Book: Смерть — штука тонкая. Афера Хавьера. Экстренный выпуск



Смерть — штука тонкая. Афера Хавьера. Экстренный выпуск

Смерть — штука тонкая


Смерть — штука тонкая. Афера Хавьера. Экстренный выпуск

Смерть — штука тонкая. Афера Хавьера. Экстренный выпуск

Смерть — штука тонкая. Афера Хавьера. Экстренный выпуск


Эдгар Бокс [1]

Смерть — штука тонкая

Глава первая

1

Смерть лилипутки Пич Сенду от рук, а точнее от ног взбесившегося слона во время циркового представления в Медисон Сквер Гарден поначалу расценили как несчастный случай. С трагедией такого сорта неизбежно можно столкнуться, если приходится заправлять цирком со слонами и лилипутами. Однако спустя несколько дней пошли разговоры о какой-то грязной игре.

Я с большим интересом прочитал статью в «Дейли Ньюс». Там шла речь о каком-то разговоре с какими-то угрозами; кто-то неназванный его послушал и отправился в полицию с поразительной историей (о ней также ничего не говорилось), в которой выдвигалось обвинение против неназванной группы людей.

Все это выглядело весьма странно.

Мисс Флин, недремлющее око моей совести и секретарша по совместительству, дама пожилая, твердая, нетерпимая и порой даже безжалостная, но с симпатичной сединой в волосах, склонилась над моим плечом, что было для нее обычным явлением.

— Надеюсь, вы не собираетесь…

— Впутываться в это грязное дело? Нет. Или, по крайней мере, не стану впутываться до тех пор, пока меня не попросят. А это весьма маловероятно — у цирка собственных людей хватает.

— Однако кто-то из работников цирка, зная вашу склонность копаться во всяких сомнительных историях и преступлениях, может обратиться к вашим услугам…

— Для этого придется сначала меня поймать. Я испаряюсь. — Я поспешно встал; она удивленно посмотрела на меня, прикидывая, не собрался ли я на самом деле избавиться от материальной оболочки; мисс Флин изучала жаргон, но ее собственный язык оставался изысканным и холодным. Пришлось пояснить.

— Я исчезаю только на неделю.

Поняв, в чем дело, она кивнула.

— Вы приняли приглашение миссис Виринг погреться на солнышке в ее роскошном поместье на Лонг-Айленде?

— Только что. Нет смысла тут болтаться. Август — совершенно мертвый месяц. У нас сейчас нет ни единого дела, с которыми вы бы не справились лучше меня. — Она кивнула в знак согласия. — Поэтому я отправляюсь в Истхемптон и посмотрю, что ей от меня нужно.

— Миссис Виринг никогда не стремилась укрепить свои позиции в обществе, — мисс Флин не преминула подчеркнуть свой снобизм.

— Ну, она станет не первой престарелой дамой, которую мы представим ничего не подозревающей публике.

Мисс Флин сердито посмотрела на меня. Она не только осуждала мою склонность возиться с разными сомнительными личностями и их деяниями, но заодно не переваривала почти всех клиентов моей фирмы по связям с общественностью — амбициозных процветающих типов, стремившихся протолкнуть в прессу дело своих рук или самих себя. За исключением истории с поющей собакой, потерявшей голос, у меня были довольно твердые позиции в этом специфическом бизнесе. Однако в последнее время там наметился явный застой. В августе Нью-Йорк вымирает и все стараются убраться подальше от жары. Таинственное приглашение миссис Виринг пришло как раз вовремя.

«Насколько мне известно, Элма Эддердейл — ваша хорошая знакомая… и моя тоже… Один из ее друзей назвал мне ваше имя. Мне бы очень хотелось, чтобы вы смогли приехать в пятницу и остаться у меня на уик-энд: хотелось бы поговорить относительно небольшого проекта, дорогого моему сердцу. Пожалуйста, поскорее сообщите о своем решении. Надеюсь, вы не откажете.

Искренне ваша Роза Клейтон Виринг.»

Письмо было написано на плотной дорогой почтовой бумаге, в верхней части страницы стоял скромный гриф: «Северные Дюны, Истхемптон, Лонг-Айленд, Нью-Йорк». И никаких намеков, что ей нужно. Первым моим желанием было написать, что я должен иметь ясное представление, о чем идет речь, прежде чем брать на себя какие-то обязательства. Но августовская жара размягчила мою профессиональную хватку. Уик-энд в Истхемптоне, в большом поместье…

Я продиктовал мисс Флин, которая время от времени фыркала, но тем не менее ничего не сказала, телеграмму о согласии приехать.

Затем своим самым профессиональным тоном я выдал целый ворох инструкций, прекрасно понимая, что в мое отсутствие мисс Флин поступит так, как ей заблагорассудится; мы торжественно пожали друг другу руки, и я покинул контору, которая представляла две маленьких комнатки с двумя столами и шкафом для документов на 55-й Ист-стрит (престижный район, маленькая контора, дорогая аренда), и под палящим солнцем отправился по Парк-авеню в свою квартиру на 49-й стрит (непрестижный район, зато большие комнаты и низкая квартплата).

2

Экспресс «Кеннон-болл» в сторону Лонг-Айленда отошел от вокзала, и складывалось полное впечатление, что до наступления темноты мы доберемся до Монтаука; если же этого не случится… Ну, те, кто путешествует по этой железной дороге, играют с огнем и знают об этом. Через открытое окно в лицо мне летел пепел от паровоза. Жесткая скамейка быстро нарушила кровообращение в ногах. Жаркое солнце нагло светило прямо в лицо… Все это мне напоминало дни детства, когда пятнадцать лет (ну, может быть, и двадцать) тому назад мне частенько приходилось навещать родственников в Саутхемптоне. С тех пор все изменилось, кроме железной дороги на Лонг-Айленд и Атлантического океана.

«Джорнел Америкен» переполняли рассуждения на тему смерти Пич Сенду, хотя фактов, из которых можно было хоть что-то высосать, так и не появилось. Это не слишком беспокоило газетчиков, заполнивших страницы множеством симпатичных фотографий обнаженных девушек в блестках и перьях. Сама Пич Сенду в жизни была довольно неряшливой лилипуткой средних лет с кудряшками по моде двадцатых годов.

Я погрузился было в чтение статьи моего старого друга и соперника Элмера Буша в «Нью-Йорк Глоуб», но тут меня задело холеное бедро и мягкий женский голос произнес:

— Простите… это не Питер ли Сержент?

— Лиз Бессемер!

Мы с изумлением взглянули друг на друга, хотя я и не видел особых причин для такого изумления, так как мы встречались не реже раза в месяц то на одном, то на другом приеме, и я даже пытался несколько раз назначить ей свидание, но безуспешно, так как я застенчив, а она всегда была увлечена кем-нибудь из парней, крутившихся вокруг. Хотя было совершенно логично, что мы оба оказались в пятницу в экспрессе «Кеннон-болл», следующем на Лонг-Айленд, тем не менее при виде друг друга мы профессионально изобразили изумление.

Изумление перешло в волнение, по крайней мере с моей стороны, когда я узнал, что она намерена навестить тетушку и дядюшку в Истхемптоне.

— Я просто решила выбраться из города, и так как мамуля в Лас-Вегасе занята очередным разводом…

Лиз была крупной двадцатипятилетней девицей с голубыми глазами, темно-каштановыми волосами и фигуркой, словно вырезанной из плаката, рекламирующего лифчики, но тем не менее свою родительницу она именовала не иначе как «мамуля», что, как мне кажется, имело определенный смысл.

— Ну вот, раз меня на этот уик-энд никуда не пригласили, я подумала и решила навестить свою тетушку, которая все лето настойчиво звала меня в гости. Вы тоже направляетесь туда?

Я кивнул, и мы немного посплетничали. Она знала миссис Виринг и даже знала ее поместье, расположенное примерно в полумиле от того места, где собиралась остановиться она. Я почувствовал, как мягко и настойчиво нарастает желание, и мысленно благословил доброжелательную руку Провидения.

— Надеюсь, вы не относитесь к приятелям миссис Виринг?.. Она, конечно, очень симпатичная, но, как бы это сказать, ну, вы понимаете….

— Немного не в себе?

— Ну, это еще мягко сказано.

Лиз скорчила гримаску; я отметил, что у нее под простым хлопчатым платьицем, стоившим сумму, равную его весу в золоте, ничего не было; абсолютно ничего, по крайней мере выше талии. В силу некоторых причин я чувствовал себя прекрасно и подумал, что Кристиан Диор, в конце концов, не такой уж плохой парень.

— Нет, это просто деловая поездка, — неопределенно промямлил я, пока мы с отчаянным грохотом неслись по мосту. — У нее возникла какая-то идея, и она хочет обсудить ее со мной. Какого черта… нужно же как-то зарабатывать на жизнь, вот я и выбрался из города на уик-энд… а может быть, и дольше, — осторожно добавил я.

Но Лиз, по крайней мере по слухам, была одной из самых неромантичных девушек Нью-Йорка. Хотя в свое время она гуляла с некоторыми из крутых парней и, несомненно, доставила им известное удовлетворение, но никогда не относилась к тому типу девушек, которые любят держаться за руки при лунном свете или обмениваться горящими взглядами в набитых народом залах. Она была из тех деловых девушек, которые мне нравились, несмотря на все эти штучки с «мамулей».

— Понятно. — Она холодно взглянула на меня, по крайней мере настолько холодно, насколько это было возможно в условиях, когда голову вам посыпало пеплом, а температура в вагоне достигала 100 градусов по Фаренгейту.

— У вас собственная фирма?

Я кивнул.

— С тех пор, как я ушел из «Глоуб».

— Должно быть, это ужасно интересно, — неопределенным тоном протянула она. — А я сейчас работаю в «Харпере Базар».

Я сказал, что не знал, что она работает.

— Да… время от времени.

— И что вы там делаете?

— О, знаете, все зависит от ситуации.

Да, в самом деле, я это знал. В Нью-Йорке было множество элегантных состоятельных девиц с коллекцией жемчугов от фирмы «Текла» и черных платьев от Шанель, которые между окончанием колледжа и первым замужеством скрашивали досуг, работая в журналах мод. Они были очаровательны, больше всего любили бизнес по части искусства и часто крутились в галереях на 57-й стрит, чтобы посмотреть картины, а еще в районе Второй авеню — в шикарных квартирах, где нью-йоркская богема устраивала вечеринки для Эдит Ситуэлл и обсуждала очередные сплетни о Марлоне Брандо.

Лиз была полноправным членом этого сообщества, но в то же время внимательно следила, чтобы не стать его типичным представителем: она не принадлежала к числу тех модных девиц, которые делали себе на этом карьеру; поддерживала связи с парнями с Уолл-стрит, с бандой из Ньюпорта, с командой с Палм-бич и даже с теми холостяками, завсегдатаями ночных клубов, которые считали, что 57-я стрит расположена где-то между Рокфеллер-плаза и Сен-Реджис.

Мы немного поговорили про общих знакомых. У меня не было времени вращаться в ее мире, но я достаточно хорошо его знал — он состоял из моих школьных друзей, а еще из тех профессиональных зомби, которых вы неизбежно раньше или позже встретите, если вообще выходите в Нью-Йорке в свет.

Когда поезд остановился, чтобы заправиться водой или чем-то еще, если не считать пассажиров, я спросил, что она знает о миссис Виринг.

— Не думаю, что знаю о ней больше всех остальных. Она постоянно на виду, вот и все. Сама она родом откуда-то с Запада, покойный муж оставил приличное наследство, по крайней мере я так думаю. Полагаю, она немного не соответствует общепринятому образу вдовы и представительной престарелой дамы.

Примерно то же я о своей будущей хозяйке уже знал, поэтому мы немного поговорили о других вещах и договорились встретиться в субботу вечером в яхт-клубе «Леди-рок», где намечались танцы. Предполагалось, что я прибуду туда в качестве гостя миссис Виринг, но я сказал, что если она не пойдет, то смогу прорваться. Лиз решила, что это неплохая мысль.

После этого мы занялись чтением наших бульварных газеток, а поезд все мчался мимо бесчисленных утиных стай и картофельных полей — основных даров этого зеленого острова. Незадолго до Саутхемптона мы оба согласились, что кто-то явно толкнул Пич Сенду под ноги чертова слона. Но кто?



3

«Северные Дюны» оказались огромным обшитым посеревшими досками домом, возвышавшимся на дюнах к северу от яхт-клуба «Леди-рок», который в свою очередь располагался к северу от городка.

Меня встретил парень славянской внешности в шоферской фуражке и комбинезоне, который сразу сообщил, что его послала миссис Виринг.

Я забрался в большой автомобиль, стоявший возле вокзала, помахал Лиз, севшей в такую же колымагу, откинулся на спинку, и мы молча покатили через симпатичный городок с большими вязами, серебристым прудом и домом, в котором некто не написал «Дом, прелестный дом», но мог это произведение обдумывать.

На берегу океана, на безлесных песчаных дюнах, поросших пучками остроконечной травы, темневшими на фоне белого песка, выстроился длинный ряд больших мрачных домов. Лужайка, покрытая сочной золотисто-зеленой травой, переходила в чистенькую аккуратную дорогу, идущую к северу от городка в сторону Монтаук-пойнт. Слева и справа высились большие виллы и коттеджи, владельцы которых приезжали только на лето.

Дом «Северные Дюны» оказался одним из самых больших и мрачных. Со стороны океана вокруг дома шла крытая галерея, а снаружи он казался настоящим дворцом, хотя довольно обветшавшим.

Внутри все оказалось гораздо лучше.

Дворецкий с постной физиономией взял чемодан и провел меня в солнечную комнату: это было просторное помещение на южной стороне дома с прекрасным видом на площадку для гольфа и океан; высокие деревья закрывали вид на городок.

Миссис Виринг поднялась из кресла, в котором сидела возле пустого камина, и поздоровалась со мной.

— Я просто восхищена, мистер Серджент, как быстро вы откликнулись на мою записку.

Хозяйка тепло пожала мне руку; это была крупная уверенная женщина с большой копной голубоватых волос над бледным лицом и глубоко сидящими голубыми глазами, смотревшими на меня без всякого выражения. Ей было около пятидесяти, грудь напоминала мешок с песком, а голос не был похож ни на голос уроженцев Запада, ни на выговор завсегдатаев колониальных ресторанов в Нью-Йорке, а представлял нечто среднее.

— Присаживайтесь и выпейте чего-нибудь. Я могу позвонить… или предпочтете смешать себе сами?… Здесь все для этого есть. Я плесну себе немного «дюбонне»: никогда не пью ничего другого. Как полагаете, перед обедом неплохо пропустить по рюмочке?

Она что-то еще бормотала, а я уже отреагировал, смешав себе виски с содовой, а ей налив немного коньяка со льдом. Затем уселся в мягкое кресло напротив и стал ждать.

Но миссис Виринг не торопилась переходить к делу.

— Элма Эддердейл приедет на следующей неделе. Кажется, в понедельник, вы это знали? Я люблю ее. Она остановится в Си-Спрей… Элма ведь ваша старая приятельница, верно? Да? Конечно, мне хотелось бы с ней повидаться. Я не стала приглашать ее сюда — она предпочитает одиночество, а в этот уик-энд у меня в доме будет полно гостей.

Одним глотком она прикончила коньяк.

— Друзей и знакомых, — добавила она как-то неопределенно, глядя в окно на площадку для гольфа, золотившуюся под полуденным солнцем.

— Я хотел бы… — начал я, стремясь скорее перейти к делу.

— Не выпить ли еще? Да, полагаю, я могу себе это позволить. Мне это полезно, потому что доктор говорит: глоток коньяку перед обедом разогревает кровь.

Я налил ей коньяка в стакан для коктейля в такой дозе, которая, как мне казалось, могла довести ее кровь до кипения. Двумя изящными, чисто женскими глотками она добралась до дна стакана, и я понял, в чем состоит ее проблема. По крайней мере, одна из проблем. В любом случае выпивка пошла на пользу: глаза ее блестели, когда она поставила стакан и сказала:

— Мне нравится смешивать, а вам?

— Что смешивать, миссис Виринг?

У меня было такое чувство, что мы работаем на разной волне.

— Конечно, людей. Что же еще? — Хозяйка ослепительно улыбнулась, сверкнув белоснежными дорогостоящими зубами. — В этот уик-энд я попыталась собрать интересных людей… а не только принадлежащих к светскому обществу… хотя, конечно, все они люди светские. Здесь Брекстон. — Она сделала паузу, переваривая коньяк.

На меня это, безусловно, произвело впечатление… Или, пожалуй, точнее было сказать, что я удивился. Уровень моего интереса к современной живописи находился где-то на отметке между нулем и минус десятью, но, крутясь в модных кругах Нью-Йорка, я нахватался поверхностных знаний и мог без особого напряжения отличить импрессионизм от экспрессионизма.

Брекстон был одним из модных героев 57-й улицы. Сейчас его картины выставлялись во всех музеях. Каждый год журнал «Лайф» устраивал своим читателям прогулку по его студии, получая к немалому огорчению тонну писем, в которых говорилось, что могли бы придумать что-нибудь получше, чем тратить место на парня, чьи картины не лучше пачкотни малышки Сью из четвертого класса. Брекстон весьма профессионально распределял свое время, и меня удивило, что он собирается появиться у миссис Виринг. Но тотчас же стала ясна и причина этого.

— Его жена Милдред — моя племянница, — сообщила хозяйка, изящно слизывая кусочки льда, чтобы не пропало ни капли коньяка. — Какой переполох поднялся в семье, когда десять лет назад она вышла за него замуж! Но откуда нам было знать, что он станет таким знаменитым?

Я позволил предположить, что всегда велика роль случайности.

— В любом случае, ужасно приятно, что они будут здесь. Он совсем не навязчив, хотя должна сказать, что люблю живопись и художников и не жду от них, чтобы они походили на обычных людей. Я хочу сказать, ведь они отличаются, верно? Они вовсе не такие, как мы.

«Дорогуша, говори только за себя», — мысленно сказал я, коротко кивнув в ответ. Мне было интересно, имеют ли Брекстоны что-нибудь общее с делом, по поводу которого меня пригласили на уик-энд. Может, в этом приглашении заключалась какая-то хитрость? Однако я решил промолчать.

Миссис Виринг налила себе еще бокал коньяка. Я с восхищением отметил, что рука ее при этом оставалась безупречно тверда. И все это время она болтала не переставая.

— Еще здесь сейчас Клейпулы. Очень симпатичные люди… Они из Ньюпорта, вы, конечно, знаете. — Хозяйка одним глотком выпила коньяк и вернулась к креслу. — Это брат и сестра, и они удивительно преданы друг другу, что такая редкость в наши дни. И ни один их них не создал семьи, хотя у обоих, конечно, было множество предложений.

Это смахивало на пациентов доктора Кинси или, может быть, даже доктора Фрейда, но я продолжал слушать, а миссис Виринг продолжала рассказывать, какая они прекрасная пара, как они вместе путешествуют, как вместе покровительствуют искусствам. Я что-то смутно о них слышал, но не имел ни малейшего представления, сколько им лет и какому виду искусства они покровительствуют. Миссис Виринг полагала, что я знаю всех, кого знает она, и потому совершенно не заботилась что-то объяснить. Хотя это не имело особого значения: я полагал, что мои обязанности не будут иметь ничего общего с ее коллекцией гостей.

Хозяйка уже рассказывала мне о последней из приглашенных, — речь шла о писательнице Мери Вестерн Ланг, — когда дворецкий быстро и молча пересек без всякого предупреждения комнату и что-то прошептал ей на ухо. Она кивнула и жестом отпустила его, не дав никаких указаний.

К моему облегчению, то, что он сказал, — что бы это ни было, — словно завернуло кран. Миссис Виринг неожиданно повела себя весьма деловито, несмотря на легкий алкогольный румянец, проступивший из-под слоя косметики.

— Перехожу к делу, мистер Серджент. Мне нужна помощь. Поскольку именно в этом состоит главная причина вашего приглашения, я прямо сейчас расскажу вам в основных чертах, в чем дело. Я собираюсь устроить прием в День Труда и хотела бы, чтобы он стал своеобразной сенсацией для Хемптона. Он не должен быть дешевым и не должен стать обычным, заурядным. Не хочу, чтобы кто-нибудь узнал, что я наняла агента по связи с прессой… если предположить, что вы согласитесь заняться этой работой. Но мне нужно, чтобы все это было широко освещено в печати.

— Моя ставка… — начал я, так как еще будучи бойскаутом обнаружил, что любое дело следует начинать именно с этого.

— Все будет оплачено. — Она вела себя совершенно по-деловому. — Напишите мне сегодня вечером письмо, укажите в нем, сколько вы хотите, изложите свои предложения, и я оплачу все, что понадобится.

Я был просто восхищен последовавшими вслед за этим несколькими репликами, которые означали, что я нанят на работу, и объясняли, в чем она будет состоять.

— Обратилась я именно к вам потому, что могла пригласить вас сюда в качестве гостя, — и это не вызвало бы у людей никаких вопросов.

Это мне польстило, и я пожалел, что не надел свой лучший габардиновый костюм от «Братьев Брукс».

— Поэтому не говорите, пожалуйста, ничего о своей профессии; сделайте вид, что вы, скажем… писатель.

Да, закончила она достаточно эффектно.

— Сделаю все, что в моих силах.

— Завтра я пройдусь с вами по списку гостей. Думаю, он выглядит достаточно неплохо, но вы могли бы что-то посоветовать. Затем мы обсудим, какого сорта рекламу стоит предпочесть. Мне хотелось бы, чтобы все было сделано как можно лучше.

Я вовремя остановил себя и не спросил, на кой черт ей это нужно. Это, пожалуй, в моей хитрой профессии чуть ли не единственный вопрос, который я никогда не задавал. Работа агента по связям в какой-то мере напоминает работу адвоката: к вам в руки попадает дело и вы не заботитесь ни о чем другом, кроме его успеха. Я прекрасно понимал, что раньше или позже миссис Виринг введет меня в курс дела. Если же этого не произойдет, то, учитывая сумму, которую я намеревался запросить, большой разницы не будет.

— Ну, а теперь вы, наверное, хотели бы пройти в свою комнату. Ужин в восемь тридцать.

Она немного помолчала, потом добавила:

— Мне хотелось бы попросить вас об одном одолжении.

— Слушаю, миссис Виринг.

— Пусть вас не смущают некоторые вещи, которые вы можете увидеть или услышать в этом доме… И надеюсь, вы будете достаточно скромны.

Ее совершенно заурядное лицо стало бледным и торжественным, когда она произносила эти слова; меня даже несколько напугало выражение, появившееся в ее глазах. Казалось, она чего-то боится. Любопытно, чего же… У меня возникло подозрение, все ли у нее дома.

— Конечно, я ничего не скажу, но…

Она неожиданно оглянулась, словно опасаясь, что нас подслушивают. Потом жестом меня отпустила.

— А теперь, пожалуйста, идите.

Я услышал в холле приближающиеся к нам шаги и был уже практически в дверях, когда она сказала своим обычным голосом:

— Кстати, мистер Серджент, можно я буду звать вас Питером?

— Конечно…

— Тогда вы должны звать меня Розой.

Это прозвучало как приказ.

Я вышел в холл, едва не столкнувшись в дверях с бледной молодой женщиной, пробормотавшей что-то, чего я не расслышал. Она проскользнула в гостиную, я поднялся по лестнице; горничная проводила меня в мою комнату.

Скажем так: чувствовал я себя по крайней мере неловко. И даже подумал, не забрать ли мне свой чемодан и не отправиться в одну из местных гостиниц, например, в «Дом 1770 года». Я не так уж нуждался в работе, скорее, в отдыхе, которого, учитывая сложившиеся обстоятельства, могло и не получиться. Миссис Виринг была странной женщиной, много пила. Кроме того, она показалась нервной и испуганной… Но чего она боялась?

Скорее из любопытства, чем из-за чего-то еще, я решил остаться. Это оказалось чертовски большой ошибкой.

4

В восемь вечера после продолжительной ванны и длительной процедуры одевания я спустился по лестнице, изучив предварительно немного сырую (во всех виллах на берегу океана царил одинаковый затхлый запах), но прекрасно обставленную комнату, и прочитав названия книг на ночном столике: Агата Кристи, Мако, Великая герцогиня Мария… У меня возникло подозрение, что такие же книги лежат на ночных столиках в каждой комнате для гостей по всему Хемптону… за исключением, может быть, Саутхемптона, где могла появиться Ненси Митфорд и еще что-нибудь неприличное.

Я решил отдать предпочтение Агате Кристи вместо Лиз Бессемер, которую, скорее всего, не смогу увидеть до субботы, если увижу вообще.

Оказалось, остальные гости уже собрались в большом зале, теперь ставшим уютным и светлым. Наступил вечер, шторы были задернуты, зато зажжены все лампы.

В комнате были все кроме нашей хозяйки.

На помощь мне пришла женщина, с которой я чуть не столкнулся. У нее была изящная фигура, мягкие неброские черты; ей было немного за тридцать, но серое платье придавало вид довольно старомодный, словно не из нашего столетия.

— Меня зовут Элли Клейпул, — сказала она, улыбаясь. — Кажется, я на вас наткнулась…

— Да, в холле. Я — Питер Серджент.

— Пойдемте я представлю вас остальным гостям. Не знаю, что задержало Розу. — Она повела меня по комнате.

На кушетке на двоих, недостаточно большой даже для нее одной, сидела Мери Вестерн Ланг, известная писательница, обладательница полной фигуры, лицом в ямочках цвета слегка прокисших персиков со сливками и волосами, выкрашенными под платиновую блондинку. Полнота делала ее широкие алые брюки еще более заметными. Я насчитал у нее на каждой ноге от лодыжки до бедра по четыре складки; создавалось впечатление, что у нее четыре колена вместо одного, как положено.

Следующая остановка произошла на другом конце комнаты, где миссис Брекстон, миниатюрная брюнетка с голубыми, как у фарфоровой статуэтки, глазами, просматривала стопку книг по искусству. Она коротко кивнула мне.

Брекстон, изучавший поднос с виски, оказался более приветливым. Я узнал его по фотографиям: невысокий плотный человек с песочного цвета усами, веснушчатой лысиной, в тяжелых очках, с заурядным и невыразительным лицом, несколько напоминавшим типичные для него картины.

— Что вам предложить? — спросил он, встряхивая лед в шейкере.

Больше всего я ненавидел фразу «Как давно мы не виделись!», а вслед за ней шла фраза «Что вам предложить?», но после холодного приема, оказанного его женой, я отнесся к нему почти как к давно потерянному брату.

— Предпочел бы мартини. Могу чем-то помочь?

— Нет, не беспокойтесь. Сейчас все будет готово.

Когда он манипулировал с шейкером, я обратил внимание, какие у него длинные пальцы; прекрасные сильные пальцы, так не похожие на все остальное, с трудом поддававшееся описанию. Под ногтями краска… — профессиональная примета.

Потом Элли Клейпул представила меня своему брату, спрятавшемуся в алькове на другом конце комнаты. Он был очень похож на нее и примерно на год или два старше; симпатичный, молодой человек, небрежно носивший дорогой твидовый костюм.

— Рад познакомиться с вами, Серджент. Я тут копаюсь в книгах. У Розы есть интересные вещицы. Жаль, что сама она ничего не читает.

— Почему бы тогда их просто не украсть? — улыбнулась брату Элли.

— Может быть, я так и сделаю.

Они быстро обменялись теми доверительными взглядами, которые так характерны для мужа и жены и кажутся немного неестественными у брата с сестрой.

Затем, вооружившись бокалами с мартини, мы присоединились к писательнице, устроившейся возле камина. Все расселись вокруг, за исключением миссис Брекстон, отчужденно стоявшей в дальнем конце комнаты. В тот вечер в воздухе висело какое-то ожидание, тишина напоминала затишье перед бурей.

Я заговорил с Мери Вестерн Ланг, оказавшейся справа от меня. Стал спрашивать, давно ли она в Истхемптоне и как ей тут нравится, но взгляд мой блуждал по комнате, а уши чутко ловили другие разговоры. Внешне все выглядело спокойно. Клейпулы спорили с Брекстоном о живописи. Никто не обращал внимания на миссис Брекстон; ее отчужденность формально оставалась незамеченной. Но что-то случилось. Думаю, я заметил это благодаря нашей странной беседе с Мери Вестерн; но даже без ее предупреждений я сам, пожалуй, смог бы уловить воцарившееся тревожное настроение.

Мери Вестерн была неисчерпаема; голос ее звучал пронзительно, почти по-детски, но не громко; несмотря на ее размеры, которые позволяли ожидать чего-то громоподобного, голос ее был слабоват, и мне приходилось очень низко наклоняться, чтобы расслышать, что она говорит… Ей это очень нравилось, и она безудержно флиртовала со мной, как девчонка.

— Только теперь, после прихода Эйзенхауэра все изменится…

Интересно, что должно измениться? Дело в том, что я не слышал начала ее рассуждений.

— Ничто не остается неизменным, — глубокомысленно заметил я, надеясь, что это сочтут достаточно уместным. Так и случилось.

— Как справедливо! — Она взглянула на меня чуть выпученными из-за болезни щитовидной железы глазами; ее большое детское лицо было счастливым и безмятежным. — Я всегда считала точно так же. Вы не впервые здесь, не так ли?



Я сказал, что в детстве частенько проводил здесь лето.

— Ну, тогда вы здешний старожил! — Эта новость доставила ей неописуемое удовольствие. Она даже попыталась положить руку мне на левое колено, сопроводив это быстрым теплым пожатием, что чуть было не заставило меня выпрыгнуть из собственных штанов; за исключением весьма особых обстоятельств я ненавижу, когда меня трогают. К счастью, в этот момент она на меня не смотрела, глаза были опущены на ее собственные алые колени, или, по крайней мере, на место, казавшееся наиболее вероятным их местонахождением.

После нескольких почти истерических реплик мне удалось вырваться к стойке с остатками мартини, пообещав, что принесу и ей. Когда я выливал остатки из шейкера в бокал, ко мне неожиданно подошла миссис Брекстон.

— Сделайте и мне, — тихо попросила она.

— Да, конечно. Предпочитаете сухой?

— Все равно. — Она взглянула на мужа, сидевшего спиной к нам и оживленно жестикулировавшего, что-то доказывая. Лицо ее оставалось непроницаемым, но я чувствовал исходивший от нее странный холод, вроде холода от уже окоченевшего трупа.

Я быстро приготовил ей мартини и второй бокал Мери Вестерн Ланг. Даже не сказав мне спасибо, она присоединилась к группе, расположившейся возле камина, и заговорила, как я отметил, только с мисс Клейпул, полностью игнорируя продолжавших спорить мужчин.

Поскольку деться больше было некуда, я присоединился к мисс Ланг, которая изящно потягивала мартини сложенными в трубочку губами, к которым пристало несколько длинных золотистых волосков.

— Всему на свете я предпочитаю джин, — заявила она, отставив почти нетронутый бокал. — Я даже помню те времена, когда мои старшие братья разливали его в ванной. — Она громко рассмеялась при мысли, какой маленькой она была и как стара сейчас, раз помнит времена сухого закона.

Потом я поинтересовался, как она стала такой известной писательницей.

— Я веду рубрику, которая называется «Беседы о книгах», она распространяется по всем Соединенным штатам и Канаде. Вам приходилось читать ее? Да? Очень мило с вашей стороны. Я трачу на нее столько сил! Конечно, это не главный источник моего существования, но в наше время на многое рассчитывать не приходится, и мне просто повезло, что она так популярна. Ведь я веду ее уже больше девяти лет.

Пришлось отпустить еще несколько грубых льстивых комплиментов в ее адрес и сделать вид, что я — ее поклонник. На самом же деле по причине, которой я бы не смог определить, я весь был поглощен миссис Брекстон и весь разговор время от времени косился на нее краем глаза. Она о чем-то темпераментно рассказывала Элли Клейпул, слушавшей с серьезным, даже несколько мрачным выражением лица. К сожалению, говорили они слишком тихо и я не мог разобрать ни слова. Как бы то ни было, мне не понравился брезгливо выгнутые тонкие губы миссис Брекстон, капризное и надменное выражение ее лица.

— Мистер Серджент, Роза сказала мне, что вы — писатель.

Я раздраженно подумал, что Роза выбрала для меня неверный камуфляж: едва ли я способен ввести в заблуждение автора книжных обозрений. И я решил пойти на хитрость.

— Раньше я работал помощником театрального критика в газете «Нью-Йорк Глоуб», но несколько лет назад ушел оттуда… чтобы написать роман.

— О, как интересно! Все бросить и жить только ради своего искусства! Как я вам завидую и как вами восхищаюсь! Позвольте мне быть вашей первой читательницей и критиком.

Я начал бормотать, что роман еще не закончен, но ее это уже не интересовало, она разволновалась, крупные груди тяжело вздымались и опускались.

— Много лет назад, еще в Редклифе, я сделала то же самое. В один прекрасный день я бросила школу и сказала родителям, что намерена стать писательницей. И стала. Наша семья из Бостона… Родители весьма консервативны, но и они ничего не могли возразить, когда я написала «Маленькую веселую песенку»… Вы ее, наверно, помните. Ее считали лучшей детской книжкой того времени… даже сегодня новое поколение детей от нее в восторге; их милые письма, которые я получаю, полны сердечной признательности.

Затем карьера Мери Вестерн Ланг была изложена во всей ее невообразимой длине. Мы добрались уже почти до сегодняшних дней, когда я спросил, почему задерживается хозяйка. Это остановило ее буквально на миг и вызвало неловкость.

— Роза часто опаздывает… Но раз вы ее старый друг… то, вероятно, знаете причину.

Я рассеянно кивнул.

— Но даже при этом…

— Положение ухудшается. Мне хотелось бы что-нибудь сделать, но боюсь, такие вещи, как поездка в санаторий, не принесут ей пользы… Но поскольку она не позволяет даже упоминать об этом, нам, ее самым старым и преданным друзьям, остается только развести руками. Вы же знаете; какой у нее характер! — Мисс Ланг даже вздрогнула.

— Мне показалось, что сегодня вечером она, как бы это сказать, весьма взволнована. Она…

В драматическом порыве рука мисс Ланг опустилась на мое левое бедро, где несколько секунд покоилась, подобно свинцовому грузу.

— Я так боюсь за нее! — Ее пронзительный голос стал вдруг таинственным и робким. — Она явно движется к нервному срыву. Сейчас она считает, что кто-то пытается ее убить.

Наконец-то все было сказано, и я почувствовал облегчение, выяснив, что миссис Виринг — просто психически неуравновешенная особа. Тогда я был уверен, что никакая опасность ее жизни не угрожает. И с облегчением вздохнул, хотя и преждевременно.

— Да, она говорила мне что-то в этом духе.

— Бедная Роза. — Мисс Ланг покачала головой и убрала руку с того чувствительного места, где она покоилась.

— Это началось несколько лет назад, когда ее не включили в нью-йоркский список почетных граждан города. Думаю, вам пришлось пережить вместе с ней эту бурю, как и большинству из нас… Именно тогда у нее и начались проблемы. — Мисс Ланг огляделась по сторонам, чтобы убедиться, что никто нас не слышит. — Она стала пить. Помню, я сказала Элли Клейпул (которая, кстати сказать, тоже из Бостона), что если Роза не возьмет себя в руки, то…

Но, взяв или не взяв себя в руки, наша хозяйка все же появилась. В красном вечернем платье выглядела она прекрасно и уверенно, не хуже того галлона коньяка, который выпила перед ужином.

— Вперед, дети мои! — воскликнула она, приглашая нас в столовую. Меня просто восхитила ее твердость. Выносливостью она явно могла померяться с верблюдом. — Прошу прощения, что опоздала, были важные причины. А теперь нужно идти, иначе кухарка устроит скандал.

Именно в тот момент, когда я сопровождал миссис Брекстон в столовую и она повернулась, чтобы что-то сказать мужу, я заметил у нее на шее, обычно прикрытой завитками коротко подстриженных волос, безобразный алый рубец, тянувшийся от уха вниз по шее под высоким воротником платья. Не родимое пятно и не старый шрам… а совсем свежий след.

Когда она отвернулась от мужа и повернулась ко мне, волосы прикрыли рубец. В ее глазах мелькнуло какое-то странное выражение, словно она прочитала по моему лицу, что я только что увидел и что подумал. Хотя она с виду спокойно обронила несколько замечаний насчет танцевального вечера в яхт-клубе, ее рука непроизвольно коснулась шеи.

5

Ужин прошел достаточно неплохо. Миссис Виринг была в прекрасной форме, ни малейших признаков страха, омрачившего нашу первую встречу. Я внимательно изучал ее во время ужина. Я сидел слева от нее, Брекстон — справа, а слева от меня была Элли Клейпул. Она была оживлена и явно прилично выпила, хотя и не показывала виду, если не считать лихорадочного блеска глаз да путаной бессмысленной речи, хотя со стороны та могла казаться вполне разумной.

Я пришел к выводу, что компания вообще собралась довольно странная. Хозяйка, борющаяся за место в высшем обществе, несмотря на пристрастие к выпивке. Утонченный и немного высокомерный художник; его жена, чья кровь, наверное, могла бы разъесть стекло, с царапиной на шее, выглядевшей так, словно кто-то пытался ее задушить, но потом передумал и бросил. Таким человеком вполне мог быть ее муж, руки которого казались достаточно сильными, чтобы свернуть шею человеку как цыпленку.

И таинственная парочка Клейпулов, брат с сестрой, явно влюбленные друг в друга или что-то в этом роде. Во время ужина он сидел рядом с миссис Брекстон и о чем-то оживленно разговаривал, не обращая внимания на остальных, что явно раздражало его сестру. Брекстону было наплевать на всех, он относился к известному типу добродушных и эгоистичных людей и следил только за тем, чтобы разговор не уходил от его персоны или его живописи.

И конечно, моя писательница, массивная хихикающая любительница мужчин… По крайней мере, такой казалась автор «Бесед о книгах». Поскольку с учетом всех обстоятельств шансы были еще относительно невелики, хищнические инстинкты вынужденно ограничивались похлопываниями и щипками, в которых она была безусловным специалистом.

После ужина, находясь в довольно приподнятом настроении из-за выпитого, все вернулись в гостиную, где уже приготовили карточный стол.

— Конечно, нас семеро, но это не значит, что четверо не могут сыграть в бридж, пока остальные займутся чем-то более конструктивным.

Миссис Виринг весело огляделась вокруг. Поначалу все заявили, что предпочли бы не участвовать в игре, но она явно знала, к чему стремится, и в конце концов любители бриджа (я не отношусь к их числу, покер — единственная карточная игра, которой я когда-либо учился) собрались вокруг стола, оставив миссис Брекстон, Элли Клейпул и меня перед камином.

Очевидно, нам предоставили возможность заняться чем-то более конструктивным, но я никак не мог придумать, чем именно. Нет ничего хуже оказаться в приличном доме во время уик-энда с компанией людей, которых ты не знаешь и к которым не питаешь особо теплых чувств. В данном случае обычная проблема — как найти тему для разговора — дополнительно усложнялась мрачностью миссис Брекстон и рассеянностью Элис Клейпул, причем обе не испытывали особой радости от происходящего.

— Думаю, вы с Флетчером вернетесь в Бостон, — неожиданно сказала миссис Брекстон, обращаясь к Элли. Говорила она таким тоном, который если и должен был считаться дружеским, никаких признаков этого не содержал. Флетчер, как я полагал, — это Клейпул.

— О, да… думаю, да. Видите ли, мы купили небольшой дом в Кембридже.

— Не понимаю, почему вы не живете в Нью-Йорке. Там гораздо интереснее. Бостон почти весь год словно вымерший.

При упоминании Бостона миссис Брекстон оживилась, пожалуй, впервые за весь вечер.

— Нам там нравится.

— Я думаю!

Оскорбление было настолько очевидным, что я с трудом поверил своим ушам.

Но Элли, казалось, не обратила на это внимания.

— Ах, Милдред, люди такие разные, — спокойно возразила она. — Не думаю, что кто-то из нас сможет долго выдержать в Нью-Йорке.

— Говори только за себя. Флетчеру город нравится, и ты это знаешь. Только ты держишь его в Бостоне.

Элли покраснела.

— Он никогда не возражал.

— Я не это имею в виду.

Они смотрели друг на друга, как непримиримые враги. Что же произошло?

Начиналась серьезная ссора.

— А что ты имеешь в виду, Милдред?

Миссис Брекстон сердито хмыкнула.

— Не разыгрывай дурочку, Элли. Я — единственный человек, который…

— Господа, у меня нет червей! — воскликнула у стола мисс Ланг, а мистер Брекстон сердито заворчал.

— Милдред, ради Бога, помолчи! — цыкнула в это время Элли, но расслышать это удалось только мне.

— Я слишком долго молчала!

Казалось, миссис Брекстон тоже поддалась эмоциям; ее обычная недовольная гримаса сменилась спазмом ярости. Я заметил, как дрожали ее руки, когда она закуривала. Может быть, она тоже слишком много пьет? Для уик-энда вполне достаточно было и одной алкоголички. Две — это уже слишком.

Мисс Клейпул повернулась ко мне так, словно ничего неприятного сказано не было, и даже улыбнулась.

— Уверена, вы можете сказать о Бостоне что-нибудь хорошее… А то я оказалась в меньшинстве.

Я сказал, что окончил Гарвард, и это выковало между нами такую прочную связь, что, не сказав ни слова, даже не попрощавшись с хозяйкой, миссис Брекстон вышла из комнаты.

— Неужели я ее так расстроил? — с невинным видом спросил я. Мне было любопытно, что все-таки произошло.

Элли нахмурилась.

— Нет, не думаю. — Она взглянула в сторону стола для бриджа. Все были поглощены игрой и никто не обращал на нас ни малейшего внимания. — Милдред неважно себя чувствует. Она… ну, она недавно перенесла нервный срыв.

Так вот в чем дело…

— И как это случилось?

Она пожала плечами.

— Как это обычно случается? Она провела в постели около месяца. Теперь встала на ноги. На самом деле она очень симпатичная… Пусть у вас не сложится о ней ошибочное представление. К несчастью, ведет себя она очень неразумно, вы же видели, как она нервничает. Мы стараемся не ссориться с ней, если этого можно избежать. На самом деле она не такая… не такая ужасная, как выглядит со стороны.

— А она выглядит ужасной?

— Она — моя старая подруга, — отрезала Элли.

— Не сомневаюсь, — кивнул я.

Когда оказываешься в опасном или затруднительном положении, следует, по крайней мере, попробовать вписаться в ситуацию, а у меня впереди было еще два дня, и я вовсе не собирался в самом начале вылететь из игры. Кроме того, Элли мне нравилась. При весьма сдержанной манере поведения смотрелась она очень неплохо, именно тот тип женщины, который мне нравился: изящная и пропорционально сложенная, без серьезных изъянов, с приятной чистой кожей. Я представил себе ее обнаженной, но тут же поспешил одеть ее и пришел к выводу, что этого делать не стоило. А кроме того, меня поджидала соблазнительная Лиз Бессемер, — или, по крайней мере, я надеялся, что она меня поджидает. Одно из преимуществ холостяка, которому только перевалило за тридцать, состоит в том, что большинство его ровесников уже переженились и все одинокие женщины в его распоряжении… По крайней мере, так кажется.

И не подозревая, что ее только что грубо раздели и опять одели, и все в считанные секунды, Элли продолжала обсуждать Милдред Брекстон.

— Она всегда была натянута, как струна. И вообще вся их семья… даже Роза, — кивок в сторону хозяйки. — Я полагаю, вам известно, что Роза — ее тетка.

Я подтвердил, что знаю.

— Мы с Флетчером познакомились с ними лет пятнадцать назад. Роза только приехала на Восток и решила обосноваться в Ньюпорте, куда мы обычно, или по крайней мере часто, выезжали на лето… Милдред одних лет с моим братом, и они до сих по остаются друзьями. Все думали, они поженятся, но потом она встретила Брекстона, и, похоже, они очень счастливы.

Я понимал, что она лжет. Хотя бы просто потому, что вряд ли какой-то мужчина мог быть счастлив с такой неприятной и хмурой женщиной.

— Насколько я понимаю, вы давно знаете Розу. — Вопрос прозвучал довольно неожиданно.

— Не совсем так.

Я не знал, что ответить, не знал, что говорила по этому поводу Роза.

Элли сама помогла мне выбраться из затруднительного положения.

— Я помню, Роза говорила, что вы с ней старые друзья, но остальное как всегда оставила в тумане. Мне приходилось видеть, как она приглашала сюда людей, считая, что знает их долгие годы, а потом выяснялось, что они даже не знакомы. Вот почему ее вечеринки пользуются таким успехом: тут к каждому относятся как к давно потерянному кузену.

В комнату проскользнул дворецкий и, к моему удивлению, направился ко мне:

— Мистер Серджент, сэр, вас просят к телефону. — Англичанин до мозга костей, он произнес «телли-фон».

Звонила Лиз.

— Привет, Питер. Мне интересно, чем ты занимаешься.

— Я сам хотел бы знать.

— Скучно?

— Смертельно. А как ты?

— Не многим лучше. Будешь на танцах завтра вечером?

— Не знаю. Кто-то из гостей про них упоминал, так что надеюсь, мы поедем. А если нет…

— В любом случае приезжай. Скажи, что ты мой гость. Я оставлю для тебя записку.

— Очень хорошо. Сейчас как раз полная луна.

— Что полное?

— Луна.

— О Господи! Ну ладно, я тебя жду.

Мы положили трубки, и я почувствовал себя гораздо лучше. Передо мной проносились картины, как мы вдвоем влюбленно бродим по пустынным дюнам, а луна серебрит море и песок. Может быть, мне предстоит не такой скучный уик-энд, как показалось.

Около полуночи партия в бридж закончилась и каждый получил на сон грядущий по стаканчику, а наша хозяйка — большой бокал с такой дозой коньяка, от которого я бы на ногах не устоял.

— Надеюсь, вам не слишком скучно с нами, — заметила она, прежде чем мы разошлись по своим комнатам. Пришлось солгать.

— Давно не проводил время лучше.

— Завтра мы немного займемся делами, а потом, конечно, поедем в яхт-клуб на танцы. Там будет достаточно молодежи.

— А чем мы хуже? — шаловливо спросила мисс Ланг.

Я не чувствовал себя обязанным отвечать, и после бесконечных прощаний все поднялись наверх. Я следовал за Мери Вестерн Ланг, и вид ее обширных ягодиц в широких красных брюках долго еще преследовал меня во сне.

К немалому неудовольствию я обнаружил, что ей досталась комната рядом с моей.

— Какое совпадение! — ухмыльнулась она.

Я загадочно улыбнулся, нырнул к себе, поспешно запер дверь между комнатами и для пущей безопасности придвинул к ней тяжелый письменный стол. Только взбесившийся гиппопотам мог сокрушить такую баррикаду; насколько я знал, мисс Ланг еще не взбесилась.

Беспокойным сном я забылся до половины четвертого утра, и в разгар вполне обычного ночного кошмара (когда я падал со скалы) меня вдруг разбудили пронзительные крики. Кричала женщина.

На втором крике я вскочил; третий застал меня уже на ходу. Споткнувшись о стул, я распахнул дверь и выглянул в полутемный коридор. В дверях торчали головы других гостей. Я заметил обоих Клейпулов, мисс Ланг, и тут на лестничной площадке внезапно появилась вся в белом, точно леди Макбет, миссис Виринг.

— Ложитесь спать, — сказала она совершенно спокойным тоном. — Ничего не случилось… совсем ничего. Просто недоразумение.

Раздались смущенные возгласы, головы исчезли, но я успел разглядеть замысловатое ночное одеяние мисс Ланг: розовая рубашка была разукрашена маленькими бантиками, вполне подходящими автору «Маленькой веселой песенки».

Удивленный и встревоженный, я снова лег в постель. Последняя мысль, которая мелькнула перед тем, как я уснул, была: довольно странно, что миссис Виринг никак не объяснила эти крики.

За завтраком все это вызвало немало разговоров. По крайней мере до тех пор, пока не стало совершенно ясно, что ответственным за эти крики был кто-то из нас. Тогда все неловко замолчали и принялись за холодный ростбиф и пирог с печенкой, — типичные английские блюда, в изобилии выставленные миссис Виринг на стол.

Не знаю почему, но мне показалось, что кричала миссис Брекстон. Правда, за завтраком она выглядела как обычно, может быть, только чуть бледнее, но я впервые видел ее при дневном свете.

Кофе мы выпили на крытой веранде, выходившей на океан; в то утро он казался удивительно синим украшенным широкой полосой прибоя. Небо оживляли скользившие по нему белые облака. Я с удовольствием подумал, что в городе сегодня должно быть исключительно жарко.

После завтрака все переоделись в купальные костюмы, за исключением мисс Ланг, которая заявила, что «солнце просто обжигает ей кожу». Она нарядилась в широкие брюки — на этот раз ядовито-желтого цвета, надела шутовские темные очки и цветной платок на голову.

Единственной, кто не переоделся, осталась миссис Виринг. Подобно всем, имевшим виллы на океанском берегу, она не увлекалась ни солнечными ваннами, ни купанием.

— Вода для меня слишком холодна, — сказала она, отводя меня в альков в гостиной.

Вид у нее был совершенно деловой. Я с сожалением подумал о пляже и прибое. Отсюда было даже слышно, как остальные плещутся в волнах.

— Надеюсь, прошлой ночью вы не были слишком взбудоражены? — спросила она, усаживаясь за миленький письменный стол в стиле королевы Анны, тогда как я расположился в кресле.

— Было несколько неожиданно, — признал я. — Что случилось?

— Бедная Милдред, — вздохнула она. — Думаю, у нее мания преследования. В прошлом году это было просто ужасно. Я ничего не понимаю: в нашей семье никогда ничего подобного не было. Ее мать, моя сестра, была совершенно здоровой женщиной, то же самое можно сказать и об отце. Думаю, это результат ее замужества. Все эти художники — просто наказание для окружающих. Вы же знаете, как они на нас не похожи…

Она еще некоторое время развивала эту тему, явно сев на любимого конька. Потом добавила:

— После нервного срыва прошлой зимой она осталась в убеждении, что муж намеревается ее убить. Кстати, более преданного мужа трудно найти.

У меня в голове невольно промелькнуло воспоминание о безобразном рубце, что заставило почувствовать себя довольно неловко.

— Почему она с ним не разойдется?

Миссис Виринг пожала плечами.

— А куда ей деться? И кроме того, она сейчас совершенно неуправляема и, думаю, знает об этом. Прошлой ночью она так извинялась, когда… когда это случилось…

— Что именно?

— Они поссорились… обычная супружеская ссора, ничего серьезного. Потом она начала кричать, и я спустилась вниз… Их комната — на первом этаже. Она немедленно извинилась, он тоже, но к тому времени она успела разбудить весь дом…

Наши дела заняли около часа. Миссис Виринг вполне контролировала ситуацию и, хоть я не осмелился произнести этого вслух, вполне могла быть собственным агентом по связи с прессой. Она прекрасно понимала все проблемы, связанные с рекламой. Как я понял, моя работа заключалась в том, чтобы ее представлять. Тоже неплохо.

Мы договорились о моем гонораре, — достаточно солидном, и она тотчас же составила договор, орудуя со скоростью и тщательностью стенографистки с многолетним стажем.

— Я изучала машинопись, — пояснила она, заметив мое удивление. — Помогала покойному мужу чем могла. Я делала для него все.

Мы подписали свои экземпляры, и меня наконец отпустили на пляж. Последнее, что я видел, была миссис Виринг, решительно шагавшая к стойке, где в полной боевой готовности уже был лед, виски и бокалы.

Все остальные собрались на берегу.

Солнце сияло ослепительно, день выдался великолепным, а с моря дул довольно свежий ветерок, приносивший прохладу.

Я с интересом оглядел гостей: всегда интересно посмотреть на людей, которых знаешь только одетыми, когда они без одежды или когда на них надето достаточно мало.

У Элли и миссис Брекстон были хорошие фигуры. Особенно у Элли; она выглядела именно так, как это получилось вчера вечером, когда я ее мысленно раздел… Единственным недостатком можно было счесть чуть коротковатые ноги; во всем остальном она выглядела очень симпатично, куда более привлекательно в смелом купальном костюме, чем в своем обычном скучном платье. Она лежала на одеяле рядом с братом, оказавшимся весьма недурно сложенным мужчиной.

Миссис Брекстон сидела на краю яркого индейского одеяла, в центре которого под смешным зонтиком обливалась потом в своих одеяниях мисс Ланг. Брекстон, оказавшийся более дородным, чем я думал, неуклюже пытался сделать стойку на руках, чтобы показать, что чувствует себя молодцом, хотя я бы так не сказал.

Мисс Ланг меня окликнула.

— Устраивайтесь здесь! — она похлопала по одеялу возле себя.

— Спасибо, — сказал я, — не хочу, чтобы вам было слишком тесно.

Скрестив ноги, я опустился на песок между ее одеялом и Клейпулами, устроившись на расстоянии доброго метра от ее шаловливых пальчиков.

— Боже мой, мне никогда не приходилось видеть так атлетически сложенного мужчину!

Я заметил, как она быстро осмотрела меня из-под своих шутовских темных очков.

Брекстон упал лицом вниз. Выплевывая песок, он оправдывался:

— Камень попался под руку… Чертовски острая штука.

Он пытался сделать вид, что повредил руку, и мы с Элли, улыбнувшись, понимающе переглянулись.

— Мы все уже не так молоды, как бывало, — брат ее рассмеялся и оперся на локоть. — Вы с каждым днем все больше походите на Пикассо.

— Чертов халтурщик! — раздраженно буркнул художник, стряхивая песок с лица. — Девять десятых того, что он написал, я мог бы сделать лучше… Да и любой — не хуже.

— А оставшуюся десятую часть?

— Ну, видите ли… — Он пожал плечами.

Я уже понял, что Брекстон, как большинство художников, ненавидел всех остальных живущих собратьев, особенно больших мастеров. От прочих он отличался только тем, что был более искренним и более самонадеянным.

Он еще некоторое время продолжал горячо разглагольствовать перед нами на ослепительном солнце. Я вытянулся на песке и закрыл глаза, наслаждаясь теплом. Остальные делали то же самое, переваривая завтрак.

Клейпул первым отправился в воду. Без всякого предупреждения он вскочил на ноги и бросился в океан, быстро и ловко нырнув в прибой. Он был отличным пловцом, за ним приятно было наблюдать.

Все остальные сели на песке. Потом миссис Брекстон медленно подошла к краю воды и принялась надевать купальную шапочку. Я видел: она делает это таким образом, чтобы скрыть длинный рубец на шее.

Потом она вошла в воду. Брекстон встал и последовал за ней. На какое-то мгновение он остановил ее и они о чем-то поговорили; потом он пожал плечами, а она шагнула в сторону и неловко плюхнулась в первую же волну. Он наблюдал за ней, стоя к нам спиной, она же медленно поплыла к Клейпулу.

Элли неожиданно повернулась ко мне.

— Она заплыла слишком далеко. Там очень сильное подводное течение.

— Похоже, она неплохо плавает. А кроме того, там ваш брат.

— Боже мой! — воскликнула мисс Ланг. — Они плавают, как дельфины. Как я им завидую!

Клейпул был уже за линией прибоя и легко плыл по течению, которое сносило к югу, так что он оказался довольно далеко от того места, где входил в воду. Сейчас он по диагонали направлялся к берегу.

Миссис Брекстон прибой еще не миновала. Я видел ее белую шапочку, подпрыгивавшую среди волн.

Мы с Элли подошли к Брекстону, оставшемуся у края прибоя. Когда вода коснулась наших лодыжек, она неожиданно показалось очень холодной.

— Не думаю, что Милдред следовало бы заплывать так далеко, — сказала Элли.

Брекстон кивнул, не спуская глаз с жены.

— Я просил ее этого не делать. Естественно, она решила поступить наоборот.

— Там довольно сильное подводное течение, — сказал я, припоминая кое-что о траекториях и оценке скорости: Клейпул в этот момент скользил на прибойной волне к берегу примерно в тридцати метрах от нас.

Насколько видел глаз, и к северу, и к югу тянулся белый пляж, окаймленный травянистыми дюнами. Перед каждым домом виднелись кучки людей, похожие отсюда на черные точки. На расстоянии мили или двух перед яхт-клубом было их целое скопище.

На небе не появилось ни облачка, нещадно палило ослепительно белое солнце.

Потом вдруг Брекстон сломя голову бросился в воду. Наполовину бегом, наполовину вплавь он поспешил к жене.

Она не произнесла ни звука, но слабо взмахнула рукой с линии, от которой начинался прибой. Ее подхватило течение.

Я тоже нырнул в воду. Элли закричала брату, который уже вышел на берег. Он тоже наполовину бегом, наполовину вплавь присоединился к нам и бросился к Милдред.

Соленая вода попала мне в глаза, но я проскочил прибой раньше Клейпула. Однако мне не удалось добраться до Милдред. Вместо этого мне пришлось поддерживать Брекстона в нескольких метрах от его жены. Он жадно глотал воздух.

— Судорога! — прокричал он и ушел под воду, поэтому пришлось схватить его, а Клейпул проплыл мимо, направляясь к Милдред. С некоторым трудом мне удалось добраться с Брекстоном до берега. Клейпул подхватил Милдред и уже плыл с ней назад.

Задыхаясь и дрожа от холодной воды, я вытащил Брекстона на песок. Он сел, пытаясь перевести дыхание и с болезненным видом держась за бок. Меня всего трясло от холода и напряжения.

Потом мы двинулись к террасе, где остальные собрались вокруг неподвижного тела Милдред Брекстон.

Она лежала лицом вниз, Клейпул делал ей искусственное дыхание. Я с ужасом смотрел на радужные пузырьки, пенящиеся на ее синих губах. Пока он отчаянно работал с ее руками, прокачивая легкие, пузырьки лопались один за другим.

Казалось, прошло больше сотни лет, и за это время никто не издал ни звука, если не считать тяжелого дыхания Клейпула, работавшего в мрачной тишине. И настоящим шоком стал его голос. Не прекращая напряженных попыток, он повернул голову к сестре.

— Врача… скорее.

Солнце стояло уже в зените, когда появился врач, как раз вовремя, чтобы объявить, что Милдред Брекстон умерла, захлебнувшись.

Расстроенный, ослабевший как побежденный боксер, повисший на канатах ринга, Клейпул покачивался над мертвым телом, не сводя глаз с Брекстона. Он произнес только два слова, сказал их тихо, но они были полны ненависти.

— Ты — дьявол!

Они пристально смотрели друг на друга, стоя над мертвым телом. Никто из нас не произнес ни слова.

Глава вторая

1

Незадолго перед обедом к всеобщему удивлению появился полицейский в штатском.

— Кто меня вызвал? — хмуро спросил он. — Кто тут утонул?

Ему явно было скучно. Видимо, такой финал купания считался здесь достаточно привычным.

— Не могу себе представить, кто мог послать за вами, — поспешила заявить миссис Виринг. — Мы уже известили врача и похоронное бюро…

— Это я вызвал полицию, — сказал Клейпул.

Все изумленно посмотрели на него, но он не стал ничего объяснять. Все мы сидели в гостиной… Все, кроме Брекстона, который сразу же ушел к себе и оставался там.

Полицейский был краток и не считал нужным терять время на чепуху.

— Леди и джентльмены, кто из вас был свидетелем несчастного случая?

Те, кто были свидетелями, сообщили об этом. Миссис Виринг с высоким бокалом коньяка в одной руке и носовым платком в другой принялась объяснять, что она была в доме, но если бы ока только знала, что бедная Милдред…

Полицейский бросил на нее раздраженный взгляд, и она умолкла. Глаза ее покраснели и припухли, похоже, она действительно была взволнована всем случившимся. Остальные, как ни удивительно, сохраняли спокойствие. Смерть, пришедшая так неожиданно, имеет какое-то необъяснимое право на свое существование, подобно грому или дождю. Горе, шок, угрызения совести придут позднее. А сейчас мы чувствовали себя немного неловко от того, что были не слишком расстроены гибелью Милдред Брекстон, происшедшей на наших глазах.

— Очень хорошо. — Полицейский достал блокнот и огрызок карандаша. — А теперь назовите мне свои фамилии, возраст и место рождения, род занятий и отношение к умершей, а также все, что сможете припомнить относительно этого несчастного случая.

Первой недовольно откликнулась Мери Вестерн Ланг.

— Не понимаю, какое отношение к случившемуся имеет наш род занятий… и возраст.

Полицейский вздохнул.

— Я буду говорить с каждым из вас по очереди, и все сказанное останется в тайне. — Он взглянул в сторону алькова в гостиной.

— Да, конечно, — кивнула миссис Виринг. — Вы можете допрашивать нас по одному, и я сделаю все, что в моих силах…

Полицейский жестом пригласил мисс Ланг следовать за ним, они пересекли комнату и исчезли в алькове. Остальные как-то неловко зашептались. Я повернулся к бледной Элли Клейпул, напряженно застывшей возле меня на кушетке.

— Не думал, что что-то подобное может случиться… так быстро, — сказал я не совсем к месту.

Она какое-то время невидящими глазами смотрела мимо, потом с некоторым усилием сфокусировала на мне свой взгляд.

— Дайте мне сигарету.

Я достал сигарету, прикурил и протянул ей; руки ее дрожали так сильно, что я побоялся ее обжечь. Однако одна длинная затяжка сразу позволила ей расслабиться.

— Это ужасное подводное течение… Я никогда не заплываю так далеко. Не понимаю, почему Милдред… особенно если учесть, что она прекрасно плавала… Она была отличной пловчихой.

Я удивился, вспоминая вялые неловкие движения рук.

— Мне показалось, она выглядела слабовато… Я насчет умения плавать.

В другом конце комнаты миссис Виринг тихо плакала, и слезы капали в ее коньяк, а Флетчер Клейпул, уже совершенно спокойный, — его таинственная вспышка так и осталась необъясненной, — старался устроить ее поудобнее. Из алькова до меня доносился высокий пронзительный смех Мери Вестерн Ланг, и я готов был представить, как ее жадная рука похотливо опускается на девственное колено полицейского.

— Думаю, виной всему ее болезнь, — наконец сказала Элли. — Другого объяснения не вижу. Я не заметила, как она вошла в воду. Я ничего не видела до тех пор, пока Брекстон не бросился следом.

— Вы думаете, нервный срыв может подействовать на умение человека плавать? Разве плавание не напоминает езду на велосипеде? Либо вы умеете, либо нет.

— И что же вы предполагаете?

Ее глаза, таким милые и голубые, неожиданно уставились на меня.

— Не знаю. — Ее вспышка меня удивила. — Я только подумал…

— Она ослабла, вот и все. Тяжелые переживания…

— У нее могло появиться желание умереть?

— Сомневаюсь, чтобы Милдред хотела умереть, — сухо возразила Элли. — Она была не из тех, кто склонен к самоубийству… Если такие вообще существуют.

— Да, но если это вышло подсознательно?

Как и большинство людей, я был специалистом по психоанализу и знал о Фрейде все, не прочитав ни единой написанной им строчки.

— Не имею представления. Бедный Брекстон. Что он сейчас делает?

— А был их брак счастливым?

У меня были изрядные сомнения на этот счет, если учесть рубец на шее и крики накануне ночью: казалось, слово «счастливый» не очень подходит для характеристики их совместной жизни.

Элли пожала плечами.

— Не думаю, что существуют слишком счастливые браки, по крайней мере, в наших кругах, но есть люди, которые постоянно ссорятся и все-таки не могут жить друг без друга.

— И это можно было сказать про них?

— В известной степени… Особенно после того, как она начала болеть… Он вел себя с ней вполне прилично, особенно если учесть его ужасный характер и то, что он думает только о себе. Он сносил от нее такие вещи… ну, вы просто не поверите, если рассказать. Но он терпел…

— Она всегда себя так вела? Я имею в виду прошлую ночь?

Элли ответила не сразу.

— Милдред всю жизнь была трудна в общении. При желании она могла очаровать кого угодно; но если не хотела этого, то становилась невыносимой.

— И в последнее время она этого не хотела?

— Похоже на то.

Из алькова, довольно хихикая, появилась Мери Вестерн Ланг. Побагровевший и явно взбешенный полицейский кивнул Элли:

— Теперь вы.

Мисс Ланг заняла место возле меня.

— О, полицейские — такие милые люди! Мне первый раз в жизни пришлось так близко общаться с одним из них и при таких печальных обстоятельствах! Он просто чудесно ко мне отнесся, и мы очень приятно поболтали. Мне нравятся настоящие мужчины такого мужественного типа, а вам?

Я заметил, что могу иметь дело с настоящими мужчинами, а могу и оставить их в покое.

— Ну конечно, вы же мужчина и вам не понять, что в таких людях видят женщины.

Я изобразил вялое возмущение из-за того, что не вошел в число этих суровых мужчин; на самом деле наш полицейский приятель мог бы быть повержен мизинцем любого атлета, однако мисс Ланг видела только очарование профессии… Сверхчеловеческий гортанный выговор этого блюстителя закона буквально очаровал автора «Бесед о книгах». Она прижалась пышной периной своих боков ко мне, и я оказался зажатым между нею и поручнем кушетки.

Пришлось предпринять серьезную попытку самообороны.

— Он сказал что-нибудь интересное по поводу несчастного случая?

Писательница покачала головой. Мне было очень интересно, есть ли кости под этой массой жира, которая растеклась, подобно мягким часам с известной картины Сальватора Дали, над моей собственной ляжкой. Она больше походила на мясистое растение, чем на человеческое существо.

— Нет, мы беседовали главным образом о книгах. Ему нравится Микки Спиллейн. — Она сморщила нос, что совершенно неожиданно изменило ее лицо; я облегченно вздохнул, когда она перестала его морщить.

— Я обещала прислать его детям мою книгу «Маленькая веселая песенка», но оказалось, что он не женат. Тогда я сказала, что он получит огромное удовольствие, если прочтет ее сам… Множество взрослых это уже испытали. Я постоянно получаю письма, в которых говорится…

Следующим вызвали меня, но отпустили только после того, как я выслушал очередную историю из жизни Мери Вестерн Ланг.

Полицейский старался делать свое дело как можно скорее. Он что-то царапал в своем блокноте; когда я сел в кресло, он даже не поднял глаз.

— Фамилия?

— Питер Катлер Серджент Второй.

— Второй? — поднял он глаза.

— Существуют два человека с одной и той же фамилией. Полагаю, я — второй. Можете поставить рядом две вертикальные палочки.

Он с явным отвращением посмотрел на меня.

— Возраст… место рождения… нынешний адрес…

— Тридцать один… Хартфорд, Коннектикут… Восточная 49-я улица, дом 280.

— Род занятий?

Я немного помедлил, вспомнив свое обещание миссис Виринг. Однако решил, что закон есть закон.

— Связи с общественностью. Собственная фирма. Серджент инкорпорейтед: Восточная 59-я улица, 60.

— Давно вы знали покойную?

— Около восемнадцати часов.

Я уже собрался уходить, но полицейский остановил меня, вспомнив, что забыл задать важный вопрос.

— Заметили вы что-нибудь необычное во время происшествия?

Я сказал, что ничего не заметил.

— Опишите своими словами, что произошло.

Я коротко описал и был отпущен. Теперь, когда я оглядываюсь назад, мне представляется странным, что никто, включая и меня самого, даже не думал в тот момент о возможности убийства.

2

Обед прошел в подавленном настроении. Миссис Виринг оправилась от первого потрясения, вызванного потерей любимой племянницы, и, казалось, полностью владела собой, или по крайней мере полностью владела выпитым спиртным, что в данном случае было одним и тем же.

Брекстону обед подали в комнату. Остальные остались сидеть в гостиной и неловко пытались поддерживать разговор, стараясь не упоминать про случившееся, но не умея найти другой темы для беседы.

Медленно наступала реакция. Шок происшедшего постепенно овладевал нами, особенно когда миссис Виринг обнаружила шарф Милдред, небрежно переброшенный через спинку кресла, словно она в любой момент могла за ним вернуться.

Поначалу мы собирались в Медстоун-клуб на коктейль, но в последний момент миссис Виринг все отменила. Намеченные на вечер танцы тоже оказались под сомнением. Правда, про себя я решил, что отправлюсь на них, пойдут другие или нет. И даже лучше, если не пойдут: меня больше устроит встреча с Лиз Бессемер с глазу на глаз.

Постепенно гости разбрелись кто куда: кто-то поднялся в комнату, кто-то ушел на пляж, кто-то остался в доме, причем никто не знал, как вести себя в подобных обстоятельствах. Я коротко переговорил в алькове с миссис Виринг. Никто, включая меня самого, не хотел входить в воду, хотя после полудня океан-убийца выглядел еще более голубым и сверкающим.

— Ну, как вы думаете, это может помешать? — Миссис Виринг пристально посмотрела на меня.

— Чему помешать?

— Приему, чему же еще? Это может создать мне рекламу… но нежелательного толка.

Я начал понимать, что она имеет в виду.

— Можно считать…

— Что полезна любая реклама, — поспешно прервала она. — Но в обществе не совсем так. Устройте себе рекламу известного сорта — и люди от вас отвернутся.

— Я не могу себе представить, как на вас может сказаться, что ваша гостья случайно утонула.

— Если все действительно так, то не скажется. — Она сделала многозначительную паузу; я ожидал дальнейшего развития темы, но она неожиданно сменила тему.

— Когда приедут газетчики, я бы хотела, чтобы вы действовали от моего имени. Один из них уже катит сюда. Но не объясняйте им, в чем состоит ваша настоящая работа. Просто скажите, что вы один из гостей, что я расстроена случившимся… Ведь в самом деле так и есть… И что вам поручено говорить от моего имени.

— А что я должен буду говорить?

— Ничего, — улыбнулась она. — А что вы можете сказать? Что Милдред была моей племянницей; что я очень любила ее; что она недавно болела (полагаю, на это следует обратить внимание) и что она не справилась с течением.

— Они забрали… э-э… тело в морг? Врач с Брекстоном внесли ее в дом, и больше я их не видел.

— Не знаю. Врач увез его с собой в машине скорой помощи. Я уже договорилась с владельцем похоронного бюро, он обо всем позаботится… Они сами свяжутся с врачом, а тот — мой старый друг.

Она задумалась и замолчала, перебирая бумаги на столе. Меня удивила быстрая смена ее настроения, но я знал, что подобным образом ведет себя большинство алкоголиков. Общительные, доброжелательные, эмоциональные натуры, они зачастую безответственны и непредсказуемы. За обедом я сидел рядом с нею, и то, что могло показаться бокалом с водой, как я заметил при более внимательном рассмотрении, оказалось полным бокалом джина. К концу обеда бокал опустел.

Потом она добавила:

— Я буду вам очень признательна, Питер, если вы ничего не скажете… по поводу ночного недоразумения.

— Вы имеете в виду крики?

Она кивнула.

— Если бы стало известно… Ну, если бы возникли неверные представления об отношениях Милдред и Брекстона, это серьезно повредило бы мне в глазах общественности. Он был весьма ей предан и все время поддерживал ее во время нервного срыва. Не хотелось бы, чтобы возникли ложные слухи…

— Разве есть такая возможность? Несчастная женщина пошла купаться и утонула; мы все были свидетелями — и ничего больше.

— Знаю-знаю. Но даже если это так, вы знаете, как люди любят сплетничать. Мне очень не хотелось бы, чтобы кто-нибудь из газетчиков, из этих жутких репортеришек, начал строить какие-то версии.

— Я присмотрю за этим, — заявил я с куда большей уверенностью, чем подобало в подобных обстоятельствах.

— Вот почему я бы хотела, чтобы вы взяли прессу на себя… И еще одно… — она помолчала, потом добавила: — Постарайтесь держать остальных подальше от газетчиков.

