Книга: По ту сторону моря



Бердичева Екатерина.

По ту сторону моря.

(романтическое фэнтези)

Аннотация. Эта история отдельное, но, тем не менее, перекликающееся продолжение «Художника». В ней рассказывается про приключения на другом континенте уже в послевоенное время одной из близнецов семьи Ромьенус Сани. Про ее первое самостоятельное путешествие и, конечно же, переменившую всю ее жизнь любовь.

Пролог.

- Дорогие мои выпускники! Вот и пришел тот день, о котором вы мечтали с момента поступления в Академию долины Саламандр. Негромко говорил, собрав в зале весь немногочисленный поток, ректор Герин Эрайен, облаченный в самую свою нарядную мантию и сменивший вечно измазанные чем-то сапоги на черные замшевые туфли. В этом году вы завершили свое обучение, и прямо сейчас получите честно заслуженные вами дипломы. К сожалению, - он обернулся, и посмотрел на преподавателей, скромно стоявших у него за спиной, - нам не удалось устроить для вас праздник - Он опустил голову. Сами понимаете, подготовка к войне и, непосредственно, военные действия занимали наше внимание практически весь последний год. Да и особого желания веселиться, думаю, у вас нет, поскольку с нашей стороны, к сожалению, тоже есть убитые и раненые Теперь, когда все закончилось, не имеет смысла скрывать, что вряд ли мы, неплохие, по меркам нашего плана, маги, смогли бы победить трех выросших на крови чужого континента даймонов.

Ребята тихо зашептались между собой, а кто-то даже возмущенно выкрикнул:

- Ну и зря Вы нас не взяли! Мы бы здорово помогли!

- Не сомневаюсь, - мягко продолжил ректор, - но даже я и мой брат не могли ничего с ними сделать. Еще немного, и мы растворились бы в черной пустоте ледяного Хаоса Но, слава нашей Земле, притянувшей в свое лоно Хранителя Древа, мы все остались целы. Правда, этот Хранитель был совсем юным и мало что понимающим, однако, он сумел их уничтожить. Ценой собственной жизни. Теси, Сани, мое вам сочувствие!

Юноши и девушки удивленно оборачивались и смотрели на близняшек, тут же пустивших слезы, но постаравшихся их быстро убрать.

- А кто из их Клана был этим героем? Спросила светлая лекарка Ирма Пеерус из Дома Рыб. Девочки, неужели кто-то из ваших братьев?

Трое рыжих братьев Ромьенусов были сладкими грезами незамужних девиц разных возрастов и разных Кланов. И, хотя красавцами их назвать сложно, они были безумно обаятельными, изобретательными и умными. О них ходило множество разнообразных историй, но каждая девушка понимала, что у той, которой выпадет счастливый жребий стать женой одного из них, жизнь будет полна всевозможными событиями, приключениями и, конечно же, любовью! Поэтому потеря любого рыжего обернулась бы горькой скорбью всех женщин материка. Ибо каждая мать расцветающей дочери мечтала породниться со столь влиятельным и богатым Кланом!

Теси и Сани, взглянув на Ирму, обняли друг друга, и заплакали навзрыд.

- Девочки! Укоризненно проговорил Эрайен. Ну-ка, перестаньте разводить сырость! Мы уже говорили на эту тему!

Близняшки смолкли, но уткнувшись друг в друга, продолжали хлюпать носами. Вокруг них, плечом к плечу, дружно встали друзья-одногруппники и поклонники. Последних у ярких рыжеволосых и синеглазых красавиц было чрезвычайно много. Эти молодые, целеустремленные и амбициозные ребята втайне надеялись, что одна из девиц когда-нибудь обратит свое царственное внимание на плавящиеся от нежной страсти сердца и согласится стать невестой кого-нибудь из них И громом среди ясного зимнего неба грянуло объявление о помолвке великолепной Теси с парнем из дома Кайренов: Клана отщепенцев всего магического сообщества! К тому же, Риибат Кайрен учился всего на седьмом курсе! Правда, математико-магического факультета, и, кроме хороших мозгов, кулаки у него тоже были внушительные, но так пренебречь добропорядочными и богатыми Кланами! Парни обиделись. Но задумались, когда Кайренов начали привечать Старейшина Лайконик, сам ректор Эрайен, Риалон - Глава Оленей, владельцы самых богатых самоцветных разработок Сааминьши и их соседи по Северным Горам Барсы. А Клан Змеев Ромьенусов не то что возражал, а наоборот, полностью приветствовал и одобрял будущий брак. И счастливый Риибат Кайрен обязался оставшиеся три курса закончить за один следующий год.

- Господин Эрайен! Ирме надоело ждать, пока молодые люди с платочками и салфетками в руках оботрут потоки девичьих слез. Так кто он, Хранитель из Дома Змеев?

- Прости, Ирма, что не сразу ответил, - хмуро улыбнулся Эрайен, - это их родственник со стороны жены Главы Клана, Иржи Сааминьш.

Ребята, не ведающие того, что произошло в Заповедном лесу, ахнули. Ну кто же в Академии не знал маленького первокурсника Сааминьша? С ним и его самым близким другом, принцем Териделем, дружили многие, а общались, так уж точно, все. И вот этот мальчишка с черной косой и серьезным взглядом был Хранителем Древа? Тем самым загадочным существом, о котором легенды всего лишь упоминают? Он учился с ними, был совсем рядом, а они ничего не знали!

- А что с ним? Как он погиб? Почему? Посыпались вопросы выпускников. Дипломы были забыты, а ребят волновало лишь одно: как мог этот маленький парнишка победить исчадий Хаоса, черных даймонов, против которых бессильна любая магия.

- Ребята, - Эрайен даже отошел на один шаг назад, поскольку выпускники с горящими глазами подступили к нему вплотную, - меня там не было. Могу сказать лишь то, что Хранитель использовал саму энергию проявленного Древа, вытянув ее из оси мира. Описать процесс тоже не могу. Эти силы, к сожалению, нам, жителям сфер бытия, не подвластны. Знаю только одно. Его физическое тело было слишком слабым для таких потоков, а преобразовывать его он еще не умел Он умер для нашего мира. Девочки! Поморщился он, слушая возобновившийся слезопад сестер Ромьенус. Однако, в виде чистой силы, сейчас он где-то там, в Великом Древе.

- Мы все там будем! Всхлипнула Сани. Когда умрем!

- Не огорчайся, девочка! Для Хранителя, в отличие от нас с тобой, ничего невозможного нет. Он, научившись управлять потоками, может создать себе новое тело и вернуться обратно. Не надо расстраиваться. Мир не настолько прост, как мы вкратце рассказывали на занятиях. И вам всем еще предстоит это познать и, возможно, вывести новые уравнения и формулы, описывающие не только физические процессы, но и взаимоотношения Итак, приступим к торжественной части нашей небольшой церемонии. Мы, всем преподавательским составом, поздравляем вас с окончанием Академии!

Профессора, наконец, улыбнулись и захлопали. Вчерашние студенты вяло подхватили.

- Итак, - бодро продолжил Эрайен, - первые дипломы у нас получают те, кто, несмотря на стремление окружающих сбить их с пути истинного, не отвлекался на увлечения и развлечения, а совмещал приятное с полезным. Алессан Ромьенус! Эстесс Ромьенус! Эти отличные дипломы принадлежат вам по праву! Добро пожаловать в магическое сообщество!

Девушки, наконец, улыбнулись и подошли к Эрайену.

- Поздравляю! Чем намерены заниматься? Спросил он неугомонных сестричек, поскольку семейный темперамент Ромьенусов лучше направить в полезное русло сразу, пока он не вылился в какую-нибудь неправильную форму.

Теси покраснела и прошептала:

- Мы с Риибатом все лето будем у нас, в долине. К тому же, надо поддержать Сааминьшей. Да и Альеэро спрятался где-то на озерах. А работать буду пока в виноградниках. Также хочу попробовать со стеклом

- Вот как? Молодец. Сани?

Девушка подняла на него глубокие сине-зеленые глаза, оттененные длинными черными ресницами, и посмотрела прямо ему в душу.

- Иржи спас наш мир. А мы, - она оглянулась на парней своей группы, - хотим сделать его уютным, радостным и красивым. Поэтому мы решили отправиться на другой континент. Йожеф Теридель рассказывал, что там ничего нет. Ни лесов, ни зверья Да и жителей почти не осталось. Мы повезем семена, животных отстроим новые поселения, очистим реки. Разрушим города-ловушки. Эльфы тоже хотели отправиться с нами.

- Шустрые у нас дети! Сани, отец тебя отпустит?

- Он хочет передать полномочия Эрнаандо. Тем более, что братец и так фактически управляет долиной. А с ним я уже разговаривала.

- Хорошо. Ректор задумался. Все, кто серьезно собрался ехать на другой материк, поднимите руки.

Около тридцати ладоней взметнулись вверх.

- Завтра, к четвертому обороту пополудни, ко мне в малый зал с письменным разрешением Глав ваших Кланов! Девушки, ваши дипломы! И он, наконец, выпустил корочки из своих рук.

Девушки подпрыгнули от радости и отошли к ребятам.

- Следующий диплом вручается преданному почитателю и воплотителю идей, генерируемых сестрами Ромьенус, артефактору и разработчику новых приборов Колину Паату из Клана Волков.

Колина, как вдумчивого исследователя, все уважали. Но тихо огорчались, глядя на его безответную любовь к красотке Сани, которая, словно яркий огонек, освещала дорогу всем без исключения, но со своей высоты не замечала брошенных к ее ногам сердец.

- Держи, Колин. Эрайен протянул парню диплом и, не удержавшись, спросил: - как же ты не смог отговорить ее от этой опасной затеи?

- Я и не отговаривал. Пожал плечами парень. Раз ребенок смог отстоять мир, наверное, и мы его не бросим на произвол судьбы! Я поддерживаю Сани во всем!

- И мы! Раздались крики.

- Бери диплом. И до встречи завтра. Следующим ко мне идет Маттин Нибуус из Клана Кабанов. Твоя промышленная установка по откачке грунтовых вод настоящее чудо маготехники!

Девушки и ребята проходили перед лицом ректора. Их ауры медленно таяли в стенах этого заведения, ибо Академия отпускала очередных своих птенцов в свободный полет. Каким он станет? На бесконечном, по меркам этих существ, веку Эрайена, такое происходило далеко не в первый и последний раз. Но все равно, он продолжал отслеживать судьбы своих мальчиков и девочек, если надо вмешиваясь, и заставляя менять неправильные, с его точки зрения, решения. Но эту, ведомую Алессан Ромьенус, группу ни в коем случае нельзя было упускать из виду, иначе последствия, какими бы ни были благими намерения, придется расхлебывать не один год.

Отпустив ребят и еще раз пожелав счастья во взрослой жизни тем, кто остается, и, напомнив про собрание в зале тем, кто уезжает, Эрайен подошел к преподавателям.

- Хороший поток! Вздохнула госпожа Лирия Солинь, преподаватель географии и геополитики, а также студенческий образец для подражания, поскольку красавица-эльфийка была вне конкуренции даже среди молодежи. Даже жаль расставаться! Сколько умников и умниц!

- Так кто тебе мешает продолжать общаться с ними? Спросил профессор Беринель, ведущий медик и неотразимый эльф, влюбляться в которого девичьим сердцам мешал только высокий статус профессора, бывшего ведущим хирургом всего континента.

- Теперь у них другие интересы, Алесис, и мы в их число, к сожалению, не входим!

- Входим-входим! Только смотря с какой стороны. Никогда не поверю, что в твои летние археологические или географические поездки никто не напрашивался с целью написания диссертации или научного реферата!

- Это да. А просто пообщаться

- Лирия, детка, мы для них и после окончания Академии остаемся великими профессорами-небожителями, не снисходящими к простым смертным! Какое уж тут общение! Кстати, а не пойти ли нам в ресторан отметить окончание очередного учебного года и, заодно, наступившего мира?

- Согласна, Алесис, тряхнем стариной? Господин Эрайен, не хотите составить компанию?

- Нет, спасибо. Если стариной тряхну я, континент не прочихается. Так что отмечайте без меня. Господа! Приятного отдыха! А Вас, госпожа Сиерин, я попросил бы задержаться!

Преподаватели медленно расходились, обсуждая между собой различные темы. Кто-то собирался отдыхать, а кто-то в научные поездки со студентами практикантами. Профессор Герт рассказывал медику Коомину про особый состав рудных тел, обнаруженных под плато в Лучистых горах. А старшекурсники, отобранные им заранее, уже паковали рюкзаки.

- Госпожа Сиерин! Эрайен вплотную подошел к крепкой, невысокого роста, женщине. На Вас вся надежда!

- Вы о чем? Подозрительно посмотрела на обаятельнейшую улыбку ректора Сиерин. Когда он был так мил, следовало ожидать неожиданной пакости. Все свои долги я уже отдала с процентами и хочу месячишко отдохнуть где-нибудь на природе. Желательно, без детей!

- И я о том же! Ректор нагнул темноволосую голову и, взяв грубоватую руку преподавательницы, нежно ее поцеловал. Конечно, Вам просто необходимо развеяться! Море, песок летние светила и бесконечные травы

- Герин! Сиерин сверкнула глазами. Ты хочешь навязать мне эту бешеную компанию и вытурить на другой континент впахивать за десятерых? Не выйдет!

Надо сказать, что во всей Академии только Сиерин могла с ректором разговаривать на ты и перечить, поскольку их связывали не только учебные аудитории, но и совместные походы по всяким труднодоступным местам, где требовался внимательный глаз, быстрая реакция и надежное плечо. А имевшее место лет пятнадцать назад посещение изнанки и вовсе сделало их друзьями.

- Ну, Криссана, детка, выручи! Сама знаешь, в этом сезоне оторваться от нашего материка никак не смогу! Погибли наши соотечественники, долина Жаб испоганена, в ней не живут, а мучаются живые существа! А эльфы Изначального леса

- С ними-то что? Я вообще оттуда не встретила ни одного воина.

Сиерин, перестав возмущаться, начала разговаривать по существу, что означало уже половину согласия. И, закрепляя достигнутый успех, Эрайен вздохнул:

- Король Реновель оказался не совсем чистоплотным существом, Крис. Перед началом военных действий он похитил маленького Соолера, чтобы получить за него выкуп прилегающими к Лесу землями.

- Да ты что! Округлила глаза Сиерин. Но с чего он решил

- Я этого мальчика устроил в Академию бесплатно. Лайконик согласился с тем, что невинно пострадавшим детям необходимо помочь, и выделил грант на содержание и стипендию ребенку. А эльфы, подумав, что он представляет для Кланов интерес, решили немного заработать, украв мальчишку, а потом его «обнаружив». Ну и почему бы не попросить наградой для себя небольшой спуск в долину вдоль реки?

- И что ты с ними сотворил?

- Ну почему сразу сотворил? Ректор приподнял брови и невинно посмотрел в очи соратнице.

- Вот помнится бесов, которые «забыли» отдать тебе купленный у них артефакт, ты заставил читать «Взываем к Тебе, О, Боже», пока они довеском к покупке не подарили парочку межмировых переходов. Колись, что с бедными эльфами?

- Да все с ними нормально. Звереют потихоньку в своем лесу. За черненьким заборчиком. Надо навестить, может, уже раскаялись?

- И везде-то тебе надо! А я опять пасти студентов. Тем более, выпускников, которые и слушать меня не захотят!

- На самом деле, Крис, ты поедешь с группой не одна. Едут эльфы Светлого леса во главе с Тонимэлом Териделем, эльфы Вековечного, гномы и маги-люди. Все сильные стихийники. Порядок в группе должен быть железный.

- Надеюсь, меня начальником не поставишь?

- Крис, твое дело наши студенты. Контроль и безопасность. Кстати, пока мы будем восстанавливать долину Жаб, с вами отправятся Юста и Инчи Соолеры.

- А из детей Кланов кто-нибудь едет?

- Только Ироон Кайрен со своей командой и пара молодых лекарей из Единорогов. Вот Ироон и возглавит команду. Едете вы на четыре декады. А там будет видно.

- Ты уже все продумал!

- Да, Крис. Вот только выпускники не входили в мои планы. Но ведь если им не разрешишь, они все равно сделают по-своему. Взрослые, дипломированные маги! Кстати, чтобы они не мучились там глупостями вроде «птичку жалко» и «Сани забыла пожелать мне доброго утра», предложи им найти темы для аспирантуры. Ну и помоги немножко.

- А как же травка, песочек, ровный загар?

- Крис, ты же умничка и понимаешь, что в этом году отдыха, кроме лентяев и балбесов, не увидит никто! У всех слишком много дел. Кстати, в твоей группе есть социопсихологи. Вот займи их работой с местным населением. Это будет весьма познавательно! Собрание руководителей групп послезавтра у Лайконика в малом обеденном зале. Увидимся и, заодно, вкусно пообедаем!

И Эрайен, еще раз поцеловав женщине руку, растворился в воздухе.

- А я дура, опять растаяла перед его обаянием, словно мороженое! Посетовала Сиерин. И почему никогда не могу ему отказать?

Глава первая. Сани собирается в дорогу.

Сани и Теси сидели в своей большой девичьей комнате во дворце Клана Змей. Разговор получался бессмысленным и вялым, без конца заводящим в тупик. И, вздохнув, девушки снова умолкали.

Сани поднялась и прошла в гардеробную.

- Сотни прекрасных платьев! Когда теперь мне доведется их надеть? Она медленно провела рукой по кружевной отделке и блестящему шелку. В этом я мечтала танцевать на балу по случаю окончания Академии Помнишь, как я заказала вот это, с салатовым отливом, а ты - сиреневое? Согласись, мне больше подходят цвета лесной травы, поскольку мои глаза немного отливают фамильной отцовской зеленью, а твои чисто синие! А в этом платье я танцевала зимой! Помнишь, наш Иржик придумал озеро с рыбками? Знаешь, - Сани обернулась к сестре, стоявшей в дверях, - мы ведь с ним тогда танцевали, и от него совсем по-взрослому пахло парфюмом и, немного, вином



- Сани, успокойся, мне тоже очень жаль Но нельзя же постоянно лить слезы! И Альеэро носа не кажет, вовсе пропал на своих озерах. Даже не поздравил нас с окончанием Академии!

- Тебе не стыдно, сестричка? Наш мальчик погиб, а ты все думаешь о подарках! Лучше бы взяла Кайрена и прогулялась на озера. Может, Альеэро требуется помощь?

- Если ему что и требуется, то только полное уединение. А Кайрена он вообще прибьет!

- Зачем ему твой Кайрен?

- Никому не скажешь?

- Что не скажу? Сани отвернулась от платьев и пристально взглянула на сестру.

Теси помялась. Риибат просил ее не рассказывать о том, что произошло в Заповедном лесу. Но они с Сани с детства делились абсолютно всем: куклами, новостями, мальчиками

- Риибат убил Иржи - Глухо сказала Теси.

Глаза Сани вспыхнули, словно у пантеры перед прыжком.

- Ты знала - Прошипела она. И до сих пор с ним общаешься? Я выгоню из нашего дома этого урода! Пусти!

Но хрупкая Теси крепко сжала руки разъяренной сестры.

- Успокойся, послушай он сам попросил понимаешь, самому себя очень трудно Альеэро все знает! Эрнаандо и Луисо тоже там были! И Сааминьши. И ректор Эрайен. Он не мог поступить иначе! Ты не представляешь, как мучается Риибат!

Руки Сани обмякли, и она, присев на пол, тихо заплакала.

- Ты тоже никому не говори, хорошо? Попросила она сестру сквозь слезы и продолжила, когда та кивнула. Мне Иржи нравился. Он был еще маленьким, но я бы его дождалась. Знаешь, каким бы красавцем он вырос? Теси, у него была внешность ребенка, а говорил он, как наши братья, словно взрослый. А он - Девушка всхлипнула, - погиб!

- Ну, Сани! Теси присела рядом и обняла сестру за плечи. Он был просто очередным твоим увлечением, как и все остальные. Не расстраивайся! К тому же у него был наш великолепный Альеэро! Этот точно с тобой бы Дракончиком не поделился! Слишком он был для него важен. А то, чем наш братец заинтересовался, не получить никому.

- А я бы отвоевала! Сверкнула глазами Сани.

- Нет, моя дорогая сестричка. Ты просто не обращала внимания, как они смотрели друг на друга! Как братья, как возлюбленные Знаешь такое выражение «сердце моей души»? Вот они и были этим сердцем друг для друга.

- Глупости! Решительно произнесла Сани, вставая с колен. Мужчина должен любить женщину! Он подрос и полюбил бы меня!

- А ты? Улыбнулась Теси.

- А я и так его люблю! Серьезно сказала Сани. Облик не важен. Понимаешь, его невозможно не любить!

- Ладно. Что будешь брать из вещей?

- Две пары сапог, ботинки, брюки четыре штуки, блузы, кофты, куртки, белье Ужас, как всего много! Интересно, а кто-нибудь озаботился нашим питанием?

- Ну ты, сестренка, сказала! Кто начальник? Тебя никто за язык не тянул. Вот давай, впрягайся в ответственную работу и заботу. Ребят надо обеспечить палатками, плитками, посудой, туалетом, чайником, мылом, полотенцами, душем

- Теси! Я знаю, что ты умная. Давай я завтра сначала схожу к Эрайену со списком, который мы составим. Кстати, тетради и кристаллы для записи. Инструмент. Семена. Интересно, сколько времени я все это буду покупать и паковать? Боги, как же все сложно!

- Конечно. Это тебе не прогулка на пару дней к соседям в гости. Кроме всего прочего, надо взять у ректора карты местности с обозначенными чистыми источниками. И посоветоваться, чем лучше заняться и в каком месте.

- Как я там без тебя буду? Грустно посмотрела на сестру Сани. Мы ведь ни разу не разлучались! А теперь я уезжаю, ты выходишь замуж

- Ну, положим, замуж я выйду, в лучшем случае, через год, - Теси полюбовалась браслетом, - и жить мы остаемся здесь Ты смелая и сильная, сестренка. А я никуда не хочу уходить из дома. Мне так хорошо рядом с родными И я так люблю маленького Иржика! Отец, наконец, счастлив! И я хочу счастья. Только здесь, в окружении родных и любимого!

- Что-то голова пухнет от всего! Пойдем, прогуляемся. Зови своего тоскующего под дверью Кайрена!

В поездку на другой материк снаряжались три корабля. На двух из них растерянные и обманутые существа, пришедшие вместе с даймонами и теперь не представляющие как жить дальше и в чем смысл наступившей новой жизни. Третий корабль предполагалось загрузить вещами и членами передового отряда, который бы начал приводить управление материком в какой-то порядок и загружать местных жителей работой по восстановлению экономики и экосферы.

Ироон Кайрен разговаривал с поставщиками, принимал и отмечал прибывающие грузы, ругался с эльфами, чьи драгоценные семена слишком глубоко упрятали в трюм. Капитан ходил за ним следом и ворчал, что листья саженцев торчат из всех кают и мешают свободному передвижению вдоль бортов, что чан с концентрированной живой водой слегка подтекает, и под краником уже выросла и свободно перемещается по трюму какая-то пакость, неожиданно падающая на головы матросам и хватающая их за ноги. И что команда заходит туда только с баллончиком дихлофоса, который пытаются отобрать на подступах бдительные эльфы, сами не переступающие порог этого дурдома. Ироон хватался за голову и ругал себя последними словами, что согласился возглавить эту поездку. Но Эрайен, отец и ректор Академии в одном лице, был так убедителен! Хотя Кайрен иногда сомневался в этом неожиданном отцовстве: уж больно хитер был ректор и неукоснительно подчинял всех тем интересам, которые считал важными для мира, несмотря на родство и дружбу. А теперь еще и студенты, среди которых сестра невесты его сына! И как ему присматривать за этой своевольной и энергичной красоткой, по которой начнут сходить с ума все мужики в округе, вместо того, чтобы заниматься делом, он не представлял. Объясняя все это Эрайену, он просил не брать детей хотя бы в первую поездку, поскольку там ничего не организовано, и вообще непонятно, что их ожидает.

- А вдруг там сидят недобитые даяки? Пытался испугать он ректора.

Но тот философски улыбнулся.

- Детям надо с чего-то начинать познавать мир. В них столько энтузиазма и радости, что любой даяк наверняка захочет приобщиться к их веселому коллективу.

- Но если какой-нибудь ненормальный фанат нападет на них? Что я скажу их родителям?!

- Что из них выросли замечательные маги, отличающиеся умом и храбростью. Родителям будет приятно. А потом это первые, самостоятельно, вне семьи, заработанные деньги! Не переживай, Ироон, через декаду вам вслед придут еще два корабля. Да и мы с Олерином вас не оставим. Все будет хорошо! Пожимая руку, выпроваживал его из своего кабинета ректор. Не забудь магических голубков для переписки.

- Идиотская ситуация! Ворчал Кайрен, с легкостью переносясь снова в порт долины Оленей, что все-таки подтверждало отцовство Эрайена, поскольку ни один из детей Кланов не мог перепрыгивать из долины в долину. Чужеродные психи, улыбающиеся во все зубы эльфы, здравствуйте, и куча выросших и не нюхавших несвежих носков детишек Нет, справа в трюме посадочный материал! Капитан! Вы не знаете, что и где расположено в Вашем корабле? Может, мне за Вас и курс прокладывать? Едко огрызался он, очутившись в самой гуще портовой суеты.

Кислым взглядом окинув стоящие рядом судна для бывших завоевателей, он поинтересовался у Тонимэла Териделя, отвечающего в его команде за спокойное поведение собственных эльфов и иностранных граждан:

- С этими, - он кивнул на рассевшихся кучками вдоль причала скучных людей и эльфов, - проблем не было?

- Некоторые до сих пор не поняли, где они находятся, и что надо делать. Те, кто хоть что-то помнят, постоянно плачут. Но с ними работают наши психологи! Обстоятельно ответил Теридель и сверкнул белозубой улыбкой.

- Да по ним дурдом и каменоломни плачут, а вы с ними, как с малышами неразумными! Пришли, нагадили, а вы их утешаете! Пусть вон набережную восстанавливают!

- К сожалению, не могут. Без силы своих руководителей они очень слабы.

- А жрать за наш счет, - он кивнул на вяло потребляющих продовольствие завоевателей, - у них сил хватает? Вы хоть туалеты им поставили? А пользоваться ими научили, или они по привычке, под кустики? Короче, Теридель, если хоть одну кучу увижу, соберу всех психологов и лично поменяю им квалификацию. Ручной труд хорошо стимулирует головной мозг. Я доступно объяснил?

- Конечно, господин Кайрен! Спрятал улыбку Теридель. Надеюсь, язык наши гости понимают.

- Не поймут, объясняйте жестами. Вон, на корабле, у боцмана, я видел такой доходчивый багор

- Господин Кайрен, - страдальчески поморщился материализовавшийся рядом капитан, - привезли тюки с палатками Вот Вы мне скажите, - внезапно вспылил он, - у меня корабль резиновый? Куда мне девать все ваши инструменты, приспособления, месячный запас продовольствия?

- Разве их привезли не в уменьшающих контейнерах? Где этот проходимец Веронски? Мирил! Зачем ты принял эти товары? Соединись с купцом и поинтересуйся контейнерами.

- Здравствуйте! Прозвучал за его спиной глуховатый мужской голос. Вы господин Кайрен?

Ироон резко обернулся. Перед ним стоял невысокий темноволосый ромаал и терпеливо ожидал ответа.

- Нам только плясок под бубен не хватает! Вздохнул Кайрен. Мы пассажиров не берем!

- Я готов бесплатно помочь вам разобраться с грузами, а вы бесплатно возьмете меня с собой. Спокойно сказал ромаал.

- Да что вы можете?

- Всё. Пожал он плечами. Вам надо по накладным принять груз и разместить его на корабле, так?

- Ну да, и сверить со списком.

- Хорошо. Я согласен. Давайте список и спокойно занимайтесь своим делом. Я все еще раз пересмотрю и приму грузы. Только дайте знак с полномочиями и толкового мага. Хотя, - ромаал покрутил головой, - толкового мага я уже нашел.

Одуревший за две декады от общения с совершенно недисциплинированными существами Ироон вытащил из кармана медальон.

- Надень на шею и ступай. Звать то тебя как, помощник?

- Ганик Яспень.

- Спасибо, Ганик! Надеюсь, справишься. Эльфов не слушай, они много говорят, но с расчетом, что за них все сделают другие. Так что посылай их лесом.

- Понятно.

И Ганик размеренным шагом облаченного властью лица направился в сторону платформы, на которой огромной кучей был сложен груз.

- Господин Веронски! Ганик хмуро насупил брови. Что это за куча? Господин Тонимэл, Вы идите, я тут уж сам

- Ганик? Ты каким ветром?

- Попутным. Давайте заниматься делом. Итак, господин Веронски, в товарной накладной четко написано, что ты должен доставить пятьдесят десятиместных, тридцать трехместных и десять одноместных палаток, а также походные кухни с четырехконфорочными плитами на кристаллах. Так? Ганик исподлобья посмотрел на поперхнувшегося словами возмущения мелкого тролля с хитрыми лисьими глазками.

- Таки я доставил! Развел руками тролль. Ви можете, господин Ганик, посмотреть хоть сразу за весь список, хоть отдельными частями. Я очень понимаю трагическую позицию момента

- Позиции будешь понимать в кровати со своей драгоценной женой Арой. До самой смерти не забуду ее крошечной чашечки кофе.

- Что делать? Работаем в поте лица и себе в убыток. Но угощали Вас от всей души!

- Вот мы сейчас и посмотрим, какая у тебя душа, Веронски. Открывай мешки!

- Как? Округлил глаза купец. Все? За мной еще три платформы!

- Так то Зямик, Рецель и Кошевор. Все твои троюродные племяши. Поэтому подождут. Открывай, не тяни резину.

Купец забегал вокруг платформы, суетясь и подпрыгивая. Ганик, сложив руки, невозмутимо наблюдал за его прыжками. Тролль, видя, что на помощь ему никто не спешит, вздохнул и открыл первый мешок.

- И что здесь? Не сходя с места, поинтересовался ромаал. Где маркировка?

- Таки с другой стороны! возмутился купец.

- Переворачивай.

- Вот отговаривали меня братья от этого заказа! Но как уговаривал господин Эрайен! Говорил, что честнее меня нет на всем побережье!

- Врешь. Зямик, - чуть повысил Ганик голос, и тролль от другой платформы испуганно округлил глаза, - пни вон тех раздолбаев, сидящих на пристани, пока они геморрой не заработали. Пусть тащат сюда свои тощие задницы!

Зямик, смешно подбрасывая ноги, побежал к бывшим завоевателям и, остановившись, начал размахивать руками. Те вскочили и вприпрыжку побежали к подводе Веронски. Через несколько минут подвода была разгружена, а тара вскрыта.

Ганик подошел к тюку и вытащил палатку, а затем педантично пересчитал все указанные в руководстве запчасти.

- Веронски, где кристаллы?

- Таки они в отдельном мешочке, чтобы не испортились, не намокли

- Вытряхивай. Эй, ты, - Ганик обратился к одному из подошедших мужчин. Грамотен?

Тот кивнул.

- Тогда считай!

А сам пошел в произвольном порядке потрошить мешки.

- Где уменьшающая тара?

- Таки ви мне ее сами обещали предоставить!

- Опять врешь. В накладной к товару, подписанной твоей, несомненно, честной рукой, указаны уменьшающие контейнеры десять штук. Зямик, иди сюда.

Когда молодой тролль подошел, разглядывая по сторонам кусты, Ганик ткнул ему в лицо бумагу:

- Прочитай десятую строчку сверху.

- Ну, прочитал. Нехотя сказал тот.

- И что? Веронски, где контейнеры? Я не приму твой груз без них.

- Ты не имеешь права Срыв госзаказа Я несомненно пойду жаловаться за твой беспредел, Ганик!

- Срыв заказа с твоей стороны, купец. Неустойка, суд и компенсация, Веронски. Бедняжке Аре придется гостей встречать слезами.

Тролль немного подумал, почесывая за ухом и глядя в ясное и чистое небо. Капитан корабля вместе со штурманом заинтересованно прислушивались к разговору, опершись о перила у борта.

Но тут племянник, которому, в силу молодости, надоело без толку тратить время, воскликнул:

- Дядя, а на платформе Кошевора как раз стопочка контейнеров. Пустых, с двумя кнопочками

- Неси. Кивнул Ганик. Ты, наверное, забыл, Веронски? С годами, знаешь, случается

- Таки да, Ганик. Скорбно покачал кудлатой головой тролль. Вот и приходится брать с собой молодежь Такие резвые мальчики. Но, не в меня. В мою покойницу-сестру. Тоже вечно рвалась куда-то Теперь ей хорошо, а оболтусы на моей старой и больной шее.

- Твоя шея еще внуков и правнуков в свет выведет. Спасибо, Зямик. Ставь их на платформу. Эй, вояки от хромой собаки, встали!

Усевшиеся на землю пленники вскочили.

- Тару с оборудованием видите? Ее необходимо загрузить в контейнеры на платформе. Зямик, активируй.

Зямик нажал красные кнопочки на пяти небольших коробках, которые медленно, но верно начали подрастать на глазах.

- Значит так, у нас за спасибо кушают мало и редко. Особенно непрошенные гости. Сюда вы приехали бесплатно, а обратный проезд необходимо отработать. Ведь никто из вас не хочет попасть в шахты?

Мужчины покивали головами и принялись за работу. Через полчаса все было сверено и аккуратно сложено в контейнеры, которые Зямик, нажав на зеленую кнопочку, уменьшил. Но так как место на платформе осталось, он выставил еще три контейнера и подогнал вторую платформу. Процедура досмотра повторилась. И Ганик недосчитал три комплекта биотуалетов.

- Веронски, скажи, ты по жизни засранец?

- Таки на третьей платформе. Печально вздохнул тот.

Зямик привел очередную партию завоевателей, которые, бодро пересчитав комплектность, ставили упаковки в контейнеры.

Капитан веселым голосом распоряжался на корабле, где матросы уже открыли трюм для принятия грузов. Ганик, спустившись под палубы, осмотрел незанятое пространство.

- Что это? Поинтересовался он, выпутывая ногу из липкой слизи, облапившей его сапог. Какая мерзость!

- Эльфы развели! Пожаловался матрос, покосившись на потолок. Оно и сверху сигает!

- Тогда подождем грузить. Сейчас приведу мага.

И Ганик быстрым шагом вышел на палубу. С удовольствием вдохнув теплый, пахнущий морскими водорослями воздух, он внимательно осмотрел причал. Найдя глазами искомого мага, он бодро сбежал по сходням.

- Ви таки уже уходите? Понесся ему вслед страстный голос Веронски.

- Чем громче радуешься заранее, тем горше последующее разочарование, мой друг. Я скоро вернусь.

Он пошел по пристани, внимательно присматриваясь ко всем, кто ходил, сидел или что-то делал. Но вот, наконец, он подошел к фигуре, одетой в темную, не по сезону теплую, куртку и штаны, заправленные в сапоги. Волосы мужчины скрывались под повязкой, а руки что-то перебирали в увесистом заплечном мешке.

- Здравствуй, Вааред!

Мужчина вздрогнул и поднял на Ганика серые глаза.

- Здравствуй. Тихо сказал он и снова уткнулся в сумку. Еще немного поковырявшись в ней, он нашел бутылку с вином, открыл ее и сразу выпил треть. Чего ты хочешь? Голову мне открутить? Он пожал плечами. Крути. Она мне больше не нужна.

- Поэтому ты и спиваешься? Сурово заметил ромаал. Идем. Для тебя есть работа.

- Зачем она мне?

- Ты собрался затесаться среди этих бедолаг и убежать на другой материк? Так от себя не убежишь. Боль она в твоем сердце. Идем, нужно почистить трюм вон того корабля, а то в пролитой живой воде поразводилось черт-те что!



- Ну ладно. Равнодушно сказал Вааред, слезая с парапета. Если тебе так надо, то пойдем. Ты помнишь, что я плохой маг? Он пошатнулся, но выровнялся. Я оч-чень плохой маг! Громко объявил он всем.

Кто-то оглянулся, а большинство сидевших даже не шелохнулось.

- Видишь, твои проблемы никому не интересны? Спросил Ганик. И жалеть тебя, здорового мужика, никто не собирается.

- Тогда убей меня! Пьяно заорал Вааред.

Ганик несильно замахнулся и врезал высокому магу по щеке так, что у того брызнули слезы.

- Заткнись и иди. Буркнул он и, придерживая его за локоть, провел по пандусу непосредственно в трюм. Смотри!

Прямо на полу, перед покачивающимся Вааредом, шевелился студенистый комок, вытягивая из тела то одно щупальце, то другое.

- Убрать эту гадость сможешь?

- А куда? Деловито поинтересовался неожиданно взбодрившийся маг. Какое прекрасное создание!

Матроса, подошедшего к ним, передернуло и от комка слизи, и от перегара, ядреным облаком распространяющегося от мага.

- Куда хочешь. Главное, чтобы этой пакости в трюме не было. Люди сюда боятся заходить!

- Тогда пусть принесут ведро. Я соберу их да отпущу в море. Знаешь, как они очищают любые загрязнения! Эти маленькие медузки очень, очень ценны!

- А их до другого континента довезти можно? Не помрут, если мы им найдем какой-нибудь аквариум?

- Можно, если за ними постоянно смотреть. Они быстро размножаются, и какое-то количество придется все равно выпускать в воду.

- У вас на корабле есть аквариум? Поинтересовался Ганик у матроса.

- Зачем? За бортом и так везде вода!

- Тогда иди к Веронски и подбери на одной из его платформ большую стеклянную бутыль.

- Не надо! Покачал пальцем Вааред. Я сейчас

Глаза мага на мгновение стали отсутствующими, а потом он вытянул руку, на которой медленно проявилась стеклянная тара с широким горлом литров на тридцать. Когда глаза вновь прояснились, он подхватил посудину другой рукой и поставил ее на пол.

- Кусок хлеба, мяса, фрукт какой есть? Вааред посмотрел на Ганика и замершего в восхищении матроса.

- Да! Тот достал из кармана не выброшенный огрызок яблока.

- Кидай! Вааред кивнул на бутыль.

Матрос аккуратно подошел и опустил в горлышко огрызок. И тут студенистая масса задергала нитями-отростками и, ориентируясь на запах, поползла, перебирая вытягивающимися ножками, к посудине.

- Надо отойти. Сказал Вааред. Мы тоже привлекаем их своими запахами!

Выбравшись из трюма, он снова развязал мешок и достал бутылку.

- Э, нет, голубчик. Если хочешь ехать, до нового континента ни капли. Понял?

- А что я тогда буду делать? Думать о том, какой я урод?

- Раздумьями горю не поможешь. Раз Судьба так решила, значит, на то была ее воля. И не тебе с ней воевать. А что делать Будешь смотреть за этой дрянью. А как приедем, выпустишь в ближайшую реку. Говорят, они умудрились отравить даже пресную воду.

- Ужас. А зачем туда едешь ты, Ганик?

- За тем же, Вааред. Чтобы немного забыться. У тебя хоть остались родные. У меня, кроме Таринки, не было в целом свете никого. Ганик поднял на Ваареда ничего не выражающий взгляд. Иди, забирай своих ассенизаторов. Да не забудь крышкой накрыть. Не хватало, чтобы они расползлись по всему кораблю!

Через некоторое время трюм был очищен, бывшие завоеватели разгружали уменьшенные контейнеры, а пять больших посудин стояли в прохладном месте под лестницей, заполненные существами почти доверху.

К вечеру, когда платформы освободились, а контейнеры были аккуратно расставлены по трюму, на причале появились эльфы со столами, посудой и большими котлами, в которых булькала горячая еда для бывших неприятельских солдат.

- Пойдем, перекусим? Поинтересовался усталый Ганик у Ваареда.

- А они вам не дадут! Ухмыльнулся стоящий рядом капитан. Вы не входите в число несчастных страдальцев, претерпевших от чудовищных даймонов!

- Да ты чего?! Опешил Ганик, который за этот напряженный день уже успел перезнакомиться и подружиться с капитаном и со всей командой корабля.

- С нами покушаете. Вон, видишь, к нам бежит зоозащитник? Капитан улыбнулся во весь рот и сложил на груди руки.

Молоденький эльфик, пыхтя негодованием, перелетел через перекинутый на пристань трап и, сдвинув брови, подступил к Ганику и Ваареду.

- По какому праву пострадавшие сегодня привлекались к физической работе?

- Я думал, что пострадавшей стороной в войне являемся мы. Невозмутимо ответил ромаал и неожиданно, сделав шаг навстречу, гаркнул: - По какому праву тысяча тунеядцев сидит и ни хрена не делает?

Эльфик опешил, но сумел взять себя в руки:

- А ты кто такой, чтобы здесь командовать?

- А по какой причине ты, здоровый парень, во время военных действий сидел дома, а сейчас подтираешь чужакам задницы?

- Наш священный долг помогать несчастным! Напыщенно ответил он.

- Твоим священным долгом было воевать за Родину. Вон пошел.

Эльфик оскорбленно сморщил правильный и ровный нос.

- Я пожалуюсь господину Териделю.

- Да хоть господину Лайконику. Проваливай. Устало закончил Ганик. Так что ты там говорил за поужинать? Повернулся он к капитану.

Тот улыбнулся.

- Прошу за мной!

В малый зал для совещаний собирались бывшие студенты, а нынче уже дипломированные маги-специалисты различных хозяйственных отраслей. Молодые и счастливые голоса звенели энтузиазмом свершаемых пока еще в собственном сознании всяческих подвигов и работ по восстановлению второго континента. Предлагались самые неожиданные проекты по расселению аборигенов и созданию неподалеку от жилых зон небольших посевов культурных растений и предприятий по их переработке. Воображение рисовало радостные лица освобожденных от ига даймонов существ, с восторгом принимающих плоды их деятельности. Но вошедший с озабоченным лицом ректор несколько омрачил их приподнятое настроение.

- Здравствуйте, господа! Поздоровался он, внимательно оглядывая уходящие в большой и незнакомый мир лица. Тяжело опершись крепкими руками о кафедру, он негромко поинтересовался:

- Разрешение от Глав Кланов и Королей принесли?

Несколько физиономий заметно скисли.

- Прошу выйти тех, у кого разрешений нет. Адели, не надо магичить на скорую руку. Или ты уже забыла, что обмануть меня невозможно?

Пятеро юношей и девушек грустно покинули собрание.

- Остальные передайте, пожалуйста, листочки с подписями. Горен, я подпись отца всегда отличу от твоей нелепой закорючки. Свободен.

Когда еще один парень покинул помещение, ректор обвел оставшихся тяжелым взглядом:

- Я думал, ваши родственники умнее. Но, если вы сумели их уговорить, не мне их осуждать. Итак. Я хочу, чтобы вы поняли, что эта поездка на другой материк не увеселительная прогулка к родственникам на десять дней, Милиана. Ногти свои ты там наверняка обломаешь.

Девушка покраснела, но все-таки выкрикнула:

- Я укрепила их магическим лаком!

- Но ты из-под них не сможешь вывести грязь, детка. Танцевать и флиртовать там будет не с кем. Аборигены напуганы, дезориентированы, и ожидать от них можно всякого. Они необразованны, завистливы и ленивы. За многие столетья привыкли жить определенным укладом, не задумываясь ни о чем. Так что спасибо они вам не скажут, даже наоборот, попытаются все, что вы делаете, перепортить.

- Ну почему Вы так думаете?! Возмутился один из мальчишек. Мы же для них стараемся!

- А им этого не надо, Месиин. У них сложился свой образ жизни, своя иерархия, в которую вы не вписываетесь никоим образом.

- А что же тогда делать? Предоставить самим себе, чтобы они через какое-то время опять полезли к нам? Волнуясь, выкрикнул Колин Паат из Клана Волков.

- Нет, конечно. Корабли с нашими детьми Кланов, людьми, эльфами и гномами обязательно будут ходить туда и обратно. Пока материк разобщен, необходимо наладить там систему власти, разрушив то, что составляло раньше смысл их жизни. Но не все сразу, иначе мы получим восстание вместо послушных граждан. Девушки, еще раз обращаюсь к вам: женихов там нет. Танцевать негде. Грязь под ногтями и неухоженные волосы. Пыль и пот. Вы готовы к этому?

- Я готова. Спокойно сказала Сани. Вчера мы с Теси набросали приблизительный список того, что группе потребуется на время пребывания в чужой земле. Посмотрите его, пожалуйста. Если сочтете нужным, внесите коррективы, и я начну заказывать необходимые вещи.

Ректор с восхищением посмотрел на красивую девушку. Ему казалось, что она первая испугается неустроенного быта и необразованных аборигенов. Но, оказывается, она даже пыталась продумать и упредить то, что может там их ожидать.

- Деньги на общие покупки мы собрали. Дополнила Сани.

- Хорошо. Кто будет тебе помогать? Вы распределили обязанности?

- Со вчерашнего дня еще не успели. Улыбнулась она. Только список и деньги. Но ведь мы специально за этим и собрались?

- Да, и за этим тоже. Сразу хочу сказать, но вы, наверное, и так в курсе, что на другой материк через декаду отправятся корабли.

Ребята согласно покивали головами.

- Так вот, кроме пришельцев туда поплывет и первая наша экспедиция. Ее задача оценить обстановку, сделав полный отчет о ресурсах континента, а также социологическое исследование, на основании которого будет составлен план и форма дальнейшего управления материком. Поэтому предупреждаю заранее: контакты с местным населением должны быть строго ограничены и только в присутствии взрослых членов экспедиции. Вашей задачей будет всесторонняя помощь, а формой поведения полное подчинение руководителю. Тот, кто проявит хоть какую-то самодеятельность с первым кораблем высылается на наш материк, а первый опыт работы не засчитывается. Это понятно? С этим согласны все?

Молодежь уныло покивала головами. Поездка из веселого, чуть опасного приключения превращалась в рутинный сбор материала.

- Подумайте, как следует. Отказаться еще не поздно. И не стыдно, поскольку, кроме опасностей, вас может подстеречь банальный понос и, следствием, зоркое наблюдение лекаря.

Мальчишки негромко засмеялись, поглядывая на Сани. Но та, гордо задрав подбородок, сжала зубы и думала об Иржи. «Он ради нас не побоялся умереть. Думала она. Насколько же страшно смотреть в глаза своей смерти и знать, что лучший друг сейчас всадит тебе в грудь клинок » Ее губы слегка скривились, а глаза заволокло пленкой слез. Но ни одна из них не вытекла наружу.

- Хорошо, - ректор одобрительно отозвался о выдержке Сани, - тогда продолжим. Непосредственно вашим куратором в этой поездке будет госпожа Сиерин. Еще раз предупреждаю о беспрекословном подчинении. Старшей группы назначается Алессан Ромьенус. Надеюсь, согласны все?

Народ загудел, выражая одобрение.

- Заместителем, - он оглядел ребят, - думаю справедливо было бы поставить Колина Паата, как одаренного физически, а также технически и энергетически, мага. Я просто уверен, что предприимчивость Сани и основательная база Колина образуют хороший тандем. К тому же, их уважают все.

Ребята засмеялись и захлопали, глядя в широкую спину сидящего рядом с Сани парня.

- Еще одна немаловажная должность это лекарь группы. Сколько вас? Трое? Это очень хорошо. Кто будет старшим?

И Сани с Колином завертелись в покупочно-погрузочной карусели. Как руководитель группы выпускников, она, вместе с профессором Сиерин сходила на собрание отъезжающего отряда и порадовалась, что не только им, едва выпорхнувшим из стен Академии магам, Эрайен промывал мозги. Нет, он с той же дотошностью обращался к Тонимэлу Териделю, прося присмотреть за эльфами, которым было жалко «бедненьких и замученных» эльфов с другого материка, обрисовывал трем медикам, во главе с одним из Кооминов, возможные опасности и заклинал брать пробы любой воды, какой бы чистой и вызывающей доверия она не казалась. Детям Кланов советовал не очень-то выгибать пальцы и раскидываться магией, поскольку чистые и сильные источники были досуха выпиты даймонами. Профессионалам горного дела предлагал, кроме разведки поделочных и богатых металлами пород, поискать выходы магических жил и, если их можно открыть, то обязательно сделать это. Кайрену, тихо звереющему к концу совещания, четвертый раз с милой улыбкой напомнил о необходимости заполнять карты и учетные тетради, маркировать образцы, а также особенно внимательно приглядывать за группой контакта с аборигенами.

- Нам точно надо знать иерархический срез их общества, чтобы, без обострения ситуации, придумать для них нечто подобное.

Когда, наконец, собрание закончилось, мужчины, оставив свои вопросы и требования, начали подходить к Сани, выражая свое почтение и удовольствие от того, что такая привлекательная девушка будет скрашивать их серые трудовые будни. Сначала Сани улыбалась, потом хмурилась. А спустя некоторое время попросила минутку внимания.

- Я хочу сделать объявление. Звонким и сильным голосом сказала она, забравшись на возвышение. Господа! Мне, конечно, было приятно услышать о своей внешности кучу комплиментов. Но, по-моему, вы все немного ошибаетесь. Я профессиональный маг, закончивший Академию, и никоим образом не собираюсь развлекать скучающие без женщин мужские сердца и не только. Она выразительно опустила взгляд. Господин Эрайен, мне кажется, в списке вещей Вы пропустили несколько важных предметов чисто утилитарного назначения. Но также можно включить, для самых страждущих , несколько девушек из числа овечек Пастушки Греты. Для скрашивания одиноких вечеров и ночей.

Эрайен расхохотался, а потом нахмурился.

- Действительно, господа, этот вопрос я упустил из виду. Итак, никаких приставаний к нашим девушкам это раз, второе никаких контактов с аборигенками. Мало ли какие виды инфекций сформировались за века изоляции континента?

- Да мы только так, образно - развел руками молодой мужчина из Клана Медведей. Просто приятно, когда рядом такие очаровательные женщины!

- Значит, Кайрен, - ректор обернулся к сыну, - никакого спиртного, никаких травок и, тем паче, женщин. Узнаю, обратно не пущу. Всем все ясно?

Кто-то покраснел, а кто-то улыбнулся. Сани же, победно спрыгнув с трибуны, взяла под руку госпожу Сиерин.

- Молодец, девочка. Подошел к ней лекарь Коомин. Если что, обращайся. Мозги живо вправим!

И он демонстративно стукнул большим кулаком в открытую ладонь. А так как Верин Коомин был травматологом и мужчиной крупного телосложения, то жест и угроза получились весьма выразительными.

- Спасибо, господин Коомин! Помахала ладошкой Сани и повела удрученную госпожу Сиерин на выход.

После девяти дней непрерывной суеты и бесконечных проверок «а все ли мы взяли?», корабли были полностью готовы к отплытию. И рано утром, как только над горами взошло голубое светило, пристань заполнили отъезжающие и, провожающие своих родных в дальний путь и полную неизвестность, друзья и родственники, пытающиеся еще раз отговорить своих близких от дальнего путешествия. Но члены передового отряда беспечно улыбались, отвечая, что еще и соскучиться никто не успеет, а они уже вернутся.

Сани в дорогу провожали Эрнаандо, Луисо и Теси с Кайреном, на которого Сани уже могла более-менее спокойно смотреть без содрогания.

- Сестренка, хоть ты у нас самая сильная и смелая, но, пожалуйста, будь предельно аккуратна! Заглядывал ей в глаза Эрнаандо. Не отходи от стоянки без сопровождения сильного и опытного мага.

- Не кокетничай! Серьезно продолжил Луисо. Иначе среди кучи одиноких мужиков начнутся выяснения отношений, а виноватой сделают тебя!

- А я им в супчик бром подолью. И будут они милыми и спокойными. А Альеэро мне вообще улетный спрей подарил! Побрызгаешься и тебя видят, но не смотрят, как на сексуальный объект!

- Это когда же ты встречалась с Альеэро? Дружно спросили все Ромьенусы.

Сани опустила глаза. Ей не хотелось признаваться, что вчера ночью она путешествовала на озера и разговаривала с братом. И что ее поразил его бодрый и, как всегда, слегка насмешливый настрой.

- Я уезжаю. Девушка присела рядом с ним на гладкие доски мостков.

Теплая звездная ночь мягким покрывалом укутывала водный край, расцвеченный огоньками светлячков над озером и призрачно-зеленым светом гнилушек в лесу.

- Замуж? Альеэро подогнул под себя босую ногу и положил руки на низкие перильца. На медные волосы, немного покружившись, сел светлячок, дополняя огненным самоцветом сверкающие золотом очи Змея.

- Конечно же, нет! Рассмеялась Сани и прогнала букашку, делавшую брата похожим на чудище из сказок. На другой континент!

- Зачем? Разве здесь уже и развернуться негде?

- Я хочу это сделать в память об Иржи - девушка из-под ресниц внимательно посмотрела на брата.

- Не стоит делать что-то, противное своей натуре, ради того, кому это совсем не нужно. Серьезно ответил Змей. Но если тебе все-таки хочется поехать, найди причину в себе.

- Да, наверное, ты прав. Сани положила свою тонкую руку поверх руки брата. Знаешь, когда умер Иржи, прости, Альеэро, я вдруг поняла, что наш мир очень мал и уязвим. И даже сам великий Эрайен признался, что не всесилен. Знаешь, я не хочу повторения войны для своих будущих детей и внуков. Для нашей семьи. Иржи смог ради нас пожертвовать собой. А мы, коренные жители этого мира, не можем пожертвовать несколькими днями своей жизни ради восстановления и успокоения того материка? Ведь если их предоставить самим себе, рано или поздно они снова соберутся войной. Разве это не достойный повод для поездки?

- Да. Альеэро внимательно посмотрел в глаза младшей сестры. Нам, Ромьенусам, и целого мира мало.

Он нагнулся и поцеловал девушку в кончик носа.

- Но ты будешь осторожна? Ведь это первый опыт путешествия без поддержки Семьи.

- С нами куратором едет Сиерин, а лекарем Верин Коомин. Они не дадут меня в обиду.

- Девочка, пообещай мне одну вещь, - Альеэро взял ее ладонь и поцеловал. Не влюбляйся. Одиноких мужчин вокруг тебя будет много, а женщин на всех мало. Ты красавица. Тебе станут говорить комплименты, дарить цветы, выполнять любые прихоти, лишь бы сорвать поцелуй. Но в тот момент, как только ты поддашься, все может перевернуться. Ты еще очень молода, а я знаю мужской темперамент. Но, если кто-то все равно очень понравится, твердо отвечай, что любые проявления нежности, даже прилюдная ходьба за ручку только после свадьбы. Понимаешь, враждебное окружение, а также общность целей и интересов очень сближает. Но по возвращении домой может оказаться, что у твоего возлюбленного уже есть невеста В таких ситуациях бывает всякое. Поверь своему искушенному брату.

