ли он. Мы решили поместить в вашей газете объявление: всех, кто располагает хоть какой-то информацией о рубине, просим откликнуться. И пообещаем небольшое вознаграждение за информацию — скажем, сто гиней.

— И вы хотите, чтобы с этими людьми разговаривал именно я?

— Мне кажется, эго был бы наилучший вариант. Мы точно не знаем, откуда взялся этот рубин, и потому хотели бы получить как можно больше информации о нем. Но, опасаюсь, такое объявление может привлечь различных мошенников.

— Объявление составлено правильно, — сказал мистер Брэндон, ознакомившись с текстом следующего содержания:

«Крупный и ценный рубин, насыщенной окраски. Пропал пять лет назад. Прошу откликнуться каждого, кто располагает информацией об этом камне. Обращаться к мистеру Брэндону в редакцию «Брэндон и партнеры».

— Надеюсь, что это сработает, — сказал Люк. — Хотя вполне возможно, что из этой затеи ничего не выйдет. Если в течение нескольких недель на объявление никто не откликнется, мы с моей невестой поймем, что рубин принадлежит ей.

— Мне кажется, проще сразу его продать, — сказал Брэндон и, снова взглянув на рубин, нахмурился. — На вашем месте я поместил бы его в сейф какого-нибудь банка как можно скорее. Я никогда в жизни не видел таких необыкновенных рубинов. А еще от него так и веет опасностью.

— Да это всего лишь камень, — рассмеялся Люк. — Я не прошу вас хранить его у себя. Если на объявление не откликнется истинный его владелец, я сделаю из него подвеску для своей будущей жены.

— Этот камень очень необычной формы, — сказал мистер Брэндон. — Он похож на огромный глаз…

— Да, форма рубина действительно необычна, — согласился Люк и положил его в нагрудный карман. — Я отнесу его на хранение в свой банк, Брэндон. Свяжитесь со мной, если что-нибудь узнаете.

— Конечно, сэр. Что касается остального, я займусь этим прямо сейчас.

— Вы когда-нибудь отдыхаете, сэр? — рассмеявшись, спросил его Люк. — Если на следующей неделе у вас нет важных дел, приезжайте на бал в замок моего дедушки.

Мистер Брэндон очень обрадовался приглашению. Ему редко выпадала возможность отдохнуть в загородном доме от деловой лондонской рутины.

— С удовольствием, милорд. Думаю, вы сможете подписать бумаги четырнадцатого числа. И я с радостью приеду на бал в честь вашей помолвки.

— Мы с нетерпением будем вас ждать, — сказал Люк. — Я уже заказал подарок для своей невесты. Мой банк находится рядом с ювелирным магазином. Таким образом, я смогу убить двух зайцев.

Покинув контору Брэндона, Люк перешел на другую сторону улицы. Он был так погружен в свои мысли, что не заметил человека, идущего за ним. Незнакомец держался на некотором расстоянии. Вошел вслед за Люком в банк, а затем в ювелирный магазин. И только когда он попросил продавца показать ему два кольца с бриллиантами, Люк обратил на него внимание. Это был молодой привлекательный мужчина с мягким, глубоким голосом и едва заметным акцентом. Кожа его была смуглой, волосы черные. Люк решил, что он, должно быть, индус из какой-нибудь высшей касты, возможно даже сын махараджи. Он безукоризненно говорил по-английски и был одет в европейское платье. Если бы не акцент, его можно было принять за англичанина.

— Ваш заказ, сэр, — сказал ювелир, открыв черную бархатную коробочку и показав Люку нить кремового жемчуга. — Надеюсь, он вам нравится?

— Да, жемчуг просто превосходный. Оплату я произведу, как обычно, через банк.

— Благодарю вас, сэр. Вам упаковать?

— Нет, не стоит, — ответил Люк, краем глаза наблюдая за незнакомцем; тот покупал кольцо. Но, как только он вышел из магазина, тот тоже направился к выходу. На улице Люк окликнул кеб и поехал в клуб.

Незнакомец остался стоять на тротуаре, провожая кеб взглядом.

— А вот и вы! — воскликнула Роксана, увидев Люка. Она гуляла в саду. Подбежав к нему, Роксана с улыбкой протянула ему руки. — А ваш дедушка сказал, что вы не вернетесь в замок до самого бала.

— Ну, я же обещал вам не задерживаться, — ответил Люк, взяв ее за руки. — Как поживаете? Надеюсь, этот старый брюзга не очень донимал вас своим ворчанием?

— Люк! Вы не должны так говорить о своем дедушке. — Роксана укоризненно покачала головой, а потом рассмеялась. — Напротив, он был ко мне очень добр. Время вашего отсутствия пролетело почти незаметно. Я беру у местного викария уроки игры на фортепиано. Он приходит в замок по утрам, два раза в неделю. В это время граф обычно выходит послушать, как я играю. И граф, и викарий считают, что я когда-то обучалась музыке, но мне нужны постоянные занятия.

— А вам нравятся ваши уроки?

— Да, очень, — ответила Роксана. — Не смотрите на меня с таким недоверием. Я считаю их очень интересными и полезными. Конечно, вряд ли когда-нибудь я буду играть на фортепиано так же хорошо, как ваша мать. Но если гостям, посещающим замок, придется по вкусу моя игра, этого будет вполне достаточно. А с рисованием ничего не вышло. Наверное, у меня нет к этому способностей.

— Уверен, это не так, Роксана. Просто вам это не интересно, вот и все. Не стоит мучить себя и учиться против желания.

— Нет, я считаю, что научиться всему этому просто необходимо. Без такого образования не обойтись, если я захочу остаться здесь навсегда. С разрешения графа я распланировала небольшой сад на пустующей земле замка. Кроме того, распорядилась о переделках в кухне. Дня через два закончатся все приготовления к балу. Но за это время мы должны написать всем приглашенным письма и приготовить небольшие подарки. Я написала несколько благодарственных писем. Старый граф очень мне в этом помог.

— Значит, он все еще настаивает на проведении бала?

Роксане не понравились интонации Люка, и она с удивлением на него посмотрела. Голос его звучал раздраженно, почти зло, когда он говорил о предстоящем бале.

— Вы против этого бала? — спросила Роксана.

— Для меня он не имеет никакого значения. Просто я подумал, что вы будете чувствовать себя неуютно, так как вы ни с кем не знакомы.

— Нас несколько раз навещали соседи, узнавшие о помолвке, — возразила Роксана. — Они были очень дружелюбно настроены. Не думаю, что буду чувствовать себя неуютно на предстоящем балу.

— Рад это слышать.

Роксана еще раз взглянула на Люка, и сердце ее сжалось. Девушка поняла, что Люк уже жалеет о предстоящем бале, а быть может, даже и об их помолвке. Почему произошла такая перемена? Не потому ли, что в Лондоне он навестил миссис Фокс? И не потому ли он вернулся таким раздраженным и сумрачным? Возможно, он очень любит миссис Фокс, но не может на ней жениться. Это и является причиной его раздражения, когда речь заходит о помолвке. Ей стало очень больно, но она решила отбросить ненужные сомнения, подняла голову и посмотрела Люку прямо в глаза.

— Значит, скоро все образуется, — сказал он.

— Что-то не так, Люк? Еще возможно все переиграть. Если вы передумали насчет нашей фиктивной помолвки, только скажите, и я покину замок. Вы сможете отменить бал и объяснить это тем, что я не оправдала ваших надежд.

— Не говорите глупостей. Ничего не изменилось. Да и что могло измениться? Вы нашли общий язык с моим дедушкой. Так почему я должен его разочаровывать? Если вы все еще согласны, я уговорю его разрешить нам сыграть свадьбу как можно раньше. Что вы на это скажете?

— Если вы этого хотите, я не вижу никаких причин откладывать свадьбу. Мы с вами заключили деловое соглашение, Люк. И я исполню все, что обещала вам и вашему дедушке, до конца.

— Вы имеете в виду, что хотите подарить дедушке наследника? — Люк прищурился и пристально взглянул на Роксану. Так пристально, словно хотел проникнуть в ее мысли. Роксана прочитала в глазах Люка скрытый укор. Но в чем он мог ее обвинять?

Смутившись и стараясь не смотреть на Люка, Роксана ответила:

— Да, мы не должны разочаровывать вашего дедушку.

— А что, если сразу после рождения наследника этот старый дьявол умрет? Не предъявите ли вы ко мне какие-то особые требования, не оговоренные деловым соглашением?

— Не волнуйтесь, я ничего от вас не потребую, — насмешливо и высокомерно ответила Роксана и, гордо подняв голову, продолжила: — Я просто буду воспитывать своего сына. И не важно, где мы с ним будем жить, здесь или в другом месте. Если захотите, вы будете видеться с ним, а когда он подрастет, сможете брать его к себе.

— Вообще-то я никогда не любил этот замок, но хочу, чтобы мой сын унаследовал его. Вам ничто не помешает остаться здесь даже после смерти дедушки.

Если же этот брак вам наскучит, мы сразу разведемся. И в этом случае я никогда не женюсь во второй раз. Наверное, я не создан для семьи и брака.

— Вы правы, — сказала Роксана, с трудом сдерживая слезы. Каждое его слово наносило удар по ее самолюбию и больно ранило. Но она смогла перебороть себя и скрыть от Люка свои чувства, а когда вновь заговорила, голос ее звучал холодно и спокойно: — Вы с самого начала предупредили меня, чтобы я не ждала от этого брака любви или хотя бы вашего внимания. Вы будете жить в Лондоне и иногда навещать нас. Вы ведь этого хотите?

— Да. Я уже об этом думал, Роксана, и пришел к выводу, что скорее предпочту фиктивный брак с вами, чем отношения с любой девушкой моего круга. Вы не раздражаете меня, мне с вами не скучно. Мы подходим друг другу. Но вы должны обещать мне, что не будете устраивать сцен, если я заведу любовницу или уеду в Лондон на несколько месяцев. Я никогда не смогу полюбить вас, вы не должны обольщаться на этот счет.

Роксана не знала, что ему ответить. Сможет ли она сдержать свое обещание? Ее чувства к нему стали сильнее, и Роксана опасалась, что теперь не сможет смотреть на их брак только как на деловое соглашение. Ошибкой было сопровождать его в Лондон, когда они впервые встретились, и уж тем более участвовать в этой фиктивной помолвке. Она боялась по-настоящему влюбиться в Люка, но больше всего удручало то, что для него в их отношениях ничего не изменилось. Она понимала, что не вынесет расставания с ним. Поэтому должна была, используя все свои актерские способности, убедить Люка в том, что он для нее ничего не значит.

— Вам известна моя ситуация, Люк. Здесь, в этом замке, я могу не бояться Черного Боба. И мне так нравится этот дом! Я хотела бы стать хозяйкой замка и родить от вас ребенка. Если вы поймете, что расторгать брак нет необходимости, мы сможем не разводиться даже после смерти графа. Кстати, он вовсе не так тяжело болен, как вы думали. Последние три дня граф самостоятельно спускается на первый этаж. И даже собирался завтра выйти погулять в сад, если погода будет хорошей.

На виске Люка запульсировала жилка.

— Рад это слышать, — сказал он. — Но недавно я встречался с доктором, и тот предупредил, что у графа в любой момент может случиться удар. Так что мы не должны волновать его понапрасну. — Люк немного помолчал, собираясь с мыслями, а потом заговорил опять: — Так вы согласны, что у нас нет причин откладывать свадьбу, если, конечно, дедушка не против?

— Согласна. Причин действительно нет никаких, — проговорила Роксана. Сердце ее сжалось, ноги подкосились от слабости, которая внезапно охватила ее.

— Значит, договорились. — Люк улыбнулся Роксане, вдруг он наклонился и поцеловал ее, у нее перехватило дыхание. — Мне кажется, эта свадьба станет настоящей радостью для нас обоих, Роксана. Я не верю в сказки о вечной любви, но думаю, нам будет хорошо в постели. А теперь признайтесь, за время моего отсутствия ничего не случилось?

Роксана вздрогнула, но постаралась скрыть от него свои чувства:

— Да, у нас кое-что произошло. Но, прошу вас, сначала расскажите мне, что вам удалось узнать в Лондоне. Вы поместили в газету объявление?

— Поместил, но боюсь, на него откликнется множество бесполезных нам людей, не способных пролить свет на историю вашего рубина. — Люк нахмурился. — Вы ничего не вспомнили о своем прошлом?

— Я вспомнила, как однажды София спросила меня, на кого был похож принц. Это была часть игры, которую она придумала для меня, когда я только начала выздоравливать. Но может, София поняла, что этот рубин привезен из Индии, и смысл фразы был в том, чтобы помочь мне вспомнить о моем прошлом.

— Но как она могла об этом узнать?

— Возможно, когда я лежала в беспамятстве, сказала что-то в бреду об Индии.

— А она никогда не спрашивала вас об этом напрямую?

— Конечно же нет. София любила меня, как родную дочь. Она никогда не причинила бы мне душевной боли. А внезапно обрушившееся воспоминание могло вызвать глубокое потрясение. Она старалась действовать как можно мягче.

— Да, возможно, все дело в этом. Но странно, что она даже не пыталась разыскать ваших родных.

— У нее не было возможности нанять сыщиков. Кроме того, все мое тело было покрыто синяками. София думала, что мне грозит опасность, и хотела меня защитить. В этом своем стремлении она могла бы пойти даже на обман.

— Мистер Брэндон уверен, что рубин привезли из Индии. Этот камень кажется ему зловещим, а его форма — необычной. Вы заметили, что, если смотреть на рубин с определенного угла, он напоминает глаз?

— Нет, раньше не замечала, но теперь вижу, что это действительно так, он похож на удлиненный глаз. А вы показали его ювелиру, чтобы он его оценил?

— Нет. Я поместил его в лондонский банк. Надеюсь, вы ничего не имеете против этого?

— Я считаю, что это самый лучший вариант, — облегченно вздохнув, сказала Роксана. — Кто-то пытался взломать замок в хранилище драгоценностей, когда вы были в Лондоне. Я увидела в окне башни чье-то лицо и сообщила об этом мистеру Хиггинсу. Он пошел проверить, что происходит в башне, и тут кто-то нанес ему удар по голове.

— Боже мой! — Люк с ужасом посмотрел на Роксану. — Он тяжело ранен?

— К счастью, все обошлось. Я навестила его, и он признал, что сам виноват в случившемся, не стоило ему идти туда одному. Но мистер Хиггинс решил, что лицо в окне башни мне попросту померещилось. Башню обыскали и обнаружили следы пребывания постороннего. Незнакомец успел скрыться.

— Думаю, его испугал собственный поступок. — Люк нахмурился. — Но зачем этому негодяю было проникать в хранилище?

— Не знаю, — ответила Роксана. — Вы думаете, что он хотел похитить рубин? Вам не кажется странным, что все это произошло именно сейчас?

— Действительно странно. — Люк на минуту задумался. — Но как вор мог узнать, что вы отдали камень мне на хранение? Он пробыл в хранилище всего одну ночь. Об этом знали только три человека: вы, я и мой дедушка. Если вы никому не рассказывали о рубине, то я просто не понимаю… И к тому же в хранилище много более ценных вещей. То, что это случилось именно сейчас, — чистое совпадение.

— Хотелось бы думать, что вы правы, — вздохнув, проговорила Роксана. — Кстати, мужчина, лицо которого я видела в башне, не англичанин, у него смуглая кожа. Я решила, что он индус и охотится за рубином.

Тогда эта версия представлялась ей вполне логичной, но теперь Роксана понимала, что это не так. Конечно же ее рубин представлял куда меньшую ценность, чем сокровища Хартингтонов.

— А раньше, когда вы жили в труппе бродячих актеров, были попытки похитить рубин?

— Насколько я знаю, нет. Софию в труппе все очень любили и уважали. Даже если бы кто-то случайно и узнал о рубине, никогда не выдал бы этой тайны. Во всяком случае, пока София была жива.

— Значит, единственный человек, который мог догадаться о рубине, тог мужчина, которого мы встретили на ярмарке? Не он ли и пробовал взломать замок на двери хранилища?

— Нет, не думаю, что он на такое способен. Напасть на бедного мистера Хиггинса и взломать замок — все это слишком сложно для Черного Боба. Да к тому же тот человек, которого я видела в окне башни, не он.

— Может, тогда это просто какой-нибудь бродяга, решивший поселиться в заброшенной башне замке? Забрался туда и тут обнаружил комнату, закрытую на замок. Подумал, что там наверняка есть чем поживиться, попытался взломать замок, но тут появился мистер Хиггинс. Как вам такая версия?

— Мне нравится. Все это время я чувствовала свою вину в том, что случилось, — призналась Роксана. — Так вы считаете, что мой рубин не имеет к этому никакого отношения? Прямо гора с плеч! Теперь я могу об этом забыть и заняться другими делами.

— Вот и прекрасно! Не хотите ли выпить чаю?

Люк взял Роксану под руку, и они пошли к замку. Она была рада его возвращению из Лондона. Душевная боль и невероятное счастье смешались для нее в пьянящий коктейль.

Глава 7

Люк долго возился; повязывая галстук, и потому пришел к обеду несколько позже. К этому времени он успел поговорить с Хиггинсом, но не узнал ничего нового, кроме одного.

— От вора странно пахло, — рассказал Хиггинс. — Когда меня ударили по голове, я почувствовал аромат каких-то духов. Но они не похожи на те, которыми пользуется мисс Роксана. От незнакомца пахло чем-то резким и экзотическим. Никогда раньше я не встречал подобного запаха. Я вспомнил об этом только после разговора с мисс Роксаной, когда один из стражников принес мне кусок ткани, найденный в башне. От него исходил тот же запах.

— А могла эта ткань использоваться в качестве тюрбана?

— Да, сэр. Как вы знаете, мой сын — сержант британской армии. Однажды он послал мне рисунок с изображением индийского солдата. Материал на его тюрбане был очень похож на тот, который нашли в башне. — Хиггинс выглядел озадаченным. — Но что мог индус делать в башне нашего замка, сэр?

Люк ненадолго задумался:

— Я бы хотел, чтобы этот разговор остался между нами, Хиггинс. Теперь мы ни в чем не можем быть уверены.

— Да, сэр. Я вас понимаю. Стражники впредь станут очень внимательно наблюдать за незнакомцами, появляющимися на территории поместья. Вы думаете, то, что произошло, может иметь последствия?

— На данный момент я в этом не уверен, — ответил Люк, — Возможно, в башню просто забрел какой-нибудь бродяга, вы его испугали, потому он и напал, а потом сбежал. Но может, все это гораздо серьезнее. Мы должны увеличить количество стражи и усилить охрану замка.

— Вы правы, сэр. Было бы хорошо, если бы вы на некоторое время остались в замке. Мы с мистером Тонкинсом сделаем все, что от нас зависит, но зачастую граф не желает нас слушать.

— Да, дедушка всегда был упрямым. Но сейчас он очень болен. Вот почему я не хотел бы понапрасну волновать его. Гак что докладывайте обо всех происшествиях мне, а не ему.

— Значит, вы пока не уезжаете, сэр?

— Да, я останусь здесь. По крайней мере, до свадьбы. Будем надеяться, обойдется без происшествий.

Люку наконец-то удалось завязать свой белоснежный галстук в причудливый узел. Прокручивая в голове свой разговор с Хиггинсом, он вдруг вспомнил о смуглом джентльмене, следившем за ним в лондонском ювелирном магазине. От него исходил похожий экзотический запах. Но возможно, это было очередным совпадением. Как и то, что Брэндону с первого взгляда не понравился рубин и он решил, что в этом камне кроется что-то зловещее и тревожное. Конечно, для кого-то камень представляет огромную ценность и, возможно, не только материальную. Иначе за ним не отправились бы в другую страну. Но почему именно теперь? Люк убедил Роксану, что рубин и появление незнакомца в башне никак не связаны между собой, чтобы развеять ее страхи. Но сейчас ему стало казаться, что он поступил чересчур опрометчиво. Слишком много получается совпадений, чтобы от них можно отмахнуться. Все эти на первый взгляд незначительные события складываются в нечто целое. Проклятье!

Но не только рубин занимал в тот момент мысли Люка. Сегодня он поговорил с дедушкой, и тот согласился ускорить день свадьбы. С одной стороны, хорошо: с каждым днем Люк все больше этого хотел. Но с другой стороны, он еще и сам до конца не разобрался, готов ли к такому ответственному шагу. Впрочем, до этого еще предстоял бал в честь их помолвки.

Люк съездил в город и заказал французской модистке бальное платье для Роксаны. Она обещала доставить его в замок вовремя. Роксана намеревалась было сшить себе платье сама, но Люку очень хотелось сделать ей сюрприз. Он представлял, как подарит ей жемчуг, купленный в Лондоне, и новое платье перед самым балом, чтобы приятно удивить. Ему опять вспомнился незнакомец, следивший за ним в ювелирном магазине, и нападение на Хиггинса в башне. Связаны эти события или нет? Следил ли незнакомец за ним в Лондоне, или ему просто показалось? И имеет ли все это отношение к рубину?

— Все это не более чем игра воображения, — пробормотал Люк, заколол галстук бриллиантовой булавкой и отправился обедать.

Следующие несколько дней после его возвращения пролетели так быстро и были так наполнены событиями, что Роксана совершенно забыла о нападении на Хиггинса и свои волнения, связанные с рубином. Она просто радовалась каждому мигу, прожитому вместе с Люком.

Люк подарил ей прекрасную лошадь рыжей масти по кличке Рода. Игривого нрава и в то же время удивительно покладистая, она идеально подходила Роксане. Слушалась с полуслова и очень полюбила свою новую хозяйку. Стоило Роксане отвернуться, Рода ласково подталкивала ее мордой, желая привлечь внимание.

— Какая прелесть! — вскричала Роксана, впервые увидев Роду. Она была очень благодарна Люку за такой подарок. — Спасибо вам. Вы так добры и внимательны.

— У вас должна быть собственная лошадь, — проговорил Люк. — Это седло когда-то принадлежало моей матери. Прежде чем мы закажем для вас другое, вы можете пока учиться ездить в этом. Конечно, оно немного потрепанное, но на данный момент это самый удобный вариант, как для вас, так и для лошади.

— Седло просто превосходное, — возразила Роксана и погладила удивительно мягкую и приятную на ощупь кожу. — Не думаю, что мне понадобится новое. По крайней мере, в ближайшее время.

— Моя мать была замечательной наездницей. Думаю, скоро вы сможете управлять лошадью так же, как она.

Роксана позволила Люку помочь ей сесть на лошадь. Хотя раньше она никогда не ездила в дамском седле, ей довольно легко удалось к этому привыкнуть.

Люк наблюдал за Роксаной, стоя у загона. Лишь иногда он давал ей совет или объяснял, как правильнее развернуть лошадь. Через несколько минут он кивком попросил Роксану остановиться и подошел к ней:

— Вы уверены, что никогда раньше не катались в дамском седле?

— Возможно, что много лет назад…

— В детстве, когда вы жили в Индии?

— Если я действительно когда-нибудь жила там. Иногда я вижу странные картины. Чаще всего это розовый дворец с огромными залами, наполненными приятной прохладой, фонтанами и садами. Но может быть, все эти картины навеяны рассказами Софии.

— А людей вы там видите?

Она покачала головой:

— Нет, у меня нет ни одного связного воспоминания. Думаю, этот дворец возник из игры, в которую играли мы с Софией. В нем жил придуманный ею сказочный принц.

— Она никогда не рассказывала вам, о чем вы говорили в бреду?

— Нет, хотя и в этом я не могу быть до конца уверена.

Люк внимательно посмотрел на Роксану:

— А вы не обманываете меня? Лучше расскажите мне все сейчас, не откладывайте на потом, когда будет уже слишком поздно что-либо изменить.

— Вы думаете, что я вас обманываю? — Она гордо подняла голову. — Но зачем мне это? Какой смысл притворяться?

— Простите меня. Я сказал глупость. Просто все это очень странно. У вас возникают видения Индии, и рубин, скорее всего, привезли оттуда. Что бы вы подумали на моем месте?

— Да, возможно, все это действительно странно, — согласилась Роксана. — Но сейчас меня больше заботит другое. Ваш дедушка говорил, что мне необходимо брать уроки танцев, но, похоже, об этом забыл. Не могли бы вы показать мне несколько танцевальных движений? Сегодня придет учитель музыки. Он мог бы аккомпанировать, а мы попробовали бы потанцевать.

— Да, конечно. С удовольствием. Мне кажется, урок верховой езды можно закончить. Я позову конюха, чтобы он отвел лошадь в стойло. Перед балом вам просто необходимо научиться танцевать.

— Запоминайте, Роксана. Раз-два-три… раз-два-три. Повторяйте за мной, и все будет в порядке.

— Спасибо. Я попытаюсь.

Роксана замерла, когда Люк обхватил ее рукой за талию, но потом попыталась расслабиться, сосредоточившись на движениях и пытаясь попасть в такт. Учитель играл просто превосходно. Когда они с Люком закружились в вальсе, ей показалось, что она парит над залом. Именно здесь должен был проходить бал.

— Да, вы все делаете правильно, — подбодрил ее Люк. — Вы просто созданы для танцев, Роксана. Любая девушка может научиться танцевать, но вы превосходно чувствуете музыку, а это уже настоящий талант.

Роксана закрыла глаза. Вдруг в ее голове зазвучала совсем другая музыка. На какой-то момент ей показалось, что душа ее покидает тело. Она слышала голос Люка как сквозь какую-то преграду, а душа ее уносилась все дальше и дальше в неведомую волшебную страну. Роксана потеряла сознание и упала в объятия Люка.

Люк подхватил ее на руки и отнес на диван. Подложил под голову подушки. Она скоро пришла в себя, открыла глаза и с удивлением посмотрела на Люка:

— Что случилось?

— Вы упали в обморок. Вы плохо себя чувствуете?

— Нет. Как глупо все получилось!

Люк слегка коснулся ее лба:

— Похоже, у вас нет температуры. Кстати, вы что-то сказали перед тем, как потерять сознание.

— Неужели? — Роксана смутилась. — На какой-то момент мне показалось, что я нахожусь где-то в другом месте.

— Вы произнесли слово на незнакомом языке. Возможно, это был хинди.

— Но откуда я могла узнать индийское слово?

— Если вы действительно выросли в Индии, то вполне могли знать хинди. — Люк нахмурился. — Все эти события, связанные с рубином, оживили ваши воспоминания. Возможно, человек, лицо которого вы увидели в окне, родом из Индии. Кстати, в башне нашли тюрбан.

Роксана вздрогнула.

— Все это очень беспокоит меня, Люк. Что же все-таки связано с этим рубином? Какая страшная тайна скрывается в моем прошлом?

— Да, все это странно, — ответил Люк. — Думаю, на сегодня достаточно — урок танцев можно прекратить. Я прикажу слугам принести сюда чаю. Надеюсь, наш добрый викарий не откажется составить нам компанию.

— Да, конечно, Люк, — сказала Роксана и отошла поговорить с учителем музыки.

Люк, прищурившись, за ней наблюдал. У Роксаны были манеры настоящей леди. Но может быть, она обманывает его, чтобы заманить в ловушку? Может быть, она действительно украла рубин? Возможно даже, что Роксана — сообщница Черного Боба и они совершили эту кражу вместе. Или она украла рубин сама и потому сбежала из дома. Понятно тогда, почему она не хотела возвращаться к прежней жизни. От этой мысли сердце Люка сжалось. Если бы он узнал, что Роксана действительно задумала обмануть его, ему стало бы очень больно.

Им овладели смешанные чувства. Он ощущал, что ситуация выходит из-под контроля. Чего добивается Роксана? Если обманывает его, то зачем? Почему так непоследовательно ведет себя? Сначала она была категорически против их фиктивного брака. Теперь же не только согласилась выйти замуж, но и не против родить ребенка.

