Книга: Билет в страну дождей



Макара Дэйв


Билет в страну дождей





Билет в страну дождей.




Сэму Паркеру-




- за вовремя данный пинок!




"... Ну ни х... себе ж! "Вы провели в больнице 17 месяцев!!!" Ага! На календаре 2137 год. На небе - две луны! А материка Австралия - никогда не существовало! Для семнадцати месяцев как - то многовато... Одно радует - островного государства Великобритания, тоже нет. Впрочем, есть Федерация Ирландии и Шотландии".

Мужчина задумчиво отступил от окна. Больничная палата, отключенные приборы и две луны в ночном небе.

- Совсем я не по детски ногу подвернул! - звук собственного голоса, чуть хрипловатый и совершенно не уверенный.

Скрипнувшая дверь, легкие шаги и на плечи опустились нежные женские ладони. Сейчас - нежные. А еще две недели назад - сильные и жесткие. Особенно когда пришло полное осознание, что прошлая жизнь осталась в хрен различимых далях. Сейчас уже не страшно и не так хочется курить. Нет, потомки, вообще - то не плохие. Только какие - то они ... правильные. До тошноты. Подчистили генофонд, справились с зависимостями. В космос вышли. Не так, как нам хотелось, правда. Но вот уже полсотни лет, расселяется человечество по разным планеткам. Тараканий вид... Хорошо у них. Плавно, спокойно, красиво. Белозубые улыбки, точеные фигурки девушек, спортивные, без грамма жира - юноши.

- Опять скучаешь?

- В вашем мире не до скуки...

- Сказал человек, поставивший на уши всю больницу...

"Поставил на уши"... А еще они быстро учатся. Всего раз ляпнул, и - вот, уже пошла, гулять по больничке... Хорошо, что мат тогда не использовал. А ведь хотелось. Сильно хотелось. Да и сейчас хочется. И, наверное, впервые в жизни, хочется напиться.

- А вот такой я не правильный!

А вместо ответа - тихий шорох одежды, падающей на пол.

- Иди сюда, "неправильный". Хватит близняшек рассматривать! Тут девушка мерзнет!

Нет, это не чувства. Это не эмоции. Это -терапия... И я это знаю. И знаю, как себя уже здесь вести. И что говорить...

Этот год пошел под хвост коню в марте месяце. Пошел, все, набирая обороты, сметая события, построенные отношения, важные знакомства и физическое состояние. Такое уже было - двенадцать лет назад. Думал - подохну. Ломало и корежило. От всего того времени в памяти осталось только мое прощание с бывшими друзьями. Потом - всё, тьма. Три года полной ломки себя, любимого. Смена гардероба. Блин, это было самым легким! За три года выбил из своего состояния всю юношескую инфантильность и саможалость. Научился улыбаться и молчать. И снова, всё по кругу, словно мало мне было. А может и вправду, осталось еще нечто, что пришла пора выдавливать.

- Будем давить!

Спящее рядом тело поелозило носом по плечу и снова ровно задышало.

"Вот и пусть спит".

"... Очередная фура приехала не во время. Отложив инструмент, переодеваюсь на "разгрузку". На парковке уже дизелит экспедитор, у него "горит" доставка. Ага, знаем, плавали. Перед праздником, тьма клиентов, обслужить которых наши инсультные консультанты могут только одним способом - "как нибыдь", а Максу потом разводить их косяки и таскаться по адресам.

Это моя должность - легкая и понятная: собрать компы, настроить и сдать Максу. Встретить фуру, перекидать товар в "газель" и снова, к любимому шуруповерту и второсортному железу, из которого надо сделать "конфетку". Увы, конфетка получается так себе.

- У нас снова полста мест - а вот это Макс, - Скоро совсем нечем торговать будет. Потом еще авиа забрать надо, а то мобил ваще нету. А тут еще Тоха бузит...

Тоха - наш водитель "газели". Хитрый, как все "газельщики", слегка ленивый, как все водители, но, когда надо - быстрый, как... Вот только в последнее время ему ничего не надо - "заелся", господин хороший. Снова Максу придется его брить, для стимула.

Фура впечатляла. Нет, даже не так - ВПЕЧАТЛЯЛА, мля! Дырявый потолок, металлические борта, покрашенные зеленой краской снаружи и украшенные пятнами ржавчины - изнутри. Учитывая, что сейчас та самая ранняя весна, то... Да, опять картон под руками расползается от влаги. Прощай, гарантия на ноутбуки и бытовую технику! Здравствуй, сервисцентр! Витя, наш инженер СЦ, будет счастлив. О, планшеты россыпью, круть! А где от них коробка?

- Макс, у нас снова "вскрытыш", сейчас, скину упаковку!

Спрыгиваю сверху, с коробкой в руках. Вот же... Обломившаяся досочка проваливается под ногой, тихое "хрусь" и... Непередаваемые ощущения!

- Мать! Макс, вези меня в больницу!

Вот в больничке - то, на втором проходе по лесенке, оступившись и взвыв от боли, я закрыл глаза. А когда открыл... Уже лежал... И было не больно. Только - обидно, до розовых слонов, что так по идиотски все получилось... "

-Утихомирься уже, - девушка на плече, сонно прижалась, устраиваясь удобнее. - С кем не бывает. Ударился головой, вот и все твои фантазии о другом мире. И меня опять разбудил! А раз разбудил, то и не лежи бревном! - Малиш, снова начала распускать свои прелестные ручки. - Еще хочу!

Хорошие потомки, тело - словно вчера родился. И запросы - соответственные.

- Малиш, я спать хочу!

- Ага, а еще курить и кушать! Знаю я твои желания! Работать, негр!

Вот, опять меня же и моими же словами! Впрочем, она права - от сигареты "после", я бы не отказался. Но, чего нет, того - нет. Не курят потомки. И водку не пьют. Да и вина у них - г... плохие. Как Малиш говорит, лоза выродилась. Эх, потомки, Мичурина на вас нет! Вот был матерый человечище!

- О чем опять задумался? - Малиш требовательно куснула меня за плечо, - Только не говори, что не обо мне! Закусаю!

- У-у-у-у, комариха! И будешь объяснять, откуда на пациенте следы покусов?

- Ну, я же объясняю, откуда на мне засосы. - Малиш, хихикнула.

- А вот с этого места поподробнее! Это кто с тебя объяснения требует?

- Много будешь знать - плохо будешь спать!

- Вот же, комариха!

Вместо ответа - снова укус, теперь за ухо.

-Странный ты. Не плохой, но странный. Ненормальный. Все с тобой не так.

- Это, Малиш, всего - навсего эффект новизны. Через месяц привыкнешь, через три - не будешь обращать внимания, а через год - будешь думать: "И что я в нем нашла?".

- Может быть. Вот только года у нас не будет. - Малиш завернулась в простыню и, направляясь в сторону ванны, добавила: - И месяца - тоже - не будет...

Вот такая она всегда - честная и открытая, как все гребанные потомки! Нет у них ни иллюзий, ни надежд - голая прагматика... И никакой романтики!

- Завтра тебя осмотрит главврач, потом общее тестирование и тебя выпишут из больницы.

- И на что меня будут тестировать? Не вою ли на луну и приучен ли к туалету?

- В том числе и это. А вообще, - Малиш присела на кончик кровати, расчесывая волосы, - вообще это профтестирование. Ты не помнишь, кем работал, а в обществе все должны приносить пользу.

- А если я - мизантроп?

-Судя по нашим ночам - нет! - Малиш подошла к окну и задвинула жалюзи. - Для мизантропа ты слишком сильно любишь... - она не договорила, стремительно скользнула к двери и исчезла за ней, оставив после себя запах настоящей женщины и очередную недосказанность.

Вот такое у нас с ней общение. Она не договаривает, а я - делаю вид, что понимаю всё, что осталось за кавычками и многоточиями. Все как всегда. "Женщина и кошка - неблагодарны, а мужчина и собака - во всем виноваты".

Нежась под теплым душем, снова проигрываю наши с ней разговоры: во всех ее недосказанностях, намеках и оговорках, есть нечто, что засело червячком, даже не червячком - удавом, анакондой - и не дает просто расслабиться. А интуиция, которая меня еще ни разу не подвела, уже орет благим матом: Беги! И беги быстро, иначе попадешь под раздачу! Хм, можно подумать, я хоть раз слушал свою интуицию... Тем более, что бежать не куда. На небе две луны, на календаре - 2137 год, а Австралии никогда не существовало. Значит - будем спать. Утро вечера мудренее!



***



- Капитан Малиш, Ваши рекомендации по данному вопросу, как бы это сказать, отражают Вашу эмоциональную реакцию, а не профессиональную. Общее тестирование, проведённое при обнаружении объекта, не выявило его спецобразования, спецобучения или ещё каких либо аномалий. Ну, кроме, разве что, его появления на охраняемом, хм, объекте. - Хозяин кабинета, человек в форме, без знаков различия, с удобством развалился в кресле. Весь его вид, напоминал, объевшегося сметаной, кота. Холёного, седого и битого жизнью, кота. Кота прошедшего и огонь и воду, и медные трубы. Жизнь оставила на нём следы: шрам, над левой бровью и шрам на шее, который не мог прикрыть высокий ворот кителя. Легкая залысина на темечке и хриплый голос человека, привыкшего командовать, отдавать приказы под вражеским огнем. И кабинет был весь под стать ему - военный хай-тек, ничего лишнего. Два коричневых кожаных кресла. Деревянный стол, с упрятанной в столешницу клавиатурой и 23" монитором, серебристого цвета, набор офисных стульев, встроенный шкаф, сейчас открытый, и - сейф, на котором стоял одинокий горшок с ярко красным цветком герани.

- Завтра, Вы не будете присутствовать на тестировании. Его проведут сотрудники отдела внутреннего контроля. По его результатам Ваш подопечный получит новые документы, новое место работы и вся его жизнь войдет в привычное русло. Думаю, Вам даже и встретиться с ним больше не придется..

- Полковник, у него - чистый генокод... - Малиш устроилась удобнее в кресле.

- Совсем чистый? Без... Или ...

- Или.

- Не возможно!

- Савелий Артёмович!

- Артём Савельевич! - Автоматически поправил полковник, изящно поморщившись.

- Никто и никогда не исправлял его генную информацию. Даже больше того, это - не наш генокод. Похож, очень близко, но не наш. И аналогов нет.

- Так он не человек?

- Человек. И так же, возможно, эволюционировал от приматов. Только условия были другими.

- Капитан, а ... - Полковник открыл и закрыл рот, как заправская рыба, вытащенная на воздух.

- Он провел семнадцать месяцев в управляемой коме из-за того, что его организм не приспособлен к тем видам лекарств и излучений, которые мы используем. - Малиш снова поёрзала в кресле. - И, материалы, из которых сделаны его вещи, они не наши. Зорин, в лаборатории, рвёт и мечет - наша химия прошла мимо этих синтетических волокон. А так как у этих вещей есть владелец, то Зорину, за открытие, ничего не светит.

- Да. Найдёныш наш еще даст нам веселой жизни, - полковник покачал головой. - Так, тестирование и выписку переносим на неделю. За это время, познакомь свой объект с Зориным, пусть патентуют на двоих. Думаю, от легких денег, никто не откажется. А заодно - разберись с его генокодом, ещё раз. Ну не может это быть правдой! Всё, капитан, спокойной ночи!



***




В каждом утреннем пробуждении есть своя прелесть. Особенно, когда - ничего не болит. Видимо я уже шагнул за тот возраст, когда, вот хоть ты "особо спортивный", а всё равно, нет-нет, да и стрельнет в сердце или вдруг сведет мышцу. Нет, что ни говори, а потомки у нас знатные получились. Вроде, ну что могло хорошего вырасти из поколения "нокия и кока-кола"? Ан нет, вышли из андроидных штанишек и - пошли вперед. Или это мне так везет? Впрочем, мне всегда везло на людей. Не было в моём кругу говна и, ДБ, не будет.

Сегодня у меня был особый день. Как там сказала Малиш: "Профтестирование... В обществе все должны приносить пользу"? Хм, да я и не против.

В открытую дверь заглянул "утренний" медбрат - Толи. Ух, как я хихикал, когда впервые прочел его имя на бейдже. "Толи воля, толи не воля!!!" Ага, вот такой я, на всю голову ненормальный. А парень Толи очень даже нормальный. Спокойный, и с изумительным чувством юмора. Я, супротив него, аки младенец, неразумный и слабоумный.

- Толи! Меня сегодня на профтестирование Ты поведешь, или самому, того, двери, считать? - Основная особенность этой больницы, была в том, что на дверях не было Никаких табличек! Ну, разве что, на туалетах. И экстренных входах - выходах.

- Я не в курсе, - задумчиво всматриваясь в планшет, произнес Толи. - А ты откуда? А-а-а, понял, Малиш сказала. Тебе как, прямо сейчас, или через обед?

- Лучше - уже вчера. Хорошо у вас, Толи, но - скучно. Да, и главврач должен осмотреть.

Толи сунул планшет в боковой карман халата и, улыбаясь в тридцать два зуба, произнес: - Тебя семнадцать месяцев осматривали. Если б не Малиш, уже б неделю, как по свежему воздуху бегал!

-Тогда, веди, Сус... - я закашлялся. - Нет, уж лучше: "Вперед, Макдуф"!

- Пошли, остряк - самоучка.

Толи придержал дверь и, мы, вышли в коридор.

Обычный, больничный коридор, белый верх и салатовый низ стен, коричневый паркет и светящийся потолок. Хоть что-то неизменно.

Дверь в кабинет профтестирования была пятой, по левой стороне. Самая обычная, деревянная дверь, за которой начиналось царство высокотехнологичных приборов, стерильной белизны и кондиционированного воздуха. А еще, это вотчина другого специалиста - Игоретты Павловны. Я у нее уже бывал. Она делала мне МРТ, УЗИ и еще много страшных аббревиатур, ценность которых, для меня выражалась в прекрасном проведении времени. Игоретта, шикарная женщина "за тридцать", со стрижкой каре каштановых волос, обладательница миниатюрной фигуры, чарующим голосом, стальными нервами и титановыми мускулами! Вот честное слово, если бы не Малиш - уже бы вовсю строил глазки Игоретте.

Ну и если б меня выпускали из палаты...

Толи, втолкнув меня в комнату, быстро испарился, успев сунуть мне в руки планшет и, буркнув: "Отдай ей сам, я всё внес".

Как не странно, два милейших человека, обладающих хорошим чувством юмора, милых и симпатичных, друг друга не переносили на дух. По-моему, они даже не здоровались при встрече.

- Игоретта Павловна! К вам тело на тестирование втолкнули! - Ну не могу я просто так. Серьезные они все тут, надо разбавлять. - И даже планшет приложили, что б сбежать не смог!

- А, Найденыш!

"Вот же привязалось за мной это прозвище, чтоб ему не ласково было"!

- Ага!

- Ну, проходите, вот в это, оранжевенькое креслице усаживайтесь, давайте планшет и... Увольте меня от Ваших шуток! Хотя бы минут эдак на пять - семь, должна ж я проверить, что внес в планшет этот поврежденный генотип негроидной расы!

Да, не любит она Толи, совсем не любит...

- Ну, зачем же Вы так, Игоретта Павловна! Сказали бы просто - метис, полукровка, мулат, в конце - концов!

- В планшете указано, что Вы добровольно, проявили желание пройти тест на профпригодность? Это верно?

"Оп-па, да с этим тестом всё официально и серьёзно"?

- Да.

- Вас предупредили, что повторная сдача теста возможна только через пять лет?

"Нет" - Да.

- Вам известно, что после сдачи теста, Вам будет предложено, на выбор, пять специальностей, по которым Вы сможете получить необходимое бесплатное обучение?

- Да.

- Вам известно, что в случае отказа, от предложенных специальностей, Вам придется изучать специальности за свой счет?

-Да.

- У Вас есть предпочтения, по выбору специальностей?

- Нет.- "Вот же, Толи, погоди! Выйду - сам назову тебя "поврежденный генотип негроидной расы", лично, в глаза! Да еще и сам добавлю повреждений"!

- Замечательно! - Игоретта, отодвинулась от стола. - Ну-с, кажется наш, метис, иногда на что - то годится! Пройдите за ширму, раздевайтесь и укладывайтесь в аппарат с маркировкой 1-ИПТ, он установлен слева и... Пожалуйста, трусы тоже снимать!

Вот, блин, она словно видит все, через ширму!

Аппарат 1-ИПТ, бандура, больше напоминающая капсулу криосна из "Чужого", правда, побольше. Намного больше. Метра два в высоту, четыре в длину и полтора в ширину, со странной квадратной блямбой, нависающей над головой. И все это - серебристо - стального цвета, с ярко - алой полосой по бортам.

Крышка, с ма-а-а-а-леньким окошком напротив лица, откинута на бок, стенки капсулы обшиты белым материалом, в изголовье - подушка - валик. Внутренне приготовившись к встрече с холодной обивкой, заныриваю внутрь.

- Игоретта Павловна, пациент в нетерпении! - "Интересно, как они меня тут терпят"?

Крышка, ожила, отрезая меня от внешнего мира. Щелкнула, вставая на замок. На лицо опустилась маска, и капсула стала заполняться странной, густой жидкостью.

В голове мелькнуло: "Вот утопят же...", и свет погас.

А вот второе пробуждение было не очень. В голове шумело, руки затекли, спина отваливалась. "Это сколько ж я провалялся"?

- Выходи, Найденыш!

"Вот же, скотская свинина, как говаривала одна моя знакомая, про своего кота".

- Можете пока надеть халат и ознакомиться со списком предложенных профессий, - Игоретта, само совершенство, в своем белом халате, верх любезности и доброжелательности.

А вот я в белом халате смотрюсь не очень. Тем более что он мне, несколько коротковат. Очень не впечатляющее зрелище: мужчина, в белом халате, из которого торчат две длинные ходули - ноги. Эх, а ведь еще не давно, они были хорошо волосатыми! Мысленно представив, как из под халата торчат заросшие черным волосом, ноги, аж подавился смехом.

Игоретта, подала мне распечатку.

- Да Вы садитесь!

- Что, так все плохо?

- Хм, нет. Просто халат на Вас, выглядит несколько, удручающе... - смутилась Игоретта.

"Вау, и это говорит женщина, видевшая меня без одежды пару десятков раз! Видимо, я совсем плохо выгляжу..."

Усаживаюсь на предложенный стул и начинаю внимательно изучать поданный лист бумаги.

"Список специальностей, согласно пройденному полному профессиональному тестированию. Хм, так все запущенно. Они, что, вправду верят, что машина может... Что?!!!"



Самым первым в строке "специальности" стояло:

"Повар".

Дальше были:

"Медицинский работник".

"Работник службы социальной поддержки и адаптации".

"Педагог".

"Историк".

"А что, инженер - системотехник уже не катит? Нет, ну я понимаю, что сто лет прошло, но неужели всё так плохо"?

- Что-то не устраивает? - Игоретта задала вопрос, глядя мне в глаза.

"Да какого черта! Раз мир новый, так и начнем все с нова!"

- Повар, устраивает на все 100%! - выпалил я.

Игоретта заулыбалась, - Вот и чудесно! Вернитесь в аппарат, я проведу сеанс обучения по выбранной Вами специальности. По окончании обучения, я выдам Вам сертификат.

- Игоретта Павловна, а можно еще что-то, кроме повара, заучить? - Весь мой жизненный опыт лентяя, грезил о халяве. А тут - такой шанс!

- Не рекомендуется.

- А если очень хочется? Вот вышел я весь такой, повар, а ко мне хулиганы подходят или рядом упал кто-то, ногу сломал! А я и могу только что туши разделывать, да суп солить!

Игоретта вновь посмотрела мне в глаза.

- И что же Вам заучить хочется?

- А, что есть, то и давайте! Знание сила! -

- После обучения, голова будет болеть. Сильно. - Тихо сказала она.

- Лучше пусть болит, чем в холодильнике лежит... - Пробормотал я, вспоминая старый анекдот.

- Я внесу в обучение медика, самооборону и так, по мелочи - иначе Вам совсем плохо будет.

- Спасибо!

- Скажите это "спасибо", через два часа, когда у Вас голова болеть начнет...

- Все равно скажу. Я - скажу!

В глазах Игоретты мелькнула какая - то странная искорка. Словно, что-то, уже было с ней, и, вот теперь, разыгрывалось во второй раз. И она решила все переиграть. "А ведь не простая она, Игоретта Павловна, ох не простая, женщина! Не хотел бы я знать ее тайны"! - Поймал я себя на том, что задумчиво смотрю ей в глаза. И она их не отводит! "Вот! Вот что бесило меня в потомках - они не любят, когда им смотрят в глаза! Словно - боятся. Спасибо, Вам Игоретта Павловна! Спасибо, за науку!"

- Устраивайтесь в аппарате. - Наваждение прошло, Игоретта отвела глаза.

Вновь маска на лице, густая жижа и "выключение".

Яркий свет ударил по глазам.

Голова гудела.

В голове жужжало, ухало, стреляло и булькало. Там поселился гадкий некто. Поселившийся там некто, использовал перфоратор, сменяя его на отбойный молоток, кувалду, реактивный самолет и болгарку.

Блин, так плохо мне было, так давно, лет в 16. Мы тогда, с моим молочным братишкой "уговорили" две по 0,7. Сорокаградусной. На двоих. Вот на следующий день мне было именно Так плохо. Правда, с тех пор у меня больше никогда не было похмелья, а значит - всё пошло на пользу!

По-моему, Игоретта слегка испугалась, глядя на мою улыбку. Точнее не так. Она, кажется, хм...

Нет, сложные мысли сейчас мне не под силу.

- Спасибо, Игоретта Павловна!

Уже одетый в больничную одежду, я выполз из-за ширмы.

- Я сейчас вызову Толи, отдашь ему планшет. Я заполнила всю бюрократию. Он сделает окончательную выписку, выдаст вещи и проводит Тебя за территорию госпиталя.

- И что, я уже Повар? - От играющих в голове колокольчиков большого калибра, я плохо соображаю.

-Ну, моторику еще наработаешь, а так - без опыта работы. В ресторан не возьмут, а вот на камбуз - вполне.- Игоретта улыбнулась. - Ты уже нашел гостиницу?

- Зачем? - Вновь колокольчики.

- По окончании тестирования, Ты обязан покинуть территорию госпиталя в течении... Толи Тебе ничего не рассказал? - Догадалась Игоретта.

- Да нет, что-то он там говорил, я просто прослушал. - Сдавать метиса совсем не хотелось. А вот убить самому - очень.

- Стой! - Игоретта Павловна, достала из шкафа блистер с таблетками. - По одной штуке каждый час. Это от головной боли. А теперь иди, подожди в коридоре. Пусть Толи сам зайдет за планшетом.

Проглотив желтую, как одуванчик, капсулу и запив ее стаканом воды, я вышел. В голове играли марш на чугунных батареях.

Толи уже стоял в коридоре. Заметив, что я без планшета, он обреченно вздохнул и, открыл дверь.

Изящная женская рука, стремительно ухватила его за ворот халата и втянула в кабинет. Последнее, что я услышал, перед тем, как дверь захлопнулась, был сдавленный вскрик Толи: "Бабуля, я все исправлю, только не ремнем"!!!

"Жесть! А я глазки строить собрался"... С удовольствием сползая спиной по стенке на прохладный паркет и устраивая тяжелую голову на сложенные, на коленях руки, ожидаю дальнейшего развития событий.

Толи вывалился из кабинета минут через десять. Может больше, может - меньше. Не знаю, чувство времени у меня совершенно не очень. Вышел он потрепанный, смущенный и с отпечатком ладони, разъехавшимся на половину лица. И очень задумчивый.

Собирая себя по кускам, в кои то веки удержался от комментариев, неслыханное дело! Да и нечего было комментировать - семейные дела - дело темное и, для посторонних и не посвященных - абсолютно опасное. Ну его, тем более, что головная боль забилась в ограниченный участок мозга, и, если не трясти головой сильно, то вообще - "жизнь налаживается".

- Пошли в ординаторскую, - быстро сказал Толи, потирая отпечаток. - Я закрою больничную карточку, выдам документы, потом на склад, забрать вещи.

- Ага. - Я уже приготовился вновь начать забег по коридору, но в этот раз Толи шел по коридору спокойно и задумчиво.

Ординаторская, святая святых лечебного заведения, оказалась на два этажа ниже моей палаты. Помещение площадью под 100 квадратных метров, наполненное стеллажами с униформой, стеклянными шкафчиками с лекарствами, парой кушеток и пятком столов, с белыми стенами и зеленым паркетом.

Ух, как в больницу детства вернулся! Не хватало гитары на стене и разобранного зубоврачебного кресла!

За один из столов, накрытых веселенькой бело - голубой скатертью и сел Толи. Кивнув на стоящий рядом стул, предложил устраиваться мне.

- Игоретта Павловна, указала, что, Вы прошли обучение по специальностям "Повар" и "Спасатель". Эти специальности будут указаны в Вашей трудовой книжке.

"Офигеть, и здесь - трудовая"!

- К сожалению, прежде чем получить трудовичку, Вам необходимо ответить на несколько вопросов. Вы готовы?

- Толи, пожалуйста, без официальных фраз. Они длинные и понимаю я только первые два слова. Остальное - кувалдой по моим мозгам!

Толи дернулся, выходя из состояния бюрократа и дальше уже начал разговаривать нормально.

- Мы, фу, я не могу заполнить документ, с теми данными, что ты сказал. Мне просто не даст этого сделать машина!

- Тогда давай заполнять так, чтоб машина пропустила! Один пёс я собрался жизнь с начала начинать!

Толи удивленно посмотрел на меня.

- От того, что я усложню жизнь Тебе, настаивая на своей правде - мне легче не будет. - Начал объяснять свое видение проблемы, я.- А значит, пойдем по пути наименьшего сопротивления. Мне сорок лет. Вот Тебе и дата рождения. Я провел 17 месяцев в коме, вот Тебе и объяснение моего состояния. Какие еще вопросы?

- Фамилия, имя, отчество?

"Ну? Что, Новая жизнь"?

- Пиши: Налезенец, Данн Игоревич. Данн с двумя "н"!

"Привет, Новая жизнь"!

Толи улыбнулся.

- Приятно познакомиться, Данн!

- Аналогично,- улыбнулся я, в ответ.

Проведя рукой над столешницей каким-то замысловатым жестом, Толи "оживил" спрятанную аппаратуру. Над столом завис экран, дюймов, эдак, в 25, виртуальная клавиатура замерцала на столе.

- От меня еще что - то надо? - Не выдержал я, зная, что все бюрократические дрязги занимают много времени.

- Пять минут! - Сердито ответил Толи, сосредоточенно стуча по клаве. - Не отвлекай! А то сделаю пролезенцем, будешь знать...

Я в ответ честно заткнулся. Голова уже не болела, И уже хотелось выйти за опостылевшую дверь и пойти, куда глаза глядят. И идти долго - долго. И дышать полной грудью. И даже если воздух снаружи отравлен выхлопными газами, а над головой - две луны, все равно идти и дышать.

Через пять минут, один из шкафов, мелодично звякнув, открыл свою дверцу.

- Забирай свои вещи, - буркнул Толи, - проверяй, всё ли на месте, переодевайся и распишись в планшете, что все на месте.

Разглядывая висевшие на плечиках вещи, я скривился: судя по виду за окном - на дворе ранняя осень. Джинсы, футболка, джинсовая рубашка. А вот обувь у меня зимняя... Да и теплая куртка с утепленными штанами, хоть ты их как сворачивай, в рюкзак не влезут. Портмоне, с деньгами и документами из той, прошлой жизни, инструмент, с которым бегал по клиентам, и полутора литровый термос.

"Ха-ха, не многое осталось от той жизни".

- Ты чего столбом стоишь? Переодевайся! Или..? Пропало что?

- Нет, все на месте. У тебя пакета нет? Все мое барахло в рюкзак не влезет.

Толи, хмыкнув, нажал на своей клавиатуре пару кнопок.

Шкаф задумчиво погудел и снова звякнул, открывая соседнюю дверцу.

На плечиках висела странного покроя форма, за ней, в ящичке - удобная даже на вид, обувь и рядом - еще один рюкзак, удивительно ярко алого цвета.

- Ух, ты, это все - мне?

-Тебе, тебе.

- За красивые глаза?

- Ну, - протянул Толи, - ты у нас тут, вроде как, на привилегированном положении. Семнадцать месяцев комы, временная нетрудоспособность, высокая гражданская ответственность, добровольное прохождение теста, две специальности после тестирования - так что Тебе тут подарок, от государства.

В ярко-алом рюкзаке оказались пара сменного белья, носки, пара полотенец, в отдельном кармане - мыльно - брильный набор,.

"Долой больничную пижаму, родился новый человек"!

Одежду натягиваю свою: Черные джинсы, серая футболка, черная джинсовая рубашка. А вот обувь, из "подарочного" комплекта. Кроссовки не кроссовки, но на ногу сели, как влитые! Ноги аж "замурлыкали", от удовольствия.

"Хорошо"!!!

- Там, в наружном кармане рюкзака, комплект спасателя. Малый, правда. - Смутился Толи.

Блин, комплект спасателя, это песня! Мультитул, в мое время такая "игрушка" стоила баксов 800, комплект химфонариков, разного цвета, зажигалка и еще какая то мелочь.

Глядя, как я в ступоре осматриваю набор, Толи рассмеялся.

- Через 24 часа, когда специальности освоятся, Ты будешь знать предназначение всех вещиц. А пока, складывайся и пошли, выведу тебя за территорию.

В алый рюкзак влезло все. И даже на плече висело удобно, не топорщилось и не гремело.

Респект вам, потомки, толковая снаряга!

Так, а где мои часы?!

А, вот они, в отдельном пакете, под моим собственным рюкзаком. А еще в этом пакете - мобила, зажигалка, кольцо неизвестного сплава и ... Две пачки сигарет!!! Вот это честность!

- Готов? Пошли, провожу Тебя. На выходе получишь свои документы и последние цу от отдела выписки.

- Хм. И это все?

Видя моё удивление, Толи улыбнулся и двинулся в сторону лифта.

- Да, это все. Документы - внизу, деньги на первое время, получишь в банке - Тебе больничный оплатили, как специалисту, правда, низкоклассному, но... за 17 месяцев набежало. Банк через дорогу, документы покажешь, тебе оформят счет, выдадут карточку. Там не много, но, месяца на три, ели не шиковать - хватит.

Щелкнув кнопкой, Толи вызвал лифт.

- Только с поиском работы не затягивай.

Лифт, лязгнув открывающейся дверью и мигнув освещением, замер. Мерзко синтезированный электронный голос пригласил совершить поездку, а затем, помигав лампочками на панели, заявил:

- Неавторизованный пользователь. Нет в базе данных. Подтвердите легитимность нахождения.

Толи скривился.

- Пошли по лестнице.

Пройдя в конец коридора, он толкнул неприметную дверь, и, мы оказались на лестничной площадке.

Молча, мы потопали вниз по лестнице, целых семь этажей!

Толи молчал, мне, в принципе, тоже говорить было не о чем. Всё что можно - я узнаю сам. Главное - документы и деньги.

Выйдя в фойе первого этажа, Толи подвел меня к зеркальной будке, с вывеской "оформление", сунул в окошко свой планшет и стал ждать. Уже через минуту, ему вернули планшет, а меня заставили расписаться электронным пером на электронном же экране. Еще минута, и, из окошечка выползли мои документы, в аккуратном, прозрачном пакетике.

- Документы терять запрещено, - раздался дребезжащий "старушачий" голосок из-за стекла. - При утере, обращаться по месту жительства.

- Спасибо. - Вежливо сказал я, пытаясь рассмотреть, кто же "живет в теремочке".

- Пожалуйста, - удивленно ответила невидимая "бабушка", и, добавила, - Не болей так больше!

- Не буду. - Честно ответил я. - И еще раз спасибо!

- Всё, пошли! - Толи уже тянул меня за рукав, к такому близкому, выходу. - Обед уже через 10 минут!

Пройдя сквозь раздвижные, стеклянные, двери, мы оказались на улице.

Выведя меня за ворота больницы, Толи замер, воровато оглянулся и вытащил из кармана пластиковую карточку и изящный браслет.

- Бабуля просила передать тебе, - сказал он, протягивая карточку, - тут на всякий случай, запас, около 50000 тысяч. А браслет, бабуля сказала, чтоб одел при мне, а дальше - не дурак, сам разберешься, что там к чему!

Браслет оказался странно тяжелым и оч-ч-чень холодным. И очень ... своеобразным на ощупь. Словно змеиная кожа.

Не увидев застежки, я просто обмотал его вокруг правой руки - потом разберусь, как его правильно носить, а пока - вроде держится.

Толи довольно кивнул, и собрался уходить.

- Погоди, - остановил его я, заметив, что забыл завести часы. - Время скажи!

- 12.54!

- И день недели.

- 17 августа, 2137 года, суббота. - Толи развернулся и через мгновение исчез в вестибюле больнице, оставив меня перед банком, и, перед фактом, что у меня началась новая жизнь.

Банк, как ни странно, на обед не закрылся. И поражал воображение. Ни одного мужчины - только девушки! Молодые, симпатичные, спортивные! Ух, мечта эротомана! Пять красавиц сидели за аккуратными столиками вдоль стен, еще семеро - за прозрачными выгородками. И три красавицы оккупировали длинный стол в центре зала.

"У них, что грабежи канули в Лету"? - подумал я, разглядывая цветник от входа. - "Хотя, тут любой грабитель, скорее слюной всё закапает и на ней же и убьётся, прежде чем ствол достанет"!

От двери раздался едва слышный высокочастотный писк. Так пищали ЭЛТ-мониторы, в годы моей молодости. Хуже бормашины, честное слово! Передернув плечами, отошел от двери. Мало ли, может она сейчас взорвется, а я весь такой беззащитный, к ней филейной частью повернут.

Одна из красавиц, оторвала свою чудесную, хм, пятую точку от стула и направилась ко мне.

- Молодой человек, у Вас какие - то проблемы? - Прямо-таки медовым голосом, почти пропела она, внимательно глядя в глаза. - Или Вы банком ошиблись?

- А что, надо? - сорвалось у меня с языка, прежде чем я начал думать головой. - Или у Вас клиентам не рады?

- Клиентам - рады. Очень рады. - Девица профессионально улыбнулась. - Не всяким, правда...

- Очень приятно. Значит меня верно в Ваш банк пос... хм, направили. - Доставая документы из заднего кармана джинсы, заявил я.

Девушка напряглась и заступила мне дорогу, прикрывая подруг или сотрудниц своим шикарным бюстом номера 4.

- И откуда Вы?

- Из здания напротив, - кивнул я головой в сторону госпиталя. - Вот документы, сказали, что здесь могу оформить счет и получить карточку.

Девушка выдохнула, отошла с дороги и вновь улыбнулась.

- Проходите к любому консультанту, сейчас все свободны - обеденное время.

- Спасибо, - вежливо ответил я девушке - охраннику и, выбрав дивчину, что сидела точно посередине, направился к ней.

Уронив рюкзак рядом с ножкой стола, поздоровался, протянул документы и сел на стул, ожидая реакции.

Вот же блин, никогда не умел выбирать женщин. И теперь - та же песня!

Девушка что-то мямлила, трижды совала документы в сканер, и, всё норовила куда подскочить и убежать.

По-моему, ее больше интересовал мой рюкзак, привалившийся к ножке стола, чем мои документы и регистрация нового клиента.

- Подождите еще минутку, у меня программа зависла!

"Вы что, издеваетесь?! Сто двадцать лет прошло, а у вас "программа зависла?!"" - не зная смеяться или рычать, я откинулся на спинку стула и приготовился ждать, оглядывая убранство банка.

Из невидимой двери появилось еще парочка длинноногих красавиц.

- Девушка, милая, - обратился я к консультанту, - не торопитесь. Я не убегу. Куда я мог, туда уже опоздал.

Кажется, мои слова ее не успокоили. Она еще раз дернулась, снова сунула документы в сканер. Сканер пискнул, подмигнул зеленым огоньком и выплюнул мои документы. Подумав, он вновь пискнул и выплюнул следом еще какие - то огрызки пластика.

- Все, - выдохнула счастливым голосом. - Заберите Ваши документы и карточку.

- Вот видите, стоит успокоится, как всё начинает сразу работать! - Улыбнулся я самой своей милой, добродушной улыбкой, специально приберегаемой для душевноуставших бухгалтерш и задерганных кассирш. - Спасибо! От меня больше ничего не надо?

- Нет. Спасибо за то, что выбрали наш банк! - Заученно отбарабанила консультант, и, добавила, - Хорошего Вам дня!

Повертев в руках карточку, повертел головой, набрался смелости и спросил: - А где можно счет проверить?

Девушка недоуменно воззрилась на меня.

- Поймите, я больше года провел в больнице и ничего не помню. - Вновь улыбнулся я и развел руками.

Девушка выдохнула, и улыбнулась в ответ.

- Проведите по карточке, по белой полосе, мизинцем левой руки, активируется экран карточки, на нем будет отображаться сумма на Вашем счете. Видеть сумму может только владелец карточки.

Проведя мизинцем по белой полоске, с удивлением уставился на сумму - 93 207.

- Спасибо!



Подхватив рюкзак, я зашагал к выходу.

- Молодой человек, задержитесь на минуту! -Обратилась ко мне девушка - секьюрити.

- Что-то случилось? - Развернулся я уже у самой двери.

Девушка подошла ко мне почти в плотную.

- Вы слышали сигнал, когда входили. - Не вопрос, утверждение.

- Да, на редкость мерзкий звук.

- Вы не правильно застегнули рюкзак. У него есть функция вакуум упаковки, вот здесь, на правой лямке! - Девушка провела наманикюренным пальчиком по лямке рюкзака, сдвигая едва заметную панель, за которой оказалось три мигающие кнопки - белая, синяя и черная. - Белая - вакуум упаковка, синяя - распределение веса, черная - защита от вора.

- Здорово, я даже и не знал, что такое возможно! Спасибо! - от всей души поблагодарил я, нажимая сперва синюю, а потом белую кнопки.

Рюкзак за спиной зашевелился, перераспределяя равномерно вес, а затем, выдохнув лишний воздух через клапан на левой стороне, стал раза в два меньше.

- Классно! - вырвалось у меня. - Вы мне очень помогли!

- Если что - обращайтесь, наш долг помогать клиентам Нашего банка!

- Тогда, помогите еще раз, - обнаглел я, - подскажите, как добраться до ближайшего космодрома?




***





Когда за странным молодым человеком, с ярко красным рюкзаком на плече, закрылась дверь, служащие банка облегченно выдохнули. Впервые за все время их работы, сработала скрытая сигнализация, собранная по каким-то странным инопланетным технологиям, найденным на каких - то далеких планетах.

По уверениям, фирмы изготовителя, сигнал, издаваемый оборудованием при угрозе нападения, слышат всего 0,2% женского населения всего земного шара! А мужчины не могут его слышать вообще!

- Либо нас обманули. - Задумчиво протянула старшая службы безопасности, - либо, этот человек, со спас рюкзаком - бывшая женщина, либо... - Она посмотрела на кольцо, камень в котором менял свой цвет с кроваво красного, на изумрудно зеленый. - Либо ...

- Либо он необычный человек. - Продолжила ее мысль, напарница. - Госпиталь - то военный!

Безопасницы снова уселись за свой стол, в центре банка, зорко наблюдая за залом без посетителей.

- У него в "трудовичке" две специальности стоят, - к столу СБ подошла консультант, оформлявшая странного клиента. - Спасатель и повар. Папа говорил, что когда списывают "спецов", то им промывают мозги и дают самые простые специальности, для лучшей адаптации.

- Врет твой папа! - Осадила ее старшая. - "Спецов" не списывают. Их хоронят. Тихо и незаметно.

- Но папа...

- Твой папа - писатель сценариев, для авантюрно-приключенческих постановок! И у него очень богатая фантазия и яркое воображение!

Девушка - консультант вздохнула - на это ей ответить было нечем.

Звякнула входная дверь, впуская нового клиента. Девушки нацепили дежурные улыбки, и, потек очередной, рутинный трудовой день банковских служащих, уже через полчаса забывших о непонятном инциденте с сигнализацией и странном клиенте, с ярко-красным рюкзаком.



***





Магнитный монорельс увозил меня на встречу с космодромом, космопортом, местом старта на далекие планеты.

Вагон стремительно несся над полями и речушками, пронзая редкие горы насквозь. Удобные кресла, кремовые панели, встроенные в подголовник экраны . И окна, огромные, загибающиеся кверху, окна. Ощущение уюта и душевного спокойствия. Комфорт. Скорость. Безопасность.

В мои времена таких поездов были считанные единицы. А в моей стране не было и в помине. Были "фирменные", не спорю, удобные и аккуратные, но летящих на высоте двадцати метров, со скоростью больше 900 км\ч - не было.

Наслаждаясь поездкой, любуясь видом из окна, изучая историю этого мира на подобии планшета, купленного по случаю в привокзальном магазинчике, потягивая минералку, за которой не надо бегать в вагон ресторан и временами выпадая в осадок, от культурного шока, я мчался к своей мечте.

"На волю, в пампасы"!!! - билась в голове идиотская строчка, сметая со своего пути все препоны и страхи.

"Оказывается, когда под задницу клюет сильно жаренная птичка, с остро отточенным клювом - жизнь приобретает совершенно иной ритм и смысл." - Мысли перескакивали с места на место, с факта на факт и, уносились в неведомые дали, туда, где на стартовых площадках стояли корабли, которые я смог увидеть только на экране планшета, да во сне...

"... Исторически сложилось так, что корабли, первыми открывшие Американский континент, принадлежали Франции... Отсутствие на борту профессиональных военных, не позволило французам провести вооруженный захват земель... Индейские племена, видя, что белые боги падки на золото, разделили команды кораблей и, уничтожили пришельцев... Последующие экспедиции Франции, а в дальнейшем и Испании, Швеции, только укрепили власть вождей Американского континента... В свою очередь, Африка служила основным поставщиком рабов, наводнивших страны Европы. По накоплении определенного количественного предела, рабы, вышли из повиновения... Индейцы и негры - два враждующих лагеря, до сих пор с большим трудом сотрудничающие друг с другом..."

"Занимательно, когда негры вздумали бунтовать, европейцы привезли индейцев и стравили их друг с другом! Старушка Европа, какая же ты предсказуемая!" - История нового мира, даже на первый взгляд, вызывала улыбку. Не было у них ни Первой ни Второй мировой - Англии то, тю-тю, а без нее, Германия и Россия грызться не стали, а объединившись, устроила м-а-а-а-ленький экономический бум! За 20 лет, без единого выстрела, под знамена объединенной России и Германии, плавно втекли все европейские страны, за исключением твердолобой Франции. Россия нежно и трепетно "обняла" страны ближнего Востока, с их нефтью, Германия - Европу, с Университетами.

Да, самое главное! Христа здесь не было! И Мохаммеда - тоже!

Так что, самыми истинно верующими оставались только индейцы!

Устраиваясь удобнее на кресле, разулся и закинул ноги на сиденье, под себя. Езды еще полтора часа, можно расслабиться. Да и книга попалась на диво увлекательная. Всегда любил историю!

"...После очередного "черного бунта" Россия и Германия приняли решение вывезти остатки черных рабов обратно на черный континент, в качестве откупных, выдав бывшим рабам по..."

-Извините, здесь не занято?

"Девушка. Молодая. Брюнетка." - Автоматически отметил про себя и, покачал головой.

В кресло рядом устроилась моя попутчица и замерла, распространяя вокруг себя, едва заметный, приятный аромат холодных и терпких духов. Если б не села рядом - даже б и не почувствовал!

"... Перемещение негритянской расы, вне Африканского континента жестко контролируется!"

-У Вас сегодня будет удачный день! - Моя нежданная спутница, кроме приятного аромата, обладала и очень красивым голосом. Жаль, сегодня не её день!

- Зато у Вас - не очень! - Совершенно на "автопилоте", ответил я, на мгновение отвлекшись от книги.

- Красивая девушка сидит рядом с простым "боку"! - Услышал я. - Пойдем, у меня тоже место рядом свободно!

Подняв голову, вижу у кресла моей попутчицы обычного жирного негра, с золотозубой улыбкой и глазами навыкате.

"Вот, помяни черта - он тут как тут!"

- Пошли - пошли! Я Тебя и угощу и удивлю! - Негр продолжал разливаться соловьем. Девушка испуганно вжалась в кресло и панически нашаривала на подлокотнике кнопку вызова стюарда.

Никогда не лезу в драку. И героя из себя не корчу. Да и из возраста рыцарей давно вышел. Пусть их.

Девушка взвизгнула.

"Блин, ну почему, почему, на весь пустой вагон, этой брюнетке взбрело в голову подсесть именно ко мне!"

- Отпустите меня!

Негр, оказывается, уже схватил девушку за руку и, склонившись, навис над ней, уговаривая пересесть.

Прежде чем понял, что делаю, крепко взял его за жирное ухо и, дернув вниз, приложил широким носом о жесткий подлокотник.

Брызги крови запятнали белую блузку девушки, "черный шкаф" рухнул на колени, хватаясь за ухо.

- П-шел вон! - Сорвалось у меня.

-Что Вы делаете?! - Девушка, совершенно круглыми глазами осматривала капли крови на своей одежде.

Голова негра показалась над подлокотником. Глаза блестели от праведного гнева.

- Боку! У Меня иммунитет! -начал он.

И снова, движение вбитое в подсознание одним знакомым учителем "рукомашеств". - Два пальца в ноздри, чуть на себя и резко в сторону. Жирное ухо встретилось со спинкой впередистоящего кресла. Хрустнул нос. Налитые кровью глаза закатились. Тело сползло в проход, пачкая кровью обивку и обувь моей спутницы.

- А у меня справка и интересная книга! - Ответил я, оттирая пальцы от крови и жира, о(б его костюм) салфетку и возвращаясь к чтению.

Стюард появился буквально через мгновение, видимо, девушка все - же успела нажать на кнопку. Окинув взглядом "батальное полотно", ухватил негра за ноги и, пыхтя потащил его по проходу.

- Минуточку! - попыталась привлечь его внимание, моя соседка, но, проводник, пыхтя и отдуваясь, волок бесчувственную тушку по проходу, не обращая внимания на призыв о помощи.

-С Вами всё в порядке? - Сосед, по спинке которого прилетело головой негра, развернулся к нам и, с вежливой улыбкой обратился к девушке.

- Нет, не в порядке!- Девушка раскраснелась, - этот человек - она указала на меня на маникюренным пальчиком, - совершил акт неспровоцированной агрессии, к лицу...

- О, да, именно к лицу! - рассмеялся сосед, - Именно к лицу!

Девушка неприязненно дернула плечиком, фыркнула и встала со своего места.

- Что за дикость! Мы в ответе, за то, что вторглись в их жизнь...

- В моем роду рабовладельцев не было.- В спину ей, ответил я, снова отрываясь от планшета. - А если вы работаете на пару, то выбирайте на кого гавкать, шавки.

- Работаете на пару? - Мой сосед задумчиво потер подбородок. - А ведь это многое объясняет! Впрочем, не буду отвлекать вас от чтения!

С этими словами он отвернулся, оставляя меня в покое.

"Блин, да что со мной такое? Впервые, за всю свою жизнь, походя вырубил человека, нагрубил девушке! Нет, на меня это не похоже."- Мелькнула мысль, - "И никаких сожалений или рефлексий! Здравствуй, Новая Жизнь!"

Стюард вернулся с баллончиком и влажными салфетками и очень расстроился, не увидев "пострадавшей".

- У Вас есть претензии к нашей фирме? - Спросил он чуть дрогнувшим голосом.

- Читать мешают. Но, сомневаюсь, что это вина перевозчика... - отмахнулся я.

Стюард улыбнулся, встряхнул баллончик и залил из него пятна крови на полу.

- Приятного путешествия! - сказал он, и, уже сделав шаг, добавил - Это было... Очень правильно!

"Блин, да мне дадут спокойно почитать!!!"

"... Таким образом, нам нет возможности выдавать желаемое за действительность. Да, существуют проблемы, связанные как с расовыми предрассудками так и проблемы, связанные с методами решения этих проблем. Но, "проблема решается, когда ее решают", и сейчас, когда человечество стремительно расселяется в космосе, осваивая новые планеты, проблемы расового свойства, отходят на второй план..."

"Изумительно! Автор, хм, точнее коллектив авторов - книжку откровенно "слил". А жаль." - С сожалением удаляя книгу с планшета, сделал я для себя вывод. - "Чертовски жаль!"

Минералка закончилась, книга прочитана, послевкусие - так себе. С хрустом распрямляя затекшие, ноги и разминая шею, встречаюсь взглядом с пассажиром, сидящим на соседнем ряду, задумчиво рассматривающим меня.

- Облился минералкой? - Поинтересовался я, глядя мужчине прямо в глаза.

- Нет, всё нормально. Простите, очень любопытно, что Вы читали?

-"Исторические реалии рас".

- И как?

- Концовка - так себе. Многозначительный пафос. Ощущение, что авторы "реалий" знали ответ, но... Им не дали его опубликовать. Пришлось ограничиваться многозначительными и ничего не значащими фразами. Или вообще дописывали другие люди.

- Вы прочли ВСЮ книгу? - К разговору подключился сосед с переднего места, вновь разворачиваясь ко мне.

- Да там 300 страниц, читать нечего! - Улыбнулся я. - Приходилось "курить мануалы" и посолидней. И за меньший промежуток времени.

- И что же навело Вас на мысль, о том, что концовка, как бы сказать...

- Не родная? - Понятливо подсказал я. - Вся книга написана с отсылкой к первоисточникам - ссылки указаны. Стиль, построение фраз - песня, честное слово! Читается - как свежим воздухом дышится. А в конце - тупая канцелярская отписка. В этой книге, изначально, идет полная характеристика событий, их оценка, выводы. Подразумевается, что и концовка, также будет проработана, но этого нет.

- У Вас очень образная речь, - на кресло рядом пересел сосед из другого ряда. - Очень импульсивно. Как и Ваши действия, с этим ... черным.

- У Службы Безопасности ко мне претензии? - Не выдержал я. - Жду с нетерпением, когда Вы их озвучите.

- Кобуру все-таки видно. - Вздохнул мужчина. - Меня зовут Алэксандэр. И, претензий у нашей службы к Вам нет. Черному следовало оставаться в своем купе, где действует его дипломатический паспорт.

- Ага, "бить будут по морде, а не по паспорту!"- Вспомнился мне старый анекдот.

Мои соседи переглянулись недоуменно, а затем... Взорвались неудержимым хохотом!

- Исключительно верное замечание! - Заметил, вытирая выступившие от смеха слезы, сб-шник.

- Если Вы не возражаете, я буду использовать Ваше выражение! - Сосед с переднего места, достал белоснежный платок и промокнул им уголки глаз. - Простите, меня зовут Гельмут. Гельмут Чешевский.

- Очень приятно! Я -Данн. - Представился я, с удивлением наблюдая, как развеселил двух, далеко не молодых, людей, "бородатый" анекдот.

Когда парочка отвела душу, оба этих не простых человека, снова вперили в меня свои профессиональные взгляды.

- И какое же решение, по Вашему мнению, предложили авторы "реалий"? - Хитро прищурившись, продолжил Гельмут.

- Будучи "безобразом", я вижу несколько решений. - Начал я, вертя в руках планшет.- Первый, самый простой - геноцид черной расы, занимающей целый континент, наполненный алмазами, ураном, полиметаллами. "Нет тела -нет дела".

Мои собеседники замерли, переглянулись и, покачали головой.

- Второй, сложный и длительный - в моё время его называли -"интеграцией"- встраиванием одной культуры в другую. Думаю, что это самый... гнилой путь.

- Это почему же? - возмутился Алэксандэр.

- Весь мой опыт доказывает, что, как ты не интегрируйся, всё равно одна железка у другой будет ресурсы отжимать! - Скатился я к тривиальному жаргону, на котором привык объяснять "простые" аксиомы не специалистам. Как не странно, эти двое меня поняли. Пустяк, а приятно!- Следующее решение, на мой взгляд, самое верное - это введение единого языка, единой религии. Полное растворение любой иной расы в выбранном государстве, слияние в единое государство, с единым языком, единым строем и т.д.

- Позвольте, а как же самобытность, культурные и духовные ценности? - Возмутился Гельмут.

- А Вы решите, что важнее - единое, сильное государство, связанное одним языком, одной верой, одной целью или кучка кланов, автономий, диаспор, говорящих на разных языках, молящимся разным божкам и стремящимся только к своему процветанию.

- Но это не нормально! - Выдохнул Алэксандэр.

- Если я правильно понял прочитанную книгу, именно это решение и хотели предложить авторы. И это - нормально! Зачем прививать к здоровому дереву - больную ветку? Хотите быть сильными - будьте! А плодить кучку всяческих... диаспор и автономий, это плодить будущих предателей.

- Жестко... - Покачал головой Гельмут.

- Жестко, - согласился Алэксандэр, - но не лишено смысла...

- Данн,- обратился ко мне Гельмут, - А с чего Вы взяли, что черный и девушка работают на пару?

Вопрос застал меня врасплох.

"А и впрямь - с чего?"-Задумался я. Ответа не было. Было раздражение. И его становилось все больше. Оно нарастало, грозя подмять под себя и похоронить.

- Не знаю. - Честно ответил я. - Просто - ляпнул и всё!

- И всё - же, - поддержал Алэксандэр, - что-то же натолкнуло?

- Кнопку долго искала! - Буркнул в ответ я.

- Вы думаете, они - знакомы? - Сб-шник задумчиво крутил в руках полупустую бутылку минералки.

Наблюдая за игрой воды, поднимающимся пузырьками, за стекающими по стенкам капелькам, внезапно понял:

- Они не вспотели...

- Что? - не понял Алэксандэр

А вот Гельмут - понял. Я видел это по его улыбке и заблестевшим глазам.

- Наш молодой собеседник необыкновенно наблюдателен. - Гельмут откинулся на спинку кресла. - Он заметил отсутствие физиологических проявлений страха или возбуждения. Заметил кобуру с пистолетом. Прочел книгу. Быстро. А, "курить мануалы" - фраза вообще из книг вековой давности, что свидетельствует о весьма и весьма хорошем образовании. Москва или Берлин. Я склоняюсь к Москве. Академия разведки? - Он вопросительно посмотрел на меня, ожидая подтверждения своей догадки.

- Поздравляю! - Злобно улыбнулся я.- Вы попали пальцем в небо! 11 классов и первый курс "Социальная работа и правоведение" в институте, расположенном в центре Азии!

Вагонный репродуктор объявил о прибытии на мою станцию.

Подхватив свой ярко-алый рюкзак, я прошмыгнул мимо своих собеседников и направился к выходу. Молча. По-английски.

На душе почему - то было паскудно и скребли кошки.




***



"... Что скажешь, старый мой соперник?"

"Стареем, стареем. Вот, уже молодняк указывает Нам наши ошибки..."

"А "реалии" твои, он угадал окончание?"

"Такие же мои, как и твои, между прочим! Не угадал. Сложил, как кубик рубика. Нам бы тогда, такого в команду..."

"Мы с тобой и так поднадзорные. До конца дней наших."

"Аминь!"

Монорельс уносил в своем пластиковом чреве двух старых коллег, соперников, друзей... Им было что вспомнить... И о чем поговорить в этом вагоне... И совсем не виноват в этом человек, только что вышедший на остановке. Просто время пришло... Пришло время поговорить...

В спорах истина не рождается. Она там благополучно дохнет.



***





Космопорт! Космодром! Мечта мальчишек Советского Союза! Стремительные корабли, уходящие в космос, мужественные лица мужчин и прекрасные - женщин, посмевших переступить черту, за которой начинался путь в неизвестные дали, наполненные холодом абсолютного ноля, потоком солнечного ветра и роем метеоритов.

Гагарин! Леонов! Джанибеков! Гречко! Савицкая! Терешкова! Фамилии, звеневшие по всему земному шару!

Здесь их не было.

Здесь были свои герои, чьи имена давали своим детям восторженные мамочки и папочки.

А потом, потом - на темной стороне одной из двух лун, нашли космолет.

После 2 -х лет исследований, смогли повторить двигатель, а еще через пять лет - улучшить его.

И понеслись в космос, по разным координатам, человеческие сыны и дщери, делая за один прыжок по 50 светолет. И стало тесно в ближнем и дальнем Внеземелье.

Эх, да что говорить, если уже сейчас сфера человечества растянулась на 2000 светолет и включает в себя 11 обитаемых планет. А вот о терраформировании остается только мечтать. Двигатель есть, летать умеют, а вот подстраивать под себя планеты - нет.

Внезапная беседа в монорельсе, странные собеседники, странные события... Да, и такое было. Разговор с сильно пьяным мужиком в морозный вечер. Что - то заставило его капитально набраться в тот вечер. И, поболтать, за жизнь, с пацаном, спешащим из школы домой. И его вопрос, как ни странно, почти не оставшийся в памяти, кажется, что-то вроде: "И какое горе у тебя, пацан?" Мой, полупридуманный, ответ, о том, что поссорился с другом или еще какая-то ересь на эту тему. И, вдруг, перегарный выдох в ухо, и, фраза, смысл которой я понял только в сорок лет: "Ох, пацан, не разбивай мне сердце, не ври мне и себе. Нет у тебя горя. Пока живой человек - нет горя... Ну, беги, мамка поди дома ждет." Сколько мне тогда было? Лет 12-13? Пустой двор - "колодец" пятиэтажек, светящиеся окна, деревянная лавка с бетонным козырьком, пьяный мужчина в мохнатой шапке и темной, синтепоновой куртке и пацан, которого только что поймали на лжи. И эта фраза, из всего недолгого разговора, которая запомнилась на всю жизнь. "Пока живой человек - нет горя..." Вот такая была в моей жизни морозная ночь, точнее - вечер после школы. Никогда и никому не рассказывал. Сначала было страшно. Потом - смеялся. А теперь понял. И мужика этого понял. Эх, низкий ему поклон, за те слова.

Задумчиво потягивая кофе в кафешке, напротив станции монорельса, перелистываю самые закрытые и засунутые на самое дно памяти, воспоминания. Ничего не обычного. И, чего я их закрыл, спрашивается? Наверное, как всегда, струсил. Воспоминания, это как сигарета - пока не поймешь, что ты на самом деле не хочешь курить - будешь тянуть эту соску и придумывать тысячи причин, почему не можешь бросить. Будешь листать их, закрывать на тысячи ключей и прятать от всех. А потом, потом просто понимаешь, что десятилетиями мариновал сам себе мозги, и это просто воспоминания. На них можно построить тысячи замков и разрушить миллион надежд. А все просто: "пока живой человек - нет горя". Всегда есть второй и третий и четвертый шанс. Пока живой - иди вперед. Иди, если даже нет надежды. Иди с расчетом или на удачу. Главное, пока живой - иди.

Змейка на руке зашевелилась, скользнула по запястью, царапая своими чешуйками, кожу. Высунула серебристую головку, заглянула в мои квадратные глаза и вновь скрылась под рукавом джинсовой рубашки. Проползла вверх, опутывая своим весомым тельцем, руку. На мгновенье замерла на плече, пробиваясь, через вырез футболки, к шее, а затем, вдруг, вцепилась своими крепкими зубками, в мочку уха. Отпустила, потеплела и, пропала, словно растворилась на коже.

"Ну на фига ж себе!" - Опешил я от такого события. - "Какие еще сюрпризы принесет мне такой подарочек?"

Мочка уха зачесалась, и я, задумчиво почесал место укуса, посмотрел на пальцы. Крови не было.

- Девушка! - Подозвал я проходящую мимо официантку. - Можно еще кофе, пожалуйста.

Девушка улыбнулась, исчезла на минуту и вернулась с моим заказом.

- Извините, хозяюшка, а можно кофе не в чашечку, а в хороший такой, хм, стакан?

- Может, лучше сразу кофейник принести? - Вновь мило улыбнулась официантка, и, дождавшись моего кивка, снова исчезла.

Потягивая кофе, и осматриваясь вокруг, вдруг с удивлением понял, что многие посетители кафе сидят в различного вида комбинезонах, украшенных разнообразными наклейками, нашлепками и висюльками.

-Ваш кофе! - Девушка поставила передо мной кофейник. - Классная татушка!

- Спасибо! - Автоматически ответил я и замер.

"Какая тату?!"

Зеркало в туалете кафешки отразило худощавого, коротко стриженного брюнета, в черной джинсовой рубашке.

"Какая татушка?!" - Вновь задал я себе вопрос и вновь уставился в зеркало.

Тату была. На шее, под правым ухом, красовалась змеиная голова, с ярко красным, чуть высунутым, раздвоенным языком. Глазки ее посверкивали зелеными, а чешуя переливалась разводами бензина в луже. Тельце змейки вольготно устроилось на шее и терялось под одеждой, причудливо оплетая руку. Хвостик игриво устроился на запястье.

"А что, и впрямь классная татушка. Лучше, чем таскать тяжеленный браслет." - решил я, возвращаясь за свой столик. - "И вообще - Привет, Новая жизнь! Что там говорил Толи, "не затягивай с поиском работы?!" Вот и пойду на удачу! Должна ж, эта с...а раз в сорок лет сработать!"

Оставив на столике плату за кофе, вышел на улицу. Переезд в космопорт подарил мне час лишнего времени, за счет смены часовых поясов. Головная боль, благодаря лекарству, канула в лету, татушка подняла настроение, а рядом со входом в кафе стоял столбик с надписью: "вызов такси" и большой красной кнопкой, на которую я и нажал.

-... Полиция! Стоять! - Женский голос, разносился над толпой, распугивая прохожих. Обернувшись на голос, я увидел, как двое уже не молодых мужчин, расталкивая толпу, неслись навстречу мне. Позади, отставая от них буквально на пять метров, мчалась очень симпатичная, на мой взгляд, высокая шатенка.

- Полиция, стоять!!! - Вновь, от души рявкнула, девушка.

"Ап!" - Сказал я сам себе, и ребром левой руки, встретил нос первого бегущего.

"Чутка промазал... Но, тоже сойдет..." - Мой замах пропал даром. Почти. Запястье обожгла боль. В нос бегущему угодил браслет от часов. А, так как браслет был еще советским, когда металла не жалели, то, думаю, что человеку было тоже о-о-о-о-о-о-очень больно. По крайней мере, мой соперник рухнул на землю, не желая продолжения драки. Второй, не останавливаясь, начал поднимать руку, в которой было что-то зажато.

Вот именно поэтому я и ношу рюкзак только на одном плече: лямка рюкзака соскользнула с плеча и рюкзак, перехваченный за лямку, снизу вверх, устремился в челюсть нападавшему.

Снова мимо. Мужчина отшатнулся, продолжая поднимать руку.

"Млин, съездил в космопорт!" - Мелькнула мысль. В этот момент, свободная лямка рюкзака, как лассо, оделась ему на голову и я изо всех сил дернул рюкзак на себя.

"Бомм!" - Сказал лоб моего противника, встречаясь со столбиком вызова такси.

Его глаза закатились, ноги подогнулись, лямка рюкзака соскользнула, и, добавив противнику коленом в нос, я вновь осмотрелся по сторонам. У обочины остановилось такси. Девушка - полицейский, видя, что беглецы лежат, замедлила ход. Хорошенькая! Совсем - совсем - в моём вкусе!

Сделав два шага, открываю дверь и усаживаюсь на заднее сиденье.

- В космопорт, пожалуйста!

Таксист, воровато оглянувшись, дал газу оставляя на тротуаре два тела, девушку - полицейского и спешащих ей на помощь коллег.

- Что, не хотите внимания полиции? - поинтересовался он, после двух поворотов.

- Да ну их! - Сорвалось у меня.

Воспоминания, как мучительно долго наши доблестные полицейские заполняют бумажки, при этом сурово выгибая брови, морща лбы и надувая губы - нет, спасибо, останусь анонимом.

- Вас к каким воротам? - Спросил водитель, разглядывая меня в зеркало заднего вида.

- Да мне всё равно, - улыбнулся я, - мне не лететь, мне - любоваться. Да удачу проверить!

Таксист задумался. Пару кварталов мы проехали в тишине.

- Я Вас высажу у "горных" ворот. Там здание на пригорочке, а сам порт внизу. Вид из окон - изумительный!

- Спасибо! - От всей души по благодарил я водителя, с удовольствием располагаясь на сиденье.

Рюкзак смешно оттопырился боковым карманом и стал похож на довольного алого кота, обожравшегося сметаной, начавшего вылизываться, да так и заснувшего, с вытянутой задней лапой.

Такси скользило по ровному шоссе, обсаженному по обеим сторонам, декоративным кустарником. Умелая рука подстригла кусты, придав им причудливые формы животных, геометрических фигур.

Водитель, протянув руку, включил магнитолу. Из динамиков полился задорный мотив, незатейливой песенки. С неожиданно шикарным и затейливым гитарным соло. Таксист, удовлетворенно кивнул и притопил педаль газа.

Музыка, на мгновенье, показалась знакомой.

"Твою! "It`s My Life", Джон Бон Джови! Да, именно Тебя мне хватало, старина!"

Пусть оранжировка мне не знакома, а исполнение, явно не на английском, но это именно он, уже не однократно вытаскивавший меня из хандры, Бон Джови.

- Можно погромче. - Попросил я, едва удерживаясь, от желания начать подпевать.

Таксист снова глянул на меня в зеркало, улыбнулся и выкрутил регулятор на максимум.

На смену бон Джови, из динамиков загремел еще один старый знакомый, на котором я уже не сдержался: "...Нет места лучше и в раю, чем родное Катманду!"

По скоростному шоссе мчалось желтое такси, из раскрытых окон которого долбил рок, сменявшийся рок-н-роллом, металлом и снова - русским роком.

Уже не стесняясь, мы вместе с водителем, подпевали знакомым песням. Он колотил пальцами по оплетке руля, я - по подголовнику переднего сиденья.

"...Товарищ сержант, два часа до рассвета ну что ж ты зараза мне светишь в лицо!" - подпевали мы - "Товарищ сержант, забудь обо всем и со мной покури!!!"

И, вдруг, словно обожгло: "Словно раны на снегу - талая вода. Я вернуться не смогу - больше никогда. Я укрыться не смогу - от седых ветров. Камнем брошу в темноту - пару едких слов... Эта боль была со мной - и боль была вокруг. Боль была внутри меня - как касанье чьих - то рук. Не давала мне уснуть. Не давала умереть. Но отныне не нужна она. Отныне и впредь." - в мое время эта песня так и не стала балладой. И известной тоже не стала.

"Эх, Саймон - Саймон, а ведь трибьют ты мне так и зажал! Mad Mortag, я - помню! Что ж, значит, здесь у Тебя все получилось!" - промелькнуло у меня в голове.

Авто, съехало с шоссе, по указателю с надписью "ворота прибытия N4". Через минуту, из-за высоких деревьев, показалось здание - "разлетайка". Не высокое, в три этажа, белое и длинное. Похожее на белую птицу, с распростёртыми крыльями.

- Горные ворота N4! - Объявил таксист, подъезжая к центральному входу. - Доброго Пути!

- Спасибо! Доброй охоты! - Брякнул я по - привычке.

Водитель развернулся ко мне и удивленно ответил, внезапно осипшим голосом: - "Чистого Неба!"

Улыбнувшись, я кивнул водителю, выбрался из такси и, захлопнув дверь, замер, впитывая первое впечатление, вдыхая первый запах здания - первой ступеньки лестницы на небеса.

"Привет!" - мысленно поздоровался я и сделал первый шаг к огромным раздвижным дверям, за которыми начинался новый мир.

Здание, внутри, напоминало мне больше старый, еще советский, аэропорт. Тот, с огромными окнами на взлетную полосу и терминалы прибытия. Никаких новомодных дьюти - фри, лавочек и выгородок, наполненных сувенирами и ширпотребом. Всё прочно, много хрома, широкие эскалаторы, много света и немногочисленная, почти не заметная охрана, в форменной одежде.

Поднявшись, на эскалаторе, на третий этаж, разочарованно шмыгнул носом - моя слабая надежда на видовые окна, разбилась о действительность - третий этаж оказался в распоряжении администрации порта.

"Какая жаль..." - Сморщил я нос, сбегая вниз по лестнице.

На втором этаже нашлось кафе, с окнами на поле, уставленное кораблями, разного вида и размера,.

Минут на десять, я замер. Не соврал таксист - здание действительно оказалось стоящим на пригорке. Из окон открывался отличный вид, на огромную чашу стартовых полей.

Словно завороженный, я проводил взглядом, мой первый, стартовавший с ближнего поля, звёздный корабль. Такой, неказистый, пузатый кораблик, взметнувший жидкие клубочки пыли, замерший на миг, а затем стремительно унёсшийся в чистое небо.

Улыбнувшись, я помахал ему вслед, пожелав доброго пути.

Совершенно не осознанно, я с удовольствием устроился на широкий подоконник, устроив рюкзак, под спину. Я впитывал каждое мгновение суеты людской, там, внизу. Силуэты кораблей изящные, стремительные, хищные и мило округлые. Спешащие машины подвозили контейнеры, окрашенные в серебристый цвет, ярко-жёлтые погрузчики запихивали их в трюмы, люди изучали какие - то документы, размахивали руками или поднимались по ослепительно белым пандусом, исчезая внутри корабля.

Рядом раздался довольный смех. Небольшая группка парней и девушек, устраивалась за столиком, о чем - то оживлённо переговариваясь. Судя по тому, что все они были в одинаковой одежде - экипаж какого - то корабля выбрался из опротивевшего замкнутого пространства, и, теперь стремился вволю оторваться, на твёрдой поверхности.

- Молодой человек, заказ принимается только у сидящих за столиком!

- Там плохо видно! - Совершенно по - детски вырвалось у меня.

Официантка оглядела меня с головы до разутых ног, улыбнулась и направилась к вновь прибывшей компании, а я снова развернулся к окну, поражаясь, добродушием потомков. В нашем аэропорту меня бы согнали в два счета. Я почти пол года приучал персонал аэропорта, что гонять меня с подоконника - гиблое дело. Это потом, даже охранники, глядя на меня, махнули рукой - сидит, разутый, не пакостит - да и ладно. Даже здороваться стали.

- Ваш чай! - Перед моим носом материализовалась большая кружка, исходящая парком и ароматом свежезаваренного черного чая.

- Спасибо! - Сказал я с улыбкой, принимая керамический кружак. - Вы просто - Чудо!

Официантка, возрастом может чуть младше меня, вернула мне улыбку, и отошла.

Компания гомонила все громче, спорила все жарче.

"... А вот давайте спросим у совершенно постороннего человека!" - Заявил мужской голос и послышался шорох отодвигаемых стульев.

Отмечая сказанное маленьким уголком сознания, прихлебывая горячий чай и сожалея, что нет наушников и мобила села, я наслаждался своим присутствием в этом месте.

- Извините, можно Вас побеспокоить? - Мужчина лет 30 - 35, стоял рядом со мной, в окружении двух девушек, метающих в его сторону целые снопы молний, из глаз.

- Побеспокоить - можно. - Прихлебывая чай, я уже был в благостном настроении, что меня не гонят и подоконник, такой широкий и удобный.

- У нас здесь маленький конфликт вышел, - со вздохом начал меня вводить в курс дела, мужчина, - Даже не конфликт, а так, недопонимание. Молодой человек, оказывает знаки внимания сразу двум девушкам. А они пытаются заставить его выбрать одну - единственную.

- И, в чем, собственно, конфликт? Они подрались?

- Э-э-э, нет.

- Побили молодого человека?

- До этого пока не дошло. - Сказала одна из девушек, миниатюрная блондинка.

- Молодому человеку нравятся Обе девушки. - пояснил мужчина. - И нужны ему обе...

-А вы в этом уверены? - Взвыла моя интуиция.

- Что?! - В один голос, уставившись на меня уже все.

- Я конечно, не могу отвечать за то, что у него в голове, но... Это его слова. - мужчина странно покраснел.

- Он уже переспал с обеими? - Задал я вопрос, задумчиво потягивая чай.

- Нет! - В унисон ответили девушки, и, тоже покраснели.

"Ох, потомки, какие - же Вы, наивные и милые..."

- Это классический треугольник! - К нам подошел еще один член команды - мужчина лет 50, "косая сажень" в плечах, приятная улыбка и ледяно - голубые глаза.

- Нет. Классический треугольник это: Он любит ЕЁ, она Его - нет, и тут появляется та, кто любит Его, но которую не любит Он. - довольно путано объяснил я, свой взгляд на классику.

- Да, но что делать - то?

- Да ничего делать не надо. Через пару месяцев девушки встретят своих единственных, а парень, парень - не жилец. Ему осталось то, месяц, максимум...

После этих слов, экипаж сдуло из кафе.

"Простите, так бывает..." - Запоздало мелькнула в голове и я снова уставился в окно, прихлебывая внезапно остывший чай.

- Не надо так, с людьми... - Рядом стояла давешняя официантка, задумчиво крутя в руках блокнот. - Тяжело Тебе...

- Вот только жалеть меня не надо! - Пробормотал я.

- Отсюда не очень хороший вид. - Задумчиво протянула она. - Пойдём, есть место лучше.

Оставив на подоконнике чашку, обувшись и подхватив рюкзак, я пошел следом за ней. Мы поднялись на третий этаж, прошли мимо охранника, поднялись по лестнице. Достав ключ, женщина открыла дверь.

В открытый проем рванул звук и запах. Звук ревущих двигателей, гудящих машин. И запах, запах пыли, отработанного топлива и краски.

- Проходи, не стой. - Скомандовала она, выходя на крышу и запирая за собой дверь. - Самая высокая точка космопорта "Горные ворота."

Подойдя к парапету, я вновь впился в окружающий меня вид, замерев от вливающихся в меня ощущений.

- Зачем Ты здесь?

Я обернулся, любуясь своей странной знакомой.

- Меня зовут Данн. И я просто - здесь. - Честно ответил я.

- Просто так. - Повертела она на языке мои слова. - Просто так... Нравятся корабли?

- Да. Особенно вон тот, на краю поля, серебристый, как... Даже не могу сказать, как что. Хотелось посмотреть, как он стартует.

- Значит, "Сигон"... - Задумчиво протянула она. - Что ж, этому кораблю всегда была нужна капелька удачи... Хочешь подойти ближе?

- Да кто ж меня пустит? - Вырвалось у меня, а в груди громко бухнуло сердце, пропуская удар и замирая от предчувствия.

Официантка достала из выреза на груди маленький микрофончик, посмотрела мне в глаза и поднесла микрофон к губам.

- Макс, это Мария! Я сейчас человека к тебе отправлю, пропусти его на поле... Пожалуйста.

Что ответил не известный мне Макс, я разумеется не услышал, а вот улыбка женщины, промелькнувшая на ее лице, на короткий миг, осветила всю крышу, не хуже вспышки электросварки!

- Макс Людвиг О?Ши! Ну Ты нашёл время просить о свидании!

- Обязательно идите! - Вякнул я и почти съёжился под её взглядом, который отчетливо говорил, что в моих советах не нуждается.

- Его зовут Данн и у него красный рюкзак. Не ошибёшься. - Спрятав микрофон, она заглянула мне в глаза. - Везучий Ты... И Ненормальный!

"Ох, чую я, не ту фамилию взял!"

- Слушай внимательно! Спустишься на первый этаж, зайдешь в комнату охраны, спросишь Макса О?Ши, он проведёт Тебя на поле. И, не обращай внимание на его треп. Всё, беги! - Мария открыла дверь, выпуская меня.

Буквально скатившись по всем лестницам - эскалаторы показались мне слишком медленными, я на мгновение замер перед заветной дверью с надписью "Служба охраны порта " Горные ворота N4"" и, набрав воздуха, нажал на ручку, открывая дверь.

- Вам кого? - Поинтересовался мужчина, очень крупных размеров, одетый в форменную рубашку с золотым шевроном на рукаве.

- Макса О?Ши! - Выпалил я.

- Я - Макс О?Ши! А ты - Данн? - Спросил мужчина, снимая со спинки стула форменный китель, на котором болтался бейдж "Кптн Макс Людвиг О?Ши. Начальник службы безопасности."

"Вот это поклонник у Марии!"- Восхищенно подумал я рассматривая Макса. - "Настоящий полковник!"

- Пошли, проведу Тебя на поле.- Капитан подошел к двери с кодовым замком, ввёл код и распахнул дверь.

- Но, если хоть одна собака... Оставлю под стартующим грузовиком! - Предупредил он.

- Бу сделано! - Молодцевато - придурашливо ответил я.

- Ты, главное, запомни - все корабли, по периметру, окружены проблесковыми маячками. Если маячки красные - держись подальше, корабль стартует в течении пяти минут. Понятно?

Я серьёзно кивнул - ТБ пишется кровью и обгорелыми пальцами, шуток быть не может.

Пройдя по длинному, извилистому коридору, и открыв еще одну дверь с кодовым замком, Макс выпустил меня на поле.

- Данн, у Тебя рюкзак - он ведь не красный? Он - алый? - Остановил меня перед дверью Макс.

- Малый рюкзак спасателя. - Кивнул я.

- М-м-м, - Задумчиво протянул Макс, - малый говоришь... Я таких уже лет десять не видел. Береги его - иногда вещь может жизнь спасти.

- Спасибо! Уже! - От всего сердца поблагодарил я, вспомнив драку у кафе, и, прошмыгнул за дверь.

Корабли разбросанные по взлётному полю, просто потрясали. Понимаю, может, просто моя впечатлительность играла со мной странные игры, но, в какой то момент я даже стал чувствовать их металлические тела, одушевляя их и приписывая им, возможно не свойственные качества.

Обойдя, пару готовящихся к старту, кораблей, направился к заинтересовавшему меня, серебристому красавцу, любопытно озираясь вокруг.

Мимо промчался человек, отчаянно ругающийся и пару раз даже запнувшийся. До меня долетело: "...И где я Вам найду члена экипажа, который не будет мешать экипажу!... "

Ориентируясь на бегуна, обошел здоровенную каракатицу - корабль, из которого росло с десяток щупалец и замер.

Я стоял перед кораблем, который меня заинтересовал. И, вблизи, он казался мне еще прекрасней. Похожий одновременно и на дельфина и на стремительную птицу.

- Вы что здесь стоите?! - Окликнул меня, стоящий у трапа человек.

- Любуюсь. - Честно ответил я и добавил вполголоса. - И - ловлю Удачу!

Но, кажется меня услышали.

- Ну так и лови, куда подальше.

Пожав плечами, я развернулся и сделал шаг.

- Молодой человек! Остановитесь!

Я замер и развернулся, ожидая начала разборок.

По трапу спускался человек - колобок. Точнее - скатывался, быстро перебирая короткими ножками.

- Вы - кто? - Запыхавшийся колобок остановился возле меня.

- Я - человек...

- Ну, как медик, я и сам могу рассказать вам происхождение человеческого вида. Кто Вы и что здесь делаете? Чем занимаетесь?