Это требование меня поразило.

— Почему? Ведь это не имеет никакого значения. Мы все видели одно и то же. Полиция уже получила наши показания.

— Полиция будет помалкивать. Просто сделайте так, как я прошу, и я вам буду очень благодарна.

Я пожал плечами.

— Если смогу, постараюсь. Но что может остановить ваших гостей, если им захочется общаться с прессой?

— Надеюсь на вас. — Она сменила тему разговора. — У меня была очень милая беседа с Элмой Эддердейл, она просила вам о ней напомнить. Сегодня утром она остановилась в отеле «Си Спрей».

— Чудесно.

— Я надеялась встретиться с ней завтра, но теперь… Право, не знаю, как быть.

— Я бы сказал — как обычно. Это ужасная трагедия, но…

— Но ведь она была моей племянницей, мы были с ней очень близки… Другое дело, будь она просто моей гостьей…

Я понял, чего от меня ждут.

— Может быть, стоило бы пригласить несколько человек… друзей семьи. Я убеждена, это выглядело бы естественно.

Тут я кое-что вспомнил и бодро вмешался.

— Меня сегодня вечером пригласили на танцы в яхт-клубе. Если вы не пойдете, могу ли я…

— Да-да, конечно, вне всякого сомнения. Но пожалуйста, пожалуйста, не говорите ни с кем о том, что произошло. Я, скорее всего, не смогу и не уверена, что захотят остальные, — все они были более или менее тесно связаны с Милдред. А у вас нет никаких причин не пойти.

И, чувствуя себя слугой, которому дали свободный вечер, я удалился, а миссис Виринг отправилась в спальню, к графину с волшебным средством, отгоняющим заботы.

Спустя час вся гостиная осталась в моем распоряжении, что оказалось весьма кстати, — дворецкий привел первого представителя прессы, щуплого молодого человека из отдела хроники.

Я любезно пригласил его сесть в кресло.

— Мне хотелось бы поговорить с миссис Розой Клейтон Виринг и Полем Брекстоном, — простуженным голосом выдавил репортер.

— Вам придется удовлетвориться беседой со мной.

— Я приехал сюда, чтобы поговорить с миссис Розой….

— Можете говорить со мной, — сказал я уже резче. — Мне поручено говорить от имени миссис Виринг.

— Кто вы такой?

— Питер Катлер Серджент Второй.

Он медленно записал это, делая вид, что стенографирует, на самом же деле просто выводя кошмарные каракули.

— И тем не менее, мне все-таки хотелось бы… — упрямо повторил он, но я опять прервал.

— Молодой человек, они не хотят встречаться с прессой. Вы можете поговорить со мной или убраться восвояси.

Это явно произвело на него впечатление.

— Хорошо, сэр. Я был в полиции, и там сказали, что миссис Брекстон утонула сегодня утром в одиннадцать часов шесть минут. Это верно?

Я подтвердил и выдал все имевшиеся факты, а он старательно записывал.

— Мне бы хотелось осветить проблему с человеческой точки зрения, — сказал он тоном, выдававшим человека, едва окончившего школу журналистики.

— У вас есть все возможности. Брекстон — известный художник. Миссис Виринг принадлежит к сливкам высшего общества. Просто поройтесь в справочном отделе вашей редакции, и там найдется материала на приличную статью.

Он подозрительно посмотрел на меня.

— А вы не работаете на какую-нибудь газету?

Я покачал головой.

— Мне как-то пришлось посмотреть фильм «Первая полоса», так что я все о вас, ребята, знаю.

Он с явным отвращением поморщился.

— Мне хотелось видеть миссис Виринг просто для того, чтобы…

— Миссис Виринг — открыть кавычки — убита горем — закрыть кавычки. Поль Брекстон — открыть кавычки — всемирно известный современный художник отказывается каким-либо образом комментировать происшествие, в настоящее время находится в своей комнате и недоступен — закрыть кавычки. Вот и вся ваша история.

— Вы не очень-то мне помогли.

— Это больше, чем ничего. Не поговори с вами я, никто другой не сделал бы даже этого.

Я с беспокойством огляделся вокруг, не видно ли кого-то из гостей. По счастью, никого не было.

— Сейчас производят вскрытие тела миссис Брекстон, и мне хотелось бы знать…

— Вскрытие?

Весьма необычно.

— Да. Это происходит именно сейчас. Мне просто хотелось бы знать, не было ли каких-либо намеков…

— На грязную игру? Нет, ничего такого не было. Мы все были свидетелями ее смерти. Никто ее не топил. Никто не заставлял ее заплывать в прибой. Она недавно перенесла нервный срыв, и это, несомненно, как-то повлияло на ее состояние.

При этих словах он просто загорелся: я почти видел набранный крупными буквами заголовок: «В Истхемптоне во время купания утонула женщина из высшего общества, находившаяся в состоянии депрессии». Ну что же, я следовал полученным указаниям.

В конце концов я выставил его из дома и велел дворецкому всех остальных газетчиков направлять прежде всего ко мне. Мне показалось, он все понял правильно.

Лениво размышляя, чем бы заняться, я вышел на веранду и уселся в большое плетеное кресло, глядя на море. Возле воды с хмурым видом гуляла Элли Клейпул. Она подбирала раковины, камни и кусочки водорослей и бросала их, как жертвоприношение, в волны прибоя. Ее стройная фигурка силуэтом прорисовывалась на фоне морской синевы.

Я подобрал лежавший рядом журнал «Тайм», чтобы выяснить, каких новых высот достигла «команда» в Вашингтоне, и уже наполовину одолел отчет об успехах президента в турнире по гольфу в его резиденции «Бернинг Три», когда услышал за спиною голоса.

Оглянувшись, я понял, что доносятся они из окна слева от меня. Окно, по-видимому, принадлежало спальне Брекстона: на первом этаже была только одна спальня. Разговаривали двое мужчин — Брекстон и Клейпул. Их голоса я сразу же узнал.

— Вы заставили ее это сделать. Вы же знали, что она еще не окрепла, — говорил Клейпул, тон его был напряженным и обвиняющим.

Голос Брекстона звучал слабо и устало; журнал выскользнул из моих рук и упал на пол, а я стал напряженно вслушиваться.

— Да перестаньте, Флетчер. Вы просто не понимаете, что говорите. И ничего не знаете.

— Я знаю, она мне говорила. Она сказала…

— Флетчер, все последние несколько месяцев она была совершенно не в себе, вы это знаете не хуже меня… И даже лучше, потому что вы отчасти за это в ответе.

— Что вы имеете в виду? Что я виноват в ее болезни?

— Вот именно. Особенно после поездки на Бермуды.

Последовала продолжительная пауза. Мне даже показалось, что они вышли из комнаты.

Потом заговорил Клейпул.

— Думайте, что хотите. Во всяком случае, с вами она не была счастлива. Вы и ваше проклятое самомнение почти погубили ее… действительно погубили.

— Не думаю, что вы можете обвинить в ее смерти мое самомнение…

— Нет, потому что я намерен обвинить в ее смерти вас.

По спине у меня пробежал холодок. Голос Брекстона прозвучал очень твердо.

— Существует такое понятие, как клевета. Так что поосторожнее.

— Я ожидал такого ответа. И намерен рассказать все в суде. Если вы думаете, что я боюсь последствий… Так вот, я их не боюсь. Я расскажу, и все узнают…

Брекстон коротко хохотнул.

— В суде? А почему вы думаете, что будет суд?

— Потому что я намерен сказать, что вы ее убили.

— Флетчер, вы спятили. Вы же там были. Как я мог ее убить? Даже если бы захотел?

— Думаю, что я знаю. Во всяком случае, будут только ваши слова против моих о том, что случилось, почему она утонула.

— Вы забываете про молодого человека, который тоже там был. А следует подумать и о его показаниях. Он же знает, что ничего не было.

— Я был ближе, я видел…

— Вы вообще ничего не видели. А теперь убирайтесь вон.

— Я вас предупредил.

— Тогда позвольте мне предупредить вас, Флетчер: если начнете рассказывать повсюду ваши дикие истории, если попытаетесь повесить это… этот несчастный случай на меня, то я втяну в это дело Элли.

Прежде чем мне удалось услышать что-нибудь еще, появился дворецкий с известием, что репортер из местной газеты хочет увидеться со мной. Проклиная свое невезение, удивленный и испуганный услышанным, я прошел в гостиную и выдал новую порцию пустых фраз о случайной гибели Милдред Брекстон. Только на этот раз я не был так уверен в случайности случившегося.

3

По каким-то причинам репортеры учуяли скандал раньше, чем полиция или остальные гости. Полагаю, комбинация хозяйки дома миссис Виринг и знаменитого художника Поля Брекстона придала истории привкус сенсации.

Оставшуюся часть дня я провел, сражаясь с телефонами и репортерами. Миссис Виринг не показывалась. Однако Мери Вестерн Ланг доказала, что может стать источником изрядных неприятностей, так как выдала серию рассказов очевидца о том, что произошло, способную произвести впечатление на растерянных репортеров.

— И как вы можете видеть, — не переводя дыхания продолжала она, обращаясь к репортеру местных новостей, слушавшему с вытаращенными от изумления глазами, — в разгаре жизни мы не знаем, где мы находимся и что нас ожидает. Только теперь я по-настоящему начинаю понимать истинный смысл обращенных ко мне последних слов бедняжки, когда она сказала: «Надеюсь, вода не слишком холодная». Только подумайте, какой глубокий смысл заключен в этих словах теперь, когда мы понимаем, что она собиралась сделать.

— Вы полагаете, что миссис Брекстон покончила с собой? — Представитель четвертой власти дрожал от возбуждения.

Пришлось поспешно вмешаться в разговор и отодвинуть его к двери.

— Конечно, нет, — торопливо сказал я. — Нет никаких доказательств, что она собиралась это сделать; в то утро она была очень бодрой…

— И я пошлю вам копию «Бесед о книгах», последний выпуск, — прокричала мисс Ланг вдогонку уходящему репортеру.

Пришлось велеть дворецкому больше никого сегодня не пускать.

Потом я повернулся к мисс Ланг.

— Вы же знаете, миссис Виринг просила меня присмотреть за прессой и постараться, чтобы репортеры не сочинили какую-нибудь сенсацию. А вы пытаетесь вбить им в голову, что она собиралась совершить самоубийство.

— Она на самом деле покончила с собой, — мисс Ланг снисходительно мне улыбнулась над ожерельем подбородков.

— С чего вы взяли?

— Она была в прекрасной форме… Прекрасно плавала. И случайно утонуть просто не могла.

— На глазах у всех нас? Именно таким образом? Борясь за свою жизнь? Послушайте, я сам видел, как она взмахом руки звала на помощь.

Мисс Ланг пожала плечами.

— Она могла передумать в последнюю минуту… В любом случае вы не можете доказать, что она утонула бы, даже если бы не хотела.

— Я находился всего в нескольких футах от нее, когда она была еще жива, и могу сказать, что она делала все, чтобы остаться в этой юдоли слез.

— Какая прекрасная фраза! Это действительно юдоль слез!

— Вот именно. — Она меня просто раздражала. — Вы сказали полиции, что по вашему мнению она утонула намеренно?

— Ну конечно же, — вежливо и вкрадчиво ответила мисс Ланг. Теперь мне стало понятно, почему речь зашла о вскрытии. — Это же был мой долг как гражданина и как друга бедной Милдред — вести себя честно и прямо.

— Надеюсь, что вы правы… Я хочу сказать, что вы поступили правильно.

— Я в этом уверена. Вам не кажется, что газетчик как-то странно выглядел? Я представляла себе этих людей совершенно иначе…

Звонок от Лиз прервал непринужденную беседу. Я поднял трубку в холле.

— Питер?

— Да, я. Лиз?

— Что, черт возьми, у вас там происходит? С тобой все в порядке?

— Это случилось не со мной.

— Ну, слышал бы ты, что за истории здесь рассказывают. Так что же все-таки произошло?

— Одна из гостей… Милдред Брекстон, утонула сегодня утром.

— О, какой ужас! Неделю назад случилось то же самое.

Я подумал, что в данной ситуации была известная разница, но не стал заострять на этом внимания.

— Здесь просто сумасшедший дом.

— Она была женой художника, верно?

Когда я подтвердил, Лиз весьма не элегантно свистнула в трубку, чуть было не пробив мне барабанную перепонку. Ведь люди вроде Брекстона — те хрупкие устои, на которых держится светское общество.

— Поднимется большой шум.

Я с ней согласился.

— В любом случае я приеду сегодня вечером на танцы. Остальные останутся дома, но мне разрешено уйти.

— Отлично! Я оставлю для тебя приглашение на входе. Правда, это ужасно интересно?

— Можно сказать и так. Увидимся позднее.

Когда я повесил трубку, в поле зрения медленно вплыла миссис Виринг, спускавшаяся с лестницы с улыбкой жрицы на губах. Она нагрузилась уже под завязку.

— А, так вот вы где, Питер. — В силу известных причин ее обычно громкий голос был очень тих и звучал приглушенно, как в храме. — Думаю, представители прессы вас просто осаждают.

— Их не так много. Чуть больше, чем можно было ожидать при типичном несчастном случае.

Миссис Виринг, заметив присутствие в гостиной мисс Ланг, жестом предложила мне пройти на веранду, где в наступающих сумерках мы смогли остаться одни. Пляж выглядел странно пустынным в слабом закатном освещении.

— Вы не считаете, что я должна дать эксклюзивное интервью кому-нибудь их них, кто поприличнее?

Она вопросительно смотрела на меня; лицо ее уж слишком покраснело, и у меня возникло подозрение, нет ли у нее помимо алкоголя в крови еще и высокого кровяного давления.

— А что, кто-нибудь из них просил вас об этом?

— Нет, но я уверена, попросят. Мы привлечем, как вы уже говорили, необычайно большое внимание.

— Думаю, это не повредит. Я полагаю, в поисках сенсации может приехать сам Никербокер.

— Я тоже так думаю. Только боюсь, что люди могут счесть меня бессердечной, если устроить прием через такой короткий срок после смерти племянницы.

— Я бы так не подумал, — успокоил я. Мне предстояло провести пару приятных недель в Саутхемптоне, не думая о зарплате, и потому не было ни малейшего желания позволять миссис Виринг отказываться от намеченного. — Все всё поймут. А кроме того, все стремятся к рекламе.

— Бедная Милдред…

В мгновение ока миссис Виринг превратилась из спокойной рациональной матроны в Ниобу, оплакивающую своих детей. Выпрямившись во весь рост, она стояла возле меня, и слезы текли у нее по щекам. Это действовало мне на нервы. Потом, также неожиданно, как и начались, слезы прекратились, она вытерла глаза и нос и обычным голосом сказала:

— Думаю, вы абсолютно правы. В понедельник я разошлю приглашения, даже если земля разверзнется или наступит потоп.

Учитывая то, как умерла ее племянница, я подумал; что слово «потоп» не совсем подходит, уж лучше пусть разверзнется земля.

— Думаю, я должен вам кое-что сказать, — я придержал ее, так как она собралась вернуться в дом.

— Да? — спросила она, остановившись в дверях.

— Ваша подруга мисс Ланг сообщила полиции, что по ее мнению Милдред Брекстон покончила с собой.

— О, не может быть! — Казалось, миссис Виринг потрясена до глубины души. — Она не могла так поступить! Не могла!

— Могла и сделала. Я это обнаружил, когда некоторое время назад она зажала в углу одного из газетчиков.

Злобный пьяный румянец проступил у нее на щеках, все лицо покрылось красными и белыми пятнами.

— Как она могла? — сразу ослабев, она прислонилась к двери.

Я попытался успокоить.

— Не думаю, что это причинит какие-либо неприятности. Все равно никто не сможет этого доказать, конечно, если не найдется какой-нибудь записки с ее последней волей.

— Но сказать такое… Сказать, что Милдред… О, это ужасно!

Пробормотав это, миссис Виринг направилась прямо в гостиную к мисс Ланг. Я поднялся наверх, чтобы переодеться к ужину.

4

В ванне мне в голову приходили самые умные мысли… по крайней мере, эти мысли не приходили, когда я сидел на троне в другой части ванной комнаты и воображал себя властелином вселенной.

Забравшись в ванну, — громоздкое старомодное сооружение, напоминающее римский саркофаг, — я всерьез задумался над тем, что произошло, над тайной, которая, казалось, носится в воздухе.

Конечно, было большим искушением сказать, что уже тогда у меня был ответ на эту головоломку, однако честность призывает меня признаться, что в своих построениях я был совершенно не прав. Не слишком углубляясь в прошлое, скажу только, что, грубо говоря, состояли они в следующем:

У Милдред Брекстон по неизвестным причинам (если вообще таковые были) произошел нервный срыв; между ней и Клейпулом существовали некие отношения, о которых Брекстон знал и которые ему не нравились; существуют некоторые признаки, что Брекстон хотел смерти своей жены; существуют четкие доказательства того, что некоторое время назад он на нее напал, душил и поцарапал шею…

Конечно, все эти отношения были очень запутанными и меня совершенно не касались. Но возможность того, что Милдред убили, представлялась весьма интригующей. По натуре я весьма любопытен, и к тому же был уверен, что если действительно произошло нечто таинственное, то я смогу побить все газеты Нью-Йорка во славу «Нью-Йорк Глоуб», моей бывшей газеты, и себя самого.

Вот с учетом всего этого я и решил, что нужно провести небольшое расследование. Справедливость меня не особенно не волновала. Но сама головоломка, опасность, возбуждение от расследования оказались вполне достаточны, чтобы я впутался в это дело. Это было куда интереснее, чем большая охота, и куда выгоднее… Если в процессе расследования я не подвернусь под руку убийце.

Я решил докопаться до истины, независимо от того, в чем она состоит, еще до конца уик-энда, и почти успел это сделать.

Потом оделся и спустился вниз.

Вся компания собралась в гостиной и хлестала джин.

К моему удивлению здесь же был и Брекстон, причем на вид он не слишком отличался от того Брекстона, который накануне вечером смешивал мартини. Впрочем, когда я присоединился к остальным, он был вновь занят тем же.

Все пребывали в самом мрачном настроении. Подавленность висела в воздухе, как черное облако. Я пробился через него к стойке, где Брекстон в одиночестве потряхивал шейкер и звон льда в нем был единственным звуком, раздававшимся в комнате, где гости старательно избегали взглядов друг друга.

— Что вам предложить?

Боюсь, это были первые слова, с которыми перенесший тяжкую утрату муж меня встретил. На какой-то миг мне показалось, что время повернуло вспять: его тон был точно таким же, как и предыдущим вечером.

— Мартини, — сказал я, снова мысленно переживая тот момент. Я почти надеялся увидеть его жену, разглядывающую книги на столе напротив, но сегодня ее отсутствие было более заметно, чем присутствие накануне. Он недрогнувшей рукой налил мне коктейль.

— Я хотел бы вас поблагодарить, — тихо сказал он, — за то, что вы удержали прессу на расстоянии.

— Рад, что смог оказаться полезным.

— Боюсь, я был слишком не в форме, чтобы с ними разговаривать. Надеюсь, они не доставили вам слишком много хлопот?

Я не очень понял, что он имел в виду, и покачал головой.

— Нет, они просто задавали самые обычные вопросы.

— Надеюсь, не было никаких разговоров о… самоубийстве. — Он пристально посмотрел на меня.

— Нет, об этом никто даже не заикался. Все восприняли как несчастный случай.

Помолчав, я все-таки решил сообщить ему об отступничестве мисс Ланг. Выслушав, он мрачно кивнул.

— Я уже знаю. Меня об этом спрашивали, и я сказал, что искренне сомневаюсь в желании Милдред покончить с собой. Это ведь не самый верный способ, правда? Топиться на глазах полудюжины людей, некоторые из которых были прекрасными пловцами.

Я был поражен его спокойствием. Если он и потрясен смертью жены, то совершенно этого не показывал. Почувствовав легкий неприятный холодок, я присоединился к — другим гостям, расположившимся возле камина.

Ужин не клеился. Поскольку Брекстон был с нами, мы просто не знали, о чем говорить. Каждый думал об одном и том же, но просто неприлично было говорить о Милдред в присутствии ее мужа; как ни странно, он казался самым спокойным из всех.

Интересно было наблюдать за разной реакцией гостей на сложившуюся ситуацию.

Самой оживленной казалась Мери Вестерн Ланг, которая полностью в духе своих «Бесед о книгах» долго рассказывала о том, как однажды навестила известную писательницу Френсин Карпин Лок у нее дома в Новом Орлеане.

— Такое гостеприимство! А какой там был стол! Ах, какие деликатесы она предлагала самому скромному из гостей!

После этого последовал самый тщательный критический разбор ее произведений, в котором они сравнивались с работами другого великого автора, Тейлор Колдуэлл. Я пришел к выводу, что, образно говоря, они шли голова в голову.

Миссис Виринг говорила о жителях Хемптона, перебирая местные сплетни, вспоминала тех местных дам, кто бросил мужа и ушел к другому мужчине: эта тема после разговоров о детях и неприятностях с прислугой занимала главное место в местных сплетнях.

Флетчер Клейпул не произнес ни слова; он был бледен и напряжен, и я видел, что сестра его также обеспокоена. В течение всего ужина она пристально за ним наблюдала, и, хотя мы с ней и Брекстоном затеяли разговор о живописи, ее внимание было все время приковано к брату.

Из уважения к ситуации миссис Виринг высказалась против бриджа, хотя я так никогда и не узнал, почему она это сделала. По-моему, любое развлечение было лучше, чем эта мрачная компания. Я начал изучать часы над камином, так как решил, что точно в десять извинюсь перед присутствующими, поднимусь наверх, переоденусь, ускользну и прогуляюсь пешком примерно полмили до яхт-клуба, Лиз и вечера сексуального блаженства, как сказала бы Мария К. Стоупс.

Однако вечер сексуального блаженства пришлось отложить из-за грубого вмешательства полиции.

Потрясенный дворецкий привел в гостиную неряшливо одетого коротышку, оказавшегося детективом Гривсом, и двух мужчин в штатском.

Оцепенение, наверное, будет самым мягким словом, чтобы описать произведенный ими эффект.

— Миссис Виринг? — Гривс вопросительно посмотрел на мисс Ланг.

— Это я — Роза Клейтон Виринг, — миссис Виринг резко поднялась из кресла и пересекла комнату, прекрасно контролируя свои движения: я считал количество выпитых ею за вечер бокалов и знал: она не только заряжена под завязку, но и запал уже вставлен.

— Я — детектив Гривс, мадам. Отдел уголовных расследований.

Мисс Ланг в замешательстве пискнула; этот мышиный писк изумил всех нас. Я взглянул на Брекстона и увидел, как он утомленно прикрыл глаза.

— Прошу вас, пройдемте сюда, мистер Грейвс.

— Гривс. — Он прошел за ней в альков; двое его спутников вышли в холл. Гости, включая и меня, продолжали ошеломленно сидеть тесным кружком. Никто не сказал ни слова. Клейпул налил себе очередной бокал. Мисс Ланг выглядела так, словно задыхается. Элли как обычно наблюдала за братом, а Брекстон оставался неподвижен, лицо стало непроницаемым, глаза закрыты.

Из алькова доносился приглушенный разговор — возмущенный и негодующий голос миссис Виринг и голос Гривса, остававшийся строгим и неумолимым… О чем они говорили, слышно не было. Однако достаточно скоро мы все узнали.

В дверях алькова с пылающим от гнева лицом появилась миссис Виринг, сопровождаемая полицейским, который выглядел несколько застенчиво и глуповато.

— Мистер Грейвс хочет нам что-то сказать… что-то настолько смешное, что…

— Гривс, мадам, — вежливо прервал он и показал на кресло. — Пожалуйста, присядьте.

Она подчинилась, с трудом сдерживая себя.

Детектив задумчиво посмотрел на нас. Небольшого роста человек с песочного цвета волосами, с покрасневшими глазами и бледным невыразительным лицом, он выглядел так, словно никогда не ложился спать. Но казалось, что он полностью владеет ситуацией, держит все в руках.

— Мне очень неприятно к вам вторгаться, — мягко и даже почти виновато сказал он. — Я получил список ваших фамилий и хотел бы, чтобы, когда я буду его читать, каждый отозвался на свое имя и мы познакомились.

Он пробежался по списку, мы, отозвались по очереди. Мисс Ланг снова поразила нас пронзительным писком агонизирующей мышки.

— Большое спасибо, — кивнул Гривс, закончив опрос. Он оказался достаточно тактичен и не смотрел ни на кого слишком пристально или слишком долго. Большую часть времени он смотрел на входную дверь.

— А теперь мне не хотелось бы держать вас в неведении. Существует вероятность, что сегодня утром миссис Брекстон была убита.

В гостиной не раздалось ни звука. Мы пристально уставились на него, слишком ошеломленные, чтобы комментировать эту новость.

Гривс был явно разочарован, видимо ожидая совсем другого эффекта. Я видел, он рассчитывал на какую-то вспышку, может быть, взрыв, а вместо этого столкнулся с унылым молчанием. Компания оказалась умнее, чем он полагал, по крайней мере, я так думал. Быстро оглядев гостей, я не смог заметить на лицах ничего, кроме живого интереса.

Когда интерес несколько ослабел, он продолжил.

— Конечно, мы в этом не уверены. Вообще, это довольно странный случай. Сегодня днем проведено вскрытие; оно подтвердило, что смерть наступила в результате того, что покойная утонула; не нашли никаких признаков сердечного приступа или какого-то еще физического недостатка. Все внутренние органы оказались в хорошем состоянии и здоровыми. Она явно была в хорошей физической форме…

— Так как же могло случиться, что она утонула, первоклассно умея плавать? — Голос Клейпула звенел от напряжения.

Гривс с легким интересом взглянул на него.

— Вот поэтому мы и здесь, мистер… Клейпул. У нее явно не было никаких причин утонуть так быстро и так близко от берега, да еще в то время, как три человека пытались прийти ей на помощь…

— Если только она сама не хотела этого, — прозвучал самодовольный голос мисс Ланг; к ней постепенно возвращались самообладание и хладнокровие.

— Возможность… я надеюсь, даже вероятно. Эту версию мы готовы принять. Иначе, боюсь, окажется, что мы столкнулись с убийством, осуществленным неизвестным или неизвестными.

Итак, все было сказано.

Первой оправилась миссис Виринг.

— Мистер Гривс, с вашей стороны, это всего лишь предположения, при этом весьма опасные. Независимо от того, что вы можете подумать, нет никаких доказательств, что моя племянница хотела утонуть, и ни малейшей возможности для кого-то ее убить. Она была в не совсем обычном душевном состоянии из-за недавно перенесенного нервного срыва… Я все это вам сказала несколько минут назад… В таком состоянии она вполне могла потерять голову и утонуть в этом ужасном прибое.

Меня удивила резкость миссис Виринг. Теперь она была совершенно спокойна, всю ее обычную рассеянность и сумасбродство сменила стальная ясность и ярость.

— Очень разумная версия, — Гривс одобрительно кивнул, словно учитель при ответе любимого ученика. — Таково же было и наше мнение, когда сегодня утром мы узнали о смерти. В этих местах почти каждый день происходит нечто подобное, люди внезапно тонут. К сожалению, вскрытие обнаружило нечто странное. Похоже, перед тем, как пойти плавать, сразу после завтрака, миссис Брекстон приняла четыре таблетки снотворного… или ей их дали.

На этот раз никто не сказал ни слова. Миссис Виринг открыла было рот, чтобы что-то сказать, но потом снова его закрыла, как макрель, выброшенная на берег.

— С разрешения миссис Виринг мы хотели бы осмотреть дом, чтобы найти бутылочку с таблетками.

Наша хозяйка кивнула, будучи слишком ошеломленной, чтобы что-то сказать. Гривс высунул голову в холл и бросил:

— Все в порядке, ребята.

И его ребята начали осмотр дома.

— Кроме того, — продолжал детектив, — я был бы вам признателен, если бы вы все оставались в этой комнате, пока я не побеседую с каждым по отдельности.

Наше молчание он принял за знак согласия.

— Давайте начнем с вас, мистер Серджент.

Я прошел вслед за ним в альков. Позади послышался шум голосов, вроде гудения роящихся пчел, в нем одновременно были слышны негодование, тревога и страх.

Гривс задал мне самые обычные вопросы и получил самые обычные ответы.

Потом он перешел ближе к делу. К этому моменту я еще не решил окончательно, что же буду делать, поэтому начал наспех соображать. После того, как я оставил газету, мне случилось написать для «Нью-Йорк Глоуб» несколько статей, и я знал, что смогу прилично заработать на любом репортаже о смерти Милдред Брекстон. В то же время существовала проблема миссис Виринг и моей деловой лояльности по отношению к ней. Было совершенно ясно, что такого сорта реклама не принесет ей ничего хорошего. Поэтому я оказался перед выбором, не зная, какую позицию занять. Но пока я отвечал на вопросы детектива, я пришел к важному решению и решил ничего не говорить о ссоре, которую мне удалось подслушать, ссоре между Брекстоном и Клейпулом.

Это станет моим козырным тузом, — решил я, — если придется состязаться с другими газетчиками. И, как выяснилось, совершил ошибку.

— Итак, мистер Серджент, насколько я понимаю, вы никак не связаны ни с одним из гостей, верно?

Я кивнул.

— До вчерашнего вечера я никогда в жизни никого из них не видел.

— Ваше впечатление как непредвзятого стороннего наблюдателя может оказаться весьма полезным… если предположить, что вы говорите правду. — Детектив печально улыбнулся мне.

— Всю ответственность за лжесвидетельство я понимаю.

— Очень рад, — кивнул блюститель закона. — Так каково же было ваше впечатление о миссис Брекстон, когда вы увидели ее впервые прошлым вечером?

— Симпатичная женщина, немного агрессивно настроенная, очень резкая.

— Было что-нибудь сказано о перенесенном ею нервном срыве?

Я кивнул.

— Да, об этом упоминали, чтобы объяснить ее поведение.

— И кто именно?

Он был явно не дурак; я начал испытывать к нему известное уважение. Нетрудно было проследить ход его мыслей; это навело меня на размышления, прежде в голову не приходившие.

— Сначала миссис Виринг, а потом Элли Клейпул, как мне кажется. Мисс Ланг тоже что-то говорила…

— До или после… смерти.

— Думаю, до. Правда, я не совсем уверен. В любом случае у меня достаточно быстро сложилось впечатление, что она в плохом психическом состоянии и нуждается в уходе. Это стало совершенно ясно ночью накануне ее гибели, когда у них с мужем произошла какая-то сцена.

Я рассказал ему о ночных криках, о том, как пришла миссис Виринг, чтобы нас успокоить. Он выслушал все это без комментариев. Не могу сказать, оказалось это для него новостью или нет. Думаю, что оказалось, так как он еще ни с кем не беседовал. Я решил, что лучше рассказать, все равно он достаточно быстро узнал бы все от других. Я уже начал в какой-то степени думать о нем, как о конкуренте. В прошлом мне пришлось, в значительной степени благодаря случайному стечению обстоятельств, раскрыть одно или два странных преступления. Этот случай также представлялся мне достаточно многообещающим: он явно ставил в тупик.

— Но ведь никто не видел, что кричала именно миссис Брекстон?

— Мы все ее слышали. Думаю, ее муж был с ней; возможно, там была и миссис Виринг, но точно не знаю. Мне показалось, она вышла из их спальни на первом этаже, когда старалась нас успокоить.

— Понимаю. А теперь расскажите мне, что произошло утром.

Я все рассказал в мельчайших деталях: как Брекстон сначала подошел к Милдред, а потом чуть было не утонул сам; как Клейпул вытащил ее на берег; как я спасал Брекстона.

Он выслушал все также без каких-то комментариев.

Я понимал: его занимает тот же вопрос, который начал занимать и меня: мог ли Брекстон затянуть свою жену под воду до того, как мы там очутились? Абсолютной уверенности у меня не было: большую часть времени вид закрывали буруны и я не мог отчетливо видеть происходящее. Однако я сильно сомневался… Главным образом из-за того, что когда я подплыл к ним, Брекстон находился в нескольких футах от своей жены, а та уже была полумертва.

С той же вероятностью вполне мог утопить ее и Клейпул, пока долго выбирался с ней на берег, но Гривс не спросил меня об этом, а я не сказал. Его интересовало только то, что я видел своими глазами.

Тогда я тоже задал вопрос:

— А какое действие могли оказать четыре снотворных таблетки… Те, что она приняла? Могли они привести к смертельному исходу?

Он задумчиво посмотрел на меня, как бы размышляя, стоит отвечать или нет. И наконец сказал:

— Их было недостаточно для того, чтобы ее убить. Они могли вызвать слабость, помутнение сознания… могли замедлить сердцебиение.

— Ну, тогда становится понятно, почему она так странно плыла. Я даже подумал, что остальные не правы, утверждая, что она прекрасно плавает. Она почти упала лицом вниз в первую же волну прибоя, и ее движения были очень неуверенными… Даже я рискую это утверждать, хотя я и не специалист.

— Нет сомнения, что ее смерть явилась результатом слабости. У нее не хватило силы выбраться из прибоя. Вопрос заключается в том, почему, приняв эти таблетки, она пошла в воду вместо того, чтобы лечь в постель.

— Чтобы покончить с собой? — Я понимал, что в этом-то и состоит головоломка.

— И такой возможности исключить нельзя.

— Но ведь кто-то мог подсунуть ей эти таблетки, зная, что она собирается купаться.

— Такая возможность также существует, — загадочно заметил Гривс.

— Но как кто-то мог рассчитывать, что такое случится? Она не очень хорошо себя чувствовала… Могла просто посидеть на берегу на солнце. Теперь, оглядываясь назад, могу вам сказать, что очень удивился, что она вообще пошла в воду.

— Возможно, человек, который дал таблетки, знал ее лучше, чем вы. Он мог знать, что она пойдет в воду независимо от своего состояния. — Во время разговора Гривс сделал несколько пометок в блокноте.

— И человек, который знал ее лучше меня, был ее мужем.

Гривс твердо посмотрел на меня.

— Я этого не говорил.

— А кто же еще? Даже если это так, будь я Брекстоном и соберись убить жену, не стал бы делать это на глазах у всех.

— К счастью, вы не Брекстон.

Холодок в его голосе многое мне сказал. Полиция считала, что Брекстон убил жену. Не знаю почему, но даже в тот момент я не считал его виновным. Может быть, из-за того, что не любил соглашаться с очевидным, хотя, как говорил один знакомый детектив, очевидное в девяти случаях из десяти и есть верное.

Я вспомнил кое-что еще.

— Но почему тот, кто подсунул ей таблетки, не дал смертельную дозу?

— Это нам предстоит выяснить. — Гривс выглядел разумным, вежливым и уставшим от меня.

Желая привлечь его внимание, которое могло бы пригодиться в будущем, я заметил:

— Я собираюсь написать об этом в «Нью-Йорк Глоуб».

Ожидаемый эффект был достигнут. Он явно вздрогнул.

— Я считал, мистер Серджент, что вы занимаетесь связями с общественностью.

— Раньше я работал в «Глоуб». А за последние годы не раз у них печатался. Думаю, вы помните тот случай пару лет назад, когда погиб сенатор Роудс…

Гривс посмотрел на меня с известным интересом.

— Так вы и есть тот самый парень? Я помню это дело.

— Тогда я, так сказать, оказал полиции кое-какую помощь.

— А я слышал несколько иначе.

Эта фраза вызвала у меня раздражение.

— Ну, не важно, что вы слышали, но я собираюсь написать об этом случае серию статей в «Глоуб», конечно, если в самом деле произошло убийство; пока я сомневаюсь.

— Очень интересно, — Гривс спокойно смотрел на меня.

Вошедший полицейский что-то прошептал ему на ухо. Гривс кивнул, полицейский протянул ему два цилиндрических предмета в носовом платке и вышел.

— Упаковки от снотворного? — предположил я и оказался прав.

Гривс кивнул и осторожно развернул платок.

— Как профессиональному журналисту и сыщику-любителю вам, мистер Серджент, должно быть интересно знать, что нашли их в двух местах: один флакон был в шкатулке для драгоценностей миссис Брекстон, другой — в ванной Флетчера Клейпула. В обоих то же самое снотворное, что обнаружили в крови миссис Брекстон. Наша задача — определить, из какой бутылочки взяты те таблетки, что она выпила.

— Похоже на гадание с помощью бутылки, верно?

— В том-то и дело, мистер Серджент.

Я решил попробовать еще раз.

— Рубец на шее миссис Брекстон появился до того, как она пошла купаться. Я заметил его накануне вечером.

— Вы очень наблюдательны, мистер Серджент, спасибо.

Глава третья

1

Во втором часу ночи я спустился по лестнице, миновал опустевшую кухню и вышел черным ходом. Полицейский, охранявший дом, растянулся в плетеном кресле с другой стороны. Я шагал через дюны, проклиная ясную ночь и луну, светившую как прожектор, отбрасывавшую длинные темные тени на дюнах и серебрившую море.

Однако я выбрался на дорогу, оставшись незамеченным. Нам было предложено оставаться в доме вплоть до дальнейших распоряжений и я, извинившись, как можно раньше отправился наверх, якобы в постель, моля Бога, чтобы танцы не кончились.

Так и оказалось.

Истхемптон был очень приятным местечком с целым рядом увеселительных заведений, причем каждое кичилось своей исключительностью. Центром летней жизни городка была группа старожилов яхт-клуба «Леди-рок», представлявшего собой довольно бесформенное здание с длинным пирсом примерно в миле к северу от дома миссис Виринг.

Члены клуба относились к зажиточным (но не богатым), принятым в обществе (но не знаменитым) представителям среднего класса Америки, составляющего ее основную опору. Они гордились своими старинными корнями, восходившими обычно к какому-то фермеру восемнадцатого века. Их имена не были известны широкой публике, однако Америку они считали пирамидой, на вершине которой видели самих себя. Эта иллюзия поддерживалась тем фактом, что их не принимали люди богатые и известные, а они сами отказывались общаться с людьми беднее себя. Их самым любимым словом и самой высокой оценкой было «славный». В их компании можно было слышать это словно каждую минуту. Вот этот и это очень славно, а вот то — совсем нет. Они делили весь мир на славную и «неславную» половину и были совершенно счастливы, когда оказывались на нужной стороне этой границы.

Необходимым признаком принадлежности к славной половине человеческого рода было членство в клубе и осуждение таких «неславных» элементов как евреи, артисты, гомосексуалисты и знаменитости. Представители этих четырех групп, дай им хоть малейшую возможность, кончат тем, что сметут всю славную часть общества в море. К счастью, те об этом даже не подозревали, иначе в поселке могли возникнуть серьезные неприятности.

Так уж сложилось, что художники и им подобные занимались своими делами в южной части городка, тогда как их славные соседи жили в непосредственной близости друг от друга в больших домах и маленьких коттеджах вблизи яхт-клуба; они посещали местный театр Джона Дрю, устраивали друг для друга приемы, на которых по крайней мере половина гостей напивалась, а другая грешила; они обменивались мужьями и женами, а их дети на огромной скорости носились в новых автомобилях от Хемптона до Хемптона, периодически врезаясь в телефонные столбы. Это было типичное дачное общество, и достаточно славное.

Здание клуба освещалось японскими фонариками. Играл хороший оркестр. Парни и девушки гроздьями висели на неосвещенном пирсе, уходившем далеко в море. После небольшой путаницы с двумя карточками мне было позволено присоединиться к славным людям, которые составляли достаточно симпатичную компанию из двух примерно равных частей, одну из которых составляли ухоженные и откормленные люди среднего возраста, а ко второй относилась местная золотая молодежь.

Среднее поколение — вроде меня — напряженно трудилось, добывая достаточно денег, чтобы провести здесь свой летний отпуск и примерно к сорока годам вступить в яхт-клуб.

Лиз нашла меня в баре, где я заказал коктейль манхеттен в надежде, что она найдет меня как раз вовремя, чтобы подписать чек. В белом с черным она была неотразима, что-то блестело у нее в волосах, глаза сверкали, и вообще она была в отличном настроении.

— Как здорово, что тебе удалось вырваться! Я так боялась, что ты не сможешь! — Как хорошая девочка, она подписала мой чек. — Пойдем, потанцуем.

— Нет, пока я не допью эту штуку.

— Ну ладно, тогда пойдем на пирс. Я хочу с тобой поговорить.

Мы зашагали через танцевальную площадку. И молодые мужчины, и типы постарше пялили глаза на Лиз, которая была бесспорной царицей бала. Несколько старых школьных друзей, лысых и толстых (гости вроде меня, отнюдь не члены) меня приветствовали, и я раскланялся по меньшей мере с дюжиной девиц, что явно не понравилось Лиз.

— Да ты большой ходок, — заметила она, когда мы вышли на пирс. Над нашими головами висела белая луна. Юные влюбленные расселись в отдалении. Несколько пьяниц, покачиваясь, брели вдоль забора, отделявшего пирс от самого клуба.

— Я провел здесь немало времени.

Но ее интересовало только убийство. И она твердо знала, что произошло убийство.

— Об этом говорят по всему городу! — воскликнула она. — Все твердят, что Брекстон утопил ее.

— Интересно, с чего начались эти слухи? — попытался я увильнуть от ответа.

— О, ты все знаешь и не хочешь мне сказать! — возмутилась она. — Обещаю, я никому ни слова.

— Даешь честное слово?

— Питер, ну расскажи! Ведь ты был там. Ты видел, как все случилось, верно?

— Действительно, я видел, как все произошло. — Я поставил пустой бокал на ограждение пирса и обнял ее за талию, но она тут же стряхнула мою руку.

— Рассказывай!

— Я тебя не привлекаю?

— Тебе бы следовало знать, что мужчины нас, женщин, совсем не привлекают, — высокомерно бросила она. — Нас интересует только домашнее хозяйство, да еще к тому же наши сексуальные инстинкты полностью развиваются только к концу третьего десятка. Так что я слишком молода, чтобы реагировать на такие вещи.

— Зато я уже слишком стар. Мужчина, как общеизвестно, достигает пика сексуальности в шестнадцать лет, потом с возрастом этот пик неуклонно снижается. Так что я давно уже миновал максимум… скажем так, своих эротических возможностей, когда мне достаточно было малейшего…

— О, Питер, расскажи мне или я закричу!

Ее любопытство положило конец нашему диалогу в духе Кинси. Последнее время в наших кругах стало модно вести себя в строгом соответствии с открытиями этого ученого, и мы действовали и чувствовали примерно так же, как большинство других. Я был практически готов перейти к действиям, описанным в главе, посвященной предварительным ласкам, приводящим к оргазму без обладания; но, к сожалению, моя партнерша, как все здоровые девушки, слишком увлеченная убийством, и в самом деле принялась кричать.

— Ради Бога, замолчи! — нервно бросил я.

К счастью, на террасе оставались только вконец набравшиеся гости. Трио младших клерков из захудалых банков с восторгом аплодировало ее первому крику; парочки на пирсе были настолько заняты своими делами, что якобы ее не слышали.

— Так ты расскажешь мне? — спросила она, набрав воздуха, чтобы закричать погромче.

— Да нечего рассказывать. Миссис Брекстон выпила четыре таблетки снотворного, пошла купаться и утонула раньше, чем мы сумели до нее добраться.

— А зачем она приняла четыре таблетки снотворного?

— Этот вопрос повис над головами, как Фемистоклов меч.

— Дамоклов, — поправила она, продемонстрировав достоинства классического образования. — И кто ей дал таблетки?

— Неизвестно.

— Или она сама их выпила?

— Я тоже так думаю, но полиция считает иначе.

— Они думают, что ей их тайно дал Поль Брекстон?

— Или кто-нибудь еще… хотя почему именно четыре таблетки? Это же не смертельная доза. Если с ней действительно хотели разделаться, для надежности понадобилась бы дюжина.

— Это очень хитро задумано, Питер, и дураку ясно. Она собиралась купаться: что могло быть умнее, чем дать ей снотворное, чтобы затуманить ее сознание? И в результате она попала в это ужасное течение!

— Я мог бы придумать куда умнее. Между прочим… — я опять положил ей руку на талию, но она совершенно не отреагировала.

— С другой стороны, не думаю, что можно было знать наверняка, пойдет ли она купаться. Ужасно интересно, верно? И случилось не с кем-нибудь, а с Брекстонами.

— Пойдут неприятные разговоры, — сказал я, привлекая ее еще ближе к себе и чувствуя ее свежий теплый запах, отдававший лилиями.

— Что тебе взбрело в голову, Питер?

— Да не в голову…

— Все мужчины одинаковы — грязные грубые животные.

— Ты бы предпочла меня встретить шестнадцатилетним мальчиком?

— И что бы я стала с ним делать?

— Скромно побудила бы меня накинуть вуаль на…

— Это будет во всех газетах, верно?

— Что? Про шестнадцатилетнего…

— Нет, ты просто идиот. Про смерть миссис Брекстон.

— Ну конечно…

— Для тебя ведь это просто замечательно! Это же твоя работа, верно?

— Меня нанимали не для того, чтобы заниматься смертью миссис Брекстон.

Едва я это сказал, как сам поразился скрытому смыслу этих слов. Дикость, конечно… но, тем не менее, могла миссис Виринг предчувствовать какие-то неприятности и пригласить меня заранее, на всякий случай? Она была из тех людей, которые могут заглядывать вперед: своеобразная комбинация Хетти Грин и пьяницы.

Тут мне пришло в голову, что именно она может оказаться тем человеком, который помог ее племяннице перейти в лучший мир. Правда, мотив был неясен, но тогда я не знал мотивов и других… Все эти люди были для меня чужими. А на такой поступок миссис Виринг была вполне способна — в ней сочетались безумие и методичность, очень странная комбинация.

Мысль казалась вполне здравой.

Лиз заметила мою неожиданную задумчивость.

— О чем ты думаешь? Обдумываешь способы меня соблазнить?

Я фыркнул.

— Что может быть на свете более неблагородного, чем женщина? У тебя нет ни малейшего чувственного интереса к представителям мужского пола, даже к такому прекрасному экземпляру, как я, и в то же время ты днем и ночью думаешь, когда же тебя соблазнят…

— И о ведении домашнего хозяйства. Маленькая двухкомнатная квартирка в поселке Питера Купера. Холодильник, набитый продуктами… Детское питание от фирмы «Клапп» и симпатичный толстенький малыш, периодически писающий в специальной детской кроватке «Беби-лерой» за четырнадцать долларов девяносто пять центов от фирмы «Мейки».

— Боже мой, ты совершенно созрела для замужества!

Лиз загадочно улыбнулась.

— Мы все созрели. Дело в том, что я веду колонку для молодых супружеских пар в одном из журналов Нью-Йорка, конечно, не в «Харпере Базар». Нечто для более среднего класса. Они хотят, чтобы я описывала блаженство за тридцать пять долларов в неделю. Просто не представляешь, какой я буду хорошей женой!

— Для замужества нужно нечто большее.

— Чем тридцать пять долларов? Да, тут я с тобой согласна. Полагаю, мне понравится кто-то очень богатый. Но серьезно, Питер, ты же не веришь, что Брекстон убил свою жену, не правда ли? Я хочу сказать, что это просто ни на что не похоже..

— Я не знаю, что думать.

На тот момент это была, пожалуй, моя самая ясная и самая точная фраза. Потом я потребовал, чтобы она поклялась держать все в тайне, и мы вернулись обратно.

Там уже дым шел коромыслом. Самые славные люди разошлись по домам. Один джентльмен свалился с ног в туалете (припоминаете — историю с покойным Хью Лонгом в мужском туалете Лонг-Айленда несколько лет назад?), муж и жена обнимались в темном углу (правда, это был муж другой женщины и жена другого мужчины). Компания студентов, симпатичная шайка загорелых бездельников, распевала во все горло, чувствуя себя до предела счастливыми, и строила планы дальнейших действий, которые сводились к широкомасштабной атаке на Саутхемптон. Я уже слышал скрип тормозов, скрежет металла машин и звон разбиваемых стекол… Что делать, молодость!

И молодость в весьма подходящей форме Лиз Бессемер принадлежала в эту ночь мне. Ее дядюшка с тетушкой отправились домой. Парни, пытавшиеся бороться со мной за ее расположение, либо исчезли с оказавшимися под рукой более доступными девицами, либо уныло бродили среди припаркованных автомобилей.

— Давай прогуляемся в Монтаук!

Эта блестящая идея пришла в голову Лиз в тот момент, когда мы медленно двигались по танцплощадке, вальсируя под фокстрот. У меня не было никакого чувства ритма, и кроме того, я умел танцевать только вальс, что и делал под любую музыку.

— Пешком?

— Я поведу машину, у меня тут машина… По крайней мере я надеюсь. Тетушка наверняка отправилась домой с нашими гостями…

Тетушка действительно отправилась домой на машине гостей, оставив в наше распоряжение прекрасный «бьюик» с откидным верхом.

Лиз скользнула на место водителя, я расслабился рядом с нею, и мы стремительно помчались по центру длинного шоссе, идущего параллельно дюнам на протяжении всей дороги до Монтаука, конечной железнодорожной станции Лонг-Айленда.

Луна нас буквально слепила, светила нам прямо в глаза. Остановились мы задолго до Монтаука. По моим указаниям мы свернули с дороги и прочертили длинный след по песку, оканчивавшийся в Атлантическом океане. Между двумя дюнами, в миле от ближайшего погруженного в темноту дома, мы предались радостям любви.

Мне никогда не приходилось видеть подобной ночи. Небо заполнили все звезды, какие только можно видеть в наших благословенных широтах, и повсюду, по всему небу дождем сыпались метеориты.

Когда все было кончено, мы продолжали лежать рядом на песке, еще хранившем тепло солнца, и смотреть на звезды, метеориты и луну. Соленый ветерок с моря овевал наши обнаженные тела. Лиз вздрогнула, я ее обнял и прижал к себе… Она в моих объятиях казалась удивительно легка…

— Мне нужно домой, — сказала она, и голос ее был тих и больше меня не дразнил. — Скоро утро.

Мы оба некоторое время подумали над этим. Она приподнялась на локте и с любопытством посмотрела на меня при свете луны.

— О чем ты думаешь?

— Ни о чем.

— Расскажи.

— Ни о чем… Если не считать того, как прекрасно с тобой на таком берегу и как противно снова одеваться и идти в тот дом.

Она вздохнула и потянулась.

— Славно получилось, верно?

Вместо ответа я притянул ее к себе на грудь и начал целовать. Ее маленькие груди щекотали мне кожу. Я снова был готов, хотя официально возрастной пик уже прошел, она это почувствовала и вместо ласк вскочила на ноги, бросилась к воде и нырнула.

Вспомнив то, что случилось меньше суток назад, я испугался до смерти и бросился следом в холодную черную воду. К счастью, она отлично плавала и мы благополучно миновали линию прибоя. Было так странно плыть в черном океане под черным небом… Луна и пляж белели, а гребни волн фосфоресцировали.

Потом, дрожа и хохоча, мы побежали к машине и вытерли друг друга полой тетушкиного пледа.

Мы оба согласились, что выглядим вполне прилично без одежды, причем Лиз стыдливо заметила, что она испытывает некоторое возбуждение, разглядывая мужское тело в его естественном состоянии, особенно в том случае, если ей нравится обладатель этого тела. Я же сказал, что это противоестественно и может кончиться подробным примечанием.

В прекрасном настроении мы двинулись на юг, и она высадила меня в нескольких метрах от «Северных Дюн». Сероватый рассвет занимался на востоке.

— До завтра?

Лиз кивнула.

— Если я смогу. Еще не знаю, как все сложится.

— Я тоже не знаю, но надеюсь, что смогу улизнуть.

— Я тоже смогу. Когда узнаю, позвоню.

Мы крепко с наслаждением поцеловались, потом она, скрипнув резиной, умчалась. Она была, пожалуй, одним из худших водителей, которые встречались мне в жизни, но в тоже время — восхитительной девушкой. Я испытывал чувства несколько большие, чем обычно в подобных обстоятельствах; но потом поспешил выбросить все романтические бредни из головы. Она была чудесной девушкой; ночь выдалась великолепной; луна светила ярко; то, что должно было случиться, случилось, вот и все. Не стоит слишком серьезно относиться к таким приключениям, — строго сказал я себе, осторожно открывая дверь черного хода и заходя в кухню.

2

Очнулся я в постели.

Голова раскалывалась, словно по ней ударили топором, и в первый момент в глазах все двоилось, все было как в тумане. Потом после некоторого усилия я сумел сфокусировать взгляд на миссис Виринг.

Она с обеспокоенным видом застыла надо мной.

— Который час? — спросил я.

— Десять часов. Вы напугали нас до смерти. Что, черт возьми, с вами случилось?

Я положил руку на голову и обнаружил там огромную шишку. Кожа не была повреждена, повязки не было, только мучительная головная боль.

— Ни малейшего понятия. Я вернулся домой на рассвете и…

В дверях появился Гривс.

— Миссис Виринг, давно он пришел в себя?

— Буквально только что. Если вы…

— Не могли бы вы оставить нас наедине? Мне хотелось бы задать мистеру Сердженту несколько вопросов.

— Конечно.

Ободряюще похлопав меня по руке, миссис Виринг вышла, закрыв за собою дверь.

— Ну? — полицейский смотрел на меня, слегка улыбаясь.

— Что ну?

Я чувствовал себя отвратительно. Тут я обнаружил, что на мне лишь рубашка и шорты, и мне неожиданно стало под одеялом очень жарко. Я сел, испытывая легкое головокружение, и спустил ноги с кровати.

— Пытаетесь делать за нас нашу работу, мистер Серджент?

— Убирайтесь!

— Боюсь, вам придется ответить на мои вопросы. Вас здорово огрели, но благодаря доктору все обошлось без последствий и, если захотите, можете вставать.

— Не оказали бы вы мне любезность и не убрались бы отсюда? Дождитесь, когда я буду чувствовать себя получше. — Голова загудела от боли, когда я резко повернулся, направляясь в ванную. — Я собираюсь выполнить свои естественные функции.

— Я могу подождать.

Я что-то прорычал и удалился в ванную, где подставил голову под струю холодной воды, а потом проглотил две таблетки аспирина, соображая, стал бы я заниматься всем этим, если бы знал заранее, что получится. Со мною обошлись чертовски плохо.

Когда я вернулся, Гривс сидел в кресле возле моей постели, делая заметки в маленькой записной книжке.

— Вы все еще здесь?

— Так что же случилось? — Он выжидающе посмотрел на меня.

— Когда я вошел, через кухню шла женщина в черном, неся в руках что-то похожее на букет белых лилий. Когда я спросил, не могу ли я чем-то помочь, она швырнула лилии мне в голову с криком:

— Так будет со всеми членами клана Мактэвиша!

Гривс выглядел немного встревоженным, словно прикидывал, насколько серьезным оказался удар.

— Белые лилии? — переспросил он.

— Или что-то в этом роде. — Я снял одежду, надеясь, что это поможет от него избавиться, но он продолжал разглядывать меня все с тем же встревоженным видом, и я надел купальный халат.

— Вы не видели ее лица?

— Я пошутил, — сказал я, чувствуя странную легкость в голове, словно выпил слишком много и слишком быстро. От слабости пришлось присесть на край кровати.

— Я никого не видел. Только шагнул к кухонной двери и — бац! На этом все кончилось, пока я только что не открыл глаза.

— Вас ударили справа металлическим предметом, который держал человек вашего роста или немного выше вас…

— Или он стоял на стуле…

— Да, или он стоял на чем-то. Вас обнаружила в семь тридцать кухарка, которая кричала пять минут не переставая. Один из моих людей перенес вас сюда и вызвал доктора.

— И никаких зацепок?

— Мы называем их уликами, мистер Серджент. В полицейском управлении не…

— Ладно, тогда есть какие-то улики? Типа пряди белокурых волос в крови или перхоти пожилого убийцы, которой было посыпано мое неподвижное тело?

— Ничего такого не было, только ваше неподвижное тело. — Он помолчал, всем видом показывая, что этого ему недостаточно.

— Ну, больше я ничего не могу сказать.

— Вы ушли. Вы покинули дом после того, как я настойчиво просил всех оставаться здесь. Вы надели…

— Смокинг с жилетом. И отправился в яхт-клуб «Леди-рок»…

— После того вы с мисс Лиз Бессемер отправились на север к Амаганзету.

Это меня ошеломило.

— И что же случилось потом, в Амаганзете?

— Не знаю, и это мне не интересно. Мисс Бессемер высадила вас здесь в пять двадцать или около того.

— Полагаю, ваш человек все это видел? Тот, который делал вид, что спит, когда я вернулся.

— Он действительно спал и будет заменен. — Гривс был холоден и непреклонен. — Серджент, что вы знаете?

Последнюю фразу он швырнул мне в лицо, как струю холодной воды. Потом наклонился вперед, напряженный и серьезный.

— О чем? — аспирин еще не начал действовать, и голова у меня отчаянно болела.

— Вы что-то знаете, о чем не рассказали нам, что-то важное… Знаете достаточно, чтобы убийца решил вас устранить.

То же самое пришло мне в голову несколько минут назад, когда я понял, что меня огрели дубинкой. Хотя я по-прежнему блуждал в потемках. Я был совершенно уверен, что ни Брекстон, ни Клейпул не знали о том, что я подслушал их беседу. Хотя это была наиболее вероятная пара.

Однако Гривс сменил тактику. Я достаточно скоро понял его замысел.

— Что вы видели в море, когда тонула миссис Брекстон? Что именно делал в тот момент Брекстон? Что делал Клейпул? А женщина, она что-нибудь говорила? Звала на помощь?

— Вы думаете, я видел что-то такое, что для убийцы было крайне нежелательно?

— Вот именно.

Я покачал головой, которая постепенно начала проясняться.

— После того, как это произошло, я десятки раз прокручивал все в памяти, но не смог обнаружить ничего необычного… Ничего такого, чего бы вы уже не знали.

— Насколько близко был Брекстон к жене, когда вы подплыли к нему?

— Примерно в пяти метрах… не очень близко. Он задыхался, лицо у него посинело. Я схватил его, пока…

— Пока Клейпул вытаскивал миссис Брекстон?

— Да. А потом мы выбрались на берег.

— При этом Брекстон жены не касался, верно?

Я покачал головой.

— Не думаю. У меня были залиты пеной глаза, я все время боролся с прибоем. И когда я добрался туда, она уже тонула, погружаясь раз за разом под воду, и у нее уже не оставалось сил бороться. При этом она не издавала ни звука.

— А Клейпул?

— Он все это время был позади меня, но когда мы до них добрались, он резко прибавил ходу, вырвался вперед и схватил миссис Брекстон. Я же был полностью занят ее мужем.

— И каким образом Клейпул вытаскивал ее на берег?

— Я не смотрел. Таким же, наверное, как и я — Брекстона… Стандартным способом спасения утопающих, которому учат в школе.

Гривс задумчиво пыхал трубкой.

— Он попытается еще раз.

— Кто попытается и что?

— Убийца еще раз попытается вас убрать.

Я рассмеялся, хотя мне было совсем не весело.

— Не думаю, что из-за этого мне так досталось по голове. В конце концов, если кто-то собирался меня убить, ому не следовало полагаться на один удар. И откуда он мог знать, что я буду пробираться через кухню в пять утра? И что он сам там делал?

— Во всех этих вопросах нам предстоит разобраться, — сказал Гривс с медленной тяжеловесностью государственного служащего, находящегося при исполнении обязанностей.

— Ну ладно, пока вы разбираетесь, я хотел бы что-нибудь съесть и немного погреться на солнышке. В конце концов, я же больной.

— На вашем месте я был бы очень осторожен, мистер Серджент.

— Я постараюсь сделать все, что в моих силах. Вы также можете держать своих парней наготове.

— Так я и сделаю, мистер Серджент. В доме скрывается убийца, и я убежден, что он будет за вами охотиться.

— Вы заставляете меня почувствовать себя мишенью.

— Я думаю, больше подошло бы слово «приманка», не так ли?

3

Завтрак мне подали на веранде, в окружении всех наших дам, в глазах которых я выглядел до известной степени героем. Клейпул, кажется, был в Истхемптоне, Брекстон — у себя в комнате и рисовал… Хотя непонятно было, как он рисует при таком освещении. Сидя на веранде с дамами, я время от времени поглядывал на окно, раскрытое рядом с моим креслом, и понимал, что в комнате слышно каждое сказанное нами слово.

Больше всего восторгалась моим положением Мери Вестерн Ланг. Она была в своих широких желтых брюках, ее шутовские очки, украшенные фальшивыми бриллиантами, сверкали в лучах проникавшего на веранду солнца.

— Мы все прибежали, когда кухарка начала кричать. Вам никогда не доводилось видеть такой суматохи… Там, на полу, вы выглядели совершенно мертвым. Я послала за доктором, — добавила она, чтобы показать, что в тот момент соображала лучше других.

— Удалось вам хоть мельком заметить, кто это сделал? — забота в голосе Элли Клейпул меня порадовала.

— Нет, я совсем ничего не видел. Кто-то меня ударил, едва я открыл дверь в кухню.

Миссис Виринг помешала указательном пальцем свой апельсиновый сок; мне было интересно, что за «огненную воду» содержит ее бокал, скорее всего это был джин, утренняя порция.

— Полиция просила всех нас помалкивать об этом, — сказала она. — Правда, я не понимаю, почему. Мне кажется, что мы имеем дело с бродягой… вы же знаете, один такой живет в окрестностях Саутхемптона. Думаю, он забрался к нам, а когда услышал ваши шаги, то испугался и…

— И на цыпочках пробрался мимо полицейского, спящего у двери на веранду? — Я покачал головой. — Не думаю, что обычный грабитель стал бы крутиться возле дома, который сторожит полицейский, даже если тот и заснул.

Остальные согласились со мной, но миссис Виринг предпочла остаться верной своей теории. Любой иной вариант заставлял слишком нервничать.

Мисс Ланг произнесла вслух то, о чем все думали.

— Кто-то в доме хотел… избавиться от мистера Серджента. — Она помолчала, явно получая удовольствие от слова «избавиться».

— Убийца, — спокойно сказал я, — видимо считает, что я что-то знаю.

Я все время помнил про открытое окно и понимал, что Брекстон слушает.

— Но все дело в том, что я не знаю ничего…

— Просто кошмар! — неожиданно страстно воскликнула Элли. — Все это просто ужасно, совершенно бессмысленно!

— Думаю, — твердо сказала миссис Виринг, — что все слишком торопятся делать выводы. Нет никаких доказательств, что Милдред убили. Правда, я склонна думать, что могло быть и так. В любом случае, никто из присутствующих этого сделать не мог, а что касается мистера Серджента… тут могут быть и другие объяснения.

Что именно она имела в виду, миссис Виринг явно разглашать пока не собиралась и недовольно повернулась к Мери Вестерн Ланг:

— Думаю, вы согласитесь, что об убийстве здесь не может быть и речи.

Мисс Ланг как-то неопределенно взмахнула рукой, похожей на подушечку для булавок.

— То, что произошло с мистером Серджентом, заставило меня изменить свою точку зрения. Как вы знаете, я все время думала, что бедняжка Милдред, входя в воду, намеревалась встретиться с Творцом. Но теперь я уже не так уверена.

Они еще некоторое время продолжали обсуждать случившееся. Кроме моего неожиданного столкновения с куском металла никаких других фактов не было. И до этого момента никто не хотел признать, что Милдред убили. Причины такого поведения оставались для меня неясны, но, сумей я их выяснить и понять, могли бы стать ключом к разгадке. Именно в тот момент, потягивая кофе и слушая их болтовню, я и решил найти убийцу. В какой-то мере повлияло на решение и то, что на меня напали первыми: у меня не было ни малейшего желания умирать этим летом в Саутхемптоне.

Миссис Виринг хотела после завтрака поговорить со мной наедине, но я извинился и сказал, что прежде всего должен сделать несколько телефонных звонков. Потом я забрал газеты и удалился в свою комнату. Стыдно признаться, но перед тем, как запереть дверь, я заглянул под кровать и проверил шкаф.

Потом я быстро пролистал газеты. Никаких намеков на убийство, зато сплошные разговоры о какой-то тайне. «Дейли Ньюс» сообщала, что у покойной недавно был нервный срыв и тактично намекала на возможность самоубийства. Казалось, это стало основной линией всех публикаций. Раскопали старые снимки Брекстона времен их женитьбы, на которых тот был очень похож на цыгана. Миссис Виринг должна была остаться довольной своими фотографиями в «Джорнел» и «Глоуб», как-никак она еще оставалась моей клиенткой.

Я позвонил мисс Флин, прикидывая, не подслушивает кто-нибудь на линии. Домашние телефоны пользовались в этом смысле дурною славой: я подозреваю, что множество разводов произошло именно после уик-эндов, проведенных на огромных виллах с множеством параллельных телефонов.

Мисс Флин разговаривала со мной весьма холодно.

— Как я полагаю, известная в обществе жена также хорошо известного современного художника умерла естественной смертью? — Скептицизм в ее голосе был достаточен, чтобы прожечь телефонную трубку.

— Насколько известно, — бойко подтвердил я. — Теперь мне придется задержаться здесь на неделю. Полиция просила…

— Я понимаю, — решительно прервала она дальнейшие объяснения. — Сделаю все, что в моих силах, чтобы вести дела в конторе надлежащим образом. Полагаю, вы свяжетесь с «Глоуб»?

— Ну, я подумаю. Возможно, позвоню, чтобы выяснить, не хотят ли они, чтобы я тут занялся…

— Да, понимаю, исключительно с точки зрения интересов дела. Надеюсь, вы будете осторожны.

Я заверил ее в этом и сообщил, что ей следовало сделать для наших многочисленных клиентов за время моего отсутствия.

Потом я позвонил домой, в Вестпорт, выпускающему редактору «Нью-Йорк Глоуб».

— Рад слышать вас, дружище. Уж не впутались ли вы в очередное убийство, а?

— Похоже, да.

На том конце линии раздалось сопение: редактор поспешно соображал, удастся ли недорого меня купить. Мне уже приходилось иметь с ним дело.

— О чем идет речь? — спросил он, тщательно изображая скуку в голосе.

— Милдред Брекстон.

— Истхемптон? Вы сейчас там?

— Я в доме миссис Виринг. Надеюсь вы следите…

— Говорят, это был несчастный случай.

— Полиция так не думает. Так что…

Мы поторговались чисто по-джентльменски, и я получил все, что просил. Еще я попросил его подобрать все материалы, касающиеся миссис Виринг, Клейпулов, Брекстонов и Мери Вестерн Ланг… Все они были в обществе достаточно значимыми фигурами. Он сказал, что постарается, а я пообещал через пару дней передать статью — задолго до того, как остальные газеты успеют получить интервью с главными действующими лицами.

Повесив трубку, я ее тут же снова поднял и услышал в ней отчетливый щелчок. Кто-то меня подслушивал.

Затылок начал постепенно отходить, хотя самочувствие оставалось довольно странным. Я спустился по лестнице, и когда проходил через холл, миссис Виринг поманила меня пальцем из дверей, и я присоединился к ней. Мы были одни, все остальные отправились на пляж. Полиции тоже не было видно.

— А где Гривс? — спросил я.

— Уехал… Хотя у нас осталась круглосуточная охрана, — драматическим шепотом сообщила она. Впервые неизменного бокала с водами забвения не оказалось под рукой. Мне стало интересно, насколько она трезва, чтобы имело смысл вести беседу.

— Думаю, он занимается расследованием.

— Мистер Серджент… Питер, я думаю, мы все в ужасной опасности.

Я отнесся к этому заявлению достаточно спокойно и был готов с ним даже согласиться.

— А вам кажется, мы можем что-то изменить? — уклончиво спросил я.

— Но что-то нужно делать! — Она нервно ломала руки.

— Я думал, вы расцениваете все случившееся как несчастный случай, что на меня напал бродяга и…

— Я просто не хотела волновать остальных. Не хотела, чтобы они узнали то, что знаю я. — Она мрачно посмотрела на меня.

— Что знаете?

— Что угрожает опасность.

Я решил: или у нее не все дома, или она действительно знает что-то такое, чего не знают остальные.

— Вы рассказали полиции?

— Мне нечего им рассказать. Все это только… предчувствие.

— Так вы думаете, миссис Брекстон убили?

Она не ответила, только вздохнула и посмотрела в окно на лужайку для гольфа, блестевшую на солнце как бильярдный стол. Потом сменила тему разговора с той быстротой, к которой я уже начал привыкать; алкоголики не в состоянии долго удерживать нить беседы, это их слишком утомляет.

— Я бы хотела, чтобы в первом материале для «Глоуб» вы упомянули о моем приеме в День Труда, — улыбнулась она мне.

— Вы подслушивали?

— Скажем так, мне птичка прочирикала, — потупилась она.

— Не возражаете, если я напишу про убийство?

— Конечно, возражаю, но поскольку эти ужасные бульварные листки нас все равно в покое не оставят, то для меня будет преимуществом иметь в доме джентльмена. — Ее здравый смысл меня всегда поражал.

— Боюсь, это может доставить вам определенное беспокойство.

— Вовсе нет, но мне хотелось бы увидеть, что вы пишете. Возможно, я даже смогла бы вам помочь.

— Очень мило с вашей стороны.

— Не стоит об этом.

— Так вашу племянницу все же убили? — попытался я застать ее врасплох.

— Здесь вы от меня помощи не добьетесь!

На этом беседа закончилась, и я отправился на пляж. Там оказалась только Элли Клейпул.

Она лежала на спине в красном довольно откровенном купальнике, уже одно созерцание которого поневоле возбуждало. Сейчас она казалась мне необычайно привлекательной, и если бы не ночное приключение с Лиз… Но тут пришло неожиданное открытие: хотя я посвятил всю жизнь флирту и срыванию цветов удовольствий, мысль о Лиз засела глубоко в мозгу и я не хотел никого другого, даже Элли, которая с привлекательной улыбкой взглянула на меня и спросила:

— Отошли?

Я сел рядом с ней на песок. Солнце ласково пригревало, океан сверкал. Все ужасы произошли за последние двадцать четыре часа.

— Я чувствую себя лучше лучше. А где все остальные?

— Мисс Ланг отправилась в дом, чтобы написать очередную недельную порцию своих «Бесед», брат в городе, а Брекстон все еще сидит комнате. Что, черт возьми, тут происходит?

Я сделал беспомощный жест.

— Не имею ни малейшего представления. До пятницы я вообще не знал никого из этих людей.

— Не вижу в этом никакого смысла, — сказала она, продолжая смазывать кремом свои загорелые руки.

— Миссис Виринг считает, что мы все в ужасной опасности.

Элли криво ухмыльнулась.

— Боюсь, Роза всегда считает, что она в опасности, особенно после того, как выпьет.

— Сегодня утром она показалась мне совершенно трезвой.

— Никогда нельзя сказать наверняка. Я не могу всерьез воспринимать ее слова. Это все часть ее безумия.

— С другой стороны, удар по голове, который я схлопотал сегодня утром, никак нельзя назвать одной из ее галлюцинаций.

— Да, это гораздо серьезнее. Но все равно я не могу поверить, что кто-то убил Милдред… По крайней мере, кто-то из нас. Всегда стараешься думать, что такое может случиться только с другими.

— А как вы полагаете, что на самом деле произошло? — Я смотрел на нее невинными глазами. Нужно было перебрать всех гостей одного за другим. И лучше всего изображать при этом непроходимую глупость.

— Я верю тому, что говорит Поль.

Это стало для меня новостью; я не знал, что Брекстон высказывался по поводу убийства, не считая, конечно, разговора с полицией.

— И что он говорит?