- Не переживай, Альеэро, я обещаю! Скажи, - девушка вскочила на ноги и прислонилась спиной к перильцам, - Эрайен говорил, что Иржи можно вернуть Это правда?

Змей улыбнулся.

- Не знаю. Возможно. Но для этого надо выйти в Древо, не умерев здесь. А потом, может, он и не захочет возвращаться.

- Он захочет! Сани свела брови и топнула ножкой. Братик, придумай, как его вернуть! Ты же самый умный!

- А зачем? Ему там, среди тысяч звезд, очень хорошо! Глаза Альеэро загорелись предвкушением раскрытия еще одной семейной тайны. К тому же, приобретя такой опыт перехода к высоким энергиям, он уже не будет тем наивным ребенком с готовой доверчиво раскрыться каждому душой.

- Я хочу, чтобы наша семья всегда была вместе, где бы мы ни были. Понимаешь? Даже на другом конце Вселенной знать, что тебя всегда любят и ждут. Помнят и переживают. Радуются за тебя и печалятся твоим промахам. А самое главное, всегда придут на помощь. Я хочу увидеть его взрослым а тебя, Альеэро, счастливым.

- Да, сестренка, на том континенте ты точно не пропадешь. Альеэро расстегнул ворот рубашки и вытащил из-за пазухи несколько амулетов. Немного повозившись, он снял со своей шеи один из них. Возьми.

- Что это? Сани надела цепочку с камнем в оправе на шею.

- Портал. Я когда-то делал его для себя, но теперь он мне не нужен. А тебе пригодится.

- И можно прыгнуть с того континента прямо домой?!

- Да, сестренка, можно. Из любой точки мира. Он рассчитан на троих. Цель можешь не задавать. Она уже сформирована. Только прошу, никому не говори. Если будет заваруха, могут содрать прямо с шеи. И еще.

Альеэро встал и обхватил сестру за плечи.

- Пойдем в дом. Тебе это тоже понадобится.

В доме он закрыл дверь и включил свет.

- Мотыльки! Улыбнулся он. Посиди немного.

Сани присела на кровать, пока брат открывал ящики стола, что-то выискивая. На подушке валялась маленькая черная кофта с капюшоном. Девушка потихоньку провела над ней ладонью. Едва слышно ощущалась аура Иржи, сильно брата. Альеэро встал от стола, а Сани мгновенно убрала руку и улыбнулась. Змей ничего не заметил и сел рядом.

- Смотри: вот это, - он дал ей маленький мешочек, - ровно пятьдесят голубков. Пиши Теси каждый день. Хорошо? А вот это, - он протянул ей маленький флакон, - анти-духи.

Сани округлила глаза:

- Как это?

- Будешь выходить к аборигенам, разотри несколько капелек жидкости по коже. Они не станут воспринимать тебя, как красивую самку. Скорее, бесполым существом.

- Здорово! Спасибо, братишка!

- Пойдем, провожу. Он погасил свет, и они снова вышли на причал.

Брат и сестра обнялись.

- Будь счастлива, Алессан Ромьенус!

- А как же ты, братик?

- Не волнуйся. Он нежно погладил рыжие локоны девушки. У меня все будет хорошо.

- Ты уверен?

- Не уверен, но обязательно постараюсь. Иди! он отпустил сестру, которая, обратившись серебристо-синей змеей, стрелой прыгнула в небо и скоро исчезла из глаз, слившись со сверкающими звездами.

Альеэро снова сел на мостки. А рядом с ним в воздухе проявилась Тата, озерного Короля дочка.

- Ты ей не сказал?

- О чем, Татушка? он повернул голову и взглянул на прекрасную юную девушку в венке из лилий.

- Что ты пойдешь за Иржи?

- Зачем говорить о том, что возможно будет? Или нет Посмотри, как прекрасны звезды! Видишь, одна покатилась с небосклона? Это твоя. Загадывай желание!

Тата посмотрела на Змея грустным взглядом. Что только она не делала, чтобы Альеэро посмотрел на нее не только как на друга. Даже приворотные зелья варила. А он только ухмылялся. И никак не привораживался

Первый корабль с бывшими солдатами, плотной толпой забившими все три палубы, разворачивался на выходе из гавани. Второй отплывал, а пассажиры третьего все никак не могли расстаться с родными. И только когда корабль издал длинный густой гудок, а капитан над их головами громко выругался, члены экспедиции пошли на борт, выстраиваясь вдоль ограждений и размахивая руками.

- Пиши каждый день! Крикнула Теси. Не забывай!

- Вот же шишкин лес, а я не дал ей голубков! Треснул себя по лбу Эрнаандо. Хороший же я брат!

- У тебя все мысли в одном месте - хитро прищурилась Теси.

- Это вот ты о чем? Развернул в ее сторону длинный узкий нос Глава Клана Змей.

- Свадьба когда? Прыснула, прижав рот ладошкой, Теси.

Ромьенус покраснел и посмотрел по сторонам. В толчее расходящихся родственников вопроса никто не услышал. Змей выдохнул и опустил плечи.

- Все-то ты знаешь, все-то ты замечаешь! Когда Сани вернется, тогда и назначим дату. Эй, а откуда у твоей сестры голубки? Кавалер?

- Балбес ты, Эрнаандо, хоть и Глава. Альеэро ей дал.

- Значит, с нами он общаться не хочет, а с Сани разговаривал и даже поделился магическими разработками?

- Да, братец. Он дал ей свое благословение.

- С этой влюбленностью я пропустил все на свете! Сокрушенно вздохнул старший Змей.

Последний корабль, выходя из бухты, выпустил вверх яркий сноп искр.

- Наверняка, детишки резвятся! Незамеченным подошел к ним Эрайен. Как дела, Глава? Здравствуйте, господа Змеи! Прекрасная Теси! Как же ты теперь без сестры? Риибат, доброе утро!

- Здравствуйте, господин Эрайен! Хором поздоровались Ромьенусы. Что еще случилось в нашем мире плохого?

- Что вы, только хорошее! Улыбнулся солнечному утру ректор. Свадьба, надеюсь, состоится только после приезда Сани?

- Да я еще не делал предложение! Зашипел Эрнаандо.

- Зря. Семейство пакует чемоданы. До свидания, приятного дня! Эрайен улыбнулся и растворился в воздухе.

- Луисо!

- Что?

- Летим вечером к Драконам!

- Зачем тебе я? Ты и так туда каждый день, как на работу.

- Свататься, балбес!

- О, как!

- Мальчики, мы с Риибатом пойдем? Я хотела пройтись по магазинам столицы Долины Оленей. Говорят, завезли новые ткани

- Да, Теси, иди Так как, Луисо?

- Бедные незамужние девушки нашего континента, как же они расстроятся! Да пойдем жених!

Между тем, корабли уплывали все дальше и дальше.

Глава вторая. Морское путешествие и прибытие.

Эстесс Ромьенус сидела со своим женихом Риибатом Кайреном в своей гостиной и рассматривала ткань, которую купила для пошива платья подружки невесты на свадьбу своего старшего брата Эрнаандо. Девушка была так рада, что еще одна драконица согласилась составить счастье мужчины их семейства! Родственные связи двух соседних Кланов становились все теснее. Можно было сказать, что они теперь одна большая семья! В их дворце периодически бегали залетевшие без предупреждения в гости черноволосые и черноглазые дракончики, а юные змеи с удовольствием навещали Скалистый замок и живущих в нем смешливых энергичных девчонок. А сама Теси очень подружилась с Лаисой, троюродной сестрой Юори Сааминьша и будущей женой Главы Клана Змеев Эрнаандо.

- Как считаешь, Риибат, если отделать платье серебряными кружевами, так же, как у Лаисы, будет красиво?

Кайрен нехотя оторвал взгляд от пейзажа за окном и посмотрел на материал. Нет, он конечно, очень любил свою невесту, но второй день разглядывать ткань Уж скорей бы она отдала шить платье, а его отпустила в лабораторию! Уже пятые сутки на столе пылились не подкрепленные опытом расчеты, которые он делал по просьбе Альеэро Ромьенуса, который был отличным алхимиком, но неважным математиком. Поэтому, откликнувшись на внезапную просьбу Змея немного помочь с теорией, Риибат с удовольствием обсчитывал возможные варианты, а также, незаметно для остальных, занимался с Ромьенусом высшей математикой, объясняя ее применение в описаниях процессов физического мира.

- Нет, дорогая, серебристый цвет утяжеляет нежный переход от белого к голубому. Если тебе нравятся кружева, надень на руки широкие браслеты и прикрепи к ним петелькой рукава.

- Умничка! Девушка отбросила материю и, обняв парня за шею, поцеловала его в щеку, которая выскользнула, заменившись губами. И поцелуй благодарности получился головокружительным и таким до-олгим Очнулись они только тогда, когда в темных волосах Кайрена что-то запуталось и задергалось, пытаясь освободиться.

- Ой! Подожди! Теси встала на колени, высвобождая из отросших волос жениха что-то белое. Риибат, это голубок от Сани!

Как только ее пальчики дотронулись до голубка, он сразу стал обычным листом бумаги, сложенным птичкой.

- Вот! Она продемонстрировала уже развернутую бумагу, написанную мелким почерком любимой сестры. Слушай!

«Дорогая моя сестренка Теси и ты, Риибат, здравствуйте! Мой большой привет всем Змеям и Драконам! Когда я села писать это письмо, над волнами только вставал ослепительно белый рассвет. А море! Какое оно фиолетово-синее! А небо! Звезды нехотя бледнеют, уступая свое место выброшенным из-за горизонта лучам, которые, растекаясь по небосводу, затмевают их призрачное сияние. А рыбы! Они выпрыгивают вверх, словно целуя тянущиеся к ним потоки света И мне сейчас так весело и радостно! Теси, я точно знаю, что все будет хорошо!

Продолжаю письмо через два оборота после его начала. Не удержалась и, пока все спали, прокралась на палубу. Пошептавшись с вахтенным матросом и, честным словом пообещав, что вернусь живой и невредимой, я обернулась змеей и скользнула в морскую глубину. Теси, море изнутри сверкало, словно гирлянда фонариков, придуманная Иржи. Только они были повсюду, эти разноцветные искры. Я опустилась поглубже и увидела русалочьи хороводы! Закрыв глаза, они, с развевающимися в воде волосами медленно крутились, держась за руки. Искорки сыпались на них, словно легкий снег в Северных горах. А голубое светило, поднимаясь все выше и выше, пронзало толщу вод своими яркими лучами, которые там рассеивались, словно туман над озерами А потом я выпрыгнула вверх. Теси, какой же это восторг: из темных, волшебных и холодных глубин оказаться в ослепительном и теплом воздухе!

Почувствовав, что народ начал потихоньку просыпаться, я вернулась на корабль и села на корме, встречая восход желтого солнца. Я много раз видела изумрудные краски, разлитые по горам и нашей долине радостью встречи двух светил. Но здесь, Теси, все по-другому! Там тени и полутона. Здесь ровный и яркий зеленый свет, за мгновение до восхода делающий небо похожим на землю, а землю на небо! Словно плывешь в невесомом шаре, где нет ни низа, ни верха! Даже закружилась голова. Я за что-то уцепилась рукой, вот как боялась упасть! А спустя время край желтого светила показался над морем. И пошла такая игра красок! Зеленое небо малиновый горизонт, затем желто-голубое с фиолетовыми облаками И вот, наконец, небо стало привычно синим, облака бело-голубыми, а море темно-зеленым, переходящим у горизонта в фиолетовый.

Хоть и предупреждал Эрайен наших мужчин, но вчера вечером они просто набросились на нас пятерых с комплиментами, улыбочками, заигрываниями Ужас! Я и Милиана девушки закаленные, но и нам стало противно. Что говорить о бедной Сиерин и лекарке Фарине, которая просто спряталась за спину Коомина. Хорошо, что с бедняжкой Юстой едет ее брат Инчи. Каково ей после всего выпавшего на ее долю терпеть этих развлекающихся недоумков? А то, что они развлекались, вгоняя нас в краску, было видно по перемигиваниям эльфов, комплименты и приставания которых становились все невыдержанней и наглее. Тогда я, отлучившись под опекой Колина в свою каюту, взяла пузырек Альеэро и слегка промокнула свои запястья жидкостью, в нем содержащейся. Ты скажешь, что мы были вольны уйти или применить в их отношении какое-нибудь заклинание Но, Теси, мне казалось, что весь этот фарс и был затеян только для того, чтобы мы, пока еще не поздно, сбежали с корабля сами. Знаешь, как я это поняла? Коомин не вмешивался, а лишь тихо посмеивался в свои густые усы. Он точно знал, что ничего плохого нам не будет. А вот если у кого-нибудь не выдержат нервы, и она начнет плакать или магичить, то ее точно отправят на материк. Самое смешное, что они приставали даже к госпоже Сиерин! Вот гады!

Короче, принесла я флакон и потихоньку, под разными предлогами, дотронулась его крышечкой до кожи наших женщин. Все-таки молодец у нас братик! Через некоторое время эльфы, затеявшие всю эту возню, как-то успокоились и переключились на обсуждение последних новостей, игры и карты. Наши дамы облегченно вздохнули, а я вышла полюбоваться закатом. Ты не представляешь, какая красота, когда заходящее светило рисует по волнам дорожку почти до самых твоих ног! Большие мягкие волны, почти черные между валами и желто-фиолетовые на гребне! И большой оранжевый круг, медленно уходящий под воду. А с другой стороны, на темном своде небес, загораются разноцветные звезды Я стояла, держась за перила, и пыталась угадать, где теперь наш Иржи? Может, рядом с той звездочкой, которая подмигивает красно-розовым светом? Или около зеленой, яркой, словно рассветные лучи Интересно, помнит ли он о нас, оставшихся здесь? Хочет ли вернуться? Пишу эти строки, и слезы почему-то снова начинают капать сами собой. Никогда не думала, что я такая плакса! Теси, скажи мне, что я сильная, смелая и справлюсь с любой печалью Как начинаю думать о дракончике, так снова начинается слезопад. Боги, как же должен страдать Альеэро!

Знаешь, только не говори никому, когда я виделась с ним на озере, мне показалось, что он даже и ничуточки не грустит! Представляешь? Значит, наш братец что-то задумал. Ты скажешь, что он мог примириться со своей печалью. Нет, у нас, Ромьенусов, не такой характер, чтобы мы мирились с обстоятельствами! Это пусть они подстраиваются под нас! И я уверена, что Альеэро, не знаю как, но уйдет искать нашего мальчика.

Я стояла у перил и любовалась звездами, когда ко мне подошла госпожа Сиерин.

- Сани, чем ты нас обработала? Смеясь, поинтересовалась профессор. Наши эльфы теперь нас в упор не замечают! Тебе не показалось, что они нас провоцировали?

Мы посмеялись и просто поговорили ни о чем. Оказывается, она очень интересная тетка. Мы с тобой были правы, предполагая, что слухи, рассказывающие о ее пребывании в изнанке правда! Они когда-то там были вместе с Эрайеном. Какая насыщенная и интересная у них жизнь! Где она только ни побывала! Даже на том материке, куда мы сейчас направляемся, она уже была. Только очень давно, еще до того, как даяки и даймоны перекроили его на свой лад. Она сказала, что там есть высокие горы и быстрые реки. Красивые долины и каскады озер. Только устроено там все по-другому. Там никогда не было долин Кланов, закрытых друг от друга кольцевыми горами, да и Кланов там нет. Просто по западной окраине континента, с севера на юг, идет одна горная гряда. Потом предгорья, за ними равнины с озерами и реками, текущими в море. И горы там выше, и реки шире. А леса без конца и края! Но ректор Эрайен рассказывал, что лесов больше нет. Жаль, я бы посмотрела. А коренными жителями этих мест были пришлые из других миров эльфы, гномы и люди. Ректор говорил, что даяки согнали все население в города-ловушки, чтобы удобнее было собирать энергию. Не знаю, доберемся, посмотрим.

Теси, дорогая, продолжаю письмо уже вечером. У нас сегодня был такой веселый день! Оказывается, когда проходишь экватор, отмечается праздник царя водных народов Гидрона. Мы об этом празднике, как новички, ни сном, ни духом, а хитрые матросы устроили целое представление. Представляешь, после завтрака, вместо того, чтобы заняться парусами, все три корабля их спустили и включили магическую корректировку двигателями в пространстве, чтобы наши судна не разбежались. А потом, во главе с капитаном, торжественно вышли на палубу, одетые в какие-то водоросли и, дружно бухнувшись на колени, стали взывать, протягивая руки к воде, к Гидрону. С ними был и наш Глава экспедиции Ироон Кайрен. Оказывается, он тоже моряк?! Я думала, пиратом его называли в шутку. И даже не верила твоему Риибату, считая его приключения россказнями для того, чтобы понравиться тебе. Вот, теперь извинись за меня перед ним. Но только не так страстно, как вы это обычно делаете! До свадьбы еще долго! Чем томительней ожидание, тем сладостней соединение. Видишь, каким я становлюсь философом? Ну, ладно, продолжу про праздник Гидрона.

Мы, приличные пассажиры, с любопытством столпились у бортов, ожидая, появится в волнах ответом на эти страстные вопли Морской Царь, или нет. А команда, потихонечку поднявшись с колен, неслышно встала за нашими спинами Резкий свист Кайрена и мы все полетели за борт от сильного толчка в спину! Ты спросишь, почему я не держалась за перила и не уследила за перемещением моряков? Так вот, мы все были настолько поглощены появлением в волнах Гидрона в сверкающей жемчугами короне верхом на ките, что не заметили, как перила под нашими руками просто растворились! Сначала я испугалась, и даже начала оборачиваться, но потом заметила смеющегося Коомина, умудрившегося сгруппироваться и даже не шлепнуться в воду, а сесть на нее, словно на коврик. Ну, тогда я тоже села. И даже не замочила платья! А остальные летели, плюхались, кругом брызги! Даже пришлось ставить защиту! Но когда пассажиры поняли, что это было так и задумано, быстренько взлетали на корабль и начинали уже выкидывать за борт команду! Кто-то даже пытался добраться до нас с Коомином! Но мы, объединив усилия, держались твердо!

Набарахтавшись, все успокоились и тоже расселись на замерших волнах. И я рассмотрела Гидрона Ну что тебе, сестренка, сказать Понятно, что плавать в море одетым это глупо. Царь вод был обнаженным. Но с каким достоинством он, выпрямившись, взирал на весь наш бардак! Уверена, русалкам скучать некогда. Мне кажется, что у них должны быть какие-нибудь норки Теперь я поняла, от чего на море бывают бури: это когда все русалки попрятались!

И вот это трехметровое чудо, обведя всех царственным взглядом, вымолвило басом: «Почто звали, судна потопить, аль штиль сотворить?»

Когда моряки дружно завопили: «так пропустить!», Царь еще раз посмотрел на всех и спросил: «а откуп?»

И эти поганцы, не первый раз пересекающие экватор, с хитрыми ухмылками на бессовестных физиономиях стали хором отвечать: «Корабли уж не тревожь, выбирай, чего ты хошь!» А этот образчик мужского начала снова огляделся вокруг себя ярко-синими глазами и выдвинул требование: «скучно было поутру. Девкой откуп заберу!» А нас-то всего пятеро! Сестренка, у меня задрожали поджилки, когда этот небесный взгляд остановился на мне! «Эту!» - промолвил морской Владыка.

Волна приподнялась и покатила меня прямо к киту, на котором стоял Его Величество. Кажется, я покраснела. А сзади раздалось дружное ржание. Вот кони! Нет, они козлы! Все как-то сразу оказались на палубах своих кораблей. А переодетые в обычную форму матросы уже поднимали паруса. Гады! Я хотела испугаться и заплакать, но потом вспомнила, что я выпускница Магической академии! Хотя достоинство, несомненно, смущало.

Волна, приподнявшись, выплеснула меня на кита прямо под ноги Величеству и мои глаза, против собственной воли уткнулись ну, понятно. Но тут Царь нагнулся и протянул мне руку, чтобы я встала. Значит, в меня решили поиграть? Что ж, наши братики тоже играли в игры Слава Богам, нас с тобой не приобщили. Я вскочила и во весь рот улыбнулась: «Здрассьте, Ваше Великое! Чем же может выкупить корабли слабая и наивная девушка?» Теси, когда он был далеко, лица его я не разглядывала, его затмевало все прочее А теперь я взглянула на него внимательней. Сестренка, я была не права! Это ему надо рыть норки и ховаться от русалок! Он просто потрясный красавчик! Закрой своему Кайрену ушки и завидуй мне! У Царя такие невероятно синие, мудрые и, в то же время, наивные глаза! А ресницы! Их длине позавидует любая девушка! Знаешь, при совершенно белом цвете волос, брови и ресницы совершенно черные! А нос: прямой и ровный! Губы четко очерчены и такого перламутрово-розового цвета, что их захотелось сразу попробовать на вкус! Бесподобный мужчина! Пока я жадно вглядывалась ему в лицо, он стал меньше ростом, как раз с наших братьев, и тело облачилось в серебристое трико. Я даже мысленно застонала: у него такая белая, в капельках воды, кожа! Так захотелось провести кончиком языка по груди Споткнулась я о его насмешливые глаза.

- Ну как, девушка, пополнишь ряды русалок?

- Вы, Ваше Величество, несомненно, самый привлекательный мужчина из всех, мной встреченных. Но я дочь Клана Змей. И у нас приняты законы: чтобы жить с женщиной, на ней надо жениться. И это на всю жизнь! К тому же, я Змея. Могу задушить в объятиях или цапнуть, если что не понравится.

И я опять широко улыбнулась, а Царь поскучнел.

- Значит, ты даже не женщина?

- Нет, Государь.

- Хоть влюблена?

- Нет, Государь! Жду своего принца, готового жить с женщиной-змеей.

- Жаль! Искренне улыбнулся Гидрон. Ты очень красивая. И волосы цвета огня! Хочешь, я покажу тебе свой дом?

- Спасибо, Ваше Величество, да только долго не дышать под водой не могут даже маги!

- Выпить со мной хочешь? В его руках появилась фляга, а рядом с нами возник небольшой столик с фруктами и бокальчиками.

Разлив вино, он протянул мне бокал:

- Пей!

Я легонько втянула носом запах и сразу уловила едва заметный оттенок тиримянки прибрежной. Есть, Теси, такая травка в устьях пресноводных рек. Добавляешь ее в вино и готово приворотное зелье! Не заметишь, как окажешься неизвестно где и с кем. Спросишь, откуда знаю? От Альеэро. Теси, только не обижайся на братика. Он почему-то был уверен, что ты спокойно подберешь себе достойную партию, а с моим характером, говорил он, надо знать всё и всякое.

Ну вот, понюхала я бокал и покачала головой:

- Бедное Величество! Кто для вас составил этот рецепт?

- Моя - он так мило покраснел, - самая близкая подруга А что с ним не так? Она сказала укрепляющий силы состав на травках.

- Приворотное зелье, господин Гидрон. Несомненно, оно укрепляет. Чувства к той, кто его делает.

Я капнула вино на ноготь и попробовала кончиком языка.

- К тому же тут присутствует нотка магии, усиливающая привязанность.

- Вот как? Гидрон наморщил гладкий лоб. А я-то думаю, почему не могу от нее никак отлепиться? А может, это любовь?

- Ваше Величество! Поверьте неплохому алхимику! Конечно, я не мой брат, но перечислить некоторые компоненты этой смеси в состоянии. Нет, Вы, конечно, можете продолжать пить вот это, - я выплеснула бокал в море, - и можете продолжать отношения с этой женщиной. Но не находите, что они какие-то нечестные? Вас фактически лишили выбора.

- Вот и русалочки мне тоже нечто подобное говорили

Гидрон в раздумьях посмотрел на флягу.

- Ты ведь маг?

- Выпускница Академии! С гордостью поведала я.

- Можешь сделать так, чтобы эта женщина переключилась на кого-нибудь еще?

- Могу. Мне нужен сосуд, из которого пьет только она, и фантом существа, на которого ее надо переключить. Сможете?

Величество хмыкнул и снял с волос корону. Покрутившись в его руках, она исчезла, а вместо нее в пальцах оказалась обычная фарфоровая чашечка с розовым цветочком. Он протянул ее мне.

- Нет-нет, держите сами. Мой дух не должен ее касаться. Фантом! напомнила я ему.

И тут рядом с нами закрутилось нечто бородавчато-копытчатое.

- Это что такое? Такую тварь я видела впервые.

- Братец этой девушки. Уж очень просила, чтобы я его взял во дворец

- Как же мне это напоминает одну семейную историю - промычала я. Стойте спокойно, сейчас создадим привязку Всё! Можете чашку отправлять на место.

Чашка исчезла, а на ее месте снова появилась корона.

- Это чтобы никто не понял, что я брал из дворца предмет. Пожал он плечами. Знаешь, стало как-то легче И чего я нашел в этой даме?

- Ваше Величество, вы же маг! Проверяйте, что едите, пьете, особенно из загребущих ручек!

- Спасибо, девушка! Тебе, наверное, пора? Хочешь, отблагодарю жемчугами, кораллами, золотом?

- Зачем? Искренне удивилась я. У нашей семьи средств достаточно. А помогала я Вам, поскольку ненавижу обман! Знаете, просто убить хочется, когда тебе врут, глядя в глаза и объясняясь в любви!

- Это кто же так с тобой поступил?

Теси, дорогая, я не стала рассказывать историю взаимоотношений отца и матери, но клянусь, враля к себе и близко не подпущу!

- Так чем мне отблагодарить тебя, девушка-змея?

Я еще раз посмотрела на него. Все равно ведь никто не узнает И он понял это по моим глазам Наш поцелуй был просто упоительным! Теси, как он целуется! Наши детские познания ничего не стоят по сравнению с этими чувственными лобзаниями! Сердце у меня выскакивало из груди, застревая где-то в горле. Это было безумие! Как же хорошо, что вокруг не было ни души! Я слизывала с его груди капельки воды, а он ласкал поцелуями мою шею Теси, мы с трудом оторвались друг от друга. Еще немного, и Братья бы меня прибили! Хорошо, Альеэро меня обвесил амулетами, как Иржи шариками елку. В самый ответственный момент, когда меня начали раздевать да, Теси, вот такая я дура одна из подвесок как шарахнула нас электрическим разрядом! Спасибо, Братик!

Отскочив, я быстро огладила платье и привела в порядок волосы.

- Магичить нехорошо, Величество! Попеняла ему.

- Харизма! Развел он руками.

- Спасибо за опыт был весьма ценным. Ухмыльнулась я, глядя на его неутоленное желание. Теперь к русалкам?

- Стресс снимать! Рассмеялся он. Прощай, девушка! Доброго пути!

Он оказался очень сильным магом. Меня приподняло над морем и понесло за кораблями с такой скоростью, что я едва успела помахать ему на прощание. Жаль, что этот потрясный мужик Морской Царь.

Через несколько мгновений показались корабли. И не успела я оглянуться, как уже стояла на палубе своего судна, по которой металась Сиерин, честившая на все корки улыбающегося капитана.

- Да вот же она, Ваша подопечная. Ну как, Сани, морской Король? Жемчуга предлагал?

- Ах, Вы ж - И мы вдвоем набросились на бедного дядьку.

А потом, когда мы остались с Сиерин наедине, она взяла меня за руку и, улыбнувшись, спросила:

- Ну как? Хорош?

Я, конечно, состроила удивленные глаза и поинтересовалась, а что конкретно но, думаю, она когда-то была весьма близко знакома и с ним!

День почти завершен, солнце садится, глаза слипаются Спокойной ночи, моя любимая Теси! Пусть тебе приснятся эротические сны! Целую нежно сотни раз твоя Сани»

- И как мне к этому относиться? Всплеснула руками Теси. Вот и отпускай ее одну! Так и знала, что вляпается в какую-нибудь глупость, но чтобы так быстро! Спасибо братику за его ум и умные разработки! Хоть сидит он в своем озерном краю безвылазно, все равно знает, что станет лучшим для каждого! Надо же, Морской Царь

И Теси задумчиво пожевала тесьму к платью.

Риибат, молча слушавший письмо, а потом высказывание будущей жены, при последней фразе напрягся:

- Дорогая, ты жалеешь, что не поехала вместе с Сани?

- Что ты, дорогой, - Теси даже передернула плечами, - я не знаю, что было бы со мной на ее месте!

- А что могло бы быть? Риибат пересел поближе и, взяв девушку за руку, нежно пощекотал языком запястье.

Теси засмеялась и запустила пальцы в темные волосы своего парня.

- Я бы от ужаса упала в обморок. И Царю пришлось бы срочно избавляться от преступного трупа.

- А если я тебя немножко, совсем чуть-чуть, поцелую? Мне не придется красными ленточками обвешивать место преступления?

- Ну, если чуть-чуть

И Теси с удовольствием подставила губы для поцелуя, который, по сравнению с царским, был совсем детским и невинным.

«Как все-таки Риибат меня любит!» - думала девушка, промокая платочком слегка обмусоленные губки.

«Какая, оказывается, горячая штучка эта Сани! Интересно, после свадьбы я смогу довести до экстаза эту целомудренную и робкую девушку, так внешне похожую на свою огненную сестру?» - Думал Кайрен. «Интересно, почему я выбрал Эстесс? Они внешне ведь совсем одинаковы! Нет, Сани я бы удержать не смог и вечно бы бегал за ее неугомонным и неуловимым нравом! Моя Теси намного лучше!»

И он притянул девушку к себе поближе.

- Моя, только моя! Прошептал он ей на ушко. Ты знаешь об этом?

Счастливая Теси бросила на пол ткань и забралась Риибату на руки, обхватив его шею и прижавшись головкой к щеке.

«Вот ведь голые сосны! подумал парень, которому в штанах стало вдруг тесно. Еще целых полтора года! Я сойду с ума!»

- Славная моя девочка! Проворковал он ей на ушко. Давай ты, как следует, займешься придумыванием фасона платья, а я пойду досчитаю одно очень важное уравнение и сделаю маленький опыт. Ты же любишь своего брата Альеэро?

- Так ты для него запираешься в лаборатории? Подняла брови красавица Теси.

- Конечно. По его просьбе! В паху уже болело, а теплая попка невесты так мягко и завлекательно ерзала по его ногам, что еще немного и

- Иди, мое солнышко!

Риибат аккуратно ссадил с себя девушку и ринулся в туалет.

- Тут не только сосны, и пеньки за это время голыми останутся! Ворчал он про себя. Чертова учеба! Закончу расчеты для Альеэро и плотно займусь программой. Может, по осени что-то сдам экстерном!

Он поморщился.

- В конце концов, перееду в общагу. Нельзя же так каждый день мучиться! Или у Альеэро элексирчик попросить?

А корабли, с каждым оборотом все ближе подходя к континенту, спокойно резали носами сине-фиолетовые волны.

Новый день, встреченный Сани, был солнечным и ясным. Дул попутный ветер, что позволило развернуть все паруса. Вахтенный матрос и уже проснувшийся хмурый боцман, распекавший за что-то этого матроса, или просто срывающий на нем свое плохое настроение, увидя Сани, дружно улыбнулись. Всей команде нравилась безбашенная змейка, по утрам прыгающая в холодные морские воды и кувыркающаяся потом в воздухе.

- Как спалось? Как прошла ночь? помахала ладошкой Сани. Надеюсь, ничего плохого не случилось?

Боцман скупо улыбнулся, глядя на рыжеволосую девушку из-под кустистых бровей.

- Море светилось. Выдавил он наконец.

- И что? Глаза девушки загорелись любопытством. Что это значит?

Боцман уже пожалел, что ответил на вопрос. Поскольку за ним подразумевалось длительное объяснение.

- Морской Царь гневается. Может разыграться нешуточный шторм.

- Да перестаньте! Нам ли бояться штормов? У нас на кораблях куча магов! Неужели мы не сможем успокоить море?

- Море не любит, когда ворожат во время бури. Сильно гневается.

- Может, обойдется? Худенькая рыжеволосая девушка в простеньком платье вдруг встала на носочки и с силой оттолкнулась от палубы. В воздухе мелькнула хрупкая фигурка, которая вошла в воду уже серебристо-синей змейкой.

И вот они, темно-синие необозримые водные просторы. Змея завертела плоской головой из стороны в сторону. Сегодня у поверхности совсем не было разноцветных маленьких и больших рыбешек, которые каждое утро кувыркались вместе с ней, принимая за большую и красивую добрую рыбку. А вот искры сияли гораздо ярче. Падая в толщу воды, они ослепляли глаза своим нереально-призрачным оранжевым и зеленым светом. Почуяв змейку, они медленно, но верно устремились за ней, нагоняя и постепенно облепляя ее тело. Хвост уже сиял вовсю, как маленькая комета. Изредка проплывающие мимо рыбы тоже светились, словно глубинные чудища, которых к поверхности вытолкнуло придонное извержение вулкана.

Сани эта иллюминация раздражала. Поэтому, оттолкнувшись, она вымахнула из воды в воздух. Извернувшись в полете, она увидела, как искры, сдираемые потоком воздуха, отлетают от ее хвоста, как от ракеты, запускаемой ребятишками в перелом года. На одном из головных кораблей раздался сдавленный вскрик. Девушка, почему-то испугавшись, приземлилась на палубу корабля и уже там обернулась.

Боцман задумчиво чесал затылок.

- Будет сильная буря! Изрек он, надвигая кепку на лоб. Ветер крепчает. Кто-то очень не хочет, чтобы мы добрались до континента!

И засвистел в дудку, вызывая команду к парусам. И точно, на горизонте вскипели фиолетовым первые облака. Моряки, словно муравьи, забегали по реям, подтягивая паруса и закрепляя оснастку. Капитан приказал спустить все, кроме специального штормового паруса, и включить двигатели. Пассажиры, высыпавшие к бортам, тревожно рассматривали небо.

- А почему нельзя оставить только двигатели? Спросила Сани у Коомина. Вдруг парус порвется?

- Когда сильный шторм, идут такие валы, что нос проваливается, а винты болтаются в воздухе. Вот для таких случаев и нужен парус, девочка. Он позволяет держать корабль все время носом к волне, не дает его развернуть.

- А что будет, если он развернется? Тихо спросила Сани.

- Опрокинется. Маги спасутся, остальные погибнут. Смотри, тучи становятся все выше и темней!

Оба солнца уже едва пробивались сквозь облачную дымку, обозначая свое присутствие над волнующимся морем двумя тусклыми кругами. На волнах появились голубоватые барашки, а корабли, вместо размеренного хода, начали нырять то вверх, то вниз. кое-кто ушел в каюты, не выдержав этой картины, а также все усиливающейся качки и рокота, заглушавшего даже самые громкие слова.

- Сани, иди вниз! Крикнул Коомин. Тебе здесь делать нечего! Еще смоет!

Сани вспомнила, что клятвенно обещала слушаться старших, и пошла в каюту. Навстречу ей по коридору бежал Кайрен.

- Господин Кайрен, что это? Спросила она.

- Не добили мы этих паразитов. Крикнул он странную фразу и, словно молодой, взлетел по лестнице.

Сани еще стояла в коридоре, раздумывая над его словами, когда внутрь спустились остававшиеся на палубе члены экспедиции. Среди них и ее друг Колин Паат.

- Колин, что там? Кинулась она к нему, держась за стены.

- Шторм! Крикнул тот, поскольку корабль трещал и стучал всеми незакрепленными и плохо подогнанными частями.

И вдруг сверху словно раздался взрыв, а потом скрежет и треск.

- Ай Девушку, словно щепку, швырнуло к ступеням, ведущим на палубу. Люк был плотно закрыт, но даже через малюсенькие щели просачивались тоненькие струйки воды.

- Боги! Хоть бы они там, наверху, были живы! Как заклинание, твердила Сани, потирая ушибленный бок.

- Ты цела? Ползком подобрался к ней Колин.

- Да, как они там?

Но что ответил Колин, она не услышала, поскольку снаружи опять раскатился оглушительный залп.

- Гроза! На ухо ей проорал парень.

Та только кивнула головой, ставя в уши магические заглушки.

«Может, взглянем одним глазком, что там происходит?» - Спросила она парня по мыслесвязи.

Он помотал головой: «Нас сразу зальет!»

«А мы поставим на люк защиту! Сразу вдвоем! А то вдруг их всех уже смыло, а мы идем ко дну?»

«Тогда пойдешь в русалки к Морскому Царю. Он ведь приглашал!» - Заискрились смехом глаза парня.

«Балбес! Я хочу быть живой Сани, а не холодной и бесчувственной полурыбой-полудевой!»

«А Царь-то с ногами и вполне себе живой! Он тебя тоже оживит!»

«Дурак! Я хочу жить со своей семьей!»

«Тогда зачем поплыла?»

«Хочется!» - Попыталась задрать нос Сани и больно стукнулась им о плечо Колина.

Задевая боками и плечами ступени и изредка падая на стены, Сани поползла к люку. Колин сзади пытался удержать ее за юбку.

«Не надо рисковать!» - раздался в ее голове его озабоченный голос.

«Мы только посмотрим, живы ли они, и сразу все закроем!»

«Ладно, - сдался парень, - на счет три. Раз, два, три .»

Крышка люка приоткрылась. Сани выставила щит и слегка выглянула наружу. Огромные валы перекатывались через палубу, где едва угадывались движущиеся смутные тени. Огромные молнии, непонятно, то ли из моря, то ли из неба, разветвляясь, били во все стороны. Грохот стоял непрерывный. Хоть на маленькой щелочке стоял двойной щит, дышать от мелкой водной взвеси было трудно.

«Ну что там? Живы?» - Нетерпеливо спросил Колин.

«Да, закрываем, раз, два »

Щит, выстроенный двумя дипломированными магами, лопнул, и крышка люка резко распахнулась, обнажая нутро корабля. Одновременно с этим раздался оглушающий треск, который продрался через магические затычки и черепную коробку. Нос корабля, на который в страхе смотрела Сани, начал медленно задираться, а затем сворачиваться набок, разламываясь на глазах.

- Это конец - потрясенно прошептала Сани. Там, в трюме, наши вещи, палатки

Но корабль, со всего размаху налетевший на береговые рифы, медленно, но верно разламывался, а его части подхватывали свирепые волны, добивая, что не разбилось, об утесы, видимые неясной тенью сквозь пенную круговерть.

- Спасайся! Заорала Сани Колину и, оттолкнув его руку, обратилась змеей и вылетела наружу. Сквозь непрерывные потоки дождя сверху и моря снизу не было видно ничего. Поэтому синяя змейка, извернувшись, налетела на скрытый волнами выступ рифа и, оглушенная, упала в беснующуюся воду. А маги, разобравшись, что корабль погиб, кто как умел, выбирались на штормовой и негостеприимный берег.

Глава вторая. В которой снова сияют светила, и умопомрачительно пахнут луговые травы.

Сани застонала и перевернулась на бок, поскольку лежать на спине лицом сразу к двум светилам было слишком ярко и жарко.

«Моя белая кожа точно сгорит», - промелькнула шальная мысль, а потом воспоминания нахлынули огромной и ужасающей волной. Девушка попыталась открыть глаза и сразу села, хватаясь за голову, поскольку резкое движение отозвалось накатывающей на мозг болью. Она застонала снова и согнулась, падая вперед, на подвернутые ноги. Ее начало тошнить. Глаза никак не хотели открываться. «Сотрясение или солнечный удар а может, и то, и другое», - вяло думала она, преодолевая вязкую боль.

Опершись ладонями о землю, она открыла глаза и осмотрелась. Вокруг нее под легким ветром свободно колыхались голубые высокие травы. Свистела какая-то птичка. По синему небесному шатру неспешно улетали в сторону моря небольшие белые облачка. А впереди, без конца и края, колыхалось совершенно спокойное море.

- Вот гадство! Девушка отлепила от пересохших губ прядь волос и отвела в сторону. Сколько же я здесь пролежала? И где все?

Она попыталась обернуться, не расплескав свою головную боль. Но вокруг, кроме трав, ничего и никого не было. Да и рельеф местности совершенно отличался от того, что она видела последний раз перед тем, как потерять сознание. Там были скалы и высокий берег. Здесь равнина полого спускалась к воде, образуя песчаную береговую линию. «Может, я бессознательно активировала портал Альеэро?» - подумала Сани и схватилась рукой за ворот рубахи, который оказался расстегнутым. Но связка амулетов висела на шее, как и раньше. И камень брата в их числе спокойно болтался на цепочке.

- Паниковать рано. Сама себе сказала девушка. Надо сначала найти место крушения и посмотреть, может, кому нужна помощь?

Кое-как убрав головную боль, она попыталась привстать, опираясь на ладони и колени. Но тело подниматься на ноги не хотело. Сани закусила губу. Если она сейчас не найдет воду и какое-нибудь укрытие, то спасать придется ее саму. Вот только вопрос: а будет ли кому это сделать? Приподняв голову, она упрямо поползла туда, где виднелись холмы.

- Эй, эй, ты куда ползешь? Раздался за ее спиной веселый и молодой мужской голос. Ну ни на секунду одну нельзя оставить! Так и норовит убежать!

Сани вздрогнула и села, обернувшись на голос. На проложенной ей травяной дорожке стоял парень, высокий, черноволосый и синеглазый. В его руках была фляга, а за спиной висел рюкзак. Длинные ноги были плотно упакованы в черные штаны и сапоги, а на теле свободно болталась безрукавка. Тоже черная.

- Тебе в черном не жарко? Спросила Сани.

- Я привык. Рассмеялся парень. Девушку видно сразу: кто о чем, а она об одежде!

Сани криво улыбнулась:

- Просто первой моей мыслью было, что обгорит лицо. А все мои мази, наверное, утонули вместе с кораблем. А ты кто?

- Рейвен. Пожал он плечами. Так ты пить будешь?

Он подошел и протянул ей флягу.

- Только не торопись, а то захлебнешься!

Сани сделала несколько глотков и вдруг поняла, что уже напилась. К тому же, вода явно содержала какие-то травяные добавки и толику магии.

- Что в воде? Спросила она с подозрением у парня. Что это за состав?

Тот невозмутимо сел напротив и вытянул вперед свои длинные ноги.

- Укрепляющий организм и придающий силы. Видишь ли, я ушел слишком далеко от дома, а мне бы хотелось вернуться обратно. Причем, не изнуренным, а бодрым и полным сил. Ты напилась? Давай обратно!

Девушка, со словами благодарности, отдала флягу.

- Не знаешь, тут есть какой-нибудь ручеек с чистой водой? Я бы умылась

- Есть. Тот повернул к ней голову и посмотрел в глаза. Там, в ложбине. Ты справишься или тебе помочь?

Сани снова попыталась встать, но, улыбнувшись, протянула парню руку:

- У самой не получается. Помоги, пожалуйста!

На секунду ей показалось, что в его глазах промелькнуло удовлетворение. «Интересно, что он тут делает? И кто он вообще такой?» - Искоса бросила взгляд на его лицо девушка.

Губы Рейвена искривила ухмылка.

- Смотрел пастбища для наших лошадей. Вежливо объяснил он Сани, навалившейся на его руку.

- Ты читаешь мысли? Спросила она.

- Я читаю твое лицо. На нем так все ясно написано, что и мысли читать не надо!

Они потихоньку дошли до небольшого оврага, но дну которого тек серебристый ручей. Рейвен спустился на пару шагов и, упершись сапогами в покатый склон, протянул руки:

- Иди сюда!

Сани с сомнением посмотрела вниз, на крутые склоны и неожиданного кавалера:

- А ты мне обратно поможешь выбраться?

- Смешная ты, - Рейвен заблестел синими глазами. Если бы я хотел уйти, я бы давно ушел. Но тебе ведь не страшно. Ты сама магичка. Отлежишься и сила снова вернется. Иди ко мне!

Девушка встала на земляной край и спустила кончик ноги вниз. Так как ее обувь осталась где-то в море, то все колючки и неровности почвы ощущались кожей нежных стоп в полной мере. Поэтому, оступившись, она просто свалилась на парня.

- Да что ж ты - только и успел он произнести, как они оба кубарем покатились на дно оврага, приминая спинами заросли высокой, тянущейся к солнечному свету, травы.

Голова у Сани опять заболела. Падение остановилось как раз на краю узкого, но глубокого ручейка. Оторвавшись от парня, на груди которого прятала лицо и руки, Сани покраснела и пробормотала:

- Извини, пожалуйста. Наступила на колючку!

- И откуда ты свалилась на мою голову, недотепа? Сокрушенно спросил он, разглядывая испачканные штаны и порванную на спине майку, в дырке которой виднелось несколько кровоточащих царапин.

- С корабля. Недовольно сказала она, отползая от Рейвена и наклоняясь над ручьем. Мгновенное сканирование ладонью прозрачной воды не обнаружило в ней никаких вредных или магических примесей. Тогда она, наклонившись, умылась в его чистых струях, ополоснув руки и концы волос. Где-то внутри начала оживать ее магия.

- Был шторм. Наш корабль разбился о скалы. Я спрыгнула в воду, а потом ничего не помню! Виновато улыбнулась девушка. Может, меня отнесло течением, и я как-то выползла на берег? Не помню! А туфли сорвало волной. Правда, извини! Давай подлечу твои царапины!

- Не надо. Буркнул тот, внимательно разглядывая стенки оврага. Само заживет. На мне все заживает быстро. Посиди пока!

Он вскочил на ноги и легко полез вверх. Сани молча наблюдала за его действиями. Убежит, да и Боги с ним! Она и сама выберется. Немного позже.

А парень, тем временем, добрался до раскидистого лопуха и сорвал четыре плотных широких листа. Затем бегом спустился к ней.

- Вот, будем делать тебе обувь! Снова улыбнулся он яркой улыбкой.

- Как?

- У этого растения очень плотные листья. Они плохо рвутся, но сминаются просто отлично. У меня в рюкзаке была веревка - он подошел к мешку, который в падении сорвался с плеч и валялся неподалеку.

Растянув его горловину, он вытащил моток тонкой, но на вид прочной, веревки.

- Зачем тебе столько? Изумилась девушка. По горам лазить?

- Лошадь привязывал ночью, чтобы не ушла. У меня и колышек есть. Похвастался он, доставая металлический кол с согнутым ушком. А теперь мы сошьем ей листья.

И он, приложив теплый от рук лист прямо к ее ноге, зашнуровал его края, обрезав веревку. Получился зелененький сапожок. Также он обмотал и вторую ногу.

- Вставай!

Сани встала и прошла, прихрамывая, несколько шагов.

- А ведь здорово! Мягко!

- Я положил под твою ножку сложенный лист. Так что наступай смело, больно не будет.

Девушка прошла еще несколько шагов и посмотрела на ступню.

- И правда, не порвался!

- Я же говорил! Он протянул ей руку. Пойдем наверх?

И он, не торопясь, осторожно, потянул ее за собой.

- А ты сильный! Похвалила она его, когда они вылезли из оврага и отдышались. Я только переставляла ноги!

- Я мужчина. Пожал плечами парень и, повернув голову, оглушительно свистнул.

- Ты что?

- Моя лошадка! Видишь?

Из-за далекого холма показалась маленькая рыжая точка, которая очень скоро начала увеличиваться в размерах, и Сани увидела, как стройная, тонконогая лошадь, изящно выгнув шею, несется по траве, словно корабль по морским волнам.

Рейвен пошел навстречу своей подруге. Заржав, она остановилась рядом, поводя лоснящимися рыжими боками. Фиолетовый глаз вопросительно оглядел фигурку девушки в грязной одежде, но с такими же огненными волосами, как и ее шкура.

- Хорошо погуляла? Парень ласково огладил ее шею. Умница моя!

- А у нас все летают на пегасах - Заметила Сани. Это гораздо быстрее. А лошади только возят грузы и пашут землю в отдаленных крестьянских хозяйствах

Лошадка пренебрежительно фыркнула одновременно со своим хозяином.

- Это ты не ездила на линнах. После наших скакунов ваши пегасы просто скучная и невыразительная скотинка!

Теперь фыркнула Сани.

- Зато сверху видно все. Взлетел, и уже видишь, куда тебе надо. Да и дороги им не нужны. Только воздушные потоки. А твоя пока обежит холм! Да и если еще споткнется!

Парень достал из своего вроде бы небольшого мешка длинный вязаный свитер.

- Надевай! Протянул его Сани. Сейчас ты почувствуешь разницу!

- Интересно, - она взяла свитер, но не торопилась его надеть, - а куда ты меня собрался везти?

- Ты хочешь, чтобы я оставил тебя здесь, где нет ни одного поселения? Кстати, тот ручеек в овраге единственный источник пресной воды на многие километры.

- Но мне надо попасть туда, где разбился наш корабль! Там мои друзья!

- А родственники? Прищурился парень. Неужели ты отправилась в путешествие без опеки родных?

- Тебе какая разница? Уже настороженно спросила девушка. Меня ждет жених! А сопровождал дядя!

Конечно, абсолютно равнодушного к ней Кайрена можно было так назвать с большой натяжкой. Но он отец будущего мужа ее родной сестры! Так что пусть побудет родственником.

Рейвен положил ладонь на круп лошади и легко взлетел на ее неоседланную спину.

- Тогда счастливо оставаться. Он хлопнул ладонью по шее лошади, разворачивая ее в сторону холмов.

- Спасибо! И прощай. Крикнула ему в спину Сани.

Лошадь быстро удалялась от нее по волнующимся травам. Скоро точка мелькнула на гребне холма и исчезла.

- Ну, вот ты и осталась одна. Сказала Сани сама себе. Но это не страшно! Главное, чтобы об этом не узнал Эрнаандо! А то до самой свадьбы запрет меня во дворце и не выпустит даже в сад. Но перед тем, как окончательно сдаться, надо все-таки попробовать отыскать своих.

Девушка прикрыла глаза и попыталась найти направление, откуда бы повеяло знакомой аурой. Но, то ли действительно, земля была магически выжата, то ли поиску мешали холмы, но почувствовать направление к тому месту, где разбился их корабль, пока не удавалось.

- Ну и ладно! Громко объявила она небесам. У меня весь день впереди. А покушать я смогу, когда мы все снова будем вместе.

Сани нагнулась и решительно оборвала подол своей длинной юбки, поскольку он мешал двигаться в высокой траве. А чтобы не посечь об ее острые края ноги, она обмотала их до колен кусками материи. Из нее же сделала повязку на руки. Нет, можно было бы обернуться змеей и быстро заскользить среди травы вдоль берега, но девушка не могла в этой ипостаси колдовать. А когда не знаешь, что ожидает тебя через несколько шагов, лучше не рисковать. Подумав, она сняла нижнюю юбку, придающую верхней пышный и волнующе-колеблющийся вид, и обернула ее вокруг своей многострадальной головы, поскольку светила еще стояли высоко.

- Боги! Привет! Крикнула она. Я все-таки сюда попала!

И, помахав небу рукой, она не ускоряясь, но и не медля, двинулась к видневшемуся в отдалении холму.

А в это время, где-то в нескольких десятках километров от шагающей по прерии Сани, грустные маги подсчитывали убытки и потери.

- Слава Богам, сами остались целы! Ворчал Коомин, спасший свой лекарский чемоданчик с необходимым набором для оказания первой помощи и всякими химическими реактивами из которых на скорую руку можно было приготовить какое-нибудь необходимое снадобье.

Пассажиров разбитого корабля и их вещи во время бури разбросало в разные стороны так, что многие еще пытались отыскать тех, с кем ехали вместе, а также хоть что-нибудь спасти из груза и провианта, доверху заполнявшего трюм.

Сосредоточенный Кайрен по десятому разу пересчитывал свой отряд, когда к нему подошел Колин Паат и, глядя в землю, срывающимся голосом сказал, что их отряд никак не может найти Сани Ромьенус.

- Мы заглянули уже во все расселины и облазили скалы. Искали с помощью поисковичка. Даже спрашивали морской народец. Ее нигде нет.

- Да что за дьявольщина такая? Вспылил обычно выдержанный Кайрен. Вот как сердцем чуял, что не стоит идти на поводу Эрайена и возглавлять эту, заведомо провальную, экспедицию. Господа маги! Соберитесь пожалуйста ко мне. У нас пропала девушка.

- Вы мне ответите за этот беспредел и за этого идиота капитана, который бросил наше судно на рифы, тогда как другие два корабля благополучно вошли в бухту всего в трех километрах от нас! Налетела взбешенной ведьмой на начальника экспедиции только пришедшая с морского берега госпожа Сиерин. Где этот придурок? Я хочу плюнуть ему в рожу! У меня пропал весь гардероб! Мне что, в халатике по континенту бегать?

Раздраженная грифониха сняла с ноги тапок и, размахнувшись, врезала им по лицу Кайрена. Сзади раздалось приглушенное «браво» и хлопок в ладоши.

Неожиданная встряска привела разозленного неприятностями Кайрена в чувство, и он, оглядев собравшуюся вокруг него толпу магов, негромко сказал:

- Господа! Пока вы отлавливали в море свои пожитки, я по горячим следам проверил магический фон побережья. И вот какие выводы сделал: шторм был наведенным. Причем, пик шквала пришелся именно на наш корабль. Видимо, на борту был какой-то, незаметный для нас, маячок. Те корабли, за которые Вы, госпожа Сиерин, так горячо радовались, прошли в бухту просто по крупным волнам, следуя намеченным курсом. В то время как наши приборы и ориентацию в пространстве сбила чужеродная магия, направившая нас именно сюда, на эти скалы. Так что пожалейте нашего капитана. Он и так казнит себя и ругает последними словами за то, что связался с нашей компанией. И корабль этот был его единственным средством существования. Радостью всей его жизни и домом. То, что мы потеряли множество полезных грузов не беда. Хороший маг сделает из ничего себе и еду, и дом. А также одежду, госпожа Сиерин. Если Вам так мешает Ваш халатик, можете его снять совсем - кто-то из молодежи засмеялся, - и отправиться вместе со всеми в ипостаси грифона. Теперь, что касается пропавшей Сани Ромьенус. Именно ее, черт вас всех забери в изнанку, и надо было искать, а не свои, дорогие сердцу и прочим частям тела, шмотки!

- Так что теперь нам делать? Раздался первый вопрос по существу.

- Ганик, иди сюда! Позвал Кайрен ромаала. Вот. Знакомьтесь, кто не знаком. Ганик Яспень. Под его руководством все, кроме тех, кого назову, будут вытаскивать на берег вещи и сортировать. Можно еще обратиться к морским жителям, но вряд ли они отдадут то, что попало в их добычливые ручки. Когда соберете все ценное, выступайте вот сюда. И Кайрен вручил карту Ганику. Тут раньше было поселение эльфов. Скорее всего, там найдутся источники чистой воды. Если не найдутся, - Кайрен обвел всех внимательным взглядом, - то должны найтись к тому времени, как мы появимся с девочкой. Все понятно? У кого вопросы, возражения?