Может ли он доверять ей? И, что еще более важно, может ли он доверять самому себе? Его чувства к Роксане крепли с каждым днем. Но настоящие ли это чувства? Не окажется ли, что, проведя с Роксаной ночь, он пресытится ею, как это уже бывало много раз с другими женщинами. Чем дольше он добивался их, тем сильнее становилось его желание. Но как только желание удовлетворялось, он моментально терял к женщине интерес. Возможно, он и не способен ни на какие высокие чувства, а это всего лишь плотское желание. Но почему тогда он постоянно думает о Роксане и так хочет хоть что-нибудь узнать о ее прошлом?

Он поступил глупо, позволив чувствам овладеть разумом. Люк не должен испытывать к Роксане ничего, кроме обыкновенной симпатии, пока не будет до конца уверен, что все это не тщательно продуманный заговор. Он встречал много красивых женщин, но ни к одной не испытывал никаких серьезных чувств. Почему же сейчас все должно быть по-другому?

Роксана стояла перед зеркалом, переодеваясь к обеду. Почему Люк поцеловал ее? Девушка была совершенно уверена в том, что он абсолютно к ней равнодушен. Был ли это внезапный порыв или настоящее чувство?

Люк говорил ей, что не верит в настоящую любовь. Но зато он знает, как доставить женщине удовольствие в постели. Сердце ее мучительно сжалось, во рту пересохло. Люк испытывает к ней вожделение и, возможно, будет страстным любовником.

Она знала, что мужчины часто испытывают к красивым женщинам сексуальное влечение. Видела, с каким вожделением они смотрят на нее. Но еще ни разу никто не целовал Роксану — она отвергала любые попытки сближения. София всегда предупреждала об опасности, исходящей от мужчин, особенно от аристократов.

Неужели она позволила использовать себя не только Люку, но и старому графу? Они оба были в ней заинтересованы, но получит ли она от Них хоть что-нибудь взамен? Люк обещал Роксане щедро заплатить. Но не деньги были для нее главным. Она хотела, чтобы все, особенно Люк, любили и уважали ее.

Она поступила глупо, отдавшись на волю чувств. Люк с самого начала откровенно объяснил ей, что не хочет настоящего брака. Их свадьба не более чем деловое соглашение. Она должна или смириться с этим, или покинуть замок.

От этой мысли у Роксаны сжалось сердце. Она уже успела привязаться к графу и понимала, что ее внезапный уход может стать причиной ухудшения его состояния. Но может, все-таки Люк начнет хотя бы относиться к ней с уважением? Разве это не главное для счастливого брака? Роксана и не ждала большего от человека, который не верит в любовь и настоящие чувства.

— Вы хотите сделать сегодня особую прическу к обеду, мисс?

Поток мыслей Роксаны прерван голос Тилли, ее служанки.

— Да, спасибо, Тилли, — улыбнувшись, сказала она. — На бал вы завьете мне волосы, но сегодня я бы хотела сделать что-нибудь попроще.

— Хорошо, мисс. — С этими словами девушка взяла щетку и занялась прической Роксаны, позволив ей опять погрузиться в свои мысли.

В этот вечер они обедали вместе с друзьями графа. Несмотря на то что Роксана несколько опасалась непосредственного общения с людьми из высшего общества и первые минуты чувствовала себя скованно, встреча прошла нормально. Гости легко приняли ее в свой круг, и ни у кого не возникло на ее счет никаких сомнений.

— Эта юная леди уже успела составить план переделок в замке, — рассказывал граф джентльмену своих лет. — Я уже и не надеялся, что Люк женится, да еще на такой замечательной девушке. Ему просто повезло с ней.

— Я уверен, что ваш внук и сам это понимает, — одобрительно кивнув, отозвался генерал Фостер. — Люк, вы должны прийти ко мне на обед с мисс Роксаной. А после мы бы порыбачили с вами на нашем озере.

— Это очень любезно с вашей стороны, сэр, — сказал Люк и с нежностью посмотрел на Роксану. Она подумала, что Люк блестяще справляется со своей ролью. — Я так давно не был на рыбалке.

— А вы любите музыку, мисс Роксана? — обратился к ней один молодой человек.

— Да, сэр Джеймс, очень. Честно говоря, я пока довольно посредственно играю на фортепиано, но надеюсь в скором времени это исправить.

— А вы поете?

— Да, — ответила Роксана, вспомнив, что ей не раз случалось петь, исполняя роль в музыкальных спектаклях. — Но больше мне нравится играть в спектаклях.

— О, я и сам обожаю театр, — лучезарно улыбнулся ее собеседник. — Знаете, мисс Роксана, вы напомнили мне одну актрису. Уж простите мне это сравнение. Она была очень талантлива, хоть и не очень известна. Она играла в провинциальном театре. Между вами поразительное внешнее сходство!

— В самом деле? — засмеялась Роксана, постаравшись скрыть от гостей свое волнение. — А в каком театре вы видели эту актрису?

— Не помню. Кажется, это было представление на открытом воздухе во дворе какой-то гостиницы. Не обижайтесь. Я не имел в виду ничего плохого.

— Да я и не думала обижаться, — улыбнувшись, сказала Роксана. Опасность миновала — он не узнал ее. — Если эта актриса так талантлива, то ваше сравнение скорее комплимент.

На какой-то момент Роксана испугалась, но потом поняла, что ничего страшного не произошло. Этому молодому человеку и в голову не могло прийти, что она и есть та самая актриса. Кроме того, он отметил, что сходство между ними внешнее. Ее манеры очень изменились с тех пор, как он ее видел. А со временем, когда она окончательно утвердится в замке и привыкнет к здешнему обществу, узнать ее вообще будет невозможно.

— О, она действительно была очень талантлива, — согласился сэр Джеймс. — Я даже подумал, что когда-то она играла на сцене какого-нибудь лондонского театра. Я хотел поговорить с ней, но мне пришлось уйти еще до окончания спектакля.

— Роксана, можно вас на минутку? — обратился к ней Люк.

Она поднялась, извинилась улыбкой перед своим собеседником и отошла вместе с Люком к окну.

— Вы выглядите очень взволнованной. Джеймс сказал вам что-нибудь неприятное?

— Нет, ничего такого. Просто ему показалось, что я похожа на одну актрису, которую он когда-то видел на представлении в провинции.

— Понимаю… — Люк внимательно посмотрел на нее. — И это вас очень испугало?

— Нет, конечно, — ответила Роксана. Она держала голову с независимым видом благородной леди. — Вы хотели о чем-то со мной поговорить?

— Я забыл вас предупредить. Портниха прибудет в замок через пару дней. Она шьет вам платье для предстоящего бала, и ей нужно подогнать его по вашей фигуре. Я подумал, что мы можем заказать ей и свадебное платье. А основную часть вашего приданого мы купим в Париже, уже после свадьбы. Вас это устраивает?

— Конечно, если вы считаете, что все это так необходимо. — Сердце Роксаны сжалось и дыхание перехватило. Она и сама понимала, что у нее нет причин волноваться, но поделать с собой ничего не могла. — Кажется, ваш дедушка немного утомился. Если вы не против, я пойду к нему и узнаю, не желает ли он отдохнуть.

— Конечно, не против, — нахмурившись, ответил Люк.

— Тогда до встречи.

Люк увидел, как Роксана подошла к графу. Старик внимательно выслушал ее, а затем кивнул. Она подала ему руку, и они вместе покинули комнату. На какой-то момент лицо графа смягчилось. Он смотрел на Роксану с благодарностью и искренней симпатией.

Судя по всему, за то время, пока Люк был в Лондоне, граф и Роксана успели искренне друг к другу привязаться. Люк не понимал, как это могло произойти за столь короткий срок. Как удалось ей разглядеть под напускным равнодушием и грубостью его тонкую, ранимую душу? Да и граф его удивлял. Грубый и холодный со всеми, включая собственного внука, старик проникся к Роксане чуть ли не отеческой нежностью. Почему же он так равнодушен к своим родным и сразу же полюбил незнакомую девушку?

Люк понимал, что должен радоваться, ему удалось сделать последние дни дедушки по-настоящему счастливыми. Но к искренней радости примешивалось волнение и даже страх. Смешно с его стороны бояться, что Роксана заманит его в ловушку. В конце концов, он в любой момент может уехать в Лондон. Но что-то удерживало его здесь. Словно какие-то невидимые цепи связали его по рукам и ногам. Он пребывал в смешанных чувствах — беспорядочных и противоречивых одновременно.

Он ощущал себя так, словно собирается вступить не в фиктивный брак, а жениться по-настоящему.

Люк с нетерпением ждал момента, когда сможет уединиться с Роксаной и научить ее всем премудростям любви. Но он не знал, испытывает ли к нему Роксана хоть какие-то чувства.

Она всегда была к нему доброжелательна и относилась по-дружески. Но может, это лишь игра с ее стороны и никаких добрых чувств она к нему не питает? Роль, которая ей удалась. Ведь для профессиональной актрисы это совсем не сложно. А, собственно говоря, он-то сам каких отношений ждет от нее? Они заключили деловое соглашение, что же теперь он злится на Роксану и думает, что она может дать ему что-то сверх того? Он едва сдерживал гнев, хотя не мог разобраться в своих чувствах.

* * *

Роксана не ожидала, что на бал приедет столько гостей. Они все прибывали и прибывали целыми семьями. Приехали не только сами приглашенные, но и их дяди, тети и кузины. Уже за два дня до бала замок был просто переполнен. Роксана больше не сомневалась, что бал удастся.

— Какое у вас замечательное платье, мисс Роксана! — в восхищении воскликнула экономка, когда вошла к ней в комнату с букетом свежих лилий. — Сегодня вы по праву будете королевой бала.

— Благодарю вас, миссис Арлет, — сказала Роксана. — Лорд Кларендон заказал это платье в Лондоне. У него потрясающий вкус. А эти лилии просто великолепны. Их прислал его светлость?

— Цветы прислал Минти, наш садовник, но идея, скорее всего, принадлежит его светлости.

— Какие прекрасные цветы! — снова восхитилась Роксана.

Когда миссис Арлет вышла, девушка еще раз взглянула на себя в зеркало и подумала, что к этому платью необходимо какое-нибудь украшение. Жаль, граф забыл о том, что обещал ей одолжить жемчуг из семейных драгоценностей. Теперь она раскаивалась, что вообще заговорила с ним об этом. Она уже собиралась приколоть к своему платью цветок, когда в дверь постучали. Открыв, Роксана с удивлением увидела Люка.

— Я почти готова, — пробормотала она.

— Вы замечательно выглядите, Роксана, — сказал Люк и посмотрел на нее с такой нежностью, что сердце ее забилось, а во рту пересохло. — Я приготовил вам небольшой подарок. Надеюсь, вам он понравится.

Люк протянул ей черную бархатную коробочку. Роксана взяла ее в руки, открыла — и у нее перехватило дыхание: так восхитительны были нить кремового жемчуга и брошь, усыпанная бриллиантами и изумрудами.

— Какие чудесные украшения! — еле слышно проговорила она. — Моя служанка уже ушла. Не могли бы вы помочь мне надеть их?

— Конечно, — согласился Люк и последовал за ней в спальню.

Роксана подняла волосы, Люк надел на нее жемчужное ожерелье. Пальцы его коснулись ее шеи.

— А брошку нужно приколоть к платью.

Люк снова коснулся ее кожи, и Роксана почувствовала головокружение. Словно бокал шампанского ударил ей в голову. Вздох вожделения едва не сорвался с ее губ. Ею овладело сильнейшее возбуждение. Она должна была собрать всю свою силу воли, чтобы не упасть в объятия Люка. На какой-то момент Роксана пожалела о предстоящем бале. Куда лучше было бы лежать вместе с Люком в теплой мягкой постели.

Это чувство было очень приятным, но Роксана постаралась успокоиться: просить Люка о поцелуях или о чем-то большем казалось ей унизительным. Он ведь с самого начала сказал ей, что их брак не более чем деловое соглашение. Если же Роксана даст волю своим чувствам, это приведет к разочарованиям и, возможно, разрыву. Люк не желал, чтобы невеста превратилась в истеричную жену, цепляющуюся за него и не отпускающую от себя ни на шаг. Он начнет страдать от мучительного чувства вины, если будет надолго оставлять ее и жить своей жизнью. Если Роксана не сможет утаить от него своих чувств, значит, она плохая актриса. Люк возненавидит ее, если поймет, что она влюблена в него. Ему не нужна жена, контролирующая каждый его шаг.

Роксана взглянула на себя в зеркало и с удовлетворением отметила, что, кроме легкой краски на щеках, ничто не выдает ее волнения. Коснувшись руками брошки с изумрудами, она улыбнулась.

— Как вы догадались, что я мечтаю именно о жемчужном ожерелье? — спросила Роксана. — Превосходный жемчуг. А брошка хорошо сочетается с моим кольцом.

— Рад, что мой подарок вам понравился, — ответил Люк, слегка улыбнувшись Роксане глазами. — Дедушка попросил меня подыскать что-нибудь для вас среди фамильных украшений, но я сказал, что хочу сделать вам подарок.

— Понятно. — Роксана кивнула. Теперь ей стало ясно, почему старый граф не выполнил своего обещания. — Я очень благодарна вам за подарки, Люк. — Глаза Люка пылали такой страстью, что у Роксаны перехватило дыхание. — Люк, о чем вы думаете?

— Я думаю, что нам следует поскорее спуститься в зал. Иначе мы не сможет побороть искушения, закроем дверь и предадимся любви, вместо того чтобы встречать гостей.

Сердце Роксаны забилось от волнения. Новое, еще неизведанное чувство наполнило ее до краев. Впервые в жизни она испытала сексуальное влечение к мужчине. Люк смотрел на нее с такой страстью, что Роксана поняла: он испытывает то же самое. Но Девушка была уверена, что его чувства к ней не выходят за рамки обычного плотского желания. Он просто хотел ее, но не был готов к настоящей любви. От малейшего его прикосновения по телу Роксаны разливалось вожделенное тепло. Но она не смела думать о том, что он может ее полюбить.

— Да, мы не должны заставлять гостей и графа ждать, — улыбнувшись, ответила Роксана. — Зрители ждут представления.

— Представления? Это единственный сюрприз, который вы для меня приготовили, или есть что-то еще?

— Конечно, единственный сюрприз. Что еще я могла приготовить? — спросила она. — Вы ведь ждали от меня именно этого, не правда ли?

Роксана прошла в холл вслед за Люком, а затем остановилась, ожидая от него указаний. Она была совершенно спокойна и готова в любую минуту выйти на сцену.

— Вы прекрасная актриса, Роксана. Думаю, вы скоро сможете приручить всех наших друзей так же, как вы приручили моего дедушку. Он всегда держался от людей на расстоянии и никого близко к себе не подпускал. Но с вами становится ласковым, как котенок.

Роксана почувствовала скрытую насмешку в словах Люка. Каждое слово больно ранило ее. Но она взяла себя в руки и улыбнулась Люку:

— Да, я умею располагать к себе людей. Вы считаете, это плохо?

— Думаю, что мои друзья скоро полюбят вас. Так же, как мой дедушка.

«Да, все скоро полюбят меня. Все, кроме вас», — подумала Роксана, но мыслей своих не озвучила.

Высоко подняв голову, Роксана посмотрела ему в глаза:

— Но разве счастье вашего дедушки для вас не главное? Разве не ради него вы привезли меня сюда?

— Да… — Люк прищурился. — Я очень не хочу причинять ему страданий.

— Значит, у нас с вами одинаковые намерения, — сказала Роксана и взяла Люка под руку. — Пойдемте, Люк, и не делайте такое озабоченное лицо. Гости должны думать, что мы с вами получаем такое же удовольствие от бала, как и они. Вам нужно выглядеть радостным и беззаботным, иначе это будет выглядеть странным.

— Вы правы. — Он ласково ей улыбнулся, и сердце Роксаны радостно забилось. — Я не имею права просить вас о чем-то большем, чем вы можете мне дать. Сегодня вечером мы будем веселиться и танцевать. А дела подождут до завтра.

Что он имел в виду? Роксана задумалась над его словами, пытаясь понять их смысл, но потом решила вернуться к этому позже. Сегодня вечером она должна играть роль влюбленной девушки, объявляющей всем о помолвке с любимым человеком. И эта роль удалась бы ей как нельзя лучше, если бы она смогла забыть, что Люк в действительности ее не любит.

Глава 8

Так и ожидала Роксана, бал удался. Бальный зал был украшен свежими цветами из оранжереи, в воздухе разливался их прекрасный аромат. Подмостки, где сидели музыканты, были задрапированы белым тюлем. Зал залит светом. Ослепительно ярко сияли драгоценные камни в украшениях джентльменов и дам. На гостях были роскошные туалеты. А их лица озаряли радостные улыбки. Отовсюду слышались смех и веселая разноголосица. Но прекраснее всех была Роксана. Истинная королева бала.

— Признаться, я и не надеялся, что доживу до этого дня, — обратился к Роксане Фредерик, дядя Люка со стороны отца. — Думал, Хартингтон уже потерял надежду на то, что Люк когда-нибудь женится.

— Неужели? — Роксана иронически ему улыбнулась. — Разве Люк так стар?

— Слава богу, нет. Люк еще очень молод, но уже успел стать принципиальным холостяком. Впрочем, я всегда знал, что, когда мой племянник встретит по-настоящему красивую девушку, его отношение к браку изменится.

— Благодарю вас за комплимент, — ответила Роксана. — Надеюсь, я не обману ожиданий ни Люка, ни графа.

— Нисколько в этом не сомневаюсь, — ответил дядя Фредерик. — Вы красивы, умны, не говоря уж о вашем обаянии. В наше время не часто можно встретить девушку, сочетающую в себе все эти качества, мисс Роксана. Люк просто счастливчик.

Казалось, все гости очарованы Роксаной. Комплименты и восхищенные взгляды сыпались на нее со всех сторон. Ее непрестанно приглашали танцевать, услужливые молодые люди подносили ей бокалы с шампанским, желая выпить с ней. Но Роксана, не желая никого обидеть, делала лишь по глотку и отставляла бокал. Ужин был просто великолепен.

— Где вы встретились с Кларендоном? — то и дело спрашивали ее любопытные тетушки и кузины. И Роксана отвечала всем одно и то же: — Я гостила у друзей и случайно встретила Люка, когда он совершал конную прогулку. — Роксана пыталась максимально приблизиться к правде в своем рассказе, лишь немного приукрашивая ее. — Мы полюбили друг друга с первого взгляда.

Последнее в чем-то было правдой. Во всяком случае, для нее. Роксана действительно почувствовала к Люку симпатию еще при их первой встрече в лесу, несмотря на всю его враждебность. Сначала он был очень раздражен из-за боли в ноге, но потом изменил свое отношение к ней, испытывая благодарность за ту помощь, которую она ему оказала. Теперь эта встреча казалась Роксане такой далекой. Она влилась в новый мир заботы о Люке и его дедушке. Иногда ей даже начинало казаться, что никакой другой жизни у нее и не было. Роксана из труппы странствующих актеров куда-то исчезла. Ее место заняла мисс Петерс, чей отец служил в Индии. История об Индии обрела настолько реальные очертания, что Роксана искренне в нее поверила.

Судя по всему, на объявление, которое Люк дал в лондонскую газету, никто не откликнулся. Роксана боялась, что никогда не сможет узнать, принадлежит этот рубин ей или кому-то другому. Но теперь и это казалось ей не таким важным.

Она стала членом семьи Кларендон. Здесь ее хорошо приняли. И то, что она ничего не знает о своей собственной семье, больше не пугало. Может, оно и к лучшему.

Роксана трижды за вечер танцевала с Люком, и каждый раз вальс. Ей казалось, что она парит над землей. Его близость опьяняла ее, а влечение к нему было настолько сильно, что она уже не сомневалась — они станут идеальными любовниками. Вопрос, отдаться ему или нет, ее уже больше не мучил. Она готова была пойти с ним хоть на край света. Когда Люк похвалил ее за то, что она прекрасно справляется со своей ролью, ей подумалось, он просто смеется над ней. Но временами глаза его горели такой страстью, что Роксане казалось, будто он действительно любит ее. Как бы она хотела узнать, что на самом деле он к ней испытывает! Не играет ли он с ней, как кошка с мышью?

— Вам понравился сегодняшний вечер? — шепнул Роксане Люк, когда бал уже подходил к концу. — Кажется, вы очаровали не только наших друзей, но и их тетушек и кузин. Мой кузен Горацио весь вечер лопался от злости. Не знаю, чему он завидует больше: моей встрече с вами или замку, который достанется мне, как только мы поженимся. Ведь до вашего приезда он был уверен, что по наследству все перейдет ему.

— Люк, — Роксана похлопала его веером по руке, — нехорошо так говорить. Мистер Харт был со мной очень вежлив и, кажется, искренне радовался нашей помолвке.

— Роксана, Горацио всегда очень обходителен и вежлив, когда ему это выгодно. Но все это лишь видимость. На самом деле он ненавидит весь мир.

Роксана покачала головой. Она уже давно заметила неприязненные отношения между Люком и его кузеном Горацио, но не придала особого значения, так как считала это обычным соперничеством, часто встречающимся у молодых людей из высшего общества. Кузен Горацио остался ночевать в замке. Но в середине вечера куда-то исчез и вернулся, только когда бал закончился.

Старый граф ушел в свою комнату сразу после ужина. Роксана оставалась с гостями до самого конца бала.

Поднявшись по лестнице, она вошла в свою спальню. Еще с вечера Роксана отпустила служанку, сказав, что ее услуги сегодня не понадобятся. То, что предстало перед глазами, привело ее в ужас. Пока она веселилась на балу, в комнате учинили настоящий обыск.

Ящики были выдвинуты, а их содержимое: шарфы, перчатки и белье — валялось на полу. Платяной шкаф был открыт, а одежда сброшена на пол. Судя по всему, человек, который здесь побывал, очень спешил. И еще в беспорядке, который был учинен, чувствовалась настоящая злоба. Словно кто-то хотел таким образом оскорбить Роксану.

Если это был вор, то ему ничего не удалось украсть, так как единственные драгоценности Роксаны: кольцо, брошь и жемчуг — были в тот вечер на ней. Серебряные флаконы на туалетном столике тоже остались на месте, хотя кто-то снял с них крышки и изучил содержимое.

Но кто же устроил весь этот беспорядок? Из комнаты ничего не пропало, но кто-то явно искал нечто важное.

И кто решился на такой отчаянный шаг в доме, где полно народу?

Роксана дрожала от страха, сердце похолодело. Ей было очень неприятно такое бесцеремонное вторжение. Что же этот мерзавец хотел найти? Неужели рубин?

На какой-то момент Роксана растерялась, не зная, что предпринять. О том, чтобы лечь спать в таком беспорядке, не могло быть и речи. Но ей не хотелось будить слуг в столь поздний час.

Нужно рассказать об этом Люку. В первую очередь. Возможно, злоумышленник еще в доме. Люк решит, как поступить. К тому же сможет проверить дом, не поднимая шума. Если посторонний проник сюда во время бала, это может быть очень опасно. Возможно, он побывал и в комнатах гостей.

Роксана еще не успела раздеться и потому сразу же направилась к Люку. Интересно, он уже вернулся к себе или все еще пьет шампанское в зале с кузинами?

Роксана постучала в дверь комнаты Люка. Она была в некотором замешательстве. Что же ей делать, если его там нет? Но тут дверь открылась, и Люк показался на пороге. Он был все еще в рубашке и брюках, но уже успел снять пиджак, ботинки и галстук.

— Что вас привело сюда в столь поздний час, Роксана?

— Мне нужно с вами поговорить.

— Входите, — пригласил Люк и, взяв Роксану под руку, провел ее в свою гостиную. В комнате стояли два кожаных кресла, книжный шкаф, письменный стол и стул. На стенах висели картины, изображающие лошадей, и бронзовые подсвечники с горящими свечами.

— Простите, что потревожила вас, но я не знала, что делать. Кто-то проник в мою комнату и явно что-то искал.

— Что? — Люк в удивлении на нее посмотрел. — В ваших комнатах побывал посторонний? Не пропало ничего ценного?

— К счастью, нет. Флаконы на туалетном столике на месте, хотя кто-то снял с них крышки, очевидно желая узнать, что внутри. А все мои украшения были в этот вечер на мне.

— Значит, он не нашел того, что искал. — Люк нахмурил брови. — Вы думаете, приходили за рубином?

— Да, это вполне возможно, — согласилась Роксана. — Кем бы он ни был, этот человек явно воспользовался тем, что все были отвлечены балом. Кроме того, здесь собралось столько народу, что незаметно проскользнуть в замок ничего не стоило.

— Да, сегодня для этого были наиболее благоприятные условия. — Люк прищурился. — Надеюсь, когда вы вошли, в комнате никого уже не было? Вы не пострадали?

— Нет, со мной все в порядке. Но я в полной растерянности. Не знаю, стоит ли позвать служанку, чтобы она все убрала, или лучше переночевать сегодня где-нибудь в другом месте?

— Вам лучше всего пока остаться у меня, — сказал Люк. — Сейчас я оденусь и проверю не только вашу комнату, но и весь первый этаж. Я Должен удостовериться, что все двери и окна закрыты. Но мне не хотелось бы беспокоить дедушку и гостей. Не стоит их волновать.

— Да, вы совершенно правы, — согласилась Роксана. — Мне тоже кажется, что об этом происшествии не стоит пока никому рассказывать.

— Миссис Арлет и слуги должны об этом узнать. Но гостям мы расскажем только в том случае, если их комнаты тоже обыскали.

— Если бы это было так, они бы уже сказали вам, — возразила Роксана. — Я думаю, что проникли только в мою комнату, Люк. И скорее всего, искали рубин.

Люк сел и начал обуваться; Некоторое время он задумчиво смотрел на Роксану снизу вверх.

— Пожалуй, это самое разумное объяснение случившемуся. Но возможно, что это Горацио хотел найти нечто компрометирующее вас. Он прекрасно понимает, что все его надежды на то, что мой дедушка что-то ему оставит, рухнут после нашей свадьбы. Я обратил внимание, что он ушел с бала и довольно долго отсутствовал. — Люк поймал взгляд Роксаны. — Понимаю, вы не верите, что это мог сделать он. Может, вы и правы. Оставайтесь здесь, Роксана, и закройте за мной дверь. Я осмотрю вашу комнату и пройдусь по замку. Когда я вернусь, мы подумаем, что делать дальше.

— Хорошо. Только, пожалуйста, Люк, будьте осторожны. Я не хочу, чтобы с вами что-нибудь случилось из-за этого проклятого рубина.

— Не волнуйтесь, со мной все будет в порядке. Кем бы ни был этот незнакомец, охотившийся за рубином, он не станет причинять нам зла. Если бы он хотел это сделать, у него была масса более подходящих случаев. Нет, ему нужен только рубин. Почему — не знаю.

Роксана проводила Люка и закрыла дверь на замок, как только он вышел. Села в кресло, обитое кожей, и попыталась успокоиться, но тщетно. Она поднялась и в беспокойстве заходила по комнате. Минуты тянулись бесконечно долго. Прошло полчаса, а Люк так и не вернулся. Роксана перешла в его спальню. Люк оказался довольно неаккуратным. Его пиджак и галстук валялись на стуле. Она села на краешек кровати, а потом прилегла, откинувшись на подушку. Подушка слегка пахла одеколоном. Роксана устроилась удобнее и закрыла глаза.

* * *

Ее разбудил какой-то звук. Роксана открыла глаза, села в постели и увидела Люка.

— Все в порядке? — спросила Роксана. Сердце ее бешено заколотилось от волнения.

— В библиотеке разбито окно. Видимо, вор проник в дом этим путем. На подоконнике остался след ноги, испачканной землей. Похоже, что злоумышленник был босиком.

