Book: Затерянные во льдах. Роковая экспедиция



Затерянные во льдах. Роковая экспедиция

Хэммонд Иннес

Затерянные во льдах. Роковая экспедиция


Роман



Затерянные во льдах. Роковая экспедиция

Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга»

2015


© Hammond Innes, 1948

© Hemiro Ltd, издание на русском языке, 2015

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», перевод и художественное оформление, 2015


ISBN 978-966-14-8412-1 (fb2)

Друзьям в Норвегии


Одна из проблем, встающих перед любым писателем, — это достоверность исторического контекста. В случае с этой книгой мне пришлось обойти всю территорию, исследованную Джорджем Фарнеллом, включая длинный маршрут от Аурланда до Финсе через ледник Санкт-Паал.

В этой связи я хотел бы поблагодарить своих норвежских друзей, которые делали все, что было в их силах, чтобы мне помочь. Описание китобойной базы, в частности, стало возможным благодаря теплому гостеприимству моих друзей из Бломвааг Хвала.

В дополнение с описаниями маневров яхты мне очень помогли владельцы «Теодоры», пригласившие меня присоединиться к их экипажу на время больших океанских гонок — регаты Фастнет.


Затерянные во льдах. Роковая экспедиция

Глава 1

Дальнее плавание


На моем рабочем столе лежит осколок камня. Это серый матовый камень размером не более моего кулака, и он покоится на планах и чертежах нового предприятия. Рядом с ним лежит газетная вырезка с фотоснимком могилы и маленькой норвежской церкви на заднем плане. Планы принадлежат будущему, а газетная вырезка прошлому. Прошлое и будущее представляют собой часть Джорджа Фарнелла, потому что его история подобна тончайшей нити, соединяющей события, благодаря которым этот проект стал возможен. То, о чем он мечтал, обретает очертания там, у замерзшего озера. Если я выключу настольную лампу и отдерну шторы, то увижу недостроенные здания, сгорбившиеся под балдахином из снега. Позади них в холодной ночи возвышается Йокулен. А на ледниковом фланге гор Блаайсен — Синий Лед — отражает лунный свет своими ледяными челюстями и оскалом зубов. Это дикое и гиблое место. И все же сразу под моим окном подобно двум линиям мерцает железная дорога, дотянувшаяся сюда в 1908 году. Стоит задернуть шторы и включить свет, и вас тут же окружат тепло и уют, доказывающие неукротимость воли человека в покорении природы. Ночи сейчас длинные, и у меня есть время описать события, которые привели к этому новому предприятию, и историю Джорджа Фарнелла в том виде, в котором нам удалось ее воссоздать. Потому что это памятник его достижениям. И я хочу, чтобы мир знал, что все это существует благодаря ему.

Мое появление в этой истории объясняется моим знанием металлов. Но тогда я о металлах и думать забыл. Я думал о припасах и штормовых парусах, а также масле для дизеля и прочей атрибутике плавания на яхте. Я занимался тем, чем всегда мечтал заниматься. Я отправлялся в дальнее плавание на своем собственном судне.

Я совершенно отчетливо помню то утро. Было начало апреля, и холодный ветер взбивал грязную воду Темзы в белые барашки. На противоположном берегу реки на фоне рваных серых туч каменные башни Тауэра казались совсем белыми. Над нашими головами рокотал оживленным движением Тауэрский мост. Рабочие группами стояли у парапета, наблюдая за тем, как мы налегаем на новый грот. В воздухе стоял удушливый аромат солода. Чайки кружили с пронзительными криками. А около нас то и дело проскальзывали быстроходные суда.

Описать чувства восторга и предвкушения, владевшие моей душой в тот день, будет нелегко. Даже чайки, казалось, своими криками подгоняли нас, призывая торопиться. Ветер запальчиво трепал паруса яхты и ерошил волны, плескавшиеся о наш свежепокрашенный корпус, и торжествующе гудел в такелаже. Долгие поиски судна и месяцы переоснастки, а затем и кропотливого обеспечения яхты припасами — все это ради одного-единственного дня. Наступило напряженное ожидание. На рассвете нам предстояло воспользоваться отливом и скользнуть вниз по реке, чтобы затем взять курс в Средиземное море.

Всего месяц назад этот момент казался несбыточной мечтой. В этот период моя жизнь была подчинена решению проблем нехватки материалов и рабочих рук, руководству работами на яхте. Одновременно приходилось прочесывать зарубежные рынки, занимаясь делами фирмы. Моя должность называлась менеджер по производству компании «Би Эм энд Ай», занимавшейся заготовками металла и металлообработкой. Вскарабкаться в этот просторный офис в бетонном здании на окраине Бирмингема я сумел исключительно за счет целеустремленности и энергичности. Ну и, конечно, я был обязан этим шахте по добыче никеля, который я нашел в Канаде. Я занимался этим всю войну. И мне это нравилось. Но теперь с этим было покончено. Вы скажете, что в тридцатишестилетнем возрасте (а именно столько мне тогда было) неправильно все бросать, особенно учитывая хаос, в котором находилась страна. Видите ли, по крови я наполовину канадец, и к тому же скряга по натуре. И я предпочитаю знать, с чем сражаюсь. Биться же, не имея свободы действий и под беспрестанным контролем, невозможно. Благодаря войне я смог дать волю своей предприимчивости. Мир тут же наложил на нее ограничения.

Дик Эверард — отличный пример того, о чем я говорю. Истинный сын Британии, высокий веснушчатый парень с копной светлых волос. Несгибаемой целеустремленностью и честностью он обязан дисциплине, царящей в военно-морском флоте, офицером которого он некогда являлся. В двадцать он был рядовым матросом, а к двадцати четырем годам дослужился до лейтенанта и взвалил на себя неподъемную ответственность, получив под свое начало патрульный корабль с экипажем и снаряжением стоимостью почти в миллион фунтов. Но сейчас, в свои двадцать восемь, он отказался от военной карьеры, всецело сосредоточившись на яхте. Двое остальных членов экипажа — Уилсон и Картер — совсем другое дело. Они просто нанятые нами матросы. Это их работа. Но у Дика нет работы. Он отправляется в море в поисках приключений, потому что у него нет лучших предложений, зато ему хочется увидеть и оценить возможности других стран.

Опершись на утлегарь, я наблюдал за тем, как ловко он крепит угол паруса к грота-гафелю, и мне невольно подумалось, как много теряет наша страна в лице таких, как он. Слишком многие ее уже покинули. Он встретился со мной взглядом и улыбнулся.

— Ну что, Билл, тяни, — предложил он.

С помощью Картера, налегшего на фал, мы подняли грот, и белоснежное полотнище затрепетало на фоне темных складов и пакгаузов.

— Все в порядке, — с довольным видом заявил Дик.

Я окинул взглядом выдраенную палубу. Все канаты были аккуратно свернуты, и все лежало на местах. Тускло поблескивали латунные детали. Это был изумительный корабль — двухмачтовое судно водоизмещением в пятьдесят тонн с гафельными парусами, построенное еще в те времена, когда корабли бороздили самые отдаленные моря-океаны. Я полностью сменил его внутреннюю отделку и поставил новую грот-мачту. Оснастка была новой, как и паруса, более мощный двигатель занял место запасного. Впервые с того времени, как окончилась война, я ощутил, что мир лежит у моих ног. У меня было все необходимое, включая запас топлива и экипаж, и в мире не нашлось бы места, куда меня не смог бы доставить мой «Дивайнер».

Дик прочел мои мысли.

— С попутным ветром мы уже через неделю окажемся на солнышке, — произнес он, щурясь на несущиеся по небу серые облака.

Я поднял голову и посмотрел на туристов, с завистью наблюдавших за нами с Тауэрского моста.

— Да, — согласился я. — В Алжире, Неаполе, Пирее, Порт-Саиде…

И тут я увидел сэра Клинтона Манна, который пересекал пристань. Сэр Клинтон — председатель правления «Би Эм энд Ай» — это высокий мужчина с сутулыми плечами и резковатыми манерами. Он пришел в бизнес из Сити и символизировал собой деньги и статистику. От пота и пыли производства он был далек, как член кабинета министров. Он взобрался на палубу, а я подумал, что в своей элегантной шляпе он гораздо уместнее смотрелся бы в Сити.

— Доброе утро, сэр Клинтон, — вслух произнес я, про себя недоумевая по поводу его появления.

Он холодно наблюдал за тем, как я иду ему навстречу, а я остро осознал, какой у меня грязный свитер, не говоря уже о брюках. Ранее я встречался с ним только в правлении банка.

— Возможно, вы хотите осмотреть судно, — предположил я.

— Нет, Гансерт, — покачал головой гость. — Я пришел по делу. Когда вы отправляетесь в плавание?

— Завтра, — ответил я, провожая его вглубь каюты. — С утренним отливом.

— Вы идете в Средиземное море?

Я кивнул.

— Я хочу, чтобы вы изменили планы, Гансерт, — неожиданно заявил он. — Я хочу, чтобы вместо этого вы отправились в Норвегию.

— Почему? — спросил я, ломая голову над этим странным заявлением. Я тут же спохватился и, чтобы он не успел принять мой вопрос за согласие, добавил: — Простите, сэр Клинтон, но у меня другие планы. Завтра я собираюсь в…

Он поднял руку.

— Сначала выслушайте меня, Гансерт, — попросил он. — Вы больше не связаны обязательствами с «Би Эм энд Ай». Мне это известно. Но невозможно посвятить предприятию восемь лет жизни и в какой-то степени с ним не сродниться. Взять хотя бы сплавы торитов. Начинали ими заниматься именно вы. Их стали применять в результате ваших усилий. И если бы мы могли приступить к полномасштабному производству…

— Это воздушные замки, — сообщил ему я. — И вы это знаете. Торит стоит денег. Но даже если бы вы раздобыли все деньги в мире, минерала слишком мало. Американскую добычу в расчет можно не брать, а это единственный известный источник…

— Вы уверены? — Он выудил из кармана пальто маленькую деревянную шкатулку и подвинул ее ко мне через стол. — В таком случае что это? — поинтересовался он.

Я поднял крышку. Внутри на ватной подушечке лежал кусок руды, похоже, металл. Я взял его двумя пальцами и подошел к окну.

— Где вы это взяли? — взволнованно поинтересовался я.

— Прежде всего, что это? — уточнил он.

— Я не могу этого утверждать, пока мы не сделаем анализ, — ответил ему я, — но я бы сказал, что это торит.

Он кивнул.

— Это торит, — подтвердил он. — Мы уже выполнили все пробы.

Я посмотрел в окно на дым и грязь лондонской реки. Я думал о длинных сборочных линиях, с которых сходит оборудование из сплавов торита, прочнее стали, легче алюминия, блестящее и неподвластное ржавчине. Если бы мы смогли добывать торит в сколько-нибудь значительных количествах, отступление Британии под напором Америки тут же прекратилось бы.

— Где это добыли? — спросил я.

Он снова уселся на свой стул.

— А вот этого я не знаю, — последовал ответ.

— Но не можете же вы не знать, откуда это привезли? — настаивал я.

Он кивнул.

— Откуда это привезли, мне действительно известно. — Его голос звучал сухо и безразлично. — Мне это прислал торговец рыбой из Хартлпула.

— Торговец рыбой из Хартлпула?

Я уставился на него в полной уверенности, что он шутит.

— Да, — подтвердил он. — Он нашел это в ящике с китовым мясом.

— Вы хотите сказать, это нашли в брюхе кита?

Я представил себе несметные залежи минералов, скрывающиеся под арктическими льдами.

— Нет, — ответил он. — Китовое мясо привезли из Норвегии. И этот кусок руды никогда не был в пищеварительных органах кита. Его положили в ящик, когда упаковывали мясо. — Он помолчал и добавил: — Мы разузнали все, что только можно было выяснить отсюда. Мясо было частью груза, отправленного в Ньюкасл одной из норвежских береговых баз. — Он наклонился вперед. — Гансерт, мне необходимо ваше мнение. Кто у нас самый лучший специалист по Норвегии?

— Вы имеете в виду, по металлам? — уточнил я.

Он кивнул.

Мне незачем было задумываться. Я знал всех. Большинство из них были моими друзьями.

— В первую очередь Питчард, — начал я. — Эйнар Якобсен тоже хорош. Ну и еще этот шведский парень, Культс. Ах, да, еще, пожалуй, Уильямсон. Но для наших целей я бы выделил Питчарда.

— Это плохо, — покачал головой он. — Мы не единственные, кому об этом известно. «Дет Норске Стаалселскаб» тоже этим занимаются. Йоргенсен приехал в Англию за оборудованием. Он также пытается заключить договор о сотрудничестве с нами или «Кастлет Стил». По его утверждению, он обладает всей необходимой информацией, при этом нам предлагается войти в дело вслепую. Я ответил ему, что это невозможно, и он грозится обратиться к американцам. У нас нет времени на то, чтобы засылать туда Питчарда. Он может провести там несколько месяцев, но так ничего и не выяснить. Нам нужен человек, который сможет проконсультировать нас, базируясь на собственных знаниях.

— Есть только один человек, который мог бы это сделать, — со вздохом ответил я. — И, скорее всего, он уже умер. Но если бы он оказался жив, он смог бы ответить на все ваши вопросы. Он знает Норвегию… — Я замолчал и пожал плечами. — В этом и заключалась его проблема, — добавил я. — Он потратил на Норвегию слишком много времени, своего собственного времени, а помимо этого чужих денег.

Сэр Клинтон пристально смотрел на меня, и в его глазах блестело нечто, похожее на волнение.

— Вы говорите о Джордже Фарнелле, верно? — спросил он.

Я кивнул.

— Он исчез десять лет назад.

— Я знаю. — Пальцы сэра Клинтона выбивали дробь на кожаной поверхности портфеля. — Две недели назад наш представитель в Норвегии прислал телеграмму из Осло. Там ходят слухи о новых месторождениях минералов, обнаруженных где-то в центральной части страны. С этого момента я и начал разыскивать Джорджа Фарнелла. Его мать и отец уже умерли. Похоже, других родственников, как и друзей, у него не было. Те, кто знал его до вынесения приговора, ничего о нем не слышали с тех пор, как он исчез. Я подключил к розыскам детективное агентство. Безрезультатно. Тогда я поместил объявление в «Таймс».

— Это помогло? — спросил я, потому что он замолчал.

— Да, я получил несколько откликов, включая упомянутого торговца рыбой. Судя по всему, нынче «Таймс» читают и торговцы рыбой.

— Но что заставило его связать этот кусок руды с вашим объявлением?

— Вот это. — Сэр Клинтон протянул мне засаленный клочок бумаги, весь пропитанный кровью. Бумага засохла и растрескалась на сгибах. Сквозь красные пятна виднелись строчки какой-то записки, написанной витиеватым почерком. Две короткие строчки напоминали стихи и оканчивались чьей-то подписью.

Спустя десять лет! В это было трудно поверить.

— Полагаю, это его подпись? — спросил я.

— Да. — Сэр Клинтон подал мне второй листок бумаги. — Вот образец, — пояснил он.

Я сравнил обе подписи. Сомнений не было. Расплывшаяся и наполовину уничтоженная китовой кровью подпись на обрывке, присланном торговцем, была такой же размашистой и замысловатой, как и образец. Я откинулся на спинку стула, думая о Джордже Фарнелле и о том, как он исчез, на полном ходу выпрыгнув из скорого поезда. Когда-то я работал с ним на разработках месторождений в Южной Родезии. Это был маленький смуглый и невероятно энергичный человечек — сгусток энергии за большими очками в роговой оправе. Он был крупным специалистом по цветным металлам и носился с идеей о невообразимых залежах минералов, скрытых в огромном горном массиве центральной Норвегии.

— Это означает, что он не умер и проживает в Норвегии, — медленно произнес я.

— К сожалению, вы ошибаетесь, — ответил сэр Клинтон, извлекая из портфеля газетную вырезку. — Фарнелл умер. Вот материал, опубликованный две недели назад. Я это тогда пропустил. Эта информация попала в поле моего зрения гораздо позже. Вот тут имеется фотография могилы. А с помощью норвежских военных мне удалось выяснить, что на самом деле Фарнелл служил в роте Линге под именем Бернт Ольсен.

Я взял в руки вырезку. «СБЕЖАВШИЙ ЗАКЛЮЧЕННЫЙ В МОГИЛЕ ГЕРОЯ», — гласил заголовок. Черные буквы имени, Бернт Ольсен, отчетливо выделялись на фоне простого белого креста на фотографии. В глубине снимка виднелась маленькая деревянная церковь. В заметке говорилось о том, как Фарнелла обвинили в подделывании подписи компаньона, Винсента Клегга, и незаконном присвоении его денег в сумме десяти тысяч фунтов. Далее рассказывалось о побеге через окно вагонного туалета. Фарнелл спрыгнул с поезда, в котором его везли в Паркхерст, и словно испарился. Это произошло в августе 1939 года. Похоже, Фарнелл, воспользовавшись знанием норвежского языка, вступил в норвежские вооруженные силы под именем Бернта Ольсена. В декабре 1941 года в ходе военной операции он пропал. Один параграф был обведен синим карандашом.

«На Бойя Брае было обнаружено тело человека, позднее опознанного как Бернт Ольсен. Он в одиночку пытался пересечь Йостедал, самый большой ледник Европы. Судя по всему, несчастный случай произошел из-за того, что Бернт заблудился во время снежной бури. Должно быть, он упал с почти тысячефутовой высоты на Бойя Брае, с одной из лап главного ледника над Фьерландом. При нем были рудоискательные щупы и другие металлургические инструменты. Найденные при трупе документы позволили установить связь между героем войны Бернтом Ольсеном и заключенным Фарнеллом».



Заметка заканчивалась напыщенно и нравоучительно: «Таким образом, еще один сын Британии обрел славу в час величайшей нужды своей страны».

Я вернул заметку сэру Клинтону.

— Это произошло месяц назад? — спросил я.

Он кивнул:

— Да. Я проверил. Тело нашли десятого марта. Могила находится во Фьерланде. Это в самом начале фьорда, проходящего под Йостедалом. Вы прочитали то, что написано над подписью на этом клочке бумаги?

Я посмотрел на бумагу. Строки расплылись.

— Специалисты их уже расшифровали, — продолжал Клинтон. — Тут говорится: «Коль я погибну, думай лишь о том…»

— «О том», судя по всему, означает о торите? — поинтересовался я у сэра Клинтона. — Как там полностью? «Коль я погибну, думай лишь о том, что стал навек английским уголок»[1]. — Неужели приглашение? Но тут не говорится, где находится этот уголок. — Кому это было адресовано? — поинтересовался я.

— В этом вся проблема, — вздохнул сэр Клинтон. — Торговец уничтожил упаковку. Он сказал, что она была пропитана кровью и там все равно ничего невозможно было прочесть.

— Жаль, — покачал головой я. — Если бы мы это узнали…

Я думал обо всех людях, мечтающих прибрать к рукам залежи торита. «Би Эм энд Ай» был не единственным концерном, производящим новые сплавы на основе торита.

— Он как будто что-то предчувствовал, — прошептал сэр Клинтон. — Иначе зачем бы он стал цитировать эти строчки Руперта Брука?

— В самом деле, зачем? — согласился я. — И зачем ему понадобилось сразу вслед за этим пойти и умереть на Йостедале?

Больше всего меня озадачило именно это. Фарнелл провел в горах Норвегии почти всю свою жизнь. Еще мальчишкой он ходил туда в походы. К двадцати годам он знал их лучше большинства норвежцев. И все то жаркое лето в Родезии он говорил почти исключительно о них. Норвегия была его Эльдорадо. Всю свою жизнь он посвятил поиску минералов в покрытых ледяной корой каменных цитаделях Скандинавии. И своего партнера он надул ради того, чтобы финансировать геологоразведочные экспедиции в Норвегию. Это выяснилось уже на суде. Я обернулся к сэру Чарльзу.

— Мы говорим о человеке, который выпрыгивает на полном ходу из поезда, а затем становится активным участником сопротивления. Вас не удивляет то, что он выжил после столь нехарактерных для него действий, а потом взял и погиб в привычной ситуации в местах, которые знает как свои пять пальцев?

Сэр Клинтон улыбнулся и поднялся на ноги.

— Он умер, — ответил он. — И говорить тут больше не о чем. Но перед смертью он кое-что обнаружил. Отправляясь на Йостедал, он знал, что его жизни угрожает опасность. Этим объясняются и присланный кусок руды, и записка. Где-то в Англии живет человек, который ожидает этот образец. — Он сложил газетную вырезку и сунул шкатулку с образцом торита обратно в карман пальто. — Нам необходимо выяснить, что именно он обнаружил перед смертью. — Он помолчал. — Сегодня понедельник. Ульвик — наш норвежский представитель — уже в пятницу будет во Фьерланде. Выясните все что можете о том, как умер Фарнелл, почему он был на Йостедале и, прежде всего, где он добыл этот образец торита. Излишне упоминать, что нашему представителю поручено покрыть все расходы, которые вы понесете в Норвегии. А мы не забудем, что в этом деле вы представляете нашу компанию как вольнонаемный работник.

Похоже, он не сомневался в том, что я изменю планы. Это не на шутку меня разозлило.

— Послушайте, сэр Клинтон, — произнес я, — я не нуждаюсь в деньгах, и вы забыли, что завтра я отправляюсь в Средиземное море.

Он обернулся в дверях каюты.

— Какая вам разница, Гансерт, куда плыть — в Средиземное море или Норвегию? — Он схватил меня за локоть. — Нам нужно, чтобы туда добрался человек, которому мы можем доверять, — произнес он. — Человек, знавший Фарнелла, и к тому же специалист по этим металлам. А самое главное — нам нужен человек, который понимает всю срочность и важность этого дела. Фарнелл умер. Я хочу знать, что он обнаружил незадолго до смерти. Я предлагаю вам цель для вашего плавания и необходимое количество иностранной валюты для вас лично. — Он кивнул и снова шагнул к двери. — Подумайте об этом, — произнес он, покидая каюту.

Я колебался. Он уже поднимался по трапу.

— Вы забыли газету, — напомнил я ему.

— Возможно, вам захочется ее почитать, — ответил он.

Я вышел вслед за ним на палубу.

— Удачи! — произнес он, поднимаясь по железной лестнице на причал.

Я стоял, провожая взглядом его высокую сутулую фигуру, пока она не затерялась среди пакгаузов. Вот чертов тип! Еще не хватало, чтобы он ломал все мои планы! К черту его и его предложение — я все равно отправлюсь туда, где светит солнце, где тепло и все цветет. А потом я подумал о Фарнелле и о том, как он обнаружил пласт меди в месторождении, которое все считали выработанным. Ну с какой стати ему взять и вот так просто погибнуть на леднике?

— Чего хотел этот парень? — ворвался в мои размышления голос Дика.

Я вкратце рассказал ему о том, что произошло.

— Итак? — поднял брови Дик, когда я закончил. — На какой курс мы теперь ложимся? Средиземноморье или Норвегия? В его голосе слышалась горечь, как будто он уже смирился с разочарованием. Для него Норвегия была холодной и темной страной. Он мечтал о солнце и новых возможностях.

— Средиземноморье, — неожиданно решился я. — С поисками металлов покончено. — Ветер игриво гудел в снастях. Совсем скоро нам предстояло валяться на палубе, плавать в море и пить вино. — Сходи позаботься о том, чтобы цистерна с водой подошла к нам до того, как начнется отлив. Иначе мы останемся тут лежать в грязи, — поручил ему я и, развернувшись, вернулся в каюту. Остановившись у иллюминатора, я наблюдал за тем, как по реке, пользуясь отливом, спускается баржа. Почему все-таки Фарнелл умер на Йостедале? Этот вопрос не шел у меня из головы. Во время войны он, скорее всего, жил в горах. Он знал ледники как свои пять пальцев. Я покосился на стол. Газета, которую оставил на нем сэр Клинтон, все еще была там. Я читал заголовки, не понимая ни слова. Я думал о записке Фарнелла. Коль я погибну… Зачем ему понадобилось это цитировать?

Мое внимание привлекла заметка, отчеркнутая синим карандашом. Заголовок гласил:


«СПЕЦИАЛИСТ ПО МЕТАЛЛАМ ЕДЕТ НА МОГИЛУ ЗАКЛЮЧЕННОГО

Недавние сообщения о залежах минералов, обнаруженных в центральной Норвегии, снова привлекли внимание к смерти осужденного героя, Джорджа Фарнелла, тело которого месяц назад нашли на леднике Йостедал в Норвегии. Фарнелл был специалистом по норвежским металлам, в которых прежде всего заинтересованы компании “Кастлет Стил” и “Би Эм энд Ай”. Сэр Клинтон Манн, председатель правления корпорации “Би Эм энд Ай”, вчера заявил: “Вполне возможно, что Фарнелл что-то нашел. Мы намерены это выяснить”.

Поручить расследование решено “Большому” Биллу Гансерту, до недавнего времени занимавшему пост начальника производства на заводе сплавов цветных металлов “Би Эм энд Ай”, расположенном в Бирмингеме. Завтра он отплывает в Норвегию на борту собственной яхты “Дивайнер”, отложив запланированный средиземноморский круиз. Если кто-то располагает информацией, которая способна помочь Гансерту в его расследовании, вы можете сообщить ему об этом на борту его яхты, пришвартованной у причала господ Крауч и Крауч, на улице Херринг-Пикл, Лондон, неподалеку от Тауэрского моста».


Я возмущенно швырнул газету на стол. Какое он имеет право публиковать подобные статьи? Пытается принудить меня к согласию? Я размышлял о том, что смог прочитать о развалинах храмов Греции и Италии, о пирамидах и островах Эгейского моря, о холмах и городах Сицилии. В мире, наверное, почти не осталось мест, где я не побывал. Но я ничего не видел. Я только и делал, что гонялся за какими-то проклятыми металлами, постоянно спеша и перебегая с места на место, маленький винтик в огромной буровой установке. У меня никогда не было возможности остановиться там, где мне захочется, полежать на солнце и оглядеться вокруг. Я не знал ничего, кроме городов и рудников. Я взял газету и перечитал заметку. Затем я поднялся на палубу.

— Дик! — крикнул я. — Почему бы нам не выскользнуть отсюда с этим отливом? Или нас еще что-то удерживает в Лондоне?

— Удерживает? — удивленно откликнулся он. — Мы только что сели на дно. А что?

— Прочитай это, — отозвался я, протягивая ему газету.

Он прочитал и посмотрел на меня.

— Похоже, это означает, Норвегия?

— Нет, — ответил я. — Ничего подобного это не означает. Будь я проклят, если позволю втянуть себя в подобную историю.

— Как насчет Фарнелла? — пробормотал он.

— А что насчет Фарнелла?

— Если я не ошибаюсь, тебе очень хочется узнать, как он умудрился погибнуть на этом леднике, — предположил он.

Я кивнул. Он был прав. Я действительно хотел это знать.

— Интересно, явится к нам кто-нибудь с информацией или нет? — буркнул я.

— «Морнинг-Рекорд» читает четыре миллиона человек, — ответил Дик. — Кто-то из них захочет с тобой встретиться.

Он оказался прав. В течение следующего часа ко мне явились три журналиста, несколько психов, страховой агент и два парня, попросившихся на борт членами команды. В конце концов мне все это надоело. Я хотел зайти к таможенникам. Были у меня и другие неотложные встречи.

— Увидимся за ланчем в «Голове герцога», — сообщил я Дику.

И ушел, предоставив его заботам всех остальных гостей, случись им заявиться на яхту.


***


Войдя в паб, он вручил мне большой конверт.

— Это принес посыльный из «Би Эм энд Ай», — пояснил он. — От сэра Клинтона Манна.

— Тебя еще кто-нибудь донимал? — поинтересовался я, вскрывая конверт.

— Подкатывала парочка репортеров. Больше никого не было. Ах да, со мной мисс Сомерс. — Он обернулся, и я увидел за его спиной девушку. Она была высокой и светловолосой. — Мисс Сомерс, это Билл Гансерт.

Ее рукопожатие оказалось на удивление крепким. У нее были серые глаза, и в ней ощущалась странная напряженность, которую не сглаживала даже оживленная атмосфера бара.

— Что вы будете пить? — спросил я у нее.

— Светлый эль, пожалуйста, — ответила она.

У нее был мягкий глуховатый голос.

— Итак, мисс Сомерс, — обернулся я к ней, сделав заказ, — чем мы можем вам помочь?

— Я хочу, чтобы вы взяли меня с собой в Норвегию.

Теперь напряженность перешла и в ее голос.

— В Норвегию? Но мы не идем в Норвегию. Дик должен был вас предупредить. Мы направляемся в Средиземное море. Вы, наверное, прочитали эту чертову статью в газете.

— Не понимаю, о чем вы, — возразила она. — Никакую газету я не читала. Сегодня утром мне позвонил сэр Клинтон Манн и велел прийти и повидаться с вами. Он сказал, что завтра вы отплываете в Норвегию.

— Видите ли, он ошибается. — Это прозвучало так резко, что она даже отшатнулась. — Зачем вам нужно в Норвегию? — уже мягче поинтересовался я.

— Сэр Клинтон сказал, что вы собираетесь расследовать обстоятельства смерти… Джорджа Фарнелла. — В ее глазах появилось страдальческое выражение. — Я бы тоже хотела туда поехать. Увидеть его могилу и… и узнать, как он умер.

Я подал ей пиво, всматриваясь в ее лицо.

— Вы знали Фарнелла?

Она кивнула:

— Да.

— До или после штурма Молёя?

— До. — Она отпила из бокала. — Я работала на роту Линге.

— Вы что-нибудь о нем после этого слышали?

— Нет, — поколебавшись, ответила она.

Я не стал докапываться до истины.

— Вы знали его как Джорджа Фарнелла или как Бернта Ольсена? — вместо этого спросил я.

— Как обоих, — ответила она. Внезапно она заговорила с таким жаром, как будто ожидание было выше ее сил. — Прошу вас, мистер Гансерт, я должна попасть в Норвегию. Это моя единственная возможность. Я должна узнать, что случилось. И я хочу… увидеть, где он похоронен. Вы ведь мне поможете, правда? Сэр Клинтон сказал, что вы идете в Норвегию. Пожалуйста, возьмите меня. Я не буду вам мешать. Я обещаю. Я привычна к яхтам. Я буду работать на борту, готовить еду — все, что угодно. Только возьмите меня с собой.

Я молчал и размышлял, пытаясь понять, что скрывается за этой мольбой. Что-то ею руководило, но что именно, она так и не сказала. Возможно, Фарнелл был ее любовником? Но этого было недостаточно, чтобы объяснить подобную настойчивость.

— Почему сэр Клинтон позвонил вам сегодня утром? — спросил я.

— Я вам уже сказала — чтобы сообщить мне о необходимости связаться с вами.

— Нет, — покачал головой я. — Я хотел спросить, откуда он знает, что вы в этом заинтересованы?

— А-а… Не так давно он поместил в «Таймс» объявление, на которое я ответила. Я встретилась с ним. Он рассчитывал, что мне что-то известно о деятельности Джорджа после войны.

— А вам что-то известно?

— Нет.

— Вы знали, что он металловед и специалист по Норвегии?

— Да, я это знала.

— Но вы ничего не слышали о том, что он, возможно, недавно сделал какое-то важное открытие в Норвегии?

И снова это едва уловимое колебание.

— Нет.

Воцарилось молчание. Внезапно Дик произнес:

— Билл, а что, если завтра, покинув Темзу, мы возьмем курс на Норвегию?

Я покосился на него. Видимо, он догадался, о чем я подумал, потому что поспешно добавил:

— Я хочу сказать, что этот тип Фарнелл меня заинтриговал.

Меня тоже. Я бросил взгляд на девушку. У нее было несколько удлиненное лицо, прямой нос и решительный подбородок. Это было волевое лицо. Она на мгновение встретилась со мной взглядом и отвела глаза. Я взял конверт и вытряхнул его содержимое на барную стойку. Девушка негромко ахнула. С выпавших на стойку фотографий на меня смотрел Джордж Фарнелл. Я быстро перебрал снимки. На одном он был таким, каким я знал его в Родезии — в рубашке хаки с открытым воротом. Тут были и фото, сделанные в полный рост, на которых Джордж был одет в деловой костюм и выглядел очень неуверенно, и копии фотографий на паспорт. На одном из снимков он был снят за работой и держал в руках рудоискательный щуп. Я вернулся к фотографиям на документы. С них смотрело на удивление напряженное лицо с длинными тонкими чертами, короткими, аккуратно подстриженными усами, редеющими темными волосами, довольно большими ушами и поблескивающими за стеклами очков в роговой оправе глазами. Дата на обороте гласила: «10 января 1936 года». Тут также были фотографии из полицейских протоколов — в фас и профиль, сделанные после вынесения приговора, и снимки отпечатков его пальцев. Сэр Клинтон поработал на славу и ничего не упустил.

К фотографиям прилагалась записка.

«Все это может вам пригодиться. Я позвонил двоим людям, откликнувшимся на мое объявление в Таймс. Оба хотят к вам присоединиться. Девушка могла бы пригодиться, если вам удастся завоевать ее доверие. Сегодня утром со мной связался один норвежец. Он знал Фарнелла в Норвегии во время войны. Я посоветовал ему повидаться с вами сегодня в шесть вечера. Кроме того, я еще раз встретился с Йоргенсеном и сказал ему, что, прежде чем представить его предложение своему совету директоров, мне необходимо получить от него подробную информацию. Он говорил о никеле и уране! На принятие решения он дал мне двадцать четыре часа. В субботу он вылетает в Америку. Прошу вас держать меня в курсе всех событий».

Внизу подпись Клинтон Манн.

Я передал записку Дику и допил свое пиво. Затем я смахнул фотографии Фарнелла обратно в конверт и сунул его в карман куртки.

— Увидимся позже, — кивнул я Дику. — И не отпускай мисс Сомерс. — Сделав шаг к двери, я остановился и обернулся. — Мисс Сомерс, — обратился я к девушке, — вы, случайно, не присутствовали на суде над Фарнеллом?

— Нет, — ответила она. — Тогда я его еще не знала.

В ее голосе слышалось искреннее удивление.

Я кивнул и вышел. Поймав такси, я направился в редакцию «Морнинг Рекордс», где заставил сотрудников архива откопать в библиотеке записи за август 1939 года. Процесс над Джорджем Фарнеллом освещался тут очень подробно. Прилагались фотографии Фарнелла и его партнера, Винсента Клегга, снимок Фарнелла с отцом и еще одна фотография — Фарнелла с рудоискательным щупом. Точно такой снимок я уже видел в пачке, переданной мне сэром Клинтоном.

Но хотя я внимательно прочитал все до единого параграфы, я не нашел ни единой строчки, хоть как-то проливающей свет на его смерть. Ни с одной стороны не было ни одного странного свидетеля. Все было очень гладко и убедительно. В 1936 году Фарнелл и Клегг открыли контору по оказанию услуг горнорудным предприятиям и успешно работали на протяжении трех лет. Затем Клегг, занимавшийся финансовой стороной предприятия, заметил, что партнер обналичил кое-какие чеки, о которых он не имел ни малейшего представления. Подпись на чеках выглядела очень похоже на настоящую. Речь шла о сумме почти в десять тысяч фунтов. Фарнелл сознался в том, что подделал подпись партнера. В подтверждение этого он заявил, что для работы в Норвегии, не связанной с деятельностью его фирмы, ему предстояли значительные расходы. Он был убежден в том, что в горах центральной Норвегии действительно скрываются ценные минералы. Но партнер отказался его финансировать. Поэтому ему пришлось действовать в одиночку. Его адвокат заявил, что он искренне считает подобное расходование денег разновидностью капиталовложения. Единственными свидетелями, не считая самих Фарнелла и Клегга, были сотрудники их конторы и некто Притчард, которого пригласили в качестве металловеда, попросив изложить свою точку зрения на потенциальные минеральные богатства Норвегии. В своей заключительной речи судья назвал Фарнелла «человеком, одержимым идеей». Фарнелла приговорили к шести годам тюрьмы.



Вот и все. Я закрыл папку и, выйдя на улицу, в ненастную суету Флит-стрит, вскочил в автобус, который шел в западном направлении. Все время, пока мы ехали по Стрэнду, я размышлял, но вовсе не о суде. У меня из головы не шла девушка. «Могла бы пригодиться, если вам удастся завоевать ее доверие». Возможно, сэр Клинтон был прав. Возможно, она действительно что-то знает. Я вышел на Трафальгарской площади. В конторе пароходной компании «Берген» я поговорил с человеком, с которым несколько раз встречался на различных мероприятиях. Он дал мне рекомендации для людей из «Бергена» и норвежского правительства, которые могли мне пригодиться. Выйдя из конторы, я поспешил приобрести полный комплект адмиралтейских карт и лоций норвежского побережья.

День клонился к вечеру, когда я сел в автобус, доставивший меня в Сити, и перешел Темзу по Тауэрскому мосту. Замерев на несколько секунд у парапета, я полюбовался «Дивайнером». Снова был прилив, и палуба яхты почти поравнялась с причалом. С высокими мачтами и синим корпусом, она казалась мне прекрасной. Мне нетрудно было понять чувства тех, кто обычно стоял там, где сейчас находился я, глядя на мое судно. Выше по течению реки сиял закат, и в лучах заходящего солнца сырой и холодный воздух мерцал оранжевыми отблесками. В некоторых окнах высоких офисных зданий все еще горел свет. Раздался бой часов, и я посмотрел на свои наручные часы. Шесть часов. Я заторопился.

Я уже проходил между высокими пакгаузами, когда меня обогнало такси. Автомобиль остановился у причала. Расплатившись с водителем, из него вышел стройный, аккуратно одетый мужчина. Он неуверенно оглядывался по сторонам, когда я подошел к нему.

— Прошу прощения, — заговорил он. — Вы, случайно, не знаете, это яхта «Дивайнер»?

Он кивнул в сторону возвышающихся над пристанью стройных мачт. Мужчина был похож на американского бизнесмена, и его речь вполне соответствовала его облику, не считая едва заметных признаков чего-то похожего на валлийский акцент и необычайно четкой артикуляции всех звуков.

— Это она, — подтвердил я. — Что вам нужно?

— Я ищу мистера Гансерта, — ответил он.

— Я Гансерт, — сообщил ему я.

Его довольно тяжелые брови слегка приподнялись, но суховатые черты сохранили свою невыразительность.

— Хорошо, — отозвался он. — Меня зовут Йоргенсен. Возможно, вы обо мне слышали?

— Конечно, — подтвердил я и протянул ему руку.

Его кисть оказалась настолько вялой, что мне показалось, он пожал мне руку исключительно ради приличия.

— Я хотел бы с вами поговорить, — произнес он.

— Тогда пройдемте на борт, — пригласил я.

Когда я шагнул на палубу, из люка машинного отделения высунулась голова Картера с испачканным смазкой лицом.

— Где мистер Эверард? — спросил я у него.

— Внизу, в кают-компании, сэр, — ответил он. — С ним мисс Сомерс и еще какой-то мужчина. Он явился на борт с чемоданом, как будто собрался провести с нами выходные.

Я кивнул и спустился по трапу в каюту.

— Не ударьтесь головой, — предостерег я Йоргенсена.

Войдя в кают-компанию, где царил полумрак, я увидел мисс Сомерс, которая сидела напротив Дика. Рядом с ней стоял рыжеволосый, плотно сложенный мужчина, которого я тут же узнал.

— Если не ошибаюсь, Кертис Райт? — спросил я.

— Выходит, вы меня помните? — с довольным видом откликнулся он. — Знаете, вы были одним из немногих промышленников, которым мне нравилось наносить визиты, — добавил он, стискивая мою кисть в мощном рукопожатии. — Вы знали, что нам нужно, и работа двигалась.

Некоторое время этот человек отвечал за испытания нашего артиллерийского оборудования, будучи офицером регулярной армии, и время от времени посещал наши заводы.

— Это визит вежливости? — поинтересовался я. — Или ваше появление имеет отношение к Фарнеллу?

— Я насчет Фарнелла, — подтвердил он мою догадку. — Сегодня утром мне позвонил сэр Клинтон Манн.

— Вы знали Фарнелла? — спросил я у него.

— Да. Встречался с ним во время войны.

Внезапно я вспомнил о Йоргенсене. Представив своих гостей друг другу, я попросил Дика поручить Картеру включить нам свет. Я до сих пор не понимал, зачем сюда явился Йоргенсен.

— Скажите, мистер Йоргенсен, — обратился я к нему, — вы тоже пришли поговорить о Фарнелле?

Он улыбнулся.

— Нет, — ответил он. — Я пришел, чтобы поговорить о гораздо более важных вещах… и наедине.

— Разумеется, — кивнул я.

В это мгновение в каюту вернулся Дик.

— Там наверху довольно странный тип, — сообщил он мне. — Утверждает, что у него тут назначена встреча.

— Как его зовут? — спросил я.

— Меня зовут Дахлер, — донесся от двери низкий голос с иностранным акцентом, звук которого заставил Йоргенсена развернуться так быстро, как будто кто-то резко ткнул его в спину.

В дверях кают-компании неловко переминался с ноги на ногу невысокий человечек. Я не заметил, когда он там появился. Он как будто материализовался из воздуха. Его темный костюм сливался с тенями, и на этом темном фоне отчетливо выделялось белое пятно его лица под стального цвета седыми волосами. Он шагнул вперед, и я увидел, что одна рука у него парализована. Пронзительно засвистел двигатель. В кают-компании вспыхнул свет, и Дахлер резко остановился. Он увидел Йоргенсена. Черты его лица заострились, а в глазах вспыхнула неожиданная и безудержная ненависть. Он тут же улыбнулся, но эта улыбка была такой перекошенной, что у меня по спине пополз холодок.

God dag, Knut, — произнес он, и я понял, что он говорит по-норвежски.

— Что вы здесь делаете? — вместо ответного приветствия произнес Йоргенсен.

В его голосе не осталось и следа прежней учтивости. Теперь в нем слышались гнев и даже угроза.

— Я пришел, чтобы поговорить с мистером Гансертом о Фарнелле.

Калека, запрокинув голову, в упор посмотрел на Йоргенсена. Затем он обернулся ко мне.

— Вы знали Фарнелла? — спросил он.

Его губы были по-прежнему искривлены в странной улыбке, и я внезапно понял, что его лицо тоже парализовано. Некоторые слова вызывали у него явные затруднения. Паралич привел к небольшим заминкам речи, и в уголке его рта собиралась слюна, поблескивавшая в свете лампы.

— Да, — ответил я. — Я с ним когда-то работал.

— Он вам нравился?

Задавая этот вопрос, он пристально наблюдал за моим лицом.

— Да, — ответил я. — А что?

— Я всегда стремлюсь понимать, чью сторону принимают люди, — тихо ответил он и снова посмотрел на Йоргенсена.

— Зачем вы сюда явились?

Вопрос Йоргенсена прозвучал так отрывисто и грубо, как будто он обращался к подчиненному.

Дахлер ничего не ответил. Он не двинулся с места. Он продолжал смотреть на Йоргенсена так, что от этой тишины атмосфера накалялась все сильнее. Казалось, этих двух людей связывает нечто, не нуждающееся в словах. Первым молчание нарушил Йоргенсен.

— Я хотел бы поговорить с вами наедине, мистер Гансерт, — произнес он, оборачиваясь ко мне.

— Похоже, вы боитесь делать свои предложения открыто? — ядовито поинтересовался Дахлер. — Очень жаль, что здесь нет Фарнелла, который мог бы дать мистеру Гансерту дельный совет.

— Фарнелл мертв.

— В самом деле? — Дахлер резко подался вперед. Теперь он был похож на паука, выскочившего из угла своей паутины. — Что заставляет вас считать, что он умер?

Йоргенсен колебался. Я видел, что он в любую секунду может надеть шляпу и покинуть яхту. И я этого не хотел. Если бы я мог задержать Йоргенсена на борту… В этот момент я услышал звон сигнального колокола, донесшийся с Тауэрского моста. Мгновенно приняв решение, я шагнул к двери.

— Я пришел сюда не для того, чтобы разговаривать о Фарнелле, — произнес Йоргенсен.

Я выскользнул из каюты и взлетел по трапу.

От соседнего причала отходил трамповый пароход. Движение по Тауэрскому мосту прекратилось. Картер и Уилсон стояли у поручней и о чем-то беседовали.

— Картер, — окликнул я парня. — Двигатель теплый? Заведется с первого раза?

— О двигателе можете не волноваться, мистер Гансерт, — откликнулся он. — Заведется как миленький. Мне стоит только пальцами щелкнуть.

— Тогда заводи, — скомандовал я. — Трогаемся и как можно скорее.

Он нырнул в люк машинного отделения, а я приказал Уилсону отдать швартовы.

— Только тихо, — добавил я.

Он перепрыгнул через поручень, и спустя несколько секунд оба троса уже лежали на палубе.

Я скользнул на корму и встал к штурвалу. Двигатель два раза чихнул, а затем взревел и завелся.

— Полный назад, — скомандовал я Картеру.

Под нашей кормой вскипела вода, и мы начали движение. Как только мы отошли от причала, я подал команду «полный вперед» и резко повернул штурвал. Двигатель ревел, а лопасти винта вращались под водой, взбивая воду в пену. Длинный бушприт описал широкую дугу и замер, указывая на главный пролет Тауэрского моста.

Дик, спотыкаясь, взбежал по трапу на палубу. Ему на пятки наступал Йоргенсен.

— Что происходит? — воскликнул Йоргенсен. — Почему мы вышли в реку?

— Мы меняем место стоянки, — сообщил ему я.

— И где будет новое место стоянки? — подозрительно поинтересовался он.

— В Норвегии, — отозвался я.

Глава 2

Поворот через фордевинд


Когда я сообщил Йоргенсену, что мы взяли курс на Норвегию, он пришел в ярость. Отпихнув Дика, он бросился на корму, где я спокойно сидел за штурвалом.

— Немедленно поверните обратно, — потребовал он. — Я требую, чтобы меня высадили на берег.

Я промолчал. Над нами нависал центральный пролет Тауэрского моста. Два приподнятых крыла эхом отражали гул нашего двигателя. Мы прошли в открывшийся проем, совсем немного опередив пароход. Перед бушпритом распростерлась река, напоминая темную дорогу к морю. По обе стороны подобно пустым утесам возвышались пакгаузы. А позади светился Лондон. Зарево миллионов фонарей отражалось от низких туч, нависших над огромным городом.

— Вам это не сойдет с рук, Гансерт! — взвизгнул Йоргенсен.

На мгновение мне почудилось, что он собирается броситься на меня в попытке отобрать штурвал. Я ничего ему не ответил. Меня переполняло странное чувство восторга. Разумеется, это не могло сойти мне с рук. Я не мог просто взять и похитить человека. Но если бы мне удалось хитростью убедить его остаться на борту… если бы он встревожился настолько, что сам не захотел бы сходить на берег, опасаясь что-то упустить… Теперь со мной было трое людей, каждый из которых что-то знал о Фарнелле. В ограниченном пространстве яхты мне ничего не стоило выудить из них их истории. А если бы Йоргенсен остался со мной, вместо того чтобы вернуться в Америку, у меня появился бы неограниченный запас времени.

— Я в последний раз вас прошу, мистер Гансерт, — уже тише произнес он. — Если вас не затруднит, извольте доставить меня на берег.

Я поднял голову и посмотрел на него.

— Вы уверены, мистер Йоргенсен, что хотите сойти на берег? — спросил я.

— Что вы имеете в виду? — с искренним изумлением спросил он.

— Зачем вы пришли ко мне сегодня вечером? Что вам было нужно?

— Я хотел использовать ваше влияние на сэра Клинтона и убедить его сотрудничать с нами в разработке минеральных ресурсов моей страны.

Я впервые заметил, что он слегка картавит. Но это не делало его внешность женственной. Как раз напротив, усилия, которые он делал, чтобы произнести звук «р», придавали его речи особую выразительность.

— Я вам не верю, — напрямик заявил ему я. — Вы приехали ко мне, потому что хотели знать, что нам стало известно о Джордже Фарнелле.

— Это абсурд, — ответил он. — С чего бы мне интересоваться этим типом Фарнеллом? Возможно, когда-то он был хорош. Но десять лет — это долгий срок.

— Он провел большую часть этих десяти лет в Норвегии, — напомнил ему я. — И почему вы явились ко мне именно в шесть часов? — добавил я, помолчав.

Мне показалось, он задумался.

— Я был на конференции в Норвежском доме, — наконец произнес он. — Я не мог прийти раньше.

— Вы уверены, что пришли не потому, что сэр Клинтон сообщил вам о том, что в шесть часов я буду встречаться с людьми, которые знали Фарнелла? — Я заявил это наобум, но когда он не ответил, я добавил: — Вы ведь хотели знать, кто плывет со мной в Норвегию, не так ли?

— С какой стати?

— Потому что вы не меньше нас заинтересованы в Джордже Фарнелле, — ответил я.

— Это смешно, — фыркнул он. — Тут все помешались на этом Фарнелле, что ли? Этот человек уже умер.

— Тем не менее я получил от него сообщение.

Пристально наблюдая за его лицом, на которое падал свет из штурманской рубки, я увидел, как сощурились его глаза.

— Когда?

— Совсем недавно, — ответил я. Прежде, чем он успел задать свой следующий вопрос, я встал. — Дик, ты не мог бы сменить меня у штурвала? — окликнул я партнера и обернулся к Йоргенсену: — Разумеется, я не повезу вас в Норвегию против вашей воли. Но я прошу вас ненадолго спуститься со мной вниз и выслушать то, что я скажу.

Я развернулся и начал спускаться по трапу, ведущему в кают-компанию.

Кертис и мисс Сомерс сидели там же, где я их оставил. Дахлер мерял небольшое помещение быстрыми шагами. При моем появлении он резко развернулся.

— Скажите, мистер Гансерт, почему мы плывем вниз по реке? Если не возражаете, я хотел бы сойти на берег.

— Присядьте, — пригласил его я. Позади меня в дверях появился Йоргенсен. Пододвинув стул, я заставил его усесться. — Я высажу на берег всех, кто пожелает, — объявил им я. — Но прежде выслушайте меня. — Дахлер сидел за столом, опираясь на парализованную руку и пристально глядя на меня. — Так или иначе, но мы все собрались здесь по одной-единственной причине, — произнес я, обводя взглядом их лица. — И причина эта — смерть Джорджа Фарнелла.

Теперь все смотрели на меня, и я ощутил себя председателем какого-то невероятного совета директоров, хотя такой совет директоров можно было представить себе только в момент пробуждения от тяжелого похмельного сна. Публика, собравшаяся в моей кают-компании, была на удивление разношерстной. Но всех объединяли сильнейшие эмоции, наэлектризовавшие даже окружающий нас воздух. С виду передо мной сидело четыре самых обычных человека. Но я был убежден, что между ними существует какая-то странная взаимосвязь. И общим звеном был Джордж Фарнелл.

— Что касается меня самого, — снова заговорил я, — то меня не устраивает просто сообщение о смерти Джорджа Фарнелла. Я хочу точно знать, как это случилось. И я еду в Норвегию, чтобы это установить.

Я обернулся к Кертису Райту.

— Поскольку вы явились с вещами, вы, вероятно, желаете поехать с нами?

Он покосился в сторону девушки.

— Да, мне этого хотелось бы, — наконец ответил он.

— Почему? — спросил я.

Он улыбнулся.

— Ну, во-первых, у меня трехнедельный отпуск, и почему бы не провести его именно таким образом? С другой стороны, я хочу узнать больше о смерти Фарнелла. Он поручил мне доставить кое-какие сообщения. Видите ли, я был вместе с ним во время штурма Молёя.

— Почему вы не сделали этого сразу после штурма, когда узнали, что он пропал? — спросил я.

— Потому что я знал, что он не погиб, — последовал ответ. — Полагаю, нет смысла скрывать это от вас сейчас. Я должен был сразу об этом доложить. Но я этого не сделал. Мы ведь не всегда делаем то, что должны, когда служим в армии. Ну, а потом… мне это показалось лишним и бессмысленным.

Он замолчал. Никто не произнес ни слова. Все смотрели на него. Он вынул из кармана золотые часы и поигрывал ими, покачивая цепочку. Девушка смотрела на них как завороженная.

— Я действовал как связной между ротой Линге и людьми, штурмовавшими Молёй, — продолжал рассказывать он. — Перед самым штурмом Ольсен подошел ко мне и попросил кое-что передать на словах разным людям. «Но только когда ты будешь уверен, что я погиб, — добавил он. — Во время этого штурма я пропаду без вести». Я спросил его, что он имеет в виду, и он ответил: «Я выполню работу, которую мне приказано сделать. Но когда мои люди сойдут обратно на берег, я их там оставлю и вернусь в Норвегию один. Там у меня кое-какие дела. То, что я начал еще до войны. Это очень важно». Я спорил с ним, пытался переубедить, как офицер приказывал ему оставаться с его людьми. Но он только улыбнулся и сказал: «Простите, сэр. Возможно, когда-нибудь вы все поймете». Не мог же я арестовать солдата, которому через пять минут предстояло вступить в бой. Мне пришлось с этим смириться.

— И что случилось потом?

Этот вопрос задал Йоргенсен.

Кертис пожал плечами.

— О, он сделал так, как обещал. Он привел своих людей обратно на берег. Затем он сказал им, что должен вернуться за парнем, который пропал во время боя. Больше они его не видели, и нам пришлось покинуть остров без Ольсена. Если бы я решил, что он дезертировал, я бы доложил о его отсутствии. Но я убежден, что он этого не сделал. Он был не из тех, кто на это способен. Он был сильным. Не физически, но морально. Это было видно по его глазам.

Я наклонился вперед.

— Что это за дело было у него в Норвегии? — спросил я.

— Я не знаю, — ответил он. — Возможно, на самом деле это не было так уж важно. Но в чем я не сомневаюсь, так это в том, что это было важно для него.

Я посмотрел на Йоргенсена. Он наклонился вперед и не сводил глаз с Кертиса. Напротив него, в другом конце каюты, калека откинулся на спинку стула и тихонько улыбнулся.

— Ну а вы, мистер Дахлер, — обратился я к нему, — зачем вы здесь?

— Потому что я тоже желаю знать больше о том, как умер Фарнелл, — отозвался он.

— В таком случае почему вы желаете сойти на берег? — поинтересовался я. — Вы могли бы найти ответ, отправившись с нами во Фьерланд.

— Я бы очень этого хотел, — ответил он, — но, к сожалению…

Он не окончил фразу и пожал плечами.

— Так вы говорите, что вам этого хотелось бы? — озадаченно переспросил я.

Его пальцы перебирали ткань полупустого рукава.

— Видите ли, тут имеются определенные затруднения.

Его лицо жило своей напряженной жизнью, а тело выпрямилось, напоминая натянутую струну.

— Какие затруднения? — не выдержал я.

— Спросите у Йоргенсена.

В его голосе прозвучала злоба.

Я обернулся. Лицо Йоргенсена было белым как мел. Высохшая кожа оставалась неподвижной, как бесстрастная маска, но синие глаза сощурились и смотрели настороженно.

— Что, если вы обо всем расскажете сами? — предложил он.

Дахлер вскочил на ноги.

— Расскажу сам?! — крикнул он. — Ну уж нет. Почему я должен рассказывать о том, что больше не могу попасть в свою собственную страну?

Он отпихнул стул назад и шагнул к Йоргенсену. Затем он резко развернулся и пошел в другую сторону. Остановившись у двери в камбуз, он снова обернулся к нам. Его карие глаза смотрели на меня удивительно цепко.

— Я еду с вами, мистер Гансерт. Я в долгу перед Фарнеллом, — он бросил взгляд на Йоргенсена, — а я всегда возвращаю свои долги.

— Что это за долг? — спросил я.

— Он спас мне жизнь.

— Вы совершаете ошибку, Дахлер, — тихо произнес Йоргенсен. — В Норвегии вас ждет арест.

— Кому из своих сотрудников вы поручите донести на меня в этот раз? — презрительно фыркнул Дахлер. — Или вы сами выполните эту грязную работу? — Он медленно шел по комнате, наклонив голову в сторону Йоргенсена и слегка повернув ее в сторону. — Вам мало того, что вы уже сделали?

— Прошу вас, мистер Дахлер, присядьте, — попросил я его, кладя руку ему на плечо.

Он резко обернулся ко мне, и на его лице отразилась такая злоба, что на мгновение мне почудилось, будто он собирается укусить меня за руку. Вдруг он так же внезапно расслабился и сел на стул.

— Прошу прощения, — произнес он.

Я перевел взгляд на Йоргенсена.

— Поговорим о вас, мистер Йоргенсен. По вашим словам, вы явились сюда, чтобы обсудить возможности объединения усилий «Би Эм энд Ай» и вашей собственной компании. — Я наклонился к нему. — Как я вам уже сказал, я вам не верю. Вы здесь потому, что вы так же интересуетесь Фарнеллом, как и все мы. С сэром Клинтоном вы беседовали о залежах никеля и урана. Но это были лишь ваши догадки. На самом деле вы не знаете, какой металл обнаружили в Норвегии. — Я помолчал, а затем очень медленно произнес: — А я знаю, и это не никель и не уран. Что касается того, где находятся эти залежи, то у вас нет об этом ни малейшего представления. Ваш визит сюда — это чистейшей воды блеф.

— Так значит, вам известно, о каком металле идет речь? — Его глаза смотрели на меня так безразлично, что было совершенно невозможно понять, о чем он думает. — Вам об этом рассказал сам Фарнелл?

— Да, — ответил я.

— Когда он с вами связывался?

— Это сообщение прибыло после его смерти, — покачал головой я.

Девушка с легким возгласом подалась вперед. Дахлер пристально наблюдал за Йоргенсеном.

— Если вам так этого хочется, — продолжал я, — я высажу вас на берег. Но помните: здесь, в этой каюте, собрана вся правда о Фарнелле. Или, во всяком случае, такое ее количество, которое нам необходимо. Возвращайтесь в Штаты, я же возьму курс на Норвегию. — Я помолчал, глядя на него, а затем пошел к двери. — Подумайте об этом, — произнес я, прежде чем выйти из каюты. — Если хотите, я высажу вас в Гринвиче. Так что принимайте решение побыстрее. Минут через пять мы поравняемся с пристанью.

Закрыв за собой дверь, я поднялся на палубу. После ярко освещенной каюты тут было очень темно. Вокруг сияли огни. Сырой воздух приятно холодил лицо, а палуба вибрировала под ногами. Тихий плеск воды, рассекаемой корпусом яхты, приводил меня в восторг. Мы вышли в плавание.

Я прошел на корму, где за штурвалом замерла темная фигура Дика. На фоне сияющего Лондона отчетливо выделялись стройные очертания бизань-мачты.

— Я тебя сменю, — сообщил ему я. — А ты спускайся вниз и устрой наших пассажиров. Покажи им их каюты, выдай одеяла, простыни, одежду, все, что им понадобится. Займи их, Дик, и держи Дахлера подальше от Йоргенсена. Покажи девушке камбуз, пусть соорудит что-нибудь поесть. Не позволяй им размышлять. Мне совершенно не нужно, чтобы кто-то из них, а в особенности Йоргенсен, подошел ко мне с просьбой позволить ему сойти на берег.

— Хорошо, шкипер, — кивнул он. — Сделаю все, что будет в моих силах.

— Ах, да, попроси их написать сообщения, которые мы передадим по радио, — добавил я вдогонку. — Объясни им, что у нас есть как передатчики, так и приемники.

— Понял, — откликнулся он, скрываясь в люке.

Накинув пальто, я занял место у штурвала. Уилсон сматывал канаты. Я окликнул его, и он пришел на корму. Родом из Корнуолла, он был уже не молод, что не мешало ему оставаться отличным моряком.

— Поставь кливер, — распорядился я. — Если ветер не усилится, он нам пригодится.

— Будет сделано, сэр, — отозвался он. Его обветренное лицо казалось красным в свете ходового огня левого борта. Он помолчал, а затем поинтересовался: — Правда ли то, что говорил мистер Эверард? То, что мы идем в Норвегию?

— Правда, — кивнул я. — А тебе не все равно, куда идти?

Его грубоватые черты расплылись в улыбке.

— В Норвегии рыбалка лучше, чем в Средиземном море.

Он сплюнул за борт, как будто желая подчеркнуть всю бесполезность Средиземного моря, и ушел на нос. Мой взгляд упал на стеньгу. На ней светился фонарь, указывающий на то, что мы парусник, идущий с включенным двигателем. Я устроился поудобнее, готовясь к длительному процессу прохождения устья Темзы. Мне не нужна была карта. Я столько раз проходил Темзу под парусом, как вверх, так и вниз по течению, что знал все повороты, бакены и приметы на берегу. Спускаться в устье с включенным двигателем было совсем несложной задачей. Единственное, что меня волновало, — останется ли на борту Йоргенсен.

Поэтому я вздохнул с облегчением, увидев, что мимо в темноте проплывает королевский морской колледж Гринвича. Йоргенсен не относился к нерешительным людям. Я сказал ему, что высажу его на берег в Гринвиче, если он того пожелает. Поскольку он такого желания не высказал, то, вполне вероятно, он решил остаться на яхте. Но, пока мы не обогнули Нор, у него оставался путь к отступлению.

Прошло полчаса, прежде чем Дик снова появился на палубе.

— Я их всех устроил, — сообщил мне он. Оглянувшись через плечо, он театральным шепотом добавил: — Хотите верьте, хотите нет, но великий промышленник Йоргенсен помогает Джилл готовить жратву.

— Я так понимаю, что Джилл — это мисс Сомерс?

— Совершенно верно. Она просто прелесть. Сразу взялась за дело и уже со всем разобралась.

— Где Дахлер? — спросил я.

— У себя в каюте. Я отвел его в одноместную каюту перед кают-компанией по правому борту. Девушку я разместил по левому борту. Йоргенсен будет теперь с вами, а Кертис Райт со мной. — Он показал мне несколько листков бумаги. — Мне это сейчас отправить?

— Что это?

— Сообщения для передачи.

— Оставь их в рубке, — кивнул я.

— Тут все предельно ясно, — добавил он. — Три от Йоргенсена, одно от Дахлера и еще одно от девушки.

— И все же я хотел бы сначала их пересмотреть, — ответил я. — И вернись к ним, Дик, если тебя не затруднит. Я не хочу, чтобы они оставались одни, пока мы не вышли в открытое море.

— Хорошо, — отозвался он и начал спускаться по трапу.

Неподвижно сидеть у штурвала было холодно, и время тянулось медленно. Мне не терпелось поскорее покинуть реку. Постепенно огни доков и складов по обоим берегам начали редеть, а вскоре их сменили огромные черные пространства заиленных берегов и полей. Мы разминулись с большим грузовым судном, медленно поднимавшимся вверх по течению Темзы. Его бортовые огни скользнули мимо нас, и не прошло и нескольких минут, как их полностью поглотила ночная тьма. Двигатель работал на полную мощность, и мы делали не меньше восьми узлов. Если добавить к этому скорость отлива, составлявшую около четырех узлов, то выходило, что мы движемся вниз по течению с очень неплохой скоростью. Дик прислал на палубу Уилсона, который принес мне и Картеру дымящиеся кружки кофе. К восьми часам мы оставили позади Тилбери и Грейвсенд, а полчаса спустя вдали завиднелись огни Саутенда. Мы уже вышли в устье, и яхту начало раскачивать. Ветер дул с юго-востока, и море сердито пенилось невысокими, но крутыми волнами, возмущенно шипевшими в темноте, рассекаемой нашим судном.

Дик присоединился ко мне как раз в тот момент, когда я заметил далеко впереди ритмичное моргание маяка Нор.

— Не нравится мне эта ночка, — заметил он. — Когда будем ставить паруса?

— Сначала необходимо выбраться и дойти до Нора, — ответил я. — Тогда с помощью сильного бокового ветра мы сможем лечь на курс. Как обстановка внизу?

— Отличная, — усмехнулся он. — Дахлер отправился к себе. Сказал, что моряк из него плохой. Райт и Йоргенсен обсуждают лыжи за бутылкой скотча. Девушка ушла переодеваться. Как насчет сегодня — будем разбивать время на вахты? Райту приходилось ходить на яхтах. Йоргенсен тоже утверждает, что сумеет справиться с небольшим судном.

Это было лучше, чем я ожидал. Управлять яхтой было совсем несложно, и вчетвером мы могли легко с ней справиться. Но если бы нам пришлось часто переставлять паруса, мы очень быстро вымотались бы и нам пришлось бы лечь в дрейф, чтобы отоспаться. А я хотел добраться до Норвегии как можно скорее.

— Правильно, — кивнул я. — Надо разбиться на вахты. Ты, Дик, бери на себя вахту по правому борту и Картера, Райта и Йоргенсена в помощь. На левом борту буду я с Уилсоном и девушкой.

Я разделил людей на вахты без лишних раздумий. Тем не менее для дальнейших событий это оказалось жизненно важно. Почти любой другой расклад привел бы к совершенно иным последствиям. Йоргенсен оказался бы на моей вахте. Но откуда мне было знать о той злобе, которая копится в недрах моего суденышка?

Передав штурвал Дику, я вошел в рубку, чтобы проложить курс. Я прочитал и отправил сообщения. Это были простые сообщения о том, что автор записки отправился в Норвегию. Джилл Сомерс уведомляла об этом своего отца. Дахлер известил об отъезде свой отель, а Йоргенсен — свои офисы в Лондоне и Осло. Выйдя из рубки, я обнаружил на палубе Райта, Йоргенсена и девушку. Они спорили о парусниках. До маяка Нор оставалось совсем немного, и каждый раз, когда луч его мощного прожектора, описывая полукруг, скользил в нашу сторону, он выхватывал из мрака все наше изящное суденышко.

— Примите штурвал, мисс Сомерс, — предложил я девушке. — Держите курс прямо против ветра.

Как только она сменила Дика, я позвал Картера, и мы подняли грот. Парус похрустывал в такт раскачивающейся мачте в зловещем красно-зеленом свечении ходовых фонарей по обе стороны рубки. Как только парус полностью развернулся и мы закрепили его, я приказал заглушить двигатель, а Джилл Сомерс поручил взять курс на северо-восток. Грот наполнился ветром, и яхта накренилась, набирая скорость. Вода вскипела под подветренным бортом. К тому времени как мы поставили кливер и бизань, старое судно мчалось со скоростью поезда, раскачиваясь на крутых волнах.

Я отправил Дика и его напарников по вахте вниз. Они должны были сменить нас в полночь. Уилсон укладывал такелаж внизу. Я остался наедине с девушкой. Ее руки сжимали штурвал, и она уверенно держала яхту на курсе, с легкостью преодолевая вырастающие перед нами волны. Свет от нактоуза озарял ее профиль, четко выделявшийся на фоне ревущей черноты моря. Светлые волосы развевались вокруг ее головы. Она была одета в свитер с высоким воротом и непромокаемую ветровку.

— Я вижу, что на судне вы в своей стихии, — заметил я.

Она рассмеялась. И, слушая этот звонкий смех, я понял, что и ветер, и качающаяся под ногами палуба доставляют ей удовольствие.

— Я давно не управляла яхтой, — ответила она. — Почти десять лет, — с едва заметной грустью в голосе добавила она.

— Десять лет? Где же вы этому научились?

— В Норвегии, — откликнулась она. — Моя мать норвежка. Мы жили в Осло. Папа был директором одной из китобойных компаний в Сандефьорде.

— Вы там познакомились с Фарнеллом? — спросил я.

Она быстро вскинула на меня глаза.

— Нет, — ответила она. — Я вам уже говорила. Я познакомилась с ним, когда работала на роту Линге. — Немного поколебавшись, она добавила: — Как вам кажется, почему бедный мистер Дахлер сомневается в обстоятельствах смерти Джорджа?

— Я не знаю, — ответил я. Меня это тоже озадачило. — Почему вы называете его бедным мистером Дахлером?

Она наклонилась вперед, присмотрелась к нактоузу, а затем немного перехватила штурвал.

— Он так много страдал. Эта рука… мне было больно увидеть его таким.

— Вы знали его прежде? — спросил я.

— Да. Очень давно. Он бывал у нас дома. — Она снова посмотрела на меня и улыбнулась. — Он меня не помнит. Я тогда была маленькой девочкой с косичками.

— Он вел какие-то дела с вашим отцом?

Когда она кивнула, я поинтересовался, каким бизнесом тогда занимался Дахлер.

— Судоходством и грузоперевозками, — ответила она. — У него был целый флот каботажных пароходов и несколько нефтяных танкеров. Его компания снабжала нас топливом. Поэтому он и приходил к моему отцу. У него также была доля в одной из наших китобойных баз, и им нравилось беседовать об этом. О китобойном бизнесе отец был готов говорить бесконечно.

— Почему Дахлер боится возвращаться в Норвегию? — спросил я. — Почему Йоргенсен сказал, что ему угрожает арест?

— Я не знаю. — Она нахмурилась, как будто пытаясь решить эту задачу. — Он всегда был очень мил. Постоянно привозил мне что-нибудь из Южной Америки. Он так и говорил, что танкеры нужны ему только для того, чтобы доставлять мои подарки. — Она рассмеялась. — Однажды он взял меня с собой кататься на лыжах. Сейчас по нему не скажешь, но когда-то он был отличным лыжником.

После этого мы надолго замолчали. Я пытался представить себе Дахлера таким, каким он был когда-то. Она тоже, видимо, погрузилась мыслями в прошлое. Внезапно она произнесла:

— Почему майор Райт до сих пор не передал радиограммы? — Похоже, ответа от меня она не ожидала, потому что тут же продолжила: — Все эти люди на борту вашего судна хотят взглянуть на его могилу? Это… не знаю почему, но меня это немного пугает.

— Вы хорошо его знали? — спросил я.

Она посмотрела на меня.

— Джорджа? Да, я знала его достаточно хорошо.

Немного поколебавшись, я спросил:

— Вам это о чем-нибудь говорит: «Коль я погибну, думай лишь о том…»?

Я не ожидал, что мой простой вопрос так ее потрясет. На несколько мгновений она замерла, как будто оцепенев. Затем, как и полагается человеку, находящемуся в трансе, она пробормотала оставшиеся две строчки: «…что стал навек английским уголок».

Она подняла на меня широко раскрытые от удивления глаза.

— Где вы это услышали? — спросила она. — Как вы узнали… — Она замолчала и сосредоточенно уставилась на компас. — Простите, я сбилась с курса.

Шум ветра и моря почти полностью заглушали ее голос. Она повернула штурвал, и яхта накренилась. Зашипела вода, и я ощутил, как ветер всей тяжестью навалился на полотнище паруса.

— Почему вы цитируете мне Руперта Брука? — Ее голос звучал твердо, и я чувствовал, каких усилий ей стоит его контролировать. Затем она снова подняла на меня глаза. — Эти слова были в записке?

— Да, — кивнул я.

Она повернула голову, глядя в темноту.

— Значит, он знал о том, что умрет. — Эти произнесенные шепотом слова я услышал только благодаря отнесшему их в мою сторону ветру. — Почему он прислал это сообщение вам? — спросила она, неожиданно оборачиваясь ко мне и испытующе вглядываясь в мое лицо.

— Он прислал его не мне, — отозвался я. — Я не знаю, кому оно предназначалось. — Она промолчала, и я поинтересовался: — Когда вы видели его в последний раз?

— Я вам уже говорила, — пробормотала она. — Я познакомилась с ним, когда он служил в роте Линге. А потом он отправился на штурм Молёя. Он… он не вернулся.

— И вы его больше никогда не видели?

Она рассмеялась.

— Столько вопросов. — Ее смех затих. — Давайте больше не будем об этом говорить.

— Вы к нему привязались, не так ли? — не унимался я.

— Прошу вас, — произнесла она. — Он умер. Говорить больше не о чем.

— Если вы так в этом уверены, — возразил я, — почему вы явились ко мне сегодня утром уже с вещами и полностью готовая к отъезду в Норвегию? Неужели это объясняется всего лишь сентиментальным желанием увидеть его могилу?

— Я этого не хочу! — с неожиданной горячностью воскликнула она. — Глаза бы мои ее не видели.

— В таком случае почему вы здесь? — повторил я свой вопрос.

Похоже, она собиралась бросить мне в ответ какую-то резкость, но внезапно передумала и отвернулась.

— Я не знаю, — прошептала она.

Она произнесла это так тихо, что ветер успел отнести ее слова прежде, чем я убедился в том, что не ослышался.

— Вы не встанете к штурвалу? — внезапно попросила она меня. — Я на минуту спущусь вниз.

На этом наша беседа оборвалась. Снова поднявшись на палубу, она остановилась немного поодаль. Свет ходового фонаря выхватывал из темноты ее высокую грациозную фигуру, которую не скрывала даже мешковатая куртка. Я видел, как ветер трепал ее волосы, а сама она ритмично покачивалась в такт качке. Я сидел у штурвала, беседовал с находящимся в рубке Уилсоном и спрашивал себя, что ей известно и кем был для нее Фарнелл.

Мы приблизились к затонувшему плавучему маяку. Я изменил курс на плавучий маяк Смитс-Нолл. Час спустя мы позвали вахту правого борта. Я также сделал запись в судовом журнале и отметил наш курс на карте. С того момента как мы подняли паруса, мы делали не меньше восьми с половиной узлов в час.

— Курс на северо-восток, — произнес я, передавая штурвал Дику.

Он рассеянно кивнул. Он всегда бывал таким в первый день плавания. За шесть лет, которые он прослужил на королевском флоте, он так и не сумел побороть морскую болезнь. Райт тоже чувствовал себя неважно. Его позеленевшее лицо покрывала испарина, и на фоне его бледности рыжая шевелюра полыхала огнем в тусклом освещении рубки. Йоргенсен, облаченный в позаимствованные у нас свитера и непромокаемую куртку, казалось, не замечает качки, так же как и Картер, который столько лет провел в кочегарках и машинных отделениях престарелых пароходов, что ему все было нипочем.

Мою вахту вызвали наверх в четыре часа утра. Ветер усилился до пяти баллов, но яхта теперь шла даже легче. Я обратил внимание на то, что часть парусов убрана. Тем не менее качка оставалась достаточно сильной. Волны были такими высокими, что «Дивайнер» вонзал в них бушприт, как матадор шпагу. Весь день ветер дул с юго-востока, позволяя нам пересекать Северное море с приличной скоростью в семь, а то и восемь узлов. К заходу солнца мы преодолели сто пятьдесят пять миль из того расстояния, которое отделяло нас от побережья Норвегии. Яхта мчалась вперед так уверенно, как будто участвовала в океанских гонках. Это стремительное скольжение под парусами настолько меня захватило, что я почти забыл, зачем мы идем в Норвегию. Прогноз погоды беспрестанно угрожал штормом, и незадолго до полуночи нам снова пришлось сократить площадь парусов. К следующему утру ветер немного стих и задул с северо-востока. Мы ушли в крутой бейдевинд, что позволило нам продолжить свой путь против ветра.

За прошедшие два дня я сумел довольно близко познакомиться с Джилл Сомерс. Этой высокой и стройной девушке было двадцать шесть лет, и, несмотря на всю свою деятельную натуру, в критической ситуации она умела сохранять ледяное спокойствие. Она не была красивой в общепринятом смысле этого слова, но мальчишеская легкость ее движений и жажда жизни наделяли весь ее облик своеобразной красотой. Ее обаяние заключалось в ее манерах, а также в том, как легко ее довольно полные губы расплывались в улыбке, которая всегда была слегка кривоватой. И когда она улыбалась, улыбались и ее глаза. Она обожала ходить под парусом, и мы оба настолько наслаждались ощущением ветра, стремительно увлекающего нас вперед, что напрочь забыли о Джордже Фарнелле. Его имя было упомянуто лишь однажды. Она рассказывала мне о том, как они с отцом выбирались из Норвегии перед самым немецким вторжением и как, проведя всего несколько месяцев в Англии, она через норвежские военные власти в Лондоне связалась с ротой Линге и начала работать на Сопротивление.

— Я просто должна была что-то делать, — рассказывала она. — Я хотела участвовать в этом вместе со всеми. Папа все устроил. Он работал в норвежской судоходной и торговой миссии в Лондоне. Я отправилась на север, в Шотландию, и сразу же приступила к работе в их штаб-квартире. Я и еще пять девушек круглые сутки по очереди дежурили в радиоэфире. Именно там я и познакомилась с Бернтом Ольсеном.

— Вы знали, что его настоящее имя Джордж Фарнелл? — спросил я.

— Тогда еще нет. Но он был темноволосым и невысоким, и однажды я спросила у него, действительно ли он норвежец. Тогда он и назвал мне свое настоящее имя.

— Сообщил ли он вам о том, что является беглым заключенным? — спросил я.

— Да, — ответила она, улыбаясь собственным мыслям. — Тогда он поведал мне о себе все, что только можно было рассказать.

— И вас это нисколько не обеспокоило? — поинтересовался я.

— Конечно нет, — откликнулась она. — Мы были на войне. И он готовился к участию в одном из наших первых и самых отчаянных штурмов того, что на тот момент являлось вражеской территорией. Три месяца спустя он отправился в Норвегию, на штурм Молёя.

— Он очень много для вас значил, верно, Джилл? — спросил я.

Она кивнула и, немного помолчав, добавила:

— Да, он очень много для меня значил. Он был более серьезным и более сдержанным, чем все остальные, и очень сильно от них отличался. Казалось, у него в этой жизни есть какая-то миссия. Вы понимаете, о чем я говорю? Он носил военную форму и упорно тренировался, готовясь к опасному заданию. И тем не менее он не имел ко всему этому никакого отношения. Мыслями он был где-то очень далеко.

Именно это описание Фарнелла накануне штурма Молёя заинтриговало меня больше всего. Фарнелла интересовали только металлы. В отношении металлов он был таким же творцом, как живописец или музыкант. Война и его собственная жизнь весили очень мало на этих весах, на второй чаше которых лежал восторг от обнаружения новых залежей. Описание Бернта Ольсена во время штурма Молёя, предоставленное Кертисом Райтом, и рассказ Джилл о его поведении накануне высадки окончательно убедили меня в том, что Фарнелл напал на след новых металлов в горах Норвегии.

Больше о Фарнелле мы не говорили. Во время вахты мы были всецело поглощены управлением яхтой. Если вы никогда не ходили под парусами, вам трудно понять, сколько внимания и усилий требует этот процесс. Постоянно необходимо что-то делать, особенно капитану. Когда я не стоял у штурвала, я заносил в судовой журнал данные о нашем местоположении, которое прежде нужно было рассчитать. Я также должен был в определенное время выходить в радиоэфир, слушать прогноз погоды, проверять паруса. И над всем этим нависал тяжкий груз сонливости, особенно во время вахт, приходящихся на раннее утро.

Возможности поближе познакомиться с Йоргенсеном или Райтом у меня не было, как и поговорить с ними о Фарнелле. Пока дул ветер, вахты беспрестанно сменяли друг друга. Вахта, освободившаяся от дежурства на палубе, тут же спускалась в каюты. Днем работы тоже хватало, начиная от приготовления еды и заканчивая мелкими хозяйственными хлопотами. Время от времени отдыхающую вахту приходилось будить и звать на помощь, чтобы переставить паруса. Все, что я успел заметить за эти первые два дня, так это то, что Йоргенсен — первоклассный моряк и, похоже, в буквальном смысле слова наслаждается нашим плаванием. Что касается Кертиса Райта, то он тоже довольно быстро освоился на яхте.

На третий день ветер снова сменил направление и снова стал юго-восточным. Нам довелось отпустить последний риф и поставить главный топсель. Крутые волны сменились длинными и плавными. К этому времени мы прошли уже четыреста миль. Светило яркое солнце, и нам начали встречаться траулеры Абердинского флота. Над ними кружили чайки, время от времени над встрепанными волнами проносился буревестник, почти касаясь крыльями воды и напоминая летучую рыбу.

Именно в это утро все и началось. Нам удалось расслабиться и подумать о чем-то, кроме парусов. В полдень я передал штурвал Йоргенсену. Дик заявил, что будет дежурить две вахты подряд, желая воспользоваться этим временем для того, чтобы снять главный топсель и заменить заклинивший вертлюг. Впервые за все время с момента выхода из Лондона я остался с норвежцем наедине.

— Курс двадцать пять градусов северной широты, — сообщил я ему, на негнущихся ногах выбираясь из кресла.

Он кивнул и встал к штурвалу, присматриваясь к компасу. Затем он поднял глаза на группу людей, которые возились с гарделями возле грот-мачты. Наконец его взгляд остановился на мне.

— Можно вас на минутку, мистер Гансерт? — произнес он, потому что я уже шел к мачте, чтобы тоже приняться за гардели. Я остановился, а он продолжал: — Это путешествие идет на пользу моему здоровью. Но я не думаю, что то же самое можно сказать о моем бизнесе. Если только нам не удастся с вами договориться.

— Вы о чем? — спросил я.

Он откинулся на спинку сиденья, легко удерживая штурвал своими сильными пальцами.

— Должен признаться, что я был не вполне честен с вами, когда говорил, что меня не интересует Фарнелл. Интересует. И особенно сейчас, когда мне стало известно, что недавно вы получили от него некое послание. Полагаю, он сообщил вам о том, что в Норвегии было сделано важное открытие? Там обнаружили какие-то ценные минералы?

Смысла отрицать это не было.

— Послание это подразумевало, — ответил я.

— Он вам сообщил, какой именно минерал обнаружил? — спросил он.

Я кивнул.

— Да, — ответил я. — И прислал образцы.

— Полагаю, по почте? — прищурился Йоргенсен, не сводя с меня внимательного взгляда.

Я улыбнулся.

— Его метод передачи информации оказался гораздо менее традиционным, — покачал головой я. — Впрочем, я думаю, вам важно знать главное — образцы благополучно попали ко мне.

— И вы знаете места залежей этого минерала?

Я не видел оснований разубеждать его в том, что выглядело вполне логично.

— Без этой информации толку от этих образцов было бы не много, — хмыкнул я.

— Полагаю, мы могли бы прийти к некоему соглашению, — немного поколебавшись, продолжал норвежец. — Что, если мы направимся прямиком в Берген? Там я смог бы сделать вам конкретные предложения. А вы смогли бы привлечь сэра Клинтона…

Он замолчал, глядя куда-то поверх моего плеча. Я обернулся. У люка трапа, ведущего в кают-компанию, стоял Дахлер. Я не видел его с того момента, как мы вышли из Темзы, не считая одного случая, когда я столкнулся с ним в сумерках на палубе. Все это время за ним ухаживала Джилл. Солнце вышло из-за тучи, и в ярком свете солнечных лучей его изборожденное морщинами лицо показалось серым. Он был одет в свитер Дика, который был ему слишком велик, и старые серые брюки с подвернутыми штанинами. Он смотрел на Йоргенсена. Я в очередной раз ощутил вражду, вспыхивающую при встрече этих людей. Дахлер неуклюже зашагал по раскачивающейся палубе. Должно быть, он услышал слова Йоргенсена, потому что произнес:

— Так значит, уже дошло до стадии конкретных предложений?

— А вам какое дело? — резко ответил Йоргенсен.

— Никакого, — ответил калека, улыбаясь своей кривоватой улыбкой. — Просто интересно. Вы похожи на собаку, которая защищает свою кость. Вы ее закопали, но все равно боитесь, что придет другая собака и откопает. Вы расспрашивали даже мисс Сомерс.

Йоргенсен ничего не ответил. Он смотрел на собеседника со странной сосредоточенностью, и его щека нервно подергивалась.

— Я сказал ей, чтобы она ничего вам не говорила, — продолжал Дахлер.

— С каких это пор вы стали ее опекуном? — презрительно усмехнулся Йоргенсен.

— Я был другом ее отца, — ответил калека. — К счастью, вам ничего не удалось из нее выудить. Как и из майора Райта. — Он улыбнулся. — Да, вы не знали, что дверь моей каюты закрыта неплотно. — Он обернулся ко мне. — Мистер Гансерт, прежде чем вы будете обсуждать с ним конкретные предложения, было бы неплохо, если бы вы выяснили у него, что он знает о Джордже Фарнелле.

Йоргенсен с такой силой стиснул штурвал, что у него даже костяшки пальцев побелели.

— Почему вас так интересует Фарнелл? — спросил он у Дахлера.

Сильная качка заставила калеку опереться на крышу рубки.

— Бернт Ольсен вывел нас из Финсе. — Внезапно он наклонился вперед. — Он также сообщил мне о том, кто поручил немцам совершить в ту ночь налет на мой дом. Вы не знали, что мне об этом известно?

— В ваш дом пришли потому, что вы слишком много болтали о своей мифической деятельности.

— Насколько я понимаю, Мюеллер, ваш представитель в Бергене, не имел к этому никакого отношения?

— Если и имел, то он расплачивается за это шестилетним сроком в тюрьме по обвинению в сотрудничестве с немцами.

— Он всего лишь сделал то, что ему приказали сделать вы.

Det er logn, — от волнения Йоргенсен перешел на норвежский.

Его лицо раскраснелось от гнева.

— Это не ложь, — возразил Дахлер.

— Тогда докажите это.

— Доказать? — Дахлер улыбнулся. — Для этого я здесь, Кнут. Я собираюсь это доказать. Я собираюсь доказать, что вы должны отбывать срок вместо Мюеллера. Когда я найду Фарнелла…

— Фарнелл мертв, — резко оборвал его Йоргенсен, совладав с волнением.

Дахлер молчал. Это краткое напоминание о том, что Фарнелл умер, похоже, потрясло его до глубины души. Он повернулся и побрел обратно к трапу. Вдруг он остановился и снова развернулся к нам.

— Мистер Гансерт, — обратился он ко мне, — прежде чем вы начнете обсуждать его предложения, вспомните, что до определенного момента он работал на немцев, причем делал это так же усердно, как позднее сотрудничал с британцами.

С этими словами он скрылся в люке.

Вдруг раздался окрик Дика:

— Следите за курсом!

Яхта развернулась носом к ветру, и все паруса неистово хлопали у нас над головой. Йоргенсен немедленно вернул судно на курс. Затем он вздохнул.

— Вот что происходит, мистер Гансерт, — тихо произнес он, — в стране, которая была оккупирована.

Я промолчал, и спустя мгновение он продолжил:

— До войны мы с Яном Дахлером вместе занимались бизнесом. Его танкеры снабжали мой металлургический завод. Но теперь… — Он пожал плечами. — Он вел себя глупо. Он помог кое-каким британским агентам, а затем принялся об этом болтать. Мюеллер на него донес, и теперь он во всем винит меня. Что касается его побега из Финсе… — Он поднял голову и посмотрел на меня. — Один немецкий офицер признался в том, что ценой его побега стала определенная информация, в которой они нуждались. Эта информация касалась новых видов морских двигателей, разработанных моими инженерами. Эти чертежи были «утеряны», когда Норвегию оккупировали немцы. Но Дахлеру было о них известно, потому что я пообещал оснастить этими двигателями его танкеры, прежде чем принимать другие заказы. И… в общем, произошла утечка информации, и чертежи у нас изъяли.

— И это была работа Дахлера? — спросил я.

— Доказательств этого нет, не считая слов немецкого офицера, которого наша разведка расколола во время перекрестного допроса. Но чертежи у нас потребовали сразу после побега Дахлера из Финсе. Именно поэтому власти и не хотят снова видеть его в Норвегии.

— Что он делал в Финсе? — спросил я.

— Принудительные работы, — ответил Йоргенсен. — Немцам взбрело в голову, что они сумеют построить на Йокулене аэродром. — Он вытащил сигарету и закурил. — Теперь, мистер Гансерт, вы понимаете, как обстоят дела? Чтобы прикрыть свою собственную вину, он вынужден сам выдвигать обвинения. Кроме того… — он заколебался, — проблема также заключается в том, что во время оккупации человек моего положения неизбежно попадает в неловкое положение. Я должен был изображать дружбу с немцами для того, чтобы иметь возможность продолжать работать на освобождение моей страны. Если бы они перестали мне доверять, от меня не было бы никакого толка. Многие из тех, кто не знает, чем я занимался на самом деле, готовы поверить в то, что я поддерживал немцев. Вот почему я теряю самообладание, когда слышу, как такие люди, как Дахлер, выдвигают против меня совершенно необоснованные обвинения. Я знаю, в каком уязвимом положении я оказался из-за своей работы. — Он грустно улыбнулся. — Я подумал, что будет лучше, если вы об этом узнаете. — Немного помолчав, он добавил: — Ну, а теперь как насчет того, чтобы отправиться непосредственно в Берген и уладить там все дела?

Я колебался. Мне не давали покоя два факта. Один заключался в том, что во время войны Фарнелл какое-то время находился в Финсе. Второй касался того, что Йоргенсен больше не диктовал условия «Би Эм энд Ай», а выпрашивал их. Я посмотрел вперед в поисках предлога прервать этот разговор. Дик пытался поднять топсель, но парус за что-то зацепился.

— Держи его, — крикнул я. — Ты не освободил топенант. Мы поговорим об этом позже, — сказал я Йоргенсену и поспешил на выручку Дику и его вахте.

Как только топсель благополучно подняли, закрепив все снасти надлежащим образом, я спустился в кают-компанию, чтобы поесть. Мне было необходимо время, чтобы обдумать причины таких внезапных перемен в намерениях Йоргенсена. Когда я вошел, там был только Дахлер. Джилл выглянула из-за двери камбуза.

— Уже четыре? — спросила она.

Я кивнул, не сводя глаз с Дахлера. Он покачивался взад-вперед в такт движениям яхты.

— Вам не показалось, что с Йоргенсеном это было немного чересчур? — поинтересовался я.

— Чересчур? — Он усмехнулся. — Кнут Йоргенсен — это такой человек… — Он поколебался, но затем все же добавил: — Он бизнесмен. — Он наклонился ко мне через раскачивающийся стол. — Вот что я вам скажу, мистер Гансерт. Норвежец может быть опасен, только если этот норвежец бизнесмен. Я норвежец и бизнесмен. Так что я знаю. Мы открытые и приветливые люди… пока не доходит до бизнеса.

— И что тогда? — спросил я.

Здоровой рукой он вцепился в рукав моей куртки.

— И тогда возможно все, — ответил он.

То, как он это произнес, заставило меня похолодеть. Тут вошла Джилл, и сразу же все снова вернулось в рамки нормальности. Но после еды, когда я ушел в свою каюту спать, передо мной снова всплыла сцена, разыгравшаяся между Дахлером и Йоргенсеном. Я лежал с открытыми глазами, прислушиваясь к качке, ощущая неистовую вражду двух норвежцев и задаваясь вопросом, что можно с этим сделать. Держать их подальше друг от друга на таком маленьком судне не было никакой возможности. Позволить им контактировать… Придется постоянно за ними следить, вот и все. Я вскочил с койки и, поднявшись на палубу, обнаружил Йоргенсена за штурвалом, а Дахлера в рубке, из которой он пристально наблюдал за своим недругом. Похожая на пергамент кожа Йоргенсена казалась бледнее обычного. Он переводил взгляд с нактоуза на вымпел на мачте и обратно, стараясь не смотреть на Дахлера. Даже здесь, на палубе, несмотря на сильный ветер, заставлявший «Дивайнер» то взлетать на гребни волн, то скатываться с них вниз, напряжение между двумя мужчинами казалось физически ощутимым.

— Мистер Дахлер, — обратился я к калеке. — Теперь, когда вы поправились, возможно, вы сможете присоединиться к моей вахте?

— Хорошо, — отозвался он.

— Моя вахта сейчас внизу, — напомнил ему я.

Он только улыбнулся.

— Мне и наверху хорошо, — ответил он. — А моему животу уж точно намного лучше.

Поэтому я тоже остался на палубе. Впрочем, я понимал, что это бесполезно. Если Дахлер захочет сидеть и смотреть на Йоргенсена, он сможет делать это в любое время, когда вахта правого борта будет дежурить наверху. Я смог бы присматривать за ними только в том случае, если бы они оба были в моей вахте. Должен же я был когда-то спать.

В ту ночь моя вахта сменилась с дежурства в двенадцать часов. Прогноз передавал штормовое предупреждение практически для всего побережья Британских островов. Ветер теперь дул с юго-запада, и во время нашей вахты мы перекинули паруса. Впервые с того времени, как мы вышли из устья Темзы, яхта кренилась на правый борт. Я закрепил бизань-парус, чтобы он не лег на грот.

— Следи за ветром, — напутствовал я Дика. — Я не думаю, что ветер снова поменяется, но если это произойдет, тебе придется быстро перекинуть паруса обратно.

Когда я спустился вниз, Дахлер уже ушел в свою каюту. Под его дверью виднелась полоска света. Джилл и Уилсон пили чай, сдобренный ромом. Девушка налила кружку чая и для меня.

— Рома? — спросила она и долила напиток в кружку, не дожидаясь моего ответа.

Ее лицо было очень бледным, а глаза лихорадочно блестели.

Я взял из ее рук кружку и приподнял ее в приветствии.

— Ваше здоровье! — произнес я, наблюдая за ней поверх ободка кружки.

Как только Уилсон вышел из каюты, она произнесла срывающимся и неестественно высоким голосом:

— Вы собираетесь заключить сделку с мистером Йоргенсеном, Билл?

— Что вы имеете в виду? — вместо ответа поинтересовался я.

— Так мне сказал мистер Дахлер, — ответила она. — Он сказал, что вы с Йоргенсеном объединяетесь против Джорджа Фарнелла.

— Против Джорджа Фарнелла… — Я уже ничего не понимал. — Джордж Фарнелл умер, — напомнил я ей.

Она кивнула.

— Я так и сказала мистеру Дахлеру. Но он только добавил: «Не потеряй Гансерта — вот и все».

— Он попросил вас поговорить со мной?

— Не то чтобы попросил, но… — Она заколебалась. Затем она шагнула ко мне и взяла меня за локоть. — Билл, мне страшно. Не знаю почему. На яхте сегодня что-то происходит. Все на взводе. Все задают вопросы.

— Кто задает вам вопросы? — спросил я.

— Утром это был Йоргенсен. А днем Кертис. Вы чуть ли не единственный, кто ни о чем меня не спрашивает. — Неожиданно она засмеялась. — Вместо этого я расспрашиваю вас. Так как насчет Йоргенсена?

— Я приму решение, когда доберусь до Норвегии, — ответил ей я. — А сейчас вам лучше лечь и поспать.

Она кивнула и одним глотком допила чай. Я подождал, пока у нее в каюте не вспыхнет свет, после чего выключил освещение в кают-компании и направился к себе.

Я мертвецки устал и уснул не раздеваясь, едва лег на койку. Яхту качало на волнах, как колыбель, и я осознавал это даже во сне, что усиливало ощущение полного комфорта и спокойствия. Мне снилось что-то мягкое, темно-пурпурное и бархатное, а еще раскачивающиеся на ветру верхушки деревьев. Потом покачивание изменилось. Оно замедлилось и стало более тяжелым. Яхта сотрясалась с каждым натиском волн. Она кренилась все сильнее и ужаснее. При каждом крене я цеплялся за одеяла и за край койки. Внезапно я проснулся и понял, что должен подняться на палубу. Я ощущал это даже внизу, у себя в каюте. Ветер вдавливал яхту в море. На ней было слишком много парусов. Я сунул ноги в морские ботинки. Море приподнимало яхту и снова ее опускало, и я ощущал ее нежелание подниматься на гребень очередной волны.

Я открыл дверь своей каюты. В кают-компании горел свет. У трапа я остановился и прислушался. Из-за спины доносились громкие голоса людей, которые по очереди кричали друг на друга. Я обернулся и заглянул в щелку приотворенной двери. Йоргенсен и Дахлер стояли напротив друг друга, разделенные обеденным столом.

Sa det er det De tenker a gjore, hva? — угрожающе низким голосом произнес Йоргенсен.

Судно качнуло, и он схватился за опору. У него за спиной распахнулась дверь каюты Джилл. Она была полностью одета. Видимо, ее разбудила их ссора.

De far ikke anledning, — по-прежнему по-норвежски продолжал Йоргенсен. — Sa fort vi kommer til Bergen skal jeg fa Dem arrestert.

— Арестовать его?! — воскликнула Джилл. — Почему вы хотите, чтобы его арестовали? Что он сделал?

— Во время войны продавал врагу секреты, — ответил ей Йоргенсен.

— Я вам не верю, — запальчиво воскликнула она.

Я распахнул дверь кают-компании.

— Мистер Йоргенсен, попрошу вас подняться на палубу, — окликнул я норвежца. — Необходимо убавить парусов.

Я не стал дожидаться его ответа, быстро взбежав по трапу. Оказавшись наверху, я увидел, что ночь превратилась в бушующую и завывающую водную бездну. Хватаясь за поручни, я добрался до сгрудившейся в рубке горстки людей. Было ясно, что еще немного — и штормовой ветер окончательно превратится в бурю. Я ощущал, как с каждой секундой его вес все сильнее налегал на яхту и всех, кто на ней находился.

— Дик! Пора опускать паруса. Этот кливер явно лишний.

— Я как раз собирался это сделать, — отозвался он.

Дрогнувший голос выдал его тревогу. Он понимал, что должен был сделать это раньше. На палубе появился Йоргенсен, а вслед за ним и Джилл. Поднялся по трапу и Дахлер. Я мысленно выругался. Калеке на палубе было точно не место. Но беспокоиться о нем у меня не было времени. Сам будет виноват, если его смоет за борт, решил я. Кертис стоял у штурвала.

— Держите ее на фордевинде, — приказал я ему. — Дик, бери Картера и бегом на бушприт. Йоргенсен, вы со мной.

Мы начали пробираться вперед. Волны и ветер неистово раскачивали судно. Дик и Картер уже были на бушприте. Джилл возилась с креплением кливера. Мы начали поспешно опускать паруса, но их было слишком много, и я чувствовал, как ветер относит нас в море.

В свете закрепленного на мачте прожектора мы начали опускать топсель. Но его заклинило, и ветер швырнул его на гафель грота. Полотнище паруса запуталось. Мы бросились его высвобождать, но тут я ощутил, что ветер сменил направление.

— Кертис, — крикнул я, — лево руля, или нас развернет! Ветер меняется.

Но он уже заметил опасность и повернул штурвал.

— Не волнуйся о курсе! — крикнул я. — Главное — держи по ветру.

— Хорошо! — крикнул он в ответ.

В этом и заключается главная опасность движения в фордевинд, особенно ночью. Грота-гик сильно поднят, и если ветер неожиданно меняет направление или вы незаметно для себя сбиваетесь с курса, то неожиданный порыв ветра способен резко развернуть яхту, буквально вырвав мачту из гнезда. Допустить этого, разумеется, нельзя.

Мы снова попытались поднять топсель. Но его заклинило намертво, и, чтобы справиться с ним, нам был необходим дополнительный вес.

— Кертис! — позвал я. — Передайте штурвал Джилл. И идите к нам.

Он тоже налег на фал, после чего нам удалось высвободить парус, разорвав при этом полотно. Раздался треск, и парус резко пошел вниз.

— Держите его! — завопил я.

На нас уже обрушилось хлопающее и развевающееся на ветру полотнище. Мы пытались его собрать, но оно хлестало нас по рукам и лицам. В это мгновение я скорее ощутил, чем заметил разворот яхты. Я высвободился из-под паруса как раз вовремя, чтобы увидеть, как ветер надувает заднюю шкаторину грота. Громадина паруса выгнулась в противоположную сторону. Грота-гик начал разворачиваться.

— Осторожно! — заорал я. — Йоргенсен! Ложитесь! Скорее!

Он обернулся, глядя на правый борт.

— Пригнитесь! — снова крикнул я. — Все!

Йоргенсен поднял руку, защищаясь от удара, но тут же был сбит с ног, растянувшись во весь рост на крышке люка, на которой стоял. Я почувствовал, что яхта выровнялась, схватил полотнище в охапку и растянулся на палубе. Уже в следующее мгновение грота-гик качнулся в противоположную сторону, вырвав из моих рук парус. Я ощутил, как надо мной пронеслась вся его огромная масса, и услышал отчаянный крик Джилл. Яхта снова резко накренилась, и гик с плеском погрузился в волны, обдав нас фонтаном брызг. Раздался треск, потрясший весь корпус яхты до самого основания, и я услышал грохот посуды в камбузе под нами. Левый бакштаг вырвало из фальшборта, и он с громким лязгом вонзился в паутину снастей.

Йоргенсен поднялся. Его лицо побелело и изменилось до неузнаваемости. Я стащил топсель с Дика, Кертиса и Картера. К счастью, пострадал только Кертис. Похоже, его зацепило по плечу. Я предоставил Дику заниматься раненым и бросился на корму. Но Йоргенсен оказался проворнее. У штурвала стоял Дахлер. Его лицо застыло, превратившись в бледную маску. Йоргенсен схватил его за воротник куртки и попытался оторвать от штурвала.

На мгновение мне показалось: еще немного — и он швырнет калеку за борт. Я громко закричал. Йоргенсен размахнулся и изо всех сил ударил Дахлера кулаком в лицо. Дахлер перестал упираться. Все его мышцы обмякли, и он повис на штурвале.

— Отойдите от него, Йоргенсен! — крикнул я. — Вы не имеете права так поступать. Дахлер ни в чем не виноват. Он не моряк. Кертис не должен был пускать его к штурвалу.

— Ни в чем не виноват, говорите? — Йоргенсен засмеялся странным срывающимся смехом. — Это не было случайностью, — произнес он. — Спросите у мисс Сомерс.

Я посмотрел на Джилл.

— Что случилось? — спросил я.

Но, похоже, девушка была так напугана, что не могла произнести ни слова. Она замерла, глядя на неподвижное тело Дахлера.

Глава 3

Голос «Хвал Ти»


Был ли этот разворот яхты нечаянным или намеренным, этого я не знал. И времени задумываться над этим в тот момент у меня не было. Штурвал заклинило, потому что на нем повисло тело Дахлера. Грот продолжал болтаться на мачте, и ветер с ревом трепал его во все стороны. Из-за того что левого бакштага у нас теперь не было, а правый провис, мачту кренило от каждого порыва ветра. Я слышал, как она стонет, нависая над грохочущим морем, захлестывающим палубу яхты. Я поднял Дахлера, высвободив штурвал, и сунул его в рубку. Затем я принялся изо всех сил вращать штурвал вправо, чтобы развернуть яхту против ветра.

— Выбирайте гика-шкот, Йоргенсен! — закричал я, когда болтающийся гик качнулся в сторону палубы.

Каким-то образом нам удалось привести яхту в крутой бейдевинд и кое-как натянуть правый бакштаг. Поставив к штурвалу Джилл, мы с Йоргенсеном предприняли попытку зарифить грот и отремонтировать левый бакштаг. Ранение Кертиса оказалось нетяжелым, но гик рассек ему плечо, и, как только на палубе появился Уилсон, я отправил майора вниз.

— Заберите с собой Дахлера, — попросил я его. Неожиданно вспомнив, что изначально у штурвала стоял он, я поинтересовался: — Я приказал вам передать штурвал Джилл. Почему вы пустили к нему Дахлера?

— Джилл не было в рубке, — ответил он. — Я увидел, что у вас заклинило парус, и как только я встал из-за штурвала, рядом со мной тут же оказался Дахлер. Как-то раз он уже управлял яхтой. Правда, это было днем. Но я решил, что не будет ничего страшного, если я передам штурвал ему. Тем более что это высвобождало Джилл. Я не знал…

— Все в порядке, — остановил его я. — Спускайтесь вниз и обработайте рану. Дахлера уложите в постель. Я загляну к нему попозже.

Почти час ушел у нас на то, чтобы все отремонтировать и привести яхту в порядок. На всякий случай я взял два рифа. Яхта, похоже, пострадала не очень сильно, но, чтобы рассмотреть, что случилось с верхним такелажем, необходимо было дождаться утра. Когда мы наконец снова легли на курс, я отправил Джилл вниз помочь Кертису забинтовать руку, а к штурвалу поставил Йоргенсена. Дик с помощниками укладывали паруса. Я сделал запись в журнале и сверил курс по компасу. Свет от нактоуза позволял разглядеть в темноте лицо Йоргенсена.

— Почему вы ударили Дахлера? — спросил я. Он не ответил, и я добавил: — Этот человек — калека. Ему нельзя было доверять штурвал в такую погоду. У него бы не хватило сил его удержать. — Йоргенсен продолжал упрямо молчать. — Вы думаете, он сделал это специально? — не выдержал я.

— А вы как думаете? — спросил он.

Я вспомнил, как Йоргенсен стоял на крышке люка и тянулся вверх. Если бы я не ощутил, что яхту вот-вот развернет, и не успел его предупредить, гик смел бы его за борт. Он сломал бы ему ребра и вышвырнул его тело за леера ограждения. Если бы Дахлер хотел избавиться от Йоргенсена…

— Это было досадное недоразумение и случайность! — неожиданно разозлился я.

— Случайность? — засмеялся он. — Дахлер управляет яхтами всю свою жизнь. Это не было случайностью, мистер Гансерт. Вы слышали, о чем мы говорили в кают-компании, перед тем как подняться на палубу?

— Вы угрожали его арестовать, — ответил я. — Но это не доказывает, что он пытался… подвергнуть вас опасности.

— Кажется, вы хотели произнести слово «убить»? — Он перехватил штурвал. — Давайте называть вещи своими именами, — продолжал он. — То, что сделал Дахлер, было покушением на убийство.

Он произнес это таким тоном, что у меня мороз пополз по коже.

Мне трудно было поверить в то, что Дахлер мог пытаться его убить. Тем не менее он сидел здесь и видел Йоргенсена, который стоял на люке. И у него в руках было средство убийства. Достаточно было повернуть штурвал, и разворот был неизбежен. Случайность. Никто не сумел бы доказать обратное. И, учитывая перепутанные паруса и изорванные снасти, спасти Йоргенсена мы точно не смогли бы. Это было бы нетрудно понять, если бы Дахлер был новичком. Совсем незадолго до того, как Дахлер встал к штурвалу, Кертис по недосмотру едва не сделал то же самое. Но если он управлял яхтами всю жизнь…

Я толкнул дверь кают-компании. Кертис натягивал на себя свитер. Джилл была в камбузе и подметала осколки разбившейся посуды.

— Как ваше плечо? — спросил я у Кертиса.

— Нормально, — отмахнулся он. — Немного онемело, вот и все.

— Дахлер у себя в каюте?

— Да, он уже пришел в себя. Разбитая губа и синяк на скуле, ничего страшного. Зачем Йоргенсену понадобилось его бить? Странная парочка, вы не находите? Они ненавидят друг друга до глубины души.

Я вошел в каюту Дахлера. Свет был включен. Он сидел на койке, опершись спиной на подушку и промокая кровь с губы. Я закрыл дверь. Он обернулся на этот звук, продолжая прижимать к лицу носовой платок.

— Ну что? Много я бед натворил?

— Достаточно, — кивнул я. — Почему вы встали к штурвалу, если не знаете, как управлять яхтой?

— Я был рядом, когда вы позвали Райта на помощь, — ответил он. — Я помочь вам не мог, а Джилл Сомерс могла. Поэтому я занял место Райта у штурвала. И я умею управлять яхтой, мистер Гансерт. К сожалению, я не делал этого с тех пор… с тех пор, как случилось вот это. — Он кивнул на свою парализованную руку. — Яхта накренилась под порывом ветра, и штурвал вырвало у меня из рук.

— Йоргенсен считает, что вы сделали это намеренно.

— Я это уже понял. — Он снова промокнул губу. — Вы тоже так думаете? — Его темные глаза в упор смотрели на меня. В расширенных зрачках отражалась лампочка.

— Я готов поверить вам на слово, — ответил я.

— Я спросил вас, мистер Гансерт, считаете ли вы, что я сделал это намеренно?

Я колебался, не зная, что ответить.

— Я не знаю, — наконец произнес я. — Незадолго до этого происшествия Йоргенсен пригрозил позаботиться о том, чтобы вас арестовали. Да и вы не особенно пытаетесь скрывать свою ненависть в его адрес.

— Почему я должен это скрывать, если я действительно его ненавижу?

— Но из-за чего? — спросил я.

— Из-за чего? — внезапно повысил голос Дахлер. — Из-за того, что он со мной сделал. Посмотрите на это. — Он снова сунул мне под нос свою усохшую руку. — Это все Йоргенсен, — прорычал он. — Посмотрите на мое лицо. Тоже Йоргенсен. До войны я был здоров и счастлив. У меня были жена и бизнес. Я был наверху. — Он вздохнул и снова откинулся на подушку. — Это было до войны. Кажется, что прошло очень много времени. Я занимался морскими грузоперевозками. У меня был каботажный флот и четыре танкера, снабжавшие «Дет Норске Стаалселскаб». А потом в Норвегию вторглась Германия. Я отправил танкеры в британские порты. Несколько каботажных судов затонули, другим удалось уйти. Но большая часть флота продолжала работать. И пока Йоргенсен развлекал немецкое командование в Осло, я работал на освобождение моей страны. Мой дом в Алверструммене был убежищем для британских агентов. Моя контора в Бергене стала пунктом сбора парней, тайно покидавших страну. Но внезапно на мой дом совершили налет. Там находился британский агент, которого тут же арестовали. Меня также бросили в тюрьму в Бергене. Там было не так уж и плохо. Жена могла приезжать на свидания, а я занимался переплетом книг. Но затем нас отправили на каторжные работы. Я попал в Финсе. На самой вершине Йокулена немцы решили построить аэродром. Вы когда-нибудь слышали об этом монументе немецкой тупости?

— Йоргенсен что-то об этом говорил… — начал я.

— Йоргенсен! — воскликнул он. — Что может знать об этом Йоргенсен? Он был для этого слишком умен.

Наклонившись вперед, он дотянулся до своей куртки и достал из кармана сигарету. Его пальцы дрожали. Я видел, что Дахлер на взводе. Он говорил без умолку в попытке успокоиться. А я слушал, потому что мне впервые удалось его разговорить, а в Финсе он общался с Джорджем Фарнеллом.

— Значит, вы не знали об этом проекте на Йокулене? Похоже, в Англии об этом вообще не слышали. Во время войны случается очень много странного, но почти никто за пределами стран, где происходит то или иное событие, об этом так и не узнает. В Норвегии о немцах и Йокулене знают все. Это уже давно превратилось в анекдот. — Он помолчал и добавил: — Но для тех, кто там работал, все было очень серьезно. — Он наклонился ко мне и схватил меня за руку. — Вам известна высота Йокулена?

Я покачал головой.

— Это самая высокая точка Хардангервидды. Высота 1876 метров. Это ледник, всегда укрытый льдом. Только безумцы могли вообразить, что им удастся построить там летное поле. Ветер сдувал снег в огромные горы. Они гнали трактора с тяжелыми железными колесами на самую вершину. А когда они поняли, что круглые колеса только уплотняют снег, они сделали их восьмигранными. Там были расщелины, которые они пытались засыпать опилками. Это и в самом деле уморительный анекдот. Но нам приходилось там наверху работать, а зимой на Йокулене температура порой понижается до пятидесяти градусов мороза. — Все это он говорил очень быстро, но внезапно откинулся на подушку и закрыл глаза. — Вы знаете, сколько мне лет, мистер Гансерт?

Определить его возраст было невозможно.

— Нет, — ответил я.

— Чуть больше шестидесяти, — сообщил он. — Тогда мне было пятьдесят четыре. И если бы не Бернт Ольсен, я бы никогда не спустился вниз. Он вывел шестерых. Запихнул нас в клети из-под авиационных двигателей… На берегу озера Финсе немцы испытывали, как работают эти двигатели в ледниках на морозе. Люди из Сопротивления на лодке перевезли нас из Бергена на остров Федье. А несколько дней спустя нас забрали англичане.

Это была совершенно невероятная история. Видимо, он заметил мое удивление, потому что произнес:

— Это случилось позже. — Он снова показал свою усохшую руку. — После того как я приехал в Англию. Отсроченная реакция. Паралич. Моя жена умерла, когда я был в Финсе. — Он приподнялся на локте. — Все это, мистер Гансерт, потому, что Йоргенсену был нужен мой флот. Это был семейный бизнес, основанный моим отцом. После моего ареста немцы все конфисковали. Йоргенсен основал компанию и выкупил у них все корабли. И вы еще спрашиваете, почему я ненавижу этого типа? — Он, как будто обессилев, откинулся на подушки и сделал очередную затяжку. — Помните, что я вам сказал? Норвежец опасен только тогда, когда он норвежский бизнесмен.

— Как насчет Фарнелла? — спросил я. — Что делал в Финсе он?

Его веки дрогнули, и он посмотрел на меня.

— Фарнелл? — Внезапно он расхохотался. — Вы, англичане, совсем как бульдоги. Никогда не выпускаете того, что попало вам в зубы. Вы способны пропустить мимо ушей все, что угодно, сосредоточившись на том, что важно для вас. Лично вам, Гансерт, нет никакого дела до того, что я вам рассказывал. Вам на это наплевать, верно? Я рассказываю вам историю о несправедливости, о том, как один человек уничтожил другого, — с внезапной горячностью в голосе воскликнул он. — Но все, о чем вы думаете, это… Да ладно уж, — вдруг устало прошептал он. — Я вам расскажу. Фарнелл работал в Бергене на железной дороге. Он устроился на сортировочную станцию Финсе под именем Бернт Ольсен. Он работал на Сопротивление и, рискуя жизнью, вывез нас оттуда. Теперь я хотел бы ему помочь. Если смогу.

— Чем вы ему поможете, если он умер? — спросил я.

— Если умер… что ж, тогда ничем. Но если он жив… Моя жизнь окончена. У меня нет будущего. У меня ничего нет. Когда оказываешься в таком положении, мистер Гансерт, риск уже не страшит и можно многое себе позволить…

— Например, можно попытаться кого-то убить, — подсказал ему я.

Он улыбнулся.

— Вы все еще пытаетесь понять, был ли этот разворот случайностью или нет? Йоргенсен считает, что я сделал это намеренно, верно? — Он усмехнулся. — Пока я жив, он теперь всегда будет задаваться этим вопросом — спрашивать себя, что это за шум раздался за окном, спрашивать себя, не суждено ли ему внезапно умереть насильственной смертью. — Он начал нервно теребить край одеяла. — Фарнелл много знал о Йоргенсене. Если бы только мне удалось найти Фарнелла. Йоргенсен убежден в том, что Фарнелл умер?

Он закрыл глаза.

Тут отворилась дверь и вошла Джилл с кружкой крепкого мясного бульона.

— Как он? — спросила она у меня.

Дахлер сел на койке.

— Спасибо, я в полном порядке, — резко ответил он.

Она подала ему кружку.

— Выпейте это, — сказала она. — А потом попытайтесь уснуть.

Я вышел вслед за ней из каюты и затворил за собой дверь.

— Мы должны позаботиться о том, чтобы рядом с ним всегда кто-нибудь был, когда поблизости находится Йоргенсен, — произнес я.

Она кивнула.

— Это было случайностью или нет? — спросил я.

— Я не знаю.

Она отвернулась и быстро пошла к камбузу.

Я схватил ее за локоть.

— Вы видели то, что произошло. Во всяком случае, в этом уверен Йоргенсен. Что это было — случайность или покушение на убийство?

Она поморщилась, услышав это ужасное слово.

— Я не знаю, — повторила она.

Я выпустил ее руку.

— Похоже, у него достаточно оснований для ненависти, — произнес я. — Как бы то ни было, отныне я рисковать не собираюсь.

Она скрылась за дверью камбуза. Я развернулся и по трапу поднялся на палубу. Едва я оказался наверху, как ветер навалился на меня всей своей массой. Добравшись до поручня, я всмотрелся в темноту. Море было всклокочено гневными волнами, которые злобно шипели всякий раз, когда яхта взлетала на гребень. Каждая волна являла собой борьбу между судном и морем, и иногда море выигрывало схватку, с треском врываясь на борт и вскипая на палубе. Йоргенсен все еще сидел за штурвалом. Дик укрылся в рубке и сидел нахохлившись рядом с Кертисом.

— Какая у нас скорость? — поинтересовался я у него.

— Около семи узлов.

— Вы видели Дахлера? — спросил Йоргенсен.

— Да, — ответил я.

— Что он говорит?

— Он говорит, что это было случайностью, — ответил я. — Штурвал оказался для него слишком тяжелым.

— Он лжет.

— Возможно, — ответил я. — Но вы не убедите в этом присяжных. То, что он калека и у него только одна рука, — неоспоримый факт. — Я обернулся к Дику. — Вам пора отдыхать, — сообщил ему я. — Наша очередь.

Йоргенсен, не говоря ни слова, передал мне штурвал. Я проследил за ним взглядом до самого трапа.

— Присматривай за ним, Дик, — произнес я. — Если мы не будем начеку, один из них очутится за бортом.

— Как я погляжу, не любят они друг друга, — произнес он. — Я угадал?

— Судя по тому, что ты ничего не заметил, не так уж сильно, — отозвался я. — Ты не против пару ночей поспать в кают-компании?

— В качестве сторожевого пса? Ладно уж. Но я должен тебя предупредить, Билл, что, когда я закрываю глаза, по мне может промаршировать полк убийц, а я и глазом не моргну.

С этими словами он спустился вниз, а я остался один в ревущей и неистово раскачивающейся ночи. Сидя за штурвалом, я чувствовал, как «Дивайнер» рвется вперед, разрезая воду, то приподнимаясь на волне, то соскальзывая по ее гребню. Ветер увлекал яхту все глубже в непроглядный мрак. Это было зловещее зрелище. Красный и зеленый ходовые огни озаряли паруса неземным сиянием, рассыпая вокруг демонически фосфоресцирующие искры. У меня в мозгу всплыла музыка из «Проклятия Фауста». Зловещий спуск в ад… Если бы Берлиоз включил в свое произведение сцену, когда Харон переплавляется через Стикс, то именно такое освещение он бы и использовал. Передо мной были идеальные декорации для чего-то ужасного! Я подумал об этих двух людях — Йоргенсене и Дахлере, — ненавидящих и одновременно страшащихся друг друга. Я громко рассмеялся. А я был так доволен собой, когда мне удалось перехитрить Йоргенсена, убедив его проплыть с нами по Темзе. В данный момент я был готов на многое ради того, чтобы вернуть себе возможность высадить его в Гринвиче.

Угрюмое течение моих мыслей было прервано появлением Джилл.

— Как Дахлер? — спросил я у нее.

— Спит, — ответила она, усаживаясь рядом со мной. — Он совершенно выбился из сил.

— А Йоргенсен? — поинтересовался я.

— Ушел к себе. А Дик устроился в кают-компании. — Она вздохнула и откинулась назад, опершись спиной о стену рубки. Бледный овал ее лица смутно виднелся в тусклом свете нактоуза. Вся остальная ее фигура представляла собой темную охапку свитеров и непромокаемого плаща. Время от времени нас обдавало брызгами, и мои глаза саднило от соленой воды.

— Устали? — спросил я.

— Немного, — сонным голосом отозвалась она.

— Почему бы вам не спуститься вниз? — предложил я. — На этой вахте мы больше не будем переставлять паруса.

— Я лучше побуду здесь, — ответила она. — На свежем воздухе.

Вскоре на палубу поднялся Уилсон и принес нам по кружке обжигающего кофе. После того как мы его выпили, потянулись оставшиеся три часа вахты. Один раз мы заметили ходовые огни дрифтера. Все остальное время яхта стремилась вперед, в бездну непроглядной тьмы. Сон давил нам на веки, и нам приходилось предпринимать отчаянные усилия, чтобы его отогнать. В четыре утра мы позвали вахту правого борта. Низкие тучи засветились едва заметным серебристым сиянием, позволив различить очертания постоянно настигающих нас волн.

Нас ожидал последний полный день в море. Ветер стихал, и море стало успокаиваться. При свете дня мы не выявили особых повреждений в снастях и снова поставили паруса. К полудню выглянуло водянистое солнце, и мне удалось уточнить местоположение яхты. Мы находились в тридцати милях к западу от норвежского порта Ставангер. Я изменил курс, приняв на одиннадцать румбов восточнее.

Весь этот день Дахлер не выходил из своей каюты. Джилл сообщила мне, что он находится в состоянии нервного истощения, а также страдает от морской болезни и недостатка пищи. Я заглянул к нему в полдень, сразу после обеда. Воздух в каюте был спертый, и дышать там было совершенно нечем. Дахлер лежал с закрытыми глазами. Под грязной щетиной его лицо казалось бы совсем серым, если бы не фиолетовый синяк на скуле и красная вспухшая губа. Я подумал, что он спит, но едва отвернулся, чтобы уйти, как он открыл глаза.

— Когда мы будем в Норвегии? — поинтересовался он.

— Завтра на рассвете, — ответил я.

— Завтра на рассвете, — медленно повторил он.

То, как он это произнес, заставило меня понять, что означает для него эта информация. Он очень давно не видел свою страну. Более того, в последний раз он был здесь в качестве заключенного, фактически раба, которого немцы заставили работать в горах на высоте более пяти тысяч футов. И покинул он ее тайком. Я представил себе ужасное путешествие, которое ему, должно быть, пришлось предпринять по железной дороге, когда их перевозили в Берген спрятанными в ящики, в которых должны были находиться немецкие авиадвигатели. Затем последовало плавание на остров и наконец последний отрезок пути на английском торпедном катере. И теперь он впервые после побега возвращался домой, где ему грозил арест. Внезапно мне стало его очень жаль.

— Нам может повстречаться пароход, идущий из Бергена в Британию, — произнес я. — Если это случится, возможно, стоит им посигналить, чтобы приняли вас на борт?

Он резко сел.

— Нет! — воскликнул он. — Нет. Я не боюсь. Я норвежец. Ни Йоргенсен, ни кто-либо еще не помешает мне вернуться в свою страну. — В его глазах светилась одержимость. — Куда вы направляетесь? — спросил он.

— Фьерланд, — ответил я.

Он кивнул и снова откинулся на койку.

— Отлично. Я должен найти Фарнелла. Понимаете, он знает правду. Существовали записи. Члены Сопротивления вели записи того, что происходило между немцами и теми норвежскими гражданами, кого они подозревали в сотрудничестве с оккупантами.

Я не смог снова напомнить ему, что Фарнелл умер. В таком взвинченном состоянии, в котором он находился, это не привело бы ни к чему хорошему. Он снова закрыл глаза, и я вышел, бесшумно притворив за собой дверь.

Я сказал ему, что мы направляемся во Фьерланд. Но в этот вечер произошло событие, которое изменило все наши планы. Мы несли радиовахту на ультракоротких волнах в семь утра и в семь вечера. Каждый раз у нас было ровно десять минут для передачи и приема сообщений, и, в зависимости от того, кто в это время нес вахту, Дик или я настраивались на нашу волну. В тот вечер вахту нес Дик, и вскоре после семи он ворвался в кают-компанию, где мы с Джилл отдыхали за чашкой чая.

— Капитан, вам сообщение, — взволнованно произнес он.

— Что там? — спросил я, протягивая руку к листку бумаги.

— Им удалось отследить партию китового мяса, в котором Фарнелл передал свое сообщение, — ответил он. — Его отправила компания «Бовааген Хвал».

— «Бовааген Хвал»? — воскликнула Джилл.

Я покосился на нее, мысленно проклиная Дика за то, что он выболтал при ней содержание радиограммы.

— «Бовааген Хвал» о чем-то вам говорит?

— Это китобойная база на островах Нордхордланд, к северу от Бергена, — быстро ответила она.

— Вы ее знаете? — спросил я.

— Нет. Но… — она колебалась.

Вид у нее был одновременно растерянный и взволнованный.

— Так что же?

— Это китобойная база, совладельцем которой был мистер Дахлер.

— Дахлер?

Я опустил глаза на текст сообщения.

«Отправитель партии китового мяса — китобойная база “Бовааген Хвал”, Берген, Норвегия». Возможно, именно поэтому Дахлер отправился в это плавание? Возможно, именно поэтому он усомнился в смерти Фарнелла? Вдруг я что-то вспомнил и, подняв голову, посмотрел на Джилл.

— Йоргенсен выкупил долю Дахлера в судоходной компании, — произнес я. — Что, если он приобрел также и «Бовааген Хвал»?

— Этого я не знаю, — ответила она.

Вдруг меня осенило, и я обернулся к Дику.

— Где был Йоргенсен, когда ты принимал это сообщение? — спросил я у него.

У него вытянулось лицо.

— Бог ты мой! — пробормотал он. — Я об этом и не подумал. Он сидел в рубке рядом со мной.

— И слышал каждое слово, — закончил за него я.

— Не мог же я его выгнать? — начал обороняться Дик.

— Пожалуй, нет, — вздохнул я, понимая, что изменить уже ничего нельзя.

Он снова подвинул ко мне листок.

— Посмотрите на даты. Вот что по-настоящему интересно.

Я посмотрел на сообщение. «Дата отправки 9 марта». Девятое!

А тело Фарнелла обнаружили десятого марта.

«Отправляйтесь в Бовааген и выясните, как Фарнеллу удалось отправить сообщение с базы “Хвал” девятого, а на следующий же день погибнуть на Йостедале. Докладывайте ежедневно по радио, начиная со дня прибытия в Бовааген. Манн».

— Неси сюда карту Норвегии, — скомандовал я Дику.

Когда он ушел, я еще раз перечитал сообщение. Разумеется, Фарнелл мог поручить кому-то сунуть сверток в партию мяса. Это было единственным разумным объяснением.

— Билл, — ворвался в мои размышления голос Джилл. — Что еще говорится в сообщении?

Поколебавшись мгновение, я пододвинул листок ей. О содержании сообщения уже знал Йоргенсен. Я не видел никакой опасности в том, что о нем узнает и Джилл. Дик вернулся с картой, и мы развернули ее на столе. Джилл указала нам на Бовааген. База находилась на Нордхордланде, одном из крупных островов приблизительно в тридцати пяти милях к северу от Бергена. «Бовааген Хвал». Вот она, на самом кончике длинного клочка суши, напоминающего палец, указывающий строго на север. В двадцати милях от нее на южной оконечности острова я увидел название Алверструммен.

— Это здесь у Дахлера был дом? — спросил я у Джилл.

— Да, он жил в Алверструммене. — Она перевела взгляд на сообщение, а затем снова на карту. — Сообщение, которое вы получили от Джорджа, было передано с партией китового мяса? — спросила она.

— Да, — кивнул я, скользя взглядом по линии от Согнефьорда до Фьерланда.

— Китовое мясо, предназначающееся на экспорт, вывозят очень быстро, — произнесла Джилл. — Если эту партию отправили в Англию девятого, это означает, что ее упаковали либо в тот же день, либо восьмого. Сделать это раньше никак не могли.

— Вот именно, — кивнул я. — Выходит, чтобы добраться до Йостедала, времени у Фарнелла было совсем немного.

— Он мог сделать это на катере, — заметил Дик.

— Мог, — согласился я. — Но это все равно говорит об ужасной спешке.

Я провел пальцем по предполагаемому маршруту. Около двадцати миль на север от Боваагена, а потом на восток вдоль самого длинного фьорда Норвегии — почти сто миль до Балестранда, после чего еще двадцать вверх по притоку фьорда до Фьерланда.

— Даже на катере на это ушел бы целый день, — подвел итог я.

Помимо этого еще было необходимо преодолеть пять тысяч футов вверх по склону Йостедала и свалиться на ледник Бойя. Чтобы успеть все это сделать, надо было очень хорошо постараться. Я обернулся к Джилл.

— Насколько я понимаю, там ходят пароходы.

— Да, — ответила она. — Но только из Бергена. Ему пришлось бы сесть на пароход в Лейрвике, а затем переночевать в Балестранде. На обычном пассажирском пароходе он ни за что не смог бы попасть во Фьерланд раньше вечера десятого марта.

— Этот вариант отпадает, — покачал головой я. — Значит, у него был катер. Если это действительно так, мы это выясним, когда попадем во Фьерланд. Единственная альтернатива этому заключается в том, что в Боваагене его вообще не было. В таком случае нам предстоит найти человека, который отправил сообщение вместо него. — Я обернулся к Дику. — Как отреагировал наш друг Йоргенсен на это сообщение?

— Я не обратил внимания, — вздохнул он. — Боюсь, что я не думал тогда о Йоргенсене.

— Тогда я пойду наверх и спрошу у него самого, — заключил я.

Когда я поднялся наверх, у штурвала стоял Картер. Ветер стихал, и мы плавно скользили по длинным маслянистым спинам волн. Солнце уже село, и на темном фоне восточного горизонта чернела береговая линия Норвегии.

— Не думаю, что сегодняшняя ночь побалует нас ветром, — заявил Картер.

Я бросил взгляд на скользящую за бортом воду.

— Мы до сих пор делаем не меньше четырех узлов.

— Ага, — отозвался он. — Здорово она идет при легком ветре. Скользит легко, что твой лебедь.

— Где мистер Йоргенсен? — спросил я.

Он кивнул в сторону рубки.

— Вон там, сэр.

Я спустился в кокпит и вошел в рубку. Кертис растянулся на койке. Йоргенсен сидел у стола. Услышав мои шаги, он поднял голову.

— Проверяю расстояние, — пояснил он, кивнув на карту. — Если ветер не стихнет, к рассвету будем на месте.

— И где же это место? — поинтересовался я.

Он улыбнулся.

— Осмелюсь предположить, мистер Гансерт, что вы собираетесь выполнить приказ, а значит, направляетесь в Бовааген.

— Значит, вы слышали сообщение? — спросил я.

— Я не мог его не слышать, — пожал плечами он. — Я сидел рядом с мистером Эверардом. Мне было очень любопытно узнать, каким образом с вами связался Джордж Фарнелл. Как вы и говорили, его способ оказался несколько необычным. Вам это о чем-нибудь говорит?

— Да, — кивнул я. — Это указывает на то, что он опасался использовать обычную почту.

— Мне очень сложно поверить в то, что человек, совершивший такое важное открытие, как залежи ценнейших минералов, избрал такой способ для того, чтобы поделиться этой информацией. — В голосе Йоргенсена слышалось неподдельное любопытство. — Он это как-нибудь объяснил? Как он мог знать, куда угодит его посылка?

— Я знаю только одно, мистер Йоргенсен, — произнес я. — Он боялся использовать какие-либо нормальные способы. Кроме того, — очень медленно добавил я, — он предчувствовал, что скоро умрет.

Его пальцы лежали на тяжелой медной линейке для карты, и он принялся медленно катать ее по столу. Его лицо, как всегда, сохраняло безучастное выражение. Но он избегал встречаться со мной взглядом, и я ощущал его возбуждение. Полученная информация чрезвычайно его встревожила.

— Что вы намерены теперь предпринять, мистер Гансерт? — внезапно спросил он. — Судя по всему, вы отправитесь в «Бовааген Хвал». Но что дальше?

— Я попытаюсь установить, как Фарнелл, который отправил свое сообщение из Боваагена девятого марта, умудрился оказаться мертвым на Йостедале уже десятого, — ответил я.

— Но почему? — спросил он. — Какое это имеет для вас значение? С тех пор как мы покинули Темзу, я собирался задать вам один вопрос: почему ваша компания так интересуется Фарнеллом, если по вашему собственному утверждению она располагает всей необходимой информацией — о расположении и содержании залежей обнаруженного им минерала? Было бы логично предположить, что вы должны немедленно отправиться в указанное место и лично проверить поступившую вам информацию. Вы специалист по цветным металлам. Этого требует вся логика событий. Но вас интересует Фарнелл. И вашу компанию тоже. Все это выглядит так…

Он замолчал, приподняв брови.

— Как? — спросил я.

— Я хотел сказать, что все выглядит так, как будто вы знаете меньше, чем утверждаете. — Все это он произнес совершенно небрежным тоном, но я видел, как пристально он за мной наблюдает. — Мне кажется, — продолжал он, — что договоренность между нашими организациями могла бы быть полезна обеим сторонам.

— Лично я ни в чем не заинтересован, — ответил я. — Речь идет о договоренности между вами и «Би Эм энд Ай». Цель моего визита в Норвегию — выяснить, что случилось с Фарнеллом.

— А также что он обнаружил и где это находится. — Внезапно его голос зазвучал очень резко. — Это Норвегия, мистер Гансерт. И металлы находятся в Норвегии. Я намерен позаботиться о том, чтобы в разработке минеральных ресурсов моей страны не доминировал иностранный капитал. Наша страна совсем небольшая, и без некоторой помощи нам их не добыть. Я предложил мистеру Клинтону сорок процентов участия. И мое предложение остается в силе.

— Но известно ли вам, где находятся месторождения? — поинтересовался я. — Или что в них скрывается? Вы не можете делать такие предложения, пока не получите всю необходимую информацию.

— А вы ею располагаете? — он расхохотался. — Нет, мистер Гансерт. Если бы она у вас была, вы бы не стали гоняться за призраком мертвого Фарнелла. Вы бы уже находились в горах со своим металлургическим оборудованием, а английское министерство иностранных дел употребило бы все свое влияние для того, чтобы получить концессию на добычу металлов. Но я не хочу, чтобы меня сочли неучтивым по отношению к представителю большой британской промышленной организации. Вы можете рассчитывать на мое всяческое содействие в ваших поисках, мистер Гансерт. Вы позволите мне воспользоваться вашим передатчиком сегодня в восемь часов вечера?

— Зачем? — спросил я.

— Как вам уже, возможно, сообщил Дахлер, после войны я приобрел его бизнес. «Бовааген Хвал» теперь одно из моих предприятий. Мне принадлежит контрольный пакет акций этой компании. В восемь часов китобои отчитываются перед базой. Я мог бы связаться с управляющим и договориться о том, чтобы для вашего судна заранее приготовили воду и горючее. Я также поручил бы ему провести предварительное расследование относительно того, кто мог сунуть это сообщение в партию китового мяса, отгруженного в Великобританию. Вас ведь это интересует, не так ли?

Отпираться не было никакого смысла. Я решил, что позову в рубку Джилл, чтобы узнать, что он станет говорить управляющему.

— Хорошо, — согласился я и тут же вспомнил о калеке, лежащем на койке у себя в каюте.

— Как насчет Дахлера? — спросил я.

— А что насчет Дахлера? — переспросил он.

— Вы угрожали ему арестом, — напомнил я ему.

Он принялся снова играть с линейкой.

— Не думаю, чтобы в этом был какой-то смысл, — медленно произнес он. — У этого человека не в порядке вот здесь, — он постучал себя пальцем по лбу. — Если он будет вести себя тихо, я ничего не стану предпринимать. Я надеюсь, что вам удастся убедить его не покидать яхту в «Бовааген Хвал». До войны его слово было там законом. Кто знает, как он поведет себя, оказавшись там сейчас, когда он ничто.

Подобный пафос показался мне неуместным. «Сейчас, когда он ничто». Ничем для Йоргенсена был человек, не располагавший властью над другими людьми. Власть он любил и ценил больше всего на свете. Власть над людьми. Над мужчинами, а возможно, и над женщинами. Даже в чужой одежде он держался так, как будто был облачен во фрак. Мешковатые свитера не скрывали его элегантности и респектабельности. И все же за всем этим скрывалась не знающая меры жажда власти. Он упивался властью, и этот восторг светился в его глазах, в стремительных движениях насупленных густых бровей. Но все это было тщательно заретушировано и приглажено. Железная рука в бархатной перчатке. Я видел это множество раз. Этот человек принадлежал к элите. К числу тех, кто управляет машиной, загребающей деньги.

Внезапно я увидел, что он наблюдает за мной так, как будто знает, что у меня на уме. Он улыбнулся.

— Видите ли, Гансерт, — произнес он, — вы могли бы очень недурно на этом заработать. Для этого всего лишь необходимо правильно распорядиться выпавшей вам картой.

Он встал, но остановился у входа в рубку, положив одну руку мне на плечо.

— Вы варитесь в этом уже достаточно давно, чтобы знать, что означает вся эта толчея в погоне за новыми минералами. И вы сам себе господин. Подумайте над этим хорошенько.

— Что он хотел этим сказать? — поинтересовался Кертис, когда норвежец ушел.

Я посмотрел на него и вдруг понял, что, будучи офицером регулярной армии, он просто не в состоянии рассматривать себя как отдельное звено. Он был частью команды и в качестве таковой всегда был надежно защищен рамками своей организации, выйти за которые ему никогда и в голову не приходило.

— Это все означает, что, хотя это и не прозвучало вслух, мне только что предложили крупную сумму денег, если я приму его условия.

На его лице читалось неподдельное удивление.

— Взятка, что ли?

— Назовем это поощрением, — уточнил я.

Внезапно мне ужасно захотелось вывести его из состояния постоянного безразличия.

— Вы представляете себе, какими деньгами может пахнуть вся эта минеральная история, если залежи окажутся достаточно богатыми, что вполне возможно?

— Ни малейшего представления, старина, — все так же равнодушно откликнулся он.

— Это может означать несколько миллионов для того, кто правильно распорядится обстоятельствами.

Он рассмеялся.

— Со мной разговаривать о миллионах не имеет смысла. Мое жалованье составляет полторы тысячи в год. О, я понимаю, что вы и в самом деле говорите о миллионах. Но я и представить себе не могу, что бы я стал делать с такими деньгами, даже если бы они мне достались. Да и вы тоже, — добавил он. — Посмотрите на себя. У вас отличная яхта, свобода, моря и океаны и впридачу к этому некоторое вполне достаточное количество денег. Зачем вам бремя в виде нескольких миллионов?

— Все зависит от планов и желаний, — ответил я. — В настоящий момент моя жизнь меня вполне устраивает. Это то, чего я всегда хотел — просто бороздить море на собственной яхте. Но стоит испытать волнение, которое сопровождает открытие шахты… Это вполне способно увлечь. Дело не в деньгах. Это радость от того, что ты чем-то владеешь. Я уже когда-то занимался этим в Канаде, где мне посчастливилось набрести на никель. Это ощущение власти, радость от преодоления проблем, которые наваливаются на тебя со всех сторон.

Он кивнул.

— Это я понимаю, — медленно произнес он, но тут же нахмурился. — Чего я понять не могу, так это того, как Фарнеллу удалось предоставить образцы руды. Я понимаю, что хороший геолог способен отыскать жилу. Но я считал, что для того, чтобы получить образцы, необходимо располагать техникой.

Это было дельное замечание.

— Сначала это тоже меня озадачило, — признался я. — Могу только предположить, что эти куски руды вышли на поверхность вследствие ледовой эрозии. Он мог найти эти образцы даже в каменных осыпях у подножия ледника.

— Понятно, — кивнул он. — Но мне все равно кажется, что вы с Йоргенсеном чрезмерно полагаетесь на открытие, достоверность которого до сих пор никто не подтвердил.

— Нет, — покачал головой я. — Я так не думаю. Фарнелл был лучшим из лучших. Прежде чем отправить образцы, он обязательно учел бы геологические характеристики местности, а также результаты своих собственных исследований. Он никогда и ничего не упускал из виду. Йоргенсену это известно. Если бы мы с ним объединили наши усилия, мы могли бы извлечь из этого предприятия кучу денег.

Он смотрел на меня, высоко подняв брови.

— Уж не хотите ли вы сказать, что собираетесь принять его предложение?

— Нет, — расхохотался я. — Но в моем случае этот выбор не столь очевиден, как для вас. Я не связан никакими обязательствами и никому ничего не должен. Я сам себе хозяин.

— Что же вы собираетесь делать?

— О, я собираюсь распорядиться выпавшей картой по своему собственному усмотрению. Разумеется, если она будет достаточно хороша.

Я встал и вышел на палубу. Стоя у поручня, я задумчиво смотрел на темное море и очертания берегов Норвегии вдали. Однажды я уже сказал себе: «Поезжайте на запад, молодой человек». Ну что ж, я поехал на запад и нашел никель.

Сейчас я смотрел на восток и задавался вопросом, не является ли эта холодная, укрытая снегом земля страной возможностей. Фарнелла сюда влекло, и он сметал все препятствия, выраставшие на его пути. Он и крал, и дезертировал, и сражался, повинуясь зову минералов, залегающих под этими горами. Я тоже ощущал этот зов и это волнение в крови. И у меня было то, чем не располагал Фарнелл — возможность организовать добычу обнаруженного мной минерала.

Я все еще пребывал в этом приподнятом состоянии, когда снизу поднялся Йоргенсен.

— Восемь часов, — произнес он. — Я вызову «Бовааген Хвал». Разумеется, вы пригласите мисс Сомерс для того, чтобы она перевела вам то, о чем я буду говорить.

Он улыбнулся и спустился в рубку.

Он был прав. Конечно же, я хотел знать, что он скажет. Я позвал Джилл, и мы тоже расположились в рубке. Йоргенсен уже настроился, и чей-то голос говорил на незнакомом мне языке, предположительно на норвежском. Внезапно он произнес: «Две чертовых корзины, вот и все, Джонни».

— Шотландские траулеры, — пояснил Йоргенсен и тут же добавил: — А вот и то, что нам нужно. — На фоне негромких голосов рыбаков с траулера в рубку ворвался низкий мужской голос: «Ullo — ullo — ullo — ullo — ullo. Ul — lo Bovaagen Hval. Ul — lo Bovaagen Hval. Dette er Hval To. Ullo — ullo — ullo… Bovaagen Hval». — Раздался двойной свист, и другой голос ответил: «Ullo — ullo — ullo. Hval To. Bovaagen Hval her».

Снова двойной свист, и вернулся первый голос, выпустив в эфир длинную очередь предложений по-норвежски.

— «Кит Два» — это один из китобоев — докладывает о добыче семидесятифутового кита, — прошептала Джилл.

Когда он закончил, раздался второй голос — «Кит Пять».

— Он ничего не видел, — снова прошептала мне на ухо Джилл. — Говорит, погода у них по-прежнему плохая. Думаю, они находятся милях в двухстах к северу отсюда.

Как только «Кит Пять» покинул эфир, Йоргенсен переключился на передачу и, поднеся микрофон к самому рту, произнес:

Ullo — ullo — ullo — ullo «Bovaagen Hval». Det er direktor Jorgensen. Er stasjonmester Kielland der?

Двойной свист, и голос из динамика ответил:

Ullo — ullo — ullo direktor Jorgensen. Det er Kielland. Hvor er De na?

— Jeg er embord pa den britiske yachten Diviner, — ответил Йоргенсен. — Vi ankrer opp utenfor «Bovaagen Hval» imorgen tidlig. Vaer sa snild a sorge for vann og dieselolje. Og na har jeg

— Что он говорит? — поинтересовался я у Джилл.

— Он договаривается о том, чтобы к нашему прибытию приготовили воду и масло, — прошептала она в ответ. — Сейчас он объясняет им то, что в партии китового мяса была посылка, и просит управляющего базой Килланда навести справки и, как только мы прибудем, доложить ему, как посылка могла попасть в китовое мясо.

Javel, herr direktor, — ответил голос управляющего. — Jeg skal ta mea ar saken.

Utmerket, — ответил Йоргенсен и обернулся к нам.

— Завтра мы узнаем разгадку нашей небольшой тайны. Во всяком случае, я на это надеюсь, — добавил он.

Тут радиоприемник снова привлек наше внимание, потому что из него раздалось:

Ullo — ullo — ullo. «Hval Ti» anroper direktor Jorgensen.

Йоргенсен снова взялся за микрофон.

Ja, «Hval Ti». Det er Jorgensen her.

Dette er kaptein Lovaas, — прозвучало в ответ.

Джилл схватила меня за руку.

— Это капитан китобоя. «Кит десять». Мне кажется, он что-то знает.

Беседа несколько мгновений шла по-норвежски, а затем Йоргенсен обернулся ко мне.

— Похоже, Ловаасу что-то известно. Он просит описание внешности Фарнелла. — Он сунул микрофон мне. — Ловаас понимает английский.

Я наклонился к микрофону и произнес:

— Фарнелл был невысоким темноволосым мужчиной. У него было длинное серьезное лицо, и он носил очки с толстыми линзами. У него отсутствовал кончик мизинца на левой руке.

Йоргенсен кивнул и взял у меня микрофон.

— А теперь, Ловаас, расскажите нам, что вам известно, — попросил он.

— Теперь мне говорить по-английски. — Из динамика послышался громкий смешок. — Мой английский, она не очень хороший. Поэтому прошу извините. Когда я покинуть «Бовааген Хвал» два дня раньше, один из моих людей болен. Я брать с собой другой человек — незнакомый. Он сказал, его имя Йохан Хестад. Он очень хорошо уметь управлять. Но он намагнитить компас, и когда я думать, я возле китов, я уже возле Шетландские острова. Он предлагать мне много деньги, чтобы я отвез его на Шетланды. Он говорить мне, что он был с человеком по имени Фарнелл. Искали минералы на Йостедале, и английская компания обещать ему денег за его открытия. Я помнить, что этого человека Фарнелла нашли мертвым на леднике Бойя, и запереть его в каюте. Тогда я обыскать его одежда. Я найти документы, где его настоящее имя — Ганс Шрейдер. И несколько кусочков камня.

При упоминании о настоящем имени незнакомца пальцы Йоргенсена судорожно стиснули микрофон.

— Ловаас, — перебил он. — Вы сказали — Шрейдер?

Ja, herr direktor.

— Немедленно разворачивайтесь и как можно скорее возвращайтесь в «Бовааген Хвал», — приказал Йоргенсен.

Из динамика снова раздался хрипловатый смешок.

— Я сделать это шесть часов назад, — ответил Ловаас. — Я думать, вам будет интересно. Увидимся завтра, herr direktor.

Двойной свисток, свидетельствующий об окончании разговора, прозвучал почти издевательски. В рубке воцарилась тишина. Хриплый добродушный голос с певучими интонациями восточной Норвегии вызвал в моем воображении образ крупного мужчины, балагура и плута. В ближайшие дни мне предстояло очень близко познакомиться с этим голосом. Но мое первое впечатление только подтвердилось.

— Кто такой этот Шрейдер? — спросил я у Йоргенсена.

Он поднял на меня глаза.

— Я не знаю, — произнес он.

Он отлично это знал. В этом я не сомневался.

Глава 4

Китобойная база


В ту ночь я почти не спал. У меня не шел из головы голос капитана Ловааса и информация, которую он нам сообщил. Зачем ему понадобилось описание внешности Фарнелла? Почему он говорил по-английски, а не по-норвежски? И самое главное — кто такой Ганс Шрейдер? Эти вопросы стучали в моем измученном мозгу. Йоргенсену знакомо имя Ганс Шрейдер. Я был в этом уверен. И если он узнал это имя — признал его значимость в тайне смерти Фарнелла, — он подтвердил, что Фарнелл был на Йостедале не один. Неужели Фарнелла убили? Неужели Фарнелла убил некто по фамилии Шрейдер ради той информации, которой он располагал? Чем еще можно объяснить эти «кусочки камня», которые Ловаас обнаружил в его вещах? Я нисколько не сомневался, чем окажутся эти кусочки камня. Образцами торита. Как только Йоргенсен получит их у своего китобоя, он будет знать столько же, сколько и я.

Моя вахта заступила в четыре утра. Яхта бодро шла вперед, подгоняемая теплым юго-западным ветром. Свет луны озарял длинные плоские волны, шагающие на север, и вся поверхность моря была взъерошена этим новым ветром. С нами на палубу поднялся и Дахлер. Он сидел на крыше рубки, глядя в сторону Норвегии, маленькая ссутулившаяся и совершенно неподвижная фигурка. Он неотрывно наблюдал за тем, как тускнеет лунный свет и на востоке занимается рассвет, ожидая появления из темноты берегов своей родины. Джилл молчала. Она тоже смотрела на восток, и я снова задался вопросом, что же значил для нее Фарнелл.

Постепенно меня все сильнее охватывало волнение. Подобное настроение брало верх по мере того, как бледный холодный день вступал в свои права. Джилл положила ладонь мне на рукав.

— Вон там, — кивнула она. — Вы видите берег, Билл? Он ближе, чем я ожидала.

На самой границе видимости возникла тонкая темная линия. Она становилась все чернее и приобретала отчетливые очертания. Из расплывчатого пятна она превратилась в холмы и окаймленные скалами бухты. По правому борту от яхты тянулись острова. До них было не более пяти миль. А затем за ними выросла высокая зубчатая тень гор Норвегии. Рассвет вступал в свои права, и вскоре стали видны шапки снега, венчавшие насупившиеся горные массивы.

Рассеянный призрачно-серый свет сменился холодным голубоватым свечением, а затем оранжевым заревом. Из-за гор выглянул раскаленный ободок солнца, на секунду превратив их в яркую черную линию. И в следующее мгновение солнце вынырнуло из-за гор, окрасив снег в розовый цвет и обведя ледники малиновым контуром. Я увидел на берегах островов деревянные домики с выкрашенными в белый цвет стенами.

Я взглянул в сторону Дахлера. Он не шелохнулся. Он сидел нахохлившись, похожий на маленького тролля, и не сводил взгляда с береговой линии. В лучах рассвета черты его лица как будто смягчились. Морщины стали менее глубокими, а губы были стиснуты не так плотно. Кертис поднялся на палубу и замер у поручней, глядя в сторону земли. Вдоль берега одного из островов шел пароход — маленькое ярко раскрашенное суденышко, за которым тянулась цепочка из клубов дыма. Перед нами распахнулся фьорд — длинная расщелина между островами. Маленький городок сверкал свежестью и чистотой. Это был Солсвик. За ним лежал Хьелтефьорд и дорога на Берген. На корму пришел Кертис.

— Впервые я увидел Норвегию с палубы эскадренного миноносца, — произнес он.

— Где это было? — спросил я.

— Дальше к северу, — ответил он, — в Ондалснесе. — Он смотрел вдаль, на острова. Он вздохнул и покачал головой. — Скверно это все было. У норвежцев не было ничего. У нас тоже не хватало оружия. В воздухе хозяйничали фрицы. Надеяться норвежцам было не на что. Но они продолжали сражаться. Нас оттеснили. Но они все равно не сдавались. Мы помогли им на севере, в Финнмарке, и они начали сопротивляться. Мы дошли до самого Тромсё, непрестанно тесня фрицев. Затем произошел прорыв во Франции, и нам пришлось уйти. Все эти усилия оказались напрасными. — Он говорил, не сводя глаз с Норвегии. — И все же немцев стало на шестьдесят тысяч меньше.

— Вы ведь потом вернулись? То есть, я хочу сказать, после войны, — спросила Джилл.

Он обернулся и несколько секунд в упор смотрел на девушку.

— Да, — ответил он. — Я был в Норвегии с начала 1945 года до середины следующего года. В Бергене, — добавил он.

Они молча смотрели друг на друга. Потом Джилл отвела глаза. Подняв бинокль, она начала изучать побережье. Кертис обернулся ко мне.

— Когда вернется из плавания этот капитан Ловаас?

— Я не знаю, — ответил я. — Вчера вечером Йоргенсен сказал, что сможет снова связаться с ним сегодня в девять утра.

— К этому времени мы уже, наверное, будем на китобойной базе? — поинтересовался Кертис.

— Как раз подойдем к берегу, — кивнул я.

— Почему все говорят об этом капитане Ловаасе? — раздался чей-то голос.

Я обернулся. Это был Дахлер. Он покинул свою жердочку на крыше рубки и стоял надо мной, нервно теребя рукава куртки.

— Это капитан одного из китобойных судов Боваагена, — пояснил я. — У него есть информация, которая может иметь отношение к смерти Фарнелла. А что, вы его знаете? — спросил я.

— Да, я его знаю. — Его здоровая рука медленно сжалась в кулак. — Капитан Ловаас! — Он не произнес, а прошипел это имя сквозь стиснутые зубы. Вдруг он резко схватил меня за плечо. — Остерегайтесь его, мистер Гансерт. Вы должны знать, что он опасен. Он агрессивен и бесчестен. — Он обернулся к Джилл. — Когда-то он работал на вашего отца, мисс Сомерс. Но недолго. Я помню, как ваш отец однажды сказал: «Если бы во всей Норвегии не осталось ни одного китобоя, я и тогда не нанял бы Паала Ловааса».

— Почему? — спросила Джилл.

— По многим причинам. Но в основном потому, что он убил человека. Доказать ничего не удалось. Экипаж был так запуган, что все подтвердили то, что этого парня просто смыло за борт. Но ваш отец не сомневался в том, что его убил Ловаас. У него были свои источники информации. Ловаас подвержен припадкам ярости. Говорят, что однажды он гонялся за членом команды с разделочным ножом за то, что тот допустил ошибку при подъеме кита на борт. — Он стиснул мое плечо. — Что известно Ловаасу о смерти Фарнелла?

Не было никакого смысла скрывать от него эту информацию.

— Он говорит, что у него на борту есть человек, который был с Фарнеллом в момент его смерти. Этот парень, Ганс Шрейдер, пытался добраться….

— Ганс Шрейдер?

Я с удивлением посмотрел на него.

— Да, — подтвердил я. — Это имя вам о чем-то говорит?

— Он был металловедом?

— Вполне возможно, — ответил я. — Раз уж он был с Фарнеллом.

На самом деле я вспомнил об образцах руды, которые, по утверждению Ловааса, он обнаружил среди его вещей.

— А что, — спросил я, — кто этот человек?

Дахлер заметно напрягся. Его пальцы ослабили хватку на моем плече. Я поднял глаза. Из главного люка показался Йоргенсен. В лучах утреннего солнца его лицо казалось посеревшим и усталым, а под глазами набрякли мешки. Я подумал, что сегодня ночью он, наверное, провел много часов, лежа без сна.

— Так кто он? — повторил я, снова переводя взгляд на Дахлера.

— Спросите у Йоргенсена, — ответил он с неожиданной злобой в голосе. — Спросите у него, кто такой Ганс Шрейдер.

Йоргенсен замер, услышав это имя. Затем он медленно и настороженно подошел к нам, сверля взглядом Дахлера. Внезапно он напустил на себя беспечный вид и произнес:

— Доброе утро, джентльмены. Доброе утро, мисс Сомерс. Я вижу, что мы уже недалеко от Солсвика. К завтраку будем в Боваагене.

Он скользнул внимательным взглядом по нашим лицам и начал разглядывать острова.

— Скажите, мистер Йоргенсен, кто такой этот Ганс Шрейдер? — спросил я.

Он резко развернулся ко мне и разгневанно воскликнул:

— Откуда мне знать? — Затем он обернулся к Дахлеру. — Что вы знаете о Шрейдере?

Калека улыбнулся.

— Я предпочел бы, чтобы вы сами им о нем рассказали, — произнес он. — Он был вашим человеком.

— Я никогда о нем не слышал. О чем вы говорите?

Йоргенсен почти кричал, а его голос дрожал от с трудом сдерживаемого гнева.

— Я думаю, вы о нем слышали, Кнут.

Йоргенсен вытащил из портсигара сигарету и закурил.

— Похоже, мой вчерашний удар повредил вам мозги. Имя Ганс Шрейдер ни о чем мне не говорит. — Он щелчком отправил спичку за борт, и крохотный огонек зашипел, коснувшись воды. — Какая у нас скорость? — обратился он ко мне.

— Около пяти узлов, — ответил я, наблюдая за его лицом. — Йоргенсен, — произнес я. — Мне все же хотелось бы знать, кто такой Ганс Шрейдер.

— Говорю вам, я не знаю. — Он подчеркнул свои слова ударом кулака по крыше рубки. Я выжидал, и в воцарившейся тишине он спросил: — Разве вы мне не верите?

— Нет, — тихо ответил я и обернулся к Дахлеру. — Кто этот Ганс Шрейдер? — спросил я у него.

— Металловед, нанятый компанией «Дет Норске Стаалселскаб», — ответил Дахлер.

Я перевел взгляд на Йоргенсена. Он смотрел на Дахлера, сжав правую руку в кулак и напрягшись всем телом. Дахлер шагнул в кокпит и, улыбаясь, расположился в дальнем от нас углу.

— Вы что-нибудь о нем знаете? — продолжал допытываться я.

— Да, — ответил Дахлер. — Это немецкий еврей. Он уехал из Германии в 1936 году и поселился в Норвегии. Когда началась война, он работал в исследовательском отделе «Дет Норске Стаалселскаб». Когда Норвегию оккупировали, он начал сотрудничать с немцами.

— Где вы с ним познакомились?

— В Финсе.

— Что он там делал?

— Он был экспертом по металлосплавам и занимался испытаниями поведения металлов при низких температурах.

— Фарнелл тоже познакомился с ним в Финсе?

Дахлер пожал плечами.

— Я не знаю, — произнес он и посмотрел на Йоргенсена. — Почему Шрейдер был на Йостедале вместе с Фарнеллом? — спросил он.

Но Йоргенсен уже полностью овладел собой.

— Я не знаю, — небрежно обронил он. — Должен признаться, мистер Гансерт, — продолжал он, — что я несколько удивлен той позицией, которую вы решили занять в этом вопросе. Я впервые услышал об этом человеке только вчера вечером. Возможно, он сотрудничал с немцами, как утверждает Дахлер. Может даже, он работает в «ДНС». Но не забывайте: то, что я веду дела компании, не означает, что я знаю всех, кто работает в лабораториях, мастерских и в литейных цехах. — Он направился к люку. — Пожалуйста, дайте мне знать, когда мы будем подходить к «Бовааген Хвал».

Я проводил его взглядом со смутным ощущением того, что разговор с ним я построил неправильно. Шрейдер вполне мог работать в «ДНС», и Йоргенсен действительно мог об этом не знать. И какие у меня были основания верить Дахлеру, человеку с клеймом предателя, в противовес утверждению одного из промышленных воротил страны? Мои мысли тут же вернулись к мучившей меня загадке — каким образом Шрейдер оказался на Йостедале именно тогда, когда Фарнелл нашел свою смерть? Однако я уже твердо решил, что мне предстоит сделать. Я должен был получить результаты вскрытия тела Фарнелла. Я должен был узнать, обнаружили ли патологоанатомы свидетельства борьбы. Если Шрейдер убил Фарнелла… Но если он работает в «ДНС», почему сообщение оказалось в партии мяса? Чем было продиктовано это желание передать информацию в Англию? Я ничего не понимал.

Должно быть, я очень долго сидел там, погрузившись в раздумья, потому что внезапно из рубки появился Кертис и произнес:

— Капитан, похоже, что это проход, в который необходимо войти для того, чтобы попасть в Бовааген.

Только тут я заметил, что мы почти вплотную подошли к островам. Перед нами были голые скалы, покрытые засохшей солью и напрочь лишенные признаков какого-либо жилья. Узкий проход между отвесными утесами, напоминающий Коринфский пролив, вел к устью Хьелтефьорда. Я сверился с картой и приказал Картеру, который сидел у штурвала, изменить курс. Мы скользнули в ущелье, и ветер тут же стих. Я встал к штурвалу и отправил Картера вниз запустить двигатель.

Море было гладким, как зеркало. Проход напоминал улицу с водой вместо асфальта. Утесы, возвышающиеся по обе стороны от яхты, отражали гул нашего двигателя. Мы миновали небольшую бухту с маленькой пристанью. Рядом лежали остатки остова баржи, скользкие и обросшие водорослями. Чуть выше, у самого подножия утеса, виднелся белый деревянный домик. На флагштоке лениво колыхался флаг Норвегии. Игравшие рядом дети неистово замахали нам руками. Их пронзительные голоса вплелись в гул нашего двигателя. Вскоре перед нами распахнулись просторы Хьелтефьорда, зеркальную гладь которого нарушал лишь кильватер нашей яхты. Поскольку сохранялся полный штиль, мы опустили паруса. Затем мы повернули на север, идя по кильватерному следу прошедшего здесь недавно парохода. Дахлер коснулся моей руки и указал на берег у нас за кормой.

— Это Хердла, — произнес он. — Немцы построили почти пятьсот огневых позиций вдоль побережья Норвегии. Остров Хердла был одним из самых укрепленных. Тут были и врытые в землю батареи, и торпедные позиции, и даже аэродром.

— Откуда вы знаете о Хердле? — спросил я.

— Я там работал, — ответил он. — Три месяца я копал траншеи для одной из огневых позиций. Затем нас перебросили в Финсе. — Он кивнул туда, куда смотрел наш нос. — Прямо перед нами Федье. Это остров, на который нас привезли сразу после побега из Финсе. Там мы почти две недели ждали прибытия британских торпедных катеров.

Он снова замолчал. Единственным шумом, нарушавшим тишину, был гул нашего двигателя и шорох скользящей за бортом воды. С чистого голубого неба струились теплые солнечные лучи, а за низкими скалистыми островами вздымались горы, холодные и белые под своими снежными мантиями. Мы пересекли Хьелтефьорд по диагонали и вскоре уже шли вдоль береговой линии Нордхордланда. Кое-где среди скал виднелись небольшие пристани, над которыми теснились деревянные домики, каждый с неизбежным флагштоком и развевающимся над ним красно-синим флагом Норвегии. Церкви с побеленными стенами и высокими деревянными шпилями были видны издалека, поскольку неизменно строились на возвышениях. В узких боковых фьордах прятались коптильни с высокими кирпичными трубами. Вдоль всего побережья лениво бороздили море моторные рыбачьи лодки с черно-белыми бортами и уродливыми рулевыми рубками на корме.

— Тик-и-таки, — произнес Дахлер, кивнув в сторону лодок. — Так их называют местные.

Это прозвище в точности описывало звуки, производимые их маленькими двухтактными двигателями.

За бортом проплывали крохотные островки, сплошь покрытые белой коркой помета бесчисленных стай морских птиц, кружащих вокруг нашей яхты. Дахлер указал на распахнувшееся перед нами устье фьорда, который, по его словам, вел собственно в Бовааген, где находилась рыбная фабрика. Сложенная из черно-белых камней пирамидка на берегу указывала на судоходность фьорда.

И вдруг перед нами возникла китобойная база. Она была наполовину скрыта складкой скалистой местности, а с севера ее защищали низкие острова. Ржавые металлические корпуса и изрыгающие черный дым высокие железные трубы обезображивали дикую красоту островов подобно тому, как угольная шахта уродует валлийскую долину. Кроме этих корпусов других зданий тут не было. Фьорд, который привел нас в Бовааген, остался за кормой, а черно-белые указатели скрылись за мысом, который мы только что обогнули. Мы оказались в мире скал и моря. Но это были не темные гранитные утесы с травянистыми лужайками на макушке, а бледно-золотистые скалы, отполированные ветром и волнами и спускающиеся к воде плавными очертаниями округлых каменистых осыпей, напоминающих вулканические пропеченные жарким солнцем берега Сицилии. И еще эти скалы были голыми, абсолютно лысыми от кромки воды и до вершины самого высокого утеса, не считая отдельных тонких травинок и альпийских растений, впившихся мощными корнями в расщелины между камнями. И над этим скалистым миром беспрестанно кружили птицы.

Минуту спустя мы увидели канал, ведущий в «Бовааген Хвал». Я дал команду «средний ход», и мы плавно подошли к причалу. Вода здесь была покрыта черной маслянистой пленкой жира и экскрементов, на поверхности которой колыхались серые куски полуразложившейся плоти. Нас словно покрывалом накрыла волна смрада. Возле пристани была пришвартована норвежская моторная лодка, в которую грузили ящики с китовым мясом. Дальше виднелась разделочная площадка, заваленная останками последнего кита. Длинные паровые пилы врезались в огромный позвоночник, рассекая его на части. С края пристани за нами наблюдала группа мужчин.

Йоргенсен поднялся на палубу и остановился у поручня, осматривая базу. Я провел яхту мимо пристани и пришвартовался сразу за лодкой с мясом. От группы наблюдателей отделился пожилой мужчина и подошел к нам. Он был высоким и поджарым, а кожа на его лице задубела и приобрела красновато-коричневый оттенок красного дерева, являвший собой удивительный контраст с густой белоснежной шевелюрой.

God dag, herr direktor, — обратился он к Йоргенсену.

У него были мелкие черты шаловливого мальчишки, которые сейчас расплылись в улыбке, отчего от уголков глаз разбежались тысячи крохотных морщинок.

Я перебрался через поручень и спрыгнул на пристань.

— Это мистер Килланд, управляющий базой, — коротко бросил мне Йоргенсен, после чего продолжил говорить по-английски: — Итак, Килланд, что вам удалось выяснить относительно той партии китового мяса для Англии? Как в нее попало сообщение?

Килланд развел руками, демонстрируя беспомощность.

— Простите, — произнес он, — но я ничего не выяснил. Я никак не могу это объяснить.

— Вы всех людей опросили?

— Да, herr direktor. Никто ничего не знает. Это полная загадка.

— Кто из китобоев тогда находился на базе? — спросил я.

— Это был «Хвал Ти»? — отчеканил свой следующий вопрос Йоргенсен.

По резкому тону сразу было ясно, что перед ним подчиненный, и внезапно я понял, что ни за что на свете не хотел бы работать на этого человека.

Но Килланда резкость директора ничуть не смутила.

— Да, — немного удивленно ответил он. — Да, тут был «Хвал Ти». Ловаас как раз привез того кита. Это был первый кит сезона. Как вы узнали?

— Это не имеет значения, — оборвал его расспросы Йоргенсен. — Пройдемте в контору и там поговорим.

И он зашагал по проходу между упаковочными цехами.

Килланд обернулся ко мне и улыбнулся.

— Нам лучше пойти за ним, — сообщил он.

Джилл и Кертис сошли на берег и догнали нас.

— Какой ужасный запах, — произнесла Джилл, прижимая к носу платок, хотя его нежный аромат уже напрочь заглушила непереносимая вонь.

— Это деньги, — усмехнулся Килланд. — На китобойной базе деньги так пахнут всегда.

— Слава богу, что у меня их не много, — рассмеялся Кертис. — Еще никогда в жизни я не слышал такого жуткого запаха. Даже в пустыне пахло лучше, хотя смрад там стоял порой ужасающий.

Мы прошли мимо упаковочных цехов, где на высоких полках от пола до потолка было сложено китовое мясо, и поднялись на разделочную площадку. Это был своего рода двор с дощатым полом, окруженный зданиями фабрики. Слева от нас наклонный настил уходил прямо в море. Справа виднелись лебедки с покрытыми жиром стальными тросами. Прямо перед нами возвышалось основное здание фабрики, также снабженное лебедками, с помощью которых китовый жир поднимали наверх, где его варили в огромных чанах. Площадку усеивали части позвоночника. Красные полосы мяса свисали с огромных костей. Мужчины в тяжелых сапогах, зацепив куски позвоночника длинными стальными крючьями и поскальзываясь на пропитанных кровью досках, волокли их к лебедкам. Площадка была покрыта толстым слоем маслянистого жира. Джилл схватила меня за локоть. Было очень скользко. Пройдя по засыпанному пеплом склону, мы миновали бойлерную и баки для мазута и поднялись к сгрудившимся на плоской скале деревянным домишкам.

В конторе запах был чуть менее едким. Окна выходили на дымящиеся ржавые трубы и корпуса фабрики, за которыми расстилалось море.

— Так значит, того кита привез Ловаас, — произнес Йоргенсен, усаживаясь за стол рядом с радиооборудованием. — Это было восьмого или девятого?

— Девятого, — ответил Килланд и пододвинул второй стул Джилл. Мы с Кертисом присели на край стола. — Он пришел на рассвете. К вечеру мясо было разрезано, упаковано и погружено на лодки.

— Когда Ловаас отсюда ушел? — спросил Йоргенсен.

— Не раньше вечера, — пожал плечами управляющий. — Ему были нужны вода и горючее.

— Значит, сообщение в мясо мог подсунуть любой из рабочих базы или экипажа «Хвал Ти»?

— Выходит, что так.

— Как насчет вашего главного упаковщика? Почему он не следит за порядком?

— Он следит. Но упаковочные цеха слишком большие, чтобы уследить за всеми, кто входит и выходит. Кроме того, ему незачем следить за людьми, которые проходят через цеха по пути на пристань.

— Они могут красть мясо.

— Им незачем это делать. Я позволяю им брать домой столько, сколько им необходимо.

— Понятно. — Йоргенсен поглаживал подбородок, кончиками пальцев массируя голубоватую щетину. Золотой перстень вспыхивал на солнце. — Значит, это мог быть практически любой из тех, кто находился на базе?

— Именно так.

Я чувствовал, что Килланд не стремится помогать в расследовании. Было ясно, что этот перекрестный допрос ему очень неприятен. Йоргенсен посмотрел на часы.

— Ровно девять, — пробормотал он и повернулся к радио.

Мгновение спустя в конторе раздались уже знакомые позывные китобоев, вызывающих базу: «Алло — алло — алло — алло “Бовааген Хвал”».

«Кит два» доложил о своем положении, а затем «Кит пять» сообщил о забитом ките. Йоргенсен поднес микрофон к губам и попросил «Кита десять» сообщить свои координаты. Голос капитана Ловааса ответил:

Vi passerer Utvaer Fyr, herr Jorgensen. Vi er fremme klokken ti.

— Что говорит Ловаас? — шепотом поинтересовался я у Джилл.

— Он говорит, что как раз проходит мимо маяка Утваер, — отозвалась она. — Он будет здесь сегодня в десять часов утра.

Оставался один час. Всего один час, и он будет здесь, в этой конторе, думал я. Вполне возможно, что он расскажет свою историю одновременно мне и Йоргенсену. С другой стороны, Йоргенсен может отвести его в сторону и убедить держать рот на замке.

— Где этот маяк Утваер? — спросил я у Джилл. — К северу от Боваагена?

— Да, — ответила она. — Милях в двадцати к северу.

Йоргенсен выключил радио. Он сидел, глядя в окно и продолжая потирать свой небритый подбородок.

— Пока Ловаас не вернется, делать нам все равно нечего, — произнес я, вставая со стола. — Так что мы можем позавтракать. — Я кивнул Кертису, приглашая его последовать моему примеру. Йоргенсен поднял глаза на меня. — Позавтракаете с нами на яхте? — спросил я. — Или останетесь на базе?

— Спасибо, я буду завтракать здесь, — ответил он.

Я обернулся к Килланду.

— Кстати, что из себя представляет этот капитан Ловаас? Он хороший капитан?

— Он хороший skytter, если вы об этом, — ответил Килланд. Увидев мое озадаченное лицо, он добавил: — Skytter — это то же самое, что в вашем языке «стрелок». Мы называем так наших капитанов, поскольку именно они всегда стреляют из гарпунной пушки. Все остальное меня не интересует. Что касается «Хвал То» и «Хвал Фем» — это другая история. Они принадлежат фабрике, и я сам выбираю капитанов. Но «Хвал Ти» принадлежит Ловаасу. Он сам себе хозяин и продает нам свой улов на основании заключенного с ним контракта.

— Значит, он делает то, что хочет? — уточнил я.

— На борту своего корабля — да.

— Это все объясняет, — пробормотал я.

— Что это объясняет? — Килланд смотрел на меня и явно ничего не понимал.

— Насколько я понимаю, несколько лет назад у него были проблемы из-за убийства человека?

— Я что-то об этом слышал, — кивнул Килланд.

— Эта леди — дочь Уолтера Сомерса. «Петерсен и Сомерс» — одна из компаний Сандефьорда, — пояснил Йоргенсен, кивая в сторону Джилл.

— Вот как!

Килланд перевел взгляд с Йоргенсена на Джилл.

— Вы позволите мне воспользоваться вашим телефоном? — спросил я.

— Да, конечно.

Килланд подвинул аппарат ко мне.

— Джилл, — обернулся я к девушке, — вы не вызовете мне Фьерланд? Я хочу поговорить с человеком по фамилии Улвик, Йохан Улвик. Скорее всего, он остановился там в отеле.

Я искоса наблюдал за выражением лица Йоргенсена и заметил, как при упоминании имени нашего представителя в его глазах внезапно вспыхнул интерес.

Джилл сняла трубку и попросила соединить с Фьерландом. Последовала короткая пауза. Йоргенсен начал барабанить пальцами по промокательной бумаге, накрывающей весь стол.

Er det Boya Hotel? — спросила Джилл. — Kunne de si meg om der bor en herr Johan Ulvik der? Utmerket. Jeg vil gjeme snakke med ham. Takk.

Ожидая ответа, она выпрямилась и посмотрела в окно. Ее лицо было серьезным и сосредоточенным. Это была совсем другая Джилл. Передо мной была девушка, которая во время войны работала на роту Линге. И вдруг я понял, что она не только привлекательна, но также может действительно оказаться очень полезна. Услышав в трубке треск и голос, она быстро склонилась к столу.

Er det herr Ulvik? — И, перейдя на английский: — Пожалуйста, не кладите трубку. С вами желает побеседовать мистер Гансерт.

Я взял трубку и сказал ей с Кертисом возвращаться на яхту и заняться завтраком.

— Буду через минуту, — добавил я, покосившись на Кертиса, чтобы убедиться, что он меня понял. — Это вы, мистер Улвик? — произнес я уже в трубку.

— Да, это Улвик, — еле слышно раздалось у меня в ухе.

— Это Гансерт, — произнес я. — С вами связывался сэр Клинтон Манн?

— Да. Именно поэтому я сейчас во Фьерланде.

— Хорошо. А теперь послушайте, — продолжал я. — Мне необходимо произвести вскрытие тела Джорджа Фарнелла. Его уже похоронили, но я настаиваю на эксгумации и медицинской экспертизе. С этим будут проблемы?

— Полиции понадобятся пояснения и основания.

— Скажите им, что у нас есть основания полагать, что его смерть не была случайностью. — Я оглянулся на Йоргенсена. Он смотрел в окно, но его пальцы перестали выбивать дробь. Он напрягся и ловил каждое слово. — Договоритесь о том, чтобы эксгумацию провели как можно скорее. Вы можете это сделать?

— Это будет трудно, — последовал ответ. — У вас есть доказательства того, что его смерть не была случайностью?

— Нет, — ответил я. — Я надеюсь обнаружить эти доказательства на теле — следы борьбы или еще что-нибудь в этом роде.

— Насколько мне удалось установить, когда тело сняли с ледника, оно было немного повреждено.

— Кто подписывал свидетельство о смерти? — поинтересовался я. — Местный врач?

— Да. Из Лейкангера.

— Тогда свяжитесь с ним. Припугните его. Заставьте его поддержать вашу просьбу о вскрытии. Скажите полиции, что когда Фарнелл сорвался, он был не один.

— А вы уже поговорили с этим вторым человеком? — спросил Улвик. — Полиция отнесется к нашей просьбе гораздо более благосклонно, если они…

— Человека, который был с Фарнеллом, зовут Ганс Шрейдер. Он металловед и когда-то работал на «ДНС» — ответил я. — Я его еще не видел. Но он жив и пытался покинуть страну. А теперь разыщите врача и начинайте обрабатывать полицию. Мне нужен ордер на эксгумацию к тому времени, когда я завтра вечером доберусь до Фьерланда.

— Но, мистер Гансерт, времени слишком мало. Это так быстро не делается.

— Я полагаюсь на вас, мистер Ульвик, — рявкнул я. — Мне все равно, как вы получите этот ордер и сколько это будет стоить. Главное, чтобы вы его добыли. Вы меня поняли?

Я положил трубку.

— Так значит, вы решили взглянуть на своего драгоценного Фарнелла? — улыбаясь, произнес Йоргенсен.

— Да, — ответил я. — И если это убийство, то да поможет Господь тем, кто за ним стоит. — Он продолжал улыбаться. — Возможно, мы узнаем больше об этой истории, когда здесь будет Ловаас? — Я сделал шаг к двери. — А сейчас я иду завтракать. Чертовски проголодался.

Выйдя на солнце, я начал спускаться к фабричным цехам. Мне хотелось броситься бежать, но я знал, что за мной наблюдают в окно конторы, и поэтому заставил себя идти медленно. И только когда я пересек разделочную площадку и оказался в тени упаковочных сараев, я позволил себе оглянуться. Позади никого не было. Судя по всему, они ничего не заподозрили.

Кертис показался из люка, когда я перепрыгнул через поручень.

— Завтрак готов, — сообщил он.

— К черту завтрак, — отозвался я. — Отдать швартовы. — Я ринулся в люк, едва не отпихнув его в сторону. — Картер! — крикнул я.

— Да, сэр?

— Заводи двигатель. Да побыстрее.

— Ага, ага, сэр.

Кертис не стал раздумывать над основаниями отданного мной приказа, а выпрыгнул на пристань и забросил канаты на палубу.

— Что все это значит? — спросил он, снова оказавшись на борту.

— Ловаас, — ответил я. — Я хочу увидеть его, прежде чем Йоргенсену представится шанс его обработать.

Взревел двигатель.

— Средний вперед, — скомандовал я в переговорную трубку.

Винты взбили грязную воду за кормой яхты. Мимо заскользила пристань. Я повернул штурвал. Бушприт, описав дугу, устремился к прикрывающим бухту островам. И тут из-за упаковочных цехов показался Йоргенсен. Он разгадал мой план. Но было уже поздно. Нас отделяла от пристани полоса воды, которая стремительно расширялась.

— Я хочу поболтать с Ловаасом, — крикнул я. — Наедине.

Его лицо потемнело от гнева. Он остановился, но ничего не сказал, а развернулся и зашагал обратно между цехами. Я скомандовал «полный вперед», и мы заскользили между островами, стремительно погружаясь в молочную дымку Северного Ледовитого океана. Мы шли к маяку Утваер. Прямо перед нами были пришвартованы две небольшие лодки. Одна из них была обычной норвежской рыбацкой лодкой. Вторая привлекла мое внимание своим необычным видом. Она выглядела так, как будто кто-то предпринял неуклюжую попытку превратить ее в плавучий дом. Двое мужчин стояли перед порогом дома. Короткая лестница вела в воду. Когда мы поравнялись с лодками, поверхность воды запузырилась и тут же среди пузырей возник круглый шлем водолаза.

— Что там, внизу? — крикнул Дик, который стоял, опершись на поручень правого борта.

— Авиационный двигатель, — раздалось в ответ.

— Здесь что, все говорят по-английски? — спросил я у Дахлера, который расположился в рубке, когда мы вошли в «Бовааген Хвал», и до сих пор ее не покинул.

— Преимущественно да, — отозвался он. — Видите ли, во время войны почти все, у кого были моторки, перебрались в Англию. Люди пытались бежать даже в весельных лодках. — Он пожал плечами. — Кое-кому удалось добраться до Шетландских островов. Другим повезло меньше. Кроме того, многие служили на английских или американских торговых судах. Английского не знают только старики и фермеры. — Он встал и поднялся в кокпит. — Так вы решили увидеться с Ловаасом? — Он прислонился спиной к стене рубки, глядя куда-то вдаль. — Я с ним однажды встречался. Он хотел быть капитаном на одном из моих каботажных пароходов. Я побуду внизу, — добавил он. — Мне не хочется с ним пересекаться.

— Что он из себя представляет? — спросил я.

— Ловаас? — Он повернул голову и несколько мгновений смотрел на меня. — Скользкий, как угорь. — Его губы растянулись в кривоватую улыбку. — Но внешне он совсем не похож на угря. О нет. Он маленького роста, и у него большой живот. Он много смеется, но его глаза не смеются, и люди его боятся. У него нет ни жены, ни детей. Он живет только для себя. Сколько денег вы готовы предложить ему за то, что он вам расскажет о Шрейдере?

— Не знаю, — ответил я. — Я еще об этом не думал.

— Если Ловаас располагает информацией, которая нужна вам и Йоргенсену, он запросит много.

— Возможно, он не знает цену этой информации? — предположил я.

Дахлер засмеялся.

— Ловаас всегда знает, что сколько стоит.

После этого я долго молчал, размышляя, как мне быть с этим китобоем. По мере того как мы продолжали скользить по гладкой поверхности моря, дымка постепенно сгущалась, пока наконец солнце не превратилось в радужное пятно в белом небе, после чего заметно похолодало. Видимость продолжала ухудшаться, дымка сгустилась в туман, и я начал опасаться, что мы можем разминуться с Ловаасом.

Но десять минут спустя с носа донесся крик Кертиса:

— Корабль по левому борту, шкипер.

— Я всмотрелся в мутную бездну, объединившую море и небо в единое целое, и с трудом разглядел смутные очертания корабля. Я повернул штурвал, развернув нос в сторону этих очертаний, которые вскоре превратились в настоящее судно с высоким носом, низкой палубой и единственной отклоненной назад трубой. Корабль шел с весьма приличной скоростью, вспарывая поверхность моря и оставляя позади себя черную линию дыма из трубы. На самом носу виднелась платформа, на которой была установлена пушка — гарпунная пушка. Я еще сильнее развернул «Дивайнер» влево и пошел наперерез китобою. Когда наш нос оказался почти на его пути, я развернул яхту и лег на параллельный курс.

Как только китобой поравнялся со мной, я громко крикнул:

— Капитан Ловаас! Разрешите мне подняться на борт?

Я услышал звон колокола машинного отделения, и на узком мостике перед рубкой появился человек. Он был низким и толстым. Форменная фуражка была сдвинута на затылок, а серебряные пуговицы зеленой куртки тускло блестели в странном, но ярком освещении.

— Представьтесь, — проревел он. — Кто вы?

— Я тот, кто описывал вам внешность Джорджа Фарнелла, — ответил я.

Он обернулся и отдал какое-то приказание. Снова прозвенел колокол, и двигатели китобоя стихли.

— Пожалуйста, встаньте рядом, — крикнул он. — Вот здесь.

Он показал, где именно я должен встать.

— Я разберусь с этим сам, — сказал я Кертису, приближаясь к пароходу. — Придержи всех остальных на борту.

Китобойное судно было таким низким — судя по всему, ради высокой скорости, — что, когда наши фашины коснулись его железного борта, я сумел без труда взобраться на его палубу. Ловаас спустился с мостика, чтобы поздороваться со мной. Как и говорил Дахлер, он был невысоким человечком с большим животом. Полы его темно-зеленой куртки развевались на ходу, а шерстяные брюки из той же ткани едва не лопались на ляжках. Казалось, его огромное пузо удерживается на весу только благодаря широкому кожаному ремню с серебряной пряжкой.

— Меня зовут Гансерт, — представился я.

Он протянул мне широкую ладонь с рыжими волосами на тыльной стороне.

— А я Ловаас, — отозвался он. — Мы уже встречаться. Во всяком случае, голосами. — Он расхохотался. Казалось, этот низкий рокочущий смех доносится из самых глубин его живота. — Голосами, — с необъяснимо довольным видом повторил он. — Вы ведь не отказаться немного выпить? Пойдемте. — Он завладел моим локтем. — Никто не подниматься ко мне на борт просто так. Вы обязаны со мной выпить. — Он покосился на яхту. — Ваше судно мы пришвартовать. А потом безотлагательно заниматься нашим делом. Hei! Jan! Henrik! Fortoy denne baten! — Двое мужчин поспешили исполнить его распоряжение, а он потащил меня дальше. — Хорошее у вас суденышко, — сообщил мне он. — Отличное морское суденышко. А вот это мое. — Он обвел рукой свой корабль. — Все мое, и достаться мне очень дешево. Я мог бы продать его втрое дороже. — Он усмехнулся и сжал мой локоть. — Неплохой доход, как вам кажется? Отличный доход. Я два раза ходить на судах фабрики в Антарктику. Но с меня хватит. Это намного лучше. Теперь я могу делать все, что пожелать. И ни на какую чертову китобойную компанию я больше спину не гнуть. Я работать на себя, а они платить мне за то, что я им привозить. Так лучше, верно? Ведь лучше? — У него была странная привычка повторять собственные слова, как будто наслаждаясь их звучанием. — Сюда, пожалуйста, — произнес он, когда мы поднялись на верхнюю ступеньку лестницы, которая вела в небольшое помещение под мостиком. — Halvorsen! — позвал он. — Full fart forover sa snart den andre baten er fortoyet.

Ja, — раздалось в ответ.

— Сюда, пожалуйста, — повторил Ловаас, толкнув какую-то дверь. — Моя каюта, — пояснил он. — Тут всегда чудовищный беспорядок. Никаких женщин, знаете ли. Никаких женщин на борту. На берегу у меня их полно, но на борту — ни за что. Вот они. — Он кивнул на фотографии, приколотые к стене над его койкой. — Хильда, Марта, Солвейг. — Он хлопнул ладонью по столу. — У меня их тут полный ящик. Кто бы мог подумать, что у такого большого мужчины, как я, может быть так много женщин, а? — И он похлопал себя по животу. — Ну да ладно. Как вам нравиться аквавит? Или вы предпочитать бренди? У меня есть отличный французский бренди.

— Что такое аквавит? — поинтересовался я.

Я слышал об этом норвежском напитке, но никогда его не пробовал.

— Вы никогда не пили аквавит, а? — Он захохотал и хлопнул меня по плечу. — Тогда я угостить вас аквавитом.

Он, закряхтев, наклонился и извлек из шкафчика под столом бутылку и два стакана. Над нашими головами прозвенел гонг и снова застучали двигатели.

— Вот он, — произнес Ловаас, поднимая бутылку вверх. — Настоящий аквавит. Взгляните на этикетку изнутри. Тут название корабля, на котором он пересек экватор, когда его везти на юг, и название корабля, который доставить его обратно. Настоящий аквавит обязательно должен дважды пересечь экватор.

— Зачем? — спросил я.

— Зачем? Бог мой, откуда мне знать? Это забота тех, кто делать этот чертов напиток. Все, что я знаю, это то, что это ему на пользу. Да ладно — skaal. — Он поднял стакан и осушил его одним глотком. — А-ах! — выдохнул он. — Неплохо, а? Отличная штука, если ешь много жира.

Он снова похлопал себя по животу и разразился хохотом. Я вспомнил, что говорил мне Дахлер, и заметил, что его маленькие налившиеся кровью глазки не смеются. Жир, которым они заплыли, пронизывали морщинки смеха, но его ярко-голубые глаза пристально наблюдали за мной, и в этом стальном взгляде не было и следа веселья.

— А теперь присаживайтесь, — произнес он, ногой подвигая ко мне стул. — Вас ведь Шрейдер интересовать, а?

— Да, — ответил я.

Он уселся на койку.

Herr direktor Йоргенсен тоже им интересоваться.

Он так произнес слова herr direktor, что они прозвучали как издевка.

— А я ведь ожидать встречи с вами, знаете ли.

— Ожидали? Почему? — удивился я.

— Радио, знаете ли. Мы выходим на связь каждые полчаса. Йоргенсен говорил со мной после того, как вы ушли из «Бовааген Хвал». — Снова этот пронзительный взгляд. — Выпьете еще?

— Нет, спасибо, — отказался я.

— Насколько я понимаю, вы представлять какую-то английскую компанию? — Зажурчала жидкость, потому что он снова наполнил оба стакана. — Skaal, — произнес он. — Какую компанию вы представлять, мистер Гансерт?

— Цветные металлы и производство, «Би Эм энд Ай», — ответил я.

Его густые песочного цвета брови поползли вверх.

— Ого! Крупный концерн, а? Крупнее, чем «ДНС».

— Да, — кивнул я. Я хотел, чтобы говорил он, а не я. Я хотел понять, с кем имею дело. Но он выжидал, и в конце концов я произнес: — Где этот человек, Шрейдер?

— Заперт в каюте, — ответил он.

— Вы позволите мне с ним встретиться?

— Возможно.

Он повращал стаканом, взбалтывая густую бесцветную жидкость, и поднял на меня свои проницательные маленькие глазки. Он молчал. Внезапно тишину каюты разорвал туманный горн, заглушив ритмичный гул двигателей. Он выжидал. Горн взревел во второй раз.

— Сколько? — не выдержал я.

— Сколько? — Он улыбнулся и пожал плечами. — Вы хотеть купить. Но знаете ли вы, что именно вы покупать, а, мистер Гансерт?

— А вы знаете, что продаете? — ответил вопросом на вопрос я.

Он улыбнулся.

— Думаю, что да. На борту моего корабля есть человек, который сообщить вам местонахождение залежей какого-то важного нового минерала. Это герр Йоргенсен мне успеть сообщить. Он также сказать мне, чтобы я привезти этого человека — Шрейдера — в «Бовааген Хвал» и ни в коем случае не позволить вам побеседовать с ним. Так что, мистер Гансерт, вы ведь понимать, в каком я сейчас неловком положении. Герр Йоргенсен — direktor китобойной базы, которой я продать своих китов. Он очень жесткий человек. Если я не доставить ему Шрейдера, база не брать у меня китов. Видите ли, в Норвегии всего три китобойных базы. Каждая база иметь право только на три китобойных судна. Если «Бовааген Хвал» для меня закрыться, я не отвезти своего кита на другую базу. Как я тогда зарабатывать себе на жизнь? А моим людям что делать? А мой корабль просто стоять в Сандефьорде и гнить. Но первым делом нужно поговорить с Йоргенсеном. Если он не предложить мне слишком много, а вы предложить больше, что ж, возможно, я и добраться до Англии живым и невредимым. Но чем я кормить свой живот, а? — Он похлопал свое выпирающее пузо, которое тряслось от смеха. — Возможно, в вашем Сохо есть хороший ресторанчик, который не прочь поживиться на черном рынке, а? Но первым делом мы побеседовать с Йоргенсеном.

Он приподнялся и начал всматриваться в иллюминатор. Затем он посмотрел на часы.

— Через пять минут мы будем в «Бовааген Хвал». Там посмотреть. А пока еще выпить, а? — Он долил мой стакан. — Skaal. — Увидев, что я не прикоснулся к стакану, он произнес: — Прошу вас, мистер Гансерт, когда я говорю skaal, вы выпить. Если вы не пить, я тоже не могу пить. Такой у нас обычай в Норвегии. А я люблю пить. Skaal.

Я поднял стакан и опрокинул его содержимое себе в горло. Напиток был крепким и обжигающим.

— Почему Шрейдер пытался добраться до Шетландских островов? — спросил я.

— Может, он кого-то убить. Я не знаю. Но он чуть меня не одурачить, намагнитив мой компас. — Он снова наблюдал за мной. — В том описании Фарнелла… Вы сказать, что у него не хватало кончика мизинца на левой руке, а?

— Верно, — кивнул я. — Мне это известно, потому что это случилось, когда он был со мной в Родезии. Палец попал в камнедробильную установку. А что?

Он уже смотрел в свой стакан.

— Да просто интересно, вот и все. Этот тип Шрейдер ничего об этом не сказать. Его описание почти совпасть с вашим. Вот только он ничего не сказать о мизинце левой руки.

Прозвенел гонг машинного отделения, и двигатели замедлили обороты. Я встал и выглянул в иллюминатор. Туман все сгущался. Но из него проступали очертания одного из небольших островков, за которыми пряталась «Бовааген Хвал».

— Мне кажется, что мы почти на месте, — сказал я.

Ловаас не ответил. Думаю, он размышлял, как лучше всего построить переговоры одновременно с Йоргенсеном и со мной. Я спрашивал себя, почему его так заинтересовал вопрос мизинца Фарнелла и что ему известно обо всей этой истории.

И вдруг, казалось, разразилась свистопляска. Раздался крик. Затем где-то хлопнула железная дверь, и по железным плитам кормы загрохотали поспешные шаги. Снова зазвенел гонг машинного отделения, и корабль содрогнулся, потому что двигатели застучали «полный назад».

При первом же окрике Ловаас вскочил и с удивительным для человека его объемов проворством ринулся к двери.

Hvar er hendt? — взревел он.

Поверх его плеча я заметил человека, который остановился возле поручней и, подняв голову, посмотрел на нас. По его лицу стекала кровь.

Det er Schreuder, — крикнул он в ответ и указал за борт. — Han unnslapp og hoppet overbord.

De fordomte udugelig idiot! — взревел Ловаас и одним прыжком преодолел трап.

— Что случилось? — спросил я, выскакивая на трап вслед за ним.

— Шрейдер, — ответил он. — Он сбежать и прыгнуть за борт. — Он распахнул дверь на мостик. Помощник капитана стоял, подняв бинокль к глазам. — Kan De se ham? — рявкнул Ловаас.

Nei, — ответил помощник, но тут же закричал: — Jo, Jo — de borte.

Я посмотрел туда, куда он показывал. На самой границе видимости на бесцветной поверхности моря показалась и тут же исчезла темная точка.

Full fart forover babord motor. Full fart akterover styrbord motor. — Ловаас всматривался в белесую бездну. — Roret hardt over til babord, Henrik!

Судно развернулось, и я снова увидел черное пятно. Оно повернулось, оглядываясь на нас, и я отчетливо разглядел, что это голова человека. Он поднял руки из воды, явно пытаясь освободиться от одежды. Затем голова исчезла. Я понятия не имел, какая температура воды, но знал, что она достаточно холодная. Только человек, доведенный до отчаяния, отважился бы на подобный заплыв в этих водах. И в момент, когда он исчез, он направлялся в открытое море. Бедняга, наверное, совсем утратил чувство направления. Со своего места я видел смутные очертания острова, но с воды он, скорее всего, был совершенно незаметен.

Я бросил быстрый взгляд на Ловааса. Он всматривался в туман, туда, где исчезла голова человека, явно негодуя на то, как медленно разворачивается его корабль, и с такой силой стиснул поручень, что у него даже костяшки пальцев побелели. Я перевел взгляд на «Дивайнер». Лини, удерживающие яхту возле китобоя, натянулись так туго, что казалось, вот-вот лопнут. Если бы Шрейдера удалось выловить нам, а не Ловаасу… Я в мгновение ока слетел по трапу.

— Дик! Кертис! — крикнул я. — Рубите тросы. Быстро!

Я услышал, как взревел Ловаас, по-норвежски скомандовав что-то своей команде. Промчавшись через машинное отделение, я сбежал по трапу на главную палубу. Кто-то попытался преградить мне путь у самого подножия трапа. Я изо всех сил ударил нападавшего ногой и прыгнул прямо на палубу «Дивайнера». Дик и Уилсон уже вооружились топорами. Двух ударов хватило, чтобы разрубить швартовы, и не успел я подняться на ноги, как завелись двигатели и мы отделились от китобоя.

Ловаас бежал по мостику на нос судна и грозил мне кулаком. Я увидел, что он остановился возле гарпунной пушки и снова посмотрел на нас.

— Право руля! — закричал я Джилл, которая сидела у штурвала.

— Есть право руля, — откликнулась она, и яхта резко повернула в сторону.

Необходимо было как можно скорее оторваться от китобоя. Я физически ощущал ярость Ловааса, хотя расстояние между нами стремительно увеличивалось. «Интересно, что он будет делать, если нам удастся подобрать Шрейдера?» — мелькнула мысль.

Но нам это не удалось. И Ловаасу тоже. Наши суда еще очень долго бороздили этот крохотный участок моря.

Шрейдера мы так и не нашли. Только его пиджак плавал в воде, напоминая утопленника своими разбросанными в стороны рукавами. Стоял полный штиль, и поверхность моря была гладкой, как зеркало. Туман был таким густым, что временами мы теряли китобой из виду. Я потребовал, чтобы на палубу подняли ведро морской воды, и опустил в нее руку. Она была ледяной. Никто не смог бы выжить в ней больше нескольких минут. Спустя полчаса я сдался и последовал за китобоем, который уже медленно шел сквозь туман в «Бовааген Хвал».

Я увидел, что Джилл оглядывается, всматриваясь в море за кормой.

— Если бы нам только удалось его спасти, — пробормотала она. — Он так много мог бы нам рассказать. Я в этом убеждена. — Внезапно она развернулась ко мне. — Как вы думаете, что произошло на Йостедале?

— Я не знаю, — ответил я, думая о том, что чем меньше она будет об этом думать, тем лучше.

— Но что-то же там произошло, — прошептала она. — Он был там с Джорджем. А потом, после несчастного случая, попытался добраться до Англии. Он боялся оставаться в Норвегии. Настолько боялся, что предпочел рискнуть и прыгнул в ледяную воду. И эти образцы руды. Билл, я думаю, он забрал их с тела Джорджа. — Она схватила меня за руку и срывающимся голосом спросила: — Вы думаете… Вы думаете, он убил Джорджа?

— Я не знаю, что думать, — ответил я, стараясь не глядеть на нее, потому что не мог видеть ее страдальческий взгляд.

— Что бы он там ни сделал, — вмешался Кертис, — бедняга уже мертв. И мы никогда не узнаем, что же случилось на самом деле. — Он обернулся и посмотрел назад. — Ух ты! Туман немного рассеялся. Хотел бы я знать, что случилось с теми лодками.

— С какими лодками? — спросил я.

— Помните водолаза, который искал авиационный двигатель? Может, они были дальше? В такой туман ничего не поймешь. Но я думал, что они были где-то здесь. Я помню, что вон тот остров был именно там, где он находится сейчас, когда Дик их окликнул.

Он кивнул на остров, к которому мы приближались.

— Верно, — согласился Дик. — Это было здесь.

Кертис поднял глаза на вымпел. Он колыхался.

— Поднимается ветер. Смотрите, туман действительно рассеивается.

— Жаль, что он не сделал этого раньше, — заметил Дик. — Это могло бы спасти Шрейдеру жизнь. — Туман рассеивался очень быстро. Сквозь него уже начинало просвечивать солнце. — Водолазов не видно, — заключил он.

— Наверное, на сегодня уже закончили, — предположил Кертис.

Но Дик покачал головой.

— Нет, они бы этого не сделали. Не думаю, что им часто приходится работать в таком спокойном море, как это. Для водолазов это то, что надо. Кроме того, еще слишком рано. Они только недавно приступили к погружениям.

Я посмотрел на него. Думаю, что все мы думали об одном и том же.

— Вы думаете, что Шрейдер мог подплыть к лодкам водолазов и убедить их отвезти его на берег? — спросил я.

Дик пожал плечами.

— Мы не нашли его тело. И лодки мы тоже не нашли. И если они ушли, то из-за шума наших двигателей мы не услышали бы их моторы. Тем более их не мог услышать Ловаас на своем китобое. Но как он мог убедить их поднять якорь и уйти так быстро?

— Я не знаю, — отозвался я. — Но такая возможность не исключена.

Я приказал Картеру заглушить двигатель и спрыгнул в рубку. Сдвинув с карты груду карандашей и линеек, я всмотрелся в береговую линию Нордхордланда. Остальные столпились вокруг, заглядывая мне через плечо.

— Кертис, — окликнул я майора, — это по вашей части. Шрейдер очень чего-то боялся и хотел сбежать. Если бы вы оказались на месте Шрейдера и смогли бы убедить этих водолазов помочь вам, куда бы вы попросили вас доставить?

Он склонился над картой, обводя ее внимательным взглядом.

— Он хотел сбежать от Ловааса, — пробормотал майор. — И для него Ловаас означал «Бовааген Хвал». В этом случае я попытался бы уйти как можно дальше от отрезка берега, на котором расположен Бовааген. И я не отправился бы на Шетландские острова, как бы сильно мне ни хотелось попасть в Англию. Там я чувствовал бы себя отрезанным от мира и помощи. Нет, я думаю, что попросил бы их доставить меня на следующий остров дальше к северу и высадить в какой-нибудь тихой бухте неподалеку от Аустрхейма. На противоположном берегу острова наверняка нашелся бы рыбак, который согласился бы перевезти меня через Фенсфьорд в Халсвик. Оттуда уже можно было бы подняться в горы и затеряться, пока не стихнет шум погони.

— Он также мог бы остановить один из пароходов, идущих в Согнефьорд, — вставила Джилл. — Они всегда берут на борт пассажиров, которые голосуют из лодок.

— Отлично, — подытожил я. — Значит, идем в Аустрхейм. Если наши предположения верны, мы встретим водолазов, возвращающихся к месту работы.

Вскоре поднялся свежий ветер и туман окончательно растаял в лучах яркого солнца. Но мы так и не нашли водолазов. Их не было ни в Аустрхейме, ни в бухтах неподалеку. Делать было нечего, пришлось возвращаться.

На обратном пути в Бовааген произошло событие, которое меня почему-то очень огорчило. Аустрхейм почти скрылся в дымке за кормой, когда я спустился в кают-компанию, чтобы смешать напитки для экипажа. Но у самой двери я остановился. Она была притворена неплотно, и я увидел Джилл и Кертиса, которые стояли очень близко. На глазах Джилл были слезы, а Кертис держал в руке золотые часы, те самые золотые часы, которые я видел у него на руке, когда он впервые поднялся на борт моей яхты.

— Простите, — говорил он. — Я должен был дать их вам раньше. Но я не был уверен в том, что он умер. Теперь я знаю это точно. Так что… — Он сунул золотой хронометр ей в руки. — Они принадлежали его отцу. Когда он отдал их мне, под задней крышкой был ваш адрес. Я сдуру открыл их на борту десантного катера, и ветер подхватил и унес клочок бумаги с вашим адресом. Осталась только ваша фотография. Поэтому я сразу вас узнал.

Она сжала часы в ладони.

— Вы… видели нас тогда в Бергене, правда?

— Да.

— Это был последний раз, когда я его видела. — Она отвернулась, и я понял, что она плачет. — Он ничего не сказал вам, когда отдавал часы?

— Сказал, — кивнул Кертис. — Это была строчка из Руперта Брука…

Я не стал больше слушать, а повернулся и бесшумно поднялся на палубу, пытаясь разгадать загадку ее слез. «Неужели она все еще его любит?» — спрашивал себя я. Я сменил Картера у штурвала, потому что не хотел думать о том, что она любит Фарнелла.

Наступил полдень, когда мы наконец вернулись на китобойную базу. В бухте стояло два китобоя. Сходя на берег, мы услышали, как загрохотали лебедки, волоча за хвост огромного белого кита. На несколько мгновений мы замерли, как завороженные наблюдая за этим странным зрелищем. Когда лебедка остановилась, огромное животное вытянулось во всю длину разделочной площадки. Гигантский хвост лежал возле лебедки. Огромный розовый язык свисал изо рта кита у самого края площадки. Спустя мгновение с полдюжины мужчин, вооруженных разделочными ножами, приступили к работе. Тросы лебедки зацепили за складки кожи, надрезанной сразу за челюстью с обеих сторон. После этого рабочие начали разделывать тушу, срезая ножами толстый слой жира и обнажая мясо вдоль позвоночника. Затем с помощью лебедки и системы блоков кита перевернули на спину. Под разделочными ножами оказалось серо-белое брюхо животного.

Пока мы за всем этим наблюдали, к нам подошел Килланд. Он был обут в армейские немецкие сапоги и одет в старую рубашку цвета хаки.

— Ага, так значит, вы вернулись? — Он крикнул какое-то указание одному из рабочих и продолжал: — Я слышал, что этот Шрейдер прыгнул в море. Вы его не спасли, а?

— Нет, — покачал головой я. Рабочие суетились вокруг кита. Мясо нареза́ли большими кусками и складывали на тележки, чтобы отвезти его в упаковочные сараи. — Где Йоргенсен? — спросил я.

— Уехал в Берген на мясной лодке.

Килланд держался так оживленно, что мне стало ясно — он был рад распрощаться со своим боссом.

— А Ловаас?

Он улыбнулся, и из уголков его глаз разбежались морщинки.

— Сам себя готов сожрать.

— Как насчет вещей Шрейдера? — спросил я. — Что с ними случилось?

Kaptein Ловаас отдал их Йоргенсену, чтобы тот передал полиции.

— Вы их, случайно, не видели? Может, там было что-то похожее на тусклые серые камешки?

Он приподнял брови.

— Так вот почему вас всех так заинтересовал этот Шрейдер, а? Что там у него было — золото, серебро… что-то ценное?

— Да, — ответил я. — Что-то ценное.

Неудивительно, что Йоргенсен умчался в Берген, подумал я. Ему необходимо как можно скорее отправить эти камни в лаборатории «ДНС». Не позднее завтрашнего дня ему предстояло узнать все, что знал я.

— Я возвращаюсь на яхту, — произнесла Джилл. — Я не могу… я больше не могу это все выносить.

Она прижимала к носу платок.

— Но прошу вас — вы пообедаете со мной и моей женой? — произнес Килланд. — Все готово. Я вас ожидал. Вы не сможете разочаровать мою жену. Она любит англичан. — Он потряс мой локоть. — Все на этих островах настроены очень пробритански. Мы ведь с вами хорошо ладим, верно? Мы рыбаки и моряки, так же, как и вы. И мы всегда на одной стороне, как во время мира, так и во время войны. Так вы останетесь к обеду, а?

— Вы очень добры, — произнес я.

— Вовсе нет, мой дорогой друг. Вовсе нет. И если хотите отдохнуть от корабля, у нас и кровати для вас найдутся. Пойдемте. Выпьем немного, а? Мы всегда немного пьем перед едой. — Он усмехнулся и кивнул Джилл, которая продолжала прижимать к носу платок. — Миссис Гансерт не нравится этот запах, а? Но нам он нравится. Для меня это запах денег. Я всегда так говорю. Это запах денег. Посмотрите на этого кита. Я только что его измерил — семьдесят три фута. Это около семидесяти тонн. Это больше тысячи фунтов за масло, которое делают из его жира, и приблизительно столько же за мясо. Вот почему мне нравится этот запах. — Он похлопал Джилл по руке. — Моя жена говорит, что это запах новых платьев. Каждый раз, когда привозят кита длиной больше семидесяти футов, я обещаю ей новое платье. Так что теперь ей тоже нравится этот запах. Пойдемте, выпьем.

Он провел нас в контору. За конторой находился длинный приземистый дом. Когда мы входили в дверь, я случайно встретился взглядом с Джилл. Ее глаза искрились смехом. Нас проводили в со вкусом обставленную гостиную. Миссис Килланд вошла, когда ее супруг разливал по большим бокалам коньяк. Это была веселая и элегантная женщина, присутствие которой на китобойной базе стало приятной неожиданностью. Килланд представил нас друг другу. Джилл объяснила, что она мне не жена.

— Бедняжка, — засмеялась миссис Килланд. — У Альберта все должно быть разложено по полочкам. И он вообще ничего не знает, кроме своих китов. Если вы задержитесь у нас хотя бы ненадолго, вы обнаружите, что, кроме как о китах, в этом доме вообще ни о чем не говорят. — Она обернулась к мужу. — Альберт, какой длины этот кит, которого только что привез Нордахл?

— Семьдесят три фута, Марта, — с довольным видом ответил Килланд, широко улыбаясь.

— Семьдесят три! — восторженно воскликнула она. — Смотрите, вот это платье я купила на деньги, полученные после прошлого кита, который был длиннее семидесяти футов. — Платье было сшито из алого шелка, и когда она закружилась по комнате, юбка взлетела, кружась вокруг ее ног. — А теперь, — продолжала она, — мы выпьем за ваше здоровье. — Она подняла бокал. — Skaal.

Мы выпили, и тут же отворилась дверь и вошел маленький темноволосый человечек с острыми чертами лица.

— Ага, а вот и мистер Санде, — произнесла миссис Килланд. — Входите, мистер Санде, и выпейте с нами. Я хочу познакомить вас с нашими милыми гостями из Англии.

Пока нас знакомили, я пытался определить его статус, что мне не удалось. Его внешность казалась несколько грубоватой, и мне показалось, что в нашей компании ему немного не по себе, как будто, выпивая с нами, он чувствовал себя не в своей тарелке. Я решил, что это кто-то из механиков. Впрочем, он, похоже, тоже понимал английский.

— Чем вы занимаетесь на базе? — обратился я к нему.

— О, мистер Санде не работает на базе, — вмешалась миссис Килланд. — Он — очередная затея Альберта.

— Чем же вы тут занимаетесь? — полюбопытствовал я.

— Я водолаз, черт его дери, — выпалил он на чистейшем кокни, заставшем меня врасплох.

— Водолаз? — только и смог повторить я.

— Точно так.

Мы с Диком переглянулись.

— Вы работаете на базу?

— Точно так, — повторил он и сосредоточился на своем напитке.

— Что же вы поднимаете? — продолжал допрашивать его я.

— Авиадвигатели, — ответил он. — Самолет фрицев затонул совсем недалеко отсюда. И я поднимаю двигатели.

— Значит, это ваши лодки мы видели сегодня утром сразу за внешними островами? — не унимался я. — Водолазный бот и маленькая рыбацкая лодка?

— Точно так.

— Где ваши лодки сейчас?

— Водолазный бот пришвартован сразу за мысом.

— А вторая лодка… рыбацкая?

Он бросил на меня быстрый взгляд поверх края бокала.

— Мой компаньон ушел на ней в Бовааген… Ему там что-то понадобилось, — пробормотал он и одним глотком опрокинул в себя коньяк.

Глава 5

Не забудьте о водолазе


Я наблюдал за этим маленьким кокни, потягивающим второй бокал коньяка, пребывая в полной уверенности, что он что-то скрывает. Мои спутники думали так же, как и я, и тоже не спускали глаз с водолаза. Он покосился на нас и немного отодвинулся, расположившись рядом с управляющим. Джилл схватила меня за локоть.

— Билл, — прошептала она. — Как вам кажется, он мог подобрать Шрейдера в море сегодня утром? — Ее голос бы натянут как струна и дрожал.

— Не знаю, — отозвался я. — Все возможно. А вы как думаете?

— Я почувствовала… — Она заколебалась, а потом подняла на меня глаза. — Билл, сегодня утром я почувствовала, что он совсем рядом. Это было совершенно отчетливое и очень странное ощущение. Как будто… — Она замолчала, а потом произнесла: — Я не знаю. Мне вдруг показалось, что он где-то очень близко, вот и все.

— Фарнелл?

Она кивнула.

Я посмотрел на маленького темноволосого водолаза. Он так быстро разговаривал с Килландом, как будто боялся замолчать. До меня доносились обрывки разговора. Они обсуждали глубину погружений и резку металла с помощью кислородно-ацетиленовых горелок.

— Он нервничает, — тихо сообщил я Джилл. — Я постараюсь улучить момент и отвести его в сторону. Возможно, мне удастся что-то выяснить.

Но мне так и не удалось поговорить с ним до обеда, а за обедом произошло событие, после которого мне еще сильнее захотелось расспросить его наедине. Стол был накрыт в длинной низкой комнате по соседству с просторной кухней. Ее окна выходили на голые каменистые холмы, за которыми, блестя в ярких лучах солнца, расстилалась стеклянная гладь моря. Обед, который у них назывался middag, начался с огромных стейков из китового мяса с помидорами и картофелем. За ними последовал koltbord — бесконечные блюда с рыбой, приготовленной самыми разнообразными способами — копченый лосось, маринованный хек, вяленое китовое мясо, а также разнообразные мясные блюда, салаты и несколько видов сыра. Запивать все это предлагалось молоком и легким норвежским пивом.

Ловаас и капитан «Хвал То» тоже были здесь. Говорили в основном о китах. Санде сидел, не сводя глаз со своей тарелки, и подавал голос только для того, чтобы попросить что-нибудь ему передать. Если бы Дик оставил его в покое, я бы выяснил то, что меня интересовало, и Ловаас мог навсегда исчезнуть с нашего горизонта. Но Дик поинтересовался у него, как так вышло, что он так хорошо говорит по-английски, и к тому же с акцентом кокни.

Маленький водолаз поднял голову.

— Моя мамка была кокни, — ответил он, языком запихнув еду за щеку. — Она так и не осилила норвежский язык, так что с самого моего рождения говорила со мной по-английски.

— Кто эти люди, которые работали с вами сегодня утром?

— Мой партнер и один рыбак.

В общем разговоре возникла пауза, и Ловаас посмотрел на него через стол.

— Что вы ловить? — спросил он.

Норвежский кокни ухмыльнулся.

— Авиадвигатели, kaptein Ловаас, — ответил он. — Я водолаз. Приступил к работе вчера.

— Он поднимает двигатели того старого Юнкерса 88, который сбили возле острова Скарв, — пояснил Килланд.

— Возле острова Скарв?

Внезапная заинтересованность в его голосе стала для меня настоящим ударом. Я понял, что нас ждет, но был бессилен что-то предотвратить. Я начал говорить о спасательных операциях в британских бухтах. Но кроме Килландов это больше никого не заинтересовало. Ловаас перестал есть и наблюдал за водолазом.

— Сегодня утром вы тоже там быть, мистер Санде? — спросил он.

Я продолжал говорить, но теперь меня со всех сторон окружала гнетущая тишина. Санде бросил на Ловааса быстрый испуганный взгляд и снова уткнулся в тарелку. Он нервно вертел в пальцах нож и вилку. Но он не ел.

— Точно так, — наконец ответил он и вдруг заторопился: — Я опускался под воду, чтобы осмотреть двигатели. Когда я увидел, что они в порядке, я послал компаньона в Бовааген за ацетиленовой горелкой.

Ловаас набросился на него как коршун.

— В Бовааген, говорите?

— Точно так, — подтвердил Санде, но в его голосе не было убежденности, и он снова принялся вертеть нож, раскладывая тонкие ломтики сыра поверх мяса.

— С кем вы работать? — наседал Ловаас.

— С Пеером Сторйоханном, — ответил Санде. — Мы с ним партнеры. У нас общий бот и оснащение.

— А рыбак?

— О, он местный, — вмешался Килланд. — Старина Эйнар Сандвен из Нордхангера.

— Из Нордхангера, говорите? — Ловаас, похоже, обдумывал полученную информацию. Затем он произнес: — Во сколько вы прервали работу сегодня утром?

Санде посмотрел через стол на меня, а затем перевел взгляд на Ловааса. Схватив свой стакан, он сделал глоток пива. Я наклонился вперед и принялся расспрашивать его об авиационных двигателях и сбитом самолете.

— Этот самолет сбили несколько лет назад, — сказал я. — Наверняка двигатели заржавели и использовать их уже невозможно.

Санде с заметным облегчением ухватился за эту новую тему разговора.

— Бог ты мой, нет, — ответил он. — Двигатели в полном порядке. Металл не ржавеет под водой, знаете ли. Причина коррозии — это воздух и вода. Вы видите заржавевшие корабли потому, что в них уже побывал воздух. Но если корабль сразу уходит под воду, то он таким там и остается, знаете ли.

Он замолчал, и этой паузой тут же воспользовался Ловаас, который произнес:

— Вы долго сегодня быть в море возле острова Скарв, мистер Санде?

— О, я не знаю, — быстро ответил Санде. — Час или два. А почему вы спрашиваете?

Он снова посмотрел на Ловааса, но выдержать его взгляд не смог и снова опустил глаза в тарелку.

— Во сколько вы приступить к работе? — продолжал допрашивать его Ловаас, вцепившийся в беднягу, как клещами.

— О, я точно не знаю. Около восьми.

— Значит, в десять утра вы все еще находиться на месте?

— Не могу сказать, сколько мы там сегодня пробыли. Спросите у моего партнера. У него есть часы.

— Когда же он вернуться, а?

— Да мне почем знать? Это зависит от того, как быстро он сможет добыть кислородно-ацетиленовую горелку. Может, мне еще придется ехать за ней в Берген.

Ловаас наклонился к Санде. В его квадратной приземистой туше чувствовалось что-то почти угрожающее.

— Вы быть возле острова Скарв, когда мы искать Шрейдера? — спросил он.

— Так звали человека, что сегодня упал за борт с «Хвал Ти»? — уточнил Санде, пытаясь совладать с охватившим его беспокойством.

— Да, — коротко ответил Ловаас.

— Нас там не было, сэр. Мы ничего не слышали.

Миссис Килланд похлопала Ловааса по руке.

Kaptein Ловаас, я уверена, что, если бы мистер Санде там был, он сразу так и сказал бы.

Ловаас ничего не ответил. Он молча смотрел на Санде. Молчание за столом становилось все более неловким.

— Это так ужасно, — заговорила миссис Килланд. — Это первый человек, которого мы потеряли в «Бовааген Хвал». К тому же так близко от базы. Не могу в это поверить.

— Это первый, кого вы здесь потеряли? — переспросил я, обращаясь к Килланду.

Он кивнул.

— У нас бывают несчастные случаи. Люди часто ранят себя разделочными ножами. Один раз рабочий зацепился за лебедку, и она разорвала ему ногу. Но это все на фабрике. На кораблях никогда ничего не случалось. Это действительно первое происшествие.

Я повернулся к Ловаасу.

— Но для вас это происшествие не первое, не так ли, капитан Ловаас?

— Что вы иметь в виду?

В его глазах вспыхнул гнев.

— Я припоминаю, что мне рассказывали о том, что вы когда-то убили человека.

— Кто вам такое рассказать, а?

— Некто мистер Дахлер.

— Дахлер, — сощурившись, повторил Ловаас. — Что он вам обо мне говорить?

— Только то, что вас отстранили от командования китобоем за убийство человека.

— Это ложь.

— Возможно, — пожал плечами я. — Но как вы собираетесь объяснить смерть этого человека, Шрейдера, полиции?

— Что я должен объяснять? Шрейдер просто прыгнуть за борт.

Ловаас крошил кусок хлеба, и внезапно я ощутил свое превосходство над ним.

— Как насчет моих показаний? — поинтересовался я.

— Но этот человек спрыгнул в море, — вмешалась миссис Килланд. — Наверняка все именно так и было. Вся команда твердит об этом. Вы и kaptein Ловаас вместе его искали.

— Он был в отчаянии, — пояснил я. — Вот почему он прыгнул. Хотел бы я знать, что вы сделали, чтобы подтолкнуть его к такому отчаянному поступку, капитан Ловаас. Вы угрожали ему, как тому, первому человеку?

Ловаас резко отодвинул назад стул и вскочил на ноги. От ярости его лицо налилось кровью.

— Я не собираюсь оставаться здесь и выслушивать ваши оскорблять! — заорал он, от волнения еще сильнее коверкая английский. — Вы здесь гость. Иначе вам за это было бы плохо. Сейчас я уходить на корабль. Но вам надо осторожно, мистер Гансерт, очень осторожно. Это опасный разговор. — Он обернулся к миссис Килланд и произнес: — Takk for maten.

Злобно покосившись в мою сторону, он вышел из комнаты.

Я перестарался. Мне не следовало высовываться. Но я стремился любой ценой отвлечь его от Санде и его лодок. Я обвел взглядом притихший стол. Килланд смотрел на меня, и его глаза утратили добродушный блеск.

— Вы не могли бы рассказать мне, что произошло на борту «Хвал Ти»? — попросил он.

Я ему все рассказал. Когда я закончил, он произнес:

— Этот Шрейдер интересовал вас по той же причине, по которой его хотел заполучить Йоргенсен?

Я кивнул.

Он молчал, ссутулившись на стуле. Казалось, он всецело ушел в свои мысли.

— Будет ли полиция расследовать смерть этого человека? — спросил я.

Он поднял голову.

— Нет, — ответил он. — Я так не думаю.

— Но ведь… — начал было я.

Он поднял руку.

— Вы забываете, — произнес он, — что мистер Йоргенсен очень могущественный человек. Мы такие же, как и вы, англичане. Мы трудолюбивые, честные и законопослушные. Но когда дело касается большой политики или большого бизнеса… тогда… — Он заколебался. — Тогда лучше всего оставить это тем, кто в этом разбирается. Пойдемте. Мы выпьем еще немного кофе и забудем все это. Договорились?

Кофе и напитки нам подали в гостиной Килландов. Санде сел рядом с мистером Килландом. Возможности поговорить с ним у меня не было, а после кофе Килланд настоял на том, чтобы показать нашей четверке базу. Мы прошли через котельные, где вырабатывался пар для котлов, в которых топился жир, и оказались в помещении, заваленном смрадными остатками китового уса. Гигантские участки позвоночника были выварены так, что напоминали огромные буханки воздушного хлеба и становились легкими, как перышко. Все эти останки отскребли от днищ котлов, с тем чтобы растолочь их и упаковать в мешки в качестве гуано для сельского хозяйства. Затем мы спустились в основные помещения фабрики, где в два длинных ряда стояли огромные чаны, похожие на огромные доменные печи, по шесть чанов в каждом ряду.

Жара стояла просто неописуемая. Мы шли по узкому проходу, и с каждой стороны от нас по раскаленному узкому желобу тонкой желтой струйкой в большие открытые резервуары стекал китовый жир.

— В этих баках жир остывает, — рассказывал Килланд, — после чего его расфасовывают в бочки и рассылают по всему миру. Из него делают мыло, свечи, косметику, маргарин.

Я пытался делать заинтересованный вид, но на самом деле мне не терпелось вернуться к Санде и поговорить с ним раньше, чем это сделает Ловаас. Но в этой китовой базе была вся жизнь Килланда, и он твердо решил показать нам все без исключения. Он подвел нас к котлу, из которого слили весь жир и теперь старательно отчищали от пригоревших остатков. Двое раздетых по пояс мужчин железными скребками через дверцу в нижней части котла выгребали из него всю грязь. На полу громоздилась куча какого-то полуразложившегося мусора, напоминающего отходы из мусоросжигательной печи.

— Это тоже гуано, — кивнул Килланд. — Все части кита приносят деньги. Мы не выбрасываем ничего. Используются даже плавники. Их отправляют в Англию, где из них делают щетки. Пойдемте, я покажу вам, как мы разрезаем и упаковываем мясо.

Мы вышли на разделочную площадку, ярко освещенную жарким солнцем. Здесь громко гудели паровые пилы, и рабочие суетились, перетаскивая огромные куски костей. От огромного чудовища, которое сегодня утром у нас на глазах затащили на эту площадку, остался только длинный зазубренный кровоточащий хребет. Все мясо с него уже сняли, и теперь с площадки смывали кровь, поливая ее водой из шланга. Заметив наше удивление, Килланд кивнул:

— Мы не теряем времени даром. У меня здесь работает сорок человек, и, если надо, мы можем разделать за день и трех китов.

— Трех китов в день! — присвистнул Кертис. — Но такого наверняка никогда не бывает. У вас всего три китобоя.

— Разумеется, не в начале сезона, — ответил Килланд. — Но позже киты мигрируют на юг. В сентябре их можно ловить чуть ли не с островов. И тогда день за днем все три китобоя возвращаются на базу. Это тяжелый труд. Но мы не жалуемся, потому что это означает хороший заработок для всех без исключения.

Пройдя через площадку, мы вошли в упаковочный цех. Пока Килланд разговаривал со всеми остальными, я прошел к противоположной двери и оказался на пристани. И тут я замер как вкопанный. В бухте был пришвартован «Хвал То» капитана Нордахла, но «Хвал Ти» и след простыл. Я обернулся и громко крикнул:

— Килланд! Где судно Ловааса?

Килланд, который держал в руке большой кусок мяса, тоже обернулся в мою сторону.

— «Хвал Ти»? Должен быть в бухте.

— Его тут нет, — сообщил ему я. — Как вы думаете, Ловаас мог снова отправиться на промысел?

Но Килланд покачал головой.

— Нет. Ему нужны вода и горючее. Возможно, он ушел в Бовааген. — Он прищурился, и у него в глазах заплясали смешинки. — У него в Боваагене девушка. Жена помощника живет в Skjaergaardshotelet. Да и у большинства его людей там есть женщины. Я думаю, что вскоре вы убедитесь в том, что он отправился в Бовааген. Он привозит больше китов, чем другие. Ему некуда спешить. К тому же в Norskehavet делать сейчас нечего. «Хвал Фем» сообщает о густом тумане. А теперь взгляните на это, мистер Гансерт. Что вы скажете об этом мясе? — Он протянул мне кусок красного мяса. Оно выглядело как настоящая говядина. — Но не все мясо такое, знаете ли, — продолжал он. — Все мясо распределено по категориям. Это самое лучшее. Оно пойдет в Берген или Ньюкасл для ресторанов. Есть другое мясо, из которого делают колбасу. Самое дешевое мясо идет лисам. В Норвегии много лисьих ферм. — Он бросил мясо на одну из полок и посмотрел на часы. — Ну что, может, вернемся в дом? В четыре у нас сеанс радиосвязи, а потом чай. По чашечке чая, а? Это очень вкусно, потому что моя супруга всегда подает с ним напитки.

Он усмехнулся и похлопал меня по руке, после чего повел нас к выходу из цеха.

Мне не терпелось вернуться в дом, потому что я хотел увидеть Санде. В гостиной кроме миссис Килланд никого не было. При виде нас она отложила вязание и встала нам навстречу.

— Ну что, Альберт все вам показал? — Она взяла Джилл за руку. — Бедняжка моя. Я думаю, что вы очень смелая. К этому запаху надо привыкнуть. Но вы видели мясо? — Джилл кивнула. Я подумал, что эта китовая экскурсия ее окончательно вымотала. — Вам понравилось? Оно хорошее? Не правда ли, совсем как ваша говядина?

— Да, очень.

Джилл обессиленно опустилась в кресло.

— Где водолаз? — спросил я.

Миссис Килланд обернулась ко мне.

— Мистер Санде? Это очень странно. Я не видела его с самого обеда.

— Может быть, он поехал в Бовааген, чтобы помочь своему партнеру с этим оборудованием? — предположил мистер Килланд.

— Ах, ну да, — согласилась его жена. — Наверное, так и есть. Я уверена, что именно так он и поступил. А что? Вы хотели с ним поговорить?

— Да, — замялся я, — я… я хотел расспросить его о различных методах погружения. Если не возражаете, я прогуляюсь и поищу его, возможно, он где-то здесь.

Я кивнул Кертису, и он пошел за мной.

— В Бовааген он точно не поехал, — произнес Кертис, как только за нами закрылась дверь. — С учетом того, что там сейчас Ловаас.

— Он мог поехать первым, а Ловаас уже отправиться за ним, — заметил я. — Но возможно, он все еще на базе.

Кертис, который во время службы довольно неплохо освоил норвежский, расспрашивал всех, кого мы встречали. Но, похоже, единственным, кто видел Санде после полуденной трапезы, был стюард. Он видел, как водолаз спускался ко рву позади базы. Цепляясь за голые камни, мы спустились туда, куда указал стюард. Пробиваясь сквозь железные трубы фабрики, сюда падали косые лучи солнца, окрашивая валуны в теплый золотистый цвет. Мы подошли ко рву. Он был узким, и море стремительно вытекало из него наружу, поскольку стояло время отлива. Мы перешли его по мосту и пошли дальше по противоположному берегу. Мужские ботинки за многие годы так истерли эти камни, что на зазубренный каменный холм взбегала белая тропа. Сверху мы увидели белый шпиль Боваагенской церкви, который сверкал на фоне бледно-голубого неба, напоминая наконечник копья. А в маленькой заводи слева от нас была привязана к камню маленькая весельная лодка. Это была самая обычная и весьма характерная для Норвегии лодка — некий прототип коракла, — заостренная на носу и на корме, одним словом, судно викингов в миниатюре, пережившее века и сохранившее все особенности конструкции, вплоть до деревянных уключин. С соседней скалы в грязную воду, извиваясь, спускался трос.

— Возможно, тут была еще одна лодка, — предположил Кертис. — Он мог отплыть на ней в Бовааген.

— Не исключено, — кивнул я.

— Хотя он мог уйти туда и пешком, — добавил Кертис, глядя в сторону маленькой деревянной церквушки на далеком холме. — Ходят же туда люди каждый день, значит, это не так уж и далеко.

— Достаточно далеко, — покачал я головой. — И вообще, скорее всего, их дома на этом краю деревни. Пойдемте. Сходим туда на «Дивайнере».

Мы повернулись и зашагали обратно, туда, откуда светило солнце. На деревянном мостике через ров нам начали встречаться возвращающиеся домой рабочие. Почти все они были невысокими и темноволосыми людьми в грязной одежде. И почти у каждого в руках было по куску красного мяса, с которого все еще капала кровь. Они дружелюбно улыбались нам и по очереди говорили God dag. Кертис поговорил кое с кем и узнал, что дома большинства из них действительно располагались гораздо ближе, чем Бовааген. По словам местных жителей, от базы до Боваагена было больше часа ходьбы по сложным и скалистым тропам.

Мы успели вернуться в дом Килланда к чаю и напиткам, но сразу после чая мы извинились и заспешили на яхту. Когда мы шли по обезлюдевшей базе, Джилл негромко произнесла:

— Если мы не найдем мистера Санде в Боваагене, мы можем попытать счастья в Нордхангере.

— В доме Эйнара Сандвена? — уточнил я.

Она кивнула.

— Из Боваагена туда ведет неплохая дорога.

Когда мы проходили через темную пещеру упаковочного цеха, над низкими холмами острова вдруг разнесся низкий и глухой вой корабельной сирены. Я остановился и прислушался к этому постепенно стихающему звуку. Но он тут же загудел снова. Кертис, который шел впереди, бросился бежать и оказался на пристани раньше нас. Обернувшись, он закричал:

— Это Ловаас. Он входит в бухту.

В косых солнечных лучах длинная тень от «Хвал То» растянулась по всему берегу. Кертис показывал куда-то за нос китобоя с его смертоносной гарпунной пушкой. В пролив между островами, дымя трубой, входил еще один китобой. Облачко дыма висело над кормой, напоминая белый венок. Над неподвижной водой бухты разнесся гонг машинного отделения. Китобой закачался, маневрируя, чтобы войти в бухту. Золотистые солнечные лучи упали на его мостик. «Хвал 10».

— Не смотрите на него так пристально, — обратился я к спутникам. — Нельзя, чтобы они подумали, что все это нас сильно интересует.

Мы зашагали по набережной вдоль моря, мимо штабелей пятидесятикилограммовых ящиков с китовым мясом, ожидающих отправки, мимо «Хвал То», экипаж которого в полном составе столпился на палубе, наблюдая за судном Ловааса, и наконец подошли к «Дивайнеру». Палуба яхты была пустынна. Ее гладкие мачты блестели в лучах клонящегося к западу солнца. Мы перебрались через поручень и спустились вниз. Дахлер сидел в кают-компании в полном одиночестве.

— Где Картер и Уилсон? — спросил я у него.

— Думаю, они отправились посмотреть на «Хвал То» и немного выпить, — откликнулся он и улыбнулся. У его локтя стояла бутылка виски и наполовину опустевший стакан.

— Я очень рад вашему возвращению, — продолжал он. — Тут, внизу, очень скучно. Но у меня нет желания осматривать базу. — Он потянулся к бутылке. — Угощайтесь, — произнес он. — Давайте выпьем вместе. — Внезапно он грохнул бутылкой о стол. — Говорю вам, я не желаю видеть эту фабрику. — Он поспешно отпихнул бутылку и приподнял свою усохшую руку. — Зачем вы меня сюда привезли? — воскликнул он, обращаясь ко мне. — Зачем? Вы решили надо мной поиздеваться? Вы думаете, мне здесь нравится? Полагаете, мне нравится сидеть на вашей яхте, зная, что, если я поднимусь на палубу, окажусь лицом к лицу с фабрикой? С моей фабрикой. Я сижу здесь с тех пор, как вы ушли обедать к Килланду. И все это время я думаю. Я думаю о кораблях, которые мне принадлежали, я думаю о танкерах, и я думаю о Кнуте Йоргенсене. — Он с такой силой ударил по столу своей похожей на клешню рукой, что затряслась вся каюта. — Мне противно обо всем этом думать! — кричал он, и в его голосе слышались истерические нотки. — В этих мыслях нет ничего хорошего. — Он замолчал и, хитровато прищурившись, наклонился ко мне. — А как бы вы поступили на моем месте, а? — нечетко выговаривая звуки, поинтересовался он и внезапно снова заорал: — Вы бы поступили точно так же, как собираюсь поступить я! Справедливости нет, и Бога тоже. Я пережил две войны. Я видел, как процветает зло, а добро склоняет перед ним голову. Говорю вам: справедливости — не — существует. — Он заговорил так быстро, что в уголках его губ собралась слюна. — Я собираюсь вершить свою собственную справедливость. Я буду бороться с ними их же оружием. Вы меня понимаете?

Джилл подошла к нему и взяла его за руку.

— Да, мистер Дахлер, мы вас понимаем, — тихо заговорила она. — Прошу вас, присядьте, — увещевала она. — Мы все с вами выпьем. — Она взяла бутылку и улыбнулась ему. — Мистер Дахлер, вы нам почти ничего не оставили.

— Да, — согласился он и, судорожно сглотнув, снова сел на стул. Перед нами был измученный и внушающий жалость старик. Он устало провел ладонью по лицу. — Я выпил слишком много, — прошептал он и тут же с удвоенной злостью крикнул: — Но я не собираюсь сидеть здесь сложа руки, пока Кнут Йоргенсен распоряжается моей фабрикой! Отец оставил мне пять кораблей, вот и все. Когда в Норвегию вторглись немцы, мне уже принадлежал флот из четырнадцати каботажных судов и четырех танкеров. Двадцать три тысячи тонн. — Он схватил стакан и выпил остатки содержимого, проливая виски на подбородок. — Ничего нет, — прошептал он. — Ничего нет, черт бы их подрал. Вы меня слышите? О боже!

Он уронил голову в руки. Теперь он плакал, не обращая на нас внимания.

— Дик, сходи наверх, принеси стаканы, — попросил я партнера. — Несколько штук валяется в рубке.

Он отворил дверь, и мы услышали гул двигателей идущего задним ходом китобоя. Чей-то голос громко отдавал приказы на норвежском языке. Джилл посмотрела на меня.

— Что вы собираетесь делать? — спросила она. — Мы идем в Бовааген?

Я колебался. Дахлер тоже поднял свое заплаканное лицо. Взгляд его покрасневших глаз блуждал и казался безумным.

— Выпейте, — выпалил он, хватая бутылку и подвигая ее через стол ко мне. Он, пошатываясь, встал со стула. — Я хочу, чтобы вы все со мной выпили, — заявил он, поднимая свой стакан. — Я хочу, чтобы вы выпили за то, чтобы Йоргенсен сгорел в аду. — Он осушил стакан и сел. Вид у него был какой-то ошеломленный.

По трапу с грохотом свалился Дик.

— Билл! — крикнул он. — Ловаас поднимается на борт.

— На борт «Дивайнера»?

— Да.

Я обернулся к Джилл.

— Уведите Дахлера в его каюту. Кертис, заприте его. Он не должен встретиться с Ловаасом.

По палубе над нашими головами затопали чьи-то тяжелые ботинки.

— Мистер Гансерт! — загудел низкий голос Ловааса. — Мистер Гансерт! Эй, там, внизу, тут есть кто-нибудь?

Джилл и Кертис совместными усилиями подняли Дахлера из-за стола.

— Да? — откликнулся я. — Кому я понадобился?

— Капитану Ловаасу, — раздалось в ответ. — Вы позволить мне спуститься?

Я подошел к трапу.

— Что вам нужно, капитан Ловаас? — поинтересовался я.

— Я хотеть с вами побеседовать, — ответил он.

Я оглянулся и увидел, что Кертис уже запирает дверь каюты Дахлера.

— Ну что ж, — произнес я, — спускайтесь.

Мгновение спустя приземистый торс Ловааса заполнил собой трап.

— Да у вас тут вечеринка, как я посмотрю, — заулыбался он, глядя на стаканы на столе. — Это god. Я никогда не откажусь выпить.

Он сиял и буквально лучился добродушием.

— Виски? — предложил я, беря со стола бутылку и один из стаканов.

— Виски. Да, виски вполне меня устроить. — Его толстые крепкие пальцы плотно обхватили стакан. — Skaal!

Skaal! — ответил я.

Он одним глотком осушил свой стакан и удовлетворенно вздохнул.

— У вас очень хороший виски, мистер Гансерт.

Я снова наполнил его стакан.

— Так зачем вы ко мне пришли? — напомнил я ему, даже не пытаясь скрывать свою неприязнь.

Он расхохотался.

— Вы считать, что я должен на вас злиться, а? Я очень вспыльчив, мистер Гансерт. И я совершенно не уметь держать себя в руках. Но успокаиваюсь я так же быстро. Я уже забыть о том, что произошло за обедом. Есть вещи поважнее. — Он обвел взглядом всех остальных. — Мы можем поговорить наедине, мистер Гансерт?

— В этом нет необходимости, — резко ответил я.

Он пожал плечами.

— Как пожелаете.

Он пододвинул к себе стул и сел. Мне показалось, что стул исчез, поглощенный его грузным телом в темно-зеленой куртке.

— Я побывал в Боваагене, — сообщил он. — Оттуда я съездил в Нордхангер. — Он извлек из кармана короткую сигару и закурил. — Эйнара Сандвена в Нордхангере не было. Да и в Боваагене тоже. Не найти я в Боваагене и Пеера Сторйоханна. Сегодня ни один из них туда не приезжать. Мистер Санде лжец. — Он расплылся в своей самодовольной и плутоватой ухмылке. Но его прищуренные голубые глаза зорко наблюдали за мной. — Но я думать, мистер Гансерт, что вы это знать и раньше, а?

— И что же? — вместо ответа поинтересовался я.

Он обвел взглядом каюту.

— Этот человек, Шрейдер, интересовать и вас, и ваших друзей? Вы, как и я, считать, что его спасать водолазы. Он до сих пор жив. А если так, его можно разыскать. — Он помолчал и затянулся своей сигарой. — Мистер Гансерт, вы представлять здесь крупную английскую металлургическую компанию. Вы проделать весь этот путь не для того, чтобы выяснить обстоятельства смерти человека, который даже не работать на вашу компанию. Этот человек, Фарнелл, специалист по металлам. Возможно, Шрейдер его убить. — Он улыбнулся, как будто вспомнил какую-то шутку. — Может, он и сам себя убить. Но человек, который сбежать с моего судна, он оставить мне эти маленькие серые камешки, о которых я уже говорить. Как только herr direktor Jorgensen их увидеть, он схватить их, и только его и видеть. Умчаться в Берген. Вы же не считать меня дураком? Я знаю, когда речь о важных вещах. Когда я дать их герру Йоргенсену, его глаза вспыхнуть, как мой прожектор. Как мой прожектор. Он волноваться, вы понимаете это? Так что это подсказка для меня. — Он быстро наклонился вперед, ткнув в мою сторону сигарой. — Эти камешки, на самом деле это образцы металла. Я так думать. Я прав?

— Вы имеете право на свои собственные выводы, капитан Ловаас, — ответил я.

— Мои собственные выводы! — Он захохотал и хлопнул себя по колену. — Это бесподобно. Очень осторожно. Чрезвычайно дипломатично. — Внезапно его тон изменился. — Прошу вас избавить меня от длинных слов. Я прав или ошибаюсь? — уже совершенно другим, жестким голосом спросил он.

— Вы можете думать все, что вам вздумается, — ответил я.

— Ясно. — Он улыбнулся. — Я понимать. Итак, мистер Гансерт. Расклад такой. Вы знаете, что это за металл. Герр Йоргенсен этого не знать. Пока не знать. Но завтра узнать. Но сейчас, в этот самый момент, ему ничего не известно. У вас есть преимущество в один день. Я все это хорошо обдумать. И вот что я понимать. Вы знать, какой это металл. Но вы не знать, где он находиться. Вот почему вы здесь. И я знать кое-что, о чем не знать вы.

— И что же? — поинтересовался я.

Он засмеялся.

— А это остаться моей тайной. Точно так же, как вы держать в тайне название металла. Но, может, мы поговорить теперь о деле? Мы можем помочь друг другу. Вы умный человек. Йоргенсен дурак. Он взять мои образцы металла. Но он мне не заплатить. Он только угрожать. Я мог бы ему помочь. Но нет! Он великий herr direktor. А я всего лишь лучший skytter в Норвегии. Но вы умны. Мы можем объединить наши силы, и когда мы найти этого человека…

— Как вы собираетесь его искать? — прервал я тираду Ловааса.

— О, у меня есть свои методы. Можете не сомневаться, я его разыскать. Так что вы говорить?

Я колебался. Этот человек был далеко не глуп. Но что он знал такого, чего не знал я? И пока я колебался, у меня за спиной отворилась дверь каюты Дахлера.

— Так значит, вы собираетесь предать своего хозяина?

Дахлер уже не путался в согласных. Эти слова он буквально промурлыкал.

Ловаас подскочил как ужаленный.

— Герр Дахлер? — изумленно воскликнул он, но тут же разозлился. — Что вы здесь делать? Что вы тут все затеять, а?

— Вы не ожидали меня увидеть? — Чтобы не упасть, Дахлер схватился за край стола. — Почему вы так удивлены? Или мне нельзя посетить свою собственную страну? — Внезапно в его голосе зазвучало плохо сдерживаемое бешенство. — Кто вы такой, чтобы решать, приезжать мне сюда, в «Бовааген Хвал», или нет? Отвечайте! Что вы делали во время войны? А? Я вам сам все скажу. Вы сотрудничали с немцами. Вас интересовали только деньги, и поэтому вы стали коллаборационистом. Вы были капитаном на одном из их…

— С меня хватит, герр Дахлер, — взревел Ловаас. — В Норвегии все без исключения знать о том, как вы продать секрет нового морского двигателя и благодаря этому сбежать из Финсе. А пока вы спасать свою шкуру в Англии, я работать на свою страну. Подпольно. — Ловаас внезапно сел. — Но я здесь не для того, чтобы бросать вам упреки, герр Дахлер. Я здесь, чтобы поговорить с мистером Гансертом.

Я посмотрел на Дахлера. Он был смертельно бледен и измучен. Но его глаза сверкали странным блеском.

— Да, простите, — произнес он уже гораздо тише и каким-то извиняющимся голосом. — Я говорю слишком быстро. Я очень расстроен. — Он опустился на кушетку рядом со мной. — Так значит, Йоргенсен вам не заплатил? — Он тихо засмеялся каким-то странно холодным и одновременно торжествующим смехом. — А вы любите деньги, верно, Ловаас? — Он стремительно наклонился вперед. — Хотелось бы мне знать, отдаете ли вы себе отчет, на что может рассчитывать человек, который знает, где следует искать эти металлы? Я вам это разъясню, Ловаас. Такого человека ждет целое состояние. Йоргенсен уехал с вашими образцами руды в Берген. Оттуда он улетит в Осло. Уже завтра его эксперты тщательно обследуют эти образцы. Через день, максимум два, он все будет знать. Вы это понимаете. И поэтому вы пришли сюда, чтобы попытаться выяснить, на что вы можете претендовать. Поправьте меня, если я ошибаюсь.

Ловаас медленно покачал головой, не сводя с Дахлера пристального взгляда сверкающих алчностью глаз.

— Мистер Дахлер, — вмешался я. — Предоставьте это дело мне.

Он склонил голову набок и всмотрелся в мое лицо.

— Вам нечего опасаться, — тихо произнес он. — Я вербую вам союзника. Союзника… для… нас… обоих. — Он снова переключился на Ловааса. — Найдите человека, который сбежал сегодня утром с вашего корабля, kaptein Ловаас. Это все, что вам нужно сделать. Но вам необходимо поторопиться. Стоит Йоргенсену выяснить, что это за металл, и он уже не остановится ни перед чем.

Ловаас улыбнулся.

— Вам не нравиться direktor Йоргенсен, верно, герр Дахлер?

Он сделал ударение на слове direktor как будто специально для того, чтобы поддразнить Дахлера.

— Не нравится! — почти взвизгнул он. — Если бы у меня был…

Он осекся и улыбнулся каким-то тайным мыслям.

Ловаас засмеялся. Затем он быстро обернулся ко мне.

— Так что говорить мистер Гансерт, мы с вами работать или нет? Что вы предложить?

— В настоящий момент, капитан Ловаас, никаких предложений нет и быть не может. Но если вы сможете предъявить мне Шрейдера, вот тогда мы, возможно, вернемся к этому разговору.

Ловаас засмеялся.

— Понятно. Это то, что вы, англичане, называть наложенным платежом. — Он поднялся со стула. — Что ж, мистер Гансерт, договорились. Когда я раздобыть этого человека, мы побеседовать еще раз. — У самой двери он остановился. — Мистер Гансерт, не забудьте о водолазе.

— Он ушел в Бовааген, — отозвался я.

Ja, он был в Боваагене. Я с ним немного переговорить. — Он улыбнулся. — Виски отменный. Он мне все тут согреть. — Он хлопнул ладонью по своему огромному животу. — Такое теплое дружеское чувство, мистер Гансерт.

Мы молча проводили его глазами. Его тяжелые шаги загрохотали по палубе. Он выкрикнул какое-то приказание по-норвежски. Потом все стихло. Без него кают-компания показалась почти пустой.

— Как ты думаешь, он действительно разговаривал с Санде? — спросил Дик.

Я не ответил, погрузившись в размышления о том, удастся ли мне использовать Ловааса.

Дахлер с трудом поднялся на ноги. Он был смертельно бледен.

— Я поднимусь на палубу, — сообщил нам он. — Мне нужен свежий воздух.

Он протиснулся мимо меня и, пошатываясь, побрел к выходу.

— Иди за ним, — приказал я Кертису. — Он не должен тебя видеть. Но не спускай с него глаз, чтобы с ним ничего не случилось. Он так накачался спиртным, что способен шагнуть в море с таким же успехом, как и на пристань.

Джилл вздохнула.

— Бедный мистер Дахлер, — прошептала она. — Жизнь была к нему очень сурова.

Мгновение спустя Кертис вернулся в кают-компанию.

— Дахлер в порядке? — спросил я.

— Немного шатается. Но достаточно трезв, чтобы выбраться на пристань и отправиться на «Хвал Ти».

— «Хвал Ти»? — воскликнул я.

Он кивнул и снова взял свой стакан.

— Именно так. Он отправился прямиком к Ловаасу. Что вы об этом думаете, шкипер?

Я откинулся на спинку стула, пытаясь собраться с мыслями.

— Должно быть, у него что-то есть на Ловааса, — предположил Дик. — Совершенно очевидно, что Ловаас посвятил свою жизнь не только охоте на китов.

— Если у кого-то что-то есть на Ловааса, так это у Йоргенсена, а не у Дахлера, — ответил я. — Мы немного побеседуем с нашим другом, когда он вернется.

Прошло больше часа, прежде чем Дахлер наконец вернулся на яхту. И нам пришлось уложить его в постель. Он был мертвецки пьян.

— Он пил аквавит, — произнес Кертис, понюхав его дыхание. — Учитывая, что до этого он набрался виски, в ближайшие час или два толку от него никакого не будет.

Уложив Дахлера, мы вернулись в кают-компанию.

— Кто нам нужен, так это Санде, — без обиняков заявил Кертис.

Я кивнул.

— Если кто и знает, где находится Шрейдер, так это он.

— Как вы думаете, он рассказал это капитану Ловаасу? — спросила Джилл.

— Нет, — ответил я. — Я так не думаю. — Мне вдруг вспомнилась сцена за обедом, когда Санде нервничал, пытаясь уклониться от расспросов Ловааса. — Если бы Ловаас у него все узнал, то, явившись к нам сегодня, он вел бы себя по-другому. Что-то ему известно. Но не о местонахождении Шрейдера.

Кертис плеснул в свой стакан еще виски.

— Я вижу все это так: Санде можно заставить говорить.

— Что вы имеете в виду? — уточнил я.

— Он не стал бы ничего рассказывать Ловаасу в Боваагене. Там, в поселке, он был в безопасности. Но если он вернется сюда… — Он многозначительно посмотрел на меня и поднял стакан. — После этой маленькой поучительной беседы с Дахлером Ловаас не остановится ни перед чем. Он доберется до Санде и каким-то образом вытрясет из него правду.

Я размышлял о том же. Внезапно я решился. Я уже очень давно не решал свои проблемы подобным образом. Взяв сигарету, я подвинул жестяную банку к остальным.

— Приблизительно через час будет высокий прилив, — произнес я. — Это означает, что в канале за базой будет очень слабое течение. Мы отчалим и сделаем вид, что поднимаем паруса, чтобы отправиться во Фьерланд. Недалеко отойдя от островов, мы вернемся и войдем в канал за фабрикой. Вот там мы и дождемся Санде.

Кертис кивнул.

— Вы решили сделать ставку на то, что Санде на веслах отправился в Бовааген.

— Я уверен, что в этом заливчике, который мы видели сегодня утром, должно было находиться две лодки, — пожал плечами я. — Тот канат в воде…

— Я с вами совершенно согласен, — кивнул Кертис. — Но Ловаасу могло прийти в голову то же самое.

— Не исключено.

Он ухмыльнулся.

— В общем, так, — решительно произнес я. — Дик, если тебе не трудно, сходи на «Хвал То» за Уилсоном и Картером. Позови их. Крикни им, что мы уходим. Я хочу, чтобы об этом узнал Ловаас. Ты меня понял? И пусть Картер заводит двигатель. Кертис. Ваша задача сходить к Килланду. Найдите стюарда или секретаря компании. Убедитесь, что в той бухте действительно должны находиться две лодки. Также узнайте, не вернулся ли Санде.

Мужчины поспешили наверх, а я обернулся к Джилл. Она сидела, опершись о стол локтями и подперев подбородок ладонью одной руки.

— Как только мы найдем Санде, — сообщил ей я, — мы идем во Фьерланд.

Она подняла на меня глаза.

— Я буду рада, когда все это окончится, — произнесла она и снова уставилась невидящим взглядом куда-то в пространство у меня за спиной. Мне очень хотелось знать, о чем она думает. Она вздохнула и отпила из стакана. — Ведь это будет все равно что похищение, верно? — внезапно поинтересовалась она.

— Вы о Санде? — уточнил я. — В общем, да. Но давайте назовем это иначе. Я хочу защитить его от Ловааса. Пусть это вас не беспокоит. Я беру на себя всю ответственность за эти действия.

— Меня волновало не это, — тихо ответила она. — Я просто очень хочу знать, что он сможет нам сообщить.

С пристани донеслись крики. Я узнал голос Дика, который отдавал распоряжения нашим матросам. Вскоре у нас над головами раздались шаги. Мгновение спустя завелся двигатель. Я взлетел по трапу на палубу. Солнце уже село. В холодных мертвенно-бледных сумерках здания фабрики черными пятнами нависали над упаковочными цехами.

— Ловаас все отлично услышал, — прошептал мне Дик. — Он там, на мостике, наблюдает за нами.

Я поднял голову и посмотрел на высокий нос «Хвал Ти» и смутно различимые очертания мостика. Перед самой рубкой, широко расставив ноги, стоял Ловаас. Дик коснулся моей руки.

— Кертис вернулся, — тихо произнес он.

Я обернулся.

— Ну что? — поинтересовался я, когда Кертис подошел к нам.

— Вы делаете ставку в совершенно беспроигрышном пари, — сообщил мне он. — Я поговорил с электриком, который живет в квартире стюарда. Он говорит, что обычно в той бухте стоит две лодки. Они принадлежат базе. Сегодня днем, сразу после обеда, он видел, как Санде гребет на одной из них вдоль канала. Он все еще не вернулся.

— А должен? — уточнил я.

— Да, здесь остались все его вещи. Кроме того, он никого не знает в Боваагене. Электрик говорит, что ночью ему там совершенно нечего делать.

— Хорошо. — Я обернулся к Уилсону. — Отдать швартовы, — приказал я ему. — Дик. Вы с Кертисом расчехлите грот. — Я склонился к переговорной трубе. — Средний вперед, — приказал я Картеру, как только последние тросы шлепнулись на палубу.

Когда мы заскользили мимо «Хвал Ти», Ловаас перегнулся через перила мостика и окликнул меня:

— Куда это вы собрались, мистер Гансерт?

— Фьерланд, — отозвался я. — Вы сможете найти меня там, если у вас будет что мне сообщить.

— Хорошо. Pa gjensyn! — Он поднял руку в приветствии.

Дик и Кертис уже сняли чехол с грота и взялись за гардели. Серая тень китобоя у нас за кормой сливалась с сумерками, когда над нами взвился вспышкой белого света и тут же потускнел в ночи грот-парус. Позади нас на фоне темных очертаний фабрики, напоминая отдаленную деревушку, светились огни китобоев. Пробираясь между островами, мы поставили также кливер и бизань. Затем я резко крутанул штурвал, и мы повернули направо. Огни китобоев скрылись за островами. К тому времени, когда мы подошли к бухте, ведущей в канал, все паруса уже снова были убраны.

Прилив окончился, и мы медленно скользнули в канал. В первом же удобном месте я приказал пришвартовать яхту тросом к большому валуну, опасаясь подводных скал. Прилив покачивал «Дивайнер», пока не притер яхту вплотную бортом к скалам, от которых ее отделял только буртик, с тихим шорохом трущийся об отвесную стену. Мы выбрались на берег и исследовали тропу, идущую по краю канала к мосту. Мой план заключался в том, что мы перехватим Санде на мосту, после того как он привяжет лодку.

Среди скал было очень темно и тихо. Мы подошли к мосту и остановились, прислушиваясь к журчанию воды, сбегающей по каналу в какую-то заводь.

— Что, если он пришвартуется у пристани? — спросила Джилл.

— Я не думаю, что он это сделает, — отозвался Кертис.

— Я тоже, — поддержал его я. — Он постарается держаться как можно дальше от Ловааса.

— Именно поэтому он может остаться на ночь в Боваагене, — предположил Дик.

— Это возможно, — согласился я. — Но у него нет оснований полагать, что Ловаас пойдет на то, чтобы его похищать.

Кертис засмеялся.

— Было бы забавно, если бы Ловаас додумался до того же, что и мы.

— Если даже так, — отозвался я, — то он попытается сделать это на базе.

— Возможно, — согласился Кертис. — И все же… — Он схватил меня за руку. — Что это?

Я прислушался, но не услышал ничего, кроме журчания воды под мостом.

— Мне показалось, что кто-то зовет… Там, наверху, со стороны фабрики.

— Возможно, кто-то из рабочих, — предположил я. — Еще рано.

Какое-то время мы стояли, вслушиваясь в тишину и плеск прилива среди камней, но так больше ничего и не услышали. Мы вернулись на яхту и поужинали, сдав вахту Уилсону и Картеру.

Вскоре после одиннадцати мы с Диком и Кертисом снова сошли на берег, одевшись в темную одежду и обувь на резиновой подошве. Начинала вставать луна, и ее слабый свет освещал небо. Мы устроились за грудой камней у самого моста. От канала не доносилось ни единого звука. Прилив достиг высшей точки, и течение почти остановилось. Заметно похолодало. Свет в небе продолжал разгораться. Вскоре мы уже отчетливо видели мост и темную тень канала.

Внезапно откуда-то слева послышался скрип уключин.

— Ты это слышал? — прошептал Дик. — Он гребет сюда.

Я кивнул.

Справа от нас по насыпи скатился камень. Я так напряженно прислушивался к скрипу весел и всматривался в мутноватую мглу, скрывавшую от нас бухту, что не обратил на это внимания. Как я ни напрягал зрение, кроме смутных очертаний скал и берега там ничего не было. Скрип весел стих. Несколько мгновений полной тишины нарушил шорох днища лодки о камни. Стукнули о борта весла, и вскоре мы услышали звук шагов, приближающихся к нам по противоположному берегу канала.

— Вот он, — прошептал Дик мне на ухо.

В ту же секунду я увидел, что к мосту, поскальзываясь на гладких камнях, подходит человек. Скрежет камней сменился глухим стуком, когда он шагнул на доски моста. Это действительно был Санде. Теперь я видел это совершенно отчетливо.

— Как только он перейдет через мост… — прошептал я своим спутникам и напрягся, готовясь броситься вперед и схватить водолаза.

В это мгновение прозвучала отрывистая команда по-норвежски.

Санде остановился. Он колебался, как будто не решаясь бежать. Снова раздался тот же голос. Он явно принадлежал человеку, привыкшему к тому, чтобы ему повиновались. Затем от скал справа от нас отделились две фигуры. В бледном свете еще не поднявшейся высоко луны я узнал приземистую фигуру Ловааса. В руке он держал пистолет. Рядом стоял его помощник, Халворсен.

Санде начал в чем-то его убеждать. Ловаас резко оборвал его возражения. Я услышал, как прозвучало чье-то имя, похожее на Макс Бакке, и Ловаас засмеялся. Мужчины вплотную приблизились к водолазу. Встав по обе стороны от него, они повели его на китобойную базу. Дождавшись, пока их похожие на темные пятна фигуры скроются за скалистым гребнем, я вскочил на ноги.

— Скорее! — прошипел я. — Мы должны отрезать их от корабля.

— Фабрика, — прошептал Кертис. — Это единственное место, где мы можем напасть на них внезапно.

Мы бросились бежать со всех ног вдоль берега, чтобы обойти фабрику справа, и по возможности стараясь держаться в тени скал. К счастью, наша обувь позволяла делать это практически бесшумно. Мы подбежали к проволочной ограде, не позволявшей оголодавшим островным овцам проникать на территорию фабрики, и вошли, отыскав калитку. Я остановился у стены конторы и оглянулся. Небо заметно посветлело, и над черными вершинами холмов показался край луны, позволивший мне различить три темные фигуры, шагающие к нам по голой каменистой равнине.

Мы спустились на разделочную площадку и остановились у котельной. Тропинка здесь сужалась, с обеих сторон зажатая строениями. Мы с Диком скользнули в теплую темноту. Кертис расположился в противоположном конце длинной комнаты. Мы договорились об условном сигнале и стали ждать.

Мы слышали их шаги. Но они не вошли через ту калитку, которой воспользовались мы, а продолжали идти вдоль ограды. Кертис вышел из укрытия.

— Там есть другой вход, я видел его сегодня, когда Килланд водил нас по базе, — прошептал он. — Это сразу за фабрикой. Там есть дверь, которая ведет в помещение с котлами для жира.

— Значит, придется напасть на них на территории фабрики, — кивнул я. — На китобой они попасть не должны.

Мы снова бросились бежать по скользким доскам разделочной площадки. Яркий свет луны заливал все вокруг. От этого внутри фабрики показалось еще темнее. В дальнем конце прохода светилась одинокая лампочка. Огромные котлы вздымались к самому потолку. Я осторожно двинулся вперед и тут же споткнулся о массу чего-то вязкого и исключительно дурно пахнущего. Это была груда отходов из котлов, все еще теплая, подобно куче навоза. В этом сумрачном помещении царила тишина, нарушаемая только шипением пара. Этот ритмичный звук казался такой же неотъемлемой частью здания, как и влажное тепло, и запах. Шорох пара окружал нас со всех сторон, напоминая писк в ушах. И на этом фоне раздавался другой, булькающий звук. Это кипящий жир стекал по желобам в проходе между котлами.

Кертис стиснул мой локоть. В противоположном конце здания в бледном прямоугольнике лунного света виднелась дверь, о которой он говорил. На мгновение ее заслонили тени. Что-то с металлическим лязгом упало на пол, и кто-то тихо выругался по-норвежски.

— Ты возьмешь на себя Ловааса, — сказал я Кертису. — Дик, второй парень твой. Я позабочусь о Санде.

Мы подкрались к ним сзади. Все прошло бы гладко, если бы Дик не споткнулся обо что-то на полу. Раздался грохот. В следующую секунду на нас устремился луч фонаря. Я увидел, как Кертис бросился вперед и вниз в классическом борцовском захвате. Фонарь полетел на пол. Раздался стук кости о кость. Это нанес свой удар Дик. Через мгновение все превратилось в дикую мешанину ударов и ругательств.

— Санде, — окликнул я водолаза. — Скорее. Яхта внизу, в канале.

Должно быть, он меня услышал, потому что я увидел, как его невысокая фигура бросилась к двери. Кертис окликнул Дика, и в следующую секунду мы уже выскочили наружу и бросились бежать по камням со всей скоростью, какую только могли развить. Санде был впереди, отчетливо видимый в лунном свете. Его ботинки скользили по гладким камням, и мы быстро его нагнали.

Сзади донесся крик. Я оглянулся через плечо. Ярко освещенная луной гофрированная железная дверь фабрики казалась белой. Ловаас бежал за нами. За вспышкой оранжевого света последовал свист пули. Он стрелял на бегу.

Мы взбежали на гребень, и я увидел мачты «Дивайнера». Я заорал, чтобы матросы запускали двигатель. Мое дыхание напоминало скорее судорожные рыдания. Я совсем растерял физическую форму. Двигатель завелся в ту же секунду, когда мы скатились по камням к проливу. Джилл махала нам из кокпита. Уилсон удерживал яхту за трос на корме, борясь с отливом.

— Отпускай, — скомандовал я, едва оказавшись на палубе.

Отлив тут же увлек яхту за собой.

Джилл схватила меня за руку.

— Слава богу, вы в порядке, Билл! — воскликнула она. — Там действительно кто-то стрелял?

— Да, Ловаас. Полный вперед, — крикнул я Картеру и встал к штурвалу. — Отведите Санде вниз, — попросил я Кертиса. Вид у водолаза был совершенно измученный. Он был смертельно бледен. — И пусть Джилл посмотрит, что у него с рукой, — добавил я, заметив глубокий порез на тыльной стороне его ладони. — Дик, ты в порядке?

— Да, все нормально, — отозвался он.

Я оглянулся. Зыбь за нашей кормой рассекала бухту по диагонали, отмечая наш путь. На скале, под которой несколько мгновений назад была пришвартована яхта, появилась человеческая фигура. Это был Ловаас. Он стоял совершенно молча и неподвижно, наблюдая за нами. Затем он развернулся и зашагал обратно, на фабрику.

— Дик, смени меня, пожалуйста, — попросил я. — Я хочу поговорить с Санде.

— Куда держать курс, шкипер?

— Согнефьорд, — ответил я. — Мы идем во Фьерланд.

Глава 6

Тут покоится тело


Прежде чем спуститься вниз и расспросить Санде, я вошел в рубку и принялся рассчитывать наш курс. Вокруг было много островов, которые я хотел обойти стороной, прежде чем мы подойдем ко входу в Согнефьорд.

— Лаг за бортом? — спросил я у Дика.

— Нет, — отозвался он. — Запустить?

— Если не трудно.

У меня было слишком мало информации по местным приливам и отливам, и рассчитать погрешность сноса течением было почти невозможно. Начертив наш маршрут, я спустился в кокпит. Дик крепил линь лага к сектору. Я встал к штурвалу, а Дик бросил тяжелую доску за борт. Тонкий лаглинь начал разматываться за нашей кормой. Отпустив за борт последнюю петлю, Дик вернулся к штурвалу.

— Какой у нас курс? — спросил он.

— Север, пятнадцать градусов к западу, — ответил я.

Берег Нордхордланда уже превратился в ярко освещенную луной и потому ослепительно белую низкую линию скал вдалеке. Он тянулся бугристой возвышенностью вдоль нашего правого борта, пока не превратился в тонкую линию и наконец не исчез. К западу от нас лежало открытое море. Впереди ритмично мигал маяк.

— Это маяк Хеллесой, — пояснил я. — На острове Федье. Оставь его по левому борту, но держись как можно ближе к острову. Тогда по правому борту вскоре появится маяк Утваер. Держи этот курс десять миль, а затем поверни, чтобы Утваер остался по левому борту. Я все это отметил на карте. Все понятно?

— Конечно, — кивнул Дик. — Как насчет вахт?

— Я разберусь с этим после того, как поговорю с Санде, — ответил я.

В лунном свете его лицо казалось бледным и очень юным. Вокруг глаза синел свежий кровоподтек.

— Здорово тебя угостили, — заметил я.

— А, это, — кивнул он, ощупывая глаз. — Ерунда. Это я об его голову ударился.

— Ты хорошо себя чувствуешь?

— Спасибо, нормально. Немного знобит, и только. Ты не мог бы подать мне куртку?

Я открыл ящик для одежды и бросил ему одну из курток.

— Я пришлю Уилсона, чтобы он тебя сменил, — сказал я ему и направился к главному люку.

Спускаясь по трапу, я услышал голос Санде, доносившийся из открытой двери кают-компании.

— Говорю вам, я ничегошеньки не знаю, мисс, — торопливо говорил он.

Он коротко вскрикнул от боли.

— Простите, я сделала вам больно? — мягко произнесла Джилл. — Потерпите немножко. Я мигом приведу вашу руку в порядок. Мистер Санде, я хочу, чтобы вы мне помогли.

— О, я сделаю все, что в моих силах, мисс.

Я остановился у подножия лестницы. Благодаря моей резиновой обуви они не услышали моих шагов. В открытую дверь я видел напряженное и решительное лицо Джилл. Она сидела за столом напротив водолаза и пристально смотрела ему в глаза, держа обеими руками его забинтованную кисть.

— Для меня это очень важно, — тихо продолжала она. — Около месяца назад на Йостедале был убит человек по имени Джордж Фарнелл. Он был… — Она колебалась. — Он был мне очень дорог, мистер Санде. Но только на днях я поняла, что его смерть не была случайностью. Я думала, он был там один. Но потом я узнала, что с ним был еще один человек, которого звали Шрейдер. Австрийский еврей, который во время войны сотрудничал с нацистами. Вместо того чтобы отправиться к властям и сообщить им, что ему известно о смерти Фарнелла, он приехал в «Бовааген Хвал», нанялся на судно капитана Ловааса и попытался добраться до Шетландских островов. Это тот самый человек, который прыгнул вчера утром за борт «Хвал Ти» и которого вы подобрали.

— Послушайте меня, мисс. Я ничегошеньки об этом не знаю, понимаете? Я просто водолаз. Мне не нужны никакие неприятности.

— Сегодня вечером у вас были неприятности, верно? — медленно произнесла Джилл. — Майор Райт мне уже все рассказал. Если бы не мистер Гансерт, вы уже, возможно, погибли бы. Вы бы рассказали капитану Ловаасу все, что знаете, после чего он спокойно мог бы от вас избавиться. Вы обязаны жизнью мистеру Гансерту и двум его спутникам — майору Райту и мистеру Эверарду. Верно?

— Полагаю, тут вы правы, мисс, — ответил Санде. Его голос звучал хрипло и неуверенно. — Но поймите меня, мне не нужны неприятности. Есть еще мой партнер. Мы с ним работали вместе во время войны, и я никому ничего плохого не делал.

Джилл вздохнула.

— Послушайте, мистер Санде. Никаких неприятностей у вас не будет. Все, чего мы хотим, это узнать, где сейчас находится Шрейдер. Мы хотим его найти и поговорить с ним. Мы должны знать правду о смерти Фарнелла. Вот и все. Мы не собираемся выдавать его властям. Мы только хотим знать, что случилось. Прошу вас, помогите нам. — Она взяла его за вторую руку. — Мистер Санде, — еле слышно произнесла она, — я любила Джорджа Фарнелла. Я хочу знать, как он умер. Я имею право это знать. Этот человек, Шрейдер, может нам в этом помочь. Пожалуйста, скажите мне, где он.

Водолаз колебался. Его смуглое лицо посерело от усталости. Он провел по глазам ладонью здоровой руки.

— Я не знаю. Все это как какой-то жуткий сон, вот что я вам скажу. Но, понимаете, я никому ничего не скажу. Сначала я должен поговорить с партнером. Он у нас голова. А я просто водолаз. Лучший водолаз во всей Норвегии. Но все мозги у него. Понимаете, делами заправляет он. Я с ним с сорокового года. Когда пришли немцы, мы были в Осло, поднимали затонувшие суда в Пипервике. Мы поднялись в горы и вступили в армию. Наше подразделение занималось фермерством. Но нас разбомбили фрицы, и мы оказались в Швеции. И мы пошли через Швецию и Финляндию в Россию, а потом через Сибирь в Китай. Британский консул в Гонконге отправил нас в Сингапур, а оттуда мы добрались до Индии. Там нас посадили на корабль, который шел в Клайдсайд. Мой партнер, это все он организовал. Все это чертово путешествие. — Он покачал головой и вздохнул. — Мы с Пеером много всего повидали вдвоем. И я ничего не делаю, пока не спрошу у него. Он мне так и говорит. «Альф, — говорит он, — у тебя мозгов, что у клопа». Только он говорит это по-норвежски, понимаете? — Он улыбнулся. — Пеер у нас мыслитель. Он читает всякие книжки вроде Altid Amber… он называет их классикой.

Вдруг Джилл наклонилась вперед. На ее лице явственно читалось волнение.

— Альф, — произнесла она, — что произошло, когда вы с партнером попали в Англию?

— О, мисс, мы пробыли там совсем недолго. Мы прошли кое-какую подготовку в Шотландии, а потом нас на парашютах снова забросили в Норвегию. Смешно, правда? Мы проделали весь этот путь вокруг света, чтобы добраться до Англии, а они возьми да и отправь нас обратно в Норвегию. — Он снова провел ладонью по лицу. Он был полумертв от усталости, но остановиться уже не мог. Он дошел до того состояния, когда не мог не говорить. — Но теперь у нас были не только рюкзаки, с которыми мы ушли. С нами сбросили автоматы, нитроглицерин и гранаты. О, это было чудное время. Мы спустились в Берген и начали устраивать диверсии в порту. Они по сей день уверены, что корабль с амуницией, взлетевший на воздух возле Валькендорфской башни, взорвался из-за неосторожности немецких сварщиков. — Он усмехнулся. — Понимаете, это были мы с Пеером. Черт подери. Я действительно чертовски хороший водолаз. Можете спросить в Бергене у любого, кто имеет дело с кораблями. Вам все скажут: башка у этого Альфа Санде — что пустой бочонок, но он лучший водолаз в Норвегии.

— Когда вас забросили в Норвегию, — перебила его Джилл, пытаясь скрыть свое волнение, — в какое подразделение вы поступили?

— Ну как же, мисс, в норвежскую армию.

— Да, но в какое подразделение?

— А, понял. В роту Линге.

Глаза Джилл вспыхнули.

— Дайте пять, — произнесла она, протягивая ему руку. — Мы оба работали на одних и тех же людей.

— Как, вы, мисс? В роте Линге?

Санде тоже засветился, заразившись ее энтузиазмом.

— Да, — кивнула она, — я была одной из их радисток.

— О черт! — воскликнул он, хватая ее ладонь. — То-то я думаю, голос у вас больно знакомый. Вы были одной из девушек, которые по радио передавали нам все приказы и инструкции. — Она снова кивнула. — Бог ты мой, я сражен наповал! И мы ни разу не встречались. Вы не знакомы с моим приятелем, Пеером Сторйоханном?

Она покачала головой, но тут же наклонилась вперед.

— Вы знали многих в роте?

— Мы с ними почти год готовились. Это было в сорок первом. Мы знали большинство из тех, кто тогда был в Шотландии.

— Вы знали капрала Бернта Ольсена?

— Бернта Ольсена? — Лицо Санде застыло. — Ну конечно, я знал Бернта Ольсена. А что?

— Настоящее имя Бернта Ольсена было Джордж Фарнелл. Это Бернта Ольсена убили на Йостедале. И с ним там был Шрейдер. А теперь прошу вас… умоляю вас, скажите мне, куда вы отвезли Шрейдера. Вы ведь действительно спасли его сегодня утром, не отпирайтесь.

Я вжался спиной в стену у трапа, отчаянно надеясь на то, что он расскажет ей все, что знает.

— В общем, да, мисс. — Его голос звучал растерянно и неуверенно. — То есть, я хочу сказать… Послушайте, мисс… Сегодня утром мы подобрали в море человека. Это так. Но я не знаю ни откуда он, ни как его зовут. Если вы хотите узнать о нем больше, вам нужно поговорить с Пеером. Он может вам все рассказать. Если Ольсен ваш дружок, тогда поговорите с моим партнером.

— Да, но где нам найти вашего партнера?

— А-а. — Он потер свой темный подбородок. — Я не знаю, следует ли вам это говорить. Потому как, скажи я вам, где он, это будет все равно что выдать, где находится этот человек, верно?

— Но вы должны, — прошептала Джилл.

— Кто должен? — Санде грохнул кулаком по столу. — Послушайте меня, мисс. Я никогда никому ничего не говорил, понятно? Я побывал в лапах гестапо и ничего им не сказал. И я не собираюсь ничего говорить сейчас, потому что от этого может зависеть жизнь товарища.

— Товарища? Что вы имеете в виду? — спросила Джилл.

— Ну как же, он товарищ, разве не так? Мы воевали с ним на одной стороне.

— Вы говорите о человеке, которого спасли сегодня утром? — Джилл схватила Санде за руку и с силой ее встряхнула. — Я вам уже сказала, что он австрийский еврей, который принял норвежское гражданство, а потом сотрудничал с немцами.

Санде снова устало провел ладонью по лицу.

— Вы меня совсем запутали, — произнес он. — Я уже сам не понимаю, что говорю. Я падаю от усталости, разве вы не видите? Почему вы не оставите меня в покое, мисс? Дайте мне поспать. Тогда я смогу хоть что-то соображать.

— Ну ладно, — неохотно кивнула Джилл.

Я вошел в каюту.

— Привет, Санде, — произнес я. — Как вы себя чувствуете? Рука в порядке?

— Да, в общем, ничего, — откликнулся он. — Спасибо вам за то, что вы сделали, мистер Гансерт. Этот Ловаас настоящий ублюдок.

— Сегодня днем вы были на Нордхангере, — произнес я.

Ja, — немного поколебавшись, подтвердил он.

— Ловаас побывал там до вас?

— Ага, я видел его в Боваагене, когда он вернулся.

— И тогда вы отправились на Нордхангер сами.

— Верно.

— Ловаас что-нибудь выяснил у Эйнара Сандвена?

— Эйнара там не было.

— Где он был?

— Я вам не скажу, где он.

— А как насчет его жены?

— Она ничего не скажет.

— Она знает, куда повезли Шрейдера?

— Она может догадаться, но болтать все равно не станет.

Он встал и споткнулся, потому что стол, на который он облокотился всем весом, покачнулся.

Я усадил его обратно.

— Посидите, — предложил ему я. — Я еще кое о чем хочу вас спросить. Что произошло сегодня утром? Точнее, вчера утром? Вы слышали, как мимо вас в тумане прошел китобой. Возможно, вы его даже увидели. Затем вы услышали крик и спустя несколько минут увидели плывущего к вашим лодкам человека. Вы в этот момент были под водой?

— Нет, я поднялся наверх, но еще был в костюме. Я просто хотел передохнуть чуток.

— И что же произошло? Вы втащили его на борт. Но что заставило вас так быстро поднять якорь и уйти? Вы должны были знать, что китобой будет его искать.

— Просто мы все о нем знали, понимаете? Так что, как только он сказал… — Санде осекся.

— Что вы хотели этим сказать — вы знали о нем все? — спросил я.

— Ну вот, вы заставляете меня говорить. — Он снова встал. — Оставьте меня в покое. И дайте парню шанс. Что вы в меня вцепились? Я еле держусь на ногах, и это чистая правда.

— Сядьте, — произнес я.

— Но послушайте, мистер… просто дайте мне…

— Заткнитесь, — оборвал я его. — И слушайте меня. Я хочу знать, где находится этот человек, Шрейдер. Мисс Сомерс хочет это знать, потому что Бернт Ольсен, он же Фарнелл, был ее другом. Она хочет знать, что произошло там, наверху, на леднике Йостедал. А я хочу это знать по другой причине. Более того, Санде, я твердо намерен это выяснить.

— Что ж, от меня вы это не узнаете, — угрюмо пробормотал он.

— Послушайте, — разозлился я. — Кто отбил вас у Ловааса?

— Вы, — ответил он. — Я уже сказал вам, как я благодарен…

— Не нужна мне ваша благодарность, — перебил я его. — Мне нужна информация. Разве вы не видите, что мы ваши друзья? Мы не собираемся причинять Шрейдеру вред. Мы только хотим знать, что произошло, вот и все.

Кертис выглянул из-за двери камбуза.

— Суп готов, — сообщил он.

— Отлично, — кивнул я. — Давай поедим. Может, это поможет ему заговорить.

Но это не помогло. Я два битых часа сидел там, уподобляясь офицеру разведки, допрашивающему военнопленного. Я использовал все известные мне уловки, за исключением простого мордобоя. И в какой-то момент я впал в отчаяние и действительно едва не врезал ему по физиономии. Но все было без толку. Каждый раз я натыкался на каменную стену в виде заявления «Спросите лучше у моего партнера».

Наконец я поинтересовался:

— Ладно, и где же ваш партнер?

Он слабо улыбнулся.

— Если я вам это скажу, вы узнаете, где находится и этот другой парень, верно?

— Тогда зачем вы говорите мне, чтобы я о чем-то спрашивал вашего партнера? — раздраженно поинтересовался я.

— Вот что я сделаю, — внезапно произнес он. — Во время нашей следующей стоянки вы высадите меня на берег и я позвоню Пееру, чтобы сообщить ему место, где он сможет с вами встретиться. Куда вы направляетесь?

— Фьерланд.

— В Согнефьорде?

Я кивнул.

— Тогда все очень просто, — воскликнул он. — Утром вы будете как раз напротив Лейрвика. Вы меня высадите, я позвоню партнеру, и на обратном пути он сможет с вами встретиться во Фьерланде.

— На обратном пути откуда? — спросил я.

Но он улыбнулся и покачал головой.

— Вы меня на этом не поймаете, мистер Гансерт. На обратном пути оттуда, где он был, вот откуда.

— Он сразу отвез Шрейдера в Согнефьорд, верно?

— Да. Это я вам сообщить могу. Вы высаживаете меня в Лейрвике, а я звоню Пееру, чтобы он встретился с вами во Фьерланде.

— Но вы идете во Фьерланд с нами?

— Ладно, — кивнул он. — Тогда и волки будут сыты, и овцы целы.

Этим мне и пришлось удовлетвориться. По крайней мере, я получил общее представление о том, куда отправился Шрейдер. Я отпустил Санде, позволив ему наконец прилечь. Характерное упрямство кокни, которого обстоятельства загнали в угол, было присуще ему в полной мере. Возможно, мы могли найти другой подход к этому человеку. Вполне вероятно, он бы разговорился, если бы я полностью положился на Джилл.

— В Согнефьорде не так много мест, — обратился я к ней. — Если этот чертов партнер так и не объявится, мы будем наводить справки у каждой пристани фьорда.

— На это уйдет много времени, — заметила она.

— Как бы то ни было, вряд ли они останавливались у этих пристаней, — вмешался в разговор Кертис. — Скорее всего, они высадили его ночью на какой-нибудь пустынный берег.

— Скорее всего, так и было, — кивнул я. — Эх, если бы нам только удалось разговорить этого коротышку-водолаза.

Джилл положила ладонь на мою руку.

— Не волнуйтесь об этом, — произнесла она. — Утром я с ним еще раз поговорю.

Кертис поднялся на ноги и потянулся.

— Клянусь богом, у меня закрываются глаза, — произнес он и потер лицо. — Пожалуй, сварю еще кофе.

В этот момент до нас донесся голос Дика:

— Эй, шкипер, поднимается ветер. Как насчет того, чтобы поставить паруса?

Только тут я вспомнил, что совсем забыл о своем обещании сменить его у штурвала.

— Идем, — откликнулся я. — Кертис, позовите Уилсона, если вам не трудно. Будем ставить паруса.

Джилл схватила меня за руку, и я обернулся.

— Спасибо за то, что вы сегодня сделали, — произнесла она. Она улыбалась. На фоне бледной кожи лица ее губы казались ярко-красными. — Я почувствовала, что больше не одна. Что у меня есть верные друзья.

— Я ничего особенного не сделал, — ответил я и поспешно отвернулся.

Но, поднимаясь по трапу на палубу, я снова понял, насколько все это для нее серьезнее, чем для меня, и насколько чувства важнее, чем холодная финансовая выгода этого предприятия.

Я почувствовал ветер, едва высунув голову из люка. Он был ледяным и довольно сильным.

— Прости, Дик, — произнес я. — Память уже не та. Совсем забыл, что обещал тебя сменить.

— Все в порядке, — откликнулся он.

Луна скрылась за тучей, и я видел только его темную куртку, которая как будто нахохлилась за штурвалом на фоне едва заметного фосфоресцирующего свечения нашего кильватерного следа.

— Я хотел тебе об этом напомнить, но, когда подошел к двери, услышал, как ты утюжишь этого беднягу, и решил не мешать. Что-нибудь выяснил?

— Он согласен говорить только в присутствии своего партнера, — раздосадованно ответил я. — Утром будет ему звонить.

Все остальные тоже поднялись наверх, и мы поставили паруса. Маяк Хеллесой уже мерцал далеко за кормой, а прямо перед нами маячил черный контур острова Федье. Справа по борту мигнуло еще что-то.

— Маяк Утваер? — спросила Джилл.

— Да, — ответил я, поднимая голову и глядя на наполняющиеся ветром паруса. — Идем прямым курсом ко входу в Согнефьорд. Эй, Дик, — окликнул я партнера, — вам с Кертисом хорошо бы спуститься вниз и поспать. И вам тоже, Джилл, — обернулся я к девушке.

— А как же вы? — спросила она.

— Я посплю на топчане в рубке.

Я отправил вниз также и Картера. Я хотел, чтобы они выспались как можно лучше. На следующий день нам предстояло много работы, если мы ставили себе целью подняться по Согнефьорду. Наконец на палубе остались только мы с Уилсоном. Я стоял в кокпите и, опершись локтями о крышу рубки, разглядывал грот-мачту и смутные очертания паруса и оснастки на фоне черного неба. Яхта стремительно шла вперед, грациозно накренившись на подветренный борт и вспарывая воду, пеной шипевшую в желобах. Идти под парусами в такую ночь было одно удовольствие. Но в ветре чувствовался морозец, и я быстро продрог.

— Какой у тебя курс, Уилсон? — поинтересовался я у матроса.

— Норд тридцать вест, — откликнулся он.

Я сверился с картой. Мы уже оставили позади бесчисленные острова, разбросанные вдоль побережья по правому борту от нас.

— Разбудишь меня, когда ляжешь на новый курс, — попросил я и улегся на топчан. Легкое покачивание яхты и ритмичное поскрипывание оснастки мгновенно меня убаюкали, и я провалился в сон.

Когда мы легли на новый курс, я сел к штурвалу, а Уилсона отправил вниз спать. Было четыре часа утра, и так похолодало, что от пронизывающего ледяного ветра у меня онемело все тело. Я даже представить себе не мог, что люди огибают мыс Горн. Ветер теперь дул в левый борт, и яхта выровнялась. Я провожал взглядом свет маяка Утваер, пока он не скрылся за очередным мысом. На востоке занялся рассвет, серый, холодный и ясный. Из темноты ночи как будто вынырнули горы, окружив нас плотным кольцом. Они были серыми и очень массивными на вид. Но, не считая одной-единственной горы в форме огромной сахарной головы, в них не было ничего особенного. Я с таким же успехом мог находиться в Ирландии или идти вдоль берега какого-нибудь шотландского озера.

Снега почти не было видно. Отсюда виднелся лишь самый край огромных снежных полей, укрывавших горы. По мере того как светало, горы казались все более черными. Небо начали затягивать тучи. Серые рваные облака стремительно собрались и укутали поросшие деревьями склоны. Небо постепенно краснело, пока не вспыхнуло огнем, из которого взошло солнце, похожее на пламенеющее пушечное ядро, взлетевшее над вершинами гор. За бортами яхты бурлила огненно-красная пена. Но обрывки туч продолжали слетаться со всех сторон, подобно духам зла, вознамерившимся лишить землю и море тепла и света, и вскоре последние отблески небесного огня потускнели и исчезли. Внезапно солнце спряталось за тучи, все снова стало серым… серым и унылым. А затем нас окружила стена тумана.

Тем не менее именно в этот момент меня охватило волнение. Я в полном одиночестве управлял собственным судном. И я входил в самый длинный фьорд Норвегии, который протянулся на сто тридцать миль на восток, в сердце самой гористой части Норвегии. В ширину он достигал от двух до пяти миль, и с обеих сторон возвышались горы, крутыми скалистыми склонами спускаясь к самой воде. Глубина фьорда составляла столько же, сколько и высота гор. Я много о нем читал, и вот наконец мне предстояло по нему пройти. К тому же я делал это не ради удовольствия, а с определенной целью. Я шел во Фьерланд, расположенный под самым большим ледником Европы, — пятьсот восемьдесят квадратных миль сплошного льда. И я надеялся найти там правду о Фарнелле. Причина его смерти теперь была для меня важна не меньше, чем мысль о том, что он мог обнаружить. Я видел встревоженные глаза Джилл, и ее беспокойство каким-то образом передалось и мне.

Волна холодного тумана должна была смыть все мое волнение, но это ей не удалось. Произошло как раз обратное. Время от времени порыв ветра отдергивал серый занавес, позволяя мне бросить мимолетный взгляд на горы, вершины которых оставались по-прежнему от меня скрыты, но нависающая массивность которых предполагала бесконечные километры горных хребтов. «Вот так и надо познавать новую страну, — размышлял я. — Как женщину, постепенно». Я сжимал влажные от тумана рукояти штурвала, ощущая уверенную мощь ветра, увлекавшего «Дивайнер» все глубже в горы, и чувствовал, как загадка этих мест очаровывает меня все бесповоротнее.

Я так погрузился в созерцание и мысли, что время, которое на рассвете обычно тянется невыносимо медленно, пролетело незаметно. В восемь часов я позвал Дика и, передав ему штурвал, спустился вниз, чтобы поспать.

— Следи за ветром, — напутствовал его я, почти скрывшись в люке. — Горы не видны, но они окружают нас со всех сторон.

Видимо, я смертельно устал, потому что уснул мгновенно. Мне показалось, что уже в следующее мгновение меня затряс за плечо Кертис. Я резко сел на койке, вслушиваясь в звуки яхты. Она накренилась и стремительно шла вперед, с плеском взрезая носом волны.

— Когда мы будем в Лейрвике?

Он ухмыльнулся.

— Мы вышли из Лейрвика час назад.

Я мысленно выругался, кляня его за то, что он меня не разбудил.

— Как насчет Санде?

— Он позвонил, куда хотел.

— Он вернулся на борт?

— Да, я об этом позаботился. Я ходил с ним.

— Вы не знаете, в какой город он звонил?

Он покачал головой.

— Нет. Он не позволил мне войти в переговорную будку вместе с ним.

— Дахлер очнулся?

— Да, он в порядке. Не считая небольшого похмелья.

Я поднялся и направился в кают-компанию. Там сидели Санде и Дахлер. На столе между ними находилось то, что осталось от рисового пудинга. И снова я услышал имя Макса Бакке, на этот раз от Санде. Его голос нервно подрагивал и звучал неестественно высоко. Когда я вошел, он быстро оглянулся, и я заметил облегчение, промелькнувшее на его лице. Он явно обрадовался тому, что я прервал неприятный для него разговор.

— Кто такой Макс Бакке? — поинтересовался я, усаживаясь за стол.

Дахлер встал.

— Один из деловых знакомых мистера Санде, — тихо ответил он и обернулся к водолазу. — Мы еще поговорим о Максе Бакке. Там разъяснилось, мистер Гансерт? — спросил он, обращаясь ко мне.

— Я не знаю, — отозвался я. — Я еще не был наверху.

Он вышел, а я остался наедине с Санде.

— Кто такой Макс Бакке? — повторил я свой вопрос, накладывая себе в тарелку мясные консервы.

— Просто наш общий с мистером Дахлером знакомый, — ответил он.

Пробормотав какие-то невнятные извинения, он встал и едва ли не бегом покинул кают-компанию.

Покончив с ланчем, я поднялся на палубу. Шел дождь. Яхту окутывал густой туман. Горы с обеих сторон превратились в мутные тени. Боковой ветер налетал порывами, увязая в невидимых оврагах на склонах гор. Дик сидел за штурвалом. Его черный дождевик блестел от дождя, а крохотные капли влаги льнули к бровям. Джилл и Дахлер стояли в кокпите.

— Вы хорошо поспали? — спросила Джилл.

Ее лицо было очень свежим и румяным. Пряди светлых волос выбились из-под козырька черной норвежской зюйдвестки. Серые глаза улыбались и как будто подразнивали. Больше всего она была похожа на девчонку-подростка.

— Спасибо, неплохо, — кивнул я. — Дождь давно начался?

— Да он все время идет, — ответила она.

— В устье Согнефьорда дождь идет всегда, — сообщил мне Дахлер. — Это очень влажное место. — Он поднял глаза к свинцовому небу. — Скоро распогодится. Вот увидите.

Он оказался прав. К тому времени как мы поравнялись с Квамсоем, уже выглянуло солнце. Ветер повернул и теперь дул вдоль фьорда, нам навстречу. Мы убрали паруса и завели двигатель. Горы расступились. Теперь они были еще выше и еще массивнее. Но ничего величественного в них не было. Закругленные вершины венчали снежные шапки, но густо поросшие лесом склоны мягко спускались к спокойным водам фьорда. Казалось, они нежатся в лучах солнца, являя миру неожиданную гармонию ярко-зеленого цвета деревьев и ослепительно-белого снега. Меня эта ласковая улыбающаяся природа разочаровала. Я рассчитывал увидеть суровые горы, нависшие над нами отвесными склонами черных скал, и белое кружево гигантских водопадов, с шумом омывающих гранитные утесы.

Ветер стих, и поверхность воды превратилась в сверкающее зеркало. От яхты поднимался пар, а мне было жарко, несмотря на то что кроме рубашки с коротким рукавом на мне ничего не было. Дик пошел спать, и Дахлер тоже спустился вниз. Все остальные члены экипажа растянулись прямо на палубе и заснули на солнце. Джилл пришла на корму и присела рядом со мной в кокпите. Она ничего не говорила, а просто молча сидела, опершись подбородком о ладонь одной руки, и смотрела вперед, на широкий и плавный изгиб фьорда. Она ожидала своей первой встречи с Йостедалом.

Я часто вспоминаю тот день. Это было начало чего-то нового в моей жизни. Сидя за штурвалом и наблюдая за тем, как неторопливо распахивается перед нами поворот фьорда, я впервые в жизни понял, что такое разделить чувства другого человека. Я знал, какие чувства ее охватили, так же отчетливо, как будто испытывал их сам. Она была одета в темно-красный свитер и зеленые вельветовые брюки. Ее светлые волосы, которые перебирал легкий ветерок, сверкали на солнце нитями чистейшего золота. Мы оба молчали. Тишину нарушал только ритмичный гул двигателя и легкий шорох разрезаемой носом яхты воды.

Постепенно огромный мыс по левому борту скользнул назад, и впереди раскинулся обширный горный массив к северу. И вдруг горы как будто расступились, и перед нами открылся вид на Балестранд и Фьерландсфьорд, от которого захватывало дух. Зубчатые горные хребты вздымались друг за другом неровными рядами. Кряжи громоздились друг на друга, вонзаясь вершинами в опрокинутую синюю чашу неба. Нижнюю часть склонов покрывала темная зелень сосен, а долины сверкали, как изумруды. Но выше растительность исчезала, и серо-коричневые скалы уступами карабкались все выше, напоминая неприступные бастионы и подпирая сверкающие шапки ледников.

— Как красиво! — прошептала Джилл.

Но я знал, что она думает не о дикой красоте этих мест. Она смотрела вдаль, туда, где волшебным ковром сверкали на солнце снега Йостедала, и вспоминала Фарнелла.

После этого она долго молчала. Она просто сидела рядом и думала о нем. Я ощущал ее мысли у себя в голове, и каким-то странным образом они причиняли мне боль. Ее левая рука свободно лежала на краю кокпита. Тонкая, как будто выточенная из слоновой кости, с изящным запястьем и голубоватыми прожилками вен, она лежала на покрытой лаком коричневой поверхности из красного дерева, так близко от меня, что я совершенно бездумно, осознавая только ее эмоции у себя в груди, потянулся к ее пальцам. Они оказались прохладными и гладкими. Едва я коснулся ее кожи, как почувствовал, насколько она мне близка. Еще никогда и ни с кем я не был так близок. Я хотел убрать руку, но внезапно она сжала мои пальцы. А потом посмотрела на меня. Ее серые глаза широко распахнулись, и их подернула поволока. Она держалась за мою руку, как будто это было нечто такое, что она боялась потерять.

— Спасибо, Билл, — тихо произнесла она. — Я очень вам благодарна.

— Он так много для вас значил? — спросил я, и мой голос предательски дрогнул.

Она кивнула.

— Так много. — Она снова перевела взгляд на горы. — Так много и так давно. — Она снова помолчала, продолжая держать меня за руку. — Шесть недель, — прошептала она, как будто разговаривая сама с собой. — Это все, что у нас было. — Она обернулась ко мне. — Билл. Ради чего мужчина может отречься от любви? Это должно быть что-то недоступное пониманию женщины. Вот вы, например. Вы когда-нибудь были влюблены?

— Много раз, — ответил я.

— Но это не было по-настоящему? Вам не приходилось испытывать чувство, ради которого вы были бы готовы отречься от всего остального?

— Нет, — покачал головой я.

Внезапно ее пальцы так сильно стиснули мою руку, что я ощутил, как ее ногти вонзились в мою ладонь.

— Почему? — тихо воскликнула она. — Почему? Скажите мне, почему? Что оказывалось для вас важнее любви?

Я не знал, как ей ответить.

— Азарт, — наконец произнес я. — Стремление жить, каждый день бросая вызов всем окружающим.

— Вы хотите сказать, что жена — это обуза?

Я кивнул:

— Для некоторых мужчин да.

— И Джордж был одним из них?

— Возможно. — Я колебался. Как мог я объяснить ей, что заставляло такого мужчину, как Джордж Фарнелл, любить металлы больше, чем себя самого. — Джилл, — наконец произнес я, — Фарнелл был богом в своем деле. Я не знаю человека, который знал бы о металлах больше, чем он. И движущей силой его жизни была вера в то, что он способен вскрыть вот эти самые горы и позволить им извергнуть поток своих минеральных богатств. Для обычного человека он мошенник, беглый заключенный, дезертир. Но в его собственном представлении все это было оправдано. Это были средства, которые вели его к определенной цели. Его искусство было для него всем на свете. Его ставкой была вся его жизнь. И он поставил на то, что в этих горах, вот под этими самыми льдами, на которые вы смотрите, есть металлы. Если в процессе этой великой игры он причинил вам боль… себе он навредил еще больше.

Похоже, она поняла, потому что медленно кивнула.

— Все было подчинено этой цели. — Она вздохнула. — Да, вы правы. Жаль, что я не знала этого раньше. Тогда я… — Она осеклась. — Нет, — произнесла она. — Ничего бы это не изменило. Ведь меня привлекли именно его целеустремленность, целостность и внутренний огонь. — Какое-то время она сидела с закрытыми глазами. Ее расслабленная и мягкая ладонь спокойно лежала в моей руке. — А вы, Билл, — наконец заговорила она. — Вы говорите, что были влюблены. Много раз. Что всякий раз заставляло вас оставлять эту любовь и снова и снова идти дальше?

Я колебался.

— Я не уверен, — наконец ответил я. — Думаю, азарт. Ведь это так увлекательно — что-то затевать, постоянно бороться с проблемами, которые кажутся неразрешимыми, и в конце концов преодолевать все препятствия. Я покоритель вершин в технической отрасли. Мне всегда нужно было взобраться на следующую высоту.

— А теперь? — спросила она.

Я пожал плечами.

— Пока с меня довольно, — ответил я. — Во время войны я взобрался на самый верх. Я был изнурен и пресытился собственным стремлением к власти. Теперь меня вполне устраивает нежиться в солнечных лучах, лежа на палубе собственной яхты. Во всяком случае, таков был мой план.

— Был?

Тонкая линия ее бровей слегка приподнялась.

— Ну, не знаю, — снова пожал плечами я. — Все время, что мы плыли к этим горам, во мне зарождались и крепли былые ощущения. Азарт. Если я смогу узнать, что обнаружил Фарнелл…

Я осекся. Поиск трофеев умершего человека вдруг показался мне донельзя омерзительным.

— Понятно… — произнесла она, отворачиваясь и глядя на горы.

Внезапно с совершенно неожиданной страстностью она воскликнула:

— Боже мой! Ну почему я родилась женщиной?

Она встала и спустилась вниз. Я остался сидеть у штурвала, испытывая странное чувство одиночества. Горы уже не сверкали, и синее небо тоже внезапно потускнело. И тут я понял и впервые признался себе в этом, что в моей жизни всегда не хватало чего-то очень важного. Я только что держал это важное за руку. Вот и все. Оно не принадлежало мне. Я одолжил его у мертвеца.

Одно из неподвижных, распластавшихся на палубе тел зашевелилось. Это был водолаз.

— Санде, — окликнул его я.

Он сел и потер глаза. Затем медленно встал.

— Где мы встречаемся с вашим партнером? — спросил я.

— Фьерланд, — ответил он.

— Он приедет во Фьерланд в лодке Эйнара Сандвена?

Ja.

— Когда?

— Не знаю. Понимаете, я только попросил передать ему сообщение.

— Так значит, он может сейчас спускаться вниз по фьорду?

— Точно так. — Он прикрыл ладонью глаза и посмотрел на мерцающую водную гладь. Потом он поднял к глазам бинокль и покачал головой. — Я его не вижу.

Я взял у него бинокль и внимательно осмотрел фьорд перед нами. Мне удалось разглядеть несколько лодок, но все они были достаточно большими. Я поднял бинокль и принялся разглядывать горы и сужающееся русло Фьерландсфьорда. Поросшие елями склоны отвесно спускались к воде, которая странным образом в этом месте меняла свой цвет, становясь светло-зеленой. На узкой зеленой и плодородной полоске суши блестел на солнце белый фасад большого отеля. Окружающий мир казался мирным и безмятежным. Эта полоска земли представляла собой Балестранд, к пристани которого подходил пароход. Над его красной трубой появилось облачко пара. Мгновение спустя горы отозвались далеким эхом пароходного гудка.

— Красиво, правда?

Я поднял голову. Рядом стоял Дахлер.

— Если не ошибаюсь, это Балестранд? — спросил я.

Он кивнул.

— Самое солнечное место во всем Согнефьорде. А эта гостиница называется Квикнес-отель. Она очень большая и полностью построена из дерева. Лучшая гостиница в Норвегии. У меня сохранилось много счастливых воспоминаний об этих местах. Кайзер обычно швартовал здесь свою яхту. — Он обернулся и кивнул на приземистый мыс по правому борту. — Это Вангснес. Если вы присмотритесь, то увидите там большую бронзовую статую. Когда-то я вскарабкался на самый ее верх.

Я отлично видел в бинокль это бронзовое изваяние человека на каменном пьедестале.

— Это памятник легендарному Фритьофу[2], который установил здесь Кайзер. Этот человек так мечтал о том, чтобы его не забыли. В Балхолме стоит еще один памятник — королю Беле, одному из викингов. Есть в викингах что-то вагнеровское. Если бы Гитлер больше путешествовал по миру, он бы тоже возводил здесь памятники.

— Здесь все выглядит таким мирным, — заметил я, снова переводя взгляд на Балестранд, на белые фронтоны крыш и балконы отеля.

— А вы ожидали, что здесь все дикое и ужасное? — Он покачал головой. — Согне ни дикий, ни ужасный. Не то что другие фьорды, поменьше.

— Подождите, пока мы не дойдем до Фьерландсфьорда, — произнес Санде.

Дахлер улыбнулся.

— Да, мистер Санде прав. Подождите, пока мы не войдем во Фьерландсфьорд. Вода там ледяная, а горы темные и ужасные. А в конце фьорда ледники Бойя и Суфель сползают прямо во фьорд. Я думаю, что Фьерланд вас не разочарует.

Он был прав. Не успели мы миновать Балестранд, как горы подступили к берегам, отражая гул нашего двигателя. Все еще светило солнце и небо было голубым. Но тепла в воздухе уже не было. Вода во Фьерландсфьорде была прозрачно-зеленой. Небо в ней почему-то не отражалось. Фьорд представлял собой всего лишь огромную трещину в горах длиной в двадцать миль. Теперь нас окружали полностью отвесные скалы. Если же где-то и были склоны, то они были такими крутыми, что казалось, растущие на них сосны скользят в воду. Выше сверкали на солнце расщелины, доверху забитые снегом и усеянные валунами. Местами снежные языки почти доползли до кромки воды. Ручьи, белым кружевом устремляющиеся вниз, по этим расщелинам, пробивали себе дорогу под снегом и кое-где возвели хрупкие изящные мосты из подтаявшего на солнце льда. Маленькие черно-белые птицы с длинными оранжевыми клювами перелетали от расщелины к расщелине между скалами. Это место было таким угрюмым, что описать его сумел бы разве что Милтон. Оно надвинулось на нас ледяным дыханием ужаса, заставив в страхе замолчать. Целый час мы поднимались по этому узкому фьорду. В неподвижном воздухе не было ни дуновения ветерка. Зеленоватая вода, гладкая и прозрачная, как стекло, отражала мрачные голые скалы и темные сосны. Наконец мы повернули в последний раз и увидели Йостедал. Он возвышался в конце фьорда и казался очень белым по сравнению с зеленой водой и еще более яркой зеленью озаренной солнцем долины. Это было пугающе прекрасное зрелище. Гигантские скалы вздымались подобно стенам средневекового замка, чернея на фоне синего неба. Казалось, они из последних сил сдерживают натиск нависшей над ними огромной снежной массы. А по бокам к фьорду сползали ледники. Справа был ледник Суфель — нагромождение синевато-зеленого льда, похожее на застывшую волну, выплеснувшуюся в долину из глубокого снежного моря. Слева узкой лентой извивался ледник Бойя, словно пытаясь настичь маленький поселок на берегу.

Цвет фьорда изменился. Зеленая вода посинела, как будто в ней растворили какие-то химикалии. Это был самый холодный цвет, который мне только доводилось видеть. Обступившие нас угрюмые горы странным образом контрастировали с этим цветом. Но еще более удивительным казался окутанный солнечным теплом Фьерланд и белизна вечных снегов Йостедала.

Мы медленно подходили к пристани, когда Дахлер схватил меня за руку.

— Смотрите, — произнес он. — Они строят судно. И они строят его в точности так, как это делали здесь две тысячи лет назад.

Сразу за пристанью виднелся желтый скелет корабля. Над ним трудились пять мужчин.

— Они не пользуются ничем, кроме топоров? — спросила Джилл.

— Вот именно, — откликнулся Дахлер. — Они не пользуются ничем, кроме топоров. Именно так строили корабли викинги. Во Фьерланде издревле так строят рыбацкие суда. Местные жители ткут ковры из шерсти, а потом вяжут из них чулки и свитера, и все это по тем же традициям и с использованием тех же узоров, которые применялись здесь испокон веков. Не считая отеля и пароходов, здесь все по-старому.

Мы миновали деревянную церковь и полускрытый за деревьями отель и приблизились к деревянным сваям пристани.

— Это лодка вашего партнера? — спросил я Санде, указывая на маленькую тик-и-так, пришвартованную сразу за причалом.

Но он покачал головой. Его партнер еще не прибыл, и, как будто это было приметой, мне внезапно почудилось, что дела обстоят не особенно хорошо.

Оставив всех остальных на яхте, я в одиночестве отправился в отель. В вестибюле я увидел официантку в черном национальном костюме с вышитым лифом и в кружевной блузке с оборками.

— Мистер Улвик в отеле? — спросил я.

Она покачала головой и засмеялась.

Et oyeblikk sa skal jeg finne eieren.

Я расположился и приготовился ждать. На стене ярусами располагались открытки. Все с изображениями льда и снега, а также мрачных утесов и каменных осыпей. За столом портье висели яркие домотканые коврики, кожаные пояса и странной формы прогулочные трости. На самом столе стояло несколько пар мокасин, вручную изготовленных, как мне позднее стало известно, из кожи северного оленя. Изначально местные жители шили их специально для ходьбы по замерзшему снегу, но теперь эта обувь предназначалась для продажи туристам, служившим для жителей поселка основным источником дохода. В углу вестибюля были свалены в кучу рюкзаки, мотки веревки, альпинистская обувь, ледорубы и пара лыж. Атмосфера отеля кардинальным образом отличалась от всего, что я видел на островах.

На лестнице послышались шаги. Я поднял голову. Ко мне спешил невысокий толстый мужчина. Он был одет в черный костюм с белой рубашкой и выглядел здесь так же неуместно, как банковский клерк в спортзале. Он протянул мне белую пухлую ладонь.

— Вы, вероятно, мистер Гансерт, — произнес он. В его широкой улыбке поблескивали золотые коронки.

— Вы мистер Улвик? — спросил я.

— Да. Это я. — Он говорил по-английски с легким американским акцентом. — Пойдемте, побеседуем. Вы уже пили чай?

— Еще нет, — отозвался я.

— Тогда давайте выпьем чаю. — Он взял меня под руку и провел в комнату, стены и потолок которой были явно выкрашены вручную. Комната была пуста. — Сезон еще только начинается, — пояснил он. — Во Фьерланде еще слишком холодно. Отель только что открылся. — Он заказал чай и снова обернулся ко мне. — Ну а теперь, мистер Гансерт, должен сказать вам, что у меня нет того, что вам нужно. Наше ходатайство об эксгумации тела этого человека, Бернта Ольсена, было… как вы это называете… отклонено.

— Отклонено! — вырвался у меня возмущенный возглас. — Почему?

Он пожал плечами.

— Я не знаю.

Вошла официантка с подносом, на котором лежали пирожные и тосты с маслом. Когда она ушла, он снова заговорил:

— Поначалу все шло хорошо. Я встречаюсь с врачом в Лейкангере. Мы идем в полицию. Они говорят, что проблем с этим не будет. Они звонят в Берген. Вчера я весь день нахожусь в Лейкангере. Ходатайство готово, и я оформляю все необходимые документы. А потом, как раз когда я уже ухожу на пароход, полиция говорит мне, что ходатайство надо аннулировать. Они получили телефонограмму из Бергена, в которой говорилось, что было принято решение о том, что оснований для эксгумации недостаточно.

— Послушайте! — возмущенно воскликнул я. — Я же сказал вам, что мне все равно, сколько это будет стоить. Вы встречались с юристами из Бергена?

Его белая пухлая ладонь с толстыми короткими пальцами поглаживала мою руку, как будто он был врачом, успокаивающим капризного пациента.

— Прошу вас, мистер Гансерт. Можете мне поверить, я делаю все, что в моих силах. Я звоню нашим юристам. Я звоню очень высокопоставленному человеку в полиции Бергена. Я даже звоню в Осло, одному из членов стортинга[3]. Но это невозможно. Что-то стоит у нас на пути. Боюсь, что мы столкнулись с защитой чьих-то интересов.

Защитой интересов! Это могло означать только одно — Йоргенсен использовал свое влияние, чтобы предотвратить эксгумацию. Почему? Вот что по-настоящему ставило меня в тупик. Каких последствий эксгумации тела Фарнелла он боялся? Неужели он и в самом деле был убит? Что, если сам Йоргенсен тоже причастен к этому убийству? Я молча пил чай, пытаясь во всем разобраться. Йоргенсен не стал бы открыто впутываться в такую историю. Но там, где речь шла о больших деньгах, возможно было все. Нечто подобное вполне могло бы случиться в Англии, а значит, и в Норвегии тоже.

— Кто стопорит наше ходатайство? — спросил я.

— Этого я не знаю, — ответил он. — Я пытаюсь это выяснить. Но все крайне осторожны. Я думаю, это кто-то очень важный.

Я посмотрел на него. Он нервно заерзал под моим испытующим взглядом. Что, если его купили? Но я отмел это предположение. Мне он не нравился. Но он был агентом компании, которую представлял и я. И эта компания была достаточно проницательна, чтобы не нанимать иностранных представителей, которых можно купить. И все же речь могла идти о сумме, превышающей обычную взятку.

— Я делаю все, что могу, — снова провозгласил он, как будто прочитав мои мысли. Пожалуйста, поверьте мне, мистер Гансерт. Я уже пятнадцать лет представляю вашу компанию здесь, в Норвегии. Я участвовал в Сопротивлении. Я устанавливал контакты даже когда здесь были немцы, а Британия терпела поражение. Мне нечасто приходится проигрывать. Но здесь… здесь речь идет о чем-то очень странном. Например, о чьих-то важных деловых интересах.

Я кивнул.

— Здесь нет вашей вины.

Я смотрел в окно на сине-зеленую воду фьорда. Какой-то мужчина ловил рыбу из весельной лодки. Солнечные лучи, ярко освещающие изумрудную зелень противоположного берега, казались хрупкими, как будто приближался вечер. Почему же они не хотят того, чтобы патологоанатомы осмотрели тело Фарнелла? Больше, чем когда-либо, я был уверен, что разгадка кроется на маленьком кладбище у церкви, которую мы только что миновали. Я отодвинул свой стул и встал.

— Вы привезли мне деньги? — произнес я. — Или нет?

— Да, да, конечно, — заторопился он с улыбкой, которая бывает у тех, кому нравится добиваться поставленных перед собой целей. — Они вот тут, у меня в кармане, ждут вас. Сто тысяч крон. Этого хватит?

— Это сколько?

— Одна крона — это шиллинг. — Он извлек толстую книгу в бумажном переплете. — Возьмите, — произнес он, протягивая мне пачку банкнот. — Это пять тысяч фунтов. Вам не трудно вот здесь расписаться? Для отчетности моего агентства, знаете ли.

Я пересчитал банкноты, вздохнул и поднялся со стула.

— Этого достаточно? — снова спросил он.

Я подумал, что он похож на щенка, который очень рассчитывает на то, что его погладят по голове.

— Пока хватит, — ответил я.

— Что вы хотите, чтобы я сделал? Сэр Клинтон Манн написал мне, что я должен предоставить себя в ваше полное распоряжение без всяких ограничений. Я сделаю для вас, мистер Гансерт, все, что будет в моих силах…

— Возвращайтесь в Берген, — оборвал его я, — и будьте на телефоне. Какой у вас номер?

— Берген 155 102.

— Отлично. И выясните, кто заблокировал получение ордера на эксгумацию.

— Хорошо. Обязательно сделаю. И буду ждать вашего звонка.

Я направился к двери, и он бросился за мной.

— Если не возражаете, я уеду сегодня же. Вечером отправляется пароход до Балестранда. В Балестранде гораздо теплее. У вас тут свое судно, да? Вы тоже идете в Балестранд?

— Я не знаю, — ответил я.

У меня в мозгу постепенно формировалась пока еще смутная идея, и я был очень рад тому, что он уезжает.

— Тогда я буду ждать вашего звонка. Все, что будет в моих силах…

— Да, я вам позвоню, — снова оборвал его я и начал спускаться по лестнице, ведущей к входной двери.

На улице я в нерешительности остановился. Потом, вместо того чтобы повернуть налево, туда, где находилась пристань, я повернул направо и медленно пошел к церкви.

Она в полном одиночестве стояла на небольшом возвышении в некотором удалении от отеля. Выкрашенные белой краской стены блестели в косых лучах вечернего солнца. Яркая и веселая церквушка казалась сказочной на мрачном фоне узкого и извилистого фьорда. Над длинной, усеянной валунами долиной громоздились холодные и неприступные горы, укрытые сверкающим белым снежным покрывалом. За кладбищем шумел ручей, стремительно несущийся с гор к фьорду.

Я открыл ворота и по дорожке пошел к церкви, по пути осматривая могилы. Над некоторыми стояли каменные памятники, но многие захоронения были отмечены простыми деревянными крестами, на которых черной краской были написаны имена усопших. Тень от церкви протянулась через кладбище до самого берега фьорда. То, что я искал, оказалось ярко освещено солнцем, поскольку находилось на самом краю. Это был свежевыкрашенный крест с именем Бернт Ольсен. Он выглядел в точности как в той газетной вырезке — маленький белый крест на фоне белой церквушки. Что не попало в кадр, так это вздымающиеся за церковью горы. Не передавал снимок и холодной отчужденности этого места.

Я вспомнил, каким Фарнелл был в Родезии. Он часто говорил о таких местах, как это. Он мог часами рассказывать о снегах, расположенных высоко в горах ледниках и разрезающих эти горы узких фьордах, пока чад от лампы наполнял нашу хижину, а уровень виски в бутылке неуклонно понижался. Тогда эти места практически невозможно было себе представить, потому что там, где мы находились, стояла неимоверная сушь и земля рассыпалась в пыль под палящим солнцем. Но теперь я понял, о чем он тогда мне говорил. И я был рад тому, что его похоронили здесь, в земле, которую он любил и ради богатств которой пожертвовал всем, что у него было.

Как будто я произнес свои мысли вслух, чей-то голос тихо откликнулся за моей спиной:

— Именно здесь он и хотел бы, чтобы его похоронили.

Я обернулся. Это была Джилл. Ее лицо было очень бледным, а губы дрожали. Мне показалось, что она плакала, но наверняка утверждать это я не мог.

— Я как раз об этом думал, — ответил я, обводя взглядом фьорд и горы. — Ради всего этого он и жил.

Я снова посмотрел на маленький крест над холмиком земли, еще совсем свежим и не успевшим порасти травой. Умер ли Фарнелл естественной смертью, или его и в самом деле убили? Кто и почему заблокировал ходатайство об эксгумации? Ответ лежал прямо передо мной. Необходимо было только снять вот эти куски дерна и докопаться до гроба… Я покосился на Джилл. Она была готова к тому, что тело Фарнелла подвергнется официальной эксгумации. Разницы, в общем-то, не было никакой. Но все же…

— Он будет здесь счастлив, — быстро произнес я, опасаясь, что она прочтет мои мысли.

— Да, — прошептала она. — Спасибо вам, Билл, за то, что вы меня сюда привезли. — Ее губы снова начали дрожать, и она, отвернувшись, пошла по дорожке к воротам. Я пошел за ней, и, когда мы вышли на дорогу, она спросила:

— Когда эксгумация?

— Эксгумации не будет, — ответил я. — Наше ходатайство отклонили.

Она вздохнула, как мне показалось, с облегчением.

— Я рада, — пробормотала она. — Не вижу смысла тревожить его здесь.

Я посмотрел на нее.

— Разве вы не хотите узнать, была его смерть случайной или нет?

— Нет, — ответила она. — Что бы мы ни делали, к жизни его это не вернет.

Мне нечего было ей ответить, и мы молча прошли по доскам пристани. На борту яхты Дик, Кертис и Санде ожидали нашего возвращения.

— Ну что? — поинтересовался Кертис.

— Ничего хорошего, — вздохнул я. — Ходатайство отклонили на самом верху. Кто-то очень не хочет этого вскрытия.

— Йоргенсен?

— Возможно, — ответил я и дал распоряжение отдать швартовы.

— Погоди, — встрепенулся Дик. — Дахлер на берегу. Он кому-то звонит из отеля.

— Кому? — спросил я.

Но Дик этого не знал. И когда Дахлер вернулся на яхту, он не стал ничего объяснять.

— Кажется, я вас задержал, Билл. Прошу прощения, — извинился он.

— Ничего страшного, — отозвался я. — Я всего лишь хочу немного спуститься по фьорду.

Я снова приказал Уилсону отдать швартовы, и вскоре заработал двигатель.

Солнце уже садилось, когда мы покидали Фьерланд. На мгновение снежная шапка Йостедала, как будто парящая над поселком, окрасилась в розовый цвет. Но тут же свет померк и фьорд превратился в темный и холодный разрез в горах. Из зеленой его вода стала чернильно-черной. Сумерки сгущались очень быстро, и в деревянных домиках, столпившихся вокруг пристани, начали вспыхивать огни.

Мы обогнули мыс, и я направил яхту к деревянным мосткам небольшой пристани. От поселка нас отделяло менее мили. Чуть выше по склону виднелась одинокая рыбацкая хижина, которая, казалось, балансирует на поросшем зеленой травой уступе утеса. Мы пришвартовались к прелым сваям, и я приказал спустить на воду лодку.

— Что вы задумали? — поинтересовался Кертис.

Я огляделся. Джилл наблюдала за нами, стоя возле кокпита.

— Я не хотел ночевать во Фьерланде, потому что там остановился мой представитель, — ответил я. — Мы с ним немного повздорили. Джилл, берите в помощники Уилсона и готовьте ужин.

Когда она скрылась в люке, Кертис спросил:

— Ваш представитель — это такой коротышка в черном костюме? С круглой пухлой физиономией?

— Да, — кивнул я.

— Ну так он ушел на рыбацком судне за десять минут до того, как вы с Джилл вернулись на борт, — сообщил мне Кертис и испытующе посмотрел на меня. — Что вы задумали, Билл? — Не дождавшись моего ответа, он продолжил: — Вы собираетесь откопать тело Фарнелла, верно?

— Да, — кивнул я. — Церковь находится в очень уединенном месте. Луна встает сразу после полуночи. В нашем распоряжении будет четыре часа.

Он схватил меня за руку. В его глазах неожиданно вспыхнул гнев.

— Вы не можете этого сделать, — заявил он.

— Не могу этого сделать? — рассмеялся я. — Не будьте идиотом. Это совершенно безопасно. Там не будет ни души. И даже если нас заметят, никто не будет знать, кто мы. Поэтому я и не захотел оставаться во Фьерланде.

— Я беспокоюсь не о том, что вас поймают, а о Джилл, — ответил он.

— Джилл? — Я вспомнил ее вздох облегчения и заявление о том, что она рада тому, что эксгумация не состоится. — Джилл об этом знать не должна, — кивнул я.

— Бог ты мой! — воскликнул он. — Она побелела как мел, как только вы приказали спустить лодку на воду. Вы думаете, она не понимает, почему мы здесь пришвартовались?

— Думаю, не понимает, — кивнул я. — Вы собираетесь ей об этом сообщить?

— Разумеется, нет, — ответил он.

— Вот и хорошо, — кивнул я. — А теперь давайте все-таки спустим эту лодку.

Но он схватил меня за локоть и развернул к себе. Я почувствовал, что его пальцы клещами впились в мою кожу, и у меня мелькнуло подозрение о том, что он влюблен в Джилл.

— Вы действительно на это пойдете? — разгневанно воскликнул он.

— Конечно, — ответил я. — О, бога ради, Кертис, не будьте ребенком. Джилл незачем об этом знать. Но я должен знать, как умер Фарнелл.

— Почему?

— Разве это не очевидно? Если его убили, значит, Шрейдеру известно местонахождение залежей минерала. Если следов борьбы на теле нет, то тайна, вероятнее всего, умерла вместе с ним. Я должен знать ответ на этот вопрос.

— Вы должны знать ответ! — фыркнул он. — Вы что, вообще не способны думать ни о чем, кроме этой вашей чертовой добычи минералов? Девочка хочет, чтобы тело оставили в покое. Она не хочет, чтобы беднягу тревожили в угоду вашей корысти.

— Это не моя корысть, — запальчиво воскликнул я. — На этих залежах смогут найти работу до ста тысяч человек. Если они существуют, разумеется. Это я и собираюсь выяснить. Джилл об этом не узнает. А даже если и узнает, то, думаю, поймет. А вы можете остаться в стороне, если брезгуете трупами.

Кертис засмеялся.

— Я не брезгую, — ответил он. — Я беспокоюсь о девочке. Если вы не желаете отказываться от этой идеи, ей нужно об этом сказать. Она должна дать вам свое согласие.

— Я не собираюсь спрашивать у нее разрешения, — коротко бросил я.

— Но с ней необходимо считаться. Она имеет на это право.

— Право? — переспросил я. — У нее вообще никаких прав в этой истории нет.

— А я говорю, что есть. У нее есть право…

Я схватил его за локоть.

— Послушайте, Кертис, — произнес я. Этот нелепый спор меня утомил. — Кто капитан этого судна?

Он колебался.

— Вы, — наконец отозвался он.

— Кто отвечает за нашу экспедицию?

— Вы, — неохотно ответил он.

— Вот теперь все правильно, — кивнул я. — И спустите наконец на воду лодку. Встречаемся здесь, на палубе, в половине двенадцатого. Нас будет трое. Кроме вас и меня с нами идет Дик. Не забудьте о теплой одежде и резиновой обуви. Я позабочусь о девушке.

Какое-то мгновение он, казалось, хотел вступить в очередной спор. Но многолетняя привычка подчиняться командиру одержала верх над его так неожиданно и не к месту проснувшейся совестью. Он отвернулся и начал спускать лодку за борт.

В этот вечер за ужином все были непривычно молчаливыми. Джилл ела, не произнося ни слова и уткнувшись взглядом в свою тарелку. Только Дахлер был разговорчив. Мне очень хотелось знать, кому он звонил из отеля.

— Что вы намерены делать теперь, мистер Гансерт? — вдруг поинтересовался он.

— Ждать появления партнера Санде, — ответил я.

— Очень жаль, что Санде отказывается говорить без своего партнера.

Он встретился со мной взглядом, и я заметил, что его темные глаза искрятся смехом. Он посмотрел на Санде.

Водолаз быстро поднял голову, но тут же снова уткнулся в свою тарелку. Мне показалось, он нервничает.

Дахлер улыбнулся. Он излучал совершенно несвойственное для него волнение.

После еды я отправил всех спать. День был длинным и трудным, и люди очень устали. Более того, внезапная смена воздуха с морского на горный навевала на всех дремоту.

Я вошел в свою каюту и растянулся на койке. Вскоре явился и Санде, который был моим соседом по каюте. Он долго ворочался, и я ожидал, пока он уснет, борясь со сном и глядя раскрытыми глазами в темноту. На корабле было тихо. До моего слуха не доносилось ни единого звука. Не было даже привычного плеска волн о борта яхты. Эта полная неподвижность казалась неестественной. Санде начал похрапывать. Я думал о могиле на церковном дворе у подножия гор. Было что-то жуткое в мысли о том, что ее придется вскрыть. «Возможно, Кертис прав? — спрашивал себя я. — Возможно, могилу лучше не трогать?» Похищение трупов казалось мне омерзительным занятием. Но мы не собираемся похищать этот труп. Мы пытаемся узнать правду о смерти этого человека. От этих мыслей сон сняло как рукой, и я лежал в темноте, задаваясь вопросом о том, как я смогу понять, умер Фарнелл своей смертью или нет, если тело не осмотрит патологоанатом.

Но я твердо решил увидеть тело Фарнелла. Поэтому в одиннадцать тридцать я осторожно встал и обулся в резиновые ботинки. Дик уже ожидал меня на палубе. Небо за горами начинало немного серебриться. Это вставала луна. Из инструментов у нас была одна кирка и одна совковая лопата. Я взял их в кладовой и положил в лодку, которую Дик подтянул к самому борту яхты. Вскоре к нам присоединился и Кертис. Я сходил за фонарем в рубку.

— Давай, ты первый, — шепотом скомандовал я Дику.

Он бесшумно перелез через борт. За ним тот же путь проделал Кертис. Тут чьи-то пальцы стиснули мой локоть. Я обернулся. Передо мной стоял Дахлер.

— Я вас ждал, — прошептал он. — Я тоже хочу взглянуть на тело.

— Откуда вы знали, что мы собираемся сделать?

Он улыбнулся, и его зубы блеснули в темноте.

— Вы непреклонный человек, мистер Гансерт, — ответил он. — Вы проделали весь этот путь не для того, чтобы покинуть Фьерланд с пустыми руками.

Я кивнул в сторону лодки.

— Залезайте.

Я спустился в лодку последним. Дик и Кертис уже сидели на веслах. Я оттолкнулся от борта яхты. Тихо заскрипели уключины, и очертания корпуса «Дивайнера» быстро скрылись в темноте. Мы обогнули мыс и поплыли к Фьерланду, стараясь держаться в тени берега. Зазубренные очертания горных хребтов заострились, черной линией выделяясь на фоне освещенного луной серебристого неба. Поселок уже тоже погрузился в темноту. Абсолютную неподвижность воздуха и тишину ночи нарушало только поскрипывание наших весел и журчание сбегающего с гор ручья.

По мере того как небо становилось все более ярким, а наши глаза постепенно привыкали к темноте, мы смогли различить темную линию берега и дома, сгрудившиеся вокруг бухты Фьерланда. Мы приближались к впадающему во фьорд ручью, и шум воды нарастал. А потом мы увидели и церковь, черную и молчаливую на своем холме. Я направил лодку к берегу. Стараясь не шуметь, мы разговаривали шепотом, но тут нос лодки ударился о камень и днище заскрежетало по мокрой гальке. Мы выбрались на берег и, привязав линь к какому-то валуну, начали подниматься к расположенному выше по склону кладбищу.

Это кладбище… Не знаю, как описать ощущения, охватившие меня в полумраке ночи и в тени нависшей над нами горы. Это было самое обычное кладбище. Оно ничем не отличалось от множества других, и все же… Проблема заключалась в том, что мы пришли ночью и крадучись, как воры. А нечистая совесть — не самый лучший спутник на кладбище. Мы без труда разыскали свежевыкрашенный крест и свежую землю последнего места упокоения Джорджа Фарнелла. Я схватил лопату и отодвинул в сторону лоскуты дерна, после чего выдернул крест и принялся копать. Земля под холмиком оказалась твердой, как железо. Мы потели и кряхтели, по очереди вонзая кирку в замерзшую землю. Медленно, очень медленно мы начали углубляться в могилу. Это была невероятно изнурительная работа. Мы разделись до нижних рубах, но все равно обливались потом. Кроме того, нас окружало облако пара от собственного тяжелого и прерывистого дыхания.

Затем над горами показалась луна. Вспыхнул холодным белым светом снег. Замерцал зеленоватыми искрами ледник Суфель. Вода фьорда показалась мне еще более черной, чем прежде. Делая шаг назад и передавая кирку Кертису, я взглянул в сторону поселка. Везде царила мертвая тишина. И все же меня не покидало ужасное чувство, что за нами наблюдают и что в любую секунду сюда могут ворваться местные жители, чтобы защитить свое маленькое кладбище от святотатства и осквернения.

— Ты кого-нибудь видишь? — еле слышно спросил Дик.

— Нет, — хриплым шепотом ответил я.

Он оперся на лопату и начал всматриваться в темноту.

— Дай сюда, — буркнул я и, забрав у него лопату, начал выбрасывать из ямы землю, которую уже раскрошил киркой Кертис.

Стоило мне остановиться, и я начинал остро осознавать заливающий все вокруг лунный свет и гнетущую тишину. Шипел и журчал по камням ручей. Горы холодно и отстраненно хранили полное молчание. Нас наверняка было видно за многие мили вокруг.

Земля стала мягче, потому что в глубине она промерзла меньше. Могила становилась все глубже, и вдруг кирка ударилась о дерево. Через несколько минут мы уже освободили грубо сколоченный сосновый гроб от земли и с трудом подняли его из неглубокой ямы.

В этот момент Дахлер насторожился и прошипел:

— Кто-то идет.

— Где? — так же шепотом спросил я.

Он повернул голову в сторону ручья.

— Там кто-то есть.

— Вы просто разнервничались, — прошептал Дик.

Я обернулся к гробу. Кертис снова взялся за кирку.

— Давайте, открывайте, — поторопил его я, но он не шевелился.

Он замер и смотрел в сторону берега.

— Там кто-то есть, — произнес он. — Смотрите!

Он схватил меня за руку и показал туда, где ручей впадал во фьорд.

Я действительно увидел чью-то фигуру. В лунном свете она казалась серебристой. Это был человек, одетый во все белое. Он остановился и посмотрел в нашу сторону. Затем он снова шагнул вперед и, перейдя через ручей, начал подниматься по склону.

— Кто бы это мог быть? — прошептал Дик.

Мелькнул ворот красного свитера, и я понял, кто перед нами.

— Открывайте гроб, — рявкнул я на Кертиса.

Но он не шелохнулся. Мгновение спустя Джилл остановилась перед нами. Она тяжело дышала от усталости, и с бледного лица на нас смотрели огромные, широко раскрытые глаза. Она была одета в светлый плащ, теперь измазанный грязью и порванный. Ее брюки промокли до колен.

Я шагнул к ней.

— Вам не нужно было приходить, — произнес я.

Но она смотрела на гроб, который, накренившись, стоял на куче выброшенной из могилы земли.

— Как вы могли? — выдохнула она и безудержно разрыдалась.

Я посмотрел на ее изорванную одежду и понял, как она, должно быть, спешила, пробираясь в темноте в неверном лунном свете по каменистому берегу.

— Я должен был это сделать, — резко ответил я и повернулся к Кертису. — Открывайте, — повторил я.

— Нет, — ответил он. — Вам не следовало этого делать без ее согласия.

— Если вы не хотите, значит, это придется сделать мне, — произнес я, отнимая у него кирку.

Я вставил заостренный металлический конец в щель между крышкой и бортиком гроба и услышал испуганный возглас Джилл. Раздался треск, но крышка приподнялась, не расколовшись. Кто-то не стал утруждаться, ограничившись всего несколькими гвоздями. Я оторвал ее от гроба и отшвырнул в сторону. Кертис увлек Джилл в сторону. Она рыдала, спрятав лицо у него на груди. Я осторожно раскрыл покрывающий тело саван.

Я содрогнулся. Тело представляло собой искореженную массу запекшейся крови и плоти. Голова была проломлена, шея сломана, а левая рука от плеча и до кончиков пальцев превратилась в кровавое месиво. Я в растерянности выпрямился. Я не понимал, как определить, стала смерть Фарнелла случайностью или он умер от рук убийцы. Тело было так искалечено и изломано, что я не мог даже просто опознать в нем Фарнелла. Оно совершенно не разложилось. О его сохранности позаботилась замерзшая почва. Но ни единого признака, позволявшего опознать покойника, я не видел. Лицо напоминало бесформенную массу, а рука…. Я наклонился пониже. Почему с этой рукой обошлись так жестоко? Разумеется, это могло произойти естественным образом. Он упал с огромной высоты. Сверху на него могли скатиться валуны. Но я работал в шахтах и видел много несчастных случаев, жертвы которых были раздавлены обломками породы. Однако такого изуродованного тела я не видел никогда. Походило на то, что кто-то намеренно его избивал, стремясь сделать неузнаваемым. Это левая рука. Я приподнял изрезанную и изломанную конечность. Изорванная плоть и запекшаяся кровь замерзли, превратившись в лед. При свете фонаря я увидел, что кости и суставы пальцев расплющены и осколки торчат наружу подобно острым зубам. Я присмотрелся к мизинцу. Двух верхних суставов недоставало, как и на руке Фарнелла. Но из оставшегося сустава торчало длинное сухожилие.

Внезапно меня захлестнуло волнение. Что, если у Фарнелла были и другие особые приметы? Мне в голову не приходило ничего, но наверняка на его теле имелись и другие признаки, по которым его можно было бы узнать.

— Джилл, — окликнул я девушку, резко развернувшись в ее сторону. — Возможно, у Джорджа Фарнелла имелись и другие отличительные черты, по которым мы могли бы его узнать, не считая лица и мизинца на левой руке?

Что-то в моем голосе заставило ее встрепенуться. Она перестала плакать и обернулась ко мне.

— Зачем вам это нужно? — спросила она.

— Я хочу знать, на самом ли деле вот это тело Джорджа Фарнелла.

Я произнес это очень медленно, и едва я договорил, как она выпрямилась и направилась к гробу.

Я поспешно прикрыл тело саваном.

— Нет, — мягко остановил я ее. — Это не слишком привлекательное зрелище. Просто скажите мне, вот и все. Любой признак, по которому я смог бы его опознать.

— Да, — кивнула она. Теперь ее голос звучал отчетливо и звонко. — У него остались отметины на подошвах. Однажды здесь, в Норвегии, он угодил в руки к нацистам. Нацисты отбили ему обе подошвы. Но он так и не заговорил, и его отпустили.

Я перевел взгляд на гроб. Обе стопы были невредимы. Одна лодыжка была сломана, и стопа смотрела в обратную сторону, вот и все. Я с трудом приподнял из гроба застывшую правую ногу и посветил фонарем на подошву. На ней не было никаких следов. Ничего я не увидел и на второй. Я поднял голову и посмотрел на Джилл. Ее глаза блестели от волнения.

— Вы в этом уверены? — спросил я.

— Да, да, конечно, я уверена. Это были отметины, похожие на белые шрамы. Вы их обнаружили?

— Нет, — ответил я.

— И под правой подмышкой у него остался шрам от пули.

Я поднял правую руку трупа. Никаких следов от пули там, разумеется, не было.

Я выпрямился и подошел к ней.

— Джилл, — обратился я к девушке, — вы абсолютно уверены насчет этих особых примет?

— Да, — ответила она и схватила меня за руку. — Так значит, это не Джордж? Правда? Если этих примет нет, это не может быть Джордж.

— Да, — кивнул я. — Это не Джордж Фарнелл. Это тело какого-то другого человека.

— Но… но как оно сюда попало? — заикаясь, поинтересовался Кертис.

Я посмотрел на него. Совсем недавно жизнь представлялась ему совершенно незамысловатым занятием.

— Этого человека убили, — произнес я.

— Но на теле нашли документы Фарнелла.

— Вот именно, — подтвердил я и посмотрел на Джилл. Наши глаза встретились, и я увидел, что она все поняла. Я обернулся к Кертису. — Тело изуродовали таким образом, чтобы в случае обнаружения необходимых документов его опознали как Фарнелла.

— Но почему? — продолжал недоумевать он.

— Да какая разница почему? — оборвала его Джилл. — Он жив. И это главное. Все остальное не имеет значения.

Я посмотрел на нее, и меня охватила невыразимая жалость. Все остальное не имело для нее значения. Возможно, пока это действительно было так. Но позже…

— Как вы думаете, где он может скрываться? — спросила она.

— Это мы должны выяснить у Санде, — ответил я.

— Санде? — На мгновение на ее лице отразилась растерянность, но тут же ее глаза изумленно распахнулись. — Вы хотите сказать, что человек, выпрыгнувший за борт китобоя…

— Да, — кивнул я. — Это был Фарнелл. А это Шрейдер, — добавил я, показав на тело в гробу.

— Значит, Фарнелл…

Кертис осекся.

— Похоже на то, — согласился с ним я. — А теперь давайте вернем тело на место и пойдем побеседуем с Санде.

Глава 7

Хижина в горах


Джилл, похоже, была абсолютно потрясена тем фактом, что в гробу лежало тело Шрейдера, а Фарнелл оказался жив. Все то время, пока мы опускали гроб в могилу и засыпали яму землей, она стояла совершенно неподвижно и с ее лица не сходило ошеломленное выражение. Мерзлые комья земли с глухим стуком барабанили по тонкой сосновой крышке. Мы заново обложили холмик кусками дерна, вернули на место маленький деревянный крест с именем Бернта Ольсена и спустились к лодке. За все время, пока мы гребли обратно на яхту, никто не проронил ни слова. Время от времени я бросал взгляд на Джилл, которая сидела на банке напротив меня. Ее напряженные черты по-прежнему были лишены всяческого выражения. Мне очень хотелось знать, о чем она думает. В том, что наше открытие ее потрясло, не было ничего удивительного. Но было в ее глазах и сосредоточенном лице что-то странное. Она должна была волноваться и ликовать. Но она не испытывала подобных чувств. Изумление, не сходившее с ее лица, задевало какие-то струнки в глубине моей души. Мне больно было видеть ее такой.

Думаю, это было первым намеком на то, что я в нее влюбился. В тот момент я этого так и не осознал. Это понимание пришло позже. Но я был обеспокоен и опечален. Мысль о том, что он жив, должна была сделать ее счастливой. Вместо этого она была напряжена и взвинчена. И уж точно не было на ее лице счастья. Я вспомнил нашу первую встречу с ней в пабе на берегу Темзы. Она так сильно хотела попасть в Норвегию и увидеть его могилу. А теперь… Я не знал, что и думать. Шрейдер был убит. Его убил Фарнелл. Возможно, именно это причиняло ей такую боль? Или понимание того, что он пойдет на все — будет лгать и мошенничать, станет дезертиром и даже убийцей — ради достижения цели, которой посвятил свою жизнь? Вдруг я понял, как мало она, должно быть, для него значила. Возможно, она представляла собой лишь приятную отдушину в упорной борьбе мужчины с обстоятельствами, встававшими на его пути. Я также вспомнил наш разговор, когда мы поднимались по Согнефьорду. О чем она тогда меня спросила?

«Ради чего мужчина может отречься от любви? Это должно быть что-то недоступное пониманию женщины».

Я снова взглянул на нее. Она смотрела вперед, туда, где виднелся рангоут «Дивайнера», подрагивавший на черном фоне сосен, которыми густо поросло подножие массивной горы. На ее окаменевшем лице застыла отчужденность. Это уже не было лицо девушки. Это было лицо женщины, уставшей и отчаявшейся. И тут я понял, что, возможно, мертвый Фарнелл был для нее гораздо привлекательнее Фарнелла живого.

Джилл была не единственной, на кого наше неожиданное открытие, из которого следовало, что Фарнелл жив, подействовало самым странным образом. Дахлер сидел на корме, сжимая здоровой рукой край борта так сильно, что у него даже костяшки побелели. Он был взволнован. Об этом красноречиво говорили его глаза, странным образом блестевшие в ярком лунном свете. Все его тело было напряжено, и даже черты лица как будто заострились. Он сидел в лодке, как будто верхом на коне. Морщины в уголках его рта глубоко врезались в кожу лица, а приоткрытые губы, за которыми виднелись зубы, походили на оскал. Его лицо показалось мне жестоким — жестоким и взволнованным.

Как только мы оказались на борту, я приказал заводить двигатель и отчаливать. Вызвав на палубу Уилсона и Картера, я поручил им вести яхту к выходу из фьорда, а сам спустился в кают-компанию. Все остальные уже были там. Дик разливал виски по стаканам. Джилл молча и совершенно неподвижно сидела на одном из диванчиков. На фоне темных панелей красного дерева ее лицо казалось совершенно белым. Дахлер стоял в дверях собственной каюты, блестя глазами и теребя рукав пиджака.

— Давайте сюда Санде, — обратился я к Кертису. — Я хочу с ним поговорить.

— В этом нет необходимости, — натянуто произнес Дахлер.

Кертис остановился и обернулся. Мы все смотрели на Дахлера.

— Я могу рассказать вам все, что вы желаете знать, — произнес Дахлер.

Он быстро сел и наклонился вперед, опершись на свою иссохшую руку.

— Пожалуйста, присаживайтесь, — обратился он к нам. — Мистер Санде не станет с вами говорить. Он ничего не будет делать без своего партнера. Но я с ним сегодня поговорил. Пришлось применить к нему кое-какие меры убеждения. Мне известно о контрабанде, которой он занимался вместе с одним моим знакомым.

— Вы этому знакомому звонили из отеля Фьерланда? — спросил я.

— Максу Бакке? Нет.

— Кому вы, в таком случае, звонили?

Он улыбнулся.

— Это мое личное дело, знаете ли. Ну присядьте же, да, вы все, прошу вас.

Он наклонился вперед, и его глаза снова заблестели тем странным блеском, на который я обратил внимание еще в лодке. Его лицо светилось каким-то диким торжеством. Я ощутил, что по моей спине ползет холодок. Контроль над всей ситуацией внезапно перешел в руки этого калеки. Теперь мы все были в его власти.

Я сел.

— Вы знаете, где находится Фарнелл? — спросил я.

— Вот так-то лучше, — кивнул он. — Да, я знаю, где находится Фарнелл.

— Где?

— Сейчас он уже, наверное, высоко в горах, — отозвался он. — Он пытается скрыться. На его арест выписан ордер.

Я перевел взгляд на Джилл. Она смотрела на Дахлера широко открытыми глазами.

— Откуда вы знаете? — спросил я.

— А что, по-вашему, должен был сделать Йоргенсен? — спросил он. — Он должен найти Фарнелла. Для этого он подключает к поискам полицию.

— Но за что его собираются арестовывать? — вмешался Кертис.

— За убийство, — просто ответил Дахлер.

— Но никто, кроме нас, не знает, что тело в этой могиле принадлежит не Фарнеллу, — заметил я.

Он засмеялся. Это был короткий и колючий звук, резким диссонансом прозвучавший в абсолютной тишине.

— Вы не совсем понимаете. Фарнелл теперь Шрейдер. Арестовывать будут Шрейдера. Его арестуют за убийство Фарнелла.

— Но… — Я замялся. Кто бы мог представить себе нечто подобное! — Йоргенсен знает, что в живых остался именно Фарнелл?

— Ну конечно же! Как только капитан Ловаас описал человека, сбежавшего с его корабля, Йоргенсен понял, что это Фарнелл. Мизинец, помните? Это никто не сумел бы скрыть. Вы не знали, что это Фарнелл, да?

Он улыбнулся, как будто это его забавляло.

— Нет, — ответил я. — И вы тоже.

— О, я это знал, — возразил он. — Я это понял, как только мистер Санде признал, что его партнер и Эйнар Сандвен помогли этому человеку.

— Но как? — поинтересовался я.

— Как? — Внезапно его голос зазвучал жестко. — Потому что Шрейдер был австрийским евреем и сотрудничал с немцами. Вы забываете, что Санде и Сторйоханн состояли в роте Линге. Старина Эйнар Сандвен тоже был в Сопротивлении. Это должен был быть Фарнелл… или Бернт Ольсен, которого они знали. Послушайте. Вы хотите понять, как сообщение попало в китовое мясо. Что ж, я вам расскажу. После того как Фарнелл убил Шрейдера, он на лодке приплыл из Фьерланда в Бовааген. В Боваагене у него друзья, которые прятали его во время войны. Он остановился в Нордхангере у Эйнара Сандвена и его жены. Именно Сандвен подложил сверток в китовое мясо. Именно Сандвен подошел к капитану Ловаасу и попросил его взять Фарнелла на борт «Хвал Ти».

Я молча смотрел на Дахлера, нисколько не сомневаясь в том, что он говорит правду. Все это полностью соответствовало тому, что было мне известно. Это не могло произойти каким-то иным образом. Фарнелл, по всей видимости, познакомился с Санде и Сторйоханном на китобойной базе, когда садился на корабль Ловааса. Поэтому, когда его план добраться до Шетландских островов провалился, он вспомнил о водолазах. Вероятнее всего, он знал, где они будут работать, и разработал отчаянный план побега с китобоя с учетом этого фактора. Да, все совпадало. Я выругался себе под нос, сообразив, что я разговаривал с Ловаасом на борту его китобоя, в то время как человеком, запертым в одной из нижних кают, был Фарнелл. Если бы я предложил Ловаасу достаточно крупную сумму… Но я этого не сделал. А теперь Фарнелл где-то в горах скрывается от полиции, разыскивающей его за убийство… за убийство себя самого. Ситуация была совершенно нелепая.

— Где он сейчас? — спросил я.

— Я же вам сказал, в горах.

— Да, но где именно?

Снова эта кривая ухмылка.

— Вначале мы пойдем в Аурланд.

— А потом?

Я наблюдал за Дахлером, пытаясь понять, что он задумал. В ярком освещении кают-компании его глаза казались черными. Пальцы его высохшей руки были скрючены, как когти хищной птицы. Каким-то непостижимым образом вся эта ситуация доставляла ему неимоверное удовольствие.

— Позови Санде, — обернулся я к Дику.

Когда водолаз вошел в каюту, протирая заспанные глаза, я спросил:

— Где Фарнелл… Бернт Ольсен? Он в Аурланде?

Его глаза непроизвольно распахнулись от удивления.

— С чего вы взяли… — Он осекся, в упор глядя на Дахлера. — Я же просил вас ничего им не говорить, — возмущенно пробормотал он.

— Так значит, он в Аурланде?

Водолаз упрямо набычился.

Я коснулся руки Дика.

— Принеси, пожалуйста, карту, — попросил я его.

Когда он вернулся, я разложил карту на столе. Аурланд тоже находился в Согне, только чуть выше по берегу, в следующем фьорде к югу. Я перевел взгляд на Санде.

— У вас есть в Аурланде родственники?

— Нет, — угрюмо ответил он.

— А у Сандвена или Сторйоханна?

Он не ответил.

— Понятно, — кивнул я. — Мы идем в Аурланд.

Я снова посмотрел на карту. Дахлер сказал, что Фарнелл должен находиться где-то в горах. Длинная долина соединяла Аурландсванген с Вассбигденом, откуда он мог бы подняться по Стейнбергдалену до… Я проследил взглядом весь вероятный маршрут Фарнелла, и меня охватило волнение. Долина Стенберг поднималась в горы к Финсе и Йокулену. Я через стол посмотрел на Дахлера.

— У Фарнелла в Финсе должны быть знакомые, верно?

Он улыбнулся, но промолчал. Он напоминал кота. Кота, перед которым поставили миску со сливками. Мне казалось, я слышу, как он мурлычет. «Будь ты проклят!» — мысленно выругался я. Что за адское удовлетворение доставляла ему эта ситуация? Я снова посмотрел на карту. На ней совершенно отчетливо была видна проложенная через Финсе железная дорога. Судя по всему, ветка Берген — Осло. Я в очередной раз уставился на Дахлера. Попасть в Финсе из Бергена не составляло труда. А в Бергене находился Йоргенсен.

— Кому вы звонили из Фьерланда? — резко поинтересовался я.

Он улыбнулся, но не ответил.

Внезапно меня охватил гнев. Я едва сдержался, чтобы не схватить его за плечи и не начать трясти в попытке выбить из него ответ.

— Йоргенсену? — спросил я, впившись пальцами в край стола.

— С какой стати мне звонить Йоргенсену?

Я выпрямился. Действительно, зачем ему звонить Йоргенсену? Он ненавидел этого человека. Что навело меня на мысль, что он позвонил именно ему? Я был полным идиотом. Я обвел взглядом всех остальных. Они напряженно наблюдали за Дахлером. Лицо Джилл было белым, как стены залитой лунным светом церквушки во Фьерланде.

— Нам лучше лечь спать, — наконец произнес я. — Для вахты достаточно и двух человек.

Дик подал мне стакан с виски. Я залпом выпил содержимое и поднялся на палубу. Луна подобно серебряному шару зависла над белыми снегами Йостедала. Она освещала фьорд, превращая воду в ослепительную полосу света, разделяющую мрачные горы.

— Позовете меня в шесть, — сказал я Уилсону и вернулся вниз.

В кают-компании уже никого не было. Стаканы позвякивали на столе в такт работе двигателя. Когда я бесшумно отворил дверь своей каюты, Санде уже снова лежал в постели. Я сел на край его койки и подробно объяснил, почему мне необходимо разыскать Фарнелла. Но все, чего мне удалось добиться, это обещания позволить обсудить это с его партнером.

Я разделся и лег на свою койку. Я устал, но в голове роились мысли и перевозбуждение не позволяло мне провалиться в сон. Я лежал в темноте, прислушиваясь к гулу двигателей и думая о Фарнелле, который в этот самый момент, возможно, пробирался по долине, направляясь к заснеженным горам. «Слава богу, что я умею ходить на лыжах», — только и успел подумать я и тут же уснул. Мне показалось, что прошло всего несколько секунд, прежде чем меня разбудил Дик, который тряс меня за плечо.

— Поднимайся на палубу, — взволнованно прошептал он. — Скорее.

Я поспешно натянул на себя какую-то одежду и вслед за Диком бросился наверх.

Было шесть часов утра, и из-за гор у нас за кормой вставало солнце. Уилсон все еще сидел у штурвала. Дахлер стоял, опершись на крышу рубки. Его маленькая исковерканная фигурка была укутана в пальто, доходившее ему почти до щиколоток. Мы уже почти поравнялись с Балестрандом. Белый фасад отеля Квикнес был ярко освещен первыми лучами солнца.

— Смотри! — воскликнул Дик, хватая меня за руку и показывая вперед.

Прямо перед нами раскинулась гладь Согнефьорда. А слева от нас виднелась серая тень китобоя, отчетливо выделяясь на темном фоне горы. Он вспарывал воды фьорда на полной скорости, как корвет.

Я нырнул в рубку и схватил бинокль. Двойные линзы приблизили китобой, и мне удалось разглядеть название: «Хвал 10». Я опустил бинокль и посмотрел на Дахлера. Он наблюдал за мной.

— Так вот кому вы звонили, — произнес я.

Он отвернулся, глядя на китобой. Я сделал шаг к нему и остановился. Мне хотелось его ударить. Я боролся с желанием схватить его за тощую шейку и трясти, пока он не потеряет сознание. Но толку от этого было бы не много.

— Дик, — обернулся я к партнеру, — отведи Дахлера вниз. Пусть он приготовит какой-нибудь завтрак. А мне пришли сюда Санде.

Я прошел на корму и сменил Уилсона у штурвала.

Когда Санде поднялся на палубу, я указал ему на китобой.

— Это дело рук вашего друга Дахлера, — сообщил ему я.

— Он мне не друг, — буркнул водолаз.

— Вчера он позвонил Ловаасу из отеля. — Я схватил его за плечо и развернул к себе. — Послушайте! — прошипел я. — Мы должны добраться до Фарнелла прежде, чем это сделает Ловаас. Вы понимаете?

Он кивнул.

— Мы подберем вашего партнера либо по пути, либо в Аурланде. Если у нас это не получится, вы проведете меня к Фарнеллу?

— Да, — тихо ответил он. Затем он перевел взгляд на изящные очертания мчащегося по фьорду китобоя. — Ловаас настоящий ублюдок. — Он снова повернулся ко мне. — Мистер Гансерт, — произнес он, — я сделаю все, что вы скажете, потому что я так думаю, что никто, кроме вас, не сможет спасти Бернта Ольсена и вывезти его из Норвегии. Жалко, что мы раньше не знали, что вы его друг. Мы могли бы вывезти его на борту вашей яхты, вместо того чтобы прятать его в горах. — Он изо всех сил ударил кулаком по крыше рубки. — Не могу поверить, что Бернту Ольсену снова приходится спасаться. Как будто этой чертовой войны было недостаточно. Мы с Пеером работали с ним там, в горах. Мы вместе пускали под откос поезда на ветке Берген — Осло. Ольсен был смелым мужиком. Фрицы его поймали, но так и не заставили говорить. Он спас жизнь мне и партнеру. И потом он еще продолжал с нами работать, пока нас не перевели в Берген топить корабли. — Он схватил меня за руку. — Может, он и убил Шрейдера, но мне на это плевать. Собаке — собачья смерть. Шрейдер был в Финсе. Он работал на фрицев. Мне плевать, что сделал Ольсен. Если я могу помочь ему сбежать, я это сделаю.

Я удивленно смотрел на его ожесточенное лицо.

— Почему вы сказали Дахлеру, где вы спрятали Фарнелла? — спросил я.

— Потому что он мне угрожал, — ответил он. — Я все равно ничего бы ему не сказал, но я знал, что сделал для него Ольсен в Финсе, и думал, что он хочет ему помочь. Мистер Гансерт, — добавил он, — я думаю, Дахлер сошел с ума.

— Почему вы так думаете? — спросил я.

— Я не знаю. Он утверждает, что ему нужно поговорить с Ольсеном, чтобы опровергнуть те обвинения, которые против него выдвинули. Но Ольсен не может ему в этом помочь. Обвинения справедливые.

— Но я думал, что Ольсен вывез его и еще пять человек в ящиках из-под авиационных двигателей.

— Верно. Так и было. Но почему охранник пропустил их почти без осмотра? Я не знаю, но что-то тут не так. — Он снова посмотрел на китобой, уже скрывающийся за мысом, который мы только начали огибать. — Что касается Ловааса, — пробормотал он, — то если бы сейчас была война, а у меня был автомат…

Он повел руками, имитируя автоматную очередь.

— Ловаас работал на немцев? — спросил я.

— Конечно, — последовал ответ. — Ловаас всегда там, где платят. Как по-вашему, почему он сейчас охотится за Ольсеном?

Китобой скрылся из виду.

— Я так думаю, они спешат в Аурланд, — заметил я.

— А зачем еще ему мотаться по Согнефьорду? — кивнул Санде. — Китов здесь нет. И он теряет деньги каждую минуту, которую проводит здесь, а не в погоне за китами. Это значит, что деньги, которые ждут его там, наверху, гораздо больше. И, насколько я понимаю, это означает, что ему нужен Бернт Ольсен. Конечно, он прет в Аурланд.

Когда мы обогнули мыс, то снова увидели китобой. Точнее, его корму, стремительно исчезающую в легкой утренней дымке. «Дивайнер» был способен в лучшем случае на восемь узлов. «Хвал Ти» делал все двенадцать.

Я сидел за штурвалом, пытаясь понять, зачем Дахлер позвонил Ловаасу. На что он рассчитывал? Что происходило в его извращенном мозгу? К сожалению, у меня не было времени на остановки, иначе я высадил бы его в Лейкангере или Хермансваерке. Но я чувствовал, что у меня каждая минута на счету. Часы тянулись медленно. Джилл поднялась на палубу, когда мы подошли к Солснесу и повернули на юг, войдя в Аурландсфьорд. Ее лицо напоминало белую маску, и она по-прежнему молчала. Она просто долго стояла у борта, с силой стискивая поручень, а затем снова спустилась вниз. Небо затянуло тучами, за которыми скрылось солнце, и заметно похолодало. Горы в Аурландсфьорде были совсем другими. Тут не было поросших лесом склонов и глубоких расщелин, по которым с ледников обрушивались вниз ручьи талой воды. По обе стороны от нас на высоту около пяти тысяч футов вздымались голые скалы. Их отполированные льдами серые гранитные вершины были закругленными и гладкими. А за ними подобно сахарным головам виднелись гигантские глыбы льда.

Тем не менее Аурланд оказался ласковее Фьерланда. Он не выглядел затерянным в горах и времени. Над его аккуратными деревянными постройками не нависали гигантские ледяные плато, да и располагался он на краю маленькой плодородной долины. И все же вокруг стояли горы, окаймляя его мрачным фоном черных скал и холодного сероватого снега. Шел дождь, и тучи подобно покрывалу окутывали фьорд. Я поднял бинокль и направил его на город. К причалу подходил пароход. Над трубой показалось облачко пара, и по горам разнесся звук сирены, повторяясь эхом и постепенно замирая в недвижности окружающего пейзажа. На мгновение я успел подумать, что Ловааса здесь нет. Но тут же из-за парохода показались серые очертания китобоя, едва различимого в густом тумане.

Я поручил Дику пришвартовать «Дивайнер» у пристани, подальше от «Хвал Ти». Санде стоял рядом со мной на носу, и едва наш борт коснулся деревянных досок, я прыгнул на причал. Он прыгнул за мной.

— Куда? — спросил я.

Я понимал, что мы прибыли слишком поздно. Но все равно я должен был добраться до Фарнелла как можно раньше.

— Туда, — указал он и повел меня в проход между деревянными складами.

Мы прошли по главной улице и повернули направо на маленькую площадь со старой сложенной из камня церковью. Мы пересекли площадь и подошли к мосту, переброшенному через широкую реку, шипевшую и бурлившую вокруг свай моста. Вода в реке была зеленой, прозрачной и очень холодной на вид. Все ее русло было устлано валунами, принесенными с гор и окруженными тысячами вспененных водоворотов. Наши подошвы глухо застучали по деревянным доскам моста. Санде свернул направо ко второму дому за мостом. Игравшие на улице котята, один белый, а второй рыжий, замерли и с интересом уставились на нас. Мы постучали в дверь, и они, сорвавшись с места, с мяуканьем бросились к нам.

— Кто здесь живет? — спросил я.

— Сестра Пеера, — ответил Санде. — Она замужем за одним из местных. — Оттолкнув котят носком ботинка, он постучал еще раз. Гулкий стук железного молотка разнесся по улице. Он опустил голову и посмотрел на котят, которые сидели и мяукали, глядя на него. — Они голодные, — произнес он и ожесточенно заколотил в дверь.

Hva vil De? — послышался чей-то голос.

Из соседнего дома вышла толстая женщина в белом переднике.

Men det er ho hr. Sunde, — произнесла она.

Hvar er? — спросил он.

Последовала быстрая беседа на норвежском языке. Наконец Санде выбил окно и забрался внутрь, прихватив с собой котят. Я последовал за ним.

— Где они? — спросил я.

— Они ушли сегодня рано утром, — ответил Санде. — Герда, ее муж, Пеер и незнакомец.

— Фарнелл?

Он кивнул и первым вошел в кухню. Котята бежали за ним с жалобным мяуканьем. Он налил молока в блюдце и поставил его на деревянный пол.

— У всех были тяжелые рюкзаки и лыжи, — добавил он. Он открыл дверь кладовой и поставил рядом с молоком тарелку с рыбой для котят. — Герда ни за что не оставила бы котят без еды, если бы не была чем-то расстроена.

— Но почему она ушла с ними? — спросил я.

— Почему? — Он засмеялся. — Я вижу, вы плохо себе представляете, что такое горы. Понимаете, Ольсену необходимо спрятаться. Может, он займет какую-нибудь туристическую хижину, а может, спрячется на одной из наших летних ферм. В общем, в это время года там, наверху, еще никого нет. Только снег. Поэтому всю еду до последней крошки туда нужно принести на себе. Так мы и жили во время войны. Мы жили в горах, и люди вроде Гундерсенов… и Герда… да, да, не только мужчины, но и женщины, носили нам туда еду.

Он подошел к кухонной плите и сунул руку в отверстие дымохода.

— Что вы ищете? — спросил я его.

— Военные сувениры, — ответил он. — Муж Герды хранил их в трубе. Но сейчас их тут нет.

— Что за военные сувениры?

— Пистолеты. Два люгера, которые мы забрали у убитых фрицев.

— Значит, Фарнелл вооружен?

— Точно так. И это очень хорошо, потому что у них фора всего в четыре часа.

— Что вы имеете в виду?

— Ловаас был здесь всего полтора часа назад. Сейчас он уже наверняка в горах. — Он подошел к окну и выглянул на улицу. Дождь скорее напоминал мельчайший туман. — Если наверху пойдет снег, все будет в порядке. Но если снега не будет… — Он пожал плечами. — Послушайте, мистер Гансерт. Я иду за Пеером. Вы ходите на лыжах?

— Довольно неплохо, — кивнул я.

— Хорошо. Я буду на корабле через полчаса. Я принесу рюкзаки, лыжи, еду — все. Какой у вас размер ботинок?

Я сообщил ему свой размер. Меня застало врасплох то, как стремительно он перехватил инициативу. Но в ближайшие несколько часов Альфу Санде предстояло удивить меня еще не раз.

— Мы должны спешить, — сказал он, когда мы вышли на улицу и повернули обратно к мосту. — Вам понадобится легкий дождевик и теплая одежда. Пистолет есть?

— Да, — ответил я. — У меня два Смит-энд-Вессона тридцать восьмого калибра.

— Берите оба.

— Бог ты мой! — воскликнул я. — Ловаас не станет стрелять. Это слишком рискованно.

— Не станет? — рассмеялся Санде. — В другой ситуации, может, и не стал бы. Но тут совсем другое дело. Насколько я понял, речь идет о достаточно больших деньгах, ради которых он готов нарушить закон. Тем более что отмазаться он всегда сумеет. Что такое смерти нескольких человек, когда на кону стоит судьба новой отрасли промышленности?

Я вспомнил ночную погоню на китобойной базе. Санде был прав. Ничто не могло остановить Ловааса, который отлично понимал, на что и ради чего он идет.

— Я принесу пистолеты, — кивнул я.

Мы расстались на площади, и я поспешил вернуться на яхту. Шагнув на борт, я увидел Джилл, которая вместе с Кертисом стояла у поручня, опираясь на него обеими руками.

— Где он? — спросила она. — Капитан Ловаас ушел около часа назад вместе с Халворсеном, своим помощником, и одним из матросов, человеком по фамилии Гаардер. У них были рюкзаки и лыжи. Билл, что случилось?

— Фарнелл ушел в горы, — ответил я и обвел взглядом палубу. — Где Дахлер?

— Ушел, — ответил Кертис. — Сел на пароход.

— Вернулся в Берген? — уточнил я.

— Нет, пароход шел дальше по фьорду, во Флам.

— Флам?

Это название показалось мне знакомым. Я нырнул в рубку и уставился на карту. Джилл и Кертис уже стояли рядом. Флам находился в самом конце Аурландсфьорда. И еще из Флама вела горная железнодорожная ветка, которая соединялась в Мюрдале с основной дорогой Берген — Осло. Из Мюрдаля оставался всего час пути до Финсе. Я развернулся.

— Вы умеете ходить на лыжах?

— Я умею, — кивнула Джилл.

— Немного, — ответил Кертис.

— Отлично. Как только я соберу вещи, Дик отвезет вас во Флам. Возможно, вы сумеете догнать там Дахлера. Если вам это удастся, он не должен вас заметить. Если вы его там не застанете, садитесь на первый же поезд до Мюрдаля, где пересядете на поезд до Финсе. Если я все понял правильно, вы сможете сесть в один поезд с Дахлером. А если не с Дахлером, то с Йоргенсеном. Во всяком случае, вы должны дождаться их обоих в Финсе. Все понятно?

Кертис кивнул. Но на лице Джилл появилось упрямое выражение.

— Куда вы идете?

— Мы с Санде поднимемся в горы.

— Я иду с вами, — заявила она.

— Нет.

Она попыталась спорить со мной, но я ее остановил.

— Вы будете нас тормозить. Идти придется очень быстро. Мы должны настичь Ловааса прежде, чем он доберется до Фарнелла. Бога ради, Джилл! — не выдержал я, когда она снова принялась спорить. — Сделайте то, о чем я вас прошу. Проследите за Дахлером. Я знаю, что задумал Ловаас. Но я не могу понять игру Дахлера. Вполне может оказаться, что он опаснее капитана.

Я спустился к себе в каюту, по пути окликая Дика.

— Дик, — обратился я к нему, — ты остаешься на яхте. Отвези Джилл и Кертиса во Флам, а потом возвращайся сюда. Брось якорь чуть поодаль и установите вахты. Уилсон и Картер остаются с тобой. Что бы тебе ни сообщили, отсюда ни с места.

Я наклонился к нижнему ящику стола и извлек оттуда два револьвера. Брови Дика поползли вверх.

— Хорошо, — ответил он. — Я буду ждать поодаль всякий раз, когда тут будет достаточно мелко, чтобы бросить якорь. Если тебе понадобится подняться на борт ночью, просигналь своим фонарем Д-Ж-О-Р-Д-Ж.

— Хорошо, — кивнул я и открыл бумажник. — Вот тебе пятьдесят тысяч крон. — Я протянул деньги Дику. — Дашь двадцать тысяч Кертису и десять Джилл. Остальные деньги пусть останутся у тебя. Если тебе понадобится Улвик, его номер — Берген 155 102.

Я шарил по ящикам, собирая все, что мне могло понадобиться, — носки, свитера, перчатки, дождевики.

— Собери для меня немного сигарет, спички, шоколад и полбутылки виски, — попросил я Дика. — И пару свечей. Они в камбузе. Маленький фонарь тоже там.

Через пять минут я был готов, запихнув все в вещевой мешок. Я бросил мешок на пристань, и Дик скомандовал:

— Отправляемся.

Уилсон бросился к линям. Джилл подошла ко мне.

— Удачи! — произнесла она. Ее серые глаза затуманились, как будто она испытывала сильную боль. — Молю Бога, чтобы вы успели, — прошептала она. Внезапно она наклонилась вперед и поцеловала меня в губы. — Спасибо, — тихо произнесла она и поспешно отвернулась.

— Отдать кормовой, — окликнул Дик Уилсона.

Взревел, ожив, двигатель. Я обернулся к Кертису.

— Я рассчитываю, что вы сумеете настичь Дахлера, — произнес я. — Если он отправится в Берген, оставьте его в покое. Сами поезжайте в Финсе. Вы нужны мне там, между нами и Йоргенсеном.

— Хорошо, — кивнул он.

— Я свяжусь с вами в отеле Финсе, как только смогу.

Он кивнул, и я спрыгнул на пристань. Яхта уже медленно сдавала назад. Я стоял под моросящим дождем, наблюдая за «Дивайнером», который грациозно развернулся на глади фьорда. Винты взбили воду за кормой, и яхта заскользила прочь. Ее стройные мачты были обнажены, но медные детали горделиво блестели даже в этот унылый день. Я провожал ее взглядом, пока она не превратилась в призрачную тень в сгустившейся стене тумана.

На пристань, яростно сигналя, влетел открытый автомобильчик. Не успел он остановиться, как с пассажирского сиденья рядом с водителем соскочил Санде. Заднее сиденье было завалено рюкзаками и лыжами.

— Садитесь сзади, — скомандовал он, хватая мой вещмешок. Открыв дверцу, он швырнул мешок поверх рюкзаков. — Заодно упакуете рюкзак. — Я повиновался, и машина рванула с места еще прежде, чем он успел толком усесться на сиденье. — До Вассбигдена мы можем доехать на машине, — сообщил мне он.

Мы вылетели на площадь и, повернув налево, помчались вдоль реки.

Такой сумасшедшей езды мне еще видеть не приходилось. Водитель был одним из друзей Санде по Сопротивлению и, судя по всему, что-то знал о спешности нашего путешествия. Во всяком случае, он вел автомобиль так, как будто за нами гнался сам дьявол. Дорога представляла собой неровную каменистую тропу. Автомобиль трясло и подбрасывало, но он продолжал мчаться, не снижая скорости. Прямо перед нами высились горы — серо-белый мир снега, полускрытый туманной дымкой. Вскоре они обступили нас со всех сторон, и тропа запетляла между утесами, которые выглядели так, как будто были готовы в любую секунду обрушить на нас град валунов, настолько лед бесчисленных зим раскрошил и изрезал трещинами окружающие скалы.

Санде обернулся ко мне. Я в это время силился уложить свои вещи в рюкзак и при этом не вылететь из машины.

— У Ловааса преимущество ровно в один час, — сообщил он мне. — Харальд, — кивнул он на водителя, — только что отвез его в Вассбигден.

«Один час! Если мы поспешим, то вполне сможем его перехватить!» — обрадовался я, вспоминая огромный живот Ловааса. Но потом я вспомнил, как он проворен и быстр. Один час — это было не так уж и мало. Но у нас было одно преимущество. Мы знали, что он впереди. Он не знал, что мы идем за ним.

— Кто с ним? — спросил я.

— Его помощник и еще кто-то, — последовал ответ.

Утесы сменились более пологими склонами, поросшими зелеными соснами. Перед нами раскинулась долина, на которой блестела серебристая гладь озера.

— Вассбигден! — крикнул Санде.

В дальнем конце долины, отчетливо отражаясь в светло-зеленой воде, сгрудились дома.

Мы обогнули озеро и спустя еще одну милю остановились, подъехав к деревушке Вассбигден. Выпрыгнув из машины, мы вскинули рюкзаки на плечи. Они оказались невероятно тяжелыми. Кроме одежды нам предстояло нести на себе еду — преимущественно сыр и шоколад. Сверху были привязаны лыжи. Харальд и его автомобильчик скрылись за поворотом тропы, а мы зашагали по направлению к горам. Воздух был сырым и холодным. Рюкзак оттягивал мои непривычные к такому грузу плечи. Лыжные ботинки, предоставленные мне водолазом, оказались слишком велики. Я потел и проклинал Фарнелла.

Несмотря на свою внешнюю хрупкость, именно Санде, который был вполовину меньше меня, сразу задал скорость нашего движения. Когда я поинтересовался, планирует ли он догнать Ловааса уже сегодня, он ответил:

— К ночи мы должны дойти до туристической базы Остербо. Разумеется, если вы не предпочитаете спать в одном из заброшенных фермерских домиков.

— Сейчас полнолуние, — пропыхтел в ответ я. — Мы можем продолжать идти при лунном свете.

— Может и так, — отозвался он. — Но вы еще не знаете, как будете себя чувствовать. До Остербо довольно далеко. Более двух норвежских миль. А в каждой норвежской миле семь английских.

После этого мы продолжили идти молча. Мы постепенно погружались в туман, взбираясь все выше по самому краю долины. Под нами гремела река, скатываясь по узкому ущелью в Вассбигден. С обеих сторон ущелье ограждали отвесные и черные от воды скалы. Их вершины терялись в облаках, и казалось, они уходят в бесконечность. Откуда-то доносился грохот воды, который с каждым нашим шагом становился все громче. Наконец подобно широкой серебристой ленте из тумана возникла белая пена водопада. Мы начали взбираться наверх рядом с этой живой клубящейся водной массой. Нечего было и думать о том, чтобы обменяться хоть словом. Река наполнилась тающими снегами, и вода зелеными волнами выплескивалась из своего каменного ложа. Казалось, что вся скованная скалами долина содрогается под весом обрушивающейся с гор и устремляющейся во фьорд воды.

Наверху скалы немного расступились, и во все стороны разбежались склоны, покрытые сочной весенней травой, обрываясь у подножия все тех же черных башен без вершин. Эта долина была усеяна одинокими валунами, некоторые из которых своими размерами напоминали дом. Под одной из нависающих каменных плит укрылись обломки разрушенной деревянной хижины.

— Алмен Саетер, — прокричал мне в ухо Санде. — Этому дому больше двухсот лет. Когда-то здесь круглый год жил один старик. Он убивал всех, кто появлялся в этой долине. Прямо как в мифах.

Хижина и в самом деле была очень старой. По сути она представляла собой руины. Ее стены были сооружены из огромных бревен, концы которых соединялись вырубленными топором пазами, выходя при этом за пределы углов. Крыша была покрыта дерном поверх слоя бересты. Огромная каменная плита защищала строение от осыпающихся сверху камней. Мне казалось, что еще немного, и мое сердце выскочит из груди. Я остановился, чтобы перевести дух, но меня тут же окликнул Санде:

— Пойдемте, мистер Гансерт. Мы еще и не начинали подниматься.

Он повернулся и начал подъем по одному из склонов. Казалось, что рюкзак слишком велик для его маленького тела. Он походил на улитку, несущую на спине собственный дом. Да и двигался он столь же неторопливо. И все же во всех его движениях ощущался определенный ритм. Он шел вперед, неуклонно преодолевая пространство, отделяющее его от цели. Голые ноги над белыми носками были оплетены жесткими мышцами, отчетливо проступавшими при каждом уверенном шаге. Эти мышцы представляли собой наследие юности, проведенной в горах, передвигаться по которым можно было только пешком или на лыжах.

Я снова пошел за ним, стараясь не спешить, пытаясь уловить ритм его легких шагов. Но у меня болели ноги, а сердце гулко стучало в груди. По моему лицу струился пот. Казалось, он льется из всех пор, намереваясь насквозь промочить мою одежду. Я подумал о Фарнелле, который шел впереди, не догадываясь о погоне. Это подстегнуло мою решимость и придало сил. Я был обязан догнать его раньше Ловааса. Эта мысль должна была меня подстегивать. Если моя физическая форма не соответствовала стоящей передо мной задаче, значит, мне оставалось полагаться на силу воли.

Долина постепенно расширялась и наконец раздвоилась. На развилке мы пошли по тропе, уводящей влево, пересекли шаткий деревянный мостик и перевалили через холм, чтобы очутиться на очередной развилке. Тут наконец впервые появился снег. Длинная белая полоса пересекала ущелье и реку. Это и тот факт, что нам предстоял один из немногих спусков, воодушевило меня настолько, что я ускорил шаги и догнал Санде.

— Мы скоро встанем на лыжи, — пропыхтел я, указывая на снег.

Я мечтал о том облегчении, которое ощутят мои измученные ноги, заскользив наконец по снегу.

Он посмотрел на меня. Его лицо было спокойным, свежим и даже не покрылось испариной.

— Чем меньше нам придется идти на лыжах, тем лучше. Просто попытайтесь идти равномерно. Старайтесь поддерживать один и тот же темп. И чуть размашистей. Мы идем слишком медленно.

— Вы хотите сказать, что Ловаас идет быстрее нас? — спросил я.

Он кивнул:

— Конечно. Да, я понимаю, что вы не виноваты. Мы привычные к такой ходьбе. А вы нет. Просто закройте рот, опустите голову и продолжайте идти. И помните: темп задаю я. Вы немного отдохнули, так что мы можем пойти быстрее.

И он зашагал вперед. Я пристально следил за его ногами. Они мелькали все быстрее, легко и непринужденно делая длинные скользящие шаги, без малейших усилий поддерживая постоянный темп. Некоторое время мы шли берегом реки, и брызги от нескольких небольших водопадов каплями оседали на наших лицах. Я старался от него не отставать, повторять его пластичные движения, невзирая на боль в коленях. Затем начался неуклонный и безжалостный подъем. Как я ни старался, но он все больше отрывался от меня, уходя вперед. Я оперся руками о коленные чашечки и низко опустил голову. Я должен успеть. Я скрежетал зубами и думал о Фарнелле. Я обязан был успеть к нему раньше Ловааса. Я начал напевать какой-то мотивчик, с шипением втягивая воздух на каждом судорожном вздохе. Я урчал его себе под нос в ритм собственным шагам. А ритм моих шагов совпадал со словами «я должен успеть на помощь к Фарнеллу». Я должен успеть на помощь к Фарнеллу. Мои ноги буквально горели. Они словно налились свинцом и болели так сильно, что я едва их переставлял. Я задыхался, а глаза заливал пот. Ко всему прочему тяжелый рюкзак оттягивал плечи, врезаясь лямками в тонкую кожу над ключицами. Мне казалось, что еще немного, и шея не выдержит этого напряжения. Я упорно придерживался ритма этих слов — я должен успеть на помощь к Фарнеллу. Но постепенно мое сознание затуманилось и я перестал не то что повторять эти слова, которые изгладились в моей памяти, но даже выдыхать сквозь зубы в ритм собственных шагов. Мой рассудок превратился в чистый белый лист, на котором не было ничего, и воспоминаний о Фарнелле тоже. Я уже вообще ничего не помнил. Теперь мой мир сузился до каменистой тропы, неуклонно взбирающейся на гору, и покачивающейся далеко впереди маленькой фигурки Санде с непомерно большим рюкзаком на спине.

Мы постепенно удалялись от реки, продолжая взбираться по одному из склонов. На вершине туман оказался еще гуще. Тут также кое-где встречался снег, а тропка еле угадывалась. Мы вступили в дикие места, и нас окружили огромные, покрытые лишайником валуны, припорошенные снегом. Время от времени попадались обломки скал с огромной буквой «Т», написанной красной краской. Это ассоциация туристов старательно наметила тропу. Внезапно среди унылых деревьев с вывихнутыми во все стороны ветвями я увидел надпись — «БЬОРНСТИГЕН». Рядом с огромными черными буквами на гигантской плите была нарисована стрелка, которая указывала налево. Санде поджидал меня, остановившись у плиты.

— Медвежья лестница, — произнес он. — Тут можно срезать дорогу. Если Ловаас предпочел более легкий маршрут, мы сможем его тут нагнать. Правда, придется взбираться на скалу.

У меня упало сердце. У меня не было ни малейших иллюзий насчет того, что Санде имел в виду, говоря: «Придется взбираться на скалу». Он зашагал левее, поднимаясь по пологому склону.

— Наверху мы сделаем привал. Заодно и перекусим, — сообщил мне Санде.

Он сказал это, небрежно обернувшись через плечо, как будто пытаясь меня приободрить.

— Откуда это название — Медвежья лестница? — поинтересовался я.

Я шел так близко, что почти касался лицом потертой брезентовой ткани его рюкзака.

— Какой-то старый медведь часто пользовался этой тропой. Думаю, в этом вся причина.

— В этих горах водились медведи?

— Еще и как водились. Мой отец на них охотился. Они тут и сейчас встречаются. Но на них уже не охотятся.

Мы примолкли, потому что склон стал еще круче. Вскоре мы взбирались наверх под нависшей над нами отвесной скалой. Кровь стучала у меня в ушах. Я чувствовал, как по спине стекают ручейки пота. Туман и пот крупными каплями собирались у меня на бровях. Мы прошли через сугроб. В снегу отчетливо отпечатались следы подбитых гвоздями ботинок. Санде остановился и показал на отпечатки:

— Все ведут вверх. Никто не спускался. Мы можем догнать Пеера.

— Ловаас тоже здесь шел? — пропыхтел я.

— Понятия не имею, — последовал ответ.

В тумане окружающий мир казался совершенно неподвижным. Река напоминала о себе лишь приглушенным журчанием. Маленькая серая птица щебетала, сидя на большом камне и как будто кланяясь нам всем телом. Еще один сугроб, за которым началась крутая каменная осыпь, припорошенная снегом и исчезающая в тумане. Поодаль виднелись бесконечные цепи призрачных пиков в высоких снежных шапках. Но меня слепил пот, и я уже не видел почти ничего, кроме предательски присыпанной снегом тропы, петляющей вдоль неприступной скалы. Поскальзываясь и чертыхаясь, я пытался цепляться за эти камни как ногами, так и руками, но из-за тяжелого рюкзака то и дело терял равновесие. Я задыхался и обливался потом, но упорно взбирался наверх. Я думал о старом медведе, для которого эта осыпь служила лестницей. Правда, у него было четыре лапы и ему не приходилось тащить на себе рюкзак и лыжи. Местами тропа показывалась из-под снега, и тогда из-под ног Санде скатывались камни, больно бившие меня по голеням. Камни катились и из-под моих ног. Некоторые из них застревали в снегу у меня за спиной, замолкая внезапно и бесповоротно, но другие продолжали грохотать, и их рокот постепенно становился все тише и наконец окончательно стихал вдали.

Санде останавливался все чаще, чтобы подать мне руку и помочь взобраться наверх. Но наконец мы оказались наверху, в безумном скоплении гигантских валунов, рухнувших с еще более высоких скал. Тут мы остановились и сбросили рюкзаки. Я обессиленно упал на камни. Все мое тело гудело от усталости и пылало жаром. Санде извлек нечто, что он назвал heimebaktflatbrod и что представляло собой тонкую домашнюю лепешку, и кусок коричневого козьего сыра.

— Ешьте побыстрее, — попросил он. — Отдохнуть можно только минуту или две. Только не ешьте снег.

Пока я лежал, пытаясь есть, он ходил вокруг, изучая следы, оставшиеся там, где был снег. Но в конце концов он покачал головой:

— Совершенно непонятно, сколько здесь прошло людей.

Я закрыл глаза. Мне было уже все равно. Мне не было дела до того, убьют Фарнелла или нет. Мне было безразлично, даже если бы Ловаас материализовался из тумана и прицелился в меня из пистолета. Если бы он меня пристрелил, это избавило бы меня от невыносимых мучений. Я был наполовину мертв от усталости. Туман окутывал меня подобно липкому покрывалу. Он просачивался сквозь влажную от пота одежду, пробирая до костей. Спустя несколько секунд я уже дрожал от холода, забыв о том, что только что сгорал от жары.

— Ладно, — махнул рукой Санде, — нам пора.

Я открыл глаза. Он смотрел на меня с сочувственной улыбкой.

— Вы скоро привыкнете, — произнес он.

Я с трудом встал, преодолевая острую боль во всех мышцах. Во время этого краткого отдыха они, казалось, так застыли, что суставы отказывались сгибаться, как будто успели заржаветь. Санде помог мне надеть рюкзак. Какое-то время мы шли по снегу, который становился все глубже. Вскоре нам пришлось надеть лыжи. Сначала Санде натер их воском. Для ходьбы по глубокому снегу норвежцы пользуются воском. Моим усталым ногам лыжи показались тяжелым и неповоротливым грузом. Мне казалось, я привязал к стопам парочку каноэ. Мы боком поднимались по горе, и теперь кричали отчаянным криком другие группы мышц. Какое-то совсем непродолжительное время мы бежали вниз по лыжне, оставленной другими лыжниками. Я отметил, что колея была не одна. Снег окончился камнями, и я резко остановился. Тяжелый рюкзак качнулся в сторону, и я упал. Санде помог мне подняться на ноги.

— Ловаас впереди, — произнес он.

Я кивнул, потому что уже и сам это понял.

Снова начался подъем. Затем снова пришлось бежать на лыжах, петляя между огромными, укрытыми снегом утесами. В какой-то момент Санде начал петлять по склону горы, как будто что-то искал. Наконец он остановился у большой скалы. Я увидел, что он держит в руке пистолет, который ему дал я. Он бесшумно заскользил вперед, и я последовал его примеру, спеша ему на помощь. Но не успел я его догнать, как он исчез. Я увидел, что практически упираюсь в заднюю стену крохотной хижины, почти полностью погребенной под снегом.

Санде вынырнул из-за угла, качая головой.

— Холмен-саетер, — пояснил он. — Здесь никого. Ни одна лыжня сюда не повернула. Но на всякий случай я хотел все проверить. — Он вытащил из рюкзака карту. — Надо посмотреть, может, нам удастся немного срезать. — Спустя мгновение он покачал головой. — Нет, придется идти за остальными.

И опять мы пошли в гору. Теперь, когда от рюкзака отвязали лыжи, мои плечи болели меньше. Но мои ноги напоминали ноги набитой опилками куклы, из которой постепенно высыпаются опилки. Мне казалось, что даже мои кости размягчились, став почти жидкими, и свободно гнутся во всех направлениях. Мне с трудом удавалось заставить лыжи держаться параллельно друг другу. Если бы только на нашем пути попался какой-нибудь замечательный спуск! Но я слишком хорошо представлял себе весь маршрут. Подъем, который начался в Аурланде, заканчивался только в Финсе, и это означало, что нам предстоит пройти добрых пятьдесят миль.

От Холмен-Саетер мы поднимались зигзагами, время от времени снимая для этого лыжи. Наверху нас встретил сильный и холодный ветер, который сдувал туман в начало долины. Он был похож на плотную белую пелену, которую как будто отдергивала гигантская рука, показывая нам серебряную ленту реки далеко внизу и черные утесы напротив. Но спустя всего мгновение он снова нависал над нами непроницаемой и удушающе-плотной массой. Здесь снег был посуше. Но после слишком короткого спуска дорогу нам начали преграждать похожие на кротовые кучи валуны, и нам пришлось продолжить путь пешком. Вскоре мы снова оказались на берегу реки, на широкой тропе, позволявшей в очередной раз встать на лыжи. Долина все расширялась, и река превратилась в цепь озер. На берегу самого большого озера стояла аккуратная и ухоженная хижина. И снова следы от лыж прошли мимо, никуда не сворачивая. Двери и окна были заколочены. Подобным же образом было заперто и отхожее место.

Санде остановился и указал на следы лыж. Три лыжни уходили в сторону.

— Пеер вернулся, — произнес он. — Видите их след?

— Почему же мы с ними не встретились? — прохрипел я.

На самом деле мне было все равно. Я был уже ни на что не способен. Мой рассудок заволокла мгла, и мне уже вообще ни до чего не было дела. Все, что я знал, так это то, что должен идти вперед.

— Возможно, они не захотели снимать лыжи и пошли обратно длинной дорогой, — ответил Санде. — Кроме того, спускаться по Бьорнстигену довольно неприятно.

Он пошел дальше. Я, спотыкаясь, бросился за ним, стараясь поддерживать этот убийственный темп. Мне хотелось зачерпнуть пригоршню снега и затолкать ее себе в рот. Я мечтал прилечь в этот белый пух, который с тихим скрипом сминался под нашими лыжами. Но все эти желания отодвигала на второй план мысль о Фарнелле, который сейчас в полном одиночестве сидел у очага в какой-нибудь заброшенной хижине в этих горах. След от его лыж был таким же отчетливым, как если бы маршрут был нанесен на карту. И пока он сидел там, одинокий и очень усталый, Ловаас и двое его спутников неуклонно сокращали разделяющее их расстояние. Именно эта мысль гнала меня вперед. Мы должны были догнать Ловааса. Мы должны были предостеречь Фарнелла. Если мы опоздаем… Я не опасался того, что Фарнелл заговорит. Я знал, что он не скажет Ловаасу, где находятся залежи торита. Ничто не могло заставить его выдать свою тайну. Но его могли убить… Я вспомнил, какой злобой горели голубые глаза Ловааса. Я вспомнил, что говорил о нем Дахлер. Он вполне мог убить Фарнелла в припадке неконтролируемой ярости. Но если бы они его убили, то все, чему он посвятил свою жизнь, было бы навсегда утрачено.

В конце озера тропа прижималась к отвесной стене утеса и исчезала. Ее заменили деревянные доски на железных опорах, под которыми виднелась черная холодная вода. Думаю, именно тогда я заметил, что начинают сгущаться сумерки. Я посмотрел на часы. Уже было почти семь часов. Мы взбирались еще несколько минут и вскоре оказались на склоне холма, с которого открывался вид на широкую долину. Горы как будто отодвинулись вдаль и продолжали расступаться по мере того, как мы шли вперед, постепенно превратившись в смутные серые очертания, исчерченные холодными полосами грязно-серого цвета. Откуда-то сверху на нас снова ринулся туман, как будто во внезапном сговоре с ночью. Серая долина стремительно погружалась в полутьму, в которой и скалы, и река стали невесомыми и какими-то нереальными.

Вскоре окончательно стемнело, но тьма наступала постепенно, и наши глаза успели приспособиться. И все же было очень темно. Только снег смутно поблескивал под ногами как доказательство того, что нас не поразила внезапная слепота. Теперь Санде шел медленно, тщательно выбирая дорогу. Он так вытянул вперед шею, что казалось, он что-то вынюхивает, ориентируясь по запаху. Но у него был компас, по которому он и шел. Иногда мы приближались к воде и отчетливо слышали, как она журчит между камней, затем снова удалялись от реки, взбираясь на очередной склон. Скалы, которые встречались нам на пути, были массивными и очень опасными. Но наконец мы вышли на открытую местность. Здесь не было ни реки, ни скал. Со всех сторон нас окружало белое снежное мерцание. Наши лыжи мерно хрустели на этой ровной заснеженной поверхности. А потом он нашел след от лыж тех, кто прошел здесь до нас, и пошел по этому следу сквозь мерцающий мрак, который представляла собой ночь в горах. Мир замер и не издавал ни звука. Казалось, застыло на месте даже время. Мне чудилось, мы навеки погрузились в мир теней между жизнью и смертью, так тут было холодно, одиноко и невыразимо тихо. Эту вечную тишину нарушало лишь тихое пение наших лыж. Я уже не пыхтел. Кровь тоже перестала гулко колотить по моим барабанным перепонкам. Я чувствовал, что мое тело онемело от холода и одиночества, которые поедали меня заживо.

Санде скользнул ко мне.

— Слушайте! — приказал он.

Мы остановились. Сквозь шепот тишины до нашего слуха донеслось отдаленное бормотание.

— Это Остербо, — пояснил водолаз. — Если нам повезет, мы найдем его там.

— А где Ловаас? — спросил я.

— Не знаю, — отозвался Санде. — Здесь его не было. Видите, здесь четыре следа от лыж. Это компания Фарнелла. Может, Ловаас задержался в Насбо, в той хижине у озера. Он мог бы там отдохнуть, а затем, дождавшись, пока встанет луна, продолжить путь в Остербо.

— Но ведь там было заперто, — возразил я.

— Может, он вернулся, когда начало темнеть.

— Но мы бы услышали его, если бы он прошел нам навстречу, — заметил я.

— Не услышали бы, если бы он прошел вдоль реки. — Он схватил меня за руку. — Смотрите, появляются звезды. Ночь будет ясной.

Мы продолжали идти по едва различимому в темноте следу четырех лыжников. Шум воды становился все отчетливее. Мы уперлись в каменную стену, повернули, некоторое время шли вдоль нее и наконец подошли к мосту через этот поток. Снег на толстом дощатом настиле был взрыт множеством лыж. Но понять, сколько здесь прошло людей, было невозможно. Сразу за мостом мы повернули направо. И там, прямо перед нами, тускло замерцал свет — красноватый отблеск напоминал горящий в ночи костер. Мы заскользили к нему.

Звездный узор исчертил небо перед нами. Туман льнул ко всему окружающему, придавая предметам форму и объем. Мы миновали каменную стену, кладбище с двумя одинокими крестами. За кладбищем тускло блестела стальная поверхность озера. Я вытащил из рюкзака пистолет. Вскоре уже можно было разглядеть приземистые очертания turisthytten. Ближе других к озеру стояла старая сложенная из камня хижина с крытой дерном крышей. Сразу за ней виднелся новый бревенчатый дом. Именно в его окне мерцал свет. Гладкий белый снег окружал хижину со всех сторон. Вокруг царили абсолютный покой и полная тишина, нарушаемая лишь журчанием ручья. Следы лыж оканчивались у самой двери хижины. Слева к окну тянулся еще один след, огибающий дом и тоже устремляющийся к двери.

Вдруг в этой озаренной звездами тишине раздался щелчок замка. Но был ли это щелчок замка, или кто-то взвел курок? Мы застыли на месте. Щелчок повторился, и на этот раз стало ясно, что звуки доносятся из дома. Санде сжал мой локоть.

— Дверь, — прошептал он.

Дверь захлопнулась, в очередной раз щелкнув замком. Мгновение спустя она снова приотворилась, но тут же снова захлопнулась. Кто-то оставил дверь хижины открытой, и теперь она хлопала на леденящем ветру. Почему-то возникла ассоциация с пятками повешенного человека.

— Вы к окну, — прошептал Санде, — а я к двери.

Я кивнул. Много позже я осознал, до какой степени я устал, если безропотно уступил ему весь контроль над ситуацией. Я подкатился к темной стене хижины и начал пробираться к окну, пытаясь подготовиться к тому, что нам предстояло увидеть. Эта открытая дверь… Не может быть, чтобы Фарнелл забыл ее запереть. С другой стороны, он мог притаиться внутри, следя за окружающим и ожидая гостей.

Тень Санде подкралась к двери. Там он снял лыжи и, держа пистолет наготове, бесшумно скользнул в дом. Быстро подъехав к окну, я заглянул внутрь. На первый взгляд комната была совершенно пустой. Но я тут же заметил в дальнем углу нечто, похожее на узел. Я присмотрелся и понял, что это три рюкзака. Вокруг валялись продукты и одежда. На столе была разбросана еда. Рядом с камином лежали топор и груда дров. Я чуть не порезал нос о разбитое стекло, пытаясь заглянуть подальше в комнату. Я коснулся рамы. Она тут же подалась. Открыв окно настежь, я ощутил тепло очага. Дверь распахнулась. В открытом проеме стоял Санде с пистолетом в руке. Он тоже посмотрел на рюкзаки, а затем обернулся в мою сторону.

— Выходит так, что он ушел?

Мой онемевший от усталости мозг оказался не готов к таким быстрым выводам. Кроме огня в очаге я больше не видел ничего. Фарнелл мог и подождать. Теперь спешить было некуда. Вот его рюкзаки. Вот огонь в очаге. Я представил себе чашку чая и, сняв лыжи, заспешил к двери. С трудом волоча ноги, я прошел по темному коридору, от которого отходили в обе стороны крохотные комнатушки. А затем я оказался в комнате с камином. Спотыкаясь, я подошел к нему и сбросил рюкзак на пол.

Бог ты мой, как же он был чудесен, этот огонь! Мое измученное тело с невыразимой благодарностью впитывало в себя его тепло. Если бы я мог замурлыкать, мое счастье было бы абсолютным.

— Похоже, он ушел совсем недавно, — почесав затылок, произнес Санде.

Не снимая рюкзака, который как будто прирос к его спине, он протянул к огню руки.

— Что вы хотите этим сказать? — спросил я.

Санде ошеломленно уставился на меня.

— О господи, мистер Гансерт, — пробормотал он. — Это совершенно на вас не похоже. Сколько вы видите рюкзаков?

— Три, — сонным голосом отозвался я. Но какая-то мысль продолжала точить мой мозг, пытаясь пробиться к сознанию. И вдруг я вскочил на ноги. — Боже мой! — воскликнул я. — Три. А должно быть четыре.

Он кивнул.

— Точно так. Они побывали здесь раньше нас.

— Ловаас? — спросил я.

— Точно так. Они влезли в окно. Открыли его через разбитое стекло. — Он внимательно посмотрел на меня и, сбросив рюкзак на пол, сунул руку глубоко в карман. — Возьмите, дружище, глотните немного, — произнес он, протягивая мне флягу, — а я тут осмотрюсь, что к чему.

Я отвернул крышку фляги и сделал глоток огненной жидкости. Это оказался бренди. По моим внутренностям разлилось тепло. Спустя несколько минут вернулся Санде.

— Пусто, — сообщил мне он. — Следов борьбы тоже нет. Везде полный порядок. Никто не сопротивлялся. — Он почесал голову и тоже отхлебнул из фляги. — Насколько я понимаю, Ольсен немного проводил Пеера и остальных, а на обратном пути заметил Ловааса и его спутников. Возможно, у него есть бинокль. — Он присмотрелся ко мне. — Как вы себя чувствуете?

— Лучше, — отозвался я. — Гораздо лучше.

То, что он говорил, полностью соответствовало здравому смыслу. И это меня приободрило. Потому что это означало, что мы не утратили окончательно шанс добраться до Фарнелла раньше Ловааса. Фарнелл, который был начеку, очень отличался от ничего не подозревающего Фарнелла, мирно отдыхающего у огня. Я посмотрел на угли.

— Он явно ушел совсем недавно, — заметил я. — Огонь еще очень яркий.

— Глотните еще немного. — Он снова протянул мне флягу и положил пистолет на стол.

После этого он извлек нож и начал нарезать хлеб, масло и сыр, уже лежавшие на столе.

— Немного перекусим, — пояснил он. — А потом пойдем дальше.

Пойдем дальше! От одной мысли об этом все мои конечности пронзила острая боль. Но он был прав. Если мы не пойдем дальше, нечего было и думать о том, чтобы догнать Ловааса.

— Ладно, — пробормотал я, с трудом поднимаясь на ноги.

В этот момент чей-то голос произнес:

Sta stille!

Санде, который в этот момент отрезал кусок коричневого сыра, замер. Уронив нож, он попытался схватить пистолет, лежавший на другом конце стола.

Sta stille ellers sa skyter jeg.

Санде замер, глядя в окно. Я проследил за его взглядом. В открытом окне виднелись голова и плечи человека, наставившего на нас дуло пистолета. Яркие отблески огня озаряли его красноватым сиянием. Лицо мужчины было темным, а его нижнюю часть и вовсе скрывала борода. Его глаза напоминали два черных угля. На голове у него возвышалась меховая шапка-ушанка с клапанами для ушей.

Hva er det De vil? — спросил у него Санде.

Мужчина что-то резко ответил по-норвежски. Когда он замолчал, из густой бороды сверкнули белые зубы. Он улыбался.

— Что он говорит? — спросил я у Санде.

— Он говорит, что не причинит нам вреда, если мы не будем делать глупостей. Он третий из группы Ловааса. Должно быть, Ловаас с помощником ушли по следу Фарнелла. Кажется, они заметили нас, когда уже темнело. И с того момента он и слоняется поблизости, дожидаясь нашего появления. Черт подери! Какие же мы идиоты!

Я посмотрел на свой револьвер. Он лежал в ярде от меня. Внезапно на меня нахлынула волна сонливости. Это означало, что дальше я идти все равно не могу. Я должен был остаться в хижине и отдохнуть. Но, перехватив взгляд Санде, я ощутил, что от моей апатии не осталось и следа. Его маленькое тело все подобралось, а пальцы под столом скрючились, как когти хищной птицы.

— Komm inn, — негромко откликнулся он.

Глава 8

На леднике Санкт-Паал


Человек в окне колебался, размышляя, как ему лучше забраться в узкое отверстие. Никто не шевелился. Тишину нарушало лишь шипение и потрескивание дров в каменном очаге. Языки пламени отбрасывали мерцающие тени на стены хижины. Неподвижная фигура Санде гигантской тенью вытянулась от пола до потолка. Я чувствовал, как расслабляются сведенные усталостью мышцы ног. Сил у меня не осталось вовсе, и понимание того, что от меня уже ничего не зависит, окутывало меня волной блаженства и апатии. Мне казалось, что я слышу, с каким наслаждением и облегчением вздыхает все мое тело.

Но я чувствовал, что Санде что-то задумал и только выжидает. Он бросил быстрый взгляд в сторону камина, а затем снова перевел его на окно.

Мужчина уперся обеими ладонями в подоконник.

Sta stille! — снова предостерег он, и его глаза блеснули в свете горящего в камине огня.

Санде с испуганным видом попятился, споткнулся на ровном месте и растянулся на полу рядом со мной, едва не уткнувшись головой в камин. Человек в окне напрягся, крепче сжав в руке пистолет. У меня в животе все перевернулось. На мгновение мне почудилось, что он готов выстрелить.

Hva er det De gjor? — прорычал он.

Санде застонал. Его правая рука лежала почти в камине. Он накрыл ее ладонью левой руки и начал извиваться, как будто от нестерпимой боли. Сначала я подумал, что он обжегся. Но пока он по-норвежски объяснял, что произошло, я заметил, как его предположительно поврежденная рука ползет к пылающим поленьям. Мужчина продолжал пристально за нами наблюдать. Мне почудилось, что дуло его люгера устремлено прямо мне в живот. Темная металлическая окружность тускло поблескивала в свете камина. Потом он расслабился. Держа револьвер на весу, он резко оттолкнулся от земли, приподнял тело на обеих руках и занес колено над подоконником.

В это же мгновение Санде вскочил с пола. Он замахнулся правой рукой, и полено пылающим факелом описало дугу, пролетев через всю комнату. Оно фонтаном искр врезалось в темную фигуру в оконном проеме и, продолжая гореть, упало на пол. Раздался крик боли, затем громкие проклятия, после чего последовала вспышка и треск выстрела. Я услышал, что пуля вонзилась во что-то мягкое, и бросился к своему собственному револьверу. Санде уже огибал стол. Из окна прогремел еще один выстрел. Пистолет привычно лег мне в ладонь, мгновенно успокоив мои нервы ощущением чего-то немного грубоватого, но одновременно солидно-надежного. Я снял его с предохранителя и вскинул вверх, целясь в окно. Выстрелить я не успел, потому что увидел яркую вспышку возле стола. Раздался грохот и жуткий сдавленный вопль. Фигура в оконном проеме обмякла, как тряпичная кукла, и медленно опрокинулась назад.

В следующее мгновение мы с Санде снова остались в этой задымленной комнате одни. И снова воцарилась тишина, нарушаемая только шипением и потрескиванием дров в камине. Единственным подтверждением того, что здесь что-то произошло, служило полено, пылающее на полу под окном. Само окно представляло собой открытый прямоугольник, за которым все так же бесшумно мерцала снежная белизна. Я поднял полено и бросил его обратно в камин. Санде тяжело оперся на стол. Он был смертельно бледен и напряжен, как натянутая струна.

— Можно подумать, что снова началась война, — пробормотал он.

Затем он выпрямился и пошел к двери. Несколько мгновений спустя его голова показалась за окном.

— Посветите мне, пожалуйста, мистер Гансерт, — попросил он.

Я достал из рюкзака фонарь и подошел к нему. Он направил луч на фигуру, неопрятной кучей осевшую в снег под окном. Он перевернул тело. Бледность мужчины не скрывала даже густая борода. Его рот открылся, а глаза уже начали стекленеть. Из уголка губ стекала струйка крови, окрашивая снег в темно-красный цвет. На лбу отчетливо виднелось аккуратное пулевое отверстие.

У меня по спине пополз холодок. Для Санде этот человек был лишь одним из многих, кого он убил в этих горах во время войны. Что касается меня, то я не мог не думать о последствиях. Во время войны разрешалось убивать совершенно легально. Но этот человек погиб в мирное время. А Норвегия всегда была законопослушной страной.

— Надо отнести его к озеру, — произнес Санде.

Я вышел в холодную ночь и помог привязать тело к паре лыж. По снегу мы дотащили его до озера, к тому месту, где в него впадал ручей. Привязав к ногам мужчины камни, мы бросили его тело в воду. Я до сих пор не могу забыть холодный тошнотворный плеск, с которым оно ударилось о темную воду. На мгновение по поверхности озера разошлись широкие круги. Затем все снова стихло и под безмолвными звездами воцарилась полная неподвижность. Даже если бы это был труп собаки, и то от него невозможно было бы избавиться более бесцеремонно. Я помню, что в очередной раз тогда задумался — как часто задумывался до и после этого случая, — так ли уж важен человек в масштабе мироздания, как ему хочется в это верить?

Вернувшись в хижину, Санде тут же начал натягивать на плечи лямки рюкзака. Это удалось ему не сразу, и я подошел, чтобы помочь. Потом он помог мне вскинуть на спину мой рюкзак.

— Куда теперь? — спросил я, когда мы вышли в ночь и встали на лыжи.

— Стейнбергдален, а потом Гьейтеригген. И там и там есть turisthytten, — ответил он. — А там видно будет. Может, пойдем в Финсе через ледник Санкт-Паал. А может, он свернет на запад, в Халлингдал и Мюрдаль, где можно сесть на поезд.

— Сколько до Гьейтериггена? — спросил я.

— Около двадцати миль.

— Двадцать миль!

У меня внутри все оборвалось. Я оглянулся на окно хижины, мерцающее теплыми отсветами очага. Я обреченно побрел вслед за Санде, с трудом передвигая налившиеся свинцом ноги. Двадцать миль! С таким же успехом он мог бы сказать двести. Рюкзак отрывал мне плечи. Я знал, что мои ноги растерты в кровь. Все мое тело протестовало против каждого движения, отказываясь мне повиноваться. Я опустил голову и продолжал упрямо идти по лыжне, оставленной Санде. Все мои движения были механическими, и я пытался отвлечься, чтобы не думать о всепоглощающей усталости, обволакивающей мое тело.

На вершине длинного подъема Санде остановился. Стоя рядом с ним, я оглянулся. Черное небо казалось заиндевевшим от мириадов усеявших его звезд. Внизу раскинулась широкая равнина, укрытая девственно чистым снегом. А в центре съежился Остербо — группа жмущихся друг к другу хижин, окно одной из которых до сих пор теплилось тусклым теплым светом. «Сегодня ночью там убили человека, — думал я. — Мы убили человека и бросили его труп в озеро». Но эти слова казались лишенными содержания. Как будто этого никогда не было. Подобно сну, который с каждой пройденной минутой все больше стирался из памяти. Реальным было лишь то, что мои силы давно истощились. Все остальное не имело значения.

Мы повернулись и медленно двинулись дальше. Тропа петляла из стороны в сторону, пока не привела нас к подножию утесов, темные тени которых, казалось, тянутся к звездам. Сверху струилась серебристая лента воды, похожей на изменчивое кружево. Снова начался подъем, который показался мне бесконечным. Но вдруг я обнаружил, что выше нас только звезды. А где-то далеко впереди слышался говор водопада.

Мы начали спускаться и вскоре дошли до стремительного потока. Повернув вдоль берега, мы оказались у моста. Взошла луна, и на фоне ее сияния отчетливо проступили черные зубчатые очертания горных хребтов. Внезапно она поднялась над горами, и в длинной долине ярко засеребрились бесчисленные ручьи и озера. А дальше кристально белым снегом и льдом светились суровые горы.

Мы начали спускаться к озерам, и наши лыжи приятно шипели на сверкающем кристаллами льда снегу. Я наслаждался ощущением этого движения, почти полета без малейших усилий. И все это время мы продвигались по следу других лыж. Фарнелл и Ловаас побывали здесь прежде нас. Вдоль озер идти было легче. Наши лыжи скользили вперед как будто сами по себе. Только рюкзак продолжал оттягивать плечи. Но вскоре снова начался подъем. Объяснялось ли это прохладой ночи или тем, что мои мышцы смирились с непривычной работой, которую им пришлось выполнять, этого я сказать не мог, но я обнаружил, что уже не отстаю от Санде. Конечно, я был больше него. Кроме того, на яхте мне постоянно приходилось поднимать и опускать паруса, что заставляло меня поддерживать форму. Что касается погружений под воду, вынуждавших водолаза подолгу потеть в резиновом костюме, то это трудно было назвать полезным для здоровья занятием.

Теперь он останавливался довольно часто. Его лицо в лунном свете казалось бледным и изможденным. Один раз я предложил ему отдохнуть, на что он резко ответил:

— Ловаас будет отдыхать, как вы думаете?

Упоминание о Ловаасе напомнило мне о той погоне, которая происходила где-то впереди. Фарнелл отдыхал дольше Ловааса. Он был худощавым и крепким, и его мышцы, вероятно, уже давно освоились с подобными нагрузками. Но Ловаас был крупнее и сильнее. Вполне возможно, что он был хорошим лыжником. В его распоряжении всегда были длинные и снежные норвежские зимы. Я думал о том, что скоро мы их увидим. Далеко впереди будет идти Фарнелл — одинокая фигурка на просторах залитой лунным светом заснеженной долины. А позади будут чернеть две другие фигуры, как будто соединенные с ним тонкими нитями следа его лыж. И Ловаас не остановится ни перед чем. Об этом говорило то, что произошло с нами в Остербо. Теперь он точно знал, что ему все сойдет с рук, если он добудет информацию, которой располагает Фарнелл, и отлично представлял себе, насколько велика будет награда за нее.

Эта мысль заставила меня бежать быстрее. Теперь мы с Санде поменялись ролями, и мне то и дело приходилось его поджидать. Мне казалось, что в мои мышцы вливаются новые силы, в то время как он слабел на глазах. Его медлительность начинала меня раздражать. Его бледное лицо осунулось и заострилось. На его лбу блестел пот, в то время как я перестал потеть. Его дыхание было тяжелым и прерывистым. Казалось, он задыхается. Дважды, останавливаясь, он всматривался в карту.

Мы подошли к водопаду. Поток воды с шумом скатывался в озеро. Я обождал, пока Санде меня догонит, и пропустил его вперед, потому что не знал, куда идти дальше теперь, когда озеро осталось позади. Я шел за ним через лабиринт огромных валунов, пристально глядя себе под ноги, и вдруг увидел на снегу красное пятно. Спустя несколько ярдов краснело еще одно пятно, а затем еще и еще. Я поднял глаза на Санде. Он согнулся под весом рюкзака, а его левая рука безвольно болталась впереди. Боже мой! Внезапно меня охватил невыразимый стыд за собственное раздражение. На вершине подъема он остановился. Я догнал его и посмотрел на его левую руку. На снег медленно капала кровь. На пальцах она уже запеклась, но на тыльной стороне кисти в лунном свете влажно блестела алая полоса.

— Вы ранены, — заметил я.

— Ерунда, — ответил он. — Этот ублюдок попал мне в плечо.

Я подумал о том, сколько весит его рюкзак, и снова внутренне сжался от стыда. Сколько страданий, наверное, причинял ему этот огромный узел!

— Надо осмотреть рану, — произнес я.

Но он покачал головой. Я увидел кровь и на его искусанных от боли губах.

— Мы уже недалеко от Стейнбергдалена. Я останусь там. Вам придется идти дальше самому.

Я покачал головой.

— Я не могу оставить вас тут одного.

— Со мной ничего не случится, — разозлился он. — Рана пустяковая.

Он отвернулся и пошел дальше, ритмично отталкиваясь ногами и скользя на лыжах вниз по склону.

Я последовал за ним, опустив голову и не замечая ничего, кроме красных пятен на снегу, которых становилось все больше. И я еще думал, что оказался крепче его, потому что он ослабел, занимаясь погружениями! Я вспомнил, сколько раз он останавливался, поджидая меня, на пути в Остербо. А ведь я не был ранен, а просто устал.

Постепенно скалы редели. Внезапно мы оказались на вершине хребта. В долине внизу стояла хижина — квадратное строение, сложенное из бревен. За хижиной виднелись какие-то надворные постройки. Эта маленькая колония как будто игрушечных хижин расположилась на огромной каменной плите, просвечивающей через наметенную с гор снежную пыль.

След лыж вел прямиком к двери хижины. Я попросил Санде обождать и обошел хижину вокруг, приближаясь к ней с обратной стороны. Там на белом, ярко освещенном луной снегу отчетливо виднелись следы лыж. Три отдельных следа удалялись и исчезали в бесконечности этой холодной белизны.

Я свистнул Санде.

— Они пошли дальше, — сообщил я ему, когда он подъехал к двери хижины.

Я открыл дверь. Внутри было тепло. В камине теплились догорающие поленья. Стоило нам затворить за собой дверь, и уют натопленной хижины начал обволакивать нас подобно снотворному. Я в который уже раз осознал, насколько я устал. Было уже два часа ночи. Последние двенадцать часов я только и делал, что карабкался по горам, то пешком, то на лыжах, успев проделать двадцать шесть миль. Уронив рюкзак на пол, я пошевелил угли. Затем я снял рюкзак со спины Санде и принес из кухни дрова. В камине снова вспыхнул огонь, и я принялся разрезать засохшую от крови одежду на плече маленького водолаза. Наконец мне удалось освободить рану от загрубевшей ткани. Пуля прошла навылет через мышцы, едва не задев плечевой сустав. Набрав в котелок снега, я растопил его над огнем и промыл рану, после чего забинтовал полосами ткани из разорванной рубахи. Когда я помог ему натянуть чистый свитер, он подтащил к камину деревянную скамью со спинкой и сел у огня.

— А теперь, мистер Гансерт, вам лучше поспешить, если вы хотите догнать остальных, — произнес он. — На последнем участке мы потеряли слишком много времени.

Потеряли слишком много времени! С какой же скоростью, по его мнению, мы должны были двигаться? Я сел на скамью и снял ботинки. Мои ступни покраснели и распухли. Кожа была растерта, а кости болели так, как будто кто-то меня избил. Я посмотрел на Санде. В окна светила луна, и в ее призрачном сиянии его лицо казалось совершенно белым. Пляшущий в камине огонь отбрасывал чудовищно непропорциональную тень водолаза на огромные бревна, из которых были сложены стены и потолок хижины.

Я проклинал себя за то, что вовремя не понял, что он ранен. Он потерял много крови. Не было и речи о том, чтобы он продолжал эту гонку. Но идти дальше одному! С таким спутником, как он, горы казались отчужденными, но в целом дружелюбными. Теперь я представил себе, что эти белые зазубренные чудовища поджидают меня снаружи, и внезапно они показались мне холодными, дикими и жестокими. А подъем все продолжался. Вскоре, если я продолжу путь, эти лыжные следы приведут меня на закованные в лед вершины… на ледники. Санде знал эту страну. Он был здесь дома. Мне не приходилось волноваться о направлении. В этом я полностью полагался на него. Но идти в одиночку… Этого я себе и представить не мог. Что, если на горы опустится туман? Нет, в тумане я все равно смогу идти по следу, оставленному Фарнеллом и его преследователями. Но как насчет метели? Как я найду дорогу, если снег заметет следы? Я содрогнулся. Все до единой мышцы моего тела громко требовали отдыха. Они хотели остаться здесь, у огня. Я открыл рот, чтобы сообщить ему, что один я никуда не пойду. Но тут я вспомнил Фарнелла и сказал:

— Я только сменю носки и пойду дальше.

Он кивнул, как будто и не сомневался в моем ответе. Пока я собирался, он извлек из рюкзака компас и карту.

— Последний участок не очень трудный, — произнес он. — Продолжайте идти вдоль реки, пока не дойдете до озер. Там вы и найдете Гьейтеригген. Не заметить его невозможно.

— Где-то я уже это слышал, — пробормотал я, натягивая ботинки.

Он ухмыльнулся.

— Главное идти вдоль долины. Сначала будет небольшой подъем до Дрифтаскара. Это узкий проход, где когда-то фермеры пересчитывали свой скот. После этого тропа все время ведет вниз.

— До Гьейтериггена далеко? — спросил я.

— Около пятнадцати километров, — прозвучало в ответ.

Еще одиннадцать миль! Я с усилием встал со скамьи и принялся жевать кусок лепешки с козьим сыром.

— А что там, в Гьейтериггене? — спросил я. — Тоже туристские хижины?

— Точно так. Только не такие хорошие, как в Остербо или Стейнбергдалене. Но, по крайней мере, это крыша над головой.

— А после Гьейтериггена? — продолжал расспрашивать я.

Он задумался.

— Я так полагаю, что он пойдет в Финсе, потому что там есть железная дорога. В Гьейтериггене он уже будет совсем измучен.

— Далеко от Гьейтериггена до Финсе?

— Еще километров пятнадцать. И дорога там очень трудная. В Гьейтериггене надо будет повернуть на юг и взобраться с высоты около тысячи трехсот метров на высоту в тысячу семьсот метров. Давайте посчитаем.

Он наморщил свое худенькое, обтянутое сухой кожей личико и стал похож на обезьянку.

— Вам придется пройти около полутора тысяч футов, прямо на ледник Санкт-Паал. Чтобы попасть в Финсе, необходимо пересечь этот ледник. Там есть хижина, в которой можно немного передохнуть. И там есть столбы, отмечающие маршрут. Во всяком случае, они должны там быть. Если опустится туман или начнется метель, послушайтесь моего совета, не теряйте из виду один столбик, пока не увидите следующий. Если вы заблудитесь… Ну, не знаю… — Он пожал плечами. — Вот компас и карта. Карта так себе. Это одна из карт, которые составляли немцы, и на ней много неточностей. В случае тумана или снега поспешите сориентироваться на местности, пока у вас будет такая возможность.

Я взял карту и сунул ее в боковой карман рюкзака. Компас был самый простой, наподобие того, каким я играл в далеком детстве. Я положил его в карман.

— Никуда не уходите, пока я не организую поисковую партию, — произнес я, вскидывая рюкзак на плечи, тут же отозвавшиеся острой болью.

Он покачал головой.

— Обо мне не беспокойтесь. Я не спеша пойду обратно. Мне не хочется оказаться здесь в ловушке. Весна только вступает в свои права, и в любое время может начаться метель. Жаль только, что я не могу пойти с вами. Но толку от этого было бы мало. Я вас только задержу.

Он поднялся со скамьи и схватился за ее спинку, чтобы не упасть.

— Ну что ж, удачи!

Я сжал его ладонь.

— И не забудьте, что я вам сказал, — напомнил он. — На Санкт-Паале нельзя терять из виду один столбик, пока не увидите следующий. А на самом верху есть хижина. Ее построила там ассоциация владельцев отелей для удобства лыжников. Она может спасти вам жизнь. Мою уже когда-то спасла. — Его дружелюбное сморщенное личико расплылось в улыбке. — И если вас будут спрашивать о том парне с «Хвал Ти», мы его не видели. Мы вообще никого не видели. В общем, удачи, — повторил он. — Увидимся в Аурланде.

— Хорошо, — кивнул я. — Если вы не сможете спуститься, не переживайте. Если я вернусь в Аурланд и вас еще не будет на «Дивайнере», я сразу пришлю за вами спасателей.

— Хорошо, — кивнул он.

Он проводил меня до двери и остановился, глядя на луну и холодное сияние гор. Я уже встал на лыжи, когда ветер хлестнул меня по лицу колким снегом.

— Поднимается ветер, — отметил Санде. — Похоже, погода портится.

Я выпрямился и натянул перчатки.

Водолаз сжал мой локоть.

— Мистер Гансерт, — очень серьезно произнес он. — Если вы хотите помочь Ольсену, вам надо спешить. Мы отставали от них весь вечер.

— Я пойду так быстро, как только смогу, — ответил я.

Он кивнул и улыбнулся. Я наклонился вперед и оттолкнулся палками. Мои лыжи заскользили вперед по гладкому снегу, и мгновение спустя я уже несся вниз по следам других лыжников. Ледяной ветер свистел в ушах, обдувая мое лицо. Откуда-то из-за спины донесся еле слышный крик Санде:

— Удачи!

В следующее мгновение я остался совершенно один. Меня сопровождало только пение лыж и тихий шепот ветра, который гнал снег по долине, как если бы это был песок.

Местами следы лыж, служившие мне путеводной звездой, уже почти полностью исчезли. В других местах они были такими отчетливыми и глубокими, как будто Фарнелл и Ловаас прошли здесь несколько минут назад. Спуск в долину показался мне слишком коротким. Вскоре тропа начала неуклонно взбираться вверх. Постепенно становясь все круче, она гигантскими зигзагами петляла по склону горы. Этот подъем показался мне бесконечным. Я взбирался, пока от напряжения мои ноги не начало сводить судорогой. Со всех сторон меня окружали огромные валуны.

Наконец я добрался до места, которое Санде называл Дрифтаскар. Я остановился на перевале. Отсюда были видны горные вершины на многие мили вокруг. Их гладкие ледяные шапки блестели в лунном свете — холодные и отстраненные, как снимки Южного полюса. Теперь луна стояла у меня прямо над головой. Поднялся ветер, и сухой верхний слой снега беспрестанно двигался, переползая через скалы и камни, как песок во время песчаной бури. Окружающий мир был безлюдным и белым, как поверхность луны в объективе телескопа. Я надел ветровку и начал спускаться. Ровных участков тут не было, потому что склон был усеян камнями. Но все равно спуск был значительно легче подъема.

Вскоре после этого я перешел через ручей, за которым начался новый подъем. Я плохо помню остаток пути до Гьейтериггена. Я только знаю, что местность, по которой я шел, была дикой и безлюдной, по мере приближения рассвета мороз крепчал, а я с трудом переставлял ноги, борясь со смертельной усталостью. Заставляя себя идти вперед, я твердил слова Санде: «Вам надо спешить. Мы отставали от них весь вечер».

Мне часто казалось, что я уже заблудился. Следы лыж исчезали, занесенные снегом. Я в панике хватался за карту и компас. Но всегда я рано или поздно находил следы в каком-нибудь укромном и защищенном от ветра месте. Луна постепенно клонилась к западу, и вскоре ее свет начал тускнеть, уступая место блеклому серому свечению, расползающемуся по горам. Рассвет подобно смерти вползал в этот укрытый снегом мир. Но я этого почти не замечал. Мне было уже все равно. Опустив голову, я каким-то чудом продолжал идти. Но увлекала меня вперед лишь сила воли, а вовсе не сила моих ног. И все это время я думал об одном — те, другие, не могут двигаться вот так, как я, без остановок и отдыха. Но передо мной по-прежнему убегали вдаль следы их лыж в доказательство того, что они действительно продолжают свое движение.

Наконец луна свалилась за горы. Снег на вершинах гор уже не сверкал подобно сахарной глазури на рождественских сладостях. Наступал серый и холодный день, мгновенно лишивший горы всей их волшебной красоты. Окружающий мир стал тусклым и унылым. И только тут я ощутил абсолютное одиночество этих мест. Летом на этой тропе наверняка можно было встретить пешеходов. Но сейчас среди окутанных последним зимним снегом гор не было никого, отчего они казались пустыми. Я вспомнил доброе морщинистое лицо Санде и в который уже раз пожалел, что его со мной нет. С другими людьми меня теперь связывала только наполовину заметенная снегом лыжня, видневшаяся в тех местах, где скалы защищали ее от пронизывающего ветра.

Теперь я спускался к длинному, покрытому коркой льда озеру. Ниже в долине виднелись незамерзшие ручьи. Стремительные черные потоки казались трещинами в белом снежном покрывале. Спустившись в самый низ, я остановился у высокой скалы, чтобы немного отдохнуть. Я поставил рюкзак на снег и съел немного коричневого сыра с лепешкой. У меня кружилась голова, а все мое тело утратило чувствительность. Окружающий мир казался мне нереальным. Когда я двинулся дальше, мои движения были автоматическими, как будто я спал на ходу.

Тонкие облака, затянувшие светлеющее небо, вспыхнули розоватым свечением. Сияние разгоралось, и наконец все небо запылало ярко-красным заревом. Это был пугающе прекрасный рассвет. Взошло солнце. Гневно-красный диск залил кровью снежные вершины, накинув оранжевую пелену на все остальное. Небо разгоралось все ярче, пока не стало багровым, после чего начало бледнеть. Багрянец потускнел и превратился в водянисто-холодный солнечный свет, в котором не было ни малейшего намека на тепло. Лишь верхушки высоких кучевых облаков, громоздившихся где-то над побережьем, еще некоторое время сохраняли теплый розовый отсвет.

И вот он наконец Гьейтеригген. Я остановился на склоне холма, устало опершись на палки и разглядывая эту уродливую, выкрашенную в грязновато-красный цвет и больше похожую на барак хижину, вполне соответствующую жутковатого вида пейзажу. С одной стороны ее окружали покрытые льдом и заваленные снегом озера. Между озерами виднелись черные пятна незамерзшей воды. Холмы вокруг озер были совершенно гладкими. Усеивавшие долину валуны тоже были гладкими. Лишь местами вершины скал были зазубрены и расколоты, как будто кто-то пытался разбить их гигантской кувалдой. Долина была изранена и измучена льдом. Это было ужасное и тоскливое место.

Но тут была хижина, и я возблагодарил за это Господа. В этот момент я не думал ни о Фарнелле, ни о Ловаасе и его помощнике. Я думал только о том, что смогу разжечь камин, упасть на стул и отдохнуть. Бог ты мой, как же я устал и замерз! И я чувствовал себя абсолютно несчастным! Все утратило смысл. Все без исключения. В этот момент мне могли предложить копи царя Соломона, сокровища инков, все богатства Индии, и я бы равнодушно отвернулся от подношений. Чего стоят минералы всего мира, когда ты изнурен до потери сознания и полумертв от усталости?

Я начал спускаться к хижине. И вдруг остановился. Что-то привлекло мое внимание. Какое-то движение. Я прищурился, пытаясь навести резкость, потому что от бесконечной белизны у меня уже все расплывалось перед глазами. Что-то двигалось вдали, справа от хижины, на противоположном берегу самого большого из замерзших озер. Какая-то точка перемещалась в направлении мрачной громады Санкт-Паала. «Может, это северный олень? — подумал я. — Или медведь?» Но, пожалуй, я знал, что это такое, даже рассматривая все возможные альтернативы. Я ощутил, как оживает мое измученное тело, наполняясь силой азарта погони. «Ловаас или Фарнелл?» — спрашивал я себя. Неужели ему удалось от них ускользнуть? Но нет. Точка разделилась. Их было двое. Это был Ловаас.

Я всмотрелся в даль, изучая дальние склоны долины. В самом деле, по заснеженному подъему карабкалась еще одна черная точка. Она уже была почти наверху и продолжала неуклонно стремиться к леднику.

Я не задумываясь с силой оттолкнулся палками и понесся к плоской поверхности озера. По крайней мере, я мог срезать здесь изрядный угол и тем самым сократить себе путь. Фарнелл, а за ним и Ловаас, спускались к хижине, после чего им пришлось повернуть направо под практически прямым углом. Срезая дорогу через озеро, я выигрывал милю, если не две.

Вот теперь началась настоящая погоня. Прежде дичь казалась вымышленной. Я знал, что впереди что-то есть, но единственным подтверждением этого были следы лыж на снегу. Но теперь я их видел. Они стали реальны. Мне и в голову не пришло задать себе вопрос, что я стану делать, когда догоню свою добычу. Все мои усилия теперь были устремлены на то, чтобы развить максимально возможную скорость и сократить расстояние между мной и Ловаасом.

Я едва не кубарем скатился по крутому склону, и лыжи заскрежетали, вылетев на более жесткий снег на льду озера. Лед выдержал, и я легко заскользил по ровной поверхности. Когда я начал взбираться на длинный склон, ведущий к Санкт-Паалу, меня уже отделяло от Ловааса и его помощника не больше мили. Время от времени на очередном подъеме мне даже удавалось разглядеть их фигуры, черневшие на белом снегу. Я даже видел, которая из этих фигур принадлежит Ловаасу, который был значительно ниже и толще своего спутника. Один раз я заметил Фарнелла — одинокую точку высоко на склоне горы.

И этот склон становился все круче. Каждое движение стоило мне огромных усилий, и теперь меня толкала вперед исключительно сила воли. Я сосредоточился на этом, но все равно заметил, что Ловаас уже дважды оглянулся через плечо. Не заметить меня он не мог. И тем не менее я не задумывался над тем, что буду делать и как мне удастся пройти мимо этой парочки к Фарнеллу. Мне было довольно и того, что я постоянно держу их в поле зрения. И я не мог позволить себе размениваться на что-то, кроме необходимости поддерживать этот темп.

Теперь следы лыж передо мной были глубокими и отчетливыми. Мне незачем было их искать. Все, что я должен был делать, это идти за ними. Но бог ты мой, как же у меня болели ноги! Дыхание хриплыми всхлипами вырывалось сквозь стиснутые зубы. Скоро мне пришлось взбираться на склон боком, иначе у меня уже не получалось. Судя по всему, то же самое были вынуждены делать и все остальные. Понимание того, что они изнурены не меньше моего, утешало и придавало мне сил.

На особенно крутом участке я остановился. Ветер прохватывал меня насквозь, и от его прикосновений пот ледяными каплями замерзал у меня на лбу. Солнце полностью скрылось за тучами, и в этом зимнем ненастном дне не чувствовалось ни малейших признаков весны. Справа от меня со стороны моря наползала новая гряда туч, стремительно скрывая из виду вершины гор. Ввиду того, что меня ожидал переход через ледник, это был очень зловещий признак. Если он предвещал туман, то мне могла представиться возможность пройти к Фарнеллу, миновав Ловааса. Но если это был снег… От одной мысли о метели на высоте в пять тысяч футов я похолодел. Снег неизбежно замел бы все следы от лыж, а впридачу мог скрыть и мерные столбики.

Я повернулся и, сцепив зубы, продолжил свое мучительное восхождение. Теперь меня гнал вперед страх перед этими громоздящимися на западе облаками. Я понимал, что должен преодолеть ледник, прежде чем они меня настигнут. Но они не оставили мне ни малейшего шанса. Через пять минут видимость упала и в воздухе заметно похолодало. Я остановился и быстро сориентировался на местности, выбрав направление на пик Санкт-Паала. Затем я снова побрел вперед, продолжая свое бесконечное восхождение. Тучи уже утратили первоначальную форму и серой пеленой стремительно затягивали долину, простирая серые ледяные пальцы, обвивая ими черные каменные осыпи, пока вокруг вообще ничего не осталось. Мой мир сузился до размеров крохотного пятачка снега у меня под ногами, который во внезапно наступивших сумерках казался грязным и серым. Все остальное превратилось в мутную бездну. Теперь меня связывали с миром только четко вырезанные в снегу следы лыж. Они скрывались где-то за завесой тумана и, сколько бы я по ним ни шел, уводили меня все дальше.

Ветер стал заметно холоднее, и в его ледяных порывах ощущалась сырость. Я с таким же успехом мог находиться где-то в Канаде, на склонах Скалистых гор. Но там я был бы хорошо оснащен и тепло одет и обут в мокасины, меховую шапку и шерстяные свитера. А здесь ветер пронизывал меня насквозь, до самых костей, которые уже онемели от усталости.

Из тумана возник высокий тонкий шест. Он торчал из снега возле черной гранитной осыпи. Первая веха. Я наконец-то взобрался на ледник. Следы лыж вонзались в непроницаемую мглу. Прежде чем столбик у меня за спиной скрылся из виду, я уже заметил следующий. Лыжные следы вплотную прижимались к вехам. Я миновал еще один столбик, а затем следующий. Но вскоре мне пришлось снова карабкаться наверх. Я повернулся боком и осторожно переставлял лыжи все выше, стараясь не думать об острой боли во всем теле. Начинала сказываться разреженная атмосфера и мороз. Мне казалось, что я никогда не попаду на самый верх. Всякий раз, когда я говорил себе, что я уже на вершине Санкт-Паала, всегда оказывалось, что главный хребет еще впереди.

Внезапно, наверху этого третьего хребта, возле одной из вех, лыжные следы повернули влево и ушли вниз. Я автоматически повернул вслед за ними. Лыжи плавно и легко заскользили вниз. Ветер продувал мою куртку, превращая мой пот в ледяную липкую массу. Мне казалось, что на мне вообще нет никакой одежды. По лицу меня хлестали завихрения сорванного ветром снега. К счастью, я спускался не слишком быстро. Следы поворачивали, уходя в сторону, и я плавно повернул за ними. Слева завиднелся обрыв, крутой склон которого тоже был окутан снегом. Снизу белыми спиралями восходящего воздуха поднимался туман. У меня екнуло сердце. Я оказался на самом краю, а дна пропасти не было видно. Ее глубина могла быть любой, от ста до тысячи футов. Вдруг я осознал, что за последние пятьсот футов не увидел ни одной вехи, и это заставило меня резко затормозить. Я стоял, глядя в обманчиво клубящийся пар, и напряженно размышлял. Внезапно мне стало ясно, какую игру затеял Фарнелл. Он знал эти горы. Он преднамеренно увел своих преследователей от обозначенного вехами пути, предложив им поиграть в прятки на лыжах. Но в этой игре все силы природы, включая туман и опасности горного пейзажа, были на его стороне.

Я колебался. А туман тем временем темнел на глазах. Мимо меня уже неслись тучи темных хлопьев. Начинался снег. Я поднял голову и посмотрел вперед. Там отчетливо виднелись следы лыж. Но они прямо у меня на глазах стремительно сливались с окружающим пейзажем, исчезая под сыплющимся сверху снегом.

Я развернулся и, внезапно испугавшись затеряться в этой снежной пустыне, заспешил обратно по собственным следам. Снег усиливался. Ветер дул прямо мне в лицо, слепя своим ледяным дыханием и пригоршнями снега. Спустя несколько мгновений моя куртка побелела, и мне пришлось смахивать липкие ледяные частицы со своего лица.

Боже мой! От страха мои руки и ноги заработали с утроенной силой! К тому времени, когда я вернулся на место, где был вынужден резко затормозить у края пропасти, след моего поворота уже почти скрылся под снегом. Я начал взбираться по длинному склону, с которого скатился с такой легкостью. Но не успел я преодолеть половину этого пути, как проложенная мной лыжня исчезла, как будто ее смахнула огромная рука. Я остановился и извлек из кармана компас. Смысла руководствоваться направлением ветра не было, потому что он дул одновременно со всех сторон.

Наконец я поднялся наверх и начал спускаться. Потом я повернул назад в полной уверенности, что пересек линию вех. Я избороздил обширную территорию. Но там ничего не было. Только снег, из-под которого местами торчали зазубренные осколки скал. Не сводя взгляда с компаса, я ездил взад и вперед, но ни одна веха так и не вынырнула из тумана мне навстречу. Возможно, склон, по которому я спустился, уходил в сторону. Я проклинал себя за то, что не обратил на это внимания. Я просто слепо и бездумно помчался по следу, оставленному лыжами Фарнелла и Ловааса. Меня охватила паника, и я бросился вправо, в очередной раз взбираясь на холм. Наверху ветер хлестнул меня по лицу. Он темными тучами гнал мне навстречу снег. Мое сердце бешено колотилось в груди, и я метался по холму, ощущая жуткую пустоту в животе. Я начал спускаться, затем в ужасе повернул назад. Я бросился налево и через несколько минут пересек едва заметный след, оставленный здесь моими собственными лыжами. Я взобрался на соседний кряж и остановился. Я заблудился. Заблудился окончательно и бесповоротно.

Я знавал людей, которым случалось заблудиться в буше Африки, и всегда с ужасом думал о том, что им пришлось пережить. Но то, с чем пришлось столкнуться мне, было гораздо хуже. Там, по крайней мере, были деревья, тепло и солнце. Здесь не было ничего. Только жуткая и безысходная снежная пустыня.

Я едва не рыдал от страха, хотя всегда считал, что испугать меня непросто. Я никогда не боялся того, с чем сталкивался. Но я замерз, нечеловечески устал и был бесконечно одинок. О чем там говорилось в одном рассказе Джека Лондона? Что-то о волке. Возможно, Лондону тоже пришлось пережить подобное отчаяние и растерянность, прежде чем он написал этот рассказ? Чем там все закончилось? Что случилось с тем человеком? В конце рассказа он полз вперед на четвереньках. Убил ли он того волка, который был измучен так же, как и он? Или волк его убил? Вспомнить это мне не удавалось. Но это было невероятно важно. Я был убежден в том, что это чрезвычайно важно. Я понимал, что начинаю бредить, но ничего не мог с этим поделать. Этот рассказ продолжал стучаться в мой усталый мозг. Я больше ни о чем не мог думать. Я совершенно отчетливо видел человека, который стоял на четвереньках, и волка. Каждый ожидал смерти противника, но ни у одного из них не осталось сил, чтобы ускорить эту смерть. У меня кружилась голова. Мне хотелось опуститься в снег. Это означало смерть. Но мне было все равно. Для меня это означало благословенное забытье. Какая, в самом деле, разница, что со мной будет? Но я не имел права сдаваться. Я спрашивал себя, что станет с Фарнеллом? Что станет с Джилл? Почему я вспомнил о Джилл? О Фарнелле и Джилл? Почему это было для меня так важно? Я не знал. Но знал, что должен бороться. Я должен, должен, должен…

Я мало что помню из того, что происходило со мной потом. От холода и усталости все казалось нереальным. У меня кружилась голова и все вокруг погрузилось в туман. Все, что я знаю, это то, что я снова двинулся вперед. Я взбирался наверх. Я упорно взбирался наверх. Мне в голову пришла безумная идея, что если я буду все время подниматься, я поднимусь над снегом и окажусь под солнечными лучами. И вдруг передо мной возник столб. Точнее, длинный тонкий шест, который торчал прямо из снега. Веха. Я разглядывал ее с любопытством, но отстраненно. Затем мой мозг внезапно снова включился и заработал. По моим заледеневшим нервам заструилась надежда. Я начал кругами ходить вокруг шеста, пока не увидел следующий шест. Сцепив зубы, я пошел от вехи к вехе, и какая-то скрытая внутренняя сила неуклонно толкала мое сопротивляющееся тело вперед.

И наконец с хребта, склоны которого разбегались от меня в обе стороны, я увидел что-то квадратное и массивное, замаячившее в глубине бушующего над ледником бурана. Нечто стояло на платформе из наполовину заметенной скалы. Но только когда я почти уткнулся в это нечто, мой мозг сумел понять, что это такое. Хижина. Это была та самая хижина, о которой говорил мне Санде. Хижина на самой вершине Санкт-Паала.

Я с трудом обошел хижину с подветренной стороны и нашел дверь. Мои обмороженные пальцы не гнулись, и снять лыжи оказалось непросто. Но наконец я от них избавился и поднял щеколду. Дверь отворилась, и я ввалился внутрь, захлопнув ее за собой.

Внезапно воцарившаяся тишина напоминала забытье. Снаружи ревел ветер, и я слышал, как бьет по стенам снег. Но внутри было тихо. Я стоял в маленьких сенях, где после слепящей белизны снега было очень темно. Здесь не было тепла, но ветер уже не пронизывал меня насквозь. Я увидел вторую дверь и шагнул к ней. Толкнув дверь, я вошел в просторную комнату с длинным столом и скамьями. На столе стоял рюкзак и лежал открытый пакет с бутербродами. Меня встретило тусклое зарево очага. Я шатаясь брел к скамье, ощущая, как меня обволакивает тепло, встретившее меня плотной упругой волной. Внезапно у меня закружилась голова. Стол закачался. В следующее мгновение завращалась уже вся комната. Я ощутил, как подкашиваются ноги. Раздался чей-то возглас. Затем все потемнело, и я начал стремительно погружаться в эту теплую мягкую темноту.

Что, если эта хижина мне вообще привиделась? Возможно, именно так умирают, замерзая в сугробе? Я изо всех сил пытался сохранить остатки сознания. Я не должен лежать в снегу. Это верная смерть. Я это знал, и я сопротивлялся. Нельзя отказываться от борьбы только потому, что ты смертельно устал. Умереть в снегу! Нет, это недостойный конец! Я боролся. Я заставил себя открыть глаза. Надо мной парило чье-то лицо, расплывчатое и искаженное, более походящее на отражение в воде. Это было лицо девушки. Я подумал о Джилл. Если бы я только мог дойти до Джилл. Кто-то произнес мое имя. Оно донеслось до меня издалека. У меня начались слуховые галлюцинации. Все происходящее мне просто чудилось. Я расслабился и погрузился в забытье.

Глава 9

Джордж Фарнелл


Я неохотно приходил в себя, как спящий человек цепляется за каждую драгоценную минуту отдыха. Я не чувствовал своего тела, не считая того, что у меня кружилась голова. Я слышал ветер. Но я его не ощущал. Я как будто утратил способность ощущать что-либо. Потом я почувствовал сырость и холод, и все мое тело охватила безудержная дрожь, которую мне не удавалось унять. Я пытался припомнить свой сон. Хижина и женский голос. Я быстро открыл глаза и увидел над собой подшитый досками потолок. Я лежал на деревянном полу. Это я понял, ощупав его ладонями. А под головой у меня было что-то мягкое, но одновременно упругое и теплое. Откуда-то справа струилось тепло. Я повернул голову. В старомодной чугунной плите мерцали языки пламени, едва видимого сквозь щель в приоткрытой дверце. Из носика жестяного чайника била струя пара.

— Вам лучше?

Это снова был женский голос, тихий и нежный, смутно знакомый. Он доносился откуда-то издалека. Я вздохнул и расслабился. Я так устал. Я думал, что уже вообще никогда не захочу вставать на ноги.

— Выпейте это.

Мою голову приподняли, и моих губ коснулся край стакана. Запах горячего бренди мгновенно привел меня в чувство. Я выпил, наслаждаясь ощущением тепла, разлившегося по всему моему телу.

Пробормотав слова благодарности, я с трудом сел, пытаясь оглянуться. Когда мне это удалось, я обнаружил, что смотрю в серые спокойные глаза Джилл.

— Как ты сюда попала? — пробормотал я, забыв о том, что мы с ней на «вы».

Она улыбнулась.

— На лыжах.

Тут же ее лицо посерьезнело.

— Что случилось, Билл? Где Джордж? — спросила она. — Я не могла сидеть в отеле и ждать, пока туда слетятся все стервятники. Я ушла рано утром, едва рассвело. Я думала, что смогу дойти до Гьейтериггена. Но я едва успела дойти до этой хижины, когда началась метель. Ты видел Джорджа?

— Издалека, — ответил я. — Я видел его, когда мы взбирались на Санкт-Паал, перед тем как пошел снег. — Я взял из ее рук стакан с бренди и допил остатки. — Ловаас с помощником шли за ним, отставая ярдов на пятьсот, не больше.

— Но где он сейчас?

— Как только пошел снег, он свернул в сторону от вех. Он водит их по пропастям и расщелинам Санкт-Паала. Они должны заблудиться и умереть в снегу.

— Умереть? Но… — Она замолчала и обеспокоенно посмотрела на меня. Затем она произнесла: — Билл, ты проделал долгий путь. От Вассбигдена до Санкт-Паала очень далеко. Ты, наверное, нигде не останавливался.

— Останавливался, — ответил я. — В Остербо и Стейнбергдалене. Но совсем ненадолго.

— Где Альф Санде?

— В Стейнбергдалене.

Я провел ладонью по лицу. У меня закрывались глаза. Бренди меня согрел и подбодрил, но не избавил от головокружения.

— Почему ты оставил его в Стейнбергдалене? — спросила она.

— Его ранили, — ответил я. — Пуля попала ему в плечо.

«Ну почему она продолжает меня расспрашивать? — думал я. — Разве не видно, что я не хочу разговаривать? Но я должен был о чем-то ее спросить. Что-то о том, что она сказала. Ах, да».

— Что ты имела в виду, когда сказала, что не могла ждать, пока слетятся все стервятники?

Она смотрела на меня широко раскрытыми глазами.

— Его ранили в плечо? Как это произошло? Что случилось?

Я с трудом встал. Ноги подкашивались, а голова продолжала кружиться. Подойдя к плите, я пытался согреться, впитывая исходящее от нее тепло.

— Еще бренди есть? — спросил я, и собственный голос показался мне чужим.

— Да, — ответила она, доставая флягу.

Я налил немного бренди в стакан и добавил горячей воды из чайника. Я медлил пить, грея руки и вдыхая аромат горячего напитка.

— Не беспокойся о Санде, — произнес я. — С ним все будет в порядке. Пуля навылет, кость не задета. Я хочу знать, что случилось в Финсе. Кто был в отеле? — Я немного отпил из стакана. Боже мой! Какое чудо горячий бренди для человека, который окончательно выбился из сил. — Дахлер тоже там? — спросил я.

— Да. Он приехал на поезде вместе с нами. — Она заколебалась. — Потом явился Йоргенсен. Он приехал на поезде из Осло.

— Йоргенсен? — Я резко развернулся к ней. — А ему что там надо?

— Я не знаю.

Йоргенсен в Финсе! Кто-то наверняка навел его на след Фарнелла. Или это просто невероятное везение?

— Он собирался там остановиться? — спросил я. — Или он ехал из Осло в Берген, неожиданно увидел Дахлера и решил переночевать?

Но она покачала головой.

— Нет, я думаю, он приехал с целью остановиться. Дахлер был в баре, поэтому Йоргенсен не мог увидеть его из поезда. Он вошел с чемоданом и сразу заказал номер.

— На одну ночь?

— Нет. Он сказал регистратору, что не знает, сколько пробудет в отеле.

— Он привез с собой лыжи?

— Нет, и лыжной одежды у него тоже не было. Но я слышала, как он договаривался о прокате всего, что ему понадобится.

— Как он отреагировал, когда обнаружил в отеле Дахлера?

Я вспомнил о телефонном звонке Дахлера из Фьерланда. Кто-то же должен был связаться с Йоргенсеном.

— Я не присутствовала при их первой встрече, — ответила Джилл. — Но когда я вечером вошла в бар, оба уже были там. Билл, что связывает этих двух людей? Йоргенсен явно не из пугливых. Но он боится Дахлера. А Дахлер… Я не знаю… Такое впечатление, что он чему-то втихомолку радуется. Напряжение между ними чувствовалось даже в битком набитом баре. Йоргенсен вообще вздрогнул, когда увидел меня. Потом он покосился на Дахлера. Дахлер мне слегка поклонился. Но он все время смотрел на Йоргенсена с этой своей кривоватой улыбкой. И глаза у него странно блестели. Это… у меня даже мороз по коже пошел от этого взгляда.

Я подошел к столу и подтащил одну из скамей к плите.

— Где Кертис? — спросил я, усаживаясь на скамью.

— Все еще в отеле. — Она откинула прядь светлых волос, упавших ей на лицо. В холодном свете, проникавшем в хижину сквозь залепленное снегом окно, ее кожа казалась очень бледной. — Я ушла, когда он еще спал. Утро было такое чудесное, и я хотела предостеречь Джорджа.

— Предостеречь его? О чем?

— О полиции. Я забыла тебе рассказать. Они приехали в Финсе вчера поздно вечером. Офицер и с ним еще шестеро. Офицер немедленно доложил об их прибытии Йоргенсену. — Она наклонилась вперед и коснулась моей руки. — Ты дрожишь. Выпей еще бренди, а я дам тебе одеяла. Они там, в шкафу. — Джилл встала со скамьи. — Ассоциация отелей поддерживает эту хижину в порядке для лыжников, которые заблудились в тумане или метели.

Спустя мгновение она уже вернулась с двумя тяжелыми одеялами и помогла мне укутаться. У меня не было сил возражать или сопротивляться. И я действительно продрог до костей, несмотря на выпитый бренди. Я приготовил себе еще один напиток и попытался сосредоточиться. Дахлер — Йоргенсен — полиция… Все собрались в Финсе. Что это означает? И куда может пойти Фарнелл? Он воспользуется метелью, чтобы оторваться от Ловааса. В этом не было ни малейших сомнений. Но куда он пойдет потом? Я посмотрел на окна. Они были почти полностью залеплены снегом. Сквозь мутные стекла едва виднелись темные хлопья, гонимые сильным ветром. Он мог явиться сюда. Но он мог и пойти дальше. И если он пойдет дальше, то куда? В Финсе?

Как будто прочитав мои мысли, Джилл произнесла:

— Джордж собьет Ловааса со своего следа, как ты думаешь?

— Да, — уверенно ответил я.

— Но куда он направится потом? Если он захочет спуститься в Финсе…

Она осеклась. И снова я задумался над тем, что для нее сейчас означает Фарнелл. Она была такой холодной и отчужденной, но одновременно утонченно красивой в своем темно-синем лыжном костюме и красном шарфе. Красные шерстяные перчатки лежали на полу у ее ног. Она была из тех девушек, которые никогда не отступают от намеченного плана.

— Ты все еще влюблена в Фарнелла? — неожиданно спросил я, и мой голос прозвучал грубо и резко в глубокой тишине хижины.

Она посмотрела на меня.

— Тебе не следовало об этом спрашивать, — тихо произнесла она. — Во всяком случае, сейчас.

— Пожалуй, — угрюмо откликнулся я.

У меня не было сил спорить или настаивать на ответе. И лишь много позже я сообразил, что она уклонилась от прямого ответа.

После этого мы не разговаривали. Я сидел, нахохлившись, у огня. Мне хотелось впитать в себя весь его жар. Постепенно моя дрожь унялась. Я снял ботинки и надел чистые носки. От струящегося от плиты тепла меня начало клонить в сон. В хижине царила мертвая тишина, как будто в ожидании какого-то сигнала. Снаружи завывал ветер. Он сотрясал окна и даже массивные бревна, из которых были сложены стены. Шум снега доносился до нас, пробиваясь сквозь вой ветра. У меня начали закрываться глаза. Я чувствовал, что засыпаю.

Внезапно Джилл встрепенулась.

— Что это? — спросила она.

Я моментально проснулся.

— Что?

— Мне кажется, там кто-то есть.

Я прислушался, но кроме шума ветра и снега ничего не услышал.

— Никого там нет, — сонным голосом ответил я. — Что ты услышала?

— Мне показалось, я услышала голос.

Она встала и подошла к окнам.

— Сюда никто не придет, — ответил я. — Ловаас и его помощник где-то там, в буране. Они никогда не найдут это место. А Фарнелл, наверное, уже далеко.

— Думаю, ты прав, — вздохнула она, но тут же насторожилась: — Вот опять. Ты это слышал?

Я выпрямился, окончательно проснувшись. На этот раз я отчетливо услышал какой-то деревянный стук. Звук повторился, а вслед за ним раздался и голос. В следующее мгновение наружная дверь распахнулась. В узком коридорчике затопали тяжелые ботинки. Низкий мужской голос что-то произнес по-норвежски. Затем отворилась внутренняя дверь, и в хижину ворвался поток ледяного воздуха вместе со снегом. Внешняя дверь уже была закрыта.

Лицо Джилл вспыхнуло волнением, и она бросилась к двери, но тут же замерла на месте как вкопанная. В комнату вошел мужчина в меховой шапке-ушанке. Его лицо и тело были облеплены снегом. Но его живот, увеличенный в объеме надетой на него одеждой, безошибочно выдавал в нем Ловааса. Он отер с лица снег. Его кожа почти посинела от холода.

— Итак, — произнес он, — я видеть мисс Сомерс и… — он обернулся в мою сторону — …и мистера Гансерта. Kom inn, Halvorsen, — окликнул он помощника, обернувшись через плечо в сторону двери. Он подошел к плите. — Подвиньтесь, пожалуйста, мистер Гансерт. Нам нужно согреться. — От усталости он охрип и даже спотыкался. — Ваш друг Фарнелл нас едва не доконать. Мы чудом найти эту хижину.

Его помощник, высокий мужчина с грубым лицом, тоже вошел в хижину и закрыл за собой дверь. Я подошел к Джилл, а вновь прибывшие расположились у огня. Снег таял, ручьями стекая с их одежды, и они даже наклонились над красной от жара поверхностью плиты.

— Что случиться с Гаардером? — спросил у меня Ловаас.

— Кто такой Гаардер? — спросил я.

— Один из моих людей. Я оставить его присмотреть за вами. Что случиться? И где ваш товарищ? Это ведь Санде, верно?

— Да, — кивнул я. — Санде был со мной. Но он подвернул ногу. Мне пришлось идти дальше одному.

— Я думаю, Гаардер тоже подвернуть ногу? — Ловаас смотрел на меня, сдвинув на переносице брови и прищурив красные от усталости глаза. — Что случиться, мистер Гансерт? — Я не ответил, и внезапно он заорал: — Отвечать мне! Что с ним случиться?

— Откуда мне знать? — ответил я. — Может, он заблудился.

Я видел, что гнев Ловааса вот-вот вырвется наружу. Но он устал. Он только вздохнул и придвинул свое огромное пузо ближе к чугунному корпусу плиты.

— Поговорить об этом позже, — заявил он.

На мгновение в хижине повисла тишина. Я видел, что щеки Ловааса постепенно обретают свой нормальный цвет. К ним прилила кровь, и они утратили свой синюшный оттенок. Его черты снова засияли румянцем. Этот человек был на удивление вынослив. Он проделал тот же путь, что и я, а потом брел на лыжах сквозь метель все то время, что я провел в хижине, отогреваясь у огня. Но к нему уже возвращались силы. Я вспомнил, как мелькали передо мной маленькие ноги Санде. И этот человек был привычен к холоду. Он занимался забоем китов в водах Антарктики. Я посмотрел на Джилл и подумал, что он на нее надавит. Я знал, что он очень опасный тип, и ставки в его игре были необычайно высоки. Он уже переступил закон. И он был готов пойти еще дальше, чтобы достичь цели. Только узнав все, что было известно Фарнеллу, он оказался бы в безопасности. Я медленно двинулся к своему рюкзаку.

— Оставаться там, где стоите, мистер Гансерт, — резко произнес Ловаас. — Halvorsen. Ga gjennom tingene deres. Se om der er noen skyterpen.

Его помощник прошел через комнату, направляясь к моему рюкзаку, и забрал из него мой пистолет. Затем он обыскал рюкзак Джилл. Наконец он по очереди подошел к нам сзади и обшарил ладонями нашу одежду. Он отнес пистолет Ловаасу, который тут же его осмотрел.

— Я видеть, — произнес Ловаас, — что вы не сделать ни единого выстрела. Но, возможно, стрелять ваш друг?

Я не стал отвечать на этот вопрос, молча глядя в окно. Внезапно все мои мышцы подобрались, несмотря на усталость. Чья-то ладонь очищала стекло от снега. Затем в окно кто-то заглянул. Фарнелл? Я не мог утверждать этого наверняка. Я только смутно различил очертания носа и рта и на мгновение встретился с кем-то взглядом.

— Так что же случиться с Гаардером? — повторил Ловаас.

Я отвернулся от окна. Если это был Фарнелл, я должен был его предупредить. Он не мог увидеть Ловааса в это окно. Я решил, что, если буду продолжать говорить, он поймет, что в хижине есть кто-то еще.

— Этот парень, Гаардер, был с вами с самого начала? — спросил я.

— Конечно, — ответил Ловаас. — Мы выйти из Аурланда втроем. И вы, мистер Гансерт, это отлично знать. Что случиться в Остербо?

— А что там должно было случиться? — ответил я вопросом на вопрос.

— Я спрашивать вас о том, что там случиться на самом деле.

— А я спрашиваю вас о том, чего вы ожидали, капитан Ловаас, — отрезал я. — Я так полагаю, что это вы приказали ему остаться. Он должен был нас убить?

— Я не идиот. Убивать вас не было никакого смысла. Я до сих пор не выяснил, что вам известно.

Я ощутил сквозняк от открывшейся наружной двери. Я должен был продолжать говорить.

— В таком случае зачем вы его там оставили, капитан Ловаас?

— Откуда вы знать, что это я его там оставить?

— Я опираюсь на то, что вы сами мне сообщили, капитан Ловаас! — громко произнес я.

— Я ничего вам не сообщать, — резко перебил меня он. В следующую секунду он сдвинул брови к переносице. — Почему вы говорить так громко, а? И почему вы то и дело повторять — капитан Ловаас то, капитан Ловаас се? Что вы задумать, мистер Гансерт?

— Ага, так значит, это вы, мистер Гансерт? — раздался у меня за спиной чей-то голос.

Но это был совсем не тот голос, который я надеялся услышать. Я развернулся и увидел в проеме открытой двери Дахлера. Его маленькая фигурка была облеплена снегом. Его лицо посерело, а морщины вокруг рта залегли еще глубже. И он улыбался своей загадочной кривоватой улыбкой.

— Йоргенсена еще нет? — спросил он.

— Йоргенсена?

— Да. Он еще не пришел?

— Нет, — ответил я.

— Хорошо. Я рад. Я шел за ним от самого отеля, но потом началась метель, и я потерял его из виду. Думаю, он скоро будет здесь. — Он поставил рюкзак на стол и подошел к огню, потирая свою усохшую руку. — Итак, вы пришли, — вместо приветствия обратился он к Ловаасу.

Ja, я прийти, и я потерять одного из своих людей.

— Как вы его потеряли? Возникли проблемы, да? — Он быстро перевел взгляд с Ловааса на меня. — Кого ранили?

Я не ответил.

— Где Санде? — спросил он. — Разве он не с вами шел, мистер Гансерт?

— Он в Стейнбергдалене, — ответил я.

— Понятно. — Он снова посмотрел на Ловааса, склонив голову набок и став похожим на любопытного ворона. — Где Фарнелл?

— Я не знать, — угрюмо ответил Ловаас.

Было ясно, что Дахлер ему неприятен. Но в присутствии этого калеки с него слетела вся самоуверенность. Казалось, он его боится.

— Я не знать, — насмешливо передразнил его Дахлер. — Что ж, вам следует выяснить, что произошло. Скоро здесь будет Йоргенсен. И вот тогда начнутся настоящие проблемы. Он не из тех, кто прощает промахи, kaptein Ловаас. Может так случиться, что вы окажетесь у него на пути. К тому же на его стороне полиция.

— Полиция? — прорычал Ловаас. — Подниматься сюда?

— Нет. Полицейские ждут в отеле. Но мистер Йоргенсен велел им быть наготове, потому что арестовывать придется не только человека, сейчас известного как Шрейдер.

Несколько секунд Ловаас колебался. Затем он резко шагнул прочь от плиты.

Kom, Halvorsen. Vi ma ga.

Здоровой рукой Дахлер схватил его за локоть. Усохшую руку он продолжал держать над раскаленной докрасна поверхностью плиты.

— Секундочку, kaptein Ловаас, — произнес он. — Не так быстро. Йоргенсен ни о чем полиции не рассказал. Во всяком случае, пока.

Маленькие темные глазки Дахлера всматривались в лицо китобоя.

— Что вы хотеть этим сказать? — спросил Ловаас.

Его голос дрогнул, выдавая напряжение. Ему явно было не по себе.

— Ничего, — медленно ответил Дахлер. — Если бы вы поймали Фарнелла, все было бы иначе. Вам бы уже ничего не угрожало. Видите ли, kaptein, вы всегда были чересчур нетерпеливы. Вам непременно нужно куда-то спешить. Лучше бы вы оставались в рамках закона. А если уж вам непременно хочется за эти рамки выходить, то следует всегда достигать успеха. Если бы вы получили то, что так нужно от Фарнелла мистеру Йоргенсену, да и мистеру Гансерту тоже, то все ваши действия были бы оправданы. В противном случае… — Он помолчал, а затем тихо добавил: — Но отсюда до отеля, где поджидает полиция, очень далеко. Да и буран не стихает.

Он снова многозначительно помолчал, глядя на Ловааса, как кот на мышь.

«Неужели он пытается заставить Ловааса убить Йоргенсена?» — подумал я. Что руководило этим человеком? Ненависть к Йоргенсену? Стремление доказать свою невиновность? Что толкало его по следу Фарнелла? Почему он хотел его уничтожить, одновременно нуждаясь в его помощи, которой уже однажды воспользовался во время войны в этих самых горах? Я вспомнил слова Санде: «Дахлер… я так думаю, что он сошел с ума». Другого объяснения я не находил. То, что ему пришлось пережить во время войны, повредило его рассудок. Возможно, он продавал секреты врагу. Но он в это не верил. Он сам себя убедил в том, что его невиновность можно доказать и что это способен сделать именно Фарнелл. И подобно Фарнеллу он был готов на все ради того, чтобы добиться желаемого. Йоргенсен для него был символом чего-то, что он ненавидел и с чем стремился сражаться. Йоргенсен, такой успешный и дальновидный… Он пытался убить Йоргенсена в Северном море во время шторма. Теперь я в этом не сомневался. И теперь он пытался стравить Ловааса с Йоргенсеном в отчаянной надежде на то, что в этом противостоянии Йоргенсен пострадает. Да, он и в самом деле был безумен.

Внезапно он развернулся ко мне.

— Выходит так, что вам не удалось догнать вашего друга Фарнелла, да? Интересно, где он сейчас?

— Скорее всего, на полпути в Финсе, — ответил я.

Он кивнул.

— Скорее всего, так и есть. Сейчас у нас начало двенадцатого, — добавил он, взглянув на часы. — Поезд из Осло проходит через Финсе в двенадцать тридцать. Допустим, что он опоздает на полчаса. Наши государственные железные дороги всегда опаздывают. Это означает, что в его распоряжении имеется два часа. Думаю, он успеет. — Он поднял голову и посмотрел на Ловааса, который снова двинулся к своему рюкзаку. — И полиция будет проверять этот поезд, kaptain Ловаас.

Ловаас замер. Затем он медленно подошел к Дахлеру. Судя по выражению его лица, больше всего на свете ему хотелось задушить калеку. И все же что-то его удерживало. В глазах Дахлера было что-то холодное и мертвое. Но чувствовалось в них и какое-то необъяснимое волнение.

— Как видите, петля вокруг него затягивается, — усмехнувшись, произнес он. — Со всех сторон.

Раздался стук лыж, прислоняемых к стене хижины. Наружная дверь открылась и закрылась. Тяжелые, подбитые гвоздями ботинки прогрохотали по коридору. Отворилась внутренняя дверь, и мы увидели Йоргенсена. В белом лыжном костюме его высокая фигура казалась ладной и подвижной. Его сухое лицо на фоне белого снега, облепившего его одежду, казалось еще более темным, чем обычно. Он остановился и огляделся, задержавшись взглядом на Джилл, затем на мне, потом на Ловаасе и его помощнике и наконец на Дахлере.

— Где он? — спросил он и обернулся ко мне. — Мистер Гансерт, вы шли за ним. Вы его догнали?

— Вы имеете в виду Фарнелла? — уточнил я.

— Конечно.

— Откуда вы знаете, что я за ним шел?

— Норвегия — маленькая страна, мистер Гансерт. Я могу проследить за кем угодно, если захочу. Но по выражению вашего лица я вижу, что вы не преуспели. — Он перевел взгляд на Ловааса. — Выходит, вы меня ослушались. Я сказал вам ожидать распоряжений на «Бовааген Хвал». Но вы решили сыграть в свою собственную игру. Что ж, kaptain Ловаас, играйте. Но будьте осторожны. — Внезапно в его голосе прорезались угрожающие нотки. — Я не из тех, кто терпит подобное своеволие. Разве что ослушание ведет к успеху. Но мне кажется, это не ваш случай. — Он снова обернулся ко мне, полностью игнорируя Дахлера. — Где сейчас Фарнелл?

— Где-то там, — ответил я, махнув рукой в сторону залепленных снегом окон.

Он кивнул.

— Аурланд, Остербо, Гьейтеригген, Санкт-Паал. — Он произнес эти названия так тихо, как будто разговаривал сам с собой. — Теперь он пойдет к железной дороге. Отлично. — Он кивнул, как будто его все полностью устраивало, и повернулся к Дахлеру. — Я бы посоветовал вам покинуть страну. Вместе с мистером Гансертом.

— Вы приказываете мне убираться? — поинтересовался я.

Он удивленно пожал плечами и поморщился.

— О господи, конечно нет. Но теперь, когда ваша миссия провалилась, вам наверняка захочется вернуться в Англию и отправиться в свое Средиземноморское плавание. Не могу представить себе, чтобы сэр Клинтон Манн стал неопределенно долго оплачивать ваше пребывание в Норвегии. Если бы вы оказались успешнее… — Он снова пожал плечами. — Тогда другое дело. Мы с вами могли бы стать деловыми партнерами. А так…

Он не договорил.

— Но вам все равно потребуются вложения денег, — заметил я.

— Возможно.

— Сэр Клинтон Манн будет готов вступить в деловые переговоры на основании моих рекомендаций, — продолжал я. — Единственное, что не позволяло нам сделать вам это предложение ранее, это ощущение того, что вы недостаточно проинформированы о природе и расположении залежей торита.

Внезапно в разговор вмешалась Джилл:

— Но, мистер Йоргенсен, вы ведь все еще не знаете, где находятся эти залежи.

Он нахмурился.

— Полиция задержит Фарнелла в поезде, мисс Сомерс.

— Возможно, — кивнула она. — Но как вы заставите его говорить?

— О, он заговорит. — Йоргенсен шагнул к Джилл. — Послушайте, мисс Сомерс. Джорджа Фарнелла разыскивают по обвинению в убийстве. Его могут судить как Шрейдера за убийство Джорджа Фарнелла. Либо его будут судить как Джорджа Фарнелла за убийство Шрейдера. Это уже несущественно. Ему предложат освобождение за готовность помочь Норвегии.

— Скажите, Кнут, вас никогда не тревожит совесть? — поинтересовался Дахлер с этой своей кривоватой усмешкой.

— То, что я делаю, я делаю ради Норвегии, — рявкнул Йоргенсен. — Во всем, что я делал, как во время войны, так и после нее, я всегда руководствовался интересами Норвегии. Эти минеральные богатства нужны моей стране. Из бедной страны, зависимой от торговли рыбой и лесом, она может превратиться в богатую и процветающую державу. Что такое жизнь одного человека по сравнению с благополучием трех миллионов людей, скажите мне? И кто убил Шрейдера, если не Фарнелл?

— Вы все равно не получите необходимую вам информацию, — тихо произнесла Джилл.

Йоргенсен отрывисто засмеялся.

— Моя дорогая мисс Сомерс. Любой человек постарается избежать пожизненного заключения, если это будет в его силах. Фарнелл заговорит.

Джилл вплотную подошла к нему.

— А я говорю вам, что Джордж ничего не скажет. Весь смысл его жизни заключен в этих металлах. Ради них он пожертвовал всем. Поймите это, всем без исключения. Я знаю, что говорю, — тихо добавила она. — Угроза заключения не заставит его заговорить. Разве что он сам этого захочет. Он никогда не считал…

Дверь у меня за спиной распахнулась, и Джилл осеклась. Несколько мгновений она с открытым ртом смотрела на дверь, а затем выдохнула:

— Джордж!

— Все назад, к столу, — жестко приказал чей-то голос.

Я обернулся. В дверном проеме с люгером в руке стоял Джордж Фарнелл. Если бы Джилл не назвала его имя, я бы его, наверное, не узнал. Его лицо было абсолютно белым и заросло многодневной щетиной. Вся его одежда была облеплена снегом. В его голосе звенел металл, когда он произнес:

— Быстро, назад. Вы все. Ты тоже, Джилл.

Вот и все приветствие. Он ее узнал, но обращенные к ней слова дышали холодом.

— Фарнелл! — воскликнул я. — Слава богу, ты здесь. Тебе нельзя спускаться в Финсе. В поезде из Осло тебя будет ждать полиция.

— Я знаю. Я слышал весь разговор. Я слушал, стоя за дверью, с тех пор как сюда пришел Йоргенсен. Быстро отходите к столу. Вы тоже, Гансерт. Я не доверяю никому.

Я пятился, пока не уперся в острый край стола.

— Джилл. Обойди стол и забери у них оружие. Брось все пистолеты мне.

Но она не сдвинулась с места.

— Джордж, ты должен меня выслушать. Яхта мистера Гансерта ждет в Аурланде. Мы можем доставить тебя в Англию. Ты не можешь оставаться здесь. Тебя собираются арестовать за убийство человека по фамилии Шрейдер. — Ее голос сорвался. — Я видела его тело во Фьерланде. Ведь это не ты его убил, правда?

— Делай, что говорю, — все тем же ледяным тоном приказал он. — Забери у них пистолеты.

Джилл колебалась.

— Ведь это не ты его убил, правда? — повторила она.

— Конечно, это я его убил, — резко ответил Фарнелл. — Что мне оставалось делать? Позволить этой нацистской свинье, этому немецкому коллаборационисту украсть все, ради чего я работал? Два года я работал в Финсе, втираясь в доверие к немцам и пытаясь выяснить то, что мне было необходимо. Потом, после войны, мне все время приходилось скрываться. Я даже не мог вернуться в Англию. Как, по-твоему, я должен был поступить с этим ублюдком, когда обнаружил, что он за мной следил и видел меня за работой? Давай, Джилл, собирай их пистолеты.

Я взглянул в лицо девушки. Оно было напряженным и нахмуренным. Она отвернулась и обошла стол. Собрав три пистолета, она бросила оружие на пол к ногам Фарнелла.

— Вот так-то лучше, — удовлетворенно кивнул он. Отбросив пистолеты ногой в угол, он подошел к плите. — Так значит, вы приказали полиции проверить поезд из Осло, Йоргенсен? — поинтересовался он, поочередно всматриваясь в нас сквозь стекла очков. — Какого черта! Как вам всем удалось здесь собраться? Кто-то проболтался. — Он снова обвел нас взглядом, но вдруг заметил флягу с бренди. Он сделал большой глоток и удовлетворенно вздохнул: — А-а-а. Вот так-то лучше. Выходит, Гансерт, что вы проделали весь этот путь из Англии на собственной яхте только ради того, чтобы разыскать меня?

Я кивнул.

Он улыбнулся.

— Стоит достичь того, за что ты боролся всю свою жизнь, и все сразу хотят тебе помочь. — Он резко развернулся ко мне. — И это происходит именно тогда, когда тебе уже никто не нужен. Когда ты ждешь помощи, рядом никого нет. А когда ты в этой помощи не нуждаешься, владельцы роскошных яхт готовы объехать полмира, лишь бы тебя разыскать. Бог ты мой! Если бы меня интересовала не минералогия, а археология, насколько более легкой и приятной была бы моя жизнь! Археология никому не сулит денег. Зато минералы! Помнишь, как они хотели от нас отделаться в Южной Родезии, даже не заплатив нам жалованье? Тогда я нашел медь. После этого мы этим ублюдкам уже были не нужны. — Его лицо осунулось, а возле рта залегли горькие складки. На мгновение он как будто ушел в свои мысли. Все молчали. Он медленно поднял голову и в упор посмотрел на Йоргенсена. — Джилл была права, знаете ли, — тихо произнес он. — Ваша угроза засадить меня за решетку — пустая затея. Я все равно ничего бы вам не сказал.

Джилл сделала шаг к нему, но тут же остановилась.

— Почему ты не хочешь сказать Биллу, где находятся залежи торита? — спросила она. — Он тебя не предаст. Кроме того, за ним стоит «Би Эм энд Ай».

— Так значит, он для тебя Билл? — сухо усмехнулся Фарнелл. — Большой Билл Гансерт. И ты готова за него поручиться, верно, Джилл? Моя девочка называет этого типа Биллом и говорит, что ручается за него. Этого достаточно, чтобы я подарил ему результаты дела своей жизни. Да гори ты в аду! — заорал он на меня. Он обернулся к Джилл. — Что касается тебя… — Он замолчал и потер ладонью лицо. — Нет, — покачал он головой. — Нет, пожалуй, ты ни в чем не виновата. Я сам во всем виноват. Если бы только я мог заставить тебя понять…

— Но я все понимаю, — тихо произнесла она.

Он всмотрелся в ее лицо.

— Возможно, и понимаешь, — вздохнул он. — Но теперь уже слишком поздно. — Он выпрямился и снова обвел нас взглядом, продолжая держать люгер наготове. — Я уйду, и никто из вас меня не догонит. Вы меня хорошо поняли?

— В Финсе тебя ждет полиция, — напомнила Джилл.

Он кивнул.

— Да. Я этого ожидал. Я это понял, как только увидел здесь Йоргенсена. — Он с силой ударил рукоятью пистолета по деревянной стене хижины. — Меня травят и заставляют бежать из своей собственной страны. Теперь меня травят в Норвегии. Почему? Почему? — В его голосе зазвучали истерические нотки. — Я делал то, что должен был делать. Эти металлы — дело всей моей жизни. Для моих исследований мне были нужны деньги. Хоть кто-нибудь мне помог? — Он с ненавистью посмотрел на меня. — Никто. И уж точно не «Би Эм энд Ай». Поэтому я украл эти деньги. Я украл их у своего партнера. Все равно это был скучный и лишенный воображения человечек. Но теперь… теперь, когда я помахал лопатой и нашел кое-что такое, что им нужно… теперь они готовы проявить снисхождение и простить мне убийство… если уничтожение такой крысы, как Шрейдер… предателя… можно назвать убийством. В любом случае вы ничего не получите. Никто из вас. Я ухожу. Прямо сейчас. Уеду туда, где меня не знают. И тогда я выставлю свои собственные условия.

— Вы можете выставить свои условия прямо здесь и сейчас, — произнес я.

Он посмотрел на меня.

— Что вы имеете в виду?

— Я уполномочен действовать от имени «Би Эм энд Ай», — сообщил ему я.

Он расхохотался.

— И что вы готовы мне предложить?

Я колебался, не зная, какое предложение могу ему сделать.

— Вас интересует определенная сумма или процент от добычи руды? — решил уточнить я.

— Какая у вас определенная сумма? — с презрительной усмешкой поинтересовался он.

— Сто тысяч фунтов, — ответил я. — Которые будут выплачены в течение пяти лет при условии, что руды хватит на это время.

Он откинул голову назад и захохотал.

— Сто тысяч! Да предложи вы мне миллион, это не компенсировало бы всего, через что мне пришлось пройти. Через что прошла Джилл и этот бедняга Клегг. Это не вернуло бы к жизни Шрейдера и не предотвратило бы самоубийство моего отца. Вы этого не знали, верно? Да, он покончил с собой. Миллион! Эти залежи принесут десятки миллионов компании, которая будет их разрабатывать.

— Как насчет поста директора в «Дет Норске Стаалселскаб» и доли прибыли в бизнесе? — спросил Йоргенсен.

Фарнелл вздохнул.

— Вы, похоже, не понимаете, что я нашел. Это больше, чем «ДНС». Больше, чем «Би Эм энд Ай». Возможно, это станет самым крупным предприятием в мире. Как бы то ни было, я вам не доверяю! — крикнул он. — Никому из вас.

— Кому вы были бы готовы довериться? — спросил я. — Как насчет человека, которому вы отправили образцы? В китовом мясе? Ему вы доверяете? Кто это был?

Он уставился на меня.

— Вы хотите сказать, что не знаете, кто это был? Но я думал… — он перевел взгляд на Джилл, — …я думал, именно поэтому ты здесь. Разве не ты передала Гансерту эту информацию?

Джилл широко раскрыла глаза.

— Я ничего не понимаю.

— Эти образцы… Разве не ты передала их Гансерту?

— Я не получала никаких образцов. Их получил мистер Гансерт, но их ему принес сэр Клинтон Манн.

— Их доставили нам в ответ на объявление, — пояснил я. — Адрес на упаковке расплылся от крови.

— Ага. Так вот, оказывается, как все было. — Он снова посмотрел на Джилл. — Прости. Я думал…

Он потер лицо ладонями. Было видно, что он едва держится на ногах от усталости.

— Почему ты не хочешь довериться мистеру Гансерту? — снова произнесла Джилл. — Прошу тебя, Джордж.

Она хотела подойти к нему, но он замахал на нее рукой.

— Стой там, возле стола, Джилл. И брось мне бутерброд из того пакета.

Она бросила ему весь пакет. Он сделал еще один глоток бренди и начал есть.

— Он может вывезти тебя из Норвегии, — принялась уговаривать его Джилл. — У него есть яхта. Все можно будет устроить. Мы могли бы все начать сначала. Прошу тебя, Джордж, доверься ему.

— Я никому не собираюсь доверяться, — с набитым ртом прорычал он.

Я посмотрел на Джилл и увидел, что у нее дрожат губы. Ее глаза потухли и стали совершенно безжизненными. Дахлер начал теребить свою усохшую руку. Пальцы правой руки беспрестанно щипали ткань лыжного костюма.

— Мистер Фарнелл, — произнес он. — Я хотел бы с вами поговорить. Я хочу у вас кое-что спросить. Вы, наверное, помните, что когда-то спасли мне жизнь. Теперь мне снова нужна ваша помощь. Я хочу, чтобы вы рассказали им, как я сбежал. Скажите им, что я не продавал немцам никаких секретов. Скажите им…

— Заткнитесь! — грубо оборвал его Фарнелл. — Я пытаюсь думать.

— Но я прошу вас… Они должны это узнать. Меня не пускают в Норвегию. Меня называют предателем. Но я не предатель. Я не выдал никаких секретов. Скажите им это, пожалуйста. Скажите им, как вы помогли мне бежать из Финсе.

— Заткнитесь, черт подери! — почти закричал Фарнелл.

Я посмотрел на Дахлера. На его лице не осталось ни следа лукавства, и на его губах уже не играла язвительная усмешка. Теперь он походил на ребенка, которому не дали конфету. В этот момент я заметил, как напряглось крупное тело Ловааса. Должно быть, Джилл тоже это увидела, потому что она закричала:

— Джордж, берегись!

И тут Ловаас подхватил Дахлера и, используя его как щит, бросился на Фарнелла.

Фарнелл не колебался ни секунды. Дуло его люгера взлетело вверх, и он выстрелил прямо от бедра. В замкнутом пространстве хижины звук выстрела едва не оглушил нас. Ловаас с криком выпустил Дахлера и завертелся на месте, схватившись за левое плечо. Фарнелл сунул в рот остатки бутерброда.

— В следующий раз я тебя убью, — пригрозил он Ловаасу.

Между пальцами Ловааса струилась кровь. Его лицо побелело, и он скрежетал стиснутыми от боли зубами.

— Гансерт, — произнес Фарнелл. — Идите сюда. Я хочу с вами поговорить.

Я пересек комнату и подошел к нему. Он смотрел на меня, не сводя с меня все еще дымящегося дула пистолета.

— Где, вы говорите, стоит ваша яхта?

— В Аурланде, — ответил я.

Он подошел ближе. Затем он наклонился ко мне и прошептал мне на ухо:

— Перейдите в Бьорн-фьорд, к югу от Бергена. Свяжитесь с Олафом Стеером. Ждите меня там. Может, я приду, а может, нет.

— Почему бы вам не принять мое предложение? — спросил я. — Или по крайней мере вступить в переговоры с «Би Эм энд Ай»?

— Делайте, что я сказал, — оборвал меня он. — Поговорим об этом позже. А теперь идите обратно к столу. — Он повернулся к Дахлеру, который с трудом поднимался с пола. — Выйдите наружу и сбросьте со склона все лыжи, кроме моих. Быстро, пошевеливайтесь.

Дахлер колебался, но ярость в глазах Фарнелла заставила его подчиниться.

— Мои лыжи стоят отдельно, слева от двери, — сообщил ему вдогонку Фарнелл.

Он поднял рюкзак и сунул руки в лямки.

— Вы ведете себя глупо, — разозлился Йоргенсен. — Я могу избавить вас от всех проблем. Мы могли бы основать совместную англо-норвежскую компанию по разработке месторождения, если хотите.

— И вы начнете диктовать мне свои условия — шантажировать меня Шрейдером и вот этим, — он кивнул в сторону Ловааса. — Клянусь всевышним, вы принимаете меня за полного идиота, Йоргенсен. — Вдруг он закричал: — Вы что, думаете, я не знаю, на кого работал Шрейдер? Нет уж, я поступлю так, как сам сочту нужным. И вам меня уже не остановить.

— Джордж! — снова шагнула к нему Джилл. — Тебе не уйти. Полиция…

— К черту полицию. — Он посмотрел на часы. — Дахлер, вы уже избавились от лыж? — крикнул он.

— Да, — послышался еле слышный ответ, донесенный до нас холодным ветром, ворвавшимся в открытую дверь.

На порог уже наметало снег.

Фарнелл попятился, вскидывая рюкзак на спину. На мгновение он замер в дверном проеме, обнажив в улыбке зубы, сверкнувшие на фоне густой темной щетины.

— Я буду в этом поезде из Осло, Йоргенсен, если вам этого так хочется. Но ваши полицейские меня не найдут.

Он повернулся, и в следующее мгновение мы уже смотрели на закрытую дверь. И я снова ощутил силу ветра, налегающего на стены хижины и швыряющего хлопья снега на обледеневшие окна.

Глава 10

Блаайсен


Несколько мгновений после ухода Фарнелла никто из собравшихся в хижине людей не шевелился. И мы были не столько потрясены неожиданностью его исчезновения, сколько тем, что никто из нас понятия не имел, что нам теперь делать. Ловаас согнулся над столом, держась за плечо. Халворсен большим складным ножом разрезал его куртку. Обычно проворный Йоргенсен стоял совершенно неподвижно, глядя на закрытую дверь. Я встретился взглядом с Джилл, и она отвела глаза, как будто ей было больно меня видеть. Черты ее лица заострились и застыли. Она так крепко стиснула зубы, что ее подбородок казался по-мужски квадратным.

— Пойдем, Билл, — внезапно произнесла она. — Мы должны что-то предпринять. Если он попадет в руки полиции…

Не закончив предложение, она направилась к двери.

Я пошел за ней, на ходу застегивая ветровку. Она отворила наружную дверь, и порыв ветра с мелким снегом хлестнул меня по лицу. Ветер был такой сильный, что снег несло почти параллельно горному кряжу, на котором стояла хижина. Казалось, весь окружающий мир пришел в движение. Мириады снежных хлопьев в тусклом свете этого мрачного дня казались темными. Дахлер поднял голову и посмотрел на нас. Он уже заканчивал застегивать крепление второй лыжи.

— Где наши лыжи? — спросил я, но он не ответил, лихорадочно возясь с креплением.

Через секунду он выпрямился, выдернул палки из снега и, бросив на нас последний взгляд, отвернулся и скрылся в снежных вихрях.

— Мистер Дахлер! — закричала Джилл. — Вы бы лучше подождали нас.

Он снова оглянулся через плечо. Возможно, все дело было в странном освещении, но мне почудилось, что его черты искажены ненавистью. Он сильнее оттолкнулся палками и мгновение спустя уже превратился в смутную тень. Через секунду буран окончательно скрыл его из виду.

Джилл схватила меня за руку.

— Скорее! — воскликнула она. — Наши лыжи вон там.

Она схватила палки, все еще прислоненные к стене хижины, и бросилась бежать вниз по склону, скользя на ногах, как конькобежец. Я последовал ее примеру. Под пушистой снежной поверхностью обнаружилась твердая корка наста. Ветер в слепой ярости хлестал меня по лицу, мешая спускаться. Несмотря на холод, я быстро согрелся. Когда я догнал Джилл, она уже пристегнула одну из лыж. К счастью, все лыжи одной кучей застряли в сугробе. Я нашел свою пару и приладил ее к ботинкам. Выпрямившись, я увидел, что к нам уже присоединился Йоргенсен.

— Будьте осторожны, мисс Сомерс, — произнес он. — Уже очень опасно. Вы можете заблудиться.

— Я, пожалуй, рискну, — ответила она и начала подниматься по склону к хижине.

Я побрел за ней. Ноги плохо меня слушались, напоминая бруски, соединенные ржавыми петлями. Но когда я преодолел подъем, они немного размялись, да и сам я согрелся. Хижины не было видно, следы нашего спуска тоже уже замело. Джилл держала в руке компас.

— В такую метель нам ни за что не найти вехи, — произнесла она. — Придется идти по компасу. Финсе почти к югу от нас. Чуть западнее. Ты готов?

Я кивнул.

Она оттолкнулась палками и заскользила вдоль кряжа.

— Держись поближе ко мне, — крикнула она. — И не спеши. Тут может быть опасно.

Так начался один из самых безумных походов в моей жизни. Снег был таким сильным, что дальше нескольких ярдов я ничего не видел. Ветер резал лицо как ножом. Вех больше не было. Джилл вела нас по компасу и интуиции. И должен сказать, она делала это хорошо. Она чувствовала рельеф и направление скорее инстинктивно, чем умом. Там, где это было возможно, мы старались идти по кряжам. Но время от времени нам приходилось спускаться только для того, чтобы тут же начать крутой подъем на противоположный склон. Но постепенно спуски становились все продолжительнее, а подъемы все короче, и идти было легче. Несколько раз мы оказывались на краю обрыва. Возможно, высота этих обрывов не превышала двадцати или тридцати футов, но из-за густого снега они казались бездонными пропастями. Один раз мы взобрались на длинный заснеженный склон только для того, чтобы уткнуться в черную стену утеса, который пришлось долго обходить. Зато мы потом были вознаграждены длинным спуском по дну узкого ущелья.

Во время этого спуска я совершенно потерял из виду Джилл. Она была где-то впереди, потому что, несмотря на метель, в снегу отчетливо виднелись следы ее лыж. За исключением проложенной ею лыжни, я был совершенно один в окружении вращающихся снежных вихрей. Внезапно ее фигура вынырнула из бурана. Она что-то крикнула и махнула палкой. Я повернул одним прыжком и упал, зарывшись лицом в снег. Она подхватила меня под мышку и помогла подняться.

— Что случилось? — спросил я, всматриваясь в ее лицо, почти полностью облепленное снегом.

Она обернулась и показала вперед. Я содрогнулся. Никогда в жизни я не видел ничего более страшного. Сразу за тем местом, где она взрыла снег, будучи вынуждена резко затормозить, начиналась пропасть, цвет которой сменился с белого на холодно-зеленый. Мы стояли на леднике, и перед нами была гигантская расщелина не менее пятнадцати футов в ширину. Ее стенки уходили куда-то вниз. Я подошел совсем близко к краю и осторожно заглянул в пропасть, но дна так и не увидел. Передо мной была невообразимо древняя толща льда, за миллионы лет спрессовавшаяся в сплошной зеленый кристалл. Я посмотрел на Джилл и понял, что она думает о том же, о чем и я. Она лишь чудом осталась жива. Если бы она ехала чуть быстрее, то вместо того, чтобы смотреть в зеленые глубины этой гигантской трещины, мы прощались бы с жизнью, лежа на ее дне.

— Пойдем, — сказала она. — Надо вернуться и пройти выше.

Она старалась говорить спокойно, но ее голос предательски срывался.

Мы развернулись и побрели назад, поднимаясь наверх вдоль расщелины. Она постепенно сужалась и наконец сомкнулась. Мы прошли чуть выше и снова повернули в нужном нам направлении. Больше расщелины нам не попадались. Вскоре мы уже взбирались на кряж на ее противоположной стороне, где путь нам то и дело преграждали огромные скалы и утесы. Зато дальше нас ожидал длинный плавный спуск. Мы снова повернули на юг и заскользили вниз. Но на этот раз Джилл ехала гораздо медленнее.

Вскоре снег ослабел и странное свечение озарило угрюмый серый мир вокруг. Постепенно сияние усиливалось и наконец стало таким ярким, что на него было больно смотреть. В одно мгновение снег прекратился. Сияние оказалось туманом. Вдруг сверкающая стена закачалась, как будто ее встряхнула чья-то гигантская рука. Внезапно сияющая пелена исчезла и вспыхнуло солнце. Белизна снега слепила глаза. К западу небо было ярко-синим. Горные пики в пушистых белых шапках кротко улыбались нам из этой синевы. Буран, сотрясавший хижину в горах, показался нереальным, как ночной кошмар. Мы оказались в чудесном мире тепла, белого снега и коричневых скал. Джилл обернулась и помахала мне рукой. Она улыбалась. В следующее мгновение я собрался в один комок и, присев почти к самым лыжам, вихрем понесся вниз. Лыжи пели, взметая тучи ледяных снежных кристаллов, и холодный ветер хлестал меня по щекам.

Мы скользили по длинной долине. Джилл ехала впереди, задавая темп, который теперь был очень быстрым. Мы мчались по этому бесконечному спуску, и я почувствовал, как сильно устали мои колени. Возбуждение погони за Фарнеллом, сосредоточенность, потребовавшаяся для похода сквозь буран, страх, охвативший меня при виде распахнувшихся челюстей расщелины в леднике… До сих пор все это вместе взятое придавало мне сил. Но теперь, когда от меня требовался легкий и незамысловатый спуск, силы начали стремительно покидать мое измученное тело. Сказывалась усталость долгого ночного перехода через горы.

Внизу мы плавно обогнули подножие горы, и именно здесь я упал в первый раз. Я и сам не понял, как это, собственно, произошло. Полагаю, снег здесь был глубже и, наверное, у меня просто не хватило сил повернуть лыжи под нужным углом. Колени как будто подломились под весом тела, и в следующее мгновение я уже кувыркался по снегу сплошной кучей, из которой беспорядочно торчали лыжи и палки.

Лишь с огромным трудом я сумел подняться на ноги. Снег был очень мягким, и ногам никак не удавалось сделать необходимое усилие. Джилл терпеливо ожидала. Когда я, весь облепленный снегом, ее догнал, она просто спросила:

— Устал?

— Все нормально, — отозвался я.

Она быстро взглянула на меня и произнесла:

— Я постараюсь ехать чуть медленнее.

И мы снова тронулись в путь.

Наверное, она действительно теперь ехала медленнее, но мои дрожащие и подкашивающиеся ноги этого не почувствовали. Я падал снова и снова на каждом трудном повороте. Каждый раз она останавливалась и ожидала, пока я встану и ее догоню. Дважды, там, где снег был особенно мягким и глубоким, она возвращалась и помогала мне встать. Наконец спуск стал более пологим и ехать стало легче. Теперь мы скользили вниз бок о бок.

Именно на этом плавном заснеженном склоне мы увидели два свежих следа от лыж. Джилл, которая была чуть впереди, повернула и поехала по этим следам.

— Джордж и Дахлер, — бросила она через плечо.

— Думаю, это они, — отозвался я.

Мы подъехали к зубчатой каменистой осыпи, и она остановилась. Перед нами, сверкая на солнце, вытянулось ущелье с тонкой черной линией железной дороги, извивающейся среди белого снежного безмолвия. Прямо под нами блестела гладкая заснеженная поверхность Финсеватна. На ближайшем к нам берегу озера на фоне ослепительно-белого ландшафта чернели очертания отеля Финсе, станционных зданий и сооружений. С противоположной стороны долины подобно гигантскому хрустальному куполу над Финсе нависал сверкающе-белоснежный Хардангер-Йокулен. Вершина Йокулена была укрыта нетронутым девственным снегом, но слева снег как будто сполз, обнажив ярко-синюю стену льда, обвитую сеткой расщелин, в которых залегли глубокие черные тени.

Джилл взглянула на часы.

— Полпервого, — сообщила она. — До поезда из Осло осталось совсем немного времени. Видишь снегоочистители?

Я проследил взглядом по изгибам уходящей вдаль железной дороги. Целые участки полотна были скрыты из виду защитными навесами, полностью заметенными снегом и напоминающими длинные тоннели в сугробах. Рельсы были видны только на поворотах — две тонкие черные нити тускло поблескивали на солнце. Чуть дальше над железнодорожным полотном двигалось облачко белого пара. Сначала я думал, что это паровоз, черный силуэт которого едва виднелся над прорезанным в снегу проходом. Затем я понял, что это снегоочиститель, а облачко пара — это снег, отбрасываемый вращающимися лопастями машины.

Внезапно Джилл стиснула мой локоть, потому что по горам эхом разнесся унылый вой паровозного гудка. Она указывала направо, туда, где, огибая гору, железная дорога уходила на Берген. На мгновение там показался дымок.

— Это поезд из Осло, — произнесла она. — Ты его видишь?

Мгновение спустя дымок появился снова, и я увидел темную полоску поезда, выползающего из-под похожего на тоннель защитного навеса. Приблизительно полминуты он оставался на солнце, после чего его снова проглотил сугроб, под которым скрывался очередной защитный навес. Небольшие облачка пара просачивались сквозь стенки навеса в тех местах, где он не был завален снегом. Самого поезда я не видел, но отчетливо видел продвижение зарывшегося под снег состава по этим крохотным облачкам, появляющимся и неподвижно повисающим в морозном воздухе.

— Как ты думаешь, Джордж говорил серьезно, когда обещал сесть в этот поезд? — спросила Джилл.

— Я не знаю, — ответил я. — Но похоже, что да. Вероятнее всего, эти следы оставил он. Ну и Дахлер, разумеется. Кто еще стал бы бродить здесь во время такой метели? А если это его следы, значит, он действительно направляется к железной дороге.

— Но ты посмотри, — не унималась Джилл, — следы не спускаются в Финсе. Они уходят влево. Следующая станция Устаосет. До нее больше двадцати миль. Туда ему не успеть. На ходу он тоже не запрыгнет.

— Что ж, существует только одна возможность это выяснить.

Она кивнула, и мы снова тронулись в путь. Лыжные следы уводили все дальше влево, пока Финсе не оказался справа от нас. Поезд из Осло уже въезжал на вокзал Финсе. Черная змея состава замедляла ход, останавливаясь у платформы. Паровоз выбросил очередное облачко дыма. Я начал сомневаться в том, что мы идем по верному следу.

Вдруг за небольшим утесом мы столкнулись с человеком, который взбирался по склону навстречу нам. Он поднял голову, присмотрелся к нам и закричал:

— Это ты, Джилл?

Это был Кертис. Я узнал его, как только он подал голос.

— Да, — отозвалась Джилл.

— Слава богу! — воскликнул он. — Я уже не знал, что и думать. Я попытался отправиться на поиски, но еще не очень освоился вот с этими штуками. — Он кивнул на свои лыжи. Тут он заметил меня. — Привет, шкипер! Значит, у вас все вышло?

— Вы Фарнелла не встречали? — ответил я вопросом на вопрос, подкатывая к нему.

— Не знаю, — ответил он. — Я встретил двоих. Они прошли навстречу. Сначала один, а потом другой. Второй был очень похож на Дахлера. Но этого не может быть, верно? Хотя, когда я вышел к завтраку, ни его, ни Йоргенсена в отеле не было. Зато было полно полиции. Где ты была? — спросил он, глядя на Джилл.

— Наверху, на Санкт-Паале, — ответила она.

Внизу, в долине, раздался свисток паровоза. Горы отразили этот пронзительный звук, который становился все слабее по мере того, как он ускользал в бесконечность увенчанных снежными шапками пиков.

— Вы действительно видели Дахлера, — сообщил я Кертису. — А человек, который шел перед ним, был Фарнеллом.

— Бог ты мой! — пробормотал он.

Но я уже оставил его позади, с силой отталкиваясь палками в попытке набрать скорость. Джилл быстро меня догнала. Теперь, когда я почти настиг свою дичь, мои ноги снова наполнились силой азарта погони. Если бы только мне удалось поговорить с Фарнеллом наедине, подальше от таких людей, как Ловаас и Йоргенсен. Он устал скрываться и был обозлен. С ним было необходимо обращаться очень аккуратно. Если бы только я смог с ним пошептаться.

Мы преодолели очередной небольшой подъем, и далеко впереди, соединенные с нами двойной линией лыжного следа, на белом снегу чернели две человеческие фигуры. Они уже почти вплотную подошли к железной дороге. Паровоз в Финсе засвистел еще раз, и снова закованная в горы долина многократно повторила этот свист. Я оглянулся через правое плечо. Паровоз изрыгал огромные клубы дыма, белой тучей собиравшиеся в морозном воздухе. Затем дым почернел. Казалось, локомотив дышит всем своим тяжелым телом. Длинная череда вагонов пришла в движение.

Джилл остановилась рядом со мной.

— Мы должны помешать ему сесть в этот поезд, — выдохнула она. Подняв палку, она показала на четкую линию расчищенного железнодорожного полотна. Вдоль дороги двигались маленькие фигурки людей.

— Полиция, — произнесла она.

Я кивнул и снова оттолкнулся палками, забыв и думать об усталости. Я думал только о том, что, если Фарнелл попадет в руки норвежской полиции, у меня не останется ни единого шанса добыть нужную мне информацию.

Мы мчались вниз по склону, низко присев и рассекая пушистый снег заостренными концами лыж, отчего по обе стороны от нас взлетали тучи снежной пыли, похожие на носовые волны корабля.

Впереди нас две крохотные фигурки еще сильнее забрали влево. Первая фигурка повернула еще больше и уже вплотную подошла к железной дороге. На какую-то секунду человек замедлил спуск и обернулся. Дахлер его уже почти настиг. Внезапно Фарнелл резко повернул вправо, взметнув лыжами огромную снежную волну. Мгновение спустя он уже бежал вдоль путей прямо под нами.

Я снова оглянулся через плечо. Поезд медленно покидал Финсе. Джилл тоже это увидела. Не говоря ни слова, мы повернули и сломя голову помчались вниз по склону, спеша успеть к Фарнеллу раньше полицейских. Джилл громко закричала, пытаясь привлечь его внимание. Должно быть, он ее услышал, потому что я увидел, как он поднял голову. Дахлер тоже повернул. Он промчался прямо под нами, крохотная черная точка, несущаяся вниз, к железной дороге.

Джилл, которая была впереди, повернула правее, вторя перемещениям Фарнелла. Теперь Финсе исчез за склоном горы, который огибала закрытая защитным навесом дорога. Фарнелл уже скрывался за поворотом, за ним, отставая совсем немного, мчался Дахлер.

Затем оба исчезли из виду. Издалека донесся свисток поезда, въезжающего в первый после Финсе навес.

Мгновение спустя мы тоже обогнули гору. Теперь мы были непосредственно над железной дорогой и скользили вдоль крыши одного из навесов. Он оканчивался сразу за поворотом. Здесь пути выгибались наружу, снова огибая выступ горы и устремляясь в следующий навес. Фарнелл уже взбирался на ближайший к Финсе склон горы. Дахлер продолжал мчаться по склону, явно стремясь отрезать Фарнелла от дороги.

Все произошло очень быстро. Спуск, по которому скользил вниз Дахлер, был очень крутым. Внизу, у самых путей, он резко затормозил. Но либо он слишком устал, либо ему помешала искалеченная рука, — как бы то ни было, но затормозить он не сумел и продолжил скольжение вниз уже на боку. В следующую секунду он упал на рельсы.

Джилл замерла, и я тоже остановился как вкопанный. Мы стояли в самом конце навеса. Под нами был деревянный тоннель, призванный сдерживать снег, лавиной устремляющийся по склону горы прямо на железнодорожные пути. Местами из-под почерневшего от дыма снега проглядывали доски. Чуть дальше чернело отверстие следующего навеса. Между этими двумя навесами и находился изогнутый участок расчищенного пути. Сквозь утрамбованный снег просвечивали черные полоски рельсов. Стенки этого снежного коридора были совершенно отвесными и плотно спрессованными. Его ширина представляла собой ширину поезда. И в этом коридоре, отряхивая с лыжного костюма снег, с трудом поднимался на ноги Дахлер.

За поворотом, въезжая в очередной тоннель, снова засвистел поезд. Джилл впилась мне в руку сведенными от отчаяния пальцами. Я не сразу понял причину ее волнения. Затем я увидел Дахлера, пытающегося вскарабкаться на гладкую стену снежного коридора, и осознал всю опасность его положения.

Я быстро взглянул на следующий поворот. Фарнелл продолжал подниматься, оглядываясь через левое плечо, как будто пытаясь оценить расстояние до путей внизу. Теперь он находился непосредственно над следующим навесом. Я снова опустил голову и посмотрел на Дахлера. Он отчаянно царапал снег пальцами, пытаясь создать упоры для лыж. Из-за уступа горы донеслось тяжелое пыхтение и скрежет приближающегося состава.

— Мистер Дахлер! — взвизгнула Джилл. — Сюда, под навес. — Она еще сильнее вонзила пальцы мне в руку. — Разве он не знает, что между стеной навеса и рельсами есть пространство? Мистер Дахлер! — простонала она.

Но Дахлера охватила паника. В том месте, где он стоял, рельсы, по всей видимости, дрожали у него под ногами, потому что гигантский локомотив был уже совсем близко.

— Дахлер! — завопил я. — Сюда!

Но он так лихорадочно скреб стену, как будто хотел в нее зарыться. Время от времени он пытался встать лыжами на образовавшиеся крохотные уступы и взобраться наверх.

— Дахлер! — рявкнул я.

Он поднял голову.

Я замахал руками:

— Сюда, скорее! Бог ты мой! Под навес!

Похоже, до него наконец дошло, потому что он выпрямился. Снова загудел паровоз, уже совсем близко. Это означало, что он въезжает в последний перед поворотом навес. Дахлер обернулся и посмотрел на черную зияющую дыру тоннеля. Затем он ринулся к ней, торопливо отталкиваясь палками, но зацепился концами лыж за шпалы и упал.

— Снимай лыжи и беги! — заорал я.

Он наклонился и начал судорожно расстегивать крепления.

Джилл дернула меня за руку. Она показывала туда, где высоко на склоне горы стоял Джордж Фарнелл. Слегка наклонившись вперед, он всматривался в железнодорожные пути. Казалось, он готовится прыгать с трамплина.

— Что он собирается делать? — прошептала Джилл.

— Я не знаю, — ответил я.

Поезд был уже совсем близко. Его шум усиливался укутанным в снег навесом. Дахлеру наконец удалось отцепить лыжи от ног. Он бежал по путям к нам. Фарнелл слегка подпрыгнул на месте и вихрем понесся по склону. Внезапно я понял, что он собирается сделать. Он хотел воспользоваться заметенным снегом навесом как трамплином и прыгнуть на крышу движущегося поезда в тот момент, когда он вынырнет из тоннеля. Джилл тоже это поняла, потому что стиснула мою руку еще крепче.

Грохот поезда становился все громче. Сквозь стены навеса в холодный воздух начали просачиваться облачка дыма. Фарнелл был уже над навесом. Он сильно наклонился вперед и совершил идеальный разворот, взметнув тучу снега и заскользив к нам теперь уже прямо по крыше навеса. Я до боли в пальцах стиснул рукоятки лыжных палок. Что, если он доедет до края тоннеля раньше, чем из него вынырнет поезд? Но он уже начал тормозить. Из тоннеля с ревом вырвался окутанный дымом тупой нос паровоза. Его прожектор тускло блеснул на солнце. За ним появились тендер, а затем первый вагон. В это мгновение Фарнелл достиг края тоннеля и прыгнул. Одновременно я с ужасом осознал, что на крыше первого вагона нет снега. Должно быть, его растопил дым из трубы паровоза. Фарнелл все рассчитал превосходно, и мне даже показалось, что у него все получится. Он взлетел над поездом с той же скоростью, с которой двигался состав. И несколько секунд он стоял, выпрямившись на крыше вагона.

Затем его лыжи за что-то зацепились, заскользили и сдернули его вниз. Его колени подломились, и он схватился руками за одну из вентиляционных воронок. Думаю, ему удалось бы за нее удержаться. Но тут одна из его лыж зацепилась за стену снежного коридора, и спустя мгновение он уже скользил назад по крыше вагона, зажатый между движущимся вагоном и утрамбованным снегом коридора. Вагон тряхнуло, и Фарнелла швырнуло в сторону, на край расчищенного в снегу тоннеля.

Я почувствовал, как напряглась Джилл. Взглянув на нее, я увидел, что она закрыла глаза руками. Затем она расслабилась и снова подняла голову. Но уже в следующую секунду она снова в ужасе застыла, глядя на Дахлера. Поезд уже был на повороте. Дахлер со всех ног бежал к нам, а за его спиной пыхтел и грохотал на повороте состав. Я увидел, как он оглянулся через плечо. Когда он снова обернулся в нашу сторону, его лицо представляло собой маску ужаса. Его глаза расширились, и он хватал ртом воздух, обнажив зубы. Он был далеко не молод, и к тому же все утро шел на лыжах. Мне казалось, что он бежит невообразимо медленно.

Паровоз обогнул поворот, и теперь его прожектор был устремлен прямо на нас. Гул двигателя сотрясал укрытые снегом горы. А Дахлер бежал, бежал из последних сил, спасая свою жизнь. Машинист его увидел, и по горам разнесся визг тормозов. Но тяжелый поезд все равно настигал его, не в силах остановиться. Дахлер снова оглянулся. Он был всего в двадцати ярдах от нас. Я видел пот, заливавший его лицо. Паровоз надвигался на него всей своей громадиной. Надеяться ему было больше не на что. Я обнял Джилл и прижал ее лицо к себе, чтобы она не видела того, что должно было произойти.

Все было кончено в одну секунду. Осознав, что железное чудовище его настигло, Дахлер бросился к отвесной снежной стене и прижался к ней всем телом в надежде, что между снегом и поездом окажется достаточно пространства для его маленького тела. Это было самым худшим из всего, что он мог сделать. Места там не было вообще. Я стоял и растерянно смотрел, как железный край паровоза врезается в его плоть, кромсая ее и размалывая в кровавое месиво о твердую как лед снежную стену коридора. Его тонкий высокий крик, похожий на отчаянный вопль попавшего в ловушку кролика, слился с визгом тормозов паровоза и затерялся в этом пронзительном звуке. Паровоз с ревом ворвался в тоннель, обдав наши лица шипящей струей горячего пара и сотрясая погребенное под снегом шаткое деревянное строение. Затем и этот звук оказался заглушен неимоверным лязгом налетающих друг на друга вагонов.

— О боже! — прошептала Джилл. — Какой ужас!

Она дрожала всем телом, вжавшись лицом в мою ветровку. В это мгновение она забыла о Фарнелле и думала только о Дахлере. Вдруг она перестала дрожать и выпрямилась.

— Что с Джорджем? — спросила она, напряженно вглядываясь в дым, затянувший дальний край снежного коридора, где на снегу бесформенной кучей темнело тело Фарнелла.

— Пойдем посмотрим, — ответил я, стремясь увести ее подальше от этого ужасного места.

«Все, что угодно, — думал я, — лишь бы не стоять здесь в ожидании того момента, когда поезд окончательно скроется под навесом, оставив на рельсах искромсанное тело Дахлера».

Мы покинули крышу навеса и побежали вдоль снежного коридора. Внизу, слева от нас, все медленнее и медленнее проезжали последние вагоны.

Последний вагон лениво прополз мимо меня и замер, лишь наполовину заехав в тоннель. Почти весь поезд был скрыт от наших взглядов, и лишь его хвост выглядывал наружу. Я мельком взглянул на дальнюю стену коридора. Вся стена напротив меня была испещрена алыми царапинами и кляксами. Казалось, какой-то политический агитатор, возмещающий недостаток образования рвением, безуспешно пытался написать там какой-то лозунг. Самого Дахлера не было видно. Я подумал, что, скорее всего, его останки найдут где-то в середине состава, зажатые между двумя вагонами. Мне не хотелось думать о том, на что будет похоже его тело.

Я отвернулся и со всей скоростью, на которую только был способен, заспешил на помощь к Фарнеллу. Я нужен был именно Фарнеллу и только ему мог помочь, если он, конечно, все еще был жив. Но мысли о Дахлере не шли у меня из головы. Мне нравился этот человек. Было в нем что-то зловещее и непредсказуемое. И все же, памятуя о его прошлом, это было вполне объяснимо. Я сожалел о его смерти. Но, возможно, это было и к лучшему.

— Билл! Мне кажется, он пошевелился! — срывающимся голосом произнесла Джилл.

Казалось, она пытается держать себя в руках, что удавалось ей лишь огромным напряжением всех сил.

Я присмотрелся, но передо мной все плыло. Сверкающий на солнце снег слепил мои и без того уставшие глаза.

— Возможно, он жив, — произнес я и еще сильнее оттолкнулся палками, хрустя лыжами по прихваченному морозом снегу.

Когда мы подъехали к Фарнеллу, он лежал совершенно неподвижно, скрутившись в тугой комок. Снег вдоль развороченного края коридора был измазан кровью. Джилл приподняла его голову. Она вся тоже была в крови. Я развязал крепления и снял с него лыжи. Одна его нога была ужасно изломана. Я повернул изуродованную конечность, чтобы придать ей менее противоестественное положение, и Фарнелл едва слышно застонал. Я поднял голову и посмотрел на него. В то же мгновение он открыл глаза. Джилл вытирала кровь с его лица. Под черной щетиной его бледное лицо пожелтело, обретя оттенок слоновой кости, что особенно бросалось в глаза на фоне яркой белизны снега.

— Воды, — прошептал он.

Голос клокотал у него в горле. Наши рюкзаки остались в хижине. Джилл провела ладонью по его лбу. Он пошевелился и попытался сесть. Тут же его лицо исказила гримаса боли, и он снова откинулся назад, уронив голову на колени Джилл. Он заскрежетал зубами, но, взглянув в лицо девушки и узнав ее, казалось, немного расслабился.

— У меня почти получилось, — прошептал он. — Там не оказалось снега. У меня вышло бы, если бы…

Он замолчал и закашлялся кровью.

— Тебе нельзя разговаривать, — произнесла Джилл, продолжая вытирать его лицо. Она обернулась ко мне. — Узнай, нет ли в этом поезде врача.

Я хотел было встать, но Фарнелл меня остановил.

— Бесполезно, — произнес он.

— Ты будешь в порядке, — ответил я.

Но я знал, что это не так. Я видел это по его глазам. Он тоже это знал. Он взглянул в глаза Джилл.

— Прости, — еле слышно прошептал он. — Я был плохим мужем, верно?

Мужем? Я перевел взгляд с него на Джилл. И внезапно я все понял. Все, что меня так озадачивало, внезапно прояснилось.

Он закрыл глаза, и на мгновение я подумал, что он умер. Но он крепко сжимал руку Джилл и вдруг посмотрел на меня. Затем он взглянул на Джилл. Не говоря ни слова, он вложил ее руку в мою ладонь. Затем он произнес:

— Билл, ты должен начать с того места, где я закончил. Месторождения торита… — Он стиснул зубы и приподнялся. Джилл поддерживала его спину. Он, прищурившись от яркого света, смотрел на дальний край долины. — Блаайсен, — прошептал он.

Я обернулся и проследил за направлением его взгляда. Он в упор смотрел на Йокулен, на тот склон горы, где ледник сверкал ярко-синим цветом. Когда я снова посмотрел на него, он уже расслабился и закрыл глаза. Джилл наклонилась и поцеловала его в губы. Он попытался что-то сказать, но силы его уже покинули. Мгновение спустя его голова откинулась набок и из открытого рта тонкой струйкой потекла кровь.

Джилл уложила его на спину в то же самое мгновение, когда на нас упала чья-то тень. Я поднял голову. Над нами стоял Йоргенсен. Я осознал, что со стороны навеса доносится гул голосов. Из тоннеля по-прежнему торчал задний вагон, а коридор, в котором уже находились полицейские и железнодорожные чиновники, быстро наполнялся возбужденными пассажирами.

Я посмотрел на Джилл. Ее сухие глаза смотрели в пространство.

— Умер? — спросил Йоргенсен.

Я кивнул.

— Но перед смертью он вам сказал?

— Да, — ответил я.

Я встал, не обращая внимания на острую боль в ногах, повернулся и посмотрел на Йокулен. У моих ног лежали останки Джорджа Фарнелла. Но там, под Синим Льдом, лежало все, ради чего он жил и работал, все самое лучшее в этом человеке. Это была суть его жизни, ее итог. Ничего такого, что можно было бы пощупать или хотя бы увидеть. Все, чего он достиг, было скрыто от взглядов с тех пор, как ледниковый период решил раскрасить лед на обрывистом склоне Йокулена в синий цвет. Он оставил нам всего лишь идею, рожденную из опыта и упорного труда целой человеческой жизни и подкрепленную мощным присутствием минерального богатства под этими скалами и льдом. И в этот момент я поклялся себе, что останусь в Финсе и возведу промышленный памятник Джорджу Фарнеллу, который умер в этих снегах. Памятник беглому заключенному, мошеннику, дезертиру и убийце, но при всем при этом великому человеку, подчинившему все свои поступки одной-единственной идее.


И теперь этот памятник наполовину готов. Когда я приступил к этой истории, дни становились короче и Финсе был скован льдом. Этот лед так до сих пор и не выпустил его из цепких объятий. Но дни становятся все длиннее. Приближается весна. Все эти долгие зимние месяцы мы с Джилл жили здесь и работа постепенно продвигалась вперед. Мы довели до конца все предварительные исследования. Мы доказали, что смерть Джорджа Фарнелла была не напрасной. Вскоре мы добудем первую руду. Скоро вокруг этих приземистых бревенчатых строений закипит жизнь. Финсе превратится в небольшой город, источник жизненной силы этих мест, потому что именно здесь будет находиться одно из самых крупных промышленных предприятий земного шара.

Я открываю окно и смотрю вдаль. Отсюда я вижу место, где умер Фарнелл. А правее — ухмыляющийся своими ледяными челюстями Синий Лед и все, ради чего он жил.



1

Строка из военного сонета «Солдат», написанного в период Первой мировой войны английским поэтом Рупертом Бруком (1887—1915). (Здесь и далее примеч. пер.)

2

Фритьоф Нансен (10 октября 1861—13 мая 1930) — норвежский полярный исследователь, ученый, доктор зоологии, основатель новой науки — физической океанографии, политический и общественный деятель, гуманист, филантроп, лауреат Нобелевской премии мира за 1922 год, удостоен наград многих стран.

3

Стортинг — парламент Норвегии.


home | my bookshelf | | Затерянные во льдах. Роковая экспедиция |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 2.0 из 5



Оцените эту книгу