Все дружно промолчали, понимая разумность предложенных действий.

- Теперь следующее. Со мной на поиски пойдут Сиерин, Теридель и - он задумчиво посмотрел в толпу, оценивая магический уровень и настрой каждого члена экспедиции. Но все держались твердо, от былой растерянности ничего не осталось даже у девушек. Когда сильный мужчина принимает на себя ответственность, обещая, что все будет хорошо, сомнений в благополучном исходе дела ни у кого не остается. И еще с нами пойдет вот этот господин из клана Единорогов. Вааред, очнись! Тебе требуется персональное приглашение?

Тот поднял голову и улыбнулся.

- Нет, я готов идти искать девушку.

- Вот и славно. Кайрен закрутил головой по сторонам. Только нам надо забраться повыше. В скалах этой земли эхо ее ауры просто теряется. Держитесь за меня. Выбрал он, наконец, цель.

Эльф Теридель, профессор Академии Сиерин в халатике и одном тапочке, а также Вааред Тиирин, схватились за руки главы экспедиции. Мгновение времени, растянутое в пространстве, и они вчетвером уже стоят на самой высокой скале местного плато, приподнятого над морем.

- О-о! Рассмеялся Вааред, взлохматив короткие волосы. Нас вынесло на единственный острый кусок берега! И мы об него распороли свою зад не важно.

- Вынесли, Вааред. Отрешенно поправил Кайрен, вслушиваясь в окружающее пространство. Кто-нибудь ее слышит?

Все отрицательно покачали головами.

- А давайте вместе. Предложил Теридель. Мой сын и его друг так всегда делали, когда не хватало сил.

И он протянул руки Кайрену и Сиерин. Те, в свою очередь, взяли за руки Тиирина.

- Ищем ауру Ромьенус. Она не должна пропасть. Девочка - сильный маг! Тихо сказала Сиерин для Ваареда.

- Они мои родственники. Так что эту девчонку, если она жива, я найду Ну что я говорил?! Торжествующе разорвал он контакт.

Все открыли глаза и посмотрели на довольного мужчину.

- Вон там. Он протянул руку вдоль морского побережья, на многие километры заросшего синими высокими травами.

- Далеко?

- Порядочно. Километров двадцать-тридцать. Кстати, рядом с ней я чувствую чуждую ауру. Мужскую! Ехидно усмехнулся он.

- Нет, ну что за девчонка! Сокрушенно сказала Сиерин. То с морским царем развлекается, теперь аборигена нашла!

- Завидно? Вернул пощечину Кайрен. Молодая, красивая

- Нет. Не поддалась на провокацию женщина. Страшно за нее. Хоть она и хороший маг, но жизни не знает совсем. Как бы чего не случилось!

- Я перенесу вас обратно на берег, а сам пойду за ней. Решил Кайрен. Пока ничего не случилось.

- Вместе пойдем. Кивнул головой Вааред. Уж от Чайки я как-нибудь не отстану.

Сани, обмотанная сверху нижней юбкой так, что наружу торчал только кончик носа, да между складок сверкали глаза, решительно взбиралась на холм. Сил было не много, да и голова еще кружилась, но девушка себя уговаривала, что вот еще чуть-чуть, и она поймет, в какой стороне искать своих близких Правда, опять очень хотелось пить. Язык превратился в сухую вялую тряпку, которой неприятно было дотрагиваться до десен и щек. «Может, обратиться?» - Подумала она. «Сразу станет легче. Но я тогда потеряю почти все свои возможности А на обратный оборот может вообще не хватить сил Надо потерпеть. Уже почти пришла » Девушка посмотрела на плавающую в жарком мареве вершину и упала в траву.

Очнулась она от того, что по ее губам тоненькой струйкой течет вода. Она открыла рот и жадно проглотила несколько капель. И только после этого поняла, что ее голова лежит на коленях Рейвена, который одной рукой разматывал ее тряпки, а другой держал у ее губ флягу.

- Ты вернулся! Улыбнулась она.

- Упрямая девчонка. Проворчал он. Не мог же я оставить тебя наедине с прериями без еды и воды. Думал, найду тебя все там же, у ручья. А ты вон куда забралась! Тебя хоть как звать?

- Сани. Она приподнялась и села, опираясь спиной на крепкое плечо Рейвена. Извини, я не хотела отрывать тебя от дел. Девушка обернулась и посмотрела ему в глаза. Мне бы только добраться до вершины. Я почувствую, где мои друзья, и пойду в том направлении.

Парень глубоко вздохнул и посмотрел на склонившиеся к закату светила. Голубое уже касалось своим краем горизонта.

- Нет уж. Больше я тебя не оставлю. Садись на Илзе, я сам отвезу тебя к твоим друзьям, родственникам с кем ты там куда ехала?

- Но ты не знаешь, где они И я не знаю.

- Садись! Подхватив Сани на руки, он посадил ее на подогнувшую ноги кобылу, а сам прыгнул назад, прихватив девушку одной рукой.

Она удивилась:

- Когда ты уезжал, на Илзе не было ни седла, ни узды. Откуда они появились сейчас?

- Ты не заметила, - легкомысленно бросил он и засвистел какую-то песенку.

Кобыла, меж тем, самостоятельно спустилась с холма и, обойдя его, набрала ход, направляясь к югу. Ее бег был настолько плавным, что Сани не ощущала ни скачков, ни тряски. Только пролетающая мимо трава указывала на скорость, с которой они неслись по прерии. Девушка настолько устала, что, незаметно для себя, откинулась на крепко сидящего в седле парня, и заснула.

Чайка, летящая высоко в небесах, издалека заметила золотистую лошадь и двух всадников на ней. Опустившись к Единорогу Ваареду, Кайрен мысленно произнес: «Давай обернемся. Нечего пугать аборигенов своими способностями!»

- Абориген только один. Ответил обернувшийся Вааред. А наша Сани чудно спит у него на руках. Я только не понимаю одного. Покрутил он коротко обрезанную светлую прядь. Как девочка могла попасть так далеко от места крушения?

- Может, смерч? Задумался Кайрен. Энергия бури исчезла не сразу. Вероятно, чтобы она не произвела никаких разрушений, ее направили вдоль береговой линии.

- Скажи на милость, какие тут разрушения? Степь да степь кругом. Вааред прищурился и посмотрел на заходящее в травы голубое светило.

Мужчины остановились, дожидаясь местного жителя. Они не сомневались, что он тоже чувствует их местонахождение и целеустремленно скачет к ним.

Прошло, приблизительно, пол-оборота, когда высокие травы раздвинулись под легкой поступью красавицы кобылки. На ее спине, уютно устроившись в кольце рук молодого человека, сладко спала измученная и грязная Сани. Лишь рыжие волосы упрямым плащом накрывали руку и плечо ее спасителя.

- Здравствуйте! Первым поздоровался Кайрен. Спасибо, что помогли моей племяннице, не бросили ее одну. Не представляю, что могло бы случиться, если бы Вас не было поблизости!

- Здравствуйте! Улыбнулся синеглазый парень, пытливо изучая стоявших напротив него мужчин.

«Маги, и сильные » - подумал он. «Но доверчивые »

«Как ты думаешь, Кайрен, он маг? Я совершенно не вижу его ауру!»

«Маг, конечно. Иначе, как бы он нас отыскал? А вот себя он хорошо запрятал Показывает нам только человеческий уровень силы».

«Может, он человеческий маг?»

«Посмотрим».

Кайрен подошел к кобылке, которая всхрапнув, лязгнула зубами, не подпуская мага к своей ноше.

- Извините, - развел руками Кайрен, - Вы не могли бы попросить Вашу даму отдать мне мою?

Юноша рассмеялся, показывая ровные белые зубы.

- Сейчас мы этот вопрос решим! мягко произнес он. Сани, девочка, просыпайся, за тобой пришел твой дядя!

Сани приподняла голову от теплого плеча и сонно спросила:

- Дядя Саэрэй? Где?

Синие глаза, одурманенные сном и ослепленные закатным светилом, никак не давали разглядеть, кто стоит перед ней.

- Дядя Ироон, детка. Иди ко мне!

Девушка улыбнулась и потерла глаза кулачком:

- Кайрен! Она вспомнила, где находится и кто кому кем приходится. Я нашлась! Братец!

Она протянула руки к Кайрену и Ваареду, приходившемуся ей троюродным братом. Но Рейвен придержал ее за талию, не отпуская от себя.

- Может, я уже довезу ее до вашей стоянки? Девушка может не перенести перемещения. У нее серьезное сотрясение мозга. У вас есть врач? Ее бы помыть и положить в кровать на пару суток.

- Да нет у нас ничего. С досадой сказал Вааред. Почти все утонуло. На других кораблях, кроме незначительного запаса воды и еды тоже пусто.

- Сани говорила, что вы попали под шторм?

- Да. И корабль разбился.

- Знаете, - парень, наконец, спрыгнул с лошади, - здесь поблизости нет даже пресной воды.

- У меня есть карта побережья, на которой обозначен источник. Там, где раньше стояло эльфийское поселение.

- Тю, да он соленый! Свистнул парень. не знаю, кто составлял карту А в какое место вы плыли?

- Как раз в гости к эльфам. А где они тогда? И лесов что-то я не вижу

- Нет лесов. Вздохнул парень. Нашим Богам потребовалось много сил, и они забрали ее у деревьев. А эльфы, наверное, теперь живут в городе.

- А ты где живешь?

Парень насмешливо сверкнул синим глазом.

- В деревеньке. У нас табуны. Вот, поехал смотреть траву и наткнулся на вашу девушку.

Сани согласно покивала головой.

- Знаете, а поедем к нам? У нас несколько пустующих домов. Там чисто, есть кое-какая мебель и кастрюли с тарелками. Сколько вас?

- Одиннадцать ребят и девятнадцать взрослых.

- Вот и хорошо. Как раз поместитесь. А еще у нас есть врач.

- У нас тоже есть лекарь.

- Так две головы всяко лучше одной!

Увидя раздумья взрослых мужчин, парень незаметно толкнул кобылу в бок. Она поморщилась, но послушно изогнула спину. Сидящая на ней Сани покачнулась и чуть не упала.

- Да, - глядя на нее, сказал Кайрен, - видимо, придется принять Ваше любезное приглашение. Но мы точно не стесним общину?

- Что Вы! Мы люди скромные, вам мешать и приставать с предложением выпить не будем.

- Мы тоже не пьющие, - усмехнулся Кайрен, - как только Сани встанет на ноги, пойдем искать эльфов. Среди нас их родственники.

- Да-да, - снова улыбнулся парень, - Сани что-то говорила про жениха. Вы везли ее в жены эльфу?

Кайрен задумался, а Вааред любезно поправил:

- Ну что Вы! Эльфы женятся только на эльфийках. А Сани подружка невесты.

- Вот как? Парень обернулся и, выгнув бровь, посмотрел на девушку. Она пожала плечами.

- Я испугалась.

Парень согласно кивнул. Но, если бы он знал Сани так, как знали ее все остальные, он бы ни за что не поверил.

- Тогда объясняй, как добраться до вашего поселения.

Молодой человек сел на землю и вытащил из кармана черных штанов складной нож.

- Вот. Быстро набросал он план. - Не заблудитесь. Как пройдете между двумя высокими холмами, идите прямо на деревья. Там вас встретят.

Он ловко запрыгнул на лошадку и привычно прижал к себе девушку.

- До встречи!

- Зовут тебя как? Крикнул Вааред.

- Рейвен. Раскатился по равнине свободный голос.

Когда резвая кобылка с парнем и девушкой мгновенно исчезла за холмом, Вааред снова задумчиво покрутил давно немытую прядь волос.

- Ты ему поверил?

- Не то, чтобы да Странный он какой-то. И в нашу Сани вцепился, как в родную

- А, может, она ему просто понравилась, а ты продолжаешь искать кошку в темной комнате?

- Не знаю. Мне не понравилось, что ни ты, ни я, сильные маги, не смогли определить его потенциал Ты найдешь то место, куда он ее повез?

- Я и сейчас чувствую, где они находятся. Даже если это- ловушка, то одна молодая девчонка ему не интересна может, нас заманивают специально? Подослали мальчишку посимпатичней?

- Не переживай. В конце концов, наша экспедиция затем и приехала, чтобы все разузнать. А тут они нас приглашают сами! Давай к нашим, начнем переправлять их к месту.

Когда они очутились на скалистом побережье среди насыпанных горой тюков, контейнеров и суетящихся членов экспедиции, Кайрен взял Ваареда за рукав:

- Знаешь, я только что понял, что меня царапнуло в разговоре

- И что?

- Этот парень приглашал нас, словно к себе в гости Как старший.

- Ты думаешь, это может быть ловушкой тех, кто сотворил эту бурю?

- Вполне может быть. Собирайте пока вещи, а я слетаю на разведку.

Синие травы ложились под копыта Илзе, неспешной волной обтекая ее бока. Желтое яркое солнце вызолотило их верхушки, и создавалось впечатление, что они плывут по волшебной реке, истоком которой было уходящее за горизонт светило. Фиолетовое небо безграничным куполом раскинулось над прериями, и его царственную тишину нарушал только надрывный треск кузнечиков и печальное «фьюить» засевшей в траве птички.

- Рейвен, зачем я тебе понадобилась? - Вдруг совершенно спокойно сказала Сани. Прости, но о внезапно вспыхнувших чувствах не надо Все равно не поверю.

Тот рассмеялся и убрал со своего лица рыжую прядь.

- А я-то надеялся на взаимность!

- Ты ответишь или мне удрать?

- Сможешь?

- По крайней мере, попытаюсь.

- С помощью вот этих амулетов? Он легонько провел по ее шее.

- Руку убрал. Прошипела Сани. Кажется, я не разрешала до себя дотрагиваться!

- Если я уберу руку, ты свалишься с Илзе.

- Ты не ответил.

- Глупая девушка. Мне просто стало тебя жалко. Но ведь ты не приняла бы моего приглашения без своих родственников? Ведь так?

- Так. Мне и сейчас в вашу деревню не очень хочется ехать Может, ты оставишь меня где-нибудь рядом с ручейком?

- Вот уж нет. Парень потерся подбородком о ее макушку. Сиди смирно. Я сейчас тебе покажу чудо.

Он слегка сжал коленями бока лошадки, и та, словно на крыльях, вынесла их на вершину пологого холма.

- Смотри! Он остановил свою кобылку и протянул руку вперед.

Там, от самого солнца и до подножья холма, по прерии ходили золотые лошадиные табуны. Оранжевая трава и огненные гривы и спины! Иногда несколько молодых скакунов срывались с места и, словно ветер, неслись куда-то прочь, волнуя остальных. И тогда вожаки тоненьким ржанием успокаивали взбудораженный табун, который, посмотрев молодежи вслед, снова опускал головы. В середине, между кобылицами, бегали маленькие желтые, словно недавно вылупившиеся птенцы, жеребята.

- Это все родственники Илзе! С гордостью сказал Рейвен. Правда, они чудо?

- А у нас говорили, что здесь не осталось животных - Задумчиво произнесла Сани.

- У вас это где? Тут же наклонился к ней парень, слегка касаясь губами волос над маленьким ушком.

Сани собрала волосы, закрутила и убрала под ворот свитера.

- На островах. Пожала плечами.

- Значит, на островах - Задумчиво повторил за ней Рейвен. Тебе понравилось?

- Да. Очень красиво!

- Согласись, красивее пегасов?

- Пегасы летают. Пожала плечами девушка.

- А скажи мне, Сани, у кого ты на островах их видела? Я лично не видел ни одного!

- Вот как? Ты был на островах? А мне говорили, что отсюда нельзя уйти

- И все-таки, где?

- И все-таки, как ты ушел?

Они посмотрели друг на друга и рассмеялись.

- Ладно, отвечу первым, недоверчивая девушка! Просто мы, конезаводчики, были не так подконтрольны, как прочие. Красивые лошади очень ценились нашей элитой. А у нас есть лодки. Только: тс ! И он приложил палец к губам.

- А где сейчас ваша элита? Поинтересовалась Сани.

- Э, нет. Твоя очередь!

Они медленно съехали с холма, погружаясь в тела, гривы и хвосты табуна, который, однако, при их приближении, расступался в стороны. Илзе тихо ржала, приветствуя соплеменников. Те поворачивали морды, разглядывая всадников голубыми и фиолетовыми глазами, всхрапывая и топая копытами.

- А мы им не нравимся. Заметила Сани.

- Ты, девушка. Я-то свой. Да и кобылка местная. А магов они боятся.

Сани спрятала ауру, но лошади все равно продолжали разбегаться.

- Не знаю, в чем подвох, но ты не договариваешь. Задумчиво сказала она.

- Пегасы! Парень легонько напряг руку, теснее прижимая ее к себе.

- У меня много родственников. У них и летала. В конце концов, я же не выспрашиваю тебя о том, с кем ты проводил время на островах? И в гости не напрашиваюсь. Сани передернула плечами.

Солнце уже наполовину зашло и становилось прохладно.

- Скоро приедем? Я бы вот сейчас здесь бы и осталась В травке.

- А ночью выползут черики, и ты побежишь быстрее Илзе. Ехидно сказал он, прихватывая ее второй рукой, чтобы согреть.

- Это кто? Удивилась Сани. Лошади их не боятся?

- Привыкли. Он беспечно рассмеялся. Они не опасные. Только очень шумные и их тельца светятся. Летающие жучки. Выздоровеешь, выйдем в ночную прерию, и я покажу тебе, насколько она прекрасна! Видишь, впереди два холма, словно груди лежащей прелестницы? Мы проедем между них. Там моя деревня.

Сани промолчала. Она уже устала, и голова болела все сильней. Магия, которой она поддерживала себя, уже не помогала. Сил оставалось все меньше и меньше. Всхлипнув, она откинула голову назад и снова потеряла сознание.

Рейвен озабоченно положил ладонь ей на лоб.

- Неужели тебя так приложило? Эй, не вздумай умереть!

Подхватив ее поудобнее, он снова тронул коленями золотистые бока.

- Поторопись, Илзе. Нам ее измученный труп и безутешные родственники совершенно ни к чему.

Сани распахнула глаза и села на постели. Голова не болела, настроение было радужным. За распахнутым окном стоял ясный день, а рядом с кроватью сидела лекарка из ее выпуска Фарина и читала книгу. Увидев, что пациент скорее жив, она всплеснула руками и радостно улыбнулась. Толстая книжка шлепнулась на пол.

- Сани! Ты как? Пить хочешь? А в туалет? Фарина вскочила. Чего тебе подать?

- Да успокойся ты! Засмеялась Сани. Где это мы?

Она спустила ноги на пол и только сейчас заметила на себе коротенький просторный топик и кружевные панталоны. Белье было чистым, она тоже.

- Откуда это? Удивилась она. И кто меня вымыл? Я же была грязнее деревенского поросенка!

- Ой! Да ты же ничегошеньки не знаешь! Я тебе сейчас все расскажу. Господин Кайрен и господин Вааред тебя искали. А потом вернулись и сказали нам собираться. Сами перебросили уцелевшие вещи, а потом нас по очереди. А тут! Здесь есть специальный дом, где стоят большие чаши, а в них течет подогретая вода. Кстати, когда мы появились, ты уже лежала рядом с домом на одеялах. Бледная, недвижимая и грязнючая! Потом пришел такой потрясный парень! Красавчик! Мое сердце чуть не выскочило из груди! У него синие сияющие глаза, черные волосы и необыкновенная улыбка Я чуть не растеклась лужицей у его ног! Ну вот, он поднял тебя и позвал меня: иди, говорит, отмывай свою подругу! А я ему: а что с ней случилось? А он говорит, устала мол, спит. Я говорю: разбужу. А он так улыбается и отвечает: не разбудишь, а если ее не отмыть и не показать лекарю, может случиться всякое. И прямо в одежде он тебя окунул в чашу! Только какие-то листья с ног снял. А потом вышел. Ну, я тебя раздела, отмыла Выхожу на улицу, поискать что-нибудь из одежды в нашей поклаже, а на лавочке вот этот комплектик! Мы с Сиерин тебя вытащили, переодели и позвали Кайрена, узнать, а дальше что?

- И что? Смеялась Сани, укладывая магией волосы.

- Пришел опять этот красавчик, и сам отнес в этот дом! Сказал, что даже и не представлял, что под слоем грязи такая хорошенькая девушка! Сани, он на тебя запал, это точно! На тебя все мужчины западают!

- Ну не переживай, подруга. Думаю, когда ты отмылась, он заценил и твои прелести. А одежка, кроме этой, какая-нибудь осталась?

- Ты представляешь, мы выловили контейнер с нашими вещами, которые лежали в трюме! Так что все твои штаны, платья и обувь лежат в шкафу. Девушка кивнула на небольшой шкафчик, плотно прижатый к стене.

- Насколько я могу судить, вещей было гораздо больше. Скептически оценила она размеры гардероба.

- Так он пространственный! Там и мои вещи, и твои, прости, не разбирала, и Сиерин. А в той комнате шкаф с вещами Милианы и Юсты. Знаешь, неожиданно они сдружились!

- А меня смотрел наш лекарь господин Коомин?

- Конечно! Он нашел, что у тебя сильное переутомление. И просил не будить, пока не проснешься сама.

- Странно. Сани покрутила головой. Вчера показалось, что у меня сотрясение мозга

- Коомин этого не нашел. Вставай! Наши уже позавтракали и унеслись в прерии. А я вот тебя караулю.

- Подожди. Продукты тоже нашли? Сани встала, подкалывая косу, уложенную вокруг головы, сотворенными из травяных былинок заколками.

- Нет, не нашли. Нас покормили местные. Они такие вежливые, внимательные и нарядные! Улыбаются, кланяются! Просто чудо какое-то! Все молодые, стариков я не видела. Домики чистенькие, словно картинки. Цветочки, огородики, козочки пасутся и овечки. За домами сады. Длинные ряды каких-то плодовых деревьев. И завтракали мы чем-то молочно-фруктовым. Но сытно.

Сани открыла шкаф и нашла баул со своими вещами.

- А в чем здесь ходят женщины? Задумчиво поинтересовалась она, вывешивая на плечики платье.

- Как и у нас кто в юбках, кто в штанах, но непременно с длинной рубахой.

- Как ты считаешь, если я одену вот эти зеленые штаны и короткое платье, оно сойдет за рубаху? Сани показала Фарине платье в зеленый мелкий цветочек, с зеленым поясом, и короткие, по щиколотку, штаны.

- А на ноги надену высокие ботинки со шнуровкой.

- Жарко. Я в туфельках! Девушка кокетливо повертела ножкой. И в легком платье!

Она вскочила со стула и покрутилась на месте.

- Я хорошенькая?

- Красавица! Сани согнула пальчик и поманила еще одну травинку. Та легко вынулась из стебля и, взлетев над подоконником, упала в руку Сани. Немного подумав, девушка огладила ее пальчиком. И на глазах синяя полоска превратилась в голубую, с малиновыми пятнышками, бабочку.

- Возьми и заколи волосы. Голубой на твоих светлых волосах будет неподражаем!

- Спасибо! Подпрыгнула лекарка и, сотворив в ладошке зеркало, оглядела прическу. Здорово! Ой, да переодевайся скорей! Пойдем, я тебя отведу покушать и все-все покажу!

Девушки вдвоем вышли из домика. Сани огляделась по сторонам. Внутри невысоких пологих холмов, полукругом выстроившихся с востока и севера, лежала небольшая деревенька домов на пятнадцать. Трава вокруг них была ровно скошена и развалена для просушки неподалеку. Невысокие, где-то чуть выше пояса, заборчики из скрученных между собой плотных травянистых стеблей, высушенных и окрашенных, отделяли палисады с цветниками от плотной земляной деревенской дороги, по обочинам которой разгуливали непривязанные козы и всякая птичья живность. Молодые девушки, симпатичные и улыбчивые, что-то делали по хозяйству или приглядывали за детьми, играющими в своих дворах. Кто-то махал Сани и Фарине рукой, а они улыбались и тоже размахивали ладошками.

- Ну и где тебя кормили?

- Вот в этом домике. Заходи. Фарина толкнула чистенькую зеленую дверь.

Они прошли внутрь и поздоровались с еще одной хорошенькой девушкой, быстро разогревшей еду и отвар из трав. Сани пыталась разговорить ее, но девушка стеснительно отмалчивалась, алея щеками. Когда девушки, поблагодарив повариху, снова вышли на улицу, Сани подхватила под руку Фарину и прошептала ей на ухо:

- Тебе это место не кажется странным?

- Нет! Улыбнулась та. Чистенько, миленько. Ты еще не видела здешних парней! Некоторые уехали с нашими, а некоторые к табунам. Они такие красавчики! Но Рейвен лучше всех!

- А он куда девался?

- Тоже уехал. Беспечно пожала плечами Фарина. Нам наговорили всяких ужасов про эту землю, а здесь так мило! Я и не знала, что в деревнях так приятно жить!

- Ты посмотри вокруг, подруга, - снова прошептала Сани, - видишь, пасется скотина, ходят птицы?

- Да-а! Какие они чистенькие!

- Ты хоть раз была в человечьей деревне?

- Нет! Сверкнула зубами девушка. Я родом из приморского, маленького и уютного городка. У нас держат только отдыхающих

- Так вот, дорогая. Когда козы или куры, гуси, кто-то еще, кушают травку, а они ее активно кушают, то они много какают. По деревенской улице иногда невозможно пройти, если народу вдруг лень за скотиной убрать. Так и смотришь под ноги, чтобы не вляпаться. Иногда даже магия не помогает! А здесь Ты видишь хоть одну горошинку?

Фарина обернулась, глядя козам под ноги.

- Чисто!

- Да. Кроме того, в семьях обычно, кроме молодежи, живут и те, кто постарше, и совсем старики. А тут, кроме девушек и маленьких деток, никого нет!

- Действительно, странно. Фарина поежилась, словно в ясный полдень светила скрылись за тучами. И деревня, словно нарисованная

- Пойдем к деревьям. Сани решительно потащила подругу за дома. Я хочу их потрогать. Может, это иллюзия? Хорошая, качественная!

- А зачем? Удивилась Фарина. Не думаю, что все это затеяно только ради нас!

- Кто знает? Шторм был странным. Этот парень Рейвен, тоже странный. С чего бы им так о нас заботиться? И куда девались люди с двух остальных кораблей, если здесь нет дорог, нет телепортов. Нет воды и поселений?

- Надо спросить у Кайрена, когда они все вернутся!

- Обязательно спросим! Смотри-ка, настоящие яблони и груши! Я чувствую, как сок бежит по их стволам. А вот и маленькие плоды. А там, на том ряду, плоды уже побольше. Наверное, здесь посажено множество сортов. От самых ранних, до самых поздних. У них тоже бывает зима. Только короткая и теплая. Но я все-таки не понимаю, как сезонные дожди не разбили грунт И куда девается тот самый продукт переработки? А пространственные шкафы? Они стоят кучу денег!

- Нечего ломать нездоровую голову еще раз. Пойдем в наш домик. Тебе еще платья надо разобрать! Да и я поспать хочу! Полночи рядом с тобой сидела!

- А зачем?

Девушки вышли из сада и тихо двигались по дороге.

- Так он сказал тебе через каждые полчаса давать питье! Ой - Фарина виновато посмотрела на подругу. Он просил не говорить.

- Кто? Сани остановилась, уперев руки в бока.

- Так Рейвен же!

- И ты меня поила снадобьем, составленным незнакомой личностью?

- Коомин проверил. Съежившись, пробормотала девушка. Сказал укрепляющее.

- А почему не говорить? Уже спокойней спросила Сани.

- Он сказал, что у тебя начнется паранойя - Хихикнула подруга.

- Она у меня с момента высадки на эту, такую мирную, такую прекрасную и спокойную землю! Господин Эрайен не мог ошибиться. Из этого делаем вывод: нас здесь очень не хотели видеть. А так как мы чудом выжили, то теперь нас просто водят за нос!

Глава третья. В которой раскрываются деревенские тайны, эльфы радуются, а Кайрен собирается в поход.

Лаиса, невеста Главы Клана Змей Эрнаандо, и подружка невесты Теси обсуждали фасоны своих платьев для свадебной церемонии, когда в распахнутое окно дворца в городе Темной Воды влетел маленький голубок и ткнулся в руки рыжеволосой и синеглазой красотки.

- Это от сестры! Подпрыгнула Теси. Она не писала целых три дня! Я думала, что ее утащил под воду Морской Царь, и уже хотела все рассказать Альеэро!

- А почему не Эрнаандо? Он ведь теперь Глава и отвечает за всех!

- Да ты что?! Он ведь разбираться не станет, а нырнет в море, да и вытрясет всю душу бедному Гидрону! Причем, не выясняя, виноват тот или нет! Осиротит русалочек Они заплачут, и на земле начнется потоп!

- Ты это серьезно? Похлопала черными длинными ресницами Лаиса. Получается, когда я выйду за него замуж, даже не смогу одна прогуляться в саду?

- Первые несколько лет только с ним за ручку. Захохотала Теси.

- Так может, зря я согласилась? Всерьез задумалась красивая девушка с пепельными волосами, небрежно сколотыми в пучок, чтобы не мешали наряжаться в придуманные фантомы бальных платьев.

- Лаиса, - Теси склонилась к ее плечу, - я пошутила! У меня чудесные братики! Просто Альеэро сначала докапывается до истины, а потом что-то предпринимает, а Эрнаандо наоборот. Но они втроем так дополняют друг друга! Давай, я лучше почитаю письмо. Тебе интересно?

- Конечно! Улыбнулась Лаиса и прислонилась к плечу севшей рядом подруги. Читай!

«Здравствуй, моя дорогая сестренка! Как бы мне хотелось тебя сейчас обнять! Мне так не хватает твоего терпеливого ума и спокойного внимания! Я тебе все расскажу, только ты за меня не переживай. Уже все самое страшное в прошлом. Перед самым материком наш корабль попал в неожиданную бурю и погиб. Не волнуйся, дорогая, мы все живы! Меня ветром отнесло немного дальше по берегу. Поэтому, когда я очнулась, то не сразу поняла, куда надо идти. Но меня нашел местный Теси, я до сих пор не могу понять, кто он. Мне кажется, что он не просто заводчик лошадей, а не знаю Он словно играет с нами всеми, как с несмышленышами. Но, может, я ошибаюсь? Но этот мужчина мил и любезен со всеми. Так вот. Он меня подобрал и привез к господину Кайрену. А поскольку я себя чувствовала неважно, он пригласил всех на какое-то время воспользоваться гостеприимством своей деревни. Наши обрадовались. Пользуются, носятся, суетятся В первый же день эльфы во главе с господином Териделем отправились сажать спасенные из моря семена своих эльфийских деревьев. Теперь, как только встает голубое светило, они отправляются в прерии и проращивают сеянцы. Никогда не думала, что живущий в землях Клана Оленей принц Теридель такой сентиментальный. Как только меня видит, так сразу начинает прочувствованную речь о лесах и расселении в них эльфов! Удивляюсь, как наш хозяин, господин Рейвен, согласился с этим! Я тебе еще не рассказывала, какие у него замечательные лошади?! Они не держат пегасов, но их рыжие лошадки бегают ничуть не медленнее полета наших воздушных скакунов. А как красива степь, они называют ее прерией, когда по ней идут табуны! Кстати, господин Рейвен, по доброте своей, разрешил брать своих лошадей для передвижения по степи. Магический фон тут очень бедный, поэтому проще переезжать с места на место, нежели перемещаться, а потом приходить в себя от головной боли и шума в ушах. Так вот, хозяин поговорил со своими скакунами, и они любезно решили помогать разведчикам другого материка. Хочу рассказать о впечатлениях. Теси, деревни, где в каждой комнате пространственный шкаф, а в общей помывочной всегда есть горячая вода, на нашем материке просто не существует. А ты когда-нибудь видела сельскую улицу без огромной лужи даже в самое сухое лето и без отходов животной жизни? Я увидела только здесь. Чистые, словно на картинке в детской книжке, козочки, утки и поросята. Чистые дети, не пачкающие ручек и одежды. Нарядные селянки и парни. Теси, у меня такое впечатление, что мне показывают иллюзию. Но я проверяла все и всё настоящее. Но тогда получается, что это высший магический уровень. Но магии я не чувствую! Теси, я ничего не понимаю и боюсь, что доверчивость господина Кайрена может дорого нам обойтись. Помнишь, господин Эрайен здесь был перед самой войной? И этого пасторального великолепия не было и в помине. А Рейвен говорит, что все было. Дорогая, дай почитать мое письмо господину Эрайену. Пусть он приезжает побыстрей, иначе от этого несоответствия я сойду с ума! Твоя сестричка Сани. Тысяча поцелуев маленькому Иржику, папе, Каарине, Эрнаандо, Лаисе, Луисо, племянникам, всем родным и, конечно, дорогому Альеэро. Как он, не знаешь? Я переживаю за него. Вы с Кайреном его навещали? Теси, умоляю, ничего не говори Эрнаандо. А то он примчится и заберет меня отсюда. А мне обязательно надо во всем разобраться самой. Еще раз целую, твоя сестричка-путешественница Сани».

Теси дочитала до конца и задумчиво сложила голубка.

- Лаиса, ты не будешь возражать, если мы попросим господина Саэрэя, чтобы он отпустил нас в Академию? Не хочется волновать папу и Эрнаандо.

- Конечно, дорогая, ты правильно придумала! Из Скалистого замка порталом во дворец господина Лайконика?

- Да, подруга. Поторопимся?

Девушки бросили материю, картинки Домов Мод и, переодевшись в выходную одежду, неспешно двинулись к порталу.

- Куда собрались? Улыбнулся встреченный в коридоре племянник. В Замок на Скалах?

- Да, к Лаисе. Если кто спросит, мы там и пообедаем! Ответно улыбнулась Теси.

И девушки скрылись в портальной кабинке. А уже через оборот они целеустремленно шли по площади Вожерона к Академическим воротам.

А незадолго до этого Рейвен, стоящий на вершине одного из холмов прерии, перехватил маленькую белую птичку.

- Ну-ка, о чем же пишут наши потерпевшие?

Проведя ладонью над голубком, он получил раскрывшийся под его взглядом лист бумаги. Читая письмо, он то хмурился, то улыбался. А в конце, подбросив вверх птичку, рассмеялся:

- Вот ведь неугомонная девушка! Все днем занимаются работой: чистят магические источники, сажают деревца, ловят неизвестные науке микроорганизмы Вечером беседуют или поют с работниками. Мои девушки уже замучились их развлекать. И только прекрасная Сани все подмечает и старательно ищет черную кошку. Или скелет в пространственных шкафах. Кто мог подумать, что в их деревнях настолько все убого? Интересно, они по нужде ходят в выгребную яму или под кустик? Как думаешь, Илзе?

Лошадка скосила на хозяина фиолетовый глаз и заржала, словно рассмеялась.

- И что мне с этой девушкой делать? Влюбить в себя? Спросил Рейвен у кобылки.

Та нахмурилась и боднула мужчину головой в плечо.

- А, ревнуешь! Засмеялся он, оглаживая морду. Так это для дела! Чтобы не совала свой любопытный носик куда не следует. А еще лучше влюбить сразу двоих. Соперничество сразу отобьет весь интерес к вопросу, куда деваются экскременты!

Он взлетел на лошадь.

- Давай-ка в город, голубушка. Наверняка им захочется побывать и там.

- Здравствуйте, господин Эрайен! Сияющая радостью Теси вошла в кабинет ректора, а за ней, выглядывая из-за плеча любопытными глазами, Лаиса. Какое счастье снова очутиться в родных стенах!

- Здравствуй, красавица невеста! И ты, невеста, тоже здравствуй Поприветствовал вставший из-за стола ректор. Какие прошедшие мимо моего всевидящего ока события привели вас сюда?

- Господин Эрайен, - Теси присела на стул и протянула ректору письмо от Сани, - я не знаю, присылает ли Вам господин Кайрен отчеты, но Сани написала мне уже второе письмо. Прочитайте, пожалуйста!

Девушка протянула бумагу и сложила руки на коленях.

- Я очень волнуюсь!

Эрайен быстро скользил глазами по строчкам, а потом, сложив письмо, недолго подержал его в руках и отдал Теси.

- Про бурю Кайрен мне писал. Про начатые работы тоже. А вот про деревню и загадочного хозяина, который перехватывает чужие письма, нет

- Тогда надо забирать Сани оттуда! Вскочила Теси. Ей грозит опасность!

- Присядь, девочка. Не волнуйся. Думаю, опасность не грозит никому. Но наши люди там незваные гости, которых боятся и которым не рады. Думаю, после исчезновения даймонов, бывшие даяки пытаются снова наладить нормальную жизнь. А тут мы со своими непонятными целями Хорошо, дорогая госпожа Ромьенус, я потороплю свои дела и постараюсь выбраться туда как можно быстрее. Простите, девушки. Эрайен поднялся, давая понять, что их визит окончен. Но мне надо работать.

- О, господин Эрайен, спасибо, что выслушали!

Теси и Лаиса поднялись и, слегка поклонившись, вышли из кабинета. А ректор в раздумьях присел на краешек стола.

- Значит, материк нам не отдадут - Он побарабанил пальцами по столешнице. Однако, торопиться не стоит. Подождем развития событий.

Сани с Вааредом и еще несколькими членами экспедиции с раннего утра отправилась на поиск магических источников. Они неспешно ехали по прерии, а старший их группы, Зонеш Том, рассказывал, что когда-то эта часть земли обетованной была красивее и магически богаче, нежели земли кланов, и людские маги-выходцы из этих мест считались даже могущественней детей Кланов. А потом спрятавшиеся до поры даймоны начали наращивать свой потенциал, отбирая у земли ее силу.

- Господин Зонеш, - обратилась к землеведу Сани, поглаживая шею своей красавицы лошади, названной, с ее согласия, Тесс, - но как же так получилось, что такие могучие маги не почувствовали даймонов и не уничтожили их, пока они были слабыми?

- Не знаю, Сани. Все это началось в незапамятные времена и очень постепенно. Думаю, они просто не заметили затаившихся порождений Хаоса. Понимаешь, пока даймоны не двигаются и не активируют собранную энергию, их практически невозможно вычислить. Мало ли что там под землей: магические источники, озера, реки или большие рудные тела? Чтобы узнать это точно, надо было строить шахту. Но, думаю, на это просто никто не обратил внимания, поскольку я уже говорил, что континент богат магическими источниками.

Голубое солнце поднималось из-за холмов все выше, заливая ослепительным светом нескончаемые травяные пространства. На какое-то мгновение холмы, лошади и всадники стали сияюще-белыми по левому боку, а правый бок и тени на траве угольно черными. А затем из-за горизонта протянул оранжевые лучи догоняющий собрат. И все окрасилось изумрудно-зеленым: волосы, лица, трава, хвосты и гривы. Со всех сторон грянул радостный птичий хор. Трава и небо чирикали, свистели и переливались страстным птичьим пением. День разгорался теплый и ясный. Синее небо не омрачало ни одно облачко.

Сани надвинула козырек кепки с опускающимся на плечи пологом ниже на глаза и прищурилась. Никак это радующееся жизни место не походило на рассказ Эрайена. Но разве может земля измениться за такое короткое время?

- Господин Зонеш, - снова спросила девушка старого мага, - а если источники были выпиты, то как мы можем их восстановить?

- Госпожа Ромьенус! Ай-ай! Седьмой курс Академии: магия земли. Видишь ли, девочка, - Зонеш направил своего скакуна к Сани и Ваареду, молча ехавшему рядом с ней. Земля не любит дисбаланса. И если энергия в каком-то месте исчезает, то туда сразу устремляются потоки из другого места. Их только надо позвать, если они сами не могут выбраться на поверхность.

- Да, я помню. У нас была практическая работа по перераспределению потоков. Но мы просто перенаправляли существующие, а призывать в опустевший источник буду впервые! Улыбнулась девушка.

- Да, Сани, в мирах все так и устроено, что свято место не бывает пусто. Птички, чтобы вывести потомство, порой занимают пустующее чужое гнездо. Вода во время дождя снова заполняет высохший пруд. А одинокая женщина находит другого мужчину. Это законы энергий.

- Глупости, - вдруг резко вступил в их разговор Вааред, - какой у нее мужчина? Вернется, Эрнаандо выдаст ее замуж. Будет жить в чьем-нибудь дворце и рожать детей

- Тоже закон энергий, господин Тиирин. Ее сила выплеснется материнством. Найдет свой выход в этом замечательном круговороте жизни. Разве мы не для этого живем? Вся проявленная Вселенная, преобразуясь, продлевает свою жизнь новыми телами: миры, светила, животные Постоянное обновление: вложенные силы уходят, наполняя свежий, чуткий к восприятию информации, сосуд

Зонеш Том развернул карту, еще раз сверяясь со своими ощущениями.

- Господа! Это здесь! Давайте остановимся и начнем наши поиски!

Члены группы спрыгивали с лошадей, снимая седла и небольшую поклажу. Умные лошадки, освобожденные от сбруи, взмахивали хвостами и неспешно уходили в прерию попастись на травке, побегать и поиграть.

- Надеваем визоры! Распаковал свой тючок господин Том. Жила точно была здесь, я чувствую остаточное излучение. Ищем место, где был выход!

Сани слезла со своей кобылки, или, как называли их местные, линны, и, отпустив ее, подошла к Ваареду, который сосредоточенно пристраивал на голову прибор.

- И за что ты меня так? Поинтересовалась она, заглядывая в опущенное лицо. Да, я когда-нибудь выйду замуж. И у меня будут дети. Только мой брат Эрнаандо никогда, слышишь, никогда не станет принуждать к чему-то ни меня, ни членов своей семьи. Он нас любит и защищает. А мы любим его!

Сани отвернулась и одним точным движением сверху головного убора надела визор.

- Господин Зонеш, откуда начинать поиски? Звонко крикнула она магу.

- Так от подножия дальнего холма и начинай. И постепенно приближайся к центру. Я передам на экран визора координаты твоего сектора. Отмечай любые всплески магического поля.

- Договорились!

Работа была кропотливая и медленная. Она шла по своему участку, внимательно наблюдая за интенсивностью вспышек на виртуальной шкале, внося координаты самых перспективных точек. Светила уже перевалили через зенит, когда откуда-то сбоку раздался радостный крик:

- Господин Зонеш! Кажется, нашли! Это был один из ребят ее выпуска.

Они, как и намеревались еще дома, честно помогали взрослым магам в их работе, смирившись с тем, что в этой безлюдной земле для них не придумано никаких подвигов. Но отметка в паспорте мага о таком необычном начале трудовой деятельности значила многое: и повышенные оклады, и хорошие рабочие места. Так что ребята старались, несмотря на, в общем-то, рутинный, процесс.

Все остальные, отметив точки, где они закончили на данный момент поиски, устремились к Винсу, который уже показывал довольному магу свой прибор, где уровень остаточных импульсов просто зашкаливал.

- Да! Провозгласил счастливый ученый. Это, похоже, он! Бывший источник!

Быстро обозначив колышками границу, он попросил выйти за нее всех и, взяв маленькую лопатку, присел ровно в ее центре. Обрубив высокую траву, он выкопал в земле неглубокую ямку и огляделся.

- Ребята! Обратился он к выпускникам Академии. Смотрите за моей работой и обращайте внимание на экраны ваших визоров.

Маг вытащил из кармана безрукавки небольшой пузырек.

- Вот здесь вода из наших магических источников, смешанная с обычной чистой родниковой водой этого материка. Он капнул несколько капель в лунку и зашептал слова призыва энергии, которые знал каждый маг.

Ребята смотрели то ему под руки, то на приборы. Точки, обозначающие магический уровень, подпрыгнули и задрожали. Кто-то из парней тихо свистнул.

- Теперь самое главное. Господин Зонеш выпрямился. Так как у нас здесь нет чистых стихийников эльфы тоже не в счет, придется закрепить призыв самым сильным средством. Каким, Винс?

- Что, кровью? Немного побледнел тот. Но магия крови относится к запретной!

- Винс, на нашем материке, где источники открыты, нет нужды тратить эту величайшую драгоценность. Но здесь, кроме уже установленной точки притяжения, - он показал на ямку, - нужен толчок. То, что подстегнет волю магии к проявлению. Ну же, отважные молодые люди! Кто поделится каплей крови ради благого дела? Улыбался маг.

- Я поделюсь. Неожиданно для себя, сказала Сани. За этим я сюда и ехала. Помочь, чем могу. И если надо отдать каплю крови, я готова!

Господин Зонеш Том радостно улыбнулся.

- Давай, девочка. Пусть материк запомнит твою ауру и силу!

Сани отважно вошла в круг.

- Каплю?

- Да. Только маленькую капельку в лунку и еще раз повторить призыв.

- Только я сама. Девушка убрала руку, за которую попытался ее ухватить маг.

- Хорошо. Тот поднял ладони вверх и отошел.

Сани присела над лункой и почувствовала, как где-то далеко в глубине земли волновался магический поток, ища выход наружу. Да, ему обязательно надо указать путь. Девушка поднесла руку ко рту и тут же один из зубов во рту трансформировался в змеиный острый, как игла. Едва заметное движение и на пальчике выступила кровь. Она поднесла палец к лунке, и капля ее силы медленно стекла с пальца и упала на политую землю. Сани облизнула ранку язычком и быстро зашептала слова призыва.

И тут земля взволновалась. Холмы, словно собираясь куда-то шагнуть, на мгновение сместили свои вершины и снова встали на место, сотрясаемые мелкой дрожью. Линны, на которых они приехали, заржали и побежали по кругу.

- Здорово! Поднял руки вверх господин Зонеш. Силы до сего дня так еще ни разу не откликались!

Неожиданно поднялся ветер, пробежавший по верхушкам трав, и, пошумев, стих.

- Разбегаемся и быстро! Закричал старый маг. Сейчас он откроется!

Вся группа побежала прочь. Но через метров двадцать маги постепенно останавливались и, обернувшись, замирали. Сквозь вставшую дыбом траву в центре огороженного круга в небо вылетел столб золотистого света. Внутри себя он словно дымился и переливался перламутровыми лучами. Разглядывая это чудо, маги не сразу заметили, что он быстро растет и расширяется. Но вот уже весь круг наполнился светом, радостным волнением и шепотом обретшей свободу магии.

И вдруг Сани медленно, словно во сне, вытянула руки навстречу приведенному в эти земли чудесному источнику и шагнула навстречу. А он, плеснув в стороны, неожиданно ткнулся ей в ладони, словно слепой котенок, нашедший маму-кошку. А потом потихоньку окружил ее, заключая в светлые объятия. И девушка засмеялась, запрокинув голову.

Выбросив в воздух первые волшебные струи, источник постепенно успокоился и зажурчал у самой земли тихой перламутровой струйкой. А Сани, с совершенно счастливым взглядом, в котором медленно гасли золотинки, стояла и смотрела в небо.

- Чувствуете, как заиграла на струнах ветра магия? Спустя время спросила она.

- Девочка моя, - вытирая слезы, ответил ей старый маг, - я и раньше отпирал закрытые источники. И здесь в том числе. Но такого не видел никогда Это была чистая радость пробужденной земли! Ребята, коллеги, вы это видели?

И только когда голубое солнце стало зачерпывать горизонт краем своей яркой тарелки, удлиняя густо-синие тени, команда погрузилась на линнов и неспешно направилась в сторону деревни. Сани ехала теперь рядом с Винсом, обсуждая различные способы призыва энергий, а хмурый Вааред в гордом одиночестве плелся в самом хвосте кавалькады.

Постепенно в деревню возвратились все отряды, изучающие степи с самых разных сторон. Съев поздний ужин в маленьком гостеприимном домике-столовой, все расселись на воздухе, провожая последние лучи заходящего светила, выкрасившего все, до чего они дотянулись, в оранжевый свет.

Сани немного полюбовалась на небо, обсудила с Колином его поездку для забора проб воды и ее экспресс-анализ и, невзирая на просьбу посидеть еще, удалилась в свой дом. Ей было одновременно весело и грустно. Магии в этом мире стало гораздо больше. Даже горделивые лиины сегодня резвились, словно жеребята, гоняясь друг за другом. А в синих травах начали набирать бутоны желтые высокие цветки. Земля расцветала и хорошела на глазах. Господин Теридель, проникновенно глядя в лицо Коомина зелеными эльфийскими глазами, дотошно излагал, на сколько сантиметров за нынешний день подросли драгоценные деревья. Его журчащий голос доносился в дом через открытое окно. Сани легла на постель и заложила руки за голову. Фиолетовое небо и негромкая песня местных девушек успокаивали и укачивали сознание, погружая в предсонную меланхолию. Девушка вздохнула. Казалось бы, все складывается удачно. Задачи, поставленные перед их экспедицией, постепенно выполняются, а на душе как-то пусто. Братики, сестренка Она бы точно объяснила, в чем причина ее грусти и двумя словами подняла настроение.

Закат догорел, и все потихоньку разошлись по домам. Ганик, включив свет в комнате, которую занимал вместе с Вааредом и господином Коомином, остановился в растерянности. Тиирина в помещении не было, хотя он ушел с улицы уже давно. Поинтересовавшись у вошедшего с полотенцем лекаря, не видел ли тот соседа, тот пожал плечами:

- Чего переживаешь? Погуляет маг и вернется. Что ему может грозить в таком спокойном месте?

- Он сам себе угроза. Тихо произнес Ганик. Пойду, еще раз обойду деревню

Фарина, спускаясь с ближайшего холма, на котором провожала закат, услышала в высокой траве не то стон, не то всхлип. Остановившись, она просканировала пространство и, к своему изумлению, недалеко в траве обнаружила ауру сына Клана. «Кому-то из наших плохо! Наверное, нужна помощь!» И девушка решительно бросилась в высокую траву. А найдя «потерпевшего», остановилась в нерешительности. В зарослях, бездумно глядя в темное небо и раскинувши в стороны руки, на спине лежал Вааред Тиирин. В руках его была полупустая бутылка с крепким вином. Он делал глоток, вздыхал и снова замирал, рассматривая еще бледные звезды.

- Господин Вааред! Тихо позвала Фарина. Пойдемте в дом. Ночью будет прохладно, и Вы простудитесь.

Он повернул голову на звук, и девушка поразилась тоске и боли, плавающих в почерневших глазах.

- Вам плохо? Она опасливо подошла к нему и присела рядом.

- Нет. Мне хорошо. Сказал он хрипло. Иди, Фарина, я скоро приду.

- Хорошо. Она вытянула ноги, устраиваясь поудобнее. Я подожду.

- Зачем?

- Солнце село, и я боюсь идти одна. Она передернула плечами. Только Вы, пожалуйста, не долго. Мне холодно!

- Сейчас. Он оперся на локоть и сел рядом с ней. Извини, девочка. Мне надо немного прийти в себя.

Он подхватил бутылку и, несколькими глотками допив содержимое, растворил ее в воздухе.

- А зачем Вы пьете? Господин Кайрен запретил это делать.

- Лучше бы ты спросила, зачем я живу. Пожал плечами мужчина. Хотя я сам себе не могу на этот вопрос ответить.

- А зачем тогда Вы поехали на этот материк?

- Наверное, - он немного помолчал, - чтобы умереть.

- Но почему?! Воскликнула Фарина. Ведь жизнь прекрасна и удивительна!

- Я и сам так думал всего полгода назад. А теперь мое небо затянуто черным дымом обугленного сердца. Горько сказал он, вытирая пальцем выступившие на глазах пьяные слезы.

- Вы расстались со своей девушкой? Робко спросила лекарка. Но это не повод, чтобы так грустить! Просто пожелайте ей счастья и отпустите. Увидите, Вам станет легче!

- Ты глупышка, - неожиданно рассмеялся Вааред, - если бы все было так просто

Он, опершись на руку, поднялся из травы, оглядывая наступившую ночь с узкой полосой заката.

- Пойдем! Он подошел к подрагивающей девушке и, сняв свою куртку, набросил ей на плечи и застегнул ворот.

А потом протянул руку. Ее маленькая холодная ладошка спряталась в большой мужской ладони. Сердце Ваареда на мгновение заболело так, что он до крови прикусил губу. Но, справившись с собой, он веселым голосом сказал:

- Пойдем, маленькая, а то я тебя совсем заморозил!

И они потихонечку, он впереди, а она сзади, начали спускаться с холма.

Ганик, обежавший деревню, вернулся в комнату один.

- Что, не нашел друга?

- Нет. Коротко ответил ромаал и начал снимать ботинки.

- Извини, что лезу не в свое дело, но мне показалось, что с сыном Клана Единорогов ты знаком давно?

- Да. Буркнул Ганик и снял рубаху.

- А где вы познакомились? Не отставал лекарь.

- Это праздный интерес? Поднял взгляд ромаал. К чему тебе чужие тайны?

- Тиирины мне родственники. И слышал я в их семье одну странную историю

- Я сейчас в помывочную. Приду, захочешь расскажешь. Ганик повесил на шею полотенце, сунул ноги в шлепки и вышел на улицу.

Когда он вернулся обратно, с капельками воды, стекающими по коротким волосам, Коомин уже заварил в двух чашках травяной сбор.

- Садись, попьем на ночь, чтобы лучше спалось. Предложил он.

- Успокоительное? Хмыкнул ромаал. Думаешь, после твоего рассказа не смогу спать?

Он взял кружку и понюхал.

- Хорошая трава. Сдув соринку, он отпил глоток и сел напротив лекаря. Слушаю тебя.

- Знаешь, около двух лет назад моя семья гостила у Единорогов. И мне рассказали забавную историю, как младший сын Клана влюбился в молоденькую ромаалку. Но она вдруг неожиданно исчезла, хотя прежде с удовольствием принимала знаки внимания. Я тогда удивился, зная щепетильность и обычаи вашего народа, Ганик, что девушке, не вдове, вообще разрешили встречаться с чужаком. И заинтересовался рассказом. Тогда к нам подсел старший брат Ваареда Кооред и похвастался, что сделал все, чтобы разлучить влюбленную парочку. Ведь младшему уже сосватали невесту в южных Кланах.

- Хороший рассказ - Ганик с удовольствием прихлебывал горячий напиток. Среди наших ходит много таких И когда мы собираемся вместе, то часто пересказываем их друг другу. А кто-то пишет песни. Вкусно!

- Ты погоди, я еще не все рассказал А где-то спустя полгода я гостил во дворце Риалона, в долине Оленей. Ты, наверное, слышал, что они с Ромьенусами большие приятели? Эрнаандо учился с Риалоном на одном потоке. Тогда, за каким-то делом, к нам заглянул Луисо Ромьенус и рассказал продолжение так заинтересовавшей меня истории.

- Вот как? Ганик сполоснул чашку и, поставив ее на стол, улегся на кровать.