— Босиком? — переспросила Роксана и нахмурилась. — София рассказывала, что в Индии принято снимать обувь, когда заходишь в дом. Лицо, которое я видела в окне башни, было восточного типа. Скорее всего, этот человек тоже родом из Индии. Теперь я уверена, что он искал рубин. Признайтесь, вы ведь тоже так считаете?

— Да, кажется, для кого-то этот рубин представляет огромную ценность, — согласился Люк. — Кем бы ни был наш ночной визитер, он ни перед чем не остановится, чтобы завладеть камнем. Я очень беспокоюсь за вас, Роксана. Он вполне может напасть на вас…

Роксана поднялась с постели. Ей было холодно, она дрожала от волнения и страха.

— Простите, что втянула вас во все эти неприятности. Как бы я хотела все вспомнить и понять, откуда у меня этот рубин… — Она горько заплакала. — Кто я, Люк? Неужели я его украла? Откуда у меня этот рубин? Я бы все отдала, чтобы вспомнить свое прошлое.

— Не плачьте, дорогая, — ласково сказал Люк и вытер ей слезы. — Не волнуйтесь. Я всегда буду рядом и защищу вас.

— Но почему все это происх…

Она не успела закончить фразу — Люк притянул ее к себе и крепко обнял. Его губы приникли к ее губам, не дав договорить. Он целовал ее так страстно и жадно, что все тревоги вылетели у нее из головы. Роксана обхватила руками шею Люка, ее пальцы погрузились в его волосы. Люк поднял Роксану на руки и отнес на кровать, положил на одеяло и навис над ней, глядя прямо в глаза.

— Я так хочу тебя, — прошептал он, страстно дыша Роксане в ухо. — Я захотел тебя еще тогда, когда мы впервые встретились. Ты такая красивая, я так хочу, чтобы ты стала моей. Клянусь, что никому не дам тебя в обиду. Я буду защищать тебя всю жизнь. Тебе нечего будет бояться.

— Люк… — прошептала Роксана. — Люк, люби меня. Я тоже тебя хочу. Я люблю тебя…

Как только эти неосторожные слова сорвались с языка, Роксана сразу же пожалела о том, что произнесла их вслух. Она ни за что не призналась бы Люку в любви, несмотря на чувства к нему. Но сегодняшнее потрясение заставило Роксану забыть обо всех условностях. На миг ей показалось, что Люку стали неприятны ее слова: он слегка отстранился от нее и некоторое время молчал. Но затем опять притянул ее к себе и принялся страстно целовать. Роксана поняла, что Люк чувствует то же, что и она.

Она отвечала ему так же страстно. Она и не думала, что будет когда-нибудь испытывать подобное чувство. Наверное, желания дремали в ней и теперь вырвались наружу бурным, неукротимым потоком. Но то, что она испытывала теперь, было больше чем просто желание. Страх, боль, сомнения, которые она носила в себе все эти годы, наконец оставили ее. Все это время Роксана инстинктивно жаждала любви. Руки Люка нежно и в то же время настойчиво ласкали ее и приносили ей ни с чем не сравнимое удовольствие. Роксана страстно отвечала на его ласки. Тела их слились в экстазе любви. Люк вошел в нее, и в первый момент она испытала легкую боль, которая тут же прошла, сменившись невероятным наслаждением.

— Еще, любимый, еще… — бормотала Роксана, побуждая Люка все быстрее и быстрее двигаться в ней. Она изгибалась в сладостных муках, стонала, притягивала его к себе все ближе и повторяла: — Как хорошо… как хорошо.

— Моя дорогая, — шептал Люк ей на ухо. — Ты такая страстная! Я никогда ничего подобного не испытывал. Ты великолепна. Я хочу всегда быть с тобой… Я хочу, чтобы эта ночь повторялась снова и снова.

Он произнес это так нежно и страстно, что Роксана заплакала от счастья. Они лежали обнявшись, умиротворенные и обессиленные, пока не заснули.

А ночь все длилась и длилась. Они просыпались и засыпали. Любили друг друга снова и снова и опять погружались в сон. И только под утро Роксана по-настоящему заснула, крепко обняв Люка. Ее длинные рыжие волосы разметались по подушке.

Проснувшись утром, Люк осторожно убрал с лица волосы Роксаны и тихонько высвободился из ее объятий. Роксана пока не просыпалась. Судя по выражению ее лица, ей снилось что-то очень хорошее. Она улыбалась во сне.

— Я люблю тебя, — пробормотала она. — И всегда буду любить…

Люк понимал, что она сказала это неосознанно, под влиянием какого-то приятного сновидения. Нахмурившись, он прошелся по комнате и отыскал одежду, в которой обычно катался верхом. Одеваясь, Люк смотрел на спящую Роксану, она была так прекрасна, что настроение его улучшилось. Он оделся и тихонько вышел из комнаты.

Верховая прогулка всегда помогала Люку собраться с мыслями. А в это утро обдумать нужно было многое. Его волновало, как теперь будут складываться их отношения с невестой. То, что произошло между ними сегодня ночью, вышло случайно. Роксана была расстроена и испугана, что Люк совершил необдуманный поступок. И теперь он не знал, как это скажется на их будущих отношениях. Во сне Роксана признавалась кому-то в любви. Кому? Ему или кому-то другому? Он ведь почти ничего о ней не знает. Внезапно Люк поймал себя на мысли, что хотел бы жениться на Роксане по-настоящему, а не фиктивно.

Ему опять подумалось, что он угодил в ловушку, утратил власть над происходящим, позволил чувствам взять верх над рассудком. И теперь ему необходимо обдумать случившееся прошлой ночью, чтобы понять, как строить дальнейшие отношения.

Еще ему нужно дать распоряжение охране, чтобы усилили контроль над территорией замка. Как они могли не заметить чужака, проникшего в дом через окно библиотеки? И все-таки кто так отчаянно желает завладеть рубином Роксаны, что решился на такой рискованный шаг — проникнуть в ее комнату, когда в замке было полно гостей?

Роксана проснулась в каком-то радостном возбуждении. Что-то хорошее произошло с ней этой ночью. Она открыла глаза и осмотрелась. Это не ее комната. Интересно, как она здесь оказалось? Неожиданно Роксана все вспомнила и покраснела от стыда. Что он мог о ней подумать? Она с такой страстью отдавалась ему этой ночью! Вела себя как распутная женщина. Подумать только! А ведь еще совсем недавно считала себя настоящей леди. Как могла поддаться влиянию порыва и не подумать о будущем? Как могла до такого опуститься? Чем можно объяснить такое поведение?

Роксана села на кровати и обнаружила, что ее одежда разбросана по полу. Она вспомнила, с каким вожделением Люк срывал с нее платье. Верно, она вела себя как самая настоящая распутница. Ни одна благовоспитанная девушка не позволила бы такому случиться. И поздно уже о чем-то сожалеть. Роксана отлично понимала, что не сможет в следующий раз побороть искушение и отказаться от близости с Люком. Она никогда не забудет того неземного наслаждения, которое испытала этой ночью.

И даже если Люк не чувствует к ней любви духовной, она все равно нужна ему и как женщина для него привлекательна. Что же касается Роксаны, она ждала Люка всю жизнь и мечтала слиться с ним воедино.

Подняв с пола свою одежду, Роксана оделась. Пора было возвращаться в свою комнату. Она уже собиралась уходить, когда дверь открылась и вошла служанка. Кажется, она совершенно не удивилась присутствию в комнате Роксаны и даже склонилась перед ней в реверансе:

— Лорд Кларендон распорядился, чтобы я убрала вашу комнату, мисс Роксана, и дала вам знать, когда вы сможете туда вернуться. Он предупредил, что вы ночевали у него, так как не могли оставаться в своей комнате после того, что произошло. Представляю, как вы были шокированы. Там такой беспорядок!

— Да, — ответила Роксана и бросила взгляд на постель: простыни были сбиты, и на них виднелись отчетливые пятна крови.

Смутившись, девушка вышла из комнаты. Не иначе Люк всей прислуге сказал, что Роксана провела эту ночь одна. Но Тилли наверняка видела более чем явные следы произошедшего и вряд ли станет держать язык за зубами. Слуги будут смеяться и перешептываться у нее за спиной. Еще бы, ведь лорд Кларендон решил ускорить события и провести первую брачную ночь еще до свадьбы. Ей не хотелось об этом думать. Но факт остается фактом. Что сделано, то сделано. Роксана все равно не могла повернуть время вспять. Жребий брошен. Она отдала Люку не только свое тело, но и душу. И совсем не жалела об этом. А если Люк разлюбит ее, у нее достанет сил отойти в сторону. Она не станет цепляться за него и плакать, как когда-то его мать. Нужно сдержать свои эмоции, помнить, что Люк никогда не обещал ей настоящей любви, и не чувствовать себя такой одинокой.

По пути в свою комнату Роксана недоумевала, куда пропал Люк. Когда он успел покинуть ее и что делает сейчас?

Ее спальня была приведена в порядок. Все вещи расставлены по своим местам. В воздухе разливался свежий запах лаванды. Вид прибранной комнаты подействовал на Роксану успокаивающе. Но потом девушке опять вспомнилось потрясение, которое она испытала вчера вечером, обнаружив следы обыска. Ужасная ситуация и послужила причиной такой страстной ночи любви.

Что теперь Люк о ней думает? Наверное, уже сожалеет о том, что пошел с ней на этот фиктивный брак. Может быть, именно потому ушел утром, пока она спала — не захотел разговаривать с ней. Ее страстность отвратила его. Но может быть, все и не так? Люк просто решил прокатиться верхом, как делал почти каждое утро?

Роксана умылась теплой водой, которую приготовила для нее служанка. Затем переоделась, причесалась, уложила волосы в тугой узел на затылке и уже совсем собиралась выйти из комнаты, когда вернулась служанка.

— Я не хотела понапрасну беспокоить вас, Тилли, и не стала звонить в колокольчик, — сказала Роксана. — Но раз вы здесь, не могли бы убрать мои умывальные принадлежности?

— Конечно, мисс Роксана, — поклонившись, ответила Тилли. — Я выстирала одежду, которая была разбросана по полу в вашей комнате. Мне хотелось сделать вам приятное. А еще пришла передать, что граф просил зайти к нему. Маршал сказал, что утром графу нездоровилось. Возможно, его утомил вчерашний бал.

— Да, может быть. — Роксана с тревогой посмотрела на Тилли. — Граф выглядел просто усталым или с ним что-то серьезное?

— Не знаю, мисс. Маршал просил передать, чтобы вы пришли к графу как можно скорее. Из разговора я поняла, что пришлось даже послать за доктором.

— Вот как… спасибо, — проговорила Роксана и быстро вышла из комнаты.

Раз уж послали за доктором, значит, все действительно серьезно.

Это известие очень расстроило Роксану. Она успела привязаться к старику. Конечно, она понимала, что граф болен и рано или поздно наступит ухудшение. Но надеялась, что это произойдет не так скоро. Она надеялась, что граф проживет еще несколько лет. И вот теперь ей представилось… Его смерть станет для нее настоящим потрясением. Но она тут же отогнала от себя мрачные мысли. Зачем думать о худшем, может, все еще обойдется?

Подойдя к комнате графа, Роксана тихо постучала и вошла. Слуга сидел в маленькой гостиной, но самого старика нигде не было видно.

— Как себя чувствует граф? — спросила Роксана. Горло ей сдавило от волнения. — Мне сказали, что его светлость хотел меня видеть.

— Да, это в самом деле так. Прежде всего он вспомнил о вас, — ответил Маршал. — Я с трудом уговорил его лечь в постель и послать за доктором. Его светлости не терпится вас увидеть. Он очень привязался к вам. Уж простите меня за откровенность.

— Вы не сказали мне ничего обидного, — улыбнулась Роксана. — Я тоже очень к нему привязалась. И расстроена, что графу нездоровится. Могу я увидеть его?

— Конечно, мисс, входите. Думаю, граф задремал, но он будет рад увидеть вас, когда проснется. Я специально поставил стул у его кровати.

— Спасибо вам за заботу, Маршал.

— Мы все очень рады, что вы поселились в нашем замке, мисс. Мы тоже привязались к вам.

Роксана поблагодарила его, щеки ее пылали. Маршал ни словом ни жестом не дал понять, что ему известно о произошедшем сегодня между ней и Люком. Но тем не менее Роксана была уверена, что Маршал об этом знает. Если этой ночью им с Люком удалось зачать ребенка, то, когда он родится, слуги легко смогут вычислить время зачатия, произведя простейший математический расчет.

Когда Роксана тихонько вошла в комнату, граф спал, откинувшись на подушки. Но стоило ей склониться над ним, чтобы поцеловать, как он тотчас же открыл глаза.

— Ах, — удовлетворенно вздохнул он, — это вы, юная леди. Вами можно гордиться, Роксана. Вчера на балу вы вели себя безукоризненно. Гости наперебой говорили, что Люку очень повезло с невестой. Некоторые думают, что это я познакомил вас. А я не стал этого отрицать. Вы или прекрасная актриса, или действительно голубых кровей.

— Но какое сейчас это имеет значение, сэр? — воскликнула Роксана. Сев на краешек кровати, она сложила руки на коленях. — Вы переутомились вчера вечером. Надеюсь, будете вести себя благоразумно и останетесь в постели несколько дней.

— Да, вы правы, что перевели разговор на другую тему. Не важно, из какой вы семьи, — со вздохом согласился граф. — Главное, что вы будете хорошей женой для Люка и прекрасной матерью для моего правнука. Не думаю, что Люк будет таким же хорошим мужем, но вы сумеете оказать на него положительное влияние. Надеюсь, вы и в дальнейшем меня не разочаруете.

— Спасибо, сэр. Но как вы смогли составить обо мне мнение за такой короткий срок? Вы читаете меня, как открытую книгу?

Граф коротко рассмеялся:

— Давно уже я не слышал этого выражения. Крестная мать Люка в молодости часто употребляла его. Как жаль, что она не приехала на бал. Я был очень расстроен ее отсутствием. Она так хорошо влияет на Люка. Думаю, я наговорил ей много грубостей в ее последний визит, и она обиделась. Я должен помириться с ней до свадьбы. Но теперь я стал гораздо мягче. В былые дни мой язык был острее бритвы.

— Рада, что вы смягчились, сэр.

В голосе Роксаны чувствовалась легкая ирония. Граф удивленно поднял брови.

— Вы надо мной смеетесь, мисс? — спросил он.

— Немножко, сэр. Вам не кажется, что иногда стоит относиться ко всему с иронией? На мой взгляд, вы слишком серьезны. В этом-то и беда. Вы согласны, сэр?

Некоторое время граф в удивлении смотрел на Роксану. Затем издал странный звук: нечто среднее между хмыканьем и коротким смешком.

— А вы дерзкая девушка. Думаете таким образом повлиять на меня? Ничего не выйдет! Меня не возьмешь парой смелых слов и дерзких улыбок.

— Мне это совсем не нужно, сэр. Все, о чем я мечтаю, — это чтобы мы стали одной семьей и чтобы вы были счастливы.

— Люка вы тоже хотите осчастливить? — Он поднял густые брови. — Думаете, из него получится примерный муж и заботливый отец?

— Сомневаюсь, — призналась Роксана. — Мне кажется, что вы с Люком очень похожи. Если вы оба хотите, чтобы я родила вам ребенка, я с радостью исполню свой долг.

— Но зачем вам это нужно? Для чего? — Глаза старика ярко сверкнули. Он с нетерпением ждал ответа Роксаны.

— У меня будет семья, дом и уважение близких, — честно ответила Роксана. — Я не стану требовать большего ни от вас, ни от вашего внука. Если все сложится хорошо, у нас с Люком будут дети, и они подарят мне ту частичку любви, которую не способны дать окружающим ни вы, ни Люк.

— И вам будет этого достаточно, юная леди?

— Думаю, да, — ответила Роксана.

Граф никак не отреагировал на ее слова. Роксана пересела на стул, придвинутый к кровати.

— Вы должны попытаться ненадолго вздремнуть до прихода доктора.

— Вы милая и порядочная девушка, — сказал граф. — Думаю, мы с Люком были к вам несправедливы. Наша семья очень эгоистична, Роксана. Думаю, вы заслуживаете большего.

Он закрыл глаза, и Роксана поняла, что старик засыпает. Бал стал для него слишком большим испытанием. Роксана надеялась, что ему не станет хуже. Возможно, небольшой отдых поможет ему.

Когда Люк вернулся с конной прогулки, его встретили новостью, что графу стало хуже и доктор его уже осмотрел. Он бросил сбрую и перчатки на столик в холле и быстро поднялся по лестнице на второй этаж. Когда он вошел в спальню дедушки, Маршал прочищал камин маленькой щеточкой.

Слуга приложил палец к губам:

— Он только что уснул, сэр. Мисс Роксана сидит в его комнате уже два часа. Доктор сказал, что ухудшение произошло вследствие переутомления. Пару недель он должен провести в постели. Больному необходим покой и ни в коем случае нельзя нервничать. После ухода доктора граф уже несколько раз засыпал и просыпался. Когда он не спал, мисс Роксана читала ему вслух. Я слышу, она опять начала читать, значит, он проснулся. Мисс Роксана читает так выразительно! Ей даже несколько раз удалось рассмешить вашего дедушку. Она читала Шекспира. Я никогда не слышал, чтобы кто-то читал Шекспира так весело и проникновенно.

— Хорошо, спасибо, — сказал Люк. — Вы свободны. Наверное, у вас накопилось множество срочных дел. Я побуду с дедушкой.

— Да, сэр. Мне нужно приготовить бренди с теплой водой. Это поможет его светлости крепче спать, а доктор сказал, что для него сейчас это лучшее лекарство.

— И он совершенно прав, — сказал Люк, подошел к двери спальни и прислушался. Роксана читала «Укрощение строптивой». И читала так, словно разыгрывала спектакль. Время от времени ее реплики прерывались смехом дедушка. Люк засомневался, стоит ему входить или нет. Не хотелось разрушать этот маленький мирок, где царили согласие и дружба.

— Вы можете развеселить кого угодно, — смеясь, сказал граф. — Думаю, вы многое теряете, прозябая здесь, Роксана. Вам место на сцене столичного театра.

— А по мне, нет ничего лучше, чем жить здесь, в замке, с вами и Люком.

— Надеюсь, вы говорите искренне, — сказал граф. — Ведь вы не обманываете меня, Роксана?

— Нет, сэр. Я так привязалась к вам и…

Договорить она не успела — дверь отворилась, и вошел Люк. Роксана стояла в изножье кровати графа с томиком Шекспира в руках. Она улыбалась, но, поймав на себе озабоченный взгляд Люка, в смущении покраснела и нахмурилась.

— Как вы себя чувствуете, сэр? — спросил Люк и подошел к постели больного. — Я слышал, у вас был доктор. Не стоило устраивать этот бал. Может, отложим нашу свадьбу на месяц или на два, пока вы окончательно не поправитесь?

— Не нужно идти ради меня на такие жертвы, — возразил граф. — Я хочу, чтобы свадьбу сыграли не позже чем через три недели, и не вижу никаких причин для переноса срока.

— Пожалуйста, не нужно волноваться, сэр, — быстро проговорил Люк. — Я очень беспокоюсь за ваше здоровье.

— Не беспокойся. Мне не лучше, но и не хуже. Ты ни в коем случае не должен отменять свадьбу. Не для того я пригласил сюда всех наших родственников, чтобы на другой же день ты отступал от своего решения.

— Пожалуйста, не нервничайте так, сэр, — сказала Роксана и легонько коснулась щеки графа. — Я оставлю вас с вашим внуком. Люк, постарайтесь не утомлять его. Доктор сказал, что вашему дедушке необходим полный покой.

— Конечно. — Люк гордо поднял голову. — Я хотел бы с вами поговорить, Роксана.

— Пожалуйста, Люк. Я к вашим услугам в любое время.

— А вы еще зайдете ко мне сегодня, юная леди? — спросил граф.

Роксана посмотрела на него и улыбнулась:

— Разумеется. Только вы должны пообещать немного поспать, как только Люк уйдет. После обеда я приду и посижу с вами.

Люк нашел Роксану в маленькой гостиной. Это была ее самая любимая комната в замке. Ему показалось странным, что она одна, и он спросил, почему она не с гостями в большой гостиной.

— Я хотела отдохнуть и поразмышлять в одиночестве, — сказал Роксана и поднялась. — Позже я выпью чаю с вашей тетей Джейн и дядей Фредериком. Большинство гостей отбыли час или два назад. Кузен Горацио спрашивал о вас. Я сказала, что не знаю, где вы, но, кажется, не у графа.

— Да, дедушка просил оставить его одного. По-моему, ему стало гораздо хуже. Боюсь, что осталось ему недолго. Доктор предупреждал, что еще одного приступа ему не перенести.

— А мне кажется, что он просто переутомился. Бал — непосильная нагрузка для человека его возраста. Я так хочу, чтобы он поправился. Граф мечтает увидеть своего правнука. Ему будет гораздо легче и спокойнее на душе, если он хотя бы услышит новость о моей беременности, если уж ему не дано дожить до появления ребенка на свет.

— Возможно, вы уже беременны. — Нахмурившись, Люк отвернулся к окну. — Мне нужно попросить у вас прощения за то, что произошло сегодня ночью, Роксана. Я повел себя не так, как подобает джентльмену. Если бы я мог все исправить, повернуть время вспять… Но людям этого не дано.

Его слова подействовали на Роксану как пощечина. Если бы Люк испытал такое же блаженство, как она, то не стал бы извиняться.

— Думаю, вам не в чем винить себя. Ведь ничего страшного не случилось: скоро мы станем законными супругами, — сказала Роксана. — Да и для дедушки некоторое ускорение событий лучше.

— Ну да, для вас интересы дедушки теперь на первом месте. Вы лучше всех знаете, как ему угодить.

Роксана с обидой на него посмотрела. Губы ее побелели.

— Вы сердитесь на меня за то, что я забочусь о вашем благополучии? — обиженно спросила она.

Казалось, еще немного и Люк взорвется.

— Граф попросил меня, чтобы я звала его «дедушкой». Но если вас это раздражает, я могу говорить с ним более официальным тоном.

— Нет, зачем же? Ему это, наверное, нравится. Он ведь так привязался к вам. — Лицо Люка при этих словах помрачнело еще больше. Но, когда он повернулся и взглянул на Роксану, черты его несколько смягчились. — Простите. Я переволновался за графа, а когда я нервничаю, то всегда сержусь. Я не имею права вмешиваться в ваши отношения с графом.

— Нет, почему же? Вы имеете на это полное право. Я прекрасно помню, почему вы привезли меня сюда, Люк. Но, мне кажется, я выполняю все требования нашего соглашения. Ваш дедушка очень добр ко мне, и потому я хочу сделать его счастливым. Я надеюсь, что ему станет лучше, но мы должны быть готовы ко всему.

— Но, если он умрет, мы можем разорвать наше соглашение.

— Вот как? Ну, если вы так этого хотите, почему бы и нет? — Роксана поднялась. — Простите, мне пора идти. Нужно распорядиться насчет чая для наших гостей. Вы умеете обижать людей, Люк. У вас к этому настоящий талант. Но я дала слово графу и ни за что его не нарушу. Впрочем, навязываться я вам не стану. Если жизнь со мной будет вам в тягость, только скажите, и я уеду. А теперь прошу меня извинить.

Роксана вышла из комнаты с высоко поднятой головой.

Люк обругал себя дураком. Он видел, что Роксана едва сдерживает слезы и силится не показать, как расстроена. Понимал, что очень обидел ее, хотя и не хотел этого. Ему было стыдно за свое поведение, он не понял, чем так обидел Роксану.

Сегодня утром, когда он проснулся и увидел Роксану, сладко спящую у него на груди, он пришел в замешательство. Она была такой красивой, такой утонченной и в то же время страстной — мечта любого мужчины. Люк понимал, что недостоин ее, и это его пугало.

Но больше всего ужасало то, что он такой же, как и его отец: когда-нибудь разобьет сердце Роксаны и, возможно, доведет до самоубийства. Он не сможет жить, зная, что послужил причиной ее гибели. Лучше бы ему вообще было не встречать ее. Лучше прожить жизнь, не зная любви, чем испытать такую трагедию.

Глава 9

Тогда гости разошлись, Роксана поднялась на второй этаж и постучала в дверь спальни графа. Маршал пригласил ее войти.

— Как он себя чувствует? — спросила она у слуги.

— Не очень хорошо, мисс. Я как раз собирался послать за вами, чтобы посоветоваться, как поступить. Граф не хотел никого беспокоить, но я думаю, не позвать ли доктора.

— Мне кажется, что графу лучше отдохнуть. Доктор мало чем сможет помочь его светлости в таком состоянии, только утомит. Лучше я сама посижу с графом. Мне кажется, он чувствует себя лучше, когда я рядом.

— Да, это действительно так, мисс Роксана. Он давно уже не испытывал ни к кому таких теплых чувств, как к вам. За последние несколько недель он радовался жизни больше, чем за все эти годы, прошедшие со дня смерти его жены. А после гибели дочери граф стал настоящим затворником. Если бы не Люк, который остался у него на руках, он, наверное, покончил бы жизнь самоубийством после тех трагических событий. Я знаю графа, как никто другой, и понимаю, как тяжело ему пришлось.

— Наверное, он очень скучает по своим жене и дочери.

— Да, но старается этого не показывать. После этих событий он застегнулся на все пуговицы — уж простите мне это выражение, — но вы правы, мисс, граф действительно очень тоскует по ним. А после вашего появления в замке он впервые за столько лет начал оттаивать. Не знаю, что бы мы без вас делали, мисс.

— Да. Я заметила, что граф стал более открытым, чем в нашу первую встречу, — согласилась Роксана и вошла в спальню.

Граф лежал навзничь, глаза его были закрыты, но, как только девушка подошла к кровати, он открыл глаза и посмотрел на нее.

— Вы все-таки пришли, — проговорил он. — Я так ждал вас, ведь все это время был в полном одиночестве. А Люк уже уехал в Лондон?

— Нет, и не думаю, что он покинет замок в ближайшее время, — сказала Роксана. — Он любит вас больше, чем вы думаете.

— До вашего приезда сюда он никак этого не проявлял. Мне всегда казалось, что он совсем не любит меня. Нас обоих это очень тяготило, и мы все больше и больше отдалялись друг от друга, пока, в конце концов, между нами не пролегла такая пропасть, которую невозможно преодолеть. Мы оба слишком горды и эгоистичны. Ни я, ни Люк никогда не попросим друг у друга прощения. И мы оба не в состоянии никого полюбить.

— Я с вами не согласна. Вы оба способны на самую настоящую, пылкую любовь, сэр. Просто вы скрываете в себе свои чувства. Вы оба такие замкнутые и упрямые.

— И вы хотите научить нас любить, не правда ли? — усмехнулся граф. Роксана ответила ему открытой улыбкой. — Я недооценил вас в нашу первую встречу. Возможно, я всегда недооценивал и Люка. Он никому не открывает свое сердце. Я в его годы был таким же. Эмили научила меня любить, но потом она умерла и забрала с собой в могилу мое сердце.

— Но вы же любите Люка, и он вас тоже. Неужели вы никогда не скажете ему об этом сами? Ведь можно и опоздать.

— Наверное, вы правы, — согласился граф. — Я всю жизнь сдерживал свои чувства. Боялся выглядеть глупо или опять обжечься. — Граф тяжело вздохнул.

— Мне кажется, вам нужно немного отдохнуть. Хотите поспать или я вам что-нибудь почитаю?

— Спать я буду ночью. Лучше расскажите мне о себе, Роксана. О Софии, о вашей жизни в труппе бродячих актеров. Когда-то я был знаком с женщиной, которую звали София. Она была очень красивой, но никогда не обращала на меня внимания. Если бы она ответила на мои чувства, то, возможно, моя жизнь сложилась бы по-другому.