- Я - Данн, любуюсь кораблями. Этим пока и занимаюсь.

- Только этим? - Человек - колобок подозрительно посмотрел на меня.

- Пока нет работы - этим и занимаюсь! - Снова честно ответил я.

- Судя по рюкзаку - вы спасатель?

- Сперва - повар. Спасатель - уже потом. Да и то через сутки. - Какая то надежда стукнула меня по нервным окончаниям.

- Это просто замечательно!!! - Медик задумчиво обошел вокруг меня.

- Идём к капитану!- И стремительно засеменил к трапу.

Я, затаив дыхание, поспешил за ним.

Стоящий на трапе человек в драной футболке, посторонился, пропуская нас.

- Считай, что Удачу ты уже поймал.- Сказал он, когда я проходил мимо него.

- Не говори "гоп"! - Ответил я ему, стараясь не отставать от человека - колобка.

- Иди за мной! - Медик повёл меня по прямому, как стрела коридору, уводя вглубь корабля.

- Нам наверх. - Сказал он, останавливаясь у двери и нажимая кнопку. Двери лифта разошлись, мы вошли. Мигнул свет, дверь закрылась и через пару секунд открылась вновь, выпуская нас в другой коридор, по которому мы стремительно пронеслись и замерли в его конце, перед дверью, украшенной надписью: "Рубка".

Дверь пшикнула пневматикой.

"Привет, чудо техники!" - Шепнул я двери, нервно передёрнув плечами.

Доктор искоса глянул на меня и улыбнулся.

- Капитан! Кажется, проблема решилась сама. - Заявил он, обращаясь к женщине, сидящей за огромным пультом - столом, на возвышении.

- И как именно? И кого Ты приволок?- Капитан недовольно уставилась на моего проводника.

- Это Данн. Он - повар!

- И как же повар решит нашу проблему? - Возмутилась она. - Мы готовим по очереди, и держать лишнего члена экипажа...

- Но он еще и "спасатель"!

- Без опыта... - Пискнул я, чувствуя, что если совру - станет очень плохо.

- Вот! - Поднял вверх указательный палец, доктор. - Вот! Без опыта! Сами научим! Ты Понимаешь, Тильда - Сами!!!

- Дайте Ваши документы! - Приказала капитан.

Вытащив из кармана "трудовичку" и документы, передал капитану, подойдя к ней, на внезапно ставшими ватными, ногах.

Капитан изучала мои документы минут пять. Пару минут задумчиво вертела их в руках.

- Сколько вам нужно времени, чтоб съездить за вещами? - Спросила она.

- Так всех вещей у меня - вот этот рюкзак!

Капитан и доктор довольно переглянулись.

- Так, Петрович, отдай старпому документы, пусть оформляет. У него 15 минут. А сам, проводи нашего нового повара, в его каюту и проверь, чтоб он спал! У него первый старт... - Капитан перекинула мои документы доктору и кивком головы отпустила нас.

Дверь бесшумно растворилась, выпуская нас из рубки.

- И передай Тимуру, что Удача, конечно, любит подготовленных. Но целует - Избранных. А танцует - с Лучшими!

Доктор кивнул.

- Пошли, целованный. По краю прошёл. -Он улыбнулся.




***




"-... Мария! Я забыл сказать Твоему протеже, как выйти с космодрома!..."

"... Задержанные сейчас допрашиваются, - миловидная девушка - полицейский, присела на краешек кресла, в кабинете своего начальника. - Они утверждают, что, мужчина, помогший мне при задержании, является их подельником, сдавшим их, чтоб уйти от ответственности.

- Врут, конечно, - лениво заметила начальник полицейского участка, - Однако, проверить надо.

-Девушка - официантка передала нам планшет, который мужчина забыл в кафе. Она выскочила на улицу, чтоб отдать его, но, успела только увидеть отъезжающее такси и меня, возящуюся с задержанными. - Девушка - офицер нервно хрустнула пальцами.

- Пусть техотдел снимет отпечатки пальцев. - Начальник сняла с носа очки и потерла покрасневшие от усталости глаза. - Потом пробьём по базе. Вы ведь не сможете описать мужчину?

- Нет, полковник, не смогу. В памяти только красный рюкзак да черная рубашка. - Ответила девушка и пожала плечами.- Всё было очень быстро.

- Не знала бы я Вас, капитан, подумала, что Вы придумали этого помощника. Тем более, что ваши задержанные помнят и того меньше. Что ж, дело Вы закрыли, поздравляю! Двойное убийство распутали за 8 часов - негласный городской рекорд! Документы передайте дежурному, отчёты напишете завтра. Сейчас у нас есть, - полковник задумчиво покрутила очки за дужку, - одно щекотливое дело. Стана, как вы относитесь к проявлениям расовой нетерпимости?

- Мне все равно, какого цвета преступник. - Девушка серьезно хлопнула глазами.

- Несколько часов назад, в поезде ГТК "Гепард", некто, нанес физические повреждения дипломату из Уганды. Или Бурганды? Не суть важно. Заявитель, некая София Маннер, утверждает, что белый мужчина, нанес несколько ударов, по лицу чернокожего дипломата. Служба Безопасности поезда, официально заявила, что никаких инцидентов на борту "Гепарда", не происходило. Девушка, в доказательство, своих слов, оставила нам блузку со следами крови. Документы и вещдоки я передала лейтенанту Патрику, внимательно изучите и... Начинайте расследование - пока не официально. Будет подтверждение по линии МИД-а, развернёмся.

- Полковник, мы - "убойный" отдел!

- В первую очередь, капитан Стана Кейт, мы - полиция. А во-вторых - с меня потребовали, чтоб этим делом занималась лучшая моя команда.

Стана горестно вздохнула.

- Есть, полковник. - Она встала с кресла и направилась к двери.

- Стана. Найдите вашего "Незнакомца". Очень хочется пожать ему руку. В этом городе очень мало людей, вот так, запросто, приходящих на помощь. Тем более - на помощь полиции.

Начальник полицейского участка, по прозвищу "Волчица", проводила взглядом своего сотрудника, выходящего в дверь, любуясь ее фигурой и отточенными движениями. "Ох, выскочит ведь замуж, девка, с кем останусь работать?"

- Патрик, что у нас по делу?

- Блузку я отдал криминалистам, по ней будет только завтра. По описанию происшествия - транспортники меня отправили на ёлку, за арбузами. Мигель проверяет данные, но, пока, кроме заявления, ничего нет.

- Кое - что есть! - Смуглокожий Мигель Сантьяго появился из комнаты материально - технического оснащения, как чёртик из табакерки.

- Я проверял в "сети" все возможные намёки на это дело. И вот на что наткнулся! - Торжественно объявил он, разворачивая монитор к своим напарникам. - На одном из сайтов, пару часов назад, появилась запись, названная "В моём роду рабовладельцев не было", сейчас её изучают специалисты. Но, смотрите сами!

На экране, над девушкой склонился толстый негр. Сперва он что-то втирал девушке, потом - схватил её за руку, пытаясь удержать её от нажатия кнопки вызова стюарда. В этот момент из-за границы камеры появилась мужская рука, и, схватив его за ухо - приложила о подлокотник, а когда чернокожий попытался встать, воткнула ему в ноздри пальцы и с маху, впечатала в спинку впередистоящего кресла. Лицо, в потеках крови, исчезло из вида камеры.

- Если я правильно понимаю, именно избиение дипломата и выложили в сеть? - Удивилась капитан. - Тот, кто выложил это видео либо имеет стальные яйца, либо железобетонную крышу!

- Самое интересное не это! Обратите внимание - лицо девушки в кадр попало вместе с частью багажной полки. А вот лицо мужчины - тщательно обрезано. Остались только руки, по которым, опознать кого - либо - невозможно!

- Считаешь, что это - предупреждение? - Заинтересовано поинтересовался Патрик, проигрывая ролик сначала.

- Я пришел в полицию из осназа. Нам показывали, как натаскивали диверсантов в России. Это - работа диверсанта. Причем старой, именно российской школы. Нынешнее поколение на такое не способно.

- Значит мы ищем белого мужчину, лет 50 - 55, прошедшего обучение в России? - Подытожила Стана.

- Либо - после омоложения, - добавил Мигель, - руки на видео никак не могут принадлежать пожилому человеку.

- Э-э-э-э, Стана, тут есть еще зацепка, - привлек их внимание Патрик, - У него на руке - браслет, в виде, - тут он увеличил изображение, - в виде змеи!

- Да Вы - шутите!!! - Внезапно воскликнула Стана, стремительно выскочила из комнаты и вернулось через несколько секунд, держа в руках планшет, который ей отдала официантка.

- Смотрите! - Сказала она, поднося планшет к монитору. Уголок планшета на экране украшал ярко-зелёный треугольник наклейка. Точно такой же гордо красовался на планшете в ее руках.

- Покажи багажную полку! - Внезапно севшим голосом приказала она Патрику.

Опустив изображение ниже, три пары глаз внимательно изучали ярко - алый рюкзак, сиротливо притулившийся на багажной полке.

- Поздравляю, капитан Кейт, это дело вы раскрыли за 3 часа! - Весело обратился к ней Мигель. - Рекорд за рекордом!

Патрик, видя, как их начальник мрачнеет со скоростью грозовой тучи, покачал головой.

- Я к "волчице"... - Хриплым голосом сказала Стана. - Думаю, нам надо поторопиться и найти таксиста.

Капитан вышла из комнаты и пошла в сторону кабинета полковника. По дороге она заскочила в дамскую комнату, открыла кран, плеснула себе пригоршню воды в лицо и расплакалась, как может плакать очень сильная женщина, когда ее мечта только что превратилась прах..."

"... Провокация, устроенная дипломатом Мзири, должна была начать новый виток политических войн и спекуляций вокруг, "чёрного" вопроса. - Гельмут Чешевский задумчиво смотрел на людей, рассевшихся за круглым столом. - К счастью, поведение молодого мужчины, а главное - его слова, и дальнейший наш разговор, натолкнули нас, с моим уважаемым коллегой, - Гельмут кивнул на сидящего рядом Алэксандэра, - На мысль о сговоре, между Мзири и девушкой. После остановки поезда, мы потеряли Софию Маннер из вида, на целых 30 минут. К счастью, один из агентов, увидел ее входящей в полицейский участок. Сейчас её допрашивают лучшие психологи, но из уже сказанного ею, можно сделать вывод, что мы наткнулись на новый айсберг, в отношениях между расами. - Гельмут сел.

- И что вы предприняли? - Развалившийся в кресле седой мужчина ткнул пальцем в сторону как Гельмута так и Алэксандэра.

- Мы выложили в сеть запись инцидента, значительно его подкорректировав и сделав основной акцент на фразу, сказанную, молодым человеком: " В моём роду рабовладельцев не было". На данный момент у ролика уже полмиллиона просмотров, а фраза уже начала путешествие по мозгам людей. Особенно -молодёжи. Если, нам удастся запустить эту волну, то через год, максимум полтора, переговоры с чёрным континентом будут вестись совершенно в другом ключе.

- Проследите, чтоб с парнем ничего не случилось! - Внезапно озаботился седой. - И, вообще, если он такой шустрый, может его к нам?

- Было б здорово. - Обрадовался Алэксандэр. - Пусть сперва побудет флагом, а потом, глядишь и что сложнее можно будет доверить!

- Ага, нашли дурака... - Пробормотал себе под нос, чтоб никто не слышал, Гельмут."



***




Камбуз на "Сигоне", до моего успешного трудоустройства, не впечатлял. По-крайней мере, в глазах потомков я не видел, такого восторга, какой переполнял меня. Да и какой может быть восторг, если готовка для них - просто трудовая повинность! Понимаю, что все они не фанаты еды и занятые люди, но вот как, скажите мне, как!, можно не влюбиться в такую технику! Один только аппарат для чистки рыбы, это ж песня! Голову и хвост долой, тушку в контейнер и через минуту идеально чистая, без единой косточки, рыбка выпадает на разделочную доску! А стазис-камера, а морозилка! А всяческие измельчители, потрошители, шинковщики! И все - с функцией самоочистки! Мечта любой домохозяйки. Нет, конечно, с самого начала, меня к ним и не подпускали. Особенно после того, как я умудрился запереться в морозильной камере, или, забыл отключить стазис - камеру, перед тем, как в неё влезть. Доктор специально повесил несколько аптечек, в разных местах камбуза, чтоб я не истек кровью. А после того, как робоповар сгорел в третий раз, инженер корабля, так же развесил огнетушители. А Тимур, милейший человек с восьмью высшими образованиями, сам, лично, притащил откуда -то удобнейшее велюровое кресло, и, взялся, сидя в нём, вводить меня в таинства владения кухонными агрегатами. Кажется, ему понравилась моя фраза: "Потрать на меня 15 минут, чтоб потом не тратить весь день, на переделывания!" Вот он за неполные пять дней и устроил мне мастер класс. Правда, на шестой день, после того, как я умудрился испечь свежий хлеб в жарочном шкафу, вместо хлебопечки, махнул рукой и пошел к доку, заливать свой ужас, настойкой валерьянки. Очень уж ему было страшно видеть, как я умудряюсь руками в войлочных рукавицах, хватать горячие формы с свежеиспеченным хлебом, хэкнув, шваркнуть их об стол, подхватить выкатывающиеся булки и отшвырнув формы в стопку уже стоящих рядом, сложить булки в стазис - камеру. Зато за пару часов, хлеба напек на неделю. Или больше.

После его ухода, примчался доктор, заставил показать руки. Сильно удивился, покачал головой, исчез. А на следующий день, пришел инженер, и, теперь, морозилка прекрасно открывается изнутри, камера получила датчик, который отключает стазис, стоит мне протянуть к ней руку, а хлебопечка, торжественно демонтирована и на ее месте стоит здоровенная мантоварка.

А вот кресло я унести не дал! На нем я теперь частенько отдыхаю, от трудов праведных. Ну, а если меня на нём нет, то там валяется судовой кот Фэодор III. Наглая, шести килограммовая кошатина, черно-белого окраса.

"Кстати!"

- Фэодор! Шухер!!!

Кошак извернулся, выгнул спину и мгновенно исчез, спрятавшись, в специально для него устроенном закутке. Нет, весь экипаж прекрасно знал, что кот предал своего хозяина, точнее хозяйку, и, переехал жить на кухню. Здесь проблем не было. Просто, согласно боевого расписания, кот должен был находиться в специальном боксе, с автономным жизнеобеспечением. Вот и тренирую, теперь, красавца с белоснежными подштанниками, на предмет быстрого спасения собственной шкуры.

- Фэодор, отбой!

Кот, недовольно фыркнул и выбрался из своего "бункера".

- Ну-ну, Федька, не квасься, сам знаешь - надо! ТБ пишется кровью и обгорелыми пальцами! А иногда, в твоём случае - драными ушами! Иди, лопай, мой монохромный друг! - Сказал я, технично скидывая в его плошку обрезки свежего мяса.

Ухо, Фэодору , покромсал настольный вентилятор. Именно с тех пор, все лопасти, поменяли на резиновые. Больно, но зато без крови. Проверено.

- Чем сегодня семью кормить будем? - Задал я вопрос коту, с урчанием поглощающего мясао.

Фэодор поднял морду, совершенно по Ленински хитро прищурился и заявил: "Мяусо"

- Опять мясо?! Фэодор, да вы так к концу рейса в ангар не влезете! Впрочем, сделаю - ка я котлетки. А на гарнир - запеку картошку, в фольге!

Кот вернулся к мясу, а я пошел доставать ингредиенты, мысленно составляя список.

"Лук, тыква, морковка, фарш, свино-говяжий, из расчета на кило фарша полкило овощей. Картошка. Фольга, специи. Что - то я забыл?"

-Мяв!

"Правильно, топленое масло, свежая зелень и включить мантоварку!"

Вообще, кот на кухне, это самый мощный, склеротический фактор. Раз отвлечешься и всё, что ты хотел сделать, уже и не вспомнишь! Но, у меня на эту тему свои тараканы, да еще подарок Игоретты, вечно блуждающий по телу, не дает расслабиться. Вам странно? А мне вот совсем не было странно, когда татуировка начала блуждать по телу, как привидение. Да я чуть не поседел, когда, выйдя из душа, обнаружил змеиный хвост, украшающий меня между ног, да-да, на этом самом месте! Ты весь такой чистый, уставший после трудового дня, принял душ, вытираешься, а у тебя, миль пардон, яйца змеиной чешуёй сверкают, да и не только они! Хорошо что в душе звукоизоляция хорошая. А змеиная голова, уютно устроившаяся над левой бровью, а затем решившая, что ей там не место и уползшая по шее на спину, прямо за обедом, привела в ступор всю команду. Доктор меня потом два дня подряд гонял на обследования - всё никак не мог решить, глюк это у них был или я издеваюсь.

Пока фарш перекручивался с овощами, а картошка чистилась, быстро нарезал ножом фольгу на куски нужного размера. За эти ножи вообще целый бой пришлось выдержать. После того, как капитан увидела, как я шинкую лук, она, сгоряча приказала Доку их изъять! А я их только что наточил! А ножи - классные! Тяжелые, разного размера и формы, с рукояткой, так и просящейся в ладонь. И шикарного, огненно - рыжего цвета рукояти. Конфетка.

Пискнула картофелечистка, выдвигая контейнер, заполненный аккуратными рядами мелкой, идеально круглой картошки. Нет, это не картофелечистка их так подравнивает - это специальный сорт такой! И его, на "Сигоне", аж четверть тонны - интендант на базе хотел подгадить, а вот не вышло, картошечка идет влет! Расстелив фольгу на столе, раскидал по десятку картошек, сдобрил топлёным маслом, сверху щедро сыпанул специй, чутка соли - команда любит недосолёное - плотненько завернул и поставил в духовку. Все, это на час меня не достает. Теперь котлетки: Кастрюлька с фаршем торжественно воодружается на стол и начинается священнодействие! Соль, перец, куркума и еще почти десяток разных травок и приправ, отправляется в фарш, в своей, строго определенной, последовательности. Теперь перемешать, да ручками, ручками, добавить пару яиц, еще раз перемешать и можно на 10 минут отставить в сторону, чтоб мясо напиталось духом специй.

Специй на "Сигоне" - тоже завал. Эти горе - повара, о существовании чего либо, кроме соли, перца и чеснока в сушеном виде, даже и не подозревали. Спасибо старпому, это он мне дал список содержимого продуктового склада. Он же и показал, как включается вытяжка, когда один из пакетов оказался вскрытым не с той стороны.

- Фэодор, марш на кресло! - Сказал я коту, во второй раз запнувшись об него. А чтоб до животины быстрей дошло, прибавил ему скорости, звонким щелчком полотенца, над хвостом.

Интересно, а вот это искусство владения полотенцем, тоже лежало в залитом Игореттой? Или?

"Так, фарш готов, начинаем формовать!" - Руки привычно взяли мерную ложку и начали укладывать фарш на листы фольги. Вот, положа руку, на нежно мной любимые части тела, моторика у повара - просто фантастика! А мышечная память -нечто запредельное! Я, человек, по жизни, несколько медлительный, да, я люблю готовить, и, когда друзья собирались у меня, или с моим участием - всегда готовил. Помню, в один год, мои други припали на блины. Я их за три месяца почти десять тысяч напек. С тех пор же и не ем. Но с этой "заливкой", я начал понимать смысл фразы: "Никто не злит повара на кухне!", ну, в моем случае - кока на камбузе, руки, словно отдельно от тела живут. Быстрые, ловкие. Ножи мелькают, ложки крутятся, дверцы шкафов открываются и закрываются, кажется еще до того, как рука возьмется за их ручки.

Пока любовался собственными руками, успел закатать в фольгу весь фарш. Пыхнула паром мантоварка, принимая в свое клокочущее нутро, блестящие шары, которым, через 45 минут, суждено стать паровыми котлетами в собственном соку.

- Горячее в деле, займемся салатом! - Строго глядя на кота, продемонстрировал ему зажатый в щепотке, кусочек мяса. - Фэодор, сурок!

Кот уселся на задние лапы, поджав к груди передние и потянулся за мясом, сразу становясь больше длинным, чем толстым.

- Опять животину мучаешь! - Стэлла Мак-Кинли, бывшая хозяйка Фэодора, "богиня войны", то бишь оператор артвооружения, второй пилот, и просто замечательная женщина. - Ты ж его так до ожирения доведешь!

И моя головная боль. Стэлла - диетолог. Вешалка... Не она - вешалка. Мне - вешалка.

"Нет, пора прекратить эту моду, вваливаться на кухню, без приглашения. И жрать, поодиночке - тем более. Ишь, расповадились!"

- Что сегодня на ужин? - Стэлла, сдвинув кота, устроилась на кресле.

- Паровые котлеты, картофель, запеченный со специями, пара салатов. Думаю, для легкого ужина хватит.

- Салатов? А ты успеешь?

- Фи, нашинковать капусту, морковку, кукурузу из консервы, майонез, крабовые палочки, все смешать и разделить. Делов-то, с такими машинками. О, вовремя идея пришла - надо капусты насолить! - Я метнулся к ближайшему блокнотику, прибитому к стене.

Таких блокнотиков, вредный доктор, напихал на гвоздики и магнитики, на все видные места кухни. А сделал он это, когда я, в порыве откровенности, проболтался, что пролюбил, свежекупленный планшет. Вот, как напоминание и для тренировки памяти и появились блокнотики. Правда, карандашики, к ним, у меня валяются где попало... Но! Я их всегда нахожу!

- Стэлла, а на вахте сегодня кто?

- Пора б уже выучить, стыдно!

- Ага, значит, Тимур и Алекс! Надо будет им творог и соки отнести. Да.

- Вот совсем ты не обязан им, на вахту, таскать еду! - Возмутилась Стэлла. - Капитан опять ругаться будет!

- А, точно, капитану - йогурт и свежей сдобы! Спасибо!

Стэлла закатила глаза.

- Уже всю команду, на еду подсадил. Вот, не было печали, завели себе повара!

- Кока. - автоматически поправил я.

Стэлла резко двинула рукой, вызвав недовольный мяв Фэодора.

- Даже кота! А вдруг - ЧП?

- Фэодор, шухер! - Автоматически вырвалось у меня. Стэлла вскрикнула. Кот, царапнув её когтями, черно-белой ракетой стартовал к своему укрытию.

- Офигеть... - Вырвалось у Стэллы, подслушанное у меня, восклицание.

- Спасение корабельной собственности - прямая обязанность команды! Фэодор, отбой!

Несчастная морда кота, всем своим видом, демонстрировала, Что именно он думает, о чокнутых людях.

Подкинув ему еще кусочек мяса - тренировка это наше всё- занялся капустой.

Скажу честно, такая работа, монотонная и размеренная, меня успокаивает. А с вложенными знаниями, так вообще становится чем то вроде религиозного таинства.

Конечно, можно было отправить вилок капусты в аппарат и, через пару минут, получить красиво нарезанную соломку. Но, салат из такой капусты получался не вкусным. Сколько ты его не сдабривай и не украшай, а с ручным -не сравнится. Это весь экипаж заметил. Даже Фэодор, получая свою порцию из моих рук, бегает веселее и мурчит громче, чем после аппаратного корма.

Стэлла поворчала еще пару минут, но, видя, что я "ушел" и не реагирую на ее слова, махнула рукой и скрылась за дверью.

Экипаж "Сигона" летает вместе больше 15 лет. Корабль они получили прямо с верфи, уже дважды проходила модернизация. Сам "Сигон", серебристая птица, почти трех сотен метров в длину, с восемью, вынесенными на пилонах, двигателями. как у нашего незабвенного "Ильи Муромца" - по четыре на каждом крыле. Это я, такой простой, думал, что, то что я видел на космодроме - и есть весь корабль. Дудки. Все корабли Земли - модульные, как кубики "лего". Причем на планету опускается лишь малая часть, оборудованная лёгким двигателем, для взлёта - посадки. Основной корпус на планету попадает только в виде оплавившихся кусков. И то - если топливо раньше не сдетонирует.

У "Сигона" на посадку идет носовая часть, с каютами экипажа, камбузом и прочими "помещениями непосредственного нахождения команды". Видел я, как выглядит со стороны, стыковка носа с корпусом. Как ТУ-144. Нос вниз, сцепка и вот, полностью собранная птичка, готовая за одну заправку, пролететь 800 светолет. Если, конечно, дополнительных баков не навешивать. Тогда на 1200 - 1400! А еще "Сигон" быстрый. Быстрее него только военные курьеры, "двигатели с тушкой пилота" или сокращенно ДТП. "Сигон" делает прыжок в 50 светолет, за 20 дней. На форсаже - 18. ДТП за 13 дней. Ничего не поделаешь, "Сигон" - дальний разведывательный рейдер, быстрый, маневренный, хорошо защищённый и очень зубастый. Только турелей ближней обороны у него - 120 штук, а главный калибр, счетверённая, двухметровая, разгонная курсовая пушка, плюющаяся как простыми болванками, так и снарядами, начиненными антиматерией. Боекомплект невелик - 40 выстрелов. Ну и вспомогательное, энергетическое орудие - тоже есть. За 15 лет "Сигон" из всего этого добра стрелял целых восемь раз. Шесть из них - на больших учениях. Два оставшихся раза - остаются тайной за десятком подписок, о которых экипаж не вспоминает. Или вспоминает, тщательно спрятавшись от меня.

Пока я прокручивал в голове, все, что узнал о "Сигоне", салаты были готовы. Целых два - капустный и с "крабовыми палочками". Только вместо палочек - красная рыба. На флоте не очень - то жалуют суррогаты и подделки. Приходиться выкручиваться. Частенько, от таких замен, салат приобретает совершенно новый вкус.

- Данн, сегодня кормить чем будешь? - На камбузе появился доктор Петрович. Петрович - это не отчество, это - фамилия, с ударением на первом слоге. И только для своих. Как то так получилось, что на моем камбузе, весь экипаж, чувствовал себя, несколько, вольготно. И за это чувство свободы, все старички, не сговариваясь, разрешили мне называть их так, как они называют себя между собой. Но, это только на камбузе. Да я и не против.

- Печёная картошка, паровые котлеты, салаты, чай и компот. - Ответил я. - минут через 20, всё будет готово.

- Ну, тогда займемся делом. - Док, турнул кота с кресла, налил себе полулитровую чашку зелёного чая, и, устроился в кресле.

"Интересно, а если бы было Два кресла?" - Задумался я.

- Итак, мы остановились на ...? - Док сделал паузу.

Не подумайте чего - просто капитан, узнав, что я "безобраз" и без опыта, дала задание команде, заняться моим образованием. Так что, если первые десять дней я осваивал кухню, то теперь лафа кончилась. Экипаж, просьбу капитана исполняет добросовестно. Вчера, Стэлла, четыре часа гоняла меня по все возможным диетам, отравлениям, классификациям боевых отравляющих веществ и прочим "поражающим факторам".

Выслушав мои ответы, завела очи долу, заявила, что я не бесперспективен, но... Не в этой жизни. И ушла. Сегодня за меня взялся доктор. Завтра, скорее всего, меня почтит своим присутствием Анастас - главный инженер - энергетик корабля.

- Мы остановились на кораблях, вошедшими в реестр пропавших. - Напомнил я, доставая их духовки, картошку.

- На данный момент в реестре пропавших, числится 18 кораблей. Первые шесть - экспериментальные корабли, с гибридными установками. Это "Восход", "Рейцелер", "Белое перо", "Монтигомо", "Ацтек" и "Савой". - Доктор потянул носом, вдыхая аромат чая. - Эти корабли, скорее всего, погибли именно из-за своих нестабильных реакторов. "Рейцелер", "Ацтек" и "Савой" - беспилотники, остальные имели минимальный экипаж в два - три человека.

- Что за гибридный установка? - Поинтересовался, раскладывая картофель по тарелкам.

- Полученный нами, при изучении чужого корабля, реактор, оказался очень сложен в изготовлении и было решено, на первых порах, использовать свою разработку. Она была несколько компактней, выдавала большую мощность, но, как оказалось - при входе в пространство, становилась не стабильна. Также, в реестре есть два, однотипных "Сигону", корабля: "Шухерт" и "Барклай". Но, самые интересные из потеряшек, это "Пертам", капитан Альведо, "Меченос", капитан БурОзуб, "Пиявка", капитан Осмейн дер Вольд, "Аглая", капитан Аннет Либентур, "Олт", капитан Мишель Солонок и "Мелиор", капитан Фредерикс. Все корабли принадлежат к службе дальних изысканий и строились по индивидуальному проекту своих капитанов.

- Ох, ни фига ж себе! - Вырвалось у меня, когда я представил, в какую сумму может вылиться индивидуальный проект.

- Ничего не поделаешь - из 11 обитаемых планет, восемь нашли именно эти капитаны. А стоимость планеты, пригодной для заселения - сам понимаешь - заоблачная. - Правильно оценил моё восклицание, доктор.

- Осталось еще четыре, - напомнил я, открывая крышку мантоварки. Плотное облако густого, белого пара, вырвалось на свободу.

Доктор судорожно сглотнул слюну - "котлетки" удались. Плотный аромат специй, овощей и мяса, заполнил камбуз.

- Так, опять на ночь нажрёмся! - Горестно заметил док.

- Фе, диетическое питание! - Возразил я, разгоняя пар взмахами рук. - Вот, в воскресенье, я вам такое приготовлю - точно обожрётесь!

- Не сомневаюсь. - Строго заметил Петрович, и вернулся к своему рассказу. - Четыре оставшихся корабля, имеют только номерное обозначение. Есть только их изображения. Это епархия военной разведки. Ни членов команды, ни мест старта.

- Всё, Товарищ Петрович, - перешел я на официально - казённый язык, - Разрешите сообщить капитану о готовности ужина!

- Тьфу, на тебя, не серьёзный ты человек. Сам скажу! - Док активировал свой коммуникатор.

- Тильда, ужин готов!

- А можно, я, по громкой, экипаж соберу? - Не выдержал я.

Док странно блеснул глазами.

- Тильда, наш новик, созрел до совместных "поедушек"! Может, хватит уже всем желудки портить?

Что ответила капитан, я не услышал, но, судя по улыбке и довольному лицу дока - это моя первая победа!

- Накрывай на стол. - Сообщил док. - Через 15 минут, все свободные от вахты, соберутся на ужин!

"Есть!" - Я кинулся накрывать на стол.

- Данн, ты это, сильно не старайся.- Смутился док. - Не надо салаты по порциям раскладывать, сами наберём, сколько надо! Да и картошку с котлетами - тоже, сами.

"Уф-ф-ф" - Вот что меня всегда нозило, так это сервировка стола! Вилки слева, ножи - справа, чашки в ряд. Бесильня!

Через 15 минут в кают - компании появился экипаж, во главе с капитаном. За это время, я, под чутким руководством дока, привел стол в привычный им вид. Док, лично, занырнул на склад, доставая минералку и бутыли с какой - то настойкой, которые торжественно воодрузил в центр стола.

Капитан, осмотрев стол, довольно кивнула. Начался мой первый совместный ужин.

- Товарищ капитан, разрешите вопрос? - Набрался я смелости, когда экипаж, плотно закусивший, перешёл в то блаженное состояние, когда можно было не опасаться шпильки. Да и капитан - Первый после Бога, так что...

- Реки, отрок! - Капитан Матильда Бахан, так же перешла в добродушное настроение.

- Почему, здесь, на корабле, обращение "Товарищ", а внизу принято "Господин"?

Капитан задумчиво погоняла картошку по тарелке.

- Тебе официальную версию или правду?

- Лучше -обе! - "Борзеть так борзеть!"

- Официально, всему виной фильм "Чистое небо". Там, перед финальной бойней, молоденький мичман, обращается к капитану "Господин капитан!", а в ответ получает: "Господа внизу остались. Здесь только товарищи, идущие в бой..." На самом деле, эту фразу сказал Государь Российской Империи, когда впервые оказался в космосе, на борту первого вернувшегося из межсистемного прыжка, корабля. И звучала фраза так: "Нет здесь господ - все внизу остались. Есть соратники, товарищи по оружию..." - Капитан вздохнула, нанизала картошку на вилку и шутовски отсалютовав мне, отправила ее в рот. - Вот такие Императоры, в государстве Российском!

На мгновение, кают - компанию окутал плотный, почти осязаемый, полог уважения.

"Да, не наш Николашка..." - Потрясенно задумался я, поняв, что здесь, Государь - Император, звезда не видимая, но - Уважаемая.- "Да, потомки, повезло Вам, ей-ей, повезло..."

Капитан с удовольствием откинулась на спинку стула. Экипаж, вдруг, подобрался, став похожим на львиный прайд, ожидающий командного рыка.

- Что ж. Сегодняшний ужин, считаю, удался. У команды есть возражения?

Команда, обменялась взглядами и отрицательно помотала головами.

- Официальный приказ, по кораблю "Сигон". Считать стажера Налезенец, Данна Игоревича, принятым на официальную должность кока, с полным оформлением и содержанием, согласно контракта. Присвоить воинское звание сержант, по совокупности знаний и сданных зачетов. Ввести сержанта Налезенец в график вахт. Сержанту приступить к освоению второй специальности - спасатель. Команде корабля оказать сержанту всяческое содействие, в освоении специальности. - Капитан улыбнулась. - Добро пожаловать в экипаж, Данн. Теперь у тебя начинается новая жизнь. Через два дня, "Сигон" прибывает на военную базу "Лох - Несс". ДЕсанты тебя экипируют, заодно подтянут "физику", да и по "спасателю" тебя натаскают. На всё - про всё - три дня. Уйма времени.

"Ценный пушной зверёк!" - Промелькнуло в голове. - "Видели глазоньки, чего выбирали. Теперь жрите до повылазання..."

Я забыл сказать самое главное: "Сигон" - боевой корабль. Так что я, теперь- военнообязанный. И контракт у меня на пять лет. И не скоро я увижу так понравившуюся мне девушку - полицейского, шатенку с зелёными глазами. Ну, зато на "Сигоне" есть обзорная палуба и я вдосталь успею налюбоваться звёздами!



***




"... - Мы нашли таксиста, подвозившего подозреваемого от кафе "5-й континент". - Стана Кейт, отчитывалась своему непосредственному начальнику, задумчиво расхаживая по её кабинету. - Он отвёз его в космопорт "Горные ворота N4". Получив отпечатки пальцев, с планшета, мы пробили его по всем базам, включая "ГлоБез" и "НарКон". Данных нет. Мигель предложил отправить запросы по больницам и исправительным заведениям. Так же - данных нет. Билет на "Гепард", был приобретен по номерной карте, счет открыт более 10 - ти лет назад. Так что и тут пусто. Продавца планшета, допросили наши коллеги, но, кроме красного рюкзака, тот ничего не запомнил. Как и таксист. София Маннер, единственная, кто разглядела нашего подозреваемого, исчезла.

- Такое впечатление, что кто -то очень сильно хочет, что б этот человек исчез. - "Волчица", задумчиво прикусила дужку очков. - Вот что. Проверьте военные госпитали.

- Кевин проверяет, но военные не жалуют полицию и информацией не делятся. Так что, все, след простыл. - Стана растерянно села в кресло. - Все свидетели, все камеры, всё фиксирует красный рюкзак, но не лицо. Его видят в кафе - но из всех описаний, добавилась только татуировка, в виде змеи. Его видит таксист, его вижу я - и, словно, мы его не видим!

- Не обвиняйте себя, - постаралась успокоить подчиненную, "Волчица". - Пока о нападении, нет подтверждения, это дело - не официальное.

- Когда оно станет официальным - может быть совсем поздно...

- Может быть. Но, тогда мы сможем подключить всю мощь отдела. Пока свободны. - "Волчица" одела очки и углубилась в изучение документов.

Стана, вышла за дверь и столкнулась со своим напарником лбами. Бумаги полетели белокрылыми птичками, из глаз посыпались яркие звёздочки.

- Я -подниму! - В один голос сказали напарники, и, наклонившись за документами, снова встретились лбами. Звёздочки сменились кометами, из глаз брызнули слёзы. Держась за головы, Патрик и Кейт, уселись на пол, прямо перед дверями начальника.

- Хорошо сидите, - усмехнулся Мигель, выходя из лифта, с тоненькой картонной папкой. - С вас картину писать надо. И назвать ее, "больные головы"!

- Ты что - то узнал? - Встрепенулась капитан.

-Да. Пока, кое - кто, искал "пальчики", я начал искать рюкзак.

- Да их, в любом магазине, - начал подниматься с пола Кевин.

Дверь начальника распахнулась и ручка воткнулась точно в копчик лейтенанта Сантьяго. От неожиданности, тот уронил папку, добавляя бумажек на паркетный пол и взвился вверх, не хуже ракеты. Увы, тяги не хватило, и, в следующее мгновение, лейтенант Сантьяго оказался лежащим на полу, между своих напарников.

- Это что тут за неформальное выступление?! - Опешила полковник, разглядывая живописно раскиданную опергруппу.

- Горим на работе! - Молодцевато ответила Стана.

Полковник покачала головой.

Напарники, собрав бумаги, расположились вокруг стола Станы.

- Так вот, напарники, - продолжил свою речь, Мигель. - Рюкзаков, подобного цвета, в свободной продаже не существует. Это "рюкзак спасателя", такие есть только у сертифицированных сотрудников. А в этом городе, располагается "Георгиевский госпиталь", который имеет право, на проведение сертификации по данной специальности.

- Спасатель?! - Напарники потрясенно переглянулись.

- Да.- Победоносно улыбнулся Сантьяго, машинально почесывая отбитый копчик. - И за последние шесть месяцев, был только один человек, прошедший сертифицированную "заливку", по этой специальности.

Мигель открыл папку и продемонстрировал фото. - Знакомьтесь, Налезенец, Данн Игоревич. Сорок лет. Последние 17 месяцев провел в "Георгиевском госпитале", с диагнозом - амнезия. Прошел "добровольный профтест", в заливке несколько специальностей, среди них - Спасатель!

Стана внимательно изучала фото своего добровольного помощника. Как, ну как, она могла не запомнить такое лицо!

- Это еще не всё! - Мигель был весь одно торжество. - По дороге, я заехал к приятелю, из МО и, сделал запрос на военнослужащего.

- И что? - Не выдержал Патрик.

- А - Ничего! Совсем ничего! Не было военнообязанных с такой фамилией!

- Ну, теперь у нас есть фото... - Задумчиво протянула Стана.

- Эй, я сказал - не было! - Уточнил Сантьяго. - Не было! А вот со вчерашнего дня - есть! Повар - стажер Дальнего Разведывательного Рейдера "Сигон"!

- Значит, придется делать запрос военным? - Задумчиво протянул Патрик.

- Бесполезно! "Сигон" покинул космопорт "Горный ворота", через полтора часа, после того, как наша доблестная капитан, произвела арест подозреваемых, и находится на выполнении боевого задания. Приблизительно, на пять лет команда находится под защитой закона о "боевых операциях".

"Ой, мама - мама, мамочка, как же я попала!" - Думала капитан Стана Кейт, сжимая виски и уставившись на фото мужчины. - "Как же я попала!"

- Кейт, Сантьяго, Патрик! Живо ко мне в кабинет! - Голос полковника заставил на мгновение утихнуть шум всего полицейского участка.

- Может, взять документы? - С сомнением в голосе, спросил Мигель.

- Может лучше сразу - крем? Чтоб не больно?

- Пошли, ребята. - Оборвала размышления напарников, капитан. - Чтоб мы не сделали, мы это сделали...

В кабинете "Волчицы", кроме хозяйки, было еще двое: мужчина, лет сорока, в дорогом костюме - тройке, пронзительно чёрного цвета и женщина, чуть старше тридцати, затянутая в не менее чёрный юбочный костюм.

- Знакомьтесь, - полковник устроилась в любимом кресле, во главе стола. - Алэксандэр Мак-Сохо, Ирэн Малиш, Агентство Глобальной Безопасности. У них к вам вопросы, по делу в "Гепарде".

- О, нет, Алла Николаевна! - Дружелюбно улыбнулся Алэксандэр. - Никаких вопросов. Дело в "Гепарде", передаётся в наше агентство и, вам надо просто передать, все, подчеркиваю - все - результаты. Для вас - дело закрыто.

- Точнее - и не начиналось. - Мило улыбнулась Малиш. - Вы никогда им не занимались и ничего о нём не знаете.

Напарники переглянулись и уставились на своего полковника. Та, верно оценив вопрошающие взгляды, едва заметно кивнула головой.

- Сантьяго, Патрик, соберите документы, для уважаемых представителей агентства. - Тихо попросила Стана.

- И копии - тоже! - Уточнил Алэксандэр.

Лейтенанты переглянулись и выскользнули за дверь.

- Что будет с этим мужчиной? - Неожиданно для самой себя задала вопрос Стана.

"Представители" переглянулись.

- Это праздное любопытство? - Мак-Сохо заинтересованно разглядывал капитана.

- Этот человек, оказал содействие при задержании двух опасных преступников. - Пришла на помощь "Волчица"

- Думаю, лет через пять, вы сможете пожать ему руку. - Мак-Сохо в упор смотрел на капитана, а затем перевёл взгляд на свою напарницу. - Если, конечно, он этого пожелает.

- Вот, - в кабинет вошел Патрик, - это всё, что мы успели собрать!

Представители бегло ознакомились с содержимым папок.

- Госпожа полковник, профессионализм ваших сотрудников вызывает восхищение. - Алэксандэр склонил голову, закрывая папки. - С вами приятно работать, если захотите, в нашем агентстве, всегда найдется место, для талантливых сотрудников.

Мак-Сохо и Малиш, вежливо распрощавшись, покинули кабинет "Волчицы".

Три пары глаз проводили взглядом, глобезовцев. У стола капитана Кейт, Мак-Сохо, на мгновенье замешкался, ища взглядом лифт.

- Надеюсь, вы успели снять копии? - Прошипела "Волчица".

- Мигель снял копии и разослал на пару наших серверов и на Ваш коммуникатор. - Патрик довольно улыбнулся.

- Свободны, авантюристы!

Стана и Кевин ответили лучезарными улыбками и поспешили убраться из кабинета полковника.

- Ну, напарники, что делать будем? - Мигель встретил их у стола Кейт.

- Ничего. - Задумчиво ответил Патрик, отходя к своему столу. - Дело закрыто.

- А что скажешь ты? - Сантьяго обратился к Стане.

- А я скажу, что мне пора позвонить маме... - Пробормотала себе под нос Стана, разглядывая торчащий из под плотной картонной папки, уголок фотографии.




***




Бумм! Шварк! Шмяк!!! "Мама, роди меня обратно!!! Только аккуратно!!! А-а-а-а!" Шмяк!

Первое "бумм" - это отвалился рюкзак. "Шварк", это меня приложило о выступающую балку. "Шмяк", это моя тушка, отзываясь на призыв гравитации, приземлилась на решётчатый металлический пол, покрытый, для реалистичности, крупными кусками битого стекла. Последнее "шмяк" - это девяносто килограммовая туша десантника, запеленатого в спасательную люльку, финишировала на мне.

"Тяжело в учении - легко в лечении!" - Вспомнилась народная мудрость моего времени. Отдышавшись, выполз из под люльки, с бешено вращающими глазами, десантом.

"Надо сказать что - то ободряющее... Хорошо, не буду!" - Подумал я, глядя в глаза десантнику, изображавшему пострадавшего. Впрочем, после моего спасения, уже, может быть и не изображавшего. Хорошо что, по правилам тренировки, речевые центры у него были отключены. Сержант Цыпанков, считался "потерявшим сознание". Думаю, что с ним, после тренировки, лучше не встречаться. Года три - четыре. Эти горячие шотландские парни с базы "Лох - Несс", славятся своей злопамятливостью.

А ведь так хорошо все начиналось. Сперва мне набили морду в тренировочном спарринге, выясняя профпригодность к боевым искусствам. Залечили. Отправили на стажировку к медикам. Там сработала заливка, и все тесты я, благополучно, сдал. Потом меня отправили к диверсантам. Там меня научили вскрывать закрытые двери, пролезать в узкие щели, разбирать завалы и затыкать, всеми подручными средствами, все дырки, до которых можно дотянуться, изолируя помещение от ядовитых веществ и, пользоваться кучей примочек, о существовании которых в моем рюкзаке, я даже понятия не имел. Потом меня накормили и отправили помогать мастеру - оружейнику. Кстати, этот мир как - то обошёлся без "Калашникова", обидно, но факт! Оружейник вытерпел меня почти два часа, после чего, вызвал моего капитана и, послал меня снова к медикам. И вот, я на заключительной тренировке! Что -то я забыл? А, самое главное - на базу "Лох - Несс" мы прибыли сегодня утром!

- Зачет не сдан! Вернуться к исходной позиции! - Голос инструктора, такой далекий, из - за разбитого, в первой попытке подъёма, передатчика, придал новый заряд бодрости. Мне. Глаза бравого десантника, уже налились кровью. Еще бы, пятая попытка! Три первых он падал с высоты метров трех. Это сейчас ему повезло пересечь отметку семь метров и приземлиться на мне. Обычно он падал один. Чаще на голову. Или мордой вниз, но это было один раз и я успел подставить свою ногу, чтоб лицо не повредилось об осколки стекла.

Расслабившись и пару раз глубоко вздохнув, снова вернулся к началу.

"Проверить фиксацию пострадавшего - есть. Проверить верёвки на наличие потёртостей, обрывов, перехлестов - Есть. Проверить пострадавшего на предмет внешних кровотечений, открытых ран, переломов - есть. Закрепить тросы универсального подъёмника - есть. Приступить к подъему - ну уж дудки, теперь будем по - моему!"

Пропустив страховку от люльки, восьмеркой между двух, специально для этого вбитых костылей, полез по стене вверх. В нарушении всех инструкций, люльку оставил внизу. Пока страховку вверху не закреплю - хрен я вам больного наверх поднимать буду. Не мне, с моими бараньими 65 кило, тащить тушу под сотню килограмм и рюкзак, на высоту 11 метров. Пробовал, фигня получается. На всякий случай, перестраховался, стопорные кольца сделал каждые пол метра.

- Всё, пациент, больше падений не будет! - Обрадовал я сержанта, усмиряя дрожащие руки.

- И, вообще - выберемся наверх, угощу пловом, если экипаж не все слопал. - Опрометчиво, в порыве нервного задрыга, пообещал я.

Глаза сержанта, яростно блеснули, давая понять, что я теперь не отверчусь.

- Ну, поехали!

Наверху меня ждал очень довольный Док Петрович и капитан десантников, кажется Ферсон. Не дав мне раскрыть рта, оба кинулись к сержанту.

- Да живой он, - постарался я успокоить их. - Помятый и пошкарябанный, но - живой!

- Сержант Налезенец! - Издал громогласный рык, док. - У вас глаза, для красоты на ровном месте стоят? Или вы по ним зачёт не сдали? Сгною на камбузе, за не знание матчасти!!!

- Меньше швабры - не дадут, дальше кухни - не пошлют... - Вырвалось у меня. Пот заливал глаза, руки тряслись, ноги не держали. Усевшись на краю стены, спустил ноги вниз. Хотелось курить. Проклятая люлька, в последние метры, весила целую тонну, все руки об нее ободрал.

- Док, ты подожди на молодого вагон валить! - Вмешался капитан, распаковавший сержанта и теперь с азартом изучавший спас люльку. - У неё регулятор сломан!

Десантник, в наглую залезший в мой рюкзак, достал оттуда фляжку с водой, сел рядом и присосался к горлышку, переливая в себя драгоценную жидкость. Ополовинив посудину, протянул мне, ткнув в бок.

- Если б не капитан, ты бы там лежал! - Ткнув пальцем вниз, на осколки битого стекла, сказал сержант Цыпанков. - А теперь там будет лежать кто - то другой...

Док и капитан о чем громко спорили за нашими спинами. Иногда, до нас с сержантом долетали обрывки их разговора. Правда, общий смысл от меня ускользал - спорят, ну и ладно. А я еще чутка посижу.

- Пошли, Данн. - Док хлопнул меня по плечу, едва не отправив в полет. С усилием разжав пальцы, вспомнил всех святых.

- Пошли, пошли! - Петрович снова меня поторопил, подавая рюкзак. - Сейчас, придёшь домой, я тебе ручки йодом смажу, повязочку сделаю и будешь ты, через пару часиков, совсем как новенький! Поужинаешь, баиньки ляжешь. Наверное...

- Э-э-э, док, я так плохо выгляжу? - Никогда док со мной Так не разговаривал. - Вроде, даже своими ногами иду?

- Вот это и странно. - Хмуро пробормотал док. - Очень странно! Ничего, рентген покажет! Рентген, он такой, он всё покажет! Ну и кровушку, на анализ. Тоже, очень даже, кстати, будет.

Бормотание дока перешло в зловещий шепот. А слово "кровушку", он произнес с таким придыханием, куда там вампирам!

Передёрнув плечами, отгоняя крайне не приятные видения, я топал за Петровичем, ведшим меня какой то странной дорогой. Он то сворачивал узенькие коридоры, оканчивающиеся толстенными гермодверями, раскрывающимися при его приближении, то вдруг, мы в широченных проходах, в которых и две "Газели" бы разъехались. При этом Петрович что -то бормотал. Точнее бормотал он постоянно. Видимо, от напряжения на "стене", я плохо соображал, что он говорил. Ладони, ободранные о верёвку, кровоточили, ломило плечи и отваливалась спина. А еще, меня ощутимо трясло и пробило на зевоту.

"... Да нам надо то, пару посылок перекидать в "Газель"! - Макс потряс накладной. - Вот, восемь мест джинсятникам, одиннадцать - "Кипру", а за двумя приедут сами, мы их только перекантуем ближе.

Макс, занырнул в свой "яврик", достал оттуда рабочие ботинки и перчатки.

- Ты глянь, пока, что там, - попросил он переодеваясь.

Открыв борт, наблюдаю знакомую до боли мешанину из компьютерных корпусов, телевизоров, и двух здоровенных, выше моего роста, деревянных ящиков, перетянутых стальными полосами..

Забравшийся в кузов Макс, начинает длинно и со вкусом материться. Наш товар, как всегда на самом дне. Придется всё перекладывать...

- ... Так, Тоху отправляем. - Решил Макс, устраиваясь рядом со мной, на бордюре и стреляя у меня сигарету. - Нам надо спустить два этих гроба, с фуры. За ними приедут через час, фуру нечего держать.

- Ага. - Соглашаюсь я. Мне то что? Пока я на разгрузке, компы собирает тестировщик, а ему полезна тренировка. Молодой он, Димочка, ранний. Вот и пусть осваивает шуруповёрт!

Отшвырнув окурки в ближайшую лужу, со скрипом, встаём. С Максом мне повезло. И пусть на него в конторе шкнят, мне с ним работать просто. А что болтает - так кто без тараканов? Вот без него, например, мы бы многие новости вообще бы и не услышали. А так, всегда что-то свеженькое! Вроде и работаем в километре от магазина, а раз в сутки - новости сами приезжают.

Натянув перчатки, пробуем кантовать первый ящик. Деревянный гробик кряхтит, жалуется, трещит, но с места не сдвигается.

- Макс, ты его мне на спину наклони, а я его раскачаю! - Опрометчиво прошу я своего напарника.

Когда на спину легли твердые ребра ящика, понял, что меня под ним похоронят. Но - мы ж умные! Подложив пару ломов, перекатили по ним ящик ближе к выходу. Второй, оказался легче. Или просто опыт, сын ошибок трудных? Хорошо что на этой фуре подъемник предусмотрен! Плохо, что он оказался какой - то косячный - останавливался либо выше, либо ниже уровня кузова фуры. Снова в ход пошли многострадальные ломы - по ним и скатили оба ящика, на платформу. Внутри ящиков что подозрительно звенело и шуршало. Особенно после того, как самой тяжелый, едва не завалился на бок. Спасибо водителю фуры, вовремя он плечо подставил.

Вот и все, оба ящика стоят на асфальте, водила сделал нам ручкой, на прощанье и понёсся дальше, увозя двадцать литров спитра, а мы с Максом, ожидаем непутёвых грузополучателей, потягивая сигареты и прихлебывая минералку. Макс изучает накладную, я - порванную о какую - то щепку, рабочую робу. Лето, благодать! Макс, задумчиво уставившись в накладную, начинает медленно обходить стоящие ящики. Ох, знаю я эту его задумчивость. Кажется, нас опять где - то, хм, это самоё.

- Ты глянь! В накладной, на эту тару стоит вес 28,9 кг и 34,8 кг. - Он протягивает мне документы.

- Ага, а мы их втроём кантовали? - Не выдержал я, вставая и тоже обходя ящики вокруг. - Слушай, а где на этих гробах, наши стикеры? В упор не вижу.

Мы с Максом чешем затылки... Стикеры нашлись - на верхней крышке, куда Макс меня подсадил, посмотреть. На первом было 289 кг, на втором - 348! А рядом, чистым английским языком, шла надпись: "Осторожно! Концентрированная кислота! Работать с защитой!"

- А могли и уронить... - Сказал Макс.

А я начал зевать..."

Помотав головой, чтоб избавиться от назойливого видения, я поспешил за доком, уже порядочно упылившим вперед.

"Ну его, к архангелу - потеряю из виду, вся база смеяться будет!"

Хрясь! Дверь позади меня захлопнулась со скоростью гильотины. Освещение мигнуло раз, другой и сменилось на красное -аварийное. Док замер, обернулся поторопить меня и, в этот момент весь коридор встал вертикально. Петрович врезался головой мне в солнечное сплетение, выбивая из меня пыль и остатки воздуха. Спина встретилась с дверью, не добавляя положительных эмоций. Коридор вновь содрогнулся и лег на бок. Оторвавшийся плафон, встретился с моей головой, отправляя в крепкий и беспокойный сон.

"Как там было у Задорнова? "Когда пришел в себя, во - второй раз, уже не смеркалось?""

Вот -вот, когда я пришел в себя, красное аварийное освещение, вырывало из темноты коридор, в котором кусками валялись разбитые плафоны, торчали обломки труб, из которых что-то сочилось, капало и искрило. А еще дымило и пыхало длинными языками пламени, пожирая наш, с Петровичем, бесценный кислород. На полу, бывшем когда - то левой стеной, уже собралась добрая лужа пованивающей жидкости, на поверхности которой играли весёлые красные огоньки.

- Док! - Прокаркал я. Пришлось прокашляться.

- Док! Петрович! - Уже внятней и громче позвал я.

В ответ - тишина. Потом слабый стон.

Док нашелся не сразу, я с трудом нашел его, заваленного обломками потолочного покрытия, зацепившегося за обломок трубы, форменным кителем. На его удачу, труба пробила ткань, а не левый бок, насквозь. А со стороны выглядело страшно - острый, зазубренный обломок трубы, торчащий из тела и с перерывами выбрасывающий из себя то искры, то пламя.

"Петровича надо снимать!" - Промелькнуло в голове. - "А то зажарится..."

Вытащив из рюкзака мультитул, осторожно начал приближаться к трубе. Касаться её не хотелось. Распоров китель, оттащил дока ближе к двери, уложив голову на скатанную в подушку, куртку. Сперва хотел на рюкзак, но - кто знает, что мне в нём может понадобиться в следующий момент. Петрович тихо застонал. Быстро пробежавшись руками по его телу и конечностям, понял - кого то мне снова придется тащить. Перелом обеих ног, правая рука выбита в предплечье, голова в крови, из ушей и носа идет кровь. Знатно приложило.

"В рюкзаке лежат аптечка, фонарики, вода." - Промелькнуло в голове. - "Воды нет. Мы её всю выпили. Или не всю?"

Как оказалось - не всю. Смочив губы доку и глотнув сам, начал думать, что делать дальше.

Впрочем, что тут думать. Надо топать вперед, смотреть, что там дальше, по коридору. Если не найдется выхода - придётся его проделать. Док ранен и в его состоянии помочь мне не может. Правда и помешать - тоже.

Оставив на груди Петровича фляжку с водой и включенный фонарик, пошёл вперед.

Коридор оказался длинный - метров полста. И изогнутый причудливой дугой, приподнимающей оба его конца, вверх. Дверей в стенах не было. Торцевые двери - наглухо закрыты.

"Странно, во всех коридорах станции "Лох-Несс", где я до этого шёл, возле дверей, справа, были коммуникационные панели. А здесь - нет... Это ж-ж-ж-ж - не спроста." - Решил я, повторно осмотрев стены и вернувшись к доку. - В любом случае, если из стен торчат трубы - значит там должно быть свободное пространство. Если воздух до сих пор есть, температура не понижается, значит - разгерметизации нет. " - Проверив еще раз пульс Петровича, пошел разбираться с торчащими из стен трубами...

-... Ох, док, вернемся на "Сигон", я вас всех, на диету посажу! - Пыхтя и обливаясь потом, я волоком тащил Петровича по узкому техническому проходу, располагающемуся теперь сверху. Как я туда, на высоту двух с половиной метров, засунул бесчувственную тушку дока, с закреплёнными в лубки, ногами - отдельная песня. Как расчищал проход - тем более. И, ведь как назло, именно в этом проходе, висели энергетические кабели, толщиной в руку, на металлических кронштейнах! И теперь, эти лоснящиеся змеи, нависали над головой, так что тянуть дока приходилось на коленках.

"Ну, кошечка, еще капелюшечку!" - Подбадривал я себя сам, дурея одновременно от адреналина, страха и собственной снесенной крыши. Док уже один раз пришел в себя, обвел меня мутным взглядом и снова вырубился. Но, это было, когда я его под потолок пихал. А что еще, скажите, делать? Уровень вонючей жидкости - поднимается медленно, но неотвратимо. Ждать помощи?

Моя спина уперлась в перегородку. Над головой темнело отверстие, за которым, я уже точно разведал, нас ждал не то кессон, не то шлюз.

"Ты уж прости, док, придётся тебе еще раз сосиску по-изображать."

Отстегнув лямки рюкзака, закрепил их на доке. Пристегнул к карабину верёвку и полез, на раскоряку, вверх. Это я так уже второй раз сюда лезу.

Честно скажу - когда в первый раз, увидел створку с сияющим зелёным огоньком, от радости чуть не нажал ее. Хватило мозгов остановиться. Что там за створкой не понятно, конечно, но, Петровичу, если я подохну - тоже не выжить. Вот и пришлось думы думать, да руками шевелить.

Вывалившись из дырки, начал подтягивать дока. Надеюсь - не застрянет. Иначе, единственный способ освободить его - протолкнуть обратно. А это уже не только переломы ног. Метров пятнадцать высоты. Тут и позвонки в трусы высыпятся.

Петрович не застрял. Но вот после этого подъема, пальцы на руках сгибаться отказывались. Подтащив дока к дверям шлюза, нажал на, такой красивый, зелёный огонек, марая его кровавыми отпечатками. Пшикнула гидравлика, дверь открылась.

"Ура!" - Вяло шевельнулось в голове. Последнее, надеюсь, усилие и тело Петровича, внутри шлюз - отсека.

"Если снаружи - вакуум, это будет самая смертельная шутка в моей безалаберной жизни!" - Подумал я, нажимая на кнопку.

Гидравлика пшикнула, закрывая дверь. Помигал зелёный огонек на панели и... Дверь скользнула вбок, открывая новый коридор.

Просторный, высокий, залитый ярким, белым светом. Правда, лежащим на "боку". Зато гладким полом. Высунув за дверь нос, на мгновение почувствовал головокружение, а голову повело в сторону.

"Это не коридор на боку!" - С трудом дошло до меня. - "Это мы лежим на боку. Надо поосторожнее, с этой разнонаправленной гравитацией!"

Как я не старался, медленно и печально переползать через порожек, но всё равно, стукнулся локтем, о пол, внезапно снова ставший полом. Зато Петровича перенёс нежно, как кошка таскает котят. Не в пасти, конечно, но очень осторожно. Не хватало добавить человеку еще пару травм.

Накинув лямки от рюкзака, с привязанным к ним доком, на плечи, пошатываясь, побрёл по коридору.

По такому яркому, милому, тёплому, с чистым воздухом и ровным полом. Оканчивающимся обычной дверью, с обычной ручкой. Набрав полную грудь воздуха и взмолившись всем богам, чтоб оказалось не заперто, нажал на ручку и толкнул дверь.

"Мля, заперто!" - Перед глазами словно вся жизнь прошла.

Толкнул еще раз и еще. Потом догадался, потянул дверь на себя.

За дверью оказалась комната, уставленная, вдоль стен, разными приборами, экранами и панелями. В центре комнаты стоял стол, за которым сидела девушка, в форме технического обеспечения. И жрала макароны!

- Да вы оху... тут!!! - Вырвался у меня из самой глубины души, вопль возмущения. - Там ЧП внизу, люди гибнут, а вы - обеды устраиваете!!!

Девушка судорожно засосала торчащую изо рта макаронину и уставилась на меня огромными круглыми глазами.

- Ну, что уставилась?! - Продолжил я.- Вызывай санитаров!

- А-а-а... Как вы...? Тут...? - Проблеяла техник, пытаясь одновременно, вытереть рот салфеткой, отодвинуть тарелку, нащупать коммуникатор и добиться связного ответа, от меня.

Оглядевшись по сторонам, я заметил прекрасную, не высокую кушетку, на которую скинул тело Петровича, аккуратно поправив его, закованные в лубки, ноги и сел на пол, рядом.

- Как Вы здесь очутились? - Техник - ефрейтор, если я не путаю звания, уже пришла в себя. - И почему вы здесь с раненным?!

"Ох, девочка, сколько я тебе сейчас скажу..." - Подумал я, пытаясь встать.

Позади меня, пшикнула, открываясь, дверь. Комнату начали наполнять люди в белых халатах и я наконец то позволил себе сделать то, что очень хотелось. Я - отрубился...



***




"... - Здравствуйте!

Стана оторвала глаза от заполняемых бумажек. Прошедшая ночь оказалась донельзя нудной. Кофе закончился еще в четыре утра и пришлось бегать в круглосуточное кафе, напротив участка. А заполнение бланков грозило растянуться еще на пару часов.

- Вы меня помните? Я - таксист. - Пожилой мужчина, стоял напротив её стола, судорожно перекладывая из руки в руку, большой конверт из плотного, желтого картона. - Вы допрашивали меня, по...

Стана вспомнила.

- Да. Вы подвозили человека, от кафе "5-й континент". Присаживайтесь, пожалуйста.

Мужчина благодарно кивнул, устраиваясь на стуле, сбоку от её стола.

- Я Вам тогда не всё рассказал. - Начал он, тяжело вздохнув. - Дело в том, что когда мне было лет 12, в нашем городе стояла Имперская воинская часть, как они себя называли "Войска дяди Васи". Годы тогда были тяжёлые и мой отец частенько таксовал. Иногда, он подвозил офицеров из этой воинской части. Один из офицеров, часто подшучивал над моим отцом, называл его охотником, за пассажирами.

Глаза старика, внезапно подёрнулись влагой и он потянулся в карман, за носовым платком.

- Минуточку! - Попросила Стана. - Мигель, принеси воды!

-А? Нет, не надо! Благодарю. Я часто ездил с ним. Мне, мальчишке, эти русские казались такими огромными и сильными. И - добродушными, как зоопарковские медведи. Этот русский, очень часто смеялся и очень внимательно слушал меня, часто отец даже одёргивал меня, чтоб я не отвлекал пассажира своей болтовней. Но разговаривать с этим человеком, было, словно, в жаркий день, с разгону, окунуться в морскую воду. Прощаясь, этот офицер, чаще всего говорил одну и ту же фразу: "Доброй охоты!". Как то раз, я попросил рассказать, почему же именно "доброй охоты"? Он рассмеялся и почти два часа рассказывал сказку о мальчике, которого воспитали волки, а папа, молча катался по улицам нашего городка, терпеливо ожидая, когда он расскажет мне ее всю. "Доброй охоты" - говорили волки, вместо "здравствуй" и "прощай". Папа потом долго сидел на кухне и что - то писал в толстой амбарной книге. А я-я на всю жизнь запомнил эту сказку. Когда началась "сербская резня", русские начали патрулировать улицы нашего города, охраняя покой его жителей. Я слушал их разговоры, по рации и представлял, что иду рядом с ними, такой же сильный, уверенный, спокойный. И люди, которые смотрят на меня, завидуют и радуются тому, что я есть. Русские, завершали свои разговоры фразой "Чистого неба"! Эти два слова, словно заклинание, повторяли все жители нашего города. И верили, что небо будет чистым. Когда же, мы услышали, что собираются облака... - Старик взял стакан с водой, повертел его в руках и вновь поставил на стол.- Мы поняли, что для нас сейчас все решится. Многие мужчины, запирали свои семьи в подвалах и уходили в часть, к русским. Русские офицеры молча пожимали руки и просили вернуться к семьям.

Мужчина яростно блеснул глазами, вцепился в стакан и, расплескав половину, сделал буквально два глотка.

- Наши родители не ушли. Когда наёмники подошли к городу, русские встали на нашу защиту. А наши мужчины встали рядом... Я, в те дни, сбежал из дома. Видел, как русские, снимали каски и одевали голубые береты. Так они и шли в бой - в беретах. И словно все пули мира боялись этих кусочков чистого неба. Мой отец и еще многие, у кого были машины, в те дни были очень заняты. Они возили продукты, подвозили боеприпасы на позиции, увозили раненых. И сами брали автоматы, когда приходила нужда. А русские называли их "брАтками", "отцами" и "сынками". Через пять дней, наёмники, взбесились. Они подтянули миномёты. Первый залп по городу, второй. Город горел. Люди с ужасом представляли, что за первыми залпами последуют другие. А их всё не было и не было. Через час, в городе пошел слух, что наёмники уходят. Я залез на самый высокий дом в нашем городе и смотрел, смотрел, смотрел. Еще полчаса ожидания и вдруг с позиций наёмников раздался страшный вой. Он тянулся, наверное, целую тысячу лет. А потом внезапно стих. В тот день, русские попросили нас, всех, о помощи. Мы рыли глубокие траншеи. А на следующее утро, наши отцы, закопали в этих траншеях более полутора тысяч наёмников. Не знаю, что сделали русские, но война закончилась. И снова зазвучало: "Чистого неба"!

Старик смахнул слезу, застенчиво шмыгнул носом, достал из конверта цветное фото и протянул его Стане.

- Вот, это фото сделали через два дня, у машины моего отца.

Стана, а через её плечи и её напарники рассматривали фото. Групповое фото, крепких парней с голубыми беретами на головах, на фоне пропылённой машины, с жёлтой шапочкой такси. Пятнадцать военных, двое штатских и пацан лет двенадцати.

- Когда я высаживал его у порта, он сказал мне ту же фразу - "Доброй охоты!", а я ответил ему "Чистого неба!" и он мне кивнул.

- Но как?! - Недоуменно оторвал взгляд от фотографии Кевин.

- Посмотрите внимательнее. Третий слева. - Попросил таксист, доставая из конверта, еще один свёрток. - Вы спрашивали, рассмотрел ли я его. Рассмотрел. Это он. А это - старик развернул сверток, - его подарок.

На столе Станы оказался маленький кусочек чистого неба - берет "Войск дяди Васи".

- Вы, помните его имя? - В горле у Станы словно застрял ком сухой глины.

Расчувствовавшийся таксист, благоговейно взял берет, вывернул на изнанку и показал подшитую белую ткань, с надписью "Дэвид Терновский, 1 (0)+ 1Б3ГДВДВ"

- На обороте фото они все расписались. - руки таксиста дрожали.

- Можно, мы оставим эти вещи, на несколько дней? - Спросила Стана, пожирая взглядом человека на фото. - Я сама Вам привезу их.

- Конечно - конечно! - Мужчина встал со стула. - Вы простите, что сразу не рассказал. Я ведь сперва и сам не поверил. Но, вот, свиделись еще раз...

Застегнув пальто, мужчина направился в сторону лифта.

- До свидания! - Пискнул ему в след Патрик.

Мигель, изучая фото, через плечо своего капитана, внезапно присвистнул.

- Не знаю тот ли это человек на фото, а вот гражданских, мы все знаем точно! Это...

- Своим глазам не верю! В нашем участке Сам Марко Катторич! - Возле стола Кейт появилась "Волчица", в мокром плаще и с блестящими глазами.

- Да, а на фото его отец Илий и старший брат Тано. - добавил Мигель, забирая фото из рук Станы и протягивая его своему полковнику. - Семья Самых Великих Сказочников Европы!..."

" ... - Толи, ты помнишь свою маму? - Игоретта Павловна, впервые за десять лет заговорила с внуком.

- Бабуль, ты ж сама знаешь, они с отцом пропали, когда мне было 3 года. Какое тут помнить... - Толи сидел напротив своей родной бабушки и, впервые, не чувствовал себя напроказившим малышом.

Игоретта подошла к бару, достала оттуда бутылку с прозрачным содержимым, две стопки и кожаную книжку, прихваченную красной бухгалтерской резинкой.

- Садись, внучёк. Помянем. Да поговорим. Давно надо было.

- Спасибо, бабуль.

Игоретта поставила стопки на журнальный столик, разлила по стопкам водку и сунула одну в руки внука.

- Пусть земля им будет пухом!

- А небо - домом.

Водка огненной рекой скользнула по пищеводу и рухнула в желудок.

- А у тебя все так и осталось, как и тогда. - Толи осмотрелся по сторонам.

Те же ковры, та же мебель. И даже в баре - всё те же напитки. Вот только вместо картин, на стенах, висят фото. Много снимков. И почти на каждом, Толи с удивлением находил себя. Устроившись в знакомом с детства кресле, втянув его запах, Толи зашмыгал носом.

- Ну, давай, за мир в семье. - Предложила Игоретта.

Стопки с тихим звоном встретились над столом.

- Любила твоя мама прозрачненькую. - Задумчиво протянула Игоретта Павловна, поигрывая стопкой. - Любила и понимала. И делала сама. И хорошо делала.

- Ну что, ты, бабуль, в самом деле... - Растерялся Толи.

- Помолчи, внучёк. Не простая у тебя мама была. Твой папа, мой сын, встретил ее на берегу нашей реки. Что уж там между ними было - не скажу. А вот поженились они на следующий день. Ох, как же я её ненавидела! - Игоретта судорожно сжала стопку, словно пытаясь раздавить. - У неё ведь и вещей - то, что на ней были. Да сумка. А в ней конверт с фотографиями. Ну да зря я так. Не мог мой сын найти себе лучше жены. Когда они исчезли, я ж все архивы носом изрыла. Все искала её родню. Да только она свою девичью фамилию ни разу не назвала. Джюл Николс Карван и никакого прошлого. Я все фото пересмотрела. И никого, понимаешь, никого не нашла.

Толи вытащил из рук бабушки стопку, вновь наполнил.

Молча выпили, думая, каждый, о своем.

- Ты смотри фото, смотри. - Сказала, подталкивая ему кожаную книжку - альбом. - Много интересного увидишь.

Толи начал задумчиво листать страницы альбома, присматриваясь к лицам людей и зданиям на заднем плане.

- Ох, ты ж, какая древность! Дома - то - трёх этажные! - Вырвалось у него.

- Ты, внучёк, дальше смотри! - Улыбнулась Игоретта. - Там самое интересное будет.

Толи перелистнул еще пару страниц и замер. С фото, на него смотрели странно знакомые, характерно прищуренные, зелёные глаза, губы, человека на фото, складывались в уставшую и чуть ехидную улыбку.

- Это же - Данн... - Толи поднял глаза на бабулю. Не знаю где, но это - однозначно - он! Чуть моложе, нет седины. Но это точно - Данн.

-Это он. - Кивнула Игоретта Павловна Карван - Терновская, соглашаясь с внуком. - Посмотри на обороте.

Толи вытащил фото из ячейки и растерянно прочел: "Стела. Стрелка. Д. 2008 г."

- Они были знакомы?

- Более того - они были любовниками. Правда расстались. - Игоретта снова наполнила рюмки. - Ты знаешь, что оборудование в нашем госпитале, может выполнять сканирование?

Толи кивнул.

- Когда Данна привезли, мне пришлось сделать полное сканирование. Врачи боялись, что он не выживет. Надо было оставить хоть что-то. Но, он выжил и данные сканирования легли в сейф. От нечего делать, я просмотрела их. А, когда ты привел его на "заливку", я уже знала, что искать. Я почти полчаса рылась в его памяти, выискивая всё, связанное с твоей матерью. Её звали Юлия Николаевна Савчук. Она младше его на пять лет. У неё два высших образования - экономическое и техническое. А ещё она мастер искусства, под названием "рэйки". Уж не знаю, что это, но, именно это искусство она применяла, когда начала работать в госпитале, вместе с твоим отцом. Тема у них была закрытая. Твой дед говорил, что Джюл, с больными творит чудеса, словно видит насквозь. А после одного из опытов, я сама видела, как твой отец выносил ее на руках, белую, как простыня, ругаясь при этом на весь этаж. Угадай, кто был её пациентом в том опыте?

Толи покачал головой.

- Эжен Кольбьер, автор "линий Кольбьера", "отец внепространственной математики". Именно Твоей матери он посвятил свою первую книгу.

Толи ошарашено уставился на свою бабку.

- Можешь проверить. На третьей полке, четвёртая справа.

Толи выбрался из кресла, подошел к книжному шкафу и достал нужную книгу. На первом листе, под названием книги и вправду стояло посвящение: "Джюл Н. К. - за самый большой дар." А ниже, уже зелёной ручкой, добавлено: "Моему ангелу хранителю, Джюл Николс Карван. Э. Кольбьер, твой вечный должник."

Вернувшись в кресло, Толи неверяще рассматривал автограф и посвящение.

- Никто и никогда не мог получить у Кольбьера автограф. - Задумчиво качая головой, он захлопнул книгу.

- Это было требование твоей мамы. По её словам, ему было нельзя давать автографы, это его убивало. Он и не дает. Но это еще не всё. - Игоретта встала с кресла и, сделав два шага к своему столу, взяла с него еще два фото и протянула внуку.

- Полюбуйся.

Взяв снимки в руки, Толи впился в них взглядом. На фото была его мама, с распущенными рыжими волосами. На коленях у неё сидел мальчик, лет трех, а у ног устроилась девочка, лет пяти - шести.

- Это что такое? - Не выдержал Толи, - Монтаж?

- Нет, это снимки с памяти Данна. За пару месяцев до того, как попасть сюда, он специально искал в сети, разных людей. Одноклассников, бывших друзей, знакомых. Видимо, ему было очень плохо. Он никому ничего не писал. Он просто смотрел на их лица и закрывал страницы. Одной из найденных и была она. В памяти отложилось, что он порадовался за неё и тоже закрыл страницу. Он вообще - любитель закрывать страницы.

- Бабуль, погоди! - Толи подхватил фото из альбома. - Здесь на фото дата - 2008!

- А страницу он нашел, в 16. И она никуда не пропадала. И у неё двое детей. Вот и думай, внучёк. Ты у меня математик, тебе и мысли в голову! - Игоретта, задумчиво потянулась за бутылкой.

- Я больше не буду! - Остановил ее Толи.

- А я - буду. Давно хотелось напиться. - Ответила ему Игоретта, прихлёбывая водку из горлышка бутылки.

- Бабуль, ты, чего?!

- Иди, внучёк, иди. Подумай сам и мне дай. Давно хотела у неё прощения попросить. Не судьба. Ну, да хоть так. Иди, внучёк, иди... "



***



- Сержант Налезенец, Данн Игоревич. Кок дальнего разведывательного рейдера "Сигон". - Катал на устах моё имя, звание и должность, высокий мужчина с погонами генерал - майора. - И вот что с Вами делать? Под трибунал отдать? Так в штрафбате, Вы, с вашей специальностью, кровью свои грехи не смоете. Списать - так деньги на вашу тренировку, экипировку и сертификацию - уже потрачены. Мало того, еще и возвращать надо, а это тоже сумма не малая.

- Пристрелить проще. - Добавил второй генерал - майор, улыбаясь белоснежной улыбкой.

В этой огромной комнате, с деревянным столом и единственным креслом перед ним, было очень много звёзд. Самый младший по званию - полковник особого отдела отряда диверсантов. А самый звездатый - от медиков. Всего пять старших офицеров и ваш покорный слуга, сидящий перед столом в свежевыданном камуфляже. Правда, без ремня.

Вдоль стен комнаты стояли флаги разных родов войск. Голубой, с золотыми полосами -ВДВ, пара гвардейских, немецкий штандарт и бело-голубой - Андреевский. Символика, если и отличалась от нашей, то на мой взгляд, не сильно. Вместо звёзд - орлы, двурогие. Вместо, знакомой, по кадрам кинохроники, свастики, снова орел, одноголовый. Всё на своих местах, просто, лаконично и буднично. На длинном столе стояли графинчики с водой и стаканами, высокие спинки кресел и серьёзные люди, разбирающие должностной проступок глупого сержанта. А, когда они закончат со мной, то начнут пользовать капитана "Сигона". И от этого становилось... Очень не приятно.

- Итак. Уважаемый Данн Игоревич, - с усмешкой обратился ко мне второй особист, уже от десантников. - Расскажите нам, каким образом, не являясь военнообязанным, стали коком на боевом корабле? За какие заслуги перед Отечеством, вы заняли столь тёплое место?

За те десять минут, что я здесь сидел в виде бесплатного приложения к мебели, эта пятерка звёздных орлов, не обращая на меня ни малейшего внимания, успела выхлопать из меня всю пыль. Обычно, в таких ситуациях, я сидел, потел и ждал, когда мне дадут слово. Что ж, мне его дали. Теперь - сами виноваты!

- Не понимаю смысла вопроса. - Ответил я, устраиваясь в кресле по удобней.

- Что-о-о? - Выпучил глаза особист от диверсантов.

- Более того, - Продолжил я, задыхаясь от собственной наглости.- Я не услышал в свой адрес ни одного обвинения. Более того, меня вытащили из медотсека, не дав завершить начатые процедуры лечения, что является грубейшим нарушением боевого устава. Поэтому, если столь важные господа снизойдут и скажут, в чем я обвиняюсь, то тогда и только тогда у нас получится настоящая, конструктивная беседа. А не этот детский сад, штаны на лямках!

"Упс, кажется я того, супротив шашки с голой пяткой!" - Промелькнула трусливая мыслишка. И вдруг, стало так до лампочки, что они со мной сделают, что скажут и какой приговор вынесут. Меня просто понесло.

- Дисциплинарная комиссия, наверняка уже получила копии моего контракта, опросила экипаж моего корабля и сделала запрос обо мне на Землю. - Тихо и спокойно, не повышая голоса продолжил я. - Так что, думаю ваш первый вопрос в этом деле, был задан зря. Не впечатлило. Это своих подчиненных вы можете строить и наказывать. На вашей базе я нахожусь только как специалист, нуждающийся в подтверждении изучения специальностей. Которые, вы, кстати, подтвердили. И еще. Мой контракт подписан с Дальразведкой, а представителей своего ведомства, я, что - то здесь не наблюдаю. Может быть, мы начнем по новой?

"Звездатые" переглянулись. Побагровели. Потянулись за стаканами.