- Да. Ваареда, после того, как он потерял ромаалку, отправили в гости к родственникам в Клан Змеев, под надзор и развлечение компанией трех братьев. Они честно выполняли возложенные на них обязательства: таскали Ваареда по кабакам, притонам и бабам. Но он не интересовался игрой и женщинами, и, вежливо улыбаясь, обычно отмалчивался. Но, если предоставлялась возможность, он надирался просто до состояния трупа. А потом, в один прекрасный и теплый осенний вечер, они вчетвером пошли перекусить в один местный ресторанчик, где тогда играл знаменитый эльфийский оркестр. А в перерывах между его выступлениями выпускали местных музыкантов разогреть публику. И в один прекрасный момент на площадку вышел паренек и под гитару спел песню о любви. Он был весьма хорош собой, а так как в то время скучающий Альеэро Ромьенус вообразил себя ценителем мужской красоты, то пригласил мальчишку к столу. Оказывается, паренек был голоден и таким образом решил заработать на ужин для себя, друга и подруги, сидевших в кустах неподалеку. Ну, Ромьенусы ведь не могли пройти мимо голодных детей и пригласили всех к своему столу. Друзьями оказались эльфийский подросток и ромаальская девушка. Вааред был порядком пьян и дремал на своем стуле, как вдруг услышал голос, который уже не ожидал услышать никогда. Да, Ганик, это была та девушка. Судьба снова свела их вместе. Больше они не расставались. Он не жил в семье, не жил среди ваших соотечественников. После рассказа Луисо я не слышал о нем ни разу, а его родные в гневе запретили ему снова появляться дома. Они так много надежд возлагали на его будущий союз с девушкой южного Клана! Коомин немного помолчал и продолжил. А теперь я неожиданно увидел его на корабле, одного. Неухоженного и потерянного. Вдобавок, с ромаалом. Ганик, скажи мне, как его родственнику, что случилось с девушкой? Я знаю, что ты об этом все знаешь. Понимаешь, - Коомин приподнялся на локте и посмотрел на невозмутимый ромаальский профиль, - родные давно остыли и разыскивают его по всем долинам. Почему он такой? Объясни, прошу!

- Хорошо. Ганик сел и, накинув на себя халат, висевший на спинке кровати, поднялся и подошел к окну, встав спиной к Коомину. Если тебе это так интересно Ваареда я встретил только на пристани. И то узнал не сразу. Из ухаживающего за собой молодого мага он превратился в оборванца. Пьющего и прячущего лицо в тени капюшона. Я не знаю, где он был и у кого прятался. А девушка Она была моей дочерью, страстно влюбленной в сына Клана, спасшего ее от испуганной толпы. Действительно, совершенно случайно они встретились снова. Вероятно, это было ее судьбой - Ганик немного помолчал. Мы, ромаалы, в совпадения не верим, а верим в судьбу. И раз она решила их соединить снова, значит, так было нужно. Я купил им дом на земле Риалона, недалеко от моря. Таринка очень его любила А сам отправился кочевать. Потом была война, и Вааред ушел сражаться с пришельцами, спрятав Таринку во дворце Риалона. Она была беременна, Коомин.

- Но этого не может быть! Возмутился старый лекарь. Человеческая женщина не может забеременеть от сына Клана! Слишком разные ДНК! Организм женщины должен был отторгнуть чуждые клетки!

- Я не разбираюсь в вашей медицине. Но я говорю правду. Услышав о войне, я повернул кибитку обратно. Но ты, Коомин, скорее всего, прав. Я нашел свою дочь побледневшей и подурневшей. «Папочка!» - она спрятала лицо на моей груди. «Я так переживала, что Вааред погибнет! Поэтому чувствую себя неважно». Я посмотрел на сына Клана. У него тоже был весьма измученный вид. «Я не знаю», - говорил он мне после, когда уложил Таринку. «Я даю ей энергию, а она, словно вода между ладоней, уходит в никуда. Но я боюсь показывать ее лекарям. Они могут сказать, что наш сын, которого она ждет с такой любовью, должен быть уничтожен. Она не перенесет его смерти. Знаешь, они разговаривают. А я рассказываю ему сказки » Я разозлился. Промедление грозило смертью моей дочери. А если она погибнет, ребенок умрет в любом случае. И потихонечку, чтобы она не узнала, во время ее сна я пригласил самого лучшего городского лекаря, не объясняя, кто отец. Для этого я отослал Ваареда с запиской к одной моей знакомой ромаалке. Тот, просмотрев маму и младенца, развел руками. «Я здесь помочь бессилен. Такое ощущение, что организму не хватает сил выкормить этого ребенка. Я чувствую, он должен вырасти очень сильным магом. А Ваша дочь обычная женщина. Он вытягивает из нее все жизненные силы. Если его не убрать, она умрет через месяц». «А нельзя ли его вытащить и вскармливать искусственно, давая энергию?» - спросил я. «Ребенок еще очень мал для того, чтобы жить автономно. Если бы она смогла проносить его хотя бы месяца два, то можно на что-то рассчитывать. А пока мой совет: если не хотите убрать плод, покупайте ей энергию!» С этими словами он ушел. Когда я закрыл за ним дверь, то, обернувшись, увидел стоящую за спиной дочь. «Я не отдам малыша». Твердо сказала она. «Его судьба появиться на этом свете. Мне сказали духи. Он будет очень нужен нашему миру. Пусть даже ценой моей жизни » - сказала она, опустив голову.

И мы начали давать ей силу. На щеках расцвел румянец, она стала поправляться. Но вместе с этим стал расти малыш. Она слегла. Энергию мы давали уже постоянно. Приехала наша Мама Роза. Она ворожея, провидица. Все ромаалы подчиняются ее словам. Посмотрев на Таринку, она вздохнула. «Я умру?» - улыбнулась дочка. «Не знаю!» - Резко сказала Мама Роза. «Вы глупые люди! Нельзя выносить в человеческой утробе Бога! Это ошибка природы!» Дочка прикрыла глаза. «Я счастлива. Моего ребенка ждет такое великое будущее!» Вааред обливал слезами ее руки. Такого отчаяния я не видел ни у кого. Ромаал повернулся лицом к Коомину. По щекам двумя бороздами текли слезы. Он стер их ладонью. А через три дня начались преждевременные роды. Даже лекарь не справлялся. Но, наконец, крохотный сморщенный комочек появился на свет и заявил о себе громким плачем. «Положите его ко мне!» - прошептала Таринка, поскольку говорить уже не могла. - «Я хочу поцеловать и благословить его на жизнь». У нас, ромаалов, есть такой обряд: Благословения на жизнь. Это когда умирающий отдает всю силу и любовь тому, кто настолько для него важен, что он готов жертвовать последними силами. Это благословение дает защиту на всю жизнь. Так умерла моя дочь. Закончил Ганик свой рассказ. Спасибо, Коомин. Выговорился, стало легче.

- А где ребенок? С волнением спросил тот. Его надо воспитывать, приглядывать Учить, в конце концов!

- Когда умерла Таринка и ее похоронили, Вааред, издали взглянув на сына, сказал: «Кем бы ни был этот комок плоти, любовь мою он не вернет. Прощайте!» И я его до встречи в порту больше не видел.

- А ребенок?! С придыханием спросил еще раз лекарь. Где он?

- Не знаю. Спокойно сказал Ганик. Его забрала к себе Мама Роза. Она вырастит его и воспитает.

- Да как же маленького Бога можно было оставить в руках ромаалки? Вскочил с кровати Коомин, забегав по комнате. Ее надо найти!

- Пока не придет время, не найдешь. Она приходит только когда знает, что нужна.

- Я найду ее!

Ганик пожал плечами:

- Попытайся. Все в твоих руках.

А Фарина уже дошла до деревни с Вааредом.

- Возьми, спасибо! Она, неловко улыбнувшись, стянула с плеч его тяжелую куртку. До завтра?

Ее теплая ладошка никак не хотела расставаться с крепкой мужской рукой. Он улыбнулся и погладил маленькую девушку по волосам.

- Иди, малыш. Тебе уже пора спать. Ни к чему ребенку гулять в компании такого, как я.

- Я не ребенок! Насупила брови Фарина. Я маг и дочь Клана! Я закончила Академию!

Вааред качнулся и на мгновение привлек к себе лекарку.

- Ты ведь будешь умницей? Спросил он ее, жарко дыша на темноволосую макушку. И больше никогда не останешься с мужчиной в степи наедине. Поняла? Оттолкнул он ее и, раскачиваясь, пошел к дому.

Девушка, искривив рот, тихо заплакала, вытирая пальчиком прозрачные слезки, катившиеся по щекам.

- Что я такого ему сделала? Прошептала она в темноту.

Сани уже заснула, когда прямо в голове раздался тихий голос, от которого на душе неожиданно расцвели цветы. Она рывком села в кровати и посмотрела вокруг. Девушки, живущие с ней, уже спали. А в небе светили какие-то особенно яркие звезды. Она, неслышно нашарив тапочки, надела штаны и майку. На плечи накинула куртку, поскольку от приоткрытого окна ощутимо веяло прохладой. Входная дверь тихо скрипнула, и Сани вышла на крыльцо. Затворив теплый сонный сумрак за своей спиной, она негромко ахнула. Над прериями сияло зарево. Оно то усиливалось, то опадало. А цвета менялись, словно в калейдоскопе.

- Ух ты! Восхищенно прошептала она. Что это?

- Это то, что я хотел тебе показать. Раздался над ухом тихий голос, и от стены отделилась знакомая высокая фигура.

- Рейвен! Радостно воскликнула она. Где ты был?

- Тс - Молодой мужчина приложил палец к губам. Идем!

Прямо в тапочках она соскочила с крылечка, попав в крепкие руки здешнего хозяина.

А что он именно хозяин девушка поняла, как только увидела, насколько почтительно обращаются к нему деревенские.

- Пойдем! Он осторожно взял ее за руку и потянул в прерию.

Там, недалеко от деревни, паслись Илзе и Тесс, линны Рейвена и самой Сани.

Он подсадил девушку в седло и взял в руки уздечку ее лошадки. Илзе фыркнула и неспешно порысила от деревни в то место, где высверки были особенно сильными.

- Я тоже рад тебя видеть, чистенькая Сани! Рассмеялся он. Сегодня меня призвали, и я вынужден был вас ненадолго покинуть. Но я вернулся. Видишь, сегодня чудесная, волшебная ночь!

- А кто тебя призвал, Рейвен?

- Знаешь, что там? Темные глаза на светлом лице притягивали к себе взгляд девушки, словно магнитом. Черные волосы шевелил легкий ночной ветерок.

- Не хочешь отвечать? Улыбнулась она.

- Тебя интересуют неправильные вопросы. Их может задать Кайрен, которому интересно, что творится в наших землях. Его интересует, смогут ли дети Кланов занять этот континент. А ты должна наслаждаться природой, волшебством, юностью.

- А откуда ты

- Смотри вперед, красавица с рыжей гривой! Ты не родственница линнам? Нет? Он притормозил идущую впереди Илзе, и они с Тесс пошли рядом, касаясь боками. А рука Рейвена нашла руку Сани и крепко сжала. Девушка покраснела, но руку не отняла. Ей почему-то было радостно оттого, что Рейвен не исчез из деревни навсегда, а наоборот, торопился вернуться, чтобы позвать ее на прогулку волшебной ночью.

- Там, между холмами, живут маленькие жучки со светящимися брюшками. И в некоторые дни летнего цикла, когда у них происходит активное размножение, - он повернулся и блеснул зубами, - они выбираются из-под земли и взлетают в небо, чтобы найти свою пару.

- Как красиво! Взлететь, чтобы найти пару А у нас наоборот! Мы летаем, словно на крыльях, когда находим свое, родное А что они делают в остальное время?

- Живут в земле. Прямо у поверхности. И поедают все отходы, кроме травяных и древесных, правда, определенных сортов. Трупики мышей, кротов, экскременты наших линнов и коз.

Он бросил веселый взгляд на Сани. А та снова покраснела.

- А еще лучше спрашивать сразу, а не мучиться вопросами в течение нескольких дней. Он откровенно расхохотался, прижимая к своим плечам плечи Сани.

- А откуда ты - Она подняла голову и посмотрела на него счастливыми глазами.

- Так у тебя все на лице написано, маленькая госпожа! Он легонько щелкнул ее по носу, но получилось так, словно он нежно провел пальцем по коже.

Уши девушки, а также щеки невыносимо пылали, а голова плыла и никак не могла надышаться счастьем близости к этому непостижимому хозяину дивных линнов.

- Смотри! пробудил он ее от грез.

Они подъезжали к ложбине между холмов, как вдруг вверх взметнулось красно-оранжевое пламя, а воздух наполнился треском и пощелкиванием, словно вокруг крутились сухие электрические разряды. Сани ойкнула и крепче сжала ладошкой руку хозяина всего этого великолепия.

- Они приветствуют тебя, девушка! Лицо Рейвена, освещенное миллионами крошечных красных фонариков, было дьявольски прекрасным. Синие глаза, казавшиеся черными в этой фееричной ночи, блестели красными искрами. Короткие волосы украсили короной запутавшиеся в них жучки. Они садились мужчине на плечи, руки, наряжая его, словно Иржи ель на перелом года. На линнов и саму Сани они почему-то не садились, а грациозно облетали стороной. Постепенно они въехали в самое сердце этого безумия. У Рейвена волосы сияли целиком. Он улыбался, иногда снимая рукой какую-нибудь неразумную букашку, случайно упавшую ему на лицо. Он подбрасывал ее вверх, к остальным зажженным в ночном небе искрам.

- Тебе нравится? Крикнул он, пытаясь заглушить шорох и треск.

Сани счастливо покивала головой.

- Тогда поехали дальше!

Он аккуратно снимал жучков, подбрасывая в разные стороны. Некоторые разворачивались и снова садились ему на плечи. Но вот их количество постепенно уменьшилось, и они выехали из светящегося облака. А впереди, у следующих холмов, поднималось и опадало облако зеленого цвета.

- Как у вас красиво! Вырвалось у девушки. Это необыкновенно!

- Да, сегодня они возбуждены, как никогда - Лукаво улыбнулся Рейвен.

- Почему? Особенный день? Активность светил?

- Да, день сегодня, действительно, особенный.

- А чем? Расскажи!

- Расскажу. Только позднее! Ты не брезглива?

- Нет, а что?

- Тогда вперед! И Рейвен, не отпуская руки Сани, сжал коленями бока своей линны. Илзе послушно прибавила шаг, а вслед за ней и Тесс.

И буквально через несколько секунд они очутились в новом светящемся облаке. Жучки с зелеными пузиками, почуяв мужчину, радостно рассаживались по его голове и плечам. Но вот один из них нерешительно уселся на руку Сани, которой она держалась за своего провожатого.

- Ой! Он сел на меня! Изумленно сказала она.

Разведчик, потоптавшись по рукаву и решив, что девушка пригодна для посадки, дал родственникам невидимую команду, и они начали осторожно рассаживаться по ее рукам, плечам и голове.

- Ты настоящая королева! Рейвен откинул голову в зеленой короне и с удовольствием посмотрел на Сани.

- А ты настоящий Король! Серьезно сказала она.

И только потом поняла, что фраза прозвучала как-то двусмысленно. Она снова покраснела.

- Эй, девушка, ты сейчас меня воспламенишь так, что придется нырять в море! Перестань краснеть! Он наклонился и заглянул в ее зеленые очи, сверкающие отраженным и волшебным светом. Разве Алессан Ромьенус когда-нибудь отступала перед трудностями?

- А откуда ты

Он пожал плечами:

- Твои спутники так много разговаривают! Едем дальше!

Они катались по разноцветным кострам до той поры, пока на востоке не показалась первая светлая полоска зари.

- Пойдем, - он спрыгнул с Илзе и протянул девушке руки. Иди ко мне!

Она перекинула ногу и соскользнула с бока лошади прямо в кольцо его рук. Блестящие глаза оказались совсем рядом, и их омут затягивал, затягивал своей глубиной

Мягкие теплые губы слегка провели по ее губам, словно пробуя на вкус. Горячая ладонь легла ей на затылок, поддерживая голову.

- Маленькая, - тихо прошептал он, - что же ты со мной делаешь?

Он слегка коснулся ее лба, потом поцеловал прикрытые глаза. А потом, словно в омут, нырнул в полураскрытые губы. Девушка положила ладони ему на грудь. Его сердце бешено стучало, а огонь тела чувствовался даже сквозь свитер. В ее голове бешеным вихрем кружился разноцветный, как светляки над землей, ветер. Она всем телом прижалась к этому чудесному чужеземцу. Никогда в жизни ей так до одури не хотелось быть одним целым с мужчиной

Но вот он отстранился и взял ее за плечи.

- Прости, - выдохнул ей в завиток волос у виска, - но ты словно сама природа, сама земная любовь

- Подожди - прошептала она. Я не против

- Нет. Твердо сказал он. Ты не понимаешь Это наваждение, обман. Ты скоро все поймешь сама. Смотри!

Он развернул ее лицом к восходу и прижал спиной к своей груди, обняв руками спереди.

Голубое светило выбросило яркие лучи из-за горизонта, окрасив край темного неба в фиолетово-синий цвет, на котором сразу выцвели яркие звезды.

- Это ты! Прошептал он ей на ухо. Солнце, пришедшее из-за моря! Ты пробудила вчера наш мир, подарив ему самое дорогое свою кровь. Ведь кровь это жизнь. Ты заново возродила его. И этот мир принял тебя, полюбил всей душой. И этой ночью он показал тебе свои лучшие драгоценности, благодаря за твой волшебный дар.

- А ты? Она повернула к нему лицо. Ты меня тоже благодарил?

Рейвен рассмеялся.

- Конечно. Я же здесь живу!

Сани расцепила его руки и отошла, демонстративно зевнув в ладошку.

- Устала?

- Да. Хочу спать.

И, повернувшись к нему спиной, пошла к своей линне.

Рейвен, проведя руками по лицу, отправился за ней и помог сесть в седло. Обратно они ехали друг за другом, не произнеся ни слова.

- Спасибо за чудесную прогулку! Поблагодарила Сани около своего дома, отпуская линну.

- Это тебе спасибо, девушка! Поклонился Рейвен.

Сани церемонно поклонилась в ответ.

Над деревней взошло голубое светило.

Днем, как всегда, отряды ушли в прерии. Кто-то - опять оживлять магические источники, кто-то подращивать высаженные деревья, а остальные искать источники водные. Ведь они раньше были здесь озера и реки. Быстрые ручейки и маленькие блестящие прудики, больше напоминающие теплые лужицы. А сейчас, кроме мертвого озера и сильного ключа, рядом с которым стояла деревня, на многие десятки километров не было открытой воды. Когда даймоны выпили энергию лесов, вода спряталась под землю. Умные линны, бегая по бескрайним просторам, как-то находили выходы почти к поверхности и раскапывали их своими копытами. Напившись, табун уходил, а земля снова быстро прятала под свое одеяло драгоценную влагу. Дожди, иногда пролетавшие над этими местами, напитывали травяные корни и толстые стебли некоторых растений, которые делали внутри себя запас, чтобы потом, когда вода уйдет слишком глубоко, можно было бы его использовать. Этим же хранилищем пользовались птички, так и жившие в зарослях полой травы. И вот команда под руководством лекаря Коомина неспешно двигалась на север, по пути собирая те растения, которых еще не было в коллекции дотошного медика.

Сегодня в состав маленькой экспедиции вошли Колин Паат, ученица Коомина Фарина Ниели из Клана Лебедей, хмурая и молчаливая Сани, замкнутый Вааред Тиирин, подставляющая загорелое лицо светилам профессор Криссана Сиерин и дети Клана Жаб Инчи и Юста Соолеры.

Коомин, надвинув на глаза широкополую шляпу, ехал впереди своей команды, что-то негромко напевая себе под нос и отмечая прямо на экране прибора самые удачные, по его мнению, места возможного вскрытия, то и дело накладывая на это изображение чудом сохранившуюся с незапамятных времен в библиотеке Академии подробную физическую карту этого материка. Неспешно доехав до ложбинки, окруженной невысокими холмами, он остановился.

- Господа! Произнес он. Обратите на меня Ваше драгоценное внимание! Когда-то здесь, на склоне этих холмов, рос реликтовый лес высоченных хвойников. На нашем континенте ему даже нет аналогов! А вот тут, где мы стоим, плескалось прозрачное Озеро Предсказаний. Уж не знаю, что оно предсказывало и кому, но даймонов оно прохлопало, это точно. За что и поплатилось.

- Мы его выпустим на волю? Раздался тихий голосок Юсты Соолер. И оно снова начнет предсказывать?

- Нет-нет. Для начала мы откроем маленький источник. А потом, разместившись здесь лагерем на несколько дней, мы поищем на дне котлована, под слоем дерна, заснувшие в ожидании лучших времен семена. Посадим по склонам и начнем проращивать. Вот, приблизительно, у нас такой план. Лучился улыбкой Коомин.

- Но у нас нет палаток! взволнованно сказал Колин Паат, всю дорогу ехавший рядом с недовольно-сонной Сани. Запаса продовольствия и плиток. Наши девушки ночью замерзнут!

- Разве мы не маги? Хитро сощурился Верин Коомин. А насчет покушать Здесь есть превосходная трава, из которой для нас аборигены каждый день готовят обеды и ужины. Кроме того, в земле, у самой ее поверхности, во множестве водятся мелкие грызуны.

Глядя на вытянутые лица своей команды, он расхохотался.

Вытерев выступившие слезы, он приказал отпустить линнов пастись по травке. Из сумки за своим седлом он достал завернутую в прочный упаковочный материал крупную шишку.

- Видите? поинтересовался он. Это и есть искомый предмет. Внутри каждой ячейки в этом природном хранилище герметично упакованы семена. Вот холмы. У каждого из вас есть визоры. Настраивайте диапазон излучения и вперед!

- А грызуны их за столько лет не сожрали?

- Проверим! Бодро улыбнулся Коомин. Итак. Юста и Колин ваш склон южный. Вааред и Фарина север и восток. Сани и госпожа Криссана запад. А нам с Инчи, как стойким и сильным мужчинам, достается самое сложное выпустить на белый свет ручеек и приготовить к концу дня ужин и лагерь. За работу, други мои!

- А можно я пойду с Сани? - Не вынесло сердце верного поклонника Колина. Где-то совсем рядом бродит любовь всей его жизни, а он издали будет за ней наблюдать? И ни поговорить, ни поддержать на травянистом склоне

- Господин Паат, - нахмурился Коомин, - за рабочим днем начнется вполне свободный вечер. А сейчас, будьте так добры помочь мало что умеющей девушке, объяснив ей азы работы с прибором.

- Хорошо, - пожал парень плечами и подошел к опустившей синие глаза Юсте. Вот смотри: так включить

Сани, тем временем, надела на голову визор и, не дожидаясь госпожу Сиерин, полезла на склон. Оставшиеся до утреннего подъема два оборота она пролежала с открытыми глазами, наблюдая за восходом светила. Прав был Эрнаандо, когда говорил про юношеский максимализм и жажду свершений. Чего она добилась, приехав сюда? Воскрешения Иржи? Отнюдь. Думала, что бедные и угнетенные народы материка встретят ее с распростертыми объятиями и назовут спасительницей? Да-да, что-то в этом роде. «И подвиг наш останется в веках!» На деле же аборигены были счастливы, а иноземцы их лишь раздражали, как и говорил Эрайен. Тогда зачем он отправил сюда экспедицию? Сани хоть и очень хотела спать, но сообразила, что у Совета Кланов могли быть и иные цели, кроме благородной помощи. Например, захватить этот материк, пока аборигены находятся в полной растерянности.

Но, как оказалось, они вполне организованы и уже кем-то управляемы. Да, у них нет лесов, и земля с огромным трудом выпускает на белый веет магические и водные источники. Но люди живут, разводят линнов, коз, прочую живность, рожают детей. А благодарность она услышала только от одного аборигена. «Я бестолковая дура». Сделала она нелестное для себя заключение. «Им своей кровушки для самих себя жалко, а я приехала нате, забирайте! Нет уж, господин Рейвен. Дальше, пожалуйста, занимайтесь своим хозяйством без меня Может, сбежать домой?» - последним аккордом накатила обида и грусть. Сердечко настраивалось на ожидание чуда, а оно обернулось обычным «благодарю за проделанную работу». А как все романтично начиналось!

Сани смахнула с глаз злые слезы. Нет, она никуда отсюда не уйдет и не бросит ребят, которых сама же сюда и увлекла. Да, пусть дура. Конечно, он предстал перед напуганной девушкой настоящим рыцарем, спасшим ее при кораблекрушении Но ведь это ничего не значит? Как там говорил Альеэро: желания мужчины всегда расходятся с его возможностями в пользу финансовых интересов. А что может заинтересовать хозяина прерий? Правильно: бесплатная работа на пользу его драгоценной земли и табунов. Поэтому нечего наматывать на кулак усталые сопли, и сверкать красными от бессонницы глазами, распугивая окружающих. Дело есть дело. И она упрямо лезла на вершину холма, прокладывая тропинку в высокой траве. Сзади неторопливо поднималась профессор Сиерин, занося в планшет снимки и названия трав с их краткой характеристикой типа: «ну и колючая же ты, сволочь » или «надо поставить заводик по изготовлению тросов, окупится за пару месяцев».

Вершину холма обдувал сильный восточный ветер, сметающий с куртки и кепки всех приставучих мошек, норовящих подобраться поближе к телу. Сани с удовольствием сняла верхнюю одежду и подставила ветру лицо и руки.

- А все-таки тут неплохо - поделилась мыслями Сиерин и, вытоптав пятачок, со стоном откинулась на примятую траву. Полежи. - Постучала она о землю рядом с собой. - Набегаться еще успеешь.

Девушка оглянулась вокруг. На соседнем холме стоял Колин рядом с Юстой. Она склонилась над его руками, касаясь волосами его щеки. «Ах, никак не могу разобрать, правая кнопочка или левая стрелочка?» - съязвила про себя Сани и, подумав, рухнула рядом с Сиерин.

- Вот и умничка. Сонно пробормотала Криссана. Я тоже всю ночь тебя караулила.

- Зачем? Приподнялась на локте девушка. Я же ничего

- Я слово дала твоему брату, что обратно доставлю тебя вместе с твоей невинностью. Иначе, кто возьмет тебя замуж?

Сани расхохоталась, и сон немного отступил.

- Какая я наивная дуреха! Думала, что ему нравлюсь А Вы просто в командировку от Академии

- Девочка, милая, послушай старую тетку. Сиерин повернулась на бок и взглянула Сани в глаза. Пока мужчина не позовет тебя замуж три раза, все остальное, считай, обычная плотская страсть, удовлетворив которую, он спокойно забудет про твое существование. Да чего далеко ходить, вспомни своих братьев. Про их похождения рассказывались сказки и слагались целые саги. И только теперь Эрнаандо Ромьенус нашел ту, с которой готов прожить всю оставшуюся жизнь. Поэтому, что бы тебе ни обещали, какие бы чудеса ни показывали, не верь мужским чувствам. Если он не готов назвать тебя женой и лечь ковриком тебе под ноги, то в любой момент можешь его потерять. Я понимаю, что ты вырвалась из-под опеки и крепкого Академического надзора. Только не забывай, что кроме тебя, твоим горем будет страдать вся семья. А теперь поспи. Шишки от нас никуда не убегут. Уж оборота четыре точно.

Сиерин накрыла лицо кепкой и, закинув локоть под голову, сразу сонно задышала. Сани немного поворочалась, пристраиваясь поудобнее. Но и она, наконец, заснула.

А тем временем в деревеньке местных пастухов к господину Кайрену прилетел маленький голубок с другого континента. Кайрен спокойно сел за стол и поставил рядом кружку молока, которую хотел выпить перед тем, как отправиться в степь. Голубок сложил крылья и, не теряя времени, превратился в тонкий лист бумаги.

«Здравствуй, Ироон. Сухо начиналось письмо, отправленное ему ректором, а по совместительству, отцом. Наоборот не получалось никак. Рад был узнать, что у вас все в порядке, а работы продвигаются в соответствии с намеченным графиком. По твоим расплывчатым намекам понял, что вы смогли установить контакт с местным населением. Это просто замечательно. Меня весьма интересуют подробности, а также умонастроения каждого среза общества. Было бы неплохо, если бы вы отправились в любой из городов. Мне срочно нужны отчеты социологов и психологов. И прошу, пиши чаще. Герин Эрайен»

- И тебе здравствуй, господин ректор. Ворчливо сказал мужчина, скомкав голубка, который тут же вспыхнул на ладони ярким пламенем. И зачем я согласился стать и.о. филиала клиники для душевнобольных руководителей высшего звена? Жил себе в своей долине, считался изгоем Славные были времена. Мама, зачем ты согрешила с этим бесчувственным друидом?

Кайрен поднялся со стула и вышел на улицу. Группа, с которой он собирался исследовать западные земли, сидела прямо на траве, негромко переговариваясь о всяких пустяках.

- Ганик! Обратился он к смуглому и черноволосому ромаалу с серебряными нитями в висках. Подойди, пожалуйста!

Ромаал встал, отряхнулся и неторопливо подошел к главе экспедиции.

- Бери народ и веди. Вот карты. Приблизив свой визор к визору Ганика, он слил ему несколько карт. Сделай, пожалуйста, рельеф и возможные близкие залегания грунтовых вод, а также магических источников.

- А ты? Невозмутимо спросил ромаал.

- А мне надо найти господина Рейвена и побеседовать с ним.

- Он уехал рано.

- В какую сторону? Хотя, какая разница Сам найду. Спасибо, Ганик.

- Когда возвращаться?

- Завтра к вечеру, как и планировали. Пусть хозяева денек передохнут от нас, а мы от них.

- Хорошо.

Ганик отошел от Кайрена и кивком головы скомандовал подъем. Команда встала и, дружно похватав вещи и седла, двинулась к загону с линнами.

Кайрен же, поискав вокруг энергетику Рейвена и не найдя, обернулся чайкой и взлетел в воздух.

Хозяин или пастух прекрасных рыжих линнов нашелся на морском берегу. Он сидел на обломке скалы и играл на дудочке, сделанной из полой травы. В морских волнах то и дело виднелись русалочьи головки, которые, правда, близко не подплывали. А табун, который выгуливал Рейвен, растекся золотом по огромному куску побережья.

Кайрен опустился на землю и обернулся в ста шагах от любителя незатейливой музыки. Чуткие линны его сразу почуяли и заржали, отходя от того места, где он стоял. Музыкант же не пошевелил ни единым мускулом, кроме бегающих по дырочкам ловких пальцев, да выдувающего воздух рта.

Когда Чайка шел, лошадиные головы оборачивались ему вслед, а ноги начинали медленно переступать в том же направлении. И Кайрен чувствовал, как они идут сзади плотной массой, которая, если хозяин даст команду, растопчет его в мгновение ока.

- Добрый день, Рейвен! Крикнул он с берега, не сомневаясь, что сидящий на камне среди волн парень уже давно почувствовал его присутствие.

Отзвучали последние ноты незамысловатой мелодии, прежде чем Рейвен отнял от губ дудочку и поднял на гостя голову. Кивнув, он слез с камня и прошел несколько шагов по неглубокой волне, наплескивающей пену на прибрежную гальку.

- Здравствуй, Кайрен. Поздоровался он. С чем пожаловал?

- А если просто так, в гости?

- Просто так в гости заходят друзья. Остальные предупреждают о визите заранее. Мы с тобой недостаточно знакомы и для дружбы, и для гостей. Так что случилось?

- Я даже не знаю, как тебе об этом сказать. Замялся пират, воин, но ни в коем случае не политик Кайрен.

- Говори, как есть. Давай присядем.

Рейвен показал на каменную россыпь, лежавшую на береговой траве.

Они сели друг напротив друга: плотный, широкий в кости, Кайрен, со следами раздумья на лице, и молодой, обманчиво-хрупкий мужчина со сверкающими синими глазами и черными волосами.

- Итак, господин Кайрен? Улыбнулся Рейвен. Прошу, излагайте свою проблему.

- Да, - согласился тот. У меня, действительно, проблема. И кроме как к Вам, господин, - глава Экспедиции склонил голову, - мне обратиться за помощью не к кому.

- Надеюсь, все здоровы?

- Да, спасибо. Я хотел поговорить о другом. Простите за маленькую ложь, господин Рейвен, но мы прибыли не с островов. И не совсем к эльфам.

Хозяин прерий поднял черную бровь, и в его глазах блеснула насмешка.

- Да Вы и так все поняли. Кайрен тяжело вздохнул. Мы с другого континента. Привезли обратно ваших солдат и отдельным кораблем научную экспедицию. Кроме этих целей передо мной была поставлена задача разведки и возможной помощи. Но помогать вам, как я уже понял, не надо, а вот разведку никто не отменял. Извините, Вы можете нас всех уничтожить или выдворить на острова, но мы, а особенно, молодежь, плыли с благими намерениями. Поверьте, - Кайрен приложил руку к сердцу, - мы не собираемся насаждать у вас свои порядки или принуждать к чему-либо. Нам просто важно увидеть, что нашему континенту больше ничего не грозит.

Чайка задумчиво посмотрел вдаль.

- Поймите, мы хотим спокойно растить своих детей, не опасаясь однажды нового вторжения. У многих из нас тогда погибли близкие Это очень горько, понимаете? У рыжеволосой красавицы Сани тогда погиб младший брат, совсем ребенок Из королевства Териделя пятеро взрослых мужчин. А у них остались дети Я не хочу повторения этого безумия.

- Так что Вы, господин Кайрен, хотите конкретно?

- Во-первых, узнать, зачем на нас наслали бурю? Если бы не это, мы тоже бы не стали скрывать своих целей. Второе: я должен проехать по материку и убедиться, что жители спокойны и никакой новой подготовки к боевым действиям не ведется. И третье: мне бы хотелось поговорить с теми, кто руководит материком сейчас, и подготовить встречу с нашим Советом Кланов. Они хотят подписать с вами какие-то бумаги.

Кайрен поднял голову. Он ожидал всего, что угодно, но только не смешинок в ярко-синих глазах Рейвена.

- Спасибо, господин Кайрен, за откровенность. Постараюсь ответить тем же. Он откинулся на вытянутые руки и посмотрел на синее небо. Что касается шторма. Да, он был наведенным именно на ваше судно. До нас дошли сведения, что на наш континент идут ваши воины.

- Это ваши воины! Вскочил Кайрен. Надеюсь, вы это выяснили?

- Да, спасибо. Присаживайтесь. Изящная, но твердая рука указала на камень.

Чайка расстроено уселся обратно.

- У нас чуть не умерла девушка! Воскликнул он. Кто вам сообщил эти сведения?

- Не знаю. Улыбнулся Рейвен.

- Но вы им поверили!

- А что оставалось после всего делать? У нас тоже дети. Наш народ мучили веками. Пострадать от вашего праведного, признаю, гнева, в наши планы не входило. Так что за бурю прошу прощения.

- Я так и думал, что это Вы, Рейвен.

- О, Вы мне льстите, Кайрен. Я не ветер. Теперь по поводу поездки по материку Вы, наверное, захотите посетить и города?

- Да.

- Что ж, вечером встретимся, поговорим, составим маршрут.

- Руководство Оно у вас есть?

- Да, конечно. Вы жаждете встречи

- Не я. Я хочу домой и чтобы меня и мой Клан никто никогда не трогал. А хочет Совет Кланов. Им нужны гарантии безопасности.

- Тогда до вечера, господин Кайрен.

Рейвен поднялся и посмотрел на золотистые морды, окружающие их плотной толпой. Под его взглядом лошади попятились и постепенно начали расходиться, образуя между своими телами свободные промежутки.

- До вечера - Растерянно промолвил Кайрен, так и не понявший, встретится с ним кто-нибудь или нет.

Глава четвертая. В которой все говорят о любви.

Фарина целенаправленно обходила по периметру холм, на который направил ее с напарником Коомин. И вскоре ей повезло: на глубине около тридцати сантиметров обнаружился предмет, похожий на искомую шишку. Девушка взвизгнула от радости и поспешила поделиться приятной новостью с Вааредом, но оглянувшись по сторонам, она не увидела знакомой высокой и светловолосой фигуры.

- Вааред, Вы где? Негромко позвала она, но отклика не получила. Ну и ладно. Он как хочет, а я буду работать.

Девушка протянула над местом запрятавшейся шишки ладошку и произнесла заклинание. Земля у травяных корней треснула и зашевелилась. Маленькие спрессованные комочки полетели наружу, а сухой грунт просто рассыпался коричневато-красной пылью. И скоро в образовавшуюся щель полезла она шишка с наглухо закрытыми ячейками.

- Ура! Подпрыгнула Фарина и сдула с нее остатки земли. Я нашла!

Она положила ее в сумку, висевшую у пояса, и снова медленно пошла вокруг холма.

Ветерок размахивал высокими метелками травы, в которых почти с головой скрывалась невысокая девушка. По синему небу неспешно летели голубые облака. Где-то высоко под ними звенела неугомонная птичка. Фарина привстала на цыпочки и посмотрела вниз. На месте бывшего озера уже плескалась небольшая лужица, разбрызгивающая в разные стороны солнечные зайчики, а чуть выше стояли три большие палатки. Маленькими темными точками между ними ходил Коомин и оставленный им в помощь Инчи. А вон там, совсем рядом, холм, где должны работать госпожа Сиерин и Сани. Но в высокой траве их совсем не было видно.

Фарина медленно шла, поглядывая то на экран визора, то на соседнюю возвышенность. Ей было интересно, сколько шишек наберет быстрая на руку Сани. Неужели и в этом деле она станет первой? А может, первыми станут Колин и Юста? Длинную фигуру Паата хорошо видно даже из травы. Да и Юста не маленькая, а вполне высокая и, - тут девушка вздохнула, - красивая девица. Из тех, на которых в любом обществе обращают внимание. Темные волосы, отросшие до плеч, лучистые синие глаза Мужчины небольшой экспедиции с удовольствием с ней заговаривали, но дальше дело не шло, поскольку рядом всегда сидел ее брат: высокий и сильный, практически не улыбающийся сын Клана.

Девушка посмотрела вниз и еле успела остановиться: мысок ее ботинка упирался в сомкнутую на нем ладонь Ваареда Тиирина. Она тихо ойкнула.

- Когда гуляешь, надо смотреть не на облака, а под ноги! Назидательно произнес трезвый сегодня Вааред. Садись!

- Ой, что Вы! Фарина покраснела. Надо работать!

- Да перестань. Жарко, день за полдень. Все уже давно отдыхают!

- Нет, что Вы, Сани Ромьенус наверняка собрала уже полную сумку!

- Твоя Сани спит сном праведницы под боком своей преподавательницы.

- Нет, - глаза девушки сверкнули негодованием, - этого не может быть! Вот увидите, она принесет полную сумку!

- А тебе лавры победителя не дают спать? Улыбнулся мужчина, даже не сделав попытку приподняться перед дамой. Он положил руку за голову, а одну ногу на согнутое колено второй. Ее всегда хвалят. На нее обращают внимание самые красивые мальчики. У Сани все получается играючи Ведь так? А тебе приходится бороться за свое место под солнцем

- У каждого своя Судьба. Тихо сказала девушка. Мы с разными задачами пришли в этот мир и не должны бегать за чужими.

- Золотые слова, детка. Садись рядом, я не кусаюсь и не полезу обниматься.

Фарина покраснела оттого, что он прочитал одну из ее глупых мыслей, и опустилась в траву.

- Вам ведь тоже такие, как я, не нравятся. Печально сказала она. Все тянутся за ярким светом, не замечая тени.

- Свет может обжечь, а тень приласкать и успокоить. Не так ли тебе говорила мама?

- Вы смеетесь надо мной! С досадой произнесла Фарина. Я думала, Вы взрослый, умный сын Клана, а Вы такой же

- Как твои одногруппники в Академии?

- Да! С досадой выпалила она. Все бегали за сестрами Ромьенус, не замечая ни одного недостатка. Да они и лишены их: красивые, раскованные, но самостоятельные, умные

- Об их братьях до сих пор также говорят все мужики нашего континента: умные, интересные, привлекательные Знаешь, как я раньше завидовал их популярности?

- Правда? Личико девушки осветилось улыбкой.

- Да! Мужчина положил руку на сердце. В их компании я чувствовал себя такой же тенью, на фоне которой блистали бесподобные звезды. На меня, если мое тело случайно оказывалось на пути к замечательному трио, бесцеремонно наступали, даже забыв извиниться.

Фарина рассмеялась, представив эту картинку.

- А ты хорошенько подумай, почему в-общем то некрасивые мужчины дома Ромьенусов гораздо популярнее многих красавцев? Например, тех же Сааминьшей? Тонкие лица, черные глаза и брови

- Неправда! Фарина даже захлопала в ладоши. А Иржи? Какой он красавчик! Да за ним ходила вся Академия, даром, что первокурсник! А его старший брат Юори?

- Это частности. А Юори стал так популярен именно из-за брата. Ну, подумай хорошенько!

- Наверное, они независимые. У них всегда на все вещи свой взгляд. Они никого не боятся.

- Правильно. Они уверенные в себе дети Клана. Как ты думаешь, откуда в них это?

- Они привыкли побеждать.

- Это следствие. А причина отсутствие страха, что у них что-то не получится. Регата? Замечательно! Поплаваем отпразднуем! Академия? Не вопрос будем лучшими. Если хочешь в обществе стать заметной личностью, не бойся быть собой. Идти дорогой своей Судьбы, не обращая внимания на чужие. Так что твоя мама в этом была абсолютно права. Единственное, чему она тебя так и не научила: чувствовать себя неотразимой.

- Я знаю - уныло сказала Фарина. Серая мышь. Тень чужого плаща И это все я.

- Глупая! Ты хоть раз целовалась с парнем? Он внимательно посмотрел ей в лицо.

Она напряглась, а в уголках глаз выступили слезинки.

- Ну а тебе-то хоть кто-то нравился?

Девушка хлюпнула носом и отвернулась.

- Да - Вааред задумался. Беда Знаешь что, - он привстал и дотронулся до ее плеча, - я, пожалуй, расскажу тебе сказку. Это подлинная история любви двух сердец, вспыхнувшая в один праздничный день. В тот незабываемый вечер яркие звезды сияли на черном шелке небес, когда я отправился с центральной площади города, где выступали артисты, в один небольшой трактир, находящийся на первом этаже роскошного здания на одной из главных городских магистралей. По теплой погоде окна были приоткрыты, и я уселся за столик с видом на улицу. Разряженная толпа прогуливалась по тротуарам, а по мостовой чинно и медленно проезжали экипажи. Мы с другом пили золотистое вино из Долины Змей и разговаривали о девушках, как вдруг раздались крики: пожар! Пожар! Толпа пришла в движение. Мы с другом встали, чтобы посмотреть, где и что горит, но ни дыма, ни огня я не чувствовал и не видел. Скорее всего, это был чей-то глупый розыгрыш. Но обезумевшую толпу уже было не остановить. Люди бежали, спасаясь от невидимой опасности, расталкивая и давя друг друга. Мы прикрыли окна шторами, чтобы не начали бить зеркальные стекла, карабкаясь вверх. Но вот, в очередной раз выглянув за окно, я увидел прижавшуюся под ним к стене бледную девушку. Почти ребенка. Из последних сил она держалась руками за карниз. У нее были огромные испуганные глаза, в которых читалась обреченность. Не ее слабыми ручками защититься от взбешенной толпы. Я распахнул окно и, словно котенка, вздернул вверх за ворот одежды. Трясущийся маленький комочек Я прижал ее к себе и поладил по голове. А мой друг налил бокал вина. Выпив и немного успокоившись, она улыбнулась. И тут я узнал ее. Вместе с отцом и матерью она выступала перед публикой.

- Она была артисткой? Восхищенно прошептала Фарина, забыв про шишку и собственные переживания.

- Да. Она была артисткой и ромаалкой.

- Просто человеком?

- Да. Просто человеком. С зачаточными магическими способностями. Но как она пела! Сильный, чистый голос в таком крошечном юном теле! Конечно, я не мог ее оставить одну и, когда все успокоилось, пошел провожать своего несчастного котенка.

- И что?

Вааред усмехнулся.

- Когда я привел ее к шатру, меня любезно выгнали вон, сказав пару ласковых слов.

- Но почему?

- Юная ромаалка не имеет права ходить и встречаться с посторонним мужчиной. Она должна попасть в руки жениха не только девственницей, но и полностью перейти из подчинения отцу в подчинение мужу.

- Ужас!

- Ну почему? Благодаря этому их народ до сих пор живет на нашей земле, радуя своими танцами и песнями. Вааред покрутил в руке травинку, рассматривая ее резные листочки.

- А дальше? Фарина осторожно дотронулась до мужской руки.

Он неожиданно перехватил ее руку:

- Поймал!

Девушка покраснела.

- Ладно, недотрога. Он отпустил руку. Слушай дальше.

Когда я пришел ночью домой, эти огромные серые глаза так и стояли перед моим внутренним взором. Засыпая, я видел их свет. Проснулся они снова передо мной. Я не мог ни на чем сосредоточиться. Словно наваждение, они преследовали меня целый день. И я опять пошел на площадь в надежде, что не все ромаалы разъехались, и я, возможно, еще застану ее и снова загляну в эти бесконечно-печальные очи

- И она

- Они еще были в городе. Когда она меня увидела, то засияла, словно золотая монета на монистах, обвивающих девичью шейку. Я молча схватил ее за руки. Молчала и она. Говорили только наши глаза. И, вопреки желанию ее отца, мы стали встречаться. Нет, у нас ничего не было. Просто я приходил к ним в шатер и сидел рядом ней. Иногда молчал, иногда рассказывал. А иногда они пели вместе с мамой. Им давно пора было уезжать, но они оставались на месте, вопреки всему. Кроме них, там еще стояли чьи-то шатры. Но, кроме своей девочки, я не видел никого и ничего. Однажды, когда я пришел, как обычно, под вечер, их кибитки на стоянке уже не было. Мое сердце пронзила такая дикая боль! Я стоял и не знал, что мне делать. Разве она могла меня вот так оставить? Неужели родители ее увезли силой? Я бросился с расспросами к их старейшине, Маме Розе, которая запрягала свою лошадку. «Где Таринка? Куда они уехали?» - Молил я об ответе, но она, сверкнув черными глазами, промолчала.

- И что?

- Потом начался какой-то дурдом. На меня бросилась незнакомая ромаалка с криками и объятьями. Я с ужасом убежал с площади, а вслед мне летела отборная брань.

- Но Вы попробовали найти девушку?

- Конечно! Я даже подключил к поиску своих друзей. Но если ромаалы не хотят быть найденными, их не отыщешь ни на одной из дорог. И скоро я бросил это бесполезное занятие. Мне уже давно надо было ехать продолжать свое образование, но я не мог. Перед моим лицом постоянно стояли ее глаза. Прошло время

Вааред бездумно смотрел в синее небо и грыз травинку, задумавшись о своем.

- Вы с ней встретились? тихо спросила Фарина. Потом

Мужчина, наконец, поднялся с земли и улыбнулся уголком рта:

- Встретился. Только это совсем другая история, а нам надо работать.

Он надвинул на глаза очки визора и пошел по холму вниз. Фарина, подхватив свою шишку, бросилась его догонять.

Голубое солнце совсем упало к горизонту, когда выспавшаяся Сани открыла глаза и села, подперев руками голову. Криссаны Сиерин рядом не было. «Глупая я девушка, - уныло подумала про себя юная госпожа Ромьенус, - все спят, а я играю в чувства, в которые ненароком можно заиграться. Все работают, а я бессовестно дрыхну, забыв про долг». Она вскочила и отряхнула с одежды травинки. «Хотя, какой долг? Кому я должна? Этому, который сначала обнимает и целует так, что забываешь свое имя, а потом холодно заявляет, что это всего лишь благодарность за магические источники?!» Сани поправила сбитую сумку и нацепила на глаза очки от прибора. «Все, не думай! приказала сама себе. Отработаю первый полевой сезон, вернусь и попрошу Эрнаандо, чтобы подыскал приличный Клан, куда можно выйти замуж!» Она топнула ногой и углубилась в шелестящую траву. Да, бедная Фарина завидовала недаром: в течение оборота Сани нашла целых двенадцать шишек, практически не отходя от того места, где спала.

- Думаю, пора заканчивать! Пропела она себе под нос, когда услышала крик Колина, разыскивающего ее от подножия холма.

- Колин! Выпрыгнула она из травы. Я здесь!

- Привет! Через некоторое время он вынырнул ей навстречу и протянул руки. Не скучала?

Серые глаза искрились радостью встречи. Он нежно поцеловал ее немного запачканные ладошки.

- Ты как?

- Хорошо! Беззаботно улыбнулась Сани и, высвободив руки, избавилась от кепи и очков визора на голове, положив их в карман куртки. Как у вас с Юстой? Нашли что-нибудь?

- Да, что-то нашли - не отрывал он глаз от ее лица, - Ты не устала целый день ходить по солнцепеку?

- Конечно, нет! Воодушевленно произнесла она. Мы посадим найденные семена, и тут зашумят молодые деревья!

- Но мы отсюда уедем и плодами нашей работы будут наслаждаться совсем другие существа А может, они все вырубят снова?

- Не думаю, Колин. Мы обязательно сюда вернемся и пройдем всеми тропинками, радуясь делам рук своих.

Она ласково посмотрела на парня. «Может, выйти замуж за него? Сильный темный клан. Родятся маленькие волчата » Девушка представила перспективу домашнего затворничества и ужаснулась: любящий муж и дети это здорово, но вместо того, чтобы скакать по свободным прериям, целыми днями придется сплетничать за чашкой кофе со старшими дамами Клана Она крепко зажмурила глаза и судорожно выдохнула. Участь домашней затворницы была не для нее.

- Ты переутомилась! Влюбленный Колин с тревогой вглядывался в такое красивое, желанное, но дерзкое лицо Его мать, узнав о страсти сына к Алессан Ромьенус, сильно опечалилась. «Сыночек, - сказала она, - эта девушка никогда не станет домашней и мягкой продолжательницей рода. Она ветер, за которым трудно угнаться, волна, которая ласкает тебя, но тут же уходит в море. Ты вечно будешь догонять этот прекрасный мерцающий костер, но никогда не согреешься его пламенем. И даже если она согласится стать твоей женой, согласятся Ромьенусы, вы оба будете жалеть об этом шаге до конца жизни».

Колин вспоминал слова матери и, соглашаясь с ними, в то же время никак не мог согласиться. Кто же откажется улететь вслед за мечтой? Жить одним дыханием на двоих, делать одно дело Хотя дела, как раз, у них разные. Он артефактор, создатель, сидящий в лабораториях. Она дипломат и строитель, блестяще закончила вместе с сестрой два факультета! Какие в их озерном краю чудесные ажурные мосты! Даже лучше, чем у соседей и родственников Сааминьшей! Нет, он решительно не мог отказаться от великолепной Сани!

- Со мной все в порядке! Засмеялась девушка, и в душе парня расцвели фиолетовые колокольчики. Пойдем к нашим?

- Ты много нашла шишек? Хриплым голосом спросил он, идя за ней следом через высокую траву и любуясь ее изящной фигурой и ярко-рыжими кудрями.

- Не знаю. Беспечно отозвалась она. Смотря с кем сравнить.

- Подожди - он прибавил шаг и, взяв ее за руку, повернул к себе лицом. Сани, мы уже взрослые - прошептал он негромко, - скоро вернемся обратно, я получу работу артефактора при Академии, мне это пообещал сам Эрайен, и мы сможем

Его голос затих, но он крепко прижал девушку к себе.

- Сани, ты же знаешь, как я тебя люблю С нашей первой встречи, с первого взгляда. Я очень хочу, чтобы ты вышла за меня замуж!

Парень нагнулся и неловко поцеловал ее в губы.

Сани вздохнула: «Называется, почувствуйте разницу!» Вчерашний ночной поцелуй напоминал взрыв, ураган, безумный полет бури, от которого тряслись все поджилки и вскипала кровь. В это время хотелось слиться с мужчиной в единое целое и лететь, лететь не расставаясь, целую вечность А этот напоминал приложенную к губам мокрую тряпочку. Гадость! «Без моей умницы Теси я становлюсь похожей на глупую кокетку, перебирающую всех подвернувшихся ненароком под руку мужчин».

Мягко выскользнув из объятий Колина, Сани ответила, как полагается воспитанной девице, когда ей не хочется замуж:

- Спасибо за оказанную честь, Колин! Но здесь, среди прерий, как-то не верится в серьезность твоих намерений. Давай отложим этот разговор до тех пор, как вернемся домой. И если твои чувства не изменятся, мы с тобой все обсудим. Согласись, сейчас все-таки не время!

Она пожала ему руку и снова зашагала по склону холма вниз. И через несколько минут они вместе подходили к своей команде.

Коомина заинтересовали только шишки, которые он с энтузиазмом начал препарировать, вытряхивая темные семена на светлый материал. Госпожа Сиерин мягко усмехнулась и покачала головой. А синеглазая Юста до боли закусила губу. Высокий и серьезный Колин произвел на нее самое сильное впечатление. Инчи, взглянув на сестру, удрученно вздохнул. После всего, произошедшего с Кланом Жаб, вряд ли кто захочет с ними породниться.

Тем временем, на плитке закипела каша с мясом. Коомин отложил шишку и, ополоснув руки в открытом источнике, забросил в котелок горстку мелко нарезанной травы. От пищи пошел сильный пряный запах. Вааред, валяющийся на коврике в обнимку с очередной бутылкой, проглотил голодную слюну.

- Братец, - подсела к нему Сани, - перестань пить. Ну, пожалуйста! Горе невозможно залить вином.

- А кому я теперь нужен? Равнодушно ответил он. Своему Клану? Нет. Там давно сделали ставку на Коореда и его семью. А я словно белая ворона. Только всех пугаю своим мрачным видом и нестандартностью мыслей и чувств. Кар-кар.

Он схватил лежащую рядом шишку и, не вставая, зашвырнул ее в небо.

- Эй, не разбрасывайся ценным биологическим материалом! Засмеялась Сани и отгребла от него подальше оставшийся запас. Ты нам нужен. Братьям, мне. Ты хороший маг, хороший техник. Можешь наладить любое производство!

- Техник, да А как маг полный бездарь! Он рывком сел и обнял руками длинные ноги. Если бы я был хорошим магом, я бы смог ее вылечить Я же белый. Лекарские способности должны быть в крови! Он горько рассмеялся и выпил еще глоток.

- Знаешь, Вааред, я хочу открыть тебе один маленький секрет. Только никому не рассказывай! Я и сама подслушала его случайно.

- Ну-ка, ну-ка, - Тиирин заинтересованно обернулся к девушке.

- Вставай и бросай свою бутылку. Это серьезный разговор, и я не хочу, чтобы его слышали чьи-то любознательные уши.