— София заменила мне мать, старалась сделать все, чтобы я была счастлива. Но потом она умерла, — проговорила Роксана. — Я бы с радостью рассказала вам о своей семье, сэр, но, кроме смутного ощущения, что родилась в Индии, я ничего о себе не знаю. Но возможно, даже это ощущение по поводу Индии лишь отголосок нашей игры с Софией. Я ничего не помню о своем прошлом.

— Уверен, что вы родились и выросли в знатной семье, — сказал Хартингтон. — Вчера я все время наблюдал за вами и ждал, что вы сделаете ошибку и правда выйдет наружу. Если бы все это было лишь актерской игрой, вы бы хотя раз да оступились. Нет, вы настоящая леди, а кроме того, вы любите моего внука, хотя он этого и не заслуживает.

— Да, вы совершенно правы, — ответила Роксана. — Я действительно очень его люблю. Но, пожалуйста, не говорите ему об этом. Мне кажется, что Люку это не понравится. София тоже была из знатной семьи, но не выносила светское общество. Светские приемы она находила скучными, а бальные залы душными и тесными. Она хотела жить насыщенной и яркой жизнью без сковывающих условностей и рамок. Я думаю, она прожила счастливую жизнь. Единственное, о чем София жалела, так это о том, что так и не встретила настоящую любовь.

— Вы, наверное, такая же, как она?

— Нет, совсем нет. Я бы хотела поселиться где-нибудь в деревне и посвятить себя заботам о доме и семье. Я не хочу быть куртизанкой, и меня не прельщает обилие любовных связей, пусть даже и с иностранными принцами, как у Софии.

— Вы так похожи на мою покойную Эмили, — прошептал граф и закрыл глаза. — Расскажите мне что-нибудь о том… как вы играли на сцене… и… — Он замолчал, и Роксана поняла, что старик уснул.

Роксана тихо сидела у кровати. Через некоторое время граф проснулся и улыбнулся ей. Увидев, что Роксана все еще здесь и не собирается его покидать, он успокоился и опять уснул.

Около полуночи дверь спальни отворилась и вошел Люк. Он был в длинном полосатом халате и босиком.

— Вы все еще здесь? — ласково спросил он Роксану. — Наверное, вы очень устали, вам нужно поспать, Роксана. Теперь я посижу у постели дедушки.

— Хорошо, — согласилась она. — Я вернусь через пару часов. Не хочу надолго оставлять его, Люк. Мне кажется, очень важно, чтобы он знал, как его любят.

— Вы действительно так беспокоитесь о нем?

Роксана независимо на него посмотрела. Она хотела сказать, что беспокоится не только о графе, но решила, что благоразумнее будет промолчать. Она и так слишком многое открыла ему прошлой ночью. Сегодня утром, почувствовав, как сердится на нее Люк, Роксана окончательно убедилась в том, что он совсем ее не любит. Да ведь с самого начала он предложил ей всего лишь деловое соглашение, а не любовь. И пока она не выполнит всех условий их договора, ни в коем случае не покажет Люку своих чувств. Он как огня боится любви и обязательств.

— Да, беспокоюсь. Я так к нему привязалась за эти дни. Я пойду немного поспать, но обещайте позвать меня, если что-нибудь понадобится.

— Обещаю. Если дедушка проснется и спросит о вас, я сразу же пошлю за вами, Роксана. Спокойной ночи, приятных снов.

Ничего не ответив, Роксана вышла. У двери своей комнаты ее охватило нехорошее предчувствие. А что, если события предыдущей ночи повторятся? Что, если опять там кто-нибудь побывал? Но опасения ее не оправдались: в комнате царил полный порядок.

Она решила обойтись без помощи служанки, самостоятельно разделась и легла в постель. Но, несмотря на усталость, уснуть ей не удалось — слезы подступили к глазам. Нет, она не позволит себе расплакаться. Люк не хотел ее обидеть. Она сама виновата в том, что влюбилась в него. Он не обещал взаимной любви. Да и она разве рассчитывала на нечто большее, чем просто семейный очаг? Ни о каких чувствах речи не шло. Роксана постаралась убедить себя, что и этого вполне достаточно, и, успокоившись, уснула.

Ночь прошла спокойно. Роксану никто не потревожил, графу ее помощь не понадобилась. Но, проснувшись в половине шестого, она сразу поспешила к нему. Люк дремал в кресле, вытянув ноги. Когда Роксана вошла в комнату, он проснулся и смущенно посмотрел на нее.

— Должно быть, я заснул, — принялся оправдываться Люк. — Не знаю, как это получилось. Наверное, дедушка спокойно проспал всю ночь и ни разу не позвал меня. А может быть, я просто не слышал.

Роксана взглянула на графа. Казалось, он крепко спит, но, как только она наклонилась над ним, старик открыл глаза и подмигнул ей.

— Доброе утро, дедушка, — поцеловав его в щеку, сказала Роксана. — Как вы себя чувствуете?

— Гораздо лучше, — улыбнулся он. — Даже не знаю, зачем было моему внуку сидеть возле моей постели всю ночь.

Люк между тем поднялся со стула и принялся разминать затекшие из-за сна в неудобной позе плечи.

— Я сменил Роксану. Ей нужно было отдохнуть, — ответил Люк. — Рад, что вам лучше, сэр. Оставляю вас на попечение Роксаны. Увидимся.

— Моего внука просто не узнать, — проговорил граф, как только дверь за Люком закрылась. В его голосе не было и тени злорадства, а только бесконечное удивление. — Все было бы хорошо, если бы он не храпел. Его храп и мертвого разбудит.

— Мне очень жаль, что вам не удалось как следует выспаться. Вы давно проснулись?

— Часа два назад. Мне нужен Маршал, но я не хотел будить Люка. Не могли бы вы послать за ним, юная леди? И можете идти. У вас, наверное, очень много дел.

— Мне нужно поговорить с Минти по поводу цветов для нашей свадьбы, — с улыбкой проговорила Роксана. — Ах вы, хитрец! Вы специально отсылаете меня — хотите, чтобы мы с Люком больше времени проводили вместе, не так ли?

— Ну, должен же этот проходимец думать о ком-то еще, кроме себя. Он такой эгоист! Совсем как я.

Но вы совершенно правы, юная леди. Я должен быть с ним помягче. Хотя бы в последние месяцы своей жизни стать ему настоящим дедушкой. Иначе будет уже слишком поздно.

— До встречи! — С этими словами Роксана вышла из комнаты. Ей нужно было найти Маршала, а потом переговорить с садовником.

Разговор с Минти занял довольно много времени. Роксана договорилась с садовником, какие цветы он доставит в церковь, а какие нужно приготовить к балу в честь свадьбы. Настроение у Роксаны улучшилось, она чувствовала себя свежей и отдохнувшей. Девушка вернулась в дом. Войдя в холл, она увидела Люка. Он читал какое-то письмо. Когда он к ней повернулся, лицо его было нахмуренным.

— Это письмо от моего адвоката. Он пишет, что на наше объявление по поводу рубина никто не откликнулся. Но кто-то пробрался в его офис, пока он гостил у нас в замке.

Сердце Роксаны похолодело.

— Вы считаете, что искали рубин? — в испуге проговорила она. — Но неужели же он настолько кому-то нужен? Я понимаю, что этот камень очень ценный, но не до такой же степени. Или… тут дело в чем-то другом? Чем этот камень может так притягивать к себе?

— Не знаю, но думаю, что этот человек пойдет на все, чтобы его получить. Как только объявится истинный владелец рубина, я сразу же готов буду вернуть ему камень. А вы?

— Конечно. — Роксана побледнела от страха. — Этот рубин приносит несчастья. О, как бы я хотела никогда его больше не видеть.

— Когда дедушке станет лучше, я поеду в Лондон и дам еще одно объявление. Я напишу, что готов вернуть этот проклятый рубин тому, кто с таким упорством ищет его. Я хочу, чтобы все это, наконец, закончилось и мы смогли навсегда забыть о нем.

— Да, если б вы знали, как я этого хочу! — сказала Роксана. — Ваш дедушка чувствует себя уже гораздо лучше. Конечно, он еще очень слаб. Во всем виноват бал. Чтобы это не повторилось, хорошо бы сделать свадьбу как можно скромнее.

— Вряд ли нам удастся сделать свадьбу скромной и тихой. Я слишком хорошо знаю своего дедушку. Он обязательно захочет устроить пышное торжество в честь нашей свадьбы, даже если после этого он сляжет на несколько недель. Эта свадьба столько для него значит.

— Мы постараемся убедить его не устраивать большого праздника. И думаю, он согласится.

— Я обязательно с ним об этом поговорю, — сказал Люк. — Вы прекрасно выглядите, Роксана. Уже успели прогуляться?

— Ну, это не совсем прогулка. Я ходила в оранжерею. Минти показывал мне редкие растения, которые он вырастил сам. Это его гордость и радость. Мы обсуждали цветы, которые следует приготовить к нашей свадьбе. — Роксана смущенно посмотрела на Люка. — Вы ведь ничего не собираетесь отменять?

— Нет, конечно. Простите, если дал вам повод сомневаться в твердости моего решения каким-нибудь неосторожным словом или жестом. Иногда я веду себя несдержанно. У меня трудный характер, я часто раздражаюсь без всякой видимой причины и срываюсь на окружающих.

Сердце Роксаны забилось от волнения. Люк не сказал ей, что любит ее, но и не собирается отменять свадьбу. Пусть даже это не настоящая свадьба, а всего лишь фиктивный брак.

— Тогда я могу уже начать писать приглашения. Сначала вашим родственникам, а потом вы скажете мне, кого из ваших друзей хотите пригласить на свадьбу, Люк.

— А вы не хотите никого пригласить со своей стороны, Роксана?

— Я бы хотела пригласить миссис Миллс, но, боюсь, ей будет трудно преодолеть такой долгий путь. Больше у меня нет ни родных, ни друзей. Во всяком случае, я ничего о них не знаю. Но мне будет достаточно и ваших гостей. Мне очень понравились ваш дядя Фредерик и его жена. Они такие милые люди. Некоторые ваши соседи очень общительны, и я думаю, что скоро у меня появится много друзей.

— Похоже, вы здесь неплохо освоились, — сказал Люк, странно посмотрев на Роксану. — Думаю, вы хотели бы остаться здесь даже после смерти моего дедушки, не так ли?

— Да. У вас такой замечательный дом и чудесный сад. Люди здесь очень честные и трудолюбивые, и я с радостью буду помогать им содержать замок в чистоте и порядке. Это так прекрасно — жить в таком замечательном доме и заботиться о его обитателях. Что может быть лучше такой жизни? Или вы думаете иначе?

— Мне больше по душе Лондон, — сказал Люк. — Если человек устал от Лондона, это значит, что он устал от жизни.

— Очень верная мысль, Люк. Вы это сами придумали?

— Нет. Это высказывание принадлежит доктору Джонсону.

— Ах да. Ваш дедушка что-то говорил о словаре доктора Джонсона. Он хотел бы приобрести его для своей библиотеки.

— Возможно, я смогу достать для него эту книгу, — сказал Люк. — Я закажу ее в книжном магазине, когда поеду в город за свадебным подарком для вас. Что бы вам хотелось получить, Роксана? Я совсем не знаю вашего вкуса. На помолвку я подарил вам жемчужное ожерелье, кольцо и брошь с изумрудами, но, может быть, вы предпочитаете что-нибудь другое?

— О нет. Мне очень понравились те украшения, — покраснев, сказала Роксана. — Но я предпочла бы что-нибудь попроще. Брошь, которую я могла бы носить во время утренних визитов, или еще что-нибудь. Но вообще-то это совсем не обязательно.

— Девушке из высшего общества необходимо иметь много украшений, Роксана. Если я не буду делать вам такие подарки, в обществе подумают, что я пренебрегаю вами и своими обязанностями. Дедушка обязательно предложил бы вам что-нибудь из семейных драгоценностей для бала, если бы я не сделал вам этот подарок.

— Кстати, в честь нашей помолвки гости преподнесли подарки, — сказала Роксана. — Ваша крестная прислала серебряный сервиз. Дяди и тети тоже оказались очень щедрыми, а ваш кузен Горацио презентовал вам серебряный письменный прибор. Мне написать им письма с благодарностью или вы хотите сделать это сами?

— Если у вас есть время, не могли бы вы сами всем написать? — попросил Люк. — Перед отъездом я должен уладить некоторые дела.

— Значит, вы скоро уезжаете в Лондон?

— Да, через пару дней. Я хотел бы как можно скорее разобраться во всех этих происшествиях, связанных с рубином. Нам ведь необязательно все время быть вместе.

— Да, конечно, — ответила Роксана, пытаясь всеми силами скрыть разочарование. Люк больше не сердился на нее, напротив, держался подчеркнуто вежливо. Но он не сказал ни одного ласкового слова. Значит, все, что было между ними прошлой ночью, для него не более чем внезапный порыв, о котором он теперь сожалеет. — Вы вольны поступать как хотите.

— Неужели? — Люк задумчиво на нее посмотрел. — Вы, наверное, очень удивились бы, узнав, чего я сейчас хочу больше всего на свете, Роксана. — Девушка удивленно подняла брови, а Люк невесело рассмеялся. — Я сам себя не понимаю, дорогая. У меня просто невозможный характер. Думаю, вы теперь очень жалеете, что помогли мне, когда я упал с лошади в лесу.

— Нет, — ответила Роксана. — Я совершенно не жалею об этом и не пожалею никогда. Вы, возможно, и жалеете о нашей встрече. Но я — нет.

С этими словами Роксана вышла из комнаты. Люк с удивлением смотрел ей вслед, теряясь в догадках, что она на самом деле думает обо всем этом.

— Ах, вы выглядите гораздо лучше, сэр, — сказал Люк, войдя в комнату дедушки. Граф сидел, откинувшись на подушки, и читал лондонскую газету. — Я пришел, чтобы узнать, все ли у вас нормально. Мне нужно ненадолго уехать в Лондон по делам. Но, если вам станет хуже, я останусь.

— Хочешь сбежать с собственной свадьбы? — Граф внимательно посмотрел на Люка сквозь круглые стекла своих очков. Старик всегда надевал их, когда читал. — Ты считаешь, что это справедливо по отношению к Роксане?

— Но Роксана совершенно не возражает против моего отъезда. Она не заставляет меня находиться с ней неотлучно, как некоторые женщины.

— Ну конечно. Она заключила с тобой деловое соглашение и выполняет все его правила, потому что она честная и благородная девушка. Но это не дает тебе повода так с ней обращаться.

— Разве я с ней плохо обращаюсь? — спросил Люк. Эти беспричинные обвинения дедушки подействовали на него как пощечина. — Роксана жаловалась вам на меня? Что она говорила?

— Она не жаловалась, но рассказала мне правду о вашем деловом соглашении. Это произошло в тот день, когда кто-то напал на Хиггинса. А еще Роксана призналась, что ничего не знает о себе — она совершенно не помнит своего прошлого до того момента, как ее подобрала на улице София. Роксана боится, что украла тот злополучный рубин, но я не верю, что она на такое способна.

— Значит, Роксана сама вам обо всем рассказала? — Люк сжал губы и нахмурился. — Получается, вы все знаете?

— Да, она призналась, что вы заключили с ней деловое соглашение, чтобы скрасить последние месяцы моей жизни. — Граф прищурился. — Я с самого начала об этом догадывался, а Роксана лишь подтвердила мои подозрения. Ты думал, что меня так просто обмануть, Люк? Ты совсем не был похож на влюбленного. Роксана более талантливая актриса, чем ты, — ей ее роль удавалась лучше. Правда, теперь, мне кажется, ее роль перешла в настоящее чувство. Ее влюбленность больше не актерская игра. У Роксаны очень доброе сердце, Люк, и я не хотел бы, чтобы ты причинил ей страдания.

— Что вы имеете в виду?

— Если ты затеял свадьбу только ради меня, то это очень жестоко по отношению к Роксане, — сказал граф. — Понимаю, что сам отчасти толкнул тебя на этот шаг. Да, я хотел, чтобы ты женился во что бы то ни стало. Но теперь все изменилось. Я искренне полюбил Роксану. Если ты ее не любишь, отпусти и прекрати весь этот маскарад. Я постараюсь как- нибудь сгладить ситуацию. Если она захочет, я разрешу ей остаться в замке до конца моих дней. А ты можешь не возвращаться сюда и жить, как привык. Теперь я понимаю, что слишком многого от тебя требовал, Люк. Я не имел права заставлять тебя жениться против воли. И не хочу, чтобы ты ради меня ломал свою жизнь. Чувства Роксаны искренни. Я не могу допустить, чтобы ты разбил ей сердце. Если хочешь сыграть с ней свадьбу, то женись по-настоящему, а не фиктивно. Забудь об этом глупом договоре.

— Мне кажется, что Роксана вполне подходящая жена для меня. Чем этот брак будет отличаться от большинства супружеских союзов, заключенных ради денег или положения в обществе? Вряд ли я когда-нибудь смогу по-настоящему влюбиться или с головой погрузиться в домашние заботы. Я не создан для семейной жизни, как и мой отец. Если я когда-нибудь полюблю какую-нибудь женщину, то разобью ей сердце своим легкомысленным поведением.

— Твой отец был не таким, как ты думаешь, — тяжело вздохнув, проговорил граф. — Да, ваша свадьба и рождение правнука скрасили бы последние месяцы моей жизни. Но я слишком часто думал только о себе. А теперь хочу, чтобы вы с Роксаной были по-настоящему счастливы, и освобождаю тебя от твоего обязательства передо мной. Женись на ней, только если ты этого хочешь.

— Благодарю вас, сэр, — холодно ответил Люк. — Мне пора идти. Отдыхайте. Я все это обдумаю. — С этими словами Люк вышел из спальни дедушки. Гнев душил его. Почему Роксана не сказала ему, что граф обо всем знает? Почему делала вид, что все еще смотрит на их отношения как на деловое соглашение?

Может быть, она сговорилась с графом и решила поймать его в западню, заставив жениться по-настоящему. Как только у него на пальце появится обручальное кольцо, пути назад уже не будет. Конечно, Люк мог бы с ней развестись, но тогда в обществе поднялся бы ужасный скандал. Нет, он никогда не решится на это. И он уже успел привязаться к Роксане. Если он разобьет ей сердце, то сойдет с ума от чувства вины. Роксана разрушила все его планы.

Люк очень сердился на нее за то, что она умудрилась перетянуть графа на свою сторону. Ему явственно представилась картина: Роксана и дедушка, смеясь и потирая руки, обсуждают план, как половчее поймать его на крючок. Как она посмела действовать за его спиной? О, Люк все еще был под впечатлением тех чувств, которые испытал к Роксане в ту ночь. Но утро его отрезвило, он твердо решил не погружаться в этот омут с головой и не попадать в ловко расставленные сети.

Всякий раз, вступая в связь с женщиной, Люк старался, чтобы их отношения не выходили за рамки сиюминутного увлечения. Роксана в пылу страсти призналась ему в любви, и это очень испугало его. Любовь для Люка — опасная территория, на которую он не желал вступать. Во рту у него пересохло, сердце сжалось. Любовь приносит слишком много страданий. Когда речь заходила о любви, Люк чувствовал себя как маленький мальчик, оставшийся один в темной комнате и тщетно зовущий маму. Он не желал влюбляться в Роксану. Он вообще не способен никого полюбить. Он такой же, как и его отец. Роксана предала его, скрыв, что графу давно известен их секрет.

Люк нашел невесту в маленькой гостиной. Она прикладывала кружева к куску шелка и выглядела такой счастливой и умиротворенной, что Люк не выдержал и взорвался, обрушив на Роксану лавину злых, обидных слов, не думая о последствиях.

— Как вы смели лгать все это время? — с места в карьер начал он. — Вы с дедушкой сговорились против меня, не так ли? Вы смеялись над тем, как просто смогли обвести меня вокруг пальца?

— Я не понимаю, о чем вы говорите. Зачем мне вас дурачить или лгать вам?

Роксана медленно поднялась со стула. Слова Люка подействовали на нее как пощечина. Он поразился, до какой же степени сейчас Роксана похожа на его мать. Она точно так же смотрела на отца полными слез, печальными глазами, когда он оскорблял ее. Люку сразу же стало очень стыдно, но чувство вины еще сильнее разозлило, он не мог вынести ее боль. И потому обрушился на нее с еще большей яростью.

— Почему вы скрыли от меня, что дедушке все известно о нашем плане?

Роксана вспыхнула:

— Граф строго-настрого запретил мне говорить об этом. Он догадался, что мы его обманываем, ужасно рассердился и вынудил меня во всем признаться. Я боялась, что он прогонит меня, а мне так этого не хотелось.

— Да, понимаю, вы хотели остаться здесь навсегда и изображать даму из высшего общества, — вне себя от бешенства проговорил Люк. Лицо его исказила гримаса ненависти и отвращения. — Значит, вы решили обмануть не только меня, но и моего дедушку? Вы все время смеялись над нами обоими. Кто вы на самом деле? Авантюристка, способная пойти на все ради собственной выгоды? Я угодил прямо в ваши хитро расставленные сети, не так ли? Да, вы сыграли свою роль просто превосходно. Сначала делали вид, что вам противна сама мысль не только о фиктивном браке, но и помолвке. И постепенно убедили меня сыграть свадьбу, заговорили и о ребенке. Представляю, как все это время вы смеялись про себя над моей доверчивостью.

Роксана ужасно побледнела. Руки ее дрожали, она едва сдерживала слезы. Но Люк, поддавшись гневу, уже не мог остановиться:

— Вам нечего мне сказать?

— Думаю, вы сами уже все сказали, — проговорила Роксана, сжав губы. — Простите. Я уйду.

— Можете не беспокоиться. Я сам уезжаю в Лондон. — С этими словами Люк выбежал из комнаты.

Гнев вычерпал из него все силы. Он ослабел, как загнанная лошадь. Привалившись к стене, Люк вдруг заметил, что слезы ручьями текут по его щекам. Рыдания душили его. — Прости меня, Роксана, — задыхаясь от слез, пробормотал он. — Какой же я дурак. Мне так жаль. Мне так жаль.

Что ему теперь делать? Он наговорил ей столько ужасных вещей. Как жестоко и несправедливо. Она не заслужила подобного отношения. Он ведь прекрасно знал, что она не авантюристка и согласилась на это не ради денег. Да, ее очень обрадовала перспектива жить в замке, где она смогла бы обрести настоящий дом, которого столько лет была лишена. Но что в этом плохого? Благодаря ей замок стал бы по-настоящему уютным, таким, каким он не был со дня смерти его матери. Он всегда мечтал о семейном счастье и домашнем очаге, но при этом боялся всего этого как огня. Нет ему прощения за те ужасные слова. Наверное, она теперь возненавидит его. Он только что уничтожил все добрые чувства, которые она, возможно, питала к нему.

Роксана сказала, что уходит. Но он был так взбешен, что совсем ее не слушал. Интересно, что она имела в виду? Она собиралась просто выйти из комнаты или навсегда покинуть замок? Неужели он больше никогда ее не увидит? Эта мысль отозвалась в его сердце такой болью, что Люк не смог сдержать стон отчаяния и ужаса. Он не понимал, какое сокровище подарила ему судьба в лице этой благородной и прекрасной девушки. Не ценил свое счастье, разрушил его за какую-то долю секунды.

Но может, еще не все потеряно? Может быть, если он придет к ней и на коленях будет просить прощения, Роксана простит его и согласится остаться? Если не ради него, то хотя бы ради старого графа. Этот старик многое для нее значил, и она вряд ли бросит его здесь одного.

Люк вернулся в гостиную. Боже, сделай так, чтобы Роксана не успела покинуть замок или хотя бы не успела уйти далеко! Он просто обязан найти и вернуть ее, если не ради себя, то ради графа. Даже сейчас он не хотел признавать, что любит ее и она ему нужна.

Люк по-прежнему считал, что не способен на настоящее чувство. Конечно, Роксана не захотела оставаться рядом с таким человеком. Она увидела, какой он эгоист и какой у него ужасный характер. Да и за что ей вообще его любить?

Роксана оставила запечатанное письмо на серебряном подносе в холле, рассчитывая, что миссис Арлет найдет его и отнесет графу. Конечно же известие о ее уходе очень расстроит старика. Но Роксана пообещала, что навестит его, когда Люк уедет в Лондон. Встречаться с Люком ей не хотелось ни за что на свете. Снова увидеть эту ненависть, это презрение в его глазах… Почему он говорил с ней так жестоко и грубо? Сердце Роксаны сжалось от мучительной боли. Как Люк мог такое о ней подумать? Обвинить в том, что ее забота о его дедушке была лишь притворством? Люк должен понять, что Роксана искренне любит не только графа, но и его и просто разрывается между этой любовью.

Собралась она быстро. И неудивительно, поскольку у нее был всего лишь небольшой узелок, с которым она сбежала из труппы. От Люка ей не нужно ничего. Кольцо и ожерелье, которое он ей подарил, Роксана оставила на туалетном столике. Как жаль, что она не может уйти в своей старой одежде, приходится покидать замок в платье, что купил Люк.

У нее осталось совсем мало денег. Еще меньше, чем тогда, когда она сбежала от Черного Боба. В замке она о деньгах совсем не думала. А теперь этот вопрос встал очень остро.

Ей необходимо найти работу как можно скорее. Роксана собрала вещи, написала письмо и направилась к выходу. Она не представляла, что делать дальше. О том, чтобы узнать, куда Люк поместил рубин, не могло быть и речи. Без денег, без родных и друзей будущее виделось ей довольно безрадостным.

Ей придется на время забыть о своей мечте стать актрисой и взяться за любую работу, которую ей предложат, чтобы иметь кусок хлеба и крышу над головой.

Главное — уйти как можно дальше от владений Хартингтонов, чтобы никто ее не смог узнать и распустить сплетни. Иначе разразится скандал, в котором будут замешаны граф и Люк, а Роксана ни за что не хотела этого допустить. Конечно, Люку не удастся полностью избежать пересудов, так как его родственники все равно узнают, что они расторгли помолвку. Но он сможет объяснить им, что разочаровался в Роксане. Они, скорее всего, будут на его стороне, и месяца через два все забудется.

Роксана вспомнила, что недалеко отсюда есть небольшая придорожная гостиница. Они с Люком проезжали ее по пути в замок. Возможно, там она сможет нанять почтовую карету и добраться до Лондона. У нее осталось немного денег, на дорогу должно хватить. А если повезет, она сможет устроиться служанкой на какой-нибудь ферме или в гостинице. А еще лучше — стать портнихой, ведь она умеет и любит шить. Конечно, Роксана мечтала совсем о другой жизни, но теперь выбирать не приходится.

Размышляя таким образом, она незаметно выскользнула из замка через черный ход, вышла на тропинку, которая вела через сад в деревню. Там, дальше, та самая придорожная гостиница, в которой…

С трудом сдерживая слезы, Роксана оглянулась.

Она дошла до конца тропинки, спустилась по каменной лестнице и оказалась на лугу, где паслись быки и коровы. Здесь она в замешательстве остановилась. Как поступить? Пройти более коротким путем через луг? Но на нее может напасть бык. Или свернуть в лес и таким образом выбраться на большую дорогу? Может быть, ей встретится там кто-нибудь и расскажет, как дойти до деревни?

Роксана шла по густому и темному лесу уже двадцать минут. Вдруг она услышала какой-то шорох. Потом раздался треск, как будто где-то рядом сломалась ветка. Кто бы это мог быть? Девушка в испуге оглянулась — тут сильный удар по затылку сбил ее с ног, и она потеряла сознание.

— Дурак, что ты наделал? — Сильные руки подняли Роксану. — Если ты ранил ее, нам несдобровать. Нам приказали доставить ее, но не причинять ей никакого вреда. Надеюсь, Бог уберег ее, и с ней ничего страшного не случилось.

Роксана не слышала этого разговора и не почувствовала, как ее унесли из леса и посадили в карету, запряженную четырьмя лошадьми. Несмотря на то что с ней обращались очень бережно после того, как она упала на землю, удар по голове оказался настолько сильным, что Роксана все еще была без сознания.

* * *

— О чем она пишет? — спросил Люк у графа, когда тот распечатал письмо Роксаны. Люк обошел весь замок — ее нигде не было, и никто ее не видел. В холле он нашел письмо и отнес его дедушке. — Она покинула замок? Ушла от меня навсегда? Почему она не написала ничего мне?

— Что ты наговорил ей? — Хартингтон протянул ему письмо, еще раз пробежав его глазами. — Очень в твоем духе обижать людей, не думая о последствиях. Но в этот раз ты, кажется, превзошел самого себя. Она пишет, что покидает замок, и просит у меня прощения за то, что не может теперь сдержать своего слова. Ей жаль покидать нас, но у нее нет другого выхода. Она обещает, что, если я захочу, будет иногда меня навещать. Если я захочу! Как она может в этом сомневаться?!

— Это я виноват. Только я, — с тоской проговорил Люк. — Простите меня, сэр. Я ведь знал, как много Роксана для вас значит. Я был ужасно груб с ней и несправедлив. Я вовсе не думаю того, в чем ее обвинил.

Она всегда говорила, что мы с тобой очень похожи, — горько усмехнулся граф. — Поэтому представляю, что ты мог ей сказать и о ней подумать. Ты ужасный болван, Люк. Своими руками разрушил свое счастье. Разве ты не понимал, что Роксана — идеальная жена для тебя? Она ведь так тебя любит.

Я знаю, по крайней мере, мне так казалось… — У Люка перехватило дыхание от ужасной душевной боли. — Но именно ее любви я и испугался и потому обошелся с ней так жестоко, Я не хотел, чтобы у нас были такие же отношения, как у моих родителей. Я так боялся разбить ей сердце. Но вышло, что разбил.

— Если бы не твой отец, твоя мать никогда бы не вышла замуж, — сказал граф. — Я любил свою дочь, но она была очень недалекой. А твоему отцу нужна была пылкая и страстная девушка, которая помогла бы ему забыть о своем горе. Я не должен был толкать твоих родителей на этот брак.

Люк удивленно поднял брови:

— О каком горе хотел забыть мой отец? Я вас не понимаю, сэр.

— Твой отец женился на матери по внезапному порыву, Люк. В юности он был влюблен в одну девушку. Твоя мать встретила его на балу и влюбилась в него с первого взгляда. Но в тот вечер он даже не взглянул на нее. Он был влюблен в Хелен Дигби, и они собирались пожениться. Но она внезапно умерла от лихорадки. До последнего мгновения твой отец сидел у постели Хелен и держал ее за руку. Он так и не оправился после ее смерти. Такая любовь бывает только раз в жизни.

— Значит, мой отец был до такой степени в нее влюблен? По-настоящему влюблен? А я всегда считал, что он был легкомысленным человеком, не способным на настоящее чувство, — удивленно проговорил Люк. Ему вдруг вспомнилось детство, и он понял, до какой степени ошибался.

— Да нет, все как раз наоборот: его чувство к той девушке было столь сильным, что он просто не мог полюбить другую, — сказал граф. — Я буквально принудил его жениться на моей дочери. Но он откровенно признался, что никогда не сможет ее полюбить. А я-то думал, что это будет идеальным браком для такой дурочки, как моя дочь: она останется здесь, родит мне внука, которому я смогу передать замок после смерти, а ее муж… Когда я умру, он будет свободен от всех обязательств. Это тоже было своего рода деловым соглашением. Но моя глупая Сара не захотела его отпустить. Ее нисколько не интересовала физиологическая сторона жизни. Она мечтала о романтической любви и муже, готовом исполнить любой ее каприз. А Кларендон был совсем не таким. Если бы Сара была страстной женщиной, она смогла бы влюбить его в себя, но этого не случилось. Твой отец стал изменять и разбил ей сердце. Она должна была отпустить его или удовлетвориться тем, что имела, но она слишком многого от него требовала.

— Боже мой! — Ноги Люка подкосились, и он тяжело опустился на стул. Рассказ дедушки поразил его. — Я этого не знал. Все эти годы я думал…

— Ты думал, что ты такой же подлец, как твой отец. А я и не пробовал разубедить тебя в этом. Я не только не желал находить в тебе достоинств, но постоянно винил тебя в том, что твой отец сделал с моей глупой дочерью. Он ни в чем не был виноват, как и ты, Люк. Но ты — истинный сын своих родителей. И на меня похож. Роксана сразу же поняла это и потому полюбила нас обоих.

И тут Люк понял, что любит Роксану больше всего на свете, больше даже, чем самого себя. Эта мысль молнией пронеслась в его мозгу. Все это время он находился под влиянием детских заблуждений о том, что не способен на настоящее чувство, потому-то и отрицал свою любовь к Роксане. Он продолжал смотреть на мир глазами маленького мальчика, который не понимает отношений между взрослыми людьми, своими родителями, и обвиняет их в том, в чем они на самом деле не были виноваты. Он боялся любви, обязательств, поэтому так разозлился на Роксану, обрушил на нее поток жестоких и унизительных слов.

Что теперь делать? Долгие годы он бессознательно мечтал о настоящей любви и семейном счастье. И когда наконец судьба исполнила его мечту, он сам все разрушил.

— Я болван и грубиян. Я буду на коленях просить у нее прощения.

— Может быть, Роксана и простит тебя, если ты ее найдешь, — нахмурившись, заметил граф. — Ты был в деревне и спрашивал о Роксане? Кто-нибудь видел ее?

— Садовник сказал, что заметил, как Роксана шла по тропинке, ведущей на луг, где пасутся коровы. Если она пошла через луг, то должна была выйти на большую дорогу и пойти на восток. Но она могла свернуть в лес и по тропинкам пойти на север.

— Но куда она могла податься?

Люк пожал плечами:

— Когда я впервые встретил Роксану, она направлялась в Лондон…

— Ты обязательно должен найти ее, — настойчиво сказал граф. — Не вини себя, Люк. Я тоже виноват в случившемся. Ведь я обещал ей не передавать тебе наш разговор. Так что мы с тобой оба одинаково виноваты в случившемся.

— Нет, сэр. Роксана никогда не сбежала бы от вас. Это я ее ранил. Но я найду ее, сколько бы времени это ни заняло, и постараюсь убедить вернуться. Не знаю, правда, согласится ли она. Некоторые вещи простить невозможно, и, честно говоря, я не заслуживаю ее прощения.

— Думаю, она простит, — улыбнувшись, сказал граф. — Ты не понимаешь, как тебе повезло, Люк. Роксана замечательная девушка, способная на самоотверженную любовь. Ты должен найти ее. Если же не найдешь, будешь жалеть об этом всю оставшуюся жизнь.

— Да, я знаю, — сказан Люк. — Думаю, начать нужно с Лондона. Вы не будете на меня сердиться, если я оставлю вас в таком состоянии?

— Пока умирать не собираюсь, — сказал граф. — Найди Роксану и верни ее ради всех нас.

Люк странно улыбнулся графу:

— Клянусь вам, я сделаю все, чтобы найти Роксану, Но такое ощущение, что она попросту растворилась в воздухе.

— Не говори глупостей, Люк. Роксана отправилась пешком. Она не могла далеко уйти.

— Если только… — Люк тряхнул головой, отгоняя мрачные мысли. Он не хотел пугать дедушку, но был почти уверен, что Роксану похитили. Непонятно, как ей удалось уйти из замка незаметно? Но Люк решил, что не отступится, пока ее не найдет, даже если придется потратить на это целую жизнь.

Глава 10

Роксана стонала и металась во сне. Ей снился кошмарный сон, и слезы текли по ее щекам.

— Мама, пожалуйста, не оставляй нас, — бормотала она. — Папа, она умирает? Я хочу к маме, я хочу к маме.

«Твоя мать умирает от лихорадки. У нее слишком слабое сердце, и потому ее организм не может бороться с болезнью. Прости меня, дитя мое. Я не должен был привозить вас обеих сюда, в страну с таким ужасным климатом. Это я виноват в ее смерти. Потому я не позволю и тебе стать жертвой этого проклятого климата. Я отправлю тебя домой, в Англию, к твоей тете».

— Мама, пожалуйста, не оставляй нас. Мама…

— Тише, мемб-саиб, — ласково проговорила какая-то женщина и положила свою мягкую руку Роксане на лоб. — Вы больны, но скоро вам станет лучше.

— Мама умирает… — Роксана открыла глаза и увидела, что над ней склонилась ее няня. Ее няня, по происхождению индуска, всегда была добра к ней. Увидев ее, девушка сразу же успокоилась. — Мама очень больна.

— Это было давно, деточка. Постарайтесь заснуть, а когда проснетесь, вам станет лучше.

Роксана закрыла глаза. Женщина нежно гладила ей лоб своими теплыми и мягкими руками. Девушка почувствовала запах странных духов, экзотической смеси цветов и специй.

И снова заснула. Сон перенес ее в какую-то странную комнату, чей-то голос сказал, что она должна умереть. Она чувствует себя невероятно одинокой и беззащитной. Ей нужно сбежать от чего-то… Или от кого-то… Дядя хочет отобрать у нее рубин. Драгоценный камень, который папа оставил Роксане, когда уезжал в Индию, и попросил сберечь. Дядя требовал, чтобы она отдала ему камень, так как, по его мнению, Роксана могла потерять его.

— Нет! — закричала Роксана. — Пожалуйста, помогите мне. Он убьет меня. Ему нужен папин рубин.

Ее лба коснулась прохладная смуглая рука. Очнувшись от тумана беспамятства, Роксана разглядела красивое смуглое лицо незнакомой женщины.

— Не волнуйтесь, госпожа. — Мелодичный голос успокоил ее. — Вы теперь в безопасности. Хозяин очень рассердился за то, что вас так тяжело ранили. Он больше никому не позволит причинить вам вред. А теперь успокойтесь и постарайтесь заснуть.

— Мой дядя… он хочет забрать у меня рубин, — пробормотала Роксана. Веки ее дрогнули. Руки в ужасе вцепились в простыню. — Моя тетя сказала, что попробует украсть рубин, пока я сплю. Но дядя решил, что лучше меня убить. Они собирались сказать моему отцу, что я умерла от лихорадки, а рубин пропал. Я должна бежать… Я должна бежать….

— Тише, моя дорогая. Ты теперь в безопасности.

— Нет… Люк. Я хочу к Люку… — Слезы текли у Роксаны по щекам. Она металась в жару. — Пожалуйста, позовите сюда Люка. Я без него не могу…

Роксана задыхалась от рыданий, металась в постели. Волосы ее слиплись от пота.

— Мемб-саиб очень больна, — послышался чей-то другой голос.

— Эти болваны слишком серьезно ее ранили. Если она умрет, хозяин очень рассердится и строго их накажет. Ей нужно дать это снадобье, оно должно помочь. Если она умрет, все будет потеряно и рубин уже никогда не вернуть. Страдания нашего народа не закончатся.

— Дайте мне чашку, доктор, — попросил женский голос, — я сама дам ей лекарство. Сейчас она в беспамятстве и вряд ли помнит, где находится рубин. Она забыла даже собственное имя.

— Все в руках Бога, — сказал доктор. — Я буду молиться, чтобы она осталась жива. Если она вернет то, что ей не принадлежит, наши люди опять заживут богато и счастливо.

— Помогите! — кричала Роксана. — София… помоги мне… Папа, почему ты не возвращаешься? Ты мне нужен… Ты так мне нужен…

— Выпейте это, и вам станет легче, — ласково уговаривала женщина, мягкие руки гладили ее по лицу.

Роксана вскрикнула от страха:

— Они ищут меня. Я так хочу, есть и пить. Я хочу к папе… если они найдут меня, то убьют.

— Никто не собирается вас убивать. Скоро вам станет лучше, и вы опять будете здоровой и сильной.

— София, пожалуйста, не покидай меня. Не умирай. Я опять останусь совсем одна. — Роксана села на постели и открыла глаза. — Люк! Пожалуйста, не смотри на меня с такой ненавистью. Я люблю тебя.

Я так люблю тебя.

— Тише, тише, моя дорогая, скоро лекарство начнет действовать.

Женщина гладила ее по лбу, пытаясь успокоить. Роксана понимала, что должна сказать или сделать что-то важное. Но тут темнота навалилась на нее. Странная апатия овладела ею. Она не могла пошевелить ни рукой ни ногой. Откинулась на подушки и закрыла глаза.

— Сейчас она заснет, — сказал доктор. — Мы должны молить Бога о том, чтобы она поскорее пришла в себя и рассказала все, что нам нужно.

Роксане казалось, что она умирает. Ей представилось, что она больше никогда не увидит Люка, и поняла, что должна рассказать, но не могла произнести ни слова. Ее уносило в непроглядную тьму. На какой-то момент сознание ее полностью прояснилось, но потом лекарство подействовало, и она уснула.

— Никто не видел Роксану в деревне, ни кучера, ни конюхи не встретили ее на дороге. Я просто не знаю, где ее еще искать. — Люк нервно провел рукой по волосам. Он был небрит, одежда грязной и мятой. — Куда она могла пойти?

— Может быть, Роксана села на извозчика? Или пошла в другом направлении, — предположил граф, с беспокойством глядя на Люка. Всю последнюю неделю Люк практически не спал. Целыми днями объезжал окрестности в безуспешных поисках. — Она не могла уйти пешком очень далеко, Люк. Может быть, Роксана нашла работу на ближайшей ферме или в придорожной гостинице?

— А что, если ей не удалось найти работу? — Люк в ужасе посмотрел на графа. — У нее же совсем не осталось денег. Я подарил ей несколько украшений, но, уходя, она оставила их. Роксана гордая и независимая девушка и никогда бы ни у кого ничего не взяла. — Люк обессиленно опустился на стул. На лице его читалось безграничное отчаяние. — Что мне теперь делать, дедушка?

— Еще не время сдаваться, — сказал граф. — Может быть, она нашла себе работу или попросту прячется от нас.

— Если только… — Все это время Люк держал при себе свои опасения по поводу Роксаны, не дававшие ему покоя ни днем ни ночью.

— Что ты имеешь в виду? — Граф удивленно поднял брови. — Ты что-то скрываешь от меня, Люк? Скажи мне всю правду, или я буду волноваться еще больше.

— Все дело в этом проклятом рубине. Для кого-то этот камень представляет огромную ценность, и эти люди пойдут на все, чтобы его заполучить.

— Но ведь рубин теперь не у Роксаны. Ты же отдал его на хранение в лондонский банк.

— Да, но люди, которые его ищут, могут этого и не знать. Возможно, они думают, что он у нее. Или же они собираются потребовать у нас выкуп за Роксану этим рубином.

Граф в испуге посмотрел на Люка:

— Ты считаешь, что ее могли похитить?

— Не знаю, — признался Люк. — Никто ее не видел. Но один человек заметил карету возле леса в тот день, когда она пропала. И потому я боюсь, что ее похитили.

— Но тогда бы мы получили письмо с требованием выкупа. Ведь за это время они должны были понять, что рубина при ней нет.

— Может быть. — Люк покачал головой, — Но думаю, мне в любом случае стоит продолжить поиски. Я объеду ближайшие фермы и гостиницы и узнаю, не видели ли там девушку, которой срочно нужна была работа. Должна же она была хоть где-то оставить след. Я сделаю все, не остановлюсь ни перед чем, но найду ее.

— Да, ты должен найти ее. — Граф выглядел очень взволнованным. — Если Роксану действительно похитили, ее жизнь может быть в опасности. Мы должны дать объявление и пообещать награду тому, кто ее найдет.

— Я обязательно это сделаю. Но мне придется ненадолго уехать. Как вы, сможете пожить тут немного без меня?

— Разумеется, ведь со мной останется Маршал и другие слуги, — отозвался граф. — Ты должен обязательно найти Роксану, иначе мы с тобой не сможем простить себе этого.

Веки Роксаны дрогнули, и она открыла глаза. Над ней склонилась какая-то женщина. Роксана почувствовала странный запах экзотических духов, который преследовал ее все время, пока она металась в жару. Эта женщина ухаживала за ней, пока она находилась в беспамятстве, успокаивала, когда мучили кошмарные сны.

Во время болезни ей временами казалось, что эта женщина — ее няня. Словно она опять вернулась в детство, ей представлялось, что она живет в Индии вместе со своим сильным и мужественным отцом и вечно больной матерью. Но, придя в себя, Роксана поняла, что эта женщина ей совершенно незнакома.

— Кто вы? — хриплым, прерывающимся голосом спросила она. — И где я нахожусь?

— Меня зовут Шули, — улыбнувшись, сказала женщина. Роксана откинулась на подушки. — Вы в доме моего мужа, принца Ранджита.

— Принц Ранджит… — Роксана в задумчивости нахмурила брови, пытаясь вспомнить, где она слышала это имя. — Мне кажется… Да, я уверена, что когда-то хорошо знала принца Ранджита. Мы играли с ним вместе в дворцовых садах в Индии. Мой отец… мой отец был учителем принца.

И вдруг словно завеса спала с ее памяти. Роксана все вспомнила; свое детство в Индии и что случилось потом, когда отец оставил ее у своей сестры, а сам вернулся обратно.

— Принц рассказывал мне, что вы когда-то были близкими друзьями, — улыбнувшись, сказала Шули. — Я его жена, и он безгранично доверяет мне. Поэтому он оказал мне честь, позволив ухаживать за вами во время болезни.

— Я была больна? Что же со мной случилось? — Роксана нахмурилась, что-то припоминая. — Я шла по лесу, а потом меня ударили по голове.

— Принц пришел в ярость, когда узнал, что вы пострадали, — ответила Шули. — Не думайте, что он хотел причинить вам вред, мемб-саиб. Принц не забыл, как в детстве играл с Роуз Мари, и не верит, что вы могли присвоить рубин, зная, какую важную роль он играет для нашего народа.

— Так оно и есть, Шули, — послышался мужской голос. Обе женщины обернулись. В дверях стоял мужчина в роскошной одежде, в тюрбане из фиолетового шелка, украшенном крупным бриллиантом. На вид ему было лет двадцать пять. Он окинул внимательным взглядом обеих женщин.

Шули упала на колени и низко поклонилась ему:

— Простите меня, мой повелитель. Я только хотела убедить мемб-саиб, что она в безопасности, у своих друзей.

— Так, значит, вы пришли в себя? — спросил мужчина, подойдя к кровати. Он пристально смотрел на Роксану своими темными глазами. — Выглядите гораздо лучше, но, мне кажется, еще не до конца поправились. Шули будет ухаживать за вами, а когда вы окончательно выздоровеете, мы поговорим.

— Разговор пойдет о рубине, который вы ищете? — спросила Роксана и испуганно натянула простыню до подбородка, словно хотела от него укрыться. Этот мужчина был совершенно не похож на того худого, нескладного юного принца, которого она когда-то знала и которым восхищалась. — Как поживают ваши родители, сэр?

— Мой отец тяжело болен, дни его сочтены. Он умрет со спокойной душой, если глаз вернут туда, где он должен быть.

— Глаз? — Роксана выглядела озадаченной. — Боюсь, что я вас не понимаю, сэр.

— Вы, должно быть, думаете, что это обыкновенный, пусть и очень дорогой, рубин. Но для нас это священная реликвия. Я расскажу вам историю этого камня, как только вы сможете встать с постели. — Он повернулся к Шули: — Принеси Роуз Мари еду и чистую одежду. И ничего не рассказывай, пока она не придет в себя окончательно. Я хочу поведать ей эту историю сам.

— Да, мой повелитель.

Как только принц вышел из комнаты, Шули приблизилась к кровати:

— Вы слышали, что сказал мой муж. Поэтому, пожалуйста, не задавайте мне никаких вопросов. Он запретил мне на них отвечать. Я принесу вам еду, питье и чистую одежду. Когда вы поедите, сразу почувствуете себя лучше.

— Пожалуйста, ответьте только на один вопрос, — попросила Роксана. — Сколько времени я здесь нахожусь?

— Вы пролежали в беспамятстве десять дней, — ответила Шули. — Мы очень беспокоились за вашу жизнь. Но нашему высокочтимому доктору удалось вас спасти. Это было настоящим чудом, и я считаю, что тут не обошлось без вмешательства богов.

— Возможно, — сказала Роксана, опустила голову на подушку и закрыла глаза. Женщина вышла из комнаты.

Десять дней. Она пробыла здесь целых десять дней. Но как она сюда попала, что случилось? Кто-то ударил ее по голове, и она потеряла сознание. Но куда она направлялась? Роксана помнила побег из дома своих дяди и тети. Это случилось за день до ее пятнадцатилетия. Отец написал, что вернется к Рождеству и заберет ее к себе.

«Я стал очень богатым человеком, Роуз Мари, и смогу вернуться в Англию, и мы будем жить вместе. Рубин, который я тебе оставил, — лишь малая толика моего состояния. Теперь у меня много драгоценных камней. Но рубин, который я просил тебя сберечь, Рози, любовь моя, — главная ценность. Это очень необычный камень».

А через два дня после того, как пришло письмо от отца, Роксана услышала разговор между дядей и тетей. Дядя собирался ее убить. Девочка в этот момент спускалась по лестнице на первый этаж, чтобы выпить вечернего чая.

— Она уже достаточно взрослая, он захочет ее и однажды надругается над ней. А потом отправит зарабатывать на улицу. Она либо умрет от венерической болезни, либо ее забьют до смерти. В любом случае до возвращения отца ей не дотянуть.

— Фрэнк, ты не должен этого делать, — запротестовала тетя. — Роуз Мари не заслуживает такой участи.

— Она должна была отдать мне этот рубин, как только я ее об этом попросил. Приди в себя. У нас с тобой все равно нет другого выхода. Мне необходимо отдать этот долг. Иначе у меня два пути: или сесть в тюрьму, или утопиться. А если мы продадим этот рубин, то не только оплатим все долги, но и обеспечим себе безбедное существование до конца своих дней.

Теперь Роксана окончательно вспомнила свое прошлое. Ее звали Роуз Мари Пиерсон, а ее отца — капитан Петер Пиерсон. Он был офицером индийской армии, но затем вышел в отставку и нанялся к богатому махарадже. Сначала обучал солдат личной армии махараджи. А потом стал учителем его сыновей.

После смерти матери отец отправил Роксану в Англию к дяде и тете. Через год он прислал ей рубин с посыльным, которому доверял. Роксана очень гордилась тем, что ей доверили такой ценный камень, и часто любовалась им. Однажды тетя застала ее за этим занятием и спросила, откуда у нее этот рубин.

— Мне прислал его папа. Он попросил сберечь его, потому что он стоит целое состояние.

— Это слишком дорогая вещь, чтобы доверять ее такой юной девушке. Твой отец, наверное, хотел, чтобы ты передала его на хранение мне, Рози.

— Нет, тетя. Папа написал, чтобы я спрятала его в потайном кармане нижней юбки. И никогда с ним не расставалась. Если бы он хотел, чтобы рубин был у вас, он послал бы его вам. Но по-видимому, он доверяет мне больше, чем вам с дядей.

— Как ты смеешь так со мной разговаривать?

— Этот рубин мой. И я никому его не отдам.

Роуз Мари никогда не доверяла своим дяде и тете.

Они называли ее Рози, хотя ей не нравилось это имя. Но они говорили, что Роуз Мари звучит слишком вычурно. Внутренний голос подсказывал ей, что если дядя и тетя завладеют рубином, то не захотят отдать его обратно. Но она и подумать не могла, что они решатся на убийство. Подслушав тог страшный разговор, Роуз Мари сбежала от дяди и тети, сжимая в руке рубин. Она очень боялась, что они найдут ее и убьют. Ей вспомнилось, как она бежала, бежала до тех пор, пока не выбилась из сил. После этого несколько дней, а быть может, и недель скиталась по улицам. Ей хотелось есть и пить. Было холодно, а главное, она боялась, что дядя и тетя ее найдут. Однажды ночью на нее напал какой-то бродяга и попытался изнасиловать. Ей удалось от него отбиться, и она вновь долго бежала по темным улицам. Если не считать нескольких ушибов и ссадин, Роуз Мари физически почти не пострадала. Но была очень напугана и без содрогания не могла вспоминать того бродягу. От усталости и голода она так ослабела, что потеряла сознание и, упав, сильно ударилась головой. Травма, голод, отчаяние… Ее мозг не выдержал такой нагрузки, и она забыла свою прежнюю жизнь. В таком состоянии ее и нашла София.

София… Черный Боб… Люк…

Воспоминания сменяли друг друга. Слезы текли по щекам, когда перед ее мысленным взором проходили лица и события ее жизни. Теперь она вспомнила все: и далекое прошлое, и то, что с ней происходило недавно. Люк, старый граф…

Она так полюбила Люка, а он совсем не испытывал к ней никаких чувств. Он никогда не захочет по-настоящему на ней жениться, для него этот брак лишь деловое соглашение. Что же ей теперь делать? Принц Ранджит считает, что она должна отдать ему рубин. Но ведь это рубин ее отца. Роксана никогда не поверит в то, что отец способен украсть камень у махараджи. Теперь это было последней тайной, которую ей предстояло раскрыть.

Казалось, Роксана просто растворилась в воздухе. Никто ее не видел. На вопросы Люка все качали головой и пожимали плечами. С каждым днем отчаяние возрастало. Люк не знал, как жить дальше. Без Роксаны все утратило смысл. Он должен искать ее и не успокаиваться, пока не найдет.

— Нет, сэр, — покачал головой хозяин очередной гостиницы. — К нам никто не приходил наниматься на работу. Но в тот день, о котором вы спрашиваете, в нашу гостиницу прибыли странные люди, чтобы переменить лошадей. Я запомнил их, так как они были очень необычно одеты. Явно иностранцы, ваша светлость. Я разговаривал с одним из их слуг. На нем был белый тюрбан. В карете я заметил двух женщин. Они тоже были необычно одеты, а лица их закрывали вуали. Одна из них была завернута в темный плащ, хотя день был жарким. Мне это показалось странным. Кроме того, девушка в черном плаще все время молчала, ни на что не реагировала и вообще не двигалась.

— Понятно… — нахмурившись, проговорил Люк и ощутил нервный озноб. — А больше вы не заметили ничего странного? У вас не создалось впечатления, что девушка в черном плаще — пленница этих людей?

— Трудно сказать, сэр. Мне показалось, что эта девушка очень крепко спала.

— А вы не знаете, куда дальше поехали эти люди?

— Кажется, кто-то из них что-то говорил о Лондоне. Но я в этом не уверен, сэр. Все это случилось несколько дней назад, и я мог что-нибудь перепутать. Если бы не их странная одежда, я бы вообще позабыл этот случай.

— Спасибо, возможно, вы дали мне зацепку, — сказал Люк и протянул мужчине золотой соверен.

Люк был очень задумчив, когда вышел из гостиницы. Если незнакомцы, которые искали рубин, похитили Роксану, то они наверняка должны были уже понять, что камня у нее нет. Что же они предпримут теперь? Люк молил Бога, чтобы они не сделали ей ничего плохого.

Поиски Роксаны шли уже несколько дней, и сегодня у него наконец-то появилась первая зацепка. Но что, если Роксану действительно увезли в Лондон? Искать человека в таком большом городе — все равно что иголку в стоге сена. Никогда в жизни еще ему не приходилось заниматься поиском человека, а в его нынешнем состоянии он мог думать лишь об улыбке Роксаны и прикосновении ее рук. Люк очень скучал по ней, жизнь без нее совершенно потеряла для него смысл. Кроме того, у него не было соответствующих навыков, и он нанял профессиональных сыщиков. Пришлось прибегнуть к их помощи, потому что на свои силы Люк уже не надеялся.

Может, лучше вернуться в замок и узнать у дедушки, не пришла ли записка с требованием выкупа за Роксану? Люк долго размышлял, прежде чем принять окончательное решение, вспоминая каждый свой шаг, чтобы понять, не пропустил ли он что-нибудь важное. Первое, что нужно сделать, — сообщить сыщикам о таинственной карете. Возможно, им удастся найти ее владельца. Этот человек или его слуги не могли не оставить каких-нибудь следов. И если похитители находятся в Лондоне или его предместьях, агенты Люка обязательно их найдут.

Подъезжая к замку, Люк увидел возле леса карету. Если судить по ее внешнему виду, она вполне могла принадлежать цыганам. И тут он вспомнил, что Роксана боялась мужчины по имени Черный Боб. Возможно, это он похитил Роксану, а Люк все время шел по ложному следу.

Спешившись, Люк привязал лошадь к кусту и подошел к женщине, которая стояла у костра и что-то помешивала в горшке, стоявшем на подставке. Женщина с подозрением взглянула на Люка и кого-то позвала. На ее зов из шатра вышел мужчина и двинулся по направлению к ним. Во взгляде его темных глаз таилась угроза.

— Добрый день, сударыня, — вежливо обратился к женщине Люк и снял шляпу. — Я не причиню вам никакого вреда. Я просто ищу одного человека и был бы вам очень признателен, если вы мне поможете.

— Все зависит от того, кого именно вы ищете, — ответила женщина. Люка очень удивил ее голос. Присмотревшись к ней повнимательнее, он понял, что женщина никакая не цыганка.

— Мужчину, которого я ищу, зовут Черный Боб. Он главный в труппе странствующих актеров. Они дают представления по всей стране.

— А что вам от него нужно, сэр?

— Вы не похожи на цыганку, — удивленно проговорил Люк. — У вас очень мелодичный голос. Вы, случайно, не актриса? Не знакомы ли вы, случайно, с Роксаной? Ее привела в труппу София и опекала, пока была жива. — Тут вдруг Люк заметил, с каким страхом женщина смотрит на него, и понял, что он на верном пути. Судя по всему, она знала Роксану. Подойдя к ней вплотную, Люк крепко взял ее за руку. — Значит, вы знакомы с Роксаной? Она здесь? Черный Боб похитил ее?

— Оставьте меня в покое! — закричал женщина. Теперь в ее глазах читался настоящий ужас. — Я ничего не знаю о женщине, которую вы ищете. Оставьте меня в покое!

— Она ничего не знает, — вступился за женщину мужчина, который вышел из шатра. Он смотрел на Люка с угрозой. — Уберите от нее руки, или вы пожалеете о том, что родились на свет. Проклятые аристократы, что вы о себе возомнили? Думаете, вам все можно? Если вы сейчас же не уберетесь отсюда, я убью вас.

— Я не собирался причинять этой женщине никакого вреда, — сказал Люк и отпустил ее руку. У Люка при себе был заряженный пистолет, но он не хотел до поры до времени пускать его в ход. Ему необходимо было выяснить, где находится Роксана, а если бы он вытащил оружие, то все испортил. — Я не побоюсь вступить с вами в схватку, сэр. Но я пришел сюда с мирными целями. Я ищу Роксану, и, думаю, вы прекрасно знаете, где она.

— Уходите, или я проломлю вам голову, — сердито ответил тот. Но тут к ним подошел еще один мужчина. Воинственный собеседник Люка повернулся к нему.

На лице его проступила смесь уважения и страха. — Мы ничего ему не сказали, Боб.

— Тише, болван, — зашипел на него высокий темноглазый мужчина. Он хмуро смотрел на Люка. — Значит, она и от вас сбежала? Эта неблагодарная дрянь и воровка? Она что-то у вас украла?

— Нет. Роксана на такое не способна. Я боюсь, что ее жизнь может быть в опасности. Почему вы называете ее воровкой?

— Он сказал мне, что она украла то, что принадлежит только ему. — Черный Боб прищурился. — Однажды я видел этот камень, пока София не успела его спрятать. Огромный рубин, размером с голубиное яйцо. Откуда у молодой девушки мог взяться такой ценный камень? Он обещал заплатить, если я скажу ему, где она скрывается. Я дал ему адрес дома, где она тогда находилась. Так что я следил за вами не из простого любопытства. Как только я узнал, что тот человек ищет Роксану, сразу понял, что дело нечисто. С этой девушкой связано что-то опасное.

— Где она? Вы ее похитили?

— Нет, я не похищал ее. Она отмечена печатью дьявола. И потому я не приму ее, даже если она приползет ко мне на коленях.

— Что вы имеете в виду?

— Она проклята. Он сказал, что этот рубин несет проклятие. Пока камень не будет возвращен на место, любой, кто к нему прикоснется, будет проклят.

— Кем бы ни был этот человек, он просто пугал вас, — презрительно проговорил Люк. — Роксана не воровка. Рубин ей передали на хранение. А человек, который предлагал вам деньги за информацию о Роксане, — индус?

— Да, мне кажется, он индус. Он был богато одет, так же как и вы. А вот на его слугах был странный наряд, и кожа их была очень смуглой. На головах тюрбаны, а у одного на поясе висел кривой меч. Они выглядели очень подозрительно, и я не поверил им, хоть они и хорошо мне заплатили.

Люк слегка наклонил голову. Судя по всему, Черный Боб действительно говорил правду. Все это совпадало с рассказом хозяина гостиницы и подтверждало версию Люка о том, что Роксану похитили из-за злополучного рубина.

— Если этот человек опять обратится к вам, передайте ему, чтобы он пришел в замок. Я отдам ему то, что он ищет, если он вернет Роксану. И не дай бог, с ней что-то случится! Я расправлюсь с ним. А заодно и с вами.

— Но я же не сделал ей ничего плохого. Я только сказал, где она находится.

— Роксана была в вашей труппе. Если бы вас действительно заботила ее судьба, вы пришли бы в замок и рассказали об этом человеке. А вы попросту предали ее. — Во взгляде Люка сквозило неподдельное презрение. — Вы жадный негодяй и не заслуживаете прощения. Советую как можно быстрее убираться отсюда и никогда больше не возвращаться. Иначе очень пожалеете об этом.

Люк был взбешен. Вскочив на лошадь, он поскакал прочь. С большим трудом он сдерживался, чтобы не повернуть назад и не расправиться с Черным Бобом. Но понимал, что ему придется сразиться с дюжиной крепких мужчин, и потому решил не поддаваться своему порыву. Он должен думать только о спасении Роксаны, а тратить время и силы на схватку с Черным Бобом и его друзьями, чтобы удовлетворить собственные амбиции, просто не имеет права.

По дороге в замок Люк не переставая думал о Роксане. Он так о ней беспокоился. Время шло, а никакой информацией о ее местонахождении он не располагал. Но может быть, в замке, в котором он не был уже шесть дней, удастся что-нибудь узнать? Возможно, граф получил записку с требованием выкупа. Во всяком случае, нельзя отправляться на новые поиски до разговора с дедушкой. Он не знал, что ему дальше предпринять. Во всех ближайших деревнях, гостиницах и на постоялых дворах, расположенных на тридцать миль вокруг, Люк уже побывал. Возможно, Роксана в Лондоне. А возможно, на корабле, направляющемся в Индию. Она красивая девушка. Ее красота могла привлечь определенного рода людей, которые берут женщин в плен отнюдь не в качестве прислуги.

Нет! Только не это! Ужасная мысль болью отозвалась в сердце. С губ сорвался стон. Ему вспомнились рассказы о белых рабынях, увезенных в восточные страны. А Роксана — настоящая красавица. Увидев ее, этот негодяй мог решить, что она куда ценнее проклятого рубина, за которым он охотился.

Платье, которое принесла ей Шули, приятно удивило Роксану. Она ожидала, что ей дадут что-нибудь вроде того, что носила сама Шули. Но перед ней оказалось дорогое шелковое платье от французского портного. Роксана примерила его, и сердце ее забилось от волнения. Ей вспомнилось; как она играла с принцем Ранджитом в детстве. Он был обаятельным, но немного эгоистичным и потому всегда сердился, если что-то получалось не так, как он хотел. В детстве Роксана восхищалась принцем, ходила за ним по пятам и жадно ловила каждое его слово. Но он больше не походил на того нескладного мальчика, став могущественным человеком в экзотической стране, полной неведомых тайн и опасностей.

О чем он хочет ей рассказать? И почему не позволил Шули самой поведать историю рубина?

Волосы Роксана решила собрать в тугой узел на затылке. Мельком взглянув на себя в зеркало, девушка отметила, что даже такая простая прическа не сделала ее менее привлекательной. Платье прекрасно сидело и было таким изысканно нарядным, что не требовалось никаких украшений.

— Вы такая красивая, мемб-саиб, — сказала Шули и странно на нее посмотрела. — Мой повелитель всегда восхищался вами, и мне кажется, что он намерен подыскать себе вторую жену. Мы женаты уже девять месяцев, а я так и не родила ему сыновей.

— Девять месяцев — не такой долгий срок, — улыбнувшись, ответила Роксана. — Вам нечего бояться, Шули. Я не собираюсь занять ваше место. Я очень благодарна вам за все, что вы для меня сделали.

— Мой повелитель не привык, чтобы ему отказывали, — заметила Шули. Она выглядела растерянной. — Если он захочет, то обязательно возьмет вас в жены.

— Если бы мы находились в Индии, во владениях его отца, он, безусловно, так и поступил бы, — сказала Роксана. — Но здесь, в Англии, он не сможет взять меня в жены против моей воли. К тому же я уже дала обещание одному мужчине выйти за него замуж.

И даже с ним помолвлена. Не думаю, что принц Ранджит возьмет в жены женщину, которая принадлежит другому мужчине.

— Да, возможно, вы правы. — Лицо Шули просветлело. Она протянула Роксане покрывало, усеянное блестками, чтобы та накинула его на голову и плечи. — Но если мой повелитель все-таки захочет взять вас в жены, я не буду очень возражать. Вы прекрасны не только телом, но и душой. Многие женщины мечтают стать женой моего повелителя. Но они не достойны такой чести.

— Но может быть, принцу будет достаточно и одной жены?

Шули печально покачала головой:

— В нашей стране у каждого мужчины нескольких жен. Если бы я родила ему наследника, то стала бы его любимой женой. Но теперь, разочаровавшись, он может сделать своей любимой женой какую-нибудь другую женщину.

— Вы должны дать ему понять, Шули, как вам это будет больно. Если он действительно любит вас, вы всегда будете первой в его сердце, пусть даже у него будут и другие жены.

— Может быть, вы и правы. — Шули сделала ей знак. — Мы не должны заставлять моего повелителя ждать, мемб-саиб. Я уверена, что он захочет сделать вас своей женой, но, узнав, что вы помолвлены, не будет на этом настаивать.

Сердце Роксаны билось от волнения, когда она шла за Шули. Она не могла сбежать отсюда, потому что не знала, где находится. Кроме того, у принца наверняка есть стража. Даже когда Роксана лежала в лихорадке, за ней постоянно следили. Принцу что-то от нее нужно. Роксана очень надеялась, что он хочет получить только рубин и ничего больше. Стать женой принца, уехать в Индию, жить в его гареме? Сама мысль об этом приводила ее в отчаяние.

— Не понимаю, — покачав головой, сказал старый граф. — Как она могла просто взять и исчезнуть? Почему ее никто не видел? Ни на дороге, ни в гостинице, ни в харчевне? Она не могла столько дней обходиться без еды и ночлега. А если ее похитили, почему не прислали записку с требованием выкупа? Я боюсь самого страшного: ее просто убили.

— Мне удалось кое-что узнать. Похоже на то, что ее похитили слуги какого-то богатого индуса, — мрачно проговорил Люк. — Мне кажется, им нужен рубин. Для них, видимо, это какая-то религиозная святыня. Но почему тогда они не пришли ко мне и не потребовали отдать этот проклятый камень? Я бы с радостью от него избавился.

— Этот цыган сказал тебе, что рубин проклят. — Руки графа дрожали. В глазах его читался неподдельный ужас. — Но ты не думаешь… ты не думаешь, что ее уже нет в живых?

— Нет, дедушка. Я уверен, что Роксана жива. Я бы почувствовал, если бы ее убили. — Люк нервно провел рукой по своим густым волосам. Под глазами у него залегли тени, лицо выглядело изможденным. Все это время он практически не спал. — Но я не ощущаю ее мертвой. Должно быть, ее где-то держат в заложницах. И если бы она не попала в плен, обязательно бы вам написала. С ее стороны слишком жестоко вот так бесследно исчезнуть. На Роксану это не похоже, она всегда думает об окружающих. Особенно о нас с вами. Она дала вам слово и обязательно бы его сдержала.

— Мы должны молиться, чтобы Роксана вернулась живой и невредимой, — сказал граф. — Твоим сыщикам ничего не удалось о ней узнать?

— Я съезжу в деревню и узнаю, нет ли вестей из Лондона, — ответил Люк. — Не волнуйтесь, дедушка. Я обязательно ее найду. Клянусь, что я не успокоюсь, пока не найду ее. Что бы ни случилось, она вернется домой… — Люк не стал произносить вслух одну ужасную мысль, которая вдруг пронеслась у него в голове. Он не хотел пугать дедушку.

Если Роксаны уже нет в живых, я найду ее тело и доставлю в замок, чтобы мы оба могли с ней попрощаться.

От этой ужасной мысли сердце его сжалось. Роксана, любовь, моя! Боже, сделай так, чтобы она была жива. Дедушка не переживет ее смерти… так же как и я.

— Входите и присаживайтесь, — сказал принц Ранджит, указав на красивый небольшой диванчик. Он поставил инкрустированный стул напротив дивана и сел только после того, как Роксана заняла свое место. Она помнила, что махараджа Джанкара отличался безукоризненными манерами. Его сын, похоже, тоже был истинным джентльменом.

— Пожалуйста, расскажите мне все, что случилось с вами, мисс Пиерсон. Мой отец пытался найти вас в течение нескольких месяцев. Ваши родные ничего не знали о вас и решили, что вас нет в живых.

— Несколько лет назад мне пришлось сбежать из дома моей тети, потому что там мне угрожала опасность. Потом я тяжело заболела, и одна женщина выходила меня, приютила и заменила мать. Ее звали София. Она жила в труппе бродячих актеров, хоть и была из благородного рода. Раньше у нее имелось множество покровителей из аристократов. Она заботилась обо мне до самой своей смерти.

Принц кивнул, и Роксана поняла, что эту часть истории он уже знает. Его люди начали следить за ней еще до того, как она поселилась в замке Хартингтонов. Теперь же принц хотел, чтобы Роксана рассказала ему то, о чем его люди узнать не могли.

— Рубин мне прислал отец, ваше высочество, — начала Роксана. — Он написал, чтобы я сберегла его, так как этот камень стоит целое состояние. Он собирался вернуться в Англию и поселиться где-нибудь вместе со мной. Но мои дядя и тетя решили присвоить этот рубин. Они собирались украсть его, а меня продать одному ужасному человеку для его грязных целей. Мне ничего не оставалось, как сбежать. — Девушка немного помолчала, а затем продолжила: — Пожалуйста, скажите, где сейчас мой отец? Он ищет меня?

— Мне очень жаль, Роуз Мари, — сказал принц и слегка коснулся ее руки. — Ваш отец был уверен, что вас нет в живых. Ваш дядя написал ему, что вы сбежали из дома и, вероятно, умерли от лихорадки. А еще в письме было сказано, что сбежали вы с рубином. Это правда?

— Да, рубин действительно был у меня. Но где сейчас мой отец? — Сердце Роксаны сжалось от нехорошего предчувствия. Пожалуйста, расскажите мне о нем.

— Ваш отец собирался вернуться в Англию и поселиться здесь вместе с вами. Но когда он узнал о вашей смерти, то решил остаться в Индии. Бросил службу во дворце моего отца и поселился в квартале для бедняков. Он помогал нуждающимся, а потом тяжело заболел. Восемнадцать месяцев назад он умер от лихорадки.

— Мой отец умер? — По щеке Роксаны скатилась слеза. В детстве она его очень любила. А потом на долгие годы забыла об этом. Но последние несколько дней Роксана постоянно думала о нем. И теперь сердце ее сжималось от мучительной боли при мысли о том, что ее отец умер, так и не узнав, что она жива. — Значит, я никогда больше его не увижу.

— Мне очень жаль, что принес вам такие печальные вести, — сказал принц и опять коснулся ее руки. — Когда саиб Пиерсон тяжело заболел, он написал вам письмо и оставил небольшое наследство. Я поместил все это в лондонский банк. Видите ли, в последние месяцы своей жизни ваш отец вдруг почувствовал, что вы живы. Хотя у него не было для этого никаких оснований. Он написал моему отцу и попросил разыскать вас. А кроме того, сообщил, что передал рубин вам. Мой отец очень удивился, что глаз все это время находился у вас. Он послал своих людей в Англию, чтобы они вас разыскали. Но только спустя несколько месяцев мы смогли найти труппу бродячих артистов, где вы тогда жили. Но вы опять исчезли.

— Значит, вы начали искать меня только полтора года назад?

Принц кивнул:

— Пока мы не получили письмо от вашего отца, мы думали, что рубин пропал, а вас нет в живых.

— Но неужели камень был украден? Неужели мой отец похитил у вас рубин?

— Нет, этот рубин никогда не принадлежал моей семье. Это глаз богини Бейшейры, и его украли воры — разорители храмов. Мой отец говорил, что саиб Пиерсон был доверчивым человеком и, скорее всего, купил у них камень, не подозревая ничего дурного. Он не знал, что глаз похищен из храма Бейшейры. Иначе никогда не купил бы его и уж тем более не прислал бы вам. Пока рубин не будет возвращен в храм, все, кто прикоснется к нему, подвергнутся проклятию. С тех пор как рубин украли, на жителей нашей провинции обрушилась лавина несчастий: болезни, пожары, таинственные смерти и многое другое. Народ считает, что всему виной пропажа рубина, а они понесли кару за то, что его не уберегли. Так что мой отец поручил мне разыскать не только вас, но и рубин. Я прибыл в Англию всего несколько недель назад. Моим людям не удалось разыскать ни вас, ни камень. Я встретился с человеком, который рассказал мне, где вы находитесь.

— Его звали Черный Боб?

— Да, он главный в труппе странствующих актеров. У меня был ваш портрет. Я показывал его разным людям и пробовал узнать, не видел ли кто эту девушку пропавшую пять лет назад. Я предлагал им достойное вознаграждение за любую информацию о вашем местонахождении. До нас доходили странные слухи о девушке, путешествующей в труппе бродячих актеров и потерявшей память. Я подумал, что это вы.

Но пока Черный Боб не пришел ко мне, я не знал, где вас искать. Потом прочитал объявление в газете о пропавшем рубине и сложил все эти факты воедино. После того как этот негодяй сказал, что у вас есть ценный рубин, я уже не сомневался в том, что вы — та самая девушка, которую я ищу.

— Но вы могли бы просто прийти ко мне и попросить вернуть рубин. Зачем было меня похищать?

— Простите меня, Роуз Мари. На вас напали не мои люди. Мы, наоборот, спасли вас от них и привезли сюда.

— Вот как? Тогда я ничего не понимаю.

— У моего отца есть брат — дядя Санджио, — стал объяснять принц. Глаза его сердито блеснули. — Он очень жестокий человек и мечтает стать махараджей после смерти моего отца. Санджио считает, что, если он найдет глаз и вернет его в храм, жители нашей провинции захотят, чтобы он унаследовал трон моего отца, хотя истинным наследником являюсь я.

— Значит, это вашего дядю я увидела в окне башни? Это он пытался взломать дверь комнаты, где граф хранит драгоценности? И это он напал на управляющего?

— Полагаю, что это действительно так, — ответил принц Ранджит. — В тот день я ездил в Лондон по другому делу. И потому не смог вовремя послать своих людей в замок графа, чтобы они присмотрели за вами. Потом я узнал, что Санджио скрывается и что-то замышляет. Мне нужно было его найти и помешать его коварным планам. Но я не мог доказать его причастность ко всем этим злодеяниям до того момента, как он попытался похитить вас. После этого его взяли под стражу и отправили домой. Отец накажет его за все. Мы не можем его отпустить, он слишком опасен.

— Понимаю, — ответила Роксана. — Спасибо, что ухаживали за мной, когда я была больна. Хотя, как я понимаю, вы действовали скорее в своих интересах. Вас интересует рубин, не так ли? Хотите, чтобы я отдала его вам?

— Когда вы были больны, я тоже страдал. Ваша боль словно проходила через меня, — сказал принц. — Прошу у вас прощения и готов загладить свою вину перед вами. Я знаю, как тяжело вам пришлось, и мне очень жаль вас, Роуз Мари. — Он немного помолчал, собираясь с мыслями. — Рубин все еще у вас?

— Нет, я отдала его своему жениху. Лорд Кларендон поместил его в надежное место. Он отдаст вам камень, если вы вернете меня в замок и докажете, что являетесь истинным владельцем рубина.

Принц нахмурился:

— Я без труда смогу доказать, что рубин принадлежит мне. Но этот лорд Кларендон действительно ваш жених?

— Мы с ним помолвлены и собираемся в ближайшее время пожениться, сэр.

— Понимаю… значит, я должен отвезти вас к нему в замок. — Взгляд принца помрачнел. Похоже, ему очень не понравилось, что Роксана обручена с другим. Шули была права, когда говорила, что принц хочет сделать Роксану своей второй женой. — По правде говоря, я разочарован. Я надеялся, что мы возобновим нашу дружбу. Ведь мы с вами детьми были очень привязаны друг к другу, Роуз Мари.

— Теперь меня зовут Роксана, а не Роуз Мари, — улыбнувшись, проговорила девушка. — У меня с вами связано очень много счастливых воспоминаний, сэр. Когда мы жили во дворце вашего отца и играли вместе, я относилась к вам как к брату. Я очень благодарна вам и Шули за заботу. Ваша жена спасла мне жизнь. Она не только красива, но и умна. Уверена, она принесет вам богатство и подарит сыновей.

— Но у нас пока нет сыновей, — нахмурился принц.

— У вас будут сыновья. Нисколько в этом не сомневаюсь, — сказала Роксана. Она немного помолчала, а затем заговорила вновь: — Мне кажется, что Шули до сих пор не родила вам наследников, потому что рубин проклят. А как только вы вернете глаз богине, она вознаградит вас и вашу жену и подарит прекрасных здоровых сыновей.

Принца очень тронули слова Роксаны. Он взял ее руку, поднес к губам и поцеловал.

— Лорду Кларендону очень повезло, — сказал принц. — Я завидую, что у него такая невеста, Роуз Мари. Вы очень умны, и, надеюсь, ваши предсказания сбудутся. Ведь это я нашел рубин и верну его богине. Когда я сделаю это, Шули подарит мне сыновей.

— Да, возвращение рубина целиком и полностью будет вашей заслугой, — улыбнувшись, согласилась Роксана. — Если вы отвезете меня в замок Хартингтонов, я позабочусь о том, чтобы вам как можно скорее вернули рубин.

— Мы поедем вместе, — сказал принц. — Я был очень рад встретиться с вами, Роуз Мари. Если бы все сложилось по-другому… но помолвка для меня священна, и я не хочу разлучать вас с вашим женихом. Я должен выполнить свое предназначение и вернуть богине глаз.

Глава 11

Люк спрыгнул с лошади и, передав уздечку конюху, пошел к дому. Он был голоден и совершенно выбился из сил. Во внутреннем дворе замка Люк заметил чужую карету и невольно подосадовал на непрошеных гостей, явившихся в такое неподходящее время. У него не было никакого желания принимать кого бы то ни было. Люк всего лишь хотел принять ванну, поужинать и как следует выспаться. Поиски Роксаны не увенчались успехом, и он уже начал думать, что никогда больше ее не увидит. Эта мысль тяжелым грузом давила на него.

— Милорд… — обратился к нему конюх, но Люк лишь раздраженно от него отмахнулся. — Но, милорд…

Конюх безуспешно пытался привлечь внимание Люка, но тот ушел в дом. Он поднимался по лестнице, когда в холл вбежала миссис Арлет.

— А вот и вы, сэр, наконец-то! — вскричала миссис Арлет. — Она вернулась, милорд. Мисс Роксана сейчас с графом, в маленькой гостиной.

— Роксана вернулась? Она здесь? — Люк с недоверием на нее уставился. У него закружилась голова от внезапно нахлынувшего счастья. Он уже совсем не надеялся, что Роксана когда-нибудь вернется целой и невредимой, и теперь никак не мог поверить в то, что это действительно случилось. Нужно немедленно пойти к ней и попросить прощения за все, чем он ее так обидел.

Люк распахнул дверь и в изумлении остановился на пороге: граф беседовал с каким-то джентльменом. Роксаны нигде не было видно. В этом джентльмене Люк сразу же узнал незнакомца, следившего за ним в Лондоне, изысканно одетого индуса, которого встретил в ювелирном магазине. Но где же Роксана? Неужели она опять сбежала?

— Где Роксана? — с ужасом спросил Люк. Сердце его сжалось от мучительного страха за нее. — Мне сказали, что она здесь.

— Люк, — обратился к нему граф. Как только он вошел, они сразу же замолчали. — Это принц Ранджит — сын индийского махараджи. Принц спас Роксану от негодяев, которые могли убить ее. Его жена ухаживала за ней во время тяжелой болезни. Как только она выздоровела, принц привез ее в замок.

— Но где она? — не удержавшись, снова спросил Люк, хотя и понимал, как глупо звучит этот вопрос.

— Я здесь, милорд.

Услышав ласковый мелодичный голос Роксаны, Люк порывисто повернулся и увидел, что она стоит в холле, позади него.

— Я поднялась в свою комнату, чтобы переодеться, так как хотела отдать принцу одежду, в которой сюда приехала.

Только сейчас Люк заметил, что у Роксаны в руках шелковое платье, такое роскошное и модное, словно его доставили из парижского магазина. Роксана же была одета в простое серое платье, которое Люк купил ей когда-то в Лондоне. Она была очень бледна и выглядела такой изможденной, словно перед ним стояла не живая девушка, которую он обожал, а только тень ее. Сердце его сжалось от боли при этой мысли.

— Простите, что доставила вам столько беспокойства. Дедушка рассказал, как вы искали меня. Если бы я могла, обязательно дала бы вам знать, где нахожусь.

Но, к сожалению, это было невозможно. Роксана сделала Люку какой-то едва уловимый знак, и тот понял, что лучше не задавать лишних вопросов.

Люк посторонился, пропуская Роксану вперед. Затем остановился посреди комнаты между принцем и дверью, заняв оборонительную позицию. Он готов был вступить с чужаком в схватку, если тот хотя бы попытается увезти с собой Роксану.

— Я бы хотел, чтобы кто-нибудь мне все объяснил, — вежливо заговорил Люк. Но, несмотря на внешнее хладнокровие, все в нем кипело. Он крепко сжал кулаки. — Я думал, вы исчезли навсегда, Роксана. Что же с вами все-таки произошло?

— У принца были причины скрывать до поры до времени мое местонахождение. Он боялся, что дядя Санджио и его люди могут разыскать меня и убить. Его дядя напал на управляющего, а кто-то из его людей оглушил меня в лесу и пытался похитить. К счастью, слуги принца оказались поблизости и спасли меня.

Люк нахмурился и злобно посмотрел на принца. Он с трудом сдерживал порыв наброситься на него. Как он смеет сидеть здесь с таким самодовольным видом? Люк не мог отделаться от ощущения, что интерес принца к Роксане вызван не только желанием вернуть рубин.

— Но неужели этот рубин настолько ценен, что из-за него вас могли убить?

