Book: Проклятое княжество



Георгий Смородинский

Проклятое княжество

Купить книгу "Проклятое княжество" Смородинский Георгий

© Смородинский Г., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2015

Глава 1

Я поднырнул под удар, шагнул скелету-воину за спину и пробил ему в открывшийся бок ледяным клинком. Тяжелый двуручный меч нежити вышиб каменную крошку из колонны в том месте, где только что находилась моя голова. Еще одного удара в щит мне не вынести, я вообще не понимаю, как удержался на ногах, – очков жизни осталось чуть больше трети.

Двуручный меч – массивное оружие, и, пока противник с ним разворачивается, успеваю нанести скелету еще два удара в район ключицы, сбрасывая его жизнь в красный сектор. Кровь стучит в ушах, мир для меня сузился до двухметровой фигуры с горящими голубым магическим светом глазницами.

– Сдохни, тварь! – ору я, делая шаг к размахнувшемуся скелету, и с ненавистью вбиваю ему свой клинок снизу в подбородок. Мы бьем практически одновременно, но я оказываюсь все-таки быстрее. С хрустом мое оружие ломает кости черепа – глаза противника гаснут, и через мгновение костяк с отразившимся от стен скрежетом осыпается на плиты.

С противным чавкающим звуком мне в плечо вонзается стрела – последний скелет, из непонятно откуда взявшегося пака, уже освободился от оков земли и теперь, обежав колонну, снова натягивает лук.


Навык «Стойкость» увеличен до 44 %.


Мир окрасился в красный туман. Я уже практически ничего не соображаю – двадцать процентов жизни, мое тело корежит от невыносимой боли. Сжимаю до хруста зубы и прыгаю прямо на этого урода, сбивая ему выстрел языком пламени. Скелет-лучник пытается разорвать дистанцию, отмахиваясь появившимся в его руке кинжалом, но я, не видя ничего вокруг, в исступлении наношу удар за ударом, пока в какой-то момент до меня не доходит, что мои удары уже просто рассекают воздух. Выжил! Нет сил даже на то, чтобы использовать откатившееся лечебное зелье. Валюсь на плиты, и меня накрывает спасительная темнота.


Не знаю, сколько я пролежал без сознания, но явно не больше пяти минут. Происходи это в реале, я, без сомнения, истек бы кровью, так и не приходя в себя. Но я все же не в реале, вернее, этот мир стал для меня реальным, но в нем по-прежнему действуют игровые законы.

Откуда взялся этот гребаный пак?.. Я поднялся с плит, на которых изображал эмбриона, на ноги и огляделся: огонь факелов отражался от потрескавшихся замшелых стен широкого каменного коридора, в котором шесть уродливых колонн с вырезанными на них непонятными символами поддерживали нависающий потолок. Впереди меня проход резко поворачивал вправо – именно оттуда, из-за угла, несколько минут назад и появились заставшие меня врасплох четыре скелета. Я как раз добивал последнюю группу в этой части помещения, и их появление стало для меня полной неожиданностью. Это точно не патруль. Оба патруля – шесть унылых кучек ржавого железа и костей – валяются у меня за спиной. Перед тем как начать прохождение, я специально полчаса сидел и изучал маршруты нежити, чтобы теперь с точностью это утверждать. Но откуда же тогда взялись напавшие на меня?

Примерно полтора часа назад я влетел в это подземелье, спасаясь от неминуемой смерти, которую несла каменная горгулья двести тридцать второго уровня – именной моб, непонятно за каким хреном оказавшийся в локации для семидесятых-восьмидесятых уровней. Эта горгулья уже один раз отправляла меня на шестичасовое перерождение, и повторно отправляться на кладбище не было никакого желания, – я и так из-за этой смерти потерял семнадцать уровней, то есть почти весь свой трехнедельный прогресс.

В подземельях «Мира Аркона» – игры, в которую я был безвозвратно затянут около месяца назад, действовал принцип: «Со щитом или на щите». Игроки, зашедшие внутрь подземелья, уже не могли покинуть его до тех пор, пока был жив финальный босс. Поэтому вариантов имелось два: пройти подземелье до конца или погибнуть при его прохождении.

Расскажи кому, что игрок шестьдесят пятого уровня поперся в подземелье семьдесят пятого – восьмидесятого уровня, рассчитанное на прохождение группой из трех человек, – тот, кому это рассказали, покрутит пальцем у виска и будет прав. К счастью, мой случай не настолько уныл, как может показаться на первый взгляд, поскольку до игровой смерти я уже имел восемьдесят второй уровень и все изученные мною навыки остались при мне. В итоге я не смог на себя надеть только три предмета из своей экипировки: кольцо, серьгу и плащ – для их ношения требовался семидесятый уровень. Потеря пятидесяти одного очка характеристик была для меня не настолько критична, поскольку основной прирост характеристик в «Мире Аркона» шел от носимых предметов.

Сейчас на мне был надет комплект брони класса «необычное», состоящий из восьми частей, с бонусом «+50» к здоровью за ношение хотя бы четырех из них. Каждая деталь доспеха добавляла мне тридцать пять очков силы и тридцать здоровья соответственно. Треугольный щит с поглощением шестидесяти процентов урона в случае удачного блокирования атаки давал мне еще десять единиц силы и пятьдесят пять – здоровья. Редкий по классу меч со средним уроном около двухсот двадцати единиц добавлял еще сотню силы и повышал вероятность нанесения критического урона на целых три процента. Конечно, далеко не топовый прикид, но, как говорится, что есть, то есть, а если еще учесть уникальный расклад талантов, то мои шансы удачно завершить эту авантюру были достаточно высоки. И все получалось так, как надо, пока не появилась непонятно откуда взявшаяся группа из четырех скелетов.

Я вздохнул, снял перчатки со шлемом, рукавом рубахи вытер с подбородка кровь и обошел по кругу только что убитых мобов. В моей сумке звякнуло – я стал богаче на двести восемнадцать медяков, это чуть больше двух серебряных монет. Забрал с трупов три куска шерсти и ржавый, без характеристик, железный пояс – такого хлама у меня в сумке скопилось уже предостаточно, но я решил собирать все подряд – потом разберусь, что к чему. За все время нахождения в подземелье мне упал только один предмет необычного класса – перчатки на мага семидесятого уровня. Может быть, удастся выручить за них пару золотых в будущем? Мне они точно не нужны – я хоть и маг, но неправильный, мне больше подойдет что-нибудь из воинского обвеса.

Свет факелов рисовал на каменном полу причудливые тени, тишину подземелья нарушали лишь капающая где-то вода и звуки тяжелых шаркающих шагов за углом, сопровождаемые едва слышным позвякиванием. «Нужно идти дальше», – сказал себе я. После пережитого пару минут назад такое решение далось с трудом, но деваться мне все равно некуда. Там, наверху, на недоступном пока для меня основном игровом материке Карне меня ждут единственные близкие мне люди и пара неоплаченных счетов.

У потрескавшегося, с подтеками потолка в сторону выхода из подземелья тянулась ниточка серого тумана – та самая отрава, которая поднимает в округе нежить. Карты подземелья у меня нет, и этот туман для меня сейчас как нить Ариадны, он в итоге выведет меня к финальному боссу.

Я надел латные перчатки и шлем, поправил ремни на внутренней стороне щита, доложил в пустующие на поясе ячейки пару зелий восстановления здоровья и обновил на себе бафф щита стихий – все, готов. Аккуратными шагами обошел колонну и, двигаясь вдоль левой стены, чтобы не зацепить никого из мобов, заглянул за угол. Уходящий направо рукав коридора практически ничем не отличался от того, который я только что прошел. Правда, был немного длиннее, навскидку метров пятьдесят-шестьдесят. А в остальном – такие же факелы на стенах, восемь паков знакомых мне скелетов между колоннами и черный проем перехода на нижний этаж в конце помещения.

И еще я наконец увидел источник шума. Закованный в кандалы двухметровый вурдалак восьмидесятого уровня патрулировал эту часть коридора, проходя по ней из конца в конец. Тяжелыми шагами монстр двигался по своему маршруту, и обрывки ржавых цепей, свисающие с обхватывающих его запястья металлических браслетов, сопровождали его движение негромким позвякиванием. Сорок тысяч очков жизни первого встреченного мною тут босса ввели меня в некоторое уныние, хорошо хоть брони на нем никакой нет, иначе бы вообще труба. Монстр двигался медленно, изредка останавливался около паков нежити и, доходя до конца коридора, замирал на пару минут.

Я некоторое время понаблюдал за его движениями, изучая маршрут, и, дождавшись очередной его остановки, кинул оковы земли на ближайший ко мне пак, сковав двух мечников и лучника. Кидаю молчание на скелета-мага и смещаюсь вправо за колонну, чтобы не попасть под шальную стрелу прикованного к плитам лучника. Секунд через пять появляется маг, который, не имея возможности читать заклинания, пытается атаковать меня в ближнем бою. Легко уворачиваюсь от удара двуручного посоха и четырьмя ударами сношу скелету две с половиной тысячи ХП – первый готов. Бегу в сторону входа… Слышу за спиной грохот железа по камню – это мечники избавились от оков и резво побежали за мной. Обегаю предпоследнюю в ряду колонну по кругу – тупые мобы бегут следом, делаю прыжок в сторону лучника и сбиваю ему выстрел ледяным клинком. Любой игрок, отыгрывающий стрелком, на его месте отпрыгнул бы в сторону, разрывая дистанцию, но у скелета такого навыка, к счастью, нет. Он стандартно выхватывает кинжал, а я так же стандартно добавляю ему языком пламени, снимая до половины его ХП, бью еще раз ледяным клинком и бегу дальше – у меня нет никакого желания подставлять спину под удары мечей двух экипированных в ржавые доспехи скелетов-воинов.

Сейчас, когда я расчистил часть коридора, уходить от атак мобов гораздо легче, чем поначалу. Некоторое время петляю между колоннами, не позволяя воинам сделать рывок, успеваю получить в плечо стрелу, которая снимает с меня семь процентов жизни, и, наконец, маршрут бега снова выводит меня на лучника. Получаю в грудь еще одну стрелу и с холодной яростью сшибаю костяк на плиты ударом ледяного клинка. Боли я пока не чувствую. Отлично! Разворачиваюсь, встречая преследователей в проеме между стеной и колонной, принимаю первый удар на щит, и на ответном ударе ледяного клинка срабатывает заморозка. Воин с двуручным мечом, подбежавший ко мне первым, застывает ледяной статуей, не успевая нанести следующий удар. Блокируя щитом атаки второго скелета, пятью ударами добиваю застывшего – как раз хватило пяти секунд. И ухожу прыжком в сторону, на ходу выпивая зелье лечения. Петляю еще секунд десять, ожидая, пока восстановится жизнь, и встречаю оставшегося воина. Ему понадобилось шесть ударов, как и предыдущему, – все-таки ржавые доспехи дают скелетам некоторую защиту от физического урона.

Я подождал, пока восстановится жизнь, и привычно обошел убитых мобов, собирая лут. Помимо стандартного барахла и двух серебряных монет – еще четыре черепа для сдачи их по повторяющемуся квесту десятнику охраняющих Урканту карателей. Пренебрегать даже такими крохами опыта в моей ситуации было бы по меньшей мере глупо.

Перед тем как атаковать босса, я по стандартной схеме таскал скелетов в сторону выхода из подземелья и, вернувшись после убийства четвертого пака, с удивлением обнаружил, что только что убитые мною скелеты преспокойно стоят на своих местах. Вот и разгадка того, откуда появились мобы, которые чуть было повторно не отправили меня на кладбище. Подземелье генерирует, скорее всего, с определенным интервалом новые паки нежити, которые появляются откуда-то снизу. Жаль, я в первый раз не засек время их появления, мне было как-то не до того, но можно предположить, что паки возникают примерно раз в двадцать – двадцать пять минут. Придется быть аккуратнее и следить за временем, что, в общем-то, несложно.


Босса этажа я убил на удивление легко – вурдалак действовал довольно предсказуемо: примерно раз в тридцать секунд специальными ударами оглушал и опрокидывал меня на землю. Я уходил от двойного удара цепями шагом сквозь тьму ему за спину и, ежесекундно чередуя навыки, спокойно продолжал обрабатывать мечом противную, бугрящуюся язвами плоть. От обычных ударов неповоротливого моба я уворачивался или блокировал их щитом. Побегать, конечно, пару раз мне пришлось все равно, но весь бой я вполне контролировал ситуацию и минут за пять все-таки завалил урода.

Единственным минусом этого боя была нестерпимая вонь, испускаемая ходячим трупом, и отвратительная слизь, брызги которой теперь украшали мой доспех. Скелеты пахли гораздо пристойнее – нет, конечно, они тоже совсем не благоухали ландышами, но, если сравнивать запах свежего трупа с запахом древних костей, сравнение явно выйдет в пользу последних. RP-17 – искусственный интеллект, заперший в этой игре миллионы человек, стопроцентно приблизил ощущения в игре к реальным. Не завидую я сейчас игрокам, в свое время выбравшим класс некроманта, – каждый день нюхать эту дрянь, тут у кого хочешь крышу сорвет, а с одними скелетами много не навоюешь, хотя я не очень разбирался в этом классе. Кто знает, может, у них есть какие-то навыки, снимающие неприятные запахи с подопечных.

Лут с босса меня порадовал первым подходящим мне предметом – необычными латными наручами на семидесятый уровень, которые, следуя канонам игры, назывались плотными наручами вурдалака и добавляли сорок единиц к силе, тридцать – к выносливости и имели лучший показатель брони, чем те, что были надеты на мне. Помимо наручей, в вурдалаке нашлись четыре мензурки восстановления здоровья и пара золотых монет – негусто, но не стоило ожидать выпадения легендарной вещи с восьмидесятого моба из простенького подземелья.


По обеим сторонам выхода с этого уровня стояли две последние четверки скелетов. Минут за десять я без особого труда пополнил свою коллекцию черепов и, войдя в темный арочный проем, оказался в просторном, плохо освещенном цилиндрическом помещении, вдоль стены которого вниз уходила винтовая широкая лестница. Следуя за полоской сероватого тумана и осторожно ступая по скошенным каменным ступеням, я стал спускаться на третий, нижний этаж. Мелкая щебенка хрустела под ногами, ощутимый сквозняк приносил снизу запахи тлена и разложения, а единственный горящий на уровне второго этажа магический светильник слабо освещал древнюю, местами потрескавшуюся кирпичную кладку.

Спускаясь, я миновал два прохода, ведущих, судя по всему, на такие же уровни подземелья, как тот, который я только что зачистил. Скорее всего, в Горазмские руины ведет несколько цепочек заданий, которые выполнять нужно именно на этих этажах, а может быть, предприимчивого игрока ждут за этими арками сундуки, заполненные золотом и легендарными предметами. И не то чтобы я совсем не любопытный, просто для того, чтобы быть беспричинно любопытным здесь в одиночку, нужно иметь хотя бы девяностый-сотый уровень, желательно подкрепленный легендарным комплектом брони и таким же оружием. Поэтому я без особого сожаления спустился на самый низ и по неширокому, словно выломанному в скале проходу вышел на нижний этаж подземелья.

Большое прямоугольное помещение уходило вперед метров на сто, а низкий, местами обвалившийся потолок ощутимо давил на психику. Вдоль стен, чередуясь с урнами, вертикально стояли многочисленные саркофаги, большей частью пустые, но в некоторых я заметил полуразложившиеся, словно залитые известью, трупы. Грубо выдолбленные ниши стен были заполнены наваленными в них как попало костями. Шесть полуразрушенных каменных колонн из-за невысокого потолка больше напоминали огромные тумбы. Запахи, витающие в этом могильнике, были настолько отвратительны, что приходилось дышать ртом, хотя и это помогало слабо. Струйка серого тумана уходила вперед, к трещине в стене в конце зала, путь туда мне преграждали шестнадцать паков скелетов и два патрульных вурдалака, точно таких же, как тот, которого я прикончил тремя этажами выше.


Весь зал я очистил примерно часа за четыре, и, если бы не приходящие каждые двадцать пять минут новые паки, это получилось бы у меня значительно быстрее. Чистил по старой отработанной схеме – сковывал трех скелетов оковами земли, кидал молчание на мага, потом, скрываясь от стрел лучника на ведущей наверх лестнице или за ближайшей колонной, спокойно разбирал мага на запчасти, после чего убегал по лестнице наверх. Скорость бега у мобов была разная, и добегали они до меня поодиночке, иногда мне даже не приходилось петлять между колоннами, восстанавливая жизнь. В итоге, изрядно завалив лестницу и верхний этаж костями, я стал богаче на семь золотых, кучу металлического, шерстяного и кожаного хлама, необычный кинжал на семьдесят пятый уровень и пузырек с зельем подводного дыхания.

Щель в дальнем конце огромного склепа вывела меня в квадратную каменную пещеру со стороной около сорока метров. В дальнем конце помещения стояли два больших каменных стола, заставленных какими-то склянками и мисками. Серая мерзость, служившая мне путеводителем, поднималась из двух кипевших на огне котлов, закрепленных на треногих металлических конструкциях. В качестве материала для растопки использовались кости и черепа, наваленные у стен в четыре огромные кучи.



Вот она, моя основная цель! Грязно-серое пятно портала клубилось у дальней стены этой лаборатории смерти.

Финальный босс Горазмских руин – мастер Г’Храш, одетый в темно-серую рясу с откинутым капюшоном, сейчас стоял у одного из каменных столов, ко мне боком, и что-то толок в импровизированной ступке, сделанной из теменной части пожелтевшего от времени черепа. И ведь если посмотреть со спины – не подумаешь, что это ходячий труп. Седые волосы аккуратно расчесаны и придерживаются на голове серебристым обручем, ряса полностью скрывает тело – обычный алхимик за работой и, если бы не внешний антураж помещения… Разработчики игры и RP-17, по-моему, слегка перестарались с наведением жути в подобных ситуациях, ибо гораздо удобнее использовать для опытов обычную посуду. Дело в том, что в какой-то момент весь антураж начинает напоминать детскую страшилку: «В Черном доме на краю Темного леса стоит Черный дом, в Темной комнате которого…» – и тут жуть оборачивается смехом.

Мастер Г’Храш – дали же имя уроду, без стакана не произнесешь – тем временем закончил свои манипуляции, подошел к одному из котлов и швырнул в него содержимое своей жутковатой емкости, потом, секунду помедлив, швырнул следом и саму ступку. «Ну еще бы, – хмыкнул про себя я, – у него вон у стен сколько запчастей навалено». Во всем же остальном мне было совсем не смешно – семьдесят тысяч очков жизни у босса и то, что этот упырь является некромантом, сводили на нет мою стандартную тактику. С дебаффом, наносящим периодический урон, особо не побегаешь, вернее, побегаешь, конечно, – но финишной ленточкой для меня станет кладбище в Урканте, на котором я уже успел побывать, и повторять это сомнительное достижение не намерен.

Во мне начала закипать холодная ярость. Мне плевать на костяки вокруг, на то, что некромант своей магией отравил территорию вокруг подземелья на пару десятков квадратных километров. Мне по большому счету наплевать и на местных жителей, страдающих из-за наведенной им порчи. Но этот дохлый ублюдок смеет стоять между мной и моими близкими!

Срываюсь с места и бегу по направлению к боссу. За двадцать метров до него делаю прыжок и одновременно разбиваю о его отвратительную, повернувшуюся в мою сторону рожу склянку с ядом Высшего демона Преисподней. Тело лича сводит судорогой, очки его ХП падают до семи тысяч, он что-то хрипит, пытаясь шагнуть назад, но колющий удар ледяным клинком в морду вместе с брызнувшими в стороны остатками пожелтевших зубов опускает его здоровье еще процентов на десять. Кисти лича окутываются черными сполохами, он вскидывает руки вверх, но молчанием я затыкаю ему глотку и с ненавистью продолжаю рубить эту отвратительную тварь. Его кости трещат под моими ударами, лич пытается отмахиваться зажатым в руке кинжалом, но он явно не боец ближнего боя. Еще пара секунд – и останки некроманта с сухим треском осыпаются на каменные плиты пола.


Внимание! Вами получено уникальное достижение: «Первый в Горазмских руинах». Вы и Ваши соратники получаете однопроцентное увеличение наносимого физического и магического урона.


Вами восстановлен 66-й уровень! Текущий уровень: 66.

Вам доступны 3 единицы характеристик.


Отмахиваюсь от сообщений в логе. Клокочущая во мне ярость требует выхода, я сшибаю с огня оба кипящих котла, ударами латных сапог расшвыриваю импровизированные кострища и смахиваю со столов алхимическое дерьмо вместе со стоящими на них склянками. Череп лича улетает в сторону от мощного пинка.

– Стоп! – ору сам себе и наконец, тяжело дыша, останавливаюсь.

«А неплохо повеселился», – хмыкнул я, оглядывая помещение, по каменным плитам которого растекалась огромная лужа, в которой шипели обугленные кости. Ручеек серой мерзости больше не тек в сторону выхода из подземелья. Подойдя к трупу лича и наклонившись, я коснулся его рукой в латной перчатке, снимать которую просто побрезговал.

Ну наконец-то! Вот он, первый более-менее нормальный предмет, пригодный мне для ношения.


Руническое кольцо силы.

Аксессуар; кольцо.

Прочность: 520/520.

Редкий предмет.

Требует уровень 80.

+ 80 к силе.

+ 40 к здоровью.

+1 % к параметру брони.

Вес: 0,01 кг.


Надеть мне удастся его еще не скоро – до восьмидесятого мне еще очень далеко. Я с ненавистью вспомнил горгулью, из-за которой потерял семнадцать уровней. Надеюсь, легионеры сегодня уничтожат эту гадину – жаль только, что сам не могу при этом присутствовать!

В игре «Мир Аркона» разрешено ношение только четырех колец, а то некоторые особо предприимчивые деятели могли бы при желании натянуть на себя штук по сорок. А чего, разве мало ли на человеческом теле мест для подобного пирсинга? Одно кольцо у меня уже есть, это тоже совсем не лишнее. Кстати, будучи в Ниттале, я совсем забыл про ювелирку. Броню заказал, а о кольцах и амулете как-то не подумал. По возвращении нужно будет посетить пару лавок и затариться колечками впрок.

Помимо кольца, в личе обнаружились еще два редких предмета – кожаные друидские сапоги и кольчуга на какого-нибудь стрелка, оба предмета тоже для ношения на восьмидесятом уровне. Такой хороший дроп редких вещей, скорее всего, был обусловлен первым в игре убийством этого босса. Достижение, полученное мною, давало мне и тем, кто будет находиться со мною в группе или в клане, один процент к наносимому физическому и магическому урону. За Шаартаха, помнится, дали пять процентов, но высший демон был четыреста семьдесят третьего уровня, а этот, валяющийся у моих ног хмырь, – всего восьмидесятого. Будь он выше сотого – за достижение дали бы пару процентов увеличения, и так по аналогии с двухсотыми и трехсотыми боссами. Двадцать золотых монет поменяли хозяина. «Хм, а где его башка?» – подумал я и, вспомнив, хлопнул себя по лбу так, что латная перчатка выбила глухой звон из надетого на меня шлема, – я же сам отфутболил ее куда-то пару минут назад. Поискав глазами вокруг, я довольно быстро обнаружил искомое. После того как голова Г’Храша заняла свое место в моем инвентаре, по кожаному свитку, который я с остальными вещами поднял с его тела и поначалу посчитал каким-нибудь рецептом для крафта, пробежала голубая искорка. Я вздохнул и протянул к нему руку.


Вам доступно задание: «Очищение территории».

Тип задания: обычное.

Отнесите свиток с рецептом болотной отравы в Урканту магу Пеотию для определения им противодействующего распространению отравы заклинания.

Награда: опыт; десять зелий или эликсиров из запасов Пеотия.


«Видимо, квест нельзя было получить, не имея в инвентаре головы убитого лича», – подумал я, засунул в сумку свиток и пошел собирать разбросанные мною по гроту алхимические реагенты. Если сам не буду прокачивать навык, то хотя бы продам мастеру Реусу – алхимику в Ниттале. Думаю, он даст лучшую цену за эту хрень – все-таки у меня с ним репутация прокачана нормально. Лужи на полу исчезли, поэтому я быстро собрал все пробирки, коробочки, пакетики и мензурки. Происхождения больше половины собранных мной реагентов я не понимал даже близко. Ладно, к примеру, «костная мука» – и ежу понятно, что это размолотые в порошок кости, а вот что такое «слизь листогрыза» или «выделения экилота»? М-да, навертели тут разработчики с этими профессиями. По мне, так проще с киркой в шахте вырубать из месторождений куски породы, чем соскребать слизь с этих непонятных листогрызов или ходить с совком за экилотами, ожидая, пока они выделят требуемый реагент. Меня аж передернуло от возникшей в голове картины, а желание не качать алхимию окончательно утвердилось в моей голове. Решено, по прибытии в стартовый город любой дружественной расы иду к шахтерам и изучаю горное дело. А алхимики пусть собирают выделения со всех, с кого захотят, мне проще купить пару мензурок, чем заниматься такой ерундой.

Три очка характеристик я кинул в здоровье, урон у меня и так неплохой, а вот тридцать очков жизни лишними точно не будут. Очки талантов, так же как и классовый бонус увеличения духа и интеллекта, я начну получать только с восемьдесят третьего уровня. Раньше в игре такого не было, эта хардкорная составляющая была введена в последнем обновлении сошедшим с ума, или осознавшим себя (тут кому как удобно считать), искусственным интеллектом «Мудрец RP-17». О мотивах, которыми он руководствовался, вводя двадцатипроцентное понижение в уровнях при смерти персонажа, я мог только догадываться. Скорее всего, подарив бессмертие игрокам, затянутым в игровой мир, искин решил как-то ограничить их в развитии. Ну, с драной овцы, как говорится, хоть шерсти клок – потерянные очки характеристик с духа и интеллекта я вложу в здоровье и силу. Интересная получается штука – дух с интеллектом у меня сейчас по семьдесят два очка, а классовый бонус начнет начисляться только с восемьдесят третьего уровня. Теоретически, доведя себя смертями до тридцатого, минимально возможного уровня, я смог бы максимально снизить ненужные мне характеристики, перераспределив их в здоровье и силу. Но умирать я, понятно, больше не собираюсь – мне и одного раза хватило за глаза.

Ладно, вроде бы все собрал – я задумчиво обвел помещение взглядом. А если… Подойдя к куче лежащих у стены черепов, я взял один из них в руки. По внешнему виду череп совершенно не отличался от тех, что мне нужно было сдавать по квесту. Была не была – я покидал все черепа из кучи в свою сумку, вернулся в соседний грот и подобрал все, что были там. Некоторые мне даже пришлось выламывать из застывшей извести. Хорошо иметь практически безразмерную сумку, ограниченную только максимально переносимым весом. Мертвые головы укладывались в стопки по пятьдесят штук и очень уж много места не занимали. Конечно, это в какой-то мере читерство, но мне накласть с прицепом на все эти условности. Пятьсот тридцать шесть черепов весили пятьсот тридцать шесть килограммов соответственно, а моя сила, если учитывать бафф от зелья возможностей, в настоящий момент позволяла переносить мне тысячу двадцать два килограмма – по два за каждую единицу характеристики. Так что даже с учетом собранного с убитых скелетов хлама и веса моей экипировки я мог себе позволить набрать в сумку еще примерно двести пятьдесят килограммов чистого веса. Вот порадуется десятник Нейл, когда я вывалю перед ним эту кучку. Впрочем, героическое возвращение в Урканту мы отложим на потом, – я так и представил себя въезжающим под торжественные звуки оркестра на белом жеребце в деревеньку, благодарных жителей, швыряющих цветы под копыта моего коня, и влюбленные взгляды деревенских девчонок. Нет, со взглядами я, пожалуй, погорячился – из деревенских девушек я хорошо запомнил только двух длинноносых и тощих, как жерди, дочерей старосты. Я улыбнулся, впервые за последние сутки: «Ладно, посмеялись и хватит». Я сюда пришел немного не за тем. Нет, конечно, спасение жителей деревни от нашествия нечисти очень даже благородное дело, но у меня тут есть свои шкурные цели, которые сейчас лежат за серой дымкой портала в лаборатории дважды дохлого алхимика.

Дополнительные паки скелетов больше не появлялись, я подошел к порталу и достал из кармана выданный мне загадочным посланником бога воров Харта пузырек. Порошок в склянке был похож на обыкновенную марганцовку, которую, как рассказывала мне бабушка, когда-то продавали как раз вот так – в стеклянных баночках. Марганцовка не марганцовка, а высыпа́ть на руку эту смесь я не собирался – ну его, от греха подальше. С трудом отковыряв пробку, я одним движением сыпанул порошок из пузырька на овальное окно перехода.


ERROR@#$*&^


Системного сообщения об ошибке я не видел с того момента, как один ублюдок создавал моего персонажа. Впрочем, ничего особенного не произошло, кроме того, что окно портала заметно потемнело. «Сработало!» – хмыкнул я, отхлебнул для храбрости из фляги похожего на самогон местного сорокаградусного пойла и шагнул в клубящуюся передо мной темно-серую дымку.

«М-мать…» – вырвалось у меня, когда увидел место, где оказался. Нет, я, конечно, что-то подобное предполагал, но одно дело предполагать, другое – увидеть воочию. Я стоял на каменной площадке примерно в двух метрах над землей, а за моей спиной высилось небольшое горное образование. Впереди, насколько хватало глаз, тянулась унылая, однообразная равнина, перечеркнутая справа титаническим разломом, противоположный край которого скрывался в серой дымке. Поросшая чахлыми деревцами и невысокими кустарниками унылая местность на всем протяжении была покрыта клочьями белесого прозрачного тумана, стелющегося у самой земли, и упиралась на горизонте в темную цепочку гор. Висящая в небе полная луна освещала белеющие тут и там костяки каких-то крупных животных. Прямо под тем выступом, на котором я стоял, на земле, прикрытые туманной дымкой, лежали останки трех гуманоидов. Может быть, их было больше, но голов я насчитал всего три. Обгрызенные берцовые кости, проломленные черепа и разбросанные вокруг ребра свидетельствовали о том, что простуда вряд ли была причиной их смерти.

Дорога, извивающаяся по этой пустыне, проходила от меня метрах в двухстах и упиралась в разрушенные ворота когда-то огромной цитадели. Сейчас бывшее укрепление сложно было даже назвать руинами – просто огромная груда камней, окруженная остатками каменных стен.

По обеим сторонам дороги в гнетущей тишине поодиночке и небольшими группами перемещались высокие фигуры в темных рясах – их головы были покрыты капюшонами, в лунном свете поблескивали металлом косы на плечах. Иногда они застывали на месте и будто что-то подбирали с земли, затем снова продолжали движение, а иногда их маршруты пересекали ведущую к цитадели дорогу. «Умертвие, 378-й уровень» – прочитал я над одной из фигур и выругался повторно. «Серые пределы, Долина плача, окрестности укрепления Йорт, уровень локации 370–390», – гласила информация в логе.

Я резко обернулся и выдохнул с облегчением – портал и не думал исчезать. «Если исчезнет этот переход, отсюда мне точно не выбраться», – подумал я и внимательно присмотрелся к цели своего визита. Лик не обманул, хранилище видно даже отсюда. Но, разглядев место, где оно находилось, я выматерился в третий раз за последние пять минут. Темное, слегка подсвеченное по граням кубическое помещение висело прямо над разломом, на краю которого когда-то стояла цитадель. От края разлома к нему вела светящаяся слабым голубым светом, но без перил и какой-то опоры дорожка, которая с этого расстояния казалась тонкой ниткой. Я слабо представлял, как пройду по ней, но подумал, что нужно решать проблемы по мере их появления. Мне туда еще добраться нужно, и один я этого не сделаю никак.

Я спрыгнул с каменной площадки на землю, расчистил небольшой пятачок от костей, просто распинав их ногами в стороны. Никакого уважения к останкам сожранных кем-то гуманоидов я не испытывал, и мне было совсем не любопытно, ни кто их сожрал, ни к какой расе они принадлежали, – мне бы свои дела порешать.

На свитке, который мне передал Лик, была нарисована несложная пентаграмма, и, хотя дело сейчас происходило не в реале, где остались все мои навыки художника, – мастерство, как говорится, не пропьешь. Поэтому я всего за пару минут изобразил на земле требуемый рисунок. Размеров на свитке не было никаких, и я по наитию нарисовал пентаграмму так, чтобы находиться вне ее в тот момент, когда перейду к завершающей стадии вызова. С этими магическими штуками лучше держать ухо востро, а то или рванет так, что мало не покажется, или вылезет не тот, кого вызываешь. И отвечай ему потом, что ты совсем тут не при делах и просто проходил мимо.

Камень, выданный мне демоном, я положил в центр рисунка и, далее также следуя указаниям Лика, высыпал сверху порошок из коробочки и быстро одернул руку. Некоторое время не происходило ничего, а потом земля ощутимо дрогнула у меня под ногами. Рисунок полыхнул ослепительным белым светом и исчез. На расстоянии метров тридцати от меня в землю ударила молния, следом за ней вторая, третья… Молнии били не переставая, землю под ногами трясло так, что мне лишь с большим трудом удавалось удержать равновесие, а запах озона перебивал все остальные. Прикрываясь левой рукой от слепящего света, я ждал появления существа, которое Лик называл своим родственником.

Внезапно все стихло, и из облака пыли, поднятого ударами молний, мне навстречу шагнули восемь массивных фигур, закованных в золоченую броню наподобие той, что носили воины в Древней Греции. Возглавлял прибывших мощный длинноволосый мужик двухметрового роста с физиономией известного актера прошлого века, сыгравшего в свое время роль Конана-варвара. В отличие от фильма, в котором Конан бегал с голым торсом, этот был с ног до головы закован в латы, да и выглядел в разы внушительнее своего прообраза – черные как смоль волосы перехвачены кожаным ремешком, на плече – огромный двуручный молот с пробегающими по нему электрическими разрядами, в руке – золоченый коринфский шлем.



Спутники были под стать своему командиру: орк, орчанка, два гнома, похожие на братьев-близнецов, высокая темная эльфийка и два хумана: мужчина и женщина. Все – бойцы ближнего боя; вооружены до зубов и закованы в латно-кольчужную броню. Уровни и имена прибывших были скрыты, но мне почему-то казалось, что те умертвия, занятые сбором какой-то непонятной хрени и преграждающие мне путь к хранилищу Дважды проклятого бога, при виде этой гоп-компании прикинутся безобидными грибниками и постараются не отсвечивать.

В полной тишине черноволосый гигант повел головой из стороны в сторону, и взгляд его голубых полыхающих гневом глаз остановился на моей персоне.


Внимание! Вы обратили на себя внимание высшего существа. Бог воинов Ингвар относится к Вам неприязненно.


«Попал!» – мелькнуло в голове, а спустя мгновение черноволосый, из рук которого исчезли шлем с молотком, одним плавным движением оказался рядом. Земля рывком ушла из-под моих ног – бог одной рукой прихватил меня за пояс и крепко сжал горло второй. Полоска моей жизни уменьшилась на треть, а горло сдавило так, что дышать стало практически невозможно.

– Надеюсь, ты понимаешь, воренок, что смерть твоя будет очень непростой? – прорычал он мне в лицо и огляделся по сторонам, словно думая, куда бы меня швырнуть.

Да что это, дьявол его раздери, такое?! Почему каждый перекачанный урод сначала пытается действовать с позиции силы?! Ярость накрыла меня с головой. Да, я понимал, что шансов у меня не больше, чем у муравья против лесного пожара, что легкое движение пальцами бога сломает мне шею, и еще я очень не хотел отправляться на перерождение, но сделать с собой ничего не мог. Вцепившись в душившую меня руку, я пробил обеими ногами в грудь держащего меня на весу Ингвара. Пояс, не выдержав, лопнул, мензурки рассыпались по земле, а я чувствительно приземлился на пятую точку.

Рывком вскакиваю на ноги, меч со свистом покидает ножны.

– Ты можешь убить меня, урод, – мой голос похож на шипение змеи, щит брошен в левую руку, острие меча смотрит в сторону бога. – Ты можешь убивать меня, сколько хочешь, но тогда тебе никогда не видать диадему твоей жены. И я не воренок, обращайся ко мне «господин маг»!

Неуловимое движение, и я вновь сбит на землю, меч отлетает в сторону, очков жизни не больше тридцати процентов. Превозмогая нечеловеческую боль, с трудом поднимаюсь на ноги и снова выставляю перед собой щит.


Внимание! Вы повторно обратили на себя внимание высшего существа. Бог воинов Ингвар относится к Вам с заинтересованностью.


– У волчонка прорезались зубы? – голос бога сочится иронией, голубые глаза смотрят на меня оценивающе. – Ты так же похож на мага, как Лиид на уличную потаскуху, – усмехается он. При этих словах стоящая позади него темная эльфийка с косым шрамом на правой щеке, вооруженная парными, исходящими зеленой дымкой саблями, скептически смотрит на меня, будто прикидывая, насколько она похожа на гулящую девку. Она, видимо, осталась довольной сравнением, презрительно сморщила нос и отвернулась. – Хотя и на вора ты тоже не очень-то похож. Так что ты там говорил про диадему?

Ингвар кивнул женщине-хуману, и та легким движением кисти полностью восстановила мое здоровье. «Что-то я никогда не слышал о воинах-лекарях», – тяжелый двуручный меч, лежащий на ее плече, нисколько не был похож на жреческий посох. Прохладная освежающая волна смыла боль, которая прошла вместе с яростью.

– Твой родственник уверял, что я могу позвать тебя и ты поможешь мне дойти до хранилища, – буркнул я и, не обращая внимания на заинтересованные взгляды спутников Ингвара, подобрал с земли меч и рассыпавшиеся мензурки. – Он же дал мне реагенты для вызова и сказал, что эта диадема тебе нужна.

Скептически оглядев свой пояс, прочность которого упала до нуля, я сунул его следом за мензурками в сумку и поднял взгляд на бога.

– И ты можешь увидеть то, что скрыто за печатью Безымянного? Ты видишь хранилище?

– Вон оно висит над ущельем, – я кивнул в сторону висящей в воздухе коробки, – не знаю, смогу ли я в него войти, но Лик был в этом уверен.

– Какой еще Лик?

– Тот, что передал мне реагенты для твоего вызова.

– Узнаю своего братца-пройдоху, привыкшего загребать жар чужими руками, – усмехнулся черноволосый. – Хотя, если он уверен, скорее всего, так оно и есть.


Вам доступно задание: «Возвращение диадемы».

Тип задания: уникальное.

Принесите богу воинов Ингвару диадему Лоэтии.

Награда: опыт; неизвестно.


– Так вы доведете меня до края утеса? – приняв задание, спросил я.

– Да, – кивнул Ингвар. – Дорогу мы знаем – не первый раз здесь. Не думал, что придется сюда еще раз вернуться. Ну что ж, завершим начатое, – в руках бога вновь появился искрящийся молниями молот, – держись Улиссы, – бросил он мне через плечо и, кивнув своим спутникам, направился в сторону разрушенной цитадели.

Мне почему-то казалось, что боги в этом мире должны выглядеть несколько иначе. Ведь, по сути, сильнее богов в игре никого быть не может. Но… когда ты видишь высшую сущность, которая ничем не отличается от обычного человека, у тебя наступает некоторый разрыв шаблона. Да большинство рейдовых боссов в игре, которые в разы слабее ушедшего вперед бога воинов, достигают просто невероятных размеров! Хотя, скорее всего, у каждого бога тоже есть какая-нибудь особая форма, в которой он превращается во что-нибудь страшное и огромное.

Спутники Ингвара тем временем разошлись немного в стороны и, как на загонной охоте, двинулись следом за командиром. Идущая последней высокая светловолосая женщина с атлетической фигурой и пронзительными голубыми глазами подмигнула мне и сделала приглашающий жест.

– Пойдем, красавчик, держись немного позади меня, и тебя никто тут не обидит, – улыбнувшись, произнесла она неожиданно приятным для своей комплекции голосом.

Легкие порывы ветра шевелили короткий плащ идущей впереди Улиссы, и я некоторое время созерцал ее ягодицы, на которых тяжелая кольчужная юбка, усиленная металлическими пластинами, выглядела легкими летними шортиками. Тяжелый двуручный меч на плече Улиссы казался донельзя уместным, двигалась она с грацией крупной опасной кошки, так что я невольно залюбовался воительницей. Убери этот массивный двуруч с ее плеча – и ее образ окажется незаконченным. Я невольно представил себе стоящую перед зеркалом молодую женщину, подбирающую себе именно тот меч, который бы соответствовал дизайну ее доспеха, и улыбнулся. Ну да, кому-то сумочки под цвет обуви, кому-то железки – о вкусах не спорят.

Тем временем впереди раздались глухие рубящие удары – воины вступили в бой. Хотя боем это можно было назвать с большой натяжкой: умертвия складывались с двух-трех ударов, зачастую не успевая даже ответить. Какая-то странная здесь акустика. Ингвар со своими спутниками рубили умертвий метрах в пятидесяти впереди, а звук был такой, будто это происходило прямо перед нами. Быть может, в этом виноват покрывающий землю метровым покровом туман? Улисса в бой не лезла, она даже не стала надевать шлем, лишь иногда со скучающим видом посматривала по сторонам. «Это сколько же экспы пропадает», – думал я, глядя, как спутники Ингвара уничтожают триста восьмидесятых умертвий. Лут был для меня так же недоступен, как и опыт, – я попробовал коснуться валяющейся посредине дороги груды костей, но был культурно послан по известному маршруту выскочившим системным сообщением.

– Это вы разрушили укрепление? – задал я вопрос своей провожатой, кивнув в сторону руин, до которых оставалось уже не больше трехсот метров.

– Да, – кивнула моя спутница, – жаль только, что самому ублюдку удалось смыться. Беловолосый гаденыш в последнее время настроил против себя практически всех. Тут дела-то – двадцать катапульт и две недели обстрела. Это с основной его крепостью пришлось бы повозиться… эх, найти бы ее еще, – со вздохом закончила она, и я некоторое время шел молча, стараясь представить себе катапульты, которые могли сотворить такие вот разрушения.

Луна тем временем скрылась за облаками, стало заметно холоднее. В разрушенные ворота никто заходить не стал – воины просто двинулись вдоль остатков стен направо.

– А ты счастливчик, – нарушила затянувшееся молчание Улисса, – я очень удивилась тому, что Ингвар тебя не убил. Догадайся, кто украл корону у его жены и передал ее Виллу?

Ну, что-то подобное я предполагал, поэтому не очень-то и удивился. У богов свои отношения, и в большинстве случаев лучше держаться от них подальше.

Глава 2

Дальний край разлома терялся в сером тумане. Вот она, цель, всего в трехстах метрах от меня, но эти метры мне придется пройти по узкой, сотканной из непонятной субстанции дорожке над пропастью, дно которой скрывает непроглядный мрак. Откуда-то из глубин исполинской трещины поднимался теплый воздух, который приносил с собой запахи гари и пепла. Луна окончательно скрылась за тучами, и теперь подсвеченная голубым свечением и вытянувшаяся под небольшим уклоном вверх тропка казалась еще более нереальной.

Я всегда боялся высоты. Когда-то давно, лет в двенадцать, я поспорил с товарищем, что прыгну в бассейн с десятиметровой вышки. Свидетелем спора была одна девчонка, которая в тот момент мне просто безумно нравилась, поэтому я просто не мог позволить себе проиграть. Смелым часто считают того, кто не хочет в чужих глазах выглядеть трусом. Тогда, двадцать лет назад, я понял одно: самое главное – сделать первый шаг. И все равно, стоишь ты на вышке или на краю пропасти, – всего один шаг навстречу своему страху. Я снял шлем, оглянулся на внимательно наблюдавших за мной спутников, подмигнул Улиссе и шагнул на дорожку, сотканную из голубого тумана…

Не больше трех минут мне понадобилось для того, чтобы добраться до хранилища. Кубическое помещение, висевшее в воздухе, не имело ни окон, ни дверей. Я протянул руку и коснулся серой стены, сделанной из странного материала, похожего на пластик. И как, черт возьми, мне забраться внутрь?.. Я снял перчатку с правой руки и почесал затылок. «Должен же быть какой-то выход!» – я попытался постучать по стене, но рука неожиданно провалилась внутрь, ровно до того места, где мое предплечье прикрывал стальной наруч. Все ясно! Доспехи принадлежат этому миру, а я всего лишь обычный баг. Значит, нужно просто раздеться и зайти внутрь.

Я посмотрел на разверзшуюся под ногами темную пропасть и тяжело вздохнул. Если что – падать придется долго, да и экипировки будет жаль. Ладно, все равно вариантов нет! Если тропа держит меня, значит, выдержит и мои вещи. Я снял сумку и, осторожно придерживая ее, положил на дорожку. Разделся, сложил доспехи с одеждой в инвентарь. Немного подумав, кинул следом набедренную повязку и, ежась на ветру от холода, шагнул внутрь хранилища.

И оказался в комнате, подсвечиваемой изнутри мягким, исходящим от стен зеленым светом. Светящаяся полоса по центру на полу – с нее мне лучше не сходить, если не хочу экспрессом попасть на кладбище Урканты. Искомое я заметил сразу – диадема Лоэтии и Звезда Хиттары лежали на полке у правой стены комнаты среди других вещей, назначения которых я понять не мог: обрывок шкуры с начертанным на нем каким-то странным символом, похожим на китайский иероглиф, причем краской для рисования скорее всего послужила чья-то кровь, моток шпагата на костяной катушке, странная фиолетовая фосфоресцирующая жидкость в прозрачной колбе, кусок светлого металла с вырезанными на нем мелкими письменами, сломанный нож с деревянной рукояткой и пожелтевший череп небольшого неизвестного мне животного. Зачем нужны эти предметы, я не понимал. Осторожно брал их поочередно в руки и внимательно всматривался в свойства, но никаких квестов не получил, а названия всех этих предметов были от меня скрыты. Интуиция, можно сказать, орала мне, что в хранилище бога мучительной смерти не может быть обычного мусора. Проблема заключалась в том, что унести я мог в каждой руке по одному предмету, имел право и на шею повесить лишь одну вещицу, – этот мир работает по игровым правилам, и я, увы, не мог собрать все вещи в охапку, а моя сумка осталась снаружи.

В комнате ощутимо поднялась температура. Черт, пора отсюда валить! Я схватил Звезду Хиттары, крупный рубин на серебряной цепи – обычный квестовый предмет без характеристик – и повесил на шею, в правую руку взял диадему Лоэтии, незамкнутый, украшенный огромным изумрудом и кучей мелких камней обруч, мельком взглянув на ее свойства.


Диадема Лоэтии.

Голова; кожа.

Прочность: 15 785/20 000.

Легендарный предмет из набора богини Лоэтии.

Требует уровень 600.

Броня: 600.

+500 к интеллекту.

+300 к духу.

+400 к здоровью.

+50 % к любым заклинаниям лечения.

+ 5 % к критическому эффекту заклинаний лечения.

Вес: 1 кг.

Часть доспеха Лоэтии Благословенной.


Однако! Еще одна атомная бомба в руках у обезьяны. Шестисотый уровень – это что-то невероятное! Интересно, а сама богиня какого уровня? Дышать стало совсем невмоготу, свечение стен сменилось с зеленого на желтый. «И здесь светофоров понаставили», – мелькнуло в голове, и я, почти не раздумывая, схватил левой свободной рукой кусок металла с письменами и… провалился в черноту…


В небе висит полная луна, ветер скрипит покореженными ставнями, гоняет по брусчатке кусочки материи, обрывки бумаг, принося с собой запахи плесени и разложения… Сижу в центре небольшой квадратной площади, прислонившись спиной к потрескавшемуся постаменту какой-то статуи, от которой сейчас остались только обломки ног.

Очнулся я пять минут назад, на мне незнакомый доспех, в руке темный клинок. Меню персонажа неактивно, поэтому ни свои параметры, ни параметры экипировки посмотреть не могу. В сумке нубская фляга с водой и четыре сухаря – на поясе пусто, там вообще нет ни одного кармашка. Местность называется «Петля искажений», уровень локации – 66–67, хорошо хоть не 370…

Город вокруг мертв: полуразрушенные покосившиеся деревянные дома зияют провалами выбитых окон, ржавые фонарные столбы напоминают сгорбленных стариков, брусчатка местами выбита, вывороченные камни лежат тут же. У дома напротив валяются остатки прогнившего фургона. От площади в четыре стороны ведут неширокие улицы, заполненные паками нежити: скелеты, зомби, гули, вурдалаки – кого тут только нет.

«И чего, интересно, мне тут делать?» – я поднялся на ноги, спина затекла, да и вообще хватит сидеть. Застудить, конечно, ничего не застужу, но и выхода из этой задницы не найду. «Эх, и ведь чувствовал, что выйдет мне с этими божественными заданиями какая-нибудь хрень, но чего теперь скулить, нужно радоваться, что хоть какая-то экипировка есть, да и вообще пора хоть осмотреться», – подумал я, пожал плечами и отправился к остаткам фургона.

Когда до гнилого остова оставалось метра два, из-под него в разные стороны выскочили три здоровенные крысы, заставив меня от неожиданности вздрогнуть. В самом фургоне лежал наполовину обглоданный, сгнивший труп коровы. Откуда она вообще тут взялась, на хрена забралась в этот фургон и почему до сих пор не превратилась в скелет, я не знаю, и узнавать как-то не тянет. Кроме коровы, в фургоне валялся ржавый плотницкий топор, разбитая бутылка и два дырявых гнилых мешка с какой-то темной массой внутри.

Морщась от вони, я обошел повозку и аккуратно, держа наготове клинок и выставив перед собой щит, зашел в темный проем входной двери ближайшего двухэтажного дома. Разруха. На первом этаже валяются опрокинутые шкафы и стулья, осколки глиняной посуды, у заваленного кирпичами камина стоит прислоненная к стене гнутая чугунная кочерга. Поднявшись наверх по скрипучей винтовой лестнице, спугнул десяток квартировавших тут летучих мышей, металлической подошвой раздавил какую-то отвратительную многоножку и понял, что искать тут, собственно, нечего.

Обстановка напоминала декорации какого-то дешевого фильма ужасов – такие любили снимать в прошлом веке. Нередко в ужастиках показывали какой-нибудь древний дом на краю леса, в комнатах на стенах развешаны головы разных животных, в подсвечниках оплавленные свечи, на полу пентаграмма. Еще в этом доме по сюжету просто обязательно должны быть части какой-нибудь детской куклы и наполненный нечистью подвал.

Кукла здесь была целиком – желтый глиняный уродец, одетый в истлевшую ткань, сидел в глубине второго этажа, спиной прислонившись к стене. Я хмыкнул, сокрушенно покачал головой, но подвал искать не стал – мне и на улицах нечисти хватит. Обидно, что меню недоступно, – со мной только те навыки, которые были на активной панели, так что зачаровать оружие я, к сожалению, не смогу, а это потеря почти пятнадцати процентов наносимого урона.

Сильно напрягало то, что я совершенно не понимал, где нахожусь и кто такой этот Безымянный, чьей печатью опечатали хранилище бога мучительной смерти. Да и что вообще за мода на эти печати? Печать Бела, печать Безымянного! Вряд ли Безымянный – это сам RP-17, у того имя имеется. Скорее какой-то нереализованный проект игры. Сколько их было, не сосчитать! Некоторые так и не довели до запуска, некоторые не пропустил сам управляющий искин. Может, это и есть один из таких игровых карманов? Или что-то еще? Я, к сожалению, не программист. Самое поганое – меня не оставляло противное чувство: если я тут погибну, то ни на какое кладбище в Урканте уже не попаду и вообще никуда не попаду…

Обыск еще трех домов на площади ничего не дал. «Ладно, если делать нечего, будем делать хоть что-нибудь», – пожав плечами, подумал я. Только вот какое направление для этого «что-нибудь» выбрать? Я попытался прислушаться к внутреннему голосу, но тот молчал и не отсвечивал. Что ж, тогда прислушаемся к мнению героя старого мультика и пойдем на север.

Первый пак: два скелета, один из которых маг, и два вурдалака, похожих на больших орангутангов. Вообще фантазия разработчиков и художников безгранична. Тут же, как в том анекдоте, когда сын получил двойку за то, что нарисовал инопланетянина. Ему еще учительница сказала, что таких инопланетян не бывает. И поскольку этих самых вурдалаков никто в реальной жизни не видел, можно взять крупную обезьяну, сделать ее похожей на сгнивший труп, отрастить ей когти с клыками – и получить на выходе вурдалака. А чтобы всем тупым было понятно, кто это, – над головой у каждого есть надпись.

Действую по стандартной схеме. Оковами земли связываю двух вурдалаков и скелета с одноручным мечом, молчание бросаю в мага. Уворачиваюсь от посоха набегающего костяка и бью ледяным клинком. Пока скелет вновь пытается замахнуться, наношу ему еще два удара – готов. Отхожу, пятясь, внутрь ближайшего дома, чтобы сузить противникам площадь атаки. Первым в дверном проеме появляется один из орангутангов. Теперь ледяной клинок, затем блокирую щитом удар когтистой лапы и, стараясь дышать только через нос, наношу два удара – языком пламени и ледяным клинком. Снова блок и снова два удара. Ходячий труп, выпустив ядовитое облако, с хрипом валится на пол, а я, чтобы не дышать этой отравой, вынужден отойти в глубь дома.

Какой идиот рисовал эти дома?! Если у входа потолок был выше двух метров, что не мешало мне наносить рубящие удары, то в глубине дома он почему-то снизился, и мне пришлось атаковать только колющими. Впрочем, на урон это не влияло.

Второй вурдалак, спотыкаясь о труп своего собрата, подставляет мне покрытый язвами бок, и я вгоняю ему туда свой клинок. Срабатывает заморозка, я, не обращая внимания на удары скелета, добиваю обездвиженного противника и сквозь тьму выскакиваю из дома на оперативный простор. Полоска моих ХП просела примерно на треть, неприятно побаливает плечо, но жить можно.

Дожидаюсь бегущего ко мне скелета – ледяной клинок, блок, язык пламени… Скелет осыпается на брусчатку. А это еще что за хрень? Передо мной появились желтые цифры: 29.58.14… 29.58.13. Какой-то обратный отсчет, который запустился в момент моей первой атаки. Что обозначают эти цифры? Я заглянул в квест-лог – без изменений. Мне за это время нужно куда-то дойти? Через тридцать часов все вокруг исчезнет, и я снова окажусь в Арконе? Последнее вряд ли – было бы слишком просто. Думая так, я обошел трупы нежити – пусто, то есть вообще никакого лута.

Странно, но останавливаться не стоит – уходящее время ощутимо давило на мозги, нужно быстро идти вперед. «По ощущениям, на мне такой же доспех, как и мой, меч похуже, но и нежить равна мне по уровню – поэтому убивается даже быстрее, чем в Горазмских руинах. Плохо только то, что нет ни одного зелья восстановления здоровья, придется быть аккуратнее вдвойне», – думая подобным образом, я подошел на расстояние атаки к следующему паку. Поехали…


Улицы были похожи одна на другую, деревянные дома сменялись каменными. Какие-то площади, фонтаны, разрушенные статуи – город был бесконечен, как и ночь. Луна, словно прибитая к небу гвоздями, иногда скрывалась за облаками, но и не думала двигаться с места. Скелеты, зомби, вурдалаки… Иногда встречались патрули. В таких случаях приходилось ждать и терять время.

Я сбился со счета, запоминая число уничтоженных мною представителей нежити, – думаю, по возвращении на Карн смело можно подавать заявку в какой-нибудь паладинский орден. Это я так шучу. Ну их, этих светлых рыцарей. Все они немного фанатики – отпечаток «профессии», знаете ли. В процессе монотонного уничтожения нежити я старался не думать об утекающем времени и поначалу даже пытался обыскивать дома. Но примерно после двадцатого понял, что все это без толку. Обломки мебели, мусор, иногда гниющие трупы и почти неизменные глиняные куклы. Просто какой-то театр уродцев – я представил, как вопила бы Аленка в детстве, вздумай ей кто-то подарить подобное творение местных кукольников, и потом минут десять с моего лица не сходила улыбка. Немного подумав, я захватил одну из кукол с собой. Пол ее определить было сложно, и сделана она была, судя по всему, из фарфора, что выгодно отличало ее от глиняных собратьев, хотя и выглядела она при этом на порядок страшнее их. Сантиметров пятидесяти ростом, кукла имела зеленые стеклянные с черной радужкой глаза и ярко-рыжие волосы. Тряпки на ней сохранились вполне сносно. Зачем я захватил эту гадость с собой? Не знаю – наверное, чтобы хоть чем-нибудь себя занять.


Вами получен 67-й уровень! Текущий уровень: 67.


Повышение уровня застало меня над останками одного из бесчисленных паков, прямо посередине неширокой улицы. «Странно, – задумался я, – когда получил шестьдесят шестой, системный лог выдал, что уровень восстановлен. А где единицы характеристик? И если уровень получен, где прирост интеллекта и духа? Как же достали все эти непонятки!» – у меня даже не было сил ругаться вслух. От раздумий меня отвлек скрип, раздавшийся справа, – дверь в одноэтажном каменном доме с отсутствующей крышей медленно открылась, явив переливающийся голубым цветом проем портала. «Ну, наконец-то!» – с облегчением выдохнул я, бросил взгляд на остановившиеся часы и поспешил покинуть этот могильник.

Я находился в большой квадратной комнате. В центре – похожая на шахматную доску площадка с черными и желтоватыми квадратными клетками. Серый потрескавшийся потолок обвалился в нескольких местах, стены украшены непонятной вязью барельефов. По углам импровизированной стоклеточной шахматной доски стояли четыре одинаковые мраморные фигуры в рясах.

И еще в комнате были сундуки – я насчитал их сотню. Сделанные из коричневого, обитого железными пластинами дерева, сундуки были абсолютно одинаковы. Никаких замочных скважин и ручек – я обошел все, не заходя на шахматную доску, слишком уж подозрительной она мне показалась. «И что тут делать?» – поняв бесплодность своих попыток добраться до содержимого, я сел на один из сундуков. Что там внутри? Легендарное оружие и экипировка? Пороховой заряд, который разнесет тут все к чертям? Выход наверх, в ту коробку над пропастью?

Клеток на площадке сто, как и сундуков. Может быть, их нужно вытащить на площадку? Или расставить в каком-нибудь порядке? Ненавижу эти задания на сообразительность! Поднявшись, я внимательно осмотрел стены и стоящие по краям доски фигуры, пытаясь найти хоть какой-то ответ. Бесполезно! На фигурах вообще ничего нет, а роспись на стенах непонятная – смесь волнистых и прямых линий. Сундуки с места не сдвигались – по крайней мере, с моим количеством силы. На площадку с клетками выходить почему-то не хотелось, но, видимо, этого не избежать.

Аккуратно ступая и на всякий случай держа наготове оружие и щит, я пересек площадку из конца в конец… Ничего не случилось. Прошел зигзагом по всем клеткам – та же хрень. В раздумье я остановился на краю площадки, прикидывая очередной маршрут, и тут внезапно мои ноги приросли к полу. Секундная паника и… снова ничего… хотя нет – по сундукам пробежали оранжевые искры.

Так, с какого из них начать? Выбираю ближайший ко мне. Будь что будет! Резко поднимаю крышку и… снова чернота…


Сырость. Запахи гнилых водорослей смешиваются с запахами рыбы. За спиной из трещины в стене, покрытой мхом и какими-то грибами, на плиты вытекает вода и сбегает по мраморным ступеням вниз, в освещенный магическими светильниками широкий проход. Невыносимо хочется спать – беготня по мертвому городу не прошла бесследно. На мне болотного цвета броня, в руках фальшион. В инвентаре стандартная фляга с водой, четыре сухаря и прихваченный из мертвого города уродец. Название локации не поменялось, уровень вырос на один. Внизу, у подножия длинной мраморной лестницы – пак из четырех местных обитателей.

Сверху вполне человеческие тела, от пояса вниз они превращаются в массивные змеиные хвосты, – наги. Три мужика в кольчугах держат в руках трезубцы, женщина позади в головном уборе, похожем на кокошник, прикрыла свои прелести кожаным нагрудником и вооружена, как и все маги, двуручным посохом. Руины какого-то затопленного храма… «Ничего, подождут», – махнув рукой, я перебрался на сухое место, которое обнаружилось у одной из стен. За неимением плаща улегся прямо на мраморные плиты и через мгновение провалился в глубокий сон.

Кровь у местных светло-розового цвета – рыба, она и в Африке рыба. Отсчет начался сразу после атаки первого пака змеелюдей, время на получение уровня сократилось на десять минут – не беда, Мертвый город я не торопясь прошел за двадцать пять с половиной часов. Хотя у меня было процентов пять опыта на шестьдесят шестом уровне, но я кучу времени потерял, обыскивая дома, поэтому переживать не стоит. Наги оказались не намного умнее скелетов: оковы бросил на милишников, молчание – на мага, схема выноса паков не поменялась.

Как я понимаю, в одном из сундуков в шахматной комнате что-то лежит, и мне до этого «чего-то» нужно добраться. Правда, я не понял смысла шахматной доски – может, должна быть какая-то связь между той клеткой, на которую встаешь, и определенным сундуком? Ладно, доберусь – посмотрю. Всего-то осталось несколько часов. «Хорошо хоть никаких боссов тут нет», – подумал я и одернул себя, не накаркать бы.

Пару раз жизнь висела на волоске – внезапно появляющиеся из каких-то щелей патрули изрядно потрепали мне нервы и научили быть предельно аккуратным. Идти зачастую приходилось по пояс в воде, и убежать от змеелюдей не было никакой возможности – двадцать метров моего прыжка они спокойно сокращали своим воинским рывком, при этом еще и оглушая меня на несколько секунд. Но все же я пока еще жив, а за моей спиной около полутора тысяч убитых тварей.

Кто вообще придумал этот идиотизм – этот затопленный храм? Такого храма в реале просто не могло быть, ну да рисовать – не строить. Однако только для того, чтобы прорисовать все эти стены с их барельефами и картинами и добавить еще и гроты, статуи, колонны, одного художника явно недостаточно, хотя, если быть честным, подобную работу вполне может выполнить не самый продвинутый искин.


Вами получен 68-й уровень! Текущий уровень: 68.


Отъехавший со скрежетом в сторону кусок стены с изображенной на нем двухголовой бородавчатой жабой открыл мне путь к следующему этапу этого бессмысленного пути.

Комната с расчерченной на квадраты площадкой осталась без изменения. Те же четыре болвана в рясах по краям шахматной доски, те же странные знаки на стенах – только вот того сундука, который я в прошлый раз открыл, не оказалось. Ну да. «Еще десять тысяч ведер, и золотой ключик наш», – вспомнил я фразу из старого детского фильма. Только как бы не сойти тут с ума, пока я буду идти до сто шестьдесят шестого уровня. А уж с моим-то «везением» по выпадению шмоток – нужная мне вещь будет лежать именно в последнем сундуке.

Я некоторое время пытался найти взаимосвязь между стоящими в комнате сундуками и шахматной доской, но в итоге сдался – или ее не было, или я непроходимо тупой человек. Делать нечего – я выбрал понравившуюся мне клетку, встал на нее и замер. Ноги, как и в прошлый раз, приросли к полу, и в этот момент раздался противный хруст – черный квадрат в двух клетках от меня исчез в черной вспышке.

Едва ноги освободились, я быстро покинул площадку и, не торопясь открывать очередной сундук, присел на край постамента одной из статуй. От избытка чувств я выругался самым страшным ругательством, какое знал, потом еще и еще раз, сорвавшись на крик, – это каждый раз теперь я буду угадывать сундук, а перед этим рисковать?! Как я понял, с каждой неудавшейся попыткой с сундуками сгорающих клеток на доске будет прибавляться. Я с ненавистью посмотрел на шахматную доску, которая вновь была такой, как пять минут назад, – какая тварь придумала все это?! «Спокойно, – сказал себе я, – тут ярость вряд ли поможет – деваться-то все равно некуда, будем пробовать». Выбираю дальний от площадки сундук, открываю. Ну конечно, вот она, привычная чернота…


В небе висит полная луна, небо усыпано звездами – со стороны леса ветер приносит запахи хвои и сосновой смолы. Трава подо мной густая и мягкая, как толстый персидский ковер. Сижу у камня на высоком холме и смотрю на лежащую внизу покинутую деревеньку. На огромном, по меркам такой маленькой деревушки, кладбище под холмом меж перекошенных могильных камней бродят многочисленные паки нежити. Неожиданно раздавшийся со стороны леса вой заставляет меня вздрогнуть. «Тут еще и волки есть? Что-то новенькое», – зеваю я и автоматически закрываю латной перчаткой рот, и так прикрытый опущенным забралом поменявшегося на мне доспеха. «Да пошли они все! – я удобно устраиваюсь на траве, глядя на бесконечную россыпь звезд. – Интересно, а Ингвар все еще ждет меня, чтоб получить диадему? Сколько я тут? Уже, наверное, пошли третьи сутки – хотя у богов, думаю, времени полно – может и подождать», – с этой мыслью я вырубаюсь окончательно…


Вами получен 69-й уровень! Текущий уровень: 69.


Треск двух сгорающих в черном пламени клеток пола и привычная чернота после открытия сундука…


……………………………………………………..

Вами получен 92-й уровень! Текущий уровень: 92.


Четверть шахматного поля проваливается в пустоту, одна из клеток исчезает рядом с моими ногами.

Иногда я часами сижу, не решаясь зайти на шахматное поле, но ярость, как всегда, побеждает слабость, и вот я захожу на очередной придуманный каким-то уродом круг. Разрушенные замки, руины древних городов, мрачные леса, пустоши и равнины… Скелеты, зомби, гоблины, наги, воргены…

Сказать, что я устал, – не сказать ничего. Иногда я, проснувшись в очередной раз, по нескольку часов сижу и наблюдаю за бродящими неподалеку тварями, но здравый смысл пока побеждает, и я двигаюсь дальше…


Вами получен 127-й уровень! Текущий уровень: 127.


Больше половины пола исчезает в черной вспышке, безразлично смотрю на черноту вокруг моих ног – шестьдесят уровней… Мне пока везет, опускаюсь на вновь появившиеся участки пола, и не везет – смотрю на оставшиеся сорок сундуков. Иногда я достаю из инвентаря фарфорового уродца, сажаю напротив себя и разговариваю с ним. Куклу зовут Додо. Кто он, мальчик или девочка, я не знаю, но мне этого и не надо знать – я рассказываю ему про то, как оказался в игре, что где-то там меня ждет родная сестра, у которой во всем мире есть лишь только я один. Иногда мне кажется, что кукла кивает мне в ответ, и она уже не кажется мне такой уродливой, как вначале.

Проходить этапы с каждым разом становится труднее – отсчет времени с каждым прохождением уменьшается на десять минут. Я иду, как в тумане, все движения на автомате: ледяной клинок, язык пламени, щит стихий, прыжок, шаг сквозь тьму. Боли я почти не чувствую. Даже в те моменты, когда моя жизнь опускается ниже половины. Меня ведут вперед только два чувства – ярость и ненависть к твари, придумавшей эту пытку, и еще злость на себя за то, что согласился на все это.


Вами получен 131-й уровень! Текущий уровень: 131.


– Ничего, еще немного, – шепчу я себе, привалившись спиной к мраморной статуе, и допиваю из фляги остатки ржавой воды. Последнее прохождение далось мне тяжелее всего. Пещеры с пауками… Твари постоянно плевались паутиной, замедляя движение по узким подземным норам. Рубящих ударов в подземелье я наносить не мог, дышать было трудно, – я успел получить уровень практически в последнюю минуту и нырнул в образовавшийся в обрушившейся части земляной стены проем. Иногда хотелось остановиться и посмотреть: а что будет, если я не успею? Но я гнал от себя такие мысли, понимая, что проверить это я когда-нибудь смогу и проверю, скорее всего, не по своей воле.


Просыпаюсь и поначалу не понимаю, где нахожусь. Ах, ну да – шахматная плита и фигура мраморного болвана за моей спиной. Я как-то, после очередного захода, пытался рубить эти статуи, но меч даже не оставлял на них царапин. Воды во фляге больше нет, я поднимаюсь на ноги и оглядываю оставшиеся в комнате тридцать шесть проклятых сундуков. «Вышел месяц из тумана. Вынул ножик из кармана…» – вспоминаю я любимую Аленкину считалку. Потом подхожу и открываю сундук, на котором закончился стишок.

Знакомая комната обдает меня жаром и оранжевым мелькающим светом! В руках диадема Лоэтии и фарфоровая кукла. Я выскакиваю из хранилища наружу. Тело окутывает приятная прохлада, быстро кидаю предметы в сумку и натягиваю на себя одежду. Сзади раздается подозрительное потрескивание, латы я надеваю со скоростью солдата, разбуженного по тревоге. Оставив в сумке шлем, я бегу в сторону спасительного края разлома, совсем не вспоминая о своей боязни высоты.

Я успел! Через несколько мгновений после того, как мои ноги ступили на твердую поверхность, позади раздался хлопок. Хватая ртом затхлый, показавшийся мне родным, воздух Серых пределов, после спринта – до полного восстановления запаса сил тут такие же ощущения, как в реале после стометровки, я обернулся и увидел, что никакого хранилища и ведущей к нему дорожки больше нет.

«Суки! Почему у меня снова шестьдесят шестой уровень?! Я что, на халяву там больше двух месяцев сходил с ума?! – Усилием воли заставляю себя успокоиться. – Не могло мне это присниться. Не могло! Вот она, кукла, подобранная мною на втором этаже каменного с развалившимися стенами дома в Мертвом городе, куда меня занесло поначалу! Да как же так?!»

Пару раз вздохнув, восстанавливая дыхание, я развернулся к ожидавшим меня Ингвару со спутниками. «Они еще здесь? Значит, прошло совсем немного времени по меркам Аркона? Но почему они молчат и так странно на меня смотрят? – подумал я, доставая диадему из сумки. – Они же не могут знать, что там происходило со мной? Или могут? Может, это из-за стриптиза, устроенного мной на прозрачной дорожке? Или из-за моего сумасшедшего крика, с которым я вылетел из опасного хранилища? Да нет, вряд ли. Что они, мужика голого не видели?!» Решив не заморачиваться и оставить все вопросы на потом, я, слыша, как в тишине хрустят под латными сапогами мелкие камни, подошел и протянул диадему Ингвару.

– Вот головной убор твоей жены, – мой хриплый голос прозвучал неожиданно громко.

– А он скромник, – поднимаясь с камня, на котором сидел, хохотнул один из гномов, – на вот, хлебни, заслужил.

Я принял у него плоскую флягу емкостью на пару литров, благодарно кивнул и сделал пару больших глотков. Жидкость огненным комком провалилась в желудок. «Градусов семьдесят», – отметил про себя я, сделал еще несколько глотков и вернул флягу хозяину. После ржавой затхлой воды вкус гномьей настойки показался мне божественным. Наверное, ни один коньяк в жизни не доставлял мне такого удовольствия. В голове слегка зашумело, во рту остался приятный привкус каких-то трав.

– Ты дважды сегодня удивил меня, волчонок, – медленно произнес Ингвар, поднимая глаза от диадемы, которую держал в руках, и пристально заглядывая в мои глаза. – Не каждый вот так, без раздумий, может шагнуть в ничто и потом вернуться назад… Я вижу, что тебе удалось пережить, но все уже позади…


Повышение репутации с богом воинов Ингваром. Бог воинов Ингвар относится к Вам благосклонно.


– У тебя порвался пояс, – прищурив один глаз, с иронией продолжил он, – и одним движением расстегнул поясную пряжку. – Вот возьми, – он протянул мне свой латный ремень.

Все это произошло быстро, и мне показалось, что сейчас с Ингвара упадут его штаны. «Что за идиотские мысли лезут в голову вот в таких торжественных ситуациях», – одернул я себя и, отогнав видение сверкающего голой задницей бога, осторожно взял из его рук девайс, составленный из черных продолговатых пластин, прочно крепившихся к кольчужному основанию. На массивной прямоугольной пряжке этого чуда был выгравирован распахнувший крылья орел.


Задание «Возвращение диадемы» выполнено.

Вами восстановлен 67-й уровень! Текущий уровень: 67.

Вам доступны 3 единицы характеристик.


Вами восстановлен 68-й уровень! Текущий уровень: 68.

Вам доступны 6 единиц характеристик.

……………………………………………………………

Вами восстановлен 82-й уровень! Текущий уровень: 82.

Вам доступны 48 единиц характеристик.


Вами получен новый уровень! Текущий уровень: 83.

Вам доступна одна единица очков талантов.

Классовый бонус: + 1 к интеллекту; + 1 к духу.

Вам доступна 51 единица характеристик.

Вами получен «Пояс доблести Ингвара».

……………………………………………………………………………………….

Вами получен новый уровень!


Вами получен новый уровень! Текущий уровень: 102.

Вам доступны двадцать единиц очков таланта.

Классовый бонус: + 1 к интеллекту; + 1 к духу.

Вам доступно 108 единиц характеристик.


Да! Хоть так, но справедливость хоть отчасти восстановлена! Я стоял, слушал музыкальное сопровождение роста уровней, смотрел на масштабируемую легендарку и думал, что, может, все оно того стоило…. Может, не зря я два месяца таскался по бесконечным локациям…


Пояс доблести Ингвара.

Пояс; латы.

Прочность: 3689/4000.

Легендарный масштабируемый. Предмет из набора «Доблесть Ингвара».

Не требует уровня.

Броня: 204.

+102 к силе.

+102 к здоровью.

+5,1 % к показателю брони.

+5,1 % к физическому урону.

Вес: 1 кг.

Часть доспеха бога воинов Ингвара.


– Спасибо, – кивнул я, поднял глаза на Ингвара и, тяжело вздохнув, произнес: – Для меня это большая честь.

– Конечно, ты же у нас «господин маг», – хмыкнул тот. – Стой спокойно, – он протянул руку и коснулся моего лица.

Щеку обожгло невыносимой болью, словно к ней приложили расплавленный металл, но при этом полоска моих ХП не двинулась с места.


Вами получено звание «Рыцарь-лейтенант Ордена Разящей Стали». Теперь Вы можете командовать группами разумных НПС до ста человек. Вы и бойцы под Вашим командованием получают 5 %-ное увеличение наносимого физического и магического урона, 5 %-ное увеличение рейтинга брони и всех защит, а так же 5 %-ное увеличение лечебных заклинаний. Опыт, получаемый разумными под Вашим командованием, увеличен на 5 %.


Вами получено достижение «Отмеченный богом воинов».

Повышение репутации с Орденом Разящей Стали. Рыцари Ордена и некоторые другие НПС относятся к Вам с уважением.


Обстановка вокруг неуловимо изменилась. Имена улыбающихся спутников Ингвара поменяли цвет с желтого на зеленый, и теперь я уже мог разглядеть их уровни. Самое интересное, что на правой стороне лица каждого проступили какие-то знаки, судя по всему, воинское тату, указывающее звание в Ордене. Щеку Улиссы пересекала ломаная линия, изображавшая разряд молнии, а, к примеру, у орка, имевшего самый высокий, пятьсот шестидесятый уровень, таких молний на щеке было две. Я снял перчатку, задумчиво потрогал свою щеку, и до меня наконец стало доходить…

Охренеть! Одним махом меня посвятили в рыцари! Я просто офигенно крут – могу теперь командовать сотней НПС! Хотя, понятно, никто мне эту сотню просто так не доверит без заслуг и репутации, но репутация – дело наживное, тут главное – возможность. Про Орден Разящей Стали я вообще первый раз слышу, нужно обязательно посмотреть в вики, что это вообще за Орден такой, и почитать его устав.

Пояс наделся без проблем, словно был для меня создан. Класс!!! Не зная, как вести себя в подобной ситуации, я просто склонил голову, прижал кулак правой руки к сердцу, поблагодарил Ингвара за оказанную мне честь и пообещал быть достойным столь высокой награды. Моя речь сквозила киношным пафосом, но, похоже, богу она понравилась.

– Расти, волчонок, я посмотрел – у тебя хороший потенциал. А что до моего подарка, – произнес он, глядя, как я бережно вкладываю мензурки в двенадцать ячеек нового девайса, – полный доспех утерян, но ты можешь попытаться его найти.

– Как?! Где? – я с надеждой посмотрел на ухмыляющегося бога.


Вам доступно задание: «Обретение доспеха».

Тип задания: легендарное.

Найдите в Вайдарре командора Ордена Разящей Стали Джонатана и расспросите его об утерянном доспехе Ингвара.

Награда: опыт.


«Эх, где та Вайдарра? – вздохнул я, принимая квест. – А если…» Я уже было открыл рот, чтобы задать животрепещущий вопрос, но Ингвар опередил меня.

– До Вайдарры ты должен добраться сам, – словно прочитав мои мысли, отрицательно покачал головой он. – Улисса проводит тебя назад, к порталу. Прощай! – Ингвар хлопнул меня по спине и скрылся в синем окне открытого портала.

– Добро пожаловать в Орден, брат, – оскалился в улыбке огромный орк и, хлопнув меня по плечу, исчез вслед за богом.

Еще некоторое время я служил волейбольным мячиком для поздравляющих меня воинов, пока, наконец, на краю разлома не остались только я и светловолосая воительница.

– Пойдем? – вопросительно посмотрела на меня она. – А то меня ждут мои люди. – Увидев в моих глазах невысказанный вопрос, пояснила: – Ты нас сорвал из-за обеденного стола. В кои веки выдалась минута, чтоб спокойно поесть, а тут ты со своими вызовами. У Бела с Ингваром была какая-то договоренность, вот и пришлось идти. Не знаю уж, что у них там за дела, да мне и неинтересно.

– Сколько вы меня ждали? – я достал из сумки сэндвич и откусил от него огромный кусок. Хмель из головы еще не выветрился, и окружающий пейзаж, несмотря на свою унылость, виделся мне в розовом цвете. Женщина напротив вообще казалась мне сказочной принцессой.

– Часа три, – пожала плечами она. – Ты с едой никак потерпеть не можешь?

– А ты посиди пару месяцев на сухарях, и я посмотрю на тебя.

Но под ее укоризненным взглядом мне вдруг и впрямь стало стыдно, и я с тяжелым вздохом убрал бутерброд обратно в сумку.

На губах у девушки мелькнула улыбка:

– Пойдем, герой, мне действительно нужно спешить.

– А что за люди тебя ждут? – спрашиваю уже на ходу.

– На границе с Дарканом последний прорыв из Преисподней закрываем. Набежало там всякого… Правда, уже почти закончили, ничего опасного там не осталось. – Улисса перекинула меч с правого плеча на левое, остановилась и, словно почуяв что-то, огляделась. Впрочем, тревога оказалась ложной, и она сделала мне знак следовать за ней. – Так что с остальными теперь справятся баронские дружины и такие вот, как ты.

– Такие – это какие? – Мне было интересно, что она думает об игроках.

– Двуживущие, – пожала плечами она, – некоторые из вас заслуживают уважения, но в большинстве своем вы шлак. Имея возможность перерождения, трусливо сидеть под защитой герцогских и княжеских дружин, – лицо девушки исказила гримаса презрения.

Конечно, у спутницы Ингвара вызывает недоумение нежелание игроков рисковать своими уровнями, а тут еще стопроцентное усиление боли. Люди пришли в Аркон, чтобы играть, а не заниматься мазохизмом, и я их в этом понимал. Будь у меня возможность играть, я, наверное, вел бы себя так же. Только у меня такой возможности, к сожалению, нет.

Но вообще мне хотелось петь, и вряд ли это действие алкоголя. С моим-то слухом я даже пьяным никогда не решался демонстрировать свой вокал. «Просто КЛАССНО!!! Я выбрался из этого дерьма! Чтобы еще хоть раз я повелся на такие разводы! Хотя… – я потрогал пряжку легендарного ремня, – кто знает…»

Некоторое время я молча шел за Улиссой, изредка поглядывая по сторонам, и думал. Эйфория от мгновенного роста уровней и получения плюшек прошла, и сейчас я понимал, что для меня фактически ничего не изменилось. Нет, конечно, с масштабируемым поясом и сто вторым уровнем жить значительно легче, чем без них, и еще Лик, я уверен, подкинет мне не меньше двадцати девяти уровней, но что такое даже сто тридцатый, когда мои интересы лежат в двухсотых локациях? «От Ингвара, по ходу, не скрылись мои приключения в хранилище, – подумал я, – иначе почему он посвятил меня в рыцари и принял офицером в Орден, где сам является Великим магистром?» Больше ничего об Ордене Разящей Стали в вики не было, я и эту-то информацию нашел только через описание самого бога. «Вот если бы он мне дал пару воинских навыков, тогда бы было реально круто!» Но мечтать, конечно, не вредно, пуговиц на загривок для не в меру раскатанных губ еще никто не отменял. «Ладно, от добра добра не ищут, я и так неплохо приподнялся. Интересно, а какой рисунок у меня появился на щеке?» – я решил посмотреть на свою физиономию в верхней, полированной части своего щита, скинул его со спины, взял в обе руки и… обалдело остановился.

– Ну что там еще? – заметив, что я застыл, Улисса со вздохом повернулась в мою сторону.

Вот ведь как! Ростом с меня, в плечах почти такая же, и, судя по ее словам, подчиненных у нее хватает, а ведет себя, как обыкновенная девчонка.

– Вот, – я развернул в ее сторону поверхность щита, с которой на окружающих смотрела умильно ушастая мордочка волчонка, которая, как я понимаю, появилась на моем щите после прощального хлопка по моей спине одной великой сущности.

– Радуйся, Криан, – отсмеявшись, произнесла воительница. – Ингвар одарил тебя знаменем. На моей памяти он нечасто это делал. Чем-то ты ему приглянулся, – закончила она уже серьезно. – И давай уже, лейтенант-волчонок, шевели булками, потом налюбуешься на свое изображение.

Параметры щита не изменились, сам рисунок появился у меня в опциях, и теперь я мог наносить его на любые предметы, точно так же, как и все эмблемы в игре, которые игроки получали или покупали за деньги. «Хорошо хоть не лягушка какая-нибудь, – подумал я и двинулся за ушедшей вперед Улиссой. – Волк, хоть и маленький, все-таки намного симпатичнее. Жаль вот только – брутальности, конечно, в этой удивленной мордочке ни на йоту… Ладно, пусть будет так, а то решит бог повесить тебе на щит хомяка, и доказывай потом всем, что это маленький тигр. Хотя к хомякам у игроков отношение особое».

Нужно еще придумать, что делать с этим моим званием и вообще с Орденом. То, что у меня появилась возможность командовать сотней, еще ни о чем не говорит, особенно если вспомнить, сколько в реале таких вот лейтенантов и сколько из них на самом деле командует хотя бы взводом солдат. Хорошо, если один из двадцати. Да и то вряд ли. А тут игра максимально приближена к реалу, и ситуация, думаю, здесь похожая, но, раз мне дана возможность, буду пытаться ее реализовать, решил я и прибавил шагу.

– Все, волчонок, пришли. – Молодая женщина развернулась ко мне и убрала меч.

«И чего, спрашивается, таскала эту рельсу на плече? – подумал я. – Какие-то выверты женской эмансипации или неприкрытый феминизм? Умертвия поднимутся еще не скоро, и вряд ли она боялась, что я по дороге начну щупать ее за разные места».

Заметив мою ухмылку, она вопросительно изогнула бровь…

– Спасибо тебе, Улисса, – оставив при себе свои мысли, искренне поблагодарил ее я, – без тебя бы я здесь точно заблудился. Кстати, как твое полное имя? Вдруг у меня возникнут вопросы, и мне…

– Графиня Улисса де Кевраз, – оборвала она меня на полуслове, – ныне командор Ордена Разящей Стали, в котором теперь состоишь и ты, лейтенант.

От ее голоса мне захотелось вытянуться в струнку, но я пересилил себя. Хрен вам, мы не на плацу, и конкретно ей я пока не подчиняюсь. Девушка заметила мои метания и улыбнулась.

– Прощай, волчонок, на свои вопросы ищи ответы самостоятельно. Если будет нужно, я сама тебя найду. И вот что еще… – стоя у открывшегося мгновением раньше портала, произнесла воительница.

– Да?

– Кушай побольше, а то твоя костлявая задница совсем меня не впечатлила. – Она подмигнула мне, хохотнула и скрылась в дымке портала.

– И чего вы все озабочены моим питанием? – со вздохом пробурчал я в пустоту.

Глава 3

Горазмские руины встретили меня гробовой тишиной, изредка нарушаемой капающей с потолка водой. В подземелье ничего не изменилось, точно так же между столов валялось безголовое тело некроманта, так же лежали вдоль стен чьи-то кости, а в воздухе витали те же запахи разложения и смерти. Секунд через пять после моего появления в подземелье окошко портала исчезло. Странно. Видимо, я этим порошком что-то там нарушил. «Не зря же выскакивала надпись с ошибкой, – подумал я, – интересно, а нежить-то здесь оживет или уже нет?»

Часы показывали половину третьего дня – из подземелья можно выходить. Думаю, десяток Нейла уже разобрался с крылатым уродом, караулящим меня у входа. Интересное все-таки существо человек. Полчаса назад я сходил с ума, а сейчас стою себе отдохнувший и бодрый. «Кстати! – я вытащил из инвентаря недоеденный бутерброд. – Война войной, а обед по расписанию!» Одним сэндвичем дело не ограничилось. Никакой брезгливости я не ощущал, просто не замечая местных видов и запахов. За пару месяцев я на такое насмотрелся, что валяющиеся тут кости никакого омерзения у меня не вызывали и аппетит не портили. Все, хорош жрать! Пора выбираться. А то мне еще с полчаса до Урканты топать! Я уже собрался двигаться в сторону выхода из инстанса, когда понял, какой же я болван! У меня же есть куча свободных очков талантов и сотый уровень! Сейчас бы поперся мимо скелетов пешком! Я стряхнул несуществующую пыль с одного их столов, уселся на каменную столешницу и открыл меню персонажа. Как же я по нему соскучился. Сначала характеристики, но тут думать особо не о чем. Я кинул двадцать пять очков в здоровье и сорок в запас сил, доведя их до ста, а оставшиеся сорок три очка кинул в силу. Теперь до ста пятидесяти все буду кидать в нее. Перейдем к талантам – тут тоже все по плану, трачу десять очков на «Превращение V», а в качестве животного из двадцати предоставленных мне на выбор выбираю хомяка.


Вы изучили заклинание «Превращение V».

Чтение: 2 сек.

Затраты маны: 5 % от общего запаса.

Время восстановления: 20 сек.

Превращает противника в хомяка. Хомяк не может атаковать или произносить заклинания. При получении урона цель принимает свой первоначальный облик.

Регенерация здоровья, запаса сил, маны у цели увеличены на 300 %.

Единовременно эффект превращения можно наложить только на одну цель. Действует только на гуманоидов и животных.


Многих игроков удивил бы мой выбор, но я не очень люблю хомяков, с тех пор как в детстве, на даче, парочка, жившая у нас дома, сбежала и погрызла все, что могла, пока их не поймал соседский кот. Следующие десять очков я кинул в заклинание портала:


Вы изучили заклинание «Создание портала I».

Чтение: 10 сек.

Затраты маны: 500 единиц.

Время восстановления: 24 часа.

Открывает портал перехода только для заклинателя в любое ранее посещенное им место.


Вот и все. Последнее очко – в навык верховой езды, убрал все новые звания из имени от греха и свернул окошко меню. Не стоит пока светить каждому встречному, что меня вдруг посвятили в рыцари. Ученикам мага живется не в пример проще, по крайней мере, внимания они к своей персоне привлекают значительно меньше. А кому нужно, увидит и так – по аналогии с убийством Шаартаха. Кольца, серьга и плащ, требовавшие для ношения семидесятый-восьмидесятый уровень, заняли свои места в экипировке. «По прибытии в Ниттал нужно не забыть посетить ювелира», – напомнил я себе и на всякий случай огляделся.

Больше ничего меня тут не держит, можно возвращаться в Урканту, главный босс подземелья убит – вон лежит его безголовая тушка, значит, портал построить можно. Вот и проверим. Мои руки окутались синей дымкой, сами собой разошлись в стороны, поднялись наверх и резко опустились вниз. Готово! Построенный мной портал отличался от всех виденных ранее: светло-синее клубящееся окно с красными тут и там проскакивающими вкраплениями. Впрочем, цвет портала меня волновал мало, главное, чтобы он сработал.

Портал вывел меня на границу Урканты метрах в десяти от местного блок-поста. На улице лил проливной дождь, и солдаты десятка кучковались под просторным навесом. Красота! Я снял шлем и подставил лицо под падающие с неба струи воды. Какой же кайф вот так стоять, зная, что пройден еще один шаг! И плевать, сколько их осталось, главное то, что моя цель стала ближе! Небо прорезала ветвистая молния, и одновременно с ней грянул громовой раскат. Ингвар в этом мире по совместительству является богом молний – быть может, это от него пришла эсэмэска, которую я пока не в состоянии прочитать? После двух месяцев путешествий по затхлым подземельям и мертвым городам от свежего воздуха, наполненного запахами мокрой травы и озона, у меня даже слегка закружилась голова. Заметив краем глаза удивленные взгляды легионеров и их десятника, я расставил руки в стороны и засмеялся.

– Криан, вы в порядке? – услышал я голос десятника, когда смывший с меня накопившееся напряжение дождь внезапно закончился.

– Вполне. Извините, что не пришел в полдень, дела помешали мне присоединиться к вам. Как, кстати, поживает горгулья?

– Горгулья поживает плохо. Совсем, я бы сказал, не поживает. – Декан убедился в том, что я вполне адекватен, и усмехнулся в свои роскошные усы.

– Отлично!

Конечно, жаль, что мне не удалось поучаствовать в убийстве этой крылатой твари, но, поскольку для меня с момента моей смерти прошло уже больше двух месяцев, прежней ненависти я не испытывал. К тому же успел вдоволь поиздеваться над горгульями в одном из своих путешествий по скомканной реальности. Затем, под изумленными взглядами десятка, я вывалил на землю собранные в подземелье черепа и наконец вздохнул с облегчением.

– Полтысячи мертвых голов! – ошарашенно выдохнул Нейл. – Ни в жизнь бы не поверил, если бы не увидел собственными глазами! Где вы там столько мертвяков-то нашли?!

– Пятьсот тридцать шесть, – с улыбкой глядя на вытянувшиеся вокруг меня лица, объявил я. – Думаю, нежити больше не будет. Тот, кто ее поднимал, мертв окончательно.

– Хорошая новость, по крайней мере, не нужно обоз вызывать под ваши трофеи, – кивнул Нейл на немаленькую груду костей. – Да и устали мы. Два месяца вдали от семей. Вы голову некроманта прихватили? А то без нее нас Гилим отсюда не отпустит.

– Да, в сумке. Сейчас заскочу к местному магу и потом сразу к старосте. Так что если дело в голове, то сегодня уже будете в Ниттале.

– Сегодня мы будем пить в местной забегаловке, – Нейл окинул взглядом повеселевших легионеров, – и вы подходите обязательно – без вас ведь никак.

Я пообещал быть и направился в сторону дома Пеотия. Опыта за сдачу черепов я не получил никакого, но хоть потешил свое ЧСВ – чувство собственной важности. Быстро сдав задание магу и забрав у него взамен десять хорошо знакомых мне зелий невидимости – лучшее из предложенного мне выбора, я минут через пять был у дома местного старосты.

Гилим нашелся у себя во дворе. Он, размахивая похожими на крылья руками, что-то увлеченно втолковывал невысокому демону в расшитой серебром черной рубахе. Заметив меня, староста сделал знак собеседнику подождать и повернулся в мою сторону.

– Здравствуйте, мастер Криан. У вас что-то срочное?

– Здравствуйте, – кивнул ему я, – нет, ничего особо срочного, разве только это. – Вытащив из сумки голову Г’Храша, я протянул ее старосте.

– Да это же… – Гилим шагнул ближе, всматриваясь в болтающуюся у меня в руке черепушку.

При этом его собеседник, заметив предмет в моей руке, отшатнулся и сделал отвращающий знак рукой.

– Лоська! Быстро неси мою шкатулку! – проорал староста дочери и громко, с облегчением выматерился. – Так это… Господин маг… Может быть, зайдете, выпьем по маленькой?

Пить мне пока не хотелось, поэтому я вежливо отказался, а через минуту запыхавшаяся дочь старосты вынесла на улицу массивную шкатулку из темного дерева. Староста отсчитал пятьдесят золотых и, натянув на руки матерчатые перчатки, с опаской принял у меня голову убитого некроманта.


Задание «Неприятности в Урканте I» выполнено.

Вами получено 50 золотых монет.


Повышение репутации у доминиона Аштар! Жители доминиона Аштар теперь относятся к Вам с уважением.


«Ну вот, наверное, не зря черепа сдавал, – подумал я, – хотя, быть может, там еще от убийства Шаартаха неплохой задел остался, кто знает». Тем не менее «уважение» доминиона – это очень и очень неплохо. Снижение цен во всех лавках на пять процентов, улучшение отношения стражи и прочих государственных служащих, доступ к новым, ранее недоступным заданиям – многие игроки ради такого месяцами сидели на «социалках», устраивались на службу, выполняли нудные повторяющиеся квесты. Мне на получение «уважения» хватило месяца, если, конечно, не считать двух месяцев, проведенных в хранилище. Отличный результат, если задуматься. Львиную долю репутации для меня заработал мертвый архимаг, а мне просто повезло оказаться в нужном месте в нужное время, хотя, если вспомнить мои пять сотен смертей, никому я такого «везения» не пожелаю.

– И вот еще что, – привлек я внимание демонов, осторожно рассматривающих мертвую голову, – в вещах некроманта я нашел свиток. Он сейчас у Пеотия. Маг пообещал за сутки подготовить заклинание, которое очистит местность от отравы.

– Хорошая новость, господин маг. Только вот нежити в округе еще предостаточно. Может быть, вы…


Вам доступно задание: «Уничтожение оставшейся в окрестностях Горазмских руин нежити».

Тип задания: обычное.

Уничтожьте в окрестностях Горазмских руин 100 пораженных скверной свиней, 50 пораженных скверной волков, 30 пораженных скверной медведей, 30 скелетов и 20 зомби.

Награда: 10 золотых.


– Послушайте, Гилим, – сказал я расстроенному моим отказом старосте, ну не входило в мои планы зависать тут еще на несколько дней из-за нескольких золотых, – ваших охотников убивала горгулья, с которой сегодня расправился десяток Нейла. Так что жители деревни могут и сами вычистить окрестности от нежити, а вы еще и сэкономите кучу денег.

– Уважаемый, это точная информация? – сиплым голосом обратился ко мне до этого молчавший демон в черной рубахе.

– А какой смысл врать? Можете уточнить у Нейла.

– Я ни в коей мере не ставлю вашу честность под сомнение, – замахал руками низкорослый, – я хотел сказать, а нет ли там случайно второй горгульи или еще кого опасного?

– Абсолютно точно нет, – успокоил я его, понимая, куда он клонит, – не рассказывать же им про то, что именной моб может быть только один.

– Отлично, – воскликнул тот и обернулся к старосте: – Ты можешь отдать голову карателям вечером? Ну, напои их за наш счет или еще как.

Гилим моментально просек тему и кивнул:

– Да без проблем…

Больше я задерживаться во дворе у старосты не стал, попрощался с обоими и направился в гостиницу.


– Странный какой-то сегодня староста, – покачал головой Нейл, переводя взгляд с содержимого своего стакана на заставленные снедью два сдвинутых стола, за которыми сейчас отмечали окончание службы каратели. – Раньше от него все строго по спискам, а тут на такое угощение расщедрился.

– Так благодарен вам за службу, – пожал плечами я и опрокинул в себя последние сто граммов.

Я согласился выпить пару стаканчиков с легионерами, но пояснил, что задержусь ненадолго, сославшись на срочные дела в Ниттале.

– Не похоже что-то на него, – усмехнулся десятник, – суетливый он какой-то сегодня. Сказал, что голову нам торжественно передаст вечером. Чтобы, значит, вся деревня видела. Зачем это ему, не могу понять…

– Вам-то не все равно? – хмыкнул я, поднялся со своего места и пошел по кругу, пожимая на прощание руки этим хорошим парням. – Ладно, мужики, давайте!

– Криан, помните: захотите стать некромантом, найдите меня, а уж я вам учителя посоветую, – улыбнулся мне Нейл, который без шлема, со стаканом мутного пойла в руке как никогда напоминал Тараса Бульбу.

– Непременно, – кивнул ему я и покинул гостиницу.

А в Урканте царила суета, и, пока я шел в сторону основного тракта, мимо меня в сторону руин проскочили две группы охотников. Как я понимаю, все население деревни решило поучаствовать в уничтожении местной нежити. А что, замотивированная работа – это отлично выполненная работа, – думаю, через пару часов от местной нежити не останется и следа. Ну не говорить же мне старосте о том, что фонд оплаты у карателей иссяк? Всю дорогу до Ниттала меня преследовало хорошее настроение…


До Ниттала я добрался к семи часам вечера. Предъявив стражникам на воротах бирку, вошел в город и сразу направился к Храму Всех Богов. Лик обещал поделиться со мной информацией о пути на Карн. Как он это сделает, я не знал, но откладывать на завтра такое важное дело не собирался. Дорога заняла у меня минут сорок, когда я, наконец, пройдя под звездным небом купола, через ротонду Храма, зашел в святилище бога обмана.

Внешне тут ничего не изменилось: украшенные барельефами и освещенные магическими светильниками стены, мраморная тумба алтаря, приятный, ни на что не похожий запах… Только вот старик, сидящий на стуле, казалось, неуловимо изменился. Теперь он выглядел как умудренный годами дедушка. Ему бы бороду и украшенную звездами мантию, и вот вам на выходе добрый волшебник из детских сказок.

Святилище, как и в прошлый раз, пустовало. Я кивнул статуе Харта, подошел к алтарю и аккуратно положил Звезду Хиттары в чашу для пожертвований. Раздался мелодичный перезвон, амулет в чаше исчез, а появившиеся на его месте золотое кольцо и небольшой кожаный свиток заставили меня замереть в нерешительности. Как-то неудобно было брать что-то из жертвенной чаши. Я поднял голову и посмотрел на статую Харта, как бы прося разрешения, и замер… Сидящий на стуле Лик смотрел на меня веселым одобрительным взглядом.

– Бери, заслужил, – произнес он, подмигнул мне и указал на лежащие в чаше предметы.

Я, находясь в некоторой прострации, кивнул Лику и осторожно забрал полагающуюся мне награду.


Задание «Восстановление справедливости» выполнено.

Вами получен новый уровень! Текущий уровень: 103.

Вам доступна одна единица очков талантов.

Классовый бонус: + 1 к интеллекту; + 1 к духу.

Вам доступны 3 единицы характеристик.

Вами получено «Кольцо искажения Реальности».

………………………………………………………….

Вами получен новый уровень!

Вами получен новый уровень!

……………………………………………………………………

Вами получен новый уровень! Текущий уровень: 131.

Вам доступны 29 единиц очков таланта.

Классовый бонус: + 1 к интеллекту; + 1 к духу.

Вам доступно 87 единиц характеристик.


Вы обратили на себя внимание высшего существа. Бог обмана Бел относится к Вам благосклонно.


«Спасибо», – я кивнул на прощанье застывшему в мраморе Лику и, положив предметы в сумку, покинул святилище. «Ну вот, справедливость действительно восстановлена вместе с моим сто тридцать первым уровнем», – я почувствовал несказанное облегчение. «Нужно, наверное, заскочить к Даре, отметить мое повышение», – подумал было я, когда услышал знакомый голос.

– Здравствуйте, Криан, – поприветствовала меня стоявшая у мраморной колонны на выходе из храма знакомая фигура в бежевой рясе. – Я немного удивлена… – Арса грациозно откинула капюшон, отчего ее светлые волосы волной рассыпались по плечам. «А ведь она очень красива, – машинально отметил я, – почему же в прошлый раз я не обратил на это внимания?»

– Здравствуйте, сестра, – склонил я в приветствии голову, – и чем вызвано ваше удивление?

– Такие, как вы, предпочитают общаться с богами не в храмах. – В ее огромных зеленых глазах мелькнула печаль.

– Вас что-то расстраивает? – спросил ее я.

– Пустяки, не берите в голову. – Она внимательно посмотрела на меня. – Вы интересный человек, Криан. На моей памяти вы первый, кого отмечают столь разные сущности. Я все больше убеждаюсь, что у вас получится…

– Что именно? – окончательно запутался я.

– Добраться до замка Крейд и освободить мою дочь, – последние слова она произнесла таким мягким завораживающим голосом, что я на мгновение утратил чувство реальности, а через секунду придя в себя, понял, что пялюсь на мраморную колонну. И лишь витающий в воздухе запах легких духов свидетельствовал о том, что я все еще нахожусь в здравом рассудке.

«Все чудесатее и чудесатее, – мне в голову пришла бессмертная присказка Алисы. – И почему вокруг меня постоянно что-то происходит?» Видимо, это из-за того, что я единственный из тридцати миллионов игроков сейчас нахожусь в Землях демонов. Да и создан мой персонаж не совсем правильно. Вот от скуки местные искины и подкидывают мне загадку за загадкой, хотя, конечно, пока мне это идет только в плюс… Кстати, что мне вручил Харт? Я вытащил из инвентаря ничем не примечательное золотое колечко.


Кольцо искажения Реальности.

Аксессуар: кольцо.

Прочность: 3987/4520.

Персональный предмет.

?????????????????

Требует уровень 100.

Бесконечная невидимость (зелья невидимости не имеют ограничений по времени).

?????????????????

?????????????????

Вес: 0,01 кг.

Золотое кольцо работы неизвестного мастера.


Бесконечная невидимость, вероятно, снимет некоторые проблемы, связанные с моим безопасным перемещением. Главное, не забывать, что с мобами, превышающими меня более чем на тридцать уровней, эта невидимость не прокатит, да и некоторые из существ Аркона способны видеть скрывающихся под этим баффом игроков. В разбойника кольцо меня тоже не превратит. Ведь это у них огромные бонусы к атакам из инвиза и способность уходить в невидимость прямо в бою. Но дареному коню в зубы не смотрят, и вообще, что означают эти знаки вопроса? Кольцо нужно идентифицировать? Однако в игре когда-то отказались от идентификации предметов, посчитав это ненужным делом. Завтра покажу это кольцо ювелиру, все равно ведь собирался навестить некоторых городских торговцев.

Так, теперь главное – то, ради чего я, собственно, подписывался на этот квест. Я осторожно развернул свиток и чуть не взвыл от досады. В принципе, чего-то подобного я и ожидал! Короткая запись на тонкой коже гласила: «Закрытая библиотека Ахримана. Путевые заметки Саадака Ар-Килата о двадцатилетнем путешествии по территориям южных варваров». И ведь никакого обмана – Харт честно выполнил свою часть договора, только вот кажется мне, что в закрытую библиотеку верховного владыки я так просто не зайду. «Ладно, – пожал плечами я, – доделаю оставшиеся задания в этом доминионе и отправлюсь в Исхарту, а там, на месте, буду решать, как мне получить читательский билет…»

Глава 4

Какой русский не был на знаменитом Гранд-Базаре в самом центре Стамбула? Никакая восточная сказка не обходится без базара, наполненного шумом, красками и непередаваемым ароматом специй. Помню, в мое первое посещение Турции во взгляде таксиста, который довез меня до центра города, мелькнуло сочувствие. Смысл этого стал понятен позже, когда запланированная на пару часов экскурсия затянулась до закрытия базара и практически полностью опустошила мой кошелек. Рынок в Ниттале был, конечно, поменьше стамбульского и располагался под открытым небом, но если заменить за прилавками демонов на турок, то я бы, наверное, не заметил никакой разницы.

Настроение у меня было приподнятое, мастер Крайон работу над моим доспехом еще не закончил и поэтому согласился подогнать его под мой теперешний уровень, содрав с меня за это еще пятьсот золотых монет. Мой знакомый алхимик продал мне по пятьдесят обычных зелий лечения и выносливости, которые можно было использовать с сотого уровня, и принял заказ на сотню эликсиров возможностей, добавляющих по сто очков всех характеристик сроком на четыре часа. Четыре неиспользованные бутылочки со средним эликсиром я решил на всякий случай сберечь в хранилище.

Всю оставшуюся часть вчерашнего вечера я пытался понять, кто же все-таки такая эта Арса, и обдумывал ее последние слова. Герид, с которым мы удачно отметили мое возвращение, также не смог ничего прояснить по этому поводу. В общем, погуляли мы с ним славно, и, когда совсем уже стемнело, я на автопилоте поднялся в свой номер, рухнул на кровать и, не снимая доспехов, вырубился.

«Хорошо хоть не взялся распределять очки талантов», – думал я, мельком оглядывая выложенные на лотках товары. Сюда я пришел с определенной целью и не собирался отвлекаться, ведь чтобы рассмотреть все это, нужно потратить не один день. Мне было безумно интересно, каковы на вкус лежащие на прилавках фрукты и сладости, зачем нужны выложенные на светлом полотне кожаные и металлические мелочи, из шерсти какого животного сделаны висящие на специальных креплениях огромные ковры. «Потом, все потом, – как заклинание повторял про себя я, замечая очередную диковинку, – мне сейчас нужны меч, кольца и ящер! Любопытство подождет, а этот рынок никуда от меня не убежит». Единственной задержкой была остановка около табачной лавки: перебрав около двадцати видов табака, я купил себе про запас несколько килограммов в ассортименте, узнал у продавца дорогу к торговцам оружием и продолжил движение.

Оставив за спиной продуктовые ряды с запахами рыбы и пряностей, я прошел мимо стоящих в ряд четырех небольших ателье, обошел вдоль забора торговцев тканями и наконец попал в нужное место. Примерно за час мне удалось обойти все лавки оружейников. Тут было все: от небольших ножей до огромных двуручных мечей, от кожаных пращей до длинных составных луков. Не было только мечей редкого качества на сотый – сто тридцатый уровень. Немного поколебавшись, я купил единственный подходящий мне меч, по виду и размеру напоминающий мой. Прямой обоюдоострый клинок длиной около восьмидесяти сантиметров с удобной шершавой рукоятью и прямой матовой крестовиной.


Прямой меч ополчения.

Меч: одноручное.

Прочность: 500/500.

Необычный.

Требует уровень 120.

Урон: 200–240.

+120 силы.

+1 % нанесения критического урона физической атакой.

Вес: 3 кг.


Первоначальная цена, объявленная торговцем, – двести золотых. В итоге сторговались на восьмидесяти. На самом деле красная цена такому мечу на игровом аукционе – не больше двадцати пяти золотых монет. Необычные предметы, как правило, стоят дешевле редких примерно раз в пятьдесят, ну а о цене на легендарки я вообще молчу. По крайней мере, так было раньше. Что сейчас происходит наверху, я не знаю, но, думаю, цены на предметы до сто пятидесятого уровня на Карне упали. Приток денег из реала перекрыт, а зарабатывать на профессиях можно в относительной безопасности. Месторождения железа начинаются с шестидесятых-семидесятых локаций, правда, найти его в локациях такого уровня – большая удача. А вот уже, к примеру, за мифрилом придется прогуляться в Крайтские горы, на границу с владениями гномов и дроу – а там уровни локаций уже от сто пятидесятого и выше, да и мифрила того с одного найденного месторождения добывается, как правило, не больше десяти-двадцати граммов. Следом за мифрилом, насколько я помню, идет адамантит, а металлические части на легендарных предметах четырехсотого уровня, лежащих у меня в хранилище, выкованы из титана. «Но титан для игроков – это уже что-то из разряда мечтаний, поэтому за неимением лучшего будем пользоваться тем, что есть», – вздохнул я, убрал меч в сумку и пошел искать ювелира.


– Что угодно юному магу? – скрипучим голосом произнес низкий худощавый старичок с аккуратно расчесанными остатками волос на плешивой голове. Витрина, за которой он стоял, доходила ему почти до середины груди.

Сюда я зашел случайно, привлеченный необычной вывеской на входе, которая изображала пять олимпийских колец, – прикол какого-нибудь скучающего дизайнера. На олимпийца старичок был похож ну с очень большим допущением, а скучающий справа от входа жилистый мужик двухсотого уровня, с предплечьями, разукрашенными наколками, походил скорее на моряка, чем на охранника, хотя его короткий меч совсем не напоминал абордажную саблю.

– Здравствуйте, – кивнул я пожилому демону, – мне нужно, чтобы вы посмотрели одно интересное кольцо и высказали свое мнение, а я, в свою очередь, приобрету у вас три кольца и серьгу, если найдутся подходящие.

– Сначала давайте определимся с вашими покупками, – проскрипел хитрый старик и жестом подозвал меня к витрине.

Минут пять понадобилось мне, чтобы выбрать три кольца необычного качества. Выбор был не такой большой, у старика нашлось даже редкое кольцо, но он запросил за него восемьсот золотых монет, и я не стал даже торговаться. Кольца я купил разные: по сто тридцать к здоровью, запасу сил и ловкости. Амулеты даже не стал смотреть, поскольку знак курьера менять пока ни на что не собирался. Из всех серег, которые имелись у мастера, самый приличный вид имела только одна – небольшая серебристая капля, повышающая ловкость на сто двадцать. В итоге все посещение магазина встало мне ровно в триста пятьдесят золотых монет.

– Может, бокал вина? – спросил повеселевший демон, когда я рассчитывался за покупки.

– Нет, спасибо, мастер, я тороплюсь, посмотрите кольцо, о котором я говорил.

– Я уже посмотрел, – улыбнулся старик, – очень необычное изделие. Даже сейчас, с неопределенным классом и скрытыми параметрами, оно представляет значительную ценность. Я однажды уже видел такое кольцо, поэтому немного разбираюсь в этом.

– А как определить его класс и параметры?

– Параметры – никак, – развел руками мастер, – их на кольце максимально может проявиться еще четыре, но сколько их будет на самом деле – узнать невозможно, пока они не откроются сами. Может быть, все четыре окажутся пустышками, и кольцо останется таким же, как оно есть сейчас, но, если на нем проявятся еще хотя бы два любых, – тихо произнес он и поднял на меня глаза, – я даже затрудняюсь представить себе его истинную ценность.

– А когда откроются эти скрытые параметры? – Я понял, что кольцо еще может преподнести сюрприз.

– Молодым людям порой присуща излишняя торопливость, – вздохнул старый ювелир, – радуйтесь, юноша, что у вас оно есть, а все, что должно произойти, произойдет в свое время…

«Ну что ж, логично: с ростом уровня проявятся и свойства кольца, если они, конечно, есть, а то с Харта станется подсунуть мне что-нибудь абсолютно бесполезное. Например, какое-нибудь увеличение урона от магии света». Я вздохнул, поблагодарил торговца и пошел выбирать себе тачку.


В северной части рынка у меня поначалу разбежались глаза. В огороженной невысоким забором части рядами тянулись телеги и фургоны самых разнообразных конструкций. Среди них я заметил даже несколько позолоченных, с высокими колесами карет – продукция местного элитного «автопрома». За телегами – лошади всевозможных размеров и окрасов. В проулках, образованных телегами, толпились пестро наряженные демоны всех возрастов и видов, от крестьян до десятников легионов. У повозок и коновязей, лениво поглядывая по сторонам, одетые в основном в красные рубахи, ожидали своих покупателей торговцы. Кучерявые черноволосые краснорожие демоны, поразительно напоминающие цыган, метались между рядами, что-то кричали, смотрели лошадям в зубы и зачем-то поднимали им ноги и хвосты. Относительное спокойствие царило в дальнем левом углу огороженной площади, где у забора я увидел пару десятков привязанных к столбам ящеров. Местные «цыгане» обходили этот закуток стороной. «Еще бы, немного найдется желающих заглядывать этим сухопутным крокодилам под хвост», – хмыкнул я, втискиваясь в горланящую толпу.

У привязи меня постигло глубокое разочарование, поскольку, дойдя до нее, я понял, почему в караване ездовой ящер был только у Лирака. Ездить на них разрешалось с двести двадцатого уровня, до которого мне пока как в известной позиции до известной страны. Я, расстроенный таким поворотом событий, не торопясь выкурил трубку, перечитал информацию о лошадях в летописях и в итоге купил за восемь сотен золотых серую кобылу с черными гривой и хвостом. Кобыла приглянулась мне своим спокойным видом. Я как любой городской человек с некоторым опасением отношусь ко всем животным крупнее тараканов. Я собаку-то не завел в свое время, поскольку не хотел брать на себя ответственность за живое существо, а тут целая кобыла!

Отпускать ее можно только через двенадцать часов после призыва, в случае смерти она потеряет весь свой набранный опыт на текущем уровне развития, и призвать ее можно будет только через сутки – вот такая игровая математика. До последнего обновления, в случае выхода из игры, игрок, не отпустивший лошадь, должен пристроить ее в какую-нибудь конюшню, само собой, оплачивая ее содержание. В противном случае лошадь считалась погибшей и теряла весь накопленный ею прогресс. Конечно, многие находились в игре больше двенадцати часов в сутки, но все равно содержание личного маунта было делом достаточно геморройным и, как правило, требовало определенных затрат, сравнимых с затратами на содержание автомобиля в реале.


Покинув рынок через северные ворота, я наконец смог расслабленно вздохнуть. Как же я ненавижу эти толпы народа в торговых центрах. Думаю, со мной согласится любой взрослый представитель мужского пола, проживающий в городах с населением больше миллиона, для которого субботний выезд с женой и детьми за покупками превращается в настоящее испытание. Эдакий квест на повышение репутации в семье, с булькающей наградой вечером или в виде пива с друзьями в гараже.

«Ну что, давай знакомиться?» – обернулся я к своему серому приобретению, которое вел за собой на уздечке. Из-под спутанной челки на меня смотрели огромные карие глаза. Взгляд кобылы был печален и насторожен и, казалось, говорил что-то вроде: «Ну на хрена я тебе сдалась?» Я вздохнул и осторожно протянул ей на ладони яблоко, которое вместе со сбруей купил у того же торговца. Кобыла недоверчиво скосила взгляд на мою руку и осторожно взяла у меня из рук лакомство. «Хм, – глядя на хрустящую яблоком лошадь, я задумчиво почесал подбородок, – а ведь тебя же теперь нужно как-то назвать». Я открыл меню опций и изменил лошади имя со «Степной мышастой кобылы» на обыкновенную Машку.

Машка.

Лошадь. Транспорт.

Необычное. 120-й уровень.

Требует 120-й уровень. Верховая езда.

Броня: 500.

Сила: 10.

Выносливость: 500 (восстановление 100 ед./ч).

Здоровье: 500. Жизнь: 5000.

Свободных 120 ед. хар-к.

Шаг: 3–4 км/ч (не расходует единицы выносливости).

Рысь: 10–15 км/ч (1 ед. выносливости в минуту).

Галоп: 35–45 км/ч (10 ед. выносливости в минуту).

Особые умения: второе дыхание – лошадь в течение 10 минут не расходует единицы выносливости. Доступно раз в сутки.


М-да, непросто все с этими лошадьми – почесал затылок я и кинул все свободные очки в выносливость. Здоровья у нее и так достаточно, в силу вкладывать смысла тоже нет никакого, ибо я не собираюсь вешать на нее броню. Это же не боевой конь, а так хоть увеличится длина перехода. Из задумчивости меня вывел требовательный толчок мордой в плечо, Машке, судя по всему, понравилось угощение, и она требовала добавки. Недоверие во взгляде сменилось хитринкой. «Похоже, поладим», – хмыкнул я, скармливая лошади очередное яблоко.


До «Ученого тролля» я добрался к восьми часам вечера, по дороге вспомнил, что неплохо бы прикупить себе еще и накидку, что и сделал, заскочив в небольшую торговую лавку. Новый плащ, необычный предмет на сто двадцатый уровень, добавлял мне сто двадцать единиц ловкости. Торговаться долго не пришлось, и уже через полчаса я въезжал на огороженный забором двор гостиницы. «Нужно не забыть спросить Герида, что за цилиндрический белый хрен надстроен над третьим этажом его здания», – думал я, кидая подскочившему пареньку серебряную монету и передавая Машкины поводья. Просиявший мальчишка заверил меня, что моя кобыла будет чувствовать себя в загоне Лошадиной Королевой, увел Машку в конюшню, а я, глядя ему вслед, подумал, что опять, видимо, переплатил. «Ну да и черт с ним, – хмыкнул я, толкая рукой входную дверь, – себя менять уже поздно, да и нужно ли?»

За стойкой стоял помощник Герида, и я понял, что загадка с «фаллическим символом» на крыше гостиницы сегодня останется неразгаданной. Конечно, можно было спросить и этого парня, но мне почему-то хотелось услышать ответ от самого трактирщика. Есть я не хотел – мы на пару с лошадью употребили пару килограммов яблок из тех, что я скупил у довольного уличного торговца. Еще бы ему не радоваться, если он одним махом распродал весь свой товар. Поэтому я просто поднялся наверх и включил компьютер, поскольку на мониторе разбираться с очками талантов и с характеристиками как-то привычнее.

Выбранный мной наугад табак оказался с яблочным привкусом, и комната быстро заполнилась ароматным дымом. Я отхлебнул из стакана местного аналога кваса и кинул все восемьдесят семь очков характеристик в силу, доведя ее до двухсот одного.

«Теперь разберемся с талантами», – я глубоко затянулся, выдохнул и задумался над своими приоритетами. По три очка в усиление физических ударов – это не обсуждается, а вот что делать дальше? Или кинуть десять проходных очков к каменному диску и увеличить его до второго уровня, или, не заморачиваясь, увеличить до третьего уровня оковы земли. Впрочем, раздумывал я недолго – диск, несмотря на свой невеликий урон, лишним не будет, а оков мне пока хватит и второго уровня. Значит, кидаем десять проходных и два очка талантов в каменный диск и так же десять проходных и одно очко в оковы второго уровня. А прыжок и шаг сквозь тьму подниму следующим улучшением, там как раз до второго уровня можно сейчас поднять.


Вы изучили «Язык пламени VIII».

Мгновенное действие.

Затраты энергии: 42.

Восстановление: 2 сек.

Вы атакуете противника раскаленным силой огня клинком, нанося 210 % урона дополнительно к базовому урону от оружия, и игнорируете 8 % его физической защиты.


Вы изучили «Ледяной клинок VIII».

Мгновенное действие.

Затраты энергии: 42.

Восстановление: 2 сек.

Вы атакуете противника ледяным клинком, нанося 210 % урона дополнительно к базовому урону от оружия, замедляете его передвижение на 30 % на 10 секунд и имеете 8 %-ный шанс заморозить противника на 8 секунд.


Вы изучили заклинание «Оковы земли II».

Мгновенное действие.

Время действия: 10 секунд.

Затраты маны: 300 единиц.

Время восстановления: 30 сек.

Вы создаете в выбранном месте в радиусе 40 м область диаметром 4 м. Все существа, оказавшиеся в этой области или зашедшие в нее, сковываются силой стихии земли на время действия заклинания.


Вы изучили заклинание «Каменный диск II».

Мгновенное действие.

Радиус применения: 50 м.

Затраты маны: 110 единиц.

Восстановление: 2 сек.

Наносит Вашему противнику 320–400 урона от магии земли.


Я допил остатки кваса из стакана и откинулся на спинку стула: «А может, попробовать поискать информацию об одной интересной служительнице Храма Всех Богов?.. Вот блин! Чуть не забыл!» – в одно мгновение я подскочил к зеркалу, на ходу снимая с себя шлем.

Черные волосы заметно отросли, зрачок стал вертикальным, а радужки глаз оказались желтого цвета – еще приделать на голову рога, и от демона я буду отличаться только цветом кожи. Изменились и черты лица. Они заострились и стали заметно жестче, на правой скуле чернели две вертикальные полоски, сантиметра по четыре длиной, похожие на след от чьих-то когтей, – местные «лейтенантские звезды». Как я понял, эти знаки, пока я сам того не захочу, могут видеть только члены Ордена Разящей Стали. Хотя кто его знает – я убрал с панели звание, полученное мною за убийство высшего демона, и все равно от некоторых НПС скрыть это достижение не удалось.

«Не так уж важно, как ты выглядишь внешне, – важно, что ты собой представляешь», – со вздохом успокоил себя я и пошел выключать компьютер.


– Руки вверх подними! Да не так! Через стороны – что ты как… – Крайон мучил меня вот уже минут десять. Заставлял приседать, поворачиваться и размахивать стальной болванкой, которую он мне сунул в руки вместо меча.

– Мастер, все просто великолепно, – вяло сопротивлялся я, но демон был непреклонен, казалось, ему доставляло удовольствие наблюдать за моими идиотскими движениями, очень напоминающими мне армейский комплекс вольных упражнений.

– Молодой человек, на этих доспехах стоит мое клеймо, и я не хочу, чтобы какой-нибудь бородатый хмырь там, наверху, – Крайон ткнул пальцем в потолок, – сказал, что у меня руки растут из задницы. Ладно, – наконец смилостивился он, – принимай работу.

Сказать, что доспех был великолепен, – ничего не сказать. Серо-стального цвета с позолоченной узорной гравировкой доспех сидел на мне как влитой: плотно облегающий закрытый шлем с небольшим низким гребнем и двойным забралом; латный воротник, собранный из четырех подвижных друг относительно друга пластин, без единого зазора стыковался с кирасой, которая состояла из нагрудника и наспинника, соединенных хитрыми креплениями. Наплечники плотно прилегали к кирасе, каждый собран из семи пластин. Латная юбка – это две широкие пластины по бокам и прочная кольчуга с прикрепленными полосками металла спереди и сзади – для облегчения езды верхом. Наручи полностью закрывали запястья, в локтевом сочленении использованы подвижные налокотники, состоящие из четырех пластин, а многосоставные пальцевидные перчатки с конусообразными запястьями прикрывали их сверху.

Из общей картины немного выбивался черный пояс Ингвара, на пряжке которого, абсолютно без моего участия, орел сменился ушастой любопытной мордочкой. Вчера Крайон долго благоговейно рассматривал подарок бога воинов, часто моргая и что-то потрясенно шепча. Потом, пробурчав что-то про счастливых идиотов, которым повезло носить легендарное черное железо, он накинул еще сотню золотых за переделку доспеха, мотивировав это тем, что таким, как я, торговаться не пристало.

Комплект, выкованный мастером, назывался «Латный пластинчатый доспех силы», каждая его часть добавляла сотню к силе, семьдесят к здоровью и имела 227 единиц брони. Бонус за ношение четырех предметов – сотня к выносливости и двадцать ко всем сопротивлениям – меня тоже очень порадовал.

– Ну как? – довольно усмехнулся мастер, видя мое искреннее восхищение его работой.

– Нет слов, – честно отозвался я, не отрывая взгляда от ростового отшлифованного куска металла, выполняющего в мастерской функции зеркала. – Если какой-нибудь бородатый хмырь там, наверху, – я ткнул пальцем латной перчатки в потолок, скопировав жест мастера, – что-то вякнет в сторону этого чуда, его же фразу я просто вобью ему в глотку!

– Носи на здоровье, – мастеру пришлись мои слова по душе, – щит не забудь и иди уже – у меня работы невпроворот.

Глава 5

Солнце медленно клонилось к закату. Мягкий золотистый свет его последних лучей стекал по белым стенам цитадели, отражался от доспехов и наконечников копий караульных, наполнял уютом и теплом аккуратные домики горожан. Откуда-то издалека раздавались четкие команды разводящего, меняющего легионеров на их постах, ржание лошадей доносилось из конюшен справа от громады цитадели. Жители Ниттала неторопливо стекались в многочисленные городские трактиры, чтобы за душевной беседой и кружкой ароматного темного пива на время забыть заботы и отдохнуть от одуряющей дневной жары. С реки, невидимой за постройками, доносилось прохладное дыхание бриза: в Ниттал пришел вечер.

За месяц этот город почти не изменился, и только увеличившееся количество патрулей на улицах по вечерам свидетельствовало о том, что в доминионе происходит что-то не то. Позавчера Герид поделился со мной слухами и новостями, из которых следовало, что примерно через два-три месяца, скорее всего, решится, останется ли в Аштаре прежняя власть. Политика меня волновала мало, мне, в принципе, все равно, кто тут будет стоять у руля – при смене власти моя репутация в доминионе не изменится, поэтому эти новости я слушал больше из уважения к хозяину гостиницы.

На воду набегал легкий ветерок и пригибал к берегу ростки прибрежной травы. Я сидел на знакомой скамейке неподалеку от библиотеки и размышлял, идти мне в старые архивы сейчас или подождать до завтра. Прохождение подземелья восемьдесят пятого уровня в моем новом доспехе с улучшенным зачарованным мечом и щитом, блокирующим семьдесят процентов урона, будет не сложнее легкой прогулки по вечернему Нитталу. Я открыл меню персонажа и еще раз полюбовался своими параметрами:


Криан, уровень 131.

Раса – человек [демон].


Ученик архимага Альтуса.

Убийца Шаартаха.

Рыцарь-лейтенант Ордена Разящей Стали.

Отмеченный богом воинов Ингваром.

Первый в Горазмских руинах.


Ловкость: 380.

7,9 % – шанс нанесения критического урона физическими атаками: 5 %-ный базовый, 1,9 % – от параметра «ловкость», 1 % – от экипировки.

38 % – снижение урона при падении с высоты.


Сила: 1152.

18,07 % – увеличение показателя брони, 11,52 % от показателя силы, 6,55 % от экипировки.

236,55 % – увеличение наносимого физического урона, 230 % от показателя силы, 6,55 % от экипировки.

2304 кг – максимальный переносимый вес.


Здоровье: 1081.

10 810 единиц жизни.


Запас сил: 230.

2300 единиц энергии.


Дух: 121.

6,21 % – регенерация маны и энергии в бою, 5 % базовый + 1,21 % от параметра «дух».

6,21 % регенерации, маны и энергии вне боя, 5 % базовый + 1,21 % от параметра «дух».

1,21 % регенерации жизни вне боя, 0 % базовый + 1,21 % от параметра «дух».


Интеллект: 121.

5,6 % – шанс нанесения критического урона заклинаниями: 5 % базовый + 0,6 % от параметра «интеллект».

60,5 % к силе заклинаний.

1210 единиц маны.


Броня: 2771 (73,4 % поглощения физического урона).


Умения и навыки:

«Язык пламени VIII» – активная панель.

«Ледяной клинок VIII» – активная панель.

«Прыжок I» – активная панель.

«Шаг сквозь тьму I» – активная панель.

«Каменный диск II» – активная панель.

«Превращение V» – активная панель.

«Молчание V» – активная панель.

«Оковы земли II» – активная панель.

«Щит стихий V» [активировано].

«Создание портала I».

«Зачарование личного оружия силой стихий V».


Пассивные навыки и достижения:

+ 5 % к любому магическому действию [ученик Архимага Альтуса],

+ 5 % к физическому и магическому урону (бонус клану; группе) [убийца Шаартаха],

+ 1 % к физическому и магическому урону (бонус клану; группе) [Первый в Горазмских руинах],

+ 5 % к физическому и магическому урону, +5 % к рейтингу брони и всем защитам, +5 % к заклинаниям лечения, +5 % к получаемому опыту (бонус группе) [рыцарь-лейтенант Ордена Разящей Стали].

Бонус к урону при использовании мечей: + 2 %.

Бонус к показателю тяжелой брони: +2 %.

Стойкость: 44 %.


Защита от заклинаний:

магии воды: 20 % (45 % со щитом стихий),

магии воздуха: 20 % (45 % со щитом стихий),

магии земли: 20 % (45 % со щитом стихий),

магии огня: 20 % (45 % со щитом стихий),

ментальной магии: 95 %,

магии Тьмы: 75 %,

природной магии: 20 %,

магии Света: 75 %.


Отношения с высшими существами:

Сетара – благосклонно,

Ингвар – благосклонно,

Бел – благосклонно.


Отношения с остальными расами:

люди – вражда,

эльфы – вражда,

темные эльфы – вражда,

орки – вражда,

гномы – вражда,

дроу – вражда,

демоны – неприязнь (доминион Аштар – уважение).

Урон от оружия: 344,6 – 413,6.

«Каменный диск II»—595,8 – 744,7 – урон магии земли.

«Язык пламени VIII» – 3525,2–4231,1 – физический урон.

«Ледяной клинок VIII» – 3525,2–4231,1 – физический урон.


А вот последние цифры меня порадовали больше всего. Физический урон тут рассчитывается по нехитрой схеме: сначала к урону оружия добавляются плюсы от пассивных навыков, затем плюс от активного, и уже на все добавляется процент от основной характеристики. На моей активной панели после получения сотого уровня появилась свободная, девятая ячейка, и я, немного поразмышляв, решил пока ничем ее не занимать.

«Где бы еще узнать, закрываются ли на ночь ворота цитадели? – подумал я, глядя вслед обходящему территорию патрулю. – Не хотелось бы ночевать в подземелье или тут, на скамейке». Портал из цитадели построить нельзя. Его иконка стала неактивной, как только я зашел в главные ворота. Впрочем, с таким уроном прохождение подземелья займет у меня не больше пары часов, думаю, успею. Хотелось бы уже сегодня узнать, что меня ждет в Проклятом княжестве.


Хлопнувшая за спиной тяжелая дверь отгородила меня от внешнего мира, я оказался в знакомом полутемном помещении, которое месяц назад видел чужими глазами. Только не было справа больше конторки старого привратника, погибшего в коридоре первого этажа, от его стола не осталось даже обломков. Помещение выглядело ужасно – обгорелые, местами обугленные стены, по всему полу разбросаны куски черной, обугленной штукатурки. Огромное зеркало, когда-то висевшее напротив входа, частично вплавлено в камень, а на полу, под почерневшей оправой, лежат куски застывшего стекла. Обломки когда-то ведущей наверх лестницы валяются на каменном, покрытом кучей мелкого щебня полу, а у пролета, ведущего вниз, дежурит пять отвратительного вида собак восьмидесятого – восемьдесят первого уровней.

Когда-то в прошлой жизни эти собаки были похожи на крупных мастифов, но сейчас больше напоминали волков из окрестностей Горазмских руин. Покрытая язвами, местами сгнившая кожа, торчащие сквозь дыры в боках ребра, огромные гипертрофированные челюсти и горящие синим светом глаза – ничего нового, я на такое уже насмотрелся.

Хрустнуло стекло мензурки с эликсиром возможностей, и все мои характеристики выросли на сотню. Пора начинать. Четыре пса бессильно захрипели в оковах земли, в одного из скованных сразу летит каменный диск, вышибая из него шесть с половиной сотен очков жизни. Встречаю рванувшего ко мне пятого пса ледяным клинком и отхожу в сторону от летящего по инерции трупа с разрубленной башкой, одновременно с этим резким движением выдергивая застрявший в его грудине меч. Минус один.

Три каменных диска летят в подраненную собаку: первый с треском ломает ей передние лапы, второй с глухим звуком ударяет в бок, оставляя страшную, с рваными краями рану, третий попадает туда же, и с утробным выдохом нежить валится на каменный пол. Оковы спадают, и три оставшихся пса с жутким ревом срываются в мою сторону. Один останавливается на полдороге, вскидывает морду к потолку и издает леденящий душу рев.

В логе мелькает информация о не прошедшем по мне дебаффе – защита от ментала рулит, я отшагиваю назад в глубокий дверной проем и первым же ударом в оскаленную морду делаю счет три – ноль в мою пользу. Меч после удара языком пламени выходит из трупа легко, но все равно четвертая тварь ухитряется вцепиться мне в бедро, сняв при этом триста пятьдесят единиц жизни. Ледяной клинок сносит гадине голову, и я встречаю последнего пса выставленным щитом и очередным языком пламени. Меньше полминуты на пак – боли нет никакой, я обхожу трупы собак и поднимаю с каждой алхимические потроха: две селезенки, одно сердце и два желчных пузыря. Морщась от вони, кладу эту мерзость в заранее приготовленную стеклянную тару и убираю в инвентарь. Нет, конечно, можно было просто кинуть эту гадость в сумку, ничего бы с ней не случилось, и остальные вещи не пропитались бы запахом, но потом это придется оттуда доставать. Вытираю испачканную перчатку куском шерстяной ткани и, держась за покрытые пылью перила, начинаю аккуратно спускаться вниз. По аналогии выношу точно такой же собачий пак, стоящий у входа на минус первый этаж, и сквозь покрытую копотью арку выхожу в длинный знакомый коридор.

Тут разрушения еще заметнее – почерневшие стены местами оплавлены, по обеим сторонам слабо освещенного магическим светом редких светильников коридора зияют выгоревшие провалы помещений. Остатков дверей не видно – все дерево здесь сгорело полностью. Потрескавшийся потолок ощутимо давит на психику – человек с клаустрофобией долго бы тут не продержался. Вообще же, с того момента, как я зашел в разрушенное крыло, меня не покидает ощущение, что я попал в какую-то постапокалиптическую игру и сейчас стоящие примерно метров через десять в глубь по коридору смешанные паки скелетов и собак вдруг превратятся в камуфляжные фигуры в ОЗК и противогазах.

Я с трудом сдержал себя от непонятного порыва – прыгнуть в первый же пак, круша все вокруг, и потряс головой, отгоняя наваждение: «Что за хрень со мной происходит? Я, конечно, без особого труда могу выносить восьмидесятые – восемьдесят пятые паки, но просто так рисковать не стоит – слишком велика цена, и откатываться назад у меня нет никакого желания». Впереди два скелета – воин и маг, у их ног три собаки – тактика отработана. Оковы – на воина с собаками, молчание – в мага, диск – в воина, его двуруч бьет сильнее собачьих челюстей. Уйти в сторону от удара двуручного посоха, ледяной клинок – в мага и под хруст осыпающихся на каменный пол костей три диска – в воина.

Проход в коридор достаточно высокий для замаха мечом – отступаю на шаг, выставив перед собой щит. Освободившиеся собаки, мешая друг другу и глухо рыча, атакуют меня в узком проеме арки, а лог вновь выдает отражение дебаффа. Закрываясь щитом, наношу три удара и, морщась от вони, наклоняюсь над трупами. Три суповых набора, два куска шерстяной ткани, среднее зелье восстановления здоровья и восемьдесят семь медяков. «Негусто, но если чистить это подземелье раз в месяц, по кулдауну, то монет тридцать, с учетом продажи всякого хлама, собирать с него можно. А тридцать монет – это в реале почти три штуки баксов, – со вздохом подумал я. – Только вот где он сейчас, тот реал….»

Я осторожно прошел по коридору вперед и заглянул в правую открытую дверь: железные стеллажи на стенах, разбросанные по полу металлические ящики, осыпавшийся потолок и три скелета в углу. «Может, плюнуть на них? Ведь все равно, находясь в коридоре, я вряд ли привлеку внимание мобов из комнат. Да и опыта за них все равно не дадут», – подумал было я, но тут же отогнал эту мысль. Разработчики иногда подкидывали игрокам подобные подлянки: сделаешь что-то не то, и такие вот пропущенные тобой мобы, согласно скрипту, радостно сбегутся к тебе со всего подземелья. Часы показывали двадцать минут десятого – похоже, придется тут задержаться, я выбрал целью пак и привычно скастовал оковы земли…


Четыре дыры в стене от креплений и валяющийся метрах в двадцати позади кусок искореженного взрывом оплавленного металла – все, что осталось от некогда висящего на стене серебристого блока. Сюда я добрался минут за двадцать, вычистив все помещения за спиной, и теперь стоял и молча смотрел на последний рубеж обороны Ниттала, о котором, кроме меня, так никто и не узнал. Звуки боя из видения вновь накрыли меня с головой, я будто опять перенесся на восемьдесят три года назад. И вновь перед моими глазами в вихре разящей стали яростно сражается угрюмый воин, не пуская отвратительных тварей в беззащитный город, а ему на помощь, тяжело шаркая по каменным плитам коридора, спешит старый, вечно брюзжащий привратник.

Я пришел в себя, тяжело дыша, опираясь рукой на стену. В этот раз все закончилось быстро – видение только мелькнуло перед глазами. Глоток успокоительного из фляги немного привел меня в чувство, и тут мой взгляд натолкнулся на торчащий из небольшой кучи камней кусок почерневшего металла. Я подошел и осторожно освободил находку от лежащих сверху камней…

Магический взрыв и последовавшее за ним пламя не смогли полностью уничтожить зачарованные доспехи: оплавленный кусок кирасы с приваренными к нему остатками левого наплечника – все, что осталось от карающего Сайнона. Ни его костей, ни остальных деталей его доспеха вокруг не было. Удивительно, что в том пламени уцелело хотя бы это. «Так вот оно что, – грустно усмехнулся я, глядя на покореженный кусок мифрила, – вот и еще одной загадкой стало меньше».

Оставлять останки карателя здесь я не собирался, многие НПС давно перестали быть для меня тупыми куклами, а этот тифлинг как никто другой заслужил, чтобы его похоронили по-человечески.

Я наклонился, собираясь убрать в сумку куски брони…


Вам доступно задание: «Фамильное оружие Сайнона».

Тип задания: уникальное.

Отнесите сыну карающего Сайнона то, что осталось от родовых фамильных мечей.

Награда: опыт, вариативно.


В моих руках обломки двух мечей-близнецов – тех самых, которые перед взрывом тифлинг воткнул в глаза Приносящего Смерть. Прямые гарды, круглые навершия – на одном из обломков сохранились остатки костяной рукояти, а от лезвий осталось не больше десяти сантиметров. Видимо, яд твари растворил металл, или, быть может, это последствия взрыва. В тот момент, когда я принял задание и убрал обломки мечей в сумку, остатки брони карающего осыпались серой пылью…

Очередной уникальный квест – такие задания часто получают первые проходящие подземелье игроки. И это помимо двойного опыта в первую неделю, достижения за первое прохождение и гарантированно отличный дроп с финального босса. Понятно, почему среди зарабатывающих на игре самым популярным классом был стрелок-рейнджер. Информация о новом найденном подземелье продавалась настолько дорого, что нашедший его мог обеспечить себя домиком с видом на море, нормальной тачкой и гарантированным доходом от вложенных денег. Разбойник, конечно, тоже хорош, но у него нет навыков следопыта и быстрого передвижения по пересеченной местности.

Мне бы радоваться – у меня тут этих нехоженых данжей как грязи, но вот только нет никакой радости. Я к людям хочу, я просто хочу поговорить о чем-нибудь нефэнтезийном – о машинах, о книгах, о том, наконец, что произошло со всеми нами. Я сестру хочу увидеть и друга, на хрена мне эти гребаные подземелья! Может быть, выбравшись наверх, я буду сильно жалеть, что, подобно корейцу-фармеру, не засунул свой нос в каждую щель и не вытащил оттуда все плюшки, но это будет потом. «А сейчас… – я смерил взглядом коридор, где до босса этажа, двухголовой химеры, осталось всего четыре пака, – а сейчас просто нужно идти вперед…»


Магистр Варкас, лич восемьдесят пятого уровня, с четырьмя такими же, как он, мертвыми помощниками стоял на песке арены испытаний. На том самом месте, где когда-то зияло черное пятно портала, из которого появился Приносящий Смерть. Никакого портала, понятно, не было, как и мерзких зелено-коричневых луж слизи. Из всех помещений центра исследований зал испытаний сохранился лучше всего. На то, что здесь когда-то побывало магическое пламя, указывали лишь черные обгорелые стены и полностью выгоревшие входные двери. Каменные парты и скамьи даже не закоптились. Я сидел на верхнем ряду зала, курил и читал нацарапанные на каменной столешнице надписи, лишний раз убеждаясь, что младший научный сотрудник – это не должность, а образ мышления. И совсем не важно, маг он или, к примеру, физик-теоретик.


В архивы я решил заглянуть после того, как полностью зачищу подземелье, и по дороге сюда задержался только в небольшой лаборатории, выполняя поручение Кайла дара Ильсана. Перегонный куб – две закрытые медные кастрюли, соединенные тремя разноцветными трубками, – лежал в моей сумке, и если бы он не был подсвечен, как практически все квестовые предметы в игре, я долго рылся бы в куче разнообразного хлама. Спрашивается, какому идиоту пришло в голову называть кубом эту хрень?


На боссов первого и второго этажей – ящероптицу и трехметровую обезьяну – я потратил не больше полминуты на каждого. Паки по дороге к ним особым разнообразием не отличались и особых хлопот мне не доставили. Не оправдались также мои надежды поживиться мифрилом. От дверей в хранилище главного накопителя не осталось ничего – видимо, шляющиеся тут после трагедии маги куда-то их утащили. Ну не могли же такие огромные двери полностью сгореть в магическом взрыве… или могли? От второго этажа мало что осталось – я вообще слабо понимаю, почему взрыв не разрушил тут на хрен все. Почему сохранились коридоры, откуда взялись эти собаки, скелеты и прочие непонятные создания. Может, стены тут покрыты каким-нибудь магостойким материалом, и поэтому выхлоп и пламя прошлись по коридорам, как по трубам? Не буду гадать – пусть все это останется на совести разработчиков, а мне сейчас нужно прикончить вон ту шайку мертвяков. Я выбил остатки табака об столешницу, сунул трубку в инвентарь, поднялся и выпил зелье невидимости.


У магистра Варкаса девяносто тысяч ХП. Мантия дает мало защиты, поэтому он мне ударов на двадцать пять максимум. Маги рядом с ним имеют по семь тысяч единиц жизни, и в первую очередь валить надо их. Хоть у меня и максимальная защита от темной магии, но мало ли что у них там припасено. Личи стоят квадратом с магистром в центре, поэтому мне, в принципе, по фигу, с которого из них начинать.

Невидимость позволяет подобраться к мобам вплотную: «Поехали!» Ледяной клинок сносит одному из магов больше половины ХП, во мне привычно закипает ярость. Язык пламени – и кости так и не опомнившегося мага с сухим треском валятся на пол. Молчание – в Варкаса: «Заткнись, тварь!», и ледяной клинок сбивает второму скелету каст, но оставшиеся заряжают мне в бок два сгустка тьмы, снимая шестьсот очков жизни. Добиваю второго скелета, подныриваю под размашистый удар посоха магистра и бью его плечом в грудь, швыряя на одного из двух оставшихся личей. Силы у нас явно не равны, и магистр вместе с помощником отлетают на пару метров в сторону и валятся на песок. Получаю в бок еще один сгусток тьмы – вот дрянь! Шаг левой в сторону оставшегося – и с доворотом корпуса наношу удар языком пламени сверху. Скелет пытается парировать удар костяным посохом, но меч легко перерубает его на две половинки, с треском расшибает горящий синими дырами глазниц череп и глубоко уходит в грудину. Крит! Бегу к поднимающемуся с плит последнему оставшемуся скелету и по ходу пробиваю сапогом в грудь Варкасу, вновь опрокидывая его на песок. На первом же ледяном клинке срабатывает заморозка, и я с разворота вторым ударом сшибаю последнему скелету башку.

Вокруг моих ног закручиваются темные щупальца, растущие прямо из песка, в логе мелькает информация о сковывании и небольшом периодическом уроне. Варкас, с которого спало молчание, уходит прыжком на край арены и замирает, выставив вперед руки, между которыми набирает силу какая-то дрянь. «Ну да! Сейчас!» – рычу я и, снимая с себя все неблагоприятные эффекты, прыжком оказываюсь рядом с ним. Боссу сбить заклинание не получается, почти у каждого из них навык концентрации максимален, – тут только специальный удар поможет, которого у меня нет. Язык пламени снимает с Варкаса четыре тысячи ХП, а я получаю в грудь копье тьмы. «Ерунда, всего шестьсот очков в минус», – снова пробиваю ему в грудь ногой – нужно пользоваться преимуществом в уровнях – и обрабатываю клинком сбитого с ног темного мага, поочередно чередуя удары. По некроманту подряд проходят два крита по пятнадцать тысяч урона, Варкас на половине жизни прыжком уходит в центр арены и вскидывает руки вверх. От его посоха к песку, дергаясь, тянутся серые нити. В местах их касаний на свет появляются отвратительные сгнившие конечности вылезающих из земли мертвецов. У меня откатывается прыжок, и я, не дожидаясь, пока зомби вылезут на поверхность, оказываюсь около босса и рублю его, не замечая ничего вокруг. Вновь сработавшая заморозка сбивает Варкасу «призыв нежити». Не обращая внимания на удары гнилых лап успевших выползти мертвяков, вливаю в босса весь урон. Спину простреливает резкой болью – на автомате пью лечилку и понимаю, что рубить уже некого.


Внимание! Вами получено уникальное достижение: «Первый в Разрушенном дворцовом крыле». Вы и Ваши соратники получаете однопроцентное увеличение наносимого физического и магического урона.


М-да, даже восемьдесят пятого уровня финальный босс может доставить кучу геморроя. Пинаю ногой башку зомбака, сдохшего после смерти призывателя, и наклоняюсь над грудой костей, прикрытой обрывками темной мантии. «Ого! Богато живут темные маги», – хмыкнул я. Двадцать пять золотых монет и три редкие латные вещи! Шлем, наплечники и сапоги – вот какого хрена они раньше не падали? Ладно, с нынешними штрафами за смерть низкоуровневый эквип лишним не будет. Таким образом, если подвести черту, я стал богаче более чем на пятьдесят золотых за прохождение, плюс три редких предмета. Все необычное и прочий хлам нужно продать, а то у меня еще с Горазмских руин много барахла осталось. И вообще, засиделся я что-то, пора двигать в архивы, тут уже ловить нечего. Напоследок я окинул взглядом зал испытаний и пошел в сторону выхода.

Ключ в древнем замке провернулся с противным скрежетом, я дернул на себя дверь и, сморщившись от запаха гнили, понял, что мастер Прант глубоко ошибался, считая архивы защищенными. То, что не тронул огонь, вполне могли уничтожить сырость и грызуны, хотя когда я зашел внутрь, то подумал, что все, может, не так и плохо.

Помещение архивов было точной копией того, в котором я разговаривал со старым, похожим на китайца в буденновке, демоном. Только сохранилось оно не в пример хуже. Темно-коричневое дерево стеллажей покрыто разводами плесени, некоторые из них обвалились и теперь полностью загромождали и без того узкие проходы. И запах! Отвратительный запах крыс! Самих грызунов нигде видно не было, но следы их деятельности налицо – от книг и свитков с упавших стеллажей и нижних полок, еще пока стоящих, не осталось почти ничего. Судя по шуршанию, доносившемуся откуда-то слева, местные обитатели в настоящий момент переместились туда и что-то сообща пожирали. Наблюдать за этим процессом у меня желания не было, мини-карта помещения указывала точное место, где лежат нужные мне по квесту книги, и это место находилось в противоположной от крысиного пира стороне. А то, что нужно непосредственно мне, вообще находится в дальнем конце зала.

Когда я в первый раз заходил к архивариусу, я даже не удосужился узнать, где мне, собственно, искать нужную информацию. У меня такое часто бывает: зайдешь в магазин, расплатишься – и уходишь без покупки, а тут еще видение, накрывшее меня в первое посещение. Сложно трезво соображать, когда только что умирал от накатывающегося огня, а до этого минут десять рубил всякую мерзость. Так что пришлось снова навещать старика и уточнять у него, что мне конкретно нужно искать.

Убирая в инвентарь шестнадцать тяжелых манускриптов, я негромко материл мастера Куана и его последователей, писавших все это вручную, а заодно с ними и умников разработчиков. Вот почему, если книга древняя, она обязательно должна иметь такие габариты? Как ее читать-то? Хотя какое мне дело, сто шестьдесят килограммов – это в реале много, а тут я точно не надорвусь. Квестовые книги сохранились нормально, а поскольку стояли на полке в двух метрах над полом, крысы оставили их «чтение» на потом. Или, быть может, их, как и меня, совершенно не интересовала история доминиона Аштар, кто знает…

Нужный мне стеллаж стоял прямо у дальней стены. Когда-то стоял… Я откинул в сторону особенно крупный, покрытый плесенью обломок и осмотрелся. От содержимого пятиметрового стеллажа сохранилось не больше двадцати пергаментных свитков. Они сейчас валялись на полу среди ошметков, оставшихся после крысиного пиршества. Ненавижу крыс! Сожрали все, что смогли, хотя валяющиеся на полу свитки внешне выглядели нетронутыми. То ли на вкус пергамент не понравился грызунам, или, может, он пропитан какой-то магией, поэтому умные твари и не стали это употреблять или все же оставили на потом.

Внезапно до моего слуха донесся какой-то хриплый звук. Я прислушался – звук, казалось, шел откуда-то из-за стены. Шуршание грызунов в архивах мешало, но если слушать внимательно, то можно было различить чье-то прерывистое дыхание. Я оглядел стену и заметил длинную трещину, край которой торчал из-за одного из сохранившихся у стены шкафов. Что это? Герид что-то рассказывал о тюрьме, к которой примыкает разрушенное западное крыло. «Видимо, там за стеной – одна из камер с каким-нибудь бедолагой, – пожал плечами я и махнул рукой. – Мне-то какое до этого дело?» Я не Робин Гуд, у меня и своих проблем выше крыши.

Так, что у нас тут? Я аккуратно собрал с загаженного пола шестнадцать уцелевших свитков, отошел метров на пять вправо и, прислонившись спиной к одному из уцелевших стеллажей, стал по очереди просматривать найденное. Все свитки были примерно десятисантиметрового диаметра, имели длину сантиметров пятьдесят и содержали от одного до десяти листов тонкого пергамента. Первые шесть заполнены какими-то непонятными таблицами, седьмой описывал животное, хм: «Ниоркей – змеевидное существо, достигающее шестиметровой длины и почти трехсоткилограммового веса. Ниоркеи могут скользить по поверхности подобно змеям или использовать для этого восемь пар коротких лап…» Я представил себе этого урода и убрал свиток обратно в сумку: вдруг мне снова захочется внести что-нибудь в летописи – чем не тема? Повезло мне на четырнадцатом, содержащем всего лишь один лист пергамента. Им оказалась достаточно подробная карта Свободного княжества Крейд.

Княжество, как и сказал Прант, состояло из двух провинций, хотя вторую, Гильтор, провинцией можно было назвать с трудом. Примерно в три раза меньше Антарры – главной провинции княжества, Гильтор располагался на юго-западе и со всех сторон был окружен Айримскими горами. Интересующая меня цитадель, Крейд, находилась на юге Антарры, которая, в свою очередь, делилась примерно на девять равных частей. Всего в главной провинции – два небольших города и семь замков. С юга Антарру пересекала река Ител, которая брала начало в варварских землях и впадала в огромное озеро Индис на западе. На севере княжество граничило с доминионами Аштар и Руалт, на востоке – с территориями варваров.

Только карта – и ни слова ни о проклятии, ни о том, что произошло в княжестве двести восемьдесят лет назад. Я тяжело вздохнул – поход в разрушенное крыло ясности мне не добавил, но хорошо, что хоть карта нашлась. Я свернул свиток и только перенес сведения на свою глобальную карту, как внезапно пол под моими ногами резко ушел в сторону…


Багровое солнце клонилось к теряющемуся в дымке горизонту, его последние лучи освещали холмистую, покрытую чахлой растительностью равнину перед захваченной цитаделью, окрашивали в красноватый цвет обломки надвратной башни и, словно отряды неприятеля, проникали на замковый двор через проломы в каменных стенах. Пыль уже улеглась, ветер уносил на запад остатки дыма от сгоревших во время штурма деревянных построек. Часть карателей привычно, без суеты осматривала захваченное укрепление, остальные разбивали походный лагерь напротив главных ворот, а конные десятки гейтар патрулировали территорию на пределе видимости.

На краю пирамидального донжона захваченной крепости стоял высокий темноволосый тифлинг, закованный в черный с золотой гравировкой латный доспех, и, сложив руки на груди, хмуро смотрел на закат. Рубленые черты лица, твердый подбородок, прямой с горбинкой нос и глаза – желтые глаза привыкшего повелевать многими жизнями. Его фигуру окутывала незримая аура могущества, и, казалось, даже ветер с опаской трогал полы его длинного бордового плаща. Демона не смущали ни сотни обезображенных трупов, которыми была завалена верхняя площадка донжона, ни витавшие в воздухе тяжелые запахи крови и смерти.

– Цитадель пуста, господин, – подошедший, худой невысокий тифлинг с хищными чертами лица, был одет в черную с откинутым капюшоном рясу, – мы обыскали тут все. Светлым каким-то образом удалось уйти, я не чувствую следов перехода, но здесь… – он посмотрел на кубический алтарь, расположенный в центре огромной гексаграммы, по краям которой лежали изломанные фигуры в окровавленных серых рясах, и со вздохом продолжил: – Здесь еще долго сложно будет что-то почувствовать. Быть может, Саад Хор хоть как-то прояснит ситуацию?

– Ты говоришь, светлый ушел в одиночку, потому что… – не меняя позы, произнес владыка. Его голос звучал отчужденно и глухо, но у любого неподготовленного кровь стыла в жилах от этого голоса. Впрочем, князя Сайтора, главу ищущих, одного из влиятельнейших лиц доминиона Баллиос, главного доминиона Алкмены, назвать неподготовленным было нельзя.

– Да, владыка, если в его руках находился сотворенный артефакт, это объясняет многое. А все вокруг говорит как раз о том, что отрекшимся удалось завершить ритуал.

– Ты думаешь, люди приходили за артефактом?

– Нет, вряд ли. – Тифлинг кивнул на лежащую на замковом дворе тушу мертвого хозяина цитадели. – Эта тварь, вылизывая своим хозяевам задницы, резала свой народ, словно скот, а когда выжившие восстали и заперлись в Хантаре – городе в устье Итела, кто-то из Дважды проклятых научил местных открывать порталы на Карн. Вилл и Сират очень хорошо прикрывали своего выкормыша, потому-то мы и узнали обо всем этом только таким образом… Я сожалею и готов понести любое наказание, – со вздохом закончил князь.

– И ты считаешь, у людей кончилось терпение? – пророкотал Ахриман, не обратив внимания на последние слова своего ищущего.

– В одном из замковых хранилищ лежат кости, – сухим безразличным тоном произнес глава одного из самых могущественных магистратов Алкмены, – тысячи разумных: люди, демоны, эльфы, гномы… Да, люди как-то смогли определить время и место очередного набега и успели сюда на несколько часов раньше нас.

– Что с княжеством? – Верховный владыка, наконец, оторвал взгляд от заходящего солнца и перевел его на собеседника.

– Княжество в руинах, – пожал плечами Сайтор, – более-менее уцелело только четыре замка. Мы очистили от тварей центральный город княжества, уничтоженный этим деятелем, – князь кивнул в сторону лежащей среди обломков камней туши бывшего свободного владыки. – Посланные вперед гейтары, усиленные магами, сровняли с землей четыре замка, где происходило примерно то же, что и здесь, и были возможны прорывы из Серых пределов.

– Выживших много?

– Почти все уцелевшие местные сейчас сидят за стенами Хантары, о которой я упоминал, и в трех небольших поселениях Гильтора, их немного – думаю, выжил каждый десятый, не больше. Прикажете их уничтожить?

– Нет, не нужно, – покачал головой Ахриман, – когда мы уйдем, тут уж всякое вылезет. Барьер Забвения перекроет сюда путь проклятым богам, но всякую мелочь он не остановит. Вот пусть местные со всем этим и разбираются. – Я не хочу иметь под боком кусок Серых пределов. Эту цитадель тоже не стоит ровнять с землей – ритуал проходил тут, – владыка шумно вдохнул и выдохнул, словно успокаиваясь, и посмотрел на кубический алтарь. – Я сожалею, что светлые нас опередили и Эрисхат смог спокойно уйти, у меня бы он умирал вечность…

– Душа Эрисхата не ушла в Пламя, – пожал плечами Сайтор.

– Повтори! – рука владыки сжала плечо ищущего, он притянул князя к себе и заглянул ему прямо в глаза.

– Магистр Лайнор говорит, что душа Эрисхата была поглощена каким-то артефактом. – Огромные желтые глаза затягивали в себя, подавляя волю, и князь собрал всю волю в кулак, не позволяя дрожать своему голосу.

– Хоть одна хорошая весть. – Ахриман убрал руку с плеча подчиненного и перевел взгляд на вновь прибывшего.

От ведущей вниз лестницы к ним приближалось пятиметровое закованное в матово-черную броню чудовище. Раскосые, налитые кровью глаза, треугольная хищная морда – демон тяжело ступал прямо по раскиданным под ногами трупам, и казалось, что каменные плиты прогибаются под его тяжестью.

– Говори! – глухо произнес Ахриман, когда князь Саад Хор остановился и склонил перед верховным владыкой голову.

– Он ушел в Пламя и захватил с собой Красса, Нира и Ссаридаха, – хмуро пророкотал гигант утробным, похожим на громовой раскат голосом. – Вот что я нашел в его вещах.

Золотая чаша выглядела наперстком на его огромной узловатой ладони. Владыка молча взял протянутый предмет, покачал головой и протянул чашу ищущему.

– Да, – кивнул Сайтор, – это накопитель, а артефакт, скорее всего, был использован светлым.

– Как могло произойти, что семь моих лучших воинов не смогли без потерь убить человеческого мага? – голос Ахримана звучал устало и отстраненно, казалось, владыка находится где-то далеко.

– Я виноват, – еще ниже склонил голову генерал, – мы не ожидали, что человек окажется настолько силен. Он успел подготовиться к бою, а мы поначалу хотели взять его живым… – с тяжелым выдохом закончил гигант.

– Все сходится, – протягивая чашу владыке, хмуро заметил ищущий. – Артефакт был уничтожен и позволил магу противостоять Стоящим у Трона. Я сожалею, владыка, но…

– Сайтор, – голос владыки оборвал ищущего на полуслове, – проконтролируй постановку Барьера, у вас с некромантами сутки на это. Ты, – Ахриман обратил тяжелый взгляд к генералу, – утром организуй вывод из княжества войск. Свободны.

Оставшись на донжоне в одиночестве, Ахриман долго смотрел на лежащую в его ладони чашу, в которой до сих пор чувствовались отголоски великого заклинания.

– Я тоже сожалею, – произнес он, сминая металл ладонью, а в его глазах и голосе мелькнула затаенная боль…

Перед глазами проступают очертания стеллажей. Сижу, привалившись к одному из них спиной, видимо, в момент очередного «просветления» не смог устоять на ногах. Сильно кружится голова, перед глазами все плывет, во рту неприятная сухость. Достаю фляжку с водой, делаю пару глубоких глотков. Фу, кажется, отпустило.

В паре метров – крупная крыса, за ней еще десятка два, внимательно смотрят на меня черными бусинами глаз. Грызунам, видимо, осточертела бумажная диета, им захотелось мяса. Хорошо, что на мне доспех, – без него, думаю, меня бы уже начали жрать. «Хрен вам, а не консервы», – я показываю крысам средний палец, а каменный диск, пущенный следом, рвет тельца шестерых неудачливых грызунов, разбрызгивая в стороны кровь и размазывая по полу кишки.

– Вот вам мясо, жрите, – говорю вслед разбегающимся тварям.

Морщась от головной боли, поднимаюсь с пола и пытаюсь привести мысли в порядок. Я только что видел местного альфа-самца? Мужик на самом деле внушает уважение, вон как перед ним склоняются пятиметровые монстры! Интересно, а какая у него боевая форма? Впрочем, нет, обойдусь без такого знания – меньше знаешь, крепче спишь. Что еще? В княжестве, судя по всему, остались местные жители, до которых не добрались лапы продавшегося темным богам Эрисхата. Еще, по словам верховного владыки, Дважды проклятые больше не имеют в Крейде никакой власти, хотя там сейчас и без них хватает нежити, поднявшейся после развлечений убитого людьми урода.

Но самое интересное – это все-таки артефакт, то черное колечко, из-за которого все, как я понял, и началось. Ахриман приходил именно за ним! Ну, может быть, еще собирался откинуть темных от своих границ, но, как мне кажется, главной целью все-таки был сотворенный артефакт. Что же за кольцо такое, ради которого один продается проклятым богам и тысячами убивает разумных, а второй приводит пару легионов и сносит не глядя несколько замков? Еще меня удивила странная реакция владыки на уничтожение артефакта – словно там что-то личное, не пойму.

И все-таки что это за колечко такое? «Может, как у Толкина, какое-нибудь кольцо всевластия?» – хмыкнул я. Ну да, надел такой девайс, и ты уже властелин всего! Хотя мне лично и назгулов в подчинении хватило бы. Только я не Фродо – не попрусь никуда, я кольцо оставлю себе, такой вот я несознательный. Там вообще с этими кольцами все было как-то запутано. Людям раздали девять, гномам семь, эльфам три, а самый хитрозадый, Саурон, оставил пульт управления себе. Есть такая притча: если напоить дикого тигра ромашковым чаем, он станет ручным, осталось только заставить его этот чай выпить… Вот и я не понял, с какого это хрена правители мира натянули на себя эти кольца? И как им вообще их раздавали? Там было что-то вроде ООН, где они раз в году собирались потрепаться о ситуации в мире? Или Саурон сам лично объезжал всех, рекламируя собственную продукцию? Нет, я ничего не имею против великого мастера фэнтези – и если бы не он, я, может быть, гонял бы сейчас зеленых человечков где-нибудь в созвездии Лебедя или рубил аквилонцев в Киммерийских горах… Ладно, хватит фантазировать, пора уже отсюда валить.

На часах – полчетвертого. «Ночевать мне придется на скамейке возле пруда, но лучше уж там, чем в этом крысятнике», – со вздохом подумал я и на всякий случай проверил заклинание портала. Активно! Значит, из подземелья перемещение возможно. Супер! Я уже собрался использовать заклинание, как за стеной, там, откуда доносилось прерывистое дыхание, отчетливо хлопнула дверь. Любопытство, конечно, не порок, но иногда оно чревато неприятными последствиями. Я аккуратно подошел к трещине в стене и прислушался – тут все-таки не реал, в игре любопытство иной раз приносит очень неплохие дивиденды.

– Почему не убить его сейчас, зачем ждать? – голос за стеной звучит хрипло, словно его обладатель сильно простужен. – Потому что так сказала госпожа?

– Он должен умирать долго и правильно, – голос второго похож на карканье вороны. – Когда Хольгрим получит его голову, у него не должно быть сомнений, где именно и как долго умирал его второй сын. Ну а кое-кто позаботится, чтобы ирбисы выступили на стороне Валлана.

– Что ж, Зеран, вам виднее, только чего мы тогда тут стоим? Если парень оказался настолько крепок, нужно зайти сюда попозже…

– Да, пойдемте, – из-за стены вновь раздается скрип открываемой двери, – а что насчет этой суки Джанам, – думаю, пора с ней кончать. Не нравятся мне ее непонятные шашни с Ар-Иразом…


Вам доступно задание: «Женщина в опасности».

Тип задания: уникальное.

Предупредите лично госпожу Джанам, вторую жену владыки доминиона Аштар, Астарота, об угрожающей ей опасности.

Награда: опыт; вариативно.


Вам доступно задание: «Измена!».

Тип задания: уникальное.

Любым возможным способом известите Астарота, владыку доминиона Аштар, об измене.

Награда: опыт; неизвестно.

Внимание! Если Вы успеете известить владыку до того, как умрет Альсар, сын главы рода Снежных Барсов, награда будет увеличена. 21.06… 21.05… 21.04…


О как! Это называется «прогулялся до библиотеки»! Я тихо выругался. И что мне теперь делать?

Если Джанам вполне может подождать до утра, то мужик за стеной скончается через двадцать минут. И куда бежать, кого предупреждать? В спальню к владыке Астароту? Ага, заодно и Джанам эту предупрежу – они ж там вместе, наверное… Я представил себя, взмыленного, на пороге комнаты главного демона доминиона, и… и мне как-то стало совсем не смешно. Так, а что, если сказать дару Аннату? Он же сам предлагал заскакивать, если что… Я представил себе безопасника на пороге комнаты владыки и… Да хрень все это – к владыке ночью за двадцать минут не попасть! От бессилия я треснул по стене кулаком.

«Харт! Ну почему я такой тупой?» – шаг сквозь тьму, и вот я стою в небольшой комнате с низким потолком. Черная дыра камина, серые, с обвалившейся в нескольких местах штукатуркой стены. На стоящем в углу деревянном столе в живописном беспорядке разложены пыточные причиндалы, немного смахивающие на увеличенные инструменты стоматолога.

Посредине комнаты к приспособлению, похожему на дыбу, ремнями притянуто тело молодого светловолосого тифлинга двести четвертого уровня. Демон без сознания, его голова жестко закреплена, и на нее из стоящего на подставке рядом с дыбой кристалла падает луч серого цвета, пожирая последние остатки жизни. Морщась от запахов немытого тела, опрокидываю ногой подставку и наступаю каблуком на прозрачное орудие пытки – с некоторых пор подобные приспособления вызывают у меня лютую ярость. Освобожденное тело тифлинга соскальзывает по деревянным валикам на грязные плиты пола.

– Да, поиздевались над тобой знатно, – прошептал я.

Глаза парня прикрыты, дыхание сиплое и прерывистое, из уголка рта тянется тонкая ниточка слюны. Наклоняюсь над ним и вливаю в глотку зелье лечения, поднимая жизнь демона с одного до шести процентов.

– Эй, мужик! – я потряс тифлинга за плечо. – Очнись!

Судорога согнула тело Альсара пополам, и его вырвало желчью. Это продолжалось пару минут, затем парень приподнялся на руках, привалился спиной к стене и поднял на меня полные муки зеленые глаза.

– Старший? – тихо прохрипел он и снова прикрыл глаза. – Все бесполезно… отрава… все равно… добей, брат…

Я и сам видел, что дебафф от луча стал быстрее пожирать очки жизни молодого демона. Видимо, проклятье рассчитано на то, чтобы в процессе пытки подлечивать того, кого пытаешь, – есть такое извращенное заклинание, называется «Проклятие Крайса».

– Ну да, уже, – усмехнулся я и влил ему в зубы зелье высшего исцеления, которое всегда таскаю у себя на поясе. Конечно, немного жаль легендарной мензурки, но ничего, у меня еще есть четыре штуки таких. Тело тифлинга на мгновение окутал салатовый туман, парень сделал несколько порывистых глубоких вздохов, открыл глаза.

– Старший, я твой должник, – уже нормальным голосом произнес он.

Только сейчас я заметил на его правой щеке два маленьких черных треугольника. Он тоже из Ордена?


Повышение репутации с сотником рода Снежных Барсов Альсаром. Сотник рода Снежных Барсов Альсар относится к Вам дружески.

Повышение репутации с родом Снежных Барсов. Снежные Барсы относятся к Вам с уважением.


– Сочтемся, – улыбнулся я, – уйти сможешь?

Парень уже окончательно пришел в себя. Ему лет двадцать пять – тридцать: драная рубаха и такие же штаны, обуви нет, светлые волосы слиплись от грязи, лицо измождено, но по зеленым миндалевидным глазам видно, что с ним точно все в порядке.

– Конечно, – кивнул Альсар и легко поднялся на ноги. – Но сюда, по-моему, идут, – прислушавшись, тут же тихо добавил он.

– Так уходи быстренько, а то сейчас оба тут рядом ляжем.

Тифлинг открыл красное окно портала и вопросительно на меня посмотрел:

– А ты?

– Я уйду, как пришел, давай уже иди…

– Прощай, брат, и спасибо, – кивнул он мне и скрылся в красном зеркале портала.

– И тебе не болеть, – пробормотал я себе под нос, оглядел напоследок комнату и шагнул за стену.


Задание «Измена!» изменено.

Вам доступно задание: «Измена!».

Тип задания: уникальное.

Любым возможным способом известите Астарота, владыку доминиона Аштар, об измене и о произошедшем в западной части тюрьмы.

Награда: опыт; неизвестно.


«Прямо каламбур какой-то», – думал я на бегу по дороге на выход. Погони за мной вроде бы не было – НПС, как правило, не могут заходить в подземелья, но береженого, как говорится, бог бережет. Зато теперь не нужно поднимать владыку среди ночи, пусть себе спит.

Трезво рассудив, я решил не уходить из подземелья порталом, он ведь выведет меня, скорее всего, у ворот города, которые сейчас закрыты. А построить портал в гостиничный двор я не могу – по крайней мере, не на этом уровне. Все-таки ночевать лучше на знакомой скамейке возле пруда, чем на земле за городскими стенами. К тому же утром мне все равно нужно заскочить к архивариусу и потом, по возможности, к дару Аннату.

Глава 6

Когда утро окрасило город в светлые тона, а легкий ветерок со стороны реки выдул с улиц Ниттала остатки ночной сонливости, я стоял перед зданием местного ВЧК и задавался вопросом: почему у строений, в которых располагаются подобные организации, всегда такой убогий внешний дизайн?

Перед этим я заскочил в библиотеку и сдал мастеру Пранту квест вместе с полным собранием сочинений истории доминиона. Старик получил свои драгоценные манускрипты и, едва отсчитав мне положенные золотые монеты, напрочь выпал из реальности. Я не стал нарушать его незамутненное счастье и потихоньку покинул здание библиотеки.

Со вздохом покачав головой, я еще раз окинул взглядом похожее на слоеный пирог четырехэтажное серое строение, подошел к дежурившему у дверей легионеру и попросил проводить меня к дару Аннату. На мое счастье, тифлинг оказался на месте, и мне почти не пришлось его ждать.

Кабинет безопасника выглядел так же стандартно, как и само здание магистрата: большое прямоугольное окно, высокий потолок, массивный, из светлого дерева письменный стол и штук шесть расставленных вдоль стен стульев. Для полной завершенности композиции тут разве что не хватало рамки с портретом владыки Астарота.

– Светлый? – Тифлинг оторвался от записей и удивленно поднял брови, как только я вошел в его кабинет. – Что-то случилось?

– И вам здравствуйте, – кивнул ему я и, не дожидаясь приглашения, уселся на один из стульев. – Да, случилось, иначе зачем бы мне появляться в столь раннее время в таком серьезном заведении.

– И что же произошло на этот раз? За вами опять гонялась стража?

– Гораздо хуже, – картинно тяжело вздохнул я, думая, с чего бы начать и вообще о том, что стоит говорить безопаснику, а о чем стоит умалчивать.

– А можно чуть-чуть поконкретнее? А то, знаете, я тут немного занят, – от меня не укрылось неудовольствие, мелькнувшее на его длинном меланхоличном лице.

– Ну, если вы так заняты, то я могу зайти как-нибудь в другой раз, – снова пожал плечами я и сделал вид, что собираюсь вставать.

– Перестаньте паясничать. – Он со вздохом отложил в сторону перо и недописанный лист, сложил руки перед собой на столе и посмотрел на меня, как на назойливого ребенка. – Так что там у вас?

– У меня ничего, – добавив толику иронии в голос, ответил ему я, – а вот у вас измена.

– О чем вы? – нахмурился тифлинг.

– О том, что кто-то очень хитрый хотел в тюрьме убить сына вождя Снежных Барсов Альсара и потом отправить вождю его голову…

Я подробно выложил тифлингу облегченную версию своих ночных приключений. Некоторое время стояла тишина, наконец тифлинг, по бесстрастному лицу которого было сложно понять, как он ко всему этому относится, первым нарушил молчание.

– Вы знаете, кто такой этот Зеран? Вы вообще хоть понимаете, кого хотите обвинить? – спокойным голосом поинтересовался дар Аннат.

Вот ведь непрошибаемый мужик!

– Стоп, – я выставил руки перед собой и, разделяя слова, произнес: – Я никого не пытаюсь ни в чем обвинять! Я рассказал о неком происшествии, а вы уж решайте, обвинять кого-то или нет, и, поверьте, я совершенно не хочу фигурировать в этом вашем (выделил слово «вашем») деле. Я и так, по-моему, оказал доминиону неплохую услугу.

– Да, конечно, – уже устало произнес Аннат и помассировал пальцами виски, – подождите пять минут, я отдам кое-какие распоряжения.

Тифлинг убрал недописанный листок в один из ящиков стола и быстро покинул кабинет.

Ждать мне пришлось не пять и даже не десять минут. Я успел изучить все трещины на фронтоне письменного стола, когда все такой же невозмутимый Аннат вернулся в кабинет в сопровождении высокого, со скрытым уровнем, пожилого тифлинга, одетого в простой дорожный костюм. Вновь прибывший кивнул, сел на один из стоящих у стены стульев и заинтересованно посмотрел на меня из-под кустистых бровей. «А вот и тяжелая артиллерия подтянулась», – хмыкнул про себя я.

– Криан, – дар Аннат уселся на свое место и вытащил из стола свой дежурный листок, – повторите, пожалуйста, свой рассказ для мастера… – он вопросительно посмотрел на пожилого демона.

– Заканчивайте свои шпионские игры, Аннат, – произнес старик глубоким приятным голосом и снова перевел свой взгляд на меня. – Дар, как вы поняли, я тот самый князь Риттер, который возглавляет этот магистрат. И поскольку вы десять минут назад обвинили одного из моих заместителей в измене, я хотел бы подробнее услышать, что произошло с вами этой ночью.

– Я никого не обвинял, только упомянул, что одного из говоривших за стеной звали Зеран…

«Дар» – так он обратился ко мне! Мое рыцарство дает мне право так называться?

– Да перестаньте уже, – оборвал мои размышления князь. – Обвинял – не обвинял, какое это имеет значение? Только не спешите и постарайтесь не пропустить ни одной детали.

Около часа мне понадобилось, чтобы еще раз рассказать все заново и ответить на все вопросы, я умолчал только об угрозах в сторону жены владыки. Это совсем другой квест, уж ее-то я предупрежу сам. Под конец беседы в кабинет заглянул еще один тифлинг и вызвал князя на пять минут в коридор. Вернувшись, магистр задал всего пару вопросов, и на этом мои мучения кончились.

– Я доложу о вас владыке, Криан. Думаю, он захочет лично побеседовать с вами. – Князь, казалось, думал о чем-то о своем. – Вы ведь остановились в Свече? За вами пошлют вестового, как только владыка решит вас принять.


Задание «Измена!» выполнено.

Вам доступно задание «Аудиенция у владыки».

По первому требованию явитесь на аудиенцию к Астароту, владыке доминиона Аштар.

Награда: опыт, неизвестно.


Охренеть! Для того чтобы просто сдать задание, мне понадобилось полтора часа! Хотя опыта мне отсыпали изрядно! Осталось закончить некоторые дела здесь и наконец повидать эту Джанам, к которой я не могу попасть вот уже целый месяц.

– Спасибо, дар, – кивнул мне магистр, – у нас к вам вопросов больше нет. Если вам больше нечего сказать, то мы вас больше не задерживаем.

– У меня еще есть кое-что, – вздохнул я, – одно дело к дару Аннату, это личное, но, думаю, хорошо, князь, что вы тоже здесь.

– Ко мне? Личное? – удивленно произнес тифлинг.

– Да, Керт, к тебе, – еще раз вздохнул я, подошел к столу и выложил на него два обломка. – Твой отец Сайнон… Он погиб в западном крыле… Вместе со своим другом и еще одним отважным стариком они не пустили в этот город Смерть…

В комнате повисла тишина, было слышно даже, как в стоящей на столе клепсидре капает вода, каплю за каплей отсчитывая уходящие в никуда секунды. Побледнел Керт дар Аннат, вдруг стал предельно серьезным князь Риттер, когда-то вручивший его отцу знаки различия карающего. Я в своем видении единственный раз разглядел, и то мельком, лицо Сайнона, оно отразилось в стекле еще не работающего визора. Его сын был очень похож на своего отца. Сайнон назвал сына в честь своего друга, с которым они вместе погибли, не пустив в Ниттал Приносящего Смерть. У дворян тут два имени, и фамильное имя погибшего восемьдесят три года назад карающего я узнал только тогда, когда увидел его останки.

По-прежнему бледный дар, выпятив вперед нижнюю челюсть, медленно поднялся и прикоснулся к обломкам мечей.

– Я… мы… с матерью подозревали, что они погибли вместе, но… – едва слышно произнес он внезапно севшим от волнения голосом, – да, это его мечи… Да! – Он сжал рукояти в ладонях и посмотрел мне в глаза. – Ты расскажешь мне о том, как он погиб?!

– Я тоже хочу услышать, как ушел в Пламя его отец и мой карающий, – глядя в сторону, тихо проговорил князь. – Мы тогда обыскали все, но ничего не смогли найти…

– Конечно, – кивнул я…

После того как я окончил свой рассказ, в комнате еще минут пять было тихо, первым молчание нарушил князь.

– Спасибо, Криан. Мы известим родственников погибших о том, что произошло на самом деле, – вздохнул он, – а владыка наконец получит точный отчет о происшедшем.


Повышение репутации с Кертом даром Аннатом. Керт дар Аннат относится к вам дружески.


– Кстати, Аннат, – магистр Риттер посмотрел в мою сторону, – я слышал, наш знакомый месяц назад бегал наперегонки с городской стражей. Особенно заслуживает внимания история о том, как ему удалось вырваться. Думаю, вам стоит обучить его следующей ступени этого трюка – он вполне это заслужил. – Князь поднялся со своего стула. – Спасибо за рассказ… Дар, мне нужно идти, а то благодаря вам у нас тут намечаются некоторые мероприятия. До свидания.

Мы с Аннатом поднялись, провожая магистра. Вежливость – полезная штука, а с такими серьезными людьми и подавно.

– Некоторые вещи трудно выразить словами, – задумчиво произнес Керт, – мать рассказывала, что отец пропал в тот день, когда случился пожар в центре исследований. И все эти годы мы предполагали, что он погиб вместе со своим другом Кертом именно в этом пожаре, но предполагать – это одно, а точно знать – совсем другое. Спасибо тебе, Криан. – Дар подошел ко мне и положил руку мне на лоб, как когда-то это делал Корт. – Не шевелись…

Я замер, и волна мурашек прокатилась по моему телу.


Задание «Фамильное оружие Сайнона» выполнено.

Вами получен новый уровень! Текущий уровень: 132.

Вами изучен уникальный навык «Шаг сквозь тьму II».

Вам доступна одна единица очков таланта.

Классовый бонус: + 1 к интеллекту; + 1 к духу.

Вам доступны 3 единицы характеристик.

Вы изучили заклинание «Шаг сквозь тьму II».

Мгновенное действие.

Затраты маны: 125 единиц.

Время восстановления: 25 сек.

Вы исчезаете из видимости и переноситесь в заданную Вами точку в радиусе сферы 25 м. «Шаг сквозь тьму» освобождает Вас от эффектов оглушения и эффектов, ограничивающих передвижение.


Класс! Сэкономленная единица очков талантов – это здорово, к тому же как нельзя вовремя, ведь именно шаг сквозь тьму и прыжок я как раз собирался улучшать.

– Спасибо, Керт, – улыбнулся я тифлингу, – пойду я, а то мне еще сегодня к жене владыки нужно успеть.

– Ты еще не отдал то письмо? – нахмурился тифлинг.

– Когда? Я только два дня как из Урканты прибыл.

– Понимаешь, с этим письмом… Я многое не могу тебе сказать, но ты будь аккуратнее.

– Что-то связанное с мятежом? – пожал плечами я. – Мне только отдать конверт и все, какой спрос с курьера. – Я на прощанье пожал тифлингу руку и направился на выход.


Внимание! Вы повторно обратили на себя внимание высшего существа. Богиня справедливости Сетара относится к Вам благосклонно.

Длительность разовой способности «Щит Сетары» увеличена с десяти до двадцати секунд.


Неожиданно прилетевшее сообщение еще больше подняло мое и без того хорошее настроение. «Эх, Сетара, как же не хватает тебя там – под настоящим солнцем», – с некоторой грустью подумал я, направляясь в сторону дворцового комплекса.


Передняя была обита шелком с большими желтыми и красными цветами, которые переплетались в немыслимых вариациях. Я сидел на небольшом кожаном диванчике с кривыми металлическими ножками, смотрел на свое отражение в ростовом зеркале напротив и ждал, когда наконец госпожа Джанам соизволит меня принять. Сюда меня проводил один из серых и на входе в покои передал с рук на руки расфуфыренному длинноносому типу сто двадцатого уровня, от которого просто разило то ли духами, то ли благовониями. Высоким голосом тип потребовал, чтобы я передал письмо ему, но, получив отказ, оставил меня сидеть и ждать тут. «А ведь этот попугай, наверное, даже не сказал жене владыки, что ее тут ожидает курьер», – злился я, рассматривая в зеркале свои уже совсем не человеческие глаза. Хорошо хоть, что я успел перед этим заскочить к отцу Рэя и сдать квест ему, а то непонятно, сколько еще я здесь проторчу. Плюс тридцать ко всем сопротивлениям – не шутка. Теперь все сопротивления у меня максимальные. Только природа на пятьдесят процентов, но друидов я тут пока не встречал, поэтому ничего страшного.

Мое терпение лопнуло после двух часов ожидания, я встал и, дернув гнутую медную ручку, вошел в огромную, затянутую синим бархатом приемную. Так и есть, встретивший меня у дверей покоев «попугай» сидел у большого арочного окна и о чем-то непринужденно болтал с одной из горничных.

– Куда? – два двухсотых легионера скрестили передо мной пики, а из угла комнаты в мою сторону двинулся немаленький десятник.

– Письмо, лично для госпожи Джанам! – быстро нашелся я. И зачем, спрашивается, сидел два часа? Эх, встречу я этого носатого ублюдка где-нибудь в тихом месте!

А еще я убедился, что вторая жена владыки, высокородный суккуб, имеет триста восьмидесятый уровень и что она по праву носит титул Прекрасной: иссиня-черные, струящиеся по плечам длинные волосы, огромные, шоколадного цвета глаза, правильно очерченные алые губы, шелковое, ничем не перехваченное бежевое платье и изящные светлые туфельки. На вид ей было не больше двадцати – двадцати пяти лет.

– Пропустите, – низким приятным голосом произнесла она, отложила в сторону какую-то книгу, грациозным движением поднялась с дивана, на котором читала, и легкими шагами подошла ко мне. – Давай, что там у тебя, – протянула она изящную, ухоженную руку.

Я кивнул и, подумав о том, что вот такой маленькой женской ручкой она совершенно без проблем, как куренку, может спокойно свернуть мою голову, протянул ей свиток с красной печатью. Она вдруг подняла на меня свои огромные глаза и настороженно спросила:

– А где Ильшит? Почему князь отправил тебя? Кто ты такой?

– Меня никто не отправлял к вам, – сказал я, стараясь не смотреть на ее просвечивающие сквозь тонкую ткань платья соски, – я нашел останки курьера и решил доставить это письмо сам. – Ее глаза внезапно поменяли выражение, а я почувствовал легкую головную боль и внезапно накатившую усталость, которые тут же смыла закипевшая во мне ярость: «Эта кукла пытается рыться у меня в голове!» В глазах Джанам мелькнуло странное чувство, она отшатнулась и нахмурилась. Усилием воли я подавил вспыхнувший гнев и постарался придать своей физиономии невинное выражение.

– Что ты делаешь у нас на земле, светлый? Тебя кто-то послал?

Я со вздохом выдал ей стандартную историю своего здесь появления, точно так же, как когда-то рассказывал это дарук Аннату при въезде в Ниттал. Джанам немного успокоилась и развернула свиток, а подошедшая фрейлина выдала мне положенные пять золотых монет.


Задание «Курьерская доставка» выполнено.


– Госпожа, я хотел вам сказать, что вашей жизни угрожает опасность, – решил я побыстрее избавиться от еще одного своего задания.

Вообще не представляю, как тут стоят легионеры! Даже с моей защитой от ментала достаточно непросто находиться рядом с суккубом, или это последствия длительного воздержания?

– Какая еще опасность? – подняла на меня взгляд девушка.

Ох, ну как же от нее пахнет! Все, сразу отсюда иду к Даре, а то чувствую себя пятнадцатилетним пацаном, которого взрослые ребята затащили на нудистский пляж. Я подробно рассказал ей о том, что услышал, стоя в старом помещении архивов.

– А что ты забыл в этих архивах? Почему ты вообще там оказался?

– Мне нужно попасть наверх… И я считаю, что путь туда лежит через Проклятое княжество Крейд. В библиотеке я искал его карту.

– Кто-нибудь еще знает о том, что мне угрожает опасность?

– Нет, я решил в первую очередь сказать это вам…

– Хорошо. – Джанам повела из стороны в сторону своим аккуратным, украшенным кольцами хвостом, в глазах ее мелькнуло сомнение, но потом она, по всей видимости приняв какое-то решение, кивнула мне: – Спасибо, что предупредил об опасности. – Затем перевела взгляд на стражу и с металлом в голосе добавила: – Взять его!


Задание «Женщина в опасности» выполнено…


Десятник охраны оказался тертым мужиком и после приказа госпожи первым делом кинул на меня пятиминутную метку охотника, лишая единственной возможности побега. Без метки я еще мог попытаться уйти шагом сквозь тьму за дверь и там выпить зелье невидимости. Хотя, конечно, тоже с очень невысокими шансами на успех – тут любой охранник выше меня уровней на шестьдесят-семьдесят, им моя невидимость глубоко по фигу. Так что от мыслей о побеге я отказался сразу. Да и чего бежать? Я не чувствовал за собой никакой вины, а рисковать двадцатью процентами уровней – нет уж, увольте. Тяжелее было сдержать закипевшую внутри ярость. Джанам, приподняв тонкую бровь, казалось, ждала от меня какой-нибудь выходки, но я, спокойно глядя ей в глаза, пожал плечами, усмехнулся и, чтобы немного позлить ее, перевел оценивающий взгляд на ее грудь.

– А ты наглец, светлый, – покачала она головой мне вслед, когда охранники повели меня в сторону выхода, – посиди пока, подумай, а я решу, что мне с тобой делать.

«Уроды», – сплюнул я на пол, когда тяжелая металлическая дверь с грохотом захлопнулась у меня за спиной, и оглядел место, куда меня привели. Небольшая каменная коробка, примерно три на три метра, дощатый лежак на полу и голые кирпичные стены. «Интересно, зачем ей нужно было устраивать этот идиотский концерт?» – в очередной раз подумал я и, пожав плечами, уселся на грубый деревянный лежак. Руки-ноги свободны, никаких вещей у меня не забрали и забрать, по сути, не могли, да и выйти отсюда теоретически я могу в любой момент – действие метки закончилось. Портал из этой камеры построить нельзя, но откуда им знать про мой шаг сквозь тьму?

Ни возмущаться, ни уточнять, почему меня арестовывают, я, разумеется, не стал – много чести. Так что сейчас я сидел и пытался сообразить, что же, собственно, происходит и что задумала эта коза…

То, что Джанам связана с Зераном и тем, вторым, не вызывает никакого сомнения, и поводом для моего нахождения в этих стенах послужили мои слова о том, что об угрозах в ее адрес не знает никто. И все равно что-то я не вижу никакого смысла в моем аресте. Если бы меня хотели убить – я бы уже ждал оживления в точке привязки. Ну не верю, чтобы суккуб такого уровня что-то делал просто так. Женщины, забравшиеся так высоко, не совершают ни глупых, ни необдуманных поступков. Все эти бульварные романы про сбежавших с любимым принцесс и прочая подобная хрень – не больше чем фантазии пишущих их авторов. Поэтому, пожалуй, не буду считать Джанам взбалмошной дурой, которой не понравилось то, как я пялюсь на ее сиськи, и просто подожду дальнейшего развития событий. Ну а попытаться сделать отсюда ноги я, думаю, еще успею. Решив больше не забивать себе голову происходящим, я открыл меню, кинул три единицы характеристик в здоровье, а единственное очко талантов – в «прыжок». Не стоит светить свой «шаг сквозь тьму», пусть этот уникальный талант будет козырной картой в моем рукаве.


Вы изучили заклинание «Прыжок II».

Мгновенное действие.

Затраты маны – 75 единиц.

Время восстановления 25 сек.

Вы переноситесь в видимую Вами заданную точку в радиусе сферы 25 м при отсутствии на пути препятствий. Прыжок освобождает Вас от эффектов оглушения и эффектов, ограничивающих передвижение.


Чтобы хоть как-то себя занять, я открыл карту Крейда и стал ее изучать. От границы с провинцией Ярух до интересующей меня цитадели около двухсот пятидесяти километров на юг – это если добираться до нее напрямую через пятнадцать сто пятидесятых, сто семидесятых и двухсотых локаций. По дороге придется обойти разрушенный войсками Ахримана замок Кьер и уничтоженный Эрисхатом город Суону. «А что, интересно, ждет меня в самой цитадели? – Я вздохнул и привалился спиной к каменной стене. – Это только в мультфильмах и сказках главный герой может найти никому не нужный замок и со всем комфортом в нем поселиться». Тут такое не прокатит. В игре, где возможен захват замков и территорий, в любом подобном строении просто обязан находиться гарнизон. Учитывая, что четыре локации, на стыке которых стоит замок Крейд, – двухсотого уровня, а сама цитадель является основным укреплением княжества, что, по меркам Карна, никак не меньше графства, в цитадели не меньше пятисот НПС двухсотого – двести двадцатого уровня. Хорошо, если это оставшиеся на территории княжества демоны, с ними я еще имею хоть какие-то шансы договориться и вывести сотню враждебных им рыцарей и магов наружу. А если это нежить? Харт! Ну почему все так сложно!

В «Мире Аркона» была разработана уникальная система владения подобной недвижимостью. Барон имел около двухсот человек дружины и сколько-то там тысяч подданных. С каждого присягнувшего ему или находящегося под его защитой разумного он получал определенное, небольшое, количество опыта, которое мог оставлять себе или делиться им со своими вассалами. Граф, в свою очередь, получал некоторое количество опыта с присягнувших ему баронов и делился этим опытом с герцогом, который, в свою очередь, отдавал часть экспы королю. Все просто и гениально. К каждому правителю стекаются ручейки экспы. Причем, насколько я знаю, у продвинутого правителя подданные получают больше опыта, чем у простого, – так что все этим довольны.

Я веду к тому, что просто так прийти и захватить баронский замок практически невозможно. Во-первых, двести-триста человек дружины – это тебе не семечки, там уровень солдат от сто пятидесятого! И даже если получится – кто сказал, что такой захват понравится графу? А у графа уже несколько тысяч воинов, их уровень и экипировка в среднем выше, чем в дружинах баронов. После любого захвата в течение нескольких дней захваченный замок будет атакован всеми разумными, недовольными таким поворотом дел, находящимися на его территории, а уже потом подтянется тяжелая кавалерия.

Например, ваш клан все-таки решил, что у него хватит сил захватить и удержать, к примеру, баронство N. Вы вторгаетесь на его территорию. Осаждаете замок, убиваете барона и выносите его дружину. Теперь вам придется ждать от нескольких часов до несколько дней. Система сгенерирует срок, когда с территории баронства соберутся все недовольные жители, а это, как правило, несколько тысяч, – пусть и хуже вооруженных, чем уже уничтоженная вашим кланом дружина. Более половины такого ополчения, как правило, охотники, и они могут доставить захватившему замок отряду изрядно хлопот.

Но, допустим, случилось чудо! Вы закрылись в замке, отбились и уже практически празднуете победу, когда внезапно под стенами замка обнаруживаете несколько тысяч закованных в мифрил латников, которых привел недовольный таким поворотом событий местный граф… А если учесть тот факт, что за четыре года существования игры максимальный уровень, полученный игроком, двести тридцать четвертый, а у графа таких вот воинов несколько тысяч – результат, по-моему, вполне предсказуем.

Нет, конечно, когда-нибудь сильнейшие кланы, вероятно, смогли бы выставить и более сильные войска, но семнадцатым обновлением RP-17 такую вероятность отодвинул на неопределенный срок. Да и воевать с законной властью, как правило, ни у кого не возникает желания. Выставят твой клан всем списком в королевский сторожевой листок, и откупайся потом или сиди, не вылезая в пограничье, поскольку дорога в центральные провинции для тебя будет закрыта. Я только о людях рассказываю, но, думаю, у других рас ситуация похожая.

Так что, для того чтобы захватить даже самое занюханное баронство, нужно сначала заручиться поддержкой местного населения и вышестоящего начальства, а уже потом, собственно, атаковать приглянувшийся вам замок.

Конечно, за четыре года замки захватывались, и не раз, но в основном с целью ограбления или уничтожения. Успешных захватов за все время существования игры было всего несколько, и каждый из них готовился не меньше года. Кланы, даже самые многочисленные и мощные, в основном не связывались с действующей властью, а предпочитали действовать законным путем, благо земли в приграничье предостаточно и ее можно купить. Вот только какие суммы уходили на покупку и обустройство территории, я могу только предполагать – не зря же игровое золото по курсу сравнялось с реальным, ох не зря.

Стена в камере была теплая, и я понемногу начал клевать носом. «Надеюсь, клопов у них тут не водится?» – я с сомнением взглянул на деревянный лежак, но потом махнул рукой, улегся и постарался уснуть. «Эх, Альтус, обещал я тебе поставить тут всех раком… – думал я, засыпая, – и кто меня, спрашивается, тянул тогда за язык…»

Несколькими часами позже, в одной из комнат дворцового комплекса…

– …Три часа назад убыл тайный посланник князя Элида. Таким образом, Киарис и Альтенна выступят на нашей стороне. – Магистр Риттер отхлебнул из бокала воды и поставил его на столик. – Валлана ожидает сюрприз. Жаль только, что Зеран вынужден был бежать, – вздохнул князь, – мы так хорошо через него работали.

– Вы заигрались, Диам, из-за этих твоих игр я чуть было не получил проблему в виде нескольких тысяч ирбисов, – недовольно нахмурился высокий светловолосый тифлинг, – теряешь хватку?

– Мы старались поменьше светиться, – пожал плечами магистр ищущих, – кто же знал, что этот влюбленный идиот припрется в Ниттал и так бездарно попадется Зерану.

– А кто был тот, второй, выяснили? – Владыка скептически посмотрел на воду в бокале старого друга, поморщился и налил в свой бокал темного вина из стоящего на столике хрустального графина.

– А вот тут все сложнее. Нам даже не удалось узнать его имени, – со вздохом покачал головой князь, – известно только, что он прибыл из Руалта, а после освобождения сына Хольгрима исчез вместе с Зераном.

– А своего заместителя ты, конечно, искать не стал, чтобы Валлан не догадался о том, что его агент давно находился у тебя под колпаком, – усмехнулся владыка и залпом выпил содержимое своего бокала. – Да не морщись ты, хорошее ведь вино, а этикет мне учить уже поздно, – хмыкнул он, заметив неодобрение в глазах магистра.

– А какой смысл его ловить? Он уже, скорее всего, в Зорне и вряд ли в состоянии хоть как-то нам навредить. Меня больше волнует другое…

– Джанам? – нахмурился Астарот. – Думаю, она уже давно поняла, что ты знаешь о ее шашнях с Зераном и что давно раскусил этого ублюдка. – Владыка поднялся со своего места, в задумчивости подошел к горящему камину и сделал незаметное движение рукой. – Она все еще пишет письма своему двоюродному брату?

– Да, и прекрасно знает, что ее горничная передает мне их содержание, – кивнул Риттер, – но я по-прежнему теряюсь в догадках относительно ее целей. Мне казалось, она на нашей стороне. Но выяснилось: она знала, что в тюрьме находится один из сыновей вождя Снежных Барсов, и была против его убийства. К сожалению, мне только сейчас удалось это узнать. – Магистр кинул взгляд на пламя камина, в котором после движения владыки в безумном танце начали извиваться три саламандры, поразительно напоминавшие ту, о которой сейчас шла речь. – Ее переписка с Ар-Иразом не содержит ничего предосудительного – не запрещать же ей общаться с двоюродным братом. – Риттер вздохнул, – но моя интуиция просто вопит, что все здесь не так просто. Можно с натяжкой предположить, что она пытается очаровать князя, но, во-первых, я сомневаюсь, что такое вообще возможно, а во-вторых, не понимаю, зачем ей это может понадобиться…

– Послал же Харт подругу. – Астарот потер свой массивный подбородок. – Если бы не их с братом права, висеть бы им рядом с покойным Зиадом, – тихо проговорил он, заложив руки за спину и хмуро наблюдая за причудливым танцем в камине. – Ты сказал, в южной провинции сейчас не протолкнуться от агентов Руалта?

– Да, – магистр откинулся в кресле и задумчиво посмотрел в сторону, – если бы я сам не держал в руках Риидский мирный договор, я бы решил, что Руалт готовит вторжение. Но договор нарушить нельзя! И даже если предположить, что владыке Иллиалу это каким-то чудом удастся, Ар-Ираз костьми ляжет на границе. Руалт для него худший из выборов. Он скорее примет сторону Валлана в предстоящем сражении.

– Может, все-таки прибить ее или запереть где-нибудь? В прошлый раз ее забавы стоили мне смены командования второго легиона, а во что это выльется сейчас? Почему вся моя служба внутренней безопасности не в состоянии разгадать, что замыслила эта сука?

– Она на четверть высший суккуб и прекрасно знает, что сделать ты ей ничего не можешь. Тем более сейчас. Поэтому вертела она всю мою службу на кончике своего хвоста. Иногда мне кажется, что она просто развлекается. – Внезапно лицо магистра стало немного отстраненным, и он застыл примерно на полминуты. – Ну вот, – усмехнулся он, выйдя из оцепенения, – на ловца, как говорится, и зверь бежит.

– Что, опять? – рыкнул Астарот.

– Три часа назад ваша вторая жена, владыка, арестовала того светлого, который избавил нас от головной боли.

– Тебе там не доложили, зачем?

– Она же не считает нас идиотами, – с некоторым сомнением в голосе произнес Риттер. – Если так, то она догадывается, что ты вызовешь ее к себе для разговора. Хотя, конечно, ты можешь попробовать выяснить что-то ночью, но это вряд ли получится, – пожал плечами магистр. – Видимо, светлый рассказал мне не все, и он нужен ей для подтверждения ее лояльности. Арестовала же она его, чтобы какое-то время удержать около себя.

– И ты предлагаешь сейчас потрясти Джанам насчет ее связи с Зераном? Она ведь, по твоим словам, только этого и ждет.

– Ну да, может, удастся узнать что-то еще, Зерана больше нет. Если раньше можно было ожидать еще каких-то вариантов, то сейчас их не осталось. Сделаем вид, что мы полные идиоты, – пожал плечами магистр.

– А это не так? – засмеялся Астарот, наливая себе очередной бокал из графина. – Хотя я все равно собирался посмотреть на этого Криана. – Он обернулся к двери и рявкнул: – Сарт!

– Да, господин. – Лицо секретаря, появившегося через мгновение в дверях, выражало нешуточный энтузиазм.

– Госпожу Джанам ко мне! Немедленно!

– Да, господин, – кивнул секретарь и скрылся за дверью.

Джанам появилась минут через тридцать и выглядела, как всегда, безупречно: строгое светло-коричневое платье под цвет глаз, с высоким воротником, светлая черепаховая заколка, – она вплыла в комнату, вежливо кивнула Риттеру и устремила взгляд своих огромных карих глаз на мужа.

– Вызывали, мой господин? – чуть склонив голову, произнесла она.

– Да, – взгляд желтых глаз Астарота метал молнии, – ты не слишком-то торопилась! – буквально проревел он.

– Я чем-то вызвала ваше неудовольствие? – Джанам смиренно опустила глаза к полу.

– Не строй из себя овцу! Что за дела у тебя с мятежниками?

– Если вы имеете в виду сатрапа Зерана, – несколько дрогнувшим голосом произнесла Джанам, – то я давно заподозрила его в связи с князем Валланом и подумала: если он решит, что я тоже сочувствую мятежному князю, мне удастся вовремя сообщить о его планах вам. – Джанам неуверенно переступила с ноги на ногу и сложила руки перед грудью. – Но мятежник догадался о том, что я предана своему господину, – в голосе женщины проскользнула печальная нотка…

– Да ну, – хмыкнул владыка, переведя взгляд на внимательно следящего за разговором магистра. – И что же случилось дальше?

– Я могу присесть, господин? – робко спросила женщина.

– Садись, – пожал плечами Астарот. – Сарт! Вина госпоже Джанам! – рыкнул он и со вздохом сел в кресло напротив магистра. – Почему ты не сообщила об этом мне или магистру Риттеру? – Владыка окинул супругу тяжелым взглядом, после того как секретарь поставил перед ней бокал со светлым игристым вином.

– Я не хотела отвлекать моего супруга от государственных дел. – Она грациозным движением взяла со столика бокал, сделала маленький глоток и подняла взгляд на мужа. – Сейчас в доминионе неспокойно, и я решила разобраться, по мере своих скромных сил, во всем самой.

– Госпожа, вы расскажете мне подробности ваших взаимоотношений с сатрапом Зераном? – задал вопрос ранее молчавший магистр.

– Конечно, князь, в любое время, – зябко повела плечами женщина. – Ведь моей жизни сейчас угрожает опасность. Курьер, доставивший мне сегодня письмо моего брата, рассказал мне, что мятежники замыслили убить меня. И вы, мой господин, – она перевела на владыку полный любви взгляд, – после этого еще сомневаетесь в моей преданности?

– И где сейчас этот курьер? – хмыкнул владыка, разглядывая в своем бокале вино.

– Я приказала арестовать его, – она пожала плечами, – вдруг он один из них? К тому же он слишком вызывающе меня разглядывал.

– С каких это пор тебя стали смущать мужские взгляды? Раньше я за тобой такого не замечал. – Казалось, этот разговор забавляет Астарота, однако глаза его оставались предельно серьезными.

– Светлый смотрел на меня не как все – этот человек просто невероятно защищен, и вообще он какой-то странный.

– В кои-то веки нашелся тот, кто не пускает в твоем присутствии слюни, и ты его сразу за решетку? Да я его наградить за это должен!

– Я верна вам, господин, – она легким движением головы откинула назад гриву черных как смоль волос и с вызовом посмотрела на мужа, – я не понимаю, почему вы…

– Ай, оставь, – взмахом руки остановил ее владыка, – клятва связывает нас, и поверь, иногда я жалею об этом. – Он поднялся со своего кресла. – Ты свободна, Джанам. Светлого немедленно освободить и отправить ко мне. Завтра расскажешь мастеру Риттеру о своих кознях с Зераном… – Астарот тяжелым взглядом остановил Джанам, которая собиралась возразить, – все, иди уже… – устало закончил он.

– Почему бы тебе все-таки самому не расспросить ее ночью? – усмехнулся магистр, когда женщина покинула кабинет.

– У меня не такая защита, как у тебя и у этого светлого, – вернул усмешку владыка, потом перевел взгляд на огонь в камине и уже значительно тише добавил: – А может быть, потому, что я и правда люблю эту стерву.


Меня разбудил лязг отпираемого запора. «Вот некстати, ведь так хорошо спал», – прикрывая рукой рот и сдерживая зевоту, подумал я, глядя на появившегося на пороге моей камеры десятника.

– Шевелись, маг, – легионер стандартно повесил на меня пятиминутную охотничью метку и мотнул головой в сторону выхода.

– А без метки никак? – буркнул я, протискиваясь мимо него в дверь: «Вот ведь урод, и не повернется».

– Без метки никак, – поправил усы десятник, – знаю я вас, прытких! Лови вас потом по всему дворцу.

– Куда хоть идем? – спросил я его, но ответа не дождался.

Минут двадцать мы петляли по каким-то коридорам, вдоль картин, статуй и огромных ваз. Я вертел головой, любуясь окружающим великолепием, слушая за спиной недовольное бурчание конвоира, который изредка, на развилках, подталкивал меня в правильном направлении. То, что меня ведут к местному боссу, я понял еще по дороге и не особенно удивился, когда усатый завел меня в огромную приемную с рядами коричневых стульев вдоль стен и бросающейся в глаза здоровенной статуей, похожей на Венеру Милосскую, у которой, в отличие от прообраза, руки были на месте. Я бы сказал, что с руками у нее даже некоторый перебор, поскольку их было четыре.

Худощавый тифлинг триста семнадцатого уровня скептически меня оглядел.

– Проходите, владыка ожидает вас, – кивнул он в сторону огромных позолоченных дверей. Перевел взгляд на десятника и махнул ему рукой: – Свободен!

Огромная дверь легко распахнулась, и я оказался в обитой зеленым бархатом комнате с весело потрескивающим камином, статуями, оружием и висящими на стенах картинами. «Эрмитаж», – первое, что пришло мне в голову. Впечатление было настолько сильным, что сидящих в креслах тифлингов я заметил в последнюю очередь. А эти тифлинги определяли политику всего доминиона. С магистром Риттером я уже был знаком. А вот владыка, высокий тифлинг с пронзительными желтыми глазами, явно был магом огня, о чем свидетельствовала алая, расшитая золотом мантия.

– Ну что ты встал, светлый! Садись в кресло, я хочу многое услышать, – внимательно разглядывая меня, произнес Астарот.

На вид ему было лет сорок. Грубые, словно вырубленные из камня, черты лица, прямой нос, твердая нитка губ, а пятьсот восьмидесятый уровень владыки внушал нешуточное уважение.

Риттер лишь приподнял наполненный прозрачной жидкостью бокал (он воду, что ли, пьет?) и ободряюще мне подмигнул. Под прищуренным взглядом владыки я прошел к одному из кресел, взял предложенное мне вино и сделал глоток. В зале повисла тишина, прерываемая лишь треском горящего в камине дерева. Свет огня в камине, отраженный огромным зеркалом напротив, бросал на стоящие по периметру комнаты статуи причудливые блики, словно меняя выражения их лиц.

Первым нарушил молчание Астарот. Он, словно забыв о моем существовании, посмотрел на магистра и задумчиво произнес:

– Ты не находишь странным тот факт, что вокруг этого светлого, месяц назад появившегося в доминионе, постоянно что-то происходит?

Князь отхлебнул из своего бокала воды, поставил его на черный резной столик и сложил руки в замок.

– По крайней мере, то, что происходит с этим молодым человеком, пока идет доминиону только на пользу.

– Несомненно, – покачал головой Астарот. – Убийство высшего демона, которого Харт знает сколько лет не могли найти, уже само по себе заслуживает немалой награды. Вот, светлый, – владыка выложил на стол объемный кожаный мешок, – возьми это и помни, что я умею быть благодарным.


Задание «Аудиенция у владыки» выполнено.

Вы получаете 3000 золотых.


– Спасибо, – кивнул я, забирая деньги. – Это очень ценный подарок. Можно вам задать вопрос?

– Задавай, – кивнул владыка.

– Понимаете, ваша жена арестовала меня, и я не понимаю, за что, – наябедничал я. – Мне не хотелось бы снова оказаться в камере, поскольку у меня есть некоторые безотлагательные дела. Я, конечно, ценю ее гостеприимство, но мне неплохо живется и в гостинице.

– Я уже избавил тебя от ее гостеприимства, Криан. Произошло небольшое недоразумение, и никаких претензий госпожа к тебе не имеет, – ухмыльнулся он. – Женщины иногда бывают странными. Ты мне лучше расскажи об этих своих неотложных делах.

– Я думал отправиться в Исхарту.

– Я в курсе, что ты хочешь вернуться обратно на Карн. Твое намерение как-то связано с этим?

– Да, – кивнул я. – Мне нужно попасть в закрытую библиотеку верховного владыки, там хранится нужный мне документ.

– И тебя не настораживает слово «закрытая»? Скажу больше – туда не смогу попасть даже я.

– И что же мне делать? – вырвалось у меня.

– А я откуда знаю, – пожал плечами Астарот, – впрочем, считалось, что Шаартаха тоже невозможно найти, однако это у тебя получилось. – Владыка поднялся со своего места, показывая, что аудиенция закончена. – Когда будешь готов, найди князя, он отправит тебя в Исхарту.

– Спасибо, – благодарно кивнул я. Трястись дней десять в караване или неделю на лошади у меня не было никакого желания.

– И вот еще что!.. – окрик владыки нагнал меня в дверях.

Я обернулся и изобразил на лице немой вопрос.

– Постарайся держаться подальше от моей жены, – хмуро бросил мне вслед Астарот, и я, ошарашенный этим заявлением, только и смог, что кивнуть. А еще мне не понравились смотревшие мне вслед задумчивые глаза магистра. Таким взглядом смотрят на тяжело больных или на покойников…


Тоска! Как же мне все это надоело – куда-то бегу, что-то пытаюсь делать! Только появился хоть какой-то просвет, и вот тебе – «Закрытая библиотека Ахримана»… Еще телефон тетки не отвечает уже пару недель по местному времени, а больше никому я звонить не пытался – зачем? Узнать, что происходит в реальном мире? А на фига оно мне? Я и так могу обо всем догадаться, а слышать участие в чьем-то голосе – нет, не хочу.

Казалось бы, сейчас у меня все нормально, за три месяца сто тридцать второй уровень, стал рыцарем – да у меня сейчас в сумке лежит триста тысяч баксов! И что? Что мне от всего этого? Чейни, тварь, как же я тебя ненавижу! На моем лице, вероятно, очень хорошо читались мысли, так что идущая мне навстречу демонесса в цветастом платье поспешила отойти с моей дороги в сторону. «Меня уже демоны боятся», – с грустью подумал я и продолжил путь в гостиницу.

Что-то неспокойно как-то на душе от последних слов владыки. Я и на секунду не подумал, что он видит во мне соперника. Смысл его фразы крылся совсем в другом. Да еще этот прощальный взгляд магистра Риттера… Что-то не в порядке с этой Джанам. А ведь Керт предупреждал меня, чтобы я был аккуратнее, так ведь нет – поперся сдавать это письмо. То ли двухмесячное блуждание по кругу как-то изменило мои мозги, то ли я потерял берега после общения с высшими сущностями. Жена Астарота быстро показала мне, кто я есть на самом деле. Может, все-таки сходить в «Фиалку» – развеяться? Нет, будет только хуже – проще уж нажраться с Геридом до чертей…

«Да хватит уже ныть!» – накатившая ярость смыла меланхолию, и я почувствовал себя гораздо лучше. У меня все хорошо – слетаю в Исхарту и, если вариантов проникнуть в библиотеку Ахримана не будет, начну усиленно прокачиваться. Тут еще подземелий нехоженых полно. Если с каждого получить плюшки за первое прохождение, то наверх я вылезу готовым терминатором. Раньше сто семидесятого уровня соваться в Крейд не стоит, поэтому сначала прокачаюсь до сто семидесятого и только тогда отправлюсь в это Проклятое княжество, а там уже на месте сориентируюсь. Но поначалу все-таки Исхарта!

– Господин, ваша лошадь в порядке! – подскочивший ко мне в гостиничном дворе рыжий демоненок явно нарывался на похвалу.

«Харт! Совсем забыл о Машке. Купил, называется, животное!» – вложив в руку пацана золотой, я потрепал его по голове.

– Где она стоит?

– Второе стойло справа, – севшим от счастья голосом ответил паренек, – пойдемте, я покажу!

Судя по Машкиному виду, переживал я зря. Лошадь не выглядела несчастной. Видно было, что за ней тут действительно присматривали: челка и грива расчесаны, в кормушке зерно, – я испытал огромную благодарность к пацану и сунул ему еще один золотой, пусть себе радуется.

Как только я зашел в стойло, кобыла громко осуждающе фыркнула, переступила с ноги на ногу и ткнула мне мордой в грудь. Я улыбнулся, похлопал Машку по шее и одно за другим скормил ей десяток яблок. Обожравшаяся яблоками скотина положила свою морду на мое плечо и зажмурила глаза. Вот ведь как мало надо мне для счастья. Только что готов был провалиться сквозь землю от тоски, а тут… Я гладил прижавшуюся ко мне лошадь и обещал ей, что, как только выберусь, обязательно познакомлю ее со своей сестрой…

– Криан, мастер Герид велел передать, что вас там ожидает какой-то господин, – нарушил нашу идиллию паренек.

– Все, Маш, обещаю – завтра мы отсюда свалим, – сказал я на прощанье кобыле и пошел вслед за рыжим пацаненком.

Поднявшееся было настроение мигом испортилось, когда я увидел, кто меня ожидал в обеденном зале. Я подождал, пока Герид нальет мне кружку темного пива, прошел к угловому столу и сел напротив ожидающего меня демона.

– Зачем я понадобился госпоже на этот раз? – спросил я носатого секретаря, по виду которого можно было предположить, что он чувствовал себя не в своей тарелке. Видимо, простая гостиничная обстановка действовала на него угнетающе, и парень то и дело прикладывал к носу расшитый синими нитками белый платок.

– Как вы можете это пить, – покачал головой он и, не дождавшись ответа, продолжил: – Госпожа сожалеет о происшедшем и просит немедленно навестить ее. У нее есть для вас срочное поручение.

– Послушайте, Свент, – прочитал я ник сидящего напротив демона, – мне совершенно не хочется ночевать на деревянном лежаке. Я очень ценю внимание госпожи, но…

– Вы не хотите вернуться на Карн? – участливо посмотрел на меня он.

– Что?! – я закашлялся от попавшего не в то горло пива. – Повторите…

– Госпожа передала, что, если вы выполните ее поручение, она поможет вам выбраться наверх. – Демон, немного склонив голову, наслаждался произведенным его словами эффектом.

– Пойдемте, – я залпом допил пиво и поднялся из-за стола…

Чего раздумывать? У меня есть еще варианты? Конечно, есть: пробраться в закрытую библиотеку Ахримана или в центральную цитадель Проклятого княжества! Есть еще предупреждение владыки и… и на Карне – сестра и Макс, и мне плевать на все эти предупреждения!


– Свент, подайте дару вина и оставьте нас, – мягко улыбнулась Джанам, как только я уселся в предложенное ею кресло. Сама она расположилась на диване напротив. До дворцового комплекса мы с носатым доехали в ожидающей нас карете. Время было уже позднее, народу на улицах немного, поэтому кучер домчал нас минут за десять. Ждать мне в этот раз не пришлось – мы сразу прошли в синюю приемную, где меня ожидала красавица тифлингесса, одетая по этому случаю в домашнее без рукавов льняное платье.

– Вы, надеюсь, не сердитесь на меня из-за произошедшего днем инцидента? Я была сильно напугана, вот и… – в голосе суккуба сквозило искреннее сожаление.

– Нет, что вы, госпожа, я прекрасно выспался у вас в гостях, – улыбнулся ей я. И подумал: «Как же, сожалеешь. Так я и поверил».

– Видите ли, Криан, я вспомнила, что вы хотите попасть на Карн, и, думаю, могу вам в этом помочь. Быть может, этим я смогу хоть как-то загладить перед вами свою вину.

Харт! Как же она хороша! Заполучить себе такую подругу – и жизнь, считай, удалась. Даже сейчас, в простом домашнем платье, красотка-суккуб выглядела сказочной принцессой! Я усилием воли отогнал от себя наваждение.

– Что я должен сделать для вас? – слегка севшим от волнения голосом спросил ее я.

– Пейте вино, дар. – Она вновь улыбнулась мне и кивнула на стоящий на небольшом мраморном столике бокал. – Вы сегодня сказали, что собираетесь навестить княжество Крейд?

– Да, я собирался побывать там, – ответил я, сделав из предложенного бокала глоток.

– В княжестве есть небольшая горная провинция Гильтор. Там, в Айримских горах, стоит забытый всеми богами храм. – Она отхлебнула из своего бокала вина, на секунду задумалась и продолжила: – Уже никто не помнит, кому из богов этот храм был посвящен, но не это главное. Вам нужно добраться туда и забрать из храма одну вещь. Небольшая такая безделица – шкатулка из истинного серебра.

– Госпожа слишком высокого мнения о моих скромных возможностях. Я не в состоянии сейчас в одиночку даже пересечь это княжество, что уж говорить о шкатулке.

– Не переживайте. Вас встретят на границе и без проблем доведут до нужного места, – беззаботным тоном произнесла Джанам. – От вас требуется только забрать шкатулку и передать ее одному из ваших сопровождающих. Он, по некоторым причинам, не может забрать ее сам. Но он договорится с охраной храма, и вас пропустят внутрь.

Да, конечно, немногие НПС могут пройти внутрь подземелья – я очень хорошо изучил карту Проклятого княжества. В Гильторе как раз было подходящее под описание место – Покинутый Храм – рейдовый инстанс, на сто восьмидесятый уровень. Джанам выделит мне спутника, который договорится с охраной подземелья, где для прохождения нужно не менее пятидесяти высокоуровневых игроков?! Однако…

– Сопровождающий после передачи ему шкатулки откроет мне портал на Карн?

– Нет, – в голосе суккуба прозвучала неприкрытая грусть. – Он всего лишь укажет вам место, где вы сможете забрать одну из двух частей портального свитка.

– Одну из двух частей? – я немного подался вперед и внимательно посмотрел на Джанам.

– Да вы разве не знаете? Светлые боги, покидая этот план, разделили ключ от печати на две части, соединив которые можно построить портал на Внешний Аркон. Вот одну из частей вы и получите с моей помощью.

– Но я… хорошо! Я согласен!

– Вот, возьмите, – она протянула мне запечатанный свиток.


Вам доступно задание: «Первая часть ключа от Небесной Печати».

Тип задания: легендарное, цепочка заданий.

Вам доступно задание: «Первая часть ключа от Небесной Печати I».

Тип задания: легендарное, цепочка заданий.

Найдите на границе доминиона Аштар магистра Х`Тарса и передайте ему послание Джанам Прекрасной, второй жены Астарота, владыки доминиона Аштар.

Награда: опыт; информация о первой части портального свитка, ведущего на Карн.


– Сами вы вряд ли быстро найдете магистра, – покачала головой она. – Но у меня есть к вам еще одно предложение. Если вас не затруднит заскочить по дороге на границу в Лакету и передать мое ответное послание князю Ар-Иразу, то он выделит вам сопровождение до границы. Я написала ему об этом в моем письме. – Суккуб протянула мне второй запечатанный свиток, от которого ощутимо пахло женскими духами.


Вам доступно задание «Курьерская доставка».

Тип задания: обычное.

Доставьте в Лакету письмо госпожи Джанам Прекрасной, второй жены Астарота, владыки доминиона Аштар, лично в руки Ар-Иразу, князю провинции Ярух.

Награда: опыт.

Внимание! Задание ограничено по времени. 87.59.59… 87.59.58…


Еще одно задание. «Да чего там, коготок увяз, всей птичке пропасть, – вздохнул я, – зато теперь хоть какая-то определенность появилась».

– К сожалению, до Лакеты вам придется добираться своим ходом, – покачала головой Джанам, – в доминионе мятеж, продажа свитков сейчас под запретом. – Она грациозно поднялась с диванчика. – Извините, Криан, мне пора. Владыка не любит ждать.


В гостиницу я возвращался пешком, поскольку карету мне никто выделять не собирался. «Хорошо, что я могу построить портал в Ламорну, а там до нужного мне города не больше двух дней пути», – со стыдом думал я, поскольку до сих пор так и не нашел времени навестить Корта и Треис. В противном случае, учитывая Машкины ТТХ, пришлось бы мне днем и ночью трястись в седле.

О предстоящем задании я старался не вспоминать, от него просто разило неприятностями. Конечно, не так, как в свое время от задания бога воров, но все же. Одно только имя магистра, который будет ждать меня на границе, наводило на нехорошие размышления, но тут уж ничего не попишешь – чем труднее квест, тем выше за него награда. Я решил не откладывать свое отправление в Ламорну: зельями и эликсирами я запасся, вещи в починке пока не нуждаются, у меня даже яблоки для Машки есть. «Сейчас вот доберусь до гостиницы, попрощаюсь с Геридом, возьму кобылу, и в путь. Раньше сядешь, раньше слезешь», – улыбнулся я висящей в небе луне.

Глава 7

На первый взгляд Лакета была просто уменьшенной раз в десять копией Ниттала: то же радиальное расположение улиц, та же цитадель в центре города. Сюда я добрался с явным опережением графика. На провинцию Ярух, к которой относилась Ламорна, положение о перемещениях не распространялось, поэтому я просто попросил Альсуила, и тот без проблем построил мне портал в центральный город провинции.

Первые сутки я провел среди друзей, предаваясь праздному безделью, то есть практически все время пил. Лейтенантские звезды необходимо было обмыть, и я попросил трактирщика собрать всех, кто участвовал с нами в охоте на карригу. Отсутствие телевизоров и газет придавало подобному мероприятию статус деревенского праздника, и в трактир набилось даже больше народа, чем он мог поместить. Я махнул рукой и решил проставляться глобально, тем более что всеобщая попойка обошлась мне всего в пятьдесят золотых. Легионеры внимательно слушали последние новости и облегченную версию моих приключений, а узнав, куда я направляюсь, наперебой стали выдавать мне легенды, связанные с Проклятым княжеством. Судя по их рассказам, в Крейде и шагу нельзя ступить, чтобы не нарваться на какое-нибудь чудовище. Плотоядные деревья, стая адских гончих, Дикая Охота безумной богини, мертвая сотня – чего только я не наслушался! Кульминацией вечера для меня стало появление Мираны. Помолодевшая красавица суккуб приветливо кивнула мне, чмокнула в щеку Альсуила, села рядом с ним и скромно потупила глазки. На мой удивленный взгляд маг только пожал плечами и счастливо улыбнулся, а я лишь подумал, что как же классно вот так просто сидеть и пить с симпатичными тебе людьми, даже если эти люди – демоны.

Под конец застолья Корт попросил показать мое копье, чем поначалу ввел меня в некоторый ступор. Потом все-таки выяснилось, что кавалеристское копье – непременный атрибут любого конного воина, или гейтара, как их называли в Землях демонов.

Копье – одноручное оружие, оно увеличивало наносимый конником физический урон от его обычного оружия и напрямую зависело от скорости атакующего воина. В «Мире Аркона» своеобразная физика – каждые десять километров в час скорости твоего коня удваивали урон от применяемого тобой навыка. Если на пальцах, то, имея 4000 урона на ледяном клинке, я, разогнав Машку до 30 км/ч, пробью противнику на 32 000 единиц его ХП, понятное дело, без учета его бронирования. В тот момент, когда сражение переходило в свалку, копье с его замедленной скоростью и немаленькими габаритами становилось помехой и менялось на привычное оружие, но таранный удар латной конницы без такого оружия немыслим. Таким образом, на следующий день я стал обладателем трехметровой пики с четырехгранным наконечником и противовесом у основания. У местного кузнеца имелись только обычные копья, поэтому и на моем копье была только стандартная прибавка – «+130» к силе. Покупка мне встала в сотню золотых, так что мой бюджет пострадал не особо. А еще я пожалел, что не кинул сотню в силу своей кобыле, сотни ей хватило бы на легкий кавалерийский доспех, на котором, в свою очередь, были бы те же сто двадцать к выносливости. Век живи – век учись.

Приветливую деревню я покидал следующим днем, изрядно перегруженный продуктами питания. Заметно округлившаяся Треис, как и в прошлый раз, никаких моих возражений слушать не пожелала.


Говорят, язык доведет до Киева, не знаю – никогда там не был, но письмо суккуба привело меня в приемную Ар-Ираза в течение каких-то тридцати минут. Местные безопасники внимательно осмотрели свиток из моих рук и, не найдя ничего предосудительного, проводили в соседнюю с княжеским кабинетом комнату.

– Имя, звание, цель визита! – рявкнул сидящий за столом в приемной канцелярист. Ростом он, пожалуй, не достал бы мне до подбородка, но его голосу позавидовал бы любой сержант.

– Криан, курьер, письмо от госпожи Джанам! – едва сдерживая смех, по-армейски громко отрапортовал я. – Письмо срочное, лично в руки князю!

– Перестань орать, – сморщился рыцарь пера и чернильницы, – сядь, посиди, князь пока занят. – Его лицо на мгновение стало отрешенным, он снова поморщился и добавил: – Сейчас магистр Клейт выйдет, зайдешь.

Я ухмыльнулся, выбрал ближайший к дверям кабинета стул, сел на него и блаженно вытянул ноги. Физически я совершенно не устал, скорее усталость была на уровне подсознания. Пару часов назад я вместе с Машкой вышел из портала перед воротами города, сразу же осуществил привязку к стоящему справа от ворот серому выщербленному камню, прошел стандартную процедуру проверки, получил бирку и верхом отправился в ближайшую к воротам гостиницу. Там я оставил лошадь и пешком проследовал в сторону цитадели.

Я уже минут двадцать рассматривал висящие на стене картины, когда дверь в кабинет князя открылась и оттуда вышел пожилой демон в коричневой мантии.

– Проходите, – раздраженно, с плохо скрытой в голосе усталостью буркнул он и прошагал на выход.

Князь сидел за столом и рассматривал рисунок на лежащих перед ним на столе ножнах кинжала. Это был высокий светловолосый и голубоглазый тифлинг. Белокурая бестия – типаж, о котором упоминал в своих книгах Фридрих Ницше. Одет он был в темно-синий камзол и высокие сапоги для верховой езды. Обстановка в кабинете спартанская – оружие на стенах, простая, незамысловатая мебель. Единственной бросающейся в глаза деталью интерьера была великолепная статуэтка из желтого минерала, которая стояла у князя на столе. Роскошная женщина с разведенными в танце руками. Тут не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы понять, с кого ваялась сия скульптура.

– Давайте. – Густой сочный голос князя вывел меня из некоторого оцепенения – я подошел и, кивнув, вложил в его протянутую руку пахнущий духами свиток. – Присядьте, – кивнул Ар-Ираз на один из стульев у стены. Затем провел над свитком рукой, сломал печать и углубился в чтение.


Задание «Курьерская доставка» выполнено.


Поначалу хмурое и жесткое выражение лица князя по мере чтения разглаживалось. Если кто-нибудь видел, как меняется выражение лица сурового старика, покупающего своей внучке игрушку в детском магазине, – поймет, о чем я. Странно, фигура подобного плана должна жестко контролировать свои эмоции. А этот крутой с виду мужик чуть слюни от счастья не пускает. Только нет, я алмазные подвески везти в Ниттал, в случае чего, откажусь, мне и без того приключений выше крыши. Так что – ну его на фиг! Не оправдав моих опасений, князь, закончив читать, снова натянул на лицо хмурую маску властителя.

– Ты видел, как погиб Ильшит?

– Если вы о своем курьере, то его загрызли огромные собаки, – пожал плечами я, – там мало чего осталось. Если вам нужен знак вашего курьера, то…

– Оставь его себе, он тебе еще очень пригодится, – еще больше нахмурился Ар-Ираз. – Ты вообще-то в курсе, куда госпожа попросила тебя проводить?

– На границу с Проклятым княжеством, – снова пожал плечами я.

– Ирстад – древний могильник на границе. Десяток гейтар проводит тебя до входа туда, но внутрь не пойдет. И вот еще, Криан… – казалось, князя терзают противоречивые чувства. – Ты вляпался по уши в какое-то дерьмо. И я бы не советовал тебе в него еще и нырять.

– А что там, в могильнике? Что это вообще такое?

– Огромное кладбище, на котором разумных ничего хорошего не ожидает. Мы несколько раз пытались зачистить его, но сильная нежить уходит на сторону Крейда, куда нам дороги, увы, нет. Поэтому мы, как правило, уничтожали только мелочь, которая, впрочем, через пару лет возрождается снова.

– Ясно, – покачал головой я. – Спасибо, князь, за предупреждение, но есть вещи, от которых я отказаться не могу.

– Я понимаю, брат, – тяжело вздохнул Ар-Ираз. – Вот, возьми, – он достал из настенного шкафа три склянки и протянул их мне.

«Брат»? – Какой же я тупой! На щеке князя две такие же полоски, как и у меня. Похоже, Орден Разящей Стали не требует от разумного постоянного нахождения в его резиденции под контролем старших офицеров. Эх, где бы мне раздобыть его устав? И ведь у князя не спросишь – не поймет.

– Спасибо, брат, – стараясь соответствовать моменту, поблагодарил я и убрал мензурки в инвентарь.

– Я бы с удовольствием посидел с тобой за бокалом вина, но прямо сейчас уезжаю на смотр легиона. Десяток будет тебя ждать у Южных ворот завтра утром, они доведут тебя до юго-западной башни Ирстада и оставят. Таково требование Джанам. На обратном пути заезжай, – он протянул мне руку для рукопожатия, – надеюсь, я буду посвободнее.

Прикрывая за собой дверь кабинета, я мельком взглянул на князя. Он держал в руках статуэтку суккуба и смотрел на Джанам влюбленными глазами. «Вот только мне очень интересно – это реальная влюбленность или какие-нибудь фокусы с ментальной магией, наподобие тех, что Джанам хотела провести со мной?» – думал я по дороге в гостиницу.

С ментальной магией вообще все не так просто, как кажется на первый взгляд. Одно время ее хотели вообще убрать из игры. Вы только представьте, что можно сделать с женщиной, к примеру, даже за одну минуту? Поэтому в итоге на эту магию ввели жесткие рамки.

Навыки очарования действовали на игроков в десять раз слабее, чем на НПС. Способности, наносящие урон, работали так же, как и у обычных магических школ, а вот для подчинения и контроля игроков игроками ввели жесткие рамки. Находящийся в состоянии подчинения не мог снимать с себя одежду, открывать рот и разговаривать. По окончании подчинения он получал иммунитет к подчинению любыми другими игроками сроком на сутки. Базовое время подчинения игрока равноуровневым игроком равнялось десяти секундам.

Некоторые НПС, согласно своим скриптам, могли подчинять на гораздо большее время. В остальном шанс подчинения рассчитывался по формуле: (У1/У2 х (100 – С2))/5 и измерялся в процентах. Где У1 – уровень подчиняющего, а У2, соответственно, подчиняемого. С2 – сопротивление ментальной магии того, кого пытаются взять под контроль. В случае неудачной попытки подчинения шанс на каждое повторное подчинение снижался в два раза. Время подчинения рассчитывалось по аналогичной формуле: У1/У2 х Базовое, при том что до тридцатого уровня игрок был иммунен к подчинению другими игроками. Откуда я это знаю? Обо всем этом в свое время велись жаркие дебаты, и разработчики выложили формулу в игровой прессе. Подчинение расценивалось как атака, и стража городов жестко пресекала подобное, а жалобы игроков, связанные с отдельными эпизодами, рассматривались игровой администрацией в первую очередь.

Таким образом, у жены владыки Астарота, учитывая ее триста восьмидесятый уровень, шансы взять меня под контроль были меньше 3 %, но вот если бы у нее это получилось, то я вполне мог пробыть покорным болваном достаточно длительный срок и сделать и рассказать все, что только можно. Ведь на НПС не распространялись никакие правила, а базовое время подчинения у них могло в сотни раз превышать те самые десять секунд, на которые тебя мог подчинить другой игрок.


Все-таки князь просто втрескался по уши в свою двоюродную сестренку! Впрочем, это неудивительно. Такая женщина! Только вот сука она порядочная, хотя именно такие и нравятся подобным мужчинам. Да что там говорить, такие нравятся всем, только вот заполучить такую 99,99 % желающих могут только в своих мечтах. Я отогнал от себя видение суккуба и достал из инвентаря одну из трех подаренных князем бутылочек.


«Эссенция света».

Редкий предмет. Эликсир.

Время действия: 4 часа.

Эффект: 50 % увеличения физического и магического урона, наносимого нежити.

Использование: разбить.


Класс! Такие эликсиры просто так не купишь, тут нужен только знакомый прокачанный алхимик или игровой аукцион. В свободной продаже должны быть подобные мензурки с десятипроцентным увеличением урона. «А зайду-ка я к алхимику, – подумал я, – в свете предстоящего путешествия такие эликсиры лишними точно не будут».


Конный десяток, который для сопровождения моей драгоценной тушки выделил князь, я нашел следующим утром за южными воротами города. Мощного тифлинга двести сорокового уровня, с ног до головы закованного в тяжелую броню, который командовал гейтарами, звали Адурант, ростом он был примерно на полголовы выше меня, и на его щеке я увидел маленький треугольник – знак принадлежности к братству. Видимо, Ар-Ираз решил выделить для моего сопровождения своего по духу бойца. «Вот у кого я получу информацию об Ордене», – хмыкнул я.

Развалившиеся на траве возле пасущихся тут же ящеров гейтары с некоторой иронией смотрели на мою боевую кобылу. Рядом с покрытыми кольчугами массивными ящерами Машка смотрелась как художественная гимнастка рядом с чемпионами в тяжелом весе по греко-римской борьбе.

– Отправляемся? – тифлинг дождался моего кивка и легко запрыгнул на своего сухопутного крокодила. – В седла! – гаркнул он десятку и, тронув ногами бока ящера, направил его в сторону дороги на юг.

До нужного места мы добрались на третьи сутки во второй половине дня. Дорога была свободна, и никто на нас не нападал. По моим расчетам, за это время мы проделали никак не меньше двухсот пятидесяти километров. «Хорошо, что это не в реале», – подумал я, когда мы остановились на первую ночевку в каком-то придорожном трактире. Там я после такого перехода не смог бы даже пошевелиться, а тут ничего. Кобыла двигалась плавно, конечно, с автомобилем не сравнить, но и особых неудобств я тоже не испытывал.

Накормив Машку яблоками, которых у меня еще оставалось килограммов двадцать, я сдал ее местному конюху и, зайдя в обеденный зал, подсел к десятнику, который за весь день даже не попытался со мной заговорить и лишь изредка бросал в мою сторону задумчивые взгляды. Правда, ничего нового об Ордене я выяснить так и не смог. Как и большинство легионеров, Адуранта в юности посвятили служению богу воинов в храме, где-то на севере провинции. Лет двадцать назад, после одного из боев с какими-то рилкатами, когда от воинского десятка, в котором он служил, в живых остались только двое, из молнии вышла прекрасная светловолосая валькирия. Причем описание внешности этой самой валькирии навеяло мне воспоминания об одной моей знакомой графине. Князь же после посвящения в Орден отметил молодого воина и назначил его командовать десятком гейтар – элитой княжеского легиона.


Вид на Ирстад открылся, когда дорога вывела нас на вершину пологого, заросшего пожелтевшей травой холма. Огороженное покосившейся каменной оградой кладбище было огромным и, по всей видимости, очень старым. Согласно карте, оно тянулось на две локации, одна из которых находилась в доминионе Аштар, а вторая уже была расположена в Проклятом княжестве. Насколько хватало глаз, среди причудливо искривленных деревьев вдаль тянулись ряды покосившихся надгробий, полуразрушенных склепов и странных гранитных и мраморных статуй. Не скажу, что увиденное меня сильно впечатлило – за два месяца, проведенных в хранилище, я раз десять попадал в подобные места, причем неизменно ночью. Сейчас, при дневном свете, вид заброшенного кладбища вызывал скорее легкую грусть.

Карта вела меня к развалинам квадратной каменной башни на территории кладбища, которые находились метрах в тридцати справа от разрушенных временем кирпичных ворот. Спугнув каких-то черных, отвратительного вида птиц, облюбовавших перекошенную ограду, которые с криками, похожими на крики чаек, шумно поднялись в воздух, десяток остановился и по приказу командира спешился.

– Мы на месте, дар, – Адурант снял шлем и посмотрел на разгуливающих меж надгробий местных обитателей.

– Спасибо, – кивнул ему я. – Удачи тебе и твоему десятку.

– Дар, – тифлинг, придерживая поводья ящера, повернулся в мою сторону. – Князь приказал мне сориентироваться на месте по обстоятельствам. Если вам нужна помощь, то мы готовы остаться и…

– Нет, Адурант, – покачал я головой и спрыгнул с переступающей с ноги на ногу лошади. – Дальше мне нужно самому. – Спасибо.

– Как скажете, – вздохнул десятник и еще раз посмотрел в сторону могильника, – если вам нужно пересечь Ирстад и выйти на той стороне в Крейде, держитесь главной дороги. Она сильно петляет, но на ней безопаснее всего.

– Спасибо, я так и поступлю, – заверил его я, – прощайте, Адурант, – и, махнув на прощанье гейтарам рукой, направился в сторону ворот, ведя на поводу кобылу.

– Удачи тебе, старший, – донесся мне в спину тихий голос десятника.


Зачем кто-то построил при въезде на кладбище башню, знал, вероятно, только художник этой локации. Может, в ней когда-то располагалась контора ритуальных услуг, кто знает. Сейчас от древнего строения сохранились только полтора этажа. Остатки коричневых стен поросли диким виноградом и мхом, каменные обломки строения валялись тут же, утопая в мягком травяном ковре. Высокие кусты сирени, растущей позади руин, источали тонкий приятный аромат.

«И где мне искать этого Х’Тарса?» – думал я, обходя башню по кругу и оглядываясь по сторонам. Внутри строения тоже не нашел ничего, кроме гнилых, покрытых желтой плесенью досок.

Прямоугольный, украшенный барельефами и серыми крылатыми статуями склеп – единственное крупное строение поблизости от башни – выстроен из серого гранита, местами посветлевшего от времени и дождей. Чтобы окончательно успокоиться, я решил осмотреть и его. Ближайшие паки скелетов и зомби сто шестидесятого уровня начинались метрах в двухстах от ворот могильника, поэтому я совершенно не опасался внимания местных обитателей. Уровень локации сто шестьдесят – сто восемьдесят. Для меня, конечно, такой «выше крыши», но я и не собираюсь ни с кем тут воевать.

Приоткрытая дверь склепа представляла собой тяжелую, ничем не украшенную гранитную плиту, висевшую на проржавевших дверных петлях. Обрывки ржавых цепей и сгнивший массивный замок, когда-то прикрывавшие вход внутрь, валялись на земле сбоку. Табличка справа от дверцы гласила, что передо мной фамильный склеп семейства Религов. На каменном полу, прямо у входа, что-то блеснуло, и я резко отпрянул назад. Все-таки некоторые уроки запоминаются надолго. Крылатая обезьяна научила меня не бросаться подобно сороке на блестящие предметы в незнакомой местности. «Да ну его на хрен! На карте для «идиотов» указано, что квест нужно сдавать или в башне, или около нее, вот пойду и подожду там. А внутрь склепа пусть лезет кто-нибудь другой!» – я плюнул на землю, мельком осмотрел стоящую над входом в склеп безголовую скульптуру женщины-гуманоида с крыльями и отправился обратно к башне.

Машка, поводья которой я, начитавшись в детстве Майна Рида, накинул на тонкие веточки сирени, чтобы в случае чего она могла свалить, встретила меня тревожным взглядом своих огромных карих глаз и негромким ржанием. А когда я подошел и похлопал ее по холке, ткнула, как всегда, мордой в плечо, требуя угощения. «Ну да, ты же у нас девочка, – приговаривал я, скармливая кобыле яблоки, – а девочки, когда волнуются, как правило, много кушают».

Солнце уже село, и на Ирстад опустились сумерки, окутавшие полумраком все кладбищенские строения. Я сидел на поваленном стволе когда-то росшего возле разрушенной башни дерева, курил и думал, что же мне делать дальше. Любой нормальный человек в реальной жизни, оказавшийся ночью на кладбище, будет чувствовать себя дискомфортно. Боязнь неизведанного есть, наверное, у каждого, а услышанные в детстве истории о привидениях и оживших мертвецах сидят в нашем мозгу и служат неким катализатором страха. Светящиеся огни, жуткие фигуры в белом, странные незнакомцы, да чего только не придумают разумные, чтобы напугать себе подобных. Я этого иррационального страха был лишен начисто – вон они, ожившие покойники, гуляют себе между могилами. Нежить, она и в Африке нежить. Только плохо, что у них не спросить, где искать этого Х’Тарса и кто он вообще такой? Скорее всего, какой-нибудь некромант, поскольку нормальным разумным в таких местах делать совершенно нечего.

Молодая женщина… Погруженный в раздумья, я совершенно пропустил ее появление. Одетая в черную кожаную броню, она бесшумно ступала по мягкой кладбищенской земле, а легкий ветерок слегка шевелил полы ее длинного черного плаща. Длинные черные волосы, бледная кожа, неестественно алые губы – понятно, почему мне пришлось дожидаться до заката. Солнечный свет вешает на вампиров дебаффы, сильно снижающие их характеристики. Вот и выползают эти твари из своих убежищ только по ночам или в пасмурную погоду. Двухсотый уровень неторопливо идущей в мою сторону вампирши на двадцать превышал уровень этой локации. Отношение ко мне – неприязнь. Спасибо висевшему у меня на шее курьерскому знаку – видимо, князь, оставляя его мне, что-то подобное предполагал. Звали вампиршу Яиной – семьдесят тысяч ХП, два парных клинка на поясе, резкие, в чем-то даже привлекательные черты лица.

Я одним движением выбил трубку о ствол, на котором сидел, поднялся на ноги и, положив руку на рукоять меча, вопросительно посмотрел на незваную гостью.

– Корм… – обнажив в улыбке клыки, хрипловатым голосом констатировала она. – Мама не говорила тебе, что гулять ночью по кладбищам нехорошо?

Наверное, именно так кошка смотрит на загнанную в угол мышь.

– Я думаю, тебя совершенно не касается, что говорила мне в детстве мама, – в тон ей ответил я, и во взгляде Яины мелькнули искорки гнева.

– Ты такой смелый? – Обойдя вокруг, она приобняла меня за талию и промурлыкала мне на ухо: – И что корм забыл на нашей территории?

Ненавижу таких самодовольных, уверенных в своей силе тварей. С тех пор как в юности какие-то гопники на улице попытались отобрать у меня мини-комп. Силы были явно не равны, я просто рассадил его об асфальт и от обиды из-за потери отцовского подарка кинулся на уродов в драку. Успешным оказался только мой первый удар, да и что я мог сделать один против троих самодовольных ублюдков? Меня тогда сильно избили, и сейчас эта самоуверенная сука ведет себя, как те уроды из моего далекого детства. Я невероятным усилием воли сдержал захлестнувшую меня ярость. «У меня тут дела!» – мысленно проорал я себе и постарался успокоиться.

В популярных книгах тема вампиров эксплуатируется в хвост и гриву. Ну как же – романтический образ незнакомца или незнакомки, появляющихся в ночи. Нечеловеческая красота, готическая внешность, дарящий бессмертие поцелуй. Главные герои и героини влюблялись в вампиров, спали с ними и даже рожали от них детей. И плевали авторы на то, что вампир – это, по сути, ходящий кровососущий труп и температура его тела гораздо ниже, чем у человека. Я не читал подобных книг, написанных, как правило, женщинами. Очень хотелось посоветовать авторам этих творений положить на время известную игрушку в морозилку, а потом, так сказать, по факту попробовать вампирской любви. Думаю, фанатов данной темы резко бы поубавилось.

От Яины пахло плесенью и могилой, спать я с ней не согласился бы даже в голодный год за ведро домашних пельменей. Слава Харту, некрофилия обошла меня стороной.

– Мне нужен магистр Х’Тарс, – выкручиваясь из объятий упырихи и разрывая дистанцию, выплюнул ей в физиономию я. – Отведи меня к нему или просто вали отсюда.

– Что ты сказал, щенок? – шипит нежить и, сокращая одним движением дистанцию, пытается схватить меня за глотку. Только пытается…

Прыгаю назад, кидая в руку щит. Меч со свистом покидает ножны.

– Хочешь поиграть, сука? Давай! – презрительно усмехаюсь я и делаю приглашающий жест рукой. Что мне ее двухсотый уровень и семьдесят тысяч ХП?! Яд Шаартаха, эссенция света и пара ударов клинком.


Понижение репутации с бойцом семьи Асират Яиной. Яина, боец клана Асират, Вас ненавидит.


– Ты думаешь, светлый, тебя спасет безделушка, болтающаяся у тебя на шее? – в руках Яины появляются парные клинки, и она, приняв низкую боевую стойку, начинает медленно двигаться в мою сторону. – Я сейчас просто разорву тебя на кусочки.

– Можешь просто поцеловать меня в задницу, – я презрительно усмехаюсь, глядя на ее оскаленные пятисантиметровые клыки, – хотя нет, с такими зубами – вали-ка ты лесом, тварь.

Глаза вампирши сверкнули безумной ненавистью, она бросилась ко мне и… парализованная, застыла на половине пути.

– Оставь нас, – из воздуха в пяти метрах от меня появился лысый древний вампир в черной ниспадающей до земли мантии.

– Но… – пыталась что-то прошипеть Яина, но заткнулась под его спокойным взглядом, развернулась и, кинув в мою сторону полный звериной ярости взгляд, высоко задрав подбородок, направилась в сторону прямоугольного склепа.

Магистр Х’Тарс – босс-вампир четыреста десятого уровня. Двести миллионов ХП! Это сколько же человек нужно собирать в рейд на этого высохшего от времени ублюдка?

– Ты дерзок, пес повелителя молний, – окинув меня небрежным взглядом, покачал головой Х’Тарс. – Дерзость должна быть подкреплена силой, а потому ты еще и глуп, – без выражения глядя на меня, констатировал он. Голос твари походил на звук падающего на стекло песка. Передо мной стоял высохший двухметровый труп – крючковатый нос, лишенное какой-либо растительности лицо, рыбьи бесцветные глаза. В руках вампир держал черный резной посох с навершием в виде летучей мыши с красными рубиновыми глазами.

– Где ты увидел пса, упырь? Ты, видимо, ослеп, раз не можешь отличить собаку от волка. – Ярость не утихала во мне. Мне плевать на его уровень – убить он может меня в любой момент, но только после того, как я сдам ему квест. Даже боги не нарушат этого правила.

– Не заговаривайся, человечек, – в белесых глазах древнего вампира мелькнуло обещание моей скорой смерти, – что привело тебя в мои владения?

– Вот, возьми, – я протянул ему свиток, выданный мне суккубом. Какие интересные знакомые, однако, у второй жены владыки Астарота!

Вампир принял из моих рук послание, сломал печать и начал читать. Хорошо, что я отпустил гейтар, у них против него не было бы ни единого шанса. Тут нужна минимум сотня. Я пытался представить, какие сюрпризы готовит убийство такого НПС. Командуй рейдом я, половину лучников разместил бы на башне. Хотя какой из меня в задницу рейдлидер!

Свиток осыпался прахом в руках Х’Тарса, вампир поднял на меня свои рыбьи глаза, и я внутренне напрягся.


Задание «Первая часть ключа от Небесной Печати I» выполнено.


Вот сейчас и решится, жить мне или возвращаться экспрессом в Лакерту. Если этот урод по каким-то причинам посчитает, что я не смогу забрать шкатулку, о которой говорила Джанам, смерть моя может быть достаточно неприятной.

– На тебе метка Безымянного, человек. – Вампир, будь он в реале, мог бы стать чемпионом мира по покеру. Никаких эмоций не проскользнуло на его ссохшемся от времени лице. – Где ты ее получил? Ты бывал на Древних Дорогах?

– Не знаю, о чем ты, – облегченно выдохнул я. Похоже, мой возврат в Лакерту откладывается.

– Хорошо, светлый, мы прогуляемся с тобой до Покинутого Храма, но не стоит тебе больше испытывать терпение Асират.

– Не я первым начал. Если ты наденешь на своих бойцов намордники, чтобы они не бросались на окружающих…

– Не испытывай моего терпения, человек. Тебя не тронут, поэтому просто помолчи. Мы выступаем через час, двигаться будем по ночам. Жди здесь.


Вам доступно задание: «Первая часть ключа от Небесной Печати II».

Тип задания: легендарное, цепочка заданий.

Заберите из хранилища Покинутого Храма шкатулку из истинного серебра и передайте ее патриарху семьи Асират магистру Х’Тарсу.

Награда: опыт; информация о месте хранения первой части ключа от Небесной Печати.


До границы с Проклятым княжеством наш отряд добрался в середине ночи. Два десятка вампиров уровня «200+», подобно шарам в кегельбане, сшибали на моем пути паки встречающейся по дороге нежити. Чувствуя себя участником какого-то нереального действа, я ехал в центре отряда и размышлял о том, что же все-таки лежит в той шкатулке. Я даже не представляю эквивалента в золоте того, что заставило оторвать с насиженного места задницу вампира такого уровня. Хотя вряд ли он так безвылазно сидит на месте, жрать-то ему и его семейке иногда все-таки нужно. Странно только то, что он не открыл портал к этому подземелью, хотя, впрочем, в рейд он меня тоже и не подумал принять.

Вампиры неслышными тенями скользили по дороге, лишь полы черных плащей подобно крыльям развевались за их спинами. Машка пребывала в тихом ужасе, мне доставило немалого труда вывести ее из ступора и заставить двигаться вперед. Интересно, в Арконе есть психиатрические лечебницы для лошадей? А то, боюсь, к концу пути моя лошадь заработает стойкую шизофрению.

Но самое главное, что напрягало меня во всем этом… Да, информация о ключе мне станет доступна, а вот что случится потом? Откат до сто пятого уровня? Не думаю, что патриарх простит мне хамство. «Ладно, заморачиваться буду по факту, – решил я, когда дорога ушла в глубокий овраг, поросший чахлыми невысокими деревьями, который служил границей доминиона, – все равно уже поздно что-то менять».


Княжество Крейд, Южный Ирстад, уровень локации 150–160.


Как только перед глазами мелькнула информация о смене локации – у меня в ушах раздалась торжественная музыка, и системный лог просто взорвался бегущими строками.


Вниманию всех кланов и игроков, находящихся в Землях демонов! Только что осуществлен запуск континентального события «Проклятое княжество»!

Задача: захват и удержание цитадели Крейд – главного оплота захватившей княжество нежити.

Награда: контроль над княжеством Крейд.

Срок: 2 месяца.

Условия

На время действия события в двух провинциях княжества Антарре и Гильторе действует правило единственной смерти. Респаун в княжестве отменен, погибшие игроки могут выбрать для оживления любую ранее посещенную точку привязки, куда будет перенесено их надгробие, и не смогут попасть в княжество до окончания события. До захвата цитадели Крейд захват замков и городов на территории княжества невозможен, портальное перемещение возможно только внутри княжества, на период действия события опыт, начисляемый игрокам, увеличен на 20 %.

Администрация игры «Мир Аркона» желает успеха всем игрокам и кланам.


«Вот ни хрена себе!» – только и смог подумать я. Это что, мое появление в княжестве стало причиной запуска континентального события? Бред! Не сходится! Скорее всего, наличие у меня квеста на получение первой половины ключа послужило толчком для его запуска. То есть событие должно произойти до того, как путь наверх будет открыт, и это вполне объясняет достаточно низкий уровень местных локаций. Каким-нибудь Лазурным Драконам на полную очистку княжества от нежити понадобилось бы не больше месяца. Да они, заручившись поддержкой союзных кланов, вычистили бы все сто девяностые – двухсотые локации княжества, а потом захватили бы саму цитадель и защитили бы ее от атаки сто пятидесятых – двухсотых НПС. А если тут еще остались в живых какие-нибудь демоны, то они вряд ли участвовали бы в атаке на главный оплот. Наоборот – репутация с ними выросла бы очень неплохо.

Значит, это событие рассчитано только на расу демонов, а запущено должно быть не раньше, чем средний уровень игроков позволит им в нем поучаствовать. А поскольку я тут один – средний уровень игроков равен 132, теоретически этого достаточно как для выполнения квеста с ключом, так и для зачистки княжества. Хорошо организованный клановый союз – тысяч десять бойцов со средним уровнем сто тридцать – вышибет из цитадели «диких», не очень хорошо организованных НПС. Сколько их там? Никак не больше пары тысяч.

Но как хитро придумано! Подвязать скрытый квест с событиями двухсотвосьмидесятилетней давности под выполнение континенталки. Все просто – кланы демонов захватывают княжество, доминионы атаковать их не могут из-за проклятия Ахримана, а от захвата пришедших сверху их защитит годовой иммунитет.

За год фарма «карманных» подземелий клановый союз, захвативший княжество, по среднему уровню и влиянию сравняется с теми игроками, что придут сверху. А через пару лет сыграл бы квест архимага Альтуса, для которого понадобился бы повторный захват цитадели. Все-таки в корпорации работали гениальные разработчики! И не зря «Мир Аркона» был игрой, которая занимала первое место в мире.

Только вот сейчас нет тут никакого кланового союза. Есть только скачущий навстречу неприятностям мужик и пара десятков вампиров с ним, во главе с патриархом. Я квест-то архимага получил случайно – если бы не последнее обновление, ждать бы Альтусу еще пару-тройку лет. Ладно, хрен с ним, с этим событием. Маги с рыцарями тоже подождут – спали почти триста лет, поспят еще немного. Доберусь до храма и тогда уже решу, что мне делать дальше. Останусь в живых – попробую покачаться эти два месяца в княжестве, все-таки двадцатипроцентная прибавка к опыту – это не шутки. Уж с простым паком сто пятидесятой нежити я как-нибудь, думаю, справлюсь.

Блажен, кто верит, – первые же попавшиеся нам по дороге группы состояли не меньше чем из десятка скелетов каждая. Вампирам-то что, для их уровней три или десять – одинаково. Семья просто поменяла походный порядок. Если раньше они в основном перемещались тройками, то теперь двигались пятерками, так что скорость нашего передвижения ничуть не замедлилась.

Глава 8

Первую дневку Асират устроили в хорошо сохранившемся мраморном склепе. Почему они выбрали именно его, я мог только догадываться. Может быть, мраморный склеп для упырей что-то сродни номеру люкс – не знаю.

В седой предрассветной мгле я, предварительно отпустив Машку, с усилием продравшись через заросли какого-то колючего кустарника, следом за вампирами зашел внутрь заброшенного обиталища смерти. Вампиры хоть и вынесли два ближайших к склепу пака, но оставаться снаружи я не стал, мало ли.

Запах внутри был отвратителен. В неясном свете магического светильника, зажженного одним из вампиров, я спустился по осклизлым ступеням вниз. Появившийся из невидимости патриарх жестом меня остановил.

– Жди здесь, не стоит за нами идти, – прошелестел он безжизненным голосом и следом за своими ушел на нижние этажи.

«Да не очень-то и хотелось», – пожал плечами я и остался в первом, верхнем помещении склепа. Снизу тем временем раздались звуки осыпающихся костей, – вампиры освобождали место от его законных хозяев, но через пару минут все стихло.

Осмотревшись, я увидел несколько мраморных плит, на которых раньше стояли гробы. Сейчас на плитах, кроме кучек белесого праха и не тронутых временем табличек с именами, не было ничего, и это здорово. Никакая зараза не вылезет из гроба, а сверху в закрытый склеп вряд ли кто сможет проникнуть.

Стараясь дышать ртом, я стряхнул мусор с одной из плит и, привалившись спиной к потрескавшейся от времени стене, задумался о своей нелегкой доле. Не нравится мне, что в последнее время я смахиваю на телка, которого водят на веревочке все кому не лень. И это я, который привык все решения принимать обдуманно. Даже владыка предупредил меня о том, что с его женой лучше не иметь никаких дел. Но я же самый, блин, умный! Мне владыки и князья не указ! И вот сижу в этом гребаном могильнике и не знаю, что со мной будет дальше.

Хотя, если подумать, что мне оставалось? Отправиться в Исхарту? И что там? Зайти к Ахриману и заставить его выдать мне ключи от своей закрытой библиотеки? Даже не смешно. Пойти и наябедничать на Джанам магистру Риттеру? Ну и провалил бы я единственное доступное мне задание на получение ключа, а от того, влетело бы Джанам или нет, мне ни горячо, ни холодно. Освободить магов и рыцарей Ордена Рыжего Пламени? Возможно, докачавшись до сто семидесятого уровня, я бы смог в невидимости добраться до запечатанной двери хранилища в цитадели. А дальше-то что? Тупик. Пусть даже маги и рыцари там настолько круты, что смогут вынести гарнизон крепости. Но кто вообще сказал, что они мне будут помогать? Да и не справится сотня трехсотых с парой тысяч двухсотых. Захват замка – это не рейд в подземелье, где можно выносить все по порядку. У гарнизона замка совсем другой скрипт. Да пока я буду расти до сто семидесятого, сколько времени пройдет! Я знаю свою сестру, она не успокоится и не будет сидеть сложа руки, а значит, сунется куда-нибудь и вполне может вляпаться в какие-нибудь неприятности. Об этом даже думать страшно. Да мало ли наверху уродов? Мне одной записи, показанной Иваном, хватило за глаза. Нет! Я все делаю правильно. Может, это и самовнушение, но время покажет, прав я или нет.


В следующий ночной переход наш отряд, по небольшой дуге обогнув разрушенный войсками Ахримана замок Кьер, часа за три до рассвета выехал на границу окрестностей Хантары, где, по словам ищущего, двести восемьдесят лет назад уцелевшие в княжестве демоны дали отпор войскам владыки Эрисхата, продавшегося Дважды проклятым богам.

После выезда из Ирстада количество нежити по сторонам уводящей на юго-запад дороги заметно уменьшилось, иногда нам даже встречались вполне обычные животные. Настроение мое было ни к черту. Атмосфера, царившая в проезжаемых локациях, любого могла привести в глубокое уныние. В голову лезли невеселые мысли, они каждый раз возникали, когда мы проезжали мимо мертвых, опустевших деревень, заросших деревьями и кустарником полей, одиноких остовов когда-то вращающих крыльями мельниц, разрушенных погостов с разгуливающей за их оградами нежитью. Все это выглядело неестественно и дико под светом висящей в небе луны на фоне древних могильников и курганов.

Чавкающий звук оторвал меня от раздумий, а в следующую секунду я уже летел через голову на землю. Ноги вылетели из стремян сами, поэтому упал я немного в сторону, на бок. Луна несколько раз мелькнула перед глазами, и я, отплевываясь от попавшей в рот и глаза пыли, на некоторое время полностью потерял ориентацию.

Машка умерла сразу. Пущенная кем-то стрела насквозь пробила ей голову. Выматерившись, я рывком вскочил на ноги, выхватил меч и застыл как вкопанный. На дороге творилось невероятное. Какие-то всадники на кабанах, одетые в тяжелую черную броню, добивали сопровождающих меня вампиров. Истыканный стрелами патриарх (и как его вытянули из невидимости?), превратившийся в огромное омерзительное чудовище, напоминающее трехметровую летучую мышь, десятком сотканных из тьмы щупалец отбивался от всадника, который размахивал огромным двуручным мечом, словно тростинкой. Еще четверо нападавших атаковали патриарха с боков, и, судя по тому, как улетала его жизнь, мой поход за первой половиной ключа от Небесной Печати закончится прямо здесь, всего через несколько минут.

Лезть в драку? Я не идиот! Уровни нападающих скрыты, но, судя по тому, с какой скоростью они уничтожили два десятка двухсотых вампиров, любому из них я на один-два удара. Отношение нападавших ко мне – «неприязнь», и доводить его до ненависти не стоит.

Я попытался рассмотреть ник командира атакующих, но за мельтешением светлых росчерков мечей нападавших и темных щупалец избиваемого Х’Тарса разглядеть ничего не смог. За все время боя никто не произнес ни звука, раздавались лишь глухие удары о железо и хруст рассекающих плоть мечей. Я стоял у трупа лошади и хмуро смотрел на побоище. «Машку, конечно, жаль, но она через сутки оживет, а опыта мы с ней никакого не набрали, так что как-нибудь я это переживу», – думал я, глядя, как исчезают мои надежды достать первую половину ключа.


Задание «Первая часть ключа от Небесной Печати II» изменено.

Тип задания: легендарное, цепочка заданий.

Заберите из Покинутого Храма шкатулку из истинного серебра и передайте ее в Сарикасе, столице доминиона Руалт, мастеру Виардизу.

Награда: опыт; информация о первой части портального свитка ведущего на Карн; вариативно.

Внимание, для выполнения этого задания Вам потребуется помощь не менее пятидесяти союзников.


Значит, не все еще потеряно! Только где мне брать союзников и что значит «вариативно»? И что мне делать теперь? Да откуда вообще взялись эти «благодетели»?! Я поднял голову и посмотрел на приближавшегося ко мне лидера всадников, уничтоживших вампирскую семью. Ведя на поводу своего черного как ночь кабана, он аккуратно обходил живописно лежащие на дороге трупы вампиров. Теперь наконец я смог прочитать его ник, и когда рыцарь, хлопнув по плечу одного из своих воинов, стянул с себя шлем, я уже понял все. Женщина! Жуткое, перекошенное лицо, налитые кровью слегка раскосые глаза, заостренные эльфийские уши и пепельные, рассыпавшиеся по плечам волосы. Я очень хорошо помнил это лицо из одного из моих видений. Что-то везет мне на встречи с великими сущностями…

– Кто ты такой? И что общего было у тебя с Врагом? – ее и без того ужасные глаза блеснули яростью.

– Я всего-навсего пытаюсь найти дорогу наверх, Кирана. Но благодаря тебе и твоей свите, похоже, мой путь теперь стал намного длиннее, – устало ответил ей я и с досадой посмотрел на труп своей лошади.

– Откуда ты знаешь, как меня зовут, двуживущий? Я уже сама забыла то имя, которое носила когда-то. – Лицо ее исказилось, в глазах мелькнули подозрение и боль.

– Мне многое известно, – вздохнул я и вытащил из сумки квестовый предмет. – Я видел твой бой с Багеритом, а еще вот, возьми, по-моему, это твое.

– Откуда у тебя… – Богиня в мгновение ока выхватила из моих рук зеркало из истинного серебра, сжала обеими руками и заглянула в него.

Вслед за ослепительной вспышкой света прогрохотал громовой раскат, землю ощутимо тряхнуло. В лицо пахнуло свежестью, лесом, запахами свежей травы и спелой земляники.

– От это блин… – вырвалось у меня, когда я наконец проморгался.

Лесная поляна в утренних сумерках выглядела сказочным кусочком весны. Деревья вокруг заметно прибавили листьев, густой ковер травы, словно волшебная перина, метров на сто в обе стороны скрыл под собой участок дороги. Куда-то исчезли трупы вампиров и их патриарха, и я в обалдении смотрел на порхающих вокруг, непонятно откуда взявшихся тут в это время суток огромных бабочек. Тишина… Головы полутора десятков темных эльфов повернуты в мою сторону. Некоторые уже без шлемов, в их глазах плещется просто физически ощущаемая мною радость. Над головой богини сменилось имя, и она сейчас выглядела точно так же, как тогда, на поле боя, когда сидела около мертвого гнома. Латная броня сменилась зелеными одеяниями рейнджера, сама богиня стала ниже едва ли не на две головы, а по ее черным, до пояса, волосам забегали маленькие искорки света. Теперь Кирана смотрела на меня с интересом, словно я был какой-то диковинной зверушкой.


Внимание! Вы обратили на себя внимание высшего существа. Богиня темных эльфов Кирана относится к Вам благосклонно.

Повышение репутации с расой темных эльфов. Темные эльфы относятся теперь к Вам с уважением.


– Где ты нашел мое зеркало, видящий? – ее голос был похож на журчание ручейка.

– Шаартах, – выдавил из себя я, чувствуя себя участником какого-то анимешного действа. – Твое зеркало я подобрал с его останков. Ты, видимо, выронила его во время боя с Багеритом.

– Тварь вместе с зеркалом забрала часть меня. – Зеленые глаза ее на мгновение вспыхнули.

И я подумал, что, найди Шаартаха эта хрупкая черноволосая девушка, едва достающая макушкой до холки своего кабана, смерть высшего демона была бы не в пример неприятнее.

– Как ты тут оказался? Кто ты? И почему хочешь попасть наверх?

– Если бы я знал, – пожал плечами я. – А наверх я хочу потому, что там у меня сестра – твоя соплеменница по имени Тауриэль. И не спрашивай, как темная эльфийка может быть сестрой человека, я все равно не смогу тебе этого объяснить.

– Ты не человек, но ты им когда-то был, – нахмурилась Кирана. – Я вижу, что ты говоришь правду. Сожалею, однако ничем не могу тебе помочь, – с грустью в голосе произнесла она, и тут ее взгляд остановился на туше лошади у моих ног, которая почему-то не исчезла вместе с убитыми вампирами. – Мы убили твою лошадь?

– Да, было дело, – кивнул я, – хорошо, что не убили меня, иначе мне было бы значительно хуже.

– Вот, возьми. Думаю, он поможет тебе в твоем пути, видящий, – девушка сделала шаг ко мне и протянула поводья своего черного кабана.


Задание: «Зеркало Исилиэль» выполнено.

Вами получен новый уровень! Текущий уровень: 133.

Вам доступны одна единица очков таланта.

Классовый бонус: + 1 к интеллекту; + 1 к духу.

Вам доступны 3 единицы характеристик.

Вами получен «Черный вепрь Кираны».

……………………………………………………………

Вами получен новый уровень!

Вами получен новый уровень!

Вами получен новый уровень! Текущий уровень: 145.

Вам доступны тринадцать единиц очков таланта.

Классовый бонус: + 1 к интеллекту; + 1 к духу.

Вам доступны 39 единиц характеристик.


– Прощай, видящий, и спасибо тебе…

– Кирана, подожди! Я… я понимаю, что многого прошу, но…

– Чего ты хочешь еще? – холодно спросила меня богиня.

– Я… я могу что-нибудь передать своей сестре? Она же…

– Нет, – оборвала меня Кирана, – не можешь… Прощай…. – мне показалось, в голосе богини прозвучала грусть. Девушка развернулась и пошла к своим воинам. – Уходим! – крикнула она, и отряд в мгновение ока растворился в воздухе….


Над Проклятым княжеством занимался рассвет, первые солнечные лучи осветили верхушки деревьев и рассыпались по ветвям. И снова я один. Тоска…

– Ты хоть фрукты жрешь? – я достал из инвентаря яблоко и протянул его черному чудовищу.

Зверь некоторое время молча буравил меня своими желтыми глазищами, потом с шумным выдохом подался вперед и взял с руки угощение. «Какой же ты здоровый!» – похлопал я его по жесткому черному боку. Холка вепря достигала уровня моих глаз, немного ниже находилась огромная, покрытая старыми шрамами морда, устрашающе торчали вверх две пары пожелтевших бивней, похожих на широкие тридцатисантиметровые ножи. От него пахло хвоей, гнилыми листьями и мускусом – не очень приятные ароматы, но, происходи это все в реале, боюсь, запахи были бы на порядок хуже.

«Как тебя назвать? – почесал затылок я. – Пятачком несолидно, Свином – как-то тоже. Нужно чего-нибудь угрожающее… О, точно, назову-ка я тебя Мраком! Да, это имя вполне тебе соответствует».


Мрак.

Вепрь. Транспорт.

Легендарное. 145-й уровень.

Не требует уровня. Верховая езда.

Атака: 2736–3582. Восстановление: 2 сек.

Броня: 3625.

Все сопротивления: 75 %.

Сила: 725.

Выносливость: 725 (восстановление 100 ед./ч).

Здоровье: 4350 (жизнь 43 500).

Шаг: 3–4 км/ч (не расходует единицы выносливости).

Рысь: 10–15 км/ч (1 ед. выносливости в минуту).

Галоп: 25–35 км/ч (20 ед. выносливости в минуту).

Особые умения:

единство 0/3,

рывок 0/3,

бешенство 0/3.

Внимание! Распределение опыта 50 %/50 %.

Свободны 2 единицы умений (1 ед. = 50 уровней животного).


Единство 0/3.

Восстановление: 5 мин.

Увеличение рейтинга брони всадника на 20 % и максимальных сопротивлений на 5 %, сроком на 2 минуты.


Рывок 0/3.

Восстановление: 5 мин.

Пятисекундное ускорение вепря до 50 км/ч с пятикратным нанесением урона атакуемому.


Бешенство 0/3.

Восстановление: 5 мин.

Атаки вепря проводятся с удвоенной скоростью и также поражают двух находящихся рядом с выбранной целью противников, нанося им 85 % урона. Время действия 30 сек.


«Ну ни хрена себе!» – я аж подскочил от восторга. Да это для меня круче самой крутой спортивной тачки. «Мрак, – потрепал я за ухом жующего кабана, – да ты не черный, – ты у меня золотой!» 43 500 ХП – это просто здорово! У боевых маунтов должно быть много очков жизни, иначе толку от них немного. Хотя, скорее всего, мой кабан даст фору почти любому боевому коню или ящеру. Урон, правда, не запредельный, у ящеров-то он наверняка больше, но кабан скорее танк, чем дамагер. Конечно, опыт придется делить со свином пополам, что не очень радует, но и зарабатывать опыт я, надеюсь, смогу гораздо быстрее.

«Так, а что делать с его умениями?» – я залез на вепря и врубил единство. 3325 брони – да, повысилась на 20 %, но вот поглощение физического урона выросло ненамного: с 73,4 % до 82,3 % – там не прямая зависимость; чем выше рейтинг, тем меньше прирастает коэффициент поглощения. Ладно, тогда однозначно рывок.


Вы изучили для своего питомца умение «Рывок 2/3».

Перед атакой вепрь ускоряется на 7 сек до скорости 70 км/ч и наносит выбранной цели семикратный урон.


Хоть одного урода, но все-таки можно будет гарантированно завалить. Конечно, это слабая помощь против паков из десяти-пятнадцати скелетов. Я проиграл в уме атаку на такой пак в чистом поле, и все равно получалось, что я в итоге сливаю с разгромным счетом. Скажем, рывком выношу главного моба в паке, у которого на сто пятидесятом уровне, как правило, около ста – ста двадцати тысяч ХП. Допустим даже, мне удастся продержаться некоторое время за счет единства, отпрыгнуть в сторону и, повторно разогнав кабана в галоп, уничтожить еще одного моба. Скольких я успею зарубить еще под ударами со всех сторон? Одного? Двоих? А если учесть, что почти в каждом паке есть лучники и маги, становится еще грустнее. Стоп! А если рывок делать в одного, а пикой бить другого? Да еще перед ударом включать кабану бешенство? По троим ударит кабан, нанеся примерно по двадцать пять тысяч урона каждому, а четвертого завалю я! И все равно хреново. Половина скелетов в паках закованы как минимум в кольчуги, а это поглощение физики минимум 35 %. И вместо двадцати пяти тысяч мы имеем уже пятнадцать-семнадцать. У сто пятидесятых обычных мобов от сорока до пятидесяти тысяч ХП. Урон от моих навыков – чуть больше четырех тысяч, без учета брони противника. В общем, уныло. Одному мне с местными паками нежити не справиться никак.

Я усмехнулся, вспомнив как-то свой разговор с Максом еще в той жизни. Я, помню, тогда его спросил: «Как дела?» – «Ты представляешь себе борца сумо, Рома? – спросил, в свою очередь, мой друг и, дождавшись моего утвердительного кивка, продолжил: – Так вот, представь, что эти борцы вдруг решили поиграть в регби. В регби есть такое понятие, как «схватка», когда игроки обеих команд стоят, обхватив друг друга руками, и ждут, пока им кинут мяч. – Он тяжело вздохнул. – Вот такие, Рома, и мои дела: с какой стороны ни подойди – одна Большая Задница, и даже если посмотреть сверху, то там тоже немаленькая дыра».

Вроде бы все у меня хорошо, благосклонное отношение четырех богов этого мира, масштабируемая легендарка, непонятное, но, по всей видимости, крутое колечко, просто фантастический маунт, куча денег. «Но ведь я ничего этого не просил, и чем мне все это поможет против обыкновенного пака нежити?» Я зло сплюнул на землю, а кабан подо мной, словно почувствовав настроение хозяина, возмущенно фыркнул. Или ему мои манеры не нравятся?

«Да по фигу. Проблемы будем решать по мере их возникновения», – приободрился я и направил кабана к ближайшим деревьям, на которых уже висели какие-то крупные, по виду спелые плоды. А чего, очень неплохо, даже удобнее, чем на кобыле. Высокий горб вепря прикрывает меня спереди до груди, щитом закрываться удобно. Так что при лобовой атаке у противников будет немного шансов поразить меня стрелами. Я направил кабана на открытое пространство и использовал рывок. «М-мать!» – вырвалось у меня, когда кабан без пробуксовки рванул с места, а я почувствовал себя на американских горках. Хорошо, что у седла высокая задняя спинка, иначе точно вылетел бы. Впрочем, никакой особой тряски не было – все в пределах допустимого, так что жить можно, особенно если привыкнуть. Мрак, умница, затормозил не сразу, поэтому мы вполне нормально закончили нашу с ним авантюру. Я развернул кабана обратно к импровизированной полянке и пустил пастись под деревья, благо там много чего нападало, а сам решил разложить собственные таланты и характеристики.

Так, доводим здоровье до ста сорока двух, в вот таланты… Да что тут думать – десять проходных и одно очко в третьи оковы и два усиления физических ударов.


Вы изучили «Язык пламени IX».

Мгновенное действие.

Затраты энергии: 46.

Восстановление: 2 сек.

Вы атакуете противника раскаленным силой огня клинком, нанося 230 % урона дополнительно к базовому урону от оружия, и игнорируете 9 % его физической защиты.


Вы изучили «Ледяной клинок IX».

Мгновенное действие.

Затраты энергии: 46.

Восстановление: 2 сек.

Вы атакуете противника ледяным клинком, нанося 230 % урона дополнительно к базовому урону от оружия, замедляете его передвижение на 40 % на 10 секунд и имеете 9 %-й шанс заморозить противника на 9 секунд.


Вы изучили заклинание «Оковы земли III».

Мгновенное действие.

Время действия: 10 сек.

Затраты маны: 330 единиц.

Время восстановления: 30 сек.

Вы создаете в выбранном месте, в радиусе 40 м, область диаметром 6 м. Все существа, оказавшиеся в этой области или зашедшие в нее, сковываются силой стихии земли на время действия заклинания.


Все, теперь десять очков нужно отложить на портал, так что до сто пятьдесят пятого уровня можно не заморачиваться. «Так, все, конечно, хорошо, только вот что сейчас делать мне? Как мне без патриарха вампиров шкатулку из истинного серебра забрать из хранилища сто восьмидесятого подземелья? Как мне вообще туда добраться? И стоит ли? И ведь не портанешься отсюда – эта континенталка, мать ее, – думал я, собирая с земли крупные, не меньше килограмма весом, плоды, похожие на абрикосы, которые понравились моему кабану. – Хрен его знает, что он вообще жрет, лучше иметь запас, благо его и моя сила позволят нам увезти в случае чего несколько тонн груза».

Собрав около пятидесяти плодов, я уселся на землю и открыл карту княжества. Так, я сейчас нахожусь на границе окрестностей Хантары, города, где, по идее, должны остаться жители княжества. Сама Хантара расположена в месте впадения реки в озеро. В центре окрестностей города какое-то непонятное укрепление Фарот, явно меньше замка, около которого основная дорога раздваивается. От Фарота одно направление уводит на юг, в Гильтор, через территории какого-то безымянного замка, а второе ведет к самому городу. До Хантары примерно два-три дня пути, если двигаться на юго-запад. Локации тут 150 – 180-го уровней, так что вполне можно проскочить. Только вот что вообще происходит в этой сатрапии? Ведь так, по-моему, называют у демонов баронства? Прямо от меня километрах в восьми на карте обозначена деревня Балана. Может быть, заехать туда? Решено! Репутация с местными у меня – «неприязнь». Буду аккуратно двигаться от деревни к деревне, спасибо знаку курьера, – быть может, узнаю что-нибудь интересное, глядишь, и задания какие найду.

Солнце поднялось уже довольно высоко, в пасмурном небе образовались большие разрывы, и белые пятна облаков быстро скользили по небу, напоминая своими очертаниями причудливых животных. Я, приняв окончательное решение, залез в опции, вывел над головой свое лейтенантское звание, убрал карту и поднялся с земли. «Эй, конь вороной! – крикнул я спокойно жующему падалицу вепрю. – Хватит жрать, поехали, что ли, искать приключений на мою пятую точку».

Глава 9

До Баланы оставалось чуть больше километра, когда я заметил поднимающиеся над лесом клубы черного дыма. А еще через некоторое время до меня донеслись звуки тупых ударов о дерево. Я пятками ускорил кабана, и вскоре за поворотом показалась огороженная частоколом небольшая, домов на двадцать, деревенька.

«А вот и приключения!» – понял я и с чувством выругался. Деревню атаковали. Атаковали нелепо, что вообще свойственно НПС, но ее жителям и такого должно было вполне хватить.

Две сторожевые башенки пылали, массивные ворота трещали под ударами двуручных мечей огромного рыцаря Смерти и четырех его спутников. Вдоль частокола валялись несколько разломанных лестниц, и толпящиеся под стеной скелеты в тяжелых доспехах, подобно своему предводителю, тупо рубили заостренные колья ограды. Метрах в пятидесяти напротив ворот валялись трупы лучников и магов, убитых, видимо, защитниками со стен.

На предводителя атакующих сыпались бревна и камни, впрочем, не доставляя ему особых неудобств. Еще бы – восемь миллионов очков ХП, к тому же его явно лечили: один из троих оставшихся в живых личей периодически вздергивал вверх руки, отправляя в его сторону сгустки болотного тумана. Оставшиеся двое просто швыряли в иногда показывающихся на стенах защитников куски багрового пламени. Полоска прочности ворот – в желтом секторе, и если ничего не предпринять, то около сорока сто семидесятых скелетов во главе с трехметровым рыцарем Смерти скоро ворвутся в сто пятидесятую деревеньку. Сколько там защитников? Пятьдесят? Шестьдесят? Итог понятен и печален. И что же делать мне?!!


Вам доступно задание «Спасение Баланы».

Тип задания: уникальное.

Помогите жителям Баланы отбить нападение отряда рыцаря Смерти Даэрона.

Награда: опыт; повышение репутации с княжеством Крейд, повышение репутации с жителями Баланы, Феаторы, Фарота и Уриаты.

Внимание! Количество репутации зависит от Вашего вклада в отражение нападения.


Ветер дует мне в спину с нарастающей силой, унося дым и запах гари куда-то за деревню. Ворота трещат все громче, скелеты вдоль стен прекратили рубить частокол и смотрят в сторону своего вожака. Гребаное событие, требующее вмешательства героя, во всей красе! Стоило мне доехать до первого же поселения – и на тебе, искин сразу подкидывает квест, причем его совершенно не волнует, один я или нас тут человек сорок. Да что могу я один?! Старая подруга ярость на миг захлестывает меня. Моя ярость направлена на весь Аркон, со всеми его богами и искинами, на ублюдка Чейни, на это Проклятое княжество… Что я могу?

– Да до хрена могу!!! – ору я, ломаю в руке одну из склянок Ар-Ираза и посылаю Мрака в галоп в сторону троих личей.


Шестьдесят тысяч ХП у хилера, я даже не буду трогать рывок, им должно хватить и без этого. Маги стоят плотной группой и пока меня не замечают. Направляю кончик пики во вздымающего руки урода. «Что мне стоило потренироваться раньше? – я злюсь и на себя, но направляю эту злость на врага. – На хрен заморочки, тут не реал, все должно получиться». Радиус агро – маги начинают поворачиваться в мою сторону. Удар! Кости хилера с хрустом осыпаются на землю, один из личей отлетает в сторону, сбитый тушей моего кабана, второй оказывается у Мрака под копытами. Молчание – в отлетевшего! Выхватываю клинок и помогаю кабану, пока второй лич не подбегает ко мне, размахивая своим сучковатым посохом. Кабан справляется и сам, все его удары по лежащему противнику проходят критами – игровые законы никто не отменял. Легко отбиваю удар посоха щитом и рублю мага, чередуя ледяной клинок с языком пламени. Мои удары вышибают из незащищенного противника по 7–8 тысяч ХП, «эссенция света» работает. Третий ледяной клинок обездвиживает лича, по которому я нанес еще несколько ударов, когда уже расправившийся со своим противником Мрак резко бьет по замороженному андеду бивнями снизу вверх. Изломанная тушка уже окончательно дохлого мага отлетает метров на пять в сторону.

Адреналин кипит в крови, разворачиваю кабана в сторону ворот. Вот сейчас решится все! Мои 7000 урона на скорости 70 км/ч… Трехметровая фигура в матовых латах – рыцарь Смерти Даэрон, восемь миллионов ХП. Тварь, которая стоит на моем пути на Карн! Будь он не в латах, все решилось бы одним ударом. А так…

Со стен замечают меня и, размахивая руками, что-то кричат. Не слышу ничего – кровь стучит в висках, – до ворот около пятидесяти метров. Срываю с пояса склянку с ядом Шаартаха и кидаю в широкую спину рыцаря Смерти. Промахнуться не боюсь – тут не реал.

«Давай, Мрак», – трогаю пятками бока вепря, и он начинает разбег в сторону ворот. Даэрон, у которого разом слетело больше семи миллионов ХП, словно в замедленной съемке, разворачивается мне навстречу. Рывок! Меня вжимает в заднюю спинку седла. На кончике моего копья огромная фигура, ветер свистит в ушах, над воротами ошарашенные лица защитников. Бешенство Мраку! Ну помоги мне, Ингва-а-ар!

Удар! Копье с противным хрустом входит в поясницу рыцаря Смерти. Крит! Да-а!!! Вылетевшая цифра просто невероятна. Копье вырывается из моих рук, два спутника Даэрона отлетают в стороны, причем один из них уже не встанет, мой вепрь тоже умеет критовать, а сам рыцарь медленно заваливается на бок. Выхватываю меч и начинаю рубить разворачивающихся ко мне тварей, кабан ревет, добивая подранка, и неплохо пробивает оставшихся. Со стен что-то кричат, умудряюсь извернуться и выхватить из тела нежити свою пику, краем глаза замечая бегущих ко мне со всех сторон скелетов, и врубаю единство. Несколько минут просто рублю все, что шевелится, ярость заливает глаза, боли практически не чувствую, но, заметив, что моя полоска хп уже на половине, пью лечилку, продолжая рубить набегающих тварей. Мраку тоже приходится несладко, нас спасает только то, что скелеты не могут окружить нас, так как мы вертимся около стены. Защитники пытаются бить нежить из луков, но не слишком успешно. И, наконец, чувствую, что пора! Перед глазами стоит багровая пелена, кабан уже еле переступает ногами, нежити слишком много, лечилка выпита, поясницу простреливает нечеловеческая боль, и я краем сознания, «шагом сквозь тьму», отправляю нас с кабаном за ворота.


Небольшая площадь перед воротами, два крайних дома горят, ко мне бегут какие-то демоны. Мрак пробегает по инерции метров пятнадцать и медленно опускается на брюхо. Меня снова скручивает приступ боли, и я сползаю с седла лежащего кабана на землю…


– Эй, светлый, очнись, – сознание возвращается постепенно.

Пасмурное небо, запах гари. Надо мной лицо пожилой демонессы с ковшиком в руках, которое в одно мгновение сменяется огромным свиным пятаком. Мрак шумно выдохнул прямо мне в лицо, заставив сморщиться. «Вонь-то какая! Зубы, что ли, ему как-то чистить? Хотя ничего так – не хуже нашатыря», – пришла мне в голову тупая мысль, и я, отпихнув морду четвероногого друга в сторону, резко принял сидячее положение.

– Господин, вот вода, – сухонькая старушка протянула мне ковш с ледяной необычайно вкусной водой.

– Долго я лежал? – спросил я ее, сделав два глубоких глотка.

– Пару минут, не больше. А ваш зверь так вообще почти сразу поднялся.

Вернув демонессе ковш, я оглянулся по сторонам. Метрах в пяти от меня кучка чумазых детей, они с восхищением смотрят на Мрака, в воздухе стоит треск от ударов с той стороны в ворота, вдоль стен на подмостках и на земле лежат трупы защитников – маги и лучники Даэрона выкосили почти половину боеспособного населения деревни. Из оставшихся на ногах – шестнадцать охотников в кожаных бронях, четверо мечников в простых кольчугах и кожаных шлемах. Остальные жители Баланы одеты в лучшем случае в части кожаных доспехов и вооружены как попало. Всего человек шестьдесят от сто сорокового до сто пятидесятого уровней. На стенах сейчас только лучники, остальные собрались напротив ворот и ждут прорыва нежити. А ведь там, за воротами, еще около тридцати сто семидесятых латников. Как же меня все это достало!

– Господин рыцарь, вы как?

Это, видимо, староста – крупный кряжистый демон в кожаной броне с длинным охотничьим луком. В его карих, с вертикальным зрачком глазах мелькает нешуточная надежда.

– В порядке, Гверт. – Я поднялся на ноги, сунул кабану один из абрикосов и с некоторым трудом забрался в седло. – Лекари в деревне есть?

– Да, господин, двое. Слабые, правда.

– Освободите площадку у ворот, чтобы я смог как следует разогнаться. Лучникам скажите, чтобы били по одним и тем же целям, – я внимательно посмотрел в карие глаза демона. – Ну а лекари пусть лечат. Все! – Кивнув напоследок старосте и проводив его взглядом, я развернул кабана в сторону ворот и сдал немного назад.

Прогрохотал дальний гром, и первые крупные капли дождя упали на землю. Я вытащил из инвентаря пику и, держа ее вверх острием, молча смотрел на доживающие последние мгновения ворота. Внезапно, одновременно с громовым раскатом, душный сумрак прорезала молния, и в этот момент створки ворот пали. В трехметровый проем толпой полезли латники, и я, пятками тронув бока Мрака, сразу же врубил рывок!

Почти тонна живого веса, на огромной скорости с лязгом вломившаяся в неподготовленную толпу нападавших, расшвыряла их в стороны, словно оловянных солдатиков. В воротах возник затор. Я, загодя врубив «бешенство» с «единством», не разбирая начал рубить ошеломленных от такого поворота событий латников. Со всех сторон что-то кричали, молнии ветвились с неба, гремел гром. Под копытами вепря хрустели кости, в седле было скользко от начавшегося проливного дождя. Ледяной клинок, язык пламени, ледяной клинок, кабану – цель на лежащего под копытами, язык пламени. Время от времени по телу прокатывала прохлада лечения. Хорошо, что в таких боях агро не держится долго, иначе, навались на меня все разом, не помогло бы ничего.

Мат со стен, мелькание светящихся голубым светом прорезей шлемов… Краем глаза замечаю старосту, разом за разом пускающего оперенную смерть в неживых тварей. Какой-то скелет достает меня ударом в ногу. Больно! Парирую следующий удар и наношу рубящий сверху, крит! Прыгаю с кабаном назад, галоп – и еще один латник со скрежетом осыпается на землю.

Трое перед Мраком: один опускает тяжелый двуручный меч на голову кабану, но тут же падает со стрелой в глазнице, принимаю удар левого на щит, а правого вепрь просто вдавливает в один из опорных столбов. Плюнув на того, что слева, помогаю кабану добить обездвиженного, и мы с ним по инерции вырываемся за ворота.

Метрах в пяти от меня, одновременно с громовым раскатом, в землю ударяет ярчайшая молния.

– Да! – на мгновение ослепленный и оглушенный, поднявшись в стременах и разведя руки в стороны, ору я. – Я здесь, Ингвар! Смотри на своего лейтенанта!


Повышение репутации с княжеством Крейд! Жители княжества Крейд теперь относятся к Вам нейтрально.

Повышение репутации с жителями Фарота! Жители Фарота теперь относятся к Вам с уважением.

Повышение репутации с жителями Баланы, Феаторы и Уриаты! Жители Баланы, Феаторы и Уриаты теперь относятся к Вам с почтением.


За спиной раздаются радостные крики. ПОБЕДА!


Задание «Спасение Баланы» выполнено!


Полоска опыта практически упирается в следующий уровень, я тяжело вздыхаю, достаю из инвентаря объемистую фляжку Треис, делаю пять больших глотков, снимаю шлем и подставляю лицо падающей с неба воде.

Шум дождя. Капли чавкают по мокрой земле и выбивают барабанную дробь по створкам опрокинутых ворот и доспехам валяющихся тут и там мертвых воинов Даэрона. Сам он лежит в неестественной позе у правого воротного столба, забрало откинуто, и черные провалы глаз смотрят в пасмурное небо. Лицо вполне человеческое. Черные волосы, прямой нос, тонкая нитка губ. После смерти рыцарь заметно убавил в размерах.

Я спрыгнул с кабана и наклонился над его изломанным телом. Три редкие вещи. Латные перчатки на сто пятьдесят пятый уровень, лук на сто шестидесятый и кольчужные штаны на сто шестьдесят пятый. Пять необычных предметов, семьдесят пять золотых и десяток различных мензурок. «Странно – больно богатый лут, наверное, это как-то связано с континенталкой. Впрочем, плевать, мне-то от этого только лучше», – пожал плечами я и направился к убитым мною первыми магам.

С трудом удерживая равновесие на мокрой глине, я подошел к останкам личей. А неплохо мы тут с кабаном порезвились! Кости незадачливых мобов были разбросаны на площадке почти десятиметрового диаметра. Лут тоже порадовал: три необычных предмета и три монеты серебром. Остальное особой ценности для меня не представляло: три мензурки с зельем маны и какая-то алхимическая хрень. «То есть с тысячи убитых сто семидесятых я буду иметь сто золотых монет, – провел я в голове нехитрые вычисления, – и это не считая обычного лута».

Меня всегда занимала экономика игры – ведь если посчитать, одних только денег с мобов падает достаточно для того, чтобы обычный средний игрок в эпоху «до обновления» мог без особых напрягов зарабатывать больше десяти тысяч долларов в месяц. Даже если посчитать, что в момент события денег падает в два раза больше, то уж пару-то тысяч мобов за месяц игры можно убить в любом случае. А это как раз десятка. Однако! На мелких уровнях денег, правда, падает значительно меньше, но и мобы полегче. Конечно, там нет таких тепличных условий, как у меня здесь, а, учитывая шестичасовой респаун, в стартовых локациях особо не разгуляешься. И все же… Хотя что толку считать, только постройка самого простого кланового замка начиналась от пятидесяти тысяч монет, а купить под него землю? А ремонт экипировки, а ее улучшение? Да хоть бы та же химия – все это стоит денег. Может, поэтому игровое золото так высоко ценилось? К тому же я в реале получал больше десятки, и это без особых хлопот. «Да и к чему сейчас эти бесполезные размышления? – я посмотрел на начавшее стремительно светлеть небо, за раздумьями не заметив, как окончился дождь. – Доллара больше нет, как, собственно, и рубля с прочими йенами, поэтому и думать теперь об этом больше не стоит».

Громкий чавкающий звук за спиной заставил меня резко обернуться, и моя челюсть медленно поползла вниз. С правой стороны от дороги, упирающейся в ворота деревни, еще во время своей сумасшедшей атаки я заметил огромную грязную лужу. В общем, теперь ее там практически не было, поскольку все ее пространство занимал мой боевой товарищ, который вместе с седлом и сбруей был теперь с ног до головы измазан в коричневой жиже. Кабан лежал на спине, смешно болтая в воздухе копытами, и одним глазом смотрел в мою сторону. Это он ждет моей реакции?

В воротах оживленно толпились местные, кто-то показывал в сторону лужи пальцами. Мелкие демонята с криками бежали в сторону моего кабана. Я в бессилии прикрыл лицо рукой, достал из инвентаря трубку, опустился на ближайший камень и закурил. Мрак из лужи проревел что-то возмущенно-призывное, напугав окруживших его детей, которые от его рева шарахнулись в стороны. «Это ты меня к себе, что ли, зовешь? – хмыкнул я. – Не, я пас. Ты уж как-нибудь сам». Ощущение дежавю. В голове вертелась забытая мысль: «И на хрена я перед дождем помыл свою тачку?»


«Что теперь? – думал я, выдыхая ароматный дым. – Я вроде как герой, нужно этим пользоваться. Надеюсь, трактир у них тут есть? Да и разговорить старосту не помешает. Любая информация для меня сейчас на вес золота. Жаль только, квестов пока никаких не видно. Может, когда жители успокоятся, задания появятся? В общем, сегодня отдыхаем и определяемся с ближайшими планами». Я выбил трубку о камень, на котором сидел, и направился в сторону деревни.

– Подымайся давай, герой, хорошего помаленьку, – бросил я по дороге блаженно развалившемуся Мраку и, слыша за спиной плеск и шумное кабанье дыхание, не оборачиваясь продолжил движение.

При нашем появлении голоса разом стихли, головы местных повернулись к нам. Взгляды теплые, ни тени напряжения. Молчат из вежливости. Видимо, ждут, пока староста прояснит ситуацию. Я обошел груду костей в железе, лут буду собирать позже, и поискал глазами Гверта.

– Господин рыцарь! Мы, значит… Я даже не знаю, как вас благодарить… Мы ваших-то не трогали, – он кивнул на валяющиеся вокруг останки. – А своих, значит… Хотя, если вам нужно, мы и своих вам…

– Не стоит, Гверт, – махнул рукой я, – где у вас тут постоялый двор? Еще мне нужен кузнец. И хотелось бы получить ответы на некоторые вопросы.

– Так это… – демон со вздохом развел руками, – нету у нас двора-то. Давно нет. Сгорел лет тридцать назад вместе с одноглазым Риимом. Да никто больше и не решился открывать. Народу-то у нас мало – дело не особо прибыльное. Мы за выпивкой в Феатору ездили в случае чего или сами вон гнали. Правда, в Феаторе жарка хорошая… – староста запнулся. – Была хорошая…

– Эти мрази уничтожили ее, – молодой черноволосый парень в простой матовой кольчуге и с мечом на поясе зло сплюнул на землю, развернулся и, опустив плечи, направился к дымящемуся дому. Туда жители стаскивали своих убитых. Кости нападавших уносили за ворота и сваливали там в кучу. Не трогали только тех, которых убил я.

– Господин рыцарь, вы можете остановиться у меня. – Гверт снял с головы кожаный шлем и сжал его в огромных ладонях. – А кузнец у нас есть. Добрый кузнец, – он кивнул на одного из стоящих вокруг. – Скайл!

– А что нужно-то, дар? – кивнул мне седой демон, вытирая руки о серую ветошь.

– Пику починить и еще кое-что по мелочи, – пожал плечами я, – может, на продажу есть что интересное.

– Для вас вряд ли, – покачал головой кузнец, окинув взглядом мою экипировку. – У меня сейчас и железа-то нормального нет. Только что с этих сняли, – он кивнул на трупы. – Поэтому починить – починю, а вот остальное – уж извините.

– Ну, чего встали?! – прикрикнул староста на столпившихся вокруг нас жителей деревни. – Продолжайте. Карт, ворота вешайте быстрее, а то, не ровен час, еще кто нагрянет. Извините, господин рыцарь, – это уже мне. – Пойдемте со мной, я вам покажу…

– Подождите, Гверт, – я обернулся и, едва сдержав подступивший к горлу смех, кивнул в сторону Мрака. – Мне бы, хм, коня пристроить куда.

– Коня?! – в карих глазах старосты читалось недоумение. Вокруг раздались смешки.

Вепрь и впрямь прекрасен. Смахивающий на слепленную из сырой глины статую, он переводил взгляд с меня на старосту, причем на старосту он смотрел как-то особенно. Примерно как на яблоко, что ли.

– Ну, это я образно выразился. Коня, кабана – какая разница…

– Но у меня в хлеву эти… свиньи, значит, а он их не?.. – с тихим ужасом во взгляде неуверенно бубнил демон.

– В смысле? – пожал плечами я. – Что им будет? – Но, глядя на вепря, вдруг понял, что это самое «он их не…» имеет достаточно широкое значение: от «сожрать» до еще какого-нибудь «он их не…».

– Знаю! – хлопнул себя по лбу староста. – Тут у нас общинный дом на той стороне, – указал он прямо по дороге. – Там выжившие в Феаторе и Уриате сейчас живут. Конюшня за ним просторная, а то ваш «конь» в хлев, простите, никак не влезет. Перерос он уже хлев, да… А в конюшне ему будет хорошо, – староста замялся, – вы только заберите свое, пожалуйста, – он кивнул на наваленные перед воротами трупы. – А то нам бы сжечь всю эту погань побыстрее.

Я по порядку обошел останки, скидывая весь лут в инвентарь. Да, зажгли мы с кабаном тут не по-детски, за весь бой на наш счет можно записать семнадцать скелетов, это не считая трех личей и Даэрона! Неплохой результат. В трупах, помимо денег, пяти необычных предметов и двенадцати лечилок, я нашел шесть странных костей, по форме напоминавших те, которыми наши предки играли в бабки. «Хм, странно», – только и успел подумать я…


Вам доступно задание «Древние кости».

Тип задания: уникальное; повторяющееся.

Передайте интенданту Хантары Аскелю 500 древних костей.

Награда: опыт; повышение репутации с княжеством Крейд, увеличение рейтингов защиты и атаки у Вас и Ваших союзников на время действия события «Проклятое княжество».


«Всего-то пять сотен костей собрать», – хмыкнул я, но кости взял – лишними не будут, да и весят почти ничего. Кто его знает, как оно повернется.

– Все, – кивнул я старосте, – пойдемте, покажете, где этот ваш сарай…


Староста жил в двухэтажном бревенчатом доме в центре деревни. Мы отправились к нему, как только я завел Мрака в просторную конюшню, которая стояла неподалеку от ветряной мельницы. Хозяйка быстро собрала на стол нехитрую закуску, мы выпили за победу, потом помянули погибших. Было заметно, что староста нервничает, то ли еще не отошел от прошедшего боя, то ли его что-то смущало во мне.

– Что происходит, говорите? – Гверт повертел в узловатых пальцах пустой стакан, поставил его на стол и, нахмурившись, привалился спиной к бревенчатой стене. Некоторое время он просто молча смотрел себе под ноги. – Примерно с месяц как все началось. У нас ведь со времен Черного владыки тихо было. Мы здесь, нежить там. Меня тогда еще не было, сколько лет-то прошло. А дед мой в обороне Хантары участвовал. Войска Эрисхата тогда ворвались за стены, разрушили половину города, храм Волса и уже осадили цитадель… – староста внезапно замолчал, словно что-то вспоминая.

Ну что за манера у НПС обрывать рассказ на самом интересном месте.

– Это почти три века назад? – я машинально достал из инвентаря трубку, пожал плечами и убрал ее обратно.

– Курите, дар, а если табаком угостите, то и я с вами. – Демон взял протянутый кисет, благодарно кивнул, достал из огромного сундука у стены трубку и стал аккуратно ее набивать. – Странно все это. Дед говорил, что, когда Эрисхат объявил себя свободным владыкой, он был мудрым правителем. А потом…

– Связался с Дважды проклятыми?

– Да! – Гверт с удовольствием затянулся. – Я знаю только, что сатрап Горм тогда уничтожил миссию отрекшихся, а через месяц под стены Хантары пришел легион генерала Корга.

– Гверт, я не знаю тут ничего, поэтому можно пояснять, кто есть кто?

– Извините, дар, – кивнул он. – Сатрап Горм – это, значит, правитель Хантары, а Корг в те времена командовал первым легионом Крейда. Первый сначала разорил Суону, а потом пришел сюда.

– И что произошло в итоге? Город же выстоял?

Демон разлил по стаканам жарку, вздохнул. Не чокаясь, опрокинул свои полстакана и поднял на меня немного затуманенные глаза.

– Дед говорил, что они готовились к смерти, готовились резать своих жен и детей, чтобы те не попали на алтари темных тварей… а потом… Потом в тыл Коргу ударили тысячи гейтар Ахримана, – закончил демон и снова замолчал.

– Ясно, – я взял со стола свои полстакана, – а сейчас-то что? Вы говорите, было тихо.

– Да, – кивнул Гверт, – почти три века тишина. Говорят, еще в Гильторе живут разумные. Не знаю, да и кто я такой? Обычный крестьянин. Хорошо, хоть урожай успели собрать, а то бы совсем плохо… – Староста переключился на какие-то свои мысли.

Пьян он, что ли? Да нет, ему полведра – как мне пара стаканов. Или это извечная крестьянская психология – молчать обо всем?

– Гверт, вы обещали рассказать, что происходит в Крейде сейчас, вот и рассказывайте. Или вас что-то смущает?

В глазах старосты мелькнула тоска, потом он, придя, казалось, к какому-то решению, налил себе еще, опрокинул стакан, махнул рукой и наконец заговорил:

– Мы тут, господин Криан, Волсу и Амену поклоняемся в основном, а вы ведь от Молниевого пришли. С другой стороны, он правильный бог. Может, они и договорятся там, – Гверт ткнул пальцем в потолок. – Все равно это лучше, чем то, что происходит сейчас. Да и воины наши, они, наверное, тоже Ингвару…

– Стоп! – Я выставил перед собой руки, останавливая словесный поток. – Гверт, я пришел сам по себе, и мне нет дела ни до Волса, ни до Амена.

– Месяц назад со стороны Суоны явилось войско нежити, – начал немного успокоенный староста, – они почему-то обошли Фарот и двинулись сразу к Хантаре. Горм снова отстоял город, но это было только начало. По всей сатрапии стали подниматься древние кладбища, нежить заполонила округу. Болотные твари проснулись. Не нападали, правда, но иметь такое под боком – врагу не пожелаешь. Какое-то время мы просто отсиживались за стенами. – Гверт затянулся, ткнул пальцем в трубку и пояснил: – Табак я в Феаторе брал, а тут все дороги перекрыты, а как без табака, значит, – развел руками он. – Мы все ждали, что, может, из Хантары солдат пришлют или в Фароте наконец проснутся… – Он снова затянулся и посмотрел в сторону узкого окна, больше похожего на бойницу, тяжело вздохнул и добавил: – И дождались… Позавчера в деревню пришли беженцы из Уриаты, вчера из Феаторы. Нет больше деревень, а ведь у меня брат там был, в Феаторе, значит. Этот ублюдок, которого вы у ворот упокоили, он много крови попил. Спасибо вам…

– И что вы собираетесь делать? Вы думаете, это последний отряд?

– А что я могу? – староста пристально посмотрел мне в глаза. – У меня утром было двадцать охотников своих и шестнадцать пришлых. Сколько их сейчас? Половина.

– Так, может, дадите мне людей? Я попробую очистить округу.

– При всем к вам уважении, простите. – Гверт снова уставился себе под ноги. – Не могу, – вздохнул он. И вдруг поднял на меня взгляд, в его глазах мелькнула какая-то бесшабашность. – Освободите деревни от нечисти, дар! Очистите болотную пещеру, и я дам вам людей!


Вам доступно задание «Зачистка территории».

Тип задания: уникальное.

Освободите от нечисти Феатору и Уриату, а также убейте всех монстров в болотной пещере.

Награда: опыт; повышение репутации с княжеством Крейд, повышение репутации с жителями Баланы, Феаторы, Фарота и Уриаты. 10 крестьян под командование.


– Что за болотная пещера? И где это место находится? – спросил я, доставая из инвентаря карту и раскладывая ее на столе.

– Километрах в десяти в сторону Великого озера, в заболоченном лесу, с давних пор стояло какое-то странное сооружение. Там приметное место – небольшая возвышенность недалеко от болота, и старая дорога к озеру как раз проходила через него. – Староста затянулся, выпустил изо рта дым и ткнул пальцем в точку на западе от Баланы. – После того как войска Ахримана покинули княжество, там что-то произошло. Дед говорил, очухались, когда пропал караван и группа охотников, которых послали следом. Через некоторое время там пропал десяток солдат из Фарота, а потом всем стало как-то не до этого. Местные с тех пор обходят это место по дуге, да и дорогу к озеру севернее проложили.

– И что там за монстры?

– Охотники видели огромных светящихся жаб размером чуть поменьше вашего боро… – демон запнулся на полуслове, увидел мою усмешку, усмехнулся сам и продолжил: – Боевого коня, в общем.

– Ясно, – поднимаясь, сказал я, – спасибо, Гверт, я посмотрю, что можно сделать.

– Вы не останетесь?

– Нет, – покачал головой я, – мне привычней рядом с кабаном. Да и у вас, думаю, дел по горло. – Я наклонил голову, чтобы не стукнуться о низкий косяк, и вышел на улицу.

– Подождите, – нагнал меня староста.

– Что еще?

– Уважьте нас, Криан, поднесите факел. – И, заметив мой недоуменный взгляд, пояснил: – Погребальный костер за деревней, значит. Нечисть-то уже, наверное, сожгли, а наших…

– Пойдемте, – пожал плечами я.


Примерно через час все было готово. Погребальный костер сложили на местном кладбище: кучу бревен высотой метра три украсили белыми лентами и цветами. Вокруг замерло все оставшееся население деревни, человек восемьдесят. Лица женщин заплаканы, мужчины хмуро смотрят перед собой. Это давно уже не игра! В игре так не может быть! Не может быть такой тоски в женских глазах, таких серьезных детских взглядов.

Я принял из руки старосты горящий факел и поднес его к тому краю, где была навалена солома. Костер занялся, будто его облили бензином, лицо обдало жаром. Я швырнул остатки факела в костер и некоторое время стоял, глядя в бушующее пламя, и думал. Что же ты наделал, RP-17?! Забрал жизнь у двадцати миллионов или подарил ее миллиардам? Что это? Великое зло или огромное благо? Так и не найдя на этот вопрос ответа, я удрученно покачал головой, развернулся и пошел в сторону деревни, краем глаза заметив, как молодой черноволосый демон в кольчуге, которого я видел около ворот, указывая на меня, что-то втолковывает высокой светловолосой девчонке.


Возле конюшни под навесом стояла широкая скамейка – не самое плохое место, чтобы переночевать. Я сел на старые, растрескавшиеся доски, закурил и прислонился спиной к бревнам стены. День понемногу клонился к вечеру, жители вернулись с похорон, и по улице разнесся запах парного молока и свежеиспеченного хлеба. Вот если сидеть так, зажмурив глаза, слушая рев скотины в стойлах и лай окрестных собак, можно думать, что ничего еще не произошло, что я просто в деревне у бабки, во Владимирской области, у которой мы с родителями гостили каждое лето. И сейчас раздастся скрип сапог отца, вернувшегося с рыбалки, а потом на крыльцо выйдет мама и, вытирая руки расшитым полотенцем, позовет нас с сестрой ужинать…

– Господин лыцаль, господин лыцарь! – метрах в трех от меня стояли двое детей: мальчишка лет семи-восьми и девочка немного помладше. Глаза обоих широко распахнуты, и, если бы не простенькие серые одежды, их можно было бы принять за персонажей какого-нибудь аниме. Видя, что я не сплю, девочка осторожно подошла ко мне и протянула глиняный кувшин, который держала в руках. – Мамка сказала передать тебе молоко.

К горлу подкатил комок, стало почему-то трудно дышать. Я аккуратно взял из рук девочки кувшин и поставил его рядом с собой на лавку. Мальчик передал мне что-то теплое, завернутое в белую материю.

– Спасибо, – хрипло ответил я, – как вас зовут?

– Дала, – улыбнулась девочка, – а его Хилт.

– Хирт! – поправил сестру отчаянно смущающийся парень.

– А меня Криан, – я улыбнулся им в ответ, достал из сумки две золотые монеты и протянул их детям. – У меня отдариться нечем, попросите мамку, чтобы купила вам сладкого.

– Так где ж купить? – лицо мальчика стало серьезным. – Ярмарка в Феаторе была, так нету теперь Феаторы.

– Будет и Феатора, и ярмарка, – выдохнув, в бессилии сжал зубы я. – Обязательно будет!

– Ты убьешь всех мелтвяков? – девочка оторвала взгляд от золотой монеты в кулаке и подняла на меня свои серые огромные глаза.

– Да, – серьезно кивнул ей я, – убью всех.

– А можно на твоего кабана посмотреть? А то мы в доме сидели – не видели. А как его зовут?

– Мрак его зовут.

За спиной раздался резкий хруст, и через пару секунд в проеме дверей появилась туша моего боевого товарища. Кабан, услышав свое имя, видимо, решил, что закрытая дверь стойла не такая большая помеха, и, в принципе, не сильно ошибся. Вепрь повел из стороны в сторону мордой и, убедившись, что хозяину ничего не угрожает, подошел ближе и с шумным выдохом улегся на землю.

– Какой здоровый! – в глазах детей восхищение смешалось со страхом.

– Хотите погладить? – улыбнулся я и, видя неподдельное счастье на их лицах, сделал приглашающий жест рукой.


На деревню опустились сумерки, ветер слегка колыхал кусок тряпки, прицепившейся к изгороди, и приносил со стороны леса запахи травы и хвои. Луна еще не появилась, но небо уже было усыпано звездами. Я поискал глазами Большую Медведицу и, не найдя ее, разочарованно покачал головой. На душе было паршиво, дети уже убежали, и у конюшни остались только мы с кабаном, который обожрался абрикосов и совсем не горел желанием возвращаться в стойло. Мрак спал у моих ног, иногда шумно выдыхая воздух и смешно дергая во сне ушами, его огромный черный бок вздымался в такт дыханию, словно кузнечный мех.

«А ведь мне невероятно повезло с этим рыцарем, – вспоминал я недавний бой, глядя на спящего вепря, – если бы не крит, сколько бы я ему снял с удара? Четыреста тысяч? Пятьсот? Это я еще оптимистично прикидываю».

Но что было, то было, сейчас нужно думать, как освобождать две деревни и чистить сто семидесятое подземелье. По всему выходило, что никак. «Если с деревнями еще прокатит, то с подземельем… хотя кто его знает. Если внутрь можно будет пролезть вместе с кабаном, а паки там не больше пяти мобов, то… Сколько у меня осталось мензурок с ядом? Три? Делать все равно что-то нужно… Маленькие Хирт и Дара совсем не отличались от обычных детей. Не может себя так вести программа, а это значит, что дохлые твари убивают не НПС… В Феаторе и Уриате, наверное, тоже были дети… 20 % – потеря уровней после смерти? Да плевать! Делай, что должно…»


– Мы можем поговорить, дар?

– А? – я дернулся от неожиданности и резко поднял голову, рядом шумно вскочил кабан. Что-то в моем взгляде заставило непрошеных гостей отшатнуться или их напугала туша поднявшегося на ноги вепря? – В смысле «да!». Поговорить можем, – я успокаивающе похлопал Мрака по теплому боку.

Тот самый молодой парень в кольчуге и светловолосая девчонка в кожаном нагруднике, с луком за спиной, которая стоит чуть позади слева. У меня сложилось ощущение, что где-то я ее определенно видел. Вот только где? На вид года двадцать два, симпатичное, открытое лицо, карие глаза, узкие бедра, плечи немного широковаты для ее комплекции. Тонкая линия скул, четко очерченный подбородок – нет, не помню. У парня волосы собраны в конский хвост, скуластое лицо, прямой нос, а в карих глазах плещется безразличие, как у человека, принявшего какое-то решение, от которого он уже не отступит никогда.

– Мы не хотим показаться невежливыми, но что вы собираетесь делать дальше?

– В смысле? – немного опешил я. – Ты имеешь в виду, что я буду делать, когда покину эту деревню?

– Именно. – Парень переступил с ноги на ногу, оглянулся на девчонку и снова посмотрел на меня.

– А вам-то до этого что? – пожал плечами я. – Да присядьте, – я кивнул в сторону толстого бревна, лежащего напротив скамейки, – в ногах правды нет.

– Поймите, нам очень важно это знать. – Парень, не отрывая от меня взгляда, сел на бревно, девчонка же не двинулась с места. Ни эмоции на ее лице. Только в глазах та же безнадега, к которой примешивается… Надежда?

– Ничего секретного в этом нет. Попробую выбить нечисть из Феаторы и Уриаты, посмотрю, что происходит в болотной пещере… – пожал плечами я, – а дальше не знаю. Мне нужно попасть в Покинутый храм – тот, что в Гильторе, но это слишком отдаленная перспектива.

– Мы хотим пойти с вами, – подавшись вперед, выдохнул молодой демон, – меня зовут Айм, она Сальта. С нами еще двенадцать человек из двух захваченных нежитью деревень. Остальные, те, кого удалось увести, – дети, но о них позаботится родня, а мы…

– Со мной? В качестве кого?

Вот не ожидал такого подарка! Уровень Айма равен моему, Сальта на уровень ниже. Даже два спутника – уже здорово, а четырнадцать!

Я попытался принять демона в группу – облом! Разочарованно вздохнув, я сокрушенно покачал головой.

– И как вы себе это представляете?

– Вы убили ту тварь, что резала наши семьи, – нам все равно, кем у вас быть! – быстро заговорил демон. – Мечниками, стрелками, оруженосцами…

– Хоть ездовыми животными, – неожиданно произнесла девчонка низким приятным голосом и покосилась на лежащего на земле Мрака.

– Ездовых животных мне не нужно, – покачал головой я, – но как…


Внимание! Крестьянин Айм и крестьянка Сальта подали заявки на вступление в Ваш клан.

Вы хотите создать клан?

Условие создания клана: Вы не должны состоять ни в каком игровом клане.

Внимание! В случае положительного ответа Вы обязаны в пятидневный срок внести 5000 золотых на счет администрации игры «Мир Аркона», в противном случае заявка на создание клана не будет утверждена и на Вас будет наложен трехлетний штраф на создание и вступление в любые кланы игры «Мир Аркона».

Да. Нет.


Клан? А что, чем не выход? Правда, я раньше никогда не слышал, чтобы НПС вступали в людские кланы. Хотя нет, что-то вроде проскакивало в прессе. Я махнул рукой демонам, чтобы подождали, а сам углубился в чтение системных сообщений.

5000 золотых! Огромная сумма, вот куда улетают игровые деньги! У меня они есть, только вот вносить золото нужно в магистрате стартового города любой расы или… Или послать сумму из личной комнаты! Ближайшая личная комната – в захваченной нежитью Феаторе, а я все равно собирался туда наведаться…


Подтверждение.

Меню клана…

Придумайте название клана.


Перед глазами пустая строка. Кто бы знал, как я не люблю придумывать разные названия, но деваться-то все равно некуда.

– Сейчас, подождите пятнадцать минут, – это я демонам.

Сальта наконец села на бревно и застыла, сложив на коленях руки. Где же я ее все-таки видел?..

Так, название… все смешные и забавные отметаем сразу – тут уже не игра, а я не хочу быть лидером «Плюшевых мишек». Что-нибудь связанное со страной? Бред! Где та страна? Дешевого ностальгического патриотизма нам не нужно, поэтому «Русские медведи» и «СССР» – следом за «Плюшевыми мишками». Я патриот той страны, в которой родился и жил, но патриотизм, я считаю, – это немного другое. Что-нибудь пафосное? «Армия тьмы», «Серые ангелы», «Братство крови»? Во-первых, эти названия уже давно заняты, а во-вторых, что за бред мне лезет в голову?! «Братство Сетары», «Воины Ингвара» – тоже хрень. Назовешь так клан, а сверху спустится бог воинов с братвой и скажет, что «прогиб» не засчитан, да и не собираюсь я никому лизать задницы даже в названиях – не мое это… Так, а если… Я скинул со спины стальной щит и посмотрел на рисунок. Волчонок будто бы подрос, но выглядел так же забавно: широко распахнутые глазищи, немного высунутый язык – словно персонаж диснеевского мультфильма. «Волчонок, значит, – хмыкнул я. – Пусть будет волчонок!»

Со стороны все мои манипуляции выглядели так, словно на коленях у меня лежит тонкая книга в кожаном переплете, формата А4. Я взял прикрепленное тут же перо и размашисто вывел в пустой строке название своего клана.


Поздравляем с созданием клана Стальные Волки! После внесения 5000 золотых монет Ваш клан будет внесен в летописи игры «Мир Аркона». Желаете продолжить?


Стальные Волки.

Уровень клана: 1(1/50)

Лидер клана: Криан.

Максимальное число членов клана: 50.

Бонусы клана: +7 % к физическому и магическому урону.

Количество замков: 0.

Финансы: 0.

Хранилище клана: нет.


Переворачиваю страницу. И создаю четыре звания, помимо своего:


Боец, стрелок, лекарь, маг.


Казначеев, офицеров, заместителей создам позже, по необходимости, а пока все эти функции по умолчанию на лидере. Хранилище на первое время нужно будет прикрутить к собственному, как только доберусь до него. С деньгами решу, можно будет положить свои, у меня там что-то около шести тысяч останется после уплаты, в общем, не к спеху. И вообще тут нужно садиться на сутки и разбираться с интерфейсом. Оплаты, задания, распределение опыта – чего только нет! К примеру, можно установить налог, как для всех сразу, так и персонально каждому. Например, тридцать процентов добытых денег – в казну, но, пока хранилища нет, ползунки неактивны. С эмблемой понятно, всем членам на накидки и щиты. Знамя! Хм, еще, может быть, герб, девиз и гимн? Ладно, с этим тоже позже, захлопываю книгу и поднимаю глаза на демонов. Оба сидят не шелохнутся.

– Я надеюсь, вы понимаете, что мое слово – это истина в последней инстанции? – не думаю, что они поняли, что такое «инстанция», но общий смысл дошел до обоих. – Делать только то, что скажу я. Всегда.

– Да, понятно, дар, – Айм склоняет голову.

Сальта окидывает меня непонятным взглядом и через мгновение кивает тоже.


Внимание! Вы собираетесь принять в клан неигрового персонажа. Данное действие необратимо. Неигровой персонаж пользуется теми же привилегиями, что и остальные члены клана, в соответствии со своим званием в клане. При вступлении в клан характеристики неигрового персонажа изменятся. В случае гибели неигровые персонажи оживают в точке последней привязки с шансом, зависящим от уровня клана, теряя при этом 20 % набранных уровней.

1–5-й уровни – 0 %,

6-й уровень – 20 %,

7-й уровень – 40 %,

8-й уровень – 60 %,

9-й уровень – 80 %,

10-й уровень – 100 %.


Вы по-прежнему хотите принять крестьянина Айма в клан Стальные Волки?


– Последнее, – пристально смотрю черноволосому в глаза, – вы понимаете, что это навсегда? – Ненавижу себя за такие проявления, но ничего с собой поделать не могу. Неправильно это, не предупредить заранее о невозможности выхода. Не по-человечески, что ли…

– Господин, – Айм смотрит куда-то в сторону, – у нас не осталось никого. Почти никого. И никому мы тут особо не нужны. Гверт, конечно, приютил, спасибо ему, но он так и будет сидеть за воротами, пока не придет какая-нибудь тварь сильнее Даэрона. А мы… А мы хотим мстить, – демон зажмурился, крепко сжав кулаки, и сделал пару глубоких вздохов, – мы хотим уничтожить этих тварей столько, сколько можно. Лучше умереть, чем торчать тут за стенами и трястись от страха. Мой отец и еще трое с ним прикрывали наш отход, и, как вы видите, мы смогли уйти… Так вот, – Айм ответил мне таким же пристальным взглядом, – я хочу быть его достойным сыном.


Внимание! Вы собираетесь принять в клан неигрового персонажа. Данное действие необратимо…

…………………………………………………………………………………………….

Вы по-прежнему хотите принять крестьянку Сальту в клан Стальные Волки?


Крестьянин Айм вступает в клан Стальные Волки.

Крестьянка Сальта вступает в клан Стальные Волки.


Я поднялся со скамьи, демоны поднялись следом и склонили головы. А я… а у меня на душе вдруг стало тепло. Ну вот, теперь нас трое, и пусть эти двое – простые крестьяне, это совсем для меня не важно. Главное, теперь я не один, и я буду беречь этих демонов, как самого себя. Ведь они первые, кто встали со мной рядом.

– Я… мы… Вы можете положиться на нас, дар! – во взгляде черноволосого читалась решимость. Сальта молча смотрела в сторону, полностью погруженная в свои мысли.

– Конечно, положусь, – улыбнулся я и хлопнул молодого демона по плечу. – Куда ж я теперь без вас.

– Там мой брат и еще… – Айм указал с сторону длинной избы, метрах в пятидесяти от конюшни, – они тоже, как и мы…

– Погоди, сейчас, – я снова открыл меню отряда. Так, а если сейчас выслать приглашение в группу?


Айм присоединяется к Вашей группе.

Сальта присоединяется к Вашей группе.


Да-а-а!


Внимание, к Вашей группе присоединились два неигровых персонажа.

Бонус за каждого неигрового персонажа под Вашим командованием +1 % к получаемому опыту. Максимально возможное количество неигровых персонажей под Вашим командованием – 100.

Бонусы игроков и неигровых персонажей под Вашим командованием: + 5 % к физическому и магическому урону, +5 % к рейтингу брони и всем защитам, +5 % к заклинаниям лечения, +5 % к получаемому опыту (рыцарь-лейтенант ордена Разящей Стали).

Боевой дух отряда: +2 (увеличение наносимого физического и магического урона членами группы на 2 %).

Желаете включить магическое усиление голоса?


Отмахиваюсь от последней строки, сейчас мне усиление ни к чему. Получается, за каждого бойца по проценту к опыту? Значит, если у меня в отряде будет сотня, то с учетом кабана я останусь при своих. Так вот почему некоторые игроки нанимались на скучную, казалось бы, службу к местным правителям! Даже десяток под твоим командованием даст тебе 10 %-ную прибавку, а это совсем немало.

Я быстро выставил мастер-лут в меню и оставил группе 50 % выпадающих с монстров денег. Мне еще в экипировку вкладываться придется, подумал я, поскольку их обвес мне никакого доверия не внушал. Вроде все? Хотя нет, им же нужно выдать звания в клане, один, как я понимаю, мечник, вторая – стрелок. Открываю клановое меню, выбираю Айма и… в обалдении сажусь на лавку…


Айм, 145-й уровень.

Боец клана Стальные Волки.

Раса – демон.


Ловкость: 165.

Сила: 585.

Здоровье: 495.

Запас сил: 145.

Дух: 30.

Интеллект: 30.

Жизнь: 4000.

Мана: 300.

Энергия: 1450.

Броня: 522.


Умения и навыки.

Пассивные навыки и достижения.

Бонус к показателю тяжелой брони: +2 %.


Защита от заклинаний:

магии воды – 0,

магии воздуха – 0,

магии земли – 0,

магии огня – 0,

ментальной магии – 75 %,

магии Тьмы – 0 %,

природной магии – 0 %,

магии Света – 0 %.


Урон от оружия: 550–590.


Свободных характеристик: 145.

Свободных единиц талантов: 29.


Вот же блин, я сразу не обратил внимание, что количество ХП Айма упало примерно в десять раз. На парне восемь предметов экипировки: два кольчужных, остальное кожа, меч, щит, кольцо и амулет. Все предметы класса обычное, дают «+95» одной из характеристик. Но, блин, снижение жизни в десять раз! Засада. Наверное, поэтому прием в клан необратим. И как, скажите мне, с такими воевать? Да его, неодетого, любой мертвяк с двух ударов положит.

Так, спокойно! По всему выходит, что с характеристиками у клановых НПС то же самое, что и у игроков, если вычесть прирост от экипировки. У Айма 310 очков и 145 нераспределенных. А вот с талантами… Доступные классы: жрец, воин, стрелок, маг и разбойник. Древа самих талантов небольшие, раз в десять меньше, чем у игроков, но сами таланты конкретнее, что ли. Ничего лишнего, да и понятно, у НПС один талант за пять уровней.

Профессии… У Айма нет, у Сальты – производство луков в зачаточном состоянии, пока она умеет делать только простейшие деревянные стрелы. В окне профессий также полоска с экспой от рядового к десятнику, у обоих заполнена примерно на треть.

Я себе-то таланты с трудом раскидал, а что делать с этими? Сейчас точно ничего, нужно посмотреть остальных.

– Что-то не так, дар? – парень встревоженно смотрел на меня.

– Меня Криан зовут, можно по имени. Вы что-нибудь почувствовали только что, когда вступили в клан?

– Вроде бы нет, – ответил демон.

– Легкость, – Сальта наклонила голову, будто прислушиваясь к себе. Грациозно повела плечами, – да, словно с плеч упала какая-то тяжесть. – Девчонка внезапно отпрыгнула в сторону, одновременно срывая со спины лук. Замерла. Убрала лук снова за спину и, улыбаясь, подошла к нам.

– Ну, легкость так легкость, – пожал плечами я. – На дворе уже ночь… Может, не стоит будить остальных?

– Они не спят, – качает головой Айм, – они нас ждут, поэтому…

– Реена-то точно не спит, – хмыкнула девушка, притворно закатывая глаза. – Как она заснет без тебя?

– Помолчи ты, – цикнул на нее смущенный парень. – Криан, если можно, пойдемте с нами. Они же там мучаются в ожидании.

– Ну, пошли, – я хлопнул по боку сопящего рядом Мрака, – вставай, конь вороной, прогуляемся.

Нас действительно ждали. Молодые демоны сидели около длинной общинной избы. При нашем приближении все разговоры прекратились, крестьяне повскакивали со скамеек и земли и напряженными, немного испуганными взглядами уставились в нашу сторону. Причем взгляды их были направлены в основном на идущего позади меня вепря. «Они думают, что это он их в клан принимать будет?» – хмыкнул я. Кабан и днем-то не походил на морскую свинку, но ночью, при свете луны, его массивная туша, казалось, клубилась черным туманом, да и горящие в темноте желтые глаза совсем не лучились добротой.

Тишина. Слышно только потрескивание масла в фонарях, стрекот ночных сверчков и за спиной тяжелое сопение Мрака.

Хрупкая черноволосая девчонка с ямочками на щеках подалась было навстречу Айму, но под его выразительным взглядом остановилась, замялась и опустила вниз глаза. Света было достаточно, два масляных фонаря хорошо освещали площадку перед домом. Магических фонарей я в деревне не видел, как, собственно, и магов.

«Нужно наконец вывести на запасную панель искру, магический фонарь и светлячок, – в который раз напомнил себе я, – а то с этой беготней постоянно забываю». Большинство моих «проходных талантов» просто усиливали основные способности, но среди этих так называемых талантов имелось несколько довольно полезных, которые могли пригодиться мне в быту.

Передо мной стояла вразброд неорганизованная толпа. Экипированы демоны хуже Айма и Сальты: на некоторых отдельные части кожаной брони, у троих за спиной луки. Эх, видимо, придется мне вспоминать свою службу!

Я же что здесь лейтенант, что там. Только в реале я лейтенант запаса. Армия в России так и не стала окончательно профессиональной, поэтому я после окончания вуза целый год провел в войсках. Ни в каких десанте, спецназе и морской пехоте, как и большинство попаданцев, я не служил. И слава Харту, что страна вот уже лет двадцать ни с кем не воевала и, собственно, не собиралась воевать. Так что попал я в отдельную инженерно-аэродромную роту. И целых три летних месяца, из-за офицерских отпусков, даже исполнял обязанности заместителя ее командира. Аэродромная техника, солдаты, караулы по охране никому не нужных двадцать пятых «МиГов» и прочих ископаемых самолетов, которые сошли с вооружения еще в прошлом веке. Ничего героического, но уставы и наставления пришлось читать и учить, так что какое-то понятие о службе имею.

Я еще с минуту в напряженной тишине оглядывал своих будущих соклановцев, затем вздохнул и, добавив в голос немного иронии, произнес:

– Это те бойцы, о которых вы мне говорили?

– Да, это они, дар, – замялся Айм. – Вы не смотрите, что…

– Так, – жестом оборвал его я, – запомни, когда тебя спрашивает командир… – Я обвел толпу взглядом и продолжил: – Это касается всех вас. Когда спрашивает командир, есть только два внятных ответа: «Так точно» и «Никак нет», а потом уже можно четко объяснить ситуацию. А ты сейчас не объясняешь, а мямлишь. Ясно?

– Так точно, дар! – вытянулся Айм. – Тут те, кто пришли со мной из Феаторы и с Сальтой из Уриаты!

– Ты же говорил, что еще двенадцать? Где еще двое?

Айм окинул соплеменников взглядом, обернулся и выразительно посмотрел на Сальту, потом перевел на меня немного виноватый взгляд:

– Сейчас, дар, все будут, – и быстрым шагом направился в избу.

– Да, буквально через пару минут, – глаза светловолосой демонессы вспыхнули нешуточным гневом, она развернулась в сторону выхода со двора.

– Вы не меня ищете? – от ворот к нам шел молодой демон в красной расшитой рубахе с длинными рукавами, штаны его аккуратно заправлены в сапоги, головной убор, напоминающий фуражку, лихо сдвинут на затылок. Для полного завершения образа не хватало только гвоздики в фуражке и гармони в руках. – Здравствуйте, господин рыцарь! Меня зовут Риис. Как я понимаю, завтра мы идем в бой? – Он по дуге обогнул разъяренную демонессу, и тут взгляд его наткнулся на лежащего кабана. – Вау! Какая прелесть!

– Ты где шлялся? – прошипела демонесса.

– Ты же знаешь, как я тебя люблю, Солнышко, – в глазах Рииса мелькают веселые искорки, – я готов всегда находиться около тебя, но уважаемой Скарде срочно потребовался настой из болотных листьев. Я не вправе отказать в помощи одинокой женщине, – грустно заканчил он.

– Да я тебя…

Что хотела сделать с соплеменником Сальта, я не дослушал, поскольку со стороны дома раздался приглушенный мат и оглушительный грохот. В проеме дверей, сонно хлопая глазами, появился похожий на вставшего на дыбы медведя мужик, ударился головой о дверной косяк, выматерился и, наконец, вылез наружу. Следом за ним появился Айм и, кивнув в мою сторону, что-то буркнул здоровяку. Тот расправил могучие плечи, оглядел собравшихся хмурым взглядом и, развернувшись ко мне, пробасил:

– Аритор, я, значит…

– Отлично, – усмехнулся я. – Меня зовут Криан, и если никто не передумал, то я готов взять вас всех к себе. Условие: полное подчинение моим требованиям и приказам. Сначала делаете, что я скажу, потом уже думаете. И еще, – я обвел демонов взглядом, – обратной дороги не будет. Так что решайте.

– Да понятно все, господин рыцарь, – черноволосая девчонка с ямочками на щеках подняла на меня взгляд, сделала шаг вперед и склонила голову.


Внимание! Крестьянка Реена подала заявку на вступление в клан Стальные Волки.

Внимание! Крестьянин Ивар подал заявку на вступление в клан Стальные Волки.


Внимание! Крестьянин Аритор подал заявку на вступление в клан Стальные Волки.

Внимание! Крестьянин Риис подал заявку на вступление в клан Стальные Волки.

……………………………………………………………………………………………


Крестьянка Реена вступает в клан Стальные Волки.

Крестьянин Риис вступает в клан Стальные Волки.

…………………………………………………………..


Никто не раздумывал, двенадцать заявок – двенадцать соклановцев. Теперь все зависит от меня, а я постараюсь, чтобы эти ребята не пожалели о своем решении. Мы теперь навсегда вместе, на целую вечность… Градус настроения перед домом заметно поднялся, демоны оживленно переговаривались между собой, одна из девчонок почему-то плакала. Я нашел глазами Айма, который что-то втолковывал своей подруге.

– Айм, это вся экипировка, что у вас есть?

– Так точно, дар, – демон опустил к земле глаза, – то, что взяли сегодня в бою, и то, в чем пришли в Балану.

– Тут, в деревне, купить что-нибудь можно?

– Извините, что вмешиваюсь, но у Скайла, местного кузнеца, есть семь комплектов брони, оружие и еще кое-что по мелочи. – Риис стряхнул с рукава несуществующую пылинку, одернул рубаху и подошел к нам. – Только в долг он давать отказался, а с деньгами у нас не очень. С нами двадцать два ребенка пришли, им что-то нужно есть, да и… Но на один комплект мы соберем.

– Хорошо, решим, – кивнул ему я. – С детьми решим тоже, но позже, мне сейчас нужны только бойцы.

– Аритор – кузнец. Хадежа хорошо шьет, был бы материал, проблем бы не было, – продолжил парень, – Даэрон напал слишком неожиданно, мы ничего не успели унести, в Уриате у нас остались железо и ткань – нежити это ни к чему. Если выбить врагов оттуда, проблем с экипировкой не будет.

– В Феаторе тоже есть железо, – поддержал демона Айм, – и броня на складе. Брат помощником кузнеца был, – парень кивком указал на медведеобразного демона, который, прислонившись к стене дома и сложив перед грудью руки, отчаянно зевал. – Они с мастером Хойлом как раз сталь выплавляли, когда твари атаковали деревню. Много их было, больше сотни, сюда добрались только остатки. Отец, он у нас старостой был, он приказал… иначе бы мы тоже там…

– Все ясно, – оторвал я парня от невеселых воспоминаний. – Тишина! – это уже всем. Дождавшись, пока разговоры стихнут, я продолжил: – Понимаю, что у вас много вопросов, но уже поздно. Сейчас всем спать, все ответы утром. – Выразительно посмотрев в сторону Рииса, я добавил: – И чтобы все были на месте.

– Да я-то что? – демон сделал невинно-оскорбленное лицо и поднял открытые ладони вверх. – Я всегда тут, практически ни на шаг не отхожу от госпожи Сальты! А уважаемой Скарде настой от головной боли только по ночам требуется, чтобы спать лучше, значит.

– Тогда до завтра, вернее, уже до сегодня, – бросив взгляд на разъяренную лучницу и с трудом сдерживая смех, произнес я. – Мрак, подъем!

Уже выезжая со двора, я услышал за спиной звук затрещины и жизнерадостное ржание демона.

– Ни на шаг не отходишь! Да что ты себе возомнил, придурок! – Сальта, по всей видимости, возобновила воспитательный процесс – не зря у нее заполнена треть полоски до десятника, ох не зря!

Это была первая ночь за прошедшие полтора месяца, когда я засыпал почти счастливым…

Глава 10

Как же я ненавижу будильники, а с некоторых пор стал ненавидеть и петухов. Особенно по утрам. То есть в течение дня и ночи у меня и к тем и к другим отношение достаточно ровное, но стоит наступить утру…

Я с закрытыми глазами лежал на жесткой скамейке, слушал крики этих разноцветных уродов и понимал, что больше мне уже заснуть не удастся. Орать-то они будут по всей деревне еще минут тридцать. В отличие от того же будильника – петуха выключить невозможно, если только не свернуть ему шею, а это, увы, не выход. Пока будешь их тут всех ловить, сон как рукой снимет! Да и куры выводить цыплят перестанут – или в игре это не взаимосвязанные понятия? Как бы то ни было, я переставил пернатых на одну строчку выше будильников в списках своей утренней ненависти. Петухов я теперь ненавижу намного больше. И еще кабанов!

– Мрак, отвали! – я отпихнул дохнувшую мне в лицо гнилостным перегаром морду в сторону. – Ты всю ночь, скотина, дрых, а хозяин вопросы решал важные, – я добавил еще пару выражений и, наконец, принял сидячее положение. Кабан что-то обиженно хрюкнул, но никакого раскаяния на его исполосованной давними шрамами морде я не заметил.

Отличная штука инвентарь! Вода, припасенная мной для умывания, так и оставалась ледяной, словно из колодца, а молоко и хлеб, принесенные вчера детьми, были еще теплыми. Наскоро умывшись и позавтракав, я скормил кабану десяток абрикосов, закурил первую утреннюю трубку, открыл характеристики своих соклановцев и погрузился в раздумья.

И правду говорят, что утро вечера мудренее – вчера я даже не представлял, с чего мне начать, но сейчас это стало очевидным. Итак, с точки зрения характеристик у меня четыре кастера: Реена, Риис, Оск и Хадежа. Причем у Реены и Рииса неплохо прокачано травничество, а парень еще и алхимик. Может, он и вправду носил лекарство этой, как ее… Да нет, с такой-то хитрой рожей и в прикиде местного денди… Но некоторые зелья и эликсиры для наших уровней он явно готовить умеет, а это огромный плюс. Хадежа может шить вещи на сотый уровень игроков. Плащами в будущем мы будем обеспечены, а вот насчет брони у меня есть совсем другая задумка.

Разбойников отметаем сразу, ну не представляю я себе этот класс в массовом сражении. Разбойники не дают никаких долгоиграющих баффов остальным. Они хороши как диверсанты и разведчики, очень полезны в подземельях, но в мою концепцию боя они не влезают никак, поэтому не буду сам себе морочить голову.

На пятнадцать человек мне нужно минимум три хилера. Лучше, конечно, четыре, но и без магов оставаться – лишить свой отряд дополнительного контроля. Решено, магом делаю Рииса, не тот психотип у парня, чтобы лечить, а вот жечь и морозить для него будет самое то. В общем, с кастерами определился.

Бойцы. Четыре парня: Аритор, Херд, Айм и Сурат, из этих нужно выбрать двух танков – за третьего мы с кабаном пока вполне сойдем и сами. У танка должно быть много очков жизни и, если не считать ту экипировку, которая сейчас надета на демонов, под эту категорию лучше всего подходят Аритор и Херд. Оба по профессии шахтеры, а Аритор еще и кузнец на таком же уровне развития, как и Хадежа в шитье. Думаю, общий язык между собой они найдут быстро. Айм с Суратом в ДД. Некоторые боссы в случае, если в их мили-зоне находится меньше определенного количества игроков, впадают в состояние берсерка или пускают мощную АОЕ-волну. Поэтому без бойцов ближнего боя не обойтись никак.

Стрелки. Тут все понятно, шесть демонов. Три девчонки и три парня: Сальта, Ивар, Ольта, Зара, Хильд и Рауд. Из профессий у Сальты, Ивара и Хильда – производство луков, примерно в одинаковом состоянии, все три парня лесорубы, Ольта и Зара – повара.

В общем, с классами своей группы я разобрался, и теперь – навыки. Тут все гораздо сложнее…

– Мрак, ты собака или свинья? Не нужно на меня так умоляюще смотреть. – Я кинул кабану еще один абрикос и открыл страницу талантов.

«Вот она, боевая форма!» – берется демонами на сто шестидесятом уровне. В боевой форме урон, рейтинг брони, лечебные заклинания увеличены на десять процентов. От нее у каждого класса группа специальных талантов. Есть и общие – для всех. Например, дрожь земли – оглушает всех противников в радиусе пяти метров сроком на две секунды, ярость преисподней – в течение десяти секунд каждый удар становится критическим, благословение владыки – раз в пять минут мгновенно восстанавливает тебе или выбранной цели двадцать процентов жизни, энергии и маны. Все это хорошо, только не для меня – боевая форма берется вложением очков талантов, а у меня такого навыка нет, и, спрашивается, какого хрена? Внешне я уже никак не отличаюсь от демонов – правда, нет ни рогов, ни хвоста. Ладно, Харт с ними…

В разложении талантов соклановцев нужно плясать от тактики боя и от окружающей обстановки. Потери мне не нужны. Чтобы получить даже шестой уровень клана, нужно иметь как минимум замок пятой категории. А сейчас в княжестве возможен только захват главной цитадели. Вернее, очистить-то от нечисти можно любой из оставшихся трех, но взять под контроль – никак. Да, думаю, и десятый уровень клана не помог бы – респауна в княжестве нет, посему все НПС окончательно смертны…

Будем плясать от максимума. Допустим, у меня под командованием сотня. Согласно рассказу Гверта, некоторые отряды нежити насчитывают больше тысячи тварей. Значит, для моего отряда очень важна подвижность – просто для того, чтобы успеть сделать ноги. И это вполне возможно реализовать. В талантах каждого класса есть приемы верхового боя: у стрелков это конный лучник на сто восьмидесятом уровне, у воинов – на том же уровне гейтар. Маг тоже может атаковать с лошади, но только мгновенными заклинаниями, с лекарями то же самое. Значит, на сто восьмидесятом уровне все мои соклановцы должны иметь боевую форму и конный бой.

Уф, теперь гораздо понятнее, что делать. Я отхлебнул из фляжки, завинтил крышку и убрал ее в инвентарь. «Как кока-колы хочется, – внезапно посетила меня тоскливая мысль, – кто бы мог подумать, что мне будет так не хватать этой дряни. Да и в «Макдоналдс» я бы заскочил». По-настоящему начинаешь ценить что-то, когда его нет. Собственно, что ценного в подкрашенной газированной воде с огромным количеством сахара? А вот ведь, блин, сотню золотых отдал бы за жестяную банку.

Там, наверху, в некоторых барах есть напитки, подобные тем, что были в реале. У некоторых просто другие названия, но водка, к примеру, так и называется – это я помню. Сюда все это не дошло, из-за того что за продажу любого известного бренда в игре корпорации платили разработчикам немаленькие деньги. А этот план к тому времени запущен-то не был, вот и приходится пить то, что прописано разработчиками по умолчанию. Вообще, виртуал – место реализации огромного количества человеческих слабостей. Где еще, к примеру, можно курить, не нанося вреда собственному здоровью? Ладно, я отвлекся.

Итак, что у нас по стрелкам? Ношение тяжелой брони. Как и у всех демонов, но с оговоркой – стрелок в тяжелой броне имеет двадцатипроцентное снижение ловкости. Вот ведь блин! Весь отряд в латы не оденешь, хотя кольчуги для стрелков – это, в принципе, тоже нормально. Дальность, скорость атаки, ледяная стрела, огненная стрела, одноручное оружие, двуручное – всего у каждого стрелка четыре варианта развития: рейнджер, охотник, длинный лук и конный лучник. Я, понятно, выбираю последнее – лошади, конечно, не дешевы, но что-нибудь с этим придумаем.

Рейнджеры – это те же егеря: бой в лесу, выслеживание и преследование врага. Лесов, конечно, на территории княжества хватает, но партизан тут нет, да и нежить в леса не лезет, а больше по открытым местам шарится. Охотник же заточен именно на охоту: приручение животных, продвинутая маскировка – это, конечно, здорово, но для меня сейчас бесполезно. В поле даже рейнджер выглядит предпочтительнее из-за дальности стрельбы и бонусов к урону по разумным. Конечно, с прокачанным прирученным животным охотник составит конкуренцию любому классу, но пет у охотника – как у меня кабан, будет жрать не меньше половины опыта своего хозяина, а вкладываться в специальные таланты на увеличение получаемого животным опыта в моем случае – ненужные потери. В массовых боях охотники вообще, я считаю, бесполезны. И пусть я совершенно не разбираюсь в этом классе, но тут просто нужно включить мозги. Ну, натравил ты своего медведя, или кто там у тебя, на строй тяжелой пехоты. Его же вынесут на раз-два, а стоять и лечить его – это снижение собственного урона. Гибнет твой пет – и пользы от тебя уже гораздо меньше, а оживить его можно только через стандартные шесть часов. У охотников и рейнджеров, на мой взгляд, есть только одно преимущество перед другими классами – метка. Помеченная цель получает на десять процентов больше урона и не может уйти в невидимость стандартными способами. Когда-нибудь это может мне пригодиться, но пока оба этих класса, так же как и класс «разбойник», не вписываются в предполагаемую мной тактику боя.

Длинный лук – лучший стрелковый класс для битвы на открытом пространстве и осады крепостей. Лучник, прокачанный в силу, нормально чувствует себя в тяжелом доспехе. Самая большая дальность поражения целей, самый высокий наносимый урон, эффективность бронебойных и зажигательных стрел увеличена на пятьдесят процентов, но нет ни одного мгновенного выстрела, поэтому для конного боя данный класс бесполезен. Жаль…

Сначала сделаю пометки на черновике, поскольку не знаю, как мои соклановцы отреагируют на изменение своих характеристик и талантов. Значит, так: каждому из своих стрелков по пять очков в дальность, меткость, скорость атаки и ношение кольчужной брони. Конечно, демоны и так могут носить кольчуги, но пятидесятипроцентный бонус к рейтингу брони, я считаю, им необходим. В сопротивление ничего не ставлю, нужные защиты можно разогнать до семидесяти пяти процентов баффами. Оставшиеся девять очков распределяем по три между ледяной, огненной и бронебойными стрелами. Таланты у НПС устроены так, что можно проставить их на вырост, чтобы потом уже не возвращаться к распределению. С наступлением соответствующего уровня НПС автоматически овладеет нужным умением. Поэтому делаю пометки на увеличение выстрелов до пяти, отмечаю также боевую форму с яростью Преисподней и добивающим выстрелом, затем конного лучника и пассивку с бонусами к ловкости. Все, со стрелками определились.

Утро. Солнце уже показалось из-за верхушек деревьев, скользя первыми своими лучами по все еще сонной земле. Где-то неподалеку хлопали двери, гремели ведра, плавно покачивая бедрами, к колодцу прошествовала дородная демонесса, Балана постепенно оживала.

– Слушай, черный, сколько в тебя сна-то помещается? – удивленно покачал головой я, глядя на прядающего во сне ушами кабана, и вернулся к своим вычислениям.

Что делать с кастерами? Хилов, понятно, как и остальных, посадим на коней. Значит, им тоже требуются мгновенные заклинания. А это у нас – восстановление и исцеление. Одно вешает на двадцать секунд тикающий, по времени, лечащий бафф, второе просто мгновенно добавляет здоровье цели. Что еще? Расстояние лечения, десятипроцентные четырехчасовые баффы на здоровье и дух. В демонической форме – криты и омоложение. Последнее вообще чит – раз в пять минут мгновенно восстанавливает пятьдесят процентов здоровья у цели и на одну минуту вешает бафф, который каждые две секунды залечивает по пять процентов ХП и на те же пять процентов поднимает рейтинг брони. Для завершения картины – священный щит, который в течение десяти секунд поглощает определенное количество магического и физического урона, а также бафф на одну из защит, причем всем троим хилам разные: от огня, льда и темной магии. Пять очков в талант – пятьдесят процентов сопротивления. С моим щитом стихий как раз эти три сопротивления будут максимальны. Остальное – в усиление лечащих заклинаний, увеличение их дальности и длительности действия. Жаль только, что все это пожирает просто невероятное количество маны, – вещи нужно подбирать исключительно с духом и интеллектом, в идеале еще со здоровьем.

Если предположить, что наш отряд не всегда сможет ночевать под крышей, нашему магу нужно будет позаботиться о защите лагеря, а поскольку из меня маг никудышный, эта обязанность ляжет на Рииса. С моей точки зрения, лучшие ловушки – в ветках земли и воды, поскольку каждая удерживает попавшего в нее некоторое время на месте, а потом еще замедляет ему движения. Значит, выбираем эти две школы. Потом стандартно прыжок, до того же уровня, как и мой, молчание, превращение, ледяные оковы. Из заклинаний, наносящих урон, – ледяное копье. На вырост – снежная буря, тройное ледяное копье и каменный диск. В демонической форме те же криты и призыв элементаля земли. Под солнцем ледяной и водяной элементали получают дебаффы, а земляному по фигу – свою минуту отработает без проблем. Последнее – четырехчасовой десятипроцентный бафф на интеллект. У меня до этого просто не дошли руки, да и мне он совершенно не нужен, но когда в отряде четыре кастера – без этого нельзя никак.

С бойцами ближнего боя все гораздо проще. Четыре ветки развития, танк, одноручное со щитом, два одноручных и двуручное оружие. Дуалов отметаем сразу – в свалке от них может быть толк только в книгах о попаданцах, ну и при прохождении подземелий они выдают неплохой урон. У нас тут несколько другая ситуация, поэтому и будем исходить из этого. «Двуручное оружие тоже, конечно, здорово, – я вспомнил рельсу, порхающую в руках Кираны, – но у меня в отряде, к сожалению, богинь нет».

Насколько я помню из своего видения, в гномьем легионе бойцы, вооруженные двуручными мечами и топорами, стояли в задних шеренгах, а в реале таких воинов, по-моему, посылали проламывать пехотный строй. Пока нахожусь здесь, я не видел ни одного гейтара, вооруженного двуручным оружием, поэтому мои бойцы будут ходить исключительно со щитами. Это, конечно, снизит выдаваемый ими урон процентов на тридцать в сравнении с чистыми ДД, но зато в массовых драках они будут чувствовать себя значительно уверенней.

Я очень хорошо помню выложенную в Сеть запись боя трех объединенных кланов с дружиной какого-то барона. Игроки, почти не уступающие НПС по уровням, тогда победили только благодаря троекратному численному перевесу и тому, что у них хватало лечения. Но дружина барона изрядно погоняла эту разношерстную, плохо организованную толпу по полю боя.

Впрочем, в игре хватало и профессиональных игроков, которые в бою действовали значительно лучше, чем войска НПС, но таких кланов было очень и очень мало, к тому же они без особой причины старались не связываться с войсками правителей. Это я к тому, что организованный отряд всегда эффективнее в бою. А как говорил наш прапорщик? Однообразие и еще раз однообразие.

Я не генерал легиона, которым управляют несколько искинов, мне чем проще, тем лучше, поэтому мои бойцы получили одинаковые таланты. Увеличение рейтинга брони, увеличение урона, наносимого одноручным оружием, смертельный удар, рывок, размашистые удары, боевая ярость, боевая стойка, пинок, вихрь клинков. Смертельный удар снижает регенерацию характеристик цели и вешает на нее кровотечение, по нежити это, понятно, не работает, но других мгновенных ударов у воинов на этом уровне не нашел. Рывок – мгновенное перемещение к цели и оглушение ее сроком на две секунды. Боевая ярость – воинский крик, увеличивающий выдаваемый урон на десять процентов на десять секунд. Когда воин находится в состоянии боевой ярости, на него не действуют контролирующие заклятья. Размашистые удары – аналог бешенства моего кабана, вихрь клинков – комбо из четырех ударов с увеличением урона на каждом последующем на пятнадцать процентов. Пинком воины сбивают чтение заклинаний у цели, а боевая стойка – просто постоянный воинский бафф на десятипроцентное увеличение его характеристик и выдаваемого им урона.

В демонической форме – экзекуция, ярость Преисподней и дрожь земли. Экзекуция – отличный навык – удары по цели, у которой осталось менее двадцати процентов здоровья, в течение десяти секунд наносят трехкратный урон, – те же криты, только под другим углом, и время восстановления всего тридцать секунд. Ну вот почему, блин, у магов нет такого навыка?

Танкам дается провокация, дразнящие удары, сокрушение, удар щитом, глухая оборона, стена щитов, увеличение урона одноручным оружием, увеличение заблокированного урона, защитная стойка, гранитная кожа. Первые четыре навыка генерируют агро у цели, стена щитов и глухая оборона делают танка на короткое время практически иммунным к входящему урону. Гранитная кожа – пассивный навык, увеличивающий рейтинг брони и здоровье на двадцать пять процентов.

В демонической форме – стандартные криты, дрожь земли и последний довод – навык, добавляющий танку пятьдесят процентов здоровья от его максимального количества сроком на полминуты и увеличивающий заблокированный урон до ста процентов. В остальном поступаем так же, как и со всеми, – на сто восьмидесятом уровне пересаживаем танков на лошадей, которых им придется подбирать отдельно. Хотя таких кабанов, как мой Мрак, больше нет, но можно будет что-то придумать с лошадьми. Может, есть тут какие-нибудь тяжеловозы или что-то подобное?

Все, я сделал последнюю пометку в меню, захлопнул лежащую на коленях тетрадь и откинулся к стене конюшни. Не знаю, что у меня со всем этим получится и как вообще демоны отреагируют на приобретенные умения. Нужно ли им будет объяснять, как все это работает, когда и какие навыки применять, или они станут сразу готовыми к бою опытными воинами – не знаю. По крайней мере, я постарался учесть все нюансы. У группы будут все возможные в нашем случае баффы: здоровье, интеллект и дух. Друидов и паладинов у меня нет, поэтому запас сил, ловкость и силу будем поднимать эликсирами. Четыре защиты по максимуму – огонь, вода, тьма и ментал. Сколько я перебил уже нежити, ни разу не видел, чтобы они били чем-то другим. Поэтому, думаю, прокатит.

Разработчики «Мира Аркона» всегда ратовали за сохранение баланса, и с введением новой расы эта тенденция не должна была измениться. Если учитывать возможность ношения тяжелой брони всеми демонами и их боевую форму, получается, что среднестатистический демон до получения боевой формы по факту слабее представителя любой другой расы. Но если я прав в предположении, что игроки сверху должны были проникнуть на этот план после окончания континентального события, то все сходится. В тот момент, когда, по планам создателей игры, должен был открыться проход наверх, многие демоны-игроки уже изучили бы этот навык и были бы готовы к встрече гостей.

Уверен, создатели игры заложили несколько подобных континентальных событий, но вот запустилось только это. Кто же мог предположить, что во всем закрытом плане будет только один засунутый сюда игрок.

Тяжелая броня… Блин! Чуть не забыл об экипировке своего воинства. Хотя чего тут думать, стрелков – в кольчуги, и выдать им оружие ближнего боя, на всякий случай. Всех остальных – в латы, нужно использовать преимущества расы по максимуму. У меня с собой четыре сотни золотых. Боюсь, на покупку чего-то стоящего у местного кузнеца денег не хватит, но, по крайней мере, можно будет купить обычные комплекты брони и такое же оружие, если, конечно, Риис не ошибся и у кузнеца действительно что-то есть. Еще не забыть починить пику – три удара сняли с нее почти двадцать процентов прочности. Если я хочу заняться нормальным фармом, то с этим нужно что-то делать: пятнадцать ударов – это очень мало. В походных условиях чинить оружие не получится, хотя, наверное, есть какие-то переносные наковальни, но тогда придется терять время на ремонт. Да чего я морочусь?! Мне и обычное оружие подойдет – потеря ста тридцати очков силы при ударе пикой совсем не принципиальна.

Я поднялся со скамьи, сделал несколько движений плечами и покрутил головой, чтобы разогнать кровь в затекшей спине и шее. Все вопросы предварительно решил – осталось все это воплотить в жизнь.


– Доброе утро, Криан! – У входа во двор с ноги на ногу переминалась Сальта. – Я пришла узнать, что нам делать дальше. Вы сказали никому не отлучаться…

– Доброе, – улыбнулся я ей, – вы уже проснулись?

– Мы проснулись еще часа три назад. Я сюда уже второй раз прихожу.

– Извини, не заметил…

– Неудивительно, вы с таким серьезным видом что-то писали в своей книге и грызли перо, – хмыкнула девчонка, – я подумала, что отвлекать вас не стоит. – Кстати, как вам спалось?

– Хорошо спалось, только недолго, – пожал плечами я, – что-то не так?

– Да нет, – Сальта легким движением закинула волосы за спину, а в ее глазах зажглись веселые искорки, – просто у нашего дома скамейка шире, чем эта, и копна сена рядом – можно под голову положить. Или вы по каким-то причинам предпочитаете одиночество?

– Учту, – хмыкнул я. Это она меня подкалывает, что ли? – Ладно, пойдем к остальным, а то у меня для вас много чего припасено.

– Там Гверт пришел, – по дороге пояснила лучница, – у него какое-то дело к вам, но сам он вас, по-моему, побаивается, вот и попросил меня сходить.

– Я настолько страшный?

– Нет, скорее непонятный, – покачала головой она.

Девушка шла чуть впереди, и я невольно залюбовался ее легкой походкой. Сальта словно скользила по земле, и создавалось впечатление, что сама дорога стелется ей под ноги. Кожаные штаны, заправленные в простые коричневые сапоги, плотно облегали ее стройные ноги, а суженная на талии куртка и широкий поясной ремень органично вписывались в общую картину. Фигурка немного мальчишеская, но от этого не менее привлекательная… «Так! – одернул себя я. – Что-то не о том я думаю, мне и без этого проблем выше крыши».

– И в чем это выражается? – я усилием воли оторвал взгляд от ее ног и оглянулся на сопящего сзади кабана.

– Как это в чем? – девчонка посмотрела в мою сторону. – В самый нужный момент верхом на черном чудовище появляется рыцарь Молниевого бога, одним ударом опрокидывает ублюдка Даэрона, а потом уничтожает все его войско! Вы думаете, у нас тут часто светлые на кабанах разъезжают?

– Ну, не совсем так, один бы я не сделал ничего.

– Не скромничайте, дар. Без вас в Балане сейчас бы хозяйничали мертвые…


– Господин рыцарь, – устремился ко мне Гверт, едва мы зашли в ворота общинного дома. – Это как же так? Вы четырнадцать человек забираете! Деревню-то теперь совсем некому оборонять будет.

– Оборонять? – с усталостью в голосе спросил я. – Вы считаете, что если придет еще одна сотня нежити – у деревни есть хоть какие-то шансы? – Я сложил руки на груди и хмуро посмотрел в карие глаза старосты. – Или думаете, что четырнадцать пацанов и девчонок как-то исправят положение?

– Но как же, ведь теперь… – Гверт как-то сразу сдулся, и его возмущение сменилось растерянностью. – Но что же делать-то а?

– Да сидите пока за стенами, а мы с ребятами постараемся очистить округу, – пожал плечами я, провожая взглядом Мрака, который, видимо, найдя родственную душу, завалился на траву рядом со спящим Аритором. – Потом вам, наверное, нужно уходить в Хантару, там за стенами, я думаю, будет безопаснее.

– Лучше уж в Фарот, там тоже гарнизон есть, – тяжело вздохнул Гверт, – хотя, конечно, серьезной осады форт не выдержит. Что же это – все вот так бросить?

– А есть варианты?

– Да откуда им взяться? – развел руками староста.

И мне вдруг стало жалко этого неплохого, по сути, деревенского мужика, который вынужден нести неподъемную ношу ответственности за доверившихся ему людей. Это для меня окружающее еще в какой-то мере ассоциируется с игрой, а для него это реальная жизнь. И сотня крестьян под началом, из которых почти половина – дети… Страшно… Мне даже сложно представить, насколько. И пройти мимо я не смогу…

– Я провожу вас, куда скажете, – принял решение я, – в Фарот или в Хантару, без разницы, я все равно собирался и туда и туда. Только придется немного подождать.

– Спасибо, дар. – В глазах старосты я прочитал нешуточное облегчение. Он окинул взглядом пеструю толпу во дворе, задумчиво почесал затылок и, переведя на меня взгляд, спросил: – Вам ведь этих героев во что-то экипировать нужно? Я прав?

– Да, разумеется, а вы что-то хотите предложить?

– Я скажу Скайлу, чтобы отдал все, что будет вам необходимо. У нас не так много всего, но, думаю, на четырнадцать человек хватит. А что-то у ваших бойцов уже есть. – Староста на миг задумался. – Но у меня есть встречная просьба.

– Говорите. – Я слегка опешил от такого барского жеста НПС, так ведь не бывает! Или он сейчас выдаст ТАКОЕ задание, что его проходить только сотней…

– Да, в общем, ничего такого. – Гверт кивнул в сторону моих соклановцев. – Вы ведь их тренировать поначалу собираетесь, так? – И, дождавшись моего утвердительного кивка, продолжил: – У нас тут, значит, три общинных поля вокруг. Так никто же не предполагал, что кладбища оживать начнут, откуда нам знать-то было? А они, значит, начали оживать-то…

– Давайте ближе к делу, – усмехнулся я.

– Да, конечно, – покивал головой староста, – скотина, говорю, у нас не кормлена, мы же ее уже месяц почти в стойлах держим. Урожай-то собрали, а с кормом для скотины никак… Кто старые запасы, значит, пользует, кто вокруг деревни косить пытается – но мало этого.

– Хотите, чтобы мы очистили ваши общинные поля?

– Так вам же все равно этих оболтусов тренировать, – а так с пользой великой… – оживился Гверт, – а Скайлу я, значит, скажу, чтобы выдал вам все, что попросите…


Вам доступно задание «Очищение деревенских полей».

Тип задания: уникальное.

Освободите от нечисти три общинных поля в окрестностях Баланы.

Награда: опыт; повышение репутации с княжеством Крейд, повышение репутации с жителями Баланы, Фарота, вооружение и броня для отряда на выбор.


А вооружение и броню вы нам дадите после очистки полей? – спросил я, принимая задание.

– Да как можно? – возмутился староста. – Как они без вооружения мертвяков будут бить? Берите хоть сейчас. А я пойду – предупрежу кузнеца нашего. Ага?

– Спасибо, – ошарашенно произнес я в спину уходящему демону, который только что на моих глазах преступил законы игры… Награда за квест авансом? Или я чего-то не понимаю? Что-то я не слышал о таком раньше. Или, быть может, это из-за репутации…

– Гверт хороший мужик, правильный. – Рядом со мной остановился подошедший Айм. – Его брат был другом моего отца. Трактир у его брата в Феаторе был… Ивар – племянник Гверта, – черноволосый кивнул в сторону высокого худого парня, о чем-то разговаривающего сейчас с одной из будущих жриц. – Отец, мастер Хойл, Гирт – брат старосты, пьяница Раох… они там и остались, в проломе частокола Феаторы. – Айм опустил к земле заблестевшие глаза и вздохнул. – Кто бы подумал, что обычный пьяница способен на подвиг…

– Жизнь – странная штука, – пожал плечами я и, кивком подозвав к себе лучницу, велел обоим собирать народ.


Меня охватила легкая паника. А вдруг я что-то упустил? Я ведь и в группе-то играл всего пару дней. Я еще раз быстро пробежал глазами черновик и, не увидев там ничего нового, захлопнул меню. Будь что будет! Если в чем-то я и ошибся, то, думаю, все поправимо. Себе-то я таланты нормально разложил. Или нет? Об этом я узнаю, только когда выберусь наверх. А пока буду делать так, как задумывал.


– Значит, так, – сразу перешел к делу я, как только демоны расселись на вытащенных из дома скамейках, – вы все теперь в клане. Я не потерплю среди вас ссор и неуважения друг к другу. Мы теперь фактически как одна семья.

– Я вчера говорил ей это, но она… – Риис с показной укоризной покосился в сторону Сальты.

– Ты сейчас получишь от меня наряд вне очереди за то, что перебиваешь старшего. – Я жестом остановил готовую взвиться от возмущения лучницу.

– А что такое наряд вне очереди?

– Это возможность в течение суток убирать за всеми и готовить всем еду, – пожал плечами я, – такое применяется в некоторых армиях к нарушителям дисциплины.

– В легионе за такое наказывают по-другому, – вставил свои пять копеек Айм, – и гораздо серьезнее. А вы, если этого деятеля поставите на кухню, больше накажете нас. Риис уже как-то пытался готовить!

– Вот видите, дар, – с грустью в голосе констатировал будущий маг, – общественность против того, чтобы вы меня наказывали. Они после вашей прочувствованной речи осознали меня родственником и теперь, видимо, испытывают стыд за то, что так негативно относились ко мне иногда. Но вы, конечно, можете проявить командирский произвол и, несмотря на протесты окружающих, – Риис горестно развел руками и обвел готовых расхохотаться демонов унылым взглядом, – все-таки отправить меня в это страшное место.

– Не переживай, – бросил я Айму, – я знаю, что один из нашего отряда высоко оценит стряпню нашего алхимика, – я покосился в сторону посапывающего Мрака, – и готовить надо много, ну, а если кому-то еда не понравится, то пусть сами между собой разбираются. Так что, если кто меня еще раз перебьет, будет готовить еду до тех пор, пока не станет профессиональным поваром. Всем понятно?

– Осознал и умолкаю. – Риис выпучил глаза, зачем-то покосился в сторону Сальты и прикрыл обеими руками рот.

И откуда такой разговорчивый крестьянин появился, интересно? Хотя в описании игры говорилось, что при общении с игроком к управлению некоторых НПС могут подключаться дополнительные, резервные искины. Может, все дело в этом?

– Слушайте внимательно, – я обвел глазами свое будущее воинство, – сейчас вы все никто – одного скелета хватит, чтобы любой из вас отправился в Пламя… – я поднял руку, обрывая начавшиеся было шепотки, – но выход есть, я могу научить вас драться…

– Так же, как вы? – не удержавшись, спросил со своего места Ивар.

– Сейчас вряд ли, – покачал головой я, – у меня слишком хорошая экипировка, а от этого зависит очень многое, и к тому же у всех у вас будут разные роли в бою: воин, танк, маг, лекарь…

– Оружие и броню можно подобрать с врага, – привстал со своего места Айм, – к тому же в захваченных деревнях кое-что есть. И, дар, как вы нас будете учить?

– Поскольку ты первый вылез, с тебя и начну. – Я положил руку черноволосому на плечо, заставляя его сесть на место. – Сиди спокойно и говори, что чувствуешь. – Я открыл его меню и выбрал класс воина.


Внимание! Крестьянин Айм из клана Стальные Волки становится воином! Дополнительный классовый бонус: сила + 145, здоровье +145. Вы хотите распределить таланты воина Айма?


«Да! Отлично, я поначалу забыл о классовом бонусе, но хорошо, что об этом не забыли управляющие игрой искусственные интеллекты!» – я перешел в меню характеристик, кинул Айму сотню в запас сил и сорок пять оставшихся очков в силу.

Базовый показатель запаса сил у демона равен пятидесяти, и обычные кожаные сапоги добавляли еще девяносто пять. Сапоги мы поменяем на латные, и не факт, что на них будет тот же бонус. А запас сил воину нужен как воздух, один вихрь клинков стоит триста пятьдесят очков энергии. Здесь мне повезло – удары физикой для мага не профильные, поэтому их цена копеечная. Вздумай я играть магом, мне пришлось бы серьезно вкладываться в интеллект.

Теперь таланты. Тут все перекидываем с черновика. Пять очков в увеличение одноручным оружием, одно в рывок, пять в смертельный удар… Где-то на середине распределения я остановился и оторвался от меню. Тишина, лишь слышно, как у колодца звенят ведрами деревенские женщины, кудахчут на соседнем дворе куры и у стены дома посапывает спящий кабан. Тринадцать пар глаз смотрят на меня так, словно я только что достал из цилиндра кролика, – во взглядах благоговение. Айм сидит, уронив голову на руки, его плечи заметно расширились, над головой поменялась надпись – крестьянин сменился воином.

– Эй, парень, ты как? – толкнул я его в плечо.

Демон поднял на меня мутные глаза, черты лица его сделались чуть грубее, словно обветрились, со лба стекали капельки пота, дыхание прерывистое.

– Я в порядке, дар, – он вытер рукавом со лба пот, – только жарко немного и хочется спать.

– А чувствуешь что?

– Ничего, – пожал плечами он, – тело словно не мое, и в голове что-то скребется – не знаю даже, как сказать.

– Хорошо, так и должно быть, потерпи еще немного.

У игроков процесс разложения очков талантов происходит значительно проще, кинул единичку в талант – и он уже изучен. Тут же приходится ждать, пока под иконкой заполняется появляющаяся при вложении очка полоска. На разложение оставшихся четырнадцати единиц Айму у меня ушло не менее десяти минут. Дождавшись заключительного заполнения полоски, я свернул меню и посмотрел на своего первого воина. Айм спал, положив голову на плечо Реены, и, судя по дергающимся во сне ресницам, снилось ему что-то необычное. Ладно, думаю, это не смертельно, проснется уже готовым бойцом.

– Ивар, Херд. Унесите его в дом, пусть проспится. Кто следующий?

– Мне можно? – поднялся со своего места Аритор. – А то что-то я сегодня не выспался…


Дальнейшее происходило по накатанной, на каждого соклановца уходило примерно двадцать минут, и к обеду я уже заносил оставшуюся последней Сальту в общинный дом, где спала вся моя будущая команда. «Это сколько уже времени я не носил женщин на руках?» – думал я, неся вздрагивающую во сне демонессу.

Казалось, прошла целая вечность с того времени, как я оказался запертым в этом Хартовом мире. Я даже уже ругаюсь по-местному. Сколько можно куда-то бежать, ведь, по сути, с момента попадания сюда у меня не было ни одного спокойного дня, кроме тех, что я провел в караване, и, быть может, одного вечера в Ламорне. Словно кто-то постоянно подталкивает меня в спину. И ведь останавливаться ни в коем случае нельзя – сейчас, во время континентального события, есть уникальная возможность поднять репутацию в этом княжестве, собрать свою сотню в клан и попробовать зачистить сто восьмидесятое рейдовое подземелье. Да и о двадцатипроцентной прибавке к опыту забывать не стоит, такие события происходят в игре не чаще чем раз в два года, и, думаю, после обновления их будет происходить все меньше и меньше.

Что случится потом, когда пройдут два месяца? Сложно сказать, но, вероятно, если не будет захвачена главная крепость, заклятие Ахримана спадет, и за эти провинции сцепятся Аштар и Руалт. Впрочем, наверное, вряд ли – в Аштаре сейчас хватает и своих забот, поэтому, возможно, в провинцию просто войдут легионы Руалта. Хотя почему я не принимаю во внимание варваров? Сил у них никак не меньше, чем у доминионов.

– Отец! Нет! Я не могу! – тело девушки в моих руках резко дернулось, из ее глаз потекли слезы.

– Спокойно, девочка, все хорошо, – я положил плачущую во сне демонессу на лежак и погладил ее по голове, – все уже позади.

Сальта еще несколько раз дернулась во сне, потом свернулась калачиком, и дыхание ее выровнялось. Я еще некоторое время постоял рядом, глядя на лучницу, и, окинув напоследок глазами свое спящее воинство, покачал головой и покинул помещение.

«Так на чем я остановился? На варварах?» – думал я по дороге в местную кузницу. С другой стороны, мне-то безразлично, кто сцепится в итоге за эти земли. У меня тут свой интерес, и, надеюсь, получится реализовать задуманное.

Остается один-единственный жирный вопрос: как мне освободить рыцарей и магов? По окончании события сделать это станет практически невозможно. Что, заявиться к одному из владык и сказать, что у меня, мол, тут друзья и их надо бы вывести отсюда? Не смешно. У демонов в отношениях с людьми, скорее всего, проставлена вражда, и даже если это не так, все равно слишком много в данном вопросе подводных камней… Какую с меня и с людей Альтуса за это потребуют цену? Боюсь, неподъемную. А какие варианты есть еще? Идеально было бы получить сто семидесятый – сто восьмидесятый уровень, в невидимости пробраться в Крейд, открыть запечатанную дверь, принять всех рыцарей в группу и вывести оттуда порталом. Невозможно!

Я обошел играющих на улице детей, кивнул двум идущим мне навстречу крестьянам, зашел во двор кузницы и, не найдя глазами мастера Скайла, сел на стоящий тут деревянный чурбак, вздохнул и вновь погрузился в раздумья. Во-первых, для того чтобы принять НПС в группу, мне нужно, чтобы он вступил в мой клан. Сомневаюсь, что у рыцарей и магов возникнет такое желание. Вступление в клан – это навсегда, а у них и без того, наверное, куча обязательств. Да и кто я такой, чтобы им это предлагать? Но даже если бы они и согласились, что толку? Я могу принять в клан только сотню НПС. Или нет? Может, сотня – это только в группу? Я открыл опции клана и прочитал описание, касающееся приема в клан НПС. Засада! Пояснение в опциях не оставляло даже возможности двойного толкования.


Количество неигровых персонажей в Вашем клане зависит от уровня клана (1) и от рейтинга командования неигровыми персонажами его лидера (100). В настоящий момент Вы можете принять в клан еще 36 неигровых персонажей.


Все равно – ни Кан Шиома, ни Саверуса, ни Раену, ни Герата я, скорее всего, в клан принять не смогу, да и других командиров рыцарей тоже. Хотя я не знаю своего положения в местной табели о рангах, но, скорее всего, оно ниже, чем у командора рыцарей Ордена Рыжего Пламени, да и заместитель и помощники Альтуса были совсем не последние люди в королевстве. А кого-то стоящего выше тебя на иерархической лестнице в клан принять нельзя. Тупик! А есть еще «во-вторых» – если я все-таки соберу свою сотню, то места в моем клане уже просто не останется.

– Здравствуйте, дар. – Местный кузнец вышел из стоящего рядом дома и приблизился ко мне неторопливым шагом.

– Да. Здравствуйте, Скайл. – Я поднялся ему навстречу. – Гверт сказал, что вы мне можете помочь.

– Да, помогу, дар, – демон снял с себя кожаный фартук и вместе с перчатками кинул его на верстак, – пойдемте на склад, там и поговорим. Может, по пиву?


Смеркалось. Последние солнечные лучи еще освещали верхушки деревьев недалекого леса и крыши деревенских домов, но сумерки уже выбрались из своих тайных убежищ, накрыли засыпающую Балану и медленно растеклись по ее окрестностям. Я поднял глаза на усыпанное звездами небо, вновь поискал Большую Медведицу и снова разочарованно вздохнул. Наполненный хлопотами остаток дня пролетел незаметно, я сидел на скамейке возле общинного дома, изредка отхлебывал из фляжки обжигающую горло жарку и с наслаждением курил. Легкий ветерок приятно холодил лицо и приносил со стороны леса знакомые запахи. Это уже четвертая ночь в Проклятом княжестве. Время летит незаметно, но сейчас есть хотя бы какая-то определенность в будущем.

Староста не соврал, у кузнеца хватило экипировки на всех. Странно только одно: почему сами деревенские во время нападения не нарядились в латную броню? Не настолько поумнели с обновлением? Или это какие-то особенности управляющих искинов? А может, воевали в том, в чем привычнее. Тем не менее восемь латных комплектов и шесть кольчужных вместе с нужным оружием я раздобыл. Конечно, вещи сами по себе шлак – только семь необычных предметов, но я и на это, честно говоря, не рассчитывал. Вся броня и оружие от сто десятого до сто сорок пятого уровня. В дополнение ко всему кузнец выдал мне семь сотен плохоньких стрел и две обыкновенные пики. По крайней мере, на пятьдесят паков нежити хватит. Я заказал Скайлу еще три копья и заплатил ему пару сотен золотых, поскольку работа не входила в условия квеста. А вот со стрелами придется переходить на самообеспечение, благо у меня в клане есть все необходимые для этого профессии.

«Сальта была права, эта скамейка действительно шире», – хмыкнул я, почесав за ухом посапывающего Мрака, затянулся и попытался сделать из дыма колечки. Хорошо, что я не забыл о провизии. Мир Аркона отличается от реала тем, что не нужно таскать за собой огромные обозы. В Средние века на Земле от обозников зависело очень многое, но здесь всем этим можно просто пренебречь. Не забыл я и о своем четвероногом товарище, у крестьян удалось прикупить репы, моркови и брюквы – по сто килограммов каждого овоща. Этого моему кабану должно хватить на неделю. Правда, брюкву Мрак пожирал с таким видом, словно делал мне огромное одолжение, и при этом с укором смотрел в мои глаза – абрикосы из волшебной рощи, понятно, вкуснее, но тут уж деваться некуда.

Я еще раз открыл меню и прикинул, что из себя представляет мой отряд, если надеть на соклановцев то, что удалось получить у кузнеца. Не так уж и плохо. Урон стрелков около трех с небольшим тысяч, у бойцов ближнего боя на тысячу поменьше. Но это ерунда – со временем одену всех, и если не в редкое, то хотя бы в необычное. Танки, правда, пока слабоваты, и, хоть жизни у них уже на пару тысяч больше, чем у меня, простые вещи дают слишком мало брони. В принципе, одного-двух обычных мобов сто шестидесятого уровня они на себе удержат, так что на первое время хватит. Базовая стойкость и концентрация всех демонов, вступивших в клан, равнялась сорока. Почти то же, что и у меня, и хорошо, что хоть так. В противном случае было бы совсем уныло. «Все, хватит думать. Утро вечера мудренее», – я вытянулся на лавке, положил под голову руку и под ровное сопение кабана начал медленно погружаться в сон.

Разбудил меня с шумом поднявшийся на ноги Мрак.

– Чего ты? – спросил его я, принимая сидячее положение и протирая спросонья глаза.

Ночь. Двор общинного дома освещен неясным светом луны. Я на всякий случай кинул на себя щит стихий и огляделся.

– Извините, что разбудил, дар, – виновато развел руками вышедший из дома Айм, – ваш кабан – как сторожевая собака.

– Да уж, – хмыкнул я и взглянул на часы. Пять утра, сейчас начнется петушиный концерт. Спать дальше бесполезно, хорошо хоть в игре не такие потребности во сне, как в реале, – трех-четырех часов, в принципе, хватает, да и, в случае чего, заранее можно выспаться впрок. – Ну, чего встал? Присаживайся. И давай рассказывай, как оно?

– Сложно сказать, – пожал плечами Айм, усаживаясь на край скамейки. – Это вроде я и в то же время не я. Все эти навыки… – демон задумчиво посмотрел на свои ладони. – Я, оказывается, и меч-то все время держал неправильно.

– Ты хоть разобрался, какой навык зачем нужен?

– Конечно. Проблема в другом – когда и в какой момент их применять.

– Проснутся все – расскажу, чтобы одно и то же не повторять каждому, а пока на вот, надень. – Я выложил на скамейку предназначенный для него комплект брони.

Глава 11

– Господин рыцарь? А это обязательно надевать? – Реена с некоторым сомнением посмотрела на меня, а потом перевела взгляд на латную юбку, которую, словно пойманную в сарае мышь, держала двумя пальцами перед собой.

– На голову только, – хмыкнул Риис, он уже нацепил на себя броню и теперь задумчиво вертел в руках меч.

– Обязательно, – стараясь сохранять спокойствие, ответил я и жестом остановил готового вступиться за подругу Айма. – Ты теперь лекарь, и от тебя зависит очень и очень многое. Броня защитит тебя гораздо лучше, чем то, что на тебе надето сейчас. – Я окинул взглядом всех своих соклановцев. – У вас минута на все одевания, мы и так потеряли слишком много времени. О красоте будете думать потом, нам все-таки не в деревенский клуб на танцы идти, а…

– Деревенский клуб – это там, наверху, что-то вроде трактира? – Риис наконец убрал в ножны меч, и теперь его обуревала жажда познания.

– Почти, только в клубе не едят, – отрезал я. – И хватит болтать. Время пошло.

К сожалению, в деревне не нашлось ни посохов, ни жезлов, поэтому я, помимо бойцов-танков и лучников, на первое время вооружил мечами и всех кастеров. Толку им от самих мечей почти никакого, но я специально выбрал те, на которых был параметр «здоровье». Почти тысяча дополнительных очков жизни не помешает никому.

Дежавю… Я вспомнил свою армейскую службу. Вот почему на только что призванных солдатах форма почти всегда висит мешком, хотя получают они ее на складе вместе с остальными? Мои вояки наконец переоделись и в большинстве своем сейчас представляли довольно комичное зрелище. Если представить себе сошедшие с постамента доспехи, у которых каждая часть движется независимо от другой, то именно так выглядит облачение на моих воинах. Ладно, ребята новобранцы, со временем привыкнут.

Я посмотрел на Сальту, которая, вытащив из ножен меч, сделала пару пробных взмахов, и вспомнил. Ну да! Фильм, снятый в начале века, про пиратов, там еще было несколько серий и такой прикольный капитан. Не помню имен актеров, но демонесса просто копия актрисы, сыгравшей главную героиню. Разработчики часто придавали неигровым персонажам черты известных в прошлом и настоящем актеров. Тот же Ингвар, если говорить об этом…

– Тащите скамейки и рассаживайтесь, – бросил я толпившимся во дворе демонам. – Буду рассказывать вам, зачем, как и когда применять все то, что вы изучили…


Из ворот Баланы наш отряд вышел примерно часа через три. Провожали нас всей деревней, и откуда только местные так быстро все узнают? Правда, деревня небольшая, и слухи в ней разносятся мгновенно. Некоторые женщины плакали, мужчины смотрели на нас с хмурым одобрением, а я, двигаясь впереди всех и ведя на поводу Мрака, чувствовал себя прямо спартанским царем Леонидом, со своими тремя сотнями отправляющимся в Фермопильское ущелье. Мои соклановцы, исполнившись торжественности момента, старались придать себе вид умудренных воинов, отчего выглядели еще комичнее. Или это казалось одному мне?

Первое общинное поле находилось метрах в семистах от Баланы, за небольшой рощей, и к нему мы добрались примерно в течение пятнадцати минут. Я поднял руку вверх, приказывая всем остановиться, и окинул взглядом место предполагаемого фарма. Квадрат со стороной метров в семьсот-восемьсот, покрытый высокой, чуть ниже пояса травой. Набегающий со стороны поля ветер качал разноцветный травяной ковер и, помимо пряного аромата растений, приносил с собой отвратительные запахи мертвечины. Паки нежити, сто пятьдесят второго – сто пятьдесят седьмого уровней, от тринадцати до семнадцати тварей в каждом, стояли метров через шестьдесят-семьдесят. Сколько же их тут!

Я залез в седло, включил в опциях магическое усиление голоса для Айма, Сальты, танков, хилеров и надел шлем. Ближайший пак нежити метрах в пятидесяти от нас: двухметровый зомбак под двести тысяч ХП, четыре лича, два скелета-лучника и шестеро скелетов-воинов. У обычных мобов сорок-пятьдесят тысяч очков жизни – прорвемся.

– Все как на тренировке. Берем ближайший к нам пак. Танки, разошлись по сторонам. Стрелки – как распределял, по три за каждым танком, первые цели – воины, – я обозначил цели и указал на них рукой. – По два на каждого танка! Ждете, пока побегут в вашу сторону, и переносите стрельбу на мои цели. Танки, перехватываете их и держите на себе. Айм, ты с Аритором, Сурат с Хердом. Ко мне не лезть. Реена – на Ариторе, Оск лечит меня, Хадежа – Херда. Риис, считаешь до трех и начинаешь вливать по моим. И не забывайте друг друга страховать. Жизнь ниже половины чтобы не падала ни у кого! Баффаемся! Айм, Сальта, доложить о готовности своих групп.

Я обернулся, наблюдая, как демоны за моей спиной расходятся в стороны и занимают обозначенные места. Свой щит стихий я повесил на всех заранее, поэтому сейчас просто следил, как ребята выполняют мои команды.

– Я готов, босс! – улыбающийся маг поднимает вверх правую руку. – Давайте наваляем этим гаденышам.

– Шлем надень! – рыкнул на него я. – Готов он! Айм? Сальта?

– Готовы, дар! – Лучница замерла с наложенной на тетиву стрелой, лица за шлемом не видно, но, похоже, девчонка нервничает.

– Мои готовы! – Айм в низкой стойке встал за спиной брата, ветер слегка колышет какие-то тряпки, приделанные разработчиками к его необычному шлему.

Последний раз окидываю взглядом напряженных соклановцев и с удивлением замечаю, что мордочка волчонка с окованного бронзой стального щита Аритора подмигивает мне, затем делает большие глаза. Глюки? Да не похоже! Ладно, подмигивать в ответ я не буду, не дождетесь! Разворачиваю кабана в сторону пака, трогаю пятками его бока: «Оск, щит! Поехали!»

Цель кабана – один из хилеров, как раз позади мини-босса, острие пики на зомбака. Рывок! Меня вжимает в спинку сиденья, краем глаза я замечаю втыкающиеся в скелетов-воинов стрелы и крепче сжимаю ременные петли на внутренней стороне щита. Рванувший вперед кабан сшибает с дороги одного из скелетов с торчащей из плеча стрелой, тело скелета-воина влетает в одного из лучников, и они вдвоем скрываются в высокой траве. Бешенство – Мраку! Передо мной возникает здоровенный зомби с расставленными, словно у вратаря, руками. Удар!

Острие входит твари под ключицу и прошивает ее тело насквозь, а вепрь сбивает свою цель на землю. Молчание – во второго хилера. До цели Мрака мне не дотянуться, и я, бросив рукоять пики, выхватываю меч и начинаю рубить ближайшего ко мне лучника. Первые два сгустка тьмы и пару стрел поглощает защита Оска, отбиваю щитом удар одного из воинов и ощутимо получаю в спину. Ммать! Я по дороге сбил одного из помеченных для танков скелетов, второго зацепил бешенством Мрак. Агро кабана – мое агро, и теперь эти двое тоже висят на мне. Мрак добивает своего скелета и теперь помогает мне. Ледяное копье, прилетевшее со спины, оставляет в груди скелета-лучника рваную дыру – и его кости с сухим шелестом осыпаются в траву, а я сразу переключаюсь на последнего хилера.

– Дара лечите!

Еще два удара в спину, и краем глаза замечаю, что полоска моей жизни в районе половины. Пью мензурку, одновременно с этим по телу прокатывает прохлада лечения. Кабан вертится на месте, сбивая мне цель, но это уже неважно – пять стрел, влетевших личу в грудь, опрокидывают тварь на землю. Пытаюсь дотянуться мечом до одного из магов. Мне в бок прилетает сгусток тьмы, а четыре окруживших меня воина бьют практически одновременно. Один удар удается принять на щит, другой попадает по кабану, но оставшиеся находят цель, и следом за ними в бок вонзается стрела последнего лучника. Боль!

– Да стреляйте же в латников! – в голосе Сальты слышна нешуточная паника.

Сразу три лечения возвращают мою жизнь в норму, и я наконец дотягиваюсь до выбранного целью мага. Язык пламени, ледяной клинок! Крит! В грудь личу прилетает три стрелы, а очередное ледяное копье отрывает твари голову.

– Стрельбу на последнего мага! – командую я и, блокируя очередной удар двуручного меча, привстав в стременах, опускаю клинок на голову последнего скелета-лучника. Он пытается блокировать удар луком, но клинок перерубает дерево, и череп скелета взрывается осколками. У моба уже было мало жизни, мой удар стал для него последним, поэтому включился эффект последнего удара. Последний маг с четырьмя стрелами в груди валится в траву, и я начинаю рубить ближайшего ко мне воина. «Харт, а где еще двое?» – я оборачиваюсь, ища глазами оставшихся скелетов…

– Сальта!!! – режет уши крик Айма. – Хадежа! Лечи ее! Лечи!

Лучница в стороне от всех вгоняет стрелу за стрелой в грудь одного из бегущих к ней скелетов-воинов. Ее энергия на исходе – девчонка бронебойными стрелами сняла с меня этих двоих и зачем-то отбежала в сторону от танка. Внезапно один из скелетов делает рывок в ее сторону и опускает лезвие своего двуручного меча на плечо оглушенной демонессы. Жизнь у девчонки падает почти наполовину, а у меня внутри словно наступает зима.

– Сука!!! – я шагаю в их сторону, разгоняю кабана в галоп и кидаю оковы на второго бегущего в сторону лучницы скелета. Боюсь не успеть! Ярость захлестывает меня с головой.

– Лечите ее!!! – вновь кричит Айм и вместе с остальными бежит в сторону Сальты.

Хадежа вскидывает руки вверх, она единственная, кто достает до девушки хилом. Полоска здоровья лучницы увеличивается на четверть, но следующий удар твари проходит по ней критом, и демонесса сломанной куклой валится в траву.

Ледяное копье и пять стрел, прилетевших скелету в спину, заставляют его пошатнуться, но он, не обращая на это внимания, словно в замедленной съемке поднимает над лежащей в траве девушкой двуручный меч… И тут у меня, наконец, откатывается рывок.

– Мра-а-ак, давай!!!

На кончике выхваченного из инвентаря копья – задняя часть шлема ненавистной гадины. Удар! Стальной наконечник проламывает металл шлема и прошивает череп скелета насквозь. Мрак с противным скрежетом клыков о железо отбрасывает костяк далеко в сторону. Успел! Разворачиваю кабана, прикрывая тело потерявшей сознание Сальты.

– Добиваем оставшихся! – устало командую я.

Танки и без команды перехватывают бегущих в мою сторону скелетов, а лучники с Риисом почти в упор добивают оставшихся мертвяков.


Боевой дух Вашего отряда увеличивается на +3 единицы. В настоящий момент боевой дух Вашего отряда составляет +5 (увеличение наносимого физического и магического урона членами группы на 5 %).


«Первый бой, все понятно». Я спрыгнул с кабана, сбил каблуком застрявший на копье череп и обернулся к поднимающейся с травы Сальте.

– Ты что творишь, дура? Ты понимаешь, что могла погибнуть! Почему ты ушла от танка?

Сальта одним движением сорвала с себя шлем, так что светлые волосы тяжелой волной рассыпались по ее плечам. На щеках дорожки от слез, но огромные карие глаза девушки сверкнули упрямством.

– Херд не выдержал бы троих, Хадежа лечила тебя! – срывающимся голосом мне в лицо выкрикнула она. – Кто я такая?! Да я сдохну – никто и не заметит! А если умрешь ты, то все это бесполезно. А кто тогда отомстит за моих мать и отца? А за всех нас?!

– Давай только без истерик. – Я вдруг почему-то начал чувствовать себя последней свиньей, и весь мой запал резко ушел куда-то в никуда. – Сразу сообразить не могли, что можно было выдернуть тех латников, которых я не зацепил? – уже спокойным голосом спросил я. – К чему все эти жертвы?

– Я… я… – Из девушки словно вытащили стержень, она снова опустилась на траву и закрыла ладонями лицо.

– Еще раз такое повторится – оставлю в деревне, будешь профессию качать. Мне каждый из вас нужен, не могу вот так глупо кого-то терять, – назидательно проговорил я. И до боли сжал зубы… Но затем, глядя на вздрагивающие плечи демонессы, со вздохом добавил: – И… это… Спасибо тебе, Сальта…

Девчонка оторвала ладони от лица, посмотрела на меня заплаканными глазами, а потом начала рыдать еще сильнее…

– Это я виноват, дар, – опустив глаза и вертя в руках снятый с головы шлем, подошел ко мне Айм, тактично стоявший до этого в стороне. – Не сообразил, что нужно стрелять в оставшихся…

– Да никто не виноват! Таких моментов еще будет полно. Просто это первый ваш бой, потом научитесь реагировать быстрее. – Я закрыл глаза и подставил лицо прохладному ветру.

Реена и Хадежа обошли меня по дуге и опустились на землю рядом с плачущей лучницей. Танки сидят на земле, о чем-то тихо переговариваясь. Остальные, бурно жестикулируя, обсуждают только что закончившуюся схватку.

– Господин рыцарь! – прямо передо мной появился неунывающий маг. – Вам не кажется, что пора приступать к разбору добытых в неравном бою трофеев? А то вы все за этими своими самокопаниями совершенно забыли о самом главном. – Риис скептически посмотрел на трех сидящих на земле девчонок, со вздохом пожал плечами и вновь перевел на меня взгляд. – И не забудьте, что все реагенты вы обещали мне.

– Ну да, в неравном бою. Конечно…

– Нас с кабаном шестнадцать, а их было тринадцать… – усмехнулся демон. – Вы считаете, это был равный бой?

– Зато мы выиграли его всухую, – в тон ему ответил я, направляясь к лежащим на земле трупам.

– Да кто ж спорит?! Только лучше бы нам побыстрее продолжить истребление врагов, – Риис кивнул на стоящие невдалеке паки, – а то или Аритор сейчас уснет на пару с вашим зверем, или эти три воплощения скорби, – кивок в сторону уже трех рыдающих девчонок, – сделают тут небольшое озеро…

– И откуда ты, такой умный, свалился на мою голову?

– Так мама у меня суккубом была, – пожал плечами Риис, – а в молодости она частенько ездила в Хантару. Отца своего не помню, потому что даже не знаю, кто он, – беспечно махнул рукой демон, – да и не все ли мне равно? Главное, что я есть…

– Ты прав, это действительно главное, – я хлопнул его по плечу, – скажи Айму, чтобы собирал народ. Сейчас устроим разбор полетов.

– Полетов? – вопросительно уставился на меня маг. – Каких полетов?

– Это образное выражение, так говорили там, откуда я пришел. Может, когда-нибудь расскажу, – тяжело вздохнул я. – Все, иди, выполняй приказ.

– Есть! – выпучил глаза Риис, коряво повернулся вокруг своей оси и прыжком ушел к плачущим на земле девчонкам. Одно слово – клоун.


В убитых скелетах нашлась только одна подходящая моему отряду необычная вещь – танковый шлем. Еще выпали алхимический рецепт эликсира силы и пять древних костей. Остальное – обычный хлам. Я перекинул Хадеже пять кусков плотной ткани, найденной в трупах. Риису отдал рецепт и все выпавшие с мобов ингредиенты, распределил выпавшие мензурки, отдал Аритору шлем и провел воспитательную беседу. Подчиненные вняли, осознали, пообещали больше не тупить и, как ни странно, не соврали.

Весь оставшийся день превратился в обыкновенный рейдовый фарм, да так, что к заходу солнца мы тратили на пак нежити не больше семи-восьми минут, и это с учетом сбора выпадающих трофеев. Все поле нам очистить не удалось, но больше половины нежити мы вынесли точно. Шестеро, включая меня, повысили свои уровни, почти все обзавелись необычными кольцами и прочей экипировкой, а я наконец выбил себе меч. Ничего особенного – необычный меч, похожий на кавалеристскую саблю, на сто сорок пятый уровень с почти полутора сотнями силы и одним процентом к вероятности критического удара. Средний урон с ним у меня вырос почти на пятнадцать процентов. Боевой дух у ребят поднялся до десяти единиц, так что в Балану наш отряд возвращался в приподнятом настроении.

От ворот мы всей толпой сразу отправились к деревенскому кузнецу. Мастера Скайла мы нашли сидящим на верстаке с кружкой пива в руках. Для полной картины ему не хватало телевизора с включенным под вечер спортивным каналом. Увидев такое количество гостей, демон обрадованно улыбнулся и, хлопнув рукой по стоящему рядом с ним внушительному бочонку, предложил обмыть наше боевое крещение. Скайлу, видимо, было отчаянно скучно сидеть и пить в одиночестве. Он выдал мне заказанные мной ранее копья, любезно предоставил в безвозмездное пользование свою кузню и инструменты, а затем, рассадив всю нашу компанию на вытащенных из-за сарая бревнах, раздал каждому по кружке пенистого напитка.

Починка всей экипировки отряда заняла у Аритора около двух часов. Двор кузницы постепенно пустел – мои соклановцы по мере готовности их доспехов и оружия расходились каждый по своим делам, а я просто сидел и наслаждался моментом. Прислонившись спиной к забору с кружкой в руке, я слушал монотонную болтовню мастера Скайла, смотрел на работающего под навесом Аритора и пытался проанализировать события сегодняшнего дня.

А ведь, Харт возьми, у меня получилось! Я создал отряд, с которым мы спокойно можем фармить местную нечисть. Первый блин комом? Девчонки разревелись? Ерунда. Чего можно было ожидать в первом бою от вчерашних крестьянок? Видимо, тогда они выплакали весь свой страх вместе с неуверенностью, поскольку в дальнейшем вели себя вполне адекватно. Теперь главное – не торопиться. Мы без проблем справляемся с группами мобов, превышающими нас на десять-пятнадцать уровней, вот и не следует пытаться прыгнуть через голову.

Конечно, разработчики не выкладывали полной информации о боевой математике, но и той, что находилась в общем доступе, вполне достаточно, чтобы сделать определенные выводы. Если прикидывать грубо, то твой урон по враждебному мобу, НПС или игроку равен базовому урону, умноженному на отношение ваших уровней. К примеру, урон игрока сотого уровня по двухсотому мобу проходил только наполовину, а вот этот двухсотый моб бил по этому игроку в два раза сильнее. Если же еще и учесть разницу в базовом уроне, то можно понять, что игрок в приведенном мною примере ляжет с одного-двух ударов. Были, конечно, еще какие-то дополнительные коэффициенты, но ими я пренебрегу. К чему я все это говорю? Да к тому, что в те локации, что выше среднего уровня отряда более чем на десять-пятнадцать уровней, я своих ребят не поведу.

– Вы что-то сказали, мастер? – Я обратил внимание, что Скайл молчит, словно ожидая от меня ответа. – Простите, задумался.

– Я говорю, хорошее дело вы делаете, дар, – демон указал кружкой в сторону наваленных около кузницы для переплавки латных и кольчужных частей брони. – И у меня как раз есть для вас одно предложение.

– Что за предложение?

– Гверт сказал, что вы поведете своих людей в болотную пещеру? Так?

– Да, скорее всего, поведу, но только не в ближайшее время. А что там, в пещере?

– Понимаете, дар, мой отец был охотником. Еще тогда – во времена Черного владыки. – Мастер посмотрел куда-то в сторону, словно вспоминая. – Когда из дыры полезла эта погань, он и еще несколько человек отправились к пещере на разведку. В тот раз им удалось убить одну огромную жабу. Отец говорил, как она называется, но я уже подзабыл, – разочарованно вздохнул Скайл. – Хотя это и не важно, да… о чем я? Так вот, при дележе моему отцу достался редкий рецепт нагрудного доспеха. Из-за этого рецепта я и стал, собственно, кузнецом. Меня ж тогда еще не было, но как я, в общем, появился, отец меня к мастеру Гхерту в Уриату отправил на десять лет в обучение, – демон отхлебнул из своей кружки, с полминуты помолчал и продолжил: – Кузнецом-то я, как видите, стал, да и рецепт выучил… Только вот без особых ингредиентов этот нагрудник не сделать никак.

– А ингредиенты эти нужно раздобыть в этой самой пещере? – усмехнулся я.

– Да, вы правы, – пожал плечами кузнец, – только после того, как там пропал десяток городской стражи, кто ж туда сунется? У сатрапа своих забот хватало, нашим охотникам на верную смерть идти тоже никакого смысла нет.

– И что за ингредиенты вам нужны?

– Кровь какого-то Старкса и двадцать кусков оскверненной руды для одного комплекта. А стали, – мастер кивнул на груду железа под навесом, – у вас к тому времени будет много.


Вам доступно задание «Ингредиенты для мастера Скайла».

Тип задания: уникальное.

Принесите мастеру Скайлу в Балану одну мензурку крови Старкса и двадцать кусков оскверненной руды.

Награда: опыт; один из нагрудников на выбор – пластинчатый нагрудник болотного стража, пластинчатый нагрудник болотного воина, пластинчатый нагрудник болотного лекаря, пластинчатый нагрудник болотного мага.


– А если мы принесем больше крови и руды? – Терять возможность нарядить половину отряда в редкие нагрудники не хотелось.

– Сделаю, сколько нужно, – хмыкнул Скайл, – но тогда каждый пятый нагрудник мне.

– Договорились, – улыбнулся я кузнецу, одним глотком допил пиво из кружки и поднялся с бревна. – До свидания, мастер, пора мне. День завтра предстоит веселый. Аритор, ты идешь?

– Не, – донеслось из-под навеса. – Я на месяц вперед выспался. – У меня еще тут работы навалом.

– Ну как знаешь. – Я кивнул на прощание Скайлу, махнул рукой разгоряченному танку и пошел в сторону общинного дома.

Уже входя в ворота, я с удивлением заметил сидящего на земле в углу двора Рииса. Перед демоном стоял небольшой зеленоватый столик, в середине которого на металлической подставке кипятилась какая-то зеленоватая жидкость. Никогда не видел алхимиков за работой, но, похоже, это как раз тот случай.

На улице уже стемнело, погода заметно испортилась, небо затянуло тучами, все шло к тому, что скоро начнется дождь. Фигура сидящего на земле мага под светом качающихся от ветра фонарей отбрасывала по сторонам причудливо двигающиеся тени. А сам Риис, сосредоточенно смотрящий на кипящий сосуд, с растрепанными волнистыми волосами, напоминал персонаж какого-нибудь заштатного фильма ужасов.

Я подошел поближе и, сморщившись от неприятных запахов, зажег над переносной лабораторией четырехчасовой магический фонарь.

– Спасибо, дар, – не оборачиваясь, пробормотал парень.

– Скоро пойдет дождь. – Я обошел столик по кругу, чтобы ветер уносил запахи разложенных тут же, на клеенке, ингредиентов в сторону, опустился на землю и достал из инвентаря трубку. Кабан возмущенно фыркнул и проследовал на свое место к скамейке, где, повертевшись, словно собака, собирающаяся присесть по делам, наконец с шумом рухнул на землю.

– Да мне тут недолго осталось, – ответил маг, внимательно следя за жидкостью в прозрачной колбе. – Из дома меня выгнали, – запахи им, видите ли, не нравятся.

– Ну да, – хмыкнул, затягиваясь, я, – пахнет совсем не одуванчиками.

– Ну а чем еще могут пахнуть куски трупов? – пожал плечами Риис, ловко снял с огня колбу и разлил содержимое в десяток приготовленных мензурок. – Еще хорошо, что у меня стекло и кое-какие компоненты были. Но хватит только на полсотни малых эссенций света. Если считать только наших, как вы говорите, ДД, то тех, что остались у вас, и этих пятидесяти нам хватит максимум на три дня. – Парень подхватил с клеенки какой-то отвратительного вида осклизлый кусок и ножиком, похожим на медицинский скальпель, прямо на столе начал нарезать его на мелкие полоски. – Нам бы с Рееной в лес сходить, за мальдарой. А то на поле только чертополох и гусиные лапки растут, мы немного собрали сегодня, но…

– Мальдара – это трава? – стараясь не смотреть на манипуляции алхимика, спросил я.

– Многолетнее растение с длинным ползучим корневищем, из почек которого развиваются вегетативные и цветоносные побеги. Встречается на участках, свободных от дерна, в смешанном и хвойном лесу…

– Стоп, – усмехнулся я. – Избавь меня от подробностей, не нужно перечислять мне всю таблицу Менделеева. В лес – только через три дня и под охраной. Мало ли кто тут у вас шастает.

– Да как обычно, – приготовленный «фарш» парень высыпал в глубокую белую миску и потянулся за следующим куском мертвечины, – волки, медведи, ящеры… С теми способностями, что есть сейчас у нас, мы и вдвоем сходим без проблем. Хотя, конечно, Айм не отпустит со мной Реену одну, следом попрется, – осуждающе покачал головой демон. – А кто такой Менделеев? Это какой-то известный алхимик там, откуда вы пришли?

Рииса было просто не узнать: сосредоточенный на приготовлении эликсиров, он походил скорее на молодого лаборанта какого-нибудь столичного вуза, чем на того парня, которого я знал последние два дня.

– Ну да, – вздохнул я, – был там такой известный алхимик… когда-то. Я, кстати, удивлен: думал, ты опять лекарство понесешь кому-нибудь.

– Да нет, сегодня госпоже Скарде никак нельзя болеть головой, – хмыкнул Риис и поднял на меня свои голубые с хитринкой глаза. – Я вот тоже удивлен, дар, – серьезным тоном произнес он.

– Чем? – чувствуя подвох, все-таки спросил я.

– Сальта вчера вам кровать с такой любовью готовила, – с грустью произнес парень. – Еще с утра начала… А вы опять со своим кабаном на скамейке спали… – тяжело вздохнув, констатировал он. – Ну почему вы так с ней? Она же не заснет сегодня, если вы опять, значит, с кабаном… Нет! Вы не подумайте, – парень, притворно ужаснувшись, выставил перед собой испачканные реагентами руки, – я не хочу сказать, что кабан у вас плохой, но…

– Один – один, – хмыкнул я, поднялся с земли и, отряхнувшись, направился в сторону дома. – Где, говоришь, кровать?

– В мужской половине, справа, – донеслось до меня, – конечно, не скамейка, но…

– Можно с вами поговорить, дар? – Из дверного проема, заставив меня вздрогнуть от неожиданности, мне навстречу шагнула Сальта.

– Конечно, – пожал плечами я, сел на ту самую скамейку, неподалеку от сопящего Мрака, и указал девушке на место рядом с собой.

Девчонка покачала головой, на ее лице отразилась нешуточная борьба, она несколько раз вздохнула и на одном дыхании выпалила:

– Я хотела извиниться перед вами, дар. Мне действительно неудобно за то, что я вела себя сегодня как истеричка. Я обещаю, что больше такого не повторится никогда. – Лучница, наконец, села рядом, закусив нижнюю губу, и уставилась куда-то в сторону.

– А, ты об этом, – пожал плечами я. – Да все в порядке, ничего страшного не произошло – вполне нормальная реакция на первый бой. Так что не бери в голову. – Я посмотрел на ее красивое, напряженное лицо и добавил: – В обычной обстановке меня можно называть на «ты», к тому же у тебя это сегодня уже неплохо получалось.

– Вы правда не сердитесь на меня, дар? – девушка откинулась к бревенчатой стене дома и немигающим взглядом посмотрела на хмурое беззвездное небо. – Я ведь даже тогда, когда эти твари пришли в Уриату, так не рыдала, – они там… моя мать… – Сальта сглотнула подступивший к горлу комок, – они ведь там всех…

– Спокойно, – я положил свою руку ей на ладонь, пытаясь успокоить, и тут мое тело словно скрутило судорогой…


– Доча, беги!!! – ворота содрогаются под ударами рыцаря Смерти. У частокола под бревенчатым настилом среди множества тел – тело ее матери. Обожженное лицо, сгоревшие волосы, мертвая рука сжимает охотничий лук… В живых уже почти никого не осталось.

– Беги, доча!!! – кто-то трясет ее за плечи.

– Кто? Зачем?

– Да приди ты в себя! – Отец, его доброе морщинистое лицо сейчас искажено в жуткой гримасе.

Внезапно звуки накрывают ее сознание. Шум дождя, треск ворот, хрипы раненых и дым, ползущий от горящих домов по земле.

– Отец! Нет! Я не могу! – кричит она в родное лицо. – Они маму!..

– Ее уже не спасти, доча. Уходи, я не хочу потерять еще и тебя. Там раненые увели детей. Лаз за старым сараем. Ты знаешь, – сбиваясь, бормочет отец. – Иди с ними… если не ты, то кто за нас отомстит… Отомсти… но сейчас уходи.

В глазах отца слезы… Он же никогда не плакал! Как?! Или это просто дождь?

Демон прижимает ее к груди, гладит по голове, словно маленькую, а потом отталкивает от себя…

– Уходи…

Мокрая глина скользит под ногами, Сальта бежит в противоположную от ворот сторону. Падает, больно ударяясь коленом о камень, не выпуская из рук старого отцовского лука. Тетива на нем порвана, но она не бросит его никогда. Ей ведь нужно мстить! «Твари! Какие твари! – Дождь смывает со щек слезы бессилия и боли, перед глазами обожженное лицо матери. – Ну почему так?! За что?!» Сзади раздается оглушительный треск, и, обернувшись, она замечает, как в рухнувшие деревенские ворота врываются закованные в латы скелеты. Впереди огромная черная фигура. Даэрон взмахивает своим огромным мечом и одним движением срубает голову бросившемуся к нему демону в синей, расшитой золотыми цветами рубахе.

– Оте-е-ец! – Девушка, содрогаясь в рыданиях, выхватывает из колчана стрелу и, скрипнув зубами, роняет ее на землю – проклятая тетива!

У ворот все кончено… Ее пока не видит никто. Она должна быть сильной! Так всегда говорил ей отец! До крови закусив нижнюю губу, чтобы унять слезы, Сальта забегает за сарай и протискивается в неширокий лаз.

Впереди спины уходящих в сторону Баланы соплеменников. Хромающий Херд тащит на себе бесчувственное тело Рииса, Зара поддерживает качающегося Сурата, идущая позади всех Хадежа с маленьким Малком на руках подгоняет остальных выведенных из деревни детей. Когда лучница догоняет своих, ни на глазах, ни в душе у нее слез больше нет. Только всепоглощающая ненависть…

– Давай. – Сальта принимает у хрупкой Зары готового вот-вот потерять сознание Сурата. – Смотри за детьми, – бросает она подруге и в последний раз оборачивается в сторону горящей за их спинами деревни…


– Дар! Криан! – Перед глазами встревоженное лицо демонессы. Голова раскалывается от только что откатившегося видения. – Что с тобой?

– Все в порядке, – выдыхаю я, трясу головой, привычно достаю из инвентаря фляжку и делаю пять глубоких глотков. – Так иногда бывает, – чуть виновато пожимаю плечами я и протягиваю фляжку Сальте. – Будешь?

– Ты словно окаменел. – Девушка берет у меня из рук емкость, делает пару глотков и, морщась, возвращает флягу. – Мерзость какая! Как вы эту дрянь только пьете?

– Я вот что хочу сказать, – после некоторой паузы я поднимаю на девушку глаза. – Даэрон мертв, твои родители отомщены…

– Эта мразь всего лишь пешка в руках Дважды проклятых, – не отводя взгляда, произносит лучница, – и я поклялась убить столько тварей, сколько можно. Сколько еще таких Даэронов бродит по территории сатрапства?

– Не знаю, – пожимаю плечами я, – есть еще, наверное, парочка.

– Видимо, ты хотел узнать, почему мы пошли за тобой, дар? Потому что рядом с тобой есть возможность мстить, и нас всех это устраивает…

Я смотрю в ее глаза и понимаю, что та ненависть, которая поселилась в душе Сальты, не делась никуда. Как бы только ее не стало еще больше…

Некоторое время мы молча сидим, слушая скрип качающихся от ветра фонарей и сиплое дыхание Мрака. Первой молчание нарушает девушка.

– Пора спать, дар, завтра будет веселый день. – Сальта поднимается со скамейки и потягивается, словно огромная кошка. – Кстати, на лавке спать сегодня не обязательно, если, конечно, ты не любишь спать под дождем.

– Спасибо, что выделили мне кровать, – улыбаюсь я, следом за ней вставая со скамейки. – Риис уже просветил меня на эту тему.

– А что он еще тебе сказал? – настороженно спрашивает меня лучница, а в ее взгляде, направленном на увлеченного своей работой алхимика, читается обещание скорой, мучительной смерти.

– Ничего, только сказал, что мне теперь есть где спать, и все… – отвечаю я. И думаю, что алхимик мне, в принципе, еще пригодится. Да и парень он совсем не плохой…

– Тогда спокойной ночи, Криан, – улыбается девушка и легкой походкой скрывается в дверном проеме общинного дома.

– Спокойной ночи, Сальта…

Глава 12

– Далеко еще? – Я поднял руку, приказывая следующим за мной бойцам остановиться, и обернулся к идущему за мной Айму.

– Нет, дар, – демон указал рукой вперед на стоящее у края дороги корявое высохшее дерево, – вон за тем эрдисом, по тропинке направо, и как раз к мельнице дядьки Сторха выйдем. А там до Феаторы метров семьсот-восемьсот будет. – Парень кивнул на Аритора, словно ища у того подтверждения. – Это по основной дороге с пару километров топать, а тут – рукой подать…

– На мельнице кто-нибудь есть?

– Нет. – Тень набежала на лицо демона. – Сторх со всеми в деревне жил, на мельницу только работать ходил, так что живых там точно никого быть не может.

– Ясно. – Я на всякий случай оглядел свое бравое воинство и, не найдя, к чему придраться, тронул пятками бока Мрака.

Дорога шла через лес и была размыта прошедшим ночью ливнем. Вокруг шумели деревья, радуясь влаге и утреннему солнцу, сменившему грозовые тучи, которые ночью обрушивали на этот лес целые потоки воды. Лес был наполнен тишиной, нарушаемой только сопением Мрака, негромким скрежетом амуниции следующих за мной соклановцев и перещелкиванием местных представителей пернатой фауны. Казалось, что нет вокруг никакого Проклятого княжества и заполонившей его нежити, что сейчас за поворотом откроется вид на забытую деревеньку во Владимирской области, ту самую, что осталась далеко позади, где-то в совсем уже другом мире.

Прошедшие два дня оказались сверхпродуктивными для моего молодого клана. Мы полностью очистили три общинных поля от заполонившей их нежити, собрав просто невероятное количество добычи. Кузнечный двор у Скайла был завален кусками обычной латной и кольчужной брони, приготовленной на переплавку. Все тряпки, кожа и прочая ненужная нам пока ерунда были сложены в просторное деревенское хранилище до лучших времен. Результат говорил сам за себя. Ребята прибавили по паре уровней, полностью переоделись в необычное и уже выглядели вполне подготовленными бойцами. Урон у лучников, с учетом действия баффов и приготовленных Риисом эликсиров, подрос до пяти тысяч, а танки под лечением спокойно держали на себе двух-трех обычных мобов.

Сегодня последний день, отведенный мне администрацией на уплату кланового взноса, и поэтому Феатора должна быть захвачена. Во что бы то ни стало. Я потрепал по загривку кабана и еще раз обернулся на следующих за мной демонов. Вчера мне пришлось буквально пинками отрывать их от прокачки профессий и заставлять пораньше лечь спать. Слишком многое зависит от сегодняшнего дня.

Я не представлял пока, как мы будем зачищать нечисть в захваченной деревне, и поэтому испытывал нешуточный мандраж. Одно дело – пак за паком бить скелетов на поле. И совсем другое – захват замков, городов и деревень. Мобы в любом захваченном ими поселении ведут себя значительно умнее – нет, они так же, как и всегда, агрятся на танков, тупо атакуют в лоб, но действуют уже как слаженное боевое подразделение. В момент атаки замка на его стены высыпают дополнительные лучники, которые своими выстрелами в первую очередь пытаются поджечь осадные башни. Бойцы сбивают приставленные к стенам лестницы, с внутренней стороны ворот собирается специальный отряд, состоящий из тяжелых латников, а по замку начинают курсировать патрули, от которых достаточно проблематично скрыться даже в состоянии невидимости.

Заштатная деревенька – это, конечно, не замок, но скорее всего у нежити будет подавляющее численное преимущество, и что с этим делать, я пока не знал. «Ладно, на месте разберемся, – я мысленно попытался успокоить себя, – по крайней мере, мы совершенно не ограничены по времени, отведенному на захват поселения. Респауна в княжестве нет, поэтому можно будет просто обойтись обычными наскоками и отходами, вышибая из рядов обороняющихся по одному-два скелета. Думаю, десяти-двенадцати часов на это хватить должно».

Постепенно к пению птиц стал примешиваться звук падающей воды, раздающийся откуда-то спереди. Погруженный в раздумья, я едва не пропустил поворот, о котором предупреждал меня Айм. Довольно широкая тропинка уходила от основной дороги вправо вниз, сразу за приметным деревом, и, насколько я мог видеть отсюда, была довольно хорошо утоптана. Минут через десять мой отряд выехал к неширокой речке с густо поросшими камышом берегами.

Картинка будто сошла со страниц детских сказок. Лес, медленно текущая река, песчаный пляж возле запруды. Масса воды лениво переваливается через плотину и с шумом падает вниз с высоты примерно четырех-пяти метров. Все вокруг дышит покоем и умиротворением. Идилия… если бы не остов сгоревшей водяной мельницы на том берегу. Крыша здания обвалилась, светлые стены закопчены когда-то бушевавшим тут пожаром, арочный, обращенный к реке вход и лопнувшие от пламени окна зияют черными, неестественными провалами – словно кто-то опрокинул чернильницу на только что нарисованную деревенским художником картину, а потом еще и полоснул по этому месту ножом.

– Как красиво, – произнесла вышедшая последней из леса Зара, но тут ее взгляд натолкнулся на сгоревшую водяную мельницу. Девушка осеклась, вздохнула и опустила к земле глаза.

– Мы тут с братом таких сомов ловили, – стараясь разрядить неловкое молчание, тихо пробасил Аритор, и его словно вырубленное из камня лицо смягчилось от накативших воспоминаний.

– А там вон заводь есть, – поддержала его Реена и указала рукой вверх по течению реки. – Там песок мягкий и сход в воду плавный… Мы там с девчонками купались всегда. Да, Ольта? – Демонесса обернулась к одной из лучниц, призывая ту в свидетельницы.

– Ну, кто сомов ловил, – Риис, поджав губы, хлопнул по плечу на миг погрузившегося в воспоминания Аритора, – а кто и в кустах сидел, вон в тех, – маг указал в сторону заводи. – На купающихся девок смотрел… подбирал себе по экстерьеру, значит…

– Да как ты… – Реена перевела взгляд с внезапно покрасневшего Айма на вовсю ухмыляющегося мага, – в каких еще кустах?

– Да я-то че? – поднял вверх руки Риис. – Я ж говорю – молодец, вон какую присмотрел. Вы когда с Ольтой снова купаться соберетесь, еще и Сальту с Зарой и Хадежей возьмите обязательно. А я за сомами, значит, с Аритором пойду. Мне же тоже интересно, что там. С виду-то вроде ничего, а вдруг дефект какой… У сомов этих… – уточнил под конец маг, заметив недобрый взгляд старшей лучницы.

– Ты что, и правда?! – Реена сделала несколько шагов в сторону смущенного Айма…

– Разговоры! – Я решил в корне прервать назревающий «семейный» конфликт. – Что вы, как дети, ей-богу? Где ваш обещанный мост?

– Так вот же, – обрадованный отложенной расправой Айм указал на водную гладь. – Тут по краю плотины можно легко пройти – глубина по щиколотку. Мы всегда в детстве так дорогу срезали. Дядька Сторх, правда, ругался сильно, но мы ж не в дверь, – демон указал на зияющий черный проем на том конце реки, – мы в воду ныряли и правей выбирались. А пока до деревни добежишь, одежда уже сухая.

– Зачем ему выходящая на воду дверь? – я удивленно посмотрел на черноволосого.

– Да кто ж знал, что река так поднимется, – пожал плечами демон, – там же на колесо отвод с той стороны делали и не рассчитали. Пришлось вторую дверь вырезать. А эта так и осталась.

– Ты вот что ответь мне, друг любезный, – со вздохом посмотрел на него я, – ты уверен, что там никого нет?

– Так это… – замялся черноволосый, – так я могу первым сходить – разведать.

– Идиот, – покачал головой я. – Ты думаешь, нам от твоей смерти станет лучше?

– Да вряд ли там кто-то может быть. Нежить в дома-то не особо лезет.

– Все бывает в первый раз, и этот «первый раз», как правило, наступает в самый неподходящий момент. Тут дорожка-то узкая, – я кивнул на едва заметные под водой камни, хорошо, если один пройдет, – ты даже убежать не сможешь.

– Ну, они бы стрелять начали, наверное, – они ж тупые мобы, вы сами это говорите всегда. А тут расстояние как раз на выстрел, – пожал плечами демон.

– Тут еще переправа есть? – со вздохом спросил его я.

– Да – мост на основной дороге, – опустил глаза Айм, – я говорил вам про нее, дар. Тут у нас всего их две: мост и дорожка мельника.

– Ясно. – Я запрыгнул на кабана и развернул его в обратную сторону. – Идем к мосту! И, Айм, – перевел я на черноволосого взгляд. – Если я когда-нибудь поставлю тебя командовать людьми и у тебя будет два варианта – выбирай только проверенный. И никогда не действуй на авось. Понял?

– Так точно, дар!

Отряд пришел в движение, поднявшийся с земли Риис, потянувшись, хлопнул хмурого Айма по плечу и нарочито бодрым голосом сказал:

– Не расстраивайся, дружище! Командовать – это тебе не сомов по кустам… это… щупать! Научишься еще! – Он кивнул на Реену и немного подсластил пилюлю: – И меня заодно научишь, да. С сомами-то оно ведь вон как у тебя неплохо прокатило…


Айм оказался прав – путь до Феаторы по основной дороге вышел значительно длиннее. Пришлось около полутора километров тащиться по лесу, пересекать реку по разбитому в хлам деревянному мосту, и только уже потом, метров через триста, мой отряд наконец выехал к огороженной высоким частоколом деревне.

Локация «Феатора и ее окрестности» была 155 – 165-го уровня и по форме напоминала огурец, вытянутый с северо-востока на юго-запад. Деревня лежала в южной ее части, на границе с соседней локацией – как раз на дороге, ведущей из Баланы в Фарот, и была отделена от своих окрестностей протекающей тут рекой Тесой, которая значительно южнее впадала в Ител.

– Твари! Ненавижу, – выдохнула Реена, глядя в сторону захваченной нежитью деревни. Глаза у жрицы заблестели, и она, отвернувшись от открывшейся нам картины, ткнулась головой в плечо стоявшего рядом хмурого Айма. Парень похлопал подругу по плечу, шепнул ей на ухо что-то успокаивающее, но по нему было видно, что он и сам сдерживается с большим трудом.

А зрелище и впрямь было достаточно унылое: покосившийся воротный косяк, лежащие на земле измочаленные в щепу выломанные створки. Крайние к въезду в деревню дома выгорели полностью, и теперь от них остались только обугленные развалины. Все пространство перед воротами было усыпано гниющими трупами бывших защитников и костяками захватчиков, а над самой деревней витали отвратительные, ощутимые даже на расстоянии, эманации смерти и разложения.

– Метрах в ста справа пролом в частоколе, дар, – сквозь сжатые зубы процедил черноволосый. – Мы уходили через него. Там, я думаю, меньше этих уродов. – Парень кивнул на силуэты скелетов-лучников, возвышающиеся над частоколом, по пять с каждой стороны от ворот, и на стоящих в воротах шестерых латников. За их спинами на центральной деревенской улице в какой-то непонятной последовательности бродили и остальные захватчики, среди которых выделялся трехметровый двухголовый скелет с огромной двуручной секирой. Топор чудовища окутывала голубая дымка. Скорее всего, это оружие наносит дополнительный урон холодом, и у него есть невысокий шанс выпадения с этого гипертрофированного костяка. Семь миллионов очков жизни, сто шестьдесят пятый уровень – тварь слабее убитого мной Даэрона, и моему отряду, наносящему в секунду около пятидесяти тысяч урона, он не больше чем на три-четыре минуты. Только вот как быть с остальными? Их тут не меньше сотни, и если они атакуют толпой, мне и моим ребятам – крышка при любом раскладе.

– Всем отдыхать и ждать меня. – Я надел на голову шлем, на всякий случай достал из инвентаря пику. – Объеду вокруг деревни, посмотрю, что там и как, а потом уже решу, что нам делать. – Обернувшись к опускающимся на землю бойцам, я тронул Мрака, забирая правее, чтобы не попасть в радиус агро скелетов на стенах. – Скоро буду…


Объезд Феаторы ничего интересного не принес. Пролом в частоколе, о котором говорил Айм, был сделан изнутри, и я поначалу не понял, почему жители не выпустили детей через южные ворота деревни, дорога из которых выводила сразу в соседнюю локацию. Впрочем, позже, когда я доехал до южных ворот, при взгляде на стоящих вдоль этой дороги группы сто семидесятых скелетов все вопросы у меня пропали сразу.

«Может, атаковать деревню из соседней локации? Вдруг вражеский гарнизон не сумеет пересечь границу и его можно будет расстрелять с безопасного расстояния? – думал я, глядя на запертые, окованные железными полосами створки. – А если сможет? И что делать тогда? Если я окажусь неправ, то отступать тут будет уж точно некуда. А чистить от скелетов еще и соседнюю локацию, чтобы это узнать, – спасибо. Обойдусь. У меня и так времени в обрез». Радовало только то, что за рекой, у самой деревни, никакой нежити, кроме деревенского гарнизона, не наблюдалось, поэтому зачищать возможные пути отхода моего отряда не нужно.

Некоторое время поразмышляв, я решил отказаться от осмотра деревни в невидимом состоянии. «Что мне это даст? Ну, посчитаю я точное количество мертвяков, и?.. Мне что сто, что сто двадцать… – никакой разницы, – думал я, возвращаясь к своим. – Может, все-таки через пролом в частоколе? Он уже главных ворот, и пара танков спокойно может его перекрыть, только вот держать танкам на себе придется по два-три скелета-воина, а ведь еще есть и лучники. К тому же часть нежити может выйти через основные ворота и ударить нам в спину. В общем, задница…»

– Баффаемся, – я махнул рукой вскочившим при моем появлении демонам, спрыгнул с кабана и на время баффов вывел щит стихий на панель быстрого доступа.

– Вы что-то решили, дар? – прикрывая ладонью лицо от поднявшегося над верхушками деревьев солнца, спросила Сальта.

– Да. И в первую очередь это касается тебя и твоих лучников. – На второй день я передал всех бойцов дальнего боя под управление демонессы, лекарей поручил Реене, а командиром над танками и бойцами поставил Айма.

– И что конкретно нам нужно делать? – Глаза Сальты сразу стали серьезными.

– Видите скелеты на стенах? Они сейчас наша главная головная боль. Я могу предположить, что, если мы вышибем хотя бы одного из них, его место сразу же займет другой. Мобы достаточно предсказуемы, и, действуя таким образом, мы в конце концов освободим деревню от бойцов дальнего боя. Я не зря вам проста… в смысле, обучил вас стрельбе на большие расстояния. Радиус поражения ваших стрел больше, поэтому после баффов лучники аккуратно подшагивают на расстояние возможного выстрела по крайнему левому скелету, – я через опции пометил нужную цель, – вот конкретно по этому. И по команде стреляют. Следом переключаетесь на стоящего справа от него, и так, пока не лягут все с этой стороны ворот. – Я посмотрел на внимательно слушающих меня бойцов. – Всем остальным: вперед не суемся, стоим и молча наблюдаем за происходящим, готовые в любой момент отступить в сторону моста. Риис, тебе, надеюсь, понятно, что стреляют только лучники?

– Так точно! – выпятив вперед грудь и часто хлопая широко раскрытыми глазами, выкрикнул маг.

– Что конкретно тебе понятно? – со вздохом спросил его я.

– Что можно постоять и понаблюдать сзади за плавными движениями некоторых частей тела женской половины нашего стрелкового отряда! А Реена с Хадежей могут посмотреть на…

– Стоп, – махнул рукой я, обрывая это словестное извержение. – И когда ты только уймешься… – Впрочем, я, произнося последнюю фразу, явно покривил душой, присутствие в отряде этого веселого парня изрядно поднимало мне и всем остальным настроение. – Если всем все понятно, начинаем! Сальта, доложи о готовности.

Я посмотрел, как выдвигаются на позиции лучники, пожал плечами и, не отводя взгляда от частокола с неподвижно застывшими на нем скелетами, залез на стоящего рядом со мной Мрака. Сейчас будет понятно, прав я в своих предположениях или нет. Хотя риск минимален – в противном случае отряд просто быстро отступит. Достаточно разорвать расстояние с преследующим тебя мобом метров на сто пятьдесят – двести, и он в большинстве случаев оставляет погоню и возвращается на свое место. Исключение составляют мобы в подземельях, которые не оставляют преследование, пока жертва не будет мертва.

– Мы готовы, – раздается в ушах магически усиленный голос демонессы.

Я фокусирую взгляд на вертящем головой скелете, глубоко вздыхаю и командую: «Поехали!» От шести фигур лучников в сторону моба мелькают белые и красные росчерки, снимая с него более трех четвертей жизни разом. Тело твари содрогается от ударов и, сверкнув отблеском солнца на металле гнутого шлема, по инерции валится куда-то за частокол.

– Огонь на следующего! – командую я. – Второй пробитый стрелами скелет, подобно первому, скрывается за забором, а дальше происходит непонятное. Оставшиеся три скелета-лучника с этой стороны ворот и те пятеро, что стояли с другой, просто скрываются за грубо ошкуренными бревнами изгороди, а шестеро латников оперативно забегают за ворота, становясь недосягаемыми для моих стрелков. Приехали!

– Это че они только что изобразили? – раздается позади удивленный возглас Рииса, демон не меньше моего удивлен поведением нежити.

– Вот бы знать, – не отрывая взгляда от ворот, качает головой Реена.

– Лучники, назад! – ору я и машу рукой оглянувшейся в мою сторону Сальте. Выражения ее лица за забралом не видно, но, несомненно, она не меньше остальных удивлена происходящим. – Бегом! – Разворачиваюсь к остальным и поднятой рукой прерываю начавшиеся разговоры. – Тихо! Ждем…

Ждем мы недолго. Примерно через три минуты из ворот вываливает организованная толпа скелетов-воинов. За их спинами мелькают хламиды личей и кольчуги скелетов-лучников. Позади всех, не отрывая от моего отряда пристального взгляда светящихся колдовской зеленью глаз, взвалив на плечо свою огромную секиру, тяжело шагает С’арт – местный двухголовый босс. Вот и «повоевали»!

Тварь резко вздымает руки вверх, издает утробный рев, и ряды атакующих нас скелетов начинают ускоряться.

– Уходим! – ору я. – Быстро в сторону моста! – И, дожидаясь, пока все демоны исполнят команду, замечаю угрюмые, явно недовольные моим распоряжением лица соклановцев.


Боевой дух Вашего отряда снижается на 5 единиц. В настоящий момент боевой дух Вашего отряда составляет +14 (увеличение наносимого физического и магического урона членами группы на 14 %).


Ммать! Ну конечно, первое отступление за прошедшие три дня. Сколько их еще будет, не счесть, но атаковать в лоб сотню ощетинившихся железом ходячих трупов – верная смерть. Я не собираюсь вот так в один момент похоронить все то, чего добился с таким трудом. Плевать. Я направил своего кабана последним и, подгоняя своих бойцов отрывистыми командами, обернулся и показал наступающим тварям один из самых распространенных в мире жестов…


– И чего вы раскисли, как беременные суслики? – неторопливо прохаживаясь вдоль строя, сквозь зубы процедил я. – Стоило один раз отступить, и вы сразу начали ныть. Неужели подумали, что я оставлю эту деревню нежити?

На демонов было жалко смотреть, после нашего поспешного отхода, когда погоня, наконец, отстала и я остановил отряд, на меня посыпались вопросы из серии: «Почему мы не приняли бой? Почему, держась на расстоянии, не попытались нанести врагу урон?» А если учесть, что последние пять единиц боевого духа мы набирали весь вчерашний день и что мне действительно пока было совершенно непонятно, как захватывать эту Хартову Феатору, я взвился, построил своих подчиненных в шеренгу и сейчас устраивал им разнос.

– Это тактическое отступление! Если после каждого отступления вы будете вешать носы, то много мы с вами не навоюем! Вы думаете, геройская смерть – это хорошо? Так вы мстить собираетесь или подыхать? Вот скажи мне, – я остановился напротив опустившего голову Айма. – Я должен был узнать, чего ожидать от врага? А хотя бы примерно посчитать их количество?

– Так точно, дар, – пробубнил черноволосый.

– Что «так точно»?! – я перевел взгляд на командира лучников. – Сальта!

– Так точно! Должны были узнать!

– Ну вот. – Я сжал кулаки и сделал несколько глубоких вздохов. – Так чего же вы, как эти… как…

– Суслики! – выпятил грудь Риис. – Беременные суслики!

– Ну да. – Потянувшаяся за трубкой рука застыла на середине пути. – Что?

– Я и сам не понимаю, почему из-за беременности у этих грызунов портится настроение! – браво выкрикнул маг. – Но, раз так сказал командир, так оно и есть!

– Ох и договоришься ты когда-нибудь, – осуждающе покачал головой я и еще раз окинул строй взглядом.

Выражение лиц демонов сменилось с хмурого на виноватое, собственно, чего я и добивался. И хоть повышения боевого духа не произошло, думаю, теперь они, по крайней мере, будут больше мне доверять.

– Разойдись! – скомандовал я. – Всем проверить снаряжение, через пять минут выступаем.


«И что мне делать с этой деревней? – Я стоял у перил моста и задумчиво смотрел на текущую внизу воду. – Ну не могли обычные мобы настолько поумнеть! Это ведь не войска НПС, которые даже до обновления порой совершали нестандартные действия, а просто обычная нежить… Феатору нужно брать, иначе мне в личную комнату не попасть», – думал я, сжимая в зубах мундштук и пытаясь раз за разом проиграть в уме нашу первую безуспешную атаку.

Лес вокруг жил своей непонятной жизнью: пели птицы, шумели кроны могучих деревьев, о чем-то шептались листья. Неподалеку, на толстом древесном стволе, пестрый дятел отбивал свою барабанную дробь, мешая мне сосредоточиться. «И что мне теперь, весь день, словно этому дятлу, биться головой о стену? Нужно что-то придумать. Я не могу потерять этих ребят! Они же мне теперь почти как семья, единственные, кто поверили и пошли за мной. – Из-за поднимающейся из глубин сознания ярости стало трудно дышать. – Не могли мобы настолько поумнеть! Это же… это… Мобы не могли, это же я такой тупой! Лучники скрылись за стеной, потому что у них не было целей! В обычном случае они бы просто выбежали из ворот. Но, видимо, там уже включился поведенческий механизм защиты поселения, и они просто дождались общего сбора и выступили вместе с остальными. Латники поступили так же. Видимо, согласно скриптам, они, в случае отсутствия вменяемых целей, обязаны дожидаться остальных, а делать это под обстрелом глупо, даже с точки зрения последнего моба! Значит, скелетам-лучникам нужно просто подставить под выстрелы танков, и тогда они не станут прятаться!»


– Дар, мы хотим сказать, что поняли: впереди будут не только победы… – неслышно подошедшие Айм и Сальта сейчас переминались передо мной с ноги на ногу, – и нам нужно к этому привыкать.

– Да ничего вы не поняли, – хмыкнул я, убирая в инвентарь трубку, – впереди будут только победы, и ничего другого. Иначе и затевать это все не имело смысла. Только если в это не верить, тогда зачем нужно было брать в руки мечи?

– И луки, – улыбнулась стоящая чуть позади Айма светловолосая демонесса. Сейчас, на фоне деревьев, под пробивающимися сквозь их ветви солнечными лучами, девчонка казалась мне похожей на сказочную эльфийскую принцессу. Я потряс головой, стараясь прогнать наваждение, а когда поднял снова глаза на улыбающуюся лучницу, она ответила мне прямым понимающим взглядом, а в ее глазах мелькнули веселые искорки. Я смотрел в ее глаза пару секунд, потом Сальта подмигнула мне и, выплюнув зажатую в зубах травинку, развернулась и своей фирменной походкой направилась к ожидающим ее в стороне стрелкам.

– Ты мне вот что скажи, Айм, – провожая глазами уходящую девушку, задумчиво произнес я. – Почему у вас мост в таком плачевном состоянии? Неужели починить трудно?

Мост действительно находился в ужасном состоянии, так что я даже на всякий случай сначала дождался, пока через него перейдут все, и только потом перевел Мрака. И было от чего переживать – два из четырех пролетов конструкции имели меньше пяти процентов прочности.

– Почему трудно, – пожал плечами парень. – У нас в деревне почти все с деревом умели работать. Мы же каждый месяц обоз в Хантару и Фарот отправляли со стрелами, рукоятями для топоров и прочими деревянными изделиями. – Демон посмотрел на прорехи в мостовом настиле, выломанные перила и тяжело вздохнул. – Неделю назад Теса вышла из берегов – таких дождей тут никогда не было. Старый Церт говорил, что не к добру все это, да его мало кто слушал…

– Ясно! – оборвал его я, пока он вновь не погрузился в свои невеселые воспоминания. – Все потом! Выступаем!


– Еще раз повторяю для всех! – продекларировал я со спины кабана, глядя в сторону ненавистной деревни. – Нам еще придется несколько раз отступить, но это не бегство. Это военная хитрость. Поэтому засуньте свои эмоции куда подальше и просто доверьтесь мне. Танки, лучники, на позицию!

Голос мой звучал вполне уверенно, но внутри я ощущал все тот же нешуточный мандраж: «А вдруг не прокатит?» Тогда останется только одно – влететь на кабане в шестерку латников у ворот и попытаться выбить двух-трех из них. Плохо то, что делать это придется под стрелами минимум десятка лучников со стен и еще непонятного количества за стенами. Риск? Да, огромный, но, если уж не останется ничего…

– Готовы, дар! – сообщила за своих бойцов Сальта.

– Танки?

– Ждем команды, – Аритор обернулся в мою сторону и слегка кивнул.

Двухметровый демон стоял, слегка покачиваясь на полусогнутых ногах, держа перед собой здоровый прямоугольный щит.

– Начали!

Как и в первый раз, шесть попавших в грудь стрел опрокинули крайнего лучника за ограду. Мои танки сделали пять быстрых шагов вперед и попали в агрозону четверых соседних скелетов. Твари слитным движением выхватили луки. Один из них, нелепо взмахнув руками, завалился вслед за крайним, но остальные устояли. В щит Аритора с глухим стуком прилетело одновременно три стрелы, заставив немного дрогнуть его полоску очков жизни. Латники в воротах вместе со стрелками с соседней стены, как и в прошлый раз, скрылись за частоколом. «Ну же! – я стиснул зубы и до боли сжал рукоять меча. – Покажись, тварь!.. Да-а-а!!!» – в тот момент, когда последний скелет исчез за стеной, сбитый слитным выстрелом моих стрелков, над частоколом появилась фигура первого. Его ХП чуть больше половины – среди захвативших деревню мобов тоже есть лекари, но это уже не важно!

– Добить урода! – проорал я и, видя, как от нескольких попаданий череп скелета взорвался осколками, делая счет один – ноль в нашу пользу, понял, что в этом бою мы, похоже, все-таки победим…


– Вот видите, дар, тут никого нет, – Айм кивнул в сторону обгоревшей водяной мельницы, зияющей темными провалами окон. – Эти уроды разрушили все, что смогли, и ушли.

– И хорошо, что нет, – пожал плечами я и еще раз оглядел местность вокруг сгоревшего здания.

Земля заросла лопухами, колючей ежевикой и высокой крапивой. От строения уцелели лишь остатки каменных стен, завалившаяся лачуга и покореженный обод водяного колеса с обломками обугленных досок. Я обошел валяющийся на земле хлам, прошел к почерневшей от копоти стене мельницы и, кивнув на падающую вниз воду, спросил:

– Там глубоко?

– Метра четыре точно есть, – Айм оперся рукой на кусок стены, зачем-то заглянул внутрь, вздохнул и перевел взгляд на меня, – наверху примерно так же. Отец говорил, эту плотину три года строили, – пояснил он. – Мы что, тут рыбу ловить собираемся? Или…

– Да ты уже наловил, хватит! Другие вот тоже теперь хотят, – ухмыляющийся Риис уселся около стены на корточки, запустил руку в один из разбросанных по земле рваных обугленных мешков, вытащил горсть горелой муки, вздохнул и с задумчивым видом произнес: – Не получились пирожки, значит…

– Смотри, Айм! – от покосившегося сарая в нашу сторону, осторожно ступая между обломками и прижимая к груди крупного черного кота, шла Реена. – Это же Уголек!

Кот в ее руках испуганно таращился на обступающих девушку улыбающихся демонов, прижимал к голове уши, мотал головой, но вырваться не пытался.

– Это кот дядьки Сторха, – улыбнулся черноволосый. – И ведь не ушел никуда, словно нас тут дожидался.

– Ясно, – кивнул я, оглядел подчиненных и, добавив магии в голос, приказал: – Из дома убрать все обломки. Быстро. С котом будете играть потом, сейчас на счету каждая минута.

– А зачем все это, дар? Мы что, тут собираемся ночевать? – обернулась ко мне Сальта, но, наткнувшись на мой пристальный взгляд, крикнула: – Так точно! – и вместе с остальными поспешила к разрушенному строению.

На очищение здания от обломков обвалившейся крыши и прочего хлама моей команде потребовалось чуть больше часа. Я улыбнулся, взглянув на извозившихся в саже соклановцев, прошел к выходящей на воду двери, кивнул на ведущую на другой берег узкую каменную тропу и, не оборачиваясь, спросил:

– А как вы собирались уничтожать оставшихся шесть десятков вояк во главе с двухголовым скелетом?

– Так же, как лучников и магов, – пожала плечами Сальта. – А как еще?

– Ты же видела, что ваши двенадцать стрел сняли с латника в воротах чуть больше половины жизни. Воины – не стрелки. Нам и со стрелками-то повезло: они сами лезли под стрелы, так что отступать пришлось всего пару раз, – покачал головой я.

– Так в воротах скелеты со щитами стоят!

– И что? Ты предлагаешь тащить всю эту толпу за собой и отстреливать с дальней дистанции? – усмехнулся я, глядя на черные разводы на ее лице.

– Ну а как? – Девчонка вытерла со лба пот, добавив еще одну полосу, и снова пожала плечами. – Мы же их так водить можем сколько угодно.

– А ты уверена, что ни один из вас не попадет под воинский рывок или что этот двухголовый труп не швырнет в вас свою секиру? Нет? Тогда бегом все на ту сторону и ждите меня там. Танки спокойно перекроют эту тропу на том берегу, а мобы на плотине выстроятся в линеечку – тут место только для одного, – кивнул я в сторону падающей вниз воды.

– Но половина же утонет, – почесал затылок привалившийся к стене Аритор. – Как же с добычей?

– Нырнешь потом, – хмыкнул я, – тебе добыча важнее или жизнь?

Айм хлопнул ладонью по закопченной стене, выглянул в дверной проем, обернулся в мою сторону и, поправив рукоять висящего на поясе меча, спросил:

– А почему сразу нельзя было оттащить их сюда?

– А как бы вы там стояли под градом стрел? На той стороне никаких строений нет. – Будь Феатора там, – я указал рукой на противоположный берег, – то тогда конечно. Тут-то стрелы не страшны – если танки станут здесь и здесь, – я взял за плечи Айма и поставил его у стены, а сам встал немного сбоку, – то с той стороны хоть обстреляйся. У магов же просто не хватит дальности, так что учи матчасть, – хлопнул я по плечу вопросительно уставившегося на меня демона и пошел на выход к успевшему заснуть Мраку.

– Матчасть? – переспросил меня в спину Айм.

– Угу. – Около выхода я левой рукой оперся о дверной косяк и обернулся к толпящимся в здании соклановцам. – Ну, что непонятно? Все на ту сторону. Танкам и стрелкам подготовиться. И это… – я со вздохом оглядел их чумазые лица, – вы хоть умойтесь там, а то вымазались, как черти, право…


Все прошло как по маслу, единственной возникшей сложностью оказалось переведение на ту сторону реки кабана. Мрак категорически не хотел ступать на узкую тропу, находящуюся сантиметрах в двадцати под водой, так что мне пришлось прибегнуть к методу пряника, или, если сказать точнее, абрикоса. Вытащив из инвентаря один из оставшихся фруктов из волшебной рощи Кираны, я покрутил его перед носом своего боевого товарища и шагнул на узкую дорожку под водой.

– Мрак, пойдем, мой хороший, а? Сейчас тут будет очень шумно. Ты же не хочешь отправляться на перерождение? – Я мог, конечно, отпустить кабана на этом берегу и просто призвать его на том, но что-то внутри меня говорило – так делать не стоит.

Кабан, завороженно глядевший на огромный, размером с дыню, абрикос, тяжело вздохнул и двинулся следом за мной. Иногда все-таки полезно знать некоторые слабости твоего питомца, даже если это аквариумная рыбка, ну а если уж решил завести себе того, кто немного крупнее, то знать эти слабости просто необходимо.

Когда мы с Мраком дошли до ожидавших нас на противоположном берегу демонов, из дверного проема разрушенной мельницы показался первый из приведенных мною на убой скелетов. Тварь оглядела речную гладь своими светящимися голубым магическим светом глазами и, подпираемая в спину остальными преследователями, спокойно шагнула на край плотины. «Получилось!»

– Первых семь скелетов пропустить к танкам. Сальта, вливайте по С’арту и не вздумайте его добить на середине пути. Немного жизни у него остаться должно, иначе сама будешь нырять за добычей! Аритор, Херд, старайтесь не сильно пробивать первого скелета. Айм, Сурат, в сторону, пусть эти семеро пока между боссом и танками топчутся.

Я еще раз взглянул на бредущих по узкой дорожке скелетов, сунул Мраку его абрикос, отхлебнул из фляги, влез на жующего кабана, достал пику и приготовился.

– Сальта, а ты точно не хочешь искупаться? – Риис, отправив в ревущего на плотине монстра очередное ледяное копье, скосил глаза на сосредоточенную лучницу. – А то бы я с удовольствием поглядел на это занятное зрелище.

Сальта, не поворачивая в его сторону головы, ответила что-то не совсем цензурное, а я, в свою очередь, приказал магу заткнуться, пригрозив отправить купаться прямо сейчас.

Тем временем двухголовый урод на половине жизни перешел в свою вторую боевую фазу. Вокруг его туши закрутились голубые прозрачные полосы, а вода метров на пять в диаметре начала покрываться льдом. Еще некоторое время не происходило ничего, когда внезапно он взорвался ледяными иглами, которые брызнули в стороны подобно осколкам разорвавшейся гранаты.

Десяток скелетов ударной волной смело в воду, и в этот момент C’арт огромным прыжком перелетел через танков и устремился в сторону стоящих метрах в тридцати стрелков.

– Да щазз! – рычу я, ожидавший чего-то подобного, и с ходу врубаю рывок.

Копье, пробив кольчужную боковину нагрудника, со скрежетом входит скелету в правый бок, вепрь добавляет бивнями в промежность, и трехметровая туша монстра с грохотом обрушивается на землю.

– Урон в босса! Танкам на месте! – Я включаю единство и закрываюсь щитом от летящего сверху огромного топора двухголового монстра, мгновенно вскочившего на ноги.

Страшный удар на миг высушивает мне левую руку и опускает жизнь примерно на четверть. Я, стиснув зубы, начинаю обрабатывать C’арта ударами меча, радуясь в душе, что мне удалось перетянуть на себя его агро. Второй удар секиры прилетает по Мраку, заставив его покачнуться и на миг потерять ориентацию. Вепря разворачивает боком, и третьим ударом отшагнувший в сторону C’арт поражает меня в незащищенную спину. Тело рвет на части от боли, в прорезях забрала мелькают верхушки деревьев, и удар о землю окончательно вышибает из меня дух.

– Криа-а-ан! – по ушам бьет крик старшей лучницы, по телу прокатывает прохлада лечения, я открываю глаза, вижу падающую на меня сверху охваченную голубым пламенем секиру и в последний миг успеваю откатиться в сторону. Огромный топор с противным скрежетом врубается в землю около моей головы, я рывком вскакиваю на ноги, замечая, что Айм с Суратом исступленно рубят скелета с боков, Мрак полосует бивнями сзади, а лучники, подбежавшие практически вплотную, всаживают в ревущую тварь одну стрелу за другой. «Я вроде не врубал ему бешенство», – машинально отмечаю я и пытаюсь найти глазами оброненный щит. С’арт легким движением вырывает топор из земли, безошибочно находит взглядом меня, делает очередной замах и, на мгновение оглушенный, замирает! Рывком влетевший в бок скелету Аритор на шесть секунд провокацией перетягивает агро босса на себя.

– Лечение в Аритора! – я подскакиваю к двухголовому уроду и, наплевав на потерянный щит, начинаю рубить его в плохо защищенный бок.

С’арт вторым ударом секиры отбрасывает двухметрового демона в сторону, снова разворачивается ко мне и на половине взмаха застывает ледяной статуей. Насевший на скелета сбоку кабан своим весом опрокидывает его на землю, а я, перехватив рукоять меча обеими руками, с хрустом вбиваю острие в одну из распахнутых в беззвучном крике глоток. Огромная туша вздрагивает, и из глаз скелета уходит голубое свечение. Готов!

– Аритор, к Херду, – дыхание дается с трудом, – Сальта, Риис, добивайте уродов.

– Ты как, дар? – взволнованно спрашивает лучница, не прерывая процесса уничтожения застрявшей на краю плотины нежити.

– В норме, – заверяю я, похлопывая по боку подбежавшего ко мне с виноватым видом кабана, и на душе у меня вдруг становится необычайно тепло. Как же это хорошо – иногда понимать, что кто-то за тебя искренне волнуется. И хотя прекрасно знаю, что той же Сальте я нужен лишь как орудие ее мщения, – все равно.

В бой я больше не лез – для меня просто не было места. Херд наглухо перекрыл дорогу с узкой подводной тропы, и рядом с ним оставалось пространство только для одного бойца, которое, чередуясь, занимали Айм и Сурат. Лучники, словно в тире, расстреливали застрявших на плотине латников, стрелы стучали по металлу доспехов, с хрустом пробивая нагрудники и шлемы, увязали в щитах и лишь иногда уходили в рикошет.

– Как детей сделали! – Риис ледяным копьем сбил очередного скелета в воду, разочарованно сплюнул и повернулся в мою сторону. – Вы, кстати, не ушиблись, дар? Летели вы, как опытный воздушный маг, – уважительно покачал головой он.

– Зато приземлился, как бездарный маг земли, – буркнул я, вспоминая свое не совсем удачное приземление. – Ты давай не отвлекайся.

– Да тут уже все ясно, – хмыкнул демон и кивнул на последний десяток скелетов на плотине. – И одна Сальта бы справилась, она сейчас очень злая, – маг скосил глаза в сторону лучников и заговорщическим тоном продолжил: – Ей почему-то не понравилось, когда вы на землю, значит, как мешок с желе… в смысле, как маг земли, да…

Ну не гад, а? От моего мажорного настроения не осталось и следа, я сокрушенно покачал головой, вздохнул и наклонился над останками монстра.

Глава 13

С добычей нам повезло, три редких предмета, каждый из которых кому-то подходил, семь древних костей, золото, алхимия и, наконец, символ Феаторы – то, ради чего мы сюда и пришли.

Любой удерживаемый неигровыми персонажами объект в игре считается захваченным, когда разбит его символ, который выпадает с убитого командира захваченного поселения. Я точно не помню, но, по-моему, символ нужно разбить на территории главного здания захваченной деревни, которым тут является дом местного старосты. Ну что же, хоть взять деревню под контроль не получится, да если честно, не очень-то и хотелось, но хотя бы можно вынести все из ее хранилища.

– Держи! – я кинул Риису редкий посох как раз для сто сорок пятого уровня, с двумя с половиной сотнями единиц интеллекта и пятидесятипроцентным увеличением урона от холода.

Маг ловко поймал брошенный ему девайс и, сжав обеими руками, бережно поднес переливающийся голубым светом посох к глазам. Лицо его осветилось неподдельным восторгом.

– Спасибо, дар! – проорал Риис, развернулся в сторону плотины и громко выматерился, потому что врагов уже не осталось.


Боевой дух Вашего отряда увеличивается на +3 единицы. В настоящий момент боевой дух Вашего отряда составляет +17 (увеличение наносимого физического и магического урона членами группы на 17 %).


– Если кому-то охота нырять – без проблем. – Я оглядел радующихся победе бойцов и кивнул в сторону реки. – Только быстро, мы потеряли уже уйму времени. Аритор и Хадежа, ко мне. Заберите подарки.

С босса выпал хороший танковый щит и латные перчатки с интеллектом, все на вырост, но не таскать же их в своем инвентаре, вдруг потом про них забуду. Я не знал, как распределяли добычу в кланах у игроков, поэтому делил ее так, как считал нужным.

– Так это… – Аритор скинул с себя доспех и теперь, будучи в одной рубахе и простых льняных штанах, указывал в сторону плотины, – там денег сколько и добра всякого. Мне минут десять-то и нужно. – Он посмотрел на меня и, дождавшись кивка, пошел в сторону реки.

У воды демон потянулся. Мне показалось, что рубаха не выдержит и лопнет на его мускулах. Он и до посвящения в танки-то был размером со вставшего на дыбы медведя, а уж после увеличения характеристик и получения навыков вообще стал с трудом проходить в обычные двери. Гигант обернулся к брату, и, тепло улыбнувшись, произнес:

– Айм, помнишь, как мы тут с тобой ныряли за… – и тут взгляд его остановился на Риисе, который уже налюбовался своим посохом и теперь, судя по его скучающему виду, совершенно не знал, чем себя занять. При последней фразе танка взгляд его оживился, но Аритор только махнул рукой и со словами: «Да ну вас всех» – нырнул под дружный смех соклановцев.

– Объясните мне одну вещь, Криан. – В сыне суккуба вновь проснулась любознательность.

– Чего тебе?

– Скелеты ведь мертвые?

– Ну?

– Им же дышать не нужно! Почему тогда они просто не вышли на берег, а утонули, словно обычные разумные? Я про тех, которых просто сбили с плотины стрелами.

– Игровая механика, – ляпнул я, погруженный в свои мысли.

– Что?

– Ничего. Я говорю, что так устроен мир. Кто тебе сказал, что им не нужно дышать? Они вообще должны в могильниках лежать, так ведь нет – выползли. Так что насчет дыхания я не уверен. Хотя, вполне может быть, что все это из-за текущей воды. Я слышал, что нежить ее не особо жалует.

– Дар, да что вы с ним разговариваете? Он еще в Уриате надоел всем своими вопросами, – к нам подошла раскрасневшаяся лучница. – Его даже из Хантары выгнали, – пожала плечами она. – Видно, и там у разумных тоже терпение закончилось.

– Грязная ложь! – возмутился Риис. – Мое обучение в Хантаре окончилось совсем по не связанным с моей любознательностью причинам.

– Ну да, – хмыкнула Сальта, – просто не нужно было там каждую вторую юбку задирать. Глядишь, и доучился бы тогда.

– Я существо тонкой душевной организации, между прочим, – маг изобразил оскорбленную невинность. – Это ты, как лосиха, можешь просто так по лесу сутками бегать, а я вот нет, – горестно вздохнул он, – мне вдохновение нужно…

– Что ты сказал, гаденыш? Я тебе сейчас такую вдохновению покажу!

Сальта рванулась было к Риису, но тот благоразумно ушел прыжком метров на двадцать в сторону, крикнул что-то про сумасшедших баб и добавил, что будет нас ждать в деревне.

– Погоди, – я, с трудом сдерживая смех, придержал за плечо девчонку, готовую рвануть следом за убегающим магом, и, развернув ее лицом к себе, протянул вынутый из инвентаря редкий лук на сто шестидесятый уровень. – Ты пока не сможешь из него стрелять, но скоро научишься, – пожал плечами я. – Это лук Даэрона. Думаю, оружие твоего врага должно стать твоим.

– Спасибо, – сразу позабыв про мага, ошарашенно произнесла Сальта, крепко сжимая рукоять мощного составного лука. – Но, Криан… у меня лук отца, я не знаю.

– Лук отца сохрани как память о нем, – покачал головой я и, подмигнув девушке, отправился к берегу реки, где росла гора вытащенных из утонувших мобов предметов.


– Где тут дом старосты? – обернулся я к идущему справа от меня Айму. – Сальта, Реена! Перестаньте его кормить! Он и так жрет, как десяток лошадей!

– Он еще молодой совсем, – улыбнулась идущая около Мрака лучница. – Ему кушать много надо, он же еще растет. Уж поверьте дочери охотника.

Мрак утвердительно хрюкнул и легонько подтолкнул демонессу мордой, требуя добавки. Девчонки засмеялись и, не обращая внимания на мое возмущение, по очереди стали скармливать вепрю какие-то зеленые плоды.

– Вырастет?!

– Конечно, – Сальта отпихнула морду черного попрошайки в сторону и подняла на меня смеющиеся глаза, – не сильно, но, учитывая его теперешние габариты, примерно на полметра в холке. Ну и в весе прибавит раза примерно в два.

– Но… – я попытался прикинуть, во что со временем превратится мой вепрь, и представил себе атакующего носорога. – Вы же его избалуете. Он и так от брюквы нос воротит.

– Неужели мы не прокормим одного молодого кабана? – фыркнула Реена, идущая с другой стороны от Мрака. – И вообще, он такой милый!

Милым своего вепря я не назвал бы даже после нескольких литров жарки, но у женщин несколько иное восприятие окружающей действительности, поэтому я решил им не препятствовать. Хотят кормить этого поросенка – пусть кормят, мне от этого только меньше забот. Все-таки кабан – мой козырной туз, и чем он будет больше, тем лучше. Только вот запрыгивать на него станет сложнее, но это, я думаю, мелочи.

Веселое настроение отряда изменилось, как только мы подошли к деревенским воротам, у которых, прислонившись к одному из воротных столбов и скрестив руки на груди, нас ожидал угрюмый сын суккуба.

Все внутреннее пространство перед воротами было усеяно разлагающимися трупами защитников. Ворвавшаяся в деревню нежить с безразличием лесного пожара уничтожила здесь все живое, и, несмотря на то что ветер дул в сторону, в пяти метрах от ворот уже невозможно было дышать. Я поднял руку вверх, приказывая всем остановиться, и жестом подозвал от ворот скучающего мага. «И как он тут сознание не потерял от смрада? – подумал я. – Или у НПС все-таки другое восприятие?»

– Сначала к кузнице, – оглядел я хмурые лица своих соклановцев, – сбрасываем там всю добычу и двигаемся к дому старосты. Айм, ты так и не ответил, где он находится.

– Наш дом по дороге прямо, – еле слышно произнес черноволосый, – я говорил, вы просто не услышали. – Демон наконец оторвал от ворот взгляд и обернулся ко мне: – Дар, можно мне сходить к пролому?

– Сначала кузница, потом дом старосты, а потом конечно, – кивнул я. – И слушайте сюда все: по деревне передвигаться только стандартными пятерками: танк, лекарь и три ДД. Мы пока не знаем, остался тут кто или нет. В дома без команды не заходить. Проверим деревню, потом захороним жителей. Ясно?

– Вот, дар. – Риис протянул мне пузырек с голубой жидкостью. – Намажьте под носом, а то дальше будет трудно дышать.

Я сделал так, как он сказал, и передал склянку остальным. Запахи не исчезли совсем, но перестали быть невыносимыми. Вот и ответ, как сейчас играют некроманты и другие классы, развитие которых напрямую завязано на присутствие рядом ходячих мертвецов и прочих не благоухающих ландышами сущностей.

Ладно, пора решать неотложные дела. Сейчас нужно сбросить перегруз на кузнечном дворе и подтвердить захват Феаторы. Только в этом случае я смогу зайти в личный кабинет, а моя группа получить доступ к деревенскому хранилищу. Я махнул рукой вперед и, стараясь не смотреть по сторонам, пошел в указанную Аймом сторону.


Дом старосты совершенно не пострадал, в деревне сгорело только шесть домов, стоящих непосредственно у главных ворот. Внутрь дома я заходить не стал и вместе с остальными пошел в сторону массивного, сложенного из ошкуренных бревен хранилища. По словам Айма, хранилище сейчас практически забито приготовленными к продаже в Хантаре деревянными предметами. Что ж, посмотрим, что там у них есть. Я достал из инвентаря символ Феаторы – небольшой красный, украшенный мелким орнаментом предмет, по форме напоминающий куриное яйцо, сжал его в кулаке и обернулся к отряду.


Поздравляем! Вашим отрядом осуществлен захват поселения Феатора! [Земли демонов; княжество Крейд; сатрапия Хантара][Деревня. Категория 3].

Из-за проводимого в княжестве Крейд континентального события «Проклятое княжество» взятие под контроль поселения Феатора невозможно, пока не будет захвачена цитадель Крейд – главный оплот княжества Крейд. После захвата цитадели Крейд захват поселения Феатора произойдет автоматически.

Бонус Вашего отряда за захват поселения 300 золотых монет.

Повышение репутации с княжеством Крейд! Жители княжества Крейд теперь относятся к Вам с уважением.

Повышение уровня клана!

Клан Стальные Волки теперь имеет второй уровень.

Доступно: расширение кланового хранилища до категории II; увеличено максимально возможное количество членов клана до 100 разумных.


Боевой дух Вашего отряда увеличивается на +3 единицы. В настоящий момент боевой дух Вашего отряда составляет +20 (увеличение наносимого физического и магического урона членами группы на 20 %).


Внимание! Через?? час.?? мин.?? сек. захваченное поселение будет атаковано оставшейся в локации «Феатора и ее окрестности» нежитью.


– Как?! – я резко перевел взгляд на Айма. – У вас тут были общинные поля?

– Конечно, дар, четыре поля, – кивнул мне в ответ черноволосый. – Наша деревня больше Баланы раза в два, и нам нужно было…

– Стой, – оборвал его я, до боли сжал пальцами виски и зажмурил глаза.

Идиот! Какой же я идиот! Я же знал, что после захвата последует атака, но почему-то был уверен, что, если не устанавливать над деревней контроль, атаки не будет. Да там, в локации, не меньше пяти тысяч ходячих трупов! Мы можем, конечно, забрать все, что унесем, и уйти через южные ворота, но это будет бегством, а моему клану просто необходима эта победа.

– Что-то не так, дар? – Голос Сальты отрывает меня от раздумий.

– Да нет, все так. – Я оборачиваюсь к Айму. – Сколько, ты говоришь, должно быть в хранилище стрел?

– Тысяч десять-двадцать как минимум, мы же две отправки в Хантару пропустили, – пожал плечами демон. – Там еще рукоятей для топоров несколько сотен и…

– Помолчи, – оборвал его я и обвел взглядом серьезные лица бойцов. – Нам сейчас предстоит одна небольшая драка, поэтому слушайте все… Риис, Сурат, Айм – бегом к мосту! Делайте что хотите, но он должен рухнуть! Там два центральных пролета настолько разбиты, что вам должно хватить пары минут на каждый. Как сломаете, двигайтесь в сторону мельницы, к остальным. – Я посмотрел на распахнувшего от удивления рот черноволосого и проорал: – Бегом! По мосту не должна пройти ни одна тварь!

С лица Рииса слетела его обычная усмешка, Айм проглотил так и не заданный вопрос, ребята развернулись и рванули к выходу из деревни.

– Остальные! Выбрасывайте из инвентаря на землю все, кроме зелий и эликсиров, хватайте в хранилище стрелы, кто сколько унесет, и группой выдвигайтесь на мельницу! Нам нужно намертво перекрыть эту сторону реки. Сальта, командуй, – я кивнул старшей лучнице и оглядел тревожные лица своих соклановцев. – Если этого не сделать, через час тут будет несколько тысяч скелетов. – Аритор, Херд, встанете, как я показывал. Стена укроет вас от стрел с того берега. Стрелки, становитесь по три с каждой стороны дома, ваши позиции должны быть недосягаемы для выстрелов и заклятий с противоположного берега. Как час назад, вы сшибаете нежить с плотины. Основные цели – ступившие на тропу маги и лучники. Пользуйтесь преимуществом в дальности и не давайте им приближаться к вам и танкам на расстояние выстрела. – Я перевел взгляд на внимательно слушающую меня демонессу, вздохнул и уже спокойно спросил: – Сальта, тебе самой все понятно?

– Так точно! – выкрикнула девчонка и вопросительно посмотрела на меня. – А как же вы, дар?

– Я сейчас быстро возьму стрелы, заскочу в трактир и сразу туда. И еще, – я обвел взглядом серьезные лица демонов, – от этого боя зависит очень многое. Вы уж постарайтесь, ребята, и… поторопитесь, один я там долго не простою. – Я тронул за плечо лучницу и ободряюще ей улыбнулся. – Все, Сальта. Время пошло. Командуй.


Из трактира я выбежал минуты через три. Со двора старосты раздавались отрывистые команды демонессы, я покачал головой, развернул Мрака в сторону ворот и с места отправил в галоп.

«Только бы успеть! Нежить сначала рванет к мосту, и, если ребята не оплошают… Когда рухнет мост, в этой локации останется только один путь к Феаторе, тот, на котором мы уже сегодня уничтожили полсотни латников, – думал я, направляя вепря по узкой дороге, налево в сторону разрушенной мельницы. – Под прикрытием каменных стен танки смогут стоять сколь угодно долго. Главное, не подпускать к ним близко магов с их объемными заклятиями. Личей в первую очередь как раз и будут сшибать с плотины ребята Сальты. Стрел у нас хватит. Только бы успеть! Давай, Мрак, давай, мой хороший!»

– Ри-ис!!! – резанул по ушам пронзительный крик Айма, и одновременно с этим я заметил, как слегка дернулась полоска опыта.

– Что у вас? Что с Риисом? – тут же спросил я и, не дождавшись ответа, проорал: – Отвечай!

Еще некоторое время было тихо, а затем на канале рейда раздались несколько шумных вздохов, трехэтажный мат и радостный вскрик черноволосого:

– Живой! Он живой, дар! – Демон тяжело дышал, словно тащил на себе что-то тяжелое. – Он, конечно, еще тот урод, но если бы он сейчас не заморозил тварей на мосту… Прыгнул к ним и заковал всех, перед тем как мы мост… Я не знаю, как он выжил, дар, его же четверо рубили… А потом он вместе с ними в воду, значит, с мостом, когда мы мост…

– Сломали?!

– Так точно! Не проскочил ни один! Наши все живы! Мы бежим к мельнице.

Получилось! Теперь все зависит только от меня. Сколько мне нужно продержаться? Две-три минуты, пока до мельницы добегут демоны? Может быть, нежить еще не добралась до переправы, тогда…

– Харт! – вырывается у меня, как только из-за поворота показываются обгорелые стены и я замечаю, что на соседний берег из леса выбегают около трех десятков скелетов. Несколько тварей уже на плотине, – до мельницы метров сто, и я, ни секунды, не раздумывая, врубаю рывок. «Жаль, что мне никак не поместиться в этом сарае верхом, – не позволят оставшиеся перекрытия», – мелькает у меня в голове, когда Мрак, тяжело дыша, замирает около разрушенного строения. «Прорвемся! – Я спрыгиваю с кабана, хлопаю его по боку и шагом сквозь тьму, через стены, ухожу к ведущему на реку дверному проему. – Успел!»

По макушке шлема чиркают две прилетевшие с того берега стрелы, я поспешно ухожу под прикрытие стены и колющим ударом пробиваю в не прикрытое доспехом бедро первому ввалившемуся в здание скелету.

Тварь, пятясь, пытается взмахнуть ржавым двуручным мечом, но задевает им о дверной косяк и подставляет мне прикрытый латным нагрудником бок. Пользуясь замешательством воина-скелета, чередуя навыки, наношу два колющих удара в открывшуюся щель между шлемом и броней. Лезвие скрипит по костям, голова скелета дергается, и он, пытаясь прикрыться тяжелым оружием, бьет ногой в середину моего щита. Шагаю в сторону, пропуская удар по касательной, и четвертым движением вбиваю лезвие в горящую голубым светом глазницу. Крит! Заморозка. Из-за спины первого, прикрываясь деревянным потрескавшимся щитом, протискивается второй, вооруженный ржавым топором скелет и сразу переходит в атаку. Легко отбиваю щитом его выпад и, почти не потеряв здоровья, продолжаю обрабатывать первого. Сзади вижу еще противников – происходи дело в реале, они просто задавили бы меня своей массой. Но тут не реал. «В очередь, ублюдки!» – усмехаюсь я, глядя в их ненавистные рожи.

В тот момент, когда кости первого скелета с ледяным звоном осыпаются на доски пола, на его месте возникает размахивающий коротким кинжалом лучник, экипированный в прогнивший кожаный доспех. Сильным пинком отшвыриваю урода в стену – разницу в силе не отменял никто, – и переключаюсь на щитоносца. Удар о стену снимает с лучника около пяти процентов ХП, скелет на мгновение замирает, но потом вновь с упорством обреченного подступает ко мне, отводя в сторону узкое, тронутое ржавчиной лезвие.

– Криан, мы выдвинулись из деревни, – в ушах раздается взволнованный голос Сальты, – ты как там?

– Нормально, – отвечаю я и облегченно вздыхаю, – минуты три я еще продержусь без проблем. С меня и пяти процентов жизни еще не сняли.

«Накаркал! – В противоположную стену с противным звуком один за другим врезаются три пламенных сгустка, и по полу начинает растекаться лужа раскаленной плазмы. – Твари!» Становится невыносимо жарко, тикающий по времени урон трогает мою полоску жизни, которая начинает медленно сокращаться. Я повторно вбиваю лучника пинком в стену и пропускаю в бок удар ржавого топора, – воин пытается оттеснить меня из комнаты, но на полшаге открывает неприкрытую шею, получает в горло клинок и застывает ледяной статуей. Раз за разом бью его в незащищенное горло, прикрываясь щитом от кинжала второго. Еще три сгустка в стену, от нехватки кислорода начинает кружиться голова, боль рвет тело на части. Отступать нельзя – иначе твари толпой прорвутся на этот берег, а это конец!

Пью лечилку, добиваю мечника, ледяная фигура которого плавится от горящего в комнате пламени, сбиваю лучника с ног и дважды бью по лежащему на полу уроду. Два крита подряд, и из глаз скелета уходит голубая дымка. В комнату протискивается маг и, прячась за спиной второго щитоносца, пытается скастовать очередной огненный шар. «Сука!» – я затыкаю ему глотку молчанием и пытаюсь достать обряженного в обрывки коричневой мантии урода. Воин грамотно перекрывает мне дорогу, его меч соскальзывает с моего щита, он ответно отбивает мой выпад, и я вынужден отступить от его следующего удара.

Сознание плывет. Как же больно, еще два огненных шара влетают в помещение, и краем глаза я вдруг замечаю в углу призрачную фигуру тифлинга. «Сайнон? Я брежу?» – но облик так и не отступившего когда-то карающего словно придает мне сил.

Скелеты в комнате горят вместе со мной, я мощным ударом сапога в центр щита отталкиваю воина в сторону и, схватив мага свободной рукой за глотку, выдергиваю его на себя, в ярости нанося ему удар за ударом, чередуя умения.

Перед глазами красный туман, щитоносец переходит в атаку, около моей головы в стену врезается ржавое лезвие. Последним усилием отталкиваю его от себя на пылающие доски и, слыша за спиной чье-то тяжелое дыхание, задыхаясь, шепчу в канал рейда:

– Сальта… магов… первыми…

– Криан! Что происходит?! – кричит демонесса. – Мы уже на подходе! Да не молчи ты!

Горящая фигура щитоносца, который, споткнувшись об останки мага, рухнул на покрытый потеками лавы пол, медленно поднимается. Скелет, тяжело опираясь на меч, пытается встать, но его рука ломается в суставе, и он с сухим треском осыпается в огонь. В комнату втискиваются сразу два мага, оба безошибочно находят взглядом меня, и их сведенные руки загораются багровым огнем. «Суки! Но как же так?!» – уже практически ничего не видя вокруг, делаю шаг в их сторону, понимая, что мне уже не успеть. Внезапно что-то сильно бьет меня в спину, я падаю на пол, и меня накрывает спасительная темнота…

Сознание возвращается рывком, комната в дыму, в воздухе невыносимый запах гари, который перебивает даже вонь от костей, раскиданных на остатках тлеющих досок. Обзор закрывает огромная туша кабана, который, словно собака, защищающая потерявшего сознание хозяина, мощными ударами бивней с ревом рвет валяющегося под ногами скелета. Маги мертвы окончательно, но жизнь вепря уже в желтом секторе – загривок истыкан прилетевшими с того берега стрелами, туша кабана просто не поместится за стену целиком, да он и не думает прятаться.

– Мрак, – через силу шепчу я, – отойди за стенку. – Дыхание дается мне с трудом, перед глазами все плывет, я пью лечилку, делаю два глубоких вздоха, и меня скручивает в приступе кашля. «Двадцать пять процентов жизни, как я вообще еще могу соображать? – мелькает где-то на краю сознания мысль. – Но где же все остальные?» Не переставая кашлять, я разбиваю последнюю лечилку с пояса о заднюю ногу кабана и пытаюсь подняться, тяжело опираясь на обгорелую стену. У нас еще секунд двадцать, и тогда…

– Криан, вы где? – Это уже Айм, демон часто дышит: ясно, что он бежит.

Все правильно – мой бой длился не больше трех минут, ребята просто не успевают сюда добраться. Уже собираюсь что-то ответить, и одновременно со стуком по доскам сапог в ушах раздается обеспокоенный голос демонессы:

– Дар, ты жив? Не молчи!

– Жив, – хмыкаю я, видя, как в комнату влетают Аритор с Хердом, а застывшая в дверях Реена, мгновенно сориентировавшись в ситуации, кидает исцеление на меня и начинает вливать восстановления во Мрака.

Кабан резко разворачивает налитые кровью глаза к вошедшим и, признав в них своих и повинуясь моему окрику, медленно пятится назад, освобождая танкам место.

– Как вы тут накурили, дар, – усмехнулся Аритор, обходя по стене отступающего кабана и принимая на щит удар одноручного топора скелета, появившегося в дверях.

– Ну да, было дело. – Голова еще немного кружится, но мир вновь обретает краски. – Я выйду. Айму скажите, чтобы сразу забирали с трупов все, иначе потом придется все это дерьмо отсюда оттаскивать, – киваю на разбросанные по полу останки.

– Я же говорила, что он милый. – Реена отступает в сторону, выпуская на улицу Мрака, и ласково проводит рукой по его загривку, из которого еще торчит около полутора десятков стрел. – Больно, маленький?

Вепрь рычит и, здороваясь, легонько толкает жрицу мордой в бок. Я обеими руками выпихиваю его наружу и, пропустив в комнату Хадежу и Айма, наконец выхожу на свежий воздух: «Живой!» Здесь все под контролем, лучники ежесекундно отправляют в сторону плотины огненные и ледяные росчерки. Немного бледный Риис бьет нежить ледяными копьями, Оск, поставленный следить за стрелками, откровенно скучает. На противоположном берегу черно от заполонившей его нежити, так что я даже приблизительно не готов подсчитать ее количество. Эх, чувствую, нам предстоит жаркая ночка!

– Ты почему не сказал нам, что задумал? – шипит при моем появлении Сальта. – Ты… я… я очень переживала за тебя. – Голос у лучницы дрожит. Мне кажется, что она плачет. Впрочем, за шлемом слез не видно, а на ее стрельбу это не влияет никак.

– Ну правда, не думал, что они успеют сюда добежать, – пожимая плечами, тяжело вздыхаю я. – Зато смотри, сколько их на том берегу…

– Не делай так больше, дар, – перебивает меня девушка. – Мы же тебе доверились? Так почему тогда ты не доверяешь нам?

Вопрос демонессы ставит меня в тупик. Действительно, что мне стоило захватить с собой хотя бы того же Оска? Привык быть один? Но сейчас у меня есть они, и они не просто компьютерные программы. Те точно не умеют плакать из-за того, что их командир тупой осел. Я тяжело вздохнул и, стараясь не смотреть ей в глаза, произнес:

– Я постараюсь, Сальта. Я обязательно постараюсь…

Глава 14

Вечереет. Оранжевое солнце освещает верхушки деревьев, покрывая их ярко-оранжевой пеленой, близится закат. Я снял шлем, откинул изрядно отросшие волосы со лба, достал флягу и сделал пару глотков. Теперь у меня есть клан. Деньги отправлены и приняты администрацией, или кто там сейчас за нее? Неважно. Главное, у меня все получилось. Осталась ерунда – замочить несколько тысяч сбежавшихся со всей локации скелетов, и можно планировать дальнейшее развитие.

– На, хлебни. – Я протянул фляжку Риису, который с выражением вселенской тоски на лице отправлял в нежить одно ледяное копье за другим и изредка вертел головой по сторонам, видимо, не зная, к чему прицепиться.

– Спасибо, дар. – Маг протянул руку, взял фляжку и сделал пару глотков. Лицо его немного разгладилось, он вздохнул и, глядя на емкость, задумчиво произнес: – Уважаю! Мы все, как бараны, бросились драться, а вы вот и в трактир успели заскочить по дороге, значит…

Видимо, это стало последней каплей. Поднявшаяся из глубин сознания ярость на миг захлестнула меня с головой, и я, крепко сжав плечо демона рукой, резко развернул его к себе лицом.

– Слушай сюда, – звенящим от ярости голосом прошипел я ему в лицо, – ты забываешься, демон! А твои шутки часто переходят всякие границы. Если я услышу еще хоть одно неосторожное слово в свою сторону – просто оторву тебе для начала уши! Усек? – Напоследок крепко сжав плечо мага рукой, я оттолкнул его в сторону и сложил руки на груди.

– Простите, дар. – Риис опустил глаза и уставился себе под ноги. – Это иногда получается спонтанно, – тяжело вздохнул он, – впредь я постараюсь следить за своим языком. И заберите фляжку, – он протянул мне емкость. – Выпив, я становлюсь немного болтливым, а в свете произошедшего думаю, что уши все-таки мне еще пригодятся.


Вами получен новый уровень! Текущий уровень: 147.

Вам доступна одна единица очков таланта.

Классовый бонус: + 1 к интеллекту; + 1 к духу.

Вам доступны 3 единицы характеристик.


Вами получено достижение «Полевой командир».

Отряд под Вашим командованием в одном бою уничтожил десятикратно превышающего его по численности противника, уровни бойцов которого были не ниже максимального уровня бойцов Вашего отряда. Отныне боевой дух Вашего отряда не может принимать отрицательные значения, а Вы и бойцы под Вашим командованием, находящиеся в радиусе до двух километров от Вас, получаете:

2 % к шансу нанесения критического урона физических и магических атак,

10 % к размеру критического урона физических и магических атак,

2 % к шансу критического эффекта лечебных заклинаний,

10 % к размеру критического эффекта лечебных заклинаний,

2 % увеличения урона и скорости передвижения осадных машин,

2 % увеличения прочности и скорости передвижения осадных башен.


«Офигеть! Я никогда не слышал о таком достижении в игре. Хотя, если честно, то никогда этим и не интересовался». Я тут же забыл о провинившемся маге, уселся под ближайшую яблоню, вывел в меню калькулятор и, закурив, погрузился в расчеты. Моя помощь демонам пока не нужна – в здании мельницы хорошо если рядом с танками может встать один боец ближнего боя, так что можно, особо не переживая, все спокойно просчитать.

А цифры радовали: почти пятипроцентное увеличение выдаваемого отрядом урона, если считать от базовых величин, – это вам не шутки. Впрочем, в ведущих кланах такие достижения, скорее всего, есть у каждого рейд-лидера. Ну да мне на это плевать. Хорошо, что теперь это есть и у меня, и, если вдруг это достижение не последнее – я посмотрел на противоположный, черный от заполонившей его нечисти берег, – то впереди меня, возможно, еще ждут приятные сюрпризы. Главное, не облажаться и сделать все как нужно, ведь «веселье» еще только начинается…


– Криан, дар! Это, похоже, последние. – Магически усиленный голос старшей лучницы отрывает меня от монотонного занятия.


– Смена! – Пару часов назад я приказал ребятам, подменяя друг друга, по очереди спать, и теперь мне на смену должен прийти Айм.

Я отбиваю очередной выпад мечника щитом, отвечаю ему языком пламени и киваю Аритору, ожидающему за спиной. Здоровяк перехватывает моба провокацией и немного разворачивает его в сторону. Двумя ударами в открывшийся, слабо защищенный бок добиваю урода, отшагиваю назад, и мое место тут же занимает Айм, мгновением раньше разбуженный стоящей в дверях Рееной. Черноволосый щурит спросонья глаза, но это не мешает ему с ходу включиться в этот бесконечный, продолжающийся уже целые сутки бой. Я, слегка пошатываясь, огибаю отчаянно зевающую жрицу и, со звоном ударившись о дверной косяк головой, выползаю из помещения наружу. Нет сил даже на ругань. С завистью смотрю на спокойно дрыхнущего в тени кабана, снимаю шлем и ополаскиваю лицо водой.

Снова наступил вечер. Кажется, это избиение не кончится никогда. Нежити убито столько, что в некоторых местах из воды торчат куски доспехов тварей, сброшенных с плотины. Прошедшие сутки сильно вымотали отряд.

– Дар, посмотрите, – их там не больше сотни осталось. – Лучница указывает рукой в сторону противоположного берега, где и вправду значительно поубавилось нежити.

Неужели выстояли? Просто невероятная удача, что в деревенском хранилище был такой запас стрел, иначе даже не знаю, на сколько времени растянулось бы это затеянное мной мероприятие. Я кивнул девчонке, сообщил всему отряду радостную весть, которая, впрочем, не принесла особого оживления. Демоны вымотаны настолько, что практически валятся с ног.

Я несколько раз глубоко вздохнул, еще раз ополоснул лицо ледяной водой и, закурив, уселся под облюбованной яблоней, из-под которой хорошо просматривался соседний берег.

А ведь все это не зря. За сутки непрерывного боя мой отряд изрядно подрос в уровнях. Мне самому совсем немного осталось до сто сорок девятого, а у ребят минимальным был уже сто пятьдесят первый. «Еще немного, и у моих соклановцев появится боевая форма», – с некоторой грустью подумал я. Впрочем, и мне грех жаловаться – «Полевой командир» у меня сменился «Опытным военачальником», и пусть бонусы этих званий не суммировались, но пятипроцентное увеличение шанса нанесения критического урона с двадцатипятипроцентным его увеличением в любом случае ничуть не хуже этой самой формы. «Да меня в прошлой жизни топовые кланы, наверное, закидали бы предложениями о вступлении», – подумал я, и мое настроение внезапно испортилось.

Аленка… как она там? Знаем мы ее характер – она вряд ли отсиживается за городскими стенами. Я тяжело вздохнул и, прислонившись головой к шершавому древесному стволу, устало прикрыл глаза. Что сейчас происходит наверху с этими вырванными из привычной жизни людьми? Их тридцать миллионов! Они в панике? Или счастливы, что получили бессмертие? И почему не отвечает телефон тети Тани? Она не хочет разговаривать с покойниками? Может, позвонить кому еще? Но у нас с Аленой и Максом нет общих знакомых… Я на секунду задумался и, выведя перед глазами меню телефона, не особо надеясь на удачу, в который раз набрал номер…


Внимание! Произошла смена географического названия. Река Теса [Земли демонов, княжество Крейд, сатрапия Хантара, Феатора и окрестности] переименована в Костяную.


Вами получено достижение «Легендарный полководец».

Отряд под Вашим командованием в одном бою уничтожил стократно превышающего его по численности противника, уровни бойцов которого были не ниже максимального уровня бойцов Вашего отряда, и одержал в этом бою победу, не понеся при этом потерь.

Отныне боевой дух Вашего отряда не может опуститься ниже 10 единиц, а Вы и бойцы под Вашим командованием, находящиеся в радиусе до трех километров от Вас, получаете:

10 % к шансу нанесения критического урона физических и магических атак,

50 % к размеру критического урона физических и магических атак,

10 % к шансу критического эффекта лечебных заклинаний,

50 % к размеру критического эффекта лечебных заклинаний,

10 % увеличения урона и скорости передвижения осадных машин,

10 % увеличения прочности и скорости передвижения осадных башен.

Внимание! Данное достижение отменяет бонусы от достижения «Опытный военначальник».


Боевой дух Вашего отряда увеличивается на +5 единиц. В настоящий момент боевой дух Вашего отряда составляет +25 (увеличение наносимого физического и магического урона членами группы на 25 %).


«Шикарно! Теперь мне и форма совсем не нужна». Я, оттолкнувшись от ствола, поднялся с земли и оглядел свое бравое воинство. Все лучники, кроме направляющейся в мою сторону устало улыбающейся Сальты, попадали там, где стояли. Из разрушенного здания первым появился Айм и, найдя глазами меня, отсалютовал поднятым вверх мечом. Победа! Ответив черноволосому таким же жестом, я, добавив магии в голос, произнес:

– У меня просто нет слов, какие вы молодцы. Спасибо всем! – И, видя слабые улыбки на лицах вымотанных подчиненных, добавил: – Ночевать будем здесь, а то, боюсь, до деревни мы уже не доберемся. Риис, расставляй ловушки по периметру. Завтра весь день отдыхаем и приводим в порядок отбитую деревню.

– Это хорошо, что отдыхаем. – Аритор задумчиво посмотрел на торчащие тут и там из воды части проржавевших доспехов, почесал затылок и перевел на меня взгляд. – Я надеюсь, мы не оставим тут все это добро?

– Да хоть обныряйся завтра, – пожал плечами я и снова уселся под яблоню.

Удовлетворенный гигант кивнул, нашел глазами миниатюрную Зару, тепло улыбнулся и, слегка покачиваясь на ходу, направился в ее сторону. Похоже, у нас в клане нарисовалась очередная будущая семейная пара, с улыбкой отметил я, глядя, как этот огромный демон осторожно накрывает спящую подругу вытащенным из инвентаря покрывалом.


Сколько времени прошло с того момента, как я очутился здесь? Два месяца? А кажется, что тут прошла половина всей моей жизни. Хочу ли я назад, к автомобилям, Интернету и небоскребам? Однозначно нет. Этот мир гораздо честнее того и… Я взглянул на подошедшую ко мне красавицу-лучницу… И мне тут начинает нравиться.

Сальта как-то странно посмотрела на меня, присела рядом, так что я слышал ее дыхание, и, глядя прямо перед собой, тихо спросила:

– Криан, а у тебя есть женщина там, наверху? Ты можешь не отвечать, но…

– Да все в порядке, могу ответить, – улыбнулся я, глядя в ее огромные карие глаза. – Но это очень долгая история.

– Так расскажи, – Сальта легким движением поправила волосы и нерешительно улыбнулась в ответ, – у меня много времени, и я готова послушать.

– Ну что ж, – пожал плечами я, – слушай. Женщины, той, что я мог бы назвать своей, у меня нет. Есть сестра и друг, но они там, наверху, и мне очень нужно их найти. – Я посмотрел на садящееся за верхушки деревьев багровое солнце и тяжело вздохнул. – Этот мир для меня чужой, я не отсюда и даже не с Карна. Ты хоть знаешь, что такое Карн?..

Я перевел взгляд на девушку и улыбнулся. Сальта спокойно спала, положив голову мне на плечо…

Глава 15

Некоторое время назад где-то на территории Великого леса…

– Кучеряво тут живут. – Луффи огляделся по сторонам, задержав взгляд на фонтанном комплексе, который окружали шесть высоких деревянных скульптур эльфов с натянутыми в разные стороны луками. В самой чаше фонтана, которая была диаметром никак не менее пятнадцати метров, в различных донельзя соблазнительных мужскому взору позах застыли двенадцать танцующих эльфиек. Вся композиция искрилась разноцветными, бьющими в такт определенной мелодии струями воды, так что и впрямь казалось, что в фонтане не деревянные скульптуры, а живые девчонки решили спрыгнуть в воду и станцевать свой полуэротический-полубоевой танец.

– Ну да, красиво, – поддержал товарища Макс, – только тут без магии точно не обошлось. В реале такой красоты не создать.

– Ты не забыл, где мы? – хмыкнул маг. – Забудь уже слово «реал»! Для нас он тут и сейчас. К тому же мне тут нравится гораздо больше.

– Это не из-за одной ли знакомой нам «черной кошки»? – вернул ему усмешку Макс.

– И из-за нее тоже. И вообще, у нас ведь сейчас по плану пообедать или сразу пойдем искать почтовый ящик?

– Сначала письмо, – покачал головой Макс, – а потом хоть на битву с драконами.

– Я и не сомневался, что ты выберешь второй вариант, – подмигнул товарищу Луффи, – ладно уж, пошли, герой-любовник, поищем местную почту.

В Эллориан они зашли двадцать минут назад по странному длинному коридору из переплетенных древесных стволов и ветвей, исполняющих тут роль городских ворот, отстояв около тридцати минут в очереди из желающих попасть в город. Роль городских стен тут выполняла какая-то странная непролазная чаща. На входе в город им пришлось заплатить страже по серебряной монете, так что финансов осталось у них всего ничего. Впрочем, Макса финансы в настоящий момент волновали мало. Ему бы письмо отправить Алене и ответа дождаться, а дальше видно будет.

На площади за воротами толпилось такое количество игроков, что у воина зарябило в глазах. Собрались тут в основном такие же нубы, как и они. Представьте себе цыганский табор из тысячи или более человек. Кто-то сидел на земле, кто-то банально спал. На ярко-зеленой лужайке справа, под огромным деревом, к которому выстроилась длинная очередь, видимо, из желающих получить какие-то квесты, танцевала группа парней и девчонок. Стоящие по краям площади двухсотые стражи смотрели на весь этот бардак хмурыми взглядами, но никаких действий не предпринимали.

Пока друзья проталкивались через толпу, у них четыре раза спросили денег, пару раз предложили купить какую-то сногсшибательную «дурь» и несчетное число раз прошлись по ногам. Хорошо, что воровать у игроков, не достигших двадцатого уровня, нельзя, иначе, скорее всего, они лишились бы последней пары золотых, о чем запоздало подумал Макс, когда они вырвались из толпы на широкую, усаженную похожими на земную сирень деревьями улицу, которая и привела их на небольшую площадь с фонтаном. Народу заметно поубавилось, но все равно игроков вокруг было столько, словно на любой из центральных улиц Москвы. Пару раз мимо них на каких-то то ли оленях, то ли лосях с криками «посторонись!» проскакали группы высокоуровневых НПС. В общем, глядя по сторонам, Макс чувствовал себя Элли, внезапно попавшей в Изумрудный город.

– Слушай, а чего там, на площади у ворот, такая толпа? – спросил Макс товарища, провожающего взглядом группу достаточно легко одетых девчонок. – Да перестань ты уже на задницы глазеть! У тебя жена почти уже есть, а ты…

– Эх, не ценишь ты прекрасного, Макс, – с сожалением во взгляде посмотрел на друга Луффи. – Прекрасным нужно наслаждаться всегда! Вот ты в своей Москве часто в музеях был?

– Ну да, был с классом в политехническом, – хмыкнул воин.

– Во-от, – ткнул пальцем в грудь воина маг, – я киевлянин, а в Москве и в Третьяковку ходил, и в Грановитой палате был, и в музее Пушкина…

– Ты мне зубы не заговаривай, эстет. Я, по-моему, вполне адекватный вопрос тебе задал. Да и на хрен мне все эти музеи, если они все и так под боком были?

– Понятно все с тобой, – махнул рукой Луффи. – Там, на площади, стартуют разные социальные линейки. Из серии «принеси-подай». Хочешь постоять в очереди? – И, заметив испуг в глазах друга, расхохотался. – Нет? Вот и ищи свой почтовый ящик и не мешай другу любоваться местными красотами…

Почтовый ящик они нашли минут через десять около здания небольшой гостиницы с вывеской, на которой были изображены три каких-то странных жука с горящими огнем задницами. Название гостиницы «Три светлячка» – плод очередной фантазии скучающего разработчика. Сам почтовый ящик представлял собой прямоугольную деревянную тумбу с открывающейся крышкой, на которой с внутренней стороны висящим тут же писалом требовалось вписать в специальную строку адрес получателя.

В «Мире Аркона» почтовые ящики устроены примерно так, как и во всех более ранних играх. То есть отправить письмо можно было в любую точку, находящуюся на территории своей или союзной расы. А вот игрок-орк, например, не мог написать письмо игроку-человеку даже в том случае, если у этого орка репутация с человеческой расой положительная. Правда, и здесь существовал выход. Между территориями враждующих рас ходили специальные курьерские караваны. Доставленные ими письма и посылки получали в специальной же курьерской службе. В остальных случаях либо письма приходили в личную комнату игрока, либо игрок вынимал их из первого же попавшегося почтового ящика, который сигнализировал о наличии послания специальным цветом.

– Слушай, что за хрень? – после трехминутного ковыряния с ящиком спросил у товарища Макс. – Он тут требует какой-то десятизначный код.

– В смысле? – Луффи отвлекся от созерцания собственных ногтей и вопросительно уставился на воина.

– Ну, я пишу Тауриэль, а оно не отправляется. Код какой-то необходим.

– А ты его не знаешь?! Ты представляешь, сколько у темных эльфов этих самых Тауриэль? После фильма этого, как его там… Ну, про мужика с волосатыми ногами и влюбленную в гнома эльфийку, у которой как раз было такое имя, их, я думаю, не меньше пары десятков тысяч. Это раньше в игре были уникальные имена, а сейчас уникальность твоя этим самым кодом обеспечена. Или ты думаешь, ты первый, кто захотел назваться Максом? Да таких Максов и Луффи в Арконе как го… грязи, в смысле! Любое письмо, отправленное без кода, – это как писать «На деревню дедушке»!

– И что же теперь делать? – похолодевшим голосом спросил Макс.

– Снимать штаны и бегать, – начал было маг, но, видя, что его друг, прикрыв лицо руками, облокотился на крышку злосчастного ящика, осекся. – Прости, брат, – вздохнул он и тронул воина за плечо. – Выход есть всегда! Ты же говорил, что она двадцать первого уровня вроде была и внешность, ну, кроме фигуры, не меняла? Сейчас она вряд ли двадцать восьмая даже. Тут тех локаций-то, наверное, немного! Обойдем их все и найдем твою подругу. Обязательно найдем, слышишь! Тем более на глобальной карте у нас все локации вокруг Эллориана открыты.

– Да, конечно, – вздохнул Макс, – а если она в городе? Да тут сейчас, наверное, больше ста тысяч человек!

– Значит, перетряхнем к черту этот город! Ну ты не раскисай, брат! Все у нас получится, вот увидишь!

– Спасибо. – Воин усмехнулся и пожал протянутую магом руку.

– Спасибо на хлеб не намажешь, – широко улыбнулся Луффи и кивнул в сторону постоялого двора, – пойдем, что ли, пожрем чего? А то у нас только пол-ящика вина в инвентаре, а из еды ничего. Заодно и обмозгуем тему?

– Пошли, – махнул рукой Макс и направился в сторону входа в гостиницу.


В просторном обеденном зале постоялого двора было, что называется, яблоку негде упасть. В воздухе стояли стойкие ароматы жарящегося на нескольких вертелах мяса, кипящего в котле масла, в котором местные повара обжаривали небольшие куски мяса, кислой капусты, дешевого пива и табачного дыма. Всемирная организация здравоохранения сюда, понятно, уже не дойдет, а трактирщику тридцать пятого уровня с веселым ником «Эмануэль» и его многочисленным подавальщицам табачный дым, похоже, не мешал.

– Эх, ну что за люди эти программисты? – глядя на хозяина постоялого двора, хмыкнул Луффи. – Чего им стоило к его нику еще одну буковку «м» добавить?

– Кто о чем, а вшивый все о бане, – покачал головой Макс, пытаясь найти место, где можно присесть.

Народ, к слову, тут собрался примерно их уровней, – никого выше тридцатого он не заметил, поэтому, наверное, и шум тут стоял такой невообразимый. Люди, видимо, все никак не могли прийти в себя от свалившегося на них счастья или несчастья – тут каждому свое – и поэтому шумно обсуждали, что им делать дальше. Или просто плакались друг другу в жилетку.

Место нашлось неподалеку от барной стойки. За небольшим столиком, рассчитанным не больше чем на четыре человека, прислонившись спиной к стене, сидел хмурый лысый воин девятнадцатого уровня с ником «Фантик», на столе перед которым стояли несколько кружек с пойлом местного разлива и тарелка с нехитрой закуской. Одет он был в латно-кольчужный доспех и, судя по висящему на поясе одноручному мечу и стоящему возле стены щиту, в игре отыгрывал роль танка. Мест в зале больше не было, и товарищи направились именно к этому столу.

– Свободно? – спросил Макс, присаживаясь напротив.

– Проваливайте, – изрек тот, хмурым взглядом окинув непрошеных гостей.

– Слушай, мужик, вот веришь, нам совсем не до тебя – своих проблем хватает, поверь. Были бы свободные места, сидел бы ты тут один, а сейчас извини, мы тоже есть хотим, – сказал Луффи, садясь напротив Макса.

– Тоска по покинутой родине? – хмыкнул лысый, вытаскивая из сумки самокрутку.

– Да нет, мы сами ушли, – вздохнул Макс, – тут другое. Кстати, в качестве компенсации предлагаю распить пару бутылок вина.

– Вино – дело хорошее, – одобрительно кивнул Фантик, закуривая.

В тот момент, когда Макс выставил на стол пару бутылок, к ним подошла подавальщица, и он, особо не заморачиваясь, заказал жареного поросенка с овощами и пять краюх хлеба. Что не доедят – возьмут с собой, благо еда в инвентаре не портится. В итоге у него осталась единственная золотая монета.

– Ну что? За новую жизнь? – поднял свою кружку Луффи.

– Ну ее в задницу, такую жизнь, – покачал головой лысый, но вино все-таки выпил.

– Что случилось-то? – Макс поставил свою кружку на стол и перевел взгляд на Фантика. – Неужели бессмертие не радует?

– Да при чем тут бессмертие?! У меня жена в Вайдарре осталась, когда все это произошло. Туда же сейчас дороги нет. Порталы перекрыты, на границах демоны. Я пробовал напроситься к азиатам, что двинули туда, только на хрен я им такой сдался, со своим девятнадцатым уровнем?

Подавальщица тем временем водрузила на стол здоровенное блюдо, на котором, обложенный местными овощами, лежал зажаренный целиком поросенок с дополнением в виде пяти буханок хлеба.

– Присоединяйся, – кивнул Макс Фантику на блюдо, – не дело без закуски пить.

– Не, мне сейчас кусок в горло не лезет, я и свое-то вон не доел, – выпуская сквозь зубы дым, покачал головой тот.

– Тебе что, пятнадцать лет? – прожевав свой кусок, выдохнул Луффи. – Меня вон моя вообще бросила, и ничего. А твоя дождется тебя в Вайдарре, если у вас действительно с ней все серьезно.

– Мне сорок три года, – пьяно усмехнулся Фантик, – и женаты мы уже двадцать лет. Сразу после пединститута и поженились. У нас с ней, как у лебедей, один раз и на всю жизнь. Так бывает, поверь.

– Так тем более нечего переживать, – пожал плечами Макс, – если так, то дождется. И вообще, – он поставил кружку на стол и посмотрел на лысого, – хочешь, давай с нами?

– Не, ребят, спасибо, – покачал головой Фантик, – я уж подожду, когда азиаты эту нечисть уничтожат, и в Вайдарру к своей Аннушке отправлюсь.

– Что-то кажется мне, что обломится там азиатам. Не просто все это так произошло, чтобы вот так, с первого наскока… Да и денег ты на портал уже собрал? Там же десяток золотых вроде нужен был, при том что у темных с людьми неприязнь. – Макс отхлебнул из кружки, сморщился и поставил ее на стол. – Впрочем, дело твое, наше дело предложить.

В этот момент справа от стола раздался громкий девичий вскрик и грубая ругань хозяина.

– Да как ты, дрянь, посмела у меня воровать!

Обернувшись, Макс заметил, что в трех метрах от их стола хозяин постоялого двора грубо трясет за плечо худенькую черноволосую девочку – НПС седьмого уровня, одетую в простенькую холщовую рубаху. Девчонка от страха зажмурила глаза, руки ее безвольно болтались. На полу валялся небольшой кусок колбасы, который она, видимо, решила позаимствовать у хозяина.

– Да я тебя, тварь, на задний двор и плетьми…

На том тирада хозяина оборвалась – буквально сорвавшийся со своего места Макс грубо рванул его за плечо, развернув к себе лицом. Перетерпеть, чтобы какая-то мразь мучила ребенка из-за какого-то никчемного куска колбасы, он не мог. Не то воспитание.

– Оставь девочку в покое, урод, – в наступившей тишине рявкнул он в лицо трактирщику.

– А то что будет? – презрительно уставился на него эльф.

– Дуэли до смерти в Эллориане не запрещены? Значит, будет дуэль, на том самом заднем дворе, где у тебя много плетей… – прошипел ему в лицо Макс.

Тридцать пятый уровень? Да плевать! Хоть сотый! Макса реально трясло от ненависти.

Трактирщик хотел было что-то ответить, но, видя неодобрение на лицах сидящих вокруг игроков, видимо, решил не связываться.

– Да забери ее себе, если хочешь. – Он отпустил девчонку. Та не удержалась на ногах и упала на пол. Хозяин резким движением освободился из захвата, подобрал с пола кусок колбасы и, тихо матеря сумасшедших идиотов, направился обратно за стойку.

– Тебя как зовут, чудо? – Макс с улыбкой протянул девочке руку. Он прекрасно видел ее имя, но подумал, что так будет правильнее начать знакомство.

– Сатэ. – Всхлипнув, девчонка подняла на него зеленые заплаканные глаза. – Это ведь все равно были объедки с чьего-то стола, я подумала…

– А меня Макс, – поднимая девочку с пола, представился воин, – ты, наверное, хочешь есть? Пойдем – Он подтолкнул девчонку к столу и под удивленными взглядами окружающих усадил на свободное место. Плевать, что она НПС. Девочка ничем не отличалась от обычной девчонки. Ну, может, была слегка оборвана и чумаза. Ну так и что? Впрочем, с удивлением на него смотрел кто угодно, только не Луффи. В его-то глазах как раз читалось одобрение.

– На, ешь, – Макс подтолкнул к слегка ошарашенной девочке блюдо. – Вино тебе, пожалуй, еще рановато пить. – Воин посмотрел на Луффи. – У тебя же там осталась мелочь? Закажи ей молока, что ли.

Маг подозвал подавальщицу и, кинув ей десяток медяков, заказал кувшин молока, потом перевел взгляд на Макса и весело рассмеялся.

– Мы, друг, с тобой, пожалуй, не скоро научимся быть игроками. Реал из нас так и прет.

– Ну, кое-кто с этого позавчера поимел неплохие дивиденды, – вернул ему улыбку Макс, – так что, может, и не стоит ими вообще становиться? Давай просто останемся людьми? Ну, или эльфами, собственно.

Девочка и впрямь была голодна, так что ее аппетиту позавидовал даже Макс.

– Да ты не торопись, – улыбнулся он ей, – никто ведь не отнимет. Можешь хоть все тут съесть.

Та подняла на него взгляд, благодарно кивнула и снова вернулась к еде.

– Слушайте, – подал наконец голос молчавший все это время Фантик, – вы же сказали поначалу, что у вас тоже какие-то проблемы. Может быть, я чего подскажу?

– Подругу он ищет, – ответил за товарища Луффи, – имя знает, а вот код, чтобы послать письмо, не догадался спросить.

– Тауриэль ее зовут, – вспомнив о своих проблемах, нахмурился Макс. – Неделю назад она была двадцать первого уровня. А где сейчас ее искать… Внешность она не меняла, ну, кроме фигуры. Так что узнать-то я ее узнаю, но тут же сейчас столько народу, – с досадой закончил он и, расстелив на свободном участке стола карту, углубился в ее изучение. С каждой секундой он хмурился все больше.

– Что там? – спросил у товарища Луффи.

– Да тут почти пятьдесят локаций, примерно подходящих ей по уровню! Каждая из них от ста до четырехсот квадратных километров! И даже если искать в главных городах локаций, это же… – воин опрокинул кружку вина, закурил и, прикрыв глаза, откинулся на спинку скамьи.

– Погоди. – Луффи подвинул к себе карту, посмотрел на нее и присвистнул. – Я и не думал, что коронные территории такие огромные. Но блин! Ведь должны же быть какие-то способы! Это же, мать его, магический мир!

– Почему огромные? – пожал плечами Фантик. – Тут до обновления вроде все стандартно было. Если взять людей, то баронство – это территория примерно пятьдесят на пятьдесят километров. Ну, это грубо – бывает и больше. В графство входят, как правило, восемь баронств плюс графские земли, которые примерно в четыре раза больше баронства. Вот и считай – графство в среднем тридцать тысяч квадратных километров. Примерно двести на двести километров. В герцогство входят восемь графств и собственно герцогские земли. Считай, размер герцогства примерно шестьсот на шестьсот километров. Ну а в Эрантии восемь герцогств плюс коронные земли.

– И что? – Макс выдохнул дым, открыл глаза и перевел взгляд на лысого.

– Ну, у эльфов та же петрушка, – пожал плечами тот, – только тут вместо герцогств Великие Дома, вместо графств княжества вроде, ну, и лорды у них вместо баронов.

– Успокоил, блин, – выдохнул Макс, – да территория Москвы с областью – это территория обычного княжества. Там пятьдесят тысяч квадратных километров! Ты представляешь, сколько это обшаривать? Только там шоссе и электрички, а тут леса и тропинки.

– Ну, положим, знаю, у меня дача под Дубной была, на берегу Московского моря, – вздохнул Фантик. – Час от Москвы на экспрессе.

– Ты видел тут экспрессы? – вздохнул Макс. – К тому же коронные земли в десять раз больше! Хотя треть их Великое болото занимает.

– Но локаций-то, подходящих ей, всего пятьдесят, ты сказал, – влез в разговор Луффи, – а это всего половина вашей Москальской области.

– Сиди уже, умник киевский, – не выдержав, хмыкнул Макс. – Ты по карте посмотри, как они разбросаны, а потом влезай.

– Должен же быть какой-то другой способ! – не унимался маг.

– Ну, может, тут какие маги могут помочь ее найти? – предположил Фантик.

– Ага, только квестов перед этим заставят сделать немерено или попросят штуку золотых, – покачал головой Макс, – но идея хорошая… Нужно будет поспрашивать.

Девочка между тем закончила с едой и, отпивая из кувшина молоко, внимательно слушала их разговор. Макс заметил это и махнул рукой, прекращая бесполезное уже обсуждение.

– Ладно, проехали, будем искать магов, – вздохнул он и обернулся к Сатэ. У девчонки была такая умильная чумазая мордашка, что он не выдержал и улыбнулся.

– Ты откуда, чудо такое, взялось? – спросил он ее. – И где, кстати, твои родители?

– Родителей нет, – лицо девчонки стало печальным, – я одна, сама по себе. Дом отца два дня назад забрали за долги…

– А что, тут нет никаких приютов для бездомных?

– Нет. Мне сейчас одна только дорога – либо в Каэнтийский раскоп, либо на Вааленские высадки. А там такой, как я, будет несладко, – тяжело вздохнула она. – Добывать руду или выкапывать корни… – она показала Максу свои маленькие ладошки, – впрочем, уже не важно. Спасибо, воин, за твою доброту. – Она кивнула и уже собралась подниматься, но Макс придержал ее за рукав.

– Погоди, неужели нет никакого другого выхода?

– Тано Листесса сейчас набирает учениц, она отличная швея и жилье предоставляет, а у меня всегда неплохо получалось вышивать, но…

– Что но?

– Просто так она меня к себе не возьмет, нужно заплатить, – опустив плечи, вздохнула Сатэ, – а золотой монеты, которую требует за обучение госпожа Листесса, мне на шахтах и за месяц не заработать. Там бы прокормиться…

– На, возьми, – Макс достал свою последнюю золотую монету и протянул ее девочке, – но пообещай мне, что пойдешь учиться.

На лице Сатэ мелькнула надежда, она протянула руку к монете и тут же отдернула ее.

– Это же твои последние деньги, воин… – тихо произнесла она.

– Ну и что, – улыбнулся девочке Макс, – на то я и воин, чтобы зарабатывать деньги.

Он взял девочку за руку, вложил в нее желтый кругляш и, накрыв ее ладошку своей ладонью, сжал ее кисть в кулачок.

– Когда-нибудь ты станешь великой швеей и, может быть, сошьешь мне какую-нибудь ленточку, – улыбнулся он ей.

Внезапно в его ушах словно зазвенели колокольчики. В системном логе промелькнула непонятная информация.


????????!???????????????????????????????????????????????????????????????????????????????


Девочка посмотрела на лежащий в руке золотой и подняла на Макса свои миндалевидные глаза, ставшие вдруг огромными.

– Я не ошиблась в тебе, Серый, – тихо произнесла она, – ты идешь правильным путем. Я сохраню эту монету и обязательно сошью тебе ленточку, и не одну. Обещаю.

Макс оторопел, сейчас на него смотрела не чумазая десятилетняя девчонка, а красивая молодая женщина, в зеленых глазах которой мудрость плескалась вперемешку с иронией. И самое главное, что время вокруг словно остановилось. Ни Луффи, ни Фантик, да никто вокруг словно не замечал произошедших с девчонкой перемен.

– Как там у вас, двуживущих, говорят? – улыбнулась она. – Каждому воздастся по заслугам? Ну что ж, пусть будет так! Женщину свою найдешь в Талиане, она будет там, когда ты туда доберешься. Удачи тебе, Серый, я не прощаюсь, еще увидимся. – Сатэ лукаво подмигнула воину и, сжимая в кулаке подаренную монету, быстро направилась в сторону выхода.

Как только девушка скрылась за дверью, на Макса свалилась какофония окружающих звуков и запахов.

– Ты только что отдал нищенке-НПС последний золотой, – из оцепенения воина вывел задумчивый голос Луффи, – глупо, конечно, но ты знаешь, Макс, я горжусь тем, что у меня есть такой друг, как ты, – неожиданно закончил маг, поднялся и крепко пожал товарищу руку.

– И вы это… в общем, я подумал…. Чего сидеть и ждать, когда азиаты наваляют демонам или демоны наваляют азиатам? – Фантик, скрестив руки на груди, посмотрел на сидящих за столом товарищей. – В общем, я с вами, мужики, вместе оно все интересней.

Он поднялся, пьяно улыбнулся и протянул руку для рукопожатия…. В этот момент висящий в камине здоровенный котел, в котором кипело масло, рухнул в огонь, крышка отлетела в сторону, угли камина от удара рассыпались по полу вокруг, попавшее на них масло тут же вспыхнуло и стало растекаться по доскам. Обеденный зал заволокло дымом, со всех сторон раздались крики, кто-то рванул в сторону выхода. Тем временем лужа горящего масла, словно змея, доползла до барной стойки, которая, несмотря на то что была сделана из массивных досок, вспыхнула, словно спичка. Тонко закричал хозяин постоялого двора, пытаясь сбить с рукавов огонь.

– Колодец во дворе! Быстрее! – закричал кто-то из игроков.

В зале воцарилась паника, у окон и дверей гостиницы началось столпотворение.

– Макс! Чего ты уставился! Валим отсюда, – дернул его за рукав Луффи, – кстати, где девочка?

– Девочка ушла, – покачал головой Макс, собирая оставшуюся еду в сумку, – ты, кстати, маг огня. Неужели испугался своей стихии?

– Да это какая-то хрень! В магическом зрении пламя черное! Это не обычный огонь!

В этот момент за стойкой что-то полыхнуло, на стеллаже начали взрываться бутылки, и стало понятно, что гостиницу уже не спасти.

– Эй, мужики, у вас резист к огню максимальный, что ли? – хмыкнул за их спинами Фантик. – Если нет, то пошли отсюда. – На лице лысого не было и тени волнения.

Из-за стойки буквально выкатился горящий Эмануэль, полоска жизни которого сократилась наполовину. Кто-то из игроков накрыл его плащом и потащил к дверям. Визжали подавальщицы. С верхнего этажа, лестница на который вела в другом конце зала, сбегали игроки и тут же выпрыгивали в окна. Видимо, кто-то пробежал поверху и постучал в комнаты.

В обеденном зале оставалось совсем мало народу, какой-то маг, из игроков, забежал в двери и выплеснул на огонь ведро воды, но сложилось впечатление, что в ведре была не вода, а бензин. Полыхнуло так, что парень кинул ведро и, громко выматерившись, выбежал наружу.

Краем глаза Макс заметил лежащий на пылающей стойке тот самый кусок колбасы, выпавший из руки Сатэ, и тут его осенила идиотская идея.

– Идите уже, – он подтолкнул товарищей к выходу, а сам прямо сквозь огонь пошел к барной стойке.

– Макс! Ты идиот? Куда! – проорал ему от дверей Луффи.

Но воин только отмахнулся рукой. Горящее вокруг него пламя словно обнимало его, не причиняя вреда, в ушах раздался приятный женский смех, похожий на тихий звон колокольчика. Он спокойно взял со стойки не тронутый огнем кусок колбасы и, убрав его в сумку, так же не спеша отправился на выход. На выходе из горящей гостиницы его щеки коснулось что-то влажное, он так и не разобрал, что это было, но ощущение было до одурения приятным. Словно его поцеловала любимая женщина.

– Я что-то не понимаю, или у твоего друга иммунитет к огню? – глядя на невредимого воина, почесал затылок Фантик.

– Да черт его знает, – пробормотал Луффи, – мой товарищ полон сюрпризов. – Ты чего там забыл?

– Да так, сувенир взял на память, – широко улыбнулся Макс. – Проехали.

Некоторое время они стояли и смотрели на горящую гостиницу. Стражи оперативно оттеснили в сторону толпу зевак. Еще примерно через минуту у горящего строения появилась группа из пяти магов-НПС. Старший из них, одетый в синюю мантию водника, скастовал на себя какой-то прозрачный щит, приблизился к горящему зданию и вскинул руки вверх, формируя заклятье. Кисти мага окутала голубая дымка, которая тут же пропала. Он на пару мгновений застыл, со стороны было видно, как напряжена его спина, а потом просто развернулся к своим и с удивленным выражением на породистом лице разочарованно развел в стороны руки, что-то при этом говоря. Из-за треска горящего здания и шума вокруг слов его разобрать не удалось, но и без этого было понятно, что что-то у него пошло не так. Гостиница догорела буквально за пару минут. Огонь превратил здание в кучу золы, не осталось даже головешек.

– Ладно, пообедали вроде, – хмыкнул Луффи, глядя в сторону бывшего хозяина постоялого двора, что-то объясняющего тому самому магу. – Все живы, и ладно.

– Это ж сколько жратвы и выпивки там пропало, – сокрушенно покачал головой Фантик и обернулся к Максу: – Кстати, вон эти клоуны, – он указал в сторону одетых в разноцветные мантии прибывших на пожар магов, – может, они подскажут тебе, где искать твою подругу? Пользуйся шансом.

– Не, – хмыкнул Макс, – я уже знаю, где ее искать!

– Я чего-то пропустил? – удивленно уставился на товарища Луффи.

– Ну, да. Пока вы бухали и пялились на девок в кабаке, эта девочка, Сатэ, сказала, что Аленка в Талиане. Я посмотрел по карте – тут всего-то сто пятьдесят километров.

– Ага, как раз два броска гранаты, – хмыкнул Фантик. – На экспрессе всего час езды.

– Погоди, – перебил лысого Луффи и с подозрением посмотрел на Макса. – Откуда девчонка седьмого уровня могла это знать?!

– Ну, она не только шить умеет. Видимо, есть у нее еще какие-то таланты. Мне почем знать, но, как бы то ни было, в первую очередь мы направимся туда.

– А к стойке ты на хрена ходил?

– Мне показалось, что что-то там блеснуло. Думал, может, деньгами разживемся, – не задумываясь, соврал Макс. У него было стойкое чувство, что его новая знакомая не хотела бы, чтобы он посвящал кого-то в некоторые подробности их общения.

– Разжился?

– Нет, не было там ничего.

– А почему ты не сгорел? – не унимался маг.

– Блин, Луффи, да откуда я знаю? Думал, схвачу золото, а вы, если что, подождете меня шесть часов у городских ворот. И вообще, пошли отсюда уже. Найдем какую-нибудь скамейку, посидим, обсудим наши дальнейшие планы.

Скамейку они не нашли, поэтому устроились просто на траве, в небольшом палисаднике метрах в пятистах от сгоревшей гостиницы. Надписей «По газонам не ходить» вроде нигде не было видно, и тут же, неподалеку от них, расположились другие игроки – с десяток компаний. Впрочем, уединенного места в городе сейчас было не найти, и Макс понимал, что дальше будет только хуже и Эллориан нужно покидать как можно быстрее.

– Итак, что мы имеем? – пользуясь правами лидера группы, начал он. – Маг, воин ДД и танк. Танк есть, это уже супер. Насколько я знаю местные реалии, нам для полного комплекта не хватает хилера и еще одного ДД.

– У танка вопрос, – поднял руку Фантик, – у вас осталось еще чего-нибудь пожрать?

– Так ты ж только что ел, – хмыкнул Луффи.

– Я не ел, а пил, – поправил его лысый, – а сейчас, когда я определился со своим будущим, мне вдруг очень захотелось поесть.

– На, держи. – Макс вытащил из сумки оставшуюся еду и передал ее Фантику. – И ты прекращай эти «у вас». Ты с нами, значит, «у нас». Итак, денег у нас, как я понимаю, нет?

– Сорок семь медяков, – отчитался Луффи.

– И у меня пара серебряных монет, – добавил лысый.

– На место в караване, как я понимаю, нам денег не хватит.

– Ага, а если учесть, что Талиан – это локации от двадцатого уровня, и к своей женщине все-таки лучше явиться при деньгах – ну там цветы, конфеты, шампанское, презервативы, – нравоучительным тоном продолжил Фантик, – и, заметь, я ни словом не обмолвился о белом коне и сверкающих на солнце доспехах…

– Какие презервативы? Какой, на хрен, конь? – нахмурился Макс. – Она не моя женщина! Она сестра моего друга, который, кстати, тоже тут, он заперт в каких-то Землях демонов.

– Конь – это который с яйцами. Тем самым он как раз отличается от лошади, у которой, что характерно, их быть не может, – с шутливой назидательностью пояснил Максу лысый. – И да, согласен, с презервативами я, может быть, и погорячился, не изобрели еще их в этой игре, это я знаю точно. Но насчет «не моя женщина» – это ты мне сказки не рассказывай. Ты свою физиономию-то видишь, когда о ней говоришь?

Макс посмотрел на посмеивающегося рядом с ним Луффи и с досадой сплюнул на траву.

– А по делу кто-нибудь что сказать может? Где нам быстренько бабла срубить и уровни поднять?

– Что-то пить очень захотелось, – вздохнул Фантик. – Просто в горле резко пересохло, а ведь такие глобальные вопросы на сухую не решаются? – Он вопросительно посмотрел в сторону Луффи.

– На, пей. – Тот, все еще тихо смеясь, протянул ему бутылку вина. – И куда только вмещается?

Лысый взял бутылку и, не отрываясь, целиком влил ее в себя, удовлетворенно рыгнул, не торопясь с наслаждением закурил и, наконец, изрек:

– В общем, слушайте, нубы! Тут неподалеку есть небольшое подземелье пятнадцатого-двадцатого уровней, рассчитанное на пять человек. Жабы, крысы и три босса. Втроем мы его не зачистим, нужно хилера и еще одного ДД искать. Но их сейчас проще найти, чем танка, так что радуйтесь, что я у вас есть. – Фантик глубоко затянулся, выдохнул дым и покрутил в воздухе рукой. – О чем там я говорил? Ага, так вот. Есть в этот данжик четыре квеста. На запчасти от этих самых крыс с жабами и на хвост от финального босса. Так вот, только за эти квесты вы получите по паре уровней, а я, может, двадцатым стану. Плюс опыт за прохождение подземелья. И это еще не все! Я шкуродер, ну, или свежеватель, – как кому удобнее. Профа у меня такая. Сейчас крафтеры скупают все эти шкурки по золотому за десяток, плюс алхимическая хрень из разделанных трупов падает – ее можно либо продать, либо отдать вот этому деятелю, – лысый кивнул в сторону Луффи, – вижу, как загорелись у него глаза. Конечно, с ребятами, которых найдем, тоже поделиться придется, но, думаю, пяток золотых в сумме мы поднимем. Если не больше. И явишься ты к своей возлюбленной весь в сверкающих доспехах, хотя без коня, конечно. И без презервативов, потому что их еще не изобрели. Но, говорят, алхимики какие-то настои трав умеют делать для этих целей…

– Да уймись ты уже, – Макса и самого разбирал смех, – откуда у тебя эта информация?

– Так я в этом кабаке уже четыре дня бухаю. Ко мне уже раз двадцать подкатывали с предложением сходить туда. Даже за половину добычи, только на хрена оно мне было надо.

– Хорош уже, все нормально с твоей женой будет.

– Единственное радует, что деньги у нее остались, – вздохнул Фантик. – Там почти пятьдесят золотых, и домик мы небольшой арендовали на полгода. А профа ее, надеюсь, прокормит. Она в реале все шить пыталась, только ничего у нее не выходило, а тут поперло.

– Ну вот, тем более нечего заморачиваться. Уж за полгода точно портал откроют, – пожал плечами Макс.

– Да не в этом дело, мужики. – Фантик отвернулся в сторону и нахмурился. – Детей у нас не было долго… а тут… Она у меня на третьем месяце была, когда это все случилось. Ей даже в игре казалось, что она… Ну, вы понимаете. Мы же там, – он ткнул пальцем в небо, – все умерли, значит…

– RP-17 перенес сюда все, и твоего ребенка тоже. НПС же рожают детей? Вот и твоя родит как миленькая, – убежденно сказал Макс. – Мы в Солнечном лесу много маленьких детей с родителями видели. Одна капсула может перенести хоть всех родственников, понимаешь? Даже каким-то образом мужа и жену. Видимо, потому, что они жили вместе. Ты что, сам тут детей игроков не видел? Там какая-то хрень, я точно не знаю, но ребенок до десяти вроде лет не может выбрать класс персонажа, а так и переносится ребенком.

На лице Фантика мелькнуло такое выражение, что Максу стало не по себе.

– Да где я видел, – буркнул он, – я пробухал все это время.

– Я не знаю, можно ли в этом мире зачать, но, если ребенок был, он точно родится. Так-то брат, – Макс с улыбкой хлопнул Фантика по плечу, – все будет путем.

– Твои бы слова да Мудрецу в уши, – немного повеселевшим голосом произнес лысый.

– Меня одно вот интересует, Макс. – Луффи, до этого молча слушавший их разговор, посмотрел на воина. – Там же совсем маленькие дети были, помнишь? Первый уровень у всех вроде, а как им потом-то быть? Ну, класс, таланты как выбрать?

– Это ты не меня спрашивай, а того, кто все это сотворил. Может, лет через десять появится меню выбора, кто знает.

– Все равно, я никогда не пойму мать или отца, положившего своего ребенка в капсулу, – покачал головой маг.

– А ты уверен, что на это не могло быть причин? Мало ли что могло быть с ребенком? А когда все прошло нормально, слухи распространились. Откуда мы знаем, что сейчас творится в том мире? Уход сюда для многих последний шанс, и мне ли тебе об этом говорить? Сам-то почему ушел?

– Ну, если только так, – кивнул Луффи, – и вообще, хватит о грустном. Пошли уже за квестами. Чувствую, там еще в очереди придется до вечера стоять. Давай, обжора, показывай, куда идти.


Корявое дерево, к которому через полчаса привел их Фантик, стояло на берегу заросшего бурой ряской пруда с высокими берегами. Со стороны недалекой реки, которая протекала через город, веяло прохладой. Легкий ветерок доносил запах тины и водорослей.

– О, тут еще и речка есть, – задумчиво пробормотал Луффи, глядя на стометровую очередь ко входу в дерево. – Может, сбегаем искупаться? А Фантик вон пока в очереди постоит.

– Ага, сбегай, дорогой, сбегай, – лысый легко подтолкнул мага в спину, – только ласты с маской не забудь. А Макса попроси, чтобы ряску у берега прорубил, когда ты нырять будешь.

– Вы о чем? – Макс вопросительно уставился на Фантика.

– Маг наш искупаться захотел, – большим пальцем правой руки Фантик указал на Луффи.

– В этой луже? – Воин удивленно уставился на мага.

– Макс, в каких облаках ты витаешь? – возмутился тот. – Я просто хотел прогуляться к реке.

– А там река такая же, как этот пруд, – заржал Фантик, – ширина метров триста, а чистой воды от силы метров пятьдесят по центру. Она же в Великое болото течет, вот оттуда водорослей и наползло. Ты думаешь, почему ее Зеленой назвали?

– Да ну вас. – Луффи махнул рукой и направился в конец очереди.

– Соломенная Шляпа! Привет! – Из стоящей неподалеку от очереди группы игроков вышла красноволосая жрица и помахала Луффи рукой.

– Ни фига себе встреча, – хмыкнул Макс и удивленно покачал головой. – Привет, Эстера, – поздоровался он со старой знакомой, – где ты Лейка потеряла?

– Тут я, привет, – из той же группы вышел пепельноволосый рейнджер и махнул товарищам рукой, – давайте к нам.

В группе, к которой они подошли, было шесть человек. Помимо их старых знакомых, с Максом поздоровались два тридцать третьих рейнджера, двадцать восьмая магесса и тридцать четвертый жрец. На всех одинаковые красные плащи с черной полосой посередине и тремя белыми крестами на ней. Точно такие плащи были и на Эстере с Лейком.

– О, я смотрю, вы уже в гильдию вступили, – улыбнулся девушке Луффи.

– Ага, – кивнула она. – Львы Амстердама, а на плаще – кусочек герба нашего города. – Эстера повернулась, демонстрируя рисунок на своей накидке. – А вы как там, в Маэглинской чаще? Выжили? Ты нашел свою соломенную шляпу?

– Ну да, именно там и нашел, – Луффи перевел взгляд на Макса и улыбнулся. – Ничего страшного не произошло. Дошли до Ильтарина, передали послание и свинтили оттуда. Никаких квестов брать не стали.

– Ну и хорошо, – улыбнулась девушка, – вот знакомьтесь, это Алекс, это Лисса, это Корки, это Дан, – по очереди представила она своих спутников.

– Это Макс, я Луффи. А это Фантик, – маг указал на что-то жующего танка. – Вы, ребят, что тут делаете? Тоже в очередь?

– Да нет, квесты мы уже получили, – пояснил Лейк, – все четыре. Сейчас местные уже знают, кто мы такие, и не разводят пафосных речей. Прошли по трем комнатам, нам с ходу выдали все задания и отправили восвояси.

– Ну а что теперь?

– Мы группу ищем, нам же потом в храм Лоэтии идти, мы вроде рассказывали. За татушкой для Эсти. Но там квест с двадцатого уровня, а тут, в Озерной яме, как раз можно быстро апнуться. – Лейк вздохнул и пожал плечами. – Наши ребята уже закрыли ее двадцать дней назад, и им туда хода нет. Дамагеров-то вокруг полно, а вот танков нет. – Он с некоторой надеждой посмотрел в сторону Фантика.

– Так вы вдвоем? – уточнил Макс.

– Ну да, ребята просто с нами пришли…

– Так это же супер – у нас есть танк, но не хватает хила и еще одного ДД. Вот только квестов у нас еще нет.

– Так это же проще простого, – улыбнулся Лейк, – кидай пати[1] мне и Эсти, а квесты мы вам расшарим – поделимся, значит.

– А какая у тебя стойкость? – спросил у Фантика Корки, тот, что был жрецом тридцать четвертого уровня.

– Девять, – пожав плечами, ответил лысый.

– Эсти, – обратился жрец к красноволосой, – ниже шестидесяти процентов его не опускай, а лучше не ниже восьмидесяти. – Он обернулся к Фантику и попросил: – Надень, пожалуйста, шлем.

Тот молча вытащил из сумки и водрузил на голову требуемое. И сразу стал напоминать одного из персонажей древнего черно-белого советского фильма, который Максу показывали в школе на уроке истории. Тех персонажей, помнится, Александр Невский еще в конце фильма утопил в Чудском озере. То есть шлем Фантика был похож на обычное, надетое на голову оцинкованное ведерко, в котором кто-то сделал три кривые прорези. По сравнению с этим чудом железная шапка Макса казалась просто верхом эстетики. Впрочем, Корки эстетика волновала мало. Он попросил принять его в группу, внимательно посмотрел поверх головы Фантика и удивился:

– Семь необычных предметов, пятьдесят шесть процентов поглощения урона и девять сотен ХП. Слушай, а неплохо! Когда это ты успел столько насобирать?

– Денег влили с женой в свое время, – стащив с головы шлем, хмуро буркнул тот. – Жена в Вайдарре. Еще вопросы есть?

– Извини. – Жрец нахмурился, затем вытащил из сумки блестящий металлический пояс и протянул его Фантику. – На, возьми, друг. На нем еще восемнадцать к здоровью, это подарок. Сто восемьдесят ХП тебе будут не лишними.

Фантик смутился, вздохнул, взял протянутый пояс и крепко пожал Корки руку.

– Спасибо, это ты извини. Ты ж не виноват…

– Так, а что у вас с химией? – спросила Лисса.

С химией оказалось не очень, и каждому из них тут же безвозмездно вручили по десять розовых мензурок малого лечения. Ему и Фантику по пять зелий малого запаса сил, а Луффи – десять малого запаса маны.

Максу было неудобно, и он попытался отказаться, но Корки тут же оборвал его:

– Слушай, парень, сейчас опыт в сто раз важнее копеечных мензурок. Пока вы не пройдете эту пещеру, мы не сможем покинуть Эллориан. В пригороде качаться бесполезно. Там на одного зайца сейчас по десять охотников. Проведите наших ребят по ней, и мы квиты. Даже больше. Если нужно, я заплачу вам…

– Стоп, – тут же оборвал его Макс. – Они такие же наши товарищи, как и твои, так что все в порядке.

– Эсти – моя сестренка, – улыбнулся Корки, – но я тебя понял, друг. Последнего босса Криаса можно обойти, он все-таки двадцатый. В общем, решайте сами, не забудьте привязаться вон к тому камню, – он указал на замшелый валун на берегу заросшего пруда и попрощался со всеми за руку. – Удачи вам, парни. Мы подождем вас на выходе из подземелья.

Глава 16

Для того чтобы попасть в Озерную пещеру, им пришлось спуститься к заросшему ряской пруду, а затем по колено в воде пройти еще около пятидесяти метров вдоль обрывистого берега. Сам вход в подземелье – круглая, покрытая бурым скользким мхом дыра в глиняном берегу – был похож на барсучью нору.

Отодвинув торчащие сверху корни, Макс первым прошел сквозь голубоватое сияние входа и оказался в широком, уводящем в темноту прямом проходе со все теми же торчащими из стен и потолка корнями. Облепившие стены колонии голубоватого светящегося мха давали достаточно освещения, чтобы видеть метров на пятьдесят вперед. В воздухе пахло плесенью, водорослями и прелыми листьями. Впереди, примерно в сорока метрах от входа, странно переваливаясь с лапы на лапу, по небольшому кругу двигался первый пак мобов. Три полутораметровой высоты лягушки или жабы, кто их разберет. Уровень у мобов пятнадцатый. Коричневая с бежевыми пятнами кожа и тянувшиеся вдоль спины высокие гребни… «Лягушки как лягушки», – подумал Макс и еще раз проверил наличие у себя нужных квестов:


«Сердца Керптохогов».

Тип задания: обычное.

Доставьте смотрителю Дуилвену из Озерной пещеры сердца десяти Керптохогов.

Награда: опыт; 5 серебряных монет.


«Хвосты Колючих крыс».

Тип задания: обычное.

Доставьте смотрителю Дуилвену из Озерной пещеры десять хвостов Колючих крыс.

Награда: опыт; 6 серебряных монет.


«Хвосты гигантских крыс».

Тип задания: обычное.

Доставьте смотрителю Дуилвену из Озерной пещеры десять хвостов Гигантских крыс.

Награда опыт; 7 серебряных монет.


«Криас».

Тип задания: редкое.

Убейте в Озерной пещере Криаса и в качестве доказательства доставьте рину Гамильтару один из его клыков.

Награда: опыт; 1 золотая монета, редкие рукавицы в соответствии с классом.


– Лейк, как ты думаешь, в этом пруду пиявки были? – пискнула у него за спиной Эсти. – А то я воды в сапоги набрала.

– Пиявок не было, только змеи, – ответил ей вошедший последним в пещеру Фантик и огляделся по сторонам. – А чего, атмосферненько тут, – хмыкнул он. – И лягушки вон какие упитанные. Жаль, я не француз… Хотя по фигу, попробуем.

– Фантик, заканчивай со своими шуточками, – посоветовал лысому Макс, видя, как Эсти судорожно стаскивает сапоги.

– Да не вопрос, – хмыкнул тот и, глядя на жрицу, попросил: – Ты, если чего там найдешь, не выкидывай. Змеи, они тоже съедобны.

– Парни, он так шутит? – обернулся к Луффи Лейк.

– Ага, – кивнул тот, – горбатого могила исправит, не обращайте внимания.

– Горбатого что? Почему могила? Сейчас ведь в клиниках…

– Стоп! – оборвал начавшуюся дискуссию Макс. – Про горбатого – это поговорка. Не стоит обсуждать. Фантик, заткнись на время, а то, когда тебя нужно будет лечить, наша подруга пиявок из волос выковыривать начнет. Мы сюда трепаться пришли или данж проходить? Если второе, то давай, Эсти, надевай сапоги, и начнем.

– Да, конечно, – кивнула жрица, – а грибы эти можно собрать? – девушка указала на пучок торчащих из стены поганок.

– Собирай, – кивнул Макс. – Фантик, надевай свое «ведро» и на исходную. – Он отметил полупрозрачным маркером цели. – Начинаем, как все поняли с первой, бьем цель танка, даем ему пять секунд на набор агро.

– Ты прямо как будто не первый раз в данже, – хмыкнул за его спиной Луффи.

– Гайды читать нужно, – вернул ему усмешку Макс. – Все готовы? Начали!

На первом же паке они едва не потеряли танка. Лягушки, как оказалось, били сдвоенными ударами. Сначала языком, затем мордой. Когда Фантик влетел рывком в крайнюю правую жабу, Эстера находилась от него слишком далеко, и радиус ее лечения до танка не доставал. Если удар своей цели Фантик поймал на щит, сократив тем самым урон с него на пятьдесят процентов, то атаки двух оставшихся мобов прошли по нему в полную силу. Парня развернуло по инерции в сторону, его жизнь упала примерно на треть, и он, припав на одно колено, на несколько мгновений потерял ориентацию.

Видя рванувшую вперед Эстеру и понимая, что через пару секунд их танк отправится в глубокий нокаут, Макс рывком влетел в одну из оставшихся жаб и тут же пробил по ней мощным ударом. Меч с противным чавкающим звуком опустился за высокий коричневый гребень земноводного, оставив на нем глубокую зарубку. Моб резким движением развернулся в сторону воина, задев его при этом костяным краем отвратительной морды. Пасть жабы открылась, и синюшный тяжелый липкий язык с противным чавкающим звуком ударил Макса в район ключицы. Затем лягушка, напружинившись на всех четырех лапах, дернулась вперед, и… Макса в той, прошлой, жизни никогда не лягала лошадь, но сейчас ему показалось, что она его лягнула. Мощный удар в район солнечного сплетения вышиб из воина дух, согнув при этом его пополам. Где-то на краю сознания мелькнула информация системного лога.


Ваш навык «Стойкость» увеличен до 4 %.


– Сука! – выдохнул он и нанес еще один мощный удар мобу куда-то в район левого глаза. По жабе прошел критический урон, и у нее осталось не более шестидесяти процентов здоровья. Тварь противно заверещала, язык ее ударил Макса в бок, разворачивая его, затем воин увидел смазанное движение моба вперед и едва не задохнулся от боли. Зацепившись сапогом за торчащий из земли корень, Макс упал на землю, приложившись правым локтем. Что-то проорал сзади Луффи, справа мелькнул росчерком меч Фантика, добивающего соседнюю жабу. Нечеловеческим усилием Максу удалось подняться на ноги и нанести своему противнику третий удар. Одновременно с этим ему на плечи, смывая боль, как ведро холодной воды, прилетело лечение жрицы. Фантик показался справа и, каким-то выкриком развернув моба на себя, принял на щит его ответный удар. Мгновением позже в бок жабе ударил сгусток огня, обдав Макса вонью паленой кожи. Точку в их первом бою поставила стрела Лейка, глубоко воткнувшаяся в загривок последней жабы.

Макс слегка дрожащими руками повесил на пояс меч и огляделся. Улыбающийся Луффи подмигнул ему и киношным жестом, словно ковбой с пистолета, сдул с верхушки посоха несуществующий дым. Лейк с хмурым лицом склонился над стоящей на коленях плачущей Эстерой.

– Спасибо, брат. – Фантик хлопнул его по плечу.

Голос танка из-под шлема прозвучал гулко и неестественно. Макс снова представил себе Фантика, орущего в перевернутое ведро, и усмехнулся.

– Я… Из-за меня вы чуть… Я, дура, не рассчитала дистанцию… – всхлипывала их красноволосая жрица. Лейк вымученным взглядом огляделся по сторонам, не зная, как успокоить подругу, и тут случилось невероятное. Фантик снял с головы шлем, подошел к рыдающей жрице, опустился на одно колено и, стащив с руки кольчужную перчатку, погладил девушку по голове.

– Ну что ты, дочка. Все просто отлично для первого раза! Это я виноват, что не подождал, пока ты подойдешь. Сколько еще будет таких моментов. – Воин посмотрел куда-то в сторону и нахмурился. – Лучше учиться сейчас, когда смерть не приносит нам никаких потерь. Так что, если ты меня даже десять раз уронишь, я ни слова тебе не скажу.

– Но… – начала было жрица.

Однако Фантик оборвал ее:

– Никаких «но»! Мы учимся, и чем больше мы набьем шишек сейчас, тем легче нам будет потом.

Краем глаза Макс увидел отвисшую челюсть Луффи, да и сам он, сказать по правде, такого выступления от Фантика не ожидал.

– Слушай, кавалер, – обращаясь к Лейку, продолжил тем временем их лысый товарищ, – у тебя выпить есть?

Тот обрадованно покивал.

– Ну вот и дай своей девушке немного, – подмигнул ему Фантик, – да и я не откажусь. Я, конечно, понимаю, что вам, голландцам, лучше грибков каких пожевать или косячок хитрый забить, но это без меня. Я стрессы привык снимать обычными способами. И, кстати, местные грибы я бы жевать не советовал, хотя кто вас знает, может, и они подойдут, с вашими-то культурными традициями.

– Блин, – давясь смехом, пробормотал Луффи, – я-то уж подумал, что тебе так прилетело по голове, что мы тебя потеряли.

Пока Фантик дегустировал голландские напитки, а Лейк поднимал свою уже улыбающуюся подругу с земли, Макс подошел к лежащим в живописных позах лягушкам и поочередно коснулся каждой из них рукой.

Три квестовых сердца, две мензурки с малым леченьем и два желчных пузыря – вот и вся их добыча после такого нелегкого боя. Желчные пузыри он передал Эстере. Они еще по дороге сюда договорились, что все алхимические ингредиенты будут скидывать ей, чтобы в конце поделить это все между тремя находящимися в группе алхимиками. После этого Макс дождался, пока Луффи, в свою очередь, срежет со стены пучок белесых грибов, и хотел было уже двигать группу вперед, когда его остановил Фантик. Лейк вручил лысому бутылочку со своим сорокаградусным, памятным еще по Солнечному лесу напитком, и физиономия Фантика лучилась довольством.

– Погоди, – остановил он Макса, – мы еще не закончили. У меня тут еще три дамочки стынут.

Картинно потирая руки, он двинулся к трупам лягушек, перевернул одну из них на спину и кривым ножом сделал разрез от морды до короткого хвоста. Не обращая внимания на выползающие кишки и текущую из разреза белесую жидкость, которая, по всей видимости, заменяла жабам кровь, Фантик сделал длинные надрезы на каждой лапе и аккуратно, начиная с головы, начал стаскивать с мертвой лягушки кожу, напевая при этом какую-то странно-похабную песню:

– А я тебя раздену, ну а потом одену, я южный и горячий человек…

– Эй, а вдруг это лягушка-мужик? – морщась, спросил у лысого Луффи.

– А ты иди, глянь там под хвостом у нее или у него, есть чего или нет, – не прекращая своего занятия, ответил тот. – Если есть, значит, мужик, так что, если тебе нужно для каких интересных целей, ты не стесняйся, спроси, и я отрежу. Чего только для друга не сделаешь!

– Тебе не говорили, что ты маньяк? – маг сплюнул на землю и отвернулся.

Фантик, не прекращая своего занятия, только хмыкнул. Наконец кожа была снята, и он коснулся уже ободранной лягушки рукой.

– Ну вот, суп из лягушачьих лапок нам сегодня вечером обеспечен, – удовлетворенно хмыкнул он, убирая в инвентарь три куска розового мяса и свернутую хитрым образом шкуру. – Да не кривись ты, интеллигент, тут и для алхимии кое-чего нападало. Печень и железа какая-то, на! – Он протянул магу два коричневых куска.

Луффи вздохнул, с брезгливым выражением на лице взял ингредиенты и передал их совершенно не смущенной происходящим действом Эстере.

– Что? Маньяком иногда быть неплохо, – направляясь ко второй мертвой лягушке, подмигнул девушке Фантик и перевел насмешливый взгляд на мага. – Так что? Под хвостом тебе чего отрезать или как?


Дальше все пошло значительно быстрее, Фантик влетал в крайнюю правую лягушку, каким-то хитрым ударом о землю на секунду оглушал сразу весь пак, затем резко уходил в сторону и вставал так, чтобы между ним и двумя оставшимися мобами постоянно находилась его цель. Эсти через пару секунд кидала на него лечение, а Макс, Луффи и Лейк просто вливали в мобов дамаг. Причем Макс срывался в рывок сразу за Фантиком и полностью копировал его движения по перемещению, чтобы не попасть под дружественный огонь. Пак занимал теперь у них чуть больше минуты, плюс пять минут на разделку.

В итоге к первому боссу они подошли примерно через два часа, полностью выполнив первый квест по сбору лягушачьих сердец и оставив за своей спиной шестьдесят девять обезображенных трупов местных земноводных. Отряд стал при этом богаче на эти самые шестьдесят девять шкурок, кучу алхимической хрени и необычные маговские сапоги, которые повеселевший Луффи тут же надел на себя. Никаких сюрпризов не было – ни патрулей, неожиданно сваливающихся на голову, ни хитрых ловушек. Все-таки это подземелье для начальных уровней, поэтому они просто переходили от пака к паку, собирая по дороге висящие на стенах грибы.

Примерно на сороковой лягушке все, кроме Фантика, получили шестнадцатый уровень, и Макс приказал сделать десятиминутный перекур, для того чтобы раскидать очки характеристик и просто отдохнуть.

Первого босса – огромную, размером с быка коричневую жабу по имени Кьюарр, семнадцатого уровня, с двадцатью четырьмя тысячами очков жизни, – они нашли в круглой пещере диаметром около пятнадцати метров. На лбу монстра росли натуральные костяные рога полутораметровой длины. Шкура у Кьюарра была темно-синего цвета, с оранжевым пятном на груди.

– Интересно, каких комариков оно тут жрет, – глядя на неподвижно застывшего босса, хмыкнул Фантик. – Хотя чего я туплю? Пять комариков как раз подошли. Кушать, блин, подано! – крикнул он в сторону синей жабы.

В этот момент босс громко зевнул, обнажив целый ряд острых, словно иглы, зубов, и опять молча уставился прямо перед собой.

– Он тебя услышал, – хлопнул танка по плечу Луффи, – видишь, ждет уже.

– Ага, и скучает, – кивнул Фантик и обернулся к Максу: – Че делаем?

– Нам ребята рассказывали, что он каждые тридцать три процента своего ХП обнуляет агро и языком притягивается к произвольной цели, – пояснил Лейк. – Хорошо, если выберет танка, хуже – если кого-то из группы.

– Хуже всего будет, если он выберет Эсти, – покачал головой Макс. – Значит, делаем так: когда у него останется около шестнадцати тысяч очков ХП, вы трое подходите к нему метров на пять, причем ты, – он указал на Эстеру, – держишься точно за спиной Лейка. Физику никто не отменял, и вряд ли он сможет в таком случае тебя зацепить. Как только жаба выберет цель и прыгнет, все стопаем по нему дамаг. Тот, в кого прыгнула, если, конечно, это не Фантик, тут же пьет мензурку с лечением. И никакого хила, пока танк снова не заберет его на себя. Тебе понятно?

– Да, – кивнула Эстера.

– Ну, если всем понятно, тогда поехали!

Все прошло как по маслу. Босс сквозь щит пробивал Фантика не больше чем на пять процентов, лечение прилетало вовремя. На семидесяти процентах его жизни Макс проорал: «Сходиться!» – и как раз в этот момент огромная жаба развернулась в его сторону, раскрыла пасть, и воина в грудь словно ударили липким молотом. В следующую секунду босс сбил его с ног и, обдав смрадным дыханием из распахнутой пасти, вцепился в правую руку. От боли у Макса перехватило дыхание, краем глаза он заметил, что полоска его жизни уменьшилась на треть, а системный лог сообщил об увеличении стойкости до пяти процентов. К счастью, продлился этот кошмар недолго, Фантик провокацией тут же перехватил босса обратно на себя и, прикрываясь щитом, отвел его в сторону от лежащего на земле Макса. Тварь напоследок прошлась по нему задними лапами, но Эсти своим лечением тут же сняла все болевые ощущения, и бой продолжился.

На тридцати трех процентах ХП босса та же история произошла с прикрывающим Эстеру Лейком. А поскольку он находился от Фантика чуть дальше, чем до этого Макс, тварь успела куснуть рейнджера пару раз, сняв ему очки жизни почти до половины, прежде чем танк забрал ее на себя. От боли Лейк потерял сознание, и, несмотря на то что Эсти за пару секунд полностью восстановила ему здоровье, парень, приходя в себя, еще с полминуты провалялся на земле.

Но все хорошо, что хорошо заканчивается. Кьюарр, издав предсмертный рев, наконец рухнул на скользкую глину пещеры. Получивший двадцатый уровень Фантик сорвал с головы шлем, опустился, тяжело дыша, рядом, вытащил из инвентаря подаренную бутылку и сделал пару глубоких глотков. Луффи выматерился, Макс потянулся за самокруткой, а Эсти подбежала к своему парню и, обняв за шею, прижалась к его плечу.

– Ну, что, детишки, поздравляю! С почином нас! – убирая бутылку в сумку, хохотнул лысый. – Что называется, потеряли девственность. Первый босс все-таки.

– Ты еще и извращенец, – хмыкнул Луффи, – девственность потеряли с синей жабой… Кому рассказать, не поверят.

– А ты в красках опиши и подробно передай ощущения. Тогда точно поверят, – хмыкнул Фантик и с наслаждением закурил. – Макс, пока наши голубки милуются, – он кивнул в сторону обнявшихся голландцев, – посмотри, что там внутри. А то это занятие у них может до утра продлиться, а меня уже гложет любопытство.

Макс подошел к мертвому боссу и положил руку на его скользкую от слизи шкуру. Звякнуло, и в сумку каждому прилетело по семь серебряных монет.

– Лейк, – позвал рейнджера воин, – лови.

Парень поймал брошенные ему кольчужные ботинки класса «необычное», рассмотрел их и заулыбался.

– Спасибо.

– Тут еще одни ботинки. Вроде на меня, – пожал плечами Макс. – Десять силы, семь здоровья. Фантик, ты не против, если я их себе заберу?

– Забирай, – махнул рукой тот, – у меня такие же, только с одним здоровьем. Меня возмущает другое! – выдохнув дым, произнес он. – Это не данж, а какой-то, мать его, обувной магазин.

– Там больше ничего нет? – поинтересовался маг.

– Куча кишок каких-то – по вашей алхимической теме. И вот, – Макс продемонстрировал всем лежащий на его руке круглый синий шарик, затем рассмотрел его поближе и улыбнулся: – Эсти, пляши!

Девушка непонимающе посмотрела на него.

– Танцевать? Зачем?

– У нас так говорят, когда передают кому-то что-то для него важное, – улыбнулся Макс.

– А что там? – жрица подошла поближе и внимательно посмотрела на лежащий в руке Макса шарик. – Ой, – она в восхищении прикрыла руками рот и подняла на Макса глаза, – это же…

– Ага, жемчужина с храмового барельефа Лоэтии, – подмигнул ей воин, передавая предмет. – Отдашь жрецам, получишь редкую вещь двадцатого уровня.

– Небось сапоги? – хмыкнул Фантик.

– А ты догадлив, – вернул ему усмешку Макс и обернулся к Луффи и Лейку: – Давайте выгребайте все эти кишки, пусть Фантик снимает шкурку. Потом десять минут перекур, и двигаем дальше.

– Ребят, но это же… мне неудобно, – сжимая жемчужину в руках, пробормотала красноволосая жрица, – вам ничего, а мне редкий предмет.

– Неудобно трусы через голову надевать, – тут же возразил ей Фантик, – и на потолке этим самым заниматься. Ну, в общем, твой приятель объяснит тебе, чем конкретно. Жемчужина твоей богини? Вот и разбирайся с ней сама, – напоследок улыбнулся он.

– Спасибо, – девушка сунула жемчужину в инвентарь и под улыбки глядящих на нее парней закружилась в замысловатом танце. – А долго танцевать нужно? – рассмеявшись, спросила она.

– У тебя здорово получается, – кивнул ей Луффи, – поэтому долго.


Проход в стене, осыпавшейся после смерти босса, открыл им путь на ведущую вниз лестницу, которая, в свою очередь, привела их в точно такой же длинный коридор. Исключением было лишь то, что торчащие из стен корни деревьев исчезли, а сам проход теперь состоял из бурого песчаника. Освещение тут шло от висящей на стенах в огромных количествах плесени.

– Вот почему никто из нас не изучил «рудокопа»? – Луффи кивнул на торчащую из стены медную жилу и с осуждением во взгляде уставился на Макса.

– Наверное, потому что ни у кого из вас на это просто не было времени, – пожал плечами тот и всмотрелся в глубь прохода, где их группу поджидали очередные паки мобов.

В общем, если говорить простым человеческим языком, мобы, носившие название «Колючая крыса», больше всего напоминали ежей. Уровень у них был семнадцатый, ХП чуть больше, чем у лягушек этажом выше, поэтому Макс решил не менять тактику группы.

– Мы попали в царство ежей, – тут же продекларировал Фантик, затем снял со стены какого-то огромного прозрачного слизняка и протянул его Эстере.

Та, взвизгнув, спряталась за спину Лейка, а лысый разочарованно развел руками.

– Не, ну я думал, что вы, голландцы, более толерантны в вопросах питания. Ваши соседи французы вон лягушек и улиток всяких потребляют, а вы, значит, все на грибах да на грибах?

– Уймешься ты когда-нибудь? – с улыбкой покачал головой Макс.

– А что я? – пожал плечами тот и продемонстрировал Максу шевелящегося слизня. – Смотри, какой жирненький. Я и подумал – все лучшее женщинам. Я же от чистого сердца.

– Вот сам его от чистого сердца и ешь! – пискнула из-за спины рейнджера жрица.

– А и съем. – Фантик сунул слизня в рот и под ошарашенными взглядами остальных стал медленно его пережевывать.

Спокойно дожевав свою добычу до конца, лысый отхлебнул из бутылки, отряхнул рука об руку и пожал плечами.

– На креветок похоже, – хмыкнул он, – жаль, пива нет, а то можно было бы тут задержаться. Ладно, командуй, командир, пошли ежиков гасить.

– И каких только талантов в тебе нет! – усмехнулся Макс. – Ты уж заранее предупреждай, что ли. Чтобы мы были морально готовы к твоим сюрпризам.

– В этой игре можно есть все, что шевелится, – надев на голову шлем, ответил Фантик, – если, конечно, оно не ядовитое или не мертвое. Так что с голода тут не умрешь.

– Ладно, проехали. Тактика та же. – Макс указал на ближайший крысиный пак. – Выдвигаемся на исходную позицию.


Колючие крысы группе никаких проблем не доставили. Единственным неприятным моментом было только то, что они в определенные моменты могли наносить урон на расстоянии. Впрочем, больше пары процентов своими иглами они не снимали, так что к следующему боссу – огромному дикобразу, которого кто-то из разработчиков незатейливо обозвал Иглобрюхом, группа вышла через полтора часа после выхода на уровень. Ежиков на уровне оказалось ровно столько же, сколько и лягушек на предыдущем. Второй квест выполнили все, собрав по десять хвостов, а вот с добычей не везло фатально. Три обычных предмета – матерчатая перчатка, кольчужные сапоги и кожаный шлем – если и стоили чего-то на аукционе, то совсем немного. Не больше пары серебряных монет, по словам Лейка. Зато алхимических реагентов и колючих шкур они набрали предостаточно. Кому и для чего нужны шкуры с колючками, Макс мог только догадываться, но Фантик упорно обдирал каждую крысу, и воин махнул на это рукой.

Второй босс находился в квадратной комнате с серыми каменными стенами, по углам которой горело четыре магических светильника. Три треугольные каменные колонны с нанесенными на них непонятными иероглифами, образующие правильный треугольник, смотрелись здесь так же неуместно, как пачка макарон на прилавке книжного магазина. Где-то в углу капала вода, в воздухе все так же пахло гнилью и плесенью. Иглобрюх стоял не шевелясь в центре комнаты, и лишь по вздымающимся в такт дыханию бокам и шуршанию его игл можно было понять, что перед ними не каменное изваяние, а живое существо. «Пока живое, – уточнил для себя Макс. – Восемнадцатый уровень и двадцать пять тысяч очков жизни. Чуть больше, чем у предыдущего босса. Если никаких сюрпризов не случится – ляжет минут за пять». До тридцатого уровня включительно все боссы в игре вообще не имели никаких защит, а коэффициент поглощения физического урона у каждого равнялся десяти процентам. Это воин помнил еще из прочитанных гайдов.

– Ежик, три… Головы, в смысле, семь ножек, – увидев Иглобрюха, выдал стандартную тираду Фантик.

– Почему «три головы»? – заинтересованно переспросил его Лейк. – У него же она одна.

– Это русская народная поговорка, – хмыкнул лысый, – и там вообще не про головы говорится, но я как культурный, мать его, человек не могу раскрыть всю свою широту русской души при молодой даме.

– О чем это он? – переведя взгляд на Макса, спросила Эстера. – Да, мы не разбираемся в вашем фольклоре, но сейчас что-то совсем непонятно. Какие семь ног? Какие головы?

– Постарайся не обращать внимания на его поговорки, – посоветовал девушке Макс и обернулся к Лейку: – Чего от этого гада ожидать?

– Он каждую минуту будет вертеться, разбрасывая вокруг себя иглы. Эти колонны как раз для того, чтобы за ними в эти моменты прятаться. А так вроде больше ничего.

– Хорошо, – кивнул Макс, – значит, ты, Эстера, и Луффи постоянно стоите каждый у своей колонны. Фантик, когда Иглобрюх начнет вертеться, используешь стену щитов, или что там ты только что себе взял?

– Глухая оборона называется, – пояснил лысый.

– Ну да, а я буду забегать за ближайшую ко мне колонну. И еще, – он указал Фантику на глубокую выщерблину на полу. – Держи его строго там. Так до тебя хил достанет, даже если Эсти будет стоять за колонной.

Бой с Иглобрюхом ничем особенным, кроме пробившей щеку иголки, Максу не запомнился. Ребята в нужные моменты прятались за колоннами, Фантик уходил в глухую оборону, сам Макс следил за временем и держался поближе. Не дожидаясь начала АОЕ босса, он заранее прятался вместе с остальными. В общем, через семь минут босс лег, все четверо, кроме танка, апнули уровень, в стене с каменным скрипом отворилась очередная дверь, а сам Фантик привычным движением со скрежетом уселся на землю, закурил и таким же привычным движением потянулся за бутылкой, хранящейся в сумке.

– Ты, главное, не напейся раньше времени, – глядя на него, покачал головой Макс и дотронулся до туши Иглобрюха рукой.

Дикобраз оказался немного богаче, чем предыдущий босс. Каждый получил по восемь серебряных монет, Эсти досталась неплохая мантия необычного класса, Луффи такие же штаны. Еще с босса выпал алхимический рецепт на эликсир малого зелья силы, и, поскольку Эсти и Лейк этот рецепт уже изучили, его тоже отдали магу.

– Как, интересно, вы потом в этой куче ливера ковыряться будете? – передавая Эстере выпавшие при разделке Иглобрюха какие-то бурые, неаппетитного вида куски мяса, хмыкнул Фантик. – Эта дрянь разве что на колбасу пойдет. Впрочем, ту колбасу даже собаки, наверное, жрать не станут.

– А слизней станут собаки жрать? – тут же парировала жрица.

– Слизни – это деликатес. Что бы ты еще понимала в еде! – беззлобно улыбнулся лысый и с металлическим скрежетом погладил себя по животу. – Я сейчас еще бы десяток-другой съел, только где их взять.

– И когда ты только наешься, – проворчал Луффи и двинулся в сторону открывшегося прохода.

Макс махнул рукой остальным и пошел следом за магом.

Гигантские крысы, хвосты с которых нужно было собрать по третьему заданию, оказались обычными крупными крысами. Чуть больше тех, которых Макс с Луффи убивали в Солнечном лесу. Только уровень у них – девятнадцатый, что, впрочем, не помешало группе спокойно зачистить от них длинный каменный коридор. Из лута – те же сдираемые Фантиком шкурки, пара обычных предметов и все те же реагенты для алхимии. К концу коридора Фантик измазался в крови так, словно он в ней искупался, а при том, что лысый в процессе прохождения и обдирания крыс постоянно напевал какие-то похабные песенки, выглядел он довольно жутко. Словно персонаж какого-то древнего фильма ужасов.

Макс и сам забрызгался кровью с головы до ног, а как, скажите, без этого? На очередной остановке он попытался отчистить кровь с доспеха водой из текущего из стены родничка, но быстро плюнул на это бесполезное занятие. К тому же Лейк сказал, что через шесть-восемь часов экипировка очистится сама.


Огромная серая крыса лежала на странном постаменте у дальней стены зала, в который они попали, уничтожив последний пак гигантских крыс. Криас, финальный босс Озерной пещеры, был двадцатого уровня и имел тридцать пять тысяч очков жизни. А еще он почему-то походил на обыкновенную таксу. На немаленькую такую трехметровую собачку. Постамент, на котором он лежал, стоял у стены и представлял собой каменный параллелепипед длиной около пятнадцати метров и высотой около двух. По краям на верхнюю площадку, где с комфортом расположился босс, вели потрескавшиеся каменные ступени.

– Ничего себе крыска, – оглядев освященный светом магических светильников зал, тихо проговорила Эстера. – Такая в холодильник залезет и…

– Зачем ему в холодильник лезть? – удивился Фантик. – Она все твои йогурты сразу вместе с холодильником жрать начнет.

– Я не ем йогурты, – улыбнулась девушка.

– Простите, мэм, я и забыл, что у вас грибная диета, – пожал плечами лысый, – но от грибов этот хорек, думаю, тоже не откажется.

– Так, тишина. – Макс оборвал разглагольствования Фантика и вопросительно посмотрел на Лейка: – Чего нам ждать от этого грызуна?

– Его лучше не трогать вообще, – хмуро покачал головой рейнджер, – он очень больно кусает и бьет хвостом, причем удар хвоста заблокировать невозможно, а увернуться практически нереально. Укус вместе с ударом хвоста пробивают танка почти на четверть очков жизни. Ребята ходили сюда до обновления, при десятипроцентных болевых ощущениях. Раньше ведь, пока с тебя не снимут семьдесят процентов ХП, ты вообще не чувствовал ничего, а сейчас… Из подземелья можно выйти вон там, – Лейк указал на дальний угол зала, где каменную стену от пола до потолка пересекала огромная трещина.

– Ясно, – вздохнул Макс и посмотрел на лысого. – Фантик, ты как?

– Я за то, чтобы попробовать, – пожал плечами тот. – Редкие рукавицы на двадцатый уровень на аукционе минимум двадцать золотых стоят, а учитывая нынешние времена, любой подобный предмет просто необходим. Ну, ляжем мы тут, и чего? Зато хоть попробуем.

– Он прав, – кивнул Луффи, указав на лежащую на постаменте крысу. – В этой твари спрятано минимум сотня голды на пятерых, и не попробовать его убить по меньшей мере глупо. К тому же эти перчатки нужны нам сейчас, а не потом, так что убивать его нужно обязательно.

– Я тоже за то, чтобы попробовать, – кивнула Эстера. – Умирать, конечно, неприятно, но риск стоит того. К тому же в случае смерти мы ничего не потеряем.

– Лейк? – Макс снова посмотрел в сторону рейнджера.

– Я – как все, – широко улыбнулся тот.

– Ну, раз так, давайте на исходную. Фантик, тащи его с этой площадки и держи по центру. – Макс оглядел сосредоточенные лица ребят. – Остальные – даем танку пять секунд на набор агро, а потом просто вливаем дамаг. Все готовы? Поехали!

Фантик надел на голову шлем и двинулся в сторону босса.

– Крыса – умная зверушка, у нее смешные ушки… – бормотал он на ходу, и этот непонятно откуда им взятый стишок зловеще звучал в тишине каменного зала.

Подойдя к Криасу метров на десять, Фантик сделал пару пробных взмахов мечом и позвал:

– Крыска, крыска, выходи…

Как только танк попал в зону агро, серая крыса резко вскочила на все четыре лапы, по-собачьи потянулась, зевнула, явив свету набор жутких желтых клыков, и не спеша потрусила к правой лестнице.

А вот дальше все пошло наперекосяк. Примерно с двух с половиной метров Криас вдруг резко прыгнул и ударил мордой в щит приготовившегося к бою танка. Из-за огромной разницы в весе Фантика повело в сторону, и он на мгновение раскрылся. Этим тут же воспользовался Криас, вонзив зубы ему в правое плечо и сняв при этом сразу двадцать процентов жизни. Несколько раз по-собачьи тряхнув танка в своих зубах, босс швырнул его на пол, а затем неуловимым движением хлестко пробил хвостом. По поднимающемуся с каменных плит Фантику прошел критический урон, и он, выронив из правой руки меч, тяжело завалился на правый бок. Прилетевшее со стороны Эстеры лечение не помогло. Сорок процентов очков жизни – такую боль сейчас, наверное, не выдержит в этом мире никто.

Босс резко повернул голову, его желтые глаза уставились на жрицу. В этот момент с криком: «Поднимай Фантика!» – в бок Криаса рывком влетел Макс. Он знал, что сейчас умрет, но надеялся выиграть время, для того чтобы танк успел прийти в себя.

В той, прошлой, жизни Максу часто приходилось принимать такие мгновенные решения, и сейчас он понимал, что другого выхода просто нет. Мощный удар практически снес крысе левое ухо, оставив на ее шкуре багровый рубец. Криас глухо зарычал, припал на передние лапы и дернулся в сторону воина. Дальше случилось непонятное. Словно кто-то невидимый подтолкнул Макса, и челюсти промахнувшейся твари щелкнули в паре сантиметров от его плеча, забрызгав нагрудник липкой желтой слюной. От вони и омерзения желудок Макса скакнул к горлу, он нанес боссу еще один удар, а затем его опять кто-то невидимый ударил сзади по правой ноге. Рухнув от этого удара на колено, Макс успел заметить росчерк серого хвоста, со свистом пролетевшего у него над головой. Не успев удивиться, парень вскочил на ноги и со всей накопившейся злобой нанес крысе удар куда-то в район оскаленной пасти, с удовлетворением услышав хруст ломаемых зубов. Затем развернулся и побежал в сторону левой, ведущей на постамент, лестницы.

– Не дамажим! – проорал он на бегу и, уже забегая на лестницу, услышал, как за его спиной скрежетнули по камню когти в очередной раз промахнувшейся твари. Что-то тонко прокричала Эстера, громко выматерился Луффи, разочарованно взвыл упустивший свою добычу Криас, а у Макса в ушах вдруг зазвучал приятный, похожий на звон колокольчика женский смех. Мало что соображая, воин пробежал по площадке около десяти метров и, повинуясь подтолкнувшему его в правое плечо невидимому помощнику, спрыгнул с постамента вниз. Очередной разочарованный рев за спиной, и босс, который по заложенному в нем скрипту спрыгнуть с площадки не мог, побежал дальше, чтобы спуститься по правой лестнице и наконец достать ненавистного двуногого. Ждать босса, разумеется, воин не стал, а снова побежал влево, повторив предыдущий маневр. Он уже был наверху, когда крыса еще только пробегала под ним. Дождавшись, когда до Криаса останется не больше пяти метров, он снова спрыгнул с площадки, вновь оставив тварь без добычи.

– Лейк, Луффи! Делай, как я! Фантик, просто стой и смотри! – на бегу прокричал он товарищам, и они, к счастью, его поняли.

Дальше началась бесконечная гонка. Рейнджер, воин и маг забегали наверх, дамажили обегающего постамент босса и, когда до него оставалось метров пять, дружно спрыгивали вниз. Когда Лейк и Луффи далеко обогнали Макса по набранному ими агро, тот остался внизу и просто наносил по пробегающей мимо него крысе мощные удары.

– Верх идиотизма, – провожая огромную крысу взглядом, пробормотал пришедший в себя танк. – Кому расскажешь, не поверят. Ты это… спасибо, брат! Второй раз уже вытаскиваешь меня.

– Сочтемся, – усмехнулся Макс, готовясь нанести очередной удар по пробегающей мимо твари.

Только через двадцать шесть минут сумасшедшей гонки истыканный стрелами Криас наконец ткнулся мордой в плиты пола и затих.


Вами получен новый уровень! Текущий уровень 18.

Вам доступна одна единица очков талантов.

Расовый бонус: +1 % защиты от заклинаний магии земли.

Классовый бонус: + 1 к здоровью; + 1 к силе.

Вам доступны 3 единицы характеристик.


Макс проводил взглядом системное сообщение, закурил и опустился на холодные плиты.

– Макс! Ты… ты… Мальчики! Мы же закрыли подземелье! – заплаканные глаза красноволосой жрицы уже лучились радостью.

– Держи, – Фантик приложился к бутылке и протянул ее воину, – допивай до конца, мне уже хватит..

В желудок провалилось приятное тепло, и Макс почувствовал себя вполне счастливым. «Еще бы Алену найти и Ромку, – подумал он, – и было бы вообще здорово!»

– Ты там, в той жизни, спортсменом, что ли, был? – Лейк, тяжело дыша, опустился рядом с ним на плиты.

– С чего ты взял? – выдохнув дым, посмотрел на рейнджера Макс.

– Ну как же… То, что ты изобразил в начале боя, не сможет, наверное, повторить и пятидесятый разбойник. Два раза уйти от атаки превышающего тебя на три уровня босса – это что-то из ряда фантастики. Рассказать кому – не поверят. Ты же воин, у тебя ловкости не может быть много.

– Просто повезло, – пожал плечами Макс, вспомнил прозвучавший в его голове женский смех и мысленно поблагодарил свою зеленоглазую спасительницу.

– Да ему вечно прет, – улыбнулся Луффи и хлопнул товарища по плечу, – еще с Солнечного леса. Он даже там ухитрился редкий квест найти.

– Уж кто бы говорил, – засмеялся Макс. – Ладно, сейчас докурю, и посмотрим, что там в нем лежит.

– И шкурку! Шкурку тоже снимем, – кровожадно посмотрел в сторону мертвого Криаса Фантик. – Я ее даже продавать не буду, а постелю в личной комнате или на стену повешу.

– Да хоть съешь ее, – хмыкнул сидящий рядом с ним Луффи. – С тебя станется.

– Злой ты, – покачал головой лысый. – Я вот из вас самый пострадавший сейчас. Вы трое тут в салочки играли и бегали, словно у вас задницы горели, а я, между прочим, страдал.

Максу сразу почему-то вспомнилась вывеска с тремя жуками и названием недавно сгоревшей гостиницы. Он рассмеялся, отшвырнул окурок в сторону и направился к убитому боссу.

– Тут тебе подарок, в компенсацию твоим страданиям, – заглянув внутрь босса, хмыкнул он. – Танковый нагрудник.

– Показывай!

Макс вытащил на свет грубоватый стальной доспех, выполненный из металлических пластин, укрепленных на кольчужной основе, и продемонстрировал окружающим.


Кираса из пластинчатой стали.

Нагрудник; латы.

Прочность: 197/200.

Редкий предмет.

Броня: 80.

+10 к силе.

+20 к здоровью.

+5 % ко всем сопротивлениям.

Вес: 8 кг.


– Он и тебе подойдет, – покачал головой Фантик, – к тому же ты его больше заслужил.

– Зачем мне нагрудник со здоровьем? – пожал плечами Макс. – Я могу даже в коже ходить, мне по фигу, а вот нормально одетый танк – залог успеха любой группы. Так что на, бери и перестань комплексовать.

Помимо нагрудника и золотых монет, в боссе лежало два необычных кольца, одно из которых Макс тут же передал Лейку, второе разыграли между собой Эстера и Луффи. Причем выиграла жрица, но все равно отдала кольцо магу, мотивируя это тем, что у нее и так уже есть жемчужина.

Маг ломаться не стал, кольцо забрал и в благодарность чмокнул Эстеру в щеку. Жрица мило покраснела и виновато посмотрела на улыбающегося Лейка, тот обнял свою девушку за плечи, поцеловал ее в другую щеку, а потом подхватил на руки и закружился по залу.

– Так! Любовью будете потом заниматься, – хмыкнул Фантик, вытирая окровавленные руки о какую-то грязную тряпку. – Пошли уже отсюда, на улице скоро ночь наступит, а нам еще квесты сдавать и искать, где переночевать.

– Переночуете у нас, в клановом доме, – ответил лысому Лейк. – Там места много.

– Ну, тогда один вопрос снят. – Фантик вытер, наконец, руки, скептически посмотрел на тряпку в руках, зачем-то высморкался в нее и убрал обратно в сумку. – Тогда осталось раздобыть что-нибудь поесть и выпить.

– Этого добра у нас хватает, – направляясь в сторону выхода, успокоил лысого Лейк. – Пошли уже, там Корки, наверное, заждался.

Длинный сырой коридор вывел их к голубой пленке выхода из подземелья, которая, как понял Макс, работала только в одну сторону. Пройдя по узкой тропинке вокруг кучи светлых валунов, они оказались на берегу заросшей реки.

На небо уже выползла луна и чинно взгромоздилась над затихшим Эллорианом, посеребрив своим светом верхушки деревьев и нарисовав на воде прямую белую дорожку. Но город и не думал отходить ко сну. На берегу реки расположились многочисленные группы игроков, откуда-то неподалеку доносилось пение. Женщина пела красивым низким голосом. Слов Макс не разобрал, но мелодия завораживала. Задумавшись, он пропустил появление давешних знакомых, которые, как выяснилось, ждали их около одного из стоящих поблизости деревьев.

– Все живы? – Корки внимательно посмотрел на сестру.

– Живы, но жутко голодны и до омерзения трезвы, – ответил за Эстеру Фантик, причем явно нетрезвым голосом.

– Корки, я обещал ребятам, что на ночь они остановятся у нас. Им завтра в дорогу, – поправив висящий за спиной колчан, уведомил жреца Лейк.

– Да без проблем, – кивнул тот, – вы квесты сейчас сдавать будете или завтра с утра?

– Сейчас. Вечером народа поменьше, и не терпится рукавицы примерить, – хмыкнул рейнджер.

– Рукавицы? Но я же тебе говорил, что… – жрец запнулся, и брови поползли вверх. – Вы что же, Криаса завалили? – удивленно выдохнул он. – Но как? Мы в тот раз его только с третьего раза смогли, а вы же… Мы же тогда даже боли не чувствовали!

– Да есть тут у нас один акробат, – хмыкнул Лейк. – Пойдемте, я вам по дороге все расскажу.

Глава 17

Квесты они действительно сдали быстро. Опыта им и вправду дали вагон. Все получили заветный двадцатый уровень, а Фантик поднялся до двадцать второго. С теми деньгами, что нападали с боссов, у Макса теперь было чуть больше пяти золотых. На редких перчатках, которые ему выдал носатый черноволосый эльф, имелось двадцать очков силы, десять здоровья и один процент к наносимому урону. В общем, день удался.

Клановый дом гильдии Лейка и Эсти, небольшое двухэтажное строение, находился на южной окраине Эллориана, в пятидесяти метрах от своеобразной городской стены.

Там им на троих выделили отдельную комнату и сразу пригласили к столу. Впрочем, Лейк и Эсти, сославшись на усталость, ушли спать практически сразу. Следом удалился Луффи, а через час за столом остались только Фантик, Макс и Корки. Макс вежливо, стараясь не обидеть гостеприимного хозяина, отказался от вступления в клан, мотивируя это тем, что, пока он не найдет своего друга и его сестру, вряд ли сможет участвовать в каких-либо мероприятиях, но пообещал подумать над этим впоследствии.

Макс узнал у жреца, откуда и когда стартует идущий через Талиан караван, а ушлый Фантик продал брату Эстеры все снятые в подземелье шкуры за два десятка золотых. Причем по завершении сделки довольными выглядели оба. Они посидели еще с полчаса, поговорили о прошлой жизни и, наконец, отправились спать, решив с утра заглянуть на местный аукцион. Караван уходил только в четыре часа дня, так что времени у них было предостаточно.


– До свидания, Макс, до свидания, Соломенная Шляпа, до свидания, Фантик, – Эстера чмокнула на прощание каждого в щеку, покраснела и прижалась к Лейку.

– Жаль, конечно, что вы не можете вступить в наш клан, – грустно покачал головой рейнджер, пожимая на прощание товарищам руки, – но знайте, что у Львов Амстердама вам будут рады всегда.

– Жизнь у нас теперь долгая, – улыбнулся рейнджеру Макс, – когда-нибудь обязательно увидимся.

– Однозначно, увидимся, – хмыкнул Фантик, получивший в подарок пять литровых бутылок пятидесятиградусной жидкости. – Когда бухло закончится, я вас обязательно найду.

– Что такое «бухло»? – переспросила лысого Эсти.

– Это славянское название спиртных напитков, – пояснил за Фантика Макс. – А вы-то сами когда поедете в храм богини?

– Через пару часов, от восточных ворот, – ответила девушка, – а оттуда в Тернистую рощу, качаться. Это не так далеко, но, к сожалению, совсем в другой стороне от Талиана.

– До свидания, сестренка, – подмигнул девушке Луффи, – при следующей встрече покажешь свою новую татушку.

По дороге на аукцион Макса вдруг накрыло щемящее чувство тоски. У него так всегда бывало, когда он надолго расставался с близкими ему людьми. Точно такое же чувство было, когда Ромка уехал в Америку. Впрочем, сегодняшняя тоска длилась недолго. Жизнь теперь действительно длинная, и с Лейком и Эсти они еще когда-нибудь обязательно встретятся.


Аукцион в Эллориане, огромное, огороженное высоким кустарником пространство площадью не менее пары квадратных километров, находился в южной части города и был разделен на множество тематических площадок. Пару лет назад, по словам Фантика, разработчики отказались от единого аукциона и решили сделать его похожим на средневековый рынок. В одной части теперь продавалась руда, в другой – кожаная броня, в третьей – оружие дальнего боя и так далее.

Для выкладки и покупки предметов по периметру каждой площадки стояли квадратные деревянные ящики. Для того чтобы перед тобой открылось соответствующее меню, достаточно было подойти к одному из ящиков и положить руку в специальное углубление. А там уже либо выбирай предмет, отмечай его в списке, ставь на него ставку, либо выкупай его сразу, положив деньги в специальное для этого отверстие. Или клади предмет в ящик, а в опциях назначай за него цену. Тут кому что нужно. К слову, выкупленный тобой предмет тут же появлялся в ящике, и забрать его оттуда мог только игрок, заплативший деньги за этот предмет.

Такое количество народу, как здесь, Макс видел лишь однажды, на стадионе «Спартак» в Москве, куда его на какой-то международный матч затащил один из важных клиентов его тогда еще работающей компании. Футбол Максу был «параллелен», но не пойти он не мог, поскольку с этим человеком у него назревал достаточно выгодный контракт. Просидев почти два часа на трибуне среди орущих какую-то хрень болельщиков, Макс навсегда зарекся ходить на подобные мероприятия. К слову, «Спартак» в тот раз все-таки выиграл. Клиент был счастлив, контракт заключен. А сейчас, глядя на орущую на аукционе толпу, Макс, как и в тот раз на стадионе, мечтал оказаться как можно дальше от вопящих, словно безумцы, людей.

Все деньги Фантик заблаговременно отдал Максу, поскольку при двадцатом уровне игрока кражи из его сумки были еще невозможны. Протолкавшись сквозь толпу на входе и скинув какому-то перекупщику за две серебряные монеты пять выпавших в Озерной пещере обычных предметов, они сразу направились в ту часть аукциона, где продавались щиты и латные доспехи, поскольку, несмотря на протесты Фантика, Макс настоял на том, чтобы в первую очередь купить лысому щит. Тот, что был сейчас, блокировал только пятьдесят процентов входящего урона.

В итоге им повезло. Отстояв около часа к одному из ящиков, они за двадцать пять золотых купили отличный редкий щит на двадцать второй уровень. На щите имелось двадцать два очка здоровья, одиннадцать силы, плюс десять ко всем сопротивлениям, а самое главное было то, что он блокировал шестьдесят семь процентов входящего физического урона.

Совершив покупку, Макс сразу потащил товарищей на выход, впрочем, они не особо и сопротивлялись. И, только оказавшись примерно в километре от этого сумасшедшего места, он наконец смог вздохнуть спокойно.


Эллориан они покинули около полудня и направились по дороге на юг.

– Тут, блин, не Москва, однако, – Фантик подпрыгнул, сорвал со стоящего у дороги дерева какой-то желтый, похожий на крупный лимон плод, отгрыз от него кусок, скривился, сплюнул и зашвырнул «лимон» куда-то в кусты.

– Если ты будешь жрать все, что попадается по дороге, боюсь, далеко мы не уедем, – глядя на отплевывающегося лысого, задумчиво произнес Луффи. – А при чем тут ваша Москва?

– Тут все вокзалы, говорю, выведены за черту города, – вытирая выступившие на глаза слезы, ответил Фантик. – А в Москве это уже лет пятьдесят обещают сделать и все никак не сделают.

– Ну, я бы, к примеру, с удовольствием прямо из Эллориана в караване поехал, чем пылить десять километров по этой дороге, – заметил Макс.

– Я бы тоже, – кивнул Луффи. – Кстати, зря мы деньги в личную комнату не скинули, – вздохнул он. – Нам на поездку всего три золотых нужно, а у нас одиннадцать. Сопрут ведь. – Луффи проводил взглядом встретившегося им на дороге разбойника тридцать второго уровня и покачал головой.

– Встретится какая-нибудь гостиница, остановимся на полчаса, – не стал спорить с ним Макс.

Постоялый двор они нашли примерно через час после того, как покинули городские ворота. Стандартной планировки строение стояло на самом краю леса. Фантик внутрь идти не пожелал и расположился неподалеку на травке.

– Ты только много не пей, – погрозил ему пальцем Луффи, – и жри поменьше, а то много чести тебя пьяного потом тащить.

– Можно подумать, ты будешь тащить, – хмыкнул тот.

– Я, разумеется, не буду, – согласился с ним маг, – но я переживаю за Макса.

– Да хорош уже вам болтать, – вздохнул Макс и, взяв Луффи за рукав, направил его в сторону постоялого двора. – Пошли уже.

Высокий светловолосый эльф с лицом матерого душегуба за одну серебряную монету выдал Максу ключ от номера, нацедил Луффи кружку темного пива и вернулся к прерванному появлением друзей занятию – протиранию салфеткой стеклянного бокала. Судя по такому бережному отношению трактирщика, этот стеклянный, ничем не примечательный стакан был по меньшей мере одной из главных реликвий Великого леса.

Луффи наверх идти отказался, сказав, что в личной комнате ему делать нечего, и Макс поднялся на второй этаж один. Зайдя в личную комнату, он быстро принял душ, кинул в хранилище семь золотых, спустился вниз и протянул трактирщику ключи.

– Спасибо, – кивнул он хозяину заведения. – Комната свободна, мы уходим.

– Вам не понравилась комната, господин? – с иронией во взгляде поинтересовался тот.

– Нет, все хорошо, но у нас появились неотложные дела.

– Подождите, – попросил его эльф, вышел в хозяйственное помещение и вернулся, неся в руках объемистый сверток. – Вот, возьмите в дорогу – подарок от заведения.

Макс поблагодарил хозяина и, махнув рукой задумавшемуся магу, вышел на улицу. В свертке лежали две копченые курицы, какая-то, по всей видимости съедобная, зелень и круглый каравай белого хлеба. Еще раз мысленно поблагодарив приветливого хозяина, Макс пообещал себе обязательно зайти сюда еще раз.


Десяток открытых фургонов с запряженными в них лосями, пара десятков конной охраны и десяток вооруженных луками возниц – вот что представлял собой идущий через Талиан караван. Зачем каравану в сопровождение выделяется охрана из двух десятков солдат двухсотого уровня, Макс мог только гадать. От кого защищать караван в локациях пятнадцатого – тридцатого уровней? От разбойников-НПС? Даже не смешно, это сколько должно быть разбойников, чтобы захватить подобный караван? Две сотни? Три? И на хрена он им вообще сдался?

– Это защита от ПК, – пояснил ему Фантик, – раньше была куча уродов, которые, докачавшись до сотого и выше уровня, потом специально возвращались в начальные локации, чтобы, убивая нубов, накручивать себе счетчик убийств. Сейчас таких, думаю, остались единицы. RP-17 в момент обновления перекрасил всех в синий цвет, а попадать на каторгу или платить сумасшедшие штрафы дураков осталось мало. Согласись, с охраной-то оно по-любому спокойнее.

Макс заплатил начальнику каравана три золотые монеты, получил сдачу. Проезд до Талиана стоил девять серебряных монет, и их группу распределили в седьмой по счету фургон. Народу, как ни странно, было немного. «Видимо, все желающие давно уже свинтили из эльфийской столицы», – подумал Макс, оглядывая полупустые фургоны. Сам фургон представлял собой прямоугольную деревянную коробку со скамейками по бортам. В один такой, навскидку, могло поместиться человек десять максимум.

Караван стартовал в четыре часа дня, и до ночи они проехали не больше сорока километров. Фургоны плелись как черепахи, подолгу останавливаясь чуть ли не у каждого столба. Поначалу Макс просто смотрел по сторонам, восхищаясь мастерством дизайнеров локаций. Потом ему это надоело, и он погрузился в изучение талантов. Луффи дремал на скамейке напротив, а вот Фантик, судя по всему, отчаянно скучал. Он выпил почти пол-литра подаренного ему самогона, безуспешно пытаясь привлечь к этому процессу Макса или Луффи, потом стал цепляться к вознице, который поначалу никак не реагировал на вопросы их лысого друга. Когда вопросы перешли в интимную плоскость, возница развернулся и хмуро пообещал оторвать Фантику уши.

– От дальнейших комментариев воздержусь, уши мне дороги, – обиженно пробормотал лысый и завалился спать.

Утром до Талиана оставалось еще около ста километров. Страдающий с похмелья Фантик тихо материл дороги и дураков, которые ездят по ним, как раненные в задницу черепахи. Луффи купил у какого-то парня из соседнего фургона бестиарий нежити с картинками и с головой погрузился в чтение.

Примерно в середине дня к ним в фургон подсадили светловолосую девчонку-охотницу двадцать второго уровня с ником «Масяня». Она, поджав губы, оглядела попутчиков, села в углу фургона, раскрыла какую-то книгу и уже не отрывалась от нее.

Коричневые кожаные штаны, заправленные в невысокие полусапожки, зеленая кожаная броня, длинные светлые, почти белые волосы, серые глаза и немного курносый нос. Девчонка была красива какой-то странной хищной красотой, только вот с лица ее почему-то не сходила гримаса брезгливости, словно она чистокровная графиня, а ее подсадили в телегу к трем сиволапым крестьянам.

Через какое-то время пробудился Фантик, заснувший примерно три часа назад. Он сладко потянулся и громко зевнул, так что Максу показалось, что сейчас лысому придется вправлять челюсть. Фантик хмуро посмотрел на читающего Луффи, с досадой покачал головой, вытащил из сумки заветную бутылку, сделал два хороших глотка, убрал бутылку обратно, закурил и тут заметил светловолосую попутчицу. Взгляд его оживился, он сунул руку в сумку, снова вытащил оттуда бутылку и, протянув ее охотнице, спросил:

– Девушка, может, хоть вы со мной выпьете?

– Отвали, – даже не посмотрев в его сторону, произнесла та.

– Чем я прогневил местных богов, что мне в попутчики достались два трезвенника и одна злобная блондинка? – горестно вздохнул лысый и снова отхлебнул из бутылки. – Это как в купе ехать с тремя старыми бабками! Хуже не придумаешь.

Фантик посмотрел на ухмыляющегося Луффи и снова перевел взгляд на охотницу.

– Девушка, а может, хотя бы телефончик оставите и карандашик дадите, чтобы я его записал?

– А барабан тебе не нужен? – внимательно посмотрев на лысого, спросила она.

– Какой еще барабан?

– Чтобы ты с ним на хрен побежал во главе каравана! – заявила охотница и вновь уткнулась в свою книгу.

На лице лысого мелькнуло такое выражение, что Макс едва удержался от смеха.

– Фантик, да отстань ты от нее, – сдерживая улыбку, сказал он товарищу. – Видишь, девушка не настроена на разговор.

– Погоди, Макс, – покачал головой тот, – только что произошло эпохальное событие. Блондинка проявила чудеса остроумия, показав тем самым себя интересным собеседником. Даже если она когда-то записала эту фразу на бумажке, а потом полгода разучивала – это все равно достойно уважения. – Фантик выпустил сквозь зубы дым и снова посмотрел на девушку. – Впрочем, я, наверное, знаю причину ее плохого настроения. И это отнюдь не ПМС, – хмыкнул он.

– Она просто не хочет общаться с пьяным мужиком? – подмигнул лысому Луффи.

– Не, – Фантик махнул в сторону мага рукой и вновь перевел взгляд на охотницу. – Где твой пет, девочка? – вкрадчивым голосом спросил он ее и, не дождавшись ответа, выдал одну из своих коронных фраз: – Ведь хантер без пета – это… это как обмазаться дерьмом в библиотеке!

Луффи не выдержал и заржал – видимо, в красках представил нарисованную Фантиком картину, Макс закусил губы и три раза глубоко вздохнул, а девушка, помедлив мгновение, перевела на лысого участливый взгляд и, четко проговаривая слова, произнесла:

– Меня всегда удивляла способность некоторых людей мгновенно вызывать удивление у окружающих самим фактом своего существования. Ведь вроде ты понимаешь, что таких идиотов не бывает, потому что просто не может быть. Ан нет… Подобные субъекты всегда вызывали у меня когнитивный диссонанс. Такое чудо, как ты, нужно осматривать и всесторонне изучать. Я, к сожалению, не доктор, поэтому не по адресу. Извини.

Луффи заржал еще сильнее. Не выдержав, засмеялся Макс. Фантик некоторое время переваривал фразу, а затем беззлобно рассмеялся вместе с остальными.

– Ладно, уговорила. Не хочешь общаться – не нужно, – отсмеявшись, махнул рукой он. – Нет в тебе и толики человеческого тепла.

– И пета у меня тоже нет. За ним в Талиан и еду, – так же спокойно проговорила охотница и снова уткнулась в книгу.


– Приехали. – Придержав лося, около их фургона остановился хмурый начальник каравана.

– И где тут Тали