Вааред встал и медленно, вместе с Сани, пошел от лагеря в сторону холмов.

- Сейчас ужин! Закричал им вдогонку Коомин.

- Мы ненадолго! Ответила девушка.

За ними вслед потянулись недоуменные, любопытные и даже обиженные взгляды. Но встав на небольшом холмике так, чтобы из лагеря их было видно, но не слышно, Сани повесила полог тишины защиту от слишком любознательных носов и носиков.

- Ты знаешь, почему тебя называют нашим родственником, хотя ты светлый маг, а мы темные?

- Как-то не задавался этим вопросом! Он пожал плечами. - Я думал, это издавна относится к нашим семьям

- Нет, Вааред. Генетически светлые и темные маги не могут иметь совместных детей, не так ли?

- Ну да, взять тех же Юори и Лайрину!

- Да! Но соль в том, что это относится только к нашему миру. Если ты светлый и твоя темная избранница уходят в другой мир, то там они вполне могут иметь потомство! То есть, все дело в нашей земле, ее энергетике!

- Ты хочешь сказать, что кто-то из твоих и моих предков соединился не в этом мире? И это неужели моя мать

- Точно! Глаза Сани блестели азартом в закатном солнце.

- Но порталы в иные миры давно утеряны!

- Значит, нет!

- Полагаешь, моя мать и кто был моим отцом, Сани?

- Мой двоюродный дядя Росио. С ним твоя мать сбежала в другой мир. Они хотели быть вместе, поскольку очень сильно любили друг друга, но она была уже замужем за твоим отчимом.

- Ну ничего себе! Тогда почему

- Не знаю, Вааред. Когда подслушиваешь, на твои вопросы никто не отвечает. Что-то произошло и он там погиб. А твоя мать, ничего никому не сказав, снова вернулась в Клан своего мужа Единорога Тиирина. Не знаю, что кто знает и не стану рассказывать, от кого все это услышала. Могу сказать одно: ты смесок, серый. Возможно, именно поэтому ты смог зачать ребенка Таринке. Так что ищи себя сам. Никто тебе не подскажет, что ты умеешь, а что нет.

- Как давно ты это знаешь? Взволнованно произнес Вааред.

- Недавно. Вааред, тебе надо вернуться домой и начать все заново. Найти своего несчастного малыша, потерявшего не только мать, но и отца, и самому воспитывать его. Клан твоего отца Подгорных Змей, всегда готов принять тебя к себе и помочь.

Вааред обхватил руками голову и потрепал светлые кудри.

- С ума сойти можно!

- Не сходи, братец, все еще только начинается!

- А мой отец, Росио, каким он был?

- Я не знала его, Вааред. Ты же намного старше меня. У нас в семейной галерее висит его портрет. У него такие же, как у Альеэро, ореховые глаза и очень доброе лицо. А волосы рыжие! Засмеялась Сани и убрала полог. Пойдем ужинать! У меня, кроме воды и сухарей, за весь день во рту ничего не было!

- А мой отец неродной, он знает правду?

- На этот вопрос тебе придется искать ответ самому. Сани подняла руку и помахала ладошкой надутому Колину, глядевшему в ее сторону.

- А твои братья, они знают?

- Что у нас есть такого в мире, о чем бы не знали братья Ромьенусы? Рассмеялась их сестра, подбегая к Колину и, поблагодарив его за тарелку с кашей, села рядом.

Сиерин опять покачала головой и оглядела небольшую команду. Довольным и спокойным выглядел один Коомин, уплетавший ужин за обе щеки и умилительно поглядывающий на небольшую горку шишек, которые еще предстояло отмыть и отшелушить. Колин, сидя рядом с рыжеволосой красавицей Сани, ревниво смотрел на нее, как на будущую собственность. «Ага, наш пострел везде поспел! Наверняка уже сделал предложение. Но, судя по его взгляду, она взяла время на раздумье » На Колина то и дело посматривала Юста, когда думала, что ее брат на что-то отвлекся. «Бедная девочка Столько вытерпела! Красотка, каких поискать. Только замуж ее, скорее всего, никто не возьмет». Инчи, брат Юсты, ел кашу и сквозь длинную челку смотрел то на сестру, то на Колина, то на Сани. Он был вежлив, молчалив и готов к любой работе. Но что творилось у него в голове, никто не знал. Да и не интересовался. Но, как говорят, в тихом омуте «Как бы Сани случайно не стала помехой на пути счастья его сестры». Озабоченно подумала Сиерин. «Надо с ним поговорить. Да и с беззаботной Сани, уединяющейся то с одним, то с другим » Вааред молча ел кашу. Но вид у него был настолько странный, что Сиерин заподозрила в нем еще одного воздыхателя Сани. Маленькая росточком Фарина сидела на травке в стороне от основной группы у Ваареда за спиной. Он не обращал на нее ровным счетом никакого внимания, а она то и дело вздыхала, глядя на его волосы и плечи. «Ужас!» - улыбнулась Сиерин. «Вот и бери с собой молодежь! Романтика осязаемо носится в воздухе и лезет в незанятые умственной работой головы!»

Тут Коомин оторвался от своей тарелки, с сожалением оглядев ее чистоту, и сказал, глядя Сиерин в глаза:

- Это все магия!

И важно поднял вверх указательный палец.

Наступила тихая и прохладная ночь. Все постепенно разошлись по палаткам, поскольку Коомин обещал всех поднять с первыми лучами проснувшегося светила.

Вааред, который никак не мог заснуть после рассказа Сани, вскочил и вышел в степь. Яркие крупные звезды чужими созвездиями плыли над его беспокойной головой. Страшно хотелось выпить и забыть все, что наговорила его неугомонная сестренка. Хотелось забыть все, что с ним случилось и просто раствориться в этом бесконечном темном просторе

Он шел по траве. Где-то недалеко всхрапывали лошади. Забравшись на бугорок, с которого был виден их лагерь, он лег в траву, закутавшись в теплую куртку и накинув на голову капюшон. «Мой сын Я так толком и не рассмотрел его, сразу отдав на руки Маме Розе. Я винил его силу в смерти Таринки, а оказывается, во всем виноват сам. Смесок, полукровка. Ни светлый, ни темный. Что я могу еще в этом мире, кроме отладки техники? Родители постоянно ставят примером старшего брата Коореда. А у нас кровь общая только наполовину »

- Ты можешь вырастить сына - шепнул ему в ухо ветер.

Вааред рывком вскочил и обернулся. В двух шагах от него стоял хозяин табунов Рейвен. Глаза его светились отраженным светом звезд, а на губах играла легкая улыбка.

- Добрый вечер, Вааред! Поклонился этот странный пастух. Чудесная, яркая ночь, не правда ли?

- Добрый, - растерянно сказал маг, проверяя все свои щиты. А что-то случилось?

- Нет, - Рейвен забрался на холмик и сел туда, где только что лежал Вааред. Присаживайся!

Вааред подумал и сел рядом.

- Вы что-то говорили, перед тем, как поздороваться? поинтересовался он. Мне что-то послышалось

- Возможно, шуршала трава под моими ногами? Или упала далекая звезда, прозвенев напоследок прощальную песню? В нашем краю стало больше магии. Она еще только вживается в эту реальность и шепчет в тишине о своем счастье

- Да, наверное - Вааред привычным жестом взлохматил волосы. А почему Вы так поздно? Все спят

- Я хожу с табунами. Они ходят со мной - Он протянул руку, и Вааред услышал тихое ржание и шорох тяжелых шагов.

- Вам нравится Сани - усмехнулся Вааред. - Вы ходите за ней

Рейвен повернул к магу голову, и тот увидел, что звезды совсем не причем. Глаза пастуха светились сами по себе. Черты лица, не изменившись, стали какими-то неясными, словно Вааред смотрел на него сквозь слой воды. В лицо дунуло свежим прохладным ветром. И все снова встало на свои места. Глаза Рейвена были темными, а губы улыбались.

- Вы невероятно догадливы, господин маг. Эта девочка подарила моей земле свою кровь, вызвав к жизни волшебство. И я ей за это очень благодарен.

- Настолько, что приходите ночами охранять ее сон?

- Настолько, что хочу ее разбудить.

Рейвен легко поднялся на ноги и посмотрел на лагерь. В одной из палаток откинулась дверца и показалась уже одетая девушка.

- Что Вы делаете? Я, как старший брат, запрещаю

Фигура пастуха неожиданно едва засветилась, и глаза снова стали звездами:

- Разберись со своей судьбой, маг. Ты натворил много глупых дел. И твое место не здесь. А ее, - голос стал нежным, - бережет сама земля

И мгновением ока Рейвен оказался рядом с Сани.

Ваареда затрясло, и он обнял себя за плечи.

«Да откуда он » Зубы тоже мелко застучали. Страшно хотелось выпить.

Тем временем Сани, так и не осознав, что ее разбудило, оделась и вышла на улицу. Взглянув на сверкающие звезды, она уже хотела вернуться обратно, как услышала изнутри тихий шорох.

- Кому не спится? прошептала девушка, вглядываясь в теплую темноту палатки.

- Мне - Фарина вылезла изнутри и встала рядом с Сани. Мысли спать не дают

- Тогда погуляй. Пожала плечами Сани.

- А ты?

- Боишься заблудиться?

- Нет. Вздернула носик Фарина и бесстрашно углубилась в одну из протоптанных в траве тропинок.

Сани уже собралась нырнуть обратно, когда сзади раздался мягкий голос, от которого волосы распрямились и встали дыбом. Она нервно усмехнулась и, не поворачивая лица, спросила:

- Чего ты от меня еще хочешь, Хозяин здешней земли? Крови, поцелуев или, может, сразу прокусишь горло?

- Я не вампир, девушка. Крепкие ладони мягко обняли ее за плечи и подтянули к самой груди.

Спиной, через одежду, она услышала стук его сердца.

- Тогда что тебе надо? развернувшись в его руках, она сердито взглянула ему в глаза, но обмякла и рассмеялась.

В его неожиданно серебристых очах плескалась такая нежность и счастье, что ей захотелось обнять этого непонятного хозяина и положить голову ему на грудь, чтобы ухом слышать его волнение.

- Маленькая красивая чужеземка! Он бережно взял ладонями ее лицо. Такая крохотная, но очень непокорная!

Сани, сначала расплывшаяся лужицей, при этих словах резко оттолкнула его:

- Я не рабыня, и не девушка из твоей деревни. Уходи, Хозяин! Я скоро уеду и ты забудешь обо мне. Знаю, что сила твоя велика, и ты можешь приказать каждому из нас, и мы сделаем все, чтобы заслужить твою милость. Но согласись, это не честно! Разве интересно иметь рядом покорное стадо? Ты говоришь, а они тупо соглашаются. Где игра, азарт, желание доказать, что ты достойнее, лучше, умнее? Уходи, Хозяин! Мы никогда не поймем друг друга.

Сани развернулась и вошла в палатку, спустив полог и поставив защиту. Ее трясло. Она села на кровать и обхватила колени. Злобные, а затем печальные слезы полились из глаз. Мягкая рука обняла ее за плечи, и женский голос прошептал:

- Я с тобой скоро в сову превращусь. Буду по ночам летать, а днем отсыпаться! Сиерин в халатике села рядом.

Сани подняла мокрое от слез лицо и шмыгнула носом.

- Угу! Сиерин хлопнула воображаемыми крыльями.

Сани рассмеялась, но потом снова нахмурилась.

- Госпожа Криссана, чего от меня хочет этот Рейвен? Я не понимаю!

- Того же, что и все мужчины нашей земли от своих жен, возлюбленных, невест

- Любви?

- Нет, деточка, покорности и исполнения всех его эротических желаний. Ну а также рождения детей и тому подобное.

- Какой покорности? Вскочила с кровати Сани. Что за чушь? Отец любил мою мать, прощая все и сдувая с нее пылинки. Сейчас он так же нежно любит Каарину!

- Он не смог покорить твою мать силой. Поэтому пытался это сделать любовью. А Каарина надеюсь, он учел свои предыдущие ошибки.

- Хорошо, вот Колин сделал мне предложение

- Я угадала. Покивала головой Сиерин. Только без подарков родственникам, без букета цветов и с грязными руками. Так?

- И что?

- Он считает, что его верность безусловно заслуживает твоей любви, и ты обязана, в любом случае, ответить согласием.

- Может, он составит мое счастье?

- Если ты считаешь чтение нравоучений по каждому поводу счастьем, что ж, вон его палатка. Обрадуй мальчика.

- Ужас. Значит, Рейвен хочет покорности?

- Несомненно. К тому же, ты видела здешних девушек? Молчат и исполняют приказы. А Рейвен, мне кажется, вообще не привык к тому, чтобы ему противоречили. Он говорит, они исполняют.

- Кто он, как Вы думаете, госпожа Сиерин?

- Кто-то из высших. Именно он наслал бурю, чтобы мы не добрались до континента, а разбились в прибрежных скалах. Но раз уж мы чудом выжили, то он возьмет все, на что мы способны.

- Я его боюсь! Тихо прошептала Сани.

- Давай отправим тебя домой?

- А ребята? Я увлекла их за собой. Они чуть не погибли. А сейчас я должна позорно сбежать? Ну нет. Я пойду до конца Как я хочу домой - снова разревелась девушка.

Тем временем Фарина шла по коридору из высокой травы. Под ногами была чернота. По сторонам тоже. Над головой яркие звезды. Этот коридор неожиданно ответвлялся то направо, то налево, и она уже запуталась, в какой стороне их палатки. Девушка пробовала подпрыгнуть, но трава была выше даже в прыжке. Она хотела спать и устала спотыкаться об закрученные и пригнутые к земле стебли, которые словно нарочно распрямлялись и выпускали петли и жесткие стебли. Упав в очередной раз, она встала на колени и вытерла рукой глаза, из которых закапали бессильные слезки. Черное небо с холодными звездами было так далеко! Ей бы сейчас обернуться лебедушкой, но Глава Кайрен строго-настрого запретил это делать, мотивируя магической бедностью земли.

Вдруг стебли зашуршали и послышались чьи-то тяжелые шаги. Девушка вскочила и завертела головой по сторонам. Сзади и спереди послышался шелест и тяжелое дыхание. «Мамочка!» - пискнула она и зажмурилась. Кто-то вышел на тропу и завозился совсем рядом с ней. Что-то мокрое мягко дотронулось до ее лба. «Я буду драться!» - обреченно сказала она и открыла глаза.

Вокруг нее стояли рыжие линны. Они негромко фыркали и помахивали хвостами, недоуменно поглядывая на маленькую девчонку.

- Фу, - вздохнула она, - как вы меня напугали! Красавицы! Умницы! Скажите, лошадушки, как мне выйти отсюда хоть на какой-нибудь бугорок?

Ближайшая кобыла насмешливо фыркнула и переступила ногами, разворачиваясь в траву.

- Ты покажешь, да?

Линна молча вошла в заросли, прокладывая девушке дорогу, которая вскоре начала подниматься и вывела ее на высокий бугор, с которого хорошо просматривался лагерь.

- Спасибо! Фарина погладила рукой теплую морду.

Кобыла мотнула головой и снова скрылась в траве.

- Я блуждала в трех соснах! С досадой сказала сама себе Фарина. Но почему я не смогла найти дорогу назад? Что за ерунда?

- Дурное здесь место. Раздался снизу знакомый голос. Нечего маленьким девочкам в одиночку разгуливать по этим землям в ночи.

- Вааред! Фарина радостно рванула на голос, споткнулась об его руку и упала прямо поперек его живота.

- Ой, - простонал он, снимая с себя ее тело, - ты не маленькая девочка, ты большой бегемот!

- Простите, господин Тиирин! Я случайно! Она покраснела даже голосом. Просто я обрадовалась!

- Зачем ты вышла ночью в прерии, глупышка?

- Я не хотела. Просто услышала, как встала Сани Ромьенус и пошла за ней

- Это еще зачем? Поднял голову Вааред. Подсмотреть, с кем встречается самая красивая девушка Академии?

- Да - прошептала Фарина. Но она просто стояла у палатки и зевала. И никого не было.

- А ты куда пошла?

- Она спросила, зачем я вышла. Я сказала, что мне не дают спать мысли. Она предложила мне погулять. И я пошла.

- Какие же вы, женщины, бестолковые существа! Вааред встал. Пойдем, горе луковое, отведу тебя обратно. Твоя Сани уже видит десятый сон, а ты все бродишь.

Он взял ее за руку и шагнул в траву.

- Подождите, господин Вааред! Простите, но случай может больше не представиться Дорасскажите мне ту историю

Вааред посмотрел на звезды.

- Хорошо. Время еще есть, и ты успеешь выспаться. Садись. Он снял куртку и подстелил ее для Фарины. А сам сел на траву.

- Ну вот, потерял я свою Таринку и никак не мог найти. Мне не хотелось ничего: ни продолжать образование, ни заниматься делами Клана. Я совсем упал духом. И тогда родственники, видя, что я никак не реагирую на их смешки и замечания, отправили меня погостить к Ромьенусам, надеясь, что братья развеют мою печаль. Они честно пытались это сделать. Даже занимались поисками, но тщетно. А тем временем в Город Темной Воды столицу Долины Змей, начал прибывать народ. Впереди намечался замечательный праздник День Сошествия Змея прародителя. На центральную площадь съезжались танцоры и певцы, акробаты, жонглеры, мастера иллюзий Я ходил в толпе, рассматривая лица, и рассчитывал, что родители Таринки не смогут пропустить этот праздник. Но все было тщетно. И вот однажды, когда мы с братьями сидели в ресторане, на сцену вышел юноша, почти мальчик, и запел песню о потерянной любви. Эти слова прожгли мое сердце насквозь! Понимаешь, девонька, он пел ее словно для меня, обращаясь к моей душе! Красивый, худенький черноволосый мальчик с сильным и нежным голосом Альеэро позвал его за наш столик. Тот, очаровательно улыбнувшись, сказал, что пел за ужин для себя и своих друзей. Друзья сразу же были приглашены. Ими оказались эльфийский парнишка и ромаальская девушка

- Это она! Вцепилась в руку Ваареда Фарина.

- Да, это была она, моя Таринка. А мальчик, узнав ее историю, все это просто подстроил, чтобы мы вновь увидели друг друга С тех пор мы не расставались. А мальчик с другом поступили в этот год в Академию

- И кто они, спасители вашего чувства?

- Иржи Сааминьш и Йожеф Теридель.

- Вот это да! Как бывают переплетены судьбы!

- Да, девочка. Нашей Судьбой было предназначено снова найти друг друга и соединиться.

Вааред вздохнул и вытер лоб, покрывшийся холодной испариной.

- А дальше? Почему Вы сейчас не с ней?

- А дальше, Фарина, она забеременела. У нас был свой дом, и я делал все, чтобы она была счастлива

- Но этого не может быть! Человеческая женщина и сын Клана!

- Может, Фарина. Случается. В нашей судьбе это было написано.

- И где она? Где Ваш малыш?

- Малыш оказался сильным магом

- Ой, - глаза девушки округлились от испуга, - и что?

- Моя Таринка умерла.

- А малыш?

- Я отдал его цыганской колдунье.

- Да Вы сошли с ума! Фарина вскочила и потрясла его за ворот одежды. - Как Вы могли лишить его отца? Вы знаете, как тяжело ее душе?

- Ее душа уже в мировом Древе. И ей хорошо.

- Она жизнь отдала, чтобы этот малыш увидел свет! А Вы! Эх Как Вы могли?

Девушка помолчала, а потом серьезно сказала:

- Вам надо уезжать и выполнить волю Судьбы, воспитав этого малыша. Понимаете? Вам тут делать нечего! Я все расскажу Кайрену, когда его увижу.

- Не надо. Я сам. Сядь. Я уже все понял и принял свой путь.

- А я поеду с Вами. Твердо заявила Фарина. Чтобы у Вас не было желания от этого решения отказаться!

- Девочка, зачем тебе это?

- Затем. Она сверкнула глазами. Вы сами говорили о целеустремленности и бесстрашии. Мы вместе найдем ребенка. И Вы научите меня целоваться!

С этими словами она обняла его шею и впилась губами в его губы. Он рассмеялся, пытаясь вывернуться, но Фарина, маленькая лекарка, была очень настойчивой. И Вааред сдался. Обняв руками худенькие плечи, он сам нежно-нежно поцеловал ее теплые губы.

- Какая ты сладкая девочка! тихо прошептал он.

В черном небе неторопливо плыли яркие равнодушные звезды. Табуны быстроногих рыжих линнов нескончаемой рекой обходили стоянку выходцев с другого континента. А на самом высоком холме стоял Рейвен. Он знал и чувствовал все, что происходит в каждом земном уголке. Слышал рассказ и поцелуй Ваареда и Фарины, слезы Сани и уговоры Сиерин. Размышления Кайрена о предстоящей поездке по городам и переживания по поводу встречи Совета с нынешними властителями этой земли. «Суета сует - рассмеялся он серебряным смехом, на который ответил дружным ржанием табун. Ничего нет нового в поднебесном мире!» Он вспомнил сердитую отповедь Сани. «Забавная малышка. Интересная. Если не удерет, поиграем!» И таинственный пастух, подернувшись дымкой, растворился в налетевшем на холм ветре.

Глава пятая. Экспедиция отправляется в поход.

«Здравствуй, моя дорогая и любимая сестричка! Что-то ты мне давно не писала. Или твой голубок просто потерялся в этих бескрайних степях? Как ты, папа, Каарина, братики, дяди, тети и племяшки? Мой огромный привет Сааминьшам. Я без всех вас скучаю просто ужасно! А особенно мне не хватает тебя, моей любимой красавицы и умницы сестренки Теси. Как поживает твой ненаглядный Кайрен? Хоть у тебя много дел, но не забывай, пожалуйста, писать! И закажи мне платье. Боюсь, приеду прямо к свадьбе и ничегошеньки не успею!

Представляешь, я так загорела, что ты меня узнаешь только по волосам. Да и то из медных они превратились в светло рыжие. Ну и отросли, конечно. Новостей у нас немного, да и то, наверное, ты всех их слышала от Эрнаандо и твоего жениха. Мы открыли заново ушедшее под землю озеро, а по его берегам и по склонам холмов, плавно спускающихся к нему, насадили семена гигантских кедров, найденные нами в земле. А теперь нас там сменила бригада Тонимэла Териделя. Эльфы их будут проращивать и укоренять. Ну а мы отправляемся дальше.

Господин Кайрен договорился с господином Рейвеном о том, что нам разрешат посетить два города и посмотреть, как в них живут люди и эльфы. Только зачем ему это нужно, если и так понятно, что у континента после даймонов появились новые хозяева, которые ни за что не допустят вмешательства в их дела. Я немного их боюсь, поскольку, если судить по господину Рейвену, они гораздо одареннее нас в магическом плане, хотя фон земли практически нулевой. У них какие-то другие источники, опираясь на которые, они могут творить то, чего с большим трудом добиваются, объединив усилия, наши маги. Ну да ладно, Боги с ними, хозяевами. Я так хочу снова оказаться дома! Найти какую-нибудь работу и забыть это глупое путешествие. Теси, дорогая, я с нетерпением жду конца экспедиции! Отец твоего жениха сказал, что нас отправит обратно первым же кораблем. Скорей бы!

А теперь мы медленно пылим по прерии, постепенно подбираясь к большому городу, обнесенному рощами, я уже вижу их голубовато-зеленые кроны, и стеной, проблескивающей темными камнями сквозь волнующуюся под ветром листву. Теси, целую крепко-крепко. О впечатлении напишу, как только разберусь. Пока, твоя сестренка Сани.

P.S. Дорогая, совсем забыла! Братец Вааред отправляется домой искать своего сына, а с ним Фарина Ниели. Как было бы хорошо, если бы они остались вместе! Когда он приедет к вам, а я сказала, что наш Клан всегда готов принять его, пригласи братца еще раз. А еще лучше, если вы это сделаете вместе с Каариной. Ему очень нужна поддержка и внимание. Он одинок и растерян. Целую, твоя сестренка!»

Сани закончила письмо, которое писала сидя верхом на линне, запечатала, и подбросила голубка вверх. Затрепетав белыми крылышками, он поднялся высоко в небо, взяв курс на восток. К их маленькому отряду, уменьшившемуся на Ваареда и Фарину, прибавилась группа, разыскивающая места старых поселений. Им важно было определить их возраст, источники вокруг них, найти старые кладбища и приблизительный возраст самых свежих захоронений. Как выяснилось, археологи были самыми загорелыми и смешливыми. Они не задавались непонятными вопросами, а всю дорогу травили байки про неупокойничков, которые никак не хотели общаться, а поворачивались черепом вниз и просили закрыть за собой крышечку. А Лесин из их потока, давясь хохотом, рассказал, как раскопал собачку. А было это уже под вечер. Собачка вспомнила молодость и унеслась в прерию, а Лесин за ней. Всю ночь они бегали по траве: один пытаясь поймать, а вторая успешно увернуться. Когда, наконец, встало светило, собачка сама вернулась домой, на прощание подмигнув незадачливому археологу светящимся глазом.

Девушка, рядом с которой с одной стороны ехал важный Колин Паат, уже рассказавший всем, что сделал предложение Сани, а с другой госпожа Сиерин с кривой ухмылкой, едва слышала о чем переговариваются все остальные. И даже хорошо, что никто не может подъехать и пообщаться с ней. Она снова думала о Хозяине здешних мест Рейвене. Почему он, передавший приглашение посетить города, не сопровождал их группу? Может, остался в прерии со своими линнами? Кстати говоря, деревень, на всем пути через степь, они больше не видели. Впрочем, как и живых существ. И только пение птичек днем и стрекот жуков по ночам сопровождали их в пути. Почему он отпустил их одних? Может, Кайрен пообещал не сворачивать с прямой дороги? Хотя, дороги не было тоже. Трава, холмы, овраги. И редкие источники.

А археологи, тем временем, уже обсуждали с Кайреном возраст самых свежих захоронений и сравнивали его с возрастом найденных в почве семян деревьев, не съеденных жуками и мелкими червячками, живущими в земле. И в результате анализов, тестов и последующих за ними выкладок, получалось, что пик смертности населения пришелся на последнее столетие. Причем, рождаемость его не перекрывала. А самые свежие тела лежали в земле целыми семьями. То же самое обстояло и с деревьями, и с поверхностными водами.

- Даймоны! Горько произнес Кайрен. Они уничтожили население целого континента!

- Скажи, Ироон, тогда почему наши великие маги, такие, как ректор Эрайен, не почувствовали ухода огромного количества душ в Древо? Это колоссальный выброс энергии! Присоединился к обсуждению Коомин.

- Хорошо, будем рассуждать логически. Если энергию смерти пожрали даймоны, а души застряли здесь, то куда они делись? Если им не хватило сил для выхода из проявленного мира, где они могут находиться? Ты почувствовал тут хоть что-то некротическое, кроме нескольких вялых зомбиков?

- Ничего себе вялых! Воскликнул Лесин.

Все дружно засмеялись.

А Коомин задумался.

- Решительно не понимаю. Здесь абсолютно пусто. Вернее, было пусто. Стерильно. Ни энергий, ни сил.

- Однако, бурей, при которой погиб наш корабль, как-то управляли И такое ощущение, что нас по этой земле водят на коротком поводке, не давая толком ни рассмотреть, ни понять увиденное.

- Хозяева ждут не дождутся, когда мы отсюда уберемся. Негромко проговорил Коомин. Однако, разбив корабль, нас не убили, а словно за шкирку вытащили из моря, даже выловив нам вещи Как-то все не сходится, не стыкуется - Он почесал шелушащийся нос.

- Понятно, что не все слуги даймонов черные даяки были убиты на нашей земле. Наверняка самые доверенные и приближенные, те, что обеспечивали и направляли здесь жизнь в соответствии с желаниями порождений Хаоса, продолжают существовать и управлять всем этим. Кайрен обвел рукой вокруг себя. Но теперь им не надо кормить ненасытные утробы. Может, поэтому по здешней земле забегали эти дивные кони, - он потрепал гриву своей линны, - а нас пустили сделать то, что они сами не в состоянии: вырастить леса и вновь открыть источники.

- У них есть эльфы. Что же они не озаботятся посадками? Да и где они? А потом, Ироон, мне кажется, что они могут гораздо больше, чем мы, все вместе взятые. Просто они еще не успели. Или их осталось очень мало. В любом случае, Эрайену и Лайконику обязательно надо с ними встретиться.

- Я надеюсь кого-нибудь из черных увидеть сам. В конце концов, надо подготовить переговоры?

- Да-да. Конечно. Смотри, уже начались обработанные земли, и появилась дорога. А вон и рощи. Как и говорил Рейвен, лошадки сами вывели. А нас кто-то встретит?

- Не знаю. Главное, чтобы не огнем и мечом. А там, думаю, договоримся!

Кавалькада из пятнадцати всадников медленно ехала по красной и пыльной дороге, пролегающей через ухоженные посадки. На чистом, без травы и всяческих сорняков, поле закручивались толстыми стеблями какие-то съедобные растения, на тоненьких верхних веточках которых качались синеватые цветочки и голубые маленькие плоды. Биологи и лекари внимательно разглядывали совершенно незнакомые им виды, споря о их похожести на аналоги родного континента. Через где-то метров сто, ряды растений разделяли невысокие кустики, плотно увешанные недозрелой красноватой ягодой. А перед городскими стенами широким зеленым поясом росли плодовые деревья, перемежающиеся с окультуренными хвойниками.

- Слушай, Ироон, - прошептал Коомин. Я был на общем собрании. И Эрайен, и Олерин говорили, что вокруг городов ничего нет!

- Значит, вырастили новые хозяева континента.

- Это за восемь декад?

- Ох, как представлю, самому страшно. Во что мы вляпались? И еще детей за собой тащим!

Кайрен обернулся и посмотрел на едущих за ним выпускников Академии.

- Что-то наша Сани приуныла. Заметил Глава экспедиции. Что-нибудь произошло?

- Да как тебе сказать, - Коомин снова почесал нос и посмотрел на кусочек кожи, оставшийся на пальце. Надо кремом помазать, - проворчал он, - а то и без носа останусь!

- Ты не отвлекайся, рассказывай. Хмуро глянул на него Кайрен. Мне только проблем с детьми не хватало! Что еще случилось?

- По дому грустит, наверное. Пожал плечами Коомин. По сестренке соскучилась. Небось, ей голубка отсылала.

- Возможно. Буркнул Кайрен. Только Ромьенусы и грусть как-то плохо соотносятся между собой. Скорее, хотела приключений, а получилась рутина. Да и проволокло ее ветром, Боги знают, куда. С головой-то у нее все в порядке?

- Даже более чем. Но я все-таки бы отправил ребят от греха подальше. Не нравится мне, когда не могу понять, что творится вокруг. Ты смотри, Кайрен, сколько мы проехали, а до сих пор не единой живой души!

- Мне это тоже не нравится - Буркнул Ироон, озираясь по сторонам, где кроме гуляющего между посадок ветерка, ничего и никого не было. Даже птицы, сопровождающие их в степи, исчезли.

Да и молодежь, рассказывающая всякие байки, примолкла, разглядывая приближающуюся городскую стену с высокими воротами, закрытыми наглухо.

- Тук-тук? Кто там? А это мы А вы это кто? Ухмыльнулся Коомин. А-а, конь в пальто! Или рагу в ботинках?

Теперь у него неожиданно зачесалась бровь.

Когда всадники, с каждым шагом замедляя темп, подъехали к воротам с раздумьями типа «а где тут может быть звоночек?», высокие и тяжелые створки чуть заметно дрогнули и неторопливо поплыли в стороны. Раздался негромкий перезвон колокольчиков, вслед за которым загудели струны. Кайрен и Коомин переглянулись. А когда ворота распахнулись во всю ширь, то в лицо им полетели приветственные крики, а под ноги - букеты голубых цветочков, бросаемые руками многочисленной толпы. Народ, выстроившийся по обе стороны створок, образовал живой коридор. У каждого на лице сияла улыбка. Некоторые даже подпрыгивали, размахивая ветками и цветами.

- Добро пожаловать в мышеловку, господин Кайрен! Раздвинул в ответной улыбке губы Коомин и тоже помахал пухлой ручкой.

Толпа восхитилась и заорала приветствия еще громче. Молодежь на линнах громко обменивалась впечатлениями, периодически хлопая в ладони и выкрикивая «браво».

- Да, Кайрен, нечасто можно встретить столь наглядную иллюстрацию к выражению, что «жизнь есть театр, а люди в нем актеры». Насколько талантливо поставлена пьеса!

- Наоборот. Они над нами просто издеваются. Вот увидишь, каждый день под нашими окнами будут танцевать и петь веселые песни. Девушки станут улыбаться, а мужчины излучать неприкрытый оптимизм.

- Ну и надо было тебе это видеть? Образцовой деревней не налюбовался? Будет тебе образцовый город! Смотри. И Коомин, легонько потянув свою линну за узду, повернул к выстроенной, словно по линейке, народной толпе и протянул руку. Находившиеся на переднем плане люди, увидев такой маневр, сразу отступили назад. На их лицах промелькнул неподдельный ужас. Но стоило лекарю вернуться в строй, линия выровнялась, а лица заулыбались вновь.

- Ты прав, Коомин. Зря я в это ввязался. Может, дадим деру, пока не поздно?

- Поздно, Ироон. Смотри!

Плотный коридор, образованный телами людей, за их кавалькадой плотно смыкался, отрезая пути к отступлению. А городские ворота медленно закрывались. Впереди, между тем, на небольшом, но широком крыльце полукруглого здания на площади, стояли три фигуры в черных балахонах с накинутыми на головы капюшонами.

- Даяки! Выкрикнул кто-то из ребят.

- Ты хотел с ними поздороваться? Лучезарно улыбнулся Коомин Кайрену. Вот они, голубчики. Ждут твоих братских объятий и заверений в вечной дружбе. Ты чувствуешь над городом купол?

- Не чувствую. Буркнул Глава экспедиции. Вообще магии не чувствую!

- А Эрайен говорил про силовой купол Надо бы проверить.

- Не советую. Собьют на взлете.

Сани, охраняемая Сиерин и Колином, медленно ехала сквозь плотную толпу. «Море волнуется раз море волнуется два море волнуется три! Морская фигура на месте замри!» - неожиданно пришла в ее голову детская считалочка. Уж очень похожа игра ее детства на эту толпу, однообразно размахивающую руками, словно по команде. Ей стало не по себе. Молодежь смеялась и упражнялась в остроумии за ее спиной. Она накинула капюшон на самые глаза, оставив наружи только кончик носа.

- Сани, ты чего? Дотронулся до ее руки Колин. Плохо себя чувствуешь?

- Хорошо. У меня все в порядке.

- Зачем тогда надела капюшон? Смотри, как весело нас встречают! Словно долгожданных гостей! Нам рады, Сани!

Девушка повернула голову и посмотрела на Криссану Сиерин. Умная грифониха глядела вокруг цепкими злыми глазами. Увидев внимание Сани, она прошипела:

- Марионетки! Пусто. Абсолютно пусто. Закрываешь глаза и словно вокруг тебя чистое поле. Ни одной эмоции. Ни одной живой души

- Неужели они мертвы - Испугалась девушка. Но я не чувствую магии мертвых

- Живы, деточка. Но не живут. Существуют. Не понимаю Не отходи от меня на всякий случай.

Тем временем, к ступеням здания уже подъехали Кайрен и Коомин. Они спустились с линнов, и молодые мужчины тут же увели лошадок. Коомин в последний момент успел взять свой рюкзак с припасами и повесить себе на плечо. Сзади неторопливо слезали остальные. Когда всех лошадей увели, горстка незваных гостей осталась стоять на площади перед тремя безмолвными фигурами, окруженная плотной толпой полностью управляемых существ. Музыка и крики смолкли. В воздухе повисла абсолютная тишина. Первым решился ее нарушить Кайрен.

- Здравствуйте, хозяева этого города, а может быть, и мира. Извините, что пришли незваными. Но мы пришли, в отличие от вас, без оружия. Хотелось узнать, что с этим континентом. Жив ли кто? Не требуется ли помощь?

Кайрен закончил говорить, глядя на неподвижные и безмолвные капюшоны с черными провалами вместо лиц. Его пробрала оторопь. Да кто же они такие?

Но, спустя мгновение, снова заиграла нежная музыка, и высокий голос запел о счастье и любви. Толпа рухнула на колени, вытягивая вверх руки. Маги заоглядывались и зашептались.

- Условный рефлекс - Вполголоса прокомментировал лекарь.

И только Сани, пристально смотревшая в черные дыры капюшонов даяков, заметила, как постепенно проявляются спрятанные в них темные лица. Белки глаз ярко выделялись на черном фоне, а синие радужки казались темными туннелями в мрачную бесконечность. Она спряталась за широкую спину господина Кайрена.

- Мы приветствуем вас, чужаки. Раздался глуховатый безэмоциональный голос.

Толпа за спинами упала на землю. Видимо, повелителей надо было слушать именно так. Чтобы лучше доходило до спутанного сознания.

- Просим быть гостями на нашей земле. Чистые слезы радости и счастья капают из наших глаз в чашу Воздаяния при обретении новых бескорыстных друзей!

Народ, не поднимая головы, радостно загудел.

Высокие двери здания, находящегося за спинами фигур в черных балахонах, медленно и торжественно отворились, обнажая его белоснежно-искристое нутро, переливающееся рассеянным светом, падающим откуда-то сверху.

- Прошу, вас, дорогие гости, зайдите и разделите с нами экстаз благодарственной молитвы, возносимой Богам!

Одна из черных фигур сдвинулась с места и вытянула руку в направлении двери.

- Я не пойду! Сверкнула глазами Сани. Это ловушка!

- Что ты, дурочка! Потянул Колин ее за локоть. Пойдем, посмотрим обряд! Видишь, как красиво внутри!

Кайрен в сопровождении Коомина уже всходил по ступеням. А за ними, обходя стоящую Сани, потихоньку потянулись все остальные, подпираемые с тыла местными жителями.

- Сиерин! Ну сделай что-нибудь! Умоляюще посмотрела она на хмурую женщину. Туда нельзя!

Местные люди и эльфы с восторженными глазами шли мимо них так, словно там, за этими дверьми, их ждет просто неземное счастье.

- На счет три оборачиваемся и бежим. Только я впереди, а ты не отставай. Я прикрою нас пологом невидимости.

- Да. Кивнула девушка, которую изо всех сил пытался сдвинуть с места Колин.

- Готова? Раз, два, три

Маленькая серебристо-синяя змейка и крошечный грифончик, сделавшись прозрачными, со всех лап и хвостов удирали между чужих ног в сторону самого близкого дома.

Оказавшись в узком переулке, зажатым высокими серыми однотипными домами, они с облегчением вздохнули. Переулок был абсолютно пуст. Обернувшись, они, как сумели, скрыли ауру, и быстрым шагом, постоянно осматриваясь, пошли от центра к городской стене.

- Давай присядем ненадолго! Через какое-то время попросила Сани. Я хочу отправить голубка Эрайену!

- Тогда давай поднимемся на крышу одного из домов и осмотримся. Думаю, пока идет их служба, нас не хватятся.

- Давай! Женщина и девушка побежали по узким подъездным ступеням вверх, мимо одинаковых серых дверей с номерами в правом верхнем углу. А вот и лестница на крышу. Но на ней висел здоровый, с толстой дужкой, замок.

- Я его сейчас - Сани вытянула руку, но Сиерин коротко ударила по ней. Нельзя! Они отыщут нас по магическому следу. Хорошо, когда мы убегали, люди разнесли наши следы в клочья!

- А как тогда - Она беспомощно посмотрела на замок.

- Вот учат вас Магии А вы сами когда-нибудь, хоть что-нибудь ручками делали?

- Что-то делали - Искривила губы Сани. Куличики в песке

- В том-то все и дело. Сиерин вытащила из волос стальную шпильку и молча засунула ее в отверстие. Покрутив так и этак, а затем запихнув поглубже, она хмыкнула, замок крякнул и упал в ее руку.

- Вот так-то, выпускница.

- А меня научите? Загорелись глаза девушки.

- Лучше не попадай в такие ситуации.

Сиерин откинула крышку люка, и они выбрались на обдуваемую ветром крышу.

- Пиши, я осмотрюсь!

Сани кивнула и, достав из-за пазухи маленький мешочек, раскрыла его. Крошечный кусок бумаги упал ей в руки, вырастая на глазах. Следом за ним выпал карандаш.

«Здравствуйте, ректор Эрайен. Быстро писала Сани. Наша группа оказалась запертой в храме какого-то южного города. Мы с Сиерин сбежали. Помогите!!! Сани Ромьенус»

Запечатав птичку, она подбросила ее в синее небо. Голубок, взмахивая крылышками, быстро набирал высоту.

«Быстрее лети, милый!» - прошептала девушка. «Удачи!»

- Бежим! Вдруг резко сказала Сиерин и, схватив ее за руку, потащила вниз.

- Что случилось? Сани едва успевала переставлять ноги.

- Нас заметили. Так что теперь наш путь на свободу проляжет через систему водоотведения.

- Чего? Пропыхтела девушка.

- В канализацию, юная леди!

Выбив сильной ногой хлипкую дверь на третьем этаже, госпожа Сиерин вихрем пронеслась по тесной комнате к окну.

- Смотри, - прошептала она, немного приоткрывая серую пыльную занавеску и разглядывая улицу в стеклянную муть окна, - черные всадники!

Сани подрагивающими руками немного отодвинула тряпку с другой стороны. Три черных балахона неспешно ехали по улице, лишь иногда поворачивая свои капюшоны к подъездам зданий.

- Может, они просто так? прошептала девушка, и тут же увидела, как один из наездников повернул лицо к дому, где они прятались, и стал поднимать голову.

- Не думай ни о чем! Выдохнула Сиерин, продолжая смотреть вниз.

И вдруг всадники остановились и наклонились друг к другу. А потом один из них легко спрыгнул с лошади и зашел в подъезд их дома.

- Это за нами. Спокойно сказала Сиерин. Воды не боишься?

- Нет. Усмехнулась Сани, хотя дрожь рук спрятать было практически невозможно.

Но побывавшей во многих переделках госпоже Сиерин было не до того. Осмотревшись по сторонам, она нашла узкую дверцу и, открыв ее, позвала Сани.

- Путь к свободе. Кивнула она на узкую крышку унитаза.

- А может, мы по водопроводным трубам? передернула девушка плечами. Там хоть чисто!

- Здесь слив. Там напор. Не бойся, я привяжу к тебе магическую нить, и мы с тобой не потеряемся!

Через тонкие стены маленького помещения послышались шаги.

- Оборачивайся и прыгай! Сиерин, обернувшись и уменьшившись в прыжке, булькнула в слегка плеснувшей на пол воде.

Сани шепнула мольбу к Богам и юркой змейкой соскользнула в холодную воду.

Пока они падали по системе слива самого здания, было все в порядке. Но, как только они вывалились в общий коллектор, их резко подхватил вихрящийся поток, немилосердно ударявший тела то о стены большой трубы и о какие-то предметы, плывущие в бурлящей воде. Сани старалась не терять направление и уворачиваться, но сражаться с летящей струей было ужасно тяжело. И только волшебная нить госпожи Сиерин настойчиво тащила ее за собой.

Темнота, вода и непрерывный, приближающийся гул Сани только успела подумать, что впереди их, вероятно, ждет нечто неприятное, как рывком нити ее втянуло в боковой туннель. Госпожа Сиерин, не останавливаясь и не отвечая на мысленные вопросы змейки, продолжала тащить ее за собой, пока уровень воды не стал мелким, а напор почти незаметным. Сани обернулась и поднялась, почти касаясь головой мокрого свода туннеля. Сиерин встала рядом с ней.

Подвесив впереди и сзади несколько светящихся шариков, женщина вздохнула и огляделась вокруг.

- Впереди был утилизатор, детка. И не механический, а магический. В этом городе замкнутый цикл водоснабжения. Отходы, убираясь из домов вместе с водой, проходят общий очистительный цикл, возвращаясь обратно в водопровод. Поэтому все соединения там разлагаются на молекулы. Лишнее уходит на удобрение полей и переработку, а водород и кислород, соединяясь снова в воду, подаются в дома горожан.

Сани передернула плечами. Если бы не Сиерин Ужас!

- А откуда Вы это знаете?

- Видела нечто подобное Не здесь, в другом мире. Удобная штука, кстати. Можно создать такое как на один дом, так и на целый город.

- А почему у нас по-другому?

- Иные магические принципы Знаешь, мне кажется, я поняла, какими силами они пользуются Но, если моя догадка верна, то эти даяки очень умные и хитрые создания!

- Ну а нам-то что делать? Вытирая мокрым рукавом мокрое лицо, спросила Сани.

- Выбираться на поверхность. Здесь, в воде, они потеряли наш след. Маскируем ауру, прячемся и думаем, как вытащить из города наши задницы.

- А ребята? А Кайрен, Коомин?

- Сначала выберемся на волю, а там будет видно.

И они побрели по трубе вверх, пока не вышли в большой и почти сухой зал.

Подбросив вверх светляки, Сиерин присвистнула:

- Вот это хоромы!

Вдоль длинных и чистых, выкрашенных в белый цвет стен стояли вертикально и лежали на опорах цилиндрические контейнеры, выкрашенные в различные цвета и соединенные между собой тонкими трубами в каком-то, только известном создателям, порядке. Часть их уходила в потолок, а часть, наоборот, под основание зала.

Сани пошла между ними, держа над из поверхностью руку.

- Я чувствую магию! Оглянулась она на Сиерин. Только это не стихии Она тяжелая и плотная Сильная.

- Да, детка, - откликнулась Сиерин, - они ее преобразуют здесь под свои цели. Интересно было бы узнать, для себя лично они используют амулеты или научились впитывать всем телом? Теперь понятно, почему все здесь такие счастливые и ходят строем. Интересно, кто подсказал им эту идею?

Сиерин ходила вдоль установки и тоже сканировала ее рукой.

- Чудно! Крикнула она Сани. Думаю, даймоны даже не догадывались, насколько силен черный народец! Ты знаешь, а их можно даже похвалить!

- В чем? Кисло отозвалась девушка, которой здесь очень не нравилось.

- Думаю, они сделали все, что могли, чтобы сохранить хоть часть населения материка!

Она подошла к Сани и взяла ее за рукав:

- Жители изнанки тоже питаются этой энергией, когда не удается попользоваться бесхозными остатками нашей. Только они ее лопают сырой, неочищенной. Поэтому у них такие уродливые формы жизни Хотя живут не в пример дольше нас.

- Энергия ядра? Скривилась Сани. Она сродни энергиям смерти!

- Перестань, детка! Жизнь и смерть аспекты одного процесса. Ничто не исчезает окончательно. Просто материя отходит к материи, а сила к силе. Зачинается на каком-нибудь из планов новое тело и твоя искорка полетит туда, чтобы снова ходить крошечными ножками по красивой и ласковой земле А даяки молодцы! Даймоны плохо чувствуют тяжелые планы и их энергию. Вот наши черненькие и придумали выход! Знаешь, когда мы ходили по прериям, мне всегда казалось, что над землей остались проекции деревьев, кустарников Если это действительно так, материк можно быстро оживить. Видимо, чем они и занимаются.

- Ну а зачем было оглуплять эльфов и людей? Не понимаю!

- Когда существо находится в таком состоянии, мысленные процессы притормаживаются. Эмоций выделяется гораздо меньше. И уровень энергии будет казаться минимальным. Даймонов тысячелетиями держали на голодном пайке Тянули их прорыв, сколько могли.

- Но сейчас даймонов нет! Почему их жители до сих пор в таком состоянии?

- Вероятно, чтобы не отвлекали от возрождения земли. Вот тут сплошные догадки, дорогая! Давай-ка почистимся и будем выбираться!

Несколько десятков метров лестниц, люк и неприметный серый дом, защищенный различными запорами без привычной Сани магии, но вскрытыми грамотной и способной Сиерин, и они вышли на городскую окраинную улицу, застроенную все теми же серыми высокими домами с безликими окнами.

- Действительно, выпускать их пока некуда - Пробормотала женщина, взглянув на прошедших мимо нее ровным и размеренным шагом трех человек.

- Куда мы дальше, госпожа Сиерин? Спросила Сани. Мы можем выйти из города?

- Нет, детка. Вероятно, есть пути, но я их не нашла. Эрайен рассказывал о каком-то трактире в каком-то городе, но здесь, похоже, таких заведений нет.

- Так у них в домах даже кухонь нет!

- Вероятно, их кормят централизовано. Давай переночуем на чердаке одного из зданий, а завтра сольемся с толпой и попытаемся выйти с теми, кто ходит на работы в посадки вокруг города. Потерпишь без еды? Не хочется привлекать к себе внимание возмущением магического поля.

- Конечно, потерплю. Девушка снова побрела по лестнице вверх.

Лежать на досках, выстилающих чердак, было жестко. Но засыпающую Сани грела мысль, что на крайний случай у нее есть портал, данный Альеэро. И когда совсем будет невмоготу, она им воспользуется

А сон приснился ей очень интересный. Словно стоит она в прерии. Только трава не длинная, а немного чуть выше колена. Над головой сияют полуденные светила. А на душе у нее радостно и весело. Словно не было этой непонятной войны, и не умирал ее маленький братец Иржи. Она стоит, а он подходит к ней и, протягивая руки, говорит: «Здравствуй, Сани. Какая ты красивая!» А сам он почему-то подрос и вроде не мальчик, а уже молодой мужчина. А волосы, которые так любил заплетать ему Альеэро, совсем короткие, чуть ниже плеч. Ветер их треплет, то и дело обнажая ухо, в котором болтается странная сережка в форме черепа с зелеными глазами. И одежда на нем какая-то чудная: штаны с серо-зелеными разводами, высокие шнурованные ботинки и черная майка с нарисованной на ней волчьей головой.

Она подходит ближе и обнимает его за шею: «Где ты бродишь, маленький брат? Когда вернешься домой?»

Он засмеялся и поцеловал ее ладошку. «Скоро, сестренка. Как раз к свадьбе Эрнаандо и поспею». Тут он обернулся и крикнул кому-то: «Сейчас иду!», а потом продолжил быстро-быстро:

«Санюшка, не бойся ничего. Доверься ему. Он не хочет зла, просто не знает, как с вами разговаривать. Иди в его дом. Верь ему!» Иржи последний раз заглянул ей в глаза и ласково улыбнулся: «Не бойся. Счастья тебе!» и растаял в небесной синеве. А потом порывом налетел сильный ветер и закрутился вокруг нее. И постепенно рядом, на месте Иржи, проявился силуэт Рейвена. Брови его были нахмурены, а синие глаза полыхали светом. Но, увидев Сани, он вдруг выдохнул и улыбнулся. «Сани, маленькая глупая змейка, зачем ты сбежала? Ну чего ты испугалась?» Он вздохнул и протянул ей руку ладонью вверх: «Дай мне свою ручку, и я заберу тебя к себе Ты знаешь, когда я тебя потерял, мне было очень больно. Что я такого сделал, что ты меня так боишься? Я хочу, чтобы ты радовалась, хочу показать тебе самые красивые уголки нашего континента, самые красивые обряды Ну почему ты убежала?»

Она смотрела то на его руку, то ему в глаза, и почему то снова боялась. «Ну пойми, девушка, никто не хочет вам чем-то повредить. Возвращайся!»

«Я вас боюсь и не понимаю». - Честно сказала она. «И я не хочу никому подчиняться! Я не хочу сидеть взаперти!» И тут на нее накатила истерика. Давясь слезами, она выкрикивала, что не хочет быть красивой игрушкой и ходить строем. Рейвен протянул руку и нежно погладил кончики ее волос. «Разве в плену дурных мыслей жить лучше? Приходи, девочка. Я буду тебя завтра ждать у Храма к двенадцатому обороту». Снова налетел порыв ветра и хозяин линнов исчез. А Сани проснулась. На чердаке было темно. Рядом сопела Сиерин. Вытерев кусочком рубахи мокрое от слез лицо, она вспоминала свой сон. А потом потихоньку встала и подошла к маленькому слуховому окошку. На улице было темно и ни единого огонька в слепых провалах окон соседних зданий. Она передернула плечами. На мгновение ей стало так холодно и одиноко! Она привыкла быть яркой и сильной. Но только рядом с сестрой и под негласной защитой всего Клана Ромьенус. Раньше она этого не понимала, приписывая удачи только своим способностям. А тут, столкнувшись с трудностями, девушка вдруг поняла, что она маленькая и слабая неумеха, ничего не понимающая и не знающая об отношениях добра и зла в этом бескрайнем мире.

Сани вздохнула. Она так была рада видеть Иржи Сааминьша! Каким интересным парнем он стал! Вот если бы он позвал ее за собой Она бы точно не раздумывала, а пошла бы за ним и в жару, и в стужу. Ей на мгновение стало обидно. Ну почему Альеэро так вцепился в маленького дракона? Может, когда вырастет, Иржи увидит, какая она замечательная и красивая? Но что он хотел ей сказать в этом сне, так похожем на реальность? Идти к нему и верить? Кому?

Девушка отошла от окошка и села на доски, обхватив колени руками. По всему выходило, что завтра у храма ее будет ждать Рейвен. Ведь кроме него, она близко ни с кем из иноземцев не познакомилась! Она еще раз тяжело вздохнула и положила голову на руки.

- Не спится? Сиерин открыла глаза.

- Нет. Сани выпрямилась и откинулась спиной на балку, подпиравшую невысокую крышу. Мне снился Иржи Сааминьш.

- И что? Блеснула глазами преподавательница.

- Он сказал, чтобы мы не боялись и спокойно возвращались к своим. Он сказал, что хозяевам можно доверять, и ничего плохого они не сделают.

- Как он выглядел? Сиерин тоже села, поджав под себя ноги.

- Старше. Обрезанные волосы. Странная одежда. И он сказал, - девушка прошептала последнюю фразу, - что вернется к свадьбе Эрнаандо!

- Ага! Сиерин потерла руки. Наш мальчик разобрался-таки, как вернуть себе тело! Думаю, он продолжит обучение! И если это так, я возьму его факультативно

- Ну а мы вернемся к даякам?

- Думаю, да. Если об этом говорит Хранитель

- А вдруг мне этот сон внушили, считав образ Иржи из сознания?

- Ты хорошо видела его лицо? Оно было четким? У тебя были основания в том момент сомневаться в его истинности?

- Нет-нет! Сани даже нагнулась к Сиерин. Это был он, без сомнений!

- Тогда ждем зари и идем.

- Нет. Девушка покраснела. Потом, после Иржи, я увидела Рейвена. Он тоже просил вернуться.

- И-и? Улыбку Сиерин можно было увидеть даже в темноте.

- Я ничего не сказала, кроме того, что боюсь Но он обещал ждать у Храма. Это откуда мы вчера убежали. Только в полдень.

- Тогда ложись спать и пусть тебе приснится Эрнаандо.

Сани легла на бочок, а голову положила на локоть:

- Только не он! Братик меня сначала убьет, как сестру, а потом, как Глава Клана, побыстрей выдаст замуж.

- Лучше бы он сразу нашел тебе жениха, девочка. Голос Сиерин был сонным. У тебя свободолюбивый характер, но тебе нужно твердое плечо.

Она помолчала. Сани уже решила, что женщина заснула, но Сиерин снова заговорила:

- Не вздумай выйти замуж за Колина. Имей в виду, и на такую свадьбу не зови. Поняла?

Сани хихикнула.

- Не позову. Да и Эрнаандо не отдаст. Он умный. И Альеэро И Иржи не согласится

Успокоенное сердце быстро погрузило ее в здоровый молодой сон, где под ветром колыхалась разноцветная прерия, а на линне рядом скакал и улыбался Рейвен.

Тем временем ректор Академии Эрайен получил голубка от Алессан Ромьенус и встревожился не на шутку. Такого от даяков он не ожидал. Да и от Кайрена тоже. Так легко самому пойти в западню! И потащить детей за собой! Он что, совсем головой перестал думать? Да и пишет он мало и нечасто, сообщая, что все в порядке. Зачем его понесло в этот храм? Выйдя из кабинета, он бросил Дине:

- Скоро не жди. Все обязанности и право подписи профессор Герт.

- Как всегда. Кивнула головой Дина и вздохнула. Как она не любила, когда ректор отправлялся в срочные и, наверняка опасные, поездки! Вдруг что с ним там случится? Она этого не перенесет! Девушка приложила к уголку глаза платочек и промокнула слезинку. А Эрайен отправился сразу к второму друиду, живущему на этом материке Олерину.

- И что у нас снова не так? Поинтересовался плотный светловолосый мужчина, живущий в Заповедном лесу, недалеко от выхода мировой оси в этот план. Кто на этот раз напал на нас? А, может, - он сделал страшные глаза, - мы сами напали?

- Напали и пропали. Эрайен упал на стул, изготовленный из старого пня и отполированный за века службы так, что он блестел, словно лакированный. Кайрен со своей командой отправился в город. А оттуда прилетел голубок от Алессан Ромьенус.

Эрайен протянул листок бумаги Олерину. Тот быстро пробежал по строчкам глазами и бросил письмо на стол.

- Не вижу здесь ничего страшного, кроме обычной дамской истерики. Ты написал Кайрену?

- Написал, но ответ еще не получил. И все-таки сердце как-то не на месте. Даяки существа до конца не изученные, что ожидать от них непонятно. Он вздохнул. Может, слетаем, посмотрим? Все равно обещали.

- Ну, если ты так настаиваешь Ты действительно уверен, что им грозит опасность?

- Не уверен, но я все равно обещал появиться. Так что день раньше, день позже особой погоды не сделают.

- Погоды да. А если Кайрен подумает, что ты ему не доверяешь?

- Ты знаешь, мне кажется, он поехал туда исключительно потому, что я надавил своим авторитетом. Поэтому тот день, когда он запрется снова в своей долине, для него станет самым счастливым.

- Тогда зачем ты его заставил принять на себя это бремя?

- Думаю, хотел посмотреть, на что он способен. И хоть он с удовольствием плавает по морям, на деле он настоящий домосед и не любит, чтобы его трогали.

- Ну что, отправляемся? Поинтересовался Олерин. Выясним все и сразу.

- Поехали!

Прямо в доме раскрылся яркий зеленый луч, и двое друидов ступили на путь стихий. Что значит расстояние от континента до континента для светового луча? Мгновение, просто короткий миг из сиюминутного прошлого в одномоментное настоящее

Город за серой стеной ярко освещал полуденный свет.

Глава шестая. В гостях у даяков.

Город за серой стеной заливался полуденным светом, и тенистые местечки, где можно было укрыться от проникающих в ущелья домов разноцветных солнечных лучей считались по пальцам одной руки. Сани и Сиерин шли по узкой улочке, совершенно пустой в это время дня. Ни детей, играющих в небольших сквериках, ни стариков, сидящих под зонтиками с книжкой Словно в этом городе никто не жил. Но улица, тем не менее, целеустремленно вела их к центру, неторопливо и ровно разделяя собой однотипные кварталы. И вот громадины домов раздались в стороны, раскрывая перед глазами женщины и девушки широкую площадь, чье пространство наполовину съедал местный «храм». Тот самый, в который так спокойно вошли Кайрен и Коомин.

Широкие серые ступени сверху были выложены разноцветной плиткой. А над закрытыми теперь дверями сияли пиктограммы, означающие «возрождение», «душа» и «путь». Сани опять начало трясти. Время уже перевалило за полдень, а на ступенях их никто не ждал.

- Значит, твой сон не был вещим. Спокойно заметила Сиерин. Но, в любом случае, нашу команду надо найти.

- Я туда не пойду. - Кивнула на здание девушка. Может, их разместили где-то в городе? И, госпожа Сиерин, стыдно признаться, но мне хочется есть. Может, сотворим себе пару булок?

Пока Сиерин думала, что ответить, место перед храмом внезапно озарилось ярко-зеленой вспышкой. Сани вскрикнула и попятилась, а Сиерин хмыкнула и взяла ее за руку.

- Ну вот сейчас все и выясним, милочка! Здравствуйте, господин Эрайен, господин Олерин!

Двое высоких, крепкого телосложения, мужчин вышли из зеленого луча, который тут же погас.

- Госпожа Сиерин, госпожа Ромьенус! Эрайен, как галантный кавалер, поцеловал обеим ручки. И что тут у нас? Где все?

Сани, увидев тех, кому можно спокойно доверить свою жизнь, вцепилась Эрайену в рукав.

- Наши зашли в это здание, а мы убежали ночевали на чердаке. А потом пришли сюда. Господин Эрайен, как их отыскать? Я совсем не чувствую их ауры!

- Заэкранировано все просто отлично! Согласился с выводами девушки Олерин. Но мы посмотрим по-другому.

И он начал медленно разворачиваться вокруг своей оси. Но, повернувшись лицом к храму, он вдруг замер, а потом развел руки в стороны:

- Да тут у нас целая встречающая делегация! Нехорошо, господа Нехорошо пугать до истерики слабых женщин, так тонко чувствующих магию изнанки.

- Кто там? Прижалась к руке Эрайена Сани.

- А это у нас местные. Думают, что умнее и хитрее всех. Подожди-ка, девочка, поговорим с ними по-мужски.

И ректор, переложив руку Сани на руку Сиерин, подошел к Олерину и встал с ним рядом.

- Ну и долго будем делать вид, что вас тут нет? Или, может, проявите к гостям вежливость?

У входа в храм медленно проявились три фигуры в черных мантиях и без лиц под капюшонами.

- Мы вас в гости не звали. Прошелестела средняя. Вы пришли сами.

- Да-а? Удивился Олерин. А мы, значит, вас звали. С черной магией, с мечами, луками и стрелами. А, самое главное, с даймонами. Ох, и благодарны мы вам До скончания веков будем помнить.

- Сколько жертв на вашей совести! Сурово сказал Герин Эрайен. Мы хотим видеть своих людей. Где вы их держите?

Средняя фигура хмыкнула и стащила с головы капюшон, проявляя черноту своего черепа и ярко-синие глаза. Кожа на голове была вся изукрашена разноцветными татуировками.

- Будем считать, что квиты. Мы немного пощипали вас, вы побили и выкинули нас. Но, в отличие от вашего континента, у нас не было выбора. Согласитесь, даже слабые даймоны гораздо сильнее друидов.

- Согласен. Наклонил голову Олерин.

- Посему просим вас в гости. Без особой радости, но и без неприязни. Заходите!

И тот даяк, который был посередине, легонько толкнул двери в храм. Сани крепко вцепилась в рукав Сиерин и замотала головой:

- Не пойду!

Эрайен обернулся, посмотрел на нее и слегка прищелкнул пальцами. По периметру широкой двери вспыхнул красно- черный огонек и затих в углу.

- Девушка очень чувствительна к магии подчинения. Объяснил он. Не стоило ее пугать. Женщины вообще натуры тонко чувствующие. Заходи, Сани, бояться здесь больше нечего.

Но она и сама уже ощутила отсутствие давящего страха, от которого она так быстро убегала вчера. Но руку Сиерин, на всякий случай, не отпускала.

Даяки вошли первыми и сразу свернули в боковой коридор. За ними друиды. Замыкали шествие госпожа Сиерин и Сани. Девушка, войдя внутрь, с любопытством заглянула в белоснежный искристый зал. Он был совершенно пуст, не считая круга в центре и белых же боковых колонн, расположенных по периметру. Но Сиерин тут же утянула ее в темный, освещенный тусклыми фонарями, узкий коридор. Пройдя шагов пятьдесят, девушка уже приготовилась выйти с другой стороны здания, как вдруг раскрывшиеся двери показали им интерьер красивого, в светло-коричневых тонах, большого внутреннего помещения, нечто вроде холла.

На полу лежал разноцветный паркет, выложенный пиктограммами и магическими символами. Широкие окна арочной формы пропускали приглушенный цветными стеклами свет, а широкая лестница, спускающаяся сверху, была устлана ковром в бело-желтой гамме.

- Добро пожаловать в наш дом! Все также тихо прошелестел даяк.

Двое других также откинули капюшоны, сверкнув синими глазами и изукрашенными черепами.

- Меня зовут Анх. Представился первый. Это мои братья Хелин и Охено. Прошу Вас следовать за нами.

И он начал подниматься по лестнице. Эрайен и Олерин, негромко между собой переговариваясь, тотчас последовали за ними, а любопытная Сани быстро подбежала к окну и выглянула в него. Удивительно, но там, снаружи, шумел голубоватый сосновый бор, а в синем небе неслись легкие облака.

- Магия, детка. Встала рядом Сиерин. Пойдем. А то будет неудобно перед хозяевами и нашими друидами.

И они быстро побежали вверх по лестнице.

А на втором этаже они увидели прекрасную гостиную. С диванами, пушистым ковром и деревянным полом, небольшими, и тоже разноцветными, как и на первом этаже, окнами. Витражи изображали различные цветы, когда-то растущие в этой местности. Сани смогла опознать только желтенький колокольчик. И вот там-то, кто в креслах, кто за столом, сидели члены «исчезнувшей» экспедиции, дружно повернувшие головы на шум.

Кайрен, увидев за спинами аборигенов Эрайена и Олерина, подскочил из мягкого кресла, в котором, положив ногу на ногу, лениво потягивал из чашки какой-то напиток. Все остальные тоже зашевелились, вставая.

Анх посмотрел на девушек, потом на Главу Экспедиции и, неожиданно приложив палец к губам и подмигнув, сделал их невидимыми.

- Располагайтесь. Произнес Анх. Если мы вам понадобимся, позовите.

В его ладони заблестел матовыми боками серебряный колокольчик. Олерин поклонился и взял.

- Обед будет через два оборота.

И даяки, откланявшись, быстро ушли вниз.

- Итак, здравствуйте! «Любезно» сказал Эрайен и, расставив ноги, заложил руки за спину.

Олерин встал за его спиной.

- Да, здравствуйте! Задергался Кайрен.

Остальные тоже поздоровались как-то весьма неуверенно.

- Чем порадуете? Он обвел тяжелым взглядом серых глаз стоящих мужчин. Отдыхаете?

- Да, вот только вчера приехали. Весело начал говорить Коомин. Недавно встали

- Ну и как вас встретили даяки?

- Хорошо! Радостно загомонили окружающие. Нас накормили отличным ужином, разместили в прекрасных комнатах. Сегодня обещали после обеда показать город

- Какие вы молодцы! Как замечательно поработали! Расплылся в улыбке Эрайен.

- Да, - Кайрен, наконец, отмерз и, порывшись в сумке, стоящей у окна, достал толстую тетрадь. Вот отчет о проделанной работе.

Эрайен, не глядя, передал его Олерину.

- А теперь, дорогие мои коллеги и дорогие гости здешнего континента, скажите мне пожалуйста, а где Алессан Ромьенус и профессор Сиерин?

Кайрен вздрогнул и, опустив глаза в сторону, как можно равнодушнее сказал:

- Они решили исследовать город самостоятельно. Я, как Глава экспедиции, не возражал

Но тут уже не выдержала порывистая Сани:

- Господин Эрайен! Прозвенел в тишине ее голосок. Народ заозирался. Они ушли и нас просто бросили! Мы ночевали на досках чердака и дрожали от страха, пока тут вкусно ужинали и отдыхали на мягких кроватях!

Олерин незаметно снял наброшенный полог невидимости, и перед всеми оказалась вытянувшаяся во весь рост и сжавшая кулачки девушка. Сзади, рядом с Олерином, стояла Сиерин и что-то тихо ему говорила, поглядывая в тетрадь.

- Вы сами захотели уйти! Сделал к ней шаг Кайрен. Это было целиком ваше решение! Непослушание главе должно вообще караться отсылкой домой!

- Девушка напугалась, а вы даже не соизволили пойти и разыскать ее, успокоить, в конце концов!

- Так наши любезные хозяева отправились их разыскивать сами, отговаривая незнанием города. Мы полностью положились на их старания. Коомин быстро дожевал пирожок, который держал в руке.

- А ты, - Сани сузила глаза, - Колин Паат, даже и не думал обо мне! А еще предложение делал!

- Я передумал и беру слова обратно. Серьезно сказал парень. Мама права: ты очень своевольная особа. Вместе нам будет тяжело.

Сани закрыла глаза ладонями и села у стенки. Она не плакала. Ей даже стало весело: действительно, прав был Эрнаандо, товарищами или врагами становятся в испытаниях. И если она как-то сожалела о том, что Паату пришлось бы отказать, то теперь она с их Домом даже общаться не станет!

А Эрайен, тем временем, прошелся между стоящими мужчинами, внимательно глядя на каждого.

- Итак, - вынес он свой вердикт, - в виду бесполезности данного мероприятия, экспедиция сворачивается. И все вы сегодня попадете на наш материк.

- Как? Подскочил один из недавних выпускников. А деревья? Дороги, мосты и поселения?

- Майлер, ты сам видел, тут кругом одни кладбища. А даяки с остальным потихоньку справятся и сами. Не бойся, характеристику для твоего дальнейшего трудоустройства я напишу обязательно. И заработанные монеты ты тоже получишь.

- Тогда я хоть сейчас! Скупо улыбнулся Майлер.

- Вот и отлично. Я открою дорогу, которая каждого из вас доставит домой. За выплатами к Лайконику, но не раньше, чем через пару декад. За рекомендациями ко мне, также через две декады. С каждого из вас отчет о проделанной работе, заверенный двумя подписями: главы экспедиции господина Кайрена и начальника отряда, под непосредственным руководством которого вы трудились. Отчеты представить в секретариат Академии не позднее пятого дня после возвращения. Все понятно?

- Да, конечно - недружно ответили в гостиной.

- А теперь, прошу! Эрайен махнул рукой, и на полу засиял зеленый круг. Встаем и четко представляем место переноса.

Первым захотел уйти Колин Паат. Сказав всем вежливое «до свидания», он растворился в зеленом луче. Майлер, подойдя к Сани, все еще сидящей у стены, неловко дотронулся до ее плеча:

- Прости, если сможешь

Сани отняла руки от лица и блестящими сухими глазами оглядела мужчин. И, негромко рассмеявшись вслух, только и сказала:

- Я все расскажу братьям!

Некоторые ощутимо дернулись. Иметь врагами могущественный Клан Ромьенусов и родственных им Сааминьшей и Месиинов, а там Кабанов, Лебедей, Оленей и тех, кто был с ними связан семейными или дружескими узами, не хотелось никому.

Распущенная экспедиция потихоньку покидала дворец даяков. Последним перед кругом остался Кайрен.

- Господин Эрайен, - спросил он, - Вы сворачиваете все работы?

- Возможно. Но это будет обсуждаться уже без тебя. Прощай, Кайрен.

- Прощайте, господин Эрайен.

Кайрен решительно шагнул в круг и исчез, растворяясь в ярком свете.

- Ну а вы, дамы? Домой! Домой! Улыбнулся Олерин.

Но тут в Сани взыграл дух противоречия. Вот только что она так ждала, когда можно будет заступить за черту круга а сейчас, буквально, через мгновение, ей этого уже не хотелось.

- Господин Эрайен, а Вы здесь еще задержитесь? Сложила она на груди ладошки.

- Да-а, - улыбнулся тот, - а что?

- А можно я с Вами тоже побуду? Мне так все интересно! Я буду очень-очень послушной!

Эрайен и Олерин взглянули друг на друга и захохотали.

- Хорошо. Действительно, интересно посмотреть, выйдет ли что-нибудь из этой затеи или нет

- Ай, да Анх! Хитер мальчишка!

- Спорим? Глаза Эрайена заблестели.

- На что? Тут же отозвался Олерин.

- Если я проиграю, ты поработаешь в моей личной лаборатории у ядра. Если ты три дня в твоей лаборатории.

- Договорились!

И улыбаясь, они хлопнули друг друга по рукам.

- Ну так как? просительно заглянув им в лица, прошептала Сани.

- Три дня, девочка. И отличная рекомендация! Громко объявил Эрайен.

Сани подпрыгнула, а Сиерин рассмеялась.

- Ну мне-то уже можно уйти?

- Справимся с подростком?

Снова друиды посмотрели друг на друга.

- Иди уже, Криссана. Отдыхай.

- Сани, мальчики! Сиерин шагнула в круг и исчезла с блаженной улыбкой.

Зеленый луч схлопнулся.

- Ну что ж. можно и позавтракать и посовещаться! А ты, замарашка, в душ! Скомандовал Эрайен.

Сани счастливо кивнула головой и побежала переодеваться. Самое интересное, что она сама не знала, чему так радуется.

А уже через оборот их пригласили на обед. Сани, переодетая в нарядное платье, единственное в ее практичных вещах и причесанная со всей модной изысканностью, подняв подбородок, шла между двумя друидами. Прямо перед ними дверь в обеденный зал открылась сама, и они вступили в небольшую комнату, выполненную в бело-голубой гамме. Стол, накрытый всего на семь персон, белоснежная вышитая скатерть, блестящие столовые приборы, салфетки Все было просто идеально. Вот только хозяев еще не было. А без них садиться за стол было бы просто неприличным!

Олерин тут же схватил с подставки у стены какую-то книгу и заинтересовался настолько, что позвал Эрайена, медленно ходящего в раздумьях вдоль стола. А Сани подошла к окну. Здесь к соснам и траве прибавилось голубое озеро, ровное и круглое, словно блюдечко с водой. По его поверхности плавали розовые лотосы. Ей очень захотелось отворить окно и узнать, можно ли увидеть эту иллюзию без стекла и рамы. А еще лучше, чтобы это и вовсе было реальностью

- Еще раз добрый день! Раздался все тот же шелестящий голос. Прошу Вас, господа, возможности представить вам нашу сестру Нихали.

Сани резко обернулась и отпрянула от окна. Среди даяков в тех же черных мантиях стояла девушка с тем же черным цветом лица, разрисованной головой, но несколько миндалевидным разрезом светло-голубых глаз. Мантия на ней была синей.

Вела она себя достаточно вызывающе. Подбородок был выставлен вверх, губы изогнуты презрительной гримасой. Немного подумав, она протянула руку для поцелуя Эрайену. Тот усмехнулся и, слегка ее подержав, отпустил. Олерин, положив книгу, просто наклонил голову. Сани сложила руки на животе и слегка поклонилась. А Анх представил сестре поименно всех гостей. Когда они рассаживались, Сани выбрала место между друидами. После чего в стене открылась незаметная дверь, и молодые красивые человеческие девушки молча стали их обслуживать.

Анх, как старший от принимающей стороны, завел ни к чему не обязывающий разговор о природе, о их несомненной благодарности членам экспедиции за открытие водных и магических источников, за семена эльфийских деревьев. Когда мужчинами все было съедено, Нихали попробовано, а Сани слегка понадкусано, Анх и Охено поцеловали своей сестре ручки и настоятельно порекомендовали прогуляться по дворцу и показать гостье картинную галерею. Сани повернула голову к ректору и вопросительно приподняла бровь.

- Идите, девочки, развлекитесь. Кивнул головой Эрайен.

Судя по всему, начинался серьезный мужской разговор, в тайны которого девушек посвящать не желали. Сани встала, поклонилась и поблагодарила за обед. А потом медленно и величаво вышла вслед за Нихали. Когда они все в том же порядке вышли на лестницу, Сани не удержалась и поинтересовалась:

- Мне за тобой идти обязательно или я тут на креслице посижу и погляжу в окошко?

Та обернулась и, блеснув глазами, рассмеялась:

- Как хочешь, девушка. Но картинная галерея у нас просто замечательная. Там представлены живописные шедевры чуть ли не с начала времен! А Охено иногда пополняет ее своими работами. Неужели тебе не интересно?

- Интересно. Тут же согласилась Сани. Просто мне показалось, что это тебе не интересно меня развлекать.

- Перестань. Девушка махнула рукой и приостановившись, поравнялась с Сани. Тут такая скука! То ли дело в прериях с линнами! Едешь, а над тобой звезды Или жуки поднимаются на брачный ритуал. Красота! Видела?

- Ну да, наверно. Вышла как-то ночью из палатки, а между холмами зарево. Это жуки, да?

Сани показалось, что Нихали облегченно выдохнула. Неужели этот светляковый бал к просмотру чужеземцами запрещен? Пожалуй, говорить надо поменьше, а побольше спрашивать.

- А скажи, за окнами это иллюзия?

- Конечно! Ответила Нихали. Здесь все это когда-то росло, пока не сожрали даймоны. Это Анх придумал, чтобы не смотреть на унылые серые дома.

- А если распахнуть окно? Иллюзия останется?

- Конечно! Анх отличный маг. Самый сильный среди нас. Ты сможешь почувствовать даже запахи и услышишь пение птиц!

- Здорово! Девушки медленно шли по коридору и непринужденно болтали. А вас много?

- Кого? Тут же подозрительно сверкнула глазами Нихали.

- Ты сказала «среди нас». Кого ты имела в виду? Родственников?

- Можно сказать и так. Девушка засмеялась и перевела разговор. Вот мы и пришли!

Дверь галереи точно так же, как и все двери этого дома, распахнулась сама. На серебристо-серых стенах в тяжелых коричневых рамах висели картины, а на подставках стояли статуи.

- Ой! Сани подошла к одной из первых картин. Это формирование земли?

Пейзаж изображал буйство стихий: темно-серое варево неба, горы, над которыми выстреливают огненными столбами брызги лавы, багровыми шлепками стекающие по склонам и курящиеся в распадках, и черкающий полотно дождь, застывающий на пустых вершинах снежными наростами. А на переднем плане несколько больших булыжников, один из которых красными глазами смотрел прямо на зрителя.

- Нет, дорогая, это один из пейзажей изнанки.

- И как они там живут? Поразилась Сани. И снег Как вода может кристаллизоваться при высоких температурах?

- Конечно, не может. Это соли металлов.

- Но как они там живут? повторила вопрос Сани. Я видела некоторых на поверхности.

- Ну там не везде так критично. Тем более, у нее несколько сфер обитания. Вот смотри.

Она перешла к следующей картине. Там был изображен зеленый лужок, скамеечка, вокруг нее кустики. Небо было темным, как при плохой погоде. Но на лавочке сидела милая девушка а рядом стоял кавалер.

- «В предчувствии ночи» - прочитала Сани. И что, это тоже изнанка?

- Конечно. Если приглядишься, то у кавалера на голове увидишь рожки. А у дамы из-под платья кисточку хвоста.

Сани хмыкнула и перешла к следующей картине.

- Скажи, Нихали, я, кроме как в деревеньке, нигде не видела детей. А стариков так вообще нет!

- Это грустная страница истории нашего материка. Я не хочу говорить об этом. но надеюсь, когда-нибудь у нас будут жить вместе целые семьи.

- Вы ведь только после уничтожения даймонов начали все восстанавливать?

- Конечно! Ты не видела, насколько быстро они вдруг сожрали всю энергию континента!

- А почему? Сидели себе тысячелетиями и носа не казали! Мы даже о них и не знали

- Не знаю, могу только догадываться. Что-то произошло на вашем материке. Какой-то мощный энергетический всплеск. И они, как вампиры, устремили все свои помыслы к нему И все-таки вы молодцы: одолеть таких страшных существ! Это вот они справились? Чернокожая девушка кивнула в сторону обеденной комнаты.

Сани кивнула:

- В-общем, да. Но им помогали все.

- Я почувствовала их силу. Серьезно отозвалась Нихали. Посмотри, вот эта картина относится к прошлому столетию.

И она показала рукой на большое полотно, где был изображен крутой берег реки, лес на другой стороне, и на переднем плане девушка в красивой длинной юбке и кружевной накидке под красным зонтом.

- Как красиво! тут же отозвалась Сани. А кто это?

У нарисованной девушки были темные волосы и яркие синие глаза. Кожа сверкала матовой белизной с едва намеченным румянцем.

- Наша сестра - сказала Нихали и тут же перевела разговор на саму Сани. Скажи, а всех ваших Эрайен отправил домой?

- Да, как оказалось, мы здесь не нужны. Вы и сами чудно справляетесь.

- Да, мальчишки быстро разобрались и спасли все и всех, кого только могли. А наши девочки разбили чудесные сады вокруг городов.

- И правда, здорово! Похвалила Сани.

Нихали быстро скользнула взглядом по полотнам.

- Ну, тут уже ничего интересного нет. Пойдем, я покажу тебе оранжерею! Наверняка ты многих растений просто не знаешь!

- Пойдем. Задумчиво сказала Сани. Ты жалеешь, что наши маги ушли?

- Да, я только успела познакомиться! Там были такие симпатичные молодые мужчины!

- Если наши старейшины договорятся с вашими, возможно, мы будем видеться часто

А в столовой, тем временем, посуда была убрана. И только маленькие чашечки с кофе оживляли убранство стола.

- Итак, - начал первым разговор Анх, - что вы хотите от нас? Оплачивать ваши убытки и моральный ущерб нам нечем. Сами видели.

- Ну, не так категорично, юноша. Олерин усмехнулся. Нас просто интересует несколько непонятных вопросов. Проясним и наш отряд полностью уйдет из вашей земли.

- Задавайте. Кивнул головой даяк.

- Когда даймонам потребовалось большое количество энергии, погибли деревья, магические и водные источники, люди, эльфы Но души не вышли в мировое древо, а остались здесь. И тем не менее, в эфирном пространстве материка их нет. Что с ними? Где они?

Анх улыбнулся.

- На этот вопрос ответить достаточно легко. Мы создали линнов и вселили в них души умерших. Когда из семян появятся деревья, люди станут свободны в проявлении своей воли и начнут рожать детей, души найдут в них свой новый дом и еще раз проживут полноценную жизнь без ужасов войны.

- Какое интересное решение! А где же вы нашли столько свободных тел?

- У нас хорошие биолаборатории. Как только даймоны ушли из нашей земли, они заработали на полную мощь, клонируя линнов. Вы же видели, как они похожи? Души смертных не могли выйти в древо. А делать для оставшихся в живых могильником целый континент это как-то неправильно. И мы придумали этот вариант.

- Придумано великолепно! Воскликнул восхищенный Олерин. Вот бы хоть одним глазом взглянуть!

Трое даяков переглянулись и ничего не ответили.

Когда молчаливая девушка поменяла остывший кофе на свежий и принесла вазочки с различным печеньем, Анх нарушил молчание:

- Пожалуйста, ваш следующий вопрос.

- Вы потомки тех самых черных друидов, ослушавшихся Богов?

Даяки, снова переглянувшись, рассмеялись.

- Можно сказать и так. Тут особенно скрывать нечего. В те далекие времена, когда даймоны были еще молодыми, только забравшимися в древо и спрятавшимися от гнева Богов под землей, наши предки, запертые в этом плане, предприняли попытку их уничтожить. Но, как вы сами знаете, стихийная магия друидов бессильна против проявления Хаоса. И дейринов осталось совсем немного. Тогда они построили большие лаборатории и научились клонировать свой геном, поскольку женщин среди них не было, а человеческие или эльфийские, как вы знаете, для размножения не подходят. Вот таким образом на свет появились мы. Но, самое интересное, что среди клонов появляются не только мальчики, но и девочки. Да и внешность за тысячелетия немного поменялась. Изменились и магические способности. Кроме стихийной магии мы научились добывать и использовать магию изнанки. Поэтому, можно сказать, у нас все под контролем и никакой паники и шатания среди населения нет. Все четко и организованно.

- Значит, вы планируете заняться размножением бывших жителей, животных и растительности материка?

- Да, мы все хотим вернуть обратно. Постепенно восстановим поселения, заселим и под руководством кого-нибудь из наших братьев или сестер будем их учить заново жить на земле.

- Это прекрасно. А много вас, дейринов?

- Достаточно. Улыбнулся Анх.

- У меня такой небольшой не то что вопрос вопросец. Ответно улыбнулся Эрайен. Скажите, Анх, вы специально внушили нашим соотечественникам мысль не искать женщин? Чтобы не тратить на них свое время, если можно переговорить с нами напрямую?

- Конечно. Невозмутимо подтвердил тот. Они, действительно, отнимают наше внимание, когда у нас столько дел. Если мы с вами заговорили о вашей экспедиции, я бы попросил оставить эльфов. Им спокойно можно поручить посадки деревьев. С источниками мы справимся сами. Вы были на юге. До него, к сожалению, наши руки еще не дошли. А на севере у нас уже текут реки и поднимаются молодые леса.

- Договорились. Кивнул головой Олерин. Мы можем послать еще команду эльфов. Им это только в радость.

- Спасибо, будем признательны. Надеюсь, что у вас не возникнет мысли захватить наш континент и расселить островные кланы?

- Нет. Надеемся, вы тоже к нам больше не полезете.

- Нет. Нам и без этого работы хватает.

- У меня еще один небольшой вопрос. Сказал Эрайен. Когда-то я был на вашем материке в городе Семи светил. Он цел?

- Увы. Анх развел руками. Разрушен. Но подземные этажи дворцов кое-где уцелели. Хотите взглянуть?

- Не отказался бы. Настоящее произведение гномского искусства! Олерин, ты как?

- Нет, Герин, меня больше привлекают лаборатории. И если наш любезный хозяин согласится

- Нет, - Анх покачал головой, - хозяин пока не доверяет. Это слишком мощные технологии, чтобы показывать их вероятному противнику. Могу показать древесные и зоологические питомники.

- Согласен! Кивнул Олерин.

- Тогда завтра с утра мой брат Хелин отвезет вас туда. А Вас, господин Эрайен, я поведу сам. А теперь простите, нас ждут дела. На сколько дней планируете задержаться у нас?

- Только на три дня. Работа. Улыбнулся ректор.

- Тогда до встречи.

Дейрины встали и вышли из-за стола. А гости отправились в свои апартаменты поразмыслить над услышанным.

Когда Сани появилась на пороге гостиной, Олерин и Эрайен сидели в креслах и обсуждали, что можно создать на основе магии изнанки и соглашались с умным решением даяков, или, как они называли себя сами, дейринов, организовать народ таким образом, чтобы никто толком ничего и не понял.

- Только не вздумайте испытывать на нас! С улыбкой сказала Сани. Я поняла, что господина Кайрена и всю нашу команду в легкой форме обработали такой магией, а они даже и не заметили!

Она прошла к окну и приоткрыла его. Легкий ветерок влетел в помещение, и сразу запахло разогретой солнцами голубой хвоей и свежестью воды.

- Качественная иллюзия! Одобрительно сказал Олерин. Да и все они молодцы. Не застыли на месте, впадая в меланхолию, а начали бороться. Вон каких умных деток создали!

- Они что, не рождались, а создавались искусственно? Сразу заинтересовалась Сани.

- Даяки были мужчинами, девочка.

- А какие у вас планы на завтра?

- Я поеду в оранжереи и теплицы. Также хочу посмотреть грунтовые саженцы. Олерин улыбнулся девушке. Хочешь, поехали со мной. Будет интересно.

- А Вы, господин Эрайен?

- А я хотел посетить один разрушенный город. Когда-то он заслуженно считался одним из чудес света. Какие там были дворцы! Рассветный зеленый, облицованный тонкими пластинами малахита, закатный желто-оранжевый Самую красивую яшму для него собирали по всему континенту! Наш любезный хозяин сказал, что остались только подземные залы. Но в них тоже есть на что посмотреть. Невероятное количество сокровищ ушло на их отделку. Там целые панно выложены самоцветами!

- Здорово! Восхитилась Сани. А можно я поеду с Вами? Мы ведь послезавтра все равно уходим? И я больше Вам мешать не буду никогда, честное слово!

- Хорошо, поедешь со мной. А сейчас, после всего пережитого тобой, ложись-ка спать. Видишь, дверки? Твоя спальня в середине!

Сани присела и поклонилась, как подобает настоящей леди. Неужели послезавтра она уже будет дома и обнимет свою Теси?

Кровать была удобной, а подушка мягкой. В полуоткрытое окно влетал беспокойный ветер. Сани забралась под одеяло, положила под щеку ручку и закрыла глаза. Ей хотелось помечтать о том совсем взрослом парне, в которого превратился мальчишка Иржи, но вместо его лица почему-то всплыло другое, с синими яркими глазами. вспомнились теплые руки и головокружительные поцелуи «Разве ты не станешь скучать по мне?» - прошелестел голос.

Сани сердито распахнула глаза и повернулась на другой бок. Хоть Рейвена в ее видении больше не было, мечтать об Иржи расхотелось тоже. И она быстро уснула.

Глава седьмая. Заброшенный город.

Олерин в сопровождении Хелина, как только первые лучи светила показались из-за моря, отправился в питомники. Путь был не долгий, но требовалось осмотреть слишком большую площадь. Олерин, как истинный друид, не мог пройти мимо зарождающего вновь мира. Поэтому ему были интересны не только развитие веточек и кривизна стволиков, но и достаточно ли места будет для дриад, хорошо ли развивается корневая система, удобен ли полив.

А Герин Эрайен с Сани, вскочившей раньше всех, одетые в плотные брюки, сапоги и куртки, дожидались обещавшего сопровождать их лично Анха. И, как только первые лучи голубого светила выстрелили в фиолетовое небо, Анх появился на площади перед храмом. Все в том же черном балахоне и в капюшоне, накинутом на лицо. Рядом с ним беспечно улыбалась Нихали. Сегодня на тоненькой фигурке девушки вместо балахона красовались обтягивающие ножки брючки бордового цвета и синие сапожки с каким-то замысловатым узором. А сверху, под самый подбородок, был натянут черный свитер.

Анх свистнул и из проулка выскочили четверо линнов, уже оседланных и отягощенных сумками, висящими по бокам.

- Доброе утро! Все-таки поздоровалась Сани.

Нихали кривовато улыбнулась, обнажив крупные белые зубы. Когда они вчетвером выехали через другие ворота за пределы города, Анх и Эрайен поехали рядом. Причем, ректор вспоминал когда-то виденные города и прелестные природные уголки, а Анх только согласно кивал. Зато Сани попыталась разговорить новую приятельницу.

- А вы тоже живете во дворце?

- Нет. Это, в-общем, не дворец, а, действительно, храм. Только энергию тут получали не Боги, а даймоны. Пока народ, одурманенный магией, витал в своих грезах, даймон принимал облик вроде нашего, ложился на широкое ложе за залом восторженных восхвалений, и получал, вернее сказать, пожирал силу, отнимаемую у людей. Братья контролировали этот процесс, управляя потоками: интенсивностью и количеством. Главным было не дать обожраться даймону, и не угробить население.

- Ужас какой! Сани округлила глаза. А ты где была?

- А мы после процедуры кормили доноров и занимали какой-нибудь работой. Ведь их надо было одевать, обувать и продукты выращивать, или синтезировать. Анх, как самый сильный, занимался душами. Представляешь, когда исчадиям Хаоса вдруг понадобилась вся сила? Сколько обессиленных душ осталось бродить по материку, не зная, что делать? Они же не могли попасть в Древо! И тогда Анх и Хейвен начали отлавливать и вселять их в линнов. А Хелин и Охено сутками в лабораториях Ужас!

- А как выглядели даймоны в облике, подобном нашему?

Нихали улыбнулась любопытству иноземки.

- Я-то сама видела всего два раза, да и то издалека. Высокий, похожий на вашего Олерина. Но для них это не важно. Они ведь могут принять совершенно любой облик!

- Слушай, - Сани понизила голос, - а ты не знаешь, как они размножаются?

Чернокожая девушка расхохоталась:

- А то что? Ты бы с ним, а?

Сани покраснела и сердито насупилась.

- Ты сошла с ума. Холодно заявила она. Это чисто научный интерес: может, они спали с вами и оставили тут кучу вампиров-полукровок?

Теперь разозлилась Нихали, но все-таки ответила:

- Им, кроме еды, ничего не надо. Да они и не общались ни с кем, кроме Анха и Хелина.

Немного помолчав, девушка оттаяла снова. Видимо, она была рада поболтать с кем-то, кому интересно слышать их грустные житейские истории. А Сани, то восторгаясь, то умиляясь, то охая в нужных местах, задавала все новые вопросы. Но когда она снова вернулась к портрету в галерее и опять спросила, почему Нихали назвала ту девушку сестрой, когда они так непохожи, та улыбнулась и честно ответила:

- Чужеземцы всего знать не должны. У каждого континента есть свои тайны. Согласна?

Анх обернулся и посмотрел на сестру. Та опустила ресницы и подъехала к нему. А Эрайен притормозил, и теперь его линна шла рядом с линной Сани.

- Расскажите мне про город! Кому он принадлежал?

- Вам на истории Земли мало что рассказывали про этот континент. Да и правильно. Иначе неугомонные юные сердца в поисках приключений обязательно попадали бы в крупные неприятности, а то и пропали бы вовсе. Каким хорошим мальчиком был юный эльф Фэлин но черная магия оказалась сильней.

- А дочь Риалона, Вы ее не искали?

- Нет. Либо она погибла, и ее душа в одной из этих прекрасных линн, либо ходит строем среди местных жителей. Да и хорошо, если так. Гораздо хуже просто раствориться в пространстве и стать холодной тенью, ибо воплотиться снова такая душа больше не сможет. Постепенно забывая обо всем, она окончательно растворится в эфире планеты - Он помолчал. А город Он был прекрасным. Как ты знаешь, Кланы заселили наш континент и островную часть этого. А непосредственно на материке их не было. И жили здесь эльфы и люди. А еще гномы. Люди, как самая многочисленная раса, основали свои государства. И вот столицей одного из них и был город Семи Светил. Это была очень сильная и прекрасная страна. И вот ее государь решил увековечить очарование и красоту своей земли, построив семь дворцов. Хотя они не были дворцами в полном смысле этого слова. Строения были предназначены не только для проживания правящей семьи. Скорее, они задумывались, как музеи, галереи для отдыха и вдохновения. Здания окружали прекраснейшие сады, в которых росли самые лучшие цветы со всего континента. Ну, по порядку. Кто являлся проектировщиком не знаю. Однако, идею в реальность воплощали гномы. Как я уже тебе говорил, дворцов было семь. Первый, который сразу бросался в глаза - Утреннего рассвета, вокруг которого текла местная река. Когда утренние лучи светила касались его стен, он вспыхивал, словно снег на горной вершине. Представляешь, миллионы разноцветных искр? И все это великолепие отражалось в темных водах реки. Местность там несколько гористая, и это здание стояло выше всех в городе. Своим блеском оно говорило о том, что уже наступил новый день. Это здание было небольшим, но высоким, словно устремленный вверх маяк, свет от которого по утрам был виден за многие километры. Там была смотровая площадка и студии художников. Знаешь, как интересно было наблюдать за их творчеством?

- Представляю - прошептала Сани, блестящими глазами оглядывая залитые изумрудным светом прерии.

- Вторым считался дворец Моря. Его так называли за плавные архитектурные формы и синевато-фиолетовый цвет стен. Если начать вглядываться в их гладкую глубину, можно было увидеть маленьких разноцветных рыбок и кораллы. Он был круглым, и внутри помещения находился бассейн и реабилитационный центр, где проводились всякие процедуры для снятия усталости и омоложения тела. Третьим был Лесной Дом. Это, можно сказать, было реверансом в сторону эльфов. Камень по цвету и структуре очень походил на дерево, да и сам огромный дом был сотворен, как эльфийские дворцы: короче, большое толстое Древо с кучей окон, лесниц и дверей. И эльфы, приезжавшие в столицу, с удовольствием в нем останавливались. Ведь он и был гостиницей. Четвертым дворцом был Гномий чертог. О, ты даже не представляешь, какое количество поделочного камня и самоцветов было потрачено на его убранство! Там постоянно проживало гномское посольство и заезжие купцы. По нему водили экскурсии, на которые записывались за несколько дней вперед. Вот какой популярностью он пользовался! Пятым был Дворец Белого Светила. Здесь располагались казначейство, банки, министерства и тому подобные управленческие организации. Снаружи он был отделан минералом, поглощающим свет. Поэтому, несмотря на изящные архитектурные решения в виде башенок, арок и воздушности и легкости в целом, был достаточно мрачным местом. Когда я увидел его в первый раз, то поинтересовался у гида: а не тюрьму ли тут устроили? Тот рассмеялся и сказал, что суд размещается в правом крыле. В самой гуще столичного парка стоял Дом Ночных Созвездий. Он был небольшим и круглым. Его стены украшали различные барельефы и колонны. А внутри, на куполе, всегда можно было увидеть движение звезд. Туда ходили семьи с детьми. Представляешь, ты стоишь в темноте зала, а вокруг тебя кружатся светила и планеты? Летают кометы, астероиды бомбят почву пустых сфер, а светила то гаснут, то ослепительно взрываются облаками раскаленных газов Ну и последний Дворец Оранжевого заката. Там-то и жила Королевская семья.

- Как интересно! А Вы видели Короля?

- Видел. И даже был представлен ко Двору.

- Они тоже были людьми?

- Нет, детка. Они были запертыми на континенте друидами. Очень красивая и воспитанная семья. Очень грустные лица. Смотри! Эрайен протянул руку в небо: - Радуга! Анх, откуда тут этакое чудо?

Анх остановился и дождался Эрайена и Сани. Его линна встала между ними и пошла бок о бок с их лошадками. Нихали пристроилась сзади.

- Я уже рассказывал, что на севере мы снова выпустили из-под земли воду. И там, где радуга большое озеро. Мы уже засадили его берега, и наши братья строят на них два поселения. Скоро начнем будить сознание части горожан и отправлять их туда жить. Пусть осваиваются и привыкают. А это, он кивнул на разноцветную дугу в небе, - просто небольшой дождь. Раз в два дня посадки необходимо проливать. Что вас интересует еще?

Эрайен промолчал, а Сани спросила:

- Скажите, а Вы что-нибудь знаете о той династии, что правила Страной Семи Светил?

- Так назывался город. А страна называлась просто Подгорной. Поскольку располагалась вдоль восточного горного хребта. Гномы были там лучшими друзьями и соседями, а эльфы частенько привозили из своих лесов чудную материю, из которой шились самые красивые дамские платья. Люди жили в этой стране очень счастливо, поскольку Король и Королева правили очень разумно. А несколько раз в год, по окончании сезона, во дворце Оранжевого Заката устраивались балы. Дамы надевали платья в цвет осени, зимы или лета и весны Теплыми вечерами в королевском саду играл оркестр, и гости танцевали прямо на свежем воздухе. Свои прически они украшали розами и маками. Светящиеся жуки рассаживались на ветках деревьев, подсвечивая дорожки и аллеи, по которым прогуливались влюбленные парочки И никто не знал, что в горных корнях спряталось страшное зло, которое однажды стало выбираться к поверхности

- Это даймон?

- Да, девушка, - прошелестел чернокожий даяк, - это был голодный проснувшийся даймон. Сначала исчезли все гномы и животные в горах. Потом растения. А еще через какое-то время во дворец прискакали встревоженные жители предгорий со словами, что их силы выпивает тьма. Король и Королева отправились посмотреть, чего же так испугались живые существа? Три вечера подряд небо над горами озарялось изумрудными вспышками. А потом все прекратилось. Только Король и его Королева никогда не вернулись обратно

- А дальше? прошептала потрясенная девушка.

- А дальше власть принял старший сын.

- И он не справился да? Сани попыталась заглянуть под капюшон.

- Он сделал все, что мог! Нихали поравнялась с гостьей и сверкнула на нее голубыми глазами. Он самый умный, самый лучший правитель! Если бы не он

- Так это Вы - Сани посмотрела сначала на Нихали, а потом на Анха. Вы королевские дети!

- К положению дел это не относится. Смотрите, мы уже приближаемся к горам!

И точно, на горизонте вставали величественные, покрытые снегом вершины.

Анх сжал коленями бока своего скакуна, и прекрасное золотистое животное резко прибавило скорость. Эрайен, укоризненно посмотрев на Сани, поторопился следом. И ее кобылка, без понуканий, бросилась догонять своих друзей.

Через пару оборотов горы уже загораживали треть неба, а рельеф резко пошел вверх. Здесь уже росли высаженные командой Анха молодые деревца, загораживая легкой кружевной зеленью сейчас еле видную, но когда-то замощенную дорогу. И совсем скоро перед ними высоким, поросшим травами холмом, предстал бывший город.

Анх спешился.

- Отпускаем животных. Дальше пешком. Господин Эрайен, что вы хотели здесь увидеть, кроме руин?

- Знаете, Анх, я все-таки надеялся

- Что здесь что-то останется после даймона? Увы. Но, если вы настаиваете, можно попытаться найти вход в Дом Ночных Созвездий. Он пострадал меньше всех.

- Но почему город оказался разрушен? Прошептала Сани Эрайену. Ведь даймонам нужна энергия жизни, магия

- Наверное, потому, что в постройках было много магии, девушка. Холодно произнес Анх. Разрушив здания, он получил ее так же, как и энергию магов, защищающих свой город. Идите за мной.

И Анх, следом Эрайен, за ним Сани, а замыкающей Нихали, цепочкой пошли между холмов. Почву и камни покрывал толстый слой темно-зеленого мха, под которым ничего не было видно. Здесь не пели птицы. Ветер и тот стих, не желая тревожить это печальное место. Дейрин целеустремленно, не оборачиваясь, шел вперед. Санины ноги то и дело проваливались в мягкие ложбины между бугорками мха, который проминался под ступнями Эрайена, а потом тут же выпрямлялся. Девушке надоело спотыкаться, и она приподнялась над коварной поверхностью и пошла по воздуху. Анх тут же обернулся.

- Здесь нельзя использовать собственную магию. Камни настолько опустошены, что они из тебя все вытянут, не успеешь оглянуться.

Сани опять рухнула в мох. Эрайен обернулся и подал ей руку. Нихали, к удивлению девушки, не отставала.

- Привычка. Улыбнулась она, поймав восхищенный взгляд.

Попетляв среди неравномерных холмов и холмиков, Анх остановился напротив одного из них и вытянул руку. Мох медленно пополз в стороны, обнажая коричневые потрескавшиеся камни. Стена здания, не до конца осыпавшаяся, поражала красотой барельефов: веселые улыбающиеся лица мужчин и женщин. Радостные дети. А над ними звезды. Кое-где торчали пеньки колонн. А прямо перед ними чернел проход.

- Предупреждаю, там ничего нет. Спокойно сказал Анх. Если желаете, можете зайти. Там безопасно.

- Пойдешь? Эрайен теперь предпочитал иметь под рукой неугомонную девушку, чтобы она никуда не засунулась самостоятельно.

- Да, раз приехали.

Она снова подала ему руку, и они вместе зашли в полукруглое отверстие главного входа. Купола, где когда-то плавали и летали звезды, уже не было. Вместо него плотной зеленой шапкой висел мох. Но на стенах еле мерцали какие-то изображения.

- Стой тут. Приказал Эрайен. Я только посмотрю, и пойдем обратно.

- Хорошо. Пожала Сани плечами.

Эрайен аккуратно перебираясь через заросли мха, обосновавшиеся и внутри, подойдя к стене, легонько смахнул с нее пыль. Краски засияли сильнее.

- Ого! не удержался от восклицания он. Какие прекрасные изображения! Сани, они рисовали пейзажи люминисцентными красками! Представляешь, стоишь под звезным небом и видишь вокруг дома, деревья! Красота! О, а тут даже самоцветы! Какой чистой воды! Гномы расстарались, не иначе!

Сани стояла и скучала, переминаясь с ноги на ногу, а потом увидела в левом углу, за колонной, какой-то особенно сияющий кусок.

- Господин Эрайен! Тут так светится! Можно, я посмотрю?

- Стой на месте. Я сейчас - И ректор еще на пол-оборота погрузился в созерцание найденных рисунков.

Сани покрутила головой и начала грызть на пальце так не вовремя появившийся заусенец. А потом решила, что ничего ровным счетом не случится, если подойдет туда сама и посмотрит. Осторожно шагнув в сторону, она обнаружила подо мхом достаточно твердый и ровный пол. Сделав второй шаг, поняла, что поверхность держит ее прочно, булыжников под ногами нет, растительность не проваливается. И она, переставляя ноги, неторопливо двинулась к колонне. Какая великолепная картина!

Дойдя до колонны, Сани замерла от восторга. Здесь ничего счищать не требовалось. Яркой, светящейся в полутьме, краской на стене был нарисован дом с колоннами и широкой лестницей. Распахнутые окна ярко светились, а в их глубине силуэтами были прорисованы маленькие фигурки. Сани даже показалось, что они движутся! Она положила руку на колонну и сделала шаг. Но нога, на которую она оперлась, не почувствовав пола, мягко провалилась в глубину. Девушка вскрикнула и попыталась ухватиться за обломки камней. Но они, словно живые, стали расползаться из-под ее рук. Пахнуло затхлой сыростью и гниловатой сладостью земляного нутра. Нора была покатой, и зацепиться было совершенно не за что. Тем более, что из относительно наклонной она стала почти вертикальной. И Сани с криком полетела в непроглядный мрак.

Эрайен, услыхав сдавленный вскрик, обернулся, но рыжеволосой красотки на месте уже не было.

- Вот черт! Выругался ректор населением изнанки и выскочил из здания, которое прямо на глазах зарастало мхом. Анх, Нихали! Сани провалилась!

Анх, разговаривающий с Нихали перед входом, резко обернулся. Синие глаза полыхнули двумя вспышками предвечного огня.

- Внутри?

- Да!

И Анх просто растворился в воздухе. Эрайен же, долбанув по мху воздушным кулаком, снова исчез в здании.

Сани, обдирая о шершавую землю ладони и локти, все летела вниз. Она пыталась остановиться и зависнуть, но магия, как вода, утекала от нее, словно через решето. «Нельзя нельзя » - вдруг раздался в ее голове тихий шелестящий голос. И она перестала сопротивляться. Черная дыра вдруг расширилась, и неожиданно вокруг нее зашебуршали и затрещали какие-то мелкие камешки. Она снова попыталась зацепиться хоть за что-нибудь. Но они выскальзывали из пальцев. Зато полет стал медленным, и постепенно она зависла в этой шелестящей массе. Дышать было очень тяжело. Воздуха почти не было. Она руками и ногами пыталась как-то выбраться из этой кучи, но та просто проминалась под ногами, погружая девушку в свою массу все глубже. Сани охватило отчаянье. Неужели она погибнет здесь, в толще земли чуждого континента? Нет, она не сдавалась и даже попыталась занять горизонтальное положение. Но сделать это среди постоянно ускользающих предметов, не имея под ногами хоть сколько-нибудь твердого основания было делом практически нереальным.

«Теси, папа, братики, Иржи! Простите меня, если в чем-то доставляла вам проблемы » - беспомощные слезки потекли из синих глаз. «Как обидно Я так и не успела кого-нибудь полюбить по-настоящему » Дышать было настолько тяжело, что она рванула ворот куртки, а за ним рубашки. Под руку попался какой-то уж очень знакомый кругляш. Проведя по нему второй рукой, она нащупала острые выступы.

- Зубы! Заорала она, отшвыривая предмет, оказавшийся черепом.

«Это черепа и кости убитых даймоном существ он, наверное, жил здесь Боги, меня тут не найдет даже Эрайен » Во рту было сухо, а висках стучало все сильней. Тяжесть и боль обручем сдавливали голову. В глазах замелькали цветные сполохи, а потом, облегчением, навалилась чернота И в последнее мгновение, перед тем, как упасть в спасительный обморок, она почувствовала тепло знакомых рук на своей талии и шее.

- Рейвен

- Тихо, малыш, - прошептал знакомый голос, - тише. Уже все хорошо.

В пронзительно-синем небе быстро летели голубые и фиолетовые облака. В воздухе пахло собирающимся дождем. И как-то подозрительно быстро темнело. В заброшенном городе, под развалинами одного из зданий, стояли двое мужчин и девушка. И еще одна девушка, бледная, в испачканной землей одежде, лежала прямо на траве.

- Боже, Анх, - Мужчина в брюках и высоких сапогах нервно сжимал и разжимал кулаки, - спасибо, что нашли ее! Мне Ромьенусы не простили бы Она придет в себя? Что с ней?

Эрайен был в таком состоянии, пожалуй, второй раз в жизни. Первым стал день, когда ушла его возлюбленная. А теперь чужой ребенок, доверенный его присмотру

- Где она была, Анх?

Чернокожий мужчина легко отряхнул грязь со своей одежды.

- Случайно нашла ход, которым выбирался даймон. Не волнуйтесь. Сейчас продышится. Нихали, проводи господина Эрайена в город, а я с девочкой короткой дорогой.

- Хорошо, Анх. Пойдемте, а то скоро дождь. Лучше под него в этом месте не попадать.

Анх, тем временем, подхватил на руки Сани.

- Увидимся. Сухо кивнул он и растаял со своей ношей в воздухе.

- А мы с Вами ножками. Улыбнулась Нихали.

Сани с трудом разлепила глаза. Болела голова и нестерпимо хотелось пить. По зрачкам ударил резкий свет, и она застонала.

- Очнулась! Радостно проговорил чей-то молодой голос. Ей дать воды?

- Спасибо, Хаин, - раздался рядом знакомый голос, - я дальше сам.

И перед Сани появился Рейвен с кружкой воды.

Несмотря на головную боль и боль во всем теле, Сани робко улыбнулась.

- Ты - прошептала она и попробовала приподнять руку. Но рука, немного шевельнувшись, упала обратно.

- Непослушная девушка. Упрекнул ее Рейвен с улыбкой. Тебе сказали стоять на месте

Он нежно приподнял ее голову и поднес кружку к губам. От его рук по ее коже побежали иголочки и ласковое тепло. Жидкость, которую она пила, пахла лимонником, мятой и немного крапивой. Но головная боль с каждым глотком отступала, а в глазах прояснялось. И рука неожиданно поднялась, а пальцы дотронулись до рубахи Рейвена.

- Это ведь ты меня спас? Я помню Спасибо! И из глаз вытекли две слезинки. Знаешь, я уже со всеми попрощалась

- Дурочка. Рейвен, улыбаясь, взял у нее пустую чашку и поставил на столик у кровати. Давай я тебя положу на подушку.

- Нет, не уходи - Вцепилась она в его руку. Вдруг ты мне только кажешься там?

- Кажусь? Белое лицо в обрамлении черных волос наклонилось ближе, и смеющиеся синие глаза мягко посмотрели в ее очи. Его рука нежно провела по рыжим волосам и щеке. Значит, кажусь?

- Да, не знаю

Рейвен наклонился над ней и тихо-тихо коснулся своими губами ее губ.

- Кажусь? Выдохнул он.

- Да

Поцелуй был жадным, горячим и каким-то ищущим, что ли? У Сани закружилась голова. Но не от нехватки воздуха, а от желания быть с этим мужчиной, таким чужим, странным и, в то же время, родным и близким. Она обвила рукой его шею, прижимаясь к его телу, как к единственной опоре в этом, таком страшном и непонятном мире.

- Сани - он немного отстранился. В тебе наша кровь. Ты знаешь это?

- Да. Девушка смогла приподняться и сесть.

Она оглянулась по сторонам.

- Где я?

- В лаборатории. Ты была на грани. Но сейчас уже все просто отлично. Малыш, - он погладил ее по голове, - я был не прав. Разве можно запереть ветер? Спрятать солнце? Ты должна быть на воле, радоваться своим удачным делам, двигаться вперед. Я хотел спрятать тебя, такую красивую, маленькую девочку. Чтобы ты принадлежала только мне. Видишь, какой я глупый?

Он сел рядом с ней и взял в ладони ее лицо.

- Малыш-малыш Ты скоро уйдешь. А я буду грустить. Ты хоть изредка вспомнишь обо мне?

- Рейвен - Сани положила на его грудь ладошки и снова почувствовала, как сильно бьется его сердце. Ты живешь по своим законам. А я не могу остаться, потому что там мои сестра и братья. Я могу только выйти замуж. Она усмехнулась. Понимаешь?

- Иди ко мне! Он приподнял худенькое девичье тело и, посадив к себе на колени, крепко обнял. У нас нет семей. Мы все сестры и братья. Все для всех. Ты наша. Оставайся!

Он умоляюще заглянул ей в лицо.

Она нахмурила тонкие красивые брови.

- Рейвен. Нет. Ты мне дорог, как никто другой. Но нет.

И потихоньку, нежно и ласково, поцеловала его, а он прижался, вдыхая запах ее волос.

- Птичка моя, как жаль, что не могу я удержать тебя в своей клетке! Сказал он с улыбкой, разжимая объятия. Вставай, я доставлю тебя твоему опекуну.

Сани спустила ноги с кровати и почти надела сапожки, когда в комнату вошел второй парень.

- О, все уже в порядке? Быстро ты, девушка! Ты ее сейчас заберешь? А вернешься?

И когда Рейвен отрицательно покачал головой, парень продолжил:

- Слушай, Анх, посмотри быстренько мою выкладку, мне кажется, я где-то напортачил

Сани медленно подняла голову.

- Анх? Ты Анх?

Парень недоуменно вертел круглой светловолосой головой.

- Так она не в курсе? Наконец, дошло до него. Тогда я пойду?

И он растворился за дверью.

- А Рейвен? Это тоже твое имя? И почему ты вырядился для нас таким, - она покрутила пальцами, - непонятным образом?

- Сани. Мужчина посмотрел на нее чистыми синими глазами. Когда я увидел тебя там, на берегу, милую и прекрасную домашнюю девочку, хоть и слегка потрепанную бурей, мне не захотелось пугать тебя обычным видом дейрина. В нем я не смог бы завоевать твое доверие. Пришлось остаться в этом облике. А для официальной встречи надеть вторую личину.

- А имя? Их тоже у тебя два?

- Нет. Меня зовут Анх. Но местные, разбуженные, жители называют Рейвен, что значит «Владыка».

- И ты тот самый старший сын, принявший на себя бремя власти?

- Да.

- И самый сильный маг?

- Да.

- И я тебе так понравилась?

- Да.

- Чем же? Наверное, местные девушки тебе просто надоели?

- Наверное. Рассмеялся он. Готова? Тогда в путь!

Он бесцеремонно схватил ее за руку и привлек к себе. А уже через мгновение она одна стояла в гостиной того самого храма, где их поселили в южном городке.

- Вот бесовщина! Ругнулась она и пошла в комнату сменить испачканные вещи на чистые.

Но уже через пару минут к ней в дверь постучали.

- Кто там? отозвалась Сани. Эрайен, Вы? Подождите, я не одета!

Но, тем не менее, дверь раскрылась и в комнату кто-то зашел.

Сани, застегивая блузу, вышла из ванной комнаты.

- Нихали? Что-то случилось?

- Я хотела поговорить. Сказала чернокожая девушка.

- Садись. Я тебя слушаю. Сани взяла расческу и стала расчесывать еще влажные волосы, одновременно подсушивая их магией.

- Знаешь, - Нихали отошла к окну и, взглянув в него, развернулась и посмотрела в глаза Сани. Я люблю его!

- Кого?

- А он любит тебя. Это несправедливо! Я все время рядом с ним!

- Стоп. Сани бросила расческу и, закрутив волосы в пучок, подошла к чернокожей девушке. Ты о ком?

- О нем! Об Анхе! Она выпрямилась и, раздувая ноздри, сжала руки в кулаки. О Рейвене Анхе. Ты никто. Как пришла, так и уйдешь! А он теперь даже не смотрит в мою сторону!

- Нихали, - Сани грустно улыбнулась, - я, действительно, скоро уйду. А ты останешься. И все будет по-прежнему. Знаешь, я только попрошу у тебя об одном: любопытно, знаешь ли покажи мне, пожалуйста, свой истинный облик!

- Зачем?

- Так хочется знать, с кем здесь останется Анх Без меня.

- Скажи, - девушка вдруг подошла к Сани, - а у вас ничего не было?

- Нет, Нихали. Без свадьбы нам ничего не полагается. А твой Анх жениться точно не намерен. Ему и так неплохо.

- Это хорошо. Облегченно улыбнулась та. Тогда смотри!

Лицо девушки неуловимо изменилось: темная кожа поменялась на белую, татуировки на голове закрыли пышные золотистые локоны, а голубые глаза под темными ресницами смотрели на Сани с полной уверенностью в своей неотразимости.

Госпоже Ромьенус, привыкшей считать себя самой интересной невестой материка, стало неприятно. И эту красоту переборчивый Анх отверг так легко?

- Скажи, Нихали, а у Анха до тебя были женщины? Или ты любовь его жизни?

Та грустно улыбнулась.

- Нас слишком мало, чтобы составлять пары. Когда-то у него, до меня, были и другие. Но потом он оценил мою красоту и приблизил к себе. И с тех пор мы вместе.

- Можно, я задам последний вопрос: а у вас бывают дети? Не пробирочные, а рожденные?

- Это отнимает у женщины слишком много сил. Мы все сдаем ДНК и клонируем, по мере надобности, себя. Или, соединив сперму и яйцеклетку, получается совершенно новая личность.

- А где они, ваши дети?

- В питомнике при лаборатории. Они там растут, учатся, набираются знаний. Постепенно, по мере возмужания, их выпускают в мир на практику.

- Спасибо, Нихали. Я все поняла. Будьте счастливы с Анхом. И удачи!

- Тебе тоже спасибо, Сани. Ты и вправду очень красива.

- Прощай. Сани закрыла за девушкой дверь. Да, жить так, как они здесь живут, стать на какое-то время игрушкой Анха, а потом быть переданной другому это не для нее. Надо отыскать Эрайена.

Она вышла из комнаты, уже собрав свои вещи. Решение, как ни страдало сердце, было принято. Эрайен, сидевший с Олерином в гостиной, сразу поднялся ей навстречу.

- Как ты? Ну и напугала же нас!

- Ничего. Все хорошо! Улыбнулась она и спросила: - Вы когда планировали уйти отсюда домой?

- Завтра, сразу после завтрака. Надо поблагодарить наших хозяев и распрощаться. Наших я уже сегодня отправил. Остались только эльфы и Ганик Яспень.

- А где он? Можно с ним поговорить?

- У эльфов в отряде. А зачем он тебе?

- У Ваареда и Таринки родился сын. Мама Роза сказала, что он будет Богом. Вааред уехал его искать, но Ганик родной дед мальчика! Ему тоже надо на материк! Кому, кроме него, Мама Роза отдаст ребенка? Он ромаал и она ромаалка. Вдруг Вааред ее не найдет?

- Я сам займусь этой запутанной историей. Ты еще что-то хотела?

- Да, господин Эрайен. Я хочу домой. Сейчас.

- Тебя отправить?

- Нет, мне Альеэро дал портал прямо во дворец.

- Вот как? Умный мальчик. Сам изобрел? Усмехнулся ректор. Грамотный и предусмотрительный.

- Да. Так можно уйти?

- Если ты хочешь

- Хочу.

- А попрощаться с хозяевами?

- Передайте им слова моей глубочайшей благодарности.

- Что ж, иди, девочка. Увидимся.

Сани присела в дворцовом поклоне и вышла в коридор. Завернув за угол к своей двери, она вдруг увидела Анха, подпирающего плечом косяк.

- Ты?

- Я. Уходишь? Он подошел к ней и взял ее руки в свои ладони. Почему?

- У нас не принято передавать своим друзьям надоевших жен. Если мужчина выбирает подругу, то это до конца жизни. И женщина выбирает своего мужчину до конца.

- А если чувство ушло?

- Оно не уходит, если рядом твоя семья, твои дети. Ты видишь первый шаг своего сына, слышишь первое слово доченьки. И это счастье. Учишь их магии, разбираешь ошибки. Заботишься о стариках Понимаешь, не каждый сам по себе, а все вместе! У нас соседи тоже наши родственники. Семья. Это очень важно для меня, Анх. Мои сестры, братья, отец и Каарина с малышом это тоже я.

- А я? Он поцеловал ее пальчики.

- А ты останешься в моем сердце, Рейвен! Возможно, если пригласишь, я когда-нибудь приеду в гости. Вы живете иначе, и не мне ломать этот уклад. А подстраиваться под него я не могу. Прощай, Анх. И будь счастлив со своей малышкой Нихали.

- Можно я тебя поцелую?

- Не надо. Это уже ни к чему. Сани медленно вытащила свои ручки из его пальцев и погладила его по щеке. И все равно ты останешься самым прекрасным мужчиной, встреченным мной в жизни. Прощай.

Она открыла свою дверь, взяла сумку и сжала кулон пальцами. Пространство раскрылось, принимая девушку в себя в храме даяков, и сжалось, выпуская во дворце Подгорных Змей.

- Вот и вся сказка! Вздохнула она. Теси, радость моя, я дома! Папа! Каарина!

Глава восьмая. Дом, милый дом!

Прошло восемь суматошных дней, заполненных рассказами, снимками, визитами гостей и поездками в гости. Теси, каждый раз уютно устраивавшаяся в объятиях своего жениха Риибата Кайрена, при пересказе чудес и приключений в особо экспрессивных моментах тихо ойкала в ладошку. Эрнаандо был просто поражен тем, как хитро даяки спасали остатки живущего на континенте народа, зверей и деревьев. И, как активный мужчина, рвался отправить туда еще один корабль с командой энтузиастов. Но Сани остудила его пыл, сказав, что их отряд просто выпроводили, вынудили уйти. Естественно, про поведение отца Риибата, Главы экспедиции Ироона Кайрена, она говорить не стала. Но хорошенько запомнила, что с этим существом никаких дел лучше не иметь. Не сказала она также и про отношения с Анхом. Зачем лишний раз заставлять домочадцев за нее переживать? И, конечно, про то, как провалилась под землю. Иначе Эрнаандо запрет ее под замок до самой свадьбы. А когда-то еще она будет? И с кем?

Спросила она и о братике Альеэро. Но Эрнаандо, сурово поджав губы, сказал, что неприлично прятаться от всего света столько времени и скорбеть в одиночестве где-то на озерах. В конце концов, осенью свадьба, а этот паршивец даже не поздравил его невесту! Сани погладила по руке своего несколько вспыльчивого старшего брата и решила на следующий день обязательно посетить озерный край. Тем более, пора было осматривать мосты, подвешенные ими с сестрой в особенно красивых уголках этого водного рая.

А вечером в их дом с визитом вежливости пожаловала семья Паатов из Клана Волков: отец крепкий черноволосый, но с седыми прядками на висках Керрин, его жена, светловолосая и миниатюрная блондинка Тенлия, их взрослые сыновья Кеен и Теерин с женами и детьми, а также ее бывший однокурсник Колин, который образно и красиво еще там, на другом материке, сделал ей предложение, а потом спокойно от него отказался. Если сказать честно, то она была весьма удивлена их приездом. Конечно, дворец в городе Темной Воды всегда открыт гостям и соседям особенно близким. Но Пааты в тесной дружбе ни с кем из Ромьенусов замечены не были. И Сани, поприветствовав гостей вместе с членами своей семьи, ушла в лаборатории до самого ужина, чтобы не встретить ненароком своего недолгого жениха. Впрочем, об этом родным она тоже не рассказывала. Иначе Эрнаандо в гневе разорвал бы отношения с Кланом волков из-за какого-то глупого недопонимания между девушкой и парнем.

Ужин прошел в спокойной и веселой обстановке, поскольку Каарина уже освоилась с ролью хозяйки дома и постоянно поддерживала беседу с гостями, задавая вопросы об их родственниках, новом строительстве и маленьких волчатах. А вот после ужина, когда Сани пошла прогуляться в обществе своей сестры и ее жениха в парк, их догнал Колин.

- Здравствуй, Алессан. Он попытался поймать ее ладонь, но девушка сложила руки на груди, подцепив кончики шали, накинутой на плечи. Как ты живешь?

- Спасибо, просто отлично. Кивнула она. Как ты?

- Мне господин Эрайен предоставил работу на кафедре артефакторики, как и обещал.

- Рада за тебя. Безразлично сказала Сани.

- Я в рассрочку купил домик в Вожероне, в старой части города, у реки.

- Хорошо.

- Теси, Риибат, извините, мне надо поговорить с Сани наедине. Вы не оставите нас?

- Сани? Теси взглянула на сестру.

- Да, Теси, думаю, откладывать разговор не имеет смысла.

Сестра и ее жених, обменявшись многозначительными улыбками, пошли по вечерней аллее.

- Говори. Сани повернулась лицом к Колину и посмотрела ему в лицо.

- Ты меня извини за ту глупость, которую я сказал там, на том континенте - Колин замялся, не зная, как продолжить разговор.

- Какую именно? Холодно спросила Сани. Ты много чего говорил.

- Сани, я не знаю, что на меня тогда нашло, но прошу, выходи за меня замуж! Он поднял от земли глаза и посмотрел Сани в лицо.

- А, семья - это группа поддержки, чтобы, не откладывая, все обсудить с Главой Клана? Не так ли?

- Ну да, сегодня бы все и решили. Ведь я теперь живу не с ними, а в самом красивом и образованном городе континента!

- А кто оплачивает твой дом?

- Пока отец. Я буду работать, ты тоже. Там очень красиво! А через садик спуск к речке.

- Полагаю, твой отец хотел, чтобы расходы на это чудесное место Кланы поделили поровну?

- Ну да. Что в этом такого? Красивый дом, красивая и умная жена Мне все будут завидовать!

Сани рассмеялась.

- Так ты делаешь мне предложение только из-за того, чтобы все завидовали?

- Нет, что ты! Я люблю тебя! Вот! Он полез в карман и достал маленькую коробочку. Открыв ее, показал тоненькое обручальное колечко. Отец согласился с тем, чтобы свадьба прошла через полгода и была очень пышной. Расходы это да, но скольких важных Детей Кланов и эльфов мы сможем пригласить! И, непременно, господина Эрайена!

- Я смотрю, ты все уже распланировал?

- Да, мы с отцом разговаривали на эту тему.

- И он посоветовал снова сделать мне предложение? Как перспективной невесте из состоятельного Клана? Сани взглянула на колечко, развернулась и пошла к дому.

- Ну, мы с ним многое обсудили. Ты не переживай, моя мама поможет тебе освоиться в роли хозяйки дома!

- Знаешь, а я совершенно не переживаю, Колин. Поскольку замуж за тебя не выйду. Сани снова развернулась и твердо посмотрела ему в лицо. Ты сам взял назад свое слово. А весь этот фарс с выгодной для тебя женитьбой совершенно не выгоден для меня. Мой Клан богаче, Колин. И я могу сама снять или даже купить понравившийся мне дом в любой из столиц. Ты мне для этого не обязателен. Понимаешь?

- Но Сани - Колин, не ожидавший отказа, растерялся.

- Извини, Колин, но нет. Тогда не захотел ты, а теперь я. Так что убери колечко для следующего выгодного предложения. Ты хорош собой. Думаю, тебе не составит труда подобрать новую невесту, готовую жить с тобой и делить все расходы. Увидимся!

Сани улыбнулась еще раз и вошла в дом. А утром, едва заря осветила долину, Сани, обернувшись змейкой, летела в Озерный Край.

Лотосы, вынырнув из теплых заводей по берегам реки, только распускали лепестки, когда Сани, войдя в стремнину, быстро поплыла навстречу течению, охлаждающему разгоряченное полетом тело. Со спящих еще веток деревьев медленно стекала в воду прозрачная роса, а ранние пташки уже трясли разноцветными крылышками, купаясь на мелководье. В холодной синей толще воды черной тенью мазнуло крупное рыбье тело. Немного посоревновавшись со змеей в скорости, рыбина отстала, снова уйдя на глубину. А голубое светило поднималось все выше и выше, вытягивая из-за горизонта оранжевое. И вот уже верхушки деревьев вспыхнули ярким изумрудным светом, объявляя всему миру, что начинается новый день. Из прибрежных кустов грянул птичий хор, радуясь, что минула еще одна темная и страшная ночь, полная клыков и светящихся в темноте глаз.

Змейка высунула из воды голову и заплыла из реки в большое круглое озеро, в дальнем конце которого стоял маленький дом на сваях и выдавался в воду длинный причал, у которого спали лодка и красавица-яхта.

Выпрыгнув в воздух, Сани обернулась и оказалась на еще холодных, покрытых росой, досках.

- Эй, Альеэро! Разлетелся по берегам ее звонкий голосок. Ты где, братик?

Но дверь дома так и не распахнулась, а птицы, на мгновение замолкнув, запели опять. Сани, оставляя следы босых ног на покрытых каплями досках, подошла к яхте и, зайдя на борт, откинула дверь каюты. Она знала, что брат любит здесь спать. Но тут его тоже не было.

- Что за чудеса? Громко сказала Сани. Куда он мог деваться без яхты и лодки?

Развернувшись, она снова пошла к домику, рисуя пальцем на мокрых перилах темную извилистую полосу.

Дверь их озерного приюта никогда не запиралась, поэтому девушка, потянув на себя, легко распахнула ее, впустив внутрь первые упавшие на озеро лучи света. Альеэро не было и там. Она распахнула холодильный шкаф. В нем, кроме замороженного куска мяса, не было ничего.

- Куда же ты исчез, братик? Снова вопросила воздух Сани. Ты мне так нужен, а тебя нет

На одной из кроватей, как и в прошлый раз, валялась черная маленькая кофта Иржи. Сани присела рядом и взяла ее в руки, прижав к лицу. Запах Иржи едва чувствовался, зато ощущалось, что Альеэро эту вещь брал в руки постоянно. Сани рассеянно положила ее на колени и опустила на нее руки. В кармане что-то хрустнуло. Девушка подумала и, засунув руку в карман, обнаружила свернутый лист бумаги. «Ничего, - успокоила она себя, - чужих тайн я не выдаю, да и нет их между нами » Ловкие пальчики быстро развернули листок.

«Здравствуй, моя милая сестренка Сани! Конечно, кроме тебя никто бы не полез по карманам какой-то старой детской кофточки». Сани фыркнула и улыбнулась, вновь углубившись в письмо. «Думаю, если ты начала меня разыскивать, в твоем путешествии случилось нечто, требующее моего совета. Оттого ты и вернулась так рано. Возможно, твой вопрос касается того континента и тех существ, которых ты там встретила? В любом случае, постарайся никому ничего не рассказывать, если это касается только тебя лично. Я вернусь и помогу разобраться с этой проблемой. Обнимаю, твой любящий брат. Надеюсь, ты не собралась замуж за Колина? С твоей стороны это было бы ошибкой. И я на этот брак никогда не соглашусь. Поняла? Кстати, не ищи меня. Если у тебя есть свободное время, дождись на озере. Не пугайся, но я ушел за Иржи. Сама знаешь, без этого чернявого чертенка я просто не могу жить. Я ВЕРНУСЬ! Это не смертельно. Вот теперь все. Люблю, Альеэро». Проставленной внизу дате было две с половиной декады.

- Какой у меня изумительный брат! Сани вскочила и закружилась с листком по комнате. Он придумал, как войти в Древо, не умерев! Ведь это умели древние, а потом все забылось И даже Эрайен с Олерином этого не могут! А мой Альеэро смог! И он обязательно найдет нашего мальчика! И вернет его обратно! Конечно, я дождусь тебя, братец!

Сани бросила листок на стол и выскочила из домика на улицу. Лучи двух светил, пробираясь сквозь ветки деревьев, причудливыми пятнами падали на спокойную воду.

- Что ж, у меня тогда точно есть время осмотреть свои замечательные постройки и немного обновить их!

И девушка, оттолкнувшись от мостков, вошла в воду уже синей змейкой. Она очень любила плавать по озерам в своей второй ипостаси, в отличие от Альеэро, который плавал исключительно на яхте.

Первый ажурный мостик соединял два близких берега немного вытянутого озера, через которое тела река маленький приток, спускавшийся с гор в начале цепи озер водопадом. И именно это озеро радовало глаз самыми красивыми видами: разноцветными скалами по правому берегу, тихими заводями с кувшинками, лилиями и лотосами по левому и бабочками совершенно фантастических расцветок, летающими над низкими ветвями, садящимися гроздьями на перила моста, из-за чего он просто сиял всеми цветами радуги. Оно, это озеро, кстати так и называлось: радужное. Сани быстро обследовала все крепления моста, а потом просто постояла наверху, любуясь видами. А бабочки, махая большими крыльями, садились ей на голову, плечи, спину Одна даже попыталась устроиться на носу. И, когда Сани, не удержавшись, чихнула, то все это великолепие взлетело и медленно, играя перламутровыми красками, снова медленно осело вниз.

Немного походив среди живописных зарослей по проложенной тут тропе, она снова спустилась к озеру. Надо было навестить большой мост над водопадом и малый ажурный над крошечным озерцом, воды которого не было видно из-за огромных красных лотосов, повсюду раскинувших свои широкие листья.

Озерный Край долины Змей был отличнейшим туристическим местом. И жители городка, расположенного на западной его оконечности, с удовольствием зарабатывали звонкие монеты, катая туристов на маленьких надувных лодках по специальному маршруту. Но восточная часть безраздельно принадлежала только Змеям. Сейчас же Сани направлялась на самую оживленную туристическую тропу к водопаду. На самом деле, водопадов на озерах было много, поскольку все реки, наполняющие этот бассейн, брали свое начало в горных ледниках. И стекая оттуда, они срывались с высоты, образуя бесподобные по своей красоте и мощи струи. Приезжающие сюда туристы часто выражали желание видеть это чудо с озера, но не с лодки, а как бы со смотровой площадки. И, когда Сани и Теси выбирали тему для очередной курсовой, Эрнаандо и посоветовал построить здесь мост. Все лето девушки, с помощью магии, гномов и эльфов, вписывающих искусственное сооружение в естественный ландшафт, собирали свой проект. И вот уже пятый год он радует посетителей Озерной долины и мэрию маленького городка, на эти деньги построившую три гостиницы и два ресторана.

Сани подплыла под водой к травянистому берегу и тихо скользнула в траву. А вышла, обернувшись, на туристическую тропу в ста метрах от моста. И тут же была поймана стайкой юных барышень из Клана Кроликов, приехавших сюда на летний отдых. Ну, и в надежде хоть краем глаза увидеть одного из братьев Ромьенусов. Сани, когда-то, тоже на практике, вела в одной из школ кроличьей долины математику. И вот эти девушки, в ту пору школьницы, а теперь невесты на домашнем обучении, узнали Сани и обступили, расспрашивая обо всем, что придет в голову.

- Девушки, очень рада, что вам удалось посетить наш край! Смеясь, говорила она. Только я здесь не на прогулке, а на работе. Так что наслаждайтесь видами, расскажете потом родственникам и соседям. Мы всегда рады гостям нашей долины!

И, помахав девушкам ладошкой, она отправилась на мост, а юные барышни с гидом по обходной тропе, шепотом жалея о том, что не были приглашены в гости к Ромьенусам во дворец.

Сани, встав на мост, просканировала его состояние и полюбовалась красивым водопадом, летящим с гор, поросших в этом месте разноцветными лишайниками и высокими хвойниками. А там где вода сорвала со скал растительность, под лучами светил, сквозь толщу воды, сверкала слюда, отражаясь в озере ярчайшими бликами. Что ж, еще один совсем маленький мостик - и ее обход окончен. Пройдя по длинной дуге до конца и полюбовавшись с тропинки радугами, сияющими над водой, она скользнула в заросли, обратилась, и через камыши ушла в озерную прохладную глубину. Когда тропы с экскурсантами остались позади, она вынырнула. Маленькая протока, заросшая синеватыми водорослями, и - крошечное озерцо во всем своем очаровании зеленых берегов подставило солнцу лепестки своих огромных красных цветов. Неторопливые синие бабочки и большие стрекозы сидели на лотосах настоящими драгоценностями, которыми хотелось любоваться без конца. Беленький и крошечный над озерцом мостик, оплетенный вьюном, стоял, как новенький. Сани порадовалась и неспешно тронулась в обратный путь к своей пристани, наслаждаясь чудесным днем и любимыми с детства местами.

Перетащив с дворцовой кухни готовую курочку и овощи, она уселась с тарелкой на мостки и, глядя на затихающую к вечеру воду, поедала мясо и болтала голой ногой в теплой, нагретой за день, воде. Постепенно смеркалось. На фиолетовом небе зажглись первые, еще бледные звезды. Откуда-то из чащи потянуло прохладой. Сани встала, сходила в домик и надела брюки и теплую кофту. Спать еще не хотелось. А небосводом и темнеющими в сумерках деревьями можно было любоваться вечно. В глубине леса уже зажглись зеленоватые огоньки гнилушек, и у самого берега начали роиться светляки. Сани сразу вспомнила прерии и огромные, поднимающиеся к небу, светящиеся облака земляных жуков. И теплые руки одного чужеземца, которого надо поскорее забыть. Но почему-то не забывалось. Сани вздохнула и откинулась на теплые, нагретые за день доски причала. Ее синие глаза глядели в темнеющее небо, но совершенно не видели его меняющейся изысканности. Она пыталась увидеть Его, того, кто так поразил ее неопытное, еще ни разу не любившее сердце. И постепенно, сначала прозрачным контуром, а потом более плотным изображением на оранжевом облачном фоне она вдруг увидела знакомые синие глаза, прямой нос, короткие черные волосы, которые треплет степной ветер, узкие брови вразлет и улыбающиеся губы, которые так сладко ее целовали

- Эй, Анх, - тихо позвала она, - а я тебя вижу! Я здесь, Анх, посмотри, ну же, посмотри на меня!

Рейвен Анх, который вглядывался в ему одному видимый мир, вдруг закрутил головой, рассматривая пространство вокруг себя:

- Сани? Ты?! Где ты, девочка? И вдруг его глаза нашли ее. Изумление вспыхнуло в них, словно тысячи звезд. Но как? Вскричал он. Сани, ты где? С тобой все хорошо?

Девушка испугалась. Такое получилось у нее первый раз в жизни. Говорить по ментальной связи с членами своего Клана она могла. Да и с другими, с кем были дружеские отношения, тоже. Но вот так, через континент и море увидеть и услышать

- Анх! Да, со мной все хорошо, Анх - От радости и удивления концентрация сбилась, и изображение медленно угасло в темном небе.

Сани вскочила и, пробежав по мосткам, спустилась к самой воде и, ухватив голову руками, уставилась в отраженные звезды, повторяя: - Не может быть

- Привет, подруга. Раздался рядом девичий голос. Тоскуешь?

- Тата! Сани подняла голову и улыбнулась. Как я рада тебя видеть! Как поживаешь?

Рядом с Сани стояла миниатюрная обитательница Озерного Края дочь местного Водяного.

- Сани, от тебя пахнет магией изнанки. Ты что, практику проходила в Преисподней?

- Нет, Тата! - Рассмеялась Сани. Я была на другом континенте

- В компании того красавчика, с которым ты только что разговаривала?

- А ты что, видела? Поразилась девушка. Но как?

- Не забывай, что это моя родная магия. Тата прошлась босыми ногами по мосткам, приподнимая пальчиками длинное голубое платье. Ты знаешь, что Альеэро ушел в Древо искать Иржи?

- Знаю, но как? Как у него это могло получиться?

- Когда кого-то очень любишь, открываются способности, которых ты в себе и не подозреваешь. И однажды ты увидишь целый мир, о существовании которого и не ведала, а преграды, считающиеся ранее непреодолимыми, окажутся такими надуманными и иллюзорными

- Ты это сейчас к чему?

- Да так, звезды в вышине шепчут свою бесконечную историю Если захочешь, ты прислушаешься и услышишь, поймешь, как пестры и причудливы нити, сплетающие твою и его судьбы

Тата остановилась и, опершись руками о перила, запрокинула голову вверх.

- А твоя нить, Тата

- О, - дочь Водяного опустила светящиеся глаза на Сани, - это перепутанная со многим судьбами пряжа Наверное, ей поиграл шаловливый котенок в начале времен. Я постоянно пытаюсь найти ее кончик, а получается, только распутываю чужие узлы

- Тата! - Сани вскочила и обняла девушку за талию. Ну не расстраивайся! Наверное, мы слишком просты для тебя, чтобы оценить ум, необычность и полет твоей души. Но однажды, когда золотое солнце упадет за край горизонта, а на небе вспыхнут яркие созвездия, на волшебном скакуне появится заблудившийся в Озерном Крае чужеземный маг. Даже не чужеземный, а рожденный в иных мирах. Он ехал в гости, но несколько припозднился. А точных координат у него нет он усядется на мосток и запоет песенку. Простую и красивую, как утренняя земля в каплях росы, как первый подснежник, расцветающий весной в горах А ты ее непременно услышишь и придешь посмотреть, что за незнакомец ходит по твоим владениям. Ты своими босыми ножками неслышно пойдешь к нему по гладким теплым доскам. Но он, оборвав песню, повернет к тебе голову, и твои голубые глаза встретятся с его бездонными черными. «Кто ты, дитя?» - Спросит он. И яркая красная нить в это мгновение соединит навеки ваши сердца

Тата рассмеялась:

- Выдумщица ты, Сани! Да и кто может стать для меня, почти вечной сущности, парой?

- Не знаю, - пожала плечами Сани и прижалась на секунду губами к уху Таты, - только так и будет, помяни мое слово!

И, отпустив талию подруги, медленно пошла по мосткам к белой яхте. Перепрыгнув на ее палубу, она прошла на корму и села, спустив ноги к воде. А там, в темной, волшебной глубине большого озера, плавали светящиеся рыбы. Маленькие и большие. Некоторые подплывали прямо к поверхности и хватали ртами пузырьки воздуха, глядя внимательными глазами на девушку.

- Что, пучеглазые, наверное, тоже хотите свой кусочек счастья? А в чем оно для вас? Она вытащила из кармана кофты залежавшийся там подсохший пирог и, отщипнув крошку, бросила вниз. Рыбки, чуть подумав, подплыли взглянуть, что же это такое свалилось на их головы, но, распробовав, внимательно посмотрели на Сани.

- Значит, счастье для всех разное! Она раскрошила остаток пирога и оглянулась на мостки.

Там неподвижно стояла Тата и глядела на небо.

- Ты чего, - крикнула Сани, - иди ко мне, искупаемся!

Тата улыбнулась и, помахав рукой, обратилась голубой змейкой и скользнула в воду прямо с мостков.

- Ах, ты так! Сани сбросила кофту и брюки. А потом, сильно оттолкнувшись от кормы, без плеска ушла под воду.

Как же весело вдвоем пугать в темной воде рыбок, которые не умели гасить свои фонарики!

А утро началось с яркого солнечного луча, ударившего в закрытые глаза и с запаха кофе, а также с двух мужских голосов, негромко переговаривавшихся между собой именно о ней. Сначала Сани почудилось, что она снова в лагере на другом континенте, и надо уже вставать и собираться в прерии Но потом она вспомнила Тату и прошедшую ночь. Как они, после купания, легли на доски, достали зеркало и гадали, подставляя его отражающий диск звездам. А потом, совсем усталая, но рассеявшая в своей душе тревогу, она легла спать в домике на сваях Тогда кто же это? Она резко села, открывая глаза. Там, у двери, рядом с плитой, стояли две фигуры. Утренний свет, падая в дом, ярко высветил медные волосы одного и черные другого мужчины. Еще не веря своим глазам, она подпрыгнула в кровати, и издала радостный вопль:

- Альеэро! Иржи!

И, прямо в тонкой майке и шортиках, бросилась душить в объятьях сразу обоих.

Она никак не могла выпустить из своих ладоней их руки. Даже после того, как брат, смеясь, сказал, что она чудесно загорела и выглядит просто соблазнительно. Но Сани, то и дело смахивая с глаз слезинки, никак не могла на них насмотреться. Наконец, они все втроем, с ней посередине, уселись на одну из кроватей.

- Иржи, как ты вырос! Наконец, что-то внятно сказала девушка. Я так плакала - Она всхлипнула еще раз, но потом улыбнулась. Я так скучала!

- Сани, сестренка, видишь, со мной все в порядке, я живой, теплый и умирать больше не собираюсь. Иржи другой, незанятой, рукою провел по ее щеке. Ты и вправду еще больше похорошела. Хотя, казалось, уже некуда! Отпусти меня, пожалуйста, я принесу нам всем кофе. Знаешь, бродя между звездами, я как-то по нему соскучился!

Сани, тут же устыдившись, выпустила его ладонь, но, как только он встал, вскочила за ним.

- Ты теперь выше меня! И волосы совсем короткие - Она пальцами дотронулась до пышных черных волос, на концах завивающихся в колечки. И лицо Девушки будут бегать за тобой, где бы ты не появился!

- Такая уж у нас семейка! Иржи махнул длинными ресницами и передал чашечки с кофе Альеэро и Сани.

Потом взял свою и сел рядом с Ромьенусом, бросив на него теплый взгляд. Альеэро довольно вздохнул.

- Какие же вы замечательные! Боги, как я за всех нас рада! Альеэро знает, а ты, Иржи, знаешь, что Эрнаандо женится на Лаисе?

- Конечно. Пожал плечами парень. На празднике перелома года я сам нагадал ему свадьбу.

Альеэро хмыкнул:

- Он в курсе всех последних новостей. А у тебя что стряслось, раз ты не осталась с сестрой, а примчалась сюда? Что там случилось, на том континенте?

Сани покраснела, а парни переглянулись.

- Мне пойти погулять? Спросил Иржи, вставая.

- Нет, останься. Сани опустила глаза, но голос был твердым и уверенным. Ведь у вас все равно друг от друга нет секретов. И ближе вас у меня тоже никого нет.

- А Теси? Не удержался Альеэро. Ты с ней делилась проблемой?

- Нет. У нее нет секретов от Риибата. А я не хочу, чтобы то, что знаю я, знал Ироон Кайрен и дальше по цепочке. Понимаешь, это касается не только моих личных чувств. Мне понравилось и не понравилось то, что я увидела. И как ко всему этому отнестись, я тоже не знаю. Поэтому я расскажу вам все с самого начала. Итак, когда мы грузились на корабль, распоряжался всем не Ироон, а Ганик Яспень, а помогал ему наш пропавший Вааред.

- А где был Кайрен, а самое главное, где Таринка? Спросил, сведя черные брови, Иржи. Ни за что не поверю, что отец и возлюбленный бросили девочку одну!

- Кайрена возглавить экспедицию попросил Эрайен, а того все так раздражало, что бросив на незнакомого человека погрузку корабля, он исчез в неизвестном направлении и появился только накануне отплытия, даже не проверив, как и чем загружен трюм. А Таринка Иржи, только не переживай, пожалуйста. Сани погладила парня по руке. Она умерла родами.

Как это? Не поверил Альеэро. Не может человеческая девушка забеременеть от сына Клана. Слишком разные формы жизни! Хоть и похожие. Может, это не его дитя?

- Ну почему же не может? В играх Богов ничего невозможного нет. Я тоже первые тридцать три года своей жизни думал, что являюсь человеком

- Ужас! Сани с уважением посмотрела на Хранителя Древа. Боги! Высшее, небесное существо ее родственник! Правда, не кровный, но все равно! Знаешь, я как-то подслушала, случайно, Альеэро, правда, как вы с Эрнаандо говорили про его мать и нашего дядю. Может, смесь магий и позволила этому чуду свершиться? Ребенок, мальчик, оказался очень одарен магически и слабое женское тело просто не выдержало. Она отдала ему всю себя, до капельки. А они отдали малыша Маме Розе, ромаальской провидице. Вы представляете?! А она сказала, что ребенок Бог. А я заставила его ехать искать малыша. И пригласила к нам жить! Вот!

Сани перевела дух и допила кофе.

Иржи и Альеэро переглянулись.

- Я думал, это у меня проблемы - Вслух подумал Альеэро.

- Малыша найдем. Уверенно сказал Иржи. И Ганика с Вааредом тоже. Я рад, что с Мамой Розой все в порядке. Но что стряслось у тебя?

- А наша малышка влюбилась - Ореховые, с плавающими в них золотинками, глаза старшего брата Альеэро пристально посмотрели в ее синие. А проблема в том, что тот, кто неожиданно вызвал это чувство, не упал к ее ногам, как все остальные. У него уже есть семья? Не может бросить дела? Или безразличен к тебе, Сани?

Та покраснела и закрыла руками лицо.

- Подожди делать выводы, пусть расскажет. Иржи мягко обнял и прижал ее к себе. Ну рассказывай, как вы познакомились?

И Сани, постепенно поборов смущение, рассказала все с того момента, как корабль занесло на скалы.

Выслушав сестру, первый же вывод, который сделал Альеэро, был о том, что любовь Теси к Риибату это здорово, но жить они будут только здесь, поскольку отпускать сестру под присмотр существа, который даже не озаботился элементарной защитой своей команды у чужих, потенциально враждебных берегов по меньшей мере, безрассудно.

- И этот Риибат единственный Кайрен, с которым мы дальше будем иметь дела. Надеюсь, характером он не в папеньку? От голоса Альеэро повеяло холодом.

- Может, мы не знаем каких-то подробностей? Раздумчиво сказал Иржи. Но, в любом случае, к этому непростому семейству, с удовольствием живущему на отшибе, стоит присмотреться.

- А Рейвен Анх мне понравился. Продолжил Альеэро. Похоже, сестренка, ты у этого железного существа стала единственной отдушиной после бесконечности лет, посвященных просто выживанию.

Старший брат тяжело вздохнул.

- Но ты никогда бы не приняла их уклад жизни. А он не может, после стольких лет тяжелой борьбы, все оставить. Да и никогда не сможет. Он только этим и жил: надеждой, верой, что когда-нибудь его родной край возродится и станет снова красивым и полным радости, света и магии. У него впереди много работы. И он это понимает и не может себе позволить отвлечься даже на тебя Жаль. Этот парень тебя достоин. А ты могла бы стать для него идеальной спутницей жизни. Только ему пока не до этого. Ему важнее обустроить свой огромный дом.

- У него уже есть женщина, - Сани шмыгнула носом. И они не женятся!

- Знаешь, сестренка, Судьба штука непредсказуемая Не расстраивайся и просто живи. Делай то, что должна делать.

Альеэро встал и походил по комнате в раздумье.

- Я договаривался с Эрайеном, что напишу научную работу по межмировым переносам, а он даст мне работу в Академии А Иржи надо учиться. Так что предлагаю тебе, Сани, ехать с нами и работать под моим руководством в Академии.

Та всплеснула руками и расхохоталась:

- Мне тут Колин Паат предлагал переехать в Вожерон. Сказал, что приобрел для нас домик. Только расходы пополам.

Рыжая бровь Альеэро поползла вверх.

- Надеюсь, ты отказалась в вежливой форме?

- Да, братик. Я была необычайно вежлива. Но, увы, дожидаться их отбытия не стала. Убежала сюда.

- Короче, подумай. Я буду заниматься алхимией. Помнится, тебе это тоже нравилось. Нет, домик, конечно, мы тоже можем купить, - все засмеялись, - но, думаю, дядя Лайконик с удовольствием выделит для нас несколько гостевых покоев.

- Я уже согласна. Сани взяла руки Иржи и Альеэро в свои и соединила их. Я верю, что все будет, как должно быть.

На порог домика упала чья-то тень.

- А про их приключения ты, конечно, забыла спросить?

В дверном проеме стояла босоногая Тата в розовом платье по колено, расшитым жемчугом.

- Татушка! Иржи подошел и, нагнувшись, поцеловал ее в заалевшую щечку. Рад тебя снова видеть!

- А ты, Альеэро, рад? Лукаво улыбнулась девушка.

- Без сомнения. Он подошел и обнял озерную царевну.

- Сани, - заблестела глазами Тата, - наш Альеэро все-таки стал мужчиной и перестал прятаться от женщин!

- Может, потому что он счастлив? Засмеялась Сани. А меня можно еще раз обнять?

- Если ты наденешь платье обязательно. Кивнул Альеэро и раскрыл объятья сестре.

- Спасибо, братик. Прошептала девушка ему на ухо.

- А не поплавать ли нам на яхте? Предложил Иржи. Нас ведь никто пока не ждет?

- Ура! Вдвоем закричали девчонки и затеребили Альеэро: - Поплыли, сейчас!

Когда оба светила стояли в зените, разморенные зноем воды еле текли среди заводей, а рыбины вообще ушли на дно, белая яхта выплыла из озера на речную стремнину.

- Мама! Завопила по мысленной связи молодая драконица, летящая в гости к Ромьенусам. Наш Иржи вернулся!

Глава девятая. Осенний бал.

Остаток лета промчался частью в поисках Ваареда и, затем, уже вместе с ним и ромаалом Гаником, малыша Таринки. Когда, наконец, все были доставлены во дворец, расселены, обласканы и абсолютно убеждены в том, что их никто никогда не оставит наедине с проблемами, Альеэро, Иржи и Сани смогли заняться и своими делами. Они полностью погрузились в визиты, приемы гостей и ночные переписи большой работы Альеэро, который твердо решил получить место преподавателя в Академии и постоянно быть рядом с Иржи. Они втроем разбирали листки и быстрые каракули, переводя их в удобочитаемые предложения, перемешанные со строчками формул и описанием опытов. И когда, наконец, толстый труд был закончен, вшит в обложку, на которой красовалось имя Альеэро Ромьенуса и название работы, Сани, Иржи и сам будущий профессор засобирались в Вожерон.

- Сани, - Теси с раннего утра уже сидела в комнате своей сестры, - ты все-таки решила уехать с нашими мальчиками? Ну, сама посуди, что тебе светит в Академии? Должность ассистентки? Или, того хуже, лаборантки?

- Не важно, - улыбнулась Сани, укладывая свои многочисленные туфельки, - я там буду занята делом. Кстати, дядя Лайконик незадолго до свадьбы Эрнаандо дает Осенний бал. И все женихи нашей земли у моих ног!

Теси кисло улыбнулась.

- Риибат тоже уезжает. Обещал в этом году закончить обучение. А я остаюсь одна!

- А Каарина? А Лаиса? А Вааред с Фариной и малышом? Уверяю, скучать тебе определенно не придется. Драконицы и так каждый день к нашим племянникам запросто летают. Думаю, еще пара помолвок к перелому года точно состоится! Представляешь, сколько визитов, праздничных ужинов, балов? А потом, ты же будешь нас навещать? Сани подняла голову и подмигнула. А то Риибат один, ему тяжело, грустно

- Ой, не трави душу! Кстати, - Теси переключилась на саму Сани, - ты почему сбежала от Паатов? Они, между прочим, приезжали тебя сватать! И были уверены в твоем согласии. Колин даже говорил, что делал тебе предложение!

- Да? Не помню! Легкомысленно пожала плечами Сани. А когда, он не говорил?

- Тогда я просто ничего не понимаю. Он в Академии так за тобой бегал Я и думала, что у вас все сладилось!

- Теси, за нами бегали все. Потому что мы веселые, красивые и с нами интересно. Так что есть ли смысл бросаться на того, кто первый приедет с обручальным колечком? Надо подумать, повыбирать. Может, подвернется Клан посостоятельней...

- Не замечала в тебе такой меркантильности!

- Милая моя сестренка, - Сани обняла Теси, - не надо пытаться навязывать счастье силой. Оно, как птица, любит простор. Запрешь этакое чудо в клетку, а оно, не выдержав цепей, просто умрет. Хорошо, если без неприятного запаха. Поэтому, какая разница, один Клан, другой Клан Пока я не найду того, на чьи сильные крылья можно опереться и взлететь к звездам

Сани отпустила сестру и снова вернулась к упаковке своего багажа.

Тогда Теси подняла голову и облегченно рассмеялась.

- Ты чего? Удивилась Сани.

- Тебя вчера на ужине не было, а Эрнаандо рассказывал, что Пааты уже сговорились с Нибуусами. Представляешь?

- Да ты что? Глаза Сани заискрились смехом. И кто попал под раздачу колец? Ниали или Милина?

- Милина. Помнишь, ей все время нравился Колин. Как праздник, она вечно торчит где-то около и ловит его взгляд

- Это отличная новость. И Клан богатый - Захихикала Сани. Теперь я спокойно смогу ходить на работу, не оглядываясь по сторонам. Хотя, вряд ли мы будем встречаться. Разные кафедры, разные здания. Да и Альеэро всегда будет рядом. Слушай, Теси, а поедем с нами! Проводишь своего Риибата, поболеем за Альеэро, а потом вернешься домой. А Эрнаандо тебя привезет!

Теси подумала и вскочила:

- А давай!

И все получилось так, как они задумали. Иржи, под почтительные шепотки студентов и преподавателей, начал учиться на втором курсе. Йожеф Теридель, вернувшись из Светлого Леса, все никак не мог наглядеться и нарадоваться на живого друга, в результате чего, бросив общежитие светлых, переселился к темным в комнату Иржи, хоть тот мягко сопротивлялся. Ведь у него иногда оставались ночевать брат Юори или отец Саэрэй, приезжающие по своим делам в Вожерон. А теперь к ним добавился еще и отец Йожефа Тонимэл, с удовольствием проводивший вечера в обществе мальчишек.

На Иржи навесили кучу дополнительных предметов, и лишь в редкий выходной ему удавалось покататься на яхте вместе с Альеэро, который получил профессорское звание и кафедру после ушедшего на покой профессора Тоомина.

А Сани с головой погрузилась в работу, которую ей поручил довести до ума братец. И это были дальние переносы. Удивительное и перспективное задание! Миниатюрные и недорогие порталы по материку и, девушка даже боялась об этом загадывать, на острова и дальше туда, где колышутся под теплым ветром высокие травы.

Время летело быстро. И вот Глава Клана Саламандр, он же выборный Глава Совета Кланов, Лайконик объявил о предстоящем осеннем бале. Приглашения, как всегда, были разосланы всем Эльфийским и Гномским Королям, человеческим знатным фамилиям, а также во все Семьи континента. Темой этой осени стал эльфийский лес с его сребролистными деревьями и маскарад. Организаторы бала вспомнили о моде позапрошлого века, узких дамских платьях, напоминающих туники, но зато выгодно подчеркивающих все достоинства фигуры, а также кружевной отделке шелковых масок, беретов и плотных вуалей, скрывающих волосы.

Так как организатором стал любящий подобные развлечения, а также женщин, Риалон, то советчиками по стилю стали его ближайшие друзья Ромьенусы, которым надоел ежегодный ажиотаж вокруг своих неженатых рыжеволосых персон. Причины прятаться были и у Сани, которая очень любила танцевать, но не любила, когда молодые мужчины, выясняя между собой отношения, мешали ей это делать.

И вот темно-зеленое струящееся платье с открытыми плечами из эльфийского шелка висело в ее гардеробной. Черная полумаска и черный берет с большим пером тоже ждали своего торжественного выхода. Когда Сани в первый раз надела костюм в присутствии портнихи, то не узнала саму себя. Огненные локоны спрятались под плотно облегающим волосы головным убором. Черное перо падало сзади на плечо, прикрытое черными тонкими кружевами. Платье, присборенное под грудью и на спинке, легкими волнами очаровательно колыхалось при ходьбе, а когда Сани начинала кружиться, складки расправлялись, и из-под юбки показывались прелестные ножки в черных туфельках на невысоком каблучке. К платью с рукавчиками, спускающимися с округлых плеч только до локтя, Сани заказала кружевные перчатки. И ее новый облик, в котором не было ни одного рыжего всполоха, нравился ей все больше и больше.

Под чутким руководством Риалона, который насильно вытащил упирающихся в работу и учебу Альеэро и Иржи к своему портному, младшему Ромьенусу и Сааминьшу сшили превосходные легкие костюмы и белые кружевные рубахи. Ну а их полумаски и береты были точь-в-точь, как у Сани. Ей очень хотелось, чтобы ее кавалерами на балу были именно они, за последнее время ставшие в ее жизни самыми дорогими и близкими существами.

И вот в Академии студентам дали целых три выходных дня, а преподавательский состав, во главе с Эрайеном, отправился на бал. Дворец Лайконика сиял, словно оба светила забрались внутрь, чтобы хорошенько рассмотреть все великолепие убранства и посоревноваться в блеске с континентальной знатью, с головы до застежек на туфлях увешанной драгоценностями. Ах, как много свадебных договоров заключалось на этих балах! Ну где еще молодая девушка, сидящая дома, может познакомиться с достойным ее парнем? Конечно же, на празднике! И Лайконик, отяготив свой бюджет двумя ежегодными балами, тихо радовался и надеялся, что и его мальчик когда-нибудь подыщет здесь себе пару. Но пока он был молод, и общество подростков Сааминьшей и Ромьенусов привлекало его куда больше томных вздохов и девичьей красоты.

Приглашенные на Осенний бал эльфы, наконец, оставили свое спесивое величие и соизволили приехать. Роскошь покоев, кружащиеся в воздухе серебристые листья их родных деревьев, а также мелкий иллюзорный дождик создавали настолько лиричное настроение, что Король Светлого Леса Тириэл даже прослезился. Где-то негромко играл эльфийский оркестр маэстро Залесеня. Но его музыку слышно было решительно везде. Красивые человеческие и тролльи девушки-официантки с улыбками разносили напитки и легкую закуску. А парни собирали посуду. К парадному подъезду постоянно подъезжали все новые экипажи. Их было настолько много, что принимающая сторона периодически меняла свой состав. К гостям с приветствием выходил то сам Лайконик, то ректор Эрайен, то Эрнаандо Ромьенус с Риалоном и Луисо Ромьенусом, а то и Саэрэй Сааминьш с сыном Юори.

К девятому обороту, когда горизонта уже коснулось оранжевое светило, поток подъезжающих карет иссяк, а залы, гостиные и даже дворцовый парк наполнились улыбающимися, танцующими и флиртующими масками, Лайконик объявил начало бала. И вот тут грянула музыка! Кажется, ее отзвуки слышались даже в Вожероне!

Первыми в круг танцующих встали Лайконик с супругой и члены Совета Кланов со своими дамами. И хоть все были в масках, но не узнать высокого и крепкого ректора Эрайена было просто невозможно! Он бережно и нежно вел в танце миниатюрную девушку в зеленом платье и черном берете. Когда фигуры танца позволяли им подойти поближе, он что-то говорил ей на ушко, а она улыбалась и стреляла по сторонам озорными глазами. Эрнаандо, которого тоже все узнали, никак не хотел выпускать из своих рук сероглазую партнершу в черной полумаске, аналоги которой красовались на личиках многих женщин. Мужчины возмущенно зашептались: все дамы были словно на одно лицо! А кумушки-мамушки ревниво пытались разглядеть красотку, которая отняла у их дочерей шанс понравиться Эрнаандо.

Сани, протанцевав первый танец с ректором, который восхищался балом, женщинами, ей в частности, и весьма сожалел, что личико скрывает маска, во втором танце закружилась с братом Альеэро, под черным беретом которого совершенно не было видно медных волос. Ей этот тур доставил несказанное удовольствие, поскольку танцевал братец превосходно. Потом ее подхватил Иржи. Им достался веселый парный танец, в котором кавалер девушку не только кружит, но и подбрасывает кверху и ловит в тесные объятия. И они так весело летали по залу, что многие молодые парочки пристроились за ними, образовав длинную гусеницу, а потом и круг. Когда же кавалеры, подхватив своих дам за талию, подбрасывали их в воздух, а потом ловили, девушки дружно визжали так, что некоторые музыкальные ноты оказались потерянными в этом ярком звуке женского восторга.

Старшее поколение, протанцевав пару танцев и утомившись громкими звуками, а также мелькающей молодежью, постепенно переходило в столовую, где под выставленные вина и закуски хорошо и душевно рассуждалось о ценах и политике, а младшее, наконец, оказалось предоставлено самим себе. И кое-где тайком, в темном уголке у окошка или портьеры, приподнималась маска. А в раскидистых кустах сада раздавались первые, еще робкие, но полные надежд, звуки поцелуев.

Альеэро, извинившись перед сестрой, отошел к братьям, а Иржи, на один танец поручив Сани заботам Йожефа, ненадолго удалился выпить воды. Эльф Теридель, торжественно проведя свою партнершу по залу в классическом медленном танце, посмотрел по сторонам поверх ее головы и, поцеловав ручку, попросил немного отдохнуть в кресле, пока он принесет ей сок. Девушка с удовольствием присела рядом с раскрытым окном, в которое вливалась легким дуновением ветерка ночная свежесть. Оглянувшись вокруг, она неожиданно заметила, что в этом милом уголке зала совсем мало народу, да и те, кто находился рядом щебечущие друг другу на ухо парочки. Теридель, впрочем, как и Иржи с Альеэро, как-то не спешили возвращаться, хотя по очереди помахали ей от стола. Тогда она встала и выглянула в черное окно. Из-за яркой парковой подсветки звезды выглядели тусклыми и блеклыми светляками. Она вздохнула и, снова поворачиваясь к залу, неожиданно увидела рядом с собой высокую мужскую фигуру в модном черном костюме, белой рубахе и черной, как и у всех ее родственников, полумаске и берете. Мужчина улыбался и молча протягивал ей бокал с апельсиновым соком.

- Спасибо! Она взяла бокал и случайно коснулась своими пальцами его руки. И в ее не ожидающую подвоха душу буйным ураганом влетела такая знакомая энергетика вольных прерий, жаркого полдня и светляковой ночи А еще табунов рыжих линнов, нескончаемым и бурным потоком перемещающихся по высоким и бескрайним травам!

Рука дрогнула, чуть не выронив сок. С сильным волнением она вгляделась в синие очи, обрамленные маской.

- Анх ты

Она провела рукой по лбу, словно смахивая невидимую прядь.

- Я. Он улыбнулся, и в полумраке зала блеснули белые ровные зубы. Я приехал к тебе, Сани.

- Зачем я только научилась быть без тебя

- Мне не давали покоя твои слова, Сани, что в любом случае ты не останешься со мной, - он взял ее под руку, а она с наслаждением вдохнула такой близкий, желанный запах с ноткой незнакомого парфюма, только подчеркивающего его привлекательность и неотразимость. И я пришел посмотреть на ваше общество, на то, как ты живешь и познакомиться с твоими родными.

- Вот как? Она наклонила голову и лукаво посмотрела на мужчину. Не боишься? У нас все друг друга знают, а незнакомцев не очень-то любят!

- Но ведь ты меня любишь? Он завладел ее ладошками и поцеловал их одну за другой. Пойдем танцевать!

- А ты умеешь? Изумилась она.

- Когда-то я не только пас линнов. В нашем дворце тоже были балы. И девушки с парнями надеялись на светлое будущее - Он вздохнул.

- Прости. Она на мгновение прижалась лбом к его плечу.

- Не важно. Сегодня праздник, и мы будем танцевать!

И он легко ввел ее в круг танцующих и закрутил в медленном, плавном танце.

Как хорошо, что лицо скрывает маска! Оно пылало, словно закат оранжевого светила на морской волне. Она немного пришла в себя, когда они протанцевали полный круг по залу. И вместе с этим в ее голове оформилась мысль, что ни братья, ни Иржи, ни Теридель даже не поинтересовались, а с кем это она танцует? Кружась под музыку с кружившим ей голову Рейвеном Анхом, она поискала глазами своих близких. Троица ее братьев, а с ними Риалон, Эрайен, Иржи и Йожеф Теридель стояли у стеночки и улыбались, глядя на их пару. «Так они все знают!» - осенило ее. «Но откуда?»

- Сани, Сани, - покачал головой смеющийся Анх, - ты снова задаешься неправильными вопросами!

- Не буду! Улыбнулась она. Может, выйдем в парк?

- А ты не устала? Кушать, пить не хочешь?

- Перестань. Разве мы не маги?

- Тогда идем!

Он перехватил ее ручку и повел на веранду, откуда широкие ступени вели сначала в розарий, а уже из него в парк.

- Анх, я действительно, очень рада Я думала, что никогда больше не увижу тебя!

- Глупости. Он стянул маску и положил в карман. А потом аккуратно снял маску с Сани. Вот так намного лучше!

Они быстро ушли с аллеи и углубились в заросли, по которым шла еле заметная дорожка. Фонарей здесь почти не было, а гостей не наблюдалось вовсе.

Он остановился и, не спрашивая разрешения, крепко обнял ее.

- Малыш, я так скучал! Я тоже думал, что могу справиться. Оказывается, когда перестаешь себя держать в ежеминутном напряжении, вдруг понимаешь, что ты далеко не Бог. И тебе не под силу изжить проросшее в сердце чувство!

Сани счастливо дышала у него на груди, обхватив руками за спину.

- А я тебя видела где-то четыре декады назад. Я звала тебя!

- Да, малыш. Я тоже видел. Мы это умеем, а ты наша. Ты тоже потомок друидов. Я тебя научу, и мы сможем видеться каждый день после того, как я уеду.

- Уедешь

- Я не могу бросить свой мир. Кстати, можешь поздравить: меня короновали древней короной моих предков.

- Так ты теперь Ваше Величество? Сани хмыкнула и сузила глаза. Поздравляю. Но Королю нужна супруга, Королева. И как скоро я смогу поздравить Вас с женитьбой? Все-таки милорду несолидно пользоваться общими дамами.

Анх взял ее за плечи, отлепил от себя и посмотрел на расстроенное лицо. А потом захохотал.

- Какая ты еще малышка! Он нежно поднял ее личико ладонью и прошептал прямо в губы: - Я подожду, когда ты вырастешь. И слегка коснулся губами ее губ. И не женюсь без твоего одобрения!

Она уперлась руками ему в грудь. Сердце под белой рубахой стучало часто-часто. Но зачем же так обидно говорить? Ведь он все понимает, знает, что она влюблена в него мысль о том, что этот невыносимый, заносчивый, порой такой чужой, но все-таки самый любимый мужчина намерен жениться только из-за того, что так принято, обожгла ее душу и вылилась слезами, которыми она с удовольствием вымочила его рубаху.

- Ну, перестань, птичка! То чирикала от радости, то плачешь от горя. Что случилось? он отнял ее зареванное лицо от своей груди и нежно поцеловал глаза, а потом жадно, без соблюдения всяческих приличий, впился в губы.

Какой же это был восторг! Голова у девушки кружилась, а Вселенная казалась огромным танцевальным залом, по звездному паркету которого они летели в прекрасную и счастливую бесконечность!

Когда они рассоединились и единое снова стало двумя, Сани прошептала:

- Ты никогда меня не забудешь, Анх?

- Разве можно забыть самую прекрасную линну моего табуна?

- Ты все смеешься!

- Нет, я серьезен, как никогда. Однажды я стану старым, а это будет совсем не скоро, и уже не смогу скакать наперегонки с ветром, я обязательно вспомню рыжую гриву и синие огромные глаза, так ждущие от этой жизни чуда!

- Это ты об Илзе?

Анх снова рассмеялся, но тут же стал задумчивым.

- Пойдем, малыш. Нехорошо заставлять твоих родных волноваться.

- Так мне не показалось, что они догадываются?

- Малыш, я хоть сын друидов, но не ясновидящий. Как ты думаешь, почему я появился здесь именно в этот день?

- Тебя позвали на бал - догадалась Сани.

- На переговоры, милая. Надеюсь, мне удастся дружеским образом уболтать ваш Совет Кланов.

- А я думала, ты ради меня

- А я думал, что ради меня твои очи не будут лить слезы, а улыбнутся и станут счастливыми. Знаешь, - он округлил глаза, в которых плясали далекие смешинки, - я так боюсь вашего Совета! Такие солидные существа Они меня не побьют за эту войну?

Они медленно шли по аллее обратно ко дворцу. Гуляющие парочки с любопытством рассматривали нового, никому не знакомого кавалера блистательной Ромьенус.

- Если тебя не побила я, можешь считать, что все обойдется. Сани улыбнулась и надела на лицо маску.

- Зачем? Удивился Анх. Ты такая красавица!

- Вот как раз по этому. Ты же не хочешь отгонять желающих потанцевать со мной?

Вместо ответа он поцеловал ей ручку.

- А почему ты хотела меня побить? Неужели кто-то из вашей семьи пострадал? Мне бы этого совсем не хотелось.

- Пострадал. Мой брат, который умер, чтобы убить даймонов.

- Постой, но эйрсан жив! Он твой брат? Анх с изумлением посмотрел на Сани.

Девушка не ответила, но с гордостью задрала носик.

Несколько шагов они прошли, не разговаривая, но Сани раскланивалась с теми, кто ее все-таки узнал.

- Я тебя сейчас познакомлю со своей семьей. Приняла она решение и решительно потянула его в распахнутую дверь, в которую в это время выходил Колин Паат.

Конечно, узнать девушку даже со спрятанными волосами ему не составило никакого труда. Под руку с ним шла его невеста Милина. Однако он остановился и, изумленно взглянув на Сани, уперся взглядом в Анха.

- Не может быть! Громко сказал он. Ты отказала мне ради вот этого?

Глаза Анха полыхнули таким космическим холодом и вполне ощутимым присутствием смерти, что Колин, дернув за руку подругу, пробормотал ругательства и понесся в парк, даже не извинившись перед обеими дамами.

- Не заморачивайся! Сани, не обращая внимания уже ни на кого, тащила Анха к стоящим рядом с Лайкоником и Эрайеном братьям.

В залах гремела музыка. Молодежь танцевала, а отцы и матери семейств прогуливались вдоль стеночек, с гордостью глядя на своих красивых и веселых детей. В воздухе кружились листья, а иллюзорные лужицы под ногами брызгали водой и отражали в потолок и стены качающиеся блики. Сани, под руку с Рейвеном Анхом, чинно подошла к братьям и подтянувшемуся сюда же Совету Кланов. Иржи, появившийся сбоку, подмигнул Сани и кивнул заморскому Королю, как старому знакомому. А потом поманил всех за собой. Мужчины, поцеловав дамам ручки и тяжко вздохнув: «Работа!», быстренько уходили во внутренние помещения дворца. Иржи, то и дело оглядываясь, но не снимая маску, вел их в кабинет Лайконика.

Но, когда все вошли в него и расселись, маски были сняты, а на лица надет вполне деловой и суровый вид. Иржи тоже снял непременные атрибуты сегодняшнего бала, и черные короткие волосы упали на плечи. Мужчины с одобрением посмотрели на невысокого парнишку, после своего возвращения занявшего, по их просьбе, место в Совете.

Все постепенно рассаживались, перешучиваясь и вспоминая недавние смешные моменты, произошедшие на балу. Риалон с восторгом рассказывал, как один перебравший вина кавалер во время танцев налетел своей партнершей из Клана Кроликов прямо на официантку с подносом, на котором стояли бокалы. Визг, писк, ругань и, финальным аккордом плюха весьма потешили окружающую публику. Если бы это произошло с кем-нибудь другим, Риалон бы и не обратил внимания: ну, толкнули, ну, опрокинули ерунда! Но к Кроликам он был настолько неравнодушен, что искренне радовался происшествию, словно ребенок. Но вот успокоился и он.

- Господа! Обратился Иржи к окружающим членам Совета, догадывающимся, что от бала их оторвали из-за этого высокого незнакомца, сверкающего синими глазами. А если принять во внимание, что для семейства Ромьенус и Эрайена этот мужчина незнакомцем не был, а Алессан и вовсе не отходила от него, выводы напрашивались весьма неоднозначные.

- Господа! Еще раз сказал младший Сааминьш. Я хочу познакомить всех вас с нашим гостем, Королем заморских земель, господином Рейвеном Анхом Симайеном.

Главы Кланов удивленно зашептались, а несдержанный молодой Инваар Роолен даже вскочил и возмущенно выкрикнул:

- Но мы же с ними только воевали! Иржи! Он с укоризной посмотрел на Сааминьша. Зачем ты его притащил?

- Тихо, господа! Ректор Эрайен подошел к стоящему Анху и пожал ему руку. Я приветствую Вас, господин Симайен. Очень рад, что Вы выбрали время и пожаловали к нам в гости. Присаживайтесь, прошу Вас!

Анх и Сани сели к общему столу. Расстояние между их стульями было прилично минимальным.

- Конечно, все присутствующие знают, - продолжил Эрайен, - что на том континенте побывала наша экспедиция. С результатами ее работы желающие могут ознакомиться в Академии. Но, самое главное, мы, - Эрайен взглянул на Анха, - достигли более-менее определенного согласия по некоторым ключевым вопросам. Мы согласны с тем утверждением другой стороны, что на протяжении столетий их мир активно поглощали даймоны, выпивая магию и силы не только его жителей, но и животных, растений, а также самой земли. Что можно было сделать с порождениями Хаоса?

- Но мы справились! Выкрикнул все тот же Роолен. Мы их победили!

- Инваар, не мы, - Эрайен снисходительно посмотрел на молодого парня, только первый сезон занимающегося глобальной политикой континента под непосредственным присмотром отца. - А Иржи Сааминьш. Чувствуешь разницу? Так вот, господин Симайен сохранил если не тела, то души и образы своей земли. И это огромный подвиг. Так вот, соседний материк согласен общаться с нами и даже сотрудничать в некоторых вопросах при условии, что мы не станем лезть в их жизнь и навязывать свой порядок, а также своих представителей с непрошенной помощью.

- Ну и зачем тогда нам общаться? Спросил Глава Рысей. Они сами по себе, мы тоже. Всем хорошо и спокойно.

- Конечно, господин Месиин. Спокойно. Мы так и жили, даже не подозревая, что на другом краю земли происходит такая трагедия. Думаю, она научила нас не прятаться друг от друга, а наоборот, со всем почтительнейшим вниманием относиться к проблемам и бедам друг друга. У нас много магических и технических наработок. А у таившихся потомков друидов еще больше. У них совершенно удивительная связь, действующая в любом месте континента, Предприятия, использующие в качестве движущей силы магию изнанки А у нас есть эльфы, рвущиеся сажать леса. Есть семена и хорошие маги, готовые, при желании господина Симайена, будить спящую энергию земли. Так что у каждой стороны есть, что предложить другой и найти общие точки соприкосновения. Я рад, что господин Симайен, при полной загруженности делами своего мира, нанес нам визит. И мы от всей души хотим показать ему нашу природу, наши предприятия и нашу чудесную Академию. Господа, может, кто-то хочет пригласить его в гости?

Голос ректора Эрайена просто сочился приветливостью и заботой. В глазах Анха тихо плескался смех. А Сани скрестила пальцы и молила Богов, чтобы братья предложили Королю свое гостеприимство. И пока члены Совета размышляли над такой непростой темой, Иржи встал со стула и, подойдя к Анху, хлопнул того по плечу:

- У меня еще два выходных дня и чудесные родственники. Приглашаю тебя к нам со всем нижайшим почтением к твоей коронованной особе. И, несмотря на слегка панибратский тон, он вежливо поклонился.

- Что ж. Анх встал и окинул собрание спокойным и внимательным взглядом. В чужих умах уже вихрились сомнения, возможная выгода, а кое у кого даже зависть к этой шустрой семейке Ромьенусов-Сааминьшей, заполучившей к себе такую неординарную личность. Я согласен, Иржи.

Рыжие Ромьенусы, не дожидаясь официального окончания Совета, шумно встали со своих стульев и вместе подошли к заморскому государю.

- Эрнаандо. Протянул ладонь Глава Клана. Приятно познакомиться!

Анх вежливо пожал руку и кивнул головой.

- Луисо. Средний брат улыбнулся. Это я командовал нашими войсками.

- Бывает. Пожал плечами Анх.

- Альеэро. Ореховые глаза, мазнув по лицу Анха, переместились за его плечо, где стояла их сестра Сани, словно прикрывая спину Повелителя.

- Спасибо! Серьезно ответил иноземец и даже поклонился младшему брату.

- Обращайтесь. Ответил тот. Если что.

Вслед за братьями Ромьенусами к нему подошли отец и сын Сааминьши, подтвердив приглашение Иржи со всем возможным уважением к такой высокой особе. Лайконик спросил про существующую банковскую систему, но получил ответом лишь кислую улыбку.

- Мы работаем над этим! Серьезно добавил Король.

- Вот и чудесно, - обрадовался тот, - как только появится надобность, я к Вашим услугам.

И он ободряюще кивнул Королю. При всей своей склонности к философии и некоторой мечтательности, господин Лайконик был весьма грамотным дельцом, а его долина самой богатой на этом материке.

Кое-кто из присутствующих тоже подходил знакомиться и пытался сразу же прощупать интересующие вопросы, однако Рейвен Анх отделывался дежурной улыбкой и расплывчатыми ответами. Но вот, наконец, Иржи, привлекая внимание к себе, сообщил, что гость устал, визит этот первый и ознакомительный, да и жены без танцев уже скучают. А еще в столовой всех ждет хоть и поздний, но роскошный ужин. Члены Совета поняли правильно и, негромко переговариваясь, выходили из кабинета в захваченный громкой музыкой дворец. К парню, хоть на вид он был совсем юным, всегда прислушивались.

- Санюшка, - Иржи подошел к девушке и поцеловал ей руку, - я заберу твоего Анха на ночь. А завтра верну тебе, обещаю!

- Конечно. Вздохнула она. Правила необходимо соблюдать. А мне, как члену семьи Ромьенус, особенно. На нас ведь смотрят все.

- Да, дорогая, ты все поняла правильно. Тихо прошептал он. - Пойдемте, Ваше Величество, - отойдя от девушки, он обратился к Анху. Оставим молодежи веселье, а сами займемся насущными проблемами.

- Как скажешь, эйрсан.

Анх лишь глазами улыбнулся Сани, когда брат Луисо взял ее под руку и увел в танцевальный зал. В кабинете остались Лайконик, Эрайен, Сааминьши и Эрнаандо с Альеэро. Саэрэй дотронулся до плеча Иржи:

- Сынок, в вашем распоряжении наш замок. Не хочу быть невежливым, но думаю, наше общество сейчас вам не нужно. Увидимся завтра?

- Да, отец. Парень улыбнулся и наклонил голову.

- Вот и славно, а то моя женушка еще не натанцевалась, - буркнул Саэрэй и поклонившись оставшимся, направился к выходу.

Юори, замешкавшись, поскольку его интересовали решительно все дела младшего брата, замер в нерешительности.

- До завтра, братец! Любезно попрощался Иржи, намекнув, что в этот раз он тут лишний.

Старший коротко поклонился и вышел.

Эрайен взял под руку Эрнаандо.

- Что скажешь, не пойти ли нам поужинать?

- Непременно. Ждем Вас завтра к обеду. И всех Сааминьшей тоже!

- Конечно, - согласился Иржи.

И в кабинете остались только Лайконик, Анх, Иржи и Альеэро.

- Ну что, молодежь, - Лайконик потер поясницу, - не пора ли вам туда, куда вы хотели отправиться?

- Спасибо, дядя Лайконик, - поклонились Иржи и Альеэро, а Анх пожал Главе Совета руку.

- Ты не стесняйся, заходи, когда появятся вопросы. Глава внимательно посмотрел на Анха. Поговорим, пообсуждаем

- Спасибо! Анх поклонился, приложив к груди руку.

- Ну что, на озера? Спросил Альеэро Иржи, выйдя за дверь.

- Да, - улыбнулся парнишка. Анх, такой красоты ты еще не видал! И, кроме того, там тебя ждет интересная встреча.

- Вот как?

- О, да! Идем.

И, взяв Рейвена Анха за руки, они унеслись на озера.

Сани, меланхолично протанцевавшая пару танцев с братом Луисо, а затем еще танец с Йожефом Териделем, сидела за роскошно накрытым столом, механически улыбаясь обращавшимся к ней гостям и отвечая «да» и «нет» на какие-то заданные вопросы, поскольку мысли витали в тех краях, где сейчас могли быть братья и ее Анх. Хотя, какой он ее? Она вздохнула. Да, девушка теперь отдавала себе отчет, что этот высокий красавец с синими насмешливыми глазами и вечной настороженностью живущего в своих тайнах существа, настолько тронул ее сердце, что душа плакала от того, что она никогда не сможет быть рядом с ним. И видеться они смогут только тогда, когда дела снова приведут его на этот континент. Да и то в присутствии братьев. А вот к нему точно не отпустят. Она понимала, что развития их отношений никогда не будет, уж слишком разным было понимание, какой должна быть семья и ее место в мире. А Эрнаандо, хорошенько подумав, вообще может сосватать ее в какой-нибудь добрососедский Клан

Она встала из-за стола и медленно пошла к окну. Когда отсюда ушел Анх, бал для нее закончился, и она захотела уйти. Вот только куда? В свои покои во дворце? Нет, ее уже раздражало чужое веселье и навязчивая музыка. Домой, в город Темной Воды? В родном дворце только малыши и няньки

Сзади кто-то тихонько подошел и обнял ее за талию. Она обернулась.

- Теси! А где Риибат?

- Там, разговаривает с Йожефом. Ты многое скрыла от меня, сестренка! Этот странный чужеземец тебе нравится? Что с тобой там, на том материке случилось? У нас парни гораздо красивее. Он тебе действительно нужен?

- Нужен, Теси. Только рядом с ним я поняла, что любовь это полет к высоким сияющим сферам, где может жить лишь Творец, да наши Иржи с Альеэро. Но, к сожалению, вместе нам быть не суждено. У них приняты иные отношения. И если так случится, что я ему надоем, он спокойно расстанется со мной, а то и подарит какому-нибудь другу!

- Ужас! Теси погладила сестру по плечу. Но ты ведь справишься?

- Не сомневайся, сестренка. Через два дня он уедет, а я останусь. Работа в Академии хорошо отвлекает от грусти и несбывшихся надежд. Пойдем к Эрнаандо, я хочу отпроситься у него домой.

И девушки, взявшись за руки, подошли к Главе Клана.

- Братец, Сани хочет домой. Кротким голосом сказала Теси. Ты проводишь ее в наш дворец?

Эрнаандо, который хотел еще потанцевать со своей невестой, вздохнул:

- Теси, проводи ее до портала. Иди, Сани, отдыхай!

- Спасибо, братец! Обе девушки присели в поклоне и медленно вышли из зала.

Как только они немного углубились в дворцовые переходы, Теси спросила:

- Как ты думаешь, куда мог Иржи увести твоего Рейвена?

- Не знаю

- Сестра, ты совсем потеряла голову! Скорбно поджала губки Теси и рассмеялась. Иди, переодевайся и лети на озера! Наверняка они тебя давно ждут, а ты все горюешь и совсем, совсем не думаешь! Иди, бегом!

- Точно! Спасибо, милая! Сани поцеловала сестру и опрометью бросилась переодеваться.

И уже через пол-оборота синяя змейка летела в сторону Озерного Края.

На теплых деревянных мостках, купая босые ноги в теплой воде, сидели трое мужчин и одна маленькая голубоглазая девушка. Она всплескивала ручками, восторгалась и с удовольствием дотрагивалась до руки высокого черноволосого мужчины с яркими синими глазами. Он улыбался.

- Ах, - говорила девушка, - ты такой наш! Родная магия! А я-то лишний раз и колдовать-то боюсь, вдруг кто почует? Вот мы с отцом и прячемся!

- А поехали к нам жить - предложил мужчина, глядя на девушку. Правда, свободной воды у нас пока нет, но, пока вы думаете, у нас и реки, и озера появятся!

- Ой, ну прямо не знаю - затрепетала ресничками и заалела румянцем Тата, - такое заманчивое предложение!

А сама из-под ресниц бросила внимательный взгляд на Альеэро, который откровенно улыбался, глядя на этот вполне невинный флирт.

- А у него уже есть девушка. Вдруг встрял Иржи. Так что сто раз подумай, подруга, менять ли тебе нас, таких привычных и красивых, на пахнущего изнанкой незнакомца, который пока только обещает. А вот сделает ли?

Иржи отсалютовал бокалом и отпил золотого вина, ящик которого на всякий случай постоянно ночевал в домике под кроватью.

- А подробнее про девушку можно? Ласковым голосом попросил Альеэро. Когда он так разговаривал, значит, ему что-то в собеседнике весьма не нравилось.

- Я не монах. Хмыкнул Анх. А позволить себе постоянные отношения в те годы подписать матери и ребенку смертный приговор.

- У вас что, совсем не рожали? Удивился Альеэро.

- Только люди и эльфы. Потом последние перевелись, поскольку воспроизводили себе подобных очень редко. А мы нет. У нас инкубаторы.

- Но почему?

- Во время родов выделяется колоссальное количество свободной энергии. Боль, страх, а затем счастье и радость идеальная пища для даймонов. Они находили рожениц и, если мы не прятали их до родов, выпивали досуха. Оставались лишь мумифицированные физические оболочки и полностью истощенная аура. Души не могли выйти в древо. Не хватало сил - Анх залпом выпил бокал и налил еще. И я сделал так, чтобы наши женщины вообще не могли рожать. На генном уровне.

- Ты гигант! С уважением произнес Альеэро. Только как же дальше? Сейчас-то уже можно?

- Можно, - согласился Анх, - только должно вырасти новое поколение. Я уже внес изменения. И созревающие в наших «колыбелях» детишки смогут сами зачинать и вынашивать детей.

- Дурак! Вдруг громко сказала Тата. Ты лишил своих женщин самого великого смысла их жизни. И сделал из них шлюх.

- Я об этом не думал. Пожал плечами Анх. Тогда главным было выжить и сберечь души.

- Я к тебе не поеду. Решила Тата. Лучше останусь тут. Альеэро, - слегка пьяная водяная красавица встала и перешла к Ромьенусу. Миленький, сделай мне ребеночка! Рыженького, как ты!

- А черненького не хочешь? Хмыкнул Иржи. Смотри, какие мужчины вокруг тебя!

- Ты-то мужчина? Тата посмотрела на парня и расхохоталась. Ты, маленький художник, еще до меня не дорос!

- Я пошутил. Иржи отставил бокал и потянулся, упрямо не замечая нахмуренные брови Альеэро. Какие прекрасные и волшебные сегодня звезды!

- Бестолочь! Альеэро поднял руку и взлохматил черные волосы друга. Лучше расскажите, где вы успели познакомиться?

- Это было неожиданно. Начал рассказывать Анх. Сижу я в лаборатории, записываю результаты одного важного алхимического опыта и раздумываю, почему никак не получается тот результат, которого, как я считал, вполне мог достичь Вдруг под одной из колб, завязанных между собой в сеть, сам собой вспыхивает, а потом сразу опадает огонь. И тут я вижу, как на выходе медленно вытекает капля искомого вещества! О, мой восторг был полным!

- А что ты пытался получить? перебил его фанат алхимии Альеэро.

- Так тебе что рассказать вперед? Историю знакомства или проще сразу выложить цепочки формул?

Иржи рассмеялся и прикоснулся краем бокала к бокалу Таты:

- За осуществление всех надежд!

Альеэро и Анх тут же к ним присоединились, и над спящим озером поплыл переливающийся хрустальный звон.

- Хороший тост. Продолжай, Анх! Попросила Тата.

- И только потом я заметил сидящую фигуру на стуле в углу. Сначала я растерялся. Незаметно для меня никто не может появиться рядом! Что за ерунда? Сначала я подумал про кем-то забытую иллюзию или слепок чьей-то ауры, но фигура выпрямилась, посмотрела на меня черными глазюками и поинтересовалась: «Ты Анх?». Не поверите, но я подпрыгнул. За столько столетий нервы совсем сдали. Посокрушался улыбающийся Анх. И, самое главное, я не чувствовал, что за существо передо мной. И вот он встал со стула и подошел ко мне. Я пытался выставить защиту, но он легко отмахнул ее рукой. А потом я увидел

- Что? Поторопила любопытная Тата.

- Свет и крылья. И я упал на колени. Я вдруг понял, кто пришел ко мне этой ночью. Наш избавитель - Он помолчал, а потом взглянул на ерзающую Тату. Да, это был Иржи. Эйрсан, Хранитель Древа. Мы долго разговаривали. Рассказывал я, потом он. И вот я здесь.

Бокалы были наполнены и снова выпиты.

- Послушай, - Альеэро внимательно посмотрел на Анха, - а с моей сестрой у тебя это серьезно?

- Я не знаю. Он взглянул на тут же нахмурившегося Альеэро. Мне просто не с чем сравнивать. Понимаешь, мне хочется поднять ее на руки и полететь вместе к звездам. Хочется подарить весь мир, но у меня в руках только разоренный материк. Хочется сжимать ее в объятиях и целовать до головокружения - Он опустил голову. Я говорил с ней. Сани сказала, что у вас принято жить одной парой всю жизнь. Мои родители тоже были парой Но это было так давно! И что я могу ей предложить, Альеэро? Оставить свой мир я не могу и не хочу. Это моя Родина, какой бы нищей и несчастной она ни была. А Сани привыкла к роскоши дворца, хорошей одежде, определенным правилам поведения. Разве я могу ей это дать? Мой дом лаборатории и прерии. И постоянные заботы. Я отвечаю за всех и все. Понимаешь?

- Понимаю. Кивнул Альеэро. И ради счастья своей сестры готов тебе помочь. Да что там я наши семьи сделают все, чтобы ты и она были счастливы вместе. И вообще, у нас много красивых невест. Думаю, твоим мальчикам пора выходить в свет. Вот, например, Тата!

- Э, нет! Мне обещали жениха из другого мира! Если ты, Альеэро, не передумаешь

Мостки вдруг слегка прогнулись еще под весом одного тела. Тата подмигнула и, приложив пальчик к губам, неожиданно оказалась на коленях опешившего Анха, а ее руки обняли его шею.

- Какой же ты красивый! Пьяно затянула она.

Мальчишки все поняли и подхватили отставленные в сторону бокалы.

- Вот это картинка! Раздался в темноте изумленный девичий голос. Значит, вот чем вы тут занимаетесь?

От домика на сваях к ним шла Сани в длинной тунике, коротеньких брючках и босиком.

- Тата! Не надо на ходу придумывать нелепые истории о внезапно вспыхнувшей любви! Все равно не поверю! Ну-ка, любители золотого напитка, двигайтесь, и налейте мне тоже! Бесцеремонно подвинув Альеэро в сторону, она села между Иржи и Анхом. Тата вздохнула и слезла с чужих колен:

- Вот почему тебя не проведешь? Даже не приревновала!

Иржи налил Сани вина и аккуратно прикоснулся своим бокалом к ее:

- Потому что она чувствует то, что ты так давно скрываешь сама от себя. За любовь!

- За взаимную любовь! дополнила Тата.

- За Вселенскую Любовь! продолжил Альеэро.

- За Любовь, побеждающую все преграды! Подытожил Анх и осушил бокал.

Болтая ногами, они сидели и смотрели на звезды.

- Альеэро! Тата снова пересела к Ромьенусу и положила голову ему на плечо. Почему ты из всех звезд выбрал самую далекую?

- Не знаю, Татушка. Мужчина запрокинул назад рыжеволосую голову и засмотрелся на небо. Наверное потому, что моя звезда самая яркая Это кружит голову и заставляет соответствовать. Все мы живем энергиями: своими и чужими. Завораживающая сила моей звезды тянет за собой, увлекая в необозримые дали не только раскрывающегося чувства, но и обалденных возможностей. Иржи, ты согласен?

Тот бросил взгляд из-под пушистых ресниц на своего друга и улыбнулся кончиками губ.

- Да как всегда. И еще твоя звезда должна согревать тебя своим теплом. Иначе она просто не та, что тебе нужна, и ты ошибаешься.

- Но если ты стремишься к этому небесному свету, словно к роднику усталый путник? А этот родник просто мираж? Что делать?

- Ждать, когда рассеется марево. И ты увидишь истинный свет, который поведет тебя и станет настоящей Судьбой. Ответил за Иржи Анх.

- А ты, - спросила Сани, - пришел за звездой или выгодой?

- Я пришел за мечтой о рыжей девушке на рыжем скакуне. О крыльях и сильном ветре, поддерживающем их в полете. Я пришел узнать, как сделать мою мечту реальностью Друзья мои, вы мне можете в этом помочь?

- Да не вопрос. Ответил Альеэро. Завтра, на свежую голову, сядем, подумаем, набросаем план. Семья у нас большая, дружная. Поможем. Только все равно это процесс небыстрый. Ты мне скажи вот что: а мечта твоя будет ждать?

У Сани часто забилось сердечко.

Анх посмотрел на нее сквозь ночную тьму.

- Мечта моя, ты не умчишься без меня за чужой звездой в небесные дали?

Сани улыбнулась, но ответила вполне серьезно:

- Я тебе объясняла наши законы

- Сани, - Анх поднялся и поднял ее за локти, прижав к себе, - оказалось, я не могу жить без моей такой далекой рыжей, прекрасной звезды Алессан Ромьенус, согласна ли ты стать женой Короля без удобного королевства, без подданных, без свиты? Короля, пасущего табуны линнов? Короля, летающего на крыльях ветра?

Сани счастливо уткнулась носом в расстегнутую на груди рубаху. А он прижал ее голову к своему сердцу.

- Так это да или нет? Надула губки Тата.

- Тс! прошипел Иржи. На наших глазах, прямо сейчас, рождается ярчайшая двойная звезда нашей Галактики! Творец, - он улыбнулся небу, - порадуйся за своих детей!

И тут небеса пронзила яркая вспышка: из невообразимой космической дали в атмосферу планеты врезался метеор и окрасил бархатную черноту росчерком ярко-розового света. И когда он исчез, во взволнованном происшествием ночном небе долго висело облако светлого газа в форме разомкнутого сердечка.

- А не поплавать ли нам на яхте по озеру? Предложил Иржи Альеэро и Тате. Рыбок посмотрим, поныряем

И слегка раскачивающаяся троица с хихиканьем, бокалами и бутылкой тихонько пошла к яхте, а Сани и Анх так и стояли обнявшись, словно одни в целом мире.

- Может, поедем с ними? Прошептал Анх. Мне кто-то обещал показать озера Мы сядем на корму и станем смотреть на воду. Ты знаешь, столько воды я не видел с детства!

- О, - Сани улыбнулась, - конечно! Ты и правда согласен со мной прожить всю жизнь? Завести семью и родить детей не из пробирки? Воспитывать, учить, любить их? Ты видел наших Глав. Завтра увидишь, сколько в каждой из наших семей детей. И как о них все заботятся. Ты готов к этому?

- Нет, дорогая, - рассмеялся он, - но ты меня всему научишь!

- А ты научишь меня летать!

- Согласен! Он наклонился и крепко ее поцеловал.

Белая яхта плыла по темным водам между темных берегов. Сверху вниз падали отражением яркие звезды. Маленькие светляки роились вдоль отмелей, освещая призрачным светом свисающие с деревьев ветви. Где-то самозабвенно ухал филин. Кикиморы, усевшись рядком на старом гнилом бревне, с ностальгией смотрели на яхту и целующихся на корме влюбленных. Ведь они тоже когда-то были молодыми и желанными! Светящиеся в водных глубинах толстые и полосатые рыбины, приняв яхту за собрата, медленно и торжественно плавали вокруг.

Над скалами, еще робко и несмело, начинало светлеть небо. Тата, свернувшись калачиком на толстом канате, спала сном младенца. Альеэро медленно разворачивал судно обратно к дому, а Иржи стоял рядом с ним, касаясь его плеча.

- Как считаешь, они будут счастливы?

- Ну почему ты вечно сомневаешься в решениях Судьбы? Альеэро отвлекся от берегов и заглянул в глаза Иржи.

- Наверное потому, что когда-то был человеком

- Тогда скажи мне, не как человек, а как эйрсан, будут они счастливы?

Иржи немного подумал и широко улыбнулся другу:

- Я в этом нисколечко не сомневаюсь!

Заключение.

С той самой поездки, когда Анх и Алессан обручились, а Творец дал им свое благословение, прошло около двух лет. На соседний континент периодически отправлялись экспедиции эльфов, выращивающих леса, детей Кланов, прокладывающих дороги, туннели и мосты, гномов, отстроивших несколько городов, в том числе и родной город Анха, восстановив исторические здания по его рисункам.

Безвольных людей, оставшихся лишь в городах, постепенно вывели из этого состояния и расселили по их прежним городкам и поселкам. Многие с удовольствием копались в земле, выращивая на продажу свежие овощи и фрукты. А кто-то остался работать на фабриках. И обновленный континент содрогнулся от демографического взрыва. Молодые лекари, закончившие Клановые Академии, с удовольствием ехали стажироваться в этот веселый и шумный мир. Эльфы Светлого Леса, с разрешения Короля Анха, основали в предгорьях свое государство. А их соседями стали переселившиеся недавно гномы, тихо шалеющие от нетронутых никем недр.

Потомки друидов, при даймонах сохраняющие вместе с Рейвеном Анхом свой мир, оказались существами дружелюбными, умными и весьма красивыми. А впридачу общительными и любознательными. И, как только соседний материк познакомился с ними поближе и перестал бояться чужеземной магии, дейринов нашли весьма привлекательными женихами и невестами. Эрайен, Олерин и Анх, при посильном участии Альеэро и биотехнологов Академии, все-таки смогли восстановить репродуктивную систему женского организма, и первые, росшие в утробе матерей дети, уже готовились к появлению на свет.

К делу припахали даже дочь Озерного Царя Тату, которая обсчитывала некоторые физические процессы, и у которой, в процессе путешествия с одного материка на другой, случился непродолжительный роман с Морским Королем. За его бурным развитием с удовольствием следили оба материка, делая ставки на то, кто кого бросит первым. Победила дружба и хроническая влюбленность Таты в Альеэро, которую так и не смогли перебороть ни обаяние Гидрона, ни его заверения в истинности своих чувств.

И вот, наконец, настал день, когда дворец Симайенов принимал первых своих гостей. Стояла чарующая южная осень, когда светила опускались ниже и уже не жарили степи и молодые леса. Реки становились синими-синими, отражая беспечность ласкового неба и свободный полет голубоватых облаков. Розы, посаженные Сани, Теси и другими девушками из Кланов Сааминьшей и Ромьенусов, около дворца распускали пышные тарелки разноцветных лепестков, привлекая малиновых и синих бабочек с большими роскошными крыльями, гусениц которых садовник обирал каждое утро.

Уже второй день собирался народ на праздник. Ведь вместо Лайконика Осенний Бал давал Рейвен Анх, Король этого материка! Дома и гостиницы заполнялись приехавшими на линнах и прилетевшими на пегасах, на собственных крыльях и пришедшими новым межматериковым порталом гостями. Женщины наряжались в весьма открытые платья эпохи правления родителей Анха, а мужчины со смешками надевали брюки с расшитыми на них цветами и рубашки им в тон. К узким штанам полагались разноцветные замшевые полусапожки. Серебристые или золотые шейные платки закалывались булавками с крупным самоцветом. И хоть мужское население к такому не привыкло, выглядело все это бесподобно нарядно и весело.

Бессменный оркестр маэстро Залесеня уже потихоньку проигрывал нехитрые танцевальные мелодии, когда первые экипажи подъехали ко дворцу. Заходившие в роскошные залы гости радовались и изумлялись тому, насколько быстро было сотворено все это чудо. В воздухе едва слышно пахло цветами и повсюду кружились разноцветные лепестки. Они падали и вновь поднимались вверх, вихрясь от движения и легкого теплого ветерка, залетающего в окна.

Сани и Теси, ставшая год назад госпожой Кайрен, наряжались в собственных покоях, закрепленных навечно за семьей Ромьенус.

- Ты сегодня должна выглядеть просто сногсшибательно! Теси уговаривала сестру надеть на голову золотую сеточку с мелкими бриллиантиками. Все должны умереть от зависти к Его Величеству и твоей красоте!

- Угу. А мне потом обирать с себя остатки негативных заклинаний и чужих похотливых взглядов!

- Что плохого в том, чтобы нравиться мужчинам и вызывать у женщин головокружительную ревность?

- Теси, родная, от тебя ли я это слышу?

- А, - Теси махнула рукой, - наверное, засиделась дома. Это ты у нас то с Альеэро, то с Эрайеном, то с Луисо вечно бегаешь с континента на континент. А я, - девушка грустно вздохнула, - замужняя дама и должна сидеть дома. Если бы ты знала, как мне надоело вязание, вышивание и сплетни!

- А кто тебе мешает пойти работать хоть в ту же Академию? Альеэро обязательно возьмет тебя в лабораторию!

- Что ты! Как можно! Тогда все станут думать, что Риибат не может содержать свою жену! Вот ты тоже выйдешь замуж, сядешь в своих покоях

- Как бы не так! Возмутилась Сани. Замужней дамой я смогу летать и ездить не только с родственниками или мужем, но и в компании просто хороших друзей! Знаешь, сколько у нас еще работы! Кстати, я буду в лаборатории теперь только на полставки. Вторую половинку можешь взять ты. Ведь мой дом будет здесь... И мой любимый мужчина!

Она покрутилась у зеркала и заправила в прическу выбившуюся прядь.

- Я хочу тут, в столице, открыть больницу и лекарский исследовательский центр. Один у нас уже есть на базе лабораторий дейринов, но он слишком мал. а мне так хочется как следует изучить геном таких замечательных и одаренных в магическом плане сущностей, пока они не ассимилировались среди детей Кланов. А помнишь, с каким неприятием сначала один материк говорил о другом?

- Да, а теперь дейрины желанные гости в каждом Клане! Сани, я так рада, что Юста наконец нашла свое счастье здесь! Она ведь тоже потомок дейрина!

- Мы с тобой ее сегодня увидим. Они с мужем занимают дом неподалеку. Красивая пара!

- Тебе надо будет обязательно нанять горничную! По твоему будущему статусу это просто необходимо.

- Теси, милая, пока не до горничных. Может, когда родятся дети, мы с Анхом начнем прививать им определенные нормы поведения, но сейчас не до них. Работы еще так много! Знаешь, я немного беспокоюсь, успеет ли на бал Иржи? Он уехал четыре декады назад с такой таинственной физиономией!

- Да, я спрашивала Альеэро, куда он мог исчезнуть, но тот, как всегда, улыбается и молчит.

- И до сих пор бегает за своим драгоценным мальчиком, если тот где-то задерживается.

- Сани, конечно, он переживает! Навалили на парня учебу, работу в Совете, оформление дворца Я удивляюсь, как он все это выдерживает.

- Какие они у нас хорошие! Улыбнулась Сани и спохватилась: - Слышишь, музыка заиграла громче? Это вышел Король! Сейчас придут за нами.

В дверь, действительно, постучали. На пороге, смущенно оправляя цветастый жилет, стоял их отец Кераано Ромьенус и его молодая жена Каарина.

- Девочки, - всплеснула Каарина руками, - вы что, еще не готовы? Лайконик уже говорит речь, а за ним очередь твоего Анха, Сани!

- А мы уже готовы! Улыбнулась Теси и подхватила под руку свою любимую мачеху.

Сани же положила пальчики на подставленный отцом локоть.

Спускаясь по широкой лестнице, они увидели большой зал, целиком заполненный блестящей публикой. Тут были гномы, эльфы, дети Кланов с континента и островов, знатные люди и даже оседлые тролли, не желающие пропустить такое сборище, где можно выгодно познакомиться с денежными клиентами. Под руку с Альеэро, вместе с братьями стоявшим неподалеку от Лайконика, проникнувшись собственной неотразимостью, сияла улыбкой Тата. Когда девушки встретились глазами, Сани покачала головой, а Тата победно задрала подбородок. Иржи нигде не было видно.

- Неужели опоздает? Сани закусила алую губку.

В этот торжественный и важный для нее день ей хотелось, чтобы самые дорогие и близкие были рядом и разделили всю радость и счастье этого момента.

Они медленно сходили по ступеням, когда Лайконик произнес:

- А теперь выслушайте, пожалуйста, члена расширенного Совета Кланов Его Величество Анха Симайена, Короля Изумрудного Континента!

Все радостно захлопали. Анх, весь в белом, и даже цветы на его брюках были белыми, поклонился и сказал:

- Я приношу свою огромную благодарность, прежде всего, существам другого, Зеленого Континента, за их неоценимую помощь в восстановлении наших лесов, рек и поселений. Как бы мы без вас справились так быстро?

Все опять захлопали.

- Но раз у нас так все замечательно получилось, я счел возможным устроить ежегодный Осенний Бал здесь, в Городе Семи Светил. Спасибо вам за то, что откликнулись на мое приглашение. Но, скажите мне, разве может бал состояться без его Королевы?

Молодежь засвистела и громко зааплодировала. У братьев и отцов девушек на выданье заблестели глаза, а потенциальные невесты тут же заалели щечками и выпустили в сердце Короля огромный разряд любовной магии, который он с удовольствием втянул в себя.

- И я нашел свою Королеву. Продолжил он. Хоть она долго не соглашалась, но я постарался сделать все, чтобы рядом со мною ей было так хорошо, что и сравнить было бы не с чем!

Все засмеялись, понимая, что Его Величество уже давно сделал свой выбор.

- Встречайте! Крикнул он, оборачиваясь к лестнице, - Королева моего сердца Алессан Ромьенус!

Приглашенные сразу расступились, освобождая проход Кераано и Сани. Анх медленно двинулся им навстречу, чтобы у публики было время проникнуться торжеством момента. Остановившись перед отцом и дочерью, Его Величество опустился на одно колено и сказал:

- Алессан Ромьенус, согласна ли ты перед всевидящими очами Богов и Творца стать моей Королевой и женой?

Публика затихла так, что можно было услышать шорох ветра в распахнутых окнах.

Сани подняла глаза. На нее смотрели все, собравшиеся в этом зале. Они молча, стараясь не пропустить ни мгновения из этого действа, ждали ее слова так, словно от него зависела их жизнь. Улыбнувшись, она негромко сказала:

- Рейвен Анх Симайен. Я, Алессан Ромьенус из Клана Змей, во исполнение воли Богов и Творца, с согласия моего отца и Главы Клана, готова стать твоей женой и Королевой!

Все выдохнули.

- Господин Ромьенус, - продолжил Анх, - согласны ли Вы отдать под мое покровительство и власть свою дочь Алессан? Я обещаю заботиться о ней в радости и горе, беречь от невзгод и дарить нескончаемое счастье.

- Согласен. Кераано снял со своего локтя руку дочери и положил ее на руку мужчины, сплетая их пальцы между собой.

И общество буквально взорвалось криками, свистом, хлопками. Жених и невеста счастливыми глазами смотрели на волнующееся и сверкающее улыбками море приветливых и очарованных чужим счастьем лиц.

Первыми их подошли поздравить Сааминьши и Ромьенусы. Пока Эрнаандо говорил что-то возвышенно-красивое, Сани за его спиной узрела веселую физиономию Иржи. «Все-таки успел!» - радостно подумала девушка. Таким довольным она его еще никогда не видела. Черные глаза излучали восторг и предвкушение какой-то каверзы или сюрприза. Как только старшие отошли, Анх и Сани увидели рядом с юным Сааминьшем худощавого мужчину с разноцветными прядями в волосах: синими и малиновыми. Одет он тоже был странно. Но главным в нем было не это. Когда он поднял опущенные ресницы, их тела словно содрогнулись от силы его прозрачных глаз. Такого количества энергии не получить со всей земли, даже если ее собрать в один заряд! В его тонких руках была роза. И он протянул ее Сани.

- Поздравляю! Сказал он мягким глуховатым голосом с небольшим акцентом. Вы самая счастливая пара из тех, которые я когда-либо соединял. Любите друг друга, свою землю, своих будущих детей. Берегите друг друга.

Он еще раз махнул ресницами, высвечивая их души до самого донышка.

- Улыбайтесь! Пожелал он и исчез. А на его место тут же встал черноволосый высокий мужчина с тонким носом и бледной кожей. За его спиной стояли похожие на него девушки.

- Извините, что немного опоздал! приподнял кончики губ Иржи. Заходил за знакомыми. Приношу вам свои поздравления и прошу возможности представить вам моих друзей Конрад Терр и его красавицы дочери. Иржи слегка нагнулся к молодой паре и прошептал: - Они вампиры!

Вампиры поклонились и произнесли слова поздравлений и благодарности за приглашение.

У Сани округлились глаза. Вот уж действительно сюрприз! Анх тихо поинтересовался:

- А перед ними кто нас поздравил? Я думал, меня снесет такой сумасшедшей энергетикой!

Иржи расплылся в улыбке:

- А это тот, кто благословил вашу помолвку тогда, на озерах.

Анх даже отшатнулся:

- Неужели сам Творец? Хочешь сказать ты с ним знаком?!

Довольный Иржи покивал головой.

Сани, не зная как выразить переполняющие ее чувства, только поцеловала лепестки преподнесенной розы.

- Увидимся! Иржи кивнул головой и увлек вампиров знакомиться с Альеэро и Татой, которая тут же очарованно засмотрелась на красавца вампира.

Все присутствующие сочли своим долгом подойти и принести свои искренние поздравления молодой и прекрасной паре. Они улыбались, благодарили, смеялись шуткам и сочувственно кивали головами тем, кто жалел, что Зеленый континент лишился одной из своих самых красивых жемчужин.

А потом грянула музыка. Первой парой, открывающей бал стали, естественно, Сани и Рейвен Анх. За ними сразу вступали в танец все новые и новые пары. И среди золотых и серебристых лепестков скоро кружились уже все гости. И молодые, и те, кто просто пришел посмотреть Сани, когда фигуры танца позволяли это сделать, оглядывалась и высматривала своих братьев, племянников и племянниц, Ромьенусов и Сааминьшей. Вот мимо них пронесся довольный, словно кот, налопавшийся сметаны, рассыпающий улыбки всем женщинам вокруг, Иржи Сааминьш. Его девушкой в этом танце была одна из эльфиек-лекарок. Она так очарованно смотрела ему в глаза, что Сани тут же поискала взглядом Альеэро. Не обращая никакого внимания на развлечения своего друга, тот что-то шептал на ушко прижимающейся к нему Нихали, которая хоть с трудом, но смирилась с выбором Анха, и больше не закатывала ни ему, ни Сани истерик. Танцевали все, даже их отец Кераано. И Каарина счастливо улыбалась в пространство. А вниманием иномирного гостя полностью завладела Тата. Ее так потрясла мужественная красота Конрада и совершенно иная, не соизмеримая с местной, сила, что она никак не хотела отпускать своего партнера.

Светила постепенно скатились за горизонт и за окнами зажглись крупные блестящие звезды, а также магические разноцветные фонарики в парке и розарии дворца. И некоторые парочки, привлеченные прохладой и красотой теплого вечера, поспешили уединиться среди цветов, кустов и деревьев.

Кто-то из молодых магов собрал на террасе веселящуюся толпу, выпуская к ночное небо замысловатые фейерверки. И огненными всполохами в воздухе вырастали замки, летали пестрые огромные птицы и расцветали роскошные цветы.

А потом, когда на террасу вышли жених и невеста, небесные звезды, заблистав ярко-ярко, задвигались и, снявшись с привычных мест, выложили сияющие переплетенные друг с другом сердца

- Это подарок Творца! прошептал Иржи, сунув свою физиономию между Анхом и Сани. Кстати, ведь вы уже получили благословение!

- И что? Поинтересовалась Сани, погладив прикрепленную к лифу платья розу, подаренную Творцом. В темноте она неярко светилась.

- А то - Глаза Иржи стали веселыми и нахальными. Вы теперь муж и жена.

- А ведь точно - Анх с интересом посмотрел на Сани. Самое высокое благословение Сани?

Та покраснела и щелкнула по носу веселящегося Иржи. Тот потер обиженную часть тела и, подмигнув Анху, снова исчез в толпе.

И снова играла музыка, девушки и парни разносили угощение, где-то целовались, а кто-то договаривался о поставках сырья и готовых изделий. А некоторые уже готовились в скором будущем произносить брачные обеты. Но вот на востоке темную небесную сферу неожиданно пронизали первые утренние лучи. Ночь прошла настолько радостно, стремительно и незаметно, что те, кто заметил сияние небес, разочарованно удивлялись и вдруг разом ощущали навалившуюся утреннюю усталость. А старички и вовсе спали в креслах, не желая покидать такой великолепный праздник. Но кто сказал, что он закончился? Ради такого события бал вполне можно растянуть и на пару дней!

Анх и Сани, наконец, поднялись в свои покои.

- Дорогой, может, подождем обряда соединения рук Лайкоником? робея, спросила Сани.

Анх изогнул губы и поднял бровь.

- Боишься? Он схватил девушку и, приподняв над полом, прижал к себе.

Та опустила глаза, а потом снова посмотрела с любовью на мужа.

- Нет, да, немножко. Анх!

- Что, любимая?

- Ты можешь прямо сейчас выполнить одну мою просьбу?

- Да, моя Сани! Чего ты хочешь?

- Я хочу встретить рассвет в прерии, вместе с линнами обгоняя ветер!

Анх поцеловал своей прелестной жене ручку.

- Давай я помогу тебе переодеться!

Цветок, подаренный Творцом, освещал розовым светом покои Короля и Королевы, когда Анх и Сани черным ходом бежали в конюшни. Там, сияя улыбкой, их встретили Иржи и Альеэро, выводящие к ним уже оседланных линнов.

- Но откуда? Спросила Сани, забираясь на лошадь.

- Дорогая, если он дружит с самим Творцом

- Действительно, глупый вопрос - тихо сказала Сани, пристально глядя на черноволосого красивого парнишку и своего высокого сильного брата, крепко обнявшего того за плечи.

- Будьте счастливы - прошептали губы Иржи, когда линны, одна за другой, вылетели из конюшни на вольный воздух и понеслись по мостовой города к восточным воротам.

И через некоторое время гордые животные, то и дело поднимая кверху морды, грудью рассекали бескрайние высокие травы прерий. На расступившиеся небеса уже вылетело голубое яркое солнце. Первые птички где-то в гнездах пробовали голос. Брюки и сапоги всадников намокли выпавшей росой. Анх взял ладошку Сани и нежно ее поцеловал.

- Вон там, впереди, стоит один из холмов вырастающей отсюда скалистой гряды. Давай заберемся на него.

Они въехали на холм в тот момент, когда лучи поднимающегося из-за горизонта оранжевого светила смешались с голубыми, и все прерии залило ярким изумрудным светом. Птицы тут же вылетели вверх, приветствуя новый теплый и светлый день, и долина взорвалась щебетом, писком, постукиванием и какими-то потрескиваниями. Сани засмеялась. Ей никогда не надоедала эта картина. А теперь любимый и дорогой Анх рядом с ней и радуется ее радостью!

Анх поймал ее взгляд и спрыгнул со своей лошади. А потом протянул руки своей возлюбленной. Сколько же ему пришлось бороться за то, чтобы она осталась рядом навсегда! Он прижал ее к себе и вдохнул запах рыжих волос, нежной белой кожи и теплого дыхания Их губы соединились в долгом, упоительном поцелуе. Две линны, переглянувшись, медленно пошли прочь. Анх, продолжая целовать девушку, тихо опустил ее на траву. Пуговички на кофточке расстегивались как-то сами собой Над обновляющимся миром полыхали, заливая все вокруг ликующим светом, зеленые лучи. А вокруг холма, тихо фыркая, ходили табунами рыжие линны. Они вздыхали, щипали траву и клали друг другу головы на шею. Их повелитель был счастлив. Может быть, их невезучие души, когда-нибудь улетев из этого мира, снова возродятся в людях Или магах Кто знает?


на главную | моя полка | | По ту сторону моря |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 16
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу