Book: Ше'д'Эйр. Путь сердца (СИ)



Ше'д'Эйр. Путь сердца (СИ)

Стэлла Соколова

Ше'д'Эйр. Путь сердца

Глава 1. Перевертыши


Империя Ардейл.

– А хочешь с нами добро творить?

Я смотрела на лежащего у моих ног человека.

Странный какой бродяжка – одежда рваная, волосы всклокоченные, а вот кожа белая-белая. Еще и украшение на шее висит, по виду – довольно дорогое, откуда оно у бродяги? Я присмотрелась внимательнее – похоже на стекло, только блестит сильнее, солнечные лучи отражаются, преломляясь на гранях.

Красиво, только вот висит на обрывке ткани, а не на цепочке.

Если этого бродягу умыть и причесать, то можно выдать за аристократа.

Бродяжка прикрыл глаза рукой и посмотрел на меня. Я в свою очередь гордо выпрямилась, это чтобы он понял, что творить добро – это дело благородное во всех отношениях.

Бродяжка помолчал, все еще щурясь на солнце и потом пожал плечами. Я кивнула – сразу видно, что дел у него других нет.

Надо еще Эйрина спросить, может он против будет? Вряд ли конечно, но уточнить не помешает.

Я села на корточки рядом с новым знакомым и подала руку.

– Меня Хана зовут, а тебя? – Бездомный посмотрел на мою ладонь с удивлением.

В первый раз что ли ему руку подают? Бедняга, как люди не справедливы!

Я с жалостью посмотрела на бродягу и сказала:

– Давай, пожми мне руку и будем друзьями. – Улыбнулась я при этом как можно ласковее и добрее.

А улыбаться я у Эйрина училась, когда он на Лейриса смотрел.

Разве есть что-то более доброе, чем улыбка подаренная родственнику?

Бродяжка еще некоторое время с недоумением смотрел на мою ладонь, а потом пожал ее. Рука у него оказалась сухая и твердая, сразу понятно – с характером человек. Новый знакомец посмотрел мне в глаза и хрипло произнес:

– Аза...Аз. – Я кивнула.

Первый шаг пройден.

Аз сидел на земле и смотрел вокруг так, словно не был здесь миллион лет как минимум. Я нахмурилась.

Может у него контузия или еще чего?

Пока он крутил головой, я его рассматривала.

Да...он явно не из крестьян, тут не только цвет кожи, но и посадка головы, и осанка, и взгляд, говорят о высоком происхождении.

В кустах зашуршало и, повернув голову, я обнаружила Эйрина, который стоял, сложив руки на груди и подозрительно рассматривал Аза.

– Кто такой? – Аз посмотрел на Эйрина и гордо задрал подбородок.

Я ответила за него:

– Это Аз, я его нашла. – Эйрин улыбнулся и кивнул.

– Нашла? Тогда ладно.

Потом посмотрел на Аза и сказал:

– Тебе есть куда пойти? – Аз внимательно посмотрел на Эйрина, чуть прищурив глаза и отрицательно мотнул головой.

Эйрин снова нахмурился и с легким кивком произнес:

– Можешь присоединиться к нам, если хочешь конечно. – Я, весьма довольная собой, посмотрела на Аза.

Я уже говорила, что творить добрые дела – мое призвание? Прям дня не проживу, если что-нибудь доброе не сделаю.

Да и Эйрин не подвел - так и знала, что не откажет. Вот и первое доброе дело!

Ммм...прямо чувствую, как крылья прорезаются.

Аз попробовал встать, но тут же упал. Я подала ему руку, но он даже не заметил. Я кинула взгляд на Эйрина, он слегка пожал плечами.

Ну и ладно, если Аз не хочет моей помощи – не буду предлагать.

Лимит "добрых дел" исчерпан. На ближайшие полчаса, а потом я и спрашивать не буду.

Аз тем временем поднялся и гордо посмотрел на нас. Я ободряюще ему улыбнулась – пусть почувствует себя сильным.

В кустах снова зашуршало и через несколько мгновений перед нами предстал Айрис. Мы дружно повернулись к нему.

Принц растерянно почесывал макушку и внимательно рассматривал нашу компанию. Увидев Аза, Айрис нахмурил брови и пристально посмотрел в глаза Эйрину. Эйрин слегка кивнул и, повернувшись к Азу, сказал:

– Я дам тебе одежду, до ближайшего села тебе придется идти пешком. – Аз кивнул.

Я довольно улыбнулась.

Вообще, надо бы у Эйрина поподробнее узнать, зачем нам по Империи шататься, в Лотаре тоже страждущие есть, так что работы и там непочатый край.

Аз отряхнул свои обноски и, гордо выпрямившись, полез в кусты. Я рассмеялась.

Вот эти мужчины странные! Зачем ломиться в кусты, если можно их обойти? Тем более, что куст тут один единственный, пусть и довольно большой. Может они думают, что там волшебная нора, ведущая именно на эту поляну?

Я посмотрела на Айриса и Эйрина, которые снова играли в гляделки. Что-то в облике Айриса меня насторожило. Я принялась рассматривать Их Высочество внимательным и придирчивым взглядом.

Так, что тут у нас? Руки – две штуки, ноги – две штуки, голова – одна. Хм...все вроде бы на месте. Волосы – белые, глаза – фиалковые. Хм...волосы...а...так вот оно что! У Айриса отсутствуют рожки!

Я нахмурилась (это чтобы сразу было понятно, что я усиленно думаю) и устремила задумчивый взгляд вдаль.

Помнится у папеньки Их Высочества рожки тоже отсутствовали, поэтому я его сразу и не признала. Хотя видела я его всего один раз, и не особо рассматривала, если честно. К тому же глаза у меня тогда были опухшие и помнится ревела я безостановочно.

Айрис с Эйрином закончили передачу мыслей на расстоянии и повернулись ко мне. Я слегка кашлянула (это я у Эйрина научилась) и ткнула Айрису в голову с вопросом:

– Где? – При этом я скорчила грустное лицо.

Мало ли он и сам не в курсе, что у него рога потерялись?

Они конечно не были большими и ветвистыми как у оленя, но я думаю, что он ими гордился и дорожил. Натирал любовно мастикой по утрам, весной украшал полевыми цветами и травами, придающими особый аромат, а зимой – орехами и шишками. Возможно, он даже рассчитывал на то, что там когда-нибудь поселятся белки или дядюшка дятел сделает дупло.

К тому же, Лейрис сказал, что только у отпрысков Императора есть эти самые рожки, а значит для Айриса они – особый вид короны. Вот я бы точно расстроилась, если бы корону потеряла.

Айрис смущенно посмотрел на меня (видать не привык, когда в голову пальцем тыкают) и переспросил:

– Что "где"? – Я собрала волю в кулак и отошла от Их высочества подальше.

Помнится мне, Иван Грозный гонцов на кол сажал, если те плохую весть приносили. А весть о потере "короны" радостной и светлой никак не назовешь. Айрис меня наверное на кол не посадит, но кто их знает, этих особ коронованных?

– Где твои рожки? – Ну вот, страшная фраза прозвучала.

Я полезла в карман за тряпочкой.

Дам ему платочек, если рыдать удумает.

Айрис похлопал глазами и улыбнулся.

– А...я их спрятал. – Фууу...значит не потерял.

Спрятал? Ну это в принципе тоже логично.

Фантазия тут же нарисовала мне Айриса, который натужно сопя, откручивает свои рога и под покровом ночи, закапывает их в саду под кустом сирени. Затем, утирая скупую мужскую слезу, передает Карту Сокровищ Рейгану, на случай если он, Айрис, из путешествия не вернется.

И много лет спустя, Рейган – постаревший и беззубый, трясущейся рукой будет натирать братские рога мастикой каждое воскресенье, чтобы они заняли почетное место на каминной полке, рядом со стаканом, в котором будет лежать рейгановская вставная челюсть.

Эйрин подошел ко мне, подтолкнул в спину в направлении кустов, и сказал:

– Было бы много проблем, если бы Айриса узнавали в каждой деревне.

– А...а я-то подумала, что он побоялся, как бы его "корону" во сне кто-нибудь не свинтил…

Мы вывалились из кустов, и направились к Лирам. Аз стоял чуть в стороне от них и хмуро смотрел себе под ноги.

Вообще, может предложить Азу на Кише поехать? Нехорошо это – самой ехать, а страдалец позади плестись будет.

Я подошла к Азу и потянула его за руку, чтобы он подошел к Кишу поближе. Киш выкинул фокус – изогнулся дугой, и поскакал боком.

Интересно, он теперь возомнил себя танцором балета?

Эйрин с любопытством наблюдал за нами, а потом опять кивнул Айрису. Что у них там за секреты?

Я подошла к Кишу, который напряженно косился на Аза, шерсть на спине у него при этом была вздыблена и уши слегка прижаты к голове. Я погрозила Кишу пальцем – мол нечего Аза обижать.

Сейчас мы его переоденем, умоем и будет как нормальный человек выглядеть.

Киш продолжал упрямиться, изображая слепого.

Аз видимо обиделся на нас, потому что отвернулся и гордо уставился вдаль.

Я огорченно покачала головой и взлетела (на самом деле вскарабкалась) на непослушную скотину.

Когда я залезала на Киша, то случайно задела коленом котомку, в которой сидел щенок.

А что...неплохая идея.

Я слезла с Киша, сняла котомку и подошла к Азу. Тот теперь смотрел под ноги, кулаки у него при этом были крепко сжаты.

Бедный, понимаю тебя. Меня тоже всегда злило, когда ко мне относились с жалостью или пренебрежением.

Когда я подошла, Аз посмотрел на меня своими черными глазами и нахмурил брови еще сильнее. Я ему улыбнулась и протянула котомку.

– Вот, это тебе. – Аз взял котомку и заглянул в нее. На лице у него отразилось истинное ликование, от чего на сердце у меня сразу потеплело.

Да, я сразу поняла, что Аз тоже щеночков любит. Довольная собой я потопала к Кишу.











Азар с ужасом смотрел на щенка, которого ему подсунул мальчишка. Щенок был еще маленький, глаза пока что не изменились и были ярко-голубого цвета. Но окрас говорил о том, что перед Азаром щенок Твари. И не просто Твари, а любимого пса Темного Владыки.

Азар, будучи фаворитом Мора, видел Белого Пса и даже его любимый питомец Властелина Темного Мира повергал в состояние близкое к ужасу. Белый Пес не был таким же большим, как и Темные Твари – по размеру он был чуть больше Лира, но в отличие от Темных Тварей, Белый был чрезвычайно умен и хитер. Кроме этого, Белый, несмотря на небольшие габариты отличается огромной силой и кровожадностью.

Азар посмотрел на щенка еще раз.

Если его мать не вернулась в Темный Мир, и бродит где-то неподалеку, кого-то порвут на куски. А если учесть то, что Азар пришел в этот мир неполностью, а потеряв большую часть своей силы где-то между мирами, можно предположить, что этим "кто-то" будет именно он. Потому что сил защититься от Пса у него нет, да и Пес его скорее всего не признает.

Азар вздохнул.

Светлые побери этого белокрылого демона! Если бы он не помешал, Азар бы пришел в мир полностью, да и тот проклятый Светлыми принц со своим кристаллом...

Азар посмотрел на своих новых спутников и холодно улыбнулся. Белокрылого он узнал не сразу, а только благодаря появлению принца. Но именно это позволило ему сориентироваться и не выдать себя.

Надо держаться как можно ближе к врагу, изучить его повадки и слабые места. Все можно обернуть в свою пользу, главное просто набраться терпения.

За многие века, что Азар провел в Темном Мире, Средний Мир изменился до неузнаваемости. Когда Азар открыл глаза, он не сразу понял, куда его выбросило порталом. В момент, когда над Азаром склонился этот странный пацан, он немного удивился – надо же как люди обнаглели! И только потом он понял, что пацан видит перед собой человека. Мальчишка - настоящий олух, ну кто, будучи в своем уме, предложит незнакомцу пойти с ним вместе?

Да и беловолосый не умнее...

Сначала Азар не хотел принимать приглашение мальчишки, но потом решил, что не потеряет ничего. Наоборот – сможет изучить этот изменившийся мир, а заодно узнать, на месте ли еще Оракул.









Я устроился на Лире и посмотрел на Айриса. Принц был несколько задумчив, но учитывая обстоятельства – это нормально. Губы сами по себе растянулись в улыбке.

Как вовремя нам попался этот Аз.

Сначала я принял его за обычного бродягу – одежда порвана, покрыт грязью с головы до ног, но вот при ближайшем рассмотрении найденыш оказался не так прост. Айрис тоже это понял, и похоже он, так же как и я искренне рад нашей встрече.

Опаленные волосы, одежда и внешний вид навели меня на определенные размышления. По Азу сразу понятно, что он не простой воин, крестьянин, да он даже не человек. Хотя Хана и не поняла этого. Учитывая то, что мы с Айрисом присутствовали в Темной Башне, и я приложил руку к смерти Избранного Темными, одна и та же мысль посетила нас – есть вероятность, что перед нами Темный Бог. Насколько мне известно – это вполне возможно, хотя в книгах о таком говорится как о мифе. Надо у Айриса поинтересоваться, что он по этому поводу думает.

Я пришел к выводу, что либо нас посетил самый слабый из всех Высших, либо Темный пришел не полностью. А если учесть то, что тело Избранного Темными мы так и не обнаружили – вероятность того, что Аз не кто иной, как один из Темных очень и очень велика. Приход Темного – не повод для радости, но в данном случае, мы ничего не можем изменить. Тем более, что если бы Темный мог что-то сделать, он бы уже сделал. Его бездействие говорит о многом. Например о том, что никакой он не Темный, а обычный человек.

Самое разумное, на данный момент решение – это держать Аза как можно ближе к себе, и не спускать с него глаз. Айрис похоже уже что-то решил, надо будет выяснить у него на привале.









Айрис погрузился в воспоминания. Если он правильно помнит, в дневнике Клай что-то упоминал о Старших Темных, а так же о последствиях применения кристалла Лоса. Старший принц кинул беглый взгляд на Эйрина, который раздумывал над чем-то, лицо при этом у него было весьма и весьма довольное.

Похоже, Эйрин пришел к тому же выводу, что и Айрис. Только вот повода для радости Айрис в этом не видел. Если он прав, то новый спутник – один из Темных, которому все же удалось проникнуть в этот мир. Когда Айрис увидел его, он едва сдержался, чтобы не застыть с открытым ртом.

Будучи уверенным в смерти Избранного он не следил за ним, когда они были в Темной Башне, кинжалы Эйрина всегда достигают цели. Зато Айрис был уверен, что кристалл, который висит на шее у Аза, лежал под ногами Избранного. Никто не обратит внимания на многогранный камень. Никто, кроме мага.

Кристалл был продолговатый и узкий, по форме напоминал лезвие, если не брать в расчет то, что он был многогранным. Но, если это действительно Темный – почему он до сих пор бездействует? Возможно, Аз действительно простой бродяга.

Айрис был абсолютно уверен, что Избранный не исчез вместе с Башней, он исчез раньше. Тело Избранного так и не нашли, хотя искали тщательно. Один факт не вызывал сомнения - Избранный Темными богами мертв.

Айрис посмотрел на Эйрина, тот пристально взглянул ему в глаза и приподнял одну бровь. Айрис кивнул и мягко улыбнулся.

Похоже, с этого момента начнется столь милая сердцу Эйрина игра.





Империя Ардейл. Примерно семьсот лет назад.



В беседке в саду сидели двое.

Эйрин улыбался, слегка прищурив глаза, а маленький Ай над чем-то раздумывал. Эйрин помолчал еще немного и сказал:

Ну что, согласен? – Ай нахмурился и посмотрел внимательно на Эйрина.

Как ты сказал, эта игра называется? – Эйрин улыбнулся.

У нее нет названия, я ее сам только что придумал. – Ай кивнул и чопорно произнес:

Будь добр, разъясни мне еще раз. – С Эйрином надо быть очень осторожным.

Эйрин кивнул и сказал:

Ты и я будем противниками. Каждый из нас имеет в своем распоряжении какие-то факты, некоторые из них могут оказаться ложными, некоторые – неполными. Побеждает тот, кто обманет противника. Ясно? – Ай кивнул.

Звучит конечно просто, но с Эйрином глупо рассчитывать на что-то простое. Принц вздохнул и сказал:

А факты мы откуда знаем? – Эйрин кивнул, довольный вопросом.

Некоторые нам известны изначально. К примеру – ты знаешь, что я – лейтенант Акадэмии, верно? – Ай кивнул.

Я знаю – что ты – будущий Император. – При напоминании об Императорском долге Ай поморщился.

Хоть ему и мало лет, но быть Императором он не хочет совсем.

Понятно. – Эйрин кивнул и продолжил.

Остальные факты мы предоставляем друг другу сами, или добываем их путем наблюдения за противником. К примеру, я могу тебе сказать, что больше всего на свете я ненавижу книги. Что ты на это скажешь? – Ай широко открыл глаза и уставился на Эйрина.

Такой наглой лжи он от него не ожидал. О безумной любви Эйрина к книгам Айу было известно, как никому другому. Мальчик нахмурился и сказал:

Это – неправда. – Эйрин кивнул.

А что заставляет тебя думать, что это – неправда? – Принц гордо задрал нос и ответил:

Я много раз видел тебя с книгой в руках или в библиотеке. – Эйрин холодно улыбнулся и ответил:

А вдруг я делал это специально? Чтобы у тебя сложилось ложное впечатление? Кто заподозрит аристократа, любителя книг и благородного воина, в неблаговидном поступке?

Айкивнул, хотя и не совсем понял, зачем Эйрину это надо. Эйрин же сделал благодушное лицо и сказал:



Обрати внимание, у тебя на шее висел медальон,а сейчас его нет. – Ай с удивлением посмотрел туда, где должен был быть медальон.

Как и сказал Эйрин, медальона там не было. Эйрин улыбнулся.

Я его снял, сможешь мне сказать, когда именно?

Айзадумался.

Он был уверен, что утром медальон был на шее. Этот медальон подарила ему мать, и маленький принц им очень дорожил. Куда же он мог подеваться? Ай вздохнул и посмотрел на Эйрина, который задумчиво разглядывал облака. Ай принялся вспоминать все, что он делал сегодня. Подумав некоторое время, Ай пришел к выводу, что потерять медальон он не мог, а это означает, что кто-то его снял.

Эйрин все так же смотрел на облака, всем видом показывая, что он тут ни при чем. Айвздохнул и сказал:

Я знаю, что медальон не у тебя. – Эйрин посмотрел на него и ухмыльнувшись сказал:

С чего ты взял? – Мальчик победно улыбнулся и ответил:

Потому что, он все еще на мне. – С этими словами маленький принц завел руку за спину и потянул цепочку. Из-за того, что на Айе сегодня была рубашка с высоким горлом, он не ощущал цепочку кожей, но поразмышляв над словами Эйрина и сопоставив некоторые факты, принц пришел к выводу, что Эйрин врет. Лейтенант слегка склонил голову и сказал:

Как ты догадался? – Айрис, весьма довольный собой начал рассказ.

Когда ты сказал, что факты могут быть ложными, ты хотел меня запутать, для того, чтобы я начал тебя подозревать. – Эйрин кивнул.

Если бы Ай начал в нем сомневаться – обмануть его было бы проще простого.

Кроме того, я знаю, что ты не подходил ко мне настолько близко, чтобы снять медальон. В то же время, ты мог разрезать цепочку кинжалом, так, чтобы медальон упал. Но все кинжалы при тебе. – Эйрин опять кивнул.

Таким образом, я пришел к выводу, что либо я потерял его сам, либо он все еще при мне. – Эйрин хлопнул его по плечу и сказал:

Ну что ж, похоже ты понял в чем суть. Дальше все будет намного сложнее.

Как и обещал Эйрин, тот первый раз был самым легким. Со временем игра усложнялась, Ай научился учитывать и сопоставлять множество фактов, не имеющих другу к другу, казалось бы, никакого отношения. Именно благодаря этой способности Ай уверился в собственной проницательности, и поддался гордыне. Которая и сыграла с ним злую шутку.





Айрис улыбнулся и вынырнул из воспоминаний.

Похоже, Эйрин решил вспомнить славное прошлое. Если Аз действительно Темный, но по каким-то причинам скрывает это, так же как и прячет свою силу, самым разумным будет держать его как можно ближе к себе. Темный наверняка преследует некую цель, и основная задача – выяснить, чего он добивается. Если конечно они не ошиблись, и Аз – действительно добивается.

Айрис размял шею и мягко улыбнулся. На привале можно будет более подробно ознакомиться с дневником Клая, а сейчас лучше всего не подавать виду, что он что-то подозревает.









Я с тоской смотрела по сторонам.

Да уж...скукота да и только. Эх, жалко Ноэля нет и Лейриса. С ними добрые дела творить совсем весело. Нет, с Эйрином тоже хорошо, но они с Айрисом как в гляделки поиграли, с тех пор так молчат.

Я оглянулась на Аза, который торжественно нес щенка на вытянутых руках. Картина весьма забавная, могу сказать. Оборванец тащит котомку, словно Олимпийский факел, и лицо при этом у него ну очень гордое.

Так, надо бы у Эйрина выяснить про добрые дела, да и вообще как мне этот стиль-то придумать? Хикар показала мне семь форм, а сколько их всего должно быть? Я подъехала к Эйрину.

– Эйрин! – Он посмотрел на меня и слегка изогнул бровь. Я тоже изогнула бровь – чем я хуже Эйрина?

– Мммм?

– Если честно, я не очень хорошо понимаю суть того, что мы собираемся делать. – Эйрин чуть склонил голову вбок и сказал:

– Что именно тебе непонятно?

– Ты сказал, что мы добрые дела будем делать, так? – Эйрин кивнул.

– Верно.

– А как добрые дела связаны с путем воина? – Эйрин вздохнул.

– Смотри, ты же знаешь, что такое гордыня? – Настал мой черед кивать.

– Знаю.

– Поддаться гордыне для воина равносильно смерти. Потому что, как только ты уверуешь в свою непобедимость – можешь считать, что ты уже проиграл. Ясно? – Я опять кивнула.

– Угу.

– Для того, чтобы ученик не поддался гордыне, а так же не забыл о своем долге, после Четвертого Крещения его отправляют по Империи, в путешествии его сопровождает наставник. Во время путешествия ученик совершенствуется, как духовно, так и физически. Набирается опыта от других воинов.

– Получается, что я должна учиться у других? – Эйрин кивнул.

– Верно. За все то время, что есть у нас в запасе, мы скорее всего успеем посетить все четыре Заставы, и множество городков. Возможно, мы заедем в Долину Бер, где ты сможешь перенять что-то от Мастеров Ше'д'Ар. Могу тебе сказать, что создать свой стиль – дело нелегкое. Алин к примеру отказался проходить Пятое Крещение, так же как и Делл.

Я с удивлением посмотрела на Эйрина. Алин отказался проходить Пятое Крещение? Это с его-то уровнем владения мечом? Интересно.

– А почему он отказался? – Эйрин посмотрел на солнце, которое уже клонилось к горизонту и сказал:

– Алин испугался. – Я сложила губы трубочкой в попытке присвистнуть. Как обычно, вместо свиста я издала "фффффф" и решив, что долг мой исполнен, то есть удивление выказано в полной мере, спросила:

– Испугался? Алин? – Эйрин посмотрел на меня и ответил:

– Он сказал, что не хочет чтобы его же собственное мастерство поглотило его без остатка. Такое тоже возможно. – Я нахмурилась.

– Например?

– Например, как тебе известно, настоящее мастерство можно приравнять к чуду. К чуду, которое ты творишь собственными руками, понимаешь?

– Угу. – Мне вот думается, что ничего в этом страшного нет.

– А теперь представь, что ты каждый день только и занимаешься, что любуешься своим мастерством, забыв о себе, о других, о жизни что кипит вокруг. Твой мир сосредотачивается на твоем умении, вся твоя жизнь заключается в нем. – Вообще, Эйрин сам говорил, что жизнь воина – в постоянном совершенствовании собственного мастерства.

– Мммм... А разве не это является образом жизни настоящего воина? – Я, чрезвычайно довольная собой, уставилась на Эйрина.

Вот ты и попался на противоречии. Сначала говоришь, что воин должен тренироваться каждый дань, а потом говоришь – что ничего хорошего в этом нет.

Эйрин прищурил глаза и сказал с улыбкой:

– Как только воин приходит к выводу, что он добился всего, чего мог добиться, истинного мастерства, другими словами, он перестает стремиться к большему. Его разум и душу поглощает красота того, что он умеет. Ты же видела, как Алин мечом владеет? Завораживает? – Я кивнула.

Алин действительно Бог мечей, да и Эйрин тоже.

– И все равно, мне не понятно.

– Видишь ли, когда мы говорим "добиться мастерства" мы имеем ввиду, что ученик должен найти свой путь, по которому он будет идти всю свою оставшуюся жизнь. Самым главным тут является осознание того, что истинного мастерства добиться очень и очень сложно. Всегда есть что-то к чему ты можешь научиться. Нет предела, понимаешь? – Если честно, то я не поняла, точнее поняла, но не до конца, но на всякий случай кивнула.

Подумаю над этим позже.

Пока мы мило беседовали, Лиры вынесли нас к селу. Село было большое, сразу видно – люди не бедствуют. К тому же, везде висели разноцветные ленты и самодельные фонарики. Праздник у них что ли?

Кстати, надо еще кое-что спросить.

– Эйрин, а как я узнаю, что прошла Пятое Крещение? – Эйрин улыбнулся.

– На твоем медальоне, с обратной стороны появиться прозвище – второе имя, данное тебе Богами.







Я внимательно смотрел в глаза Ханы, пытаясь понять, осознала ли она то, что я пытался до нее донести.

Девушка задумчиво кивнула и погрузилась в свои мысли.

Хорошо, пускай поразмышляет над этим.

Тем временем, мы въехали в село, где видимо готовились к какому-то празднику. Оно и к лучшему – быстрее найдем ночлег и сможем взять еды в дорогу. К тому же этого Аза не помешает искупать и переодеть, да и лошадь ему надо взять.

Айрис остановил Лира и сказал:

– Наверное, будет лучше, если мы подождем здесь, пока Эйрин со всем разберется. – Я кивнул и направил Лира к зданию в центре небольшой площади.

Село действительно очень большое, даже площадь есть. Я остановил Лира перед крыльцом и поднялся наверх. Постучав в дверь и получив приглашение войти, я толкнул ее. Как я и предполагал, дом оказался общественным.

В таких домах, насколько мне известно, собираются крестьяне, когда приходит время делить участки для засева. На одной из скамей сидел старик, к которому я и подошел.

Я поклонился – к старикам надо относится уважительно, тем более, что мы рассчитываем на помощь.

Старик кивнул и посмотрел на меня.

– Чего желает молодой воин?

– Мы ищем ночлег и еды в дорогу. Одному из нас нужна лошадь. – Старик задумался и ответил через несколько минут:

– Переночевать можете здесь. Сегодня празднуют свадьбу старшей дочери нашего старосты, так что места в домах не осталось. Гостей со всей округи понаехало. Еды в дорогу соберем, лошадь можно у кузнеца спросить. Он себе молодого мерина взял, а старый в стойле простаивает. Не знаю правда, если он вам подойдет, Сол хотел его на живодерню продать.

– Возьмем то, что есть. – Старик кивнул.

Я внимательно посмотрел на старика, надо задать ему еще один вопрос, который беспокоит меня с того момента, как мы въехали в село.

– На улице пусто. Разве не принято в Империи гулять весь день на пролет?

Свадьбы в Империи празднуют с размахом – гуляния затягиваются на несколько дней. Но, все гуляния начинаются при свете дня, особенно – гуляния свадебные. Делается это для того, чтобы Высшие благословили брак и молодых. Под покровом тьмы даже проклятых не хоронят. Старик пронзительно засмеялся и посмотрел на меня налитыми кровью глазами.

– Сейчас молодые отдыхают. Гуляние начнется после заката, а вы сейчас можете в баньку сходить, попариться. – Я склонил голову.

По спине пробежал холодок.

У меня еще есть время отправить за пределы поселка Хану, нам с Айрисом придется остаться здесь. Главное, чтобы старик не понял, что я догадался.

– Спасибо. – Старик кивнул и потерял ко мне интерес.

Я вышел из здания и сел на Лира.

Солнце почти скрылось за верхушками деревьев.







Айрис рассматривал украшения и размышлял. Время сейчас для свадьбы неподходящее, обычно свадьбы осенью играют, это традиция. Село же было украшено, везде висели ленты и фонарики. А самое странное в том, что улицы абсолютно пусты. Даже лая собак не слышно. Тишина стоит такая, словно здесь не к празднику готовятся, а к похоронам.

Из здания вышел Эйрин. Нахмурив брови, лейтенант сел на Лира и направился к ним. Хана с любопытством смотрела по сторонам, лицо Аза не выражало ничего. Эйрин подъехал и Хана с обожанием посмотрела на него. Айрис улыбнулся, потому что как только девушка уставилась на Эйрина, тот сразу перестал хмурится. Повернулся к Азу и сказал:

– Мы с Айрисом осмотримся здесь, а вы пока осмотрите село. – Аз кивнул, Хана слезла с Лира и сказала:

– А чего его с обратной стороны осматривать?

– Эээ...на случай, чтобы враги не подкрались. – Эйрин покраснел, но Хана не заметила и, кивнув, потащила Аза за руку.

Эйрин посмотрел на Айриса и сказал:

– Они свадьбу праздновать будут. – Айрис удивленно поднял брови.

– Свадьбу? Сейчас? – Эйрин кивнул.

– Это не самое худшее. – Принц подался вперед.

– А что самое худшее?

– То, что “гулять” они будут после заката. – Айрис резко выпрямился и еще раз осмотрелся.

То, что “гулянье” начнется после заката, а людей сейчас не видно говорило об одном – они попали в поселение перевертышей. Которые, вообще-то, уже давно считаются детскими сказками.











Мальчишка тащил Азара за руку так, словно от этого зависела его жизнь. Как только они пересекли ограждение и оказались за пределами поселения, Азар оглянулся.

От поселения буквально разило злобой, ее практически можно было потрогать. Странно, что никто этого не заметил.

Мальчишка потянул Азара за руку и тот злобно на него шикнул. Парень уставился на него в недоумении.

– Что с тобой? – Азар посмотрел на пацана.

– Ты знаешь, кто такие перевертыши? – Хана покачал головой.

– Нет, а кто? – Темный на мгновение прикрыл глаза.

Можно сейчас ничего не рассказывать, и отправить пацана под благовидным предлогом обратно в поселение. Как только солнце сядет, перевертыши встанут и тогда эту троицу не ждет ничего хорошего. Но без них Азар может не найти Оракул или потратить на его поиски слишком много времени. А время для Азара сейчас важнее всего. Чем дольше он находится в таком виде, тем труднее ему будет вернуться в свое нормальное состояние. Сейчас еще можно собрать частицы своей силы, рассеянной между мирами. Застрять здесь в человеческом теле Азар не хотел абсолютно, а это означает, что придется помочь своим спутникам.

Пацан все еще смотрел на Азара, ожидая ответа.

– Перевертыши – это существа, которые питаются людьми, ну и в принципе всеми, кто не является представителями их племени.

Хана открыл рот и рванул обратно, Азар схватил его за рукав.

– Не спеши. Насколько мне известно, всех перевертышей уничтожили много столетий назад, так что я могу ошибаться.

Азар был уверен, что поселения перевертышей были уничтожены еще тогда, когда он был одним из Светлых. Тогда перевертышей сжигали целыми поселениями, а связано это было с тем, что они могли убить даже Бога. Перевертыши не были порождением этого мира, откуда они появились не знают ни Светлые ни Темные, но угрозу они представляют для всех. Даже странно, как они умудрились жить таким большим поселением, и никто их не заметил?

Пацан продолжал тянуть Азара за руку, отвлекая от мыслей. Темный посмотрел на пацана и сказал:

– Как только зайдет солнце, появятся перевертыши. – Хана кивнул.

– Их же можно убить, верно? – Азар кивнул.

– Да, надо рубить голову. – Пацан уже приплясывал от нетерпения.

– Если ты закончил, давай пойдем обратно. – Хана с тоской смотрел на солнце, которое уже практически скрылось за горизонтом.











Я положил руки на пояс, настороженно оглядываясь вокруг. Айрис смотрел на солнце, которое почти село. Как я сразу не догадался, что село не из простых? Хотя только по украшениям догадаться было невозможно. Мало ли что люди празднуют. Похоже старик – один из старейших, раз уж не побоялся при свете солнца сидеть в здании. Если верить книгам, последнее поселение перевертышей было уничтожено еще во времена передела этого мира между Богами. До нас дошли только мифы и предания, сейчас перевертышами непослушных детей пугают.

Сзади послышался топот, и я обернулся. К нам бежала Хана, таща за руку Аза. Увидев их, я похолодел.

Специально отправил их за пределы поселения, перевертыши не пересекают определенную черту, и если верить преданиям, эта черта пролегает там, где находится граница их поселка.

Темные! Кто мог подумать, что такое огромное поселение перевертышей окажется настолько близко от Акадэмии?

Хана бежала к нам, а за ее спиной садилось солнце. Айрис убрал руки в рукава, и склонил голову. Аз оглядывался в поисках какого-нибудь оружия. Когда Хана подбежала к нам, солнце окончательно скрылось за горизонтом.







Старик смотрел на заходящее солнце, тонкие губы изогнулись в усмешке.

Наконец-то, Великий Ашар послал своим детям пищу. Когда-то, когда Ашар был единственным Богом этого мира, он оделял своих детей милостью, за что те были ему благодарны и приносили жертвы. Когда в этот мир пришли новые Боги, они развязали войну, угодную великому Ашару. Племя ашеров в те дни процветало, пищи было великое множество. И не просто пищи, а божественной пищи.

Рашар визгливо рассмеялся.

Действительно, как еще назвать пищу, приготовленную из Богов?

Но Боги нашли способ убить ашеров – любимых детей Великого Бога, новые Боги жгли их огнем. Приходили в поселения днем , при свете солнца, когда ашеры были беспомощны. Боги дали им презрительное прозвище "перевертыши", за то, что ашеры жили при свете луны. Ашеры ненавидели Богов, ашеры начали бояться.

Чтобы спастись, ашеры стали откладывать яйца в большом количестве, как можно глубже, чтобы дети повременили с приходом в этот мир. Из одного такого яйца вылупился и Рашар. К тому моменту Боги уже поделили мир между собой и каждый занял свое место.

Когда сын ашеров появился на свет, кладку охранял один беззубый старик, он нарек новорожденного Рашар, и поведал ему о мире, в котором тому предстоит жить и о пище, которую дает им Ашар. Кроме Рашара из яиц не вылупился никто, и долгие века Рашар был один, но сегодня...сегодня все яйца пошли трещинами. Вот почему Рашар украсил поселок, в котором некогда жили люди.



Великий Бог Ашар заставил людей построить свой поселок прямо над кладкой ашеров, детей своих. Для того, чтобы у них была пища, свежая кровь и нежное мясо. Рашар добывал пищу потихоньку, чтобы никто ничего не заподозрил. Постепенно он входил в силу, научился контролировать людей и принимать их облик, он обнес поселок границей, чтобы люди не могли покинуть это место.

Рашар с радостью посмотрел на улицу.

Как вовремя появились эти путники! Зря он сказал тому беловолосому о ночном гулянии, но с другой стороны, нет ничего слаще, чем страх. Когда пища боится, ее мясо становится слаще, нежнее, оно дурманит голову, заставляя забыть об осторожности.

Младенцам нужна пища, они слабы, но в силу войдут быстро, тем более, что двое из путников – дети Ааш'э'Сэй, а их мясо – самое вкусное для ашеров, если не считать Богов.

Как только солнце село, старик начал изменяться – его челюсть сильно выдвинулась вперед, губы раздвинулись, обнажая острые клыки, с которых капала красная слюна. Тело свело судорогой и когда старик выпрямился, то более не напоминал человека. Тело его удлинилось, руки вытянулись, на пальцах появились длинные когти.

Рашар был рад.

Наконец-то, его одиночество закончится.









Я стояла рядом с Эйрином, который с тоской смотрел на меня.

Чтобы Эйрин не вздумал меня прогонять, я гордо задрала подбородок и сказала:

– Я тоже воин! – Айрис поднял голову и улыбнулся, Эйрин вздохнул и подвинул меня себе за спину.

Земля в этот момент зашевелилась, над поверхностью показались трехпалые руки, с тонкими как лезвия когтями. Я закрыла глаза и крепко сжала Кейрины.

Солнце только что село, все вокруг окрасилось синим.

Мне не было страшно, наверное я испугаюсь потом, когда все закончится. Сейчас для меня самое важное – защитить тех, кто мне дорог, я не могу стоять в стороне.

Я глубоко вдохнула и открыла глаза. Лучше бы я их не открывала – из-под земли вылезали чудовища. Морды их были похожи на волчьи, челюсти сильно выдавались вперед, огромные красные глаза смотрели на нас с непередаваемой злобой. Тонкие белесые тела были покрыты слизью, ребра выпирали, а руки болтались где-то на уровне колен.

Из того здания, в которое заходил Эйрин, появился еще один. Судя по виду – самый взрослый из всех. Тело его было покрыто серой шерстью, когти достигали земли.

Я посмотрела на Айриса, который достал руки из рукавов и теперь поигрывал стилетами.

Правильно, если уж изнеженный принц не боится – мне тем более стыдно.

Нас обступали со всех сторон, перевертыши шли, слегка покачиваясь, с зубов капала красная слюна.

Боги, сколько же их?

Аз дернул меня за рукав и сказал:

– Рубить голову. – Я кивнула, хорошо, что мы Аза встретили, вон он сколько всего знает.

Эйрин повернул ко мне голову и сказал:

– Не дай им себя укусить, тебе понятно? – Я опять кивнула.

Эйрин кинул кинжал в ближайшего перевертыша, тот обиженно взвизгнул и подался назад. Прозрачная жидкость, видимо заменяющая уродцу кровь, тугими каплями падала на землю. Его собраться кинулись к нему, раздирая его тело когтями.

Странно, Аз сказал, что себе подобных они не едят.

Лиры, все как один изогнули спины и оскалились, я посмотрела на Киша, пожелав ему удачи в этом бою.









Азар смотрел на то, как перевертыши раздирают когтями белесое тело. Когда один из перевертышей, дрожащей рукой, запихнул кусок плоти в пасть, Азар передернулся.

Это совсем плохо, судя по тому, что перевертыши еще лысые, они недавно вылупились. А раз они не брезгуют плотью собственного собрата, значит они действительно голодны.

Азар сжал кулаки, если бы с ним была магия, он бы сейчас не крутил головой в поисках оружия.

Темный закрыл глаза. Какая жалкая смерть для фаворита Темного Владыки!

Азар презрительно ухмыльнулся, разве это не смешно, когда твоя жизнь зависит от тех, от кого ты собирался избавится при удобном случае?

Темный посмотрел на своих спутников.

Похоже, особого страха они не испытывали, только вот Эйрин отодвинул Хану себе за спину. Азар прищурился.

Если они отсюда выберутся, мальчишку можно будет использовать в своих целях. Он уже решил, какой подарок принесет Владыке Темного Мира.

Эйрин вполне может занять место одного из Младших Темных. Только вот ни мальчишка, ни принц, лишенный магии интереса для Аза не представляют. Зато своим поступком Эйрин показал Азару свое слабое место.

Аз улыбнулся еще шире.

Сейчас можно притворится другом, а потом решить, как использовать это в своих целях.

Азар повернул голову и наткнулся взглядом на забор, сделанный из тонких шестов. Дерево конечно не сравнится с металлом, и уж тем более не сравнится с любимым оружием Темного – косой, но лучше что-то, чем ничего.

Азар ударил ногой по забору, выламывая из него прут. За спиной булькнуло и, обернувшись, он увидел, как один из перевертышей оседает на землю. Айрис выдернул стилет из основания черепа перевертыша. Азар кивнул и сказал:

– Руби голову, быстрее. – Несмотря на то, что новорожденные перевертыши слабы, они могут подняться.

Айрис пожал плечами и одним резким движением перерезал перевертышу горло. Голова перевертыша откинулась назад. Замахнувшись еще раз, Айрис перебил позвоночник. Отсеченная голова покатилась по земле.

Аз кинул взгляд на Эйрина, который продолжал кидать кинжалы, а Хана подчищал за ним.

Темный ухмыльнулся, может от мальчишки будет больше пользы, чем он предположил сначала.

Эйрин и Хана неплохо работают в паре – мальчишка ждал, пока Эйрин метнет кинжал и в момент, когда перевертыш застывал, Хана подбегал к нему и отрубал голову Кейринами.









Рашар упал на колени и взвыл.

Неужели великий Ашар отвернулся от детей своих? Почти весь выводок был уничтожен, Рашар плакал красными слезами. Среди ашеров нет любви, как только младенец вылупляется, он защищает себя сам, но Рашар так верил в то, что эта кладка, последняя из оставленных предками, поможет вернуть былое величие их племени.

Рашар поднялся с колен, из груди вырвался рык. Красными глазами он смотрел на щуплого человека, который с радостью рубил головы младенцам.

Рашар пригнулся – одному ему не выстоять против двух Ааш'э'Сэй, да и тот с шестом не так прост, как показалось, но вот мальчишку он заставит заплатить.

Рашар бросился вперед. Когда он достиг пацана, тот с удивлением посмотрел на него. Рашар оскалился, и в момент, когда челюсти почти сомкнулись на шее мальчишки, чья-то рука оттолкнула мальчишку, зубы скользнули по ткани.

Рашар с ненавистью посмотрел на беловолосого.

Через мгновение голова последнего из перевертышей покатилась по земле.







Солнце поднялось над верхушками деревьев, заливая красноватым светом огромное пепелище, оставшееся на месте поселка. Сейчас, под лучами рассветного солнца еще было видно останки обезглавленных тел, но как только солнце встанет в зените, от костей не останется ничего.

Солнце, благословенное Высшими солнце, сожжет остатки той заразы, что уничтожила целое поселение людей . По дороге ведущей в сторону Южной Заставы ехали трое всадников, за ними следовал оборванец с котомкой в руках.







Дорога мягко стелилась перед нами, солнце стояло в зените и пекло нещадно. Странное дело, после той ночи страх так и не приходил. Хотя, может это и нормально? После того, что я увидела в Сейне, наверное я разучилась бояться.

Я потянулась к фляге, с удручением обнаружив, что воды осталось буквально на один глоток. Ну хоть сколько-то, уже хорошо. Я выпила остатки божественной влаги, правда облегчения это не принесло. Даже наоборот – вода была теплая, почти горячая и пить мне захотелось еще сильнее. Я вздохнула и посмотрела на раскаленное небо. Может мне кто-нибудь объяснить, как в этом мире смена времен года происходит? Буквально сутки назад мы покинули Акадэмию и было холодно. Была зима. А сейчас – самое что ни на есть лето. Жаркое, сухое.

Эйрин ехал чуть впереди, рядом с ним ехал Айрис.

Аз, ехал позади меня и все время молчал. Киш грустно таращился вниз, на дорогу. Да...я тебя понимаю.

Эйрин повернулся ко мне и подозвал жестом. Я кивнула и показала Кишу, что надо идти вперед, к Эйрину.

Котенок тяжело вздохнул и поплелся вперед.

Когда я подъехала, Айрис радостно улыбнулся и сказал:

– Мы тут решили в лесу переночевать. – Сказать по правде, мне идея не очень по душе пришлась.

Лес я конечно люблю, но не в такой зной. Я посмотрела на Айриса и спросила:

– А что, до города мы сегодня не доберемся? – Вопрос разумный, смею заметить.

Когда мы покинула Акадэмию, то направились на юг, а в этой местности я не бывала. Хотя само направление радовало, на юге как всем известно, обычно располагается море. Айрис покачал головой и ответил:

– Нет, если поднажмем, то к вечеру будем в Шайре. Просто Эйрин сказал, что тут неподалеку есть небольшая река, можно поудить рыбу.

При слове "поудить", глаза Их Высочества подернулись туманом, и я пришла к выводу, что рыбачить ему раньше не приходилось.

Я посмотрела на Эйрина, а он просто улыбнулся. Только вот от улыбки этой сердце забилось быстрее, и кровь к щекам прилила. Я улыбнулась в ответ и пожала плечами – хотят в лесу ночевать, значит переночуем. Надо бы Аза спросить, может он против. Я повернула голову к Азу , который ехал на лошади,

Лошадку мы ему добыли в нормальном поселке, которого достигли через пол дня, после того, как покинули поселок перевертышей.

Вообще, с того дня, как я откопала его в тех кустах, он от силы сказал два слова. Да и внешность у него была к разговору не располагающая – брови нахмурены, взгляд настороженный. Я подъехала к Азу, который так и держал перед собой щенка. Вот это привязанность!

– Аз! – Аз посмотрел на меня и мило улыбнулся.

Когда мы остановились во втором поселке, Азу удалось помыться и переодеться, так что сейчас он был похож на нормального человека. Еще бы хмурится перестал – и женить можно.

– Что? – Я улыбнулась.

– Как ты смотришь на то, чтобы заночевать в лесу? – Аз пожал плечами.

– А что?

– Да нет, ничего. Мы просто порыбачить хотим. – Аз нахмурился и переспросил:

– Порыбачить?

– Ага, а ты что, не рыбачил никогда? – Мне стало его жаль. Я наверное была права – Аз из аристократов, а они только охотой развлекаются.

– Нет. – Голос Аза выражал растерянность. Я ободряюще хлопнула его по плечу и сказала:

– Тебе понравится, это почти так же весело, как и творить добро!



Глава 2. Увидеть море


Империя Ардейл.



   Лес встретил нас тишиной, солнце медленно ползло по небосклону, косые тени падали на дорогу. Тишина царившая вокруг, нежный шелест листьев и мягкий, приглушенный ветвями свет, дарили покой. На душе было легко и светло. Я улыбнулась.

   Интересно, а хоть кто-нибудь из них умеет рыбачить? Ну или хотя бы удочки делать? Я вот точно не умею, никогда не интересовалась подобными вещами. Футбол еще куда ни шло – за дворовыми мальчишками наблюдала, а вот рыбалка – увольте. Хотя уху я люблю, когда остынет немного, чтобы рыбой сильно не воняло.

Я посмотрела на Эйрина, который что-то возбужденно обсуждал с Айрисом. Все-таки он очень сильно изменился со дня нашей первой встречи, хотя может он таким и был всегда. Как говорят – не суди о книжке...

   Мы выбрались на небольшую поляну. Где-то неподалеку журчала вода, и я взяла на себя смелость предположить, что мы наконец-то выбрались к той самой реке, о которой говорил Айрис.

Эйрин с Айрисом остановили Лиров посередине поляны, я тоже слезла с Киша. Айрис сладко потянулся, чем вызвал мою невольную улыбку.

   Забавно наблюдать принца посреди лесной поляны, который оглядывается так, как будто раньше в лесу и не был ни разу.

   Хотя, Айрис наверное и в самом деле в настоящем лесу не был.

   О, можно грибочков поискать, как выглядят мухоморы я знаю, с остальным по ходу разберемся.

   Аз остановил лошадку рядом с Кишем и безразлично оглядывался вокруг. Я слезла с Киша и тоже сладко потянулась. Все-таки длительные поездки выматывают. Эйрин посмотрел в нашу сторону и махнул рукой, подзывая ближе. Я кивнула и посмотрев на Аза сказала:

   – Пойдем, сейчас самое интересное будет. – Думаю Аз тоже еще не рыбачил.

   Аз слез с лошади и похрустел позвонками. Интересно, а ему сколько лет? Позвонки хрустнули так, как будто он себе их сломал ненароком.

Я еще некоторое время на него смотрела – мало ли, сейчас рухнет как подкошенный? Аз пребывал в добром здравии, и я потопала к Эйрину.





   По дороге к реке мы с Айрисом успели кое-что обсудить, надо только Хану отослать, и можно приступать. В частности, нам необходимо выяснить кем же все-таки является Аз. Айрис сказал про кристалл, висящий на шее человека, даже странно, что я сам его не заметил.

   Итак, надо узнать кем является Аз, если он все-таки Темный – почему ничего не предпринимает и по какой причине он к нам присоединился.

Мы с Айрисом решили разделиться – он пойдет с Ханой на прогулку, а я буду наблюдать за Азом и задавать ему вопросы. После мы с Айрисом поменяемся ролями, а завтра обсудим все. Я улыбнулся и кивнул Айрису, потом повернулся к Хане и подозвал ее.

   Вообще, не нравиться мне, что она в компании этого Аза едет, надо будет Айрису сказать, чтобы он держался к нему поближе, а Хана пусть рядом со мной будет. К тому же, пока что не следует раскрывать ему, что Хана – девушка, мало ли что ему в голову взбредет?

   Хана подошла радостно улыбаясь, я улыбнулся в ответ. Аз остановился чуть в стороне, безучастно разглядывая нас. Я посмотрел на Айриса, который изображал невинность – восхищенно оглядывался вокруг, периодически растерянно хлопая ресницами.

   Не думал, что у него такие хорошие актерские способности.

   Я посмотрел на Хану и сказал:

   – Ты не хочешь с Айрисом прогуляться? – Хана посмотрела на меня слегка удивленно и сказала:

   – А ты что делать будешь? – Я посмотрел на Аза и сказал:

   – А мы с Азом пока что устроим лагерь и половим рыбу. – Сказав это я посмотрел на Аза, который равнодушно пожал плечами.

   Хана посмотрела на Айриса и сказала:

   – Ты в самом деле хочешь по лесу погулять? – Айрис кивнул, Хана схватила его за руку и потащила в лес.

   Теперь можно и с Азом поговорить.





   Мда...и чего это Эйрин удумал? Я вот тоже порыбачить может хотела?

Я посмотрела на Айриса, который радостно озирался вокруг.

   Вообще, надо бы его спросить про удочки.

   – Айрис, – Их высочество посмотрел на меня так, словно увидел впервые.

   – Да?

   – А Эйрин удочки делать умеет? – Я,конечно, не сомневаюсь в способностях Эйрина, но узнать не помешает.

   – Удочки? – Айрис призадумался.

   – Да. Удочки, чтобы рыбку ловить. – Чем больше я думала о рыбке, тем больше мне ее хотелось.

   – Я думаю, что да. Эйрин вообще много чего умеет, не показывает просто. – О, а вот здесь поподробнее.

   – А что он еще умеет? – Айрис остановился и сел на пенек.

   – Ну к примеру, он умеет шить. – Я кивнула – мишку он мне отличного сделал, мне понравился.

   – А еще что? – Айрис призадумался.

   Ладно–ладно, не хочет наверное секреты выдавать, сама потом Эйрина спрошу, что он там умеет делать.

   Я посмотрела туда, откуда мы пришли и пожала плечами. В конце концов, может Эйрину надо было просто с Азом поговорить, вот он и отправил нас в лес? А раз уж мы в лесу, проведем время с пользой – наберем грибочков.

   – Пойдемте, Ваше Высочество. – Голосом злобного разбойника пропела я.

   Айрис кивнул и поднялся.

   – Что будем делать? – Принц изогнул вопросительно бровь.

   – Как что? Убью Вас и под елкой прикопаю. – Я улыбнулась, обнажая два ряда клыков (которых у меня нет, но это опять фантазия разыгралась).

   Айрис удивленно мотнул головой и переспросил:

   – Что? – Я вздохнула.

   Скучный он какой, с Лейрисом и то веселее.

   – Грибы искать будем.





   Азар смотрел на беловолосого.

   Пацан с принцем скрылись в лесу, а это означает, что пришло время отвечать на вопросы.

Бывший Бог улыбнулся.

   Никому еще не удавалось вытянуть из него то, о чем он говорить не хотел.

Эйрин снял с Лира сумку и сказал:

   – Сейчас мы обустроим лагерь, а после пойдем к реке. – Азар молча кивнул.

   Надо воспользоваться случаем, чтобы узнать об Оракуле. Вообще, надо собрать об этом мире как можно больше информации.

   Эйрин кинул сумку на землю и сказал:

   – Я хочу задать тебе несколько вопросов. – Беловолосый пристально посмотрел Азару в глаза.

   Аз ухмыльнулся и пожал плечами.

Даже странно, что Эйрин так долго ждал.

   – Спрашивай. – Эйрин кивнул.

   – Ты воин? – Вопрос логичный. Азар уже показал, что неплохо владеет собой, да и оружием тоже, пусть и самодельным.

   Тут Азар вспомнил, что объяснял Хане как убивать перевертышей, а это может вызвать подозрения.

   Покопавшись в остатках памяти Избранного Богами, чье тело Азар сейчас и занимал, он понял, что о перевертышах сейчас мало кто знает. Их племена вошли в легенды и предания. Скорее всего, Эйрин сейчас спросит, где Азар научился убивать детей Ашара.

   Темный склонил голову и посмотрел Эйрину в глаза:

   – Нет, я не воин. Хотя оружием владею неплохо. – Эйрин холодно улыбнулся:

   – Не поделишься, откуда столь точная информация по части убийства перевертышей? – Азар внутренне расслабился, и люди и демоны так же предсказуемы, как и раньше.

   – Я читаю много. – Эйрин нахмурил брови:

   – Ты из аристократов? – Азар некоторое время покопался в голове, ища информацию по поводу человеческой аристократии.

   Раз уж его приняли за человека, придется придерживаться определенной линии поведения. Судя по обрывкам знаний и люди, и Ааш'э'Сэй все еще делились на аристократов и простолюдинов. Что в принципе логично, учитывая то, что правит Император.

   Азар кинул осторожный взгляд на Эйрина.

Малейшая ошибка может привести к провалу. Азару совсем не хотелось открывать кто он есть на самом деле, тем более, что сил у него практически не осталось. Сейчас он мало чем отличается от человека, имеющего небольшие способности к магии.

   – Ммм..я бы так не сказал. Моя мать из простолюдинов, а отец – аристократ. – Азар внимательно смотрел на Эйрина, наблюдая за реакцией.

   История придуманная им должна быть обычной.

Наблюдая из Темного Мира за людьми, Азар часто видел, как человеческие бароны развлекаются со служанками. Эйрин кивнул и расслабился.

Лейтенант посмотрел наверх и, заложив руки за голову, потянулся, потом с открытой улыбкой посмотрел на Азара и сказал:

   – Ты кстати откуда? – Азар улыбнулся в ответ самой дружелюбной улыбкой, на которую был способен.

   – С юга. – Он специально выбрал это направление.

   Именно на юге он проиграл тубитву. После поражения он много дней провел в одиночестве , сидя в на берегу моря.

   По-поводу моря у Азара информации не было, но скорее всего, если бы произошли какие-то изменения, Избранный бы помнил об этом. Кроме того, Великое Море не могло исчезнуть, верно?

   Эйрин продолжал разбирать сумку.

   – С юга говоришь? А вот я на юге давненько не был. – Эйрин повернулся и с широкой улыбкой продолжил:

   – Хотя не отказался бы послушать рокот волн. – Азар поздравил себя с удачей и ответил:

   – Да, море там действительно прекрасно. – Эйрин кивнул соглашаясь и отвернулся.

   Азар внимательно рассматривал его спину.

Судя по тому, что движения не утратили ловкость, да и спина не напряженна – у Эйрина не зародилось никаких подозрений.




   Их высочество принц Айрис висел на ветке как ленивец. Выглядел он весьма забавно, но я сдерживалась, чтобы он не обиделся.

   В конце концов он туда полез, чтобы достать белый гриб, который я нашла. Гриб был большой и очень аппетитный, даже на первый взгляд. На самом деле, мне что-то подсказывает, что никакой это не гриб, но мне же любопытно, что там такое.

Овраг, над которым повис Айрис, был довольно глубокий, на дне журчал ручей. На самом склоне росло корявое дерево, на ветке которого сейчас и висел принц.

   Когда я этот “гриб” увидела, то сразу поняла, как глупо будет лезть в овраг, поэтому легла на землю и потянулась правой рукой за столь желанной добычей. Правая рука у меня оказалась коротковата, и я решила попробовать левую – ну это чтобы точно быть уверенной в том, что обе руки у меня одной длины.

Пока я сравнивала длину своих конечностей, Айрис нависал надо мной, и давал советы.

В конце концов я устала (а лежать на земле знаете как утомительно?) и села на краю оврага. Пошевелила носом, вздохнула огорченно и посмотрела на Айриса.

   Мужчина он или нет? Пускай достанет нам этот “гриб”.

   Айрис осторожно заглянул в овраг и сообщил:

   – По-моему, этот "гриб" переместился. – Я пожала плечами.

   – Может быть, наверное не хочет, чтобы его слопали. – Айрис удивленно посмотрел на меня.

   – Ты думаешь, он живой? – Я пожала плечами.

   Мне-то откуда знать, какие у них тут грибы? В конце концов, кто из нас двоих маг?

   – Не знаю, давай достанем его, и спросим лично. – Это я в шутку сказала.

   Айрис начал оглядываться по сторонам и заметил дерево. Я улыбнулась.

   Молодец он, соображает. Правда все равно ему туда лезть придется, я не дотянусь.

   Я широко улыбнулась, ткнула пальцем в дерево и сказала:

   – Лезь. – Принц вздохнул и начал стягивать кафтан.

   Через минуту Айрис уже карабкался по ветке.

Дерево издало скрип и накренилось, расстояние между Айрисом и дном оврага катастрофически сокращалось. Айрис присел на корточки и застыл.

   Вот если бы я знала, что он так сделает, я бы ни за что за это дерево хвататься не побежала. Честное слово!

Просто когда дерево начал наклоняться над оврагом, я испугалась как бы оно совсем вниз не рухнуло, и желая помочь кинулась к дереву...по пути запнувшись за корень, и пролетев остаток пути, впечаталась в ствол.

   Когда мои глаза пришли в норму, то есть левый и правый глаз смотрели в одном направлении, я обнаружила Айриса, висящего на ветке вниз головой.

   Немного смущаясь я потерла ушибленный лоб и лучезарно улыбнулась.

   Надеюсь он понимает, что я это не со зла?

   Айрис отпустил руки, повис на ногах головой вниз и выгнувшись дугой, осторожно потянулся за добычей.

   Да уж... и почему это я раньше думала, что у он в плохой физической форме?

   Едва сдерживая ликование я подползла к краю оврага, чтобы навеки запечатлеть в памяти столь важный момент – первый гриб, сорванный руками старшего отпрыска Императора.

Потом Рашне расскажу, пусть перед соседками похвастается.

   К моему удивлению, гриб зашевелился и бочком- бочком двинулся от нависших над ним жадных рук.

На всякий случай я сморгнула и проверила количество пальцев на руке. Оказалось восемь, как обычно (это я пошутила конечно. Десять их, десять!).

Усиленное моргание не помогло, гриб отползал все дальше. Айрис потянулся еще сильнее, я оперлась на дерево и подалась вперед – не каждый день такое увидишь!

   Несчастное, замученное дерево? не выдержало и мы все вместе, с ветерком и улюлюканьем (улюлюкала только я. Айрис сдавленно хрипел. Надеюсь Карту Сокровищ он все-таки нарисовал), понеслись вниз.

При ударе с землей, моя душа предприняла попытку отойти в мир иной, но ей этого не удалось, слава Богам.

   Когда я пришла в себя, после такого умопомрачительного путешествия, то обнаружила , себя, сидящей в луже грязи, Айриса придавленного деревом? и щенка распластавшегося на голове у Айриса.

Я взяла щенка за шкирку и погрозила пальцем.

   Чего это он за нами увязался? Да еще и окольными путями? Да еще и без маскировки?

   Айрис выбрался из-под дерева и начал размазывать грязь по одежде.

Я встала, похлопала его по плечу – дескать бесполезно, друг мой.

Принц печально вдохнул и бросил это бессмысленное занятие. Потом посмотрел на щенка и сказал:

   – Я так понимаю, это не то, что мы искали? – Я кивнула, отдавая дань его сообразительности.

   – И как нам теперь отсюда вылезти? – Я посмотрела на крутой склон, покрытый изумрудной травой.

   – Я так думаю, подняться будет нелегко, потому что склон действительно очень крутой, почти отвесный, к тому же трава наверняка скользкая. А если трава не скользкая – то подошвы наших сапог – точно.

   Айрис пожал плечами и ответил:

   – Как-нибудь вылезем.

   – Угу. – Согласилась я, не сидеть же здесь до скончания веков?

   Посовещавшись кто из нас понесет щенка (понес его Айрис. Я предлагала посадить щенка ему на голову, но он отказался и просто запихнул его за пазуху) мы начали карабкаться наверх.





   Я развел костер и посмотрел на небо. Солнце уже почти село.

   Странное дело, я сказал Айрису, чтобы они не уходили далеко.

Айрис еще должен выяснить что там у Аза с магией.

   Я прикрыл глаза и посмотрел на Аза.

Когда мы прибудем в Долину Бер, можно будет посмотреть что там есть по-поводу Богов.

   Аз увидел за моей спиной что-то интересное и уставился туда. Брови при этом у него поднимались все выше и выше. Я повернулся посмотреть, что же привлекло его внимание.

Ничего удивительного я не увидел – Хана и Айрис, все покрытые грязью и травой, еле переставляя ноги плелись к костру. Вид у обоих был весьма печальный.

Я поднялся и пошел к ним навстречу. Айрис посмотрел на меня, кивком головы я показал ему, что может приступать к расспросам Аза. Старший принц вздохнул и поплелся к костру.

   Ничего страшного, потом искупается. Я посмотрел на Хану.

   – Тебе надо искупаться. – Она кивнула.

   – Я знаю.

   – Возьми одежду и иди к реке. Я посторожу. – Она улыбнулась и поплелась к своему Лиру.

   Через несколько минут мы были у реки, я осмотрелся в поисках кустов, чтобы она могла скрыться от постороннего взгляда. Пока я осматривался, Хана залезла в воду, прямо в одежде.

   Тоже неплохое решение.

   Я улыбнулся и устроился на берегу.

   – Эйрин! – Голос Ханы вывел меня из раздумий.

   – Ммм?

   – А мы море увидим? – Интересно, с чего бы это такой вопрос?

   – А что?

   – Я просто море никогда не видела. – Хана тяжело вздохнула.

   Я посмотрел на нее и ответил:

   – Я тоже.



   Айрис с трудом сдерживал дрожь отвращения.

Ему, привычному с детства к чистоте, было очень противно сидеть в грязной одежде, да еще щенок этот весь промок и вонял чрезвычайно. Принц поморщился.

   Сейчас надо выяснить что там у Аза с магией, а потом поговорить с Эйрином. Вообще, имя "Аз" напомнило Айрису одну старую легенду об Отступнике. Когда Айрис был маленький, его мать часто рассказывала ему эту легенду.

   Легенда гласила, что на заре времен, когда в мир пришли Новые Боги, завязалась война. С одной стороны были молодые Боги, с другой – Ашар и его приспешники. Война эта длилась долго, но Новые Боги одержали победу и изгнали Ашара. Этой победой Боги были обязаны Азару Гордому. После изгнания Ашара, Боги принялись делить Мир, и опять развязалась война, теперь уже между Новыми Богами.

   Азар Гордый тогда был Светлым, но по какой-то причине перешел на сторону Темных Богов. В конце концов Боги разделили Мир на три части – в Небесном Мире правят светлые, в Подземном мире – Темные, Средний Мир оставили людям и Ааш'э'Сэй, но так или иначе Боги предпринимают попытки захватить его, каждый по своему.

   На этом легенда заканчивается.

О том, что было дальше с Азаром Отступником легенда умалчивает, потому что никто не знает, что творится в Мире Темных.

   Айрис уселся возле костра и посмотрел на Аза. Если предположить, что он Темный и учесть его имя , то можно прийти к выводу, что Аз не кто иной, как Азар Гордый или Азар Отступник, что в принципе одно и то же.

   Боги очень трепетно относятся к своим именам, поэтому Айрис предположил, что Аз (если он Бог) назвался своим настоящим именем, пусть и сократив его.

   Аз сидел у костра, протянув к нему руки и безучастно смотрел в одну точку. Айрис улыбнулся.

   Надо завязать разговор.

   Принц устроился на плаще Эйрина (это ему в отместку за то, что не дал времени привести себя в порядок) и посмотрел на Аза.

   – Так откуда ты? – Айрис слегка нахмурил брови, выражая заинтересованность.

   Аз вздохнул и посмотрел на принца. Видимо Эйрин уже спрашивал об этом.

   – Южанин. – Айрис кивнул.

   На некоторое время повисла тишина.

Аз снова уставился на огонь, а Айрис высокомерно сказал:

   – Опасно так пристально смотреть на огонь, я тебе это как маг говорю.

   Аз вскинул голову и с легкой иронией произнес:

   – Да? А что будет? – Айрис сложил руки на груди и чопорно ответил:

   – Огонь высасывает душу и поглощает разум.

   Ложь, но человек с магией незнакомый, поверит беспрекословно. Кроме того, южане растят своих детей в благоговении к огню, такое отношение есть не что иное, как пережитки прошлого.

   Когда-то на юге был культ Солнца, а огонь считали божественным даром. Так что, если Аз южанин, как он утверждает, он должен согласится с этим высказыванием.

   Аз скривил губы в презрительной усмешке и ответил:

   – Ничего более глупого я не слышал. – Айрис слегка изогнул бровь.

   Есть конечно вероятность того, что Аз вырос в семье с другими взглядами.

   Принц склонил голову и сказал:

   – Что это за кристалл у тебя на шее? Похож на магический. – Аз спокойно посмотрел на Айриса и ответил:

   – Не знаю, я не маг. Нашел на дороге.

   – Даже так? – Аз кивнул.

   Айрис мягко улыбнулся.

Возможно, он бы поверил этим словам, если бы в глазах Аза не появилась тоска, которую Айрис часто видел в собственных глазах смотрясь в зеркало. Маг, лишенный магии – хуже чем калека, это можно сравнить только с потерей собственной души.

   В этот момент к костру подошел Эйрин и Хана. С волос девушки капала вода и она куталась в кафтан Эйрина.

   Эйрин пристально посмотрел на Айриса, взглядом показав на свой плащ. Айрис лучезарно улыбнулся и встал.

   – Пойду теперь и я искупаюсь. – Эйрин кивнул.

   Хана посмотрела на костер и грустно сказала:

   – А где рыба? – Эйрин потер переносицу, и ответил:

   – Мммм...я про нее забыл. – Хана тяжело вздохнула и ответила заунывным голосом:

   – Забыл? Ничего страшного, не переживай! – Потом посмотрела на Эйрина и с ободряющей улыбкой, продолжила:

   – Я и голодный спать могу!

   Айрис с любопытством посмотрел на Эйрина. Девчонка же не знает, что они тут допрос устраивали по очереди.

   Мда...кто бы мог подумать, что она так к этой рыбе пристанет?

Айрис посмотрел на Хану и сказал;

   – Ничего, сейчас Эйрин пойдет со мной и наловит тебе рыбы, хорошо? – Девчонка радостно кивнула и выжидающе посмотрела на Эйрина. Тот в свою очередь улыбнулся ей и кивнул.

   Когда они подошли к реке, Айрис залез в воду в одежде.

Это Эйрин предложил так сделать, а Эйрин плохого не посоветует.

   Лейтенант тоже залез в воду по колено и растерянно смотрел вниз.

   Видимо попытки обнаружить рыбу успехом не увенчались и он хмуро посмотрел на Айриса.

   – Ну? – Айрис развел руки в стороны и лег на воду.

   – Скорее всего маг. Либо скрывает свои возможности, либо обессилен, так же как и я. – Эйрин кивнул.

   Айрис слегка прикрыл глаза и принялся считать звезды.

   – У тебя? – Эйрин продолжал всматриваться в глубину.

   – Ммм...он про море рассказывал. – Айрис присвистнул.

   Вот оно как получилось...

   – Тогда не удивительно, что он знает о перевертышах. – Принц посмотрел на лейтенанта.

   – Да, не удивительно. Определился с именем?

   – Угу... Азар.

   Айрис посмотрел на Эйрина, который совсем приуныл, видимо рыбы нет. Совсем. Принц решил великодушно поднять Эйрину настроение.

   – Эйрин, – лейтенант рассеяно посмотрел на Айриса – а ты не боишься Хану с Азом наедине оставлять?

   Эйрин нахмурился и ответил:

   – Ну...постоять за себя она может. – Айрис растянул губы в ухмылке.

   – Да нет, я к тому, что он в принципе довольно хорош собой. Мало ли...

   Эйрин задумался, потом видимо пришел к какому-то выводу и ответил:

   – Не думаю. – Айрис вопросительно изогнул бровь.

   Надо же, какой Эйрин самоуверенный.

   – Это почему же? – Эйрин гордо задрал нос и сказал:

   – Он на Рейгана похож. – Айрис подавился водой.

   Вообще-то, за Рейганом, так называемые невесты, толпами бегают. Мало кто усомнится в его обаянии.

   Хотя, сказать по правде, Хана и в самом деле на Рейгана особого внимания не обращала.

   Как раз в этот момент на берегу появился человек, за ним, на расстоянии примерно в один лаар, следовал другой. Айрис слегка прищурил глаза и посмотрел на гостя. Наверно это Хана, устала в лагере сидеть, а Аз следует за ней.

   Айрис улыбнулся и встал на ноги. Вода доходила ему до подбородка, Эйрин стоял ближе к берегу – ему вода доходила до пояса.

   Принц посмотрел на лейтенанта и улыбнулся еще шире.

Темно-синее ночное небо и звезды надо головой – когда еще представиться случай?

   – Эйрин! – Айрис понизил голос до шепота, Эйрин повернул к нему голову.

   – Что?

   – Повторяй за мной.

   – Что именно?

   – Пора уже признаться, давай повторяй и погромче:"Хана, свет очей моих! Я..." – Закончить Айрис не успел, потому что Эйрин окунул его в воду.

Подержав друга под водой некоторое время, Эйрин отпустил его и направился к берегу.




   Я смотрела на Аза и все сильнее убеждалась, что надо заняться его перевоспитанием.

Ну разве можно так хмуро вокруг смотреть? Жизнь у нас одна, а значит надо радоваться как можно больше.

   Аз зыркнул на меня злобно и отвернулся.

   Вот ведь злобное создание! Эйрин с Айрисом уже довольно давно ушли и мне, признаться, стало стыдно за свои слова.

Пойти позвать их обратно что ли? Обойдусь без этой рыбы, ничего страшного. Надо только Азу сказать, чтобы тут был.

   – Аз! – он хмуро посмотрел на меня.

   – Что?

   – Я пойду к реке схожу, хорошо? – Аз кивнул, я поднялась и пошла туда, где по моим предположениям должны были находится Айрис с Эйрином.

Когда я вышла к реке, то поздравила себя с удачей.

Обычно мне не удается попасть туда, куда надо с первого раза, а тут сразу их обоих нашла. Я посмотрела на небо – хоть бы луна появилась, а то ничего кроме силуэтов разглядеть не могу. Я посмотрела на силуэты – оба сгорбились над водой, видимо что-то высматривая в глубине. Мне стало совсем стыдно.

   Они тут столько времени рыбу высматривают? Мда...надо мне за языком следить.

   – Ммм..слушайте, я передумала. Не надо рыбу. – Айрис с Эйрином не двигались.

   – Нет, честное слово! Я вообще рыбу ненавижу! – Они даже не повернулись в мою сторону.

   Совсем обиделись, что ли?

Я постаралась придать голосу как можно больше искреннего раскаяния:

   – Ну все, давайте выходите, а то простудитесь! – Я погрозила им пальцем.

   Ни Эйрин, ни Айрис не двигались. Я присмотрелась внимательнее – один поддерживал другого, и судя по всему, этому другому было совсем нехорошо. Я зашла в воду и пошла к ним.

Наверно я слишком тихо говорю, к тому же чего это Эйрин Айриса так держит? У принца радикулит разыгрался что ли?

   Перед глазами встала ужасная картина, как несчастный Айрис, только что вылезший из того злополучного оврага, склоняется над водой в надежде усмотреть хотя бы малюсенькую рыбку, хотя бы одну рыбкину икриночку.

   В фиалковых глазах застыли слезы, губы дрожат, потому что злая я жду его в лагере. Эйрин, опечаленный не меньше Айриса, тоскливо всматривается в темную воду. В этот момент раздается хруст и Айрис хватается за поясницу. В немой мольбе он протягивает руку к ночному небу и падает на руки своему другу. Эйрин склоняется над Айрисом, печально глядя в глаза, наполненные болью и тоской.

   Айрис уже довольно стар, в его возрасте радикулит – это нормально. У Эйрина точно радикулита нет, потому что Эйрин каждый день тренируется, а вот Айрис...принцы по плацам не бегают. Принцы больше по балам и кабинетам.

   Так что сомнений в том, что это именно у Айриса спину прихватило, у меня не возникло. Пока я представляла себе эту печальную картину, ноги дотащили меня до того места, где стоял Эйрин.

   Я не стала подходить совсем близко, мало ли что.

Встала чуть поодаль и сложила руки на груди, как в молитве.

   Вот ведь, а! Если бы хотя бы месяц был, я бы могла рассмотреть получше, а так даже на таком расстоянии ничего не понятно.

   – Я извиняюсь. – Чтобы никто не усомнился в том, что я и в самом деле извиняюсь, я виновато опустила голову.





   Азар наконец-то остался один.

Бывший Бог усмехнулся и покачал головой.

Надо же, огонь забирает душу...Впервые Азар слышал подобную глупость. Вообще, сегодня наблюдали не только за ним, он и сам собрал достаточно интересной информации.

   К примеру, судя по поведению Айриса и Эйрина, Хана – девушка.

Азар поднял лицо к ночному небу и рассмеялся.

Становится все интереснее и интереснее.

Если он прав, и Хана в самом деле девчонка, повлиять на Эйрина будет проще простого.

Азар поднялся.

Надо пойти проверить, что они там делают.

   Темный пошел в ту сторону, куда ушла девчонка.

Вообще, он был уверен, что Айрис с Эйрином скрылись в другом направлении, но может девка знает короткий путь?

Несколько минут спустя Азар вышел к реке и остановился на берегу.

   Хана стояла по колено в воде и о чем-то говорила с деревьями.

Азар был уверен в том, что это деревья, потому что глаза его давно привыкли к непроглядному мраку и в темноте Азар видел не хуже, чем днем.

   Он постоял еще некоторое время, удивляясь такому странному поведению и зашел в воду. Хана оглянулась на него и сказала:

   – Эйрин? – Азар тряхнул волосами и обольстительно улыбнулся:

   – Нет, это я. – Хана повела себя странно, Азар даже усомнился в том, что перед ним девушка.

   Она вздохнула и оттолкнув Азара плечом пошла к берегу. Азар в недоумении смотрел ей (или все-таки ему?) вслед.

Девчонка вышла из воды и побрела вдоль кромки воды. Азар пошел за ней.

   Догнал он Хану быстро и как раз в тот момент, когда он хотел схватить ее за плечо, на его запястье опустилась рука.

   – Что вы тут делаете? – Глаза Азара встретились с горящими изумрудными глазами Эйрина.

   Азар нагло ухмыльнулся и ответил:

   – Прогуливаемся.

   Насколько Азару было известно, Ааш'э'Сэй могут контролировать вхождение в боевую форму, замедлять его. Судя по горящим глазам Эйрина, сейчас он где-то на первой стадии. Веского основания для подобного поведения у Эйрина нет, а это означает, что Хана все-таки девушка.

   Кто бы мог подумать, что один из Ааш'э'Сэй способен ревновать до такой степени?




   Империя Ардейл. Шайр.


   Город встретил нас тишиной, людей на улицах было мало, но я все равно оглядывалась с интересом.

   Сегодня я гордо ехала рядом с Эйрином, а Айрис ехал позади в компании Аза. Я посмотрела на Эйрина, хорошо, что он Айриса к Азу отослал, а то что-то Аз себя странно ведет в последнее время.

   Кстати, я же хотела кое-что с Эйрином обсудить.

   – Эйрин, – он посмотрел на меня – ты не заметил, что Аз себя странно ведет?

   Эйрин слегка нахмурил брови и насторожился. Я поздравила себя с успехом, значит Эйрин тоже заметил.

   – Что ты имеешь ввиду?

   – Ну он вечно хмурится, мало разговаривает...– Эйрин кивнул, показывая, что я могу продолжить.

   – Вообще, между нами говоря, он на Дьявола похож. – Я открыла глаза пошире, чтобы Эйрин понял, насколько данная проблема серьезна.

   Эйрин склонил голову и сказал:

   – Дьявол? Кто это? – А, всегда забываю, что у них тут все по другому называется.

   – Дьявол – это злой Бог...ну...как самый главный Темный, понимаешь? – Эйрин повел себя странно.

   Пару минут пристально смотрел мне в глаза, а после, со странной ухмылкой, сказал:

   – Ты даже не представляешь себе, насколько ты права...

   – Да? Значит ты согласен? – Эйрин благодушно кивнул.

   – К чему спрашиваешь? – Я вздохнула, сейчас будет самое сложное.

   – Я думаю, что надо его научить быть добрее, понимаешь? – Эйрин помотал головой.

   – Не думаю, что получится. – Я сложила руки на груди и ответила:

   – Мне Лейрис про Ноэля много всего рассказал, а вот Ноэль всего пару дней добрые дела поделал – и как заново родился!

   И это в самом деле так.

Когда Ноэль ко мне в первый раз подошел, общаться с ним желания не было никакого, зато походил с лысиной – и сразу изменился.

   Эйрин оглянулся назад и сказал:

   – Тебе придется подождать, пока мы кое-что с ним обсудим, хорошо? – Я кивнула.

   Ничего, я не спешу.

   – А мы здесь надолго? – Так как про Аза мы все выяснили, можно узнать и план дальнейших действий.

   – Нет, скорее всего завтра отправимся дальше. – Я тоскливо вздохнула.

   Зачем тогда вообще сюда заехали? Все равно ничего посмотреть не успеем.

   – А зачем мы тогда здесь? – Эйрин мягко улыбнулся и сказал:

   – А ты разве не хотела на море посмотреть? – Я подпрыгнула и начала еще внимательнее по сторонам оглядываться.

   – Где? Где Море?

   Я приложила ладонь к уху, в надежде услышать шум прибоя, крики чаек и ругань матросов. Эйрин продолжал улыбаться. Я

покрутила головой еще немного и огорченно посмотрела на него:

   – Ничего не слышно... – Эйрин кивнул.

   – Подожди немного, скоро увидишь море.




   Азар брезгливо осматривался вокруг.

Город, в котором они сейчас находились, был маленький и грязный. Хана с Эйрином ехали впереди, слева от Азара ехал Айрис. Принц был задумчив, за все это время он не произнес ни слова. Не то, чтобы Азару хотелось поговорить, просто молчание очень уж затянулось.

Лир Ханы остановился и девчонка посмотрела на Азара. Он улыбнулся ей своей самой прекрасной улыбкой и, слегка прикрыв глаза, посмотрел на Эйрина. Тот нахмурился, но тут же ухмыльнулся.

   Азар подъехал к ним и Хана заглянув умоляюще ему в глаза сказала:

   – Аз, ты же видел море? – Аз кивнул.

   – Да.

   – Расскажи мне про него. – Айрис подъехал и тоже с интересом посмотрел на Азара.

   В принципе, если верить обрывкам воспоминаний Избранного, старший принц еще не совершал путешествий по Империи, а значит Великого Моря он тоже не видел.

   – Море? Море прекрасно...– Азар вздохнул полной грудью, словно желая вдохнуть тот неповторимый аромат.

   Когда Азар перешел на сторону Темных, и стал самым младшим из них, выходить на поверхность у него возможности не было. Да и желания особого Азар не имел, слишком сильно пострадала его гордость. Но вот с годами он скучал все больше и больше. Ему чего-то не хватало, словно он оставил на поверхности часть себя.

   В такие моменты Азар предпочитал оставаться один, чтобы в тишине насладиться воспоминаниями о рокоте волн и горячем южном ветре, оставляющем на губах освежающие, соленые капли. В такие моменты Азар чувствовал себя так, словно у него снова выросли крылья.

   С каждым годом, проведенным в Темном Мире, Азар преисполнялся тоской, тоской по небу, по ветру, по свободе...Именно эта тоска толкнула его на обман.

   Владыка Темного Мира не желал отпускать Азара на поверхность, возможно он боялся, что тот снова предаст, но Азара это не остановило. Он сообщил Младшим Темным, что явится в этот мир сам. Несмотря на гнев владыки Азар пошел на это, лишь бы еще раз вдохнуть полной грудью.

   Из-за глупой ошибки, допущенной одним из Младших, Азар лишился Божественной силы, и речи о захвате этого мира быть не может, а это значит, что Мор будет в гневе. Но Азар принесет Владыке хороший дар – способного воина, который сможет занять место Младшего.

   Из воспоминаний Азара выдернул голос Ханы:

   – Я понимаю, что море прекрасно, а конкретнее не можешь ничего рассказать? – Азар посмотрел на нее и сказал;

   – Для меня море тоже самое, что для узника глоток свободы. – Хана выпятила губу и сказала:

   – Наверное чтобы понять, надо самому увидеть. – Азар кивнул.

   Разговор прервался сам собой, Аз погрузился в раздумья и не заметил, как его спутники поменялись местами – теперь Айрис с Ханой ехали справа от Азара, а Эйрин слева и немного позади.

   Через некоторое время они оказались посреди огромной площади.

В этот час она была почти пуста. Благодаря отсутствию людей, Азар смог рассмотреть мозаику, заменявшую каменную кладку.

Мастер, выложивший площадь разноцветными камнями видимо был очень искусен в своем деле. Азар склонил голову и слегка прищурил глаза.

   Скорее всего, тут не один мастер постарался. Желтые и синие камешки, выложенные руками мастеров, воссоздали карту старого мира с великолепной точностью. Того мира, который помнил Азар. В те времена еще не было нынешней Империи или Долины.

   Азар помнил, что тогда, в те времена Ааш'э'Сэй были еще молодой расой, пришедшей в этот мир вместе с новыми Богами.

Темный наклонился, желая прочесть буквы, выложенные черными камнями – "Империя Дрэй" – гласила надпись.

   Бывший Бог нахмурил брови.

Что-то знакомое, но что?

В этот момент он услышал возмущенный голос Ханы:

   – А море где? – ей ответил Айрис:

   – Прямо у тебя под ногами. – Азар застыл.

   Хана посмотрела на Айриса и переспросила:

   – Под ногами? Но оно же ненастоящее! – Айрис кивнул и обернулся к Азару:

   – Совершенно верно, но это единственное море, которое ты можешь увидеть. Здесь изображена карта Древней Империи, море перестало существовать за несколько лет до ее распада.

   Шею Азара кольнуло острие кинжала и Эйрин, наклонившись поближе, вкрадчивым голосом произнес:

   – Не поделишься планами на будущее, Азар Гордый?

Глава 3. Азар Отступник


Темный Мир.



Тьма обволакивала все вокруг, буквально поглощая пространство. Время в этом мире не существовало, здесь не было ни прошлого, ни будущего. Здесь, в Мире Темных Богов, застыло вечное настоящее.

Река забвения с грохотом несла свои воды через многочисленные пещеры, уходя туда, где даже Темные Боги не имели возможности побывать. Здесь, в этом мире правили бал жестокие, расчетливые Боги. Боги некогда свергшие Ашара, но проигравшие своим старшим братьям.

Пещеры, созданные водами Реки Забвения, вели к самому сердцу Мира Темных. Туда, где возвышалась Цитадель Владыки.

Огромный замок, окруженный пятью башнями, возвышался в самом центре долины. От замка отходили пять дорог, ведущих к пещерам.

Пещеры эти не выходили на поверхность, одна пещера переходила в другую, которая в свою очередь переходила в третью и так до бесконечности.

Со Средним миром – миром людей и Ааш'э'Сэй – Мир Темных Богов связывала лишь Река Забвения.

Владыка Темного Мира созерцал свои владения с вершины одной из башен.

Подняв белые руки он откинул капюшон и провел рукой по волосам. Он был молод и очень хорош собой.

Белая кожа, волосы цвета золота и бирюзовые глаза. Никто и никогда не сказал бы, что перед ним Правитель Темного Мира. Скорее уж один из Светлых Богов.

Владыка Мор вздохнул. В этом Мире не было ветра, не было снега, не было солнца. Только грохот вод Реки и звуки осыпающихся камней.

Ничего удивительного, что Азар, бывший Светлый, покинул этот Мир, пойдя наперекор воле своего властелина.

Старший Темный обернулся к преклонившему колени слуге.

Один из мелких демонов, силы практически никакой, что и позволяет ему выходить в Средний Мир.

Более сильных Богов Средний Мир отторгает и здесь не играет роли Темный или Светлый пытается проникнуть туда. Сила Богов чужеродна для Среднего Мира. Средний Мир окружает невидимая граница, мешающая Богам проникнуть в мир людей.

Границу создали еще во времена передела Миров, когда Боги решили, что Средний мир будет принадлежать людям и Ааш'э'Сэй. Именно для того, чтобы пересечь границу нужен Призывающий, нужен Ритуал и Сосуд, который вместит в себя Божественную сущность.

Проникнув в Средний Мир, один из Темных, пребывая в теле человека, заставляет мир принять свою силу, перестать отторгать ее, что позволяет в дальнейшем отказаться от использования сосуда и привести в Средний Мир остальных.

Мор протянул руку к белоснежному цветку, который протягивал ему слуга. Владыка Темного Мира с улыбкой посмотрел на нежные лепестки, вдохнул сладкий аромат и равнодушно бросил цветок на каменные плиты.

Поступок Азара привел Властелина в бешенство, такого с ним не было уже многие века.

Азар подавал большие надежды, Мор хотел сделать его своим приемником. Но в свете того, что он осмелился ослушаться – придется его наказать.

Боги тоже смертны, главное знать чтонесет им смерть.

Владыка Мор знал это, он был одним из немногих, кто обладал подобной информацией.

В мире где правит жестокость и лицемерие, распространение подобных сведений может привести к нежелательным последствиям.

Придется использовать этого демона. Настоящего демона, а не одного из Ааш'э'Сэй, после от него можно будет избавится. Как жаль, что придется действовать чужими руками. Бог Темного Мира с радостью бы посмотрел в затухающие глаза ослушника.

Правитель задумался на некоторое время.

Быть может стоит дать Азару шанс объяснить свой поступок? Хотя, есть ли в этом смысл? Предавший собственного отца – предаст снова. Недаром Азара нарекли Отступником.

Мор посмотрел на слугу.

Он действительно был из низших демонов – горбатый, ребра выпирают, руки явно длиннее положенного, еще и эти ужасные рога...

Владыка покачал головой.

Сколько бы он ни смотрел на этих существ, каждый раз удивлялся.

Мелкие демоны и божки достались Темным в наследство от Ашара.

Мор ласково провел по чешуйчатой голове и нежным голосом произнес:

– Следуй за мной. – Слуга поднялся и, держась на расстоянии, последовал за Властелином.

Владыка пошел к двери, ведущей в замок, по пути наступив на редчайший, даже в Темном мире, цветок – цветок Миру.

Демон посмотрел на прекрасные белые лепестки, безжалостно вдавленные в камни и пошел за Властелином.

Мор легкой походкой шел по сумрачным коридорам, плащ–накидка, словно черные крылья, развивался за его спиной. Пройдя в главный зал, Мор остановился и посмотрел на слугу, изогнув золотистую бровь. Демон поспешил к нему – только безумец заставит Владыку Темного Мира ждать, и уж тем более – гневаться.

Властелин отодвинул тяжелую драпировку, скрывавшую дверь в личные покои и повелительным жестом приказал слуге ждать.

Пройдя в собственные покои, Владыка Мор закрыл плотно дверь и нажал на скрытый рычаг. Один из шкафов отъехал в сторону, открывая проход, за которым скрывался кабинет. Окон в кабинете не было, но Темные Боги и без света видят великолепно.

В центре кабинета стоял, заваленный книгами, стол, тяжелые шкафы скрывали стены. Владыка подошел к столу и извлек из ящика маленький флакон, в котором плескалась ярко-красная жидкость.

Мор улыбнулся – единственные существа, имевшие силу убить Бога были истреблены много веков назад. Сам Азар приложил к этому руку.

Ядовитая слюна ашеров обладает парализующим действием. Смерть можно замедлить, если правильно рассчитать количество яда. Одна капля на острие кинжала – и жертва будет медленно угасать, в течение нескольких месяцев. Последние месяцы жертва будет пребывать в агонии. Разум, отравленный ядом, будет порождать ужасные картины, сводя с ума и заставляя метаться в бреду.

Как-то раз, ради интереса, Мор воткнул иглу, отравленную слюной перевертыша, в шею своего старшего брата.

Предыдущий Владыка мучился очень долго, его безумные вопли нежной песней услаждали слух Мора. Многие часы он провел рядом с братом, наблюдая как тот медленно сходит с ума. Даже когда он выцарапал себе глаза, Мор смеялся.

Ангельская улыбка осветила лицо Мора.

Сейчас перед его внутренним взором предстал его брат.

Отравленный малой дозой яда он медленно усыхал, прекрасные волосы потускнели и выпадали клоками, кожа сморщилась и обвисла.

Властелин Мира темных Богов вынырнул из сладких воспоминаний.

Осмотревшись вокруг, Мор улыбнулся – на глаза ему попалась длинная игла. Открыв флакон, он окунул в красную жидкость самый кончик иглы.

Вот ведь досада – яд не действует попадая на кожу, только проникая в кровь. К Азару сложно подобраться незамеченным.

Мор имел возможность встретить Азара на поле боя, именно тогда он всей душой возжелал, чтобы тот присоединился к ним. Сладкими речами, сочувствием и ложью он переманил Азара на сторону Темных Богов. Тем более, что на тот момент , семена сомнений уже дали ростки в душе Отступника.

Темный Бог закрыл флакон и покинул кабинет.

Выйдя в зал он приказал слуге подняться и с нежной улыбкой на губах передал иглу демону.

– Передай Азару мои наилучшие пожелания. – Слуга кивнул и покинул зал.

Мор сел на с подлокотник огромного трона и покачал ногой. Через некоторое время по залу разнесся серебристый смех.

Ничто не спасет от яда ашеров, ничто кроме сока Миру. А в Среднем Мире достать цветок невозможно, потому что растет он во тьме на берегах Реки Забвения.





Империя Ардейл. Шайр.



Азар слегка наклонил голову и посмотрел на Эйрина. Острие кинжала попрежнему упиралось в шею.

Эйрин смотрел вперед, вероятно для того, чтобы никто не заподозрил его в таком неблаговидном поступке.

Азар ухмыльнулся.

Похоже он перехитрил сам себя. Темный посмотрел вперед, туда куда смотрел Эйрин. Хана важно расхаживала по площади, тыкая в камни пальцем и задавая Айрису вопросы, на Азара с Эйрином они не обращали внимания.

Азар слегка кивнул, показывая Эйрину, что готов побеседовать. Эйрин пристально взглянул Азару в глаза и убрал кинжал. Бывший светлый ухмыльнулся и сказал:

– А девочку ты посвящать в это будешь? – Эйрин вздрогнул и зло посмотрел на Азара.

Тот в свою очередь широко улыбнулся – пусть этот беловолосый не мнит себя самым умным.

Лейтенант довольно быстро взял себя в руки и кивнул:

– Да, она тоже имеет право знать.

Азар вздохнул, похоже придется рассказать им хотя бы часть правды. Пусть думают, что они его поймали в ловушку, так будет даже проще.

Эйрин свистнул и направил Лира к постоялому двору, располагавшемуся неподалеку. Азар слегка тронул пятками бока лошади и направил ее вслед за Лиром. За спиной раздалось возмущенное "Нууу", судя по интонации, девчонка не хотела уходить.

Айрис рассмеялся и что-то ей сказал. Девчонка согласилась, и видимо на этом инцидент исчерпал себя.

Когда Азар вошел в полутемный зал постоялого двора, Эйрин уже сидел за одним из деревянных столов, настороженно глядя в сторону двери. Азар гордо расправил плечи и подошел к столу.

Его называли Отступником, но никто и никогда не скажет, что он трус.

Азар подошел к столу и устроился напротив Эйрина. Пока подойдут Хана с Айрисом, можно и осмотреться.

Постоялый двор не представлял из себя ничего интересного – на первом этаже располагался зал, напротив входа – стойка, у стены камин, перед камином деревянные скамьи. Широкая лестница вела на второй этаж, где видимо находились комнаты для постояльцев.

Азар широко зевнул.

Людям незнакомо понятие прекрасного, иначе бы не строили подобные заведения. Пока Азар зевал, в зал вошли Айрис и Хана. Темный повернулся к Эйрину.

– Раз уж ты знаешь мое имя, позволь узнать и твое. – В этот момент рядом с Азаром сел Айрис, а Хана устроилась рядом с Эйрином. Хана удивленно посмотрела на Азара и сказала:

– Ты что, забыл? Его зовут Эй–рин. – Интонация у нее при этом была как у заботливой мамочки, объясняющей что-то своему отпрыску- тугодуму. Эйрин улыбнулся и ответил:

– Он имеет ввиду прозвище. Я говорил тебе, что Боги нарекают второе имя? Именно это Азар и имеет ввиду.

– Азар? – Девушка удивленно подняла брови и посмотрела на Азара.

Бывший Бог поднялся с места и поклонился с легкой ироничной улыбкой:

– Позволь представиться, милая дева – Азар, Темный Бог. – Хана от удивления открыла рот и посмотрела на Эйрина, тот кивнул и слегка наклонив голову набок ответил:

– Бессердечный Эйрин. – Девчонка начала смеяться, чем вызвала недоумение обоих. Эйрин приподнял бровь, а Хана затрясла головой и сказала:

– Нет–нет, все в порядке. Смешно звучит просто. Ты лучше говори сначала имя, а потом второе имя. – Эйрин потер подбородок и ответил:

– Так принято представляться. – Девчонка вытаращила глаза и протянула:

– Даааа?

– Угу. – Эйрин кивнул, а Айрис с легкой улыбкой сказал:

– Так представляются врагу, который вызывает у тебя уважение, ясно? – Хана мотнула головой, показывая, что ничего ясного тут нет.

– Потом поймешь. – Эйрин сел на место.

Девушка придвинулась к нему поближе и с наглой улыбкой посмотрела на служанку, которая подошла к их столу и с обожанием смотрела на Эйрина. Потом подавальщица с не меньшим обожанием посмотрела на Айриса и Азара.

Азар подмигнул и потерял к ней всякий интерес. Эйрин посмотрел на Хану и сказал:

– Ты не голодна? – Девушка задумалась и похлопав ресницами , сказала:

– Сладкий пирог? – Эйрин улыбнулся и кивнул служанке. Как только девушка отошла, он повернулся к Азару и сказал:

– Рассказывай. – Азар нагло улыбнулся и сказал:

– Что именно?

– Зачем пожаловал, почему бездействуешь?

Азар пожал плечами, скорее всего, они уже поняли, что маг из него сейчас совсем никакой. Иначе Эйрин не подошел бы к нему с одним кинжалом. Хотя кто его знает?

– А зачем в этот мир может пожаловать Темный? – Айрис кивнул и спросил:

– Ты сейчас лишен магии, верно? – Азар поморщился, сказать им правду или солгать?

После некоторых раздумий он решил сказать правду, это усыпит их бдительность.

– Верно. Переход в этот мир прошел не так, как ожидалось. Часть моей магии застряла между Мирами. – Принц кивнул.

– Куда ты сейчас направляешься? – Эйрин сложил руки на столе и спокойно смотрел в глаза Азара.

– Никуда, решил посетить знакомые места. – Лицо Эйрина ничего не выражало и было невозможно определить, поверил он или нет.

– Знакомые места значит? В свой Мир ты вернуться не хочешь? – Азар улыбнулся.

– Хочу, а что?

– Ничего, твое присутствие здесь заставляет меня нервничать. – Азар хмыкнул. Нервничает он, как же.

– Я бы не отказался.

– Знаешь как это сделать?

– Да.

– Заключим сделку? – Азар кивнул.

Совсем не обязательно говорить Эйрину, что он планирует забрать его с собой.

– Не против.

– Мы помогаем тебе вернуться в Мир Темных Богов и ты исчезаешь. Навсегда.

Азар сделал вид, что задумался. Если он согласится слишком поспешно, могут возникнуть подозрения.

– Хорошо.

К столу подошла служанка и разговор на время прервался. Как только девушка отошла от стола, Эйрин сказал:

– Что нужно сделать?

– Мне нужен Оракул.

Лейтенант приподнял бровь и переспросил:

– Оракул? – Азар кивнул.

– Да. Тот, что располагался на одном из островов Великого Моря. – Айрис слегка присвистнул и сказал:

– Ты не знаешь, но там теперь Великая Пустыня. – Азар подавил удивленный возглас.

Если там действительно пустыня, то на поиск Оракула могут уйти годы, если не века. Эйрин потер переносицу и сказал:

– Ничего, отыщем.

Азар едва не рассмеялся.

Подумать только, насколько сильно Эйрин хочет от него избавиться.

Эйрин посмотрел на Айриса и кивком головы показал, что отойдет. Азар тоже поднялся, сидеть в этом отвратительном месте у него желания не было, лучше уж на улице. Там хоть воздух свежий. Эйрин вопросительно посмотрел на него.

– Не бойся, не убегу. Мы же теперь "друзья" – Эйрин никак не отреагировал на ироничный тон и пошел к стойке, за которой стоял толстый мужчина и меланхолично протирал деревянную поверхность.

Азар вышел на улицу и опустился на ступеньки.

Теперь надо подумать, как использовать это все в своих интересах.







Я уплетала пирог, делая вид, что ничего более важного для меня на свете нет. А это неправда, могу я вам сказать. Просто очень уж много информации поступило, мозг не справляется. Во-первых – Аз оказывается Темный Бог. Тот самый, чье пришествие должно было ознаменовать конец света.

Я так поняла, что конца света не будет, потому что Аз потерял часть своей силы, а это означает, что он беспомощен. Но, в таком случае встает вопрос – зачем Эйрин вообще пошел с ним на сделку? Разве не проще было бы его убить? А то еще восстановит свои силы и опять придет сюда. Повторения тойистории мне совсем не хочется. Я посмотрела на Айриса.

– Айрис, объясни мне кое-что. – Айрис подпер голову кулаком и кивнул.

– Я тебя слушаю.

– Я правильно поняла – Аз тот самый Темный, которого мы все так боялись?

– Да.

– Но теперь мы его не особо боимся, потому что силенок у него маловато, верно? – Айрис слегка улыбнулся и кивнул.

– Ммм..ну можно и так сказать.

– Но он может восстановить свои силы?

– Теоретически – да.

– А что в таком случае мешает ему вернуться сюда? Не логичнее было бы его убить?

Айрис кивнул и сказал;

– Во-первых, вернуться сюда ему будет очень сложно. Для этого придется опять искать Посредника, а согласных пойти на такое немного. Тот, кто призывает Темного становится для него сосудом, который выкидывают как только необходимость в нем отпала. Ясно?

Я кивнула, ясно конечно.

Только вот помнится мне, что читала я в одной книге про Реку Забвения. Помнится у греков была река Лета и по ней можно было не только спустится в царство мертвых, но и вернуться обратно в мир живых.

– А по Реке Забвения он подняться не сможет? – Айрис с некоторым удивлением посмотрел на меня. Вдимо не ожидал от меня таких глубоких познаний.

– Нет. Видишь ли, дело в том, что Мир Темных – это отдельный мир. С этим миром его связывает только Река. И, насколько мне известно, попасть из Темного Мира в наш – невозможно. Во всяком случае – по Реке. Вообще, души не отправляются в Мир Темных Богов, как ты наверное подумала.

– Подожди, это не Царство Мертвых? – Айрис отрицательно покачал головой.

– Нет. Это довольно сложно объяснить. Наши предания гласят, что души умерших грешников растворяются в темных водах Реки. Именно их грехи окрашивают воды Реки в черный цвет. Как только душа очищается, то возвращается в Мир Светлых Богов, где ее вкладывают в новый сосуд.

– Ну хорошо, пусть он не может сюда проникнуть. Но ведь есть вероятность того, что его снова призовут? И в следующий раз он может не растерять свои силы по пути сюда. – Нет, не то чтобы я прям такая кровожадная...

– Тут дело в Эйрине. Ты же помнишь, как он представился? – Я хмыкнула, забудешь такое.

– И?

– Дело в том, что Азар раньше был одним из Светлых. Он помог Новым Богам одержать победу над Старыми. Ты наверное не знаешь, но наши предки пришли в этот мир вместе с Новыми Богами. Для них Азар был живой легендой, героем. Так что Эйрин просто отдал дань уважения его прошлым заслугам.

– Не поняла? – Айрис вздохнул и сказал:

– Видишь ли, Эйрин представился ему как врагу, которого уважаешь. Такое тоже бывает, сейчас он хочет выслать его из этого мира, но второе имя он ему назвал на случай, если Азар когда-нибудь вернется в наш Мир.

– И что будет? – Айрис мягко улыбнулся.

– Второе имя называют не только врагу, которого уважают, но и тому, кого собираются убить. Ясно?

Я кивнула.

Вот почему Эйрин никогда не говорил мне свое прозвище, а ведь я спрашивала.

Я с трудом проглотила последний кусок пирога и вздохнула.

Значит надо сказать второе имя перед первым тому, кого собираешься убить, но при этом уважаешь? Постараюсь запомнить, на всякой случай.

Я посмотрела на Айриса и сказала:

– А у тебя тоже есть второе имя? – Он отрицательно покачал головой и сказал:

– Нет, я же не воин. Второе имя дают лишь тем, кто прошел Пятое Крещение – Испытание Богов.

Я помолчала некоторое время, раздумывая над словами Айриса, а потом кое-что вспомнила.

В самом начале, когда мы Аза только нашли, я решила подарить ему щенка. Во-первых, чтобы Киш не ревновал, во-вторых чтобы Азу не было скучно одному. А теперь наверное придется забрать малыша у него.

К нам подошел Эйрин и сказал:

– Комнаты готовы. – Айрис кивнул нам и пошел наверх.

Эйрин посмотрел на меня и сказал:

– А ты наверх не собираешься? – Я вздохнула.

– Собираюсь, только мне надо решить кое-что. – Эйрин продолжал смотреть на меня.

– Пойду щенка у Азара заберу. – Неприятно конечно, будь он обычным человеком или демоном – я бы этого делать не стала.

Но так как он злобный Темный, другого выбора у меня просто нет.

– Только не задерживайся, хорошо? Завтра утром мы уходим, дорога будет долгая, поэтому надо хорошо отдохнуть.

Я кивнула и пошла на улицу.

Почти сразу я увидела Аза, который стоял возле привязи и копался в сумках, я гордо распрямила плечи и пошла к нему.







Азар подошел к своей лошади и потянул ремешок котомки, в которой спал щенок Твари. Щенок не двигался и Темный заглянул в котомку.

К Азару подошла Хана и остановилась на приличном расстоянии. Азар оглянулся на девчонку и вопросительно изогнул бровь.

Девушка помялась а потом сказала:

– Если ты не против, я сама щеночком займусь. – Азар хмыкнул.

Испугалась, что он замучает несчастного щенка?

– Ты вообще знаешь, что это за щенок? – Хана отрицательно помотала головой и сказала:

– Какая разница?

– Такая, что щенок этот необычный. Это щенок Твари, кто такие Твари ты знаешь? – Девушка кивнула и сказала:

– Это те огромные псы, которые были в Сейне?

– Полагаю, что да.

– И что? – Азар вздохнул.

Объяснять он не любит, но видимо придется.

– Щенки Твари, будучи маленькими, очень много спят и просыпаются только для кормежки. – Девчонка кивнула.

– Понятно. А я подумал, что он болен.

Пока они ехали сюда, Хана часто заглядывала в котомку и искренне удивлялась тому, что щенок вообще не подает никаких признаков жизни. Так как на тот момент Азар не мог показать свою осведомленность по-поводу щенка, он просто молчал.

Темный иронично улыбнулся и сказал:

- Я кстати знаю, что ты девчонка, можешь не притворяться.

Хана с легким удивлением посмотрел на него и пожала плечами.

- Ладно. Так что там про щенка? Он значит не болен?

– Нет, они всегда такие малоподвижные поначалу. Зато через неделю или две, когда глаза полностью поменяют цвет, он станет неуправляемым.

– Это как?

– Вот так – будет кидаться на все живое, с целью сожрать. Еще он будет очень быстро расти.

Хана склонила голову набок и сказала:

– И?

Азар начал злиться, сколько можно вопросы задавать?

– Ты с ним не справишься. – Девчонка презрительно хмыкнула и сказала:

– А ты – справишься? – Азар хмыкнул.

– Получше тебя.

Хана задрала подбородок и ответила:

– Все равно, если мне покажется, что ты с ним плохо обращаешься, я его заберу.

Азар хмыкнул, а потом и вовсе рассмеялся.

– Девочка, ты хоть знаешь, что Твари едят? – Хана нахмурилась и сжала губы.

– Знаю.

– Вот, ты готова ради его пропитания убивать?

Твари едят мясо, сырое мясо.

Особенно любят человеческое, хотя и демонами этого мира не брезгуют. Возможно это связано с тем, что ни людей ни Ааш'э'Сэй в Мире Темных нет. Твари могут впадать в глубокий сон, относительно спокойно перенося длительный голод. Но вот когда они вырываются в Средний Мир...

– Нет, но можно же заменить на что-то другое.

Азар посмотрел на нее, ясно давая понять, что большей глупости он еще не слышал. Хана вздернула подбородок и сказала:

– Хорошо, вот ты мне скажи, он до этого что ел?

А раньше ей это в голову не приходило?

– Я его кормил.

– Чем?

Азар склонил голову, признавая поражение. Щенка он кормил по ночам и всего один раз. Потому что тот и проснулся-то всего один раз.

– Крыса. – Девчонка брезгливо передернулась и сказала:

– Видишь? Значит его можно еще приучить к нормальной еде.

Азар тем временем достал щенка из котомки и внимательно посмотрел на него.

Глаза стали грязно–голубого цвета, вокруг зрачка проявился алый ободок.

На морде, вокруг носа засохла кровь, видимо щенок учился сам добывать себе пищу. Вот почему он вылез из сумки в тот раз, когда девчонка принесла его из леса.

Белый Пес действительно очень умен, видимо он может обойтись без присмотра одного из родителей. Ну что ж, сейчас можно и в самом деле заменить его пищу на мясо овец или свиней, а потом можно будет отпускать его на охоту.

Азару по большей части было все равно, кого в качестве обеда изберет Белый Пес. Людей много и они продолжают рождаться, к тому же пользы от них все равно никакой.

Хана сверлила Азара взглядом, он поднял глаза и сказал:

– Как видишь, он уже поел. – Девушка подошла ближе и посмотрела на щенка.

– Надо его помыть.

– Помыть? – Азар не слышал о том, чтобы тварей мыли.

Вообще, сама мысль о том, что Владыка Мор будет мыть Тварь была настолько нелепой, что Азар рассмеялся.

Хана сложила руки на груди и сказала:

– Я оказалась права, тебе его нельзя было доверять.

– А чего доверила тогда? И не просто доверила, а бросила беднягу в моей компании?

Азара начало злить, что девчонка к нему так относится.

Бывший Светлый, не смотря ни на что знал о том, что такое любовь и сострадание. Хотя эти никчемные и бесполезные чувства давно не давали о себе знать. С тех самых пор, как Азар перешел на сторону Темных.

– Я...я хотела чтобы он стал твоим другом. Настоящим и верным. Поэтому не лезла. – Хана смотрела куда-то в сторону, руки убрала в карманы и чуть приподняла подбородок вверх.

Азар вздохнул, логика в этом в принципе есть. Именно так Тварь привязывают к Хозяину, хотя тут еще и другие методы используют.

Но в конечном итоге, Тварь становится абсолютно послушна воле хозяина.

Владыка Мор был первым, кто приручил Тварь, до этого они стаями жили в Пещерах Темного Мира, нападая на долину в поисках пропитания. Было это очень давно, еще до того, как Азар влился в ряды Темных. Но Владыка Мор рассказывал, что случайно нашел щенка. Когда Твари напали на долину в очередной раз, Темные откинули Псов к пещерам и Мор последовал за ними.





Темный Мир. Когда-то в начале времен.



Молодой Бог уверенно шел по мрачным переходам пещеры. В одном из них послышались писки и возня. Мор пошел на звук и увидел Черного Пса.

Пес издыхал, рядом с ним, в луже крови, попискивали щенки. Видимо кто-то из Темных распорол брюхо и Тварь не смогла добраться до своего логова. Пес поднял голову и оскалился в попытке защитить свой выводок.

Мор усмехнулся и наступил на голову одного из щенков. Череп хрустнул под ногой молодого Бога.

Мор смотрел в глаза умирающей твари и давил щенков до тех пор, пока не остался один. Щенок жалобно тыкался в бок матери и облизывал покрытый кровью нос.

Когда Мор подошел ближе, щенок, которому было всего несколько часов от роду, повернулся в его сторону и оскалился. Ярко–голубые глаза смотрели на Мора. Бог усмехнулся.

Щенок в отличие от других был белым и судя по тому, что смотрел он прямо на Мора, родился Пес зрячим. Мор наклонился и взял щенка за шкирку.

Приподняв его повыше он посмотрел щенку прямо в глаза и, слегка тряхнув его, сказал:

Тебя я возьму с собой.

Бросив последний взгляд на подыхающую Тварь, Мор направился к выходу из пещер. Если этого щенка правильно воспитать, из него получится хороший спутник.

Некоторое время спустя Белая Тварь наводил страх на долину.

Мор был удовлетворен, как он и предполагал, из белого щенка вырос великолепный Пес.

Пес, чье превосходство признали даже Темные Твари.





Империя Ардейл. Шайр.



Эйрин наблюдал из окна за Ханой и Азаром. Останавливать девушку он не стал, она может делать то, что считает нужным.

Хана беседовала с Азаром, который держал в руках белого щенка.

Эйрин нахмурился.

Хана сказала, что нашла его в одной из подворотен Сейна и по виду он мало чем отличался от обычных щенков. Если не брать в расчет того, что щенок все время спал.

Даже во время боя с перевертышами щенок не проснулся.

Сначала Эйрин подумал, что звереныш сдох, но посмотрев украдкой в котомку, с удивлением обнаружил, что щенок спит.

Признаться в тот момент он вздохнул с облегчением, Хана наверное расстроилась бы, если бы щенок отправился гонять кошек в мир собачьих Богов, если таковые существуют, конечно.

В дверь постучались и Эйрин обернулся на стук. В комнату вошел Айрис и закрыв дверь, облокотился на нее спиной.

– Ты считаешь это разумным? – Принц смотрел в потолок, голос как всегда был тих и немного печален.

– Почему нет?

– Он может вернуться. – Эйрин кивнул.

– Да, может.

– Тогда зачем ты его отпускаешь?

– У меня перед ним долг. – Сказав это Эйрин повернулся к окну, показывая, что это обсуждению не подлежит.

Айрис помолчал некоторое время и сказал:

– Как ты планируешь искать Оракул? Кроме легенд у нас нет ничего. – Эйрин постучал пальцем по стеклу и сказал:

– Когда–то, когда мы с твоим отцом путешествовали по Империи, мы побродили по Великой Пустыне. Правда путешествие длилось не очень долго.

–Что вас остановило? – Айрис заинтересовался, отец не рассказывал о своих прошлых приключениях.

– Мы нашли древний город. Настолько древний, что даже камни при прикосновении рассыпались. Возможно Оракул находится там.

Айрис помолчал, переваривая информацию.

– Почему вы покинули город? – Насколько Айрис знал Эйрина, он бы ни за что не покинул развалины, без веской на то причины.

Эйрин повернулся к Айрису и сказал:

– Рашна. Мы встретили твою мать.

Айрис кивнул, это объясняет многое.

Мать тоже была любительницей приключений и рассказывала что-то про встречу с отцом и Эйрином, только вот Айрис тогда был очень мал и мало что запомнил.

Принц подошел к окну и посмотрел на улицу.

Возле привязи стояла Хана и обсуждала что-то с Азаром.

– Эйрин, ты уверен, что можно оставлять их вдвоем? – Эйрин посмотрел на Айриса и с легкой улыбкой ответил:ы

– Да. Пускай Азар перевоспитывается.

Повернувшись к окну Эйрин увидел, что Хана и Азар пошли в сторону конюшни.

– Пока они развлекаются, мы можем обсудить план дальнейших действий. Чем быстрее мы отправим отсюда Азара, тем будет лучше.

Айрис пожал плечами, ему в принципе все равно, что там будет с Азаром.

Правда, если вспомнить что было с Ноэлем, Азара Гордого можно только пожалеть.







Мы с Азом пошли в сторону конюшни, чтобы попробовать накормить щенка. Когда мы добрались до места, я с некоторым удивлением обнаружила, что кормить-то маленького нечем.

Может у Аза что-нибудь в кармане припасено?

– Аз,– он обернулся – а мы его кормить-то чем будем?

Азар остановился и посмотрел на меня, видимо ему это тоже только сейчас в голову пришло. Я вздохнула.

– Я пойду и посмотрю, что там можно щенку поесть дать. Ты же будь здесь и не уходи никуда.

Аза презрительно скривил губы и хмыкнул.

Сказать по правде, он меня раздражает все больше и больше.

Я зашла в зал и посмотрела на служанку.

Девушка мне эта тоже не особо нравится, на Эйрина как-то странно смотрит.

– У вас есть молоко? – Девушка странно на меня посмотрела и кивнула.

– Да.

– Тогда мне молока, кусок мяса и хлеб. – Пусть думает, что я обжора.

Через несколько минут служанка вернулась, держа в руках все то, что я попросила. Я кивнула и пошла к двери.

Когда я вышла на улицу, то остановилась у порога. Посмотрела на синее–синее небо, вдохнула теплый воздух и порадовалась жизни. Еще немного и небо окрасится красным, потом появятся звезды и ночь войдет в свои права.

Я опустилась на ступеньки.

Интересно, а как себя чувствуешь, когда прогуливаешься по берегу моря лунной ночью? Эх...романтики мне что ли захотелось?

Я встала, отряхнула штаны и вздохнула.

Романтика мне наверное не светит, в этой жизни точно.

От этой мысли почему-то стало грустно, но я тряхнула головой и, натянув улыбку, пошла к конюшне.

Когда я завернула за угол, то увидела нечто, поразившее меня до глубины души. Даже слезы на глаза навернулись от умиления.

Азар, Темный Бог, лежал на траве и подкидывал щенка вверх.

Может это у них в Темном Мире конечно такие пытки, но судя по радостному лицу Азара и счастливому попискиванию щенка, сие действие доставляет обоим несказанное удовольствие.

Я кашлянула, Азар резко сел на траве и нахмурился.

Ну-ну, делай вид что ты ничего не делал.

Я подошла к Азару и присела на корточки.

– Я принесла молоко, хлеб и мясо. – Азар кивнул и сунул мне щенка в руки.

– Корми. – Я нахмурилась.

– Нет уже, сам корми. – Посмотрев на дружную компанию я окончательно решила, что щенок будет с Азаром.

Тем более, если учесть, что они оба из одного Мира. Азар посмотрел на меня как на полоумную, но я не обратила внимания. Вместо этого поднялась и сказала:

– Я пошла отдыхать. – Азар нахмурился еще сильнее.

Я наклонилась к щенку и почесала за ушком, малыш сладко зевнул, вывалив свой розовый язычок. Я кивнула Азару и повернулась, чтобы уйти. За спиной раздался голос:

– Разве ты не собиралась за мной следить? – Я сделала умное лицо и важно произнесла:

– Я увидела то, что хотела. Кстати, не забудь его помыть. – С этими словами я потопала к постоялому двору.

Пусть сам думает, что я имела ввиду.

Проходя мимо привязи я остановилась рядом с Кишем и крепко обняла за шею. Кот–переросток скосил на меня глаз и замурлыкал.

– Киш, а давай как-нибудь прогуляемся лунной ночью? – Киш издал "мур", которое я предпочла принять за согласие. Я потерлась об морду Киша щекой и вздохнув побрела к зданию.

Когда я поднималась по лестнице, то наткнулась на Эйрина, который почему-то засмущался и подвинулся, давая мне пройти.

Да ладно, не такая уж я и широкая!

Надо у него узнать, что мы там дальше делать будем.

– Эйрин, – так как он стоял на несколько ступенек ниже меня, я смотрела прямо ему в глаза.

– Что?

– А мы куда теперь? – Эйрин улыбнулся.

– Отправимся покорять Великую Пустыню. – Я кивнула, интересно, а что–нибудь типа Пирамид у них тут есть?

– А что там есть?

– Старый Город. – О...так мы на раскопки отправляемся?

– Ладно. – Мне вообще-то все равно, куда мы пойдем, главное, что Эйрин рядом.

Эйрин слегка нахмурил брови и сказал:

– О чем вы с Азаром говорили? – Я пожала плечами.

– Ни о чем в принципе.

Эйрин внимательно посмотрел на меня и кивнул.

– Иди отдыхай, нам предстоит долгий путь.

– Хорошо.

Эйрин пошел вниз, а я печально смотрела ему в спину.

Глупо конечно мне надеяться на что–то...но помечать-то можно, верно?





Империя Ардейл. Великая Пустыня.



Демон вылез из горячего песка и направился к развалинам древнего города.

Этот город создали еще Старые Боги, в самом сердце которого, под землей, располагался Оракул.

По словам Владыки Мора, Азару придется вернуться в Темный Мир, и для этого он должен воспользоваться Оракулом.

Чем дольше Темный пребывает в человеческом теле, тем слабее становится. У Азара здесь нет помощников, Младших Темных, которые бы приносили ему жертвы до тех пор, пока он не накопит достаточно сил, чтобы обходиться без человеческого тела.

А это означает, что Азара надо ждать в ближайшее время, в этом Мире он провел достаточно времени и возможно уже сейчас направляется к Оракулу.

Демон вошел в древний город.

Город был почти разрушен, древние здания наполовину занесло песком, но демон знал, куда ему надо идти. Владыка Мор дал точные указания, без них Оракул можно искать веками.

Сердце города окружали колоны, до середины которых поднималась стена, мешавшая Пустыне поглотить остатки былого величия.

Демон шел по древним улицам, без интереса рассматривая то, что осталось от Первого Города. Подойдя к тому месту, где должен был располагаться Храм, демон опустился на колени.

От Храма не осталось ничего, кроме пары ступенек, фундамента и двух колон.

Демон стряхнул песок со ступенек и со всей силы надавил на одну из них. Камень поддался и ступенька легко сдвинулась вбок.

Демон поднялся и довольно посмотрел туда, где раньше стояли колоны.

Каменная плита фундамента поднялась, открывая взору широкую лестницу, ведущую под землю.

Демон пошел по ступенькам, за его спиной тяжело опустился каменный монолит.

Убийца спускался до тех пор, пока лестница не закончилась.

Слуга Владыки Темного Мира осмотрелся, выискивая место, где можно затаиться.

Зал, в котором он оказался, был небольшой. В центре, окруженный колонами, стоял Оракул – огромное яйцо на пятиугольной каменной подставке. Внутри Оракула клубился бледно–голубой свет, по поверхности пробегали золотые искры.

Демон прошел в самую глубь зала и посмотрел наверх. Колоны не достигали потолка, а это значит, что вполне можно там устроиться.

Слуга Повелителя улыбнулся и воткнул жесткие когти в пористый камень.

Если он сделает все, как велел Владыка Мор, то возможно станет одним из Младших Богов.

Забравшись на самый верх колоны демон свернулся и прикрыл глаза.

Теперь остается только ждать когда Азар Гордый найдет Оракул. Сколько времени у него на это уйдет – неизвестно, Старые Боги умели прятать свои секреты.

Глава 4. Путь света и любви


Империя Ардейл. Шайр.



Я сладко зевнула и потянулась. Солнце еще не встало, свежий утренний воздух бодрил, хотела бы сказать я, но мне когда холодно – я еще больше спать хочу. Киш тоже клевал носом и покачивался из стороны в сторону. Я сгорбилась и еще раз зевнула, а потом еще раз и еще раз. Мой бедный мозг просыпаться не желал категорически, голова болталась слева направо, как маятник и вообще, я была в плохом настроении. Даже вылитая на голову кадка воды не спасла. Зато голова мерзла и я даже подумала о шапке.

Я понимаю, что мы спешим избавится от Аза, но можно было бы еще пару часиков его потерпеть?

Я вздохнула и распласталась на шее у Киша. Он повернул голову и посмотрел на меня затуманенными глазами. Сдается мне, что и у меня такой же взгляд.

Айрис бодренько смотрел по сторонам и улыбался.

Я вообще-то всегда думала, что принцы – лежебоки, а этот вон как рано подскочил.

Вокруг стояла абсолютная тишина, даже лошади в конюшне спали.

Почему-то сразу вспомнился детский сад.

Как сейчас помню – бабушка зимой, через сугробы, вела меня за руку в этот концлагерь для самых маленьких, а я плелась за ней, с тоской глядя на темно-синее небо, усыпанное яркими звездами.

Если бы вы знали, с какой завистью я смотрела на соседние дома – ни в одном окошке не горел свет! Все нормальные люди в это время еще спали. А меня, бедную и несчастную, тащили в это логово малолетних преступников, где всем заправляют жестокие и надменные надсмотрщики.

О, Боги! Все дети мечтают вырасти поскорее, стать взрослыми и пойти в школу. А знаете почему? Потому что школу можно прогуливать, а от детского сада не отвертишься.

Я поежилась и уткнулась носом в теплый мех. Сегодня я совсем не выспалась, полночи ворочалась с боку на бок, и еще полночи смотрела сны, от которых хотелось плакать. Я и проснулась-то от того, что сдавленно всхлипывала во сне.

Если меня сейчас кто-нибудь спросит, что мне снилось – я не смогу внятно ответить, помню только, что Эйрин там тоже был.

Я закрыла глаза. Тяжело как-то на душе стало, словно нож в самое сердце воткнули. Айрис что-то сказал, я издала мычание и он оставил меня в покое.

Тишина обволакивала меня. Легкий, теплый ветерок нежно коснулся моей щеки и через некоторое время я услышала шелест листьев. Глаза открывать было лень, и я отдалась во власть сна.

Мне снился хороший сон, как будто я плыву на корабле, в лицо дует ветер, соленые капли падают на лицо, даря свежесть . Крепкие руки обнимают меня и прижимают к себе. Я хотела повернутся и посмотреть на своего избранника, но почему-то не смогла этого сделать. Потом я решила, что и так хорошо и просто уткнулась носом в его рубашку.





Когда Эйрин, в сопровождении Азара, спустился вниз, их уже ждали.

Айрис спокойно сидел на Лире и смотрел на Хану, девушка распласталась на своем звереныше и судя по всему крепко спала. Эйрин остановился и посмотрел на нее.

– Айрис, спускайся. – Принц с некоторым удивлением посмотрел на Эйрина и, пожав плечами, слез со своего Лира.

Потом вопросительно посмотрел на Эйрина, тот, в свою очередь, показал подбородком на Хану и ответил:

– Пусть отдохнет, впереди нас ждет долгий путь. Особенно, когда мы войдем в пустыню.

Принц пожал плечами и пошел к загону .

Эйрин аккуратно снял девушку с Лира и прижал к себе. Девчонка что-то промычала во сне и уткнулась носом в его рубашку.

Азар стоял рядом со своей лошадью и, с легкой улыбкой на губах, наблюдал с какой заботой Эйрин держит Хану на руках. На лице лейтенанта застыла абсолютно идиотская, на взгляд Азара, улыбка. Эйрин посмотрел на Аза и вызывающе поднял бровь. Темный Бог отрицательно покачал головой, показывая, что все в порядке, и все нормальные демоны так глупо лыбятся по утрам. Эйрин слегка наклонил голову набок и понес девушку в здание.

Азар посмотрел на восходящее солнце.

Привязанность Эйрина к Хане можно обернуть против него же самого. Главное переманить девчонку на свою сторону.

В общении с женщинами у Азара проблем не было никогда – ни в его бытность Светлым, ни потом.

Темный похлопал лошадь по круглому боку и пошел вслед за Эйрином.





Империя Ардейл. Священная Акадэмия Хикар.



Рейган сидел в библиотеке и хмуро таращился в потолок. Лейрис устроился на подоконнике и печально вздыхал.

Сегодняшний день мало чем отличался от других – такой же скучный и безрадостный. В Акадэмии было пусто, никто не тренировался, новых учеников будут набирать не раньше осени.

Алин о чем-то беседовал со своим учеником, сидя на ступенях здания. Лейрис отвернулся от окна и посмотрел на друга.

Рейган сложил руки на груди и покачался на стуле, потом он встал, походил туда-сюда и снова опустился на стул. Лейрис подошел к столу. Рейган постучал пальцем по полированной поверхности и посмотрел на него.

Лейрис уныло кивнул и тяжело вздохнул.

С тех пор, как Эйрин с девчонкой уехали, в Акадэмии делать было нечего. Но так как Замок все еще не восстановили, молодые воины проводили здесь все время.

Как-то раз они решили попинать мешок, но ничего не вышло – мешок не пинался, "картоха" по лицу не размазывалась, даже "лысина" не помогала.

В общем, было совсем грустно.

Рейган положил голову на стол, уперевшись подбородком в деревянную поверхность. Руки повисли как плети, всем своим видом он показывал, насколько ему сейчас тоскливо.

– Рейган, – Лейрис возвел глаза к потолку и сложил руки на груди.

– Ммм? – Рейгану даже говорить было лень.

Айрис уехал совсем недавно, но все равно, без него было скучно. Даже “охота” за юбками не приносила прежнего удовольствия.

– Я вот о чем подумал. – Лейрис пристроился на краешек стола.

– О чем? – Голос принца был полон тоски.

– Эйрин же нас любит, правильно?

Что за вопрос такой?

– Ну, так как ты его племянник, а я – ученик, думаю что да. – Лейрис кивнул, словно сделав себе мысленную пометку.

– А Айрис наш друг, правильно?

– Ммм...Ну да, а что?

Лейрис смущенно почесал затылок и посмотрел на друга.

– Я тут вот о чем подумал, им наверное без нас скучно, да?

Рейган выпрямился и посмотрел перед собой широко открытыми глазами. Такая мысль ему в голову не приходила.

– Не знаю...

Глаза Лейриса засияли и он широко улыбнулся.

– А вот я – уверен. Хана наверное тоже скучает. – Для большей убедительности Лейрис покивал головой.

– Думаешь? – Что-то Рейган сомневался, что девчонка испытывает к нему какие-либо чувства.

Так что скучать по нему у нее повода нет и не было.

– Да я просто уверен! Наверняка Айрис с Эйрином только о книгах и говорят.

Рейган кивнул и ухмыльнулся.

– И что ты предлагаешь?

– Я тут подумал, что можно поехать их навестить. – Лейрис уставился на друга в ожидании.

В этот момент дверь в библиотеку открылась и вошел Алин. Лейтенант посмотрел на воинов и сказал:

– Что с вами? – Вопрос закономерный, потому как на лицах обоих застыли весьма странные улыбки.

Рейган благодушно посмотрел на Алина и ответил:

– Да мы тут решили Эйрина навестить, а то он наверно соскучился там без нас. – Алин изогнул бровь.

Вероятность того, что Эйрину сейчас скучно не просто ничтожно мала, а равна нулю. Даже нет, ноль – слишком много.

– А может это вам скучно без него?

Лейрис вылупил глаза и возмущенно произнес:

– Кому? Нааааам? Да никогда в жизни! – Рейган высокомерно кивнул и поддержал:

– Делать нам, что ли больше нечего? – Алин хмыкнул.

– Ну если так... то конечно вы должны навестить Эйрина. Пока он бедняга от тоски совсем не зачах.

Лейрис разулыбался, а Рейган, слегка нахмурив брови, уставился перед собой. Взгляд его затуманился и Алину стало ясно, что молодой демон пребывает не здесь.

– Кстати, помнится мне, Эйрин на Юг направился. – Лейрис кивнул.

– Тогда я пожалуй составлю вам компанию.

– Э?

Алин постучал пальцем по столу и сказал:

– Сейл решил не проходить Пятое Крещение. Ты же знаешь, от него можно отказаться. – Лейрис кивнул.

Отказаться действительно можно, но в этом случае, воин должен остаться в Акадэмии на некоторое время.

– Он станет Лейтенантом? – Алин кивнул.

– Да, он займет место Тилла.

В принципе, Сейла никто к такому не обязывает. Скорее всего, это его собственное желание.

– А чего он так?

Алин пожал плечами.

– Просто не хочет, вот и все.

Лейрис задумался на время.

– Так ты поэтому с нами поедешь?

Алин кивнул.

– Да, Эйрин мой друг, поеду навещу. А то он наверное и без меня соскучился.

Лейтенант широко улыбнулся

В это время к ним повернулся Рейган и сказал:

– Они в Шайре.

– Значит, направляемся в Шайр? – Алин широко улыбнулся.

Рейган с Лейрисом синхронно кивнули.

Через полчаса все трое восседали на Лирах.

Сейл стоял у ворот и смотрел на них.

Поступок Алина его несколько удивил, но возможно Алину и в самом деле надо навестить внезапно объявившегося дядюшку?

Троица тронулась в путь. У каждого была своя причина – Алин ехал к другу, Лейрис – к любимому дядюшке, Рейган – к брату.

И конечно же ехали они туда исключительно ради того, чтобы своим явлением спасти всех вышеназванных от беспросветной тоски, поселившейся в их душах с тех пор, как они покинули Акадэмию.





Империя Ардейл. Шайр.



Я открыла глаза и села. Нахмурила брови и внимательно осмотрелась.

Странное дело, я была уверена, что мы собирались покинуть Шайр сегодня утром, тогда как я оказалась тут? Внезапная догадка молнией поразила абсолютно все клетки моего мозга – наверное я упала с Киша и в бессознательном состоянии пришла сюда. А Эйрин наверняка не заметил, что я свалилась – он в последнее время совсем задумчивый стал. Все время хмурится, да и видок не ахти – под глазами круги, кожа бледная.

Вот поэтому я стараюсь думать поменьше – чтобы выглядеть хорошо! Надо ему тоже посоветовать.

Ладно, пора стать серьезнее.

Я слезла с кровать и сделала серьезное лицо.

Так, для начала надо узнать, как я здесь оказалась, потом выяснить что там такое с Эйрином, с какой стороны не посмотри – а его здоровье меня волнует. Есть еще кое-что, чем я собиралась заняться, но для начала разберусь с первыми двумя вопросами.

Я открыла дверь и высунула туда нос.

Не знаю зачем, я всегда так делаю – привычка.

Потом высунула голову и огляделась – в коридоре было пусто, благодаря чему я поняла, что сейчас я нахожусь там же, где провела всю ночь – на постоялом дворе. Я вышла из комнаты и закрыла за собой дверь, комната Эйрина – за соседней дверью, надо глянуть, может я сюда не на своих двоих пришла.

За дверью тихо переговаривались и я легонько постучала. Голоса смолкли и я толкнула дверь, заранее готовясь извиняться перед незнакомыми людьми.

Люди, точнее демоны, оказались знакомы мне, что обрадовало меня чрезвычайно. Айрис устроился на подоконнике, Эйрин стоял в центре комнаты и смотрел на меня.

Я окинула его взглядом и нахмурилась. Лицо у него было совсем бледное, темные круги под глазами и нездоровый румянец на щеках.

– Эйрин, с тобой все в порядке? – Эйрин мягко улыбнулся и сказал:

– Да, я просто не выспался сегодня.

А, ну тогда понятно.

Хотя, за здоровьем следить надо. Фрукты кушать, спать побольше.

Я еще некоторое время пристально смотрела на Эйрина, на случай если он врет. Эйрин продолжал мило улыбаться и я решила оставить его в покое, на некоторое время. Айрис поднялся и подошел ко мне.

– Пойдем, пускай Эйрин немного отдохнет. – Их Высочество развернул меня к двери и я бросила на Эйрина взгляд через плечо.

Он все так же улыбался, а потом взял и подмигнул. Такого я от него не ожидала, именно поэтому Айрису удалось выпихнуть меня из комнаты и закрыть дверь. Я посмотрела на принца и сказала:

– С ним точно все в порядке? – Айрис поднял глаза к потолку и весьма легкомысленно пропел:

– Конечно, а что с ним может быть не так? – Я кивнула.

Все время забываю, что демоны не болеют.

– Так он сейчас отдыхать будет?

Айрис кивнул.

– Да.

– Значит мы тут до завтра останемся? – Не поедем же мы ночью?

– Совершенно верно! – Я в растерянности посмотрела на Айриса.

Что-то мне интонация его не очень понравилась, слишком уж легкомысленная.

Айрис улыбнулся и сказал:

– Да не переживай ты, все с ним нормально.

Ладно, на сегодня поверю.

– Айрис, а тебе есть чем заняться? – Принц несколько удивленно на меня посмотрел и сказал:

– Ну нет в принципе.

После разговора с Рейганом, Айрису почему-то стало тоскливо, даже читать не хотелось.

– Тогда я думаю, ты не откажешься мне помочь? – Айрис склонил голову набок и сказал:

– В чем именно? – Я растянула губы в ухмылке и сказала:

– В возвращении Азара на путь света и любви.











Эйрин подождал, пока Айрис с Ханой покинут комнату и подошел к окну. Постояв так несколько минут он устало потер переносицу и закатал рукав кафтана.

На левом предплечье, в том месте где была царапина, оставленная зубами перевертыша, образовался отек, от которого шли ярко-красные ниточки капилляров. Вся рука, от кисти до локтя, была покрыта красной паутиной. Сам же отек был темно-бордового цвета, переходившего в черный.

Эйрин опустился на стул и прикрыл глаза.

Если Айрис прав, то вариантов у него не осталось. Скрывать отравление слюной перевертыша становится труднее с каждым днем.

Сегодня утром он с огромным трудом открыл глаза и заставил себя подняться. Во рту пересохло, перед глазами плыло и рука пульсировала так, что казалось еще немного и ее разорвет на части.

Эйрин потер лоб.

Надо было сразу отправить Хану обратно в Акадэмию, а не надеяться на то, что само пройдет.

О перевертышах мало что известно, кроме того, что слюна их ядовита и убивает даже Богов. Кто бы мог подумать, что даже такая мелкая ранка будет иметь такие последствия? И ладно бы это проявилось с самого начала.

Когда Эйрин оттолкнул Хану, зубы перевертыша слегка царапнули кожу, царапина была мелкая, затянулась через несколько секунд. Эйрин даже не вспоминал о ней до сегодняшнего утра, когда проснулся от нестерпимого зуда, в последствии перешедшего в жжение и пульсирующую боль.

Именно это толкнуло его остаться здесь, ну и девочке надо было отдохнуть.

Посовещавшись с Айрисом и соединив всю имевшуюся у них информацию, Эйрин пришел к выводу, что Хану придется отослать обратно, вместе с Айрисом. Он же продолжит путь до Древнего Города и проследит за тем, чтобы Азар исчез из этого мира.

Хана конечно будет против, но Эйрину совсем не хотелось, чтобы она видела, как он медленно сходит с ума. А по словам Айриса именно такой конец его и ожидает.

Эйрин печально посмотрел в окно. Раф был прав. Хотя, возможно оно и к лучшему, что Эйрин не успел ничего сказать, так будет легче расстаться. Ей во всяком случае.









Азар сидел внизу, раздумывая над тем, как же ему подобраться к девчонке и переманить на свою сторону. Не то, чтобы он так уж сильно боялся гнева Мора, за столько лет они стали друзьями, но почему-то Азару очень хотелось заполучить этих обоих. Темный Бог посмотрел на щенка, который сидел на столе и лакал молоко из блюдца. Вообще, у этого щенка проявились странные наклонности – есть сырое мясо он не хотел, а вот молоко и сыр уплетал за обе щеки.

Азар окинул щенка придирчивым взглядом и удовлетворено кивнул – за пару дней щенок заметно подрос, глаза из грязно-голубых стали почти алыми, к тому же спал он теперь всего несколько часов.

Со стороны лестницы послышались шаги и Азар оглянулся. К нему направлялась Хана и Айрис. Девчонка скорчила умильное лицо, Айрис же смотрел с жалостью. Темный нахмурился, но сразу же одернул себя. У принца не было причин жалеть его. Кроме того, девчонка сама идет к нему в руки, так сказать. А это – повод для радости.

Аз откинулся на спинку стула, одну руку отвел назад и слегка прикрыл глаза. Ленивая улыбка расползлась по лицу. Темный знал, что он красив, и нет в мире женщины, способной устоять перед его красотой.

Хана подошла к столу и села напротив, Айрис примостился рядом. Азар продолжал сверлить Хану взглядом, ожидая, когда она в смущении потупит взгляд и зардеются щеки.

Девушка над чем-то задумалась. Азар поздравил себя с этой маленькой победой. Скорее всего сейчас она думает о том, как он, Азар, прекрасен и как ей повезло, что он обратил на нее внимание.

Темный прикрыл глаза еще сильнее и немного наклонил голову вниз. Этот прием был испытан на многих, женщины не просто тают, они буквально плавятся под таким взглядом.

Азар бросил взгляд на Айриса, который сделал огромные глаза и что-то произнес одними губами. Молодой Бог слегка нахмурил брови. Что хотел сказать Айрис он не понял, но это в принципе и не важно.

Хана продолжала задумчиво смотреть в потолок, а Азар “пожирал” ее взглядом.

Если она сейчас поддастся на его "ухаживание", то пойдет за ним хоть на край света.







Я смотрел на несчастного Темного, который так неудачно угодил в лапы Ханы. Бедняга, он даже не знает, что его ждет.

Хана сидела напротив Азара и смотрела в потолок, Темный смотрел на нее, слегка прикрыв глаза. Хорошо, что Эйрина нет, а то бы это был последний раз, когда Азар вообще куда бы то ни было посмотрел. Сам во всяком случае.

Я едва сдержал улыбку – Азар же не знает, что Хана к подобным взглядам нечувствительна. Рейган проверял, а до Рейгана Азару так же далеко, как мне до луны.

Я посмотрел на девушку, которая совсем погрузилась в свои мысли.

Надеюсь, она выбросила из головы Эйрина и его здоровье.

Мы решили скрыть от нее, что именно сейчас с ним происходит. Помочь она не сможет, а вот переживать и волноваться будет.

Когда Эйрин позвал меня к себе и начал задавать вопросы по поводу перевертышей, я слегка удивился.

После той ночи никто не пострадал, я был в этом уверен. Оказалось, что я ошибся – Эйрина зацепило, самую малость. Но даже этого достаточно. Мы оба читали легенды и сказания, мы оба знаем, чемчревато отравление ядовитой слюной.

Правда есть еще одна легенда, настолько древняя, что ее мало кто помнит.

В легенде говорится, что когда Новые Боги разделились, более молодые и амбициозные скрылись в Темном мире, а их старшие братья, во главе с Отцом пустили по Реке забвения семена надежды. Семена эти должны были попасть в Темный Мир и прорасти там. Цветы Миру должны были вернуть младших на путь истинный, так пожелал Отец.

Сок цветов избавляет от любого яда, от любой болезни, даря жизнь, даря надежду. Этот сок избавляет даже от душевных болезней и болезней разума. Судя по тому, что Темный Мир стоит как стоял , легенда лжива, либо Миру не проросли. Даже если они попали в Темный мир, шанс на то, чтобы расцвести там без света солнца не просто мал, его вообще не существует.

Но мы все же решили, что Эйрин отправит Азара в Темный Мир и попробует воспользоваться тем же проходом, для того, чтобы найти Миру.

Меня Эйрин отправит сопровождать Хану в Акадэмию. Что я считаю верным поступком, потому что она точно захочет пойти с Эйрином, а если Миру не существует...

Кроме того, я решил передать Хану под опеку Рейгана, который сейчас направляется сюда. Братишка так и не научился скрывать эмоции, и во время разговора я понял, что они с Лейрисом скоро прибудут.

Как только я оставлю Хану с ними, то последую вслед за Эйрином в Мир Темных Богов, но ему об этом знать необязательно.

Я отвлекся и посмотрел на Хану, она все еще раздумывала над чем-то, видимо придумывая способ вернуть Азара Отступника на путь праведный.

Признаюсь, мне стало жаль Азара. Кроме того, он вполне может помочь в поисках Миру. Я посмотрел на Темного.

Из уважения к его прошлым победам я подождал пока наши взгляды пересекутся и одними губами произнес "беги".

Азар высокомерно ухмыльнулся и принялся дальше рассматривать девушку.

Я пожал плечами, если этот Бог настолько самоуверен, чтобы не внять моим словам – пусть разбирается сам, я со стороны посмотрю.







Когда мы спустились вниз, то увидела Аза, который сидел за столом, спиной к нам. На столе перед ним сидел щенок и что-то лопал. Мы с Айрисом подошли к столу и сели. Я посмотрела на Азара, который решил изобразить Рейгана, когда тот изображает Болвана.

Мда...у Рейгана лучше получается.

Я села напротив и посмотрела на щенка.

Интересно, а если его помыть, он еще белее станет или нет?

Я уставилась в потолок.

Вообще, надо бы имя этому щенку придумать, а то так и ходит безымянный. Так, как бы его назвать? Шарик? Нет...Бобик?

Я посмотрела на щенка.

Да...Бобик из него такой же, как из меня Эйрин. Мммм...как же его назвать?

Я вздохнула.

Ладно, надо заняться возвращением Азара на путь света. План созрел у меня давно, так что я даже ни секунды не потратила на его создание.

Азар же раньше был светлым? А это значит, что надо просто показать ему, как здорово - одаривать всех своей любовью и получать ее в ответ.

Я поднялась. Айрис посмотрел на Аза с толикой грусти, я положила руку на плечо Их Высочества и посмотрела в глаза. Сосредоточилась и послала ему мысль "Есть вещи, которые необходимо сделать". Айрис кивнул, видимо мысль дошла. Азар продолжал изображать Болвана, я посмотрела на него и скорчила благочестивое лицо.

– Пойдем. – Азар изобразил самого болванистого болвана из ныне существующих и поднялся.

– Куда мы идем? – Айрис тоже встал.

– Обращаться в новую веру. – Азар разулыбался, подхватил безымянного щенка и мы дружно пошли на выход.

Кстати, а вот и кличка для песика – Безымянный.

– Слушай, а ты щенку кличку дал? – Азар перестал изображать болвана и покачал головой.

– Нет.

– Вот и отлично. Я придумала – Безымянный. – Азар пожал плечами и согласился.

Потом опять изобразил болвана и пристроился слева от меня.

Вообще, надо бы ему сказать, чтобы перестал изображать Рейгана, а то вон Айрис расстроился.

Я посмотрела вперед одухотворенным взглядом.

Как говорится начни с себя, и другие последуют твоему примеру.









Азар был доволен. Хана сама решила обратиться в новую веру.

Кто бы мог подумать, что она так легко поддастся?

Азар кинул ленивый взгляд на огорченного принца. Айрис печально смотрел на него и Азар улыбнулся во весь рот – вот так малыш, знай как настоящие мужчины работают. Принц посмотрел на него еще печальнее.

Давай, сбегай за Эйрином, пока девчонку в Темный Мир не утащили.

Айрис спокойно шел рядом и Азар решил, что бедняга просто боится. Темный пожал плечами и посмотрел на идущую рядом девушку. Хана шла, устремив вперед гордый взгляд. Азар готов был победно расхохотаться.

Всего один , преисполненный страстью , взгляд – и девчонка готова. Хорошо бы и с Эйрином не было проблем.







Эйрин закрыл книгу и облокотился на спину. Из-за долгого чтения глаза покраснели и слезились, хотя возможно и яд давал о себе знать. Он сжал кулак. Такое простое движение отдалось вспышкой боли в локте, пальцы сами собой разжались.

Сейчас Эйрин читал дневник Клая, который оставил ему Айрис. Слабая надежда еще теплилась в душе воина, но времени не хватало. В какой-то момент Эйрин поймал себя на том, что видит сны бодрствуя и, чтобы прийти в себя, он с силой сжал кулак. Сразу последовала боль – отрезвляющая, возвращающая в реальный мир.

Эйрин посмотрел наверх. Даже если бы сейчас он мог вернуться назад, в ту ночь, он бы все равно оттолкнул Хану. Несмотря на то, что сейчас он был практически на краю бездонной пропасти, именуемой "смерть", он не жалел.

Эйрин грустно улыбнулся. Девушка вернула ему то, что он потерял давным-давно. Странное, забытое чувство растеклось по телу горячей волной.

Эйрин поднялся и подошел к окну.

Есть еще надежда на то, что он сможет найти Миру, цветы из легенд. И тогда, если Боги дадут ему еще один шанс, он обязательно скажет ей все.

Боги, он не потеряет ни одной секунды, еще один шанс...



Империя Ардейл. Сейн. Примерно месяц назад.



Эйрин опустил катон, стряхнув с него кровь Твари. Одноглазый Лир подошел к нему и ткнулся окровавленной мордой в ладонь. Лейтенант прижался щекой к голове Лира и тихо произнес:

Спасибо. – Лир был покрыт многочисленными ранами, из которых струилась кровь, засыхая темной коркой на шерсти.

Эйрин посмотрел на Лира, всей душой желая, чтобы он понял, насколько сильно Эйрин ему благодарен.

Лиры были спутниками Ааш'э'Сэй многие тысячелетия. Все это время Лиры были не просто товарищами, а зачастую лучшими друзьями своих всадников. Так больно видеть израненного друга, напарника, боевого товарища.

Одноглазый посмотрел за спину Эйрина, и так как Лир не насторожился, лейтенант пришел к выводу, что за спиной – друг. Эйрин медленно обернулся и увидел Рафа.

Молодой воин был покрыт кровью с ног до головы, один глаз закрыт, на веках запеклась кровь. Раф через силу улыбнулся и сказал:

Эйрин, я должен тебе кое-что сказать. – Эйрин кивнул.

Плевать, что вокруг рыщут Твари и идет бой.

Говори. – Раф посмотрел на синее, бесконечно небо.

Там, где-то в Мире Светлых Богов, его ждала Сейра, но сейчас он должен был сказать кое-что важное. Бывают моменты, когда ученик может дать совет мастеру, и сейчас один из них.

Эйрин, пообещай мне кое-что. – Эйрин кивнул.

Нет воина, который откажет в просьбе другу.

Когда это все закончится, ты не потеряешь ни секунды на пустые разговоры и метания.

Эйрин нахмурился, он не совсем хорошо понимал, о чем сейчас говорит Раф.

Лир подошел к своему хозяину, Раф провел ладонью по спине Зверя и, посмотрев на Эйрина, сказал:

Никто не знает, как долго мы пробудем рядом с теми, кого любим. Никто, даже Боги. – Раф сел на Лира, тот расправил крылья и начал подниматься в воздух.

Цени каждый миг, который ты проведешь рядом с ней. Обещай мне. – Лир расправил крылья и Раф смотрел на Эйрина сверху вниз.

Эйрин поднял голову и сказал:

Обещаю. – Лир Рафа взмыл в воздух.

Эйрин провел рукой по лицу и направился в сторону площади.

Он знал, что Раф не вернется, поэтому дал обещание. Ведь иначе он не смог бы назвать себя другом.





Шайр. Один из рабочих кварталов.



Лерий, насвистывая веселый мотивчик, шел домой. Только что он побывал в Храме Любви и был очень доволен. Парень улыбался во весь рот и посмотрел на небо.

Боги, как же хорошо жить!

Навстречу Лерию шла компания довольно молодых воинов, один из которых был совсем еще мальчишкой, двое других выглядели как аристократы. Один из них держал в руках белого щенка. Мальчишка посмотрел на Лерия и открыто улыбнулся. Когда юнец растянул губы в улыбке, то стал совсем миленьким, даже можно сказать, что он стал похож на девушку.

Лерий остановился в замешательстве.

Что за мысли такие? Только что провел неплохо время с одной из "жриц" и на тебе – пацан ему на девочку похож.

Мальчишка подошел к нему и, слегка покраснев, сказал:

– Простите уважаемый, могу я вам задать вопрос?

Лерий кивнул, торопиться ему было некуда, а эти ребята судя по всему издалека. Шайр – маленький городок, все друг друга практически в лицо знают.

– Я слушаю тебя. – Пацан оглянулся на своих спутников и понизив голос сказал:

– Видите ли, дело в том, что у нас миссия. Очень важная. – Лерий кивнул, показывая, что слушает пацана со всем вниманием, на какое он только способен.

Вообще, чтобы помочь, надо бы узнать, что за миссия у этих ребят, если она конечно не секретная. Но будь задание секретным, парень не стал бы у каждого прохожего просить помощи.

– Какая миссия, ты можешь сказать? – Молодой воин кивнул и, сделав большие глаза, показал подбородком на одного из своих спутников.

Черноволосый мужчина держал в руках щенка и обольстительно улыбался. Лерий передернулся, похоже этому черноволосому тоже пора навестить жриц. Мальчишка, который разговаривал с Лерием подтвердил его мысли:

– Видите ли, дело в том, что нам надо эм...обратить того воина на путь света и любви.

Парень слегка покраснел и выжидающе посмотрел на Лерия.

Странно конечно, что паренек так смущается, какие секреты могут быть между мужчинами? Но, может он и сам еще новичок, так сказать?

Лерий решил помочь ему, но так, чтобы пацан не смущался.

– То есть, вы бы хотели окунуться в любовь, верно? – Парень на некоторое время задумался и, помолчав немного, кивнул.

– Ну, можно и так сказать.

– Другими словами, вы Храм Любви ищите? – Лерий с участием смотрел на паренька. Надо же, еще совсем молодой, а решает такие щекотливые вопросы. Что у него за беспомощные спутники?

– Ага. – Как только Лерий произнес "Храм Любви" пацан расцвел и разулыбался.

Лерий вздохнул с облегчением, почему-то и ему самому сейчас было неловко назвать Храм Любви – борделем, а жриц – шлюхами.

– Тогда вам туда. – Лерий указал в ту сторону, откуда он пришел.

– А поподробнее? А то времени у нас мало. – Мальчик сделал печальное лицо.

– Так, сейчас пойдете прямо, в ближайшем проулке свернете налево, и выйдете прямо к Храму. Понял?

Парень кивнул и Лерий едва сдержался, чтобы не похлопать его по макушке.

– Спасибо. Ну мы тогда пойдем, всего хорошего!

Как только троица скрылась в переулке, Лерий покачал головой.

Как рано сейчас дети взрослеют. Мальчишке не больше пятнадцати, а таскает более старших по борделям.

Боги, куда катится этот мир?







Как вовремя нам этот дяденька попался. Я сразу поняла, что он хороший человек. Плохой человек не будет так радостно улыбаться, идя по такому мрачному переулку.

Вообще, меня несколько насторожило, когда незнакомец сказал "Окунуться в любовь", не слышала, чтобы про веру так говорили, ну да кто их знает, аборигенов этих? Кроме того, не слышала я и о культе любви, но я вообще в местные учения о Богах не особо вдавалась. Вон, есть же Темные Боги, значит и Бог любви тоже должен быть. У Афродиты тоже был свой храм, и его вполне можно было бы назвать "Храм Любви", раз уж там богине любви поклонялись.

Пока я раздумывала над этим, мы вышли к тому месту, где располагался храм. Я остановилась на некоторое время, потому как храм мало походил на Дом Господень. Я напрягла память, пытаясь вспомнить, что я вообще знаю о культе Богини любви. Как оказалось – ничего, кроме имени. Мне всегда Афина нравилась, а не Афродита. Потому как я искренне считаю, что лучше уж быть умной, чем красивой.

Мда...а храм-то совсем странно выглядит –над дверью висит фонарик, красный с голубыми полосками. Окна закрыты изнутри плотными занавесками и Храм – двухэтажный.

Даже и не знаю, в церкви я не была, может они все двухэтажные?

Айрис остановился рядом со мной и подозрительно посмотрел на храм. Я глянула на него и кивнула головой. Потом повернулась к Азу и сказала:

– Идем, нам сюда. – Аз опять прикинулся Рейганом и пошел за нами.







Я шел рядом с Ханой и раздумывал над тем, стоит ли ей сказать, что мы сейчас в местный бордель направляемся? Не думаю, что Эйрин погладит меня по голове, за то что девчонка в таком месте была.

Я посмотрел на Азара, который шел рядом, и решил промолчать. Судя по довольной ухмылке Темного, он тоже понял, куда мы идем. Хана уже добралась до крыльца и потянула за ручку, дверь легко поддалась и девчонка гордо вошла в здание. Я вздохнул и пошел следом. Если что, я всегда смогу ее оттуда увести.

Когда мы добрались до входа, девчонка уже беседовала со старшей гетерой.

Я передернулся, никогда не понимал, зачем они столько краски на лицо кладут? Это чтобы их не узнали на улице, если что?

Бордель мало чем отличался от того, в котором я имел честь побывать. Правда пробыл я там совсем недолго – нервы не выдержали. Когда меня окружили раскрашенные девицы, с губами вымазанными красной краской я едва не потерял сознание. Любой бы испугался, если бы его окружили женщины с ярко-красными, жадно открытыми ртами. Помнится я тогда пришел к выводу, что они пили кровь невинных младенцев.

Хана тем временем закончила разговор с проституткой и подошла к Азару.

– Иди за этой девушкой.– Темный лениво улыбнулся и сказал:

– А ты как же? – Хана хмуро посмотрела на него и сказала:

– Мы последуем за тобой, позже.

Девушка взяла щенка и сказала:

– Он пока с нами побудет. – Азар пожал плечами, показывая, что ему в принципе безразлично.

Темный посмотрел на Хану, потрепал ее по щеке и пошел за женщиной. Хана подошла ко мне, взяла за руку и потащила к выходу.

Когда мы вышли на улицу, она посмотрела на меня и сказала:

– Я знаю, что врать нехорошо, но с этим он должен справиться сам. Мы и так идем по пути света и любви.

Я кивнул.

Интересно, а что она сказала насчет Азара?







Я села на каменные ступеньки и подперла кулаком подбородок. Душу мою начали терзать смутные сомнения.

Во-первых, как-то эти жрицы одеты неприлично, во-вторых – храм на храм не похож, в-третьих – с нас взяли деньги, а это совсем уж неправильно. Помнится мне, что есть еще места, которые "Храмом Любви" называют, читала в одной книге. Хм...может не надо было Аза туда отправлять? Но, я подумала, что будет совсем уж глупо – прийти, потоптаться и уйти.

Я вздохнула и посмотрела на Айриса. Безымянный скакал по ступенькам, рычал на собственную тень и вообще, отлично проводил время.

– Айрис...–Принц смущенно посмотрел на меня.

– Да?

– Слушай, я вот тут подумала – а это в самом деле Храм? – Айрис покраснел и помотал головой.

– Ясно.

Я с тоской посмотрела на дверь "Храма".

И что теперь делать? Азар попал в жадные лапы местных "жриц любви", а виновата я. Он же теперь еще больше растлится!

Совесть вопила как ненормальная.

Я, своими руками, отправила Аза по пути растления. Надо замолить грех. Срочно.

– Айрис, а тут нормальный храм есть? – Принц кивнул и сказал:

– Да, а зачем тебе?

– Пойду грехи замаливать.

Айрис поднялся и показал головой в сторону переулка, из которого мы недавно вышли:

– Я видел неподалеку молебню, если хочешь, можем сходить.

Я кивнула и взяла щенка на руки.

Надеюсь, Боги простят мне этот грех.

– Хана, а что ты насчет Аза сказала?

Я поморщилась, именно это я сейчас и пойду замаливать.

– Видишь ли, я к сожалению не сразу подумала о том, что это не то заведение, которое нам нужно.

– Угу. – Айрис внимательно смотрел на меня.

– И сказала, что Аза надо наставить на путь истинный.

– И?

– Дело в том, что тогда я вспомнила, как меня Эйрин тренировал. – Мои плечи сами опустились и голос стал грустным.

Я в самом деле вспомнила Эйрина и решила, что подобными методами Азар быстрее вернется на путь добра. Айрис посмотрел на меня, широко открыв глаза.

– Ты сказала то, о чем я сейчас подумал? – Не знаю о чем он подумал, но можно проверить.

– Я сказала, чтобы в наставники ему дали мужчину. – Судя по тому, что Айрис не стал выглядеть более удивленным, догадался он верно.







Когда к Фифи подошел этот мальчик, она немного удивилась. Такие малыши к ним еще не заходили. Мальчик хмурился и смотрел по сторонам, когда гетера подошла к нему и, ласково улыбнувшись, сказала:

– Могу я помочь молодому воину? – Юноша кивнул и сказал:

– Это Храм любви? – Фифи растаяла, видимо мальчик романтик, раз так называет это место. Девушка обворожительно улыбнулась и сказала:

– Верно.

– А вы – жрица любви? – Фифи зарделась, приятно, когда к тебе с таким уважением относятся.

– Дааа...– Девушка прикрыла глаза и повела плечиком.

Какой милый малыш.

– У меня к вам просьба.

– Я слушаю тебя.

– Сейчас сюда войдет мужчина, с щенком. Его надо наставить на путь света и любви, вы понимаете? – Фифи не очень поняла, причем тут свет, но это и не важно. Мальчики в таком возрасте любят высокопарно изъясняться.

– Понимаю. А...кого он предпочитает в наставники? – Фифи решила подыграть.

Юноша задумался и ответил:

– Лучше мужчину, сильного и жесткого. Но в тоже время – одухотворенного.

Фифи задумалась. Подобных услуг они тут не оказывали, но мальчик так серьезно смотрел на нее, что ее сердце растаяло.

Малыш видимо что-то вспомнил и сказал:

– Знаете, ничего страшного, если он будет применять физическую силу. – Фифи широко открыла глаза и кивнула.

– Хорошо.

Вообще, в этом заведении был только один мужчина и занимался он тем, что выгонял зарвавшихся клиентов. Так что по части силы проблем не возникнет, чего не скажешь о любви. Но кто его знает, этого незнакомца? Может ему только этого и надо?

В зал вошли двое, один из них был беловолосым демоном, второй – черноволосым человеком, на руках он держал белого щенка. Фифи натянула профессиональную улыбку и пошла к гостям вслед за мальчиком. Юноша уже объяснился со спутниками и когда Фифи подошла, сказал:

– Иди за этой девушкой. – Черноволосый кинул на мальчика голодный взгляд и сказал:

– А ты как же? – Фифи с жалостью посмотрела на ребенка.

Вот чем тебя заставляли заниматься все это время?

Мальчик слегка вздрогнул и ответил:

– Мы последуем за тобой, позже.

Человек продолжал смотреть на мальчика, а тот забрал у него щенка и сказал, что щенок останется с ним. Мужчина пожал плечами и посмотрел на Фифи. Холодные черные глаза безразлично смотрели на первую красавицу Храма Любви. Фифи стало не по себе. Она слышала, что есть мужчины, которые предпочитают мужчин, но думала, что это выдумки.

Девушка улыбнулась черноволосому и, кивнув головой, пошла к лестнице.

На втором этаже располагались комнаты, где и проводился "ритуал". Фифи толкнула дверь одной из свободных комнат и сделала приглашающий жест.

Мужчина зашел в комнату, даже не посмотрев на нее. Красавица поджала губы и закрыла дверь.

Спустившись на первый этаж она зашла в комнату для слуг.

Рам сидел на стуле, закинув ноги на стол и смотрел в потолок. Вышибала отличался богатырским телосложением, за что и его и приняли сюда. Кроме того, Рам не брезговал никакой работой, поговаривали, что на его совести пара оплаченных убийств. Несмотря на такой род деятельности, он каждую неделю посещал Храм Богов и даже держал пост. Все как мальчик и заказывал. Фифи посмотрела на вышибалу и сказала:

– Для тебя есть работа.









Азар удобно расположился на огромной кровати и, закинув руки за голову, смотрел в потолок. Смех распирал его изнутри.

Какая девчонка нетерпеливая, но что от этих женщин ждать? В принципе, Азар даже не против. Только Хана сказала, что придут "они", а видеть тут Айриса Азару не хотелось совсем. Своих женщин он ни с кем не делит. Темный сел на постели и посмотрел на закрытое занавесью окно.

Странная девушка, он думал, она к Эйрину какие-то чувства испытывает. А она его в бордель притащила. Постоялый двор ее чем не устраивал?

Азар потянул рубашку за ворот и снял ее. Полюбовался своим красивым, идеальным телом и высокомерно улыбнулся.

Никто не может устоять перед Божественной красотой. Темный подумал над тем, стоит ли раздеваться полностью, но решил, что подождет девчонку. Тем более, что так он выглядит еще более мужественно.

Тяжелый пояс с металлическими накладками подчеркивает тонкую талию и плечи кажутся еще шире.

Темный подошел к окну и принял расслабленную позу.

Возможно, он не будет брать девку с собой в Темное Царство, женщины не имеют понятия о том, что такое верность. Даже эта девчонка. Несмотря на то, что прошла обучение как воин-мужчина, предала при первом удобном случае. Азар тоже не дурак, видел как они друг на друга смотрят. Может она хочет использовать Аза для того, чтобы Эйрин начал ревновать, а Айрис будет свидетелем, что она не лжет? Странно конечно, что принц на такое согласился.

Красивые губы молодого Бога изогнулись в презрительной усмешке.

Этот ее поступок поможет ему как нельзя лучше.

Эйрин очень горд, это видно с первого взгляда, он никогда не простит предательства. Потеряв веру, он легко поддастся на уговоры перейти на сторону Темных Богов. Кто будет верить в Светлых, допустивших подобное?

А все благодаря женской глупости. Только женщина придумает нечто подобное, чтобы вызвать ревность и подтолкнуть мужчину к действию.

Азар видел, с какой тоской девчонка смотрит на Эйрина, когда тот не обращает на нее внимания. А это означает, что внимания ей хочется. Но, как и все женщины она нетерпелива, да и глупа к тому же.

Подумав еще немного, Темный убедился, что брать Хану с собой в Темное царство он не будет.

Зачем приводить змею в свой дом?

Дверь за спиной открылась и Азар, слегка приподняв брови и изогнув губы в обольстительной улыбке, повернулся к двери.

Пришло время доказать Эйрину, что ему не место в этом Мире.







Я шла уставившись в землю и хлюпала носом. Наверно это из-за того, что я сегодня утром вышла на улицу с влажными волосами. Голову я намочила для того, чтобы быстрее проснуться. И вот результат – насморк не заставил себя ждать.

Вообще, я в этом мире еще не болела, так что наверно можно и носом пошмыгать немного, чтобы иммунитет выработался.

Мы вышли из переулка на маленькую площадь, в центре которой бил источник.

Чтобы вода не растекалась, источник обложили камнями. Возле источника сидела бабуля и протирала лицо водой. Я подошла к бабушке и посмотрела на нее. Старушка блаженно улыбнулась и сказала:

– Святой источник, посланный нам Богами. – Я кивнула. Святой – это хорошо. Надо для Аза набрать немного, пусть попьет. Смоет грех изнутри, так сказать.

Я сняла с пояса флягу и наполнила кристально чистой водой. Да, даже на взгляд видно, что водичка святая. Вот Аз ее выпьет – и сразу отчистится, вернется в сонм Светлых Богов.

Я посмотрела на Айриса, который морщил брезгливо нос.

Ну-ну, что Ваше Высочество, святой водичкой брезгуем? Ладно, где там эта молебня? Сейчас водичку освятим повторно и можно к Азу топать. Надеюсь, он выберется. Я если честно хотела за ним вернуться. Сия светлая идея зародилась в моей голове на пол пути сюда. Но когда я высказала ее Айрису, он сказал, что это уже слишком – спасать Темного Бога из борделя. Пришлось согласится, кто их знает, Богов этих с их гордостью?

Взгляд уткнулся в небольшое здание напротив источника. Я вопросительно посмотрела на Айриса и он кивнул. Хорошо, значит это – действительно обитель Богов.

Когда я зашла в Харм, первое что я увидела была огромная чаша, в которой медленно тлели какие-то палочки. Рядом с чашей лежала небольшая кучка этих самых палочек. Я огляделась и увидела убеленного сединами старца.

– Простите, а что это? – Я ткнула пальцем в палочки. Старец глянул туда и смиренно ответил:

– Священные благовония. Очищают разум и возвращают грешников на путь истинный. Я кивнула, как раз это нам и надо.

– Могу я взять пару? – Старец кивнул. Я подошла к чаше, сложила ладони в молитве и попросила у Богов прощения за свою глупость. Потом взяла одну палочку и подожгла ее от других. Палочка медленно тлела, так что шанс донести ее до Азара есть. Поклонившись старцу я вышла на улицу. Айрис ждал меня там, Безымянный спокойно сидел у него на руках. Я кивнула Айрису и мы пошли обратно.

Совесть меня уже не мучила.

Айрис прав, Азар и сам справиться. А после того, как я дам ему водички глотнуть и подышать благовониями, зла на меня он держать не будет, потому что душа его отчистится от зла и он вновь станет добрым. А добрые Боги прощают ошибки, верно?





Я молил Богов, чтобы Хана поскорее вышла. Маленькая площадь, на которой располагалась молебня буквально вся провоняла. Вонь исходила от источника, бившего в центре площади. Сознание начало мутиться, на глазах выступили слезы и желудок медленно, но верно поднимался к горлу. Если я еще немного здесь постою, есть шанс, что я увижу собственные внутренности.

Не понимаю, как Хана так близко к этому источнику подошла? Я остановился примерно в лааре, и все равно, вонь вызывала тошноту. Плюс запах благовоний из молебни. Пахнет так, как будто где-то, кто-то сдох, и это попытались скрыть, побрызгав ароматической водой. А Хана эту воду вонючую еще и во флягу набрала. Теперь эту флягу только выкинуть. Запах стухшего мяса и не менее стухших яиц так просто не выветривается, а если учесть, что фляга деревянная...

Мое сознание поплыло в Мир Богов и я оперся на стену. Посмотрел на щенка и наклонил голову ниже, чтобы убедиться в том, что несчастный еще дышит. Мало ли он уже испустил дух?

Хана вышла из молебни, держа в руках палочку благовоний. Я кивнул ей и со всех ног бросился вперед.

Надо быстрее покинуть эту площадь.

Странное дело, за пределами площади не воняло, ну во всяком случае, не так сильно как на самой площади. Я быстро шел вперед, Хана торжественно шла позади. Когда мы вышли к тому зданию, где оставили Азара, то увидели интересную картину.

Окно на втором этаже распахнулось и из него выскочил Азар, на плече у него висела простыня, в которую он кутался как робкая девица. Азар мягко приземлился на ноги. Из окна высунулся огромный мужик и посмотрел на Темного Бога. Протянув к нему волосатые руки он томно произнес:

– Куда же ты, мой сладенький? – Азар подскочил и увидев нас быстро направился туда, где мы стояли.

Показав подбородком на ближайший переулок, Темный практически побежал в ту сторону. Мы пошли следом.

Азар стоял в переулке, спрятавшись за ящиками. Дыхание у него было неровное, по лицу струился пот. Темный посмотрел на меня и, облизнув сухие губы , сказал:

– Вода есть? – Судя по хриплому голосу, в горле у него пересохло уже давно.

Что он там с этим волосатым вытворял?

Я не успел ответить – Хана с радостной улыбкой сунула Азару в руки свою флягу.

Я честно пытался остановить его, но видимо жажда была просто нестерпимой. Темный одним плавным движением открыл флягу и тут же к ней приложился. Я с интересом смотрел на него – мне всегда было любопытно, что там у Богов внутри находится.

Осушив, на мой взгляд, примерно пол фляги Азар остановился. Фляга упала на землю, рука застыла на уровне лица. Я посмотрел под ноги.

Бедняга, да он же почти все выпил!

Азар смотрел перед собой. Я подошел ближе и помахал перед его лицом рукой. Темный не реагировал, скажу честно – он даже не дышал. Хана подошла к нему и сунула ему под нос тлеющую палочку. Видимо решила добить беднягу, но руки в крови пачкать не захотела. Азар не вдыхал и девчонка нахмурилась. Потом посмотрела на меня и сказала:

– Подержи это. – Я взял палочку, а она отошла на один шаг и со всей силы пнула Аза в живот. Очень вовремя она это сделала – еще немного, и Темный стал бы бледно-голубым. Азар вытаращил глаза, резко выдохнул и тут же вдохнул с присвистом. Дым окутал лицо Темного, я хотел убрать руку от лица страдальца, но Хана схватила меня за запястье и покачала головой:

–Старец сказал, что чем дольше дышишь, тем быстрее отчищаешься от грехов.

Я вздохнул.

И где она такого набралась? Добрая девочка вроде бы. Была.

–Кстати, а зачем ты его пнула? – Хана по-детски улыбнулась и ответила:

– Я вспомнила как меня Эйрин как-то раз пнул. Помнится тогда я впервые вдохнула полной грудью. Главное – правильно рассчитать силу удара. – Я с ней согласился, на всякий случай.

От разговора нас отвлек звук упавшего тела.

Азар, Темный Бог, безвольно распластался на грязных камнях мостовой. Черные глаза стали похожи на стекляшки, рот приоткрылся. Я печально посмотрел на него.

В следующий раз будет слушать умудренных опытом.

– Чего это с ним?

Я пожал плечами, и дабы не огорчать ее сказал:

– Утомился наверно.

Хана постояла в задумчивости и сказала:

– Ну что, пойдем тогда к Эйрину?

Я кивнул и закинул Азара на плечо.

– Пойдем.







Эйрин с тоской смотрел на улицу. К постоялому двору приближалась Хана и Айрис. Принц нес на плече Азара, девушка держала на руках щенка. Хана счастливо улыбалась и что-то рассказывала Айрису. Эйрин подался вперед, ловя взглядом каждое движение. Девушка улыбнулась и на подбородке появилась маленькая ямочка.

Странно, почему он раньше не замечал?

Хана остановилась, отпустила щенка и протянула руки к небу. Даже отсюда Эйрину было слышно, что она смеется. Он улыбнулся. Когда Айрис и девушка зашли в здание, Эйрин отвернулся от окна и прикрыл на мгновение глаза. Надо запечатлеть в памяти этот миг, возможно он никогда больше не увидит ее улыбки. Жаль, что она сама, без него, создаст свой стиль. Возможно даже школу. Пройдет время и она встретит мужчину, с которым захочет провести всю свою жизнь. А его, Эйрина, уже не будет в этом Мире, да и вообще не известно, в каком из миров он окажется.

Только что он закончил читать дневник Клая и это не принесло никаких результатов. Там не было ничего о Миру или противоядии. А это означает одно – завтра им придется расстаться.

Глава 5. Контракт


Империя Ардейл. Шайр.



Луна стояла высоко в небе, заливая все вокруг волшебным, серебряным светом. Легкий ветерок шелестел в молодой листве, в ночном воздухе разливался неповторимый аромат ночных цветов. Светлячки, словно упавшие с неба и заблудившиеся маленькие звездочки, кружили в воздухе. В такую ночь даже в самом черном сердце просыпаются неизвестные доселе чувства и на некоторое время душа обретает покой. Город спал, ничто не нарушало его покой.

Азар открыл глаза и держась за голову сел на постели. Голова взорвалась, перед глазами запрыгали яркие пятна и Темный со стоном обхватил голову руками.

Светлые побери эту девчонку!

Сквозь плотно сжатые зубы вырвалось шипение. Если бы это произошло не с Азаром, он бы наверно рассмеялся. Даже нет, он бы хохотал бы во весь голос, до потери сознания, до слез.

Темный покачался из стороны в сторону и лег, широко раскинув руки. При воспоминании о вчерашнем, к щекам прилила кровь и в груди заклокотал гнев. Во рту стоял мерзкий привкус, словно тысяча Лиров одновременно нагадили туда.

Хотя, наверно после Лиров и то не так мерзко. Перед глазами встала картина того, через что несчастному Темному пришлось пройти днем. В тщетной попытке прогнать позорные воспоминания, Азар накрыл голову подушкой, от чего она едва не разлетелась на куски.





Империя Ардейл. Шайр. Бордель "Жрицы любви". Днем.



Слегка прикрыв глаза и обольстительно улыбаясь, Азар повернулся к открывшейся двери. Сначала он не понял, что это за мужик перед ним стоит и с какой целью он вообще сюда зашел. Вследствие этого, на лице Темного так и застыла соблазнительная улыбка.

Азар рассматривал нежданного гостя.

Мужик был огромен. Плечи почти полностью закрывали дверной проем, толстый живот выглядывал из-под кожаного жилета. Мужик глумливо посмотрел на Аза и почесал волосатую грудь.

Аз в недоумении посмотрел на незнакомца. Меховой красавчик сложил губки бантиком и произнес:

– Привет зайка, я – Рам.

Азар кивнул, зайкой его еще никто не называл. Боялись. Так что подобное обращение он слышал впервые, из-за чего слегка растерялся и представился:

– Азар.

Рам покивал головой и закрыл за собой дверь. Когда в замке повернулся ключ, Рам посмотрел на Аза и сказал:

– Я буду твоим "наставником".

Волосатый похлопал короткими ресницами и выкинул ключ в окно.

До Аза начало доходить, что творится что-то совсем уж непотребное. Он грозно нахмурился и сказал:

– Кем?

Волосатый снял с плеча плеть и повторил:

– Наставником. И пока ты, мой сладенький не выучишь сегодняшний урок, никуда не пойдешь.

Рам не врал, Фифи сказала, что заплачено за сутки и отдала ему его часть. А Рам всегда честно отрабатывал свой заработок.

Азар потянулся за рубашкой, которая лежала на широкой кровати. Судя по всему, сейчас ему придется драться. Рам неуловимым движением руки развернул плеть и ударил наотмашь. Азар отдернул руку, кожа на предплечье покраснела и слегка припухла.

Темный стал серьезнее. Этот волосатый видимо мастерски орудует бичом, а так как Азар не имеет возможности применить магию, ему придется защищаться голыми руками.

Следующие несколько минут Темный скакал по комнате как тот самый "зайка". Видимо волосатый мужик всех своих жертв так называет. Плеть свистела вокруг, в глазах рябило, а в ушах звенело. Плеть – это еще пол беды, Рам начал декламировать "Книгу Светлых".

Хорошо кстати декламирует, с выражением, выучил к тому же просто великолепно. Если бы Азар все еще был Cветлым, он бы наверно разрыдался от такой преданности вере.

Азар перекатился через кровать и упал на пол. Одной рукой он потянул простынь – надо хотя бы чем-то прикрыть голую спину.

Когда Рам начал огибать постель, Темный подскочил и, повесив простынь на плечо, замотался в нее. За спиной Рама было окно, Азар конечно мог бы вступить в бой с волосатым, но ему этого не хотелось.

Человеческое тело, в котором он пребывал, срасталось с сознанием все больше. Боль, нанесенная телу красными вспышками отдавалась в сознании. К тому же, тело было на пределе. Видимо Избранный Богами не был воином.

Азар слегка согнул колени и прищурился. Когда Рам сделал шаг ему навстречу, открыв путь к бегству, Азар прыгнул. Тело разогнулось словно пружина и Темный, перекатившись по полу, легко поднялся на ноги.

Рам стоял к нему спиной и Азар с превеликим удовольствием пнул его.

Выскочив из окна, Азар грузно приземлился на ноги. Нетренированное тело не выдерживало, по лицу крупными каплями тек пот. Сердце билось где-то в горле, мышцы подергивались, а спину вообще свело.

Темный поднял глаза и увидел виновников своих несчастий. Мерзкая девчонка радостно улыбалась, а принц смотрел с сочувствием. Поднявшись на ноги, Азар пошел к ним.

Надо выбрать закоулок потемнее, и можно будет убить девчонку. Айрис наверное не будет сильно против, может даже поможет.

Что-то подсказывало Азару, что Айрис когда-то испытал на себе "заботу" этого монстра.

Проходя мимо этой парочки Азар кивнул в сторону ближайшего переулка и со всех ног кинулся туда.

Не хватало еще, чтобы его сейчас увидели в таком виде. Но лучше уж так, чем показывать всем свою исполосованную спину.

Позади вопил Рам, но Азар сделал вид, что вообще не понимает, к кому тот обращается.

Завернув в переулок, он спрятался за ящиками и уперся руками в колени.

Темные, как же слабо это тело!

Азар сделал себе пометку, что надо бы его потренировать. Пока он раздумывал над этим, в переулок зашли Айрис с Ханой.

После скакания по маленькой комнате, с короткими пробежками по стенам, во рту пересохло, язык опух и в горле сильно першило. Азар посмотрел на Айриса и хрипло произнес:

– Вода есть?

Сейчас он был готов убить за глоток воды.

Айрис ответить не успел. Хана радостно протянула ему деревянную флягу и доверчиво заглянула в глаза.

При виде столь желанного сосуда с жидкостью, Аз возликовал.

Возможно, за это он даже не будет девчонку убивать, просто покалечит.

Аз выдохнул и приложился к фляге. Айрис протянул к нему руку, словно желая остановить, но Аз не обратил внимания.

Он знает, что после таких нагрузок пить много вредно, но ему было наплевать.

Вода оросила пересохшие губы, заполнила рот и смочила глотку. Сейчас Азар был почти счастлив.

Счастье его продлилось недолго – до того момента, когда он вдохнул.

Вонь, нестерпимая вонь, заполнила все вокруг.

Аза парализовало. Никогда, за все века он еще не испытывал подобного. О, Темные Боги! Сознание медленно уплывало, желудок начал сжиматься, Аза окатило холодной волной, вслед за которой накатила горячая. Темный задержал дыхание.

Еще немного и он потеряет сознание.

Сейчас ему в принципе все равно, ктоподсунул ему это. Главное остаться в сознании, а потом можно и разобраться.

Аз смотрел перед собой широко открытыми глазами, потихоньку выдыхая.

Если не выдыхать сразу, можно с этим справиться. Сознание начало проясняться, взгляд сфокусировался и Аз увидел, что к нему подошла Хана.

Мерзкая девчонка заботливо посмотрела на него и сунула ему в нос какое-то благовоние. Глаза начали слезиться, в носу противно свербило, но Темный сосредоточился на выдохе.

Самое главное – выдохнуть. Выдыхать нужно медленно, выталкивая воздух малыми порциями, иначе потеря сознания ему обеспечена.

Хана тем временем передала палочку Айрису и отступила на шаг. Когда она подняла ногу и слегка согнула ее в колене, Азар не поверил.

Нет-нет, это просто невозможно. Темные, за что? Сейчас тело не слушается его абсолютно, он даже отойти не может.

Хана отклонила корпус назад и ударила. Азар резко выдохнул и тут же вдохнул снова. Пребывая на грани потери сознания он понял, что падает. На долю секунды он даже увидел небо и, проплывающие в вышине, облака.

А потом сознание погрузилось во тьму.





Азар смотрел в потолок, лунный свет заливал комнату и Темный улыбнулся.

Да уж, если бы это действительно произошло с кем-то другим...

Молодой Бог сел на постели и осторожно покрутил головой.

На девчонку он уже почему-то не злился, даже странно. Такую и обращать в новую веру не надо. Она с самого рождения исчадие Темного Мира. При чем сама этого не понимает.

Азар осторожно поднялся и вышел. Тело пора накормить, и неплохо было бы избавится от этого мерзкого привкуса во рту.

Аз очень быстро добыл себе еду – зашел на кухню и взял все, что ему нужно.

Интересно, а где Тварь?

Аз вздохнул.

Наверно девчонка забрала его к себе, с животными она хорошо обращается.

Темный вышел на улицу и сел на ступеньки. Отломав небольшой кусок хлеба Темный положил его в рот и блаженно уставился на луну.

Как ему не хватало этого всего – аромата цветов, шелеста листьев, вкуса свежего хлеба и шепота ветра.

Раньше, еще до передела Миров, когда Молодые Боги только пришли в этот мир, они жили вместе с людьми и Ааш'э'Сэй. Ааш'э'Сэй на самом деле не были первыми, перед ними Отец создал Эль'э'Сэй . Тех, кто уничтожил свой собственный мир.

Сила их была велика, они могли поспорить с Богами, что и сделали. Война между Богами и их детьми повлекла за собой полное разрушение родного мира. Боги покинули его, когда земля начала плакать кровавыми слезами, а небеса разверзлись огненным дождем.

В новый мир со своими Богами ушли отверженные – те, кого Эль'э'Сэй не признавали. В сравнении с первыми созданиями Отца, эти и в самом деле были слабы. Но их слабость научила их многому.

Когда Молодые Боги пришли в этот Мир, они не пожелали развязывать новую войну. Такова была воля Отца. Молодые Боги пришли с Миром.

Люди этого мира жили под гнетом ашеров и в страхе перед силой их Бога. Но Отец повелел не вмешиваться, в чужой дом со своими правилами не ходят.

Боги и Ааш'э'Сэй наблюдали со стороны, до тех пор, пока ашеры не убили молодую Богиню.



Когда-то в начале времен.



Молодая девушка сидела на берегу горного озера. Вода была прозрачна настолько, что было видно мелких рыбешек, залегших где-то на самом дне. Девушка плела венок из полевых цветов. Черные глаза светились счастьем, Эйла была рада, что здесь – в новом мире они нашли приют и убежище. За спиной послышались шаги и она обернулась. Брат шел по усыпанному цветами лугу и широко улыбался. Эйла улыбнулась в ответ.

Азар подошел к ней и присел рядом. Две пары черных глаз встретились. Им не надо было говорить вслух. Их сердца всегда бились вместе и в унисон, еще тогда, когда они были в утробе матери.

Никогда не расставались они, пока они вместе, им не суждено испытать одиночество.

Азар прищурился и отвел черную прядь от лица Эйлы. Молодой Бог посмотрел на пушистые облака, проплывавшие высоко в небе.

Я люблю тебя.

Сестра опустила голову на его плечо и нежно улыбнулась.

Я знаю.

Мне надо покинуть долину, Отец отправил меня в Ущелье.

Эйла кивнула.

Удачной дороги и будь осторожен!

Азар кивнул и поднялся. Легко поцеловал сестру в черноволосую макушку, он сказал:

Тебе тоже надо быть осторожной. Не ходи одна, ты же знаешь – тут могут быть перевертыши.

Порождения Ашара, ужасные твари пожирающие все на своем пути. Если бы не запрет Отца, их бы уже давно уничтожили.

Эйла звонко рассмеялась:

Кто может навредить Богу?

Азар посмотрел на нее, слава сестры были правдивы. Никто не может убить Бога.

Когда Азар вернулся из Ущелья то, первое, что он увидел были траурные ленты. Везде, куда падал взгляд были ярко-алые лоскуты ткани.

Молодой Бог недоумевал – что могло произойти за такой короткий срок? Вчера днем он покинул долину и ничто не предвещало беды.

Азар нахмурился.

Неужели кто-то из Ааш'э'Сэй погиб? Кто мог убить одного из детей Отца? Одного из бессмертных?

Азар поспешил к дому совещаний, но проходя мимо своего дома он застыл.

Дверь была распахнута, окна закрыты алой тканью, не пропускавшей свет солнца. Молодой Бог, не веря своим глазам, пошел в сторону дома.

Нетвердым шагом он приблизился к двери. Комнату заливал кроваво-красный свет, в центре комнаты на полу стоял колчай. Отец стоял на коленях перед ним сжимая в руках руку умершего. Азар подошел к отцу и опустился на колени.

В лодке, которую потом пустят по Реке Забвения, лежала Эйла. Белое лицо было спокойно, черные ресницы веером лежали на щеках.

Эйлу переодели в белоснежное платье, колчай усыпали белыми цветами Миру.

Все правильно, именно так провожают девушку, не успевшую стать женой.

Азар смотрел в лицо сестры и не осознавал того, что это именно она лежит перед ним.

Молодой Бог оттолкнул Отца и в гневе схватил Эйлу за плечи.

Проснись! Эйла, проснись!

Отец зарыдал в голос.

Она мертва, Азар.

Сын гневно посмотрел на Отца и прорычал:

Она спит, ты что, не видишь?

Азар не хотел признавать, что она умерла. Как только он это признает – Эйла действительно умрет.

Отец подошел к нему и потянул за плечо. Азар оттолкнул руку и прижал к себе тело. Никто и никогда не разлучит их. Никто и никогда.

По лицу текли слезы. Горячие капли падали на бледные щеки, которые еще вчера покрывал румянец.

Как, как это могло случиться?

Отец тихо вышел из дома.

Когда он вернулся, Азар сидел на полу, крепко прижав к себе Эйлу и покачивая ее. Сын пел.

Давно, когда дети были еще малы, Азар часто пел Эйле песни, когда она боялась. Ту, которую он пел сейчас, он придумал специально для нее. Чтобы она не боялась быть одна, без него. С Отцом пришли Лест и его младший брат – Мор. Лест подошел к Азару и опустился на колени. Азар с ненавистью посмотрел на Леста. Если он попытается разлучить их...Лест печально покачал головой и взял руку Эйлы. Закатав длинный рукав белого платья, он сказал:

Посмотри сюда.

Азар опустил глаза. Рука Эйлы, от кисти до локтя была покрыта следами зубов. Азар закрыл глаза.

Все ее тело покрыто укусами. Нам удалось убить нападавших, но ее мы спасти не смогли.

Голос Леста был полон боли, бирюзовые глаза внимательно смотрели в лицо друга. Азар знал, что Лест любил Эйлу. Он собирался забрать ее.

Сердце Азара остановилось в тот момент, когда он увидел деревянное колечко на тонком пальце девушки. Именно оно доказало ему, что это Эйла.

Кольцо он сделал ей сам, просто так, чтобы ей было приятно.

Кто?

Голос Азара был мертв.

Ашеры.

Азар закрыл глаза. С этого момента он будет жить ради мести.





Азар вдохнул ночной воздух. Часто такими ночами он с Эйлой смотрел на звезды. Если бы тогда Отец не допустил ошибку, она была бы жива.

Краем глаза Темный уловил движение на соседней крыше. Присмотревшись внимательнее, он различил темный силуэт.

Похоже, не он один придается печали в эту ночь.







Я смотрел на луну и думал. Утром, когда встанет солнце, мне придется отправить Хану обратно и сейчас я думал над тем, как мне это сделать. По черепице что-то застучало. По звуку похоже на мелкий камешек. Так как камни с неба не падают, я осмотрел вниз. Азар Гордый стоял высоко задрав голову и рассматривая меня. Темный кутался в простынь.

Одежды у него что ли нет?Мог бы и попросить.

Я изогнул бровь и сказал:

– Что?

Азар хмыкнул и сказал:

– О чем задумался?

Я наклонил голову и помолчал.

Странный он. Темные вроде бы должны быть злобными и кровожадными, а этот какой-то чудной. Хотя, может сказывается то, что он раньше был Светлым.

– Да так...

Азар опять хмыкнул и закинул себе что-то в рот.

Надо бы его о Миру спросить, может знает?

– Азар, тебе известно что–нибудь о Миру?

Темный нахмурился и кивнул.

– Ну да, а что?

– Не расскажешь?

Темный пожал плечами и сказал:

– А ты мне что?

Я задумался.

– Дам тебе серединку от яблочка. – Это Хана как-то раз так Рейгану ответила, когда что-то просила у него и он потребовал плату. Помнится Рейган тогда согласился.

Потом она сказала, что это такая хитрость. Главное сказать таким тоном, как будто последнее сокровище от сердца отрываешь.

Азар наклонил голову и презрительно сказал:

– Себе оставь.

Жаль, не сработала хитрость.

Темный тем временем вскарабкался на крышу и сел рядом со мной.

– Тебе зачем Миру понадобились?

Я поморщился.

Если сейчас ему расскажу, то у него будет преимущество. Хотя, выбора у меня все равно нет.

Я закатал рукав и показал Азару руку. Не думаю, что ему надо объяснять, откуда это взялось.

Азар схватил меня за руку и внимательно посмотрел на паутину капилляров.

– Ашер?

– Угу.

Темный кивнул.

– Яда мало, долго мучиться будешь. В конце умом тронешься.

Мне почему-то показалось, что он доволен.

– Я в курсе. – Сухо ответил я.

Темный внимательно посмотрел на меня и сказал:

– Раньше Миру росли в Долине Богов. Тогда Темными Богами называли приспешников Ашера, мы же все были светлыми. Когда Ашара изгнали и Боги разделились, Долина была уничтожена. Осталось всего несколько семян.

Я кивнул. Интересная информация, а самое главное – правдивая.

– И что с ними стало?

– Их пустили по Реке Забвения.

Я помолчал и сказал:

– У нас есть легенда, что цветы Миру расцвели во мраке Темного Мира.

Азар нахмурился и пожал плечами:

– Ну да, только добыть их очень трудно.

Спасибо, утешил. Когда я посмотрел на Азара он радостно улыбался.

Не люблю я, когда Темные Боги радуются.

Я нахмурился и сухо сказал:

– Что?

Азар разулыбался и сказал:

– Давай заключим договор?

– Какой?

– Ты спускаешься со мной в Темный Мир, а я помогаю тебе найти Миру. Если они конечно там.

Я задумался. С какой стати Темному мне помогать?

– А тебе какая польза?

Азар скорчил невинное лицо и сказал:

– Скажем так – я рассчитываю на твою благодарность.

– Да? Это на что же?

– Ты останешься там.

Я посмотрел на него как на идиота и сказал:

– Нет.

Азар посмотрел на небо и сказал:

– Тогда я девчонку заберу.

Мда...он совсем не в себе, что ли?

– Она не пойдет.

Темный улыбнулся как истинный Темный и пропел:

– А я ей всерасскажу.

Я схватил его за горло и сжал. Не очень сильно, просто чтобы лицо слегка посинело.

– Если ты меня сейчас убьешь – ничего хорошего не выйдет. Ты умрешь без Миру. Какая тебе разница, где помирать? Если найдешь Миру – ты будешь жить, у нас там хорошо. Солнца правда нет. Девчонку потом тоже заберем.

Я разжал пальцы и сказал:

– Я дал тебе свой ответ.

Никогда не позволю ей попасть в Мир Темных. Даже если мне придется умереть.

Окинув Азара мрачным взглядом я спрыгнул вниз.

В темноте раздался какой-то шорох и мне показалось, что я заметил движение возле бочек, которые стояли у стены сарая, на крыше которого я сидел. Для верности я постоял некоторое время, боясь спугнуть того, кто возможно там прятался. Буквально в тот же миг из-за бочки лениво вышел жирный кот. В зубах он нес дохлую мышь. Я покачал головой.

Что-то я слишком подозрительный в последнее время. Надо идти спать, завтра мне предстоит тяжелый разговор.





Азар смотрел на ночное небо и улыбался. Когда Эйрин зашел в здание постоялого двора, Азар спрыгнул на землю. Постояв некоторое время он сказал:

– Ты все слышала?

В ответ не раздалось ни звука и Темный сказал:

– Я знаю, что ты там. Можешь выходить.

Из-за бочек, стоявших возле стены, вышла Хана.

– Это правда?

Азар кивнул.

– Ты согласна?

Девчонка не раздумывала ни секунды.

– Да.

Азар улыбнулся и протянул ей руку.

– Заключим контракт.

– Да.

Хана крепко сжала его ладонь. При соприкосновении их руки окутали ярко-голубые искры, которые почти сразу осыпались на землю и погасли. На внешней стороне кисти появилась вязь – имя Азара. Темный хмыкнул и сказал:

– Контракт заключен.

Девушка кивнула и пошла в здание.

Азар был рад.

Теперь Эйрин и девчонка в его руках. Контракт можно расторгнуть только если сам Азар этого захочет. А он этого не захочет никогда. Правда надо для начала Миру отыскать. Если Мор позволит, конечно.

Сейчас Азар даже самому себе бы не признался, что действительно хочет помочь. В память об Эйле.









Когда я зашла в комнату Эйрина, его там не оказалось.

Нет, не подумайте ничего, я всего лишь хотела проверить, все ли с ним в порядке. Ну и потаращиться на него немного. А что? Могу себе позволить.

Так как Эйрина не было, я пошла на улицу. Спать мне не хотелось, да и ночь выдалась хорошая. Когда я вышла на крыльцо, то увидела Аза, который шел к сараю неподалеку. В том, что это Аз, я была уверена – Айрис двигается по-другому, а Эйрина я с закрытыми глазами узнаю. На расстоянии. К тому же, Азар все еще был в простыне.

Да-да, той самой, из борделя. Наверно он к ней искренне привязался.

Я затаилась в темноте и стала следить за Азом. Мало ли, сейчас призовет демонов?

Аз остановился возле сарая и задрал голову наверх. Я расслышала, что он что-то сказал, и судя по тому, что он кивнул – ему ответили.

Так...интересно и с кем это мы беседуем?

Применив все известные мне техники шиноби, а именно – " постарайся ни во что не врезаться и тебя никто не заметит" я доползла до стены и скрылась за бочками.

Азар сидел на крыше и что-то рассказывал. Ему ответили и я поняла, что разговаривает он с Эйрином. Довольная улыбка расползлась по моему лицу.

Давайте, выдайте мне все ваши секреты.

Когда разговор закончился, я была не рада, что подкралась. Если то, что они говорили – правда...

Эйрин легко спрыгнул на землю, в паре метров от меня. От неожиданности я вздрогнула. И почувствовала, как он прожигает взглядом бочки.

Так, надо спасаться.

Я посмотрела вокруг в поисках пути к отступлению. На земле валялся кусок железного прута и дохлая мышь.

О! Дар Богов, не иначе.

Выкопать яму и накрыться мышиным трупом? Сделаю вид, что мы – братья, и это не яма вовсе, а братская могила.

Мда...не поможет, я конечно быстро копаю когда прижмет, но ходит Эйрин еще быстрее.

Можно еще стянуть с мыши шкуру и нацепить на себя. А что? Может это неудачный опыт заезжего мага? Можно будет всплакнуть и поклянчить сыра. Ну это так, чтобы точно поверил, что я – мышь.

Когда бочки начали дымиться под взглядом Эйрина, из-за угла сарая выполз кот.

Давай, шевели своими короткими лапами быстрее, кот–обормот.

Кот подошел ко мне и потерся об мою ногу. Я схватила мышь (потому что увидеть кота с мышью в зубах более привычно, чем с железным прутом в лапе) и запихала труп коту в рот.

Бррррррррр...надо будет не забыть отрубить себе руку, в которой побывал мышиный труп.

Кот широко раскрыл свои глазенки, а я ласково улыбнулась.

Потом спасибо скажешь за эту вкуснятинку.

Я потрепала кота за ухо и легко подтолкнула.

Давай, сделай вид, что это ты тут был.

Кот обиженно посмотрел на меня и потопал навстречу Эйрину.

Я считала секунды, в ожидании когда надо мной нависнет Эйрин. Эйрин все не нависал и я пришла к выводу, что уловка сработала.

Хотя скорее всего это потому, что Эйрин слишком поглощен своими проблемами. Так, теперь подождем, когда уйдет Азар и подумаем над тем, что же делать.

Азар говорил о договоре и нашем переселении в Мир Темных. Зря Эйрин отказался. Там же грешников – целый Мир, будем перевоспитывать. Как те священники, которые несли слово Божье всяким туземцам.

Через несколько минут раздался звук удара.

Наверно Азар грохнулся на землю. Надеюсь он не убился, бедняга?

–Ты все слышала?

Я сделала вид, что меня нет.

– Я знаю, что ты там. Можешь выходить.

Вот какой внимательный попался! И как он меня заметил? Даже Эйрин не увидел...

Я выползла из убежища и сказала:

– Это правда?

Он кивнул и сказал:

– Заключим контракт?

Я кивнула, а он протянул мне руку. Я протянула свою, ту самую, которой запихивала труп в кота.

Пусть Азару тоже плохо будет.

Наши ладони окружили ярко–голубые искры и когда они погасли, Азар сказал:

– Контракт заключен.

Я кивнула и пошла в дом.

Плевать, что Эйрин будет злиться. Плевать, что я больше никогда не увижу солнца.

Ради того, чтобы он жил, я готова продать душу, потом выкрасть ее и продать снова.





Империя Ардейл. Шайр. Следующим утром.



Когда мы въехали в город, перед нами встал вопрос – где именно сейчас находятся Айрис, Эйрин и Хана? Лейрис предложил обыскать все постоялые дворы, но мы его идею отвергли. Алин сказал, что можно поспрашивать прохожих, эту идею мы тоже отвергли. В конце концов я спросил Айриса. Правда предупредил его, чтобы не портил сюрприз.

До постоялого двора мы добрались быстро. Привязав Лиров мы, дружным строем , пошли в здание.

На первом этаже располагался огромный зал. За одним из столов сидел Эйрин и о чем-то напряженно думал. Я широко и радостно улыбнулся и подошел к столу. Эйрин посмотрел на меня и я нахмурился. Выглядел Эйрин плохо. Лицо бледное, глаза лихорадочно блестят, на лбу выступил пот. Я опустился рядом с ним и сказал:

– В чем дело?

К нам подошли Лейрис с Алином. Лейрис кому-то радостно помахал и я посмотрел назад. По лестнице спускался Айрис. Я улыбнулся.

Брат загорел, глаза блестели. Тоски, которую я так часто видел в его глазах не было. Айрис подошел и сел напротив. Я снова посмотрел на Эйрина, ожидая ответа. Несчастный тяжело вздохнул и сказал:

– Я вообще-то собирался Хану отправить обратно в Акадэмию, вместе с Айрисом.

Я нахмурился. Отправить девчонку сейчас обратно, равносильно отказу обучать ее дальше.

– Почему?

Эйрин устало потер переносицу и ответил:

– У меня есть причины.

К столу подошел незнакомый черноволосый человек и приторно улыбнувшись сел за наш стол. Мне он сразу не понравился. Айрис посмотрел на него и сказал:

– Знакомьтесь – Азар.

Мы дружно кивнули. Руку я ему пожимать не стал – не заслужил пока что.

Вообще, кого-то он мне напоминает, только вот кого?

Я перевел взгляд на Эйрина и сказал:

– А в чем проблема?

– Она не согласится.

Все сидящие за столом, кроме этого черноволосого кивнули.

Девчонка точно не согласится. Черноволосый мерзко ухмылялся и мне почему-то захотелось врезать ему. Разочек.

Эйрин посмотрел на нас печально и сказал:

– Есть предложения?

Алин хмыкнул, Лейрис задумался, а я мотнул головой.

Алин встал со своего места и сделал приглашающий жест. Я повернулся и увидел Хану.

Надо же, а она повзрослела. Или это я просто давно ее не видел?

Девушка держала руки в карманах и кого-то из себя изображала – подбородок высоко поднят, плечи гордо расправлены.

Хана подошла к столу и села. Посмотрела на нас и мило поинтересовалась:

– Как дела?

Меня ее тон сразу насторожил. Она таким тоном меня сладкое пробовать отправляла. Эйрин нахмурился и посмотрел на нее.

– Ты возвращаешься в Акадэмию.

– Нет. – Прозвучало как последнее слово, ставящее точку в разговоре.

Вот это да...смелая она. Мало кто рискнет таким тоном Эйрину ответить. Ну и если честно, это будет действительно последнее слово. В следующий раз смельчак будет беседовать со Светлыми, перебирая струны арфы и сидя на мягком облаке.

Эйрин напрягся и сказал:

– Послушай, это для твоей же пользы.

– Да, Эйрин скоро вернется. – Айрис вступил в разговор.

Надо будет узнать у него поподробнее в чем тут дело.

Девчонка гордо задрала нос и сказала:

– Нет.

Алин подался вперед.

– Хана, будь послушной девочкой и делай как говорят.

Я чуть не рассмеялся.

Она и понятие "послушная" вещи абсолютно несовместимые.

Эйрин тяжело вздохнул и сказал:

– Хана...

В разговор вмешался черноволосый;

– Она не может этого сделать.

Эйрин в недоумении посмотрел на него и сказал:

– Что ты имеешь ввиду?

Вместо ответа, Азар посмотрел на Хану и сказал:

– Покажи ему.

Девчонка громко сглотнула и достала руку из кармана. Потом вдохнула и повернула ладонь так, чтобы Эйрин мог видеть. На внешней стороне кисти расползлись черные буквы.

Айрис схватил ее за руку и посмотрел внимательно. Потом уставился перед собой и сказал:

– Это Печать. Она заключила Контракт с Темным.

То, что произошло потом, можно описать как сумасшествие. Алин сграбастал девчонку со скамейки и закрыл собой.

Наверное, чтобы Эйрин ее не убил.

А Эйрину не было до нее дела. Глаза налились изумрудным огнем, еще немного и станут красными, а там и до боевой формы недалеко. Лейтенант поднял Азара за шкирку и бросил. Тело ударилось об стену и упало на пол. Азар встал на колени и уперся руками в пол. Эйрин медленно шел к нему. Я мысленно пожелал отсутствия качки и попутного ветра черноволосому, когда он поплывет по Реке Забвения.

Азар вытер кровь и хрипло рассмеялся:

– Даже если ты меня убьешь, она не избавится от печати. На то нет моей воли.

Эйрин остановился, а черноволосый продолжил:

– Кстати, ты не сможешь держать ее здесь. Печать будет вытягивать ее жизнь до тех пор, пока она не спустится в мой Мир.

А...так у нас тут Темный объявился?

Я оглянулся, в зале кроме нас никого не было. Даже слуг.

Эйрин повернулся и подошел к Алину. Алин решил стоять насмерть. Лейтенант достал катон и встал в стойку. Эйрин смотрел на него до тех пор, пока он не опустил меч и не отошел.

Хана прижалась спиной к стене и смотрела на Эйрина. Лицо побледнело, губы начали трястись. Эйрин подошел к ней ближе и уперся рукой в стену. Потом он наклонился к ней и посмотрел в глаза.

Айрис показал, что мы должны выйти. Я кивнул и мы все покинули зал. По дороге Айрис захватил Аза.

Хорошо, сейчас мы у него все узнаем.





Эйрин смотрел в широко открытые глаза и боролся с гневом. Злость на нее накатывала горячей волной, ослепляя разум и притупляя чувства. Он упер руку в стену и наклонился ближе.

– Почему?

Его голос был невыразителен и глух. Если бы она только знала, что с ним произошло, когда Айрис сказал, что это Печать.

Такое с Эйрином было только тогда, когда он узнал, что Эйлис умерла. Сердце холодным камнем замерло в груди. Хана молчала и он повторил:

– Почему?

Девушка посмотрела на него и сказала:

– Я знаю, что ты умираешь.

Гнев нахлынул новой волной, этот проклятый Темными, Аз все-таки рассказал ей. Хана мягко положила руку ему на шею и продолжила:

– Аз ничего мне не говорил, я сама узнала.

Эйрин поверил, она бы не стала лгать. Сейчас во всяком случае. Он уткнулся лбом в ее плечо и сказал:

– Зачем ты согласилась?

Девушка закрыла глаза и произнесла едва слышно:

– Потому что, я люблю тебя.



Глава 6. Тайное орудие женщины


Империя Ардейл. Шайр.



Мы сидели на крыльце.

Алин нервно расхаживал по двору, периодически кидая обеспокоенные взгляды на дверь. Айрис облокотился на стену и задумчиво разглядывал облака. Лейрис сидел рядом со мной и молчал. Темный стоял на отшибе и тоже молчал.

Мда...что-то тишина уже на уши давить начала.

Из здания не раздавалось ни звука, хотя мы были готовы ко всему, кроме такого. А тишина там стояла просто гробовая.

Я посмотрел на Алина, который нервничал все сильнее.

Лейтенант достал катон, потом убрал его обратно. Тщательно измерил ширину двора в шагах. Сначала в одну сторону, потом в другую. Наверное, что-то не сошлось, потому что Алин застыл в задумчивости, потирая при этом подбородок.

Я посмотрел на Айриса и сказал:

– Может, сходить проверить?

Айрис отрицательно мотнул головой.

– Не стоит.

Мы посидели в тишине еще некоторое время.

Боги, они не могут там побыстрее поубивать друг друга, чтобы мы уже могли перекусить?

Как раз когда я об этом подумал, позади раздалось шарканье и я обернулся.

Хана стояла и задумчиво смотрела на меня. Я, как воспитанный юноша, подвинулся, давая ей пройти. Девчонка спустилась по ступенькам и пошла в сторону загона.

Интересно, что у них там произошло и куда это она направляется?

За руку меня схватил Лейрис. Я посмотрел на него, а он издал нечленораздельное мычание и ткнул в девчонку пальцем. Вид у него при этом был не просто ошарашенный, а чрезвычайно ошарашенный. Я посмотрел на Хану.

Ничего не изменилось – идет сама, без вспомогательных приспособлений, голова на месте, руки и ноги в нужном количестве.

Я нахмурился и подался вперед. На левой руке у девчонки висела цепочка, которой раньше там не было. Серебристая бирка блеснула на солнце, когда Хана убрала руку в карман.

Я улыбнулся и посмотрел на Айриса. Брат о чем-то думал, разглядывая левую руку девчонки. Алин застыл с открытым ртом.

Я поднялся.

Похоже нам следует поздравить Эйрина с обручением.





Эйрин не поверил тому, что услышал. Пребывая в полном замешательстве, он поднял глаза и посмотрел в лицо Ханы. Девушка гордо задрала подбородок, ясно давая понять, что от своих слов она не откажется.

Эйрин несмело улыбнулся.

Кто бы мог подумать, что такая простая фраза принесет столько счастья? От недавнего гнева не осталось и следа.

Сейчас Эйрину хотелось смеяться, даже не смотря на то, что она сделала. Даже не смотря на то, что им одна дорога – в Мир Темных.

Лейтенант закрыл лицо руками и тихо рассмеялся. Потом он снял с шеи цепочку, на которой висела бирка с его именем.

Немного смущаясь он сказал:

– Дай мне левую руку.

Хана с некоторым удивлением посмотрела на него и протянула ему свою ладонь. Эйрин намотал цепочку на тонкое запястье и сказал:

– Обещаю жениться. – Эйрин напряженно смотрел на цепочку с биркой. Через некоторое время он вздохнул с облегчением.

Ритуальная фраза была произнесена и Боги приняли клятву.

Традиция надевать цепочку на руки невесты была устаревшей, но так как кольца у Эйрина не было, он решил сделать так, как поступали его далекие предки.

Если бы Боги сочли сей союз неугодным, бирка бы изменила цвет с серебристого на черный.

Хана посмотрела на бирку, потом на Эйрина и сказала:

– Это ты мне сейчас предложение сделал?

Эйрин покраснел и кивнул.

– Угу.

– А моего согласия не надо?

Голос девушки выражал искренне удивление. Эйрин покраснел еще больше.

– А ты несогласна?

Хана задумалась на время и сказала:

– Да не то, чтобы несогласна...просто странно как-то.

Эйрин кивнул, соглашаясь и обнял ее. Постояв так немного он разжал объятья и сказал:

– Иди к своему Лиру.

– Зачем?

Эйрин пожал плечами и ответил:

– Надо принести жертву Богам. Если ты конечно не передумаешь.

Странно, но как только он сделал то, чего не мог сделать вот уже долгое время, ему стало легче. Намного легче. Мысли перестали путаться и на него снизошел покой.

Раз Боги рассудили так, он примет их решение.

Возможно, это и есть тот самый шанс, о котором он молил Высших?

Кроме того, он решил, что не потеряет больше ни секунды, ни одного мгновения.

В зал вошел Рейган и кинулся его поздравлять. Алин стоял в двери, сложив руки на груди и гордо улыбался.

Эйрин кивнул и пошел на выход – где это видано, заставлять невесту ждать?





Скажу честно, я была в шоке. В самом глубоком шоке, в который может только впасть человек.

Во-первых, сама от себя не ожидала такого. Во-вторых, кто ж знал, что Эйрин услышит? В-третьих – я опять невеста. И меня снова не спросили.

Нет, я конечно не буду спорить. Я сказала правду – Эйрина я люблю, только вот есть одна проблема – я ему не очень-то и подхожу. Ему скорее какую–нибудь принцессу надо, а не меня.

Я вздохнула и прижалась щекой к морде Киша.

Да, проблемка так проблемка.

– Ты готова? – К нам подошел Эйрин.

Я кивнула и опустила голову.

А как же романтика? Прогулки под луной, песни под окном? Не будет?

На глаза навернулись слезы, но это скорее последствия пережитого страха. Эйрин взял меня за подбородок и посмотрел в глаза.

Я вздохнула и отвела взгляд.

– Ты почему так сделал?

Я посмотрела в изумрудные глаза.

Не знаю как вы бы поступили, а вот мне совсем не хочется, чтобы на мне женились из жалости. Потому что я такая дура, заключила договор с Темным, а это вроде как благодарность.

Эйрин наклонил голову и сказал:

– Потому что, так правильно.

Слова ранили, но...он так улыбался, что я просто не посмела сказать что-то против.

Мы сели на Лиров и поехали в город.

Интересно, а свидетели нам не нужны?

Эйрин ехал и спокойно смотрел перед собой, не знаю уж о чем он думал, но по лицу невозможно было понять абсолютно ничего.

Я опять загрустила.

Мог бы сказать, что тоже любит, а то как-то неправильно получается.

Не спеша мы доехали до храма.

Эйрин помог мне спустится с Лира и, крепко взяв за руку, повел ко входу в храм. В храме было тихо, только один служка махал маленьким веером над чашей с благовониями.

Кстати, а мы кого в жертву-то приносить будем? Друг друга?

Эйрин подошел к служке и что-то прошептал ему. Мужчина посмотрел на меня и улыбнулся. Я улыбнулась в ответ. Служка кивнул головой, показывая, чтобы мы следовали за ним. Эйрин крепко сжал мою ладонь и мы пошли за служителем храма.

Он привел нас в небольшой зал, в центре которого стоял алтарь.

Алтарь представлял из себя каменную чашу, в которой тлели угли. Зал был украшен золотыми лентами, нежный аромат благовоний окутывал с ног до головы.

От этого запаха в голове прояснилось, душа наполнилась покоем и прошли все обиды. Я улыбнулась.

Служка подал Эйрину длинный и тонкий нож.

Эйрин повернулся ко мне и сказал:

– Надо отрезать прядь волос и бросить в алтарь.

Я кивнула.

Отрезать, так отрезать.

– А говорить что надо?

Служка посмотрел на меня и ответил:

– Ничего не надо, Боги знают о ваших помыслах. Если помыслы чисты, они примут жертву, если нет – то нет.

О, хорошо. А то я никогда не умела на публике выступать. Пусть даже эта публика на небесах засела.

Эйрин отрезал тонкую прядь и передал мне нож. Когда я почти сняла с себя скальп, Эйрин кивнул и плавным движением бросил волосы на тлеющие угли, одновременно с ним, я сделала то же самое.

Волосы затрещали, плавясь. Над чашей поднялась струйка белого дыма.

Странный какой-то дым, уходит вверх, словно по трубе и не воняет совсем.

Как только волосы сгорели полностью, служка подошел к нем, поклонился и сказал:

– Боги приняли жертву.

Мы поклонились в ответ и покинули пристанище Богов.





Когда мы вернулись в постоялый двор, Эйрин спросил, хочу ли я праздник. Потому как помолвку принято праздновать. Я отказалась, потому что не хочу праздновать здесь, к тому же гостей слишком мало. Ни Сера, ни Ноэля ни даже Каина нет. Я уже не говорю про Делла.

Кода мы зашли на постоялый двор, к нам подбежал радостный Лейрис и кинулся меня обнимать.

– Сестренка! – Я нахмурилась – если Эйрин ему дядя, то я точно не сестренка.

Как можно строже я произнесла:

– Вообще-то, я твоя тетя. – Лейрис огорченно нахмурился.

Ну конечно, кому захочется тетю, которая на несколько веков тебя младше?

Эйрин грозно на него посмотрел и Лейрис промямлил:

– Тетя.

Скажу честно, я начала ржать. По-другому этого не назовешь.

Лейрис выпятил нижнюю губу и обиженно на меня посмотрел. Я не удержалась и потянула его за щеки.

Помнится когда к нам мамина подруга заезжала, она все время меня так за щеки тянула. Такое поведение уже тогда меня удивляло – зачем оттягивать ребенку и так пухлые щеки?

Серьезный Рейган подошел к нам и поклонился, за что получил щелбан от Эйрина по макушке. Айрис так делать не стал (Айрис вообще умный, быстро учится) – он просто слегка наклонил голову.

Азар опять изобразил Рейгана (чем вызвал его недовольство) и подошел к нам.

С лучезарной улыбкой он сказал:

– Сделаю вам подарок, на обучение.

После чего схватил меня за руку и крепко сжал.

– Я отменяю контракт. – Кисть обожгло ледяным холодом и когда я на нее посмотрела, Печати там не было.

Эйрин слегка кивнул, выражая благодарность.





Алин наблюдал за Эйрином и девушкой.

Как хорошо все обернулось.

Лейтенант был рад, кто знает, сколько лет потратил бы Эйрин, если бы не этот Темный?

Сейчас Алин даже испытывал некоторую благодарность к Азару.

Эйрина действительно надо было подтолкнуть. Да и контракт Темный отменил. Что уже хорошо.

Айрис успел ввести их всех в курс дела, и все они знали о том, что Эйрин спустится в Темный Мир. Правда, зачем Темному нужно было заключать контракт с девушкой осталось неясным.

Эйрин с Ханой приняли поздравления и пошли наверх, Алин последовал за ними. Когда Эйрин остановился перед дверью в комнату, Алин слегка покашлял и изобразил на лице гнев.

Это чтобы Эйрин не вздумал руки распускать. До свадьбы – ни-ни.

Эйрин недовольно посмотрел на Алина и поцеловал девушку в лоб. Она вздохнула и толкнула дверь. Как только Хана скрылась за дверью, Алин сказал:

– Поговорим?

Эйрин кивнул и толкнул дверь соседней комнаты.

Оба лейтенанта зашли в помещение и дверь за ними закрылась.

– Поздравляю. – Алин широко улыбнулся. Эйрин кивнул.

– Спасибо.

Алин посмотрел на друга, не понимая почему это он такой нерадостный.

– Рассказать ничего не хочешь?

Эйрин отрицательно мотнул головой.

– А я думал есть.

Алин еще некоторое время смотрел на Эйрина, но так как тот молчал, он пришел к выводу, что видимо делиться и в самом деле нечем.

Алин хмыкнул и хлопнув Эйрина по плечу вышел из комнаты.









Как только Алин вышел, Эйрин облегченно вздохнул и опустился на краешек кровати. Руку противно дергало, в глазах плыло, но Эйрин все равно был счастлив. Азар отменил контракт, а с его стороны это была не просто глупость, а огромная глупость . Если он действительно хотел заманить Эйрина в Темный Мир, то теперь у него ничего не получится.

Хана останется здесь, а он спустится к Темным, найдет Миру и вернется обратно. Девочка подождет его здесь.

Эйрин лег и посмотрел на потолок. Мысли блуждали, на губах появилась рассеянная улыбка.

Сейчас он почему-то был уверен, что Миру существуют и есть возможность вернуться из Мира Темных Богов.

Потому что Высшие милостивы к детям своим. Они бы не благословили союз, если бы Эйрину не суждено было вернуться из Темного Мира. Придя к такому выводу, Эйрин можно сказать расслабился.

Традиции получать благословение Богов уже давно никто не следовал.

Среди аристократов браки чаще заключались по расчету, ни о какой любви и речи быть не могло.

Боги никогда не благословят подобный союз.

Во времена Райдана Темного, совет ввел новую традицию - брак благословлял жрец или вообще - Император.

Достаточно было подать прошение.

говорят, Райдан был первым, кто женился по новой традиции.

Но Эйрину почему-то захотелось следовать забытому обычаю до конца. Раз надел на невесту цепочку, то и в храм можно сходить.

Даже если он не вернется, с Ханой все будет в порядке. Обручение накладывает обязательства на род жениха – она никогда не останется на улице, даже если этот самый жених внезапно пропадет. С того момента, как Боги приняли жертву, Хана стала дочерью дэ Сэй, вошла в семью.

В крайнем случае, Лейрис о ней позаботится.

Эйрин сел и закатал рукав кафтана. Красная паутинка расползалась все сильнее, возле отека капилляры приобрели темно-бордовый цвет, сам же отек почернел полностью.

Интересно, сколько времени у него осталось?

Днем ему было не очень хорошо. Особенно, когда он потерял контроль над собой.

Сейчас, когда организм сильно ослаблен ядом, контролировать вхождение в боевую форму очень трудно.

Тогда он с трудом удержал тело от полного изменения.

Больше всего Эйрин боялся, что потеряв рассудок он войдет в боевую форму. Есть что-то более ужасное, чем вошедший в боевую форму, сумасшедший Ааш'э'Сэй?

Эйрин встал и подошел к окну.

Надо быстрее добраться до Южной Заставы и войти в пустыню. Пока он может контролировать себя.







Я развалилась на кровати и рассматривала "браслет", который мне одел Эйрин.

Щенок скакал по комнате как сумасшедший.

Он вообще навел мне тут хаос – порвал занавески, одеяло, раскидал все мои вещи и теперь радостно грыз мои перчатки.

Наверное, не надо было его в комнате оставлять. Но кто же знал, что я так задержусь?

Я положила руку на грудь и дотронулась до бирки, висящей на моей шее.

Ее я получила в тот день, когда прошла Третье Крещение, на бирке написано мое имя. Должно быть.

Я села и потянула цепочку, при ближайшем рассмотрении металлического прямоугольника, оказалось, что там действительно написано мое имя. Я подошла к окну, чтобы рассмотреть внимательнее.

На бирке было написано "Хана" и больше ничего, даже скучно стало.

В дверь постучались и через некоторое время она открылась.

Я обернулась – у двери стоял Азар и улыбался.

Надо бы у него кое-что узнать.

Я сделала непроницаемое лицо и сказала:

– Азар, ты зачем контракт отменил?

Помнится мне, он контракт заключил для того, чтобы Эйрин в Темный Мир спустился, а теперь отказался от Контракта. Нелогично.

– В нем больше нет нужды.

– Да? – Я изогнула бровь и сложила руки на груди.

Пусть знает, что я тоже не лыком шита.

– Да.

– Подробнее не объяснишь?

Темный хмыкнул.

– Все просто. Ты же не хочешь, чтобы Эйрин умер?

Я посмотрела на него и отрицательно мотнула головой.

– Нет конечно.

– А это значит, что ты все равно спустишься со мной. Верно?

Мммм...ну верно в принципе, нам же еще цветы эти мифические искать.

– Ну да.

Азар разулыбался и кивнул.

– Вот и все.

Ну если так, тогда ладно.

В этот момент кто-то с силой толкнул дверь, она распахнулась настежь, а бедняга Азар впечатался в стену.

За дверью стоял Рейган.

Это он наверно знал, что Азар за дверью стоит и отомстил ему за то, что тот все время его изображает.

Плохо изображает, кстати говоря. Если бы меня так изображали, я бы тоже рассердилась.

Рейган хмуро посмотрел на меня и сказал:

– Ты одна?

Я мотнула головой и показала подбородком на Азара, который теперь уже стал частью интерьера.

– А что?

Рейган меня удивил.

Он засмущался и потупился в пол.

Это еще что за реакция?

– Я поговорить хотел.

Азар отлепился от стены и выполз на свет Божий. Посмотрел с неприязнью на Рейгана и между ними завязалось соревнование – кто лучше изобразит Рейгана.

Выиграл Рейган, потому что изображать самого себя всегда легче.

Азар отдернул кафтан и, видимо признав поражение, вышел.

Безымянный с радостным лаем кинулся за ним.

Вообще, Аз был прав, когда сказал, что щенок будет быстро расти. Безымянный уже сейчас был размером с овечку. А ведь еще пару дней назад помещался в котомке.

Как только Азар с щенком вышли, Рейган закрыл дверь и умоляюще посмотрел на меня.

– Что? – Не нравиться мне взгляд его.

Лучше уж пусть как всегда – идиотом прикидывается. А сейчас смотрит на меня, как будто я золотая рыбка.

– Вы же к Темным собрались?

Я кивнула.

– Да, а что?

Рейган печально вздохнул и сказал:

– Мы тоже хотим.

– Мы – это кто?

– Я, Лейрис, Айрис и Алин.

А...так вот о чем они так долго совещались?

– Ну скажите Эйрину, он не откажет, я так думаю.

– Нет, он нас точно не возьмет.

– Это еще почему?

– Так оттуда вернуться нельзя.

Вот так новость.

– Как это?

– Ну вот так. Никто пока что не возвращался.

– А что, много было путешественников?

Рейган хмыкнул и сказал:

– Насколько мне известно – нет. Точнее – ни одного.

Аааа...ну тогда и переживать по этому поводу смысла нет. Кто знает, можно оттуда вернуться или нет, если еще никто не пробовал?

– А я тут при чем?

Рейган скорчил умоляющую гримасу и сказал:

– Так тебе Эйрин не откажет.

Может, стоит воспользоваться случаем?

Фантазия тут же нарисовала меня, устремившую гордый взгляд вдаль, руки сложенны на груди, одна нога на голове рогатого принца, преданно сидящего у моих ног.

Я тыкаю пальцем вперед и говорю: "Рейган! Тапки!"

Тяжко вздохнув, я вернулась в реальность.

Так...Эйрина значит попросить?

Сомнительно конечно, что он согласится, но попробовать можно. В большой компании всегда веселее.

Я сделала благодушное лицо, пусть помнит кто ему помог, и сказала:

– Хорошо.

Рейган торжественно кивнул и вышел из комнаты.

Я повернулась к окну и задумалась.

Главное, чтобы Эйрин меня теперь тут не оставил.







Азар спустился вниз и вышел на улицу.

Радостный смех буквально распирал его. Щенок крутился возле ног и Азар потрепал его за ушком. Щенок взвизгнул и лег на спину, подставляя белый животик. Азар присел на корточки и почесал щенка.

Помолвка Эйрина сыграла ему на руку.

Теперь девчонка точно хоть на край света за ними пойдет, а Эйрин ее не бросит. Знает же, что из Темного Мира вернуться нельзя. А кто бросит молодую невесту?

Азар был уверен, что даже если Эйрин запретит девчонке идти с ними, сам он в Темный Мир спустится. Ведь у него появился повод жить.

Еще и Высшие судя по всему, приняли их жертву, а это о многом говорит.

Свой контракт он отменил именно потому, что Печать действительно вытягивает жизненные силы. Кто знает, сколько времени они будут искать Оракул? А если девчонка умрет, отравленная Печатью, у Эйрина тоже не будет повода спускаться в Мир Темных Богов.

Азар поднялся и посмотрел на синее небо.

Любовь всегда можно использовать в своих целях. Владыка Мор часто так говорил, и Азар многому у него научился.

Любовь и в самом деле можно использовать.

В этот момент из здания вышел Эйрин и подошел к нему.

– Через полчаса мы выдвигаемся. Полетим, чтобы быстрее было.

– Хорошо.

– Ты знаешь, где должен быть Оракул?

Азар пожал плечами и сказал:

–Примерно.

– Этого достаточно.

С этими словами Эйрин повернулся к нему спиной и пошел обратно.

Интересно, а лететь они Азу как предлагают? На лошади?









Я стояла у окна и смотрела на улицу. В дверь легко постучали и через некоторое время она открылась.

На пороге застыл Эйрин, я ему мило улыбнулась, а он улыбнулся в ответ.

– А о чем ты с Азом говорил?

Эйрин мягко улыбнулся, подошел ко мне и провел по волосам.

Меня это немного смутило, не привыкла еще наверное.

–Мы отправляемся в Заставу через полчаса.

Я кивнула.

– Хорошо.

Эйрин нахмурил брови и сказал:

– Ты останешься в Заставе, вместе с остальными.

Теперь уже я нахмурилась.

– Нет.

Эйрин сжал губы и закрыл глаза.

– Это не увеселительная прогулка. Оттуда еще никто не возвращался.

Это ты меня напугать хочешь? Рейган уже просветил меня по этому поводу.

– Конечно никто не возвращался, туда же не ходил никто.

На скулах у Эйрина заиграли желваки и он грозно посмотрел на меня.

– Ты останешься в Заставе.

– Нет.

– Да.

Я начала злиться.

– Если ты будешь настаивать, я снова заключу с Азом Контракт.

Да...если бы взглядом можно было убить, я бы уже корчилась в предсмертных конвульсиях.

Эйрин еще некоторое время зыркал на меня, а потом расслабился и даже улыбнулся.

– Хорошо, пойдешь с нами.

Я тоже расслабилась и улыбнулась в ответ.

Вот оно - тайное орудие женщины.

Эйрин наклонился и поцеловал меня в макушку.

Ммм...что-то быстро он отошел.

Лучше бы в любви признался, скажу я вам.

– Будь готова через двадцать минут.

Я кивнула.

– Хорошо.

Когда Эйрин вышел из комнаты я опять повернулась к окну.

Придется разочаровать Рейгана. Если уж Эйрин с боем согласился взять меня, то их он точно не возьмет. Если только они все с Азом Контракт не заключат.

Я вздохнула.

Давить на Эйрина мне не понравилось, инстинкт самосохранения у меня развит достаточно хорошо. Но...помирать – так вместе. Верно?







Через десять минут я спустилась вниз. Все собрались возле Лиров и видимо ждали только моего появления. Рейган вопросительно посмотрел на меня, а я нахмурила брови и слегка покачала головой.

Извини друг, но тут такое дело...

Рейган тяжко вздохнул, но сразу пришел в себя.

Быстро он смирился.

Ко мне подошел Эйрин и сказал:

– Мы полетим.

– Ладно.

Чего это он меня предупреждает? Мы с Кишем уже не новички, летали.

– Азар полетит на твоем Лире, а ты – со мной.

– А почему на моем?

Киш к Азару особой симпатии не испытывает, не знаю даже, если согласится.

– Потому что твой Лир еще мало летал и молод к тому же. Ему может не хватить сил нести двоих.

– Аааа...ясно.

Значит мы подстроим "несчастный случай" несчастному Темному?

Следующие полчаса мы всей компанией уговаривали Киша смириться со своей участью.

Кот делал всякие пакости. Такие как: весьма правдоподобно изображал, что ждет когда Аз сядет, а потом менял положение тела и Аз бухался на землю. Как только Аз оказывался на земле, Киш начинал тереться об него рогами, чем удовольствия тому не доставял А самая его чудная пакость знаете какая была? Он позволил Азу сесть на него, расправил крылья и полетел. В полете перевернулся пузом кверху и Аз повалился на землю. Так как летели они невысоко, Аз не убился, чем вероятно Киша огорчил до крайности. Потому что летающий кот спикировал на распростертое на земле тело, тяжело приземлился на все четыре лапы и начал точить когти.

Эйрин довольно смотрел на выходки Киша, а потом сделал свое "Шшшшть" и Киш успокоился.

Меня вот он так не слушается. Но тут я Киша понимаю, против Эйрина вообще страшно выступать.

В конечном итоге мы расселись по Лирам, но тут перед нами встала еще одна проблема – Безымянный.

Щенок скакал у Лиров между лап, хватал их за эти самые лапы и радостно вякал.

Во дворе начали собираться люди, с интересом разглядывая незапланированное представление.

Когда бесплатно – всем интересно.

Щенок залез под Лира Рейгана и вякал оттуда. Рейган сделал каменно лицо и сделал "Шшшшть", после чего его Лир поджал все четыре лапы, погребая под собой Безымянного.

Наступила блаженная тишина.

Лир Рейгана поднялся почти сразу. Безымянный печально смотрел по сторонам своими алыми глазами. Одно ухо стояло торчком, другое грустно повисло.

Бедняга, досталось сегодня представителям Темного мира от Лиров.

Так как Рейган обидел маленького, мы решили, что он его и повезет. Рейган спорить не стал, даже странно.

Лиры поднялись в воздух и мы полетели на встречу солнцу.





Эйрин крепко обнимал свою молодую невесту и был действительно счастлив. Никогда еще не было ему так спокойно и легко. Даже ее слова о повторном заключении контракта не портили ему настроения. Эйрин посмотрел на Рейгана.

Как-то странно он себя вел. Зная бывшего ученика, Эйрин мог предположить, что тот захочет составить ему компанию в его путешествии, но Рейган к нему не подходил. Зато Эйрин заметил, как Хана отрицательно мотнула головой Рейгану, когда шла к ним.

И если Эйрин все правильно понял, Рейган провел беседу с ней .

Надо будет объяснить мальчику, как плохо использовать женщин в своих корыстных целях.

С другой стороны, Эйрин был уверен, что Рейган, вместе с остальными, последует за ним на некотором расстоянии, потому что Рейган никогда не отказывался от своих задумок.

Эйрин улыбнулся.

Так оно и лучше. Главное теперь Хану не подпускать к Азару и все.

Эйрин прижал девушку покрепче, чтобы не упала ненароком и улыбнулся.

Теперь у него есть все основания перевернуть каждый камешек в Темном Мире в поисках Миру.





Империя Ардейл. Южная Застава.



Командир заставы стоял на крепостной стене и смотрел на Великую Пустыню.

Когда-то в древности, здесь было Великое Море, край был богат и самодостаточен. Из всех уголков Империи сюда стекались торговцы с обозами, чтобы купить, такую редкую в других краях, рыбу. Дары моря сделали Юг торговым центром Древней Империи.

Алан повернул голову и посмотрел на старый маяк. Отсюда было видно только его очертания. Но Алан знал каждый камешек, каждую трещинку в стене белой башни.

По семейным преданиям, в те времена, когда Великое Море еще существовало, их род из поколения в поколение нес службу во благо Империи. Все они были служителями маяка.

Когда Алан был маленьким, они с братьями часто убегали сюда, чтобы поиграть в старой башне.

Тогда перед глазами Алана вставало Великое Море, огромные волны с грохотом ударялись о скалы, белая пена оседала на камнях. В почерневшем штормовом небе сверкали молнии и из облаков появлялся Дракон.

Алан улыбнулся, слегка прищурив глаза от удовольствия.

Дед рассказывал, что их род поселился вдали от берегов Великого Моря, когда один из сыновей тогдашнего служителя маяка покинул родной дом, поссорившись с родителем. Юноша отказался идти по стопам предков. Он не хотел быть служителем маяка, он хотел быть воином.

По семейным преданиям, смельчак снискал себе великую славу. И после распада Империи вернулся в родные края, где и осел.

Когда молодой воин покинул родительский дом, он отказался от имени предков, сказав, что его дети будут воинами. Величайшими воинами в истории Империи, а он будет основателем нового рода.

Слово свое он сдержал, его действительно признали одним из величайших воинов сначала Древней Империи, а потом и Империи Ардейл. Не смотря на то, что превзойти славу Хикар он так и не смог.

И все его потомки с гордостью носили его имя, смело идя по его стопам и без страха глядя вперед.

А разве может иначе вести себя воин, носящий имя "Драконье Сердце"?

Все потомки Дорэя были воинами. Все, кроме отца Алана, который не хотел махать мечом, а предпочел вести тихую и спокойную жизнь землепашца.

С тем, что старшие сыновья стали воинами, отец достаточно легко смирился, но вот Алина он отпускать не хотел. Самый младший как ни как. Кто-то же должен был получить в наследство участок, сады и дом. Из-за этого у них вышла ссора и Алин, в возрасте пятнадцати лет, убежал из дома. Записавшись в Священную Акадэмию Хикар, он добавил родителям, да и братьям, седых волос.

Алан с гордостью улыбнулся.

Самый младший из них достиг славы основателя их рода. Алина признали лучшим мечником Империи, когда тому было около двадцати.

Когда до них дошли слухи и легенды, отец плакал от гордости.

Алан отвернулся от маяка и посмотрел в другую сторону. Солнце уже садилось и в красных лучах заката он увидел группу Лиров, приближающихся к Заставе.

Командир тяжело вздохнул.

Кто бы мог пожаловать в их забытый Богами край, да еще и в таком количестве?

Алан кивнул часовому и спустился вниз.

Судя по тому, что незваные гости на Лирах, не иначе как кто-то из демонов пожаловал, а их количество может говорить об одном – еще одна внеплановая проверка.







Лиры мягко приземлились в центре двора. Я осмотрелась и первое, что увидела был постаревший Алин. Я поднапрягла память.

Так...помнится имена у них похожие были, значит его точно не Федя зовут. Вот всегда у меня так, забываю имена и потом вспомнить не могу. Мммммм...как же зовут тебя, дяденька?

Меня спас Алин – он слез со своего Лира и со всех ног кинулся к брату:

– Алан! Как дела?

А, точно, Алан! Надо запомнить.

К нам подошел Айрис и посмотрел на Эйрина.

Не знаю чего они там решили, но Эйрин поднял меня и передал Айрису.

Губы сами растянулись в довольной улыбке.

Приятнооооо...

Эйрин слез с Лира и подошел к Алину, пожал его братцу руку и о чем-то они там стали беседовать.

Я таращилась по сторонам, все равно делать нечего.

Так, что тут у нас? Южная Застава? Мммм..неплохо. Посимпатичнее, чем Северная.

Большое здание с четырьмя квадратными башнями, высокие окна, даже балкон есть. Здание выстроили из желтых камней, от чего смотреть на него было ну очень приятно. Здесь наверно и в пасмурные дни словно солнышко светит.

Я зажмурилась от удовольствия.

На снеговичка можно конечно не рассчитывать, да и искупаться не удастся, раз уж моря тут нет. Зато можно фигуры из песка лепить.

Песка я так понимаю тут достаточно? Так, ладно, хватит головой вертеть. Надо послушать, что они там все обсуждают.

Когда я подошла разговор был в самом разгаре.

Алан нахмурился и потер лоб, потом посмотрел на Эйрина и сказал:

– Ну вы хотя бы не ночью туда собираетесь?

Эйрин покачал головой и сказал;

– Нет конечно. Завтра на рассвете.

Алан кивнул и посмотрел на меня.

– О, кто к нам пожаловал?

Я сделала радостное лицо и сказала:

– Это я – почтальон Печкин.

Алан шутки не понял, но это нормально. Я вообще наверно так и помру непонятой.

Командир заставы слегка нахмурил брови и посмотрел на меня. Рассказывать ему про Простоквашино мне было лень и я перевела тему:

– А почему мы сейчас не можем выступить?

Я признаться мечтала о романтической южной ночи, как в сказке про Алладина. А тут такое...

Алан посмотрел на крепостную стену, за которой видимо и была пустыня.

– Потому что ночью из песков появляются песчаные псы.

Логично песчаные псы живут в песке, было бы странно, если бы они жили в горах.

Правда это мне все равно ни о чем не говорило, но раз Эйрин о них знает, значит все нормально.

Короткая прядь упала мне на глаза, противно покалывая кожу. Я подняла руку, чтобы отвести волосы от лица.

Алан во все глаза уставился на мое запястье, где на цепочке болталась бирка Эйрина. Потом посмотрел мне в глаза и удивленно поднял брови.

Ммм..можно и похвастаться.

Я улыбнулась во весь рот, похлопала ресницами и потрясла рукой перед глазами Алана:

– Я теперь невеста.

У командира Заставы вытянулось лицо, видимо от зависти.

Алан громко сглотнул и хрипло произнес:

– А жених кто?

Странная у него реакция, сам на мне жениться хотел, что ли?

Эйрин обнял меня за плечи и сказал:

– Я.

Мы дружно застыли, ожидая поздравлений, которых почему-то не последовало.

Командир Заставы замер с широко открытыми глазами и что-то шептал себе под нос, потом он начал глупо хихикать.

Алин некоторое время смотрел на брата, из-за чего я пришла к выводу, что подобное поведение не есть норма для Командира Южной Заставы.

Алин глубоко вздохнул и потрясенно посмотрел на Эйрина.

Эйрин невинно похлопал ресницами и сказал:

– Что?

– Эйрин...а мы ему говорили, что Хана – девушка?

Эйрин задумался, даже губу нижнюю слегка прикусил. Помолчав некоторое время он сказал:

– По-моему – нет.

Глава 7. Оракул


Империя Ардейл. Южная Застава.

Алин тряс брата за плечи до тех пор, пока он не перестал глупо хихикать. Как только глаза Командира Заставы сфокусировались на лице брата, тот произнес:

– Алан, Хана – девушка.

Командир некоторое время переваривал сказанное, после чего облегченно вздохнул и сказал:

– Да? Тогда ладно.

Я покачала головой.

Вот тебе и на, быстро же он в себя пришел. А я уже начала привыкать к всеобщему ступору и неадекватному поведению ближайшие двести миллионов лет.

Алан подошел к нам, пожал Эйрину руку, похлопал по плечу, радостно улыбнулся мне и сказал:

– Поздравляю.

Мы кивнули и Эйрин ответил:

– Спасибо.

В этот момент Безымянный, видимо уставший от компании Рейгана, спрыгнул на землю и разразился своим коронным вяканьем.

Алан посмотрел на песика и поманил его пальцем. Безымянный сделала гордую морду и пошел к Лирам.

Вот так, они все в Темном Мире гордые.

– Пойдемте в Крепость?

Алан и в самом деле уже был в полном порядке. Вот это нервы...мне бы такие.

Мы пошли в здание.

Я отделилась от всех и самая первая проникла в зал Крепости.

Зал был огромный, камина не было, но это наверное потому, что тут и так все время жарко. В центре зала стояли деревянные столы и скамьи. На второй этаж вела широкая лестница.

В принципе, если не считать отсутствия камина, планировка в общем, похожа на планировку Северной Крепости.

Меня невежливо толкнули и в зал вошел Рейган.

Так бы и надавала ему по рогам.

Кстати, а чего это он себе рога не открутил?

– Болва...то есть Рейган, – он повернулся ко мне. – ты почему при рогах, а?

Рейган разулыбался, но не ответил. Зато ответил Лейрис, который вошел в зал вслед за Рейганом.

– А ему нравится.

Я пожала плечами.

Странный он какой–то. Хотя, если вспомнить, что у них рога вместо короны, то все встает на свои места.

Безымянный влетел в зал и сразу же учинил беспредел – залез сначала на скамью, потом на стол и завалился там, видимо утомившись за сегодня.

Вообще, общение с Лирами не пошло ему на пользу. Он себя как котенок ведет, даже вяканье у него больше на мяуканье походит.

Вот и сейчас он попытался поджать под себя передние лапы, как это делают коты. У него естественно ничего не вышло и он огорчился. Оба уха печально повисли, нос начал странно дергаться.

Давай, глазом еще дергать начни и слезу пусти, чтобы сразу стало ясно, кто тебя этому обучил.

Безымянный меня разочаровал – глазом дергать не стал, а просто свернулся баранкой и накрыл голову лапой.

Я подошла к щенку и дунула ему в нос.

Кишу когда так делаю – он чихает. Безымянный открыл один глаз, посмотрел на меня как на дуру и снова закрыл его.

Мда...я так смотрю, все вы в вашем Темном Мире гордецы ходячие. Подождите, доберусь я до вашего мирка, сразу встанете на путь света и любви.

Пока я раздумывала над реформами, которые необходимо провести в Мире Темных Богов (ну там бороды всем отстричь, армию реорганизовать, отменить крепостное право и домострой, фабрики отдать рабочим, правителю торжественно вручить бревно) все, кого я сделала на финишной прямой, добрались до этого самого финиша. Самым последним в зал вошел Алан.

Эйрин подошел к столу и сел на скамью рядом с тем местом, где стояла я. Я, недолго думая, устроилась рядом.

Посмотрела на него, усиленно передавая картинки романтических прогулок под луной, пылких признаний в любви и писем, наполненных тоской. Все это я пыталась проделать посредством телепатии

Эйрин смотрел на меня и просто улыбался.

Так...я так понимаю, Эйрин к телепатии нечувствителен. Потому как я – Великий Телепат. Рядом со мной Вольф Мессинг – младенец.

Я вздохнула.

Может куклу Вуду сделать?

Зыркнула из-под ресниц на Эйрина.

Нет, тут кукла не поможет.

Пока я передавала Эйрину мысленные посылы к действию, вся наша компания расселась за столом.

– Обедать будем?

Азар смотрел на стол голодным взглядом.

Так как на столе все еще лежал Безымянный, я пришла к выводу, что отобедать он решил именно им.

Сейчас проверим на Безымянном мои телепатические способности.

Я закрыла глаза и представила себе Азара, который вгрызается в меховую лапу Безымянного. Потом корчит удивленное лицо, отплевывается белой шерстью и темномирскими блохами.

Продержав картинку в голове достаточно долго для того, чтобы Безымянный осознал весь ужас ожидающей его участи, я открыла глаза.

Безымянный лежал на столе пузиком кверху и тыкал лапой Азару в лицо, который зачем-то над ним склонился.

Так, моя телепатия неправильно работает. Азар я так понимаю уловил мои мысленные импульсы и последовал прямому приказу – вцепиться Безымянному в лапу с целью пополнить запас калорий. А вот Безымянный, судя по всему, всей душой жаждал, чтобы ему эту самую лапу отгрызли. Иначе не стал бы так фривольно тыкать розовой пяткой (я знаю, что у собак пяток нет) в нос Темного.

Я вздохнула.

Все, способности телепата развиты до максимально возможного уровня. Теперь можно и на магию переключиться. А раз уж мы теперь будем жить в Темном Мире – буду учиться черному колдовству. Как говорится – кто к нам с мечом придет – от меча и погибнет. Только в нашем случае наоборот.

Так...надо подумать.

Если у вас есть меч – тогда мы идем к вам со своим? Нет...как-то не очень звучит. Мммм...как же это сказать?

Я покрутила головой, в поисках нужного рекламно–агитационного слогана.

Мммм...ладно, потом подумаю. Сейчас надо заняться изучением Вуду.

Азар снял со стола Безымянного, от чего тот совсем расстроился. Опустив уши еще ниже, он залез под скамейку и затих там.

Перед нами поставили еду.

В желудке заурчало и я с удивлением поняла, что ела-то я очень давно.

Вот они – Эйриновские тренировки. Скоро на солнечную энергию перейду.









Айрис смотрел на Хану, которая явно что-то задумала. Помнится у нее такое же лицо было, когда Лейриса под глыбой льда погребли. Принц незаметно улыбнулся.

Интересно знать, и кому достанется ее внимание? Говоря по правде, всем тут уже досталось от нее. Ну, почти всем. Один Рейган вроде бы не пострадал.

Айрис призадумался над такой несправедливостью.

В самом деле, как так вышло?

Хана все еще над чем-то думала и Айрис перевел взгляд.

Неприлично на чужую невесту пялиться.

Слуга поставил на стол блюда с едой.

Еда была простая – каша, сваренная на густом мясном бульоне с кусочками мяса и хлеб.

Как только слуга покинул зал, Эйрин приступил к обсуждению плана.

– Вы все, кроме меня, Азара и Ханы остаетесь здесь. Возражения?

Рейган уставился в потолок, Алину внезапно понадобилось что-то сообщить брату, Лейрис невинно потупился в тарелку.

Айрис, как самый старший и ответственный, кивнул Эйрину.

Эйрин хмуро всех осмотрел и продолжил

– Ночевать в пустыне мы не можем. Поэтому завтра я отправлюсь один и посмотрю, как долго до развалин добираться. Азар и Хана останутся здесь.

Азар пожал плечами, выражая полное безразличие, Хана задумчиво кивнула.

Эйрин еще раз всех осмотрел и пришел к выводу, что возражений не последует.

На этом разговор завершился и повисла тишина.

Как только трапеза закончилась, Алан поднялся и сказал:

– Я скажу, чтобы вам показали комнаты.

Все кивнули.

Через десять минут зал опустел, а еще через полчаса Крепость погрузилась в сон.





Империя Ардейл. Южная Застава. На следующее утро.



Я стояла посреди двора и провожала Эйрина. Никто не вышел, так что нас тут было всего двое. Эйрин посмотрел на меня и сказал:

– Не покидай Заставу одна.

– Угу.

Зачем мне это? У меня есть кое-что поинтереснее.

Эйрин чмокнул меня в щеку и залез на Лира.

Лир расправил крылья и поднялся в воздух. Эйрин посмотрел на меня и улыбнулся. Я тоже улыбнулась.

Вообще, он какой-то улыбчивый в последнее время.

Я стояла во дворе до тех пор, пока Лир не скрылся из виду.

Ну что ж...теперь надо добыть материалы и приступать к изготовлению дьявольской куклы. Надо бы еще найти, на ком ее опробовать.

Я зашла в зал, кроме Айриса там никого не было и я потопала к нему. По пути скорчила печальное лицо – чтобы точно мне помог. В таких делах помощь мага лишней не будет.

– Айрииис...

Их Высочество посмотрел на меня.

– Что?

– Я куклу хочу.

– Ты еще в куклы играешь?

Лицо Айриса выражало искренне недоумение.

– Нет. Я магическую куклу хочу.

Я грустно повесила голову и смотрела на Айриса исподлобья.

Проверено еще на бабушке. Самый верный способ получить то, что ты хочешь. Только на Эйрина не действует, но я так смотрю, на Эйрина вообще ни одна из моих техник не действует.

– Магическую?

– Угу.

Я в довесок наклонилась немного вперед и начала болтать руками из стороны в сторону. Ну это чтобы он сразу понял, насколько сильно я опечалена отсутствием куклы.

– А ты знаешь, где ее взять?

Глаза Айриса загорелись искренним интересом. Вот что значит – настоящий маг.

– Ее надо самому сделать.

– Оооо...

Наверно он до этого кукол не делал, либо покупал готовые.

– А что для этого надо?

Я задумалась. Вообще-то кукол Вуду я еще не делала, так что я и сама не в курсе.

– Мммм...ну я думаю – глина или ткань. Потом – надо избрать того, на кого мы воздействовать будем.

– Ага. – Айрис кивнул, видимо идея ему нравилась все больше и больше.

– Так...потом нам нужна его кровь, слюни и волосы.

Айрис наклонился ко мне и сказал:

– Я знаю, на кого мы будем воздействовать.

Я села рядом, и ощущая себя мадам Мэндилип, сказала:

– На кого?

Айрис наклонился еще ниже и сказал:

– Рейган.

Дааа...а я думала, он братца любит.

Я поднялась и сказала:

– Хорошо, да будет так!

Итак, операция "Дьявольская кукла" вошла в первую фазу.







Империя Ардейл. Великая Пустыня.



Пески простирались до самого горизонта, ветер гнал их словно огромные волны. Нестерпимый жар поднимался от этого желтого моря, а воздух словно плавился.

Я наклонился к шее Лира и пристально всматривался вниз.

Там, где-то среди песков, погребен древний город. Помнится мы с мастером три дня пешком до него шли.

Тогда мастер сказал, что это для закалки характера и мы, оставив Лиров в Заставе, пустились в путешествие по пустыне. На город мы наткнулись случайно, благо там есть заброшенный колодец, иначе мы бы засохли в этой, проклятой Темными, пустыне.

Ночью мы отбивались от Песчаных Псов, что помогало согреться, днем же плавились под беспощадными лучами солнца.

Я выпрямился и посмотрел вперед.

Слава Богам, я еще помню направление. По моим подсчетам, достигнуть Древнего Города на Лире можно за пол дня. Если лететь естественно.

Рубашка уже промокла и прилипла к спине, волосы повисли влажными прядями.

Я посмотрел вниз, раздумывая, стоит ли опуститься ниже или лучше так поджариться?

Заставу я покинул не более часа назад, а это значит, что лететь мы еще будем долго.

Скорее всего, сейчас от раскаленного песка жар идет посильнее чем от солнца. Можно попробовать выше подняться, охлажусь да и видимость будет лучше.

Надеюсь в Заставе все нормально.





Империя Ардейл. Южная Застава.



Мы с Айрисом заняли исходные позиции, ожидая пока жертва покинет свое убежище.

Мы тут уже добрых полчаса стоим, а он все не выходит. Сколько можно спать-то?

Я посмотрела на Айриса, а он печально кивнул.

Так, похоже придется пробраться к Рейгану в комнату, пока он спит. Так будет даже лучше, подстрижем заодно. Правда как заставить его плюнуть – вопрос хороший.

Я, изображая из себя спецназовца, кивнула головой в сторону двери. Жестами показывая Айрису, что он должен занять позицию с обратной стороны.

Ну как в фильмах показывают? Тыкают на дверь пальцем и изображают умника, правильно?

Айрис удивленно открыл глаза и пожал плечами.

Потом подошел к двери и, с серьезным видом, постучал что было сил.

Да...в спецназ тебя точно не возьмут.

Дверь открылась минут через пять.

Заспанный Рейган посмотрел на брата и что-то нечленораздельно промычал. Айрис посмотрел на меня, а я потянула себя за ворот рубахи двумя руками, имея ввиду, чтобы он попросил у Рейгана его рубашку.

Я так подумала и решила, что если мы куклу сделаем из вещи, принадлежащей жертве – колдовство совсем на славу удастся.

Айрис, непонятно зачем, схватил беднягу Рейгана за воротник и начал трясти.

О, Боги! Он же из него так весь дух вытрясет! Хотя, если у Рейгана выпадет челюсть – проблема со слюнями решена.

Айрис продолжал взбивать гоголь–моголь из собственного брата. Так как несчастный еще не проснулся, сопротивляться он не мог – голова болталась взад-вперед, руки безжизненно повисли.

Ммм...хорошо, что Айрис не мой брат. Такой побудки я бы точно не пережила.

Айрис посмотрел на меня, радостно улыбаясь и как бы спрашивая – достаточно ли хорошо взбит Рейган? Улыбался он при этом ну очень радостно.

Я так думаю, что у него к Рейгану какие-то старые счеты есть, иначе он бы не тряс его так сильно.

Вдруг раздался какой-то звук – словно что-то грохнулось на деревянный пол.

Ну все, наверное у Рейгана рога отвалились.

– Айрис!

Принц увлекся и не обращал на меня внимания.

– Айрис! Айрис!

Я выпучила глаза и нахмурила брови.

Он наконец-то услышал и повернулся.

– Ум?

Принц поднял вопросительно брови, Рейгана он все еще продолжал трясти.

– Уходим!

Айрис кивнул и отпустил воротник рейгановской пижамы. Так как до этого он тряс беднягу как надо, Рейган на всех парах влетел в комнату.

– Дверь закрой и бежим.

Сейчас он очнется и конец нам обоим.

Айрис хлопнул дверью и мы быстро спустились вниз.

Эх...теперь куколки точно не видать. После такого, Рейган нас к себе точно не подпустит. А как все хорошо начиналось!

– Айрис.

– Ммм?

– Боюсь, что затею с куклой придется забыть.

– Почему?

Потому что кто-то растряс нашу жертву и она теперь затаится в каком-нибудь темном углу.

– Потому что Рейган на нас теперь точно обиделся.

Айрис задумчиво кивнул и сказал:

– А ты какое еще колдовство знаешь?

Странный он какой-то маг, может чернокнижник или некромант?

Я подозрительно прищурилась и сказала:

– А тебе зачем?

Айрис, с легким недоумением, посмотрел на меня и сказал:

– Просто...хотел посмотреть, как она работает.

Аааа...так ты значит как Эйрин – опыты ставить любишь?

Я задумалась.

Так...что я там еще знаю?

Гадания, но гадания в основном святочные, ворожба, предсказание судьбы...ммм...и все это исключительно по книгам. Нет-нет, не по таким. По нормальным книгам, про нормальных ведьм и магов.

– Ну...можно погадать.

Говорить Айрису, что гадают под Новый Год я не стала, чтобы не расстроился.

– Погадать?

– Угу.

Айрис задумался на некоторое время и кивнул.

– Как именно?

Теперь задумалась я. Мы с Айрисом вообще хорошая команда – по-очереди думаем.

– Можно сапог кинуть.

– А смысл?

Да чтоб я помнила!

– По-моему, так на жениха гадают.

Некоторое время мы посвятили тому, что выясняли, кому из нас будем гадать. Моя кандидатура отпала сразу – у меня-то жених уже есть. Так что выбор пал на Айриса. Он долго и упорно упирался – дескать ему жених не то чтобы даром, а даже с солидной доплатой не нужен.

Пришлось согласится. В самом деле, женихи девушкам полагаются. А я тут единственная такая.

Посовещавшись еще немного, мы решили, что сделаем доброе дело и погадаем Рейгану. Раз уж с куклой не вышло.

Так, теперь вопрос в том, как нам его сапог добыть.

Я покрутила головой и обнаружила того, кто нам этот сапог принесет.

Безымянный лежал под скамейкой, грустно смотря на нас.

Я подозвала его к себе и провела с ним сеанс телепатической связи.

Безымянный внял и направился наверх.

Мы последовали за ним.

Я подошла к двери в комнату Рейгана и легонько постучалась. Безымянный топтался рядом.

За дверью стояла гробовая тишина и я взяла на себя смелость ее толкнуть.

Рейган сидел на полу, глаза его были закрыты, а брови грозно нахмурены.

Ну, давай Безымянный, не подведи.

И он действительно не подвел – кинулся со всех лап к Рейгану, залез к нему на колени и стал, со всем присущим ему старанием, облизывать лицо.

А что – Рейган и сапог практически близнецы. Так сразу и не отличишь.

Раз уж так дело пошло, сама сапожишко добуду.

Я зашла в комнату и сразу же нашла то, что искала. Сапоги валялись неподалеку и я об них споткнулась.

Схватив один из них я быстро ретировалась, пока Рейган не пришел в себя.

Внизу меня уже ждал Айрис.

– Пойдем?

Их Высочество кивнул и мы вышли на улицу. Так как Рейган мог в любой момент спустится вниз, мы отошли подальше от Крепости и поближе к стене. Я дала Айрису Рейгановский сапог, дабы он, своей рукой нашел брату счастье.

Айрис взял мою добычу и кинул. Сапог описал дугу и перелетел за Крепостную стену.

Да...ходить тебе, Рейган, в девках до седых волос.

Мы постояли некоторое время, анализируя пришедшее и, дружно развернувшись, пошли в Крепость. Делать нам тут было больше нечего.









Рейган с огромным трудом оторвал от себя надоедливую псину. Удалось ему это далеко не сразу.

А все потому, что вчера они с Лейрисом решили отпраздновать помолвку Эйрина. Вот так-то. Праздновали они почти до утра и когда это все закончилось, принц с трудом добрался до постели. Он даже раздеваться не стал – просто скинул сапоги и лег. Из блаженного состояния сна его вырвал стук.

Слегка покачиваясь и ударяясь об мебель Рейган дошел до двери. Открыв ее, он некоторое время рассматривал визитера. За дверью стоял Айрис.

– Чего тебе?

Беседовать с братом ему совсем не хотелось, так что он был несколько груб. О чем и пожалел практически сразу.

Айрис, ни с того ни с сего, схватил его за воротник и начал трясти. Лицо у него при этом было такое, словно Рейган его личный враг, а не брат родной.

Если бы Рейган был в состоянии дать брату сдачи – он бы это сделал.

Айрис тряс его на удивление долго. Рейган даже засыпать начал. Видимо поняв это, Айрис отпустил его воротник и захлопнул за собой дверь. Как только Рейган приземлился на пол, он начал погружаться в сон, попутно отметив, что пожалуй не стоит хамить Айрису, когда ты напился. Себе дороже.

Глаза закрывались и Рейган расслабился.

Ничего страшного, на полу тоже можно неплохо поспать.

Откуда тут появился этот пес Рейган так и не понял. Только что в комнате он был один, а в следующий момент его лицо облизывает щенок.

Рейган поднялся и поплелся к кровати.

Высшие, пожалуйста! Пару часов сна!

Как только голова Рейгана коснулась подушки, он тут же уснул.





Империя Ардейл. Великая Пустыня.



Я увидел город издалека. Спустившись с Лира, я пошел к центру. Зверь следовал за мной.

Город занесло песком почти полностью.

Мое внимание привлекло то, что в том месте, где должен был располагаться храм, а теперь остался только фундамент, песка не было абсолютно. Поверхность каменной плиты даже не припорошило, а это о чем-то да говорит.

Я осмотрелся выискивая следы. Если кто-то сейчас находится под землей, в святилище, то следы должны быть.

Тщательно осмотревшись и не найдя каких-либо признаков постороннего присутствия, я сел на Лира.

Если Оракул находится под плитой, а на сколько мне известно в большинстве древних храмов святилища находились именно под землей, это может означать то, что внизу кто-то находится или находился.

Лир расправил крылья и мы направились в Заставу.

Я ошибся, когда предположил, что до города придется долго добираться. Мы долетели примерно за два часа. А это означает, что уже сегодня я смогу спустится в Темный Мир.



Империя Ардейл. Южная Застава.



Мне было скучно. Затея с куколкой не удалась, гадание провалилось и телепатическому воздействию никто не поддавался.

Скорее бы уже Эйрин вернулся, а то я тут зачахну как цветок без солнца.

Айрис сидел напротив меня и о чем-то думал.

Он вообще все больше и больше становится похож на Эйрина.

Я вздохнула и подперев голову рукой стала пялиться в окно. Азара не было, щенок наверное все еще в комнате Рейгана, Лейрис тоже не появлялся. Из всей компании мы видели только Алина, который поднимался на крепостную стену вместе с братом.

Вовремя мы ушли оттуда, а то бы пришлось объяснять, с какой целью мы окружающую среду сапогами бесхозными загрязняем.

Придя в крепость мы уселись за столом и принялись скучать.

Так мы и скучали, пока со стороны лестницы не послышалось шлепанье. По причине того, что я сидела лицом ко входу и лестница находилась позади меня, мне пришлось обернуться.

По лестнице, покачиваясь из стороны в стороны, шел Рейган. В руках он держал сапог и думал о чем-то весьма напряженно.

Я проверила, на месте ли рога и облегченно вздохнула – сей показатель общественного положения был на месте, а это значит, что отвечать нам только за сапог придется.

Рейган доковылял до нас и тяжело опустился на скамью.

Глаза у него были красные и лицо как-то подозрительно опухло.

Рейган печально посмотрел на брата и сказал:

– Я сапог потерял.

Айрис великодушно кивнул и ответил:

– Ну что же ты так, а?

От такой наглости даже я задохнулась.

Рейган повздыхал еще немного и, посмотрев в окно, сказал:

– Эйрин...

Нет-нет, Эйрин тут ни при чем, его вообще в это время в Заставе не было.

Только я хотела заступиться за него, как Айрис подскочил и, совсем не величественно, понесся к двери.

Я посмотрела в окно и увидела Эйрина, который уже слез со своего Лира и о чем-то говорил с Алином.

Как же быстро он вернулся? Или телепатия только на расстоянии действует?

Я поднялась и пошла на выход.

Пойду узнаю, чем его поиски завершились.







Азар смотрел из окна второго этажа на Эйрина, который только что слез с Лира. Темный хмыкнул и вышел из комнаты.

Скорее всего, Эйрин уже нашел Древний Город, иначе бы не вернулся так рано.

Когда Азар спустился вниз, Эйрина уже окружили со всех сторон. Темный посмотрел на это безобразие и вернулся в здание.

Какая разница, все равно обсуждать они будут при всех и точно не снаружи.

Молодой Бог устроился за столом и посмотрел на второго принца.

Видок у него был весьма грустный, что Азара обрадовало до глубины души. Рейган сидел опустив плечи и с неземной тоской рассматривал сапог. Что он пытался сделать Темный так и не понял.

Азар оказался прав, буквально через несколько минут в зал вошел Эйрин, Хана, Алин и Айрис. Эйрин сел напротив Азара и когда Хана села рядом, сказал:

– Я нашел город, он оказался значительно ближе, чем я предполагал. Разве тот остров не по середине моря находился?

Азар покачал головой.

– Нет, Священный Остров перемещался, дрейфовал можно сказать. Движение прекращалось только тогда, когда наступал период паломничества. Ваши маги наводили порталы и удерживали остров на месте.

Эйрин кивнул.

– В таком случае, мы можем отправиться прямо сейчас.

Азар пожал плечами.

Раз уж Город уже нашли, можно и не спешить особо.

На самом деле Азару хотелось растянуть последние часы своего пребывания в Среднем Мире.

Эйрин подался вперед и сказал:

– Ты знаешь, где именно находится Оракул?

– Да. Там же где и все прочие – под землей.

Лейтенант кивнул.

– В этом случае у нас может быть проблема.

Азар вопросительно посмотрел на Эйрина.

– Какая именно?

– Похоже, что там кто-то побывал. Причем совсем недавно. И возможность того, что он все еще там, есть.

– Ты уверен?

Эйрин кивнул.

– Да.

Азар потер подбородок.

Есть вероятность того, что Мор впал в гнев и выслал за ним убийцу. Придется быть предельно внимательным.

– Понятно.

Эйрин посмотрел на девушку и сказал:

– Ты готова?

Девчонка кивнула.

– Хорошо. Тогда выдвигаемся.

Меньше чем через десять минут они сидели на Лирах.

Рогатый Лир не стал сегодня показывать характер и послушно стоял на месте, пока Азар на него садился.

Темный улыбнулся.

Рогатые Лиры всегда отличались скверным характером, в тоже время они были верными и на редкость сообразительными.

Лиры поднялись в воздух.





Алин стоял на крепостной стене и наблюдал. Как только Лиры превратились в маленькие точки на фоне неба, лейтенант спустился со стены и направился в здание.

Три пары глаз в ожидании уставились на него.

Рейган уже пришел в себя и лениво улыбался, Айрис подпер подбородок рукой и смотрел на Алина, Лейрис начал разглядывать потолок.

– Готовы?

Воины кивнули.

– Тогда выступаем.

Через несколько минут в воздух поднялись еще четыре Лира.

Лиры заложили вираж и пустились в погоню за теми, кто отбыл несколькими минутами раньше.



Империя Ардейл. Великая Пустыня. Древний Город.



В самом центре города, там, где в глубокой древности располагалось святилище Богов, опустились два Лира.

Эйрин спустился на землю и помог Хане слезть. Азар уже ждал у развалин древнего храма.

Как только они подошли, Темный повернулся лицом к колонам и осмотрел каменный фундамент разрушенного святилища.

Как и говорил Эйрин, на плите песка не было.

Темный хмыкнул и опустился на колени. Положив руки на одну из ступеней, он надавил на нее. Камень поддался очень легко, словно и не пролежал тут многие века. Это еще раз доказывало, что плиту двигали совсем недавно.

Когда ступень отошла в сторону, перед спутниками открылся проход вниз.

Об этом ходе мало кто знал, его считали запасным.

Раньше, когда здесь еще стоял храм, от алтаря к Оракулу вел портал, который был уничтожен вместе со зданием.

Темный пошел вперед, за ним шла девушка, процессию замыкал Эйрин.

Азар шел легко, всматриваясь в темноту.

Возможно, здесь действительно кто-то побывал, но вряд ли Мор стал бы подсылать к нему убийц. Особенно если учесть, что Азар был не просто его другом, но и правой рукой. Многие из Молодых Темных подчинялись именно Азару, потому как он был прекрасным полководцем и воином, чем и заслужил всеобщее уважение. Было бы глупо со стороны Мора убивать его, потому что нечто подобное могло повлечь за собой недовольство.

Как только лестница закончилась и перед глазами Темного предстал зал, он остановился.

Оракул стоял в центре помещения, по поверхности пробегали золотистые искры, а это означает, что Оракул все еще действует.

Азар тщательно осмотрел зал, сзади к нему подошел Эйрин и не менее внимательно осмотрелся.

Демона первым заметил Эйрин.

Слегка задев Азара локтем, он показал глазами наверх.

Темный улыбнулся.

Низший демон лежал на колоне, свернувшись и спрятав голову.

Азар кивнул Эйрину и громко кашлянул.

Демон резко поднял голову и в тот же миг Эйрин метнул кинжал.

Тело демона упало на каменные плиты с глухим стуком.

Темный постоял еще несколько минут, на случай если демон был не один.

В зале повисла тишина.

Как только Азар убедился в том, что демон не имел сообщников, он повернулся к Эйрину и сказал:

– Оракул все еще действует, но сил у меня мало. Я не смогу долго держать врата открытыми. Поэтому – поспеши.

Эйрин кивнул.

– Я пойду первым, девчонка за мной.

Эйрин нахмурился.

– Это на случай, если я не удержу портал. У нее больше шансов найти Миру, ты же будешь слабеть с каждым днем. Согласись, будет печально, если ты помрешь в нескольких шагах от них?

– Я согласна!

Хана высунула голову из-за локтя Эйрина и во все глаза смотрела на Оракул.

Темный хмыкнул.

– Тогда вперед.

Подойдя к Оракулу, Азар взял у Эйрина кинжал и полоснул себя по ладони, как только выступила кровь, он резко махнул кистью, окропляя переливающуюся поверхность.

Внутри Оракула забурлил черный дым, золотые искры стали кроваво–красными. Поверхность пошла трещинами и через мгновение открылся проход в Мир Темных Богов. Азар расправил плечи и шагнул.

Со всех сторон к молодому Богу понеслись ярко-красные искры. Они впивались в его тело и лицо, причиняя мимолетную боль и возвращая утраченную силу.

Азара буквально разрывало на части от собственного могущества. Магия дарила ощущение полета, заставляла смеяться, презрев возможную опасность.

Сосуд, в котором до этого ютился Молодой Бог, вспыхнул алым пламенем, оплавляясь и стекая к ногам.

Азар вздохнул полной грудью и раскинул руки, отдаваясь во власть доселе неведомых ощущений.

Как только пьянящее чувство прошло, он оглянулся назад.

Вход начал закрываться.

Азар рассмеялся.

В этот момент Эйрин схватил Хану, которая шла немного позади Азара, за шкирку и выкинул наружу. Девушка сделала перекат и села на корточки. Подняв глаза она увидела, что вход практически закрылся.

Лицо побледнело, глаза с немой мольбой смотрели на Эйрина.

Не понимая причин его поступка она тихо прошептала:

– Почему?

Эйрин грустно улыбнулся и, за миг до того как проход закрылся, сказал:

– Потому что я люблю тебя.

Глава 8. Река Забвения


Империя Ардейл. Великая Пустыня. Древний Город.



Врата закрылись и в зале повисла тишина.

Я сидела на корточках, смотрела перед собой и не могла поверить в то, что произошло.

В горле встал ком.

Разве это справедливо? Почему он так поступил?

Я встала и подошла к Оракулу, который представлял собой огромное яйцо. Постучала по нему пальцем, в надежде, что он опять заработает. Потом, по-старинке пнула его ногой. Не помогло. Я начала злиться.

Вот значит как? Невеста-невеста, а сам меня бросил.

Я со всей силы ударила ладонью по Оракулу.

Зря наверно. Потому что он развалился.

Некоторое время я глупо смотрела на обломки.

Кто же знал, что он такой хрупкий? Из картона его что ли сделали?

Пнула ногой кусок того, что раньше было Вратами в Мир Темных и разревелась.

Обидно. И вы бы тоже разревелись, если бы с вами так поступили.

Я села на пол и обняла колени руками.

Вот найду этого и Эйрина, и тогда...

Я начала строить коварные планы мести.

Лучше уж это, чем просто сидеть и реветь как дурочка.

А слезы все равно текли и на душе было тоскливо.

Рейган сказал, что из Темного Мира нельзя вернуться. Значит Эйрин решил сбежать от меня?

Я встала и сжала кулаки. Злость поднялась волной, дыхание стало прерывистым и я выдохнула сквозь зубы.

Ну подожди у меня, женишок сбежавший!

Со стороны лестницы послышались легкие шаги. Так как Эйрин шел последний, в том, что здесь сейчас оказались незнакомцы виноват именно он. Он вообще во всем виноват.

Я спряталась за колону. В зале было темно, поэтому монстра я увидела не сразу, а в тот момент, когда наступила на его руку.

Я тихо присела и уперлась руками в каменные плиты.

Монстр что-то сжимал в лапе. Я осторожно, двумя пальцами, потянула это что-то. Оказалось, что это игла.

Бедняга, сидел тут наверно вышивал в тишине и покое, а его убили. Ни за что ни про что.

Ладно-ладно, шучу. Не будет такой уродец вышиванием заниматься. Я положила иглу на пол и выглянула из-за колоны.

В зал как раз вошел, кто бы вы думали?

Их Высочество принц Айрис! В руке он держал факел, что позволило мне рассмотреть идущих следом. А следом за Айрисом топали Рейган, Лейрис и Алин.

Похоже, можно вылезать из своего убежища.

Я вздохнула и поднялась. Вообще, мне не очень-то хотелось видеть кого бы то ни было, но во всяком случае я не одна буду.

Обида на Эйрина напомнила о себе, но я сжала губы покрепче и гордо подняла подбородок.

Пусть видят, что мне все равно.

Сбежал и сбежал. Скатертью дорожка.

Когда я гордо выползла на свет, в мою сторону направили все оружие, которое только у них было. Айрис держал стилет, Рейган с Алином катоны, а у Лейриса на руке был маленький арбалет. Я такой у Рашны видела.

Интересно, где он его взял?

– Это всего лишь я. – Как можно более гордо произнесла я.

Алин сочувственно глянул на меня и сказал:

– А Эйрин где?

– Ушеееееееел...

Слезы опять потекли рекой и я отвернулась.

И ничего мне не обидно, это мне муха в глаз залетела. Ладно, слон.

Алин подошел ко мне и обнял.

– Ну что ты, девочка. Он же ради тебя...

Я оттолкнула Алина и закричала:

– Ради меня? Взял и бросил меня, ради меня?

Алин нахмурился и сухо произнес:

– Истерику прекратить!

Я хлюпнула носом и честно попыталась прекратить.

Ничего не вышло. Я конечно уже не ревела в голос, но слезы все равно текли и меня трясло.

Рейган с Лейрисом отвернулись и стали изображать Шерлока Холмса – рыскали по всему залу, переворачивали осколки разломанного мной Оракула и вообще делали все, что угодно, лишь бы не смотреть на меня.

Ну и не надо. Как будто мне доставляет удовольствие перед вами тут рыдать.

Айрис убрал стилет в рукав и подошел ко мне.

– Послушай, я бы тоже не взял тебя с собой.

Я опустилась на пол.

– Почему?

– Потому что, как ни странно – это опасно.

– Но я же воин.

И в самом деле, я же воин? Или он решил, что раз я стиль свой еще не создала – то и пользы от меня не будет?

Алин сел рядом и погладил меня по голове:

– Ты воин, только ты еще и девушка.

Да? Я сейчас прямо-таки прозрела.

Тут до меня дошло кое-что и я пробурчала:

– Он меня обманул.

Алин нахмурился и сказал:

– В смысле?

– Сказал, что возьмет меня с собой и не взял.

Терпеть не могу, когда врут.

Алин задумался на некоторое время, а Айрис слегка иронично произнес:

– А ты разве не знаешь, почему он так поступил?

Я помотала головой – кто вас мужчин поймет? Говорите одно, а делаете совсем другое.

Айрис подозрительно хмыкнул и ответил:

– Он же с самого начала не хотел, чтобы ты в Темный Мир спускалась, верно?

Я задумалась.

В принципе, Айрис прав. Если вспомнить “дружескую” беседу Эйрина с Азаром, и разговор со мной на следующий день...

– Ну да. – Это я сказала как можно тише, потому как неприятно признавать поражение.

– А что заставило его изменить решение?

Не что, а кто. Я – Великий Разум Вселенной.

– Я.

Айрис наклонился ко мне и тихо произнес:

– Скажу по секрету, Эйрин редко меняет принятые им решения. Это тебе на будущее.

Я обиженно потерла нос.

Доля истины в его словах есть. Не надо было мне Эйрина шантажировать. Так уж и быть, запомню.

Я подняла глаза на Айриса, который мило улыбался и сказала:

– Скажу тебе по секрету – я тоже.

На мгновение повисла тишина, после чего Алин расхохотался, а Айрис мягко улыбнулся.

– Вот и хорошо.

К нам подошли Рейган с Лейрисом, Рейган держал в руках осколок Оракула и хмурился. Потом посмотрел на меня и сказал:

– Как это вышло?

Я немного смутилась и ответила:

– Он ударился об мою руку.

Рейган покачал головой. Айрис взял осколок в руку, осмотрел и сказал:

– Ничего страшного, мы бы все равно не смогли им воспользоваться.

Вот это новость.

– Почему? – Раз уж все молчат, изображая умников, сама спрошу.

– Этот храм возвели очень давно, всех подробностей я не знаю. Могу сказать одно – открыть портал может лишь Бог.

Оооо...а вот это совсем хорошо. Даже если бы я этот Оракул не разломала, он бы все равно оказался бесполезен.

– Так мы что, теперь не сможем за Эйрином отправиться?

Такая перспектива меня не обрадовала. Во-первых, я должна ему все высказать – врать нехорошо, пусть тоже запомнит на будущее. Во-вторых, наверно стоит извиниться за неудавшуюся попытку шантажа. Ну и в-третьих, без него тут скучно. А ведь еще цветочки искать надо. Пусть только попробует умереть, пока я его не спасу!

Айрис задумался.

– Может быть, поднимемся наверх? Раз здесь нам делать все равно больше нечего?

Рейган тоскливо смотрел в сторону лестницы и переминался с ноги на ногу.

Клаустрофобия у него, что ли?

Айрис кивнул и они пошли на выход. Я немного задержалась, потому что хотела забрать с собой иглу.

Мало ли, решу вышиванием заняться?

На самом деле, я вот что подумала. Раз этот монстрик засел тут в засаде, оружие у него должно быть чрезвычайно смертоносным, верно? Он же Бога решил убить. Так что, учитывая то, что мы направляемся в Мир Богов, не будет лишним иметь козырную карту в рукаве. А точнее – перчатке.

Мне хватило ума не пихать иглу за пазуху, если уж у нападавшего было только это, то варианта два – либо игла заколдована, либо – отравлена.

Видите? Общение с Эйрином пошло мне на пользу, я уже думаю. Иногда.

Хорошо что перчатки длинные, и есть накладка, которую можно использовать как кармашек.

Я окинула зал прощальным взглядом и пошла к лестнице.

Проход сюда был открыт, поэтому света мне в принципе хватило, так что я всего лишь пару раз приложилась к стене и один раз споткнулась на ступеньках.

Когда я вышла на свет солнца, то первым делом зажмурилась. Несмотря на то, что солнце вот-вот должно было скрыться, свет все равно резал глаза, заставляя их слезиться.

После беседы, проведенной с Айрисом, точнее – Айрисом со мной, на Эйрина я больше не злилась. Тем более, что он все-таки сказал те самые слова, которые я так хотела услышать.

Против воли я улыбнулась.

Теперь все будет хорошо. Вот спустимся в Темный Мир, наведем там шороху, найдем лекарство и выберемся обратно. А если не выберемся – так это ничего. Азар же там жил?

Только вот, есть проблема, мне в принципе все равно, где быть, а остальные как же?

Эти самые остальные сидели в тени колон и ждали меня.

Я подошла к ним и присела рядом.

Айрис прочистил горло и сказал:

– Итак, начну.

Айрис обвел нас взглядом.

– Все знают о Реке Забвения, верно?

Мы кивнули.

– Как я уже говорил, – он посмотрел на меня и я кивнула соглашаясь. – Река Забвения соединяет Миры, возможно не только наш с Темным и Светлым, но и другие.

А вот это уже интересно. Помнится я в речке тонула, перед тем, как сюда попасть. Любопытно, никогда бы не подумала, что в нашем маленьком и не очень современном городке несет свои воды Река Забвения. Сколько же там народу пропало?

– Теоретически, мы можем воспользоваться этим путем.

Рейган посмотрел на брата и сказал:

– Почему теоретически?

Айрис глубоко вздохнул и ответил:

– Я полагаю, что Река не является Рекой в полном смысле этого слова. Представь себе поток магии, ну или огромный портал.

Рейган кивнул.

– Представил.

– Так вот, магия и представляет собой Реку.

Я себе такого представить не смогла, потому как я воин, а не маг.

– И?

Рейган с интересом смотрел на брата.

– Поток магии периодически меняет свое течение, вливаясь в разные реки. Я имею ввиду, нормальные реки. То есть, сложно сказать, где именно Река Забвения впадает в обычную реку. Ясно?

Мне было не понятно кое-что:

– Подожди, если так, то получается, любая река по всему миру может быть Рекой Забвения?

Айрис кивнул.

– Да. Довольно часто бывает, что кто-то вроде как утонул в реке, а тела не нашли.

Мммм...ну да, я в моем мире попадаю как раз в такую категорию.

Айрис видимо понял, что я не справляюсь своими силами и поспешил на помощь.

– Смотри, есть магический поток, он постоянно изменяется, выходя на поверхность вместе с рекой. Ясно?

Я кивнула, слегка обиженно.

Эту часть я хорошо поняла.

– Но, он не всегда совмещается с одной и той же рекой. Другими словами, ты можешь всю свою жизнь нырять в родной речушке, в одном и том же месте, и все будет нормально. Пока в один из дней, Магический Поток не сольется с этой рекой. Ты можешь этого даже не узнать, потому что в этот день тебя там не будет, а на следующий день Река Забвения изменит свое русло и сольется с какой-нибудь другой.

Я кивнула, выражая благодарность.

Спасибо Ваше Высочество, я все поняла.

– Один только вопрос – как нам этот поток искать?

Айрис хмыкнул и посмотрел на Алина, тот кивнул. Принц опять посмотрел на меня и сказал:

– Есть места, которые как бы притягивают магию. Кроме того, мы знаем, где река ранее выходила на поверхность.

Я удивленно посмотрела на Айриса.

– Да? И где же?

Ответил Алин:

– В Священной Акадэмии Хикар.



Мир Темных Богов.



Когда проход закрылся Азар оглянулся на Эйрина и пожал плечами. Эйрин равнодушно посмотрел на него и ничего не сказал. Вместо этого, воин осмотрелся. Они оказались в пещере, очень похожей на одну из тех, что находятся под Акадэмией.

Крутые своды, черный камень и постоянный грохот. Эйрин нахмурился и посмотрел на Азара. Тот слегка наклонив голову ответил:

– Река.

Эйрин кивнул.

Туда-то ему и надо.

Азар повернулся к нему спиной и пошел вперед.

– Азар.

Темный обернулся.

– Что?

– Это за тобой приходили, верно?

Темный кивнул. А Эйрин ухмыльнулся.

Не все у них тут гладко, как он предполагал.

– Я помогу тебе найти Миру.

Азар снова повернулся к Эйрину спиной.

Несмотря на то, что Темный вернул себе силу, особых изменений в его внешности не произошло, разве что движения стали более грациозны.

Сразу понятно, что воин.

– Спасибо.

Спина Азара закаменела и он продолжил:

– После этого, ты можешь убираться отсюда.

Эйрин слегка присвистнул.

– С чего бы это ты так раздобрился?

– Не твое дело.

Эйрин пожал плечами, не хочет говорить – не надо.

– В таком случае, может расскажешь как?

Азар остановился и прислушался, потом повернулся к Эйрину и сказал:

– По Реке.

– Каким образом?

Азар вздохнул и великодушно ответил:

– Ты же не маг?

– Нет.

– Вот и нырнешь в речку. Она только магов и Богов выталкивает. Остальных вроде бы нет.

– А ты откуда знаешь?

Азар хмыкнул и сказал:

– Пробовал.









Темный Бог смотрел на беловолосого Ааш'э'Сэй и сам себе удивлялся. Если так продолжиться, ему не останется ничего другого, кроме как вернуться к Отцу.

Причин своего поведения Азар объяснять не стал, а было все на редкость просто.

Если Мор действительно отправил за ним демона, это значит, что он решил от него избавиться за пределами Темного Мира. Своим побегом Азар сыграл ему на руку. Ему так или иначе придется прийти к Владыке, но тот скорее всего не решится открыто принять какие-либо меры по устранению его, Азара.

Темный решил не доставлять Мору удовольствие, приведя к тому Эйрина.

Обойдется, в следующий раз будет думать, стоит ли покушаться на друзей.

Говоря по правде, Мор и Азар не были такими уж большими друзьями. Азар был довольно близок с Лестом, предыдущим Владыкой. Именно Лест поднял молодых Богов против Ашара, а потом стал тем, из-за кого произошел раскол в стане Новых Богов и началась братоубийственная война. Лест держал на Отца обиду, ведь если бы не он – Эйла была бы жива. Молодого Бога поддержали многие несогласные, одним из которых был и Мор.

Когда Ашар был изгнан, отступники спустились в его Мир, который и стал их домом. Через некоторое время к ним присоединился и Азар.

Во время правления Леста, в Темном Мир было довольно спокойно, Боги хотели жить по своим законам, а не по законам Отца. Средний Мир их не интересовал, да и жители среднего Мира тоже. Кто заметит букашку, что ползает под ногами? Темные были горды, очень горды. Чем и воспользовался Мор, когда Лест исчез.

Правда со временем, Темные затосковали по свету солнца, что и послужило причиной их попыток захватить Средний Мир.

По словам Мора, Лест бежал ночью, заключив договор с Отцом, который обещал принять его обратно, если он выполнит определенные условия. В свое время Отец сказал это всем отступникам и Азар знал, что Лест, так же как и он тоскует по небу, облакам и крыльям.

По договору с Отцом, отступник должен был прожить в Среднем мире как смертный, помогая тем самым презренным букашкам, на которых Темные даже смотреть не хотели.

Так что, есть вероятность, что сейчас Лест где-то в Среднем Мире, помогает смертным и Ааш'э'Сэй, искупая свою вину перед Отцом. Азар не поддерживал друга, но понять его он мог.

Хотя сам он никогда не пойдет на что-то подобное.

Азар оглянулся на Эйрина и тут же отвернулся.

Он и сам не до конца понимал свой поступок.

Сейчас он просто хотел избавиться от Эйрина и никогда его больше не видеть.

Даже самому себе он не мог признаться, что слегка ему завидует.

Коридоры подземных пещер изгибались, одна пещера переходила в другую, образуя лабиринт.

Сейчас они были в довольно большой пещере.

Огромная и полукруглая, она имела всего три выхода – один из них вел вниз, туда где грохотали воды Реки, второй – в Долину, а из третьего они только что вышли.

Азар остановился по центру пещеры и подождал, пока подойдет Эйрин.

Темный нахмурился. За все время, что они путешествовали, он даже немного привязался к лейтенанту, потому что тот чем-то напоминал ему Леста, а Леста ему очень не хватало.

Кто сказал, что Темные Боги – злобные Твари? Так же как и Светлые, они могут любить и ненавидеть, могут плакать и смеяться.

Азар вздохнул.

Причин для ненависти у смертных было много, но Темные тоже хотели кусочек голубого неба и аромат цветов. Они тоже хотели жить, а не существовать, застыв во времени.

В этом Мире не было вчера и не было завтра, единственным звуком, скрашивающим одиночество, был грохот подземной реки.

Эйрин остановился рядом и посмотрел на Аза.

– Здесь мы разойдемся.

Эйрин кивнул.

– Ты пойдешь в этот проход, – Азар мотнул головой в сторону туннеля. – никуда не сворачивай. Туннель ведет прямо к Реке, ты и сам сможешь найти эти цветы.

Лейтенант хмыкнул.

Несмотря на то, что Азар обещал помочь, идти вместе с Эйрином он не собирался.

Он же Темный Бог в конце концов, а не нянька. Даже если цветов нет, Эйрин сможет вернуться в Средний Мир и умереть там. Потому что умереть, глядя на солнце родного мира намного лучше, чем в Долине Темных Богов.

Эйрин посмотрел на Аза и хлопнул его по плечу.

Темный поморщился.

Обняться еще не хватало.

В этот момент за спиной послышалось легкое покашливание и Азар обернулся.

Владыка Мор стоял, оперевшись плечом о стену пещеры. На лице играла легкая, ироничная улыбка.

Из второго туннеля появился Пес владыки. Белая Тварь смотрела на них кроваво–красными глазами.

– Я так и знал, что ты появишься здесь, мой дорогой друг.

Мор ласково улыбнулся и протянул к Азару руки.

Тварь закрыла единственный проход к Реке, которым мог бы воспользоваться Эйрин.

Азар отступил назад и положил руку Эйрину на плечо. С кончиков пальцев сорвались красные искры.

Эйрин медленно опустился на колени, теряя сознание.

Азар поклонился и с холодной улыбкой произнес:

– Прими мой дар, Владыка Темного Мира.





Когда Эйрин открыл глаза, то первое, что он увидел был потолок камеры. Лейтенант сел и осмотрелся. Камера была небольшая, решетка закрывала маленькое окно под потолком, в который падал бледно-голубой свет.

Эйрин сидел на полу, руки ему сковывать не стали, что логично, потому что бежать отсюда он скорее всего и так не сможет. Пояс с кинжалами исчез вместе с кафтаном, хорошо хоть сапоги не сняли.

Он ощупал голенище и поморщился.

Даже туда залезли.

Эйрин всегда носил маленький нож, спрятав его за голенище сапога. Только вот сейчас ножа там не было.

Темные, что сказать.

Лейтенант провел рукой по лицу и кинул беглый взгляд на предплечье.

С тех пор, как он оказался в этом мире, рука практически перестала болеть, отек не увеличивался, да и в принципе, чувствовал он себя неплохо.

Только вот надолго ли?

– Эй, пленник!

Эйрин посмотрел на визитера.

За решеткой, закрывающей выход на волю, стоял какой-то уродец и глумливо на него пялился.

Эйрин холодно посмотрел на него и отвернулся.

– Я к тебе обращаюсь!

Лейтенант убрал руки в карманы и начал насвистывать.

Если этот уродец зайдет в камеру, чтобы поучить его уму-разуму, можно будет выбраться отсюда, не пролагая особых усилий.

Уродец оказался умнее, чем Эйрин предположил – он просто схватился за прутья и наклонился ниже.

– Ты знаешь, где оказался?

Лейтенант презрительно хмыкнул.

Уродец визгливо рассмеялся и отпустил прутья:

– Не пытайся бежать, отсюда даже Бог не смог выбраться.

Сказав это уродец развернулся и ушел.

Эйрин некоторое время смотрел на решетку и отвернулся.

Даже Бог?

Демон презрительно усмехнулся и закрыл глаза. В следующий момент тело свело судорогой и он опустился на колени.

Когда Эйрин поднялся, лицо скрывала белая маска. Красные глаза с легкой брезгливостью смотрели на ненавистную решетку.

Посмотрим, что вы на это скажете.





Темный Мир. Цитадель Владыки.



Мор вальяжно расположился на троне и, с нежной улыбкой на устах, смотрел на Азара. Темный только что закончил свой рассказ и стоял, преклонив колени и опустив голову.

Азар переоделся – на нем был черный плащ, широкий капюшон скрывал лицо. Владыка тихо поцокал языком.

Как жаль, что затея не удалась.

Мор поднялся и подошел к Азару.

– Признатся, я подумал, что ты меня предал.

Азар ничего не ответил и Мор со скучающей улыбкой подошел к высокому окну.

За окном раскинулась Долина – черное плато с маленькими домишками, окруженное пещерами и туннелями.

– А я подготовил тебе сюрприз.

Азар поднял голову и, слегка прищурив глаза, посмотрел на Мора. Повелитель стоял к нему спиной, разглядывая свои владения.

– Сюрприз? Какой же?

Голос звучал спокойно, можно сказать – холодно.

– Я думал, что ты заключил договор с Отцом.

Азар молчал.

– И я решил, что ты скорее всего вернешься сюда, ведь здесь у тебя есть кое-что ценное...

Мор обернулся.

– А потом вернешься в Средний Мир, как это сделал мой брат.

Азар снова опустил голову.

Губы побледнели от гнева, но не стоит Мору видеть его в таком состоянии.

Заключивший договор с Отцом, получает смертное тело и теряет почти все свои силы. В этом случае Бог, потерявший все, может покинуть этот Мир по Реке.

Но кто же согласиться на такое? За многие века свыкаешься с собственной силой, Азар на себе прочувствовал, что значит быть лишенным ее.

Мор подошел к Азу и наклонившись над ним нежно прошептал на ухо:

– Поэтому, я оставил Стражей на берегу Реки.

Азар закрыл глаза и улыбнулся.

Мор помолчал некоторое время и сказал:

– Можешь идти.

Судя по интонации, реакция Азара его огорчила.

Молодой Бог поднялся и, склонив голову в поклоне, вышел из зала.

Видимо беловолосому придется остаться здесь.

Помогать ему бежать из Цитадели Азар не собирался. Он и так сделал для него много – провел сюда, показал проход к Реке, а остальное зависит от Эйрина. Если он не сможет выбраться сам – это уже его проблема.

Азар опустил голову.

В конце концов, он же Темный Бог, минутная слабость прошла и Азар снова взял себя в руки.

Возможно, оно и к лучшему, что лейтенант останется здесь. Во всяком случае, Мор перестал подозревать Азара в предательстве. Кроме того, Мор оказал тому огромную услугу, отправив Стражей к Реке – теперь Цитадель ослаблена и Эйрин сможет бежать. Если на то будет его воля.







Как только дверь за Азаром закрылась, Мор разочарованно вздохнул.

Плохо, что Темный вернулся.

Подумав некоторое время над поступком Азара, Владыка уверился в том, что от него надо избавиться. Приемника он себе еще найдет. А вот если Азар решит вернуться в к Светлым Богам...

Отступник пользовался большим уважением среди Богов, и его примеру могли последовать многие.

Позволить Богам вернуться к Отцу в планы Мора не входило никогда.

Когда пропал Лест, многие из них "прозрели" и захотели последовать его примеру. Тайно конечно же, Темные успели узнать, чем чревато непослушание и предательство. Мор быстро разбирался со смельчаками. Но тогда, в те времена, ему бы пришлось казнить почти половину Темных. Вряд ли повторение тех действий хорошо скажется на его статусе.

Только присутствие Азара помогло удержать Богов в Темном Мире. Ну, и обещание Мора сделать Средний Мир частью своих владений.

Мор слегка сжал губы и подошел к окну.

Дар, что сделал Азар, мешает обвинить его в предательстве. В попытке отдать Темный Мир вторым детям отца – Ааш'э'Сэй. Скорее всего, Азар не будет помогать беловолосому, он и сам понимает, чем это для него чревато.

Мор провел рукой по волосам и улыбнулся.

Похоже, придется искать другие пути.



Империя Ардейл. Священная Акадэмия Хикар.



До Акадэмии мы добрались быстро, потому что летели.

Я слезла с Киша и почесала у него за ушком.

Киш, несмотря на усталость, замурлыкал, закрыв от удовольствия глаза.

– Все готовы?

Я обернулась к Алину и кивнула. Потом посмотрела на Киша и сказала:

– Веди себя хорошо. Договорились?

Киш продолжал мурлыкать и я решила, что он согласен.

Безымянный, который ни за какие коврижки не захотел остаться в Заставе (да мы бы его и не бросили) устроился рядом с Кишем.

Лир Эйрина лежал на земле, грустно положив голову на лапы. Я подошла к нему и присела рядом.

– Все будет хорошо, не волнуйся. Я найду Эйрина. – Я улыбнулась как можно увереннее.

Лир посмотрел на меня и прикрыл глаза.

Вот и хорошо. Доверься мне. Эйрина я найду во что бы то ни стало.

Я подошла к Алину и остальным.

Солнце уже село, вечерний воздух наполнился прохладой и ароматом трав.

Алин кивком головы приказал следовать за ним. Проходя мимо какого-то сарая, лейтенат зашел туда на пару минут и вышел с факелом в руках.

Ну вот, похоже мы готовы.

Правда, на мой взгляд, света факела все равно не хватит, если мы идем туда, куда я думаю.

Как оказалось, мы действительно направлялись в ту пещеру, где было то самое озеро. Алин остановился и сказал:

– Отсюда мы и начнем поиски, есть шанс, что Река где-то под нами.

Вот мне интересно, если здесь несколько Рек, мы что во все лезть будем?

Я подергала Айриса за рукав и когда он обернулся, спросила:

– Айрис, а как мы узнаем, что нашли то, что нам надо?

Принц улыбнулся и щелкнул меня по носу.

– Вода в реке будет черная. Абсолютно черная.

Я кивнула, получить по носу второй раз мне не хотелось.

Но, думается мне, что в такой темноте любая река будет черной.

Следующие миллион лет (не знаю, сколько времени прошло на самом деле, но могу предположить, что очень много) мы ползали по пещерам, в поисках реки. В конце концов Алин остановился и покачал головой.

– Так мы никогда ее не найдем. Когда я проходил Четвертое Крещение, в одной из соседних пещер грохотала вода.

Слова Алина напомнили мне о чем-то и я присела.

Так...что-то там такое было, в недавнем прошлом.

Усиленно пытаясь вспомнить, что же там было, я зажмурилась.

Так...шум воды снизу, я лежу на чем-то твердом, пальцы на правой руке пульсируют от боли. Потому что...Сер со всей силы наступил мне на них.

Картинки из прошлого пронеслись перед моими глазами.

– Кажется я знаю, где здесь есть река.

Я поднялась и посмотрела на своих спутников.

Алин слегка наклонил голову и сказал:

– Где?

– В той пещере, где я проходила Первое Крещение. В одной из пещер было озеро, когда мы нырнули и вышли с другой стороны, там была другая пещера, из которой вели несколько туннелей. Пройдя по одному из них, мы вышли в третью пещеру и где-то внизу я слышала грохот подземной реки.

Алин задумался.

Теперь придется идти искать ту пещеру, потом опять нырять и снова искать.

Сколько времени мы еще потеряем?

– Озеро, говоришь?

Я кивнула.

Алин развернулся и пошел в один из туннелей.

Интересно, он что все пещеры тут знает, как свой собственный меч?

Надо спросить.

Только я открыла рот, как Алин, не оборачиваясь сказал:

– Насколько мне известно, под землей всего два озера и расположены они недалеко друг от друга. Разница лишь в том, что Озеро Забвения находится ниже.

Аааа...понятно.

Не знаю, сколько мы шли, но я успела пару раз удариться локтем, потому что в неверном свете, тени меняли очертания, из-за чего было непонятно – где тут стена, а где – тень.

В конце концов Алин остановился.

Я едва сдержала радостную улыбку.

Мы нашли пещеру, в которой находилось второе озеро.

Жди меня, Эйрин! Я уже идууу...

К нам подошли остальные.

– Здесь?

Рейган внимательно смотрел на озеро.

Он чего, в первый раз тут? А Крещение как проходил?

Я кивнула.

– Да, теперь надо нырнуть и выплыть с обратной стороны.

Алин обвел нас взглядом и сказал:

– Ныряем все вместе.

Я пожала плечами.

Какая разница? Все равно в одном месте вылезем.

Как оказалось, Алин знал, о чем говорил.

В прошлый раз я не особо крутила головой. А стоило бы.

Под водой было несколько проходов. Видимо в тот раз мне сильно повезло, потому что я вынырнула там же, где и остальные.

Алин посмотрел на меня, ожидая указаний, а так как воздуха мне уже не хватало, да и плаваю под водой я не особо хорошо (топор лучше плавает), я указала на ближайший к нам проход.

Когда я вынырнула, Алин уже стоял на берегу. Со всей галантностью, присущей ему, он подал мне руку и я вылезла из воды.

Отжимая волосы я огляделась. Как ни странно вынырнули мы не там, где я рассчитывала. Я огорченно посмотрела на Алина и сказала:

– Это не та пещера.

– Ничего, не огорчайся.

Судя по голосу – Лейрис. Я оглянулась и печально посмотрела на него. Рейган и Айрис тоже выбрались из озера, Рейган осматривался, Айрис отжимал волосы.

– Как мы теперь искать-то будем?

Может нужная нам пещера теперь вообще в другой стороне.

– Ну нам ничего другого не остается, верно?

Я кивнула.

Правильно, главное – не терять надежду.

Так как факела у нас теперь не было, следующий туннель мы исследовали практически на ощупь.

Когда мы вышли из него, перед нами предстала еще одна пещера. Я уперлась руками в колени и сжала зубы.

Боги, где ваша милость?

Айрис коснулся моего локтя и я выпрямилась.

Даже если мне придется облазить все эти пещеры сверху до низу – я сделаю это.

Я глубоко вдохнула и последовала за остальными, которые уже направились в следующий туннель.

Вскоре мы вышли туда, где я уже была, что обрадовало меня чрезвычайно. Каменный карниз нависал над пропастью, где-то внизу грохотала вода.

Я сцепила руки и поблагодарила Богов.

Теперь осталось только решить, как нам вниз спуститься.

Решать ничего не пришлось. Камень под ногами пошел трещинами и, в следующий миг, мы все дружно покатились вниз.

Острые каменные осколки летели в лицо, больно царапая кожу.

Я слегка повернула голову и закрыла лицо руками.

Сердце стучало как сумасшедшее, от страха я даже вдохнуть не могла.

Боги, милостивые Боги, дайте мне добраться до Эйрина, желательно без сильных переломов.

Как только каменная крошка перестала со свистом проноситься мимо, я открыла глаза. Каменная плита, на которой мы так удобно расположились, зависла на мгновение над темной гладью подземной реки и, словно в замедленной съемке, упала в воду. Перед тем, как меня обступила вода, я закрыла глаза.

Надеюсь, Боги будут милостивы к нам и мы попадем как раз туда, куда надо.

То, что я испытала в следующий миг, описать словами практически невозможно.

Ощущение падения не прекратилось, в тоже время казалось, что я медленно парю в воздухе. Я сжала кулаки, ожидая момента, когда наступит удушье, не осознав сразу, что я продолжаю дышать. Я повернула голову и увидела остальных. Они медленно плыли в окружающем нас пространстве, словно действительно находились воде. В тоже время я осознавала, что никакой воды тут нет и в помине.

Видимо Айрис оказался прав – это не простая река.

Не знаю, сколько времени мы провели в этой странной реке может секунду, а может и целую вечность.

В какой-то миг меня словно вытолкнуло на поверхность. Я вынырнула, по лицу стекала вода и я потерла глаза рукой.

Надо выбраться отсюда, пока совсем с ума не сошла. Сейчас ощущения были еще чудесатее, чем до этого – нижняя часть тела парила в воздухе, верхняя же находилась в воде.

Я услышала всплеск, за которым последовало еще несколько. Видимо остальные тоже вынырнули.

Когда я открыла глаза, первое, что я увидела были белые цветы.

Сердце подпрыгнуло от радости.

Наверно это и есть те самые Миру!

Сбоку раздалось сдавленное шипение и я посмотрела на того, кто этот звук издал.

Алин грозно нахмурился и смотрел перед собой. Я последовала его примеру и тоже посмотрела.

Мммм...понятно.

На нас были направленны копья, по меньшей мере штук двадцать.

Ну ничего, их не так уж и много, справимся.

Как только я об этом подумала, вперед вышел один из встречающих.

Думаю, бесполезно ждать от него хлеба с солью.

Неизвестный щелкнул пальцами, с которых сорвались ярко зеленые искры.

Последнее, что я увидела, была сеть, словно сотканная из зеленых искр.

Как только сеть опустилась на воду, мой разум погрузился во тьму.



Темный Мир. Цитадель Владыки.



Владыка Мор смотрел на гостей. Рядом стоял Азар, убрав руки в широкие рукава и слегка наклонив голову. Мор окинул взглядом пришельцев.

Трое Ааш'э'Сэй, один человек и один человеческий ребенок. Неплохая компания собралась.

Пленных привели только что, судя по бессмысленным взглядам, Страж использовал сеть. Мор посмотрел на Азара.

Лицо Темного ничего не выражало, безразличным взглядом он рассматривал пленных.

Самым первым пришел в себя ребенок. Он посмотрел на Мора и приподнял брови. Владыка нежно улыбнулся.

– Добро пожаловать в Мир Темных Богов!

Спутники мальчишки пришли в себя и рассматривали Владыку Темного Мира..

Беловолосый смотрел изучающе, черноволосый – с легкой иронией, человек – спокойно, третий Ааш'э'Сэй смотрел на мальчишку, с каким-то непонятным выражением.

Мор посмотрел на Азара и сказал:

– Похоже, даров становиться все больше.

Азар не ответил, зато мальчишка произнес хриплым голосом:

– Где Эйрин?

Видимо, это тот беловолосый, которого привел Азар.

Мор ласково посмотрел на мальчишку, отдавая должно его безрассудности и сказал:

– Это тот беловолосый Ааш'э'Сэй?

Ребенок задумался и, в следующий миг, кивнул.

– Он принес его мне в дар.

Говоря это Мор слегка улыбнулся и указал на Азара.

Секунду спустя, мальчишка издал рыдающий звук и, протянув руки к Азару, хрипло произнес:

– Ты предал нас?!

Глава 9. Миру


Империя Ардейл. Священная Акадэмия Хикар.



Щенок сладко спал, свернувшись под боком белого Лира.

Он был счастлив.

Тепло и покой окружали его, новая мать тихо мурлыкала, положив лапы на голову. Сначала щенок не понял, что это его мать, но когда она начала его мыть – все его сомнения рассеялись. Новая мать была добрая и ласковая, не такая как другая. Даже то, что у новой матери были рога, а у него – нет, его не смущало. Потом вырастут. Он же еще мал.

Белый щенок сладко потянулся и зевнул.

Когда он открыл глаза, перед ним стоял рогатый ослик. Ослик боднул его, от чего щенок немного испуганно взвизгнул. Ослик несколько мгновений смотрел щенку в глаза, а потом куда-то пошел.

Мать открыла один глаз и посмотрела на белого, через некоторое время она закрыла глаз и погрузилась в дрему. Щенок , получив одобрение матери, последовал за осликом.

Спустя какое-то время, белый оказался на берегу подземной реки. Лезть туда ему совсем не хотелось и он попятился. Злобный ослик боднул его и тот, издав душераздирающий визг, бухнулся в воду.

Когда щенок вынырнул, то оказался в другой пещере. Он вылез и тряхнул головой.

Белый уже был здесь раньше, запах других щенков ощущался даже здесь. Щенок опустил голову и принюхался.

На берегу подземной реки росли белые цветы. Белый подергал носом и перекусил стебель. Вид у него при этом был печальный. Сок у цветка был горький и вязкий, с привкусом крови, а щенок любил молоко.

Но, очень уж ему не хотелось снова встретить того мерзкого ослика.

Белый поднял голову и принюхался.

Теперь надо найти хозяина.





Темный Мир. Цитадель Владыки.



Как только я пришла в себя, то обнаружилось, что я стою посреди огромного зала. Передо мной стоял светловолосый незнакомец, на плечи которого был накинут черный плащ.

Рядом с ним стоял Азар, только вот Эйрина я не наблюдала.

– Добро пожаловать в Мир Темных Богов!

Незнакомец сладенько улыбнулся, от чего меня слегка передернуло. Мистер Икс посмотрел на Азара и сказал:

– Похоже, даров становиться все больше.

Не понравилось мне это высказывание, совсем не понравилось.

– Где Эйрин? – Голос охрип, слова дались с огромным трудом.

Блондин окинул меня ласковым взглядом серийного маньяка–убийцы и сказал:

– Это тот беловолосый Ааш'э'Сэй?

Я помолчала и кивнула.

– Он принес его мне в дар.

В дар? Тебе? МоегоЭйрина?

Маньяк кивнул на Азара, показывая кто ему подарок сделал.

Я посмотрела на Азара, который возомнил себя дедом Морозом.

Ах вот значит как?





Лейрис смотрел на местного Владыку и ему было его искренне жаль. Судя по тому, что Эйрина здесь нет – его либо убили (что маловероятно), либо держат где-то неподалеку. Второй вариант тоже сомнителен, но ведь смогли же их захватить.

Как только блондинистый сообщил, что Эйрин – дар ему от Азара, Лейрис слегка вздохнул, жалея несчастного Темного.

Сам виноват, нечего такие дары преподносить.

Хана протянула к Азару руки и прохрипела:

– Ты предал нас?

Лейрис услышал сдавленный смешок и покосился на Рейгана, который задумчиво разглядывал потолок.

Да, не один Лейрис такой умный, видимо только до Темных еще не дошло.

Девчонка прижала руки к груди и печально произнесла:

– Как же так, Чичо?

Правитель слегка улыбнулся и, прищурив глаза, сказал:

– Так вы знакомы?

Девчонка опустилась на колени и, громко всхлипнув, кивнула головой.

– Да.

Подбородок подозрительно трясся, Хана часто заморгала, словно смахивая непрошеные слезы.

– Его зовут Азар–Сальвадор–Хосе–Карлос–Хуан–Мануэль–Анна–Мария–Гваделупа дел Мехико ла Че Гивара, для друзей же – просто Чичо.

Девчонка печально вздохнула.

– И?

Блондин изогнул бровь.

– Чичо обещал нам небо в алмазах...но предал нас.

Хана закрыла руки ладонями и зарыдала.





Владыка Мор смотрел на мальчика, который рыдал на коленях посреди зала.

Странное дело, ему бы никогда не пришло в голову, что у Азара столько имен, Мору он их никогда не называл. С другой стороны, врать мальчишка тоже не будет, должен понимать, что его ждет в этом случае. Пацан всхлипнул и сказал:

– Чичо...брат...

Мор посмотрел на Азара и слегка наклонил голову.

Скорее всего, мальчишка действительно знаком с Азаром, а если учесть его слова о небе в алмазах...

Лицо бывшего Светлого застыло каменной маской.

Владыка иронично улыбнулся и щелкнул пальцами.

Тело предателя скрутило судорогой, ненавидящий взгляд был направлен в сторону мальчишки.

Видимо тот в самом деле сказал правду.

Ну что ж, даже если бы он нагло врал, Мор не мог упустить этот шанс.

К обессиленному Азару и подошел один из стражей и надел на него черные браслеты.

– Уведите.

Один из стражей кивнул и, держа Азара за локоть, направился к выходу.

– Мальчика оставьте.

Страж кивнул. Один из Ааш'э'Сэй начал сопротивляться, но Страж вновь накинул на него сеть.

Через несколько мгновений зал опустел и Мор подошел к ребенку. Протянув к нему руки он сказал:

– Поднимись, дитя мое.

Парень как-то странно на него посмотрел и поднялся.

– Расскажи мне.

Мальчик приподнял брови и спросил:

– Что именно?

Мор нежно улыбнулся и ответил:

– Все.





Вот смотрю я на "батюшку" и думаю, сама-то понимает, на что подписался? Надо бы скорее от него избавиться и найти Эйрина.

Я похлопала глазами и сказала:

– Все-все?

Блондин с участием посмотрел мне в глаза и кивнул.

Абсолютно все.

Я вздохнула.

– Только...можно Вас кое о чем попросить?

Маньяк великодушно кивнул.

– Я немного слаб разумом, поэтому, не перебивайте меня, а то я что-нибудь забуду.

Получив в ответ кивок я начала:

– Я родился в бедной рыбацкой деревне. Родители мои были простыми людьми – отец рыбачил, мать сидела дома. Кроме меня в семье было еще двенадцать детей, старшего назвали Антуан–Хосе–Пабло–Михаель, второго назвали Рафаэль–Хуан–Юлий–Максимильян, третьего назвали...



Примерно три часа спустя.



– Прабабку прабабки моей бабки по-отцовской линии звали Мария–Антуанетта–Николь–Кидман, ее мать звали Иден–Круз–Анджелина–Питт, мать ее матери звали Розалинда–Мануелла–Исабель–Джоли, мать ее матери ее матери звали...



Еще три часа спустя.



– Все мои братья родили по двенадцать детей. Старшего сына старшего брата назвали Том–Джерри–Круз–Кастилио–Санта–Барбара, второго сына моего старшего брата назвали Леонардо–Цезарь–Марк–Антоний– Буэнос–Айрес, третьего сына моего брата назвали...



Спустя еще какое-то время.



Владыка Мор начал потихоньку терять терпение. Сначала он честно пытался запомнить кого и как зовут, кто на ком женился и кого родил. Но пацан перепутал все – сначала он говорил про братьев, потом про дальних родственников и их внуков, потом про внуков своих братьев и так далее.

В силу своей натуры, Мор предпочитал запоминать каждую мелочь. Все, абсолютно все, могло принести пользу, главное знать, когда и где применить.

Мор с легким раздражением посмотрел на пацана.

Когда он уже расскажет о знакомстве с Азаром и его планах?

Ребенок продолжал заунывно бубнить:

– Дядю дяди деда двоюродной сестры троюродной прабабки четырехюродного деда двенадцатиюродного брата моего отца звали...

Мор отвернулся и прикрыл глаза.

Мальчишку не за что убивать, кроме того, самое интересное он ему еще не рассказал.

Мор внимательно слушал, пытаясь разобраться в родственных связях пацана и его связи с Азаром, раз уж тот назвал его братом. Бывали случаи, когда Ааш'э'Сэй да и люди тоже вступали в связь с Богами. Браков они конечно не заключали, но шанс, что пацан и Азар – родственники есть, пусть и минимальный. А Боги дорожат узами.

Спустя какое-то время мальчишка заткнулся и Мор обрадованно посмотрел на него.

Наконец–то, дошла очередь до неба в алмазах.

Пацан расстроенно смотрел на Мора, тот с ласковой улыбкой произнес:

– Что-то еще?

Пацан кивнул и сказал:

– Да, я забыл упомянуть сводных сестер моего отца.

Мор опустился на кресло и закрыл лицо ладонью.

Когда он попытался подтолкнуть мальчишку к интересующей его теме, тот замолчал и через некоторое время ответил:

– Теперь я сбился...

Слушать протесты Мора он не желал категорически, да тот и не протестовал. Потому что, когда пацан сбился, он начал рассказывать все заново.

Как бы Мору ни хотелось его убить, но пока он не расскажет про планы Азара – этого делать нельзя. Возможность того, что у Азара есть сообщники, существует, а бояться внезапного нападения Мор не хотел категорически.

В Темном Мире произошел раскол. Достаточно давно, он зрел еще с тех времен, как пропал Лест. И сейчас Мору было просто необходимо знать, кто стоит во главе, кто входит в состав. От мятежников надо избавляться быстро и беспощадно.

Если Лест удерживал власть благодаря всеобщей симпатии, то Мор полагался на силу.

Пацан опять заткнулся и смотрел на Мора. Владыка через силу улыбнулся.









Я замолчала.

Какой терпеливый Темный попался. Может, надо было сказать, что у меня больше братьев? Честно говоря, у меня уже имена и названия закончились, так что я стала повторяться, а Темный все молчал. Чего ему от меня надо-то?

В горле у меня уже давно пересохло, но я терпела. Сказал все рассказать – значит все и расскажу.

Блондин смотрел на меня. Так как я молчала он сказал:

– Это все, что ты мне можешь сказать?

Ничего себе, таким тоном сказал, как будто ему этого мало. Вообще, обычно эта стратегия помогает отпугнуть особо надоедливых людей.

Помню в школе ко мне когда учительница приставала по поводу “ а почему бабушка не пришла на собрание?”, я начинала ей рассказывать о том, что у бабушки есть сводная сестра, у которой есть двоюродный брат, у которого есть соседка...и так далее. Все это вместе с именами, отчествами и фамилиями естественно. Обычных людей хватает на две минуты максимум, потом они забывают что они от меня хотели и отпускают восвояси. А этот...памятник ему поставить, что ли? Хорошо хоть воды дал, а то я бы тут померла наверное.

Я заискивающе посмотрела на Темного и сказала:

– Хотите расскажу пор наших соседей?

Темный помотал головой:

– Нет. Меня интересует, где ты с Азаром познакомился и какие у него планы.

Аааа...а зачем тогда попросил все рассказать?

– Вы про Чичо, да?

Темный кивнул.

– Ну...мы не так давно познакомились. Буквально за пару часов, как сюда пришли.

Темный вылупился удивленно и сказал:

– Что он вам говорил?

Я пожала плечами:

– Да, ничего особого. Сказал, что красиво тут у вас, небо в алмазах и в гости пригласил.

– Так ты ничего не знаешь о его планах?

Я помотала головой.

Откуда ж мне знать, если мы недавно познакомились?

– А чего ж вы сразу не спросили про него? Я бы вам сказал.

Темный смотрел на меня со странным выражением на лице. Потом щелкнул пальцами и сказал:

– Увести.

Меня подхватили под локти и потащили к двери.

Я, изображая воплощение вселенской доброты, сказала:

– Если будет скучно – зовите! У меня еще много родственников!

Блондинчик отвернулся и я вздохнула.

Да, тернист и тяжел путь сказителя.







Мор едва сдерживал гнев.

Мальчишка столько времени заговаривал ему зубы, чтобы в конечно итоге не сказать ничего.

Когда он сказал про Азара, Мор хотел его убить. Но потом решил, что радости ему это не доставит, быстрая смерть вообще на редкость скучна.

Зато мальчишку можно выставить в боях против Тварей, а вместе с ним и остальных.

Жители давно не развлекались, пришло время показать, какой он заботливый правитель.

Мор подошел к трону и устроился на мягком сидении. Щелкнув пальцами он вызвал одного из низших. Слуга преклонил колени.

– Сообщи всем, что через неделю состоятся бои.

Демон кивнул.

Мор раздумывал еще некоторое время и повелительным жестом отослал слугу.

Теперь надо уничтожить репутацию Азара, чтобы его появление на арене не вызвало недовольства. А недовольные будут.

Все знали, что любимый метод казни у Мора – отдать ослушника на растерзание Тварям. То, что им возвращают оружие роли не играет. Потому что Тварей слишком много. Они буквально подминают врага под себя, раздирая его тело на части.

Темный улыбнулся.

А ведь и он сам очень давно не развлекался.



***



Щенок полз на брюхе, тщательно принюхиваясь. Место, где он оказался, ему не нравилось совсем. Он только что вышел из пещеры и теперь оказался в долине. Спертый воздух наполненный пылью щекотал нос, к тому же сильно пахло матерью. Другой, не той которая его мыла.

Двулапые сновали по долине, при всем при этом, стояла абсолютная тишина, только шум несущейся вдалеке воды разряжал обстановку.

Щенок дополз до камня и прилег там на мгновение. Он повел носом из стороны в стороны, выискивая следы хозяина. К его запаху примешивались другие, один из которых был очень неприятным – спутник хозяина пах смертью.

Белый поднялся и, низко пригнув голову, побежал. Теперь он знал, где искать двулапого.



***



Когда решетка камеры с противным скрипом закрылась за моей спиной, я очень дружелюбно улыбнулась Азару.

Уж и не знаю, по какой причине меня посадили в камеру вместе с ним, но так вот получилось. Прихоть судьбы, не иначе.

Я, изображая из себя Джеймса Бонда, подошла к Азару. Тот хмуро посмотрел на меня, но делать ничего не стал.

Камера была большая и темная. Высоко под потолком располагалось окно, закрытое решеткой. Бледно-голубой свет падал в окно, практически не давая света. Возможно именно из-за этого в тот момент я подумала, что мы в камере вдвоем.

Азар сидел на полу под окном, оперевшись спиной о стену и смотрел на меня.

– Где Эйрин?

Темный хмыкнул и мотнул головой. Я повернулась в указанную сторону и посмотрела.

Эйрин лежал на полу и как будто спал. Я подошла к нему и присела.

Эйрин действительно спал, дыхание было спокойно, грудь легко вздымалась и опадала.

Я облегченно вздохнула.

Слава Богам, он в порядке.

Откуда-то сбоку послышался тихий храп. Я подползла к тому месту и обнаружила Лейриса, рядом с ним, облокотившись на стену? спал Рейган, чуть дальше – Айрис. Интересно, а Алина куда дели? И с чего это все спят?

Что у них тут, сонное царство, что ли?

Я посмотрела на Азара, требуя объяснений, Темный прикрыл глаза и устало сказал:

– Когда нас сюда привели, здесь уже был Эйрин, на него накинули Сеть. Так делают всегда, когда в камеру подсаживают новеньких.

– Зачем?

Азар вздохнул.

– Чтобы старенькие не учудили чего.

Аааа...так вот почему все спят.

– А ты почему не спишь?

Азар поднял руки и похвастался своими черными браслетами.

– Это оковы. Они не только запечатывают силу, но и поглощают магию.

– То есть, на тебя сеть не действует?

Азар покачал головой.

– Нет. Вообще никакая магия не действует.

Ну хорошо, тогда мог бы и напасть на стражников, раз такое дело.

– А почему ничего не сделал? Может это был твой и, нас заодно, шанс к побегу? Единственный.

Азар поморщился и показал на свои ноги.

На лодыжках оказались такие же браслеты, только вот они, скреплялись между собой очень короткой цепью. Сантиметров десять, не больше.

Ммм...так ты и ходить не можешь значит?

– А чего не порвал?

Я ткнула пальцем в цепь.

Хотя, это даже цепью назвать трудно – скорее тонкая цепочка.

Азар немного презрительно хмыкнул и потянул цепочку.

В момент, когда кожа соприкоснулась с металлом, раздалось шипение, вслед за которым – запах паленного мяса.

Азар сжал зубы и потянул. На лбу выступил пот. Цепочка поддалась и лопнула. В следующий миг, она выскользнула словно живая и порванные звенья срослись.

Все это произошло за каких-то пару секунд.

Я издала разочарованное "ууу" и кивнула. Все ясно.

Азар раскрыл ладонь, в которой был кусок цепи и показал мне. Словно маленькая змейка, цепь извивалась, скручивалась в пружинку и тут же разжималась, оставляя на ладони кровавые полосы.

Я вздохнула и села на пол.

Пространство вокруг Азара было буквально усыпано кусочками цепи, которые медленно двигались, словно черви.

Азар закрыл глаза и сказал:

– О чем тебя спрашивал Владыка Мор?

Я хмыкнула.

Имечко у блондина оказалось самое что ни на есть ему подходящее.

Так как Эйрин мирно спал и с ним все было в порядке, да и другие не пострадали, на Азара я больше не злилась. Почти. В конце концов, может он решил, что Эйрину тут будет безопаснее, чем где-либо еще.

– О тебе.

Темный нахмурился и сказал:

– Рассказывай.

Я внимательно на него посмотрела и уточнила:

– Что именно.

Темные наверно имеют одинаковый склад ума, потому как Азар, изображая следователя Скотланд–Ярда, сухо произнес:

– Все.

Желая спасти его от страшной участи, потому как мне его было немного жаль из-за цепочки, я сказала:

– Все-все?

Он хмуро кивнул и, сделав акцент на слове "абсолютно" сказал:

– Абсолютно все.

Я тяжело вздохнула. Выступать дважды в день с одной и той же программой мне не приходилось, но раз публика требует...

– Только не перебивай меня, а то упущу что-нибудь важное.

Азар кивнул и я начала:

– Я родилась в маленькой рыбацкой деревне. Родители мои были простыми людьми – отец рыбачил, мать сидела дома. Кроме меня в семье было еще двадцать братьев. Старшего назвали...







Когда Рейган открыл глаза, в камере раздавался монотонный гул. Пребывая в полудреме, он не понял сразу, откуда он раздается и в чем вообще дело. Сейчас же он с удивлением начал различать слова, смысл которых до него все равно не доходил. Рейган размял шею и посмотрел влево.

Рядом с ним сидел Айрис и восхищенно смотрел перед собой. На полу кто-то зашевелился и сел. Некоторое время этот кто-то сидел к Рейгану спиной, а потом повернулся.

Глаза Лейриса выражали печаль. Повернувшись к ним всем телом он прошептал:

– Может уже скажем ей, чтобы прекратила? А то я кажется сейчас с ума сойду.

Рейган наклонился ближе и сказал:

– А что так?

Лейрис тяжело вздохнул и ответил:

– Я минуты две назад очнулся и сначала просто лежал. От нечего делать стал прислушиваться к голосам, и вот...

Второй принц повернулся к брату. Айрис сказал:

– А я минут десять назад в себя пришел, с тех пор и слушаю.

Голос брата выражал неприкрытое восхищение.

– Это же надо такую память иметь!

Испытывая любопытство Рейган посмотрел вперед.

В слабом свете, падающем из окна, он различил две фигуры. Одна сидела оперевшись спиной об стену, другая расположилась напротив. Рейган немного прищурился и опознал соседей по камере – Хана и Азар. Девчонка положила голову на колени и бубнила:

– Двенадцатый внук тринадцатого брата семиюродного дяди двоюродного прадеда четвероюродной бабки внучатого племянника дяди моего деда по материнской линии назвали в честь двадцатиюродного брата дяди деда бабкиной прабабки по линии отца, а именно – Марк–Антоний–Пелат–Кинг–Александр–Иван–Грозный...

Девчонка набрала полную грудь воздуха и продолжила перечислять имена.

Рейган посмотрел на Темного, лицо которого бледным пятном выделялось на фоне стены.

Когда их закрыли в камере, Темному немного намяли бока, сжав его в крепких дружеских объятьях. Потому как радость по поводу того, что Эйрин жив и здоров перевешивала недовольство из-за предательства Темного. К тому же, возможно он решил, что Эйрину здесь будет лучше.

Второй принц с долей жалости посмотрел на Темного.

А ведь он даже убежать не может.

Рейган посмотрел на лежащего на полу Эйрина.

Да снизойдет на него благодать Высших и проспит он еще часа два.

Потому что Эйрин отличается не только завидной способностью запоминать все до мелочей, но еще и анализировать поступившую информацию, распределяя и классифицируя ее.

Рейган сам не однажды в этом убеждался.

К примеру Эйрин очень хорошо запоминает даты, лица и имена. С первого раза.

Вообще, многие аристократы специально тренируют память именно на запоминание таких фактов, чтобы не попасть ненароком впросак, встретившись на званном вечере с каким-нибудь дипломатом, которого он видел один раз в жизни, пару тысяч лет назад.





Азар пытался сосредоточится на дыхании, чтобы отвлечься от монотонного бубнения девчонки. Сначала он слушал внимательно, ожидая когда же закончится вступительная часть, которая оказалась бесконечной. Один раз он перебил девчонку, о чем пожалел до крайности.

Все бы хорошо, но Хана периодически меняла высоту тона,как раз тогда, когда Азар вроде бы переставал ее замечать, свыкнувшись с монотонностью повествования. Девчачий звонкий голос резал слух, заставляя прислушаться к себе. Как только взгляд Азара становился осознанным, девчонка опять начинала бубнить. Спустя некоторое время Азар заново привыкал к монотонному гулу и даже впадал в дрему, из которой его выдергивало звонкое "Отец дальнего родственника отца деда..."

Когда терпение его иссякло, он закрыл уши руками, в надежде отвлечься от этого кошмара.

Девчонка заметила и теперь уже все время говорила радостным, звонким голосом. Даже слегка приглушенный, он все равно бил по нервам.

Не выдержав окончательно, Азар поднял было руку, чтобы легонько стукнуть мерзкую девку по голове, дабы она отдохнула и ему дала хотя бы пару часов тишины. Момент он выбрал очень удачный – девчонка уткнулась щекой в колени и таращилась на Эйрина, который все еще спал. Руку она положила ему на лоб.

Если просто опустить запястье, скованное каменным браслетом ей на затылок – она возможно потеряет сознание и наступит блаженная тишина.

Как раз в момент, когда Азар примерился и собирался выполнить задуманное, кожу обожгло ледяным холодом. Несчастный Темный повернул голову и встретился с холодными фиалковыми глазами старшего принца. Тот тихо поцокал и покачал головой. Рука Азара сама собой опустилась.

Он еще помнил о жарких объятьях, подаренных ему старшим принцем, да и прочими.

Лишенный магии, Азар стал слабее обычного смертного, да и браслеты вытягивали жизненные соки.

Как-то раз Владыка Мор поставил эксперимент на одном из низших демонов – одел на него браслеты и наблюдал за происходящими изменениями.

Демон, за каких-то полчаса усох и съежился, черный камень плностью высосал из него жизнь, запечатав магию внутри тела.

Азар закрыл глаза и смирился с собственной участью.

Сам того не осознавая, он начал шептать молитву к Отцу, чтобы тот защитил его от такого надругательства. Эта привычка была у него еще с детства и видимо сейчас Темному было совсем нехорошо, потому что обычно он о молитве и не вспоминал.

Спасение к нему пришло неожиданно.

Низший демон подошел к камере и, схватившись за решетку, визгливо рассмеялся.

Девчонка замолчала и Азар вздохнул с облегчением. Попутно сделав себе пометку, никогда больше не просить ее рассказать все.

Визгливый фальцет низшего демона божественной музыкой разносился по камере.

Азар с нежностью посмотрел на низшего.

Демон залез на решетку и провизжал:

– У меня для вас новости!

Азар хмыкнул.

Этот демон давно служил у Мора, выполнял любое его поручение и, что самое главное, боялся Мора до безумия. Он даже к Лесту такого не испытывал.

Демон подергал решетку и провизжал :

– Скоро будут боииииииии...

Слуга Мора вывалил язык и начал раскачиваться на решетке.

Азар нахмурился и приподнялся.

Будучи правой рукой Мора на протяжении многих веков, он догадывался о каких боях идет речь.

Демон покачался еще немного и посмотрел на Эйрина.

Язык вывалился еще больше и демон мерзко захихикал.

– Белые крылышки...белые крылышки...

Внезапно низший потерял к Эйрину интерес, спрыгнул на пол и пропел:

– Твари хотят пищи...Владыка хочет веселья...

Сказав это, демон сгорбился и ушел. Через некоторое время послышался скрип дверных петель и наступила тишина.

Азар посмотрел на Эйрина.

Теперь все встало на свои места.

Сначала он подумал, что лейтенант спит так долго из-за повторного заклинания сети. Один раз его усыпили когда привели их, второй раз – когда привели девчонку.

Азар закрыл глаза и сел на пол. Когда он открыл глаза, на него пристально смотрела девчонка.

Хана подошла к нему ближе и присела рядом.

Все это время она смотрела на Эйрина, но не предпринимала попыток разбудить. Может стеснялась, а может не хотела понапрасну тревожить.

Сейчас же лицо ее выражало обеспокоенность.

– Азар, что с Эйрином?

Темный посмотрел на нее и спокойно ответил:

– Он умирает.







Щенок спрятался за большим зданием, запах другой матери был практически повсюду.

Белый боялся.

Хвост повис, тело слегка вздрагивало. Опустив морду к земле он принюхался. Сейчас он не мог решить что важнее – сделать то, что он должен или спастись от белой твари, которая лежала во дворе замка.

Запах того, к кому он должен идти был очень близко, но белая тварь была еще ближе и щенок боялся.

Чтобы найти двухлапого, от которого пахло смертью, белому надо обойти вокруг замка, но тварь не позволит.

Щенок залег в укрытии.

Здание, за которым он прятался, находилось прямо напротив замка. Отсюда щенку было хорошо видно двор и белого пса, который развалился прямо на ступеньках.

Тварь спала, подергивая во сне лапами и скаля зубы.

Щенок тяжело вздохнул и пополз на брюхе, медленно приближаясь к твари.

Если она сейчас не заметит его, тогда он сможет найти хозяина и того, другого. Их запахи смешались, к ним примешивались другие, но щенок знал, что они где-то рядом.

Когда он медленно дополз до угла здания, на ступенях которого спала белая тварь, за спиной раздался утробный рык и острые зубы вцепились в шею. Щенок взвизгнул от боли и страха.





***



Я смотрела на Эйрина и понимала, что что-то не так. Слишком уж долго он спит, все уже давно очнулись, а он – нет. После феерического выступления того карлика даже мертвый бы проснулся. А Эйрин все так же лежал. Я посмотрела на Азара и сказала:

– Азар, что с Эйрином?

Темный слегка прикрыл глаза и ответил:

– Он умирает.

Слова упали словно камни, мое сердце сжалось и застыло в груди куском льда.

Если бы только мы не застряли здесь, если бы только нам дали выйти из той треклятой реки на берег, если бы я тогда не вернулась в село.

Айрис поднялся и подошел к Эйрину. Посмотрев на Азар он сказал:

– С чего ты взял?

Темный мрачно усмехнулся и ответил:

– Упоминание о крыльях тебе ничего не сказало?

Айрис кивнул.

– Боевая форма.

Азар перестал усмехаться и продолжил.

– Видишь браслеты?

Он поднял руки и потряс им в воздуха.

Айрис кивнул.

– Это черный камень, ни или камень Лега. Его особенность заключается в том, что он может поглощать и запечатывать магию, а так же божественную силу.

– И?

Айрис несколько скептически смотрел на Азара.

Мне вот тоже не понятно, каким образом камень связан с крыльями и состоянием Эйрина.

– Посмотри на прутья решетки – они сделаны из того же камня. Я думаю, что Эйрин принял боевую форму, для того, чтобы выбраться отсюда. Если ты не в курсе, ваша способность видоизменяться не что иное, как разновидность магии. Она с вами с самого рождения, поэтому вы и не воспринимаете ее как магию.

Азар вздохнул и продолжил:

– Его тело и так было ослаблено ядом, вхождение в боевую форму само по себе забирает много энергии, и судя по следам на прутьях – он довольно долго пытался сломать решетку. Все это время камень вытягивал из него силы, не давая вернуться в нормальное состояние.

Я закрыла глаза и опустилась на колени.







Айрис грустно смотрел на девушку, которая стояла на коленях, закрыв глаза.

Если Азар прав, то приход сюда был самым глупым поступком, который он совершил в своей жизни. Да еще и Хане позволил прийти.

Айрис подошел к решетке и осмотрел ее.

Прутья, выточенные из камня, были абсолютно гладкие.

Айрис положил руку на один из прутьев и провел снизу вверх. Света здесь не было, так что увидеть какие–либо изменения он не мог. Но вот почувствовать...

Где-то на уровне груди прут имел сколы и щербинки, камень крошился.

Если бы прутья были тоньше, Эйрину бы удалось их сломать. Но видимо тот, кто повелел использовать черный камень в качестве материала для изготовления решетки, предвидел такую возможность – прутья были немногим тоньше ствола молодого деревца.

Айрис отвернулся и посмотрел на девочку.

Она легла на пол, положив голову на грудь Эйрин и закрыла глаза.

Лицо лейтенанта было спокойно, дыхание легкое, ровное. Словно он просто крепко спит.

Азар помолчал и тихо произнес:

– Возможно, так оно и лучше. Во всяком случае он не потеряет рассудок.

Никто ничего не сказал и в камере повисла мертвая тишина.





***



Щенок лежал на твердом камне.

Из ран, покрывавших тело, сочилась кровь. Их жгло и щенок тихо поскуливал от боли.

Когда тварь позвал ее хозяин, она бросила щенка во дворе, но он знал, что скоро она вернется.

Твари умели говорить между собой и белая обещала скоро прийти.

Щенок печально посмотрел на белый цветок, который лежал неподалеку. Сил двигаться у белого не было. Тело болело, на черном носу запеклась кровь. Несколько раз Тверь подбросила его в воздух и он ударился об стену замка.

Щенок сглотнул.

Слюна, в которую попал сок белого цветка принесла облегчение – раны больше не жгло, кровь перестала капать на черные камни.

Пес перевернулся на живот и медленно пополз.

Хозяин где-то рядом, где-то рядом тот, кому нужен цветок.

Смертью пахло все сильнее, ее гнилостный запах забивал ноздри, заставляя дергать головой от отвращения.

Когда щенок подполз к цветку, раны на теле почти затянулись, ребра перестали больно впиваться в легкие, но он все равно был слаб.

Взять цветок у него получилось далеко не с первого раза.

Щенок боязливо оглянулся и пополз, сжимая тонкий стебель в зубах.





***





Хана лежала на полу, положив голову на грудь Эйрина. Тихий, едва различимый стук сердца и легкое дыхание – на этом сейчас сосредоточился ее мир.

Тоска и боль навалились, словно черный полог, выбраться из-под которого невозможно.

Есть ли смысл цепляться за свою жизнь, когда ты все время теряешь тех, кто тебе дорог?

Ведь в конечном итоге ты останешься один на один со своей болью и тоской.

Азар сидел на полу камеры под окном и смотрел в потолок. Атмосфера в помещении была, что говорится, безысходная.

Рейган сидел, сжав голову руками, Айрис о чем-то думал, а Лейрис печально смотрел на девушку.

Никто из них не знал, сколько времени прошло и сколько времени еще пройдет. Хана выпрямилась и села. Смотря прямо перед собой, она сняла одну перчатку и извлекла из нее тонкую иглу. Бледно-голубой свет яркой звездочкой блеснул на острие и пропал. Когда Лейрис понял, что девчонка собирается сделать, он прыгнул вперед, толкнув девчонку на пол и сжав запястье.

– Ты умом тронулась?

Низкий голос, словно рык разъяренного Лира, разнесся по камере.

– Пусти.

Глаза с тоской смотрели на Лейриса, голос был тих и невыразителен.

Рейган поднял глаза и с удивлением посмотрел на странную парочку. В темноте ему не было видно, что там Хана зажала в руке. Но если Лейрис так разозлился – наверно что-то опасное.

Присмотревшись, Рейган пришел к выводу, что это игла или тонкий металлический стержень.

– Дай сюда.

Лейрис прижал одну руку девушки коленом к полу, из другой же выдернул иглу. Молодой воин поднялся и отошел от девушки. Она села и, обняв себя руками с тоской посмотрела на оконную решетку. В горле встал ком, но слезы все не приходили.

Девушка закрыла глаза и когда открыла их вновь увидела собачью морду. Щенок просунул нос между решеток и открыл пасть.

Медленно, словно белоснежное перо , цветок падал вниз.

Азар поднял взгляд к окну, на которое уставилась девчонка. На лицо ему упал Миру.

Цветок надежды.

Глава 10. Повстанцы


Темный Мир. Долина.



Крошка Эйли смотрела на забавного щеночка, который плелся, едва переставляя лапы и низко опустив голову. Эйли убрала руки за спину и привстала на носочки. Когда песик проходил мимо нее, она пощелкала язычком, чтобы щенок обернулся. Щенок посмотрел на нее, она присела на корточки и поманила его пальцем. Песик пошевелил хвостом и подошел к ней. Эйли погладила его по белой шерстке и улыбнулась.

Можно взять щеночка себе, дядя Аз не будет ругать.

Девочка повернулась и пошла в дом, щенок постоял в раздумьях и несмело пошел за ней.

Дом, в который вошел двулапый щенок был такой же как и все, разве что размером поменьше. Стены из серого камня, квадратные окна и вход, закрытый куском ткани.

Эйли вошла в дом, села за стол и подперла подбородок кулачком.

Дядя Аз обещал скоро вернуться и принести ей кое-что в подарок.

Эйли была совсем маленькая, но знала, что дядя Аз – не папа и уж естественно не мама.

Родителей Эйли не помнила, только дядю Аза, но ей было не очень грустно. Дядя Аз сказал, что папа и мама ушли к Светлым Богам. Туда, где все время светит солнце, поют птицы и растет трава. Что это такое Эйли не знала, но дядя Аз сказал: "они прекрасны" и Эйли ему верила.

Эйли вздохнула.

Скоро придет дядя Руд, который всегда за ней приглядывал, если дядя Аз отлучился по делам.

Дядя Руд огромный и сильный. Целыми днями он работает в пещерах, добывая камни и руду, чтобы Долина процветала.

Кроме работы в пещерах, дядя Руд занимался и другими вещами – он делал оружие и доспехи.

Руда Эйли любила, хотя он и не был таким красивым, как дядя Азар.

Девочка посмотрела на щеночка и, прижав ладошку к губам, тихо рассмеялась.

Кому придет в голову сравнивать Бога и низшего демона?

Ткань, закрывающая вход, отодвинулась в сторону и в дом вошел дядя Руд.

Руд улыбнулся девочке.

– Как дела? Не шалила?

Эйли помотала головой.

– Нет.

Дядя подошел к столу и только тогда заметил щенка.

Руд нахмурился и сказал:

– Где ты взяла Тварь?

Эйли расстроилась.

Зачем малыша так обижать?

Она слеза со стула, уперла руки в бока и грозно сказала:

– Он – не Тварь, он – щеночек. Дядя Азар разрешил.

Сказав такую наглую ложь, девочка отвернулась и надула губки.

Руд покачал головой.

Куда только Азар смотрит? Разрешить ребенку держать Тварь. Да не просто Тверь, а щенка Белой.

Руд поцокал языком и уступил.

В конце концов, кто их этих Темных знает? Может это подарок дочери Леста от дядюшки Мора. Хотя вряд ли конечно. Мор в свое время пытался от малышки избавиться, естественно, не посвящая в это население Долины. Руду об это как-то раз проболтался Азар, потому что для демона было большим сюрпризом обнаружить на пороге своего дома Высшего Темного с младенцам на руках. По словам Владыки, дитя предателя должно понести наказание вместе со своей матерью, раз уж отец сбежал под крыло Светлого.

Азар забрал девочку, сказав что- то типа: " Дети не виноваты в грехах отцов". Мор великодушно позволил своему фавориту забрать ребенка, с условием, что он никогда ее не увидит. Мать девочки Азару спасти не удалось.

С тех самых пор Эйли и поселилась в домике низшего демона.

Азар раньше жил в Цитадели, но как только обзавелся ребенком, большую часть свободного времени он проводил здесь. Благо до замка недалеко.

Так как девочка все еще хмурилась, Руд потрепал ее по светлой голове и сказал:

– Хорошо, раз Азар тебе разрешил, то и я протестовать не буду.

Эйли победно глянула на щенка и улыбнулась. Дядя Аз ругать ее не будет. Сам говорил, что она должна быть доброй и отзывчивой девочкой.

Дядя Руд некоторое время молчал, а потом сказал:

– Давай ужинать?

Эйли кивнула и пошла доставать посуду. Руд тем временем достал из сумки черствую лепешку и покачал головой.

В Долине не хватало самого необходимого – пищи, воды целебных трав.

Иногда Руд выходил на поверхность, совсем ненадолго, но ему этого было достаточно, а вот Эйли...

Несмотря на то, что она еще совсем малышка, попасть в Средний Мир она не могла. Дочь Бога, а это не шутки.

Отлучки Руда никто не замечал, потому что здесь и в Среднем Мире время текло по разным законам. Если здесь проходил час, то в Среднем Мире целых двенадцать.

Руд вздохнул. По Долине поползли слухи, что Владыка устраивает бои, а это означает, что кто-то опять впал в его немилость.

С тех пор, как отец Эйли пропал, Темный Мир попал под власть его брата. И Темные и низшие демоны жили в постоянном страхе, но его обещание принести своему народу в дар Средний Мир, сдерживал волнения. И Боги и демоны верили, что придет тот миг, когда они выберутся на поверхность, в Средний Мир. Мир наполненный красками и звуками, мир в котором кипит жизнь и не надо бояться, что руда иссякнет и бледно- голубой свет здешнего солнца погаснет.

Эйли уже сидела за столом и внимательно смотрела на Руда. Демон улыбнулся и сел за стол.

Как и каждый день, на ужин у них была пресная каша и черствая лепешка.

Скорее бы Азар вернулся, тогда Руд сможет выйти на поверхность и украсть что-нибудь у людей. Крынку молока или хотя бы пару яблок.

Руд кивнул Эйли и приступил к трапезе.

Что-то Азар задержался, если учесть то, что все они еще здесь, то получается, что план Владыки по захвату Среднего Мира опять провалился.

Но в этом случае, Азар уже должен был вернуться. Учитывая странность течения времени, получалось, что они должны были бы праздновать захват Среднего Мира практически сразу после ухода Азара. Но так как праздника не намечалось, выходило что все пошло не так как планировалось. Странно только то, что Азар до сих пор не вернулся.



Цитадель Владыки. Темница.



Азар склонился над Эйрином и, закатав рукав его рубашки, выдавливал сок цветка на рану. Отек, образовавшийся после встречи с ашером был абсолютно черным, сетка капилляров шла до самого плеча, переходя на грудь. При взгляде на тело лейтенанта, казалось, что черная паутина впивается в самое сердце, словно жадные, кривые пальцы старухи. Как только сок попал на отек, он начал пульсировать, словно маленькое черное сердце. В следующий момент кожа лопнула и черная, вязкая жидкость потекла по руке. Сетка начала бледнеть и спустя какое-то мгновение полностью исчезла. Из раны на руке потекла алая кровь. Азар выпрямился и вздохнул.

Такими методами он вскоре вернется под крыло Отца.

Темный слегка презрительно хмыкнул и посмотрел на девчонку. Сейчас она не казалась такой уже мерзкой, как до этого. Просто напуганное человеческое дитя. Страх потихоньку уходил из взгляда. Когда рана на руке Эйрина затянулась, оставив бледно розовый шрам, Хана посмотрела на Азара и прошептала:

– Спасибо...друг.

Сказав это девушка взяла лейтенанта за руку и оперлась спиной о стену. Через несколько минут Хана уже крепко спала, продолжая сжимать белые пальцы Эйрина.

Азар слегка поклонился и сел.

Кто бы его видел, когда он к Эйрину подползал. Смешнее не придумаешь. Темный Бог спасает Ааш'э'Сэй, ради того, что бы маленькая дурочка не наложила на себя руки.

Вспомнив про это, Азар посмотрел на Лейриса.

– Что у нее было?

Лейрис пожал плечами и показал ему иглу.

Если Азар верно помнит, такие же иглы есть и у Мора. Вряд ли он дал одну из них девчонке. Азар протянул руку за иглой, желая рассмотреть ее ближе.

Лейрис не двигался, что нормально – какой же идиот даст Темному в руки оружие? Даже такое смехотворное, на первый взгляд. Воин посмотрел на Айриса и тот легким кивком головы дал добро.

Азар не удержался и хрипло рассмеялся.

Сейчас он не представляет опасности даже для муравья, не говоря уже о троих молодых Ааш'э'Сэй.

Когда игла оказалась в руках Азара, он поднес ее ближе к глазам и присвистнул.

Айрис изогнул бровь, молчаливо требуя объяснений.

– Она отравлена.

– Даже так?

Айрис хмуро смотрел на иглу.

– Да. Слюна ашера.

На серебристой поверхности легко можно было различить красный, словно кровь, яд.

Азар хмыкнул и вернул иглу Лейрису.

Тот с опаской взял ее и посмотрел в недоумении на принца.

Айрис пожал плечами и сказал:

– Выкинь.

Азар прикрыл глаза и сказал:

– Не стоит этого делать.

Скептический смешок показал, что с ним не согласны.

Темный устало вздохнул.

– Яд ашера убивает даже Бога. Вам может пригодиться, мало ли я вас снова предам?

Говоря последнюю фразу, Темный не удержался от иронии.

– К тому же, девчонка может на нее наткнуться...

Глаза Темного закрылись и он начал погружаться в сон.

Почему-то сейчас он был расслаблен, хотя по логике должен бы быть на чеку.

Возможно такой результат дали слова Ханы, которая назвала его другом. Не из лести, а по настоящему, вложив в два слова все свои чувства.

Азар давно не слышал подобного и ему было приятно.

Хоть кто-то назвал его другом с тех пор, как пропал Лест.





***



Я открыл глаза и попытался сесть. Тело ломило, во рту стоял какой-то странный вкус и голова слегка кружилась. Сесть не получилось и я решил осмотреться.

Последнее, что я помню – это черные прутья решетки и безумную слабость. А потом наступил покой.

Я повернул голову и увидел Хану. Далеко не сразу я осознал, что делать ей здесь нечего, а вот когда осознал...

Девушка спала, облокотившись спиной на стену, брови слегка нахмурены, губы сжаты.

Ладно, пусть спит, потом с ней поговорю.

Полежав еще немного, я с огромным трудом сел. Голова закружилась, перед глазами заплясали красные пятна, но если не считать этого – то самочувствие вполне сносное. Как только головокружение прошло, я встал и осмотрелся. Осмотр дал неожиданные результаты – кроме меня в камере был Азар, Рейган, Лейрис и Айрис.

Я хмыкнул.

Позади раздался шорох и я обернулся.

– Эйрин...

Хана поднялась и смотрела на меня во все глаза, как будто я вернулся из путешествия в Мир Светлых Богов. Девушка прижала руки к груди, на глаза навернулись слезы. Я подошел к ней и крепко обнял.

– Ну что ты, все в порядке...

Слова дались с трудом, мне всегда было довольно трудно выражать эмоции.

Так мы и стояли.

Бывают моменты, когда слова не нужны. Когда одно слово может испортить все. Сейчас был как раз такой момент.

За спиной раздалось покашливание и я обернулся.

Рейган стоял, сложив руки на груди и радостно улыбался.

– С возвращением, мастер.

Потом подошел и обнял меня.

Следом за Рейганом подошел Айрис, потом – Лейрис.

Обнимания вышли не так, как положено, потому что Хана вцепилась мне в руку, как будто я вот-вот испарюсь.

Как только все по очереди обнялись со мной, я сел на пол и, обняв невесту за плечи, сказал:

– Рассказывайте.

Хана как-то странно хмыкнула и сказала:

– Что именно?

– Все.

Когда я это сказал, Айрис как-то странно посмотрел на меня сквозь ресницы.

– Все-все?

Самым что ни на есть невинным тоном спросила Хана.

Айрис что-то прошептал, я некоторое время раздумывал и ответил:

– Только самое важное. Как вы здесь оказались?

По камере пронесся облегченный вздох, хотя возможно мне показалось.

Я повернул голову, желая увидеть того, кто это там так облегченно вздыхает.

Азар Отступник сидел под окном и теребил пальцами белоснежные лепестки какого-то цветка.

Я нахмурился.

Цветок, мое самочувствие и присутствие в камере тех, кого здесь быть не должно. навели меня на определенные мысли.

Я закатал рукав рубашки и осмотрел руку.

Отека не было, черная паутина пропала.

Я повернул голову к Хане и поцеловал ее в лоб, просто так.

Она заулыбалась и, показав кивком головы на Аза, сказала:

– Это он тебя спас.

Азар, иронично изогнув губы, ответил:

– Не надо мне приписывать то, чего я не делал.

Я посмотрел на девушку, она крепко сжала губы и нахмурилась.

Так как я все еще не до конца понял, что же тут произошло, я посмотрел на Айриса, ожидая помощи и объяснений. И как можно быстрее, потому что сейчас видимо начнется драка.

Айрис поднял руку и тихо произнес:

– Спокойно. Давайте по порядку разберемся.







Темный Мир. Долина.



Долина, в которой расположились дома, лавки и замок Правителя, представляла из себя огромное, серое плато. В самом ее центре располагалась Цитадель, наверху завис бледно-голубой шар, освещавший Долину. Дома, домишки и домики были довольно плотно расположены друг к другу, серая пыль покрывала здания от крыш до фундамента.

На одной из маленьких площадок между зданиями собрались демоны и Боги, что послабее. В центра стоял слуга Владыки и высоким голосом вещал:

– Азар Отступник, предавший своего отца и, в последствии, предавший нас будет участвовать в боях, которые состоятся через неделю. Вместе с ним в боях будут участвовать и захватчики из Среднего Мира.

По толпе прошел возмущенный ропот.

Мало этим букашкам Среднего Мира? Еще и на Темный позарились? Да и Бог, предавший Отца ничем не лучше. Во истину – предавший однажды предаст и вновь.

Руд стоял у стены здания и, слегка прищурив глаза, смотрел на площадь. Слова пса Владыки многое объясняли.

Как только низший закончил выступление, Руда развернулся и покинул площадь.

Пяточек серой земли с огромной натяжкой можно было назвать площадью, но за неимением ничего другого сойдет и это.

Долина была невелика – несколько тысяч лааров и этого было слишком мало.

Руд вздохнул.

Жизнь в долине и так тяжела, а теперь еще и угроза захвата со стороны Среднего Мира.

Только тот, кто всю жизнь живет в страхе, поверит в такое смехотворное заявление.

Надо было такое придумать? Как будто у Ааш'э'Сэй дел больше нет – захватывать мертвую долину, когда у них целый мир.

Руд быстро шел между домами, огибая центральные улицы, чтобы ненароком не встретиться с кем-то из знакомых.

Если Владыка решил избавиться от Азара, до Эйли он тоже доберется.

Возможно Мор пришел к выводу, что Азар – опасный соперник, хотя тот никогда не предпринимал попыток пошатнуть власть Мора. По большей части Азару не было дела ни до чего и его привязанность к Эйли была трудно объяснима.

Руд улыбнулся.

Милая и добрая девочка, потерявшая родителей практически в одно мгновение была полна жизни и света, не место ей в Темном мире.

Когда Руд вошел в дом, Эйли играла с белым щенком. Демон покачал головой.

И как только Азару пришло в голову разрешить девочке держать выродка твари?

Щенок заметил Азара и посмотрел на него своими алыми глазами. Потом повернул голову набок, отчего одно ухо встало торчком, а другое повисло. Щенок некоторое время смотрел на Руда, а потом зевнул и лег на пол.

Руд посмотрел на Эйли и сказал:

– Собери свои вещи, мы уходим.

На лице девочки отразилось разочарование.

– Почему?

Как объяснить ребенку, что ее единственный родственник видит в ней угрозу собственному могуществу?

– Мммм..мы идем в гости!

Как можно радостнее сказал Руд.

В конце концов, они и в самом деле идут в гости.

Эйли посмотрела на щенка и сказала:

– Он тоже пойдет?

Брать щенка Руду с собой не хотелось. Твари очень легко находят себе подобных, а если Владыка и в самом деле предпримет попытку избавится от ребенка – их найдут очень быстро. Вместе с повстанцами, к которым Руд и собирался направиться.

Руд опустился на одно колено и сказал:

– Нет, его придется оставить здесь.

Эйли посмотрела на щенка и тихо сказала:

– Ведь я всю жизнь о таком мечтала...

Девочка печально посмотрела на Руда. Бирюзовые глаза были полны слез. Демон вздохнул.

– Хорошо, щенка мы возьмем с собой.

Может от него будет польза.

В пещерах, окружавших долину бродили и Темные Твари. О том, что она выбрала тебя своей жертвой ты узнавал уже будучи в лодке, плывущей по Реке. А если с ними будет щенок, способный почувствовать приближение Твари...

Руду все больше и больше нравилась идея взять с собой щенка. Через некоторое время он и сам недоумевал по поводу первоначального отказа.

Эйли тем временем собралась – девочка взяла с собой куклу, которую ей принес Руд из Среднего Мира, и стояла ожидая пока Руд закончит.

Демон покачал головой и начал собирать вещи.

Через несколько минут они были готовы. Накинув на головы капюшоны пара покинула дом, плотно затворив дверь.

Когда беглецы скрылись в одном из узких переулков, к их дому подошли двое Стражей.



Цитадель. Покои Владыки Мора.



Мор задумчиво пережевывал какой-то фрукт из Среднего мира. Сочная мякоть таяла во рту, оставляя во рту незабываемый привкус лета. За все те века, которые Мор провел в Темном Мире, он начал понемногу забывать, какова жизнь в Среднем.

Владыка грациозно поднялся с мягкой кушетки и вышел в зал.

С легкой улыбкой на устах он покинул зал и направился в одну из башен.

Нет ничего прекраснее, чем любоваться своими владениями с высоты.

Когда Мор поднялся на крышу, он обвел придирчивым взглядом долину. Серое плато простиралось до самых пещер, перед глазами Владыки, словно на ладони, раскинулась долина Темных Богов. Их единственное пристанище, их Дом.

Мор подошел к самому краю и поднял глаза наверх.

Долина располагалась в одной из самых больших пещер. Здесь, в этой самой Цитадели ранее жил Ашар. После его изгнания, младшие Светлые подняли восстание против Отца и, ведомые Лестом, заняли этот мир. Тогда предполагалось, что долина станет временным пристанищем для отступников.



Когда-то в начале времен.



Молодой Бог сидел у порога собственного дома и что-то мастерил. Лучи солнца запутались в золотых волоса, на губах мужчины играла мягкая улыбка.

С того дня, как они покинули свой мир прошло достаточно времени для того, чтобы свыкнуться с новой жизнью. Забыть о бесконечных стычках, о боли и страхе. Видя, что делают Эль'э'Сэй со своим миром, Боги плакали.

Эль'э'Сэй – дети отца, которых поглотила гордыня и честолюбие, восстали против родителя, подарившего им жизнь. По силе своей Эль'э'Сэй были почти равны Богам, чем и объяснялось их презрение к младшим братьям своим – Ааш'э'Сэй. Среди вторых детей не было магов, равных по силе даже самому слабому из Эль'э'Сэй, не было у них и великих воинов. То, что они еще молоды не играло для Эль'э'Сэй никакой роли. Слабакам не место рядом с Великими. Рядом с первыми.

Война, поглотившая родной мир Эль'э'Сэй, длилась долгие годы. В самом конце, когда с неба посыпался огненный град, а земля вздыбилась, словно в агонии, Отец приказал уходить.

Боги, не желавшие видеть конец некогда прекрасного Мира , смирились с волей Отца. Придя в этот мир, первым делом Отец запретил вмешиваться в жизнь здешних обитателей.

В этом мире уже был свой Бог. Жестокий и кровожадный, но если с ним мирились все это время – значит так всем было лучше. Боги и Ааш'э'Сэй поселились в горах. Там где горные озера прозрачны словно слеза, где травы благоухают, дурманя своим ароматом и и солнце ласково светит с небес..

Боги хотели тишины, Ааш'э'Сэй хотели жить.

Посему, решение Отца не вызвало никаких нареканий, наоборот, с ним согласились многие.

Лест закончил мастерить свисток и поднял глаза. Окинув взглядом поселение, он увидел приближающегося к нему брата.

Лест улыбнулся и слегка кивнул.

Мор относился к тем, кто не считал решение отца верным. Таких было немного, но все же они были.

Судя по хмурому лицу Мора, сейчас он опять примется убеждать брата в том, что надо избавить сей мир от жестокого и беспощадного Бога.

Мор встал напротив брата и произнес:

Что ты делаешь?

Лест поднял деревянный свисток повыше и показал брату.

Развлекаюсь.

Мор сжал в гневе губы.

Разве это дело достойно Бога?

Я хочу поговорить.

Голос звенел от ярости.

Говори.

Сколько это будет продолжаться? Мы живем в этой долине, не замечая страданий низших существ. А они гибнут каждый день, испытывая ужасные муки, каждую ночь они засыпают в страхе и просыпаются с ним же.

На самом деле Мору, конечно же, не было абсолютно никакого дела до жителей этого мира. Он не понимал, как это возможно – ютиться в маленькой долине, затерянной глубоко в горах, когда можно свергнуть местного божка и стать хозяевами Мира?

Таково было решение Отца.

Лест пожал плечами.

Этот спор продолжался уже довольно давно, а Мор продолжал настаивать.

Молодые Боги не желали вмешиваться в отношения людей с их Богом. Если они предпочитают безропотно молчать – это их решение.

Потому что, если бы они хотели, они бы давно свергли Ашара, ведь имея веру в серде можно победить даже Бога.

Мор сжал кулаки и процедил сквозь зубы:

Придет время и ты пожалеешь о своем послушании, но будет поздно.

Из соседнего дома вышел Азар с сестрой.

Лест поднялся, похлопал брата по плечу и сказал:

Отец никогда не ошибается, ты же знаешь.

Сказав это, Лест быстро пошел к Азару и Эйле.

Подойдя к ним, он радостно хлопнул друга по плечу и нежно сжал руки девушки.

Мор знал, что Лест собирается забрать ее и это не приносило ему радости. Если Лест и Эйла обручаться, никогда не удастся ему уговорить брата пойти против воли Отца.

Троица дружно направилась в сторону горного озера.

Мор некоторое время смотрел им вслед, после чего развернулся и пошел в другую сторону. На губах его появилась холодная улыбка.





Мор прикрыл глаза и улыбнулся. Теперь, когда весть о предательстве Азара распространилась по долине, можно забрать дочь Леста. В тот день, когда Мор позволил Азару взять ее на воспитание, он не думал, что придет время и ему придется опасаться этого ребенка. Сейчас же, когда среди Темных произошел раскол и появились недовольные его правлением, девочку могли использовать как законную наследницу.

По-хорошему, Мор не был полноправным правителем, он являлся временным правителем при несовершеннолетней наследнице.

В день, когда он предстал перед Темными в качестве нового правителя, он решил, что девчонку заберет Азар, хотя первоначально хотел избавиться от нее. Но, исчезновение девочки, сразу после исчезновения Леста, могло вызвать еще больше подозрений. Мор знал, что есть среди Богов те, кто не верит в предательство Леста и относится к нему, Мору, с подозрением и опаской. Посему Владыка решил, что оставит девочке жизнь, на ближайшие пару веков. А потом...кто знает, что может случиться? Дети любят погулять вдали от дома.

Но сейчас, когда до Мора дошли слухи о повстанцах, дочь Леста представляла для него большую угрозу, с которой нельзя было не считаться.

Мор печально вздохнул.

Сколько еще ему придется бороться со всякими глупцами? Ведь он так много для них сделал.

Если бы не он, все они так и жили бы в той забытой всеми долине, никогда бы не познали благоговейного ужаса и преклонения.

Владыка огорченно покачал головой.

Наверное будет лучше не выставлять Азара в боях, а обвинить в убийстве наследницы и убить его самому, став при этом мстителем.

Леста любили все и их любовь перенеслась на его дитя, так что, несмотря на симпатию к Азару, никто не простит ему убийства ребенка. В этом случае, все действия повстанцев потеряют какой-либо смысл, ведь Мор станет единственным, кто может наследовать. К тому же, никто не будет прислушиваться к глупым речам повстанцев. Ведь Мор, после мести Азару, будет рыдать, стоя на коленях перед холодным телом наследницы и сокрушаясь по поводу своей ошибки. По поводу того, что доверился предателю и доверил ему воспитание девочки.

Владыка зевнул, изящно прикрыв рот ладонью.

Надо отправить стражей за девчонкой и "простить" Азара.

Ведь Мор – добрый правитель.



Пещеры.



Эйли смотрела по сторонам и тяжело вздыхала. Шли они уже довольно давно и девочка утомилась. К тому же, Руд сказал не шуметь, поэтому приходилось все время молчать. А шагать в полной тишине, ну очень скучно.

Эйли подергала Руда за рукав и когда тот обернулся прошептала:

– А нам еще долго? А то у меня ножки устали.

Руд кивнул и взял девочку на руки. Щенок послушно бежал рядом, иногда тщательно принюхиваясь. Пару раз щенок низко наклонял голову и по узкому туннелю разносился рык. Не смотря на такое поведение, а может благодаря ему, путешественники не встретили ни одной Твари.

Если Руд не ошибся, скоро они должны добраться до малой долины. Там, по слухам, расположились повстанцы.

Никто не мог с абсолютной уверенностью сказать, где они находятся, потому что повстанцы постоянно перемещались.

Некоторые говорили, что в Цитадели у повстанцев есть соглядатай, который им сообщает все, что твориться Долине и замке Мора. Таким образом, все попытки Мора избавиться от надоедливых букашек ни разу не увенчались успехом.

Хотя возможно, что на данный момент, Мор не считал, что повстанцы представляют для него такую уж большую угрозу. Иначе он бы уже пробудил Тварей, которые сейчас находились в спячке.

Некоторые из них бодрствовали, охраняя Долину и Цитадель, в прочих же нужды не было.

Осторожно ступая на камни, Руд размышлял над тем, что же ему теперь делать.

Веры в то, что Азар вступил в союз с Ааш'э'Сэй у него не было, да и сама причина была просто смехотворна. Вопрос в том, захотят ли повстанцы помогать одному из Высших Темных?

В этом мире общество делилось на разные классы – представителями местной аристократии были Высшие Темные, за ними следовали низшие Темные, далее шли более слабые Боги и демоны.

Если верить слухам, повстанцы состояли в основном из слабых Богов и демонов. Одним словом из тех, кто хлебнул “сладкой” жизни под гнетом Мора и прочих Высших. Так что, возможно желания спасать Азара Отступника у них не будет.

Туннель закончился и перед Рудом предстала небольшая долина, в центре которой раскинулось маленькое поселение.

Поселение повстанцев было ограждено огромными валунами, вероятно для того, чтобы обороняться от забредающих сюда Тварей.

Когда Руд, с девочкой на руках, подошел к каменной стене, в его сторону было направленно копье.

Белый щенок пригнул шею и грозно зарычал.

Демон, державший копье, мрачно посмотрел на Руда.

– Кто такой?

Руд склонил голову и ответил:

– Руд, низший демон.

– Зачем пришел?

Острие копья все еще было направлено в лицо.

– Мы ищем убежища.

Демон подумал некоторое время и сказал:

– Что за ребенок?

Вопрос естественный – что делать ребенку в лагере повстанцев?

Руд откинул капюшон с лица девочки, которая сладко спала у него на руках, и сказал:

– Дочь правителя Леста – наследница Темного Мира.

Копье опустилось и демон кивнул.

В том, что перед ним наследница сомнений у него не возникло. В Темном Мире был один ребенок с волосами цвета чистого золота – дочь исчезнувшего Правителя.



Темный Мир. Цитадель Владыки.



Мор вальяжно развалился на троне и скучающе смотрел в потолок.

Девчонку Леста вот-вот приведут, а это значит, что пора готовить декорации к представлению.

За окном собралась толпа, тихий гул голосов доносился до Мора и он, изобразив на лице безмерную любовь, вышел на балкон.

Во дворе Цитадели собрались все, кто проживал в округе. До тех, кто не пришел, весть донесут присутствующие.

После некоторых раздумий, Мор решил, что будет лучше объявить во всеуслышание, что он прощает Азара Отступника и возвращает ему свою милость.

На подобное его натолкнуло сообщение слуги о том, что многие не верят в подобный поступок. Кроме того, многие были уверенны, что Азар поступил так, преследуя благие цели. Таким образом, Мор решил сыграть на всеобщей симпатии к Отступнику.

Сколько раз он использовал сие презренное чувство для достижения собственных целей.

Простив сейчас Азара, он покажет себя чутким и разумным правителем, завоевав тем самым симпатии и благодарность своих поданных. Когда же Азар "убьет" наследницу, и Мор "отомстит" ему, любовь к нему возрастет неимоверно.

Мор улыбнулся, простерев руки к толпе. Шум голосов затих и Мор, слегка склонив голову набок сказал:

– Дети мои! Моя любовь и преданность к вам безграничны, каждый день я думаю о том, как облегчить ваши страдания! Ради того, чтобы вы были счастливы, я готов пожертвовать собственной жизнью, ничего не пожалею я для вашего блага!

Когда Мор говорил эти слова, в глазах его застыли слезы.

– Зная о том, как вы страдаете в этом тусклом, безрадостном мире мое сердце плачет!

По щеке Правителя скатилась слеза. В толпе послышалось восторженное "Ах".

– Зная о вашей любви к Азару Отступнику, я решил простить его. Но сначала я хочу убедиться в том, что вы действительно этого хотите!

В толпе раздались радостные возгласы и Мор улыбнулся.

– Я понимаю, почему Азар пошел на подобное. Серая и скучная жизнь в мире без солнца, толкнула его не бездумный поступок. Но он, встав предо мной на колени и склонив низко голову, молил о прощении и еще одном шансе. В тот момент, сердце мое наполнилось болью и состраданием. Ведь все мы можем совершить ошибку, никто не может уберечься от глупого поступка. Вместе с вами, я прощаю его. В сердце моем живет надежда, что он любит свой народ так же как и я, и никогда более не предаст нас!

В толпе раздались робкие аплодисменты, на глазах особо впечатлительных выступили слезы.

Владыка Мор сейчас был прекрасен как никогда – светлые волосы ,золотым водопадом, падали на спину, бирюзовые глаза, в которых застыли невыплаканные слезы, с любовью и тихой грустью смотрели на толпу внизу.

Сейчас, видя его страдания и слыша его наполненные болью и тихой грустью слова, многие простили ему его жестокость. Ведь ноша правителя тяжела, а он так юн и прекрасен.

Еще некоторое время Мор покрасовался перед толпой и, склонив голову в благодарности за их любовь, покинул балкон.

Зайдя в зал, Владыка презрительно скривил губы.

В зал вошел один из стражей и, низко поклонившись, сказал:

– Девочка пропала.

Услышав это, Мор сжал губы.

Неужели эти, проклятые Светлыми, повстанцы добрались до нее раньше, чем он?

В горле заклокотало от ярости.

Это портит такой тщательно продуманный план.

Мор взял в руку чашу, в которой все еще лежали сладки фрукты и со всей силы кинул на пол.

Некоторое время он в бешенстве кидался из одного угла зала в другой.

Столько сил было приложено, чтобы убедить этих глупцов в своей безграничной к ним любви, для того чтобы не иметь возможности сыграть на их чувствах?

Мор застыл на мгновение.

А ведь и эту ситуацию можно использовать во благо.

Как только в голове сложились кусочки мозаики, Мор улыбнулся.

– Приведи сюда Азара.

Страж кивнул.

– И еще, скажи, чтобы будили Тварей.

Страж кивнул повторно и вышел из зала.

Сейчас, когда толпа еще не отошла от представления, можно сделать так, словно Азар покушался на него. Защищая свою жизнь, Мору пришлось убить отступника, но тот успел воспользоваться случаем и выпустил своих сообщников. Которые похитили наследницу. Ради спасения дочери Леста, Мор пробудил Темных Тварей и отправил за ними в погоню. Когда Твари настигнут их, от них не останется ничего, даже самой маленькой косточки.

Тела наследницы не найдут и возможны два варианта – либо ее убили, либо она попала в руки к сообщникам Азара и Ааш'э'Сэй.

Даже если девочка у повстанцев, их можно будет обвинить в пособничестве Азару, попытки убийства наследницы и захвата власти.

В этом случае, народ, все еще находящийся в шоке из-за вероломной попытки Азара убить Владыку, после того как тот его простил, примет как должное казнь всех зачинщиков.

А девочка будет жить в Цитадели.

Мор щелкнул пальцами и перед ним появился низший. Склонив голову и преклонив колени он ожидал приказа.

– Как только Страж покинет подвал, выпусти Ааш'э'Сэй и людей. Только смотри, чтобы никто не заметил.

Слуга кивнул и исчез.

Мор поправил выбившуюся прядь и устроился на троне, ожидая прихода стража.





Темный Мир. Цитадель. Темница.





Алин тихо шел, настороженно застывая при малейшем шорохе. Несмотря на то, что в коридорах было пусто, он предпочитал не рисковать.

Когда его запихнули в камеру и куда делись остальные – он не помнил.

Вообще, ему всегда казалось, что пленников сажают вместе, а тут такой сюрприз.

В себя Алин пришел уже достаточно давно. Камера, в которой он оказался напоминала каменный мешок, даже окна не было. Зато выход закрывала насквозь проржавевшая решетка.

Когда Алин подергал прутья, он даже немного обиделся.

За младенца его что ли принимают? Даже не имея при себе катон, он расправился с решеткой довольно быстро и относительно тихо.

Вспоминая это, Алин скривил губы в усмешке.

Никогда еще к нему не относились с подобным пренебрежением.

Теперь надо быстро найти остальных и делать отсюда ноги. Еще было бы неплохо найти свою Пару, а то без мечей он чувствовал себя так, словно у него связанны руки.

Лейтенант вынырнул из-за угла, предварительно осмотревшись.

В коридоре было пусто. Пройдя мимо пустых камер Алин остановился. Напротив располагалась дверь и лейтенант подошел к ней. Приложив ухо к двери, он удостоверился, что в помещении за дверью никого нет, либо ведут себя очень тихо. Прижавшись спиной к стене, Алин толкнул дверь.

Если в помещении кто-то есть, он непременно даст о себе знать.

Дверь пронзительно скрипнула и отворилась. В коридоре повисла тишина.

Постояв еще немного, на всякий случай, Алин заглянул в комнату.

Комната оказалась маленькая и узкая. У противоположной стены находился стол, на полу лежало оружие – его пара и пара Рейгана, пояс Эйрина, Кейрины Ханы, стилеты Айриса и арбалет Лейриса. Алин вошел в комнату и затворил за собой дверь.

Быстро нацепил на себя пояс с кинжалами, закинул за спину мечи, на руку прицепил арбалет. Стилеты Айриса он убрал в сапоги, а вот Кейрины Ханы доставили ему хлопот. Пояс был слишком короткий для того, чтобы он мог нацепить его на себя.

Не в руках же его нести?

Драться Кейринами он не умеет, а если руки будут заняты, он потеряет несколько мгновений, которые могут дорого ему обойтись.

Подумав еще немного, Алин застегнул пряжку и повесил пояс на плечо.

Теперь надо найти остальных.

Скорее всего, он выбрался первым, а это означает, что их посадили в более надежное место.

Хотя Алину было трудно представить себе место, из которого не сможет выбраться Ааш'э'Сэй.

На всякий случай он подошел к столу и начал заглядывать во все ящики, в поисках ключей.

Дверь пронзительно скрипнула и когда Алин поднял голову, на него смотрели змеиные глаза какого-то уродца.

Уродец мерзко улыбнулся и, раскрутив кольцо с ключами на пальце, поинтересовался:

– Ты не это случайно ищешь?





***



Айрис только что закончил вводить меня в курс дела и теперь молча смотрел. Я посмотрел на них внимательнее и сказал:

– Это все конечно очень хорошо, но кто-нибудь может сказать мне, где Алин?

На лицах у всех без исключения отразилось недоумение. Словно они имя это вообще в первый раз услышали. По ходу повествования Алин упоминался всего один или два раза, а потом про него словно бы забыли.

Я вздохнул.

Понимаю конечно – шок, усталость, но как можно было забыть про АЛИНА?!

Айрис смущенно покашлял и сказал:

– Его увели в другое место, куда именно – мы не знаем. А потом, когда привели Хану, нас усыпили.

– А потом?

Я нахмурился. Не думал, что они такие безразличные.

– А потом...в голове все перемешалось...

Голос Айриса потух, видимо он и сам понял, насколько по-детски звучит данное оправдание.

Я покачал головой, все еще недоумевая.

Азар хмыкнул и сказал:

– Его скорее всего в другую камеру посадили.

– С какой стати?

– А ты не в курсе?

Я холодно улыбнулся и ответил:

– Был бы в курсе – на стал бы спрашивать.

Темный слегка презрительно вздохнул и ответил:

– Магия камня, из которого сделаны прутья, не действует на людей.

Хана, услышав это, подскочила и принялась решетку дергать.

Некоторое время мы наблюдали за ее пыхтением, после чего Азар произнес:

– Он просто не вытягивает силы, а магией люди не обладают, так что для вас – это всего лишь камень.

Хана повернулась и надула губы.

– А что, Алин бы ее сломал?

Темный хмыкнул и ответил:

– Кто знает?

Девушка нахмурилась еще сильнее и подошла ко мне.

Возможно они и в самом деле не стали сажать сюда Алина, потому что моими стараниями прутья стали более ломкими и он вполне мог сломать их. Лет через десять, если каждый день по прутьям лупить будет.

– А меня сюда почему посадили?

Азар вздохнул и сказал:

– Ты сама дала Мору оружие против себя.

Я прищурился и спросил:

– Что ты имеешь ввиду?

– Мор любит играть на чувствах – любовь, привязанность и так далее. Своим вопросом по поводу тебя, девчонка показала ему, что отношения между вами более близкие, чем у тебя с остальными. Так как она на девушку не похожа...

Азар запнулся и продолжил:

– В этой одежде, я имею ввиду, Мор скорее всего предположил, что это твой ученик. А то, что ты умирал ему было известно.

Хана нахмурилась и сказала:

– Что-то я не припоминаю, чтобы он отдавал какие-либо указания по поводу того, куда меня запихнуть.

Темный пожал плечами:

– Возможно, он дал их позже.

Хана помолчала и ответила:

– А, точно...к стражникам подходил тот уродец, который тут недавно на решетке качался.

За ее спиной раздался смешок, обернувшись она ткнула пальцем и сказала:

– Вот этот.

Мгновение спустя дверь отворилась и низший демон сказал с легким поклоном:

– Прошу следовать за мной.

Глава 11. Побег


Темный Мир. Лагерь повстанцев.



Руд сидел напротив предводителя повстанцев и внимательно его рассматривал. Молодой мужчина, темные брови слегка нахмурены, губы плотно сжаты. Судя по осунувшемуся лицу – отдыхал довольно давно.

Эйли забрала женщина, чье присутствие в лагере повстанцев удивило Руда. Он предполагал, что здесь будут только воины, а на деле тут был обычный поселок. Женщины занимались делами, детишки тихо играли в самом центре поселения.

Лагерь повстанцев был довольно большим.

Шатры, занимающие большую часть поселка, служили доказательством того, что повстанцы часто перемещаются. Под сводом пещеры висел небольшой шар, освещая поселок холодным голубоватым светом.

Шары эти изготовляли из руды, добытой глубоко в пещерах. Некогда богатые залежи оскуднели, что и вызвало переполох в Темном Мире. Нехватке пищи и воды, отсутствие солнца принесли свои результаты. Те, кто не имел доступа к Цитадели – более слабые боги и низшие демоны восстали.

Восстание произошло более года назад, тогда Мор очень быстро подавил его, натравив на толпу Тварей. Такая жестокость была вполне в духе Владыки Мора.

Тогда повстанцы разделились – примерно две трети из них направились в Цитадель, желая выдвинуть свои требования Мору, оставшиеся же должны были присоединиться к ним, в случае если Мор откажет и условия приняты не будут. В этом случае повстанцы были готовы силой заставить правителя принять их условия.

Тогда никто не мог предположить, что Владыка выпустит Тварей, даже не выслушав требований своего народа.

Этот случай многому научил тех, кто остался. Теперь повстанцы действовали осторожно, тщательно взвешивая каждое действие, тщательно обдумывая несколько раз и выискивая слабые места.

Предводитель повстанцев сжал переносицу пальцами и сказал:

– Что творится в Долине?

Руд, слегка склонив голову, ответил:

– Владыка хочет устроить бои.

Молодой мужчина кивнул и сказал:

– Кто?

Руд хмыкнул.

Сразу видно, что времени терять воин не привык. Все вопросы, заданные им, были четкие и по существу, зато Руд, отвечая на них рассказал практически всю историю своей жизни.

– Азар Отступник.

Предводитель кивнул.

Руд посмотрел на мужчину и спросил:

– Вы будете что-то предпринимать?

Слегка кивнув головой, воин ответил:

– До нас дошли слухи о боях. Но ты и сам знаешь, что такое слухи.

Руд кивнул.

Так оно и есть – один пошутил, второй повторил, а третий поверил.

– Если я не ошибаюсь, в ближайшее время Азар будет здесь.

Сказав это мужчина замолчал.

Такое заявление удивило Руда, но судя по затянувшемуся молчанию, посвящать Руда в свои тайны, предводитель повстанцев не собирался.

Встав из-за стола он кивнул Руду со словами:

– Можешь идти отдыхать.

Руд поднялся и вышел.





Как только низший демон покинул шатер, Керк устало опустился на стул.

В этой долине повстанцы поселились довольно давно, но судя по тому, что их обнаружили, получалось что и Мор мог нагрянуть в любую секунду.

Керк закрыл лицо руками.

После неудачной попытки договориться с Мором, жалкие остатки несогласных покинули Долину и объединились.

Среди них были женщины и дети, что доставляло много хлопот. Но бросить их повстанцы просто не могли.

Ведь если воины забрали с собой свои семьи – жизнь у них была совсем не сладкая.

Крек сжал виски ладонями и с тоской посмотрел наверх.

Если бы им дали свободу, оставили их в покое и прекратили преследования – можно было бы остаться в этой долине.

В конце концов, из-за длительного срока, проведенного здесь, многие уже начали обживать новое место.

Да, еду было сложно достать, да, воды не хватало. Но ведь тоже самое было и в Большой Долине.

Постоянный страх гнал повстанцев вперед, заставлял постоянно оглядываться, ожидая нападения в спину.

Строго говоря, их и повстанцам-то никто бы не назвал. Воинов в лагере было в три раза меньше, чем женщин. К повстанцам присоединились и те, кто потерял мужей в шахтах или из-за нападения Тварей. И все же, не смотря ни на что, повстанцы не планировали выступать против Владыки. Все, чего они хотели – спокойной и тихой жизни. Жизни без страха, что твои дети останутся голодными, что супруг пропадет в шахтах или будет растерзан одной из Тварей.

В этом Мире все подчинялось законам, законам Высших Темных, которые не считались с нуждами прочих. Тех, кто слабее. Пока в Цитадели шла легкая и веселая жизнь, демоны и боги, жившие в Долине стонали под гнетом тирании Мора.

В этом мире, лишенном света солнца, не росли злаки, овощи и фрукты были давно забытой сказкой. Низшие демоны, имевшие возможность выходить в Средний Мир, приносили с собой крупы, овощи и фрукты. Женщины и дети, под охраной воинов, собирали в пещерах яйца огромных ящеров. Все это, за исключением малой части, отправлялось в Цитадель. Чтобы как-то разнообразить скудный рацион, в пищу женщины добавляли грибы, которые росли на берегах Реки.

Спускаться туда было строжайше запрещено, был случай публичной казни, за подобное ослушание. Но на что только не пойдет мать, ради своего дитя?

Сейчас повстанцы перебивались на скудных запасах того, что удалось вынести из Долины, яйцах ящеров и грибах. Грибы эти кстати были отвратительны на вкус, но если их долго коптить в дыму каменного угля, получалось вполне сносно. А голодному так вообще – пища Богов.

Вспомнив о Богах, Керк мрачно ухмыльнулся.

Темные, обладавшие лишь одной способностью, считались ущербными. Керк к примеру мог находить каменный уголь. Какая может быть польза от такого Бога? Его даже богом-то назвать сложно.

Темные заключенные в этом мире слабели, между ними заключались родственные браки, что и вело к вырождению магии. Среди них стали рождаться уродцы, дети у рождались настолько редко, что сейчас этому в принципе не предавали значения. Родители Керка были дальними родственниками, возможно именно это повлияло на то, что его способности в магии ограничивались только великолепным чутьем на залежи каменного угля. А может, это просто плата за прошлые грехи.

Кекр поднялся и вышел из шатра.

Донесение соглядатая из Цитадели оказалось верным – Отступник пошел против Владыки. По приказу Керка, низший должен будет сделать Азару предложение, от которого он скорее всего отказаться не сможет. И в этом случае, повстанцы предпримут попытку свергнуть Мора, тем более, что с ними наследница.

Потому что иначе их не оставят в покое, никогда.



Темный Мир. Цитадель. Темница.



– Прошу следовать за мной.

Азар смотрел на низшего демона, не до конца понимая, с какой целью он сюда заявился. Обещанная им неделя еще не прошла, так что точно не для того, чтобы выставить его против Твари.

Азар поднялся и мелкими шажками направился к двери.

Возможно Мору понадобилось от него что-то.

Азар изобразил на лице безразличие.

Главное, чтобы с Эйли все было в порядке, остальное – пустяк.

Как только Азар вышел из камеры, демон захлопнул решетку. Кивком головы он приказал Темному следовать за ним. Некоторое время Азар размышлял, стоит ли ударить демона по затылку, для того чтобы избавиться от него.

Подумав еще немного, он решил ничего не предпринимать.

Ведь даже если сейчас он избавиться от низшего – оковы останутся, так что бежать отсюда быстро он не сможет.

Пока они добрались до какой-то двери, Азар пару раз чуть не потерял равновесие, чем доставил великую радость своему конвоиру.

Открыв дверь демон, согнувшись в поклоне, проблеял:

– Милости прошу.

Азар кинул презрительный взгляд на демона и гордо вплыл в каморку. Насколько мог гордо, потому как цепочка мешала идти нормально и шаги у Азара получались мелкие, семенящие.

В комнате его уже ждали.

Мужчина повернулся к Азару и, нежно улыбнувшись, сказал:

– А вот и ты, мой дорогой друг...



***



Как только Азар вышел, демон захлопнул решетку. Подождав, пока шаги и шарканье затихнут, я повернулся к остальным. Лица у всех были сосредоточенны, сразу видно – оценили ситуацию.

Я кивнул и мы начали совещание. Обсудив наши дальнейшие действия, мы приняли единогласное решение.

Как только Азара приведут обратно, если приведут конечно, мы избавимся от стража. На некоторое время в камере повисла тишина, Хана задремала у меня на плече. Айрис задумчиво смотрел в окно, Рейган с Лейрисом о чем-то тихо спорили. Айрис посмотрел на меня и сказал:

– Как ты думаешь, они и в самом деле такие, как мы привыкли о них думать?

О ком он говорил я понял, но вот вопрос заставил меня задуматься.

Я пожал плечами и ответил:

– Кто знает?

Возможности понаблюдать за кем-то, кроме Азара у меня не было, а судить о народе по одному представителю глупо.

Айрис кивнул и, помолчав некоторое время, ответил:

– Было бы неплохо пообщаться с ними, можно было бы узнать что-то новое.

Я кивнул, соглашаясь.

Насколько мне известно, наши предки жили вместе с Богами. В хрониках содержится мало информации о том времени, в основном легенды и песни, а имея такую базу сложно сделать какие-либо выводы.

Спустя несколько минут, в коридоре послышались шаги и перед нами предстал тот самый карлик, который приходил за Азаром.

Карлик хмыкнул и посмотрел на нас. Я кинул взгляд на Айриса, принц все так же задумчиво смотрел на окно, Рейган, насвистывая веселую мелодию начал прохаживаться по камере. Лейрис сидел у стены.

За спиной карлика послышались тихие шаги и несколько мгновений спустя перед нами предстал Алин.

Лейтенант радостно улыбался, а потом весьма дружелюбно хлопнул карлика по спине. Карлик повернулся к Алину и лучезарно улыбнулся. Алин улыбнулся не менее лучезарно.

Наверное это то, что называют "любовь с первого взгляда"...

Рейган подошел к решетке, и схватившись за прутья сказал:

– Алин! Ты где был?

Лейтенант пожал плечами и ответил:

– Давайте сначала выйдем отсюда, а потом все обсудим.

Карлик отворил решетку.

Я легонько сжал плечо Ханы и когда она открыла глаза, приложил палец к губам, показывая, чтобы вела себя тихо. Девушка кивнула и легко поднялась.

Спустя несколько минут мы вошли в небольшую каморку, где нас ожидал Азар, вид у него при этом был весьма потрепанный.

Рейган кинул взгляд на Алина и довольно хмыкнул.

Карлик, закрыв дверь сказал:

– Чем быстрее вы отсюда уберетесь – тем лучше.

Мы спорить не стали.

– Лед...

Азар поднялся со стула и посмотрел на карлика, тот обернулся и что-то промычал.

– Ты отправишься с нами?

Лед мотнул головой и ответил:

– Нет, Керку может понадобиться моя помощь.

Азар нахмурился и спросил:

– Ты знаешь, где Эйли?

Лед покачал головой.

– Нет, она исчезла.

Темный ничего не ответил, а карлик сунул мне в руки плащ с капюшоном.

Я нацепил пояс с кинжалами, который мне дал Алин и надел плащ.

– Капюшон накинь.

Темный смотрел на дверь, за которой раздались шаги.

Мы застыли, ожидая что дверь откроется.

Неизвестный прошел мимо и я тихо вздохнул.

Сейчас было бы неразумно вступать в бой со стражниками.

Как только мы были готовы, Лед открыл дверь и мы покинули каморку.

Лед вел нас вперед, периодически замирая и прислушиваясь. Когда мы достигли выхода, в коридорах послышалось бряцание оружия и топот.

Похоже, наше исчезновение обнаружили.

Азар посмотрел на Леда и сказал:

– Дальше мы сами.

Карлик кивнул и, улыбнувшись Алину, закрыл дверь.

Интересно, что там у Алина с Ледом было?

Азар потер запястья, которые более не сковывали каменные браслеты и улыбнулся во весь рот. Посмотрев на нас он сказал:

– Возьмитесь за руки и не отпускайте. Сейчас я открою портал.

Темный соединил ладони на уровне груди.

– Куда мы направляемся?

Рейган хмурил брови и смотрел на дверь.

– К повстанцам.

Сказав это, Азар развел ладони в стороны. Воздух задрожал, и через мгновение перед нами открылся портал.

– Прыгайте!

Азар подтолкнул Хану вперед и девушка буквально влетела в портал.

За ней последовали остальные. Я прыгнул самым последним, перед этим посмотрев назад. Дверь, через которую мы вышли открылась, на пороге застыли стражи. Темный галантно поклонился и отскочил назад, спиной к порталу.







Я сидела на полу какого-то домика и потирала ушибленную коленку.

Вообще, честно говоря, я все и везде себе ушибла, но почему-то болит только коленка.

А все этот Азар – толкнул меня со всей силы, я даже моргнуть не успела. Хорошо хоть не в стену влетела, помнится мне в какой-то книге я читала, что если портал навести неправильно – можно в стене оказаться.

Я быстро отползла от места своего приземления и уставилась на портал.

Словно из порванного мешка с подарками, оттуда буквально посыпались эти самые “подарки”.

Последним вывалился Эйрин, на которого тут же приземлился Азар.

Так как все, кто воспользовался переходом после меня, по неизвестной мне причине, предпочли лежать на полу и пялиться в потолок, очень скоро в том месте образовалась куча мала.

Я некоторое время все это рассматривала, раздумывая стоит ли и мне присоединиться к ним. Потом решила что скорее нет, чем да.

Очень правильное решение, смею заметить. Потому что Эйрин, завел руку за спину, схватил Азара, лежавшего на нем, за грудки и очень не аккуратно кинул на пол. Я бы даже сказала – швырнул. В следующий миг Эйрин уже стоял на полу и отряхивал одежду.

Кряхтя и ругаясь сквозь зубы, вслед за Эйрином приняли нормальное положение и остальные.

Азар тоже поднялся и немного обиженно смотрел на Эйрина, тот предпочел сделать вид, что он не замечает обиженных взглядов.

И это действительно так. Обиженные взгляды на Эйрина не действуют абсолютно.

Я посмотрела на остальных.

Рейган уже видимо успел все тут обыскать, потому что стоял со скучающим видом рядом с Лейрисом, Айрис же наоборот – только приступил к осмотру, переворачивая все, что подвернулось ему под руку. Алин смотрел в окно с мрачным видом.

Кстати, а в чей это домик мы залетели?

– А это чей дом?

Узнать надо немедленно, а то обвинят в незаконном проникновении на территорию частной собственности. А такие действия преследуются по закону.

Азар изобразил на лице улыбку и сказал:

– Мой, чувствуйте себя как дома. Все, что принадлежит мне – принадлежит и вам, друзья мои.

Несмотря на немного ироничную интонацию, Азар все же проявил гостеприимство.

Исправляется видать.

Аз подвинул стул и сел. Окинув нас всех слегка презрительным взглядом, он сказал:

– Здесь мы пробудем до вечера.

Интересное заявление.

Я посмотрела на Темного и сказала:

– А как мы узнаем, что уже вечер?

Насколько я помню, освещение оставалось неизменным, пока мы были в камере. Это означает, что либо мы просидели там менее двенадцати часов, либо у них тут сутки длиннее. Потому что я за это время уже несколько раз поспать успела.

Азар наклонил голову и сказал:

– Тут все немного по-другому, не так как в Среднем Мире.

– А как?

– Как ты наверное успела заметить, здесь нет солнца. Соответственно и закатов с рассветами тут тоже нет.

Я кивнула. Вполне логично.

– И?

Азар вздохнул и, поморщившись, ответил:

– Когда наступает вечер, по улицам проходят стражи и оповещают всех, что из домов выходить запрещено.

Вот тебе и на...комендантский час, не иначе.

– А почему выходить-то нельзя?

Темный улыбнулся, ну очень кровожадно, и ответил:

– Потому что в это время выпускают Тварей.

Эйрин нахмурился, пододвинул стул к столу и царственно на него приземлился. Меня, при взгляде на него, прям от гордости распирать стало.

Вот – смотрите и учитесь!

К столу подошли остальные, а так как стульев было всего три, один из которых заняла я, остальные были вынужденны стоять. Один только Алин продолжал смотреть в окно.

Эйрин посмотрел на всех тяжелым взглядом и сказал:

– Так как продвигаться мы будем после того, как все отправятся ко сну, необходимо уже сейчас наметить примерный план.

Все кивнули и я вместе с ними.

Я теперь с Эйрином всегда соглашаться буду. Честное слово!

– Разделимся?

Рейган хмуро посмотрел на Эйрина, тот кивнул. Примерно двадцать минут все спорили о том, кто, с кем и куда пойдет.

Азар сказал, что тот Лед сообщил, где именно засели повстанцы и добраться туда можно несколькими путями. Таким образом получалось, что надо выбрать наикратчайший из всех существующих.

Так как нас было нечетное количество, соответственно на пары мы разбиться не смогли. И было решено что в разведку пойдут Алин, Рейган с Лейрисом и Азар с Эйрином. Сначала Алин должен был пойти в паре с Айрисом, но тогда получалось, что я пойду одна. Это уже потом мне сообщили, что никуда я не пойду и буду выполнять функции охранника штаба.

Такое решение меня оскорбило и обидело.

Я тоже в разведку хочу. Ну чем я не Мата Хари? Танцую я правда еще хуже чем пою, а вот шпионю просто замечательно.

Я гордо поднялась, фантазия уже разыгралась. Эйрин представился мне Королевой Англии, имеющей власть выдать мне лицензию на убийство и вообще, быть шпионом я передумала, буду специальным агентом.

Порепетировав секунды две пронзительный взгляд, я пришла к выводу, что фраза: "Бонд, Хана Бонд" возымеет необходимое действие. Только я собралась выдать что-нибудь в духе агента 007, как обнаружила, что все, дружной толпой покинули помещение.

Я огорченно вздохнула и села на место.

Разве это справедливо?

Рядом кто-то вздохнул не менее огорченно и, повернув голову, я обнаружила Айриса.

– А ты чего тут остался?

Айрис перестал вздыхать и, лукаво улыбнувшись, ответил:

– Решил составить тебе компанию.

Аааа...хочешь быть девушкой Джеймса Бонда?

Принц подошел к окну и посмотрел на улицу.

Спустя некоторое время он сказал:

– Я вот что подумал, не хочешь одним глазком глянуть, что там твориться?

– Где?

Буркнула я , потому как обида все еще не прошла.

– В поселении.

Айрис посмотрел на меня сквозь ресницы.

Воооот, так змей–искуситель подбил Еву на бездумное поглощение запретного плода.

Я встала и, изобразив на лице острое нежелание идти куда бы то ни было и уж тем более нарушать запрет(потому как помню, чем поплатилась супруга Синего Бороды за подобное), сказала:

– Ну...если ты настаиваешь...

Айрис улыбнулся, накинул капюшон и мы вышли наружу.

Долина располагалась в пещере, об этом нам поведал Азар, что и подтвердилось, после беглого осмотра. Серые дома стояли впритык друг к другу, стены покрывала пыль, узкие щели между домами и переулки, которые были чуть шире этих самых щелей.

Айрис опустил капюшон и уставился себе под ноги.

– Идем, постарайся не привлекать к себе внимания.

Я ничего не ответила и тоже уставилась себе под ноги.



Темный Мир. Цитадель Владыки.



Мор стоял на балконе, во дворе было пусто и Владыка предавался размышлениям.

Страж сообщил, что пленники сбежали вместе с Отступником. Каким образом им удалось осуществить побег, Мор прекрасно знал. Скорее всего Лед внес свою лепту.

Циничная улыбка появилась на лице Владыки.

О том, что именно Лед является соглядатаем повстанцев, он догадывался давно. Пришло время использовать глупца в своих целях. Правило "Держи врага рядом" не отменял никто.

Лед стоял позади Мора и молчаливо наблюдал за Владыкой.

Скорее всего, он оповестит беглецов о планах Мора, таким образом, можно будет избавиться от них одним махом.

С другой стороны, не будет ли лучше позволить им покинуть Долину, присоединиться к повстанцам и найти наследницу?

На некоторое время Мор погрузился в свои мысли.

А ведь так действительно будет лучше. Если Азар Отступник, вольется в ряды несогласных и погибнет, ни у кого не возникнет сомнений, что он пошел против Владыки. А если наследница к приходу стражей будет уже мертва, то повстанцы не найдут поддержки даже у тех, кто сейчас молча поддерживает их.

Мор повернулся к Леду и тихо произнес:

– Скажи стражам , что я велел не выпускать Тварей. Сегодня мы устроим праздник.

Лед поклонился и вышел из зала.

Мор окинул взглядом Долину.

Пускай сегодня жители Долины празднуют и веселятся. Шум и суматоха поможет беглецам скрыться, а найти их не составит труда.

Видимо Азар слишком много времени провел в Среднем Мире и забыл, что Бога можно найти в любой толпе.

Владыка вздохнул немного печально.

Эта партия уже выиграна и интереса продолжать ее у него в принципе нет. А ведь могло быть действительно интересно.



Долина.



Мы шли спокойно, стараясь не привлекать к себе лишнего внимания. Узкий переулок, вывел нас на какую-то маленькую площадь. В центре собралась толпа.

Я посмотрел на Темного и он кивнул.

Мы разошлись в разные стороны и подошли к толпе. В самом центре стоял низший демон и вещал:

– По приказу Владыки Мора сегодня будет праздник! Оставьте все заботы и примите милость Повелителя!

Толпа радостно зашумела и начал потихоньку расходиться.

Я повернулся и пошел в сторону того переулка, который мы только что покинули.

Праздник – это неплохо, даже хорошо. Только вот странно это все. Из тюрьмы сбежали заключенные и вместо того, чтобы пустить по горячим следам погоню, местный правитель устраивает праздник.

Вслед за мной в переулок завернул Азар, я повернулся к нему и убедился, что скорее всего был прав в своих подозрениях. Бог хмурился, губы были плотно сжаты, глаза прищурены.

Темный подошел ко мне и прошипел:

– Уходим.

Мы пошли вперед, настолько быстро, насколько было возможно, чтобы не вызвать подозрений.

– Ты пришел к тем же выводам, что и я?

На Темного я не смотрел.

Не маленький уже, должен понимать, что я не сам с собой разговариваю.

Азар тихо ответил:

– Не знаю, к чему пришел ты, но Мор явно что-то задумал. Он не такой простачок, как кажется. То, что он устраивает гуляние в это время, говорит о многом. Вероятно он решил использовать наш побег в своих целях.

Я кивнул, соглашаясь.

– Что будем делать?

Темный пожал плечами и ответил:

– Скорее всего, Мор знает о том, что Лед – шпион или Лед сам ему рассказал, такое тоже возможно. Мы должны подумать о том, стоит ли присоединяться к повстанцам. Вы все вообще можете покинуть этот Мир, какое вам дело до наших проблем?

Я слегка склонил голову.

Дела этого Мира и в самом деле нас касаются мало.

Когда мы подошли к дому, Рейган и Лейрис уже были там. Оба стояли с задумчивым видом и смотрели в сторону одного из переулков.

Интересно, что привлекло их внимание?

Когда мы подошли к дому, из-за угла соседнего здания вынырнул Алин, вид у него тоже был весьма удивленный.

Я так понимаю, мы что-то пропустили?

Показав взглядом на дверь я вошел в дом, надо обсудить дальнейшие действия и предложение Азара покинуть Мир Темных.

Когда мы оказались внутри, нас ожидал сюрприз.

В доме было абсолютно пусто. Даже занавеска с двери пропала.

Азар потрясенно осматривался по сторонам, в связи с чем я пришел к выводу, что воровство в этом мире – редкость.







Мы с Айрисом шли не спеша, попутно рассматривая окружающие нас здания. Интересного тут было мало – серые стены, серое "небо", серый камень под ногами.

Да уж, поживешь тут месяц – и станешь таким же серым и безжизненным.

Айрис печально вздыхал из-под капюшона. Из-за угла соседнего дома вынырнули двое стражей и направились в нашу сторону. Айрис схватил меня за рукав и затащил в один из домов. Мы отошли от входа, с опаской наблюдая за тканью, закрывающей вход. Судя по бряцанью оружия, стражи приближались.

На мгновение они застыли перед входом.

Сердце у меня ушло в пятки.

Не то, чтобы мы не сможем дать им отпор, даже наоборот, только вот Эйрин сказал не привлекать внимания.

Я сглотнула и положила руки на пояс. Айрис посмотрел на меня и приложил палец к губам, я кивнула.

Сама понимаю, что разговаривать в такой ситуации себе дороже.

Стражи постояли некоторое время перед входом и пошли дальше.

Я не удержалась и облегченно вздохнула.

Все-таки мне совсем не хочется объяснять Эйрину, зачем мы ввязались в драку. После того, как я объясню ему, почему мы вообще из дома ушли.

Как только опасность быть обнаруженными миновала, я осмотрелась и сердце мое прямо-таки защемило от боли.

В доме, где мы оказались было пусто. Когда я говорю "пусто" именно это я имею ввиду. Тут даже колченогой табуретки не было. Вообще ничего.

Сразу вспомнился рассказ о докторе Пирогове. На глаза навернулись слезы.

Что за бедные люди тут живут, что у них даже мебели нет?

Представила себе картину, как вечером в этой комнате собирается семья, чадит лампадка, плачет голодный младенец.

После того, как мы столь удачно осуществили побег, Эйрин ожил и вообще, жизнь вроде бы начала налаживаться, я словно воспарила.

Вам знакомо это чувство безумного счастья, когда все время хочется глупо улыбаться, делиться со всем своей радостью и просто невозможно удержаться от того, чтобы помочь кому-нибудь? Даже если о помощи вас не просили? Просто так хочется осчастливить кого-нибудь, что сил нет.

– Айрис.

Я положила руку на плечо принца, а тот посмотрел на меня.

– Я считаю, что мы должны помочь тем несчастным, что живут здесь.

Айрис кивнул, судя по взгляду и ему было жаль тех бедняков, что живут тут.

– Что будем делать?

Да, вопрос действительно хороший. Денег у нас нет, да и кто знает, какая в этом мире валюта? Может у них вообще денег нет? Кто их, этих Темных знает?

Некоторое время я раздумывала и потом тихо сказала:

– Помнишь домик Азара?

Айрис кивнул.

– Да.

– Азар сказал, что хозяин он, верно?

– Да.

– Азар – Темный, верно?

– Угу.

– Но мы хотим, чтобы он вернулся на путь света?

Айрис пожал плечами, ему видимо все равно до темной души Темного.

– Так вот, раз уж в прошлый раз у нас ничего не вышло, считаю правильным, от лица Азара пожертвовать этим несчастным мебель и утварь.

Айрис хмыкнул и сказал:

– Думаешь, он согласится?

Я подняла палец и сказала поучительным тоном:

– Если хочешь сохранить душу – откажись от мирских благ.

Кто это сказал, я сообщать Айрису не стала, все равно не поймет.

Айрис задумчиво почесал лоб и согласился.

Следующие полчаса примерно (а может и больше) мы дружно пыхтя перетаскивали мебель, утварь и прочее. По пути мы встретили Алина, а у дома – Рейгана с Лейрисом. Но так как мы уже заканчивали, о помощи их просить не стали.

Когда работа была закончена, я с гордостью огляделась.

Теперь надо записочку оставить, чтобы знали благодетеля если уж не в лицо, то хотя бы по имени.

Так как бумаги у нас с собой не было, я присыпала стол пылью и сказала Айрису написать сообщение.

Айрис красиво вывел послание и мы покинули дом.

Почему Айрис? Потому что почерк у меня хуже чем у врача.

Нафыкивая бодренькую мелодию мы двинулись по направлению к дому Азара.









Дор выпил теплой воды и утер пот.

Объявление о том, что Правитель решил устроить праздник, повлекло за собой некоторые проблемы, но Дор с ними уже справился.

Сегодня в зале Дома Совещаний будут танцы, посему Дору пришлось выносить скамейки, столы и прочее.

Так как Дор был один, делать ему это пришлось самостоятельно, а это не так-то и легко, когда ты маленький и хилый. Именно из-за такого телосложения Дор не ходил работать в шахты, максимум – вместе с детьми и женщинами добывать яйца.

Тщедушный демон с гордостью огляделся. Перед ним аккуратно выстроились скамейки. Сначала он хотел оставить все как есть, но потом передумал и расставил все в ровные ряды, времени это заняло немало, да и устал он. Зато завтра будет легче вернуть все на место.

Демон отряхнул ладони и пошел в здание. Скамейки и столы он поставил позади Дома, чтобы не портили вид и не мешали.

Войдя в зал, несчастный демон застыл с открытым ртом. Кто-то заполнил зал мебелью. Причем не только столами и стульями, сюда даже кровати принесли.

Дор потрясенно оглядывался.

У стены справа стояли кухонные столы на которых лежала утварь – кастрюли, сковородки и тарелки, у противоположной стены стояли кровати, в центре зала – стол и три стула.

Демон подошел к столу и прочел: " С любовью. Аз".

Дор от злости заскрипел зубами, кто такой Аз он не знает, но будь он проклят Светлыми!

Проклиная неизвестного, Дор снова принялся вытаскивать мебель.

До начала праздника всего ничего осталось, времени совсем мало, а ведь тут еще и убраться надо.







Когда мы вернулись в дом Аза, все уже были там.

Эйрин строго посмотрел на нас, я же лучезарно улыбнулась.

В конце концов, мы доброе дело делали, так что наш "побег" из дома можно расценивать как хороший поступок.

Айрис подошел к Эйрину и сказал:

– В чем дело?

За Эйрина ответил Рейган:

– Местный правитель решил устроить праздник.

Айрис убрал руки в рукава и сказал:

– Любопытно.

А чего тут любопытного? Праздник – это хорошо, может хоть улицы тут украсят, а то смотреть тоскливо.

– Перед нами встал один вопрос.

Я подошла к Эйрину и схватила за рукав.

– Какой?

– Мы можем вернуться в наш Мир в ближайшее время.

Все задумались над этим предложением, а я сказала:

– А мы разве не должны им помочь?

Эйрин ласково улыбнулся и я улыбнулась в ответ.

В конце концов, Азар спас Эйрина, так что будет правильным помочь ему. К тому же, я так понимаю жизнь тут совсем не сахар, если есть дома, в которых даже мебели нет. Что же у них тут с едой творится?

Айрис пожал плечами и ответил:

– Я не против, будет интересно.

Рейган изобразил себя и кивнул, Лейрис поддержал, а Алин воздержался.

– Ну что же, в таком случае, уходим сейчас.

Я с нежностью посмотрела на Азара и сказала:

– Ты не волнуйся, мы всем тут поможем встать на путь света и любви.

Азар поморщился и отвернулся.

Вот тебе и благодарность.

Кстати, а почему никто не спрашивает, куда делась вся мебель?

Мы пошли на выход, Азар шел впереди всех. Остановившись в двух шагах от "двери", он показал пальцем в сторону одной из пещер, которую было видно просто замечательно, потому что долина находилась ниже, чем эти самые пещеры.

– Расходимся здесь, встречаемся у той пещеры. Ясно?

Мы кивнули. Эйрин взял меня за руку и мы пошли вслед за Азаром.

Вот мне теперь интересно, мы с этими повстанцами что делать будем? Не крендельки же лопать? Скорее всего попытаемся устранить злобного тирана.

– Эйрин!

Он повернул ко мне голову.

– Слушай, а мы что делать-то будем?

Знать надо заранее, потому как способов устранить правителя великое множество – можно пробраться в замок и тихонько его отравить, в этом случае не будет общественных беспорядков. А можно устроить революцию – раскулачить всех, повисеть на решетке замка, захватить Аврору (ну или ее местный эквивалент).

– Я не знаю, зависит от того, какое решение примет предводитель. Как я понял, повстанцы вообще довольно тихо себя ведут.

– Дааа?

Такое решение меня малость огорчило.

– Так мы тут сколько пробудем?

Эйрин прикрыл глаза и ответил:

– Достаточно долго, чтобы разобраться в ситуации.

– Ясно.

Мы быстро шли узкими переулками, которые сменялись не менее узкими улочками.

Вообще, не очень похоже, что тут праздник намечается.

Тут мне в голову пришла интересная мысль и я снова дернула Эйрина за рукав. Когда он обернулся я сказала:

– А мы что будем делать все то время, пока предводитель будет решение принимать?

Эйрин хмыкнул и ответил:

– Что будут делать остальные я не знаю, а вот ты будешь разрабатывать свой стиль.

Глава 12. Охота


Темный Мир. Пещеры.



Мы быстро шли, ведомые Азаром, по узкому туннелю.

Как я ни разу не упала – вопрос отдельный, скорее всего потому что Эйрин поддерживал меня. Позади шли остальные. Азар периодически останавливался и замирал. В соседних пещерах ничего не было слышно, но кто знает – может это только я ничего не расслышала.

Заявление Эйрина меня немного огорчило, скажу честно. Как интересно мне свой стиль разработать? Хикар успела показать мне десять форм из четырнадцати существующих, теперь от меня чего ждут? Что я сама остальные додумаю или свое надо создать? В тоже время, если стиль уже существует, как создать такой же, только новый? Я вот себя первопроходцем не ощущаю, на мой взгляд это вообще трудно – придумать что-то свое, проще пользоваться тем, что создали до тебя.

Вопрос занимал меня все это время и однозначного решения я найти не могла.

Эйрин остановился и сжал мои пальцы, я кивнула, хотя понимала, что в темноте этого все равно не видно.

Тихо подошли остальные, лишних вопросов не задавал никто.

Радость по поводу удачного побега и чудесного исцеления Эйрина притупилась, окружающие меня безмолвие и темнота стали в самом что ни на есть буквальном смысле давить.

Я почувствовала себя маленькой, трудно описать это чувство – словно ты пылинка в окружающей тебя пустоте. Даже присутствие рядом друзей не помогало избавиться от этого неприятного ощущения.

Я закрыла глаза и сделала глубокий вдох, потом еще один.

Нечего вечно за чужие спины прятаться – уж с этим я могу сама справиться, верно?

Спустя пару минут мы двинулись дальше.

Чем была вызвана остановка, я так и не узнала.

Вскоре туннель закончился и мы оказались в довольно большой пещере. Под сводом парил блдено-голубой шар, такой же как и там, откуда мы только что ушли.

Азар повернулся к нам и кивнул головой:

– Мы на месте.

На месте – так на месте. Признаться я немного устала, да и настроение было не очень хорошее.

Проблема, которая встала передо мной не то, чтобы неразрешима, просто я не знаю, с какой стороны к ней подобраться. С чего начать? Чем продолжить? Если я буду использовать те же самые формы – это уже не будет мой собственный стиль, верно?

А мастером как стать? Это само по себе подразумевает искусность, а я даже о стиле Хикар такого сказать не могу.

Я вздохнул и понуро поплелась за Эйрином.

Хорошо ему, сам уже давно прошел это испытание, а мне-то как быть? Вообще, всем тут хорошо, кроме меня – живут себе тихонько и в ус не дуют.

Почему-то в тот момент я на весь мир обиделась.

Настроение становилось все хуже.

Пока я занималась самоуничижением, мы добрались до поселка.

Поселок оказался довольно большим, повсюду стояли шатры, бегала ребятня. Одна девочка посмотрела на нас и, радостно взвизгнув кинулась, к Азару.

Темный присел на корточки и обнял девочку.

– Как дела, Эйли?

Девочка кивнула белокурой головой и сказала:

– Хорошо. А я щеночка нашла.

Вслед за Эйли к нам подошел и Безымянный.

Я наклонилась и поманила его к себе.

Надо отблагодарить малыша за Эйрина.

Я за него волновалась, даже несмотря на слова Азара о том, что он справится и без нас.

Как бы то ни было – мы в ответе за тех, кого приручили.

Безымянный ткнулся черным носом мне в ладонь и заскулил.

Жалуется наверно.

Я улыбнулась и потрепала его за ушко.

– Эй, все нормально!

Щенок (хотя какой он щенок? Вырос до размера колли) посмотрел на меня грустными глазами и повернулся к Азару.

Азар тем временем взял девочку на руки и вошел в поселок.

На встречу нам вышел какой-то мужчина.

Мы подошли к нему и он сказал:

– Керк.

Азар кивнул и представился:

– Азар Отступник.

Керк посмотрел на нас и мы тоже назвали свои имена.

Я сразу сказала, что я девушка, чтобы потом вопросов не было.

Керк просто пожал плечами и отвернулся.

Интересно, а почему он не удивился нашему прибытию? Или у них это нормально - когда толпа грязнух оборванцев вваливается в лагерь?

Мы последовали за Керком, по пути он показал нам наши шатры. Я должна была спать с Эйли, потому что она единственная из всех, кто занимал отдельный шатер. Девочка радостно посмотрела на меня и сказала:

– Вообще-то со мной дядя Руд спит, но ты тоже подойдешь.

Я хмыкнула, раздумывая, стоит ли принять это за комплимент?

Эйрин посмотрел на меня и видимо пришел к каким-то выводам. Он остановился посреди дороги и сказал:

– Тебе надо отдохнуть.

Я кивнула.

Поесть бы тоже было неплохо, хотя сейчас я спать хочу куда больше, чем есть.

Малявка схватила меня за руку и потащила в шатер.

Я оглянулась на прощание, окинув всех завистливым взглядом.

Когда я проснусь, проблема моя никуда не денется.

Пока мы шли, я смотрела по сторонам и усиленно завидовала. Чувство это было для меня новым.

Никогда раньше никому не завидовала, а теперь – на тебе.

Может, это результат усталости?

Я посмотрела на стоящих неподалеку женщин. Они тихо разговаривали и смеялись. Зависть нахлынула с такой силой, что я даже дыхание задержала.

Еще чуть-чуть и зубами заскрежещу.

Хорошо им – жизнь легкая и беззаботная, а я чем хуже?

Нет, не поймите меня не правильно – мне очень хочется стать мастером и всегда хотелось. Только вот когда ты об этом просто мечтаешь, представляя себя Великим Создателем Собственного Стиля – это одно. А вот стать им в действительности – совсем другое.

Я частенько представляла, как буду крушить врагов направо и налево одним лишь мановением мизинца левой ноги, полируя при этом ногти на руках, а вот как проблема встала ребром – зашла в тупик.

На деле все не так просто, как казалось.

Поэтому то, что у других подобная проблема отсутствует меня раздражало до крайности и я просто задыхалась от зависти.

Мерзко ощущение, поверьте мне на слово.

Эйли привела меня в шатер и уселась на подстилку.

Кроватей тут не было, тут вообще из мебели не было ничего.

Эйли показала мне рукой какой-то тюк и сказала:

– Располагайся.

Я кивнула и, вздохнув тяжело, раскатала свой лежак.

Когда я устроилась на жестком ложе и закрыла глаза, чтобы хотя бы во сне уйти от вставшей передо мной проблемы, Эйли сказала:

– А ты из Среднего Мира, да?

Я утвердительно буркнула ей в ответ.

Оставьте меня в покое в конце концов! Идите наслаждайтесь своей легкой жизнью без проблем, пока я тут от зависти помираю.

Девочка вздохнула и сказала:

– А ты видела солнце?

– Да.

Раздражение начало подниматься волной, заставляя сжать зубы покрепче, чтобы не обидеть девочку. Она же не виновата ни в чем. Урок, который я получила в Северной Заставе я еще помню. Не хочу опять видеть неприкрытый страх в чьих бы то ни было глазах.

Эйли вздохнула и заползла на мой тюфяк. Некоторое время она просто смотрела на меня, а потом смущенно сказала:

– А ты ела ягодки?

Я посмотрела на нее, искренне недоумевая, с чего бы это она такие вопросы задает.

– Ела.

– И как?

Малышка залезла мне на живот и внимательно смотрела в глаза.

– Вкусно. Сладкие они.

Девочка наклонила голову вбок и сказала:

– Сладкие? А это как?

Я приподнялась на локтях и внимательно посмотрела на нее.

У меня помнится в ее возрасте щечки попухлее были и глаза не такие взрослые. К тому же, не смотря на то, что она сидела у меня на животе, веса я почти не ощущала. Я улыбнулась и сказала:

– Эйли, расскажи мне кое-что.

Девочка кивнула и ответила:

– Что?

– Вы как тут живете?

Малышка приложила пальчик к подбородку и сказала:

– Нормально.

Я закрыла глаза.

Когда мы были в Долине, я не рассматривала особо жителей. Как они выглядят сейчас сказать трудно. Опять же, когда мы из темницы сбежали, есть мы ничего не ели – почти сразу тронулись в путь.

За все то время, что мы сидели в камере, нам пару раз принесли еду – отвратительное месиво непонятного цвета, на вкус сильно напоминающее мел. Но тогда я предположила, что это нормально – кто же будет узников разносолами потчевать? Сейчас же, смотря на худое лицо ребенка, которому по всем правилам полагается быть пухленьким и розовым, я начала кое-что понимать.

– А кушаете вы что?

Ответ, произнесенный тоном побитого жизнью взрослого человека, а не ребенка, заставил меня поперхнуться.

– Все.



***



Мы расположились в шатре Керка.

Предводитель повстанцев выдвинул некоторые требования, но относились они скорее к Азару, чем к нам.

Сейчас Темный сидел и задумчиво смотрел в потолок.

– Свергнуть Мора?

Керк кивнул.

– Да. Посмотри вокруг – ты видишь, до чего мы докатились? У нас нет еды, воды, запасы руды иссякают с каждым днем, за ней приходится спускаться все ниже и ниже. Ты знаешь, сколько демонов и "ущербных" богов не вернулись из штолен, погребенные под завалами или разорванные Тварями?

Азар мрачно посмотрел на Керка.

– Нет.

Керк провел рукой по волосам и сказал:

– Почти треть. Женщины и дети, которых вы видели в лагере, остались без мужей и отцов. Много ли может сделать женщина, имея на руках маленького ребенка?

Темный нахмурился еще сильнее и сжал губы.

Интересно, он даже не в курсе, как живет его народ? Хорош Бог, ничего не скажешь.

– И что ты предлагаешь? Поднять восстание? Ты понимаешь, что в этом случае, погибнет еще больше?

Керк закрыл глаза и ответил:

– Если у нас будет надежда, мы готовы пойти на это.

Темный кивнул.

– Хорошо.

– Мы тоже не против помочь вам. Эйрин?

Я повернулся к Рейгану, который и высказался в слух. Он смотрел на меня с легкой улыбкой, как бы спрашивая есть ли у меня возражения.

Раньше за ним не замечалось такого стремления помочь обиженным и обделенным. Повзрослел мальчик, а ведь совсем недавно был учеником...

Айрис кивнул, соглашаясь с решением брата.

Керк посмотрел на нас и улыбнулся с благодарностью.

Я склонил голову, принимая решение обоих принцев. В конце концов – род де Сэй всегда шел рядом с Императором, я не могу не поддержать их.

– Тогда обсудим план действий.

Керк достал подобие карты и начал водить по ней пальцем

– Сейчас мы находимся здесь. Если мы пройдем через эти пещеры – выйдем прямо к Долине.

Азар кивнул.

– Оружие у вас есть?

Керк покраснел и ответил:

– Оружия как такового – нет.

Темный скептически хмыкнул и, изогнув иронично бровь, спросил:

– А что есть?

Керк достал нечто, отдаленно напоминающее кирку и ответил:

– Это.

На некоторое время повисла тишина, которую нарушил Айрис:

– А маги у вас есть?

Предводитель повстанцев отрицательно покачал головой.

– Нет, только Азар.

Я закрыл лицо руками, чтобы никто не видел моей мрачной улыбки.

Становится все интереснее и интереснее.

– А почему бы вам просто не убраться отсюда? Раз магов среди вас нет?

Я посмотрел на Керка.

Если я не ошибаюсь, они, так же как и мы, могут совершить переход по Реке.

Керк мрачно посмотрел на меня и ответил:

– Мы не можем. Мор запретил кому бы то ни было приближаться к Реке. Как только кто-то из нас подходит слишком близко – по его следу идет Тварь. Нас довольно легко найти на определенном расстоянии, в отличии от вас.

Слова его заставили Темного побледнеть и подняться.

Я посмотрел на Азара, который в этот момент что-то шипел сквозь зубы.

– В чем дело?

– Я понял, почему Мор отпустил нас.





Я открыла глаза и посмотрела на Эйли, которая сопела рядом со мной. Не знаю сколько времени прошло, но выспалась я отлично.

Я аккуратно встала и накрыла девочку одеялом. Тонкие, почти прозрачные пальцы вцепились в край и Эйли что-то сонно пробормотала.

Я на цыпочках подошла к выходу.

Надо кое-что разведать.

Когда я вышла из шатра, то пошла бродить по поселку. Все чем-то занимались. Женщины чистили какие-то грибы (хотя не уверена, что это грибы, но больше ничего в голову не пришло), дети таскали корзинки набитые этими самыми грибами.

Мужчины стучали молотками по здоровенным глыбам, скалывая большие куски камня. Правда делали они это все за пределами поселка, видимо для того, чтобы никто не поранился об острые обломки.

Лица у всех были уставшие и осунувшиеся, даже у детей. Но никто из них не хмурился. Они улыбались, говорили тихо и без злости.

Я остановилась напротив большого шатра.

На пороге сидела молодая женщина с ребенком.

Она посмотрела на меня и улыбнулась.

– Ты что-то хотел?

Я кивнула.

– Как вы тут живете?

Вот честно, я не понимаю – еды у них нет, солнца – нет, а они улыбаются. Я бы давно от такой жизни повесилась.

Женщина улыбнулась и ответила:

– Так и живем, а что?

– Ну...просто.

Она наклонила голову и продолжила:

– Ты же из Среднего Мира, да?

Интересно, у меня на лбу написано, что ли?

Я кивнула.

– Ну, тогда тебе будет сложно понять, я так думаю.

– Я постараюсь.

– Если бы мы каждый день предавались печали, по поводу того, как тяжела и несправедлива жизнь, так бы она и прошла в вечных стенаниях. Поэтому мы стараемся радоваться тому, что у нас есть. Может это и глупо, только так легче. Вот и все.

Мда...хотя согласна – так действительно легче. Странное дело, я вот буквально недавно чуть от зависти не померла думая, что у них все лучше, чем у меня. Они же, даже зная что я из Среднего Мира, который им должен казаться Рогом Изобилия как минимум, ни капельки мне не завидуют. Дружелюбно улыбаются и спокойно разговаривают, хотя должны бы злиться. Я часто видела как те, кто считал себя обделенным, злились на тех у кого было больше. Ну и завидовали конечно.

Женщина, все так же улыбаясь, смотрела на меня. Так как спрашивать мне было больше нечего, я кивнула и потопала оттуда.

Чувствую за сегодня я стала в сто крат умнее, чем до этого.

А ведь обещала быть внимательнее к другим.

Я вышла за пределы поселка и уселась на камень.

После разговора с незнакомкой мне стало ну очень стыдно, за свое поведение. Настолько стыдно, что я даже глаза от земли поднять не могла.

Вот тебе и легкая и праздная жизнь. Да мои проблемы, в сравнении с их – не просто мелочи, это самая крошечная песчинка в огромной пустыне.

Я оперлась локтями на колени и подперла кулаком подбородок.

Странно это все-таки.

Насколько надо любить жизнь, чтобы действительно радоваться даже тому, что ты просто проснулся. Я вот об этом в принципе не задумывалась. Не могу конечно сказать, что мне было легко, но со мной всегда были друзья или бабушка, которые помогали справиться с дурным настроением и трудностями, вставшими передо мной. Вопрос в том, смогла бы я так же как они наслаждаться тем малым, если бы всю свою жизнь не испытывала ничего, кроме лишений? Хотя, может быть именно это и научило их так относиться к жизни в целом.

Я покачала головой и вздохнула.

Да уж, зависть действительно слепа.

Погрузившись в собственные печали, я предпочла не замечать, что кому-то еще хуже чем мне.

За спиной послышались шаги и ко мне подошел Эйрин.

Эйрин выглядел сильно уставшим, но не смотря на это улыбнулся.

Мне снова стало неловко.

Ему ведь тоже нелегко и ничего – спокойно идет дальше, не хныкая и не жалуясь.

Может это я одна тут такая? Местный нытик?

Эйрин присел на землю и сказал:

– Все нормально?

Я кивнула и посмотрела на него.

– Эйрин, – он посмотрел на меня и приподнял брови – я запуталась.

И не капельки мне не стыдно признаваться в этом. Не все можешь решить самостоятельно.

– В чем именно?

– Со стилем.

Эйрин кивнул.

– Рассказывай.

Я начала рассказ с момента своего попадания в ванну Рейгана. Эйрин хмурился, сосредоточенно кивал, но не перебивал меня.

Когда я добралась до Хикар, он удовлетворенно кивнул.

Возможно надо было рассказать ему об этом раньше? А то я кроме Айриса еще никому не рассказывала.

Как только я закончила, он сказал:

– Интересная история. Я думал, ты южанка или вообще из Долины Бер.

Я помотала головой.

Хотя люди, которых мы видели в Южной Заставе действительно темноволосые и темноглазые, но по мне сразу видно, что я не одна из них.

Эйрин помолчал немного и произнес:

– Так в чем же ты запуталась?

Я вздохнула.

– Хикар показала мне всего десять форм. Как мне свой-то стиль создать?

Признание собственной несостоятельности меня немного огорчило, но тут уж ничего не поделаешь.

– На основе того, что ты уже знаешь.

– А мастером как стать? Да еще и за такой короткий срок.

Эйрин улыбнулся и посмотрел на меня.

– А кто сказал, что ты должна стать мастером?

Заявление меня обрадовало, но и только.

– А кем я должна стать?

– Смотри. Истинное мастерство можно считать совершенством. Достичь совершенства даже за те полтора года, которые тебе даются Богами невозможно. Путь этот очень долог, это словно ты пытаешься достичь собственного солнца. Понимаешь?

Я задумалась.

Интересно, а зачем тогда говорят, что надо мастером стать?

Эйрин, словно прочитав мои мысли, сказал:

– Всем, кто решается пройти Пятое Крещение говорят, что они должны за определенный срок достичь совершенства.

Я мрачно посмотрела на него.

– Зачем?

– Затем, что если ты будешь знать, что все равно, как ты не старайся, мастерства ты за год не достигнешь, стремиться к этому тоже не будешь. Во всяком случае – не так сильно. Всегда есть что-то, что более важно на тот момент. А если у тебя в запасе еще и ничем не ограниченный срок... Сначала ты скажешь сама себе – попробую за два года, потом за три и так далее. Когда тебя ничто не подталкивает к достижению недостижимой, казалось бы, цели ты перестаешь прикладывать к этому какие-либо усилия. Ясно?

Я задумалась.

В принципе, логично. О надвигающихся экзаменах знают все, а вот готовиться к ним начинают в ночь перед первым.

Одно не понятно, мне-то что делать? Меня вроде как и подталкивают, только я-то на месте топчусь.

– И что делать?

Эйрин поднялся, подал мне руку и сказал:

– Чтобы создать что-то новое, свое – забудь о том, чему тебя учили. Забудь правила и каноны. Вообще не думай об этом.

Я посмотрела на него, удивляясь таким словам.

Только что сказал, что создавать надо на основе того, что я уже знаю, а теперь говорит, что надо все забыть. Да и забыть не получиться, в меня это столько времени вбивали.

– И как прикажешь это делать?

Эйрин, светлая голова, покачал этой самой головой и ответил:

– Не думаю головой, как только ты думаешь, как бы получше это сделать – ты заходишь в тупик. В данном случае, это будет ошибкой.

Ну по поводу не думать – в этом я мастер.

О, может сказать, что я в этом деле мастерства добилась?

Эйрин хмыкнул и сказал:

– Ничего, если ты сейчас не понимаешь, поймешь позже. Сейчас давай вернемся, надо пообедать и кое-что обсудить.

Я кивнула и мы вернулись в поселок.



Темный Мир. Цитадель Владыки.



Мор стоял на балконе, протягивая в мольбе руки к своим поданным. В глазах его застыли слезы, а лицо выражало печаль. Коротко остриженные волосы падали на лицо. Одет он был в красную мантию, на голове – алая лента. Да и Цитадель, по древний традиции, была практически полностью покрыта алой тканью. В Темном Мире это означает полный траур.

– Народ мой! В Нашем Мире случилось ужасное горе!

Толпа внизу зароптала, хмурые лица были обращены к своему правителю.

– Азар Отступник, получивший от нас прощение – прощение своего народа и Повелителя, бежал из Долины.

Мор оперся руками на перила балкона.

– Вместе с ним бежали и захватчики из Среднего Мира. Я, ваш Владыка, предполагаю, что Отступник присоединился к повстанцам.

Ропот внизу затих, толпа потеряла интерес к словам своего Повелителя.

Несмотря на то, что мало кто в открытую поддерживал повстанцев, в Долине к ним относились с пониманием.

Мор усмехнулся.

Сюрприз, который он подготовил, встряхнет толпу.

– Дети мои! Сегодня, в этот обычный казалось бы день, я принес вам горькую весть!

Толпа замолчала, если Отступник бежал – почему тогда Владыка в трауре?

– Цветок надежды – наша любимая наследница...– Мор сделал долгую паузу. – погибла от руки предателя!

Толпа в ужасе подалась назад.

Все с нетерпением ждали, когда же девочка взойдет на престол да и Азару верили беспрекословно.

Но то, что он привел средиземцев и то что он бежал вместе с ними, после того как был прощен своим народом, заставило их сомневаться в нем.

Мор закрыл лицо рукой и рыдающим голосом произнес:

– Сегодня мы попрощаемся с нашей дорогой племянницей.

Владыка отнял руку от лица и, крепко сжав кулак, произнес:

– Но я клянусь вам, дети мои – преступник, свершивший это ужасное деяние поплатиться за свое преступление! И те, кто скрывает его тоже! Месть моя будет страшна!

Толпа внизу, разгоряченная словами Владыки, возликовала.

По Долине еще вчера поползли слухи, что Азар Отступник поднял руку на наследницу, но никто не хотел этому верить. Ведь Темный столько лет заботился о ней. Сейчас же слова Владыки Мора рассеяли все сомнения, его прошлые действия, предпринятые против повстанцев сейчас уже не казались такими жестокими. Те, кто может принять в свои ряды убийцу ребенка не заслуживают пощады.

Демоны и боги вереницей потянулись в больший зал, где на возвышение стоял маленький колчай.

Подходя к колчаю они в ужасе застывали, не веря своим глазам.

Маленькое, хрупкое тело, словно тонуло в обилии белых цветов. Золотистые локоны обрамляли белое лицо, лоб стягивала красная повязка с изображенной на ней маленькой короной.

Демоны и боги опускались на колени перед усопшей.

Сердце каждого, кто видел это дитя, наполнялось ненавистью и болью.

Когда они покидали зал, глаза их пылали гневом.





Как только зал опустел, Владыка, стоявший все это время рядом с колчаем, откинул капюшон и задумчиво посмотрел на лицо ребенка.

Эйли он не видел давно и в принципе не знал, как она сейчас выглядит.

Но ведь дети все похожи, тем более если они мертвы.

Когда Мор отвернулся от лодки, которую сегодня пустят вниз по Реке Забвения, лицо ребенка начало таять и оплывать, словно расплавленный воск. Спустя несколько мгновений, там где лежало тело, оказалась тряпичная кукла.

Мор недовольно провел рукой по волосам.

Было бы лучше использовать тело настоящего ребенка, но их слишком мало, исчезновение любого из них вызовет панику в Долине, и кто-то особо умный может что-нибудь заподозрить. Поэтому ему пришлось заменить тело куклой, на которую он наложил заклинание и остричь свои золотые волосы.

Золотые пряди крепились к голове куклы с оплывшим лицом, от чего казалось, что в маленькой лодке лежит чудовище, отдаленно напоминающее ребенка.

Хорошо, что древняя традиция оправдывала короткие волосы молодого Бога, она даже сыграла ему на руку – так он показал всем, насколько сильно скорбит по умершей племяннице.

Владыка поднялся в свои покои и легко опустился на кушетку.

Сегодня вечером можно будет объявить охоту.

Холодная улыбка появилась на прекрасном лице. Если Азар сейчас в лагере повстанцев, расправиться со всем одним махом будет очень просто.

Из-за того, что среди повстанцев до этого не было мало-мальски сильных Богов, найти их было невозможно. Только лишь Твари, кружащие в пещерах у берегов Реки могли учуять их, если кто-то из повстанцев подходил слишком близко.

Таким образом, Мор пресек все попытки покинуть этот Мир. Если бы кто-то беспрепятственно покинул Темный Мир, за ними могли последовать и те, кто сейчас молча наблюдал со стороны.

А Мор, как истинный владыка не мог допустить того, что бы владение его опустело. Невозможно быть правителем, если править некем.





Темный Мир. Лагерь повстанцев.



Мы собрались за столом, точнее – за столами, которые вынесли на улицу. Похоже что Темные действительно совсем не такие, как мы предполагали. Как только вернусь в Черный Замок, надо будет записать свои наблюдения, для будущих поколений, так сказать. Эйрин поможет, если что.

Если не брать в расчет того, что находимся мы в Мире Темных Богов, складывается впечатление, что они мало чем отличаются от нас.

К примеру сейчас за столом, кроме нас сидели женщины, дети и мужчины. Все они при этом выглядели довольными, несмотря на то что стол был практически пуст.

Я посмотрел на Эйрина и Хану. Оба были задумчивы, девочка так вообще погрузилась в свои мысли настолько, что когда Лейрис ее окликнул, она не расслышала с первого раза.

С чего бы это?

Керк кивнул, разрешая приступить к трапезе. Детишки радостно зашумели, женщины тихонько на них шикали.

Так как мы гости – нам отдали лучшее, обделяя при этом даже детей.

Я сразу отказался, впрочем как и остальные. Когда на тебя смотрят несколько пар детских глаз, кусок в горло не лезет, тем более, если ты знаешь, что дети эти голодают.

С трудом проглотив одну ложку мерзкой похлебки, я отодвинул от себя миску, поблагодарив хозяев за пищу и стол.

Поднявшись, я кивнул Рейгану и пошел в шатер. Спустя несколько минут, вслед за мной вошли Рейган и Лейрис.

Надо бы у них узнать, в чем там проблема. А то Хана весь день как в воду опущенная.

На мой вопрос ответил Рейган:

– Я так понимаю, перед ней встал вопрос о создании своего стиля.

– А что, это так трудно?

Рейган кивнул и ответил:

– Дело не в том, что трудно. Хотя создать что-то свое, когда ты привык пользоваться чужим, действительно трудно.

На некоторое время брат задумался и как раз в этот момент в шатер вошел Эйрин.

– А где Хана?

Лейрис смотрел на дядюшку, ожидая ответа.

Бедняга, он к девочке наверно больше чем Эйрин привязался.

Лейтенант вздохнул и ответил:

– Ей сейчас надо кое с чем разобраться.

– А ты почему здесь?

Может я конечно и не прав, но на его месте я бы помог, тем более, что опыта у него значительно больше. К тому же он все еще ее мастер–наставник.

Эйрин с улыбкой посмотрел на меня и ответил:

– Ты же не знаешь, в чем суть Пятого Крещения?

Я помотал головой.

– Нет конечно. В чем?

– Когда ученики проходят первые четыре, мы учим их доверять другим, верить в себя, любить жизнь и не поддаваться гордыне.

– Понятно, дальше.

– Сейчас же перед ней совсем другая проблема. Когда ученик проходит Четвертое Крещение и становится полноправным воином, к его ногам ложатся миллион дорог, одна из которых приведет его к истинному мастерству, другие же – нет. Решая, какой дорогой пойти, ученик вступает в новую фазу – либо он продолжает совершенствоваться, либо останавливается на достигнутом. Причин для отказа идти дальше великое множество. К примеру лейтенант Делл отказался от Пятого Крещения потому что по его мнению придумать что-то новое, будучи лучником, невозможно. И может быть он прав, никто не спорит с этим.

Есть одно но – как только ты решаешь, что движение вперед невозможно, ты более ни к чему не стремишься.

Лейрис с Рейганом дружно кивали, подтверждая слова Эйрина.

– Пятое Крещение есть ни что иное, как попытка найти свой путь, который приведет тебя к цели. Найти себя другими словами.

Вообще, на мой взгляд формулировка "найти себя" несколько размыта, но кто этих воинов поймет. Рейган вон с Лейрисом согласны с этим высказыванием.

– Так ты не собираешься ей помогать?

Эйрин печально улыбнулся.

– Человек должен сам выбрать, никто не может ему помочь или заставить. Решив проходить Крещение она ступила на одну из дорог, теперь она стоит на развилке. Хана может создать свой стиль, на основе того, что она знает, а может полностью отринуть его и создать что-то действительно новое.





Я смотрела на ободранные ладони и тихо злилась. Вот уже несколько часов я пытаюсь придумать хоть что-то и ничего, абсолютно ничего, не выходит!

От злости даже слезы на глазах выступили.

Начала я с того, что повторил формы, показанные мне Хикар. Потом попыталась скомбинировать их в другом порядке, но отказалась от этого – разницы никакой, одни и те же формы – один и тот же стиль.

Делала я это все без Кейринов, для того чтобы хотя бы найти, в каком направлении двигаться.

Ладони саднило, кожу оцарапали острые камешки и руки противно тряслись.

Интересно, что имел ввиду Эйрин, когда сказал, что надо взять за основу известный мне стиль и в тоже время забыть чему меня учили?

Я сжала кулаки, ссадины заболели еще сильнее, но я все равно сжимала кулаки крепче.

Любит Эйрин загадками говорить.

Так, надо успокоиться и подумать в тишине.

Когда я сидела и занималась медитацией ко мне кто-то подошел. Этот кто-то навис прямо надо мной, загородив свет. Так как я сидела с закрытыми глазами, мне пришлось их открыть, дабы узнать, с какой целью нежданный гость на меня таращиться. Оказалось, что это Алин.

– Что-то случилось?

Я вдохнула поглубже, потому что в тот момент была очень зла. На саму себя и собственную непутевость.

Алин отрицательно махнул головой и сказал:

– Проблемы?

Да...знал бы ты какиепроблемы.

– Я мотнула головой и ответила:

– Нет.

– Уверена?

– Угу.

Может Алина спросить, что имел ввиду Эйрин? К Эйрину точно не пойду.

– Алин, можешь мне кое-что объяснить?

Лейтенант пожал плечами и неуверенно кивнул головой.

– Что именно?

Я положила подбородок на колени и сказала:

– Как можно взять за основу то, что надо забыть?

Алин задумался и замолчал.

Вот–вот, а я о чем говорю?

Потом он спросил:

– Что именно надо взять за основу, а что забыть?

Еще бы я сама знала...

Я пожала плечами. Алин подошел ко мне и сел рядом.

– Я расскажу тебе одну легенду, может поможет.

Я кивнула.

Лучше уж сказку послушать, чем бестолково скакать туда-сюда, тыкаясь в разные стороны, как слепой котенок.

– Когда-то давно, на юге жил старый мастер. Был он воином и уйдя на покой взял себе ученика. Ученик тот был весьма своенравный, но мастера слушал и все что он говорил – выполнял.

Когда ученик закончил обучение, на прощание мастер сказал ему следующее:" Помни, чему я тебя обучил, но будь готов принять что-то новое".

Тут важно заметить, что в те времена, искусство ведения боя на катонах ограничивалось некоторыми правилами. Были определенные приемы, которые мечник мог комбинировать, но так или иначе они были одними и теми же. В бою использовали только один катон.

И вот ученик, поблагодарив мастера, пустился в путешествие по Империи. Много приключений выпало на его долю, он обзавелся спутником и они путешествовали вместе.

Спустя какое-то время оба поселились в Долине Бер. Мечник пошел на службу в гарнизон, спутник же его отправился на службу ко Двору.

Великая Империя Дрэй в те времена распалась на две части – Долину Бер и Империю Ардейл. Между двумя этими державами шли непрекращающиеся бои, потому как многие из Ааш'э'Сэй желали отомстить предателю и братоубийце.

Воины–наемники нескончаемым потоком шли из Империи в Долину и наоборот. Те, кто поддерживал Клая оставались в Долине, другие же шли в Ардейл и поступали на службу там. Но каждый из них имел свое мнение относительно того, кто прав, а кто – нет.

Как-то раз, наш герой вместе со своими сослуживцами отправился патрулировать городок недалеко от Лунного замка. Очень вовремя они туда направились. В одной из таверн завязалась драка и не просто драка – настоящий бой. Что молодые воины не поделили – было не ясно, да никто их и не спрашивал.

Солдаты вступили в бой, не разбирая кто прав, кто виноват. В какой-то момент, молодой воин, о котором и идет речь в этой легенде, сломал своей меч. Уж и не знаю, как это вышло, но лезвие его Катона стало короче на треть.

Алин внимательно посмотрел на меня и так как я все равно еще ничего полезного для себя не почерпнула, продолжил:

– Не растерявшись, он схватил меч одного из поверженных воинов, но свой обломок не выпустил.

Алин замолчал и я, ощущая себя самой пустоголовой на свете, смотрела на него.

– Так появилась Пара. А вместе с ней – и новый стиль.

Аааа...могла бы и догадаться.

Алин поднялся и сказал:

– Вот так и получилось, что молодой воин взял за основу то, чем его обучил мастер и в тоже время "забыл" все, что успел узнать. Ясно?

Лейтенант прищурил глаза и, довольно улыбаясь, смотрел на меня.

Я кивнула и пока он не ушел спросила:

– А как воина-то звали?

– Дорэй.

Я кивнула, хотя имя мне ничего не говорило, а Алин махнул рукой и пошел в сторону шатров.

Когда лейтенант покинул меня в гордом одиночестве, я уставилась на Кейрины, которые лежали неподалеку.

Мммм...отломать от них кусок, что ли?

Пока я раздумывала, стоит ли мне совершить сей акт вандализма над собственным оружием из шатра вышел Эйрин.

Я сделала непроницаемое лицо – пусть видит, что в помощи я не нуждаюсь.

Эйрин подошел ко мне и сказал:

– Пора возвращаться.

Подал мне руку и когда я протянула ему свою, начал задумчиво рассматривать ссадины.

Потом строго посмотрел на меня и сказал:

– Надо перчатки одевать.

Я кивнула.

Сама знаю, что надо. Просто я почему-то уверилась, что все придумаю быстро и легко. А оказалось что нет.

Мы потопали в лагерь.

Когда мы подходили к шатрам, я решила у Эйрина уточнить, знает ли он кто такой этот Дорэй. Потому как если не знает – я с превеликой радостью просвещу его. Даже не буду тыкать в него пальцем из-за его незнания. Ну...завтра точно не буду.

– Эйрин.

– Ммм?

– А ты знаешь мечника по имени Дорэй?

Эйрин посмотрел на меня и ответил:

– Хм...ну да. Вообще Дорэй – это родовое имя.

Я кивнула, какая мне разница – имя это или фамилия. Говори быстрее, мне умом блеснуть не терпится.

– Я знаю двух мечников, с таким родовым именем. Ты кстати с одним из них тоже знакома.

Самооценка моя упала до отметки минус миллион тысяч триста двадцать восемь. Шучу конечно. Как так вышло, что Эйрин знает двух, а я всего одного? Да еще и заявление, что с одним из них я знакома лично?

Я остановилась и , сложив руки на груди, сказала:

– Подожди, как это два? Один придумал Пару, а второй кто?

Может Алин мне не все рассказал?

Эйрин повернулся ко мне и ответил:

– А второй – Алинар Дорэй.

Видимо на моем лице отразилось искреннее непонимание, потом как Эйрин пояснил:

– Лейтенант Алин.

Вот так сюрприз. А чего это Алин не сказал сразу? Хвастать не хотел?

Вспомнив про "хвастать" я опять приуныла.

Мне-то хвастать нечем.

– Эйрин...у меня ничего не выходит.

Я опустила голову, ожидая насмешек, ну или хотя бы недовольства.

– Ну и что?

Весьма легкомысленным тоном произнес Эйрин.

– Невозможно достичь солнца за один день. К солнцу идут всю жизнь. Сейчас ты просто выбираешь, какой дорогой к нему пойдешь.Ясно?

Я кивнула и потопала за Эйрином.

Как бы там ни было, все равно, придет день и я достигну своего солнца.





Темный Мир. Цитадель.



Мор сидел в зале и задумчиво гладил Белую Тварь.

Колчай только что пустили вниз по Реке, ради этого события Мор позволил жителям спуститься вниз, туда где им было запрещено появляться.

Все равно за ними следила Белая, чтобы никому в голову не пришло подойти к Реке ближе, чем надо.

Благодаря расстоянию, никто не увидел, что в маленькой лодке лежит кукла.

Заклинание наложенное Мором держалось довольно долго, но накладывать его дважды на один и тот же предмет не получалось. Поэтому для этого заклинания предпочтительнее брать настоящее тело, в этом случае срок действия заклятия в два раза больше.

В зал вошел Лед и застыл, ожидая приказаний Владыки.

Мор, с ироничной улыбкой на губах, посмотрел на предателя и сказал:

– Прикажи выпускать Тварей.

Лед немного побледнел, чем доставил огромную радость Мору.

Вот так, пусть сам отдаст приказ отпустить Тварей.

Лед поклонился и направился к выходу.

Голос Мора остановил его на пороге:

– Постой!

Демон обернулся.

Владыка Мор величественно поднялся с трона и пошел к Леду.

– Пожалуй, я пойду с тобой.

Лед, с трудом сдержав тяжелый вздох, поклонился.

Если Тварей выпустят сейчас, он не успеет отправить повстанцам сообщение.

А это означает, что сегодня будет охота.





Твари ворочались в узких клетках, кусали друг друга, издавая холодящее кровь рычание. Псы были голодны. Одного из них, самого слабого, они уже растерзали, но кровь только раздразнила Тварей, им хотелось большего.

Когда решетка распахнулась, открывая путь к свободе, Псы понеслись по опустевшей Долине.

Около одной из пещер стоял Белый Пес.

Протяжный вой пронесся над Долиной. Черные, задрав морды к бледно-голубому шару, подхватили песнь вожака.

Спустя несколько секунд все до единой Твари скрылись в пещерах.

Мор послал им вслед воздушный поцелуй и, тихо рассмеявшись, произнес:

– Удачной охоты.

Глава 13. Найти свой путь


Темный Мир. Лагерь повстанцев.



Мы зашли в шатер, в котором творилось настоящее представление.

Лейрис с Рейганом о чем-то спорили, Айрис пытался их разнять, Алин мрачно таращился на Азара, а Керк просто наблюдал.

Эйрин кашлянул и тихо сказал:

– В чем дело?

Как ни странно, все разом замолкли и уставились на него.

Вот он – характер. Ни тебе воплей, ни тебе истерик...

Айрис мягко улыбнулся и ответил:

– Они решают, кто пойдет с Азаром.

Меня это заявление удивило.

Я вообще не понимала, о чем говорит Айрис.

С какой стати Азар куда-то собрался?

Желая пополнить пробел в знаниях, я посмотрела на Эйрина и, дернув за рукав, спросила:

– Я что-то пропустила?

Эйрин кивнул и ответил:

– Да.

Ну вот, как всегда...

Я мрачно посмотрела на всех, взглядом выражая неземную обиду и печаль, по поводу их молчания.

Лейрис сдался самым первым:

– Азар сказал, что нас теперь легко найти, а вместе с нами и повстанцев.

Эйрин кивнул и придвинул стул.

Я плюхнулась на сиденье и уставилась на него.

– Рассказывай.

Вместо Эйрина слово взял Азар.

– Когда мы бежали из Долины, Мор устроил "праздник", тебе это не показалось странным?

Ну...вообще показалось конечно, но может это он наш побег праздновал? Что избавился от нас наконец-то?

Я пожала плечами.

– Он сделал это потому что предположил, что мы присоединимся к повстанцам.

Я кивнула.

Умен-умен...ничего не скажешь. Как в воду глядел, хитрец.

– И теперь Твари могут легко найти нас.

А вот это совсем плохо.

– Как?

Темный хмыкнул и ответил:

– Не как, а почему.

– Хорошо, почему?

– Потому что здесь я.

Я поперхнулась и посмотрела на Эйрина.

Тот кивнул, подтверждая слова Азара, и ответил:

– Бога, особенно сильного Бога, можно найти довольно легко.

Я подвигала бровями, изображая мыслительный процесс.

На выручку мне пришел Айрис.

– Как ни странно, Боги тоже обладают магией.

Я сделала постное лицо, выражая тем равнодушие, что не соответствует истине. Любое упоминание о недосягаемой для меня магии, до сих пор ранит мое нежное, девичье сердце.

– Пусть обладают, мне не жалко.

Айрис тихо вздохнул и продолжил:

– Сильного мага найти легко.

– А Твари тут при чем?

Азар зевнул и ответил:

– При том, что именно они занимаются "отловом" магов. Нюх у них на нас, ясно?

– Угу.

А...так наверно Безымянный и нас нашел?

Щенок, кстати говоря, крутился под ногами, жалобно поскуливая и бросая на Темного грустные взгляды.

Бедняга, наверно голодный. Слопай Азара, я разрешаю. Тогда нас Твари не найдут.

В конце концов, тем варевом, которым нас здесь почивали даже букашка не наестся, что уж о растущем организме сказать?

Безымянный печально посмотрел на меня, одно ухо как обычно встало торчком, другое печально повисло.

Я похлопала себя по колену, чтобы он подошел.

Пес проявил покладистость – подошел ко мне и сел напротив.

Я стала гладить щенка, посматривая на остальных.

Это чтобы они опять без меня не ушли.

Эйрин присел на краешек стола и сказал:

– Что будем делать?

Азар уселся на пол и ответил:

– Мор скорее всего уже выпустил Тварей, если нет – то сделает это в ближайшее время. Соответственно, мне надо уходить отсюда.

Айрис посмотрел на Эйрина.

Наверно опять сеанс мысленной связи. Подключиться к ним, что ли?

Я закрыла глаза, усиленно вспоминая как это делается.

Ничего не вспомнилось, скорее всего потому, что я и не умею это делать. Логично, да?

– Пойдем с Азаром.

Темный несколько удивленно посмотрел на Эйрина, но спорить не стал.

– Когда выступаем?

Рейган уже топтался у входа, так что я пришла к выводу, что не смотря ни на что, он выступает прямо сейчас.

Эйрин его поддержал:

– Сейчас.

Все дружно повскакивали с мест. Я естественно тоже.

Эйрин повернулся ко мне.

Ну все, сейчас скажет тут сидеть.

Я уже готова была опустится на место, когда он кивнул и сказал:

– Только вперед всех не лезь, хорошо?

Я кивнула, потому как это поразило меня до глубины души.

Конечно же, вперед всех я лезть не собираюсь. Из-за угла понаблюдаю, выкрикивая фанатские кричалки и помахивая флагом.

Мы вышли из шатра и быстро пошли за Азаром.

Безымянный топал рядом, помахивая хвостом и покачивая ушами.

Интересно, он этому где научился? Вообще, его бы надо было здесь оставить.

– Азар, – Темный обернулся, – а зачем ты щенка с собой берешь?

Темный хмыкнул и сказал:

– Эйрин так решил.

Признаться, я не сразу поняла, что под "щенком" он имел ввиду меня.

Но решила не обижаться, я и в самом деле еще не могучий воин или Мастер. Ну ничего, всему свое время. На всякий случай сделала себе пометку, отомстить Азару при случае.

– Я про Безымянного.

Темный посмотрел на щенка и ответил:

– Его мать – вожак стаи, скорее всего, она приведет их.

– И?

Решил семью воссоединить, что ли?

Азар тяжело вздохнул и ответил:

– Если он ее победит, то станет вожаком.

Я посмотрела на несчастного щенка.

Интересно, он хоть знает, какая участь его ждет?

Безымянный, словно почувствовав мой взгляд, обернулся и посмотрел мне в лицо.

Я ободряюще ему кивнула и потрясла кулаком.

Ничего малыш, справишься. Дети когда-нибудь должны превзойти родителей.

Щенок кстати на мой взгляд вырос еще больше.

Интересно, а он до какого размера вырасти может?

Так, ладно, хватит о глупостях.

Я слегка прикоснулась к локтю Эйрина, обращая на себя внимание. Когда он посмотрел на меня я тихо произнесла:

– А план-то какой?

Вообще, надо было раньше узнать, но все так быстро с мест сорвались, что я боялась не успеть. Эйрин тихо ответил:

– Будем сидеть в засаде. Твари все равно придут за Азаром, поэтому мы можем выбрать удобное место.

Я кивнула и замолчала.

В засаде я сидеть умею очень хорошо. Особенно когда рядом Киш в каске и с автоматом.

Киш...как он там без меня?

Своенравного котенка мне очень не хватало все это время.

Вообще, у меня такое ощущение, как будто я его миллион лет, как минимум, не видела.

Мы тем временем зашли в туннель и Азар, повернувшись к нам, сказал:

– Идем быстро и тихо.

Спорить с ним никто не стал.



***



Перед тем, как мы вошли в туннель, я кинул взгляд на Эйрина.

С чего бы он Хану с собой взял? Лучше бы она в лагере осталась, не на увеселительную прогулку идем.

Эйрин посмотрел мне в глаза и чуть наклонил голову вбок. Я пожал плечами.

Потом узнаю, зачем девчонку с собой взял. Может решил провести боевое Крещение, кто его знает?

Айрис с Лейрисом шли позади меня, цепочку замыкал Алин.

Как только мы вошли в туннель, Азар приказал вести себя тихо.

Я промолчал.

Сами знаем, что шуметь сейчас не стоит. Хотя разницы на мой взгляд никакой – его найдут так или иначе.

Передвигаясь настолько быстро, насколько позволял свет, а точнее – отсутствие такового, мы выбрались в небольшую пещеру.

Стены светились бледно-голубым светом, имели многочисленные выступы, где мы скорее всего и должны расположиться.

Азар кивком головы показал наверх и сказал:

– Нам туда.

Алин пошел впереди всех, за ним последовал Лейрис.

Темный повернулся к Эйрину.

– Надо закрыть один проход и поставить кого-то там.

Так как туннелей, ведущих из пещеры было три, предложение Темного весьма разумно.

Один из выходов мы завалим, через второй придут Твари, в третьем туннеле поставим кого-нибудь, на всякий случай.

Эйрин кивнул и посмотрел на Хану.

– Пойдешь туда?

Девчонка кивнула, а я отвернулся, чтобы скрыть улыбку.

Эйрин все-таки решил не пускать ее в самую гущу. Есть конечно вероятность, что какая-нибудь Тварь вырвется отсюда, ну раз уж Эйрин решил, что девчонка будет там – значит он постарается этого не допустить. Кроме того, она вполне может разобраться хотя бы с одним Псом.

Азар подошел к ближайшему из туннелей и, положив руку на камень, что-то прошептал. Пещеру тряхнуло и в следующий миг проход засыпало каменными глыбами.

Ко мне подошел Алин.

– Я пожалуй здесь встану.

Я кивнул, Эйрин одобрительно посмотрел на нас и полез наверх, заняв позицию справа от прохода. Лейрис уже был там, а Айрис задумчиво оглядывался.

Я посмотрел на брата вопросительно и он, подойдя ко мне, сказал:

– От меня здесь не будет пользы. Пойду составлю компанию девочке.

Я кивнул и ответил:

– Хорошо.

Айрис прав, так как силы его еще не восстановились, магию он не может использовать, а с двумя стилетами много не навоюешь. Пусть с Ханой побудет.

Хотя, я думаю, признание это не легко ему далось.

Айрис похлопал меня по плечу и пошел в туннель.

Азар погладил пса по голове и полез наверх, расположившись слева от туннеля, напротив Эйрина с Лейрисом.

Я повернулся к Алину и сказал:

– Будет лучше, если один из нас встанет у другого прохода.

Алин кивнул и пошел к туннелю.

Там он залез на возвышение и спокойно сел.

Я покачал головой.

Вот это хладнокровие.

Надо бы и мне повыше забраться.

Когда я уселся на огромном валуне возле прохода, щенок протяжно завыл.

От воя его кровь застыла в жилах.

Из туннеля напротив появились Твари.





***



Я устроилась на полу и облокотилась спиной на стену.

Туннель, в котором я расположилась был довольно узкий, хотя свет из пещеры давал возможность довольно сносно видеть то, что происходит вокруг. А может быть просто глаза привыкли к полумраку.

Так как вокруг ничего не происходило, разглядывать мне было нечего.

Пока я таращилась по сторонам, со стороны входа в туннель послышался едва различимый шорох.

Я повернула голову и пришла к выводу, что это Айрис, изображает Кентервильское Приведение.

Потому как только он ходит, убрав руки в рукава и передвигается практически бесшумно.

Их высочество подошел ко мне и сел напротив.

– Ты зачем сюда пришла?

Я посмотрела на него, ясно давая понять, что сей вопрос неуместен.

Айрис смотрел в сторону, так что все мои попытки донести до него свою блистательную мысль, пропали зря.

– Как зачем? Сражаться.

Я же воин, верно?

– А ты раньше сражалась? Встречу с перевертышами считать не будем.

Я гордо кивнула.

– Конечно сражалась – с Алином, с Рейганом. С Эйрином еще.

Айрис вздохнул и ответил:

– По-настоящему сражалась? С по настоящему сильным противником, который хочет тебя убить и сил ему на это хватит. С таким как Тварь, к примеру.

Тут мне пришлось напрячься, потому как единственный настоящий бой, если уж туночку в деревне в расчет не брать, в котором мне довелось "участвовать" – это тот самый, когда погиб Раф. Из-за меня. И Твари помнится там тоже были.

Я вздохнула и отрицательно покачала головой.

– Нет.

Айрис посмотрел в мою сторону и ответил:

– В реальности все намного страшнее.

Я кивнула. Тотдень я помню очень хорошо. Не думаю, что смогу когда-нибудь забыть.

– А почему встречу с перевертышами мы не считаем?

Айрис пожал плечами и ответил:

– Потому что там был один единственный, кто мог хотя бы немного сравниться с Тварью. Остальные были еще детенышами. Ты же будешь считать стычку с щенками за полноценный бой с Тварями, верно?

Пришлось согласиться с такими аргументами. Хотя в тот раз я показала себя очень даже хорошо.

Потом вспомнила, чем мое "хорошо" обернулась и приуныла.

По всему получается, что в боях, даже с детенышами, от меня одни проблемы, а пользы – ноль.

Я сжала зубы покрепче.

Ничего, я докажу всем и себе в первую очередь, что могу стать настоящим воином. Даже может быть героем. Главное – не раскисать и не бояться.

Я закрыла глаза и попыталась сосредоточиться.

С какой стороны не посмотри, а умирать – страшно. Даже если после смерти тебя назовут героем.

Как только я закрыла глаза, из пещеры донесся протяжный вой.

Я подскочила, а Айрис спокойно поднялся и мягко улыбнулся.

Твари пришли.



Темный Мир. Цитадель Владыки.



Мор рассматривал себя в зеркало.

Для сегодняшней прогулки Владыка выбрал серый плащ с широким капюшоном. Все, включая повстанцев носят такие.

Наряд сей, как нельзя лучше подходит для исполнения намеченной цели.

Мор натянул перчатки и подошел к плоскому камню, который занимал почти всю стену .

Проведя рукой по гладкой поверхности Мор увидел, где сейчас находятся Твари.

Слегка приподняв брови, Владыка покачал головой.

Кто бы мог подумать, что Азар настолько близко?

Судя по тому, что стены в пещере излучают бледно-голубой свет, Азар обосновался в одной из основных шахт.

Мор щелкнул пальцами, каменная поверхность затуманилась и в следующий миг глаза Темного предстал поселок повстанцев.

Белая лежала за животе, рассматривая ребятню и женщин.

Мор холодно улыбнулся и нежно провел пальцем по камню.

Маленькая девочка с золотыми волосами о чем-то спорила с низшим демоном.

Владыка отвернулся от камня и изображение затуманилось, полностью исчезнув через мгновение.

Похоже, решение было верным – отправить Белую на поиски маленькой наследницы. Силенок – то у нее поменьше чем у Азара, но Белая справилась.

Мор сладко потянулся.

Теперь надо только разобраться с повстанцами и проблемы как не бывало.

Владыка задумался на некоторое время.

Возможно, стоило отправить Белую к повстанцам раньше?

Мор отрицательно покачал головой и провел рукой по коротким волосам.

Было бы глупо растрачивать свое драгоценное внимание на букашек, что копошатся у ног твоих.

Мор спустился вниз и, накинув капюшон на голову, пошел в сторону туннелей.

Проходя мимо домов и лавочек, Владыка сдержано улыбался.

Столько усилий было приложено для того, чтобы этот Мир, стал его миром и терять все из-за одного глупца он не намерен.

Если бы Мору кто-нибудь сказал, что вскоре законы Темного Мира, создаваемые и лелеемые Мором на протяжении многих веков, пошатнуться из-за Азара Темного, Владыка рассмеялся бы тому смельчаку в лицо, а потом скормил бы его Тварям.

Мор остановился на мгновение и обвел взглядом Долину.

Серые фигуры сновали среди серых домов. Тишина царила над Долиной. Бледный свет местного солнца не резал глаза, не вызывал желания зажмуриться, не порождал глупых и наивных мечтаний. Несбыточных мечтаний.

Разве не этого надо народу? Покой и тишина. Никто не лучше, никто не хуже. Все они равны перед лицом своего Владыки.

Конечно, в любом обществе должна быть верхушка правящих, без этого никак. Но вот все прочие...Для них самым лучшим будет жить себе тихонько в своих уголках и так же тихонько умереть.

Раньше, когда Мор и сам был Светлым, глупые идеи Отца раздражали его, заставляли в гневе сжимать зубы.

Губы молодого бога изогнулись в презрительной усмешке.

Еще тогда, в самом начале, он говорил, что придет время и Отец пожалеет.

Никто не может стать равным Богу.



Когда-то вначале времен.



Два молодых Бога сидели в тени деревьев и ожесточенно спорили.

Мор, младший из Богов, зло посмотрел на брата и сказал:

О чем ты вообще думаешь? Забыл что стало с нашим Миром?

Лест вздохнул и с улыбкой посмотрел на брата.

Мор был очень молод когда они покинули умирающую планету, оставив там и Эль'э'Сэй.

Тогда Мор часто видел битвы, участия в которых он не принимал, так что у него сложилось весьма однобокое представление о произошедшем.

Не только Эль'э'Сэй были виноваты в гибели их мира, но и сами Боги.

Когда Эль'э'Сэй, одержимые собственной гордыней уверовали в то, что они могут и должны достичь небес и свергнуть тех, кто недостоин править ими, Боги решили дать свой ответ.

Завет Отца, данный детям своим гласил, что любой, несмотря ни на что, может и должен достичь недостижимого, стремиться к этому всю жизнь.

И Эль'э'Сэй выбрали своей целью власть Богов.

Поняв это, Боги решили доказать Эль'э'Сэй, что это невозможно.

Не все конечно, были несогласные, и было их большинство, но разве есть кто-то, кто будучи ослепленным гордыней прислушается к другим?

Те, кто был не согласен, во главе с Отцом, предлагали оставить мир возгордившимся детям, покинув его. Ведь война, между практически равными по силе, не приведет ни к чему, кроме разрушения.

Лест поднял лицо к солнцу и ответил:

Послушай брат... любое дитя желает превзойти родителя. А когда этот родитель растит тебя, твердя, что придет время и ты его действительно превзойдешь, вера твоя становиться крепче камня. В конце концов, когда ты, приложив все свои силы, достигаешь определенного уровня, родитель твой, из страха стать ненужным, начинает доказывать свое превосходство над тобой. Разве ты не взбунтуешься?

Мор хмуро посмотрел на брата и ответил:

Вот и я говорю, не надо давать им ложных надежд. Мечты не ведут к хорошему, мечты развращают и ослепляют, приводя в конечном итоге к худшему.

Лест тяжело вздохнул и ответил:

Но не мечтая, разве можно жить?

Мор в гневе вскочил и, сжав кулаки, посмотрел на брата.

Неужели этот глупец еще ничего не понял? Есть те, кто создан править, а есть те, кем править должны. И таких большинство. Этим мечты ни к чему, пусть влачат свое жалкое существование на благо сильных, избранных, достойных.

Мечты удел глупцов!

Сказав это, молодой бог развернулся и ушел, оставив брата одного.

Лест лег на траву и, убрав руки за голову, печально посмотрел на небо.

Как много таких, кто не может мечтать. Чья жизнь всего лишь совокупность действий, а существование зиждется на том, что логично и правильно, и укладывается в рамки законов.

И как часто такие люто ненавидят тех, кому дано посмотреть на мир другими глазами.

Милые, наивные мечтатели, что имеют за спиной невидимые крылья, благодаря которым они действительно могут достигнуть неба.

Молодой бог устало закрыл глаза.

Злоба и ненависть – этим чувствам подвержены даже Боги и даже Боги могут завидовать.

А ведь это действительно вызывает жгучую зависть, когда кто-то может взлететь, а все, что можешь ты – смотреть ему вслед, задрав голову к небу.

Возможно, придет время и Мор поймет свою ошибку. А может не поймет ее никогда.

Тяжело принять то, что кто-то не похож на тебя и позволить ему жить так, как хочет он.





Мор свистнул, подзывая щенка Белой.

Черный щенок подбежал, издавая тихое рычание.

Владыка погладил щенка по голове и, указав рукой на проход, сказал:

– Ищи!

Щенок припал к земле и побежал вперед.

Несмотря на то, что Мор примерно знал, где расположена пещера в которой скрылись повстанцы, будет лучше взять с собой Пса.



Темный Мир. Пещеры.



Мы с Айрисом послушно охраняли проход, чтобы ни одна мышь не проскочила.

Делали мы это очень тщательно, мышь точно не проползала. Ни одна, даже самая крошечная или полудохлая.

Я вот что подумала...

Может нам стоит обращать внимание и на более крупных животных?

Потому как совсем недавно мимо нас пробежал Безымянный, только хвост мы его и видели. Щенок спешил чрезвычайно, в связи с чем даже не соизволил с нами попрощаться. Куда он так торопился я не знаю, потом спрошу. Может он утюг дома не выключил? Или дверь забыл закрыть, а может просто решил носик попудрить?

Из пещеры перед нами раздавался визг и рычание.

Признаться я хотела рвануть на помощь, но Айрис схватил меня за локоть и буквально заморозил взглядом.

Когда наступила весна и я начала потихоньку оттаивать, то первое, что я сделала – это утвердительно кивнула сосулькой, заменяющей мне теперь голову, дабы Их Высочество понял, что попыток вмешаться в битву я больше не предприму. Ну по крайней мере до тех пор, пока не закончится капель и не расцветут ландыши.

Айрис пригвоздил меня взглядом (если надо дома полочку прибить – обращайтесь, для друзей бесплатно!) и прошипел:

– Если ты сейчас туда сунешься – всем от этого будет только хуже.

Я огорченно кивнула головой, на которой уже кукурузка проросла. Еще немного и буду поп–корн лопать. А все почему? Потому что Айрис начал прожигать меня своими фиалковыми глазами.

Кто бы мог подумать, что у него такой богатый ассортимент "бытовых" взглядов?

Я печально посмотрела в сторону пещеры.

Это я так зубоскалю, потому что нервы сдают, а когда у меня нервы сдают, я начинаю говорить и думать всякие глупости.

Не знаю сколько времени это все продолжается, но я уже совсем нервничаю.

Понимаю конечно, что и без меня там справятся, я так просто. Помощь опять же может нужна будет – отверточку там подать или ключик гаечный?

Я похлопала себя по щекам, дабы прийти уже в нормальное состояние. Посмеяться – это хорошо конечно, но не сейчас.

Айрис зашипел и бросился вперед.

Вот тебе и подарочек.

Я присела на корточки и посмотрела вперед.

Перед входом стоял Пес. Медленно и весьма грациозно он направился к нам. Айрис встал передо мной и изобразил статую.

Я подняла голову наверх и присмотрелась повнимательнее.

Помнится мне, было тут местечко, откуда можно прыгнуть, пока принц песика отвлекает.

Не думаю, что от оружия Их Высочества будет много пользы.

От меня конечно тоже мало, но кто знает? Может если я сейчас прыгну на собачку то раздавлю бедненькую?

Эх...поела мало...

Пес все так же медленно приближался к Айрису, низко пригнув голову к земле. С клыков капала слюна, которая, соприкасаясь с камнем, плавила его.

Мда...такой если разок оближет, исключительно из дружелюбия, мало не покажется.

Я залезла наверх и, опираясь спиной на стену, аккуратно пошла по узкому каменному “карнизу”.

Еще бы я высоты не боялась – совсем хорошо было бы. Это я только на Кише летать не боюсь (потому что держусь за него двумя руками), ну и еще с Эйрином, а когда под ногами осыпается камень - страх еще тот.

Да и песик положительных эмоций не вызывает. Страха правда тоже нет, не знаю почему. Может потому, что тот пес, которого я видела до этого, был раза в два больше?

Как бы там ни было, я бочком продвигалась вперед, подо мной Айрис все так же изображал статую, а песик медленно к нему приближался.

Нервы у меня совсем сдали. Долго сидеть в бездействии, когда рядом сражаются – та еще пытка.

Потому что в этот момент я очень хорошо вспомнила, что именно делают все песики, когда видят неподалеку памятник или столб.

Прекрасно понимая, что смех и такое легкомысленное отношение ни к чему хорошему не приведут, я остановилась и закрыла глаза.

Хватит уже, пора в себя прийти.

Сделала несколько глубоких вдохов и открыла глаза.

Очень вовремя я это сделала, потому как вслед за маленьким Псом в туннель зашел большой.

Второй “гость” практически закрыл собой весь проход.

Сердца бешено застучало и горло сжалось от страха.

Айрис видит большого Пса или нет?

Я посмотрела вниз, принц все так же стоял не двигаясь.

Я выпустила воздух сквозь сжатые зубы.

Забери вас Темные, проклятые Псы!

Как можно быстрее я двинулась вперед, а это очень тяжело, когда под ногами неверная опора, осыпающаяся при каждом шаге.

Когда щенок кинулся на Айриса, я едва не упала.

Потому что в этот момент, вместо того, чтобы смотреть под ноги, я смотрела вниз, на Айриса.







Айрис спокойно смотрел на приближающегося к нему щенка.

Щенок медленно приближался, низко наклонив голову, алые глаза пристально смотрели вперед.

Принц почти нежно улыбнулся.

Если подпустить щенка достаточно близко – можно убить одним-двумя ударами.

Айрис оглянулся и не обнаружил за своей спиной того, кто по логике должен быть там.

Принц специально пришел сюда, потому как понимал, что имея в запасе всего два стилета можно рассчитывать только на ближний бой, а с большим количеством Тварей – это глупость.

Поведение обезумевших, от жажды крови, животных предсказать невозможно.

Айрису совсем не хотелось быть обузой, гордость не позволяла. Зная брата, он мог предположить, что тот постарается прикрыть его любой ценой.

Принц печально вздохнул.

Без магии совсем тяжело.

Когда в туннель, вслед за щенком, вошла взрослая Тварь, Айрис тихонько выругался.

На мгновение он прикрыл глаза, просчитывая возможные варианты.

Таковых оказалось немного и принц спокойно открыл глаза.

Есть надежда, что Хана справиться со щенком, в этом случае он может попытаться одолеть взрослую особь.

Учитывая размеры Твари, придется метать стилет, а сейчас ему мешает щенок.

Айрис поднял глаза вверх, словно моля Высших о снисхождении. Краем глаза он уловил какое-то движение сбоку и слегка повернув голову рассмотрел Хану, которая медленно шла по узкому каменному навесу.

Девушка остановилась прямо над Тварью и посмотрела на Айриса.

В слабом свете было плохо видно, что она говорит, но Айрис кивнул.

В этот момент, щенок кинулся вперед, широко открыв пасть и наклонив голову вбок.

Айрис спокойно смотрел и когда пес оказался в пределах досягаемости, немного отклонился вбок, разворачивая корпус. Правой рукой он нанес удар по горлу щенка, а левой воткнул стилет в основание черепа.

Мертвое тело по инерции продолжило движение и упало в лааре от принца. Айрис развернулся и посмотрел на вторую Тварь.

Прямо перед ней была Хана.

Девчонка видимо только что спрыгнула, потому что сидела на корточках и смотрела на Пса.

Пес пригнулся и зарычал. Айрис метнул стилет, который вонзился ему в холку.

Тварь даже не заметила нанесенной раны.

Айрис хмыкнул.

Похоже Тварь сменила цель, если до этого она смотрела на девушку, то теперь ее алые глаза были направлены прямо на него.

Принц по привычке убрал руки в рукава, в поисках оружия, которого там нет и быть не могло, так как оба стилеты достигли своей цели и находились в недосягаемости.

Когда Тварь побежала, девчонка прыгнула вперед.

Подобная атака заставила принца застыть от изумления, что случалось с ним нечасто.

Хана что, решила проверить на собственном опыте, чей лоб крепче? Ее или Пса?

Девушка подняла обе руки, слегка согнутые в локтях, с зажатыми в них Кейринами, прокрутила и, резко распрямив руки, опустила их на голову Твари.

Острые лезвия разрезали кость, словно горячий нож – масло.

Девушка приземлилась на корточки и развернулась к Айрису.

Тварь продолжала бежать, перескочив через сидящую на корточках девушку.

Принц постоял еще немного и отошел в сторону.

Пес сделал еще несколько шагов и практически беззвучно упал.

Айрис подошел к Хане и улыбнулся:

– Спасибо.

Девушка хмыкнула и ответила:

– Всегда пожалуйста.

Поднявшись она посмотрела в сторону пещеры и сказала:

– Проверим, как там у них дела?

Айрис кивнул.

Как раз в этот момент кто-то загородил проход.

– Все в порядке?

Судя по голосу – Эйрин.

Когда принц собирался успокоить старого друга, Хана подскочила и радостно выдала:

– Я придумала первую форму!

Эйрин подошел к ним и, похлопав девчонку по плечу, сказал:

– Это великолепно.





Щенок бежал. Бежал настолько быстро, насколько мог.

Еще там, где сейчас остался хозяин, он понял, что Белая не придет, что у нее другая цель.

Некоторое время щенок потратил на то, чтобы объяснить двулапому в чем дело, но тот не понял.

Щенок не обиделся, двулапые вообще на редкость медленно соображают.

Хорошо, что другие не стали его задерживать, потому что Белая шла туда, где остались щенки двулапых.

Она совсем близко, он чувствовал ее злобу, ее запах.

Белый замер.

Где-то рядом был другой щенок. Его запах непохож на запах взрослых Тварей, от них пахнет кровью и ненавистью.

Белый тихонько заскулил, прислушиваясь.

К запаху другого щенка примешивался другой запах – приторно-сладкий, сладкий до отвращения.

Спустя некоторое время Белый услышал ответ.

Пошевелив носом, щенок заскулил снова.

Надо увести отсюда того, кто шел рядом с щенком.

Белый посмотрел на туннель, из которого должен был появиться другой щенок и побежал в противоположную сторону.

Главное увести того, кто пахнет опасностью, а с Белой двулапые как-нибудь разберутся.







Мор спокойно шел за щенком, полностью положившись на его нюх.

В какой-то момент щенок начал поскуливать, за что получил от Мора пинок.

Когда они вышли из туннеля, щенок пошел в сторону, противоположную той, где по мнению Владыки должн был быть лагерь повстанцев.

Остановившись на мгновение, Мор задумался об этом.

Щенок нетерпеливо перебирал с лапы на лапу, показывая тем самым, что надо спешить.

Владыка нежно улыбнулся Твари.

Когда вожак зовет, Пес не может противостоять этому зову.

Кинув последний взгляд на туннель, Мор последовал за щенком.

Возможно Белая нашла более короткий путь к лагерю, а время сейчас важно как никогда.

В рукаве плаща Мор прятал иглу, отравленную слюной ашера.

Достаточно просто уколоть девочку один раз и дни ее сочтены.

А без наследницы повстанцам не на что рассчитывать. Их никто не поддержит.





Мы вошли в пещеру, где только что закончился бой с Тварями.

Эйрин шел чуть впереди, я же гордо смотрела по сторонам.

Надо же, как легко оказалось придумать свою форму!

На самом деле, я не все полностью придумала, я просто видоизменила то, чему меня научила Хикар, надеюсь это считается.

Даже если не считается, все равно – начало положено.

В душе моей снова зародилась надежда, которую я почти было потеряла.

Я остановилась и внимательно осмотрелась по сторонам.

В пещере творилось нечто невероятное – Азар изображал Великого Поджигателя. С пальцев его срывалось пламя, жадно поглощавшее мертвых Тварей. Из-за того, что один туннель мы завалили, в пещере нестерпимо воняло.

Я удрученно посмотрела на Темного.

Мог бы и о вентиляции подумать.

В тот момент я была чрезвычайно собой довольна, да и другие не подкачали – никто не ранен, Твари побеждены. Эйрин спокойно смотрит вокруг. Жить просто замечательно! Даже здесь, в этом сером мире.

Почему-то у меня закружилась голова и мне пришлось сесть на землю.

Наверно последствия недавнего боя.

Скажу честно, когда Тварь неслась на меня, у меня душа не то чтобы в пятки ушла – она просто сбежала.

Я прикрыла глаза и облокотилась спиной на стену.

Хорошо-то как. Все закончилось. Еще бы воздуха свежего глотнуть...

Азар закончил уничтожать последствия встречи с Тварями, которая завершилась для них весьма плачевно, и сказал:

– Возвращаемся.

Эйрин помог мне подняться и мы пошли в лагерь.

Когда мы проходили мимо мертвых Тварей, Азар сжег и их.

Меня начало покачивать из стороны в сторону. Ничего вроде бы не делала, а устала до смерти.





Я посмотрел на Хану, которая шла рядом, еле переставляя ноги.

Наверное не надо было брать ее с собой.

Я улыбнулся.

Хорошо, что она уже что-то придумала, вряд ли конечно ее новая форма останется такой, как сейчас. Каждое новое движение оттачивается и совершенствуется, со временем изменяясь до неузнаваемости. Но то, что она перестала топтаться на месте – хороший признак. Теперь у нее появилась вера в свои силы и желание идти дальше, стремиться к большему.

Ведь когда создаешь что-то свое – всегда хочется довести это до совершенства.

Когда мы подошли к лагерю, девушка почти падала от усталости.

Я придержал ее за локоть и проводил к шатру.

Как только она зашла внутрь, я направился в шатер Керка.

Там уже все собрались.

Алин чистил катон, любовно проводя мягкой тканью по лезвию.

Азар держал на руках Эйли, которая что-то ему увлеченно рассказывала.

Судя по мрачному лицу Темного, новости эти были отнюдь не радостные.

Когда Эйли закончила, Азар спустил ее на пол и сказал:

– Иди поиграй, нам надо кое–что обсудить.

Эйли немного надула губки и хмуро посмотрела на Темного, тот в свою очередь

ей улыбнулся и подтолкнул к выходу.

Девочка вздохнула и ушла.

– В чем дело?

Я посмотрел на Азара, потом на Керка.

Темный провел рукой по лицу и ответил:

– Мор нашел лагерь.

– Как?

– Эйли видела Тварь Мора – Белую. Она лежала здесь, словно выжидая, но когда Эйли позвала ее, Тварь ушла.

– А что, Мор всегда знает, где Тварь находится?

Азар покачал головой.

– Не думаю. Но ее легко найти. Достаточно взять одного из ее щенков и он сам придет к матери.

Я кивнул.

– И?

Керк вздохнул и устало ответил:

– Если он нашел нас сейчас, найдет и вновь. Дело тут не только в Азаре, но и в Эйли.

Я внимательно посмотрел на Азара, тот кивнул и ответил:

– Эйли – будущая правительница Темного Мира, она тоже Богиня. Так что Мор и ее может разыскать, при желании. Скорее всего, сейчас он решил, что более подходящего момента, для того, чтобы избавиться от девочки, не предвидеться. Вот и приступил к ее усиленным поискам. До этого Эйли его вообще не интересовала.

На некоторое время повисла тишина.

Я сел на стул и посмотрел на Алина.

Лейтенант не обращал никакого внимания на происходящее вокруг, словно в мире не было ничего важнее катона, который он начищал.

А такое с Алином происходит только тогда, когда он о чем-то усиленно думает.

– Что будем делать?

Я окинул взглядом всех присутствующих.

Говоря по правде, нас это мало касается, мы можем пожать всем руки, пожелать удачи и покинуть это мрачное место, оставив их проблемы им.

Айрис склонил голову набок, Рейган посмотрел на меня и пожал плечами.

По глазам вижу, что хочет остаться, но молчит. С чего бы это?

Лейрис тоже молчал и смотрел на меня.

Я закрыл лицо руками, раздумывая над тем, какое решение принять.

Из раздумий меня выдернул голос Алина.

– Даже от самого слабого противника надо избавляться сразу и без жалости. Иначе придет день, когда он вонзит кинжал тебе в спину.

Эти слова заставили меня вздрогнуть.

Когда-то, давным давно, я уже слышал их.

Я кинул взгляд на Азара и кивнул головой.

Темный довольно улыбнулся и сказал:

– В таком случае, обсудим план нападения?





Когда я заползла в шатер, то сразу же завалилась на свой тюфяк. Перед глазами мелькали разнообразные формы, некоторые из которых я отмела сразу, потому как человек их просто не в состоянии выполнить.

Эх...не подгибались бы у меня ноги от усталости – пошла бы проверила.

Странно даже, что я так сильно устала, ничего вроде бы не делала...

Формы...формы...

По лицу расползлась довольная улыбка.

Всего-то и надо было, перестать "думать" головой и тело самое нашло решение.

Естественно, все эти формы надо отрабатывать до совершенства, но начало уже положено.

Как хорошо, когда в душе твоей живет надежда на лучшее, вот бы со всеми ею поделиться! Со всем миром, с каждым встречным...

Кажется сегодня, я нашла дорогу к своему солнцу.

Счастливо вздохнув, я закрыла глаза покрепче и провалилась в сон.



***



Когда девушка закрыла глаза, медальон на ее шее засиял бледно–голубым светом. Спустя мгновение свечения прекратилось, а на обратной стороне металлической бирки появился рисунок.



Темный Мир. Пещеры.



Мор, не понимая куда запропастился щенок, оглядывался по сторонам.

Времени прошло слишком много, скорее всего Отступник успел вернуться в лагерь.

А сражаться с ним в планы Мора не входило, сейчас по крайней мере.

Даже имея отравленную иглу, он просто не мог рассчитывать на быструю победу.

Кроме того, будучи весьма самовлюбленным, Мор любил "играть на публику". Даже смерть Азара, от своей руки, он хотел использовать для укрепления собственной власти. Ведь многие считали Азара лучшим воином Темного Мира.

Владыка вынырнул из раздумий и огляделся еще раз.

Щенок Твари исчез, Мор даже не понял в какой именно момент.

Сейчас Владыка стоял у выхода в Долину.

По всему получалось, что Мор просто сделал круг и вернулся туда, откуда пришел.

Хотя есть вероятность, что Белая уже вернулась в Долину. А если она вернулась – это значит, что и Мору делать нечего у лагеря повстанцев.

Неужели такой удачный момент был упущен?

Владыка был зол. Зол настолько, что готов был убить любого, кто подойдет к нему.

Если от дочери Леста не избавиться прямо сейчас, все может пойти не так, как Мор планировал.

Естественно, повстанцы не представляют никакой опасности, но разброда в своем Мире Владыка не хотел.

Мор зло пнул камень и пошел в сторону Цитадели.

Ничего, у него еще есть время, от соплячки можно будет избавиться в любой другой момент. Главное, чтобы Азара не было там.

Ведь если он будет там, то сразу кинется ее защищать, а Мор хотел другого.

Необходимо, чтобы Азар сам явился в Цитадель. Ведь Мору так много нужно сказать ему, а Цитадель – лучшее место для "дружеской" беседы.

Вконец успокоившись, Владыка откинул капюшон и легкой походкой направился в сторону замка.

Холодная улыбка озарила лицо Владыки.

Скоро, совсем скоро, все решится.

Глава 14. Ловушка


Темное Царство. Лагерь повстанцев.



Я усиленно пыхтела за пределами поселка.

Несмотря на то, что вчера на меня снизошло озарение, все оказалось не так просто, как я предполагала. Некоторые формы оказались действительно трудновыполнимы, некоторые – слишком похожи на оригинал. Так что пришлось от них отказаться.

Проснувшись сегодня я первым делом кинулась проверять свои задумки. Сначала мне помогал Эйрин, потом Алин, потом они вместе, а потом подошли Рейган с Лейрисом и началось настоящее шоу.

Сейчас же я осталась одна и мирно отдыхала, облокотившись огромный камень.

Я посмотрела наверх и задумалась.

Интересно, а сколько времени уже прошло? Из-за того, что "солнце" в этом мире светит всегда, понять как долго мы тут находимся очень трудно. Я вот решила считать, что утром будет тот момент, когда я просыпаюсь.

Пока я таращилась на шар под сводом пещеры, ко мне подошел Айрис и присел рядом.

Принц выглядел немного печальным.

С чего бы это? Обычно все его эмоции скрыты за легкой, ироничной улыбкой. А тут такое...

Влюбился может?

Как только мою голову посетила сия светлая идея, меня заело любопытство. Забыв напрочь о печальной судьбе всем нам известной Варвары, я повернулась Их Высочеству и, изобразив безразличие (это чтобы он не стеснялся говорить правду), поинтересовалась:

– Что-то не так?

Для пущей правдоподобности я еще и зевнула. Это чтобы он уверился в том, что мне совсем не интересны его амурные проблемы.

Айрис покачал головой и ничего не сказал.

Я посидела еще немного и сказала:

– Хочешь мне помочь?

Ну, раз уж он говорить не хочет, пусть хоть развеется, а то совсем в свои печальные думы погрузился.

Айрис поднял на меня глаза и сказал:

– В чем?

Я изобразила Рейгана, потому как с братом ему наверняка легче общаться, и сказала:

– В тренировке конечно же!

Айрис кивнул и я сказала:

– Видишь тут камни раскиданы?

Он снова кивнул.

Камней в самом деле было великое множество, к тому же самых разнообразных размеров и форм.

– Берешь один и кидаешь, а я попробую его разрезать.

Гениальная идея, не находите? Могу собой гордиться, я считаю.

Подумав еще немного я передумала и решила заменить Кейрины палкой. Сначала потренируюсь просто их отбивать.

На всякий случай я сказала:

– Только в меня не кидай, ладно?

Чтобы Айрис лучше осознал всю серьезность такого поступка, я сказала:

– А то я расстроюсь и буду всю оставшуюся жизнь преследовать тебя. В качестве призрака.

Их высочество наконец-то улыбнулся и поднял небольшой камушек. Действительно небольшой – размером с теннисный мяч.

Я подняла палку, ее до этого Алин использовал, как заменитель катона. Кстати этой самой палкой мне пару раз досталось по спине и несчетное количество раз – по рукам.

Я встала в позу бейсболиста, ну как я себе это представляла естественно, и сказала:

– Кидай!

Айрис и кинул.

Причем исполнил мою просьбу не кидать в меня дословно – камень пролетел в нескольких метрах от меня и покатился к своим собратьям.

Я выпрямилась и почесала макушку.

Если он так и дальше кидать будет – ничего не выйдет, а если будет кидать в мою сторону – ходить мне со вставной челюстью.

Да...не получится тренировочка наверно.

Я приуныла.

Идея резать камни на лету мне понравилась чрезвычайно, только для начала надо научиться в них попадать, верно?

Айрис смущенно улыбнулся и сказал:

– А тебе это зачем?

Я оперлась на палку и, изобразив Великого Умника, сказала:

– На всякий случай, мало ли что...

Принц пожал плечами и ответил:

– Хочешь по очереди будем тренироваться?

Я пожала плечами.

Ему-то зачем? Хотя отказывать конечно не буду, чем бы дитя ни тешилось...

– Ладно.

Их Высочество подошел ко мне и протянул руку за "битой":

– Тогда сейчас моя очередь.

Я отдала ему палку и подняла камень.

Вообще, может стоит заменить их чем-то менее жестким?

Подумав об этом, я пришла к выводу, что заменить-то и нечем, как бы сильно мне этого ни хотелось. Ткань в этом мире на вес золота, не думаю, что кто-то даст нам изрезать свою последнюю рубаху, дабы мы могли немного подурачиться.

– Готов?

Я посмотрела на Айриса, который закинул "биту" себе на плечо и тоскливо смотрел наверх.

Да что же с ним такое-то? Совсем потух, бедняга.

Я чуть согнула колени и метнула камень немного в сторону от Айриса, дабы не стать цареубийцей.

А тут мне наверно надо рассказать, как я один раз играла в “пляжный” волейбол, дабы вы поняли, чем моя попытка уберечь Айриса от прямого попадания обернулась.

Как-то раз меня взяли в команду для игры в волейбол. Играли мы на берегу небольшой лужи, которая заменяла нам Море. Вообще, обычно меня в команду не брали, потому как опасно это чрезвычайно. Но тут случилось непредвиденное – человек им видите ли не хватало.

Я – добрая душа, естественно согласилась, но сразу предупредила, что играть не умею и правил не знаю.

Соседский мальчишка (да благословят его Боги за все его страдания) взялся меня обучать.

Через десять минут стало ясно, что игры не будет.

Потому как каждый раз, когда я делала пас, мяч "оживал" и летел в другую сторону.

Думается мне, что именно с той поры столько людей стали с опаской на меня коситься.

Под раздачу попали все – от новоявленного "учителя", до несчастной кошки, проходившей мимо.

Так к чему я это все? Да к тому, что камень полетел прямо в Айриса.

А Их Высочество продолжал пялиться наверх, изображая неземную печаль.

Ничего, еще немного и печаль станет самой что ни на есть земной.

Я сдавленно всхлипнула и попрощалась с жизнью, с Эйрином и всеми, кого успела вспомнить.

Айрис, видимо услышав мое кряхтенье, повернулся и, вместо того, чтобы попытаться отбить летящий в него камень, ну или хотя бы увернуться, выставил вперед левую руку, расставив широко пальцы, словно собирался камень ловить.

Я вздохнула с облегчением, может и поймает. Даже скорее всего поймает.

Айрис меня удивил – камень ловить он не собирался с самого начала. Он резко сжал пальцы, словно сдавил что-то невидимое.

Я огорченно хлопнула себя по лбу и опустилась на колени.

Ну все...да здравствует виселица!

Как только Айрис сжал кулак – камень рассыпался в прах.

Я молча уставилась на Их Высочество.

Все это произошло за считанные секунды, но запомнилось настолько отчетливо, словно я выпала из реального времени.

Айрис удивился не меньше меня.

С искренним удивлением он посмотрел на свою ладонь, потом кинул "биту" Алина на землю и принялся разматывать повязки.

Все это время он ходил с забинтованными руками.

Только один раз я видела, что скрывается под ними. Не самое приятное зрелище, скажу я вам.

Когда Айрис размотал повязку, нашим взглядам предстала абсолютно белая кожа, без единого пятнышка.

Их Высочество скинул кафтан и закатал рукав рубашки.

Размотав повязку до самого локтя он слегка присвистнул и опять задумался.

Черные пятна, которые я видела до этого исчезли, кожа на предплечье была абсолютно белая, особенно по сравнению с загоревшими пальцами.

– Айрис, все нормально?

Я вот думаю, он радоваться должен, теперь может спокойно носить купальничек, как у льва Бонифация, никого не стесняясь.

Айрис вместо этого нахмурил брови и сказал:

– Это странно, надо разобраться.







Когда я увидел, что пятна, украшавшие мои руки и свидетельствующие о сильном магическом истощении, исчезли меня это несколько насторожило. По моим скромным подсчетам, на восстановление должно было уйти не менее полугода. Не знаю, сколько времени мы пробыли в Мире Темных Богов, но не полгода точно.

Хана выжидающе смотрела на меня, я опустил рукав рубашки и кивнул ей.

– Пойдешь со мной?

Девушка пожала плечами и мы пошли в поселок.

Так, теперь с кем бы это обсудить? Эйрин вряд ли знает больше моего.

Я откинул полог шатра и вошел внутрь, следом за мной вошла и Хана.

Судя по количеству собравшихся, они уже начали совещание. Очень вовремя.

– Азар, – Темный оторвался от карты и повернулся ко мне.

– Что?

– Ответь мне на один вопрос.

Азар нахмурился и кивнул.

– Какой?

Я вздохнул.

Рассказывать всем и каждому о магическом истощении мне не хотелось, но раз уж силы мои восстановились, ничего страшного.

Я закатал рукав рубашки, открывая предплечье, и сказал:

– Видишь ли, в следствии некоторых действий, предпринятых мной, дабы уберечь жителей столицы от твоегопришествия, я лишился сил. Я имею ввиду магию. По моим подсчетам, на восстановление должно было уйти не менее полугода, а может и больше. Ты знаешь, что сопровождает магическое истощение?

Темный кивнул и внимательно посмотрел на мою руку.

Потом он подвинул к себе стул и уселся поудобнее, сложив руки на груди.

Видок у него при этом был очень довольный.

– Вы же знаете, что Ааш'э'Сэй когда-то пришли в этот мир, вместе с нами?

Я кивнул.

Темный задумался, ища подходящие слова и продолжил:

– Трудно сказать, сколько миров всего существует, одно знаю наверняка – их не меньше, чем звезд на небе.

– Как это связано со мной?

Темный улыбнулся, что редко за ним замечалось, и ответил:

– Ты никогда не задумывался над тем, почему Ааш'э'Сэй живут так долго?

Я отрицательно покачал головой.

Редко кто задумывается над привычными вещами. Наше долголетие есть норма.

– А зря, может бы сам нашел ответ.

Я сухо ответил:

– Не восполнишь сей досадный пробел в знаниях?

– Почему нет? Во всех Мирах время течет по разном. Не знаю, чем это обусловлено. К примеру, в нашем Мире, я имею ввиду – родной мир Богов и Ааш'э'Сэй – время течет значительно медленнее, чем в Среднем Мире. Как это ни странно, Ааш'э'Сэй живут по времени своего Мира. С чем и связанно ваше долголетие. Возможно, с временем это изменится, а может и нет.

Я помолчал еще немного и сказал:

– То есть, ты хочешь сказать, что в этом Мире время течет медленнее, чем в Среднем?

Темный иронично изогнул бровь и зааплодировал.

Я поморщился и отвернулся.

Если он говорит правду, получается, что полгода уже прошли, что и объясняет мое восстановление. В силу привычки, мы, так же как и люди руководствуемся их календарем, а не нашим.

Я задумчиво обвел взглядом шатер и встретился глазами с карими глазами Ханы.

Девушка сильно побледнела и смотрела перед собой широко открытыми глазами.

Я потряс ее за плечо и сказал:

– С тобой все в порядке?

Она повернула ко мне лицо и сказала:

– Это что получается? Мне сейчас сколько лет-то?

Я посмотрел на Эйрина, который в свою очередь смотрел на Хану.

Лейтенант кивнул и подошел к нам. Взяв девушку за руку он кивнул мне и сказал:

– Отойду на минут.

Сказав это, Эйрин легко подтолкнул девушку к выходу.

Я некоторое время с легким изумлением смотрел им вслед, потом повернулся к Рейгану и сказал:

– А в чем проблема?

Брат лениво улыбнулся и ответил:

– У всех женщин есть "пунктик" на возраст.







Вот это да...Не ожидала такого...Слова Азара меня озадачили и огорчили.

А вы бы не огорчились, если бы потеряли полгода за несколько дней?

Я нахмурилась и принялась считать.

Так, что там у нас получается? Акадэмию мы покинули весной, в Темный Мир мы прибыли...ммм...по всему получается, что мне уже восемнадцать!

Я расстроилась.

Вообще, есть конечно у этого свои плюсы, сигареты мне к примеру точно продадут, если вдруг курить надумаю и в этом мире они появиться (Не воспринимайте это, как руководство к действию – курить вредно).

Эйрин встал напротив меня и задумчиво посмотрел в глаза.

– Что?

Я нахмурила брови и похлопала ресницами.

Можете сказать, что я дура, но потерять время – это ужасно.

Женишок улыбнулся и сказал:

– Не огорчайся, у тебя еще целая вечность впереди.

Намного позже я узнала, что именно он имел ввиду, а сейчас я просто надулась и сказала:

– Восемнадцать лет бывает один раз в жизни.

Эйрин кивнул и ответил:

– Да, но не стоит из-за этого так переживать.

Я кивнула.

– Успокоилась?

– Угу.

Я и не нервничала особо, просто немного огорчилась, вот и все.

– Тогда я пойду, надо обсудить план атаки. Будет неплохо, если ты присоединишься к нам. Ты же тоже собираешься участвовать?

Я вздохнула и улыбнулась через силу.

– Да, конечно.

Эйрин вернулся в шатер, а я постояла немного перед входом.

Хочешь не хочешь – а все равно взрослеешь.

Когда я зашла внутрь, обсуждение плана нападения было в самом разгаре.

Азар водил пальцем по карте, показывая возможные маршруты.

Я подошла ближе и начала вникать.

– Ты и ты – Азар посмотрел на Алина с Рейганом, – пойдете отсюда.

Алин кивнул, Рейган хмыкнул.

– Эйрин с Лейрисом и...– Темный подозрительно посмотрел на меня, – Хана пойдете отсюда.

Эйрин молча выразил согласие.

– Мы с Айрисом пойдем здесь – Азар провел пальцем по карте.

Если следовать его указаниям, получалось, что мы с разных сторон приблизимся к Цитадели.

Вообще, я думала мы армию соберем и двинемся на тирана и узурпатора, размахивая транспарантами.

– А остальные что будут делать?

В конце концов, это же их Мир, я думаю они тоже захотят принять в этом участие.

Керк устало провел рукой по волосам и ответил:

– Воины из нас плохие, к сожалению. Мы будем устраивать мелкие беспорядки, чтобы Мор рассредоточил стражей по Долине. Тем самым обеспечив вам, практически беспрепятственное, проникновение в Цитадель. Поверь мне на слово, проблем у вас там будет и без Стражей.

Я задумалась, вспоминая этих милых “людей” и сказала:

– А они разве не маги?

Помнится мне, Керк говорил, что магов сильных среди них нет. А нас Стражи из Реки выловили как дохлую рыбу.

Керк кивнул и ответил:

– Они тоже не маги.

– Да?

Заявление это меня удивило.

Если они не маги, то я кто? Минус маг?

Азар лениво потянулся и ответил:

– Мор дает им амулеты, благодаря которым они и могут использовать некоторые заклинания.

– Ясно.

Вообще, странно это – Керк сам сказал, что воины они плохие, как собираются со Стражами справляться?

– А вы что вообще планируете делать?

Я посмотрела на Керка. Предводитель повстанцев мрачно усмехнулся и ответил:

– В Долине есть многие, кто не может выступить открыто против Мора, а вот тайно...

Понятно. Партизанить будут.

Азар обвел нас взглядом и сказал:

– На этом все.

– Когда выступаем?

– Как только отдохнем и Керк обсудит все с повстанцами.

Все посмотрели на Керка.

– Несколько часов и мы готовы.

Эйрин поднялся и сказал:

– Будет лучше, если вы начнете "утром". В это время мало кто ожидает нападения.

Керк кивнул и ответил:

– Утром так утром.

– Мы дадим вам некоторое время.

Так как со мной все было понятно, я оставила их обсуждать дальнейшие детали и вышла. Постояв немного перед входом, я вздохнула и уныло поплелась к своему шатру.

То, что я потеряла полгода, или сколько там получается , меня озадачило.

Во-первых, времени на создание своего стиля у меня теперь еще меньше. Я так понимаю, что полтора года, отпущенные мне, считаются по времени Среднего Мира, верно?

Во-вторых, это означает, что я скоро выйду замуж.

Не то, чтобы перспектива меня удручает, Эйрина я и в самом деле люблю. Только...страшно...как–то...

Я заползла в шатер и уселась на тюфяк.

Я закрыла глаза.

Веду себя как глупая курица. Замуж – замуж...О стиле думай давай! Про "замуж" потом подумаешь.

Меня дернули за рукав и я открыла глаза.

Передо мной стояла Эйли и задумчиво смотрела на меня своими бирюзовыми глазами.

Я хлюпнула носом и сказала:

– Ты что-то хотела?

Девочка кивнула и ответила:

– Хочу как ты быть взрослой.

Я печально на нее посмотрела и погладила по голове.

Интересно, почему когда ты ребенок – спешишь вырасти, а стоит вырасти – желаешь вернуться обратно в детство?

– Потерпи немного, всему свое время. Детство очень быстро заканчивается, потом жалеть будешь.

Я даже сама удивилась – не ожидала от себя таких слов.

Эйли убрала руки за спину и сказала:

– Ладно.

Я закрыла глаза и завалилась на тюфяк.

Надо отдохнуть и быстро свергнуть Мора. Потом так же быстро вернуться домой, а то время буквально утекает сквозь пальцы. А ведь еще столько всего надо сделать! Я здесь если дольше пробуду – состарюсь и обращусь в прах.

Эйли легла рядом со мной и крепко обняла.

Бедная малышка.

Я тоже обняла ее и мы уснули.



Темный Мир. Цитадель.



Владыка Мор открыл глаза и томно улыбнулся. Несмотря на постигшую его неудачу, настроение у него было просто великолепным. Мор легко поднялся с огромного ложа и накинул легкий халат.

Выйдя на балкон, дабы поднять себе настроение спокойным созерцанием собственных владений, что входило в утренний ритуал, Владыка был несколько удивлен происходящим в егоДолине.

Сначала он даже не поверил своим глазам – Долина горела.

Мор подался вперед, открыв глаза и недоумевая, что могло произойти, пока он спал?

Как такое вообще возможно?

Как раз в этот момент раздался легкий стук в дверь.

Повернувшись Мор увидел начальника стражи.

Воин преклонил колено и глухо произнес:

– Ждем указаний.

Мор в гневе сжал губы.

Желание убить зародилось в нем и росло с каждой секундой.

– В чем дело?

Голос звенел, глаза пылали яростью.

– Похоже на умышленный поджег.

Владыка сделал глубокий вдох и взял себя в руки.

– Кто?

Начальник стражи спокойно произнес:

– Неизвестно.

Мор сжал руки, подавляя вновь проснувшуюся злость, и холодно произнес:

– Это все?

Страж отрицательно мотнул головой и ответил:

– Похоже возникли проблемы с рабочими на складах и в шахтах.

Мор на мгновение закрыл глаза и тут же открыл их:

– Отправить стражей к складам и шахтам, всех принимающих участие в беспорядках отправить в темницу. Приговор объявить сразу.

Страж кивнул.

– Кто занимается тушением пожаров?

– Ваш слуга Лед.

– Отозвать. Отправляйся сам, возьми с собой амулеты. Огонь должен быть потушен в ближайшее время.

Страж молча поднялся и покинул покои повелителя.

Мор сцепил руки за спиной и посмотрел на Долину.

Судя по бледно-голубому цвету пламени, горит руда. Погасить ее можно лишь магией, самое плохо в том, что огонь пожирает даже камни. А это может привести к полному разрушению всех имеющихся в Долине строений, что безусловно повлечет за собой беспорядки. Если учесть то, что в шахтах и на складах так же не все спокойно...скорее всего повстанцы сделали первый шаг.

Окончательно успокоившись, Мор нежно улыбнулся.

Надо подготовиться к приходу Азара.





Лед прятал куски руды везде, где было возможно. Демон поджигал только те здания, в которых никто не жил или же складские помещения.

Керк сказал устроить "праздник", чем Лед сейчас и занимался. Скорее всего, совсем скоро за ним придут, а это значит, что надо спешить.

Когда Лед заложил последний имеющийся у него кусок руды, на плечо его опустилась рука Стража.

Лад повернул лицо к воину и, мерзко хихикнув, щелкнул пальцами.

Будучи низшим демоном, Лед обладал единственной способностью – поджигать. Из-за этого его никогда не отправляли в шахты. Никому не хотелось сгореть заживо, если вдруг Лед потеряет над собой контроль, а в молодости с ним такое часто случалось.

Страж сжал руку на плече демона так, что кость сначала затрещала,а потом просто сломалась.

Лед не сдержал сдавленного стона и опустился на колени.

Боль затуманивала разум, но в сердце жила надежда. Надежда на то, что Керк и Азар справятся. Если же нет – жалеть ему не о чем, единственный раз в жизни он сделал что-то, чем сможет гордиться.





Цитадель. Несколько веков назад.



Молодая богиня лежала на грязном полу камеры. Глаза ее застилала пелена, губы потрескались, тусклые волосы, грязными прядями, обрамляли лицо.

Богиня умирала.

Некогда одна из самых красивых женщин Темного Мира, сейчас она превратилась в иссушенную горем старуху.

Лед...

Хриплый голос был еле слышен.

Низший демон подошел к решетке и присел рядом с ней.

Сейчас ему надо быть очень осторожным. Владыка пристально наблюдает за пленницей.

Что? – Грубо произнес слуга, хотя глаза его с жалостью смотрели на страдалицу.

Пожалуйста, позаботься о ней...

О ком надо позаботиться Лед понял сразу, только вот желания вмешиваться в это у него не было никакого.

Демон поднялся и отвернулся от богини.

Пусть Темные сами разбираются со своими проблемами.

В Цитадель Лед пришел недавно. Долгие года он провел в пещерах, прячась от Тварей и иногда подворовывая пищу в Долине.

Из пещер его вытащил Мор, который сейчас стал Правителем Темного Мира.

Мор дал ему крышу над головой и тарелку пресной похлебки, за что Лед был ему благодарен.

В первый свой день на службе у нового Владыки, Лед был приставлен охранять камеру, в которой тогда умирал бог.

Кто это был Лед узнал спустя многие годы.

Осознание того, что он видел смерть Владыки Леста и его супруги от руки Мора, навело его на определенные раздумья.

С одной стороны, сейчас Леду было жаль молодую женщину, о чьей красоте он слышал довольно часто, но к сожалению не смог убедиться в правдивости этих слов. Ему было жаль бывшего правителя, который погиб от руки собственного брата и жаль его маленькую дочь.

Но, несмотря ни на что, никто и никогда не скажет, что Лед не может быть благодарным.

Если бы тогда он знал, что спустя века именно воспоминания о страданиях молодой женщины заставят его перейти на сторону повстанцев, возможно все было бы совсем по-другому.





Лед печально улыбнулся.

Присоединится к повстанцам он решил совсем давно, а до этого он сам, своими руками, сдал соглядатая Керка на милость Мора.

Даже сейчас демон не мог сказать с точностью, что заставило его предать Мора и принести клятву верности Керку.

Возможно влияние оказали слова Владыки о том, что от маленькой наследницы надо будет избавиться в ближайшем будущем.

Эйли Лед видел лишь раз – в день когда Мор отдал ее на воспитание Отступнику. Именно Лед передал сопящего младенца в руки Темного. И тогда, в тот момент, словно что-то проснулось в его сердце. Ощущая на руках вес и тепло живого создания, Лед даже прослезился, а такого с ним еще не бывало.

Тогда демон понял, какое это чудо – жить.

И сейчас, балансируя между жизнью и смертью, а в том, что Мор его убьет, как только беспорядки прекратятся, Лед не сомневался, демон почти счастливо улыбнулся.

Лишь одну ошибку допустил Владыка – позволил Отступнику бежать. И теперь Азар Гордый возможно вернет наследнице ее права, а она в свою очередь вернет надежду в этот умирающий Мир.





Руд стоял на возвышении, помахивая киркой:

– Сколько мы можем терпеть? Наши жены каждый день со страхом ждут, что мы не вернемся! Наши дети плачут от голода! И все это в то время, как в Цитадели пируют!

Демон поднял кирку повыше и грозно потряс ею над головой:

– Наследница жива!

Слова его вызвали потрясение – рабочие застыли, с ужасом смотря на Руда.

Демон спокойно улыбнулся и так же спокойно произнес:

– Я сам, на своих руках, донес девочку до лагеря повстанцев! Владыка лжет вам!

Толпа ахнула.

– Верьте мне!

Кто-то в толпе несмело поднял кирку над головой и осторожно потряс ею.

Руд посмотрел на смельчака и ободряюще улыбнулся.

Вслед за ним и другие начали трясти кулаками и кирками, выкрики становились все смелее. Вскоре толпа буквально зашлась в реве.

Когда Руд оторвал взгляд от толпы и посмотрел вдаль, то увидел приближающихся к ним стражей.

Пришло время изменить судьбу. Даже если ради этого придется пожертвовать жизнью.



Темный Мир. Пещеры.



Мы стояли перед выходом в Долину. Азар задумчиво смотрел вдаль, Эйрин крепко держал меня за руку, за что я была ему крайне благодарна. Перед выходом мы изменили тактику, разделив магов – Азар пошел с нами, ну или мы пошли с Азаром, а Айрис – с Лейрисом. Потому как так действительно удобнее. Получилось, что в каждой группе есть по магу. Кстати, мне тут в голову интересная идея пришла – Рейган же тоже маг? А как он тогда сюда проник? Надо потом узнать подробнее.

Сказать по правде, сейчас меня трясло от напряжения. Нет-нет, мне не страшно, совсем. Просто нервничаю слегка, но наверно это нормальное явление для людей преклонного возраста. Шучу.

Азар кратко вводил нас в курс дела, точнее не нас, а меня. Остальным он все рассказал еще в лагере, а я же все проспала.

– Темных, примерно равных по силе мне, осталось всего четверо, плюс Мор. Мора я беру на себя, вы должны разобраться с Высшими.

Интересно и как это сделать?

Азар видимо (в отличии от меня) обладает способностью читать мысли, потому как почти сразу он произнес:

– Бога вы не убьете, но обезвредить сможете.

Я нахмурилась и сказала:

– Как?

Азар равнодушно пожал плечами и ответил:

– Отрубить ему голову.

Меня передернуло.

Рубить голову кому бы то ни было мне не очень хочется.

Эйрин посмотрел на меня и сказал:

– Надо надеть на него это.

Я посмотрела на "это" и кивнула.

Эйрин крутил на пальце каменный браслет, наподобие того, что носил Азар в камере.

– А как это сделать?

Азар видимо забыл другие фразы, потому как повторил:

– Отрубить ему голову.

А может просто решил, что он – Черная Королева и вообще находимся мы в Зазеркалье .

Эйрин хмыкнул и тихо прошептал:

– Только не надевай это на бога, до тех пор, пока голова не прирастет обратно, хорошо?

Я представила себе эту картину и мне стало немного нехорошо.

Вот я отрубила голову несчастному богу и теперь держу его за руку, ожидая пока голова прирастет на место.

Бррр...

Азар повернулся и, накинув капюшон на голову, сказал:

– Вперед.

Мы быстро пошли туда, куда и сказал Азар – вперед.

Когда мы добрались до поселения, глазам моим предстало странное зрелище – каменные стены горели.

На некоторое время я впала в ступор (камни разве могут гореть?), из которого меня вывел Эйрин, слегка дотронувшись до локтя.

– Все в порядке?

Я кивнула и мы поспешили к Цитадели.

Когда мы практически достигли ее, на встречу нам вышел Темный.

Эйрин сразу метнул в него кинжал, Азар накинул сеть, а я изготовилась к атаке.

Атаковать мне не пришлось, потому как связанный цепью и с кинжалом, торчащим из горла, Темный опустился на колени.

Азар подошел к нему, а я отвернулась.

Не знаю чем он ему голову отрубать собрался, но смотреть на это я не хочу.

Хорошо, что я отвернулась. Потому что к нам бежал Безымянный, который пропал из нашего поля зрения с того самого момента, как началась битва с Тварями.

Рядом с Безымянным бежали другие щенки и было их довольно много.

Вот так, отпустишь ребенка одного на улицу без присмотра, как он тут же свяжется с дурной компанией...

Я дернула Эйрина за рукав, привлекая его внимание.

Эйрин обернулся на мгновение и одобрительно хмыкнул.

– Идемте.

Я посмотрела на Отступника, который закончил обезглавливание бывшего товарища и теперь нависал над поверженным телом.

Азар без жалости смотрел в лицо Темного, на руке которого красовался браслет.

Кстати, голову он ему вроде бы не отрубал, потому как крови нигде не было.

Вот и хорошо, значит можно и так обойтись.

Безымянный подбежал к Азару и ткнулся носом ему в бедро.

Темный погладил щенка по голове и показал пальцем на Цитадель.

– Ищи!

Безымянный оглянулся на свою стаю и потрусил вперед.

– Азар, а кого он там искать будет?

– Мать. Всех, ну или большинство, Тварей мы перебили в Пещере, теперь надо убить Белую и щенок станет вожаком.

Да, похоже битва не только нам предстоит.

Мы довольно быстро подошли к стене, ограждавшей Цитадель.

Вскоре к нам присоединились остальные.

Я так понимаю, Азар разделил нас, чтобы мы не привлекали особого внимания. Что было всего лишь предосторожностью, потому как Керк устроил в Долине настоящий беспорядок и никому не было до нас дела.

Азар обвел нас взглядом и сказал:

– Готовы?







Мы шли по коридорам Цитадели. Рядом со мной шел Алин, держа катон на плече и всем своим видом показывая, что ему скучно.

В самом деле, как-то очень уж пусто здесь. Даже странно.

Перед входом в замок мы снова разделились.

Айрис пошел с Эйрином и Ханой, а Азар с Лейрисом. Почему так я не знаю, но спорить никто не стал.

Главное, чтобы мы мимо самого интересного не прошли.

Коридор, по которому мы шли поворачивал направо. Проходя мимо многочисленных дверей я распахивал их и шел дальше.

Будет очень неприятно, если кто-то вылезет у нас за спиной.

Из-за поворота вынырнул Темный и застыл перед нами.

Капюшон упал на плечи и я рассмотрел лицо.

Совсем еще мальчишка, наверное даже младше меня.

Губы у Темного подозрительно тряслись, в руках он держал шар.

Я посмотрел на Алина и сказал:

– Уступишь?

Алин пожал плечами и ответил:

– На всех все равно не хватит.

Я кивнул и медленно пошел вперед.

Темный вел себя странно – стоял на месте и не двигался.

Когда я оказался в нескольких шагах от него, он что-то прошептал и выставил перед собой сферу.

Тело скрутило от боли, я даже услышал хруст собственных ребер, рот наполнился кровью.

Я опустился на колени и посмотрел в лицо юнца, стоявшего передо мной.

Темный холодно улыбался, напрочь забыв об Алине.

Надеюсь ему хватит ума не подходить близко?

Когда я практически потерял сознание, в воздухе раздался свист и в следующий миг – глухой удар.

Боль, застилавшая глаза кровавой пеленой, спала. По лицу катился пот, меня немного трясло.

Я поднял голову и увидел стоящего рядом Алина.

Лейтенант присел на корточки и, насвистывая веселый мотивчик, застегнул браслет на руке Темного.

– Разве Азар не сказал подождать, пока он вернется в более-менее нормальное состояние?

Алин посмотрел на меня и весело ответил:

– Сказал, но это ему за вероломство.

Когда я поднялся, то увидел, что голова уже приросла, хотя шею украшал свежий шрам.

Видимо я довольно долго приходил в себя. Ну и шуточки у Алина.

– Кстати, а ты как к нему подошел?

Алин довольно мрачно посмотрел на меня и ответил:

– А не меня магия не действует. Семейное проклятье.

– А порталом ты как воспользовался?

Алин пожал плечами и ответил:

– Не знаю, прокляли-то не меня, а моего предка. На меня не действуют магические атаки, на одного из моих братьев – магия исцеления, на второго – магия переноса.

Я тихонько присвистнул и мы пошли дальше. Я задумчиво рассматривал спину Алина.

Надо же, за что же так его предка прокляли? Подобное проклятье подразумевает, что человек никогда не сможет воспользоваться помощью мага или эликсира, изготовленного магом. А это можно расценивать как попытку убить, пусть и не своими руками.

Когда мы вышли из коридора, на полу под нашими ногами засияла пентаграмма. Во второй раз за день я опустился на колени, мышцы сводило от боли, казалось что глаза вот-вот лопнут.

Похоже мы попали в ловушку, сами того не осознавая.





Мы обследовали темницу, в которой я провела лучшие годы моей жизни.

Я посмотрела на Эйрина, который почему-то хмурился все сильнее и сильнее.

Что заставило его так сильно беспокоится? С тех самых пор, как нам удалось с такой легкостью одолеть Темного, Эйрин становился все мрачнее.

Сейчас не время спрашивать, но потом спрошу обязательно.

Когда мы проходили мимо одной из камер, за решетку ухватилась когтистая лапа. Я уже был готова отрубить ее, когда опознала того самого демона, который выпустил на отсюда.

Видок у него был весьма плачевный.

Айрис хмыкнул и полез за ключами. Погремев связкой, он распахнул решетку и карлик выполз на свободу.

– Кто-то еще здесь есть?

Лед кивнул и махнул рукой. Наверно это означает, что прочие узники расположились в других камерах.

Мы пошли туда, оставив Леда позади.

Как Айрис и предполагал, в камерах оказались заключенные. Только видок у них у всех был такой, словно они тут со времен динозавров сидят, а может вообще со дня сотворения мира.

Айрис протянул руку с ключом, чтобы открыть замок, когда за спинами у нас раздался мерзкий смех.

Повернувшись мы увидели Леда, который на Леда был не похож. Скорее на ожившую тряпичную куклу.

Лед–кукла присел на корточки и положил руки на пол перед собой, когда он это сделал, стены пошли рябью, а пол под ногами засиял ярко–голубым.

В этот момент я потеряла сознание от боли.





Лейрис с Азаром шли по пустому залу.

Как и предполагал Азар, в этом зале Мора не оказалось, но проверить стоило.

Переходя из зала в зал, Темный спешил все больше. Чем была вызвана такая спешка Лейрис не понял.

В какой-то момент он уловил движение и резко обернулся. На мгновение Лейрису показалось, что зал покачнулся, но в следующий миг все пришло в норму.

Перед ним стояло огромное зеркало, в котором отражался зал и обстановка, сам Лейрис, а вот Азара нигде не было.

Лейрис обернулся и посмотрел на Темного, который в этот момент обшаривал зал, заглядывая даже за занавески.

Лейрис взглянул в зеркало еще раз. В зеркале Азар не отражался.

Воин прищурил глаза и повернулся к Темному.

Направив на него арбалет он сказал:

– Объясни мне кое-что.

Азар поднял голову и слегка удивленно посмотрел на Лейриса.

– Ммм? Ты о чем?

Кивком головы Лейрис показал на зеркало.

– О твоем отражении.

– А что с ним?

Лейрис склонил голову набок, направляя иглу на Азара и сказал:

– Дело в том, что его нет. А это значит что?

Лицо Темного начало оплывать, обнажая желтые зубы, глаза вылезли из орбит и урод визгливо рассмеялся.

– Какой умный мальчик! Сам догадался!

В тот же момент, пол под его ногами засиял и воин провалился во тьму.





Азар распахнул дверь главного зала и спокойно вошел внутрь. Лейрис куда-то пропал, пока Азар обыскивал малый зал, но Темный не стал тратить время на его поиски.

Самое главное – найти Мора.

Когда Азар вошел в помещение, то первое что он увидел был Мор, вальяжно развалившийся на троне.

Все, кто сопровождал Азара сюда так же были здесь.

Невидящими глазами они смотрели перед собой.

Темный зло заскрипел зубами.

– Добро пожаловать в мой кукольный театр!

Голос Владыки был нежен и вкрадчив.

Азар закрыл глаза, вознося молитву к Отцу.

Если он правильно понял, сейчас Мора будут защищать те, кто пришел сюда вместе с ним. Потому что заклинание подчинения преодолеть невозможно.

Когда Азар открыл глаза, те, кого он хотел бы назвать друзьями, направили на него оружие.

И это стало началом конца.

Глава 15. Второе Имя


Темный Мир. Цитадель.



Я смотрел на Азара и был весьма доволен собой. Никто даже не заподозрил меня в притворстве.

Темный тоскливо разглядывал нас, периодически кидая жадные взгляды на арбалет Лейриса.

Интересно, что же там его так заинтересовало?

Когда мы перенеслись сюда, боль буквально разрывала мое тело на части.

Нежный голос умолял подчиниться, не сопротивляться. Я бы с радостью подчинился, если бы магия действовала на меня, а так - пришлось терпеть. Как я еще с ума не сошел?

Пока мы ожидали прихода Азара (а я так понял, что ждали мы именно его) я успел немного осмотреться. Благо Мор нас особо не разглядывал.

Все, кто был со мной рядом, уставились в пространство перед собой, видимо подчинившись магии.

Я тихо вздохнул.

Никогда бы не подумал, что древнее проклятье принесет такой неожиданный результат.

Я отвлекся от своих мыслей и посмотрел на Темного.

Сейчас он был в незавидном положении - его окружили.

В данном случае он может сделать только одно - убить нас всех, а судя по его огорченному взгляду - делать ему этого не хочется.

Азар посмотрел на меня и я решил пошутить - подмигнул ему.

Шутка удалась - на какое-то мгновение Темный застыл, с немалым удивлением рассматривая пространство перед собой.

Я посмотрел на Эйрина, который приближался к Азару со спины.

А вот это совсем плохо...Если Темный его не видит - в ближайшее время Азар Гордый станет Азаром Мертвым.

Надо бы выводить ребят из этого состояния.

Помнится мне, был у меня знакомый маг, который как-то раз выдал мне одну страшную тайну - человек, да и любой другой, поддавшийся действию магии, может ей сопротивляться. Главное - желание и сила воли.

В случае с Эйрином о нехватке воли и речи быть не может. Кроме того, судя по тому, как лейтенант двигается - сейчас он пытается преодолеть действие наложенного на него заклинания.

Обычно движения Эйрина легкие и практически неуловимые, сейчас же он двигается скованно, словно деревянная кукла.

Надо помочь бедняге, по глазам вижу, что не нравится ему в подчинении ходить.

Я посмотрел на Азара и кивнул в сторону Ханы.

Извини девочка, придется тебя использовать на благо прочих.









Азар довольно быстро справился с удивлением, когда лейтенант Алин легкомысленно ему подмигнул.

На некоторое время Темный задумался, вспоминая, что ему известно о заклинании подчинения.

Мор – один из гениев магии, даже среди Богов. По силе и изворотливости мало кто мог сравниться с ним.

Заклинание подчинения связывает разум магической сетью, заставляя объект выполнять именно то, что от него требует маг.

В случае, если заклинание наложено на несколько объектов, они синхронно выполняют то, что от них требуется. Есть одно но – если кто-то порвет сеть, прочим вырваться из нее будет легче.

Несмотря на то, что заклинание действует на разум, человек продолжает осознавать все, что он делает, хотя никак не может повлиять на происходящее, потому что тело практически не подчиняется его воле.

А Мор любит играть на чувствах других.

К примеру в данном случае, как только с Азаром будет покончено, Владыка заставит остальных убить друг друга, а они при этом будут осознавать, что именно делают.

Азар незаметно улыбнулся.

Видимо Мор не в курсе, что Алин вырвался из-под действия сети.

Отступник посмотрел на лейтенанта, который взглядом указал ему на девчонку.

В тот же момент, Алин бросил тело вперед, сбивая с ног того, кто был позади Азара.

Темный обернулся и увидел, что Алин прижал к полу Эйрина.

Отступник кивнул и вытянул руку в сторону Ханы.







Мор наблюдал за представлением.

Куклы, которые совсем недавно были сообщниками Азара, проявили силу воли.

Подчиняться беспрекословно они не захотели, светловолосый и черноволосый - видимо братья, просто стояли, покачиваясь из стороны в сторону.

Мор едва не зааплодировал им.

Видимо мальчики маги, раз уж могут так сопротивляться.

Порадовал тот, которого Азар притащил в дар - этот практически сразу поддался и начал медленно наступать на Темного.

Воин с арбалетом почему-то старался держаться ближе к тому мальчишке, с которым Мор беседовал в первый день.

Странная привязанность.

Когда зеленоглазый Ааш'э'Сэй был практически за спиной Азара, готовый напасть, мечник прыгнул вперед.

Мор склонил голову набок и с интересом наблюдал за происходящим.

Два воина покатились по полу, человек прижал Ааш'э'Сэй к полу и кинул взгляд на Азара.

Отступник протянул руку вперед, словно хватая мальчишку за горло, и сжал пальцы в кулак.

Парень все это время не двигался, наблюдая за зеленоглазым.

Когда Азар "схватил" пацана за горло, тот начал опускаться на колени.

Из глотки вырвался хрип, голова откинулась назад.

Мор нежно улыбнулся.

Видимо Азар решил прикончить мальчишку первым. Жаль, а он так хотел посмотреть, как этот паренек прикончит своего учителя. Ведь именно такой приказ отдал Мор.







Как только боль схлынула и я начала более-менее осознавать, что происходит вокруг, в голове раздался нежный голос.

Голос этот убаюкивал и дарил покой. Обещал счастье и легкость бытия.

Когда не надо будет бояться, прятаться и искать выход из неразрешимых ситуации.

Я вдохнула и расслабилась.

Раз голос говорит, что так лучше - пусть будет так.

Некоторое время я словно парила в невесомости.

А потом все прекратилось.

Как только это закончилось, мне показалось, словно из меня вынули душу, разбили сердце, меня просто напросто уничтожили.

Внутри была пустота, мир вокруг стал чужим.

Голос сказал убить Эйрина и тогда все снова станет как было.

Потому что это Эйрин во всем виноват.

Из-за него я пришла сюда, из-за него мне приходиться искать выход.

Ненависть к Эйрину поднялась во мне, поглощая разум и подавляя волю.

Да, будет правильно убить его.

Ведь это он во всем виноват.

Я почувствовала, как тело мое начало двигаться.

Сейчас я убью Эйрина и снова буду парить в сладкой неге.

Я сделала шаг и остановилась.

Вспомнила, почему мы все здесь оказались и кто на самом деле в этом виноват. А еще то, что я его люблю. Люблю настолько, что готова пожертвовать собственной жизнью.

Голос в голове продолжал шептать, что так и должно быть, что Эйрин должен был тогда защитить меня.

А вот я не должна ничем жертвовать ради него.

Разве это справедливо - оставлять меня один на один с моими проблемами? Разве он не должен всегда и во всем мне помогать?

Тело напряглось, еще немного и мышцы лопнут от напряжения.

Нет, я не буду его убивать. Я вообще с места не сдвинусь.

Я опустила руки с зажатыми в них Кейринами.

Голос толкал меня вперед, тело словно обрело собственную волю.

Я сжала зубы, на лбу выступил пот, мышцы окаменели.

Я не сдвинусь с места.

Я не сделаю ничего, о чем потом пожалею.

Я смотрела на Эйрина, который медленно подходил к Азару со спины.

Лицо его ничего не выражало, застыв ледяной маской.

Движения были тяжелыми и рваными.

Бедняга, тяжело ему сейчас.

Эйрин остановился, бессмысленный взгляд блуждал из стороны в сторону.

Я и сама сейчас выгляжу так же.

Не знаю, что со мной происходит, но ощущение такое, словно я смотрю фильм, главную роль в котором я исполняю сама. Ну мое тело по крайней мере.

Мысли медленно текли, словно увязая в болоте. Навязчивый голос продолжал соблазнять, путать, смущать.

В этот момент Алин кинулся на Эйрина, а Азар протянул руку в мою сторону.

Горло сдавили невидимые тиски.

Голос в голове начал визжать, требуя дать отпор.

Я закрыл глаза и улыбнулась.

Из последних сил я заставила себя не двигаться.

Лучше умереть самой, чем убить своих друзей, осознавая, но не имея сил сопротивляться.







Айрис смотрел на происходящее, сопротивляясь действию заклинания.

Рейган стоял рядом, тело брата слегка качалось из стороны в сторону.

Хорошо что Айрис уже восстановил силы.

Призрачная паутина, опутавшая разум сладкой ложью, не давала сосредоточиться.

Сейчас принц боялся отпустить дух, потому что тогда тело наверняка поддастся чужой воле.

А воля это изъявила желание прикончить Рейгана, который стоял рядом.

Айрис закрыл глаза и "посмотрел" на паутину, что опутала их всех.

Перед внутренним взором предстали те, кто находился в зале вместе с Айрисом.

Там где находился Эйрин, Айрис увидел ярко-белый силуэт, опутанный черной паутиной.

Ниточки шли к Рейгану, который виделся золотистым, Лейрису, Хане и к самому Айрису. Алина паутина не задела. Точнее она была разорвана. Черный полог порван в клочья, нити покачивались, словно от легкого дуновения ветра.

Айрис направил взор в сторону брата. Ярко-красная нить шла от него к Рейгану и Айрис "потянул" за нее.

В сознание ворвались образы.

Голос истерично визжал, требуя убить, растерзать, уничтожить.

Старший принц мягко улыбнулся.

Похоже каждому из них дали "задание".

- Рейган...

Айрис тихо позвал брата, не надеясь на ответ.

- Что?

Принц облегченно вздохнул.

Видимо Рейган тоже пока что в состоянии контролировать тело и разум, не поддаваясь на сладкую ложь призрачного голоса.

- Мы все связанны.

- Я уже понял.

- Надо порвать паутину.

- Как?

- Алин...

Когда Айрис произнес имя лейтенанта, тот бросился на Эйрина, а Азар "схватил" Хану за горло.

Девушка тоже сопротивлялась чужой воле - тело словно закаменело, она сжимала Кейрины с такой силой, что побелели костяшки пальцев.

Если сейчас еще один из них сможет вырваться из паутины, Айрис так же сможет освободиться от нее.

Азар сжал пальцы, Хана осела на пол и захрипела.

Еще немного и Темный ее задушит.

Отступник смотрел на Эйрина.

Лейтенант лежал на полу, прижатый телом Алина.

Вообще, он уже давно мог подняться.

Когда девушка начала заваливаться набок, Эйрин вошел в боевую форму.

Одновременно с этим, Айрис увидел, как паутина, опутавшая его, лопнула, обвисая клочьями.

Принц нежно улыбнулся и разорвал черный полог, окутавший его разум.







Эйрин лежал на полу, едва сдерживая себя, чтобы не оттолкнуть Алина и не броситься на Азара.

Чужая воля подавляла, заставляя двигаться вперед, с единственной целью - прикончить Темного, а потом можно будет убить остальных.

Не будучи магом, но имея некоторые познания, пусть чисто теоретические, Эйрин осознавал, что тело будет принадлежать ему до тех пор, пока он сопротивляется воле мага.

Подкрадываясь к Азару, он хотел обмануть Мора.

Возможно ему удалось бы справиться с собой и метнуть кинжал в наглого божка, развалившегося на троне и с улыбкой наблюдавшего за ними.

Эйрин достаточно хорошо контролировал тело, но как же хотелось поддаться на лживые уговоры и сделать то, что велят.

Лейтенант сжал зубы и посмотрел на Азара.

Темный смотрел прямо ему в глаза и холодно улыбался.

Эйрин буквально тонул в черных глазах Бога.

С огромным трудом ему удалось сфокусировать взгляд.

В голове раздавался нежный голос, мягко твердивший, что будет лучше перестать сопротивляться.

Окончательно прийти в себя Эйрина заставил сдавленный хрип.

Посмотрев туда, откуда этот хрип раздался, Эйрин похолодел.

Хана стояла на коленях, глаза были закрыты, руки опущены. Мертвенно бледные губы слегка приоткрылись, в тщетной попытке сделать вдох.

Горячей волной накатила ярость, сам того не осознавая, лейтенант практически моментально вошел в боевую форму.

Одним мягким движением он оттолкнул Алина и бросился вперед, сбивая Азара с ног.

Сила удара была такова, что оба покатились по полу, сбив по пути Лейриса и слегка задев стоящего столбом Рейгана.

Как только движение прекратилось и Эйрин поднял лицо вверх и глаза его встретились с бирюзовыми глазами Мора.

Бог брезгливо смотрел на тех, кто сейчас лежал у его ног.

Судя по всему, новые игрушки его сильно разочаровали.

Мор легко поднялся и посмотрел в глаза Эйрину.

- Какая скука...

Эйрин вскочил и кинулся на Владыку.

Темный щелкнул пальцами и лейтенанта откинуло на пару лааров назад.

Лейтенант прокатился по полу, подминая под себя только что поднявшегося Алина.

Мор перешагнул через Азара и пошел вперед.

Лицо его выражало крайнее недовольство.

Такая прекрасная партия и все испорчено.

Владыка с трудом подавил зевок.

Все так хорошо начиналось, надо же было им вырваться из-под действия заклинания. Возможно, не стоило связывать их всех вместе? Но в этом случае, было бы сложнее контролировать их действия, а Мор хотел, чтобы они действовали слаженно. Как настоящие куклы.

Бог перешагнул через тело пацана и подошел к белокрылому Ааш'э'Сэй.

То, что он порвал паутину заклинания, войдя в боевую форму объяснялось легко - Ааш'э'Сэй тоже могут применять магию, а тем, кто имеет хотя бы какой-то магический потенциал разорвать заклинание легче, нежели тем, кто магическими способностями не обладает.

Ааш'э'Сэй встал на одно колено и поднял свои красные глаза на Бога. Не смотря на то, что лицо его скрывала маска, Мор был уверен, что он улыбается.

Бог тоже улыбнулся.

Презренные букашки, что были за спиной у Владыки зашевелились, приходя в себя.

Мор щелкнул пальцами и зал погрузился во тьму.

Тело Бога начало излучать сияние, которое расходилось кругами.

Похоже, придется лично уничтожить всех, игра затянулась и Владыке стало скучно.

Те, кто успел подняться вновь падали. Тела их бились в агонии.

Владыка улыбнулся.

Жалко конечно столько сил тратить на презренных, но ничего не поделаешь.

Белокрылый Ааш'э'Сэй, преодолевая боль, поднялся с колен и положил руку на пояс.

Движения его были медленными, словно он находился под водой.

Мор остановился в одном шаге от Ааш'э'Сэй и посмотрел прямо ему в глаза:

- Ну что же ты медлишь?

Ироничная улыбка изогнула губы.

Мор спокойно сложил руки на груди и оглянулся.

Двое Ааш'э'Сэй - беловолосый и черноволосый, стояли на коленях, глядя перед собой, человеческий пацан полз к Мору, карие глаза смотрели на белокрылого.

Из всех смог подняться только Азар, но даже он с огромным трудом преодолевал сопротивление щита.

Мор холодно посмотрел на предателя и отвернулся.

Заклинание это Мор нашел давно, в старых записях, которые Лест принес с собой из их родного мира.

Ааш'э'Сэй медленно поднял руку с зажатым в ней кинжалом, а Мор скучающе зевнул.

В этот момент Владыку сбили с ног.

От неожиданности он на какое-то мгновение перестал контролировать щит.

Владыка с удивлением посмотрел на человека, который сидел на нем и весело смотрел ему в глаза.

- Я - Алин. Будем знакомы.

Сказав это, человек со всей силы ударил Мора.





Как только мерзкий голосок в голове затих и я осознанно посмотрела вокруг, на душу мою снизошло спокойствие.

Азар едва не задушил меня.

От пережитого страха меня мелко потряхивало и я предпочла не вставать.

Обвела взглядом зал и посмотрела на Эйрина.

Забавная картина - Эйрин развалился на Алине, как будто ни на что другое Алин не годен.

Мимо меня прошел Мор и в сердце моем вспыхнула ненависть.

В первый момент даже в глазах потемнело.

Сейчас встану и убью его.

Я встала на колени, уперевшись руками в пол.

От злости у меня даже голова закружилась.

Когда я уже готова была встать в полный рост и накинуться на Мора, зал погрузился во тьму.

Тело стоящего передо мной Бога засветилось. Странный, холодный свет расходился, словно круги по воде.

Когда "волна" достигла меня, мое тело скрутило от боли.

Перед глазами заплясали красные пятна, суставы выкручивало, еще немного - и кости просто раздробит.

Я сжала зубы и посмотрела вперед.

Мор со скучающим видом смотрел на Эйрина, который медленно, очень медленно, поднимал кинжал.

Не знаю как бы вы поступили, а вот для меня в тот момент не было ничего важнее, чем быть ближе к тому, кем я дорожу больше жизни.

Я попыталась подняться, о чем пожалела сразу же - ощущение было такое, словно на меня давит невидимая каменная плита, руки затряслись от напряжения, на глазах выступили слезы.

Я упала на пол, от удара об камень из глаз в самом прямом смысле посыпались искры.

Проведя языком по губе я ощутила вкус крови.

Боль ослепляла, становилась с каждым мгновением все сильнее.

Вот она - сила Бога?

Сознание начало мутиться и я со всей силы укусила себя за уже прокушенную губу.

На какое-то мгновение я пришла в себя.

Боги, разве я прошу так много? Немного сил, чтобы просто быть с ним рядом. Знаю что мы все равно умрем, так хотя бы в смерти быть вместе...

Слезы потекли по щекам, я сдавленно всхлипнула.

Мор обернулся, с легким презрением посмотрел на меня и отвернулся вновь.

Ничего, сейчас доползу до тебя и узнаешь где раки зимуют...Укушу хотя бы на прощание.

Я честно попыталась ползти, но у меня ничего не вышло.

Чем больше сил я прикладывала, тем сильнее становилось сопротивление.

А еще я вот что заметила - сейчас я примерно на два шага ближе к эпицентру, чем до этого и боль практически нестерпима. Раньше был легче. По-моему.

Плюнув на ложную гордость, я поползла назад.

Как раз в этот момент кто-то сбил Мора с ног и давление невидимого пресса исчезло на пару секунд.

Я сделала перекат назад и села.

Алин уселся на Мора и отвешивал ему тумаки.

Хорошо, так держать лейтенант Алин! Подержите его в таком состоянии еще немного, пока я клыки заточу.

Я повернула голову и увидела стоящего неподалеку Азара, который почему-то смотрел наверх, а не на Мора с Алином.

Подняв глаза к потолку, я увидела еще одного Темного, который целился в спину лейтенанта из арбалета.

С какой стати он обычным оружием пользуется?

Алин отвлекся на секунду и посмотрел на Азара, который в этот момент что-то шептал, протянув руку к Темному.

Ладно, с этим они сами разберутся.

Я оторвала от них взгляд и посмотрела на того, кто мне был нужен.

Рядом со мной лежал Лейрис.

Глаза были закрыты, но сие объяснимо - на нем проехались Эйрин с Азаром, а веса в обоих немало.

Я переползла через дорого друга и схватила его за правую руку, к которой был пристегнут арбалет.

Когда я посмотрела вперед, то обнаружила вот что - Алин стоял рядом с Эйрином, который почему-то смотрел на меня.

Айрис с Рейганом успели подняться и медленно приближались к стоящему перед ними Мору.

Тот Темный, который целился в Алина лежал на полу, над ним склонился Азар.

Когда я вновь посмотрела на Эйрина, то увидела как он поднимает руку, держа кинжал за лезвие.

Так как Мор в это время таращился на Эйрина, он не заметил, как сбоку к нему подкрадывается Алин, а может и заметил, просто не предал значения.

Интересно, получиться или нет? Если нет, надеюсь Эйрин не обидится.

Я потянула Лейриса за руку и направила на Эйрина арбалет.

Боги, пожалуйста, пусть получится так, как я рассчитываю.

Эйрин метнул кинжал в мою сторону и одновременно с ним я выпустила иглу.





Азар оторвал взгляд от поверженного Темного и посмотрел назад.

Хана держала Лейриса за руку, точнее за пристегнутый к ней арбалет. Широко раскрыв глаза девчонка уставилась перед собой и ей даже в голову не пришло обернуться.

А позади нее стоял Темный, последний из четырех.

Отступник оглянулся и увидел, что Эйрин готовится метнуть кинжал.

Не успеет.

Азар поднял руку, готовя заклинание, когда в воздухе раздался свист.

Все произошло за какие-то доли секунды - только что Алин колотил Мора, теперь же Мор уже стоял на ногах, готовя новое заклинание.

Новое заклинание требует высокой концентрации, благодаря чему Владыка застыл неподвижно на несколько секунд.

Одновременно с тем, когда Эйрин выпустил кинжал, а Азар закончил плести заклинание, девчонка спустила курок арбалета.

Темный, стоявший позади Ханы упал.

Азар оглянулся, чтобы узнать в кого целилась девчонка.

Не в Эйрина же?

То, что произошло дальше удивило Азара чрезвычайно.

Потому что Мор, как раз в этот момент дернулся влево, уходя от удара Алина, тем самым подставив спину под иглу, выпущенную девчонкой.

Игла вошла под левую лопатку, как раз туда, где бьется сердце.

Владыка замер на мгновение и осел на пол.

В зале повисла оглушающая тишина.







Лейрис открыл глаза, из-за тоно, что кто-то усиленно тянул его за руку.

Кинув быстрый взгляд в сторону, он увидел, что это Хана. Девушка целилась в Эйрина.

Открытие заставило Лейриса нахмуриться и посмотреть вперед. Алин подкрадывался к Мору. В какой-то момент глаза лейтенанта встретились с глазами Лейриса. Алин слегка улыбнулся и кивнул.

Лейрис посмотрел на Хану, которая изготовилась выпустить иглу. Молодой воин слегка дернул рукой, изменяя траекторию полета иглы. Как только игла пронзила тело Владыки, Лейрис облегченно вздохнул и снова закрыл глаза.

Будет правильнее, если он только сейчас "очнется". В конце концов, девушка действительно приложила много сил, чтобы избавиться от Владыки.

Хана отпустила его руку и поднялась.

Лейрис сел и, схватившись за голову, посмотрел на Эйрина, который все еще был в боевой форме.

Любимый дядюшка слегка кивнул, выражая благодарность, от чего Лейрис слегка покраснел.

Похоже не только Алин все видел.

- Эйрин...все в порядке?

Лейтенант кивнул. Тело начало видоизменяться, принимая нормальный вид.

Лейрис немного потрясенно вздохнул. Сам он еще не входил в боевую форму, но знал, что ощущения при этом не из самых приятных.

Говорят, даже в сознании остаться трудно, а Эйрин застыл столбом.

Лейрис покачал головой и поднялся.

Все равно она когда-нибудь узнает, так не лучше ли показать ей прямо сейчас?

Лейрис подошел к Рейгану и Айрису.

Старший принц тихо присвистнул и сказал:

- Мало кто может контролировать обратный процесс.

Что именно имел ввиду Айрис было понятно без объяснений.

Даже научиться входить в боевую форму частично - уже довольно высокий уровень, а контролировать "выход" из нее - тем более.

Азар склонился над телом Мора. Черные глаза с печалью смотрели на бывшего Повелителя.

Когда Лейрис подошел к нему, он повернулся и сказал:

- Я же говорил, что игла нам еще пригодиться.

Признаться, до этого момента Лейрис и забыл, что в день побега зарядил иглу в арбалет, чтобы безопаснее было. Не таскать же ее просто так?

Рейган с Айрисом уже защелкнули черные браслеты на запястьях поверженных Темных.

Эйрин, который уже пришел в себя, оглядел всех и, обняв невесту за плечи, сказал:

- Похоже, нам здесь больше нечего делать?

Хана радостно кивнул и ответила:

- Идем домой?





Темный Мир. Спустя две недели.



Я сидела на ступенях перед входом в Цитадель.

Улизнуть отсюда нам сразу не удалось, так что мы порядочно задержались.

Сначала было маленькое восстание среди стражей, которое погасили без меня, потому как я опять все проспала. Потом мы помогали наводить порядок в Долине.

Потом нас попросили быть почетными гостями на церемонии "коронации" Эйли, которая будет сегодня вечером.

Сейчас, вспоминая события двухнедельной давности, я пришла к одному интересному выводу - не могла я тогда в Мора попасть, не могла и все. И что-то мне подсказывает, что я знаю, кто мне в этом помог, но говорить я ему ничего не буду, раз уж он предпочел скромно молчать.

За спиной раздались шаги и, обернувшись назад, я увидела Эйрина.

Дорогой жених присел рядом со мной и сказал с улыбкой:

- Как дела?

Я вздохнула и ответила:

- Хорошо. Только знаешь что?

Эйрин посмотрел на меня.

-Ммм?

- Что-то мне подсказывает, что не прошла я Крещение, время-то уже вышло, верно?

Одну неделю я потратила с пользой - высчитывала, сколько времени у меня осталось. В конечном итоге я пришла к выводу, что нисколько - все Крещения я прошла раньше, а это значит, что и последнее я должна была пройти раньше. Учитывая разницу во времени, мне сейчас примерно восемнадцать с половиной - в этом Мире мы пробыли целый месяц, в Среднем Мире мы потеряли год.

Я удрученно вздохнул и посмотрела на Эйрина.

Мне очень хотелось пройти это Крещение, но тут уж ничего не поделаешь. Возможно Боги дадут мне второй шанс?

Эйрин загадочно посмотрел на меня и сказал:

- Можно проверить.

Интересно, и как мы это сделаем? Отправимся в Мир Светлых Богов и возьмем их за грудки?

Эйрин меня удивил - протянул руку к цепочке, висевшей у меня на груди и дернул ее.

Цепочка лопнула, а Эйрин начал пристально рассматривать бирку.

Спустя мгновение он улыбнулся и показал бирку мне.

Я пожала плечами, имя свое я уже видела – оно написанно на гладкой металлической поверхности.

Эйрин улыбнулся еще шире и перевернул серебристый прямоугольник.

На обратной стороне бирки красовался цветок, который я узнаю даже после смерти.

Некоторое время я пыталась осознать, какое же второе имя мне дали Боги.

Лучше бы я этого не делала. Потому что, как только я прокрутила у себя в голове встречу с каким-нибудь уважаемым мною врагом, которому должна буду назвать свое второе имя, а вслед за ним - первое, меня начало в буквальном смысле распирать от хохота.

Отсмеявшись я подняла лицо наверх и, добавив в голос как можно больше иронии, сказала:

- Спасибо!

Хотите верьте, хотите - нет, но в голове моей прозвучал не менее ироничный голос который произнес:

- Не за что.

Эйрин поднялся и подал мне руку.

- Поздравляю.

Я кивнула и сказала:

- Только не говори никому мое второе имя, хорошо?

Эйрин пожал плечами и ответил:

- Как хочешь.



В тот же вечер.



Во дворе перед Цитаделью собралась толпа.

Демоны и Боги с надеждой смотрели наверх. Туда, где стоял Азар Отступник с маленькой девочкой на руках.

Рядом с Темным стоял предводитель повстанцев - Керк.

Керку во время недавних событий сильно досталось - когда он вступил в бой со стражем, тот лишил его одной руки. Несмотря на это, глаза молодого Бога светились счастьем.

Азар поставил Эйли на широкие перила и сказал ей:

- Повторяй за мной.

Девочка сдержанно кивнула.

- Клянусь защищать вас и быть хранителем традиций! Отныне и до конца времен!

Как только ритуальная фраза была произнесена, внизу послышались радостные возгласы, переросшие в рев.

Бледно-голубой свет местного солнца заиграл в камнях маленькой короны, надетой на голову девочки.

Корона засияла словно маленькое солнце и девочка радостно рассмеялась.

Звонкий смех поднялся к самому куполу пещеры и осыпался вниз золотым дождем.

На хмурых лицах появились робкие улыбки. В Темный Мир вернулась надежда.



***

Отец смотрел в водную гладь.

Там, в самой глубине он видел маленькую девочку с золотыми, как солнце, волосами.

Любимый сын поддерживал ребенка и грустно смотрел наверх.

Сегодня Азар заключил с Отцом договор.

Отныне он будет жить среди людей, лишенный своей божественной силы.

А потом...потом он вернется в Темный Мир. Таково было его желание.

Отец отвернулся и пошел прочь от лесного озера.

Когда-то здесь часто сидели его дети, их счастливый смех звенел над поляной, возносясь к самым небесам и даря счастье.







Когда-то в начале времен.



Отец стоял на берегу Реки Забвения. С одной лишь целью он спустился сюда - вернуть надежду тем, кто ее потерял.

Рядом с Отцом стояли другие Боги, каждый из них держал в руках семена волшебных цветов.

Цветов что заживляют любые раны, даже сердечные, что лечат любые недуги, даже болезни души и самое главное - расцветают даже в самом темном мире.

Отец сел на колени и опустил руки в черную воду.

Поток подхватил семена, неся их вперед.

Склонив голову в молитве, Отец закрыл глаза. Рядом с ним на колени опускались молодые Боги.

Спустя какое-то мгновение черная Река стала прозрачной - белые семена изменили цвет вод.

Отец поднялся и посмотрел вдаль.

В миллионах миров живые потеряли надежду. Сердца их превратились в камень, а души зачерствели. Сколько их таких?

Отец отвернулся и пошел прочь.

Придет время и воды Реки выкинут семена на почву и тогда к живущим вернется надежда.

Уже сейчас Миру поселились в чьих-то сердцах, раскрывая лепестки навстречу тому светлому и доброму, что есть в душе.

И пусть таких еще мало и пусть они еще совсем дети, но придет время и Миру расцветут везде и повсюду.

Ведь даже в самом черном сердце может распуститься цветок надежды.





Праздник отгремел и мы торопливо засобирались домой.

Азар, как оказалось, пойдет с нами. Поначалу он и Эйли хотел взять с собой, но тут ему помешал Керк, сказав что негоже будущей наследнице покидать свой Мир надолго.

После ожесточенного спора они решили, что Азар будет периодически забирать Эйли в Средний Мир, потому как она еще ребенок и солнца не видела, да и вообще много чего не видела.

После свержения Мора в этом Мире произошли прямо-таки радикальные изменения.

До того самого дня, когда Эйли станет достаточно взрослой, дабы исполнять обязанности Владыки , Темным Миром будет управлять Совет, в который вошли Керк, Руд, Лед и еще какие-то личности, которых я не знала.

Все, кто пожелал вернуться в Мир Светлых Богов заключили договор с неким Отцом (как потом мне объяснил Азар - это самый главный среди Богов. Я так поняла это он с моим вторым именем пошутил) и были лишены сил. Еще вчера они все ушли по Реке в Средний Мир, где будут творить добро и искупать грехи, а после этого их примут в Светлое Царство.

На Айриса нацепили браслет, потому что силы он свои восстановил, и теперь так легко по Реке не уйдет. Вот мне интересно, Рейган же тоже маг, он-то как сюда попал?

Когда мы уже собирались уходить, к нам подошел Азар с походной сумкой и Безымянным.

Я немного удивленно на Азара уставилась, потому что странно это - не гостинцев же на дорожку собрал?

Азар смущенно улыбнулся и сказал:

- Взял самое необходимое.

Эйрин хмыкнул, а Айрис радостно закивал:

- Хорошо, книги есть?

Азар радостно улыбнулся и кивнул.

Я посмотрела на щенка (который теперь больше на лошадь похож, чем на собаку) и сказала:

- А он?

Азар погладил Безымянного и сказал:

- Он со мной.

Ну ладно, с тобой так с тобой.

Безымянный, кстати, теперь вожак собственной стаи. От Белой ему довольно сильно досталось, но он не жаловался, настоящий воин, одним словом.

Спустя примерно полчаса мы оказались на берегу Реки.

Я громко сглотнула.

Во-первых помню я то безумное состояние, когда по Реке плывешь. Во-вторых страшно немного - там у всех год прошел, а у меня - месяц.

Интересно, я постарела или нет?

Киш наверное уже женился, а может даже внуков женить успел.

Пока я раздумывала лезть мне в воду или нет, Эйрин решил все за меня - прыгнул в черную воду, а учитывая то, что я в этот момент держала его за руку, то в воду мы полетели вместе. Темная вода окутала меня, тело погрузилось глубже, ощущая уже знакомую невесомость. Я закрыла глаза и покрепче обняла Эйрина. Если уж сходить с ума - то вместе.





Империя Ардейл. Черный Замок.



Рашна сидела в саду, рассматривая новый фонтан.

Черный Замок совсем недавно восстановили и теперь здесь все было намного лучше и красивее, чем раньше.

Император даже уступил требованию супруги и повелел установить фонтан. Императрица поднялась и подошла ближе.

Искусная, практически ювелирная работа – изящная статуя девы, держащей на плече кувшин, из которого изливался водопад.

В воде плескались маленькие рыбки, наблюдать за которыми было очень весело.

Рашна выпрямилась и посмотрела на заходящее солнце.

Дорогие сыновья не давали о себе знать уже год, ну их-то Рашна понять могла - молодые да неопытные, но вот Эйрин куда смотрит?

Императрица нахмурила черные брови и немного сердито покачала головой.

От мыслей ее отвлекла рыбка.

Рашна с удивлением посмотрела вниз - как такая маленькая рыбка могла так высоко подпрыгнуть?

Несчастная рыбешка лежала на земле, в луже воды. Рядом с ней лежали ее товарки, обреченно стуча хвостами по земле.

Зато в самом фонтане сидел Эйрин, на коленях у которого сидела Хана.

Рашна застыла в изумлении, а девушка улыбнулась и сказал:

- Привет Рашна! Давно не виделись!







Рейган медленно плелся, отжимая на ходу волосы.

Надо же куда его закинуло - в бочку. Да не просто в бочку, а в ту самую, в которой кузнец остужал подковы. Как раз тогда, когда там оказался Рейган.

После встречи с ней, на лбу принца образовалась ярко-красная шишка и дело тут не в том, что подкова была горячая - как раз наоборот.

Просто кузнец какой-то нервный попался - как только бочка развалилась, не вместив в себя мощное тело воина, как кузнец тут же приложил второго принца подковкой по лбу.

Правда разглядев на голове гостя рожки, кузнец тут же бухнулся на колени, рассыпавшись в извинениях. Но сделанного не воротишь - подкова хорошо сделала свое дело.

Когда мокрый Рейган вышел к центру столицы из окна одного из домов выскочил мокрый Айрис.

Братец задрал кафтан повыше и сиганул вниз.

Вслед ему полетела мочалка, полотенце и таз.

Когда Айрис приземлился на землю, обводя пространство вокруг безумным взглядом, Рейган подошел к нему, буквально умирая от зависти.

- Тебя куда занесло?

Айрис откашлялся и, густо покраснев, сказал:

- В ванную.

Рейган даже не попытался подавить завистливый вздох.

Айрис сделал чопорное лицо и ответил:

- Там мужик купался.

Второй принц захохотал и проявил хозяйственность, подобрав таз.

- Зачем тебе?

Айрис мрачно посмотрел на брата. Тот широко ухмыльнулся и ответил:

- Эйрину на свадьбу подарим.





Когда Алин открыл глаза, он понял, что кто-то деловито натирает ему голову.

Сняв с лица пену, лейтенант осознал, что сидит в корыте и судя по всему его приняли за тарелку.

Посудомойка с немым вопросом смотрела на лейтенанта, прекратив мылить его волосы.

Алин вылез из раковины и галантно поклонился девушке.

- Благодарю, дальше я сам.

Сказав это Алин направился к выходу.

И как его в корыто занесло?





Лейрис вынырнул в пруду.

Поплавав немного и выловив из воды Азара, он вылез на берег.

В просвет между деревьев был виден Черный Замок, чему Лейрис обрадовался несказанно - так близко вынырнуть, это же просто подарок судьбы.

Темный сидел на берегу, хмуро озираясь. Пес бегал вокруг, хватая на лету бабочек и мошек.

- Пойдем?

Темный поднялся и кивнул.

Когда они добрались до замка, то первыми на кого они наткнулись были Рейган с Айрисом, а со стороны здания к ним приближался Алин.

Айрис заметил мать, стоящую у фонтана, и поспешил к ней.

Императрица что-то говорила фонтану.

Видимо тот чем-то вызвал ее неудовольствие.

Подойдя к фонтану вместе с Айрисом, Лейрис увидел, что отчитывает Рашна не фонтан, как он предположил сначала, а сидящего в нем Эйрина.

Вид дорогого дядюшки доставил Лейрису ни с чем не сравнимое удовольствие - Эйрин сильно покраснел, даже уши стали красные, глаза скромно потуплены вниз, руки судорожно вцепились в кафтан.

Рядом с Рашной стояла Хана и с искренним сожалением смотрела на Эйрина.

- Разве так делают, мой дорогой Эйрин?

Айрис печально посмотрел на лейтенанта.

Если Императрица назвала кого-то "мой дорогой" - самое время бежать без оглядки.

Мать и в самом деле была немного недовольна.

Старший принц посмотрел на мать и сказал:

- А в чем дело-то?

Рашна с укором взглянула на старшего сына и сказала:

- Ну кто так невесту сватает, а? А как же традиции?

Рашна сердито покачала головой и сказала, обращаясь к Эйрину:

- Возвращайся в свое поместье и подготовься хорошенько. Через неделю придешь сватать невесту. Только родителей ей найдем.

- Я согласен!

Алин уже подошел к ним и, с широкой улыбкой, смотрел на Эйрина.

Рашна кивнула и ответила:

- Вот и решили. Пойдемте.

Императрица потянула Хану за руку и направилась в сторону Замка.

Эйрин тяжело вздохнул и огляделся по сторонам. Как раз в этот момент к ним подошел Рейган.

Посмотрев на растерянное лицо Эйрина, он, с деланным смущением, сказал:

- Вот, вообще-то на свадьбу хотел отдать, но тебе я вижу прямо сейчас надо.

Сказав это, он протянул лейтенанту таз, который был принят без возражений. Видимо перспектива сватать "как положено" Эйрина напугала до потери разума, потому как он тихо пролепетал:

- Спасибо, это самый лучший подарок, какой только можно пожелать.

Лейрис помог дядюшке выбраться из фонтана и сказал:

- Ну что, пойдем готовиться?

Эйрин обреченно кивнул и ответил:

- А у меня есть другой выбор?

- Можно просто выкрасть невесту.

Азар нагло ухмылялся, за что получил от Рейгана тычок в бок.

Эйрин с тоской посмотрел на таз и ответил:

- У Алина украдешь, как же.

Айрис покачал головой и сказал:

- Зато у тебя есть время подготовиться.

Эйрин обреченно кивнул.

Да, у него есть время на то, чтобы заучить ритуал до последней мелочи. И видят Боги, именно так он и поступит.

Нет ничего, с чем не справиться воин, тем более – мастер-наставник!

Спец. глава. Репетиция


Империя Ардейл. Священная Акадэмия Хикар. День первый.



Я сидела в своей комнате и таращилась в потолок.

Рядом валялся постаревший Киш – глаза слепо щурятся, потому как очки он где-то потерял. Видать память на старости лет подводит. Седая борода мягким ковром лежит на полу, достигая двери, вставная челюсть в стакане под кроватью. Шучу конечно.

За год моего отсутствия Киш вырос, возмужал, обзавелся погонами и фуражкой (это тоже шутка) и вообще он теперь – первый парень на деревне.

Рашна была так добра, что отпустила меня в Акадэмию, которая теперь считается моим вторым домом, а Алин – мой папка.

Мне вот интересно, он меня на десять лет всего старше, это нормально, что он папаней будет?

Со дня нашего возвращения прошло уже два дня. В гости к нам пожаловала Эйли, которая не захотела сидеть в Темном Мире и ее забрали в Замок. Как оказалось, Рашна давно хотела дочь, но Боги наказали сыновьями (надо узнать, в чем она перед Богами провинилась, чтобы самой ни-ни), так что Эйли теперь в замке наслаждается жизнью любимой дочери.

А меня замучил вопрос – мы разве репетировать ничего не должны? Да и романтики хочется, прям свет не мил стал.

Я встала и начала нарезать круги по комнате.

Так...ну это понятно, что романтики у меня нет, потому как веду я себя не так, как положено нормальной девушке.

А как положено вести себя нормальной девушке я не знаю, потому что кроме Алиски ни с кем не общалась. Надо срочно восполнить сей пробел в знаниях, потому что сердце и нежная девичья душа требуют романтики.

Я кивнула сама себе и потопала искать помощника.

Кстати, забыла сказать – Сер тоже прошел Пятое Крещение и его зачислили в отряд Рейгана. Делл на радостях даже лук сломал – сказал жертва Богам.

Надеюсь Сер расскажет мне, чего он такого выдумал, а то любопытство меня заест.

Так...с кем бы посоветоваться? Девушек в Акадэмии как не было – так и нет. Кроме того, кто лучше мужчины скажет, как должна себя вести настоящая женщина?

Придя к такому выводу, я потопала в Административный корпус, где должен был быть Алин.

Алин действительно оказался там, в компании Сейла.

Ах да, мы пока отсутствовали, в Акадэмию набрали новичков, которых без усердия Эйрина осталось значительно больше. Ничего, сейчас мы со всем тут разберемся и тогда...

“Папаша” ободряюще на меня посмотрел и сказал:

– Ты что-то хотела?

Я кивнула и немного смущенно посмотрела на Сейла.

Сейл тоже вытянулся, похорошел, да и форма лейтенанта ему к лицу. Одна я как была гномской девочкой, так ею и осталась. Ну да ладно, скажу, что стопталась.

– Говори, не стесняйся.

Угу...не стесняйся. Знал бы ты, чтоя спросить хочу...

Я откашлялась и села на стул. Возвела глаза к потолку и пробормотала:

– Видишь ли дорогой папочка, тут такое дело...

Алин, выражая жгучий интерес, подался вперед и ободряюще мне покивал. Это видимо, чтобы я не смущалась.

– Говори-говори, я слушаю.

Я покраснела и сказал:

– А мы разве репетировать ничего не должны? Да и романтики хочется...

Я вжала голову в плечи, потому что глупо такие вещи говорить, сама знаю.

Сейл сдавленно крякнул и поднялся.

– Я, пожалуй, вас покину.

Алин пристально посмотрел на Сейла и кивнул.

Как только дверь захлопнулась, Алин сказал:

– И что же ты хочешь от меня?

Я опустила голову и промычала:

– Я не знаю, как себя девушки ведут...

У меня по-моему даже уши красные стали, от такого признания.

Алин выпрямился и задумался.

Потом поднялся и вышел.

Пока я его ждала, уши мои начали пульсировать и я задумалась над тем, что возможно стоит от них избавиться, а то мало ли в засаде сидеть надо будет? Я же всех нас выдам.

Алин вернулся с толстой книженцией в руках и протянул мне.

– На, почитай.

Я с легким недоумением посмотрела на "папаню" и сказала:

– Это что?

Алин немного засмущался и ответил:

– Мммм...роман.

Оооо...кто бы мог подумать, что лейтенант почитывает такоена досуге?

Видимо лицо мое много чего выражало, потому что Алин, прочистив горло, сказал:

– Ээээ...это не моя.

Угу...тебя подставили злобные демоны.

Я поднялась и, кивнув Алину на прощание, пошла к себе.





Когда Хана вышла из кабинета, я направился в библиотеку, где засел Эйрин.

Бедняге надо выучить обряд сватовства, так что к нему сейчас не придерешься.

Когда я вошел в комнату, Эйрин расхаживал туда-сюда с книгой в руках.

– Эйрин, – я, как истинный отец, желающий счастья своей дочери, строго посмотрел на лейтенанта.

Он оторвал глаза от книги и устало посмотрел на меня. Под глазами залегли темные круги, вообще он был на редкость бледен и печален.

Хорошо, сейчас расслабиться.

– Что?

Я облокотился на краешек стола и задумался.

Вот как сейчас этому теоретику объяснить, что от него требуется?

– Ты за девушками ухаживать умеешь?

Бедняга погрузился в раздумья и, спустя какое-то время, покачал головой.

– Нет, а что? Мы это по-моему уже обсуждали.

Я вздохнул и ответил:

– Прежде чем девушку сватать, надо за ней поухаживать. Они же вообще странные – им романтики надо.

Эйрин кивнул мрачно и сказал:

– Да, я помню что они странные. Что ты предлагаешь?

Так как желания объяснять ему, что от него требуется у меня не было, я сказал:

– Собирайся, сходим в гости.

Моя дорогая Агнесса как раз приехала навестить свою матушку в Лотар, вот с ней пусть и пообщается.

Мы покинули Акадэмию и направились в Лотар.





Империя Ардейл. Лотар.



Я плелся рядом с Алином.

Вот уже два дня как я зубрю этот обряд, без сна и отдыха. Главное ничего не перепутать, а то Алин, как отец может мне невесту просто не отдать. Бывало и такое.

И как я сам не подумал, что надо устроить это пресловутую "романтику"? А ведь слышал уже об этом.

Я тяжело вздохнул и гордо расправил плечи.

Воин не откажет девушке, тем более – своей невесте.

Когда мы добрались до Лотара, Алин потянул меня в один из жилых кварталов.

Мы остановились перед небольшим белым домиком и Алин постучал в дверь.

Нам открыла молодая девушка.

Копна рыжих волос водопадом падала на спину, ярко–синие глаза с нежностью смотрели на Алина.

Алин взял девушку за руку и сказал:

– Моя невеста – Агнесса.

Я поперхнулся.

Не знал, что у Алина невеста есть. Да не просто невеста, а дочь Ааш'э'Сэй, хотя и не чистокровная.

Ааш'э'Сэй легко отличить от людей, нам во всяком случае, так же как люди узнают людей. Сказать по правде, в последнее время браки между нашими расами заключаются все чаще, если так продолжится, в скором времени останется одна раса – Ааш'э'Сэй.

Я поклонился и представился.

Зачем меня Алин сюда притащил? Показать, что я не один такой счастливчик?

Агнесса пригласила нас войти и, посмотрев на Алина, сказала:

– Вы что-то хотели?

Алин кивнул и ответил:

– Да. Нам нужен совет.

Девушка мило улыбнулась и ответила:

– Какой именно?

– Объясни ему, каким должен быть мужчина-романтик.

Агнесса удивленно похлопала ресницами и пролепетала:

– Хорошо, если ты так просишь...





Империя Ардейл. Священная Акадэмия Хикар.



Так...что тут у нас?

Я развалилась на полу, положив ноги на престарелого Киша и листала книгу Алина.

Книгу я не читала полностью, только самое важное и диалоги.

А диалоги почитать стоило.

К примеру, леди Франсуэлла (это главная героиня) беседует с рыцарем Лестабониеном (я бы повесилась, если бы моего жениха так звали. А детям-то как не повезло...отчество ни в жизнь не выговоришь):

Ах...что же вы...– Франсуэлла бессильно опустилась на стул, в глазах застыли слезы. Тонккие пальцы теребят платок с вышивкой, из-за которого и вышел весь спор.

Нет-нет! Что Вы, моя прекрасная Франсуэлла, дама моего сердца, свет очей моих, глоток чистой воды, звезда, упавшая с неба...

Дальше он перечисляет еще кучу вещей – посуду, предметы обстановки, города, небесные светила, растения, драгоценные камни и прочее. Кстати, я бы огорчилась, если бы меня сравнили со скатертью, даже если имелась ввиду белизна моей кожи. На основании этого Франсуэлла приходит к выводу, что зря упрекнула рыцаря, а может просто инстинкт самосохранения дал о себе знать.

Я захлопнула книгу, потому что дальше читать не могла.

По всему получалось, что женщина должна падать в обморок при виде комара, застенчиво хлопать ресницами и реветь навзрыд, при малейшем признаке грубости или непочтения.

Тут же представила себе, как реву, проклиная свою горькую судьбину и вырывая волосы клоками, из-за того, что на пальце наверняка останется шрам от укола иголкой.

Или порезав палец, начинаю вопить, что вот-вот умру.

Я положила книгу на кровать и встала.

Ладно, если таки себя ведут настоящие девушки, побуду именно такой. Один денек можно, я думаю.

Теперь осталось привести себя в порядок и можно пойти искать Эйрина.



Империя Ардейл. Лотар.

Я смотрел на Агнессу и был очень доволен.

Моя дорогая невеста предложила провести репетицию сватовства – тут вам и романтика и польза.

Я с улыбкой посмотрел на Эйрина.

Давай-давай, сейчас повеселимся...

Эйрин задумчиво смотрел в потолок и что-то тихо шептал.

Я кивнул и поднялся.

– Спасибо, дорогая. – Чмокнул Агнессу в щеку.

Моя красавица зарделась и опустила глаза в пол.

Я потрепал ее по рыжей макушке и сказал:

– Ты кстати не хочешь девочке помочь?

Агнесса в растерянности посмотрела на меня и ответила:

– Я бы с радостью, но я сегодня должна вернуться в Сейн, меня там уже ждет одна невеста...

Я вздохнул и кивнул.

Клиенток у Агнессы пруд пруди, она делает прически и раскрашивает невест перед свадьбойю

– Ну...хотя бы прическу ты ей можешь сделать?

Девушка кивнула и я ее обнял

Эйрин поднялся с места и сказал:

– А как репетиция проходить будет?

Бедняга, видок у него сейчас такой, что я пришел к выводу, что это действительно хорошая идея – устроить репетицию. А то как бы он в обморок не хлопнулся, когда в самом деле за невестой придет.

– Так...ну давай отрепетируем все. Что там у нас?

По традиции, невесту сватают в течении трех дней, первый день – как бы ухаживание. Жених приходит к дому невесты, поет под окном, читает стихи о ее красоте и так далее. Кто это придумал – я не знаю, но традиция Древняя.

Второй день – жених приходит в дом невесты и знакомится с родными.

Тут он должен показать каким мужем он станет. Родители устраивают ему всякие испытания, приглядываясь к нему и решая, отдать дочь или нет.

Если жених подходит не только невесте, но и ее родителям, на третий день его зовут в дом снова, он приносит выкуп