— Это священный камень — глаз богини. Принц Ранджит, его отец и все жители индийской провинции были прокляты после того, как рубин выкрали из святого места. Мой отец, не подозревая об этом, купил его у расхитителей храмов. Я хочу отдать камень принцу Ранджиту, чтобы он смог вернуть его в храм.

— Но какой нам от этого интерес? Почему мы должны отдать камень, который стоит целое состояние?

Принц в гневе повернулся к Люку — его слова страшно его рассердили. Но тут Роксана сделал Люку знак, чтобы он замолчал.

— Я понимаю, что вам это не нравится, Люк, — проговорила она. — Но прошу вас, успокойтесь и постарайтесь понять, что это справедливое решение. Принц Ранджит — мой друг. Я знаю его с детства. Принц обещал передать мне письма моего отца к махарадже, которые остались у него после смерти папы. Ему можно доверять. Он человек надежный, такой же честный и справедливый, как и его отец. А рубин просто необходимо вернуть в храм. Прошу вас, согласуйте этот вопрос с вашим банком, Люк. Пожалуйста, сделайте это как можно скорее. А обо всем остальном мы с вами поговорим позже.

Люк заскрипел зубами. Роксана сказала, что принц Ранджит — ее близкий друг. И судя по всему, они отлично ладят между собой. Какие жадные взгляды принц временами бросает на Роксану! В них явно читается откровенное вожделение. Да и Роксана, кажется, тоже очарована им. А впрочем, чему удивляться? Он сам виноват, так обидел ее. Ни одна женщина не в силах простить тех оскорблений и грубостей, которые Люк допустил по отношению к ней. А этот восточный принц с безукоризненными манерами, конечно, не мог не произвести на Роксану приятного впечатления.

Принц Ранджит поднялся и с надменным видом приблизился к Люку:

— Будьте уверены, вы ничего не потеряете! Мы заплатим вам сумму, которую вы получили бы, продав этот рубин. Даже в два раза больше, чем любой ювелирный магазин. Но Роуз Мари должна вернуть его нам добровольно.

— Роуз Мари? — Люк с удивлением взглянул на Роксану. Сердце его забилось от волнения. Какая прекрасная девушка! Нет, он не достоин ее! И ничего изменить невозможно. Он сам все разрушил, не пожелав принять свои чувства к ней. Он полюбил ее сразу, но понял это слишком поздно. Как же теперь она его ненавидит! Нет, Роксана его никогда не простит, после того как он устроил эту безобразную сцену! — Вы действительно хотите отдать рубин принцу, Роксана?

— Да, конечно. Мы же с вами с самого начала собирались вернуть рубин его истинному владельцу, как только он объявится. Мой отец оставил мне в наследство десять тысяч фунтов. Принц поместил эти деньги в лондонский банк. На жизнь мне этого более чем достаточно.

Теперь, когда у Люка появилась возможность внимательнее присмотреться к Роксане, он увидел, как сильно она изменилась за время отсутствия. Несмотря на болезненную бледность, девушка выглядела более спокойной и уверенной в себе. Взгляд ее стал живее, и она не нуждалась больше в его помощи. У нее было целое состояние и страстный поклонник, восточный принц. А Люк… Люк не имел на нее никакого права. Если она захочет, он должен будет ее отпустить.

Люк повернулся к принцу:

— Прекрасно. Не могли бы вы пройти вместе со мной в библиотеку, сэр? Я напишу письмо управляющему своего банка, и вам отдадут рубин, как только вы туда обратитесь.

— Как пожелаете, сэр. — Принц кивнул на прощание графу: — Спасибо вам за теплый прием, сэр, — а затем, поцеловав руку Роксане, сказал: — Мой отец приглашает вас в гости, Роуз Мари. Двери нашего дворца всегда для вас открыты. Я отношусь к вам со всем восхищением и симпатией, на какую только способен. Для меня вы тоже были бы желанной гостьей. Пусть боги оберегают вас от всех напастей. — И, бросив неприязненный взгляд на Люка, принц проследовал за ним в библиотеку.

Роксана замерла посреди комнаты, не зная, что делать дальше. Но граф ласково кивнул ей:

— Они сами во всем разберутся, юная леди. Сядьте и расскажите мне еще раз, что с вами случилось. Этот Санджио действительно такой негодяй, как описал его принц? Неужели это его люди напали на вас?

Улыбнувшись, Роксана пододвинула стул к кровати графа и взяла его за руку.

— Хорошо, дедушка, я обо всем вам расскажу, — сказала она. — Вообще-то принц Ранджит ужасный фантазер. Когда мы были детьми, он часто обманывал меня, чтобы все было так, как он хочет. Он всегда был избалован и несколько эгоистичен. Но я знала, когда он обманывает, а когда говорит правду. И если бы он обманул меня сейчас, то я бы сразу это поняла. Его дядя хочет стать правителем провинции после смерти нынешнего махараджи. 'Хотя по праву это место принадлежит принцу Ранджиту. Если бы Санджио удалось найти рубин и возвратить камень в храм, подданные принца могли его свергнуть и сделать махараджей его дядю.

— Понятно, эта часть вашего рассказа мне стала ясна, — проговорил граф. — Но почему принц не дал нам знать, что вы находитесь у него? Вы говорили, что были больны?

— Да, я пролежала в жару несколько дней. Потом пришла в себя, но была настолько слаба, что не могла встать с постели. Шули ухаживала за мной, а доктор лечил. Когда я полностью оправилась, принц Ранджит обо всем мне рассказал. Я думаю… — Роксана замялась, но затем решила сказать правду. — Мне кажется, принц хотел, чтобы я стала его второй женой. Во всяком случае, Шули очень этого боялась. Но, узнав, что мы с Люком помолвлены, принц согласился отвезти меня домой, в замок.

— Да, замок — ваш настоящий дом. Вы должны всегда это помнить, — сказал граф. — Вы поступили очень глупо, сбежав отсюда, юная леди. Я бы никогда не стал требовать от вас, чтобы вы вышли замуж за Люка против своей воли. Но мне просто необходимо, чтобы вы были рядом со мной. В ваше отсутствие мне не хотелось даже просыпаться по утрам.

— Простите меня, — сказала Роксана и опять коснулась его руки. — Как только я сбежала из замка, то сразу же об этом пожалела. И если бы меня не похитили, я обязательно вернулась бы назад. Я была очень расстроена, хотя и понимаю, как это все глупо с моей стороны. Я знаю, что Люк любит меня гораздо меньше, чем я его. Но я дала вам слово, что выйду за него замуж. А замок я действительно считаю своим домом, сэр.

— А как насчет моего болвана внука?

— Люк должен сам мне объяснить, чего хочет, — сказала Роксана. Глаза ее наполнились слезами, но девушка была слишком горда, чтобы расплакаться. — Но я выйду за него замуж, если Люк не передумал.

— Мой внук совершенно запутался в самом себе. В этом есть доля и моей вины, — заговорил граф. — Я обвинил Люка в том, в чем он в действительности виноват не был. Это произошло потому, что я так и не смог простить его отцу, Джону Кларендону, гибели моей дочери. Ведь он никогда ее не любил. — Старик тяжело вздохнул. — Я заставил его жениться на ней. И с Люком чуть не повторил той же ошибки, вынуждая вступить в брак. Пожалуйста, простите меня и останьтесь здесь, в замке, Роксана. Для меня вы теперь как внучка, и надеюсь, что этот замок станет для вас настоящим домом. Слово теперь за вами с Люком.

— Я была бы рада… — начала Роксана, но не успела договорить — дверь распахнулась, и вошел Люк. Он был настолько взбешен, что у Роксаны перехватило дыхание. — Принц уже ушел? — осторожно спросила она.

— Будь он проклят! — воскликнул Люк. — Он просто наглец. Просил меня разорвать помолвку, чтобы взять вас в жены.

— Мне очень жаль, что он вас рассердил, — отозвалась Роксана. — Наверное, принц хотел сделать меня своей второй женой, потому что в детстве мы были близкими друзьями.

— Это переходит всякие границы! — в раздражении воскликнул Люк. Глаза его блеснули от гнева. — Ваше счастье, что рубин был в банке, когда он нашел вас в лесу. Иначе он забрал бы его, а вас бросил бы в канаве умирать.

— Люк, вы не должны так отзываться о нем. Это очень несправедливо с вашей стороны. Вы не должны говорить о нем в таком тоне. Принц — благородный и честный человек, — холодно проговорила Роксана. — Я знаю, что основной целью его приезда в Англию был рубин, для этого он и разыскивал меня. Но он рассказал мне о наследстве, которое оставил отец, и готов его совершенно безвозмездно мне передать. Будь он нечестен, разве бы так поступил? Я ничего не знала об этих деньгах. Что ему стоило их присвоить?

— Но ведь ваш отец купил этот рубин. По праву этот камень принадлежит вам, Роксана. И он стоит не меньше двенадцати тысяч фунтов.

— Но я сама хотела от него избавиться. Этот рубин приносит несчастья. Вы же знаете его историю. Индусы — очень суеверные люди. Возможно, проклятие _ это всего лишь плод их воображения. Но если принц вернет рубин в храм богини, они станут счастливее.

Люк посмотрел на Роксану — в его взгляде читалась откровенная злость.

— Поступайте, как хотите. Это ваше право. Но знайте, вы меня очень обидели, отвергнув все мои подарки. Вы ничего не взяли с собой, когда покидали замок, и… — И тут взгляд Люка упал на левую руку Роксаны. На пальце у нее было кольцо с изумрудом, которое он ей подарил. — Вы надели это кольцо? Но ведь вы оставили его в замке, когда сбежали. Почему же сейчас изменили свое решение?

— Я не хотела, чтобы принц подумал, будто я обманула его, когда сказала, что мы с вами помолвлены. Как только я поняла, что принц намерен предложить мне стать его второй женой, сразу и придумала эту причину, чтобы его не обидеть.

Люк нахмурился:

— Я не прошу вас сдерживать свое слово, Роксана. Понимаю, я вам больше не нужен. Вы можете выйти замуж за своего принца, если вы так этого хотите. Я не имею права удерживать вас здесь.

— Люк, как вы можете так говорить? Почему вы так ко мне жестоки?

— Люк, не веди себя как болван! — прикрикнул на него граф. — Роксана только вернулась к нам, а ты уже стал с ней ссориться. Кроме того, она останется здесь в любом случае, независимо от того, как сложатся отношения между вами.

— Как видно, вам вполне достаточно общества друг друга, — процедил сквозь зубы Люк, повернулся на каблуках и вышел из комнаты, ничего не сказав на прощание.

Глаза Роксаны наполнились слезами.

— Он опять рассердился. Что я такого сказала?

— Люк просто упрямый осел, — в раздражении сказал граф. — Боюсь, мы с ним очень похожи. Он говорит это все из гордости, Роксана. Вот увидите, как только он остынет, будет на коленях умолять вас выйти за него.

Слезы жгли Роксане глаза, она украдкой вытерла их ладонью.

— Боюсь, Люк больше не хочет на мне жениться, дедушка. Да он никогда этого и не хотел. Это было просто деловое соглашение. И он собирался развестись со мной сразу после вашей смерти.

— Все это полная чушь. Люк любит вас, юная леди. Когда вы исчезли, Люк целыми днями искал вас. Он был просто одержим. Он не спал и не ел. Если бы вы не вернулись, он сошел бы с ума от горя. Да посудите сами, разве стал бы он так ревновать вас к принцу, если бы не любил?

— Что вы имеете в виду? — Роксана с недоверием посмотрела на графа. — Может быть… может быть, он рассердился потому, что слишком перенервничал из-за моего исчезновения.

— Я бы никогда не стал обманывать вас, — улыбнувшись, сказал граф. — Идите к нему, юная леди. Попробуйте все уладить, но, прошу, больше не сбегайте из замка. Мое сердце этого не выдержит.

— Обещаю вам, сэр, что не покину вас. Но мне кажется, вы преувеличиваете свою болезнь, чтобы меня удержать. Я чувствую, вы проживете еще много лет.

Старик рассмеялся:

— Возможно, вы и правы. И я выздоровею окончательно, если вы принесете мне добрую весть.

Наклонившись к графу, Роксана поцеловала его, а потом быстро вышла из комнаты. Где может быть Люк? Роксана надеялась, что он не уехал в Лондон, обидевшись на всех.

Дедушка был абсолютно прав, когда назвал Люка болваном. В ярости он выбежал из замка. Злоба душила его, он чувствовал себя обиженным на весь свет. Но, дойдя до розового сада, понял, как был неправ. Почему он всегда ссорится с Роксаной? Ведь он так любит ее. Люк вдруг вспомнил, в какое пришел отчаяние, когда его поиски не увенчались успехом. Это ли не доказательство любви? Его жизнь без нее была бы пустой. Он чуть не умер от горя, думая, что потерял ее навсегда. И вот она вернулась. А он опять ведет себя как самый настоящий болван. Но с другой стороны… Его просто взбесил этот разговор с принцем Ранджитом. И очень обидно, что Роксана вздумала его защищать.

К тому же Люк не имеет права жениться на Роксане, ведь он сделает ее несчастной. Она всю жизнь будет жалеть о том, что согласилась на этот брак. Принц пригласил Роксану погостить у него в Индии. Сильно же она изменилась за это время! Неужели в ней проснулась прежняя симпатия к принцу? Откуда этот новый и странный блеск в глазах? Теперь она не просто красивая девушка, в ней появилось что-то новое. Что-то, чего Люк не мог выразить словами.

Да, он болван и не заслуживает такой жены. Без сомнения, она решила не выходить за него замуж. Да и зачем ей это нужно? Сначала он убедил ее заключить фиктивную помолвку, с самых первых шагов дав понять, что это будет всего лишь деловое соглашение. Затем соблазнил. Ни одна уважающая себя женщина не простит подобного к себе отношения. Неудивительно, что она решила уйти от него. И даже теперь, когда она все же вернулась, он оскорбил ее. Ну и болван! Теперь-то уж точно он потерял ее навсегда.

— Люк, пожалуйста, подождите.

Обернувшись, Люк увидел Роксану, идущую за ним. Сердце его забилось от волнения. Роксана была одета в простое платье, но выглядела как настоящая королева. Походка сделалась царственной и гордой.

В лучах закатного солнца ее густые роскошные волосы горели огнем. Она была такой красивой, что Люк ослабел от нахлынувшего на него вожделения. Неужели он думал, что сможет прожить без нее?

— Роксана, — быстро заговорил Люк, — я понимаю, что меня невозможно простить. Мне нет никакого оправдания, Я не должен был говорить с вами так грубо. Вы имеете полное право поступать как вам угодно.

— Да, Люк, я действительно имею на это полное право. — Роксана гордо подняла голову и посмотрела на него. Взгляд ее был холодным и открытым. — Я очень привязана к вашему дедушке и никогда больше не оставлю его здесь одного. Хотя он и не так уж болен, как вы предполагали. Да, вы были правы, когда говорили, что новый приступ может оказаться последним. Но зато у графа очень сильная воля. Пока у него останутся хоть какие-то силы, он будет бороться за свою жизнь.

— О чем вы говорите? — Люк смотрел на Роксану прищурившись, словно хотел прочесть ее мысли. — Вы считаете, что мы должны сыграть свадьбу как можно скорее, чтобы добавить ему положительных эмоций?

— Может быть. — Роксана глубоко вздохнула. — В тот день, когда я сбежала из замка, я думала, что наша свадьба невозможна. Но потом, когда немного успокоилась, поняла, что совершила ошибку: я не должна была бросать вас и вашего дедушку. И если бы меня не похитили, я бы обязательно вернулась в замок и мы обо всем бы договорились.

Роксана выглядела такой спокойной и равнодушной, что Люк растерялся. Он не знал, верить ей или нет.

— Я не совсем понимаю, о чем вы говорите, — сказал он. — Вы хотите, чтобы мы заключили фиктивный брак или поженились по-настоящему?

— Все зависит от вас, — ответила Роксана. — Я бы хотела, чтобы мы сыграли настоящую свадьбу. Потому что очень люблю вас и хочу от вас детей. Даже когда вы не в духе, я и тогда не перестаю вас любить. Мне кажется, мы созданы друг для друга.

— Вы любите меня, даже когда я не в духе? — Он сжал кулаки, голос его звучал напряженно. — В тот вечер, после бала вы сказали… Мне показалось, ваше чувство ко мне нечто большее, чем минутный порыв. — Люк посмотрел Роксане прямо в глаза — в ее взгляде больше не было холодности. Кажется, она была взволнована не меньше его. Конечно, Роксана — прекрасная актриса, но и она не способна до конца спрятать свои чувства. Шагнув к Роксане, Люк притянул ее к себе и порывисто обнял. — А вы не думали, что мне нужно от вас нечто большее, чем спокойная, ровная любовь? Что мне нужна страсть, от которой теряешь голову?

Люк почувствовал трепетную дрожь Роксаны, их губы сплелись в жарком поцелуе. Отчаяние в душе Люка сменилось робкой надеждой.

— Вы ведь этого от меня хотели, не правда ли? — спросила Роксана, оторвавшись наконец от Люка. Голос ее дрожал. — Неужели вам совершенно чужда романтическая любовь? Неужели вас интересует только плотская сторона любви?

— Раньше я действительно думал, что не способен по-настоящему полюбить, — улыбнувшись, проговорил Люк. — Дедушка был прав, когда назвал меня болваном, Роксана. Я влюбился в вас с первого взгляда. Но не осознавал, как много вы для меня значите. До тех пор, пока вы не пропали. Я ведь думал, что никогда уже вас не увижу. Я люблю вас, Роксана. И мои чувства к вам — не просто дружеское расположение, а настоящая страсть. Я не представляю жизни без вас. Я хочу видеть вас каждый день, просыпаться рядом с вами каждое утро. Знать, что вы моя и мы всегда будем вместе.

Роксана всхлипнула, лицо ее было бледным и напряженным.

— Люк, я люблю вас. Неужели вы этого не поняли в ту ночь?

— В ту ночь я чувствовал только прикосновение ваших нежных рук, — прошептал Люк и обнял ее за талию. — Я понял, что вы влюблены в меня, и испугался этого. Я сбежал от вас, когда вы спали, потому что не хотел показать, насколько увлечен вами. И еще я не был уверен, действительно ли вы любите меня.

— Но вы же видели мое бескорыстие, я ничего не требовала взамен. Или вы этого не замечали?

— Просто вы почти никогда не показывали мне своих чувств. Вы прекрасная актриса. Я думал, ваши чувства ко мне не более чем игра, и боялся испытать горечь разочарования. Но еще больше боялся, что разобью вам сердце, если мы поженимся по-настоящему. Я думал, что такой же подлец, как мой отец. Но теперь знаю, что был к нему несправедлив. Женщина, которую он любил, умерла. И он женился на моей матери только для того, чтобы получить титул графа. После смерти своей возлюбленной он уже не в состоянии был никого полюбить, так как его сердце было похоронено вместе с той женщиной. Когда я подумал, что вас уже нет в живых, понял, что чувствовал мой отец, когда его возлюбленной не стало. Если бы вы погибли, а мне пришлось жениться на другой ради наследства, я бы никогда не смог ее по-настоящему полюбить. Вы так много для меня значите, Роксана. Если бы вы погибли, мое сердце навсегда бы обратилось в бездушный камень.

— О, Люк… — проговорила Роксана, из глаз ее хлынули слезы.

Люк вытер их кончиками пальцев, а затем страстно поцеловал Роксану в губы. Она застонала и еще крепче прижалась к нему. Они слились в объятиях, став одним целым, одним существом.

— Люк, мой дорогой. Когда я разобралась в своих чувствах и поняла, что потеряла, то очень испугалась, что больше никогда не увижу вас. Шули сказала, что принц хочет сделать меня своей второй женой, и на какой-то момент я пришла в самый настоящий ужас, думая, что он увезет меня в Индию насильно.

— Но ведь вы восхищались им. Я видел, как вы на него смотрели. Вы так изменились.

— Да, Люк, я действительно изменилась с тех пор, как узнала все о своем прошлом. Я боялась, что могу оказаться воровкой или кем-то еще хуже, и не была уверена, имею ли право стать вашей женой и хозяйничать в вашем замке.

— А мой дедушка сразу понял, что вы настоящая леди. Он хорошо разбирается в людях.

— Да, но сама я ничего о себе не знала. Я хотела быть уверенной, что достойна вас, Люк. Но теперь все тени прошлого ушли из моей жизни и я точно знаю, кто на самом деле.

— Значит, предчувствия относительно Индии вас не обманули?

— Да, мой отец был учителем принца. Когда моя мать умерла от лихорадки, отец отправил меня в Англию к тете. Но ее муж оказался настоящим подонком. Когда я подросла, он решил продать меня мужчине, который держал публичный дом. Но когда он узнал от тети, что отец послал мне рубин, захотел завладеть им, а меня убить. К счастью, я случайно подслушала их разговор.

— Будь он проклят! Если бы я мог, то своими руками расправился бы с ним.

— Тетя просила не убивать меня. Но она очень боялась мужа и ничего не могла изменить. В ту ночь, когда я услышала их разговор, я сбежала из дома. Я боялась, что он разыщет меня, и потому бежала, пока не выбилась из сил. На меня напал какой-то бродяга. Мне удалось вырваться, но все это так сильно на меня подействовало, что я заболела и потеряла память. Наверное, в бреду я что-то говорила Софии об Индии. Помню, в горячке звала на помощь няню и свою мать.

— Но почему София ничего вам об этом не рассказала, когда вы пришли в себя?

— Наверное, она боялась, что я опять заболею от потрясения, когда все вспомню. Она придумала игру, чтобы мягко разбудить во мне воспоминания, но у нее из этого ничего не вышло. И София решила, что мне лучше не вспоминать о своем прошлом. Она очень привязалась ко мне и хотела уберечь от всех опасностей. Кроме того, боялась, что опасность угрожает мне до сих пор, тщательно скрывала от окружающих мою историю, которую узнала из моего бреда. Поэтому люди принца так долго не могли меня найти. Когда София заболела, то рассказала, что я родилась в знатной семье, отдала рубин и посоветовала уйти из театра, продать камень и купить дом в каком-нибудь тихом местечке. Она надеялась, что я смогу удачно выйти замуж.

— София думала, что вы когда-нибудь встретите того принца, с которым играли в детстве, и сможете его очаровать? — сказал Люк. Голос его дрожал от ревности.

— В детстве мы действительно были дружны между собой, — улыбнувшись, сказала Роксана. — София однажды спросила меня о принце, но я ничего о нем не помнила. Наверное, рассказала о нем в бреду. Когда София говорила со мной о принце, я думала, что она имеет в виду кого-то из прежних своих поклонников. Ведь, придя в себя, о своем прошлом я ничего не помнила.

— Зато принц отлично помнит вас. И, кажется, испытывает к вам самое настоящее влечение.

— Может быть, но он умеет обуздывать свои чувства. У него была возможность взять меня силой, ведь я не могла оттуда сбежать.

— Просто в тот момент его больше интересовал рубин, чем вы, — зло проговорил Люк. — Принц знал, что я не отдам ему рубин до тех пор, пока он не доставит вас в замок. Поэтому он и привез вас сюда без особых возражений.

— Да, может быть, вы и правы. Но мне кажется, он понял, что я принадлежу другому мужчине, и потому решил отступиться. Я понимаю, что он рассердил вас, но поверьте, принц честный и благородный человек. А что касается рубина, он просто взял то, что принадлежит ему по праву.

— Вы можете думать о принце все, что вам заблагорассудится, но я останусь при своем мнении. Представляете, он предложил мне продать вас ему. Каков наглец! — воскликнул Люк. Лицо его помрачнело от злости. — Сказал, что заплатит любую сумму, которую я попрошу, лишь бы я уступил вас ему. На что я ему ответил, что вы бесценная жемчужина, которую ни продать, ни купить невозможно.

— Значит, принц хотел купить меня у вас? — в удивлении спросила Роксана. Слова Люка ее совершенно обескуражили. — Вы поэтому на него так рассердились?

— А чего вы от него ожидали? Принц сказал, что раз я собирался жениться на вас по расчету, то мне ничего не стоит от вас отказаться.

— Как он мог? — Гнев душил Роксану. — Он не имел никакого права так говорить. Я не ваша собственность. Я вообще никому не принадлежу.

— Именно гак я ему и сказал. Хотя, может быть, сформулировал это как-то иначе, — ответил Люк. Он не знал, что сказать, и лишь молча смотрел на Роксану, пытаясь прочесть ее мысли. — Вы сможете когда-нибудь простить меня, Роксана? Вы дадите мне шанс все исправить?

— Вы хотите, чтобы я вышла за вас замуж?

— Я прошу вас об этом. — Люк упал перед ней на колени и с чувством продолжал: — Роксана, я прошу оказать мне великую честь стать моей женой. Я люблю вас, и, если вы не откажете мне, я стану самым счастливым человеком на земле.

Роксана ответила не сразу, и сердце Люка упало. Вдруг она откажется выйти за него замуж? Но гут Роксана улыбнулась и заговорила:

— Я согласна, Люк. Пожалуйста, встаньте. Не нужно становиться передо мной на колени. Вы просто могли мне сказать, что любите меня. После нашей свадьбы вы сможете жить так, как вы привыкли, ездить в Лондон столько, сколько захотите. Единственное, чего я у вас прошу, хотя бы изредка возвращаться и любить меня.

— Я постараюсь всегда быть рядом и не разлучаться с вами даже на несколько часов. Я буду ездить в Лондон только по делам, моя дорогая.

Люк поднялся и обнял ее. Она почувствовала, как он возбужден. Его тело словно сжигал огонь.

— Я испытал к вам самую настоящую страсть, как только увидел вас, — хриплым шепотом проговорил Люк. — Сначала я хотел, чтобы мы стали любовниками, но… — Тело Роксаны напряглось от ответного желания. Люк прижал ее к себе еще крепче. — Но потом понял, что этого недостаточно. Наверное, уже тогда, когда я предложил вступить со мной в фиктивный брак, любил вас и никогда не смог бы с вами расстаться.

— Люк, неужели это действительно так? — воскликнула Роксана.

— А я для вас хоть что-нибудь значу? Я понимаю, что далек от совершенства, но вы в самом деле любите меня?

Роксана с нежностью ему улыбнулась:

— Наверное, я полюбила вас, как только увидела там, в лесу. Но окончательно поняла это недавно. Я боялась, что вы меня не любите и никогда не сможете полюбить. И еще мне казалось, как только вы догадаетесь о моих чувствах, решите, что я хочу заманить вас в ловушку.

— На какой-то момент мне так и показалось, и я испугался, — признался Люк. — Не хотел давать волю чувствам, поскольку считал, что это принесет вам только боль и страдания. Я видел, как мучилась моя мать. Мой отец не любил ее, да и не смог бы никогда полюбить. Он безжалостно разрубил узы, которые связывали его с ней. Я боялся, что однажды между нами произойдет то же самое. Но теперь понял, что этому никогда не бывать. Клянусь вам, Роксана, никогда в жизни я не заставлю вас усомниться в моих чувствах.

— Значит, мы должны сыграть свадьбу как можно скорее, — сказала Роксана и протянула ему руку. Глаза ее блестели от счастья. — Мне кажется, мы немедленно должны рассказать об этом дедушке. Он так беспокоится за нас. Долгие годы он был одиноким и несчастным. Между вами возникла пропасть непонимания. И она все увеличивалась и увеличивалась. Без посторонней помощи вы не смогли бы ее преодолеть. Теперь, надеюсь, вы стали ближе друг к другу?

— Вы поможете нам с дедушкой окончательно сблизиться и стать настоящей семьей. — Люк слегка коснулся ее щеки. — Когда вы исчезли, мы с дедушкой пришли в настоящее отчаяние, общее горе объединило нас, и мы поняли, как на самом деле друг к другу привязаны. Что ни происходит, происходит к лучшему. Если бы мы тогда так не поссорились с дедушкой, я бы не мчался во весь опор и не упал бы с лошади, и мы… Теперь мне страшно представить, что мы могли бы не встретиться.