— Что у Милдред была привычка весь день принимать снотворное, чтобы успокоить нервы. Так что те, что она приняла в утро своей смерти, были для нее привычной дозой, и что она отправилась купаться, не зная, насколько сильное там течение.

— Ну, это выглядит достаточно разумно.

— Если не считать того, что у моего брата оказалась бутылочка с такими же таблетками…

— Не хотите ли вы сказать, что его подозревают?

Она печально покачала головой.

— Нет. Не думаю, что его подозревают. У него нет мотива для преступления, и даже если бы и был, нет доказательств, что таблетки взяты из его флакона. Кто-то смог добраться до его ванной, если не имел доступа к таблеткам Милдред, которые та держала под замком в шкатулке для драгоценностей: только она знала комбинацию, открывающую замок. Брекстон клянется, что никогда не знал комбинации и не мог добраться до таблеток, даже если бы и захотел.

— Значит, либо она сама приняла таблетки, либо кто-то проник в ванную вашего брата, взял таблетки и подбросил их ей в кофе или во что-нибудь другое, с чем она могла их проглотить.

— Да, в общих чертах ситуация выглядит именно таким образом. Не напали бы на вас прошлой ночью, я склонна была считать, что Милдред сама приняла таблетки. А теперь уже ни в чем не уверена.

— Похоже, мое приключение заставило все завертеться.

Она кивнула.

— Думаю, этот ужасный коротышка, Грейвс или как там его зовут, просто хотел нас напугать, привлечь к себе внимание. Я по-прежнему не думаю, что у него есть хоть малейшее представление, было убийство или не было.

— Сейчас он абсолютно уверен. А вы?

— Не знаю, что думать.

— Что было между вашим братом и Милдред? — спросил я на одном дыхании, чтобы застать ее врасплох, и это сработало.

Ее веки испуганно задрожали; она нахмурилась, откинулась назад.

— Что… с чего вы взяли?

— Миссис Виринг, — солгал я, — говорит, что много лет назад…

— Чертова идиотка!

На миг она растерялась, но тут же снова овладела собой. И даже попыталась довольно убедительно рассмеяться, чтобы скрыть неожиданное смущение.

— Мне очень жаль, но нет никакой нужды ворошить семейные тайны. Все достаточно просто: Милдред была помолвлена с моим братом. А потом встретила Брекстона и вышла замуж за него. Вот и все. Мой брат был очень к ней привязан и не питал дружеских чувств к Брекстону, хотя они и общались… Вот, пожалуй, и все.

— А почему она не вышла за вашего брата?

Элли попыталась уклониться от ответа.

— Думаю, Брекстон показался ей более эффектным…

— Вам нравилась мысль, что они поженятся?

— Не думаю, что это имеет какое-то отношение к делу, мистер Серджент. — Элли холодно посмотрела на меня.

— Думаю, вы правы. Извините. Наверное, все из-за того, что убийца использовал меня как тренировочную грушу. Мне хочется понять, что происходит.

— Мне очень жаль, — поспешила она смягчить свою резкость. — Не хотелось быть невежливой. Просто для всех нас это очень печальная тема. Я даже не хотела приезжать сюда на уик-энд, но Флетчер настоял. Он всегда очень любил Милдред.

Я медленно переваривал сведения об этих сложных семейных отношениях, о которых узнал в равной степени как из того, что она сказала, так и из того, о чем она умолчала.

С террасы меня позвал дворецкий. Звонила Лиз, и я взял трубку в холле.

— Дорогой, с тобой все в порядке? — В голосе слышалось явное беспокойство.

— Не говори мне, что ты слышала…

— Я все знаю! Тетушка рассказала мне сегодня утром, что, когда ты прошлой ночью вернулся домой, тебе вонзили нож в спину. Два часа я пыталась дозвониться до тебя, но линия была занята. С тобой все в порядке? Куда…

Я рассказал ей, что произошло, пораженный, с какой скоростью в этих местах разлетаются слухи. Думаю, их разносили слуги, так как я знал, что никто из гостей не проронил по этому поводу ни слова.

Лиз облегченно вздохнула, узнав, что ни о каком ударе ножом не было и речи. Но тем не менее она была встревожена.

— Питер, я не думаю, что тебе следует оставаться в гаком ужасном месте. Нет, я действительно так думаю. Там явно разгуливает какой-то маньяк…

— И когда я тебя увижу?

— Ну, как насчет того, чтобы встретиться сегодня поздно вечером? Скажем, около полуночи. До этого у меня тут семейные дела, зато потом я приглашена к Айвену Эвансу… знаешь, скульптор-абстракционист? Можно встретиться там…

Я записал адрес и пообещал, что больше не буду становиться на пути всяким преступным личностям.

Потом я снова побрел на пляж. С верхней площадки лестницы был слышен яростный треск пишущей машинки Мери Вестерн Ланг. Дверь в комнату Брекстона оставалась закрыта. Миссис Виринг писала письма в своей комнате.

Все выглядело очень мирно. Элли Клейпул говорила с каким-то неизвестным человеком, когда я присоединился к ним на пляже.

— О, мистер Серджент, я бы хотела познакомить вас с Диком Ренденом… Он мой племянник.

Племянник оказался высоким неуклюжим молодым человеком чуть старше двадцати. На нем были очки в тяжелой оправе и костюм из индийской льняной ткани, совершенно неуместный на залитом ослепительным солнцем пляже. Я выдал требуемый комментарий насчет удивительной молодости тетушки, и Элли любезно согласилась.

— Дик сегодня приехал из Кембриджа…

— Я услышал о том, что у вас здесь произошло и приехал убедиться, что все в порядке. — Его голос был таким же бесцветным, как и все остальное. Сидел он на песке с торжественным и глупым видом, обхватив руками острые коленки.

— Я только что приехал… Поднялся такой шум, — он уныло покачал головой. — Конечно, одет я не по сезону…

— Дик пишет диссертацию на звание магистра по истории, — сказала Элли так, словно это должно было все объяснить. — Дорогой, тебе лучше пойти в дом сказать Розе, что ты приехал.

— Я остановлюсь в городке, — возразил юный историк.

— Ну, все равно зайди в дом и поздоровайся. Я уверена, она пригласит тебя поужинать.

Стряхнув песок с брюк, племянник исчез в доме. Элли вздохнула.

— Я должна была знать, что Дик обязательно явится. Он обожает несчастья. Думаю, именно поэтому он выбрал историю… Со всеми ее ужасными войнами и всем прочим.

— Может быть, он ободрит нас.

— Боюсь, что для этого нужно нечто большее, чем Дик.

— Вы ненамного его старше, верно?

Она улыбнулась.

— Вот это уже приятно слышать. Да, я старше его лет на десять.

Это означало, что ей примерно тридцать один — тридцать два года, что я определил в результате тех быстрых вычислений в уме, которые завоевали мне в школе репутацию ученика, совершенно неспособного к математике.

Потом мы отправились купаться, держась поближе к берегу.

4

Мы с мисс Ланг прибыли к коктейлям первыми; ее наряд делал ее еще более отталкивающей, чем обычно. Хотя сама она считала себя весьма привлекательной.

— Посмотрите-ка, мы оказались первыми. Так сказать, в авангарде.

Я приготовил ей коктейль и согласился с ее словами. Потом я устроился напротив, хотя она сделала все возможное, чтобы усадить меня рядом с собой на кушетку. Я понимаю, что вопреки распространенному мнению традиционный разврат старых дев — в известной мере выдумка мужской половины рода человеческого, но могу с уверенностью сказать, что в случае с мисс Ланг мужская непочтительность была вполне оправдана.

Она посасывала свой мартини, потом, пролив половину на коврик, поставила бокал и сказала:

— Надеюсь, вы полностью оправились от встречи с неизвестным негодяем?

Я подтвердил, что оправился.

— Мне с трудом удалось сосредоточиться на работе. Сегодня я готовила колонку о том, что, как ни странно, у всех известных писательниц, может быть, за исключением Тейлор Колдуэлл, было по три имени.

Я пропустил эту новость мимо ушей. От дальнейших изысканий меня избавило появление Клейпула. Он был бледен, весь поглощен своими мыслями и вообще выглядел так, словно не спал целую неделю.

Он как-то машинально начал разговор.

— Весь город гудит… Я был в театре, смотрел картины… Кстати, там были неплохие вещи, хотя Брекстон сказал, что все барахло.

— Что значит барахло? Что я назвал барахлом? — В дверях появился Брекстон. Он уверенно улыбался, к нему даже вернулась аура гениальности. Мне бы очень хотелось понять, почему это произошло.

Клейпул холодно покосился на него.

— Я говорил о картинах, выставленных в театре Джона Дрю.

— О, тогда все правильно, там одно барахло, — весело заявил Брекстон, смешивая себе коктейль. — Вы абсолютно правы, Флетчер.

— Они мне понравились. Я же сказал, что это вы считаете, что они…

— Есть то, что они есть на самом деле. Ну, в этом же и состоит искусство!

— Искусство? Я его люблю! — Появилась миссис Виринг с Диком Ренденом, причем она была в отличном настроении и буквально парила над землей. Она представила родственника. Клейпулов мисс Ланг и Брекстону, и писательница тут же переключила все внимание с меня на молодого историка.

— Так вы из Гарварда? — промурлыкала она, помещая молодого человека рядом с собой на кушетку. На этот вечер с ним было покончено.

Последней к нам присоединилась Элли и села возле меня.

— Ну и что? — как-то не совсем к месту спросила она.

В тот вечер всю компанию словно заразила лихорадка. Все очень много пили. Хотя я вел себя осторожно, внимательно прислушивался к разговорам и наблюдал. Я понимал, что кто-то из присутствующих огрел меня дубинкой с явным намерением убить. Но кто? И почему?

Я внимательно вглядывался в лица. Брекстон казался неожиданно веселым. У меня мелькнула мысль, не удалось ли ему придумать себе алиби? С другой стороны, Клейпул явно страдал. Смерть Милдред он воспринял куда болезненней, чем остальные. Меня в нем что-то беспокоило. Он мне не нравился, но почему — я не понимал. Может быть, виною этому были его странные отношения с сестрой… Но это уже меня не касалось.

Поведение мисс Ланг вполне соответствовало настроению остальных. Ее хихикание разносилось над столом, как бледная пародия на крики валькирий, а миссис Виринг время от времени пьяно кивала, находясь уже в потустороннем состоянии. Ренден взирал на все это широко раскрытыми глазами, явно пытаясь обнаружить убийцу; общее возбужденное состояние на него не действовало.

Все это было похоже на последнюю ночь перед концом света.

Даже я в конце концов немного опьянел, хотя и намеревался сохранить ясную голову, чтобы иметь возможность наблюдать за всеми. К сожалению, за чем именно наблюдать, я не знал.

Пить кофе мы перешли в гостиную. Рассеянно болтая с племянником хозяйки о Гарварде, я заметил, как через холл осторожно прошел Гривс. Меня заинтересовало, что ему понадобилось.

— А убийца действительно вас ударил? — неожиданно спросил Ренден, прервав меня посреди сентиментальных воспоминаний о старых временах, когда еще были живы Теодор Спенсер, Дельмор Шварц, да и другие гиганты толпами бродили по университету.

— Да, — коротко ответил я, так как уже устал описывать то, что со мной произошло.

— Но это означает, что вы обладаете определенной информацией, которую он хотел бы уничтожить.

— Меня? Или информацию? — Ренден выражал свои мысли примерно так же ясно, как большинство историков.

— По-видимому и то, и другое.

— Как знать? — пожал плечами я. — Во всяком случае, он зря потратил время, — я ничего не знаю.

— Это действительно очень интересно. — Его глаза сверкали из-за очков в тяжелой оправе. — Возникает еще и психологическая проблема. Возникшие отношения являются… — Я постарался сбежать, едва позволили приличия.

Я сказал миссис Виринг, что устал и хотел бы пораньше лечь; она согласилась и заметила, что просто чудо, что я не почувствовал себя хуже, учитывая удар…

В холле я обнаружил Гривса. Тот с задумчивым видом сидел в маленьком кресле у телефонного столика с клочком бумаги в руке.

— Вы уже готовы кого-то арестовать? — шутливо спросил я.

— Что? О… сегодня ночью вы снова собираетесь уйти?

— Да, и хотел спросить, нет ли у вас возражений.

— Я не могу остановить вас, — печально буркнул Гривс. — Хотя сделайте одолжение — не говорите никому, что здесь произошло.

— Не вижу, почему. Газеты и так полны подробностей.

— Они полны и всяческих других историй. Сегодня ночью на дежурстве будет двое полицейских, — добавил он.

— Надеюсь, этого окажется достаточно.

— Не забудьте запереть свою дверь.

— У убийцы может быть ключ.

— Один из наших парней будет дежурить на лестничной площадке. Его задача — следить за вашей комнатой.

Я расхохотался.

— Вы в самом деле думаете, что в доме, где дежурят двое полицейских, что-то может случиться?

— Никогда нельзя сказать наверняка.

— Вам так и не удалось найти какие-нибудь улики?

— Да, верно, — ответ оказался неожиданно откровенным. — Но мы знаем, что нужно делать.

— Поскольку я служу для вас приманкой и одновременно — корреспондентом «Глоуб», не могли бы вы сказать мне, что собираетесь делать?

— Этого, мистер Серджент, я не скажу вам ни за что на свете.

— И когда же вы собираетесь арестовать убийцу? Ведь скоро заседание большого жюри.

— Да, в пятницу. Ну, мы надеемся успеть.

— А обвинительное заключение уже готово?

— Возможно. Скажите, мистер Серджент, вам не приходилось играть в бумажные куклы?

Вопрос меня совершенно ошарашил.

— Куклы? — Я удивленно посмотрел на него.

— Или, быть может, у вас есть альбом для вырезок?

— У моей секретарши есть альбом для вырезок… но при чем здесь это?

— Тогда вот эта штука должна вас позабавить, особенно с учетом наших предыдущих разговоров. — Он протянул мне лист бумаги.

На обычный лист писчей бумаги были наклеены буквы, вырезанные из газетных заголовков. Все они были разных размеров и складывались в надпись: «Брекстон — убийца».

— Когда вы это получили?

— Я нашел вот здесь сегодня утром. — Гривс показал на телефонный столик. — Записка лежала под книгой, перевернутая надписью вниз. Даже не знаю, почему я ее перевернул… Она походила на случайный обрывок бумаги.

— Значит, она адресовалась не вам?

— Она вообще не предназначалась никому конкретно. Ее просто положили на стол, где обнаружить ее мог любой. Очень странно.

— А как насчет отпечатков пальцев?

Он с сожалением посмотрел на меня.

— После Диллинджера никто не оставляет отпечатков пальцев. Слишком много фильмов наснимали на эту тему. Теперь все носят перчатки.

— Интересно, почему в записке ошибки?

— Просто некоторые буквы не часто встречаются в заголовках… Вы же видите, что все остальные буквы взяты из заголовков. Правда, я еще не выяснил, из какой газеты.

— И как вы думаете, кто ее здесь оставил?

— Вы. — Он холодно смотрел на меня.

Я снова расхохотался.

— Если бы я считал, что Брекстон — убийца, то просто сказал бы вам.

Гривс пожал плечами.

— Не морочьте мне голову, здесь торчат ваши уши, мистер Серджент.

— Тогда зачем мне было держать все это в тайне?

— Я этого не знаю… пока.

Теперь я рассердился.

— Я не знаю ничего, чего бы не знали вы.

— Возможно, но я убежден; убийца полагает, что вы что-то знаете. И хочет вывести вас из игры. А теперь, пока не стало слишком поздно, скажите, что вы видели в воде.

— Какой же вы упрямый, — вздохнул я. — Могу лишь снова повторить, что ничего не видел. Еще могу сказать, что я не посылал вам этой записки, это должен был сделать кто-то другой… кто знает, что случилось на самом деле, или просто хочет бросить тень на Брекстона. На вашем месте я бы разыскал автора записки.

Сам я был убежден, что след неминуемо приведет к жаждущему мести Клейпулу.

Гривса же более всего занимала собственная теория. Я не имел ни малейшего представления, в чем она состояла. Но его волновала моя безопасность, и это меня тронуло.

— Должен предупредить, мистер Серджент, что если вы не скажете всей правды, всего, что знаете, я снимаю с себя ответственность за возможные последствия.

— Вроде моей внезапной смерти?

— Вит именно.

У меня возникло чувство, что меня списали со счетов. Не очень приятное чувство.

Глава четвертая

1

В полночь я добрался на вечеринку в захудалом деревянном коттедже неподалеку от железнодорожной станции, зато довольно далеко от океана. Там собралась вся богема Истхемптона: примерно три десятка мужчин и женщин, которых более или менее объединяли общие интересы в сексе и искусстве.

Никто не обратил на меня ни малейшего внимания, когда я шагнул в распахнутую настежь дверь. Единственным источником света были огарки свечей, вставленные в бутылки: все это немножко напоминало ад.

В гостиной кто-то играл на гитаре, все остальные сидели на полу и разговаривали, не обращая внимания на музыканта. Лиз я нашел в гостиной, где она пыталась как-то себя взбодрить с помощью довольно подозрительного красного вина.

Драматическим жестом она протянула мне руки.

— Я так перепугалась!

Я что-то успокаивающе бормотал, пока какой-то бородатый мужчина прошел мимо, наигрывая что-то в стиле йе-йе.

Лиз внимательно смотрела на меня, и я вдруг понял, что под старательно хранимой маской она действительно по-настоящему обеспокоена.

— Ты уверен, что в самом деле чувствуешь себя хорошо?

Она потрогала мою голову и округлила глаза, нащупав шишку величиной с грецкий орех.

— Я чувствую себя великолепно. А ты уверена, что это нужно выпить? — Я показал на вино, налитое из большого кувшина без этикетки и по виду напоминавшее сидр.

— Я не пила. Просто держу в руках бокал. Пойдем, я представлю тебя хозяину.

Хозяин оказался дородным мужчиной с любовницей-индонезийкой, которая весь вечер простояла позади него, в сари, танкетках и розовой сетке на волосах. Она не понимала ни слова по-английски, что оказалось весьма кстати. Наш хозяин-скульптор весьма настойчиво хотел показать мне одну из своих последних работ, находившуюся под навесом позади дома. Вооружившись фонарем, в почтительном молчании мы разглядывали этот шедевр: большой кусок скалы, размером с человека, местами слегка отесанный.

— У вас есть чувство камня? — нетерпеливо поторапливал меня скульптор; боюсь, Лиз сказала ему, что я — художественный критик.

— Что-то очень большое. Довольно много камня. Тяжелое.

— Совершенно верно. Вы сразу почувствовали. Немногим это удается. Тяжелое… вот правильное слово, хотя скульптуру нельзя описать словами… Но именно этого эффекта я стремился добиться: тяжелое, как камень… это камень.

— Тяжелый камень, — оживившись, повторил я.

При этих словах он пришел в восторг.

— Вы поняли! Он понял, Лиз. Тяжелый камень… Я так и назову эту работу.

— Я думал, вы ее назовете «Дихотомия святой Анны»?

— Я всегда даю и второе название. Боже мой, как это здорово: тяжелый камень!

И в состоянии полного согласия и взаимного восхищения мы присоединились к остальным.

Мы с Лиз подошли к группе молодых литераторов, весьма чувствительных и деликатных, со знанием дела сплетничавших о писателях, актерах и художниках, придерживавшихся иных взглядов.

Пока они шипели друг на друга, мы с Лиз обсудили мои проблемы, точнее проблемы дома на дюнах.

Я рассказал, что в самом деле думаю об утреннем приключении.

— Вряд ли кто-то собирался убить меня. В доме что-то искали и не хотели, чтобы их заметили. Когда увидели меня, то испугались, что я вмешаюсь, поэтому стукнули меня по голове и обеспечили себе спокойное отступление. Если бы кто-то хотел меня убить, он так легко не отступился бы, не доведя дело до конца.

— Это ужасно! Я никогда не думала, что можно влипнуть в нечто подобное. Как можно себя чувствовать в одном доме с убийцей?

— Неуютно… но довольно интересно.

— Тебе стоило бы послушать разговоры в клубе!

— И к чему сводится общее мнение?

— Считают, что Брекстон убил жену. Теперь каждый заявляет, что он — ближайший друг семьи и знал, что должно случиться что-то ужасное.

— Может быть, они хотели сделать всем сюрприз.

— Ты не считаешь, что это его рук дела?

— Нет, не считаю; хотя его тоже нужно проверить.

— Тогда что заставляет тебя думать, что он этого не делал?

— Предчувствие… А мои предчувствия обычно не подводят.

Мне все это уже стало надоедать. Все зацепки никуда не вели, да и было их не так много.

Мы стали прикидывать, куда бы направиться после вечеринки, но я устал и не очень хорошо чувствовал себя после удара по голове. К тому же мы оба согласились, что хотя песок и все такое просто великолепны, чтобы заниматься на нем любовью при луне,  но тем не менее он царапается и кое-куда попадает; некоторые чувствительные места, как я заметил еще днем, оказались ободраны, словно по ним прошлись наждачной бумагой. Поэтому решено было отложить повторные занятия на следующую ночь. Но нам все это так понравилось, что я находил ее еще более желанной, чем раньше, что со мной довольно редко случалось. Обычно после первого наслаждения новым телом я начинал плавно отваливать в сторону; в этот раз, похоже, могло быть и по-другому. Хотя я и поклялся постараться избегать любых серьезных моментов.

Примерно около часа ночи кто-то начал поносить Эллиота, толстая белокурая девица избавилась от большей части одежды, что вызвало явную скуку у молодых людей, вспоминавших счастливые дни на острове Ичия. Два энергичных сотрудника журнала «Партизан Ревью» принялись поносить друг друга за упущения, с которыми ни один из них не мог согласиться: одним словом, типичная вечеринка в курортном городишке.

Мы с Лиз лежали на ковре рядышком, тихо болтая ни о чем, забыв про все на свете.

Нашу беседу прервал Дик Ренден.

— Никак не ожидал вас здесь увидеть, — он с любопытством уставился на нас.

— Да… Что? — Я сел и с глупым видом захлопал глазами. Меня унесло так далеко, что я совершенно забыл обо всем на свете. И меньше всего я ожидал увидеть его здесь, о чем и сообщил ему.

Он уселся возле нас на пол, немного напоминая аиста, устроившегося на гнезде.

— Я старый приятель Эванса. — Он показал на хозяина, который в тот момент показывал альбом своих рисунков бородачу, устроившемуся было поспать в единственном здесь кресле.

— И как дела дома? — спросил я.

— Все в порядке, как мне кажется. Я ушел сразу после вас и отправился в клуб. Там особенно нечего было делать, и я пришел сюда… рассчитывая, что Эванс еще не спит. Видите ли, я организовывал его выставку в Бостоне.

Потом я представил его Лиз. Они солидно раскланялись. На другом конце комнаты раздетая блондинка сидела на полу, скрестив ноги на манер йогов, и поочередно шевелила тяжелыми белыми грудями. Это давало желаемый эффект. Даже чувствительные молодые люди прекратили шипеть, как кобры, и долго восхищенно наблюдали за ее манипуляциями.

— В яхт-клубе «Леди-рок» никогда не произойдет ничего подобного, — заметил я.

— Я бы не сказала, — задумчиво заметила Лиз. — Интересно, как она это делает.

— Мышечный контроль, — сказал Ренден, и к своему удивлению я заметил у него безошибочные признаки вожделения. А ведь раньше по каким-то причинам я автоматически зачислил его в гомосексуалисты… что показывает, что никогда ни в чем нельзя быть заранее уверенным.

— Кто-то однажды делал нечто подобное у нас в клубе, — сказала Лиз. — Но это было под столом, стоявшим на террасе, и там не было света, так что не о чем и говорить, — добавила она.

Тем временем белокурая звезда стриптиза встала, избавилась от остатков своего одеяния и предстала перед нами во всем своем великолепии — и в чем мать родила. Она оказалась, как плотоядно говорят в плохих романах, настоящей блондинкой.

Индонезийская возлюбленная скульптора решила, что это уже слишком; она вышла из комнаты, потом вернулась с большим кувшином воды, который и вылила, сопровождая это виноватой восточной улыбкой, на нашу эксгибиционистку, которая истошно завизжала.

— Пора идти, — заметила Лиз.

Настоящий скандал только разгорался, когда мы выскользнули через боковую дверь и оказались на улице, залитой лунным светом. Ренден пошел с нами, продолжая с трепетом восторгаться великолепным сложением блондинки.

— Люди годами учатся, чтобы достичь такого совершенства, — сказал он.

— Это может доставить утешений в длинные зимние вечера, — сказал я. Потом оказалось, что сегодня у Лиз нет машины, и, хотя я предпочел бы взять такси или пройтись пешком, Ренден настоял, что отвезет нас на своей.

На крылечке я подарил Лиз долгий прощальный поцелуй, наш спутник в этот миг скромно смотрел в другую сторону. Потом, оставив наши планы так до конца и не оформленными, — она исчезла в доме, а Ренден отвез меня обратно в «Северные Дюны».

Он оказался более интересным собеседником, чем я предполагал, особенно если речь заходила об убийстве, которое его сильно заинтриговало.

— Я изучал такие вещи, — серьезно заявил он. — Однажды даже написал работу об убийстве сэра Томаса Овербери… восхитительный случай.

— Семнадцатый век, не так ли? — Я еще помнил достаточно, чтобы привести в смущение студента.

— Совершенно верно. Я не собирался сюда приезжать, хотя Элли меня и приглашала. Но потом, услышав в Бостоне по радио, что здесь произошло, решил приехать. Я был немного знаком с миссис Брекстон… В то время, когда она дружила с моим дядей.

— Это было довольно давно.

— Примерно пятнадцать лет назад. Хотя я все прекрасно помню. Все были уверены, что они поженятся. Я никогда не мог понять, почему они этого не сделали… а потом она вышла замуж за Брекстона.

— Ваши дядя с тетей необычайно привязаны друг к другу.

Но он был достаточно умен, чтобы клюнуть на эту приманку, и только отмахнулся.

— Да, это так.

«Северные Дюны» казались темным пятном на белом пляже. И дом без единого огонька неожиданно показался мне жутким и зловещим… Меня удивило, почему для меня не оставили свет в холле.

Машину мы оставили на подъездной дорожке. На темной веранде никого не было. Я слишком хорошо помнил, что случилось со мной прошлый раз, когда я вошел ночью в этот мрачный дом.

— Останетесь здесь? — спросил я, повернувшись к Рендену.

— Нет, я остановился в городке, не хотелось быть слишком связанным; пока я буду в Истхемптоне, нужно повидать множество людей. — Он вышел из машины. — Я провожу вас.

Мне стало стыдно за свой неожиданный испуг, оставалось надеяться, что Ренден его не заметил.

Обойдя веранду, мы приблизились к дому со стороны океана.

Все это время он продолжал говорить про убийство, что не доставляло мне особого удовольствия. Впервые с того момента, как начались неприятности, я испугался, меня охватил ледяной иррациональный страх. Я хотел попросить его войти вместе со мною в дом, но у меня не хватило решительности, я слишком стыдился показать ему, как меня всего трясет. Вместо этого я всячески затягивал разговор, отвечая как можно длиннее на его вопросы и тем самым отдаляя роковой момент.

Мы присели на металлическую качалку, стоявшую возле крыльца, рядом с раскрытыми пляжными зонтиками, ночью напоминавшими черные грибы. Лунный свет заливал все вокруг.

Мы сидели очень осторожно, чтобы качалка не скрипела.

— Я приехал сюда, — мягко сказал Ренден, — с определенной целью. Я знаю, Элли думает, что я слишком впечатлителен, но дело не только в этом. Я очень люблю ее и моего дядю. Когда я услышал о том, что произошло, то очень встревожился.

— Вы хотите сказать, что они могут быть… замешаны в этом?

Он кивнул.

— Не думаю, что они замешаны непосредственно. Просто дело в том, что очень многое может попасть в газеты… Вы понимаете, сплетни.

— Насчет вашего дяди и Милдред Брекстон?

— Да, главным образом. Понимаете, я чувствую, что если полиция обвинит Брекстона, то он втянет в это дело Флетчера и Элли… Просто, чтобы доставить неприятности.

Просто сверхъестественно! Практически те же слова я подслушал в разговоре Брекстона и Клейпула в день убийства. Очевидно, дядя с племянником обменялись мнениями… или существовал какой-то семейный секрет, известный им обоим, и это заставляло их нервничать и опасаться, что Брекстон может выложить это в суде.

— И что вы намерены делать? — спросил я, пытаясь понять его собственную роль.

Он пожал плечами.

— Все, что смогу. Я очень близок с Флетчером и Элли. Когда умер мой отец, Флетчер стал моим опекуном. Так что, как видите, я сам заинтересован помочь им выпутаться и намерен дать показания, если… если против них выдвинут обвинения.

— Какие обвинения? Что может сказать Брекстон?

Ренден рассмеялся.

— Все это только разговоры. Нет ничего реального… по крайней мере ничего, связанного с этим происшествием. Просто всякие семейные дела.

Я представлял, о чем может идти речь: отношения между братом и сестрой могут быть ложно истолкованы отчаявшимся человеком; но при чем тут покойная Милдред Брекстон? Ренден ничем не мог помочь.

Он перевел разговор на день убийства. Ему хотелось знать, как вели себя все присутствующие и что, по моему мнению, произошло в воде. Он оказался более проницательным, чем я предполагал, но скоро стало ясно, что он знает о странной смерти Милдред не больше, чем мы все.

Я предложил ему сигарету, достал еще одну для себя и дал ему прикурить. Потом уронил спички и, ругаясь, начал шарить по песку.

Наконец я их обнаружил, прикурил сигарету и тут заметил, что мои пальцы выпачканы какой-то темной жидкостью.

— Боже мой! — я уронил и спички, и сигарету.

— Что случилось?

— Не знаю… пальцы… Похоже на кровь. Должно быть, я порезался.

— Да, я вижу, течет кровь. — Ренден протянул мне носовой платок. — Возьмите. Как это получилось?

— Не знаю. Я ничего не почувствовал. — Я вытер пальцы досуха и убедился, что пореза нет. Это была не моя кровь.

Мы посмотрели друг на друга. По спине у меня поползли мурашки. Потом мы молча поднялись и отодвинули качалку в сторону.

У наших ног на белом песке лежало тело мужчины, свернувшегося калачиком в луже собственной крови. Голова, вывернутая в сторону, едва держалась на лоскутьях перерезанного горла. Зайдя с другой стороны, в ярком свете луны я узнал искаженные черты Флетчера Клейпула.

Глава пятая

1

До самого рассвета в доме никто не уснул.

Приехал Гривс.

При свете свечей мы собрались в гостиной. Оказалось, что вскоре после полуночи в доме погас свет, чем и объяснялось, что мы с Ренденом не обнаружили в доме ни огонька. Один из полицейских в штатском около часа возился с пробками, но безуспешно.

Все были под рукой, кроме Элли, впавшей в глубокую депрессию. Вызвали медицинскую сестру, которая сделала ей укол… Это принесло некоторое облегчение всем остальным, ведь ее крики били по и так уже натянутым нервам.

Никто не мог ничего сказать. И не говорил, пока мы сидели в гостиной, поджидая, когда нас вызовут в альков для беседы с детективом Гривсом. Только мы с Ренденом были одеты; остальные остались в ночном. Брекстон сидел в линялом халате, закрыв лицо рукой и словно отгораживаясь от нас. Мери Вестерн Ланг, выглядевшая по-настоящему испуганной, сидела съежившись, бледная и расстроенная; на ней был розовый халат с замысловатым рисунком. Миссис Виринг глотала бренди с мрачной решимостью человека, намеревающегося напиться как можно скорее.

Мы с Ренденом выступали в роли наблюдателей, изучая остальных… и друг друга, так как мне было интересно, как он воспринимает смерть любимого дяди и опекуна: он был самым спокойным из всей компании. После первого шока, когда мне показалось, что Ренден может потерять сознание, он внезапно стал весьма деловитым и оказался единственным, у кого хватило присутствия духа не трогать ни тело, ни длинный острый нож, лежавший рядом и блестевший в лунном свете. Он вызвал полицию, тогда как я несколько минут только дрожал рядом, свыкаясь с мыслью, что голова Флетчера Клейпула почти отделена от тела.

Первыми вызвали женщин, затем наступила очередь Рендена, потом моя… Я видел, что Брекстона оставляют напоследок и впервые начал думать, что он может оказаться убийцей.

Уже наступил рассвет, когда я вошел в альков к Гривсу. Остальные отправились спать. В гостиной оставался только Брекстон. В доме уже горел свет. Гривс выглядел таким же усталым и серым, как и я.

Я рассказал ему все, что произошло. Как мы с Ренденом разговаривали почти двадцать минут, прежде чем обнаружили тело под качалкой.

— Когда вы прибыли в дом… — он хмуро сверился со своей записной книжкой, — Айвена Эванса?

— За несколько минут до полуночи.

— Конечно, есть свидетели, которые могут это подтвердить.

— Конечно.

— А когда туда прибыл мистер Ренден?

— Примерно в час пятнадцать. Точно не знаю. Ведь на вечеринке очень трудно следить за временем. Хотя уехали мы примерно в час тридцать. Это я помню, потому что взглянул на часы.

Я был уверен, что Гривс собирается спросить меня, почему я взглянул на часы, хотя такие вещи могут произойти случайно и не имеют никакого значения.

— После этого вы подвезли мисс Бессемер и направились прямо сюда?

— Совершенно верно.

Гривс подавил зевок.

— Вы ничего не касались, верно?

— Ничего… или, может быть, я коснулся чего-нибудь пальцами, когда влез в кровь. Тогда мы еще не знали, что под качалкой.

— А что вы там делали? Почему вы вообще решили посидеть на качалке?

— Ну, мы вернулись домой с вечеринки, увидели, что в доме нет ни огонька, а Ренден хотел поговорить со мной об убийстве миссис Брекстон, поэтому мы обошли вокруг дома и устроились там. Думаю, если бы в доме горел свет, мы вошли бы внутрь.

Я не хотел признаваться, что был перепуган до смерти и боялся входить в дом один.

— Ничего странного вы не заметили? Никаких следов?

— Ничего. А почему погас свет?

— Неизвестно. Что-то случилось со щитком. Один из наших людей возился с ним, другой в это время продолжал охранять дом.

Гривс, похоже, оправдывался, и я понимал, почему.

— И в двенадцать сорок пять произошло убийство?

— Откуда вы это знаете? — Он буквально выстрелил в меня этим вопросом, его сонные и отяжелевшие глаза вдруг широко раскрылись.

— Все сходится. Убийца испортил щиток, потом выскользнул наружу и убил Клейпула, сидевшего на качалке, пока полиция и все остальные занимались светом, потом…

— И что потом?

— Ну а что случилось потом, я не знаю, — неуверенно протянул я. — А вы?

— Это наше дело.

— Так когда же произошло убийство?

— Никто из ваших… — но по известным причинам Гривс замолчал и был прав; я был не только свидетелем и подозреваемым, но еще и представителем прессы. — Коронер еще не сделал окончательного заключения. Хотя он предполагает, что это произошло вскоре после того, как погас свет.

— А где находится щиток?

— Сразу за кухонной дверью.

— А полицейский дежурил там?

— Он обходил весь дом. Но в тот момент в кухне никого не было.

— Дверь была заперта?

— Нет, не заперта.

— Разве это не странно? Мне казалось, все кухарки Смертельно боятся бродяг и воров.

— Дверь была заперта после того, как около одиннадцати прислуга закончила мыть посуду. Мы понятия не имеем, кто ее отпер.

— А отпечатки пальцев?

Гривс только устало пожал плечами.

— И никаких подозреваемых?

— Никаких комментариев, мистер Серджент, — холодно буркнул Гривс.

— У меня идеальное алиби. Я вполне заслуживаю доверия.

Я посмотрел на него, как мне казалось, по-собачьи преданными глазами, но он и глазом не моргнул.

— Идеальное алиби здесь организовать чертовски просто, — с горечью заметил Гривс.

2

Только на следующее утро я понял, что он имел в виду.

Проснулся я в восемь тридцать после непродолжительного, но крепкого сна, и следующие полчаса провел, сочиняя статью для «Глоуб»… Отчет очевидца, который и передал по телефону в редакцию, прекрасно сознавая, что при этом в трубку кто-то тяжело дышал. Потом спустился вниз к завтраку.

Через окно холла я мельком заметил группу репортеров и фотографов, отчаянно споривших с полицейским в штатском, стоявшим у входа на веранду… Я понял, что проверну недурное дельце… если, конечно, останусь в живых. Мысль о том, что один из гостей — маньяк-убийца, уже приходила мне в голову; в таком случае я вполне мог оказаться такой же жертвой, как и любой другой. Я пришел к выводу, что настало время начать собственное расследование… Единственный вопрос заключался в том, с чего начать?

В столовой дворецкий с нервно подергивающимся лицом приготовил мне яйца и тосты. Внизу оказался только Ренден. Он весь светился от возбуждения.

— Меня попросили остаться. Полиция попросила, чтобы я провел ночь в комнате моего дяди.

— Наверное, это было не слишком приятно?

— Вы имеете в виду Элли? — Лицо его стало печальным. — Да, просто ужасно. Но, конечно, медсестра провела с ней всю ночь, регулярно делая уколы. Я совершенно ничего не слышал, хотя надо заметить, что стены здесь тонкие, как бумага. И не слишком приятно оказалось провести ночь в постели Флетчера… Но, к счастью, полиция забрала все его вещи.

— Вы кого-нибудь видели сегодня утром?

Он покачал головой, так как рот был набит тостами.

— Вообще никого, не считая полицию и репортеров перед входом. Они здесь появились очень рано.

— Все попадет в вечерние выпуски газет, — со знанием дела заметил я. — Выяснили что-нибудь еще насчет убийства?

— Не знаю. Я не смог ничего выпытать у Гривса. Он очень разозлился, когда я задал несколько вопросов… И сказал, что одного детектива-любителя для любого дела об убийстве вполне достаточно. Не знаете, кто он имел в виду?

— Кого он имел в виду, — задумчиво поправил я, понимая, что нынешние студенты Гарварда не так хорошо подкованы в английском, как мои сверстники. — Думаю, он имел в виду меня.

— Но вы же не частный детектив, верно? — Он с восторгом смотрел на меня, сверкая глазами за толстыми стеклами очков.

— Нет, но я бывший репортер и приходилось иметь дело с парочкой подобных дел. Однако никогда не сталкивался с делом столь запутанным.

— Запутанным? А мне кажется, оно совсем простое.

— Приятно слышать. Так не держите нас в неведении.

Мой сарказм был достаточно мрачен, я чувствовал себя не лучшим образом.

— Может быть, я и не стану этого делать.

Он с таинственным видом заглянул в свою чашку с кофе. Сейчас он меня раздражал, как никогда. Я бы лично назвал его первым кандидатом в убийцы, а второй, конечно, стала бы Мери Вестерн Ланг.

— Полагаю, вы считаете, что все это сделал Брекстон, который хотел из ревности убить не только жену, но и ее любовника, выбрав уик-энд в доме тетушки жены как самое подходящее место для ужасной сцены?

— Не вижу в этой версии ничего неправдоподобного… Даже если вы и пытаетесь представить ее глупой. Существует такое понятие как убийство в подходящий момент? Верно? И здесь возникла первая возможность, которая свела их обоих вместе. — Ренден был очень благодушно настроен.

— А почему ему не поступить умнее? Я знаю, большинство художников умом не отличается, но если он собрался совершить два убийства, трудно было выбрать более неподходящий способ.

— Ну, я же не утверждаю, что он это сделал. Но хочу предложить вам пари, что все выясню раньше, чем это сделаете вы или Гривс.

Пришлось поймать его на слове: двадцать долларов тоже деньги.

Утро выдалось солнечным, но прохладным; море сверкало; повсюду кишела полиция; Гривс приехал из Риверхеда и расположился в доме в комнате Брекстона. Художнику предложили перебраться наверх, а остальным — оставшуюся часть дня провести неподалеку от дома.

Я начал анализировать алиби гостей.

Как выяснилось, миссис Виринг и мисс Ланг отправились спать в двенадцать тридцать, оставив Элли с Брекстоном в гостиной. Ренден был в клубе. Клейпул отправился на свою последнюю прогулку в полночь. Никто из женщин, насколько я понимал, не имел алиби. Элли по-прежнему оставалась вне игры, и никто не имел возможности с ней поговорить. Я начал размышлять, что имел в виду Гривс, утверждая, что очень легко организовать идеальное алиби, и обнаружил это после ланча.

За ланчем к Брекстону относились как к прокаженному. Все были взвинчены и испуганы. Поэтому мне легко удалось отделить его от остальных.

— Давайте пройдемся, — предложил я. Мы вместе вышли на галерею с видом на океан.

— Интересно, позволят ли нам… или мне, — вздохнул художник.

— Давайте попытаемся.

Мы проскользнули в дверь и на минутку остановились на террасе. Темное пятно под качалкой засыпали свежим песком. Нигде не осталось никаких признаков смерти.

Мы неловко миновали качалку и зашагали по песку. На террасе появился полицейский в штатском и уставился на нас.

— Я чувствую, может произойти что-то важное, — задумчиво сказал Брекстон. — Давайте не будем уходить слишком далеко.

На виду у детектива, мы расположились на дюне в нескольких ярдах от дома.

— Вы репортер, не так ли? — прямо спросил Брекстон.

— Не совсем так. Но я пишу для «Глоуб».

— И вам хотелось бы знать, как я утопил свою жену и убил лучшего друга семьи во время тихого уик-энда на побережье? Ведь об этом идет разговор. — Он мрачно хмыкнул.

— Может быть, что-то вроде небольшого признания, — решил я ему подыграть.

— Вы в самом деле думаете, что я это сделал?

Первая неожиданность. Но я хотел быть честным.

— Не знаю. Не думаю, но в силу ряда причин, которые не смогут помочь вам в суде.

— Именно так я к этому делу и подхожу.

— А как вы думаете, кто мог это сделать?

Он смотрел в сторону. Одной рукой он рисовал на песке женскую фигуру; я не мог удержаться, чтобы не отметить, с какой легкостью он это делал, даже не глядя… Причем рисунок не имел ничего общего с его абстракциями.

— Не думаю, что стоит говорить, — наконец протянул он. — Это всего лишь подозрение. Все это также странно для меня, как и для любого другого… Особенно после того, как для всех стало очевидным, что это сделал я. Но скажу вам вот что: я не мог совершить ни одного из этих убийств.

Это произвело желаемый эффект. Я удивленно посмотрел на него.

— Вы хотите сказать…

— Прошлой ночью, когда убили Клейпула, — предположим, что это произошло до четверти второго, до появления вас с Ренденом, — я был с Элли Клейпул.

Это, конечно, было важной новостью. Теперь стала понятна причина мрачного настроения Гривса.

— Вы сказали об этом полиции?

— С огромным удовольствием.

— И вам поверили?

— Все, что им следует сделать, — это спросить Элли.

— Но она с тех пор либо в истерике, либо вообще без сознания.

Он нахмурился.

— Так они говорят. Но когда она снова придет в себя, они увидят, что ни я, ни Элли никак не могли убить ее брата.

Мы помолчали. Я восстановил в памяти в мельчайших деталях все, что произошло прошлой ночью: когда мы с Ренденом обходили дом, что мы заметили или слышали? И в мыслях всплыл лишь большой темный дом в ярком лунном свете.

Темный! Мне показалось, я нашел пробел в его рассказе.

— Если вы разговаривали с мисс Клейпул, как вы могли это делать в темноте? Когда мы подъехали, во всем доме не было света.

— Мы были в галерее, освещенной лунным светом.

— В галерее, выходящей на террасу?

— Нет, с южной стороны, выходящей на площадку для гольфа.

— Интересно, а где же была полиция?

— Один регулярно обходил вокруг дома, а другой разыскивал запасные пробки, которые куда-то задевал дворецкий. У полицейского был фонарик, — добавил он, — чтобы осмотреть картину.

— Картину чего, вот в чем вопрос.

— Картину убийства, — мягко сказал Брекстон и проткнул пальцем нарисованную на песке фигуру. Я невольно вздрогнул.

— Вы не хотите еще что-нибудь сказать? — спросил я, стараясь выглядеть толковее, чем был на самом деле. — Завтра я напишу еще одну статью и…

— Вы могли бы отметить не только то, что я был с мисс Клейпул, когда убили ее брата, но заодно и то, что у миссис Брекстон была привычка принимать большие дозы снотворного в любое время и что четыре таблетки были средней дозой, если она нервничала. Я пытался сказать об этом полиции, но они не поверили. Может быть, теперь они отнесутся к моим словам серьезнее.

— Миссис Брекстон не убили? Она сама приняла снотворное?

— Совершенно верно. Насколько я ее знаю, смерть стала для нее такой же неожиданностью, как и для всех нас.

— Вы не думаете, что она могла попытаться покончить с собой? Заплыть туда, чтобы утонуть?

— Покончить с собой? Она собиралась жить вечно. Вы шлете таких людей.

Но вдаваться в детали он не стал, и вскоре мы вернулись в дом, а полицейский в штатском продолжал наблюдать за нами с галереи.

После обеда позвонила Лиз, и мы отправились в клуб; казалось, полицию не слишком заботило, что я делаю.

Бронзовый загар Лиз стал еще заметнее благодаря весьма откровенному туалету, который вовсе не был купальным костюмом, но тем не менее открывал взгляду ничуть не меньше. На несколько минут я позабыл про неприятности, наблюдая, как она шагает по песку, отбрасывая стройными ногами ракушки и мертвых морских звезд.

Но Лиз не позволяла мне ни на минуту забывать об убийствах. Она прочла мою статью в только что пришедшей «Глоуб», а заодно и все прочие статьи на эту тему.

— А ведь тебе опасно там оставаться, — заключила она после того, как на одном дыхании пересказала все вычитанные кровавые детали.

— Я тоже так думаю, Лиз, но что делать?

Я попытался извлечь выгоду из этой ситуации. Мысль о том, что она может испытывать эротическое возбуждение от угрожающей мне опасности (вспомните поведение женщин во время войны), меня привлекала, хотя это очень слабо сказано. У Лиз, как я подозреваю, вовсе не было воображения, просто обычное женское подозрение, что все может пойти наихудшим образом, если не вмешается женщина. Хотя возможности вмешаться у нее и не было: самое большее, что она могла сделать, — это советовать.

— Просто уезжай, и все. Тебя не смогут удержать. В худшем случае вызовут в суд как свидетеля.

Такой драматический оборот ей явно импонировал, и она выглядела просто чудесно: от возбуждения глаза сверкали, а щеки под загаром разрумянились.

Вместо того, чтобы идти в клуб, я предпринял некоторые маневры, чтобы завлечь Лиз в дюны. Она была настолько поглощена составлением планов моего отъезда, что заметила это слишком поздно, когда мы уже скрылись от посторонних глаз за дюнами, напоминавшими три торчавшие треугольником груди. Лиз начала было протестовать, но потом просто закрыла глаза и мы занялись любовью в колыбели из горячего белого песка под ослепительно синим небом.

Потом мы долго приходили в себя, пока наше дыхание и сердца успокаивались. Я расслабился впервые за два напряженных дня. Все, кроме нас самих, казалось несущественным. Но скоро практичная Лиз села и принялась приводить в порядок свой наряд, который я несколько попортил во время наших первобытных игр.

Я ожидал каких-то возвышенных слов о любви. И Лиз заговорила:

— Знаешь, дорогой, существуют такие вещи, как кровати, хотя ты и считаешь, что это старомодно.

Я решил, ожидая знакомых сладостей любви, что это пойдет мне на пользу.

— Готов поспорить, ты поцарапалась куда меньше меня, — сказал я, натягивая старые армейские штаны и обнаруживая, что песок набился в самые сокровенные места.

— Ты так мало знаешь о женщинах! — снисходительно усмехнулась Лиз. — Я покажу тебе на схеме, в чем наша анатомия отличается от мужской, основанной на простых и даже вульгарных устройствах.

— А мне казалось, женщина — просто вместилище.

— Вместилище? Великолепно! Наш символ совпадает с символом вселенной. Врата к реальности, к настоящей жизни. Мужчины просто завидуют нам из-за того, что мы можем вынашивать детей. А это совсем не то, что болтаться вокруг со своими обвисшими трубками…

— Это просто сексуальный шовинизм, — заявил я и снова повалил ее на песок, но на этот раз заниматься любовью мы не стали. Просто немного полежали рядом, пока жара не стала непереносимой, потом искупались еще раз и побежали в клуб, находившийся всего в нескольких метрах от нас.

Днем яхт-клуб оказался довольно скучным местом с бассейном, в котором плескались дети, навесом для серьезных выпивох, рядами маленьких домиков и макетом клуба на макете побережья. Не доставало лишь макетов членов клуба.

Я немного нервничал, ведь Лиз собиралась представить меня своей тетушке, восседавшей в компании полных дам среднего возраста в одеяниях пастельных тонов и широких шляпах. Они пили чай под полосатым зонтиком. Я был уверен, что вожделение написано на нас большими красными буквами, но потом заметил: хотя несмотря на довольно прохладный день мы раскраснелись и вспотели, заметных знаков нашего недавнего блаженства видно не было. Тетушка Лиз заметила, что мы оба достаточно взрослые, чтобы не устраивать гонки по песку, и отпустила нас.

— Она называет это гонками! — восхитился я, шагая вслед за Лиз в их бунгало.

— Я уверена, что именно так она представляет себе секс, — весело заметила Лиз. — В те дни они не имели никакого представления о спорте.

Не знаю почему, но меня это шокировало. По слухам я пиал, что Лиз время от времени этим охотно занималась, но все-таки не относилась к числу тех сексуальных гимнасток, которыми стало большинство девушек ее поколения. Настоящей неожиданностью для меня было услышать, как она высказывается в моем духе. Как же меня возмутило отсутствие у нее романтики, весь тот цинизм, который так характерен для большинства современных любовников! Мне даже показалось, что она специально хочет меня подразнить.

Если у нее и было такое намерение, она своего добилась. У меня возникло желание поскорее с ней расстаться. А ведь всего лишь нежный взгляд, один вздох, одна коротенькая фраза вроде: «Я хочу, чтобы это длилось вечно» позволили бы мне оказаться на верху блаженства. Вместо этого она повела себя, как пресытившийся студент во время своих последних летних каникул.

В их бунгало мы приняли душ, потом я натянул брюки ее дядюшки, которые, к ее восторгу, уныло свисали с моих бедер.

— Мне бы хотелось, чтобы все мужчины носили брюки именно таким манером, — заявила она, буквально вливаясь в ярко-зеленое произведение искусства, сидевшее на ней, как змеиная кожа. — Так остается больший простор для воображения.

И тут же словно молния исчезла в сторону океана. Я смог догнать ее только за первой линией бурунов.

На пляж мы вернулись только тогда, когда прибыли первые любители коктейлей. Сотни ярко одетых мужчин и женщин собрались под зонтиками и тут же рассыпались на отдельные группы, как капли масла в стакане воды. Некоторые группы не разговаривали с другими. К тем, у кого было слишком много денег, относились с таким же презрением, как и к тем, у кого их было слишком мало. Даже в раю херувимы отличались от серафимов.

Тетушка Лиз принадлежала к старой гвардии — кружку дам средних лет, которые играли в бридж, осуждали греховные влияния, с каждым годом все ширившиеся в городке, шепотом критиковали порочность и дурной вкус тех, кто был богаче их, понимающе улыбались при виде нервной старательности тех, кто был беднее и, в общем-то, неплохо проводили время, пока их краснолицые тугодумы-мужья, сопя, обсуждали в баре счет в партии гольфа.

Лиз вызволила меня от тетушки, мы нашли свободный столик у бассейна и устроились с коктейлем, недавно созданным барменом клуба, явно своего рода гением: джин, белая мята, листья полыни и щепотка соды.

Я решил напиться.

Солнце пригревало, хотя дело шло к вечеру. Соль на моей коже высыхала и тихонько потрескивала. Лиз сидела рядом…

Все было прекрасно, если не считать Дика Рендена в пестрых брюках из шотландки, подчеркивавших желтизну его кожи и костлявость тела.

— Бездельничаете, как я вижу, — просопел он, имитируя взрыв сердечности, характерный для завсегдатаев. И без всякого приглашения уселся за наш столик.

— Как вы сегодня себя чувствуете, мисс Бессемер? — спросил он, развернув очки в ее сторону. Мне захотелось его ударить.

— Спасибо, прекрасно, — Лиз подарила ему свою лучшую улыбку в стиле Вивьен Ли в роли Скарлет О’Хара.

— Думаю, вы слышали, что у нас случилось прошлой ночью, когда мы вас покинули.

— Да, — тихо кивнула Лиз, и ее веки скромно дрогнули; это прибавило ему небывалой прыти, а я чуть было не расхохотался. Но Ренден воспринял все очень серьезно.

— Это было ужасно, — сказал он, напрягая свои микроскопические бицепсы.

— У вас, должно быть, стальные нервы, — с дрожью в голосе заметила Лиз.

— Ну, не совсем, но я думаю, Пит рассказал вам, как все это выглядело.

— Я бы сломалась через пять минут, — сказала эта каменная девица, с обожанием глядя на нас обоих.

— Да, это было не легко. — Ренден героически сжал губы в тоненькую ниточку.

Тут уж я не выдержал и решил вмешаться.

— Никто меня не разыскивал?

— Нет, полицейский видел, как вы направились в клуб с мисс Бессемер.

— Да? — Я приготовился услышать гораздо больше о том, что увидел полицейский, но, видимо, тот оказался человеком скромным.

— Поэтому я решил прогуляться и посмотреть, что здесь интересного. Устал я, знаете, от той атмосферы. Представляете, Элли до сих пор не пришла в себя!

— Я думал, она уже поправилась.

Ренден покачал головой.

— Нет, она бредит, состояние ужасное. Никому не разрешают заходить к ней, кроме Гривса. В конце концов я пошел к нему… Вы же понимаете, как ближайший родственник… И потребовал полного отчета о ее состоянии. Он сказал, что до сегодняшнего утра Элли не приходила в сознание. Я настаивал, что ее следует поместить в больницу, но он ответил, что ее обеспечили самым квалифицированным медицинским обслуживанием, какое здесь только можно найти.

Лиз спросила:

— Вы не думаете, что они арестуют мистера Брекстона?

Ренден пожал плечами и солидно протянул:

— Трудно сказать. Некоторые не слишком уверены, что он — виновник всего случившегося.

— Нет, это должен быть мистер Брекстон.

— Почему? — ее уверенность меня удивила.

— Только мужчина мог перерезать горло мистеру Клейпулу. У Питера не было причин это делать, так что остается один Брекстон.

— И я, — сказал Ренден. — Я тоже под подозрением.

— Да, но вас же не было в ту ночь; кроме того, вы не могли убить своего дядю… А если даже и могли, то не имели шансов убить миссис Брекстон, так как в то время были в Бостоне…

— И проводил время с друзьями, — с достоинством кивнул Ренден. — Не думаю, что мне придется доказывать Гривсу, что я был там, когда все случилось.

— Таким образом, у вас два алиби, что исключает вас из числа подозреваемых. Только бедный мистер Брекстон мог совершить оба убийства.

— Очень изящно, — признал я. — Но предположим, что у мистера Брекстона есть алиби на второе убийство и хорошее объяснение первого?

— И что из этого? — Оба с любопытством взглянули на меня.

— Не собираюсь ничего говорить до тех пор, пока не прочитаете все завтра в «Глоуб». Могу только сказать: я знаю, что в момент убийства Брекстон был с Элли Клейпул.

Ренден посмотрел на меня с живым интересом.

— Вы уверены в этом?

— Уверен. И думаю, это его исключает.

— Если только… — Лиз замолчала. Мы посмотрели на нее, немного смущенные неожиданными выводами из моих слов.

— Если только что? — раздраженно переспросил Ренден.

— Ну, если только они не сделали этого вместе… Что может объяснить, почему она вдруг сломалась.

Между нами пронесся неожиданный холодок.

— Мисс Клейпул — моя тетка… — сухо начал Ренден.

Лиз быстро прервала его и рассыпалась в извинениях.

— Я ничего такого не имела в виду, просто предположила. Я ничего ни о чем не знаю; основываюсь только на том, что прочитала и услышала. И ни за что на свете не скажу, что она или кто-то другой…

Лиз вежливо свернула обсуждение, но мы покинули ее со странным ощущением: произошло что-то потрясающее, неожиданно открылась какая-то странная перспектива.

По дороге домой мы прошли половину пляжа, прежде чем заговорили. Первым прервал молчание Ренден.

— Я просто не могу поверить…

— Насчет вашей тетки и Брекстона? Ну, Лиз просто высосала все из пальца.

— Но эта чертова версия может заинтересовать дурака Гривса; я не могу позволить, чтобы так случилось.

— Уверен, ему это и в голову не придет.

— Не придет? А что еще может прийти ему в голову, когда он узнает, что они были вместе? Кроме этого остаются только три возможности: я сам, мисс Ланг и миссис Виринг. Меня там не было, и я не думаю, что у женщин был какой-то повод. Мистер Брекстон просто пытался вас обмануть.

Я кивнул.

— Это более чем вероятно, я понимаю.

Ренден расстроено покачал головой.

— Но это не имеет никакого смысла: когда Элли поправится, она его опровергнет… Если он будет продолжать настаивать.

Я попытался его успокоить.

— С убийством может быть связано еще многое, чего мы не знаем. Может быть, его убили раньше того времени, о котором идет речь. Может быть, Брекстон выскользнул из дома, убил его и вернулся обратно, делая вид, что все время находился в ванной.

— Это слишком сложно. — Но лицо его явно оживилось при мысли о такой возможности. — В любом случае, теперь нужно следить за Элли. И я намерен предложить, чтобы еще одного полицейского поставили охранять ее.

— Почему?

— Ну, если он пошел на обман, то не захочет, чтобы она пришла в себя, верно?

От его неопровержимой логики бросало в дрожь.

Мы нашли Гривса на террасе, за изучением качалки.

— Как себя чувствует тетя? — спросил Ренден.

— Где, черт возьми, вы были? — раздраженно буркнул Гривс. — Я хотел с вами поговорить.

— В клубе. Как она?

— Все по-прежнему.

— А что вы хотели узнать?

— Займемся этим после ужина.

Потом Ренден потребовал круглосуточной охраны для Элли, в чем ему было отказано на том основании, что двоих полицейских в доме и круглосуточно дежурящей медсестры вполне достаточно. Когда Гривс потребовал объяснить, почему нужна такая защита, Ренден замолчал, а потом, взглядом потребовав молчания и от меня, ушел в дом переодеваться к ужину.

Когда я уже собрался последовать за ним, кое-что вдруг пришло мне в голову.

— Меня удивляет, — сказал я, — почему вы больше не спрашиваете о той записке, которую, как вы считаете, я изготовил ради вашего удовольствия.

— Вы же сказали, что не сочиняли ее, вот и все. — Но это прозвучало как-то невразумительно.

— Вы уже знаете, кто ее написал?

— Возможно.

— Убийца?

Гривс покачал головой.

— Клейпул.

Я был больше удивлен его признанием, чем решением.

— Почему? Вы нашли отпечатки пальцев или что-нибудь в этом роде?

— Просто чутье старого служаки. — Гривс говорил уверенно. — Клейпул все время подозревал Брекстона в убийстве. Он не осмеливался заявить об этом в открытую и обвинить его из-за семейных отношений, возможности скандала и других вещей, которые могли коснуться и его. Поэтому он и сочинил записку. К несчастью, это послужило намеком и Брекстону, и он успел убить Клейпула до того, как тот смог рассказать нам всю историю. Историю о том, что произошло между ними троими, а может быть, и четверыми. Историю, которую мы непременно распутаем.

У меня буквально перехватило дыхание, если не сказать больше.

— Вы обвиняете Брекстона в убийстве?

— Совершенно верно.

Гривс выглядел почти счастливым. Я задумался, какие же новые доказательства удалось раскопать полиции. И Гривс пояснил.

— Похоже, Клейпула сначала ударили, он потерял сознание, потом его оттащили на террасу, где и перерезали горло.

— Откуда вы знаете, что его тащили? Нашли следы на песке?

— Песок на его одежде. А следы, если и были, смыло приливом.

Я не мог уследить за ходом его рассуждений.

— Почему вы думаете, что это говорит против Брекстона?

Гривс только ухмыльнулся.

Я кое о чем подумал.

— Если Клейпула сначала ударили так, что он потерял сознание, это могла сделать и женщина, верно? Разве женщина не могла этого сделать? И поскольку ей не хватило силы его отнести, она тащила его волоком на террасу и там перерезала горло ножом…

— Ножом Брекстона. На ноже были его отпечатки. — Гривс лукаво посмотрел на меня, его дело было практически сделано.

Глава шестая

1

Теперь я был почти уверен, что Гривс блефует.

Он подозревал, что Брекстон — убийца, у него хватало косвенных улик, чтобы передать дело в суд, но он понимал, что любые косвенные улики талантливый защитник может ловко использовать, чтобы поставить обвинение в неловкое положение. Гривс не собирался выступать с обвинением, которое будет отвергнуто. Его цель была для меня очевидна: он хотел уверить всех в виновности Брекстона. Если бы это удалось, версия получила бы серьезную психологическую поддержку… А Гривс, как я уже заметил раньше, был не слишком компетентным психологом-любителем, но весьма увлекался этой стороной дела.

Я отправился в свою комнату и долго просидел в ванне, восстанавливая в памяти все события дня. Их было множество, но казалось, что ни одно не подходит к той картине, которая начала медленно складываться у меня в голове.

Я заново проанализировал большую часть алиби. Любой человек мог бросить таблетки снотворного в чашку кофе Милдред Брекстон — кроме Дика Рендена, который в тот день был в Бостоне. Клейпулы и Брекстон знали, где лежат таблетки. Мисс Ланг могла этого не знать. А миссис Виринг могла знать, так как явно относилась к числу тех хозяек, который любят порыться в вещах своих гостей.

Алиби всех остальных, если не считать Брекстона и Элли, для второго убийства оставалось довольно туманным. Если в момент убийства они действительно были вместе, это либо исключало их обоих из числа возможных убийц, либо, что гораздо хуже, давало возможность рассматривать обоих как убийц, хотя причины оставались неизвестными… По крайней мере для нее.

Миссис Виринг не имела алиби, не имела его и мисс Ланг. У Рендена алиби было, в этот момент он находился в клубе. Кто же тогда, рассуждая логически, оказывался в самой удобной позиции? Отбросим пока вопрос о мотивах обоих преступлений…

Ответ был пугающим, но очевидным: миссис Виринг.

Я уронил мыло и несколько минут разыскивал его под ванной, пока мой мозг постепенно осваивался с такой возможностью.

Из всех подозреваемых только она одна не имела алиби ни для одного убийства…

Если не считать, что Брекстон с Элли действовали сообща, то единственным человеком, который мог совершить убийство Милдред Брекстон и Флетчера Клейпула, оставалась миссис Виринг. Но у нее, насколько мне известно, не было мотива!

Мысль о мотивах меня угнетала. Вопрос «как?» в любом убийстве оказывается значительно проще, чем «почему?». Все эти люди были для меня чужими. Какие связи существовали между ними, какие обиды и причины недовольства скрывались от посторонних взглядов?

По крайней мере, мы с Гривсом оказались в одной лодке. Он знал об участниках этих событий не больше меня. Но у него, однако, было преимущество прямолинейно мыслящего человека: Брекстон ссорился с женой. Брекстон убил жену. Клейпул, любивший убитую, угрожал его разоблачить. Брекстон убивает Клейпула собственным ножом и сознательно оставляет его возле жертвы, чтобы поставить в тупик полицию.

Дойдя до этого места, я исключил Брекстона. Он не совершал убийства. Хотя, вполне возможно, знал, кто это сделал. Оставалась сложная задача определить мотивы, и теперь моей первой целью стала миссис Виринг. Она была весьма ненадежным клиентом, ведь даже при наилучших побуждениях в ее поступках не просматривалось смысла.

Я уже почти натянул брюки, когда Мери Вестерн Ланг распахнула дверь, соединявшую наши комнаты. Глаза ее горели вожделением, грудь тяжело вздымалась. Я слишком поздно заметил, что письменный стол, которым я забаррикадировал дверь, вернули на место вмешавшиеся не в свое дело слуги.

С большим достоинством я застегнул брюки.

— Вы ищете меня, мисс Ланг?

Она изобразила удивление и смущение, но ее орлиные глаза не упустили ни малейшей детали.

— Честно говоря, я не знаю, что делаю. — Она целенаправленно двинулась вперед. Единым молниеносным движением я надел пиджак и поставил между нами стул.

— Садитесь, мисс Ланг.

— Друзья зовут меня Мери Вестерн, — заметила она, недовольно погружаясь в кресло. — Я так была увлечена «Беседами о книгах», что, закончив писать, вместо двери в холл толкнулась в эту…

Дикий вскрик, который привел меня в замешательство, должен был, очевидно, изображать веселый серебристый смех, характеризующий ее отчаянное безрассудство.

Кошмар…

Я пробормотал что-то насчет трудностей истинного творца.

— Но вы, конечно, должны понять… Кстати, я с большим интересом прочитала ваш отчет в «Глоуб» о нашей трагедии. Я не имела представления, что вы — такой непревзойденный мастер строить фразу.

— Спасибо. — Я завязал галстук.

— Но, видимо, вам следовало бы проконсультироваться кое с кем из нас, прежде чем делать выводы. В деле есть скрытые пружины, мистер Серджент.

— В этом я не сомневаюсь.

— Вот именно, скрытые пружины, — повторила она, явно испытывая удовольствие от сочиненной фразы.

Потом перешла к делу.

— Должна сказать, я не совсем согласна с вашим диагнозом сложившейся ситуации.

— Диагнозом?

Она кивнула.

— Это совершенно ясно из вашей статьи в «Глоуб»… Между строк видно, что… Вы считаете, что Брекстон не убивал ни свою жену, ни Клейпула…

— А вы считаете, он это сделал?

— Я этого не говорила. — Она отреагировала неожиданно быстро. — Но я не вижу особых оснований для вашей уверенности.

— Я совсем не уверен… Во всяком случае, вы сами говорите, что это читается только между строк.

— Совершено верно, но я подумала, что должна поговорить с вами. Ведь вы, конечно, без всякого злого умысла, можете причинить нам большие неприятности.

— Я не собирался…

— Я хочу сказать, мистер Серджент, что если Брекстон не убийца, то им должен быть один из нас… Это же ясно.

— Логично. Об этом я уже подумал.

Ирония была ей недоступна.

— И если он — один из нас, все мы оказываемся очень глубоко втянуты в крайне неприятное расследование, которое может серьезно повредить всем нам как лично, так и профессионально. Вы следите за ходом моей мысли?

Я заверил, что слежу. И еще сказал, что не могу понять, почему известный автор «Бесед о книгах» боится какого-то расследования.

— Не больше, чем все остальные невиновные участники событий… и не меньше. — Она выглядела очень таинственной, хотя заметно было, что чувствует себя крайне неловко.

— Боюсь, все мы так или иначе оказались в этом замешаны, — сказал я, стараясь, чтобы это прозвучало естественно. — Не думаю, что мои статьи могут что-то изменить. Всем предстоит подвергнуться жестким допросам… Конечно, если Брекстон не признается сам или не произойдет чего-то еще хуже.

— Зачем же еще хуже? Я убеждена, что он убил Милдред…

— Вы в этом не оригинальны.

— Только потому, что я не могла поверить, что такое могло произойти, оно и случилось. Теперь моя единственная надежда в том, чтобы все быстро кончилось и Брекстона передали в руки правосудия. Он подвергся соблазну… Только Господь знает то, что знаю я.

Последний год Милдред была не в себе. Она стала просто невыносимой. Ночью накануне смерти она устроила истерику дорогой Розе и всем остальным, набросилась на нее с ножом… С тем самым ножом, которым Брекстон убил Флетчера. О, это было ужасно! Я имею в виду нападение на Розу. Роза закричала: это разбудило всех нас, помните? И Брекстону пришлось вмешаться…

Теперь, нужно признаться, я слушал, разинув рот и боясь прервать беспорядочный поток откровений, опасаясь, что она замолчит и замкнется. В то же время я понимал, что говорит она необычайно важные вещи.

Когда она смолкла, чтобы перевести дух, я спросил с подчеркнутым спокойствием:

— Это правда, что Милдред и миссис Виринг остались в гостиной после того, как мы пошли спать?

— Конечно… Ведь тогда и началась ссора. Роза рассказала мне об этом позднее. Брекстон отправился спать, и, я думаю, Роза принялась распекать Милдред за ее поведение, а та потеряла голову и бросилась на Розу с ножом… Бедное дитя! Роза была вне себя от ужаса. Она закричала, Брекстон вбежал в комнату и надавал Милдред пощечин. Это был единственный способ справиться с ней, когда начинался один из ее приступов. Потом ее уложили в постель, и Роза поднялась наверх, чтобы успокоить нас… Вы это помните.

— Интересно, а как у Милдред в гостиной оказался в руках нож? Кажется, это был нож для соскребания краски с полотен, верно?

Мисс Ланг пожала плечами.

— Ничего нельзя предсказать, если имеешь дело с помешанной женщиной. Роза была уверена, что Милдред собирается ее убить. Она всегда считала, что кто-то собирается это сделать, и мы над ней подтрунивали… Я знаю Розу: она импульсивна, к тому же ее небольшой грешок еще усугубляет дело, верно? Но на этот раз Роза оказалась права — Милдред действительно на нее набросилась.

— Почему?

— Это не наше дело, — холодно отрезала мисс Ланг. — Но я могу сказать, что до нервного срыва Милдред они были большими друзьями. Роза продолжала хорошо относиться к ней и потом, когда многие не захотели с ней общаться. Она даже приглашала их сюда на уик-энды, чтобы Милдред могла отдохнуть и прийти в себя. И после этого — такое! Трудно даже поверить. Я-то считаю, что такие вещи не касаются никого кроме Розы… Они не должны стать достоянием репортеров, собирающих сплетни. К тому же я убеждена, что вся эта ужасная загадка имеет очень простое решение. Надеюсь только, что полиция будет действовать достаточно расторопно…

— Прежде чем произойдет еще один несчастный случай? Еще одно убийство?

Она испуганно взглянула на меня.

— Нет, я не это имела в виду. — Но продолжать не стала. — Надеюсь, мы не опоздаем к ужину.

Она взглянула на свои часы в форме сердца, болтавшиеся на цепочке. Потом, переведя разговор на «Беседы о книгах», поднялась, и мы присоединились к остальным.

Гривс, восседавший в центре дивана, напоминал неудачный эксперимент чучельника. Он был в синем саржевом костюме, пропахшем нафталином и усыпанном как снегом белыми ворсинками. Этим вечером он стал не полицейским, а членом нашего небольшого кружка, но держал ушки на макушке. Остальные относились к нему, как к старому приятелю. Про убийства никто не вспоминал. Разговор был немного скованным, но общим. Брекстон был в блестящей форме, что казалось весьма удивительным, учитывая, что он увяз по уши и на шее уже почти затягивалась петля. Мне даже показалось, что он приготовил парочку сюрпризов.

Одну существенную новость я узнал сразу же. Миссис Виринг, склонившись над подносом с мартини, шепнула:

— Бедная Элли все еще без сознания. Я ужасно за нее беспокоюсь.

— Она вообще не приходила в себя?

— Нет, она регулярно приходит в себя… и только лекарства ее отключают. Понимаете, приходя в себя, она начинает говорить какие-то бессвязные фразы. Просто ужасно. Мы все беспомощны… не остается ничего, кроме как молиться за нее.

— Вы ее видели?

— Нет, к ней не пускают никого, кроме врача и медсестры. Я хочу потребовать провести консилиум, и, вероятнее всего, они на это согласятся. Мистер Ренден как ближайший родственник, конечно, возражать не будет.

— Консилиум?

— Чтобы установить, что с ней происходит.

— Вы хотите сказать…

— Она может потерять рассудок.

И на этой бодрящей ноте мы отправились ужинать.

Я вспоминаю, что в тот вечер осматривал стол с особым вниманием. Пикантность ситуации заключалась в том, что убийца сидел вместе с нами и спокойно ел тушеные томаты и омаров из Ньюбурга. Но кто это был? Брекстон казался самым спокойным, явно надеясь на свое абсолютное алиби; если он говорил правду и вскоре это подтвердит Элли Клейпул, то он спасен… Если, конечно, они вдвоем, как Макбеты, не расправились с ее любимым братом по причинам, слишком зловещим, чтобы их обсуждать в семейном кругу.

Когда подали десерт, миссис Виринг со странной отсутствующей улыбкой встала — и вдруг упала головой на стол.

Воцарилась мертвая тишина. Ее высокий бокал с глухим стуком упал на толстый ковер. Цветы, стоявшие в центре стола, разлетелись в разные стороны.

Мисс Ланг вскрикнула; ее высокий пронзительный крик был похож на крик испуганного попугайчика.

Остальные, окаменев, продолжали сидеть, лишь Гривс вскочил и отодвинул ее стул.

— Всем оставаться на местах! — скомандовал он.

2

Такого поворота дела не ожидал ни он, ни мы. Дворецкий торопливо побежал за валерьянкой, и через несколько минут миссис Виринг пришла в себя настолько, что смогла сказать с мертвенной бледной пародией на свою обычную улыбку:

— Со мной все в порядке… сердце… постель.

Ее отнесли наверх, и медсестра ее раздела, а Гривс вызвал врача.

Наша еще более поредевшая компания в это время сидела в гостиной, пила виски и поджидала Гривса, который вместе с полицейским в штатском обследовал бокал миссис Виринг, еду, стол и допрашивал слуг.

Наибольшее впечатление случившееся произвело на мисс Ланг. Я даже опасался, что с ней самой может случиться приступ.

— Бедная Роза… Я же знала, что это может случиться… Я говорила ей… Но она не хотела слушать… Это напряжение, ужасное напряжение… От него нельзя избавиться… Все было ясно с самого начала… Выпивка…

Гривс присоединился к нам примерно через час. На лице его читалось искреннее замешательство.

— Рад сообщить, что с миссис Виринг все в порядке. У нее хроническая сердечная недостаточность. Обычный приступ…

— Ее отравили! — Мисс Ланг взглянула на него широко открытыми остекленевшими глазами. — Я знаю, что ее отравили… Так же как бедняжку Милдред… Это яд!

Именно так думали мы все.

Гривс без колебаний подошел к столу, где стояла бутылка виски, и, вопреки правилам, налил себе солидную порцию.

Потом присоединился к нашему тесному кружку.

— Ей никто не давал ни таблеток, ни яда. Она спокойно отдыхает. С ней врач. Возможно, ей придется день — два провести в постели, вот и все.

Нам нечего было сказать. Мисс Ланг ему явно не поверила, остальные просто не знали, что думать.

— До завтра никому нельзя ее тревожить, — сказал Гривс, когда мисс Ланг решительно вскочила на ноги.

— Роза — моя старая подруга, сейчас она нуждается во мне, и я должна пойти к ней.

Автор «Маленькой веселой песенки» смотрелась героиней с головы до пят.

— К сожалению, я не могу этого позволить, — твердо сказал Гривс.

Мисс Ланг тяжело опустилась на место, ее лицо пылало от гнева. Гривс задумчиво посмотрел на остальных.

— Предстоит трудная ночь, — сказал он. — Хочу сказать, мы надеемся, что мисс Клейпул придет в себя и расскажет нам свою версию того, что случилось в ночь убийства ее брата. До тех пор, пока мы не получим ее показаний, остается только ждать.

Воцарилось неловкое молчание. Все понимали, что он имеет в виду. Никто ничего не сказал: никто не осмелился взглянуть на Брекстона, который машинально чертил что-то карандашом в блокноте. Я почти был готов к тому, что он произнесет что-то из ряда вон выходящее, но он игнорировал Гривса.

— До тех пор, — продолжил Гривс, пытаясь изобразить сердечность, — вы можете делать что угодно. Лучше бы всем оставаться в доме, но мы не можем вас заставить. Если захотите уйти, пожалуйста, сообщите мне или одному из охранников. Я понимаю, это не совсем обычная процедура, но мы находимся в необычной ситуации, не имеющей прецедентов. Однако я надеюсь, что все мы сможем присутствовать на специальном заседании суда в пятницу.

— Что это за специальное заседание суда? — спросил Брекстон, не поднимая глаз от блокнота на коленях.

— Суд состоит из местного судьи и местных присяжных, перед которыми наш окружной прокурор выдвинет обвинение против лица или лиц, в настоящее время еще неизвестных, в преступлении, заключающемся в убийстве первой степени. — Перейдя на юридический жаргон, Гривс явно ощутил прилив сил. Нас все это заставило вздрогнуть.

Потом, удовлетворившись произведенным эффектом, он сказал, что если кому-то понадобится, то будет в комнате на первом этаже, и отправился спать.

Я пересек комнату и сел возле Брекстона, чувствуя, что мне его жаль… К тому же мне стало любопытно, что придает ему уверенность.

Он отложил блокнот в сторону.

— Тихий уик-энд, верно?

Как ни парадоксально, я думал точно также.

— Осталось только четверо, — кивнул я. — На войне бы сказали, что эта команда приносит несчастье.

— Я тоже в этом убежден. Но в самом деле в живых остались не четверо, а шестеро, что не так уж плохо.

— Все зависит от того, как подсчитывать потери. А у миссис Виринг раньше были подобные приступы?

— Да. Это уже третий, о котором я знаю. Она буквально синела и ей давали какие-то лекарства, а потом буквально через несколько минут полностью приходила в себя.

— Минут? Но похоже, она совершенно выбита из колеи. Доктор сказал, что ей придется пару дней провести в постели.

Брекстон улыбнулся.

— Это сказал Гривс.

Моя точка зрения несколько изменилась.

— Тогда она… Ну, значит, с ней сейчас все в порядке?

— Я не удивлюсь, если это так.

— Но к чему весь этот обман? Почему тогда Гривс никого к ней не пускает? Почему он сказал, что она должна оставаться в постели еще несколько дней?

— Довольно таинственно, верно?

— Не вижу в этом никакого смысла.

Брекстон вздохнул.

— Может быть, смысл и есть. Просто по каким-то причинам она хочет притвориться больной… Ну и пусть.

— Может быть, приступ просто оказался тяжелее, чем прежние? Может так быть?

— С Розой все может быть.

Если он сознательно стремился меня заинтриговать, трудно было придумать более действенный способ.

— Скажите, мистер Брекстон, — тихо и обезоруживающе откровенно спросил я, — кто убил вашу жену?

— Никто.

— Вы уверены?

— Абсолютно.

— Тогда, получается, Клейпул сам огрел себя по голове, протащил свое тело по песку и наполовину отрезал себе голову вашим ножом.

Брекстон расхохотался.

— Случаются и еще более странные вещи.

— Какие?

— Вроде того, как вы ударили себя по голове на кухне.

— А что вы скажете об этом? Насколько мне известно, я тут ни при чем.

Брекстон только улыбнулся.

— Так ваша жена покончила с собой?

— Да, точнее, произошел несчастный случай.

— Клейпул…

— Убит.

— Вы знаете, кто это сделал?

— Не я.

— Но вы знаете, кто?

Брекстон пожал плечами.

— У меня есть кое-какие версии.

— Вы не хотите ими поделиться?

— Пока нет.

Я чувствовал себя так, словно мы играем в вопросы и ответы.

Через всю комнату донесся пронзительный визг мисс Ланг, одобрительно аплодировавшей какому-то замечанию нашего юного историка.

Я попытался атаковать в лоб.

— Вы представляете, что может подумать полиция, если Элли Клейпул подтвердит, что в момент смерти брата она была с вами?

— А что они подумают? — Его лицо оставалось совершенно непроницаемым.

— Что вы могли убить его вдвоем.

Он холодно посмотрел на меня.

— А почему они должны так думать? Она была очень привязана к нему. Посмотрите хотя бы, как эта смерть ее потрясла. Несчастная просто потеряла голову…

— Могут сказать, что причина ее нервного срыва — в том, что она убила собственного брата.

— Могут. Но зачем ей это делать?

— Полиция все еще считает, что вы убили жену. Отсюда мысль, что у Клейпула было что-то против вас. И вы его убили. Если Элли скажет, что вы были с ней, немедленно подумают, что и она замешана.

— Логично, но не обязательно. Даже если допустить, что все остальное — правда, что не так, зачем ей было помогать мне убивать собственного брата?

Я пальнул наугад.

— Потому что она в вас влюблена.

Брекстон сверкнул глазами — и тут же опустил их, а руки крепко стиснули блокнот.

— Вы слишком далеко заходите, мистер Серджент.

— Я тоже здесь замешан, — заметил я, удивляясь своей удаче, — благодаря тому, что неизвестно кто огрел меня по голове. Так что мне тоже хочется разобраться, в чем тут дело.

— Это не ваше дело, — резко бросил он, неожиданно покраснев, глаза опять опасно засверкали.

— Элли ни в чем не замешана. Если кто-то попытается ее впутать, ему это чертовски дорого обойдется… это касается и полиции. Их тоже можно привлечь к суду.

— За клевету?

— За клевету. И репортеров тоже, мистер Серджент.

— Я не имею ни малейшего желания писать об этом. Но, может быть, придется… Гривс начал работать в этом направлении, он обеспокоен; пресса становится все надоедливее. В ближайшие дни ему нужно против кого-то выдвинуть обвинение.

— Он уже нашел такого человека.

— Вы имеете в виду себя?

— Да. Я ни в малейшей степени не возражаю. Но приговора не будет. Это я вам обещаю. — В голосе его звучала сталь.

Не сумев его разговорить, я попробовал другой путь.

— Если ни вы, ни Элли не убивали Клейпула, тогда остается только трое подозреваемых: мисс Ланг, миссис Виринг и Ренден. Зачем кому-то из них убивать Клейпула?

Брекстон изумленно взглянул на меня.

— У меня нет ни малейшего желания выходить из игры, даже будь такая возможность, что сомнительно. Я брожу в потемках, точно также как вы и полиция. Хотя и могу дать одну подсказку, — он понизил голос. — Преступление по страсти.

— Что вы хотите сказать?

Он показал на мисс Ланг.

— Она была влюблена и, как говорят, с презрением отвергнута.

— В кого влюблена?

— Во Флетчера Клейпула, и причем много лет.

— Я думаю, она влюблена во всю мужскую половину человечества.

— И это верно. Но много лет назад, когда я впервые встретился и с ней, и с Клейпулом, она была очень недурна. Понимаю, теперь в это трудно поверить, но было действительно так. Расплылась она гораздо позже, когда Клейпул ее уже отверг. Однажды, когда она еще была ничего, я ее рисовал… В то время я еще писал портреты. Очень симпатичная блондинка. Позировала обнаженной.

Я с трудом мог поверить.

— Если она была такая симпатичная и влюблена в него, то почему же он ей не ответил?

— Он… Он просто не мог. — Пауза была многозначительной, и я решил, что знаю, чего он не хочет говорить. — Но с тех пор она сохранила свои чувства. Думаю, в первый же день здесь они поссорились.

— Из-за чего?

— Из-за чего угодно.

— Но я не могу себе представить убийство, совершенное спустя пятнадцать лет после того, как ее отвергли.

— Это ваша проблема, — Брекстон поднялся, — а я намерен лечь спать, — и, кивнув парочке, сидевшей на кушетке, он вышел из гостиной.

Это послужило сигналом для всех нас. Ренден спросил, не хочу ли я отправиться с ним в клуб. Я отказался, сказав, что устал. Мисс Ланг ожидала, что ее тоже пригласят, но, когда приглашения не последовало, сказала, что хочет вернуться к работе… Читатели «Бесед о книгах» требуют всех ее сил без остатка.

Я поднялся вместе с ней. На лестничной площадке второго этажа сидел один из полицейских в штатском, рассеянно глядя в пространство. Мисс Ланг радушно пожелала нам обоим спокойной ночи, пристально посмотрела на служителя порядка и наконец исчезла в своей комнате, явно разочарованная тем, что в его служебные обязанности не входит легкий флирт.

У себя в комнате я поспешил придвинуть письменный стол к смежной двери. Потом позвонил Лиз, исключительно чтобы убедиться, что ее нет дома. Потом уныло посмотрел в окно, прикидывая, не стоило ли присоединиться к Рендену, который как раз садился в машину, и прокатиться по клубам. Однако потом решил этого не делать. Казалось, в ближайшие несколько часов может случиться что-то такое, чего мне не хотелось пропустить.

Не раздеваясь, я прилег на постель и выключил свет, размышляя над тем, что сказал Брекстон, а еще больше над тем, чего он не сказал. Очень изящно он подобрал мотив для мисс Ланг. И уже не столь изящно позволил обнаружить важную часть доказательств обвинения: что они с Элли Клейпул были влюблены друг в друга и оба с равной степенью вероятности могли убить или не убивать ее брата по целому ряду причин, которые еще предстояло установить.

3

Проснулся я как от толчка.

Я уснул, и тело затекло; теперь болела шея и ныло все на свете. Что же меня разбудило? Не хотелось думать, что предчувствие… Но, с другой стороны, затекшая шея казалась слишком прозаичной.

Первым делом я взглянул на часы, чтобы выяснить, как долго проспал; судя по светящемуся циферблату, была почти полночь.

Включив свет у постели, я сел, чувствуя себя хуже, чем перед сном.

Пожалуй, я все же ждал звонка от Лиз. То, что звонка не было, немного меня беспокоило. Я обнаружил, что слишком много о ней думаю.

Мысль о хорошем глотке виски пришла мне в голову, как мираж человеку, умирающему в пустыне Гоби. Я обязательно должен был выпить. И опять уснуть.

Открыв дверь, я вышел в полутемный коридор. В дальнем его конце полицейский в штатском сонно таращился в никуда. Завидев меня, он покачал головой, просто чтобы показать, что не спит.

— Хочу чего-нибудь выпить, — весело сказал я.

Он что-то проворчал, я спустился по лестнице. В гостиной все еще горел свет. Помню, это меня удивило.

Только я налил себе немного виски, как в дверях материализовалась мисс Ланг в своем наряде с замысловатыми узорами, бледная и взволнованная.

— Где медсестра? Вы не видели медсестру?

— Какую медсестру?

— Сестру, которая…

— Кто меня ищет? — прозвучал резкий женский голос из главного холла. Мисс Ланг повернулась к одетой в белое медсестре, появившейся с накрытым подносом в руках.

— Я, я. Несколько минут назад я зашла в комнату Розы, чтобы взглянуть, как она себя чувствует… Знаю, что это запрещено, но я просто забыла. Во всяком случае, ее не было в постели. Я постучала к Элли, но никто не ответил, поэтому я испугалась…

— Мы сменяемся в полночь, — сказала женщина в белом. — Я только что заступила и готовила кое-что в кухне. Что же касается мисс Клейпул, она находится под действием морфия и не могла вас слышать…

— А Роза? Где, черт возьми, может быть она?

— Сейчас выясним.

Довольно странная процессия поднималась по лестнице. Чопорный ангел милосердия, пухлая автор «Бесед о книгах» и я с со стаканом виски в руке.

При виде нас охранник нервно заерзал.

— Я говорил ей, что входить туда нельзя, но…

Мисс Ланг резко его оборвала.

— Это дом миссис Виринг, а не городская тюрьма.

Сначала мы вошли в комнату миссис Виринг и обнаружили в ней хозяйку в прекрасных черных кружевах, сидевшую в постели с детективом. На этот раз она была абсолютно трезвой и совсем не похожа на обычную миссис Виринг. Выглядела она аккуратной и даже внушительной.

— Что, черт возьми, вы делаете… — начала она, но мисс Ланг не дала закончить.

— О Роза, слава Богу! Я была в ужасе, подумав, что с тобой что-то случилось. Несколько минут назад я тебя не обнаружила; потом постучала к Элли. — Она показала на дверь, соединявшую две комнаты. — Оттуда тоже не было ответа. Я страшно перепугалась!

— Я была в ванной, — в голосе миссис Виринг прозвучали неприятные резкие нотки. — У меня все в порядке, Мери. Иди спать, завтра утром мы с удовольствием поболтаем. Я после приступа еще испытываю слабость.

— Конечно, Роза, я сейчас пойду, но ты должна…

Пока они шептались, медсестра открыла дверь и вошла в комнату Элли. Дверь осталась полуоткрытой, и я переместился так, чтобы иметь возможность заглянуть туда. Мне было любопытно, как выглядит Элли.

И я увидел все, что было нужно.

Медсестра уже схватила телефонную трубку.

— Доктор? Приезжайте скорее. Инъекция. Не знаю, что именно. Думаю, нужно вызвать «скорую».

Прежде чем нас успели выдворить оттуда, я оказался в спальне Элли.

Она лежала на спине, глотая воздух, лицо ее посерело, руки на покрывале судорожно дергались. Сестра в ужасе рассматривала шприц.

— Что случилось?

— Кто-то сделал ей укол. — Медсестра попыталась выдавить последнюю каплю жидкости из шприца на кусочек ткани. — ‘Это… О, Боже мой, это стрихнин!

4

На этот раз допрос был всеобщим. Никаких приватных путешествий в альков.

Гривс собрал всех ровно через час после того, как машина скорой помощи увезла Элли в больницу.

Миссис Виринг, бледная, но с твердым взглядом, в суматохе забыла про свой собственный приступ. Мисс Ланг была близка к истерии, время от времени непроизвольно то всхлипывая, то хихикая. Брекстон явно испугался. Он сидел стиснув руки, натянув воротник старого линялого халата на уши, словно пытаясь спрятать в нем лицо. Ренден, появившийся во время этой суматохи, сидел с растерянным видом, пока Гривс объяснял, что произошло.

— С ней все будет в порядке, — были его первые слова. Он сделал паузу, чтобы посмотреть на реакцию присутствующих: на всех лицах читалось облегчение… Но кто-то ведь играл. Кто же?

Гривс продолжил, ни на кого не глядя.

— Кто-то в полночь вошел в комнату мисс Клейпул и попытался сделать ей инъекцию стрихнина. К счастью, сделал он это небрежно. В артерию попало совсем немного яда, и это спасло ей жизнь.

Он вытащил блокнот.

— Теперь я хотел бы просить каждого из вас рассказать, где вы находились в полночь. Перед тем, как начать, я хотел бы заметить к сведению тех, кто впервые в этом доме, что на втором этаже всего семь спален, и в каждой из них — ванная. Посередине идет коридор с окнами в торцах. На западной стороне расположены три спальни и лестница. Дальше всего от лестницы находится комната мистера Серджента. Радом с ней комната мисс Ланг. Дальше — пустая комната, за ней лестница.

Он помолчал, потом продолжил.

— Все смежные спальни соединены между собой. Ванные не сообщаются.

— Я не понимаю, какое все это имеет отношение к тому, что случилось, — раздраженно заметила миссис Виринг.

— Это очень важно… Как я надеюсь показать вам через несколько минут. — Гривс сделал несколько пометок в своем блокноте, которых мы не могли видеть. — Далее, на другой стороне коридора, с восточной его стороны с видом на океан расположены четыре спальни. Северная спальня принадлежит мистеру Рендену. Следующая — миссис Виринг, следующая — мисс Клейпул и последняя — мистеру Брекстону. Обе спальни, миссис Виринг и мистера Брекстона, имеют двери, открывающиеся в комнату мисс Клейпул.

— Дверь в моей комнате заперта, — неожиданно заявил Брекстон, заставив всех нас вздрогнуть.

— Совершенно верно, — спокойно кивнул Гривс, — Я сам ее запер сегодня утром из комнаты мисс Клейпул. Но ключа в замочной скважине не оказалось.

— И что вы этим хотите сказать? — голос Брекстона не дрогнул.

— Все в свое время. И пожалуйста, не перебивайте меня. А теперь, я надеюсь, вы все будете абсолютно честны. Ради вашей собственной безопасности.

Повисла тяжелая пауза. Гривс повернулся ко мне.

— Где вы были в полночь?

— В постели или, может быть, только что проснулся.

— Вы всегда спите одетым?

— Нет, не всегда. Я просто задремал. Собственно, я не собирался спать, но где-то около одиннадцати заснул.

— Понимаю. И утверждаете, что в двенадцать проснулись.

— Совершенно верно. Я посмотрел на часы и удивился, что уснул. Потом решил, что глоток виски поможет уснуть снова.

— И вы спустились вниз?

— Как вы уже знаете. — Я понимал, что Гривс стенографирует; оказалось, он обладает и этим талантом. Потом я описал, что произошло дальше.

Тогда он повернулся к мисс Ланг.

— Мы будем идти по порядку от комнаты к комнате, — сказал он. — Где вы были в полночь?

— Я… Я была в комнате Розы… в комнате миссис Виринг, искала ее.

— Вы уверены, что это было в полночь?

— Ну, не совсем, но думаю, что это было в полночь, так как всего через несколько минут я увидела мистера Серджента. Понимаете, когда я не увидела Розу, то страшно перепугалась. Потом постучала к Элли и не получила ответа. Что-то явно происходило не так; я бросилась искать медсестру. Дежурный полицейский меня видел.

— К сожалению, он не видел, как вы входили — только как выходили. Кажется, он разговаривал со сменившейся с дежурства медсестрой, стоя спиной к коридору, когда без десяти двенадцать вы вошли в комнату миссис Виринг.

— Я… Я в самом деле была там всего несколько минут.

— Итак, сменявшаяся с дежурства медсестра без десяти двенадцать или около того вышла из комнаты миссис Виринг, чтобы встретить свою сменщицу, появившуюся внизу. Она задержалась, чтобы поболтать с дежурным полицейским. Когда все это происходило, вы пересекли коридор и прошли от вашей комнаты к комнате миссис Виринг, правильно?

— Ну, пожалуй… Я видела, что полицейский с кем-то разговаривает, но не разобрала, с кем…

— Мисс Ланг, вы пытались открыть дверь, соединяющую комнаты?

Повисло напряженное молчание. Мисс Ланг побелела, как полотно. Брекстон сполз на кончик стула. Миссис Виринг закрыла глаза.

— Я…

— Мисс Ланг, так вы пытались открыть дверь или нет?

Плотину прорвало. Мисс Ланг разразилась слезами.

Сквозь рыдания нам удалось понять, что она действительно пыталась открыть дверь, но та была заперта с обратной стороны.

Чтобы успокоить мисс Ланг, понадобилось несколько минут. Когда она наконец-то затихла, Гривс неумолимо двинулся дальше.

— Мистер Ренден, где вы находились в полночь?

Ренден неохотно оторвал взгляд от тяжелой туши Мери Вестерн Ланг.

— Я был в своей комнате.

— Когда вы вернулись?

— Не знаю. Без четверти двенадцать или около того. Мы приехали одновременно с ночной медсестрой. Вместе вошли в дом и поднялись наверх. Она приняла смену, я прошел в свою комнату. И уже почти разделся, когда поднялась суматоха.

— Когда вы услышали какой-то шум?

— Думаю, что-то происходило еще до того, как я услышал что-то определенное. Я слышал, как открылась и закрылась дверь мистера Серджента. Его комната — точно напротив моей, так что я мог слышать, как он встал. Потом я услышал, как открылась дверь соседней комнаты… Возможно, это была мисс Ланг. Но я не обращал особого внимания, пока не услышал, как все побежали вверх по лестнице.

— И что вы сделали потом?

— Я вышел в коридор и спросил дежурного полицейского, что случилось. Он ответил, что не знает. Потом появились вы и…

— Хорошо. — Гривс повернулся к миссис Виринг. — А где были вы?

— В туалете.

Ответ вызвал всеобщий шок. Мисс Ланг истерически взвизгнула.

— Вы просидели там с без десяти двенадцать до двенадцати?

— Я не ношу с собой часов, мистер Гривс. Я была там сколько нужно, потом вернулась в постель. А после этого трое сумасшедших ворвались в мою комнату.

Описание нашего вторжения было исключительно верным.

— За эти десять минут вы видели или слышали что-либо необычное?

— Нет.

Гривс явно не был готов к такому решительному отрицанию. Он хотел было задать другой вопрос, но потом решил этого не делать. Хозяйка выглядела до опасного разъяренной. Меня заинтересовало, почему.

Гривс повернулся к Брекстону и задал ему тот же вопрос, что и всем остальным.

— В двенадцать я крепко спал.

— Когда вы легли?

— Не знаю. В одиннадцать… или около того.

— Ничего необычного из соседней комнаты вы не слышали?

— Ничего.

— Тогда что вообще вы слышали?

— Ну… какое-то движение, вот и все. Это было до того, как я лег спать.

— И когда вы проснулись?

— Около полуночи. Мне показалось, что я что-то услышал.

— Шаги бегущих? Или хлопанье дверей?

— Нет, это был стон… Может быть, это только мое воображение, может быть, даже шум прибоя. Не знаю. Хотя меня разбудило именно это. Потом, конечно, все забегали и я встал.

— Откуда донесся звук, который вы услышали?

— Из комнаты Элли. Я даже подумал, что слышу ее голос. Теперь я думаю, что это вполне возможно.

— Что вы сделали, когда услышали?

— Я… я просто сел. Понимаете, прошло всего несколько секунд между этим звуком и тем моментом, когда все прибежали наверх.

Гривс кивнул; лицо его оставалось непроницаемым.

— Очень интересно, мистер Брекстон. Кстати, вы случайно не пытались открыть дверь между вашей комнатой и комнатой мисс Клейпул?

— Нет: я же знал, что она заперта.

— А как вы это узнали?

— Ну… я пытался это сделать некоторое время назад…

— Как именно, мистер Брекстон?

— Это же совершенно естественно, — Брекстон покраснел.

— Да, конечно, особенно при сложившихся обстоятельствах.

Гривс сунул руку в карман и вытащил носовой платок. Как оказалось, в него завернут ключ, которого он всячески старался не касаться.

— Что это такое, мистер Брекстон?

— Ключ.

— Вы его когда-нибудь видели раньше?

— Откуда я знаю! Все ключи похожи.

— Это ключ от двери, которая соединяет вашу комнату с комнатой мисс Клейпул.

— Ну и что?

— Его нашли двадцать минут назад в ящике для белья возле вашей постели, мистер Брекстон. Вы арестованы по подозрению в убийстве первой степени. Можете известить вашего адвоката, что специальное заседание суда состоится в эту пятницу в Истхемптоне. Я уполномочен штатом Нью-Йорк…

Мисс Ланг упала в обморок.

Глава седьмая

1

Брекстона арестовали и доставили в тюрьму в два часа ночи вторника. Заседание специального суда было намечено на пятницу. Это давало мне два дня, чтобы найти настоящею убийцу — для вящей славы самого себя и слепой леди с весами. Сорок восемь часов, за которые я должен был по крайней мере не обнаружить, что Брекстон в самом деле был убийцей.

На следующее утро я встал в девять часов и еще не успел толком одеться, как позвонил редактор «Глоуб».

— Послушай, сукин сын, что ты имеешь в виду, когда распускаешь слухи, что Брекстон — не убийца?

— Потому что я не считаю его убийцей.

Пришлось отставить трубку на вытянутую руку, пока бывший одно время моим работодателем и источником дохода человек изрыгал свою ярость. Когда трубка затихла, я снова приложил ее к уху и сделал это как раз вовремя, чтобы услышать, как он сказал:

— Ну, я посылаю Элмера разобраться во всем на месте. Он туда рвался, но я сказал: нет, там у нас есть Серджент! Ты помнишь Серджента? Серджента с горящими глазами и несуразными ушами, — сказал я, — он все нам расскажет, если сможет решить эту чертову загадку! И если полиция думает, что Брекстон убил свою жену, то Серджент лучше знает, сказал я ему, и разберется во всем. Ха! Ты оставил нас в дураках. Элмер намерен вытащить нас из этой ямы.

— Ругань ни к чему не приведет, — жестко отрезал я. — Ничего не добьется и Элмер. Одним словом, что вы скажете, если я исключительно вам представлю настоящего убийцу и сделаю это к пятнице?

— А ты не хочешь…

Я заметил, что его предложения непрактичны. Потом сказал, что он может сделать с Элмером, если у него будет подходящее настроение, и первым повесил трубку.

Новость меня обескуражила. Элмер Буш, автор газетной колонки «Американский Нью-Йорк», которая на телевидении стала популярным еженедельным обзором новостей под названием «Нью-Йоркская Америка», был моим старым соперником. Он был знаменитым обозревателем уже тогда, когда я — всего лишь помощником редактора отдела драматургии. Но позднее наши пути пересеклись и мне удалось дважды побить его на поприще добывания новостей. Теперь я мрачно решил, что предстоит серьезное испытание.

Я позвонил Лиз, которая казалась совершенно проснувшейся, хотя я был уверен, что она только что открыла глаза.

— Прошлой ночью арестовали Брекстона.

— Не может быть! — Она вынудила содрогнуться мои барабанные перепонки. — Стало быть, ты ошибался. А я всегда считала, что это сделал он. Конечно, всего лишь женская интуиция, но и она кое-что значит. Посмотри на медиумов.

— Каких медиумов?

— Которые говорят с умершими… Они, как правило, женщины.

— Ну, я хотел бы, чтобы ты позвонила Милдред Брекстон и…

— Не издевайся! Но разве это не восхитительно! Могу я заехать за тобой?

— Нет, но если все будет хорошо, мы увидимся после обеда.

— Прекрасно. После ленча я буду в клубе.

— Что с тобой случилось прошлым вечером?

— О, я была на танцах у Вильсона. Хотела позвонить тебе, но Дик сказал, что ты рано лег спать.

— Ренден? Он тоже был там?

— О да. Знаешь, он просто душка. Почему он тебе не нравится? Он был совсем недолго, но мы очень мило поболтали. Он хотел отвезти меня в Монтаук, предлагал прогуляться при луне в его машине, но я решила, что это может зайти слишком далеко…

— Приятно слышать, что у тебя сохранились известные пределы…

— Не будь таким придирой. — После еще нескольких подобных реплик я повесил трубку. Видимо, выдался неудачный день, решил я. Приехал Элмер Буш, Ренден слишком присосался к Лиз, Брекстон сидел в тюрьме — и мои версии временно оказались несостоятельными.

Насвистывая похоронный марш, я спустился к завтраку.

Вид Рендена, с аппетитом поглощающего завтрак, не улучшил моего настроения. Больше к завтраку никто не вышел.

— Вы видели газеты? — он даже светился от возбуждения. — На самых первых страницах.

И придвинул мне целую пачку.

Все последние выпуски кричали о нас. Самым скромным заголовком было: «Художник арестован за убийство жены и друга». В описаниях здешние отношения походили на Годом и Гоморру.

Я просмотрел статьи только мельком — знал по собственному опыту газетчика, что газетные статьи, если не считать заголовка и первого абзаца, обычно не содержат ничего кроме пустых слов, только лучше или хуже подобранных. И сосредоточился на поджаренных гренках и кофе… Чистейший мазохизм — наслаждаться, представляя день еще хуже, чем он был на самом деле.

— Думаю, что никто из нас этого предположить не мог, — сказал Ренден, не обращая внимания на мое настроение. — Я согласен, что очевидное часто может оказаться самым правильным, но мог бы поклясться, что Брекстон ни при чем.

— Но ведь вы все время думали, что убийца — он?

Ренден снисходительно улыбнулся.

— Это только для отвода глаз. Я затеял свое собственное расследование в поисках настоящего убийцы, или того, кто мне им казался. Но зашел в тупик.

— Так же, как и я.

— Полагаю, все решит вопрос с ключем, — вздохнул Ренден, протягивая мне «Дейли Ньюс», на первой странице которой красовался заголовок: «Обвинен известный кубист: убивает жену, разрезает на кубики друга».

Я только хмуро отмахнулся. У меня была собственная теория насчет ключа. Слишком очевидные возможности мне не нравятся. И я уважаю в других людях интеллект, даже в художниках-абстракционистах. Брекстон не оставлял ключа под подушкой и уж тем более не оставлял свой нож возле тела Клейпула. В разговорах он поразил меня не только интеллигентностью, но и осторожностью. Став убийцей, он не совершил бы ни одной из этих ошибок.

Эти мысли я оставил при себе, не став комментировать мнение Рендена (и всех остальных), что справедливость восторжествовала и убийство раскрыто.

Миссис Виринг и мисс Ланг спустились к завтраку вместе. Они были оживлены и прекрасно владели собой.

— Ах, джентльмены встали вместе с птичками! — весело воскликнула писательница, полностью оправившаяся от пережитого несколько часов назад потрясения.

— Боюсь, это было довольно суровое испытание, Питер, — улыбнулась мне миссис Виринг. Она была бледной, но держалась твердо. И казалось, забыла про выпивку.

Я пробормотал что-то вроде того, что могло быть и хуже.

— И еще я боюсь, что наш первоначальный план теперь невыполним.

Я уже смирился с этим, но принял задумчивый и немного разочарованный вид.

— Да, полагаю, вы правы… При сложившихся обстоятельствах не совсем разумно затевать такое…

— Я знала, что вы меня поймете. Только жаль, что вы впустую потеряли почти неделю…

— Не совсем.

Она улыбнулась.

— Это верно. Вы набрали материал на несколько статей, верно?

В разговор вмешалась мисс Ланг.

— Потрясающе, мистер Серджент! Просто не могу дождаться того момента, когда прочту ваш отчет об убийце на побережье!

— Время, — сказал я, — всему свое время.

— Я просто не в состоянии ждать! Хотя, видит Бог, любые напоминания о том, что нам пришлось пережить, будут по меньшей мере неприятны. Роза, всех нас прокалили в горниле опыта.

— И мы вышли из этого испытания закаленными, а не сломленными, — согласилась миссис Виринг.

Я попросил извинить меня, сославшись на то, что нужно поработать.

— Конечно, — дружелюбно согласилась миссис Виринг. — Да, кстати, мистер Грейвс, или как там его зовут, звонил мне сегодня утром и просил, чтобы все оставались в Истхемптоне, по крайней мере до заседания специального суда. Надеюсь, это не причинит вам особых неудобств; разумеется, я буду только рада, если все останутся.

Я заверил, что чрезвычайно рад случаю.

Уже из комнаты я позвонил своей секретарше мисс Флин.

— Дело кончено, и все раскрыто, — сказала она тоном человека, наблюдающего за преступлением с приличной дистанции.

— Похоже на то. — У меня не было ни малейшего желания говорить что-либо о моих сомнениях по телефону, который мог прослушивать кто угодно. — Я вернусь в пятницу после обеда. Есть новости?

Она выдала мне краткий и точный отчет о том, что произошло за время моего отсутствия. Я дал указания, что следует сделать для отдельных клиентов. Потом попросил кое-что проверить. Хотя просьба могла показаться ей странной, мисс Флин как всегда была сама сдержанность; никаких комментариев с ее стороны не последовало.

— Как вы понимаете, я приложу все усилия, чтобы выполнить вашу просьбу, — пообещала она. — Кстати, мистер Уинн звонит вам каждый день. Можно дать ему ваш телефон?

Я ответил отрицательно, она заметила, что о сути дела он не говорил, и с этим вопросом тоже было покончено.

Следующий мой шаг, после того, как я повесил трубку, носил стратегический характер.

Судя по тишине, в соседней комнате мисс Ланг не было. На всем втором этаже также было пусто, если не считать одну служанку. Я осторожно выскользнул из своей комнаты, пересек коридор и проник в комнату Дика Рендена.

Та была точной копией моей. Он не потрудился разложить свои вещи, и чемодан, набитый мятым барахлом, валялся открытым. Если не считать акриловых носков с большими дырами, ничего необычного там не было. Ничего конкретного я и не искал, что делало поиски еще более затруднительными. Просто хотелось как следует запомнить обстановку в комнате.

Обследовав ванную, я обнаружил там обычный набор для бритья. Кроме того, нашел женский носовой платок с инициалами Р.В. Он был скомкан и засунут в стакан, стоявший на второй полке аптечки. Инициалы Р. В. безусловно принадлежали Розе Виринг, но почему ее носовой платок оказался в его ванной, оставалось загадкой. На платке не было никаких следов… Ни пятен крови, ни чего-либо еще интересного. Просто кружевной платочек, каких полно в любом магазине.

Несколько удивленный, я положил его на место. Может быть, Ренден — клептоман? Или фетишист? Или миссис Виринг ночью занималась с ним любовью и оставила платочек в знак признательности? Или просто он нашел его и сунул куда попало, а под руку подвернулся стакан?

Я пришел к выводу, что начинаю сходить с ума, приписывая каждому пустяку особое значение.

Вернувшись в его спальню, я обратил внимание, что оба окна открыты. Поскольку комната была угловой, из них открывался вид на обе стороны: одно выходило на дюны к северу от дома и позволяло взглянуть на пляж, другое смотрело прямо на террасу внизу, стойки с зонтиками и спокойное море. С этой стороны прямо под окном оказалась крыша навеса галереи первого этажа.

Потом я открыл двери между комнатой Рендена и следующей спальней, принадлежавшей миссис Виринг. Это была самая большая спальня с тремя окнами, выходившими на океан. Дорогая мебель, вся в розовых тонах, шелках и кружевах. Она была заполнена всяческими безделушками и одеждой… Слишком много барахла, чтобы разобраться с первого взгляда.

В ее ванной я тоже нашел кое-что интересное.

На металлическом столике стоял небольшой автоклав, в нем — несколько шприцев для инъекций и пузырьки с лекарствами, на каждом аккуратно написано ее имя и содержимое. В двух пузырьках — стрихнин, который, как я смутно припоминал, вводят в чрезвычайных обстоятельствах при остановке сердца. Становилось очевидно, что миссис Виринг была готова ко всему….

Дверь в комнату Элли Клейпул осталась не заперта. Там пахло, как в больнице. Вещи ее остались там, все аккуратно развешено в шкафу и сложено в ящиках стола. Если и было что-то, хотя бы отдаленно напоминающее улику, полиция уже все нашла и забрала.

Наскоро все просмотрев, я прошел в комнату Брекстона. Там царил полный беспорядок, матрас валялся на полу, вокруг разбросаны подушки и простыни. Видимо, кто-то заходил сюда за его одеждой; никаких следов его пребывания в комнате не осталось. Я не нашел ничего… если не считать окна, выходившего на океан над той самой металлической качалкой, возле которой я нашел тело Флетчера Клейпула. В ту ночь было полнолуние, так что Брекстон из окна вполне мог видеть убийцу.

Только из этого окна открывался без всяких помех вид на качалку; при взгляде из других окон второго этажа увидеть качалку мешали зонтики или тенты.

Я выяснил не так уж много, но все-таки это была некая возможность… Возможно, это объясняло явную уверенность Брекстона: он действительно видел убийство Клейпула. Но если это так, почему он молчит?

Загадка.

У меня не было ни малейшего представления, что решение буквально под рукой.

2

Гривса я прождал до половины двенадцатого, но оказалось, что он Занят служебными делами в Риверхейде, барахтаясь в море официальных согласований и разрешений. Отдел окружного прокурора раскрутил машину правосудия, и доблестный Гривс мог теперь почивать на лаврах.

Убедившись, что он не намерен нанести нам визит, я попросил Рендена одолжить машину. Он любезно согласился и только спросил, есть ли у меня права. Я заверил, что есть, и забрал машину.

День был ясным, прохладным и напоминал скорее осень, чем лето. Кончики листьев вязов вдоль главной улицы Истхемптона начали желтеть. Зима была не за горами.

Я направился прямо — в больницу святой Агаты, — именно туда отвезли Элли Клейпул.

С весьма уверенным видом, хотя никакой уверенности не испытывая, я вошел в мрачное кирпичное здание в викторианском стиле и представился дежурной в регистратуре как Дик Ренден, племянник мисс Клейпул.

К моему удивлению после нескольких минут телефонных переговоров оказалось, что я могу побыть с ней до десяти минут, но ни в коем случае ее не волновать. Несколько часов назад она пришла в сознание и чувствовала себя лучше.

Элли лежала навзничь, лицо белое, как бумага, но глаза — ясные и живые. Она полностью владела собой и была удивлена при виде меня.

— Я думала, Дик…

Я поспешно перебил ее.

— Он хотел приехать, но послал меня. Не мог бы я поговорить с вами наедине? — Я взглянул на сестру, которая неловко, но решительно возилась с разложенными на подносе инструментами.

— Это противоречит инструкциям доктора. И полиции, — твердо заявила медсестра. — Но вы не беспокойтесь, я подслушивать не буду.

Элли устало улыбнулась.

— Боюсь, нам придется подчиниться. Так почему вы хотели меня видеть, мистер Серджент?

Я сел поближе к ее койке и понизил голос.

— Просто хотел увидеть, как вы себя чувствуете, вот и все.

— Почти нормально. Кажется, стрихнин, вместо того, чтобы убить меня, дал необходимую встряску. Мне сказали, что существовала опасность сойти с ума. — Она произнесла все это будничным и деловым тоном, явно полностью владея собой.

— Вы что-нибудь помните?

Она покачала головой.

— До приезда скорой помощи я не приходила в себя.

— Вы были с Брекстоном, когда убили вашего брата?

Она кивнула.

— Я уже рассказала полиции сегодня утром, ко мне приходил этот ужасный коротышка.

— И, конечно, вам не хотят верить?

— Да, они не верят. Не понимаю, почему.

— Вы знаете, что арестовали Брекстона?

Глаза у нее расширились, и дыхание прервалось; потом она медленно вздохнула и закрыла глаза.

— Мне следовало догадаться, — прошептала она. — Нет, мне не сказали, но это объясняет, почему мой рассказ так их разочаровал. Думаю, что мне хотели устроить перекрестный допрос, но врач выпроводил их вон. Поль не мог этого сделать. У него не было причин. И он был со мной.

— У нас не так много времени, — поспешил сказать я. — Я тоже не думаю, что Брекстон виновен, но полиция считает иначе и они собрали кучу доказательств, — или того, что они считают доказательствами. Сейчас вы должны мне помочь. Думаю, я смогу найти решение этой загадки, но мне нужно больше знать об участниках событий, особенно насчет их прошлого. Пожалуйста, расскажите мне правду. Если вы это сделаете, мы сможем снять с Брекстона обвинения.

— Что вы хотите знать?

— У кого были причины убить вашего брата?

Она отвела взгляд.

— Трудно сказать. Что можно считать достаточной причиной? Иметь повод для недовольства и обиды — одно, но убийство — совсем другое.

— Вы имеете в виду мисс Ланг?

— Да, ее. А как вы узнали?

— Это не важно. Что на самом деле произошло между ней и вашим братом?

— Ничего, в том-то и все дело. Она была влюблена в него. А он — нет. Как вы знаете, мы все жили тогда в Бостоне. И очень часто встречались. Полагаю, вы уже знаете, что в те годы она выглядела вполне прилично. Когда у него начался роман с Милдред, ее это чуть не убило. Примерно тогда она и начала толстеть… Не думаю, что это было связано с гормонами, скорее, чисто невротическая реакция. Насколько я знаю, в ее жизни никогда не было другого мужчины и она никогда не переставала любить Флетчера…

— Как вы думаете, могла она подбросить таблетки Милдред?

— Я… Я все время думала над этим. Она ненавидела Милдред. Думаю, она ненавидела ее еще больше после того, как Милдред отвергла Флетчера… Странно, верно: ненавидеть за то, что та стала ее соперницей, и потом ненавидеть еще больше за то, что отвергла человека, которого она сама продолжала любить. Да, думаю, она могла подбросить Милдред таблетки, только зачем было выжидать пятнадцать лет?

— Может быть, впервые представилась возможность?

— Не знаю. Даже если она это сделала, зачем же потом убивать Флетчера?

— Месть? За то, что он ее отверг.

— Сомневаюсь. Поначалу я думала, что произошел несчастный случай, что Милдред приняла чрезмерную дозу таблеток и погибла во время купания, но потом, когда в дело вмешалась полиция, мне пришло в голову, что Мери Вестерн Ланг могла дать Милдред снотворное по той простой причине, что больше никто так не ненавидел бедную Милдред…

— Даже ее муж?

Элли пожала плечами.

— Он привык к ней. Кроме того, у него была масса более удобных возможностей: зачем дожидаться приема по случаю уик-энда, чтобы убить жену?

— Вы не любили Милдред, верно?

— Она не была моей приятельницей. Мне не нравилась манера, в которой она пыталась обращаться с Флетчером после замужества. Где бы мы не встречались, мы начинали ссориться,’ и обычно потому, что я удерживала Флетчера в Кембридже, а она считала, что он должен жить в Нью-Йорке, где ей легче было бы в него вцепиться.

— А вы действительно удерживали его в Кембридже?

Она печально улыбнулась.

— Не могло быть и речи о том, чтобы удержать его, если он сам того не хотел. Когда Милдред вышла замуж, она сразу перестала его интересовать. А ей надоела жизнь без него.

— Да, она продолжала с ним флиртовать.

— Если это слово подходит. У нее слишком развиты инстинкты собственницы.

— А мог ваш брат желать ее смерти?

Элли изумленно посмотрела на меня.

— Что вы имеете в виду?

— Просто хочу рассмотреть все возможные мотивы, вот и все. Интересно, мог ли он иметь мотив для убийства.

— Не могу даже представить. Конечно, нет. Старых приятельниц не убивают из-за того, что они вам надоели.

— Пожалуй. Теперь о вашем племяннике. Были ли у него какие-то причины убить Милдред?

Она покачала головой.

— Не думаю, что они встречались больше чем раз-другой. Кроме того, он был в Бостоне. Мне пришлось говорить с ним по междугородному телефону как раз накануне ее смерти.

— По семейным делам?

— В какой-то степени. И еще я пригласила его сюда. Роза говорила, что не возражает.

— Тогда это заставляет исключить его, по крайней мере, насчет Милдред. Были у него какие-то причины убить вашего брата?

Она медленно покачала головой.

— Нет, не думаю. Они не слишком симпатизировали друг другу. Слишком разные натуры. Флетчер был его опекуном. Не думаю, что они открыто ссорились, хотя прошлой зимой у них произошла стычка из-за денег. Флетчер контролировал собственность Дика, Дик хотел получить над ней полный контроль. Но Флетчер проявил твердость и на этом все закончилось. С той поры они встречались редко.

— Тогда Ренден вряд ли сюда рвался.

Элли улыбнулась.

— Когда я ему позвонила, он отказался. Думаю, ему не хотелось встречаться с Флетчером. Но вы же знаете, я — миротворец.

— Полагаю, его привело сюда любопытство по поводу Милдред?

Она кивнула.

— Его просто опьяняет преступление.

Следовало действовать быстро.

— А миссис Виринг?

Я видел, что медсестра в другом конце комнаты начинает беспокоиться.

— Мы встретились с ней примерно в то же время, что и с Милдред… У нас общие друзья. Мы с Розой всегда были довольно близки; Роза, пожалуй, расстроилась больше всех, когда брак Милдред с Флетчером не состоялся.

— Как вы думаете, мог у нее быть мотив для любого из этих убийств?

Элли покачала головой.

— Даже представить не могу. Конечно, Милдред стала тяжким испытанием для окружающих, но Роза могла не встречаться с ней, если не хотела… Я была удивлена, когда Роил пригласила нас и сказала, что Брекстоны тоже будут.

VI думала, Роза перестала с ними встречаться. Это показалось нам странным… У нас с Флетчером не было уверенности, что стоит ехать. О Боже, как бы мне хотелось, чтобы мы не приезжали!

Это первое проявление эмоций за все время нашего разговора заставило медсестру неодобрительно взглянуть на меня. Элли прикусила нижнюю губу.

Но я остался непреклонен: время уходило.

— Миссис Виринг была дружна с вашим братом?

— Конечно. Нет, не вижу я мотива. Не могу придумать никакой причины.

— Значит, вы полностью исключаете ее, как возможного убийцу?

Элли только смущенно покачала головой.

— Я просто не знаю, что думать. Все так ужасно…

— Сэр, вам пора, — вмешалась медсестра.

Я задал последний вопрос.

— Вы влюблены в Брекстона?

— Нет, не влюблена, — она покраснела.

— А он в вас?

— Я… Вам лучше спросить об этом у него самого, мистер Серджент.

3

Я обнаружил Лиз на террасе клуба, где она с удовольствием поглощала еду и напитки в компании нескольких выдающихся членов международного сообщества, в частности, Элмы Маршионес из Эддердейла, шикарной особы с голубыми волосами, унаследовавшей громадное состояние в чикагских бойнях, что позволило ей купить целую гирлянду мужей, самым знаменитым из которых был ныне покойный маркиз. Она печально скиталась по свету, перебираясь из города в город, с континента на континент, напоминая домашнего голубя, выпущенного в дальний полет.

Когда нас представили, она взглянула на меня затуманенным взглядом и вздохнула:

— Чудесно!

Я знал ее уже много лет. Лицо под широкополой шляпой, которую она носила для защиты от солнца, оставалось молочно-белым. На руках у нее были перчатки длиною до локтей, украшенные на запястьях изумрудами и скрывавшие признаки возраста. После бесчисленных подтяжек лицом она напоминала китайского идола династии Сунь.

Лиз поспешно утащила меня прочь. Она была в восторге от последних новостей.

— Все идет так, как я и говорила, верно?

Только ее очарование удержало меня, чтобы не ткнуть ее носом.

— Именно так, дорогая.

— Ну, а ты разве не доволен? Теперь ты можешь уехать из этого ужасного дома — и дело кончено.

— Я постараюсь задержаться там как можно дольше.

— О, профессиональный интерес у тебя всегда на первом месте! Забудь об этом. Людям свойственно ошибаться. Ошибается каждый. Я честно прочитала твои статьи в «Глоуб»… Конечно, ясно, ты думал, что Брекстон невиновен, но я уверена, что «Глоуб» не станет придираться к мелочам. Посмотри на президента Трумена!

— Какого Трумена? При чем тут он?

— Перед выборами все утверждали, что он не пройдет. Но никто не придал никакого значения, когда все ошиблись.

Я решил оставить ее в неведении. В тот давний мрачный год слетело немало голов. И вот сейчас вполне могла слететь еще одна. Конечно, я мог бы прожить и без «Глоуб», но все же старой дружбе пришел бы конец, не сумей я раскопать чего-нибудь сенсационного.

В этот момент навстречу мне двинулась сама судьба в лице Элмера Буша, разодетого в канареечно-желтые брюки, темно-бордовый пиджак и башмаки из кожи аллигатора. С улыбкой, которую могли видеть миллионы телезрителей на рубленом лице, он распростер руки и громко прокричал:

— Тысячу лет не виделись, дружище Серджент!

Я подавил тошнотный спазм и представил его присутствующим; и каждый сделал вид, что выразил больше удовольствия, чем неудовольствия, от появления такой звезды.

— У меня здесь кое-какие делишки, — сказал обозреватель, хлопая меня по спине в надежде, что она обгорела на солнце. Но ожога у меня не было. Я по-дружески стукнул его по руке, применив прием дзюдо, рассчитанный на то, чтобы парализовать ее на несколько минут. Но либо он был сделан из резины, либо я утратил прежнюю квалификацию, но Буш даже глазом не моргнул и продолжал: — «Глоуб» считает, что мне имело смысл присмотреться, что здесь происходит.

— А что именно? — Я продолжал сохранять на физиономии дружескую улыбку в качестве прикрытия, чтобы сии: раз врезать ему как следует по руке, но он вышел за пределы досягаемости.

— Просто оглядеться… А ты шутник, Пит. Ха-ха-ха! И читал твои статьи в «Глоуб». События освещены совсем неплохо.

— Спасибо. — Я подождал, пока он нанесет удар. Так и произошло.

— Конечно, ты поставил не на ту лошадь. И потому разозлил местные власти. Сам знаешь, как они чувствительны. Конечно, я никогда не воображал, что газетная писанина имеет какое-нибудь значение, все тотчас ее забывают к выходу следующего номера, но редактору этого не скажешь.

Я понимал, что это его взгляд на вещи. И часто удивлялся, как Элмеру удается избежать линчевания: его статьи зачастую бывали грязнее некуда… разве что для канализации.

— Его еще не приговорили.

— Это случится в пятницу. — Элмер облизал губы. — Я немного поболтал с Гривсом… он мой старый приятель. Познакомились, когда он расследовал случай в графстве Саффолк, еще в старые времена. — Скорее всего, он лгал. Элмер, как все газетчики, стремился подчеркивать свои близкие отношения со всеми подряд, начиная с президента и кончая мелким полицейским чином.

— Он неплохо раскрутил это дельце. Этот ключ! Должен сказать, первоклассная работа.

Я выругался про себя. Лиз была совершенно очарована знаменитостью и слушала его, широко раскрыв свой прелестный ротик. Поэтому я устало буркнул:

— Вы правы, Элмер. Это действительно требует большого искусства: обыскать комнату и найти ключ. Теперь уже не осталось таких полицейских, как прежде.

Элмер почувствовал насмешку. С ней ему не часто приходилось сталкиваться в процессе привычного вынюхивания всяческих деталей, связанных с тайными побегами любовников, разводами и прочими грешками.

— Не относитесь к Гривсу с пренебрежением, — строго заметил он. — Таких не так много… Он мыслящий полицейский с ясной головой. Именно это мне в нем и нравится. Из него лишнего слова не вытащишь, но мне это удается. И я не стыжусь в этом признаться. Я учусь у каждого.

Наступила пауза, мы обдумывали его слова.

Потом я с невинным видом спросил:

— И вы выяснили, зачем Брекстону понадобился ключ, чтобы попасть в комнату мисс Клейпул?

Буш посмотрел на меня так, словно я свихнулся, и презрительно заметил:

— Вы слишком долго занимались связями с общественностью. Он украл ключ у миссис Виринг… Та держала его у себя в столе, кстати, прямо в верхнем ящике, где найти его мог кто угодно. Потом он открыл комнату мисс Клейпул, когда медсестра вышла, прокрался на цыпочках, взял шприц, наполнил его стрихнином, попытался сделать ей укол, но неудачно… Убежал обратно в свою комнату, запер дверь и спрятал ключ в ящик для подушек.

— Разве это не восхитительно! — вероломная Лиз была вся вне себя от возбуждения.

— Стрихнин, — негромко заметил я, — находился в комнате миссис Виринг, а не мисс Клейпул. Как он мог его достать?

— В любое время… когда угодно, — с общительной улыбкой заявил Элмер.

— Вполне возможно. Правда, остается открытым еще один вопрос. Я уверен, вы с Гривсом над ним основательно поработали. Зачем Брекстону понадобилось убивать Элли?

— Чтобы она не дала показания.

— Так ведь она уже показала, что была с Брекстоном в тот момент, когда убили ее брата, разве не так? Какой тогда смысл убивать единственного человека, который мог подтвердить алиби?

Элмер только улыбнулся.

— Я не имею права разглашать детали расследования… пока.

Я был испуган этим заявлением. Ни Элмер, ни Гривс не были круглыми дураками. Может быть, это означало, что полиция намерена попытаться доказать сговор Элли с Брекстоном в убийстве ее брата? В этом случае Брекстон мог попытаться убить ее, чтобы выпутаться самому?… Нет, ничего не получалось; полиция не настолько глупа. Они или знали что-то неизвестное мне, или блефовали.

Элма Эддердейл пригласила нас в свой коттедж. Мы с Лиз последовали за ней, оставив Элмера с важным видом вращаться среди именитых членов клуба.

Коттедж леди Эддердейл находился в конце ряда и был снабжен ярким тентом, верандой и портативным баром. Примерно полдюжины гостей удобно расположилось в плетеных креслах. День был просто великолепным, всюду разливался серебристый свет, который можно видеть только осенью на берегу моря.

Леди Эддердейл несколько минут беседовала со мной.

Наконец-то она начала меня замечать. Мне даже показалось, что она проявила определенный интерес, когда услышала, что я приехал к миссис Виринг.

— Дорогая моя бедняжка Роза, — промурлыкала она. — Какая ужасная трагедия! Брекстон мой самый любимый современный художник. Почему кто-то хотел его убить?

Я попытался объяснить ей, что убит не Брекстон, а его жена, но она только кивала, как близорукая лошадь, завидевшая овес.

— Его жена Пегги всегда доставляла всем множество хлопот, не правда ли? Но бедная, что же она теперь будет без него делать? Вы знаете, она ведь дочь Розы.

Я сдался. Способность леди Эддердейл все путать слыла легендарной. А она продолжала своим умирающим голосом.

— Да, им теперь будет очень трудно. Я уверена, человек, который его убил, теперь будет страшно раскаиваться. Я бы раскаивалась, а вы? Ведь он такой прекрасный художник. Кстати, а как чувствует себя Роза? Я с ней еще не виделась…

Я заверил, что хорошо, насколько это возможно при сложившихся обстоятельствах.

— Да, я уверена, она вполне справится. Вы знаете, мне тоже пришлось пережить нечто подобное. Это было как гром среди ясного неба. Однажды ко мне пришли и заявили: «Леди Эддердейл, мы хотим получить перерасчет». Я ответила, что не занимаюсь счетами, это дело моего адвоката. Они отправились к нему, и прежде чем я спохватилась, пришлось выложить больше сотни тысяч долларов.

Было такое ощущение, что мне снится какой-то кошмар. Либо леди Эддердейл окончательно свихнулась, либо это случилось с нами обоими. Я в отчаянии оглянулся на Лиз, но та устроилась на солнышке, развратно принимая комплименты толстого шведа.

— Сотню тысяч долларов? — Я просто повторил единственные слова, которые смог уловить из ее болтовни.

— Что-то в этом роде. Не знаю точно сколько, но это было просто ужасно — собрать такую сумму в такой короткий срок. Они были неумолимы. Надеюсь, Розе они дадут немного больше времени, чем мне.

— Времени?

— Да, чтобы заплатить.

— Кому?

— Этим ужасным типам из налогового ведомства.

Теперь все стало ясно.

— И давно Роза обнаружила, что должна заплатить?

— Ну, кажется, недавно. Я всегда ужасно путаюсь в датах. Припоминаю, мы обедали в городе с Чико Пацелли… Вы знаете Чико? Кстати, от него ушла жена.

— Она сказала это вам недавно?

— Да, примерно месяц назад. Я помню, она провела тогда в городе несколько дней; приехала к ним в департамент, чтобы обсудить эту проблему.

— А в чем заключалась… эта проблема?

Элма вздохнула и беспомощно взмахнула в воздухе своими унизанными изумрудами руками.

— Точно не знаю. Только она была ужасно расстроена и хотела поговорить со мной, так как я прошла через то же самое. Боюсь, я не сумела ей помочь. Мне кажется, она сказала что-то о сотне тысяч… или это я должна была столько заплатить? Нет, мы обе должны были заплатить такие деньги, причем в достаточно короткий срок. Я помню, что сказала, что мы оказались в одной лодке, если конечно исключить бедняжку Розу, у которой больше не было денег.

4

Я обещал Лиз позвонить позднее, если будет возможность, и, извинившись, помчался в «Северные Дюны».

Дом выглядел мирным и странно пустым, словно в нем больше никто не жил. Было ли в этом что-то пророческое? Войдя в дом, я обнаружил, что и внутри он почти пуст. Все куда-то разошлись за исключением мисс Ланг, сидевшей за столом миссис Виринг с гранками предпоследнего выпуска «Бесед о книгах» в руках.

— Вы видите меня за работой, — сказала она, снимая очки с улыбкой, в равной мере развратной и глупой. Однако на самом деле она была совсем не глупа, я начинал это понимать.

— Ездил навестить Элли, — сообщил я, усаживаясь в кресло, в котором провел столько бесед с Гривсом.

— О? Я не знала, что ее разрешают навещать.

— Мне разрешили. Она чувствует себя гораздо лучше.

— Очень рада. Я так привязана к Элли… Кстати, я собираюсь на этой неделе заняться Пирл Бак; мне кажется, ее индейские вещи просто замечательны… особенно после того, как она закончила китайские. Хочу сказать, вышло у столько китайского, что назрела необходимость перемен.

Она прочитала мне целую колонку из «Бесед о книгах», и и слегка поаплодировал.

— Трудитесь? — В алькове с деловым и решительным видом появилась миссис Виринг, снимая огромную шляпу. — Какой день!

Мисс Ланг вскочила.

— Мы очень мило поболтали с мистером Серджентом. Я проверила на нем свею колонку; вы же знаете, как меня волнует реакция читателей. Если бы большинство писателей пыталось, как я, точно оценивать отклики большей части читателей, а потом стремились удовлетворить их требования! Я считаю, можно установить контакт со средним читателем на любом уровне.

Я извинился от своего имени, от среднего читателя и от имени всех остальных.

Потом я предпринял небольшую прогулку на пляж перед домом. Свет постепенно ослабевал; серебристый день уходил в позолоту. Я понял, что еще никому не удалось найти место, где был убит Клейпул. Возможно, теперь это уже невозможно: его вытащили на берег, как можно ближе к воде, чтобы прибой смыл отпечатки убийцы. У меня было подозрение, что убийство совершено возле дома, может быть, за пределами видимости, за дюнами. Но почему убийца не оставил тело на месте? Зачем было тащить его на террасу… Довольно рискованное занятие, учитывая, что в доме полно полицейских.

Что-то постоянно от меня ускользало; как забытое слово, которое вертелось в голове, но никак не шло на язык.

Ничего не получалось. Над морем кружились две чайки. В северной части небо стало серым: приближался шторм? Или первый порыв зимы?

Я вздрогнул и вернулся в дом. В тот день мне предстояло совершить еще одну ошибку.

5

Брекстон уныло сидел на койке в довольно уютной истхемптонской тюрьме. На нем была обычная одежда (я ожидал увидеть его в полосатой робе заключенного), и он что-то рисовал большим угольным карандашом в альбоме.

— Это в качестве терапии, — улыбнулся он, когда я вошел. — Вы не слишком похожи на моего адвоката.

— Это был для меня единственный способ проникнуть внутрь. Я представился полиции младшим партнером фирмы «Оливер энд Дейл». Вы выглядите вполне прилично.

— Рад, что вы так считаете. Присаживайтесь.

Я уселся на табуретку возле зарешеченного окна. Перед ним качалась ветка дерева с зелёными листьями; я сам почувствовал себя заключенным.

— Я не думаю, что это сделали вы, — начал я.

— Тогда нас уже двое. Чем я могу вам помочь?

— Трое. Сегодня утром я разговаривал с Элли. Не представляю, как вас могли арестовать, зная о ее показаниях.

— Тем не менее это сделали. — Он положил блокнот на постель и стер с пальцев крошки угля краем одеяла.

— Я написал об этом статью в «Глоуб». Думаю, вы читали.

Он кивнул, никак не прокомментировав мои слова.

— Ну ладно, я пытаюсь раскрыть это преступление самостоятельно и думаю, что вы знаете, кто убил Клейпула. Думаю также, что вы видели, как убийца тащил тело к качалке. Ваше окно выходит прямо на террасу и качалку.

Он рассмеялся.

— Если это типичный пример ваших детективных методов, я погиб. В одном случае я появился в своей комнате слишком поздно, а во втором — все еще спал в комнате на первом этаже.

Я забыл об этом, совершенно забыл. И даже начал сомневаться в своих дедуктивных способностях.

— Ну, тогда это исключено, — продолжил я, оправившись. — А где вы были в то время, когда убили Клейпула?

— Большую часть времени сидел с Элли на галерее.

— Кто-нибудь из вас покидал галерею, когда погас свет?

— Да, мы оба, но ненадолго. Я пошел, чтобы выяснить у дежурного полицейского, что случилось со светом, но его не нашел. Думаю, что он охотился за коробкой с предохранителями. Потом вернулся и мы с Элли немного поговорили. Она вышла из комнаты, чтобы принести мне книгу… книгу по искусству…

— И все это в темноте?

— От луны было довольно светло, все отлично видно. Она принесла книгу из своей комнаты. Мы поговорили еще немного, а потом отправились спать. Остальное вы знаете.

— О чем вы говорили?

— В основном о Милдред.

— О женитьбе вы не говорили? Я имею в виду брак между вами и Элли.

— Это никого не касается, — отрезал он.

— Простите. — Я почувствовал себя неловко. — Что вы знаете о проблемах миссис Виринг с налогами?

Он посмотрел на меня с удивленной улыбкой.

— Вы об этом знаете?

— Не так много… просто слухи. Насколько я понимаю, от нее потребовалась довольно крупная сумма.

— Да, пожалуй, — кивнул Брекстон. — Больше ста тысяч долларов.

— И она может ее выплатить?

— Думаю, да, но это сильно подорвет ее доходы.

— Как получилось, что она так задолжала?

— Ну, у Вирингов на Западе есть литейный завод. Дела идут неплохо, и ее доля акций приносит приличный доход. Дело ведет и за всем присматривает брат ее покойного мужа, хотя Роза и сама неплохо разбирается в бизнесе. Ведь начинала она секретаршей у старого Виринга, президента компании. Он женился на ней, умер и оставил свою долю. Кажется, брат в последнее время провел несколько биржевых спекуляций… что-то насчет слияния. Я не очень в этом разбираюсь… просто знаю, что это позволило спрятать часть налогов на прибыль. Но власти это обнаружили, и теперь Розе с братом придется выложить по сотне тысяч…

— Но у миссис Виринг таких денег нет?

— Нет, если не продать большую часть своей доли в литейном заводе.

— И потому вы говорите, что она оказалась в затруднительном положении?

— Да, я сказал, что она оказалась в весьма затруднительном положении. — Брекстон следил за зеленой веткой, царапавшей прутья решетки.

Я спросил наудачу:

— Мистер Брекстон, ваша жена была состоятельной женщиной?

Он понял, что я имею в виду, но не подал виду; только взглянул на меня без всякого выражения.

— Да, в самом деле.

— Ее состояние было ее собственным?.. Она получила его не от миссис Виринг?

— Совершенно верно. Деньги моей жены — это состояние другой ветви ее семьи.

— А не пыталась миссис Виринг занять у вашей жены денег?

Брекстон беспокойно поерзал на койке, ломая пальцы.

— Элли вам рассказала?

— Нет, я просто так предполагаю.

— Роза попыталась получить от Милдред помощь. Но Милдред отказала.

Какое-то время никто из нас не произнес ни слова.

— А почему?

— Не знаю. Полагаю, речь шла о слишком крупной сумме даже для нее. В ночь накануне смерти между ними произошла ужасная сцена. Думаю, эти крики вы слышали. У них у обеих вспыльчивый характер. Милдред набросилась на Розу с моим ножом для соскребания краски (кстати, с той ночи я его не видел… пока он не оказался возле тела Флетчера). Я их разнял и попытался успокоить Милдред.

— Я бы предположил, что все должно было произойти иначе: скорее миссис Виринг могла впасть в истерику, получив отказ.

— Они обе одинаковы. Понимаете, они очень похожи: истеричны и неуравновешенны. Милдред хотела тотчас же уехать, но я ее отговорил; на следующее утро она как-будто успокоилась и пришла в норму.

— Вы не думаете, что вашу жену… что вас с ней пригласили на уик-энд… специально, чтобы помочь миссис Виринг?

Брекстон кивнул.

— Я это знаю. Думаю, именно это так взбесило Милдред. Она знала, что Роза от нее устала и не общалась с нами почти год. Когда пришло приглашение, Милдред оживилась: она всегда считала Розу арбитром в семейных делах и ее очень задевало, что Роза ее игнорирует. Но после первого же ужина ужина Милдред обнаружила: нас пригласили только потому, что Розе нужны деньги. И она взорвалась. Я не могу ее за это осуждать.

— Не кажется ли вам, что при обычных обстоятельствах ваша жена могла бы дать взаймы?

Брекстон пожал плечами.

— Может быть. Хотя тут очень много неясного. Я никогда не знал, сколько у Милдред денег. Она всегда сама платила по своим счетам, я — по своим. Так мы договорились.

— У вас было письменное соглашение?

— Нет, просто между нами всегда царило взаимопонимание. Для меня Милдред всегда была хорошей женой… как ни странно это покажется любому, кто знал ее последний год.

Я перешел к юридическим аспектам ситуации.

— Как вы думаете, какую линию выберет обвинение?

— Я не могу сказать наверняка. Думаю, изобретут что-нибудь невероятное. Мои адвокаты весьма уверены, но учитывая, что я им плачу, ничего другого им не остается, — он рассмеялся. — Они способны обеспечить любые доказательства, которые понадобятся. Но, если говорить серьезно, они совершенно не представляют, что у Гривса на уме. Мы думали, показания Элли убедят даже окружного прокурора. Но вместо этого они пошли в атаку, назначили заседание специального суда и упрятали меня сюда.

— Думаю, основную надежду они возлагают на мотив: вы убили жену, потому что не любили ее и хотели заполучить ее деньги… Может быть, попытаются доказать, что вы собирались жениться на Элли, и этим объяснить, почему ее показания подтверждают ваше алиби.

— А как объяснить убийство ее брата? Единственного человека, которого она искренне любила?

— Думаю, что они просто хватаются за соломинку… а остальное просто подогнали… И в качестве главного доказательства использовали ваш нож, найденный возле тела.

— Это слишком слабо, — Брекстон покачал головой.

— К счастью, обвинение не знает о вашей ссоре с Клейпулом после того, как утонула ваша жена. Они знают только то, что и все: что он вас обвинял, когда она погибла… Но ничего не слышали о стычке в вашей комнате; я был ее свидетелем, сидя на галерее.

Да, Брекстон изумительно владел собой. Он даже не удивился, а лишь заинтересовался.

— Вы слышали?

— Да, большую часть. Клейпул обвинял вас в убийстве жены. Не непосредственно… по крайней мере, я не думаю… Но у меня сложилось впечатление, что он считал вас ответственным за ее смерть и собирался вас разоблачить.

— Ну, что-то в этом роде.

Спокойствие Брекстона просто потрясало.

— У меня нет ни малейшего намерения рассказывать об этом окружному прокурору.

— Очень благородно с вашей стороны.

— Но я хотел бы знать, в чем было дело. Что вы имели в виду, заявляя, что тогда тоже все расскажете?

Прежде чем ответить, Брекстон задумчиво помолчал. Его быстрые и острые глаза художника изучали меня, словно оценивая качество модели. Потом он сказал:

— Много тут говорить нечего. Несколько последних лет Милдред охотилась за Флетчером, пытаясь женить его на себе. Поначалу она его не интересовала, хотя когда-то они были влюблены. Но в последний год все переменилось. Они начали встречаться, под вымышленными именами съездили на Багамы… Я это обнаружил… шила в мешке не утаишь. И устроил Милдред ужасную сцену. Именно тогда у нее произошел нервный срыв; потом она попросила развода, но я отказал. Думаю, это было ошибкой. Я не был влюблен в Милдред, но она мне нравилась, я привык к ней и подозревал, что Клейпул интересуется ею только ради ее денег. Элли мне рассказывала, как последние годы стремительно снижались их доходы, — это со многими случилось. Думаю, Флетчер просто пришел к выводу, что пора завести богатую жену. И пришел в ярость, когда я стал у него на пути. Поэтому, когда Милдред утонула, он был твердо уверен, что я имею к этому какое-то отношение, что я пытался сохранить ее деньги для себя, пытался удержать ее. Вот и все. Он взорвался и угрожал обвинить меня в убийстве… Подозреваю, что он успел это сделать, и думаю, что именно на это рассчитывает Гривс, выдвигая против меня обвинения…

Теперь все начало приобретать какой-то смысл.

— А что вы имели в виду, когда говорили, что если он выдвинет обвинение против вас, вы втянете в это дело и Элли?

Брекстон покраснел.

— Разве я так сказал? Должно быть, я был на грани срыва. Я никогда бы не позволил себе этого… Видимо, просто угрожал, чтоб напугать его.

— А каким образом она могла быть замешана?

— Никак: я имел в виду… совершенно другие дела. Я просто угрожал, и это единственное, что пришло мне в голову. Странно, но я совершенно забыл о своих словах, пока вы не напомнили.

Теперь я был абсолютно уверен, какую линию обвинения выберет окружной прокурор. Разговор явно помог.

Появился надзиратель и, гремя ключами, заявил, что мое время истекло.

— Удачи, — пожелал я Брекстону.

Он рассмеялся.

— Она мне очень пригодится. — И снова поднял свой блокнот. — Думаю, что вы движетесь в правильном направлении, мистер Серджент. — Но полицейский вытолкал меня из камеры прежде, чем я успел спросить, что он имеет в виду.

Когда я вернулся в дом и оставил машину Рендена на подъездной дорожке, солнце уже садилось. Полицейские куда-то исчезли. В доме остались только мисс Ланг, миссис Виринг, Ренден и я, не считая слуг.

Рендена я обнаружил в гостиной, где он в одиночестве что-то яростно чиркал в записной книжке; перед ним стоял бокал с коктейлем.

— О, привет, — Он бросил беглый взгляд, чтобы убедиться, что я не поломал конечности в аварии. — С машиной все в порядке?

— С машиной-то в порядке… но я переехал ребенка, так что вам придется уладить это дело с родителями. Но кажется, это вполне современная пара с широким взглядом на вещи. — Я смешал себе мартини.

— Я описываю это дело, — сказал Ренден, дописывая абзац и закрывая записную книжку. — Собираюсь написать серьезную статью.

Я сменил тему разговора.

— А где наши прекрасные дамы?

— Делают себя еще более прекрасными. Ужин сегодня подадут раньше, через полчаса. Да, ваша приятельница Лиз звонила и просила присоединиться к ней на вечеринке в честь Элмы Эддердейл в Саутхемптоне нынче вечером. Я обещал вас подвезти…

— И тоже получили приглашение?

Рендену стало неловко за мою бестактность.

— Я просто хотел быть полезным.

— Не сомневаюсь. Кстати, я видел Брекстона.

— В тюрьме? Я и не знал, что его можно навещать.

— У меня есть связи. А вы собирались к нему?

Ренден с важным видом кивнул.

— Да, хотел кое-что проверить. У меня возникли некоторые сомнения…

— Сомнения? Я думал, вы согласны с Гривсом.

— Теперь я уже не так уверен. Я… ну, скажем так, сегодня я тут кое-что услышал. Я не любитель подслушивать, но…

— Но слышали разговор, не предназначенный для ваших ушей. Это всеобщий недостаток… В конце концов, чем бы была история без подслушивания? — К счастью, этот риторический вопрос Ренден игнорировал.

— Я слышал, как миссис Виринг разговаривала с адвокатом.

— С адвокатом Брекстона?

— Да… но не про убийства. Они говорили о завещании миссис Брекстон. Похоже, она оставила половину своего состояния миссис Виринг. А вторую половину — Клейпулу. Муж не получит ничего. И он об этом знал заранее и не возражал. Так теперь возникает вопрос…

Глава восьмая

1

Ужин проходил в гнетущей атмосфере. К счастью, мисс Ланг была полна энтузиазма и занимала нас разговорами о своих писаниях. Я старался не смотреть на миссис Виринг, которая, несмотря на предписания врача, решила всерьез заняться «дюбонне». К тому моменту, когда подали кофе, она уже прилично нагрузилась, что позволило нам с Ренденом ускользнуть без особых объяснений.

Понадобилось почти полчаса, чтобы добраться от Ист-Истхемптонадо Саутхемптона.

Луна зашла, ночное небо затянули пришедшие с севера тучи.

Занятые своими мыслями, по дороге мы почти не разговаривали. Ренден пытался выудить из меня информацию насчет истории с налогами, но я не дал ему ни одной из моих столь заботливо взлелеянных ниточек. Эту историю я собирался сохранить исключительно для себя.

Когда мы выходили из машины перед домом на Джин-лейн, Ренден сказал:

— Думаю, мы оба знаем, кто это сделал.

Я кивнул.

— Могли и раньше догадаться. Но из клубка торчало слишком много концов.

— Да, все было проделано весьма умело. — Он выключил зажигание. — Когда вы догадались?

— Вчера у Элмы Эддердейл. Она открыла мне глаза, заговорив о трудностях Розы с налогами.

Ренден кивнул.

— Все сходится. Вы собираетесь сказать Гривсу? До заседания суда?

Я покачал головой.

— Нет, сначала я предложу это газете «Глоуб». А потом, когда сочту, что пришло время, расскажу Гривсу… Пальму первенства я оставляю за собой.

Мы прошли в дом. Я чувствовал себя прекрасно, паря в облаках самодовольной глупости.

Бальный зал (а это был именно бальный зал) представлял из себя обширное помещение с паркетными полами, большими кадками с цветами, тремя люстрами и хорами, на которых разместились музыканты. Как говорится, собрался весь свет.

Я выразил свое почтение леди Эддердейл, которая смущенно переминалась рядом с хозяином, — человеком, который каким-то таинственным образом заработал свои миллионы во время Второй мировой войны… Несомненно, на черном рынке.

— Ах да, мистер… — вздохнула она, когда мы пожали друг другу руки. — У меня всегда ужасные неприятности с именами, зато я никогда не забываю лиц. Давно из Лондона?

Я постарался поскорее удалиться и пробился через толпу к буфету, в котором командовали четыре бармена и где, как я и ожидал, находился свет моих очей, поглощая жареную индейку в плотном кольце упитанных и лысых холостяков с ямочками на щеках.

— Питер! Наконец-то!

— Всегда к вашим услугам, — сказал я, подражая Марлону Брандо. Холостяки нервно косились на меня, как на рысака, пробившегося через круг к ближайшей кобыле.

Кобылка действительно выглядела блестяще в белом платье с золотым шитьем и фамильных брильянтах, которые заставили меня задуматься, не поставлен ли в повестку дня брачный союз.

Я зыркнул на холостяков — они исчезли. Мы остались наедине с жареной индейкой, шампанским и Колом Портером, доносившимся из бального зала. Вокруг не оставалось никого, чтобы прервать наше блаженство.

— Почему ты днем так неожиданно исчез? — спросила Лиз, с любопытством глядя на меня; я просто молил Бога, чтобы последовала сцена ревности. Но ничего такого не случилось, она даже не стала ждать моих извинений.

— Я слышала, все кончено. Кто-то сказал, что у Брекстона нет никаких шансов, они добились полного признания.

— Ты уверена?

— Ну, не совсем. Я просто передаю слухи, которые тут ходят.

— И что ты собираешься сегодня делать, моя милая? — произнес я уголком рта, занятого едой.

— Сегодня вечером? Ну, как все порядочные девушки отправлюсь домой.

— Давай лучше отправимся в постель.

— В постель? — переспросила она таким громким и удивленным голосом, что один из барменов заметно побледнел. — В постель? — повторила она уже тише. — Я думала, ты любишь забавляться только среди кактусов… Или ты ты имеешь в виду ложе из гвоздей?

— Не следует иронизировать, — холодно сказал я. — Не моя вина, что вследствие дурного воспитания ты не сообразила выделить мне средства, чтобы заняться любовью в подобающих условиях. Лучше всего — в золоченой клетке. Ведь у тебя есть состояние, ре так ли?

— Я бы хотела, чтобы меня любили только за мои деньги, — вздохнула она, кивая в знак согласия. — Красота увянет, характер испортится. Но разумно вложенные деньги всегда останутся предметом обожания.

— А у тебя они разумно вложены? В надежные ценные бумаги или в какой-нибудь мусор?

— Да, но я не знала, что тебя это интересует.

— Интересует, поскольку я хочу увезти тебя на ночь в мотель «Нью-Аркадия», центр тайных сексуальных извращений в нескольких милях отсюда.

— А что скажет моя семья?

— Что ты слишком экстравагантна. Деньги ведь положены на твое имя, верно?

— О да. Мама заставила своего второго мужа основать для меня трастовый фонд… Неплохо, верно?

— Это целиком зависит от вложенной суммы. — Я украдкой обнял ее за талию, но тут явился Элмер Буш.

— А, вот вы где… Наконец-то я вас нашел! Это та симпатичная маленькая девушка, которую я сегодня встретил на пляже? Мисс Лиз Бессемер?

— Это та самая симпатичная маленькая девушка, — ответила Лиз с дразнящей улыбкой. — А это, как я полагаю, тот самый знаменитый Элмер Буш, которого благодаря любезности торговцев зерном мы можем видеть каждую неделю по телевидению?.

Это несколько его притормозило.

— О, весьма остроумная девочка, верно, Пит? Приятель, ты умеешь выбирать подружек. Ну ладно, думаю, кому везет в любви, не везет в расследованиях. Ха! Ха!

Пока мы с ним хохотали над его остроумной репликой, Лиз тихо исчезла.

— Послушай, я не собирался вмешиваться в твои дела с подружкой, — Элмер завистливо облизнулся, провожая взглядом Лиз; в бальном зале все пожирали взглядами ее гладкие обнаженные плечи над белым с золотом платьем.

— Ну почему же, можешь вмешиваться в любое удобное время.

— А ты шутник. — Теперь уже Элмер говорил весьма небрежно, — вокруг не оставалось никого, на кого стоило производить впечатление, а я не относился к числу его поклонников. — Не мог бы ты мне сделать одолжение?

— О чем речь?

— Мне бы хотелось взять интервью у миссис Виринг. Я не могу к ней пробиться. Она категорически отказывается… Бог знает почему, ведь обычно она сама стремится быть на виду. Так если ты…

— Послушай, Элмер, мы же конкуренты, — наигранно удивился я. — И кроме того, я все еще пытаюсь выправить положение…

— Это ты объясняй газете, а не мне. — Он встал, преисполненный благородства и самопожертвования… Мне буквально почудилось, что я слышу негромкие звуки «Марсельезы».

— Нет, Элмер, придется тебе добывать интервью самому.

— А теперь послушай, Серджент. Меня сюда прислала газета «Глоуб», та самая, что заплатила тебе за дурацкие статьи, из которых следует, что Брекстон — не убийца. Могу сказать только одно: у них на тебя зуб. Если я скажу им, что ты сотрудничал со мной и оказался полезен, возможно, они и поставят на тебе крест. — Он жестко и угрожающе, посмотрел на меня.

— Элмер, — негромко сказал я, — я тебя ненавижу. Я всегда тебя ненавидел. И нет ничего, чего бы я не сделал, чтобы продемонстрировать всю мою ненависть. Когда ты будешь тонуть, я брошу тебе камень. Я…

— Ты все шутишь, — хмыкнул Элмер с застывшей улыбкой, предназначенной показать, что он понимает шутки. — Ну ладно, зато я не шучу. В газете надеются, что ты станешь со мной сотрудничать. А если нет, тебе придется распрощаться с перспективой когда-нибудь еще на них работать.

— А если я прав?

Я начал от него уставать, но понимал, что ситуация станет безнадежной, если а не выдам настоящую историю, причем быстро. Он был готов перерезать мне глотку, как выражаются люди этой профессии.

— Брекстон не убивал жену и Клейпула? — Элмер посмотрел на меня с жалостью.

— Я не стал бы слишком много ставить на обвинение Клейпула, которое он сделал в день гибели. — Я пальнул наугад, но попал в цель.

Элмер моргнул.

— Так ты об этом знал?

— Ну разумеется. Я знаю, обвинение строится на том, что Клейпул заявил, будто бы Брекстон убил свою жену…

— Он все рассказал в полиции в тот день, когда его убили. — Элмер выглядел таким самодовольным, словно проделал это собственноручно.

Я был рад услышать, что мои предположения подтвердились. Элмер выполнил возложенную на него задачу.

2

— Уверена, меня начнут разыскивать лишь для того, чтоб досадить мне.

Лиз перед туалетным столиком приводила в порядок прическу. На ней не было ничего, ведь она относилась к тому типу женщин, которые сначала занимаются прической и лицом, а уж потом одеваются.

Я блаженствовал в постели, наслаждаясь утренним солнцем, луч которого падал точно поперек моего живота.

Изумительная ночь… да и утро тоже. Меня ничто не волновало.

— Это тебя беспокоит? — спросил я, зевая.

— Не очень.

Я разглядывал ее плечи, пока она проделывала мистические пассы со своим лицом и волосами.

— Просто когда я сказала, что останусь с друзьями в Саутхемптоне, не следовало упоминать Анну Трис. Тетя обязательно спросит ее, как я провела ночь…

— И тебя это очень тревожит? Я уверен, твоя тетя одобрила бы этот мотель. Чистые простыни. Отдельная ванная комната. Типичный придорожный домик на магистральном пути Соединенных Штатов, да еще в компании стопроцентного американского парня с горячей кровью… Иди сюда.

— Ни за что на свете, Питер. — Она с достоинством поднялась и скользнула в свои шелковые трусики. — Как говорится, ты свое получил… грубый и самодовольный козел…

— Я никогда не был самодовольным.

Я снова ее хотел, но у нее были другие планы. Расстроенный, я поднялся и отправился в ванную, чтобы принять душ. Когда я вышел, Лиз уже совсем оделась и рылась в мусорной корзине с чрезвычайно деловым видом, который женщины напускают на себя, когда занимаются не тем делом.

— Ах, ах! — строго сказал я, как говорят с детьми. — Там же грязь. Пожалуйста, не трогай бяку.

— Чепуха! — Лиз вытащила газету и окурок сигареты. — Я так и думала: марихуана. Я еще подумала, что запах какой-то странный!

— Не трогай. Я считал, все женщины смертельно боятся микробов.

— Хватит обобщать. — Лиз швырнула окурок обратно в корзину и с отсутствующим видом развернула газету. Я начал одеваться.

Резкий вздох, который издала Лиз, заставил меня остановиться.

— Это Клейпул? — спросила она, держа газету так, чтобы я мог видеть.

Я взял у нее газету. Это было издание «Джорнел Америкен» за понедельник. На странице красовалось несколько фотографий главных действующих лиц, имевших отношение к убийству. На одной из них был изображен Клейпул. Я кивнул и вернул ей газету; потом стал причесываться перед пыльным зеркалом.

— Ну и что?

— Я его знала.

— Знала? И что из этого? Его знала масса людей.

— Нет, я видела его совсем недавно. Я с ним не знакома, но думаю, что встречалась… или где-то с ним столкнулась, или что-то в этом роде. — Она смущенно замолчала, продолжая тщательно изучать газету. И потом вдруг закричала: — Вспомнила!

— Ну?

— Это было в воскресенье вечером в клубе… перед тем, как я отправилась на вечеринку к Айвену Эвансу. Я заскочила туда с одним парнем, просто посмотреть, кто там есть. Там было совершенно пусто, ты ведь знаешь, как бывает по воскресеньям вечером, так что я решила ехать к Эвансу… Но перед тем, как уйти, заметила его. Совершенно точно, это был Клейпул. Он выглядел чертовски симпатично, хотя немного старомодно. Я его заметила, потому что он был в светлом костюме — все остальные нарядились по-вечернему. И стоял совершенно один в дверях, выходивших на террасу…

— Ты разговаривала с ним?

— Нет, просто взглянула.

— В какое время это было?

— Время? Ну, что-то около половины первого.

Я пришел в страшное возбуждение.

— Ты понимаешь, что была последним человеком, который видел его живым?

— Да? — Это произвело на нее должное впечатление. — Не думаю, что это что-то доказывает, верно? Может быть, он просто вышел прогуляться. Питер, я умираю от голода. Пошли завтракать.

Мы украдкой выскользнули из мотеля «Нью-Аркадия», проделав это точно так же, как проделывают каждую неделю сотни пар, чей союз благословляют только боги любви, а не строгие каноны общественной морали.

К югу от Истхемптона мы нашли прекрасную гостиницу, где плотно позавтракали. Утро казалось необыкновенным, все окутывал медленно поднимавшийся туман, сквозь который с трудом пробивалось солнце.

— Мне нравятся такие случайные приключения, — сказала Лиз, поглощая огромную яичницу. Никогда прежде мне не доводилось видеть, чтобы изящная девушка могла столько съесть.

— Надеюсь, у тебя их было не слишком много.

— Ровно столько, сколько я могла себе позволить, чтобы не выглядеть уж слишком неразборчивой, — спокойно ответила Лиз, оставив меня мучиться сомнениями, всерьез она или шутит.

— Теперь мне остается только услышать, что ты занималась этим в мотелях.

— Откуда в тебе это пуританство, Питер? Меня это тревожит.

— Мне просто хотелось думать, что ты целиком принадлежишь мне в самом настоящем смысле слова.

— В самом настоящем смысле слова, — да. — Лиз лучезарно улыбнулась мне поверх чашки кофе. Она была изумительна, просто чудо природы, а не человек… Пребывая в лирическом настроении, я думал о ней как о чем-то изначальном, как можно думать о ветре или о небе. Обычные законы морали были к ней неприменимы.

Я переменил тему разговора… Слишком уж меня пробирало при одном взгляде на нее.

— Долго ты еще собираешься здесь оставаться?

Лиз вздохнула.

— Завтра назад. Я пыталась уговорить начальство, чтобы мне позволили остаться подольше, но ни в какую. Какие могут быть статьи в такую жарищу? Никто не станет их читать.

— А кто вообще читает журналы мод? Женщины покупают их, только чтобы посмотреть картинки.

— Ужасно неприятно торчать в Нью-Йорке в такую погоду. Я должна была вернуться вчера, но получила разрешение еще на день. А ты когда вернешься?

— В пятницу. Придется здесь остаться до заседания суда, чтобы дать показания. И сразу после этого — в Нью-Йорк.

— Какой интересный уик-энд получился, — заметила Лиз, перекладывая кубики льда из бокала в чашку с кофе. — Не знаю, почему я никогда не заказываю кофе со льдом, хотя ненавижу ‘горячий. Питер, ты действительно думаешь, что Брекстон невиновен?

Я кивнул.

— Но если не он, то кто же?

— Кто-то другой.

— О, не будь таким противным! Кто мог это сделать?

— Любой, у кого нашелся бы мотив.

— Но у тебя должны быть какие-то идеи насчет этого, если ты так уверен, что Брекстон невиновен.

— Да, я знаю, кто это сделал. — И я действительно знал. Знал уже почти полчаса.

Глаза Лиз округлились.

— Ты хочешь сказать, что вот так запросто сидишь со мной, неспешно завтракаешь — и в то же время знаешь, кто убил миссис Брекстон и Клейпула?

— Не вижу связи между завтраком с тобой и убийством, но я действительно знаю, кто убийца. Причем благодаря тебе.

— Мне? А я тут при чем?

— Потом скажу.

Лиз окинула меня таким взглядом, словно не была вполне уверена, вызывать команду в белых халатах или не стоит. Потом попыталась подойти к делу с практической точки зрения.

— И что ты собираешься делать теперь, когда решил, что все знаешь?

— Я не решил, а просто знаю. И уверен. Но сначала нужно связать концы с концами. И все равно я не смогу доказать то, что знаю.

— О Питер, скажи мне! Кто это?

— Ни за что в жизни! — Я расплатился по счету и встал. — Пойдем, дорогая. Я должен отвезти тебя домой.

— Никогда в жизни мне еще не приходилось сталкиваться с таким садистом! — Лиз в ярости продолжала настаивать, но я не сказал ничего. Она почти со мной не разговаривала, пока мы не остановились перед «Северными Дюнами» и она с высокомерной миной не передвинулась на водительское место.

— Все было очень мило, мистер Серджент.

— Я тоже неплохо развлекся.

— Чудовище! — Лиз вылетела со стоянки на двух колесах, коробка передач заскрежетала, словно в предсмертной агонии.

Улыбаясь про себя, я направился к дому. Предстоял трудный день.

3

В доме не было видно никого, кроме дворецкого. Он пожелал мне доброго утра, никак не комментируя мое ночное отсутствие. Я поднялся в свою комнату и немедленно позвонил мисс Флин.

— Я все сделала, — сказала та своим обычным суровым тоном. — Вот результаты моего сизифова труда, — и выдала мне несколько фрагментов информации; один из них оказался чрезвычайно полезен. Я сообщил, что собираюсь вернуться в пятницу после обеда, и, немного поговорив о делах, мы положили трубки.

Я чувствовал себя удивительно спокойно. Личность убийцы стала для меня очевидной сегодня утром, и тут мне помогла Лиз. Ее слова подействовали как катализатор, все сразу встало на свои места… разрозненные клочки информации после единственной произнесенной фразы объединились в единое целое, и теперь я совершенно точно знал, что произошло и почему.

Я уложил свой чемодан, спустился вниз и оставил его в холле. Проводить здесь еще одну ночь я не собирался.

На террасе, наблюдая, как легкая дымка постепенно становится все плотнее, превращаясь в туман, сидела мисс Ланг в сверкающей гватемальской шали на плечах.

Когда я подошел, она чуть не подпрыгнула.

— О, мистер Серджент! Вы так меня напугали! Маленькая птичка прочирикала мне, что вы сегодня не ночевали дома.

— Маленькая птичка все сказала правильно. — Я присел с нею рядом. — Кажется, собирается шторм.

Она кивнула. Мы оба посмотрели на море, вернее, на отливавшие металлическим блеском буруны: горизонт уже скрылся, с моря волнами накатывался туман. Неожиданно стало холодно и неприятно сыро.

— Была такая чудная погода, — с тоской вздохнула мисс Ланг. — Думаю, лету конец. Это всегда случается так неожиданно, не правда ли?

— Пожалуй, еще рано, лето кончится после равноденствия, — рассеянно возразил я, наблюдая за ней краешком глаза. Она была необычно бледна, привычной болтовни о книгах как не бывало. Я почти мог себе представить стройную симпатичную женщину, скрытую теперь под толстыми слоями жира и разочарования.

— Вы были очень влюблены в Клейпула?

— Что вас заставило спросить об этом? — Она изумленно посмотрела на меня.

— Мне просто интересно, вот и все. Я всегда считал, что некоторые весьма важные факты остались неизвестны полиции.

— Я уверена, что полиция не знает очень многого, — сказала мисс Ланг. — И предпочла бы, чтобы они так и остались в неведении. Вы не согласны?

— В принципе согласен. Ведь именно это вы имели в виду, верно? Когда не хотели, чтобы расследование зашло слишком далеко… Помните, как однажды мне это сказали…

— Да, помню. Ничего незаконного я не скрываю. Наши с Флетчером отношения не были тайной. Уверена, если бы не Элли (которую я обожаю, поверьте мне), мы могли бы пожениться. Она ему не разрешила; а потом это попыталась проделать Милдред, но не сумела… вот и все.

— Так почему это могло вас беспокоить? Какая разница, если бы ваши отношения с Флетчером были преданы огласке?

Мисс Ланг немного помолчала, прежде чем ответить, потом с каким-то странным выражением сказала:

— Мистер Серджент, я могу сказать, чего я боялась, но вы должны обещать мне никогда об этом никому не говорить и, конечно же, не писать в прессе. Вы обещаете?

— Ну… Да, обещаю.

— Я боялась, что полиция начнет копаться в нашем прошлом и ворошить грязное белье Флетчера, Поля, мое, и раньше или позже обнаружит, что Поль Брекстон рисовал меня пятнадцать лет назад ну… совсем без ничего. Вы должны знать, что у меня немало почитателей в Соединенных Штатах и Канаде, и если портрет когда-нибудь всплывет на свет Божий или появится в желтой прессе, то со мной — автором «Бесед о книгах» — будет покончено бесповоротно. Теперь вы понимаете, почему я боялась расследования?

Единственное, что я мог сделать — это удержаться от смеха.

— Теперь понимаю. Если честно, я слышал об этом портрете.

— Вы слышали? Уже пошли разговоры! С того самого момента, когда началось это отвратительное дело, я смертельно боялась, что кто-нибудь раскопает портрет. В последнем разговоре с Полем Брекстоном перед тем, как его забрали в тюрьму, я умоляла его молчать, сделать все, что можно…

— Уверен, он так и сделает. Кстати, я слышал, портрет очень недурен.

— Да, весьма неплох, — кивнула мисс Ланг, на мгновение возвращаясь к своей прежней манере.

Мы еще немного поболтали, потом я вернулся в дом. Все складывалось наилучшим образом. Настолько, что я был перепуган до смерти.

На втором этаже я проскользнул в комнату Брекстона. Меня никто не заметил. В комнате прибрали, и она выглядела совершено обычно. Я проверил замок на двери, ведущей в комнату Элли; замок работал мягко и бесшумно. Потом я подошел к окну и осмотрел раму. Как я и ожидал, на подоконнике в углах были царапины. На потемневшем от времени дереве выделялись длинные параллельные борозды. Ради проверки я нажал пальцем на раму, она свободно двигалась. Второе окно я проверить не успел, так как в дверях появилась миссис Виринг.

— Мистер Серджент… — она казалась искренне удивленной, — что вы здесь делаете?

— Я… я кое-что ищу, — промямлил я.

— В этой комнате? Не понимаю, что вам нужно, — произнесла она, словно подозревая меня в покушении на столовое серебро. — Мери Вестерн сказала, что вы вернулись. Я хотела бы с вами поговорить.

— Конечно.

Мы спустились вниз и прошли в альков гостиной. Она смотрелась очень деловито, особенно учитывая бокал с «дюбонне».

— Я решила вернуться к вопросу о приеме, — сказала она.

Удивление мое было неописуемым.

— Я думал…

— Поначалу я подумала, что это может показаться моветоном. Теперь же думаю, что не могу себе позволить отступиться. Люди ждут… — она отхлебнула большой глоток.

— Возможно, вы правы, — кивнул я. — Только боюсь, что не смогу помочь. В пятницу я должен быть в Нью-Йорке…

— Ну, если речь идет о гонораре… — казалось, она расстроена моим отказом.

— Нет, дело не в этом. Просто накопилось очень много работы и вообще… — я выдал целую серию округлых фраз и, как я надеялся, приемлемых извинений. Не мог я объяснить ей истинную причину; впрочем, достаточно скоро она и так узнает.

— Очень жаль. Надеюсь, вы будете настолько добры, что поможете мне хотя бы советом.

Я заверил, что конечно, и мы провели деловую беседу, в ходе которой я признался в том, что чувствовал все это время: она вполне способна быть собственным агентом по связям с общественностью. Она приняла это без восторга или возражений.

— Благодарю вас. Как вы наверное знаете, в последнее время у меня были известные трудности.

Она пристально посмотрела на меня, чтобы увидеть, как я отреагирую; я даже глазом не моргнул и смотрел на нее так, словно впервые о них услышал.

Видимо, удовлетворенная моим молчанием, она продолжила:

— Начали циркулировать слухи о моем банкротстве. Так вот, это неправда, и именно поэтому я не могу себе позволить отменить прием. Сегодня утром я уже разослала приглашения.

Так вот как обстояло дело! Она начала тратить деньги Милдред, еще не получив их. Но как я мог ее осуждать… На это была воля Божья.

К моему удивлению Элли Клейпул вышла к обеду вместе с Гривсом.

Она была бледна и двигалась так, словно неуверенно стояла на ногах. У Гривса был торжествующий, но сдержанный и официальный вид.

— Очень приятно вновь видеть вас всех, — сказал он. — Так сказать, в неофициальном кругу.

— Мы всегда рады вас видеть, мистер Гривс, — мягко сказала миссис Виринг от главы стола. Дворецкий разлил шампанское. Все выглядело легко, и в то же время немного официально.

Ренден с Элли сидели рядом и большую часть времени тихо что-то обсуждали, остальные слушали Мери Вестерн Ланг или молча пили шампанское.

Только перед десертом мне удалось повернуться к Гривсу и задать ему вопрос так, чтобы не слышали остальные. Мисс Ланг громко рассказывала про очередной скандале в их женском писательском клубе.

— На что был похож ноле? — тихо спросил я.

Гривс удивленно посмотрел на меня.

— Нож?

— Да, тот, что нашли возле Клейпула. У меня не было возможности взглянуть на него поближе.

— Самый обычный кож, очень острый. Что-то вроде кухонного с костяной ручкой и инициалами Брекстона.

— Инициалами? — Вот оно! — Они были отчетливо видны?

— Да, они достаточно крупные. А в чем дело, Серджент? — Он подозрительно посмотрел на меня.

— У меня для вас небольшой сюрприз.

— На что он похож?

— На настоящего убийцу.

Гривс фыркнул.

— Мы его поймали, так что не советую вам раскачивать лодку. У нас и без того хватает хлопот. Элмер Буш рассказал мне о способах, которыми вы действуете. И если вы попытаетесь что-то предпринять…

— Элмер — мой лучший друг, — заверил я, с трудом скрывая удовольствие. — Еще один вопрос — и все. В воскресенье утром Клейпул сказал, что собирается в театр Джона Дрю посмотреть картины. Мне случайно удалось узнать, что в то утро театр был закрыт. Как я понимаю, он отправился встретиться с вами.

— Ну и что из того? — Гривс явно чувствовал себя неловко.

— У меня сложилось впечатление, что он отправился в Риверхейд и сказал вам, что Брекстон убил жену. И теперь окружной прокурор, введенный вами в заблуждение, хочет положить конец своей карьере, строя обвинение на его словах.

— Мне не нравится ваш тон, Серджент, — Гривс густо покраснел. — Но, раз вы уже все знаете, могу сказать, что Клейпул в самом деле приходил, чтобы встретиться со мной, и обвинил Брекстона. Не думаю, что Брекстон знал об этом… Вот почему он в ту же ночь убил беднягу, чтобы заставить его молчать, не зная, что уже поздно. Тогда настало время действовать. Я понял это сразу, но не думал, что что-то может случиться в доме, который караулили двое полицейских. Но как бы там ни было, все позади.

Ничто теперь не спасет вашего Брекстона, — Гривс осторожно снял салфетку и положил ее на стол.

— Он не мой, но он и вам не по зубам, Гривс.

— Послушайте…

В этот момент миссис Виринг поднялась и пригласила нас в гостиную на кофе.

Я на мгновение отвел Элли Клейпул в сторону.

— Надеюсь, вы не сдались?

— Вы о Поле? — Она вздохнула и устало опустилась на стул. Я сел рядом. — Не знаю, что и думать. Гривс сегодня проторчал у меня все утро. Пытался убедить, что Брекстон собирался убить и меня, но я не могу… Я просто не хочу этому верить.

— Прекрасно, — кивнул я. — Вы должны доверять своим чувствам. Они не ошибаются.

Она крепко стиснула изящные тонкие пальцы.

— Но если не Брекстон, то кто мог это сделать?

— Тот же, кто убил вашего брата.

— Вы знаете, кто это?

Я кивнул.

Она взглянула на меня, в глазах ее застыл настоящий ужас. Но в этот момент Гривс, заподозривший, что я могу запугать ценного свидетеля, присоединился к нам, и мне пришлось удалиться.

Я уже почти собрался звонить в поисках комнаты на ночь, когда Ренден с самодовольной ухмылкой спросил:

— Что случилось с вами и Лиз? Вы оба неожиданно исчезли, мисс Ланг сказала мне, что вас не было всю ночь. Когда я уходил, то поискал вас, но безрезультатно.

— Мы с мисс Бессемер провели ночь в мотеле «Нью-Аркадия», разгадывая кроссворд в «Таймс», — сказал я и ушел.

Я заказал по телефону комнату на ночь, потом выскользнул из дому — хотел еще раз оглядеться, прежде чем закончить дело.

Зонтики на площадке смотрелись очень печально в сером тумане, который закрыл весь океан, если не считать нескольких метров прибоя. Такого плотного тумана я никогда не видел. Зонтики походили на чудовищ, слабо проступавших в дымке.

Потом я взглянул на часы и торопливо зашагал по пляжу в клуб.

Пять минут спустя я был на месте.

Странная выдалась прогулка. Я видел впереди всего на на несколько футов. Если бы не кучка подгнивших черных столбов, отмечавших начало клубного пляжа, я и не знал бы, где нахожусь. Здание клуба совершенно не просматривалось. И оттуда не доносилось ни звука.

Казалось, что меня упаковали в вату. Я чувствовал, что если протяну руку вперед, то коснусь серой тяжелой и влажной массы тумана.

Далеко в море раздавался гудок парохода, одинокий и жалобный. «Ну ладно, скоро все будет кончено», — сказал я сам себе. Но все равно ощущал себя странно подавленным. Я решил загадку, но не испытывал восторга, а только облегчение и почему-то страх.

Теперь я медленно шагал обратно. Я шел вдоль края воды, верной полосы водорослей на белом песке, иначе наверняка заблудился бы, не видя никаких ориентиров: ничего, кроме белого песка и серого тумана.

Пришлось опять засечь время, чтобы знать, когда я окажусь рядом с «Северными Дюнами». Иначе можно было прошагать до самого Монтаука.

Я был от клуба в трех минутах ходьбы, когда из тумана проступила высокая темная фигура. Мы остановились у края воды, затем Ренден подошел ближе. В руках у него был мой чемодан.

— Я думал, вы отправились гулять, — дружелюбно заметил он. — И пошел за вами.

— Вы думали, я пошел в клуб?

Он кивнул.

— Приятная прогулка, верно? Такой туманный день…

— Мне нравится туман. — Я взглянул на чемодан в его руке: вот наконец момент и наступил. Я знал, что последует дальше. — Хотя не такая уж приятная прогулка, если что-то несешь.

— Вроде вашего чемодана? — усмехнулся он.

— Или вашего дяди.

Улыбка сползла с его лица. Мы были всего в метре друг от друга, но тем не менее черты его лица расплывались в окутывающем все тумане. Видимость не превышала метра. Где-то далеко был другой мир, в котором ярко светило солнце. Мы, словно пережившие ужасную трагедию, остались одни со своими секретами.

Волна разбилась о песок и закружилась водоворотами возле наших ног. Мы одновременно шагнули в сторону берега, причем каждый старался держать другого на расстоянии. Вооружен ли он? — вновь и вновь спрашивал я себя. — Если вооружен…

— Вы очень много знаете, — сказал Ренден и опустил чемодан на землю. Я отметил, что на нем дождевик и как-то не к месту подумал: очень разумно, это защищает его от сырости. Туман прилипал, как мокрая тряпка, моя одежда промокла насквозь, правда, не только от тумана.

— У меня были кое-какие подозрения, — сказал я как можно небрежнее. — Но я не вижу в них проку — ведь нет никаких доказательств.

Я готов был говорить что угодно, лишь бы задержать его. Я был уверен, что он вооружен, и намеревался резко отскочить в сторону берега в туман. Один прыжок — и я скроюсь из вида. Но если у него пистолет…

— А вы не так глупы, — несколько удивленно заметил Ренден.

— Спасибо. К сожалению, это можно сказать и про вас. Против вас нет никакой возможности возбудить дело. Я совершенно точно знаю, что произошло, но нет никаких доказательств. Вы обо всем подумали.

Но он был слишком умен, чтобы поддаться на такую примитивную лесть. Я говорил все быстрее, хотя это и не имело смысла. Чемодан в его руке означал, что время расплаты приближалось.

— Расскажите мне, что вы знаете, Серджент. — Сказано это было спокойно и без выражения.

— Не так уж много.

— И все же расскажите. — Он сунул руку в карман плаща. Я похолодел: он вооружен? Вооружен ли он?

Я решил продолжать разговор, а ноги напряглись и приготовились к прыжку в окружавшую нас пелену, под защиту тумана. Во рту у меня пересохло. По спине бежали струйки пота. С большим трудом я заставил голос звучать спокойно и уверенно.

— Думаю, вы разработали свой план еще в Бостоне накануне приезда сюда. Услышали про убийство… или, точнее, про таинственную смерть Милдред Брекстон. Вы понимали, что ответственность падет на ее мужа. Вы знали, что Флетчер не любил Брекстона из-за Милдред. Невероятный шанс, но вы подумали, что вам представляется возможность убить дядю и свалить вину на Брекстона.

— И все из-за того, что я услышал по радио сообщение, что Милдред Брекстон утонула в результате несчастного случая? — Он казался удивленным.

Я кивнул.

— Полагаю, в телефонном разговоре накануне Элли достаточно подробно рассказала вам о здешней обстановке. Вы знали, чего можно ожидать. — Это было предположение, но я старался говорить уверенно..

— Не думал, что Элли упомянет о телефонном разговоре, — сказал Ренден. — Да, это давало мне… основания для вступления в игру. Продолжайте.

— Еще в Бостоне вы подготовили записку, обвинявшую Брекстона. Я попросил секретаршу проверить бостонские газеты, вышедшие в последний день вашего пребывания там. Ни в одной не было заметок о смерти Милдред… Еще не успели… Вот почему вы не смогли найти нужные буквы в заголовках. Поначалу это вызвало у меня недоумение: у любого из нас при составлении такой записки не возникло бы трудностей с буквами, газеты были полны упоминаний о Брекстонах в связи со смертью Милдред.

— Хорошо, очень хорошо. — Казалось, это доставляет Рендену удовольствие. — Я опасался, что полиция сможет установить бостонское происхождение вырезок. К счастью, они настолько уверены, что записка написана Флетчером, что не дали себе труда поискать тщательнее. Так, и что же было дальше?

— Вы приехали на машине в воскресенье рано утром и направились прямо в дом. Полицейский спал. Вы осмотрелись вокруг и в столовой нашли нож Брекстона, оставшийся там после стычки Милдред с миссис Виринг в пятницу ночью. Его вы прихватили на всякий случай. Потом прошли на кухню… скорее всего, чтобы посмотреть на щиток. И в этот момент появился я. Вы меня чем-то ударили…

— Самым мирным предметом, скалкой, — расхохотался Ренден. — Правда, недостаточно сильно.

Вскрикнула чайка. Прошелестел прибой.

— Затем вы ушли из дома и официально появились уже позже в тот — же день. Достаточно быстро вам удалось выяснить, что происходит. Ваш дядя, несомненно, сказал вам, что подозревает Брекстона в убийстве жены. Возможно, он даже сказал о своих показаниях против Брекстона, которые дал в полиции. Если он это сделал, а я думаю, что сделал, момент был самым подходящим. Ваш дядя обвинил Брекстона в убийстве. Ваш дядя убит. Вина несомненно ложится на Брекстона. Остальное проще простого.

— Я весь внимание.

Говоря все это, я внимательно наблюдал за его лицом, стараясь оценить реакцию по выражению лица, а не по словам, но вынужден был быстро сдаться.

— Милдред погибла в результате несчастного случая. Брекстон это знал. Мы думали точно так же до тех пор, пока полицейскому, подталкиваемому вашим мстительным дядюшкой, не показалось, что дело может оказаться очень легким, и он решил сыграть на этом. Они с вашим дядюшкой разыграли свои роли великолепно… к сожалению.

— Гривс явно выиграл на этом. Сейчас он выглядит героем, — самодовольно хмыкнул Ренден. Я продолжал игру.

— Совершенно верно. Думаю, Гривс никогда не узнает, что отправил невинного человека на электрический стул.

— Да, он никогда не узнает, — охотно согласился Ренден. — Просто некому будет сказать ему, что он ошибся.

Я сделал вид, что не понял, хотя на самом деле понял и приготовился: стало совершенно ясно, что он вооружен. Под прикрытием тумана он собирался совершить свое последнее убийство, уничтожив единственного свидетеля.

Пока мы разговаривали, я готовился.

— На вечер воскресенья вы устроили два алиби, на тот вечер, в который убили своего дядю. Первое было в клубе. Второе — на вечеринке у Эванса, где вы наткнулись на нас… Должен сказать, встреча оказалась неожиданной.

Вы договорились встретиться с дядей в клубе примерно в двенадцать тридцать. Вы туда приехали, а он пришел пешком…. вдоль берега. Думаю, вы встретились на берегу у пляжных домиков. Поговорили, возможно, пошли от клуба к дому. Потом где-то присели, и вы ударили его по голове чем-то тяжелым…

— Скажем, камнем.

— Потом втащили его в дом, так как знали, что полиция занята перегоревшими предохранителями, а остальные спят. Немного выждав, вы перерезали Клейпулу горло ножом и засунули его под качалку, а нож бросили рядом, чтобы бросить новые подозрения на Брекстона. Вы были уверены: Гривс поверит, что человек с интеллектом Брекстона может оставить нож со своими отпечатками и инициалами возле трупа.

— Очень хорошо, Серджент. В вашем рассказе тут и там не хватает нескольких мелких штрихов, но главное вы представляете правильно. Продолжайте.

— Тогда вы вновь вернулись в клуб и появились там вторично, делая вид, что никуда не уходили. А после этого отправились на вечеринку к Эвансу. Вы не совершили ни малейшей ошибки.

Я особенно нажимал на это обстоятельство. Передо мной были две возможности. Одна состояла в том, чтобы исчезнуть в тумане, рискуя получить пулю, другая — в том, чтобы атаковать его первым, до того, как он нажмет курок пистолета, который, я уверен, находился у него в кармане и был направлен мне в живот.

Приняв решение, я торопливо говорил, чтобы польстить ему, сделать вид, что я считаю его совершенно чистым и для него совершенно не опасен. Он был слишком умен, чтобы попасться на эту удочку, но ему доставляло удовольствие слушать, как я его расхваливаю.

— В конце концов, — сказал он, — вы единственный человек, с которым я могу поговорить об этом. Расскажите, как получилось, что вы начали меня подозревать. Ведь больше никто ничего не понял.

— Мне просто повезло. Я рассказал вам кое-что, чего вы не знали, помните? Рассказал, что Элли была с Брекстоном в момент убийства Клейпула. Я знал, что убийца не мог этого знать, а другие не слышали. Вы стали быстро действовать, как я и полагал. Элли не должна была вновь прийти в себя. Ее показания спасли бы Брекстона. А ее смерть обрекла бы его бесповоротно.

В этот момент вы создали вторую линию защиты, которая привела меня в восхищение. Это был разговор о налоговых проблемах Розы. Вам об этом могли рассказать ваш дядя или Элли. Вы понимали, что хозяйка — потенциальный кандидат на роль убийцы Милдред… По крайней мере, у нее был самый обоснованный мотив. Вы взяли один из ее носовых платков, рассчитывая подбросить его в комнату Элли, если что-то пойдет не так. Это должно было обвинить Розу, но либо вы забыли его использовать, либо были слишком уверены в успехе.

Домой вы вернулись в полночь, в тот момент, когда меняются сестры. У вас было не более пяти минут, чтобы сделать Элли укол стрихнина, который вы предварительно взяли в ванной комнате миссис Виринг. Вы распахнули свое окно, прошли по крыше галереи в комнату Элли, открыли ее окно, повернули ключ в двери комнаты миссис Виринг, что оказалось очень удачным, так как чуть было не столкнулись с мисс Ланг. Потом начали делать укол Элли, но не хватило времени. Мисс Ланг подняла тревогу. Вы отперли дверь между комнатами, вернулись через окно к себе и сделали вид, что только что появились.

— Великолепно! — Ренден явно испытывал удовольствие, слушая, какой он умный. — Только добавим еще парочку деталей. Во-первых, ключ от комнаты Элли накануне был положен под подушку Брекстона… что оказалось очень кстати. Во-вторых, вся затея с оконными рамами. Мне пришлось открывать их ножом… Я боялся, что не удастся поставить их на место. К счастью, они были настолько изношены, что свободно встали на место после того, как я их открыл. Вы также совершенно правы, когда говорите о носовом платке. Я собирался использовать его, если Элли удалось бы снять Брекстона с крючка.

— Ваше упоминание об убийстве сэра Томаса Овербери помогло мне, — я придвинулся к нему поближе. — Дела были похожи…

— Вовсе нет. Разве я упоминал об этом? Забыл… Это было неосторожно. А что еще вывело вас на меня?

— Одно замечание… Вы как-то упомянули о «подходящем моменте». Не знаю почему, но, это запало мне в голову. Скажу откровенно, я никогда не верил, что Милдред была убита. А Клейпул верил. Поэтому это могло быть убийством в подходящий момент, совершенным под прикрытием предполагаемого убийства и организованным таким образом, чтобы в деталях соответствовать первому якобы убийству. И наконец прошлой ночью Лиз дала мне последний фрагмент информации, в котором я так нуждался: она видела Клейпула в клубе за несколько минут до его смерти. Никто не знал, что он был там. Она только случайно взглянула на него. А что вы тоже были там, мы знали. Картина начала складываться. Потом, когда я узнал о бостонских газетах…

— Приятно было побеседовать, — он отступил на шаг.

Сейчас. Сейчас. Сейчас…

Я взял себя в руки и заговорил еще быстрее. И пока говорил, дюйм за дюймом приближался к нему. Я уже решился.

— Но вот зачем вы его убили? Этого я никак не мог понять. Никак не мог найти подходящего мотива.

— Деньги. Он был постоянным опекуном моего трастового фонда. Пока он был жив и мне не исполнилось сорок лет, я не мог даже прикоснуться к этим деньгам. Я не хотел так долго ждать. Он был очень жесток, и я всегда его ненавидел. Когда Милдред умерла, мне показалось, что возможность появилась. Другой такой никогда бы не представилось.

Я начал — и это оказалось захватывающим занятием. Я всегда внимательно изучал убийства. Планировал их в голове исключительно ради спортивного интереса. И был даже удивлен, как легко оказалось осуществить такое убийство на деле… как легко оказаться в стороне от него.

Я придвинулся еще на фут, причем Ренден этого не заметил.

— А теперь, — спокойно сказал он, — мистер Серджент неожиданно покинет Истхемптон до заседания суда, вместе с багажом и навсегда. К тому времени, когда выяснится, что его нет и на Манхеттене, с Брекстоном будет покончено…

Я сильно ударил его в нижнюю часть живота. Раздался хлопок, напоминающий звук пробки, вылетевшей из бутылки. Потянуло порохом. В первый момент, когда мы сцепились, у меня не было уверенности, что он не попал в меня. По своему военному опыту я знал, что можно получить пулю и поначалу не заметить этого.

Но он все-таки не попал.

Мы яростно боролись у самой воды. Ренден ругался, тяжело дыша, и сражался как слабое, но доведенное до отчаяния животное; правда, проку от этого не было, и скоро он уже валялся навзничь на земле, едва дыша, а в плаще его темнела дыра величиной с серебряный доллар, которую он прожег, когда стрелял в меня… Револьвер валялся на песке в метре от нас.

Я сунул его в карман, потом поднял Рендена и потащил в дом…

В волосы его забилась морская пена, пышная, словно пивная, и он шел той же самой дорогой, которую выбрал три дня назад, когда тащил к дому потерявшего сознание Флетчера Клейпула.

4

— В приемной мисс Бессемер, — мисс Флин взглянула на меня своими твердокаменными глазами. — Ей не было назначено.

— Но тем не менее я ее приму. Бедняжка… Она оказалась замешанной в торговлю белыми рабами в Джорджии. Я попытаюсь ей помочь.

Ответ мисс Флин был непередаваем. Она исчезла, и через некоторое время в комнату ворвалась сияющая Лиз.

— Герой! Дорогой Питер — ты герой! Когда я все прочла, то просто не поверила, что это тот же самый человек, которого я знала… Тот самый Питер Серджент, который… — Ей просто не хватило слов, и я позволил ей поцеловать меня в щеку.

— Я даже не представляла, что ты такой смелый…

— Ах-ах…

— И такой правильный. — Лиз уселась возле моего стола и уставилась на меня.

Я скромно отмахнулся.

— Я просто выполнял свой долг. Мы здесь, в южном Онтарио, понимаем, что долг важен сам по себе, даже если не сопровождается победными звуками фанфар…

Глаза Лиз сузились, она задумалась.

— Должна сказать, я тоже его подозревала. О, я ничего об этом не говорила, но у меня было предчувствие… Ты же знаешь, как это бывает. Особенно в ту ночь на вечеринке у Эванса, когда он убил своего дядю… У него очень близко посажены глаза.

— Глаза?

— Это всегда выдает: глаза и руки… Если они посажены слишком близко, это выдает преступную натуру.

— Его руки тоже были посажены слишком близко?

— Не смейся надо мной! Он ведь стрелял в тебя, верно?

Я молча кивнул.

— А потом ты швырнул его на землю и использовал приемы дзюдо, чтобы заставить признаться?

— Это несколько приукрашенная версия, — потупился я, — хотя повозиться пришлось. Он конституцией напоминал хрупкого богомола, но дрался отчаянно.

— Но у него был пистолет. Думаю, он угодит на электрический стул.

— Заранее сказать нельзя. Возможно, в качестве линии защиты выберут умопомешательство… Особенно после того, как прочитают его записные книжки. Он все там расписал… Пишет об идеальном преступлении, очень похожем на то, что он совершил. Думаю, он своего рода маньяк…

— О, это можно было сказать с первого же взгляда. Нет, точно, я знала, едва впервые на него взглянула. Нет, я не думала, что это он… Этого я сказать не могу.

— Да?

— Нет, я не могу этого сказать, но я действительно думала, что он какой-то странный, и теперь ты видишь, насколько я оказалась права. Ну да ладно, слушай, я никогда не видела, чтобы «Глоуб» предоставляла столько места, сколько отвели тебе… Буш должен быть просто вне себя от ярости.

— Думаю, он расстроен.

Это придавало бодрости, особенно при мысли о том, что колонку Элмера Буша вырезали полностью — а первоначально она размещалась на месте моего материала и гордо повествовала, как Элмер собственноручно собирал доказательства, чтобы Брекстон получил по заслугам.

— А где сейчас Брекстон?

— Не знаю. Думаю, сбежал куда-нибудь, чтобы пересидеть шумиху — и жениться на Элли, когда все останется позади.

Я встал и прошел в угол комнаты, где лицом к стене стояла большая картина.

— Брекстон со слезами на глазах уговаривал меня взять что угодно: деньги, картины… одним словом, все, что захочу.

Я перевернул холст, и на свет появилась юная мисс Ланг, еще не ставшая писательницей и несравненным автором «Бесед о книгах», абсолютно голая и торжествующе демонстрирующая свою золотистую кожу.

Лиз взвизгнула от удовольствия.

— Это же мисс Ланг! Я совершенно уверена. А знаешь, она совсем недурно выглядела.

— Я собираюсь повесить портрет в офисе для всеобщего обозрения. И мне весьма пригодится небольшая сумма за то, чтобы держать эту картину подальше от ее конкурентов и врагов…

— У нее слишком большие груди, — критически заметила Лиз, сопроводив эти слова той быстрой гримаской, какие появляются у женщин, когда они разглядывают друг друга.

— Но многим нравятся именно такие, — заметил я, поворачивая портрет опять лицом к стене.

— Ну, я пойду?

— Нет, мне осталось только закончить небольшой материал…

Я целенаправленно двинулся к Лиз, но в этот момент забормотал интерком. Пришлось ответить.

— Мистер Уинн снова пытается с вами связаться… он на линии. — Голос мисс Флин звучал очень кисло — она явно понимала, что происходит.

— Соединяйте, — вздохнул я.

Лиз уселась ко мне на колени и ее весьма деловитые ручки мне сильно мешали.

— Прекрати! — Это были мои первые слова, которые услышал мистер Уинн.

— Что прекратить? — Голос был сердитый и недовольный. — Я вас едва разыскал, мистер Серджент…

— Это не вам, сэр, — сказал я как можно мягче. — Я понимаю, что вы давно пытаетесь связаться со мной…

— Вот именно. Я думаю, что у меня есть для вас работа. Это по поводу Мюриель Сенду.

— Мюриель Сенду? Не понимаю…

— Она была моей ассистенткой. Возможно, вы знали ее под профессиональным цирковым псевдонимом: «Персик» Сенду. Ну, видите ли, слон…


Смерть — штука тонкая. Афера Хавьера. Экстренный выпуск

Роберт Л. Фиш

Афера Хавьера

Глава 1

В разреженном утреннем воздухе на высоте мили над зеленью мирных лужаек гольф-клуба Гэви кружила мрачная урубу. Ее маленькие глазки-бусинки искали единственно важную цель — застывшую падаль. Кролик, собака или крыса — все годилось. Она кружила, опускаясь ниже и ниже, и наконец отчаянно пикировала. Конкурентов даже тут хватало.

Птица камнем падала на аллею, потом вдруг расправила крылья, выпустила огромные когти и мягко приземлилась рядом со своей добычей. И вдруг с испуганным шипением взлетела вновь, едва не попав под колеса.

По подъездной аллее клуба на сумасшедшей скорости, разбрасывая на поворотах гравий, промчался спортивный автомобиль.

Любительница падали спустилась на аллею снова, страх одолело предвкушение лакомого куска.

Автомобиль, взревев, рванулся было дальше, вздымая клубы пыли, но вдруг резко встал, едва не врезавшись в здание клуба и задев колесом нижнюю ступень крыльца.

Рикардо Каравелас был угрюмым молодым человеком с невыразительным лицом, характерным коком смоляно-черных волос, впалыми щеками, тонкими губами и тонкими усами под тонким носом. Глазами он странно походил на птицу, которую только что едва не раздавил.

Глянув на часы и мрачно выругавшись, он открыл дверь автомобиля и соскользнул с сиденья. Недовольно поджал тонкие губы, решительно вошел внутрь и, шагая через две ступеньки, поднялся на второй этаж. Там, громко топая, миновал застекленную комнату отдыха, зачехленные до пола диваны и кресла, опустевшую площадку для оркестра и вышел на веранду. Покрутив головой и сжав челюсти, он кивнул, глядя в конец веранды. Там, ссутулившись в плетеном кресле и улыбаясь, сидел его старый друг и приятель по учебе в университете.

Чико — или Франсиско Педро Домингес да Хавьер-младший, если уважительно произнести его полное имя, над которым в свое время так долго и напряженно потрудилась семья, — был в свои двадцать с небольшим красив, довольно строен и при росте больше шести футов скорее не сидел, а полулежал в кресле. У него были правильные, почти женственные черты лица с оливковой кожей, высокий лоб и ясные черные глаза. В отличие от большинства бразильцев его возраста он обходился без усов.

Сейчас он улыбался Рикардо приветливо, но в то же время дерзко. Дерзость, впрочем, всегда была свойственна Чико; Рикардо это знал, и не позволил себе сорвать на друге раздражение. Он пересек веранду и остановился, нависая над сидящим другом.

— Привет, Рики, — кивнул Чико.

Глядя сверху вниз, Рикардо некоторое время постоял, затем подтянул кресло и плюхнулся в него. Достав из кармана пачку сигарет, закурил и швырнул пачку на стол.

— Черт подери, надеюсь, у тебя была серьезная причина вытащить меня из постели в такую рань?

Хрипоту его голоса не следовало относить на счет сдерживаемой злости. Голос Рикардо всегда звучал хрипло, особенно в последний день каникул между семестрами. Он посмотрел через перила вниз на зеркальную гладь бассейна и, казалось, только подогревал свое раздражение.

— И если приспичило со мной повидаться, почему здесь, в этом забытом Богом месте? От твоего дома до моего — два квартала. Почему не встретиться там?

— То, о чем я хочу поговорить, очень личное, — спокойно возразил Чико, привыкший к настроению Рикардо. — И конфиденциальное. Я не хотел, чтобы услышали родители или слуги.

— И единственный час, когда ты можешь быть конфиденциальным — это семь утра?

— Время истекает, — спокойно пояснил Чико, — а раньше не было возможности, ты проводил каникулы в Петрополисе. К тому же, сам сказал, сейчас в Гэви ни души…

У Рикардо возникла мысль поважнее, и он поднялся.

— Будем надеяться, что даже в этот не божеский час тут кто-то есть, — буркнул он и отправился в бар. Минуту спустя он вернулся и все еще мрачно кивнул, но его сердитый взгляд все же помягчал.

— Спасибо тебе, Господи, за припозднившиеся вечеринки! После вчерашней парочке официантов пришлось прийти пораньше, чтобы все прибрать. Я только что заказал двойной джин с тоником. А как ты?

Чико покачал головой. Рикардо снова сел, затянулся последний раз и щелчком отправил сигарету через перила. Она с шипением погасла в спокойной воде бассейна.

— И не читай мне лекцию о выпивке в такую рань. Мне их хватает дома. Если бы не ты, я бы не пил сейчас, а видел сладкий сон.

— Я не сказал ни слова.

Чико в душе улыбнулся. Очевидная грубость Рикардо перестала пугать его много лет назад, когда еще детьми они жили рядом. Он знал Рики, как прочитанную книгу; сейчас тот был ему нужен, чтобы сыграть свою роль в его плане, и Чико знал, что его заполучит.

Официант принес выпивку, Чико отрицательно покачал головой, Рикардо подписал счет, и официант исчез.

Рикардо приветственным жестом поднял бокал.

— С почином!

Чико, улыбаясь, ждал.

Его приятель поднес бокал к губам и чуть помедлил.

— За нашу удачу!

Чико прочистил горло и позволил себе удивиться.

— Странно, что ты о ней вспомнил.

Рикардо поставил бокал и посмотрел на него.

— Что тут странного? Я всегда так говорю.

— Я знаю, но все-таки странно, что тебе пришло в голову пить за удачу именно сегодня. Потому что я хотел поговорить с тобой о деле, когда удача нам действительно понадобится.

Чико ободряюще улыбнулся.

— Не хочешь здорово повеселиться?

Рикардо чуть прищурился. Идеи Чико насчет развлечений в детстве не раз завершались хорошей поркой, и дважды едва не довели до исключения из университета. И все же обычно им доставалось меньше, чем жертвам их развлечений.

— Какова идея на сегодня?

— Преступление. Точнее, похищение, — ухмыльнулся Чико. — Если хочешь, можешь называть его киднеппингом.

Рикардо уставился на него. Чико, несмотря на мягкость тона, сказал это серьезно. Их прошлые проделки всегда в конце концов как-то улаживались родителями с полицией. В крайнем случае — оплачивались пострадавшим от диких выходок. Но похищение? Это совсем другое дело, чем подраться, столкнуть кого-то в сточную канаву или бросить глупых девчонок нагишом за много миль от города. Он решил прощупать почву.

— Учитывая, что мы оба на последнем курсе юридического факультета, это может стать довольно печальным финалом нашего образования, — несмотря на все старания, голос его звучал крайне озабоченно. — Ты серьезно?

— Конечно, серьезно.

— Но зачем? Зачем тебе подобная афера?

Чико равнодушно покосился на него.

— Конечно, ради денег.

Рикардо был поражен. Такого ответа он никак не ожидал. Он поднял свой бокал, осушил его, поставил, — и все это не отрывая глаз от лица Чико.

— Как получилось, что тебе понадобились деньги? Ведь ваша семья — то есть твой отец — четвертый по богатству человек в Бразилии. Или третий? — Он не смог удержаться от легкой зависти. Его собственная семья была богата, но никакого сравнения с Хавьерами. — Ты всерьез?

— Очень даже всерьез, — Чико откинулся в кресле, он больше не улыбался. — Ты должен помнить некоторые вещи. Ваша семья богата много поколений. Ваши деньги пришли от земли, и как все старые семьи, вы к ним привыкли. Ну а у нас все по-другому. Мой отец всего добился собственными силами. И питает огромное уважение к деньгам…

— А ты — нет?

— Конечно, да, — Чико слабо улыбнулся. — Но чтобы уважать их, нужно знать, как они выглядят. Сделать их своими руками. А отец так далеко не заходит.

— Однако, — Рикардо был не в силах сдерживать сарказм, — у тебя счета по всему городу, на твои расходы можно роскошно прокормить семью в десяток человек, — он решил оставить эту тему. — Даже если тебе понадобилось больше денег, почему похищение? Найди какой-то менее опасный путь.

— Нет ничего опасного, — ухмыльнулся Чико и подмигнул. — Все рассчитано до мелочей. Жертва будет с нами в доле.

Рикардо долго молча оценивал его слова и тон, которым они были произнесены. Внезапная мысль, мелькнувшая у него, все объяснила, но ему не понравилась. Он поднял руку.

— Минутку! — в голосе его прибавилось хрипотцы. — Если ты заставил меня сюда тащиться, чтобы предложить стать жертвой твоих шуток, забудь об этом! Для начала, состояние семьи Каравелас намного меньше, чем ты, похоже, думаешь. Во-вторых, оно передается, а не тратится. И последнее: я здорово сомневаюсь, потратят ли мои хоть часть доходов, чтобы меня вытащить.

Чико ухмыльнулся.

— У меня есть кандидат гораздо лучше. Он сам рвется с нами сотрудничать, и у его семьи денег гораздо больше, чем нам нужно.

— Кто он?

— Узнаешь, когда согласишься работать с нами.

— С нами? — удивился Рикардо. — Так, значит, вас много? — Его осенила внезапная догадка. — И Рамона тоже?

— Конечно. На самом деле… — Чико вдруг спохватился и умолк.

Рикардо прищурился; тепло от, выпивки куда-то вдруг исчезло.

— На самом деле что? На самом деле это ее идея?

— Идея была моя.

— Конечно, — буркнул Рикардо, — это твоя идея, только подала ее она. — Он покачал головой. — Ну почему ты из-за нее вечно строишь какие-то безумные планы? Из-за какой-то девчонки?

Чико это задело.

— А ты с каких пор не любишь девчонок?

— Я их люблю, но если и не стану, то только из-за Рамоны.

Чико не собирался спорить насчет Рамоны.

— Тебе она никогда не нравилась, так почему бы нам не забыть про нее и не поговорить по существу?

— Забыть? Как это? Ты только что сказал, что она в доле. — Рикардо покачал головой. — Но ты прав, я ее не люблю. И не доверяю. Кто она? Откуда взялась? Из какой семьи?

— А какая разница?

Рикардо не настаивал.

— Я просто пытаюсь напомнить, что однажды тебе посчастливилось встретить таинственную дону Рамону Веларес — она споткнулась о твои собственные ноги, и ты ее поймал, как я припоминаю, — и ты в нее безумно втрескался. И вот теперь ты выдаешь безумную идею с киднеппингом, — именно так все это называется, идет твоя жертва с тобой добровольно или нет, — и эту блестящую идею тебе подарила дорогая Рамона! Не пытайся отрицать!

Чико улыбнулся горячности приятеля.

— Какая разница, чья идея? Это чертовски хорошая идея, и Умберто того же мнения.

Рикардо на минуту онемел.

— Умберто? — удивленно переспросил он. — И только? Ты уверен, что не хочешь дать объявление в завтрашнем «Диарио де Нотисиас»: «Требуются помощники на небольшое похищение с вымогательством. Оплата маленькая, риск большой. Заполните бланк слева». — Он язвительно взглянул на приятеля. — Не хочу критиковать будущего мастера криминала, но вообще-то я считал, что чем меньше людей в курсе, тем лучше. Ты не согласен? Почему?

— Потому что у меня есть план, — Чико довольно улыбнулся. — И в нем у каждого своя задача. И не больше. Никто не свяжет все воедино, каждый действует самостоятельно, независимо от других. Понимаешь? К несчастью, — печально добавил он, — зная семью жертвы, боюсь, такой хороший план пойдет впустую.

— И ты не скажешь мне, кто это?

— Нет, пока не поклянешься, что ты с нами.

— Скажи хотя бы, с чего вдруг жертва с вами заодно? Почему она лезет в эту аферу?

— Потому что тоже любит деньги! — воскликнул Чико. — И ненавидит свою семью.

— Понимаю, — протянул Рикардо и задумчиво поднял глаза. — Ну, а как сильно он ненавидит свою семью? Я имею в виду, в денежном выражении.

— На полмиллиона американских долларов.

Рикардо тяжело вздохнул. Это уже не детские игры и забавы; такое развлечение вело к большей беде, чем мог представить любой нормальный человек. И все же Чико казался необычайно уверенным. Полмиллиона долларов…

— У кого же есть такие деньги?

— У семьи нашей жертвы, — отрезал Чико и взглянул на часы. — Умберто с Рамоной скоро будут здесь. Тебе решать — с нами ты или нет.

— А как поделят эти полмиллиона?

— Получишь сто тысяч, — Чико спокойно смотрел на него. — Недурная стартовая сумма, даже с университетским дипломом и богатыми родителями.

— А что мне придется делать?

— Скажу, когда решишь.

— Нет, не пойдет. Как я могу решить, если не знаю?

Вопрос был законный, и Чико это признал.

— Ты делаешь то, что умеешь лучше всего, — спокойно пояснил он. — Ведешь машину. И ты же забираешь деньги.

— Великолепно! — фыркнул Рикардо. — Это же самое опасное!

Чико вскинул руку, останавливая жалобы.

— Ошибаешься. Это самая легкая роль. Если ты решишь, что будешь с нами, я расскажу подробнее. Если нет… — он раскинул руки и улыбнулся. — Знаешь, если бы правила игры не диктовали самого сложного способа выплаты выкупа, я бы просто потребовал отправить деньги по почте. Нет никакой опасности. Это…

Он поднял руку, призвав к молчанию; из комнаты отдыха послышались шаги. Чико нахмурился.

— Умберто, где Рамона?

Вошел Умберто Масиель — громадный парень на год моложе них, с крошечными глазками и блестевшими от испарины толстыми щеками. Спортивная майка с глубоким вырезом обнажала мощную грудь и шейные мышцы, как канаты. Казалось, всю одежду только силой удалось натянуть на его мощный торс. Он наклонился и взял сигарету из пачки на столе.

— Рамона? Она мне позвонила. Сказала… — Он запнулся, качнув головой в сторону Рикардо.

Чико кивнул.

— Можешь говорить. Он в курсе. Что она сказала?

Умберто прикурил и растянулся в кресле, жалобно заскрипевшим под его тушей.

— Она сказала, что сегодня первой начинает свою роль. Что здесь она тебе не нужна, и нет смысла зря терять время. Сказала, что днем позвонит тебе, чтобы организовать встречу вечером. — Он немного подумал. — Ах да. Она сказала, если ей сегодня повезет, мы сможем провернуть все завтра.

Он затянулся и кивнул в сторону Рикардо.

— Он с нами?

— Скажем, он не против. Записка у тебя?

— Вот она, — Умберто вытащил конверт и гордо постучал по нему, словно доказывая свое право участвовать в деле со старшими и богатыми Чико и Рикардо.

— Прекрасная работа, я бы сказал. Преимущества юности, проведенной в кинотеатрах, а не в бассейне.

Чико даже не улыбнулся.

— Бросишь в почтовый ящик, когда пойдешь узнать, почему я не подобрал тебя, чтобы отвезти в школу. И сделаешь это так, чтобы никто не видел. Хорошо?

— Хорошо.

— А затем ты пойдешь на занятия. И не будешь делать ничего необычного. Понял?

— Понял.

Чико повернулся к Рикардо.

— Ну?

— А если что-нибудь случится?

Чико пожал плечами.

— Тогда это просто шутка студентов, которая вышла из-под контроля — дурная шутка испорченных юнцов, у которых денег больше, чем мозгов. Мы довольно часто слышали это раньше. — Голос его напрягся. — Ну?

— Прежде, чем я скажу «да» или «нет»… Записка — это единственный вклад Умберто?

— Да, это все.

Рикардо казалось, что это маловато для такого огромного парня.

— А какая роль у Рамоны?

Чико минуту сверлил его взглядом, потом пожал плечами.

— Рамона организует убежище для жертвы, чтобы там было хорошо и удобно, пока мы не получим выкуп.

— А какая роль у тебя?

— Ты в деле или нет?

Рикардо смотрел на него в упор. Легкая улыбка скользнула по лицу Чико. Рикардо нахмурился. Сто тысяч долларов… Только забрать пакет. Но пакет с полумиллионом долларов… Он предполагал, что Чико учитывает опасность меченых денег; во всяком случае, это нужно обсудить всем вместе. Если он возьмется… Сотни вещей могли пойти не так, даже Чико, казалось, был не слишком уверен. И все же полмиллиона долларов…

Чико читал его лицо, как книгу.

— Давайте пройдемся по деталям, — сказал он, глядя на старого друга непроницаемыми глазами. — Можешь взять еще выпить, Рики…

Он повернулся и наклонился, нажимая кнопку вызова прислуги.

Рики глубоко вздохнул.

— Ладно. Я в деле. Ты знал, что я соглашусь… А теперь ответь на последний вопрос. Что делаешь ты?

Чико весело улыбнулся.

— Я играю самую важную роль, — в его голосе звучала нескрываемая гордость, — роль жертвы…

Глава 2

Капитан Хосе Мария Карвальо Сантос да Силва — офицер связи между полицией Бразилии и Интерполом — лежал на деревянном лежаке под потрепанным такси в гараже отделения полиции района Катете Рио и обильно потел, тщательно затягивая сливную пробку бензобака. Это была последняя работа — кроме, конечно, замены восьми литров масла в огромном картере, — и, орудуя гаечным ключом в ограниченном пространстве, он чувствовал глубочайшую гордость за машину, под которой лежал.

Не то чтобы она была красива; на самом деле она весьма походила на любую другую старую, скрипучую, разваливающуюся, но не распадающуюся благодаря молитвам и метрам проволоки колымагу. Но такси в Бразилии всегда внушало особую любовь. И в любом ряду таксомоторов в любом городе страны ее бы приняли как равную, если не считать особого внимания к возрасту. Во всем прочем она не привлекала ненужного внимания.

Конечно, у разбитой колымаги были и другие достоинства, которые ценил капитан да Силва, и то, что он не допускал к ней никаких других механиков, подчеркивало его преданность. Во-первых, скорость допотопного такси не раз спасала ему жизнь, потому что под залатанным грохочущим капотом скрывался прекрасно отрегулированный, специально форсированный двенадцатицилиндровый двигатель с самой высокой степенью сжатия, какая только могла существовать. Правда, бензина он пожирал столько, словно в управлении не было учета горючего, зато взамен мог дать, — и как-то даже дал, — двести шестьдесят километров в час, что, право, не так плохо, учитывая состояние дорог.

Водителя здорово успокаивало, что эти битые, ржавые борта и деформированные двери были не изделием Детройта, построенным экономными умниками на основе анализа цен, а специально изготовлены из пуленепробиваемого искусственно состаренного бронелиста; а толстые мутноватые стекла могли выдержать удар снаряда. И для ответа шалунам, которые порой испытывали эти качества на прочность, под передним сиденьем хранился полный арсенал, легко доступный для водителя.

Но лучше всего, — часто думал да Силва, — была радиостанция, которую сумели затолкнуть в корпус обычного приемника под приборным щитком, использовавшая в качестве громкоговорителя допотопный сигнальный рожок. Приятно порой чувствовать связь с напарником, хотя даже на малом расстоянии прием обычно был таким, что коллега получал только слабое представление об обстановке.

На свете нет ничего совершенного, и капитан да Силва открыто признавал проблемой отсутствие багажника. Две трети его занимали запасные баки (еще один поместили под облупленными дерматиновыми подушками заднего сиденья, что делало его немного неудобным, но не больше, чем в любом бразильском автомобиле старых выпусков). Остаток места занимали запасное колесо, батареи для рации и пакет лицензий на вождение для каждого штата огромной страны. Приходилось немало повозиться, чтобы добраться до ящика с инструментами. Однако к этому капитан относился философски. Если выбирать между местом для чемодана и недостатком топлива в погоне или перестрелке, он предпочитал бензин. Сегодня ничто не заставило бы его изменить свое мнение.

Он закончил возиться с пробкой, еще раз подналег на ключ и остановился передохнуть; пот, стекавший по щекам, вызывал неимоверный зуд. В конторке гаража дребезжал телефон, но никто не собирался взять трубку. Капитан поднял голову, чтобы убедиться в этом, ударился о задний мост и долго бешено ругался. По какой-то необъяснимой причине, ему не удавалось поработать под машиной, чтобы не удариться головой о какой-нибудь выступ, и мысль о долгожданном отпуске, начинать который приходилось с разбитым черепом, восторга не вызывала. Ругань ослабила боль, он свернул голову набок и заорал:

— Сержант! Проклятье! Да возьмите же вы трубку!

Ответа не последовало. Сержант явно решил, что двоим в гараже тесно, и ушел пить пиво. А единственный механик, как да Силва знал, давно ушел. Сердито хмурясь, он подождал, не замолчит ли телефон, но терпение телефона казалось бесконечным. Вполне возможно, — грустно думал капитан, — оператор соединил вызов и сам ушел выпить пивка. Да Силва был уверен, что едва он доберется до телефона, тот тут же перестанет звонить, но, видимо, это был единственный способ заставить чертову бестию замолчать.

Злобно оскалившись, он опустил голову, подтолкнул лежак и выкатился из-под машины. Постояв, чтобы отереть лицо и почесать зудящую от пота кожу, он зашагал к конторке.

Капитан да Силва был высоким спортивным мужчиной лет сорока, со смуглым рябоватым лицом и густыми усами — типичный бразилец из глубинки. Обманчиво сухопарое телосложение прекрасно сочетало 190 фунтов веса и чуть больше 6 футов роста. Черные глаза и крутой излом бровей в сочетании с роскошными усами придавали его внешности почти разбойничий вид. Зато мальчишеская улыбка сверкала молнией белых зубов на медной коже, и при его почти индейских чертах здорово его молодила. Однако в минуты раздражения его лицо становилось достаточно грозным, чтобы заставить содрогнуться самых закоренелых преступников — и даже собственных сержантов, без разрешения покинувших гараж.

Он вошел в конторку, потирая шишку на лбу. В результате на лице появилось большое пятно смазки. Капитан сгреб телефонную трубку, будто физически заставляя ее замолчать, и поднес к уху. К его удивлению, абонент на другом конце линии все еще ждал, по крайне мере он слышал дыхание. Какое терпение! Удивительно! Если, конечно, на том конце не уснули, дожидаясь.

— Алло! Да?

— Это гараж Катете? Капитан да Силва там?

Да Силва успокоился, ослабив хватку пальцев. Голос был не только знакомым, но и ожидаемым. Он принадлежал его другу Вильсону, а тому явно не терпелось отправиться в путь. Вильсон был в американском посольстве якобы офицером безопасности, хотя на самом деле занимал пост гораздо более важный. Да Силва был одним из немногих, знавших о связи Вильсона не только с Интерполом, но и с некоторыми секретными службами американского правительства, редко попадавшимися на глаза общественности.

Несмотря на приземистую фигуру Вильсона и непримечательную внешность — люди быстро и неверно его оценивали и еще быстрее забывали, — да Силва знал, что в любой действительно трудной ситуации, он бы скорее взял с собой коротышку-американца, чем любого из тех, кого знал. Как старые друзья и партнеры, они не раз делили и приключения, и успех, и да Силва надеялся, что впереди их ждет еще много и того, и другого.

Он сгреб с угла стола стопку старых автокаталогов, чтобы освободить место, и сел, болтая ногой и улыбаясь.

— Привет, Вильсон. Это я. Что у тебя на уме?

— Ничего особенного, — сказал Вильсон преувеличенно терпеливо. — Просто это у меня первый, последний и единственный отпуск в этом году, и я не хочу попусту тратить время, дожидаясь, пока ты выучишься на механика. Она у тебя еще бегает? По моим прикидкам, мы сегодня собирались отправиться на охоту.

— Терпение, терпение! — упрекнул его да Силва и взглянул на часы. — Автомобиль почти готов, и еще не вечер. Все, что мне осталось сделать, — это заправить бензин и масло, и в путь.

Он взглянул на грязные коричневые брюки и рабочую рубашку, которые носил, когда осматривал машину.

— Сумка у меня с собой, твое место я вычищу. Можем остановиться перекусить где-нибудь по дороге. Ты уже собрался?

— А что собирать на охоту? У меня сумка с какой-то старой одеждой да еще сапоги — брошу на заднее сиденье… Ты говорил, там на фазенде полно ружей и патронов, и я думаю, еду везти с собой не стоит? — Он хмыкнул в трубку. — Я раздобыл три блока сигарет — американских — и четыре бутылки «Реми Мартин». Если это ты имеешь в виду под сборами…

— Да, именно это я и имел в виду, — искренне признался да Силва.

— Я так и думал. И вот еще что… — Вильсон мгновение колебался, потом с обидой выдохнул: — Ну почему мы должны ехать в такси?

Да Силва удивленно уставился на трубку.

— Почему? Потому что иначе мы туда не проедем. Дороги там, если можно назвать их дорогами, не рассчитаны на спортивные автомобили. На самом деле их там просто нет. А твой «шеви» — извини, конечно, — и десять лет назад не слишком хорошо себя показывал, а сегодня он не довезет нас дальше городской черты, сразу развалится. — И тут он удивленно спохватился: — Откуда вдруг такое отвращение к такси?

— Просто так. Ну, просто… — замялся Вильсон.

— Просто — что? Если дело во внешнем виде, можешь прикинуться, что ты пассажир и меня даже не знаешь. Во всяком случае, там наверху, куда мы едем, машина сможет состязаться в красоте лишь с мулами и лошадьми.

— Я не об этом.

— Ладно, а то я уже начал было обижаться. Ну, так что ты имел в виду?

— Ну, Зе, ты когда-нибудь думал, что твое такси приносит несчастье? Вообще-то я не суеверен, но заметил, что всякий раз, когда мы отправлялись куда-нибудь в твоем проклятом такси, кончалось тем, что мы едва уносили ноги. В Ярубуапа, в Камаму, однажды в Сан-Пауло и пару раз даже здесь в Рио. У меня остались шрамы в доказательство.

— Тем больше оснований им пользоваться, — спокойно заметил да Силва, стараясь рассуждать логично. — На нашей стороне больший процент вероятности.

— Великолепно!

— Во всяком случае, к Фреду нужно либо ехать в такси, либо в «ягуаре», а потом брать воздушное такси «пайпер». И честно говоря, меня ты не заставишь сесть в эту коробку, в чертов воздушный змей!

— В самом деле? — не мог поверить Вильсон.

— Может быть, я сказал не подумав, — поправился да Силва и уже серьезно добавил: — Мы теряем время. Едем в такси или не едем вообще, потому что я не полечу. Итак, выбирай.

— Едем в такси, — безнадежно вздохнул Вильсон, покачав головой. — Но помни, если мы ляжем костьми в самом непродуманном предприятии, если нас подстрелят или зарежут неизвестно за что, к чему мы не будем иметь никакого отношения, не ищи сочувствия, потому что ты его не добьешься.

— Я это запомню, — кивнул да Силва и вспомнил кое-что еще. — Не клади трубку прежде, чем мы закончим этот ужасный разговор. Я бы хотел проверить свою рацию. Просто для того, чтобы у тебя появился другой взгляд на ситуацию. Можешь настроить свой коротковолновик на мою частоту и проверим, сможем ли мы установить связь.

— Если ты беспокоишься, работает радио или нет, — вздохнул Вильсон, — тогда у нас действительно будут неприятности. Что-то наверняка случится.

— Да, конечно, — оскорбился да Силва. — Я предвижу, что оно заработает. Надеюсь, у нас будет удовольствие услышать вызовы полиции прежде, чем нас сожрут урубу. Я вызову тебя на коротких волнах. Проверь, сможешь ли меня принять, и ответь.

— Ладно, — Вильсон повесил трубку.

Да Силва пошел к такси, нагнулся, чтобы включить рацию, и подождал, пока прогреются лампы. Потом, решив, что они достаточно прогрелись, нырнул под приборный щиток и начал настройку. Стороннему наблюдателю это показалось бы сумасшествием — вести переговоры под рулем.

— Проверка, проверка… раз, два, три, четыре, пять, шесть….

Что-то затрещало. Он повернул ручку настройки в противоположную сторону, и в приемнике четко прозвучал голос Вильсона.

— Такое впечатление, что ты говоришь под водой с полным ртом рыбы. И как будто считаешь с кем-то вдвоем. Как слышишь?

— Прекрасно.

— Что?

— Я сказал, что тебя слышно хорошо!

— Что просто доказывает, что у тебя приличный приемник и слабый передатчик. Если я правильно понял твой ответ. — Помолчав, Вильсон добавил: — Зе, я понимаю твою сентиментальную привязанность к этому радио, потому что сделал его твой дед, но не думаешь ли ты, что пора купить новое?

— И так сойдет, — желчно бросил да Силва.

— Что?

— Я сказал, вероятно, нужна новая лампа. Прекращаю связь и по дороге прихвачу новый комплект ламп. — Тут у него мелькнула мысль. — Может, это у тебя хороший передатчик и слабый приемник?

Вильсон был шокирован.

— Но я же принял! И вы, сэр, говорите об американском изделии, оплаченном долларами американских налогоплательщиков и купленном американцем в «Америкен РХ». Прикуси свой язык!

— Прошу прощения, — усмехнулся да Силва.

— Я не вполне понял, но полагаю, ты просил прощения. Прощаю. Ну а теперь, когда мы знаем, что рация работает как всегда плохо, как насчет заправки твоего чудища приличной порцией бензина и масла и приезда сюда?

— Ладно, — буркнул да Силва и выключил приемник.

Повернувшись, он едва не столкнулся с сержантом, который нес подмышкой маленькую картонную коробку. Довольное выражение тут же исчезло с его лица.

— Привет, сержант, — в голосе его звучал металл. — И где ты, черт возьми, околачивался целый час?

— Доставал восемь литров смазочного масла, как вы просили, — удивился сержант. — Вы же знаете порядки в управлении, капитан. Пришлось заполнить четыре заявки у шести человек и подписать еще у восьми, прежде чем отнести в бухгалтерию, и потом…

— Извини, — улыбнулся да Силва, — когда я вожусь с такси, то забываю обо всем. Тем более я снова стукнулся головой о картер…

— Опять?

— Да, опять, — резко закончил обсуждение да Силва. — Ладно, давай зальем бензин, ладно? Мне пора ехать. — Он взглянул на часы. — Хочу добраться к вечеру в Хуис де Фора.

— Да, синьор, — сержант заторопился.

Да Силва ветошью протер лицо и руки, помня, что мыла нет, а вода в гараже подведена к крану высоко над полом. Потом швырнул ветошь в бочку и забрался на переднее сиденье, сдвинув сумку и ожидая, пока сержант зальет восемь литров масла в картер.

Когда капот был опущен и закрыт, капитан нажал на стартер, с гордостью вслушиваясь в размеренную работу мощного мотора. Потом осторожно подвел машину к старомодной бензоколонке у ворот. Сержант, которому была известна прожорливость старого чудовища, убедился, что все баки наполнены и все пробки плотно закрыты. Когда он закончил, стрелка на счетчике показала 80 галлонов, он сделал запись в небольшом блокноте, прикрепленном к насосу цепочкой, и уважительно посторонился, пропуская машину.

— Приятного отпуска, капитан, — улыбнулся он. — На охоту, да?

— На охоту, если сильно повезет — порыбачить, — удовлетворенно кивнул да Силва. — Вверх в Гойас на Арагуайя, возле острова Бананал. Ты знаешь те места?

— Только не я, синьор, — сержант ужаснулся одной этой мысли. — Я родился здесь, в Рио-де-Жанейро, и это самые дикие джунгли, которые я когда-то видел. — Он поднял руку, улыбаясь. — Желаю хорошо провести время, синьор. И благополучного возвращения.

— На все воля Божья, — ответил да Силва, махнул сержанту и выехал из гаража на оживленную магистраль Руа де Катете. Проехав два квартала до Руа Сильвейра Мартинс, он перестроился в средний ряд и подождал смены огня на светофоре, чтобы срезать у Музея Республики, потом мимо старого президентского дворца к проспекту Авенида Бейра Мар и оттуда на юг, к обиталищу Вильсона.

В этот момент капитан ни за что бы не поверил, что вместо Гойас, Рио Арагуайя или острова Бананал конечный пункт его поездки окажется всего в пятидесяти милях от гаража, из которого он только что выехал.

Глава 3

Светофор на перекрестке Руа Сильвейра Мартинс и Авенида Бейра Мар как раз переключался с зеленого на желтый; мелькнула было мысль проскочить, но капитан моментально передумал, увидев, как огромный автобус пересекал дорогу, опасно накренясь, не пытаясь остановиться или даже замедлить ход. Шофер, — подумал да Силва, — тормозя, либо не видел светофора, либо все видел, но не мог уже остановиться. Любой из этих вариантов в Рио считался бы обычно достаточным извинением для создававшего аварийную обстановку.

Он выжал сцепление, поставил ручку на нейтраль и немного подался вперед, на руль, следя за светофором. Легкий бриз с залива освежал его потную кожу, снимая напряжение. Педаль сцепления передавала тихую пульсацию мотора, чья мощь замерла на миг, готовая немедленно мобилизоваться. Да Силва был настолько поглощен ожиданием и ушел в наслаждение работой мотора, что не сразу отреагировал, когда задняя дверь машины распахнулась и в машину влезла девушка. Он резко обернулся, негодуя на себя, что забыл запереть двери изнутри. Ведь пассажир не виноват…

— Извините, синьора, машина занята…

Тут он заметил, что девушка на заднем сиденье была необычайно хороша собой: прекрасно сложена, с нежными чертами лица, огромными глазами оливкового цвета, мягко спадающей на округлые плечи копной темных волос. Даже сидя на неудобном заднем сиденье, она казалась высокой и стройной. Когда, не обращая внимания на его протесты, она нагнулась, чтобы плотнее захлопнуть заднюю дверь, он отметил налитую грудь, грозившую разорвать тугой лиф с низким вырезом.

Чертовски жаль! — подумал да Силва, скорбно улыбаясь в душе. — Вот так всегда! Почему такая вот роскошная красотка никогда не сядет в мой «ягуар» как-нибудь вечером, когда я остановлюсь на красный свет? Почему именно сейчас, когда мне нужно ехать? В «ягуаре», будьте уверены, я бы и не пытался ее высадить. С другой стороны, — думал он, стараясь быть рассудительным, — в «ягуар» она бы просто не села. Везению есть предел.

Впрочем, в девушке он заметил и кое-что еще. Она не только была обворожительной, но и, судя по всему, вовсе не собиралась покидать машину. Поудобнее раскинувшись на сиденье — если на заднем сиденье могло быть удобно, — руками в белых перчатках она бережно сжимала маленькую сумочку, словно предупреждая возможные неприятности поездки в подобной развалюхе. Да Силва вздохнул.

— Мне чрезвычайно жаль, синьора, — на этот раз он попытался извиниться. — Как я уже сказал, эта машина занята…

Его рассудительный тон внезапно был заглушен настойчивым гудком машины сзади, и, как принято в Рио, эхом повторили гудок все автомобили в пределах двух кварталов. Да Силва торопливо поглядел на светофор. Ну конечно, там уже горел зеленый. Свернув за угол на Авена да Бейра Мар, он подкатил к обочине. Такси, шедшее позади, обошло их, заскрипев покрышками, а водитель свирепо взглянул на да Силву, на что тот пожал плечами и покрутил пальцем у виска, показав, что считает соперника болваном. Нет, был не его день — с тех пор, как он ударился головой под машиной, ничего не изменилось. По крайне мере завтра, — подумал он, — я буду за многие мили от Рио, на пути к моему желанному отпуску. И долго-долго никого не буду видеть.

Капитан обернулся к пассажирке.

— Я пытаюсь объяснить вам, синьора… Это такси не для найма. Если вы выйдете, я поеду дальше. Сейчас свободных такси везде полно. Вы найдете машину за несколько минут…

Девушка одарила его ослепительной улыбкой, показав прекрасный ряд зубов между полными чувственными губами, а потом доверчиво подалась вперед. Да Силва не без труда заставил себя оторвать глаза от глубокого выреза на ее груди.

— Синьор, — сказала она сладким голосом, — как вам понравится, если я позову полицейского? И скажу ему, что вы отказались меня везти? Знаете, это ведь незаконно, и вы можете лишиться прав; уверена, вы это знаете. Первые два таксиста, которых я остановила, заявили, что у них перерыв….

— Таксисту тоже поесть нужно, — буркнул да Силва, стараясь быть объективным и сочувствуя коллегам, хотя любой таксист, который отказался бы от такого зрелища ради еды, явно нуждался в помощи психиатра. С другой стороны, может быть, все они ехали в отпуска?

Пассажирка пропустила замечание мимо ушей.

— Еще один поклялся, что у него что-то сломалось и ему срочно нужно в гараж. Думаю, он лгал. Честно говоря, синьор, я устала от ленивых и бесчестных таксистов. Казалось, вы должны быть рады заработку, но не тут-то было. И терпение мое лопнуло. Ваша машина выглядит исправной, вы в данный момент явно не умираете от голода, поэтому не будете ли вы любезны отвезти меня куда надо? Или позвать полицейского?

Да Силва начал чувствовать себя обманутым, а в таких случаях он становился упрямым даже с хорошенькими женщинами. Он долго разглядывал симпатичное лицо, потом вздохнул.

— Вы не понимаете, синьора. У меня оплаченный заказ. Пассажир уже есть. Я еду его забрать, и уже опаздываю. Он меня давно ждет.

Хотя это было очень близко к истине, ее это ничуть не убедило. Ее холодная улыбка означала, что его попытка — самая слабая выдумка, которую ей пришлось в тот день выслушать.

— Ваш флажок показывает, что вы свободны. По закону вы не можете мне отказать. Так что мы зря теряем время. Вы мне поможете или придется звать полицейского?

Да Силва вздохнул. Что за день!

Что бы действительно стоило сделать, — подумал он, — так отпустить ее за полицейским, а затем посмотреть на нее, когда он отдаст мне честь. И спросит, не хочу ли я, чтобы ее арестовали. Эта мысль заставила его улыбнуться и пожать плечами. Итак, отпуск придется отложить на час — другой. Значит, этим вечером им не добраться до Хуис де Фора…

Итак, придется отвезти красотку…

Остается надеяться, — подумал он, — что мы как-нибудь встретимся при более благоприятных обстоятельствах — может быть, за коктейлем, — и вволю посмеемся над этим. Она, конечно, поймет, в каком она долгу передо мной.

Да Силва отвернулся к рулю, старательно изобразив угрюмый вид, обычный для водителей, уступивших в споре с пассажиром. Он потянулся, чтобы опустить флажок; это было одним из нововведений, поэтому он никогда о нем не думал, а сейчас вдруг понадеялся, что он работает. Но надежда была напрасной. Маленький черный ящичек тут же начал тикать, выставляя цифры одну за другой. Настроение его улучшилось. Кто знает? — подумал он. — Мы можем даже подрабатывать. Управление, конечно, могло бы это использовать…

— Хорошо, синьора. Вы победили. Нет нужды звать полицейских. Куда вас отвезти?

Если бы он увидел триумфальное выражение ее лица, то мог бы отнести его на счет естественной реакции женщины, выигравшей у врага, мужчины, сломавшей превосходство водителя такси. Если бы он заметил ее торжество, то был бы слегка удивлен, сочтя его слегка преувеличенным для такой маленькой победы. Однако к тому времени, когда он поправил зеркало заднего вида и взглянул на нее, она прекрасно контролировала свои чувства и встретила его серьезным взглядом.

— Сначала по Копакабане — через новый тоннель и авениду Принцессы Изабель. Потом я скажу, куда дальше.

Бразильцы обычно фатально воспринимали приказы, которых невозможно избежать. Да Силва завел мотор и влился в поток машин, направляясь на юг по краю Фламенго. Хорошо хоть, что ей не нужно в какой-нибудь из северных пригородов бесконечно растянувшегося города; это утешало. Копакабана была по пути: он знал радиомагазин на авенида Носса Синьора всего в квартале от его собственной квартиры на набережной и мог взять комплект ламп там. Капитан усмехнулся странной ситуации и принял вид рядового таксиста, общаясь с пассажиром в их обычной манере, хотя старался делать это чуть менее небрежно, чем они.

Триумфальная улыбка исчезла с лица Рамоны Марианны Веларес, но сама она щедрой рукой раздавала себе поздравления. Будучи столь же правдивой, как и большинство женщин, Рамона немного приврала в своей истории о проблемах с такси и таксистами. Она в самом деле прождала два напряженных часа, правда, скорее сама отказываясь от услуг таксистов, чем те отказывали ей. Не то, чтобы они знали, что им отказывают; она просто рассматривала водителей у светофора на руа Силвейра Мартинес, когда те останавливались на красный свет, а затем давала им уехать. Она целеустремленно искала такого, который казался бы достаточно сдержанным, чтобы не задавать лишних вопросов насчет ее цели, достаточно вороватым, чтобы не беспокоиться о законности ее предложения, и достаточно небогатым, чтобы согласиться это предложение принять. Когда у светофора притормозил да Силва, она была уверена, что нашла такого, и не собиралась позволить ему ускользнуть. Этот кудрявый, крепкий, усатый шоферюга показался превосходным кандидатом, а его очевидная нелюбовь к блюстителям закона только подтвердила правильность выбора.

Впрочем, — лениво думала она, глядя на его орлиный профиль, крепкие челюсти и отмечая широкие плечи и крепкие мышцы рук, — он мог быть даже привлекательным, если бы когда-нибудь мылся. Но эту мысль она сразу отбросила: сейчас не до романтики. Но мысль вернулась. По сравнению с ним Чико смотрелся слишком молодо. С другой стороны, сомнительно, что ее разбойник-шофер мог заплатить хотя бы за скромный ужин, а Чико не только мог, но и в скором времени должен был заполучить по-настоящему большие деньги. И она тоже, если сумеет привлечь таксиста на свою сторону.

Пора было начинать.

Она наклонилась вперед, постучав по его плечу, вполне уверенная, что низкий вырез блузки виден в зеркале заднего вида под самым выгодным углом.

— Синьор?

Да Силва мельком глянул в зеркало, отметил роскошную линию шеи, крепкую начинку декольте и сглотнул.

— Синьора?

Она загадочно улыбнулась и откинулась назад, довольная, но не удивленная результатом своей женской уловки.

— Скажите мне, синьор, в каких трущобах вы живете?

— Прошу прощения?

Да Силва на мгновение оторвал взгляд от дороги, чтобы взглянуть через плечо, удивляясь вопросу, и тут же отвернулся. На глупые вопросы можно отвечать когда угодно, а на задачки транспортного потока в Ботафого, где он сейчас оказался, отвечать требуется мгновенно, иначе движение само себе ответит, обычно с трагическими последствиями. Он немного сбавил скорость, перестраиваясь в правый ряд, и улыбнулся про себя. Если у пассажирки возникло чувство превосходства при мысли, что он обитает в одной из фавел на горных склонах, пусть тешится. В самом деле, такое предположение было вполне логичным: 95 процентов городских таксистов жили в трущобах. Ничего лучшего они позволить себе не могли.

«А когда наконец придет день, — думал он, — когда нам случится случайно встретиться на светском приеме, твое смущение станет еще больше. Как и мои преимущества, естественно».

Ему удалось напустить на лицо выражение, сочетающее некоторый фатализм насчет своей бедности с оправданным негодованием в связи с ее словами.

— Я, синьора? — и экспромтом выдал: — На Лагоя Родригес де Фретас…

— Те, что называют Прайя до Пинто?

— Нет, синьора. Те напротив, на этой стороне, на Морро дос Кабритос. Их называют Кататумба.

Она ответила довольной улыбкой. Казалось, он все больше подходил для их целей. В Кататумбу даже полиция не совалась. Даже парами, даже нарядами. Это было бы идеально…

— И я полагаю, синьор женат? — расспросы продолжались.

— Женат?

Странный вопрос, но он представил, что за день работы таксисты и не такие вопросы слышат.

— Нет, синьора.

— Но молодой здоровый мужчина, вроде вас, должен иметь подружку? Чтобы готовить или стирать. Или, ну — заботиться о нем?

Да Силва нахмурился. Он знал, что некоторые любят разговаривать с таксистами, как другие любят разговаривать с парикмахерами или сами с собой, но нарастало подозрение, что за вопросами стоит какая-то цель. Конечно, есть женщины, испытывающие сексуальное наслаждение от совокупления с мужчинами, стоящими гораздо ниже на социальной лестнице, и чем больше это различие, тем больше удовольствие. Похоже, так утоляется некоторое чувство вины. Он взглянул в зеркало, встретив ее холодный, жесткий взгляд, и снова стал смотреть на дорогу. Нет, цель ее расспросов о его личной жизни — совсем не желание ее разделить. Какая жалость! И все же что-то у нее на уме, и единственный способ узнать — продолжать маскарад.

Он печально улыбнулся, повертев головой, чтобы показать свою рубашку и явно не стиранный воротник.

— Нет, синьора, боюсь, я не так удачлив. Никто мне не стирает, справляюсь сам, когда есть время. И никто не готовит. Я ем там и тогда, когда могу. — Тон приглашал к сочувствию, типичный тон любого таксиста на его месте. И цель его была совершенно очевидна — извлечь как можно больше чаевых.

— Понимаю.

Пассажирка откинулась назад, словно разговор был окончен, лицо ее стало непроницаемым. Итак, готовит сам, да? А как проверишь? И все же, похоже, он и в самом деле жил один, а если нет, мог легко отделаться от любого партнера на несколько дней.

Да Силва терпеливо ждал; уверенный, что расспросы далеко не закончены. Он въехал в тоннель Ново, вынырнул на Копакабане и пересек Руа Барата Рибейро, сбросив скорость и глядя в зеркало.

— Вы хотели попасть сюда? Авенида Принцессы Изабель.

— Поезжайте вдоль пляжа. К Арпоадор…

Для женщины, угрожавшей позвать полицию, если ее не отвезут куда нужно, она казалась слишком нерешительной насчет конечной цели поездки.

Значит, он был прав: расспросы еще не закончены. Капитан вдруг подумал о возможной причине ее неуверенности — отсутствии денег. Но тут же отбросил эту мысль. Слишком печально, если только это удастся выдать Вильсону как причину опоздания. И, думая о Вильсоне, да Силва наклонился вниз и крутанул переключатель. Если Вильсон где-то поблизости от своего приемника, пусть тоже послушает странный разговор. По крайне мере, узнает причину задержки и заодно станет ценным свидетелем.

Пассажирка смотрела в окно, тщательно готовя свои следующие реплики. Сомнений не оставалось: кандидат подходил превосходно, жил один в захудалых трущобах и вряд ли бы нервничал, придись ему взять на несколько дней жильца. И уж тем более не отказался бы таким образом заработать. Она вздохнула, принимая решение, и наклонилась вперед. Вырез еще раз открылся, на этот раз без ее участия; ей было не до кокетства.

— Синьор?

— Синьора?

— Прижмитесь где-нибудь у бровки на минутку. Я хочу вас кое о чем спросить.

Сбавляя скорость, капитану удалось проехать еще несколько кварталов. Она попросила в самый неудачный момент, как раз напротив его собственной квартиры. Было бы жутко неловко — причем для них обоих — когда портье открыл бы дверь машины, чтобы приветствовать уважаемого жильца. Наконец он нашел свободное место, свернул к тротуару, заглушил мотор и обернулся, положив руку на спинку сиденья и разглядывая девушку.

— Да, синьора?

Тон его явно намекал, что если она без гроша, то можно как-нибудь договориться.

Она прекрасно его поняла, покраснела, но продолжала задавать вопросы.

— Прежде всего, как вас зовут?

— Меня, синьора? — Начал он с правильно избранной комбинации подозрительности и недоумения. — А зачем?

— Я хочу знать, как вас зовут?

— Хосе Мария Карвальо, — он пожал плечами.

— Полиция вас не разыскивает?

Недоумение обернулось злостью.

— Если бы меня разыскивала полиция, синьора, стал бы я весь день разъезжать в такси у них под носом? Полиция не слепа, а я не идиот.

Его тон показал, что вопрос неуместен. Она прикусила губу. Да Силва усмехнулся про себя. Тебе надо попрактиковаться в подобных ситуациях, — подумал он и решил ей помочь. Иначе он лишится шансов попасть на охоту.

— Синьора! Вы от меня чего-то хотите. Не нужно бояться. Что именно?

Она облегченно кивнула: теперь инициатива исходила от него.

— Как вы отнесетесь к предложению подзаработать?

Брови да Силва взлетели вверх, потом вернулись в прежнее положение.

— Мне всегда нравилось зарабатывать деньги, синьора. Но о каких деньгах мы говорим? И что за эти деньги нужно сделать?

— Я говорю о больших деньгах. Тысяча конто — тысяча новых крузейро, вот.

Лицо да Силва осталось бесстрастным, но под внешним спокойствием его грызло раздражение. Теперь он понимал, что именно его такси выбрали не случайно. И хотя он заранее знал, что его мужское обаяние тут ни при чем, досадно было обнаружить, что благодарить следовало свой бандитский облик. Конечно, это давало преимущество в самых разных ситуациях, но все же он чувствовал себя слегка обиженным. Ладно, если ей нужен бандит, она его получит.

— За тысячу конто, синьора, мне все равно, что нужно делать. Считайте, что договорились.

Девушка улыбнулась, довольная, что так точно вычислила его алчность, и все же немного расстроенная, что он даже не торговался. Впрочем, все дело в деньгах. Попроси она его о любезности, был бы он так же сговорчив?

Не глупи, — сказала она себе, — ты что, занялась этим только для развлечения?

— На самом деле ничего страшного, — спокойно сказала она. — Все, что я от вас хочу — это позволить моему другу два-три дня провести у вас в Кататумба.

На миг да Силва удивился: может, он неправильно понял ситуацию? Но уже знал, что нет. И, возможно, знал немного больше. Он хитро покосился на нее.

— Другу? Или вам?

Ответом был возмущенный и злой взгляд.

— Давайте без глупостей, синьор, — твердо осадила она, а потом заставила себя расслабиться. Искала бандита, аморального корыстного типа? Тогда не удивляйся, что нашла. И прежде всего, не теряй его! Они не растут на каждом кустике и не сидят в каждом такси. Чего ты, в самом деле, злишься? Впрочем, с неожиданной честностью она допустила, что его предложение могло показаться даже привлекательным. Она прогнала эту мысль, сконцентрировавшись на своей миссии, и, сдерживая злость, сказала:

— Не мне, синьор. Другу, мужчине.

Капитан почесал щетину и засомневался. Разыгрывать роль бандита оказалось более занимательно, чем он думал; когда он видел бандитов — обычно в своем кабинете или в тюрьме — они совсем не казались ему забавными. Но он заставил себя думать о деле.

— Есть небольшая проблема, синьора. У меня одна койка…

Глаза Рамоны бешено сверкнули. Итак, этот засранец сам себе готовит? И стирает? Спорю! Возможно, подружки у него не спят, зато наверняка слоняются вокруг и видят, кто ложится в его единственную кровать! Она заставила себя успокоиться, чтобы голос прозвучал безразлично.

— Если синьора не интересуют деньги… Если сумма слишком мала для человека с его благосостоянием…

— О нет, деньги меня очень интересуют!

— Тогда, я уверена, вы справитесь даже с одной кроватью!

Ее ледяной тон показал, что он с одинаковым успехом мог провести две-три ночи меряя шагами пол — если в хибаре был пол — или дремля стоя. Ее это не волновало, она вовсе не беспокоилась о нем, договариваясь о жилье для кого-то в его лачуге.

Да Силва усмехнулся про себя, подумав с упреком, что ей следовало быть с ним помилее. В конце концов, они на грани того, чтобы стать соучастниками преступления.

— Раз нужно — справлюсь, — нравоучительно заметил он, внимательно изучая ее лицо. — Но думаю, вашему другу беспокойства ни к чему. Могу заверить вас, в полиции Кататумба на меня ничего нет.

Она не знала почему, но чувствовала, что должна объясниться; речь шла уже о деле.

— Это только шутка. Часть испытания студенческого братства.

— Братства, синьора? — озадаченно нахмурился он.

— Это как клуб. Так заведено в университетах. Мой друг хочет вступить в этот клуб, а там настаивают, чтобы он это сделал… — Она запнулась. Как же объяснить? Но это не понадобилось, потому что по его лицу было видно, что он не верит ни одному ее слову.

— Не нужно, синьора, — мягко остановил ее да Силва. — За тысячу конто объяснения не нужны. Однако у меня есть один вопрос. Как его зовут? Этого вашего друга? — спросил он, как бы извиняясь. — В конце концов, два-три дня мне нужно его как-то называть!

— Его зовут Жоао.

— Хорошее имя. Жоао, а фамилия?

Она спокойно посмотрела на него.

— Жоао Фулано.

Местный эквивалент Джона Доу… Да Силва понимающе улыбнулся.

— Знаете, у нас там это имя встречается куда чаще, чем вы могли подумать. А где я его заберу? И когда?

— Вы подберете его завтра. — Теперь девушка говорила быстро, как будто хотела поскорее покончить с делом. — На перекрестке Фонте де Саудаде и Эпитасио Пессоа. Это очень близко от ваших мест. Он будет на виду — то есть, не на главной улице, конечно…

— Придется подняться метров на пятьсот, — сухо заметил да Силва. — Надеюсь, он в хорошей форме.

— В хорошей, он спортсмен. — Она оборвала себя, сердясь, что дает информации больше, чем полагалось по плану.

— А время?

— Девять утра. Ровно.

— Я буду там вовремя.

— И если его почему-то не будет на месте, вам больше нескольких минут ждать не нужно. Тогда он будет там же на следующий день. Ясно?

— Абсолютно. А как я его узнаю?

— Вероятно, на том углу он будет единственным, обычно там нет никого, кроме нянек, прогуливающих малыша. — Рамона заколебалась, понимая, что может получиться по-другому, и нужно что-то получше…

— Ну, мой друг довольно высок, худощав, молод…

— Как молод?

— Ему немного больше двадцати. Студенческие годы…

— А как он будет одет? — он предостерегающе поднял руку. — Возможно, лучше мне сказать, как ему следует одеться. Наверняка он никогда раньше не был в трущобах, а нужно, чтобы его не приняли за чужака. — Он снова поднял руку, останавливая ее возможное несогласие.

— Скажем, он должен быть одет не лучше, чем я. В старой кепке, если найдется. На горе их немногие носят, но носят, зато они прикрывают волосы и часть лица. Пусть не бреется. И если его одежда — его старая одежда — еще не вышла из моды, лучше взять что-то у сборщиков тряпья или испачкать одежду.

— Я передам.

Да Силва вспомнил о куда более важном.

— И скажите ему быть особенно осторожным с туфлями. Если у него будет приличная пара туфель, он не только будет вызывать подозрение, но их могут просто спереть. Как и все прочее, что будет у него с собой, конечно. Хорошие туфли пользуются огромным спросом в таком месте, как Кататумба, где приходится по нескольку раз на дню подниматься и спускаться с горы.

— Я ему скажу.

Если познания таксиста по части маскировки оказались слишком широки, или его язык, вопреки внешности, казался слишком интеллигентным, она никак не реагировала.

— Это все?

— Далеко не все, — да Силва изучал ее лицо. Боже, какая все-таки хорошенькая! Однако не время… Он поиграл желваками на скулах, прищурился. — Вы обошли вопрос оплаты. Как я получу деньги? И когда?

Она нагнулась над своей сумочкой.

— Я дам вам пятьдесят конто. Остальное будет завтра у моего друга. Или на следующий день, — в зависимости от того, когда вы его заберете.

— Хорошо, — кивнул да Силва, — только скажите ему, чтобы это были старые крузейро. Я слышал, новые подделывают еще до того, как правительство их официально выпускает.

Это было правдой, он не только слышал это, но и знал. Одно из многих дел, к которым ему предстоит вернуться после отпуска.

Какого отпуска? Он отогнал эту мысль.

— Я скажу, — повторила девушка, — будут старые крузейро. Новых я еще не видела. — Она подняла глаза и произнесла медленно и осторожно, явно желая, чтобы значение ее слов до него дошло. — Мой друг принесет только то, что полагается по нашему уговору, и эти деньги ваши. Поэтому никто не выиграет, если его ограбят.

Она развернула толстую пачку банкнот.

— Вот, плюс два конто за такси.

Он коротко кивнул, не собираясь пересчитывать, и сунул толстую пачку в карман. Потом повернулся назад к рулю и к зеркалу, отражавшему его лицо.

— Никто не собирается его грабить.

Капитан нажал стартер, послушал, как моментально откликнулся мотор, затем взглянул в зеркало заднего вида.

— Хорошо. Завтра в девять. Если его не будет к девяти пятнадцати, то послезавтра. Жоао Фулано. Угол Эпитасио Пессоа и Фонте де Сьюдад. — Он кивнул. — А теперь, синьора, куда вас отвезти?

— Никуда, — она спокойно защелкнула сумочку. — Я оставляю вас здесь. Вы ничего не добьетесь, пытаясь следовать за мной, и я полагаю, не станете этого делать.

Да Силва старался удержать на лице серьезное и даже безразличное выражение, но это требовало немалых усилий. Конечно, она должна знать больше! Как бесчестный таксист, он бы определенно выиграл, узнай, кто она и где живет. Это могло послужить вполне приличным основанием весьма доходного шантажа. Если, например, афера окажется не такой невинной, как она утверждает.

Как офицер полиции, он выиграл бы не меньше. И последнее: как он, нормальный здоровый мужик, которого некому кормить и обстирывать и некому о нем заботиться, как он позволит этой красивой женщине просто уйти, чтобы никогда больше ее не увидеть? Нет, он не мог, и любая женщина должна это осознавать. Да Силва решил, что в будущем должен сказать ей об этом за коктейлем. Если вдруг не придется сказать об этом раньше — в полицейском управлении.

Отогнав эту неприятную мысль, он повторил:

— Как прикажете, синьора.

— Ладно.

Она отрыла дверь, шагнула на тротуар и приостановилась. Потом наклонилась через открытое переднее окно, на этот раз придерживая блузку на груди рукой. Да Силва едва сдержал невольную улыбку. Она изучала его лицо.

— Не пытайтесь меня преследовать!

Она старалась говорить холодно, приказным тоном, еще минуту смотрела на него, а потом шагнула на мостовую, махнув рукой водителю приближавшегося такси.

Да Силва в отчаянии воздел глаза к небу — и тут же отметил номер такси, в которое она села. Он не имел ни малейшего желания ее потерять, но ухватиться было не за что. Не ехать за ней? Действительно, некоторым просто нельзя выходить из дома без няньки. Он подождал, пока такси с девушкой минует следующий светофор, и двинулся следом, пропустив вперед несколько машин.

Интересно, кто финансирует невинные затеи студенческого братства? Обычно братства принимают новых членов в начале учебного года, а не во время рождественских каникул. С другой стороны, неужели его хорошенькая пассажирка лукавила?

Ужасная мысль, — грустно вздохнул он и поехал дальше, держа переднюю машину в поле зрения.

Глава 4

Вильсон, уже переодевшийся для поездки в Гойас, в десятый раз за последний час взглянул на свои часы, а потом мрачно нахмурился, разглядывая в окно движение транспорта на проспекте внизу в поисках знакомого такси. Обычно вид на восточный берег Лауа из его апартаментов ему очень нравился. Высокое кольцо соседних гор, отвесные скалы Корковадо с сияющей статуей Христа наверху контрастно отражались в зеркальной глади безмятежной лагуны. Собственно, пейзаж и заставил его снять эту квартиру, несмотря на непомерную цену, которая заставляла чертыхаться каждый раз, выписывая чек.

Сейчас его крайне заботило, что друг не появлялся. Черт побери! Он должен был еще заехать на работу! Весь день потерян из-за того, что да Силва пришлось возиться с этим чертовым такси, и совершенно ясно, что неприятности с ним только начинаются. Так всегда было, и так будет. Да Силва обещал уложиться в полчаса, хотя бразильцы представления не имеют о времени, а уж да Силва — меньше всех, но даже для него это слишком!

Обычно меньше чем за двадцать минут удавалось доехать от Катете до Сао Клементе, и ни о каких пробках в это время и речи не шло. Даже если он почему-то поехал через Копакабану, надо добавить только пять минут — не больше. Вильсон отлично знал, что десять минут больше, чем достаточно, чтобы заправить машину, даже такого монстра. Нет, Зе давно должен быть здесь, и Вильсон раздражался все сильнее.

С недовольной гримасой на лице он прошагал назад к маленькому бамбуковому бару, подтянул табурет и налил себе коньяку, уже не в первый раз. И мрачно подумал, что если в дорогу придется взять только три бутылки «Реми Мартен» вместо четырех, его опоздавшему другу некого будет винить, кроме себя. А то, что трех не хватит, он не сомневался.

Он опрокинул бокал, чувствуя, как согревается нутро, закурил и глубоко затянулся, а чтобы успокоиться, за неимением лучшего занятия, попытался прочесть мелкую печать на задней стороне бутылки. Ему вдруг пришла в голову мысль, что никто никогда не читает эти мелкие надписи на бутылках спиртного, будь то спереди или сзади. Может быть, вместо указания процента спирта или адресов заводов-производителей, — подумал он вдруг, — маленькие письмена снимали всякую ответственность за тяжкие последствия? Вполне возможно! Он задумчиво поднял глаза, осмысливая новую теорию, и вдруг услышал несвязные звуки, за которыми последовало что-то похожее на голоса.

Вильсон нахмурился, ощущая бремя выпитого. Шум не мог доноситься сверху, потому что наверху соседей не было. И не мог долетать от соседки снизу, потому что, во-первых, она была очень тихой, а во-вторых, уехала на неделю в отпуск. Вильсону это вдруг не понравилось. Почему она заслужила отпуск, а он нет? Он понимал несправедливость своего возмущения, потому что незамужняя хорошенькая девушка ему нравилась да к тому же не раз одаривала его долгим взглядом в лифте. И потом она…

Он остановился, прислушиваясь. Шум доносился с полки напротив бара, где у него стояла коротковолновая радиостанция. Вильсон легонько икнул и призадумался.

Может быть, да Силва снова включил в автомобиле рацию? Конечно, может. С да Силва все возможно. Но зачем? Вильсон нахмурился. Очевидно, чтобы сказать, где он или, на худой конец, почему опаздывает. Ну, если да Силва был не больше, чем в квартале отсюда со своей неудачной имитацией передатчика Маркони, это пустая трата времени. С другой стороны, — подумал вдруг Вильсон, — если Бог велел прощать, он смог бы простить да Силва его медлительность.

Вильсон тряхнул головой, отчасти в недовольстве, отчасти, чтобы прояснить мозги. Что может оправдать такое опоздание! Он думал и ходил вокруг бара, потом, качнувшись, склонился над радиостанцией и потянулся к микрофону.

— Да? Зе? Это ты? Где ты, черт тебя подери?

Потом опомнился.

— Извини. Я имел в виду, поторопись, пожалуйста!

Он перешел на прием и немного подстроил частоту, больше наудачу, чем надеясь на успех. В динамике стояла тишина. Либо Зе в этот момент был слишком занят чем-то другим, либо его бразильский друг забыл, как работать с радио, либо этот клубок изношенных проводов в конце концов отказал. Или все три причины сразу.

Взбешенный Вильсон уже решил выключить приемник, но тут вдруг услышал знакомый голос друга.

— Простите, синьора…

Вильсон отодвинулся, хмуро глядя на аппарат, и тут его осенила единственно возможная причина, все объясняющая. Женщина? Триста шестьдесят пять дней в году, и да Силва приспичило выбрать один-единственный, день их отъезда в отпуск, чтобы подцепить бабу? Прекрасно! Он приник к приемнику, полный решимости собрать достаточно улик для нагоняя, который собирался задать своему заблудшему другу, когда наконец мозги его заработали.

Вильсон отчаянно потряс головой, стараясь разогнать коньячные пары. Голова прояснилась, и он вдруг встревожился. Ясно было, что да Силва никогда не включил бы радио только для того, чтобы известить мир, что опоздание связано с женщиной. Совсем наоборот. Проанализировав имевшиеся факты, Вильсон кивнул, довольный работой своих мозгов и тем, что мало-помалу трезвеет. Причины, заставившие да Силва прибегнуть к радио, явно были гораздо серьезнее.

Его приемник снова затрещал. Вильсон постарался подстроиться и уйти от шумов, ругая на чем свет стоит несовершенство автомобильного передатчика. Он старался крутить ручку помедленнее, и голос да Силва вдруг загремел на всю квартиру громко и ясно.

— … дос Кавритос… Кататумба…

Вильсон еще сильнее нахмурился и уставился на приемник. Кататумба? Это же трущобы на той стороне залива… Кататумба, конечно, была самым преступным районом в городе. Может быть, карабкаясь полмили вверх, чтобы принести пять галлонов воды в банке из-под бензина, человек становился злым?

Вильсон ломал голову над словами да Силва. Смысл сообщения до него не доходил. Он снова сосредоточился на приемнике, приник к затянутому тканью динамику, но слышал только шум эфира. Проклятье! И вдруг безмолвие разорвал совсем другой голос. Он звучал совсем слабо, видимо, его обладатель сидел не рядом с радио, а скорее всего на заднем сиденье. Голос был женский.

— … заработать?

Казалось, пауза длилась бесконечно, пока он не услышал хоть какие-то обрывки ответа. Голос прозвучал жестко, это, конечно, говорил да Силва.

— … заработать… каких деньгах… что нужно сделать?

Ага! Не у да Силва просили деньги, ему их предлагали!

И капитан, казалось, готов был их принять. Если в этих загадочных коммерческих переговорах и был какой-то скрытый смысл, Вильсон честно должен был признаться, что до него он не дошел. Будь проклято дешевое автомобильное радио! Да Силва подавал ему намек за намеком, но все скрывал проклятый шорох! Он попытался увеличить громкость приемника, но добился только хриплого воя, почти его оглушившего. Пришлось торопливо повернуть ручку влево, потом медленно повести ее вправо. Такая стратегия, казалось, сработала: голос да Силва снова вернулся, на этот раз четкий.

— …полицию…

Ха! Голос снова затих, но теперь это было неважно, наконец сообщение дошло до него! Да Силва был в беде и хотел вызвать полицию! Как это он умудрился попасть в беду за такое короткое время с тех пор, как они разговаривали по телефону? Вильсон отошел от бара к стойке с телефоном, поднял трубку, набрал знакомый номер. После первого же гудка ему ответили.

— Кабинет капитана да Силва.

Это был голос пожилой и очень опытной секретарши Зе. Вильсон начал было ухмыляться, но тут же перестал.

— Дона Долорес? Лейтенант Перейра уже вернулся с ланча?

— Мистер Вильсон?

Он невольно улыбнулся и огорченно подумал: шесть лет в Бразилии, два миллиона за уроки португальского, но его всегда будут узнавать по телефону; навсегда останется чертов акцент. Потом пожал плечами. По крайней мере, хорошо, что Вашингтону неизвестны его языковые трудности. Иначе быть ему третьим вице-консулом в Ньюкасл-на-Тайне.

— Да, синьора. Лейтенант Перейра уже вернулся с ланча?

— Лейтенант Перейра? — удрученно фыркнула дона Долорес. — Он не ходил на ланч. У него в столе черствеет сэндвич. Принесли с доставки. — Она явно снимала с себя всякую ответственность за здоровье тех, кто покупал сэндвичи с доставки.

— Могу я с ним поговорить?.

Но дона Долорес была далека от того, чтобы закончить разговор. Вынужденная на две недели перенести свои материнские инстинкты на заменяющего да Силва лейтенанта, она теперь спешила поделиться.

— Он еще пьет содовую из автомата. Апельсиновую, мистер Вильсон! Столько газа, не говоря уже о сахаре!

— Дона Долорес! Мне срочно!

На дону Долорес это не произвело впечатления. Что может быть более неотложным, чем здоровье?

— Хорошо, мистер Вильсон, — тон явно советовал ему обратиться к врачу, — я его позову.

Щелкнула поднятая на другом аппарате трубка, прозвучал знакомый голос. Перейра как всегда говорил бодро и кратко. Люди, которые не были бодры и всегда наготове, долго с капитаном да Силва не работали, а Перейра продержался уже пять лет. Голос лейтенанта звучал дружелюбно, но настороженно.

— Мистер Вильсон? Как дела? Я думал, вы с капитаном да Силва уже на полпути в горы. Что случилось?

— Он до меня так и не доехал, но я перехватил по радио. Из такси…

Вильсон сообщил, что он услышал, не позволив себе комментариев по поводу качества автомобильного радио. В сообщении такого рода он был непревзойден. Его память никогда не подводила, богатая практика позволяла разместить события в надлежащем порядке, с замечательной способностью рассчитать временные интервалы между ними. Когда он закончил, Перейра нахмурился.

— Вы говорите, не походило, что он особенно встревожен?

— Странно, но не был. И все-таки нет сомнения, что он просил меня связаться с полицией. Конечно, прием от его рации ужасен, поэтому я могу ошибаться, но не думаю. — Он нахмурился, на секунду задумавшись. — Вы можете поручить кому-нибудь найти его и помочь? Знаете номер его машины? По-моему, он из Гуанабары.

— Да, — подтвердил Перейра, — и любой патрульный знает такси капитана да Силва. Я запрошу их, как только повешу трубку. Как вы думаете, в каком районе он был?

— Ну, вы можете узнать, когда он выехал из гаража Катете… Оттуда он направился ко мне, хотя сказал, что собирается заехать за радиолампами. Но я не думаю, что он поехал бы за ними за город. Как я догадываюсь, он может быть где-то между Копакабаной и моим домом. Но судя по качеству приема, не близко. И это все, что я могу сказать.

— Спасибо. — Трубка щелкнула, — Перейра не собирался попусту терять время.

Вильсон положил трубку и повернулся к радиостанции, но теперь тот не поддавался никаким убеждениям и оставался немым. Либо да Силва отключился, либо — гораздо хуже — кто-то его отключил. Ладно, ничего не поделаешь. Теперь оставалось только ждать, пока патрульные машины найдут такси да Силва.

Он обернулся к бару, снова выдвинул табурет и хмуро глянул на бутылку коньяка. Потом пожал плечами. Раз отпуск откладывается, им явно не понадобятся четыре бутылки «Реми Мартена». Трех должно хватить. Удовлетворенный этой безупречной логикой, Вильсон уселся на табурет, налил себе изрядную дозу и позволил себе расслабиться в ожидании новостей.

Глава 5

Такси, за которым ехал да Силва, свернуло с авеню да Атлантика на Авенида Райна Элизабет, направляясь в Ипанема и Леблон. Да Силва сбавил скорость, немного поотстал, зная, что движение вдоль этой части пляжа будет менее напряженным и девушка, если вздумает осмотреться, может его заметить. И все же, держась на дистанции в два квартала, можно надеяться остаться неузнанным. На расстоянии все такси в Бразилии казались одинаковыми, за исключением новых «фольксвагенов», которые стали появляться на улицах и совсем не походили на такси.

Он свернул с Райна Элизабет на Авенида Виейра Соуто, сохраняя дистанцию, и только расслабился, как тут же подпрыгнул, прикусив язык, когда сирена взвыла прямо ему в ухо и рев ее диким эхом отозвался внутри его черепа. Ошарашенный, он автоматически принял вправо, чтобы дать дорогу скорой помощи, полицейской машине или чему-то еще пронестись мимо по проспекту, но вместо этого перепугавшая его патрульная машина подрезала его и затормозила впереди. Кипя от злости, он нажал на тормоз, так что завизжали шины, и только чудом избежал столкновения. Упершись бампером в заднее крыло патрульной машины, капитан ожидал объяснений, и взгляд его леденел от злости. А впереди спокойно исчезала за поворотом машина, которую он преследовал.

Два полицейских в штатском с пистолетами в руках поспешно подошли вплотную к такси да Силва с двух сторон. Не глядя на оторопевшего водителя, как будто отрабатывали это много раз, они на долю секунда замешкались, а затем одновременно рванули задние двери и наставили пистолеты на пол, где кто-то мог согнуться, прячась. Оцепенело осмотрев пустое место, они подняли глаза на лицо капитана. Только один взгляд — и стало ясно, что что-то сделано не так.

— Вы закончили? — голос да Силва отдавал полярным холодом. — Я не хочу мешать вашей работе, но вы не собираетесь объяснить, почему едва не разбили мне машину? Опускаю тот факт, что своими действиями чуть не угробили меня.

Один из полицейских, похрабрее, попытался объяснить.

— Диспетчер принял звонок лейтенанта Перейры, капитан. Сообщение, что у вас неприятности. Мы получили инструкции найти вас и… — он запнулся, сглотнув слюну.

Что бы им не приказали, это была явная ошибка.

— Понимаю…

Да Силва выключил зажигание, мотор его содрогался на выбеге, сотрясая заднее крыло патрульной машины. Несколько купальщиков, наблюдавших за происходящим через дорогу, поспешили удалиться. Они не знали, что натворил бедолага таксист, что за него так резко взялась полиция, но точно знали, что ни в коем случае не хотят попасть в свидетели. Обычно те проводят в полиции больше времени, чем преступники.

Да Силва залез в патрульную машину и взял микрофон.

— Алло? Говорит капитан да Силва. Я…

— Вас нашли, капитан?

— Нашли, нашли! Так что сообщи это другим машинам, я не хочу, чтобы меня весь день спасали! А теперь соедини меня с лейтенантом Перейрой, ладно?

— Да, капитан!

Да Силва ждал, гладя на проспект, тянувшийся вдоль пляжа до самых скал.

И где же теперь моя прекрасная дама? — рассеянно думал он. Потом опять переключил внимание на связь: щелчки в динамике означали, что Перейра на линии.

Лейтенант явно был доволен.

— Капитан, вас вовремя нашли?

— Вовремя, — да Силва контролировал свой голос, но лейтенант Перейра нахмурился. Он знал: когда капитан говорит таким тоном, значит, он сделал глупость. Но какую? А капитан спокойно продолжал: — Знаешь, меня нашли немного раньше времени. Кого мне благодарить за спасение?

— Мистера Вильсона, капитан, — Перейра был не таков, чтобы зарабатывать славу на чужих заслугах, особенно теперь, когда капитан заговорил таким тоном. — Он слышал, как вы просили помощи по радио. Неприятности, капитан?

— Ничего, что бы не могло подождать, — да Силва покачал головой, злясь на себя.

Он сам был виноват, что включил радио, хотя знал, что работает оно из рук вон плохо. Алиби захотелось? Захотелось иметь Вильсона в качестве свидетеля? Какая глупость! Ну, нет смысла причитать, раз дело сделано…

— Вот что я хочу от тебя, Перейра, — капитан выловил из кармана рубашки мятый листок бумаги, развернул и продиктовал номер машины. — Записал? Это такси. Все что мне сейчас нужно — его обычная стоянка. Если понадобится что-то еще, я дам знать.

— Хорошо, капитан. Но я думал…

— Что?

— А как насчет вашего отпуска?

— Какого отпуска?

Перейра мудро оставил эту тему.

— Капитан, я сейчас же наведу справки. Вы будете на связи?

— Да, буду ждать.

Наступила тишина. Два здоровяка-патрульных стояли у обочины, нащупывая пистолеты в кобурах под куртками, и глуповато переглядывались. Капитан да Силва смотрел вперед невидящим взглядом, все еще виня себя за промах. В конце концов Перейра снова вышел на связь.

— Имя водителя — Алонсо, капитан. Женезио Алонсо. Его постоянная стоянка — в конце Леблон, где Атаулфо де Прайа переходит в Диас Ферейра. Возле канала. Знаете, где это?

— Знаю. Возле маленького бара, рядом с булочной.

И когда он уже собирался прервать разговор, мелькнула еще одна мысль. Нет смысла ждать, когда до этого дойдет.

— Еще одно, Перейра, и очень важное. Я хочу, чтобы ты составил список всех таксистов, живущих в трущобах Кататумба. Хочу копии их запросов на права, это даст мне их фотографии и все прочее… — немного подумав, он добавил. — И сведения на каждого, кто стоит на учете в полиции. Добудь информацию поскорее, и пусть Руй принесет это на квартиру мистера Вильсона в Лагоа. Знаешь, где это?

— Да, капитан.

— Сделай это как можно скорее. Позвони мистеру Вильсону и скажи, я буду у него, как только смогу. Чтобы он ждал Руя, если тот появится раньте меня. И последнее. — Он улыбнулся; патрульные улыбнулись ему. Они не знали, чему улыбается капитан, но предпочитали видеть капитана веселым. — Скажи мистеру Вильсону, чтобы он оставил хоть немного «Реми Мартина».

— Оставить немного «Реми Мартина»? — Перейра явно был озадачен.

— Он поймет, что я имел в виду, — да Силва бросил микрофон и вылез из машины. Потом взглянул на двух дюжих молодцев у тротуара и вежливо кивнул в сторону машины.

— Будьте любезны…

— Да, синьор капитан!

Капитан влез в свою колымагу, завел мотор и подождал, пока патрульная машина удалится. Потом со скрежетом воткнул первую скорость и рванул с места. Купальщики через дорогу с любопытством наблюдали за его отъездом, гадая, сколько ему стоила свобода. Да Силва вздохнул. Может, лучше подождать здесь, пока такси вернется, надеясь, что он не возьмет по дороге другого пассажира? Или послать человека его ждать? Что за день! Что за отпуск!

С набережной он свернул за квартал перед каналом, неофициально служившим южной границей города, срезая угол на Руа Атаулфо — к закусочной, которая вместе с телефоном на стене служила станцией такси. Несколько водителей, прислонившись к мраморному прилавку, потягивали кофе. Да Силва притормозил и довольно кивнул. Последней машиной в очереди было такси, которое он искал; водитель, ссутулившись, читал газету.

Ничего удивительного: девушка просто жила поблизости. Или снова снова сменила такси. Но о таком варианте да Силва и думать не хотел.

Он проехал мимо строя такси, остановившись в стороне от очереди, чтобы показать, что не пытается с ними конкурировать. Потом прошел назад вдоль ряда машин и наклонился к открытому окну.

— Женезио?

— Да?

— Что случилось с девушкой, которую вы подобрали на Копакабане? Вашей последней пассажиркой? Куда вы ее отвезли?

В глазах мелькнуло понимание, таксист ухмыльнулся, обнажив желтые зубы.

— О, вы тот парень, из такси которого она вышла! Что вы пытаетесь ей сделать? Что вы ей сказали? — Улыбка растаяла, сменившись подозрительностью. — Что вам за дело, куда я ее отвез?

Да Силва выудил бумажник из кармана, достал полицейский значок и сунул таксисту под нос.

— Я просто любопытный. Так что ответь, и ты свободен. Где она вышла?

Алонсо перевел взгляд с фото на удостоверении на суровое лицо перед собой и сел прямее, отложив газету.

— Что она сделала?

— Ограбила бензоколонку, — голос да Силва стал жестче. — Ну?

Женезио Алонсо думал, что неприлично полицейскому прикидываться таксистом. Однако он сообразил, что этот крутой парень его не поймет.

— У Коронадо. На проспекте…

— Я знаю. Висконде де Альбукерк на канале. — Это в трех кварталах от того места, где они находились. — Она вошла в дом? Вела себя так, как будто там живет?

Водитель пожал плечами. Он хотел помочь, но как ведет себя человек, где-то живущий? И он пошел на компромисс.

— Она вошла.

Да Силва попытался придумать еще вопросы, но не смог, водитель едва справился с одним.

— Что она на самом деле натворила?

— Оставила сдачу в супермаркете, — буркнул да Силва и зашагал к своей машине со злым блеском в глазах. Значит, Коронадо?

Он сел в машину, свернул за угол и, проехав два квартала, замедлил ход перед новым роскошным многоквартирным зданием. Коронадо был известен как дом самых богатых женщин — точнее, женщин самых богатых. Значит, квартира принадлежит кому-то другому, а не этой девице; а он чего ожидал? Чтобы такое тело осталось никем не востребованным?

Он вздохнул; какая жалость, но не в обычном смысле слова! Какая жалость! Если когда-либо он встретится с этой девушкой на коктейле, то сможет там быть только официантом по найму.

Несмотря на разочарование при виде роскоши, в которой живет девушка, мысль о том, как он подает напитки, заставила да Силву улыбнуться.

Долговязый портье в плохо сидевшей униформе свысока косился на него, озабочено выглядывая из окна.

— Кто вызывал такси?

Он был обеспокоен. Вызвать такси обычно просили его, а раз люди вызывали сами, то неужели он попал в немилость? Но потом он вспомнил, что полчаса отсутствовал, и лицо его прояснилось, но только на минутку. Таксист уже вытаскивал бумажник из кармана и через секунду предъявил ему полицейский значок.

— Девушка, — начал да Силва, опуская бумажник в карман, — вошла сюда минут десять назад, самое большее — пятнадцать.

— Она здесь живет?

— Понятия не имею. Я знаю, что она вошла.

Лицо портье снова прояснилось: типично для полиции — искать невесть кого. Во всяком случае, он ни при чем.

— Я только что вернулся с почты, капитан. Сию минуту. — Он показал рукой в сторону стопки неразобранных конвертов. — У нас там ящик. Более надежно, чем…

Да Силва не интересовала жизнь здешних обитателей.

— Вы можете узнать ее по описанию. Рост — метр семьдесят; вес 55–60 килограммов; волосы — темные курчавые, она их носит распущенными по плечам. — Он следил за лицом портье. — Невероятно красивая…

К нотке превосходства в голосе портье добавился оттенок сожаления.

— Я уверен, капитан знает, что такое Коронадо. Здесь нет некрасивых девушек. И волосы они укладывают каждый день по разному. — Видит Бог, он старался помочь. — Если бы вы знали имя…

Да Силва не дал себя сбить; по крайней мере, портье подсказал ему идею. Идею не особенно блестящую, но первую за все это время.

— Есть у вас список жильцов? Имена и квартиры?

— Конечно, капитан.

Портье порылся в ящике стола и наконец нашел то, что хотел.

— Мы даем их каждому новому квартиросъемщику на случай, если она, то есть, если они захотят знать, кто их соседи.

— Он соответствует?

— Да, синьор. Люди не съезжают до окончания срока аренды. Или, во всяком случае…

Да Силва не обращал на него внимания. Список состоял, в основном, из имен незамужних женщин, ни одно не казалось знакомым, так что список был бесполезен. И все же одна из фамилий могла быть ее, если, конечно, она просто кого-то не навещала. Ждать, пока красотка вновь появится? Так можно проторчать неделю… Он вздохнул, сложил листок и сунул его в карман.

— Ладно… Спасибо.

— Не за что, капитан.

Да Силва долго еще смотрел пария с лицом хорька под безвкусной кепкой, но не мог ничего придумать. Плюнув, он вышел, сел в машину, завел мотор и перегнулся через руль, глядя на холодный фасад здания. Где-то там скрылась девушка, которую он так хотел увидеть снова, и только отчасти — по долгу службы. Хотя почему только отчасти, если за ее жилье платит другой мужчина? Этого он и сам не понимал.

Капитан вздохнул, пожал плечами и отъехал, лавируя в потоке машин. Направился он на север, в Лагоа, к квартире Вильсона.

Глава 6

Вильсон широко распахнул дверь и отошел в сторону, испытующе глядя на да Силву и бумажный мешок, который тот принес.

— Ну, наконец-то! Перейра передал мне твое сообщение, включая ненужное замечание о «Реми Мартин», и я принял его к исполнению. Чем и горжусь. А что там у тебя? Ланч?

— Приготовься к сюрпризу, — усмехнулся да Силва. — Ты прав. Я остановился у Боба и взял несколько сэндвичей. По дороге поесть не удастся, и вообще один Бог знает, когда мы еще поедим.

Он протиснулся мимо Вильсона в комнату и, поставив пакет на бар, посмотрел на свет коньячную бутылку.

— Да, вижу, я слишком задержался…

— Ну, — начал оправдываться Вильсон, — если бы ты пришел, как мы договорились, вместо того, чтобы ввязаться в переделку, из которой мне удалось тебя спасти… Между прочим, ты мне даже спасибо не сказал… Да, кстати, а от чего я тебя спас?

— Не от худшей судьбы, чем смерть. Давай…

— Искренне на это надеюсь. Серьезно, что за история?

— Ничего, что не могло бы подождать, пока мы поедим.

Да Силва налил себе коньяку, выпил, кивнул, одобряя, и налил еще.

— Хороша штука, хоть и французская. Смесь его с «Резерве Сан Хуан» из Буэнос-Айреса станет поистине фантастической выпивкой! — Он взглянул на Вильсона. — Ты никогда не оценишь своих привилегий, пока их не лишишься и не начнешь как все простые смертные платить за приличную выпивку по ценам черного рынка.

Вильсон открыл пакет и развернул сэндвич. Он вдруг понял, насколько голоден, откусил большой кусок, прожевал и с удовольствием проглотил.

— А ты будешь охотиться за мной за связи с контрабандистами?

Да Силва потянулся за сэндвичем, удивляясь наивности вопроса. Но прежде чем он смог развить тему или развернуть свой сэндвич, зазвонил телефон. Так как он сидел ближе, он потянулся к телефону и взял трубку.

— Алло?

— Капитан? — звонил Перейра. — Я насчет таксистов из Кататумбы.

Да Силва нахмурился.

— Не говори, что там ни одного не числится.

— Есть трое, но прежде чем посылать Руя в дорожную полицию за фото, я решил вам позвонить. Не знаю, зачем они вам, но хочу сказать, что один из таксистов, живущих в Кататумба, ваш старый знакомый…

— Да? Старые знакомые — всегда самые лучшие. Кто это?

— Клаудио Фонзека. Помните?

— Помню ли я старого друга Клаудио? О да! — да Силва улыбнулся, но улыбка была не из приятных. — Прекрасно помню, и ты совершенно прав, что позвонил, потому что теперь нет смысла беспокоить Руя или наших коллег. Думаю, Клаудио сделает все в лучшем виде.

Он прикрыл рукой трубку, обернувшись к Вильсону.

— Благодарю тебя, Господи, за умных помощников! — и убрал руку с трубки. — Клаудио все еще ездит в утренние смены? С той же стоянки на Прана Мауа?

— Да, капитан. Я уже проверил.

— Отлично, отлично, — да Силва гордился лейтенантом, и тон его это показывал. — Тогда, я полагаю, ты сходишь туда и найдешь его. Прямо сейчас. И передай мое личное приглашение побывать на квартире у мистера Вильсона, выпить и — возможно — поговорить. Приходи с ним, чтобы он не заблудился.

— Да, капитан, — Перейра явно колебался. — У нас на Фонзека сейчас ничего нет, капитан. По крайней мере временно он чист.

— Ты сам себе противоречишь. В данный момент у нас на него ничего нет. Но это не значит, что он чист.

— Знаю, капитан, — терпеливо сказал Перейра, — но я имел в виду, насколько можно быть настойчивым, его приглашая?

— Так как у нас в данный момент на него ничего нет, — резонно рассудил да Силва, — нажать ты не можешь, я бы сказал, не можешь настаивать больше, чем необходимо. То есть только до тех пор, пока Клаудио не станет отказываться.

— Понимаю, капитан, — Перейра был абсолютно согласен с таким решением. — Он не откажет. Что-нибудь еще?

— Нет, думаю, все. Сделай это…

Вильсон наклонился над ним, перебивая.

— Пусть принесет горчицу.

— … как можно скорее, — закончил да Силва и повесил трубку.

Он вытащил последний сэндвич, убрал его подальше от приятеля и продолжил разворачивать первый.

— Какая тебе разница, горчица или кетчуп? Ты уже съел свою долю. — Он откусил сэндвич и стал задумчиво жевать, глядя на Вильсона. — Скоро у нас появится компания.

— Ясно, — Вильсон поискал, чем бы смести крошки, но передумал. — Не представляю, как ты мне все это объяснишь. Почему вместо заслуженного и полностью оплаченного отпуска я сижу здесь и наблюдаю, как ты обжираешься?

— По сути дела, — да Силва проверил, на месте ли сэндвич, — у нас по крайней мере полчаса до прихода Перейра с другом Клаудио, и мне хотелось бы услышать твои соображения.

Покончив с сэндвичем, он энергично взялся за второй, испытывая безграничное терпение Вильсона. Когда был проглочен последний кусок и опустошен второй стакан коньяка, да Силва закурил и откинулся в кресле.

— Ну, похоже, я насытился, и голодная смерть откладывается.

— Голод — может быть, но не любопытство.

— А, да… — да Силва снова взглянул на часы, кивнул и нахмурился, приводя в порядок мысли. Сигарета медленно тлела между его пальцами, взгляд встретился со взглядом Вильсона.

— Ладно… Со мной сегодня по дороге в Лагоа приключилась смешная история…

Он рассказывал, спокойно следя за Вильсоном. Та часть истории, которая касалась радиостанций и неправильно понятого сообщения, могла быть спокойно опущена, но Вильсон бы этого не позволил.

— Я тысячу раз советовал тебе выбросить это проклятое радио!

— Потом. Сейчас я стараюсь удовлетворить твое любопытство. Не хочешь послушать скетч «Да Силва, лихой детектив», а?

— А у меня есть выбор?

— Ни малейшего.

— Ну, тогда…

Да Силва отечески ему улыбнулся и продолжил свою историю. Добравшись наконец до финала, он глубоко вздохнул.

— Согласен, если бы радио не подвело, я бы ее не потерял и не был сейчас в таком дурацком положении. Портье мне ничего существенного не сказал.

— Если ему можно верить. Знаешь, большие чаевые…

Да Силва упрямо покачал головой.

— Я ему верю. У него была еще не разобрана почта, и он как будто не лгал.

— Ты имеешь в виду, портье казался честным?

— Нет, просто боится полиции.

— Ладно, — кивнул Вильсон, — у тебя все-таки остается Джон Доу.

— Верно, наш юный Жоао Фулано никуда не денется.

— И если предположить, что Клаудио Фонзека согласится сотрудничать, а я уверен, убедить его ты сумеешь, у тебя будет место приютить нашего любителя приключений на несколько дней.

— Совершенно верно.

— Остается только один вопрос.

— Только один?

— В данный момент — да. Почему понадобился таксист? Я имею в виду, таксист из Кататумбы? Все, что она хотела — это одолжить на три-четыре дня какую-то лачугу. Зачем ей именно таксист?

Да Силва пристально посмотрел на него и рассмеялся.

Короткий резкий звонок сообщил о появлении лейтенанта Перейры, который экономил на всем, включая дверные звонки. Человек, возникший в проеме двери рядом с лейтенантом, долю секунды поколебался, а потом стремительно вошел в квартиру с сердитой миной на лице. Он дернул рукой, как бы освобождаясь от хватки Перейры, хотя лейтенант его и не касался, и прошел к бару. Это был коренастый мужчина с массивными плечами, тяжелыми руками и выпуклой, как бочонок, грудью, будто накачанной насосом. Глубокий шрам от прошлых разборок стягивал одну сторону лица. Он покрутил головой.

— Где он? Где да Силва?

Да Силва улыбнулся.

— Не говори мне, что ты так скоро меня забыл.

— Я не узнал вас, — смутился Фонзека. — Что, черт возьми, вы от меня хотите? Карнавала до следующего месяца не будет. — Он вдруг вспомнил давнюю обиду. — Ладно, да Силва, в чем дело?

Голос звучал резко и скрипуче, словно нож, изувечивший его лицо, распорол и голосовые связки.

— У вас ни черта на меня нет, и мы оба это знаем. А если вы хотите поговорить со мной, зачем тащить меня сюда? У вас есть офис в городе.

— Расслабься, Клаудио, — улыбнулся да Силва. — Уверен, лейтенант тебе объяснил, что это сугубо неофициальный визит. — Он приглашающе кивнул. — Налей себе.

Вильсон едва собрался взять в баре еще стакан, как Фонзека, все еще подозрительно косясь по сторонам, откупорил бутылку и поднес ее к губам. Он сделал глоток, остановился, чтобы вздохнуть, снова глотнул и поставил бутылку обратно. Ничто не показывало, что алкоголь ослабил его подозрительность или обиду. Но больше всего взбесило Вильсона, что он и виду не подал, что оценил качество спиртного, которое заглатывал. Фонзека вытер губы, все еще хмурясь.

— Ладно, да Силва. Что вы затеваете?

Да Силва откинулся назад, спокойно его рассматривая.

— Как тебе понравится приличная сумма денег и короткий отпуск? С женой и всей семьей?

— У меня нет ни семьи, ни жены. Вы это знаете.

— Я не видел тебя несколько месяцев; откуда мне знать? Ну, тогда с подружкой. Скажем, неделька в Петрополисе? Приятная прохлада в такую жару… С оплатой всех расходов. И достаточно далеко, чтобы уберечь тебя от неприятностей.

— А с какой стати вы меня собираетесь облагодетельствовать? — Фонзека воинственно уставился на капитана. — Мне пока хватает, и не хочу я ваших денег, да Силва.

Да Силва внимательно его изучал.

— А я не вижу, почему бы нет. Все, что мне нужно — попользоваться некоторое время твоей лачугой в Кататумбе. Самое большее — четыре дня.

Фонзека искренне удивился.

— Не нужны мне ваши деньги. Я понял, вы планируете рейд и собираетесь использовать мою лачугу, как наблюдательный пункт. — Мысль была настолько идиотской, что капитан чуть не рассмеялся. — Шутите! Знаете, сколько я протяну, если клюну на ваше предложение? Меня выловят из канавы в ближайшие двадцать четыре часа. Неужели, по-вашему, я полный идиот?

— А я, по-твоему? — возмутился да Силва. — Если бы речь шла об этом, пошел бы я к кому-нибудь, кто знает, что я полицейский? Я выбрал бы кого-нибудь без перечня судимостей длиной в милю, да и историю придумал бы получше!

— Вы никакой истории не рассказали, ни хорошей, ни плохой, — буркнул Фонзека, подтащил поближе табурет и сел лицом к да Силва, вновь потянувшись за бутылкой. На этот раз, судя по мине на лице, он все же осознал, что пьет что-то получше своего обычного репертуара. — В чем идея?

Да Силва покосился на обезображенное шрамом лицо и вздохнул.

— Теперь я помню, что не говорил. И, полагаю, не скажу. Но это не то, о чем ты думаешь. Никто в трущобах замешан не будет, слово даю.

Фонзека нахмурился. Если да Силва дает слово, можно положить его в банк и получать проценты. Он был жестокий, беспощадный сукин сын, но в этом отношении безупречно честен. Беда в том, что он не всегда дает слово, но когда дал, этому меченому оспой ублюдку можно верить.

Да Силва подавил улыбку. Он почти видеть, как маленькие шестеренки скрежещут в голове Фонзеки, и терпеливо ждал, пока все станет на место.

— Ты не единственный, у кого в Кататумбе есть хибара. Поэтому решай живее, нужны ли тебе хорошие деньги.

— Хорошие?

— Достаточно хорошие. Пятьсот конто…

«Какого черта, — подумал да Силва, — не будь скупердяем, не твои деньги!»

— Даже тысячу конто.

Фонзека еще больше нахмурился.

— И никаких неприятностей? Тысячу конто? Не верю.

— Лучше поверь, — посоветовал да Силва, — даю слово.

— Конечно, но…

— Никаких но, — смуглый детектив раскинул руки. — Послушай, Клаудио, я дал тебе слово только за себя, а что решит Господь — не в моей власти.

Фонзека помедлил, размышляя, и кивнул.

— Заметано.

И осушил до дна бутылку, словно ставя печать под уговором.

— Хорошо, — спокойно кивнул да Силва и чуть расслабился. — Очень хорошо. Давай поднимемся в Кататумбу и ты покажешь мне свою лачугу.

Он заметил взгляд, который Фонзека бросил на Перейру, и все понял.

— Нет, без него; он слишком хорошо одет. И за милю видно, что он полицейский. Он подождет нас здесь и потом отвезет тебя назад.

Жестом удерживая Фонзеку на месте, капитан перекинулся с Перейрой парой слов. Подозрения на минуту всколыхнулись в Фонзеке, но тут же улеглись, и он пожал плечами. Если не будет неприятностей в трущобах, все остальное к черту. Тысяча конто — куча денег.

— Эй, да Силва, а как насчет денег?

Капитан сунул руку в карман и вытащил пачку денег, полученных от девушки, надеясь, что та была в ладах с арифметикой.

— Здесь пятьдесят два конто. Когда вы с лейтенантом поедете в город, получишь остальное.

— Хорошо.

Фонзека очевидно понял, что никто его не собирается обманывать, и сгреб пачку в карман, не считая.

— А в Кататумбе как мне объяснить…

— Что объяснить? Что и когда ты хоть кому-то объяснял? — парировал да Силва. — Если кто спросит, скажи, что я твой дед: я слишком молод, чтобы быть твоей бабушкой.

Выбора у Фонзеки не было, хотя один вопрос еще оставался. Ткнув пальцем в сторону Вильсона, он спросил:

— А он? Он тоже едет?

— Тоже, — поспешно заявил Вильсон и повернулся к да Силве. — Зе, я всегда хотел взглянуть на трущобы изнутри… — Он перешел на английский.

— Знаю, — кивнул да Силва, задумчиво глядя на него.

Фонзека подозрительно нахмурился при звуках чужого языка; да Силва посмотрел на человека со шрамом почти сочувственно, потом взглянул на Вильсона.

— Все американцы — от туристов до проживающих в Бразилии лет по двадцать — хотели бы побывать в подлинных трущобах, настоящих фавелах Рио, но только большинство боится. И не без оснований.

Он слабо улыбнулся и язвительно добавил:

— Видимо, чувствуют, что наши трущобы куда колоритнее, чем в Нью-Йорке или Детройте; но, честно говоря, я все их видел, и разницы особой нет, конечно, исключая то, что у трущоб в Рио одно большое преимущество.

Вильсон, набычившись, уставился на него.

— Какое?

Да Силва улыбнулся далеко не искренней улыбкой.

— Наши трущобы населены нами. Тогда как в Вашингтоне, или Кливленде, или Буффало — вами.

Вильсон уставился на него, осознавая, что да Силва прежде всего был бразильцем с обостренной национальной гордостью, и лишь потом — его другом. И сдержал аргументы, уже готовые сорваться с губ, стараясь не вступать в конфликт.

Да Силва долго вызывающе изучал бледное скованное лицо, потом повернулся к Фонзеке.

— Он пойдет с нами. Ты готов? Тогда пошли.

Глава 7

В квартиру Вильсона они вернулись уже под вечер. Солнце уже спускалось за вершину Корковадо, отбрасывая длинные неровные тени на стены и воды залива. Лишь короткие сумерки отделяли тропический вечер от ночи.

В тесной кабине лифта никто не нарушил молчания. Вильсон открыл дверь квартиры, включил свет и направился к бару, чтобы достать непочатую бутылку коньяку. Он отвернул пробку и налил себе хорошую порцию.

— Осталось только две.

Пустая, слабая замена нужных слов…

Он двинулся к окну, бездумно глядя на сгущавшиеся сумерки.

Слева на фоне призрачного заката рисовался четкий силуэт горы Карбитос и наверху — фавелы Кататумба. Трущобы поднимались по склону, заполняя каждую расщелину хибарами, покрывая каждый выступ лачугами из ржавой жести. Дряхлые лачуги жались одна к другой, ища поддержки в общей нищете. Верхним хибаркам еще доставались последние лучи заходящего солнца, и расплющенные банки из-под керосина, служившие стенами, блестели, как серебряная чешуя. Ниже, где у подножья сгущались тени, уже мелькали огни электрических ламп, раскачивавшихся на провисших проводах, образовавших хаос перепутанных гирлянд.

Подключение к энергосистеме производилось совершенно незаконно, но с молчаливого попустительства городских властей и энергетической компании. Муниципалитету и промышленникам обходилось это не так уж дорого, во всяком случае, дешевле самоубийственной попытки отключения…

Вильсон поднял бокал, сделал большой глоток, содрогнулся всем телом и перевел дух. Лицо его казалось другу чужим и мертвым. Заговорив, Вильсон старался, чтобы голос звучал скорее заинтересовано, чем потрясенно.

— Как люди могут так жить, Зе?

— Как? — недоуменно переспросил да Силва. Он долго наблюдал, как Вильсон смотрит на трущобы, и устал от этого. Капитан вытащил табурет из-под стойки бара и уселся, зацепившись каблуками за перекладину. Он подтянул к себе бокал с коньяком и взболтал его. — А как они должны жить?

— Такая вонь! Открытые сточные канавы, повсюду мусор, грязь! Такие лица…

Да Силва крутнул пробку на бутылке, и та, как пьяная, закачалась от его яростной силы. Он глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться, и взял бокал, рассматривая его содержимое.

— Давно ты в Бразилии, Вильсон?

— Семь… нет, шесть лет.

— И за шесть лет впервые понял, что такое на самом деле эти трущобы?

— Да, — Вильсон смотрел ему прямо в глаза.

— О-о…

Да Силва выпил, поставил бокал и крутнул его. Он выглядел устало, злость прошла.

— Ну, тогда трудно объяснить.

— Не то, чтобы я не видел их, — пояснил Вильсон. — Конечно, видел вдоль дороги, вдоль Авенида ду Бразил, но совсем другое дело, когда ты там, внутри.

Он смотрел в густую тьму, отделявшую его уютную квартиру от Кататумбы. Там уже неумолчно звенели цикады, беспорядочные гирлянды голых лампочек взбирались в гору, рассекая сгущавшиеся тени.

— Конечно, я видел такие трущобы в кино. Я видел… — он умолк.

Да Силва слабо улыбнулся.

— Что ты видел? «Черного Орфея»? В лачуге наподобие швейцарского шале в горах прекрасного штата Гуанабара, со всеми удобствами, за исключением, пожалуй, биде для восхитительной сексуальной красавицы? Счастливые смеющиеся люди и талантливые крепкие здоровые ребятишки, играющие на гитаре, весь день поющие и танцующие? Да, они в лохмотьях, но свежевыстиранных; да, босиком, но кому нужна обувь в превосходном климате, при бесконечном солнечном тепле? Кому нужны туфли на этих гладких скалах?

Он замолчал, сам удивляясь, что так раскипятился.

— Много ты сегодня видел там счастливых? Много веселых и упитанных детей?

— Немного, — спокойно признал Вильсон.

— Немного?

— Ладно, ни одного.

— Это лучше. Во всяком случае, честно.

— Но…

Это «но» взбесило да Силву, и он предостерегающе поднял палец, не позволяя себя перебивать. Он так его держал, пока не допил и не оттолкнул от себя бокал, едва удержавшийся на самом краю.

— А ведь ты видел Кататумбу — лучшую фавелу в Бразилии. Чтобы ты сказал, если бы увидел худшую?

— Я…

Палец рассек воздух, обостряя дискуссию.

— Я сказал, что Кататумба — лучшая фавела в Бразилии. Оттуда прекрасный вид, ветер уносит большую часть вони, а дождь смывает большую часть мусора и почти все стоки в лагуну или океан. В худшем случае в Эпитассио Пессоа, где все это убирает санитарное управление по настоянию жильцов вроде тебя.

Он снова налил себе и выпил залпом. Вильсон видел, что да Силва по-настоящему зол. Высокий бразилец кивнул, как будто читая его мысли и соглашаясь.

— Но большинство трущоб здесь, я бы сказал, нестандартны. У них нет преимуществ Кататумбы, — он угрюмо хмыкнул. — Там, на Авенида ду Бразил, фавела расположена в низине. Всякий раз, когда идет дождь, обитателям ее нужно влезать на стол, если он у них есть, и ждать, пока спадет вода. Пока они ждут, отбросы плавают вокруг, а когда вода наконец уходит, они так и остаются под ногами.

Теперь он смотрел на Вильсона спокойно, его сарказм иссяк.

— А ты не видел трущобы у Карико и Хураменто, на севере? Думаю, нет. Во всяком случае, в той части города эти свинарники кое-как слеплены из глины, и когда сильный дождь льет пару дней без остановки, ты обязательно прочтешь в газетах…

— Я видел…

— То, что ты читал — это просто заголовки, не больше. Ничего интересного. Подумаешь, «двести человек заживо погребены под тоннами грязи», — он вздохнул и спокойно продолжал: — И каждый слюнявит палец и торопится найти спортивную страницу, чтобы узнать, как сыграли «Сантос» и Пеле.

Он налил себе еще. Вильсон молча смотрел на него, не пытаясь заговорить. Да Силва не пил, просто двигал бокал по стойке. Потом поднял глаза.

— Знаешь, у трущоб в горах вроде Кататумбы немало преимуществ. В Рио почти всегда тепло, — преимущества тропического климата, но в Сан-Пауло в августе и сентябре мертвецов вывозят на тележках. Замерзших. — Он кивнул, как будто Вильсон пытался возражать. — Это правда. И еще одна вещь, которую, уверен, ты не знал: в фавелах очень мало крыс. Ты этого не знал, верно? Люди считают, что трущобы кишат крысами, но в Бразилии это не так. — Он криво ухмыльнулся. — В трущобе вроде Кататумбы крыса либо подохнет с голоду, либо ее затопчут. А на северо-востоке? — Казалось, нашлось время для глотка; он поднял бокал ко рту, посмаковал минуту и допил. — Так, о чем это я? А, да. На северо-востоке крысы не столь глупы, чтобы забредать в фавелы. Ее убили и сожрали бы прежде, чем она сообразила, что к чему.

Вильсон почувствовал, что можно попробовать подладиться под настроение.

— Я только спросил, как им удается там выжить…

— А я только рассказал тебе, как, — спокойно посмотрел на него да Силва. — Позволь спросить, ты искренне веришь, что увиденное сегодня гораздо хуже трущоб в Штатах?

Вильсон заколебался, потом покачал головой.

— Не знаю.

— Я тоже не знаю, но сомневаюсь. Наши страны слишком большие… — да Силва глубоко вздохнул и успокоился. — Давай сменим тему!

— Охотно, — согласился Вильсон. — Похоже, там, на горе живет уйма народу…

— Я полагаю, — насупился да Силва. — Кататумба — это целый город, и как во всех городах, больших или маленьких, в нем есть хорошие и плохие люди. Огромное большинство там имеют работу, правда, низкооплачиваемую, и возвращаются с нее, как все остальные, озабоченные счетами и заботами о семье, стараясь жить нормальной жизнью, насколько позволяют обстоятельства. Они живут там, потому что не могут позволить себе ничего другого, а не потому, что не хотят. — Он взглянул Вильсону в глаза. — Можешь себе представить, что кто-нибудь живет там по доброй воле?

— Нет, — просто ответил Вильсон.

— Видишь, ты все-таки что-то понял, — да Силва потянулся было за бутылкой, но передумал. — Конечно, есть среди них и такие, кого смело можно назвать бандитами. Настоящими бандитами. По нашим данным, в Кататумбе прячутся три-четыре серьезных преступника, но ни один полицейский туда за ними не пойдет. По крайне мере из тех, кого я знаю.

— Но ты идешь, — возразил Вильсон. — А если ты наткнешься на того, кто тебя узнает?

— Фонзека не узнал, и там меня сегодня не узнали, а завтра с отросшей бородой шансов остаться неузнанным будет еще больше.

— Или представь, — задумчиво продолжал Вильсон, — что твой друг Клаудио решит, прежде чем увезти подружку в Петрополис, шепнуть приятелям, что сдал свои хоромы полицейскому? Просто ради смеха? Или на случай, если капитан да Силва ему солгал?

— Клаудио не пойдет назад в фавелы, — покачал головой да Силва. — И ни слова не скажет дружкам.

Он говорил уверенно, но Вильсон его уверенности не разделял.

— Ты слишком доверяешь этому типу.

— Дело не в доверии, — возразил да Силва и отвернулся к окну. Он долго смотрел сквозь фиолетовую ночь, потом, слабо улыбаясь, обернулся.

— Я учел, что его настроение может перемениться.

— И?

Да Силва виновато пожал плечами.

— Если оно изменилось, то ему придется подождать тратить свою тысячу конто. Нет, понимаешь, он их все равно получит. Просто, — он покосился на часы, — сейчас Перейра наверняка уже арестовал нашего друга Фонзека за нарушение общественного порядка, например, плевок на улице. — Капитан улыбнулся. — Боюсь, Клаудио придется ближайшие четыре-пять дней беседовать с тюремным надзирателем.

При виде мины Вильсона он вздернул кустистые брови.

— В чем дело?

— Но ты же обещал…

— Я обещал, что у него не будет неприятностей в фавеле, и их не будет. А про тюрьму я ничего не говорил. Несколько дней за решеткой — лучшая гарантия от неприятностей в фавеле. — Улыбка да Силвы погасла. — Не беспокойся, Клаудио и раньше сидел в тюрьме. Гораздо дольше и по гораздо более серьезным причинам.

Вильсон медленно покачал головой.

— Я уже говорил, но скажу снова: не думаю, что когда-нибудь до конца пойму тебя, Зе.

— Тогда и не пытайся.

Да Силва потянулся за коньяком, правильно посчитав, что период воздержания более чем достаточен. Он налил себе и поднял бокал, в состоянии искусственной приподнятости прикидывая, где может быть та милая девушка, которую он встретил днем. Он пытался остановиться на этой приятной мысли, но ее заслонили другие.

— За нашу удачу!

— За нашу удачу, — машинально повторил Вильсон, совершенно не подозревая, что повторяет слова некоего Рикардо Каравеласа.

Глава 8

Как следует выспавшись, капитан да Силва вышел к своему потрепанному такси свежим и бодрым, хотя сторонний наблюдатель об этом бы не догадался. День без бритья оставил на его рябом лице черную жесткую щетину, усы без привычного визита к парикмахеру выглядели неряшливее обычного, капли в глаза заставили их покраснеть и опухнуть. С кожаной кепкой — приметой всех таксистов Рио, нахлобученной на всклокоченные кудри, он выглядел, как бандит после ночного кутежа. Именно этого капитан и добивался.

Он проехал Кантадало, оставив в стороне авенида Хенрике Додсуорт, и через Лагоа свернул направо в Эпитасио Пессоа. Было прекрасное утро, ясное и спозаранок все еще свежее. Часы показывали без десяти девять — времени полно. И капитан расслабился, наслаждаясь голубым небом и безоблачным утром. Слева одноместная байдарка рассекала воду залива, гребец ритмично работал веслами. Позади ровными завитками по зеркальной глади расходилась серебристая кильватерная струя.

«Покой, — подумал да Силва, — это чудесно».

Он миновал узкий въезд в Кататумбу с кучкой оборванных босоногих ребятишек и старух, молча дожидающихся своей очереди у двух водопроводных колонок — единственных на всю фавелу. Дорога вилась мимо стен лачуг, за поворотом их милосердно скрыла от взгляда крутая скала. Впереди Фонте де Саудад круто поворачивала и затем возвращалась параллельно Эпитасио Пессоа, оставляя посередине широкую зону для стоянки. Да Силва сбавил скорость и нахмурился: широкий перекресток был пуст. Может быть, завтра?

Он уже приготовился ждать, когда увидел, как из-под деревьев кто-то шагнул к бордюру. Капитан подъехал, в окошко заглянуло юное лицо.

— Хосе Мария Корвальо?

— Верно.

Лицо да Силва оставалось непроницаемым.

— Жоао Фелано?

Молодой человек натянуто улыбнулся.

— Это я.

Он потянулся к ручке задней двери, но да Силва быстро перегнулся через сиденье и защелкнул замок изнутри, недовольно буркнув:

— Господи! Только не на заднее! Наши не ездят в такси, как пассажиры. Когда им повезет встретить друга-таксиста, они садятся рядом!

Молодой человек отдернул руку, словно ожегшись о ручку.

— Извините!

Он сел на переднее сиденье и захлопнул за собой дверцу. Да Силва пожал плечами и сунул руку в карман рубашки, предлагая пассажиру смятую пачку сигарет в знак примирения. Молодой человек выловил одну, с благодарностью принял дешевую зажигалку и закурил. Да Силва небрежно глядел на приборный щиток, продолжая изучать молодого человека.

Борода у того вполне соответствовала возрасту, хотя, — вспомнил да Силва, — у него в двадцать лет она была уже гораздо гуще.

Он опустил взгляд. Туфли вполне подходили: грязные, потрескавшиеся на сгибах, с напрочь сбитыми каблуками. Брюки достаточно поношенные и мятые, могли бы выглядеть еще грязнее, но сойдут. Зато кепка была хороша, такую можно выудить только из мусорного бака. Рубашку немало выносил какой-то любитель буйных голливудских расцветок. Подытожив результат, да Силва довольно кивнул.

— Годится.

— Извините, что хотел сесть назад. Привычка, знаете ли.

Молодой человек глубоко затянулся и стряхнул пепел в окошко. Он окинул взглядом лицо да Силва с деланно невинным видом, который мог бы выглядеть комично, не будь парень так напряжен.

— Что Рамона… — он прикусил губу и поспешил загладить ошибку. — Что девушка вам рассказала?

Значит, ее зовут Рамона… Прелестное имя для прелестной девушки, и, как он помнил, такое фигурировало в списке жильцов Коронадо. Имя достаточно редкое, значит, поддающееся опознанию. Ладно, это можно проверить позже; молодой человек ждал ответа.

— Сказала, вам нужно скрыться на несколько дней. Это все.

Он потянулся к зажиганию, но передумал и повернулся к парню.

— Еще она сказала, что вы передадите мне остальные деньги. 950 конто.

— Я знаю, — молодой человек щелчком выбросил сигарету и полез в карман. Да Силва нахмурился, увидев размер конверта.

— Я просил в старых крузейро.

— Извините, — парень был искренне огорчен, — но девятьсот пятьдесят конто в старых крузейро — это такая пачка, что в руках не удержишь. Но вам не стоит беспокоиться. Эти заверили в Муниципальном банке Нова Игуасу, в их филиале на авенида Варгас. — Он заглянул в лицо да Силва. — Заверены, — значит, банк их гарантирует.

— Я знаю, что значит заверены, — буркнул да Силва, — и не беспокоюсь. — Он хмуро улыбнулся. — Уверен, вы не стали бы пытаться всучить мне бумажки, годные лишь на подтирку!

Сняв ногу со сцепления, он откинулся на сиденье и взглянул на спутника.

— Успокойся, там всего лишь фавела, а не тюрьма…

Да Силва уставился на Вильсона саднящими от боли глазами.

— Должно быть, я взял не ту бутылку. Есть у тебя какие-то глазные капли?

— Нет, но…

— Черт, больно…

— Подожди, у меня есть что-то не хуже…

Вильсон исчез в ванной и через несколько секунд вернулся с маленькой бутылочкой.

— Сядь, откинь голову назад. Смотри в потолок. И держи глаза открытыми.

Да Силва подчинился. Вильсон кивнул.

— Вот так…

Он следил, как капли падали в уголок каждого глаза, потом вставил пипетку обратно в бутылочку.

Да Силва попробовал моргнуть, потом еще раз и кивнул.

— Лучше, гораздо лучше.

— Хорошо.

Вильсон отодвинулся.

— А теперь рассказывай, что ты закапал? Ты выглядишь так, будто пытался плыть в «Кровавой Мэри».

— Это было бы лучше, — усмехнулся да Силва. — Предполагалось, что это станет частью маскировки. Сработало, и это главное. Парень меня не узнал. Хотя, — добавил он ради справедливости, — наверняка и не сумел бы.

— Кто тебя не узнал? — нахмурился Вильсон. — Тот высокий тощий парень в ужасной рубашке сливового цвета? Ты его знаешь?

— С виду. Нас не представили, — он вдруг запнулся и нахмурился. — Откуда ты знаешь, что он высокий и тощий? И цвет его рубашки?

— Я вас засек в бинокль, когда вы выходили из машины, и очень хорошо разглядел, пока вы шли к лачуге. — Вильсон сменил тему. — Вернемся к тебе. Кто…

— Бинокль? Неплохая идея… — да Силва подошел к окну; бинокль лежал на стуле. Он взял его и поднес к глазам, медленно настраивая фокус. — Там им воспользоваться не удастся, но здесь… — Он уныло покачал головой и опустил бинокль на стул. — Неплохая идея. Особенно днем. Во всяком случае, его надо оставить до завтра, а потом мы начнем получать кое-какие ответы.

— С чего ты взял?

— Он не пошел бы на такие трудности и расходы, только чтобы исчезнуть из вида меньше чем на сутки, — попытался объяснить да Силва. — Если тебе нужно исчезнуть на день, можешь провести его в кино. Завтра я его проведаю, если достану нужное средство для глаз. Или даже пойду туда, опять навредив своим глазам…

— Ты идешь на то, чтобы вредить своему здоровью, — саркастически заметил Вильсон, — не зная, кто он?

Да Силва покосился на него, прошелся и снова сел.

— Его зовут Чико Хавьер, и у отца его денег куры не клюют.

— Сын Хавьера? Франсиско Хавьера?

— Верно. Я видел Чико довольно часто. Он чемпион по теннису в клубе «Флуминенсе», и я часто наблюдал за его игрой. Но в таком большом клубе, как «Флуминенсе», никто не знает всех и каждого. Единственный раз я столкнулся с Чико лицом к лицу двенадцать лет назад, когда он был подростком. Уверен, он меня не помнит. О Чико что-то было в спортивной прессе, и среди прочего там упоминалось, что он на последнем курсе юридического факультета в университете Рио.

Вильсон был раздражен и раздосадован.

— Ты хочешь сказать, что мы остались в городе из-за какой-то университетской заварушки? И в самом деле думаешь, что его подружка рассказывала правду о традициях братства?

Да Силва постучал по карманам в поисках спичек, нашел коробок на стойке бара и закурил.

— Ах, мой наивный друг, богатые люди перестают быть богатыми, если выбрасывают полмиллиона крузейро в день на студенческие шалости. Предложи мне наша красавица десять конто вместо тысячи, мы были бы сейчас на полпути к Гойя.

— Испорченное радио…

— Уже хорошее. Я купил лампы… — он вернулся к прежней теме. — Твой бинокль видно не сумел тебе показать, как Чико нервничал. И это была не игра, не страх из-за приема в братство. Что они затевают, я пока не пойму, но уверен, что энергичный и честолюбивый офицер полиции должен это узнать.

— Как? Что, если твой друг Чико Хавьер станет отрицать, что вообще тебя видел или был в Кататумбе? Что тогда?

— Тогда, — усмехнулся да Силва, — ему придется объяснить его отпечатки пальцев на моей зажигалке. Его отпечатки есть на водительских правах, помнишь? И его пачка новых крузейро зарегистрирована в банке, а там свою личность не скроешь. Нет, мы его включили в пьесу.

— Что не объясняет, как ты собираешься выяснить суть их затеи.

Да Силва щелкнул пальцами.

— Я знаю: пойду к девушке и спрошу.

Вильсон прищурился.

— А когда ты выяснил, кто она?

— А я тебе не говорил? — сокрушался да Силва. — Чико сегодня утром проговорился. Ее зовут Рамона Веларес, живет она в квартире 1612 в Коронадо. И спорю, у нее белый ковер, рояль и множество картин на стенах.

— Из этого ты сможешь сделать вывод, что они затевают?

— Вот именно.

Да Силва смял сигарету и встал.

— Отмыться, побриться — и в путь.

Вильсон внимательно разглядывал высокого бразильца.

— Насколько я помню, они выбрали господина Зе за твою физиономию, способную самого дьявола перепугать. И твое полицейское удостоверение ничего не изменит. Только заставит твою красотку еще больше замкнуться. Если ты в самом деле хочешь получить ответ, почему не привлечь синьора Хавьера-старшего? Как отец он должен знать, во всяком случае, может иметь представление о том, что затевает его сын. Думаю, это идея получше, чем визит к девушке.

— Но девушка приятнее, — возразил да Силва и ухмыльнулся. — Нет, если честно, синьор Хавьер меня не любит, и я не очень его жалую. Когда-то он пытался выставить меня со службы, но силенок не хватило. Теперь он — крупная фигура, в отличие от меня. — Он снова улыбнулся. — Понимаешь? И ему просто наплевать! Я недостаточно важен, чтобы быть врагом столь важной особы.

— Забавная история, — Вильсон потянулся за бутылкой, налил обоим и толкнул один бокал по стойке бара. — Садись и рассказывай. Твоя красавица все равно еще дрыхнет. Только десять утра. У тебя еще полно времени.

— Пожалуй.

Да Силва снова сел и придвинул бокал. Потом с мрачным видом откинулся на стуле, вертя бокал в крепких руках.

— Ладно, — наконец протянул он, — помнишь, я тебе рассказал о встрече с молодым Чико? Вот тогда это и случилось. На магистрали Дутра произошла серьезная авария. Я был в Нова Игуасу на проверке и возвращался домой. Туда я прибыл всего через несколько минут после происшествия. Пришлось вмешаться, подождать прибытия скорой. Была ночь, сразу после полуночи, слегка моросило. И было темно. Нигде ни огонька, только свет моих фар, ну и, конечно, огни скорой.

Случилось так: трейлер без огней остановился у поворота посреди дороги. Не спрашивай меня, почему остановился — мы не знаем, у нас не было возможности спросить шофера — мы его не нашли, хотя, поверь, искали. Так или иначе, — да Силва умолк, чтобы глотнуть, и вернулся к воспоминаниям о той ночи, — как я сказал, моросило, дорога была мокрая. Машина Хавьера, огромный «кадиллак» вышел из-за поворота не слишком быстро, судя по тормозным следам, но шансов у него не было. Он въехал в трейлер.

Когда я приехал, женщина была еще жива, умерла она в скорой, по пути в больницу. Она сидела ка заднем сиденье с мальчиком и, очевидно, схватила его, чтобы защитить, когда увидела, что происходит. Ей сломало позвоночник и швырнуло на переднее сиденье. Наверное, еще она ударилась о пепельницу в спинке — в этой модели она выступает почти на дюйм. Врачи и не пытались определить, что у нее повреждено: они и так знали, что умерла она не от пневмонии и ее не съели пираньи. Я помню только, что она не кричала, не плакала, даже не стонала — только смотрела. И я прекрасно помню, что нам с трудом удалось вызволить мальчика из ее рук, чтобы извлечь ее из разбитой машины и погрузить в скорую. В одном им повезло: машина не загорелась.

Он допил и отставил бокал, а потом невесело улыбнулся.

— Хочешь слушать дальше? Ладно… мальчик не пострадал, мать прикрыла его своим телом. Отец в потемках метался возле машины. Он сидел впереди, рядом с шофером, но не пострадал. Просто был в шоке. Шофер рассек лоб от удара об обогреватель лобового стекла. Странно только, что обогреватель треснул со стороны пассажира, — добавил да Силва. — А статистика происшествий такого рода показывает, что водителя рулевое колесо скорее защищает…

— Значит, машиной управлял не шофер, — пожал плачами Вильсон.

— Правильно, где-то по дороге Хавьер устал просто сидеть и сел за руль. Но когда жена погибла, все клялись, что машину вел шофер. Глупо: в происшествии никого не обвиняли, за исключением несчастного шофера грузовика.

Да Силва нахмурился и покачал головой, как бы стараясь стряхнуть недобрые воспоминания.

— Когда я сказал, что все клялись, что машину вел шофер, я был не совсем точен. Мальчик ничего не сказал, никто не мог вытянуть из него ни слова, ни тогда, ни позднее. Шофер согласился, что он вел машину, вежливо, как будто мы спрашивали его о профессиональных навыках. В его словах не было энтузиазма, и хоть я это слово употребляю не очень точно, ты понимаешь, что я имею в виду. Он тоже не мог объяснить, почему его голова ударилась об обогреватель с другой стороны; казалось, он был сильнее напуган, чем ранен. Женщина вообще ничего не говорила, ее напичкали морфием сразу по приезде скорой. Но до больницы она не дожила. Синьор Хавьер поклялся, что не был за рулем, а на следующий день после похорон пришел в участок и повторил свою клятву. Когда я отважился предположить, что шок от происшествия сказался на его памяти, он взбеленился и попытался вышвырнуть меня со службы. Тогда безуспешно, Сегодня, конечно, он куда более могущественная фигура…

Капитан достал очередную сигарету и закурил, пуская кольца в потолок и кривя губы.

— Ах да, последний штрих. Шофер, как я сказал, был оштрафован, на следующий день уволился и поселился в маленьком хорошеньком коттедже в Мерити, где, как я понимаю, разводит цыплят и держит рот на замке. Неплохо для человека, у которого всегда недоставало денег, а?

— Вот преимущество бережливости! — воскликнул Вильсон, но тут же оставил шутливый тон и нахмурился. — Но зачем Хавьеру такие увертки, если его вины в аварии нет?

Да Силва пожал плечами.

— Я просто сообщаю, а не анализирую. И объясняю, почему не хочу идти к синьору Франсиско Хавьеру, пока не будет более определенного повода.

— Думаешь, он вспомнит тебя спустя столько лет?

— Я думаю, он забывает только то, что хочет забыть и когда хочет забыть, — скептически буркнул да Силва, смял сигарету и встал, потирая жесткую щетину.

— Ладно, хватит воспоминаний. Я отправляюсь чистить перышки и навестить нашу прекрасную синьориту Веларес.

— А если ее нет дома?

— Тогда, естественно, поднимусь на лифте на крышу и прыгну.

— Предположим, она дома, но занята с парнем, который снимает ей квартиру?

— Я могу ошибаться, но думаю, — да Силва ухмыльнулся, что парень, который снял для нее квартиру, сейчас мечтает очутиться на теннисном корте вместо лачуги в Кататумбе. И еще — стоит ли его затея подобных неудобств. Но больше всего ломает голову, где добыть крупную упаковку порошка от блох.

— Ты что, не предупредил его?

— Забыл. Хватало других забот.

Да Силва двинулся к двери, открыл ее и остановился в проеме, как в раме.

— Я дам тебе знать, как пройдет интервью, если оно вообще состоится.

— Хорошо, — согласился Вильсон и помолчал. — Знаешь, Зе, на случай, если она экспромтом вдруг разговорится, ты должен взять меня с собой. Я уже сказал в посольстве, что буду в следующий понедельник и что занят в операции с тобой, — ну, просто чтобы сохранить свой отпуск, понимаешь. Поэтому ты должен меня использовать, хотя бы как свидетеля. — Он увидел мину да Силвы и вздохнул. — М-да, я думаю, если у нее есть что сказать, свидетель — последнее, что тебе нужно.

— Ну ладно, отрабатывай свою зарплату в качестве детектива, — вздохнув, согласился да Силва, подмигнул другу и тихонько закрыл за собой дверь.

Глава 9

Приятно снова надеть чистое, решил да Силва, подстриг усы, побрился, аккуратно расчесал волосы, насколько можно было аккуратно расчесать его буйную шевелюру. Еще приятнее было идти с визитом к молодой красавице, которая вовлекла его во все это дело. Правда, по-прежнему приходилось ехать в такси вместо «ягуара» — ошибочно решив, что убывает в отпуск, он отогнал «ягуар» в гараж на профилактику. И правдой было то, что завтра ему снова придется влезать в грязные лохмотья и не бриться, чтобы навестить своего гостя на горе. Но это завтра…

Он оставил машину на стоянке перед Коронадо и зашагал к роскошному вестибюлю. Толкнул вращающиеся стеклянные двери, кивнул, как старому знакомому, портье и направился к лифту. На портье совсем не произвел впечатления его дружеский кивок; все что он знал — этот человек чужой.

— Подождите! Вы к кому?

— К сеньорите Веларес, — вежливо сообщил да Силва, — квартира 1612.

— Надо доложить, — рука портье потянулась к внутреннему телефону. — Ваше имя?

— Хозе, но близкие друзья зовут меня Зе, — да Силва шагнул от лифта к столу портье. — Однако я бы предпочел, чтобы обо мне не сообщали, понимаете?

Портье вздохнул, удивляясь такому непониманию. Если смогут входить и выходить без предупреждения, зачем тогда портье? Пугающая мысль.

— Извините, но таков порядок. Ваша фамилия, пожалуйста.

— Вы меня не помните? — Да Силва был оскорблен в лучших чувствах. — Не помните фамилию в удостоверении? Так быстро забыли?

Портье с минуту озадаченно изучал сухощавые загорелые черты и, узнав, изрядно удивился. Рука упала с телефонной трубки. Этот сукин сын полицейский использует все виды маскировки. Вчера — задрипанный такси, сегодня — джентльмен! И все же портье знал свои права и права своих жильцов.

— У вас есть ордер, синьор?

— Ордер? Чтобы зайти к старым знакомым? — Тон да Силва показывал, что если на сей счет издан новый указ, он о нем не слышал.

— Если кто-то не хочет, чтобы о нем сообщали, нужен ордер, — промямлил портье.

— Определенно не хочу, — согласился да Силва и нахмурился, решая, применить ему силу или пригрозить участком, но решил не делать ни того, ни другого. Пока не было совершено ничего незаконного. Кроме того, денек выдался слишком хороший, и он расслабился, а потому полез за бумажником.

— Скажем, кто-то хочет попросить о любезности.

Долговязый портье выглядел рассерженным, и справедливо. Ну как можно просить о сотрудничестве с полицией за взятку, если отказ даже не подразумевался? Черти, а не люди! Пальцы портье тренированным движением извлекли банкноту из руки да Силва, но голос чуть сорвался.

— Меня не было на месте, когда вы пришли.

— Конечно, не было, — пробормотал да Силва и направился к лифту.

На нужном этаже лифт остановился, двери бесшумно открылись, и он вышел в устланный дорогими коврами коридор, стены которого были увешаны картинами и акварелями с типично бразильскими пейзажами. «Да, далеко моей квартире», — подумал он, криво ухмыляясь, и потянулся к кнопке у двери квартиры 1612.

Сквозь двери долетала приглушенная музыка; через мгновение дверь распахнулась и он оказался лицом к лицу с Рамоной. Казалось, что за прошедшие двадцать четыре часа она стала ещё красивее. Судя по вежливой и безразличной мине она его не узнала, но это ничуть не убавляло смуглого очарования. Легкое летнее платье подчеркивало безупречность фигуры; свет из окна очерчивал сквозь легкую ткань длинные ноги прекрасной формы. А за окном был виден океан и несколько островков, прикрывавших с моря пляж Леблон.

Девушка смотрела на него со снисходительностью, обычной в отношении к людям, которые ошиблись дверью. Ошибка казалась тем очевиднее, раз о посетителе ее не известили.

— Боюсь, вы ошиблись…

— Привет, Рамона.

— … квартирой, — она озадаченно запнулась, когда незнакомец назвал ее по имени. — Простите?

— Вы не собираетесь меня впустить? Как коллегу по конспирации… — Он нагло ухмыльнулся.

Рамона наконец узнала, тяжело вздохнула, сжала зубы, в черных глазах появился опасный блеск. Она открыла было рот, чтобы ответить, но передумала. Лифт загудел, отправившись назад. Она оглядела опустевший коридор и решилась.

— Заходите!

Закрыв за ним дверь, девушка остановилась, прислонившись к ней и сложив руки за спиной.

— Как вы меня нашли?

— По телефонной книге? — да Силва словно предлагал решить загадку.

— Моего номера там нет! А как вы узнали мое имя?

— Я просто взял самое красивое имя, которое мог придумать…

Рамона поняла, что ее вопросы не умнее его ответов, и сдалась. Почти — один вопрос остался.

— Что вы здесь делаете? Что вам нужно?

Да Силва дружески улыбнулся.

— Просто пришел сообщить, что все в порядке. Чико неплохо устроен в лачуге моего друга по имени Клаудио Фонзека. Как было условлено. Конечно, это не такое роскошное жилище, как резиденция Хавьеров или, — он одобрительно осмотрел комнату, довольно отметив белый ковер и белый же рояль, — эта комната, но вы же с Чико сами этого хотели. Бог весть зачем…

— Вы говорили, что он будет жить у вас!

— Боюсь, я немного приврал, — покаялся да Силва, — но вы так отчаянно хотели поверить, что я живу в этих трущобах, что я не мог вас разочаровать. И кто бы смог?

— А как вы узнали его фамилию?

— Я смотрю теннисные матчи, — очень убедительно соврал да Силва и огляделся. — Вы не предложите мне сесть? Или выпить? — Он печально покачал головой. — Странные из нас получаются конспираторы. А было время — когда вы были маленькой, но такой же очаровательной девочкой, — когда конспираторы проявляли известное товарищество…

Рамона побледнела, глядя на него широко раскрытыми глазами.

— Вы не таксист. Кто вы?

— Ваш партнер по сговору, не помните?

Да Силва прошел к окну.

— Прекрасный вид…

— Кто вы?

— Я говорил вам, — он обернулся. — Я ваш партнер. Хотите вы того или нет. Теперь я бы хотел знать, в чем. И оценить, в чем именно.

Рамона сжала зубы.

— Кем бы вы ни были — значения не имеет; если вы рассчитываете вытянуть больше просто потому, что что-то знаете, забудьте про это! А если сейчас же не покинете квартиру, я вызову полицию.

— Я не хотел бы ставить вас в такое неприятное положение, — улыбнулся да Силва.

— Никаких неприятностей не будет. А я получу удовольствие.

Она положила руку на телефон.

— Ну!

— Боюсь вы меня не поняли, — да Силва сунул руку в карман, достал бумажник и показал девушке удостоверение. Она с минуту его изучала, потом ее рука упала с аппарата, она шагнула к креслу и рухнула в него.

— Полицейский! Надо же, из всех таксистов… — Она закрыла лицо, ее плечи задрожали.

Да Силва поборол желание подойти ее успокоить, вместо этого сел на диван напротив и стал ждать, когда она справится со своим горем. Когда наконец Рамона подняла глаза, он был неприятно удивлен, увидев, что она не плакала, а смеялась.

— Что тут смешного?

— Полицейский! — она невесело усмехнулась. — Чико это понравится — полицейский ему помогает!

Да Силва заставил себя говорить спокойно.

— Полицейский помогает в чем?

— Но я же вам говорила. Посвящение в тайное братство…

Помрачнев, она покачала головой, досадуя на его глупость.

— Я говорила вам, разве не помните, в такси? — И тут ее вдруг осенило. — А почему вы вели такси? Если вы капитан полиции? Это была маскировка?

— Я расскажу об этом в другой раз, — ухмыльнулся да Силва, — как-нибудь за коктейлем. А сейчас мне очень хотелось бы услышать объяснение вашей развеселой затеи, раз уж я в нее ввязался.

Тон ее стал доверительным, о, на подалась вперед.

— Руководство университета серьезно возражает против студенческих братств; были кое-какие инциденты. Единственное, что разрешено — это всякие научные кружки. Понимаете, он в некоторой степени идет против руководства, и потому особенно смешно, что кто-то из властей, тем более полицейский, ему помогает. Понимаете, о чем я? — Она минуту изучала его лицо, затем протянула: — У вас просто нет чувства юмора.

— Боюсь, что нет.

Да Силва встал, спокойно глядя на нее.

— Вы понимаете, конечно, что я должен информировать руководство университета…

Она грациозно встала с кресла и пошла к нему, заглядывая в глаза, пышная грудь прижалась к его руке, духи его просто дурманили.

— Но вы не скажете.

— Нет. Не скажу.

— Хорошо. В таком случае, — она по-мальчишески ему подмигнула, — я предложу вам выпить. Что вы хотите?

Рамона шагнула к маленькому бару в углу за роялем.

— Если только что-нибудь найду. Служанка на неделю уехала.

Голос ее звучал приглушенно, она наклонилась, потом выпрямилась, лицо ее порозовело, глаза расширились. Язык скользнул по губам.

— Идите сюда. Вы очень далеко.

Да Силва подошел вплотную, и они молча посмотрели друг на друга. Служанка на неделю в отпуске. Чико в лачуге в Кататумбе. Их руки нечаянно встретились, и пальцы девушки сжали его руку с неожиданной силой. В голосе появилась хрипотца.

— Вы не ответили… Что вы хотите?

Несколько секунд паузы, потом да Силва наклонился, легонько поцеловал ее в губы и тут же выпрямился, высвободив руки из ее крепких пальцев.

— Когда-нибудь в другой раз, — спокойно сказал он, опять окинув взглядом элегантно обставленные апартаменты, — и точно в другом месте.

Она знала причину, но не могла удержаться, чтобы не спросить.

— Почему?

— За эту квартиру платит Чико, верно?

Рамона опустила глаза, казалось, изучая белый ковер. Потом подняла голову, дерзко глядя на него.

— Да.

— Вот потому в другое время и в другом месте.

— Но где и когда?

— Скажу при встрече за коктейлем, — спокойно заявил да Силва и решительно закрыл за собой дверь.

Рамона несколько секунд смотрела на закрытую дверь, потом пожала плечами. Капитан безусловно ее волновал, в нем было все, чего она хотела от мужчины. И ее призыв не остался без ответа. Но капитан да Силва прекрасно себя контролировал, судя по тому, как ему не понравилось увиденное в квартире. Но где был да Силва три месяца назад, когда она едва сводила концы с концами? В Кататумбе? Когда-нибудь за коктейлем, о котором он упомянул, она могла бы рассказать ему и о трущобах, и о Кататумбе…

В кабинке у стены ресторана Марио в Копакабане да Силва с Вильсоном после обеда наслаждались беседой за бокалом «Резерва Сан Хуан». В сумраке большого зала зеркало позади бара из джакаранды отражало знаменитую коллекцию бренди. Да Силва накрыл рукой свой прямой бокал — он отказывался от пузатых фужеров, считая их неестественными, — и улыбнулся через стол своему американскому другу.

— Артистка, — вздохнул он с восхищением, к которому примешивалась плохо скрываемая грусть, — готовая артистка. Не говоря уже о том, что ослепительно красива. Ты бы слышал, как она смеется. Бернар в расцвете лет так не смогла бы…

Тень улыбки тронула его губы, когда он пытался прогнать бессмысленную злость, вновь всплывшую при мысли о квартире.

— Я понимаю, что ты сомневаешься в ее правдивости. Другими словами, считаешь ее лгуньей. Значит, артистизм ее не слишком убедителен. — Вильсон поднял свой бокал, восхищаясь богатым оттенком напитка. — Почему ты в ней сомневаешься? Разве ты не веришь в тайные братства? Они существуют, и ты это знаешь. У них даже свои условные знаки: пожатие рук, потягивание за уши… — Он усмехнулся. — Я не ошибаюсь?

— Нет.

Да Силва поднял свой бокал и выпил, отгораживаясь от воспоминания о сильных пальцах Рамоны, сжимавших его руку. Он даже сумел улыбнуться.

— Нет. Все правильно.

Вильсон слишком давно его знал.

— Ты уверен, что рассказал мне все, что произошло сегодня?

— Все, что того заслуживает.

— Тогда успокойся. — Вильсон достаточно милосердно простил ему увертку. — Просто скажи мне, почему ты ей не веришь.

— Поначалу она испугалась, увидев меня, и еще больше испугалась, обнаружив, что я из полиции, — продолжал да Силва. — Несмотря на весь свой чистосердечный смех. Боюсь, она в чем-то замешана, причем в куда более серьезном, чем сама думает.

— Вероятно, ты прав, — согласился Вильсон. — Ты часто бываешь прав. Итак, куда ты сейчас? К Франсиско Хавьеру-старшему? Спросишь его, не попал ли его сын в беду, о которой он не знает?

— Пока нет, — он нахмурился, вспоминая девушку и ее апартаменты. — Ни папаша, ни сынок мне вовсе не нравятся. Но я дам Чико шанс и не буду говорить с его отцом, пока не услышу его объяснений. Я увижу его завтра утром, а вот если он будет настаивать на дурацкой истории с братством, боюсь, папаше придется сказать.

— Справедливо, — признал Вильсон. — Если соберешься побеседовать с папашей, возьми меня с собой. Я был в Кататумбе, видел, как живут бедняки; теперь хотелось бы увидеть, как живет другая половина.

— Другая половина? Ты имеешь в виду, один процент? — усмехнулся да Силва. — Ладно, я заберу тебя около восьми утра, и ты можешь подождать в машине, пока я поговорю с Чико. Но если он расскажет мне ту же дурацкую сказочку…

— Ну конечно, расскажет…

— Может попытаться, — поправил его да Силва и печально покачал головой. — И может в этом даже преуспеть. Если я не смогу доказать, что он участвует в преступлении, пусть даже как жертва, он может спокойно послать меня к черту. — Он вздохнул. — Папашина фамилия — слишком хорошее прикрытие…

Небритый и наряженный в старье, хотя и не рискнувший больше увечить глаза, да Силва остановился на полпути к лачуге Фонзеки, чтобы перевести дух. Он отступил в сторону с тропы, чтобы пропустить босоногого малыша, поспешно карабкавшегося по склону с жестяной банкой воды, опасно раскачивавшейся в худенькой ручонке.

«Либо я старею, либо нужно заняться зарядкой, — подумал да Силва. — Печально, если ты не можешь соперничать с детьми, даже если несешь в руках всего-то газету и пакет с пинтой кофе и горячей хрустящей булочкой с маслом, — любимым завтраком каждого бразильца».

Он свернул с тропинки, чтобы воспользоваться передышкой и насладиться видом. Трущобы Кататумба в добавок к мерзости, болезням, опасности, нужде, голоду и нищете предлагали своим обитателям прекрасный вид на город. Лагуна внизу сверкала, словно зеркало, отражая безоблачное небо, обрамленное игрушечными кубиками белых многоквартирных домов. Бахрома зелени означала пальмовые рощи. За синим зеркалом воды — зеленый овал ипподрома, удобно расположенного в ущелье; алюминиевая крыша стадиона сверкала на утреннем солнце. Дома карабкались по окружавшим склонам, густая листва скрывала доступ к тайне.

«Прекрасный денек», — подумал да Силва и вернулся на тропинку, успокоенный окружающей красотой и греющим плечи солнцем.

Хижина Фонзека была одной из лучших на скале: хотя ока как все и состояла из обломков досок, старой мебели и пустых канистр из-под масла, зато в ней были целых две комнаты и даже ставни, защищавшие от палящего солнца.

Да Силва толкнул дверь, выждал минутку, пока глаза привыкли к мраку, и прошел к окну с распахнутыми ставнями. Оставив бумажный пакет и газету на маленьком столе, он прошел в соседнюю комнату, к постели, и потряс за плечо спящего.

— Просыпайся! Завтрак! Которого ты в самом деле не заслуживаешь, — добавил про себя да Силва.

Он схватил Чико за плечо и потряс сильнее. От рывка тело парня перевернулось в постели, словно он был недоволен грубым обращением. Одна рука упала, свисая до пола. Глаза да Силва поползли на лоб. Он медленно шагнул к окну, со злостью хлопнув ставнями, и тут же вернулся к кровати.

Чико Хавьер-младший все еще ждал его, застывшие глаза смотрели в потолок, рука свисала вниз. Темнеющие ссадины на горле ясно показывали, во что обошлось Чико посвящение в братство…

Глава 10

Смерть — нередкое явление в трущобах, и она не вселяет особого страха в сердца живых. Для большинства жителей трущоб смерть — избавление от нищеты и лишений; правда, не такое желанное, как покупка дома в Мато Гросо или Чеара, но все-таки избавление. В худшем случае смерть — это неудобства, в лучшем — благодеяние, но никогда не пугает. А если и пугает, что поделать? Ничего. Так стоит ли беспокоиться?

Но жители трущоб всегда признавали право соседа попереживать, если ему хочется — ведь нищета всегда демократична. Поэтому лишь немногих поразила отчаянная ярость на жестком лице человека, несущего на руках обмякшее тело. Люди сочувственно отступали в сторону, давая ему проход по скалистой тропе, ведущей вниз, а затем продолжали свой путь, испытывая вялое сочувствие к человеку, так тяжело переносящего утрату ближнего.

Да Силва пробился сквозь всегдашнюю очередь оборванных детей и молчаливых женщин у колонок и пересек широкий проспект, направляясь к машине. Вильсон увидел, как он подходит, и открыл заднюю дверь.

— Что с ним? Он болен?

Да Силва осторожно положил тело на заднее сиденье, Вильсон уставился на него, потом взглянул на друга.

— Он мертв!

— Верно, — безжизненным голосом произнес да Силва, стараясь скрыть бурлившую в нем ярость.

— Но что случилось? Кто?

— Черт побери, откуда мне знать?

Да Силва влез на переднее сиденье, грохнув дверью, яростно включил зажигание. Вильсон едва успел сесть в машину; те, кто наблюдал это через дорогу, смотрели без всякого любопытства. Да Силва рванул с места, потом свернул к Гумайта и Руа Сан Клементе, выбирая самый короткий путь к центру города.

— Может быть, Жоао Мартинес в институте сможет нам что-нибудь сказать. Нельзя же привозить бригаду техников в Кататумбу, даже если они захотели бы поехать! Мне кажется, его задушили. Без особой борьбы, если судить по виду лачуги. — На его скулах играли желваки. — Студенческие проделки, да? Мне надо было отвезти его куда следует, как только он сел в машину. Его и его прелестную подружку!

— Перестань ругать себя, — спокойно бросил Вильсон. — На каком основании ты мог бы их забрать?

— Какая разница, черт побери? — зло бросил да Силва.

Он свернул на Руа Гумайта, не дождавшись переключения светофора и судорожно нажав на газ. Позади взвыл хор разгневанных клаксонов.

— Пробыв каких-то пять минут с девицей, я уже понял, что затевается какая-то грязная афера. А когда увидел, кем оказался парень, знал, что готовится нечто экстраординарное.

— Но ты не знал, что.

— Ну и что теперь? Факт в том, что привези я его в участок, сейчас он был бы жив.

— Нет, — спокойно возразил Вильсон. — Он был бы жив, если бы кто-то его не убил. Это факт.

Он покосился на жесткий профиль да Силва.

— Думаешь, его убил кто-то из обитателей трущоб?

— Я не могу придумать ни одной причины, зачем им это делать. Не знаю, кто его убил. И почему.

Он нажал на газ, выжимая из гигантского мотора максимальную мощность, срезая повороты так, что огромные колеса бороздили тротуар. Вильсон судорожно схватился за ручку и сглотнул.

— Послушай, Зе, нет смысла привозить в морг три трупа…

Да Силва не обратил внимания, сжал челюсть и прищурил глаза.

— А милейшей синьорите Веларес пора придумать сказочку получше, чем она кормила меня до сих пор. Теперь ей не помогут томные взгляды огромных карих глаз, я буду глух к ее сиреньим песням!

— Так она тебе строила томные глазки?

Да Силва не слушал.

— Я только сейчас кое-что понял. Любой из их компании мог знать, что Чико скрылся в Кататумбе; он мог сказать им сам. Но он ведь думал, что находится в хижине человека по имени Хосе Мариа Карвальо, и не имел понятия, где в трущобах ее искать. Только девушка знала, что на самом деле он будет находиться в лачуге Фонзеки. Потому что я сдуру ей сказал.

Вильсон нахмурился.

— Но все равно она не знала, где искать лачугу. Я не могу представить, чтобы жители трущоб давали такую информацию чужим. Конечно, нет.

— Это правда. Но как насчет хорошенькой девушки, ищущей своего дружка?

— Ты полагаешь, она пошла туда и сама его задушила? — удивился Вильсон.

— Я ничего не предполагаю. Да, верно, трудно представить ей шастающей по трущобам, но она достаточно сильна, чтобы с справиться с беднягой.

Он немного подумал и покачал головой.

— Нет, я действительно не могу ее представить там. Она должна была сказать еще кому-то, а как те обнаружили его лачугу, остается только гадать. Должно быть, она туда кого-то послала. Но зачем? Казалось, она вовсе не интересуется, где он. Кататумбу я выбрал только из-за воздуха. Ей просто нужно было место, чтобы спрятать его на несколько дней. Пока я не вмешался…

— Ты противоречишь сам себе. Разве она не спрашивала тебя, где он…

— Она была уверена, что знает. Понимаешь?

Капитан совсем не думал о дороге, руки крутили руль автоматически. Они свернули на авенида дас Начес-Унидас и мчались к центру города. На той стороне бухты вздымалась Сахарная Голова.

— Ладно, — вздохнул да Силва, — оставим Чико у доктора Мартинса в морге, а потом поедем навестить нашу прекрасную синьориту Веласкес.

— Мы?

— Да, мы. На этот раз я беру с собой свидетеля.

Он сжал зубы и нажал на акселератор. Они обогнули бухту, уносясь к центру города. Наконец светофор заставил сбавить скорость и остановиться. Капитан нетерпеливо ждал, пока желтый сменится зеленым, и крутнул руль, с ревом въезжая в Тем де Са. На улице до Лаврадио он свернул направо, не сбавляя скорость, влетел на территорию института и резко затормозил, оставляя на бетоне черные следы покрышек. В небольшом асфальтированном дворике тянулся длинный ряд машин «скорой помощи». Да Силва вылез, хлопнул дверью и наклонился к окну.

— Я пришлю людей забрать тело. Побудь здесь до их прихода, потом я тебя встречу в офисе Жоао Мартинса.

Не дожидаясь ответа, он поспешил по широким мраморным ступеням и стремительно влетел в распахнутую дверь. Через несколько минут двое мужчин лениво притащили носилки. Дождавшись, пока один из них докурил и отбросил окурок, они вытащили тело с заднего сиденья, взвалили его на носилки и потащили к боковому входу. На Вильсона никто и внимания не обратил.

Он пожал плечами, вышел из машины, закрыл дверь, которую носильщики оставили открытой, и поднялся на крыльцо. Резкий запах формальдегида заставил поморщиться. Вздохнув, он повернул в коридор, ведущий в знакомый офис директора. Вместо того, чтобы быть на пути к Гойя, он торчал в морге! Чертова развалюха — такси да Силва — снова сумела вовлечь их в историю!

Да Силва сидел за широким столом доктора Мартинса, нервно вращая диск телефона. Покосившись на Вильсона, он кивнул. По разговору было ясно, что говорит он с лейтенантом Перейра.

— Квартира 1612. Коронадо. Правильно, Рамона Веларес. Я ей позвоню, но сначала хочу, быть уверенным, что ты расставил людей на месте. То, что я собираюсь ей сказать, не заставит ее бежать, но уверенность не помешает. Я бы очень не хотел, чтобы она пыталась поймать самолет или поезд, даже автобус или такси, прежде, чем я ее увижу. Мне нужен человек на шестнадцатом этаже, у ее двери, и еще один — в холле возле черного хода или рядом с ним, чтобы он мог видеть кухонную дверь квартиры. И еще один в вестибюле у портье на всякий случай. Он может опознать ее. Прикажи людям вести себя поумнее; не нужно, чтобы другие жильцы были в курсе. Поэтому давай поаккуратнее, ладно?

Перейра, очевидно, согласился, хотя другой реакции лейтенанта Вильсон и вообразить не мог. Да Силва послушал и кивнул.

— Ладно. Когда машины с рациями будут на месте, одна на Висконде де Альбукерк, другая на Самбалба, прикрывая здание сзади и въезд в гараж, позвони мне. Я подожду в офисе доктора Мартинса. И поторапливайся…

Он повесил трубку, развернул кресло и поднял глаза.

— Жоао куда-то вышел, но его помощник готовится начать вскрытие. Садись — подождем звонка Перейры.

Нахмурившись, он постучал пальцами по столу.

— Я надеюсь, что она дома.

Вильсон подтянул кресло; его пришлось освободить от вороха технических журналов.

— По-моему, ты говорил, что ее номера нет в справочнике.

— Я узнал, когда она угрожала позвонить в полицию.

Капитан вспомнил сцену у телефона и тут же зло отбросил эти воспоминания. Она смеялась, да? Он набычился.

— Какая разница? Если дело касается полиции, неуказанных телефонов не бывает, ты же знаешь.

— Верно… — кивнул Вильсон и прищурился. — Ну, а что случится, когда ты ей позвонишь? Она решит бежать?

— Я не собираюсь говорить ничего такого, что заставит ее бежать. Я собираюсь ей сказать, что сегодня утром видел Чико, — ведь так и было, и что снова хочу поговорить с ней об этом.

— А если это заставит ее бежать?

Да Силва сжал кулак и громыхнул им по столу.

— Тогда она совершит огромную ошибку. Потому что ее поймают.

— А если она скажет, что идет купить виски, чтобы тебе было что выпить?

— К чему ты клонишь? — нахмурился да Силва.

— Я просто подумал, — пожал плечами Вильсон, — что если ее остановят в холле, то неизвестно, идет она за покупками или на встречу с кем-то…

Да Силва поразмыслил и кивнул.

— Ты прав.

Он взглянул на часы и бросил на друга сердитый взгляд.

— Черт! Сколько можно искать пару патрульных машин с рацией, чтобы снять их с маршрута? Или все слушают футбольный матч?

Его жалобу прервал телефонный звонок.

— Алло? Что? Только одну? Ладно, пусть так. Попытайся найти еще одну, но с тремя людьми можем начинать. И вот еще, — он помедлил, чтобы подчеркнуть важность своих слов. — Если она покинет квартиру после моего звонка, не берите ее там. Я хочу, чтобы за ней проследили, узнали, не встретится ли она с кем-нибудь. Что? Пусть сделает вид, что навещал другую квартиру, и спустится с ней в лифте. По крайней мере, он не смеет терять ее из виду. Но самое главное: если будет хоть малейший шанс ее упустить, если она направится в гостиницу, универмаг, или в кино, или куда-то еще, где может ускользнуть, — не давайте ей этого шанса. Я хочу, чтобы ее задержали. Что? — Он долго слушал, лицо наливалось кровью. — Да что с тобой? Здесь дело об убийстве! Обвини ее в приставании к мужчинам, в помехах движению транспорта, какого черта меня будет заботить, что ей предъявят? Просто не упустите ее, и все!

Он уже собрался положить трубку, что-то бормоча себе под нос, но спохватился и поднес ее к уху.

— Перейра? Еще одно — подержи Фонзеку еще немного, даже если парень не собирается в свою лачугу. Мы не можем направить туда бригаду спецов, а в зависимости от результатов вскрытия может потребоваться подняться туда и осмотреть место более обстоятельно, чем утром. Не хотелось бы, чтобы Фонзека там наследил. Подожду пару минут и позвоню девушке.

Он положил трубку, откинулся в кресле, полез в карман за сигаретами и прикурил. Да Силва молча ждал, пальцы выбивали дробь; минутная стрелка часов, казалось, почти не двигалась. Наконец он кивнул и взглянул на приятеля.

— Мы начинаем.

Смяв сигарету, он подтянул поближе телефон и набрал номер. Но на звонки никто не отвечал.

Да Силва хмурился, нетерпение росло. Потягивая кустистые усы, он невидящими глазами уставился на пресс-папье. Какая ерунда — все летит к черту просто оттого, что девушки нет дома! Он знал, что это несправедливо, но не пытался успокоиться. Проклятье, почему ее нет дома, когда ему нужно, чтобы она была? Телефон дал не меньше двадцати звонков, прежде чем капитан нажал на рычаг, но тут же снова набрал номер.

— Перейра? Ее нет дома, а служанки не будет неделю. Я попытаюсь позвонить попозже. Машина с рацией там? Хорошо… Сними одного человека с шестнадцатого этажа и поставь его к портье, пусть предупредит, когда она вернется. — Он на минутку задумался. — Лифт из гаража на первом этаже останавливается?

Он знал, что во многих домах типа Коронадо лифт из гаража идет прямо на верхние этажи, минуя вестибюль. Такой способ обеспечения приватности не был лишен логики, учитывая специфическое семейное положение многих жильцов.

— Не знаешь? Выясни, и если останавливается, поставь человека в коридоре шестнадцатого этажа. Важно не пропустить ее, если придет, и уж, конечно, не потерять, если придет и снова уйдет. Не бойтесь взять ее, если что-то покажется рискованным. У меня все.

Он повесил трубку и встал.

— В проклятую квартиру можно проскользнуть из гаража!

— При таких ценах ее покровителю только этого не хватало!

— Я тоже так думаю. Пойдем, хочу снять эти лохмотья.

— А потом?

— Потом, я полагаю, мы навестим мистера Франсиско Хавьера-старшего, — пожал плечами да Силва. — нельзя его держать в неведении вечно.

— Полагаю, нет. — Вильсон пытался увидеть в происшедшем светлую сторону. — По крайней мере, я в конце концов увижу, как живет пресловутый один процент.

— Если он дома, — хмыкнул да Силва. — Иногда он, знаешь ли, работает. А его офис ничем не выделяется. Подожди минутку.

Молнией промелькнула мысль, он потянулся к телефону, набрал коммутатор института. Поговорил несколько минут и повесил трубку.

— Неплохая была идея. Заодно выясним, где наш клиент.

Присев на край стола, он нетерпеливо ждал. Наконец телефон зазвонил; капитан снял трубку, несколько секунд слушал, поблагодарил девушку и, повесив трубку, встал.

— Твое желание исполнится, — сообщил он. — Синьор Хавьер дома и дает ланч для дюжины друзей.

— И мы приглашены? — подмигнул Вильсон.

— Более-менее, — буркнул да Силва и повернулся к выходу. — По крайней мере, раз он не знает, что мы придем, никто не может быть в претензии, что нас не пригласили…

Глава 11

Широкий подъезд к резиденции на вершине Сумаре заполнили большие и дорогие машины. Да Силва поставил такси за новым «линкольн-континенталем» и направился к дому. Казалось, такси стыдливо прячется в тени сверкавшего хромом лимузина. Шоферы, собравшись в кучку, сплетничали возле итальянского фонтана на небольшой площадке. На такси никто не обратил внимания.

Дом был построен из огромных гранитных блоков, сложенных с нарочитой небрежностью, придавшей стенам специфическую привлекательность. Стекла из освинцованного стекла переливались в бронзовых кованных решетках. Красная черепичная крыша в иберийском стиле спускалась под разными углами на многих уровнях. Да Силва нажал кнопку рядом с массивной жакарандовой дверью; мягкие колокольчики отозвались внутри. Пока они ждали, капитан наблюдал за спутником с едва заметной улыбкой, почти читая его мысли, но прежде, чем успел что-то сказать, дверь беззвучно распахнулась.

Слуга, стоявший в дверях, оказался очень худым стариком-индусом, с пористыми щеками, глубоко посаженными черными глазами и коротким бобриком седых волос. В его осанке чувствовалось сдержанное достоинство.

— Слушаю, джентльмены? Вы гости к ланчу?

— Нет, — да Силва достал портмоне и отвернул один угол, демонстрируя удостоверение. Слуга его изучил и вежливо поклонился. Да Силва улыбнулся.

— Я бы хотел поговорить с синьором Хавьером…

— Конечно. Синьор Франсиско принимает гостей, коктейль подали в саду. Я сообщу ему. — Он шагнул в сторону, давая пройти. — Пожалуйста, подождите здесь.

Вестибюль, в котором они оказались, был очень просторен, каменный пол давал приятную прохладу. У стен, как часовые, застыли Антикварные, стулья темного жакарандового дерева с резными подлокотниками, кожаными спинками и сиденьями. Стены украшали огромные картины на местные сюжеты, все удивительно веселые и светлые, в простых рамах. Через распахнутое окно долетали голоса из сада. Арка в ближайшей стене вела в парадную гостиную. Вильсон шагнул туда, удивленно разглядывая длинный ряд накрытых столов.

— Зе, иди сюда. Взгляни на скатерть. Красное с белым кружевом. Что это? Никогда не видел ничего подобного.

— Это потому, — ухмыльнулся, подходя, да Силва, — что ты мало знаешь богатых бразильцев. Это не кружево. Это лепестки роз, искусно подобранных и образующих рисунок.

— Лепестки роз? — удивился Вильсон. — Как можно есть, их не смешивая?

— Их и не смешивают. После первого блюда слуги все сметают и стелят обычную скатерть. Правда-правда, — кивнул да Силва. — Идея в том, что первое впечатление от красоты и роскоши стола должно позволить гостям позабыть о проблемах и наслаждаться едой.

— В Америке мы для этой цели используем коктейли, усмехнулся Вильсон. Взгляд его вернулся к столу. — Должно быть, слугам пришлось потратить на такое чудо уйму времени…

— Да, но тут нет проблем, — да Силва огляделся. — У меня есть друг, у которого столько же места. И только он да жена, детей у них нет. Зато двадцать пять слуг.

— Двадцать пять? Ты шутишь?

— Нет, — заверил его да Силва. — Когда у тебя будет определенное число слуг, тогда понадобятся слуги для слуг. Кто-то должен готовить им пищу, стирать и гладить их одежду. Процесс выходит из-под контроля.

— Но — двадцать пять!

— Двадцать пять было в прошлом году, когда я последний раз его видел. С учетом инфляции, возможно, он был вынужден сократить их до двадцати четырех. — Капитан улыбнулся. — Видишь ли, слуги — тоже символ статуса. Если у твоего знакомого двадцать пять, а у тебя не меньше денег, чем у него… Понимаешь?

— Нет, — честно сознался Вильсон. — Но принимаю твое объяснение. Где же они живут?

— Некоторые — в доме, некоторые — нет. Многие наверняка живут в трущобах…

Он умолк, обернувшись на звук приближающихся шагов.

Высокий, очень плотный человек не слишком изменился за двенадцать лет, прошедшие со времени их встречи, хотя за спокойной с виду внешностью чувствовалась еще большая контролируемая агрессивность. В одной руке он держал карточку да Силва.

Смуглый детектив шагнул навстречу.

— Синьор Хавьер…

— Сюда, — коротко бросил Хавьер, свернул в сторону по коридору и резко распахнул дверь. Они прошли в библиотеку; он закрыл дверь, прошел к глубокому креслу за широким столом и упал в него. Лицо обрело сардоническое выражение, когда он щелчком швырнул карточку на полированную поверхность стола. Потом хозяин поднял глаза.

— Итак, теперь капитан да Силва? С тех пор, как мы виделись в последний раз, вы выбились в люди!

Да Силва согласно кивнул. Лицо хозяина мало чем отличалось от того, которое он помнил; больше седины в волосах да резче голос, в остальном и время, и судьба, казалось, были милостивы к Франсиско Хавьеру-старшему. Да Силва позволил себе осмотреть богато убранную комнату с шеренгами книг в ярких переплетах. Потом придвинул стул и сел, Вильсон последовал его примеру. Да Силва улыбнулся хозяину кабинета.

— В этом мире, синьор Хавьер, человек должен идти либо вверх, либо вниз. Трудно жить неподвижно.

Он игнорировал внезапный блеск одобрения, который промелькнул в глазах Хавьера.

— Это мистер Вильсон, мой американский друг.

Хавьер ответил легким кивком и вновь внимательно взглянул на да Силва.

— Сейчас я очень занят, капитан. У меня гости. Если не возражаете…

— Это о Чико, — спокойно сказал да Силва.

— Чико?

Густые брови удивленно взлетели вверх, но удивление казалось деланным.

— У Чико неприятности?

— Да.

Да Силва откинулся на спинку стул, внимательно наблюдая.

— Чико последнее время был замешан во что-нибудь необычное?

Хавьер отмахнулся.

— Чико и я живем своей жизнью. Он взрослый парень. Что у него за неприятности?

— Самые худшие, что могут быть, — ровно сказал да Силва. — Он мертв.

— Что? — уставился на него Хавьер.

— Он мертв, — спокойно повторил да Силва. — Мне очень жаль, синьор Хавьер. Его нашли в трущобах Кататумбы меньше двух часов назад. Задушенным.

— Чико? В трущобах Кататумбы? Невозможно! Что ему там делать? Это должен быть кто-то другой!

— Его задушили, — терпеливо продолжал да Силва. — Я знаю Чико. Тело сейчас в судебно-медицинском институте — в морге. Сегодня сделают вскрытие; к вечеру можно будет забрать тело…

Да Силва придвинулся к хозяину.

— А сейчас я снова хотел бы задать свой вопрос. Чико последнее время…

Он вдруг умолк. Казалось, Хавьером владеет скорее злость, чем горе; он смотрел в стену перед собой, не видя ее, кулаки сжаты до того, что побелели косточки. Да Силва переглянулся с Вильсоном и снова подался вперед.

— Синьор Хавьер? Что случилось?

Огромный мужчина за столом принял внезапное решение. Он отклонился назад, открыл ящик, поискал внутри и вытащил письмо. Передавая его через стол, он приостановился, глаза остро кольнули капитана.

— Вы уверены, что это Чико?

— Абсолютно. Я состою в «Флуминенсе» и знаю его в лицо.

Хавьер швырнул письмо.

— Его убили эти люди! Несчастные, ведь у меня и в мыслях не было нести это в полицию. Для меня это было сугубо частным делом. Теперь, конечно, все бессмысленно, а вам оно понадобится. И я назначу вознаграждение.

Да Силва протянул руку за письмом. Вильсон встал за его спиной, читая через плечо. Аккуратно отпечатанный текст гласил:

«Франсиско Хавьер!

У нас ваш сын Чико. Его похитили, и если хотите снова увидеть его живым, выполняйте наши требования. Если вы свяжетесь с полицией или не будете придерживаться инструкций, вашего сына убьют.

Мы хотим за него полмиллиарда долларов, американских, наличными. Банкноты не крупнее 50 долларов, не маркированные.

Для передачи денег выполните следующую инструкцию.

У вас работает человек по имени Альваро Мигель. Он должен доставить деньги к конечной станции автобуса на Каис до Порто. Деньги должны быть в небольшом кейсе, тоже не маркированном. Прибыть туда нужно ровно в полдень завтра — 12 января. Сидеть в зале ожидания столько, сколько потребуется. Через какое-то время его вызовут к телефону и дадут дальнейшие инструкции. Если за ним будет следить полиция, это не поможет, но если возникнут какие-то неприятности, можете распроститься с сыном.

Лучше заплатите. Вы можете себе это позволить. Найдете и доллары, и уложитесь в указанное время. Мы это знаем. Сделайте то, что вам говорят, — и никто не пострадает. Ваш сын будет дома через шесть часов после передачи денег».

Да Силва дочитал письмо и взглянул на часы. Половина первого. Он взглянул на Хавьера.

— Альваро пошел туда с деньгами?

— Да. Что вы думаете?

Кулак Хавьера грохнул по столу; его темные глаза горели.

— Подонки, убийцы… Я сделал все, что они хотели! Я даже в последнюю минуту затеял этот ланч, чтобы все выглядело, как обычно! Убийцы!

Да Силва не слушал. Он склонился над телефоном, набирая номер своего офиса. Нервничая в ожидании, он взял сигарету из пачки на столе и закурил. Секретарь ответила, едва переводя дух, и моментально перевела звонок на лейтенанта Перейру. Она знала своего босса и многое чувствовала по голосу.

— Перейра слушает, капитан.

— Мне нужны три сотрудника в штатском. На автостанции в конце авенида Родригес Альвес, где она пересекается с Франсиско Бекальо, напротив газовой компании «Правильо». Там в зале ожидания — человек по имени Мигель Альваро. Найдите его. — Он закрыл рукой трубку, глядя на Хавьера. — Как выглядит этот Альваро?

— Около тридцати, крепкого телосложения. Прилично выглядит. На лице шрам, но не бросается в глаза. Немного выше вас, довольно мускулистый. Ах да, у него очень заметная седая прядь, как родимое пятно. И тонкие усики. — Мгновенье подумав, он добавил: — На нем была спортивная рубашка — я разрешаю в офисе в такую жару. В руках коричневый кейс…

— Этого должно хватить.

Да Силва повторил описание в трубку и снова взглянул на Хавьера.

— А кейс?

— Дешевый, коричневый, обтянутый заменителем. Как миллион других, — в голосе его звучала горечь. — Такой, как они хотели.

Да Силва не обратил на это внимания, повторяя описание кейса лейтенанту Перейре.

— Не говори с ним и даже не замечай. Я хочу, чтобы за ним следили, но осторожно. Ты понимаешь, что я имею в виду. Ему позвонят, если уже не позвонили. Когда позвонят, он куда-то пойдет. Ты — за ним. Пусть один человек останется на автобусной станции и ждет меня. С двумя другими у тебя не будет проблем со слежкой. Если он где-нибудь остановится, позвони доне Долорес. Она будет нашим связным. Хорошо? Тогда иди!

Капитан повесил трубку и взглянул на Хавьера. Человек за столом бессмысленно смотрел на свои руки, как будто не мог до конца осознать, что случилось. Да Силва пожал плечами. Жестоко задавать вопросы человеку в такое время, даже человеку, который ему не нравился, но дело есть дело…

— Синьор Хавьер!

Тот безучастно взглянул на него.

— Прежде всего, кто этот Мигель Альваро?

— Управляющий моим офисом в Рио. А что?

— Ему можно доверять?

— Мигелю? Полностью. Естественно.

Хавьер добавил это тоном, предполагавшим, что вопрос был идиотским. Кто нанимает ненадежных управляющих?

— Меня интересует, почему выбрали именно его. Кто мог знать, что он работает на вас…

— Кто? Все, кто хотел. Это не секрет.

— Полагаю, нет. А кто мог знать, что вы способны приготовить такую сумму в долларах? За такой короткий срок и в таких банкнотах, каких они потребовали? Мог Мигель, например?

— Мигель? Он мог это предполагать, но я сомневаюсь, что он мог быть уверен. Он выполняет для меня немало конфиденциальных поручений и знает, что у меня есть деньги. — Хавьер пожал плечами. — Но подозревать Мигеля глупо.

— Между прочим, — заметил да Силва, не желая уходить от темы, — как вы сумели так быстро собрать такие деньги? Полмиллиона долларов — огромная сумма иностранной валюты для любого банка. Кроме Национального.

— В этом конкретном случае — нет, — Хавьер щелкнул пальцами. — Мы готовились к довольно крупной сделке, оплата за которую была назначена в долларах и одобрена Национальным банком. Я какое-то время скупал валюту для обмена и держал ее в моем банке.

— Понимаю. А кто мог это знать?

— Ну, в тех обменных пунктах, где скупали доллары. И мой банкир, конечно.

— А откуда требование ограничиться пятидесятками?

Хавьер уставился на него.

— Сотни слишком засвечены в обменных пунктах. И слишком велика опасность нарваться на фальшивки.

— Допустим. А как называется ваш банк?

Да Силву вдруг осенила идея. Она никуда не вела, но все-таки это была идея.

— Это банк «Мундиаль де Нова Игуасу»? Отделение на виа Варгас?

— Да. А как вы узнали? — удивился Хавьер.

— Известный банк… — да Силва помолчал. — Как вы получили это письмо? И когда?

— Оно пришло вчера с утренней почтой.

— Не думаю, что вы его вскрывали так, чтобы сохранить отпечатки пальцев.

Хавьер спокойно взглянул на него.

— Если бы эти парни сдержали слово, полиция никогда бы не узнала о письме.

— Понимаю.

Да Силва покачал головой. Неужели в наши дни люди все еще думают, что похищенных когда-нибудь возвращают за выкуп? Жертв, которые могут опознать своих похитителей? Он спросил.

— А конверт?

— Здесь.

Хавьер вновь откинулся назад, открывая ящик стола, и передал конверт. Да Силва взглянул на него и удивленно спросил:

— Это было в почте?

— Вчера утром.

— Без марки?

— Что?

Хавьер схватил конверт. Имя и адрес были аккуратно напечатаны, но марки не было, и никаких почтовых штемпелей.

— Я даже не заметил. Оно было с другими письмами рядом с моей тарелкой за завтраком.

— Кто приносит почту?

— Сальвадор, дворецкий. Тот, что провел вас сюда.

Хавьер даже не потрудился подтвердить его честность или стаж работы.

— Если хотите с ним поговорить…

— Может быть, позже. Уверен, он его не писал. Вчера утром у вас не было посетителей? Примерно в то время, когда пришла почта?

— Нет. Впрочем, заходил один из друзей Чико. Хотел узнать, где сын; я сказал, что не знаю.

— Он не сказал, зачем тот ему нужен?

— Чико обычно подвозил его в школу. Вчера Чико не подобрал его… — голос увял.

— Больше никого не было?

— Нет. Я бы увидел. Я был в патио и читал газету.

— А друга Чико как зовут?

— Не знаю. Как будто Умберто, я думаю. Он тоже на юридическом факультете.

Да Силва автоматически отложил имя в памяти. Может, это что-то значит, а может, и нет. Какое-то время он поразмыслил; напрашивались сотни вопросов, но пока они могут подождать. Сейчас нужно добраться до автостанции и выяснить, переданы деньги или еще нет, и как переданы. А если получится, то кому. Он кивнул Вильсону, получил одобрительный кивок в ответ и встал.

— Нам нужно идти, синьор Хавьер. Простите, что принес дурную весть. У нас будут еще вопросы, я уверен, но как раз сейчас нужно попытаться отследить деньги.

— Деньги не важны. Я хочу…

— Мы оба хотим того же, синьор Хавьер. А быстрейший способ это узнать — проследить за деньгами. До свидания.

Друзья вышли из комнаты и молча вернулись к такси. Оставшиеся позади богатство и благополучие казались издевательством. Они сели в машину, да Силва запустил мотор и помедлил, повернувшись к Вильсону.

— Ну? Как тебе понравилась жизнь другой половины?

В голосе его веселья не было. Вильсон пожал плечами.

— При других обстоятельствах я бы сказал — прелестно. Но вот сегодня выбрал бы Кататумбу.

— Черт, почему люди не зовут полицию?

Вильсон внимательно изучал его.

— А ты бы на его месте позвал?

— Не знаю.

Да Силва сосредоточился на сложном маневре.

— Пожалуй, нет, хотя это бессмысленно. Может, мы бы и помогли, но вряд ли. Вероятность возвращения жертвы живой чудовищно мала. Однако, полагаю, от этого не легче.

Он свернул на Эстрада де Сумаре и затем погнал в сторону авениды Пауло де Фронтин, кратчайшим путем в город.

— Тут ничего бы не помогло.

— Нет, — согласился Вильсон. — Похоже, Чико сам организовал свое похищение, а оно бумерангом ударило по нему. Если он не поссорился с кем-нибудь на горе. — Он посмотрел на да Силва.

— Но ни один из нас в это не верит. Я не верю в дикое совпадение, когда речь идет о таких деньгах.

— Правда. Возможно, прекрасная синьорита Веларес сможет пролить свет на этот вопрос, если когда-нибудь вернется домой. Она… — Он взглянул на да Силва. — Что?

— Черт! Я забыл спросить про нее у Перейры.

— Если бы было, что докладывать, он сказал бы, — Вильсон вернулся к прерванной теме. — Я сказал, что она сможет нам помочь, если захочет, но даже без ее помощи… Вполне вероятно, что его убил друг…

— Друг? — брови да Силва поползли вверх. — У тебя странное представление о дружбе.

— Я имел в виду, не посторонний. Наверняка знакомый. Вот как я это представляю. Вернусь к первому своему определению — друг. Вероятно, участников было больше, чем только Рамона и Чико, и он бы не привлек к этому никого, кроме друга.

— Значит, если один из них пожадничал и захотел получить все, то он его и убил — продолжал да Силва. — Друг… Один вопрос: зачем убивать раньше, чем получены деньги? И другой вопрос: логичнее всего подозревать друга, который забрал деньги. Он явно не стал бы передавать их никому. Его задачей было бы передать их Чико.

— Знаешь, — нахмурился Вильсон, — мы отрабатываем версию, где главным в схеме был Чико. А мог быть кто угодно.

— Сомневаюсь, — уверенно возразил да Силва. — Давай продолжим эту версию. Чико никому не мог поручить роль жертвы. Давай вернемся к моим вопросам. Ладно?

— Хорошо. Возьмем первый. Его убили, когда было удобнее всего. Когда деньги заберут, его в трущобах уже не было бы. Помнишь, его обещали вернуть в течение шести часов. Значит, он был бы на пути домой. А устранить его удалось без особого риска. Кроме Рамоны, никто не знал, где он. И кто бы узнал?

— Принимаю. А как насчет второго вопроса?

— Ну, я должен согласиться: тот, кто берет деньги — самый логичный подозреваемый. Или он тоже оказался бы под ударом.

Они ехали по извилистой дороге очень медленно. Впереди появились маленькие домики, — начинался город.

— Скажу больше, — добавил Вильсон, — если он не убийца, я бы не хотел оказаться в его шкуре.

— Другой вопрос: сколько с ним было друзей? С Чико, конечно. Давай предположим, просто в качестве версии, что Умберто такой-то принес письмо. Мог он заняться получением денег? Сомнительно по двум причинам. Причина номер один: доставить письмо можно, просто положив его у двери. Но если его увидят возле автостанции, когда деньги будут переходить из рук в руки, кто-нибудь может это запомнить. Не забывай, они вынуждены допускать, что в полицию сообщат.

Тут в голове капитана мелькнула еще одна мысль.

— Это же верно и относительно Рамоны. Она сыграла свою роль, нашла место для укрытия. Деньги брать она не станет. — Он улыбнулся. — Спасибо тебе, Господи, за любителей. Они любят делить ответственность.

— Ты все еще не сказал, почему не Умберто.

— О, это очевидно: у него нет машины, помнишь? Я не могу представить, как они получают деньги и ловят такси. Или автобус, даже на автостанции. Скорее, они используют шкафчики в раздевалках или камеру хранения.

Вильсон не согласился.

— Ну, так сколько любителей-заговорщиков мы имеем?

— По нашим подсчетам, минимум — четыре. Чико, Рамона, Умберто и по крайней мере еще один, чтобы взять деньги. Может, и больше. По их схеме, чтобы забрать деньги может понадобиться двое или даже трое.

— Правильно, — согласился Вильсон. — Они заказали доллары в мелких банкнотах. Если Хавьер наполнил кейс мелочью, его и вдвоем не поднимешь.

— Да, придется им попотеть, — улыбка да Силва погасла. — Ладно, поедем на автостанцию и выясним.

Они доехали до авенида Пауло де Фронтин; да Силва нажал на газ. Город таинственным лесом вырастал впереди.

— Единственная проблема в том, чтобы доказать хоть половину из того, что мы сейчас сказали. Даже после того, как мы их найдем…

Глава 12

Новая автостанция в конце дороги к докам была большим шагом вперед по сравнению со старой, которая уже едва справлялась. В современном, здании зал ожидания был снабжен кондиционером, туалетами, которые даже работали, и рестораном-баром, где подавали вещи посерьезнее, чем бутерброды с пивом; перед станцией хватало места для множества автобусов, но о частных автомобилях как и прежде никто не подумал. Поэтому да Силва втянулся в очередь такси под взглядами рассерженных водителей, изнемогших от ожидания и возмущенных вторжением чужака. Да Силва оглянулся — и они сразу успокоились, вспомнив старую пословицу: живи и дай жить другим.

Они пересекли площадь, проходя мимо огромных машин, стоявших между белыми линиями разметки; автобусы упирались носами в посадочные платформы, как больные лошади в кормушки. Люди садились, выходили, беспорядочно расхаживали подлинным платформам, как будто заблудились. Неожиданно репродуктор монотонно и неразборчиво принялся сообщать маршрут очередного рейса. Никто не обратил на это ни малейшего внимания. Да Силва гордо улыбнулся, довольный тем, что прогресс не смог испортить истинно бразильские души излишней организованностью.

В огромном зале ожидания приятным сюрпризом оказался прохладный кондиционированный воздух. Да Силва огляделся и кивнул: его личный помощник Руй с видом скучнее некуда сидел на одной из длиннющих скамеек. В огромном шумном зале больше не просматривалось ни единого знакомого лица. Значит, Альваро получил дальнейшие инструкции и отправился их выполнять.

«Надеюсь, — подумал да Силва, — Перейра рядом с ним».

Он сел рядом с Руем, доставая сигарету из кармана рубашки и взглядом прося зажигалку, и начал говорить, не разжимая губ.

— Ну?

— Его вызвали, как вы и ожидали, — Руй с каменным лицом полез в карман, похлопал по бокам и разочаровано пожал плечами — мол, рад помочь, но…

— Он вышел в боковые двери, мимо автобусов, оставил кейс и пошел к такси. Перейра…

Да Силва сразу обо всем забыл.

— Оставил кейс?

— Да, капитан.

Руй умолк, озадаченный вопросом и внезапной отменой маскарада.

— Альваро поставил кейс в ряд с кучей багажа, готового для погрузки в один из автобусов. Все выглядело так, будто он на несколько минут отойдет куда-то и вернется, чтобы успеть на рейс. Лейтенант с Лемосом и Мадурейро пошли за ним. Мне он велел остаться здесь и ждать вас. Он сказал…

Да Силва отбросил всякую осторожность и самообладание — сил не было сдержаться. Он, ругался громко, долго, яростно и страстно. Начала собираться толпа, надеясь увидеть драку, но лишь один из двух был зол, рвал и метал, и разочарованные зеваки разошлись.

Да Силва стучал кулаком по колену, было больно, но он ничего не замечал.

— Господи! Спаси меня от идиотов!

Руй был оскорблен в лучших чувствах, причем по праву. У них не было никаких инструкций насчет кейса; речь шла только про человека. И все, что они знали — человек отправил кейс в Сан-Пауло автобусом; это был обычный способ перевозки посылок — недорогой и быстрый.

— Простите, капитан, что мы сделали не так?

— Не вы! А я!

— Вы, капитан?

Да Силва подавил приступ ярости. Это ничего не давало, а время шло.

— Кто-нибудь заметил, у какого автобуса он оставил кейс?

— Да, капитан. Платформа 4, автобус «Вьякао Комет».

— Вы не заметили, куда он ушел?

— В Сан-Пауло. Все платформы с четвертой по шестую — для автобусов на Сан-Пауло. Они уходят каждый час. Я знаю, сам езжу каждый вечер в Граджау. — Руй набрал воздуха и продолжал: — От четвертой автобус ушел в час, двадцать минут назад. Я наблюдал за ним, хотел узнать, вернется ли Альваро вовремя, или он собирался пропустить рейс, или просто отправлял сумку…

Но да Силва уже шел к выходу. Застигнутый врасплох Руй вскочил и пустился следом. Вильсон поспешил за ними. Да Силва говорил с помощником через плечо, даже когда открывал стеклянную дверь. Жара на платформе казалась еще нестерпимей после приятной прохлады зала ожидания.

— Попытайся связаться с Перейрой. Позвони в управление, передай, что нужна связь. А потом оставайся здесь на случай, если он вернется. Скажи, что он зря тратит время.

Он махнул рукой Рую и заспешил к машине. Вильсон быстро скользнул на сиденье, пока да Силва заводил мотор. Машина резко вырулила на улицу.

— Черт! — Бесновался да Силва. — Черт! Черт! Тупица! — добавил он, как будто стараясь не ошибиться.

Вильсон был в этом не слишком уверен.

— Не вини себя. Красиво все придумали, специально чтобы одурачить любого, включая великого да Силва. — Слабая улыбка тронула его губы. — Это подтверждает, что университетское образование вовсе не так бесполезно, как некоторые утверждают. Пусть это станет уроком всем исключенным из университета.

Да Силва томился, ожидая переключения светофора; он вспарывал поток машин, пролетая перекрестки на авенида Бразил, направляясь к западной окраине, к шоссе Дутра, ведущему в Сан-Пауло. Капитан подался вперед, почти понуждая свою колымагу разгоняться живее, потом сел поудобнее, предвидя долгую гонку. И рискнул взглянуть на друга.

— Ты понял, как все было задумано?

— Пожалуй, да.

Вильсон взглянул на пробку, через которую они пробивались, и крепче ухватился за край окна.

— Самое трудное не в том, как взять деньги, а как не брать их, и в то же время не потерять. Я имею в виду, как остаться с деньгами и не быть с ними связанным. Да, эти ребята нашли способ справиться с этой ситуацией.

— Благодаря моей тупости.

— Твоя тупость тут ни при чем. А вот они оказались весьма хитроумны. И заслуживают восхищения. Схема была продумана так, что даже получи Перейра указание следить за кейсом, это вряд ли помогло бы…

Вильсон немного поразмыслил, потом кивнул.

— Идея в самом деле хороша. Билеты на автобусы распродаются заранее, за несколько часов. Все, что нужно было — купить заранее билет — или билеты — и за несколько минут до отъезда передать по телефону указание оставить кейс в партии багажа к автобусу. В такой ситуации никто, включая полицию, не сможет получить место в автобусе без большого шума, что не останется без внимания.

— Да, — согласился не без горечи да Силва. — Это была хорошая идея.

— Не была, а есть.

— Ладно, есть. Теперь, когда он собирается сойти?

— Я думаю, не в Сан-Пауло. Это очевидно. Где-то по дороге…

— Пожалуй, мы можем определить поточнее. Я согласен, он не будет ждать до Сан-Пауло. Полиция может встречать там человека с коричневым кейсом. И помни, даже если Чико был уверен, что отец не пойдет в полицию, — а я уверен, он все строил именно на этом, — другие так уверены не были. Они не могли себе этого позволить. Нужно было действовать так, как будто за деньгами следят. Поэтому я согласен исключить Сан-Пауло. Кроме того, в записке они обещали, что Чико будет дома в течение шести часов после передачи денег, это тоже исключает Сан-Пауло. Исключим остановки для отдыха в Итатия и Клубе дос Кинхентос. Там тоже может ждать полиция. Нет, он выйдет на какой-то остановке на автостраде, подальше от города, на перекрестке, может быть, у бензоколонки. Где заранее оставил машину, или где кто-то ждет его с машиной.

— Правильно. Во всяком случае… — он замолчал, наморщив нос и задержав дыхание, — они проезжали мимо кожевенного завода, и множество урубу засидело там крышу и стены; вонь стояла невыносимая. Да Силва застонал и насколько мог прибавил ходу, чтобы поскорее прорваться на свежий воздух. К тому времени Вильсон был близок к обмороку.

— Нужно остановиться перекурить, — буркнул капитан, — мой мозг иссох. Но, впрочем, вернемся к нашим рассуждениям. Когда автобус остановится, он возьмет и свой багаж, и коричневый кейс, водитель запрет багажник, вернется в автобус и весело продолжит путь. Однако если что-то будет выглядеть подозрительно, наш гангстер попросит только свою сумку, а коричневый кейс оставит. Затем вернется в город и напишет синьору Хавьеру другую записку, на этот раз с угрозой посерьезнее. Примерно так я себе это представляю.

Вильсон взглянул на него.

— Главная проблема в том, сумеешь ли ты догнать автобус. Двадцать минут — большой гандикап, а гонят эти монстры не хуже тебя.

— Догоню, — заверил да Силва. — Догоню на Сьерре. Пятнадцать миль от подножия гор до перевала им придется ползти на подъем. Как раз там я и наверстаю эти двадцать минут.

— Если не окажешься за грузовиком с песком.

— Ты вспоминаешь старые времена, — хмыкнул да Силва. — Теперь там две отдельные двухрядные магистрали. Одна наверх, другая — вниз.

— Этим старым временам, — парировал Вильсон, — не больше недели. Газет не читаешь? Одна дорога закрыта на ремонт. Пора, конечно, — закончили ее целый год назад.

Да Силва не обратил внимания на издевку.

— Времени хватит.

— Если наш юный гений не выйдет из автобуса до начала подъема…

— Не выйдет, — уверенно заявил да Силва. — Не захочет привлекать к себе внимание. Он не захочет сделать ничего такого, что заставит людей его запомнить, а так непременно случится, если выйти из автобуса до Сьерры. Если можно сесть в местный автобус, кто станет тратить деньги на экспресс?

— Ты думаешь, другие пассажиры рассуждали бы так же?

— Водитель автобуса обязательно так подумает, потому что впервые за его работу кто-то выйдет так рано. И пассажиры тоже заметят, — он усмехнулся. — Бразилец не против посорить деньгами, так как выпивку и женщин глупостью не считает, но будет возмущен до глубины души, если кто-то швыряет деньги на ветер.

— Поверю тебе на слово. Я… — он запнулся и нахмурился.

Да Силва замедлил ход, приближаясь к шлагбауму, разделявшему штаты Гуанабара и Рио-де-Жанейро. Полицейский в форме поднял руку в перчатке и помахал, пропуская. Да Силва взглянул на Вильсона, нажимая на газ, и заметил огорченную мину друга.

— В чем дело?

— Мне это не нравится.

Внимание да Силва вновь сосредоточилось на дороге; он перешел на четвертую скорость.

— Что тебе не нравится?

— Ну, мне не нравится портить хорошую теорию, — неохотно сказал тот, — но помнишь, мы недавно пришли к выводу, что скорее всего тот, кто убил Чико, был тем же, кто возьмет деньги?

— И что?

— А то: мы только что решили, что тот, кто забирает деньги, готов оставить коричневый кейс в автобусе в случае чего-то подозрительного и снова попытаться получить деньги через какое-то время. Если он убил Чико, то знает, что тело не может долго оставаться неопознанным. И если он сейчас оставит деньги, то вполне может расстаться с ними навсегда… Я думаю, он бы на это не пошел…

— Может быть, он решил использовать свой шанс.

— Сомневаюсь. Шанс он мог использовать, если не убивал Чико. И получить свои полмиллиона. Гарантированно. — Он уныло пожал плечами.

— Вероятно, ты прав, — да Силва кивнул, — мы уже приняли как факт, что тот, кто оставлял записку, не стал бы брать деньги; это исключает Умберто. Если предположить, что он соучастник, конечно. Понимаешь? Это как в сказке про волка, козла и капусту в одной лодке. — Он немного подумал. — И начинает казаться, что у нас не остается подозреваемых.

— Не совсем, — возразил Вильсон. — Должен быть еще один, которого мы не знаем. Или… — он помедлил.

— Я знаю. Рамона. Ее не было ни сегодня утром, ни днем, по крайней мере несколько минут назад, — он покачал головой. — Лично мне начинает казаться, что мы ошибаемся и вконец запутались.

— Может, мы узнаем больше, когда возьмем нашего друга с деньгами. Между прочим, как будем брать?

— Так же, как ты наблюдал за мной и Чико в Кататумбе — с биноклем. У меня он в машине. Когда увидим автобус, я стану держаться за ними, а ты достанешь бинокль и будешь следить. Когда они остановятся, остановимся и мы. Когда поедут, поедем и мы. Мы будем слишком далеко, чтобы дать нашему приятелю причины для испуга. Тогда…

— Перестань.

Вильсон покачал головой, больше сожалея, чем сердясь.

— Ты сходишь с ума! Как ты собираешься держать автобус в поле зрения с помощью бинокля на такой дороге, с этими горами и поворотами? Подъедешь к повороту наверху, над ними, да?

— У тебя есть идея получше?

— Да. Почему бы нам не оставаться у них на хвосте? Никто не станет подозревать такси.

— Подозрительно, когда такси вроде моего умудряется не отставать от «Вьякао Комет», — решительно возразил да Силва. — Нет, мы сделаем по-моему. Мы знаем, что у него не будет больше одной сумки, знаем кейс…

— Да перестань ты! Во-первых, я никогда не смогу на таком расстоянии различить цвет чемодана, и даже если б смог, то первый же пассажир, что сойдет с двумя чемоданчиками, из которых один коричневый, может оказаться респектабельным домушником из Пираф. Что тогда нам делать? Идти за ним до дому, а затем извиниться, когда мы откроем его коричневый кейс и найдем в нем только столовое серебро?

— Очень смешно!

— Я серьезно! Если следить за теми, кто возьмет из багажника один или два чемоданчика, это исключит только коммерсантов и большие семьи. Кроме того…

— Послушай, Вильсон, — сказал да Силва с терпением, от которого был весьма далек. — Девяносто пять процентов людей в этом автобусе едет до Сан-Пауло. Очень немногие из них выйдут из автобуса раньше, и все, кто это сделает, можно сказать наверняка, выйдут на одной из обычных остановок. Если кто-то кроме нашего умника выйдет на автостраде, то моли Бога, чтобы это была пожилая дама с детьми.

— А если ты ошибаешься?

— Тогда придется придумать что-то еще, — холодно бросил да Силва.

— Достань бинокль.

— Да, сэр, — отчеканил Вильсон преувеличенно официальным тоном и полез в перчаточный ящик.

Глава 13

На самом заднем сиденье сверкающей «Вьякао Комет», медленно поднимавшейся по горной дороге, сидел Рикардо Каравелас, невидящим взглядом уставившись в окно. Одна рука плотно прижала короткий бобрик, косточку большого пальца другой руки терзали сжатые зубы. Мозг бурлил, сердце бешено билось, руки вспотели. Как и почему он оказался втянутым в это ужасное дело? Занятия в университете начались вчера, почему он не был в университете? Что он делал в этом дурацком автобусе?

Позади него змейкой вилась вниз дорога, с одной стороны жавшаяся к горам, с другой обрывавшаяся в бездонную пропасть. Длинная колонна машин плелась за ними, как утята за матерью. Он повернул голову, прижав влажные ладони к коленям, и уставился вперед. Впереди дорога была пуста. Под ним в багажном отделении трясся проклятый коричневый чемоданчик…

Он скрипнул зубами. Как он ввязался в это? И зачем? Деньги ему не нужны, даже часть этих денег. А если он станет их тратить слишком много, все узнают. И как их тратить? Его содержание было более чем достаточным, его хватит на всю жизнь. Ему гарантировано отличное место в юридической фирме крестного отца, доход от этого предприятия пойдет отдельно от его доли в семейном капитале.

Он обручен с хорошенькой и богатой девицей. Тогда зачем, черт побери, он ввязался в эту аферу?

Ответа не было. Должно быть, всему виной раннее утро в Гэви, или двойной джин с тоником, или… или что? Какую причину он мог назвать себе, а уж тем более полиции? А какую причину полиция примет? Никакую, он это знал. Никакую, и будь он на их месте, тоже не принял бы. Старое животное чувство стадности — не оправдание, он это понимал. Тогда что?

Автобус добрался до перевала, замедлил ход, словно переводя дух, когда водитель переключал передачу, и покатил под гору. Приближалась развилка на Пираор. Проехали мимо водонапорных резервуаров, мимо холмов странных очертаний, обрисовавших край плато; автобус увеличил скорость, начиная оставлять позади вереницу менее мощных машин. Рикардо заставил себя подавить чувство отчаяния. Это не поможет, особенно сейчас, сейчас пора было думать, использовать свои извилины. Должен быть выход, но какой? Успокоиться, — сердито скомандовал он себе, — думай, думай! Выходов много, какой избрать?

Кажется, сработало. Впервые со времени отъезда из Рио его мозг начал сосредотачиваться на решениях, а не на повторении проблем. Во-первых, он может вернуть деньги, но он понимал, что это ничего не решит. И не освободит его от обвинений. Это лишь облегчит полиции задачу его выследить. Можно, конечно, принести коричневый чемоданчик в участок и признаться, освободив полицию от поисков. Рикардо покачал головой; ни одна из этих идей не казалась ему приемлемой, но по крайней мере он начал думать.

Какая еще есть возможность? Ну, он мог выйти из автобуса возле Вольта Редонда, у проселка, где спрятана его машина, и просто оставить коричневый кейс в автобусе. Забыть о деньгах. Сделать вид, что их не существует, что Альваро не оставлял их у платформы. Рикардо сердито прищурился при этой мысли. Могла ли Рамона быть возле платформы, когда Альваро оставил чемоданчик, наблюдая и проверяя? Или Умберто? Он их не видел, но это ничего не значило; ведь он их не искал. Другая мысль пришла ему в голову, сделав неважной первую. Он не мог оставить деньги в автобусе и рассказать им глупую историю о том, что Альваро не пришел. Коричневый кейс вскроют как невостребованный багаж на автостанции Сан-Пауло, и через пять минут эта новость прозвучит по радио и попадет в газеты.

Он нахмурился, тщательно обдумывая другую идею. Можно взять коричневый кейс из автобуса, на обратном пути в Рио заехать на стоянку якобы из-за поломки, и когда дорога будет свободна в обе стороны, сбросить чемоданчик со скалы. Шансы, что его скоро найдут, чрезвычайно малы, никто по этим пропастям не лазит. Незачем. А если кто-нибудь наткнется на чемоданчик, захочет он нести находку в полицию? Ни в коем случае. А потом можно рассказать, что Альваро ничего не принес. Это приведет к новым проблемам, но обдумывать проблемы следует в порядке поступления.

Рикардо выглянул в окно и удивился. Нелегкие размышления заняли гораздо больше времени, чем он предполагал. Они были уже далеко за Пираф и приближались к повороту на Вольта Редонда. Хорошо, что он спохватился!

Он поднялся, потянул шнур звонка. Темные очки водителя поднялись к зеркальцу. Рикардо встал, бормоча извинения соседу по сиденью, и проскользнул в проход. Он прошел вперед по автобусу, пригнулся, разглядывая местность, и указал вперед. Он стал вдруг спокойным, уверенным, довольным, что у него есть план. Пусть это решение неверное, но в такой обстановке верных просто не было. Он снова молча показал, водитель начал тормозить.

— Это глупо! — Вильсон пытался скрыть свое раздражение, возясь с регулировкой фокуса. — После Гуабате будет лучше, дорога там, как стрела. Но здесь? Либо их не видно вообще, либо мы сверху над ними и бинокль не нужен. Я не говорю о попытках отрегулировать фокус, когда так трясет. Если они когда-нибудь остановятся у обочины, мы упремся прямо в их выхлопную трубу!

Да Силва был глух к жалобам.

— Просто будь уверен, что мы преследуем «Вьякао Комет», — приказал он, — а не другой рейсовый автобус. Или передвижной фургон.

— Это «комета». Ни в чем другом я не уверен, но в этом — точно.

— Ты правильно все делаешь. Просто продолжай следить.

— Зачем следить? — продолжал негодовать Вильсон. — Я видел их на перевале и пару раз — за десять миль после него. Единственно в чем я уверен, это что мы их не обогнали.

Вильсон опустил бинокль и протер глаза.

— Если ты не подтянешься ближе, чтобы видеть их без этой портативной обсерватории, что будем делать?

— У нас нет времени что-то менять. Просто продолжай следить!

— Какого черта они не сделают этот прибор удобнее? — пробормотал Вильсон, опять поднес бинокль к глазам и вдруг взволнованно подался вперед. — Зе! Горит стоп-сигнал, я думаю, он останавливается! Попытайся не дергать машину, а?

Он опустил бинокль, качая головой.

— Ушли за поворот, но я почти уверен, что автобус останавливался.

— Это было бы логично, — кивнул да Силва. — Я торможу, продолжай следить.

Вильсон снова поднял бинокль, такси обогнуло скалу, замедляя ход. Вильсон вдруг сел.

— Зе, я вижу, он остановился.

Да Силва инстинктивно нажал на тормоза, отводя машину с дороги, ровно работал мотор, ожидая следующих команд. Впереди видны были крохотные красные точки стоп-сигналов, и нечеткие очертания чего-то, что невооруженному глазу могло показаться и автобусом, и сараем.

— Ну?

— Я думаю, это вполне может быть наш тип, — Вильсон был явно удивлен. — Молодой парень, лет двадцати с небольшим, стрижка ежиком, усы, спортивная куртка, стоит возле автобуса, ожидая багаж, водитель отрывает багажник… — Голос Вильсона взволнованно дрогнул. — Эй, он вытаскивает слишком много сумок; уже больше шести… Нет, все в порядке, он их вынул, чтобы достать вещи, которые стояли сзади. Вот теперь все в комплекте… два чемодана, один средний, один небольшой, остальные укладывают назад. Не могу сказать, какого они цвета, но мне нравится количество. — Он усмехнулся. — Как мы и ожидали.

— В яблочко! — да Силва был доволен. — Джекпот. Если мы, конечно, не ошибаемся.

Вильсон покрутил фокус и довольно кивнул.

— Вот, так лучше. Так, водитель забирается назад.

— А парень?

— Вынимает из чемодана велосипед…

— Что?

— Шучу, не кипи. Он все еще стоит там. Автобус уезжает…

Да Силва видел, как удаляются две маленькие красные точки. Голос Вильсона звучал, как у комментатора исключительно медленного спортивного соревнования.

— Он все еще стоит там. Вероятно выжидает, чтобы убедиться, что автобус действительно уходит и никто за ним не следит. Или ждет, чтобы кто-нибудь его подобрал. Нет, теперь парень наконец двигается… Идет в нашу сторону… — Вильсон нахмурился. — Он исчез. Там должно быть дорога, она уходит куда-то за бугор там наверху или за ним. В бинокль кажется, что он сквозь землю провалился.

— Там у него машина, — с едва скрываемым триумфом заявил да Силва. — Продолжай следить.

Вильсон отнесся и к его заключению, и к ненужному совету с высокомерным презрением, которого они заслуживали.

— Надеюсь, что машина там. Жаль, если бы после наших блестящих умозаключений мы увидели его выезжающим на осле или он не появился вовсе… — он замолк и подался вперед, восхищенно воскликнув: — Вильсон и да Силва, встаньте и примите посвящение в анонимные алкоголики с пальмовой ветвью Детективов Года! Из-за бугра показался автомобиль, ожидая, пока пройдут машины. Похоже, красная спортивная машина. Теперь он виден весь. И поворачивает сюда…

Да Силва только того и ждал. Он резко развернул руль влево, подождал, пока пройдет огромный лесовоз, и влился в поток машин в сторону Рио. Вильсон положил бинокль на сиденье и испытующе взглянул на да Силва.

— Ты хочешь остановить его здесь?

— И рискнуть попасть в аварию или погибнуть, если он не знает, как управлять машиной?

Да Силва покачал головой, не отрывая глаз от зеркала заднего вида.

— Нет. Мы поедем за ним и возьмем его на равнине.

— Но мы же не будем следить за ним с помощью бинокля, я надеюсь? — спросил Вильсон. — На спуске я точно останусь без глаз.

— Нет. Сейчас мы сядем ему на хвост. Если он заметит, что его преследуют, — тем лучше. Пусть он об этом думает, пока мы его не схватим. Внизу дорога расширяется. Там мы его и возьмем. А потом осмотрим его багаж.

— А если мы найдем только рубашки четырнадцатого размера? Или комплект презервативов?

— Тогда придется извиниться.

Да Силва впился в зеркало.

— Да где он, черт возьми? А, вот он. Едем!

Низкая красная спортивная машина с откидным верхом, сейчас опущенным, промчалась мимо. Водитель, спрятавшись за темными очками, казалось, отдыхает за рулем. В маленьком багажном отделении позади складного верха лежали два чемоданчика. Да Силва нетерпеливо ждал, когда машина их обгонит, затем нажал на газ, набирая скорость. Он молниеносно обошел вклинившуюся было машину, крепко сжав руль и чувствуя руками упругую вибрацию мотора. Красная машина впереди быстро росла в размерах — дистанция между ними сокращалась. Да Силва сбросил скорость и вдруг нахмурился, изучая обводы машины впереди. Вильсон заметил, как переменилось его лицо.

— В чем дело?

— Это «феррари», новая модель, я ее сначала не узнал.

— Но она не сможет обогнать такси, надеюсь?

— Не знаю. Надеюсь, нет.

Вильсон безнадежно вздохнул и полез в бардачок, который только что закрыл.

— Не говори мне, сам знаю: снова за бинокль…

— Нет. Я всегда хотел узнать, как можно побороться с «феррари» и сейчас как раз удобный случай.

— На спуске?

Вильсон был ошеломлен. Да Силва не обратил на это никакого внимания.

— Во всяком случае, он слишком молод, чтобы понимать, какая у него машина и что с ней можно делать. Пока он не давит на газ.

— Не хочет привлекать внимания полиции, — предположил Вильсон.

— Ну, — да Силва ухмыльнулся, — боюсь, для этого уже слишком поздно.

Рикардо Каравелас теперь чувствовал себя получше. Ему вдруг пришло в голову, что паника в автобусе была просто результатом слишком долгого воздержания, против чего он всегда восставал. Короткий глоток прямо из бутылки в машине перед тем, как откинуть верх, это только подтверждал. О чем он беспокоился? Что его так напугало? Яркое солнце приятно грело спину; здесь, на плато, бриз был прохладнее и суше, чем в внизу; он ласково омывал его загорелое лицо. О чем было тревожиться?

День был прекрасным, стоило только протянуть руку назад, и он мог коснуться полумиллиона долларов. Никто на свете не докажет, что они у него. Сбросить со скалы? Зачем? Пусть сейчас они ему не нужны, пусть он не станет их тратить прямо сейчас, но кто знает, что таит будущее? Сбросить со скалы? Сумасшествие! Разделить? Еще большее сумасшествие! Они еще пожалеют, что втравили его в эту аферу!

Он улыбнулся, довольный своей логикой и практичностью. Нет, отвезти чемоданчик куда-нибудь и спрятать, а потом заявить, что Альваро с деньгами не пришел.

А что, если за ним следили на автостанции? Не слишком благородно проверять близкого друга, но возможность бесчестья приходится признать. И тут ответ был прост: спрятать где-нибудь деньги и просто привезти пустой кейс. Сказать, что именно его Альваро оставил на платформе. Если скажут, что он должен был заметить, что кейс слишком легкий, легко все отрицать: ведь он к нему не прикасался, пока не вышел из автобуса, а там было уже поздно. Во всяком случае, кейс не был так тяжел, как он бы ожидал от такого количества денег…

Рикардо задумчиво нахмурился, глядя на раскручивавшуюся перед ним серую бетонную ленту. Следовало бы проверить чемоданчик, но он не хотел терять времени, задерживаясь там, где вышел из автобуса. Вокруг, правда, никого не было, но в таких горах с незаметным наблюдением проблем не возникало. Уж лучше поскорее убираться. Когда он спустится с гор, тогда и выберет достаточно пустынное место, чтобы все проверить.

Он успокоился от этой мысли, рисуя себе зрелище множества купюр, и удобно откинулся в угол между шикарным кожаным сидением и дверью, наслаждаясь солнцем и бодрящим духом виски. Еще глоток не помешал бы, но попозже. Когда деньги будут надежно спрятаны, хватит времени для выпивки.

В зеркало заднего вида он заметил, как развалюха позади пытается удержаться за его «феррари», и снисходительно ухмыльнулся. Такая наглость его заинтриговала. Он даже решил было разогнать как следует свою красавицу, просто чтобы продемонстрировать бедняге ее таланты, но передумал. Зачем рисковать нарваться за полицию за превышение скорости, когда все идет так хорошо?

Пусть несчастный таксист думает, что его машина «феррари» не уступит, что тут плохого?

Он снова посмотрел назад, но ужасная жертва древнего аборта, грохочущая позади, была уж слишком наглой. Его не раз уже задерживали и штрафовали за превышение скорости, и когда в машине были чемоданы, хоть раз полиция просила их открыть? Да никогда. Ну, так какой тут риск, если он проучит эту развалюху, заставит уважать себя? Никакого.

Подмигнув зеркалу заднего вида, Рикардо погладил кожу руля и нажал на газ.

Внезапный взрыв скорости вдавил его в мягкую подушку сиденья; руль как живой бился в руках, колеса скрипели на поворотах; машина содрогалась в предвкушении прямой, стремилась оправдать свое гордое имя, сделать приятное ему, ее владельцу. Ветер свистел в ушах, ерошил волосы. Он рассмеялся, наслаждаясь скоростью и жизнью, — и тут вдруг удивленно глянул в зеркало. Смех резко оборвался: такси удерживало прежнюю дистанцию!

Ладно! Шутить изволите, да? На такой груде металла? Ладно, приятель, не перестать ли нам играть? Моя машина называется «феррари» не без основания. Он перегнулся, включая форсаж, и снова уселся поудобнее, язвительно улыбаясь. Взгляд его метался от извилистой дороги к спидометру, он медленно выжимал педаль газа, стрелка дрожала, продолжая двигаться по шкале спидометра. Сто сорок километров, сто пятьдесят, сто шестьдесят…

Долю секунды он задержал взгляд в зеркале заднего вида — и вдруг все понял. Как будто ледяная рука безжалостно сдавила его желудок.

Там было не обычное такси. Ни одно такси в мире не могло так гнать; ни одно новое, уже не говоря об этой развалюхе. И не было простой случайностью, что люди в нем его преследовали. Они шли именно за ним, он знал это наверняка, а не паниковал. Шли именно за ним и чемоданчиком. Они знали все! Кто они были, значения не имело; люди Хавьера-старшего или полиция — все едино. За ним гнались, и все.

С чувством горечи, куда более едкой, чем былая эйфория, он подчинился суровой реальности. Может быть, он не умел быть преступником, зато умел вести машину, и у него была гоночная «феррари». Он выиграет!

Сто семьдесят километров в час, сто восемьдесят, сто восемьдесят пять… Порывы ветра больше не были игривыми, прохлада его уже не освежала; солнце казалось не таким ярким, более далеким. Сто девяносто, сто девяносто пять…

Последний раз глянув на такси, он увидел, что то не отстает. Теперь он выбросил все из головы, перестал смотреть в зеркало, сосредоточась на извилистой дороге и плане, который вырисовывался в его сознании. Огромные скалы пролетали мимо, дорога раскручивалась под ним и выплескивалась сзади. Чемоданчик… ладно, по крайней мере не было вопросов, что делать, выбора не оставалось. От него нужно избавиться, сбросить со скалы, но так, чтоб не заметили… Возможно, здесь такси за ним и поспевает, но на равнине — черта с два! У «феррари» лучше обтекаемые формы, ниже центр тяжести, лучшее распределение массы, шире покрышки, и у него не было сомнений, что как водитель он непревзойден.

Рикардо кивнул с непреклонным лицом.

Придется найти место на спуске, длинную прямую, где он бы видел встречный транспорт, достаточно длинную, чтобы выехать на встречную полосу, швырнуть чемоданчик и вновь успеть вернуться в свой ряд. Понадобится преимущество не меньше километра, чтобы освободиться от преследователей. Крутые повороты помогут выиграть время, но все же придется снизить скорость. Или рисковать…

Он потянулся назад, нащупывая кейс; машину швырнуло в сторону, как не пытался он вести ее одной рукой. Оставалось надеяться, что из машины позади не заметят его манипуляций. Чемоданчик вначале за что-то зацепился, потом подался. Он торопливо потянул его через спинку сиденья и дал упасть, инстинктивно вернув руку на руль. Скорость достигла двухсот километров в час! Безумие! Хотелось вытереть пот с лица, но он не решался еще раз бросить руль.

Теперь Рикардо был готов, готов как никогда. Он понимал, что почти невозможно выбросить чемоданчик незаметно, но знал, что другого шанса у него не будет. Он позабыл про все. Спроси его сейчас про семью, про университет или про его невесту, он бы не понял. Весь мир замкнулся в маленькой несущейся машине; все будущее — в маленьком рыжем кейсе, выбрасываемом со скалы. Он даже не помнил ни преступления, ни как и почему он здесь; привели его сюда ночные кошмары, и был только один путь от них избавиться.

Он не смог удержаться, чтобы не посмотреть в зеркало заднего вида. Глаза его расширились: он выиграл почти полкилометра! И машина позади явно отставала. Рикардо усмехнулся болезненной усмешкой. Неужели он сумеет? Шансы были сто к одному против него, но что, если он справится? Что скажут, если при нем не будет чемоданчика? Ошибка? Штраф за превышение скорости? Он оставил эту мысль, как глупую и опасную, и приник к рулю, выжимая из «феррари» все.

Дорога вильнула в последнем знакомом изгибе; дальше начинался крутой спуск по краю плато, потом переходивший в более пологий. Впереди тащился грузовик. Обходить его в слепом повороте было опасно и глупо, но для Рикардо так вопрос не стоял. Он даже слегка тормознул при обгоне, приподнявшись на сиденье, потом снова уселся, совсем не удивившись, что встречных машин не оказалось.

«Я сделаю это, — подумал он, вдруг обретя уверенность, — я действительно это сделаю! Грузовик, который я обогнал, их задержит, если они не в таком же отчаянии, как я, а никто в этом мире не может быть в большем отчаянии, чем я!»

Он перестал думать о преследователях и сконцентрировался на виляющей дороге. Приближался крутой поворот. Он выжидал до последнего момента, быстро тормознул, отпустил, машину занесло, но мозг его автоматически отмечал все, что творилось впереди. Дорога впереди была свободна на километр до следующего поворота, какой-нибудь грузовик или автобус внизу явно задерживал движение. Единственная машина, бывшая на виду, — грузовик с прицепом, частично выступавший из кармана на обочине.

Решение пришло мгновенно: сейчас или никогда. Одной рукой он потянулся за кейсом, другая выворачивала руль несущейся машины, плавно выводя ее на встречную полосу, к краю ущелья. Водитель грузовика мог его увидеть, но кто его об этом будет спрашивать?

Рикардо рискнул взглянуть в зеркало заднего вида, ничего не увидел и снова перевел взгляд на дорогу. Рука с чемоданчиком застыла, все тело сковал внезапный ужас.

Впереди из кармана выползал грузовик с прицепом, медленно и неумолимо занимая встречный ряд и полностью блокируя дорогу.

Ругаясь на чем свет стоит, Рикардо бросил кейс, нажал на тормоза и впился в руль. «Феррари» заплясала, пытаясь перестроиться и отчаянно дрожа от напрасной попытки остановиться. Взлетев на бордюр, она ударилась о скальную стену и отскочила поперек дороги. Но этим бедствие не кончилось: от удара о бордюр лопнула левая передняя покрышка и маленькая спортивная машина со скрежетом пропахала узкий край скалы, на миг застыла, словно восхищаясь бескрайней панорамой, и рухнула в бездну.

Рикардо вдруг почувствовал себя совершенно невесомым… И тут «феррари» навалилась на него, безжалостно коверкая останки.

Кейс падал следом. Высоко над ними медленно кружили два урубу…

Глава 14

Да Силва, спускавшийся по узкой горной дороге с таким же безрассудством, громко ругнулся, угодив на крутом повороте в занос. И еще раз — увидев, что поперек дороги развернулся грузовик. Дизель отчаянно чадил, но шофер не делал никаких попыток сдвинуться с места, а торчал на краю пропасти, глядя вниз. Да Силва резко нажал на тормоз, отчаянно сигналя. Единственной реакцией со стороны водителя стал идиотский жест — палец указал вниз на пропасть, словно объясняя ситуацию.

С трудом сдержавшись, капитан поставил машину на ручной тормоз и рывком распахнул дверь, готовый разобраться с недоумком. Он решительно подошел к краю обрыва и уже начал было говорить, как вдруг умолк. Кустарник на скале прорезала глубокая борозда, ведущая к маленькой красной капельке внизу. Вильсон встал рядом, грустно глядя на обломки. Да Силва поднял глаза на шофера.

— Должно быть, у него тормоза отказали… — шофер был молод и казалось, ему вот-вот станет плохо. Он потер лицо большой мозолистой рукой. — Он гнал не меньше двухсот, когда я его увидел, да еще на таком спуске! Ненормальный! Он задел бордюр со своей стороны, отлетел от скалы, ударился о заграждение и… — последовал ныряющий жест рукой, — прямо вниз. Даже не было шанса выскочить…

Да Силва принял объяснение. Если даже грузовик блокировал дорогу, это не докажешь. «Феррари» шел с самоубийственной скоростью. Он показал свое удостоверение, и шофер побелел.

— Я не…

Да Силва его успокоил.

— Ваш грузовик мешает движению. Отгоните его в сторону, а потом дождитесь дорожного патруля. Расскажете им все, как было.

Он вернулся к такси, согнулся в три погибели, включил рацию, подождал несколько минут и начал говорить. Ему ответил треск, потом раздался голос. На этот раз он говорил гораздо дольше, затем выключил рацию, предлагая Вильсону сесть в машину. Движение застопорилось, люди выходили, заглядывали в пропасть. Молодой шофер освободил дорогу и снова торчал у края обрыва, рассказывая историю всем желающим. Первый страх прошел, и теперь он чувствовал себя, едва ли не держателем прав на это зрелище.

Да Силва нетерпеливо ждал, когда подойдет Вильсон.

— Поехали.

Вильсон ткнул большим пальцем назад.

— А как насчет кейса?

— А что с ним?

Да Силва завел мотор. Вильсон торопливо влез в машину и захлопнул дверцу.

— Я говорил с казармами в Пираор, они вышлют команду. Понадобятся скалолазы, тягач с лебедкой и чертовски длинный трос. Они знают, что делать, с месяц назад уже вытаскивали оттуда одного идиота. Понадобится шесть — восемь часов, а у нас нет времени.

— Но кейс! Там полмиллиона…

— Достанут они чертов кейс. Я сказал о деньгах. Правда, те могло разнести на несколько гектаров… — Он запнулся и нахмурился.

— В чем дело?

Да Силва развернулся мимо строя припаркованных машин и прибавил газу. Хмурился он все сильнее.

— Мы могли бы хоть что-нибудь увидеть… Разлетевшиеся деньги… или что-то в этом роде.

— Может, он действительно отсыпал им мелочью, — весело начал Вильсон, но тут же сменил тон. — Кейс мог не открыться, пока не ударился, может быть, он и сейчас не открылся. Скажем, оказался под машиной… — Он покосился на да Силва. — Если бы мы покрутились поблизости…

Да Силва отрицательно покачал головой.

— Сейчас важнее вернуться в город. Пока несколько подозреваемых еще остались в живых, — нотка горечи прозвучала в его голосе.

Вильсон удивленно покосился на него.

— Не говори, что ты винишь себя.

— Если бы я вел себя умнее и не сидел у него на хвосте… Парень явно понял, что означает такси, которое состязается в скорости с его гоночной машиной, — капитан снова нахмурился. — Впрочем, я до сих пор не знаю, что могло заставить его стать таким подозрительным.

— Подсознание заставило, — коротко бросил Вильсон, — забудь. — И сменил тему: — Что теперь?

— Теперь? Мы едем на квартиру к синьорите Рамоне Веларес. Я попросил передать Перейре, чтобы он встретил нас там. С ордером на обыск. И с людьми наготове. Нужно быть готовыми ко всему. С этого момента будем все делать аккуратно и по закону.

— Ордер на обыск? Что ты хочешь найти?

— Синьориту Веларес, — хмыкнул да Силва. — В конце концов, она наш последний подозреваемый.

Он профессионально вел машину, аккуратно проходя крутые повороты. По мере того, как они спускались все ниже, их встречал зной широкой долины. Банановые деревья обрамляли здесь обочины дорог, склоняя раскидистые кроны с богатой листвой, пожухшей от пыли. Раскидистые пальмы прикрывали глиняные хижины, разбросанные на расчищенных участках. Вильсон покачал головой, не соглашаясь с другом.

— Есть еще Умберто. Не забывай о нем.

— Я и не забываю. Просто мы согласились, что в подозреваемые он не годится, помнишь?

Миновав бензоколонку с рестораном, они выехали на широкую четырехрядную магистраль, ведущую к городу.

— Он не мог узнать, где искать Чико, когда я увез парня в трущобы.

— А если Рамона сказала?

— Зачем ей говорить, если только они не заодно? А в таком случае главное — изолировать прелестную Рамону.

— А если она не сказала?

— Тогда ее положению вообще не позавидуешь.

Вильсон посмотрел на друга; по тону чувствовалось, что сказал он это неохотно. Вильсон решил предложить помощь.

— Хорошо, — сказал он, — но мы же исключили ее из числа подозреваемых, помнишь? И кроме того, в ее ли духе заявиться в жуткие трущобы?

— Может, она себя заставила?

Да Силва глубоко вздохнул, на миг задержал дыхание и обнаружил, что улыбается.

— Это не было бы столь интересным, если бы студент Умберто просто по-соседски поинтересовался, дома ли Хавьер. И если бы та красная машина, которую мы с тобой видели на дне пропасти, принадлежала какому-нибудь респектабельному фальшивомонетчику.

— И не было бы чудесно, — продолжал Вильсон, подыгрывая в тон, — если бы Санта Клаус преподнес тебе под Рождество снаряжение агента ФБР, дополненное охотничьей шляпой и увеличительным стеклом.

Он вдруг вспомнил.

— Забудь про увеличительное стекло. У тебя же есть бинокль.

Да Силва сжал руль крепкими руками. Настроение сразу упало.

— Ладно, если красотка дома, она нам все расскажет. Кто все задумал, почему, хотя понятно, что за деньги, кто участвовал и кто какую роль играл. Весь сценарий.

— А если не расскажет? Горячие иголки под когти?

— А если не расскажет, толковый обыск в квартире даст нам все, что нужно, — отмахнулся да Силва. — Если она ходила в Кататумбу навестить Чико, если они поссорились… — он не закончил. — Тогда мы что-нибудь найдем в ее вещах. Уверен, она не пошла бы в Кататумбу в платье с декольте.

— Верно.

— И у нас есть кому проверить. Жоао Мартинс вполне мог при вскрытии обнаружить такое, что нам поможет.

Капитан кивнул, стараясь сам себе внушить уверенность.

— Мы еще не проиграли.

— Только в шоке, — хмыкнул Вильсон и замолчал.

Они продолжали ехать молча, погрузившись в размышления. Да Силва пытался найти хоть какую-то причину не подозревать Рамону, одну или в компании, в устранении бывшего любовника. Он отдавал себе отчет, что вряд ли стоит обвинять ее в катастрофе красного «феррари». И все же, если подходить непредвзято, если одно не привело к другому, а другое к третьему, многие могли остаться живы.

«Если… — невесело усмехнулся он. — Если бы у твоей бабушки были усы, она служила бы гвардейцем…»

Проехали Нова Игуасу; да Силва даже не пытался показать поворот, где смерть настигла сеньору Хавьер. Появились и исчезли пригороды Мерита, игрушечные псевдоамериканские виллы, без фундаментов и с опасно покосившимися балконами. Их архитектор явно как-то видел фильм про Лос-Анджелес.

Потом полицейский кордон, разделявший штаты. И вот они на авенида Бразил, в самом городе, с домами, возвышающимися вдоль дороги, с растущим по мере приближения к центру числом людей на улицах. Позади солнце уже начинало прятаться за западные горы; они одновременно вспомнили, что не только сеньор Хавьер не пригласил их на ланч — весь день у них маковой росинки во рту не было.

Проехали тоннель из Катумби в Ларанжейрас; когда они вынырнули в Ботафого, уже стемнело, по обе стороны светились жемчужины уличных огней. Тянувшееся над гаванью яхт-клуба гигантское панно бегущей строкой сообщало о новостях. С бухты тянуло мягким соленым ароматом океана, теплым и таинственным.

Да Силва свернул в Сан-Клементе, приближаясь к Ботаническому саду и южной окраине. Здесь движение стало более оживленным. Близился час ужина, и все, кто задержался в огромном городе, были полны решимости успеть, наплевав на все правила. Добравшись до Плаца Сантос Дюмон невредимым, капитан свернул на авениду Висконде де Альбукерк. Знакомая дорога к квартире Рамоны вызвала воспоминания о первом визите.

Неужели это было только позавчера?

Да.

И он горел желанием увидеть ее снова?

Да. Но не как полицейский.

И все же, зачем ей было убивать Чико? Из-за денег? Они с ним и так получили бы больше половины; если, конечно, Чико не надоел ей настолько, что она предпочла водителя красного «Феррари».

Размышления о возможных вариантах вполне могли свести с ума. Кроме того, убив Чико, Рамона устраняла человека, платившего за ее роскошные апартаменты. Стала бы она это делать? Весьма сомнительно…

И все же кто-то убил Чико, а со смертью водителя красного «феррари», тоже не слишком годившегося на роль убийцы, подозреваемых осталось слишком мало. Студенческая шалость определенно превращалась в истинный кошмар!

Капитан заметил радиофицированную патрульную машину, припаркованную в квартале от жилого дома Коронадо. Он проехал мимо, вышел и вернулся. Перейра на переднем сиденье болтал с водителем. При виде начальника он поспешно распахнул дверь и торопливо вышел.

— Капитан…

— Привет, лейтенант. Она вернулась?

— Нет, капитан.

— Вы уверены, что она не могла вернуться незамеченной? Через гараж, например?

— Определенно, капитан. У нее нет машины.

И тут до Перейры дошло, что люди без машины прекрасно могут подняться на лифте из гаража.

— Даже если она пришла бы через гараж, я расставил людей на этажах, как вы хотели, — он уверенно тряхнул головой. — Нет, капитан. Она не возвращалась.

— Хорошо. Ордер на обыск у тебя?

— Да, капитан!

Перейра похлопал по карману куртки.

— Ладно, тогда пошли.

Вильсон присоединился к ним; они вышли на улицу, поднялись на крыльцо и вошли в роскошный вестибюль. Человек в штатском, стоявший у стола портье, шагнул навстречу. Портье смотрел сердито: его рабочие часы давно закончились, но полиция не отпускала и никто не заплатит за сверхурочные. Вот незадача! Плохо, что девушка из квартиры 1612 нарушила закон, но гораздо хуже, что это обнаружила полиция.

Да Силва холодно ему кивнул.

— Привет! Ключ от квартиры 1612!

Лицо портье окаменело. Он знал свои права.

— У вас есть ордер?

Перейра показал ордер. Портье ошеломленно взял документ и тупо уставился в него. Может, хотят воспользоваться его незнанием подобных документов? Это действительно ордер на обыск? Не зная, как выглядит ордер, понять это — сложная штука. К счастью, для портье разницы не было — у него не было дубликатов ключей от квартир.

— Извините, господа, — сказал он, возвращая документ, — но портье не разрешено держать ключи от квартир. У меня есть ключ от входной двери и от гаража. А дубликаты — в офисе у управляющего.

— Ладно, — отмахнулся да Силва, — как-нибудь справимся.

Перейра сунул бумагу обратно в карман. Да Силва предупредил полицейского в штатском.

— Если наша птичка вернется, когда мы будем осматривать ее золоченную клетку, я бы советовал позвонить и известить нас.

— Да, капитан.

— Хорошо.

Да Силва зашагал к лифту и нажал кнопку. Они молча поднялись наверх и вышли на шестнадцатом этаже. Вильсон и да Силва двинулись к квартире, а Перейра перебросился несколькими словами с караульным, потом осмотрелся вокруг, пока да Силва подбирал ключ.

— Вот это да! — восхищенно воскликнул лейтенант. — Картины прямо в коридорах! Кто же может себе позволить здесь жить?

— Я бы не хотел тебя шокировать, — хмыкнул да Силва, продолжая подбирать отмычку. Наконец дело пошло на лад, он осторожно надавил, и дверь распахнулась. Да Силва улыбнулся.

— Прошу!

Он подождал, пока все войдут, и прикрыл за ними дверь. Перейра огляделся, дивясь квартире еще больше, чем коридору. Он шагнул к роялю и уже собирался было попробовать его на звук, когда сообразил, что они здесь не для развлечений. Со вздохом, — слишком уж соблазнительно выглядел рояль, — он вернулся к делу.

— Что ищем, капитан?

— Понятия не имею, — хмыкнул да Силва.

— Тогда зачем нам обыск?

— Потому что я не знаю, что еще делать, — искренне признался да Силва. — Но раз мы здесь и ордер на руках, нужно его использовать. Я хочу прочесать всю квартиру густым гребнем. Хочу увидеть хоть что-нибудь необычное и, естественно, все, что может быть связано с трущобами вообще и Кататумбой в частности. Или связано с Чико, хотя такого может оказаться немало. Это ясно?

— Нам это ясно так же, как тебе, — усмехнулся Вильсон. — Я займусь кухней — только что вспомнил, что мы сегодня не ели.

— Ордер — не санкция на мародерство, — с улыбкой напомнил ему да Силва и кивнул: — Ладно, бери кухню, а потом — комнату прислуги. Ты, Перейра, начинай здесь, потом возьмешь гостиную. Я осмотрю прихожую и спальню.

— Поехали, — поднялся Вильсон.

— Поехали, — кивнул да Силва с отсутствующим видом, явно думая о чем-то другом. Потом повернулся к Перейре: — Я хочу видеть любые фотографии и всю корреспонденцию. Любую. Понял?

— Да, капитан.

— Тогда начнем.

Они разделились. Перейра начал с гостиной, открыв средний ящик белого секретера за роялем. Вильсон с да Силвой направились в прихожую, ведущую и в спальню, и на кухню, а дальше в комнату служанки. Да Силва щелкнул выключателем в прихожей и распахнул дверь в спальню.

Вильсон остановился сзади, ожидая, когда да Силва освободит проход. Но тот попятился из спальни, лицо его побелело.

— Вильсон…

— В чем дело?

— Рамона…

Американец протиснулся мимо него в спальню и остолбенел. Комнату освещали несколько ламп; в их мягком свете нагое тело девушки было по-прежнему прекрасным, даже в смерти, но когда-то прелестное лицо стало неузнаваемым, почернев от прихлынувшей крови. А горло покрывали синие кровоподтеки.

Рамону Веларес безжалостно задушили.

Глава 15

По мнению капитана да Силва, на фоке теплого ясного утра с небом как аквамарин и мягким свежим бризом с моря, смерть представлялась совершенно неестественной, особенно насильственная смерть Рамоны Веларес. И все-таки это произошло, ничего не вернешь, так пусть кто-то за это заплатит. В клятве, которую он себе дал, не было никакой мелодрамы: человек, задушивший Рамону Веларес, будет найден и наказан. Это единственный непреложный факт в мире мошенничества и явной лжи.

Он подвел такси к тротуару, затянул тормоз и выключил зажигание, пока Вильсон выходил из машины. Вместе они поднялись на крыльцо Коронадо, пересекли по мраморному полу вестибюль, бок о бок вошли в лифт и молча поднялись наверх.

На шестнадцатом этаже они вышли из лифта и зашагали по коврам к двери квартиры. Да Силва нажал кнопку звонка. Открыл полицейский в штатском, который ночевал в квартире. Капитан кивнул ему и прошел в квартиру.

— Были телефонные звонки?

— Нет, капитан.

Смуглый детектив мрачно оглядел притихшую комнату и медленно покачал головой. Как же могла погибнуть такая хорошенькая, такая счастливая, такая живая, как Рамона? От этой мысли он сходил с ума.

Хватит! Сейчас не скорбеть надо, а работать и мстить за нее. Да Силва повернулся к полицейскому.

— Ты что-нибудь ел?

— Нет, капитан.

— Тогда иди позавтракай и возвращайся. Можешь не торопиться.

— Спасибо, капитан.

Дверь закрылась. Да Силва снова несколько минут разглядывал комнату, потом сел в кресло. Вильсон уселся на диван напротив и подался вперед.

— Зе…

Черные глаза непроницаемо взглянули на него.

— Что?

— Зачем ты решил сюда вернуться? Что в этом хорошего? Не время для воспоминаний. Зачем было возвращаться? Эксперты все закончили еще вчера вечером.

— Разве? — уставился на него, да Силва. — Девяносто процентов отпечатков пальцев, которые они нашли, оказались смазаны и непригодны. Не нашли ни единого четкого!

Вильсон нахмурился.

— Этого вполне можно было ожидать. Так что эксперты не виноваты.

— Я понимаю. Но понимаю и то, что обыск был не таким тщательным, как мне бы хотелось. Прошлой ночью я просто не мог здесь оставаться. Когда ее увезли, я хотел поскорее отсюда выбраться, — он пожал плечами. — Да и куда нам еще идти? Что еще делать?

— Ты про Умберто не забыл?

— Нет, не забыл. Им займется Перейра.

Да Силва устало откинулся на спинку, закрыв глаза. Ночь отдыха не принесла.

— Вечером было слишком поздно проверять университет, но сейчас Перейра там. Он найдет его и привезет сюда.

— Если только у Чико не было десятка приятелей с этим именем.

— На одном курсе? Может быть. Тогда Перейра привезет всех десятерых.

Да Силва открыл глаза, потер рукой лицо и встал.

— Ладно, сидя ничего не добьешься. Давай работать.

— Ладно, — Вильсон собрался вставать, но спросил: — Нет никакой идеи, что именно искать, когда…

— Когда Рамона мертва? Не бойся, говори, к этой мысли пора привыкнуть.

— Вот что, — заметил Вильсон, вставая, — я прошлой ночью не видел тут ни единой фотографии. А можно было ожидать целую галерею снимков Чико. Это вполне нормально, чтобы умаслить того, кто платит…

— Я тоже обратил внимание, — кивнул да Силва и пожал плечами. — Очередная тайна: тот, кто убил ее, забрал их или уничтожил. Но почему?

— И в самом деле, почему? Может быть, мы найдем их под ковриком в ванне? На этот раз я возьму спальню, хорошо?

— Эксперты прошлой ночью проверили спальню досконально. Начни с комнаты служанки. Портье ничего о ней не знает, даже ее имени. Если сможем найти, где она живет или хотя бы где живет ее больная мать, тогда найдем ее. И она нам хоть что-нибудь да расскажет. А я начну здесь.

— Ладно, — кивнул Вильсон и собрался уходить. Да Силва повернулся к секретеру, когда вдруг зазвонил телефон. Вильсон застыл. Да Силва шагнул к маленькому столику, взял трубку и беззвучно поднес к уху. На другом конце линии слышалось только дыхание. Капитан продолжал ждать, закрыв микрофон рукой. Наконец, как он и надеялся, человек заговорил.

— Алло? Алло? Кто там шутки шутит?

Разочарованный да Силва убрал руку с микрофона.

— Привет, Жоао.

— Зе? Это ты? Что с этим чертовым телефоном? — он успокоился. — Ну как ты? Извини, вчера я не успел…

Да Силва ответил на молчаливый вопрос Вильсона:

— Жоао Мартинес, из института.

И вновь вернулся к аппарату.

— Да, Жоао? Есть что-то интересное для нас?

— Не знаю, что ты ищешь, но сомневаюсь. Смерть наступила от удушения, это вполне очевидно. В обоих случаях. Я полагаю, ты уже видел заключение по вскрытию парня. Тебе его отослали вчера.

— Я его не видел. Не был в управлении.

— Ну, там есть кое-что подозрительное. Мы считаем, что время смерти — от трех до восьми часов до того, как ты его привез. Значит, его убили между полночью вторника и пятью часами утра среды. Время смерти девушки определить труднее, но мы считаем, что ее убили на три — шесть часов раньше парня. Это далеко не точно, я знаю, слишком большой разрыв, но…

— Жоао! — широко раскрытыми глазами капитан уставился на телефон. — Ты хочешь сказать, что девушку убили первой?

— Я в этом уверен.

— Но это невозможно, — да Силва запнулся. — Нет, это просто невозможно! Это…

— Что?

— Ничего, — вздохнул он. — Что-нибудь еще?

— Ничего, что не могло бы подождать, пока ты не получишь отчет. Но там ничего нового не будет.

Удушение в обоих случаях. Никаких признаков сексуального домогательства в отношении девушки. Никаких следов наркотиков или еще чего-то в этом роде. И мы уверены, она умерла за несколько часов до него.

Наступила пауза; да Силва переваривал информацию и пытался еще о чем-то спросить. Но ничего не приходило в голову.

— Спасибо, Жоао.

— Всегда пожалуйста, Зе. Чао.

Да Силва медленно положил трубку. Вильсон смотрел на него.

— Что там с девушкой? Ее убили первой?

— Так они говорят.

Да Силва уставился на ковер, мысли его забегали вперед.

— Чем можно объяснить отсутствие фотографий Чико?

— Что-что?

— Предположим, Чико той ночью вернулся сюда из трущоб, — он замолчал, подумал, пот