Мне уже было море по колено. Адреналин кипел и булькал. Я сидел и улыбался в лица людей, способных и за меньшее упечь меня так далеко, что Макар с телятами туда дойдут только к третьему пришествию. И то - не факт.

- Сержант Налезенец, именно по факту прохождения вами подтверждения специальности "спасатель", мы и собрались. - Первым пришел в себя медик. - Во время прохождения последнего зачёта, ваши действия, повлекли за собой значительные материальные убытки.

- В каком месте?! - Опешил я от такого заявления и начал быстро вспоминать, какие же действия могли к такому привести.

"Звездатые" уже откровенно скрежетали зубами и метали молнии.

- В тренировочном туннеле, Вами были демонтированы, ряд устройств и кабелей, что сделало не возможным быстрое восстановление полигона. Ремонт продолжается до сих пор!

- Ваши проблемы! - Ответил я и аж захлебнулся адреналином. - Ещё обвинения есть?

Комиссия переглянулась.

- Не надо повышать на меня голос. - Я сразу и прямо в лоб, поставил в известность "генерастов". - Не мальчик для битья, да и возраст у меня уже не тот.

- Зато наглость - ещё та! - Сквозь зубы выдохнул генерал-майор.

- И - что? Расстреляете? Спишете в штрафбат? Отправите на Землю? Или сгноите в тюрьме? Что Вы можете сделать? - Злые слова срывались с моего языка. - Что бы вы не решили, я всегда, так или иначе смогу от вас смыться. Я - "спасатель"! И мне, всё равно на ваш гнев или любовь. У меня на руках был раненный член экипажа. Моего экипажа. Его жизнь зависела от моего решения. Решение было принято. Пострадавший доставлен в безопасное место. Тест пройден. Не моя вина, что ваш полигон, такой нежный.

Генералы и полковник переглянулись.

"Хорошие у нас потомки. А вояки и в Африке вояки. Ничего тут не поделать, они прямые, как стволы их орудий. Такие - же тяжёлые, как их танки. Только такая армия и может защищать свой народ и страну." - Хмуро размышлял я, наблюдая за переговорами комиссии. Адреналиновая горячка схлынула, дышать стало легче. - "Как же мне это..."

- Сержант Налезенец! Для оглашения решения комиссии, приглашается экипаж дальнего разведывательного рейдера "Сигон".

Дверь, позади меня распахнулась. Экипаж "Сигона", в полной парадной форме, с орденами в три ряда, вошёл в зал печатая шаг.

- Сержант Налезенец, встать!

Стиснув зубы, перетек в стойку "смирно", не коснувшись руками подлокотников жесткого кресла.

- Сержант Налезенец! Аттестационная комиссия, ознакомившись с результатами проверки и изучив материалы, переданные нам главами служб, приняла следующие решения:

Пункт 1. Подтвердить звание сержант службы обеспечения. Должность - "корабельный повар 4 - го разряда".

Пункт 2. Подтвердить звание сержант службы спасения. Должность - "инженер - спасатель 1 - й категории".

Пункт 3. Подтвердить звание сержант медицинской службы. Должность - "судовой фельдшер".

Пункт 4. Подтвердить звание сержант службы аналитики. Должность - "психолог - аналитик".

Пункт 5. Отказать в звании рядовой диверсионно - разведывательной группы.

Пункт 6. Отказать в звании рядовой десантно - штурмовой группы.

Пункт 7. Рекомендовать для изучения и последующей сертификации следующие специальности:

1. Пилот малого системного корабля.

2. Навигатор НП кораблей.

3. Техник малых и средних кораблей.

По совокупности подтверждённых специальностей, признать сержанта Налезенец, Данна Игоревича, прошедшим полное профильное обучение, с вручением знака "универсал - 4", с обязательным ношением данного знака на всех формах уставной одежды.

За успешное прохождение сертификационных тестов и получение знака "универсал - 4", выплатить единовременную премию в размере 3-х месячных окладов.

Аттестационная комиссия поздравляет сержанта Налезенец, Данна Игоревича, с успешным завершением обучения и сертификации.

"Аттестационная?!" - Сердце рухнуло в шахту.

Глава комиссии захлопнул ярко-красную папку с золотым двуглавым орлом, положил её на стол и продолжил:

- Внести знаки отличия и должностной принадлежности!

Из скрытой между флагами двери, выскользнула высокая блондинка в белоснежной блузке и форменной синей юбке. Синяя пилотка залихватски сидела на её пшеничных волосах, заплетённых в толстую косу. В руках она держала поднос, укрытый темно-синим бархатом, на котором покоились, теперь уже мои, знаки отличия, погоны и форменный ремень. Сделав несколько шагов, она замерла справа от меня, вполоборота.

Генерал - майор, вышел из-за стола, подошел ко мне и, взяв с подноса ремень, протянул его мне, со словами: - Поздравляю, сержант!

И добавил в пол голоса: "Выпороть бы тебя, что б не дерзил, да меня Матильда замордует..."

Застегнув ремень, я снова вытянулся по стойке "смирно", а генерал - майор, начал брать с бархата знаки и прикреплять их на положенные уставом, места.

Пожав мне руку, он так же, в пол голоса, сказал: "Вечером все придем - проставишься! И десантников не забудь, они за тебя словечко замолвили".

- Поздравляю!

- Служу - "Эй, люди, а кому я служу?"

Видя мою заминку, генерал - майор улыбнулся: "Вот и служи, кок!"

Все рассмеялись.

"Эх, хорошие потомки!"

- Пошли, Данн. Сегодня у тебя будет долгий день и тяжелый вечер! - Хлопнул меня по плечу Тимур.

- А на кухне тебя ждет сюрприз. - Добавила Стэлла.

Окружив меня плотным кольцом, экипаж "Сигона" отконвоировал меня на борт нашего рейдера, перешучиваясь и подначивая, иногда хлопая по плечу.

Когда серые коридоры базы сменились бело-голубыми коридорами "Сигона", Петрович, подкрался ко мне сзади, и наподдал коленом, по ниже спины.

- Это тебе, за угрозы! - Довольно улыбнулся он, глядя мне в глаза.

Тут же, мне прилетел подзатыльник от капитана.

- А это, за маты!

Расхохотавшись в ответ всем их действиям, я ускользнул от праведного гнева Стэллы и Анастаса. У них тоже были претензии, в мой адрес.

"Ох, что старый, что малый!" - Посмеялся я, скрываясь в святая святых - на камбузе.

Хоть и рукоприкладство, но - шутливое и беззлобное. Тем более, зная, что, например, Док меня может убить не то что пальцем, а просто неловко взмахнув ресницами, такое рукоприкладство вообще ничего не означает. Так, посвящение в рыцари, не более.

На душе было тепло. Душа пела и требовала развернуться на всю катушку.

"Эх, где цыгане с медведями?!" - Вопрошала моя душа, а руки настоятельно требовали дела.

Натянув белую куртку и напялив свой белый поварской колпак, сел в кресло, соображая, что готовить. Учитывая, что вечером на "Сигоне" соберется минимум два десятка "звездастых", которые совершенно не против повеселиться, а особенно - пожрать, а также - не дураки выпить и пошутить, то, сдаётся мне, что сегодняшнее дежурство на камбузе грозит стать самым долгим дежурством, за мою не долгую рабочую жизнь на рейдере.

- Фэодор, кушать подано! - Сказал я доставая из стазис контейнера его сегодняшнюю порцию еды.

Благодарно мявкнув и оставив на штанине пару своих волосков, Фэодор приступил к обеду.

Змейка, чувствуя мой мандраж, размоталась с предплечья, скользнула на ладонь, приподняла свою головку и высунула маленький красный язычок, словно дразнясь. Блеснули зелёные глазки, заглядывая в мои глаза. На минуту, я замер, словно соскользнул в зелёный мир змеиных глаз. Стало нестерпимо больно, змеиное тело прожигало ладонь. Боль росла, ширился зелёный мир. Мгновение, и он поглотил меня, оставив на камбузе пустую оболочку, наполненную переживаниями, радостями и - болью. Зелёный мир наполнил всё окружающее пространство и начал перетекать мне в легкие. Я замер, стараясь не дышать, но, словно утопающий, сделал глубокий вдох. Внутри взорвалась маленькая бомба и вернулся реальный мир. Змейка кивнула мне головой, извернулась и исчезла за манжетой рукава.

Когда то я читал, что боевые пловцы пользовались специальной методикой, при переохлаждении они вдыхали "зелёный мир". По молодости, я считал это лекарственным средством. Видимо - нет. Разлитый по организму зелёный мир, разнесённый кровью, за короткий промежуток, вычистил все последствия травм, полученных на полигоне и, кажется, заодно и все лекарственные препараты, которыми меня щедро напичкала медицина.

Змейка вольготно проползла по моему телу, обвила ребра, высунула мордочку на левое плечо и довольно что-то прошипев, вновь замерла бездушной татуировкой.

"Ох, Игоретта Павловна, чувствую, я Вас весь контракт буду вспоминать. С благодарностью." - Подумал я и поплелся в кладовку, за продуктами. По пути меня осенила простая мысль, которая ни за что не пришла бы мне в голову, если б не змейка. Вернувшись к своему столу, я активировал бортовой комм и ввел запрос: "Женщины полицейские города Верный." Через десять минут судорожных метаний по сайтам разных полицейских участков, я нашел её. Капитан Стана Кейт, "убойный отдел", 7 полицейский участок города Верный. Полюбовавшись на фото, закрыл страницу. Вот теперь стало совсем хорошо.

Насвистывая, вернулся в кладовку, набирать продукты. Надо накормить генералитет, а еще - проставиться десантникам, тем более, что Цыпанкову я клятвенно обещал.

Плов решил не готовить - долго, нудно и надоело. А вот "селедку под шубой", оливье и винегрет - самое оно для застолья. На горячее - двухцветный молочный поросенок и, а почему и нет, - фаршированный болгарский перец. Десантникам сделаю большую пиццу, достану загодя налепленные манты, а салатов просто сделаю с запасом.

Щелкнув пальцами, занялся поросенком. Точнее - двумя. А когда подумал серьёзно, сразу тремя. Двадцать душ, да под беленькую - слопают как миленькие, ни куда ни денутся. Поросёнка промываем, осторожно разрубаем его вдоль хребта, с внутренней стороны. Тут, главное, не попортить шкуру - иначе красота не получится. Разводим специи и соль в растительном масле, натираем, укладываем на противень. А теперь, секрет двух цветов - одну половинку тушки обмазываем тестом. Всё, эти три заготовки уходят в духовку. Она у меня умная, подгореть свиньям не даст.

Фэодор требовательно мявкнул и потянул когти к разложенным на краю стола кускам селедки.

- Федька, ты что себе позволяешь? - Полотенце привычно щёлкнуло над кошачьим хвостом. Кот обиженно вернулся в кресло и начал вылизываться, стреляя глазами по вожделенной селёдке.

Привычно огибая поломанного робоповара, грустно притулившегося в углу камбуза, отправился в стазис камеру, за свежей зеленью. Ясно понятно, что она понадобиться не прям сейчас, но иначе я про неё совсем забуду. Укроп, петрушка, зелёный лук, кинза - всего по пучку, а руки заняты. А кот снова покушается на святое! А полотенце - далеко.

"Странно, а где мой полотенце держатель?!" - Мелькнула и пропала мысль, сдутая кухонными заботами.

- Федька, злыдень монохромный, а ну марш на кресло, а то Стэллу позову! - Угроза возымела действие, кот недовольно вернулся в кресло.

"Полсотни перцев, круглый рис, лук, соль, морковка, перец чёрный, томатная паста, фарш." - Привычно мелькнул в голове список ингредиентов. Руки привычно смешивали фарш с заранее промытым рисом, измельченной морковью и луком. Готовые перчики поблескивали красными и зелёными боками. Посолив и поперчив фарш, начал заполнять им перцы. В каждом блюде свои нюансы. Вот например, простой фаршированный перец. Если в кастрюле варятся только зелёные перцы, то сколько вы не сыпьте приправ и не изгаляйтесь с фаршем, получится откровенное "не то". А вот если перцы будут вперемешку красные и зелёные, а в воду добавить томатной пасты, от одного запаха желудок начинает выделять сок и текут голодные слюни. Разделив перцы по двум кастрюлям на горячей плите, метнулся к поросятам.

Фэодор, пронзительно чихнув, от наполняющих камбуз ароматов, задрав хвост пошел на выход. Дверь бесшумно открылась перед любимцем всея экипажа. За дверью кто - то чихнул.

"Наверное, пора вытяжку включать..." - Рука скользнула по настенной панели, запуская вытяжку. - "Где мое полотенце?!"

С винегретом я схалтурил, рецепт стандартный, измельчитель для того и нужен. Через десять минут "тазик" салата отправился в стазис камеру. Оливье сделал двух видов: с колбасой и с мясом. Второго поменьше, всё - таки, на любителя, не все любят отступления от классики.

Поежившись от холода - вытяжка отдувалась за мои звания, за двоих. Пришлось сбавить ей обороты. Стало теплее. Сделав себе чай, плюхнулся в кресло. У меня было честных десять минут отдыха, которыми я просто упивался. Ароматы настоящей еды, всё булькает, клокочет и шкворчит - кухонная симфония, оценить которую можно только сделав шаг назад и замерев.

Динькнул комм, на стенной панели появилось лицо Капитана.

- Данн, тебе помощь на кухне нужна? - Кухонная симфония, внезапно, приобрела новые обертоны.

- На кухне - нет, капитан. Но есть один вопрос. Среди приглашенных, случайно нет вегетарианцев? А то я тут, маленько с салатами пролетаю.

Капитан Баханн подозрительно уставилась на меня.

- Данн, на флоте веганы не выживают. В десанте - тем более. Здесь люди с нормальной, крепкой психикой. Истериков и неврастеников отсеивают в учебках.

- Зер гут! - Вырвалось у меня.

Устало вздохнув и покачав головой, капитан отключилась.

Пока делал "шубу" рядом с дверью кто - то крутился. И это точно был не кот - на него автоматика срабатывает, сразу открывая дверь. В конце -концов, я не выдержал и распахнул дверь. Было пусто. Оставив дверь открытой, вернулся к "шубе", оставалось не так много работы - смазать майонезом верхний, свекольный слой и все. Три сорока сантиметровых блюда с "селедкой под шубой", остались пропитываться на втором, дальнем, столе.

- Да ты издеваешься! - На камбуз влетел Анастас.- Включи вытяжку, Убийца! Вся команда ходит, слюнями полы моет!

- Сейчас манты сварю, сядем, пообедаем! - На автопилоте ответил я. Увлекшись праздничным обедом, совсем забыл, что экипаж голодный.

- Какой обед?! - Инженер - энергетик подошел к опасной точке закипания. - Какой обед, весь народ вечера ждет, места под еду готовит!

- О, хорошо что ты о месте сказал! - Слова Оберина, по какой - то сложной ассоциации, напомнили мне о соленьях. - Маринованные грибочки, огурчики и квашенная капуста! Без них стол пустой будет! Спасибо!

Видя, что разговаривать со мной, особенно сейчас, совершенно бесполезно, Анастас вышел, закрыв за собой дверь.

Раскатывая на пиццу слоеное тесто, обратил внимание, что полотенца, которые странным образом, накапливались на поломанном робоповаре, раскиданы по всей кухне.

Отзвенел тревожной трелью жарочный шкаф, пискнула плита. Готовые блюда отправились в стазис камеру, а я вернулся к пицце.

К пицце у меня особое отношение. В ней должно быть много начинки и много сыра. Иначе, говоря, пицца должна быть с тонким слоем теста и толстым - начинки. Иначе, эта бедняцкая еда, выходит из разряда "творения" в разряд - "что попало". Так что к трем пиццам, я снова цапнул лишнего теста, было заготовлено три разных начинки, которые сейчас стояли передо мной. Одна начинка, обычная - курица, помидоры, сладкий перец, зелень. Вторая - уже интереснее: несколько сортов копченостей, кукуруза, грибы и помидоры. А вот третью, третью я сделал исключительно острой. Гора натертого вручную на терке сыра, кучка разной зелени, приправы, майонез, стройными рядами стояли на столе, ожидая своей очереди. Заполнив формы начинкой, метнулся к плите, включая мантоварку.

- Данн, ты убить всех хочешь? - На камбузе материализовалась Стэлла. - Капитан просила, чтоб ты умерил свой пыл. Запахи, которые уже по всему кораблю, заставили всю команду искать спасения в рубке. А это - беспорядок! Она грозилась, что если ты не прекратишь издеваться на командой, она начнет издеваться над тобой. В грубой, физической форме.

Говорить Стэлле было трудно. Ароматы пиццы, доносящиеся из духовки, вызывали повышенное слюноотделение.

- Да мне чуть-чуть осталось. - Повинно склонил голову я. - Через час, всё закончу, закрою камбуз и включу вытяжку.

Стэлла, проглотив слюну, подошла к стенной панели.

- Капитан! Этот изверг, обещает ещё час нас мучить! - Пожаловалась она. - От него даже кот сбежал. Можно я его стукну?

Очень интересно наблюдать, как взрослые, пятидесятилетние люди, общаются, словно малые дети. Но, именно в этом и вся прелесть "Сигона". Его экипаж, ответственный, серьёзный, уважаемый, остался верен детской мечте о звёздах и полон детской непосредственности в общении между собой. Нет, не знаю, что я сделал такого, что удача меня так крепко поцеловала, устроив на "Сигон". Но за такой поцелуй... Я даже не знаю, что можно сделать! Взрослые, опасные люди, съевшие вместе тонну соли и прошедшие все виды огня, воды и медных труб.

" Ваше благородие, госпожа Удача - Спасибо тебе!" - Тихонько шепнул я, отвернувшись, чтоб загрузить в мантоварку, порцию мант, для десантников.

Стэлла, чай хотите? - Обернулся я, но оператор вооружения уже скрылась за дверью.

Чертыхаясь, я принялся собирать полотенца, раскиданные по камбузу. Складывая тряпки в стерилизатор, замер, разглядывая пустой угол.

"Так, позвольте, а где мой полотенце держатель?!" - Офигел от пропажи столь нужной вещи, я. Метнувшись к панели, вызвал дока.

- Док, а где мой полот..., робоповар? - Задал я вопрос, едва док появился на экране.

- Поздравляю, внимательный ты наш! Нет его больше. Списали, как не подлежащий восстановлению.

- Ну, здорово! А куда я теперь полотенца вешать буду? - Вырвалось у меня.

- На ... Гвоздик! - Разъяренно прошипел док. - Или предпочитаешь, чтоб я тебе место на теле указал?

Фыркнув, док отключился.

Закончив уборку на камбузе, устало уселся в кресло. За пять часов буйства на кухне, я умудрился пропустить такой замечательный факт, что робоповара нет. Что ж, меня ждёт веселая неделька, пока экипаж забудет мой промах. Безнаказанно мне это не оставят.

Дзынькнул жарочный шкаф. Раскладывая приготовленные для десантников блюда в специальные контейнеры, представлял, сколько лестных слов услышу в свой адрес. И ведь правы будут, не поспоришь.

Сняв поварские колпак и куртку, вызвал капитана.

- Товарищ капитан! Разрешите отлучится с борта корабля. Надо десантникам...

- Знаю. До девятнадцати ноль - ноль свободен. И, по дороге, зайди к Петровичу, скажи, что я разрешила два по два. Он знает.

- Есть зайти к Петровичу! - Ответил я.

- И не сильно там налегай. Тебя вся комиссия жаждет.

- Есть не налегать!

- Да и с комиссией сильно не налегай - у тебя завтра увольнительная, на планету, так что - должен быть в тонусе!

- Так точно!

Капитан Баханн покачала головой и отключилась.




***




"...- Капитан Малиш! Ирэн! Да постой ты!

- Знаешь, Зорин, если я остановлюсь - ты ляжешь. - Ирэн раздраженно посмотрела на научника. - Что тебе...

- Вы нашли его? Правда, нашли? Ты хоть понимаешь, что если он не подпишет, то все.

- Вот и чудесно. Тебе меньше достанется, жмот! - Малиш старательно топала по беговой дорожке, мысленно представляя, как скрывается в туманной дымке, неприятное лицо.

- Так и ему не достанется ничего! - Аппелировал к её чувству справедливости не высокий, пухлый человечек, с болтающимися на груди, солнцезащитными, очками.

- А может, ему и не надо? - Малиш остановила тренажер. - Он ведь ничего не знает.

- Как не надо? Как не надо?! - Возмутился научник. - Деньги всем надо.

Ирэн в упор рассматривала наглядное пособие по теме "жадность фраера сгубила", как говорил ее случайный любовник.

- Зорин, - Тщательно проговаривая каждое слово, начала Малиш. - Ты запатентовал ткани, принадлежащие найденышу. Очень мило и похвально, что ты указал в патенте свое имя, в качестве соавтора. Хотя, мог и даже не заморачиваться с этим. Вот только, прежде чем отправлять патент, надо было поговорить с владельцем вещей. Сразу, а не тянуть до последнего. Если Чердыев узнает, что его сотрудник, присвоил себе соавторство, тебе просто не жить.

- Да, но деньги за патент уже идут! А без подписи твоего, смывшегося, найденыша, они идут на номерной счет, снять с которого что либо невозможно!

- Прости, Зорин, ни чем не могу помочь. Я и так много о чем молчу. - Злорадно улыбнувшись, Ирэн Малиш скрылась в душе..."

"... - Стана, криминалисты сравнили фотографии и пробы ДНК. На фото не наш красавец. - Мигель протянул ей папку.

- Мало того, Дэвид Терновский, не существует. Нет его ни в Имперском каталоге, ни в Европейском, ни в Азиатском. Кроме этой фотографии и росписи, его вообще нигде нет. - Патрик оторвался от монитора. - Зато есть данные по первому батальону, 3-й гвардейской дивизии ВДВ. После "сербской резни", они принимали участие еще 11 конфликтах. Но, кроме упоминания о том, что это именно первый батальон - все пусто. Ни фамилий, ни званий, ни приказов.

- Значит, глухой номер. Бросаем это дело. - Решила Стана. - С этой стороны узнать мы ничего не сможем. Завтра отвезу фото и берет Катторичу.

Стана мысленно скрестила пальцы. Ей совсем не хотелось, чтоб человек, который понравился ей, принадлежал к войсковой элите. Не верила она в это.

- И, все равно, что - то с этим человеком не чисто. Его старательно опекают глобезовцы, он оказывается замешан в дипломатический конфликт, помогает тебе, Стана, задержать преступников и, улетает с Земли, на корабле дальней разведки. - Старательно загибая пальцы, перечислил Мигель. - Кто же он такой?..."




***






Планета Граал, выкупленная выходцами из затопленной в 2057 Голландии, сверху напоминала ярко зелёный глаз, с прожилками синих рек, ярко красными точками полей и парой океанов. Я налюбовался на неё еще с "Сигона", так что сам спуск, учитывая, что это был десантный бот, промелькнул для меня ярким кошмаром. Пилот десантного бота, на первый взгляд, игнорировал все предписания и инструкции. Отвалив от борта базы, на 3Же, он сделал мёртвую петлю, разминувшись с поднимающимся транспортным бортом. Потом, развернувшись хвостом вперёд, сбросил излишки скорости, расчертив тёмную сторону планеты, огненным метеором, проскочил, на развороте, терминатор, давнул атмосферными двигателями, прижимая нас к спинкам кресел перегрузкой и перед самой посадкой, встряхнул.

Впечатлений - вагон. Самое яркое - глаза сидящего напротив меня, офицера интендантской службы. Спасибо, хоть его не стошнило. На меня.

Собрав позвонки и кости, вмятые в кресло, стали ждать всевысочайшего разрешения покинуть борт бота.

Ждали долго, почти 15 минут, через открытую дверь в пилотский отсек, доносились несвязные, но очень характерные словосочетания. В конце-концов, десантники уже сами отстегнулись, открыли выходной люк и выдвинули аппарель.

Температура за бортом +24 градуса, ласковый ветерок, и печальные лица граалских таможенников. Вот и всё мои первые впечатления от моей первое планеты. Последующие сорок минут перемежались заполнением бесконечных анкет, листков и прочей таможенной прелестью.

Закинув на плечо свой рюкзак, вышел следом за остальными. Стэлла, вызвавшаяся меня сопровождать, в первом выходе, критически меня оглядела и махнула рукой.

- Зря ты в гражданке пошел. - Покачала она головой. - Военных на Граале, конечно не любят, но, тем не менее, с твоим знанием языков - это бы не привлекало столько внимания.

- Стэлла, что может случится со взрослым, сорокалетним мужчиной, в городе? Ну, как самый большой кошмар - упадет кирпич на голову.

- Уже 40 лет кирпичами никто не пользуется. Пенобетон намного дешевле и прочнее.

- Вот, тем более - даже кирпичу взяться не откуда.

- Ох, от меня ни на шаг. Вот, не спокойно у меня на душе.

- Я верю в женскую интуицию. Но, планета цивилизованная, город - туристический центр, где каждая полицейская собака любит вкусно кушать. А для этого туристы должны быть довольны.

- Ага. От меня ни на шаг! - Снова повторила Стэлла, взмахом руки подзывая такси.

Пока мы болтали, толпа десантников, с которыми мы прилетели, разошлась в разные стороны. Кто - то, как и мы, поймал такси, кто - то пошёл пешком, за кем - то кто - то приехал.

Такси, белая машина с зелёной полосой, остановилась возле тротуара, гостеприимно открыв двери.

- Данн, у нас всего 12 часов, так что, думай, что хочешь увидеть.

Я задумался. Вот планирование - это мое слабейшее место. Ненавижу, копаться в туристических маршрутах, судорожно пытаясь за меньший промежуток времени, обойти кучу мест. Уж лучше высадиться в центре и пойти куда глаза глядят. Или, взять такси. "Стоп, мы и так в такси!"

- Милейший! - Обратился я к таксисту. - В вашем городе, мне интересны места, в которые туристы приходят в последний день.

Таксист повернул ко мне удивленное лицо. Сморщился, что - то обдумывая. Глаза его блеснули и лицо озарила яркая улыбка.

- Есть такое. Цветочный базар, большой рынок и русский ресторан "Говядина"!

Услышав название ресторана, я хрюкнул. Так и подмывало сказать: "Гони в "Говядину"!", но я сдержался.

- Давай на цветочный базар. - Решила за меня Стэлла, пока я давился смехом.

Таксист довольно кивнул головой, развернулся и нажал на газ.

- Знаешь, я на Граале третий раз, а о цветочном рынке слышу впервые. - Стэлла вновь покачала головой.

- Это нормально. - Утешил ее таксист, прислушиваясь к нашему разговору. - Центральные улицы Вааля кишат цветочными магазинами и ни одному туристу и в голову не придет, что там - только самые распространенные сорта, так, ширпотреб. Можно, конечно, съездить на поля, как делают многие, эти поля красивы, но потрогать, понюхать или сорвать понравившийся Вам цветок - никто не даст. Зато на базаре, там есть всё!

Таксист включил поворотник, въезжая на огромный, бетонный мост.

- На базаре можно понюхать, поторговаться, найти семена и договориться о пересылке или обмене. Только на базаре работают фанаты, способные по запаху определить, когда сорван цветок или какого микроэлемента не хватает в почве.

Такси, съехав с моста, оказалось на огромном, пятирядном шоссе, и пришпоренное своим водителем, мигом перестроилось в крайний левый ряд, набирая скорость.

- Я думала - базар в городе? - Недоуменно осмотрелась по сторонам Стэлла.

- Площадь базара - 8 квадратных километров. Город не может себе позволить так роскошно тратить деньги и жилые метры. - Объяснил таксист. - Не волнуйтесь, минут через сорок - будем на месте.

Странная мысль мелькнула в голове, но, не оформившись, отложилась в подсознании.

- Восемь километров!!! Да как же там найти нужное?! - Ахнула Стэлла.

- Все вы, военные, усложняете, все вам карты подавай и описания прикладывай... - Сердито посетовал таксист. - Поймите, не человек ищет цветок. Цветок сам приходит к человеку. Можно искать цветок, годами! А можно - просто идти и найти. У любого человека, глубоко там, в душе, - таксист хлопнул себя по груди, - есть маленькая дверца, к которой нет ключа ни у кого. Кроме цветка. Иногда, даже самая гордая и неприступная красавица, выходит замуж, за невзрачного человечка, просто потому, что он правильно нашел цветок.

- Стэлла, на случай, если мы в этом цветковом великолепии, разойдемся, то встретимся через два часа у такси.

Мак-Кинли, согласно кивнула головой.

Таксист, всю дорогу разливался соловьем о цветах, девушках, машинах, погоде и синем небе Граала. Если бы базар появился на пять минут позднее, мне пришлось бы долго сидеть в тюрьме, за убийство болтливого шофёра.

Такси замерло у огромной серой стены, с врезанной, крохотной, оранжевой, калиткой. За забором виднелась крыша стеклянного павильона. Ни вывески, ни объявления.

- Я вас к заднему выходу привез, - пояснил водитель, - Сейчас на центральном не провернуться и парковка, уже, скорее всего, набита битком.

- Спасибо! - Сказал я, выходя из машины и закидывая рюкзак на плечо. Следом выскользнула Стэлла.

Я вообще поражаюсь грации и пластике экипажа "Сигона"! Все их движения, внешне такие простые, завораживают не хуже движений тигра или бега гепарда. Дай мне силы стать таким, небо. И дай мне небо, не потерять это в старости.

- Дождитесь нас. - Строго приказала Мак-Кинли, захлопывая дверцу.

Водитель, практически сразу, достал из бардачка планшет и задумчиво стал водить пальцем по экрану.

Оранжевая калитка, раскрылась без единого скрипа, за ней начиналась узкая тропинка, выстеленная тротуарной плиткой в виде пчелиных сот, вторым своим концом, упирающаяся в зеркальную дверь павильона.

- Ну, понеслась! - Вырвалось у меня, когда я открыл дверь, пропуская вперед Стэллу.

По глазам ударили краски, оттенки, запахи. Формы и виды, хитросплетения букетов и целые поля цветов, названий которых я никогда не узнаю.

Завороженные, мы заскользили в цветочном море. Уже минут через десять - пятнадцать, весь мир поплыл у меня перед глазами.

Змейка недовольно задергалась и высунула наружу свою мордочку, из - за ворота футболки. И - тоже замерла. Я чувствовал, как время от времени, из ее пасти вырывается раздвоенный язычок, мелко вибрирует и вновь исчезает.

- Данн, смотри какая преле... Тьфу, приструни свою любимицу! Кого ни будь заикой сделает.

"Ага, вы простые такие. Приструни. Сколько дока не просил, он пальцем у виска крутит и заявляет, что науке "Такие змейки" не известны. Врёт - однозначно. "

- С дороги, куриные ноги! - Со смехом крикнул здоровенный мужчина, нагруженный огромной коробкой, с цветами. Прижавшись к прилавку, я пропустил смеющегося грузчика и тут же заозирался по сторонам. За короткой мгновение, Стэлла, в форме дальразведки, затерялась в толпе. Минуты три, я честно постарался ее найти. Но, зависнув у прилавка с цветами, внешним видом напоминающие орхидеи, понял, что договаривался о встрече, возле такси, не зря.

Поправив рюкзак, зашагал прямо, куда глаза глядят. В этом океане цветов, ноги несли меня странными зигзагами, не успевая за глазами. Рюкзак постоянно сползал с плеча, норовя упасть, цепляясь за людей и всячески выводя меня из себя.

Мимо этого павильона, я прошел бы. Но меня снова настиг смешливый грузчик, толкающий перед собой, тележку, уставленную мешками, в четыре ряда. Посторонившись, я прижался к стеклу павильончика, на которое, с внутренней стороны, брызнули из пульверизатора, заляпав капельками воды. От неожиданности, я отшатнулся, и мне на ногу опустилась нога грузчика.

- Не зашиб? - Вежливо поинтересовался грузчик.

- Вскрытие - покажет. - Пробормотал я.

- Шутник? Ну - ну... - Улыбнулся мужчина и продолжил свой путь.

Чтоб спокойно отдышаться, я и зашёл в этот павильон.

Девушка - продавец, старательно обрызгивала листья водой и на покупателя обратила внимание только тогда, когда я собрался уже выходить.

- Что - то ищете? - Спросила она, сделав шаг в мою сторону.

Уже собираясь вежливо извиниться и выйти вон, я поднял глаза и заметил витрину, которую она закрывала от меня своим телом.

Вот тут я и пропал. За стеклом витрины, стоял букет цветов, от которых я не мог отвести взгляда. Высокие, почти полметра длинной, стебли, крупные бутоны живого ярко - алого цвета, стройные и нежные, плотно прижатые к стеблям, треугольные листья . На какой - то момент, я, словно увидел их в руках, так понравившейся мне девушки.

Мысль, отложившаяся в подсознание, в такси, щелкнув, оформилась.

- Да. И знаете, уже нашёл. У вас можно оформить доставку на другую планету?

- Что именно Вас заинтересовало?

- Цветы, в витрине, за вами. - Я показал взглядом на понравившийся мне букет.

- Это будет очень дорого... - Растерянно протянула продавец.

- Не дороже денег. - Улыбнулся я, в ответ.

- Это Граалские тюльпаны, - Многозначительно добавила девушка.

- Они ей подходят... - Вырвалось у меня. - Сколько с меня, с доставкой на Землю, лично в руки получателю?

- Двадцать семь тысяч - за букет, за доставку еще пять... - Тихо сказала продавец.

- У меня только карточка земного банка, оплата пройдет?

Девушка кивнула головой и протянула мне портативный считыватель. Проведя карточкой, перевёл нужную сумму.

- Карточку подписывать будете?

- Да она меня не знает, так что... Впрочем, девушка, у вас есть фотоаппарат? - Мой вопрос вбил цветочницу в ступор.

- Вы хотите отправить свое фото?

- Нет, сомневаюсь, что она моё лицо запомнила. Вы, лучше сфотографируйте мой рюкзак и это фото используйте вместо карточки, хорошо?

Потрясенная девушка сделала несколько снимков моего рюкзака и мы, не отходя от прилавка, выбрали понравившийся мне.

- Скажите адрес получателя, для накладной.

- Планета Земля, город Верный, 7-й полицейский участок, для капитана Станы Кейт.

Расписавшись, в том, что информация для доставки верна, собрался на выход.

- Минутку! - Остановила меня продавец, одевая перчатки и доставая букет из витрины - Пожалуйста, прикоснитесь к цветам!

Проведя ладонью по нежным бутонам, наклонился вдыхая их запах.

"Хорошо!"

- Спасибо за покупку!

В ответ я улыбнулся, подхватил рюкзак и вышел наружу.

"Все, цветочный базар мне уже не нужен, вернусь - ка я к такси." - Решил я, довольно улыбаясь. Даже если ничего у нас не будет, она замужем - всё равно, на душе у меня было хорошо. Уже не обращая внимания на красоты базара, я устремился к выходу.

Таксист благородно спал, выронив планшет на колени и натянув на глаза длинный козырёк кепки. Каким образом, я выскочил точно к чёрному выходу, объяснят, наверное только мои ноги. Голова, в поиске пути обратно, не участвовала. Разбудив таксиста стуком кольца по боковому стеклу, нырнул на заднее сиденье. По моим часам, на базаре я провел сорок минут.

Сидеть в такси час двадцать, меня совершенно не плющило.

- Милейший, - снова обратился я к водителю и что меня так заклинило на этом обращении? - А здесь, поблизости, есть магазинчик или ещё что нибудь такое, где можно купить специи?

- Специи?! - Глаза шофёра стали похожи на блюдца. - Э-э-э или вы имеете ввиду что - то другое?

- Нет, именно специи. Перец, гвоздика, шафран. Понимаете, я - повар. - Объяснил я.

- У-ф-ф. - Выдохнул таксист. - А то я уж испугался. У нас тут, последние месяцы не спокойно. Полиция за наркотики взялась с такой силой, что, за одно упоминание, можно лишиться лицензии.

- И что такого страшного происходит? - Не смог не поинтересоваться я.

- Да, вроде ничего страшного. - Помялся таксист. - Всё как обычно. Пару туристов раздели. Военным зубы повышибали. Только полиция всех опрашивает, а толком ничего не объясняет. Ходят слухи, - тут шофёр конспиративно перешёл на шёпот, что объявились чужие.

- В смысле - нелегалы? - Не понял я.

- Нет. Совсем чужие. Ксеносы.

- Ага. И теперь они, от нечего делать бьют морды военным? - Слухи о чужих, ходят по всем планетам. Это "Городские легенды XXII века".

- Да как знать... - Вздохнул водитель.

- Лучше - никак не знать. - Покачал головой я. - Меньше знаешь - крепче сон.

- Ну, это страусиная тактика! - Насупился водитель.

- В каком - то смысле - да. Обычному обывателю скучно жить в размеренном ритме. Вся суть человека бежать, искать, добывать, а не сидеть сложа руки. Когда бежать не куда, искать - нечего, а добычу приносят на дом - начинается нервный зуд. Вот, чтоб сбить его и придумываются всякие истории. Скука порождает вымысел.

Водитель такси, покивал головой, соглашаясь со мной.

- И вообще, что насчет специй?

- Есть здесь такое место. Склад таможенной службы. Весь конфискат там лежит. Думаю, специи тоже есть.

- Далеко отсюда?

- Нет, минут десять езды.

- Так что стоим, поехали! - Решился я. - Отвезёшь меня и вернёшься сюда, за моей попутчицей, отвезёшь к складу и будете ждать там, когда я выйду.

Таксёр задумчиво поскрёб затылок.

- А потом отвезёте нас в "Говядину".

- Ну, так оно конечно, можно. А ваша спутница точно не будет возражать?

- Здесь ее нет. А потом - поздно будет. Поехали!

Таксист покачал головой. Вздохнул. Завел двигатель и такси покатило с парковки.

Склад конфиската располагался, действительно в 15 минутах езды. Люди входили и выходили из него, а из широких ворот выезжали мелкие грузовички, по типу нашей "Газели".

- У Вас там, - я мотнул головой в сторону склада, - знакомых нет?

Водитель набычился и сердито засопел.

- Жаль. - Сорвалось у меня.

- Там найдите Аслова, Анатоль Жановича. Он... Человек - не очень, но свой склад знает, как собственный карман. Если не попадетесь под горячую руку - поможет. А нет - не обессудьте, все мозги вынет и в ж... засунет. - Шофёра аж передернуло, видимо, он это уже прочувствовал.

Хлопнув дверцей, поправив рюкзак и глянув на часы, я направился в здание склада таможенного конфиската.

Анатоль Жановича я нашел сразу. Он был первым, кто рявкнул на меня, едва я вошел в дверь.

Он - рявкнул. Я - ответил. Через пару минут, наша парочка оказалась окружена зеваками, делающими ставки, кто первый сорвется на физические методы.

- Что здесь делает это порождение тёмного космоса?!

- А кто сказал, что космос бывает белым?

- А, оно еще и разговаривает!

- И даже членораздельно и не брызгая слюнями.

- Это что за инсинуации, молодой человек?

- Я таких слов не знаю, может поясните?

- Что пояснить?

- Что вы тут делаете?

После моих последних слов, Аслов замер. Судорожно глотнул воздух и засмеялся.

- А ведь и правда, что я тут делаю? Перед кем распинаюсь? Вот, вы, молодой человек, зачем вы здесь?

- Я ищу специи. - Просто ответил я. Этот крикливый, нервный человек, с тонкими чертами лица и сухощавой фигурой, чем то был мне симпатичен.

- И какие специи вас интересуют? - Перешел на деловой тон, Анатоль Жанович.

- Все, правда - по чуть -чуть. Не более полкило на название.

- Вы ресторан собираетесь открывать?

- Нет, экипаж кормить. Я кок с рейдера "Сигон".

- Что?! "Сигон" на орбите?! И с каких пор на "Сигоне" появился кок?!

- Второй месяц, уж. - Ответил я, жалея о своей откровенности.

- У нас фасовка по килограмму. - Уже деловито заявил мне Аслов. - Всего, сейчас, восемьдесят наименований. Будете брать?

Переходы от склоки к деловитости, у Аслова, чередовались, как патроны, в магазине "калаша".

- Огласите, пожалуйста, весь список! - Отбрехался я, фразой из фильма.

- Пошли в контору. - Решил кладовщик. - Там, все спокойно обсудим.

Народ разочарованно и возмущенно заворчал, разбредаясь по своим местам.

Контора, комнатушка три на пять метров, с тремя сейфами вдоль глухой стены и столом посередине, впечатляла. На столе красовался монитор диких 25 дюймов. Кресло, отделанное крокодильей кожей. Люстра, под потолком, аж на 12 лампочек!

Аслов плюхнулся в крокодилье кресло, указывая на стоящий рядом стул, на витых ножках.

- Садись!

Повесив рюкзак на спинку стула, опустил свой тощий зад на сиденье.

Змейка, словно молния, соскочила с предплечья, прощекотала по ребрам, нырнула под ремень и высунула морду из штанин, вцепляясь зубами в ножку стула.

Стул, мерзко скрипнул, принимая мой вес и вдруг, изменил свою форму, превращаясь в шикарное плетеное кресло.

Змейка, разжала пасть, удовлетворенно по шипела и оплела лодыжку, устраиваясь на отдых.

Кладовщик икнул.

- Ты? Как?

- Простите, я случайно! - Сдавать змейку, совершенно чужому человеку, простите и идите.

- Ладно, - отмахнулся Анатоль Жанович. - Вот список специй, 80 пунктов. Цены - напротив наименований. Выбирайте и не мешайте мне работать.

Список впечатлял. Из знакомых названий, только кориандр и карри. Остальное - тьма... Хуже было с ценами. После покупки цветов, налички у меня, кот наплакал. Если, конечно, прижаться, то мне хватало.

- А если взять все 80 наименований, скидка будет? - Запустил я пробный шар.

Выглянув из - за монитора, кладовщик отрезал: "Не на базаре!"

- Так на базаре я и понюхать могу и посмотреть. Вдруг, в ваших специях уже черви завелись? Это ж кот в мешке!

- Ишь, ты, умный какой! - Аслов выдвинулся из -за стола. - Черви завелись. А давай так, Ты мне доплатишь 3000 - лично, и я тебе, в подарок, еще три килограмма специй, из закрытого списка.

- Кот, в двух мешках, под чугунным казаном? - Ужаснулся я. - Нет, спасибо!

Жаба душила страшно. А азарт, гнал вперед. Если я соглашусь на эту авантюру, то, денег у меня останется не много.

- Жадный, ты. - Спокойно заявил Анатоль Жанович, откидываясь на спинку кресла. - Твои варианты?

- Еще пять, лично Вам, в знак уважения, и десять из закрытого списка - мне. И доставка на "Сигон" - за Ваш счёт!

- А, годится! - Внезапно согласился кладовщик, похоронив мою мечту, прибарахлиться на большом рынке.

Скрипя зубами, достал карточку и рассчитался за собственную глупость. Дать задний ход не позволила гордость.

Подписав контракт, снова, мысленно, дал себе подзатыльника - не мне, щенку, тягаться с монстрами.

"Вот мной и закусили..." - Сморщив нос, встал из кресла.

- Ты это, парень, не расстраивайся! Мы каждый день простаков ловим. А за специи - не беспокойся, за каждую щепотку - отвечаю, брака нет. - Поспешил успокоить меня Аслов. - Мы, дела честно ведем. А, что ты такой, лопушастый, это, может и к лучшему. Не каждый повар, может сказать, что у него десять кил специй, из закрытого списка. Да, думаю, даже о ста граммах, не многие похвалятся. Так что, ты за свои полсотни, себя лет на десять вперед, обеспечил.

В ответ я всхрюкнул, представляя радость старпома, принимающего девяносто килограмм специй.

" Все. Меня точно - похоронят. Начнет Стэлла. Потом - Тимур, а капитан - добьет из жалости, чтоб не мучился..." - Промелькнула похоронная мысль, зазвенев в отдалении заунывным звоном колоколов.

Пожав на прощанье руку, вышел из конторы. Для пущего эффекта, не хватало только взрыва.

- Эй, Данн, стой! - Услышал я, уже взявшись за ручку дверей склада.

Аслов, догнал меня вовремя.

- Данн, еще штуку скинь и добьем до сотни! Из закрытого!

"Ай, да и черт с ним!!!"

Проведя карточкой по считывателю, полностью обнулил зарплатную карту и махнув рукой на прощанье, выскочил со склада.

Знакомого такси на месте не оказалось, да и не удивительно, прошло всего двадцать минут.

"Быстро меня обработали", - усмехнулся я. - "Двадцать минут и полсотни монет, ветром сдуло."

Повертев головой, решил пройтись по улице, может, где скамейка найдется. Хотелось курить. Было обидно за собственную глупость. Рюкзак оттягивал плечо. И, в придачу ко всему, на рубашке заело кнопку.

"Синдром нервного идиота"... - Констатировал я, переходя улицу, в тень.

Отходить далеко от таможенного склада, я не собирался, решив, что если скамейка не найдется, устрою свою задницу на ближайшем садовом ограждении. Или фонтане. Или - бордюре, в конце - концов. Ну не может быть так, что на всю улицу не было ни одной скамейки!

"Или, я не туда пошел..." - В тени стало прохладно, и я, снова перешел дорогу, на солнечную сторону. Сделав еще пару шагов, оторопел. Я стоял прямо перед стеной цветочного рынка. Знакомая крыша гигантского центра, знакомо блестела в лучах светила.

"Еще лучше. Пойдем в другую сторону!" - Упрямо решил я, разворачиваясь и поправляя рюкзак.

Возвращаться по собственным следам, показалось мне плохой идеей. В принципе, все, кроме самой первой - о покупке цветов, оказались плохими.

"Так уж день сложился!" - Махнул я рукой на все переживания и улыбнулся. - "Буду считать, что просто купил специи, оплатив, заодно, собственный опыт. Как говорят евреи - "Спасибо Боже, что взял деньгами!"."

Так, улыбаясь, я решил срезать дорогу. Завернул за угол, вошел в переулок, который, по моим расчетам, должен был привести точно к складам.

"Я же говорил, что сегодня все идеи - плохие? Эта была из их числа!"- переулок оказался загорожен высокой кованной решёткой.

Снова повторив, что сегодня все идеи - плохие, развернулся и потопал назад. Вместо вожделенного срезания, я намотал лишних полкилометра. Выйдя из переулка, я опешил - оказывается, шатаясь по переулку, я умудрился сделать настоящую "заячью петлю" и теперь стоял на пятьдесят метров дальше того места, где в этот переулок зашел.

"К плохим идеям, добавился, топографический кретинизм."

Так захотелось послать все на далекие теперь буквы! Скорчив мучительную улыбку, вновь пошел к складам. Проходя мимо злополучного переулка, заглянул в него. Переулок, как переулок. Ничего волшебного. Может, в другом повезёт срезать?

Пропустив два, решил испытать судьбу в третьем.

Зашел, и первое что увидел - девушку, задирающую юбку, чтоб наклониться над лежащим у стены, человеком.

В голове взорвался огненный шар, и черный омут поманил меня пальчиком. В него то я и рухнул.



***




"... Столь удачно подвернувшийся нам, молодой человек, помог начать компанию, по избавлению от...

- Арсеньев, вы - кретин! Нет, больше того! Я даже не могу найти правильного сравнения, для ваших умственных способностей! Ваш рапорт, это венец косноязычия! Я специально оставлю его, для потомков - Моих потомков, потому что, Ваших, надеюсь не будет! - Гельмут, образец спокойствия и доброжелательности - орал. Орал с душой, с чувством, со всей своей огромной изобретательностью. - Вон из моего отдела! И с планеты - вон, если не хотите попасть под дисциплинарную комиссию! В 2-а часа, чтоб ни ноги вашей, ни духу, ни памяти - не было!

Гельмут Чешевский, отключил видеофон и вытер лоб.

- Видишь, Алэксандэр, с кем приходиться работать? Напыщенные снобы и болваны. Зато допущенные к секретам!

- Ты что, правда дашь ему уйти?

- Я похож на слабоумного? Стоит этому... - Гельмут замер, подыскивая эпитет, но не найдя, махнул рукой. - Как только он выйдет на улицу, то налакается в первом встреченном баре, разболтает все, и мы будем в очень чёрной дыре.

Пискнул видеофон. Не видимый Алэксандэру собеседник, сообщил, что объект взят под охрану.

- И куда ты его?

- На опыты. - огрызнулся Чешевский. - Тоже хочешь много знать?

- Нет, спасибо! - Рассмеялся Мак-Сохо, - Я еще из ума не выжил!

- Что по нашему другу гепардов?

- Замечательно! Кроме наших друзей, из 7- го участка, связать друга и Данна, не удалось никому. На рюкзак, "прошляпленный" техниками из МТО, мы налепили логотип нашей фирмы - "Бауэр & Дэш", и, уже завтра их получат активисты нашего движения. Через пару дней, их выставят на прилавки, и, с этой стороны мы его прикроем.

- Где он, сейчас?

- На базе "Лох - Несс", проходит обучение.

-Интерес наших "заклятых" друзей, уже проявился?

- Да. Активизировались "чёрные" и "лягушатники", парочку их агентов мы уже ведем, скоро будут более, - Алэксандэр улыбнулся,- вкусные результаты.

- Что по резонансу?

- Среди молодежи, уже стала не модной толерантность. Как за слово, так и за дело.

- Вот это - замечательно! А то, с этой толерантностью, скоро докатимся до адвокатов!

- Да, я уже слышал, о проекте отмены "Закона о медикаментозном допросе". Через недельку, опубликуем допрос Софии Маннер, думаю, проект свернется сам собой.

- Что думаешь, о привлечении друга гепардов, к работе?

- Нет. Ни в коем случае!

- Как всегда - полное единодушие! - Обрадовался Гельмут. - И чего мы с тобой десять лет друг на друга волками смотрели?

- Молодые были, дурные!

Переглянувшись, они засмеялись..."

"...Сегодняшняя ночь, для Станы стала сущим проклятием. Душно, из окон несёт ржавчиной, тёплая вода в кране и - кошмары.

Зазвеневший телефон, показался ей спасителем, пока на том конце провода, кто - то пьяный, с несчастными всхлипами не начал признаваться ей в любви. Отправившись, второй раз за ночь, в душ, чтоб освежиться, неловко качнувшись, она взмахом руки отправила на пол, оставленный на краю умывальника, стеклянный стакан. В попытке собрать осколки - порезала руку..."




***




"... Даже после заливки у Игоретты Павловны, голова болела меньше!" - Первая мысль, после взрыва. Голова - горела в двух местах, саднили руки и ныли ребра.

"Меня били. Меня били?" - Во рту сушь. Глаза открываются...

"Нет, глаза не открываются! И вообще, что опять за х... происходит!!!"

Раз глаза не открываются, будем щупать! Пол - каменный, теплый. До стен руки не достают. Руки - ноги - шевелятся.

"Эй, змейка, где ты, когда так нужна?"

Змеиный язычок пощекотал ухо.

"Ох, ну хоть ты, скажи что опять я не так сделал?"

Змейка снова укусила меня за ухо и заплакала. Тихонько так, сдержанно.

"Ну-ну, ты чего плачешь? Живой я, живой!"

Змейка укусила за ухо еще раз.

О боли в мочке уха, стал соображать быстрее. По - крайней мере, понял, что плачет не змейка - она просто не умеет.

"Ох, надо открыть глаза!"

Вам когда - ни будь заклеивали глаза лейкопластырем? Нет? Вот и мне - нет. Но, каково это, я сейчас примерно понимал.

Только у меня на глазах лейкопластыря не было. Ресницы и веки просто склеились, от крови.

"Черт, где мой рюкзак!" - прошипел я. Кажется, не хватало пары зубов. Передних. - "Где мой рюкзак!"

- Вы на нем лежите. - Мальчишеский голос, чуть сиплый и шмыгающий.

- Это - офигительное известие...

- Я не смог его с вас снять...

Помогая себе руками и ногами, бестолково отталкиваясь от пола, попытался сесть.

- Прости, я тебя не вижу, где ты? Помоги мне сесть, пожалуйста.

- А здесь темно, так что и я ничего не вижу...

Пацан, по голосу - лет 12. Здорово! Вот, поверьте мне на слово - если небо могло послать мне хорошего помощника, оно не могло сделать лучший выбор, чем 12 летний мальчишка!

Детские руки подхватили меня за плечи, помогая сесть.

- Спасибо, Молодой Человек! - от всей души поблагодарил я.

- Да ладно, в одной лодке тонем...

- Не скажи. - Я стянул рюкзак и расстегнул клапан.

В первую очередь, нашел на ощупь, палочки химфонарей, переломил один, бросил на пол перед собой.

- А-а-а, Чужой!!! - Истошный вопль резанул по ушам. Глаза открылись сразу, оказаться один на один с Чужим, слепым, я вам что, Сигурни Уивер, а ля Элен Рипли? Не дождетесь!

Оглядываясь по сторонам в поисках чужих. Упираюсь взглядом в светловолосого пацанёнка, забившегося в угол.

- Где чужой?

- Вы - Чужой!

- С какого перепуга, я -чужой!

- У вас кожа змеиная, из под человечьей проглядывает!

-Да ну?!

- А вы правда - чужой?

Вот, вот оно! Ну какой, какой 12 летний пацан, с нормальной, здоровой психикой, переполненный любопытства и любознательности, не сможет пересилить свой страх.

- Я вот сейчас зеркало найду, посмотрю. Но с утра - был нормальный. Только - день не задался.

- Эх, у меня - тоже... - Вздохнул пацан, положив голову на колени.

- Тебя как зовут? - Спросил я, нашаривая в потайном кармане рюкзака, маникюрный набор, в крышку которого было встроено зеркальце.

- Вадим... - Снова вздохнул подросток, напряженно наблюдая за мной из подлобья.

- Вадим, а - по батюшке?

- Павлович.

- А я - Данн Игоревич. Лучше просто - Данн. - Набор нашелся.

Надломив второй фонарик, открыл набор и уставился в зеркальце. Если б не сидевший, неподалеку, пацан, тоже заорал бы. Да еще бы и убежать попробовал.

Действительно, сквозь разрывы плоти на лице, просвечивала змеиная шкура, прикрывая собой мышцы и кровеносные сосуды. На лбу, выше моих собственный, покрытых плотной коркой запекшейся крови, глаз, светились змеиные, с вертикальным зрачком.

Скажу правду. Не знал бы, что смотрюсь в зеркало - уже усрался бы. Страшно. Представляю, что почувствовал пацан!

А змейке - поклон нижайший. Меня, видимо, мордой долго по асфальту шлифовали, вот она и прикрыла, чем смогла, спасая меня от инфекции и прочих прелестей. А то, что она моими глазами работает - фантастика. Расскажу Доку - он удавится от того, что сам такого не наблюдал.

- Ох, Вадим Павлович, прости, что напугал! Это симбионт мой, лицо, как может, лечит. Меня, видимо, по нему, сильно били...

- Не-е-е, - Протянул пацан, - Вас просто по лестнице , лицом вниз спустили. А били вас за то, что рюкзак ни снять, ни открыть, ни срезать не смогли. А вы - точно не Чужой?

-Вадим Павлович, - Строго начал я, - У вас в школе, по биологии, какая оценка была?

- А я - отличник! - Гордо ответил пацан.

- Двоечник, ты. Как бы я попал на планету, минуя биоконтроль, если у меня под кожей, змеиная шкура?

- А может, вы, этот... Абориген! Во!

- Ну, знаешь, меня, чистопородного землянина, обозвать аборигеном! Все, теперь я тебя точно съем! - Сказал я и засмеялся.

Вадим тоже улыбнулся.

- Давно мы здесь?

- Не знаю, - пожал плечами, осмелевший пацан. - Часов у меня нет. Я то еще со вчерашнего дня у них. Сбежать попробовал, они догнали, а тут вы, из - за угла. Тот, второй, вам и засветил по черепу. Потом, нас в машину запихали и сюда привезли.

- Ладно, Вадим Павлович, сейчас есть будем. Правда, у меня, кроме шоколада и воды - больше и нету ничего, но и это не мало. Нам силы ой как понадобятся!

Пожирая шоколад и запивая его водой из фляжки, Вадька оттаял и начал с жаром рассказывать свои приключения.

- Мы из Концерт - холла вышли, а я, в туалет захотел. Там только один дядька сидел, ну я в кабинку зашел, а он ко мне ломиться начал. Я - Орать. А он, хлоп, пузырек об пол, оттуда - пуффф- дым, как повалил, я его как вдохнул, так сразу и вырубился. В себя пришел - комната, с закрашенными стеклами. Меня дважды, с газетой в руках фотали и обратно в комнату уводили, на наручник, к кровати пристегивали. Ну, я во второй, сделал вид, что запнулся и очки свои, со стола прихватил. А там дужка тонкая, ну я наручник и расстегнул, меня тётя Серёжа научила. Папа говорит, что тётя Серёжа - самая крутая, она вообще - Супер!

- Они тебя не обижали? - Вставил я вопрос.

- Нет, они со мной вообще не разговаривали. А, когда, завтрак принесли, я одному между ног пнул, а у второго между ног проскочил, и к выходу. Если б не эта тётька, я б сбежал. Она мне подножку поставила, - Вадька возмущенно засопел. - А потом вы, из - за поворота вышли. Они вас, бац, по голове - вы, как рухнете. А они - меня в охапку и в машину, а потом - вас рядом бросили. - Вадька азартно приложился к фляжке. - Эта с вас давай рюкзак снимать, да часы, а водитель на неё как рявкнет: "Ты что, дура, делаешь? Жить надоело? "

- Не ругайся, - автоматически погрозил пальцем я.

- Так это не я, это он! Потом мы по городу еще минут 30 крутились и сюда приехали.

- Ты сюда с родителями приехал?

- Нет, мы со школой, всем классом приехали.

- Да уж, представляю, что сейчас с сопровождающими делают! - Вырвалось у меня.

- Да, - Загрустил Вадька.

- Знаешь, что, Вадим Павлович, скажи ка мне, они при тебе о чём нибудь говорили?

- Не-а. Только когда, вас, сюда спустили, сказали, что скоро всё закончится и надо будет сворачиваться по-быстрому.

- Вот что, юный экскурсант, давай - ка думать, как нам отсюда выбраться. У тебя один раз, у одного, едва не вышло, так у нас обоих - точно получится. - Говоря это, я чувствовал, что если похитители, собрались "сворачиваться по-быстрому", то ничего хорошего нам точно не светит.

- Ой, дядя Данн, я всю воду выпил!

- Не парься, малый! Через пару часов, она из воздуха стакана два вытянет, на да к этому моменту, думаю, нас здесь уже не будет.

- Так вам умыться надо!

- Чтоб мою морду отмыть, литров десять надо. Давай, бери фонарик и пошли, нашу тюрьму исследуем. Ты в одну сторону, я в другую.

Убрав фляжку в рюкзак, я подхватил второй фонарик и пошел вдоль стены, всматриваясь и пробуя ее на ощупь.

Повезло Вадьке, глазастый пацан и с понятием. Он, в отличии от меня, не только стену щупал, но и, взяв камень, по увесистей, еще и простукивал! Так и нашел пустоту, за стенкой.

- Дядя Данн! Там пусто! - вскрикнул он.

-Вадим Павлович, хватит меня дядей называть. Я не родственник тебе, я сейчас твой сокамерник. А это, человече, многое значит.

- Значит - просто Данн? - Просиял подросток.

- Просто - Данн. - Согласился я.

- Ну и вы меня, тогда, просто Вадькой зовите!

- Не могу, Вадим Павлович. Ты, своим побегом, честно заработал полное обращение, как к взрослому. Тем более, сейчас не каждый взрослый решится на такое. А Вадькой я тебя звать буду, когда время надо будет сэкономить, договорились?

Вадька кивнул.

- Показывай, что нашел.

- Вот, в этом месте звук другой. Везде глухой, такой. А здесь - звонкий.

Вытащив из рюкзака мультитул, пошкарябал стену лезвием. Обвалилась старая штукатурка, обнажая кирпичную кладку.

"... Уже 40 лет кирпичами никто не пользуется..." - Вот бы тебя, сюда, Стэлла! Вогнав в шов между кирпичами, лезвие ножа, начал вычищать раствор.

- А может, попробовать, внутрь камнем вбить? - Предложил Вадька.

- Устами младенца - глаголет истина! - Вырвалось у меня. Кирпич, провалился внутрь, после первого же удара. Закинув в пролом палочку фонарика, постарался хоть что -то рассмотреть. Пол вроде ровный.

- Вадим Павлович, отойди в сторонку. Я попробую, с разгона. Раствор сыпется, думаю, удара с третьего, стенка развалится...

Вы когда-нибудь, видели, как киношный герой, с разгона проламывает стену? Эффектно, правда? Никогда не пытайтесь повторять киношные трюки! Во-первых - неровности стены, оставляют очень болезненные синяки, на плече. Во-вторых, когда стена трескается, все камни, вдруг, оказываются повернуты углами к вашему плечу. И все эти углы - острые! И, в-третьих - когда стена разваливается, вы оказываетесь лежащим на куче битого камня, что учитывая вашу скорость, массу и инерцию, не является комфортным завершением пути... Вобщем, - это больно.

Вставая с груду кирпича и отряхиваясь от пыли, поймал восхищенный взгляд Вадьки.

- Данн, ты - Супер! - Воскликнул он, поднимая вверх оттопыренные большие пальцы.

- Ох, Вадим Павлович, Вадим Павлович! - Покачал я головой. - Сегодня, все мои идеи - плохие. Так что, останавливай меня. Иначе, нашим похитителям не придется от меня избавляться, я чудесно сделаю это без них...

- Зато сразу, раз и стенка в дребезги!

Покачав головой еще раз, я достал из рюкзака электрический фонарь.

- Давай, Вадим Павлович, осмотримся и, решим, как будем дальше действовать.

Пролом в стене вывел нас в короткий коридорчик, заканчивающийся длинным тоннелем, с проложенными, по центру, рельсами.

- Ух ты, настоящая штольня! - Радостно подпрыгнул, от избытка чувств, Вадим.

- Давай разделимся. - Предложил я. - Ты направо, я - налево.

- А почему ты - налево?

- Потому что ты -несовершеннолетний! - Рассмеялся я, вручая ему фонарь. - Пройдешь вперед сто шагов. Если будет поворот - возвращайся и жди меня здесь.

- Почему?

- Скрывшись за поворотом, если ты что - то увидишь, то можешь случайно крикнуть. Старые шахты, нестабильны. Как лавины. Мне совершенно не улыбается оказаться заваленным, или чтоб заваленным оказался ты.

Вадим, задумавшись, кивнул.

- Сто шагов! - Напомнил я и пошел налево.

Тоннель был сухим, с взвивающейся, от каждого шага, пылью. Стены, носили следы механической обработки, а рельсы, блестели в свете фонарика. Через сто шагов, убедившись, что других, примыкающих, коридоров - нет, вернулся к месту встречи.

Вадька понуро стоял играясь с фонариком.

- Что, шахтер, как успехи?

- Там поворот. А за поворотом - завал. В ту сторону ходить нечего. - С грустью в голосе, отчитался Вадим.

- Ну, с моей стороны тоннель сотней шагов не ограничивается. Так что, в этот раз, налево пойдем вместе!

Вадим Павлович просто расцвел.

- Слушай, Вадим Павлович, а с твоей стороны коридоров не было?

-Нет.

- Вот и с моей нет. А что - то говорит мне, что идти нам с тобой долго придется. А если нас хватятся, то у похитителей, может оказаться либо транспорт, либо карта тоннелей. Так что, идти нам с тобой, надо быстро и внимательно.

- А может, мы входную дверь подопрем? - Вспыхнул подросток. - Здесь, перед поворотом, груда досок свалена!

- Растешь, Вадим Павлович, уважаю!

Захватив из кучи досок штуки четыре, выбрались в комнату.

Крутая лестница, в 15 ступенек, металлическая дверь.

"Хорошая идея, только дверь открывается наружу." - промелькнуло в голове. На двери, с нашей стороны, не было ни ручек, ни шарниров.

-Что ж, раз дверь нельзя подпереть, надо сделать гадость! - Громко сказал я. - Помогай, Вадим Павлович.

- А как делать будем?

- Ты с горки, на лыжах, катался?

- Каждую зиму! - С гордостью ответил пацан. - У меня папа очень лыжи любит.

- Вот мы и прокатим, по ступенькам, наших у... похитителей!

Разложив длинные доски на ступенях лестницы, прихватили концы, вытащенным из рюкзака, скотчем.

- Наступив на край доски, вошедший отрывает скотч. Лестница крутая, и, под весом тела, вся эта конструкция катится вниз. - Объяснил я смысл работы, Вадиму. - Только это задержит их минуты на две. Надо еще что - то придумать.

- Ой, я сейчас! - Парнишка метнулся к пролому, и, через пару минут, пыхтя и отдуваясь, приволок еще две доски, с торчащими наружу, ржавыми, гвоздями.

- Вадим Павлович, вы - страшный человек! - Радостно пожал я ему руку, укладывая доски, гвоздями вверх, чуть отступив от лестницы.

Довольные глаза пацана блестели, как тысячи звезд.

- Там еще есть! - Сказал он.

- Нет. Те мы в коридорчике уложим, чтоб врагам нашим, жизнь малиной не казалась! Слушай, а в той куче досок, обломанных нет?

Вадька задумчиво почесал нос.

- Пошли, глянем.

К моей радости, нашлись и обломанные и даже десяток кольев. Потратив остаток скотча, связал из них пики, на упорах и установил возле лестницы, пиками вперед, для остроты - подточил кончики ножом. Упоры получились разной высоты, так что я надеялся, что поскользнувшийся, с ними встретится. Ну а если нет - тогда, надежда на гвозди.

Вытерев пот и отхлебнув из фляжки по глотку воды, мы отправились "минировать" коридор в тоннель.

- Данн, а что у тебя в рюкзаке еще есть?

- Десяток петард, два шоколадных батончика и пакет пищевой пленки.

- А зачем тебе пленка?

- Иногда, надо больного зафиксировать. Особенно, если холодно - такая пленка и обматывается ровно и держит крепко.

- А вы врач, да?

- А с чего ты взял?

- Мама говорит, что самая извращенная и жестокая фантазия - у врачей!

- Ну, почти врач. Фельдшер. - Ответил я. А про себя подумал, что было бы здорово познакомиться, с такими милыми родителями. - Погоди, Вадим Павлович! Пока мы здесь все не заминировали, возьми фонарик и пройдись по комнате, может, мы что - то пропустили. А глаз у тебя острый.

Вадька, подхватив фонарик, выскользнул в комнату.

Моё внимание привлекли столбы, Попирающие свод коридора. К стенкам они не прикасались А точно посередине красовался пролом, сделанный моей тушкой.

- Дядя Данн! Я Ваши часы нашел! - Раздался голос Вадима из комнаты. - И, вот, еще, моток проволоки! - Добавил он, появляясь в проломе.

- За часы, Тебе, Вадим Павлович, отдельное, огроменное спасибо! А проволоку... - Пока укладывал часы в карман, у меня в голове появилась идея. - Пошли, поможешь.

Отрезав мультитулом двух метровый кусок проволоки, достал из рюкзака пачку сигарет.

- Смотри, надо на проволку, нанизать сигареты.

- Что нанизать?! - Не понял Вадька.

- Вот эти, белые палочки, видишь, с одной стороны у них кончики белые - это фильтр, вот через него и просунуть кончик проволоки. Потом мы их подожжем и будет у нас дымовая завеса.

- Так ее сквозняком сдует. - Резонно заметил Вадим.

- А я, сейчас, столбы пленкой обмотаю.

- Нет, - Рассудительно заметил мальчуган, - если дым из двери повалит, они всполошаться и мы сбежать не успеем.

- Однако. - Согласился я. - Твоя правда. Но столбы я пленкой обмотаю. Хоть пара минут, в плюс, но нам будет.

Вадька кивнул.

Обмотав столбы пленкой, мы выложили все доски с гвоздями, присыпав их сверху пылью и тонким слоем породы. Между досок, разбросал все петарды, они ударные, так что, может хоть от испуга, да кто - нибудь напорется.

Отойдя в тоннель, я полюбовался на дело рук наших.

- Ох, Вадим Павлович, все это такое, за уши притянутое... Ну да ладно, Авось да Небось, выручайте! - Махнув рукой на все свои ляпы, мы с Вадькой потопали по тоннелю.

Минут через 30, идти в тишине стало скучно. Достав часы из кармана, на ходу поправил разогнувшееся звено браслета, и поднёс их к уху. Часы тикали. Осветив циферблат, фонариком, охнул.

- Знаешь, Вадим Павлович, если через четыре с половиной часа я не буду на корабле, меня объявят дезертиром. И вся моя не долгая космическая эпопея, окончится штрафбатом.

- Ничего вам не будет, вы же со мной! - Уверенно заявил Вадька и поперхнулся.

- Ну ты - фрукт, Вадим Павлович! - Вырвалось у меня.

- Так мы же вместе бежим от похитителей! - Поправился малой.

- Ладно - ладно! Беглец! - Рассмеялся я.

Тоннель, по которому мы брели, явно задирался вверх. Воздух был пыльный, но не затхлый, а значит, у нас был реальный шанс, завершить свой побег, удачно.

Еще через пол часа, мы, на ходу, подкрепились одним шоколадным батончиком, на двоих и отхлебнули, по глотку, из фляжки.

Тоннель стал сужаться и, через десять минут, мы вошли в большой зал, в центре которого сходилось сразу несколько путей.

- Сортировочная, - Припомнил я название, вычитанное в какой - то книге.

- Ага, - Глубокомысленно ответил мне Вадим, водя по стенам фонариком. - Только что здесь сортировали?

- Да, нам, с тобой - всё едино. Главное, чтоб выход наружу был.

Вадька странно потянул носом.

- Оттуда свежим воздухом тянет!

- Ну, пошли за твоим носом. - Решил я.

Свежим воздухом тянуло от одного из коридоров. В его начале стояло странное творение, словно привет из моих детских лет, грубо сваренная из швеллера, платформа , с деревянным настилом - коробом, установленная на колёсах от вагонетки. Даже пара деревянных тормозов присутствовала.

- Пошли, осмотримся. - Предложил я. - Или не стоит?

Вадька помотал головой. И закусил губу.

И вправду, зал, казалось давил на нас своей темнотой и скрытой угрозой. Задерживаться здесь совершенно не было желания.

- Тогда, полезай в короб! Проверь, чтоб гнилых досок не было, пожалуйста. - Скомандовал я.

Вадька благодарно посмотрел на меня и полез в вагонетку.

- Все нормально, - Через минуту пыхтений и подпрыгиваний, сообщил Вадька. - Давайте рюкзак!

- Я её сейчас разгоню и запрыгну. - Сказал я, закидывая рюкзак внутрь

Платформа, скрипнув осями, вздрогнула и покатилась по рельсам. Метров через десять стало понятно, что толкать её смысла нет.

Оттолкнувшись, перевалился через борт, на уютно устроившегося Вадьку.

- Ну, все. Едем, Вадим Павлович!

Платформа - вагонетка, поскрипывая колёсами, нырнула в темноту тоннеля, описала пологий поворот и ухнула вниз, всё набирая скорость. Через пару минут, поднять голову над бортом, означало лишиться, сорванного встречным потоком воздуха, скальпа. Бесшовные рельсы, разработавшиеся оси и темнота вокруг, наполненная только шумом воздуха.

Жуть!

- Данн, а как мы поймем, что приехали? - Задал вопрос вопросов, Вадька.

- Этот вопрос, Вадим Павлович, задавать надо было до того, как поехали. - Я вытащил фонарик, включил его и направил на потолок. Потолок висел низко. И мелькал очень быстро, намекая, что поднимать голову - не рекомендуется.

- Знаешь, Вадим Павлович, я так думаю, что пока потолок низко, останавливаться не стоит. Вряд ли кто - то сделал тут перрон.

Вадька кивнул.

Вагонетка продолжала набирать скорость.

Оставив включенный фонарик светить в потолок, достал из потайного кармана чехол с инъектором и десятком ампул.

- Вадим Павлович, ты сколько весишь? - Заправив ампулу в инъектор, спросил я.

- 38 килограмм! - Вадька уютно устроился на дне вагонетки, с интересом наблюдая, как мелькает над нами потолок.

- Да Вы - Мамонт, Батенька! В 12 лет - половина моего веса! - Вырвалось у меня.

- У нас в семье - кости тяжелые! - Гордо заявил пацанёнок.

- Вот и здорово. Давай, закатывай рукав и подставляй руку, будем укол делать.

- А что это?

- А это, Вадим Павлович, боевой коктейль номер 5! Что означает - в течении пяти часов, десантник способен переносить перегрузки в четыре же. - Инъектор пшикнул, вводя в кровь ровно треть от ампулы. Себе я ввел полную дозу. - Минут через пять, ты почувствуешь легкое головокружение, которое очень быстро пройдет. Кровь разнесет препарат по организму и...

Вагонетка снова ухнула вниз, под углом градусов эдак сорок пять. Нас приподняло над полом, а потом фонарик упал.

- Здесь надпись, - Заорал Вадька мне в ухо, показывая на передний борт пальцем.

Вагонетку снова тряхнуло, Вадькин палец едва не вошел мне в глаз.

- Ты лучше держись, а не пальцами размахивай! - Сказал я придерживая детское тельце.

- Тут написано - "Не тормозить!" - Прочитал малой, подсвечивая себе фонариком.

Вагонетку снова тряхнуло и мы выскочили из тоннеля.

Закатное солнце залило нас своим сиянием и я смог разглядеть своего спутника получше.

Пацан, как пацан. Светлые волосы, голубые, горящие огнем приключений, глаза. Синяк на скуле, грязное пятно на щеке и носу. Весёлом, задранном кверху, носу. От глаз вниз - две дорожки слез.

"Ну, уроды, планета круглая, вертится, за углом встретимся!" - Пообещал я самому себе. - "Со мной не встретитесь, так я весь "Лох - Несс" перебаломучу! Десантники, за детей, вам много чего выдернут, без анестезии и при скоплении толп народа!"

Небо над головой, вечернее, темнеющее. Свист воздуха, раздвигаемого платформой, плеск волн...

"Плеск волн?!"- Я высунул голову над бортом вагонетки и начал осматриваться.

Вагонетка неслась по рельсам, вделанным в отвесную скалу. Слева мелькала гранитная стена. Позади - сквозь дыры между шпалами, виднелись металлические опоры. Далеко внизу, синие волны плескались о камни, разбиваясь на белопенные брызги.

Платформа вильнула, заставляя меня пригнуть голову. Очень вовремя пригнуть голову. Буквально через десять секунд мы влетели в следующий тоннель. Пятно света стало стремительно удаляться, пока не скрылось за поворотом. Вагонетка стала сбрасывать ход, карабкаясь на верх.

- Вадим Павлович, думаю, скоро наша остановка! - Радостно объявил я, оглядываясь на подростка.

Вадька лежал на дне платформы, судорожно сжимая фонарь, освещавший его белое, как молоко, лицо.

- Ты чего? - Испугался я, руки уже шарили в рюкзаке, нащупывая противошоковое и прочие лекарства.

"Коктейль!" - Мелькнула в голове догадка.

- Я высоты боюсь! - Лязгнул зубами Вадька.

- Ох, дорогой ты мой человечек, как же ты меня напугал! - Вырвалось у меня, с облегчением. - Ты, предупреждать же надо!

Потрепав пацана по волосам, попытался забрать у него фонарик. Не тут то было! Малец вцепился в него так, что костяшки побелели!

- Вадька, отдай фонарик, а то я шоколадку найти не могу! - Попросил я, надеясь, что коктейль уже должен начать действовать. Вадька, шмыгнув носом, протянул мне фонарик.

-Спасибо! - Взяв фонарик, осветил им нутро рюкзака, заодно глянув на часы.

- Вадька, у меня полтора часа осталось!- Ахнул я. - Так, давай нашоколадимся, водички пивнем, и успокоимся.

Разломив батончик на пополам, протянул одну половину Вадьке, вторую потянул в рот.

Вагонетку снова тряхнуло и мы снова стали набирать скорость.

"Да когда это закончится!" - Промелькнуло у меня в голове.

- Может, мы потом поедим? - Спросил Вадька. - Я, вот, нисколечко не устал.

- Дело не в усталости. Дело в коктейле. И ты и я, используем его впервые. Наши организмы, сейчас, тратят калории на свою перестройку. Так что, надо кушать!

Пока мы питонили шоколадку, вагонетка описала плавную дугу и снова выскочила волю. Скорость была не большая, поэтому, я решительно высунул голову, осматриваясь по сторонам.

Мы скользили в двух метрах, над уровнем воды и ехать нам оставалось, судя по быстро приближающемуся, причалу, качающемуся на волнах, совсем не долго.

- Вадька, держись! - Только и успел крикнуть я, как наше транспортное средство, коснулось колесами воды. Еще через мгновение, мы пролетели по пирсу, вагонетка ткнулась в отбойник, наш деревянный кузов сорвало и мы полетели в воду, больно стукнувшись лбами о борта.

- А-а-а-а! - Мой вопль, казалось, должны были услышать на Земле. Теплая, но жутко соленая, морская вода, встретилась с моим ободранным лицом!

Пытаясь одновременно, грести, отмыть глаза и найти взглядом Вадьку, мысленно матерясь и шипя от боли, я вертелся в воде. Наша деревянная платформа, мужественно выдержавшая всю дорогу, геройски затонула, мой рюкзак - плавал рядом. А хитрый Вадька уже выбирался на пирс.

"Ну, Вадим Павлович, ну шустрый малец!" - Восхитился я про себя.

В три гребка, подплыл к пирсу, закинул на него рюкзак и остался в воде, смывая с себя кровь. Через пару минут, произошло открытие века! Еще через минуту - второго. Мир мигнул и изменился. Словно камеру опустили ниже и сняли светофильтры. Змейкины глазки, всё - же, видят несколько иначе.

- Ой, а у вас глаза пропали! - Отметил внимательный Вадька.

- Не пропали, а открылись! - Поправил я. - И вообще, ты, Вадим Павлович, никому, о том что видел, не рассказывай!

- Даже Папе? - Насупился мокрый пацан.

- Папе - можно! - Разрешил я, обнимая мальца. - Папе - даже нужно! Станешь старше, у тебя появятся тайны, которые ты даже папе рассказывать не будешь. А пока, просто запомни - папы тоже умеют хранить секреты!

- А как мы отсюда выберемся? - Спросил Вадька, снимая с себя курточку и начиная ее выжимать.

- А вон тот кораблик, нам в этом поможет. - Ответил я, наблюдая за растущей точкой на горизонте.

Через пару минут, я понял, что ошибся. Это не кораблик! Это вертолёт! Здоровенный! Бело - красный!

- Круто! - Восторженно завопил Вадька, размахивая мокрой курткой, над головой. - Это спасательский борт! Настоящий! Эй, к нам! Мы - здесь!

Вертолёт, не долетая до нас метров сто, замер, сложил винты, аккуратно приводнился и, покачиваясь с боку на бок, поплыл к нам. Развернувшись у пирса боком, открыл люк и перекинул на пирс, трап, по которому к нам устремилось сразу человек десять.

Из них трое - вооруженные!

- Вадька! Вадька, живой! - Пожилой мужчина, в такой же, как и у Вадьки, куртке, вырвался вперед. - Живой!

Трое вооруженных, профессионально отсекли меня от объекта спасения.

- Мужики, - Взмолился я, - Сколько времени?

- 21.05 - Ошарашенно ответил один из охранников. - А вы кто?

- Он со мной! - Проорал Вадька, вырываясь из рук своего сопровождающего. - Он - хороший, не смотрите, что весь побитый! Он столько...

- Люди! У меня меньше часа осталось!

- Анжей Саввич, давайте его на космодром отвезем! - Попросил за меня, Вадька. - Ну, пожалуйста!

- Так он должен показания дать, ему надо раны обработать, ты хоть понимаешь, что просишь?

- Ну пожалуйста! А иначе - я скрипку брошу! - Пригрозил Вадим Павлович.

-Хорошо! Пусть будет по Твоему, шантажист! Но! Отцу я всё расскажу!

- Ой, мне ему столько рассказать надо будет! - Подмигнул мне заговорщицки, Вадька. - Ну, что, полетели?



***




"... По просьбе капитана Малиш, я повторно провела анализ образцов ДНК, полученных от "найдёныша". Обычный, средний, человек. Средний вес, рост - чуть выше среднего, сухощавое телосложение. Из отклонений - невозможность сделать обычную генную очистку. Либо делать идеальную - либо не делать ни какой. Это тоже не выходит за пределы статданных. - Игоретта Павловна, с удобством устроилась в кабинете Чердыева, развалясь в гостевом кресле. - Девочка нагнала на Вас, Артём Савельевич, панику. Нет ни малейшего сомнения, что это обычный человек. Из очень больших отклонений - не совпадение физического и биологического возраста. Разница в десять лет - очень большая редкость. Но, если учитывать пример Императора Тимура I, который в свои 79 лет, успевал волочиться, и не безуспешно, за многими юбками - это тоже не показатель его странности или уникальности.

- Так что, наш найдёныш - человек?

- Несомненно. Обычный, средний, не тренированный, но занимавшийся спортом, мужчина, сорока лет отроду. - Игоретта закинула ногу на ногу. Это по ДНК - анализу.

- А по психологическому? - Артём Савельевич встал из - за стола, чтобы собственноручно налить Игоретте, кофе.

- О, а вот по психологическому, тут надо мою невестку. Бы. Ей бы это понравилось ...

- Так что там? - Заинтересованно вскинулся Чердыев.

- Он, несомненно из другого мира. В голове, более десятка специальностей, все - разной направленности. И ни в одной из них он не считает себя профессионалом. - Игоретта с блаженством сделала глоток кофе. - Очень большой пласт, просто, я бы даже сказала - огромный, посвящен различным эзотерическим, эмоциональным и психо-физическим практикам, развитию интуиции и предвиденья или предчувствия. Опять же, по его мнению - это просто горы мусора.

- Так он что... - Чердыев повертел пальцем у виска.

- В его памяти, я встретила термин - "контролируемая шизофрения". В его голове сидит шесть "личностей". Но, они развивались им, для защиты собственного Я, от целенаправленного воздействия со стороны социума. По меркам обеих миров, он - ненормален, именно из - за отношения к социуму. Он его изучает со стороны. А при попытке социума, "подмять" его под себя, просто меняет личность.

- Игоретта Павловна, вы не могли бы, всю псевдонаучную ахинею, отложить - подальше?

- Вот уже три недели я пользуюсь одной из его "псевдонаучных ахиней". Хотите увидеть результат?

-Если Вас не затруднит. - Улыбнулся Чердыев.

Игоретта, улыбнувшись, покачала головой и начала таять, как кусок льда в горячей воде. Через мгновение, она исчезла.

- Что за!!! - подпрыгнул Чердыев и кинулся к креслу, проверять увиденное. Упёршись руками в женские прелести Игоретты, Артём Савельевич отпрыгнул, ругаясь.

Игоретта Павловна Карван - Терновская, смеясь материализовалась на прежнем месте.

- Как видите, некоторые наработки нашего найдёныша, вполне работоспособны. Как он и думал, тут дело в двух параметрах: Воображении и Спокойствии.

- И что, так сможет любой? - Полковник вернулся на своё место.

- Нет. Нужно - поверить. А чтоб поверить - необходимо увидеть эту разработку, так, как её видел Данн. А теперь, её увидят не многие. Я закрыла его сканирование тремя красными литерами и переслала Императору. Три дня тому назад, Его Императорское Величество, подтвердил моё решение и добавил личный красный литер. Так что, лет на пятьдесят, больше Никто не влезет в сканирование нашего найдёныша.

- Вы сделали это через мою голову! - Обиделся Чердыев.

- Простите, Артём Савельевич, даже Ваше звание и должность, недостаточны. Уровень допуска и специальная тематика - у Вас нет шансов... - Игоретта вздохнула.

- И что будет с найдёнышем?

- У него будет интересная жизнь. - Криво усмехнулась Карван - Терновская. - Очень интересная..."

"...Стана, у нас убийство! - Услышала капитан Кейт, в трубке, в чудесное воскресное утро.

- Кевин, у меня выходной! - Пробормотала Стана, надеясь, что Патрик просто забыл о её выходном.

- Всех собирают. Ты телевизор ты включи!

- Всё, уже собираюсь и еду.

- Вот и здорово. Только ты не пугайся, заранее. - Предупредил ее лейтенант и отключился.

"Что может быть страшнее, чем вызов на убийство, в выходной?" - Удивилась Стана, отправляясь в ванну. Последние несколько ночей были для нее, мягко говоря неприятными. Постоянные кошмары, духота, необычное нервное напряжение.

- Что у нас тут? - Натягивая на руки одноразовые перчатки, спросила она у стоящего Мигеля.

- Мужчина, белый, убит выстрелом в затылок, из дробовика. - Начал объяснять ее напарник. На мгновение задумавшись, добавил. - В упор. Лица, практически нет. Документов - нет. Из вещей - красный рюкзак.

"О, нет!" - Видимо что-то в лице Станы изменилось, что напарник поспешил её успокоить. - Нет, это не твой помощник. Просто - красный рюкзак, не более.

Встряхнув гривой каштановых волос, Стана склонилась над трупом.

Видок был еще тот. Картечь разнесла голову, разбросав кровавые клочки метра на полтора. Красный рюкзак, надетый на спину, вздымался уродливым горбом. Синяя куртка, забрызганная кровью и одинокая гильза зелёного цвета.

- А почему гильза зелёная? - Удивилась Кейт. - Зелёный цвет, это же...?

- Самоделка, - пояснил Кевин. - И, как всегда - никто, ничего не слышал и не видел.

- Камеры есть?

- Ни камер, ни банкоматов, ни чего. Тупиковый проулок.

Взревев сиреной, к месту убийства подъехала ещё одна машина - черный, тонированный, вкруговую, внедорожник, из которого вышли, хорошо знакомые напарникам люди.

- А "глобезовцам" что здесь надо? - Поморщился Сантьяго.

Мак-Сохо и Малиш подошли буквально через несколько секунд.

- Офицеры, приятно видеть Вас в добром здравии! - Витиевато поздоровался Мак-Сохо. Малиш с улыбкой кивнула головой.

- Не скажу, что это взаимно. - Недружелюбно ответил Мигель.

- Тем не менее, по этому делу мы будем работать вместе. - Покачал головой Алэксандэр . - Убит один из активистов движения "Равные".

- Это те, которые, вместо лозунга, используют слова Данна? - С усмешкой резюмировала Кейт.

- Те самые. - Вздохнул Алэксандэр. - Иногда слово, сказанное вовремя и с нужными интонациями, переворачивает мир.

- Особенно, если этому слову помогает "Глобальная безопасность"?

- Не без этого. - Мак-Сохо, кивнул Малиш и та передала ему флешку.

- Здесь информация об этом человеке. Его зовут Мартин Таррел. Вчера вечером, он позвонил в контору движения и сказал, что за ним кто - то следит. - С этими словами, он вежливо протянул флэшку Стане.

- Он описал, кто именно? - Флэшку, совершенно не вежливо, перехватил Патрик.

- Запись разговора - на флешке. К сожалению, наша служба опасается, что это дело, может вывести на... Так скажем, высокие круги.

- И, как только мы что -то найдем, вы его у нас заберете? - Предположила Стана.

- Нет. - В разговор вступила Ирэн. - Как только вы что - то найдете, мы сделаем все, чтоб в этих высоких кругах начались жертвы. Серьезные жертвы. Я бы сказала - очень серьезные жертвы.

- На всё время расследования, вам предоставляются большие полномочия. Включая допросы дипломатических представителей. - Начал Мак-Сохо и, подхватив Стану под локоток, повёл её к своему авто. - Пойдёмте, я передам вам документы.

Отойдя на несколько метров, он наклонился к уху капитана и едва слышно прошептал: - А ещё, ваш друг, с алым рюкзаком, получил звание "мастер - универсал - 4" и скоро станет пилотом. Ведь, насколько я понимаю, он Вас заинтересовал?

Стана попыталась выдернуть руку.

- Ой, перестаньте! Только слепой не видит, как вас зацепил человек, которого Вы видели полминуты. Или вы думаете, что фотографию я вам оставил просто так? Стана, так уж получилось, что этим человеком, сейчас интересуются все, кому не лень. А, учитывая последние гонки, приказ о его защите, пришел из канцелярии Императора. Думаю, что когда он вернется, его на планете будет ждать много сюрпризов. И я очень хочу, чтоб самым главным, стали Вы!

Стана, выдернувшая руку, словно в ступоре, слушала, что ей говорит этот серьёзный человек.

Мак-Сохо, открыв дверцу внедорожника, достал папку с документами и протянул её Стане.

- Когда он вернётся, - едва шевеля губами, продолжил Мак-Сохо, - ему будут нужны друзья.

- А с чего вы взяли, что Мы с Ним станем друзьями?

- Потому что Малиш уже ревнует..."



***




- Нет, Данн, нет! - Алекс Ван Бюллофф, первый пилот "Сигона", устало откинулась в пилотское кресло, наблюдая, как навигационный комп, которому я только что скормил навигационные данные, снова уходит в цикл. - Данн, корабли так не летают!

- Но почему? - Не выдержал я. - Что такого сложного, в том, чтоб рассчитать цикл прыжков, не выходя из надпространства!

- Потому что! Данн, ты пойми, в пространстве всё движется, и, твой расчет, уже через 2 минуты станет критически неточен. Компьютер попытается уточнить данные, через две минуты - снова уточнение и ты получаешь цикл.

- Да что сложного - то в уточнении! - Взорвался я. - Все основные маркеры уже внесены и просчитаны. Надо только подставить уже имеющиеся данные. Делов - то!

- Давай вернемся к теории Кольбьера, - обреченно предложила Алекс. - Всю вселенную пронизывают надпространственные струны. Корабль, получив достаточный запас скорости и использовав определенное количество энергии, выходит на струну. Это понятно?

Я согласно кивнул головой.

- Отлично. Чем больше затрачено энергии, тем дольше корабль остается на струне. Израсходовав энергию, корабль сходит со струны, возвращаясь в наше пространство.

Я снова кивнул.

- Так почему ты, пытаешься заставить корабль сделать каскад прыжков, используя только Один импульс энергии!

- Потому что, блинчик по воде делает каскад прыжков, используя только Один импульс энергии! - Сорвалось у меня с языка, раньше чем я успел его прикусить.

Тишина, опустившаяся на рубку, показалась мне страшнее пребывания в баке с регенератором.

"Ну, разве я виноват, что вся их теория полей, великого Кольбьера, напоминает мне именно запускание блинчика по воде?" - Отстраненно думал я, разглядывая лица первого пилота и капитана, задумчиво уставившиеся на меня.

- Так. С этого места - поподробнее! - Потребовала капитан, заинтересовано наклонившись ко мне.

- Нет! - Вскочила Ван Бюллофф, - Хватит с меня профанации! Как ты, Данн, осиливший книгу Кольбьера за пару вечеров, разобравшийся с формулами - за три дня, можешь сравнивать надпространство и водную поверхность?

- Так и там и там, мы используем импульс и силу поверхностного натяжения. Какая уж тут разница. Ах, да, во втором случае - учитываем сопротивление воздуха, а в первом - движение Вселенной. Только мы не блинчики пускаем - мы камнями бросаемся, как дикари! Камень летит метров двадцать - тридцать, а правильно запущенный блинчик - на всю сотню! А импульс - один и тот же! И, если брошенный камень вызывает брызги, то блинчик - просто тонет. Так и мы. Каждый выход, как кусок скалы в омут кинули. Брызги, шум и волны.

- Ладно, Данн, на сегодня хватит, - задумчиво протянула Матильда. - Иди, отдыхай. А мы, с Алекс, пока на вахте побудем.

- До конца вахты еще два часа. - Упрямо набычился я. - Можно, я ещё раз, расчет сделаю?

- Только - стандартный. - Погрозила мне пальцем капитан. - Хватит Алекс злить. Если сделаешь расчёт за полтора часа - разрешу завтра на камбузе, весь день крутиться!

- Есть, сделать расчёт за полтора часа! - Крутнувшись в кресле, я уткнулся в экран компьютера, впавшего в цикличный обсчёт траектории.

"Эх, семь бед - один резет!" - Я потянулся к кнопке, скидывая свою программу. - "Эх, говорили мне: "Рожденный паять - писать не может!", так нет же, каждый раз шишки набиваю."

Перезагрузив компьютер, получил вводную от Алекс. В этот раз трасса мне досталась совсем лёгкая - 12 светолет, шесть маяков и всего одна туманность. Ну да я её, лучше, обойду. Это, конечно, не аномалия, но "любая кривая вокруг начальства, короче чем прямая рядом с ним.", знаем, плавали. А вот интересно, если я вот здесь, в точке корректировки, введу коэффициент не 0,2, а 0,4?

"Нет, фигня получается!" - Стирая запоротую трассу, начал сначала.

"Так, шесть маяков, стандартный импульс, а почему, собственно говоря, стандартный?! А если я его добавлю? " - Трасса странно изогнулась, обходя границу туманности без всякой корректировки. Компьютер издал противный писк и отрубился.

- Ну что опять - то не так! - Вырвалось у меня.

- Что это было?! - Недоуменные лица капитана и первого пилота, снова уставившиеся на меня, дали понять - эту трассу я тоже завалил.

- Всё, Данн, иди уже. - Решила капитан Баханн, отпуская меня взмахом руки. - Камбуз - это твоё всё, а навигация - увы - только развлечение.

- Все равно будет по моему! - Вспылил я, вставая из - за терминала.

- Упрямство - достоинство ослов! - Вспомнила пословицу первый пилот. - Иди, стажёр. Ни у кого не получалось освоить нп - навигацию за восемь дней.

- Товарищ капитан, стажер - навигатор - вахту сдал! - Уставной фразой ответил я.

- Первый пилот вахту принял! - Ван Бюллоф, активировала свой терминал и кивнула мне, указывая на выход.

- Свободен, стажер - навигатор! - Подтвердила капитан корабля и развернулась к своему пульту. - Иди, упрямый ты наш!

Покидая рубку, я полюбовался на двух женщин, занятых своей работой. Роденовский "Мыслитель", по сравнению с ними - обычный двоечник, задумавшийся над тем, как стереть двойку из дневника. Никакого напряжения - в фигурах, но нет и вальяжности. Все движения - выверены до миллиметра и секунды. Даже когда Алекс, сердится, ни одно движение не делается зря. Если, конечно, она сердится не на меня. Есть такое впечатление, что не будь капитана рядом, она б меня, на британский флаг пустила.

Коридоры корабля, с притушенными, на ночное время, светильниками и ровными, голубыми, полосами подсветки вокруг дверей, с мягким покрытием пола, всегда меня впечатляли. Кажется, я могу бродить по ним, часами, проходя мимо кают, мимо дверей, ведущих в инженерку или, ко мне - на камбуз. В таких коридорах можно снимать фильмы или, устроившись на мягком полу, взяв карандаш и блокнот - сочинять стихи.

Да - я влюблён в "Сигон". В его экипаж. Даже в то пространство, по которому мы сейчас стремительно скользим - я влюблен. Никогда в своей жизни я не был так по детски, наивно и глубоко влюблён. Все подначки экипажа, его шуточки и шпильки, всё воспринимается через призму розовых очков влюблённости. И, самое главное, я абсолютно, истово уверен, что эта любовь - взаимна. Сколько я бродил по этим коридорам - ни разу, ни одна дверь не открылась, нарушая ход моих мыслей. Ни разу, вахтенный, не сделал мне замечания, за мои ночные бдения. Я уверен, что все знают о моих прогулках. Но не спрашивают, не осуждают и не обсуждают.

"Ох, потомки, какие же вы - классные!"

Дверь моей каюты открывается бесшумно, впуская меня в моё логово, по стенам которого развешаны многочисленные подарки.

Точно по центру висят клоны "АК - 47" и "Тульского Токарева" - подарок от оружейника "Лох - Несса", впечатлённого моими рассказами об этом оружии. Чертежи я нарисовал ему, насколько сам помнил - уроки НВП, на котором потёртый "калаш" разбирался, на время и странствия на просторах интернета, сильно расширили мой оружейный кругозор. Конечно, меня впечатляли и "стечкин" и "пустынный орел", но вот эти два, "АК" и "ТТ" - это те, взрослые, мужские игрушки, которые я хотел. Теперь они у меня есть. И даже по сотне патронов на них - всё предусмотрел мастер оружейник. Только отстрелять я их не успел - после возвращения с Граала, док, прямо возле бота, вкатил мне успокоительное и, с помощью летевших вместе со мной десантников, уложив меня в гравиколяску, отвёз на "Сигон", где и сгрузил мое бесчувственное тельце в ванну восстановителя, в котором я и продрых двое суток. За это время, на "Сигон" установили десантный модуль, посадили десяток головорезов, во главе с их лейтенантом и, на следующее утро, после моего прибытия, "Сигон" отчалил в дальний рейд.

Под "огнестрелом", на специальной полочке, два номерных ножа, оба БНД. "Боевой нож диверсанта" и "Боевой нож десантника". Их мне подарили, за пиццу. Со словами: "Слава звёздам, что ты к нам не попал!". Выносить их из комнаты, мне настоятельно не рекомендовали. А ножи - хороши! Матово-чёрные, хищно изогнутые, лезвия. Рукояти, отполированные десятками тысяч часов тренировок. И люди, люди с ярко горящими глазами, азартными спорами и открытой душой. Душевно посидели. Даже уходить не хотелось. Но, надо было проставляться генералитету, который, кстати, тоже пришел на с пустыми руками. Так что у меня в шкафчике, теперь полный комплект обмундирования "спасатель", включая легкобронированный скафандр, со всем обвесом, комплект десантника, малый набор инструментов и, отдельно - бандана, с росписями всей аттестационной комиссии.

На стене, под оружием - Фото "Сигона", в момент стыковки спускаемого и орбитального модулей, физическая карта Земли - надо привыкать, что Австралии нет. Фото всех присутствовавших , при "обмывании", десантников, со странной надписью - "Десант слово держит!" и автографами - от всех. К чему эта надпись - убей меня звёзды -не пойму. Фото принесли перед самым стартом, когда я уже валялся в колбе восстановителя, а Цыпанков, как я его не мучаю, молчит.

Да, сержант Цыпанков и его десяток, летит с нами. Точнее - десяток, это вместе с ним. Одиннадцатый - лейтенант Хару, Май

Августович. Очень, скажу я вам, впечатляющая личность. Потомок гордых самураев и не менее гордых немецких рыцарей. Шкаф ростом выше двух метров, плечами не протискивающийся в дверь камбуза, с чёрными, как космос, волосами, светлой кожей и узкими, голубыми, глазами. Кстати, если хотите умереть быстро - назовите его по имени. Ну, а если вы мазохист, и умирать собираетесь долго и очень мучительно, то тогда, лучше по имени - отчеству. Спокойный, как сытый удав, Хару очень не любит когда к нему обращаются по имени отчеству. Удружили родители, ничего не скажешь! Исключением из этого правила, является весь экипаж "Сигона", за исключением меня, разумеется - молод ещё. А точнее, когда я увидел, как наша хрупкая леди - первый пилот, катает японский шкаф по татами, понял - не дорос я ещё, до такого исключения из правил. А вот позывной у лейтенанту Хару, очень поэтичный - "Хокку".

На стене, напротив входа - схема "Сигона", со всеми переходами и коридорами. Её мне подарил Анастас Оберин, после того, как я в первый раз заблудился. Сверху, над схемой - подарок дока Петровича - ярко красная лента с надписью "За талант", это он мне так, "напоминалочку", сделал, когда я заперся в морозильной камере. Раньше лента висела на камбузе, но, уж больно странно на неё смотрели десантники, пришлось убрать в каюту.

На этой же стене, в тяжёлой, броневой рамке, под бронестеклом - накладная на сто килограмм специй. Это уже Тимур расстарался. Я тогда, только из лазарета вышел, в каюту зашёл, а он - следом. С бумажным пакетом и монтажным пистолетом.

Не говоря ни слова, подошел, достал из пакета рамку, "пристрелил" её к стене и, так же молча - вышел. Я вообще в осадок выпал!

Вообще, центнер специй, прошел без особых болевых ощущений. Ну, рамка на стене, ну, новый шкафчик, на камбузе, на сто банок, по 20 банок в пять рядов - пустяк, мелочи жизни. Я ожидал худшего. Видимо, пока отлёживался, "злость народная", улеглась и меня не стали добивать. Намного хуже мне пришлось из - за робоповара. Вот здесь весь экипаж по мне вволю прошёлся. Мало того, что я не заметил отсутствие старого, я еще и не заметил присутствие нового! А новый, новый - не плох. Элизабет, наш навигатор, заодно и корабельный программист, поковырялась в его настройках, что -то дописала в программе и теперь у меня очень даже приличный помощник на кухне. Конечно, фарш солить я ему не доверю, да и "селёдку под шубой", он пока делает криво, но, вот самые гнусные кухонные мелочи, типа сервировки стола или вскрывания консервов - это его стихия. А учитывая, что мой дроноповар, имеет встроенную стазис-камеру и может таскать на себе двести килограмм, то, думаю, я скоро устрою настоящее родео! Есть у меня задумка, как над народом постежить. Ведь иначе, зачем дрону модуль самообучения? Если я Фэодора сумел на "шухер" обучить, то и с этим железным товарищем - все получится! Да что там дрон, змейка, после граалских покатушек а-ля Индиана Джонс, и то, стала прислушиваться к моим пожеланиям. Вот, например сейчас, лежит, дрыхнет, на плече. И уже не змея! Я ее долго уговаривал другой вид принять. Получился чудесный дракончик - рукокрыл. "Настоящий", европейский! А еще, Змейка, теперь, может гулять сама по себе. Летать у нее пока не получается, но мы над этим работаем. А Фэодор нам в этом очень помогает. Это он пока не знает, что я учу Змейку, плеваться огнем!

А еще, у меня на стене, под фотографией "Сигона", есть еще одно, фото.

Фото, девушки в форме...



***




"... - Ну, какие новости?

- Расследование идёт полным ходом. Через пару часов, если криминалисты не врут, будут результаты по гильзе.

- Стана, "глобезовцы" не мешаются?"

- Нет. Они помогают. И помогают серьёзно. После этого дела и Патрик и Сантьяго спокойно могут получить капитанские погоны. - Кейт улыбнулась. - Это будет вполне заслужено. Тем более, в лейтенантах они засиделись.

- Не девки, получат капитанов, после того как ты, получишь подполковника! - "Волчица" хищно улыбнулась. - Тогда и я спокойно уйду на повышение. А ты, ты станешь самым молодым подполковником, и начальником участка, за всю историю города Верный.

- Ну, до этого далеко... - Растеряно улыбнулась Стана.

- Далеко - это до Марса пешком идти. А на корабле - очень даже близко. Тем более, что "глобальники", по завершении дела, уже назначили вам, троим, стажировку. Да и оборудование, как и обещал Мак-Сохо, нам меняют.

- Да, - мечтательно протянула Стана, - оборудование - впечатляет.

- К вопросу о Мак-Сохо! - Вспомнила полковник Волк. - Он прислал официальное приглашение, на дипломатический приём, в посольство Кении.

- Это просто здорово! - Обрадовалась капитан. - Там...

- Ни слова больше! - Остановила её полковник. - Чем я меньше знаю, тем больше у вас шансов стать подполковником уже в следующем году!

- Да, господин полковник!

- Твои орлы готовы?

- Да. Ждали только приглашения. Они будут прикрывать меня.

- Думаю, Мак-Сохо, так же прикроет Тебя, со своей стороны. У него под рукой, сейчас, полный карт - бланш, глупо им не воспользоваться.

Стана кивнула. Работать с Мак-Сохо и Малиш, оказалось, просто удовольствием. Они не вмешивались в расследование. По первому требованию, из ниоткуда, возникали необходимые ресурсы, а активисты "Равных", кровно заинтересованные в скорейшем завершении дела, развили столь бурную деятельность, что только угроза Сантьяго, рассадить их всех по клеткам в "обезьяннике", придала их броуновскому движению, нужную направленность. За истекшие сутки, полиция города, умудрилась вычистить три наркопритона, подпольных букмекерских контор, закрыли аж восемь штук. Продавцы наркоты скрылись с улиц, надеясь по домам пересидеть "лютые зверства" полиции. Кому - то, возможно, это и удастся. А еще, Мак-Сохо оказался великолепным рассказчиком и его появление в 7-м участке, теперь всегда вызывало радостный ажиотаж ожидания. Который он ни разу не испортил.

Малиш тоже оттаяла и даже сходила на задержание подозреваемого. Что она ему сказала или сделала - молчали оба, но подозреваемый, даже без медикоментоза, рассказал всё, что знал.

Через пару часов, когда криминалисты закончат с гильзой, на дипломатическом приёме, ей предстоит сделать нечто, что нарушает все нормы мировой дипломатии - арестовать убийцу, прямо на дип приеме!

Как сказал Мак-Сохо: "Мы пишем новую дипломатию!"

"...- Уже третьи сутки, улицы Аделли, напоминают поле боевых действий. - Молоденькая тележурналистка, вышедшая в эфир, впервые, ловила адреналиновый "кайф", стоя на краю небоскрёба, с крыши которого открывался впечатляющий вид, на кварталы города.

- Натали, умерь свой пыл! - Режиссёр одёрнул возбуждённую девушку. - Давай по делу. У тебя две минуты.

Прислушавшись к спрятанному наушнику, девушка на экране кивнула и продолжила репортаж.

- За трое суток, мужественными десантниками базы "Лох - Несс", было обезврежено 11 организованных преступных групп, вскрыто восемь тайников с оружием и арестовано более ста человек, принадлежащих к сепаратисткой группе "Свобода". Началом полномасштабных действий стал захват в заложники призёра конкурса юных талантов и офицера базы "Лох - Несс", которым, удалось совершить побег и рассказать полиции о местонахождении одной из баз сепаратистов. Столкнувшись с превосходящими силами, полицейские власти обратились за помощью к десантникам. Нам удалось связаться с адмиралом Сушко, который и прокомментирует обстановку и действия десанта в Нашем городе...

Режиссёр, плавно перевёл рычаг, и, на экранах появилась фигура адмирала Сушко, стоящая у большой карты. - Адмирал, Вам слово! - Быстро пробормотал режиссёр.

- Здравствуйте! - Адмирал благожелательно улыбнулся. - На данный момент, основные боевые действия, завершены. Жизни и безопасности жителей города ничего не грозит. Десант помогает пострадавшим, оказывая всяческую помощь местным правоохранительным органам.

- Адмирал! - Вклинилась в доклад, репортёрша. - По оценкам независимых наблюдателей, десант отлично справился с поставленной задачей, пострадавших среди гражданского населения, практически нет, повреждено несколько зданий, в которых "Свободовцы" устроили базы и тайники. Как Вы, лично, оцениваете действия Ваших подчиненных?

Адмирал вновь широко улыбнулся. - Оценку действий мы проведём, через пару дней, когда все подразделения вернутся на базу "Лох - Несс". А пока, пока - главное, что город может снова жить полной жизнью.

- Господин Адмирал! - Снова ворвался голос "адреналиновой маньячки" - Наблюдатели отметили применение нового типа вооружения, Вашими подразделеньями. Вы можете рассказать о нём? Или это пока - военная тайна?

- О, нет! Ни какой тайны - нет. - Улыбка адмирала стала ещё шире, а глаза просто заискрились радостью и любовью. - Это новый тип травматического оружия, разработанный, для проведения, именно таких, полицейских, акций, с риском для мирного населения. К сожалению, проведённые операции с его применением, показали его недостаточную точность. В дальнейшем, от использования вооружения подобного типа, решено отказаться.

- Натали, завязывай! - Наушник был готов выплеснуть весь яд, прямо в ухо, несносной журналистки. - Прощайся. Быстро!

- Господин Адмирал, огромное спасибо, за Ваше внимание! - Натали попрощалась, дождалась пока погаснет красный огонек камеры, выключила микрофон, села на теплый, бетонный парапет, крыши и расплакалась. Растерянный оператор стоял рядом с ней, гладил ее по голове и мечтал о кружке пива. "Меня уволят!" -Тихо причитала Натали. - " Я и имя отчество адмирала, забыла. И про что такое "ДСД", на стенах, не спросила!"

... - Ну, что, Орлы? Кто мне объяснит, что на Аделли творится? С какого такого, пьяного ёжика, десант занялся ловлей бандитов? Да ещё и эти автоматы, на поверхность протащил? И откуда они взялись, вместе с пистолетами??? - "Адмирал Сушко", в реальной жизни - генерал - лейтенант Фрид, любовался адмиральским кителем, взятым на "прокат", для журналистов. - Что молчим?

- Так, оборзели, товарищ генерал - лейтенант! Наших бьют! Вот и разозлились, ребята. Помяли там их немножко...

- Так немножко, что 11 ОПГ положили? Вы слышали, что мне врать пришлось? Это хорошо, девчушка - молоденькая, без опыта. А был бы "изюбрь", от пера и микрофона?

- Так, Вы, товарищ генерал - лейтенант, не сильно и врали. И про травматическое оружие, и про то, что его больше использовать не будем - все правда!

- Герман Отаевич! - Прервал говорящего Фрид. - К травматикам, это оружие можно причислить, только если патроны не выдавать!

- Это - да. Приклад не складной, не то что нынешние "коротыши", в рукопашной, первое дело - хороший приклад! - Мечтательно заметил Мастер -Оружейник базы. - Оружие крепкое, калибр - знатный, в обслуживании - вообще - песня, а не автомат!

- А кто, схему этой песни, дал нашим рукастым парням? Кого мне теперь на губу сажать? Двести экземпляров, за сутки собрали! Мастера - самоучки!

- Не могу знать! Я только...

- Мало того, - генерал-лейтенант, достал из ящика стола горсть патронов. - А кто воякам разнотипный боеприпас разработал? Ладно, понимаю - трассирующие, бронебойные, разрывные! А вот эти, - Фрид выбрал из кучки патронов, один, без маркировки,- эти, со смещённым центром тяжести? Кто их придумал?!

Народ, с огромными звёздами на погонах, собранный по тревоге, переглянулся.

- Очень хорошо зарекомендовали себя, в закрытых помещениях! - Глава диверсантов сладко зажмурился. - Два рожка, пять минут и чисто!

- Да, нас, за такой боеприпас, если кто узнает... - Мрачно начал генерал-лейтенант, но, видя, что народ уже расслабился, махнул рукой. - Значит так. Все автоматы, по возвращению на базу - изъять. Боекомплект, тем более. Узнаю, что кто - то сам сделал, под трибунал пойдет.

- А пистолеты?

- Пистолеты пусть остаются. Десантники, как дети. Наиграются, потеряют интерес. Всё само пройдет. И, кто - нибудь, ради всех звёзд, узнайте, что за буквы наши красавцы пишут!..."




***




- Данн, вот скажи, мне, человеку с опытом, как ты умудряешься, найти неприятности, на ровном месте?! - Док втирал мне в ногу мазь, от растяжения.

- Так, подлые десантники, играют в волейбол, при двух же!

- А, ты, это сразу не почувствовал?

Я почесал макушку, по которой прилетело волейбольным мячом.

- Да нет. Я подумал - жирком зарос, вот и тяжело!

Петрович отошел от меня на шаг и потрясенно уставился мне в лицо. Осмотрев, внимательно, захохотал.

- Жирком зарос! Ой, не могу! В каком месте, осмелюсь спросить?

Пришлось снова чесать макушку.

- Данн, ты не человек, ты - глобальное происшествие!

- Не правда! - Я приготовился перейти в атаку.

- Загибай пальцы! - Потребовал док. - В стазис камеру, влез! В морозилке - закрылся! Полигон сломал! Аттестационной комиссии - нахамил! Спустился на планету, и там тоже - учудил! Да ещё и не по разу! Да Ты, за два месяца, все нормы перевыполнил! А теперь ещё и с десантами, в волейбол поиграл. При 2-х же! А кто Алекс, на вахте, вместе с капитаном, до нервного срыва довел?

- И ничего я не довел. - Пробормотал я, пытаясь сползти со стола.

- Куда?! На пузо ложись! Сейчас я тебе спину натру, игрок недотёртый!

Под шутки и издёвки Дока, получив все предписанные процедуры, я поплелся на камбуз. За две недели, что я мотался по вахтам, валялся в колбе регенератора и учился пилотировать спускаемый модуль, запасы на камбузе, сильно пострадали. Возросший экипаж, здоровый аппетит, отсутствие кока, на своём рабочем месте - всё, близко донышко кубышки! Так что, на ближайшие пару дней, я на своей кухне буду дневать и ночевать, восстанавливая заполнение стазис-камеры.

- Данн, а мороженое, кончилось?

Зад нашего инженера, торчащий из стазис камеры, наглядно демонстрировал, как близко дно кубышки.

- Ага. Часа через три, сделаю. - Пообещал я, облачаясь в "белые одежды".

- Здорово! Ну, я пока, желе догрызу! - Вынырнул из камеры Анастас, с тарелкой в руках.

Нет, его любовь к мороженому, я понимаю. А вот желе? Бр-р-р.

Оберин, согнав с кресла Фэодора и вооружившись ложкой, устроился на быстрый перекус.

- Хорошо тут, у тебя! - Внезапно сказал он. - Только тихо.

Усмехнувшись, я включил мясорубку. И шинковку. А еще - тестомес. Дроид только успевал подносить продукты и раскладывать полуфабрикаты.

- Музыку бы тебе! - Снова сказал Анастас, вставая с кресла.

"Музыку? А ведь есть у меня музыка! Отборная, проверенная временем и подобранная именно для меня!" - Промелькнуло в голове.

- Анастас, у меня есть музыка. На устройстве... - Ну вот как объяснить, что такое мобильник? - Только у меня зарядки к нему нет... Может, посмотришь? А я пока мороженное сделаю.

- Тащи свой девайс, - разрешил довольный инженер. - Нет такого устройства, перед которым бы спасовал человеческий разум!

Загрузив дроида чисткой картошки, шинковкой овощей и заготовкой фарша, метнулся в свою каюту.

Уже давно, мои старые вещи, были убраны на самую нижнюю полку. Там же лежала и верная "сонька", с карточкой в 4 гб, три из который были забиты музыкой.

- Что это за... чудо? - Анастас, вертел в руках мою мобилу, с удивлением изучая алюминиевый корпус, узкие кнопки и маленький экранчик. - Из какого века, это у тебя осталось?

- Из 21-го! - Честно ответил я. - У неё две проблемы - контакты вечно окисляются и батарейку, новую, не купишь. Да, вот теперь еще и зарядки нет.

- У неё еще и батарея съёмная?! - Поразился инженер. - Вот шайтан машина!

"Шайтан - машина", это любимое присловье нашего старпома. Я, когда его впервые услышал, аж в ступор впал. Как в родное время вернулся.

Показав Оберину, как снимается аккумулятор и достаются симка с картой памяти, вновь вернулся к своим делам.

Мороженое у меня порошковое, так что дел - на пять минут. На вкус - так себе, поэтому я всячески стараюсь туда что - нибудь добавить. Так что клубника, ежевика, малина, вишня и даже дыня с ананасом, всё идет в ход. Сочетания получаются самые дикие, но экипаж, раз попробовав, стал требовать, чтоб я продолжил "извращения". Результатом стало плодово - ягодное, по которому тащился Анастас, клубничное - для женской части коллектива, шоколадное и отдельно, для капитана - киви и ананас.

Дроид пискнул, обращая моё внимание, на законченную программу. Длинный стол кухни, на две трети оказался завален полуфабрикатами. Пришла пора превращать их в еду.

- Данн, я что - то не понял, это что, правда из 21-го века? - Анастас, вертевший в руках мой телефон вот уже минут десять, вышел из задумчивости.

- Правда.

- Быстро не обещаю, дай пару - тройку дней. - Задумчивый инженер покинул камбуз.

Фэодор тут же запрыгнул обратно в кресло.

- Данн, тут десанты нам о твоей, особой пицце рассказали. Экипаж в обиде - мы не пробовали. - Улыбка Дока не предвещала ничего хорошего.

- На обед - будет. - Опрометчиво пообещал я, мечтая сделать две вещи: Запереть дверь в кухню и отключить панель связи, чтоб не отвлекали.

Дроид снова пискнул.

- КР-213! - Обратился я к дроиду и замер. Пора дать железяке имя. Надоело вечно каркать, с цифрами.

"Как же тебя назвать?" - Мозг начал лихорадочно перебирать варианты. - "Поварёнок? Нет, так и останется вечным поварёнком. Что у нас там было? Знаменитого? О, точно - Стив!" - Когда - то, по молодости, фильм "В осаде", со Стивеном Сигалом, долго хранился в папке "любимые".

- КР-213, сменить идентификационные данные, на имя Стив!

Дроид пискнул, принимая команду.

"Отлично!"

- Стив, на тебе - овощные салаты. "Винегрет", "Оливье", "Капустный", "Цезарь". По окончании - доложить.

Дроид пискнул и смылся на другой край стола, делать салаты.

- Данн, у меня двое хитрых появилось, займёшь делом? - На камбузе появилась фигура лейтенанта Хару.

- Кто такие и в чем штраф? - Пока руки катали тесто на пиццу, можно было и поболтать.

- Стандартно - кушать хотят.

- Ну раз хотят, веди. Дело всегда найдется.

Лейтенант исчез.

У меня складывается такое впечатление, что мой камбуз, чаще всего, используют не для наказания, а для поощрения. За пару дней, здесь побывало шесть человек, из десантников. Не спорю, ребята сильные, выносливые, но, что - то мне говорит, что попасть на камбуз, для них - это как в дождливый день, оказаться дома, сидя перед камином и потягивая горячий глинтвейн!

Стив снова покатился и пискнул.

- Уже?! Здорово! Дуй на склад, надо 2-а кило муки и формы, для хлеба. Большие. Формы смазать растительным маслом, в каждую форму, поместить 700 грамм теста. Исполнять.

Дроид пискнул и умчался.

"Надо поговорить с Элизабет, может, можно ему впиндюрить голосовой синтезатор, а то эти его писки - достали!"

Едва я успел уложить по раскатанным листам теста, начинку, появились десантники.

- Рядовой Карла Матиаш, явилась!

- Рядовой Кен Волчик, явился!

- Является только нечисть! - Автоматически, ответил я на их приветствия. - А Вы - прибыли!

- Так точно, товарищ сержант! - В две глотки выпалили рядовые.

- Отставить орать! - Приказал я, впихивая листы с пиццей, в жарочный шкаф. - На камбузе, имеют право повышать голос лишь Капитан и Я!

- Так точно! - Уже тише, ответили десантники.

- Так, оба - мыть руки - Тщательно! Одеваете фартуки и за второй стол. Один будет делать манты, второй - катать тесто. Чего не знаете - покажу. Вопросы?

Помотав головами, "сладкая парочка" отправилась мыть руки.

- Данн, а тебя учили в школе, что рабский труд - малоэффективен? - С панели на меня улыбался старпом.

- Так дроид занят! - Улыбнулся я.

- Ага, вижу уже. Как, нравится?

- Нормально. Учится, по - маленьку. Месяца через три, глядишь меня и вовсе на камбузе сменит.

- Ты, над ним, не сильно издевайся. Модель экспериментальная, не обкатанная. На гарантии. Случись что, не рассчитаемся.

Я задумчиво почесал затылок. Как бы так ему сказать, что гарантии у нас уже - быть не может? Элизабет уже влезла в программу.

Тимур, глядя на мои почёсывания, покачал головой и отключился.

Появившиеся десантники, закутанные в белые фартуки, выглядели очень прикольно. Шкафчик, с короткой причёской - ежиком, широкоскулым лицом и шириной плеч в два меня - рядовой Кен Волчик и стремительная пантера, с волной чёрных волос, гибкая и изящная - Карла Матиаш.

- Готовы, пионеры? Тогда, вот ваш стол. - Я подвёл их к длинному, почти трёх метровому столу, украшенному чаном с фаршем и куском теста.

- Кто выносливей?

Карла сделала шаг вперед.

- Отлично - тебе катать тесто. А твой, более сильный спутник, будет раскладывать фарш, по лепёшкам и слеплять края. - "Эх, приятно почувствовать себя рабовладельцем!"

Показав, собственным примером, какого размера должны быть кружки теста, сколько класть фарша и как залеплять, пару минут полюбовался на слаженную работу десантников. Что ни говори, выучка - великая вещь! Из под ловких рук Карлы, орудующей скалкой, посыпались готовые лепёшки, начиная заваливать стол.

Кен, раскладывал их ровными рядками по столу, раскладывал фарш и, стремительно, залеплял края.

Убедившись, что работа движется, я пошёл делать борщ.

Экипаж "Сигона", очень не любил сложные блюда. Особенно - готовить. Поэтому, мой, первый борщ, был встречен с изрядной долей скептицизма. До первой ложки, разумеется. Есть только три блюда, в готовке которых, мне нет равных. Самое первое - Борщ. Да я вообще, самое первое, что научился готовить - именно борщ! Мне тогда было лет 13 - 14 и в руки попалась книга, в которой процесс готовки описывался до мельчайших подробностей. По ней я и учился готовить. За годы, рецепт борща, время закладки продуктов, менялось всё. Но, мой нынешний борщ - моя гордость! Наваристый, густой, душистый, кроваво - красный.

Особенно экипажу нравился борщ из курятины. Зря, конечно. На свежей свининке или говядинке, конечно, получается лучше. Но, тут уж со вкусами не поспоришь.

В 20-ти литровый котел полетело три курицы, промытые и с удаленными следами куриного жира. Навар с него не велик, а вот вкус портит - однозначно. Следом - три штуки свеклы, порезанных на четыре части. Холодная вода - до середины бака. Все, теперь главное - не проспать пену - накипь. Бульон должен быть чистым, иначе, всё, не борщ, а мутное варево.

Пока бульон закипает, шинкуем морковку, лук и отправляем их на сковороду, в большое количество сливочного масла и на малый огонь. Сегодня у меня борщ будет с фасолью и грибами, так что, всё это готовится загодя. Когда сниму пену, отправлю их в бульон, пусть варятся.

- Товарищ сержант!

- Да, Кен, здесь - камбуз. По званию будешь обращаться, если накосячишь.

- У нас стол закончился...

Я оглянулся. Действительно, два с половиной метра стола, оказались оккупированы свежеслепленными мантами.

- Здорово! - Обрадовался я. - Теперь их надо вынести в морозилку. Там специальный, этот, тьфу, из головы вылетело... Стеллаж, во! Складывайте, а когда она замёрзнут - сложим в мешки, по паре килограммов.

Понятливо кивнув, десантники дружно взялись переносить длинные подносы в морозилку.

"Шустрые ребята. Прошлых, почти час учил, что подносы надо пересыпать мукой, а готовый продукт таскать не в стазис - камеру, а в морозилку."

Заглянув в бак с курями, занялся снятием накипи. Бульон получился, благодаря свекле, изумительно розовый. Вытащив свеклу, быстро натер ее на крупной терке и отправил на сковородку, к овощам. Пусть томятся. В бульон отправились, капуста, фасоль и грибы. Добавил воды, а то есть у нас в экипаже, любительницы жиденького. Убил - бы, чесслово, убил! Из - за них, борщ разбавлять, приходится.

Рядом пискнул Стив.

- Так, Стив! Доставай пиццу и убирай ее в стазис. В жарочный шкаф, если тесто поднялось, ставь формы с хлебом! Формы ставить аккуратно! Ни малейшего удара или лишнего сотрясения! Тесто опадет - я тебя сам в стазис засуну. Понятно?

Стив, понятливо пискнул и отправился действовать. Проследив, зорким глазом, что всё идет как надо, вернулся к борщу.

Есть у меня маленький секрет идеального борща - специи кладутся не в бак с бульоном, а в сковороду, с томящимися овощами. Там, в разогретом масле, они полностью раскрывают свой букет, наполняя борщ непередаваемым ароматом. Специи, томат - паста и разведенная в чашке воды, столовая ложка уксуса. Минут через десять, настоявшись и пропитавшись, мягонькие овощи, отправятся в бак с капустой и курицей. А пока туда летит картошка. Я её режу крупными кусками - не люблю всякие соломки и кубики. Как ни странно, экипаж, моё мнение - разделяет.

- Данн! У нас фарш кончился! - Отрапортовала Карла.

- Тесто еще есть? - Я в этот момент крошил укроп, своим любимым ножом.

- Килограмма четыре.

- Отлично! Стив! Принеси из камеры, готовый фарш!

Дроид, беззвучно исчез на складе.

- Карла, сколько уже получилось? - Спросил я, имея ввиду, количество мантов.

- Штук 400! - Подошедший Кен, как завороженный, смотрел на нож.

- Мало. Даже если по 10 штук, на двадцать человек, мало. Так, пару раз сварить. - Покачал я головой, складывая зелень укропа, в большую чашку. - Еще надо, хотя б до тысячи, если что, тесто я сделаю.

Карла издала странный звук и плюхнулась в кресло, едва не придавив Фэодора.

Кен нервно хохотнул.

- Интересно, а как ты один, на всю команду готовил? - Поинтересовался он. - У Карлы, уже мозоли, от скалки, на руках.

- Так экипаж - всего семь человек! Да и для мантов, есть специальный аппарат! Как и для пельменей!

Взгляд, которым меня наградили десантники, полностью восполнил, все мои энергозатраты.

"Да, вот такая я подлая тварь! Вы штрафников, на камбуз, я вам - вкусную еду, должен что - то я и для себя получать!"

Спрятав усмешку, снял сковороду с конфорки, бережно переложил ее содержимое в бак с бульоном, плавно перемешал. Вот и ещё один секрет, хорошего борща - Никаких резких, дёрганных движений. Всё спокойно, плавно, бережно.

Стив, принеся из камеры, бадейку с фаршем, поставил её на стол, бибикнул, привлекая к себе внимание.

- Отлично, Стив! - Похвалил я дроида, совершенно автоматически, стирая с его поверхности, мучную пыль.

- Уважаемые штрафники, просьба вернуться на своё рабочее место! - Пригласил я, злобно сопящих десантников. - Управитесь до обеда - будет дополнительная порция пиццы!

- Данн! - Появившийся "Хокку", яростно вращал глазами, давая понять, что моё мягкое обращение с нарушителями, непременно икнется мне самому. И, ведь - икнется.

- Что, Данн? Мои рабы, как хочу - так и балую.

Глаза десантников, наблюдавших за нашей пикировкой, становились всё больше и круглее.

Нет, конечно, на тренировке - Хару мне все припомнит. Но, на кухне, я в - "домике". Причем, стены этого "домика" сделаны из первосортного васаби, до которого лейтенант - страшный охотник. И я полностью разделяю его вкус. Особенно с горячими мантами, да под белое, сухое вино - мням!

- Стив, накрывай на стол! Обед через 30 минут! Штрафники, спасибо! При розливе - Вам зачтётся!

Пока Стив метался между столовой и камбузом, я успел завести тесто, на сдобные булочки и вытащить хлеб, из жарочного шкафа. Запах горячего хлеба, свежего борща, пиццы, смешался в упоительную симфонию. Симфонию кухни, неповторимую и дразнящую.

"Всё, баста, карапузики - кок ушёл на обед!" - Подумал я, сваливаясь в кресло. Фэодор, технично занял своё место у меня на коленях и, перевернувшись кверху пузом, громко заурчал. Змейка, почувствовав свободу, выскользнула из рукава и устроилась на тёплом кошачьем пузе, закопавшись в густую шерсть. Стив, сделав пару оборотов по камбузу, встал на зарядку.

Всё, теперь целый час, пока экипаж насыщается, могу ничего не делать...

- Сержант Налезенец! - Кухонная панель отобразила лицо Дока. - Живо обедать! А то, капитану пожалуюсь!

"Да, вот она, моя мечта о совместных обедах!" - Мелькнула в голове мысль и я отправился на обед.



***





"... - Ну, рассказывай, как тебя угораздило так вляпаться?

- Пап, да по глупому всё вышло. Пошёл в туалет, после номера, а меня там уже ждали. - Вадим Павлович сидел напротив своего отца, беспечно болтая ногами. - Я бы и в первый раз сбежал!

- "Бы", мешает. - Строго отметил папа. - Ты, мне, лучше вот что расскажи: у тебя в крови, боевой коктейль, откуда взялся?

- Это Данн мне вкатил. Он и себе его впрыснул, чтоб мы крепче были!

- Сильно испугался?

Малец вздохнул и пожал плечами.

- А когда вы по тоннелю шли, ничего странного не было?

- Да, там всё странное было. - Вадим Павлович, потянулся за яблоком, стоящим на столе, в большой корзинке. - А когда Данн в себя пришел, совсем не страшно стало. Он, пап, как настоящий Супер! В стенку плечом - раз! И она - вдребезги! А какие он гадости, этим, приготовил! Мы и гвозди набросали, и доски, на ступеньках оставили, и даже колья наточили!

Папа улыбнулся.

- Да, уж, наслышан я, о ваших ловушках. - Покачал он головой. - Вы не только похитителей, вы еще и спасателей, на гвозди, одели!

- Ну, мы же не знали... - Растерянно впился в яблоко, Вадим Павлович. - Нам время надо было выиграть!

- А кто проход, пленкой затянул?

- Это Данн! У него в рюкзаке, чего только не было! И фляжка, и шоколад и даже, не поверишь, настоящие химические фонарики. А еще, он меня Вадим Павловичем звал!

- Это за какие заслуги? - Удивился папа.

- "Ты, своим побегом, честно заработал полное обращение, как к взрослому. Тем более, сейчас не каждый взрослый решится на такое." - Дословно процитировал подросток, складывая огрызок, на стоящее рядом блюдце.

- Что ж. - Папа серьезно посмотрел на сына. - Значит, и я, теперь, буду называть тебя так. Только, Вадим Павлович, будь добр, соответствовать! Шантажист!

Папа потрепал короткий ёжик волос и прижал сына к груди."

"... - Тэк - с, дроид, модель КР-213, серийный номер КР - 75914878Э, где стоит?

- Нигде не стоит! - Браво ответил интендант, чувствуя, как предательски бледнеет. - Списали его, ушёл на утилизацию. Вот документы.

- А что так?

- Не подлежал ремонту и программа вечно висла. По существу, его больше ремонтировали, чем эксплуатировали. - Интендант сделал шаг в тень стеллажа, надеясь, что его состояния не заметят.

- Жаль... - Протянул проверяющий. - Ну да ладно. Раз документы есть - значит закрываем и идём дальше.

Интендант достал носовой платок и вытер внезапно выступивший пот, со лба. - "Кажется, пронесло..."

Этого самого, КР - 213, он сам, собственноручно, обменял на РП - 0401, которого ему принесли десантники. Он, тогда, здорово пролетел, не проверив санитарную люльку, с встроенным антигравом. Пришлось идти на встречу.

- Хотя, жаль, конечно, КР - 213... - Пробормотал проверяющий, отходя от стеллажа. - У нас на эту серию контрабордажных дроидов, большие надежды были... Тем более, еще и разведчик, да еще и экспериментальный... Жаль, бесславно пропал...

Мир, в глазах интенданта, сжался до размеров спичечного коробка..."




***




- Данн, выше руки поднимай! - Конни, снова провела классическую "двоечку", в голове зазвенело.

- Данн, ты не бьёшь, ты - отталкиваешь! Кто тебя учил драться?!

Разорвав дистанцию, я опустил руки.

- Давай, еще раз. - Конни встала в стойку. - Давай, счёт, поехали! Раз!

Руки, автоматически, встали в боксёрскую стойку.

- Нет! Прекрати! Пока ты красивости разводишь, тебя уже дважды положат! - Конни провела подсечку, завершив приём прямым ударом в грудь.

Лёжа на жёстком татами, пытаясь отдышаться и одновременно - придти в себя, я мысленно катал в пустой голове, одну - единственную фразу: "и... Раз!"

Протянув руку, Конни помогла мне встать.

- Данн, пойми, реальный бой, это не балет. В балете можно красиво задирать ноги, делать "вертушки", вставать на мостик и кувырком - разрывать дистанцию. В бою - Один удар. Всё. Дальше - либо ты жив, либо - ты - мертв. С твоими данными, у тебя есть все шансы, остаться в живых. С твоей реакцией и дурацкими понятиями - прости, ты - мертвец.

- Ещё! - Стиснув зубы, пробормотал я.

- Хорошо. - Покачала головой Конни.

И тут же мне в голову прилетел прямой. Следом в челюсть. В центр груди - босая нога, отшвыривая меня с татами.

- Ой, звёзды великие, Данн, тебе не в десант, тебе, сейчас, прямая дорога - на камбуз. Там ты, царь и бог. А вот на ковре, тебе делать нечего.

- Ещё! - Уже прохрипел я.

Конни потянулась. Словно в замедленной съёмке, я различил начало движения её руки. В голове что - то щёлкнуло. Руки, без моего ведома, подхватили руку Конни, дёрнули на себя, раскручивая мое тело и пропуская проскочившую мимо фигуру девушки.

- О!!! - Конни удивленно затормозила, едва не выскочив с татами, под действием инерции. - А вот это - интересно!

Стремительный кувырок в мою сторону, стойка на плечах, с одновременным ударом обеими ногами. И, снова, руки живут своей жизнью: поймав ноги за пятки, дёргаю их вверх, одновременно, падая на спину и упираясь своими ногами в поясницу противника. "Поймав" спиной пол, толкаю своими ногами, тело девушки вверх, перебрасывая через себя и отпуская её ноги.

- Ай!! - Фигурка десантницы, пролетает надо мной, вылетая с татами.

Лёжа на ковре, чувствую уплывающее сознание. Всё, встать я уже не смогу. Однозначно. Последние "номера", добили мой вестибулярный аппарат. А от болевых ощущений, я уже вырубаюсь.

Конни склоняется надо мной, потирая шишку на голове.

- Это, было... Эффектно! - Протянула она мне руку. - Но, не эффективно!

- Агу... - Прокряхтел я, в который раз проклиная свой болевой порог. Всё у меня ни как у людей. И сила есть, и воля - присутствует, а вот силы воли - нет. Один, два, максимум - три удара и я поплыл. Хоть ты коктейлем накачивайся, хоть водкой - результат один. Меня хватает на один удар. И тот - не правильный.

Оттранспортировав меня на скамейку, Конни присела рядом.

- Данн, тебе нечего делать на наших тренировках. Размяться, растянуться - это, да. А вот рукопашка, прости - не твоё.

- А что мне тогда? Кухня? Пилотское кресло? - В голове всё плыло и слова получались одновременно злыми и беспомощными. - Что?!

- Может быть, драка, не твоё? Я вот, например, даже представить себе не могла, что можно так перебросить через себя человека, как это сделал ты. Ты не резкий, не стремительный и не сильный, ты - плавный, и, одновременно - неподвижный. Из тебя не будет бойца... - Конни задумчиво потёрла шишку. - Бойца десанта - однозначно не выйдет. Знаешь, я поговорю с "Хокку", может он что - то придумает.

Хлопнув меня по плечу, Конни вернулась к тренировке, а я, скрипя зубами и содрогаясь всем телом - в лазарет, к доку.

Пока добирался, пару раз приложился плечами к стенам коридора - нервный откат, мой бич и проклятье, сотрясал меня крупной дрожью.

Хорошо что коридоры были пусты, иначе - позора не оберёшься. Вот так реагирует моё тело на страх и боль - зевота и нервная дрожь. Не самые приятные моменты и прелести психики.

Петрович, увидев меня в проеме двери, молча ткнул пальцем в массажное кресло.

- Что, дубль три? - Без улыбки и без издевки, абсолютно ровным голосом, спросил он.

Промахнувшись мимо кресла, плюхаюсь прямо на пол, опираясь спиной на спинку агрегата.

- Тебё помочь?

И тут меня прорвало.

- Док, вот скажите мне, как это возможно? Я могу кувыркаться до одури. В сорок лет - встаю на "мостик", сажусь на шпагат и могу месить грушу, до кровавых рук. В пилотском кресле - всё вижу и замечаю. Но стоит начаться драке - всё, меня сводит судорогой и трясет, как контуженного. Один, пропущенный удар - и я сползаю от боли, иногда теряя сознание. Что не так со мной? Почему?

Задыхаясь от ненависти к собственным слабостям, начинаю часто дышать.

"Странно, обычно, в такие моменты, меня всегда выручает Змейка, не даёт скатиться в пелену злости и саможалости." - Мелькает и пропадает пустая мысль.

- Давай, я тебе помогу. - Док, вздёргивает меня на ноги и укладывает в массажёр.

- Не хочу! - Я упрямо сползаю с кресла, вновь устраиваясь на полу. Меня снова трясет, но уже от злости. - Лучше скажите, как от этого избавиться!

- А ты знаешь, что от гнева - бледнеешь? - Внезапно меняет тему Док.

- Знаю. Вы - вообще, третий человек, который это видит. - Я устало подтягиваю колени, обхватывая их руками. - Мне говорили, что видок у меня при этом, не самый лучший...

- Да, у тебя сейчас и без этого, видок не самый лучший... - Констатировал факт Петрович. - Данн, я не знаю. И, боюсь, никто не знает. Может, это детская травма. Может - твоя эмпатия играет с тобой, в гадкие игры. Может, вся проблема, в близко расположенных, к поверхности, сосудах и нервных окончаниях. И твой организм, защищает тебя от повреждения, таким образом.

- А может быть - просто, трусость?

Док отрицательно покачал головой.

"Вот и я ни чего не понимаю." - С силой растирая лицо, пытаюсь вернуть ему нормальный цвет. - "И где же я так накосячил?"

- Спасибо, Док. Пойду я. - Стиснув зубы, встаю на ноги.

- Данн, не надо никому, ничего доказывать. - В спину произносит мне Петрович.

- Мне - надо. Самому себе надо. Я устал так. Ни напиться, ни подраться. - Я развернулся, замерев перед дверью. - Док, неужели это моё - всё?

Док, хотел что - то ответить, но передумал, махнул рукой и отвернулся.

"А мне - стыдно..."

Выскользнув из лазарета, я снова принял свой самый залихватский и придурковатый вид. Коридоры "Сигона", самые надёжные и молчаливые свидетели моего позора и моего преображения.

Поднявшись на уровень выше, проскользнул на обзорную палубу.

"Обзорная палуба", квадратный зал пять на пять метров. Стеклянный волдырь на спине "Сигона". Самое хрупкое и одно из самых защищенных мест корабля. 25 квадратных метров с десятью креслами. Зона релаксации экипажа. Когда нибудь, когда у меня будет свой корабль, я сделаю такую - же. И буду приходить сюда, чтобы думать, снова мечтать и строить планы. Или просто сидеть, с любимым человеком, взявшись за руки. И просто - молчать. Вот как сейчас.

Моё любимое место - точно в центре зала, пятое кресло, слева. За два месяца, мне удалось выбраться сюда аж целых два раза. Этот - третий. И в третий раз, я здесь не потому что любуюсь звёздами, а потому что - тошно. Противно и от своих рефлексий, и от своих ощущений.

" Эх, сейчас бы вина красного, да бабу рыжую..." - С издёвкой, сам над собой, подумал я.

Среди десантниц, есть рыжая, Марина. Как говорили в дни моей молодости - "шикарная женщина". Но, не хочу я не вина, не сигареты, ни женщины. А хочется мне - сорваться в крик и устроить жуткий дебош, скидывая всё напряжение и чувства страха и усталости.

Любимое кресло, чуть скрипнув, приняло мой вес. Глаза уставились в защитный пузырь энергетического поля, отделяющий нас от надпространства. Пузырь, переливающийся всеми цветами радуги. Радующий глаз разводами и всполохами. Резко выдохнув и сжав руки в кулаки, до побелевших костяшек, замираю, не дыша, пока в глазах не поплыли звёздочки.

"Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь. Вдох!" - Старая дыхательная гимнастика - помогает. Пока - помогает. Раз за разом, пока лёгкие не начинает саднить, от гипервентиляции, а на глазах не выступают слёзы.

"Думаете - сдамся? Ни за что!" - Снова вдох и выдох. Секунда за секундой, пропадают во тьме, оставляя после себя чувство потерянного времени. Времени, уходящего в сухой песок, растраченного зря.

"Всё равно - не сдамся. Всё равно - будет по моему. Смейтесь, пока мне плохо. Радуйтесь, пока, моим проблемам. И прячьтесь, когда я их решу и справлюсь. А я их решу. И я - справлюсь." - Пальцы рук, странным образом переплетаются, создавая причудливые плетения. Загадочный подарок Игоретты, путешествует по моему телу, замирая, нервно подрагивая, как чуткий нос гончей и снова странствует, странствует, странствует.

Звонкий щелчок в голове и мир встает на место.

Мне уже просто спокойно.

Есть только одна фраза, приводящая меня в дикий гнев: "Все будет хорошо!"

"Не будет хорошо. Будет - по моему! Надоело мне это самое, лживое, "хорошо"".

Вдох и выдох.

Всё.

Это снова - я.

Всем - привет!

Рассмеявшись, прихожу в себя.

- А ты, чего не на кухне?! - Тимур замер у входа в зал. - И чего сумеречничаешь? Случилось что?

Странно заботливый голос. "Что ж, надо соответствовать..."

- Задумался, простите, товарищ старший помощник капитана!

- Задумался? И о чём задумался, целованный?

- Почему, в дальнем космосе, нет ни китайцев, ни японцев, ни негров?

- Ух, ты! - Тимур Олегович Катич, устроился в кресле рядом. - Из каких же ты глубин вылез, дикарь?

- Я не дикарь. Я - "безобраз"! - Поправляю я его.

- А... - Многозначительно тянет старпом. - А воспользоваться информаторием, звёзды запрещают?

- Можно и информаторием... - Пожал я плечами. - А можно и спросить.

Тимур внимательно посмотрел на меня.

- Есть мнение, что надпространство, это путь домой. Человечество, пришло со звёзд, обустроило Землю и должно идти дальше. Но, за то время, что мы прожили на земле, появились люди, гордящиеся чистотой своей крови. Люди стали - народами. Народы - государствами. Человек, снова вернулся к звёздам. Но, звёзды не любят гордецов. Их кровь, закипает в венах, стоит им выйти в надпространство. Чем чище кровь - тем страшнее смерть. - Тимур поежился. - Все эти негры, японцы, китайцы, все, кто считал свою расу избранной, самой лучшей, единственной, подписали себе вечное проклятье. Проклятье не шагнуть к звёздам.

- И, что, оставить им Землю? - Сорвалось у меня. - Они не оценят подарка, склоняя наши поступки, на все лады.

- Может быть. - Катич покрутил головой, разминая затекшую шею. - Но, это и их мир!

- А ничего, что это и наш мир? Очень миленько, господа устроились: "Ах, мы такие хорошие, что нас земля не отпускает! Привезите нам кусочки звёзд, а мы вам свое веское "фе", громко скажем!"

- Ну, зачем ты, так?

- А как? Их на земле, 4-е миллиарда! 4-е миллиарда человек, из которых, заняты полезным трудом, от силы - миллиард. Остальные - потребители.

- Они разводят скот, собирают урожай, строят жилье.

- Они строят его для самих себя. Для самих себя они разводят скот. Только для себя. Тимур, я кок, я знаю, с каких планет у меня на складе припасы. С Земли их всего - 5 - 7%. Так что, не надо мне говорить, кто и где разводит и собирает. Одни - сидят на своем континенте и требуют к себе уважения, за то, что когда то, их сделали рабами. Забывая, что в рабство их продавали, собственные царьки. Другие, расселились по островам и гнут пальцы от родства с божественными силами. А сами - сходят с ума от извращений и электронных наркотиков. Поправь меня, если я не прав. Почему, Голландия, выкупила планету, обустроила её, а Индия - не смогла? Ах, да, извините, у них "чистая кровь", они летать не могут.

- Зря ты так.

- А как? Им тесно в своих границах, они устраивают войнушки. А люди, которые могут летать - занимаются тем, что вывозят их беженцев, спасают их семьи, кормят их детей! И они же остаются во всем виноваты. "Ах, вы для нас границу не открыли! Ой, вы нас не тем кормите!" Тимур, существа, не способные остановить зло в себе, принесут его другим.

- И что, не кормить? Не спасать?

- Да.

Тимур отшатнулся от меня.

- Пусть решают свои проблемы сами. Перережут друг - друга, туда им и дорога. Я всегда, с радостью, уступал дорогу самоубийцам. Пусть лучше сдохнет один дурак, чем прихватит с собой еще десяток умных, старающихся его спасти.

- Я очень надеюсь, что то, что ты говоришь - на самом деле, ты так не думаешь. - Осторожно подбирая слова, начал Тимур. - Я не впервые встречаюсь с таким мнением. Это мнение... Это мнение не хорошего, злого человека.

- Тимур, помнишь, ты сказал, "узнать в информатории". Я - узнавал. Только ТРИ страны, из гордящихся своей чистотой крови, Только три! Проводят эксперименты и ищут возможности, обойти ограничение. Китай, искренне верит в анабиоз. Ирландия и Шотландия - уже два поколения смешивают свою кровь. Остальные - сидят и ждут, когда им принесут Звёзды, на тарелочке. И - только они постоянно что - то требуют, воюют и - кричат! Они живут в благодатном климате, способном прокормить всю землю, а им возят гуманитарную помощь. И, попробуй не привези - "ах, нас умирать оставили!" Ау, это вы, сами, свои поля сжигали, угоняли скот у соседей, довели их. А теперь - "помогите нам, мы бедные, у нас война."

- Они наши соседи, Данн.

- Когда мои соседи буянят, я вызываю полицию. Они платят штраф, оказываются в тюрьме или патрульные, сами, на месте, объясняют что с ними будет. Этого хватает. Может быть, хватит жалеть и пора пороть?

- Как всегда, когда мужчинам нечем заняться, они решают мировые проблемы. - Капитан Баханн, словно материализовалась, из темноты. - Хотя есть тьма не сделанных дел.

- Нет, Тильда, погоди! - Остановил ее Тимур. - Наш любимчик, показал свое истинное лицо. Лицо обиженного мальчика.

Я в ответ, широко улыбнулся. Все равно - темно и никто не увидит.

- Слушаю я Вас, и не понимаю. Видите проблему - решите её. Не можете решить, сразу, решайте по частям. Что сложного?

- Сложность в том, капитан, что проблему не видят. - Со вздохом решился ответить я. - Её еще нет. Пока - нет. Но уже идет подмена понятий. Я так понял, что когда Россия и Германия, создали единое государство, встал вопрос о едином языке? Победил - русский. Но никто не отказался от своих языков. Через семьдесят лет, Германия и Россия, спокойно общались на пяти языках. Еще через тридцать лет, появился "глобаз" - единый язык. Сейчас на нём общается весь космос. И только десяток стран - остались верны своему языку. И что они приобрели? Их языки - устарели, нет множества понятий. Их заимствуют из глобаза, разбавляя родную речь. Это не гордость - это гордыня. Язык, не развивающийся , - это мёртвый язык. Вытаскивать из - под матраца, старые флаги и махать ими, а потом идти в бар, чтоб напиться под новыми?

- У каждой страны есть право на самоопределение. - Капитан села в кресло, справа. Я оказался между молотом и наковальней.

- Самоопределение, теперь, синоним слова - шовинизм?

- Эк, тебя... - Тимур закинул ногу на ногу.

- Что меня? В Ирландии и Шотландии, по некоторым данным, более сотни наречий и жаргонов. Это не мешает этим странам, жить в глобальной зоне, развиваться. Что мешает, той же Японии, взять это на вооружение? Ответьте мне.

- Погоди, - Капитан, остановила меня, поднимая руку. - Ты сказал, что проблемы - пока нет. Что ты имел ввиду?

Я собрался с мыслями, вспоминая события в своем потоке реальности, сравнивая и, с ужасом находя все первые звонки и маркеры.

- Там, откуда я... - Чуть не проболтался, увлеченный своими мыслями. - Была игрушка - кубик Рубика. Куб, разделённый на более мелкие части. Разные цвета сторон. Пока он собран - все идеально. Но, стоит начать его крутить в разные стороны, единый цвет рассыпается. Главная цель - снова собрать все цвета вместе. Так же и события, каждое по отдельности - просто кусочек цвета. Но, начни их собирать, и получается очень странная картина. События на Земле, постоянные войнушки, постоянные беженцы, постоянные уступки, - всё это складывается в один цвет, в одну сторону. Уже сейчас, беженцы - требуют помощи! Их становится всё больше. Они, прошедшие кошмар убийств и предательств, несут этот кошмар - другим. Они не могут жить мирно - они вечно оскорблены, обижены. Да, среди них есть те, кто хочет мира. Но большинство из них, у них только одно чувство - зависть. А где зависть - там война. Они несут войну в себе. Они разносят споры войны, сепаратизма, нетерпимости, по странам, которые к этому не готовы. А значит - война будет.

- И какое решение? - Подчеркнуто вежливо, спросил Тимур.

- Вернуть беженцев на родину. Закрыть границы. Перекрыть кислород.

- И пусть гибнут люди?

- А они - люди?

- Данн, да ты...

- Утихомирься, Тимур. - Капитан щелкнула пальцами, включая свет. - Канцлер и Император, озабоченные событиями, произошедшими на Граале, ухудшением положения в секторе Африка - Индия, подписали приказ о переходе на "жёлтую угрозу". По всем базам и по всем секторам человечества. - Копия приказа - у меня в сейфе.

Тимур пораженно уставился на меня.

- Ты знал?!

Я помотал головой.

- Видишь, Тим, проблема, оказывается - есть. Странно, что её разглядел он, а не мы с тобой.

- Новичкам - везёт... - Попробовал отмахнуться я.

- Сомневаюсь. - Капитан криво улыбалась, любуясь разводами энергетического поля. - Весь тот бред, что ты нес, та эмоциональность, с которой ты это делал... Это опыт. Ты это уже видел. И ты знаешь, к чему это приведет. Так что, Данн, ответь мне на один вопрос. Кто Ты? Или - Откуда Ты?

- Я - Спасатель, капитан.

- Да. Спасатель ты, как раньше говорили - от Бога. А ещё, я просмотрела твои пилотские достижения. Ты раньше летал?

- Только на симуляторе. - Честно ответил я.

- Тест, пройденный тобой, утверждает, что у тебя не менее тысячи часов - реального - практического опыта. Объяснишь?

- Есть всему объяснение. Всегда. Одно из них - "заливка". - У меня, если честно, других объяснений не было.

- Да. Может быть. - Вздохнула Матильда. - Данн. Если ты, что - то вспомнишь, что - то покажется тебе знакомым... Не разочаровывай меня. Расскажи.

Капитан встала с кресла.

- И ещё, мальчики. Этого разговора - никогда не было. А ты, Данн... Когда, в следующий раз, чувство саможалости, снова, возьмет верх - лучше сам утопись, честное слово!

Снова щелкнув пальцами, капитан погасила свет, оставив нас с Тимуром в темноте, украшенной игрой энергетического пузыря.

- Да, кок. Вот это ты кашу заварил... - Протянул старпом, а затем, вдруг громко захохотал. - Ох, а ведь ты и правда - "целованный", крепко целованный. Не знаю, за что тебя так.

Хлопнув меня по плечу, старпом, встал из кресла и тоже вышел вон.




***



"... - Что скажешь, док? - Капитан, под роспись, ознакомила экипаж с приказом о переходе на "жёлтый уровень".

- Что скажу, что скажу. Ничего не скажу. Не закрывать границы, а войска вводить пора.

- Вы, с Данном, сговорились, что - ли? - Поморщился Тимур.

- Я присоединяюсь к доку.

- Да и я, пожалуй, тоже.

Инженер и навигатор, пожали друг другу руки.

- Алекс, а ты что скажешь? - Капитан заметила тёмные круги под глазами подруги. - Что - то случилось?!

-Нет. Да. Да, чёрт возьми! - Взорвалась Алекс. - Я уже пятый день перепроверяю его расчеты. Он меня в гроб загонит. Откуда, откуда он взял эти горелые 0,193 дополнительных?! Почему, каждый новый расчёт, и поворот в другую сторону...

- Ты о чём? - Осторожно подкралась Элизабет. - Какие 0,193?

- На последней вахте, когда Данн, разбил корабль, в очередной раз, мы послали его спать. Перед этим он вызвался сделать ещё один расчёт. Вот в нём то теперь Алекс и заблудилась. - Пояснила капитан.

- А мне почему не показали?

- Замечательная идея! Пусть теперь голова болит у Тебя! - Обрадовалась пилот, перекидывая подруге, флэшку с данными. - Если что - то не понятно будет, позовешь Данна, он тебе целую теорию расскажет, о камушках..."

"7-й участок превратился в кавардак. Два оператора от новостных каналов, группа фотографов, от газет, кучка журналистов, пара ведущих - закономерный итог проведённой операции.

Стана поморщилась. Убийца, взятый на приёме в Кенийской дип миссии, уже дал показания. Мак-Сохо и Малиш, слава всем звёздам, оттянули на себя, весь пыл журналистской братии, спасая её от идиотских вопросов. но остался самый большой её кошмар - заполнение документов. А заняться им, в такой кутерьме, может только сумасшедший. Слишком много документов с пометкой "секретно" и "совершенно секретно", надо было обработать, расположившись за столом. А любопытство снующих журналистов, уже давно стало притчей во языцех.

"Взять домой, что ли?" - Промелькнула в голове крамольная мысль, оборванная телефонным звонком.

- Стана, дочка, тут посыльный, принёс Тебе посылку! - Бессменный вахтер 7-го участка, заслуженный пенсионер, один из самых результативных оперов прошлого века, прошедший школу от регулировщика, до капитана - любимец всего участка и живая легенда, всегда называл е "дочкой".

- Василий Иванович, миленький, пропустите его, осторожненько! - Попросила Кейт, мужчину.

- Лови его у лифта. - Василий Иванович положил трубку.

Закрыв все папки и выключив монитор, Стана прошла к лифту. Один из операторов, проводил её глазом своей камеры, улыбнулся и поднял вверх большой палец, оценив походку и фигуру девушки.

Коротко тренькнув, разошлись створки лифта, выпуская фигуру посыльного, одетого в форменную одежду государственной службы доставки.

"Ох, ничего себе!" - Охнула мысленно Стана. - "Это ж что ж за посылка такая, что её доставляет ГСД?"

- Вы Стана Кейт? - Начал посыльный, снимая со спины, почти метровой длины, футляр.

- Да!

- Замечательно! Куда можно поставить посылку? Поверхность должна быть ровная! - Сразу предупредил молодой человек.

- Пройдёмте к столу! - Пригласила Стана, пропуская его вперед. - Это что ж за посылка, такая, что её доставляете Вы?

- Ну, что за посылка - мне и самому интересно. А вот стоимость её... - Парень закатил глаза. - А штраф - ещё больше!

Покачав головой, Стана освободила место, убрав часть папок в стол.

Установив футляр на стол, посыльный провёл пальцем по окошечку биометрического замка. Створки, бесшумно разошлись. В глубине футляра, мелькнул, знакомый Стане, как любой женщине, контейнер стазис упаковки, для цветов.

Натянув на руки перчатки, молодой человек, достал стазис контейнер, раскрыл его, доставая коробку, завёрнутую в золотой пластик.

- Всё. Дальше - Вы распаковываете сами! - Улыбнулся он, отходя в сторонку.

Снова вздохнув, капитан Кейт, принялась обдирать упаковку. Едва она сняла последний слой, по участку поплыл чуть терпкий аромат цветов. Под праздничной фольгой пряталось маленькое чудо - в тонкой, хрустальной вазе, оплетённой серебристой нитью, стоял самый прекрасный букет, когда либо виденный ею. Ярко - алые бутоны, словно загипнотизировали девушку, заставляя наклониться и понюхать, а лучше - прикоснуться.

Стана так и сделала. От аромата, на мгновенье, закружилась голова и кровь прилила к щекам, вызывая яркий румянец, на её безупречных скулах.

"Ой..." - Только и смогла подумать девушка, крепче хватаясь за спинку стула. - "Вот это - да..."

Внезапно, бутоны изменили свой цвет, на ослепительно белый!

Вздрогнув, Стана, от неожиданности, сделала шаг назад, налетев спиной на проходящего мимо Мигеля.

- Ты чего? - Придерживая своего капитана, за талию, удивился Сантьяго.

А букет продолжал изменяться. Он распушил плотно поджатые листья, бутоны, раскрылись ещё сильнее, усилился аромат.

- Ай! - От неожиданности вскрикнула Стана, когда кончики бутонов, вдруг налились нежно красным цветом.

Её невольный вскрик, привлек внимание и операторов, и напарников и, даже полковника, выглянувшего из своего кабинета.

- Это что такое? - Повернувшись к посыльному, задала Стана, самый дурацкий, в своей жизни, вопрос.

- Это - цветы!

Получив исчёрпывающий ответ, Кейт, не отрывая глаз от букета, села в свое кресло.

- А почему, они, так... Себя ведут? - Ни на кого не глядя, задала вопрос девушка.

- Потому, что это - "Граалские тюльпаны"... - Ответила на её вопрос, "Волчица".

- И что?

- И, судя по аромату и цвету, тебе, только что, сделали предложение!!!

- И?

- И, ты, его - только что приняла!

Ошеломленная Стана, обвела взглядом всех присутствующих.

Её напарники - ответили ей такими же большими глазами. Её полковник - насмешливо улыбалась. Оба оператора - тактично снимали, а журналисты, уже "точили перья".

- Осталось узнать - кто такой богатый и смелый, что сделал предложение нашему капитану, при таком стечении народа? - Кевин толкнул локтем Мигеля, предлагая перекрыть операторам, весь обзор. - Ищи карточку!

Развернув вазу, Стана заметила белый прямоугольник, без единой надписи.

- Она пустая! - Недоумение и обида, проскользнули по её лицу.

- А на обороте? - Задала вопрос полковник.

- А на обороте... - Девушка перевернула карточку и улыбнулась.

На обороте карточки, красовался ярко - алый рюкзак.

- Ух, ты! Вот оно как! - Прокомментировал Мак-Сохо, в полной тишине. - Поздравляю!

"А как я всё расскажу маме?!" - Подумала Стана, пряча в ладонях горящее лицо, счастливую улыбку и слёзы радости - одновременно..."




***




- Капитан! Разрешите пересдать экзамен! - Я стоял перед Матильдой Баханн, на вытяжку и мечтал провалиться сквозь палубу. А лучше - вовсе вывалится в открытый космос!

- Сержант, пересдачу - запрещаю. - Капитан "Сигона" была непреклонна. И, к сожалению - права. Пересдавать на техника - смысла не имело. Я и так, за двое суток подтвердил специальности навигатора и пилота. Пусть по низшим границам, но, тем не менее.

- Есть! Разрешите идти?

- Нет. Иди сюда. Садись и расскажи, что там с психологом получилось? Она мне, такие страсти рассказала, что тебя, в лучшем случае - уже пора судить и расстреливать! А лучше - расстрелять до суда!

- Э-э-э-э. - Протянул я, пытаясь сформулировать ответ.

- Садись, уже! - Приказала капитан.

... Прибытие на базу "Байкал", происходило буднично и просто. "Сигон" загнали в ангар, на профилактику, нас - заселили в гостиницу. Всё было быстро и... Быстро. Едва я попал в свой номер и вылез из душа, нормального, льющего сверху, душа, как на пороге появился Тимур и потащил меня к пилотам. Откатав обязательную программу пилотирования спускаемого модуля и пересев на истребитель, я оказался в прицеле сразу трех профи, раскатавших меня в тонкий блин. Штурмовик, пришелся мне по душе - более защищенный, с хорошей маневренностью и задним стрелком - на нём я отыгрался на пилотах истребителей, но был сбит зенитной ракетой. Корвет, последний подходящий мне по классу, оказался чистым адом. И его я, откровенно говоря, возненавидел. А наличие экипажа, пусть из трех человек, не добавило этому кораблю моего уважения. Как можно любить корабль, на котором, всего - чересчур. Он и чересчур быстрый, на штурвал отзывается - чересчур легко, а экипаж - начинает блевать, стоит только завернуть его в тривиальную "кобру" или "колокол". Уж лучше - штурмовик! Тем более, за "кобру" и "колокол", которые выполняют наши, родные, "Сушки" и "МиГи", меня вообще пригрозили утопить! Я понимаю, что эти фигуры я видел только на экране телевизора, и, мог сделать их не правильно. Но! Это не повод вытаскивать меня из тренажёра и "доходчиво объяснять", что "так" летать нельзя. Хотя, один из пилотов, с погонами подполковника, почти час, потом, расспрашивал, что именно должно было получится, при выполнении данных маневров. Не знаю, что должно было получится на истребителе или корвете, а вот на штурмовике - всё получилось, как я и задумывал. Не зевни задний стрелок ту зенитную ракету - вообще всё было бы супер!

Ну, да, история не терпит сослагательного наклонения. Отработав на тренажёрах положенные 12 часов, я получил звание пилот - универсал и добавочную циферку, к своему знаку универсалов.

Довольный Тимур, накормил меня в столовой то ли ужином, то ли - завтраком и отправил спать.

Почти двое суток я провел в лени, неге и ничего не делании. Потом пришел док и тут то всё и началось.

Для начала, этот человек отвёл меня на кухню базы, где Мастер - повар, прочёл мне лекцию о специях. Особенно - о специях из закрытого списка. Потом - мне пришлось отстоять полную камбузную вахту, по форме номер четыре - "офицерский обед", "обед пострадавших", "праздничный обед" и "боевой обед". Все - из четырех блюд. Все - с ограничением по времени и по продуктам. Здесь я и понял, что мой Стив - "руль форева"! Робоповары, на камбузе базы, уже знакомые мне 0401 и не знакомые 1152, по сравнению с ним - полное и унылое... бедствие. 1152 - е, по крайней мере, горят не так быстро - но это их единственный плюс. А моя привычка вешать на 0401 - е, полотенца привела шеф - повара в дикое умиление. Что не помешало ему, оценить мой, идеальный борщ, скромной оценкой - "не плохо". Отыгравшись на нём, фаршированными перчиками и паровыми котлетками, я честно получил оценку - "превосходно" и снова отправился спать.

Из кровати меня вытащил звонок Элизабет, оккупировавшей большой навигационный компьютер базы, на котором она проверяла мои расчеты. В отличии от Алекс, она прониклась моей идеей о "блинчиках по воде" и теперь вовсю эксплуатировала эту идею, насилуя БНК по несколько часов. В эту авантюру, втянулось несколько навигаторов "Байкала", так что я, как создатель теории, оказался очень востребован. Эта самая "востребованность" и сыграла со мной злую шутку. После звонка Элизабет, не глядя на часы, я отправился в навигационный зал, где мы, все шестеро "маньяков", как нас назвала уборщица, почти одиннадцать часов, рассчитывали варианты поворотов в надпространстве. Получалось плохо. Мы пили кофе, заедая его сдобой, громко матерились и снова, считали, считали, считали... А потом снова пили, но уже - тоники, потому что кофе - не помогало, а сдоба кончилась. А камбуз, в три часа ночи - оказался закрыт! Вот, скажите, кто так делает?! У нас, на "Сигоне", камбуз открыт постоянно. Я, сам, любитель пож... перекусить ночью, специально оставляю полный чайник, свежую заварку и никогда не блокирую доступ к сладкому. Или мясному. А, корзина с фруктами, так вообще всегда, на ночь, оставляется в центре стола!

Так что, когда в восемь утра, пришел вызов к психологу, представляете, в каком состоянии я к ней заявился? Не мудрено, что её глобальные вопросы вызывали у меня дикое раздражение, а ответы были переполнены сарказма и машинного юмора. Всё мое мышление, на тот момент, ещё жило математикой и логикой надпространства. Будучи сам, в другой жизни, не доучившимся психологом, я прекрасно видел все потуги пробиться к моему "я". Зная, что доступа к моему "Я", нет даже у меня самого, я откровенно сорвался, включил дебила и хама. Получилось откровенно плохо - так что, взбесив психолога, я вернулся к навигаторам, откуда был изгнан - злобный психолог, уже успела отправить отчёт, о моем неадекватном поведении, с пометкой "Всем, кого касается. Важно!". Получив ещё циферку, на свой "универсальный" знак, от навигаторов, за идею поворота в надпространстве, хлопок по плечу, от Элизабет и напутствие - "Иди, не мешай нам работать!" - от всех оставшихся "маньяков", я, от великого ума, вместо того, чтоб отправиться спать, решил отправиться к техникам...

- Что молчим? - Капитан, воплощённое терпение и внимание, наблюдала за мной из - под полуприкрытых век.

- Простите, товарищ капитан, виноват! Больше не повторится. - Буркнул я в ответ.

- Данн, день, когда я поверю в твои обещания, будет днём, когда тебя спишут на берег! Что случилось у техников?

- Я, видимо плохо выспался... - Начал я свою историю, на Матильда прервала её взмахом руки.

- О том, что вы с Элизабет, провели 12 часов, проверяя твою теорию, мне можешь не рассказывать. Почему техники тебя выгнали?

- Я зевнул конвертер, и подключил питание на прямую...

- Питание чего?

- Бортовой пушки, на "эпсилон - теро"...

Глаза капитана Баханн, раскрылись больше, чем у героев анимэ. Поперхнувшись смехом, она попыталась спрятать хитро блеснувшие глаза.

- Они что, до сих пор проверяют новичков на "эпсилонах"?!!

- Модель, уж слишком проблематичная. - Повесив голову, ответил я.

- Да, - мечтательно протянула Матильда, - проблематичная - мягко сказано... Судя по твоему, печальному виду, они заметили твою ошибку сразу?

- Нет. Только когда включили двигатель.

- Там же защита?

- Её я тоже - зевнул...

- Ангар цел?

- Ангар - цел. А "эпсилон" - нет. Я его на корпус занулил... Правда, цвет провода, оказался не желто - зелёный, а оранжево - зелёный, но, там видно было плохо...

Хохот капитана заполнил всю комнату.

Хорошо ей смеяться. Техники, со стоящими торчком волосами, с намордниками, от дикого запаха озона, будут сниться мне в кошмарах ещё долго. Да и монтировка в руках специалиста - будет пострашней, чем Фауст, Гёте! То, что меня не прибили сразу - заслуга Оберина. Не окажись его неподалеку, лежать мне в лазарете, с травмами черепа. Да и дикий страх того, что импульсная пушка, всё же наберет достаточно мощности, для выстрела - тоже сделал свое дело.

Оберин, выводил меня из ангара, по техническим тоннелям.

- Данн, наблюдать за твоим лицом - это высшая награда, для моего измученного, капитанством, сердца. Врать ты не умеешь. Мысли - все, как в кино. А по твоей мимике, можно книгу написать! - Матильда вытерла слёзы смеха, белоснежным платочком.

- Да знаю я. - Вздохнул я.

"Вот интересно. Мне сорок лет, а люди продолжают воспринимать меня, как... " - мысли оборвались.

- Данн, я рассказала о твоих наблюдениях, аналитикам "Байкала". - Внезапно посерьёзнела капитан "Сигона". - Они считают, что твои выкладки, крайне близки к реальным событиям. Они сделали мне предложение... Серьёзное предложение, Данн.

- Сдать меня на опыты?

- Нет. Перекупить твой контракт. - Ошарашила меня Матильда. - Сейчас, ты можешь выйти из этой комнаты и стать аналитиком базы "Байкал". И зарплата больше. Обучение - за их счет. И, через пару лет, вернёшься на Землю, уже не сержантом - лейтехой, минимум. И никаких тебе камбузов, тренировок с десантниками и прочих прелестей дальних перелётов. Что скажешь?

- Ну, нет! - Сорвалось у меня с языка, с такой скоростью, будто за мной гнались все техники базы. - Ни. За. Что!

Глаза капитана, довольно блеснули.

- Значит - ни за что? Прям вот так, сразу? Без раздумий?

Я кивнул головой.

Дверь в каюту капитана, открылась, являя на пороге нашего навигатора.

- Тильда! А! Вот ты, где спрятался, провокатор! - С места в карьер сорвалась на меня Элизабет. - Ты знаешь, почему тебя техники не убили?

- Меня Оберин вывел!

- Нет, потому что на тебя - очередь! И навигаторы, ее, теперь возглавляют!

- Да Вам - то, что я сделал? - Чувствую, что скоро меня на базе будут искать, все, кому не лень!

- Капитан, представляете, оказывается, наш кок, рассчитывает курс, не по формулам, а по графике!

- И что тут такого?! - Удивился я. - Графический режим, во - первых - проще, во-вторых - сразу видно огрехи. Многие так считают! Не я первый...

- Вот! - Патетически воздев руки, воскликнула Элизабет. - А мы, всем коллективом, ищем, где он нашел поверхность, от которой отскакивает камушек! Убила бы!!!

- Ну, он же отскакивает! - Не выдержал я.

- Это от тебя, всё отскакивает! - Рявкнула навигатор. - Ты, радуйся, что психолог, вовремя всем рассылку сделала, о твоём состоянии! Или, ты вправду думаешь, что "эпсилон", тебе в насмешку, дали на обслуживание? Да на нём, кроме генератора, других рабочих деталей и не было! Правда, ты и его умудрился спалить...

- Пушку я починил... - Отстраненно заметил я, судорожно вспоминая свои действия. - Там, всего - то, виток намотки отгорел. кондёры - заменил, да пару перебитых шин, спаял...

Подняв глаза, я уперся взглядом, в белые лица капитана и навигатора.

- Оберин! - Хрипло прокаркала в коммуникатор, капитан. - Зайди ко мне, дорогой! Живо!!!

- Рассказывай, что ещё починить успел?! - Грозно приказала Элизабет.

- Топливопровод, систему накачки, СЖО и так, по - мелочи.

- Ты, что! А если б...

На пороге нарисовался Оберин.

- Что за шум, а драки - нет! - Поинтересовался он со смехом. - А, вот ты, где, диверсант! Тебе от техников - большой привет!

- Ты погоди! Вы "эпсилон", разобрали? - Остановила его капитан.

- Фи. - Отмахнулся инженер. - Что там разбирать - ведро с запчастями!

- Наш, доморощенный техник, утверждает, что успел восстановить систему накачки, топливопровод и СЖО!

Лицо Оберина окаменело и стало пепельно - серым.

- О, звёзды черные!!! - Сорвалось у него. - Он же, и пальнуть мог!

- Не мог! - Довольно улыбнулся я. - Бортовой комп я первым делом восстановил!

"Как сладка месть!" - Думал я, глядя на потрясенные лица "старших товарищей". - "Это вам - за всё, мои дорогие!", а вслух добавил: - а озон и разряды - это та самая функция боевого самовосстановления, которую базовские техники, не смогли убрать. Так что, через пару часиков, "эпсилон", вполне сможет летать!

Закрыв глаза, я довольно вздохнул, и расслабился.

На этом "эпсилоне", с бортовым номером 404, натаскивали десятки техников, вот уже пять лет. И никому из них, даже не пришло в голову, что журнал ремонтов, можно прочесть с начала, а не только последние пару - тройку записей. А журнал 404 - го, это вообще - песня песней! Я ж, почему так долго с ним провозился, срывая норматив - я зачитался. На этом кораблике, ремонтировали всё! И каждый ремонт - педантично вносили в журнал. Включая, замены деталей, программные прошивки, улучшения и модернизации. Конечно, функцию саморемонта, надлежало активировать в космосе, но именно для этого я и закоротил этот оранжевый проводок.

Первым опомнился Оберин.

Хлопнув меня по плечу, он поднял вверх большой палец и, молча, вышел из капитанской каюты.

Элизабет и Матильда, молча рассматривали меня пару минут, а потом задали один единственный вопрос.

- Издеваешься?!

- Да! - Гордо ответил я, и поспешил слинять на низком старте. Уж больно облик начальства, стал грозен. Я, конечно, иногда, на всю голову раненный, но не самоубийца! Тем более, что через 15 минут мне надо было быть на летной палубе - подполковник пообещал мне вылет на спарке.

Коридоры "Байкала", базы, "выгрызенной" в теле естественного спутника планеты и отполированные до зеркальной гладкости, тянулись почти на две сотни километров. В центральных коридорах, широких и ярко освещённых, бегали шустрые электромобильчики. Боковые отнорки обслуживались малыми антиграв платформами, на двух, максимум -трёх, человек. Скоростные лифты, связывали полсотни уровней, по вертикали. А снаружи, всю эту "богадельню", опоясывало шесть колец непосредственной обороны, превращая базу "Байкал", в крепкий орешек, для любого типа нападающих.

На мой, не искушенный взгляд, база казалась огромной и пустой.

Подхватив антиграв тележку, задал курс на 11 ангар. Дисплей, мигнув, высветил время пути, почти семь минут. Развалившись на сиденье, с удовольствием снова прокручивал, в памяти, ремонт "эпсилона". Устаревший на три поколения штурмовик, переживший два боестолкновения, семь планетарных штурмовок и кучу тренировочных полетов, мне нравился. Было до слез жаль видеть старичка, в таком состоянии. Он, чем - то напомнил мне, те, старые компы, которые я всеми правдами и не правдами, старался реанимировать, а не отправить на помойку. "Старое железо", платило мне взаимностью, за мои усилия. И работало, верой и правдой, перекрывая все сроки и прогнозы. Частенько, просто одного только моего присутствия, хватало, чтоб старая железка, начинала работать, вызывая у клиента, почти благоговейное восхищение.

А еще, мне очень хотелось полетать именно на "эпсилоне" - последней разработке именно русских конструкторов, без всяких немецких и прочих европейских выкрутасов. Я представлял, что по эргономике, этот штурмовик, конечно же - дикая древность и ожидать от него чудес - глупо. Но, вот захотелось мне. Когда я его увидел, словно током ударило - так он был похож на те, стремительные птицы, что часто видел во сне. А он, такой одинокий, покрытый шрамами сварки и топорщащийся вскрытыми лючками - и взяла меня злость! Хорошо взяла, душевно. Я ж со склада, полный комплект запчастей затребовал, для того и ремонтный журнал, изучал. И, что самое удивительное - всё привезли! Конечно, кое что пришлось менять на более новые, аналоги. Где - то, пришлось коннекторы перепаивать, где - то - новые крепёжные места подготавливать. Но, это армия, брат! Все встало по своим местам. "Эпсилон" стал легче, возросла мощность, да и бортовой комп, последнего поколения - тоже много что значит! А главное, теперь, после моего ремонта, его никто не сможет разобрать - ведь я в журнале поставил отметку о капитальном ремонте, модернизации и оптимизации системы.

А в армии, то что отремонтировано - уже не разбирается!

Тележка, бибикнула, сообщая о прибытии на место назначения.

Улыбаясь своим мыслям, спрыгнул с неё, активируя возврат. Ворота 11 - го ангара, огромные, сорока метров в длину и пятнадцати - в высоту, выкрашенные в зелёный цвет, впечатляли. А огромная надпись "11 ангар легкой пилотируемой техники", заставляла задуматься, о том, что где - то есть ангар тяжёлой и не пилотируемой.

У маленькой калитки, меня уже ожидал знакомый подполковник.

- Привет! Чего лыбешься?

- Да, так... Предвкушаю.

- Ну - ну, предвкушай, наивный. - Усмехнулся подпол, проводя рукой по сканеру и открывая дверь калитки. - Ты, это, тренажер с реальностью не путай.

- Привет, Егорыч! - Поприветствовал моего знакомого проходящий мимо пилот. - Слыхал? Техники на четвёртой, аварийку включили!

- Ага, у них там пертурбации! - С усмешкой ответил подпол, пожимая руку.

- У них, на четвёртой - вечные пертурбации!

Собеседники рассмеялись.

- Пошли, Данн. Сейчас я тебя приодену и прокачу! - Егорыч, с улыбкой, пропустил меня вперёд. - Ты уже перекусил?

- Не успел. У меня тоже, пертурбация была. - Честно ответил я.

- Это - нормально! - Успокоил меня подполковник. - Вся наша база - одна большая пертурбация. Скучно тут. Ну, да теперь полетаем! Плохо, что худой ты. Сейчас, минут десять скаф подгонять будем.

- Бог не выдаст - свинья не съест! - Философски ответил я.

- Наш - не выдаст! - Успокоил меня подполковник Андрей Карса. - Наш, всегда за нас!

Пилотский скафандр, это такая тонкая вещь, что кажется - ткни пальцем - порвется. Первое впечатление - обманчивое. Для начала, скаф состоит из восьмидесяти слоёв специальной ткани, между которыми проложена электроника, с троекратным дублированием. Два экзоскелета - внутренний и наружный - позволяют легко управлять истребителем при 8,5 же. Встроенная аптечка, контейнер для сбора отходов жизнедеятельности и два - пищевых. Система медицинского контроля, аварийная система жизнеобеспечения, на двое суток. На бедре, в специальной кобуре - пистолет ТКМ - Телевина, корабельный, малый. Двадцать патронов, калибра 9 мм. Это по названию он - малый. А по сути - "стечкин". Встроенный компенсатор и спецпатрон позволяет вести огонь в открытом космосе. Шлем, под каждого пилота подгоняется индивидуально - все мы разные, у кого - то прицельный глаз левый, у кого - то - правый. Да и с ушами - у каждого по своему. Так что, шлем, который я получил - теперь мой, пока меня не спишут на планету. Или - на тот свет, как пошутил Андрей. Поверх скафа, одевается бронежилет, теоретически способный остановить осколки зенитной ракеты. Практически, как снова порадовал меня подполковник - может остановить и саму ракету, только унесет далеко.

Процесс экипировки, занял у меня почти сорок минут. Еще десять ушло на переговоры с дежурным - Карса зацепился с ним языками, обсуждая события на четвёртом ангаре. Как всегда, событие обросло неправдоподобными подробностями и теперь, обсасывалось, со всех сторон.

- Данн! - Пискнул мой коммуникатор. - Ты где?

- Стэлла, Доброе утро!

- День уже! - Отрезала артиллерист. - Не отвертишься. Что опять натворил?

- Да ничего такого... Вот, готовлюсь к вылету, на спарке.

- А, практика! Практика - это хорошо! А капитан - знает?

- Расписание я ещё вчера согласовал. - Честно ответил я. - А что? Что - то случилось?

- Ты, когда вернёшься, парадку надень - по полной форме! Капитан Баханн, очень просила.

- Есть!

- Всё, давай, практикуйся.

Звонок Стэллы, скажу честно, меня сильно напугал. Во - первых - если приказ прозвучал не из уст капитана, то... Разговаривать она со мной - не желает. А то, что Стэлле не рассказали, пока, о моей выходке - значит в моей жизни, может впервые появится загадочная "губа". От знакомства с которой, я бы, с радостью - отказался.

- Данн, наша "птичка" с номером 561! - Известил меня подпол. - Устраивайся, сзади, поудобней, сейчас будет ... Жёстко!

Истребитель - спарка, УТИ - 5, это чуть удлиненный истребитель КаМи -5. КаМи, это не Камов и Миль, не подумайте. КаМи - это европейский истребитель с японской электроникой и русским сердцем. Внутри - стиль, эргономика и удобство пилота. Всё на своих местах, аккуратно подписано и подсвечено. Никакого бардака.

Андрей, привычно нырнул на переднее сиденье, оглянулся на меня, покачал головой и начал пристёгиваться.

- Что - то не так? - Вырвалось у меня.

- Нет. Всё так. Это меня и пугает. - Ответил уже по внутренней связи, Карса. - Ты - первый, на моем веку, кто из курсантов, пристегнулся сам, правильно и с первого раза!

- Ну, наверное, потому что я - внимательно изучал инструкцию. - Улыбнулся я.

- Или, у тебя есть опыт. - Подозрительно засопел Андрей.

- Только симулятор и тренажёр! - Честно сообщил я.

- Значит - заливка, правильная. - Подвел итого нашего разговора, подполковник, закрывая и герметизируя кабину. - Сейчас нас подкинут.

Стартовая катапульта, выбросила нас в открытый космос, с перегрузкой в 3 же.

Скаф свое отработал - ни малейшего неудобства.

- Ну, что, курсант, готов?

- Нет. Но разве это что - то меняет?

- Ты прав - ничего не меняет. Твое лётное задание: Облёт базы, на заданной высоте. Расчёт прыжка, на 1,2 светового часа, по заданным координатам. Манёвры уклонения и боевой разворот, уничтожение скрытой цели. Обратный прыжок, посадка в автоматическом режиме. Вопросы есть?

- Никак нет, товарищ подполковник! - Ответил я по форме.

- Тогда - я спать! - Карса отключился.

А на меня напала зевота. Глотнув водички, я успокоился.

- 561! Добро пожаловать! Ваш коридор - "оранжевое полотно"! - Вырвался в моё левое ухо голос координатора полётов. Приятный девичий голос. - Высота 0,7, скорость 800. За полотно, просьба не вылетать! Вектор движения - по звезде.

- Спасибо, база! - Ответил я, пытаясь совладать с дрожью и потом, заливающим мне глаза.

- 561! Диагност регистрирует повышение пульса. У Вас всё нормально?

- Да, база. Просто первый полёт. - Смущенно вырвалось у меня. - Приступаю к выполнению полётного задания.

Легко сказать - приступаю. Курсограф отчаянно ругался, пытаясь вырвать управление из моих рук. Истребитель, как норовистый мотоцикл, норовил то встать на дыбы, то завалится на бок.

Матерясь, про себя, отключил автопилот, сбросил скорость, устраиваясь в центре полотна. Через пару минут, добавил газу, потом ещё раз.

Пройдя отметку второго поворота, уже освоился с управлением. Оказывается, не так всё и плохо - когда вся эта махина полностью в твоих руках. Автопилот, в таком простом упражнении, сильно мешает.

Откатав облёт базы, ввёл координаты прыжка.

- База! 561 запрашивает разрешение на прыжок, согласно полётного плана.

- 561! Секунду! Проверка введённых координат. Координаты введены правильно. Хорошая работа. Прыжок - разрешаю.

- База, я - 561! До прыжка 3,2,1!

Защитный пузырь окутал истребитель, отрезая меня от звёзд.

- Не плохо. - Пробормотал правый наушник. - Теперь, на 20 минут можешь расслабиться.

После этих слов на меня снова напала зевота.

- Ты когда успел курс рассчитать? - Карса был не против поболтать.

- Сразу, как получил задание.

- М-м-м. - Промычал подполковник. - Похвально, но, как - то быстро ты его рассчитал.

- База проверила. - Успокоил я своего инструктора.

- И, что сказала? - Поинтересовался Андрей.

- "Хорошая работа" .

- Вот даже как... - Удивился подпол. - Что - то я раньше, в первом полете, такого не встречал. Признайся - уже успел с Карочкой познакомится?

- Никак нет, товарищ подполковник. Просто я сегодня, всю ночь в навигаторской "зависал" . - Признался я.

- Похвальное рвение, для пилота малого класса.

- Скорее, "универсал - навигатора". - Уточнил я.

- О, эвон оно как... - В голосе инструктора промелькнули нотки уважения. - Так ты, у нас универсал. И сколько циферок?

- Пока - шесть.

В динамике поперхнулись водой.

- Нормально, так... - Вырвалось у подполковника. - И, что тебя на малые потянуло?

- Рекомендация аттестационной комиссии.

- М-м-м... А что ещё тебе рекомендовали?

- Пилот, навигатор и техник.

- И что, уже всё сдал? - Заинтересованно поинтересовался Андрей.

- Нет. Техника - завалил. - Честно признался я. - И капитан пересдачу запретила. Сказала - на следующей базе сдавать будешь.

- И, давно аттестация была?

- Месяц назад.

В динамике громко свистнули.

- Ты что, шесть специальностей, за два месяца, осилил?! - Недоверие в голосе удивило меня больше всего.

- Из первых четырех - три смежные. - Пояснил я.

- Это какие?

- Спасатель, медик, аналитик.

- Данн, это не смежные - это разные специальности! Ты меня разыгрываешь!

- Да серьёзно я! - Я обиделся.

- А чего, тогда, знак не носишь?

- Да я, циферки еще не поменял.

В наушнике расхохотались.

- Данн, на всём "Байкале" - ты единственный, у кого на знаке, шестёрка! Тебя, на планете, с такими данными - в дёсны поцелуют и поляну такую накроют, что месяц пить будешь! А ты - "Циферки не поменял"!

- Андрей, на "Байкале", сейчас, семеро Мастер - Универсалов! - Съехидничал я. - Так что мои циферки - так, пшик!

- Данн! На весь космос, всего 11 Мастер - Универсалов! И, ты хочешь сказать, что семеро из них - на "Байкале"? - Недоверчиво поинтересовался Карса.

- Экипаж "Сигона" - в полном составе - Все Мастер - Универсалы! - С гордостью, за свой корабль, ответил я.

- Данн. - После недолгой паузы, осторожно подбирая слова, начал Андрей. - А ты на чём срезался? На техника?

- По времени не уложился. - Честно ответил я, не понимая, к чему он клонит.

- Случайно, не в четвертом ангаре, на "эпсилон - теро"?

- Ну, допустим, там.

- М-м-м...

От дальнейших расспросов меня спас сигнал выхода из надпространства. Защитное поле схлопнулось, открывая кучу булыжников, прямо по курсу. Отжав гашетку, расчистил себе дорогу. Вложенный "заливкой" манёвр, поставил истребитель в свечу, гася скорость.

- Данн, у тебя, по плану - манёвры уклонения, а не атака на беспомощные камни! - Задумчиво попенял мне Карса. - Вот и маневрируй, давай!

Со вздохом, я начал "давать".

Через тридцать минут, поймав пару звонких камушков, на корпус и расстреляв, со злости десяток других, я взмок, как белый медведь, на экваторе. А злобный Карса, всё подкидывал и подкидывал новые вводные.

Поймав очередной камушек, блистером инструкторской кабины, я услышал в наушнике долгожданное: "Всё, возвращаемся!"

- Товарищ подполковник, а как же: "боевой разворот" и "уничтожение скрытой цели"? - Съехидничал я.

- У тебя, всё развороты - боевые. А цель ты, ещё на выходе грохнул, снайпер, не доделанный! Давай, на базу, быстро!

Вот, за что мне нравятся "маломерки", так это за то, что для выхода в надпространство, им не надо разгонятся. Они, с места - бульк - и внутри!

- Данн. - Андрей не дал мне повосхищаться резвостью истребителя. - Скажи мне, по секрету, у тебя "заливку", где делали?

- Да я без понятия, где её делали. А что?

- Ты, это... Результаты полета, никому, слышишь! Никому не показывай.

- Да что такого то?

- Если "базовские" аналитики ЭТО увидят - ты отсюда, живой не уйдешь. - Предупредил он меня. - И, больше, на практику - даже не надейся. Я грех на душу не возьму.

- Жаль... А я так хотел на "эпсилоне" полетать! - Сорвалось у меня.

- Так он же... Постой! Ты, что, "эпсилон" восстановил?! 404-й?! - Ахнул Карса.

- Ну, так получилось, как то...

- Никому не говори. А то тебя еще и техники разберут... - Карса замолчал.

В полной тишине мы закончили прыжок.

- 561! С возвращением! - Поприветствовала нас база. - Отлетались? Как настроение?

- Как отлетались, так и настроение! - Грубо ответил подполковник. - Давай, курсант, на посадку, и что б глаза мои тебя больше не видели!

- Есть! - Виновато ответил я, не понимая смысла всей этой игры.

Спарка, плавно качнув крыльями, замерла перед входом в ангар. Через мгновение, автопилот, отработав маневровыми, замер. Сработала система автопосадки, вводя истребитель в ангар. Пройдя обдув и очистку, истребитель умостился на посадочном столе, деактивировал двигатели и вооружение, открыл кабину.

- Сержант! - Обратился ко мне Карса. - Покиньте кабину. Результат вашего полета - получите у своего капитана, через 24 часа.

- Есть! - Я вывалился из своего пилот - ложемента и поплелся снимать "сбрую".

- Данн! - Окликнул меня Андрей.

- Да, подполковник? - Обернулся я.

Андрей стоял, сняв шлем и зажав его подмышкой, и протягивал мне руку. И улыбался. Пожав протянутую руку, я услышал едва различимый шепот: "Хорошая работа".



***




"... - Мама, я уже ничего не понимаю. Я его не знаю. Не знаю, плохой он или хороший. Злой или добрый. Я видела его полминуты. А знаю о нём столько, что можно книгу написать. А не знаю - ещё больше. Иногда, мне он снится. Точнее - он снится каждую ночь, мама. А если он не приснился - я словно и не спала. У меня словно крылья выросли. Мама, откуда он взялся?! Я смотрю на его цветы и мне становится так... хорошо на душе, словно меня на руках носят. Мама, кто он?! И за что он мне... - Стана остановила запись и нажала кнопку отправить. Бокал в ее руке, ловил отблески от свеч, расставленных на столе. Рубиновое вино, рассыпалось брызгами ярких искр. Тюльпаны, ловили эти искры своими белоснежными лепестками складывая их в причудливые узоры. Устроившись на диване, Стана прикладывалась к бокалу, бездумно щёлкала пультом от телевизора, гоняя его по каналам. После того, как она привезла подарок её мужчины, домой, в её жизнь вошла странная привычка - она просто не могла смотреть телевизор. Сегодня, она впервые, за неделю, включила настенное украшение. И теперь, бездумно гоняла его по каналам, пытаясь понять - зачем? Допив вино, Стана, собралась выключить телевизор, как вдруг услышала:

"... - А сейчас, лучшая тройка, самых экстравагантных, самых дорогих и самых романтичных предложений руки и сердца! - Ведущая новостного канала, красиво повернула свое личико в профиль, демонстрируя новые серьги. За такую, скрытую рекламу, телеканал получал не плохую прибыль, заодно, гарантируя себе внимание телезрителей.

- На третьем месте: Бизнесмен из Италии, сделавший предложение, своей возлюбленной, выложив его на капоте ее автомобиля, огранёнными рубинами и изумрудами. - На экране появился сверкающий капот, с надписью: "Стань моей!"

- Второе место: Наследный принц Оскар, сделавший предложение, на стадионе "Титан", публично встав на колено! - Огромный экран, на котором, безупречно одетый мужчина, стоя на одном колене, протягивал своей избраннице раскрытую коробочку.

- И, первое место! Как образец, одновременно и самого дорогого и самого - романтичного, и, самого экстравагантного!- Ведущая сделала торжественную паузу. - 7-й участок, город Верный! Предложение сделанное в этом участке, затмевает всё, виденное мной!

Стана увидела на экране, как она, сама, снимает упаковку с букета цветов, склоняется над ним, как цветы меняют цвет.

- "Граалские тюльпаны" - редкий гость на нашей планете. Цена букета колеблется от 300 до 500 тысяч монет. Ваза из горного хрусталя, оплетенная "серебрином", и прекрасная невеста, отвечающая согласием.

Стана увидела, как, на экране, румянец заливает её щеки, и, почувствовала, что снова краснеет.

- Осталось узнать имя счастливого избранника, сделавшего предложение. А в том, что он - счастливчик, сомнений быть просто не может! "Граалские тюльпаны", просто невозможно обмануть. Мы, со своей стороны, можем только поздравить капитана Стану Кейт, и пожелать ей и её избраннику - долгой и счастливой семейной жизни! Любви Вам, и понимания! - Закончила ведущая.

Стана, словно во сне, развернулась к столу и уставилась на букет, только сейчас понимая, что же ей пытался сказать Мак-Сохо, своим одним - единственным словом - "Поздравляю"..."

"... - Дитер, привет!

- Карса! Давненько ты ко мне не заходил! Или случилось чего?

- Случилось, Дитер, случилось.

- Вот, так всегда. Нет, чтоб просто придти к другу, выпить вина. Всё по делу, да по делу...

- Дитер, к тебе, просто так - не пройдешь! Ты ж теперь- целый глава службы безопасности целой базы! К тебе - очередь!

- Говори, уже. - Дитер Роммель, глава СБ базы "Байкал", махнул рукой в кожаное кресло, одиноко торчащее напротив его стола.

- Это, по моему последнему вылету, Дитер. - Андрей плавно опустился в кресло. - Мне надо изъять полётные данные и все записи.

- Ты чего?! - Опешил Дитер. - Ты хоть, сам то, понимаешь, что просишь?

- Я не прошу, Дитер. - Со вздохом, Андрей расстегнул ворот рубахи и снял с шеи, цепочку с медальоном.

- Узнаёшь? - Спросил он, перебрасывая медальон другу.

- "Первый, после Бога" - Помрачнел Дитер. - Это за что тебя так?

Карса усмехнулся и развел руками.

- Понятно, секретность... - Тяжело вздохнул Роммель и потянулся к терминалу.

- Всё данные, сперва, сбрось на накопитель, а потом - удали, пожалуйста. - Попросил Карса. - И, забудь, что видел.

Роммель покачал головой, вздохнул и занялся делом. Через пару минут, щёлкнул блок накопителя, пискнула защита и Дитер отодвинулся от терминала.

- Я, даже не понимаю, что видел, но... - Накопитель перелетел через стол, в руки подполковника. - Почему? Почему именно в жизни этого курсанта, ты решил принять такое участие?

- Это не я. - Карса поднял указательный палец вверх.

Глаза Роммеля округлились. Подполковник хмыкнул и похлопал в ладоши.

Одноклассники многозначительно переглянулись.

- Может, выпьешь? - Спросил Дитер.

- А вот теперь - можно и выпить! - Решил Карса."



***





"Вдох - выдох! Вдох - Выдох! Ой, как больно!" - Не подумайте чего плохо. Просто меня учат плавать. Учат по какой - то навороченной методе, от которой, я уже готов уйти пешком, по дну бассейна. Да что там, пешком, в припрыжку бы смылся, да вот только поймал меня на "слабо", коварный Тимур! А не менее коварный Петрович, арендовал бассейн на сутки и, теперь, вся команда, как один, принялись меня учить плавать.

Сперва меня бросали на глубину, потом, Матильда приказала прекратить издеваться надомной и добавила, что всё должно быть, "по - науке"! С глубины меня достали и даже дали отдышаться.

Теперь меня учат плавать "по - науке", но - воду не обманешь, а моё отсутствие подкожных жировых запасов, придает мне плавучесть, топора. Без топорища.

Оттолкнувшись от дна, выпрыгиваю на поверхность и цепляюсь за бортик, отфыркиваясь и мотая головой.

Команда, притомившись, сидит на краю бассейна, с жалостью глядя на меня.

- Вот, сказать кому - кок - и тонет! - Потрясённо заявил док. - Может, его надо было подкормить? Чтоб жирку набрал?

- Учитывая, что он и так постоянно на кухне и знает, что и как готовить, это не - получится. - Покачала головой Стэлла.

- Может, мы методику не правильную выбрали? - Задумчиво протянула Элизабет.

- А, может, вы прекратите дурью маятся?! - Пискнул я, обречённо мотая головой в поисках пути бегства.

- Нет, мы из тебя, настоящего, бегового дельфина, сделаем! - Твёрдо пообещал мне Анастас. - Ты нам ещё - спасибо скажешь!

- Такими темпами, моё "спасибо", вам передаст медиум! - Вырвалось у меня.

- Погодите, давайте разберёмся, где у него проблема? - Решила подойти к этому вопросу, с научной стороны, сама капитан.

- Он сам - сплошная проблема. - Огрызнулась Алекс. - Зад - тонет. Голова - тонет. Пузо, и то - тонет!

- Данн, у тебя кости, что - ли, свинцовые? - Задумчиво глядя на меня, вопрошал Тимур.

- Жаль, крокодила нет. Или - акулы, самой завалящей. Он бы у нас в миг поплыл. - Сокрушалась Элизабет.

Набрав воздуха, оттолкнулся от бортика и нырнул.

Экипаж "Сигона", словно малые дети, продолжал предлагать и отвергать варианты перевода меня, в водоплавающее положение.

- Всё, с меня - хватит! - Рявкнул я, когда воздуха, набранного в легкие, стало не хватать. - Позовите меня, когда придумаете!

Поднявшись по лесенке и шлёпая мокрыми ногами по кафельному, или очень похожему на кафельный, полу, я отправился в раздевалку.

Вытряхивая из ушей воду, вытирая голову и натягивая форму, чувствовал - закипаю. Замерев, отдышался. Не помогло. Уставившись в зеркало, увидел свою, перекошенную от злости, морду лица.

Рыкнув, на отражение, рассмеялся от дебильности происходящего.

Так, смеясь, и вышел из раздевалки.

Притихший экипаж "Сигона", глубокомысленно уставился на меня.

- Капитан! Разрешите приступить...

- Не разрешаю. Сядь, Данн. Давай - ка поговорим.

- О плавании?

- Нет, Данн. О терпении. Твоем терпении!

Только сейчас, я обратил внимание, что экипаж сидит, серьёзно рассматривая меня.

- И, что не так с моим терпением?

- Его - слишком много, Данн. - Ответил док. - Так много, что начинает раздражать.

- Ну, вот, оно, кончилось. Что дальше? - Я уселся в сухой шезлонг, откидываясь на спинку и закидывая ногу на ногу. - Я весь внимание.

- Данн, тебе не надоело, что уже больше двух месяцев, мы тебя шпыняем, гоняем, мучаем? Как молоденького курсантика?

- И...?

- Ты, безропотно, всё терпишь! - Удивилась Алекс.

- И...?

- Ты - издеваешься! - Не выдержал Анастас.

- И...?

- Да что ты заладил: И да И! - Вспылил Тимур.

- И...?

- И что И? - Заинтересовалась капитан.

- О...! - Поднял я вверх указательный палец. - А вот и И?

Команда стала закипать. Взгляды, бросаемые на меня, уже перешли точку кипения и обжигали, очень даже ощутимо.

- Данн! Объясни нам, твоей команде... - Начала капитан.

- Экипажу. - Твёрдо поправил я.

- Экипажу, - согласилась Матильда, - почему ты ведёшь себя так, будто тебе не сорок, а лет шестнадцать?

- Уважаемый экипаж! - Обратился я, сразу ко всем. - Я веду себя так, как мне удобно и \ или нравится. Мне нравится, когда у людей не сходится. Не сходится: мой возраст и моё поведение. Не сходится: мой внешний вид и моё мироощущение. Мне нравится, что мой, любимый экипаж, общаясь со мной, ведёт себя, как ясельная группа детского сада. Мне нравится, когда мой любимый экипаж, сам того не замечая, пользуется моими фразами. Я обожаю шокировать людей. Я - тащусь, от того, какой я не правильный. Пожалуйста, любимый мой экипаж, задумайся над тем, что только благодаря Вам - я получил возможность увидеть весь этот мир. А вас - раздражает моё терпение. Если у меня дьявольское терпение, это не значит, что у меня - ангельский характер. Я продемонстрировал Вам, одну секунду, моего характера, а Вы - вцепились в терпение. Да, мне сорок лет. И я - кок. Как любой повар - я терпелив и вспыльчив - одновременно. Уж простите, что предпочитаю свою вспыльчивость держать от Вас подальше.

- Ух, ты... Вот это зубки! - Восхищенно выдохнул Анастас.

- По - моему, нас только что, обозвали - ясельной группой! - Взревел док.

Мой шезлонг, приподнявшись, скользнул над полом, перелетел бортик бассейна и с шумом рухнул в воду. Вместе со мной! Форма, вмиг, набрала воды и потянула вниз. Бестолково размахивая руками, хватая открытым ртом воздух, напополам с водой, отплёвываясь, молясь и отчаянно матерясь, цепляясь за шезлонг, я, мысленно, приготовился стать "не боевыми потерями". Внезапно, под руку попался поручень лестницы. Вцепившись в него, и подтянувшись, я вывалился на такой милый и твёрдый, кафельный пол.

- Док, я понимаю, что ты - психолог, от слова "психопат", но так ты его и угробить мог! - Раздался над моей головой, голос капитана.

- Тильда, мы с Элизабет, всё рассчитали. Или ты не веришь в расчёты своего навигатора?! В конце - концов, мы своего добились! Плавать он научился, пусть и не дельфин, но, уже не утонет! Даже в форме!

Перевернувшись на спину и принимая сидячее положение, я, постарался донести до присутствующих одну свою мысль, которая им, почему - то, в голову не пришла.

- Уважаемый экипаж, начинайте бронировать места в туалете!

Демонстративно разувшись и сняв форму, вылил воду из обуви и отжав одежду, оделся. Молча. Экипаж наблюдал - тоже молча.

Натянув влажные вещи, сделал ручкой и пошёл в свой номер, переодеваться.

Конечно, я люблю шокировать людей, но... Вид сержанта в мокрой одежде, оставляющей мокрые следы, для ВП - это как команда "фас", для овчарки. А СБ - вообще звери лютые! Меня провожали взглядами, крутили головами, крутили пальцами у виска, свистели в след.

"Да, пофиг!"

- Сержант! Садитесь, подвезу! - Странно знакомый голос прозвучал из остановившегося рядом электромобиля.

- Спасибо! Только - сам дойду! - Автоматически ответил я, размышляя, где мог слышать такой приятный, женский голос.

- Сержант! Это - приказ, а не предложение!

- А, товарищ психолог! - Вырвалось у меня. - А ничего, что я - мокрый, как ворона, под дождём?

Дверца автомобиля гостеприимно распахнулась, намекая, что спорить со старшим по званию - себе дороже.

- Я - как - нибудь переживу. - Ответила женщина в серебристом комбинезоне, с буквой "пси", в петлицах.

- Главное - чтоб я пережил. - Усмехнулся я, усаживаясь на сиденье.

- А у Вас, сержант, вариантов нет. - Улыбнулась "психологиня", набирая скорость. Серебристый автомобильчик, выехал в центральный коридор и помчался, всё ускоряясь, в сторону гостиницы.

- Спасибо. Простите, имя - отчество запамятовал. - Поблагодарил и сразу признался в своем невежестве, я.

- Элена! - Представилась психолог, оторвав от руля правую руку, протянула её мне, для пожатия.

- Очень приятно, Элена! - Пожав протянутую руку, я демонстративно похлюпал мокрой обувью.

- Что случилось, сержант? Довели пожарных?

- Нет. Плавать учился. - Ответил правду я. - А пожарные - то, причем?

- Вы, на "Байкале", личность известная. - Задумчиво уставившись на дорогу, ответила психолог. - Вашей крови жаждут техники, навигаторы, даже - повар, и тот, не против снять с вас шкуру. Правда, все стороны, не говорят - за что! Теперь, вот, пилоты, добавились.

- А они то с какого боку?! - Удивился я.

- Так и они молчат. Может, вы поделитесь?

- Ага, чтоб ещё и Вы, к списку прибавились?

- А я, уже, в этом списке. - Широко улыбнувшись, порадовала меня, Элена. - Вот, думаю, может мне вас не в гостиницу отвезти, а сразу дежурному сдать?

- Да без проблем! - Рассмеялся я. - Меньше швабры - не дадут, дальше кухни - не пошлют! А кухня - мой дом родной! Так что, милости прошу!

Элена расхохоталась. Звонко и красиво!

- Я поговорила с подполковником Карса...

- Лучше бы вы с ним переспали. А ещё лучше - поженились! - Перебил я её, на мгновение, отключившись от внешнего мира и тут же ткнувшись лбом в лобовое стекло.

Элена с такой силой утопила педаль тормоза в пол, что нас ещё и развернуло против движения.

Проводив взглядом, огромные глаза водителя попутки, я уставился на психолога.

- Простите, сорвалось. - Извинился я.

Элена, с яростно раздувающимися ноздрями, блестящими глазами, посмотрела на меня, а потом - махнула рукой.

- А мы и были женаты. - Внезапно охрипшим голосом, сказала она, разворачивая авто.

- И кто мешает, сделать это снова? - Меня понесло. В моей жизни, бывают моменты, когда я не могу остановиться. Для меня это всегда оканчивается одинаково - плохо. Для окружающих, в принципе - тоже. Но, иногда бывает так, что всё - получается!

- Стечение обстоятельств. - Не вдаваясь в детали, ответила Элена.

- Такое крутое стечение обстоятельств, что у Вас - один шрам на двоих? Ну - ну... - Многозначительно протянул я.

Ответом мне было яростное сопение.

- Элена, вы отличная пара. А виной всему, не стечение обстоятельств, а глупая гордость одной и уязвленное самолюбие - другого. Нет ничего проще - подать рапорт и через месяц уже служить на другой базе. Тем не менее этого не сделал ни он, ни - вы.

- Сержант, в этой машине, уже есть один психолог - я! - Зло выкручивая руль, сорвалась Элена.

- В этой машине, на данный момент, два психолога, Элена. Вы забыли, что я психолог - аналитик. В моем деле, есть запись.

Визгнули покрышки, останавливая авто у дверей гостиницы.

- Выходи, сержант! Не доводи до беспредела! - Элена сверлила меня взглядом. - И передай, Карсе, что если он не может держать язык за...

- Да он мне ничего и не говорил! - Вспылил я. - Он вообще, ни о ком, ничего, не говорит. Довела мужика до ручки, и сидишь тут, оскорблённая. Не знаю, что между вами произошло, дорогой товарищ психолог, но ведёте вы себя, не как специалист, а как ... - Тут я замер, подыскивая сравнение. - Как страус! Голову спрятала, и всё решение проблемы! В работу закопалась, отстранилась, что там ещё сделала?

Меня несло. Не хорошо несло. Добротно так несло. А главное, я даже не представлял, до сего момента, что Карсу и Элену, вообще что - то связывает. Я только заметил шрам, на виске, прикрытый прядью волос и подумал, что уже видел точно такой - же - у Андрея Карсы.

Раздался всхлип.

Элена, с каменным лицом, смотрела в лобовое стекло. Слёз не было, а вот из её горла, доносился именно всхлип.

- Андрей сказал, что ты - необычный...

- Элена, я, то, как - раз - обычный. Это вы - необычные! А я, просто - повар. И, как все повара, обращаю внимание на мелочи. и, как любой повар, вижу цепочку причина - следствие. Вы - офицеры. А я - мокрый сержант, которого ты могла запросто сдать дежурному, дать пощечину, за то, что влез не в своё дело. Но, ты предпочла продолжить разговор. А значит, на самом деле - уже приняла решение. Вся моя заслуга, что я чуть старше Вас, а вы об этом забываете. Так что, возьми бутылку водки и езжай к своему любимому мужчине. Напейтесь, наорите друг на друга, подеритесь, только не делайте вид, что ничего не происходит.

С этими словами, я открыл дверцу и вышел из машины. Придержав дверь, я сделал контрольный выстрел, что б точно дошло:

- Самой страшное, что может случится в семье - это равнодушие.

Захлопнув дверцу, я направился в гостиницу.

Вода хлюпала в ботинках, мокрая форма прилипала и топорщилась.

А на душе скребли кошки.

- Эй, сержант! - Окликнула меня из машины Элена. - Я. Поговорю.

- Сегодня! Сейчас! - Одними губами сказал я ей.

Элена кивнула. Электромобиль, вильнул и исчез за поворотом.

"Эх, потомки - потомки, какие же Вы хорошие!" - Подумал я, и отправился переодеваться.

На ресепшне, вместе с ключом от номера, мне передали конверт, подписанный Обериным. Тяжёлый конверт, грамм эдак на сто. Подкидывая его в руке, вошел в лифт и нажал на кнопку моего этажа. Лифт дёрнулся, плюнул из панели дымом и выключил свет.

"Зашибись, переоделся!" - Промелькнуло у меня в голове. - "Милый, давай не сейчас!"

Лифт, словно услышал мои слова, снова дернулся, включился свет и кабинка поплыла на верх.

"Спасибо!" - Мысленно поблагодарил технику, я.

Подёргиваясь и жалобно скрипя, лифт доставил меня на нужный этаж, гостеприимно распахнул створки и... Отключил свет, тревожно вереща.

- Нет, ну написано же: "Лифт не работает!" - Ругался техник, копошась у разобранного пульта.

- Вы бы табличку, на первом этаже поставили... - С усмешкой урезонил я его.

- Делать мне нечего! - Отрезал техник.

- Ну, так и переделывайте теперь все по - новой! Раз Вам делать нечего!

Моя комната, слева от лифта, дальше по коридору. Пока я до неё дошел, успел выслушать, какой я придурок, тупица и вообще - мокрый на всю голову!

Отвечать подобным людям, я не умею. Да и считаю ниже своего достоинства. Если человек - дурак, не стоит опускаться до его уровня.

Щёлкнул замок двери, отрезая меня от словесного поноса техника. Конверт полетел на стол, мокрая одежда - в стиральную машинку. Заперевшись в душе, стоя под твердыми струями горячей воды, хлещущими по лицу и плечам, медленно размышлял, о всем том, что происходит со мной на базе "Байкал". Все события, складывались в странную цепочку. Гаденькую и пыльную. Разительно отличался "Байкал", от добродушного "Лох - Несса". В плохую сторону. Коридоры "Лох - Несса" были заполнены людьми, спешащими по делам, по службе, просто так. "Байкал" больше напоминал склеп. Огромный, наполненный злыми крысами, склеп.

Командование "Лох - Несса", всегда на виду. Техники - нормальные, улыбчивые. Десантники, жесткие на тренировке, в свободное время, замечательные, компанейские парни. Понятно, что "Лох - Несс", почти в пять раз меньше "Байкала", и, соответственно, на нем порядка в пять раз больше!

Но, армия, это всегда - армия. И не вяжется армия и ленивый техник, не способный позвонить на ресепшн, с просьбой поставить табличку, о не работающем лифте.

Дёрганные люди, странные замечания Карсы, о аналитиках и моих заливках, неспособность психолога, решить собственные проблемы. Вечная злоба и раздражение, сплетни.

Даже "жёлтый уровень", не добавил в ход жизни базы, хоть малейшие изменения. Всё осталось на своих местах.

Закрыв воду и выбравшись из ванны, растираюсь полотенцем. Не люблю я новомодные штучки, типа сушки горячим воздухом. Прикольно, конечно, но мягкое банное полотенце, для меня - самый писк.

Обмотав полотенцем бедра, вышел в комнату и плюхнулся в кресло.

"Хорошо то как!"

Взгляд упал на конверт: - "Ну - с, чем меня Оберин озаботит?"

Из вскрытого конверта выпала записка и еще один конверт, подписанный Карсой.

Записка была от Оберина, как и ожидалось:

"Данн! Техники согласны подтвердить тебе звание, при условии, что ты доведешь "Теро", до ума. Будь так добр, если начал дело - закончи его, как положено. Через сутки, "Теро" должен сделать пробный вылет, так что - вперёд и с музыкой. В смысле, если всё успеешь, получишь своё устройство. С Карсой я договорился, все запчасти и консультации, по модернизации, прямо через него. Держи фасон, сержант! "Сигон" - за тебя!"

Из конверта, подписанного подполковником, выпала ключ - карта доступа к штурмовику, приказ на проведение работ, журнал ремонтов и пустая накладная, на получение запчастей, подписанная главным инженером базы "Байкал".

Со стоном, выпроставшись из кресла, пошёл собираться - дело надо сделать, раз весь "Сигон" за меня.

Уже одевшись и стоя на выходе из номера, вдруг вспомнил просьбу капитана и набрал номер её личного коммуникатора.

- Баханн. Слушаю. - Матильда с "сотоварищи", всё еще была в бассейне.

- Капитан, вы просили сказать, если что - то покажется мне знакомым...

Капитан мгновенно стала серьёзной и внимательной.

- Капитан, то что происходит сейчас на базе, уже было со мной. В конторе, которой я работал, перед тем, как она с грохотом развалилась.

- Ты считаешь, что база развалится?

- На базе, каждый тянет одеяло на себя. У всех секреты. А руководство - его не видно и не слышно. Это не база, это - катастрофа. Здесь люди - равнодушные. И очень много - злых. Словно их всех сюда собрали, что б устроить большую заваруху. И воздух - гадкий. Словно... - Я даже не смог подобрать слова, под свои ощущения.

Матильда внимательно уставилась на меня с экрана.

- Вобщем, капитан, мне здесь не нравится. Дела здесь... Говённые! - Выпалил я и мне стало намного легче.

- Лучше бы тебе ошибиться. - Сказала она и прервала связь.

Вздохнув, я отправился в четвёртый ангар, где меня ждал "эпсилон - теро".

И злые техники...



***





"... - Ну- с, господа хорошие, проходимцы и сорвавшиеся в штопор, что скажете? - Тильда отключила и убрала коммуникатор.

- Я - за. Впервые берем "котёнка" не из академии, но кот обещает вырасти знатный. - Улыбнулся Тимур.

- Ох, молчал бы уж! - Стэлла задумчиво играла бокалом с тоником. - Сам - то давно академию закончил? Впрочем, я -за.

- Что молчишь, док? - Поинтересовалась капитан глядя на Петровича.

- Однозначно - за. Вопросов по нему, конечно много, но и готовит он здорово! - Петрович потянулся, как сытый кот.

- А вот сейчас вопросов станет больше. - Ехидно оскалился Анастас. - То есть, я, конечно - за. Только пообщался я с местным "контриком", много интересного он рассказал.

- Да?! И что интересного тебе рассказал твой сослуживец, что мы ещё не знаем? - Алекс добродушно усмехнулась. - Я, что б вы не думали - за. Мыслит не стандартно. Учится быстро. Корону не надевает.

- Погоди, Алекс, так что тебе рассказал "контра"? - Капитан даже чуть наклонилась в сторону инженера.

- Вот скажи мне Тильда, сколько у него заливок? - Вопросом на вопрос ответил Оберин.

- По записям - пять. Повар, спасатель, пилот, техник и какая - то пятая, не помню.

- Вот! - Многозначительно поднял вверх указательный палец, инженер. - А не помнишь ты, потому, что пятая и не указана! Местный "контрик" считает, что заливок у него, намного больше. И они - старые. Не меньше десятилетней давности.

- С чего такая догадка? - Док налил себе в бокал, минералки.

- Показал он мне полёт нашего кока. То, как он ушел в свечку, гася скорость, с поворотом вокруг оси, для контроля пространства - так уже не делают. Изменились скорости, стали более совершенными радары - маневр устарел и его убрали из программы. Лет десять, как убрали. А учили этому маневру, кстати, именно на штурмовиках, а точнее "эпсилон - теро". Так что наш кок - пилот штурмовика, однозначно.

- Один полёт и такие выводы? - Не поверила Элизабет. - Тут, психолог базовский, считает его штатским, до мозга костей!

- Этот психолог, полётных данных не видела. Да и вообще... - Док, махнул рукой. - Тут даже мне не всё понятно. Мне, с полигона "Лох - Несса", всё не понятно...

- Это потом. - Решила капитан. - Что ещё твой "контрик", думает?

- А думает мой "контрик", что у Данна, стоит мульти заливка, с совместимостью, не меньше 93%. И заливка не простая, очень не простая! - Подпустил туману, Оберин.

- Не тяни... - Вежливо попросил Тимур.

- Есть в нашей службе, один отдел - йети, по сравнению с ним - лицо с обложки. Так вот, отдел этот, занимается поручениями. Личными поручениями. Либо - Кайзера. Либо - Императора. Пяток лет назад, все рабочие "эпсилон - теро", исчезли со всех баз. Говорят, на базе этого штурмовика, сделали нечто совершенно не обычное. Мы с "контриком", решили устроить Данну проверку. - Оберин задумчиво почесал нос. - Так вот... Решили мы, что раз уж он начал восстанавливать "теро", то пусть доводит его до ума. А для этого, подсунули ему чистую накладную, на получение запчастей.

- Вы бы ему еще объяснили, как её заполнять, "проверяльщики"! - Фыркнула Элизабет.

- А вот это - вторая часть проверки! - Блеснул глазами Оберин. - Если на "эпсилоне" появится тайник, способный вместить десантника, в полном боевом - значит, наша мысль была правильной!

- Я, уже сейчас, сообщаю Вам, что мысль у Вас, гуляла далеко от здравого смысла! - Воскликнул док.

- Обоснуй! - Почти подпрыгнул Анастас.

- Сами сказали - заливка, десятилетней давности. А штурмовики "ушли" лет пять, назад. Так что, не сделает он Вам "Супер-мега - хрюкотелку"! Он о ней ничего не знает! "Вояки"! - Презрительно усмехнулся Петрович. - Не стыковочка, Уважаемые.

- Да и штурмовики эти, знаю я где теперь стоят! - Добила Алекс. - Это стратегический запасник, на Фее. Сама видела.

- Отдел личных поручений - Так и скажите сразу: "Почтальоны!"- Захихикал Тимур. - Секретные, ага...

- Но! Однако, разумные зёрна, в вашей догадке, действительно, есть. - Задумчиво протянула капитан. - Старая заливка объясняет, откуда он знал, как активировать саморемонт - раз. Манёвры штурмовика - два. И, объясняется, как он разобрал полигон на "Лох - Нессе" - три. Так, какая говоришь, у него заливка?

- Мы считаем, что у него стоит "диверсант" ... - Смущенно шмыгнул носом Анастас.

Тимур присвистнул.

- А вы, много перед этим, приняли?

- Карса сказал, что по всем нормам, может стоять только это.

- Карса? Андрей Карса здесь?! - Подпрыгнула, как ужаленная, Стэлла.

- Да. - Оберин побледнел. - А что такое?

- Передай ему, большой привет, от его тёти! И если он матери не позвонит - я его в блин раскатаю! Лично!

- Экипаж! - Прикрикнула капитан, прекращая балаган. - А вы представляете, что будет, если он действительно модернизирует "теро"?

Экипаж "Сигона" замолчал.

- Знаете, - прервал вдруг молчание док, - А ведь место в туалете, бронировать нужно прямо сейчас!"

"... - Привет! Вызывал? - Мак - Сохо, как всегда в безупречном деловом костюме, с "блеском" и улыбкой на лице, появился в кабинете начальника под вечер.

- Здравствуйте, Алэксандэр! Проходите. - Гельмут официально протянул руку.

Алэксандэр, окинул взглядом комнату. В кресле, с высокой спинкой, сидела миловидная женщина, в оранжевом платье, с жакетом. На столике, рядом, стоял полупустой кофейник и блюдце с печеньем.

- Знакомьтесь! Игоретта Павловна Карван - Терновская, канцелярия ЕИВ, психолог, аналитик, и, по совместительству - специалист, делавший заливку нашему "другу гепардов".

Игоретта протянула руку.

Алэксандэр, протянутую руку поднес к губам. От кожи этой странной женщины, терпко пахло чуть пряным ароматом луговых трав с тонким привкусом жасмина.

- Алэксандэр Мак - Сохо. - Представился мужчина, выпуская руку, и устраиваясь на пустующее кресло. - Чему обязаны?

- Как и все здесь собравшиеся, мы обязаны ни "чему", а "кому". - Улыбнулась Игоретта, изящно наливая кофе, себе в чашку. - Канцелярия обеспокоена, развивающимися событиями, связанными с нашим общим знакомым. Уж больно много событий, завязано на него. Много любопытствующих. Много фактов, кажущихся нереальными. Много - необъяснимого.

Алэксандэр грустно покачал головой. Пока Гельмут завис на кабинетной работе, ему с Малиш, пришлось много, как сейчас стало модно говорить - "работать в поле". События, начатые действиями Данна, не поддавались логическому осмыслению. "Равные", организация неравнодушных людей, молодых и не очень, умудрилась развить бурную деятельность. Красные рюкзаки - расходились, как горячие пирожки, уже не мало обогатив счета "глобеза". Семья сказочников, выпустила новую книгу, тираж которой, перевалил за 2 миллиона, совершенно невероятное число, для нынешнего, электронного мира. За прошедшие две недели, был зарегистрирован настоящий бум, на поступление, на военные кафедры, медиков, пилотов.

Мир, не вошедший в сообщество Россия - Германия, замер, точнее - забился в тёмную норку, с ужасом ожидая продолжения событий. Франция, срочно наращивала численность армии. Африка, в судорогах закорчилась, пытаясь приостановить, завершить, пресечь, локальные войнушки на своей территории. Индия - села за стол переговоров, со своими вечными противниками. Северные индейцы, пока тайно, дали согласие на строительство космодрома, на своей территории. Япония, решившаяся поживиться, задрала цены на свою электронику, а затем, потеряв все заказы, стала распродавать забитые склады, по остаточным ценам. И всё это началось с одного человека, с одного события, с одного действия. Одна фраза. Одно - действие. Один человек. И вот теперь, этим человеком заинтересовалась канцелярия ЕИВ.

"Что же ты ещё наделал?" - Мысленно задал Данну вопрос, Мак - Сохо. - "И чего нам ждать дальше."

- О чём задумались? - Игоретта поставила кофейную чашку на столик. - Есть очередные новости?

- Новостей, пока, нет. А задумался я, о том, что действия одного человека, поддержанные вовремя государственными службами, могут получить такой резонанс... - Алэксандэр потянулся за кофейником.

- Ну, думаю, новости - скоро будут. - Улыбнулась Игоретта, закидывая ногу на ногу. - Там где Данн, там всегда интересные люди и буря событий. Притягивает он, что - ли?!

- Притягивает... Или провоцирует? - Поинтересовался Гельмут.

Игоретта задумалась.

- И - то и - то. - После минутного раздумья ответила она. - Если оценивать его последние действия, на Граале - притягивает. А если взять его "подарок" - провоцирует.

- Игоретта Павловна, Вы делали ему заливку, скажите, что ещё нам ждать?

- Гельмут, всё, что связано с нашим "знакомым", включая его матрицу, его сведения о психическом, физическом, состоянии, о его действиях на Граале, канцелярия берет под свой контроль. Меня перевели из "Георгиевского госпиталя" - в канцелярию, капитана Малиш - к Вам, в "глобез", матрицу - закрыли на такие ключи, что даже интересоваться - страшно.

- Вот даже как... - Протянул Гельмут. - Очень интересно...

- Как представитель канцелярии, - Игоретта изящно повела плечами, - могу только передать личную просьбу - "Оберегайте этого человека."

Интонации, переданные Игореттой, офицерам были столь знакомы, что они, переглянувшись, дружно присвистнули..."



***




Четвёртый ангар бурлил и кипел. Ещё пять часов тому назад, мне выносили мозг, припоминая мою "шутку", а теперь, восемь техников, инженер и подполковник Карса, спорили до хрипоты.

- Дак порвёт - же! - Бушевал Карса.

- Его? Да что ему будет! У него запас - десятикратный!

- Но Три двигателя! Это не штурмовик, это гоночный пилотажник получается!

- Поставим ограничитель, на чёртову дюжину! - Вмешался техник.

- Эй, народ! Я здесь не сильно мешаюсь?! - Вмешался я.

- Уйди, зелёный! Молод ты ещё, в серьёзные дела вмешиваться. Или дел нет? Так иди, капсулу принимай. Вон, привезли уже! - Послал меня инженер в пешее путешествие.

Махнув рукой, отправился принимать запчасти. Следом за мной увязался пожилой техник, со словами: "Пошли, проверим вместе, а то, знаю я наших кладовщиков!"

Капсула и впрямь оказалась не та. Вместо стандартной, двухместной, бронекапсулы штурмовика, пришла капсула торпедоносца.

Я уже собрался отослать её обратно, как в голову пришла забавная мысль - использовать её. Да и бог с ним со вторым пилотом, он же - борт - стрелок и оператор систем наведения. В капсуле торпедоносца, можно было установить еще пару бортовых компов, избавившись от человеческого фактора. Да и бронирование у неё было лучше.

Щёлкнув пальцами, от пришедшей в голову мысли, махнул водителю погрузчика, указывая на разобранный "террик", а сам взялся за планшет.

Капсула, на модели, встала идеально. Заодно решился вопрос с дополнительным оборудованием, а "терька" потеряла в весе еще 128 килограмм.

Увидев капсулу, Андрей схватился за голову, а инженер - довольно потер руки.

- Вот! Теперь и с движками вопрос решился! Всё! Ставим!

По моему проекту, я собирался всего - на всего сменить "терьке" двигатели, поставив более новые, да сменить обвес - всё стреляющее и запускающее. Не получилось. Точнее - получилось, но тогда в "терьке" оказалось очень много свободного места. Моя привычка, устанавливать всё компактно, сыграла со мной дурную шутку - штурмовик получился не сбалансированным и центровка поплыла. А я, к этому времени, успел вытащить всё старье и снять броневые плиты, в надежде сменить их на новые.

Ага, сделал лучше, как всегда!

- Куда ставить! - Взревел Андрей! - Как вы их поставите! Они ж в корму не влезут!!!

- А мы их треугольничком! - Обрадовал его инженер.

- А под основным - поставим малую, противокорабельную! - Обрадовался я, вспомнив, как "зевнул" ракету, зашедшую с "хвоста", борт - стрелок.

- Да она сгорит! - Попенял мне инженер.

- Если двигатели, в пару слоёв ткани, закатаем - не сгорит. А если добавим, между слоями изолирующей - бронеткань, так еще и живучесть повысится! - Решился я, на эксперимент.

- А - вариант! - Задумался инженер. - А нам, по весу - хватит?

Прикинув на планшете "хвост к носу", обрадовано киваю. - И ещё остается!

- Тогда, может мы... - Начал техник, задумчиво почёсывая нос. - Может мы, тогда, бак увеличим?

- Мы и так уже по максимуму наворотили. - Отрезал инженер. - А вот, что точно надо сделать, так это пару малых спарок в кончики крыльев, поставить, для бокового огня - пусть "лапшерезкам", сюрприз, будет. Да, и ещё - расширим - ка мы бомбовый отсек, чтоб Х-9 -х, хоть парочка, да влезла! А то таскать их на подвесах - хлопотно.

Карса, оскорбленный на "лапшерезку", отошел в сторону и демонстративно махнул рукой.

- Андрей! - Подошел я к нему с вопросом. - А у вас, на истребителях, сопла двигаться могут?

Карса, на миг остолбенел. Повертел пальцем у виска и, демонстративно натянув фуражку на голову, направился к выходу из ангара, оставив меня без ответа.

- Слышь, а это ведь хорошая идея! Ставь на доставку! - Инженер, радостно потер руки. - Эх, конфетка получится! Ты, конечно, зелёный, а голова варит!

Удостоившись хлопка по плечу, я принялся искать нужные запчасти.

- Слушай! - Ко мне подошел молоденький рядовой техник. - А ты броньку менять, случаем, не собрался? А то, пару месяцев назад нам прислали композитную, а кладовщик, жмот, её на хранение отправил!

- А в чём отличие? - Навострил уши я.

- В шесть раз легче и почти в пятнадцать - прочнее! Мы, такую, на корветы должны ставить.

- Ух ты, а можно - две?! - Вырвалась у меня, фраза из анекдота.

- Да можно, и я, заодно - потренируюсь! - Обрадовался техник. - Там крепления хитрые! А еще её гнуть можно! - Добил он меня.

"Вот и ещё одна проблема отвалилась!" - Вздохнул я, с облегчением. По моим расчетам, получалось, что "терька" "похудеет" сантиметров на пять. - "А с такой броней - все идеально подгонится!"

Отбив последние заказы, решил взяться за гайковерт.

Ага, наивный!

Ангарские послали меня так далеко, что я обиделся. Увидев, что переборщили, инженер ткнул пальцем на коробку с бортовыми компами.

- Ты, лучше, "думалками" займись! Среди нас, программистов нет, так что, напрягайся сам, зелёный!

- Василий Петрович! - Подскочил к нам, знакомый мне, пожилой техник, с которым я принимал капсулу. - А если мы отсек ещё раздвинем, то в него аккурат будет влезать спасательный модуль, хоть с истребителя, хоть с штурмовика!

- Ага! А в центре будет пустота! - Покачал головой инженер. - Хотя, если мы его, не до упора впихивать будем, то... Это ж мы и Х-14, пару сможем возить! А это уже - ого-го! Это уже не штурмовик получается - это уже...

Инженер не нашел подходящих слов и сжав в кулаки обе ладони, потряс ими в воздухе.

Капсулу торпедоносца, нам привезли полностью, в сборе. Пришлось думать, как и куда втиснуть еще три бортовых системы наведения. Пришлось отказаться от стандартных, сугубо профильных и заменить их на универсальные. Расставив оборудование и запустив стандартный тест, я подвис - новейшие БК, "эпсилон - теро" не опознавали! Весь мой шикарный план летел псу под хвост! Мало того, системы безопасности, предустановленные производителем, запрещали им объединятся в единый пул!

"Терька", разобранная до шпангоутов, окруженная новенькими, в смазке и упаковке, запчастями, стала похожа на растерянную красавицу, в порванном платье.

"Всё равно - я вас укатаю!" - Пообещал я БК и отправился крутить гайки, в надежде, что отвлёкшись - найду решение быстрее.

- Куда ты прёшься! - Громкий голос инженера отвлёк меня от моих мыслей. - Это что? Композитная бронь?!

В голосе инженера послышался совершенно детский восторг.

- Да это не штурмовик, это динозавр получается! Такую "шкурку", ему только крейсер может поцарапать! - Восторг и энтузиазм в голосе инженера, подтвердили правильность моего выбора. - Да ещё и двойной! Держитесь, "лапшерезы"! Мы идем!

Закрепив спаренную пушку в кончике крыла, с трудом выбрался наружу.

"Терька" обросла дополнительным силовым каркасом, на котором уже устроились баки, системы накачки бортового вооружения, все три двигателя и курсовая, спаренная, магнитная пушка. Пара пулеметов угнездились на каркасе, в дальнейшем они исчезнут под обтекателем. Еще один, сдвоенный, устроился между двигателями, прикрывая заднюю полусферу.

- Василий Петрович! - Обратился я к инженеру. - А нам энергии хватит, всю эту систему запитать? Или стрелять поочереди?

Инженер замер, что - то подсчитывая.

- Хватит! - Наконец, решил он. - Мы ещё один поставим, за сиденье, в капсулу, и на капсуле закрепим парочку, легких, справа и слева. Заодно и система жизнеобеспечения, добавится. Так что, даже если тебя собьют, еще месяцок, как дитя в люльке будешь качаться и по сторонам постреливать!

Понимая, что из сказанного я не понял ничего, потребовал объяснений.

- У тебя, в капсуле, за креслом - ниша. Там, обычно, только техник, на перегоне, отсиживается. - Начал объяснять инженер. - Вот туда мы и поставим дополнительный генератор. От него запитаем пару легких импульсных пулеметов, установленных прямо на капсуле. Да еще место останется!

"Место останется?" - Судорожно начал соображать я. - "Непорядок!"

- Слушай, "конструктор", - начал инженер, видя, что я уже не соображаю. - Шёл бы ты спать! А то вид, как у варёного порося!

- Какой спать! - Отмахнулся я. - Тут работы - на неделю!

- Иди спать, дорогой! Не хочешь в гостиницу - вон, в кандейку залазь, в одеялко завернись, а часика через три, я пошлю человечка, он тебя разбудит!

- Я уж лучше тогда, в капсуле подремлю! Может, приснится, что, толковое! - Согласился я. Глаза и вправду - слипались.

Устроившись в пилотском кресле, я включил массажер и вырубился.

- Хорошо устроился! - Вопль, раздавшийся над самым ухом, выдернул меня из сладких объятий, и не только Морфея. Была там еще одна, хорошенькая шатенка. - А мы тебя ищем!

- Нашли! - Сказал я, выбираясь из капсулы. - Что случилось - то?

Разминая шею, плечи и потирая глаза, обратил внимание, что груда запчастей, вокруг штурмовика, значительно по-убавилась, уступив место аккуратно сложенным горкам упаковки.

- Пошли, посмотришь, что получилось! - Обрадовал меня молоденький техник. - Потом я начну броньку навешивать, а ты - капсулой займешься!

"Капсула! Там же место должно остаться!" - Схватился я за ускользающую мысль. - "А если я туда, родной, "терькин", БК, всуну и на него все завяжу!"

В этот момент мой взгляд уцепился за странность.

"Терька" шевелила дюзами, в разные стороны, как собака, сразу тремя хвостами!

- Класс! - Выдохнул я.

- А то! - Подошедший инженер с нежностью смотрел на штурмовик. - Ух-х-х-х! Зверь получился! Да еще и на четыре сотни кг, легче оригинала! Всех покрошит!

- Василий Петрович! Давайте генератор ставить! - Попросил я. - А если место останется, я туда, старый бортовой комп поставлю.

- Не получится. - Покачал головой инженер. - Здоровый больно! Ты, лучше, поставь туда бк от торпедоносца. Говорят, у них совместимость, с штурмовиком. Цели -то, почти - почти...

Идея, озвученная инженером, сработала. БК торпедоносца, уверенно опознал "терьку", опознал все навешанное оборудование, обнаружил все четыре дополнительных БК и связал их в пул.

А дальше все стало колом. Протоколы безопасности, три раза их производителей, в особо извращенной форме!

Пока возился с БК, в капсулу успели установить генератор, а на капсулу - импульсники, а саму капсулу - закрепить на силовом каркасе.

Вышло очень симпатично. "Терька" стала короче на семнадцать сантиметров, "похудела", на 4! Пилонов, для подвески внешнего вооружения, стало восемь, а кроме курсовой пушки, все остальные получили некоторую степень свободы и теперь, при активированном тесте, грозно шевелились, отслеживая цели.

Выглядело - изумительно!

Но, пока все пять БК, не начнут работать единой системой - всё это - декорация!

- Данн! - Молоденький техник, рассказавший мне о композитной броне, потрогал меня за рукав. - Можем "одевать" девочку?

-Да! Хватит её ребра рассматривать! - Решил я.

- Ты, тогда, подумай, в какой цвет красить будешь! - Огорошил меня техник. - А то, композит, он серый, ни какой.

- И что, еще и краску заказывать?! - Ужаснулся я, представляя, как буду размахивать кисточкой и задыхаться от вони.

- Ты совсем? - Техник смотрел на меня круглыми глазами. - Или ещё не проснулся? Скаритен никто не отменял. И засветка меньше и цвета - любые!

Хлопнув себя по лбу, мысленно, снова полез в планшет. Скаритеновой плёнки, на складах было хоть ... Выбрав тёмно - голубой и белый, сделал заказ.

Когда привезли плёнку, "терька" обзавелась серой, невзрачной шкуркой.

А я сидел на ящике и тихо офигевал, от числа, в графе "итого". 37 миллионов, 81 тысяча, триста монет. Только невзрачная "шкурка" штурмовика обошлась почти в три миллиона.

- Охренеть! - Вырвался у меня крик души. - Это ж просто...

- Ты, это, миллиона три добавь, на проведение работ! - Посоветовал мне инженер, сидящий рядом. А лучше - пяток! Тогда бухи и нам подкинут, и это спишут. Вот увидишь! Не жадничай и увидишь чудеса армейской щедрости!

Усмехнувшись на такие слова, в графу "Стоимость выполненных работ", поставил 7.300.000.

Инженер одобрительно хмыкнул.

До конца отведенного мне срока оставалось шесть часов. БК, хоть ты их перепрошей, не желали работать все вместе, норовя перетянуть одеяло, каждый на себя. Все мои программистские навыки, вопили, что это - дикая, несусветная, чушь, но пасовали перед программным кодом производителя.

"А ведь я знаю программиста, который забивает на производителя!" - Мелькнула идея.

Руки набрали знакомый номер коммуникатора.

- Элизабет, здравствуйте! Мне помощь нужна!

- Данн! Два часа ночи! Какой беременной лягушки, тебе не спится?!

- Мы "терьку" закончили, а бортовые компьютеры, будь они не ладны!!!

- Буду минут через 30. - Заспанный, ещё мгновение назад, голос нашего навигатора, стал заинтересованным. - И ещё, Данн, ради всех Звёзд - ничего не трогай, ладно!

- Уже поздно. Но, могу пока вернуть всё к стандартным...

- Ничего не трогай!!! Я скоро буду!

"Как же я Вас Уважаю, Потомки!!!"

Отправив заполненную накладную в бухгалтерию, стал с ужасом ждать двух вещей: прихода Элизабет и ответа бухгалтерии.

Бухгалтерия ответила первой.

- Молодой человек! - Голос в коммуникаторе принадлежал мужчине, привыкшему распекать подчинённых и получать дорогие подарки. - А что так работы дешёво?

- Правда?! - Обрадовался я. - Вот здорово!

На том конце трубки поперхнулись.

- А то я побоялся, что накладная не пройдет! - Начал давить я на жадность. - У меня, вообще - то, девять сто, получилось!

- Вот, как получилось, так и надо писать! - Голос потеплел. - Бумажную накладную, заполните правильно, с полной суммой!

- А можно, я еще, техникам, на молоко, добавлю? Ну, хоть пятьсот? - Уже начал дурачится, я.

- Лучше - семьсот! - После паузы ответил голос. - К вам курьера, отправить?

- Да. И лучше, если он сможет мне подсказать, Как всё правильно оформить... - "Жалобно" попросил я.

- Минут через десять, подъеду, сам. - Голос в трубке, уже источал мёд и сахар. - Пока ничего не пишите!

Коммуникатор отключился.

- Ну, ты - гусь! - Расхохотался инженер. - 500, на молоко!

Мы с инженером, хохотали, держась за животы, когда вошла Элизабет. В форме навигатора 1-й категории, в парадке! Со знаком Мастер -Универсал!

Увидев её, Василий Петрович, мгновенно подтянулся, оправил форму и кинулся отдавать честь, с таким пылом, что, по - моему, были бы они тет-а-тет, он бы отдал её всю.

- Товарищ навигатор первого ранга! Военный инженер 4-го ангара Орешин, Василий Петрович! Рад Приветствовать Вас на нашей... - Тут у него закончился воздух в лёгких и Элизабет вставила свое слово!

- Мастер - Универсал Элизабет Грейс Матао. Товарищ воен - инженер! У Вас на палубе присутствует член нашего экипажа, обратившийся ко мне, за помощью! Разрешите оказать помощь?

- Конечно! - Расплылся в улыбке инженер. - Вон он сидит, ваш "Конструктор"!

Наблюдая за этой смесью официальщины и вольницы, я снова начал закатываться от смеха.

Стоящий за спиной Элизабет, инженер, погрозил мне кулаком.

- Не обращайте внимания, он с бухгалтерией пообщался! - Объяснил моё состояние, инженер.

- Ну, показывай, что наделал! - Элизабет, в парадке, с грозным тоном не вязалась никак. Что добавило мне ещё секунд сорок смеха.

- Сейчас, пройдет... - Сквозь смех, прохрипел я.

Отдышавшись, подвёл Элизабет, к накрытой тентом, "терьке", гостеприимно открывая кабину.

Через минуту, раздался тихий рык. Через две - Элизабет, в расстёгнутом кителе, высунулась из кабины и потребовала кофе, тоник и пару часов покоя.

Получив требуемое, Элизабет скрылась в кабине, а через пять минут и вовсе закрыла её. Отправив мне сообщение: "С тебя "печено вепрево колено""! И, следом - "Убью", без единого знака препинания.

Инженер, благоговейно трепеща, устроился рядом со мной на ящике из - под курсовой пушки.

- Ну, "Конструктор", теперь понятно, откуда, такие знания! - Выдохнул он, когда кабина закрылась. - А то: "из головы, из головы"! Сразу бы сказал из чьей головы - быстрее бы всё сделали!

- Не поверите, товарищ воен - инженер, всё действительно - из моей головы. Просто очень сильно хотелось на "Терьке", по лётать. - Признался я. - Да и обидно было, что регламент завалил. Черт с ней, циферкой, "Терьку" жалко стало.

- И сколько у тебя, циферок? - Улыбнулся Орешин.

- Эта - седьмая, должна была быть.

Инженер присвистнул. Окинул меня взглядом, с головы до ног и присвистнул еще раз.

В этот момент калитка ангара открылась, впуская высокого, седого мужчину.

- Кто здесь? - Начал он, но присмотревшись, заметил, что сержант всего один, а значит задавать вопросы - смысла нет.

- Майор Кирхоев, Азат Мамедович! - Представился мужчина. - Я за накладной!

- Здорово! -Обрадовался я. - Давайте заполним её вместе! Вот, товарищ воен - инженер, утверждает, что я работу снова не правильно посчитал!

Орешин хрюкнул и побледнел.

Кирхоев радостно потёр руки.

- Сейчас всё проверим! Люди любят деньги, а деньги любят счёт! - Принимая у меня из рук планшет, с расчётами, бухгалтер, быстро прокрутил список запчастей и остановился на последней графе.

- Товарищ воен - инженер, сколько человек принимали участие в работах? - Начал танцевать от "печки", майор.

- Восемнадцать, товарищ майор!

- Список, перешлите мне на терминал!

- Есть, товарищ майор!

- Далее, здесь указано, что работы велись три рабочие смены. Это верно?

- Так точно!

- Была привлечена дополнительная техника?

- Четыре погрузчика, домкрат и аппарат сварки.

- Вот, товарищ сержант! Вот и первая не точность! Никогда не спорьте со старшими по званию! Старшие товарищи, для того и нужны, чтоб их слушали!

- Так точно, товарищ майор! - Согласился я, наблюдая, как цифра превращается в 10.050.000

- Так - с! Уборочные работы будете проводить своими силами? Или "мусорщиков" будете вызывать? - Кирхоев загадочно уставился на Орешина.

- А как будет лучше, чтоб бригада больше получила? - Совершенно "бесхитростно" задал я вопрос.

- Значит - сами! - Цифра стала 10.127.000

- Амортизацию вы учли, это здорово! Что ж, молодой человек, - обратился ко мне майор, - Приятно видеть, что вы, в своем молодом возрасте, можете обратиться за советом, к человеку более опытному! И ещё более приятно, что вы беспокоитесь о благе окружающих! Всё, можно заполнять накладную.

- Подождите! - Остановил нас Василий Петрович. - Вы ещё один момент не учли!

- Да? Это какой же? - Обрадовался бухгалтер.

Палец Орешина указал на кабину "Терьки", в которой сидела Элизабет.

- Это кто там? - Начал присматриваться Кирхоев.

- А это - приглашенный специалист! Навигатор первого ранга, Мастер - Универсал! Специалист по компьютерам! - Торжественно провозгласил инженер.

- Вот даже как! - Майор задумался. - Однако, сержант, у вас и связи... Вы понимаете, что работа такого специалиста, в неурочное время, оценивается, минимум, по тройной таксе?

- Лучше - больше! Она - безупречный специалист! - С гордостью согласился, я.

Цифра превратилась в 10.684.593.

- Вот теперь - всё правильно! - Обрадовался майор Кирхоев.

Распечатав накладную, на заранее приготовленном бланке, он, аккуратно свернув его, спрятал в карман.

- Извините, товарищ майор! - Обратился я. - А можно сделать так, чтоб люди премию получили, как можно скорее? А то работали 24 часа, торопились, а когда деньги получат - не известно...

- Сегодня, после обеда - премия будет! Фамилию и звание, привлеченного специалиста, так же, отправьте мне на терминал.

Поглаживая нагрудный карман, Кирхоев развернулся и исчез, словно его и не было.

Пискнул мой коммуникатор, принимая сообщение от Элизабет: "Данн, я все записала. Жду премию."

- Вот гнида, севильская! - В сердцах сплюнул на пол, Орешин, проводив взглядом Кирхоева. - Крыса канцелярская! После обеда - будет! Как же!

- Спорим, что - будет! - Улыбнулся я, протягивая руку.

- И спорить не буду. Сегодня и так, всё по твоему получается. - Рассмеялся инженер. - А если парни премию получат, ох, трясись, Мошна, мы на штурмовку идем!

Так, устроившись на обрывках упаковки и болтая ни о чем, мы с Орешиным, благополучно провалились в сладкий сон.

Разбудил нас бродящие по ангару, техники, собиравшие упаковку и прочий мусор в огромные контейнеры.

Впрочем, мне повезло - я вывалился, из упаковки, едва её потянул на себя, один из техников. А вот Орешина, благополучно скатали и понесли в контейнер. Только мой грозный рык, спас воен - инженера от полёта в мусорный бак.

Элизабет тоже беззастенчиво дрыхла, активировав массажер в кресле пилота и расстегнув китель.

Приборная панель "Терьки", переливалась тусклыми огнями спящего режима, сигнализируя, о штатности происходящих процессов.

- Стучать надо, когда дама спит! - Сообщила Элизабет, дав мне щелбана и застёгивая китель.

Подоспевший Василий Петрович, подхватил её на руки, помогая выбраться из кабины.

- Учись, сержант! - Попеняла мне навигатор, поцеловала в щёчку воен - инженера, заставив того покраснеть до корней волос. - Готов твой штурмовик. Уж и не знаю, кто будет летать на нём, но, я ему не завидую! Особенно - после твоего вмешательства. У него БК - чертов параноик получился! Кроме своих - хрен кого подпустит!

Элизабет гордо продефилировала через весь ангар, открыла калитку и повернувшись, послала воздушный поцелуй, Орешину.

- Да, сержант, вот это мы зверька сделали! - Присвистнул Орешин, заглядывая по тент.

- На полста лимонов, зверёк! - Отозвался, довольный я, заныривая под тент с другой стороны. Очень хотелось стянуть весь тент, к чёртовой матери, и, полюбоваться нашим творением всласть. А ещё лучше - дать на нём кружок - другой, вокруг базы.

Но, увы - первый полет всегда делает техник испытатель. А меня теперь, к "терьке", могут и вовсе не подпустить. Слишком мал опыт и слишком дорога машина.

По вздыхав и плотнее укутав "Терьку", тентом, набрал номер Оберина.

- Товарищ Оберин! "Эпсилон - теро", готов к вылету! - Доложил я, едва услышав сонный голос Анастаса, в трубке. - Милости прошу, на смотрины! Только вы, это, пилота, по дороге захватите, а то, тут кажется, скандал начинается.

Повесив трубку, поспешил на шум и спор.

Техник - испытатель, держал в дрожащих руках ремонтный лист, то бледнел, то краснел, переминался с ноги на ногу и громко орал.

- Да я, к этому чудовищу, на пушечный выстрел не подойду! Сам летать не буду и добьюсь, чтоб никто не летал! Пусть он лучше сгниет в ангаре, чем на нём кто-нибудь, шею свернёт! Вы что тут пишите! Какие управляемые, поворотные сопла! Какие восемь подвесок! Да еще и захват, на какой - то х... поставили! У вас что, термоядерная установка под капотом?! Какие - такие пулеметы, какая сдвоенная курсовая пушка?! Вы совсем озверели?! Это должен быть "эпсилон - теро", а не летающая крепость! Да он у вас, развалится на старте!

Орешин стоял и откровенно ржал. Техники, собравшиеся полукругом, за его спиной, тоже не прятали улыбок.

- Так значит - вы отказываетесь? - Спросил Василий Петрович, демонстративно разминая кулаки.

- Да! Отказываюсь! - Техник - испытатель, сунул ремонтный лист, в руки инженера и так же демонстративно направился к выходу из ангара.

- В таком случае, пользуясь Уставом и параграфом 9.3, в вашем типовом договоре, вынужден приказать вас арестовать! - Отчеканил Орешин. - Считаю, что ваши действия являются саботажем и уклонением, от Вашей непосредственной работы. Дежурным по ангару - произвести арест, вызвать службу безопасности и передать задержанного!

Испытатель дёрнулся, но через мгновение, пятеро техников, уже пеленали его в обрывки упаковочной пленки, взятой из мусорного бака, рядом. Старательно завернув подарочек, для СБ, техники, нежно и быстро поднесли его к колонне, подпиравшей потолок и примотали его к ней.

- Мля! Два года мечтал это сделать! - Расцвел Орешин. - Как же он нас задолбал!

Техники, дружным одобрительным, гулом, поддержали своего шефа.

- Если, после обеда придет премия - будет вообще, не день, а сказка!

- А что, еще и премия будет? - Удивился пожилой техник.

- Ну, Вообще - то, Данн сильно постарался. Только вы наших бухариков, сами знаете.

Народ печально покачал головами.

"Ну и база!" - Серьезно разозлился я. - "Уроды, своих иметь!"

- Пошли, "конструктор", чайку, что - ли, вмажем? А то до завтрака еще далеко, а ужин, мы благородно проработали.

- Если ваш "эпсилон", полетит, думаю, кое - кто, накормит вас шикарным обедом! - Голос капитана Баханн, за моей спиной, остановил наше движение в сторону комнаты отдыха.

- Если наша "Терька" не полетит, я первый, кто подаст в отставку. - Круто развернулся Орешин, отвечая моему капитану.

- Вот и проверим! - Вклинился в разговор, Оберин.

Экипаж "Сигона", в полной парадной форме службы Дальней Разведки, все со знаками Мастер - Универсал - впечатляли. Нет, не так - Впечатляли, черт возьми!

За моей спиной послышался дружный выдох восхищения.

- Ну - с, сержант Налезенец, продемонстрируйте своё творение! - Потребовала капитан.

Я молча протянул ей ремонтный журнал.

Матильда изучала журнал долгих десять минут. Если кто - то думал, прочесть что - то на её лице, три раза - ха!

- Анастас, пригласи сюда Карсу. - Попросила она и протянула журнал ... Алекс! - Ознакомься, только Оберину не давай - пусть умрет от любопытства!

Оберин и вправду умирал от любопытства. Судя по раздувающимся крыльям носа, действие капитана, не давшего ему ознакомится со списком изменений, его очень сильно задело.

- Да, Анастас, тебе это читать противопоказано! - Вынесла свой вердикт Алекс и отдала журнал Петровичу.

Док, пробежал глазами по первым страницам журнала и потрясенно уставился на меня.

Я пожал плечами.

Док передал журнал Тимуру.

Хлопнула калитка.

- Что, успел - таки! - Вместо приветствия, обрадовано заявил Карса.

- Тим, отдай ему журнал! - Попросила Матильда. - Пусть, на пару с Обериным, читают!

Карса и Оберин встав бок о бок, начали читать ремонтный журнал. Через пару минут, Карса начал морщить лоб, а Анастас - задумчиво тереть переносицу.

- Данн, это что, такая шутка? - Не выдержал Андрей, отдавая журнал Оберину.

- Всё серьезно. "Терька" готова к вылету. Только техник - испытатель, отказался на ней летать, скотина. - Ответил вместо меня Орешин. - Может, Вы, товарищ подполковник, рискнёте? Или разрешим сержанту первый вылет сделать?

- Ну, нет! - Решился Карса. - Снимай тент! Глянем на вашу "Терьку", да я за костюмом поеду!

Торжественно прибавив верхнего освещения, я, Орешин, пожилой техник и молодой, "броньщик", потянули с "Терьки", тент.

Яркий, матовый, бело - голубой камфляж, смотрелся в ангаре, просто потрясающе. Штурмовик, "похудев" на считанные сантиметры, приобрел очертания дикой, хищной птицы, стремительно расправившей крылья, что бы, вот, прямо сейчас, сорваться в полет.

"Терька" - удалась.

Экипаж "Сигона", сделал вокруг штурмовика, пару оборотов.

- А мне - нравиться! - Заявила капитан Баханн.

- Нам бы эту птичку, на "Сигон"... - Расстроено вздохнул я, зная, что это невозможно.

- А что, у нас и место под неё есть! - Задумчиво заметил Тимур. - Даже под парочку...

- Губы закатайте!- Рассмеялся Карса. - Я за костюмом! Без меня не улетайте!

- А мне, вот это понравилось больше всего! - Стэлла ткнула пальцем на картинку, украшавшую оба борта самолета. - А то, я всё никак понять не могла, почему - "Терька"?

"Странно, а почему Я не помню никаких рисунков?" - Промелькнуло в голове. Я озадачено посмотрел на Орешина. Тот пожал плечами и покачал головой.

- Пошли, посмотрим!

На борту штурмовика, под изгибом брони, прячущей импульсники, красовалась лохматая морда терьера, золотистого окраса. Под мордой, шла надпись - девиз, сделанная ярко красной краской: "Давить, как крыс!"

- Ну, это же - "Терька"! - Пожал плечами Василий Петрович. - Штурмовик. Значит, всё правильно- "Давить, как крыс!"



***


"В кабинете начальника базы, сегодня собралось много народа. Прибывшая на "Байкал" "Большая Тройка", сам комендант базы - генерал Мирзоев Махмуд Абдулкадырович, Майор Кирхоев, Азат Мамедович - от бухгалтерии и Пшеляшин, Марек Андросович - от кадров и, по совместительству, кладовщиков. И девять человек вооруженной охраны.

- Я понимаю, Ваше желание, Азат Мамедович, премировать работников, за честный труд. Желание, прямо скажу - похвальное. Только, Вам не кажется, что премиальные рядовому техническому составу, в сумме по 180 тысяч, каждому, это, мягко говоря - перебор? - Скад Фьюреческу, представитель Европейского сообщества, по прозвищу "Лопата Большой Тройки", улыбался красиво и открыто. От этой его улыбки, дрожь Кирхоева, становилась видимой, а пот, струившийся по его лицу, уже не поддавался платку. - Инженерный состав получил по 250, а что это за "Привлеченный специалист"?

Скад, увлеченно начал изучать записи на планшете главбуха.

- Хм, весьма серьёзный специалист, привлечение таких - дело нужное и важное, но что ж, Вы, господин Кирхоев, поставили ей в премию всего 450 тысяч? Это не порядок! Могли и округлить. Или, вот еще - "Организатор работ", он же - главный конструктор, правда, в чине сержанта, да ещё и приписан - к "Дальразведке", что, снова, таки, странно - получил меньше специалиста! Всего 380. Не порядок! А вы, Азат Мамедович, внимательно изучили дело, этого вашего, конструктора? Ай - яй, а ведь у вас в ведомости, указано, что он "универсал - 7", а это - совсем другие расценки! - Фьюреческу, улыбнулся ещё шире. - Значит так, господин Кирхоев. Ваше последнее, перед арестом, поручение: 180, превратить в 200, 250 - в 300, 450 - в 500, а 380 - в миллион. Все документы, проведёте тем же временем, до прилета комиссии. И, проследите, чтоб все суммы, пришли на счета получателей, полностью, желательно, как вы и обещали, в обеденный перерыв. Надеюсь, вы помните, что премиальные - налогом не облагаются?

Скад улыбнулся и обернувшись к другим представителям "Большой Тройки", демонстративно "умыл руки".

Сообразительная охрана, подхватила майора и вывела за дверь.

- Следующий, у нас - комендант базы "Байкал", генерал Мирзоев. Слово имеет представитель "Большой Тройки", от Германии, Отто Канцин. - Сообщил Фьюреческу.

- Повесить. -Спокойно и веско сказал Канцин. - С полной конфискацией. Сейчас.

Комендант, мешком рухнул на пол.

Канцин, также, "умыл руки".

Веселящиеся силовики, подхватив, не подающую признаков жизни, тушку коменданта, выволокли его за дверь.

- Следующий -господин Пшеляшин. По его вопросу - Афанасий Бродь, представитель России.

Пшеляшин, поняв, что ему достался "Мрак", тихо завыл.

- Спасибо, Отто Генрихович! - Афанасий, как всегда, безукоризненно вежливый и аккуратный, положил на стол перед собой толстую, кожаную папку, украшенную золотым российским орлом. Он, единственный, кто не признавал новомодных штучек, вроде планшетов и голоэкранов. - Марек Андросович, Вам известно, что происходит с людьми, после открытия этой папки?

Дождавшись утвердительного ответа, Бродь начал медленно развязывать темно - бордовые тесёмки, не глядя на стоящего напротив человека.

- У меня есть чистосердечное признание! - Воскликнул кадровик.

- Поздно. Папка - открыта. - Афанасий поднял взгляд.- Пшеляшин, Марек Андросович! Вы обвиняетесь в заговоре против ЕИВ. Как начальник кадровой службы, вы нарушили предписание "О комплектовании удаленных баз". Как начальник службы материально - технического оснащения - саботировали предписание "О модернизации и перевооружении". Члены вашей семьи уже арестованы и дали показания. Всем, достигшим 6 летнего возраста, придан статус спец поселенцев. Всем, достигшим возраста 13 лет - присвоен статус - "предатель Родины". Скоро, Вы их всех, увидите на рудниках спутника Фобос. Особым Рескриптом ЕИВ, вся ваша родня, не признанная виновной, переселяется на вновь открытую планету, в качестве принудительных колонистов. Всем отказывается в дополнительных процедурах омоложения. Так же, всем запрещено, ведение любых коммерческих дел, сроком на одно поколение. Сроком на два поколения - запрещено занимать государственные и выборные должности, вступать в политические партии и общественные объединения, выступать на собраниях, митингах и прочая. И, последнее, обвинения по статьям "Шпионаж", "Сепаратизм" и "Терроризм", с отягчающими факторами, в виде привлечения членов семьи, а также, сотрудников подведомственных вам служб, подтверждены показаниями арестованных. Охрана! Уведите, арестованного.

Афанасий Бродь закрыл папку.

- Уважаемые коллеги, у меня - всё.

"Умыв руки", Бродь довольно откинулся на спинку кресла.

- Что ж, осталось допросить главу Службы Безопасности и главу контрразведки, базы. - Удовлетворенно подытожил Скад. - Думаю, мы обойдемся, словесным порицанием.

Его коллеги дружно кивнули головами.

- Тогда - на обед. - Фьюреческу широко улыбнулся. - Мне, тут, по секрету, сообщили, что на базе появился совершенно фантастический повар!"

"... Цветы пахли отвратительно. Изменили свой цвет, на блёкло - серый, словно подёрнутый пылью. Листья вновь прижались к стеблям. От запаха - болела и кружилась голова.

Она бы давно вынесла их на помойку, но... Сделать это, для неё казалось, равноценным предательству.

"Да что же это такое!" - Стана встала и распахнула окно. Ворвавшийся морозный воздух, освежил воздух в комнате. Дышать стало легче.

"Холодно! Как же холодно!" - Измученно подумала Кейт, кутаясь в тёплый халат. - "Как же я не люблю зиму!"

До начала рабочего дня оставалась пара часов, ложиться спать не имело смысла. Дышать отравленным воздухом - тем более.

Подойдя к встроенному шкафу, девушка начала собираться на работу.

Одна из прелестей её должности - можно придти, как угодно рано - работа всегда найдется.

Укутав шею ярко - красным шарфом, Стана одела кожаную куртку, подхватила ключи от машины и выскочила за дверь.

Участок встретил её привычной суетой. Все - на своем месте, все - при деле. Жизнь в участке кипит в любое время суток.

Согревая о горячую чашку с кофе, озябшие руки, она устроилась за своим столом.

Убойный отдел, её сбывшаяся мечта. Верные напарники, родные лица. Всего этого теперь стало мало. Хотелось и ещё одного человека, встречавшего бы её на пороге ИХ дома.

"Ну, почему, даже в участке, так холодно!" - Мысли Станы, вертелись вокруг странного поведения цветов.

Отпив глоток кофе, девушка взялась за мышку, вызывая поисковую систему.

- Кейт! Превосходно, что Вы уже здесь! - "Волчица" с тёмными кругами под глазами, выглянула из своего кабинета. - Зайдите ко мне!

Оставив кофе на столе, Стана проскользнула в кабинет полковника.

- Тоже мерзнете? - Задала, глядя на нахохлившуюся подчиненную, вопрос начальница.

Стана устало покачала головой.

- Сейчас согреетесь! - Алла Николаевна достала из ящика стола, серебряную фляжку. - Пейте, капитан! Сейчас - можно!

Стана, открутив крышку, сделала добрый глоток. Неразбавленный спирт, ожёг горло и огненной рекой стёк в желудок. Стало значительно теплее.

Отдышавшись, Стана сделала еще глоток и вернула фляжку владелице.

- Эту фляжку, мне подарил супруг, двадцать лет назад. - Вдруг заговорила "Волчица". - Погода тогда стояла такая же мерзкая, как сегодня. И в семье, в тот год - тоже были проблемы. Муж был постоянно в командировках, я дневала и ночевала, на работе. Нас, словно развезли на разные берега реки и ... Бросили. Я уже всерьёз думала о разводе.

"Волчица" усмехнулась. Покрутила фляжку в руках и убрала её в ящик стола.

- Я ехала домой, с твёрдым намерением - поговорить. Разрубить весь этот узел. А он встретил меня ужином со свечами, с подарком и букетом "Граалских тюльпанов". Мы разговаривали всю ночь. Утром он уехал на работу, а тюльпаны, начали смердить... В тот день - я оказалась в больнице, со своим первым пулевым ранением. Потом, их было ещё три. И каждый раз - тюльпаны - воняли, нагоняя холод и тоску. Самое страшное, сейчас, я чувствую знакомый аромат - от Тебя. Я отстраняю Тебя, на два дня. Езжай домой.

"Волчица" отвернулась, давая понять, что разговор окончен.

Стана, в совершенно растрёпанных чувствах, вышла из кабинета.

- Капитан! Ты сегодня раненько! Не спалось? - Жизнерадостный Мигель, поприветствовал своего шефа.

- Да, совсем плохо было! - Сорвалось признание. - А тут еще "волчица", на два дня отстранила...

- Это из - за чего такое наказание?

- Из - за цветов. - Пожала плечами Стана. - Пойду я, а то полковник ругаться будет.

- Погоди! - Начал Мигель.

Страшная сила приподняла здание участка и обрушила его вниз, сминая картонные перегородки и расшвыривая битое стекло, как кусочки шрапнели. Здание наклонилось, провалился пол, обрушиваясь на головы неповинных людей. Словно в замедленной съёмке, Стана увидела, как на голову Сантьяго падает бетонная плита перекрытия, грозя расплющить его, как кусочек пластилина. Потянувшись изо всех сил, она дёрнула Мигеля на себя, вытаскивая из - под неминуемого удара.

Потом, под ними обрушился пол и чёрная пелена окутала капитана Стану Кейт."



***




Праздничный обед, для четвёртого ангара, пришлось делать, мало того, что второпях, так ещё и не на камбузе "Сигона"! От окончательного позора меня спас только Стив - по разрешению капитана, я забрал его с "Сигона", предварительно нагрузив полуфабрикатами, заготовками и специями. Низкий поклон, человеку, создавшему такую удачную модель кухработника! Иначе - всё, прощай честно заслуженное звание мастера!

Шеф - повар "Байкала", сжалился и разрешил занять пустующий блок кухни, под мои кулинарные изыски. Отдельное, огромное спасибо - подполковнику Карсе, помогавшему уломать шеф - повара. Если честно - он его и уломал. Я только глаза котёнка, из "Шрека", строил.

В качестве благодарственного обеда, я решил не выделываться, устроил "мясное ассорти": Мясо печёное, мясо -копчёное, мясо - варёное, мясо - поджареное. Салаты настрогал Стив, ну и куда же без маринованных огурчиков, помидорчиков, грибков!

Всё это великолепие, вывозили в два приема, на машине Элены. Судя по её блестящим глазам - разговор состоялся. А судя по платку, которым она обмотала шею и очень специфичной походке - состоялся не только разговор!

В конце обеда, коммуникаторы всех "ангарских", начали вибрировать и пиликать на все голоса. Пискнули, так же, мой и Элизабет.

Изучив сообщение, полученное на коммуникатор, Орешин, в пол голоса, приказал своим орлам "выкатить по - полной"!

Через пару минут, опытные техники, прикатили столик, уставленный стаканами с прозрачной жидкостью, с резким запахом лимона.

- Разбирайте! - Махнул рукой Орешин. - Сегодня - нужно!

Народ, кто с опаской, а кто с оглядкой разобрали стаканы.

- Сегодня, у нас, в четвёртом ангаре, случилось Два маленьких чуда. - Начал свой тост, воен - инженер. За 24 часа, мы сделали "Терьку". Думаю, эта птичка, ещё не раз, покажет свои возможности. Но, это чудо - наше, собственноручное. Конечно, делаем мы такое - далеко не каждый день, но, тем не менее - штурмовики, это наше - всё! Так что, это - чудо, возможное. А я хочу выпить за чудо, которое, если честно, я - считал не возможным. За создателя "Терьки", пробившего нам премиальные!

Техники, дружно загалдели.

Элизабет, встревожено, полезла за своим коммуникатором. Увиденное на экране, заставило её глаза заметно округлится. А стакан водки, она выпила, одним глотком, как воду.

Глядя на неё, начал волноваться и я. Найдя на коммуникаторе сообщение и изучив его, вдоль и поперек, я громко матюгнулся и понял смысл фразы, сказанной вовремя Орешиным: " Не жадничай и увидишь чудеса армейской щедрости!".

За "Терьку", армия отблагодарила меня миллионом!

- Всё! - Выкрикнул кто - то из техников. - Трясись, Мошна! Братва гулять будет!

Через час, праздничного застолья, я понял - с меня хватит. Сутки выдались бурные. Отпросившись у капитана, я, "по - английски", смылся.

Покачиваясь, от выпитого и съеденного, я пошел по коридорам станции "Байкал", старательно обходя самые широкие и многолюдные. Моя форма "дальразведки" - не шапка - невидимка, попадусь патрулю - будет мало хорошего. Так что, да здравствуют тёмные коридоры и технические тоннели! Блаженное состояние, благодушие и теплота, меня просто переполняли. Хотелось сделать что - нибудь хорошее. Зная, чем обычно заканчивается моё, "что - нибудь хорошее", я старательно тарился в узеньких коридорчиках, не рискуя даже открывать рот и дышал - через раз.

В очередном тоннеле, оказался хмурый патруль, пришлось быстро - быстро сдавать назад и искать обход. Который вывел меня, к знакомому кухонному блоку, на котором я, ещё пару часов назад, готовил праздничный обед.

Собравшись обойти его по другой стороне, я услышал приглушенный женский плач и растревоженные мужские голоса.

- Да поймите Вы, этот блок - резервный! - Объясняла пухленькая брюнетка, вытирая слёзы, краем фартука. - На сегодня, шеф - повар, разрешил им воспользоваться, для четвертого ангара. Не готовят у нас здесь, понимаете?!

Трое представительных мужчин, стоявших вокруг неё, полукругом, попытались её утешить, чем вызвали ещё большую волну слёз.

- Вы думаете - первые, кто сюда на запах пришел? - Молоденькая девчушка, рыдала, не стесняясь. - Я же просто - подавальщица! А меня, уже по - всякому...

Женские слёзы, самое страшное проклятье мужчины. Их нельзя остановить. Нельзя успокоить плачущую женщину. Все слова утешения, что вы ей будете говорить, только разжигают костер. Надо отвлечь. Эти трое, такой простой истины, не знали. Взвесив, все за и против, оценив степень опасности, от одетых в штатское, мужчин, решил вмешаться.

- Здравствуйте, хозяюшка! А вода у вас есть? Пить хочется!

Девушка замерла, хлопая мокрыми ресницами.

Трое штатских, развернулись ко мне, с растерянными лицами.

- Девушка, они Вас обидели? - Перешел в наступление я. - Может, помощь нужна?

- Вода в кране! - Всхлипнула дивчина, приготовившись снова плакать.

- Так может помощь, всё - таки, нужна? - Главное в деле отвлечения - не давать женщине возвращаться к мыслям, вызвавшим слёзы.

- А чем вы поможете? Сюда все за едой заходят! Прилетел залётный, запахи оставил, а сам исчез! - С обидой в голосе, пожаловалась подавальщица.

- И, что, кроме запахов - совсем ничего не оставил? - Улыбнулся я, девушке.

- Ну, так, по мелочи... - Вздохнула она.

- Раз есть мелочи, значит - можно что - то и сготовить! Вы, про "кашу из топора", слыхали?

Все четверо дружно замотали головой.

- Вот! А в сказках - мудрость народная, таится.

- А толку - то, готовить некому! - Растеряно протянула брюнетка, промокая слёзы.

- Как - некому? - Удивился я. - Наш брат, солдат, повар - заправский! Веди, меня, золотце, на кухню, да запасы показывай. А я уж разберусь, как и что готовить!

Вот, честное слово - был бы трезвым - заткнулся бы в платочек, и мимо прошел!

Зайдя на кухню, одел фартук и водрузил на голову, белый колпак.

Девушка, зашла за мной, следом, как собачонка, на привязи. Трое штатских - как зомби.

- Показывай, что есть! - Скомандовал я.

- Фрукты: яблоки, груши, клубника...

- Клубника - ягода! - Автоматически поправил я, подавальщицу.

Та сердито насупилась, грозясь снова перейти в рёв.

Штатские, видя, что их помощь уже не нужна, собрались уходить.

- Да, пообедали! - Тихо сказал один.

- Если подождете, минут пятнадцать - обед будет! - Твердо пообещал я, видя, как из стазис - камеры, девушка достает забытый там кусок свинины, затомленный и пересыпанный специями, из "закрытого списка".

- Салаты будут минут через 15, а горячее - через 30 - 35! - Подтвердил я. - Конечно, экзотику - не обещаю, но - уйдете сытыми, а это уже не мало, согласитесь.

Штатские, переглянулись.

- Идёт! - С азартом в голосе, сказал смуглолицый, худой мужчина, азартно махая руками.

- Тогда, проходите за стол! - Предложил я.

Когда странная троица исчезла за дверями, я ужаснулся тому, что наделал.

- Так, золотце! Давай, умывайся, будешь мне помогать! - Решение пришло, как всегда, само собой.

Импровизация, это очень Великое искусство.

Половина куска мяса, отправилось в духовку, вторая половина - в кипящую на сковороде - воду. Мясо томлёное, готово будет минут через 20.

Брюнетка, вытирая лицо полотенцем, подошла ко мне.

- Так, Умничка! В камере - булка хлеба, нарежь его и мечи на стол!

- Что??? - Её глаза стали похожи на два больших блюдца.

- Неси на стол. Раскладывай приборы, салфетки. А я пока салатами займусь.

На любой кухне, есть НЗ. Просто, надо знать - где его искать. Я - знал.

Пока подавальщица уносила хлеб, накрывала на стол и раскладывала приборы, успел сделать салат из красной рыбы, обычный салат из огурцов, помидоров и сладкого перца.

Мясо на сковороде шкворчало и пыхало, из духовки уже плыл аромат томлёного мяса, сдавая меня с потрохами. Вряд ли, кто нибудь на "Байкале", знал эти рецепты.

Пискнула плита, сообщая, что макароны готовы. Свалив в одну сковороду макароны и мясо, добавил ещё воды - макароны должны напитаться, ароматом специй, а потом я добавлю чуть сметаны, и - все. Выглядит не красиво, зато на вкус - объеденье! У меня на "Сигоне", десантники, такие макароны, через день требовали! А с салатом из огурцов и помидор, так и экипаж трескал за оба уха.

Задумчиво вертя в руках нож, уставился на духовку, прикидывая, что бы еще такого сделать.

- Ой! - Девушка - подавальщица, с ужасом следила, за крутящимся, в моих пальцах, ножом. - Они ещё хлеба просят!

- Хорошо, скажи, что горячее будет через три минуты. - Попросил я, раскладывая макароны с мясом, по тарелкам и выставляя их в окно раздачи.

Мясо из духовки, вот хоть ты стреляйся, показалось мне, совершенно самодостаточным блюдом. Всё, что можно добавить к такому блюду - это зелень. Занырнув в камеру, понял - облом! Пришлось, просто нарезать его и разложить красиво на блюде.

Подавальщица, куда - то запропастилась, пришлось выносить нарезку, самому. От кухонного жара, алкоголь в крови, пошел по второму кругу и меня снова заштормило.

Поставив блюдо в центре стола и качнувшись, громко пожелал приятного аппетита.

- Да, ты же - пьян, собака! - Поразился крепко сбитый мужчина, по виду, наш, типичный русский Ваня!

- Пьяный я, или трезвый, сонный или полумертвый - готовить я могу, в любом состоянии! - Честно признался я. - Вам понравилось?

Все трое, переглянувшись, кивнули.

- Вот и чудно! Еще потом, родным будете рассказывать, как вам поддатый сержант, из топора, кашу сварил! - Рассмеялся я, разворачиваясь и скрываясь на кухне.

Брюнетка, за это время, успела сложить всю грязную посуду, в моечную машину, и, теперь, сидела на высоком табурете, глядя на меня, большими глазами совы.

- Солнышко, уберёшь за ними? - Жалобно спросил я. Хмель вышел, а вот не понятная слабость, наоборот - накатила.

- Давай, я тебе, помогу! - Видя моё состояние, предложила девушка. - Меня Женя зовут, кстати.

- Очень приятно, а я - Данн!

Посмотрев друг на друга, мы рассмеялись. Да уж, как всегда, к мелочам я внимателен, а вот к людям - не очень!

- Прости, что сразу не спросил! - Сквозь смех, сказал я. - Я навеселе, так что - прости!

- Я, сейчас, позвоню подружке, она заедет, и отвезёт тебя, куда скажешь! А лучше - оставайся здесь! Я тебя, быстро на ноги поставлю! - Более чем не двусмысленно намекнула, Женя.

- Нет, Женечка, у меня девушка есть! - Признался я.

- А я тебя не к алтарю, зову.

Я помотал головой, отказываясь.

Слабость всё нарастала, меня уже слегка потряхивало.

Видя, что мне и вправду, не хорошо, Женечка взялась за коммуникатор. О чем - то пошептавшись с подружкой, пару минут, радостно сообщила: - Она совсем рядом! Через пару минут, подъедет!

А меня уже морозило. Сжав зубы, чтоб не лязгали, устроился поближе к духовке.

Странная троица штатских, по мере насыщения, говорила все громче. На данный момент, они спорили, что лучше всего подойдет к печёному мясу, вино или водка?

- Ну, Женька, и где твоя, очередная, любовь всей жизни!? - С этими словами, на кухню ворвалась ... Элена.

- Ты??? - Словно врезавшись в стенку, упёрлась она в меня взглядом. - Данн, что с тобой?!

- Снова тебе, придется меня везти! - Согревая ладони дыханьем и выбивая дробь, зубами, попытался пошутить, я. - Пожалуйста!

- Женька! - Рявкнула Элена. - Живо, ему совсем плохо!

На её рык, прибежала не только Женька, но и троица штатских.

- Похмелье? - Задал вопрос смуглолицый.

Элена посмотрела на него таким взглядом, что он поспешил спрятаться за спины двух своих товарищей.

"Ванечка" и, третий, самый молчаливый, подхватили меня под руки и почти поволокли, к машине Элены.

Устроившись на переднем сиденье и поджав ноги, почувствовал себя намного лучше. Словно в комнату, закрытую много лет, ворвалась струя свежего воздуха.

- Потерпи, сейчас я тебя в лазарет отвезу! - Уговаривала меня Элена.

- Нет. В номер.- Сил, на спор оставалось всё меньше. - Пож-ж-жалуйста, не спорь...

Через десять минут, показавшихся мне парой часов, Элена остановила мобиль у гостиницы.

- Я провожу! - Выскочила она и попыталась подставить плечо.

- Элька, ради всех Звёзд - не надо! - Четко проговаривая каждую букву, попросил я. - Лучше, попроси Петровича, как освободится, ко мне заехать, хорошо?

Дождавшись её кивка, я, старательно собравшись, пошёл вперед.

Позади меня, взвизгнули шины электромобиля. Думаю, Петрович появится у меня в номере, минут через тридцать...

Забрав, трясущейся рукой, ключ от номера подошел к лифту.

Раскрывшиеся дверцы лифта, сильно повредили мою концентрацию. Глаза норовили разъехаться в разные стороны, следуя, за движением створок лифта.

После выхода из лифта, пришлось, пару минут постоять, прислонившись к стене.

На моё счастье, кроме парня, на ресепшине, ни одного постояльца мне не попалось.

Ввалившись в номер, успел снять камуфляж и сделать два шага в сторону кровати.

Потом стало плохо.

Потом стало совсем плохо - комната взвилась на дыбы и провалилась вниз, окутывая пространство клубами пыли и пронзая его обломками арматуры и кусками бетона.

Жуткая боль в спине, проткнувший руку прут арматуры, вывернутая нога. Очередное сотрясение сорвало, с остатков потолка, очередной обломок, угодивший мне точно по голове.

Теряя сознание, извиваясь, как огромный и неловкий червяк, пытаюсь втиснуть свое тело под ставшие "домиком", перекрытия.

Вокруг, стремительно нарастал шум, сминающихся конструкций, трещащих, вставших на излом, плит и труб. Голоса вокруг меня, звучали то громко, то стремительно затихали.

Снова стало холодно. Сверху, широкой рекой, лилась вода, летели искры и осколки стекол.

На мгновение, стало светло, а затем, мир вокруг меня погрузился во мрак.

- Эй! Здесь есть кто? - Голос раздавался из - под меня. - Помогите!

- Не ори! - Вежливо попросил, я. - Есть здесь кто -то... Только мне бы, кто помог!

- Эй, нас здесь пятеро!

- Значит - вам веселее! - Судорожно пытаясь понять, где я нахожусь, вертел головой и брыкался, я. - Потерпите! Помощь скоро будет!

- Мы уже час здесь! Скорее бы уже!

Сжав зубы, выдернул, из руки, металлический пруток.

"Час? Уже час?!" - Пришедшая мысль, довела меня до паники. - "При такой температуре, если нас не откопают, в течении ближайшего часа, мы трупы."

- Эй, Ты как? - Рядом со мной появилось лицо, обильно залитое кровью. - У тебя вся голова и спина в крови!

Лязгнув зубами, махнул рукой.

"Да что с этой, долбанной базой!"- Меня нещадно колотило. - "У них, что, техники, нет?"

Снова хрустнуло перекрытие и я полетел вниз. Успев развернуться, в воздухе, приземлился на плечо. Тихое "хрусь" и рука потеряла чувствительность.

- Это Ты? - В голосе, мужчины, промелькнуло узнавание.

- А что, кто - то ещё должен быть? Коммуникатор есть?

Мужчина кивнул.

- Если связь есть, звони спасателям. Чем больше у них будет информации, тем быстрее нас отсюда вытащат!

Сверху, скатилась огромная столешница, едва не пригвоздив, стоящего рядом человека, своими обломанными ножками, следом, скатился ещё один человек - мой знакомец, с залитым, кровью, лицом.

- Лихой, южный парень! В следующий раз - смотри, куда и что толкаешь! - Отчитал я его.

- Не надо следующего раза! - Послышалось несколько голосов.

- Сколько нас тут? - Пытаясь согреть руки дыханием, спросил у человека с коммуникатором.

- С вами - четырнадцать.

- Тяжелые есть? - Вбитая заливкой, ипостась спасателя, начала набирать ход.

- Пятеро. У остальных - царапины и пара переломов.

"Где мой рюкзак! Где мой, всеми Звёздами, освященный рюкзак!"

- Молчащие, есть?

Мужчина странно посмотрел на меня и кивнул.

- Показывай!

Молчащих было двое. Если им не оказать помощь, через полчаса, у нас будет два трупа. А что я могу сделать, если мой рюкзак, сейчас всё равно что, в другой Галактике.

- Звёзды Великие, мне просто нужен Мой Рюкзак!!! - Взревел я, чувствуя собственное бессилие. - Это же, так мало!!!

Я точно помнил, что когда зашёл в номер, рюкзак висел на спинке стула, в двух шагах от меня. Ну, что мне стоило, когда заплохело, не валится на пол, а, сделав шаг, дотянуться, до такой нужной вещи! Такая мелочь...

- Ты чег - го? - Изумился окровавленный.

- У одного - пробито лёгкое, другому, нужно срочно, ставить адреналин. Иначе - сдохнут. Вот чего!

Мой ответ, собеседника не порадовал.

- Какой Вам нужен рюкзак? - Мужчина с коммуникатором, наклонился ко мне, почти нависая.

- Ярко - красный. В нем медикаменты, фонарики... - Я со скрипом сел на влажный пол. - А вы - дозвонились?

- Все линии заняты.

- Отправьте сообщение. Всем, из записной книжки. - Порекомендовал я. - Так будет больше шансов.

Развалившееся здание, замерло, ожидая новых потрясений.

- Эй! - Обратился я, к "коммуникатору", помоги плечо, вправить.

- Я - помогу! Пусть дозванивается, лучше! - Залитый кровью, взял меня за руку и, без предупреждения, рванул.

От боли, я увидел все звёзды, без телескопа и через завал. Через минуту, рука начала действовать.

- Простите! Я услышал про рюкзак. Мы все обыскали, но ...

- Понятно. Ж - ж...а! - Выдохнул я.

- Зато мы нашли, какой - то ящик! Запертый и тяжёлый.

Сверху раздался хлопок и посыпалась пыль.

- Показывай. - Решил я. - Может, что нужное.

Очередной хлопок, и вниз полетела калеченная мебель.

- Если еще раз хлопнет - вниз может полететь и что по увесистей. Помогите людям, убраться, с открытого пространства. - Попросил я "коммуникатора".

Осмотрев ящик, мы с "окровавленным", громко выматерились. Одна из боковых стенок, оказалась сломана, при падении и в пролом, прекрасно был виден, замерший, на тридцати минутах таймер.

Попытавшись его приподнять, мы чуть не поседели - весу в нем было килограмм семьдесят. При нынешних мощностях взрывчатки - недели две возить землю, чтоб спрятать воронку.

Подсвечивая себе экраном коммуникатора, "окровавленого", начали разламывать деревянную упаковку. Через пару минут, посыпались холщовые мешочки.

- Шайбы, обрубки гвоздей... "Шрапнель для бедных". - Высказался мой невольный напарник. - Может и взрывчатка - так себе?

- Давай дальше разбирать. - Покачал я головой.

Обломав, максимально возможно, обшивку и убрав часть мешочков, добрались до взрывчатки. Аккуратные брусочки, в полиэтелене, с двумя буковками ЦН.

- Цепрон... - Бледность моего напарника, стало видно даже через запёкшуюся кровь.

- Выключи свет. - Попросил я.

В кромешной тьме, опустившейся на наш уголок развалин, из под крышки ящика радостно замигал синий огонек.

- Радиовзрыватель...

- Да. Сидит, с-ка, где - то рядом, ждёт, когда народу нагонят по больше и снимут верхний слой. Потом нажмёт и смоется. А через полчаса, всё, в радиусе трехсот метров, превратится в воронку. - Вырвалось у меня.

- Надо предупредить спасателей!

- Звони. А я, пойду, рюкзак поищу. Он где - то рядом. - С трудом разогнувшись, встал во весь рост.

Видимо, нас скинуло в подвал. Где - то шумела вода и шипел газ, вырываясь на волю.

- Эй, камрад! - Позвал я. - Надо бы трубы найти и заделать. Если не взорвёмся от этого - взорвётся газ. Или - утонем.

Оторвав от уха коммуникатор, мужчина быстро кивнул и отошел к основной группе.

Из кучи недостатков моего физического тела, исправленных, правда, потомками, особое место занимало моё зрение. По образному описанию врача - окулиста, я был: "слеп, как крот".

Зато я видел в темноте. Очень хорошо видел в темноте. Цветов, конечно не было - темнота, она такая, хитрая, но вот предметы, их формы - я видел замечательно.

Блуждая по подвалу, я набрёл на остатки автомата, по продаже сладостей, разбитую кофе - машину, нашёл штук десять, двадцатилитровых, пластиковых, бутылей с водой и, запертый, оружейный, шкаф.

Рюкзак, как в воду канул.

Очередной стон, оседающего здания и сверху, вновь, посыпались обломки.

- Млять! Мне нужен Только Мой рюкзак! - Взмолился я, с яростью распинывая, валяющиеся обломки. - Не ужели, это так сложно!

Опустив свою пятую точку, на металлический швеллер, схватился за голову.

Словно в замедленной съемке, поплыли кадры: Вот я захожу в комнату. Рюкзак висит на спинке стула. Делаю шаг, протягиваю руку, делаю второй, уже касаясь лямки и... Снова пол рушится в темноту.

- Мать!

На мой вопль, подскочило аж двое и, подсвечивая себе под ноги, бросилось ко мне.

- Что?

- Что - то случилось?

- Воду нашел. Питьевую. - Поспешил я успокоить встревоженных, людей.

- Воду? Это здорово! - Один из них опустил руку с коммуникатором, освещая заваленный обломками бетона и мебели ,пол, с валяющейся, грязно - красной, тряпкой.

- Стой! - Рявкнул я. - Не шевелись и не дыши!

Опустившись на четвереньки, затаив дыханье, подкрался к тряпке и разочарованно взвыл - пропитанное кровью, платье, на переломанном трупе, без головы.

- Настёна! - Вскрикнул один из мужчин и рухнул на колени.

Коммуникатор вылетел из его рук и подкатился ко мне, выхватывая из темноты, ярко - алую лямку рюкзака.

- Спасибо Тебе, Настёна! - Мысленно поблагодарил я, мёртвую девушку. - Дай Тебе, Звёзды, Счастья и радости, там, за окоёмом!

Ухватив лямку, потянул на себя.

- Живём, пострадавшие! - Подхватив коммуникатор, поспешил к лежащим без сознания, на ходу доставая из рюкзака инъектор и упаковку, с капсулами боевого коктейля.

Перехватив, первого попавшего, ходячего, сунул ему в руки светящийся коммуникатор и поставил его над раненными.

- Свети сюда! - Разделив дозу на двоих, приставил инъектор к шее и нажал на спуск.

- Позвольте! А вы, кто, собственно, говоря, что бы так вольно обращаться... - Договорить этому хлыщу я не дал. Из положения сидя, от всей души, вложившись в удар, пробил ему в челюсть.

- Упс! Это же - Церукади! "Золотой правозащитник"! Как ты ему, красиво! - Мой камрад, я слышал, как к нему обращались - Мигель, замер в восхищении. - Мечта всей полиции!

Следующую капсулу - вкатил себе.

- Мигель, подойди сюда! - Попросил я, чувствуя, как накатывает нервная дрожь - предвестник скоро улучшения состояния. Потом мне будет плохо. Но пока... Вариантов нет.

- Ещё кого нашли?

Подошедший ближе Мигель, увидев инъектор, отшатнулся.

- Что, знакомо? - Я показал маркировку капсулы.

- Уже пятёрка? - Мигель, вздохнул. - Мы, четвёрку, пользовали.

- Все течёт... - Многозначительно вырвалось у меня. - Подставляй шею. И думай, кому ещё поставить. Ампул осталось только семь.

- Да, сколько ж у Тебя, ещё сюрпризов? Сейчас, приведу, троих. Остальных - по мере надобности. - Потирая шею, Мигель исчез в темноте, разрываемой, светом экранов.

Я кивнул, соглашаясь с ним.

Пятеро здоровых мужчин - этого достаточно, чтоб выжить нам, всем.

Трое мужчин, подошедших буквально через пару минут, были облачены в бронежилеты, без опознавательных знаков.

- Мигель сказал - надо уколоться! - Пробасил один из них.

- Надо. Только сперва - ни у кого, сотрясения нет? А то, не откачаем, потом.

- Не, мы целенькие! - Задорный голос паренька, ростом под метр девяносто и косой саженью в плечах, весёлым эхом прокатился над развалинами. Сверху опять что - то хлопнуло.

- Что ж, "целенькие", вставайте в очередь, на прививку! - Попытался по шутить я. Вышло плохо. - Среди Вас, сапёры есть?

Все трое помотали головами, мол, не наша специфика.

Именно за это я и ненавижу, узкую специализацию.

Обколов "троицу", отправил их обследовать стены и перекрытия, может, найдут выход. Попросив, чтоб сильно вверх не лезли. Здание находилось в состоянии неуверенного равновесия, а их тушки - не самые легкие.

- Что будем с "ящиком" делать? - Мигель появился из темноты, как пыльный призрак.

- Эй! Здесь труба, газовая - фонит! - Послышался крик из темноты.

- Пошли. Её заткнуть надо.

Мигель кивнул головой.

При свете экрана, газовая труба выглядела совершенно целой.

- У неё, возле стены - трещина! - Отчаянно кашляя, сообщил нам, пожилой мужчина, в форме вахтёра.

- Ну и слух у Вас, Василий Иванович! - Восторженно воскликнул Мигель.

- И слух, и нюх! - Щелкнул себя по носу, вахтер.

- Трещина - это не страшно! - Улыбнулся я, "ныряя" в рюкзак, за рулоном пленки. - Мы её, сейчас, замотаем!

Задержав дыхание, пронырнул к трубе и начал туго закатывать трубу, пленкой. Через минуту страшное шипение, прекратилось.

- Всё, от этого - отмотались! - Я закинул остатки пленки в рюкзак.- Василий Иванович, подойдите, пожалуйста, ближе.

Не ожидая подвоха, вахтёр сделал ко мне два шага.

Инъектор сделал протяжный "ш-ш-ш-шурх", вгоняя порцию коктейля.

- Нам нужны те, кто сам шевелится, а не те, кто приказов дожидается. - Пояснил я свои действия.

- Так то оно, так. Но предупредить - надо было! Не знал бы тебя, мог и руку сломать.

"Меня? Знал?" - Удивился я. - "Да, плевать!"

- Эй, Люди! Я до спасателей дозвонился! - "Коммуникатор", подскочил к нам.

- Мигель, поговори с ними. А я, пойду, ящик, гляну. Инструмент - есть, думаю - справимся. Потом сам подходи, светить будешь. Уж прости - больше некому.

Мигель, прижимая коммуникатор, понятливо кивнул головой.

Ящик я нашел со второго захода. Как не заметил его красно - синюю иллюминацию, сразу - убей Звёзды, не понимаю.

Присвистнув и достав мультитул, начал осторожно доламывать, ящик. Чертыхнувшись, вспомнил о фонаре, валяющемся на дне рюкзака. При его ярком свет, работа пошла намного веселее. Крышка, как не странно, не имела даже простенькой растяжки, что несказанно меня обрадовало.

Через несколько минут лёгкой работы, аккуратно собрав все мешочки со шрапнелью, оголил всё тело бомбы.

Радиодетонатор, весело пикнул, проверяя связь.

Я покрылся холодным потом - страшная, по своей параноидальности, мысль, заставила руки затрястись.

- Мигель! Мигель!!! Живо сюда! - Заорал я, махая фонариком.

Буквально через мгновение, Мигель, всё ещё прижимающий коммуникатор к уху, появился рядом со мной.

- Ты чего?! Таймер пошёл?!

- Нет. Мигель, а что если "сука" не "там", "сука" - Здесь! - Выдал я на - гора свою догадку. - Батарейка - то трёх вольтовая! А вокруг - перекрытия и куски стальных конструкций!

- Подождите минуту! - Бросил в трубку мой "камрад" и весь обратился во внимание.

- Ты здесь всех знаешь? - Спросил я, пытаясь унять дрожь в руках. - Надо исключить даже возможность, с нашей стороны. Что там за стенами - от нас не зависит. А здесь - проверить - всех. Уж больно всё красиво получается. Зачем, таймер на 30 минут, если нажать на кнопку можно с другого конца города, сидя у телевизора? А нужны они, чтоб самому успеть убраться!

- У Тебя - фантазия буйная! - Отрезал Мигель. - И паранойя - цветет!

- Уж лучше пусть цветет паранойя, чем цветы, на могилке! Что спасатели говорят?

- Они запеленговали наш коммуникатор. Говорят, что сверху доберутся, не раньше, чем через сутки. Хотят попробовать, снизу, через метро.

- Предупреди, что и там может быть ловушка. - Плохие предчувствия меня просто переполняли. - Пусть будут внимательнее! Не для того я здесь, коктельчиками балуюсь, чтоб на тот свет, свеженьким попасть!

- Ну, ты даешь! Я тебя просто не узнаю.

- Можно подумать, я тебя - узнаю! И кликни, парнишу, посильнее, надо шрапнель, в дальний угол унести.

- Что, провода, резать будешь?

- Ты о чем, человече? - Не выдержал я. - Это только в фильмах, провода разного цвета. В жизни - так не бывает! Успокой народ, про помощь снизу - ни слова. Вобщем, тяни время, как можешь. А лучше - отвертись и мухой сюда. Будем пластилин резать.

Мигель, многозначительно повертев пальцем у виска, отошел.

Сделав пару глубоких вдохов - выдохов, как учили диверсанты "Лох - Несса", распластал полиэтиленовую упаковку.

При осмотре, я нашел всего шесть взрывателей. Зная свойства цепрона - здесь их с перебором. Извлечь взрыватели - нельзя. Но... Можно обрезать вокруг них - саму взрывчатку!

Прелесть цепрона, помимо всего прочего - то, что он всегда, идет брусками по 500 грамм. В один втыкаешь детонатор, обкладываешь другими и - все.

Так что, для начала - надо убрать лишние "кирпичики"

Этим я и занялся. Осторожно отпарывая упаковочные ленты и молясь, чтоб взрыватели оказались стандартными, а не любительским "самоделом", вытаскивал куски взрывчатки, складывая их, позади себя.

За этим меня и застал, вернувшийся Мигель.

- Да ты!?

- Тихо... - Попросил я. - Лучше, оттащи лишние, подальше!

Рядом со мной уже лежало штук сорок, и, до половины - было ещё ой, как далеко.

Всего оказалось - девяносто четыре штуки. С шестью - сто. Пятьдесят килограмм. Кажется, Мигель упарился таскать цепрон, распихивая его по разным углам.

- Ты как? Может, водички?

- А можно - водки и на берег океана? - По-еврейски, ответил я.

- Если - рванет, все там встретимся... - Покачал головой, Мигель.

- Ну, уже не всё так и плохо. Всего три килограмма. Воронка будет: метров пять - глубиной. - Мое неистребимое чувство юмора, наконец - то проснулось. - Если правильно заложим - то, вполне может статься, что окажемся на свободе. Если не завалит.

- Что дальше делать будешь? - Заинтересованно присел рядом камрад.

- Буду, срезать цепрон, как мясо с вертела - ломтиками. Ты, знаешь что, подтащи - ка, сюда шесть бутылей, с водой. Я в них, детонаторы опускать буду. Мало ли, может они - еще и на наклон среагируют.

Мигель, качая головой, отправился выполнять мое поручение.

Цепрон резался плохо. Только отличная заточка лезвия мультитула и моё не проходимое упрямство, позволили мне, за двадцать минут, "обкорнать" один детонатор.

Опустив его в бутыль, я со вздохом выпрямился.

- Ну, ты и... - Мигель добавил что -то по-испански.

- Ага, вот именно, оно самое. - Спина затекла - ужасно. В глазах - двоилось и троилось.

- Давай, я тебе помогу. - Решил Мигель. - Я их, в черновую, а ты уже - по максимуму.

- Отлично! - Согласился я. От этого процесса резки, меня уже мутило.

В четыре руки, мы справились за полчаса, с оставшимися пятью детонаторами.

- Погоди! - Остановил меня Мигель, когда я собрался выключить фонарик. - Присядь рядом с бутылками, я Тебя, на память, щёлкну! А потом, ты - меня. Вот Кевин завидовать будет!

- Да. Уж. Такое фото - один раз в жизни сделать можно... - Улыбнулся я.

Минут десять, мы принимали самые извращенные позы, фотографируясь рядом с, теперь уже, нашей, бомбой. Мигал синий огонек радиомодуля и на таймере, светились красным, такие страшные, тридцать минут.

- Давай, глянем, что получилось! - Предложил Мигель.

- Нет уж, давай, вместе с Кевином, на улице посмотрим. - Суеверно отмахнулся, я. - Заодно и посмеёмся - вместе!

- А что, тоже вариант! - Согласился камрад и широко улыбнулся.

- Ура! - Раздалось в темноте. - Через пять минут, спасатели будут здесь!

- Вот же придурок! - В один голос, выругались мы.

- Не шумите! - Из темноты, появился Василий Иванович. - Нашёл я!

- Правозащитник, сука! - Выдохнул Мигель.

- Нет. - Покачал головой вахтёр. - Настёна. В её сумочке лежал.

- Вот же... - Мигель расстроено махнул рукой. - И все ниточки, оборвались.

- Зато, мы - живы. - Обрадовал я его. - Вот только, после коктейля, боле-е-е-е-еть будем....

Через десять минут, в центре подвала, провалилась земля и оттуда появилась пожарная каска, следом, весь подвал наводнило невиданное количество людей, спешащих нам на помощь.

- Ну, вот и сказке конец! - Спокойно заявил я, убирая мультитул в карман куртки и усаживаясь на столешницу.

... - Данн! Открой Дверь! - Рык Петровича, вырвал меня из сладких объятий сна. - Открой Дверь, Данн!!! Пожалуйста!

Подходя к двери, услышал за ней ещё и голос капитана.

"Сдаётся мне, сейчас меня будут пинать!" - Подумал я и пошёл открывать дверь.


***


"... - Как она? - Вышедшая из лифта "Волчица", присоединилась к группе стоящих плотной кучкой, людей.

- Операция ещё идет. - Пожал плечами Кевин. - Через пару минут, выйдет Мигель, ему швы накладывают, расскажет больше.

Полковник Волк, придерживая правую руку в лубке, покачала головой.

- Алла Николаевна, всё будет в порядке! - Поддержал полковника Мак - Сохо. - Они в подвале, выжили, а тут уже врачи, оборудование.

Малиш согласно кивнула.

Василий Иванович, нервно потирая шею, стоял молча.

Мигеля, вырвавшегося от врачей, приветствовали, как вырвавшегося из лап террористов.

- Что там было?

- Как Вы выбрались?

- Как самочувствие?

Вопросы сыпались со всех сторон, приведя Сантьяго в полнейший ступор.

- Погодите! - Не выдержал он. - Как Стана?

- Ещё на столе. - Повесив голову, ответил Кевин. Ему до сих пор было обидно, что в такой момент он оказался дома.

Известие о взрыве 7 - го участка застало его бреющимся, в ванне, дома.

Он так и примчался на место своего бывшего участка, с гладко выбритой левой половиной лица, на которой теперь красовался длинный язычок лейкопластыря.

Мигель, плотно окруженный друзьями, ошарашенно крутил головой.

- Как же так, она два часа на ногах провела! А теперь - на операционном столе! Или я чего - то не понимаю...

- А что тут понимать - это же Стана! - Веско сказал свое слово бывший опер. - Она к цели будет на коленках ползти, но своего добьётся!

В глазах Василия Ивановича светилась не шуточная гордость за "дочку".

- А что по взрыву? - Поинтересовалась "Волчица" у Мак - Сохо.

- А по взрыву - пусто. Восемь различных группировок, заявили о своей причастности к делу. Все восемь - пустышки. Анастасию Вольжан, увы уже не допросишь - по причине отсутствия головы. Взрывчатку и взрыватели, обрабатывают в лаборатории, там, до результатов, как минимум - сутки. Все остальные следы, если они и были, развеяны взрывом здания.

- Жертв много? - Тихо спросил Мигель у своего напарника.

- Семеро погибло. Семнадцать раненных, считая "Волчицу" и Стану. Остальные, вроде Тебя - швы и пинок под зад, чтоб не мешались.

- Тут один из спасенных, - Начала Малиш, - подал на капитана Кейт жалобу. Якобы она его избила, сломала челюсть, оскорбила его достоинство и честь.

- Вот... - Вспыхнул Мигель. - Да я...

Мак - Сохо, поднял руку, успокаивая Сантьяго.

- Скажите, капитан Кейт - левша? - Продолжила Малиш.

- Да правша, она, правша. - Дружно кинулись защищать напарника, Кевин и Мигель.

- Ну, тогда я правильно сделала, что сломала ему обе руки. - Закончила свои расспросы, Малиш.

- А ещё, отправила его на психиатрическое освидетельствование. - С улыбкой добавил Мак - Сохо. - Думаю, пройти его, он сможет не раньше, чем сможет говорить... Или - писать.

Лица "участковских", расцвели яркими улыбками.

- Что, уже всё рассказали? - Тихий, уставший голос за их спинами, заставил всех умолкнуть и развернуться, к говорящему. - Странно, кто успел раньше меня?

Уставший хирург, в мокром от пота халате и слипшимися волосами, внимательно смотрел на них.

- Всё у неё будет просто замечательно. - Улыбнулся врач. - Здесь есть, тот кто ей коктейль ставил? Нет? Жаль. Дайте ему сперва в челюсть, а потом - поите, неделю, без просыха. Не его инъекция - не выжила бы девчонка.

Улыбки на лицах компании, блестящие от слёз радости, глаза - наверное, вот высшая похвала, врачу.

- А потом, как просохнет ваш герой, тащите его ко мне. Хочу познакомится, с человеком, который таскает с собой, боевой коктейль N5, до того, как его арестуют Ваши друзья из "глобеза". - Доктор улыбнулся. - А теперь, дайте пройти, люди! И сами, расходитесь по домам. Ваша подруга, ещё две недели в "колбе" проведёт, так что нечего по больнице шататься.

Компания расступилась, уступая дорогу уставшему доктору.

- И, кто рискнет арестовать Стану? - Сорвалось у Мигеля.

Мак - Сохо и Малиш удивленно уставились на Сантьяго.

- Тут, такое дело. Пятёрка была у Станы... - Кевин, тут же толкнул друга в бок, останавливая.

- Лейтенант Сантьяго! - Грозно прошипел Мак - Сохо. - У капитана Кейт, не было никаких... И ничего вы... Ну, думаю, Вам понятно?

- Так точно! - Мигель расцвёл.

А "Волчица", потирая шрам, от своего первого ранения - задумчиво помрачнела."

"... - Штурмовик "Эпсилон - теро", бортовой номер 404, приготовится к старту!

Карса напрягся. Сегодня "Терька", снова получила полный боевой обвес и заправку.

- 404 - й, отмена старта. Пилот не имеет достаточной квалификации.

Андрей громко и со вкусом, выматерился.

"Терька", словно специально, отключала пилота. Нет, пока боекомплекта не было - летай, сколько влезет. Вокруг базы. Стоило ввести прыжковые координаты, бортовой компьютер, блокировал действия пилота и уводил штурмовик в ангар.

- Может, БК сменить? - Нерешительно предложил техник. - Может в нём - проблема.

- Ну, давай! Такой умный? - Подполковник вздохнул. - Нельзя сменить БК. Он в единственном экземпляре, такой.

- Ну, есть же варианты! - Руководитель полетов, хмуро глотал остывший чай. - Заводские настройки, перепрошивка, боевые вирусы, в конце - концов!

- Милости прошу! Что, думаете не делали? - Карса мрачно смотрел на штурмовик. - Всё - делали! Эти "дальразведковцы", в нём что - то такое наваяли, что вирусы проходят, как вода в решето.

Радость полета на "Терьке", испытали уже два десятка человек. И только Карса - дважды. Остальные, после посадки, вылазили из кокпита с "волчьим билетом".

- Слушай, может выпустишь этого сержанта, уже! - Вспылил руководитель. - Может, просто биометрия не проходит. Он же штурмовик, под себя делал. Ты пойми, мне 96 часов дается, на облёт новой машины. 83 - уже прошло. Нам его, только разобрать остаётся.

- Рад бы. - Карса устало сел в кресло. - Но ему ещё пять дней, на "губе", сидеть.

- Давай я поговорю. Ну, не может капитан, не пойти навстречу. У тебя не получилось - у меня получится.

- Если бы его капитан, на "губу", отправила...

- Неужто - СБ?

- Хуже. "БТ", в полном составе!

- Он что, "Большой Тройке", попался?! - Выпучил глаза руководитель полётов.

- Ещё хуже - он их макаронами, накормил... - Карса умолчал, что при этом, сержант был "в стельку".

От удивления, руководитель полётов, поставил чашку мимо стола.

- И, они - съели?! - О кулинарных пристрастиях "Большой Тройки", знали все базы, без исключения. Макарон, в любом виде, в этих пристрастиях, замечено не было. - Рисковый парень...

- Ага... А теперь, представь, что они с ним сделают, если узнают, что он ещё и штурмовик, под себя модернизировал!

- Отто - повесит. - Благоговейно выдохнул руководитель.

- Нет. Они его заберут. К себе. Вместе с "Терькой".

От подобного прогноза, руководителя полётов, бросило в озноб.

Летать с "Большой тройкой", это всё равно, что летать на ядерной бомбе - может взорваться, а может и нет.

Карса, выскользнул из кресла.

Выходка Данна, прошлась утюгом и по нему, и по Элене, и по экипажу "Сигона".

Члены "Тройки", пообедав, решили найти повара.

Нашли, на их головы.

- Эй, Карса! - Окликнул его руководитель полетов. - Ты, как знаешь, а я - рискну.

Махнув рукой, погружённый в свои мысли, Андрей вышел из рубки, направляясь к себе. Элену, за то, что она отвезла Данна не в лазарет, а в гостиницу, "Большая тройка", на неделю, отправила под домашний арест, который она и коротала в его квартире. На такое нарушение правил, как ни странно, посмотрели сквозь пальцы.

Руководитель полётов, дождавшись, когда за подполковником закроется дверь, взялся за коммуникатор. Тяжело вздохнув, набрал номер и стал ждать ответа.

Уже через пару гудков, в трубке раздался знакомый голос.

- Афанасий Никитич! Доброе утречко! Лебедь беспокоит! Есть минутка, не отвлекаю? - Дождавшись ответа собеседника, он набрал полную грудь воздуха и решился. - Афанасий Никитич, я по поводу сержанта, которого вы на "губу", сослали! Нужен он мне, очень. Может я, подойду, поговорим? ..."


***


Три дня "губы" пошли мне на пользу. Я прекрасно выспался. Слабость, накатывающая, без всякого расписания, прошла. Вернулось чувство юмора, а главное, все ужасы о "губе", оказались "страшилками на ночь".

Утром четвертого дня, смешливый конвоир, вывел меня из комнаты и передал с рук на руки, хмурому и серьезному, Карсе.

- Пошли, сержант. Будешь грехи замаливать. - Карса, подвёл меня к серебристому электромобилю. - Да, после всего, что ты успел натворить, сложно не поверить, что ты - "целованный".

- Андрей, ну спал,я, спал. Сам знаешь - "сон алкоголика крепок, но не долог."

- Ага, к твоему сведенью, у тебя в крови, алкоголя - не обнаружили. Зато, нашли остатки боевого коктейля. Так что, объясни мне, как ты умудрился уснуть, если в тебе гуляли такие лекарства.

Авто, стремительно скользило по коридорам базы, впервые наполненные огромным количеством народа, спешащего по своим делам.

- К твоему сведенью, я ничего на принимал. Не успел. Как зашел, так сразу и вырубился, возле порога.

- Да уж, видели мы твое просто. Ты знаешь, что в каждом номере гостиницы, стоят камеры?

Я помотал головой.

- Освободишься, зайди к Петровичу. Он тебе много чего скажет. И покажет... - Андрей мрачно зевнул.

Дальше мы ехали в полном молчании.

Я переваривал информацию о коктейле, в моей крови и представлял, что со мной сделает Док.

Оставалась слабая надежда на капитана Баханн, но, верилось в чудо, очень слабо.

Остановились мы возле знакомых мне ворот 4-го ангара.

- Вылазь. - Буркнул Карса. - Сейчас я тебе, инструктаж читать буду. С матами.

- Хоть горшком назови, только в печку не суй! - Отбрехался я.

- Я, тебя, сейчас в "Терьку", засуну. Голышом! - Вспылил Андрей. - Умник, х...!

Поняв, что чувство юмора вернулось только ко мне - решил не выделываться. Дороже будет.

- Далеко пошел? - Язвительно остановил меня подполковник. - С заднего сиденья, сумку, забери. Или думаешь, целый подполковник будет за тебя, твои шмотки таскать? Облезешь и неровно обрастешь!

Сумка оказалась огромной и увесистой.

Открыв калитку, я с трудом с ней пролез, в проход.

- Пошли, сейчас Элена, с тобой поговорит и будешь ты, работать, как крепостной крестьянин!

В комнате, куда меня завел Карса, сидела Элена, в обычном, ярко - оранжевом, платье.

- Ух, ты! - Вырвалось у меня. - Товарищ психолог и в штатском!

- В отличии от тебя, с меня домашний арест, не снимали! - Грозно ответила Элена, махая рукой, чтоб Карса вышел.

- И я опять виноват? - Вырвалось у меня.

- Да. - Улыбнулась Элена, когда за её мужчиной, закрылась дверь. - А ещё, по твоей вине, экипаж "Сигона", отправлен на планету - проветриться. На неделю.

- Да кому же я так насолил? - Удивился я.

- Твоим очень хорошим знакомым, которых Ты, накормил макаронами! Тебе имена - Скад Фьюреческу, Отто Канцин, Афанасий Бродь - ничего не говорят?

- А - должны?

- Звёзды, всемогущие! - Выдохнула Элена. - Ты же военнообязанный! Не знать членов "Большой тройки" - позор!

- Так я, что, их - накормил? Наверное - не понравилось!

- Млин! Наоборот, понравилось! Они приехали в гостиницу, с тобой пообщаться, а тут мы, к тебе в номер ломимся. А ты - тушкой у дверей лежишь, не шевелишься. Тут мне и впердолили, за то, что я тебя, не в лазарет отвезла. - Элена, эмоционально всплеснула руками. - А потом - остальным. За то, что дверь номера открыть не смогли, всем экипажем. Так что, твой экипаж, сейчас на Мошне, прогуливает премию Элизабет. А я, к Андрею переехала... - Тихим шепотом, добавила она, улыбаясь и блестя глазами.

- Как говорится - не было бы счастья, да несчастье - помогло.- Улыбнулся я, в ответ.

Элена кивнула головой.

- Ладно, переодевайся. Тебя "Терька" ждет, тоскует. - Сказала она и подошла к двери. - И, готовься, милости "Большой Тройки" - всегда больше похожи на наказание.

В сумаре, действительно лежал мой пилотский скаф и шлем. Вот интересно - на себе их вес не чувствуешь, а в сумке, килограмм 12 было!

По регламенту, одевать костюм пилота, положено вдвоём, за 2-е минуты.

Злобный Карса, мне на помощь не пришел, а звать кого - то, не в моих правилах. Так что провозился я, минут десять.

Подполковник, ждал за дверью. Когда я вышел, он подтянул застёжку и хлопнул меня по - плечу.

- Пошли, "герой", тебя ждут великие дела.

"Терька" стояла в дальнем углу ангара, скучая под тентом. Рядом ходил незнакомый воен - инженер, гоняя знакомых техников.

- О-па, а Орешин, где? - Удивился я.

- Гуляет на Мошне, с твоими. - Ответил Карса. - Наше с ним счастье, что мы не кинулись, следом за всеми, когда тебе плохо стало. Иначе, нас бы тоже - послали... На долго... Мне и без тебя, ведерную клизму, поставили, за всё на свете.

Печальный Карса, помог стянуть с "Терьки" тент. Золотистая мордочка терьера, ярко блеснула, словно здороваясь, со мной.

Приставив лесенку, я собрался залезть внутрь.

- Данн, постой. - Подполковник расстегнул ворот форменной рубашки, доставая оттуда, серебристую ключ - карту.

- Держи. Никому не показывай и не рассказывай. Даже во сне! - Предупредил он меня. - Это - "Мастер - ключ". Их, на базе, всегда - три. Первый - у коменданта. Второй - у СБ, третий - у контрразведки. Этот - четвёртый.

- И что мне с ним делать? Повесить на шею и забыть?

- Этот ключ, именно - этот, Данн, имеет приоритет, перед остальными. Все корабли, выпущенные до 2132 года, подчиняются этому ключу. Даже если активен капитанский - этот важнее! Не свети им. - Карса, собственноручно, надел мне ключ на шею. - Никому. Никогда.

От осознания, что именно мне доверили, стало плохо.

- Всё, покажи им! - Подполковник шутливо дал мне коленом под зад.

Блистер кабинеты, начал открываться ещё до того, как я нажал на скрытую кнопку. Пульт активировался, заиграл огоньками.

Со стоном блаженства, я опустил свой тощий зад в роскошный пилот - ложемент.

"Привет, Терька!" - Поздоровался я со штурмовиком.

Кресло мелко завибрировало, подгоняясь под мой размер.

Сняв перчатку, погладил приборную панель, радуясь новой встрече. С руки, метнулся серебристый дракончик, пробежался, изучая панель, развернулся ко мне и довольно открыл пасть - Змейке, штурмовик тоже понравился.

- Вернись, Змейка. - В полголоса, попросил я. Змейка - дракончик, повертела головой отрицательно и расплылась, по приборной панели, серебристым озерцом, в форме дракона.

Получилось очень симпатично.

- 404! Живой там? - Не знакомый воен - инженер, стоял на приставной лестнице и рассматривал новое украшение приборной панели.

- Живой. Только - нервничаю. - Признался я.

- Раз нервничаешь, значит живым будешь. - Пробасил инженер и начал спускаться.

Дождавшись, когда лесенку откатят, запустил двигатели.

Несколько секунд, "Терька", сотрясалась, от едва сдерживаемой мощи.

- Данн! - На общем канале, возник Карса. - Убери ногу, с газа. Сейчас тебя поставят на катапульту и выпустят. Потом газовать будешь.

Так я и поступил.

Катапульта, на удивление мягко, запулила меня за пределы базы.

- Товарищ подполковник! - Обратился я, к Андрею. - Что - то я ускорения, от катапульты, не чувствую.

- А ты, как хотел? У тебя капсула - от торпедоносца, а там - компенсаторы, знаешь какие стоят? - Нервно хихикнул кто - то, в общем канале.

- Посторонние, с канала, сдриснули, технично! - Грозно скомандовал подполковник. - 404 - й, полётное задание, как при первом полёте. Без прыжка. Передаю Диспетчеру.

- 404-й! - Знакомый голос, зазвучавший в наушнике, придал уверенности. - Почему у меня, вы постоянно отображаетесь, как "Терька"? Измените идентификатор!

- Не могу! - Сорвалось у меня. - Знаний не хватает.

- Ну, тогда, так и оставайтесь - "Терькой". Надоело вас править. - Девичий голос коротко хохотнул. - После зайди, хочу на "Терьку", в жизни посмотреть.

- Заходите в 4-й ангар, лучше, сами увидите! - Предложил я.

- База, "Терька", тьфу, 404-й! А, нет, всё - таки - "Терька"! Прекратите балаган! Вас уже вся база слушает! - Рявкнул руководитель полетов. - Как дети, малые!

- Есть! - Ответил я.

- Так точно! - Снова хихикнула, девушка.

- "Терька", Ваш коридор - "Синее полотно".- Голос девушки, в левом наушнике, звенел от еле сдерживаемого смеха. - За пределы полотна - не выходить! Скорость 300, высота - 1700! Вектор движения - против звезды.

- Я - "Терька", всё понял, выполняю!

На этот вылет, меня держали от базы и подальше и повыше ещё и скорость порезали, гады!

И, всё - равно, штурмовик, ровненько, как по линеечке, откатал задание. А как он слушался управления... Это же песня! В какой - то момент, мне показалось, что я ещё только думаю, а он уже исполняет. Поразительное ощущение всемогущества.

- "Терька", это база, вам разрешён свободный полет. - Девушка скинула координаты и я, развернувшись, дал "копоти".

- "Терька"! - Рявкнул Карса. - Не так быстро!

- Есть! - Было от чего опечалится, так хотелось почувствовать, хоть на пару минут, каково это - полный газ.

- Данн! - Шепнул в правый наушник, Карса, пользуясь внутренней связью. - Там, истребители возвращаются, пропусти их. И не ведись, на их подначки. Если вмажетесь - тебе ничего не будет, а "Терьку", оттирать сам будешь. Тряпкой.

- Понял. - Угроза была более чем значительная.

Пропустив, возвращающиеся на базу, истребители, прибавил газу. Потом еще. Потом - еще и в глазах потемнело.

Услышав мой вскрик, переполошились и база, и Карса.

- "Терька", что случилось?

- Ты там, как?

- Надо, ограничитель, на 11 поставить! "Чертова дюжина" - перебор! - Пытаясь вдохнуть, ответил я.

- Дурак! - В один голос, сообщили мне и База и Подполковник.

- Ладно, Данн, давай ещё минут десять и возвращайся. - Решил Карса. - Тебе ещё с полным обвесом, вылет делать и прыжок, на полигон.

- Есть, минут десять! - Обрадовался я, наслаждаясь полетом. "Терькина" маневренность, просто поражала воображение. Возможность, заложить вираж, за пару секунд, просто требовала проверки.

Поддав газу, ушёл в разворот. Потом ещё раз, играясь с разными мощностями, на правом и левом двигателе. Поворотные сопла, ощутимо заносили хвост, словно заставляя "Терьку", вилять им. И впрямь, как хвост терьера.

Заигравшись, пропустил появление тройки истребителей, вылетевших на патрулирование и подкравшихся ко мне, сзади. Впрочем, сама "Терька", их прекрасно видела, отслеживая движение звена, кормовой пушкой.

- Эй, на "псине"! - Раздался искаженный голос на общем канале. - Чего хвостом виляешь? Поиграть хочешь? Палочку бросить? Или в догонялки поиграть, просишься?

Довольный хохот напарников спрашивавшего, показался мне обидным.

- Догоняй, "лапшерезка"! - Бросил я и дал копоти.

"Терька", выстрелила всеми тремя своими двигателями, утапливая меня в кресло. Истребители, со свистом и улюлюканьем кинулись вдогонку, быстро уменьшаясь в размерах.

- Данн! Немедленно назад! - Осадил меня Карса. - Устроил здесь гонки, понимаешь!

- Есть назад! - Усмехнулся я, задирая нос кверху и ложась на обратный курс. От перегрузки, стало тяжело дышать. Впрочем, через секунду, все прошло.

Дикое хулиганское чувство, взыграло в одном месте. Как был, кабиной вниз, помчался навстречу, догоняющим меня истребителям. Пролетая над ними, почти впритирку, помахал ручкой, и выдал на общем канале:

- Пока, девочки! Долго собираетесь!

Ответом мне было лишь: "Ик!"

- "Терька"! - Выдохнула диспетчер. - Я Тебя хочу!

- Поздно! Занято! - Отшутился я.

- Да вы, совсем очумели! Крутить амуры, перед всей Базой! Сгною на камбузе! - Пригрозил руководитель полётов, вызвав у меня дикий хохот.

А потом, тихий голос Карсы, видимо забывшего отключить микрофон, довёл до истерики и саму "Базу".

- Испугал ежа, голой ж... Да, он и так, повар! Кок корабельный! Камбуз - его дом родной! Нашли чем пугать...

"База", всхлипывая, от приступов хохота, отключилась.

- Данн, ты, перевернись! - Остудил мою горячую голову, Андрей.

- Я - "Терька", прошу посадки! - Выполнив маневр, сделал я запрос.

База всхлипнула и... Снова заржала!

- "Терька", это руководитель полётов. Посадочный вектор - синий. 4-й ангар. Потом - ко мне, комики, оба!

- Я - "Терька", исполняю. - Доложился я.

Система автопосадки, отключила меня от управления штурмовиком, давая, последний шанс посмеяться, в своё удовольствие.

Оказавшись в ангаре, открыл кабину и снова согнулся от хохота.

Судя по красным лицам техников, Карса, микрофон не выключил специально и все наши переговоры, 4-й ангар слушал в режиме реального времени, ползая теперь от смеха, на четвереньках.

Лесенки я дожидаться не стал, просто - перемахнул через борт.

Новенький инженер, улыбался, глядя на меня, как - то плотоядно.

- Что - то не так? - Напрягся я.

- Зря ты, 2-ю эскадрилью, опустил. Да ещё и при всех. Тебе, мои девочки, этого не простят.

- Пойдут и повесятся. - Зло ответил я. - На их чувства - мне... До звезды.

- Они тебя в бою должны будут прикрывать! - Попытался начать читать мне мораль, инженер.

- Они ширинку, прикрыть не могут. Спасибо! Уж лучше без них, точно - целее буду.

- Да как ты можешь! - Лицо инженера начало наливаться кровью.

- Да я, еще и не так могу. Из всех, кто крутился там, только эти, "девочки", пошутить решили. Что, заткнуть свою варежку - гордость распирает? Ах, мы крутые, всех в лапшу порежем! Крутые, как яйца варёные. А, как над головой, что - то пролетело - икать начали. Хорошо, хоть не пукнули, от страха!

- Данн! Прекрати, немедленно! - Появившийся Карса, попытался встать между нами, видимо опасаясь, что я полезу в драку.

Фыркнув, я повернулся спиной к инженеру и остолбенел - за моей спиной, собрались все техники 4-го ангара с очень напряженными лицами.

Я снова повернулся к инженеру.

- Я, так понял, вы замещаете Орешина, от истребителей? - Обратился я к нему.

- Данн! Нет! Он - офицер! - Попытался снова остановить меня, Андрей.

Инженер холодно кивнул.

- Ну, так передайте девочкам, что через три дня, если я ещё буду здесь и мне разрешат - я порву, ваших девочек, на ленточки. Как "Терька" - грелку! Один против троих. Штурмовик "Эпсилон - теро", против трех "КаМи"!

- Не надо их рвать! - Послышался голос позади меня. - Дави их, как крыс!

- Парни, ребята, да вы, да вы, что?! - Инженер побледнел, не на шутку испугавшись.

- "Давить - как крыс"! - Раздался дружный вопль, техников 4-го ангара, поддерживающих меня.

- Так и передайте, своим "девочкам - лапшерезочкам"! Три дня. Трое - против одного. И, пусть, предварительно - ширинки застегнут, а то - хозяйство застудят! - Презрительно бросил я и обошёл инженера, стараясь его не задеть.

- Данн! - Карса дождался, когда я отойду, подальше и взял меня под локоть. - Он же тебя провоцировал! А ты - повёлся.

- Из - за таких как он, жизнь истребителя, в современном бою, исчисляется - полусотней вылетов. А из -за их самолюбования, жизнь штурмовика: всего - десять. Этот полудурок, инженер, сейчас, защищая своих, подписал, кому - то из наших - смертный приговор. Он не офицер - он преступник, товарищ подполковник.

Карса замер, внимательно слушая меня.

- Я устрою этот бой. - Вдруг сказал он. - И, ещё, у них нет, ширинок. Это и вправду - девочки...

- Будем давить - девочек... - Совершенно спокойно ответил я, находясь уже в том состоянии, когда море - по колено.

Карса, хрюкнул, подавляя смешок.

- Пошли, нас уже ждут. Сейчас Лебедь нас заклюёт...

Кабинет руководителя полетов, со скромной табличкой Лебедь А. Ф., оказался на другом конце базы. Добираться до него пришлось сперва на лифте, почти на поверхность, а потом, еще минут семь, на юрком автомобильчике, фиолетового цвета, с ярко - желтой полосой.

В полупустом кабинете, кроме Лебедя, сидела очень красивая женщина. Высокая, модельной внешности, брюнетка, с голубыми глазами, одетая в обычный камуфляж, с петлицами диспетчера 3-го класса.

- Вау, База! - Сорвалось у меня, прежде чем я, успел поздороваться с руководителем полетов.

- Хватит! - Оборвал меня Лебедь. - Потом, ближе познакомитесь. Теперь я понимаю, почему Карса не хотел за тебя просить.

Карса смущенно потупился.

Женщина очень пристально посмотрела на него, потом на меня и задумчиво улыбнулась.

- Значит так, сержант Налезенец, на будущее - ведите себя скромнее. "Байкал" - база военная, так что, сами понимаете - наказания у нас, тоже - военные. А подставлять своих людей, каким - то залётным, я не позволю. Ты улетишь, а ей здесь работать. Так что - уважение и корректность. - Лебедь вышел из - за своего стола, подходя ближе. - Это понятно?

- Да. - Не по уставу, ответил я. Лебедь А. Ф., начинал мне нравится. Чувствовалась в нём, какая - то внутренняя сила и порядочность. А таких людей я - Уважаю. - Больше не повторится. Обещаю.

Лебедь, удивленно посмотрел на меня.

- Ну, раз - обещаешь, то, пожалуйста, держи обещание. - На удивление просто и буднично, попросил руководитель полётов. - Теперь, по "Терьке". Что скажешь? Какие ощущения?

- Быстрая. Манёвренная. Очень отзывчивая, девочка получилась. - Задумался я. - БК, шустрый, успевает и мои огрехи исправить, и контроль за зонами, держать. Последних истребителей, я "зевнул", а по данным БК, он их держал - с самого вылета, с базы. Её бы, с полным "обвесом", погонять. Масса изменится, могут появится вопросы. Пока - если честно - много не скажу. В ней жить надо, хоть месяцок.

Лебедь и Карса, переглянулись.

- Ну, а ты, красавица, что скажешь? На весь космос, хочушку развела... Кстати, познакомься, это Кара Карой, наша "крёстная мама". По совместительству, первая красавица базы, прошу любить и жаловать. А также беречь и уважать - иначе башку отверну! - Лебедь вроде и шутил, а вроде и -нет.

- Есть, любить и уважать, жаловать и беречь! - Вскинулся я.

- Не человек - явление. - Покачал головой руководитель полётов, глядя на мои потуги, пошутить. - Карочка, что у Тебя? Только, без "я тебя хочу"...

Все присутствующие попытались скрыть улыбки.

- По штурмовику, я ознакомилась с модернизациями. - Кара улыбнулась. - Что могу сказать. Пора возвращать термин "Тяжёлый истребитель" или "СБ - скоростной бомбардировщик". "Терька", в её нынешней ипостаси, именно этим и является. Использование композитов, уменьшение размера - привело к ухудшению слежения, за штурмовиком. Засветку дают только двигатели, что при развиваемых скоростях - самое меньшее, из зол. Манёвренность, у неё, уже с приставкой "сверх", поворотные сопла двигателей, возможность раздельного управления двигателями, при манёвре - это, несомненно - боец чистой воды. Конечно, наш сержант - не пилот, с опытом в десять - двадцать лет, да и вообще, как выяснилось - не пилот, но... Я заложила его действия, в свободном полете. Даже он, в "собачьей свалке", успеет разложить штуки четыре - КаМи - по запчастям. Перевод вооружения, на БК - идея просто потрясающая. Исполнение - надо проверять. Пугает отсутствие антивируса и файервола, но, испытанные мной, стандартные боевые вирусы, на систему, влияния не оказывают. Вызывает сомнение, правда - в умственных способностях, бело - голубой камуфляж. Точнее - вызывал. Двойной слой, скаритеновой пленки, наложенный подобным образом, вызвал эффект гашения эха, от сигнала локатора.

- Тройной слой. - Поправил я. - Третий слой - прозрачный. Простите, что перебил, госпожа Карой.

- Вот даже как... - Кара покачала головой. - Интересный подход. Что ж, по моему мнению, подобную модернизацию, следует рекомендовать, без исключений. Штурмовик получился. И я его хочу! - Закончила она с улыбкой.

Лебедь, поворчав, для проформы, обратился, к Карсе.

- Твое заключение, "контрик"?

- Уже все знают! - Поморщился Андрей. - На этой базе, хоть кто - нибудь, умеет хранить тайны?!

- После того, как "БТ", вас, вместе с Дитером, на ковёр вызвала? Андрюша, не смеши. - Кара просто блистала. - А после того, как твоей бывшей - будущей жене, в наказание, назначили домашний арест, в твоей квартире... Сам понимаешь...

Карса покраснел.

- Хватит на личности переходить! - Приструнил подчинённую, Лебедь. - Или, мне твои тайны, базе поведать?

- Ай, да какие у меня тайны?! - Удивилась женщина. - Ну, летала, ну - упала. Стала диспетчером. Все прозрачно!

- Мессир, кто с женщиною спорит, тот сокращает жизни срок. - Начал я, в пол голоса, старую сентенцию.

- Вот, мудрые слова! - Рассмеялась Кара. - Эх, ведь достанется же кому - то...

- Её... - Закончил я.

Карса и Лебедь, переглянувшись, рассмеялись.

Карой - внимательно посмотрела на меня, блестящими глазами.

- Посмеялись и будет. - Остановил всех Лебедь. - Подполковник, твои замечания?

- Я летал на "Терьке" - дважды. Скажу честно - управлять ей, мне, как истребителю - безумно сложно. В отличии от нашего "безбашенного" сержанта, я больше полагаюсь на маневровые, чем на кормовые. А пользоваться одновременно, обеими типами, да еще и меняя мощность двигателей - пока такое я увидел в только в исполнении Данна. Пилотам истребителей, придется переучиваться. Придется переучиваться всем, пилотам. На данный момент, этот штурмовик - дорогая, индивидуальная, птичка. Птичка, с бешенными перегрузками и... И очень привлекательная. Из, почти двух десятков пилотов, летавших на ней, все выразили желание, продолжить освоение штурмовика. По техническому обслуживанию, есть один момент, заслуживающий, особого внимания. Так как "Терьку" собирали действующие техники, то время на боевое техобслуживание - сократилось, втрое. В данном случае, это заслуга воен - инженера Орешина, отдавшего приказ, не просто пихать детали, а сразу продумывать, как это сделать максимально удобно, для обслуживании. В отличии, от "КаМи", где техники проклинают конструкторские "извращения", в "Терьке", самым сложным процессом, будет являться, только замена двигателя. Свои резюме, я уже подал "Большой тройке".

- Вот даже, как! - Присвистнул Лебедь. - И что тебе ответили?

Карса улыбнулся.

- Ждут заключения руководителя полетов и вердикта госпожи Карой.

Кара передёрнула плечами.

-Хорошо. - Решил Лебедь, возвращаясь в кресло. - Сейчас, проведём на "Терьке", прыжковые испытания, а после обеда - слетаете, вместе, Андрей, вместе, на полигон. Возьмешь "КаМи" и понаблюдаешь, со стороны. Вечером, соберёмся ещё раз и всё обсудим. Свободны.

Пропустив вперёд Кару, мы вышли из кабинета.

- Что скажешь? - Спросил меня Карса, подходя к авто. - Как тебе?

- Мне - интересно. - Ответил я. - А Лебедь, мужик - Уважаю.

Кара, рассмеялась, красивым, словно колокольчики зазвенели, смехом.

- А ты, сержант - наглец...

- Нет, госпожа Карой, я просто врать не умею.

- Андрюша, подвезёте меня? - Спросила Кара, замерев у авто.

- Карочка, солнышко, конечно! - Карса, распахнул перед ней дверь. - Или, Вас сзади устроить, рядом с сержантом?

"Вот же... Язва!" - Промелькнуло у меня в голове. - "Ну, я тебе припомню!"

- С сержантом, я вечером, поговорю! - Строго ответила Карой, устраиваясь на переднем сиденье. - Тихо, спокойно и в свое удовольствие.

Карса, покраснел. Я тоже почувствовал, как стремительно вспыхивают, уши.

Довольная, произведенным эффектом, Кара улыбнулась.

- Поехали, мальчики!

4-ка встретила нас радостной суетой. "Терьку", вновь поставили в центре ангара и из раскрытых лючков, торчали провода тестирующих устройств и филейные части техников.

Инженер, при виде меня, сразу ретировался в свою комнатку.

- Товарищ подполковник! - К нам подскочил молоденьких техник, одевавший "Терьку", в броню. - Штурмовик "Эпсилон - теро", модификация - "Терька", техобслуживание завершил. Замечаний - нет. Штурмовик полностью заправлен и готов к вылету.

- Полезай, Данн. - Решил Карса. - Координаты прыжка, первого, помнишь?

Дождавшись моего кивка, просто хлопнул, по спине, подталкивая к "Терьке".

- Слышь, сержант. - Обратился ко мне, техник, когда Карса отошел. - Ребята, с "истребительскими", побились, на премию, что ты их уделаешь!

- И какие ставки?

- Пока инженер не слил модернизацию - были 16 к 1.

- А теперь?

- А теперь 1 к 3!

- Так не интересно. - Расстроился я. - Спорим, что истребители, максимум, что сделают - закроют композитом, уязвимые места?

Техник мрачно кивнул.

- А я, по "уязвимым", стрелять и не буду! - Улыбнулся я, подмигивая. - Меня не истребители обидели, а пилоты!

Техник расцвёл в улыбке и понятливо кивнул.

Катапульта, вновь вытолкнула штурмовик, в открытый космос.

- "Терька", это база! Примите прыжковые координаты! - Голос Кары просто звенел.

- Есть, "База", координаты принял. Координаты введены. Разрешите прыжок.

- Проверка координат. Всё верно! Чистых Дорог, "Терька"!

- Спасибо, "База"!

"Терька", подработав маневровыми, развернулась по курсу, окуталась защитой и исчезла в надпространстве.

Полет оказался, каким - то быстрым. На спарке, было минут двадцать, а здесь я уложился в четырнадцать.

Покрутившись, в "чистом поле", ввёл обратные координаты.

- "Терька", что - то ты быстро? - Заволновалась, база. - Или случилось, что?

- Все штатно, "База", просто быстрее обернулся.

- Быстрее "КаМи"?! - В голосе Кары промелькнули нотки восхищения. - Сколько?

- База! - Прикрикнул Лебедь.

- 14 минут, 21 секунда.

- "Терька", дополнительное задание! - "База" стала внимательной и сосредоточенной. - Повторить прыжок, с разгона.

- Это что за новости?! - Раздался возмущённый голос Карсы.

- Это, товарищ подполковник, отличные новости! - Кара едва сдерживала волнение.

- "База", я - "Терька", выполняю доп задание. - Начиная разгон, отчитался, я.

Достигнув потолка скорости, вывалился в надпространство.

Минут через десять, штурмовик вывалился в расчетной точке.

Точнее 12.09

Обратно, возвращался, также, с разгона.

Снова - 12.09.

- "База", я - "Терька", доп задание - выполнено! 12 минут, 9 секунд.

- "Терька"! Мухой в ангар! - Ответил вместо "Базы", Лебедев. - Штурмовик на ТО. И молча, слышишь, Данн, молча, ждете нас!

- Я - "Терька", всё понял! - Не поняв, на самом деле, ничего, ответил я. - Иду домой!

- Вот и иди.

Карса, многозначительно хмыкнул.

"Сдаётся мне, я снова, что - то, сделал не так."


***


"... - Расследование, по делу взрыва 7-го участка, в полном "дупле". - Мак - Сохо прикусил губу. - Следственная комиссия, не обнаружила, ни единой зацепки. Анализ взрывчатки - так же, ничего не дал. Единственная подозреваемая, так же мертва.

"Волчица", скривилась. Сейчас, её седьмой участок соединили с тридцать четвёртым, коридоры полны народа, а новое здание, обещают закончить не раньше, чем через три - четыре месяца. За это время, всё успеют передраться. Уже сейчас, горячий Сантьяго, сдерживается, только упрямым Патриком! Кейт на них, нет!

- Так же, не установлено, откуда в крови пострадавших, появился коктейль, разработанный всего три месяца назад. - Мак - Сохо, помрачнел. - Если, Сантьяго не ошибся, то... Всё упирается в капитана Стану Кейт. Когда она придет в себя, снимем показания, может быть, она что - то сможет вспомнить.

- Вы обеспечили её защиту? - Гельмут, вертел в руках обычную ручку.

- Да, после операции, её перевезли в закрытый госпиталь глобеза. - Кивнул Мак - Сохо.

- Алла Николаевна, огромная просьба, двух офицеров, работавших с капитаном Кейт, оформите, на повышение. Выведите их из штата - мы заберём их через пару дней, месяца на три. Пройдут стажировку, в полном объёме и вернуться. Обещаю. - Попросил Чешевский.

"Волчица", улыбнулась, такое решение проблемы, её полностью устраивало.

- Малиш, что у Вас?

- Проверка камер наблюдения, показала, что Анастасия Вольжан, или люди знакомые с ней, за последние три месяца, не приносили с собой, ничего крупнее, пакета, с обедом. Среди заявлений, различных группировок, взявших на себя ответственность, за взрыв, также - пусто. Тот, кто готовил взрыв, делал его неторопливо и осторожно, не оставив после себя, следов.

Ручка в руках Чешевского, с хрустом, переломилась.

- Алла Николаевна, может быть, Вы, нас порадуете?

- Порадовать, простите, не смогу. А вот озадачить и удивить - запросто. - "Волчица" улыбнулась. - Мы, с товарищем Карван - Терновской, после изучения материалов, пришли к выводу, что весь взрыв, затевался, ради одного человека. Именно присутствие этого человека и спровоцировало взрыв, в столь ранний час.

- Вот как? И у Вас есть варианты, кто может быть, этим человеком? - Подался вперёд, как охотничий пес, Мак -Сохо.

- Есть. - Вперед вышла Игоретта Павловна. - С вероятностью, 97,9%, объектом покушения, была капитан Стана Кейт.

- Вот оно как... - Выдохнула Малиш. - И с чего вы взяли, что охотились именно на неё?"

- Алла Николаевна, вспомнила, что капитан появилась за несколько минут до взрыва. Полковник, отправила её на выходной, после чего раздался взрыв. - Начала свои объяснения Игоретта. - Но, основной причиной, нашей уверенности, стали "Граалские тюльпаны".

- А цветы - то, здесь при чем? - Не понял Мак-Сохо.

- "Граалские тюльпаны", способны предупредить человека, о предстоящих опасностях. - Вступила в разговор Алла Николаевна. - Лучше не смеяться - этот факт, я проверила на себе, так что, о чём веду речь - знаю досконально. Подтвердить, эти данные, может также, мой супруг. Причём, не только на словах.

- Так что, "цветочки", еще и прорицателями, работать будут? - Улыбнулся Гельмут.

- Эх, мужчины! - Рассмеялись, переглянувшись, Волк и Карван - Терновская. - У моего мужа, человека, сугубо мирной профессии, есть шрам. Этот шрам, появился у него, в тот же день и в том же месте, что и у меня. По описанию, врачей, пуля, попавшая в меня, должна была стать смертельной. По образному выражению врача, делавшего мне операцию, "в какой - то момент, у пациентки, словно стало в два раза больше сил. Или рана поделилась, на двоих." Его отчёт, до сих пор хранится у меня в сейфе, могу принести, почитать.

- Я изучила раны полковника Волк и ее супруга. Они - идентичны. - Игоретта Павловна, прищурила правый глаз. - Более того, они - совершенно, уникально, повторяют друг друга.

- Так при чем здесь цветы? - Не выдержал Мак-Сохо.

- Мы считаем, что "Граалские тюльпаны", в момент опасности, объединяют, два близких сознания. А может быть, и не только сознания, если шрамы появились у обоих супругов Волк, физически. - Вздохнула Игоретта. - А, зная, кто прислал капитану Кейт, цветы... Становится понятно, откуда появился боевой коктейль, откуда - знания, как вести себя, при техногенных катастрофах, и, как обезвредить бомбу, совершенно дурацким образом. А ещё, учитывая то, что знаю я, и именно это меня и убедило, становится понятно, почему челюсть оказалась сломана ударом Левой руки. Мне имя назвать? Или уже догадались?..."

"... - Эх, хорошо то как! - Потянулся, развалившийся на пляже Тимур. - Тепло, светло и воздух вокруг!

- Ага.. - Зевнул Петрович. - Пойти, искупаться, что - ли?"

- Как водичка, мальчики?

- А, капитан! Водичка - теплее парного молока!

Капитан Баханн, в желтом, раздельном купальнике, подошла к воде, потрогала ее кончиком большого пальца ноги и, со вздохом блаженства, двинулась в глубину.

- Подумать только, впервые за десять лет, отдыхаем на курорте, за казённый счёт! - Протянул док.

Капитан, выйдя из воды, устроилась, на полотенце, рядом.

- Ага, мы на курорте, а он на "губе", вот так наказание! - Лениво натираясь кремом от загара, заявила Стэлла.

- Ты не поверишь, есть у меня ощущение, что он - там, - Док поднял указательный палец вверх. - Проводит время, намного интереснее, чем мы - здесь!

- Узнаю, кто рядом крутился - ноги выдерну! - Пообещала Матильда, переворачиваясь на живот. - Знаю я Вас, кобелей. Только оставь, без присмотра!

- Да, кому он нужен? Сержант! Был бы хоть летёха, тогда - да, в очереди стояли. А так ... - Стэлла, махнула рукой.

- А Лизка, где? - Спохватилась капитан, видя, что экипаж, не в полном составе.

- Укатила, со своим инженером, на рыбалку! - Отмахнулась Алекс.

- Да, она же ненавидит рыбалку!!! - Изумилась Баханн.

- Ну, все зависит от того, с кем рыба идет... - Философски заметил Оберин.- Не все же тут, замужние!

- Поговорите, еще! - Пригрозила капитан. - Вернёмся на базу, буду учения устраивать - каждую неделю. А то, совсем расслабились!

- Может, позвонишь Карсе, узнаешь как дела? - Предложил док.

- Ага. Приказ "Большой тройки", забыл? Могу напомнить: Никаких сношений с базой! Только отдых и покой!

- Это меня и пугает... - Почесался Тимур. - Представляешь, что он там, без чуткого надзора, успеет наделать?

- Так им и надо! - Мстительно провозгласила, Стэлла.

Экипаж "Сигона", дружно заржал..."

"... - Александр Федорович!

- Ну, что Александр Федорович, что Александр Федорович! Кара, Тебе что врачи сказали?! Не больше 2-х же! Тебя и так, по кусочкам собирали, дурная!

- Я - осторожненько!

- Ты? Ты?! Осторожненько?! Да я, скорее поверю, что земля - квадратная, чем то, что ты - "Осторожненько"!

- Александр Федорович! Ну, ведь заберут "Терьку", а я - ни сном, ни духом!

- Ты представляешь, на что Ты меня толкаешь! Да твои родители - с ума сойдут!

- А я маме - не скажу!

- А папу, куда денешь?

- А папа у меня, самый лучший, он всё поймет!

- С тобой что случится - папа первый в психушке окажется!

- Ну, пап, Тебе что, сложно?

- Ох, Звёзды всевидящие! Вот же... Скажите, за что мне дочь - летчик - испытатель, хоть и бывший?

- Пап, ты самый - самый!

- Уйди, не доводи!

- Спасибо!..."




***




- Что скажешь? - Карса внимательно посмотрел на меня.

- Да, чёрт его знает. Мне не нравится. Приходиться пушками дорабатывать. Восьмёрки - критично мало, Андрей. Я этот полигон, лучше своего кармана знаю. А всё равно - не БК "Терьки", так совсем, никуда не годится.

- Что именно тебя не устраивает?

- Вот, смотри - за два дня, я опробовал заход с разных сторон. Не даётся мне этот полигон, товарищ подполковник! С восьмью ракетами - двенадцать целей не положишь. А не управляемые - они и в Африке - не управляемые. Надо еще слетать. Может идея появится...

- Какая идея?! Ты, полигон, уже седьмой раз, разносишь в клочки. Чего тебе не нравится?!

- Для "Терьки", такой полигон - так, раз пукнуть. Оборона, значительная, не спорю. Но время, время! Это позорище - на 92 цели - чуть меньше минуты. При разовом залпе в 60 не управляемых и 30 управляемых, ракет - надо быстрее. И, надо ещё, кое что... Система подавления, её переделывать надо. Не подавлять, а отвлекать. Нужны муляжи какие - то или, как у спецназа - свето-шумовые, гранаты.

- Так теперь, ещё и боеприпас переделывать?

- Он, не только при штурмовке - он и при атаке истребителей, тоже сгодится. Блин, да хоть ведро фольги, за борт высыпать! Хоть одна ракета, да клюнет!

- Мечтай! - Хмыкнул Карса. - На ведро фольги, ага, как - же!

- Да, ладно, не придирайся, к словам. Завтра, думаю, ещё разок слетаю, поставлю БК, на "отстрел, по готовности", на автомате. Дурево, это, стрелять в ручку.

- Поэтому, на штурмовиках и летают - двое. - Многозначительно "пнул" меня Карса.

- Поэтому и потери у штурмовиков - вдвое! Людей жалеть надо, а не железки. Это мне, "Терьку", сейчас жалко. А в бою, мне её жалеть некогда будет. Сам понимаешь...

- Тебя Карой искала. - Сменил тему подполковник. - Просит ещё, прыжковых, штук пять, сделать.

- Сегодня же сделаю. Отдохну, чуток, а то качает уже и, сделаю.

- Ты не понял. Она хочет Сама сделать.

- Наивная. Ты ей объяснил?

- Если "Терька" и ей откажет - то, тебе, Данн, тогда дорога одна - под трибунал.

- С чего такие грозности?

- Она лётчик - испытатель, Данн... - Выдохнул Карса. - Дважды чемпион Флота, по пилотажу.

Пришла моя очередь свистеть.

- Так, чего ж она - в диспетчерах?! - Моё восхищение Карой, перешло на новый уровень.

- Молчит, как рыба об лёд...

- Да, хоть сейчас, я не против. - Змейка, предупредительно, куснула за предплечье. - Только, Андрей, подвох какой - то есть? Лебедь - запретил?

- Есть. Лебедь разрешил. Не более 2-х же, перегрузка!

- Она, что - беременная?!

- Не похоже.

- Пошли. - Решил я.

- Куда? - Не понял Карса.

- К ней. Чем гадать - проще спросить.

Я, даже не став вылезать, из уже ставшего родным, пилотского комбеза, решительно направился к дверям ангара.

Карса, послушно отправился следом.

На "вышке", Карой не было, сказали - у неё выходной и сегодня её не будет, совсем. Пришлось ехать к ней домой.

Поплутав, по коридорам базы, мы выкатились в район вольнонаемных. Тут и дома, больше походили на дома, и даже газоны - присутствовали.

Двух этажный домик, забавного светло - лилового цвета, мы разглядели издалека.

В отличии от меня, Карса, сподобился созвонится с Карой и предупредить о нашем приезде, так что, нас встретили накрытым столом, что было весьма кстати.

- Кара, что там за дела, с ограничениями? - С места, в карьер, начал я.

- Пошли к столу. - Помрачнела красавица, впуская нас в дом. - Там и поговорим.

Карса, вновь оказался культурнее меня - он поздоровался.

Усевшись за накрытый стол, уставленный вкусняшками, я понял - "Жрать хочу!"

Минут на двадцать, мы все трое, отложили все разговоры, насыщаясь и наслаждаясь.

- Кара. Рассказывай. - Потребовал Карса, видя, что я- наелся и сейчас снова пойду в атаку. - На него не смотри, он сейчас - "дикий". Вторые сутки, девятку штурмует.

- Один?! - В голосе Кары послышались нотки восхищения. - И, как результат?

- Тебе свежий или лучший? - Карса, блеснул глазами.

- Сперва - свежий. - Кара заинтересовано изучала меня.

- Свежий - 12 секунд. Лучший - 24.

- В одно крыло?! Нет предела совершенству! - Воскликнула Карой.

- Вот! И я о том же! А в чём разница? - Не понял я, их "свежие" и "лучшие"

- Свежий - это рекорд базы. Лучший - это точность поражения целей. - Пояснил Карса, видя мое недоумение.

- Он, что - не знает? - Кара улыбалась.

Карса покачал головой.

- Не знаю - что? - Не выдержал я недомолвок. - Сказали "а", будьте добры и до "б", добраться, господа пилоты.

- Лучший результат - бывший "лучший", 32 секунды. 2-я эскадрилья, в шесть крыльев. - Пояснил Андрей. - Теперь ты понял, кого "порвать", обещался?

- И - порву! Точнее - "Терька", порвёт! - Заупрямился я.

- Да порвёт твоя "Терька", порвёт! - Решительно взмахнула рукой, Кара. - И троих, и шестерых. Они же, дуром пойдут, в первую атаку. Вот там ты их и лови в прицел!

- Карочка, как тебе не стыдно! - Рассердился Карса, сам пилот истребителя. - Ну, скажи мне, с чего ты взяла, что они дуром пойдут? Тем более, что модернизация "Терькина", у них уже есть!

- А за полетами Данна, они наблюдают? - Спросила Карой, наливая себе в бокал, вишнёвый сок.

- Да, кто ж им, разрешит?! Ты ж приказ "большой тройки", вместе с нами слышала! - Андрей "закипел".

Да. Уж приказ "БТ", был чётким и ясным - никаких испытаний рядом с базой. Все записи - прямо на стол троим, облечённым властью, а они, сами разберутся, кому и что показать. А ещё, меня предупредили, что моя "Терька", отныне - только моя! По её шаблону, месяца через три, начнется модернизация "эпсилонов - теро". Заодно, сообщили, что правильно писать - не "Эпсилон", а "Ипсилон" и попеняли, за мою безграмотность.

Пока дубль К, спорили, я вышел из - за стола и пошел осматривать комнату. Дубль К, это я так называл Карой - Карсу. Вызвав, нечаянно, нешуточную ревность у Элены. Девушки, конечно, разобрались, но... Карса на меня - обиделся. Не на долго. На пару часов, если быть точным. Учитывая, что свои разборки, девушки закончили "распитием и слезами", Андрею пришлось не сладко, а я - зарёкся, так, шутить.

На дальней стене, нашлась полка с книгами, и модельками самолётиков, искусно выполненных и раскрашенных, всего их было - восемь. Среди них, я узнал "КаМи" и нынешний штурмовик - "Росомаха". Остальные - не знакомые.

- Изучаешь моих птенцов? - Голос Кары, странно дрогнул. - И, как?

"Моих птенцов?! Ну, да! Она же - лётчик - испытатель!" - Дошло до меня.

- "КаМи" - слишком лёгкий, на мой вкус. А "Росомаха" - мне понравилась. Мой размерчик. Я, правда, ракету, упустил, на тренажере, но, "Терьку", делал, под впечатлением. Шесть других - даже не знаю.

- Эти, в серию не пошли. Так, для элиты и спецчастей. Если встретишь - крылья отрывай и к планете. - Посоветовала "крёстная".

Кивнув, что понял, пошёл дальше, вдоль стены. Книги, книги, книги... Панель телевизора, почти двух метровой диагонали, на подставке - серебристая змейка.

"Змейка?! Оп - па - ньки..." - Я машинально протянул и тут же отдёрнул руку.

- Классная штука! - Вырвалось у меня. - Вот не думал, что ещё одну встречу...

Кара подозрительно уставилась на меня.

- Ты о чём, сейчас?

- Да о "змейке". - Поняв, что уже прокололся, уточнил я.

- И, где ты, уже такую видел? - Карой сделала ударение на "Ты"

- Каждое утро вижу, когда бреюсь! - Решив, что терять уже нечего, сказал правду, я. - Ну, она уже не такая, конечно, но...

С улыбкой, глядя в глаза ошеломленной Каре, расстегнул рубашку и оголил плечо, демонстрируя, бессовестно дрыхнущую, серебристую тату. Змейка, встревоженная, ярким светом, сонно подняла голову и открыв глаза, высунула язык. Увидев не знакомых людей, фыркнула, и, через мгновение у меня на плече собрался мой любимый дракончик, который презрительно плюнул в наблюдающих за ним людей, тонкой струйкой пламени. Затем, гордо развернулся к ним хвостом и растаял, спрятавшись под кожу.

- Откуда у Тебя "Сим-Сим"!!! - Взяла меня за грудки Кара.

Андрей поспешил мне на помощь, но, глядя на лицо девушки, мудро сделал шаг назад.

- От Очень Хорошего Человека. - Признался я.

Кара, крепко держала меня за ворот рубашки.

Я, попытался, снять её руки с себя, но, не тут было! Кара вцепилась в меня, как утопающий - в спасательный круг.

- Имя, Быстро! - Она меня попыталась встряхнуть.

Змейке, такая неприкрытая агрессия, по вкусу не пришлась. Она протаяла сквозь кожу правой ладони и, с наслаждением впилась Каре в руку, прокусив её до крови!

- "Сим-Сим", так не может! - Теперь Кара была напугана.

- Моя - может. Она ещё и не так может! - С этими словами, я развернул руку ладонью вверх и попросил Змейку, появиться, "во всей красе".

Сперва, на ладони появилось змеиное тельце, блестя серебром чешуи. Свившись кольцами, она угрожающе подняла голову и раскрыла пасть. Свив кольца ещё плотней, змейка подернулась фиолетовой дымкой, из которой, вперед уже выступил Дракон. Точнее, конечно - Дракончик. Дракончик, развернул крылья и сорвался с ладони, набирая высоту. Сделав круг у меня над головой, "Змейка" спикировала к лежащему на подставке, браслету Кары. Внимательно его обнюхав и потрогав крыльями, змейка ... Плюнула в него, пронзительно белой, искрой! Браслет Кары, дёрнулся и собрался в спираль. Кивнув головой, дракончик метнулся обратно мне на ладонь и растаял под кожей.

- Она сказала, что теперь - можно одевать... - Удивленно сказал я.

- Он ещё и разговаривает?! - Кара начала пятиться назад, подальше от меня.

- У меня - "Она" - Змейка. Не разговаривает, нет. Просто - даёт понять... - Пробормотал я, чуть не ляпнув, что над речью, мы с ней, тоже работаем.

- Данн! Ты, хоть понимаешь, что одна, такая "змейка", стоит как десять "Терек", а рабочая, вообще - не известно! - Кара ошарашенно плюхнулась в кресло, хлопая глазами. - Кто Тебе подарил целое состояние?! Если, даже моя, может вернуть с того света, то, что может сделать - Твоя?!!

- Да, вы, оба, о чем сейчас говорите? - Не выдержал Карса. - "Змейки", "Сим -Симы", какие -то! Объясните, толком!

- Андрюша, "сим-сим", это сокращённое от "симпат - симбионт". Они появились на "чёрном" рынке, сразу, после находки, "того самого", корабля. Ходили слухи, что исследователи, далеко не первые, кто на нём оказался. Слухи это или нет, но моя семья, приобрела такого "сим-сима". У мамы были очень тяжёлые роды и, папа, купил. Мама носила браслет, не снимая, почти три года. За эти три года - она ни разу - не заболела. Когда я окончила Академию, мама достала его и одела мне на руку, запретив снимать, особенно - перед полётом. Каждую мою аварию, когда меня вытаскивали из обломков или выпутывали из силового кокона, "Симка" был со мной. Врачи ахали, охали, но - признавали, что я - не пострадала. Последний мой вылет... Я грохнулась, за четыре метра до земли. На скорости, больше шести сотен. Система защиты, просто не успела сработать - слишком мала была высота. Меня собирали, именно - собирали, по частям. Врачам было уже не до красоты, лишь бы жива осталась. Я выжила, почти полгода проведя в колбе. А, когда вернулась домой, в первую же ночь, нашла "Симку", у себя в постели, холодным куском металла. Хотя, при аварии - его никто не смог найти. - Кара задумчиво теребила волосы. - После аварии, врачи запретили мне летать. Не более 2-х же перегрузки. "Симка", даже в таком виде, позволял выдерживать - до трех, с половиной.

- И, что, ты сидела, любовалась на него и - всё? - Поразился я. - А подзаряжать, свои гаджеты, Ты не забываешь?

- Симка - не гаджет! - Вскинулась Кара.

- Прости, - пошёл я на попятный. - Одевай, своего друга. И, не забудь, это - друг, а не украшение...

Подав ей "Симку", отошел на шаг назад.

- Да не на левую руку - на правую! - Одернул я её, видя, куда она пытается нацепить "сим-сим".

"Симка", очутившись на руке, ожил. Поднял голову, подмигнул Каре голубыми бусинками глаз, изящно извернулся и впился ей в запястье!

- Терпи! - Прикрикнул я.

Через мгновенье, Симка заблистал иссиня - чёрным цветом воронового пера и растворился.

- Поздравляю! - Усмехнулся я. - Теперь у тебя есть симбиот. Ты, только что, нашла себе дикую головную боль и заботу.

- С чего ты взял? - Вскинулась Кара, с улыбкой растирая запястье.

- Моя "Змейка" - девочка. И ... - Тут я понял, что ничего не могу рассказать Каре. Всё, что я делал, экспериментировал - всё это было полусном - полуявью, бредом, моей богатой на фантазию, головы. - Прости. Дальше, ты уже - сама. Всё - сама. Только от твоей фантазии и воображения, будет зависеть, каким будет твой Симка.

- Вы закончили, самолётики рассматривать? Может, поговорим, уже? - Карса, развернулся на стуле в нашу сторону и метал молнии. - Тоже мне, нашли время!

- Он что, ничего не заметил?!! - Удивилась Кара.

- Да, мы, тут... - Начал было я, объяснения, как дикая боль, скрутила и меня и Кару, призывая, сохранить тайну. - Увлеклись, немного...

- Ну, так что решим? - Карса самозабвенно потягивал яблочный сок.

- Ограничитель я поставлю на 2- же. Андрей тебя провожает, на точке - я встречаю. Только так. - Решил я. - Иначе - никаких, тебе, прыжков, Солнышко.

-Вымогатель! - Прошипела Кара.

- А почему, ты - встречаешь? - Удивленно поднял бровь, Андрей.

- Потому, что я - Спасатель. А возле Базы, помощь ей смогут оказать в течении двух минут. - Объяснил своё решение, я. - Желательно бы, чтоб я был не на спарке, а на корвете - спасателе, чтоб можно было подхватить и запеленать. Только - не разрешат...

- Я - поговорю, с папой... - Протянула Кара.

- И, кто у нас - папа? - Вспомнил цитату из фильма, я.

- Руководитель полётов.

- У вас на базе, что - семейный подряд? - Рассмеялся я. - "Контрик" и психолог, диспетчер и руководитель полётов, кто ещё кому приходится родней?

- На "Байкале" - из 26 тысяч персонала - 800 семейных пар. - Улыбка Карой, словно солнышко, осветила комнату. - "Байкал" - база семейная.

- Зашибись! Даже налево не сходишь - всё о всём знают... - Ужаснулся, я. - Поговори, с папой, а мы, пойдем готовить "Терьку".

Распрощавшись, на время, с очаровательной хозяйкой домика, я и Карса, вернулись в 4-й ангар.

- Данн, о чём Вы шептались, с Карой? - Андрей судорожно пытался вспомнить, потирая то уши, то лоб. - Только, не говори, что о самолётах. Не поверю!

- Тоже мне - Станиславский. И о самолётах - в том числе, говорили.

- Не даёт мне покоя, что Вы - врёте. - Карса успокоился. - Но в чём - не помню. Вспомню - стукну.

Озвучив своё обещание, Андрей побежал готовить к вылету, спарку и истребитель, выбивать разрешение, на полёт - для меня.

Завибрировавший коммуникатор, отвлёк меня от моих мыслей, о "сим- симах".

- Уже не на "губе"?! - Голос дока, такой свежий и отдохнувший, вызывал раздражение. - Быстро от тебя избавились! Чем занимаешься?

- Отрабатываю грехи... - Рассмеялся в трубку я.

- Ну, дело нужное. Только, пока нас нет - самодеятельностью, не занимайся, пожалуйста. - Док был свеж, бодр и лучился счастьем, даже в трубку.

- Да, кто же мне даст! - Пожаловался я. Приказ "БТ", был прост и понятен - о испытаниях "Терьки", за территорией базы, никому не слова. Особенно - экипажу "Сигона". Им и так, сюрприз будет, когда вернуться. Ангар, для "Терьки", на "Сигоне", уже был готов. Так что, Оберин, ещё будет очень счастлив, узнав, что в его "кухне", появилось пополнение.

- Чувствую, что говорить ты не можешь. - Понятливо зачастил в трубку, Петрович. - Ладно, скажи только одно - звёзд много насобирал?

- Полные штаны! - Честно ответил я, не покривив душой.

- Тогда, пора стираться! - Рассмеялся док и отключился.

Только попытавшись убрать коммуникатор, в карман, заметил пришедшее сообщение, от Карсы: "Бери скаф и ко мне - Лебедь разрешил."

Дверь в ангар, за моей спиной звякнула и в ангаре повисла тишина. Такая глубокая и многозначительная, что я, даже испугался.

Ожидая за спиной ядерного фугаса, медленно обернулся.

Карой, в угольно чёрном скафандре, лётчика - испытателя.

"Уф-ф-ф-ф-ф!" - Выдохнул, я.

- Привет, мальчики! Как "Девочка", готова? - Кара, само очарование и обаяние. - Я пришла!

- Товарищ лётчик - испытатель! Штурмовик "Ипсилон - теро", к вылету готов! - Успел, как всегда первым, техник - "броньщик". - Замечаний нет. Системы функционируют штатно.

Техник, любуясь Карой, забыл закрыть рот.

Проходя мимо него, девушка, нежно помогла вернуть отвисшую челюсть, на положенное место.

Блин, я впервые в жизни, увидел, как человек становится пунцовым! За мгновенье!

Проскользнув мимо меня, Кара толкнула к "Терьке", лесенку и, через пару секунд, уже устраивалась в пилот - ложементе.

Выглядело это так эротично, что слюну сглотнул не только стоящий рядом техник.

- Ох, ну вы тут с управлением и накрутили! - Голос брюнетки, сочился дикой сексуальностью, смешанной с возбуждением и сдобренной огромной порцией - вожделения.

Ангар издал тихий стон.

"Всё. Они её... " - Пронеслась в голове лихая мысль. - "На руках носить будут. А если "Терька", разрешит ввести ей координаты, на базе "Байкал", у госпожи Карой, в воздыхателях не будет отбоя..."

Запустив БК "Терьки", Кара ввела координаты прыжка и замерла в ожидании.

- Статус пилота - подтверждён. Соответствует. Координаты - верны. Ожидаю разрешения диспетчера.

"Странно, а со мной "Терька" не разговаривает..." - Расстроился я.

Техники, вокруг меня, знавшие о "несговорчивости" своего детища, выдохнули.

Карой прочно заняла их сердца, изрядно потеснив и меня и "Терьку".

- Данчик! Я готова! - Помахала Кара и закрыла кабину. Штурмовик двинулся на катапульту.

А я - помчался в соседний ангар, к спасательному корвету, зашнуровываясь на ходу.

Карса уже ждал над базой, так что, всё дело тормозил только я. Пришлось пошевеливаться.

Через несколько минут, снежно - белый "КаМи", с бортовым номером 23, бело - голубая - "Терька", с номером 404 и мой, ярко -красный, спас - корвет, с номером - 7713, висели над базой, ожидая, последней команды, от руководителя полётов.

- Так, мальчики! - Лебедь был собран и зол. - Если с девочкой, что - нибудь... Лучше, сами, понимаете!

- Ограничители выставлены на 2. - Поспешил успокоить его, Карса. - Там - страхует сержант. Здесь - вся база.

- Пороть... - Выдохнул Лебедь. - Самым кожаным, из всех ремней. Первый уходит Спас - 7713. Через 15 - 404 -й! Карса, голову сверну!

- 15 - мало! - Решился я. - Лучше 20, с запасом - 25! Надо обстановку, "понюхать". Маркеры поставить.

- Принято, Спас - 7713. 404-й, уходишь через 25! Исполнять!

- Есть! - В один голос гаркнули мы, все трое.

И я ушел в надпространство.

Хитрая Кара, пользуясь моей добротой, на финише, успела покрутиться и снести пару камешков. Конечно, "Терька" не дала ей развернуться, по полной программе, но визги Кары, разносящиеся по пустоте, меня радовали. Нет, я знаю, что в космосе звуков - нет. Но, наушники и микрофоны, никто не отменял. Тем паче, что я физически устранил возможность, отключения связи. Карой узнает - убьёт.

Глядя, на супер осторожные манёвры Карой, понял, что пилот из меня - так себе. Не выходя за нормы в 2-а же, Карочка умудрилась выдавить из "Терьки", такие финты, что я слюной изошел. Даже представить себе не мог, что мой штурмовик, на такое способен.

Наблюдать, за её полетом, это всё равно, что наблюдать за мастер - классом, демонстрируемым ... Даже не скажу, кем. Ближе всего - Богиней. Богиней пилотажа.

- Данн, ты... Не знаю, как тебя назвать. Во, придумала - "Гениот"! Гений - идиот! Ты, как управление настроил?! У тебя, почему, а... Ну, тоже вариант, конечно. - Бессвязные комментарии Кары, рекой льющиеся в микрофон, приводили в состояние, близкое к ступору.

- Кара, да что опять не так? - Не выдержал я, очередного коммента, адресованного мне.

- Всё, так. Только, почему у тебя, двигатели настроены на 25%, мощности?!

- Потому что, кое - кому, врач запретил больше 2-х же перегрузок. - Отрезал я.

- У-у-у-у, бяка! - Рассмеялась Карой.

- Знаешь, обо мне, впервые так трогательно заботятся. Так трогательно, что вот сижу и думаю - бить или целовать? - Задумчиво протянула девушка, ставя "Терьку", в свечку. Штурмовик, замер, лег на спину и брызнул форсажем!

- Кара, поймаю - выпорю! - Сорвалось у меня. - Ты, что делаешь?! Стер-р-р-рвочка!

- Я, такие БК, еще в Академии, ломала! С закрытыми глазами, между прочим! - Штурмовик развернулся, вокруг продольной оси, опустил нос и, пыхнув маневровыми, замер на голове. - Не переживай - я потом всё верну!

- Ага и бортжурнал, поправишь? За это, знаете - ли, по головке не погладят!

- Ладно - ладно... - Вздохнула Кара. - Больше не буду.

- Ты, это - папе говорить, будешь. Я. Тебе. Не верю. А будешь режим нарушать - папе скажу! - Мстительно пробубнил я.

В ответ раздался смех, внезапно пропавший - Кара ушла в надпространство.

Теперь, на целых полчаса, я предоставлен самому себе. Не позволительная роскошь! Можно спать. Можно петь песни или, благо корвет позволяет, пойти танцевать. Я решил провести эти минуты - иначе. Отключил все приборы и замер, остывающим комком железа, среди множества подобных.

"Змейка", мгновенно воспользовалась этим, чтоб размяться. На "Терьке", она предпочитала растечься по приборной панели. Здесь, на корвете, в царящей невесомости, она предпочла форму дракончика - рукокрыла. Медленно облетая кабину, Змейка умудрялась всюду сунуть свой шипастый нос.

А я? А я - пялился на звёзды и пролетающие мимо куски камней, которые, когда - то, давным - давно, могли быть частью огромной планеты, разорванной катаклизмом или просто усилиями собственной звезды.

Например, вон на том, восьмикилометровом, огрызке, мог стоять огромный дом, своей крышей, подпирающий небо. А его сосед - был дном океана, в глубины которого, никогда, не опустится человек.

Корвет, на тридцать минут, на целых тридцать минут, стал причастен к большой космической реке астероидов, пыли и загадок, которые человек никогда себе не загадает.

Полчаса, по времени Вселенной - миг, за который, даже бабочка, не успеет сложить свои крылья.

Любуясь картинкой, открывающейся из кабины, любуясь перемигиванием звёзд, я, наверное -улыбался.

Змейка, опустилась мне на голову, заглянула в забрало и стукнула в стекло, своей крепкой, серебристой головой, прогоняя оцепенение и любование.

Вот и пришло время, запускать систему. Жаль - я ещё не налюбовался.

- Спас - 7713! Я - "Терька"! Ответь! Данн! Ты где?!! Данн! Найду и убью! Лично! Живо отзовись! Данн! Данн!!! - В голосе Карой, уже проскальзывали нотки, приближающейся, истерики.

- Я - Спас - 7713! Вас слышу, "Терька"! - Ответил я и посмотрел на часы. - Ты, как - то рано?

- Убью, изуродую и закопаю! - Услышал я, в ответ. - А потом - откопаю, и ещё раз - убью! Идиот! Это пояс! Здесь нельзя выключать связь! Скотина!

- Ну, придремал, не услышал! - Начал я оправдываться.

Ответом была тишина - Кара снова ушла в надпространство.

Рисковать, отключаясь, во второй раз - не стал. Мало ли. Догадываясь, о её профессиональной подготовке, думаю, обойти блокировку оружия -для неё, легче чем мне - чихнуть. А на корвете, от "Терьки", мне не смыться. Так и будут летать мои обломки, в астероидном поле, постепенно перемалываясь и уменьшаясь.

Бр-р-р!

Передернув плечами, стал с нетерпением ждать возвращения чудо - девицы.

"Терька", появилась внезапно, буквально в полусотне метров от меня. По меркам космоса - столкновение! Я, впервые наблюдал, как выходит корабль из надпространства.

Красиво выходит. В пустоте протаивает окошко, затянутое переливающейся плёнкой, мыльного пузыря. Пылинки - разлетаются, вспыхивают, сгорая, захваченные полем защиты. И вот, вокруг корабля, настоящий фейерверк, разноцветных искр. Поле, окружающее машину, пропадает и искры, превращаются в простые и незатейливые пылинки, спешащие по своим орбитам.

- Я - Спас 7713! "Терька", тебя вижу! Как самочувствие, Кара?

- Если бы, не один дурак, на прошлом прыжке - могло быть лучше! - Отрезала Карой, угрожающе поведя сдвоенным стволом управляемой пушки.

"Она это сделала!" - Обрадовался я собственной догадливости. И, поблагодарил, инстинкт самосохранения.

- Кара, я правда, так больше не буду! Честно - честно! - Самым умильным, из возможных, голоском, обратился я к ней. Едва не добавив, вслух: "Вот, век воли не видать!"

- Да, ты причем?! - Изумилась чудо - девица. - Там, на финише, какой -то истребитель, потребовал извинений.

- Надеюсь, ты его - послала? - Полюбопытствовал, я.

- Нет. Я ему, нос и хвост, форсажем, спалила! - Честно призналась, Карой.

- А, где Карса был, в этот момент? - Не понял я.

- Далеко. Он не заметил. Надеюсь.

- Техники, в ангаре - заметят.

- Никогда, ни один пилот истребителя, не признается, что попал под выхлоп штурмовика! - Пояснила Кара. - Будет врать, выкручиваться, но - не скажет! И, ещё, ты знаешь, что у "Терьки" - феноменальная точность выхода на финише? Кажется, я знаю, как улучшить твой результат, на полигоне... Впрочем, поговорим на базе.

Штурмовик, "вильнул хвостиком" и исчез в надпространстве.

Я, поспешил - следом.

Корвет - не "Терька", мне плестись и плестись. Минут 25 - точно. Защитное поле, переливалось яркими сполохами, двигатели работали ровно и гудели - деловито, навевая сон.

Мой Спас - 7713, сбойнул и выкинул меня из надпространства, на другой стороне планеты, заставив диспетчера Мошны - поседеть, а меня - все два с половиной часа, полёта до базы, выслушивать сообщения от Лебедя (10 минут матов и спасибо), Карсы (полчаса матов и угроз), Кары (10 минут благодарностей).

А, перед самой базой, меня взяли в коробочку, четыре истребителя, синей окраски, отключили от управления и завели корвет, в спец ангар, наполненный очень злыми сб-шниками.

Это они еще не знают, что не воспользуйся я, подсмотренным у Кары, манёвром - им меня не конвоировать бы пришлось, а собирать. Причем, вместе с орбитальной станцией "Торговая - 5". А, когда узнают о манёвре - мне вообще - не жить. Силовой каркас корвета - не рассчитан на такие манёвры. Так что, хоть внешне он и целенький, но летать на нём - нельзя.

Раздумывая о превратностях судьбы, грыз конфетки, мило выданные, в ответ на мою просьбу, пожрать "чего - нибудь".

"Эх, щас бы шоколаду, чёрного, горького! А не это, убожество..." - Конфетки грызлись плохо, запивались - отвратительно тёплой водой из графина. Которая, к тому - же, быстро закончилось. Хорошего настроения, всё это мне не добавляло.

- Выходи. - Хмурый Карса, вместе с таким - же невеселым конвоиром и грустным техником, ждали меня за дверью.

- Нашли чего? - Поинтересовался я, рыская глазами по сторонам, в поисках водички.

- Нашли - не отмоемся. - Буркнул техник.

- Мы, с тобой, свободны. - Утешил меня Андрей. - А вот спасов, теперь, будут ... Вобщем, будут их...

Техник вздохнул.

- А здесь водички, негде попить? - Не выдержал я и начал пытать конвоира. - А то, эти чёртовы, конфетки...

Конвоир пожал плечами.

- Потерпи! - Скомандовал Андрей. - Что, от пары конфеток, жажда напала?

- От пары?! От пары?!! - Конвоир начал хохотать. - Да он весь рацион, недельный, за полтора часа сгрыз! Мы ж, всей сменой, сидели и ждали, когда он лопнет!

- Так, всё равно делать было нечего! - Оправдался я. - Они, по вкусу - гадость, но, другого - то не было! Да и жрать, всё - равно, охота.

- Ага, два человека, на этих конфетках, могут прожить неделю. А один сержант - всё равно голодный остался!

Продолжая похихикивать надо мной, конвоир, довёл нас до выхода из спец блока.

Техник, тут же растворился, оставив нас наедине.

- Рассказывай, что случилось? - Потребовал "контрик".

- А и рассказывать нечего. Кару отправил, координаты ввёл, а вышел - перед носом станция. Чуть не обделался. Хорошо, не торопился, медленно шел - успел отвернуть.

- Твое - "успел отвернуть", уже по всем каналам, на планете, показывают. - Махнул рукой Андрей. - А техники - молится готовы. Представь, если б ты впаялся? Все, дружно, по этапу бы пошли!

- Да, ладно. Разобрались бы.

- Ты больной? "Торговля - 5", это база вооружения. Нечего разбирать.

Мне, реально, поплохело.

- Да, где же, здесь вода - то есть!!! - Прокаркал, я.

- Во, прочувствовал! - Хохотнул Карса. - Теперь, ещё одно. Тебе, от Кары, большой привет. Она узнала, что микрофон не выключался.

"Упс. Значит и её разговор, с залётным истребителем, слышала вся база."

- Она меня, теперь, точно - убьёт! - Вырвалось у меня.

- Э-э-э-э... - Протянул Карса. - Либо - убьёт. Либо - изнасилует.

- Очень оптимистично, товарищ подполковник! - Такие шутки, я никогда не жаловал.

- Думаю - второе. - Карса, выглядел совершенно серьёзным. - Зацепил ты, Карочку, серьёзно зацепил, Данн.

- Андрей, у меня девушка, есть. - Признался я. - И, вообще, не надо на эту тему. Не люблю я, Так, о людях. Не по человечески, это. По - хамски. Гадко и подленько. Правда.

Карса, резко остановился и развернулся, внимательно глядя мне в глаза.

- А ведь ты, не шутишь... - Пораженно протянул он. - Как же ты, дожил до седины и остался - таким? Правильным?

- Хорошее воспитание. Самые лучшие в мире - родители. И, друзья, с которыми научился, вовремя прощаться. - Ответил я, пытаясь отшутиться.

- Невеселая у тебя жизнь, была... - Карса, покачал головой. - Ты, это, скажи ей, тогда, сразу. А то... Сам понимаешь...

- Понимаю.

- Пошли, нас уже Лебедь, ждёт. - Подполковник, продолжая качать головой, отправился дальше по коридору.

Красный электромобиль, спасательной службы, догнал нас минут через десять.

- Подполковник, сержант, садитесь! - Лейтенант, сидевший за рулем, широко улыбался. - Подвезу.

- Смотри, Данн! - Ухмыльнулся Карса. - Впервые на спасовском мобиле едем!

- Да. - Согласился я и не смог отказать себе в удовольствии, подколоть, Андрея. - Обычно, нас психолог возит...

- Не "Нас", а, исключительно - "Тебя". - Парировал Карса, устраиваясь на переднем сидении. - Так что, оставь подколки - при себе. Получается у тебя - плохо!

Лейтенант, всё так - же, широко улыбаясь, развернулся ко мне.

- Сержант Налезенец! Вам пакет, на заднем сиденье. Распишитесь, пожалуйста. - И повернул в сторону 4-го ангара.

- Эй, приятель, нам...

- Сперва - его. - Кивнул в мою сторону, головой, лейтенант. - У сержанта, ещё один полет. Приказ "БТ". Срочно.

Расписавшись, на отрывном корешке, вскрыл пакет.

В пакете, лежала флэшка и записка: "Хватай рюкзак, вокзал - отходит!"

"Всё, отпуск - кончился..."




***




"... - Я найду его!

- Хватит, племянник! Ты и так, уже наделал дел! Кто разрешил тебе, тащить свою подстилку, в поезд? Или, ты - слабоумный? Кому, вообще, пришло в голову, решать дела, в Государственном поезде?! Это у частников, ты мог качать права, сколько влезет! Нет, ты решил показать, свою чёрную, морду , в поезде, помёт носорога! И, что ты добился?! - Седой негр, в дорогом костюме и толстой, золотой цепью, блестя белоснежными зубами, развернулся и врезал в челюсть, экс - послу Мзири. - Уйди, собака! Если б не обещание, данное твоей матери...

- Дядя! Я сам убью его! Я заплатил - и его найдут! - Сплёвывая зубы, Мзири, ползал по ковру, пачкая его своей кровью. - Его уже скоро найдут!

- Ты, не способен найти ширинку! Ты - не можешь описать его лица. Твою подстилку - взял глобез. Тебя - выслали из страны! Осёл и сын осла!...

- Вот, такие сцены, мы наблюдаем уже давно. Мзири и, вправду, заплатил сто тысяч, за информацию о нашем друге. - Мак-Сохо, улыбнулся. - Его дядя, Мгуен Ха-рти, оказался умнее - он заставил племянничка, отозвать заказ. И, даже женил, непутевого племянника, на дочери, одного из своих советников.

- Мгуен Ха-рти, позвольте! Это же, один из сторонников интеграции! - Удивился Чешевский. - Уж, так он ратует, за эту, самую "интеграцию"... Теперь, понятно - почему.

- Да. У него свой интерес, и, довольно огромный - двадцать тонн наркоты, ежемесячно. - Пояснил Алэксандэр. - Мало того, это ещё и транзит, оружия. От наших лапчатых друзей, нашим гусям, лапчатым.

- Нашему "другу", что нибудь грозит? "

- Если только - лопнуть со смеху. Мзири, действительно не запомнил его лица. Удар, не только сломал ему ухо, но и устроил сотрясение мозга. Более того, вчера, бывший посол Мзири, покинул наш бренный мир - взрыв автомобиля унёс жизни и его дражайшей мамочки, и драгоценной супруги. Мир его поломанному уху!

- Мы причастны? - Испуганно замер Гельмут.

- О, нет! Мзири, за спиной дяди, решил заняться алмазами. Не справился.

- Пауки, в банке... - Брезгливо бросил Чешевский. -Что по Стане Кейт?

- Просто замечательно! - Расцвел Алэксандэр. - В последние пару дней, её организм демонстрирует, просто феноменальную, по словам нашей Уважаемой Игоретты Павловны, адаптацию и восстанавливаемость. Так что, к окончанию постройки нового здания, капитан Кейт, простите - майор Кейт, вернётся к занимаемой должности.

- А что её напарники? Которых Вы просили взять под крыло?

- Отсутствие Кейт, пошло им на пользу. Из обычных, исполнительных полицейских, эти двое станут, весьма и весьма... - Мак-Сохо замер, подыскивая слова. - Значительными специалистами. Пока, им легче работать в паре - сказывается долгая совместная служба, но, в дальнейшем, думаю прикрепить к ним парочку - новичков. Когда майор Кейт вернётся к работе, эта троица, станет мощнейшим ядром команды "убойного" отдела 7-го участка.

- Новости, в общем, приятные. Правда, никак не могу понять, почему канцелярия ЕИВ, так заинтересована в нашем "друге"? - Гельмут вновь схватился вертеть ручку - первый признак задумчивости. - Их последняя просьба, переданная таким замысловатым способом. И служебная записка - полученная вчера, дают огромный простор для фантазии.

- Записка? - Мак-Сохо замер, насторожившись.

- Ах, да! Вы же, снова были в "поле", вместе с капитаном Малиш... - Чешевский улыбнулся. - Вот, ознакомьтесь!

Через стол перелетела обычная пластиковая папка, ярко - зелёного цвета, внутри которой лежал всего один листок.

Алэксандэр, внимательно прочтя записку, удивленно уставился на друга.

Гельмут пожал плечами.

"От последующей информации, воздержаться от комментариев, распространения или обсуждения.""

"- Толи, что - то случилось? - Игоретта, удивленно смотрела на внука, стоящего на пороге её номера.

- Может, разрешишь войти? - По привычке, набычился, Толи. - Или так и будем говорить в коридоре?

- Входи, внучёк. - Карван - Терновская посторонилась, впуская внука.

- Бабуль, я тут, глупость сделал... - Шмыгнул носом, Толи, опускаясь в огромное велюровое кресло.

- Рассказывай. - Игоретта мгновенно превратилась в растревоженную тигрицу. - Что наделал?

- Я, рассчитал, вероятность появления, людей из параллельного мира. И проверил расчёт.

- Что вышло?

- За последние 200 лет, таких людей, должно было быть не менее - шести. И, я нашел, тех, первых, четверых.

- Вот как? И, осмелюсь спросить, в чем тут глупость?

- Мой расчет увидел Зорин. И отнёс его Чердыеву.

- Этот скотина, что, опять приписал себе всё лавры?! - Возмутилась, Игоретта. - Убью, шакала!

- Да, это - так, полбеды. Чердыев, отправил данные - в канцелярию. - Толи вздохнул. - Сегодня, в поезде, я проверял формулу и нашел ошибку. Их не шесть, бабуль. Их семеро. Так что, завтра, канцелярия повяжет весь "Георгиевский госпиталь"...

- И почему ты так решил, внучёк? - Игоретта внимательно рассматривала осунувшееся лицо внука, стремительно просчитывая варианты. - Кто эти четверо?

- Дэм Чешен. Мария Ки. Святослав ... - Начал перечислять Толи.

- Слав Ладый и Ксения Тинора... - Продолжила потрясенно Игоретта. - Ты - издеваешься?

- Бабуля, да забудь ты, о тех четверых! Важное - кто был первый!

- Удиви меня. - Игоретта, чувствовала, что ответ ей не понравится.

- Принцесса Ольвин... - Выдохнул Толи.

Игоретта схватилась за голову. Если ее внучёк прав - вся нынешняя царская фамилия - самозванцы, из другого мира. Тут не "повяжут", тут - "сотрут"!

Мало ей основоположника общего стиля боя, Чешена, мало - "проклятия воров" - Ки. Еще и принцесса Ольвин...

- Бабуль. Это еще не всё... - Осторожно начал Толи, аккуратно подбирая слова. - Зорин, конечно, мудак и жадина, каких свет не видел. Но, прикладник, он - гениальный...

- Толи, как говаривал наш найдёныш - "не тяни кота, за причиндалы"! - Рявкнула Игоретта, поторапливая внука.

- Зорин рассчитал модель и пообещал Чердыеву, что за год, сможет построить её в "железе"! - Выпалил Толи.

- Какую модель?! - Не поняла Игоретта.

- Прототип установки по перемещению в параллельные миры... - Убито выдохнул Толи.

- Тебя - убить мало! - Вырвалось у Игоретты. - Что ты, что дед - твой! Оба, математики, не от мира сего! Язык за зубами держать не можете, вещи, в сейф положить - забываете! Ладно, дед твой, хоть... А, ладно...

Игоретта махнула рукой и направилась к бару.

- Я постелю Тебе на диване. - Решила она. - А сейчас, брысь в ресторан, поешь сам и мне закажи. А я буду звонить друзьям.

- Бабуль, какие друзья?! Это же - Императорская семья! - Толи был на грани нервного срыва.

- Это - если Ты, не ошибся, внучек. А друзья, они на то и друзья. Если не помочь, так хоть подсказать... "




***





- "Сигон"! Это "Терька". Рад Вас видеть! - Едва протаял энергетический пузырь, как я - тут как тут.

- Привет, "Терька"! Как дела, собаченция?! - Голос Алекс, звучал в наушниках божественной песней.

- Очень соскучился! - Признался я.

Пятьдесят два часа, в кабине, четыре прыжка и килограмма два, витаминизированных конфет из НЗ, заставят скучать любого. Учитывая, что, с... самый лучший инженер, Анастас Оберин, так и не отдал мне "Соньку", обрекая на тишину и созерцание звёзд.

- "Сигон", прошу разрешения, на посадку!

- "Терька"! - В наушниках забился голос капитана Баханн. - Добро пожаловать домой!

"Сигон", подработав маневровыми движками, развернулся ко мне задом, гостеприимно раскрывая створки ангара.

На какой - то момент, я вспомнил своего деда и его привычку, всегда, ставить машину в гараж - задним ходом. Это стоило ему пары царапин и одной - хорошей - вмятины, зато верный "Жигуленок", в считанные секунды, покидал гараж, готовый на новые подвиги и свершения. Нравился мне этот "Жигуль", ВАЗ - 21011, LADA - 1300, 1978 года выпуска, цвета "золотое руно". Весь стильный и терпко пахнущий кожезамом. А, воспоминания, о его цвете, позднее, в эпоху металлика и однообразия - не раз вызывали тёплую улыбку.

Развернувшись, загнал "Терьку" в ангар, задом.

- Ты! Ты, что творишь! Творец нелепиц! - Оберин сразу завёлся, с полоборота. - Ты, к девушке, своей, так подъезжать, будешь!

"Сигон" закрыл створки ангара и начал заполнять помещение атмосферой.

- Как самочувствие? - Док прорезался на общем канале, сразу после уставшего Оберина. - Жалобы, замечания?

- Жрать хочу! - Вырвалось у меня. - А еще - в душ и спать! В кроватке! Под одеяльцем!

- Похвальные желания! - Засмеялся, док. - Только сперва, в лазарет, в диагност, батенька.

- Ну, хоть в душ - то, можно? - Жалобно протянул я, представляя, как же сейчас, от меня - воняет! Нет, скаф рассчитан и на большее, но - я то знаю, сколько времени не был в душе!

- В лазарете - сходишь! - Милостиво разрешил, док.

БК "Терьки", пискнул о наличии атмосферы, за бортом и разрешил открыть кабину.

Если Вам, кто-нибудь, когда-нибудь, скажет, что провести 52 часа, в кресле с массажем, это - пустяки - Стукните, этого человека, чем-нибудь тяжёлым и привяжите к массажному креслу, хотя бы, на сутки. И, полюбуйтесь, как он из него выползает!

Из "Терьки", я не вылез, я - выпал. Выпал, довольно ощутимо приложившись о палубу.

Оберин, прежде чем подать мне руку помощи, долго и выразительно крутил пальцем у виска и многозначительно качал головой, намекая, на моё слабоумие.

Ну, в чем-то, он был прав, конечно.

Но, мог и лестничку подкатить, садист!

Помогая мне выпрямиться и расшнуровывая на мне скаф, Анастас, подозрительно принюхивался.

- Что, всё так плохо? - Растирая поясницу, задал я вопрос.

- Ты, что, все двое суток - ничего не ел? - Потрясенно смотрел на меня инженер.

- Два кило конфет! Ненавижу! - Вырвалось у меня.

- Док!!! - Заорал Анастас. - Живо сюда! Бегом!!! И, каталку, захвати!!!

Док, словно ждал зова и материализовался, буквально через полминуты.

- Ты чего орешь? - Поинтересовался он у Оберина. - Иду, я, иду!

- Док! Он два кило конфет сожрал! Из НЗ!

Док побледнел. Выхватив фонарик, начал светить мне в глаза, заставляя меня, прикрыть их руками.

- Да, вы, что - обалдели, совсем?! Или, это мне месть?! - Отмахиваясь от дока, пытавшегося заставить открыть меня рот, пошире и сказать "а-а-а-а-а" и нервно суетящегося инженера, суетно укладывающего меня на больничную антиграв - каталку.

- Это не мы! Это - ты - Обалдел! Суточная норма - 50 грамм! Десять конфет! У тебя - передозировка, поносом не отделаешься! - Начал объяснять мне, док. - Это же - полный комплекс витаминов, солей, минералов! Да, из двух килограмм, можно нового человека, слепить!

Уложив меня на каталку, док приставил к моей шее инъектор и нажал на спуск.

- Петрович! - Взмолился я. - Миленький! Хватит пичкать меня всякой фигней!

- Лежать! - Рявкнул док. - Молись, чтоб я тебе, клизму не поставил! Может, ещё, все обойдется?

В лазарете, эти два садиста, впихнули меня в диагноста и, замерли в ожидании.

Как я и думал, диагност - отработав программу дважды - выдал заключение: "Здоров, без исключений".

- Всё? Я могу идти в душ? - Выползая из камеры и застёгивая комбинезон, спросил я. - Или ещё есть пожелания?

- Свободен! - Махнул рукой, док и обратился к Анастасу. - Может, он нас разыгрывает? Или, с обёртками, жрал?

- Обёртки - не съедобные! - Сразу открестился я, от подобного замечания. - Жёсткие.

Док и инженер, переглянулись и сложились, пополам, от хохота.

- Значит, всё же, попробовал... - Задыхаясь, констатировал факт, Анастас. - Оголодал... Видимо...

Очередной взрыв хохота, скрыл звук открываемой двери.

- Что опять-то, случилось? - Капитан Баханн, появившаяся в дверном проёме, внимательно изучала веселящуюся компанию. - Может, поделитесь?

- Представляешь, Тильда, наш юный друг, слопал два кило конфет, из НЗ! И, до сих пор - голоден!

- Мало того, он ещё и обертки, на вкус попробовал! - Добавил Оберин.

- А что мне ещё делать - то, было?! - Раздосадовано, откликнулся, я. - Кое-кто, не буду показывать пальцем, так и не отдал мне мою "Соньку"! Ни музыку послушать, ни книжку - почитать, ни "червячков" - погонять!

- Данн! - Хватая ртом, воздух, попытался просветить меня док. - У тебя, под рукой - БК! А в нём, даже просто стандартных, игр, часов на двести...

- Нету там игр. - Огрызнулся я. - Их Элизабет, грохнула, когда в пул вязала. Остался один дурак, по сети. А в сети - только я!!!

- Сам же сказал - "Дурак по сети"! - Баханн улыбнулась. - Ладно, отпустите, "покойничка", пусть спать идет. Анастас, "Терьку", на ТО, поставил?

- Сейчас, сделаю. - Трясясь, от хохота, Оберин скрылся за дверью, прихватив за собой капитана.

Док, вытирая слёзы, выступившие на глазах, от смеха и, временами - всхлипывая, заметил: "Да, "Дурак" по сети - будет хитом, у наших десантников!"

Только сейчас я понял, глубину своего "попадения".

"Это будет не хит. Это будет "соловьиная песня!" - Промелькнуло в голове.

- Док, а что такое: "Сим - сим"?

Док, мгновенно напрягся.

- Откуда "дровишки"? - Смех сменился подозрительностью.

- Встретился со слухом, что "сим - сим", появился с инопланетного корабля.

- Чушь! - Вспылил Петрович. - Наша это разработка, наша! Новосибирский Университет, кафедра...

Док смешался.

- Садись, говорить будем. - Решил он, приглашая меня, за стол. - А то, тебе столько слухов расскажут - потом всю жизнь, в теорию заговоров верить будешь.

Я уселся за стол, напротив дока и приготовился слушать.

- После выхода человека в космос, мы в плотную, подошли к мысли, о необходимости, развития нанотехнологий. За пару лет, до нахождения "гостя", в Новосибе, на базе кафедры физ - мата, открылась маленькая лаба. За прошедшие годы, математическую модель, обкатали и обсосали, до косточки. А реальной моделью, стал "сим - сим". В самом начале, это была обычная, сто миллилитровая, капсула, вводимая в область груди, под рёбра. Наниты, оказались эффективны, но мало кого устраивало, ложится под операцию, чтоб получить "личного ангела - хранителя." - Док замер. - Хотя, пару сотен операций, мы, всё -же, провели. Потом было решено, сделать вместилище, более привлекательным и "статусным". За полгода, мы разработали образец и представили его, комиссии. Это была - "змейка". Первая змейка, весила более ста грамм и на её оболочку, шел либо - тантал, либо - платина. Цена, подскочила, втрое, против обычной операции.

Док задумчиво стучал кончиками пальцев, по столешнице, погрузившись в свои воспоминания.

За три месяца до официального объявления находки "гостя", было сделано около тридцати "змеек." - Петрович замер, снова переживая события давно минувших дней. - А, потом, выяснилось, что наниты, каким - то образом, перенимают свойства металлов, в которые их, заключили. Среди первых, купивших наших нанитов, появились "железные люди". Проект - закрыли. Нанитам, в уже готовых "змейках", "обрезали" программу, оставляя только минимальные функции - Снятие усталости, ускоренную регенерацию, никакого "симбиоза" - только подчинение программе - не более. Лабу - закрыли. Разработки - спрятали под сукно, а нам - дали подписку, в зубы и вежливо предложили сменить род занятий.

Док зло блеснул глазами, давая понять, что обошлись с ними, не так мягко, как он рассказывает.

- Потом появился "гость" и, какой - то умной... Пришло в голову, как окупить потери, связанные с работой нашей лаборатории. Пустили слух, о внеземном происхождении "змеек" и продали, не только окупив затраты, но ещё и примерно нажившись на этом. Так что, Данн, ничего внеземного или странного, в "змейках", нет. Только наука и людские головы. Наши, головы.

- Тогда, почему, моя змейка, так отличается? - Задал я, вопрос, появившийся после момента, в доме Карой.

- Меня это тоже, очень сильно поразило. - Признался док. - Не зная, как жестко составлялась, последняя программа, я бы решил, что у тебя - "змейка", из первой партии. Или, что наша приставка - симпат - удалась на славу. Так или иначе, Ты, Данн, обладатель "змейки", с сорванной программой.

- Док, а "змейки", могли, каким - нибудь образом, передавать друг - другу, информацию?

- Хм... - Петрович подозрительно вперился мне в глаза. - Ты, что - то видел? Или, опять - слухи?

Я покачал головой.

- Карван, считал, что наниты, будут получать часть информации - от человека. Он, вложил, функцию самообучения, в первую партию. Точнее - хотел вложить. Колонию нанитов, пришлось бы увеличить, процентов на 35. По его мнению, чем ярче у человека воображение и богаче - фантазия, тем быстрее наниты, "учатся". А о том, что могли или не могли, наниты, даже мне не известно. Но, если твоя змейка, научилась "таять" под кожей, то, может быть и передавать информацию - тоже умеет. Она "симпат", Данн. Все, что можешь представить себе - ты, она освоит и сможет применить.

- Значит, сейчас уже две, "сорванные" змейки... - Пробормотал себе под нос, я. Док услышал.

- Час от часу не легче... И, у кого - вторая, если не секрет?

Я прислушался. "Змейка", делала вид, что дрыхнет и вообще - доку доверяет больше, чем мне.

- Кара Карой.

- Леди Карой. Королева пилотажа. "Везучая Кара"... - Смачно перебирал прозвища, Петрович. - Что ж, теперь понятно, как ей удалось выжить...

- А почему - Леди Карой? - Прицепился я, к промелькнувшему, слову.

- Потому, что она - Леди. Черногорская принцесса. - Улыбнулся док. - Самая настоящая.

- Док, а наниты могут воздействовать на человека, каким - либо определённым способом. Бесконтактно?

Док удивленно воззрился на меня.

Уже на скрывая, тем более, что змейка и не думала возражать, рассказал Петровичу, о произошедшем, в доме Карой.

Док задумался.

- Знаешь, думаю, наниты, могут всё, что может придумать человек. Либо, они действительно могут общаться. Если это так, то эта возможность - не от тебя. Семейство Карой всегда славилось своей склонностью к таинственности и мистицизму. Вообще, очень одарённое и таинственное семейство... Так что, тут я думаю, и смену цвета, спровоцировало именно долгое нахождение в семействе. Тьма таит множество секретов... - Док вздохнул. - Знаешь, что, Данн? А не пошёл бы ты, в каюту. Мыться и спать! Это я тебе, как доктор, настоятельно рекомендую. Да и мне, подумать, надо. Разбередил, душу, зараза...

- Прости, Петрович. - Только и смог сказать я, поднимаясь из - за стола и направляясь к двери. - Только скажи - у Тебя, тоже наниты?

Док криво улыбнулся и кивнул.

Дверь за мной закрылась, оставляя человека наедине с его тайной.

Теперь, впрочем, не только - его.

"Да, Игоретта Павловна! Знал я, что Ваш подарок - особый. Но, даже не представлял - насколько. Змейка самого отца - создателя! Может, и вправду - та, самая, с "первой", программой?"

Змейка, раздраженно крутнулась под кожей, возмущенно отрицая, даже возможность такого факта.

"Значит - и вправду, всё зависит от фантазии человека!"

"Змейка" осторожно устроилась под сердцем, соглашаясь с моей мыслью.

"Вот и хорошо!" - Обрадовался я.

И "Змейка", кажется, кивнула.

Проскользнув в свою каюту, разделся и собрался нырнуть в душ, как вдруг, сработала панель, передавая изображение, задумчивого, дока.

- Данн, а ты, девушку, предупредил?

- По поводу? - Не понял я, заворачиваясь в полотенце.

- По поводу, по поводу... Без повода. Ты, как орал, когда змейка, тебя перестраивала, помнишь?

Я содрогнулся, вспоминая, серебристую челюсть или, то, что ниже. Сперва - от ужаса. Потом - от хохота, представляя, в каком ужасе будет Леди Карой, когда её чёрная подружка, начнет странствовать по телу.

- Значит не предупредил... - Вздохнул док, глядя, как я веселюсь и - отключился.

Струи благодатной воды окатили меня и стало так легко и просто.

52 часа пути, смылись без остатка, за каких -то 30 минут душа!

Предвкушая крепкий и здоровый сон, растираясь полотенцем и влезая в чистое бельё, вдруг замер. Какая - то странная фраза, сказанная капитаном, вскользь и незамеченная, сейчас, вдруг, открылась во всей красе.

Натянув форму, метнулся к панели и вызвал капитана.

- Данн? Ты чего не спишь? - Капитан была у себя в каюте.

- Товарищ капитан! А что значит, "...отпустите, покойничка...?"

- А то и значит. - Капитан мило улыбнулась - Ты, уже восемнадцать часов, числишься: "пропавшим без вести, возможно - погиб, при выполнении задания командования". Так что, спи сладко, восставший ты, наш! Утром, всё узнаешь.

Капитан отключилась, оставив после себя, больше вопросов, чем ответов.

Расстилая кровать, обнаружил, вместо подушки - свой рюкзак.

Подушка нашлась. В шкафу. Хорошо - не обувном. Но, вот кто, догадался засунуть подушку, в гермошлем скафандра, я - догадался. И, пообещал себе, непременно отомстить!

Уже собираясь рухнуть в койку, словно кто под локоть, толкнул, взял свой рюкзак и вывалил его содержимое, на стол.

Моток пленки - 1 шт.

Комплект химфонариков - не хватает, 4 шт.

Инъектор - 1 шт. "Какая собака, использовала его и не очистила?!"

Капсулы с коктейлем, номер 5 - 2 шт. "Как - 2-е? Как 2-е?! "Да, с меня, док, не только скальп, снимет, он мне его ещё и на торец - натянет!!! Тонким слоем!!! Мясом - наружу!!!"

В ужасе, пытаясь вспомнить, где я мог "пролюбить" восемь капсул с боевым коктейлем, заметался по каюте.

Успокоившись и взяв себя в руки, еще раз, тщательно, исследовал содержимое, рюкзака.

Капсулы, как в воду канули.

Смирившись с неизбежным, снова вызвал капитана.

- Опять ты? - Удивилась Матильда Баханн. - Если не хочешь спать - милости прошу, на вахту!

- Товарищ капитан! У меня, на "Байкале", украли восемь капсул, с боевым коктейлем, N5. - Бухнул я сразу.

- И, что ты мне это сообщаешь?

- Так - ЧП! И, инъектор - весь грязный!

- Сержант! Не морочь мне голову! Единственное ЧП, на "Байкале", это твоё присутствие. Ну и, конечно, прилет "Большой Тройки". И, что страшнее - не известно! - Матильда выглядела, скорее - весёлой, чем разозленной. - Завтра, как выспишься, сходи к доку. Он добьёт аптечку и сменит тебе инъектор!

- Есть обратиться к доку! - Понятливо козырнул я, собираясь отключится.

- И скажи Петровичу, что я - выиграла. И пусть не жмотится, а выдаст, по - полной!

- Есть, товарищ капитан! А... Я, унесу, если он - "выдаст мне по - полной"? Или - "Добьёт?!"

- Данн! Быстро спать! - Рявкнула Баханн и отключилась.

Через две минуты, отключился и я.

А "Сигон", снова стремительно пожирал световые секунды, минуты, часы и годы.

А я - беззастенчиво дрых!!!

Пользуясь своим, законным, правом, на отдых, я проспал почти 16 часов.

Учитывая, что лёг спать, я, голодным, то представляете, что чувствовал - проснувшись?!

Едва сдерживаясь, от того, что б бежать на камбуз, спокойно, залез в душ.

А вот потом - словно на крыльях, полетел на камбуз.

Стив, стоял на подзарядке.

Стазис - камера, оказалась полна пирожков и рулетиков, что прямо говорило - на кухне побывали женщины. Точнее - одна - Стэлла.

Элизабет, предпочитает супы, а Алекс, куда деваться - всяческие, "полезные", запеканки и каши.

С ходу, прихватив блюдо с пирожками, устроился за столом.

Первый, достался с капустой. Дальше - помню плохо. Остановился, когда на блюде, было пусто. Зато пузо радостно мурлыкало, требуя занять горизонтальную позицию.

Простите.

Это не пузо мурлыкало - Фэодор, настоятельно тёрся о ноги, требуя внимания и пищи.

- Да, Федька, я тоже рад тебя видеть! - Сказал я, подхватывая кота и почесывая его за ушами.

- Данн! Немедленно поставь, этот линяющий, комок пуха, на пол! - Вместо "Доброго утра", услышал я, от Алекс. - Что, выспался?

Дождавшись моего кивка, Алекс облегчённо вздохнула.

- Вот и славно! Значит, сегодня, готовишь - ты! - Алекс подошла к панели, на стене и, нажав кнопку "общее оповещение", с удовольствием гаркнула: "Кок на камбузе!"

После, затянувшейся, на пару секунд, паузы, в ответ, раздалось:

"Ура!"

А тихий голос лейтенанта Хару, поинтересовался, когда можно привести "рабов"...

"Под... кололи, с... собаки!" - Рассмеялся я.

Алекс, под шумок, с камбуза - испарилась, оставив меня, в моем царстве.

Фэодор, снова, настоятельно, потребовал ласки.

Потискав кошака, отправил его в кресло - по расписанию, кормёжка ему, пока, не положена. Что бы котейка не скучал, отправил ему, в "гости", "Змейку", пусть поиграют!

Отмывшись от кошачьей шерсти, переоделся и задумался - что готовить - то?

- Данн, я тебе, опять двух рабов привёл, рабовладелец. К готовке их не подпускай - они, на пару, погнули на КАСе, пилон. Только самое грязное и тяжёлое. И, без механизмов! - "Хокку", лучился радостью. - Кстати - привет!

- Привет! - Махнул я рукой, в ответ. - Что - то вы слишком рады меня видеть, аж подозрительно.

"Хокку", покраснел!

"Так, что - то сделали..." - Пришло осознание, что меня на камбузе не было трое суток и случится могло - что угодно.

- Лейтенант, может, пора признаваться? Ведь, если я догадаюсь сам - будет хуже!- Начал "стращать", я. - И ура - коку, и двух "рабов", сразу. Наводит, знаете - ли, на нехорошие мысли.

"Рабы", переглянувшись, радостно заржали.

- Только не специи! - Вырвалось у меня. - Всех по унитазам рассажу!!!

Хохот стал громче.

- Ну, колитесь! - Отчаянные времена, отчаянные меры - я, многозначительно, взялся за сковородку. - Выбирайте, или сковородка, или...

- И, что ты сделаешь? - Кусая губы, от хохота, поинтересовался "Хокку". - Нас здесь - трое!

- Стив, пожалуйста, вынеси, господ десантников, на холодную! - Отдал команду, я. - Можно - всех троих - сразу!

Я говорил, что Стив - умница?

Так вот, он не умница. Он - гений!

Через тридцать секунд отчаянной возни, у моих ног, лежало три мумии, туго стянутые кухонными полотенцами.

"Жаль, пирожки - закончились!" - Вспомнил я, детский мультик "Ивашка из Дворца пионеров", в котором, Бабе - Яге, затыкали рот, продуктами. Впрочем, яблоки - нашлись!

Оттранспортировав десантников, на холодную, Стив замер передо мной, а затем громко и отчетливо, сказал: "Гав"!

От неожиданности, я, сделав шаг назад, со всего маху, "оделся" копчиком на угол стола.

Стив, внимательно выслушав мой монолог, преданно глядя в глаза, своими камерами, заявил: "Гав?". И, столько в этом "гав" было внимания, преданности и сострадания...

- И-го-го! - Ответил я и, сам заржал, от нелепости ситуации. - Стив, а теперь - по человечески?

Дроид воздел, все свои четыре манипулятора, вверх и развёл их.

- Понятно... Словарная база - пуста? - Понял, я.

"Гав" - Печально сказал Стив.

"Мало мне кота, было... Теперь Стива - учить..." - Вздохнул я, про себя. - "Впрочем, за то, какой простор, для моей, извращённой фантазии!"

- Тогда, Стив, включай запись. Начинаем первый урок! - Доставая, большой разделочный нож, скомандовал, я. Камбуз наполнился движением, шипением, клацаньем и стуком.

"Кок, на камбузе..." - Усмехнулся, я. - "Хорошие, вы, потомки!"

- Запомни, Стив, чтоб специи, отдали весь аромат и вкус, их, предварительно, надо ...

- Данн! Ты лейтенанта, не видел? - Озабоченный Тимур, оторвал меня от объяснения. - Там его десантники, потеряли. Говорят - час назад, к тебе повел, двух рабов и - не вернулся!

- Ой, ё... Стив, принеси их, с холодного. - Понимая, что я натворил, стал озираться, прикидывая, куда рвать когти. - Ласково!

- Да, барин! - Ответил Стив и бодро ушуршал.

- Тьфу! Одна, ненормальная, целый час гавкала, "нагавкивая", ему словарный запас, другой - крепостное право, на камбузе, ввёл! - Старпом, развёл руками. - Не корабль - кунсткамера!

В этот момент, Стив торжественно внес три белых кокона. С яблоками в зубах.

"Да, мельчает народ, мельчает! Баба - Яга, покруче десантников, будет!"

- Стив, пожалуйста, аккуратно, размотай... Господ десантников! - Я приготовился быстро линять. Желательно - к Доку.

Освобождённые десантники, как ни странно, оказались тихими и спокойными. Даже "Хокку", не буйствовал.

- Я, конечно, дико извиняюсь ... - Начал я извиняться.

- Ты, погоди. - Прервал меня, Тимур. - Ты их, что, запеленал и на холодную, отправил? Всех троих?!

В голосе старпома промелькнуло удивление.

- Не - я. Стива попросил... - Признался я.

- Ага, а Стив, оказался круче Трех десантников?! Может, пора, сменить десант - на кухонных работников?! - Тимур грозно смотрел на меня. - Или, ты их чем, опоил, предварительно?

Я помотал головой.

- Лейтенант Хару, объясните, каким образом, кухонный дроид, оказался способен, скрутить, Трёх десантников?!

- Очень даже быстрым... - Тихонько буркнул себе под нос, один из "рабов".

- Ладно, я понимаю, наш... Гениальный кок, поцелованный удачей, в оба уха, на вылет, может устроить, изо всего - цирк. Это талант, не скрою. Но, каким образом, ради всех Звёзд, Трёх десантников, замотал в кухонные полотенца - Кухонный дроид?!! - Тимур, смотрел в глаза десантников и видел в них, то же, что и я - Они сами в шоке!

- Надеюсь, произошедшее, здесь, не станет известно, каждой портовой собаке! И я - ничего не видел! - Старпом развернулся и вышел.

- Сильно замёрзли? - Спросил я, понимая, что наделал делов.

- Нет, твой... Стив, нас удобно положил, в коридорчике, перед холодной. - Махнул рукой "Хокку". - Я, так даже - вздремнул...

Десантники, переглянулись и спрятали улыбки.

"Так, ещё что - то было..." - Понял я, но тему развивать не стал.

- Тогда, садитесь за стол, буду кормить. - Решил я. - Стив, салаты - на стол. Чай и, кофе - лейтенанту.

- Яволь, мой генерал! - Стив помчался исполнять.

Десантники, снова переглянулись. Помолчали.

- Шеф, чай будет готов, через две минуты! - Сообщил дроид, расставляя посуду, на столе.

И тут, десантуру - пробило.

Все дело в том, что все фразы, озвученные Стивом, подавались на разные голоса.

Хрюкая, постанывая и всхлипывая, десант хохотал. Хохотал со вкусом и заразительно.

- Убил, дважды - убил! - Вхлипывал "Хокку". - Яволь, мой генерал!

- Ешьте, уже... - Улыбнулся я, радуясь, такому обороту, дел.

Минут через 15, запиликал один таймер, следом - ещё один и началась моя кухонная эпопея: посолить, перевернуть, замесить и раскатать.

Стив, то повторял мои движения, то замирал - изучая результаты.

В моих глазах, ещё после "Байкала", Стив и так стоял высоко, но, вот после получения синтезатора речи - стал на пару ступеней - выше.

- Фэодор, кушать подано! - Я развернулся к креслу. - Да вы, офигели, оба!

Федька, валялся на спине, вытянувшись и блаженно мурчал. А из его белоснежной шерсти, на пузе, хитро смотрела на меня "Змейка".

"Всё. Спелись. Скоро начнут, на пару, селёдку у меня, таскать, подельники!" - Понял я. Учитывая пронырливость "Змейки", помноженную на хитрость, кота, чувствую я, дело пахнет керосином.

- Эх. Сейчас бы, пирога, рыбного... - Вздохнул один из "рабов"

- Лучше - с курицей... - Возразил ему, его собрат по несчастью.

"А, хорошая идея!"

- Спасибо! Стив! Тащи тесто, дрожжевое и слоёное, курицу, рыбу, наверное, мойву, не солёную, картошку, лук репчатый. Приправы - на мне! - Десантники навострили уши.

Стив замер и обреченно бибикнул.

- Стив, если чего - то нет, можно ответить: "А нету" или "Облом". Как вариант, при капитане - "Закончилось", с уточнением, что именно закончилось.

- Облом, дрожжевое - закончилось. - Ответил умница Стив.

- Тащи муку, яйца, соль. Федька, ленивец, жрать иди! - Прикрикнул я.

Фэодор, дернул ухом и открыл один глаз.

"Интересно, что такое делает "Змейка", что этот паршивец, жрать не идет?" - Стало мне интересно.

Подойдя ближе, чуть не присвистнул - "Змейка" дрыхла! Дрыхла вольготно устроившись в шерсти кота.

- "Змейка", он с голоду, помрёт! У него - режим!

Цапнув симбионта, отнёс его на стол. Федька, тут же извернулся и очутился у миски.

Стив уже принес необходимое. "Змейка", тут же, просочилась, сквозь пальцы и закопалась в муку, стервозина.

"Так, я ей, походу пьесы, много свободы, дал!"

"Змейка", высунула, припорошенную мукой голову и показала мне - язык!

Руки, привычно занялись тестом.

"Запомни, красавица, хоть Одна, кошачья шерстинка в пироге и ты - наказана! Неделю, просидишь в ящике стола. У Анастаса!"

Недовольно встряхивая крыльями, мой симбионт, выполз из муки, прикоснулся к руке и пропал.

Стив, в это время раскатывал слоёное тесто.

Звук упавшей ложки, вырвал меня из делового порыва.

- Данн! Вот это, что, сейчас было?! - "Хокку", потрясённо уставился на следы, оставленные в муке, "Змейкой".

- А ты, что видел? - Улыбнулся я, сожалея о собственной глупости. Так нелепо спалиться!

- Серебряного дракона! - Ответил лейтенант, делая шаг назад.

- Всё, правильно. Он и есть. Серебряный дракончик. - Моя улыбка, кажется была не очень, хм, дружелюбной.

- Данн. У. Тебя. Симбионт. - Разделяя слова, выдавил из себя, Хару.

- Ну и что? "Сим - сим", да "сим - сим"... - Пожал я плечами.

Хару расстегнул рукав форменной рубашки и закатал его. На правом бицепсе, свернувшись в спираль, тускло светилась молочно - белая змейка.

- Да, вы - издеваетесь!!! - Вырвалось у меня. - Их, всего - три десятка, а из них - три я уже встретил!

Хару побледнел.

Моя красавица, снова выкинула фортель - Высунув морду, в расстегнутый ворот рубашки, пыхнула тонкой струйкой пламени, в сторону браслета лейтенанта и тут - же, скрылась.

Лейтенант, и до этого - белый, выцвел.

Его браслет, впитав язык пламени, оторвал голову, от кожи, извернулся и впился хозяину в плечо!

- Ик. - Сказал лейтенант и стал медленно заваливаться на пол.

- Стив, держи его! - Только и успел сказать я.

Симбионт лейтенанта, уставился мне в глаза, изменил свой цвет на изумрудный и растёкся по коже, татуировкой.

"Так начиналось восстание машин..." - Истерично хихикнуло моё второе "я".

Стив подпирал "Хокку", не давая ему упасть.

Прихватив со стола, кружку с водой, щедро выплеснул её на лицо потерявшего сознание, лейтенанта.

Глаза Хару открылись.

- Ещё? - Спросил я, многозначительно, поигрывая, кружкой.

- Нет, уж. Хватит. - Растирая воду по лицу, лейтенант, обратил внимание на татуировку. - Это - как?

- Это, как - то, так... - Многозначительно парировал я, размышляя, во - первых, о том, что видели другие десантники, а во - вторых, а не послать ли мне, Мая Августовича, сразу - к доку. - Потом, наедине.

- Только... Сегодня, ладно? - "Хокку", старательно раскатал и застегнул, рукав.

Я кивнул, соглашаясь.

- Стив, что с начинкой?

- А - нету!

- Будем делать! - Улыбнулся я, возвращаясь к тесту. - Стив, курицу - разделать, удалить кости, порезать на кусочки, не более пять на пять сантиметров. Рыбу, почистить, удалить кости, головы, плавники. На кусочки - не резать! Картошку - почистить, нарезать пластинками, не толще - 5 мм. Лук - почистить, нашинковать - кольцами, не толще 2 мм. Исполнять!

- Яволь! - Стив развернулся и поехал заниматься начинкой.

- Так! "Рабы" - поели?

Десантники кивнули.

- Оба - мыть руки. Один пойдет на тесто, другой - на помойку! Если, подчеркиваю - если - быстро управитесь, пойдете, оба, на лапшу! - Глядя на вытянувшиеся лица десантников, "Хокку", спрятал лицо в ладонях и затрясся, от смеха.

- Они, что - впервые, у меня?

Лейтенант закивал головой.

- Све-е-е-ежее мя-я-я-со! - Зловещим шёпотом, с "милой" улыбкой, я покачал головой. - Вперёд!

Десантники ринулись к умывальнику.

Лейтенант устремился к двери, столкнувшись с капитаном Баханн.

- Лейтенант, доброе утро! - Поприветствовала, его капитан.

-Доброе утро, капитан Баханн! - Козырнул Хару и растворился в коридоре.

- Опять рабовладетельствуешь? - Поинтересовалась у меня капитан. - А ты знаешь, что на "Байкале", эти "орлы" и "орлицы", побывавшие у тебя, в рабстве, в микроволновом генераторе, пекли, твой, между прочим, шоколадный пирог?

- И где они, интересно, шоколад нашли? - Поинтересовался я, вгоняя капитана в ступор.

- Бесполезно... - Махнула рукой Баханн. - Другой бы спросил, как они генератор переделали...

- Фи, наверняка - Оберин, рассказал. - Запихивая в духовку противень с пирогом, отозвался, я. - Делов - то. Мы же, с ним и экспериментировали...

- Так. Всё. Больше - ни звука. - Остановила меня капитан.

- Так, ты - Я ткнул в высокого, мускулистого латиноса.

- Рядовой Монтойя Оливеро! Можно просто - Олив! - Представился латинос.

- Отлично! Олив, тебе предстоит замесить тесто. Всего надо килограмма четыре. Лучше, конечно - пять, но, это, как получится. - Я повернулся ко второму десантнику, худощавому блондину, с голубыми глазами.

- Рядовой Данкан Монтойя! Лучше, по позывному: "Труба". - Представился и предупредил тот.

- Здорово! "Труба", тебе достаётся мытье посуды. Чтоб блестела, как яйца, у кота!

Данкан остолбенел. Капитан - прыснула в кулак. Фэодор, отправился вылизываться на кресло. Данкан проводил его задумчивым взглядом.

Очертив фронт работ, снова развернулся к капитану.

- Товарищ капитан! На завтрак - омлет, с грибами, мясом и...

- Яйцами... - Начала издеваться, капитан. - Прости, только твой образный язык, это... Что - то, с чем - то... Я, пожалуй, чуть задержусь у тебя. Хочу посмотреть, как "Тр...", рядовой Монтойя, будет сравнивать чистоту посуды, с эталоном!

Капитан, кивком головы, показала, на вылизывающегося, Фэодора.

Переглянувшись, мы оба попытались спрятать улыбки.

Динькнул жарочный шкаф.

- Запеканка готова! - Доложил я, доставая и выкладывая её на поднос.

- Давай сюда, пробу сниму. - Приказала Матильда, доставая из шкафчика чистую тарелку и протягивая её, мне.

Отрезав добрый ломоть, переложил его на тарелку.

- Данн! Ты меры, не знаешь? - Поинтересовалась капитан, задумчиво разглядывая порцию.

- А вы - попробуйте! - Улыбнулся я. - Рецепт новый. Угадаете из чего сделано - заказываете, что на обед.

- Искуситель! - Завладев вилкой, капитан устроилась в кресле, рядом с которым, расположился "эталон чистоты".

Грязный противень, я подал "Трубе".

Дикий грохот упавшего листа, раскатился по камбузу.

- Да... Он же горячий! - "Труба" смотрел на меня, как на идиота.

Демонстративно взяв в руки противень, положил его в мойку и показал, даже не покрасневшие, ладони.

"Труба", с круглыми, от удивления, глазами, смотрел за моими действиями.

- Если под водой не шипит, значит - тёплый! - Аксиома, вбитая в меня, еще в первую неделю, моей первой работы. В пекарне.

Олив, наблюдая за нашей "баталией", прекратил месить тесто.

Покачав головой, "Труба" вернулся к мытью посуды.

- Извращенец. - Констатировала капитан.

- Изверг. - Поправил я, делая шутовской поклон. - Как запеканка? Есть идеи или ещё кусочек?

Тарелка, у капитана в руках, была пуста.

- Э-э-э-э... - Обратился ко мне "Труба".

- Данн. Сержант я, за пределами кухни. - Громко и отчётливо, сказал я.

- Данн, а тут, сковорода, совсем чёрная и совсем не блестит, это нормально?

- Покажи! - Потребовал я.

Капитан хрюкнула, уронила тарелку и забилась в приступе смеха.

- Всё нормально, "Труба"! Хорошая работа... - Похвалил я, пытаясь понять - КАК МОЖНО СМЫТЬ АНТИПРИГАРНОЕ ПОКРЫТИЕ - ОБЫЧНОЙ ГУБКОЙ???

- Всё, капитан, блинов - не будет... - Горестно сказал я, подойдя к ней и поднимая, с пола, тарелку. - Хорошо, хоть посуда - не бьющаяся...

- Я пошла. - Покрасневшая, от смеха, капитан, встала с кресла. - Теперь, для меня понятно, почему Мой экипаж, так ждал Твоего возвращения, ну кухню... На обед - куриную лапшу, Данн. Впервые в запеканке, для меня, рисовое криспи и корица. Вкусно!

- Туше, капитан! Будет сделано! - Козырнул, я, радуясь, что моя "самодеятельность" и "импровизация", пришлись по вкусу.

По кораблю, завыла сирена пожарной тревоги.

- Фэодор, шухер!!!

Десантники, дернулись.

Чёрно - белая молния, скрылась в своём убежище.

Я, начал расстёгиваться.

- Данн. - Капитан удивлённо посмотрела на меня. - Не рыпайся. Господа рядовые - Вас тревога - не касается. Здесь и так, шесть огнетушителей, что на пять больше, чем положено, по регламенту. Данн, я жду лапшу! Домашнюю!

Капитан вышла с камбуза, плотно закрыв за собой дверь.

- Стив, с тебя, куриный бульон, по моему рецепту, я займусь лапшой. - Распорядился, я.

- Бу сделано, шеф! - Голосом и интонациями, дроид так попал в голос незабвенного Папанова, из "Брильянтовой руки", что я, невольно улыбнулся.

"Звёзды, всемогущие! Я окружен комиками! И виноват в этом - я сам!"

Доставая специи из шкафчика и смешивая их мукой, начал месить тесто.




***




"... Дверь в рубку бесшумно открылась, впуская старпома.

- Тимур, как тебе учения? - Улыбнулась капитан, оторвавшись от монитора. - Всё прошло удачно?

Старпом, устраиваясь на месте второго пилота, загадочно улыбнулся.

- Лучше, чем в прошлый раз. - Продолжая улыбаться и в то же время задумчиво, старпом, крутнулся в кресле. - Тильда, а ты заметила, что с появлением Данна, на корабле стали происходить чудеса? - Внезапно спросил Тимур и уставился на капитана.

- Ты, что имеешь в виду? - Баханн, замерла.

- Вот, например, дверь в рубку. Она всегда шипела, а появился Данн и - всё... Стала тихая и примерная. А ведь она шипела пневматикой, с самого первого дня, со стапеля! Или - камбуз. Туда, каждый норовит зайти. Когда Данн появился в двигательном - компы перестали сбоить... Элизабет - встретила мужчину... Он, словно, своим присутствием - держит корабль в строгом порядке, а на вид - раззвиздяй, каких поискать ещё надо!

- Не знаю, Тим. Может быть, он просто такой и есть, а все события, происходящие с нами, сейчас - слепой случай? - Матильда Баханн, привычно потянулась за высоким бокалом, с гранатовым соком.

- Ага, а мы, в этом самом, "слепом случае", просто посторонние? Наблюдатели? - Катич внимательно смотрел на своего капитана. - Если ты не заметила, "Сигон", за последние три месяца, оказался на самом острие, самых странных дел и встреч. На Граале - похищение, На "Байкале" - "Большая тройка". Стоило нам заговорить, о происходящем, на Земле - Милости прошу - "Жёлтый уровень". А дальше, что? Сейчас мы мчимся, не зная куда и зачем. И, что мы там найдем?

- Мы - "Дальразведка", нам не привыкать, мчаться не зная куда и зачем. - Ответила Баханн.

- Тильда, скажи мне, что означала твоя фраза, на отдыхе: "Узнаю, кто рядом крутился - ноги выдерну!"? - Тимур, странно уставился на своего капитана. - Почему - он?

- Какой - то он, не путёвый. И - странный. Он же притягивает события и людей. - Попыталась ответить капитан. - А потом, в миг - жёсткий и справедливый. Не знаю, Тимур. Не могу объяснить. Просто ощущения.

- А вот у дока, есть теория, что Данн - пришелец. Настоящий ксенос. И вся структура нашего мира, пытается его выдавить из своего ареала.

- Ну и шуточки! - Передернула плечами Матильда. - Человек он, человек. И кому, как ни доку, об этом не знать. Ты видел его глаза? Когда вокруг никого нет, он, словно замирает, на миг, а глаза... - Баханн махнула рукой. - Даже слов не подберу. Ты знаешь, как он нас называет, за глаза?

- "Экипаж". - Вздохнул Тим. - Мне нравится больше, чем "команда".

- Он называет нас - "Семьёй", Тим, семьёй, понимаешь?! Я, когда впервые, услышала - словно холодной водой окатили. Мы, тогда, за ним, на камбузе, ещё присматривали, на первых неделях, сам помнишь... Какой он, был...

Катич улыбнулся.

- Не поверишь, Тильда, он таким и остался. Ты, о "рабовладении" - в курсе?

- Да! - Хрюкнула капитан. - Сегодня наблюдала. Очень... Впечатляет...

- Что опять? - Удивился Катич. - Опять, десантуру, на холодную, отправил?

- Нет. Заставил драить посуду, чтоб блестела, "как у кота яйца"! А тут Федька, стервец, сел и вылизываться, начал. - Хохот капитана, наполнил рубку. - Подговорил он его, что - ли? А, да. Данн просил передать, что блинов - не будет. Десантник, отмыл антипригарное покрытие, со сковородки. Губкой и жидкостью, для мытья посуды! Сама видела!

Тут пробило и старпома.

- О чем смеёмся, товарищи? - На пороге появились Петрович и Оберин. - Что - то хорошее?

- Обсуждаем странности Данна. - Просипел, сквозь хохот, старпом. - И его, весьма бурную, фантазию.

- Это здорово! Тогда, вот вам ещё, тема для обсуждения - у нашего кока - наниты, с сорванной программой. - Хоть тон дока и был весёлым, но, смех словно ножом отрезало. - И, мало того, этот умник, сорвал программу еще двум носителям! Мало того! Один из носителей - у нас на борту!

Команда переглянулась. Замерла и снова зашлась в приступе хохота.

- Я же говорила - притягивает! А вы - выдавливает, выдавливает! - Капитан сделала глубокий вдох, успокаиваясь. - Так кто счастливый обладатель, сорванных нанитов?

- На "Байкале" - Кара Карой. А у нас - наш лейтенант десантников. Они, час назад, пришли ко мне и всё рассказали. - Вздохнул док.

- А чего ты - вздыхаешь? Ведь, к Тебе пришли и рассказали! Это, Батенька - доверие! - Оберин, хлопнул дока, по плечу. - Цени!

- Все три "сим - сима", после срыва программы, изменили цвет. - Начал док. - А еще, Данн, подловил меня и узнал, что у меня, тоже - наниты. Весь вопрос состоит в том, как быстро он поймет, что весь экипаж "Сигона"...

- Молчать! - Рявкнул Оберин. - Это же - Рубка!

- Анастас, не ругайся. - Попросила, капитан. - Элизабет, у нас - творит чудеса. Точнее - уже, натворила, чудес.

- В смысле?! - Напрягся "контрик".

- Она, после "Терьки", припёрлась на "Сигон" и, за два часа, переписала операционку. Так что, извини, теперь от бортового компа "Сигона", без нашего ведома и разрешения, никто и ничего, не добьётся.

- Нормально, наш человек! - Воскликнул док.

- Ты, это скажешь, когда попытаешься, снова "журнал учета жидкостей", переписать. Очень, хм, интересная, защита. - Матильда тяжело вздохнула. - А идею... Идею, этой самой защиты, ей подал, наш сержант. Который - официально - ни разу не программист!

- Да, уж... Зато, стало - весело! - Подвел итог, Петрович.

- Да... Уж... - Покачал головой, Оберин..."

"... - Ну - с, юная леди, повернитесь! Наклон вперед, вбок. Отлично! - Игоретта Павловна Карван - Терновская, спрятала довольную улыбку. - Просто - Замечательно! Что ж, с радостью, довожу до Вашего сведения - в моих услугах, вы более, не нуждаетесь!

"И чего это меня, понесло?!" - Промелькнуло в голове. - "Уж больно хороша. Понятно, почему Данн, так растаял..."

- Всё? Я - Здорова?! - Стана, радостно подпрыгнула.

- Здорова, здорова! Ещё вчера, была здорова. Иди, уже, майор! Там, на улице, тебя много народа, встречает...- Игоретта, не глядя, подписала выписку. - Ещё неделю - не более четырёх часов нагрузок! Потом - без ограничений!

Стана выскочила из кабинета.

"Здорова! Здорова!" - Билось в голове, счастливой птицей, рвущейся в небеса.

Собрать немногочисленные пожитки, принесенные друзьями из дома - дело двух минут. Пять минут - попрощаться с врачами. Три минуты - добежать до лестницы, наслаждаясь телом, полным сил и бодрости. Вызвать лифт и, неторопливо, войти в него.

"Всё, первый этаж!" - Стана сделала шаг из лифта и оказалась в плотном кольце встречающих.

- Привет, Стана!

- С выздоровлением, майор Кейт!

- Здравствуй, дочка!

- Отлично выглядишь!

Голоса друзей, слились в один, громкий звук, прокатившийся, по пустому коридору.

Техничка, замерла на мгновенье, вытерла слезинку и, по неискоренимой привычке, напустилась, на встречавших:

- Ну, что толпой стоите? Всё, давайте, на выход! Совсем, непонятливые - больница у нас. Людям покой нужен!

Кевин и Мигель, выхватили из рук Станы, полупустую сумку, Мак - Сохо, галантно отогнул локоть, а Малиш, подхватила - под другой.

"Волчица", с гордостью всматривалась в лицо своей любимицы.

- Пошли! "Глобез", расщедрился - снял ресторан! - Шепнула на ухо, Малиш. - Гулять будем - как положено!

- Но, без излишеств! - Склонился к другому уху, Алэксандэр. - Гостей много будет, так что, готовься!

Голова у Станы, пошла кругом.

Её окружили плотным кольцом и вывели, на улицу, уставленную патрульными авто, авто с тонировкой, личными авто и просто - авто.

Ресторан, "Эксельсиор", впервые видел, как его залы, наполняют полицейские.

Полицейские - в штатском, в форме, с оружием и без. Мужчины и женщины.

Люди веселились, поздравляли своего коллегу, с выздоровлением. Вереница, людских лиц, в какой - то момент, так закружила Стану, что ей пришлось быстро ретироваться, в комнату, для девочек.

Умываясь прохладной водой, Кейт счастливо улыбнулась своему отражению.

Щёлкнула, открываясь, кабинка.

Шаги, за спиной Станы, мало напоминали, женские. А зеркало - отражало пожилую женщину, сильно накрашенную и в плохом парике. Она, увидев Стану, дёрнулась и суетно стала открывать сумочку.

Стана, сделала шаг от зеркала и развернулась лицом к ней.

- Вам помочь? -

Сумочка женщины, от неловкого движенья, распахнулась и оттуда покатились, по полу, не хитрые женские вещички - губная помада, пудреница, футляр очков.

Кейт, с улыбкой, опустилась на одно колено и начала собирать вещи, чтоб отдать их владелице.

Щёлкнул спускаемый курок.

Стану, словно ветром сдуло. Вещи, только что собранные с пола, полетели в лицо, убийце.

Открывшаяся пудреница, выбросила из себя, облачко пудры, засыпая глаза.

Снова - щелчок!

- Зарядить, забыли? - Голос Малиш, пылал ядовитыми обертонами. - Это - бывает! Если оружие - не проверяют.

Женщина, запустила не заряженный пистолет, в сторону говорившей и, кинулась к двери.

Дверь, словно этого и ждала.

Открывшись, навстречу, она угодила точно по носу, "плохому парику".

С тихим стоном, человек сполз на пол.

- Ну, вот, майор Кейт! - Малиш сноровисто достала наручники и одела их на руки, преступнице. - Познакомьтесь - автор взрыва, 7-го участка. Наш Вам подарок - на выздоровление!

Кейт, удивленно, смотрела, на Малиш.

- В личико, не желаешь, посмотреть? Или - не интересно?

Сделав шаг, Стана, перевернула тело и сдёрнула, с головы, парик.

- На, личико ему, оботри! - Малиш протянула, пару бумажных полотенец.

Стана, старательно провела полотенцем по лицу.

- Узнаёшь? - Подмигнула Ирэн.

- Впервые вижу! - Покачала головой, Стана.

- Тогда, позволь, я, тебя, представлю, его высочеству. Наследный принц Оскар! В определённых кругах, больше известный, как: "Злопамятный Осси".

- Так он - не принц?

- Принц. Самый настоящий! - Малиш, схватив его, одной рукой - за воротник, а другой - за пояс юбки, хэкнула и вышвырнула бесчувственное тело, из женского туалета. - Самый настоящий принц. Если б не твои напарники... Пошли, дело закроем, при всех...

Мак - Сохо, внимательно наблюдал, как веселятся, молодые.

- Ты, ей не сказал..? - Чешевский, подошел, с бокалом, шампанского.

- О чем? О том, что её "жениха", считают погибшим?

Гельмут кивнул.

- Нет. И не скажу.

- Почему? Она - имеет право знать.

- Во-первых, не имею привычку, нарушать приказы, особенно приказы - канцелярии ЕИВ. А во-вторых, если б это было правдой - она бы уже знала..."




***





Зуммер коммуникатора, слился со звуком тревожной сирены.

Нет, я конечно, привык спать и под звуки спид - трэша, в годы своей юности, но такое сочетание, для моих нервов - перебор! Учитывая, что спать я лег, далеко - далеко за корабельную "полночь", настроение, моё чудесное настроение, навеянное, сном - превратилось в клокочущий вулкан.

- Всему экипажу! Боевая тревога! Абордаж! - Холодный, металлический голос системы оповещения, ни бодрости, ни радости, мне не добавил.

"Ну, капитан, ну, экипаж - погоди!" - Думал я, натягивая форму и мчась на камбуз - моё место, по боевому расписанию.

Не встретив никого по дороге, что было, как минимум - странно, я принялся "отключать и обесточивать", согласно боевого предписания.

Стив, спросонок, видимо, занялся тестом - пришлось его останавливать и отправлять на боевой пост - пусть охраняет склад, там его, никто не найдет, а даже если и найдёт - не тронет.

- Данн! - Кухонная панель, высветила Оберина. - Уже всё сделал?

- Да, товарищ воен - инженер, первого ранга! Все обесточено и опечатано! Фэодор - в переноске. Завтрака - не ждите! - Доложил я, вкладывая в свой голос, весь свой сарказм и плохое настроение.

- Замечательно! Только - сними, свой спасовский, скафандр, а то, как стоп - сигнал, светишься! - Хохотнул Анастас. - Потом, давай ко мне...

Панель мигнула и отключилась. Через мгновение, на ней появилась надпись - "взломано. отключено" и замигала красным светом.

"Ух ты! Так что - нас, всерьёз, берут на абордаж?!" - Промелькнуло в голове.

- Стив! Живо сюда!

Дроид вынырнул из технического тоннеля и радостно доложился: "Гав"!

- Тьфу, а по человечески?

Стив, задумчиво почесал, чуть не сказал - репу, голову?

- "Гав" - больше подходит, под такой случай! - Ответ дроида, в другой раз, вызвал бы улыбку.

Дверь на камбуз, смялась и отлетела в сторону, от богатырского удара.

Я, щучкой, ушёл под стол.

Стив, внимательно рассматривал, появившиеся на пороге, фигуры, в лёгких скафандрах.

- Чисто! - Отрапортовала первая фигура.

А вторая, сделала шаг к стазис - камере и, бесцеремонно открыла её!

Не выдержав, подобной наглости, я развернулся, под столом, и наподдал, фигуре, чуть пониже спины, загоняя его в глубины камеры. Что - то загрохотало и фигура провалилась, исчезая с поля зрения. Дверь закрылась.

Вторая фигура, кинулась на помощь.

Когда её правая рука, легла на ручку открывающую, стазис камеру, я вылетел из под стола и одел ему на голову, кастрюлю, с жидким тестом.

- Стив! Этого - в морозилку, на заморозку!!! - Ляпнул я, первое, что пришло в голову.

Дроид, молча, подхватил истекающее тестом, тело в скафандре и испарился, с немыслимой скоростью.

Буквально, через пять секунд, дроид вернулся и доложил:

- Процесс быстрой заморозки - активирован. Скафандр - выведен из строя. Средняя продолжительность функционирования - два часа, пять минут.

- Спасибо! - Поблагодарил я, своего исполнительного помощника.

- Не булькает! - отрезал Стив и замер, ожидая приказа.

Панель не работала, оставалась надежда, на коммуникатор.

- Анастас! У меня на кухне - было двое! - Отчитался я, едва инженер снял трубку.

- Ко мне - четверо, ломятся, да я не хвастаюсь! - Пропыхтел в трубку Оберин.

- Ща, мы со Стивом, к тебе! - Понял я, призыв о помощи и махнув рукой Стиву, выскочил в коридор, воткнувшись, в очередную фигуру, в скафандре.

- Стив! Вяжи, его! - Только и успел пискнуть я, получая по голове, тяжеленным кулаком, в металлической, перчатке.

Спасовский скаф, блеснул силовым полем.

Я отлетел обратно, на камбуз.

Через мгновение, вскочив на ноги, обнаружил на полу, белый кокон, надрывно воющий сервоприводами и дергающийся, как червяк, на крючке.

- В морозилку, его! Хотя, погоди, Стив! - Остановил я дроида, уже собирающегося оттащить куколку.

Хоть кастрюля и пропала, скорее всего, лопнув от холода, но! Это же - Камбуз! А уж посуды на нём - всегда в достатке!

Набрав воды, в простой алюминиевый, бачок, старательно намочил полотенца, а затем, молодецки хэкнув, надел бачок на голову куколке.

- Вот теперь, тащи в морозилку! - Решил я. - А то, как - то не по человечески получается, у одного, шлём есть, а у другого - нет. Подумают, что я - пожадничал!

Пока я проговаривал, всю свою речь, Стив уже свинтил выполнять приказ.

Аккуратно высунув голову, оглядевшись по сторонам и не обнаружив больше никого, побежал на помощь Анастасу.

Стив, бесшумно плыл за мной, прикрывая со спины.

Если бы не Стив, поймавший меня в последний момент, за специальную петлю, на спине скафандра, в этот "предбанник", я бы влетел, как душа праведника, в рай! Прямо в тёплые объятия, четырёх фигур в тяжёлых, абордажных скафандрах. С наплечными турелями и большими пушками, в стальных ладонях.

Мое появление, для них, явно было сюрпризом.

- Анастас! Я - влип! - Честно признался я, удирая от одного из нападающих. - Там, тебе трое осталось! И Стив!

В какой - то момент, я сам себе стал напоминать кота, удирающего от хозяйки, с веником.

Особенно - на поворотах.

Теперь, я завидовал Фэодору, у которого были когти!

После трёх поворотов и одной лестницы, я кубарем вкатился в грузовой ангар "Сигона".

Как назло - Пустой ангар!

Представляете - больше шестисот квадратных метров - и ни одного, даже самого малюсенького, ящичка!

Мой преследователь, замер на входе, грозно поводя турелью и помахивая, неслабого калибра, пушкой.

"Млин! Ну что мне стоило, хоть "ТТ", в карман сунуть!" - Разозлился я, на собственную глупость. - "Спасатель, клёнов!!!"

- Хорош бегать! Партизан, недорезанный! Выходи и умрёшь - быстро! - Предложил мой соперник. - Или, я тебя найду и убью, как мне нравится!

"Он что, издевается?!" - Не понял я, смысла этой фразы. - "Я, тут, как стоп - сигнал, сияю, а он - "Выходи"! Бред, какой - то!"

- Раз, два, три, четыре, пять! Я иду искать! - Заявил противник и, пошёл вдоль стены, упорно не обращая внимания, на стоящего в центре - меня!

Когда мой преследователь, дошел до дальней стены, я, сорвался с места, проскочил в дверь, захлопнул её за собой и, активировал "Аварийный сброс". Команда - не прошла. Открыть внешние створки ангара, когда корабль, в надпространстве - не возможно.

Чертыхнувшись, отключил гравитацию и активировал "Аварийную очистку" - пережиток тех далёких дней, когда человечество, сильно опасалось, что вместе с грузом, на корабль проникнет инопланетное, злое, "Нечто"!

Все, на целый час, температура в ангаре будет колебаться от +500 градусов, до -273! Пока цикл не закончится - хрен кто ангар откроет!

Коммуникатор, завибрировал, привлекая к себе внимание.

"Отбой учебной тревоги!"

Коридоры "Сигона", как по взмаху волшебной палочки, сменили освещение, на стандартное.

Матюгальник, откашлявшись, выдал: "Оставшуюся абордажную группу, с нетерпением жду в лазарете".

Петрович ехидно захихикал и добавил: "Когда остальных найдёте и освободите!"

Махнув рукой, отправился на камбуз - доставать десантуру. Надеюсь, они не сильно на меня в обиде? Хотя... Я бы очень обиделся.

Стив, довольной, но, почему то испачканной, собачонкой, ждал меня у помятых дверей камбуза. Рядом прохаживлся злой сержант Цыпанков, многозначительно хрустя пальцами, в лёгкой, полевой форме.

- А Вы, что, в этом балагане, участия не принимали? - Удивленно спросил я, поднимая забрало шлема.

- Пронесло! - Многозначительно замахал руками, сержант. - Мы, с Вашим капитаном, следили за событиями из дубль - рубки.

- И, как впечатления? - Я ввалился на камбуз и с помощью Стива, стал снимать свой ярко - красный, скафандр спасателя.

- Видно было плоховасто... - Пожаловался Цыпанков. - Но, того что я увидел - хватило... Ладно, пошёл я, пожалуй. Парни, завтра дверь поменяют, не переживай!

- Погоди, сержант! - Остановил я десантника. - Сейчас, Стив, Твоих принесет, сам их распакуешь, хорошо? А то, боюсь, я до завтра не доживу...

Сержант дёрнулся, словно получив нокаут.

- Стив, неси народ из морозилки! - Скомандовал я, подходя к стазис - камере.

На лице сержанта, при словах "из морозилки", появилось такое, особенное выражение, что я перестал завидовать замороженным и, стал их жалеть.

Хотя, с другой стороны - а кто их на камбуз, звал?!

Открыв стазис - камеру, уперся взглядом в серебристые пятки, торчащие из остатков продуктов и супов.

- Э-э-э-э, рядовой! Покиньте камеру, хватит продукты портить! - Тихонько сказал я, пнув по пяткам, ногой.

Пятки дернулись и подтянулись, не желая вылезать.

- Сержант, ну хоть ты, скажи, "захватчику", что... - Я обернулся и увидел изумительную картину:

Сержант Цыпанков, с выпученными глазами, присев на корточки, внимательно изучал два замороженных свёртка. Один в тесте, другой - в ещё не давно, белоснежных, полотенцах, покрытые корочкой льда и с кастрюлями, на верхней части.

- Это - мои?! - Недоверчиво потрогал пальцем свёртки, сержант. - И, кто это, интересно?

- Беспонятия! - Честно признался я. - Ты, третьего, забери, пожалуйста!

- Еще и третий, здесь?!! - Руки сержанта сжались в кулаки. - Показывай!

- Вон, в камере, спит. Кажется...

Сержант, метнулся к стазис - камере, крякнул, хватая десантника за пятки и вытащил на свежевымытый пол камбуза.

Запахло борщом и свежей сдобой.

- Всё, конец! - Вырвалось у меня. - Завтрака, точно - не будет!

Цыпанков, странно глядя на меня, вскрыл нагрудную панель скафандра и, набрав длинный код, отстегнул шлем десантника.

Десантник, сделав долгий вдох, открыл глаза.

- Рядовая Ли! Какого, длинного, красного, фаллоимитатора, Вы полезли на камбуз!!! - Рявкнул сержант.

Моя хорошая знакомая, по крайней мере, ещё не давно, бывшая ею, хлопнула ресницами и улыбнулась.

- Проводила зачистку палубы, товарищ сержант!

- В стазис - камере?! А если б она - включилась?

- Вот, потому и лежала, без движения, чтоб не включилась! - Бодро отрапортовала, моя несостоявшаяся наставница по боевым рукомашествам.

- Найду "Хокку", пусть сам решает, как Вас наказать! - Решил сержант. - Двое - в морозилке, одна - в стазис - камере...

- И, один, в большом ангаре! - Добавил я. - Только там цикл, "Аварийная очистка", минут через 50, закончится...

Сержант, побледнел.

- Там же, +500!

- А не хрен, меня, на моём же корабле, "партизаном", называть! - Зло ответил я, наблюдая, как из под коконов, потекла струйки воды и жидкого теста, расплываясь по моей, чистенькой кухне. - И, вообще - убирай их отсюда - они мне весь пол уже изгваздали!

- Рядовая Ли! - Сержант, задумчиво чесал затылок. - Этих двоих - в санузел. Смыть, на фиг, и привести в чувство.

- Смыть - обоих? - Наивно хлопнула ресницами, Конни.

- Нет, можешь к ним присоединиться. - Разрешил Цыпанков. - А то, сама, вся в борще и повидле, сладенькая!

Стенная панель, разразилась жутким хохотом.

Оказывается, Катич, наблюдал всё это, и - помалкивал, прохвост, старый!

- Что, сержант, не повело Твоим, на камбузе? - Задыхаясь от смеха, Тимур пытался сделать "скорбное" лицо. - А ведь, Вас, предупреждали - не лезьте на камбуз! Ты, сколько поставил? Полтинник? Или пятихатку?

- Двести... - Мрачно буркнул сержант, наблюдая, как рядовая Ли, вызвав тележку, грузит на неё, недоотаявшие, тушки своих соратников.

Старпом шмыгнул носом и отключился.

- Ага, вы еще и ставки ставили! - Рассердился я. - А мне сказать?

Сержант махнул рукой и пошёл на выход.

- Эй, ты ничего не забыл? - Остановил я его. - Ты, "ангарскую отбивную", когда заберёшь?

- Почему отбивную? - Не понял сержант. - Ты ж, сказал "Аварийная очистка"?

- Ну, да. Только гравитацию, я раньше отключил!

- А-а-а, сержант! - На пороге появился Оберин. - Вы, там, перед входом в двигательный отсек, в предбаннике, своих уберите. И, когда лейтенант выйдет из лазарета, напомните ему о проигрыше. Только - тактично, сержант, тактично! Он, сейчас, конечно, не буйный, все - таки челюсть сломана и обе ноги, но... Мало ли... Может, он Вас пристрелить пожелает?!

- Это вы его, так? - Благоговейно выдохнул сержант.

- Э-э-э-э, боюсь - нет... Он, раньше с доком столкнулся. И очень сильно упал. Несколько раз. С большой высоты. Да, именно так! - Анастас, задумчиво изучал раскрытую стазис - камеру.

- Да, чувствую, мороженное - безвозвратно пропало... - Выдохнул он с чувством глубокого сожаления.

- Может, вы все таки займетесь жертвой "аварийной очистки"! - Не выдержал я. - Там ведь температура, +500!

- Фи, Данн! Ты - невежа! Нет у нас температурной "очистки". Это - вчерашний день! Все заливается специальной пеной и застывает. Потом, определенный магнитный импульс, пена лопается и рассыпается мелкой пылью. Почти как у меня, в предбаннике!

- Вы их что - Эмульсией залили?! - Поразился Цыпанков.

- Ну, эмульсией, это скорее всего - Данн, своего, залил. Я, с помощью его дроида, своих - монтажной пеной, успокоил. Так что, рекомендую поторопиться, если она хорошо схватится - вы мне предбанник, месяц чистить будете!

Сержант опустился в кресло, что - то считая на пальцах.

- Три - на камбузе. Один - в ангаре. У вас, товарищ инженер, сколько было?

- Трое.

- Семеро. Лейтенант - со сломанной челюстью - восемь. А где ещё двое?! Они хоть, живы?

- А вы, куда их послали? - Поинтересовался Анастас.

На лице сержанта Цыпанкова отобразилась Такая гамма чувств, что стало понятно, куда он их пошлёт, когда - найдет!

- По условиям, четверо - машинное отделение, четверо - рубка, двое - зачистка. - Открыл "военную тайну", Цыпанков. - На связь, до сих пор, не вышел, ни один.

- Значит, двое последних, попались Элизабет! - Задумавшись, на мгновенье, решил Оберин.

- А почему, именно - ей? - Не понял я, хода его мыслей.

- Вот смотри: Капитан и сержант - наблюдатели. Значит, десять против шести. Ты, я и док, своих, - Анастас сделал многозначительный жест, чиркнув большим пальцем, по шее. Осталось - Двое против троих. На вахте, в рубке, были Алекс и Тим. Я, позвал на помощь - тебя. Эти двое, я уверен, позвали - Элизабет. Учитывая, что наша навигатор, уже неделю балуется с новым типом программирования, а сигнала, от десантников, до сих пор нет - все следы её работы!

- А, как мне их найти? - Не выдержал Цыпанков.

- Если они живы, думаю, проще набрать Элизабет. - Веско заметил "контрик" и подошёл к панели.

- Да здесь я, здесь! - Отозвалась Элизабет, входя на камбуз. За ней, высоко поднимая ноги, промаршировали, двое десантников, в тяжёлых боевых скафандрах, со взятым, "на караул", оружием. - Всегда поражалась, как Тебе, Анастас, поставили зачёт по логике, в Академии? Кстати, Данн, дашь свой скаф поюзать - никак не могу понять, почему тяжи тебя в упор не видели!

Я вздохнул. На камбузе стало тесно. Пятна жидкого теста, разнесенного и растоптанного по всему камбузу, марали мой стерильно чистый, пол.

- Всё, сержант! Передаю их Вам! - Элизабет набрала на коммуникаторе короткую команду и марширующие на месте, десантники, замерли. Откинулись забрала, открывая усталые и потные лица.

- Сержант! - Жалобно сказал один. - Она над нами - издевалась!

- Мы, "КАД", девять раз, с места на место переносили! - Выпалил другой. - Вручную!

Элизабет расцвела.

- И, двенадцать километров, "бег на месте"!!! - Дуэтом.

Элизабет расплылась в счастливой улыбке.

Цыпанков, не зная, смеяться или плакать, спрятал лицо в ладонях.

- Вы же сами поставили условие: "Отражение абордажа - подручными средствами"! - Оберин, присел на край стола. - Вот и получили! На кухне - по кастрюле, на голову. У дока - сломанную челюсть. А от программиста - марш бросок. Все честно!

- В следующий раз, турели активируем, может тогда у вас получится, с меньшими жертвами? - Предположила, довольная, Элизабет. - Ну, и Данна, запрём, что б статистику, не портил!

Переглянувшись, мой экипаж, откровенно заржал, издеваясь над десантом.

- Всё! Хватит! - Попросил я, складываясь от хохота, вдвое. - Убирайтесь с моего камбуза! Сержант, там ваши, уже оттаяли, наверно! И, заберите ангарского, он же там, скоро с катушек съедет!

- Да, твой ангарский - это нечто! - Спохватилась Элизабет. - Ты знаешь, что у него, с собой был дополнительный ствол? Пистолет, с "Лох - Несса"?

- "ТТ", что ли? - Улыбнулся я.

- Во - во! - Элизабет аж покраснела, от удовольствия. - Этот, "чебурашка", как ты их называешь, видя, что за тобой закрылась дверь ангара, не придумал ничего умнее, чем достать его и выстрелить тебе в след!

- Убить же мог! - Вырвалось у меня.

- Данн, тревога - учебная! - Напомнила мне Элизабет. - Патроны - маркерные, максимум - синяк! Но, дело не в этом. В момент выстрела, некий кок, отключил гравитацию.

Представив себе отдачу "тётушки", мне поплохело.

- Ага! Проняло! - Рассмеялась Элизабет. - А представляешь, как его проняло, когда от отдачи он стал летать по ангару, отскакивая от стен. И, тут, пена! Вобщем, он уже минут двадцать, под потолком висит. Вниз головой!

Сержант, махнув рукой своим людям, вымелся с камбуза.

Элизабет, подхватив Анастаса, под локоток, чинно выплыла в коридор, оставив нас, со Стивом, наводить порядок.

- Сержант! - Голос дока, с настенной панели, привлёк моё внимание, когда уборка подошла к концу, а я, занимался лёгким завтраком, на всю "гоп - компанию". - Сделай, пожалуйста, для лейтенанта, бульон, свой, особый! И кашу, только жидкую. Он, пару дней, не в форме будет, надо уважить человека.

Изображение док не включал.

- Хорошо, Иннокентий Владович! Через часик - занесу кашу.

- Спасибо! И - никому не слова!

- Поздно, Док. Все уже знают. - Честно предупредил я. - Вам, лично, может тоже, что - то надо?

- Нет, Данн. Спасибо. - Док отключился.

- Стив! Говядину, два кило, с косточкой, большую морковку, луковицу. Будем, товарищу лейтенанту, бульон готовить!

- "Гав"!

Секрет хорошего бульона - прост. Надо правильно выбирать мясо! Лучше всего - с косточкой, мозговой. Хорошо его промыть и, самое главное - не упустить пену!

Считается, что лучший бульон - куриный. Это - глубокое заблуждение! Куриный - проще, быстрее - не более того. Бараний и свиной, на мой вкус, излишне жирные. А вот говяжий, хм, при правильной варке, да со специями - ум-м-м, мням!

Руки, снова занялись полезным делом, давая отдых голове.

Сколько раз, вот так, занимаясь готовкой, я придумывал сотни каверз и сложных дел. Отдавая готовку, на волю рук, изредка задерживая взгляд на стоящие, на плите кастрюли и сковороды, на парящую, мантоварку и освещённое окно, духовки, ловлю себя на мысли, что мне нравится. Мне нравится видеть довольные и сытые лица людей. Улыбчивые и масленые. Нравится, так же сильно, как и летать, на "Терьке", и, заставь меня сделать выбор - я все оставлю, как есть!

Ведь это самое, "как есть", связано, для меня, еще с одной любовью - с "Сигоном". С моим первейшим кораблем. С моим, ставшим безумно родным, экипажем. С моей каютой, в которой есть место, всему, что мне дорого.

Жаль, только, что нет на "Сигоне", всего одного человека, с которым, как то уж странно повязала меня судьба.

Даже и не знаю, может быть, я всё напридумывал, но... Если нет фантазии, если душа не летит - нет тебе места. Нигде. Ни на Земле, ни в космосе. Пока человек завязан, на себя, единственного и любимого, хоть ты голову ему разбей, хоть второе пришествие устрой - всё едино, пустышка будет, а не человек...

- Шеф! Каша готова! - Доложился Стив.

- Так, Стив! Всё посолено, специи - заготовлены. Я - к доку. Будут искать - я у него.

Стив, отсалютовав, манипулятором, развернулся и отправился доставать из духовки, противень, с булочками.

Конечно, Конни Ли - девушка миниатюрная, но... Скафандр, даже легкий, чертовский - тяжёлый. Так что вред, нанесённый моим запасам, надо устранять. А страдать от отсутствия сдобы, себе, экипажу и, даже - десантникам, я не позволю!

Подхватив судок с кашей, отправился к доку, в лазарет.

В лазарете было шумно.

Капитан, распекала дока, Оберин, громко фыркал, а лейтенант Хару, страдальчески водил глазами.

Глядя на него, сразу приходила народная мудрость, о собаках - всё понимает, только сказать - не может!

Замерев, я внимательно осмотрелся.

- Матильда, ну не рассчитал я, не рассчитал! Кто же знал, что их навороченные скафандры - такие не навороченные!

- Ага, заехать в челюсть - ты рассчитал! А то, что юношу вынесет, с пандуса - не рассчитал?! Ты что, совсем, в маразм, впал?! У тебя - бронедоспех! Скафандр ПРОРЫВА!!! А ты - тяжу, в челюсть! - Капитан поморщилась.

- Да, старый добрый, "Илюша", показал свои достоинства, перед новоделом... - Покачал головой, Анастас и засмеялся. - Четыре тонны, на удар, против полутора! Юноше сильно повезло, что отделался только сломанной челюстью. Мог и шею свернуть!

Лейтенант, блеснул глазами, вскинулся что - то сказать, но поморщившись - махнул рукой.

- Обед больному! - Провозгласил я, обращая на себя внимание.

Очень зря, между прочим, обращая на себя внимание.

- А! Вот и второй, извращенец, явился! - Воскликнула капитан. - Ну, рассказывай, на кой ты, бедных доблестных десантников, в морозилку, засунул?

- Я здесь ни при чем! Они сами, на камбуз, припёрлись! - Открестился, разом от всех обвинений, я.

- Они, к твоему сведенью, полчаса, в промёрзших скафандрах, провели! Доку, вон, пришлось уколы ставить!

- В задницу! - Толи уточнил, толи - послал, Петрович. - И, одному, освобождение, на три дня. Это ж десант, Тильда, уже завтра - будут шустрить, а послезавтра, когда "Хокку", выйдет - все будут, как огурчики!

- Ага, зелёные и в пупырышках? - "Наивно" поинтересовался я, пытаясь шуткой, разрядить обстановку.

Лейтенант, снова страдальчески поморщившись, махнул мне рукой, подзывая.

- Привет, "Хокку"! А я, тебе, кашу принес! Жи-и-и-иденькую! - Глядя на страдальческое выражение лица, пытаясь не рассмеяться, я открыл судок и достал чудесную манную кашу!

Лейтенанта, передернуло.

- Ешь, молча. И радуйся, что руки целы, а то ещё и кормили бы, с ложечки! - Приказал док. - Нет, ну видел же, что танк стоит, нет, полез с голой пяткой!

Лейтенант, со вздохом, принялся засасывать кашу. Если бы в его глазах, я не прочел смертный приговор, может быть, даже попытался ему сказать ещё что-нибудь.

Спасибо инстинкту самосохранения, промолчал.

- Вот, Петрович, ты скажи мне, как теперь будем объяснять командованию базы "Ханса", каким образом, у вверенных нам десантников, испорчено пять из одиннадцати, скафандров? - Капитан Баханн, встала со стула. - Ладно, два размороженных - спишем на Данна - ему ещё четыре года трубить, отработает. Но, скаф лейтенанта, командирский "Алатырь", на кого спишем? Или два, которые, Элизабет, перепрошила? Не команда - стихийное бедствие!

Я - фыркнул.

- А во всём, между прочим, ты, Данн, виноват! - Улыбнулся Анастас. - Без тебя, все наши учения, проходили бескровно!

- Без меня - вы их и не проводили! - Отрезал я. - Я в бортовом журнале смотрел. Последняя учебная тревога была семь лет назад - пожарная!

Капитан, инженер и медик, переглянулись.

- Далеко пойдёшь, сержант! - Обрадовался Док. - Если "контра", не остановит!

"Контрик", махнул рукой.

- Но, в любом случае - и вправду, виноват ты, Данн! - Док, внимательно наблюдал, как его больной поглощает кашу. - Из - за Тебя, нас на Мошну, отправили! Сидели бы тихонько на "Байкале", и тревог бы не было!

Анастас кивнул, соглашаясь.

- Товарищ капитан! Разрешите идти? - Обратился я, намереваясь смыться.

- Нет. Лучше скажи, почему Твой скафандр, система безопасности - игнорирует? - Начала допрос, Матильда. - Что, вообще, за моду взяли, скафандры, не стандартные, в каюты, протаскивать? Ладно - Петрович. Он параноик и бурная молодость ему спать не даёт. Ладно - Тимур, что "Хищника", в каюте держит...

Лейтенант уронил ложку и истово закрестился.

- Но, Ты! Кок! В скафандре -невидимке! Нонсенс! - Капитан выдохнула. И рассмеялась. - Да, лейтенант, повезло Вам, что старпом, на вахте, оказался... Представляете: "Хищник", против "Алатыря"! При поддержке "Ильи Муромца"! С невидимым коком, на посылках!

Оберин, в буквальном смысле, сполз со стула!

- Ладно, иди, уже, "кок - невидимка"! - Отпустила меня, капитан. - Только ради всех Звёзд, скажи, что ты добавляешь, в еду, что нас всех, так на "хи - хи", пробивает? А лучше - прекрати!

- Всё, больше этого не повторится! - Серьёзно сказал я и вышел из лазарета.

На камбузе, среди горячей выпечки и свежезаваренного чая, сидели наши вахтенные.

- Что, весело было? - Вместо приветствия, выпалил старпом.

- Лейтенант, сильно пострадал. - Весёлое настроение улетучилось, а лейтенанта, мне и вправду было жаль. Он всего лишь, не вовремя, оказался на лестнице. Бывает.

- Да. Уж. - Вздохнула Алекс. - Нам Элизабет, кинула трансляцию, по действиям экипажа. Мы сидели и вздыхали. Жаль десантников.

- Тим, а что это за "Хищник", такой? - Вспомнил я, слова капитана.

- "Хищник" - это... "Хищник"! - Вздохнул старпом. - Брони - мало. А вот скорости и силы - немеряно. Может бегать по потолку, стенам. Прыжок с 20 метров, вниз - без проблем. Одним словом - "Хищник". Подкрасться, затаиться - напасть и смыться. Встроенная система РЭБ, помехопостановщик. Одним словом - страшный сон караульного.

- И, что, он так хорош, что и с "Алатырём" - справится? - Недоверчиво глянул я в глаза старпома.

- Пфе! - Презрительно махнул рукой Тимур. - Даже не с одним. Если, конечно, оператор, нормальный.

- А если, с "Ильёй", на пару?

- Данн, - Серьёзно заговорила Алекс. - "Хищник", оторвёт лёгкому скафандру руки, за две секунды. "Илья" - выдерживает попадание 152 мм болванки. Как Ты думаешь, у наших противников, может быть, хоть один шанс - выиграть? Хоть по очкам?

- Да... - Протянул я, задумчиво. - Интересно, а какие скафандры, вообще, у экипажа?

- Три "Хищника", две - "Росомахи", "Илья" и у капитана - "Василиск". - Ответил старпом.

- А - поподробней? - Попросил я, наливая себе кофе.

- "Хищник" - лёгкий, разведывательный. "Илья" - тяжёлый, прорыва. "Росомаха" - средний, поддержка. "Василиск" - тяжёлый, командирский. Все - модернизированные. Так что, на "Сигоне", только скафандрами, летает ещё пол "Сигона". Да теперь - твой, непонятный науке зверёк. - Катич тяжело вздохнул. - Отдай его Элизабет и Анастасу, пусть до ума доведут. Он, конечно, станет тяжелей, зато нам, спокойней будет.

- Это что же получается, - Вырвалось у меня, - Если весь "Сигон", в скафандры встанет - можно будет небольшую, локальную, войнушку устроить?!

- Данн. Если весь "Сигон", встанет в скафандры - остановить нас сможет, только гвардия императора или кайзера, на Земле. - Просветил меня старпом. - На других планетах - только ядерным ударом.

Я чуть чаем не подавился.

Нет, я конечно, знал, что экипаж моего корабля, полон сюрпризов. Но... Не до такой же степени.

- Мало того, эта экипировка, стандартна для всех кораблей "дальразведки". А их - более тридцати. - Добил меня Катич. - так что, считай сам.

Я - посчитал. Офигел и уткнулся в чашку с чаем.

- Шеф! Обед готов! Ужин будет через сорок минут! - Отрапортовал Стив и встал на подзарядку.

- Ловко он у тебя! - Восхитилась Алекс.

- Да... Думаю, еще пара недель, и на камбузе его можно будет оставлять без присмотра. - Признался я. - Так что у нас скоро будет новый кок. А я - займусь освоением КАС-а.

- А что - как раз, по твоей специальности! - Обрадовался Тим. - И нам легче будет!

- Данн - мы спать пошли. Капитану я уже данные скинула. На вахте - Стэлла и Элизабет.

- Сладких снов! - Пожелал я, выходящим соратникам.

- Мы, у тебя на терминале, самые лучшие кадры, оставили. - Шепнул проходя мимо меня, старпом. - Ты их только не удаляй, хорошо?

Я кивнул.

Двери на камбуз пока ещё не было, так что ароматы свежеприготовленной пищи, "подманивали" проходящих, как кота - валериана.

За полчаса, у меня на камбузе, казалось прошел весь состав десантников и свободного, от вахты, экипажа "Сигона".

Даже капитан, составила мне компанию, на чашку кофе, со свежей сдобой и смородиновым вареньем.

На "хи- хи", больше никого не "пробивало", все стали серьёзными и спокойными.

Дышать легче, стало к ужину.

Горячие головы - остыли. Простуженные, на всю голову - согрелись. Раненым - оказали медицинскую помощь. Перед оскорбленными - извинились.

Жизнь на "Сигоне", вошла в старую, добрую колею, деловитости и размеренности. Даже Фэодор, так же дрых на кресле, пузом кверху, "впитонив", двойную порцию "мясао", прописанную ему, мной, для поправки нервов.

Рассматривая, "самые лучшие кадры", я пришел в тихий ужас!

Вот - лейтенант, в момент получения удара, челюсть. Жаль, забрало закрыто - хотелось бы видеть его глаза. Оказывается - "Алатырь", почти на полметра ниже "Ильи".

А это - рядовой Кен Волчик, взмывший под потолок ангара, после выстрела из "тётушки".

"Страшная вещь - невесомость"!

Следующий кадр - Конни Ли, получающая, пониже спины, моими, высунувшимися из - под стола, ногами. Очень симпатичное зрелище - Красные ноги, упирающиеся в серебристое седалище.

Тимур - поэт! Поэт от фотографии! Ему в конкурсах надо принимать участие.

А здесь, герой десантник расстреливает, летящий в него, баллон с монтажной пеной!

А вот, два орла, приподнявших КАД.

Да, за такие кадры - любой телеканал, газета или сетевое агентство, продаст душу и убьёт!

- Ну - ка, ну - ка, верни назад! - Приказал наш "контрик", слегка меня напугав. - А камера - то - высокоскоростная! А разрешение!

Оберин поцокал языком, вызвав у меня улыбку. Весь экипаж "Сигона", сам того не замечая, стал использовать мои фразы и действия. "С голой пяткой", "Чебурашка", "видно было плоховасто" - Люди, словно соскучились по не правильной речи, по простым, но эмоциональным, оборотам и, теперь, навёрстывали упущенное.

- Дай солью! - Взмолился Анастас.

"Вот, теперь ещё и "дай солью" " - Улыбнулся про себя.

Скопировав себе, всю папку, с фотографиями, на коммуникатор, Анастас завладел большой кружкой, наполнил её свежим чаем и сел на край стола.

- Не сиди на столе - денег не будет! - Задумчиво ляпнул я, одну из своих примет - пугалок.

Оберин задумался, но седалище со стола - убрал.

- Анастас, а у тебя, какой скафандр?

- "Хищник".

- И, тоже - в каюте стоит?

Оберин кивнул.

- Да, тогда понятно, почему на "Сигоне", коридоры такого размера. И лифты - безразмерные. - Кивнул я, в такт собственным мыслям. - Ужинать будешь?

- Ох, Данн, девкой бы тебе родиться! Все ты, на еду, разговор переводишь!

- Причем здесь - девкой? Экипаж должен быть сыт! - Возмутился я. - Голодный солдат - плохой солдат!

- Мы не солдаты. Мы - разведка! - Гордо сказал Оберин и улыбнулся.

- Тем более. - Отрезал я. - В голодной голове - мысли о "пожраньке". Какая уж тут разведка, когда живот марши играет!

- Вот, слушаю я тебя, и не могу понять - откуда у тебя, такие фразы? Тебе - книги надо писать, Данн! А не в космосе, куковать, да дикие штурмовики, объезжать.

- Меня и здесь не плохо кормят! - Вспомнил я кота Матроскина.

- Во - во. Точнее - Ты, не плохо кормишь. Ты знал, что у капитана - гастрит?

- Без понятия - Признался я. - А чего молчала, то? Ей же, спецпитание, положено!

- Был, гастрит, был. - Анастас потёр мочку уха. - Ты, за первый месяц, всё в норму привел. Помнишь, сколько тогда паровой еды, готовил?

Я кивнул.

- А сейчас, всех подсадил на гранатовый сок. Морсы, компоты, квас, зелёный чай. Вот откуда, человек, европейской национальности, столько знает, о свойствах зелёного чая?

- А ничего, что я - повар?

- Повар! Повар, Данн, повар! А ты - уже штатного диетолога, консультируешь!

- Никого я не консультирую!

- Данн, прости, но я - лучше знаю. - "Контрик", победоносно, улыбнулся. - А, когда ты стал специи использовать, "закрытые"... Посмотри, как десантники, резвятся! А у них, тренировки - каждый день, по восемь - десять часов. "Собачьи вахты", слышал такое?

Я снова кивнул.

- Побеседовал я с доком. Нет у нас "собачьих вахт". После того, как ты, - Анастас ткнул в меня пальцем, - стал в рубке оставлять свои "фирменные" печеньки!

- Так это ж, хорошо... - Пожал я плечами.

Оберин, посмотрел на меня и махнул рукой.

- На, держи свою "Соньку" - Протянул он мне строгий, черный кожаный чехол. - Мы, с Элизабет, в ней покопались, уж прости - пришлось приводить к нормальному стандарту. Поставили стандартный разъем, вместо этого уродства, батарею, побольше, приёмник, нормальный, а не кастрированный. Камеру, поменяли... Вобщем, в старом корпусе - новый коммуникатор, получился. Давай, активируй, со старого, всё переноси, да сдавай его мне. Вторая жизнь началась, у твоей "Соньки".

Сколько всего наговорил Оберин, а в руке, лежала моя старая добрая "Сонька". Даже по весу - та же!

- Ты мне скажи, что за формат такой, мр3? - Спросил "контрик"

- Мп3. - Поправил я, автоматически.

Информация, с коммуникатора, летела на "Соньку", с чудовищной скоростью, грозя забить всю память.

- Анастас, а вы ещё и памяти ей добавили?!

- Да, с этим был полный затык... - Признался инженер. - Штучка тонкая, а модули - стандартные - толстые. Хорошо, на Мошне, нашли магазинчик, с нестандартом. Ну, мы его весь и скупили. Так что памяти у тебя - до Звёзд дальних.

- Класс! - Выдохнул я, выключая пустой коммуникатор и протягивая его, Оберину.

"Сонька", моя тоненькая, серебристая красавица, проехавшая со мной, тысяч пятьдесят километров, знакомо подмигивала родным экраном.

- Всё, экипаж! Вы - попали! - Улыбнулся я, предвкушая, как завтра, утром, камбуз наполнится не только запахом, но и звуком!

Оберин улыбнулся и протянул мне ещё одну коробочку.

- Здесь беспроводные наушники и колонки. - Пояснил он, видя мой удивленный взгляд. - Капитан, услышав, что слушаешь Ты, велела передать, что если это зазвучит в общей сети - она вздёрнется!

С удивлением пробежался по кнопкам.

"А, "Эльфийская рукопись - Брат мой", ну да, для первого раза - тяжеловато, конечно... Ничего - привыкнут!"

- Ох, как глаза заблестели... Чую - попали мы... Не по детски! - Пробормотал Анастас, ретируясь с камбуза.

"Ох, "семейка моя", вы даже не знаете, как вы попали!" - Улыбнулся я, про себя, вкладывая в ухо, горошину наушника. - "Да-а-а ""Эльфийская рукопись - руль форева!"

Первые аккорды, хорошо знакомого "Часа испытаний", кружка горячего кофе, чистый звук - ну, что еще надо?

И, вдруг, так захотелось жареного мяса... С хрустящей корочкой и острого, как проход по лезвию ножа, босыми ногами.

Не беспокоя Стива, залез в стазис - камеру, добыл добрый шмат нежирной свинины, располосовал её на большие ломти, поставил на плитку, сковороду, с малой толикой воды.

Пока сковорода грелась, развёл, в растительном масле, специи, чеснок и хорошо обмазал составом, все ломти мяса, с силой прожимая их руками.

В ушах ревела "Ария" - "Бесы", закрыв глаза, ориентируясь исключительно на запахи и слух, как в годы своей полуслепой жизни, выложил мясо, на сковороду.

Вода на сковородке, вмиг окрасилась в тёмно - рыжий цвет.

Пользуясь лопаткой - перевернул мясо, равномерно обжаривая его, со всех сторон.

Вода выкипала, парила, обваривала руки и наполняя камбуз, тем самым странным запахом, который прочно ассоциировался у меня с этим, прочитанным в какой - то приключенческой книге, рецептом.

У книги не было обложки, многие страницы, исчезли в туманной дали времен. А вот рецепт, мяса "по - рейнджерски" - сохранился. И, сманил меня, тогда 15 летнего пацана - на кухню, готовить.

Подливая, по необходимости, воды, я стоял у плиты и упивался сразу несколькими чувствами: Запахом, острым запахом специй, запахом жарящегося мяса. Чувством свободы - я готовил сам! И, пусть в рецепте описывался, костёр, австралийский вечер и звёздное небо - да и Звёзды с ними - газ, вполне заменял костер, 60-и ваттная лампочка - звёзды, а трехкомнатная квартира, ну чем не бескрайние просторы, неведомой здесь, Австралии. И, твёрдой уверенностью, что всё - получится! И - всё получилось!

Тот, странный ужин, в пустой квартире, словно дал самый большой пинок, под мою ленивую задницу.

Никогда больше, мои руки не дрожали, когда я принимался за незнакомое блюдо. Никогда больше, я не искал рецептов - но, прислушивался к бывалым людям, знающим толк в готовке. И, никогда больше, я не слушал: всеведущих диетологов, консультантов и прочее интернет быдло, не умеющее отличать жарку, от запекания.

Сейчас, стоя у плиты, на камбузе "Сигона", принюхиваясь и прислушиваясь, прямо через музыку, в наушниках, я Творил.

Просто фантазия, оттолкнувшись от знакомого рецепта, получив, очередной пинок, в виде специй из закрытого списка, оторвалась, по полной.

Через 45 минут, я вытащил наушник и открыл глаза.

- Деточка, а ты - не лопнешь? - Поприветствовал меня, док. - Здесь же, килограмма четыре!

Да... Выбитая дверь камбуза, сыграла со мной плохую шутку - на запах собрался экипаж "Сигона", за исключением, вахтенных и сержант Цыпанков.

- Вообще - то, пять, с половиной. Давайте тарелки, дегустаторы. - Вздохнул я.

- Это, по нашему! - Обрадовался док, старательно прикрывая спиной, прячущую камеру, Элизабет.

- Стив, отнеси, пожалуйста, вахтенным, их порцию! - Отложив два куска, посимпатичней, попросил я, стоящего на зарядке Стива.

Дроид, подхватив контейнер, растворился в полутьме коридора.

Народ расселся з