— Да, вы правы, если бы я не сбежала в тот день от Черного Боба, никогда не оказалась бы в том лесу, — вздрогнув, проговорила Роксана и прижалась к Люку. — Боже мой, ведь мы с вами могли затеряться в этом огромном мире.

— Уверен, эта встреча предначертана нам судьбой. — Люк наклонился к Роксане и еще раз поцеловал ее.

— Пойдемте к дедушке. Мы должны успокоить его. Хотя мне кажется, он и так знает, что мы помирились.

— Думаю, старый плут теперь может быть доволен, — смеясь, проговорил Люк и нежно взял Роксану за руку.

Поужинав с Люком и Роксаной, граф отправился спать. А молодые люди долго гуляли под луной, наслаждаясь свежестью теплой летней ночи.

— Кажется, сегодня дедушка чувствует себя гораздо лучше, хотя, конечно, он все еще очень слаб.

— Мы должны сделать его жизнь как можно более счастливой. Постарайтесь чаще навещать его, когда будете жить в Лондоне.

— Раньше я думал, что жизнь в деревне скучна и однообразна. Но теперь, когда вы рядом, мои представления изменились. Конечно, мне временами придется отлучаться в Лондон по делам. Но по возможности мы будем уезжать туда вместе, а когда такой возможности не будет, я постараюсь возвращаться назад как можно скорее.

— А когда мы оба будем жить в Лондоне, станем навещать дедушку очень часто. Мы не должны оставлять его одного.

— Вы не только красивы, но и очень добры, — сказал Люк, прижав Роксану к себе еще крепче, и наклонился, чтобы поцеловать ее. — Я так хочу вас. Боюсь, мне трудно будет дождаться на шей свадьбы, Роксана.

— А зачем нам ждать? — прошептала Роксана. — Вам нет нужды заботиться о моей репутации — слуги все равно уже знают о том, что произошло между нами в ту ночь, после бала. — Рассмеявшись мелодичным, словно звон колокольчика, смехом, Роксана еще плотнее прижалась к Люку. — Отнесите меня в постель, Люк. Я тоже больше не смогу ждать. Ведь до свадьбы еще целых десять дней.

— Ах вы, соблазнительница! — воскликнул Люк и слегка коснулся ее щеки. — Раз беспокоиться о нашей репутации уже не имеет смысла, то я, пожалуй, выполню вашу просьбу.

— Вы выглядите просто чудесно, мисс Роксана, — в восхищении проговорила миссис Арлет, когда вошла в комнату с букетом белых роз и лилий, перевязанных красной ленточкой. — Как жаль, что в этот чудесный день рядом с вами нет ни друзей, ни родных.

— Все мои родные и друзья здесь, в этом замке, — улыбнувшись, ответила Роксана и под влиянием внезапного порыва поцеловала миссис Арлет в щеку. — А вы — мой лучший друг, миссис Арлет. Все так радушно меня приняли, когда я приехала. Да, моя мать умерла, но я храню о ней память, к тому же теперь у меня много друзей. Дедушка тоже души во мне не чает. Что же мне еще нужно для счастья?

— Вы настоящая леди, мисс. В этом не может быть никаких сомнений, — сказала миссис Арлет. — Мы так рады, что вы и его светлость собираетесь поселиться здесь, в замке, и сделать его своим домом.

— Медовый месяц мы проведем в Париже и несколько недель в году будем жить в Лондоне, но замок станет нашим главным домом. Мне так нравится это место. Лорд Кларендон знает, как мне здесь хорошо, и потому тоже будет проводить в замке большую часть времени.

— Мы очень этому рады, мисс Роксана. Его светлость уже поделился с нами своими планами по поводу переделок в замке и в усадьбе.

— Да, я знаю. Дедушка немного запустил замок, но Кларендон наведет порядок. Граф с нетерпением ждет всех этих переделок.

— Вам что-нибудь еще нужно, мисс?

— Нет, спасибо. Я уже почти готова. Спущусь через несколько минут.

— Хорошо, тогда я оставлю вас с Тилли одних. — В комнату вошла служанка. В руках она несла множество букетов, подарков и поздравительных открыток. — Мы все желаем вам счастья, мисс Роксана.

— Спасибо, — ответила Роксана и кивнула миссис Арлет на прощание. Как только экономка вышла, девушка закрыла за ней дверь. — Сколько подарков! — воскликнула Роксана, когда служанка положила букеты и свертки на туалетный столик. — Кто прислал все это?

— Часть из них от гостей, которые уже собрались здесь. А этот подарок, мне кажется, прислал сам лорд Кларендон.

Служанка протянула Роксане маленький сверток. Девушка открыла его и улыбнулась, увидев серьги с бриллиантами и жемчугом. Эти серьги очень хорошо сочетались с другими украшениями Роксаны: жемчужным ожерельем, которое подарил ей перед балом Люк, и браслетом с жемчугом и бриллиантами, который прислал ей утром граф. Прочитав поздравительную записку от Люка, Роксана улыбнулась, надела серьги, посмотрела в зеркало и удовлетворенно кивнула своему отражению. Рука ее наткнулась на маленький букет с небольшим свертком.

— А этот подарок от кого?

— Его прислали сегодня утром из Лондона, мисс. — Тилли взяла сверток и протянула Роксане.

Та открыла его, и у нее перехватило дыхание — огромная розовая жемчужина, без единого изъяна, выкатилась ей на ладонь. По форме она напоминала слезу, была оправлена в золото, и ее можно было носить в качестве подвески. Внимательно осмотрев жемчужину, Роксана поняла, что она просто бесценна. В коробочке с жемчужиной оказалась записка.

«Дар бесценной Жемчужине, которую невозможно купить, — прочитала Роксана. Увидев подпись, она нахмурилась. — От принца Ранджита и его семьи».

Положив жемчужину обратно в коробочку из черного бархата, Роксана надела ожерелье, которое подарил ей Люк.

— Пора спускаться вниз, Тилли, — сказала она. — Пожалуйста, соберите мои вещи. Я почти уже все уложила, кроме туалетных принадлежностей. Люк сказан, что нам не стоит брать с собой слишком много вещей, он хочет купить мне все необходимое в Париже.

— Как здорово, что мы едем в Париж! — не в силах сдержать своей радости, воскликнула Тилли. — Я никогда не была во Франции, мисс.

— А я когда-то путешествовала по Франции с труппой, — улыбнувшись, сказала Роксана. — Мне очень понравилось там, но эта поездка будет куда счастливее.

Взяв в руки букет, Роксана вышла из комнаты и осторожно стала спускаться по лестнице. Ее шлейф стелился за ней. Граф и слуги стояли внизу. Все собрались в холле, чтобы поприветствовать и поздравить ее. Роксана поцеловала графа, а затем повернулась к молодой женщине. Это была миссис Фокс. Они познакомились только накануне вечером, но Роксана уже успела искренне привязаться к ней.

— Миссис Фокс, я очень рада, что вы приехали сюда. Надеюсь, вам понравилось платье, которое мы вам приготовили. Люк столько мне о вас рассказывал. Ваш муж был его лучшим другом. Я счастлива, что и мы подружились.

— Платье просто великолепное. Спасибо за приглашение, — ответила Бет Фокс. — Пожалуйста, зовите меня просто Бет. Как вы знаете, я очень многим обязана Люку. После смерти моего дорогого Гарри я осталась совершенно одна с маленьким ребенком. У меня не осталось средств к существованию. Лорд Кларендон разыскал меня и купил дом. Кажется, вы какое-то время жили там, не правда ли?

— Вы имеете в виду чудесный домик в Хэмпстеде? Да, я жила там какое-то время. Недавно Люк рассказал мне вашу печальную историю, — улыбнувшись, сказала Роксана. — Я знаю, что ваш отец и родственники мужа отвернулись от вас, как только вы овдовели. Они были против вашей свадьбы с Гарри. Это очень жестоко с их стороны — бросить вас на произвол судьбы с маленьким ребенком. Я рада, что Люк помог вам, и я буду счастлива, если вы иногда станете приезжать к нам в гости.

— Люку очень повезло с невестой, — сказала Бет и поцеловала Роксану. — О нас с вашим мужем ходило множество грязных слухов. Злые языки утверждали, что между нами была связь. Но этого никогда не было и быть не могло. Ни Люк, ни я никогда бы не позволили себе оскорбить память о Гарри. Мы просто друзья.

— Люк — очень честный и благородный человек. А те, кто думает иначе, просто ему завидуют, — сказала Роксана. — Но теперь все присутствующие здесь поймут, что вы не любовница Люка. Ведь иначе мы бы не стали приглашать вас на свадьбу. Люк должен был сам объяснить это дедушке, но он слишком горд и упрям, чтобы опровергать всякие глупые сплетни. Люка все эти слухи просто выводили из себя, хотя он делал вид, что не придает им никакого значения.

— Вы так добры ко мне. Уверена, — понизив голос, заговорила миссис Фокс, — если бы не вы, меня никогда не пригласили бы в замок. Граф был другом моего отчима, а тот меня всегда недолюбливал. Но теперь граф сказал мне, что я могу приезжать сюда вместе со своим сыном, когда захочу. Он такой добрый человек, Роксана. Неудивительно, что вы так к нему привязались.

— Граф с самого начала принял меня очень радушно, — согласилась Роксана, подошла к дедушке и взяла за руку. — Нам уже пора? Мне бы не хотелось заставлять Люка ждать.

Заиграл орган. Люк повернулся к Роксане. Она стояла у нефа с графом, Бет и подружками невесты. Роксана была так прекрасна, что сердце Люка наполнилось гордостью. Он взял ее за руку и прошептал:

— Вы восхитительно выглядите, дорогая.

— Спасибо.

Рука ее слегка подрагивала, Люк ощущал волнение Роксаны все время, пока шла церемония венчания.

— Дамы и господа! Мы собрались здесь, чтобы стать свидетелями священного таинства брака между этими молодыми людьми. — Священник все говорил и говорил, задавал новобрачным вопросы. Люк отвечал на них уверенно и твердо. Голос Роксаны звучал чисто и звонко. Он гулким эхом отдавался в стенах церкви.

Люк поднял белую вуаль, ниспадавшую с атласной шляпки Роксаны, и нежно поцеловал ее. После этого новобрачные встали перед главным алтарем, и священник благословил их. Потом они прошли в ризницу и поставили в книге регистрации свои подписи. Раздался колокольный звон, и Люк с Роксаной вышли из часовни. Их стали поздравлять и осыпать лепестками цветов и рисом.

Выслушав поздравления гостей и приняв от них подарки, Люк взял свою невесту под руку и повел к карете, стоявшей у дороги. Он помог ей сесть и, как только дверца кареты закрылась, обнял ее и поцеловал.

— Моя дорогая, моя любимая, — заговорил он страстным шепотом. — Я боялся, что этот день никогда не наступит. И вот он все-таки наступил. Теперь я самый счастливый человек на земле.

— Спасибо вам за подарок, который вы мне прислали. Это был просто замечательный сюрприз, — сказала Роксана, коснувшись жемчужной сережки.

Люк улыбнулся и погладил ее по щеке:

— Эти сережки всего лишь небольшая часть того, что я хочу подарить вам, моя дорогая. У меня для вас приготовлено еще много приятных сюрпризов. Вы их увидите, когда мы останемся одни. А в Париже вы сможете выбрать по своему вкусу все, что пожелаете.

— Вы меня балуете, — смущенно сказала Роксана и подвинулась к нему поближе, чтобы поцеловать. — Я очень рада подаркам, Люк, но ваша любовь — самый дорогой подарок.

— Моя любовь всегда будет с вами, — хриплым шепотом пробормотал Люк. — Вы мое бесценное сокровище, Роксана.

— Это самый счастливый день в моей жизни. — С этими словами Роксана поцеловала его.

— Моя любимая! — Люк притянул ее к себе, и страсть захлестнула их обоих. — Как же мне повезло!

Дом был переполнен гостями. Смех и гул голосов раздавались в гостиных, с террас доносились восхищенные возгласы гостей, вышедших полюбоваться закатом. В этот день у слуг замка не было ни минуты отдыха: любое пожелание присутствующих исполнялось мгновенно. Свадьба стала великим событием для всех друзей и родственников Кларендона, и потому приглашенные прибыли в замок со всех концов страны.

— Я никогда не думал, что этот день когда-нибудь наступит, — обратился граф к Роксане, когда она принесла ему кусок фруктового свадебного пирога, порытого белой глазурью. — Я никогда не видел Люка таким счастливым, юная леди. Я даже представить себе не мог, что он может по-настоящему полюбить. Но теперь в этом нет никаких сомнений. Он очень изменился, и я этому рад.

— Нам обоим повезло друг с другом, — сказала Роксана и взяла графа за руку. — Но это отчасти и ваша заслуга, дедушка. Люк рассказал мне о вашем разговоре. Вы помогли ему понять, что он может навсегда потерять счастье всей своей жизни.

— Я должен был рассказать ему эту семейную историю еще много лет назад, — покачав головой, сказал граф. Но лучше поздно, чем никогда. Люк изменился — и это самое главное.

Заиграла музыка. Люк подошел к Роксане, взял ее за руку и вывел на середину зала. Величаво и чинно выступали пары, один торжественный танец сменял другой, но тут заиграл вальс — и стремительный вихрь подхватил Роксану и Люка.

— Я хотел бы остаться с тобой наедине, — прошептал он ей на ухо. — Сколько нам еще этого ждать?

— Люк… — Роксана немного от него отодвинулась и соблазнительно улыбнулась. — Потерпи, любимый. Скоро, очень скоро. У нас впереди целая жизнь, чтобы любить друг друга.

— Мне одной жизни мало, — страстно шепотом прошептал Люк. — Я хочу вновь и вновь обладать тобой. Для этого даже вечности не хватит.

Люк и Роксана находились во власти странного и сладостного чувства. Никогда прежде ничего подобного они не испытывали.

— Я бы хотела переодеться. Постараюсь вернуться как можно скорее, — сказала Люку Роксана. — Но если ты пойдешь со мной…

Она не закончила фразу, но ее взгляд выражал то, что осталось недосказанным.

Роксана сняла свадебное платье, завернулась в мягкое шелковое покрывало и принялась расчесывать волосы. Роскошные рыжие локоны раскинулись у нее по плечам.

— Вы можете идти, Тилли. Я позову вас, когда мне понадобится помощь, — сказала она служанке. — Мне нужно немного отдохнуть, а потом я вернусь к гостям.

— Да, мисс. То есть миледи. — Покраснев, Тилли неловко поклонилась. — Позвоните, если вам что-нибудь понадобится.

Кивнув, Роксана улыбнулась Тилли. Она как раз наносила духи на запястья, когда дверь открылась и вошел Люк. Роксана поднялась ему навстречу и обворожительно улыбнулась.

— Я сказала Тилли, что хочу отдохнуть перед тем, как начну готовиться к балу, — прошептала она. — И хотя я совсем не устала, расстелила постель. Может быть… — Она запнулась и выжидательно посмотрела на Люка.

Он обнял ее за талию и тоже зашептал:

— Гости, которые будут присутствовать на балу, разошлись по комнатам, чтобы отдохнуть и переодеться. Остальные разъехались. Если мы будем отсутствовать час или даже чуть больше, никто этого не заметит, дорогая.

— Люк… — Роксана прижалась к нему, млея от его поцелуев. — Я так тебя люблю.

Люк обнимал Роксану, они долго и страстно целовались. Потом он отнес ее в кровать и бережно положил на душистые шелковые простыни.

Роксана дрожала от возбуждения. Люк принялся страстно целовать ее плечи, грудь, касаться губами бедер. Поцелуи Люка уносили Роксану в заоблачную даль, в мир чувственного изысканного наслаждения.

Люк быстро разделся. Роксана увидела его возбужденную плоть. Он вошел в нее, и она чувствовала жар его тела, горячего от вожделения. Роксана застонала и выгнулась, стараясь впустить его как можно глубже. Они слились в чувственном порыве, унеслись в чудесные края, известные только влюбленным. Люк издал крик восторга, когда страсть их достигла апогея и на них накатили волны наслаждения.

Потом они молча лежали в постели в сладостном изнеможении. Люк положил голову Роксане на грудь.

Немного отдохнув, они поднялись. Роксана села у туалетного столика и принялась расчесывать волосы.

— Мне нужно пойти в свою комнату переодеться, — сказал Люк, но, не в силах удержаться, нежно откинул волосы Роксаны и поцеловал ее в шею.

Некоторое время он безмолвно стоял рядом и смотрел, как Роксана расчесывает волосы. Люк все медлил и оттягивал тот момент, когда ему придется ненадолго покинуть Роксану. Машинально он взял в руки какую-то коробочку и открыл ее. Лицо его вытянулось, когда Люк увидел то, что лежало внутри.

— Откуда это у тебя?

Роксана повернулась к Люку и увидела, что он держит на ладони жемчужину, которую прислал принц.

— Мне прислали это сегодня утром. Тилли принесла это вместе с другими подарками. Это от принца Ранджита и его семьи.

— Это бесценная жемчужина, — нахмурившись, сказал Люк и положил ее в сторону. — Ты собираешься надеть это на сегодняшний бал?

— Конечно нет. Я надену только те украшения, которые ты мне подарил, и еще браслет, который прислал мне дедушка. Зачем мне надевать этот жемчуг, Люк? Эта жемчужина очень красивая, но я считаю, что мы должны отослать ее назад. Мне не нужны подарки от принца.

Люк успокоился, гнев его поостыл, и неловкость между ними исчезла.

— Я могу отослать жемчужину назад, но мне кажется, это будет очень невежливо по отношению к принцу. Меня нисколько не оскорбляет этот подарок, Роксана. Тебе не нужно идти на такие жертвы.

— Я ни за что его не надену, но, если ты считаешь, что возвращать жемчужину назад невежливо…

— Тогда я отнесу ее в комнату, где хранятся драгоценности. Может быть, эту жемчужину захочет носить кто-нибудь из наших детей. — Люк улыбнулся Роксане и поцеловал ее. — Принц сказал, что ты настоящее сокровище. А я обидел его, рассердившись на то, что он осмелился предлагать мне за тебя деньги.

— Не стоит сердиться, любовь моя. — Роксана встала и обняла его. — Нашу любовь невозможно купить. Такие браки, как наш, заключаются на небесах. И нам не нужно ничего большего ни сейчас, ни в будущем. Я так счастлива. Париж — замечательный город, и я очень рада, что мы поедем туда. А этот замок, где я могу жить вместе с тобой и дедушкой, для меня дороже всех городов мира.

— Ну, вот вы и дома, — радостно приветствовал их граф. Роксана поцеловала его в щеку. — Вы выглядите такой счастливой, юная леди. Вам понравился Париж?

— О да, Париж — прекрасный город, и путешествие наше было просто замечательным, — сказала Роксана и пододвинула стул атласного дерева к креслу, где сидел граф. Это был очень красивый изысканный стул, с овальной спинкой, длинными ножками, один из четырнадцати, изготовленных известным мастером Адамсом. Эти стулья стояли в разных уголках замка. — Но я так рада вновь оказаться дома, сэр. Люк скоро спустится и к нам присоединится. Скоро ему нужно будет съездить в Лондон по делам. Но он постарается вернуться как можно быстрее.

— Совсем не обязательно постоянно быть со мной рядом, юная леди. Просто навещайте меня время от времени.

— Иногда мы будем ненадолго уезжать в Лондон или Бат, но это еще не скоро. — Роксана улыбнулась графу. Радость переполняла ее, и ей хотелось поделиться ею с графом. — Я должна сообщить вам… Надеюсь, вы не будете обвинять нас с Люком в том, что это произошло так быстро, но… — Она смущенно замолчала. Нахмурившись, старик вопросительно смотрел на нее. — Я беременна. Я понимаю, срок очень маленький, и мы не можем быть уверены в этом наверняка, но мне кажется… Я могла забеременеть еще до свадьбы. Мы немного предвосхитили события, и наша брачная ночь произошла еще до свадьбы. Надеюсь, я вас не очень шокировала, сэр?

— Ребенок… — Граф растроганно смотрел на Роксану. В глазах его стояли слезы. — Вы в этом уверены, юная леди?

— Перед нашей поездкой в Париж я была у доктора, и он сказал мне, что я беременна. Может быть, на втором месяце или чуть меньше. Так что скоро у вас появится правнук.

— Наследник… Я думал, что мне придется ждать этого несколько месяцев или даже лет. Вы такая умница, Роксана. Как только Люк привез вас сюда, я сразу понял, что вы не обманете моих ожиданий.

— Возможно, это будет девочка, — осторожно начала Роксана. — Но мы не собираемся останавливаться на одном ребенке. Мы хотим, чтобы у нас было много детей, и сыновья, и дочери, и чтобы в вашем большом доме не смолкал детский смех.

— Пока вы с Люком были во Франции, замок не пустовал. Здесь постоянно были гости. Миссис Фокс приехала сюда на несколько дней со своим сыном. Я подарил ему пони, чтобы он мог кататься, когда они будут гостить здесь. Надеюсь, они будут часто сюда приезжать. Возможно, Бет Фокс купит дом недалеко от нашего замка, и вы сможете видеться друг с другом постоянно. Кроме того, меня навещали соседи, друзья, которых я не видел уже несколько лет, и даже крестная Люка. С тех пор как родители Люка погибли, я практически никого не принимал, а теперь понял, как сильно ошибался.

— Гибель родителей Люка стала ужасной трагедией, повлиявшей на всю вашу последующую жизнь. Но все это в прошлом. А впереди нас ждет счастливое будущее, полное любви и счастья.

— А Люк знает о том, что вы беременны?

— Да, и он очень счастлив. Люк хотел, чтобы я сказала вам об этом наедине, но скоро он спустится, и мы вместе отпразднуем это радостное событие.

Дверь отворилась, вошел Люк.

— А вот и ты, мой дорогой. Дедушка очень обрадовался, когда услышал от меня эту новость.

— Да, это просто прекрасно, Люк, — сказал граф. — Я горжусь тобой. Горжусь вами обоими. Это один из самых счастливых дней в моей жизни.

Люк посмотрел на Роксану. Взгляд его излучал бесконечную любовь и нежность.

— Мы надеемся, что и все последующие дни будут не хуже.

— Да. — Роксана встала и подошла к нему. — Мы решили, что вы дадите имя нашему ребенку. Не важно, родится мальчик или девочка.

— Пусть будет Эмили, если родится девочка, и Селвин — если мальчик, — сказал граф. — Честно говоря, я хотел бы, чтобы первый ребенок был девочкой. Но мы должны довериться воле Божьей.

— Да, вы совершенно правы. Хотя, скорее всего, у нас родится мальчик, — рассмеявшись, сказал Люк. — Что касается меня, то мне не важно, какого пола будет первый ребенок. Главное, чтобы роды прошли удачно и Роксана поскорее оправилась от них.

— Я хочу, чтобы у нас родились два мальчика и две девочки, — улыбнувшись, сказала Роксана. — Но главное, чтобы мы любили друг друга и были счастливы.

— Пусть принесут шампанского, — сказал граф. — Я хочу сказать тост за моего правнука. Слуги тоже должны отпраздновать это событие вместе с нами. И еще я хотел бы устроить праздник на открытом воздухе для простых людей, живущих в окрестностях замка. Позаботься об этом, Люк, и, если погода будет хорошей, я с радостью приму участие в этом торжестве.

— Хорошо, я отдам распоряжения слугам по поводу празднества, перед тем как уехать в Лондон. Я вернусь дней через пять. Вы можете на меня положиться, дедушка. Мой дом здесь, рядом с теми, кого я люблю. Будь моя воля, я бы не уезжал отсюда даже на день.

Дверь открылась, в комнату вошла миссис Арлет.

Граф что-то шепнул ей на ухо, и она, радостно улыбнувшись, вышла из комнаты. Ей предстояло рассказать о счастливом событии в семье Кларендон другим слугам и распорядиться по поводу шампанского для графа и Люка и лимонада для Роксаны.

— А если соседи и родственники поймут, что ребенок родился слишком рано? — проговорила Роксана. — Не шокирует ли их эта новость, сэр?

— Ерунда, — отмахнулся граф и хитро подмигнул Роксане. — Такое происходит довольно часто. Эмили родила нашего первенца на месяц раньше, чем все ожидали. Это был замечательный мальчик.

— Дедушка, — засмеялась Роксана, — да вы хитрец!

— О, знали бы вы меня в молодости! — воскликнул граф, бросив взгляд на Люка. — А Люк похож на меня даже больше, чем вы полагаете.

— Здравствуй, Селвин Люк Джон Арнольд Хартингтон, будущий лорд Кларендон и наследник этой развалюхи, — проговорил граф, глядя на правнука. Младенец лежал в кроватке возле постели Роксаны. — Ну, и как ты относишься к тому, что стал первенцем такой замечательной женщины, твоей мамы? Думаю, ты очень доволен собой и жизнью и готов от радости пуститься в пляс.

— Дедушка, — с ласковым упреком проговорила Роксана, — ему всего лишь день от роду и все, на что он пока способен, — это есть и спать.

— Это мой правнук. И он очень похож на своего отца и своего прадедушку, — с гордостью сказал граф. — Он вырастет замечательным парнем, и мы будем гордиться им. Может быть, он даже станет премьер-министром или знаменитым генералом.

— Он унаследует все самые лучшие качества от Роксаны, — сказал Люк, с любовью взглянув на нее. — Я уверен, что он будет гораздо благоразумнее всех своих предков.

— Конечно. Кстати, у него такой же нос, как у меня, и такой же рот, как у тебя, Люк, — рассмеявшись, заметил дедушка. — Ах я старый осел! Так восхищен, точно впервые вижу младенца. Роксана, я горжусь вами. Честно говоря, я очень беспокоился за вас и рад, что все прошло хорошо. Никогда не видел таких красивых детей.

— Спасибо вам, мой дорогой дедушка.

— Ну, я, пожалуй, оставлю вас ненадолго. Но и ты, Люк, должен дать Роксане отдохнуть. Ей нужно набраться сил.

— Да, я скоро уйду.

Люк улыбнулся, когда за графом закрылась дверь:

— Я никогда не видел, чтобы он был так счастлив и горд. Такое ощущение, что этот ребенок — его родной сын, а не правнук.

— Он так нас любит, — сказала Роксана. — А ты гордишься мной, Люк? Ты рад рождению нашего сына?

— Ну, ты же прекрасно знаешь, что рад, — ответил Люк, присел на краешек кровати и нежно погладил ее по руке. — Я самый счастливый человек на земле. Конечно, если не брать в расчет дедушку. Он выглядит гораздо моложе, чем раньше, и теперь я думаю, что он просто старый плут и проживет еще много лет.

— Здоровье у него действительно слабое, — возразила Роксана. — Просто счастливые события пошли ему на пользу, и он проживет с нами еще долго.

— Уверен. — Люк наклонился к Роксане и поцеловал ее. — Ну а теперь я должен послушаться дедушку и дать тебе отдохнуть. Скоро приедет Бет. Отдыхай. До приезда Бет тебе нужно хорошенько выспаться и набраться сил.

— Я и сейчас чувствую себя совсем неплохо, — возразила Роксана. — Но ты прав, мне действительно нужно немного отдохнуть. Только, пожалуйста, возвращайся скорее, любовь моя.

— Конечно. Я не собираюсь никуда уходить из замка, — ответил Люк, поцеловал Роксану и вышел из комнаты.

Роксана откинулась на подушки, улыбнулась, закрыла глаза и уснула.

Примечания

1

Шериф — должностное лицо в Англии — главный представитель правительства в графстве.


Купить книгу "Брачная афера" Херрис Энн

home | my bookshelf | | Брачная афера |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу