Book: Влипла! (завершено)



Наталья Я


Влипла! (завершено)




Влипла!




Глава 1


Из коей становится ясно, что везение везению рознь, а масло точно масляное



Начало у истории было вполне себе приличным и очень даже многообещающим. В компании я проработала где-то уже порядка месяца, когда шеф изъявил желание взять меня в командировку в Сочи, на заключение контракта. Кто откажется, пусть и зимой, слетать за счёт компании в город-курорт, посмотреть на море? Естественно только дура, или дурак. Меня, наивную глупышку, не удивило то, что шеф почему-то выбрал неопытную, только-только закончившую ВУЗ девчонку, а не кого-то более матёрого.

Полгода после диплома я подыскивала место работы, перебирала все возможные варианты. И в результате, вместо того, чтобы работать по специальности -- экономистом, как-то незаметно для самой себя устроилась торговым представителем. Ну не хотели меня брать без опыта работы на другие должности. Нет, всякие секретарь-делопроизводитель, офис-менеджер и тэдэ, ждали меня с распростёртыми объятиями. И эти позиции объединяли в себе такое море обязанностей, что мне грозило в них утонуть, притом получая за это гроши. А вот экономистом меня хотели видеть только в паре фирмочек, одна из которых находилась где-то в подвале, на отшибе, а другая явно готовилась к банкротству. Туда можно было идти хоть главбухом. Вот только даже глупая я, почуяла что дело нечисто, и предпочла расписанную яркими красками альтернативу, помноженную на золотые горы. Пусть и не по специальности работать пришлось. Решила для себя, что сначала опыта работы наберусь, денег поднакоплю на самостоятельную жизнь, а там можно будет попробовать ещё раз с дипломом наперевес побегать туда, да сюда.

Вникание в нюансы торговли и сложности работы менеджера-продажника, пока плохо мне давались. Сказывались отсутствующий опыт работы и неумение дать клиентам быстрый и внятный ответ по проблеме, а их возникало предостаточно. Не те качества, которые нужны при работе торговым представителем. Но я не унывала, свято веря, что вот ещё чуть-чуть и умение продать эскимосу снег в тундре, в разгар зимы, само собой откроется, как второе дыхание. И энтузиазм вспыхнул ещё больше, когда мне сказали паковать вещи и собираться в Сочи, на полтора дня.

Прилетели в Адлер мы утром пятницы, обратно улететь должны были в субботу после обеда. Сразу по приезду, добравшись до гостиницы и потратив на это где-то около часа, вместе с шефом отправились на переговоры. Биг босс провернул сделку довольно быстро, за полтора часа, а после прямым текстом предложил отпраздновать это дело в гостинице. В его номере, шампанским и приятным да полезным сексом. А иначе... Умная я, не стала бить шефа по мордасам, просто расплылась в глупой улыбке и предложила перенести праздник на попозже, мол дела есть в городе. Срочные и неотложные. Документы родственникам нужно передать. Важные очень-очень. Еле-еле отмахалась от предложения помочь с этим делом, пообещала вечерком вернуться и была такова.

По набережной я гуляла уже часа два, а светлых идей, как избежать секса с начальством и работу не потерять, не возникало. Нет, банальный клофелин никто не отменял, и его заменители тоже. Только страшно было до жути, клофелинщица вроде не мой профиль. А тут хочешь, не хочешь, а придётся ступить на этот скользкий путь. Вот и тянула с возвращением в гостиницу как могла, проклиная тяжеленный ноут, мешавшийся мне в этой прогулке. Надо было технику шефу спихнуть, подержал бы у себя, ничего бы не случилось, а мне всё легче гулять. И руки бы так не устали, и думалось бы легче.

Промёрзнув намертво, устав любоваться на "забетонированное" и бушующее море, поднялась по первой попавшейся улочке выше. Вроде там не так сильно ветер дул. Брела в сапогах на высоченной шпильке, цокая каблучками по плитке тротуара, и мысленно злилась ещё и на себя, за этот парад. Можно было и в джинсе, и в кроссовках ехать. Думаю, шефу без разницы, что на мне надето, раз конечная цель -- я без одежды, и даже белья. Ню - наше всё, особенно в приобретение профессионализма.

Поворачивала, куда глаза глядят, выискивая взором вывеску аптеки. Найдя искомую, нырнула вовнутрь помещения. Купила снотворного, потопталась на крылечке, и продолжила путь в никуда. Не помешало бы укромное местечко, где можно было бы более подробно ознакомиться с инструкцией к лекарству, дабы понять, какую дозу в шампанское добавить придётся, чтобы ню не стало явью, а осталось только мечтой шефа. И чтобы статья за умышленное убийство, из-за передоза препарата, тоже осталась в области фантастики и с реальностью никак не состыковалась.

Наступив на одну из плиток, которыми был вымощен тротуар, выматерилась. Громко и со вкусом. Плитка расшаталась и преподнесла мне гадостный сюрприз, облила грязной водичкой, и не хило. Всё что копила с последнего дождя под собой, не иначе, подарила бедной мне. Оглядевшись, сделала пару шагов к магазинчику, над которым гордо красовалась вывеска "Лавка Буорони", в надежде на то, что там найдётся хоть что-нибудь подходящее для того, чтобы оттереть пальто и сапоги. Толкнула дверь, заглядывая в полумрак магазина, прищурилась оглядываясь, и сделала шаг вовнутрь. Так сходу не удалось определить, есть искомое или нет.

Спустившись по лесенке в пять ступеней, окинула взглядом помещение и разочарованно вздохнула. Даже завалящего полотенца не продавалось. Гадальные шары, денежные деревья, пирамидки, чётки, благовония, маски а-ля Полинезия, а по факту мадэ ин гастарбайтер, книжки по оккультным наукам и прочая чушь, заставившая меня поморщиться. Набор шарлатана мне был без надобности, потому я развернулась на сто восемьдесят градусов и собралась поискать что-нибудь более подходящее.

- Ах, какая красавица! - кто-то восторженно ахнул у меня за спиной. - И чего же изволит такая потрясающая девушка? Могильной землицы? Заряженной воды?

- Оставьте это для своих постоянных клиентов, - фыркнула я, повернувшись. - Какой-нибудь Кашпировский, может, и оценит. А мне нужнее сейчас салфетки. Карты Таро, думаю, не ототрут грязь с моего пальто.

- Есть салфетки. Для такой красивой девушки найдётся всё что угодно, - угодливо ответил старичок, стоявший за прилавком.

- Есть? - тут же передумала уходить, и приблизилась к прилавку. - Сколько?

- Для такой красивой девушки бесплатно... Почти, - ухмыльнулся старичок, протягивая мне маленькую упаковку влажных салфеток.

- Спасибо, не надо, - тут же сориентировалась в ситуации и попятилась назад.

- Мне нужна услуга, - и не подумал смущаться или комментировать мою попытку ухода старичок. - Мне необходимо отлучиться на двадцать минут, присмотрите за лавкой.

- А что вам мешает просто закрыть дверь? - фыркнула в ответ.

- Должен вернуться мой внук, - спокойно ответил старичок. - Ключей у него нет, а моё дело срочное.

- Подождёт ваш внук, - не поддалась и на это объяснение.

- Болеет, паршивец, и всё равно сбежал на свидание. Как бы воспаление лёгких не заработал. Не хочется держать его на улице лишний раз. Беспокоюсь за него. Присмотрите? - улыбнулся старикашка и поправил круглые очки на переносице.

- А если кто-то придёт и захочет что-нибудь купить? - попыталась придумать вежливую отмазку.

- Ценники есть, да и потом, можете предложить покупателю пока выбрать и подождать хозяина. Ну так как? Согласны? - спросил ещё раз старичок.

- Хорошо, - неуверенно ответила, больше причин для отказа в голову не приходило.

Да и не казалось сложным посидеть в магазинчике, дождаться неизвестного мне внука или владельца лавки, а потом уйти. Как раз минут за двадцать пальто и сапоги ототру. Да ещё и отогреюсь чуток.

- Вот и отлично, - обрадовался старичок, нагнулся, подхватил что-то из-под прилавка, открыл маленькую дверку под ним, и выскользнул наружу.

Покряхтывая, протащил мимо меня тяжеленный и огромный чемодан, из старых таких, начала прошлого века, быстро засеменил к выходу, по пути всучил мне салфетки, в рекордные сроки преодолел пять ступеней, ведущих к двери и выскользнул наружу. А я стояла, хлопала ему вослед глазами, не понимая, что за дело может быть с таким чемоданом. Контрабанда? Сало родственникам? Соленья-варенья? Или чей-нибудь труп?

Тряхнув волосами и сбросив с себя оцепенение, вызванное недоумением, с трудом нашла на прилавке свободное местечко и пристроила туда сумку с ноутом. Сняла пальто и присела на стул, стоящий у прилавочка и ближайшие минут десять была потеряна для окружающей действительности. Уж очень увлёк меня процесс оттирания пятен на светло-голубом пальто.

Разобравшись с одеждой и сапогами, переключилась на снотворное. Изучила инструкцию вдоль и поперёк, определилась с количеством таблеток, но само превращение их в порошок отложила до гостиницы. Не сразу же шеф в свой номер потащит, будет время подготовиться. Душем там отмазаться и приведением себя в порядок.

Завершив и с этим важным делом, стала с нетерпением поглядывать на вход в магазин. Владелец так и не соизволил появиться, а время его ухода я не засекла, потому вынуждена была теперь гадать, сколько минут прошло. Зато, начав нервничать, постоянно, почти не отвлекаясь, глядела на циферблат часов, ожидая, когда же явится хоть кто-нибудь. Прошло минут десять. Потом пятнадцать. Потом двадцать. Потом полчаса. Я уже зло притопывала ногой по деревянному полу и барабанила пальцами по прилавку. Потом не выдержала, прошлась по периметру небольшого магазинчика. И ещё кружок, и ещё один. Ещё через двадцать минут пришло понимание, что мне не помешал бы туалет. Ещё через полчаса, что он просто жизненно необходим, и есть опасность наделать дел прямо здесь и сейчас. Поколебавшись, нашла дверку, через которую выходил из-за прилавка старичок, открыла её и нырнула вовнутрь.

Приплясывая, открыла дверь, скрывавшуюся между стеллажами. А там принялась заглядывать во все комнаты подряд. Искомое нашла быстро и через пять минут выплыла из туалета вполне себе счастливая и способная более здраво мыслить. И что-то мне не нравилось такое долгое отсутствие и посетителей, и самого хозяина. Во что я влипла с этими влажными салфетками и приглядыванием за магазином? Ограбление? Убийство? Похищение? Контрабанда? На душе было муторно и беспокойно, и я выскользнула из-за прилавка, окинула мрачным взглядом магазинчик, накинула пальто, подхватила ноутбук и собралась делать ноги. Ну их этих владельцев. Сами придут и разберутся. Мы договаривались на двадцать минут, и если теперь кто-то разграбит тут что-нибудь, из-за того, что присмотреть некому, то это не мои проблемы.

Поднялась по ступенькам, решительно открыла дверь и вышла наружу. Сердито оглянулась на магазин и вывеску, сделала несколько шагов по улице и замерла на месте, пытаясь понять, что меня смутило. Ещё раз обернулась и вслух произнесла: "Мать-перемать!" Дрожащей рукой потёрла лоб, зажмурилась, надеясь, что мне мерещится, а потом снова открыла глаза. Вывеска, гласившая: "Лавка Скамейкина" никуда не девалась.

Тут следует сделать отступление и поведать, что зовут меня Ольгой Скамейкиной, и я никак не ожидала увидеть свою фамилию в столь оригинальном исполнении на вывеске чужого магазина.

- Мать... - произнесла снова.

На большее была не способна, меня просто переклинило. Стояла, смотрела, и не в силах была сдвинуться с места.

- Твою мать! - добавила с чувством ещё раз, попробовав отлепиться от мостовой и уйти, наконец.

Но ноги двигаться не хотели, а глаза всё так же гипнотизировали надпись. Мозг же отказывался здраво мыслить. Из головы вылетели даже воспоминания о том, какие неприятности меня ждут в гостинице, так заворожила вывеска своей оригинальностью. Впрочем, не только меня. В себя пришла тогда, когда какие-то туристы заржали в голос, совсем рядом, под ухом. А потом принялись фотографироваться на фоне магазина. И даже захотели войти и что-нибудь купить на память. И я смогла наблюдать, как безуспешно молодой парнишка подёргал за дверь, убедился, что заперто, и пацаны, шумной гурьбой, отправились дальше, вверх по улице. Чувствуя, как дёргается веко, развернулась оловянным солдатиком, как по команде "Кругом!" и, печатая шаг, отправилась вслед за ними.

Строевым шагом баловаться долго не пришлось, как раз ровно до того момента, как каблук попал между плитками, плохо пригнанными друг к другу. И ставшее родным и близким: "Твою мать!", было произнесено мною ещё не раз, прежде чем удалось вытащить шпильку из ловушки. В полной прострации поймала такси, назвала гостиницу, добралась до неё, и не в силах внятно соображать, сомнамбулой ввалилась в свой номер. Какой шеф? О шефе я в тот момент не думала, полностью погрузившись в разгадывание смысла надписи: "Лавка Скамейкина". И что хотел этим сказать тот, кто это придумал? И когда вывеску успели поменять? Я очень хорошо помню, что было написано до того, как я в лавку зашла. "Лавка Буорони", чёрным по белому. И я постоянно поглядывала на дверь, а, значит и в сторону стеклянной витрины. И что-то не помню никого со стремянкой и вывеской в руках. Поменяли тогда, когда я в туалет бегала? Быстрые какие. Вот и верь в то, что в России перекур длится больше, чем рабочий день. Находятся ответственные работники. И работают быстро, слаженно и на совесть. Не выродилась ещё Россия матушка.

А после все лишние мысли вымелись из головы, словно их и не было никогда. Шеф тут же нарисовался, поскрёбся в дверь и стоило её приоткрыть, с милой улыбкой осведомился, когда ему зайти ко мне. Или же я предпочитаю к нему? В принципе, мне было без разницы, там или тут. Главное, чтобы не заметил, как я снотворное подсыпаю, а дальше можно голову и не ломать.

Бросила ноут на кровать и занялась приготовлениями к бурному вечеру. Растолкла таблетки в порошок, завернула в салфетку и пока отложила. Не забыть бы теперь, когда собираться в гости буду. Приняла душ и переоделась в платье. Вполне официальное и подходящее к ситуации с переговорами. Я не отношусь к тем женщинам, кто уезжая на неделю, собирает пару баулов ненужного тряпья с собой. Потому в чемодане только и было, что смена белья, серое строгое платье, запасные тёплые колготы и свитер, любимая пижамка, тапочки, косметичка, зубные щётка и паста, шампунь и фен. Всё остальное, что пыталась впихнуть в чемодан мама, я просто не посчитала нужным брать. Зачем мучиться, тащить всё это на себе, при этом ни разу не надеть? Недостающее всегда можно купить. Если уж очень понадобится. А тут поездка всего-то на пару дней.

Порадовалась тому, что у платья имеются карманы, в одном из которых уютно устроилась заветная салфеточка. Долго задерживаться в номере не стала. Если уж в бой, то лучше сразу, с головой, не давая себе возможности задуматься или начать волноваться. Иначе запорю всё, если голова не будет холодной, а мозг не станет мыслить рационально.

Постучалась в дверь соседнего номера, нацепив на лицо приветливое выражение. Если заранее не озаботиться этим вопросом, есть все шансы спалиться раньше времени. А так, и фразы заготовлены, и за лицо не придётся переживать зря.

- Оленька! - расцвёл улыбкой шеф и распахнул дверь, пропуская меня.

Встал так, что когда проходила мимо, хочешь не хочешь, а задела грудью мешающегося на пороге мужчину. Как торопится, однако.

- А я не ждал тебя так быстро, - мужчина захлопнул дверь и подошёл к телефону. - Сейчас закажу нам выпить. Что будешь?

- Вино. На ваш вкус, - посмотрим, что сам закажет.

Красное вино, для себя и для меня, шоколад, клубнику (и это зимой?). Почти полный набор джентльмена. Иначе и не выразишься. Удивительно, что презервативов не заказал, чтобы набор действительно стал укомплектованным от и до. Впрочем, у него где-нибудь поблизости заначено. Не сомневаюсь даже.

- Не стесняйся, Оленька, - обратился ко мне мужчина, стоило только обслуживающему персоналу уйти. - Располагайся поудобней. Что ты мнёшься у окна?

- Не было раньше такого опыта, Валерий Дмитриевич, - обратилась к боссу официально, подчёркивая разницу в возрасте и положении. - В гостинице и с руководством. Стесняюсь очень.

- Просто Валера, Оленька. И на ты, дорогая, - улыбнулся он мне во все белых тридцать два.

Вздрогнула так, будто бы там больше чем тридцать два, да в три ряда, как у акулы, было, но улыбку в ответ выдавила и произнесла:

- Может, сначала на брудершафт? - сделала вполне себе предложение с намёком.

Чем раньше снотворного удастся подсыпать, тем лучше для моей девичьей чести. А то она может пасть в неравном бою, если лекарство быстро не подействует.

- Как скажешь, Оленька, - расплылся в довольной улыбке шеф.

И симпатичный же мужик, хоть и почти в два раза старше меня. На свой возраст совсем не выглядит. Подтянутый, ухоженный, шевелюра на месте. Жены нет, про любовниц не знаю. Хотя, думаю, они имеются, и не одна. И тут раз, зачем-то его на меня потянуло. Нет, если бы он как полагается начал за мной ухаживать, цветы дарить, голову дурить, я бы купилась, наверное. А тут опа, практически ультиматум. Никогда не поверю, что ему сотрудницы и так не дают, безо всяких ультиматумов. Но голову мне ломать над мотивами некогда, нужно организовать спасение собственной чести и рабочего места. Не хочется вылететь даже толком испытательного срока не отработав. Вот если бы эта ситуация образовалась где-нибудь через годик... Но что мечтать о несбыточном? Нужно действовать.



Как только мы с шефом переплели руки, как будто бы случайно дёрнулась, притом так, что из моего бокала вино выплеснулось и на меня, и на босса тоже.

- Ой! - состроила расстроенную мордашку. - Платье! Не отстирается же! Полотенце, есть полотенце? - посмотрела на мужчину умоляюще.

- Сейчас, - такого шеф точно не ожидал, отставил бокал на стол, окинул цепким взглядом номер и рванул в ванну.

Мгновенно достала салфетку из кармана, надорвала -- разворачивать было некогда -- высыпала содержимое в бокал босса и еле-еле успела убрать улику в карман, как мужчина вернулся. Попыталась забрать у него полотенце, но поклонник не дал, с радостью принявшись промакать красную влагу на моей груди. Позаботившись обо мне, он тут же долил в мой бокал вина, отнёс полотенце обратно в ванну, вернулся и улыбнулся мне снова в свои акульи тридцать два.

- На чём мы остановились? - спросил вкрадчиво.

- На брудершафте, - я была всеми конечностями за то, чтобы содержимое бокала оказалось в желудке шефа поскорее, потому напомнила вполне охотно.

- Конечно, конечно, - улыбнулся в очередной раз и протянул руку ко мне. - У тебя помада размазалась, дорогая.

- Где? - рефлексы сработали раньше, чем я сообразила, что мне без разницы, по большому счёту, что там размазалось, а что нет.

Может, если пострашнее выглядеть стану из-за размазанной косметики, отстанет от меня босс, а?

- Тут, - коснулся краешка губ, вытирая. - Зеркало в ванной, если хочешь убедиться.

- М-м-м, - и как лучше поступить? - Я сейчас.

Возможность немного потянуть время. Тоже вариант. Обогнула шефа по дуге и направилась в ванну. Там подправила и вправду размазавшуюся губную помаду, поглядела на себя с тоской и вернулась обратно, памятуя о том, что шефа надо спиртным побыстрее накачать. Валерий Дмитриевич ждал меня, уже избавившись от галстука, пострадавшей рубашки и расположившись прямо на кровати. Такой тонкий намёк, я оценила, сходу. Подхватила со стола свой бокал и подошла ближе к мужчине:

- На брудершафт? - спросила, стараясь сдержать хищную улыбку, так и норовившую растянуть губы.

Было чему радоваться, шеф пока я отсутствовала, успел выдуть половину бокала.

- Конечно, Оленька, - мужчина поднялся с кровати и сделал шаг ко мне.

Протянул руку, я свою. Из неудобного положения сделала первый глоток, потом второй, собираясь на этом остановиться.

- До дна, дорогая. До дна, - подтолкнул за основание бокала рюмку к моему рту, свободной рукой шеф. - Ну же, до дна...

Неохотно, но подчинилась. Бокал вина, для меня не страшно. Могу и больше, и при этом остаться трезвой. Главное, чтобы босс свою тару осушил, а там мне море спиртного будет по колено. Выпил тоже до дна и я опустила взгляд долу, дабы не выдать себя слишком довольным видом. Шеф забрал у меня бокал, отошёл к столу и оставил там пустую посуду. Подошёл ко мне и сладко-сладко улыбнулся:

- А теперь поцелуй.

Склонился надо мной, коснулся губами моих... И в голове осталось только сакраментально и родное: "Твою мать!" Целовался шеф потрясающе, поплыть, как раз плюнуть было. И я поплыла. До помутнения в мозгу и головокружения.

- Оленька? - оторвался от меня босс.

- Твою мать! - выразила обуревавшие меня чувства уже вслух.

И было от чего ругаться, стоило вспомнить детальку, которую заметила, но заценила только сейчас. На том бокальчике, из которого я только что пила на брудершафт, характерных следов от губной помады не было, в отличие от посудины в руках у шефа.

- Ой, - выдала шёпотом и пошатнулась. - Что-то мне нехорошо.

Кажется, с дозой снотворного я переборщила, потому что заснула очень быстро. Стоило только шефу дотащить меня до кровати и избавить от сапог, как мозг перестал фиксировать окружающую действительность. Даже поругаться на ситуацию мысленно не получилось, так скоро выключилась из реальности. И проснулась поздним утром, уткнувшаяся носом в обнажённую натуру шефа.

- Ох, мать... - прошептала еле слышно.

План требовал срочной корректировки. Мысли после снотворного ворочались вяло, а им бы стоило поторопиться. Мне срочно нужно придумать как выпутаться из положения под названием: "Влипла!". И в кого я такая невезучая?




Глава 2


В которой говорится о том, что надёжных видов транспорта не существует



Платье обнаружилось на стуле, стоящем возле окна. Придётся дефилировать в одном белье, чтобы дойти до одежды. И сделать это надо так, чтобы шеф не проснулся. Осторожно вздохнула и потянула одеяло с себя, кося взглядом на босса. И тут же наткнулась на внимательный взор карих глаз.

- С добрым утром, Оленька, - обратился мужчина ко мне вкрадчиво. - Куда же ты спешишь так рано? Мы ведь можем ещё успеть всё то, что не успели вчера.

Боюсь, сейчас я была не в состоянии справиться с выражением собственного лица. Одна надежда на то, что откровенный ужас удалось приглушить.

- Какая экспрессия! - воскликнул босс и приподнялся в кровати. - Что же ты вчера так не расстраивалась, дорогая? Что именно из моих документов тебя интересует? Я готов подарить их тебе, по сходной цене. Абзац сведений равен минету. Два абзаца -- поза миссионерская. Целый документ -- анал. Таковы твои расценки, дорогая? - слова звучали до жути ядовито и гадко.

Этот козёл в чём-то меня подозревает? Моральный урод как есть! Полоснула по мужчине разъярённым взглядом и собралась рвануть из номера, прямо так, в одном белье. Главное вовремя сбежать, а там попробуем разобраться. Но в этой компании мне уже не работать, голову могу дать на отсечение. И трудовую можно не забирать. Запись в ней будет потрясающая. Все последующие работодатели будут книжкой той перед носом моим трясти и спрашивать, что это такое.

- Куда? - поймал меня за руку Валерий Дмитриевич. - Ты со мной ещё не расплатилась, дорогая.

- Отпусти! - рявкнула, понимая, что вот теперь-то моей девичьей чести и может прийти окончательный и бесповоротный трындец.

- Сначала мы решим проблему с моим возбуждением, потом получишь нужные тебе бумаги, и вали на все четыре стороны, - просветил он о своих намерениях бедную и несчастную меня с мерзкой ухмылкой.

- Ну ты и мразь, - вздохнула обречённо и со всего размаху, пока ещё не сильно на меня навалился сверху, заехала козлу коленом по причинному месту.

Мне очень-очень повезло. Много больше, чем вчера, когда я не из того бокала вина хлебнула, и кое-кому сразу стало больно-больно. Воспользовавшись ситуацией, тут же бросилась к выходу. Хорошо, что ключ магнитный. Всего лишь повернуть ручку двери и я на свободе. Вот если бы замок запирался ключом обыкновенным изнутри, всё могло быть намного хуже. А так, вывалилась в коридор, испугав пожилую пару, как раз бредущую к лифу, крикнула напоследок:

- Засунь свои документы себе в жопу, извращенец! - и рванула к своему номеру.

И только у двери поняла, что босиком, что ключ от номера в кармане платья... И что пришёл мне полный и окончательный писец. Куда я в таком виде? Не спишешь как в "Джентльменах удачи" на спортивные соревнования. Моё неглиже может служить стимулом для спортсменов быстрее двигаться к финишу, но никак не сойдёт за спортивную форму одежды. Всё продумал, гад. Но стоит только подумать о том, чтобы пойти на поклон к козлу бывшему шефу, как внутри такая буря поднимается... В таком состоянии точно убью урода.

Проснулась я окончательно и бесповоротно, после такого-то адреналинового забега в белье по коридору не мудрено. И спрятаться негде. Разве что эркер метрах в двухстах отсюда. Там были кадки с цветами и диванчики у окна в пол. Мне нужно время на обдумывание всех возможных манёвров.

Вздрагивая от малейшего шума, кралась я тихой тенью по коридору, прижимаясь спиной к стенам кофейного цвета. Надеюсь, кроме извращенца бывшего шефа больше в этом отельчике никто с подобными наклонностями не живёт. А то по закону подлости встречусь с маньяком нос к носу. И тогда мне один козёл краше другого урода покажется. Не хотелось бы взвешивать на весах девичью честь плюс взбешённый шеф и девичью честь плюс наслаждающийся моей болью маньяк. Такими темпами, и размышляя в подобную сторону, рискую в ближайшее время счесть бывшего босса милым плюшевым зайчиком с розовыми ушками. Безобидным-безобидным... как оскал волкодава, готовящегося к прыжку.

Прокрасться к хилым кустикам удалось незамеченной. А у эркера я забилась в уголок. Потом, подумав, перетянула, пыхтя как ёжик во время затаривания кладовой, кадку с ещё одним хлипким растением поближе к той, за которой пряталась раньше. Так есть шанс, что не сразу заметят. Пробираясь на своё заветное местечко, ударилась ногой об кадку и зашипела. Кожа у меня светлая, тонкая, синяки мгновенно образуются. Минимум для этого нужен... Минимум? Посмотрела на коленку, на которой скоро появится синяк. Что же, мы ещё повоюем. И мой вид сыграет мне только на руку.

Скорчив тоскливое выражение лица, крепко, до боли сжала запястье. Подержала немного, отпустила. Окинула взглядом свой любимый третий размерчик, наклонила голову пониже, подтянула грудь повыше, и впилась в кожу губами, оставляя на ней засос. Жаль до шеи не дотянуться. Хватит или что-то ещё добавить? Не помешал бы синяк на лице... Но не биться же щекой или лбом о кадку. И да, лбом удобней о стену или пол. А придётся, ради дела. Встала на коленки, приложилась щекой к кадке, примериваясь. Потом вдохнула, выдохнула и ткнулась щекой в острый край. Нет, так слабенько получилось. Надо сильнее. Ударилась щекой ещё раз... Теперь совсем немного подождать. И ещё раз всё обдумать.

Пойти вниз в таком виде, не вариант. Даже если совру, что дверь захлопнулась, пока я в этом оригинальном наряде гуляла по коридору, не факт что мне помогут. Сразу возникнет вопрос, зачем я в одних стрингах и бюстгальтере бегаю по утрам по коридорам гостиницы, ещё и босиком. Могут, кстати, и усомниться в том, что я не приблудилась откуда-нибудь. Документы-то в номере. Нет, я могу сыграть роль сумасшедшей... Но не вызовут ли для прекрасной меня добрых дядей санитаров? Есть такая опасность. Да и отомстить подлюке шефу хочется, до красной пелены в глазах. Стоит только подумать о том, что он мне недавно говорил... Нетушки, просто он не отделается. Мне терять уже больше нечего, кроме чемодана и лежащего в номере билета на самолёт. А ещё очень нужны сапоги. В одних тапках щеголять зимой... До мнения окружающих мне дела нет. Но вот пустят ли в таком виде на борт и не утеплят ли рубашкой с о-о-очень длинными рукавами? А купить обувь... Хватит ли времени? Проснулась я точно не в семь утра. А если до самолёта осталось всего ничего? Как я потом выберусь из города? Пока попрошу родителей помочь, пока они вышлют мне деньги на билет и гостиницу. Придётся бомжевать. Потому остаётся одно -- попытка вытащить свои вещи из номера шефа, а заодно поплясать на всех больных мозолях, какие есть у господина козла.

Убедившись, что следы от пальцев проявились на запястье, а место удара на колнеке наливается синевой, выбралась из-за кадок и осторожно осмотрелась. Вроде никого. Жаль зеркала нет, оценить как выгляжу. Но волосы взъерошить посильнее я и так могу, чем и занялась, прежде чем неслышно заскользила по ковровой дорожке к лифту. Лишь бы никто раньше времени не попался на пути... Лимит моей удачи исчерпался на этом воззвании к судьбе, дверь неподалёку открылась и я всхлипнула, а потом завыла в голос, причитая:

- Спасите! Помогите! Пожалуйста, умоляю!

Дверь тут же закрылась обратно. Не самые смелые жильцы за ней располагаются, однако. Что мне на руку. Рванула к лифту, а потом резко сменила направление. Лифта долго ждать, а на мои вопли и босс выбежать может. Нет уж, рано ему пока меня в таком виде наблюдать. Успеет ещё налюбоваться. А мне лучше лестницу поискать.

- Помогите! - взвизгнула уже более натурально, обернувшись заметила, что открывается дверь номера шефа. - Спасите! Убивают! Насилуют! Кто-нибудь!

Никто меня спасать не спешил, двери так и оставались закрытыми, но вот звук погони за спиной... не радовал. Я мчалась вперёд, как спринтер, мечтающий об олимпийской медали, а в голове билось: "Твою мать! Твою мать! Твою мать!"

Никаких ответвлений к спускам вниз не попадалось, только балкон, а рядом с ним пожарная лестница. Решиться было делом мгновения, я резко затормозила, вильнув в сторону, развернулась к балкону, заметив краем глаза взбешённого шефа за спиной и через доли секунды уже стояла у двери, поворачивая ручку.

- Что происходит?! - мужской рявк откуда-то из-за моей спины.

И явно не голос шефа. Уже неплохо. Но это мне не помешало открыть дверь и рвануть на балкон, а с него на пожарную лестницу.

- Спасите, - прохрипела я, расплакавшись -- ладони и ступни больно обжёг холодом металл лестницы.

- Ах ты, сука! - бывший босс оказался очень догадливым и сразу раскусил происходящее.

Тормознул тоже возле балкона и бросился ко мне. Я тут же, как обезьянка, стала карабкаться почему-то выше, а не ниже, испугавшись не на шутку. И моё жалкое:

- Убивают, - прозвучало в разы прочувствованней, чем раньше.

- Мудак! Я тебе... - как раз добежал до рвущегося к лестнице босса какой-то незнакомый мне мужик.

Схватил шефа за грудки, развернул к себе лицом, удерживая одной рукой, размахнулся другой и не долго думая, засветил Валерию Дмитриевичу в глаз. Отбросил бывшего босса за пределы балкона, в коридор, и протянул руки ко мне:

- Спускайся. Я ничего тебе не сделаю.

- Правда? - спросила, всхлипнув и сглотнув. И тут же вскрикнула: - Сзади!

Шеф был в ярости и готов был переть напролом. И мой защитник, резко развернувшись, хорошенько вмазал бывшему боссу уже под дых. Пока Валерий Дмитриевич корчился после удара, в попытках восстановить дыхание, я успела спуститься вниз и спрятаться за надёжной спиной защитника.

- Сейчас оденешься и пойдём писать заявление, - очень чётко и решительно заявил спаситель.

- Нет, - возразила я, всхлипнув. - Он мой начальник. Мы здесь в командировке... У меня самолёт скоро... - слова перемежала всхлипами, вздохами и слезами. - Вчера потребовал, чтобы пришла к нему в номер, отпраздновать заключение контракта. Или увольнение или... Я снотворного хотела ему подсыпать... А он догадался и бокалы поменял... Когда я заснула, раздел... - чем больше правды, тем натуральней звучит, и тем легче будет ложь приплести. - А утром стал угрожать и хотел изнасиловать... Моя одежда у него в номере осталась... У него связи... - вот теперь завыла по-настоящему, поняв, что кажется, у меня крупные проблемы на фоне деградирующего разума. - Он выкрутится... А меня... меня...

- И ты этой сучке веришь? - поднялся с пола злой шеф.

Но больше на моего защитника кидаться не стал, только меня сверлил взглядом, обещающим смерть в сортире, длительную и изощрённую притом.

- Можно в его номере посмотреть... - утерев нос ладонью и шмыгнув, подсказала я.

- Пошли, сначала разберёмся, а потом решим как быть, - подумав, ответил мой защитник.

Мы выдвинулись в сторону номера босса, а по пути к нам присоединилась проснувшаяся охрана отеля. Главное, чтобы никто в полицию не позвонил. Пока это лишнее. Есть и так возможность договориться миром. А вот потом бежать куда-нибудь в Занзибар, чтобы шеф не нашёл и не отомстил. И чтобы этого не произошло... Возможно и имеет смысл подать заявление в полицию. Вот только экспертиза... В крови-то снотворное найдут. А синяки? Пройдёт ли фальшивка?

Как я и говорила, в номере нашлась моя одежда, бокалы тоже стояли не убранными, как и откупоренная бутылка вина. Закусив губу, смотрела тоскливым взглядом на своё серое платье и пыталась понять, что и как будет дальше... И какими теперь будут неприятности.

- А если я скажу, что она украла у меня документы? - язвительно поинтересовался успокоившийся шеф.

- И как я их унесла? В трусах? - скривила в горькой улыбке губы. - Отдай мне моё платье и ключ. И я обещаю, что не стану писать заявление... Хоть и стоило бы, чтобы проучить такого козла, как ты.

- Сука, - ровно выдал шеф и кивнул на стул. - Забирай. Но так просто это тебе с рук не сойдёт.

- Пожалуйста... - обратилась к спасителю и охранникам.

Сама я боялась идти к стулу. Мало ли что боссу в голову придёт. И так стояла вцепившись в руку защитника и не желая её выпускать из захвата. С трудом отцепилась, когда он пошёл моё платье добывать, не забыл и сапоги прихватить. А дальше, получив одёжку и натянув её наспех на себя, отбивалась от атак охраны и мужика, которые предлагали мне всё-таки полицию вызвать и заявление написать. И если охранники наседали не сильно -- оно и понятно, попытка изнасилования для репутации отеля не в плюс идёт -- то спаситель уговаривал ещё долго. А я смотрела на него тусклыми глазами, постепенно впадая в апатию, после выплеска-то адреналина, и отрицательно мотала головой. После же того, как он вывел меня из номера босса и проводил в мой, избавившись по пути от охранников, уселась на кровать и тихо заплакала.

- Эй, ты чего? - тут же растерялся мужик.

- Что же я натворила? - посмотрела на спасителя несчастным взглядом. - Я же теперь работу не найду...

- Надо было тебя не спасать? - ядовито осведомился мужик.

Помотала головой и постаралась взять себя в руки:



- Спасибо... Если бы не ты... Он бы меня убил. И почему мне так не везёт? Лавка Скамейкина, не иначе, - сказала грустно и поднялась с кровати. - Не подскажешь, сколько времени?

- Половина первого, - глянул на часы спаситель.

- Самолёт! - тут же забыла о часах и заметалась испуганной белкой по номеру. - Мне собираться надо! Я же опоздаю из-за этого козла!

- Как тебя зовут хоть? - с сожалением направился на выход спаситель, приняв мои слова за намёк.

- Оля, - глянула на мужчину и добавила. - Ты сможешь меня проводить, пожалуйста? До аэропорта. Я заплачу за такси... Я боюсь одна туда ехать. Очень сильно боюсь...

- Не хочешь поменять билет? Я могу помочь, - подумав, выдал идею спаситель.

- Времени мало осталось... - закусила губу, глядя снизу вверх на защитника. Высокий-то какой, и широкоплечий... - Я зарегистрируюсь куда-нибудь на последние места, и постараюсь держаться подальше от босса. В самолёте он мне ничего не сделает. А в Москве. Я отцу позвоню, встретит. Если ещё ты здесь проводишь, вообще хорошо всё будет. Сейчас, только в интернет зайду и вопрос с местом будет решён. А позвоню отцу уже из аэропорта или в машине. Времени совсем в обрез осталось. Ещё переодеться нужно. Не в испачканном же платье ехать... - огорчённо глянула на красное пятно и вздохнула в очередной раз.

- Я провожу, - твёрдо ответил мужчина. - И платить за такси не нужно. Я на машине в Сочи приехал. На ней и подкину, если не побоишься...

- Лучше на такси. Я заплачу, - решив, что поступки, конечно, спасителя характеризуют неплохо, но как-то всё равно страшно, выдвинула свои условия.

- На такси, так на такси, - не стал он настаивать. - Если ты не против, я пока его вызову. И да, меня зовут Олег, - вышел из номера, вызвав во мне приступ паники.

Бросилась следом за ним, но, убедившись, что мужчина стоит в коридоре, у двери в мой номер, и говорит по мобильнику, успокоилась. Нырнула в ванную комнату, там быстренько переоделась во вчерашние блузку и юбку, натянула запасные колготы, умылась, расчесалась и вернулась в номер. Быстренько включила ноут, подключилась к вайфаю отеля, зарегилась на рейс и вздохнула чуть свободней. Покидала все вещички в чемоданчик-невиличку, натянула сапоги, накинула пальто и тоже направилась на выход. Олег ждал меня в коридоре. Удивительно, как раньше не сбежал. Ещё когда видел меня зарёванную, с размазанным макияжем и взъерошенную. Страшилище в зеркале испугало и меня саму, а что уж говорить об окружающих? И как поверили в то, что шеф позарился на такое пугало? Третий размер решает всё? Особенно полуобнажённый.

- Мудак! - вполне конкретно выразился защитник, уставившись на мою правую щёку.

Залилась краской, так как прекрасно знала, чьих это рук дело. Синяк действительно получился очень красочный и впечатляющий, не зря я так активно о кадку щекой стучалась. Результат был налицо, точнее на лице.

- Олег... - замялась, не зная, как рассказать всё.

И тут же закрыла рот, открылась дверь по соседству.

- Идём, сдадим номер, - подхватил мой чемодан спаситель и уверенно повёл меня к лифту.

Рефлекторно прижалась к его плечу, делая шаг вперёд, но при этом не удержалась, оглянулась на номер босса и выдохнула с облегчением. Оттуда выходила уборщица. Кажется, шеф собрался быстрее, чем я. Надеюсь, до самолёта мы с ним больше не пересечёмся. Никак. А там только пару часов потерпеть и можно забыть обо всём произошедшем, как о страшном сне.

С надеждой на это, порадовалась тому, что номер приняли без проволочек, и с более-менее успокоенной душой села в такси. Олег нырнул в машину следом, на заднее сиденье, рядом со мной. Доехали быстро, пробки на Курортном проспекте хоть и были, но не такие страшные. Жалко, что не удалось нормально город посмотреть. Не отказалась бы от экскурсии. Но на неё банально не было времени в этой поездке. Возможно, когда-нибудь вернусь в Сочи и осмотрю его "от" и "до". Сама атмосфера города мне понравилась, если честно. Ещё бы не приставания шефа, и вообще была бы поездка века.

В аэропорту было не так и многолюдно -- не сезон. Да и зарегистрировалась я заранее, осталось только получить посадочные талоны на руки, сдать багаж и пройти досмотр. Времени в запасе оставалось мало, потому тянуть с прощанием не стала. Остановилась неподалёку от стойки регистрации и обернулась к Олегу, который не согласился уехать сразу. Сказал, что проводит на всякий случай до самой стойки и проследит, дабы безо всяких проблем и конфликтов с шефом улететь удалось. Жаль, что дальше проводить не сможет. Я бы не отказалась от защиты до самого самолёта. Вот сдал бы он меня там стюардессам с рук на руки и в этом случае можно было быть уверенной, что приключений не будет. Но то всё мечты, а реальность вносила свои коррективы.

- Дашь телефончик? - спросил Олег, улыбнувшись. - Хочу позвонить и убедиться, что ты долетела без приключений.

- Да, конечно, - строить из себя неблагодарную сволочь и зажимать номерок не собиралась, потому охотно продиктовала заветные цифорки.

Спаситель забил их в свой мобильник, нажал на дозвон и когда его номер высветился на моём телефоне, нажал отбой.

- Я через пару дней возвращаюсь в Москву, - не стал он ограничиваться отмазкой про "позвонить и убедиться". - Пересечёмся? Расскажешь, как увольнялась.

- Звони, договоримся. Чувствую, что у меня скоро будет масса свободного времени, - да, его я буду рада видеть.

Настоящий мужчина, не побоялся, в отличие от других обитателей отеля, вмешаться в сложную ситуацию и вытащить меня из неё.

- Ну что... - помолчав, начала первой. - Тогда до встречи в Москве?

- Да, конечно. Рад был знакомству, - Олег передвинул чемодан ко мне, передавая ручку, как эстафету. - Счастливо долететь, Ольга! Увидимся ещё. Потому не прощаюсь...

- Пока, - помахала мужчине ручкой, повернулась к стойке, но тут же развернулась обратно, зацепив взглядом экран прилёта-улёта. - Вот ведь! - воскликнула растерянно. - Только этого не хватало!

- Что случилось? - Олег ещё не успел уйти и, проследив за моим взглядом, глянул на экран, а потом с недоумением на меня.

- Мой рейс задерживают, - расстроенно вздохнула.

Подтверждая мои слова, тут же зазвучал женский голос, сообщающий, что рейс на Москву задержан на неопределённое время из-за погоды. Мы с Олегом подошли ближе к стеклянным дверям, чтобы глянуть, что там происходит. Мело. Нет, не так! Мело!!! Сумасшедший снегопад, и практически нулевая видимость. Вьюжило так, будто и не в субтропиках мы, а в Антарктиду попали каким-то чудом.

- Однако, - озадаченно произнёс мой спаситель. - Как быстро погода разыгралась. Ехали было пасмурно и облака низко... Но чтобы такое!

- Хорошо, зарегистрироваться и пройти досмотр не успела, - огорчённо смотрела сквозь стекло и прикидывала все возможные варианты. - Тут ждать проще. И в отель если что вернуться можно будет... Блин. Какой отель? У меня на него денег нет. Платила-то компания. Придётся, если сильно задержат, ночевать в аэропорту. Надеюсь, шеф успел регистрацию и досмотр пройти. Не хотелось бы постоянно на него натыкаться. Тебе, наверное, лучше вернуться, Олег. Мало ли сколько ждать придётся, - с защитником расставаться не хотелось, но и задерживать его не с руки как-то.

- По такой дороге и в такую метель? Я пока тебе компанию составлю, - отказался от этого предложения Олег. - Вот взлетит самолёт, и я смогу со спокойной душой вернуться. Пока же покараулю, на всякий случай. И, если что, помогу.

Позвонила отцу, чтобы сказать, что предупрежу отдельно, когда вылетим. И мы принялись ждать. Час ждали, два ждали. За это время успели убедиться, что шеф нигде поблизости не мелькает, что радовало безмерно. А кроме того, обсудили пару прочитанных книг и фильм "Марли и я". Сошлись на том, что классный он, но грустный. А рейс как был в статусе "задержан" так и оставался.

Когда беседовать мы немного устали, Олег принёс кофе из автомата, а после отправился на поиски снеди. Стало как-то голодно и грустно и верный рыцарь тут же решил и эту проблему взвалить на свои плечи. Я не возражала, есть хотелось всё сильнее. Олег вернулся где-то через пол часа, с полным пакетом всевозможных пирожков. Мужчина был облеплен снегом с ног до головы, на улице всё так же лютовала метель.

Очередные пластиковые стаканчики с кофе, пришлись очень кстати к сдобе. Подкрепившись, принялись ждать дальше. И ещё час пролетел незаметно, потому что теперь мы говорили о выставках. Стыдно признаться, но я мало на каких была. Стандартный вариант Третьяковка и так по мелочи, можно было и не считать, о чём честно сообщила. Зато с удовольствием послушала, как Олег громит современное искусство, а так же получила обещание, что в Москве обязательно сводить меня на что-нибудь интересное и не сильно авангардистское. Ещё час, и мы уже обсуждали просмотренные полнометражные мульты. Как оказалось, Олег не чурался смотреть и их. Смешные моменты из старых советских мультиков, сравнение их с современной анимацией. Нам было о чём поговорить. Время летело незаметно, а ситуация не менялась.

И в конце-концов Олег не выдержал, предложил обменять билет на завтрашний рейс.

- Родителей придётся просить выслать деньги, - отозвалась устало. - Я как-то на подобный форс-мажор не рассчитывала.

- Ты можешь сегодня-завтра подождать? Потом я сам тебя отвезу, на машине, - предложил Олег другой вариант. - Заночуешь у меня в номере, а я подремлю в холле. Или сниму ещё один.

- Я так не могу, - ответила ему мрачно. - Ты и так из-за меня тут торчишь. Ещё и оплачивать номер для меня будешь...

- Если тебя это смущает, - улыбнулся Олег во все тридцать два, - то отдашь потом.

- Даже не знаю, - предложение звучало заманчиво, и с шефом пересекаться не придётся.

Если сдать билет, какие-никакие копейки, наверное, можно будет за это выручить. Может, даже на оплату номера, хотя бы на сутки, хватит. Или на питание. Это уже сама решу... Но как-то всё равно страшновато. Да, Олег показал себя благородным человеком. А если это маска? Наверное, мои опасения были написаны у меня на лице, потому что мужчина сказал:

- Сообщишь отцу номер моей машины и когда мы выехали. Так же дам тебе свой паспорт на растерзание. Адрес прописки и прочие мелочи тоже отцу можешь скинуть. Сфотографировать и эмэмэской, или через ноут. Это уже сама решишь. Пойдёт такой вариант? - а вот теперь звучало ещё более соблазнительно, чем раньше.

И я, подумав, согласилась. Мы сдали билет, прихватили мой чемодан, выбрали машину официального такси у аэропорта, и вернулись в отель. Там Олег очень быстро договорился насчёт второго номера, рядом со своим. Людей в отеле жило мало -- не сезон. Как-то я об этом не подумала, когда за кадками пряталась. Вот летом да, летом в коридоре было бы не протолкнуться.

Стоило мне заселиться и сообщить отцу о том, как я собираюсь выбираться из ситуации, как снег, как по заказу, прекратился и тучки стали рассеиваться. Вот ведь! Надо было в аэропорту сидеть, глядишь через пол часа сидела бы в самолёте и родителям бы сообщала, что ждите, скоро буду. Впрочем, сделанного не вернёшь. Остаётся надеяться, что Олег не маскирующийся под рыцаря маньяк и что паспорт у него не поддельный, а машина не угнанная. Хотя... Я ведь могу отца попросить, пусть попробует через знакомых пробить. Решив таким образом, выслушала родительские наставления, папа предложил мне то же самое. Дать ему информацию сейчас, и тогда у него будет время всё узнать до моего отъезда с этим жуком. А в случае, если что-то не так, то обещал сообщить. И в любом случае собирался сделать перевод денег на моё имя, дабы я не сидела на шее у незнакомого человека.

Успокоенная разговором с отцом, постучалась в номер к соседу и попросила всю информацию о нём сейчас. Отмахиваться не стал, и дал сфотографировать свой паспорт спокойно, да продиктовал номер автомобиля, который я скинула отцу эсэмэской. Теперь только ждать результатов, и если что готовиться к тому, чтобы купить билет на самолёт или поезд. Вариант с поездкой на авто не отбрасывала сразу, как негодный. Олег мне понравился. Высоченный, светловолосый, симпатичный... И ведёт себя удивительно для нашего времени. Такими мужиками не разбрасываются, потому я не торопилась решать вопрос в пользу самолётов и поездов. Да и погулять по городу можно будет. Я же хотела осмотреть его лучше, теперь эта возможность появится.

Вечер провела за ноутом, проглядывая сайты авиакомпаний и РЖД, в поисках дешёвых билетов. Заодно убедилась в том, что при необходимости смогу быстро всё купить. Свободные места были и в эконом-класс самолёта, в том числе. Не сезон, вот и весь сказ. Родители деньгами поддержат, а с остальным справлюсь как-нибудь.

А утром, хорошо выспавшись и после звонка отца, направилась в ближайший банк. Забрав деньги, перекинутые мне родителями переводом, получила шанс не зависеть больше от Олега и отдать долг. Но сделать это сразу не получилось. Мой спаситель уехал по делам и сказал, что вернётся не ранее, чем вечером. Я осталась предоставленной самой себе, чем и воспользовалась, решив погулять. Погода поменялась, светило солнышко, приличный плюс вполне сочетался с моим лёгким пальто, потому чувствовала себя вполне комфортно. Во время прогулки захотелось проведать тот самый загадочный магазинчик, который был "Лавка Скамейкина".

Город я не знала как таковой. Впрочем, купив карту, смогла понять логику расположения улиц, от гор к морю и вдоль побережья. Но это мало помогло с определением местоположения магазина. Тогда я шла не особо разглядывая окрестности и теперь точно не смогла бы повторить тот путь, пусть набережная оставалась всё той же, что и ранее. Потому плюнула на поиски и снова побрела куда глаза глядят, при этом не забывая сверяться с картой.

Задержалась надолго у Морского вокзала, фотографируя красивое здание. А потом медленно шла между пальм, по дорожкам парка. И часто останавливалась, желая запечатлеть на телефон все пальмы, которые попадались на глаза. Очнулась от волшебства удивительного города только у "Ривьеры" и решила вернуться обратно. Подустала уже бродить. Проделала обратный путь, миновав мост, но так и не спустившись к Морскому вокзалу. Поплутала немного по улочкам, в поисках более короткого пути к отелю -- тратиться на такси, как в прошлый раз, не хотелось -- и прямо-таки уткнулась носом в вывеску "Лавка Скамейкина", которая никуда за это время не девалась. Так и висела насмешкой надо мной.

Потоптавшись у двери, решила заглянуть, так, на минутку. И даже не остановила мысль, что из-за того, что я ушла, могли магазинчик ограбить и хозяин может предъявить мне претензии. Да и была уверена, отчего-то, что ничего плохого за моё отсутствие не произошло. Очень уж хорошо отпечаталось в памяти то, как туристы пытались зайти и не смогли. Защёлкнулся, наверное, замок, когда я выходила.

Стоило только коснуться медной ручки, как дверь отворилась вовнутрь и я смогла сделать в шаг в густую темноту, царившую в помещении. Стояла на пороге и пыталась понять, почему так темно. Долго гадать не пришлось, стоило только ступить второй ногой за порог, как свет тут же вспыхнул, освещая безлюдное пространство магазинчика. Продавца видно не было. Ну нет, так нет. Тогда лучше не входить. Если что-то пропало, обвинят ещё в краже. Подняла ногу, собираясь сделать шаг назад и вздрогнула, услышав:

- Приветствую, хозяйка.

Взглянула туда, откуда слышался глубокий баритон и вылупилась на говорившего во все глаза. Здоровенный амбал почтительно склонил голову, приложив руку к сердцу. Из одежды на нём была только набедренная повязка из шкуры какого-то зверя, а-ля Тарзан. Он бы ещё юбку из пальмовых листьев напялил, копьё в руки взял и начал крики издавать, тоже а-ля Тарзан. Только лиан и джунглей не хватает. Грива тёмных волос явно не чёсана, и мужик, судя по запаху, давно не мылся.

- Ты кто? - спросила почему-то шёпотом.

- Сторож, - амбал голову держал всё так же склонённой, а руку у сердца.

Не удержалась, сказала:

- Отомри.

- Как скажет хозяйка, - поднял голову мужик и глянул на меня невозможными глазами глубокого фиолетового цвета.

Линзы? Наряд дурацкий... Стриптизёр, что ли? Но тут не сцена, чтобы в таком виде бегать по магазину. И не ночной клуб для дам глубоко бальзаковского возраста, находящихся замужем за тугим кошельком. На сторожа этот амбал никак не тянул. Нет, по физическим данным очень даже подходил. Вон какие мускулы под кожей перекатываются, но одежда и запах...

- Какая хозяйка? - до меня дошло, что это слово он употребляет не в первый раз.

Вопрос остался без ответа, не иначе потому, что сформулирован был криво. Потому попытку повторила.

- Кто хозяйка?

- Вы, - почтительно произнёс мужик, можно даже сказать, благоговейно.

- Какая я тебе хозяйка? - тут же попыталась откреститься от предложенной чести поучаствовать в БДСМ, в роли садистки. То-то у него наряд такой... Не кожа и не шипы, но провокация и закос под дикого раба, наличествуют. - Я просто мимо проходила. И дальше сейчас мимо пройду. А потом уеду домой, в Москву. Придётся тебе кого-нибудь другого поискать на эту роль.

- Не получится, - с воистину вселенской скорбью произнёс сторож. - Вы -- хозяйка. И быть можете только здесь.

- О чём это ты? - уходить я сразу раздумала, как-то слова амбала цеплялись к тому, вчерашнему и внезапному снегопаду хорошо. - Что не получится?

- Уехать вы не сможете, - поведал мне мужик. - Вы -- хозяйка. И пока лавка здесь, то вы тоже здесь.

- Ага, лавка здесь, и Скамейкина тоже здесь, - заскрежетала зубами, было ощущение, что меня глупо разыгрывают. - Знаешь, дорогой сторож. Оставайся-ка ты с лавкой здесь. А я, Скамейкина, буду там, где мне надо. Счастливо оставаться.

Сделала шаг назад и захлопнула дверь в сердцах. Зло глянула на дурацкую вывеску и, ругаясь про себя на идиота-стриптизёра, направилась к своему отелю. Идти было долго, потому успела немного остыть и плюнуть на дурацкую ситуацию с магазинчиком. Узнаю, кто так глупо решил надо мной подшутить, собственноручно задушу. Мне почему-то совсем не смешно, в отличие от того остроумника, который сначала вывеску сменил, а потом мне мозг попытался задурить, своим здесь и не здесь.

В отеле кроме интернета ничего интересного не было, и я быстро заскучала. Мысли ворочались лениво, читать не хотелось. Фильмы с интернетом через модем с симкой не посмотришь. Только то, что на ноут ещё дома скачано было. Но там почти уже всё просмотрено и не по разу. Вот и моталась я по номеру, снова и снова возвращаясь мыслями к дурацкому розыгрышу.

Хлопнув, в раздражении, по подоконнику ладонью, пробормотала:

- Уехать не смогу? А вот посмотрим!

Решительно открыла крышку ноута, подождала, пока система загрузится. Подключилась к интернету и залезла на сайт РЖД. Деньги есть, можно попробовать купить билеты на ближайший поезд до Москвы. Места были, это я помнила ещё по вчерашним поискам. Потому со спокойной душой, сунулась в форму для заказа он-лайн. Заполнила все поля, нажала "Купить" и получила ответ системы, что сайт не найден.

- Твою ж мать! - рявкнула зло любимое своё ругательство.

Снова, через поисковик попыталась зайти на сайт. Зашла, залезла в форму ещё раз, заполнила всё снова... И получила ответ об ошибке. Запрос не прошёл. Плюнула на заказ билетов на поезд и полезла на сайт авиакомпании. Стоит ли говорить, что и там, стоило только всё заполнить, тут же выскакивала ошибка? Попробовала раз десять на разных сайтах, и везде результат был один. К моменту, когда в отель вернулся Олег, готова была уже рыдать от злости. Потому, когда мужчина постучал в мою дверь, распахнула её со слезами на глазах и начала разговор с вопроса:

- Олег, мы можем попробовать уехать прямо сейчас?

- Что-то случилось? - тут же обеспокоился мой верный рыцарь.

- Я потом объясню, - голос предательски дрогнул, но правилась с собой и продолжила почти спокойно. - Хотя бы за пределы города выехать попробовать... Сможем?

- Оль, что произошло? - встревожился Олег, явно находясь в растерянности от моего невменяемого поведения.

- Зайди, - потянула мужчину за руку. - Давай, для начала попробуем по-другому. Не могу я тебе пока рассказать всё. Ты мне не поверишь... Вот когда доказательства будут или мы выехать из города сможем... Садись, - подтолкнула его к стулу, усадила удивлённого мужчину за стол и ткнула пальцем в ноут. - Проведём эксперимент. Попробуй заказать билет на самолёт. Пожалуйста, ничего пока не спрашивая.

Посмотрев на меня, как на сумасшедшую, Олег повиновался. Зашёл на сайт, заполнил под моим присмотром все данные, благо паспорт был при мужчине, нажал нужную кнопочку... и вуаля на его почту пришло подтверждение, что билет на ближайший рейс заказан, и осталось только оплатить. Потом и телефон завибрировал, подтверждающая эсэмэска дошла.

- А теперь на поезд. Олег, ты даже не представляешь, как это важно, - посмотрела на него умоляюще. - Не оплатишь, заказ отменят, потому в копейку это не влетит... А проверить очень нужно. Сделаешь? - и склонилась над его плечом, наблюдая.

- Хорошо, - проникся он моей серьёзностью и выполнил требуемое.

На поезд билет заказался так же легко, как и на самолёт. А потом я выгнала мужчину из-за ноута и предложила понаблюдать за тем, как те же операции сама провожу.

- Вдруг я где-то что-то не так делаю, - скривила губы в жалкой улыбке, надеясь на невозможное.

Слава Олегу, лишних вопросов он пока не задавал, хоть и был встревожен моими просьбами, по лицу беспокойство очень хорошо читалось. И мужчина молчал всё то время, когда я пыталась заказать билеты сначала на поезд, потом на самолёт. Ни один заказ не прошёл, что и требовалось доказать.

- Теперь понимаешь, почему я тебя попросила заказ сделать? - повернулась лицом к Олегу и слёзы сами собой полились из глаз.

Захлопнула крышку ноута, отодвинула агрегат, сложила руки на столешнице, уткнулась лицом в них и заплакала:

- Я не смогу уехать из Сочи...

- То есть? - опешил Олег и присел рядом со мной на корточки. - Ольга! Что происходит, объясни?

Приподняла голову, кинула тоскливый взгляд в окно, находившееся сбоку и, глотая слёзы, выдавила из себя:

- Мне... сегодня... сказали... что... я... не смогу... уехать. И я... не могу... сам видишь... Билеты... не... заказываются...

- И где тот идиот, что сказал такую глупость? - покачал головой мужчина и снисходительно улыбнулся. - Есть ещё кассы. Есть ещё я. Это просто глюк ноута или интернета. Если хочешь, если это тебя успокоит. То поехали, попробуем в кассе билет купить.

- Просто попробуй меня за пределы города вывезти. Пожалуйста... - споткнулась на этом слове и тоскливо добавила. - Извини, я обнаглела... Прости. Да, конечно, поехали в кассу. Или я могу попробовать сама туда дойти, чтобы тебя лишний раз не беспокоить. И деньги я тебе сейчас отдам.

- Не говори глупостей, - рассердился Олег. - Если хочешь по вечернему Сочи покататься, то покатаемся. Выедем за пределы города, можно хоть в Абхазию, сейчас на границе никого, хоть по побережью в Геленджик, тогда ты успокоишься и расскажешь, что за идиот так тебя напугал. Хорошо? Это будет платой за катание. А то ты меня жутко заинтриговала.

- Мне неудобно, - прошептала несчастно. - Ты не обязан со мной возиться...

- А если мне самому хочется возиться? - фыркнул мужчина и пальцами стёр следы недавних слёз с моих щёк. - Успокоилась? Тогда одевайся, поедем кататься. По дороге и в кассы заглянем, может, даже выезжать никуда не придётся. Только в ресторане чего-нибудь в дорогу возьмём. А то я ещё не ужинал, хотел тебя попросить себе компанию составить, а вон оно как получилось.

- Прости, - расстроилась после его слов ещё сильнее, и снова потянуло плакать. - Я не подумала, эгоистка...

- Нет уж, не прощу, пока моё любопытство не удовлетворишь, - сказал мягко Олег. - Прекращай реветь, сейчас мы развеем все твои страхи, а по пути перекусим. Жду тебя внизу, - подошёл к двери, оглянулся на меня, покачал головой и вышел вон.

Как же мне с ним повезло... Даже не верится, что такие благородные мужчины в этом мире ещё водятся и не вымерли, как мамонты. Умывшись в ванной, быстренько накинула пальто, натянула сапоги и, прихватив документы, деньги и ключ от номера, выскользнула за дверь. Олег ждал, как и обещал, внизу, в холле. Кивнув мне, подхватил под ручку и повёл на стоянку, к своему автомобилю. Усадил меня на сиденье рядом с водительским, обошёл машину и сам скользнул за руль. Вырулил со стоянки, но далеко мы не уехали, Олег остановил машину у ближайшего открытого ещё кафе. Я осталась в машине, ждать, пока он себе поесть купит. Мой личный герой притащил пакет, набитый едой и заставил и меня в нём покопаться, да составить компанию в поедании снеди. Сэндвичи, пирожки, горячий, сладкий чай... Я ведь забыла поесть, потому аппетит, стоило мне только унюхать вкусные запахи, напомнил о своём существовании.

Олег жевал на ходу, если так можно было выразиться. Видимо, памятую о моём отчаянии, он решил не задерживаться, потом вёл машину и откусывал время от времени от бутерброда.

- Давай, помогу, - предложила и потянулась к стаканчику с чаем.

- Справлюсь, - отмахнулся от меня мужчина и сдержанно улыбнулся. - Ну как? Успокоилась? Едем, как видишь...

"Пока ещё по городу" - ответила ему мысленно и тяжко вздохнула.

- А вот и касса! - радостно воскликнул Олег, выруливая ближе к тротуару. Припарковался и спросил. - Пошли?

- Пошли, - согласилась с ним, слабая надежда, что всё ещё разрешится, вспыхнула в душе.

Олег по-хозяйски подхватил меня под руку, а я и не протестовала, рядом с этим мужчиной чувствовала себя по-настоящему защищенной. Мой спаситель уверенно толкнул дверь, вошёл и подвёл меня к стеклянному окошку. Я, дрожащей рукой, протянула паспорт симпатичной девушке-кассиру и, сглотнув, сказала:

- На поезд или самолёт. Любой билет, что будет. До Москвы. Сегодня или завтра... как получится.

- Сейчас посмотрим, - дежурно улыбнулась девушка и взяла мои документы.

Пощелкала клавиатурой компьютера... и принялась ждать, а мы вместе с ней. Ожидание затягивалось и я не выдержала, поторопила:

- Ну?

- Извините, но компьютер завис, - подняла на нас растерянный взгляд кассир.

Я кинула на Олега многозначительный взгляд и криво улыбнулась девушке:

- Мы тогда позже подойдём, - и протянула руку за паспортом.

- Да, конечно, - согласилась девушка и отдала мои документы.

Мы с Олегом вышли за стеклянную дверь и я прошептала:

- Сам видишь... - оглянулась и заметила, как девушка-кассир приподнялась со своего места, словно собиралась что-то нам вслед сказать. - Отвис, наверное, - прошептала с насмешкой. - До следующей моей попытки.

Олег тоже оглянулся и успокаивающе погладил меня по тыльной стороне ладони, которую крепко сжимал своими пальцами:

- Это только первая касса. Не получилось здесь, получится в другой.

- Посмотрим, - покачала головой, не веря уже в чудеса.

- Поехали, - потянул Олег меня за собой и я послушно двинулась за ним следом.

В следующей, попавшейся по дороге кассе, история повторилась. А дальше мы и пробовать не стали, настроившись на поездку за пределы города. Но даже до Адлера мы не доехали, попали в пробку, которая вообще не двигалась. Простояли с час и Олег не выдержал, вышел, желая узнать, что случилось. Не было его минут десять, а вернувшись, он мрачно сказал:

- Крупная авария, вся дорога перегорожена.

- Жертвы есть? - похолодело в груди, как только поняла, что авария могла произойти только из-за того, что я уехать решила.

- Нет, все целы. Чудом просто. Там машина вылетела на встречку, - раздражённо мужчина стукнул по рулю. - Попробуем вернуться?

- Как? - безнадёжно махнула на кучу машин, что стояли за нами. - Ни вперёд, ни назад.

- Ну... назад есть возможность. Там, чуток рассосалось... Народ, явно решил искать пути объезда. Подождём немного и попробуем вернуться, - Олег извернулся на кресле, наблюдая то, что у нас позади происходит.

- Подождём, - отозвалась уныло.

Хорошо, успела поесть, пока в пробке стояли. Иначе точно потеряла бы аппетит после всех новостей. Через часок мы смогли чудом извернуться и выехать в сторону города.

- Продолжим эксперимент? - глаза Олега горели нездоровым азартом.

- Я боюсь... А если снова авария? - надежды уже не оставалось никакой, у меня так точно.

- Нет, попробуем, - мой спаситель так просто не готов был сдаться. - Едем в Туапсе.

Отвечать не стала на это заявление, только вздохнула, решив, что это будет последняя попытка. Если уехать не удастся, заночую в отеле, а с утречка вернусь в магазинчик, с кучей вопросов к аборигену.

Дорога в Туапсе не задалась, толком даже в ту сторону проехать не успели, как мотор заглох.

- Бл... - начал Олег и глянув на меня, завершил слово явно не так, как собирался, - ...ин.

Вышел из машины и принялся копаться под капотом. Я выбралась из автомобиля следом - устала сидеть без дела - подошла к своему рыцарю, понаблюдала за тем, как он возится и бурчит:

- Ничего не понимаю.

- Кажется, я знаю как сделать так, чтобы заработало, - дёрнула мужчину за рукав, привлекая внимание.

- Как? - с недоверием и этаким чувством мужского превосходства -- и чего ты женщина в автомобилях понимаешь? - спросил Олег.

- А вот так, - захлопнула капот, глянула с усмешкой на спасителя. - Я никуда не уезжаю из Сочи. Остаюсь, - мотор после моих слов тут же заурчал, а Олег, вытаращив на меня глаза, долго стоял, не в силах вымолвить ни слова. - Мы едем в отель, хорошо? - обратилась к нему, помогая справиться с изумлением, отвлекая от всех чудес сегодняшнего вечера. - А там я тебе всё расскажу про ту дурацкую историю, что со мной недавно произошла.

- Хорошо, поехали, - подумав, вынес вердикт Олег.

И снова продемонстрировал чудеса нереального мужского характера, не став спорить и задавать вопросы сразу. Сдержал своё любопытство и заработал ещё кучу очков в свою пользу, дав мне таким образом возможность, по дороге в отель, собраться с мыслями.





Глава 3


В которой говорится о том, что эльф эльфу не товарищ




Беседа с Олегом была долгой... Очень долгой и состоялась она прямо в автомобиле, на стоянке. Спасителю выдержка отказала и вопросами он засыпал меня сразу же, как мы припарковались. Мужчина и верил, и не верил, а под конец разговора изъявил желание вместе со мной посмотреть на чудную лавку Скамейкину. Еле удалось удержать его от ночных поисков дива дивного. Отложили поход в магазинчик до утра. Попутно, в ходе разговора, удалось вернуть долг за номер рыцарю. Думаю, не будь он так поражён рассказанным мной, вряд ли мне удалось бы так легко впихнуть ему купюры в руку. А так, даже не заметил, по-моему. Машинально запихал в карман, и продолжил расспросы про магазин. Спать по своим номерам мы разошлись далеко за полночь. И уснула я сразу. Вымоталась со всеми этими чудесами. И проснулась поздно, от стука в дверь.

Нетерпеливый Олег переминался с ноги за ногу, явно умирая от желания прямо так, не одетую и сонную меня отвезти на заветную улочку, магазин смотреть. Пришлось подождать, пока я умоюсь, оденусь и позавтракаю. Впрочем, в еде мужчина мне составил компанию. Но на меня поглядывал нетерпеливо и ел быстро. Я, заражённая его азартом, тоже быстро расправилась с кашей и чаем.

В этот раз дорогу запомнила хорошо, и показывала куда сворачивать уверенно, потому до магазина мы добрались быстро. А вот у самого магазина застряли. Олег в полной прострации смотрел на вывеску, не в состоянии даже двинуться с места. Полностью ушёл в астрал. Мне, кажется, что он не особо верил, что магазин всё-таки существует. А тут такое подтверждение моим словам. Материальное, которое пощупать можно. Всё, что было вчера, можно попытаться списать на цепь глупых случайностей... Думаю, он и пытался это сделать, но на всякий случай решил убедиться, окончательно, что всё бред, не увидев магазина. А тут такой облом.

- Пошли, - толкнула мужчину в бок и уверенно коснулась ручки двери.

Как и в прошлый раз, в магазине было темно ровно до того момента, как я вошла. Вспыхнул свет, но сторожа не было видать. Впрочем, и вчера он не сразу появился.

- Заходи, - обратилась к стоящему за моей спиной Олегу. - Раз уж, как утверждают, я - хозяйка.

- Приветствую, хозяйка, - появился из ниоткуда вчерашний Тарзан и снова со склонённой головой и рукой у сердца.

- И тебе не хворать, - спустилась по лесенке вниз. - Разговор к тебе есть.

- Как скажет хозяйка, - он так и стоял, не меняя позу.

Подошла к знакомому стульчику и оглянулась на вход. Олег не спешил спускаться по ступенькам, осматривал помещение, явно пытаясь сообразить, что же такого необычного может быть в типичном магазинчике псевдомагических сувениров.

- Ты вчера сказал, что уехать я не смогу. Что ты знаешь об этом? Почему я не могу уехать? - не стала тянуть резину и перешла к делу сразу.

- Ваше место здесь. Вы -- хозяйка. Там где лавка, там вы. И по-другому не бывает. Лавка здесь и вы не можете уехать. Прежний хозяин никогда далеко от лавки не уходил, - пояснил, так пояснил.

- А если лавка не здесь, а там? - задала вопрос в той же манере, в которой мне был дан ответ.

- Тогда и вы там, - лаконично и очень информативно.

- А где это там? - решила уточнить, краем глаза наблюдая за тем, как Олег спускается по ступеням.

- Везде, - и голова всё так же склонена, да рука у сердца.

- Ещё скажи, в соседней вселенной, у каких-нибудь толкиенутых эльфов, - рассердилась на этот ответ, уж слишком туманно сторож изъяснялся.

- И там тоже, - невозмутимо ответил абориген.

- Нет, так разговора у нас не получится, - беспомощно глянула на молчащего Олега. - Давай, ты встанешь или сядешь нормально, и мы поговорим. Расскажешь, всё что знаешь о бывшем владельце и о том, как связано то, что я из города уехать не могу с этим магазином. А то скажешь тоже. Эльфы из другой вселенной. Вот прям разбежались и постучались во входную дверь. Очень им нужны земные псевдоартефакты, - фыркнула представив себе эту картинку. - Даже если брать за истину то, что эльфы существуют. А чай тут у тебя имеется? - переключилась на другую тему, показалось, что совместное распитие ароматного и горячего напитка поможет в нахождении общего языка с Тарзаном.

- Есть, - выпрямился абориген и равнодушно принялся разглядывать Олега.

- Угостишь? - подтолкнула мысли Тарзана в нужную сторону.

- Как скажет хозяйка, - сморгнул своими невероятными фиолетовыми глазами и перевёл взгляд на меня.

- Кстати, как тебя зовут? - окликнула аборигена, когда он направился к дверке, которая, я это помнила, вела во внутренние жилые помещения.

- Так, как пожелает хозяйка, - ответил ровно и скрылся за дверью.

- Ты что-нибудь понимаешь? - обратилась к Олегу с недоумением. - Какая-то чушь и сплошной бред. Начиная с набедренной повязки этого непонятного сторожа, продолжая тем, что уехать не получается. Какое-то там, здесь... Ещё и мою шутку про эльфов всерьёз воспринял.

- Не ты одна ничего не понимаешь, - пожал плечами мой спаситель. - Странное местечко... Но вот прям таким чудесным и волшебным его не назовёшь. И связь с тем, что билет для тебя купить не удалось, с ним не найдёшь. Может, попробуем сегодня уехать ещё раз?

- Не знаю, - раздражённо окинула взглядом лавку и вздохнула. - Будем трясти сторожа, пусть объясняет что к чему. Лучше соломки везде, где можно подстелить, и только потом уезжать. Ничего же не случится, если мы задержимся здесь минут на двадцать и уточним все интересующие нас моменты.

- Хорошо, если хочешь, - снова пожал плечами Олег. - От нас не убудет пообщаться с местным сумасшедшим. Вроде не буйный.

Не стала отвечать, так как явился тот самый местный сумасшедший в набедренной повязке. Сдвинул товары на стойке одной рукой в сторону, даже без моих просьб и поставил поднос с чайником, пиалами и восточными сладостями на тарелочках, на освободившееся место. Разлил горячий, ароматный напиток по двум пиалам и отошёл в сторону.

- А для себя? - спросила его, искренне недоумевая.

- Как скажет хозяйка, - ответил абориген и снова скрылся за дверью.

- Куда это он? - с удивлением обратилась к Олегу.

- Пиалы только две, - обратил моё внимание на ускользнувшую деталь мужчина.

- А-а-а... - протянула, поняв куда убежал сторож.

И точно, скоро он вернулся с ещё одной посудиной для чая. Налил и себе горяченького и... только я успела отхлебнуть вкуснейший чай, какой мне когда-либо приходилось пить, и открыла рот, собираясь задать очередной вопрос, как дверь в магазинчик открылась и мы все дружно тут же отвлеклись от чаепития, ожидая когда войдёт покупатель. А ничего так, покупатель. Мужчина, высокий, стройный и волосы длиннющие, распущенные. Глазища огромные, невероятно зелёного цвета, без белка... Без белка? Подалась вперёд на своём стуле, матеря про себя здешнее освещение. Не иначе причина именно в нём. Но глаза, как оставались сплошняком зелёными, так и остались. А там и другие мелочи привлекли внимание. Странная одежда. Что-то вроде длинного, тёмно-зелёного запашного халата, с широкими рукавами, и рубашка с брюками под ним. И узорчатые, зелёные же сапоги. Лук в тонких, длинных пальцах, и колчан со стрелами, за спиной.

- А вы как раз к чаю... - сказала я с глупой улыбкой, не зная как ещё реагировать на толкиенутого гостя со странными линзами в очах.

Ответил он очень оригинально на моё заявление. Сполз по двери вниз, скатился по ступенькам и рухнул неподвижным кулем прямо к ногам Олега.

- Твою ж мать! - матюгнулась вслух, заметив кровавый след, который он оставил на тёмных досках пола. - Под каким кустом закопаем? - шутка получилась кривой, но очень уместной.

- Он жив, - Олег склонился над визитёром, пощупал пульс и глянул на веселящуюся -- этакая предистерика -- меня хмуро.

- Надо вызвать скорую, - тут же выхватила из кармана пальто мобильник, собираясь набрать заветные циферки, которые даже детям известны.

- Не торопись, - остановил меня Олег. - Ты видишь как он одет? Обрати внимание на уши...

Покупатель лежал на боку, волосы разметались и теперь прекрасно было видно его ушко. Длинное и такое, заострённое.

- И что? - спросила, рассмотрев ухо хорошенько. - В наш век расцвета пластической хирургии и не такое увидеть можно. Не вызовем скорую, окочурится на наших руках... Не знаю как тебе, а мне за решётку не хочется.

- Эльфы живучие, - вмешался в разговор бесстрастный сторож. - Его лучше выкинуть за дверь. За ним придут другие, добить. Преступил закон и на него открыли охоту, - со знанием дела добавил он.

- Надо вызвать скорую, - не согласилась я ни с одним из мужчин.

- Ваши врачи ему не помогут, - ровно просветил меня сторож. - И лекарства тоже. Он -- эльф. Его магией лечить нужно.

- Магией? - вылупилась на него как на идиота, но тут же отвлеклась, покупатель застонал и попробовал перевернуться на спину.

Я тут же слетела со стула, наконец-то чуток придя в себя от шока. Склонилась над болезным и с несчастным видом посмотрела на Тарзана.

- А мы сами как-то сможем ему помочь? - задала вопрос, который заставил аборигена задуматься.

- Из-за него у вас будут проблемы, хозяйка, - предостерёг меня сторож. - За ним обязательно придут и уже скоро. Спрятать не получится. Они своих на расстоянии чуют. По их законам мы обязаны его выдать, иначе нас самих всех убьют.

- Но, - попыталась справиться с мимикой, чтобы уж совсем не выглядеть ошарашенной. - Это какая-то дикость... Олег, - обратилась к спасителю. - Так же нельзя.

- Ты права, так нельзя. За дверь выбросить совесть не позволит, - пока мы со сторожем препирались, мужчина уже успел разобраться с широким поясом эльфа, которым был прихвачен халат. - Надо что-то придумать, чтобы не пришлось его выдавать.

- А если он убийца? - спросил Тарзан, так и не сподобившийся помочь нам с Олегом.

- Давай для начала его перенесём вовнутрь, - выдвинула предложение, пропустив мимо ушей вопрос, заданный аборигеном.

Но ничего больше сделать мы не успели, открылась входная дверь и в магазинчик ввалилось несколько длинноволосых и зеленоглазых типов, с луками наперевес. Один из вошедших тут же поднял лук с натянутой тетивой, прицеливаясь в лежащего болезного, собираясь отпустить стрелу.

- Нет! - тут же вскочила и вылезла на передовую. - Не позволю!

- Уйди, женщина! - надменно процедил сквозь зубы тот мужик, что целился в нашего визитёра.

- Это ты уйди, мужчина! - ответила с не меньшим презрением. - Как ты себе позволяешь разговаривать с женщиной? - такие только наезды понимают, наверное. - На колени! Вы, все! Кому я сказала! - рявкнула с такой убеждённостью, что у Тарзана коленки подогнулись и он охотно на них бухнулся.

Незваные гости ошарашенно уставились на меня, притом все, забыв на время о том, что кого-то там убивать собирались. Ещё и Олег решил подыграть, он встал, когда зашли эти гады с луками, сейчас же, глянув на аборигена, ухмыльнулся и тоже плюхнулся на колени, цепко держа взглядом всех агрессивно настроенных чужаков.

- О, моя госпожа, - пропел он сладко, явно наслаждаясь моментом и даже не думая пугаться. - Что прикажешь сделать с этими презренными рабами, посмевшими оскорбить тебя?

- Вызови представителей власти, - если уж спектакль, то такой, чтобы поверили все, включая саму меня. - Я хочу, чтобы их казнили, - протянула томно, при этом лихорадочно думая, что эффект неожиданности помог, а вот что дальше делать, совсем не ясно. - Они посягнули на моего наложника... Ещё и оскорбили мою светлейшую особу.

- Ваш отец, светлейшая, - продолжая дурачиться, но вполне всерьёз заявил Олег, - очень ругался, что после ваших забав трупов много.

- Ты будешь мне указывать? - процедила сквозь зубы, постепенно впадая в отчаяние.

Мужики отмерли и, судя по лицам, чихать они на казни и наш спектакль хотели. Звонок моего мобильника, в воцарившейся напряжённой тишине, прозвучал раскатом грома. Ситуация вот-вот должна была взорваться, а тут такая неожиданность. Она и взорвалась, мужики вздрогнули, включая того, что держал меня на прицеле. Стрела сорвалась и полетела в мою сторону. Я видела, как в замедленной съёмке, как она приближается и понимала, что увернуться не смогу. Олег вскочил, собираясь заслонить меня собой. Но двигался тоже как-то еле-еле и ничего значительного сделать не успевал. И чем ближе подлетала ко мне стрела, тем больше она вязла в воздухе, постепенно останавливаясь. Яркая вспышка и её не стало, осыпалась крохотной горсткой пепла на пол. Медленно, под взглядами удивлённых мужиков, подняла к уху телефон, попутно скользнув пальцем по зелёной кнопке и в гробовой тишине спросила:

- Папа? Это ты?

- Да, дочура, - родной голос звучал тепло и мягко. - Я тут узнал про твоего помощника. Своя небольшая фирма, никакого криминала. Репутация безупречна. Можешь ехать, ничего он тебе не сделает. А я проконтролирую... Он рядом? Дай-ка ему трубочку.

- Пап, сейчас он занят... Давай, я тебе попозже перезвоню, всё обсудим, - произнесла, улыбаясь непослушными губами. - И там решим, кого казнить, кого миловать.

Судя по тому, как дрогнули лица незваных гостей, улыбка вышла похожей на оскал. Впрочем, в этой ситуации она другой и не могла быть. Нажала отбой, никак не ответив на обеспокоенное: "У тебя всё в порядке?" и обратилась к тому, кто стрелял:

- Может, вы просто все вымететесь отсюда?

- А я помогу! - рявкнул пришедший в себя Олег, явно собираясь вступить в неравную схватку.

Но помогать не пришлось, звон клинков, доставаемых из ножен, звучал угрожающе, только уже из-за двери. Агрессивные посетители исчезли и через какое-то время начали тарабанить в дверь.

- Закрыто! - зло рявкнула я, а Олег, успевший подойти к двери, перевернул табличку так, чтобы на ней было написано "Closed". - Твою ж мать, - осела на пол, чувствуя, что кружится голова. - Они смогут войти? - обратилась к туземцу-сторожу.

- Нет, - ответил спокойно, а потом, подумав, добавил меланхолично. - В ещё один мир путь закрыт.

- Почему? - спросила только для того, чтобы не слышать за разговором как беснуются за дверью агрессоры.

- По их законам мы преступники, - охотно пояснил Тарзан и стряхнул невидимую пылинку со своей набедренной повязки. - Если выйдем за дверь, нас арестуют и объявят на нас охоту. Хороший был мир... С ними торговать выгодно. Хозяин долго налаживал связи... когда-то.

- Да, да... конечно, связи, - пробормотала, не в состоянии усвоить информацию.

Отходняк после всего произошедшего накатывал огромным валом и приходило понимание, что если бы не чудо, то я сейчас была бы уже мертва. Руки затряслись, мобильник выскользнул из пальцев и я стала заваливаться набок, теряя сознание. Непередаваемое амбре, исходящее от аборигена, шибануло в нос и уплыть в благословенную темноту не получилось. После такой дозы местного "нашатыря", сознание отказывалось падать в обморок.

- Уйди! - оттолкнула склонившегося надо мной Тарзана. - Ты когда последний раз мылся? - вместо обморока, пришлось взять крен в скандал, чтобы хоть как-то попытаться успокоиться.

- Как скажет хозяйка, - обиженно пробормотал абориген и отошёл в сторону.

- Хотя... Стой! - передумала прогонять сторожа. - Можешь наклониться над эльфом? Вдруг в себя придёт. А то самое интересное пропустил. Да и вдруг всё было зря и он возьмёт и умрёт...

- Лучше смерть, - шёпот исходящий от как бы бессознательного тела, заставил подпрыгнуть на месте.

- Живой, - ровно констатировал Олег и скрипнул зубами. - Может, добьём? Что-то он мне уже заранее не нравится.

- Лучше смерть... чем наложником у человеческой женщины, - голосок-то окреп и мужик попытался приподняться.

- У тебя слишком буйная фантазия для умирающего, - ядовито заметила в ответ и при помощи Олега поднялась с пола. - Если оклемался, то свободен... - вот ведь фрукт, нос воротит от тех, кто ему жизнь спас.

- Убейте... - попросил эльфик, надменно кривясь.

От боли, но марку морального урода, то бишь сноба держит? Или у этой гримасы другая причина?

- Хоть бы спасибо сказал, что жизнь спасли и приобрели себе на нижние девяносто проблемы, - буркнула недовольно, но над эльфом склонилась, собираясь помочь Олегу поднять болезного.

- Я сам! - гордо задрал эльфячий подбородок раненный сноб.

- Сам, так сам, - пожал плечами Олег и отошёл поближе ко мне, постаравшись встать так, чтобы прикрыть меня от болезного.

Втроём мы с кривыми ухмылками наблюдали за тем, как эльф-идиот, отказавшийся от нашей помощи, пытается подняться, при этом зажимая рукой кровящий бок. Устав наблюдать за его бесплодными попытками, фыркнула:

- Идиот!

Решительно вышла из-за спины Олега и склонилась над упрямым эльфом.

- Давай руку, наложник! - приказной тон подействовал или неожиданное обращение, не знаю точно, но мужик руку мне подал.

И только тогда, когда мы с быстро сориентировавшимся Олегом рывком поставили его на ноги, выдрал из наших рук конечность и брезгливо сморщился, обтирая ладонь об одежду. И тут же пошатнулся, собираясь плюхнуться обратно, на пол.

- Точно идиот, - вздохнула и подставила плечо болезному. - Обопрись, попробуем во внутренние комнаты пробраться.

- Ты, сторож, который без имени, - обратилась к Тарзану. - Помоги. Его как-то надо будет через дверку протащить, в прилавке.

- Столешница откидывается, сейчас покажу, - проявил инициативу абориген.

Поманипулировал чем-то там, погремел крючками и задвижками, и организовал достаточно широкий проход, чтобы кто-то один в обнимку с эльфом смог протиснуться. Сноб предпочёл помощь Олега, отшатнувшись от меня, как от смерти с косой. Ему тут, понимаешь, помочь пытаешься, а он ведёт себя... как девственница, которую насиловать собираются. Самого шатает, а он ещё и шарахаться умудряется. Когда скорбная процессия -- эльф, опирающийся на плечо Олега -- проследовала мимо, я сбледнула с лица.

Мало того, что крови натекло на пол прилично, так ещё и со спины эльфик представлял собой дивное зрелище. Длиннющие волосы сбились в сторону, приоткрывая кусочек спины, на которой одежда была изрешечена -- не иначе стрелами -- и вся была пропитана кровью. Ещё тут гордеца из себя строить пытается, дурак. Сначала бы выжил, а потом бы и права качал и корчил надменные рожи. Тарзан, первым проскользнувший в проход, открыл дверь и держал её, пока эльф с Олегом, проходили мимо. Отмерев, скользнула вслед за ними, проследить за тем, как раненого устроят, не помешает. А то мужики они такие... О многом могут не догадаться.

- Сними с него сначала одежду, - влезла, стоило только увидеть, что собираются положить на нерасстеленную кровать эльфика как есть. - Будет проще раны обработать. Аптечка есть? - обратилась к сторожу. - Неси, - велела, не дождавшись ответа. - И воды тёплой, в какой-нибудь ёмкости. Желательно кипячённой воды. Нужно много-много ваты. Тоже прихвати, если есть. Если нет, то что-нибудь заменяющее. И быстрее. Одна нога там, другая здесь.

Послушался, вымелся из комнатки, обставленной по спартански просто. Кровать, стол и стул. Больше ничего. Ни шкафа, ни тумбочки, ни ковриков-дорожек. Ничего лишнего, даже стены не обоями обклеены, а уныло-зелёной краской окрашены. Больше на палату в больнице похоже, чем на жилое помещение. Тарзан запропал, пока Олег еле стоящего на ногах эльфа раздевал. Подключилась к этому действу, как спасённый ни пытался шарахаться от меня. Проигнорировала его просьбы убить и не раздевать. С невменяемыми снобами лучше вообще не разговаривать, а просто действовать. А уж со снобами, которые решили, по-видимому, что я прямо сейчас с него стрясать долг наложника собираюсь, тем более не стоило церемониться.

Сдвоенными усилиями Олега и меня, стянули в три руки -- левая рука моего рыцаря была занята поддерживанием в вертикальном состоянии невменяемого эльфа -- сначала халат, потом рубашку, избавили раненного от штанов, сапог да портянок... А тут и Тарзан явился, дав возможность мне не пялится на вполне себе мужские причиндалы -- эльф ношением белья себя не утруждал -- и не смущаться от созерцания голой мужской особи, в которой различий с обычными всего-то парочка была. Уши и глаза. Ах да, ещё одно отличие. Пониженная волосатость, намекающая, что уж эльфы-то точно не от обезьян произошли.

Ещё и раненный в буйство впал, совсем не до его обнажённой натуры стало. Попробовал отбиться от насильников -- то бишь нас -- о чём, в довольно нецензурной форме, в полный голос и поведал. И я не выдержала, рявкнула:

- Ты не в моём вкусе, придурок! - подумав, добавила. - Да и с потнецией у тебя проблемы сейчас. Вот выздоровеешь, тогда и подумаю, стоит ли натурой с тебя долг брать, а то, вдруг ты в этом плане совсем никак.

Олег глянул на меня с укоризной, а я пожала плечами и несчастно улыбнулась:

- Нервы сдают. Извини. Зато он успокоился... Почти.

Теперь эльф толкал патетическую речь про то, что всё у него в порядке с потенцией... И вот потом, сама умолять буду, чтобы он меня осчастливил.

- Может, того, по голове чем-нибудь? - достал он нас всех до печёнок, потому взгляды и Олега, и Тарзана, выражали солидарность с выдвинутой идеей.

- Есть успокоительное? - Олег всё-таки не стал применять столь кардинальную меру, предложенную мной, и решил прибегнуть к чему-нибудь более мягкому.

- Он после боевого транса, ещё и ранение наложилось, - вмешался Тарзан, решив зачем-то обелить эльфа в наших глазах. - Успокоительное не поможет. Только ухудшит ситуацию. Магия нужна.

- Если что, свяжем, - вздохнул Олег, пока не желая вникать в подробности того, что там с боевым трансом и чем это чревато.

Тарзан же, носясь из комнаты и в неё маленьким ураганом, быстро натащил всё необходимое для того, чтобы раны болезному обработать.

- Поможешь? - спросил Олег, когда удалось уложить, всё ещё бормочущего всякую чушь про собственную мужскую состоятельность, эльфа в кровать.

- Что надо будет делать? - от вида крови никогда в обморок не падала, и на уколы в собственную вену, могла смотреть даже не отворачиваясь.

Ну иголку под кожу и в вену медсестра впихивает, чтобы кровь там взять, или лекарство влить. И что в этом такого, чтобы сознание терять или бояться? Никогда не понимала этого страха, хоть когда-то в детстве пришлось долго лечиться, и под капельницей не раз лежать. Потому, ухватила кусок мягкой ткани, окунула в небольшой медный тазик с водой, отжала и приготовилась действовать.

- Сотрёшь кровь, пока я проверю аптечку? - глянул на меня с уважением Олег.

- Тогда лучше эльфа связать. А то опять решит, что я покушаюсь на его честь, - покачала головой и утёрла тыльной стороной ладони пот со лба.

Успела взмокнуть, и от страха, когда стрела в мою сторону летела, и от того, что в комнате тепло, а я всё ещё в пальто. Отложила тряпку, скинула верхнюю одежду на спинку стула, и снова взялась за влажную ткань.

- Пусть он подержит, - кивнул на Тарзана Олег, - пока я смотрю. Потом помогу.

- Договорились, - кинула взгляд на аборигена и велела. - Подержи его, чтобы не дёргался, пока я кровь с него смываю.

Тарзан послушался, и мне снова с близкого расстояния пришлось нюхать его амбре. Я морщилась, но терпела, состояние эльфа внушало опасения. Он перестал дёргаться и ругаться, что пугало. Лучше бы бузил дальше, тогда было бы точное понимание, что отбрасывать копыта не собирается прямо сейчас. А так, страшновато стало, вдруг умрёт прямо у меня на руках.

- Что это? - отвлёк меня от беспокойства Олег. - И это аптечка?

- Где? - обернулась, забыв, на время, про кровоточащие раны эльфа.

- Здесь! - рыкнул явно разозлённый рыцарь без страха и упрёка.

- М-м-м... - протянула озадаченно, не зная что ответить на этот выпад.

Шкатулка, которую притащил Тарзан, была набита кучей разноцветных склянок... Но на них ни одной бирки. И вид такой, подозрительный.

- Слушай, - глянула на сторожа. - Помоги Олегу разобраться, а? Ты же знаешь, что там за что отвечает?

- Знаю, - после некоторого колебания ответил абориген.

Оставалось только скрестить пальцы за то, чтобы ничего не напутал или специально не саботировал. Снова вернулась к тому, что стирать всё ещё сочащуюся кровь из ран на спине эльфа. С такой кровопотерей, ещё и права качал. Реально придурок.

- А вот это для потенции, - кому что, а мужикам лишь бы о больном.

Фраза, пусть и была сказана шёпотом, мной услышана была. Я не удержалась, фыркнула, и еле сдержала смех.

- Надеюсь, вы этим эльфа поить не собрались? А то окочурится. Хоть и счастливым, что всё функционирует как надо, но окочурится, - выдала своё резюме, тут же затихшим мужикам.

- Нет, вот этим поить будем, - определился Олег и появился в зоне моей видимости, с зелёной склянкой в руке. - Воду поменяешь? - обратился он к Тарзану. - Добавим потом и туда. Если ты не соврал, конечно, и реально поможет.

- Буорони всегда царапины этим мазал, - возмутился сторож.

- И средством для потенции тоже, да? - поинтересовалась невинно, разогнувшись и глянув на стоящего за моей спиной аборигена.

- Мазал, царапины? - Тарзан очень натурально удивился, а я прыснула в кулачок, сжимающий тряпку, красную от крови.

- Думаю, другое он мазал, - снова с укоризной посмотрел на меня Олег. - Но это мы выясним потом. Кто, что мазал, и как это помогало от потенции.

- Угу, излечим от потенции. Навсегда, - недавняя угроза моей жизни сказалась на мне странно, хотелось хихикать и дурачиться, да не воспринимать ничего всерьёз.

- Ольга, что с тобой? - обеспокоился Олег моим состоянием.

- Не знаю, - протянула несчастно.

Настроение сделало кульбит, и сейчас очень сильно хотелось заплакать.

- Ты сможешь ещё чуток подержать себя в руках? - серьёзно спросил меня мой надёжный помощник. - А потом я предоставлю тебе собственную жилетку, и собственноручно слёзы вытирать буду. Сможешь, девочка?

- Попробую, - проглотила рыдание и сжала тряпку в кулачке сильнее.

- Умница, - похвалил меня Олег и кивнул вошедшему Тарзану. - Поставь на стол. Помоги мне подержать раненого, лекарство придётся силком вливать ему в рот. Но прежде... - обошёл мешающуюся меня и подошёл к тазику.

Вытащил пробку из склянки, налил немного зелёной, густой жидкости в тазик и вернулся на своё место.

- Справишься? - спросил меня, умоляя взглядом держаться и держать себя в руках.

- Угу, - сглотнула комок в горле и окунула тряпку в тёплую воду.

Пока я наблюдала за тем, как зелёное лекарство растворяется и смешивается, с водой и кровью, мужчины смогли разомкнуть стиснутые зубы эльфа, и влить тому в рот пару капель. А дальше дело встало за мной, я снова и снова окунала тряпку в воду, полоскала, отжимала и стирала кровь, которая постепенно переставала сочиться из ран.

- Хватит, - в какой-то момент Олег остановил меня. - Сейчас наш помощник сменит воду, и мы попробуем сделать компресс. Только ещё чистого полотна надо будет. Сделаешь? - обратился он к Тарзану.

Тот снова умчался, с тазом наперевес и вернулся довольно быстро. Олег снова отлил немного зелёной жидкости в тазик, взял принесённую аборигеном ткань, окунул в воду, подержал там, отжал, расправил и аккуратно укрыл спину раненого, стараясь расположить ткань так, чтобы она покрывала ещё и колотую рану на боку.

- Кому-то придётся сидеть с ним и следить, чтобы не повредил сам себе, - Олег провёл рукой по спине эльфа, поверх ткани, и я сморгнула, мысленно сетуя на выкидывающее фортели зрение.

Показалось, что от ладони мужчины исходит лёгкое сияние. Чего только не померещится, когда находишься на грани истерики и обморока.

- А вот теперь можно плакать, - раскрыл объятия мужчина, намекая на недавние свои слова.

- Потерплю, как-нибудь, - шмыгнула носом и устало опустилась на единственный стул.

- Пригляди за ним, - велел Олег Тарзану и подошёл ко мне. - Пойдём осмотримся, что ли. Раз уж выйти пока нельзя, надо подумать над тем, где можно отдохнуть. А потом решим, как выбираться.

- Ты прав... И в кого ты такой умный? - усмехнулась, размышляя о том, что Олег просто нереальный человек.

Человек -- мечта. Такие как он... Они вообще ещё есть? Или мне в знакомые достался единственный и неповторимый экземпляр?





Глава 4


В которой говорится о том, что... Кто не ворует, тот не пьёт шампанского




Осмотр внутренних помещений много времени не занял. Комнат не так много было, чтобы долго ходить. Три спальни, в том же холодно-казённом стиле, что и комната, в которой остался эльф. Две ванные комнаты, два туалета и кухня. Скудно, и интересного ничего в комнатах не нашлось. Безлико и никаких вещей, которые смогли бы хоть что-нибудь сказать о личности владельца лавки. Вернулись в магазинчик, но за прилавок выходить не стали.

- Чай остыл... - с грустью глянула на чайник.

- Нифига, - Олег поднял крышку, вдохнул обалденный аромат и взял в руки свою пиалу. - Горячий, как и оставляли, - сделал глоток и удивлённо покачал головой.

- Кровищи, - передёрнула плечами, заметив след на двери. - А эльфы, судя по тишине, ушли.

- Я бы на это не ставил, - не согласился со мной Олег и отставил пиалу в сторону. - Надо полы вымыть. Пойду поинтересуюсь, где тряпку взять.

- Я помогу, - оставаться одной не хотелось.

Не по себе, в таком-то антураже и с эльфами, которые где-то там за дверью затаились. Поспешила следом за своим рыцарем без страха и упрёка. Тарзан охотно провёл нас на кухню, где показал скрывающуюся от посторонних взглядов, за панелью, кладовую, в которой хранилось много хозяйственной всячины. Ведро, швабра и тряпка там имелись. Но в единственном экземпляре. Олег мне их не отдал, и я осталась без дела. Подумав, выгнала Тарзана из комнаты, в которой эльфик бессознанку разыгрывал, велев вымыться, расчесаться и вообще привести себя в порядок. Абориген попытался возразить, но я не дала ему и слова вставить, рявкнув: "Иди! От тебя жутко пахнет!". Мужчина пожал плечами на это, развернулся и уже на самом пороге буркнул, оставив последнее слово за собой: "Сама напросилась".

Блин, довёл до того, что сама нагрубила, и ответную грубость услышала. И откуда во мне только такие рабовладельческие замашки? Стоило аборигену пару раз ответить: "Как хозяйка скажет", так сразу потянуло покомандовать им. Пора брать себя в руки, и прекращать так себя вести. Ладно, шок там от чудастой ситуации, невыплаканная истерика и прочие психологические заморочки. Но и границу тоже стоит знать. Придёт абориген обратно, обязательно извинюсь.

А дальше время потянулось медленно, очень медленно, делать рядом с эльфом решительно было нечего. Ровно до того момента, как Тарзан вернулся. Стоило ему только на порог ступить, как я поднялась со стула, вылупившись на него и уронив челюсть на пол. Нет, оно и раньше было видно, что мужик симпатичный... Но, сейчас, я контролировать себя не могла. Хотелось прямо здесь и сейчас наброситься на фиолетовоглазового аборигена и изнасиловать в особо извращённой форме. Пах теперь Тарзанчик так... что слюна сама-собой образовалась, и грозила закапать весь пол. Ещё чуть-чуть и начну пузыри пускать, с дебильной улыбкой. Это было что-то такое, неописуемое, феромонисто-приворотное, что не помня себя, сделала шаг навстречу мужику, собираясь повиснуть на шее... Ну, или грохнуться в ноги и начать умолять взять меня прямо здесь и сейчас.

Скрутило меня не хило, Олег застал нас как раз в тот момент, когда Тарзан насмешливо наблюдал за тем, как я пытаюсь свитерок с себя стянуть. Хорошо, что не позже зашёл, иначе застал бы уже гораздо более интересную картину.

- Ольга? - оттолкнул Олег аборигена и заглянул в комнату. - Что происходит? - и сглотнул, побледнев и отшатнувшись от Тарзана. - Что за зелье ты используешь? - обратился он к аборигену, попятившись от него обратно в коридор.

- Тоже хочешь? - теперь уже сглотнула я, отбросив свитер в сторону.

- Я ж не голубой! - с недоумением произнёс Олег и сделал ещё пару шагов в сторону выхода из коридора, скрываясь из поля моего зрения. - Но... бля... - с чувством добавил он, явно не в силах понять, что вообще происходит и как с этим жить дальше.

На кровати, за моей спиной застонал эльф, на мгновение этим отвлекая меня от секс-бомба, что стоял в дверях. Многозначительное: "О-о-о!" и эльф приподнялся на кровати, демонстрируя то, что с потенцией у него точно всё в порядке, не зря так возмущался. Подняли мёртвого, так подняли, да и я отозвалась на эльфовы стоны, не менее сладострастным: "О-о-о!", низ живота скрутило от желания прямо сейчас заняться сексом, притом с тем, кто так и стоял, сложив руки на груди и не думая двигаться с места.

- Сделай что-нибудь, - выдавила из себя, трясущимися руками расстёгивая пуговку на джинсах.

- Что именно, хозяйка? - с изрядной долей насмешки поинтересовался Тарзан.

- Свали куда-нибудь, - с трудом подавила в себе желание крикнуть: "Возьми меня!". - Или смой с себя этот запах... - слова давались с трудом, после каждого, облизывала пересохшие губы, заставляя себя говорить не то, о чём думалось и чего хотелось на самом деле.

- Как скажет хозяйка, - фыркнул абориген и выплыл из комнаты.

Где-то там послышался шум от того, что кто-то упал. Олег, наверное, в обморок от обуревающих чувств. Или что-то другое там упало... Может, даже часть Олега, та, которая тоже стояла. Тянуло пока только на пошленькие мыслишки, и на секс. Добрела кое-как до стула и рухнула на него. Руки тряслись, как и ноги, и я старалась даже не смотреть в сторону эльфа, потому что после ухода Тарзанчика, единственной мужской, способной удовлетворить меня сейчас особью, оставался раненый. И мысли мои, в данный момент, крутились отнюдь не вокруг того, что ему вроде как нельзя -- помрёт ещё в процессе -- а вокруг того, что вот если я подойду, и если он меня поцелует, а вот потом дальше всё будет так сладко... Приложила к вискам ладони и потрясла головой, в попытках избавиться от наваждения.

- Твою ж дивизию! - выплюнула эти слова, ну с очень прочувствованной интонацией. - Твою ж...

- Бля! - вторил не менее прочувствованно Олег из коридора.

- Убейте... - был солидарен с нами эльф.

Наша тройка, получившая приличную дозу сексошокотерапии, приходила в себя очень долго. Особенно сложно пришлось эльфу. Он никак не мог сообразить, как ему лечь обратно так, чтобы спину не потревожить. Уж очень мешалось то, что подтверждало, что с потенцией всё в порядке. А я боялась к нему подойти. Моя выдержка трещала по всем швам и держала я себя в руках из последних сил. Если бы сдвинулась с места, да коснулась бы мужского тела... Боюсь, эльфу потом долго лежать не пришлось бы. Отрабатывал бы натурой своё спасение прямо здесь и сейчас. Вот и возился он всё то время, пока мы дружно приходили в себя, самостоятельно.

- Убью, - порадовала я эльфа таким желанным словечком.

Только ему было невдомёк, что не до его шкурки добраться хочу, а до кое-кого другого. А прежде чем убить, не помешало бы кастрировать. Вот ведь гад... Специально же чем-то таким себя полил, чтобы нас всех троих проняло. С содроганием, и постоянно оглядываясь по сторонам, вышла в коридор, проверить, как там Олег себя чувствует. Мужчина сидел, оперевшись спиной о стену, и смотрел прямо перед собой ошарашенным, расфокусированным взглядом.

- Жив после этой газовой атаки? - спросила, но приближаться не спешила.

Мало ли, вдруг он до сих пор под воздействием феромонов.

- А? - сфокусировал взгляд на мне Олег.

- Жив, говорю, жертва Освенцима? - переспросила раздражённо.

- И что это было? - спросил он меня, пока и не думая подниматься с пола.

- Спросим. Обязательно спросим. Но для начала противогаз стоило бы поискать. Так, на всякий случай, - скрипнула зубами, да сжала кулачки. - Эй, сторож. Как тебя там? Не подскажешь, ты там с себя лишнее смыл?

- Смыл, - довольно сказал гад, выйдя в коридор из комнаты неподалёку.

- Свали! - рявкнула, почувствовав, что крыша снова начинает ехать. - Сделай что-нибудь, чтобы так не пахнуть! Сейчас же!

- Как скажет хозяйка, - пропел этот гад и хлопнул дверью.

- Ох, - теперь уже я сползла по стеночке, составив компанию снова ушедшему в астрал Олегу.

К тому моменту, когда Тарзан соизволил появиться, мы уже успели чуток отдышаться. Пахло от аборигена теперь знакомо-ужасно. Немытым телом, грязными носками и бомжами. Убойный запах... Но такой безопасный, по сравнению с прежним.

Олег встал и помог подняться мне. Заглянули к эльфу, помогли ему нормально улечься и предупредили о том, чтобы не двигался лишний раз. Олег смочил сползшую с раненого тряпку в тазике с водой и снова укрыл ею спину эльфа. Заставил болезного выпить ещё немного жидкости из зелёного флакончика, и бедняга почти сразу же отрубился.

- Думаю, можем пока оставить его одного. У меня к сторожу накопилось слишком много вопросов, - выдвинул предложение Олег.

- Пойдёмте чай допьём, - согласилась с ним. - А то есть охота, от всех этих переживаний. Так хотя бы сладостями перекусим. Идём с нами, - позвала сторожа и пошла следом за Олегом, который нас ждать не стал, уже выскальзывал за дверь, в магазин.

Мне достался стул с этой стороны прилавка, Олег выбрался в зал и сел на стульчик с той стороны, а Тарзанчик остался стоять.

- Так, - начала я, повертев свою пиалу в руках, и убедившись, что чай в ней так и остался горячим. - Начнём с тебя, сторож. Расскажи, что это был за запах, от которого мы чуть все не стали сексуально озабоченными? Духи какие-то? Волшебный эликсир?

- Это мой пот, - вежливо просветил нас Тарзанчик. - Его добавляют в эликсиры для повышения желания, - продолжил уже по своему личному почину.

- Ага, то зелье для потенции на нём настояно, да? - проявила смекалку и сообразительность, порадовавшись при этом, что чай ещё не успела отхлебнуть.

Рисковала выплюнуть его обратно, вместе со всем содержимым желудка.

- Да ты бесценный экземпляр! - восхитился Олег и взял свою пиалу в руки.

Для этого ему пришлось привстать и дотянуться до другой стороны подноса.

- Бесценный, - не стал играть в ложную скромность Тарзан.

- Что же ты такой бесценный прозябаешь в роли сторожа в этом магазине? - с подозрением осведомился Олег и подхватил кусочек рахат-лукума с тарелки.

- Мои родители задолжали прежнему владельцу лавки свои жизни. Тот простил долг за меня, - просто пояснил Тарзанчик и потянулся к своей пиале.

- Тебя продали? - поперхнулась чаем и положила пахлаву обратно на тарелку.

- Обязали служить хозяевам лавки тысячу лет, - ответил так, будто о ерунде какой говорим.

- И сколько ты уже отслужил? - теперь спросил Олег, который не среагировал так остро, как я.

- Триста лет, - и снова так безыскусно, как о мелочи.

- Сколько? - поперхнулась чаем ещё раз. - Ты всерьёз?

- Всё на веру, конечно, не стоит принимать, - вместо Тарзана ответил Олег. - Но если ты обратишь внимание, всё что сегодня происходит, к вещам, вписывающимся в рамки привычного нам с тобой мира не относится. Потому, не стоит так удивляться. С холодной головой разбираться в нагромождении сегодняшних событий проще. И по полочкам разложить, и выводы сделать.

- Ты меня хозяйкой зовёшь, - начала с намёком. - Почему?

- Ты хозяйка лавки, значит и моя хозяйка, - пожал плечами и поставил пустую пиалу на поднос.

- Ага. А какие-нибудь документы, это подтверждающие есть? - вмешался в разговор Олег.

- Что-то я не помню, чтобы что-то подписывала и как-то в права владения лавкой вступала, - высказала свои сомнения и скептически глянула на сторожа.

Тот вместо ответа, подошёл к одному из стеллажей и жестом позвал меня за собой. Встала со стула и подошла к Тарзанчику ближе.

- Тут сейф, - просветил он меня. - Нажми вот сюда, - ткнул пальцем в нужное место. - Ты хозяйка, сможешь открыть.

Нажала, как и просил, на небольшую выпуклость на полке, которая тут же провалилась в стену, и вместо неё появилась небольшая дверка.

- А теперь приложи ладонь к двери, - продолжил инструктировать меня Тарзан.

Послушалась и в этот раз, дверка открылась и я вылупилась на пустые полки сейфа. Только верхняя была занята какими-то бумажками, да толстенная книга в кожаном переплёте там валялась. Не дожидаясь следующей подсказки, вытащила бумаги на свет и книгу тоже.

- Там должно быть всё, что вас обоих интересует, - отошёл от сейфа абориген и налил себе чая из чайника.

Олег тут же перебрался на нашу сторону и с моего разрешения принялся рыться в бумагах, положив их на прилавок.

- Интересно, - протянул он, прочитав бумагу, лежащую с самого верха.

- Что там? - заглянула в бумажку, выглянув из-за плеча, склонившегося над прилавком Олега.

- А ты прочитай, - протянул он мне документ.

Последовала приглашению, прочитала. Потом ещё раз, а потом ещё раз. Особенно порадовала строчка о передаче в собственность мне не только магазина, но и долгов досточтимого Буорони, связанных с лавкой. А вот про передачу активов -- полный молчок. Товар да, полностью переходил в мою собственность. А вот денежные средства, про них не было ничего.

- Наличность в кассе есть? - спросила у экзотического сторожа, подозревая, что ответ мне не понравится.

- Нет. Буорони всё забрал, - Тарзанчик, как продолжал чай пить, так и продолжил.

То-то у того старичка чемоданище был тяжеленный. Подозреваю, что всё ценное ушлый Буорони унёс с собой.

- А вот это ещё более любопытно, - отвлёк меня Олег от созерцания бумаги, почему-то совсем не радующей меня своим содержанием.

- Что там? - подозревая подвох, брать документы в руки не торопилась.

- Свидетельство о регистрации магазина "Лавка Скамейкина" в торговой палате планеты Р'эммалуэн, - стал перечислять Олег, поняв, что мне больше времени придётся потратить, если начну пытаться вникнуть самостоятельно. - Соглашение об уплате налога на торговлю. Обязательство погасить задолженность по дополнительному личному налогу Повелителя. Декларации на полученный в Р'эммалуэне товар. Накладная, по которой выходит, что Буорони приобрёл, цитирую: "Артефакт вечной молодости, стоимостью в тысячу серциев, Артефакт для изменения внешности, согласно разрешению данному Повелителем, стоимостью в две тысячи серциев". А ещё, - отложил в сторону накладную и декларации мой рыцарь без страха и упрёка, и взял следующую бумажку в руки. - Соглашение, по которому компания "Артефакты для всех", которая значится как "Грузоотправитель" в накладной, предоставляет уважаемому Буорони отсрочку платежа на все приобретения в 21 стандартный день.

- Твою ж мать! - выдавила из себя, переварив полученную информацию.

С учётом первой бумажки, по которой все долги некоего Буорони, включая любые долговые обязательства перед третьими лицами, перекладывались на мои плечи, и того, что наличности в кассе нема, прочитанное Олегом звучало стуком молотка по крышке моего гроба.

- Влипла! - простонала, схватившись за голову. - Во что же я влипла?

- Не переживай, хозяйка, - успокоил меня Тарзанчик. - Просто не откроешь дверь кредиторам. Буорони всегда так поступал. Да и закрыли мы себе доступ в этот мир. Выходить опасно, убьют. Так что, будем виноваты даже не мы, а те охотники, которые на нашего эльфа охотились.

- Твою ж дивизию! - взвыла я, желая сейчас хорошенько постучаться головой об стену.

- Тихо, Оля, тихо, - подошёл ко мне Олег и схватил за плечи. - Держи себя в руках. Мы что-нибудь обязательно придумаем. Вот увидишь.

- А чего придумывать? - невозмутимо влез Тарзанчик. - Просто дверь закрытой держать будем, и всё.

- Найдётся и другое решение, - заявил Олег. - Нужно только подумать.

- Ну да... Всё просто, - стряхнула его руки с себя и продолжила, не скрывая иронии. - Наденем противогазы, отмоем сторожа и отправим его за дверь. Он прогуляется до Повелителя, обсудит с ним проблему уплаты налога. Так же расскажет тем эльфам, что дверь сторожат, как они были не правы. Пообщается с руководством компании "Артефакты для всех"... И нас объявят террористами, желающими уничтожить их мир, при помощи сексуального химического оружия. Раз, два, три и сделано. И долгов нет, и компания в тюрьме подберётся приятная. И сидеть не скучно будет. Будем заняты круглосуточным групповым сексом, глядишь, лет сто, на которые нас осудят, пролетят незаметно. А что? Легко!

- Ты не учитываешь один немаловажный фактор, - хмыкнул Олег и отошёл от меня.

- Какой? - скептически приподняла брови, иллюстрируя прозвучавшее недоверие в моём тоне: "Мол как это я чего-то там не учла?"

- После прогулки по миру, сажать нас в тюрьму будет некому. Всеобщая вакханалия, что начнётся после подобной прогулки, заставит всё сообщество эльфов вообще забыть про наше существование. Так что, твоя идея не лишена смысла. Если уж совсем припрёт, то прибегнем к помощи нашего сексосногсшибающего сторожа, - усмехнулся Олег, окинув неприязненным взглядом Тарзанчика. - А пока попробуем поискать законные пути решения проблемы.

- Для того, чтобы такие пути найти, - скептически посмотрела на него, с сомнением покачав головой. - Надо как минимум неплохо знать законы мира эльфов. Ты их знаешь? - дождалась отрицательного мотания головой от Олега и продолжила. - И я не знаю. Посему, остаётся последовать совету, и дверь зазря не открывать.

Хорошо, что не успела подумать мыслишку о том, что являясь владелицей магазина, теперь легко смогу заработать себе на домик у тёплого моря. Сейчас бы, после подобной точки в разговоре, было бы мучительно больно с этой мыслью расставаться. А так, отмахнулась от неё, и потянулась к книге. Чем-то она нас порадует?

Раскрыла фолиант на первой странице и удивлённо захлопнула, так и не поняв, что за карта на ней нарисована.

- Книга учёта, - пояснил невозмутимый Тарзан, который даже и не думал обижаться на наши дурацкие шутки. - Выбираешь мир, и там информация должна быть, по всем торговым соглашениям, долгам и приобретениям.

- Да? - протянула с недоверием и посмотрела на книгу, как на ядовитую змею.

Чутьё просто вопило о том, что без ознакомления с содержимым я как-нибудь проживу. А вот если прочитаю, то рискую заработать нервный тик, инфаркт и энурез. Что-то как-то документация по миру эльфов надежд на тихую и обеспеченную старость не внушала, как и на смерть от неё в своей постели.

- Давай я, если боишься, - протянул загребущие ручки к книге Олег.

- Пилюлю подсластить хочешь? - скривилась и снова открыла книгу. - Уж лучше сразу в глаза правде посмотрю, и сама, - вздохнула, пытаясь понять, как мир выбрать.

Ткнула, наугад, в пустое окошечко, что располагалось прямо посередине страницы. Тут же, как в компьютере, выпал список, с ничего не говорящими мне названиями. Выбрала одно из них наугад и изображённая на титульной странице карта тут же видоизменилась. Опять ткнула пальцем, теперь уже в карту, заинтересовавшись этим феноменом. Страницы сами собой перелистнулись, и остановились.

- Трфаурф, - прочитала, чуть не сломав язык, заглавие.

- Ух ты! - восхитился Олег, подошедший поближе и заглядывающий сейчас через моё плечо в любопытный фолиант.

- Тяжелая, зараза, - согласилась с ним, но книгу так и продолжила держать в руках.

- Да я не про это, - отмахнулся рыцарь, как-то быстро забыв о взятой на себя роли защитника сирых и убогих. - Ты только посмотри, что там дальше идёт...

Его прервали самым наглым образом. В дверь затарабанили, изо всех сил. Стеклянная витрина тряслась, сама дверь ходила ходуном, но держалась.

- Эльфы вернулись? - с испугом глянула в сторону входа. - Точно не смогут войти? - этот вопрос адресовала уже Тарзану, который вольготно устроился на стуле за прилавком и с любопытством наблюдал за мной и Олегом.

- Неа, не смогут, - хмыкнул сторож и с этаким предвкушением улыбнулся.

- Это хорошо, - с недоверием посмотрела на хлипкую на вид дверь и попыталась вернуться к изучению книги учёта.

Но, рвущиеся вовнутрь посетители, отвлекали меня от этого процесса. Вопли и грохот, как-то не способствовали усвоению информации.

- Может, открыть и спросить, чего надо? - робко выдвинула идиотскую идею. И Олег, и Тарзан глянули на меня как на дуру, и я тут же стушевалась. - Нет, так нет.

- Не советую, - усмехнулся сторож. - У Буорони в Трфаурфе самые давние и злые кредиторы. По закону, здесь должникам принято уши и язык отрезать, в назидание другим мошенникам. Они так стучат, потому что решение суда вручить хотят. А кто не знает о нём, тот и не осуждён. Буорони всегда так говорил, - добил напоследок.

- Какой... - скрипнула зубами и продолжила. - Умный Буорони.

Тарзан проглотил смешок и ничего на это заявление не ответил.

- Возьми, - вручила фолиант Олегу. - Руки устали.

- Извини, сразу не сообразил, - тут же повинился рыцарь и принялся читать, молча.

А я по-быстрому, встав рядом, проглядывала текст и столбцы цифр, стараясь не отвлекаться на шум у двери. Получалось плохо, потому половину информации усвоить так и не получилось. Впрочем, этот пробел восполнил Олег:

- Покупок сделано много... - задумчиво произнёс он. - И продано много. И ни одному поставщику из Трфаурфа деньги не возвращены.

- Какая прелесть! - теперь уже пришла моя очередь восхищаться. - Давай, посмотрим другой мир.

- Давай, - согласился Олег, а я с интересом стала ждать того, как он будет справляться с удерживанием на весу фолианта одной рукой.

Мне-то пришлось коленку приподнимать и на неё книгу пристраивать для того, чтобы рука не сильно уставала. Но мужчина мудрствовать не стал, и извращаться тоже. Не предоставил повода для злорадства, зараза, положил книгу на прилавок, сдвинув товар в сторону.

Олег повторил все мои манипуляции с окошком и картой на титульном листе, и книга послушно открылась на нужном месте. Минут десять мой добровольный помощник изучал её, потом снова открыл титульный лист. Выбрал другой мир, другой город... И поять задумчиво и долго вчитывался в то, что книга ему показала.

- Что? - не выдержала напряжённого ожидания, влезла с вопросом.

- Везде долги. Он никому не платил, судя по всему, - хмуро ответил Олег.

- А открой-ка мир Земля, город Сочи, - ответ рыцаря без страха и упрёка не порадовал, и навёл на кое-какие подозрения.

И только сейчас обратила внимание на то, что стук в дверь куда-то девался и теперь в магазине царит тишина, нарушаемая только нашим дыханием и шелестом страниц. А потом я снова отвлеклась на созерцание сосредоточенного Олега, затаила дыхание, надеясь на то, что подозрения не оправдаются. А то так точно до энуреза недалеко. Если окажется, что и в Сочи Буорони наследил... То придётся поставить палатку на берегу Чёрного моря и начать бомжевать. Домой не вернёшься. В магазине жить не получится, без возможности-то высунуть нос на улицу... Остаётся только палатка и поход по миру... эм, по местному пляжу с протянутой рукой.

- Ну? - по-моему скромному мнению, Олег уж слишком долго переваривал информацию про Сочи.

- Поставок не много было, - ну да, полки заваленными товаром не выглядят. - Все оплачены, кроме последней. Так, по мелочи всё бралось. Сумма не такая большая, - поднял на меня взгляд Олег и я смогла вздохнуть с облегчением.

Трясущейся рукой утёрла пот со лба и кинула взгляд на документацию, что всё так же была раскидана по прилавку.

- Стой-ка, - остановила Олега, собиравшегося снова вернуться к титульному листу. - Глянь-ка, - подняла одну из бумажек, которых ощутимо стало больше, с прилавка. - Свидетельство о регистрации ООО "Лавка Скамейкина" в налоговой. Ой, - выпустила бумажку из пальцев и она спланировала на пол.

А дальше язык отказался что-либо говорить, даже любимое "Твою мать!" не удалось из себя выдавить.

- Воды! - рявкнул кто-то там за пределами моей способности воспринимать реальность.

Я же смотрела, и ничего не видела... До этого момента, всё происходящее воспринималось как забавная игра или сон. Происходит-то происходит, но как бы понарошку и не со мной. А вот увидев гербовые печати и вполне привычный вид земных, Российских документов, осознала -- вот она реальность. Лавка Скамейкина, со всем довеском в виде долгов и кредиторов, отрезающих уши и языки должникам. Бежать, бежать, бежать... Это желание превалировало над всем. Но ноги с места не двигались, а сознание плавно утекало в небытие.

Пришла в себя от резкого бомжацкого запаха, что активно ввинчивался в ноздри и мозг, не давая возможность пробыть подольше в покое темноты.

- Оля! - звал невидимый кто-то знакомым голосом. - Оля-я-я!

Открыла глаза и дёрнулась, желая отодвинуться как можно дальше от источника запаха и упёрлась головой в чей-то живот. Подняла взгляд и покраснела, как-то не рассчитывала, что головой лежать буду на коленях присевшего на пол Олега. Тарзан же, заметив, что я очнулась, поднялся с корточек и отошёл поближе к прилавку.

- Теперь я даже боюсь показывать тебе документы, - посетовал Олег и но вставать не спешил, легонько, почти незаметно, перебирая пряди моих волос. - Напугала ты нас, подруга.

- Я не хотела. Оно само получилось, - повинилась, параллельно размышляя, что значит поглаживание моих волос.

Просто машинально рукой по ним проводит или что-то такое за этим стоит? Олег мне нравился и было бы очень здорово, если бы это было взаимно.

- В следующий раз так не нервничай, - улыбнулся мужчина и неохотно убрал руку с моей головы. - Оно того не стоит, Оль. Придумаем что-нибудь. Главное, что с нашим миром никаких проблем.

- А там, в выпадающем списке, только Россия была? А на карте только город Сочи? - очень активно заработала моя соображалка.

- Не успел посмотреть, - улыбнулся Олег и спросил: - Ну как? Встанешь и посмотрим вместе?

- Встану, - этим согласилась и с тем, что посмотреть стоит.

Поднялась, осмотрела себя, вроде всё цело и даже одежда не запачкалась -- Олег хорошо полы вымыл.

- Скажи, - обратилась к Тарзану. - А тебе обязательно так плохо пахнуть? Какой-то другой перебивающий запах есть в запасе?

- Сквозь остальное природный запах по чуть-чуть, но просачивается, - невозмутимо пожал плечами Тарзан.

- Всё-таки, как тебя зовут? Неужели это такая тайна? - рассеянно подняла упавший документ с пола и положила его на прилавок.

- У меня нет имени, - бесстрастно ответил абориген.

- Тогда будешь Тарзаном, - надо же было к нему как-то обращаться, а мысленно это имя уже успело приклеиться к странному сторожу.

Взяла ещё один документ с прилавка, вчиталась и произнесла-таки:

- Твою ж!..

- Что? - тут же забеспокоился Олег.

- Смотри, - передала бумажку ему, нахмурившись.

- И здесь все долги перевешиваются на тебя, - прочитав, выдал вывод Олег. - Но это не так страшно, думаю. Твоей подписи нет. Можно проконсультироваться с юристом... Да и долгов тех, в Сочи тоже минимум. Даже странно, в других городах они были, а здесь...

- Не знаешь, почему так? - обратилась к Тарзану.

- Буорони следить не хотел там, где собирался жить, - ровно ответил абориген и поправил свою фирменную набедренную повязку.

- Может, нам просто стоит попробовать его найти и вернуть ему магазин, вместе со всем долгами? - пожалуй, по-настоящему здравая мысль меня посетила только что.

- Осталось решить, как найти, - как-то скептически прищурился Олег. - Ты не думала о том, что он предусмотрел попытки поисков? С тем, как он провернул всё с артефактами по смене внешности и вечной молодости... А мы сведения не по всем мирам просмотрели. Помнишь?

- Думаешь, ситуация безнадёжна? - вот не согласна я с ним была, в корне не согласна. - А вдруг? Вдруг удастся его найти? Попробовать-то можно.

- Можно, - согласился Олег. - Но нужно ли?

- Что ты хочешь этим сказать? - спросила у него удивлённо.

- А то, что этот магазинчик, невероятная возможность попутешествовать по другим мирам, - пояснил он свою мысль охотно. - Ты так легко готова попрощаться с подобным шансом? Когда и где ты увидишь столько чудес?

- Это скорее шанс куда-нибудь на плаху в каком-нибудь из миров прогуляться, - его замечание заставило задуматься, но не ответить из духа противоречия, не смогла. - Когда и где я увижу столько желающих снять с меня скальп живьём, притом за чужие долги? Буорони необходимо найти хотя бы для того, чтобы наличность с него стрясти, чтобы с долгами разобраться...

- Не уверен, что найти легко удастся, и уж с деньгами он точно просто не расстанется. Будем думать, что и как провернуть... Но отказываться от магазина я тебе бы не советовал. Не во всех же мирах Буорони напакостил, - высказал здравую мысль Олег.

- А вот это нам надо в первую очередь и проверить, - подытожила бесполезный разговор. - Тарзан, не посмотришь как там наш пациент? - хоть и принюхалась я к его запаху чуток, но всё равно виски от этого "аромата" ломило и хотелось чихать.

Сексосногшибательный сторож молча повиновался, а мы с Олегом принялись изучать документацию по долгам Буорони. Информация была не самая радужная, но мой рыцарь оказался прав, далеко не во всех мирах пройдоха успел напакостить. А ещё мы сделали интересное открытие. Страница, посвящённая Москве тоже имелась. Только там никаких столбцов и циферок не было. Общие сведения о численности населения, некоторых традициях, религии и больше ничего. Как и о некоторых других странах и городах, про которые мы так же смогли получить общие сведения. И это обозначало, пришли к этому выводу после непродолжительного спора, что либо Буорони там никаких торговых дел не вёл, либо вообще не перемещался туда... А от мысли о перемещении, перешли к тому, каким способом его можно совершить.

- Попробуй выглянуть наружу, - предложил мне Олег, выбрав на карте Москву и дождавшись момента, когда страницы перелистнулись. - Думаю, это безопасно...

- Уверен? - спросила его с сомнением и выглянула сквозь стеклянную витрину наружу.

- Хорошо, давай вместе, - выбрался вслед за мной из-за стойки, но не успел, я уже рванула дверь и теперь довольно оглядывалась.

- Кажется, мы попали туда, куда нужно, - повернулась к нему с хитрой улыбкой.

Знакомая буковка "М", присобаченная на столбике возле подземного перехода, намекала на правильность выдвинутой Олегом теории.

- Сейчас сбегаю, посмотрю, что за станция метро, - отодвинул меня от двери рыцарь. - Жди и лучше пока не выходи.

Послушалась... Мало ли, вдруг мы в какую-нибудь параллельную вселенную перенеслись и тут всё иначе, чем в привычной нам Москве.

- Южная, - возвестил мужчина, когда вернулся. - Москва, что и требовалось доказать. А теперь, попробуй вслух сказать: "Хочу в Сочи" или просто "Сочи", - решил он продолжить эксперимент.

- А, может, останемся здесь? - попробовала откреститься от путешествия к курорту.

- А вещи в гостинице? - не повёлся на мой жалобный взгляд Олег. - И у меня дела ещё не завершены, - посетовал он.

Тут же вспомнила, что ведь действительно отвлекаю человека от дел, он же говорил, что у него они есть и он не сразу собирается из города уезжать.

- Сочи, - не стала больше спорить и произнесла вслух, перед этим не забыв закрыть дверь, на всякий случай.

- Открывай! - Олег нетерпеливо переминался с ноги на ногу рядом со мной, с азартом охотника, выследившего дичь, потирая руки. - Ну!

Распахнула дверь и тут же узнала незабвенную улочку, которой была обязана знакомством с Буорони и "Лавкой Скамейкиной".

- Значит, есть два варианта, - довольно улыбнулся Олег. - При помощи книги учёта, и твоей просьбы. Если я решу попросить, думаю, меня не послушают.

- Попробуем? - теперь уже с азартом спросила я.

И мы попробовали. Что Тарзану, которого мы вытащили из комнаты болящего, что Олегу, управиться при помощи просьбы не удалось. Но и Тарзану, и Олегу вполне удавалось управлять перемещениями через книгу. Возможно, были ещё какие-нибудь особенности. Но их выяснение отложили до следующего раза, вымотались, сильно, хотелось отдохнуть. Да и у Олега дела в городе никуда не делись. И он засобирался на выход... После некоторых колебаний, уговорил меня остаться, присмотреть за эльфом и обещал привезти все мои вещи из гостиницы. Комнаты в наличии имелись, как и кровати. Жить в гостинице и оплачивать номер, казалось теперь нецелесообразным. На том и порешили... Да и самой, до зуда в пальцах, хотелось порыться в документах да и на книгу полюбоваться самостоятельно, потому сильно не возражала. Любопытство проснулось, и идея вернуть магазин пройдохе Буорони казалась уже не такой блестящей. Успею вернуть... Сначала надо попробовать побыть его хозяйкой.





Глава 5


В которой говорится о том, что брататься со всякими малознакомыми личностями чревато




Если честно, то я увлеклась, забыв про время и про то, что с Олегом мы договаривались о том, чтобы магазин открыт был к тому моменту, когда он вернётся. Под немигающим, пристальным взглядом безразличного ко всему Тарзана, тыкала в окошко и карту, читая то, что открывалось на листах. Один из них показался особо соблазнительным. Описывался как страна вечного лета, абсолютно дикий и не освоенный, развитых цивилизаций не имелось. Каюсь, я уже не один раз не удерживалась, выглядывала краем глаза, приоткрыв дверь, когда мир казался особо любопытным на мой вкус и безопасным. Вот и здесь, проигнорировала слово "дикий" и не просто высунула нос в дверь, а ещё и вышла за порог, привлечённая шумом моря и видом на сказочный пляж. И вот чем и с кем здесь торговать? Покачала головой и услышала, сказанное спокойно:

- Не уходи далеко. Защита только в лавке действует, - Тарзан неслышной тенью подобрался ко мне и тоже вышел за порог.

- Море, - завороженно прошептала, околдованная волшебством невероятно красивых видом.

- Я провожу, - явно понял, что так просто обратно не вернусь, Тарзан.

- Совсем немного... Только одним глазком, - умоляюще посмотрела на него и сделала несколько шагов по пляжу.

Дальше пройти не удалось, свист возле уха заставил отвлечься от созерцания сказочного, зелёно-голубого моря. Пока медленно-медленно поворачивалась на месте, Тарзан, двигавшийся намного быстрее меня, сбил с ног. Грохнулась прямо на песочек, лицом в него. Горячо стало, просто слов нет. И больно тоже.

- Ползи... Сюда, - дёрнул меня за руку Тарзан, указывая направление.

И я поползла, извиваясь как уж на сковородке -- и сравнение оказалось вполне себе не фигуральным, морду лица жгло, потому что приходилось ею вжиматься в песок, когда над головой что-то свистело, пролетая мимо. И знакомиться близко, с этим пролетающим мимо, совсем не хотелось. С меня текло в три ручья... Футболку можно было выжимать, как и джинсы. Солнце пекло нещадно, а время тянулось как резиновое. И отойти от магазина далеко не успели, а ползти приходится много дольше, чем шли. Очередной свист и я дёрнулась, что-то довольно болезненно ударило в руку. Пальцы как-то разом ослабели, но продолжила ползти, надеясь на то, что всё не так страшно, как кажется. Перед глазами стали виться тёмные мушки, голова начала кружиться и в уши ввинчивался противный звон. Как-то совсем нехорошо стало... и ползти стало совсем тяжело. Рывок прочувствовала плохо... кто-то подхватил меня под мышки и затащил в тень. Дверь за мной захлопнулась, сама, а меня замутило и очень захотелось поближе познакомиться с белым другом.

- Где... туалет... - выдавила из себя сквозь плохо слушающиеся губы.

В ответ услышала забористую брань, но при этом само точное значение слов воспринималось плохо. Штормило меня не хило, кожа горела огнём, горло не пропускало воздух... Что там дальше происходило, не смогла бы точно сказать. Реальность воспринималась мизерными кусками. Вот Тарзан, ругаясь, подхватывает меня на руки и несёт за прилавок... Резкая боль полоснула по руке и я вижу окровавленный каменный наконечник в пальцах у сторожа... А дальше спасительная темнота...

Сколько времени провалялась в обмороке, сама без подсказки, на глазок определить не смогла. Надеюсь, не долго... А так же, надеюсь, что Тарзан сообразил переключить миры через книгу учёта. Иначе Олег долго лавку искать будет. Или же ему придётся просто топтаться у закрытых дверей? Хороший вопрос. Но ответ срочно узнать желания не появилось. Голова разламывалась, во рту будто поселилась стая диких скунсов, а тело ломило и крутило нещадно. Пот с меня тёк градом и знобило сильно. Состояние было таким, что стало совсем не до сложностей, с которыми Олегу столкнуться придётся, когда он вернётся. Дёрнула рукой, в попытке сдвинуться с места и как-нибудь так лечь или сесть, чтобы легче стало. Не получилось -- рука была привязана к спинке кровати. И вторая тоже, и ноги... и левая, и правая. Был бы хвост, тоже, наверное, привязали бы. А так, оставалось только дёргаться и проклинать того, кто решил сделать из меня инсталляцию под названием "Жертва маньяка". И кто же такой изобретательный? И для чего вообще привязали? Может, я не инсталляцию изображаю, а жертвой маньяка в натуре и являюсь? Благо и натура обнажённая... полностью. Не сразу сообразила, что одёжка двигаться не мешает, и что лёгкий ветерочек обдувает разгорячённое да обнажённое тело. Разгорячённое, надеюсь, только болезнью, а не чем-нибудь ещё. А то мало ли, вдруг здешних маньяков возбуждает секс с полудохлым бревном, которым я совсем недавно являлась.

Кричать или не кричать? Вот в чём вопрос, притом гораздо важней того, что не безызвестный Гамлет задавал Йорику. Звать кого-нибудь на помощь или не звать? Или на мой зов прибежит тот самый маньяк? Или всё-таки очередной спаситель в сияющих доспехах? Скосив слезящиеся глаза, попробовала осмотреться. Хоромы маньяка показались знакомыми и, немного пошебуршав мыслью, сделала вывод, что нахожусь в комнатке, в магазине. Тогда кто и зачем меня привязал? Если отбросить мысль о нападении кредиторов и взятии в плен, для последующей продажи в сексуальное рабство и частичной выплаты долгов, как несостоятельную... Остаются Тарзан, Олег и дохлый эльфик. Или все трое вместе взятых, и я очень надеюсь, что они не разогревали моё болящее тело, незапланированными акробатическими упражнениями. Плохо уже то, что одежки лишили. Зачем? Может, так того лечение требовало? Ведь явно чем-то гадостным намазан наконечник был, раз так плохо теперь себя чувствую. Нет, думаю, владельцы того самого наконечника точно не знают, что такое антисептики, антисанитария, дезинфекция и дизентерия. И могли своим примитивным, но очень действенным при этим оружием, занести мне в кровь какую-нибудь заразу, вроде местной смертельной болезни... Ага, местный сифилис, помноженный на гонорею и сплюсованный со СПИДом...

В таком болезненном состоянии меня тянуло только на похоронные мысли. А обнажённая натура способствовала проявления пседвоясновидческих способностей... Предсказывалось себе только плохое, жутко отрицательное, и всегда имеющее летальные последствия. От мыслей о местном СПИДе перешла к размышлениям о том, что хуже... Умереть от тифа или проказы? Или, может, страшнее чумой переболеть, не имея от неё иммунитета? Или сибирская язва местного разлива хуже, всё-таки? Или нашествие тараканов-мутантов? Или крыс? Или маньяков? Или же разозлённых кредиторов? На этой трагической мысли явился Олег и сурово так посмотрел на меня. Моим косящим и слезящимся глазам почудилось, что взгляд мужчины как-то не туда направлен, куда стоило бы... Не, у меня тело красивое, и смотреть стоит на многое... Но в данной конкретной ситуации лучше бы он смотрел мне в глаза, а не ниже их, сантиметров на тридцать... А ещё сработал инстинкт и очень захотелось прикрыться руками, дёрнулась, чтобы это сделать, и тут же жалобно заскулила.

- Оль, полежи спокойно, пожалуйста, - в голосе мужчины проскользнула жалость, а во взгляде, который всё-таки удалось зацепить своим взором, только профессиональный интерес. - На наконечнике стрелы был яд. Отравление было смертельным и если бы не Тарзан, то ты бы не выжила. Сейчас яд выходит через кожу, с потом, потому потерпи. Это сопровождается приступами очень сильного зуда, если развяжем, сама же себя раздерёшь до крови и незаживающих язв. Ещё сейчас я стану убирать всё то, что уже выступило на коже... А это происходит везде. Понимаешь меня? - дождался моего утвердительного кивка и продолжил. - Придётся потерпеть мои прикосновения... Просто учитывай, что это необходимость, напрямую завязанная на твоё выздоровление и постарайся не дёргаться. Снотворное дать тебе не можем. Может вступить в реакцию с ядом и противоядием и последствия никто не возьмётся предсказать.

В комнату ввалился Тарзан, это чтобы мне совсем весело было, наверное и заставил меня ещё раз тоненько заскулить... Было невыносимо стыдно, что я тут голая, перед двумя мужиками лежу и они всё-всё-всё видят. Да ещё и в такой многозначительной позе... С раздвинутыми ногами и руками раскинутыми в разные стороны. Вся такая из себя: "Милый возьми меня здесь и сейчас".

- Выйди, - процедил сквозь зубы Тарзанчик. - Я лучше знаю, что делать.

Удивительно, но Олег повиновался, оставив пачку ваты на столе.

- Терпи, - сказал и вздохнул Тарзан, для разнообразия сменивший набедренную повязку на короткие шорты. - В следующий раз подумаешь, прежде чем в дикий мир на прогулку соваться.

- А ты предупредить меня мог? - проговорила непослушными губами.

- Ты бы послушалась? - ответил вопросом на вопрос и оторвал большой кусок ваты от прессованного рулона.

- Не... знаю... - прошептала, так и не решив, как бы поступила, получи внятное предупреждение: "Туда не ходи, снег башка попадёт".

А дальше наступили жестокие и тягучие минуты моего позора. Я краснела, кряхтела, пыталась увернуться, но ничего не получалось. Безжалостный Тарзанчик стирал с кожи какую-то клейкую гадость, которая так просто оттираться не хотела. Мучжина постоянно смачивал вату в каком-то растворе и тёр, тёр, тёр... Везде тёр... Даже между ягодиц... Мало того, что мне было плохо, потому что просто плохо... К этому ещё добавлялись и моральные терзания, которые закончились только тогда, когда Тарзан занялся моим лицом... И о ужас! При помощи бумажных салфеток, распотрошённых до одинарного слоя, и смоченных в той же непонятной, с резким запахом жидкости, залез даже в мои глаза. Обработал пространство под веками, действуя очень осторожно... А после в ход пошли ватные палочки. Уши тоже необходимо было почистить, как и нос. И как только я запахи чувствовала, с этой-то странной субстанцией, что выстилала изнутри слизистую. После носа мужчина перешёл к ротовой полости. Ощущение, что только что в особо извращённой форме изнасиловали рот зубной щёткой, не покидало меня всё то время, пока Тарзан очищал нёбо, язык, щёки и дёсны...

Да уж, урок усвоен на всю жизнь. Срочно ищем владельца для лавки, и ну его, путешествие по мирам. Да чтобы я когда-нибудь ещё куда-нибудь в другой мир, да хоть полшажка сделала? Лучше сдохнуть от родного, земного СПИДа, чем быть раненой и заражённой какой-то дрянью не пойми в какой Тмутаракани.

- Тебе бы поспать сейчас, - завершив пыточные процедуры Тарзан поднялся со стульчика, на котором всё это время сидел. - Чесаться будет сильно. Но зелья пить тебе пока нельзя...

- А одежда? - очень хотелось облизать губы, но я удержалась от этого, мало ли, вдруг нельзя.

- Нет, - твёрдо и уверенно ответил Тарзан. - Прилипнет, отдирать придётся потом сразу с кожей. Потерпи. И укрыть тебя не могу, тоже прилипнет. Сейчас только попить принесу. Но вливать буду через трубочку, так, чтобы осторожно, по нёбу, которое ещё раз очищу... Чтобы лишнего не занести. Думаю, у тебя нет желания ещё через один цикл очищения организма проходить.

- Может, не надо? - это я про пить спросила.

- Тебе нужно очень много жидкости. Идёт сильное обезвоживание, - серьёзно отозвался Тарзан и вышел из комнаты.

Надо, так надо... Но как так пить, чтобы яд снова, по второму кругу в организм не попал? И как назло, губы облизать захотелось ещё сильней... И под коленкой чесаться начало. К тому моменту, как Тарзан появился, неся в руке стакан с водой, успела уже вся изъелозиться. Но почесать зудящую спину о простынь не получилось, между моей спино й и кроватью находилась воздушная, невидимая подушка, которая и поддерживала меня в висячем состоянии, не давая возможности повредить самой себе. И кто это такой изобретательный? Кажется, этот вопрос я уже задавала... Повторяюсь, однако.

Постоянно обрабатывая моё нёбо и язык зубной щёткой, Тарзан тонюсенькой струйкой лил воду так, чтобы я успевала глотать и при этом не захлебнулась. Только допив таким образом весь стакан воды, поняла, что хочу ещё и желательно целое ведро.

- Пока не надо. Пусть усвоится, потом дам ещё, - правильно истолковал мой жадный взгляд на пустой стакан Тарзан.

А потом мне стало хуже. Кожа зудела. Везде. Абсолютно везде. Чесались глаза, уши, попа, ступни... Всё тело раздирал жуткий зуд, а возможности почесаться не было. Я пыталась вертеться и достать хоть докуда-нибудь зубами... И удалось щекой потереться о плечо. Об одно, об второе... А потом рай закончился. Вернулся Тарзан, заметил мои манёвры и под моим подбородком появилась очередная воздушная подушка, не дававшая мне повернуть голову.

Я ныла, скулила, елозила и плакала... Но легче не становилось... Этот ужас, по моим ощущениям, длился бесконечно. Тарзан время от времени поил меня, убирал клейкую гадость с кожи, а я подвывала, забыв уже и об стыде, и унижении. Тут бы выжить, хоть как-нибудь.

Не знаю, сколько времени прошло в таких мучениях. Просто пришёл момент, когда я обессилела и погрузилась в тревожную дрёму, а там незаметно, в тяжёлый, свинцовый сон. А проснулась здоровой... Вот абсолютно здоровой и зверски голодной. Даже тело больше не болело и не чесалось.

- Развяжи меня, - попросила Тарзана, что прикорнул на стуле.

Разбудила, беднягу... Но уж очень затекли руки и ноги от того, что сменить положение тела не получалось. Мужчина встрепенулся и, прежде чем развязывать, сначала очень внимательно осмотрел меня. Заглянул в рот, в глаза, пощупал живот... Чувствовала себя странно... С одной стороны, что он там ещё не видел? С другой, вместе с аппетитом проснулась и стыдливость. И я краснела, бледнела, и мечтала поскорее одеться или хотя бы где-нибудь стырить одеялко, чтобы прикрыть наготу. Или хотя бы набедренную повязку у Тарзана позаимствовать. Интересно, он её в прокат даёт? Или красть придётся? А она так же жутко пахнет, как и моя нянька или нет? И... На этой мысли до меня дошло, что Тарзанчик совсем даже и не пахнет сейчас так отвратно, как раньше.

- А что с твоими бомжацкими духами? - стыдливость, стыдливостью, но любопытство было сильней.

- Какими? - удивился Тарзан и даже перестал развязывать мои ноги, чтобы иметь возможность разогнуться и посмотреть мне в глаза.

- Ну... Тот запах, гадкий очень, - поморщилась, вспомнив эту мерзость. - Неужели есть и другие способы твой сексовозбудительный аромат перебить?

- Хорошо отбивает запах моего пота только те духи, которые ты назвала бомжацкими, - пояснил Тарзан, снова занявшись моими ногами. - Есть и другие варианты, но сквозь них просачивается мой природный запах. Не так сильно, как в чистом виде, но действует.

- А почему ты сейчас бомжацкими духами не пахнешь? - может, у меня весь нюх с этим ядом отбило?

- Резкие запахи могут раздражать сейчас твою слизистую. А это может спровоцировать не очень приятные последствия. Потому пришлось воспользоваться более мягким вариантом, - теперь Тарзан стал отвязывать мои руки.

- А почему я тогда на тебя не бросаюсь? И мальчики тоже не маячат на пороге, облизываясь на твою персону? - какой нафиг стыд, когда тут такие интересные вещи рассказывают.

- Так запах перебит, - насмешливо улыбнулся Тарзан. - Не таким сильным ароматом, но перебит.

- А-а-а... - протянула сипло, горло пересохло и исчерпало лимит нормальных звуков.

Сделала вид, что поняла, хоть до конца так и не разобралась в его объяснениях. Вот как то, что запах не перебит полностью на окружающей среде скажется? Как скоро мы все начнём прыгать на Тарзана и дружно кричать: "Возьми нас!"? Ему бы бронетрусы, с ключиком спрятанным где-нибудь в яйце, которое в утке, а утка в зайце, а заяц в сундуке, а сундук на Марсе, точно не помешали бы... с таким-то потом пахучим, даже такие меры предосторожности могут не спасти от изнасилования. Озабоченные жертвы сексосногсшибающего аромата, настоянного на натуральных Тарзановских феромонах, могут и дрель с перфоратором принести и гранату к бронетрусам попробовать привязать. Тяжело быть Тарзаном, вот что я вам скажу. Прониклась грустной его судьбой, пока он меня развязывал. Даже захотелось предложить какое-нибудь бомбоубежище выкопать... На случай вскрытия замочка при помощи ядерного взрыва. Когда народ убедится, что банальные пассатижи не справляются с задачей, могут много до чего своим умом дойти. Народ у нас изобретательный... И не только у нас, думаю. Ведь про банальный консервный ключ не каждый в состоянии вспомнить, особенно когда желание утолить дикий сексуальный голод одолевает. Из размышлений на тему, а справится ли консервный ключ с поставленной задачей или нет, вынырнула тогда, когда почувствовала, как на меня простынку накидывают. А после того, как Тарзан отнёс не способную стоять на ногах меня в душ, выйдя по пути в коридор и пронеся меня мимо любопытствующего Олега, пришла к выводу, что всё мной придуманное чушь. Шпилька -- наше всё! В умелых руках все замки на раз открывает. Так что, замок на бронетрусы лучше ставить электронный, запароленный. Хотя, на любой пароль всегда найдётся наглый хакер...

Но стоило только Тарзанчику усадить меня в ванну и начать растирать мне ноги и руки под горячей водой, тут же забыла обо всех теориях. Мышцы стали отходить и зверски ныть... Да кожу кололо противными, мелкими иголочками... И судороги мучили... Я ныла, не в силах терпеть молча. И снова мне было не до стыдливости. Пережить бы процедуру и не сдохнуть. Вот и все цели для меня на ближайшее время. Посмущаться потом можно будет, когда руки и ноги нормально двигаться будут.

Меня снова завернули в простынку и отнесли обратно, в комнату, на кроватку, застеленную свежими простынями.

- Тебе лучше пока полежать, - соизволил объяснить свои действия Тарзан. - Ты выспалась и отдохнула... Но организм довольно долго боролся с ядом. Ему потребуется время на восстановление. Еду я тебе сейчас принесу.

- Может, тебе пока отдохнуть? - голос вернулся из недолгой командировки и этот вопрос смогла произнести нормально, без запинок и сексуальной хрипотцы. - А то ты со мной столько времени возишься... Мне даже стыдно как-то уже. Олег же сможет мне еды принести, пока ты будешь отдыхать?

- Думаешь? - спросил с сомнением, окинул меня оценивающим взглядом, втянул носом воздух и согласился. - Хорошо, попрошу Олега.

Тарзанчик ушёл, и я дрожащими руками "переоделась". Перемотала простынку по-новой, более надёжно, чтобы не сползала при движении. Получилось из рук вон плохо, но долго возиться не стала, в любой момент мог войти Олег. Он и вошёл, как раз тогда, когда я рухнула на постель, чувствуя, что ноги совсем не держат. Отличное состояние, в котором проснулась утром, как-то очень быстро закончилось, и теперь голова кружилась, да чуток подташнивало.

Посмотрев на то, как трясутся мои руки, Олег молча поставил поднос с едой на стол, окинул меня внимательным взглядом и спросил:

- Что будешь сначала? Чай? Бульон?

Да, выбор был небогатый.

- Бульон, - аромат от тарелки шёл божественный и в животе тут же заурчало.

- Покормлю, - решил Олег, ещё раз окинув меня взглядом.

Взялся за тарелку и ложку, а я спорить и не стала, руки ходили ходуном, сама бы не справилась. Послушно открыла ротик. Одна ложка, вторая, третья... четвёртая вместе с бульоном полетела на пол... А сам Олег, поводя носом и прикрыв глаза, потянулся ко мне губами. Тарелка тоже выпала из его ослабевших пальцев, облив "санитара" янтарной жидкостью. Но мужчина этого даже не заметил. Он полностью ушёл в обнюхивания меня и мне это очень не нравилось.

- Олег! - позвала его громкой. - Эй! Оле-е-ег! - среагировал он не сразу, распахнул глаза и уставился на меня голодным взглядом.

Кажется, это не Тарзану понадобятся бронетрусы, а мне. И бронелифчик тоже. И тоже запароленный...

- Олег! Что происходит? - уже не уверена была в том, что отвлекать его от обнюхивания было правильной идеей.

- Оля-я-я... - протянул он низким, вибрирующим голосом и потянулся теперь уже ко мне руками.

- Эй! - тут же запаниковала я и попыталась отодвинуться. - Я же болею, помнишь? Я же только что с того света... - с этим, кажись, загнула, но на что только не пойдёшь, чтобы спасти девичью честь.

Да и простынка вслед за мной двигаться упрямо не захотела и поползла с груди вниз. Я даже растерялась, не понимая, за что первое хвататься и с чем в первую очередь сражаться. С простынёй или оголодавшим Олегом, который стал активно помогать простынке оголять мои округлости.

- Ой! - прикрыла верхние округлости ладошками, так как простыня легко поддалась на рывок.

И как теперь не сдать остальные стратегические места врагу? Руки-то заняты округлостями, а простынка-то дальше двигается. Что делать? А ноги на что? Попробовала пнуть домогателя. Ткань сдвинулась ещё ниже от неудачного движения, с координацией были проблемы. Не дрыгаться лишний раз? А как отбиваться? Или плюнуть на наготу? Голой-то он меня уже видел, что там скрывать? Решив так, тут же схватилась за простыню, в попытке её удержать на талии. Выражение лица Олега стало таким счастливым, рукам появилось за что ухватиться. Он и ухватился, со всем пылом только что вышедшего из заключения преступника, сидевшего в одиночке на зоне лет десять.

- Тарзан! - наконец-то у меня прорезались умные мысли и голос. - Насилуют... - это вышло уже полупридушено, Олег впился в губы поцелуем.

Чип и Дэйл совсем не спешили на помощь и мужчина продолжил, довольно урча, жмакать мою грудь руками, и покусывать нижнюю губу зубами. Впрочем... Чип, а может, и Дэйл, показался в дверях. Обнажённый и в полной боевой готовности... к этому, как его, спасению, от сексуального голода. На ногах держался еле-еле, но к труду во имя выправления демографической ситуации мог приступать сразу же, без предварительной подготовки. Эльф, шевеля длинными ушами, пошатываясь, стоял в дверях и смотрел на нас со страдальческим выражением лица. Видимо, от прошлого приступа сексотерапии долго отходил и совсем не хотел повторения пройденного урока. Да кто его спрашивать-то будет? Оно вон само встало и требует участия в банкете на двоих, третьим, не лишним.

Заприметив болезного, протестующе замычала и попыталась вывернуться из загребущих ручек Олега. Судьба простыни меня больше не волновала. Голая натура, так голая натура, главное свободная от посягательств всяких озабоченных. От очередного поцелуя увернуться удалось и я снова крикнула:

- Тарзан! Спаси! - и еле слышно добавила, когда эльф стронулся с места и направился к кровати: - Твою мать!

Участников прибывает, и это как-то рождает во мне лёгкую такую панику, которая требует срочно обзавестись ядерной боеголовкой или гранатой, на худой конец, и произвести срочный переворот в умах мужчин, посягающих на мою девичью честь, посредством пропаганды вооруженной эскалации конфликта. Набрала побольше воздуха в грудь, собираясь толкнуть речь а-ля Ленин на броневике, но поперхнулась, на пороге появился Тарзан. Весь такой из себя, в шортах... Красивый, сексуальный. Неужели тоже приставать начнёт? А надо ли было его звать? Групповуха на троих звучит не так угрожающе, как на четверых. Сторож и по совместительству медбрат, достал из кармана шорт, медленным, тягучим движением стеклянный, прозрачный пузырёк, с пульверизатором... и пару раз пшикнул перед собой из него. В комнате жутко запахло бомжами и я прослезилась... от счастья. Олег с эльфом затрясли головами, как контуженные и на время забыли обо мне.

Подхватила простынку и сползла с кровати. Обмоталась тканью, руки всё так же слушались плохо, как и ноги. Но на постельку меня сейчас было не загнать даже под дулом пистолета. Доковыляла до стеночки, и по ней, родимой, шарахаясь от любого движения мужчин, просочилась поближе к Тарзану.

- Что это было? - спросила его, с вожделением разглядывая пузырёк со специфическим парфюмом.

Не ответил, спрятал бомжацкие духи обратно в карман и сделал шаг сначала к Олегу да подхватил его за шкирку и потянул за собой. По пути сцапал ошарашенного эльфа и тоже вытянул за порог. Я довершила начатое им, захлопнула дверь и прислонилась к ней спиной, готовясь реализовывать фразу: "Только через мой труп!" в реальности. Буду чем угодно и как угодно подпирать дверь, готова погибнуть под ней, но только не впустить мужчин на порог. Всё, больше никаких прогулок в никакие дикие миры. Торговать с ними всё равно не интересно, а вот опасности помереть во цвете лет, хоть отбавляй.

- Это я, - голос за дверью, спокойный и такой уверенный, да ещё и вполне себе узнаваемый.

Поколебавшись немного, сама открыла дверь, чтобы впустить Тарзана.

Пришёл, и даже с новой порцией супа, для голодной меня. Старый-то разлился. Но, вспомнив о том, что вообще-то голодна, пришла к выводу, что даже холодный бульончик охотно слизала бы с пола, не будь так выбита из колеи посяганием на мою девичью честь. И что на мужчин нашло? Это всё Тарзан виноват, да? С этого вопроса и начала, стоило только виновнику торжества скользнуть в комнату.

- Что это было?

- Давай, ты сначала поешь, а потом и поговорим, - уверенно занял место на стуле Тарзан и предложил. - Я покормлю.

- Э-м-м... - даже не знала, как бы повежливей отказаться.

Живы были ещё воспоминания о том, как чуть не лишилась... не, не невинности, а веры во всё лучшее в людях. Точнее в мужчинах. Впрочем, в лучшее в них, я и раньше не сильно-то верила. Глубоко разочаровал Олег своим поведением... Что-то там точно было не то. И эльф удивил. То кричал, что никогда и ни за что, а то тоже решил, что вот прямо здесь и сейчас, и в состоянии полутрупа. Самое интересное, что я в состоянии зомби, он в состоянии зомби... Каким секс бы получился, если бы Тарзан не вмешался? Содрогнулась, представив жаркий денёчек, соображённый на троих. Чур меня! Я на такие эксперименты не готова.

- Открывай ротик, - ласково проворковал Тарзан.

Вытаращила на него глаза, так неожиданен был подобный тон и на автомате повиновалась. Или это просто челюсть отвалилась? Вот когда можно понять, что это выражение временами можно понимать вполне себе не фигурально.

- Умница, - похвалил меня Тарзанчик и снова велел. - А теперь повторим.

Ассоциации неприятные да, Олег тоже меня с ложечки кормил, правда я при этом лежала, а сейчас стою и приходится наклоняться, чтобы бульончика хлебнуть. А голова кругом, руки дрожат, ноги плохо держат...

- Может, поменяемся? - предложила заботливому Тарзану.

Надо помогать тем, кто иногда тормозит... Добрым словом, советом там.

- Ты будешь кормить меня? - брови мужчины вздёрнулись вверх, а сам он посмотрел на меня с изумлением.

- Мне присесть хочется. Голова кружится, - не стала злиться, на это просто не осталось сил. - А кровать во мне тошноту вызывает.

- Хорошо, - поднялся он со стула. - Для сестры я готов на всё.

- Какой сестры? - тут же насторожилась, даже на время забыв о том, что посидеть хотела.

- Вот съешь бульон, и я тебе расскажу, какой, - склонился теперь он надо мной, я, проанализировав крохи информации, просто рухнула на стул, не иначе от шока.

Послушно открывала рот, когда он просил и глотала. Ложку за ложкой и прикончила свой паёк.

- А вот теперь поговорим, - Тарзан отставил пустую посудину на стол, встал на корточки и заглянул под кровать.

С недоумением наблюдала за тем, как он подумав над чем-то очень важным, полез под неё. Это такой местный обычай? Вести серьёзные разговоры о родственниках из-под кровати? Если что, я в таком не участвую. Куда мне в моём состоянии такой интим осилить.

- А под кровать мне заползать обязательно? - спросила осторожно.

- А сможешь? - задал он ответный вопрос, и не собираясь пока вылезать.

Мужская попа, обтянутая тканью шорт и торчащая из-под кровати, смотрелась очень эротично и интересно, но как-то вести с ней разговор... Не совсем мне по вкусу было.

- А надо? - всё ещё придумывала пути отхода.

- А хочешь? - нет, эта сволочь явно надо мной издевается.

И это я его ещё тормозом считаю, а сама не лучше. Столько времени доходило, что надо мной просто смеются, молча, про себя.

- Не хочу, - надулась в ответ и замолчала.

Тарзан надолго под кроватью не задержался, выполз оттуда и показал мне добычу -- ложку, которую потерял Олег в порыве страсти. Хмуро посмотрела на него, на ложку, потом опять на него.

- А сразу сказать нельзя было? - спросила обиженно.

- Ты так забавно злишься, сестричка, - хмыкнул Тарзан и положил столовый прибор на стол, рядом с пустой посудиной. - Не могу удержаться.

- То я хозяйка была, теперь сестричка. Но что-то я не помню тебя среди своих родственников, - нахмурилась, так и не перестав дуться на вредного сторожа. - И когда успел в них затесаться? Колись.

- Когда тебя спасал от смерти, - спокойно ответил Тарзан и устроился на моей кровати.

В отличие от меня, он к ней отвращения не испытывал и моральные травмы ему не мешали устроиться поудобней.

- Рассказывай, - затаила дыхание, ожидая ответа, при этом чувствуя, что он мне может очень сильно не понравиться.

- Для меня любой яд, любого происхождения, не опасен. Врождённый иммунитет. Пришлось поделиться с тобой своей кровью, через обряд братания. Иначе тебя было не спасти. Так что, ты теперь моя сестра, а я твой брат, названный. Всё просто, сестричка, - невозмутимо просветил меня мужчина и насмешливо блеснул своими необычными глазами.

- И чем мне это грозит? - спросила, подозревая нехилую свинью, весом так в пару тонн, которая готовилась вот прямо сейчас расположиться у меня под самым носом.

- Пахнуть будешь, особенным образом. Но ты же не откажешься стать очень привлекательной для мужчин? Для женщин, впрочем, тоже, - небрежно заявил он, глядя на меня так, словно вот прямо сейчас ожидал криков радости и битья челом о пол в порыве благодарности.

И реакция последовала, ещё какая:

- Твою мать! - приподнялась на стуле, глядя офигевшим взглядом на названного братика. - Твою мать! Твою ж мать! Мать... мать... мать... - меня заклинило.

Впрочем, это было и неплохо, что я сейчас очень и очень тормозила, иначе всё могло закончиться действительно битьём челом. Только не об пол, а об стену, а еще выдиранием волос и выцарапыванием глаз, Тарзану. Это чтобы одной в одиночестве страдать от его лечения не пришлось.

- И как теперь жить? - когда слово "мать" закончилось в моих запасах, и я смогла внятно произнести нечто отличное от него, начала сыпать вопросами. - Мне теперь что? Тоже надо твоим любимым парфюмом брызгаться? - уселась обратно на стул и просипела. - Мама... - потом, подумав, добавила: - Нет, в метро мне место, конечно уступать будут... - попыталась найти плюс в этой ситуации, хоть какой-то. - И очереди тоже разбегаться станут. Можно будет спокойно сдать любые документы. Даже куда-нибудь в налоговую. Думаю, больше пары минут меня никто мучить не будет... Сразу всё примут. Можно даже фирму открыть, по продаже подобных услуг. Я даже знаю как будет звучать один из рекламных слоганов. "Постоянным клиентам противогазы в подарок!" - похлопала глазами и завыла на одной ноте. - А-а-а-а-а... Как тепе-е-е-рь жи-и-и-ть?

- Я тебе свои духи подарю, - решил успокоить меня Тарзан и поднялся с кровати. - Сейчас. Только никуда не уходи.

Издевается, урод. Как пить дать издевается. Куда я пойду? В одной простынке, пахнущая так, что меня изнасилуют стоит мне только шажок за порог сделать. Мне теперь что? Взаперти сидеть? Интересно, паранджа спасёт ситуацию? Это если в комплекте с бомжацкими духами.

- Вот, - Тарзан вернулся и протянул мне стеклянную тару с пульверизатором. - От сердца отрываю.

- Убью, - решила, глянув на братца зверским взглядом, слёзы высохли, истерика прекратилась, так толком и не начавшись.

Вот что жажда убийства с людьми делает!

- Зачем их убивать? - в очередной приподнял брови вверх Тарзан, удивляясь.

- Кого их? - после этого его вопроса кажется, я поняла из чего делают озверин.

Из вот таких вот Тарзанов. Разрывают на много-много маленьких Тарзанчиков, потом пропускают через мясорубку, потом сушат и прессуют из этого таблеточки. Стоит такую таблеточку проглотить, и сразу тянет кого-нибудь покусать. Уж очень зловредные они, эти Тарзаны, хватит на много-много озверина.

- Это твои любимые жуткие духи, да? - решила перевести тему, пока кто-нибудь не пострадал или что-нибудь не пострадало.

Например, пятая точка одного очень зловредного братца. Уж очень хочется как раз в неё вцепиться зубами. Как-никак кое-кто хвастался, что у него врождённый иммунитет от ядов. Значит, и от озверина имеется. Впрочем, у меня он тоже теперь имеется, если я ничего не путаю. Тогда почему так сильно придушить Тарзана хочется? Бракованной кровушки подлил, да? Потому не действует?

- Да, любимые, - подтвердил он, не став заострять внимание на предыдущих вопросах. - Без их использования, не советую выходить из комнаты, - предупредил он. - Запах приятный, тебе должно понравиться.

На этом я просто не выдержала, подскочила со стула и со всем пылом, на который сейчас была способна, высказала... и в каком гробу духи видала, вместе с Тарзанчиком, и как не рада нашему родству, и пригрозила кое-кому ягодичную мышцу проредить. Мужчина впечатлился, яркие глаза стали огромными, на пол лица, и да, моего братца теперь тоже можно было покормить с ложечки, челюсть отвисла, как и у меня недавно.

- Понюхай, - вздохнул Тарзан, наконец отмерев.

- Не буду, - буркнула недовольно и снова села на стул, силёнок после кормёжки прибавилось, но не сказать, что сильно много.

- Зря, - не согласился со мной братец и не считаясь с моим мнением, нажал на пульверизатор.

Собралась поморщиться и высказать своё недовольство, но так и застыла на стуле, принюхиваясь. Запах был терпкий, кисловато-горький, который мог подойти как мужчине, так и женщине.

- У тебя же другие любимые, - попыталась подловить гада на горячем.

- Нет, эти любимые. Но они полностью запах не перебивают, хоть и не плохо его скрывают. Тебе, как имеющей запах не такой сильный, как у меня, кровница как-никак, а не урождённая суккуба, вполне достаточно будет. Если что и просочится, то не так и много, - пояснил он наконец-то и я смогла вздохнуть спокойно.

- А сразу нормально объяснить нельзя было? - спросила с укором, но трясущиеся загребущие ручки к вожделенному флакону протянула. - А на сколько запаха хватает?

- Где-то на сутки, если не купаться, - ответил он, отдавая стеклянную тару.

- Надолго этого флакона не хватит, - сказала с грустью.

- Я тебе новые сделаю, - обнадёжил меня братик. - Не переживай, сестричка, - улыбнулся вполне тепло и мягко, по-родственному.

- А точно на меня кидаться не станут? - спросила с надеждой.

- Повышенное внимание оказывать будут, - присел он на корточки рядом со стулом и заглянул мне в глаза. - Но если забывать про духи не станешь, то таких инцидентов, как тот, который произошёл недавно, больше не повториться.

- Уже неплохо, - вздохнула ещё раз и отвела взгляд от фиолетовых глаз Тарзана. - А почему тогда не предотвратил, если знал, что всё так повернётся?

- Я не был уверен, смешается ли кровь и будет ли такой результат. Обычно братание приводит к подобному в пятидесяти процентах случаев, - мужчина встал. - Да и не ожидал я, что моя кровь так быстро приживётся, сестричка. Как единственную свою родственницу, теперь буду холить и лелеять.

- Тоже неплохо, - подняла взгляд на мужчину и вспомнила. - Ой, а что я папе скажу! Сколько дней я провалялась точно? Мне же отцу надо было позвонить! Он же Олега порвёт на американский флаг! Твою ж мать! - завершила прочувствованную речь привычным уже выражением. - Твою ж мать!





Глава 6


В которой говорится о том, что картошка - цветок жизни



Мою истерику прекратили самым действенным способом -- смачной и хлёсткой пощёчиной. Губы тут же задрожали и я посмотрела полными слёз глазами на Тарзанчика, а потом обиженно пробормотала:

- Ещё брат называется, - и шмыгнула носом, разрыдаться хотелось сильно-сильно.

- Не истери, - ровно отозвался мужчина и тяжко вздохнул. - Ненавижу женские истерики, - пояснил он свою позицию. - Родителям я твоим позвонил.

- Как позвонил? - не любит истерики? А придётся пережить как минимум одну, прямо сейчас. - Зачем позвонил? - держалась из последних сил, чтобы снова не подскочить на месте и не начать орать.

- А затем, что на грани жизни и смерти ты была пять дней, - просветил меня Таразан невозмутимо. - Олег полазил у тебя в телефоне, нашёл нужный номер... Но я его отговорил звонить, ему могли и не поверить.

- А тебе поверили, да? - не удержалась от ядовитого тона.

- Да, - ответил спокойно названный братец. - Я-то твоим голосом говорил.

- Моим? - истерику отодвинула в сторону, на первый план выползло удивление. - Как это?

- Со мной всё в порядке, - женским голосом заявил Тарзанчик. - Пришлось задержаться, авария на дороге большая и пробка. И это так романтично, в придорожной гостинце ночевать, - неужели я вот так вот немного манерно разговариваю?

- Это та самая речь, которую ты моему отцу выдал, да? - спросила с замиранием сердца.

- Почти дословно, - уже нормальным голосом ответил мужчина.

- И что сказал на это папа? - спросила с обречённостью приговорённого, догадываясь о том, что мог сказать отец.

- Что когда приедешь, обязательно с ним обсудите романтику ночёвок в придорожных гостиницах, - и весь такой невозмутимый при этом, что слёту и не догадаешься о том, что он просто издевается над несчастной мной.

- Ты это серьёзно? - скрипнула зубами, чувствуя как со дна души подымает голову змея ярости.

- Да, - а выражение лица какое невинное, прямо вот так сразу и не заподозришь, что у кого-то может быть рыльце в пушку.

- Ты понимаешь, талантливый ты наш, как сильно меня подставил? - скривила губы в тоскливой улыбке, в мои планы никак не входило объясняться с отцом.

Папа у меня тот ещё консерватор, и к бывшему моему парню, относился очень предвзято, особенно к тому, что я у того оставалась иногда ночевать. Сколько баталий было пережито из-за этого, и не счесть. А теперь вот такая вот заява.

- А что такого? - пожал мужчина плечами и перевёл взгляд с меня на кровать. - Тебе стоит прилечь и поспать, чтобы мои усилия насмарку не пошли.

Жаль, что чувствовала себя такой обессиленной, иначе Тарзану было бы не избежать небольшого скандальчика на тему: "А папу в курс ставить не надо!".

- Я боюсь, - поведала братцу с грустью. - А если Олег, и этот, как его, который эльф решат меня навестить, пока я спать буду? Что случится с моей девичьей честью? Ты можешь мне гарантировать, что они покушаться на неё снова не будут?

- Побрызгайся ещё, - кивнул на духи в моих руках. - Для надёжности.

- А посторожить мой сон не хочешь, родственник? - вот уж кого точно рыцарем никогда бы не назвала.

- Ни к чему, - направился к двери. - Я лучше послежу за нашими новыми жильцами. Ты знаешь, что Олег последнюю свободную комнату занял?

- Как это? - неохотно перебралась на кровать, всё так же удерживая заветный пузырёк в руках. - Впрочем, пусть остаётся. Он мне не хило помог, - вздохнула, подушка стала казаться самым заманчивым предметом на этом свете и я опустила на неё голову. - Одеться бы не помешало бы, - выдала, а после длинно зевнула. - Но та-а-ак спать хочется, - прижала стеклянную тару к груди, глаза закрылись сами собой и все треволнения сегодняшнего дня, отступили куда-то далеко-далеко.

Главное ведь что? Правильно, что жива, здорова. А со всем остальным можно попытаться разобраться. Как хлопнула дверь услышала уже сквозь дрёму и внимание на этом не заострила. Организм выключился как-то очень быстро и незаметно, устала очень.

Проснулась с пониманием того, что выспалась, очень хорошо выспалась и лежать в постели более не в состоянии. По стеночке, памятуя о поведении неадекватных мужчин, добралась до туалета и до душа. Умылась, сама. Подрагивающими руками привела себя в порядок, и с этим справилась, ура, и снова по стеночке вернулась в свою комнату, проклиная собственную забывчивость -- духи-то оставила и риск привлечь ненужное мне внимание голодных мужиков, было очень велик. Но ничего, обошлось. Партизанский способ передвижения, перебежки, да почти успешные попытки слиться с местностью -- из зеркала на меня глядела такая же зелёненькая, как и стены, мордашка -- оправдал себя. Никто одичавший и потрясающий... мммм... чем-нибудь да потрясающий, мне по пути не попался. Захлопнув за собой дверь комнаты, выдохнула и рванула к драгоценной стекло-таре. Пока брызгалась, думала, о том, что интересно было бы проэкспериментировать... Глотнуть из бутылёчка, к примеру и посмотреть эффективней это будет чем наружное применение или не очень. Остановило только опасение того, что глоток может стать фатальным, мало ли что там в подобный парфюм добавляют.

Нарыла собственный чемодан и нашла во что переодеться, благо выбор невелик был и долго маяться вопросом, а что надеть, не пришлось. Платье, вот и весь выбор. Нет, надо срочно в Москву возвращаться и поставить родителей перед фактом, что съезжаю от них. Интересно и когда я только успела это решить? Даже не думала, что вот так готова рубануть с плеча. Может, дело в том, что я жутко боюсь разговора с отцом? И это будет очень неплохим методом, ошарашить родителя прямо с порога, правдой маткой. Глядишь, будучи в шоке, даже сообразить ничего не успеет... Да и про ночёвку в гостинице, которую Тарзанчик придумал, папуля сразу же забудет, с такими-то новостями.

Одевшись, с опаской выглянула в коридор и наткнулась взглядом на эльфа, который успел уже откуда-то появиться и пристроиться постовым у моей двери. Сам себе обязанность назначил или это идея Тарзанчика? Радует то, что в этот раз мужчинка был при полном параде, а не одетый только в свои волосы. Лук эльфик куда-то задевал, вместе со стрелами. Тоже неплохо. А то, вдруг, придёт в голову мысль сыграть роль Амура? И выберет объектом меня? Не, нам этого точно не надо.

- Доброе утро, - решила проявить вежливость.

Задумавшийся о чём-то очень возвышенном -- точно не обо мне, иначе думал бы нижним мозгом и одухотворённого лица не наблюдалось бы -- эльф не сразу среагировал на меня, успев своим молчанием на приветствие даже несколько обидеть.

- Доброе, - прошептал он, когда вернулся из мысленной прогулки по облакам на грешную землю.

Пристальный взгляд мне не понравился. Что-то нечеловеческое -- что и не удивительно, эльф же -- чувствовалось в нём. И пусть глаза эльфа сейчас выглядели так же, как и у обычного человека - белок, зелёная радужка - но мне всё равно было как-то не по себе. Передёрнула плечами и сделала шаг за порог, с опаской наблюдая за мужчиной. Вроде одежду на себе рвать не собирается, и потрясать чем-нибудь тоже. Надеюсь, что действительно не опасен.

- Куда вы? - мягко-мягко, нежно-нежно поинтересовался эльф.

Я тут же сделала шаг назад, готовясь скрыться за дверью, уж очень тон вопроса мне не понравился, но всё равно вежливо и не совсем впопад ответила:

- Есть хочу.

- Провожу, - тут же вызвался эльф, поразив меня энтузиазмом, воспылавшем в ярко-зелёных глазах.

Протянул мне руку, предлагая, по-видимому, опереться, но я шарахнулась от неё, как от ядовитой змеи и пробормотала:

- Спасибо, я как-нибудь сама, - прижалась к стеночке, собираясь двигаться вдоль неё в поисках пищи насущной.

- Столь нежному цветку, опасно ходить одному, - загнул эльф, снова предлагая мне руку.

- С каких это пор я цветком стала? - мою вежливость как ветром сдуло, вернулись привычные язвительность и вредность. - Вроде совсем недавно кричал, что только через твой труп, не? Что изменилось? - а это был так, вопрос просто так.

Я прекрасно и без ответа понимала, что изменилось. Запах мой поменялся, и теперь эльфа штырит от меня, как кота от валерьянки. Судя по виду, гость в себя пришёл и даже выздоровел. Отсюда вывод, пора бы гнать его, метлой, побыстрее и подальше. Надеюсь, его сородичи уже не караулят двери и можно высадить случайного приблуду на подходящей станции.

- О, прекрасная роза! - возвышенно обратился ко мне эльф. - Вы же будете милосердны и забудете те слова, что недостойный ваш слуга посмел произнести в пылу эмоций?

- Не буду милосердна, - вредно заявила в ответ и сделала пару шажков вдоль стеночки. - Стерва - моё второе имя, - заметила непринуждённо, и столь же непринуждённо сделала ещё пару шагов по направлению к кухне.

Эльф тоже сдвинулся с места, последовав за мной, как и полагается коту, заслышавшему запах валерьянки.

- Я не верю! - патетически возвёл очи горе эльф и попытался ухватить меня за ручку.

Еле-еле увернулась.

- Я это, брезгливая очень, - намекнула мужику на то, что лапы ему лучше не распускать, мне это не нравится. - Помоете руки, тогда я подумаю.

- Я их мыл, - обиделся эльфик и попробовал снова ухватить меня хоть за что-нибудь.

Попал, по груди. Всей пятернёй, да притом этак недвусмысленно проехался по выпуклости, что вырвалось в ответ привычное:

- Твою ж мать! - не в состоянии была как-то иначе выразить своё несогласие с происходящим. - Слушай, может так до тебя дойдёт? Отвали, а? Ты не в моём вкусе. Не люблю остроухих.

- Правда? - так по-детски наивно изумился эльф, распахнув свои и так большие глаза ещё шире, что даже бедняжку жалко стало.

Бедный мальчик, конфетку отняли, ещё и грубо надругались морально -- показали язык, да танец чунга-чанга станцевали.

- Правда, - задавила жалость на корню и выскользнула из-под так и не убранной конечности эльфа.

- А кто нравится? - печально-печально спросил эльф.

- Никто, - буркнула и продолжила двигаться в сторону кухни, всё так же, по стеночке.

- Так у меня есть шанс! - воскликнул мужик, тут же воспрянув духом. - Прекрасная роза позвольте быть рядом с вами! - сноб, орущий, что я ему нисколечко не нужна, нравился мне в разы больше.

- Нет, так не пойдёт, - не согласилась жестокосердная я. - На расстоянии не меньше двух метров. Но желательно бы и больше.

- Вы позволяете мне следовать за вами? - тут же просиял улыбкой эльф, поразив меня наличием довольно длинных клычков.

А он точно эльф? Не вампир, не? Вжалась в стенку, завороженно разглядывая клыкастую улыбку мужика.

- А ты кусаешься? - спросила осторожно, подумывая о том, что поступила очень опрометчиво, выбравшись из своей комнаты.

Стоило подождать Тарзана и выходить только под его конвоем.

- Показать?! - тут же воспылал нездоровым энтузиазмом мужик.

- Не надо, - простонала, чуть не плача. - Не надо ничего показывать, - ещё чуть-чуть и ринется мне демонстрировать не только чудо оскал, а что-нибудь более интимное.

Подобные поползновения лучше пресекать на корню. Может ударить чем? Очень пригодилась бы сковородка, хорошо помогает прочищать мозги всяким непробиваемым.

- Хорошо, - легко пошёл на попятный эльф.

Он случаем не телепат? Может, прочитал мысли про сковородку и испугался?

- Эк тебя контузило-то, - вздохнула и сделала ещё пару шагов к кухне.

Что же этот коридор никак не кончается? Только недавно все эти хоромы мне казались не такими уж и большими, а теперь... Кажется, за то время, что я болела, успели вырасти до размеров дворца. Альтернативное восприятие пространства вместе с кровью Тарзана передалось, что ли?

- О, прекрасная роза! - пошёл на следующий заход эльф.

- Помолчи, пожалуйста, - взмолилась, только услышав про эту самую розу, которая прекрасна.

Скоро кидаться в ответ на эту фразу буду, как бык на красную тряпку. Больше эльфик не произнёс ни слова. Так и следовал за мной молчаливой тенью, укоризненно и обиженно поблескивая зелёными глазами. А я всю дорогу до кухни напряжённо думала о том, как же теперь жить дальше. С такими поклонниками и врагов не надо. Ещё чуть-чуть и начну шарахаться от любой тени. Бабочка пролетит мимо, а я на землю, как при взрыве бомбы, и ползком, ползком... Невесёлая перспектива получается.

- Оля! - оклик за спиной заставил нервно дёрнуться и вжать голову в плечи.

Засеменила быстренько-быстренько, собираясь скрыться за дверью кухни и даже не подумала оглянуться. Ещё ладошки домиком у груди сложить, да глаза прищурить, вылитая японка получится.

- Доброе утро, - радостно выдохнула, стоило только увидеть Тарзана, хлопочущего у плиты, самой обыкновенной и вполне себе современной.

Шорты братик сменил на более привычную леопардовую набедренную повязку и я поймала себя на мысли, что фартучка не хватает, поверх. Смотрелось бы очень забавно.

- Тарзан, - обратилась к братцу. - Они так и будут за мной ходить? - спросила жалобно.

Мужчина отвлёкся от сковороды, на которой что-то шкворчало и шипело, да глянул сначала на меня, потом на эльфа, топчущегося рядом.

- Эльфы наиболее подверженная подобному влиянию раса, - просветил он меня спокойным тоном и помешал содержимое сковороды деревянной лопаточкой. - Запах на них действует очень сильно, сильнее чем на тех же гномов или орков.

- Вы про тот самый запах? - на кухне появился любопытствующий Олег, который окинул меня жадным взглядом и переключил внимание на Тарзанчика. - Или какой-то другой?

- Мы про запах духов с феромонами, - почему-то мне совсем не хотелось, чтобы кто-нибудь кроме братца знал о моей новоприобретённой особенности. - Как оказалось, на эльфов они действуют слишком сильно.

- Так не пользуйся, - дал совет от щедрот душевных Олег и снова подарил мне жадный взгляд.

Казалось, что прямо сейчас и здесь съест, или понадкусывает бедную меня. Эльф же преданно заглядывал мне в глаза и не собираясь отходить далеко. Судя по всему, обида у него уже прошла и стоит в скором времени ждать его любимого: "Прекрасная роза!" Куда бежать и где прятаться? Есть пару возможностей, и один вариант - уехать домой, к родителям и поскорее. Жить в этом вертепе, в соседстве с озабоченными мужиками, может быть чревато. Второй - выставить всех мужиков за порог и более никогда не пускать.

Присела на стульчик и страдальчески поморщилась, стоило заметить манёвр эльфа, который придвинул другой стул поближе к моему и уселся на него. И отодвигаться явно не собирался. Ещё чуть-чуть и снова начнёт петь мне дифирамбы, да и судя по прицельному взгляду, мужик собирается завладеть моей ручкой. А потом начнёт намекать и на сердце, и на постель. Или этап сердца решит опустить? Выяснять опытным путём это не хотелось, потому, скрипнув зубами, повернулась лицом к топчущемуся у порога Олегу и улыбнулась:

- Олег, - ходить кругами не стала, если уж правду-матку, то лучше сразу в лоб. - А что ты с машиной делать будешь?

- С машиной? - отвлёкся он от поедания меня взглядом. - А что с машиной?

- Ну как же, - деланно удивилась в ответ и почувствовала, что эльф начал наступление на мою руку. Кинула на зарвавшегося ухажёра косой взгляд и снова скрипнула зубами, убрала ладошку с колена, да скрестила руки на груди. - Сам подумай. Я уехать не могу. У меня только один вариант, через карту в книге учёта. Машина в двери не пролезет. Если ты со мной через магазин перемещаться будешь, машина-то в Сочи останется.

- Эм, - задумался мужчина, отвлёкшись на время от созерцания меня прекрасной. - Об этом я ещё не думал.

Ну да, нижний мозг о таких вещах думать не способен, это известно с древних времён. А мужчины в этом доме, все, кроме Тарзана, последние пару дней думают только им. И как мне жить теперь дальше? Если я высуну нос на улицу, жива останусь или нет? Без брательника лучше и не высовываться, так подсказывает мне интуиция. Неужели настанет тот день, когда я не увижу иного выхода, чем вымаливать на коленях у Тарзанчика его драгоценный и эксклюзивный парфюм? О таком лучше даже не думать, а расслабиться и получать удовольствие, что не очень-то и получилось. Эльф покусился на мою коленку, легонько погладив её. Я аж поперхнулась воздухом, которого набрала, собираясь ответить Олегу.

- Кхе-кхррр-кхе, - закашлялась, не в силах вымолвить ни слова.

- Вам плохо?! - тут же засуетился эльф, подхватился со стула, нагнулся заглядывая в глаза, попытался завладеть моей ручкой, в очередной раз...

- Всё прекрасно! - рявкнула я, откашлявшись. - Отодвинься от меня! - не только из Тарзанов озверин делают, как оказалось, ещё и из эльфов. - Дальше, - заявила, заметив, что мою просьбу удовлетворять не спешат. - Ещё дальше, - успокоилась только тогда, когда эльф, обиженно помаргивая глазами, отодвинул стульчик где-то на метра полтора от меня. - Неплохо, - милостиво похвалила и вернула внимание к разговору с Олегом. - Ну так как, что с машиной?

- Придётся отгонять в Москву, - недовольно поморщился означенный субъект.

Внутренне возликовала. Олег, конечно симпатяжка, и был период, даже мне сильно нравился. Но вот то, как он повёл себя совсем недавно... Нет, лучше пусть где-нибудь по-дальше ходит, и чем дольше, тем великолепней.

- Когда поедешь? - опустила взгляд долу, скрывая за ресницами радость.

- Сегодня. Все дела я завершил. Чем быстрее выеду, тем быстрее буду в Москве и смогу тебе помочь с магазином, - как быстро, однако, он себя в помощники назначил-то.

Может, стоит намекнуть, чтобы без противогаза не возвращался, а? Но тогда придётся рассказывать почему и зачем... А что-то как-то не хочется. И странно то, что ни Олег, ни эльфик вопросов не задают про то, что недавно происходило в моей комнате. Снова Тарзан подсуетился? Правду рассказал или отмазку придумал? Стоит его порасспросить, чтобы знать что говорить, если спросят.

- Завтрак готов, - заявил Тарзан и грохнул сковороду прямо на стол.

Достал из ящика кухонного стола вилки, и со стуком положил на столешницу. В посудине красовался омлет банальный, подгорелый, в количестве один штук. Эльф даже не глянул в сторону еды, продолжив поедать меня взглядом. Насыщается иллюзорным питанием? А не помрёт на такой диете-то? Олег следовать его примеру не стал, предпочитая пище эфемерной земную. Уселся напротив нас с эльфом, взял вилку в руку и с задумчивым видом, иногда поглядывая на меня, стал примериваться к омлету.

- Откуда яйца? - стало очень любопытно, откуда, действительно, продукты взялись, вот и спросила, заслужив недоуменный взгляд Олега и смущённый эльфа. - А что я такого спросила? - заметив ненормальную реакцию на свой вопрос, не могла не уточнить.

- Буорони закупал продукты на Земле, - любезно просветил меня Тарзаша. - Он последнее время никуда не переходил, всё чего-то здесь караулил.

- Караулил? - тут же насторожилась, заслышав ну очень интересную информацию.

- Ну, или ждал, - пожал плечами Тарзан и тоже устроился на стуле.

Взял вилку и нисколько не стесняясь того, что придётся есть прямо со сковородки, собрался оттяпать себе приличный кусок.

- А тарелку попросить можно? - подала голос, морально не готовая есть из общего котла.

- Можно, - отвлёкся от созерцания омлета Тарзанчик на секунду, а потом вернулся к прежнему занятию.

- И? - задала вопрос, чувствуя, что начинаю закипать как чайник.

- Там, - махнул рукой на навесной шкафчик братец, приступив к поеданию омлета.

Такими темпами я все зубы себе искрошу, если так часто ими скрипеть придётся. Подниматься с места не стала, прикрыла на мгновения глаза, успокаиваясь и, открыв их, спросила:

- Где можно найти продукты? - пришла в голову мысль попытаться приготовить для себя что-нибудь более съедобное, чем то, что находилось на сковороде.

- Нигде, - прожевав очередной кусок омлета, ответил Тарзан. - Та курица, из которой я варил бульон, была последней.

- И перед смертью она снесла нам яиц для омлета, - не удержалась от язвительного ответа.

- Мёртвые куры не несутся, - меланхолично заметил братец. - Впрочем, не берусь утверждать это со всей определённостью. Мало ли что может придти какому-нибудь некроманту в голову?

- Угу, ощипанная, выпотрошенная и несётся, - вздохнула и взялась за вилку. - Ты сказал, что курица последняя. Откуда тогда яйца?

- Так то курица последняя, - количество омлета неуклонно уменьшалось, стараниями двух мужчин.

Эльф всё так же, преданным взглядом созерцал мой профиль и питаться ничем иным не собирался. А мне ещё за тарелкой идти. Пока схожу, омлет может исчезнуть в бездонных желудках мужиков. Поколебавшись ещё чуток, решила не заморачиваться и присмотрела себе кусочек по-аппетитней и не такой горелый, как другие. Отковыряла его вилкой от сковороды и отправила в рот.

- Так то курица последняя, - порадовал меня Тарзюша. - А яйца не последние... Были.

- А что ещё из продуктов у нас последнее? - примерилась к следующему кусочку омлета.

- Ничего, - Тарзан откинулся на спинку стула, решив, по-видимому удовлетвориться той маленькой порцией еды, которую уже успел изничтожить.

- Двоякий ответ, - включился в разговор Олег. - А вы почему не едите? - вежливо спросил он у эльфа.

- Я не ем птенцов, - надо же, эльфик вспомнил о том, что у него дар речи имеется и сумел отвлечься от созерцания прекрасной меня, чтобы надменно ответить.

- Каких таких птенцов? - подавилась куском и с подозрением уставилась на омлет.

Аппетит как-то разом пропал и я отложила вилку в сторону. Олег же продолжил есть, оказавшись не таким впечатлительным как я.

- Из яиц птенцы вылупляются. Он об этом тебе хотел сказать, - ответил вместо остроухого Тарзан. - А он просто вегетарианец, не обращай внимания.

- Понятно, религия не позволяет , - передёрнула плечами и, подумав, снова взялась за вилку.

Но помогала расправляться с омлетом Олегу вяло, аппетит так и не вернулся.

- Так что с продуктами? - помучив ещё немного еду, отложила столовый прибор в сторону.

- А ничего. Их нет, - Тарзан поднялся со стула и направился к обыкновенной раковине-мойке, прихватив с собой свою вилку.

- Совсем нет? - мало мне проблем, что свалились на голову из-за приобретения этого самого магазина, теперь ещё и о пропитании придётся думать.

А я ведь безработная. Мне денюжку неоткуда брать. Надо расширять торговлю и пытаться выручить хоть что-то за тот товар, что ещё имеется в лавке. Мысленно проклянула Буорони. Повезло же столкнуться на жизненном пути с воплощением Остапа Бендера лично. Без подобного знакомства я бы точно прожила. Жаль, что нельзя повернуть время вспять и всё изменить. Может, действительно продать магазин? Я ведь не умею... Не знаю как и что, зачем и почему. Ещё и кредиторов немеряно. С чем-то придётся иметь дело, если оставлю лавку себе?

- Совсем нет. Пока ты лежала, всё что было съели, - и вроде бы даже не глянул ни на кого с неодобрением, ровно сказал, а сразу же почувствовала себя нахлебницей.

Думаю и остальные гости тоже, вон как Олежка скривился, будто от лимона откусил приличный кусок.

- Ты прямо сейчас выезжаешь? - задала Олегу бестактный вопрос, отодвинув грустные мысли о тридцати трёх несчастьях, свалившихся на мою голову, в сторону.

- Кх-х-х, - подавился последним кусочком омлета мой верный рыцарь. - Наверное, - выдавил из себя с трудом, быстренько проглотив еду. - Я тут подумал, что мне стоит съездить в магазин, прикупить продуктов. Раз так всё печально... а я тут вас объедаю, - попытался он объяснить свою позицию. - Не хочешь вместе со мной съездить?

- Н-н-нет, - отказалась очень поспешно.

Стоило только представить себе, какими могут быть последствия моего выхода в люди... И как теперь жить?

- Тогда я пошёл, - видимо, испугавшись того, что я могу возразить против самой закупки продуктов, Олег предпочёл побыстрее ретироваться. - Скоро буду.

Сбежал, партизан, от допроса. А я только-только захотела вопрос задать, неудобный. Уж очень тянуло уточнить, а зачем ему нам, не сирым и не убогим продукты закупать? С чего это такая благотворительность? Совсем гормоны зашкаливают? Впрочем, про благотворительность надо было раньше спрашивать, ещё когда этот рыцарь меня от шефа спасал. А теперь поздновато уже. Чувствую, этот мужик решил прописаться в моей жизни. А, может, и не в моей, а в жизни лавки Скамейкиной? Может, он мне и помогал только потому, что знал, что магазинчик в моей собственности теперь? Не. Такого не может быть. Откуда ему было знать, если и для меня это стало сюрпризом и лавку мне обманом подсунули?

- Теперь, мил друг, - обратилась к поедающему меня взглядом эльфу. - Будем решать проблему с тобой. Ты выздоровел и пора бы тебе и честь знать. Тебя в каком городе твоего родного мира высадить?

- Зачем? - искренне изумился эльф.

И вот это вот наивно хлопающее ресницами чудо не так давно из себя сноба корчило?

- А зачем ты мне здесь, объясни? - возвела очи горе, чувствуя, что впадаю в отчаяние.

- В постели может пригодиться, - вмешался в разговор Тарзан, прихватывая со стола сковороду вместе с грязными вилками.

- И ты туда же! - взвыла в отчаянии. - Не нужно мне всё это! Скажи, этот запах теперь навсегда, да?

- В чём проблема? - пожал плечами братик. - Ещё спасибо скажешь, когда понравившийся мужчина, по-любому на тебя внимание обратит. Так, мог бы пройти мимо, а с этим запахом точно не пройдёт.

- Ты хочешь сказать, что сама по себе я ничего не стою? - поднялась со стула, уперев руки в боки.

- Ещё не знаю, - ровно отозвался Тарзан.

Эльф же сидел молча, только переводя взгляд с меня на моего названного братца и обратно.

- Короче! - рявкнула вызверившаяся я. - Ты, - кивнула на эльфа. - Собирай вещи и домой, с родичами отношения выяснять.

- Я изгой, - меланхолично заметил эльф. - И если бы не вы, моя прекрасная роза... - тяжко вздохнул и замолчал.

- Он хочет сказать, - любезно перевёл мне трагичное молчание эльфа Тарзан, - что по всем законам эльфов, должен был давно самоубиться, дабы не позорить собственный род. Но пылающий в его душе костёр вожделения...

- Не в душе он у него пылает, - невежливо перебила Тарзана. - Ой, совсем не в душе.

- Но пылающий в его душе костёр вожделения не даёт ему возможности уйти с достоинством, потому что сильнее жажды смерти, - невозмутимо продолжил братик.

- А что с ним будет, если я его выгоню? - спросила устало, вспышка злости как-то сама собой притухла и пламени настоящей ярости породить не успела.

- Убьют, - равнодушно кинул Тарзан, вытирая вымытую посуду полотенчиком, которое висело как раз рядом с мойкой. - У него метка изгоя. Любой эльф будет в своём праве.

- Предлагаешь оставить его? - появилось срочное и сильное желание побиться головой об стену. - А мне как жить по соседству с этим озабоченным?

- Почему по соседству? - насмешливо посмотрел на меня Тарзан. - Можете и в одной комнате жить.

- Экономия квадратных метров за счёт уплотнения бедной меня, - фыркнула в ответ и глянула на эльфа, чьё лицо выражало готовность начать экономить прямо сейчас. - Так не пойдёт. Если он останется с нами, то пусть приносит пользу, это раз. И на дверь мне нужен будет запор, это два. Так же противогаз эльфу необходим как воздух, это три.

- Нет, мы можем его и выгнать, - не стал настаивать братец. - Решать тебе, хозяйка.

- Рука не поднимется, - процедила сквозь зубы, мысленно проклиная собственную мягкотелость. - Слушай, если на твоём поте приворотные зелья делают, может и отворотное какое зелье организовать можно? - осенённая новой идеей, взглянула на братика с надеждой.

- Отворотных зелий не существует. Единственное действенное средство, против обаяния и запаха инкубов, да суккуб, настоящая любовь. Вот влюбится твой эльф в кого-нибудь и у него пристрастие к тебе сразу же пропадёт, - обломал все мои надежды на корню вредный Тарзан.

- Придётся тогда озаботиться срочным поиском второй половинки для данного эльфа. И для Олега тоже, - окинула хищным взглядом остроухого и вздохнула.

Как искать, когда он готов таскаться за мной, как прилипший банный лист? И что теперь получается... Когда мужчины начнут ко мне подкатывать, я не буду знать, причина ли только в запахе, или всё-таки во мне привлекло их что-нибудь кроме него. Как влюбляться в кого-нибудь в такой ситуации? Ты влюбишься, он тебе обязательно ответит взаимностью. Пройдёт пару дней, месяцев, лет (подчеркнуть нужное) и любимый найдёт ту, которую полюбит на самом деле и всё? Не согласная я так. В очередной раз возникает вопрос. Как жить дальше?

Встала со стульчика и направилась на выход из кухни. Что-то как-то совсем печально мне стало. Видела только один способ отвлечься -- ревизия товара в магазине и более детальное изучение книги учёта. А то, в основном Олег успел с ней ознакомиться, а я так, по верхам пробежалась, при том совсем чуть-чуть. Заодно попробую раскрутить эльфа на сведения о его родном мире. Я всё ещё не теряла надежды на то, что удастся найти возможность, без опасности для шкурки эльфа, выдворить его вон.

Так и прошло это замечательное утро. Молчаливый эльфик, мельтешил рядом, неохотно отвечал на вопросы, и пожирал меня плотоядным взглядом, изредка улетая в какие-то далекие мечтательные дали. В эти моменты он выглядел очень воодушевлённым и вдохновлённым чем-то. Ну и через пару часиков он убил меня наповал заявлением:

- Я напишу ваш портрет, о прекрасная роза!

- Твою ж мать! - выругалась от души.

Этот идиот-эльф, умудрился сказать мне это как раз тогда, когда я читала информацию про его мир, в котором у Буорони тоже имелись долги. Я водила пальчиком по строчкам, вникая в содержание... А тут эта восторженная статуя отмерла и выдала неожиданность... Хорошо, что не детскую. Естественно я дёрнулась и палец угодил туда, куда не стоило им тыкать точно. В название какого-то неизвестного мне городка.

Прислушалась, боясь обнаружить, что за дверью ведётся активная возня и ожидая, что вот прямо сейчас раздадутся вопли: "Где деньги, Зин?" То есть Оль. Ну или Лавка Скамейкина. Вроде тихо всё и я даже рискнула, в сопровождении эльфа подойти к двери ближе. Выглянула через стеклянную витрину наружу. Вроде никого. Рискнуть или не стоит?

- О прекрасная роза! - напомнил о своём существовании эльф.

В отчаянии оглянулась на Тарзана, который составлял нам компанию, присутствуя молчаливой тенью, и являясь гарантом безопасности для моей девичьей чести.

- Чего тебе? - спросила тоскливо, закатив глаза под лоб.

- Вы позволите мне написать ваш портрет? - спросил с придыханием.

А я застонала в голос и рванула ручку двери, на себя. И тут же застыла соляным столпом. Стояла, хлопала глазами и не в силах была произнести ни слова. Так же, хлопая ресницами, стояла на пороге пятёрка эльфов. И как я их проглядела, когда в витрину смотрела? Кто мне скажет? Вот теперь приходится изображать статую, и наблюдать картину маслом... Сплошные, зелёные глаза эльфов превращались в обычные, похожие на человеческие, длинные уши шевелились, волосы развевались, руки с луками опускались... Приплыли, однако. Первой отмерла я и захлопнула дверь перед самым носом визитёров. Это что? Я умудрилась ткнуть пальцем именно в тот город, в котором мы эльфа подобрали? А эти тут так и поджидали всё время? Но почему тогда не видны были в витрину? Нет, если решу оставить магазин себе, придётся обязательно выяснить, будут ли работать камеры видеонаблюдения. Поднакопить деньжат и обязательно их поставить, чтобы не получать вот такие вот подарки, доставленные прямо к порогу.

- Там это, - нервно улыбнулась Тарзану, с недоумением наблюдавшему за моими манипуляциями. - За ним пришли, - кивнула на эльфа. - Не отдавать же.

- Значит, решила всё-таки впустить в постель, - сделал неожиданный вывод Тарзан.

- Кого? - вытаращила глаза на братца. - Этих? - теперь кивнула уже на дверь. - Не много ли для одной меня?

- Издеваешься? - с укоризной покачал головой Тарзан.

- А как же. Не всё же тебе надо мной измываться, - фыркнула в ответ и отошла от двери, настороженно прислушиваясь к тому, что за ней происходит.

Судя по звукам, ничего и не происходит. Тишина, мёртвая. Может, это те самые, которые в тишине с косами стоят, были? Появилось дикое желание снова открыть дверь и убедиться, что эльфы мне не привиделись. Колебалась минут пять, потом не выдержала, вернулась к входу в магазин и совсем на чуть-чуть приоткрыла дверь. В образовавшуюся щель тут же был засунут горшок, в котором росло что-то приятно пахнущее и цветущее. Ещё чуть выше и попали бы растительностью прямо по моему бедненькому носику. И как теперь дверь закрывать? Лишняя деталь мешает это сделать. Действуя на инстинктах, выдрала горшок из руки самого рискового эльфа и снова захлопнула дверь. И что это было? Терраристический акт в особо извращённой форме?

Со всем вниманием изучила растительность в вычурном, расписном горшочке. Неизвестный науке вид. Надеюсь, не какая-нибудь прекрасная эльфийская роза? С недавних пор я на дух никаких роз не выношу.

- Отдайте обратно, о прекрасная роза! - возмутился произволом собратьев эльф.

- Ты прав, - подумав, выдала в ответ. - Цветочек, конечно, красивый. Лилию напоминает... какую-то многослойную... Но... - распахнула дверь, на свой страх и риск и заявила в пространство, вручая горшок с цветком опешившим эльфам, что стояли на пороге. - Лучше бы какой-нибудь картошки подарили, - и снова захлопнула дверь.

Деликатный стук, раздавшийся через пару минут, отвлёк меня от созерцания возмущённого и злого эльфа-поклонника, что стоял рядом со мной, по эту сторону двери.

- И кто это там такой вежливый? - рванула дверку на себя, и обвела грозным взглядом почтенное собрание остроухих.

А дальше не смогла вымолвить ни слова. Мне протягивали очередной горшочек, с зелёненьким кустиком. Очень знакомым мне по огородно-копательным работам, что так любит проводить моя мама на даче. Молча забрала горшок, захлопнула дверь в очередной раз и этаким потрясённым роботом, двигающимся на автомате, добрела до стойки. Водрузила на неё горшочек и уставилась на своего эльфа потрясённым взглядом.

- Вы все такие мешком ушибленные? Или всего лишь несколько штук? - задала вопрос не подумав.

Но эльфик даже не обиделся, он смотрел на растение в горшке как на врага народа, и судя по тому, что поднял руки вверх, а с его длинных, тонких пальцев стали срываться зелёные искры, собирался изничтожить драгоценное растение раз и навсегда.

- Эй! - встала между цветком и взбесившимся эльфом. - Это моя картошка!

- Да, - как-то сразу сник поклонник, даже уши, как у ослика Иа, обвисли.

И побрёл за прилавок, весь такой несчастный... Аж жалко стало.

- Что это с ним? - спросила у Тарзана, который с насмешливой улыбкой наблюдал за нашей вознёй.

- Жизнь больше не имеет смысла, - усмехнулся мужчина и проводил взглядом эльфа. - Самоубиться решил.

- Харакири? - тут же рванула следом за идиотом-эльфиком. - Только не в этом доме!

- Так выгони, - посоветовал мне вслед Тарзюша.

- Тьфу, только через мой труп! - заявила категорично, влетая в коридорчик на полных парах.

И когда так разогнаться успела? Так, где тут была спальня эльфа? Память девичья, не подведи в самый ответственный момент! Ввалилась в комнату очень даже вовремя. Благо стучаться и прочий церемониал соблюдать не надо было. Дверь эльф оставил распахнутой.

- Ты чего это задумал? - вид кинжальчика, опасного даже на вид, в руках эльфика мне не понравился. - А ну кончай мне тут харакири устраивать из-за картошки! Ну подарили, и что? А ты тоже подари. Только что-нибудь получше. И портрет можешь написать. Разрешаю. Хочешь мы мир сменим, а? Вернёмся в мой родной? Чтобы тебе спокойней было. Эй, кто там за перемещение отвечает? Город Сочи, планета Земля, будьте так любезны, - для успокоения эльфа бросила фразу в никуда.

Сработает али нет? Убедиться в этом можно только одним образом. Сходить и дверку приоткрыть, и выглянуть. А если не сработало? Придётся очередной горшочек с чем-нибудь полезным или не полезным прихватизировать? А эльфам терпения надолго хватит, интересно? Букеты вручать? И почему эльфики не нападают? Должны были бы давно уже права качать, по поводу изгоя-приблуды. Но не качали. Какие-то неправильные эльфы. И картошка у них, наверное, тоже неправильная. Надо бы проверить, а то отравимся овощем ненароком. Хотя, если голод припрёт, и не то съесть придётся.

Эльф, пока я размышляла о постороннем, харакири делать передумал, как-то весь засиял и явно воспрянул духом, ушки выпрямились, глазки загорелись огнём вдохновения...

- Мне нужны краски, - порадовал он меня новым шедевром эльфячей мысли. - И я напишу такой портрет!

- У нас финансовый кризис, - ответила ему мрачно. - С красками придётся погодить.

- Я домой схожу! У меня есть! - очередной шедевр был круче предыдущего в разы.

- И как ты собираешься это сделать? Жить надоело? Ты мне дорог в живом виде. Давай, заканчивай с этими суицидальными наклонностями, иначе я буду горько-горько плакать, - упоминание о слезах возымело действие.

Эльфик пригорюнился, но про портрет больше упоминать не стал. И поплёлся хвостиком за мной, когда я решила всё-таки опытным путём проверить, доставили нас туда куда просила или нет.

Перекрестившись -- не скажу, что сильно верующей была, но тут не удержалась, не по себе было -- аккуратно приоткрыла входную дверь и выглянула. Ура! Знакомая улица! И машина тоже! Олег с продуктами приехал. Отрядила эльфа и Тарзюшу помочь верному рыцарю сетки донести. А то, что эти двое выглядят не очень привычно для землян... Так в наше время, на улицах городов кого только не встретишь. Народ даже толком и не заметит этих двух фриков, косящих не пойми под кого.

Одной ходкой дело не ограничилось. Такое впечатление, что Олег целый магазин скупил, пакетами весь багажник был забит, и заднее сиденье автомобиля тоже. Этого нам надолго хватит... А, может, и не надолго. Двух здоровых мужиков кормить -- довольно накладное дело, я думаю.

Разгребали продукты долго. Куча соков, несколько батонов хлеба. Если всё за пару дней не съедим, придётся сухари сушить. Овощи, фрукты -- вот эльфу-то радость будет. Макароны, рис, гречка, масло, сахар и прочая бакалея в виде разнообразных консервов. Сыр, мясо, куры, яйца... Да, Олег не мелочился, когда продукты закупал. И что я ему должна за это буду? Ой, не к добру такая щедрость, не к добру.

Растерянно осмотрела забитые под завязку холодильник и шкафы и повернулась к Олегу лицом:

- Спасибо... Но тут так много всего. Я же теперь долг несколько месяцев отдавать буду.

- Не утрируй, - улыбнулся Олежка, взял меня за ручку и облобызал тыльную сторону ладони.

Эльф посмотрел на соперника грустно и враждебно, но ничего говорить не стал. Даже Тарзюша смолчал, что само по себе очень удивительно. Эта ехидна, по-моему, вообще не умеет нормально себя вести.

- А я не утрирую, - ответила мрачно. - Просто звезда в шоке и не знает чем теперь в ответ отдариваться.

- А об этом мы в Москве поговорим, - и снова облобызал мою ладошку.

Звучала фраза настолько многообещающе, что я выдернула ладонь из захвата и передёрнула плечами.

- Мне этот разговор понравится? - спросила с опаской.

- Пока не знаю, - довольно расплывчато ответил Олег и направился к двери. - Я поеду уже. Хоть и не хочется оставлять тебя здесь без присмотра. Но чем быстрее выеду, тем быстрее на месте окажусь. Счастливо оставаться и будь осторожна, Оль. Не высовывай пока никуда носа. Приеду, потом вместе всё обследуем. Я тебя если что защитить смогу.

- Конечно, конечно. Удачного пути, - ответила натянутой улыбкой.

В помощники записался, в защитники тоже. Скорый какой. Впрочем, эльф тоже уже записался. В личные портретисты. А Тарзан... Тарзан в родственники. И чего им всем от меня надо? Хороший такой вопрос, который стоит тщательно обдумать. Вдруг до чего умного додумаюсь?

Поразмышлять не удалось, решив, что картошечку стоит переселить поближе к себе родимой. Мало ли, голодные мужики или посетители мою мини-грядку разорят? Присмотр нужен, да ещё какой. Эльф на это растение точно покуситься может. Вон как враждебно смотрит.

Подхватила горшочек со стойки и ойкнула, чуть не выпустив его из рук. Прямо на тёмной, увлажнённой землице лежала парочка небольших клубней, вполне знакомого мне вида.

- Круто, - высказалась, рассмотрев урожай со всех сторон. - И даже выкапывать не надо.

Поставила горшок обратно и достала картофелины из него. Покрутила в руках, понюхала, даже чуть не лизнула, чудом от этого удержалась. Выглядели один в один, как обыкновенная картошка. На ком бы испытать съедобность овоща? Кинула хищный взгляд на эльфа, он хмуро смотрел на мои манипуляции с клубнями и морщился, как от зубной боли. Нда, даже под угрозой отлучения от моего тела навсегда, есть не станет. Остаётся только один вариант.

- Тарзюша, - нежно-нежно обратилась к братику. - Не хочешь сварить картошечки?

- Может, назначим дежурство? - совсем охамел местный сторож.

- Так, дорогой братец, - подбавила морозцу в голос. - Ты, конечно, мне жизнь спас... Я это помню. Но наглеть не надо. А то я вспомню, что именно ты не стал меня особо отговаривать от прогулки по опасному миру. Может, тебе выгодно было, чтобы меня ранили, а?

Тарзан закаменел лицом, протянул руку вперёд и потребовал:

- Давай сюда свою картошку.

- Слушай, а зачем они нам её подарили? - спросила, сделав вид, что не заметила недовольства братца-кролика.

- Тебе подарили, - уточнил Тарзюша и забрал-таки клубни из моих рук.

- Так зачем? - я иногда настойчивая, да, особенно когда нужно информацию из кого-нибудь вытащить.

- Признание в вечной любви, - припечатал Тарзан и отправился за стойку, собираясь нырнуть в коридор, ведущий на кухню.

- Конкуренты, - с жалостью глянула на эльфика. - Понятненько.

Ясно теперь, почему он так бесился из-за подаренной картошки. Личные враги ещё и даму сердца отбить решили. Не, к эльфам теперь ни ногой. Если только от своего, одомашненного избавиться приспичит. А так, неокультуренные, дикие его сородичи нам ни к чему. Что я с ними делать буду? Станут же порываться моего эльфёныша убивать. А мне кровопролития не надо, совсем. Вот если бы они мирные были... Можно было бы отрядить мамке, на дачу, на огородно-полевые работы. Вот бы ей радости было бы! Ладно, об этом можно будет подумать поближе к лету... Нет, со мной точно что-то не то. То я не хочу магазин себе оставлять, то планы на будущее, с ним связанные, придумываю. Впрочем, меня никто пока не гонит из лавки, потому можно воспользоваться моментом и перебраться, пока Олег едет, в Москву. А там и родителям позвонить, и сообщить, что добралась. И в гости к ним сходить, и подумать переезжать или нет. И в известность их поставить. И да, ещё эльфёныш не кормлен, и не опрошен на предмет причины появления метки изгоя. В общем, есть чем заняться. Вот и займусь.





Глава 7


В которой говорится о том, что все эльфы одним миром мазаны




Эльф раскололся не сразу, но раскололся. Как оказалось, самоубиться он не особо и стремился. Но провинность его, по эльфячьим законам была ужасна. Он сломал деревце. Случайно получилось, крохотный росток совсем был. Но все эльфы умеют передвигаться по лесу даже не приминая травы. А наш эльфик эту способность очень плохо развил. Художник, он художник и есть. Военное искусство ему плоховато давалось, как и тайна лёгкой эльфийской походки. Вот и оступился разок, и с жутким для эльфа результатом. Растоптал росточек так, что потом пара эльфов пытались его возродить. Не повезло парню родиться неуклюжим. Притом только по эльфийским меркам. По магазину он перемещался бесшумно и легко, да никогда ничего не задевал, даже ненароком.

Этот день мы так и провели в лавке. Я читала записи, Тарзан хозяйничал на кухне, и даже согласился послужить подопытным кроликом. И как я забыла, что он сам сказал, что ему никакой яд не страшен? Вот только толку от того, что он попробовал картошку первым, не было никакого. Как определить, что она безопасна, если "кролик" при любом раскладе жив останется? Не сразу это до меня дошло, но дошло. Пришлось скармливать кусочек эльфу. Как сказал Тарзюша, мне теперь тоже никакие яды не грозят. Хоть какой-то плюс в нашем с ним братании. Вот и оставалось поверить на слово братику, что эльфы от чистого сердца подарок делали -- мой запах подействовал на них сразу же, как и на нашего, ручного ушастого -- и опасаться особо и не стоит, и кормить своего домашнего зеленоглазого и стройного мужчинку. Отдельная история то, как пришлось уламывать его на этот эксперимент. Он до сих пор дулся на сородичей за то, что я их подарок приняла. Странная у него логика. Дулся не на меня за то, что подарок взяла, а на родичей.

Тарзан курочку запёк, риса отварил... Салатик настрогал. И даже не подгорело ничего. Удивительно даже, почему тогда, раз братец так неплохо готовит, мы утром горелым омлетом питались? Тайная месть за что-то? Вроде кошачьего сюрприза в тапках?

А следующим утром, я решила, что ждать Олега можно и более деятельно. К примеру, пообщаться с родителями. Перенесла нас в Москву и ещё пару часов морально готовилась к тому, чтобы выйти наружу. Комплекс уже успел образоваться. Как нос из магазина высовываю, так какой-нибудь неприятный сюрприз поджидает. Страшновато выходить даже.

Привела себя в порядок, позавтракала, на эльфика повздыхала. Снова с утра пораньше доставал меня своим: "Прекрасная роза!" и наотрез отказывался в одиночку на улицу выпускать. Пришлось даже ногами потопать и показательную истерику закатить, иначе никак не хотел отвязываться. Умненький Тарзан отвлёк внимание Турлаиндэля на себя -- вытрясти имя из гостя оказалось намного легче, чем уговорить не спать на пороге моей комнаты -- и мне удалось незамеченной выскользнуть за дверь. Даже подготовленный чемодан забыла с собой прихватить. Если дело и дальше будет так идти, то придётся, всё-таки, сплавить эльфика сородичам и никакая жалость его уже не спасёт. У меня терпение тоже не резиновое.

И разведать обстановку не получилось. И снова всё проклятый эльф виноват. Если бы не его зависимость от моего запаха -- токсикоман проклятый -- было бы намного проще жить. Вот и шла, с опаской оглядываясь по сторонам и вздрагивая от каждого заинтересованного мужского взгляда. Из подворотни-то быстро вышла, и в центральном районе города оказалась. Не любит мой магазинчик окраины, да? Потому такая роскошь? А если какие рэкитиры на землю позарятся? У неё цена в этих местах не золотая и не брильянтовая даже... А космическая. Жирный кусь в моё владение попал, если смотреть на него со стороны стоимости земли. Как бы кто не захотел оттяпать. Может, продать стоит? А я так и не уточнила у Тарзюши, на основании чего же всё-таки Буорони передал в мою собственность лавку. Неужели любой прохожий подошёл бы? Почему же Буорони раньше не сбежал? Одни проблемы и загадки вокруг.

Погрузившись в обдумывание всех свалившихся на голову трудностей, потеряла бдительность, перестала шарахаться от прохожих и отслеживать всякие маньячные взгляды, которые мужики бросали в мою сторону. И так увлеклась, что даже не сразу сообразила, что мне мешают пройти, притом преднамеренно. Делала шаг в сторону и тот, кто мешался на дороге, туда же, я обратно, он тоже. Вот ведь нахал!

Очнулась от дум своих печальных и глянула на наглеца, что не давал мне пройти по узкому тротуару. Шкаф шкафом, в чёрном пальто, такого же цвета костюме под ним, в брюках, в зеркальных очках, и сияющих так же, как и их стёкла, лакированных туфлях. Классика жанра, люди в чёрном как есть. Лысый, парфюм дорогой, если нюх меня не обманывает. Определить возраст мужчины так сразу и не удалось. А вот финансовое состояние кошелька бросалось в глаза сразу. Стоимость золотых часов на запястье, прямо-таки кричала: "Принадлежу олигарху!".

- Ольга Ивановна? - задал мне вопрос мужичище, вкрадчиво-вкрадчиво.

- Неа, - решила откреститься от всего, и лучше заранее.

- А кто тогда? - быстро нашёлся мужик.

- Эллочка, - осталось только добавить "мальчиша" и роль была бы сыграна на пять.

- Людоедочка? - кажется, мужчина догадался, что я издеваюсь.

- Эллочка Эрастовна Петрова, - на мужика глядела глазами честными-честными, наивными-наивными и надеялась, что интуиция, вопящая во весь голос, что я влипла, ошибается.

- Максимиллиан Валентинович Лодочкин, - отрекомендовался мне мужчина.

- Приятно познакомиться, но я спешу, - попыталась обойти препятствие и Максимиллиан Валентинович тут же схватил меня за запястье, не давая этого сделать.

- Дорогая Эллочка Людоедочка, - решил подыграть мне мужик. - Я смотритель этого самого района, а вы имеете во владении некую магическую собственность и располагается она как раз в месте, подпадающем под мою юрисдикцию. Думаю, нам есть что с вами обсудить.

- Я? Чем-то там владею? - изобразила удивление как можно натуральней. - Ещё и магическим? Вы верите в подобную чушь? Вы ещё скажите, что магистр Калиостро существовал и был настоящим волшебником! Не читайте фэнтези на ночь, Максимиллиан Валентинович, умного там точно ничего не пишут. Вы такой представительный и мужественный. Зачем вам эти сказки? - пожалела, от всей души, что побрызгалась духами перед выходом.

Пока впечатлённым моим природным запахом мужик не выглядел. Или тут воздействие рассчитывается исходя из массы тела подопытного? Чем больше вес, тем дольше период появления реакции на запах? Может, заняться соответствующими исследованиями? Так, для себя, на всякий случай.

- Браво, браво, бис! - аплодисменты за моей спиной заставили шкафчик поморщиться. - Макс, дорогой, - голос мужчины, что кричал до этого "браво" сочился ядом. - Ты подождёшь, пока я схожу за поп-корном?

- А ты что тут делаешь? - недовольно поинтересовался Максимиллиан Валентинович.

- А я заинтересованная сторона, дружище, - из-за моей спины вышел жгучий брюнет, окинувший меня насмешливым взглядом чёрных глаз. - Хочу предложить девушке выгодную сделку.

- Ты решил обойти Совет? - с угрозой поинтересовался Максимиллиан Валентинович.

- Как можно? Макс, какого ты мнения о своём старинном друге? - широкоплечий, и тоже одетый во всё чёрное, мужчина широко распахнул глаза и состроил обиженную мордашку, демонстрируя как огорчён подозрением. - А ты, что же заседания Совета не дождался?

- Я буду делать доклад! - патетически воскликнул шкафчик. - Мне необходимо собрать сведения!

А руку-то из захвата выпустил, в расстроенных-то чувствах. Отступила на пару шагов назад, лихорадочно продумывая все возможные пути отхода. "Вы беседуйте, беседуйте" - мысленно обратилась к собеседникам, окидывая взглядом окрестности. Или лучше ближе подойти? Чтобы запах лучше прочувствовали? Или побегать от этих двух? Как раз пропотею хорошенько.

- Конечно, конечно, - широко улыбнулся черноглазый. - Я тебе верю. Но ты же дашь мне возможность тоже пообщаться с дамой? И мы же дружно промолчим на Совете о том, что дама нам расскажет?

- Я, я... не буду молчать! - какой шкаф эмоциональный-то попался, однако.

- Тогда я тоже, - теперь улыбка черноглазика выглядела хищной.

- Это шантаж! - побагровел Максимиллиан Валентинович.

- Это просто дружеская сделка, - сообщил довольный брюнет и глянул на не успевшую сбежать меня. - Какая прекрасная...

- Роза? - спросила ядовито, не удержалась.

- Леди, - поправил меня мужчина.

Вот ведь дурочка, заслушалась и не успела решить, стоит ли бежать или не стоит. Если никогда не возвращаться в магазин, то надо было попытаться скрыться. А так, караулить, боюсь, будут у двери. Неужели я решила оставить лавку себе? Даже несмотря на то, сколько проблем она мне уже принесла? Я точно сумасшедшая авантюристка.

- Мадемуазель, - не удержалась, решила повредничать.

- Как скажете, Ольга Ивановна, - улыбнулся во все тридцать два мужчина и сцапал мою ручку.

Облобызал тыльную сторону ладони и только тогда отпустил. И таким взглядом, маньячным, на меня посмотрел, что я попятилась.

- Э? Что с вами? - решила проявить вежливость. - Вам плохо?

- Мне очень хорошо, - черноглазый облизнулся и окинул меня с ног до головы жадным взором.

Ещё один токсикоман на мою голову? Такой же неадекватный как Турлаиндэль или нет? Максимиллиан Валентинович нервно сдёрнул очки с носа и с раздражением уставился на меня. Не действует запах на него, судя по всему. Неужели любит кого-то по-настоящему? Надо же. От этого шкафа подобного не ожидала.

- Родион, - представился брюнет, не обратив внимания на раздражённого смотрителя этого района. - Приятно с вами познакомиться, прекрасная мадемуазель.

- Пройдёмте в кафе, - предложил Максимиллиан и кивнул на двери под вывеской, на которой недвусмысленно изображена чашка кофе и соответствующее название имеется - "Кофемания". - Побеседуем.

- Какой кофе предпочитаете, Ольга Ивановна? - спросил меня брюнетик. - Здесь его неплохо делают и толкнул стеклянную дверь.

Впрочем, изнутри за ручку потянул "привратник", что встретил нас вежливым: "Здравствуйте".

- Здрасьте, - буркнула недовольно, позавтракать позавтракала, а тратить денюжку в этом недешёвом заведении совершенно не хотелось. Как и составлять компанию двум представителям магического мира Земли. Таковой, оказывается, существуют. Это, конечно, если не парочка шарлатанов тут передо мной представление разыгрывает. - А с чего вы решили, что я чем-то владею? - обратилась к господину Максимиллиану, решив до последнего не сознаваться в существовании магазинчика и забыв ответить на вопрос брюнетика.

- В зале для некурящих? - обратился Родион ко мне, я кивнула и снова уставилась на Максимиллиана.

- Давайте начистоту. Вы нам правду, и мы вам правду, - не повёлся на мою попытку выудить информацию смотритель.

- Да сдали вас, Оленька, - Родион не стал скрывать ничего. - И не только мне, как оказалось, моя прекрасная мадемуазель.

- С чего такая откровенность? - спросила, при этом пытаясь понять, кто бы это мог сделать.

Кандидатура была одна -- Олег. И когда успел всё провернуть? И кому, кроме этих двоих информацию продал? Или не продал? На общественных началах действовал?

- Родион! - недобро одёрнул черноглазика Максимиллиан Валентинович.

- И какую страшную тайну я раскрыл? - фыркнул брюнет и устроился на стуле.

Столик, к которому нас проводил администратор, располагался в глубине зала, рядом с огромным аквариумом, и был прикрыт от остальных посетителей решётчатой перегородкой.

- Что-то ты сегодня очень болтлив, - хмуро отозвался шкафчик.

- Так какой кофе предпочитаете, прекрасная мадемуазель? - снова задал вопрос Родиончик.

- Латте, - обратилась напрямую к подошедшему официанту.

- Десерт? - Родион попытался ухватить мою руку, которую я как раз протянула к меню. - Клубничку, например, со сливками... - с намёком произнёс он.

- Спасибо, я плотно позавтракала. Не хочу, - отдёрнула руку от меню, настороженно наблюдая за тем, как брюнетик строит мне глазки. - Вы лучше чего-нибудь себе закажите, - посоветовала назойливому ухажёру. - Максимиллиан Валентинович, так чего вы от меня-то хотели?

- Легализации вашего бизнеса, - просветил меня шкаф и достал из кармана белоснежный платок. - Жарко тут, - протёр лоб и тяжело вздохнул.

С удивлением посмотрела на соседа, не понимая, что происходит. Столик нам достался четырёхместный и Максимиллиан пристроился на стул рядом с моим, вызвав этим недовольство Родиона. Попытался так конкурента оградить от моего тлетворного влияния или просто так, без какой-либо подоплёки устроился рядом? Родион, за то время, что я разглядывала шкаф, успел заказать кофе и для себя, и для конкурента и официант отошёл от нашего столика.

- Легализации? - приподняла брови, в удивлении. - И как это происходит?

- Вы должны внести взнос в кассу Магического Совета Москвы, - охотно пояснил Максимиллиан Валентинович.

- А квитанцию за это дают? Или какой-нибудь другой документ? - побарабанила пальцами по столешнице, поймала себя на этом и отдёрнула руку, пристраивая её на коленке.

И каково было моё удивление, когда столкнулась с рукой шкафа, который тоже зачем-то решил положить свою ладонь мне на колено. Перепутал, видимо, посадочную площадку, потому как руку тут же отдёрнул и заелозил на стуле. Уши у мужика запунцовели, и Максимиллиан снова начал натирать лоб и лысину платочком.

- Макс? - недоумение в голосе Родиона зашкаливало, видимо, поведение шкафика было нетипично.

- Жарко, - ещё раз попытался оправдаться Максимиллиан.

- Не сказал бы, - с сомнением протянул Родиончик и нахмурился. - Ты здоров?

- Здоров, - буркнул шкаф и снова попытался пристроить ладонь на мою коленку.

При том делал это с таким мученическим видом, что казалось, лапать меня ему совсем не в удовольствие. Зачем тогда?

- Так что там с взносом? - решила перевести тему и попутно сдвинулась чуток, так, чтобы как бы ненароком здоровенную ладонь с себя стряхнуть.

Максимиллиан тоже сдвинулся, рука его следовала за мной, как приклеенная. Почувствуй себя волшебным гусем, иначе эту ситуацию и не назовёшь. Заскрипев зубами, и еле слышно процедив сквозь них: "Твою мать!" уже более откровенно ухватила мужика за запястье и убрала руку с своего колена. Демонстративно поднялась, передвинула стул к торцу стола и уселась, сердито передёрнув плечами. Родион внимательно наблюдал за моими манипуляциями и встретил смену моей дислокации улыбкой, пересев, я оказалась ближе к нему.

- Ах, взнос, да, - чувствовалось, что шкаф мыслями где-то очень далеко. - После оплаты в кассе, вы получите квитанцию. Сдадите её вместе с пакетом нотариально заверенных копий документов: свидетельства ИНН, свидетельства ОГРН, договора аренды, если снимаете помещение, или документа на собственность, устава, учредительного договора, если имеется...

- Зачем ты мучаешь девушку такими подробностями? - прервал его словоизлияние Родион. - Я готов помочь собрать пакет документов...

- Не за бесплатно, конечно? Так? - пришёл официант и принёс наш кофе.

Родион с Максимиллианом пили обычный эспрессо, я же смогла насладиться великолепным латте.

- Для вас всего лишь за поцелуй, - галантно отозвался Родион, стоило только официанту уйти.

- И что будет после того, как я сдам документы? - проигнорировала это предложение, решив не вступать в глупую полемику.

- Вы получите лицензию на право занятия магической деятельностью на территории Москвы и Московской области, а так же на право торговли магическими артефактами и предметами, - просветил меня Максимиллиан Валентинович и кинул тоскливый взгляд куда-то в область моей груди.

Ладонь на моей коленке и я кинула всполошенный взгляд в сторону шкафа, пытаясь понять, как умудрился дотянуться. И только потом дошло, что это Родион теперь так развлекается, ладошка-то пристроилась на правой коленке.

- А подумать я могу? - потянуть время, самое то, в этой ситуации.

- А вы не хотите продать свою магическую собственность? - не стал отвечать на поставленный вопрос Максимиллиан Валентинович, вместо этого задал свой.

- Смотря что мне за это предложат, - не стала сразу отнекиваться, решив сначала разведать обстановку.

Не я ли не так давно думала о том, что надо бы сплавить магазинчик? И тут опа, сразу же нужная возможность подворачивается.

- Это мы обсудим тет-а-тет, если вы не против, - выдавил из себя шкаф.

- А я тоже готов поприсутствовать, - влез с комментарием Родиончик и сдвинул ладонь по моей коленке выше, к бедру, бесстыдно забираясь под платье.

Судя по всему, принял моё бездействие -- увлёкшись разговором, не сразу собралась с силами, чтобы попытаться увернуться -- за приглашение к продолжению. А я как раз глоток делала. Естественно поперхнулась и закашлялась, да кофе расплескала. Как не выплюнула горячий напиток прямо в лицо Родиончику? Чудом, наверное, удалось проглотить. Подскочила на месте, радуясь поводу для избавления от нахального ощупывания моих ножек.

- А давайте вы мне в письменном виде изложите своё предложение? - попыталась свести личное общение к минимуму.

- У меня тоже предложение имеется, - подскочил со стула Родион, чтобы мне в чём-то там помочь. Только в чём? В помощи я не нуждалась, а вот от отсутствия наглых ухажёров не отказалась бы. - Выгодное.

- И его в письменном виде. Можно на почту, - кинула на стол двести рублей и попыталась ретироваться.

- Такие вопросы требуют только личного общения, - Родиончик облизнулся и в очередной раз окинул меня голодным взглядом. - Очень личного.

- Вот и пообщаемся. Забегайте ко мне в лавку, поговорим. А сейчас у меня дела. Срочные, - чуть ли не бегом кинулась к выходу, порадовавшись тому, что пальто так и не сняла, только расстегнула.

Хорошо, что чемодан из-за эльфика не успела с собой из магазинчика взять. Иначе бы он мне сейчас жутко мешался бы. А тут чуть ли не спринтерскую скорость развила. Даже каблуки помехой не стали. Жить захочешь, и не на них пробежишься. В метро я влетала на всех парах, постоянно оглядываясь. Вроде, никто не преследовал. И только забурившись в толпу, подумала о том, что, наверное, стоило бы на такси... Или такси хуже было бы в моей ситуации? Мало ли что таксисту могло бы взбрести в голову? Вот как среди таксистов определить по-настоящему влюблённого? Вижу только один выход из ситуации -- подыскать подходящий драный и грязный костюмчик и выцыганить у Тарзана его любимые духи. Вот тогда и по общественному транспорту можно будет мотаться сколько угодно. Что вид, что запах оттолкнут всех озабоченных и дадут спокойно доехать до нужной остановки. Правда, есть опасность нарваться на блюстителей порядка, которые за шкирку выставят из метро. Тогда, на крайний случай, останется верхний транспорт. Там-то так не блюдут это дело.

Доехала до родителей кое-как. Шарахалась от оголодавших мужчин, просто поедаювших меня взглядом. Вскоре, впрочем, и от дам шарахаться стала. Когда на несколько жарких взглядов от них напоролась. Мамочки! Точно не стоит больше носа из лавки высовывать. Прятаться под прилавком, пусть Тарзан торговлей занимается, на пару с эльфёнышем. Забилась в угол вагона, после того, как несколько раз меня нахально облапили, пару раз прижали к кому-то спиной, притом намеренно. Нашёлся нахал, который упорно часть дороги дышал мне в ушко и пытался познакомиться. Но я делала вид, что не слышу. Демонстративно достала телефон и наушники из сумки и врубила музыку на полную громкость. Что, впрочем, не мешало мужикам, парням и дедушкам, капать слюной при одном взгляде на меня. Сильнее всего не повезло тем, кто стоял ко мне близко. Нет, находились те, кто никак не реагировал. Но таких было немного. Как мало тех, кто искренне любит своих девушек. А мы, наивные, им -- мужикам -- так легко верим, когда в любви признаются.

Что я там думала про бронетрусы для Тарзюши когда-то? Подозреваю, что самой такие не помешают, с защитой от взлома. И бронелифчик тоже. А ещё лучше, рыцарские доспехи, повышенной прочности. Правда, тогда придётся стоять на одном месте и совсем не двигаться. Ходить в них вряд ли получится. Зато безопасно. Или лучше бронежилет? Или бронежилет легче снять? Нет, доспехи лучше. Тогда точно, страждущие моего нежного, девичьего тела, не порвут на сувениры бедную меня.

Вывод после поездки в метро сделала однозначный, тёмные подворотни, общественный транспорт, большие скопления людей и ночные прогулки мне противопоказаны. Если не хочу быть изнасилованной, то передвигаться необходимо только днём, на собственной машине -- увы, нету её у меня -- и желательно в сопровождении Тарзюши, при этом пахнущего бомжами обязательно. Либо самый крайний случай, тоже политься его любимым парфюмом. И да, паранджу тоже не помешает приобрести и изображать из себя ярую приверженку средневековых традиций. Но поможет ли? Пока не попробую, не узнаю.

Состояние моё, к тому моменту, как открыла ключом дверь квартиры, было печальным, очень печальным. По пути от метро до дома, ко мне привязался очередной ухажёр, который настойчиво пытался взять номерок телефона. Воспитание пока ещё брало верх надо мной, но недалека была та минута, когда я готова была послать отрыто, матом, назойливого поклонника. Но один плюс у симпатичного парниши имелся, распугивал других потенциальных ухажёров. Видели, что я не одна, и только облизывались на расстоянии. Еле-еле уговорила поклонника не идти за мной в подъезд, отговорилась тем, что боюсь мужчин -- сказала практически правду, скоро точно начну их бояться. Будучи в невменяемом состоянии после подобной "весёлой" прогулки, завидев отца на пороге -- а должен был уже давно быть на работе -- брякнула:

- Папа, а ты в сказки веришь?

- Привет, непутёвая дочь, - отец клюнул меня в щёку, внимательно разглядывая. - А я уже собирался спасательную команду высылать, чтобы разгребли завалы и пробку разогнали, - язвительно продолжил он. - А сказки ты вспомнила в преддверии оправданий? Будешь лапшу на уши вешать старику?

- Папа, - произнесла с укоризной. - Ты вовсе не старик, и прекрасно это знаешь, - чувствовала себя настолько вымотанной -- доехала домой, как по минному полю прогулялась -- что сил придумывать оправдания и спасительную ложь не осталось. Да и как-то не успела обдумать то, что буду говорить. Рассчитывала с родителями увидеться только вечером, когда с работы вернутся. А тут сюрприз. - Ты чего до сих пор не на работе?

- А у меня сегодня выходной, - усмехнулся родитель. - И насчёт спасательной команды я не шутил. Как раз шёл на встречу с Палычем. Ты знать о себе не давала, телефон недоступен... Даже не знал, что думать.

- А, давай, ты встречу с Палычем отменишь? - задала вопрос, не надеясь на положительный ответ.

- Нет, - ничего неожиданного в реакции отца, следовало ожидать, что именно это слово услышу. - А вот раздеваться не стоит, дочь. Пойдёшь со мной. И всё нам с Палычем расскажешь.

- Только если Палыч приедет к нам, - подумав, выдала ультиматум, и даже голос не дрогнул. - Мне не стоит выходить из дома лишний раз.

- В какой криминал ты влипла? - тут же насторожился отец.

- Я расскажу всё, но будут условия, - потребовала, даже не думая раздеваться. Если что, дёру дам, благо дверь всё ещё не закрыла. - Разговор здесь, у нас. Если хочешь, чтобы Палыч присутствовал... Пусть приедет. Его помощь, вполне возможно и не помешает, - дядя Андрей, которого мы все, по привычке обзывали Палычем, был старинным другом семьи и как бывший военный, ушедший в отставку в приличном чине, обладал неплохими связями. - Но, прежде, чем я начну что-либо рассказывать, ты дашь мне слово, как и Палыч, что прежде чем упекать меня в дурку, обязательно съездишь вместе со мной в одно местечко. И только после этого будешь решать, как поступить и верить дочери или не верить.

- Как закрутила-то, - недовольно фыркнул родитель. - Давно я тебя не порол.

- Никогда не порол, - поправила я отца.

- Зря, - лаконично отозвался папа и достал из портфеля сотовый.

Без своего любимого, коричневого и потёртого портфеля он вообще никогда из дома не выходил. Даже в магазин за хлебом, портфельчик с собой прихватывал. Вот и сейчас сей памятный мне атрибут был у него в руке. Настороженно следила за отцом, ожидая чего угодно. Иногда папа выдаёт очень странные и неожиданные решения. Потому и попыталась выдвинуть такие условия, а то с отца станется лично меня в смирительную рубашку запихнуть.

- Слово даёшь, что выслушаешь и съездишь со мной? - спросила после того, как отец вызвал Палыча к нам домой и убрал сотовый обратно в портфель, который после положил на тумбочку, что специально для подобных целей стояла рядом с дверью.

- Даю, - серьёзно глянул на меня отец и снял туфли. - Дожил на старости лет, собственная дочь мне не доверяет.

- Просто, пап, - закрыла дверь, но раздеваться пока не стала, наблюдая за тем, как отец снимает пальто. - Всё настолько невероятно и странно... Что не поверишь просто. И даже не уверена, что когда увидишь, сможешь принять и понять. И если честно, до сих пор колеблюсь, а говорить ли правду, или всё-таки пощадить твои нервы. Мои расшатаны донельзя.

- Беременна что ли? - ворчливо поинтересовался отец, освобождая мне место для манёвра -- надел тапки и пошёл на кухню, чайник ставить.

- Ну почему сразу беременна? - возмутилась, попутно скидывая пальто и пристраивая его на вешалку. - Всё гораздо серьёзней, - тяжко вздохнула и принялась за сапоги, сумка уже давно находилась на тумбочке, рядом с папиным портфельчиком.

- Уже неплохо, - сделал вывод из моих слов родитель. - Руки помой.

- Ты прям как мама, - привычно буркнула в ответ и направилась в ванну.

Дядя Андрей приехал быстро, по-видимому они с отцом где-то недалеко от нашего дома договорились встретиться. Потому толком побеседовать с отцом не получилось. Только и успела руки помыть, чай заварить и вспомнить, что забыла ноут в магазине. Ах да, папа ещё успел прочитать кратенькую нотацию на тему, что родителям звонить необходимо регулярно, и отчитываться о том, где, зачем и почему.

- Пап, я уже не маленькая, - привычная отмазка сама собой слетела с губ, когда в дверь позвонили.

- Не маленькая... - задумчиво произнёс отец и окинул меня грустным-грустным взглядом. - Откроешь?

- Да, - прошаркала до входной двери, тапки соскальзывали с колгот.

- Привет, дядь Андрей, - улыбнулась папиному другу во все тридцать два. - Держите тапочки, - достала из шкафчика "палычевские ботфорты", так в шутку мы называли его личную пару тапок, которые выдавались только этому гостю, все остальные обходились другими.

Пока Палыч мыл руки, успела разлить чай по чашкам, да достать из холодильника тортик. Мама, как и я, сластёна, обязательно держит в заначке что-нибудь вкусненькое. Разложила куски по тарелочкам, выдала ложечки и присела на любимое местечко у окошка. Задумчиво потягивая чай, смотрела на дорожку у подъезда и хмурилась.

- А что это за молодой, да перспективный у вашего подъезда околачивается? - задал очень неудобный вопрос дядя Андрей. - Твой, что ли, Оль? - заметил, как я дёрнулась на это замечание Палыч, глазастый.

Голубые его глаза хитро блеснули, а сам дядька по-доброму мне улыбнулся, взявшись за чашку.

- В гробу я видала таких перспективных, - отозвалась хмуро.

И тут же схлопотала возмущённое от отца:

- Ольга! Я тебя не так воспитывал!

- А что они ко мне все пристают? - тут же взвилась я, напряжение безумного утра дало о себе знать.

- Тише, тише, - дядя Андрей подобрался, внимательно наблюдая за тем, как я сердито отставляю чашку от себя и отодвигаю так и не тронутый кусок торта. - А ну-ка расскажи-ка нам кто это к тебе пристаёт?

- Дядь Андрей, - обратилась к нему. - С вас слово, что не станете упекать меня в дурку после этого рассказа и что проедетесь со мной и отцом до одного любопытного места. Даёте? Если нет, то тогда я лучше промолчу.

- Даю, - Палыч совсем посерьёзнел и как и я отставил чашку в сторону. - Рассказывай, - взгляд его стал прицельно-острым и предельно внимательным.

И я поведала двум заинтересованным во мне людям сглаженную версию произошедшего. Рассказала и про странный магазин, и про то, что из Сочи уехать не могла.

- Чертовщина, - покачал головой Палыч, когда я дошла до того момента, как мы пытались с Олегом уехать из города.

- То ли ещё будет, - отозвалась печально и продолжила рассказ.

Говорила, а сама дивилась тому, сколько всего успело произойти за столь короткий срок. Долго колебалась, рассказывать ли про ранение или нет... Потому как побочный эффект от появления родственника инкуба надо было как-то объяснять, как и саму необходимость братания с такой подозрительной личностью. И отложила историю с родственником на потом.

- Так кто к тебе пристаёт? - по завершении моего монолога, дядя Андрей снова задал свой каверзный вопрос. - Я так и не понял.

- Пришлось породниться с кое-кем, через братание, - начала осторожно. - Теперь очень странные свойства проявляются, - а дядя Андрей так на меня и не отреагировал, значит тётю Любу на самом деле любит. - Почти ни один мужчина мимо спокойно пройти не может. Даже страшно на улицу выходить. Чудом до дома целой и невредимой добралась.

- Твой рассказ настолько невероятно звучит для обычных оправданий того, что ты не звонила... - задумчиво начал отец, и отхлебнул из чашки остывшего чая. - Признавайся, придумала?

- Ты обещал сначала съездить со мной, и только потом делать выводы, - как же хорошо, что вовремя догадалась слово с него взять.

Дядя Андрей встал со стула, глянул в окошко...

- Ушёл этот твой, который пристаёт, - усмехнулся он. - Ты уверена, что эти свойства имеют место быть?

- Хотите убедиться? - передёрнула плечами и поморщилась. - А давайте в какой-нибудь другой день? Я устала от этого назойливого внимания, если честно.

- Так куда ты хотела нас отвезти? - спросил необычайно хмурый и задумчивый родитель.

- В магазин, - поднялась со стула и принялась сгребать грязную посуду. - Дядь Андрей, заберу? - спросила про чашку, из которой он так толком и не отпил.

- Забирай, - кивнул он и тоже поднялся. - Так чего мы сидим? Машину я к самому подъезду подгоню. На всякий случай. Подожду вас внизу.

Отец проводил его до двери, пока я остатки несъеденного торта убирала и посуду мыла.

- Ты уверена, что всё в порядке? - с тревогой спросил отец. - Что нам стоит поехать?

- Да, уверена, - с отчаянием взглянула в серые глаза родителя. - Мне одной не справиться, пап. Слишком серьёзно то, во что я влипла, - да, утаила пока информацию про долги Буорони, про домогательства шефа, про ранение...

- Темнишь, Оля, темнишь, - покачал головой отец, подошёл и поцеловал в лоб. - Не всё же рассказала?

- Пап... - запнулась, не став его разуверять. - Поехали, а? Только возле магазина надо будет подумать, как незамеченными проскользнуть. Меня там поджидать могут.

- Тогда переоденься, - велел родитель. - И я поищу сейчас кое-что.

Не стала ему говорить, что запах никакой одеждой не скроешь... Разве что... Когда выходила из квартиры, благоухала как парфюмерная лавка. Облилась всеми духами, что нашлись дома. Даже "Тройным" одеколоном, который нашёлся заныканный зачем-то в аптечке, сверху запах заполировала. Отец морщился, чихал, но терпел.

Доехали мы быстро. Пока беседовали и пили чай, основные пробки успели рассосаться. Попросила дядю Андрея остановить машину на достаточном удалении от самого магазина. Долго не выходили, оглядывались по сторонам, да высматривали врагов. Ничего подозрительного не заметили, пусть и просидели в машине полчаса. Первым на разведку отправился дядя Андрей. Прошёлся по улочке, туда-сюда. Никакой реакции, и прохожих не так много, чтобы кого-то в присмотре за нами заподозрить. Следующим вышел отец, а потом и я. Постоянно оглядывалась, вздрагивала и ожидала появления с минуты на минуту неприятностей в лице Родиончика и Максимиллиана. Но всё было тихо.

Спокойно, в компании с отцом и Палычем добрались до самого магазина. Даже удивительно было, никто не окликнул ни разу, не попытался помешать, остановить... Странно всё это, очень странно. С опаской приоткрыла дверь и обернулась на сопровождающих, которые подзадержались, с любопытством вчитываясь в памятную мне вывеску "Лавка Скамейкина". Папа поражённо качал головой. Не удивительно, я тоже когда-то испытала шок, увидев свою фамилию на вывеске.

- Вы заходите? - обратилась к Палычу, как только поймала его взгляд своим.

- Иван, идёшь? - позвал отца дядя Андрей.

- Да-да, - рассеянно отозвался папа и пошёл следом за ним.

Я спустилась по ступенькам, огляделась вокруг, пытаясь понять не произошло ли чего за время моего отсутствия и даже немного удивилась тому, что встречает меня только Тарзан. Эльфа нигде не виднелось. Успел уже забыть о своём неземном желание следовать за мной хвостиком везде? Впрочем, ничего странного. Нет источника запаха, нет и желания. Ведь с Олегом мы когда-то довольно быстро отошли от воздействия Тарзана. Правда эльфёныш мучился дольше... Но он и восприимчивей, и брат точно в этом не врал. Достаточно только вспомнить сошедшую с ума группу эльфов.

- Тарзан, ничего не происходило в моё отсутствие? - спросила с беспокойством у сторожа.

- Это кто? - поинтересовался братец, всё так же, как и раньше щеголяя набедренной повязкой, потрясающим по своей гадостности запахом и спутанной шевелюрой.

- Это? - обернулась, проследив его взгляд. - Это мой отец и его друг.

- Папа! - воскликнул Тарзюша и раскрыл объятия.

"Твою мать!" - выругалась мысленно, проклиная тот день, когда вообще зашла в этот магазин.

Пережила бы без салфеток. И с грязным пальто бы до гостиницы добралась. Нет, чистой и красивой побыть захотелось. Теперь век расхлёбывать придётся.

- Оля? - пребывая в абсолютном шоке спросил отец. И разгневанный взгляд его серых глаз мне очень-очень не понравился. - Ты когда замуж успела выйти? Да ещё за стриптизёра! И почему не сказала сразу?

- Ну ты же сам сказал, стриптизёр, - пожала плечами и добавила, с опаской наблюдая за тем, как отец отставляет портфель в сторону, на пол. - Пап, это совсем не то, что ты думаешь! - как-то не предусмотрела я того, что подробнее о Тарзане лучше было рассказать заранее.

Зная его пакостный характер, можно было догадаться, что что-нибудь обязательно выкинет этакое-такое...

- Вань, остынь, - вмешался Палыч, встав между Тарзаном и отцом. - Давай сначала выслушаешь, а потом уже будешь норов показывать.

- Пап, - посмотрела на отца с укоризной и вздохнула. - Помнишь, что я тебе говорила? Про человека... Точнее не человека, с которым пришлось побрататься. Это он. Зовут Тарзаном. И чувство юмора у него специфическое. Я пока замуж не собираюсь. И если уж за кого, то точно не за него. Брат как никак, пусть всего лишь кровный.

- А я б женился, - выдал Тарзюша и соблазнительно улыбнулся, поигрывая глазками. - Но так как ваша дочь умирала, пришлось решать быстро... На одной чаше весов женитьба на вашей дочери, на второй её жизнь. Я колебался, кто бы знал, как долго я колебался, - актёришка недоделанный закатывал глаза и ломал комедию, и желание его придушить становилось просто невыносимым. - Но выбрал жизнь вашей дочери.

- Умирала? - из всего этого словесного потока отец вычленил главное и я мысленно застонала, начиная уже ненавидеть это фиолетовоглазое чудо. - Оля? - переключил внимание на меня, сверля взглядом.

- Давайте присядем. Разговор будет долгим. Тарзан, чай! - не попросила, приказала, будучи зла на словоохотливого сторожа.

- Я тебя здесь одну не оставлю! - заявил отец, обведя нас всех грозным взглядом. - Ты у меня единственная дочь!

- Папа, остынь, - вздохнула обречённо, понимая, что отца теперь придётся уламывать долго, очень долго.

И не мог Тарзан промолчать об обстоятельствах нашего с ним братания? Насколько легче мне сейчас бы было. Но что поделаешь, если я пригрела на груди бяку? Надо у той бяки поинтересоваться, а нет ли возможности разорвать контракт. Путь идёт на все четыре стороны. Что-то убытку от этой бяки становится чем дальше, тем больше. Правда и польза имеется, этого у Тарзюши не отнять.

- Рассказывай! - бросил отец, глядя на меня волком.

Дело плохо, раз так грозно смотрит. Допекли мы его, совсем. Осторожно подбирая слова начала повествование о своей вылазке в дикий мир и знакомстве с его обитателями. Постаралась смягчить картину и не стала рассказывать про подробности своего лечения. Надеюсь и братцу хватит ума промолчать на эту тему. А если нет, то придётся подсказать где найти. И пусть ищет, долго и упорно, пока не найдёт. Хорошо, что Турлаиндэль пока не показывается. Если он начнёт устраивать вокруг меня пляски с бубном, и обзывать прекрасной розой, папа точно не переживёт такой наглости. И чем я думала, когда всё отцу рассказала? Пока это принесло мне больше проблем, чем реальной помощи. И поди ещё теперь мелкие нюансы всякие объясни, и докажи, что магазином можно заниматься без опасности для жизни.

Завершив повествование, замолчала, разглядывая чашку с чаем, который Тарзан заварил в рекордные сроки и разлил по чашкам, что притащил с кухни. И даже какие-то печеньки на тарелку положил и перед нами поставил. Заседали мы у прилавка. Я с внутренней стороны, отец с дядей Андреем с наружной.

- Знаешь, Оль, - осторожно начал Палыч. - Все эти истории звучат невероятно. А доказательств пока нет. Магазин как магазин. Сколько их в России торгующих всякой спиритической дребеденью? Ты уверенна, что...

- Здорова? - завершила за него, когда он запнулся. - Я уже ни в чём не уверена. Хотите доказательств, будут.

И не придумала ничего лучше, чем перенести нас в тот мир, который таких уж сильных опасений не вызывал. В тот самый, где за дверью тусовалась пятёрка эльфов. Вроде культурный контакт у нас с ними налажен. Не станут ломиться и сразу требовать денег. Можно и показать родителю иномирскую экзотику. В этот раз обратила более пристальное внимание, наконец, на то, что вместе со сменой мира изменился и ассортимент волшебных штучек, на полках. И сам антураж магазина, он стал не таким земным, современным. Изменилось мало, цвет дверей, полов, полок остался таким же, как и прежде, размеры лавки тоже. А вот дух, атмосфера, стали неуловимо иными. Повеяло запахом леса... И как раньше мне всё это в глаза не бросилось? Слишком яркими были впечатления от встречи с эльфами? Потому и не заметила?

Встала со стула, проскользнула под прилавком и направилась к двери. Что-то там меня ждёт? Распахнула рывком дверку и почувствовала, как в груди затрепыхалось сердце, а ноги отказались меня держать. Прямо мне в живот было направлено пять блестящих на солнце клинков, а глаза эльфов снова были сплошь зелёными, без белков.

- Мы не боимся тебя, ведьма! - воскликнул один из эльфов и потряс зажатым в пальцах колокольчиком. - У нас есть амулет! Твои чары больше на нас не действуют!

- Тарзан, может помоешься? - не своим голосом спросила у братца и крепче ухватилась за ручку двери, надеясь, что это поможет мне не упасть. - Чтобы уж наверняка проверить?

- Молодые люди, что происходит? - наистрожайшим из возможных тоном обратился мой отец к господам эльфам.

Этот самый тон он использовал в воспитательных целях только тогда, когда я сильно-сильно косячила. Например, когда уехала с бывшим парнем на пару дней из города, и забыла родителям сообщить, где меня искать. Когда явилась -- семнадцать лет не тот возраст, когда удаётся осознать сразу, что ты в такой ситуации не прав -- получила очень серьёзную отповедь и домашний арест на месяц. Тогда отец запретил мне даже имя Лёшки в его присутствии упоминать, не то что звонить ему или встречаться.

Но сейчас, меня этот тон испугал совсем по другому поводу. Не хотелось, чтобы отец пострадал в разборках с эльфами.

- Это они так шутят, - попыталась бодро улыбнуться. - Правда, мальчики? Или вы девочки? - а ведь и правда, по лицам так сразу и не скажешь, мужики или не мужики.

Лица гладкие, смазливые, одежды многослойные, под ними мало что разберёшь, волосы длинные. На мою неумную шутку один из эльфов отреагировал неуверенной улыбкой и меч в его руке дрогнул, колокольчик, который у него тоже имелся, звякнул, но эльфик улыбаться не перестал. Сплошная пугающая зелень в глазах боевой пятёрки растворялась и мечи стали опускаться один за другим. В этот самый момент ноги мне отказали и я сползла по скрипнувшей под моим весом двери вниз.

- Молодые люди? - всё ещё пытался разобраться в ситуации отец и для этого подошёл поближе.

И узрел чудную картину, один из эльфов шагнул во внутрь и не дал мне скатиться по ступенькам. Подхватил на руки -- и куда, и когда только успел меч спрятать? - и прижал к себе крепко-крепко. Сделал быстрый шаг назад и крикнул своим:

- Уходим!

- Твою ж мать! - вырваться не получилось, держали меня крепко и выругалась в голос, не стесняясь присутствия неподалёку отца. - Тарзан, мойся и срочно в атаку! - не пришло мне в голову ничего умнее этого, вот и выкрикнула напоследок.

- А мыться-то зачем? - спросил с недоумением дядя Андрей, выскочивший следом за нами из магазина.

Но это последнее, что я услышала. Эльфы припустили так, что местность мелькала перед глазами, сливаясь в одну сплошную зелёную полосу. В ушах свистел ветер, голова кружилась и мне стало как-то очень не хорошо.

- Отпусти меня, пожалуйста, - попросила эльфа-похитителя тихо-тихо.

Услышал, остановился, спустил с рук и посмотрел с выражением вселенской печали в глазах.

- Прекрасная роза, я вам не нравлюсь? - спросил тоскливо.

- Меня укачало, - при одном только упоминании розы, меня всю перекривило. - А, может, мы вернёмся в магазин? Зачем я вам, а?

Последним вопросом, судя по выражению лица, он озаботился только сейчас. Стоял, смотрел на меня и хлопал глазами, пытаясь сообразить с какого перепугу решил ведьму украсть.

- Вы так прекрасны, - последовал ответ и не от похитителя, а от его сотоварища, который нарисовался рядом с нами.

А потом и остальная группа подтянулась. И как унюхали-то всё, под полировкой "Тройным" одеколоном? А если придётся задержаться в этой тёплой компании? Что я буду делать без своего парфюма? Сейчас эльфы ведут себя относительно прилично... А дальше? Все пятеро решат осчастливить обязательным сексом? Нет, надо срочно возвращаться в лавку.

- Верните меня обратно, пожалуйста, - попросила вежливо, надеясь, что очарования моего запаха хватит, чтобы они выполнили просьбу.

Послушались, правда прежде поспорили между собой, кому меня нести обратно, к лавке. Вопрос решил командир -- он и нёс сюда -- подхватил меня на руки и снова припустил. Закрыла глаза, борясь с дурнотой. Никогда не укачивало, даже на самых безбашенных каруселях... Но почему-то поездка верхом на эльфе действовала на мой организм отрицательно. Но я терпела стиснув зубы, боясь, что если эльфик остановится, может что-нибудь такое произойти, из-за чего возвращение отложится. У отца инфаркт будет, если надолго задержимся. Показала, называется, безопасный мир. Теперь точно категорически запретит дело иметь с лавкой и всякими эльфами да Тарзанами.

Картину "Не ждали" мы смогли созерцать очень-очень скоро. Эльфята донесли меня до лавки в целости и сохранности, затормозили перед распахнутыми дверями и ошарашенными зрителями: отцом, Тарзаном, Палычем. Командир -- судя по тому, как распоряжается своей пятёркой, точно выше остальных четверых по званию -- осторожно поставил меня на землю и отошёл на шаг.

Военный совет по спасению меня -- это если я правильно выражения лиц троих мужчин у магазина расшифровала -- тут же был свёрнут. Отец тут же попытался утащить меня в магазин, да Тарзан не дал сразу уйти. Он просто бросил, безразлично:

- Их убьют. Или сами самоубьются.

- Эльфийские законы? - с отчаянием просила у братца. - Опять?

- Они покинули пост, без разрешения, - насмешливо улыбнулся Тарзюша. - Вот и думай сама. Зачем в этот мир дверь открыла?

- Откуда такое знание эльфийских законов? - спросила недовольно, сегодняшний стресс давал о себе знать, скоро должен был накрыть отходняк и я спешила оказаться в надёжном месте и, желательно в комнате с закрытой дверью.

- Читаю много, - вежливо просветил меня Тарзан. - Что делать будешь?

- Забираем с собой, - закатила глаза обречённо.

Ведь эти эльфы, как перестанут меня нюхать и мозги прояснятся, тут же какую-нибудь дурость учудят. И за что на мою голову свалилась эта раса харакиристов? Где мне их теперь размещать?

- А ты побратайся, - понял мои проблемы Тарзан, и хитро улыбнулся. - На них сразу перестанет всё действовать. Родственниками станут. Или найди им вторые половины.

- О чём вы? - устало спросил отец, держащийся за сердце.

- Потом объясню, - посмотрела на него несчастными глазами и обратилась к эльфам. - Идёмте с нами. В магазине не шуметь, ничего не ломать, вести себя прилично.

- Пап, пойдём. Теперь понимаешь, что одна не справлюсь? - спросила у него грустно.

Он ничего не ответил, явно тоже был не в состоянии говорить, как и задумавшийся о чём-то серьёзном дядя Андрей.





Глава 8


В которой говорится о том, что проблем много не бывает



Никаких доходов и пять голодных ртов. С эльфом-изгоем - шесть. И еще Тарзюша имеется. Надеяться на спонсорскую помощь Олега - в корне неверно. Не век же он помогать будет. Да и за помощь может что-нибудь потом стребовать, а я и отказать не смогу, ибо... Сесть всей этой кодлой на шею родителей... Не слишком ли жирно будет? А как-то решить проблему... Мозг пробуксовывал и никаких светлых идей не подкидывал.

Вот и сидели мы дружной компанией, в разом ставшим тесноватом для нас помещении магазинчика. Много мужиков и одна бедная, несчастная я. Ладно, родственники не считаются. А вот остальные приблуды... Мало того, что корми, пои, так и спать где-нибудь уложи. И ведь на большом расстоянии от себя нельзя укладывать. Мало ли что им в голову придут, если моего запаха не почувствуют? Вон Турлаиндэль куда-то запропастился. Прочистились мозги после воздействия и теперь прячется? Или под шумок порешил сам себя по-тихому... Суицидальные наклонности, как и у всех эльфов, у него, ну очень, развиты. Осенённая сей мыслью, я ещё пару секунд тупо пялилась на эльфиков-обожателей, пытаясь сообразить, а стоит ли спасать их собрата... Или одним ртом меньше станет? Одёрнула сама себя, подскочила на стуле, на коем и восседала, в попытках придумать что-нибудь умное и рванула за прилавок, к заветной дверке.

Палыч отвлёкся от созерцания ушей наших гостей, а отец перестал приговаривать:

- Как любопытно.

Оба мужчин последовали за мной, правильно рассудив, что по зряшному поводу я так резко с места срываться не стану. По пути судорожно вспоминала, где там эльф обитает и смогла сходу вломиться в нужную дверь. Турлаиндэль лежал... На кровати, тихо и молча. Взгляд, неподвижный, стеклянный такой... И кровь. На полу, на простыне, на одеяле... Руки как-то неудобно вывернуты, под спину. Помер или как? Шумно сглотнула, гипнотизируя взором жуткую картинку. Неуверенный шажок вперёд, один, второй... И меня рванули за руку, назад.

- Куда? - отец смотрел на меня очень-очень сердито. - Давай, мы для начала сами всё осмотрим. А вот потом будем выводы делать. А тебе лучше туда не лезть.

- А если труп? - спросила у него шёпотом и снова сглотнула.

- Вот и проверим, - отстранил нас с пути дядя Андрей.

Уверенно склонился над неподвижным эльфиком и попытался на запястье нащупать пульс. Судя по тому, как нахмурился, это ему не удалось. Палыч приложил пальцы к шее эльфа и нахмурился ещё сильнее. Подумав чуток, приложил ухо к груди, с левой стороны и так застыл.

- Что? - уходить, хоть отец и тянул меня на выход, не хотелось. - Что с ним?

- Пульса нет, - озадаченно отозвался дядя Андрей. - И сердце, вроде, не бьётся...

- В спячке он. Испереживался из-за того, что покончить с собой ему не дал, - флегма Тарзан тоже нарисовался в коридоре и по своей привычке решил поработать энциклопедией по обычаям эльфов. - И вы не с той стороны слушаете. У эльфов сердце справа. И кровеносная система отличается. Пульса там, где вы собирались его искать, у эльфа и не может быть, - Тарзюша просочился мимо нас с отцом в комнату и подошёл к Турлаиндэлю. - Придёт в себя, никуда не денется. Я связал его, когда он пытался самого себя порезать.

- С чего это ты такой добрый? - с подозрением посмотрела на Тарзанчика.

- Тебе нужен труп в гостевой спальне? Надо было предупреждать сразу, - в своей любимой манере ответил братец. - Тогда я не стал бы ему руки выкручивать. Не самый худший экземпляр эльфа и не самый лучший. Справиться было сложно, но возможно.

- Если ты такой умный, братик, - ядовито отозвалась на это. - Может, подскажешь, что нам теперь делать со всеми этими эльфятами?

- Мои духи с твоим запахом плохо справляется, - пожал он плечами, и не думая как-то переживать из-за моих и эльфовых проблем. - Следует поменять парфюм. Или вообще больше не выходить в мире эльфов.

- А память как-нибудь подтереть мы им не можем? - выдвинула абсурдную идея.

- Попробуй, - и снова ответ в любимой, выбешивающей меня манере.

- Молодой человек, если вам нечего сказать, то и не стоило влезать в разговор, - окинул папочка нового родственника недобрым взглядом.

- А от чего он может придти в себя? - поинтересовалась у Тарзана, которому замечание моего папы было как мёртвому припарка.

- Подойди ближе и узнаешь, - Тарзюша совсем ушёл в несознанку.

Что это он так? Вроде бы и спокойно говорит... Но в то же время как-то очень отстранёно. На что-то обиделся? Или что-то не нравится?

- Хочешь сказать, что мне лучше выйти? - погладила по руке напряжённого отца, который готовился снова вступить в бой. - А состояние эльфа опасное? Чем это ему грозит?

- Прекрасная роза, - раздался мелодичный, вкрадчивый голос за спиной. - Прикажи, и мы убьём этого недостойного.

Ну да, решение всех проблем. Эти пятеро порешают Турлаиндэля и можно выпускать их на волю. Вряд ли станут делать харакири из-за того, что смогли выполнить задание. Ещё правильно идеологически их обработать, и всё, проблемы больше нет. Интересно, а спать мне придётся с ними в одной комнате? Или можно обойтись запахом на расстоянии? О, Боже! Вот что мне делать с этими? Этими!

В отчаянии вцепилась пальцами в шевелюру и еле удержалась от того, чтобы не завыть.

- Оля! Успокойся! - прикрикнул на меня отец. - Вместе мы придумаем, что делать. А вы, молодой человек, - обратился папа к инициативному эльфу. - Думайте, что говорите. В нашем мире не принято убивать мыслящих существ без суда и следствия, просто так.

- Смертная казнь отменена, если помнишь, - Палыч прекратил возню возле Турлаиндэля -- он всё пытался понять, где можно пульс нащупать и сердце послушать -- и повернулся к нам.

- Тем более, - наставительно добавил отец.

Эльф ничего не ответил, только смерил презрительным взглядом папу и вернулся к созерцанию меня. Всё ясно, люди для эльфов, существа второго сорта или даже третьего. Если бы не мой запах, то мне грозило бы наткнуться на такой же взор, как и отцу.

- Оля, - отец смерил эльфа не менее презрительным взглядом и потянул меня на выход из комнаты. - Давай-ка побеседуем с тобой. В спокойной обстановке. Без лишних свидетелей.

- Не могу, - посмотрела на папу несчастным взором. - Уйду надолго, будем иметь либо пять трупов и одного живого эльфа, либо наоборот. Один труп и пять эльфов, которые в отместку за всё, могут и нас всех здесь положить, - голос сорвался и банально захотелось разрыдаться.

- Отставить истерику! - к нам подошёл дядя Андрей. - Придумаем что-нибудь. Голь на выдумку хитра.

- Ты можешь попробовать снять какую-нибудь пропахшую тобой вещь, - предложил отец. - Уж минут двадцать без тебя, с этой вещью в обнимку, они провести-то смогут.

- Идея! - тут же воспрянула духом и собралась к себе в комнату, чтобы переодеться. - Спасибо папочка, - чмокнула папу в щёчку и направилась в коридор.

Эльфы пропустили меня вперёд, и направились за мной гурьбой. Пришлось цыкать на них и захлопывать дверь перед самым носом. Переодевалась очень быстро, боялась лишний раз остроухих без присмотра оставить. Как только справилась с поставленной задачей -- осталась в пальто да белье с колготами под ним, джинсы натягивать было дольше -- тут же выглянула из комнаты и вручила платье предводителю отряда, со словами:

- Оставаться на месте и хранить как зеницу ока. Нюхать обязательно, каждые две минуты, всем вам, - чувствовала себя идиоткой, когда это произносила, но выбора не было. - Выполняйте. Я ненадолго отойду, - была мысль поделиться с ними бюстгальтером, колготами или трусиками, но я решила, что это чересчур будет и потому остановилась на платье.

Дисциплинированные эльфики остались в коридоре, а я, прихватив по пути папу и дядю Андрея, направилась в магазинчик. Плотно закрыла за нами дверь в подсобные помещения, устроилась на стульчике за прилавком и устало спросила:

- О чём разговор будет?

- Это не розыгрыш? - начал с основного папа.

- А ты как думаешь? - в голосе моём звучала вселенская печаль, да и чувствовала я себя соответственно.

- Оль, мне совсем не нравится ситуация, - следовало ожидать, что похищение эльфами аукнется мне как-нибудь. - Может, продашь магазин?

- Не знаю, пап, - грустно улыбнулась и глянула на Палыча. - Вроде чудо вошло в жизнь. Но какое-то кривое чудо и проблемное. Вот и не знаю я, как поступить.

- Но одной тебе, без пригляда, здесь нельзя находиться, - отец покачал головой. - Ты права, чудо. Но опасное чудо. Сказка, но слишком реальная. А в реальности, в отличие от сказок, у героев много проблем. И зачастую они смертельные. Такая лавка, как эта, очень лакомый кусок. Ты это понимаешь? Не в этом мире, так в каком другом на тебя попытаются надавить. Думаю, бандиты имеются везде.

- Имеются, куда же без них, - сказал дядя Андрей так, будто сам тех бандитов видел. - И обязательно придут и попытаются лавку отнять. И у них хватит ресурсов, чтобы это сделать.

- А на кой им все эти проблемы? - не поверила в такую возможность вот так сходу. - Долги, кредиторы куда ни плюнь... Да, есть миры в которые можно выходить. Я вышла, и сами знаете, чем закончилось.

- У бандитов есть ресурсы не только для того, чтобы отнять, но и решить все проблемы в свою пользу, - дядя Андрей покачал головой, осуждая моё легкомыслие. - Иван прав. Очень сложная задача. Очень. Наверное, стоит продать. И в то же время... Даже такому старику, как мне интересно, что же кроется во всех этих мирах. Это если осознать и поверить в такую возможность. До сих пор не верится, - снова покачал головой. - Если решишь оставить, то осторожной придётся быть. И без охраны никак. Я позвоню одному своему знакомому. Поможет на первое время, присмотрит за тобой. Но придётся везде и всюду с ним ходить.

- Мне не по карману оплата охранника, - улыбнулась жалкой улыбкой.

- Об этом не думай. Там человек идейный, поможет без оплаты. Если я попрошу, - отмахнулся от моей попытки отговориться Палыч.

- Охранник хорошо, - отец хмурился, совсем не обрадованный предложением старинного друга. - Но мало. Тут целой армии мало будет. А если наши спецслужбы пронюхают? Нет... Избавляться нужно от этого подарка.

- Ты прав, пап. Мне недавно как раз предложение сделали. Стоит попробовать договориться, - послушав этих пессимистов сделала верный вывод.

И пусть на душе как-то муторно от принятого решения, всё равно мне не поднять магазинчик и не выдюжить против тех, кто захочет его под себя подмять. Надо хотя бы денег получить за все моральные терзания последнего времени. А то же и передумают покупатели, начнут силовыми методами давить и всё... Была Оля, и не стало Оли.

- Но охранник на время заключения сделки не помешает, - стоял на своём дядя Андрей.

- Ты прав, Палыч, - согласился с ним папа. - Приглядеть стоит. И я отпуск на работе возьму...

- А маме как объяснишь? - как отец загорелся-то.

- Правду ей знать не стоит, - подумав, выдал вердикт папа.

Молчаливо, кивком подтвердила, что да, не стоит. У мамы сердце больное. Подобные волнения, которые несёт в себе известие об магазине и моих проблемах, ей противопоказаны.

- Просто скажи, что в командировку уехал, - подсказал идею Палыч. - Ну так как? Я звоню человеку?

- Нет, - до меня дошло кое-что и я высказалась категорически против. - Вы забыли главное. Я пахну так, что мужчины мимо спокойно пройти не смогут. Что будет с охранником? Вот если бы он был в кого-нибудь по-настоящему влюблён... А так, нет. Придётся обойтись без посторонней помощи.

- А он и влюблён, - обнадёжил меня дядя Андрей. - Жениться собирается. Можешь не беспокоиться об этом.

- Тогда тем более не надо... У человека жизнь налаживается, вдруг что-то случится, - снова превентивно попыталась исключить лишнего человека из близкого круга.

- Оль, не упрямься! - стукнул ладонью по прилавку папа. - Лишняя сила не помешает. Попробуем побыстрей всё оформить. Но на это время без присмотра никак. Пока я отпуск оформлю. У Палыча и свои дела есть. И нас двоих будет мало.

- Ну чего уж ты так нас сразу принижаешь, - фыркнул дядя Андрей. - Мы с тобой ещё совсем ничего. И я тоже готов на время выпасть из реальной жизни. Как не помочь, когда тут такое?

- А ты этих бугаев, что за дочкой моей хвостом ходят видел? А оружие хорошо рассмотрел? - ядовито осведомился папочка у старинного друга. - Не в игрушки играем.

- Да разве ж я против? Так я звоню, - достал Палыч телефон. - А здесь берёт? - спросил у меня, прежде чем набрать номер.

- Звони, - ответил отец.

- Берёт, вроде, - произнесла одновременно с родителем.

И про себя подумала о том, что так и не дошли руки посмотреть, есть ли возможность пользоваться здесь интернетом. Впрочем, теперь это будет уже не моя головная боль. Продам всё и пусть новый хозяин думает над тем, что со всем этим добром делать. А я забуду обо всём, как о страшном сне и постараюсь никогда более не вспоминать.

- Нет, погодите. Нам в Москву перебраться стоит для начала, - подумав, остановила дядю Андрея, который как раз собирался набрать номер.

Поднялась, взяла в руки книгу учёта, попутно подумав, что как-то легкомысленно мы такую важную вещь прямо на прилавке бросили, выбрала нужный мир и город и после велела:

- Вот теперь можно. Вряд ли в другом мире станет работать сотовая связь, - объяснила своим манипуляции отцу и Палычу, которые с заинтересованным блеском в глазах, наблюдали за моими манипуляциями.

Присела обратно и обмякла на стуле, скривила губы в усмешке и принялась рассматривать пространство под прилавком, забитое ящиками и коробками. Тоже некогда ранее присмотреться было. А вот теперь гляжу и как-то тоскливо на душе. Странная и нелепая сказка скоро закончится... Радоваться бы надо, а не получается у меня. Почему бы это?

- Да. Сейчас сможешь? - отвлеклась от размышлений на разговор дяди Андрея с неизвестным мне влюблённым кандидатом в мои охранники. - Да. Очень срочно. Адрес запомнил? Хорошо. Ждём, - Палыч захлопнул старый телефон-раскладушку и убрал его в карман. - Подъедет. Обещал в кратчайшие сроки. Лёхе доверять можно. И боец он отменный. Не пожалеете.

- Пора, наверное, сворачивать совещание, - посмотрела на двоих близких мне людей и жалко улыбнулась. - А то эльфы совсем от рук отобьются без моего присутствия.

- А ты им работу найди, - посоветовал отец. - Столько дармовой рабочей силы, - усмехнулся он в усы и пригладил ладонью седые, коротко стриженные волосы на макушке.

- Пойду, покомандую, - идея пришлась по душе.

А то всё проблемы, да проблемы. Хоть какие-то плюсы в ситуации можно найти, а? Так и застал нас новый гость... Гномы и их Белоснежка... Тьху, эльфы и их Прекрасная роза. За то время, что охранник ехал до нас, боевой отряд остроухих успел избавиться от оружия и обзавестись тряпками, да ведром с водой. Дружно, под моим приглядом, они вытирали пыль, мыли полы, перебирали волшебные вещички на полках. И собирали картошку. Цветочек-то, подаренный эльфиками, оказался волшебным. И урожай давал раз в час. И пока эльфы рядом, процесс плодоношения мог длиться бесконечно, как объяснил Тарзюша. А лишние запасы мне не помешают. Как-никак полон дом мужиков. И всех кормить надо.

В дверь постучали -- как-то забыла я про табличку со всеми этими проблемами, и так и висела она, сообщая, что закрыто. Поплелась открывать и у дядь Андрея как раз зазвонил телефон.

- Лёха подъехал, - порадовал он меня и я, не боясь никаких неожиданностей, спокойно открыла дверь.

Когда гость вошёл, пришлось задрать голову, чтобы суметь заглянуть ему в глаза. Высоченный, широкоплечий, веснушчатый и рыжий-рыжий. Настоящий русский богатырь, с васильково-синими глазами. "Хорошо, что женится" - пролетела одинокая мысль в голове. От такого отбиться сразу бы не получилось бы. А вот охранник из него должен получиться неплохой. По крайней мере габариты впечатляют.

- Здравствуйте, - пискнула, подавленная размерами будущего охранника.

Отступила на несколько шагов назад от него и спрятала за спину платье, которое зачем-то всё то время, что эльфики работали на благо меня, мяла в руках. Потом, решив, что в этой части магазина уже чисто и следует придумать отряду какую-нибудь другую работку, да и помешают они конфиденциальному разговору, развернулась к остроухим и протянула им платье:

- Хранить, нюхать всем. Но на кухне. Готовить умеете?

- Умеем, - подтвердил командир.

- Тогда Тарзан покажет вам, где продукты. А вы уж постарайтесь, чего-нибудь организуйте. Не на шее же вам у меня сидеть, - вздохнула, проводив тоскливым взглядом свои ходячие пять головных боли.

Кандидат в охранники наблюдал эту сцену с непроницаемым выражением лица. А донаблюдав, вставил своё веское:

- Драсте, - перевёл взгляд на дядю Андрея. - Так что за срочное дело, Палыч? То, что оно точно необычное, и сам вижу.

- Идём, поговорим, - подошёл к нему проигрывающий в росте дядя Андрей, его метр восемьдесят смотрелся очень жалко на фоне богатырской фигуры будущего моего охранника. - Оль, безопасные доказательства есть? - обратился уже ко мне.

- Поищу, - буркнула в ответ, новый знакомец как-то смущал меня, ростом своим и невозмутимостью.

- Помогу, - отец тоже направился к книге учёта, оставив другу миссию по объяснению ситуации новому человеку.

Мы пролистывали миры, просматривали информацию. Выбирали города, позатейливей, поэкзотичней. Чтобы сразу было понятно -- вот он, другой мир. И когда дядя Андрей завершил обрисовывать странную ситуацию в общих чертах, уже были готовы продемонстрировать все красоты и необычности.

Выбрали мир людей-птиц, вроде как они селились в горах, в модифицированных под удобное жильё гнёздах. Я, правда, немного посомневалась, а стоит ли. Высуну нос, а какой-нибудь местный "петух" тут же решит на мне, привлекательной самочке, потоптаться. Одно дело, когда на тебя восторженно смотрять, коленки гладят, ну за грудь хватают... И совсем другое, когда сразу сверху, и ногами, и ногами... Особо извращённый способ испытать все прелести птичьей тяги к размножению. Папа меня успокоил, сказал, что на мне только функция переноса. Максимум дверь открыть, а там они дальше сами выглянут и Лёше дадут поглядеть. Ну я и поддалась. Что может быть экзотичней людей-птиц летающих в небе? Да и сильно ободрать их Буорони не успел. Был шанс, что кредиторы не стоят у порога, потряхивая отощавшей мошной.

Мне было любопытно, очень любопытно, что там в новом мире интересного есть... Но я боялась высовывать нос и сразу же отошла, как дверь приоткрыла. Глазком глянула и прищурилась. В небе что-то ярко блеснуло, ослепляя. Хотелось выйти и посмотреть получше, но я отступила назад, в магазин, давая дорогу другим любопытным. Только вздохнула и постаралась не сильно завидовать счастливчикам, которым не грозило быть затоптанными местными мужиками насмерть.

Восторженных ахов и охов не было, но наша экспертная комиссия в лице Лёши, дяди Андрея и моего отца, стояла, смотрела и слов не находила. Все трое задрали головы вверх, не в силах отвести взгляда от чего-то там, в вышине. Еле-еле потом оттащила мужиков от дверей и снова вздохнула, не имея возможности выйти и нормально всё разглядеть. Помедлила с закрыванием двери, на миг задрав голову, в надежде увидеть то, что рассматривали мужчины. Что-то там, в небе поблескивало... Но зрение у меня не орлиное, чтобы подробности рассмотреть. Да, горы вокруг, но гнёзд, про которые были упоминания в книге, не видны. Это магазин в необитаемом месте, что ли находится? Разрушая моё мнение о дикости этого места, одна из золотистых точек, что рябили в небе, наводя на мысли, что у меня со зрением проблемы, почти мгновенно увеличилась в размерах.

Огромный размах золотых крыльев, довольно щуплое и короткое тело, кривой клюв, острые когти на лапах и золотисто-карие глаза... Всё, что успела разглядеть, когда человек-птица спикировала вниз, пронеслась мимо и очень быстро набрала высоту, оставив на память о себе золотое перо, которое подхватили воздушные потоки, покрутили и мягко опустили практически к моим ногам. Долго думать не стала, нагнулась, забрала красотульку, горящую огнём на солнышке и захлопнула дверь.

А потом долго вертела перо перед глазами, не в силах поверить, что такое существует на самом деле. Красивое пёрышко, переливается в свете лампы. Любопытно, а оно из золота или просто окраска такая? А какие-нибудь волшебные свойства у него есть? А то сразу сказки с участием жар-птиц вспоминаются. Впрочем, рассчитывать на подобное в реальности не стоит всё-таки. Сказки и реальность могут оказаться на расстоянии световых лет друг от друга. А потом я расхлёбывать буду, после того, как решив опереться на сказки, начну чуда от всего лишь красивого пёрышка ожидать.

Не увидев ничего не обычного в пере, кроме его цвета, отложила его на прилавок и вернулась мыслями ко всем проблемам, что на меня свалились. Окинула взглядом странно задумчивых и молчаливых мужчин, спросила:

- Ну как? Убедились? Можно на Землю возвращаться?

- А, может?.. - с тоской поглядел на дверь дядя Андрей.

- Опасно. Очень опасно, - гласом разума выступил папа. - Палыч, рисковать не стоит. Хоть и очень интересно всё. Это можно было бы всё исследовать... Но я хочу Олю вывести из-под удара. Для неё это очень опасно, всё, что связано с этим местом.

- Представь только... - мечтательно произнёс дядя Андрей. - Сколько всего нового...

- Опасного, - не согласился с ним отец. - Мы уже всё решили, Палыч. И ты не был против этого решения. Что на тебя нашло?

- А если попробовать переоформить магазин на кого-нибудь из нас? - выдвинул предложение дядя Андрей. - Мы своё уже пожили, для нас это не так критично.

- А ресурсы где? Вытягивать всё это? - обвёл рукой пространство вокруг папа. - Не тот у нас размах и нет армии за плечами, способной защитить и отстоять эту собственность, - тяжко вздохнул, но смотрел всё так же убеждённо и твёрдо.

- Я могу попробовать переписать собственность, - согласилась с дядей Андреем. - Но это ничего не даст. Проблемы останутся, - поддержала и отца. - И, давайте, просто выслушаем предложение, которое мне хотели сделать наши, столичные господа... Даже не знаю как их назвать. Может, маги? Раз уж решили, то передумывать уже не стоит. А то так и будем прыгать туда-сюда. А проблем, на самом деле, действительно слишком много. Например та, что я не могу далеко отходить от магазина. И путешествовать могу только с его помощью. Я привязана к нему. Своеобразная пленница лавки. Как джинн для лампы. Вы хотите себе такой участи? Быть привязанным к магазину без возможности нормально передвигаться по своей воле на большие расстояния?

- Даже помечтать не даёте, - вздохнул Палыч и криво улыбнулся. - Да, вы правы. Армии у нас нет. Есть только Лёха, да ещё несколько боевых товарищей. Понимать бы ещё, чем противостоять придётся... Может, и поборолись бы ещё. Но решать Оле.

- У нас как у сапёра, нет возможности разобраться с проблемой методом проб и ошибок, - подытожил отец. - Любой из опытов может оказаться смертельным. И мы даже приблизительно себе не представляем, что надо сделать, чтобы не рвануло.

- Всё, закрываем тему. Лёха, ты как? Возьмёшься? - дядя Андрей обратился к моему потенциальному охраннику, пребывающему в каком-то заторможенном состоянии.

- А? - не сразу среагировал Лёша. - Да, возьмусь. Сложную ты мне задачку подкинул, но сделаю всё, что в моих силах.

- Тогда я почти спокоен, - улыбнулся Палыч. - Тебе что-то потребуется? Я могу поднять свои старые связи, чтобы кое-что из арсенала подкинуть и оформить как надо.

- Есть, но кое-что не помешает, - выдал своё резюме Лёха. - Обсудим.

И обсудили, но уже без меня. Вернув магазин на Землю, ушла эльфов курировать и своим запахом поддерживать в их работе на благо меня. Помогло, стоило только появиться на пороге, боевая пятёрка нанюхавшихся тут же отвлеклась от строгания овощей и фруктов, пришлось сказать:

- Продолжайте.

Остроухие мужчины тут же начали шинковать продукты в два раза быстрей и с большим воодушевлением. А я почувствовала себя ненужной. Даже руки занять не чем. Нашлось бы местечко у рабочих поверхностей, могла бы помочь своим поклонникам. А так осталось только смотреть и бездельем маяться. Возле стола для готовки наблюдался полный аншлаг.

Присела на стульчик рядом с Тарзаном -- он тоже решил себя не утруждать и с удовольствием созерцал трудовой подвиг, совершаемый эльфами -- и вздохнула.

- А что они готовят? - спросила, помолчав.

- Не знаю, - если судить по тону, то братишке было фиолетово, что там накулинарят эльфы.

Памятуя о том, что один из них уже зарекомендовал себя вегетарианцем... Поднялась со стульчика и подошла поближе к работающим мужчинам, которые сейчас стояли вокруг командира отряда и внимательно наблюдали за тем, что тот делает. Я тоже решила понаблюдать... Чтобы, если что, вовремя сделать ноги и отговориться отсутствием аппетита. Главный эльф активно перемешивал в большой посудине ингредиенты, среди которых заметила тонко нашинкованный лук и сырой картофель. Кажется, идея приставить к делу остроухих, была не самой блестящей из всех возможных вариантов. С опаской попыталась разобрать, что там ещё в этом винегрете обретается... Зелень точно была. Откуда? Вырастили? Где и когда? Что-то оранжевенькое, жёлтенькое, голубенькое и притом совсем незнакомое на вид тоже там болталось. Красненькое и похожее на помидоры черри я разобрала, а вот остальное. А мы точно все живы после такого обеда останемся? Что-то я в этом очень сомневаюсь.

В большой кастрюле полыхнуло, прямо под вытянутыми вперёд руками всех пятерых остроухих и я отшатнулась, испугавшись готовки по-эльфийски. Зато через минутку от посудины пошли запахи жаренной картошечки и печённых овощей. Ароматы смешивались, заставляя сглатывать слюну и пробуждая желание тут же наброситься на еду.

- Готово! - отрапортовался эльф-командир, зачёрпывая ложкой содержимое кастрюли и накладывая в тарелку.

- Пахнет вкусно, - с опаской взяла в руки предложенную тарелочку. - Спасибо.

Все пятеро мужиков жадно следили за тем, как я иду к столу, сажусь, ставлю посудину на стол.

- Подайте, пожалуйста, вилку, - попросила эльфиков.

Они задумались, все пятеро. Основательно так задумались, надолго.

- Тарзан? - обратилась к брату.

- Не знают что такое вилка, - пояснил он и неохотно поднялся со стула.

- Спасибо, - поблагодарила, когда он, достав просимое из ящика стола, вернулся и отдал мне. - Присоединишься? И других позови, что ли. А то как-то неудобно в одиночестве есть. И вы, господа, - обратилась уже к эльфам. - Тоже присаживайтесь. Накладывайте еду, ешьте. Короче, чувствуйте себя как дома.

Остроухие никак не отреагировали на приглашение, так и остались стоять. Стало как-то не по себе, под их пристальными, задумчивыми взглядами. Кусок в горло не полез под прицелом такого концентрированного внимания. Пришлось заставлять себя жевать и глотать. Не помогло и то, что вкусно, очень получилось. Может, поставить столики где-нибудь в уголочке торгового зала и приторговывать тем, что эльфы готовить будут? Надо же найти возможность хоть к какому-нибудь делу эльфиков пристроить. Ещё Турлаиндэля из спячки вывести, дать нанюхаться как следует, и тоже пристроить.

А что я буду с эльфами делать после того, как продам магазин? Гарем устрою? Дома, в своей комнате всех размещу. Целых шесть штук голов, которых кормить надо будет и держать взаперти, дабы не смущать людей странными личностями, проживающих на нашей с родителями жилплощади. Да, и перед продажей, надо у Тарзана выспросить, как делать те самые духи, что запах маскируют хоть как-нибудь. Может, делать научит? А то ведь продам собственность и останусь практически безоружной перед самцовыми порывами тех, кто будет падок на мой запах. И не только самцовыми. Ведь на Тарзана и мужики среагировали. Значит, на меня и женщины будут, если побрызгаться нечем станет. А парфюм раньше или позже закончится... И проблем в связи с этим, образуется очень много. Вот и думай теперь, а стоит ли продавать лавку, которая Скамейкина.

- К нам посетители, - порадовал меня вернувшийся Тарзан. - В дверь стучат, очень настойчиво.

- И кого там принесло? - неохотно поднялась со стула и вздохнула. - А сам сможешь открыть? Вы же как-то Олега впускали, когда я в беспамятстве была.

- А ты дверь и открывала, - спокойно ответил Тарзюша. - Мы тебя подносили, руку к ручке прикладывали... Иначе бы не открылась бы дверка. У нас же как "Закрыто" табличка висела, так и висит. Вот когда "Открыто" повесим, там сами все входить-выходить смогут. В другом случае только хозяйка открывает. Или хозяин...

- Пошли, - переварила данные и снова вздохнула. - А вы поешьте пока я ходить буду, что ли, - велела эльфам. - И нюхать платье не забывайте.

Хорошее такое пожелание. Есть и занюхивать. Обычно пьют и занюхивают, а у нас всё по-другому. Цивильней, приличней и... Печально как-то. Перспективы нерадостные. И как жить дальше?

Открывала я дверь с предчувствием неприятностей. Оно уже просто сжилось со мной, я даже перестала его замечать. Фоном оно шло, из-за того, что проблемы только ширились, увеличивались и сдуваться и не думали. Каждый выход в люди, за пределы магазина, чреваты какой-нибудь гадостью. Думаю, и это открытие двери, приведёт к чему-нибудь нерадостному.

- Драгоценная леди, - за порогом стоял знакомый мне Родион, в сопровождении неизвестной личности. - Мы пришли засвидетельствовать вам своё почтение, а так же, чтобы обсудить возможность продажи вами собственности.

- А где Максимиллиан Валентинович? - жаль, если не придёт, так можно было бы что-нибудь вроде аукциона устроить, между двумя заинтересованными лицами.

- Может быть не станем обсуждать всё это на пороге? Можно? - сделал шаг вовнутрь черноглазенький.

- Проходите, - отступила на несколько шагов назад и оглянулась на настороженных отца с дядей Андреем.

Обнаружила, что Лёша уже приступил к своим обязанностям, и стоит сейчас незыблемой, невозмутимой скалой за моей спиной.

- Вы пользуетесь очень действенными духами, Ольга Ивановна, - с любезной улыбкой сказал Родион и кинул быстрый, насмешливый взгляд на своего спутника. - Максимиллиан Валентинович побоялся придти.

- Побоялся? - аж поперхнулась воздухом, услышав подобное заявление.

- Как бы вам сказать... Интересы Максимиллиана Валентиновича в личной жизни лежат в несколько иной плоскости, никак не связанной с женщинами, - сладкоречиво и с изрядной долей насмешки пояснил черноглазый. - Потому Максик побоялся придти к вам на переговоры и послал своего подчинённого, в надежде, что тот сможет справиться с тем, что вы настолько привлекательны... Что даже гею устоять не удалось, - хождение вокруг да около завершилось и я закашлялась, пытаясь скрыть растерянность после подобного заявления. - Не подскажете по знакомству? Где такие замечательные духи можно найти? Я б купил... и денег бы не пожалел.

- Они только женские производят, - подыграла Родиону, решив не открывать истины.

- А мужскую линию не хотят запустить? - с интересом спросил черноглазый.

Сейчас он вёл себя вполне вменяемо, и на меня кидаться не спешил, ведя разговор довольно ровно и совсем не строя мне глазок. Что, мой запах выветрился? Можно больше не переживать из-за этого?

- Не знаю. Могу узнать, если хотите, - по-быстрому попыталась прикинуть перспективы.

А что, неплохо можно подзаработать. Правда, сначала с Тарзаном обсудить подробности придётся. Ведь приворотное зелье на основе его пота делается. Возможно, и в парфюм добавлять можно. И сделать из этого эксклюзив. Продавать только избранным за бешеные деньги... Так и магазин вытянуть можно было бы. Впрочем, раз решила продать, так решила. Не стоит перескакивать туда-обратно. Не стоит забывать, что содержать подобную лавку, не имея возможности защитить себя и родственников, довольно опасно. Ладно здесь, на территории магазина, стрелы там не долетают... А что будет с пулей? Или с чем-нибудь гадким и магическим? Сработает ли защита? И что делать вне магазина, когда нападут? Из меня воин никакой. А надеяться на одного Лёшу глупо. А уж если захотят совсем сильно прижать, достаточно моим родителям вред причинить... и я бесплатно всё отдам, даже не задумываясь.

- Узнайте, Ольга Ивановна, узнайте. А я могу клиентов подыскать... За процент, - хитро улыбнулся Родиончик.

- Не будем делить шкуру не убитого медведя, - тут же нашлась с ответом. - Вы ведь не из-за духов пришли, так?

- Не только, Ольга Ивановна. Не только,- ответил Родион, задумчиво созерцая отчего-то покрасневшего компаньона. - Как вы понимаете, я очень заинтересован в покупке вашего магазинчика, как и Макс.

- А меня волнует вопрос цены. Сколько вы готовы предложить? - перешла сразу к делу, не став тянуть резину.

- Ольга Ивановна, - вмешался в наш разговор представитель Максима Валентиновича. - Все, что только пожелаете.

- А давайте выгоним этого идиота? - недовольно наморщил нос Родиончик. - Говорил я Максу, чтобы снабдил своего эмиссара защитой. Не послушал. Толку от этого переговорщика не будет. Гормональная буря мешает ему здраво мыслить. Макс пошлет его нах, не при драмах будет сказано, когда услышит выторгованные им условия.

- А зачем вы это мне сообщаете? - в недоумении приподняла брови. - Вам же это не выгодно.

- Тоже мозги отшибло. Напрочь, - мрачно отозвался мужчина.

- И защита не помогает? - с изрядной долей ехидцы спросил папа у него.

- Помогает, - тут же вскинулся мужчина, но как-то неуверенно.

- Так сколько готовы заплатить? - отвлекла народ от лирики.

- Дочь, дела так не делаются, - с укоризной заметил отец.

- Пап, - устало улыбнулась. - У меня пять сложных вопросов, которые без моего пригляда грозят превратиться в проблемы. Потому давайте решим все быстренько. Так сколько? Пять? Шесть миллионов или больше предложите? - если уж наглеть, то по-полной.

- Пару штук баксов. Не больше! - на умение Родиона торговаться мой запах никак не повлиял. - Мне еще долги лавки выплачивать придётся. Вам радоваться надо, если эту обузу за бесплатно заберут, а вы... - и такой надрыв, такая обида в голосе звучали... Еще чуть-чуть и расплачусь, проникнувшись.

- А с чего вы решили, что у лавки долги есть? - спросила с подозрением.

- У нас надёжный источник, - влез со своими пятью копейками эмиссар Макса.

- Олег, - тут же сделала вывод из его слов.

Подтверждать и опровергать не стали. Промолчали оба, только Родион недовольно глянул в сторону спутника. А больше и некому было сдать информацию по магазину. Разве что самому Буорони. Мог ли он общаться с местными магическими сообществами, желая выторговать для себя какие-то условия, которые ему помогли бы легализоваться на Земле? Безусловно мог. Но он, являясь хитропопым лисом, не стал бы докладывать об истинном положении дел местным властям. Или стал бы? Чтобы ни у кого претензий не было, и никто его из местных не искал. Впрочем, даже с долгами, лавка, с её возможностью перемещаться из мира в мир, дорогого стоит, о чём и поспешила сообщить покупателю:

- Если бы речь шла об обычном магазине, безо всяких бонусов и чудес в запасе, то я бы согласилась с вами. Но тут, господа, и речи не может быть о том, чтобы кому-то там что-то бесплатно или за бесценок отдавать, - развела руками, показывая, что и рада бы, да не могу. - Приобретаете-то волшебный магазин и на такое чудо денег жалеете. Единственный и неповторимый экземпляр. Эксклюзив, так сказать. И вы хотите получить его за копейки?

- Выгода этого приобретения под вопросом... - начал юлить Родион.

- Ольга Ивановна права, - вмешался посланец Максима Валентиновича и окинул меня сальным взглядом карих глаз, ещё чуть-чуть и облизываться на меня начнёт. - В этом магазине скрыты такие перспективы... Самое настоящее золотое дно.

- О, Боже! - закатил глаза Родион. - В такой обстановке я отказывюсь вести переговоры.

- Давайте так, я предлагаю вам здание в центре Москвы, практически за мизерные деньги, миллион рублями, - пошла на уступки, так как моей целью было избавиться от магазина, и чем скорее, тем лучше.

- Мы подумаем, - буркнул Родиончик и прошёлся задумчивым, раздевающим взглядом по моей фигурке. - Правда, если вы, Ольга Ивановна, согласитесь своим присутствием скрасить мой вечерок... То, возможно, и договоримся, - намёк был более чем прозрачен.

- Да вы наглец, молодой человек, - дядя Андрей на доли секунды опередил папу, тоже собиравшегося высказаться в том же ключе.

- У вас не хватит денег, оплатить трату моего драгоценного времени, - заявила ледяным тоном, не собираясь спускать подобную вольность наглецу.

- Тогда тысяча долларов, и это моё последнее слово, - не менее ледяным тоном ответил Родион.

Хрясь, кулак эмиссара Макса встретился с носом черноглазка. Ещё раз хрясь, Родион ответил хуком слева.

- Ты, козёл! - представитель Максима Валентиновича взбеленился. - Возьми свои слова обратно! Ольга Ивановна не такая! Шлюхам своим деньги за вечер предлагай!

Рыженький шкафчик за моей спиной сделал пару шагов вперёд, подхватил обоих дебоширов за шкирки и потащил к дверям.

- Разговор закончен, я так понимаю, - пробасил Лёша. - Пора бы вам и проветриться.

- За штуку баксов я даже вам и... - оббежала взглядом помещение, наткнулась на золотое сияние и заявила. - Даже перышка не продала бы, - надеюсь не перегнула палку с этим заявлением.

- Какого перышка? - проследил за моим взглядом, пытающийся сопротивляться неумолимой силе в лице Леши, Родион.

- Обыкновенного, - буркнула недовольно. Разговор как-то крайне неудачно прошёл, радоваться было нечему. - Пришли. Не поздоровались. Не представились. Кинуть хотели... Плохие из вас покупатели вышли.

- Это об этом перышке речь? - представитель дяди Максима тоже попытался вывернуться из захвата Леши и получше рассмотреть предмет разговора. - Две штуки баксов за него. Беру в личную коллекцию. Другие вам и того не дадут, - мой охранник, услышав предложение, остановился, ожидая моего решения.

- Деньги сразу, - не стала торговаться.

- По рукам, - мужика отпустили и он направился ко мне, доставая на ходу кошелёк.

- Я больше дам, - попытался вмешаться в процесс торга Родион.

- Поздно, - вздохнула с сожалением, решив не брать слово обратно.

Да и не нравился мне Родиончик. Скользкий он какой-то. Посему молча приняла баксы, пересчитала и разрешила забрать перо. Господин, который так до сих пор и не представился, попытался попутно облобызать мою ручку, еле увернулась. Хватит с него пера, с которым мне не очень-то и хотелось расставаться. Если бы не понимание того, что пока решается вопрос с продажей надо на что-то жить... Точно перышко осталось бы у меня. Впрочем, можно будет в мир людей-птиц вернуться и попробовать поискать еще перьев.

Далее, визитеры, теснимые Лешей, очень неохотно покинули территорию магазина, удивив меня тем, что повиновались и не стали качать права, потрясая своими магическими возможностями. А, может, они не маги, а мошенники? Тогда магазин им точно лучше не продавать. Точно нагреют. Не уверена, что не прогадала и с продажей пера... Но поздно уже жалеть. Да и деньги нужнее. И возникает вопрос. Откуда мошенники, если эти двое мошенники, смогли узнать о существовании такого необычного магазина? И не только узнать, но ещё и поверить в то, что с этого что-то можно поиметь?

Закрыв за посетителями дверь, долго стояла, пытаясь переосмыслить весь идиотский разговор. Ощущение не прекращающегося фарса, которое образовалось с того момента, как я пришла в себя после ранения, так и не отпускало. Чем дальше, тем абсурдней казалось всё происходящее. Нет, прав отец. Так дела не ведут. Надо было чаю налить гостям, минут десять потянуть, испытывая их терпение... А то и дольше. И вот тогда, когда они дошли бы до кондиции, дожать их заявлением про нужные мне миллионы. Правда, не понимаю зачем они мне нужны. Разве что как моральная компенсация и возможность купить себе квартиру, чтобы перестать сидеть на шее у родителей. Впрочем, губу пока придётся закатать. Предложения по покупке смехотворны... За такие деньги жалко такое чудесное местечко, как эта лавка, отдавать.

- Ну дочь! - воскликнул отец, отмерев и несколько придя в себя. - Не ожидал обнаружить в тебе такую коммерческую жилку.

- Была бы коммерческой та жилка, - отвлеклась от своих размышлений и повернулась к папе лицом, - магазин был бы уже продан, а я сейчас покупала бы квартиру. Не ушли бы не отягощёнными собственностью в виде магазина наши покупатели. А так, лохушка была, лохушкой и осталась.

- Твоя самокритичность меня радует, - отец усмехнулся и покачал головой. - Но, давай, не будем киснуть раньше времени. Ещё вернутся, эти твои покупатели. Вот увидишь.

- Кусок уж больно лакомый, для таких прохиндеев, как эти, - согласился с ним дядя Андрей.

- К тому моменту я придумаю антикризисные меры, и пошлю их лесом, - уныло окинула взглядом магазинчик.

Один повод для радости всё-таки имелся. Порядок неплохо эльфики навели. А то мы как-то, всё прилавок не по назначению использовали, сгребая кучу мешающегося в уголок. А теперь всё расставлено, при том аккуратненько. Хоть сейчас табличку "Открыто" вешай и начинай торговлю.

И первая статья доходов уже имеется. Набрать перьев, да побольше. И не обязательно продавать их на Земле. Поставить стаканчик на прилавок, а в него пёрышки определить. И пусть покупатели, как всякую мелочёвку у прикассы, скупают.

Положила баксы в сейф, под внимательными взглядами молчаливых мужчин и, подумав, снова перекинула нас в мир людей-птиц. Рабочая сила имеется, эльфам тряпки в руки, и пусть бегают по местности, перья собирают. Но закрыть сейф не успела. Решила положить туда же, на полку книгу учёта, так, на всякий случай, чтобы не болталась на прилавке, портя своим видом красоту, которую эльфы навели. Да документы на собственность туда же хотела сложить. Но так и застыла, с пачкой бумажек в руках. Книгу-то сложить, сложила... А дальше процесс застопорился. Стоило мне только увидеть, что пачечка банкнот превратилась в драгоценные камни, как я тут же забыла о том, что там дальше делать собиралась.

- Однако, - произнесла озадаченно, сдвинула товар на прилавке в сторону, плюхнула туда документы и вернулась к созерцанию сейфа. - Кажется, у меня имеется собственный валютообменник.

- Что там? - папа тут же перебрался из торгового зала ко мне, за прилавок. - Камни. Откуда?

- Не уверена... Но они появились вместо баксов. Скорее всего тогда, когда я мир поменяла, - моей озадаченности не было предела. - Любопытно, насколько дорого стоит по местным реалиям, вот эта вот кучка? Ладно, будем разбираться по ходу дела. Пойду-ка пока свой ударный отряд помощников позову. Для них имеется ответственное задание... А ещё мне придётся порыться в чемодане. И подумать над тем, что можно с себя снять, без попрания приличий. А вот потом и попытаемся выяснить у аборигенов, что тут почём и удастся ли не сильно прореживая эту кучку, расплатиться со всеми долгами Буорони, которые он наделал в этом мире.





Глава 9


В которой говориться о том, что эльфийский десант дело нервотрёпное и затратное



Эльфов к заброске в тыл врага готовили тщательно. Одному из остроухих достались мои грязные колготки. Паре других по сапогу, в качестве пробуждающего жажду к трудовой деятельности артефакта. Командиру, как и раньше, платье. Пятого эльфа пришлось облачить в моё пальто и надеяться на то, что он не сильно его повредит. Узкая ему в плечах одёжка мешалась. Но как колготки, на шею в виде шарфа не повязать было. Не, у меня была идея напялить колготки на голову эльфику. Чтобы, если уж нюхать, то онлайн. Но пришлось отказаться, не грабить же людей-птиц господа отправляются. А на мирный промысел. Платье вот тоже вполне удачно играло роль кашпо. Сапоги к поясам эльфов приладили, продвинутые ножны для эльфийских мечей, если поднапрячь воображение, получились. А вот пальто, как ни думали, либо на пояс, и на живую нить сшивать, но не надёжно это. Либо в руки, либо на плечи. Вот и одел десантник-эльф пальто, как и полагается. И обещал хранить реликвию, как зеницу ока. Надеюсь, не лопнет вещь прямо на нём. Остроухие не такие уж и широкоплечие. Скорее тонкокостные и изящные. Но всё равно их мужики оказались крупнее, чем я. Платье на командира тоже не натянуть. Разве что очень постараться... Но издеваться таким образом над мужчиной не стала. А то мало ли, в каком-нибудь из миров не так ещё поймут, начнут неприличности всякие предлагать. Зная любовь остроухих к харакири, поостеречься стоит. А то, вдруг, нежная душа не переживёт домогательств мужчин, пусть и других рас. Потребует срочной, последней лебединой песни и смерти в придачу.

Пришлось вытряхнуть из сумки ноут, и скрепя сердце отдать в качестве корзинки для сбора перьев нашим добытчикам. Если много принесут, то можно будет на вырученные деньги несколько таких сумок купить. Чемодан выдавать не стала. Он, конечно, более вместительный. Но даже не представляю себе, как эльфы по горам будут скакать, таская за собой чемодан на колёсиках. Тот ещё сюр получится. Мало им дизайнерских украшений имени меня, ещё и такой добивающий штрих в руках. Вот посмотрим сколько перьев принесут, тогда и решу, стоит ли жертвовать чемоданом и моей нежной психикой. Не вынесу же этого зрелища. Помру же со смеху, и эльфов обижу, до смерти.

И папиным портфелем жертвовать не стала. Отец, конечно, отдаст, стоит только попросить. Но жалко, мне жалко. Сколько лет он уже с этим старичком ходит, никак на новый менять не соберётся. Если с ним что случится, переживать будет.

Провожали наших добытчиков всей развесёлой компанией. Ещё бы платочек мне в руки, махать вослед, и совсем все каноны были бы соблюдены. Но платочка не имелось, потому пришлось просто смотреть, как эльфы уходят. Провожать взглядом спины и надеяться на то, что вещи с моим запахом не дадут забыть остроухим, что вернуться надо обязательно. А если не получится? А если не придут? Гнала подобные мысли подальше, надеясь, что авантюра увенчается успехом.

Наша компания несколько воодушевилась, когда один из эльфов, не успев толком отойти от магазина, нагнулся и что-то светящееся с земли подобрал. Кажется, дело пошло. Один Тарзан со скептическим выражением лица наблюдал за всей суетой, да Лёше, по-моему глубоко пофиг было, вернутся эльфы или нет. Не успел проникнуться чудесной атмосферой "Лавки Скамейкиной" и заразиться нашим азартом. Вот папа и Палыч, как раз готовы были с ребяческим задором кидаться во всякие дурацкие авантюры. Пришлось напомнить, что отец собирался с отпуском что-то там решать. А там и дядя Андрей вспомнил, что у него дела, вроде как, а он всё ещё тут болтается. Им, судя по выражениям лиц, очень хотелось остаться и дождаться результата, но, подумав тянуть не стали, попросили перекинуть их, быстренько, обратно, в Москву. Что я и проделала, не очень охотно, но проделала. С отцом за спиной оно как-то надёжней что-то там затевать, да и эльфов даже на миг не хотелось без присмотра оставлять. Потому, как только дядя Андрей и папа вышли за дверь, тут же вернула всё обратно и дрожащими руками дверь открыла. Спины эльфов были ещё видны. Добытчики не успели далеко уйти, явно сильно увлеклись собирательством, вон как активно попами вверх стоят, не разгибаются и что-то с земли подбирают. Смогла выдохнуть. Осталось теперь проверить, вернутся остроухие или нет.

Тарзан испортил весь момент, когда в пространство произнёс:

- Загляни в книгу учёта, перечитай ту страничку, которая про этот город рассказывает. Внимательно перечитай.

- Может, так скажешь в чём проблема? - с раздражением посмотрела на него, отвлёкшись от эльфов-собирателей.

- Лучше прочитай, - не стал он ничего разъяснять и кинул косой взгляд на Лёшу.

И чем ему мой телохранитель не угодил? Вполне себе вменяемый мужчина. На меня не кидается, как другие, значит, точно невесту любит. Защита, опять же, от всяких ненадёжных личностей, и успел себя хорошо зарекомендовать в ситуации с капризными покупателями лавки... Не понимаю я Тарзюшу, совсем.

Засунула нос в книгу учёта, благо она на нужной странице была открыта. Общие сведения о жителях города пропустила, так как моё внимание привлекла строчка, напротив которой быстро менялись цифры в двух колонках. Двадцать, двадцать один... И стоимость, рядом, тоже отщёлкивала. Да надпись "золотые артефакты адлора", которая наводила на некоторые размышления. С ужасом подняла взгляд на Тарзана и спросила:

- Это нам за пёрышки счёт выставят, да? Твою ж маму! - материться хотелось как никогда. - Пора сварачивать этот поход за перьями, - приняла верное, надеюсь, решение. - Срочно надо эльфов отзывать, - рванула к входу, Лёша за мной.

Выскочила за дверь, приложила руки рупором к губам и заорала во всю мощь лёгких:

- Эй! Эльфы! - и ведь не удосужилась имена узнать, идиотка. - Эй! Эге-гей!

Хоть беги теперь за ними, в надежде, что удастся остановить их до того, как мы окончательно вылетим в трубу. Впрочем, это и пришлось сделать, так как эльфики на мои крики даже не обернулись, увлёкшись выполнением партийного задания. В компании с не отстающим от меня ни на шаг Лёшей, втянув голову в плечи, бочком-бочком, вдоль обрывистой стеночки ущелья, в которое выходила дверь магазина и стараясь не отсвечивать, безо всяких эксцессов смогла пройти довольно большое расстояние. Когда до эльфов осталось всего несколько шагов, остановилась и позвала:

- Эй, зондер-команда! Слушай меня!

Услышали. Встрепенулись. Обернулись.

- А-а-а! - завопила, почувствовав, как земля уходит из-под ног.

Нелепо замахала руками в попытках обрести устойчивость. Не помогло. Мир как и качался перед глазами, так и продолжил. Эльфы, вместе с Лехой как-то резко уменьшились в размерах, а спину обожгло острой болью. Воздух быстро в лёгких кончился, а вдыхать то, что тугим потоком врывалось в рот, сложновато оказалось. Вот и задыхалась, да барахталась в чьих-то цепких лапах на лету. Закашлялась, поперхнулась воздухом, еще раз закашлялась... Никогда не думала, что элементарная способность дышать, может так легко превратиться в пытку. Совсем стало не до того, что куда-то тащат меня в неизвестном направлении. Не до жиру, быть бы живу. Это как раз про меня.

Все когда-нибудь кончается, и эта пытка полетом тоже закончилась. Как и следовало ожидать - приземлением. В особо комфортабельном и осовремененном гнезде. Это если верить книге учёта. Глаза же мои эти данные не подтверждали. Скворечник, как скворечник. Располагается на вершине горы. Одной стенки нема и с этой стороны крыша довольно сильно выступает вперёд. И вид из-под неё открывается потрясающий. Горы, горы, горы кругом. И где-то глубоко внизу речка шумит. На полу куча всяческих веточек, переплетенных между собой в странную конструкцию, напоминающую кривую корзину без ручки. Я внутри этого сооружения, а притащивший меня птиц на бортике расположился. Голову то на одну сторону наклоняет, то на другую - рассматривает. Я, отдышавшись и откашлявшись, тоже стала его взглядом гипнотизировать. А что еще делать оставалось? Не с кулаками же на птица бросаться. У него клюв в лучших традициях ар большой, внушительный и опасный для моей нежной кожи, как и длинные когти на лапах. Заклекотал, ласково так, мягко... А я поймала себя на мысли, что понимаю то, что он говорит.

- Нежная, перьев нет. Не красивая. Птенцов хочу, - логики в этих высказываниях не прослеживалось, но основную мысль я вычленила.

Угроза быть затоптанной местным самцом как никогда реальна. Провидицей проработала, когда такую возможность рассматривала. Вот ведь, и чем этому пернатому местные самки не угодили? Птенцов ему захотелось. А морда не треснет? И как он себе сам процесс представляет? А вот так... Взял, спрыгнул с края гнезда вовнутрь и вразвалочку дотопал до меня. А дальше что? На плечи прыгнет? Где там у птиц эрогенные зоны? По бабушкиным курам помню, кажется, ушки к ним относятся точно. А если попробовать погладить птица? Протянула трасущиеся руки к пернатому, в попытке погладить золотой хохолок. Совсем соображалку отшибло из-за шока, но отдёрнуть конечности обратно не успела, когда дошло какую бредовую идею выдвинул контуженный полетом мозг. Золотой птиц придвинулся ближе и охотно подставил голову род мои руки. Деваться было некуда, погладила птенцехотетеля. Сначала по топорщащемуся хохолку, потом кружочек уха... Как и на кур, эта нехитрая ласка подействовала на него самым волшебным образом. Птиц заурчал и прикрыл глазки. Еще чуть-чуть почесать его за ушком, фигурально выражаясь, и я узнаю некоторые интимные подробности жизни инопланетян. А оно мне надо?

Зарождающийся интим нарушил самым бестактным образом, но к моему вящему облегчению, еще один птиц. Он спланировал к нам под крышу откуда-то сверху и недовольно заклекотал:

- Это моя добыча. Я первый про неё узнал.

Еще один птенцехотетель на мою голову? Зря его появлению радовалась, кажется.

- Мне её обещали, - продолжил качать права пришлый.

- Я первый украл, - вполне внятно ответил ему хозяин гнезда, придя в себя после моей ласки.

- Мне ее обещали, - упрямо повторил гость. - Я заплатил.

- Я первый украл, - не менее упрямо проклекотал хозяин гнезда.

- Я заплатил, - стоял на своём пришлый.

- Кому заплатил? - меня так сильно заинтересовал этот вопрос, что я даже про страх забыла, и про то, что в нескольких шагах от меня настоящая пропасть находится, и что спина болит, тоже.

- Тебе заплатил, - посмотрел этот куриц на меня хитрым, рыжим глазом.

- Не помню такого, - заявила непримиримо в ответ. - Мне никто и ничего не платил. Я сама собиралась за все перья деньги отдать, - сказала, а сама подумала, стоило ли все это произносить вслух, может, и не потребовали бы ту плату, если бы тему не подняла.

Птиц запрыгнул вовнутрь, оттеснил возмущенно клекочущего хозяина и боднул меня головой в грудь:

- Погладь, - потребовал нагло.

- А не жирно будет? - спросила, но руки протянула, готовясь и его осчастливить.

- Гладь, - распорядился, гад.

Был бы выбор, так легко на уступки не пошла бы. А так... Послушно почесала птицу ушки, прикрытые плотным слоем жёстких перышек.

- А, может, вы меня обратно к магазину отнесете? - перспектива прочувствовать все прелести полёта и когтей на спине не радовала, но других возможностей отсюда выбраться попросту не было.

- Нет. Самка. Птенцы будут, - твёрдо отрезал хозяин гнезда, даже не собираясь дальше как-то возражать против произвола гостя.

А тот всё ластился, видимо, надеясь не на просто почесать за ушком.

- А если я против? Я домой хочу! - зато возражала я, о чём и сообщила, да руки за спину убрала.

- Иди, - мотнул головой в сторону выхода из комфортабельного гнезда второй птиц.

Ну я и пошла, на подгибающихся ногах. Добрела, выглянула, почувствовала, как тошнота подступает в горлу и зажмурилась, борясь с головокружением. И вот как вернуться? У меня там эльфы без пригляда. Выживают на одних ношенных "портянках", можно сказать. И если я вовремя не вернусь... то пять ушастых трупов обеспечены.

Сделала неуверенный шажок назад, и ещё один, и ещё, с трудом подавляя желание с воплем броситься в самый дальний угол скворечника и никогда оттуда не выходить. Уж слишком впечатляющая картинка открылась моему взору. Стоило только глянуть вниз, как я ощутила себя смертной, притом внезапно смертной, как говаривал Воланд. Организм, в ответ на зрелище бездонной пропасти, срочно включил инстинкт самосохранения, вместе со страхом высоты. Страшно мне было нечеловечески. И никакая красота величественных гор и где-то там падающего вниз потока воды, не могла затмить мой страх. Только чудом удержалась на краю. Ещё миг, и точно бы сорвалась вниз, не в силах удержаться на ногах.

- Отнесите меня обратно! - потребовала дрожащим голосом, с трудом сдерживая слёзы.

Я не впадала в отчаяние даже тогда, когда про все долги Буорони узнала. И тогда, когда выкарабкалась с того света. И когда узнала, что у меня могут быть проблемы с маг властями Земли. И когда, пятёрку эльфов под своё крыло брала. Но сейчас я находилась на грани. Столько стресса за короткий период времени, не могло ни сказаться. И именно сейчас все проблемы, которые появились с получением в собственность магазина, решили вылиться слезами. Я мужественно сдерживалась, но надолго меня не хватит. Это точно. Всё, дошла до точки, после которой либо сломаюсь окончательно, либо стану только сильнее.

Итогом моей попытки качать права - стал тупик. Никто и никуда меня отпускать не собирался. Сама я уйти не смогу. Чудом удержалась от истерики. Прелестно, просто прелестно, как говаривала ворона в замечательном мультике про попугая Кешу. Осталось только, как тому попугаю, завладеть вниманием электората, толкнуть речь о защите бедных, несчастных самок-людей и подбить общество на помощь мне любимой. Задачка, ну на раз плюнуть. Почти. Осталось только совладать с паникой и проснувшимся страхом высоты. Ну и ораторские способности откопать в ненужном хламе других талантов. Например, талант попадать в идиотские ситуации, в последнее время затмил все остальные дары наследственности и природы.

Стуча зубами, попыталась завести светскую беседу, памятуя о том, что информация правит миром. Да и в моей ситуации она лишней точно не будет.

- А п-п-почему в-в-вы н-н-не х-х-хотите, м-м-мен-н-ня обр-р-ратно от-т-нести? - с таким обилием шоковых впечатлений и заикой стать недолго.

- Самка. Птенцы будут, - аргументы пернатых разнообразием не отличались.

- А-а-а, чт-т-то я есть б-б-буд-д-ду? - задала каверзный вопрос, должный дать понять моему похитителю, что моё содержание может в копеечку влететь.

Осталось ещё уточнить, почём нынче комбикорм в этих местах, и заколосилась ли рожь, и тогда буду более уверенно чувствовать себя в вопросах экономической и геополитической обстановки, а, значит, и понимать, на какие больные мозоли наступать можно. Ещё бы с самоиронией что-нибудь сделать, да с паникой и совсем хорошо станет.

- Сейчас, - не стал разводить демагогию пришлый и вылетел из гнезда.

Содрогнулась, глядя ему вослед, там же высоко... Бррр. Представила себя в его когтях, и ещё раз содрогнулась.

- А с-с-своих с-с-самок н-н-не хват-т-тает? - зубы всё так же отбивали барабанную дробь, но уже даже не потому, что страшно, а как-то подзамёрзла я.

Пока находилась в шоке, не замечала этого. А теперь прочувствовала все прелести местного климата на своей шкуре. Горы есть горы, и без тёплой одежды, на их вершинах делать нечего. Пальто же я эльфам отдала, как и сапоги, как и колготы. Потому сверкала сейчас голыми пятками и понимала, что в одних джинсах и толстовке долго в этой холодрыге не протяну.

- Самок мало. Птенцов мало. Самки самых золотых выбирают, - поведал мне факты из печальной действительности птиц.

"Значит, ты не альфа" - сделала вывод из этих слов. - "Если уж на самку другого вида позарился. Не иначе как от отчаяния, что никто не даёт".

- Я т-т-тут з-з-замерз-з-зну и умр-р-ру, - попыталась воззвать к его совести. - Мн-н-не х-х-холод-д-дно.

Воспринял мои слова как приглашение, доковылял быстренько до облюбованного мною угла, растопырил крылья и обхватил ими меня. Птиц был горячим, почти как печка и я не стала отталкивать этот обогреватель, чувствуя, как меня охватывает блаженное чувство тепла. Даже чуток разомлела и расслабилась.

- А чем ваши перья так знамениты, что их даже амулетами обзывают? - вместе с убыстрившимся бегом крови по жилам, активизировалось и любопытство, благо зубы стучать перестали.

- Защита и основа для амулетов, - пояснил он неохотно.

- Убивают за это? - спросила с сочувствием.

Ведь если эти свойства станут известны магам, и если птицы в этом мире живут не одни, или кто-то имеет возможность и не с помощью магазина путешествовать по мирам... то зная про такое чувство, как жажда наживы, могу сделать вывод, птичкам либо уже плохо живётся, либо станет со временем плохо житься.

- Нас мало, - ответил обтекаемо и не совсем понятно. - Стрела не берёт, ружьё не берёт. Перья - защита.

- Ловят, да? - его слова говорили о том, что на птичек всё-таки охотятся, раз знает, что там берёт и не берёт защиту. - Силки, ловушки... Я права? Потому вас мало и птенцов мало. Вырождаетесь.

- Умная самка, - проклекотал птиц.

- Но зачем я тебе? Я же не птица, яйцо не снесу, - искренне недоумевала из-за того, что он меня спёр и не находила сколь-нибудь логических объяснений подобному поступку.

Разве что пресловутый запах виноват. Но как он его с такого расстояния - откуда-то с неба - учуял? Тонкий нюх или какие-то другие причины есть?

- Человеческая самка один раз может птенцов высидеть, - птиц так и продолжил греть меня крыльями, и не собираясь от меня отходить.

- Только высидеть или ещё что-то? И почему один раз? - любопытство совсем воспряло духом и как птица расправило крылья.

- Полукровки только раз рождаются. Не все становятся на крыло, и самки не выживают, - печально-то печально всё, а мне как быть после подобных откровений?

Вот уж точно никому тут птенцов высиживать не собираюсь, как и яйца нести. Срочно нужно придумать что-то, что заставит пернатых меня обратно отнести. У них, конечно, в наличии внушительные аргументы, в виде огромных когтей и клюва. Но есть же что-нибудь такое, что может им помочь принять правильное решение.

- А я привлекательно пахну? - ушла от скользкой темы, касающейся заведения птенцов и последующей смерти самки.

Совсем не собираюсь испытывать это на своей шкуре, посему лучше и подробностей не знать, дабы не нервничать лишний раз.

- Очень, - вполне искренне ответил птиц. - Приятная самка. Жалко будет.

Это хорошо, что запах действует, правда не так, как на эльфов и людей. Те от его воздействия дебилеют и становятся управляемы. Птицы же, сохраняют ясность сознания, судя по всему. Но от этого я менее привлекательной для них не становлюсь. И что мне это даёт? Кажется, я нашла решение...

- У меня есть деловое предложение, - пока говорила, пыталась лихорадочно просчитать все возможности.

Но договорить не успела. Прилетел второй птиц и разрушил идиллию. Моя грелка убрал крылья, открывая вид на добытчика. А я, передернув плечами - сразу как-то зябко стало - с трудом подавила приступ тошноты. Пернатый притащил мне ни много, ни мало целого барана. Окровавленного, дохлого... Это еда? Для меня? И как это есть? Мало того, что шкуру как-то ободрать надо... Так оно же еще и сырое! Да и когда птиц это все об пол шмякнул, сумела легко ощутить бренность бытия и хлипкость конструкции комфортабельного гнезда. Стенка под моей спиной задрожжала, а деревянный пол род ногами заходил ходуном. А потом и горы вокруг заплясали... Притом буквально.

- Землятрясение, - проблеяла я, чуть не прикусив в процессе язык.

Птицы сориентировались довольно быстро. Панику разводить не стали, мой похититель аккуратно, в этот раз, обхватил меня за талию своими огромными когтищами и вылетел из гнезда вслед за пришлым птицем. И успел сделать это аккурат перед тем, как скворечник, подобно карточному домику, сложился прямо у нас на глазах.

Теперь пернатый стал не просто "не альфа", но ещё и бездомным "не альфа". Совсем печальная ситуация, для него. Но я знаю, как её можно исправить. Вот приземлимся где-нибудь в безопасном месте, там и пообщаемся на эту тему. Но прежде надо выжить как-то в этом катаклизме. Интересно, птиц долго со мною в лапах в воздухе продержится? Как скоро можно будет начать испытывать неконтролируемый испуг? Контролируемый я уже сейчас испытывала. Душа переместилась куда-то в район аппендикса и там и застряла, не в состоянии добраться до босых пяток. Тапки-то, на которые променяла сапоги, потерялись ещё во время первого перелёта. Ценный ресурс израсходовался. Можно было бы потом эльфам выдавать, чтобы пользовались. И почему я не догадалась их вместо сапог им выдать? Сейчас точно теплее в разы было бы. И пальто жалко. Если остроухий, которому его одолжила, решит себе сделать харакири... То пропадёт вещичка, впрочем, как и эльфик. Так кого доброй мне жальче? Эльфика или пальто? Очень сложный вопрос... Если бы не совесть, то выбрала бы свою родную одежку. Она мне как-то ближе к телу.

Теперь пернатый стал не просто "не альфа", но ещё и бездомным "не альфа". Совсем печальная ситуация, для него. Но я знаю, как её можно исправить. Вот приземлимся где-нибудь в безопасном месте, там и пообщаемся на эту тему. Но прежде надо выжить как-то в этом катаклизме. Интересно, птиц долго со мною в лапах в воздухе продержится? Как скоро можно будет начать испытывать неконтролируемый испуг? Контролируемый я уже сейчас испытывала. Душа переместилась куда-то в район аппендикса и там и застряла, не в состоянии добраться до босых пяток. Тапки-то, на которые променяла сапоги, потерялись ещё во время первого перелёта. Ценный ресурс израсходовался. Можно было бы потом эльфам выдавать, чтобы пользовались. И почему я не догадалась их вместо сапог им выдать? Сейчас точно теплее в разы было бы. И пальто жалко. Если остроухий, которому его одолжила, решит себе сделать харакири... То пропадёт вещичка, впрочем, как и эльфик. Так кого доброй мне жальче? Эльфика или пальто? Очень сложный вопрос... Если бы не совесть, то выбрала бы свою родную одежку. Она мне как-то ближе к телу. Надо было ему бюстгальтер выдать, сейчас мерзнуть не пришлось бы. И профиг, что в этом случае остроухий смотрелся бы трансвеститом.

В воздухе мы болтались довольно долго и вниз спустились только тогда, когда вокруг все затихло. Вот после того, как отгрохотал последний обвал и отшумели лавины, да воцарилась тревожная тишина, мы спустились на довольно обширную площадку, по котрой я смогла ходить без опасности упасть в пропасть, из-за того, что закружилась голова или приступ паники из-за страха высоты настиг.

- Ты теперь бездомный? - как-то не задумываясь об его этичности, задала вопрос, стоило только почувствовать, что коленки больше не трясутся и вернулся дар речи.

- Новое гнездо построю, - неприятности птиц воспринял философски и горевать даже и не думал.

- Погладь, - ткнулся мне в грудь второй птиц, тоже не зацикливаясь на переживаниях из-за случившегося катаклизма.

Рассеянно поглаживая жёсткие перья ушек пернатого, рассеянно размышляла о том, что нервы из всех присутствующих, имеются только у меня. И раз истерика грозила мне одной, то стоило взять быка за рога прямо сейчас, пока она не успела разразиться.

- У меня есть деловое предложение, - начала, собрав мысли в кучу.

Пернатые промолчали, ожидая продолжения. И я, собравшись с духом, нырнула с головой в омут.

- Если я сделаю так, что вы станете привлекательны, очень привлекательны для своих самок, вернете меня к магазину?

- Как? - вот и все, что спросил птиц, который меня утащил.

Ластившийся же пернатый отстранился и даже о кайфе забыл, так его поразило моё заявление.

- Я поделюсь с вами своим волшебством, оно привлечет внимание самок, - не стала подробно разъяснять, что то волшебство мой личный запах.

Чем мистичней все будет выглядеть, тем дороже станет стоить. И даже приплясывания с птицам подмышками можно будет подать как обязательную часть ритуала. На мистику какие только придурствования не списывай, все прокатит.

- Волшебство? - заинтересовался бездомный пернатый. - Гарантии что подействует?..

- Один из вас сможет слетать и проверить, действует или нет, - на самом деле у меня самой уверенности не было, что авантюра выгорит, но стоило рискнуть. - Если действует, то относите меня домой, точнее к магазину. У вас гарантированно будут птенцы, которые встанут на крыло обязательно, не полукровки, - затаила дыхание, ожидая ответа и не зная какие еще аргументы привести.

- Хорошо, - согласился первый пернатый. - Я принёс - я отнесу.

- Я заплатил, - не согласился с ним второй птиц.

- В обмен на твою оплату, будет то же самое волшебство, - не стала жадничать и пытаться как-то облапошить аборигенов.

Вдруг их самкам мой запах интересен не будет? Возможности-то проверить у меня подобное свойство не было. События закручиваются с такой скоростью, что я ничего осмыслить не успеваю, не то что проэкспериментировать.

- Ворожи, - велел второй птиц и отошёл от меня, забыв про ласку.

- А где гарантии, что вы точно отнесете меня обратно? - не хотелось бы пролететь из-за того, что глупую меня могут кинуть и навек припахать к изготовлению амулетов.

- Мы дадим слово, - важно прокурлыкал второй птиц.

- Давайте, - хилая страховка, но хоть какая-нибудь.

- Клянемся отнести человеческую самку обратно, если волшебство сработает и лиоры нас выберут, - сформулировал первый птиц, а второй повторил за ним.

- Ворожи, - снова потребовал бездомный птиц.

- Эм... - протянула нерешительно. - Ваши перья основа для амулета... Так? - лихорадочно выдумывала ритуал позаковыристей.

Нет. Сначала у меня была идея выдать мальчикам свой бюстгальтер, раз уж эльфам он не достался. Поделить пополам и выдать... Но как его закрепить на птичках так, чтобы держалось и плюс спрятать так, чтобы никто не догадался в чем причина их повысившейся привлекательности? Впрочем, это не мои проблемы. Просто привычка делать все безупречно, толкала более тщательно подойти к задаче и не отделываться тяп-ляпом.

И вот как двух птицев себе подмышки затолкать и в такой вот диспозиции пробежаться по местности? Или существуют какие-либо другие варианты? Тарзан же смог как-то побрататься со мной. Только я того ритуала не помню. Без сознания была в этот момент.

- Подойди, - велела первому птицу.

Послушался, приблизился. И я принялась за наглое общупывание пернатого. Не знаю, что он там по этому поводу думал, но сносил моё исследование его прелестей стоически и молча. Только его соперник комментировал мои действия, потом довольно похабно.

- Ты ему крыло подыми, - советовал мне наглый птиц. - Лапу тоже подними, там много интересного.

На это его заявление страдалец, которому я не давала покоя, зашипел не хуже чем змея и поджал хвост. Это его действие меня жутко заинтриговало. Вопрос: "А что ты там прячешь?" так и рвался с губ. С трудом себя одернула, мысленно дав подзатыльник: "Птичьих поп раньше не видела?"

Далее не стала отвлекаться, сосредоточившись на ощущениях, довольно приятных, от поглаживания жёстких и одновременно гладких перьев.

- Да загляни ты ему под хвост. Там интересней, - продолжил издеваться второй птиц. - Блохи точно водятся, перо даю, - и такая святая убежденность в своих словах звучала в его курлыканье, что опять потянуло проверить.

- Ой! - воскликнула я, наблюдая как капельки моей крови скатываются по вдруг встопорщившимся перьям.

- Блохи?! - прошипел разъяренный птиц.

- Больно, - скривила губы, разглядывая порезанные пальчики и ладонь. - Прекращайте ругаться! - велела, взяв себя в руки. - Случай, кажется, все решил за нас. Эй, второй, подходи скорей, пока я кровью не истекла.

Упоминая любимую твою мать, с опаской провела по переставшим топорщиться после моих слов перьям первого птица и то же проделала со вторым, который насмешливо косил круглым глазом на соседа и старался держаться от него на максимально возможном в нашей ситуации расстоянии.

Прямо на моих глазах кровь впиталась в перья, чуточку перед тем попузырившись и пошипев, аналогично уксусной кислоте, вступившей в реакцию с содой. Птицы тут же засияли более ярким золотом, чем до этого, а я плаксиво скривила губы, порезы нещадно жгло. Хоть и мелкие были, но болючие.

- Залечи, - посоветовал мне первый птиц. - Ты сможешь.

- Как? - задала вопрос чуть не расплакавшись, кровь как медленно и сочилась ранее, так и сочилась.

- Ты сияешь. Ты сможешь, - уверил меня мой похититель.

Спорить с ним не стала, бессмысленно, поняла уже, что пернатые - существа в разы упрямей баранов. Просто положила сначала один пальчик в рот, пососала, в попытке немного снять боль. Помогло, не так стало жечь, принялась за следующий. И к тому моменту, как, повинуясь животному инстинкту, решила и мелкие ранки на ладони зализать, обнаружила, что на пальцах порезы уже затянулись. Не мудрствуя сильно, продолжила целительно-зализывательный процесс, порадовавшись при этом, что голову птицу гладила в тот момент, когда он перья встопорщил. Если бы это было бы крыло или воротник на шее из кинжально-острых перев, то я сейчас ходила бы как минимум без пальцев. А так, только чуток пострадала.

- Я проверять, - рванул с места второй птиц.

Ему так не терпелось попробовать, что даже не уточнил, точно ли я завершила процесс или нет. А я останавливать его не стала, задумавшись над тем, подействует ли моя кровь или нет, и если подействует, то сколько времени эффект продлится. Пока кровь не выветрится? Или она навечно в перья птицев впиталась? А если не навечно, то не будут ли птицы очень оскорблены тем фактом, что внезапно их привлекательность закончилась? Есть два варианта. Оставить все как есть, или попробовать что-то придумать. В первом варианте, придётся совсем забыть о существовании мира птицелюдей, и как и Буорони паковать чемоданы, да бежать куда-нибудь в Зимбабве, если магазин не купят. Неплохо устроюсь, кстати. Белокожая, светловолосая - экзотика для тех мест. Еще и пахну привлекательно. Быстро выскочу замуж за какого-нибудь тамошнего князька и стану с радостью плести ему соломенные юбки, да ловить страусов, дабы перьев надергать, для обновления короны. Чем не жизнь?

Не, я понимаю, что на поток награждение птиц-самцов привлекательностью ставить нельзя. Вымрут они. Потомство из поколения в поколение все более слабым будет, потому что самкам инстинктивный ориентир на сильного, запахом лишним собью. А в природе оно обычно все мудро и взвешенно устроено. А тут я, возьму и нарушу равновесие... Но два аборигена будут на моей стороне, если все удастся... И есть шансы разжиться перышками, притом бесплатно. Потому, пришло время для мозгового штурма. Что там птиц говорил? Свечусь, как жертва Чернобыльской аварии? Любопытно, и где это я столько радиации словила?

- Ты говорил, я свечусь. Как это? - по инерции всё ещё держала один из пальчиков во рту, на всякий случай, чтобы ранки не разошлись.

Как много времени понадобится моей пищеварительной системе, чтобы начать войну с местным аналогом дизентерии? Подумала об этом, ещё раз подумала... и оставила палец во рту. И так уже всё, что было грязного, слизала. Теперь только ждать результата. Надеюсь, к тому моменту блага цивилизации уже будут под рукой.

- Как маг сияешь, - грустные нотки проскользнули в его клёкоте. - Как наши заклятые враги...

- Маг? - вытаращилась на него и чуть не подавилась пальцем во рту, да до кучи забыла, что чего-то второй птиц запропал и возвращаться не торопится.

- Я их свечение хорошо знаю, - птицу не понравился мой здоровый скептицизм и он грудью бросился на защиту своих слов. - Сколько их убивать приходилось... - и заткнулся, нахохлившись...

Понял, гад, что что-то не то ляпнул.

- А с этого места поподробней, - блин, при мне даже какого-нибудь завалящего ножичка не имеется. Да я бы своим тапкам рада была. Уж животинок тапком -- шкоду кота, который воровал сосиски из холодильника и подгрызал всё забытое на столе -- гонять неплохо раньше получалось. Правда там больше гоняния было, чем реального ущерба довольному коту. - Вы меня убьёте?

- Нет. Самок мы только в бою убиваем, если они нападают, - успокоил меня нерадостный птиц.

- Утешил, - я тоже как-то остатки положительного настроя растеряла и буркнула вредно. - Что-то наш второй супер-мачо потерялся. Или он родичей не может найти? Не померли-то все во время землятрясения?

- Мы летаем. И реакция у нас быстрая, - были бы плечи, пожал бы ими. А так, просто головой повертел из стороны в сторону. - Гнёзда порушило... Построим новые.

- И часто так у вас? - время тянулось медленно, второй птиц не возвращался, потому приходилось скрашивать ожидание разговором, который мы оба неохотно поддерживали.

- Часто, - и снова грусть в курлыканье.

- Понятно теперь, почему у вас гнёзда повышенной комфортности такие, - вздохнула, с жалостью рассматривая грустящего птица. - Рушится часто, зачем строить основательно, так?

- Так, - согласился он тихо. - Умная самка...

- В долинах не селитесь из-за того, что опасно. Легко до вас и потомства добраться, - кажется, у меня мозговой штурм, направленный на наделение постоянной привлекательностью двух птиц, как-то не туда и слишком широко пошёл.

- У нас нет выбора, - мрачно отозвался птиц.

- Выбор есть всегда, - с вымученным оптимизмом заявила я. - Но не всегда его сразу заметить можно...

Свист откуда-то сверху заставил задрать голову и я еле успела отскочить в сторону, заметив, как что-то на меня несётся. Шмяк! Туша... Кажется, косулей была при жизни... Рогатой такой, тонконогой... Или косулем? От страха как-то бывшую живность опознать не получилось. А следом за трофеем птиц приземлился... Наш или не наш? Пригляделась, пытаясь справиться с трясущимися коленками. И вот почему они все на одну морду, на первый взгляд?

- Благодарность, - кратко выразился приземлившийся пернатый и ткнул когтем в труп косули. - В долину летал.

- О! - слова как-то кончились и меня хватило только на восклицание.

- Я полетел? - нерешительно переступил с лапы на лапу мой похититель.

- Под-д-дожди, - выдавила из себя, пытаясь совладать с не слушающимся меня языком. - Я попробую эффект закрепить, чтобы он постоянный был.

И вот почему не смолчала, а? Выдала все тайны производства, блин. На меня и шпионов не нужно. В состоянии стресса все тайны разболтаю всем встречным, даже без пыток.

Птиц послушно остановился, ожидая момента, когда я с шаманским бубном вокруг пляски устраивать начну. Да не было того бубна, а прыгать без него, как-то глупо показалось. Потому, представила невидимый кокон вокруг себя, из огня -- его советуют против энергетических вампиров придумывать -- а потом попыталась перенести ярко вспыхнувшую перед взглядом конструкцию на птица. Не сгорит, не? Вот и посмотрим, маг я или не маг... И выживет ли птиц после моих экспериментов. Мало ли что натворю незнаючи. С опаской сделала несколько шагов назад и зажмурилась... А если рванёт? И вот куда лезу, а? Сказали, что маг и тут же потянуло кого-нибудь угробить... Опыты ставить лучше на мышках, или на страусах, если в Зимбабве бежать придётся. А что? Со страусами это идея. Останавливать чем-нибудь эфемерным или на ходу перья выдирать невидимыми руками и на расстоянии. А можно потренировавшись на страусах... Пёрышки у золотых птиц выдирать на лету... А потом в Зимбабве... Ну или в этот местный Зимбабве больше никогда не возвращаться.

Когда глаза открыла, огненного кокона не было, взрыва тоже не было, а птиц всё так же переминался с лапы на лапу.

- Подействовало? - пробормотала вопрос в никуда.

И как теперь узнать? Подошла к подопытному, погладила по перьям, прислушиваясь к себе... Что-то поменялось в ощущениях... Кажется. Будем считать, что получилось.

- Теперь ты, - поманила пальчиком второго птица.

- Я полетел? - спросил первый.

- Лети, - отмахнулась от него, разглядывая с кровожадным интересом, второго подопытного.

Проделала ту же процедуру, что и с первым птицем, только в этот раз не жмурилась, внимательно наблюдая за тем, как кокон сжимается и впитывается в перья. Что-то это должно было дать. Только что? Узнавать буду опытным путём... Если в следующий раз при переносе в этот мир, в дверь будут ломиться разгневанные птицы, станет понятно, что ничего хорошего... А не станут... То не факт, что не поджидают в этот момент с дубинкой в лапах за углом. И как дальше жить?

- Стоять! - рык за спиной заставил подпрыгнуть на месте и вжать голову в плечи.

Когда вот таким убеждённым голосом заявляют, что надо стоять, то сразу же хочется руки за голову определить, показывая, что чист перед законом аки стёклышко. Прямо синдром волка из "Ну, погоди!" включается.

Птиц мгновенно воспарил вверх, подхватил меня когтями, довольно аккуратно в этот раз, и рванул ввысь. Хлопок, довольно громкий, отдался от отвесных скал... Один, второй... Хорошо, что землятрясение лишние камешки вниз поскидывало... А то мало ли. Снега рядом нет, лавин можно не опасаться. А вот камни сверху от выстрелов осыпаются или нет? И от криков: "Стой, идиот!" тоже? Так, стоп! От выстрелов? Это кто там такой умный? Из-за ветра в лицо и высоты, не рассмотреть было. Глаза сами непроизвольно закрывались, да дыхания и смелости не хватало, для того, чтобы желание куда-то там вниз смотреть возникло.

Летели мы не так и долго, птиц осторожно опустил меня на землю. Я и распласталась на ней, чувствуя, что какой-то предел способности переживать стресс внутри себя преодолён был только что. Вот сейчас... ещё чуть-чуть отдышусь... и истерика начнётся, обязательно.

- Маги, - с ненавистью проклекотал птиц.

- Эт-т-то за мн-н-ой, на-н-на-верное, пр-р-ришли, - выдвинула встречное предположение, выстукивая зубами чечётку. - Ох-х-р-р-рана.

Перевернулась на спину, пытаясь сдержать слёзы. Спина полыхнула болью, напоминая, что её зализать не получится. Не доросла я ещё до таких акробатических трюков. Проглотила комок в горле, пытаясь сохранить ясность сознания. Или всё-таки не за мной? Птиц сказал маги, а Лёша не маг, вроде. Просто охранник. Тарзан, может, и маг. Я обо всех его талантах не осведомлена. Мало ли что у него там за пазухой прячется, окромя самого важного инструмента для всех мужиков. Значит, точно не за мной... Тогда кто? Охотники за золотыми перьями?

С кряхтением приподнялась на локтях, постаравшись сесть, подтянула колени повыше и обняла их руками. Первый признак истерики, слёзы, всё-таки прорвались... Слезинка за слезинкой соскальзывали с ресниц, и я пока нечеловеческим усилием удерживала себя от того, чтобы не завыть зверем.

- Маги, - упрямо пророкотал злой птиц.

- Маги, - не менее зло согласился с ним мой похититель, опустившись на землю рядом со мной.

Обхватил крылом, прижал к себе... И тут я почувствовала, как замёрзла на самом деле, пока легко одетая, да магию творила... Тепло, блаженное тепло окутывало тело, но ногам холодно было... Босиком, да на земле... Второй пернатый подобрался ко мне поближе, поджал под себя лапы и телом, осторожно, как птичка, высиживающая яйца, накрыл мои ноги. И я разрыдалась... Захлёбывалась слезами, размазывала кулаками их по лицу, выла, скулила... Меня трясло крупной дрожью и я долго не могла успокоиться. Казалось, что вот сейчас, поток слёз истощится, вроде всё уже... Но тут же в голову лезли мысли о всех бедах, свалившихся мне на голову и шоу продолжалось. Даже не представляю, спустя какой промежуток времени смогла покрепче прижаться к птицыну боку, и, шмыгая носом, да время от времени вытирая рукавом слёзы и сопли, хоть как-то трезво соображать.

- Мне в магазин надо, - выдавила из себя сквозь всхлипывания.

И косулю жалко. Пришлось бросить её... Пригодилась бы, не травоядных мужиков кормить. Что-то как-то не везёт мне с местной едой. Как только меня покормить собираются, случается очередной катаклизм.

- Отнесём. Ты свою часть договора выполнила, - не стал артачиться первый птиц и убрал крылья.

- Держи, - поднялся с моих ног второй и тряхнул крылом, одним, вторым, потом хвостом...

Мне в руки спланировало три пера. Золотых, ярких, красивых, больших. Ту же процедуру проделал первый пернатый и я стала обладательницей ещё трёх пёрышек.

- Спасибо, - шмыгнула носом, не решаясь подобрать сокровища.

Руки испачкала, пока истерила... Вся измазанная теперь, как к такой красоте прикасаться такими лапами? Видимо, догадавшись о моих затруднениях, а, может, и по какому другому поводу, но первый птиц решил мне помочь. Подхватил пёрышки клювом и довольно ловко мне их в карман толстовки затолкал.

- Не потеряются. Добровольно отданные дороже стоят, - сообщил он.

- Одно себе оставь. Случится что, позови через него. Поможем, - продолжил раздачу инструкций к плюшкам второй пернатый.

- Имена, наверное, нужно, - вот не знаю я, как через перо кого-то там звать. - Не: "Эй, ты!" же орать.

- Кррракх, - выдал мне первый.

- Приятно познакомиться, Оля, - не сразу сообразила, что это вот непроизносимое сочетание звуков его именем и является.

- Каррракх, - теперь представился второй.

И как я это вот выговаривать буду? И ведь не обзовёшь их кратенько, Карами, к примеру. Их двое, а слово-то одно. Или пусть один будет Ара, а другой Кара?

- А я могу сократить ваши имена и переделать так, чтобы мне удобно было? - мало ли, может, у них кровавой и жуткой казни предают тех, кто осмеливается имена коверкать.

- Можешь, - милостиво позволил второй птиц.

- Тогда ты будешь Ара, а он Кара, - вздохнула с облегчением. - Надеюсь, не запутаюсь сама. Подойдут такие имена?

- Подойдут, - не стал спорить и первый пернатый.

- Отнесёте? А то у меня эльфы там перемрут, - протянула грустно, всё ещё продолжая сидеть на камнях и шмыгать носом.

Отвечать они не стали, Кара взлетел, подняв ветер своими крылищами, аккуратно подхватил меня своими огромными когтями и стал набирать высоту. Привычно зажмурилась, благо глаза и так превратились в щёлочки. И старалась не думать о том, что подо мной много-много метров высоты и с тем, как я мёрзла в этом приключении, мне грозит как минимум пневмония, а то и ревматизм и что-нибудь ещё столь же мерзкое. А так же о том, что ушлые маги могут выйти на наш след и попытаться как-нибудь сбить на лету... Одна надежда на то, что перья у птицев, как они хвастались, пуленепробиваемые. Представляю сколько стоит кольчуга из них. Удивительно, что кто-то из птицелюдей умудрился выжить, имея в наличии такую драгоценную шкуру... Кто откажется от кольчужки, непроницаемой для колюще-режущего и стрелкового оружия, притом весящей всего ничего? Давно уже должны были жадные людишки и нелюдишки истребить этот народ. А ведь выживают как-то...

Надо же, я своим похитителям сочувствую... Не повезло им быть настолько соблазнительно-бесценными для всяческой шушеры. Хоть заповедник устраивай и охрану мощную на границе выставляй. Жалко птичек. Не такие и плохие они. Слово сдержали и кинуть не попытались. И чувство юмора у них есть. Жалко, что они птички, а не люди. За любого из этих двух, хоть сейчас замуж иди... Вот если бы ещё физиологии совпадали, так вообще шикарно было бы. А так, придётся арам своим путём лететь, а мне своим... ползти. Поймала себя на мысли, что буду скучать по этим двум сумасшедшим и ушла в аут, в попытках осмыслить информацию. Пришла в себя только на земле. И то, довольно долго таращилась на открытую дверь магазина, прежде чем сообразила, что это такое. И где тут эльфийский десант бегает? Мне надо ещё из него перья вытрясти, да проверить, все ли живы...

- Спасибо, - с тоской посмотрела на птиц.

- Увидимся ещё, - бросил мне Ара, помахал мне крылом на прощание и поднялся в воздух.

- Зови, когда понадобимся. Все перья, что собрали эльфы в этот раз, твои, - уверенно произнёс Кара. - Ненужное сброшено было.

- Спасибо, - повторила как попугайчик, снова собираясь разрыдаться.

Ну вот почему мне так жалко с ними расставаться? Может, потому что на то время, что болталась с этими двумя гопниками, удалось забыть о проблемах магазина и поддержку получить? Мужского такого пернатого плеча... Выплакаться дали и ни словом не упрекнули. Классные они -- птицы! Даже не смотря на то, что девиц умыкают...

- Пока, - тоже не стала прощаться насовсем.

Что-то мне подсказывало, что увидимся ещё с ними, обязательно. И я стояла, приложив руку ко лбу и долго-долго наблюдала за тем, как в небе исчезают две золотые точки.





Глава 10


В которой говорится о том, что эльфы - дело тонкое



Перед эльфами, которые так и продолжали мужественно гнуть спины на благо меня, предстала настоящей "красоткой". Зарёванная, чумазая, уставшая и в порванной одежде. Впрочем, эльфийский десант выглядел не лучше. Судя по внешнему виду остроухих, птицы им мстили за что-то, и потому сбрасывали вниз не только перья... Вот и шла бравая команда, навстречу машушей им руками мне, пошатываясь, утирая кровь и кое-что не очень приятно пахнущее и выглядящее с лиц, да щеголяя ранами, сквозь располосованную одежду.

Что можно сказать? Не думала я, что птицы так яростно станут пёрышки защищать. Если же брать ситуацию в целом, то я вообще ни о чём таком и не думала. Считала, что сбор перьев простенькой прогулкой станет и опасной эта деятельность может быть только для меня, из-за запаха... Впрочем, на тот момент реалий местной жизни совсем не знала, что меня и моё легкомыслие не оправдывает. Следовало разведку попытаться провести, а потом и соваться. Пора завязывать с этой бездумной манерой - распахивать дверь нараспашку и выходить в мир, без оглядки на какие-либо возможные неприятности. С другой стороны, не запираться же навечно в четырёх стенах.

Вот и получилось что, как следствие моей импульсивности, мы с эльфами идеально соответствовали друг другу. Они оборванцы оборванцами, на первый, второй и третий взгляд. И я такая же. И ничего удивительного в том, что голос Тарзана, который появился вслед за эльфами из-за скал, в компании с Лёхой, звучал растерянно.

- Оля? - спросил братец. - Ты здесь?

- А где должна быть? - встретила их появление тяжёлым взглядом.

- Мы потеряли след в горах, - с видимым облегчением произнёс Тарзюша. - Пришлось поиск начинать заново. А он нас сюда привёл... Как ты смогла вернуться? Мы же видели, тебя опять птица унесла.

- Так это вы в меня палили и "стоять" орали? - голос сорвался, стоило только представить, чем бы могло закончиться попадание из огнестрела в меня.

Птицы-то защищены от подобных казусов... А вот моя шкурка не такая непробиваемая.

- Мы хотели тебя спасти, - спокойно ответил Тарзан. - Как ты смогла вернуться?

- А птиц благородный оказался. Вернул откуда взял, - махнула рукой, почему-то не желая делиться подробностями приключения. - А вот как вам найти меня удалось? - вот этого я искренне не понимала.

- Прекрасная роза, - устало обратился ко мне предводитель эльфов, вмешавшись в разговор и отвлекая меня. - Мы принесли добычу, - продемонстрировал он чемодан с перьями.

- Вы очень отважные воины, - вздохнула и поморщилась, представляя, как им плохо сейчас. - Надеюсь, никого не убили?

- Меч и стрелы птиц не берут, - меланхолично ответствовал командир отряда.

А я вздохнула еще раз, заметив во что превратилось моё пальтишко. Надеюсь, эльфик, прижимающий его остатки к груди, не станет харакири делать из-за того, что одежку не сберег.

- Идёмте в магазин, - устало махнула рукой в нужном направлении. - Будем там разбираться, а то я замёрзла... И ноги болят... И спина, - пусть даже последние разы меня довольно бережно когтями подхватывали, старые раны о себе знать давали.

Из-за перелётов не могли нормально зарасти и хоть чуть-чуть успокоиться.

Прихрамывая - по острым камешкам босиком ходить, то ещё удовольствие - показала мальчикам пример, направилась в сторону магазина и сразу же услышала:

- Что у тебя со спиной? - не удержался от вопроса Тарзан и быстро нагнал меня.

- А ты попробуй поболтаться в чьих-нибудь острых когтях, и посмотрим, что с твоей спиной будет, - отозвалась не слишком вежливо.

Пока находилась в состоянии постоянного стресса, не замечала, а вот сейчас... Ныло и болело всё тело. Только спину жгло огнём, добавляя более ярких ощущений к общему плохому состоянию. Естественно, что мне не до демонстрации воспитания было. Братец не особо о последствиях задумываясь, подхватил меня на руки. Я взвыла:

- Поставь где взял!

Тарзан в ответ на этот крик качнул меня на руках и закинул себе на плечо. Хорошо, что птицы меня барашком и косулей покормить не смогли, иначе бы вся еда вернулась обратно. Затошнило меня нещадно, и голова закружилась. По старой привычке пришлось глаза зажмурить... И чего мне так плохо? Когда птиц в лапах носил, меня так не штормило. Высказывать недовольство сразу не стала, решив потерпеть до конечного пункта моей транспортировки.

Эльфы, по-видимому, тоже устали, потому как молчали и никто из них даже не вспомнил о своих суицидальных наклонностях. Просто шаркали ногами и скрипели чемоданом - колесики только чудом выжили в ужасных горных условиях. А потом у меня скрутило живот и я порадовалась, что меня как раз поставили на пол. Пошатываясь, прихрамывая, насколько возможно быстро направилась в сторону жилых комнат. И остаток дня для меня прошёл отнюдь не томно... От белого друга человека я старалась далеко не отходить. Меня выворачивало желчью, мутило, живот болел и ничего я с этим сделать не могла. Я еле-еле успела принять душ между приступами и заново облачиться в грязную одежду. На большее была просто не способна - чувствовала себя полутрупом. Только и хватило сил, вечерком, когда немного меня отпустило, перенести магазин на Землю и позвонить отцу с просьбой прихвптить для меня сменную одежду. Вот переоденусь и вручу ошметки толстовки и джинс эльфам. Пусть нюхают...

А вот когда силы вернутся... Рабочего материала - перьев, более чем достаточно. Поэкспериментирую и придумаю что-нибудь для эльфов, чтобы дистанционно от меня полезным трудом заниматься смогли. Ну или забыли напрочь про то, что что-то нефэншуйное делали, дабы не было желания завершить жизнь раньше времени. Харакиристы фиговы. Устала я еще и о их благополучии думать. Тут самой бы выпутаться из проблем.

Но думать пришлось. За всех и обо всём. Через не хочу и головокружение. Потому что стоило только представить себе ночёвку в одной комнате с пятью эльфами, как мне тут же поплохело. Казалось бы, куда ещё хуже. Ан нет, предел был не достигнут. Тяжело ворочая языком, велела эльфам рассортировать пёрышки. Крупные к крупным, маленькие к маленьким... Надо было чем-нибудь занять обессиленный народ, который совсем отупел от усталости и чуть не вломился всей кучей в душ, когда я там плескалась. Хорошо, что Лёха помог господам сориентироваться в пространстве и освободить тесное помещение. Так и стояли, караулили, пока выйду. И я пережила краткие мгновения ужаса, когда поняла, что духи с собой в душ не взяла, а за дверью толпа мужиков... Пришлось звать Лёху на помощь. Выручил, притащил требуемое. И ужин, вегетарианский, приготовил, с помощью Тарзюши. Вовремя дядя Андрей его ко мне определил. Ощутимо помог. И выручать бросился, когда украли, тоже вместе с Тарзаном. Молодцы, мужики.

А так, я смогла додуматься до нужных вещей и взялась за изготовление амулетов для эльфов, не став откладывать это важное дело на потом. Выбрала перья поплоше, те, что не жалко, в количестве шести штук. Помаявшись с тем, как лучше сделать -- была даже мысль поплевать на благодатный материал -- уединилась в комнате, выставив настырных остроухих за дверь, и подержала каждое пёрышко под мышкой. Минут по пять. А потом, по старой схеме, опробованной на Аре и Каре, закрепила результат огненными коконами, правда много меньших размеров.

Только-только успела раздать пять штучек амулетов эльфикам, как меня опять скрутило и довольно сильно. Пришлось забыть про поклонника в коме и рвануть поближе к белому другу. Выворачивало особенно жестоко в этот раз. Не скоро смогла выйти и доползти до комнаты, в которой скованный наручниками эльфик грезил в дальних далях. С помощью Лёхи натянула прочную нить, к которой перо прикреплено было, на шею остроухого, шепнула Тарзану:

- Сможешь привести его в себя? - и грохнулась на пол.

Лёша аккуратно подхватил меня подмышки, дал возможность опереться на него и, стараясь лишний раз не касаться моей спины, повёл еле перебирающую ногами меня в мою комнату. Добралась дотуда чудом, держась только на остатках воли. А вот раздеться сил не хватило. Да и ноги снова замёрзли, ведь босиком ходила. От сапог тоже лохмотья остались, да каблуки с подошвой, колготы вообще где-то потерялись. Плюхнулась на кровать, не понимая, на каком свете нахожусь и как жить дальше. Ложиться в грязной одежде не хотелось, но руки двигаться отказывались и я оказалась в патовой ситуации.

Мой охранник имел своё мнение на этот счёт. Присел передо мной на корточки, заглянул пытливо в глаза и аккуратно потянул собачку молнии вниз.

- Нет! - были бы силы, оттолкнула бы его руки с ужасом, а так только тихонько вскрикнуть сумела.

Мне почему-то показалось, что прямо сейчас повторится ситуация с Олегом, а сил отбиваться от домогателя никаких.

- Я помогу, - немногословный Лёша решил пояснить свои действия. Прозвучало это очень серьёзно и я заколебалась. - Нужно обработать спину, Ольга Ивановна, - официально обратился он ко мне по имени отчеству.

Тяжко вздохнула и кивнула, показывая, что можно попробовать. Осторожно Лёша избавил меня от толстовки и помог лечь на живот. Ненадолго куда-то испарился из комнаты, и вместо него вошёл Тарзан.

- Не обижает? - спросил он с подозрением.

- Нет, - прошептала, не в силах говорить в полный голос.

- Я побуду рядом, - сказал братец и принялся вместе со мной ждать появления охранника.

С ним стало в разы спокойней и я уже более не боялась, что Лёша начнёт приставать. Да и любит он свою невесту, совсем же на меня не ведётся, и как дебил себя не ведёт. Зря пугалась, наверное. А потом охранник появился, с пузырьком тёмного-стекла в руках и ватой.

- Жечь будет, - предупредил он.

Но мне всё равно было. Оно и так жгло, не особо желая заживать. Стиснула зубы и с шипением вдохнула воздух, когда смоченная в перекиси ватка коснулась одной из ран на спине. Молча терпела, временами потряхивая головой, чтобы отогнать чёрные мушки перед глазами.

- Перемагичила, вот с местными бактериями организм и не смог справиться, - вынес свой вердикт Тарзан, когда Лёша завершил с моей спиной и помог мне снять штаны.

Потом укрыл простынкой и потянул Тарзана на выход:

- Ей отдохнуть надо, - буркнул мрачно и братец неохотно поднялся со стула, на котором сидел.

- Спи сладко, - пожелал мне Тарзюша и вслед за охранником вышел за дверь.

Я очень устала, очень. Но заснуть не скоро сумела. Всякие разные мысли в голове крутились... И про то, как эльфы, Тарзан и Лёха выжили во время такого сильного землятрясения. Впрочем, площадка рядом с магазином не была завалена камнями. Значит, поблизости обвалов не было. А ещё думала про то, что надо придумать какую-нибудь убедительную ложь, которая объяснит моё состояние отцу. И про то, откуда Тарзан знает, что я перемагичила. Ведь не сообщил мне о том, что я это вообще умею. И что лучше не спать, чтобы папе дверь открыть. И что стоило бы придумать что-нибудь с доступом близких лиц к возможности открывать-закрывать дверь. И что не ясно, где эльфы спать будут и во что их одевать... Столько забот, столько забот... прямо полон рот и не продохнуть. Но, лучше, всеми ими завтра заняться, с утречка пораньше, кроме открытия двери отцу.

Потому, когда папа приехал, поднялась сама, без побудки со стороны бдящих мужчин, и дверь сходила, открыла. И пожурила, мысленно, саму себя за недогадливость. Можно же было просто табличку на "Открыто" поменять, и отец сам бы зайти сумел. На будущее, когда буду ждать чьего-нибудь визита, так и стану поступать. Да и покупатели не помешают. Пусть за всякую ерунду и мелочёвку, но какие-никакие деньги будут. Но на ночь табличку оставила как есть, вот с завтра и начнём новую жизнь. А сегодня отдохнуть хочется. Болит всё, да ноги не держат.

Пока плелась за Тарзюшей, несущим сумку с моими вещами, плюнув на то, что к отцу спиной поворачиваться не надо бы, не то зрелище, на которое ему стоило любоваться, заметила что эльфячий десант куда-то испарился в полном составе.

- А где остроухие? - спросила шёпотом у братика-акробатика.

- Отдыхает, - кивнул Тарзюша на двери, мимо которых мы проходили.

Присмотрелась и только теперь дошло, что дверей как-то многовато стало, да и коридор стал более длинным, чем раньше.

- Мне мерещится? - остановилась и вытаращилась на лишние двери.

- Сколько жильцов, столько комнат, - пояснил братец, невозмутимо продолжая путь.

Закинул вещи в мою комнату и удалился, оставив меня одну в коридоре. Прихрамывая, нырнула в личные апартаменты, решив не заморачиваться тем, что комнат больше стало.

Ещё с отцом тяжёлый разговор впереди. Взгляд у папы был многообещающий, пусть и вопросов пока не последовало.

- Поговорим, как вернёшься, - вот и всё, что он сказал нам с Тарзаном вслед.

И прозвучало это так многообещающе, что мандражировала бы, возвращаясь обратно, в торговый зал, если бы не была такой уставшей и уже пугано-перепуганной парой часов ранее. Куда уж больше пугаться.

Вот и вышла я, пошатываясь, из дверки за прилавком и смело встретилась взором с задумчивым взглядом отца.

- Оля, - начал папа, не став дожидаться того момента, как я усядусь на стул. -  Ты не хочешь мне ничего рассказать?

- Пап, - бочком устроилась на краешке стула, не собираясь к его спинке прислоняться. - Давай, завтра всё обсудим. Сам видишь, я вымотана. Добыча перьев далась тяжело. Останешься здесь на ночь? - попыталась сменить тему разговора, и успешно кстати, так как отец ответил:

- Нет, поеду домой. Мама не поймёт, если я где-то вне дома ночевать буду, - отказался он, пытливо меня разглядывая. - Но завтра, с утра, буду тут. И мы обязательно побеседуем. Сегодня и впрямь разговора не получится. Поздно уже. Лара ждет.

- Хорошо, договорились, - улыбнулась с облегчением. - Давай, провожу.

И проводила, и табличку в руках повертела, и поняла, что снова не усну. Вот и взялась за книгу учёта, чтобы проверить и понять, что там с перьями. Одна радостная, за этот день, новость имелась. Напротив записи, долженствующей обозначать, сколько и чего я должна птицам, стояла пометка "оплачено". Слов пернатых хватило, чтобы подобная запись появилась. Радует. Впрочем, и сама дружба с птицами не из плохих новостей. Лишь бы таковой и оставалась.

Завтра откроем магазин к торговле, там, может, покупатели недвижимости в гости заявятся... Но если и не передумают, и не придут, плакать не буду. Одну статью дохода, считай нашла. А там, и другие варианты могут образоваться. Вдруг удастся невозможное совершить? Поднять бизнес на ноги, к примеру? Опасно это, правда и дорого моим здоровью и нервам обойтись может.

Помечтав о несбыточном еще минут двадцать, вернулась в свою комнату. Ноги не держали больше, совсем. Даже раздеваться не стала. Только на живот легла, чтобы спину не повредить. И уснуть умудрилась почти сразу.

А утром про спину и не вспомнила. И душ приняла без эксцессов, и позавтракала в обществе прилично себя ведущих эльфов. Тарзюша завтрак нам приготовил... А точнее мне. Эльфы соком, да фруктами обошлись. А я зверски хотела мяса. И получила на растерзание хорошо прожаренный кусок.

- Регенерация белка требует, - с пониманием произнёс Тарзан, заметив с какой жадностью я поедаю мясо. - Вот если бы без руки или ноги осталась, этим бы не наелась, - порадовал он меня новой информацией.

- А где Леша, кстати? - доев, откинулась на спинку кресла и вспомнила про существование телохранителя.

И вчера вечером я его не видела. То как тень везде за мною следует. То пропал без вести.

- Здесь я, - стоило только вспомнить и широкоплечая пропажа тут же появилась на пороге.

- Чего не завтракаешь? - обратилась к нему с вопросом. - Доброе утро, кстати.

- Доброе, - буркнул он в ответ. - Я уже поел.

Мужчина выглядел хмурым и немного помятым. Не с той ноги встал?

- Слушай, - поднялась с места и покинула стол, заставленный грязной посудой кислым взглядом. - Хотела спросить... А твоя невеста не против того, что ты рядом со мной круглые сутки. Может, тебя на ночь надо домой отпускать?

- Невеста? - спросил он с недоумением. - Невеста не против. И я лучше пока здесь поночую, если вы, Ольга Ивановна, не против.

- Не против, - с тоской вспомнила туши барашка и косули. Они оказались бы весомым подспорьем в деле кормёжки мужчин. - И зови меня просто, Оля.

Нахмурился в ответ и недовольно губы поджал. Судя по упрямому выражению лица, панибратство он не приветствует.

- Прекрасная роза, - прервал нашу занимательную беседу Турлаиндэль. - Вы прекрасны...

- Слушай мою команду, ударная бригада, - не дала ему договорить и тяжко вздохнула, не понимая что мне со всем эти мужским цветником делать. - Помойте посуду, пока я вам занятие придумываю.

И потопала на выход. Дел невпроворот. Для начала стоит магазин открыть и посмотреть на то, что из этого выйдет. Вот переворачиванием таблички и занялась, перво наперво. Но никто в закрытую дверь ломиться не стал. Не виден был вал покупателей. Ничего. Это только начало дня.

Залезла в сейф. Пересчитала баксы зачем-то. Как и следовало ожидать, больше или меньше их не стало. А там и эльфики, возглавляемые Тарзюшей, явились.

- Тарзан, - обратилась к брату. - Ты на кассе. Эльфы в охране. Если придёт кто-то вредный и начнёт права качать, выставлять вон, но без фанатизма. Пусть будут целыми и здоровыми. А то замучаемся от исков по поводу порчи здоровья отмахиваться.

- Как скажете, прекрасная роза, - отозвался задумчивый и какой-то вялый командир эльфов.

- Перья где? - задала вопрос, вспомнив, что остроухим поручила вчера товар расфасавывать.

Да и в толстовке не помешает порыться, проверить свои сокровища. Утро прошло в ожидании прихода отца и делах. Пришлось искать подходящий стаканчик, в котором бы товар лицом был виден. Подошёл тот, в котором помидоры черри были. Вытряхнула овощи прямо в соответствующий ящик в холодильнике, помыла стаканчик, вытерла его и отнесла в торговый зал. Потребовалось какое-то время, чтобы соорудить из перышек экибану. А там и папа пришёл, и попытался меня повоспитывать. Ноя не далась, только буркнула в ответ:

- Продам магазин, как нормальную цену дадут. А пока выживать как-то придётся. Продукты вот нужны. Покупатели товара тоже... - вздохнула, окинув тоскливым взглядом полупустые полки.

- Я без присмотра тебя не оставлю. И без помощи тоже. Всем миром поможем. И кредит в банке, если сразу продать магазин не получится, взять можно, - папа, судя по всему ночью не спал, а придумывал пути выхода из кризиса.

- Даже не думай, - замахала руками в ответ. - Лучше чаю пока попей. Тарзан сделает. Да, Тарзан? - спохватилась, что, наверное, его сначала спросить стоило.

- Как прикажешь, - ерничая, поклонился братик.

- Если не хочешь, сделаю сама, - заметила, как он с непроницаемым выражением лица принялся гипнотизировать пристальным взглядом что-то за моей спиной.

Обернулась посмотреть. Из интересного - только хмурый Леха.

- Сделаю, - сказал как-то рассеянно Тарзан, повернулся и поднырнул род прилавок.

И вот что происходит? Чего эти двое за моей спиной переглядываются? Задумали что-то? Или Тарзюша, на правах брата, за мою девичью честь опасается? Пока предавалась разгадыванию очередной загадки, братец успел вернуться с чайником и чашками.

- Будешь? - спросил меня, пристроив поднос на прилавке.

- Нет. Папе налей, - остановила собиравшегося что-то сказать отца жестом. - Подскажи, Тарзан, в каком мире продукты дешевле будет купить? Или не знаешь?

- Знаю, - ответил он, подумав. - Либо в каком-нибудь диком за бусы сторговать менки зерна или горы дичи... Или на Великой Ярмарке выходить. Там Буорони, вроде, ничего не задолжал... А ты посмотри в книге учёта. В том мире все, что угодно купить можно. И сторговаться на хорошую цену тоже.

- Одна ты не пойдешь, - тут же понял куда ветер дует, отец.

- Со мной Леша пойдёт, и кто-нибудь из эльфов, - пожала плечами. - От лавки я все равно далеко уйти не смогу. Если там нет птиц, которые могли бы кого-нибудь из нас утащить, то, держась рядом, мало чем рискуем, - подошла к сейфу, открыла и достала книгу, с тоской глянув на тощенькую пачечку денег. - Как мир-то называется? - спросила у Тарзана.

- А так и называется. Великая Ярмарка, - ответил он спокойно.

Будет ли хоть когда-нибудь сейф набит под завязку? Будет, если продам магазин... Как и говорил Тарзюша, Буорони ничего и никому в этом мире не должен был, хоть и вел дела с поставщиками с Великой Ярмарки активно. Посмотрела на вялых и безмолствующих эльфов... И кто из них наиболее вменяем и подходит для прогулок по ярмарке?

- Турлаиндэль, - обратилась к старому знакомцу. - Пойдешь с нами.

Он медленно кивнул и потер дрожащей рукой лоб.

- Как скажет прекрасная роза, - ответил так тихо, что еле его расслышала.

Что это с ним? Так вынужденная кома подействовала? Никак не придёт в себя?

- Что случилось? - спросила у него обеспокоенно.

- Без родного леса эльфы долго не живут, - вместо него ответил Тарзюша, решив прервать молчание и снова поработать ходячей энциклопедией.

- Рядом с вами, прекрасная роза, нам ничего не страшно, - морщась как от зубной боли, выдал командир отряда.

Эльфы рассредоточились по магазину и бдили за порядком. И очень даже не зря. Колокольчик у двери... Колокольчик? Откуда взялся? Впрочем, появление на входе колокольчика не было столь важным, как то, что дверь открылась и через порог ступило существо, закутанное с головы до ног, в тёмную ткань. Причудливый тюрбан, наверченный на голове, был надвинут на лоб. А кусок ткани, крепившийся к нему, прикрывал лицо до самых чёрных-чёрных глаз. Длиннющие ресницы, загибающиеся кверху, обрамляли причудливый разрез -- веяло от него чем-то таким восточным - этих самых жгучих очей. Человек, не человек? Кто такой?

- Как только я увидел объявление об открытии магической лавки, сразу же поспешил заверить своё почтение хозяину...

- Хозяйке, - поправил визитёра отец, настороженно разглядывая сквозь прищур глаз.

- Хозяйке? - озадаченно переспросил мужчина -- вряд ли женщина говорит баритоном -- и остро глянул поверх своей повязки на меня. - Она?

- Да, на вывеске моё имя, - скромно подтвердила свой статус.

- А... Господин Буорони?.. - мужчина переводил взгляд с одного присутствующего мужчины на другого, пытаясь, видимо, понять что происходит.

- Отошёл от дел, - вежливо удовлетворил любопытство пришельца отец.

Мужчина пристально посмотрел на него, упорно игнорируя моё присутствие и факт того, что по идее, переговоры вести стоило бы со мной.

- Вы опекун госпожи и от её имени ведёте дела? - спросил визитёр у папы.

- Я её отец, - папа нахмурился, отвечая.

- Тогда все дела мы можем обсудить с вами, - довольно констатировал мужчина. - Когда вы сможете меня выслушать?

- Можно и так сказать, - не стал выкладывать все карты на стол папа.

Защищает так от возможного кредитора? Но по книге учёта, нет никаких долгов в этом мире... Странно даже, почему? Вроде почти везде задолжал Буорони. А тут кредиторов плодить не стал. Были для этого причины, наверное.

- Так какое дело у вас к моей дочери? - спросил отец, не дождавшись реплики от пришлого.

Мужчина молчал и осматривал полки магазина, явно подмечая всё -- и скудность ассортимета тоже.

- Перья огненных птиц? - наконец его взгляд остановился на экибане из подарка пернатых. - Откуда? - в баритоне пришельца звучало искреннее изумление.

- Там где взяли, больше нет, - буркнула недовольно.

Уж очень не понравилось то, как он смотрел на меня. Так, будто и не человек - вещь, недостойная его внимания. Хоть беги, и духи с себя смывай.

- Я готов скупить всю партию, - снова обратился к моему отцу, игнорируя меня мужчина.

- Денег не хватит, - окинула его насмешливым взглядом. - Пап? Проведёшь переговоры? - подошла поближе к отцу и еле слышно прошептала ему на ухо. - Сразу не соглашайся. Сначала сверим цены.

- Пройдёмте в кабинет, - Тарзан приложил одну руку к животу, поклонился, второй указывая на стенку справа от меня.

Роль слуги ему удалась неплохо, конечно... Но какой кабинет? И как туда попасть? Подошла к этой стене, полюбовалась на странные рожи деревянных масок, очень напоминающие те, что дикие племена на Земле, если ничего не путаю, делают. Странно... Раньше на этой стене полочки были, забитые эзотерической литературой...

Стоило только прикоснуться к тёмной, деревянной поверхности стены, как она отодвинулась в сторону, открыв комнату, которую я ранее не видела. Кабинет, как кабинет. Письменный стол, полки заставленные разными диковинами... Заходить не стала, решив оставить мужчин одних и заодно, воспользовавшись моментом, проверить кое-какие догадки. Папа, думаю, справится с переговорами. А вот мне стоит внимательней осмотреть полки.

Осмотрела, впечатлилась и задумалась. Да, ассортимент был не так велик. Но он значительно отличался от того, что находилось на полочках и прилавке, когда мы находились на Земле. Получается, магазин автоматически сортирует товар и выставляет на продажу то, что может пользоваться спросом в каждом конкретном мире? Или система руководствуется какими-то иными соображениями? Как бы провести инвентаризацию? Очень хотелось бы узнать, что же для какого мира предназначено... И в каком количестве на складе имеется. И, кстати, где тот склад находится? Ещё одно тайное помещение о котором я ни сном, ни духом? В коробочках и ящиках, что под прилавком, вряд ли уместится всё. Ведь миров, с которыми Буорони вёл торговлю, очень много. И пусть старый прохиндей хорошенько почистил закрома Родины, и оставил судя по всему одну мелочёвку... Всё равно много всего осталось, раз в каждом мире полки хоть чем-нибудь да заполняются.

Надо будет понаблюдать, что там с ассортиментом, когда из мира в мир магазин перемещается. Пока размышляла о том, как могло преобразовываться одного в другое, и что там меняется, а что не меняется, колокольчик снова звякнул, извещая об очередном посетителе. Медленно обернулась к входу, ожидая прихода очередного шовиниста в гости. Попутно зацепила взглядом унылых эльфов и поняла, что с ними что-то срочно надо решать.

- Приветствую, госпожа, - Тарзюша всерьёз принял моё указание о том, что он на кассе и разыгрывал сейчас из себя радушного продавца.

Девушка, вслед за которой в магазинчик скользнула ещё парочка девчонок, в ответ улыбнулась так, что обозначились ямочки на щёчках, похлопала длинющими ресницами и окинула взглядом карих глаз магазинчик.

- Как тут интересно! - прощебетала она, стрельнув глазами в Тарзюшу, и тряхнула густой копной каштановых волос.

Одета она была в длинную хламиду, как и две её подружки, которые с горящими глазами вцепились в одну из масок на стене (слева от меня они тоже висели).

- Настоящая, шаманская, - громким шёпотом обратилась к первой девушке, что сейчас с нескрываемым интересом пялилась на Тарзана, одна из них, небольшого росточку, тоненькая блондинка.

- Подделка, спорим? - не согласилась вторая, рыженькая, тоже худенькая, но более высокая.

- У вас приворотное зелье есть? - с вызовом спросила эффектная шатенка, игнорируя возню подруг у маски.

- Есть, - сдержанно ответил Тарзюша, даже и не думая вестись на жаркие взгляды покупательницы.

Надо же, её даже бомжацкий запах братишки не отпугивает. Вон как глазками стреляет, и румянцем покрывается.

- Дайте, - сказала шатенка, продолжая пожирать взглядом Тарзюшу.

Он пошарил под прилавком, достал искомое и протянул девушке.

- С вас два риала, - ровно сказал братик.

Торговаться девчонка не стала, сразу же выложила две золотые монеты на прилавок и неохотно перевела взгляд на подружек, которые всё ещё спорили, настоящая маска или нет.

- Вы идёте? - сделала она пару шагов к выходу.

- Купила? - злосчастная маска была тут же забыта, и девчонки тут же заинтересовались покупкой подруги.

- Купила, - подтвердила девушка и обернулась на Тарзана, явно не желая уходить.

И зачем ей приворотное зелье? Кого привораживать? Любимого? Вряд ли, вон как повелась на братца моего названного.

- Мы ещё придём, - пообещала девушка зачем-то и всё-таки вышла из магазина.

- А ты пользуешься популярностью у девиц, - заметила с насмешкой. - Не только мне страдать приходится, - покачала головой и понизила голос. - Кстати, а почему этот дядечка, который сейчас в кабинете, на меня не повёлся?

- У него одежда покрыта защитной магией, отталкивающей в том числе и привороты, и лишние запахи. Боится быть отравленным или приворожённым через вдыхание чего-нибудь вредного, - просветил меня Тарзан.

- Может хорошо, а может и плохо... Эльфам бы такую одежду, - мой ушастый десант совсем сник и требовал моего срочного внимания к себе. - Этот, пришлый, маг что ли? - спросила, подумав чуток.

- Маг... - договорить Тарзан не успел.

Стена отодвинулась в сторону, и отец с потенциальным оптовым покупателем вышли из кабинета:

- Так мы договорились, господин Ифан эно Александер? - имя отца пришелец переврал на свой лад.

- Я обещаю подумать и дать вам ответ в кратчайшие сроки, - папа был неумолим, пропуская гостя вперёд, к выходу.

- Жду вестника, уважаемый господин, - поклонился покупатель и направился на выход.

Мазнул по мне странным взглядом, и вышел. Колокольчик вновь звякнул, оповещая, что дверь открылась.

- И как переговоры? - любопытство принялось меня нещадно грызть и я не выдержала, тут же задала вопрос.

- Уважаемый Архат эно Раифат настаивает на том, чтобы скупить все перья, какие у нас имеются в наличии. Особо напирал на то, что для того, чтобы торговать такими пёрышками, особое разрешение Владыки Ярмарки нужно. Мол огненные птицы охраняются законом, и так просто это разрешение не получить. Надо комиссию специальную пройти, которая подтвердит, что перья забраны не у мёртвых птиц. Заплатить пошлину за выдачу соответствующей бумаги, и деньги за заключение комиссии. Мол это очень долго. А он сразу возьмёт, потому что у него родственник в комиссии имеется. И Владыка к нему благоволит... - отец с хитрой улыбкой выдал информацию, и окинул меня насмешливым взглядом. - А ещё предложил приличный калым за тебя, дочура. Хочет двадцатой женой в гарем взять. И даже готов подарить тебе золотое перо на свадебный головной убор, после того, как оно и ты в его собственность перейдёте, конечно.

- И ты не дал ему в глаз? - удивлению моему не было предела.

- Еле сдержался, - повинился отец. - Но дело важнее.

- Скользкий он, - насупилась в ответ. - Не нравится мне, совсем. Облапошит и не заметим как. Хотя... - приоткрыла дверку под стойкой и проскользнула за прилавок. - Земной пакет документов у нас был полный... Посмотрим, что сейчас с ним стало, - открыла сейф и достала документы.

Быстро перебрала их, обнаружила нужное разрешение, подняла его повыше и продемонстрировала отцу:

- Вот. Есть бумага. На это он может не напирать. Думаю, никакая проверка не придерётся. Потому, погуляем по Ярмарке, поищем аналогичный товар и посмотрим цены. Вот тогда и решать можно будет, - снова зацепилась взглядом за молчаливых эльфов и сказала: - Так, господа, возвращаемся в эльфийский мир. Будем думать, как вернуть болезных домой, насовсем, и без последствий для их здоровья и настроения.

Нашла нужный мир в книге учёта и выбрала родной эльфов городок. Что бы ещё придумать такого, чтобы эльфы сразу после выхода за дверь харакири себе не организовали? И фантазия, как назло молчит, не отзывается, идей не подкидывает. И как жить дальше, а?

Попросила эльфов построиться и прошлась вдоль ряда ушастиков. Самым бледным и несчастным, пожалуй, Турлаиндэль выглядит. Его первым бы домой отправить. Но убьют же, как пить дать убьют... Потому...

- Турлаиндэль, - обратилась к нему. - Выгляни, пожалуйста, за дверь. Только осторожно... Если что опасное заметишь, тут же закрывай.

- Никого нет, - доложился ушастый, быстренько справившись с заданием.

- Это хорошо, - протянула задумчиво и подошла к двери.

Перевернула табличку, на всякий случай, чтобы не столкнуться в самом магазине нос к носу с незваными гостями. Еще десяток эльфов, смотрящих на меня собачьими глазами, мои нервы не выдержат. Да и нежные существа - эти остроухие. Чуть что не так, тут же готовы скопытиться. Выноси потом трупы в какой-нибудь не очень густо населенный мир и прикапывай под кусточком... Подобных земляных работ моя нервная система точно не переживёт и слягу я навечно под тем же кусточком, рядом с каким-нибудь безымянным эльфом. Такого счастья мне точно не надо... Потому надо бы поднапрячься и попытаться что-то умное придумать.

Зацепилась взглядом за перышко, что висело на шее командира... И решила еще поэкспериментировать. Удастся ли еще что-нибудь туда заложить?

- Турлаиндэль, - снова обратилась к своему верному харакиристу. - Покарауль у двери. Снаружи. Чтобы никто лишний не вошёл.

- Как скажешь, прекрасная роза, - еле слышно прошелестел он и вышел, как только я ему открыла дверь.

- Скоро позову тебя обратно, - пообещала ему и закрыла дверь.

- Итак, теперь вы, - окинула взглядом эльфов и подошла к ним ближе. - Позволишь? - протянулась к перу, что висело на шее у командира.

Снимать амулет со шнурочка не стала, просто приподняла его пальчиками и задумалась. Что нужно вложить в него такого, чтобы можно было более о судьбе остроухих не переживать? И как это сделать? И совета спросить не у кого. Хоть замуж за гаремовладельца иди и выспрашивай все о том, как магией пользоваться. Или гея Максика соблазняй, что гораздо реальней, чем добиться ответов на вопросы у ибн Рифата или как его там зовут. Скорее он меня положит на спину и ответит вполне похабным способом, а потом перевернет и еще раз ответит... И так, пока не надоем или пока до смерти не наотвечает.

- Тарзан, - вспомнила о существовании безмолвной теги братца за спиной. - Ты в магии разбираешься?

- Нет, сестричка, - с изрядной долей сожаления заявил Тарзюша. - Я не маг, чтобы в этом разбираться...

- Но братание как-то же провел, - с подозрением обернулась на него.

- Так то родовой и кровный ритуал, никаких особых знаний и умений не требует. Только кровь смешать, - пожал плечами Тарзан.

- Понятно, помогать не будешь, - скривилась при мысли о том, что придётся ставить эксперимент на живых эльфах.

Придётся на практике проверять, насколько нежные существа эльфы. Вот и сосредоточилась полностью на мыслях о том, что бы такое надо было вложить в амулет, чтобы остроухий смог спокойно в лес вернуться. Идеально, наверное, было бы внушить, что предателя они убили, а на перо какой-нибудь отвод глаз прицепить, чтобы никто посторонний его не заметил. И ещё внушить, чтобы никогда и ни за что с себя эльфик цацку не снимал. А хватит ли этого? И справлюсь ли? И как делать?

Выпустила амулет из пальцев и потянулась к эльфику-командиру. Приложила ладони к его вискам и посмотрела прямо в зелёные глазищи. А симпатичные глазки, кстати. И чего это я раньше не замечала? И мужчина хоть куда. И преданно вон как смотрит. Скомандуй фас, тут же рванёт выполнять, в меру своих слабых сейчас сил.

Сомкнула веки, пытаясь сначала найти в себе ту силу, которая вроде бы как есть, и вроде бы как магическая, как утверждали птицы. Ревизия никаких радиационных свечений внутри не обнаружила, зато нашлась уверенность, что всё получится. Просто надо в глаза эльфу смотреть и верить в то, что внушать буду. Поколебалась, мысленно или устно зомбировать остроухих. И решила, что лучше для начала мысленно, чтобы остальную братию раньше времени не насторожить.

Вот и стояла, гипнотизировала взглядом эльфяку. Внушала ему, что задание они выполнили во всех лучших эльфячьих традициях, и теперь могут домой возвращаться. О том, что пытались поговорить с владелицей магазина, но никаких особенных чувств к ней не испытывали, так, симпатию как к девушке, вошедшей в их трудное положение и пообещавшей вернуть все долги магазина в ближайшее время. Что после того, как прикажу, он выйдет из магазина, и в упор не заметит сородича, сторожащего дверь с той стороны. А так же, что должен забыть обо всём, кроме твёрдой уверенности, что со мной говорил только о долгах и том, где предателя искать. И будет помнить про то, что пёрышко вещь очень нужная и работает как защита, способная различать любые яды, и что его снимать нельзя ни в коем случае. Что это был подарок, за помощь в проращивании растения. А ещё дала установку прожить долгую, и счастливую жизнь среди себе подобных.

Завершив с командиром, скептически поморщилась. Не было уверенности, что всё получилось... Но проверить удастся только опытным путём, и лучше, если сразу на всех эльфах одновременно. Чтобы потом ещё внушать не пришлось, что моё непонятное поведение им просто привиделось. Чувствовала себя дура-дурой, пока то же самое, что и командиру, пыталась внушить всем остальным эльфам. А завершив с этим, и почувствовав, как закружилась голова, не стала останавливаться и продолжила уже с самими перьями.

Касалась амулетов, ощущала как энергия сотней махоньких иголочек тычется в пальцы, и с трудом удерживалсь от того, чтобы не позволить ей вернуться ко мне. Моя энергия, и в моём головокружительном состоянии это как-то очень остро чувствовалось. Каждое из пёрышек недолго в руках держала, ненадолго прикрывала глаза, пытаясь отдать немного своей энергии вместе с определёнными желаниями, чтобы перья никому на глаза не попадались, эльфам-владельцам сильно глаза не мозолили, и помогали и на самом деле определять наличие любого яда в питье и еде.

- А теперь уходите, насовсем, и забудьте всё, что было, кроме разговора, о том, как вы мне помогли и я вам помогла, - фраза получилась кривой, но и на ногах я стояла еле-еле.

Штормило очень даже сильно, потому пришлось подойти поближе к стеночке и опереться о неё рукой.

- Оля! - тут же соскочил со стула отец, который внимательно и молча наблюдал за моими манипуляциями, удобно устроившись у прилавка.

- Ещё чуть-чуть, - упрямо пробормотала я, игнорируя беспокойство в голосе родича.

Медленно, но упорно, пошла вслед за вышедшими эльфами к двери, и долго смотрела им вслед, радуясь тому, что присутствия Турлаиндэля они, кажется, не заметили.

- Надышался воздухом Родины? - спросила еле слышно у ушастого изгоя. - Сколько теперь продержаться сможешь?

- Несколько дней, - ответил он честно. - Прекрасная роза, вам плохо? - спросил с беспокойством и шагнул в магазин.

Захлопнула за ним дверь и почувствовала что всё, ноги не держат. Очень удачно эльфик стоял рядом, успел подхватить на руки.

- Что-то мне как-то не хорошо, - сказала слабым голосом и потеряла сознание.





Глава 11


В которой говориться о том, что восток дело даже более тонкое, чем эльфы



Пришла в себя в своей комнате и тут же рванула к белому другу. Теперь уже не обниматься, а обживать. И обживала пару часов, живот крутило нещадно и голова болела адски. Всё, завязываю с этим делом -- магией. Оно мне надо? Каждый раз после магичения так болеть. Впрочем, в прошлый раз болела дольше. Организм привыкает к нагрузкам или какие-то другие причины есть?

Но ведь что-то с Турлаиндэлем делать надо. Сколько он продержится на каждодневном выгуливании в эльфийском лесу? Надеюсь, что долго... А так же, надеюсь, что как собака деревья метить не будет... И что я несу с больных глаз? Не о том думаю. Лучше озаботиться чем-нибудь более насущным, чем судьба эльфа. Про него подумаю потом, когда думалка будет работать.

Выбралась в комнату и завалилась на кровать, пытаясь отдышаться.

- Оля! - ворвался в помещение отец, даже не постучавшись. - Мне не нравится то, что происходит. Тебе стоит побыстрее продать магазин! - начал он сразу с ультиматума.

- Что-то покупатели на пороге не топчутся, потрясая миллионами, - слабо улыбнулась и вздохнула. - Как появится кто-нибудь подходящий, вот тогда и будем думать. А пока как-то выживать нужно. Приживал-эльфов удалось выставить за дверь и, надеюсь, без возможных потерь среди них.

Неслышной тенью от стены отделился Лёха и озабоченно приложил палец ко рту:

- Тссс.

Открыла рот, чтобы спросить, откуда он взялся и тут же закрыла. У стены стоял, а я в своём состоянии даже не заметила, что в комнате кто-то посторонний есть.

- Что? - спросила шёпотом.

- Показалось, - сказал он тихо и отмер, вернувшись к своему посту у стены.

- Ты очень странно себя ведёшь, - сказала с укоризной глядя на него.

- Я просто выполняю свою работу, - ответил мужчина ровно и не глядя на меня.

- Прекрасная роза! - влетел в комнату очередной не постучавшийся индивидуум. - Что с вами? Вы в порядке? - в его голосе звучала искренняя тревога.

Только Тарзана для полного комплекта не хватает, где-то пропадает. А обещал заботиться, как о названной сестре. Или о названных сёстрах именно так и заботятся? Забывая об их существовании чуть что.

- Поход на Ярмарку можно отложить, - решила волевым усилием. - Посему, давайте я просто отдохну и посплю, а? А то сил никаких...

- Я рядом посижу, - сказал отец и устроился на стуле.

Взял меня за руку, погладил по тыльной стороне ладони и горькой грустинкой, отразившейся в голубых глазах, улыбнулся.

- Выросла совсем... Даже не узнаю тебя... - сказал он тихо и замолк. - Взрослая стала. И командуешь...

- Пап, я люблю тебя, - прошептала ему на ухо, подтянувшись немного наверх. - Не переживай за меня. У меня вон какие защитники имеются. Я уже не маленькая, - и более громко, для всех непонятливых добавила. - Хочу поспать. Давай, поговорим потом, когда я проснусь...

И осеклась, вспомнив, что не перенесла нас из мира эльфов. Там мама волнуется, наверное, не имея возможности до отца дозвониться.

- Хочу на Землю, в Москву, - уточнила для умного магазина вслух, не став вставать и ковылять до книги учёта. - И табличку поверни, пожалуйста.

Этот способ, вроде, тоже работает, почему бы и не воспользоваться? И тут же пожалела о том, что решила именно так перейти из мира мир. Голова снова закружилась и меня затошнило. При таком способе перехода моя магия используется, что ли? Оттолкнула руку отца, сползла с кровати и, покачиваясь, направилась снова в туалет. Так, на всякий случай, для профилактики, а то в моём состоянии даже добежать не успею. Выворачивало меня долго и упорно, даже поплакать от бессилия успела и ненависти к собственному дару.

Такой зарёванной и не умытой, меня и обнаружил Лёха. Сидела я, сжавшись в комочек, на полу, прислонившись спиной к холодной кафельной стене, и идти никуда сил не было. И подняться не получалось, ноги не держали, а руки отказывались опираться обо что-либо.

- Вас долго не было, Ольга Ивановна, - с сочувствием произнёс Лёша и присел прямо передо мной на корточки. - Решил проверить, как вы тут.

- Плохо, - всхлипнула в ответ и шмыгнула носом. - А ты такой рыжий... - и снова всхлипнула.

- Есть такое дело, - усмехнулся по-доброму мужчина и подхватил меня на руки. - Совсем-совсем не можете идти? - спросил зачем-то уже после того, как дело сделал.

- Совсем, - и снова всхлипнула, так себя жалко, несчастную стало, что просто жуть.

- Ничего, отдохнёте и легче станет, - успокаивающе пробормотал Лёха, примериваясь к тому, чтобы пройти через узкий проём двери.

Смог сообразить, бочком-бочком, но протиснулся, и даже мной ничего по пути не задел. И Олег, решивший почему-то вернуться в этот самый момент, застал очень любопытную картинку...

- Оля? Кто это?! - вопросил тоном ревнивого мужа, не вовремя вернувшегося из командировки.

- Может, ему ещё в окно выпрыгнуть или спрятаться в шкаф? - не нашла ничего лучшего, кроме как съязвить в ответ.

Уж очень ассоциации нездоровые возникли, стоило мне только тон собственника заслышать. Еще и папа с эльфом никуда не ушли и наблюдали спектакль воочию. Не комната, а какой-то проходной двор.

- А давайте мы все дружно удалимся и дадим моей дочери отдохнуть? - выдвинул предложение раздраженный папа.

- Поддерживаю, - вклинилась вымотанная я, и прижалась головой к плечу Леши, что так и стоял со мной на руках, не двигаясь с места.

Силён охранничек, даже капли напряжения в нём не чувствуется. Хоть раз бы руки дрогнули, как пушинку держит, не замечая моего веса.

- Оля, - не внял гласу разума Олег. - Кто это? Объясни мне, что в твоей комнате делает посторонни...е, - исправил смысл сказанного на ходу.

- Так, Олег, - качать права, лежа на руках у Лехи было как-то сложно, но я старалась изо всех сил. - Хозяйка здесь я! Кого хочу, того в свою комнату и приглашаю... Хоть целый гарем. И не обязана ни перед кем отчитываться в том. А теперь выйди, будь так любезен. Я не в состоянии вести светские беседы. И ты, Турлаиндэль, тоже, - если судить по выражению эльфов лица, можно сделать вывод, что без отдельного приглашения, он уходить даже не подумает.

Вон как недовольно насупился. И вышел неохотно. А Олега папа вывел. Род руку подхватил, потянул на выход и спросил:

- А вы вообще кем моей дочери приходитесь, молодой человек? Мне в скором времени ждать очередного предложение калыма? - папуля и не пытался скрыть иронию.

Но, кажется, Олежка-предатель, сейчас не в состоянии был её воспринимать. Но за папой пошёл, как тело на веревочке. Не стал ерепениться. Только оглянулся разок, напоследок и вышел вслед за моим отцом.

Леша же, невозмутимо дошёл до кровати, положил меня на неё и ушёл в ванную комнату. Вернулся со смоченнвм в воде носовым платком и протер им онемевшей мне мордаху, предварительно пояснив:

- Он чистый.

Загадочный "он" - надо понимать тот самый платок, которым охранник воспользовался.

- Помочь раздеться? - спросил мужчина настолько просто и не вкладывая в свои слова какого-то там подтекста, что даже испорченной мне было понятно - просто предложил помощь.

Казалось бы, бальзам на душу после всяких сластолюбцев, не способных не пускать на меня слюну, а почему-то обидно. Потому буркнула:

- Нет, спасибо. Так посплю.

- Как скажете, Ольга Ивановна, - не стал он настаивать и тоже ушёл.

И осталась я одна одинешенька. Вымотанная и морально, и физически. В очередной раз, притом. Порадовалась тому, что в тапках, сбросить их легче лёгкого было, подтянула ноги к животу и в такой позе и заснула, пусть и не сразу. Проснулась ближе к вечеру, отдохнувшая, но с тянущей болью в мышцах живота. Я так пресс накачаю, если магию регулярно использовать начну. Если каждый раз организм такие кульбиты выкидывать начнёт, то точно накачаю...

Поднялась, проделала все необходимые водные процедуры, переоделась и вышла в люди. И к тому моменту была способна уже вполне здраво рассуждать. И вопросом задалась. Что случилось с Олегом? Ведь воздействие моего запаха должно было пройти, достаточно долго от меня на расстоянии находился. И тут, опа, только на порог и тут же какие-то предъявы. Что-то тут не чисто.

- А где Олег? - спросила у тусующегося на кухне эльфа.

- Ушёл,прекрасная роза, - меланхолично поведал остроухий.

- А остальные где? - спросила с недоумением.

- Тоже ушли, - все тем же печальным тоном ответил Турлаиндэль.

- И куда ушли? - подбавила в голос язвительных ноток.

- ... - неопределенно помахал в воздухе рукой остроухий.

- Пойдём искать, - предложила ему, поняв, что более внятного ответа долго ждать придётся.

Нашелся один пропащий быстро. Тарзан окучивал двух покупательниц, которые явно нацелились не на эзотерическую литературу, а на братикову натуру. Вон как глазами блестят, да зазывно улыбаются. Папки, Олега и Лехи видать не было. В голову пришло дикое предположение, что рыцарь и телохранитель решили по-мужски разобраться, потому куда-то и ушли. А папа вместе с ними, в качестве или рефери, или секунданта. Может, потому эльфик такой печальный, что с собой не взяли? Или уже кого-то код кусточком прикопать уже успели?

Фантазия у меня очень буйная, об этом свидетельствовало появление Лехи откуда-то из-за моей спины. Пропажа номер два нашлась, уже неплохо. И где тогда отец с Олегом? В кабинете размер калыма обсуждают? А у той стеночки как раз покупательницы ошиваются, не проверишь. Тарзан занят, не спросишь. Зато есть Леха, и уж он-то, в отличие от эльфа, изъясняться умеет вполне вменяемо.

Вернулась в заветный коридорчик и спросила у охранника шепотом:

- Где папа и Олег?

- Олег как поговорил с вашим отцом, Ольга Ивановна, почти сразу ушёл, - спокойно ответил Леша. - Ваш отец тоже вышел, сказал, что попозже еще заглянет.

- Хм, - выдала задумчиво. - Хм, хм, хм... Тогда идемте есть готовить, - завершила свои размышления насущным.

Посмотрела на грустного эльфа, который за мной хвостиком и с кухни и на кухню, и подумала о том, что надо бы не забыть расспросить беднягу, что сейчас-то ему не так. Нет, нежные они - эльфы, очень.

Пока я стояла у плиты, не желая Тарзюше мешать - с процессом торговли он и сам неплохо справляется - успел и папка вернуться. Как раз к обжаренным и обильно посыпанным сыром макаронам, да куриным ножкам, запечённым на скорую руку в духовке. И эльфик салат нарезал, стоило только попросить.

Всё-таки, даже жалко немного Олега, он, наверное, покупая все эти продукты, рассчитывал на то, что я отблагодарю его... как это обычно мужчины представляют. А тут такой облом. Я, да на руках у другого. Но рыцаря без страха и упрёка никто не просил о помощи. Сам решил, сам купил, сам привёз. А получается, что не по доброте душевной помогал, а с прицелом на будущее... Надо бы вернуть ему деньги. Жалко, что чеков не оставил. Знала бы точную сумму, было бы легче. Надо бы прикинуть сколько, и отдать чуть больше.

- Дочь, - начал разговор папка. - Ты когда матери на глаза собираешься показаться? И что у тебя с телефоном?

- Телефоном? - понадобилось время, чтобы отвлечься от готовки и вникнуть в проблему. - Не знаю... Сел, наверное... Я его сто лет не заряжала.

- Заряди, мать вся извелась. И понять не может, откуда у меня сведения о том, что у тебя всё в порядке, - строго нахмурил брови папа. - Я только за этим и забежал, дочура. И ещё чтобы наказать. Не ходи никуда одна. Вон оно всё время как оборачивается. Что я твоей матери скажу, подумала? Вижу по глазам, что не подумала. Потому подумай, на досуге. И завтра чтоб дома была. Матери сама скажешь, что переезжаешь.

- Хорошо, - согласилась с ним, а то, действительно, как-то не хорошо с мамой получилось. - Телефон на зарядку поставлю, обязательно... Прямо сейчас и сделаю. Турлаиндэль, мой хороший, разложи пока еду по тарелкам? Сделаешь? - и остроухий тут же воспрял духом, и даже улыбнулся.

Это его так от моего невнимания корёжило? Что, за жизнь с ним пообщаться, чтобы совсем себя счастливым почувствовал? Эк его приложило. И ведь не выгонишь. Ему выгул регулярный в эльфийских лесах нужен. А жить его туда не отправишь, свои же и прирежут.

Выскользнула из кухни и нырнула в свою комнату. Где-то ту должна быть моя сумка, и телефон там же... Это если Тарзюша его туда вернул. Порылась, нашла искомое, нажала на кнопку и подождала. Экранчик зажёгся ненадолго и тут же погас. Что и требовалось доказать. Достала из сумки зарядку и огляделась. За спиной обнаружился Лёша, а вот розетка как-то в глаза не бросилась. Но как-то же комната освещается. Но выключателя нет. Свет включается, стоит только в помещение войти. Как-то раньше не обращала на это внимания, столько чудес и проблем вокруг, не до этой мелочи было... А теперь заметила.

- Однако, - нахмурилась озадаченно, подумывая о том, чтобы заглянуть под кровать и попробовать поискать там.

- В кабинете, - отец тоже пришёл следом, наверное, дабы проконтролировать чтобы не забыла о телефоне. - Розетка есть в кабинете.

Не зря говорят, что мужчины гораздо лучше женщин замечают такие вот мелочи и подробности. Или, всё-таки, преувеличивают? Прошла в торговый зал, отметила то, что Тарзюша пересчитывает наличность в кассе, обычного, современного вида. А в другом мире, кажется, она как-то иначе выглядела. Нет, мне ещё смотреть и не пересмотреть все подробности того, что меняется с переходом в каждый новый мир.

- Откроешь сейф, скину туда крупную наличку, - спросил братик деловито.

- А, да. Давай, - охотно поучаствовала в процессе перекладки из кассы тощенькой пачки тысячерублёвок.

Так, три штучки набралось, пока я спала. Не густо, и, наверняка, на личном обаянии и запахе Тарзюши заработано. Без этих компонентов и того не видать бы было. Хорошо, что дверь открытую оставила, торговля, пусть по чуть-чуть, но идёт. Наличка нам не помешает, хотя бы Олегу долг для начала отдать. Да и посмотреть, что это за Ярмарка такая, на которой по дешёвке продукты закупать можно.

В кабинете и правда нашлась розетка и даже не одна. Интересно, если поставить здесь телевизор, работать будет? Но это всё риторические вопросы. Узнавать на них ответа пока даже не хочу. Не до того.

Окинула взглядом комнату и подумала о том, что ноут тоже не помешает подзарядить. Да и возможность имеется, стоит воспользоваться.

- Тарзан, - обратилась к братику, который вслед за всей нашей весёлой компанией зашёл в кабинет. - Можешь мой ноут принести, плиз? Пока я осмотрюсь. А то, кабинет имеется, а я об этом ни сном, ни духом была.

- Как скажешь, - ровно ответил братец, судя по тону, тоже пребывает не в духе, как и эльфик.

Ушёл Тарзюша, а я задумалась о том, что сложновато мне будет с таким количеством мужиков под одной крышей ужиться. Пусть даже только один из них на мою девичью честь посягает. И надо сделать всё, чтобы тому же Олегу ни на каких правах не дать возможности здесь жильцом остаться.

Уселась в удобное кресло, у стола, откинулась на спинку и спросила отца, попутно разглядывая интерьер:

- Пап, а что такого ты Олегу сказал, что он ушёл?

Пару шкафов тёмного дерева, и пустые полки за стеклянными дверцами. Гусиное перо и чернильница на столе. Пара пустых бумажек в ящике стола. Вытертый ковёр, расстилающийся от входа-стены до стола. Стул с высокой спинкой, для посетителей, судя по всему. Обивка на сиденье тоже потёртая. Как-то совсем негусто.

- А я сказал, что он не единственный жених и ему придётся мне, в первую очередь, доказать, что достоин моей дочери, - насмешливо просветил меня папа и на стул сел.

Лёха же уверенно зашёл мне за спину и так и остался стоять.

- Что ж ты сразу с мужчиной о матримониальных планах? - засопела сердито. - Можно было без этого обойтись?

- Нельзя. Он на тебя глаз положил, меня-то не обманешь, - хитро-хитро посмотрел на меня папа. - А самой-то как? Нравится спаситель?

- Он успел тебе это рассказать? - надо же, каков рыцарь, подвигами на каждом углу хвастается.

- А я догадался, - фыркнул отец. - Ты его данные называла, помнишь, когда он собирался тебя до Москвы подкинуть.

- Значит, не так он и плох, Олег, как я думала, - задумчиво произнесла вслух, и только потом дошло, что это лучше было про себя проговаривать.

Нечего отцу ещё и из-за того, что меня всякие предатели окружают, беспокоиться.

- Значит, нравится, - сделал вывод папка.

- Пап! - воскликнула возмущённого.

- С мамой знакомить будешь? - задал вопрос с подвохом.

- Ты ещё спроси, а не жду ли я внука или внучку и когда свадьба, - вот теперь сильно-сильно рассердилась на родителя.

- Он мне понравился, - сообщил папа, подымаясь со стула. - А ты ждёшь?

- А как же! - фыркнула недовольно. - Тройню. Мальчик, мальчик и мальчик...

Ещё бы гипотетический папаша предателем не был... Но отцу озвучивать это не стала.

- Матери я врать, что в командировку уехал, не стал. Тут у тебя защитников хватает. Потому снова заночую дома. Только одна никуда не ходи, и завтра, чтобы вечером как штык была, мать успокоила. Поняла, дочь? - строго глянул на меня голубыми глазами папа.

- Хорошо, папочка, - когда родитель читает нотацию, лучше выслушать без возражений, чтобы процесс не затягивать лишними отступлениями от темы.

- Проводишь отца? - спросил он.

- Конечно, пап, - поднялась из-за стола и направилась к выходу.

А тут и Тарзюша явился, вместе с сумкой, в которой ноут лежал. Пришлось на пару минут отвлечься. Пока достала, пока отблагодарила поцелуем в щёку, пока подключила к электросети. И братец, стоило мне только ласку проявить, тут же отмёрз и не стал выглядеть таким холодно-равнодушным. На что-то обиделся? На что, интересно...

А потом мы проводили папу и пошли ужинать. Есть хотелось зверски. Организм уж слишком штормило не далее как несколько часов назад, теперь недопоступивший запас витаминов, углеводов, жиров и белков стоило восполнить. Мы и восполнили, все. Один эльф отказался от курицы, но охотно подчистил тарелку с макаронами, да свою долю салата. И Тарзан с нами поужинал. И к его духам уже так принюхалась, что запах даже не замечался. Скоро и себе такие выпрошу... Наверное. Вот как ещё кто-нибудь вроде того дяди в чёрном, что предлагал калым, попристает и в гарем двадцатой женой пойти попредлагает, и дозрею.

А там и мама позвонила, видимо, отец успел сообщить, что я телефон включила. И это была катастрофа, потому что я как-то морально не подготовилась к тому, как и что врать. И у папы не догадалась спросить, что именно про меня он матери озвучивал. Хорошо, что мамуля часть информации, когда гневно отчитывала меня, успела выдать. И я чуть из кресла не выпала, когда услышала ту версию, которую ей отец толкнул. По его словам выходило, что я к своему молодому человеку решила переехать. Подфартило, так подфартило. И где теперь этого молодого человека, с которым мамуля требовала её познакомить, возьму? И как мамку в гости приглашать? Ведь захочет навестить, и на жилище мифического молодого человека посмотреть... И что я ей покажу? Магазин? И комнатки наши? И какой будет реакция у любимой мамочки? Она же скажет, какого фига я живу с мужиком, который ничего лучше подсобки в магазине мне предложить не может... Короче, после завершения разговора, я была в абсолютном шоке и долго ещё пялилась на стену кабинета, пытаясь собраться с мыслями. Вот не мог папочка что-нибудь попроще выдумать? Что работу нашла? Что квартиру там сняла? Хотя, и тогда мама попыталась бы в гости напроситься... Иногда нет страшнее зверя, чем родственники... Ведь чтобы уж совсем меня добить, мама потребовала, самым категоричным образом, привести завтра на торжественный ужин того самого молодого человека. И сейчас у меня было острое желание побиться головой о столешницу, ну... или о шкаф.

И где я за один день найду ей молодого человека, а? Ну, папуля... Ну, удружил. И Олега не позовёшь с собой, сразу же надумает себе такого. Одного его явления и ревности на пустом месте хватит, чтобы даже и не думать приглашать в качестве фиктивного бой-френда на ужин к родителям. Турлаиндэль мог бы сыграть эту роль, кабы не его эльфячьи уши и странная манера поведения, которая мамулю точно насторожит. А Тарзюшу показывать... Да мамуля же съесть меня с потрохами, когда он завалится в гости в своей фирменной набедренной повязке, да пахнущий своими знаменитыми духами.

Остаётся одна кандидатура -- Лёха. Тем более что так или иначе увяжется следом и даже меня не спросит -- ответственно подходит к своим обязанностям охраняющего. Встала из кресла, отложила телефон на стол, пусть дальше заряжается, прошлась от двери до стола и обратно... Набрала побольше воздуха в грудь и... спросила:

- Лёша. Ты должен мне помочь, - посмотрела на него умоляюще.

- Что нужно сделать, Ольга Ивановна? - не стал он рассусоливать или отнекиваться.

- Сходить вместе со мной на семейный ужин, и изобразить из себя моего молодого человека, - состроила несчастную-несчастную мордашку, наблюдая при этом, как меняется выражение лица обычно невозмутимого охранника.

Щёки порозовели и он смутился, явно не зная, как отказать. Скривился, на миг только, но я заметила, а потом только ответил:

- А моя невеста?

- А твоя невеста не узнает, - посмотрела ещё более умоляюще.

- А ваш молодой человек? - спросил он после пары минут колебаний, во время которых атмосфера в комнате сгустилась и стала морально давить.

- Мой молодой... кто? - запнулась на слове, пытаясь понять то, что он хотел спросить.

- Олег. Он же может... - говорить об этом Лёхе явно было неудобно, но он снова пересилил себя.

- Я понимаю, тебе совсем не хочется со мной на семейный ужин идти. Я слишком многого от тебя прошу. Ты только меня охранять соглашался. И с моей стороны верх наглости требовать с тебя что-то свыше оговоренного, - растерянно глянула на собеседника и села на стул. - Но... понимаешь, - попыталась как можно точнее подобрать слова. - Олег... Если я его поведу на ужин к родителям, боюсь, он решит, что я согласна на всё...

- А, ты... - смешался, и тут же поправился. - А вы?..

- А я не согласная. Это Олег всё себе надумал из-за того, что я позволила ему помочь... Понимаешь, другой город. Денег нет, улететь не могу... Не к кому обратиться было. А он меня из одной ситуации спас, а потом вообще мои проблемы решать начал... Сходу. И если я позволю ему и дальше в мою жизнь делать шаги... То придёт такой момент, когда совесть не позволит ему отказать. А это не правильно, понимаешь? - спросила с отчаянием, глядя в такие серьёзные и одновременно растерянные глаза. - Я не могу больше пользоваться его помощью, если не хочу потом за неё расплачиваться, притом не деньгами...

- А моя помощь? Ею можно... - и снова не договорил, явно не зная как сказать, чтобы не обидеть.

- Да, тебя можно попросить. У тебя невеста есть. Ты не станешь думать лишнего, и лишнего от меня ждать. Сугубо деловые отношения. Хочешь, я заплачу тебе за помощь? - в голову пришла замечательная мысль о том, что кое-какая денюжка в сейфе имеется и её можно потратить на благое дело.

А что может быть более благим, чем спасение моей шкуры от коготков любопытной родительницы?

- Платить не надо, - подумав, выдал невесёлый Лёша. Чувствовалось, по нему, что совсем ему не хотелось в этой авантюре участвовать. - Я помогу...

- Спасибо! - подскочила на месте и захлопала в ладоши. - Спасибо, спасибо, спасибо, - обогнула стол, подлетела к опешившему Лёше и чмокнула его в щёку. - Правда, спасибо. Ты выручил, даже не представляешь как. А через пару месяцев скажу маме, что мы расстались, и что просто сняла квартиру и переехала. Вот надо было папе все эти сложности выдумывать?

- Д-д-да, конечно, - согласился со мной опешивший охранник, тряся головой, словно пытаясь избавиться от назойливой мухи, что жужжит возле уха.

- Спасибо, ты настоящий друг, - порадовалась тому, что догадалась эльфика, было сунувшегося за нами, выставить за дверь до того, как на "зелёную трубку" нажала.

Он бы всех этих разговорах о молодых человеках с мамулей, скачков, и целований телохранителя, думаю, не понял бы. Ещё ревновать начал бы... Улыбнувшись Лёхе, который перестал трясти головой и с недоумением теперь смотрел на радующуюся меня, подбежала к выходу, нажала на специальный выступ возле, дождалась пока дверь откроется и вышла в торговый зал.

- Тарзюша! - воскликнула радостно. - Чем можно заняться в этом магазине вечером? Я всё равно теперь долго не засну!

- Пересчитать товар, деньги, почитать книгу учёта, - ровно перечислил братик, вернувшийся на свой пост продавца.

- Хорошее предложение, - признала я. - Но не для сейчас. Меня переполняет жажда деятельности!

Тарзан криво улыбнулся и пожал плечами, показывая, что это мои проблемы.

- А, может, ты мне чего-нибудь интересного расскажешь? - присела на стульчик у прилавка и с любопытством уставилась на братика.

- Я не знаю ничего интересного, - теперь фиолетовоглазый мужчина смотрел на меня с недоумением, копируя выражение лица Лёхи.

- Я могу рассказать. У нас, эльфов, очень интересные сказания, - вмешался в разговор остроухий, готовый мне услужить любым способом.

И это он когда-то кричал о том, что в наложники только через свой труп? Даже не верится, что это Турлаиндэль такой принципиальный был. Может, его просто подменили?

- Рассказывай, - согласилась на такое убивание времени, подумав о том, что, наверное, магазин уже можно было бы и закрыть.

Впрочем, пока мы не спим, можно и открытыми двери подержать. Лишние покупатели и их деньги нам не помешают. Ещё бы понять, где на них товар закупать, и вообще шикарно будет. И кому налоги платить... И какие ещё отчисления государству требуется делать... В этом я полный ноль. И придётся же всё это осваивать, если магазин себе оставлю или покупатель на него в ближайшее время не найдётся.

О решении послушать эльфийские сказания, пожалела почти сразу же. Истории оказались очень путаными, длинными, нудными, изобилующими не понятными мне подробностями. Через пять минут я заскучала. Через десять затосковала. Через пятнадцать с трудом подавляла зевоту. Через двадцать не выдержала и задумчиво спросила, в пространство:

- А, может, просто погулять? Мы в центре Москвы... Фонари горят... Всё освещено...

- Холодно... - в тон мне сказал Лёша.

- Турлаиндэль, - обратилась к замолкшему эльфу. - Ты очень хорошо рассказываешь... Но я тут подумала, что мы так и не прогулялись по Великой Ярмарке. А там, наверное, интересно. И продукты купить можно.

- Поздно уже, - не согласился со мной охранник.

- Ярмарка работает круглосуточно. Их время не совпадает со временем Земли, - в очередной раз поработал справочным бюро Тарзан. - Можно пойти погулять. Там, скорее всего, сейчас либо день, либо утро... Оденьтесь, только, поскромнее, чтобы не привлекать внимания.

- Ярмарка -- плохая идея, - снова вмешался Лёха, и нахмурился, недовольно глядя на Тарзюшу.

- Нормальная идея, - не согласился с ним Тарзан. - Там много всего необычного. Можно найти всё... Даже эликсир вечной молодости и красоты.

- Какие-нибудь шарлатаны их делают, - фыркнула я на это. - Мы можем просто выйти и осмотреться, надолго не задерживаясь. Надо же понимать, где там вообще продукты искать и действительно ли они будут дешёвыми.

- Решай сама, - пожал плечами Тарзан.

- А ты с нами не пойдёшь? - спросила у него с недоумением. - Чего сидеть здесь и тухнуть, когда просто прогуляться можно?

- А ты меня стесняться не будешь? - ответил он вопросом на вопрос.

- Ты из-за этого всё это время дуешься? - осенило меня. - Я тебя не стесняюсь... Просто всё время складывается всё так, что... Не успеваю я за событиями, и тебе времени уделить не получается... И за прилавком только тому, кому доверяю, могу поручить стоять... Пойдём с нами, а?

- Хорошо, - согласился после небольшого колебания Тарзюша.

- Плохая идея, - вздохнул Лёша, поняв, что никто к его предостережению прислушиваться не собирается.

- Денег возьмём по-минимуму, - надеюсь, приняла разумное решение.

Не хотелось бы спустить всю наличность, увидев что-нибудь очень завлекательное и совсем мне не нужное. Так часто со мной бывает, иду в магазин за солью и возвращаюсь с фиалкой в горшке.

- Как скажешь, - заразился моей энергией Тарзюша и даже улыбнулся.

А вот эльфик загрустил. Наверное, из-за того, что его сказания никто слушать не хочет... Нежное он всё-таки существо, очень нежное. Чуть ветер не так подует сразу в обморок, да? Тяжело мне с ним придётся... Надо с ним что-то решать. А что? Найти бы ему эльфийку, в которую бы он влюбился и которая за него бы замуж вышла. И отправить их куда-нибудь бы в дикий, эльфийский лес, подалее от цивилизации. Но то всё мечты. А вот как подобное провернуть в реальности... Да без ущерба для хрупкой психики Турлаиндэля, которая чуть что, сразу в харакири рвётся.

- Я переодеваться! - воскликнула с дурным энтузиазмом и рванула к себе в комнату.

Надеюсь, никто не попрётся бестактно за мной следом. А то повадились все без стука, как к себе домой, вваливаться.

Пока подбирала одежду поскромнее, такую, чтобы в глаза не бросалась, всё думала, а чего это я такая радостная. Вроде бы проблемы остались прежние. А настроение почему-то заоблачное. Почему? Ведь после того, как с мамулей поговорила, оно ниже плинтуса стала. А вот после общения с Лёхой. Меня так обрадовало то, что он согласился изображать моего парня? Почему? Потому ли только, что мама теперь на мозги мне капать не будет? Или за этим что-то другое стоит? Нет, о таком лучше даже не думать. Потому что такого быть не может, потому что просто не может быть. Да и девушка у Лёши есть. Куда мне со свиным рылом да в калашный ряд? В том ряду меня точно никто не ждёт.

Держа длинную, синюю юбку в руках, уселась на кровать и загрустила. А на кого тогда вообще засматриваться? На Олега? Он не очень-то и хорошо себя показал. Вроде бы сначала, такой рыцарь был, благородный... А сейчас, в качестве оплаты за свою помощь, как и боялась ранее, ждёт моего особого расположения. Не зря же так ревновал, когда меня на руках у Лёхи увидел. Точно чего-то себе уже успел надумать... Обидно. А так понравился сначала. Эх. Нет в этой жизни настоящих мужиков. А если и появляются такие, изредка, в порядке исключения, другим девушкам достаются... Расхватывают таких как горячие пирожки в большой семье. Вот только-только был, а уже нету.

А посему... Посему будем отвлекаться от грустных дум и ворошения ненужных мне эмоций. Что сожалеть о том, что никогда не будет и не может быть... потому что просто не может быть? Я всё-всё понимаю... Может, потому так и тянет меня окунуться во что-нибудь необычное и прямо сейчас? Хочется забыться... и не вспоминать о том, что парень у меня есть только понарошку. А так, по-большому счёту, я одинока. И есть только папа, только мама... А кроме них, никому я и не нужна. Даже Тарзану, чтобы он там ни говорил о заботе и братании.

Бросив неблагодарное дело - грустить о всякой ерунде - оделась, наконец. Правда, сомневаться начала, а стоит ли идти на прогулку. Если бы была альтернатива, то точно бы не пошла. А так, хоть какое-то спасение от грозящей мне бессонницы. Одежду выбрала скромную. Так, чтобы руки и ноги были скрыты под ней. Водолазка с длинным рукавом, длиннющая юбка. Приталенный жакет поверх водолазки и удобная обувь. Платок на голову наматывать не стала, да и подходящей шапки в скудном гардеробе, привезенном папой, не имелось. Ограничилась тем, что аккуратно сложила лёгкий шарфик и убрала его в сумку. Если что, найду ему применение. Надеюсь, в мире Ярмарки не холодно, не замерзну в таком виде. Но выглянуть и проверить, перед выходом на саму прогулку, не помешает. Что и сделала, выбравшись из комнаты. Попутно заглянула в сейф и кинула пару золотых монет, что обнаружились там, в сумку и сама себе строго наказала, следить за ней в толчее, как за зеницей ока.

С формой одежды я угадала. За дверью было не так чтобы очень холодно, но и не жарко. Леша наблюдал за моими маневрами очень внимательно. И в какой-то момент не выдержал, предложил:

- Лучше бы мне первому проверять, что там за дверью.

- А если ты пострадаешь? - не согласилась с ним и закрыла дверь.

- Главное, что не пострадаете вы, Ольга Ивановна, - спокойно заметил он. - Это будет обозначать, что я справился с поставленной передо мной задачей.

- Хорошо, так и будем делать, - сдалась, поколебавшись чуток.

А тут и Тарзюша явился. И чего он так долго собирался, если для него скромный вариант одежды заключается в добавлении в комплект к шортам, свободной рубахи, подпоясанной цветной веревкой? Даже запах остался прежним - гадостным. А я, кстати, забыла обновить его, стоило бы для профилактики антиферомоновыми духами побрызгаться.

Эльфу же дранную одежду не на что менять было... Но выглядел он все равно опрятно. И когда только постираться и починиться успел? И почему уши так грустно, как у ослика Иа повисли?

- Турлаиндэль... - только и успела сказать.

Дверь открылась и в торговый зал скользнула личность, полностью замотанная в чёрную ткань. Брат по разуму для ибн кого-то там, предлагавшего мне стать его двадцатой женой или сам ибн кто-то? Под темными бесформенными одеяниями и повязкой, закрывающей лицо, так сразу и не разберешь, кто есть ху.

А следом за этими личностями, стали заходить и другие, с подносами - на которых что-то высилось горками, прикрытое вышитой, цветной тканью - в руках.

- Могу ли я увидеть достопочтенного Ивана эно Александер? - обратился к мужчинам тот, что вошёл в магазин первым.

И снова проигнорировал моё присутствие, гад. Узнала по голосу господина оптовика, готового кинуть меня на деньги и параллельно потискать меня же в тёмном углу.

- Господина Ивана эно Александер, нет сейчас. Он отлучился. Будет завтра, - прежде чем ответить, Тарзан поклонился, приложив руку к животу.

- Я так и не дождался ответа, - с великой печалью в голосе сказал ибн кто-то. Никак не получалось вспомнить его имя. И даже хорошо, что пришелец не прямо ко мне обращается, чувствовала бы себя дура дурой, не знаючи, как собеседника называть. - Прошло несколько дней, а известий все нет, - лёгкая укоризна проскользнула в тоне говорившего. - И я решил, что калым мал показался, что оскорбил господина Ивана эно Александера, предложив за его дочь так мало. Я вернусь завтра, дабы продемонстрировать серьезность моих намерений и то, как высоко я оценил красоту его жемчужины-дочери.

Как же меня тянуло высказаться. Как же хотелось сказать, что этому самонадеянному гаду, лучше с такими предложениями к моему отцу не подходить. Первый раз сдержался и в челюсть кулаком не заехал... На второй раз может терпения у него и не хватить.

Дернула Тарзюшу за рукав и сказала тихо-тихо:

- Передай достопочтенному господину, что у меня есть жених, и я скоро замуж выхожу, - решила не быть дипломатом и отказать сразу, дабы мужик никаких лишних надежд не питал.

Невозмутимый Леша, стоявший сбоку и чуть-чуть передо мной, косо глянул на меня, явно желая что-то сказать, но сумел смолчать.

- Кто он? - в голосе пришельца отразилась та ярость, которую вызвало данное известие.

Вон как проняло, даже не стал ждать, когда ему мои слова Тарзюша озвучит.

- Я! - не стал скромничать и оставаться в стороне Леша.

Охранник твёрдо встретил взгляд сощуренных чёрных глаз. Воздух между мужчинами, словно гудел от напряжения, таким острым был поединок взоров. И первым отступил ибн кто-то.

- Достопочтенный Ифано эно Александер не говорил мне об этом, - ровно произнёс горячий восточный мужчина и скользнул по мне безразличным взглядом.

- Это решение было принято не далее как сегодня, - со спокойной улыбкой отозвался Леша. - До того как мой будущий тесть ушёл родственников радовать вестью, - надеюсь, эта чушь, которую с серьёзным видом произносит фальшивый жених, вполне в духе традиций мира из которого пришёл этот эно как его зовут.

- Поздравляю, эта дева будет прекрасным украшением твоего гарема, - процедил сквозь зубы гость и сделал знак своим сопровождающим, кои начали поспешно выходить вон. - Спешу откланятся, и прошу передать просьбу о встрече достопочтенному Ифано эно Александер. У нас остался еще один не решённый вопрос.

- Обязательно передам, - вежливо отозвался на правах фальшивого будущего родственника Леша.

Мужик в чёрном, окинув нас всех холодным взглядом, удалился, даже не соизволив попрощаться. Нет, этот тип мне определенно не нравится. Гад гадом. С таким лучше вообще дел не иметь. Хорошо, что Леша вмешался и помог поставить зарвавшегося дядю на место. Иначе так просто он со своим брачным предложением не отстал бы. И, думаю не в неземной моей красоте дело. Я - владелица магазина. Женившись на мне, данный мужичок автоматически прибирает к рукам мой бизнес. Надо бы ему намекнуть на проблемы, имеющиеся у магазина... Глядишь, совсем дорогу сюда забудет. С другой стороны не стоит этого делать. Такие акулы, как та, что гостила тут совсем недавно, слабых глотают целиком, не пережевывая. И даже не давятся.

- Прекрасная роза, - совсем затухшим голосом обратился ко мне эльф. - Мне нужно вернуться домой.

- Зачем? - не понимаю в чем причина такого его желания.

Амулет барахлит? Что не так я сделала? Или у воздействия срок годности вышел?

- Вы же замуж выходите, - совсем несчастно произнёс эльф.

- Э... Э... - стоит ли ему рассказывать как все на самом деле обстоит? - Понимаешь, другого способа отвадить этого настырного типа не было. Он бы так просто не отступился, если бы узнал, что моё замужество фикция. А оно фикция и его просто не будет. Мы специально так сказали, чтобы отказ получился окончательным.

- А вы выйдете за меня замуж? - воспрял духом эльф.

- Я пока совсем замуж не хочу, - попыталась подобрать такие слова, которые не обидели бы его. - Вот когда надумаю, тогда и поговорим.

- Хорошо, - с самым наисерьезнейшим видом сказал эльфик. - Я запомню.

Лучше бы забыл. Но вслух этого говорить не стала. Зачем расстраивать ушастого еще сильнее? Вроде бы и обрадовался, но все равно стоит и глазищами хлопает, хорошо, что не ушами... И выражение лица... Такое, будто прямо сейчас готов умереть, но в памяти при помощи долота и молотка все нужное высечь. Упертый, когда дело касается зависимости от моего запаха. И где бы ему добрую и порядочную эльфийку найти, а?

- Ну что? Все готовы? - окинула взглядом свою выгуливательную команду.

Эльф ответил мне удивленным взором и даже с места не сдвинулся, когда я сделала пару шагов к двери.

- Турлаиндэль? - позвала его. - А ты чего стоишь? Не хочешь по Ярмарке прогуляться?

- Меня не звали, - грустно ответил он и уши тут же поникли.

Вот и разрешилась загадка грустного эльфячьего настроения. Ей-богу, как дитя малое себя ведёт. Забыла ему официально приглашение озвучить и он сразу затосковал. И в кого они такие занудливые - эльфы?

- Идём, пока не передумала, - вздохнула и перевернула табличку на двери, на всякий случай.

Чтобы никто, пока нас нет, зайти не смог. Леша уже к тому моменту вышел и проверял обстановку снаружи. Пропустила Тарзюшу и остроухого, а потом и сама вышла, закрыв за собой дверь.

- Турлаиндэль, - обратилась к эльфу. - Попробуй открыть дверь, пожалуйста.

Задавать вопрос, а зачем мне это, ушастик не стал. Просто с радостью выполнил просьбу и мы смогли убедиться, что заперто. Стоило мне попробовать открыть... Все прекрасно сработало.

- Хорошая противоугонная система, - сказала одобрительно, снова захлопнув дверь.

Окинула взглядом окрестности. Людно... И справа магазин, и слева магазин... И куда ни глянь, везде торговля кипит. И... Споткнулась взглядом о фигуру охранника у магазина сладостей, что располагался напротив. В чёрное закутан, и повязка по самые глаза лицо закрывает. Надеюсь, магазин этот не принадлежит тому самому любителю гаремов? Не хотелось бы обнаружить, что этот вредный дядя - наш сосед.

- Куда пойдём? - спросила у Тарзана.

- Продуктовые ряды? - ответил вопросом.

- И магазины, где амулеты из золотых перьев можно найти, - подытожила я.

Программа минимум была составлена и можно приступать к ее реализации. Чем и занялись, очень быстро забыв о гаремолюбителях. Вокруг было так интересно и до продуктовых рядов мы шли долго. И не дошли бы и до вечера -- в этом мире был как раз разгар дня -- не вытаскивай меня Тарзан практически за шкирку из разнообразных лавок и лавочек. Чего на Ярмарке только не было. Можно было, даже, по словам названного братца, который как-то отмерз, и охотно отвечал на мои вопросы, купить динозавра. Главное, чтобы денег хватило. Вот зачем кому-то в хозяйстве динозавр? Этого я понять не могла.

Ах, это разноцветье узких улочек! Ах, это сияние витрин на более широких и престижных! Ах, эти умопомрачительные запахи у парфюмерной лавки! Реклама в действии, когда ты проходишь рядом и, унюхав удивительный, завораживающий аромат, не можешь уйти, не заглянув вовнутрь лавки... Вот бы у нас в парфюмерных магазинах так пахло, не смешением всего чего только можно, а отдельными, вкусными нотками того запаха, что подходит именно тебе... И это кружение цветов в воздухе у цветочного магазина! И скульптура из шурупов и гвоздей у лавки со всякой железной мелочью! И блеск драгоценностей на девушке, играющей роль зазывалы у ювелирной мастерской!

- Не боятся, что её украдут вместе с украшениями? - спросила у Тарзана, удивившись такому способу рекламировать товар.

- Охрана не дремлет. Кто покусится, очень близко с ней познакомится, - усмехнулся моей наивности братик. - И магические следилки на этих украшениях, наверняка, установлены. Вмиг стражники воришку поймают, и жестоко накажут.

И я пошла дальше, ахая, восторгаясь и ведя себя не как привыкшая ко всему и невозмутимая, да надменная москвичка, а как обыкновенная провинциалка, попавшая на королевский приём. Еле очнулась от очарования такой огромной Ярмарки, когда Тарзан дёрнул меня за руку и сказал:

- Здесь можно посмотреть цены на перья. Помнишь, ты хотела?

- А, да... конечно, - отреагировала не сразу, засмотревшись на зазывалу, жонглирующего изумительной красоты, стеклянными бокалами, у входа в посудную лавку.

Тарзан отвлек меня как раз в тот момент, когда кудеснику, подкидываемущему девять бокалов, то ли хозяин лавки, то ли просто помощник, бросил ещё один предмет для жонглирования. Представление пользовалось спросом. Народ толпился вокруг, ахал, когда очередной бокал добавлялся к тем, что уже летали в опытных руках жонглёра. И кое-кто из этой толпы, заинтригованный таким подходом к рекламе, заходил в лавку, посмотреть, чем же там ещё торгуют. Думаю, хозяин неплохо поднимает себе продажи вот таким вот простым приемом.

Неохотно, влекомая братцем, вошла в оружейную лавку. Первый момент просто недоумевала, зачем Тарзан завёл меня сюда. Но, потом, заметила кольчугу, полностью состоящую из золотых перьев. Перышки были искусно закреплены на тончайшей сетке из какого-то металла. И не весила практически ничего... А по словам продавца, заметившего наш интерес, держала любой удар, даже магический, так как была специальным образом обработана.

- Четыреста тысяч золотых, - назвал цену кольчуги продавец и я поперхнулась воздухом.

Даже дилетантке мне было понятно, что стоимость такова... Что тот запас перьев, который у меня имеется, просто бесценен. То-то ибн кто-то так хочет всё оптом скупить. Правда, на тех перьях нет обработки и они не собраны в кольчугу, да и не хватит их на неё... Но всё равно, стоят они, уверена, много больше того, что готов заплатить мой несостоявшийся жених.

- У меня есть парочка перьев на продажу, - решила пойти ва-банк и поточнее узнать, сколько может стоить чемоданчик, практически, подаренный мне пернатыми. - Сколько они могут стоить?

- Вы хотите продать амулеты? Или сырое перо без обработки? И откуда они у вас? - заинтересовался продавец.

- Подарок. Перья не обработаны, - выдала требуемую информацию, надеясь, что не преступаю никаких законов и не готовлю себе небо в клеточку на ближайшие годы собственными руками, говоря всё это.

- По одному-пяти золотых за штуку, в зависимости от размера и яркости сияния, - подумав, сказал продавец. - И после заключения комиссии, что перо отдано птицей добровольно.

- Недешевая кольчуга... Но дело, наверное в том, что на неё пошло очень много перьев, - несоразмерность цены на выходе, и на входе, заставила задуматься, а сколько реально штучек перьев в такой вот кольчужке. - Не сто же, и не тысяча...

- Для создания этой кольчуги, порядка пяти тысяч перьев использовано, - продемонстрировал отличное знание предмета продавец. - На стоимость сырья накладывается работа мага, работа мастеров, собравших кольчугу и выковавших сетку из эмарилла, стоимость самого металла, пошлина, налог на продажу и разрешение комиссии.

- Ну, разрешение-то оплачивает тот, кто вам перо принес. Я правильно понимаю? - улыбнулась желанию продавца оправдать несусветную цену. - В стоимость оно никак входить не может.

- Продавец тоже оплачивает разрешение. С этим строго, проверяют результат после создания кольчуги или амулета. Сверяют количество по документам, сколько было разрешено, сколько использовано, и выявляют перья, которые могли попасть в кольчугу подпольным путём, снятые с мёртвых птиц и привезённые контрабандой, - представительный мужчина охотно делился информацией, и не пытаясь скрывать нюансы.

Впрочем, чего ему бояться? Конкуренции? Создание такой кольчуги не каждый сдюжит, а уж оплатить стоимость сырья, заплатить все пошлины и сборы, а потом долго-долго ждать, когда придёт настолько богатый покупатель, что позволит себе купить эксклюзивную вещь, стоящую как десятилетний оборот какого-нибудь небольшого государства, а то и большого... Это смотря, какая экономика в том мире, в котором то государство находится, и запасы золота, в том числе. Думаю, подобной торговлей единицы занимаются. Риск уж очень большой.

Подозреваю, что птичек истребляют не такие вот любители кольчужек, а маги, которые из них амулеты делают. Четыреста штук золотых не каждый прохожий из кармана жестом фокусника достать может. А вот двадцать-пятьдесят... Тоже не каждый прохожий, но тот, кто хочет за неплохой амулет заплатить, вполне может раскошелиться. А на основе контрабандных перьев, что-нибудь мелкое и обиходное, наверняка, изготавливают. И какие-нибудь скидки на такие амулеты делают. В это вникать ещё и вникать.

Пожалела, что не прихватила перья с собой, можно было бы пёрышко показать продавцу, узнать, во сколько оценит. И что же я такой тормоз-то, а? Не умею на несколько шагов вперёд видеть. Учиться мне ещё тонкостям торговли и учиться.

- Ну, на мои перья у меня разрешения есть, - легко махнула рукой. - Ничего, если мы как-нибудь заглянем потом и покажем вам их? Вдруг заинтересуют...

- Я предпочитаю брать оптом, так дешевле выходит, - не стал связываться с неизвестным поставщиком продавец или всё-таки хозяин? Вон как уверенно себя ведёт и говорит. - Попробуйте предложить магам. Но на вашем месте, я бы оставил подобный подарок себе и сделал бы амулеты самостоятельно. Состояния с продажи пары перьев вы не сделаете. А способности, чтобы зачаровать как надо, у вас есть.

В этом мире не сделаю состояния, точно. Получается, что две тысячи баксов, вполне себе приличная цена была за перышко. Так что... Надо посмотреть, почем маги за перья платят. А там и решать, как и кому продавать. Но, лучше, одной партией не отдавать. Поштучно торговать, выгодней будет, чем оптом. Да и подозрительно, откуда столько перьев у залётной непонятной дамочки. Была бы акулой бизнеса, прошедшей огонь, воду и медные трубы, можно было бы и партию толкнуть на рынке. А так, придётся распродавать частями. Товар, если судить по имеющимся у меня документам, вполне себе легальный, потому руки не жжет, не требует немедленной продажи. Вот и будем искать выгоды, да побольше. Потому, эно кто-то там неизвестный может даже не рассчитывать на оптовую покупку. Для него, у меня много перьев нету. Только то, что он видел. Скажем, что цену лучше предложили, пусть не надеется.

Поблагодарив любезного владельца лавки, вряд ли он просто продавец всё-таки, вышли наружу, и не сразу я смогла включиться в очарование Ярмарки вновь. Взвешивала, и мысленно подсчитывала, что да как.

- К магам сходим? - спросила у Тарзюши. - Уточнить бы у них, сколько за перышки дадут. И экибану стоит убрать с прилавка. Несколько штучек перьев оставить, а остальные спрятать. Многовато по незнанию я их выставила на обозрение, - вздохнула, даже как-то в голову ранее не приходило, что поступаю не умно.

Лавка по продаже магических товаров произвела на меня неизгладимое впечатление. Вот когда я поняла, что ассортимент в моём магазине, оставляет желать лучшего. В торговом заведении, над входом в которое гордо красовалась вывеска с надписью: "Магический ураган", банальными приворотными зельями, ерундовыми статуэтками и магической литературой не ограничивались. Амулеты, зелья, колдовские атрибуты и составляющие для волшебных напитков. Специализированные усилители вкусов, улучшители одежды, тканей, металлов и прочие алхимические прибамбасы. И даже магические игрушки имелись, для детей и их родителей. Птички, летающие и поющие после активации специальным камешком. Рыбки, совсем как настоящие. Домики, с открывающимися и закрывающимися самостоятельно, при приближении кукол к ним, окнами да дверями. С зажигающимися и выключающимися светильниками, загорающимся и гаснущим огнём в печи, на игрушечной кухоньке. Куклы умеющие открывать и закрывать рот, когда их кормят... Мечта для любой девчонки. А для мальчишек и лошадки с рыцарями имелись, двигающиеся практически как живые. Только некоторая заторможенность и неуклюжесть движений выдавала в них игрушки. И самоходные игрушечные тележки имелись, и кареты, и крохотные светлячки, долженствующие заменять фонарики. Глаза разбегались, да уныло как-то стало на душе. Такого уровня и ассортимента мне не скоро достичь, если достичь вообще удастся. Впрочем, я вроде как магазин продавать собиралась. К чему тогда завидовать оборотистости хозяина? Вряд ли он начинал когда-то с такого же богатого ассортимент. Ведь каждое дело всегда начинается с нуля. Правда моё дело - глубокий минус, даже не ноль.

Продавец в этой лавке оказался не таким разговорчивым, как в предыдущей. Сказал, что подобными вопросами занимается закупщик-маг и решение принимает при наличии образцов товара на руках, дабы сразу иметь возможность произвести экспертную оценку. Молодой, серьёзный человек, в белой строгой рубашке, с воротником стойкой и без застёжек, да в коричневых, идеально сидящих штанах, записал название моей лавки - нисколько не удивившись его экзотичности - пообещав, что передаст информацию закупщику тогда, когда тот приедет из командировки и что если предложение заинтересует, с нами свяжутся. Такая знакомая бюрократия... Аж заплакать от умиления захотелось.

И мы вышли наружу, не солоно хлебавши, в круговерть торговли. Толпа была разношёрстная, и на неё тоже можно было поглазеть. Но я уже устала, и несколько привыкла к хвостам, копытам, рогам, пятачкам и прочим странным особенностям покупателей и продавцов. Всё равно превалировали люди. Их было больше всего.

- В продуктовые ряды, - приняла решение волевым усилием. - Если попадутся какие подходящие магические лавки по дороге, попробуем там спросить.

- Продуктовые ряды, так продуктовые ряды, - согласился Тарзан. - Кажется, нам сюда... - он неуверенно осмотрелся. - Я тут только раза два был вместе с Буорони, не уверен, но попробуем повернуть направо.

После этих его слов стало как-то не спокойно на душе. А мы точно сможем вернуться обратно? Уже можно начинать паниковать?

- Ты уверен, что найдёшь дорогу обратно? - спросила у братика, сглотнув.

За разглядыванием витрин и прохожих, я как-то забыла о том, что нам не помешала бы нить Ариадны. Эта Ярмарка была похлеще лабиринта Минотавра. А теперь я очнулась и поняла, что дорогу не помню, совсем.

- Выберемся, - уверенно ответил вместо него Лёха. - Я запоминал повороты.

- Не помешало бы карту купить, - сказала и подумала о том, что здравые мысли приходят как всегда поздновато. - Если по пути что подходящее заметите, маякните.

На себя я уже не надеялась. Вокруг столько всего интересного и необычного было, что вполне могла пройти мимо и нужного не заметить. Да и заинтересованные взгляды прохожих-мужчин, тоже раздражали и отвлекали внимание. Кто-то вообще не реагировал, как продавец в магическом магазинчике, или владелец оружейного. А  некоторые так плотоядно с ног до головы разглядывали... что очень хотелось вернуться и облиться из флакончика Тарзановых любимых духов с ног до головы. На спутников моих тоже глазели. Пусть и не сильно мы выделялись среди разношёрстного народа - каких только нарядов не насмотрелись пока гуляли по рядам - но вниманием нас не обделяли. Чуть больше заинтересованных женских взоров доставалось Тарзану, чуть меньше эльфу и Лёше. Так что, не одна я служила объектом интереса для народа. Но всё равно это как-то нервировало. Так и ждала, что вот сейчас кто-нибудь начнёт лапать и приставать, не слыша гласа разума... Как-то не везло мне последнее время на реакцию мужиков, подвоха ждать постоянно стала. Стоило только отвлечься от разглядывания чудес Ярмарки, как тут же напрягалась, заметив чьё-нибудь пристальное внимание. Есть все шансы паранойей обзавестись. Совсем нервы ни к чёрту стали.

Повернув пару раз направо, и раза три налево, под предводительством Тарзана мы вышли к продуктовым рядам. И вот тут-то я растерялась. Если мясо сырое, вяленное, жаренное опознать ещё получалось, и то не всегда, то вот всякие фрукты и овощи вогнали меня в отчаяние. И как понять, что это такое, вон то, которое фиолетовое и колючее, и с чем его едят? Или вон то, жёлтенькое, плоское и с глазами? У них своя Чернобыльская АЭС где-то имеется, что ли?

- Однако, - только и вымолвила, когда заметила, как продавец того самого куска мяса, который мне приглянулся и я уже примеривалась спросить сколько стоит, вытряхнул что-то круглое из деревянного ящика прямо на прилавок.

Это круглое очень напоминало мифическую голову медузы Горгоны. Хвостами к предмету крепились живые змеи. Они извивались, шипели и активно демонстрировали раздвоенные языки и клыкастые пасти.

- Деликатес, - пояснил продавец, поймав мой ошарашенный взгляд. - Отдам со скидкой, если всё возьмёте.

- Спасибо, - отошла подальше от прилавка. - Нам не по карману такие излишества.

- Такой красивой девушке и за поцелуи отдам, - ухмыльнулся в бороду мужчина.

И как мой запах унюхать смог? В продуктовых рядах ароматов хватало. И аппетитных, и не очень.

Вот ведь, нюх у человека. Или мужик просто ко всем молодым блондинкам неровно дышит? Блондинки всегда и везде в цене? Даже на Ярмарке?

- Я поцелуями делюсь только с женихом, - остановила эльфика, открывшего было рот и, судя по выражению лица, собравшегося на смертный бой продавца вызвать. - Придётся как-то жить без деликатесов, - и прошла вперёд, не желая начинать конфликт на пустом месте.

Мои мужчины вон как подобрались. Турлаиндэль кипит, и всё порывается что-то нелицеприятное о мужике сказать. Лёша шаг вперёд сделал, меня прикрывая, а Тарзан скептически хмыкнул и окинул наглеца презрительным взглядом. Даже не сразу среагировали на то, что охранника обошла по дуге и продолжила путь. Нагоняли потом, решив всё-таки, не убивать нахала на месте.

Чем дальше мы углублялись в продуктовые ряды, тем сильнее я теряла аппетит. Идентифицировать удалось от силы процентов десять продуктов из имеющегося ассортимента. Всё остальное было мне неизвестно, и зачастую выглядело очень подозрительно, а то и тошнотворно.

- Печень летучей ящерицы, берите печень летучей ящерицы, - завывал по правую руку от нас щуплый мужичишка.

Выглядел товар, им предлагаемый, вполне похожим на обычную куриную печёнку. Но это не мешало нашему эльфику брезгливо морщиться. В обморок, от вида мяса, он не падал, как можно было ожидать, но неодобрение на его лице легко читалось.

Все эти торговые ряды, что продуктовые, что непродуктовые, поражали своей хаотичностью. Именно этим словом можно было описать то, как разбросаны были лавки по территории Ярмарки. Не было какого-то расположения по направлениям (фрукты вместе, овощи вместе, магические лавки тоже вместе). Вместо этого, даже в продуктовых рядах, фрукты, бакалея, мясо, рыба, молочная продукция перемежались с лавками посуды, мебели, магических светильников и прочими. Просто процент таких вот вещевых магазинчиков, был меньше чем там, где находилась моя лавка. Да и здесь, в продуктовых рядах, прилавков под открытым небом больше было, чем полноценных магазинов.

Бардак и беспорядок, среди которого найти искомое, очень сложно и требует огромного количества времени. Потому что ряды желательно обойти все, чтобы выбрать по лучшей цене и хорошего качества товар. Но попробуй это сделай, когда прилавки тянутся и тянутся, прерываясь временами на закрытые торговые площади, и конца, и края этому не видно. Раньше или позже плюнешь на цены и просто купишь то, что поближе к дому находится. Так и мы поступили, когда у меня терпение закончилось, и тошнота от вида некоторых продуктов, замучила.

На один золотой мы смогли прилично отовариться. И у меня осталось ощущение, всё равно, что нас нагрели с ценами. Пусть и битком были набиты сумки, которые мы приобрели у ушлого дельца, что бегал по рядам, продавая так нужный покупателям товар прямо с рук. И вот зачем так закупились? Я же просто хотела к ценам приглядеться, перевести золотые по курсу в рубли (хотя бы на вес примериться почем монеты на Земле могли пойти), и там уже, поняв, дёшево или нет, продукты на Ярмарке продают, и думать о покупках.

Это всё на меня изобилие товаров подействовало, да и не тянуло в продуктовые ряды ещё заглядывать. Раз уж с оказией, именуемой любопытство, здесь оказались, то можно чего-нибудь и прикупить. Но вот специально возвращаться, совсем не хотелось. Не понравился мне здешний продуктовый рынок, совсем.

Мужчины, нагруженные под завязку кучей полных сумок, бодро зашагали в обратном направлении. И я за ними. Даже Лёшу нагрузили, решив, что будет он за мной одним глазком приглядывать и если что успеет сумки бросить, чтобы меня защитить. Точнее я решила, а он спорить не стал, хоть и глянул на меня хмуро. Аргумент, что за всё время прогулки на меня никто не покушался, явно не показался ему весомым. И пока мы шли, он всё время на меня оглядывался и подзывал, требуя, чтобы я рядом шла. А я старалась сильно не отставать, хоть, временами, и вертела головой по сторонам, выпадая из реальности и тихо радовалась про себя, что мало денюжек с собой взяла. Иначе бы просадила всё, что за перо нам дали, одним махом, на какую-нибудь заманчиво-яркую ерунду. А так, меня всё время останавливало осознание того, что кошелёк практически пуст, и тратить нечего, а, значит, и спрашивать что почём тоже совершенно ни к чему. Вот разбогатею, тогда и вернусь, если к тому моменту, конечно, покупатель на магазин не найдётся. И потрачу кучу денег на то, что понравится. Потому как и туфельки вон в той витрине просто чудо, и голубое платье-туника, вполне соответствует земной моде, и к моим глазам подойдёт. И шарфики такие красивые были. И сумочки, необычные, красивые. И перчатки... И сапожки. И кружева.

С головой уйдя в созерцание всякого шмотья, подотстала и мужчин-сопровождающих из поля зрения выпустила.

- Оля! - сердито окликнул меня Лёша.

Видимо, обнаружив, что меня нет, решил вернуться и поискать пропажу. Я заспешила к нему навстречу, улыбнувшись и помахав рукой.

- Ой! - пискнула, почувствовав, что дышать нечем и перед глазами как-то очень темно стало.

И быстро потеряла ориентацию в пространстве. Да и паника с головой накрыла. Я отравилась? Когда? Как? Мне же Тарзан обещал, что на меня яды не действуют. И почему я ничего не вижу? И не слышу? И запахов не ощущаю?

- Где все? - позвала тихо, отчаянно, стараясь держать себя в руках.

Но голос срывался и дрожал, и мне было очень-очень страшно от того, что не понимала, что же происходит.

- Ох, - голова закружилась, я упала и отключилась.

Только и успела подумать: "Кажется, всё!"

Проснулась выспавшейся, довольной, с неясным томлением в душе, да сладко тянущим низом живота. Потянулась и улыбнулась Лёше, который смотрел на меня с тревогой. И тут обнаружила, что акробатические номера у него на руках откалываю.

- Ой! - пискнула полузадушено и обхватила охранника за шею руками, да прижалась покрепче к носильщику.

- Ольга Ивановна, - обратился ко мне рыжик. - Откройте дверь, пожалуйста.

Нет бы спросить, как я чувствую себя после обморка. Бесчувственный бяка он. Вспомнила состояние, после которого я отключилась, и невольно вздохнула. Что же такое со мной произошло?

Машинально открыла дверь магазина, Лёша присел, давая мне возможность повернуть ручку. И только очутившись в тишине и прохладе знакомого помещения, попросила:

- Отпусти меня, пожалуйста.

Охранник молча повиновался.

- Прекрасная роза? - возник в поле зрения обеспокоенный эльф. - Как вы?

На ногах я держалась не твёрдо. Отчего-то меня повело в сторону и я пошатнулась. Леша сразу же обхватил меня за талию, удерживая и не давая упасть. Это я погорячилась, когда посчитала себя отдохнувшей и способной передвигаться самостоятельно. Охранник, очень мрачный и чем-то недовольный, помог мне дойти до стула и сесть.

В глаза бросились сумки, сваленные прямо у порога и во мне тут же проснулась рачительная хозяйка.

- Тарзюш, - обратилась к брату. - Разложишь продукты по местам? А Турлаиндэль тебе поможет, - Лешу пока не спешила отпускать.

Крепко вцепилась в его ладонь, боясь, что если он ее уберет, мир снова перед глазами плясать начнёт.

- Сделаю, - не стал спорить братика.

Эльф же отвечать не стал, просто ушёл, нагрузившись сумками, вслед за Тарзаном, постоянно оглядываясь.

- Что произошло? - задала вопрос охранику, проводив взглядом мини-караван вьючных мужчин.

- Вас пытались похитить, Ольга Ивановна, - устало отозвался Леша.

- Кто? - испугалась серьезности тона и порадовалась тому, что провела в бессознательном состоянии весь переполох.

И так нервы никакие, а тут очередное похищение, это, если мужчины не преувеличивают.

- Какие-то неизвестные, - спокойно ответил охранник.

- Мы их не успели схватить. Алексею только удалось тебя отбить у них, - Тарзюша вернулся за оставшимися покупками. - А когда мы прибежали, все уже было закончено.

Невозмутимый обычно братика, сейчас выглядел взбудораженным, и даже на пару взволнованных взмахов руками расщедрился.

- Спасибо герою? - глянула снизу вверх на Лешу. - Спасибо, что спас.

- Это моя работа, - холодно ответил охранник. - И она осложняется тем, что вы совсем себя не бережете, Ольга Ивановна. Вам стоит быть осторожней и не вести себя так легкомысленно.

- Только папе не рассказывай, ладно? - попросила, виновато склонив голову. - Зачем ему лишний раз волноваться?

- Вот об этом я и говорил, - с досадой сказал Леша, крепко сжал мои пальцы и отпустил.

- Не скажешь? - посмотрела на мужчину с надеждой.

- Нет, - бросил он мрачно и отошёл от меня.

И понимай его как хочешь. То ли "нет" относится к тому, что не скажет, то ли к тому, что наоборот разболтает.

- Турлаиндэль, - обрадовалась появившемуся эльфу, как родному. - Поможешь мне дойти до моей комнаты? А то Леша дуется и помогать не хочет, - а Тарзюша на кухне возится, вздохнула про себя.

Несправедливо, наверное, так о своём спасителе говорить. Но чего он на меня злится и отчитывает как девчонку? Да, он помогает. Да, на общественных началах... Но не нужно на меня смотреть так, как сейчас смотрит - как на дуру малолетнюю.

- С радостью, прекрасная роза, - тут же просиял улыбкой эльф, а Леша на это хмыкнул.

Остроухий помог мне встать и пройти в коридорчик, а там, остановившись у нужной двери, страстно приник к тыльной стороне моей ладони губами, и так и застыл.

- Турлаиндэль, - попыталась отобрать у него ладошку, не получилось, держал крепко. - Я только проводить тебя просила. Все остальное - лишнее.

- Прекрасная роза, - жалобно посмотрел на меня эльфик и уши его снова горестно повисли.

- Если ты обратишь внимание, я никому подобного не позволяю, - сказала строго и он, наконец, выпустил мою ладонь. - Не до шашней мне сейчас... Сам видишь, - улыбнулась грустно и зашла в свою комнату, захлопнув дверь перед самым эльфячьим носом.

Как же я от всего устала. Эти бесконечные проблемы да разборки с наафрадизиаченными мужиками, скоро меня в гроб загонят. На автомате разделась, на автопилоте приняла душ и почистила зубы и легла спать, вспомнив, что на Земле, вроде как ночь сейчас. А устроившись поудобней в постели, поняла... Что мне чего-то не хватает. Тело ныло, требуя... О ужас! Я чем дальше, тем сильнее хотела секса. До сводящей низ живота сладкой судороги. Неясное томление, что беспокоило меня сразу по приходу в себя, атрофировалось в сильное желание. Вытерпеть было возможно, но сложно.

Ночь не удалась. Выспаться не получилось, желание удовлетворить тоже. Что-то останавливало, когда почти решалась уже на самостоятельную разряду. Ощущение, что это может кто-то посторонний увидеть, не давало возможности решить проблему самым простым путём. Не знаю, с чего моя паранойя решила, что кто-то может меня застукать за очень деликатным занятием... Но решиться я так и не решилась, провертевшись в беспокойном сне пол ночи в кровати. Постоянно тревожно вскидывалась и так толком и не поспала.

Утром поднялась по внутренним часам рано. Мрачная и сонная. Желание немного поутихло, но так и не угасло до конца. Умылась неохотно и пошла себе завтрак готовить. Стоило только поставить чайник на плиту, как на кухне появился Леша. Неприлично бодрый и при этом равнодушно-отстраненный.

Я неохотно выхлебала кружку чая, так и не заговорив с охранником, и с отвращением посмотрела на бутерброды, наструганные Лешей и поставленные передо мной на тарелочке.

- Нет аппетита, - пробормотала хмуро и пошла шляться по помещениям.

Моя комната, коридор, торговый зал магазина... В какой-то момент поймала себя на том, что хожу по кругу и чего-то жду. Чего? Понять бы еще. Когда во входную дверь постучали, вздрогнула и рванула открывать. Меня просто трясло от нетерпения. Вот оно! То самое, чего ждала. Почему-то была уверена, что это именно так.

Сердце радостно забилось, а низ живота снова свело сладкой судорогой... На пороге стоял закутанный в чёрную ткань мужчина. Ибн кто-то пришёл и я расплылась в дурацкой, радостной улыбке. Так хотелось прикоснуться к мужчине, снять с него эту идиотскую накидку, а потом уединиться где-нибудь, где нам никто не помешает.

- Я к господину Ифан эно Александер, - сказал низким голосом наш старый знакомец.

Растаяла, поняв, что влюбилась... Прямо здесь и сейчас, в потрясающего человека и на всю оставшуюся жизнь.





Глава 12


В которой говориться о том, что восточные мужчины так горячи, что можно обжечься




Заворожено наблюдала за тем, как господин ибн ктотушка медленно спускается по ступенькам и, не глядя на меня, обращается к Лёше:

- Так могу я увидеть Ифан эно Александер?

- Конечно, можете, - расплылась в дурацкой улыбке и велела магазину: - Земля, Москва.

И бросилась в кабинет, к заряжающемуся телефону. Как и следовало ожидать, там уже всё давно зарядилось и только ждало моего появления. Выключила шнур из сети, отсоеденила от мобилы и набрала папу.

- Папуля! - воскликнула радостно. - Привет! Тут тебя ждут. Когда сможешь приехать? Хорошо... Целую... Жду, - обратилась к охраннику, нажав на отбой: - Лёшенька, подскажи, пожалуйста, где Тарзюша?

- В своей комнате, - уверенно ответил мужчина и добавил зачем-то. - Наверное.

- Вы простите нас, - обратилась к ибн ктотушке. - Сейчас организуем чай, сладости. Или позавтракаете с нами? Отец скоро приедет.

Закутанный в чёрное мужик проигнорировал меня и обратился напрямую к Лёше.

- Я бы не отказался от чая.

Но теперь меня эта его манера, не замечать мою скромную персону, не бесила. Это так по-мужски было. Брутально и так по-восточному! Может, у них законы такие? К незнакомым женщинам с разговором обращаться нельзя, наверное. Какое почитание традиций! Потрясающе просто! Ещё и старших почитает, наверное. Такой в метро точно старикам место уступать будет. Идеальный мужчина!

В ожидании появления папули, растормошила Тарзана, заставила покошеварить на кухне и организовать свой фирменный чай. Усадила гостя, посредством переговоров через Лёшу, на стул в кабинете. Посетовала про себя, что ничего удобней не имеется. Лично дотащила поднос с подготовленной снедью до кабинета. И собственноручно чай в чашку налила, да тарелку со сладостями поближе к гостю пододвинула. Оглядев дело рук своих, удовлетворённо вздохнула и принялась умильно наблюдать за тем, как мужчина аккуратно приподнимает свою повязку, так, чтобы ничего лишнего не показать, и пьёт чай. Под повязкой удалось ухватить взглядом некоторые подробности, которые подбавили умильности моему настроению. Никогда не думала, что густая борода выглядит так сексуально. И губы у моего будущего мужа - в момент, когда ибн ктотушка откусил от халвы, поняла, что замуж хочу только за него и больше ни за кого - красивые, пухлые... Целоваться, наверное, приятно. И пальцы рук тонкие, сильные, даже сквозь ткань перчаток заметно. И глаза такие... чёрные, огромные... И ресницы, пушистые, длинные... Счастливо вздохнула. Повезло мне с будущим мужем. Он такой. Такой! Просто слов нет, какой!

- Папа! - услышав стук в дверь, вспомнила о том, что табличку перевернуть бы стоило.

И прежде чем открыть дверь, именно это и сделала.

- Папуля! - встретила отца решительным выражением лица, и немного поумерила пыл, заметив за его спиной Палыча. - Папа! Я решила, я выхожу замуж! - огорошила его, стоило ему только спуститься в торговый зал.

- Вот оно что! - воскликнул папин друг и окинул меня оценивающим взглядом. - Действительно, ЧП.

- Оля, давай, не будем торопиться с подобными решениями, - строго сказал отец. - Вот познакомишь жениха с мамой, пообщаетесь с Лёшей подольше.

- Папа? Ты вообще о чём? - посмотрела на родителя, как на дурака. - Какой Лёша? У него невеста имеется! Ты забыл? Я за другого замуж хочу. Он ждёт тебя в кабинете!

- Иван! Не горячись! - схватил отца за руку Палыч, заметив, что тот собирается рвануть в кабинет. - Прежде чем что-то делать, подумай о последствиях.

- Я... Этому... - процедил сквозь зубы родитель.

- Дядя Иван! - вмешался Лёша. - Так проблему не решить. Давайте, отойдём на пару минут, поговорим.

- О чём? - тут же возмутилась я. - Будешь отговаривать отца?

- Я на вашей стороне, Ольга Ивановна, - спокойно ответил охранник. - Вот увидите, всё образуется.

- В кабинет нельзя, там этот... - выплюнул последнее слово папа.

- На улицу, выйдем на улицу, - предложил дядя Андрей. - Оль, подожди нас здесь. Решим вопрос, вернёмся. И не подслушивай, обижусь, - погрозил он мне пальцем и повёл злого отца за дверь.

И вот о чём они там совещаться будут, а? Изгрызла все ногти от нетерпения, разрываясь между любопытством и желанием полюбоваться на своего будущего мужа ещё. Последнее желание оказалось сильнее, и я забыла о том, что родственники там о чём-то общаются и вернулась в кабинет, умильно наблюдать за тем, как невозмутимый ибн ктотушка продолжает чаёвничать.

- Оля! - позвал меня отец из торгового зала минут через пять, и мне пришлось с сожалением отвлечься от так понравившегося мне занятия.

- Да, папа, - вышла, тяжко вздохнув при этом.

- Значит, твёрдо решила двадцатой женой в гарем пойти? - прищурив глаза, спросил отец.

- Зато самой любимой, - возразила ему. - Ты же хочешь, чтобы я была счастлива?

- Хорошо, тогда выйди. Размер калыма обговаривать будем, - холодно велел отец. - Алексей, Палыч, останьтесь. А ты, Оля, найди своего эльфа и побудь с ним. Его твоё решение не обрадовало. Вот и утешь бедолагу.

- Папа! - попробовала возмутиться.

- Выйди! - рявкнул отец, видимо, не так уж и хорошо удалось Лёше его успокоить.

Когда он в таком состоянии, лучше не спорить, потому, кинув грустный взгляд на будущего мужа, вышла из кабинета. И какой всё-таки выдержанный мой ибн ктотушка. Ни слова не сказал, пока мы тут отношения выясняли. Такой воспитанный, такой тактичный! Это мы как базарные торговки себя ведём, всё на виду у посторонних обсуждаем. Надо будет папе замечание сделать и самой эту дурацкую привычку, кидаться в выяснения отношений без оглядки на окружение, бросать.

Заседал народ в кабинете два часа. За это время я успела и эльфика утешить, сказав, что могу взять его слугой в гарем и с Тарзаном пообщаться. Остроухий сначала мою идею работы в гареме воспринял настороженно, но потом согласился, что это выход из положения. Так как он просто не видел жизни без меня и собирался после того, как я выйду замуж, покончить жизнь самоубийством, в лучших эльфийских традициях. Тарзюша же был не шибко разговорчивым. Пришлось тормошить надутую буку.  На вопрос, что такого произошло, что он так дуется, братик, наконец, дал полный и исчерпывающий ответ:

- Твой охранник сказал мне держаться от тебя подальше.

- Как это? - опешила я. - Что он себе позволяет? - возмутилась такому произволу.

- Я не в обиде, - меланхолично ответил Тарзюша, всем своим видом демонстрируя как раз обратное. - Он просто ревнует. Его как и всех до этого, твой запах сильно привлекает. Только он скрывает это от тебя хорошо.

- Правда? - спросила с недоверием.

- Правда, - ответил Тарзан.

- Но это всё равно не даёт ему права мешать нам общаться, - недовольно поморщилась. - Ничего, недолго терпеть осталось. Думаю, что откажусь от его помощи. Всё равно скоро замуж выхожу.  

- Оля, - отвлёк нас от душещипательного разговора вышедший из кабинета отец. - Сегодня зайдёт юрист от господина Архата эно Раифата. Палыч обещал прислать своего. Составят контракт по продаже магазина, твоя задача без разговоров подписать.

Только открыла рот, чтобы возразить, как отец тут же перебил меня.

- Ты же хочешь сделать приятно Архату эно Раифату? - спросил он с хитрой улыбкой. - Вот и делай. Господину Архату эно Раифату будет очень приятно приобрести у нас магазин.

И я кивнула, соглашаясь и тая от того, что теперь знаю имя любимого. Архатушка... Красиво звучит. Раз милый хочет, чтобы продала магазин. О чём речь тогда вообще? Да подпишу, не проблема. Благо и сама подумывала о том, что не потянуть мне лавку Скамейкину.

- Пап, тогда Лёша больше не нужен? - спросила радостно улыбнувшись. - Всё равно же замуж выйду, и магазина уже не будет.

- Об этом мы поговорим позднее, - пригвоздил меня к полу тяжёлым взглядом папа. - Гостя дорого только проводим, - и ощутимо скрипнул зубами, что-то его всё ещё злило.

- А он надолго уходит? - расстроилась, хотелось бы, чтобы Архат ещё остался и со мной поговорил.

Или просто посмотрел бы... А он мимо прошёл, и даже в мою сторону не взглянул. Как я дальше жить буду? Договорились они о браке или нет? Отец дал ясно понять, что этот вопрос будет обсуждать со мной в отсутствии Архата. А если не договорились? Лишь бы, лишь бы, лишь бы всё было так, как я хочу. Ведь моё чувство взаимно, уверена. Не зря же Архат мою руку просил... Приглянулась я ему, не иначе.

- Не переживай, увидишь ещё господина покупателя, - пару раз глубоко вдохнув и выдохнув, ответил папа. - Господин Архат эно Раифат, - обратился он к моему будущему мужу. - Мы ждём выполнения договорённостей с вашей стороны.

Закутанный в чёрное мужчина поклонился, приложив руку к сердцу, и у меня аж дыхание перехватило от того, как изящно он это сделал. Ну какой же идеальный мужчина! И почему раньше была так слепа? Где мои глаза были? Ведь прошла бы мимо своего счастья, и не заметила бы. Как хорошо, что я прозрела!

- Оля, - отвлёк меня Палыч от витания в облаках. - Перемести нас к остановке, где господин гость сможет выйти.

- Остановке? - фигуру речи не сразу переварила, уж слишком глубоко в себя ушла. -  А... Сейчас... Великая Ярмарка, - произнесла вслух. - А, может, он у нас здесь юриста подождёт? Можно же послать кого-нибудь за юристом.

- Если только сама пошлёшься, - сердито одёрнул меня отец. - Но я не разрешу. И это не обсуждается.

Ничего не сказала, только тоскливым взглядом проводила Архатушку до двери, а потом долго смотрела вслед, стоя на пороге.

- Оля! - окликнул меня дядя Андрей. - А меня ты выпустишь? Юриста встретить надо, а я выйти не могу.

- А... Да... - неохотно закрыла дверь и отдала команду. - Земля, Москва. А вы быстро, дядя Андрей? - мне не терпелось поскорее вернуться обратно.

- Посмотрим, - не стал давать точного ответа Палыч. - Зависит от пробок. Ждите меня, скоро вернусь, - и вышел, аккуратно прикрыв дверь.

- Пап, - посмотрела на всё ещё сердитого отца. - До чего вы договорились? Ты согласился на его предложение жениться?

- Идём в кабинет, - строго поджал губы папа. - Остальные, ждите, - добавил, заметив, что Лёша тоже собрался идти следом за нами.

В кабинете, присела на стул, на котором только недавно сидел любимый. Расплылась в блаженной улыбке, от осознания, что его запах и энергетика ещё витают в помещении...

- Оля, - отец садиться не стал, просто остановился напротив и окинул меня серьёзным взглядом. - Я наделся, что ты повзрослела, думать научилась. Зачем ты пошла на Ярмарку? Я тебе что сказал? Сидеть и не высовываться. Тебе мало было приключений? Тебе сколько лет? Шесть?

- Пап, ну ничего же не случилось, - пожала плечами, не желая признавать вину. - Ну, упала в обморок...

- И эту заразу подцепила, - не дал мне договорить отец.

- Какую заразу? - посмотрела на папу с недоумением.

- Болезнь одну, нехорошую. Сегодня тебе принесут от неё лекарство. Выпьешь, - отец не спрашивал, ставил перед фактом. - Вылечишься. Тогда и обсудим твоё поведение более подробно. Пока ты не способна воспринимать реальность. Скажи спасибо Лёше, что он Палычу позвонил, предупредил.

- О чём предупредил? - насторожилась, услышав про Лёшу.

- У него и узнаешь, - папа усмехнулся. - Раз уж он кашу заварил, ему и расхлёбывать, да объясняться. Твой Тарзан что-нибудь понимает в приворотных зельях? - сменил он тему.

- Не знаю точно... Должен, наверное. Лучше у него напрямую спросить, - с недоумением посмотрела на папу. - А зачем тебе приворотное зелье?

- Не мне. Одному знакомому нужно, - не стал распространяться о подробностях папа.

- Пап, я хочу Лёшу попросить перестать за мной присматривать, - завела разговор об одном из дел, которые считала обязательными с некоторого времени. - Всё равно я скоро замуж выйду. Вы же с Архатушкой договорились о женитьбе?

- Договорились. Не переживай. Мы с ним хорошо договорились, - папа стиснул кулаки. - Всё устроим наилучшим образом.

- И с мамой его познакомлю. Мама же хотела знать, кто такой мой жених. И Лёшу теперь можно будет не просить, - просияла при мысли о том, что маме врать не надо будет.

- А о чём ты хотела попросить Лёшу? - хитро прищурившись, спросил папа.

- Да, мы с ним договорились... Ты же маме сказал, что я к жениху переезжаю. Неужели мама тебе все уши не прожужжала о том, что я с женихом её знакомить буду? Вот мы и решили с Лёшей, что он жениха поизображает, - выдала всё как ну духу, не считая нужным скрывать от отца подробности договора. - А теперь это не надо будет. У меня уже есть жених.

- Да, дочь, - покачал головой отец. - Удивила ты меня. Не торопись пока Лёшу гнать. Вот замуж выйдешь, и в присмотре нуждаться перестанешь. А до тех пор, охранник с тобой останется.

- Пап! - попробовала возмутиться.

Не получилось, отец так строго на меня глянул, что я более не рискнула просить его об этом.

- Ты уже достаточно дел наделала, - не ограничился взглядом папа. - Что с работой? Ты уволилась? Или отпуск взяла?

- Я... - а ведь про работу совсем забыла. - Понимаешь... - и вот как ему объяснить, почему за трудовой идти не спешу. - Так всё завертелось... что.... Но я увольняюсь.

- Твой муж будет против того, чтобы ты работала, - усмехнулся папа, пристально глядя на меня.

- Но это же хорошо! Буду сидеть дома, с детьми нянчиться, - при мысли о предстоящем счастье, в очередной раз расплылась в мечтательной улыбке.

- И с девятнадцатью его жёнами, - хмыкнул отец. - Позови мне твоего Таразана. И подожди за дверью, пока мы общаться будем.

О чем разговаривали отец с братиком, не знаю. Да и как-то не сильно интересно было. Меня больше волновал вопрос, когда же я увижу Архатушку и когда свадьба. Как-то забыла я у папочки спросить, а надо было. Тогда в календаре стала бы дни вычёркивать, считая часы, оставшиеся до желанного события.

- Турлаиндэль, - обратила на эльфа сияющий взгляд. - Я такая счастливая!

- Поздравляю, прекрасная роза, - произнёс остроухий грустно.

А я подумала о том, как же меня муж  называть будет? Тоже прекрасной розой или как-то более изыскано? Даже не сомневаюсь, что мне понравится. Интересно, а как он целуется? Наверное, просто сногсшибательно.  А секс? Будет сногсшибательным, уверена в этом. Нет, мне всё-таки нереально повезло.

- Основано на внушении, господин Иван, - услышала голос Тарзюши и повернулась на звук. - И это точно, - дверь кабинета была открыта и папа, в сопровождении братика, вышли в торговый зал. - Не в моих силах, к сожалению.

- Жаль, - мрачно отозвался отец и задумчиво посмотрел на счастливую меня. - Жаль, - повторил он.

- Добрый день, - знакомый голос отвлёк меня от созерцания папы. Повернулась к двери и заметила Олега, стоящего на предпоследней ступеньке. - Что-то случилось? - окинул он удивлённым взглядом всю  нашу живописную композицию.

- Случилось. Оля замуж выходит, - мрачно произнёс отец. - Думаем, на какой день свадьбу назначать.

Олег сделал шаг вперёд, спуская со ступеньки, растерянно улыбнулся, словно пытался понять, подшучивают над ним или серьёзно говорят.

- Чем скорее, тем лучше, - убеждённо произнесла я. - Здравствуй, Олег.

- И за кого? - задал вопрос Олег, как-то в напряжении застыв на месте.

- За самого лучшего мужчину на свете! - восторженно просветила его я.

- Все очень запущенно, - вздохнул отец. - Идемте, Олег, побеседуем.

- Ты на что намекаешь? - мне не понравились слова отца про "запущено".

- На то, что нам с Олегом поговорить надо, - не моргнул и глазом папа.

И рыцарь без страха и упрека послушно проследовал за ним в кабинет, по пути внимательно и обескуражено глянув на меня. Заговоры какие-то за моей спиной устраивают, кажется. Надеюсь, они не хотят нас с Архатушкой разлучить? Не позволю. Костьми лягу, но не позволю.

С Олегом отец общался не долго, о чем именно, то осталось для меня тайной. Когда они вышли из кабинета, как раз подъехал дядя Андрей вместе с адвокатом. И я смогла, безумно радуясь тому, что долго ждать не пришлось, перенести нас на Ярмарку. Сердце сладко замирало в предвкушении встречи с любимым. Но он не пришёл. Вместо него какой-то другой, закутанный в чёрное, дядька явился, да в сопровождении двух своих клонов. Не отличить было кто есть ху в этих одинаковых одеяниях. Но я была уверена, что Архатушки среди них нет, и что тот, кто с приветствием к моему отцу обратился, наверняка главный.

- Желаю здравствовать, Ифано Эно Александер, - переврал папино имя пришелец.

- И вам того же, уважаемый, - отозвался папа. - Пройдемте в кабинет, там удобней будет обсудить все вопросы. Оля, - обернулся ко мне. - Понадобятся стулья.

- Тарзан? - переадресовала вопрос брату.

- Будет сделано, - холодно ответил тот и поклонился.

- Оль, - отец пропустил вперёд гостей, включая Палыча и земного адвоката. - Ты тоже зайди. Понадобится твоя подпись.

- Сейчас, - тяжко вздохнула, расстроившись, что Архатушка не пришёл.

Леша нырнул в кабинет вслед за мной, за ним собрался и эльф зайти. Я его остановила, попросив помочь Тарзюше. Остроухий охотно повиновался. А я зашла в кабинет, с тоской глянув прежде на входную дверь магазина.

В помещении было тесновато, на такую прорву народу оно не было рассчитано. Как тут народ по стульям рассаживать, ума не приложу. Жадным взглядом пробежалась по троим мужчинам в чёрном. Кто они моему будущему мужу? Может, и будущие родственники среди них имеются?

Тарзан с эльфом споро притащили все имевшиеся в наличии стулья - с кухни да из торгового зала. Всех всё равно усадить не получилось. Гостей усадили, а я и Лёша стоять остались, как и Турлаиндэль да Олег с Тарзаном.

Папа нахмурился, заметив, что эти кое-кто не собирается уходить. Понятно Тарзан, ему интересно знать, что с магазином будет. А остроухий? Ему-то все эти переговоры зачем? Хочет проконтролировать, чтобы не забыла обговорить его службу в гареме? Но я и не забуду. Обещала же. Да и Олегу зачем наши проблемы? По старой памяти? Так ему теперь точно ничего не светит. Я за другого замуж выхожу, и больше с помощью рыцаря без страха и упрёка напрягать не стану. Прогонять тех, кого на переговоры не звали, отец не стал, только вздохнул тяжко.

Главный клон, представившийся Хасифом эно Раифатом - дядей Архатушки - для начала предоставил свиток с договором купли-продажи и доверенность на право подписи от лица Архата эно Раифата.

- Вы принесли то, что обещал господин Архат эно Раифат? - отец же начал переговоры с чего-то мне совсем не понятного.

Господину Хасифу тут же один из клонов вручил кошель, который был дядей моего будущего мужа положен на стол.

- Если вы не против, мы проверим, - вступил в разговор дядя Андрей.

- Олег? - отец кивнул на кошель. - Посмотришь?

Мужчина согласно кивнул и, дождавшись положительного ответа от родственника Архатушки, подошёл к столу.

- Тарзан. Поможешь? - отец теперь подозвал и братца.

Тот кочевряжиться не стал, пожал широченными плечами и тоже подошёл к столу, наблюдать за тем, как Олег достаёт из кожаного, коричневого кошеля флакон с каким-то зельем. Приворотное? Про которое отец спрашивал? Он об этом с Олегом и Тарзюшей говорил?

Олег осторожно отвинтил крышку, капнул из флакона на тыльную сторону ладони и внимательно принялся рассматривать то, что получилось. Понюхал, просканировал взглядом, а потом слизнул каплю.

- Тарзан? - спросил папа у братца.

- То, что нужно, - уверенно ответил он.

- Олег? - теперь отец обратился к рыцарю без страха и упрёка.

- Да, то, что надо, - сказал мужчина и бросил на меня растерянный взгляд.

- Договор, - сказал господин Хасиф и пододвинул свиток, который тоже ранее положил на стол, поближе к отцу.

- Господин Колесников, - вместо отца отреагировал Палыч и кинул взгляд на юриста с Земли. - Посмотрите?

- Я вам ранее говорил, Андрей Павлович, - ответил юрист и потянулся к свитку. - Что лучше, если бы у меня было несколько дней на проработку договора и составления протокола разногласий и всех необходимых дополнительных соглашений, буде такие потребуются.

- У нас нет этого времени, - устало произнёс папа и устало посмотрел на меня, стоящую возле двери.

- Час-два у меня имеются? - сухо поинтересовался юрист, прихватив вместе с договором и доверенность.

- Придётся обождать, - обратился к гостям в черном отец. - Чай? Кофе?

"Потанцуем" - прошептал себе под нос, но так, что я услышала, Лёша, который стоял рядом. Охраняет, наверное. От кого? Обернулась на охранника и возмущённо шикнула. Шутка мне по вкусу не пришлась.

Эти "час-два" тянулись долго. Юрист читал контракт, вычёркивал что-то, обсуждал эти моменты с господином Хасифом, иногда они вроде бы и спокойно, но упорно спорили, не сходясь на каких-то пунктах - казалось, это будет длиться бесконечно. За это время я успела намечтать двоих детишек - мальчика и девочку - счастливую семейную жизнь и любовь до гроба. Как хорошо, что я так быстро нашла своё личное счастье. Некоторые всю жизнь ищут, и никак не найдут. А у меня так быстро, и когда я совсем того не ожидала. Тарзан с Олегом отлучались, притом братец делал это гораздо чаще. Табличку-то я забыла повернуть, и несколько раз в магазин заскакивали покупатели. А Лёша так упорно и стоял рядом со мной, да время от времени отпускал глупые шутки шёпотом. Я злилась и отвлекалась от мыслей о счастливом замужестве.

- У вас есть здесь принтер? - подал голос юрист, обращаясь к моему отцу и доставая ноутбук из сумки. - Я по-быстрому текст наберу, распечатаем.

- Нет принтера, - ответила вместо папы я.

- Тогда скину на флэшку, - господин Колесников поморщился, показывая, как устал от всех сложностей, с которыми ему пришлось столкнуться в процессе работы на нас. - Распечатаю в ближайшем магазине. Видел вывеску по дороге.

- Земля, Москва, - неохотно прошептала себе под нос. - Можно попробовать.

- Тогда мне нужно ещё полчаса, - сказал юрист и включил ноут.

- Ваш чай, - принёс поднос с напитками Тарзан - гости, наконец, соизволили согласиться на угощение.

- Однако, - озадаченно произнёс юрист, начав щёлкать клавиатурой.

Пока бородачи - а все мужчины в чёрном являлись владельцами густой растительности на лице - осторожно поднимая повязки, пили чай, господин Колесников успел показать ноут, развернув его к дяде Андрею и пару раз удивлённо воскликнуть: "Однако!", а потом постепенно набрать текст договора.

Меня это заинтриговало и на время выбило из мечтательного состояния, и я подойдя поближе, заглянула через плечо юриста. Удивлённо покачала головой, удивляться действительно было чему. Документ был разделён на две колонки. В одной текст господин Колесников набирал на русском языке, в другой автоматически появлялась абракадабра. Странные значки и символы. Если я правильно поняла, то они - перевод текста контракта на родной язык Архатушки. И, присмотревшись, смогла разобрать, что там написано. Удивительно, правда, удивительно. То-то юрист "однако" кричал.

А потом господин Колесников, завершив дело, скинул документ на флэшку, как и обещал, и минут пятнадцать потратил на то, чтобы распечатать где-то по соседству. А после того, как вернулся, протянул один экземпляр господину Хасифу, один отцу. Свиток, пока его прорабатывали, тоже разделился на два равных куска, один из них так же попал в руки папе.

Отец потратил минут десять, чтобы вникнуть сначала в одни, потом в другой документ. Покивал сам себе и поднялся с места. Подошёл ко мне и потребовал:

- Подпиши.

Вникать в суть документов не стала, просто пробежалась глазами по диагонали - отцу я доверяла как себе. Речь шла о продаже магазина и золотых перьев. В качестве оплаты была прописана приличная сумма, плюс какой-то эликсир лечебный. То, что набирал юрист, оказалось не договором - протоколом разногласий. Его я вообще смотреть не стала. Какая разница, если уже всеми и всё проверено, да и замуж я скоро за владельца магазина выхожу?

Взяла протянутую мне отцом ручку, подошла к столу и поставила подпись на всех документах на своём и господина Хасифа экземпляре. Следом за мной подписался дядя Архатушки, прежде тоже внимательно перечитав контракт и протокол.

- Продано, - спокойно сказал он и поднялся со стула.

И принялся бережно сворачивать свои экземпляры документов. Тот клон, что стоял сейчас по правую руку от него, склонился к уху дяди Архатушки и что-то прошептал. И господин Хасиф эно Раифат тут же развернул договор и внимательно в него всмотрелся.

- Решили нас обмануть? - зло процедил он сквозь зубы. - Сделка отменяется! - бросил он бумаги на стол и схватил флакончик.

- Не понимаю, о чём вы? - отец поднялся с места, глядя с недоумением на покупателей. - И в мыслях не было вас обманывать.

- Тогда, что это? - поднял брошенные документы со стола господин Хасиф, и потряс ими перед носом отца.

Как проняло родственника моего будущего мужа! До этого вёл себя невозмутимо и непрошибаемо, а тут шипит и трясётся от гнева. Папа взял документы в руки, посмотрел на них с удивлением и потрясённо прошептал:

- Не может быть, - глянул на Тарзана и спросил. - Ты знал?

- О чём? - удивлённо пожал плечами тот и подошёл к столу ближе. Взял документы в руки и хмыкнул, что-то интересное там рассмотрев. - Нет, не знал.

- Мы оскорблены обманом! - не дал ответить отцу господин Хасиф и резкими движениями одёрнул своё черное одеяние. - Все договорённости аннулируются.

- Причина и нам не ясна, - хмуро ответил отец, забрал документы из рук братца, глянул на них с досадой и швырнул на стол. - Мы приносим свои извинения и готовы переподписать контракт ещё раз, - попробовал остановить направившихся на выход покупателей.

- Мы не готовы! - зло бросил господин Хасиф и его клоны пододвинули Тарзана, освобождая дорогу к двери.

Олег подвинулся сам, а вот Лёша не торопился предоставлять покупателям возможности удобно пройти в дверь. Стоял и о чём-то думал. А, потом, словно очнувшись ото сна, медленно отошёл и приоткрыл, поклонившись, дверь. Да попутно меня потеснил с дороги. С каких это пор он гостям кланяется? Отвлеклась на его выверты и не заметила манёвра остроухого, который зачем-то пошёл наперерез гостям.

- Извините, - невинно улыбнулся Лёша, когда господин Хасиф обо что-то споткнулся и чуть не упал.

Эльфик бросился поддержать гостя, но клоны перекрыли ему дорогу, правда, это не спасло флакончика, который раздражённый покупатель забыл положить в кожаный кошель. От неловкого движения господина Хасифа, флакон с силой соприкоснулся с полотном двери. Этого оказалось достаточно, чтобы раздался звон бьющегося стекла... На полу, растекалась неприглядная лужа, а покупатель просто потерял дар речи...

- Откуда? - подскочил к двери Олег.

Дядя Андрей, тоже вставший со своего места и подошедший к месту происшествия, дёрнул его за руку, заставляя замолчать. А я смотрела на всё происходящее непонимающим взглядом, пытаясь разобраться, что вообще вокруг происходит.

- Свадьбы не будет, - прошипел сквозь зубы оскорблённый в своих лучших чувствах гость. - И покупки не будет. Пусть она помучается, и сдохнет от неразделённой любви...

Клоны оттолкнули Лёху от двери, и вывели своё руководство под ручки из кабинета, а потом и из магазина.

- Свадьбы не будет? - до меня дошёл смысл сказанного дядей Архатушки.

Губы задрожали, на глаза навернулись слёзы и я закрыла руками лицо... Проклятый магазин, проклятый юрист, проклятый Лёша... Всё из-за них...

- Быстрее, - распорядился Лёха. - Помогите мне, подержите её.

Меня крепко, но бережно, обхватил поперёк туловища кто-то из мужчин, а потом Олег заставил отнять ладони от лица. Я глянула на него несчастными глазами, собираясь прямо сейчас разреветься.

- Оближи, - к моим губам поднёс руку Лёша. - Срочно!

- Свадьбы не будет! - всхлипнула я, не собираясь ничего лизать.

- Это поможет вернуть Архата, - попытался достучаться до моего сознания Лёша. - Оближи, милая, прошу... Ты же хочешь, чтобы он за тобой пришёл? Придёт после того, как ты жидкость с моих пальцев слижешь! Только быстрее, она высыхает...

Слёзы сразу же перестали литься, и я потянулась губами к пальцам Лёшиной руки, при этом зачем-то кивая, как китайский болванчик... Показывая, что согласна на всё, лишь бы свадьба состоялась. Вкус у мужских пальцев оказался таким... сладким, как мороженное, и нежным, что я увлеклась облизыванием. Скоро меня и держать не понадобилось. Не хотела отцепляться от Лёшиных рук, старательно вылизывая и ладони, и пальцы, и запястья, не обращая внимания на пятикопеечный размер глаз всех присутствующих, и на то, как странно и с обалдением на меня сам объект облизывания смотрит. Чувствовала себя кошкой, дорвавшейся до валерьянки, чуть ли не мурлыкала от удовольствия.

- Свадьбы не будет, - наконец, с облегчением вздохнул папа и велел. - Оль, может, хватит?

- Мы не знаем, какая доза потребуется для полного выздоровления, - рассудительно сказал Палыч и почему-то отвёл взгляд от нас с Лёшей.

- Сейчас, - тяжело дыша сказал Лёха, и потянулся одной рукой к двери, оставив другую мне на растерзание.

Поелозил ладонью по тому месту, где ещё темнело пятно на том месте, о которое разбился флакон и вернул руку на место, позволив мне обхватить пальчиками запястье, и повторил фокус теперь уже со второй рукой.

- Не преборщим? - теперь и папа отвёл смущённо взгляд.

- Ещё хочу! - потребовала у Лёши, и взяла в рот его палец, обсосала легонько, выпустила и снова попросила. - Ещё хочу.

- Сейчас, - Лёха выглядел совсем ошарашенным, но не растерялся, и теперь уже по низу двери руками повозил и с пола остатки зелья собрал, стараясь не задевать осколки флакона.

Во мне даже на секунду не проснулась брезгливость, уж слишком притягательно вкусно было то, во что были вымазаны руки у моего охранника. И сам охранник вполне себе ничего. Рыженький, нагленький, покрасневший почему-то... Миленький... Не то, что всякие ибн кто-то... Какая я влюбчивая, однако. Час назад любимым был один, теперь другой? Нет, этот не любимый, точно. Просто нравится мне очень-очень. Жаль, что почти уже женат. А ведь с Архатом меня совсем недавно не смущало то, что тот точно совсем женат, притом девятнадцать раз.

- Хватит, - оттолкнула Лёшины руки и вздохнула. - А теперь, расскажите, что за заговор это был?





Глава 13


В которой говорится о том, что родственники - дело тёмное!


- Давай, сначала ты отдохнёшь, - предложил отец, так и продолжая смотреть в сторону.

- Прекрасная роза, - несчастно позвал меня остроухий. - Вы...

- Турлаиндэль, только ты не начинай, - остановила его резко. - Ни за кого я замуж пока не иду, и влюбляться ни в кого не собираюсь. А с этим, который ибн кто-то, было недоразумение, в котором мне хотелось бы разобраться. Кто-нибудь что-нибудь мне расскажет, а? Что это было? Почему меня так на него повело? Когда мне успели приворотное зелье дать?

- Это было внушение, а зелье тебе в плечо вкололи. Проверь, след должен был ещё остаться, - посоветовал Тарзюша, как главный эксперт по приворотам. - Тебя психологически, магически и химически обработали. Иначе ничего не получилось бы. Использовали то, что подействовало бы в любом случае, без каких-либо иных вариантов. Если бы Алексей тебя не отбил у бойцов господина Архата, ты бы была уже сейчас замужем, и вполне возможно беременна, - прозвучало это жёстко, если не сказать жестоко и я содрогнулась, представив собственную участь.

- Они планировали, я уверен, - вступил в разговор отдышавшийся Лёша, вернувшийся к своей привычной маске невозмутимого охранника. - Обработать тебя и похитить, если получится. Выбрали момент, когда ты на большое расстояние от нас отошла, и использовали шанс.

- Вели они нас, прямо от лавки, наверняка, - со вздохом сказал Тарзан.

- Оля, продай магазин, - отец подошёл ближе, поняв, что никаких неприличностей более не происходит и можно уже на нас всех смотреть. - Мне не нравится то, что ты постоянно подвергаешься опасности.

- А ты откуда всё узнал? - спросила у него с подозрением. - Лёша просветил, когда выводил тебя наружу, чтобы поговорить? И как-то очень вовремя вы с дядей Андреем приехали.

- Я позвонил Палычу, - спокойно признался охранник. - Как понял, что что-то неладное происходит и, когда ты нас на Землю перенесла. А там мы делали так, чтобы ты не слышала ничего лишнего, и за твоей спиной согласовывали действия и придумывали что делать. Твой отец выяснил всё, что можно было о приворотах и том, почему Тарзан не помогает... А потом согласился на определённых условиях подписать контракт. Действовали наугад, импровизируя на ходу, потому что точной уверенности в том, что всё получится, не было. Нас могли попытаться обмануть.

- А ты откуда знал, что это приворот? - с подозрением спросила у Лёши.

- Ольга Ивановна, - снова перешёл на "вы" охранник и глянул на меня с укоризной. - Это же элементарно! Вы как этого Архата увидели, так сама не своя стали... И вели себя так, как никогда ни с кем из нас не вели. Сложив два и два, и все те чудеса, которые я видел за последние дни, получил результат. И, исходя из него, стал действовать.

- Догадливый ты, очень, - проворчала, подозрительно сверля взглядом охранника.

Мутный он какой-то и слишком загадочный. Явно что-то скрывает, и мне говорить не хочет. И к невесте своей на свидания не просится... Странно это. Может, и невесты никакой нет? А почему на него тогда запах мой не действует? И Олег как-то спокойно на меня смотрит... Та капля, которую он слизал, подействовала? Жаль, что не осталось зелья. Я бы его Турлаиндэлю скормила бы, и ещё одной проблемой стало бы меньше, и трупом больше. Но, с Олегом... Может, и хорошо, что его больше на меня так не торкает. Мне же проще будет, не придётся от его домогательств и ревности отбиваться. Мне остроухого выше крыши хватает. Куда мне ещё ухажёров?

- А что с контрактом? - подошла к столу, проскользнув между отцом и дядей Андреем.

Быстренько просмотрела бумаги, пытаясь понять, что же господам покупателям не понравилось. И не сразу заметила, что не хватает моей подписи, на обоих экземплярах контракта. Вот оно что... А вроде расписывалась. И куда подпись девалась? Поэкспериментировать, подписать ещё раз? А если подпись в этот раз не исчезнет? А если свиток зачарованный и его хозяин узнает о том, что сделка состоялась? Да ну его! Не буду так рисковать.

- А можно мне получить свой гонорар? - вежливо подал голос господин Колесников.

Всё то время, пока творился кутерьма, связанная с разбитием флакончика и обвинениями в обмане, он просидел тихой мышкой в углу и решил напомнить о себе только сейчас. У этого дяди - нервы сорокоградусной крепости. Многолетней практической выдержки, как дорогой коньяк, не иначе. И даже такие странные клиенты как мы, не способны его удивить. Сидит, и глазом не моргнёт. Как будто каждый день перед его носом флаконы разбивают, странные люди в чёрном ходят, и с контрактов подписи исчезают. Впрочем, не удивлюсь, если в юридической практике и не такое случается.

- Да, конечно, - всполошился дядя Андрей и достал портмоне из внутреннего кармана пиджака. - Выйдем, чтобы не смущать окружающих нашими денежными расчётами...

- Дядя Андрей, я отдам, - стало очень стыдно, что мои проблемы столько посторонних людей решают, да ещё и финансово вкладываются, пусть даже Палыч и не совсем посторонний нашей семье.

Не получается у меня самостоятельно сложные жизненные ситуации разрешать. Прав отец, надо избавляться от магазина. Вместе с ним в мою жизнь вошла куча приключений и много больше смертельно опасных проблем. Какой из меня игрок в игры крупных рыб бизнеса? Чуть что, сразу же под удар подпадаю. И одного Лёши в качестве охраны мало. Да и сама я к ситуации очень легкомысленно отношусь. Если бы Лёху сумками не нагрузила и послушалась его, всей этой кутерьмы не произошло бы.

- Тарзан, - обратилась к братцу. - А, давай, я тебе магазин подарю?

Фиолетовоглазый мужчина поражённо застыл на месте статуей и не сразу нашёлся с ответом.

- А давай, шутница, - улыбнулся он.

- Дарю, - криво ухмыльнулась и махнула рукой.

- Не шути так, а то поверю, - покачал головой Тарзюша и погрозил мне пальцем.

- А мы возьмём, и документально всё оформим, - фыркнула в ответ.

- Ты помнишь, чем завершилось последнее документальное оформление? - напомнил Олег, тоже успевший ознакомиться с тем, что подпись на контракте отсутствует. - Так просто ты магазин не продашь, и не подаришь. Какое-то условие существует, точно... Вот бы у Буорони узнать. Может, попробуем его найти?

- Олег, - вспомнила кое о чём. - А ты маг, да?

- Да, - посмотрел он мне прямо в глаза и улыбнулся. - Я ещё в отеле заметил, что ты необычная и магия у тебя имеется, только ты ей почему-то не пользуешься.

- Поэтому ты такой добренький был, да? - спросила с любопытством, забыв о том, что нашу беседу ещё несколько человек внимательнейшим образом слушают.

- Маги своих в беде не бросают, - уверенно ответил он.

- А не своих бросают. Да и не показалось мне, что если маги, то помогут всем в беде. Скорее наоборот, - скептически ухмыльнулась и спросила прямо в лоб. - А это ты информацию московским властям слил о магазине?

- Я обязан был доложить, - нахмурился мужчина. - Когда ты вступишь в сообщество магов, поймёшь, такие вещи нельзя утаивать... Они должны быть достоянием сообщества.

- Всё на благо Родины? - хмыкнула недоверчиво. - А, ничего, что меня шантажировать некоторые маги пытались из-за этого? И чуть ли не силком отобрать магазин?

- Не может быть! - с недоверием воскликнул Олег. - Они не могли! Информация была только для своих...

- Да, Олег, для совсем своих, тех, кто больше заплатит. А я тебе доверяла. Зря, как оказалось. Но за помощь всё равно спасибо, - подошла к отцу и обняла его. - И тебе, пап, спасибо. Без тебя... не знаю, что было бы без тебя.

- Лёше спасибо скажи, если бы он не позвонил... Через день приворот, как сказал Тарзан, стал бы необратимым, - погладил меня по растрёпанным волосам. - Дочура, придумай что-нибудь. Избавься от магазина. Я так радовался, что удастся и магазин продать, и зелье получить. Ты бы излечилась, и больше в такие опасные ситуации не попадала бы. А всё наперекосяк пошло.

- Стратегия не удалась, - рассмеялась, только сейчас поняв, что свободна от навязанного мне чувства. Ещё бы кое-кому по башке настучать за то, что пакостит... - Больше в мир Ярмарки ни ногой, - разве что на пару минуток, гадость кое-кому сделать.

- Я надеюсь на твоё благоразумие, дочь, - крепко сжал меня в объятиях отец и выпустил из рук.

- Я тоже на него надеюсь, - добавила легкомысленно.

Отошла от папы и оглянулась на хмурого Турлаиндэля. Приблудился, на мою голову, теперь постоянно приходится действовать с оглядкой на его нежную психику. Злится из-за того, что Лёшины пальцы облизывала? А охранник, кстати, куда девался? Как-то незаметно исчез...

- А Лёша где? Хочу спасибо сказать, - обратилась к папе, и он недоумённо огляделся да нахмурился.

- Не знаю...

- Руки ушёл мыть, - ответил вместо него Тарзан.

- А... да... конечно... - смешалась, подумав о том, что руки охраннику точно не помешало бы помыть, после того как я их вылизала, все в моей слюне и остатках зелья.

- И полы теперь мыть придётся, - посмотрела на порог кабинета.

Осколки и быстро подсыхающее пятно - неопрятно.

- Уберу, - вызвался Тарзюша.

- Спасибо, - поблагодарила его за помощь.

- Возможно, об этом немного преждевременно говорить, - вмешался в наш разговор Олег. - Но, сообщество магов не откажется приобрести магазин. Вам просто встретиться с главой сообщества надо будет. Обговорите всё. Не обидят.

- Не потому ли ты вокруг меня крутился? Неужели знал, что я владелицей магазина стала? Притом узнал раньше, чем я, да? - обернулась и с подозрением глянула на светловолосого мужчину.

- Нет, - спокойно ответил Олег и подошёл к нам с отцом. - На тот момент, когда мы с тобой только познакомились, я ничего о том, что ты владелицей волшебного магазина стала, не знал. Узнал только тогда, когда помогал тебе разобраться с тем, что происходит. Меня твои способности заинтересовали и ты сама. Красивая девушка да просит о по... - запнулся он, взглянул на моего отца и не стал продолжать. - Как пройти мимо такой красавицы как ты? - не хотел он меня палить с приставаниями руководства, да опоздал малёк

Лучше бы вообще фразу не обрывал, отец вон как подозрительно теперь смотрит.

- Чего стоим, чего грустим? - вернулся Палыч, приподнял бровь в немом вопросе, когда глянул на нашу живописную группу.

- Подвиньтесь, - попросил его Тарзюша, появившись за спиной дяди Андрея с веником и совком в руках.

Нашу замечательную идиллию разбил звонок папиного телефона. Судя по разговору, мамуля позвонила и теперь отец на время для общества потерян. Пока от мамы отбрехается, да отчитается о том, чем занимается. Иногда на мамочку находит, и она устраивает отцу допрос с пристрастием и сейчас тот самый случай. Очень вовремя она позвонила, не придётся объяснять, что за помощь я у Олега при знакомстве просила.

- Давайте, выйдем, что ли, - понаблюдав за тем, как Тарзюша сметает осколки в совок, предложил Палыч. - Не будем мешать молодому человеку.

Означенный молодой человек хмуро посмотрел на него, и никто не стал двигаться с места, дабы моему названному братику не мешаться под ногами. И Лёша, помывший руки и вернувшийся, тоже остался на месте.

Подождали, пока Тарзюша уберётся, и только тогда вышли из кабинета, оставив отца одного - мама всё ещё как Кремль была на проводе. И... о, Боже! Ждала меня сегодня вместе с молодым человеком в гости! Вспомнила об этом очень вовремя, потому что папа тоже вышел из кабинета, мрачно посмотрел на меня и сообщил:

- Мать стол накрывает. Ждёт тебя и твоего жениха к шести. А я поеду, докуплю того, что она просила. Палыч, поможешь?

Дядя Андрей согласно кивнул, попрощался со всеми нами и выскользнул за дверь, прежде произнеся загадочную фразу:

- Этого дивного зрелища ни за что не пропущу.

О каком зрелище он речь вёл, спросить не удалось. И отец, почуяв моё удивление и интерес, тоже постарался побыстрее сделать ноги, коротко распрощавшись и наказав мне носу в другие миры не высовывать, пригрозив за непослушание натравить на меня мамулю и через неё вернуть меня в отчий дом.

- Времени мало осталось, - прикинула, что встала поздно, а все перипетии истории с приворотом длились довольно долго. - Надо успеть собраться. Лёша, ты как? Тебе же переодеться нужно... - запнулась, только сейчас удивившись тому, факту, что мой охранник, вроде бы в одном и том же не ходит, одежду меняет.

И когда он успел за чемоданом с вещами сбегать? Или Палыч привёз, а я просто не обратила внимания? Какой же всё-таки скрытный мужчина, мой телохранитель.

- Оля, какой жених? - задал вопрос прямо в лоб поскучневший Олег.

- Понимаешь, тут такое дело, - попыталась подобрать слова, чтобы как можно точнее обрисовать ситуацию, но не успела, вмешался Лёха.

- Ну, я жених. Сегодня мы идём знакомиться с Олиными родителями, - рыжик убил и меня, и всех окружающих этими словами наповал.

- Не совсем так, - вздохнула и с укоризной посмотрела на отшивателя всех моих поклонников. Он это специально или без какого-либо умысла сказал? Вот как понять загадочную мужскую душу моего охранника, а? Вроде бы невеста имеется, а мужчина себя так странно ведёт... - Мне нужно прикрытие перед мамой. Отец ей такого успел наговорить. Олег, правда, извини, нет времени объяснять. К моей маме на ужин лучше не опаздывать, нам собраться нужно успеть. Давай, в другой раз обсудим все моменты, ладно?

Ну как объяснить мужчине, что необходимо срочно посмотреться в зеркало и проверить, насколько катастрофично выгляжу. Что-то мне подсказывает, что приворот бесследно для меня не прошёл. Как минимум синяки под глазами, образовавшиеся после бессонной ночи, маскировать придётся от бдительной родительницы. Волосы привычно уложить, одеться прилично и выглядеть уверенной, довольной и счастливой на все сто, дабы у мамочки никаких подозрений не закралось насчёт нас с Лёшей. А на это время надо. Поди поймай нужный настрой! Да ещё бы и с Лёхой все детали нашего знакомства обговорить не помешает. Мамуля же выспрашивать все мелочи начнет, и мы легко на них спалимся. Он скажет, познакомились в метро, а я скажу в бистро... И всё, можно будет честно признаваться в намеренном сговоре с целью обмануть бедную и несчастную родительницу.

- Вот оно как, - нахмурился светловолосый мужчина и окинул нас с Лёшей хмурым взглядом. - Я позвоню завтра, мне хотелось бы с тобой обсудить некоторые вопросы.

- Я рада, что ты понимаешь, - просияла улыбкой и протянула ладошку Олегу для рукопожатия.

- Да, понимаю, - мрачно отозвался рыцарь без страха и упрёка и проигнорировал мою руку. - Удачного вам вечера.

- Не обижайся только, ладно? - попросила мужчину, умильно глянув на него.

- Я и не обижаюсь, - ровно ответил Олег и поднялся по лесенке к входной двери. - Пока, до завтра.

- Пока, - помахала ему рукой и окинула взглядом своё поредевшее мужское братство. - Ну что, я пошла собираться? Лёш, нам потом с тобой проговорить все нюансы нужно будет.

- Прекрасная роза, а... может... я подойду? - эльфику идея с охранником, играющим роль моего жениха, пришлась не по нутру.

- Понимаешь, Турлаиндэль, - теперь ещё и с этим поклонником объясняться. - В нашем мире эльфов не существуют. Моей маме будет сложно объяснить, почему у тебя уши острые... Она примет тебя за какого-нибудь неформала и отнесётся предвзято.

- Я магией воспользоваться могу, - гордо задрал нос остроухий.

- Не стоит лишний раз, ради ерундовой и разовой затеи, тратить магию. Кстати, давай, на то время пока мы с Лёшей в гости собираемся и легенду обговариваем, я нас в твой мир перенесу? Походишь у двери, подышишь воздухом родины, дабы чувствовать себя более весёлым и здоровым, - дожидаться ответа эльфа не стала, прошла за прилавок, достала из сейфа книгу учёта, нашла нужный городок в мире остроухого и перенесла нас. - Прогуляйся пару часов, ладно?

- Как скажете, прекрасная роза, - грустно ответил эльфик.

- Только очень далеко не уходи, хорошо? - глянула на него с беспокойством и в очередной раз подумала о том, что не помешало бы ему хорошую эльфийку найти.

- Тарзюша, спасибо за помощь, - посмотрела с благодарностью на брата, успевшего уже прибраться и встать за стойкой, в ожидании посетителей.

- Пожалуйста, - пожал он плечами и проводил меня взглядом, когда я направилась в свою комнату.

Лёша увязался за мной следом, но заходить не стал, предпочтя остаться за дверью. Эх, хороший мужчина какой-то неизвестной мне девушке достанется. Или уже не достанется? Не хотелось бы с одной стороны послужить причиной разрыва прочных отношений, которые к свадьбе шли... И в то же время... Уж очень мне Лёша нравится. И румянец, которым он покрылся, когда я его пальцы облизывала, мне тоже по душе пришёлся. Мужчина так мило смутился, что теперь на сердце так тепло становится при одной мысли об этом. Неужели Тарзан прав и Лёша ко мне не равнодушен? Точнее не ко мне, к моему запаху. А это не одно и то же. Потому, хватит витать в облаках, и стоит начать собираться. Чем и занялась, начав с душа и мытья волос. Утром так томлением поглощена была, что головой даже не занялась. Теперь стоило наверстать упущенное. Хочу выглядеть на все сто. Притом для мамы, а не для кое-кого другого. Для мамы, точно-точно... А всякие Лёши пусть на своих невест смотрят.

Выбор одежды был небогатый. Отец привёз только часть моего гардероба, не особо задумываясь над тем, чтобы положить в чемодан вещи, хоть как-то подходящие друг к другу. В прошлый выход на Ярмарку пришлось собирать комплект из того, что было. И сейчас придётся поступить так же. Долго перебирала то, что имелось в наличии, выбирая между строгими брюками, джинсами и платьем в пол. Ах, да. Ещё длинная юбка имелась. Папуля, по-видимому, решил поболеть за мою нравственность и, наконец, добраться до моих коротких юбок. Надеюсь, не выкинула, а просто забыл их прихватить с собой. Ладно, это я исправлю, сама заберу.

Нарядное платье в пол... неуместно совсем для такого случая как мой. Джинсы, вроде ужин у родителей, но в то же время, повод торжественно-прозаический. Остановилась на строгих серых брюках и белой блузке к ним. Жаль, что любимого короткого платья отец в чемодан не положил. Лёша смог бы во всей красе мои ножки оценить, и фигурку тоже... И почему я всё время не о том думаю, а?

Выбросив лишние мысли из головы, взялась за приведение себя любимой в порядок. Жаль, утюга нету. Брюки хоть из и не мнущейся ткани, но вот блузка, чуток пострадала от перевозки, не помешало бы пригладить...

- Тарзюша! - крикнула, приоткрыв дверь и не заметив Лёхи, который вроде как её сторожить собирался.

Братец, ожидаемо, меня не услышал и я, поколебавшись - идти, не идти - добежала до двери, ведущей в торговый зал. Приоткрыв её, спросила у Тарзана про то, чем можно погладить блузку. Фиолетовоглазый мужчина забрал одёжку у меня из рук и сообщил:

- Сделаю, минут через пять принесу.

- Спасибо! - чмокнула братца в щёку и метнулась к себе в комнату, собираться дальше.

В ход пошёл тональный крем, маскирующий карандаш и пудра. Синячищи под глазами были впечатляющими, у мамы точно ненужные вопросы возникнут. Да и сама я бледновато выгляжу после всех потрясений. Немного румян, подчеркнуть глаза, чуток туши на ресницы и розовый блеск на губы. Макияж занял время, и я даже не заметила, что Тарзюша с моей блузкой что-то как-то долго возится. Хотела уже пойти узнать, когда в дверь деликатно постучали.

- Входи! - крикнула ему, отвлёкшись ненадолго от процесса подкраски губ.

- Держи, - протянул мне братец блузку и окинул меня критическим взглядом. - С волосами помочь? - спросил спокойно. - И румян чуть побольше наложи, слишком бледной выглядишь.

- И откуда ты всё про женские заморочки знаешь? - улыбнулась насмешливо, подумав о том, что, может быть, у Тарзюши с ориентацией проблемы?

- Жизненный опыт, - ответил кратко, так толком ничего и не объяснив. - Ну что? Помочь?

- Помогай, - решилась, подумав.

Тарзан встал за моей спиной, прежде взяв со стола, на котором я расположила содержимое своей косметички, расческу. Аккуратно, не дёргая, расчесал мои волосы и спросил:

- Заплету косу. Устроит?

- А дракончика умеешь? - задала вопрос, а потом только спохватилась, у кого спрашиваю.

- Если не понравится, расплетёшь, - ответил невпопад Тарзюша, начав разделять пряди.

- Верю в твой вкус и в то, что ты знаешь, что делаешь, - вздохнула и принялась подправлять макияж да подбавлять румян, как Тарзан советовал.

Надеюсь, не переборщу и не стану похожа на матрёшку. Впрочем, современные румяна таковы, что переборщить сложно, когда правильно их наносишь и цвет выбираешь. У меня они нежно-нежно розовые, еле заметные на коже.

Тарзан возился с моими волосами дольше, чем я с макияжем. Чего-то там медленно переплетал и крутил, вертел. В результате, когда я кончиками пальцев проверяла результат, аккуратно касаясь волос сзади, пришла к выводу, что он что-то сложное замутил. Впрочем, из зеркала на меня смотрела симпатичная мордашка отлично выглядящей блондинки, и мудреная коса, да выпущенные из прически спереди пряди, мне шли.

- Не знаешь, где Лёша? - спросила у брата, отложив зеркало в сторону и принявшись складывать тени, тушь, блеск для губ и прочие милые сердцу барышни приспособы для макияжа, в косметичку.

- Ждёт тебя, наверное, - пожал плечами Тарзан и снова окинул меня оценивающим взглядом. - Отлично выглядишь.

- Переодеться ещё надо. Выйдешь? - смущённо улыбнулась, но в глубине души была согласная с названным братиком. - Спасибо за помощь, - бросила ему вслед, спохватившись, когда он уже закрывал дверь за собой. - Эх... не успела.

Быстро скинула с себя домашнюю одежку, надела блузку, натянула брюки и мысленно пожалела о сапогах, отданных когда-то на растерзание эльфийскому десанту. Пали смертью храбрых ни за что, и ни про что, вместе с остальными одёжными "артефактами". Ничего, у меня ещё ботиночки имеются, на высоком каблучке. И они идеально к выбранному образу подходят.

Повязала аккуратно цветной, полупрозрачный платок на шею, так, чтобы из-за воротника выглядывал. Широкий браслет, подходящий по цвету к платку. Тонкие кольца серёжек и комуфлирующие запах духи... Обулась, накинула куртку, прихватила сумочку. Я была готова. Жаль, что пальто пострадало, оно бы лучше, чем куртка смотрелось бы. Но и так неплохо. Строго, но при этом вполне женственно.

Вышла из комнаты и не удивилась, обнаружив в коридоре Лёшу. Как-то уже привыкать стала к его исчезновениям-появлениям? Он тоже переоделся, в синие строгие брюки со стрелкой, воротник белой рубашки выглядывал из-под ворота куртки, начищенные до блеска ботинки, явно намекали на серьёзное намерение мужчины произвести приятное впечатление на мою маму.

- Обсудим нюансы знакомства? - спросила охранника.

- Идёмте, Ольга Ивановна, - протянул он мне руку. - Поговорим по пути, времени мало осталось.

- С этим Ольга Ивановна что-то делать надо, - сморщилась и подала свою ладонь.

Мою руку пристроили у себя на локте и заявили:

- Не переживайте, Ольга Ивановна, я свою роль безупречно отыграю.

- Спалимся, если легенду не обсудим, - покачала головой, не очень-то и доверяя утверждению мужчины.

- Положитесь на меня, Ольга Ивановна, и просто дайте мне возможность самому всё рассказать, - уверенно ответил Лёша. - Не подведу.

- Да? - спросила с сомнением. - Но по пути обсудим ключевые моменты, - решила настоять на своём.

- Договорились, - не стал он спорить и потянул меня на выход. - Обсудим.

- И куда ты так торопишься? - спросила с изумлением.

- Не хочу опоздать. Точность - вежливость королей, - намекнул Лёша.

- Так ты ещё и начитанный? - не удержалась от шпильки.

- А ещё я крестиком вышиваю, и на машинке могу, - ответил мне фразой из мультика мужчина и первым поднырнул под прилавок.

- Идеальный, как есть идеальный, - рассмеялась, короткая перепалка подняла настроение, и последовала за ним.

- Так оно и есть, - серьёзно ответил охранник и, вновь завладев моей рукой, подвёл меня к входной двери.

- Ой, Турлаиндэля обратно загнать надо, - спохватилась я, когда Лёша дверь открыл. - Турлаиндэль! - позвала остроухого. - Ты идёшь? - эльфик выглядел каким-то очень задумчивым и на оклик не сразу отозвался.

А когда очнулся от дум тяжёлых, поспешно вошёл в магазин, а я сказала вслух:

- Земля, Москва, - и вид за открытой дверью тут же изменился.

Как если бы слайды быстро поменялись, никаких лишних спецэффектов. Был эльфийский лес, стала улица российской столицы, и сам момент перехода уловить не удалось.

- Идём, - сделала шаг следом за Лёшей и обернулась на закрывающуюся дверь. - Не шалите там без меня, - Тарзан и эльфик, провожавшие нас взглядами, вполне возможно, и не услышали уже моего замечания, но возвращаться и повторять я не посчитала нужным.

Лёха повёл меня не к метро, и не к остановке общественного транспорта. За углом обнаружился припаркованный у тротуара чёрный внедорожник, который приветливо пикнул, стоило только мужчине нажать кнопку на брелоке.

- Твоя? - задала спутнику глупый вопрос.

- Моя, - ответил он спокойно, подвёл меня к правой стороне машины, галантно открыл дверцу и поддержал под руку, пока садилась.

- Адрес... - попыталась заикнуться о том, куда ехать и была прервана.

- В курсе. У Палыча узнавал, - лаконично ответил и уселся за руль, закрыл дверь и на миг задумался.

Потом повернул ключ в замке зажигания... Вёл машину охранник уверенно, перестраиваясь из ряда в ряд без излишней дёрганности и спешки, не обгоняя без надобности и не лихача. Вполне себе манера вождения отвечала его характеру, как мне показалось. На одной из центральных улиц Лёша остановил машину, отъехать далеко от магазина не успели и разговор начать тоже.

- Идёмте, - открыл дверь с моей стороны и протянул руку. - Легенду подтвердить кое-чем не помешает.

- И когда ты мне тыкать начнёшь? - задала риторический вопрос, думая над тем, а стоит ли куда-то идти или не надо.

- Когда к вашей маме знакомиться придём, - непререкаемым тоном заявил Лёша.

Подала ему ладонь и выбралась-таки с помощью мужчины из машины, подгоняемая любопытством. Что же такого подтверждающего он придумал?

Перед магазином, с вывеской, возвещавшей о том, что перед нами ювелирный, я притормозила:

- Это что? - потрясённо посмотрела на спутника.

- Ваша мама, Ольга Ивановна, не поймёт, если на вашем пальчике не будет колечка, которое принято дарить, когда предложение делается, - терпеливо пояснил мне Лёша.

- Я не согласна, - остановилась, отказываясь идти дальше. - Я же за тебя замуж не собираюсь! У тебя невеста есть! Это просто временный фарс. Через месяц скажу, что мы расстались...

- Звание жениха обязывает, - безапелляционно заявил охранник и подхватил упирающуюся меня на руки.

Взвизгнула от неожиданности и замолчала, потеряв дар речи. Только когда мужчина поднялся по лестнице и ногой дверь толкнул, отмерла и прошипела:

- С ума сошёл.

- Я вполне в здравом уме и твёрдой памяти, Ольга Ивановна. Хотите, на одной ноге попрыгаю? - спросил он меня с самым наисерьёзнейшим выражением лица.

- Зачем? - судорожно вцепилась в шею мужчины, испугавшись, что пока прыгать будет, меня уронит.

- Проверите координацию движений. Потом я вам таблицу умножения расскажу. Или хотите формулу Энштейна? Е равно эм цэ в квадрате... Где е - это энергия, эм - масса, цэ - скорость света в вакууме. Или... - охранник совсем разошёлся, и я с испугом посмотрела на него, сомневаясь в его душевном здоровье.

Смешливые огоньки в серых глазах меня успокоили. Просто издевается над бедной мной.

- Ты мне ещё про ускорение свободного падения расскажи, - отозвалась язвительно, придя в себя. - Которое у поверхности Земли равно девяти целым, восьми десятым метров на секунду в квадрате. Отпусти меня.

- Если пообещаете кольцо выбрать, то отпущу, - поставил мужчина мне ультиматум.

- Зачем тебе это? - спросила обречённо.

- Если уж лгать, то так, чтобы комар носу не подточил, - скривил губы в какой-то непонятной ухмылке Лёша.

- А, может, и так сойдёт? - спросила только для проформы, понимая, что бесполезно уламывать, мужчина всё решил и отступать не намерен.

- Нет, - твердо ответил он.

- Отпусти, обещаю выбрать, - но не обещаю уйти с кольцом на пальце, можно же ещё как-то попытаться охранника уговорить не тратиться.

В результате, через полчаса моих упорных отнекиваний и попыток выбрать колечко попроще, из ювелирного магазина я вышла с красивым украшением на безымянном пальчике правой руки и в полной прострации от напора мужчины. И когда Лёша в дальнейшем останавливал машину сначала у цветочного магазина, а потом у супермаркета, даже спорить не стала, не отойдя от посещения ювелирного. И только когда подъехали ближе к дому, вспомнила, что следовало бы легенду обговорить, а мы так этого и не сделали.

- Лёша, - позвала его, растерянно хлопая ресницами. - Так какую легенду маме рассказывать будем? А если показания разойдутся?

- Не бойся, Оля, - перешёл на "ты" мужчина. - Будем придерживаться правды, только в подробности вдаваться не станем, тогда никто нас ни на чём не подловит. Больше молчи, рассказ о знакомстве возьму на себя, ты в нужных местах поддакивай только и что-нибудь вписывающееся в концепцию вставляй. Справимся, - успокоил он меня.

А я сжала виски пальцами, стараясь не паниковать раньше времени, и несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, пытаясь добиться ясности мысли.

- Надеюсь, - прошептала грустно, понимая, что затеяли мы просто сумасшедшую авантюру, которая ещё может выйти боком.

Остаток пути прошел в молчании, и завершился как-то очень быстро, не давая более отсрочки перед отчаянным прыжком в холодную воду.

- Идём, - в очередной раз галантно открыл дверь автомобиля Лёша и помог выбраться. - Готова? - спросил, выпуская мою руку и доставая с заднего сиденья бутылку коньяка и роскошный букет цветов.

- Нет, - ответила честно, желая прибить папулю за то, что он мне такую свинью подложил.

Вот не мог придумать какой-нибудь другой причины, а? Лёха закрыл машину, пристроил букетик на локтевом сгибе левой руки, и предложил мне свободную правую. Привычно подхватила его под локоток, краем глаза наблюдая за тем, как ловко держит он бутылку за горлышко пальцами правой.

Уверенно мужчина провёл меня в подъезд, подождав прежде, пока я достану ключи и приложу к замку, в лифте, отпустил меня и нажал сам кнопку нужного этажа. Как подготовился, однако. Как будто с родителями настоящей невесты знакомиться едет. Хороший актёр из него получился, вон как широко улыбнулся моему отцу, открывшему нам дверь и руку пожал, здороваясь так, будто с утра с ним и не виделся. А там и мамуля в коридор выглянула, чтобы нас встретить и замерла на месте, разглядывая Лёху удивлёнными глазами.

- Лара - это Алексей, Олин жених, - представил отец маме моего охранника. - Ты чего это? - повернулся он к жене и толкнул её в бок, заставляя отмереть.

- Ах, да. Оленька, Э-э-э... - не сразу нашлась с именем гостя мама. - Алексей, проходите. Чего стоите как не родные? - захлопотала она вокруг нас, когда мы вошли в коридор. - Тапочки вот. Синие это... вам, А-лексей, - запнулась она на имени моего спутника.

- Лариса Егоровна, - даже не посмотрел в сторону тапок Лёша. - Это вам, - протянул он букет мамочке.

- Ой, красные розы, - всплеснула руками мама и взяла букет. - Вы угадали, розы я люблю. - Оля, а ты чего стоишь? Чего ждёшь? - строго спросила мамочка, отойдя от радости получения красивого букета. - Покажи всё Алексею, поухаживай за женихом, - добавила она, введя этой фразой меня в ступор.

Вот уж не ожидала, что Лёше прямо с порога удастся мою придирчивую мамулю очаровать. Как ему этот фокус удался? Не устояла перед обаятельной улыбкой или рыжей шевелюрой?

Разулась и скинула куртку на галантно подставленные руки липового жениха. Что-то не у меня за ним ухаживать получается, а у него за мной. Потом мужчина разделся сам и без колебаний выбрал нужные тапки. Проводила его в ванну, руки помыть, а потом и сама грязь со своих смыла. От экскурсии по квартире родителей Лёша отказался, даже моя комната как объект осмотра его не заинтересовала. Впрочем, чего ждать от жениха, который женится не на тебе, а на другой? Только показательных выступлений, которые на бис не повторятся.

Лёша принялся действовать, стоило нам только в комнату, в которой уже был накрыт стол, зайти. Приобнял за талию, аккуратно к стулу подвёл, свободной рукой его для меня отодвинул и, прежде чем усадить, чмокнул в щёчку. Попыталась справиться с удивлением и не выдать его недоумённым хлопаньем ресницами, улыбнулась в ответ и предложила:

- Присядешь?

- Лёша, - поднялся со своего места Палыч, каким-то чудом очутившийся на семейном ужине, да притом без своей благоверной.

Дядя Андрей протянул руку через стол, и Алексей пожал её так, будто и не виделся с человеком сегодня. Конспираторы.... Спектакль перед мамочкой разыгрывают. Она как раз забежала в комнату, неся в руках салатник с оливье.

- Мам, помочь? - подскочила я со стула.

- Поставь сюда, - кивнула она на свободное место на столе. - И за женихом поухаживай. Усади его, в ногах правды нет. Мне Любочка помогает, - вот и Палычева жена нашлась.

И далось матери это ухаживание за Лёшей, не узнаю свою мамулю в гриме. Палыч на мамины слова улыбнулся и устроился на стуле, с любопытством разглядывая нас с Алексеем. Тут в комнату лебёдушкой вплыла тётя Люба, с тарелкой, на которой располагалась рыбная нарезка и внимание дяди Андрея отвлекла.

- Оленька, - протянула мне тарелку тётя Люба.

- Здравствуйте, тёть Люб, - поприветствовала дородную, но моложавую и бодрую ещё женщину, да тарелку взяла, на стол пристроила. - Мама всё хлопочет...

- А вы, молодой человек, - обратилась тётя Люба к Лёше. - Садитесь. Чего стоите. Я тётя Люба для своих. А вы?

- А это - Лёша, - помялась немного и произнесла вслух то, что очень тяжело с языка шло. - Мой жених.

- Очень приятно, Лёша, - величественно кивнула головой тётя Люба. - Лар! - крикнула она, повернувшись в сторону коридора. - Ты как, идёшь? Только тебя ждём!

Мама что-то сказала в ответ, отсюда не разобрать было, и скоро появилась с очередной тарелкой наперевес.

- Вань, вино прихвати, - велела она отцу, который прохлаждался тоже где-то на кухне. - Не скучали без нас? Мы немного подзадержались, прошу извинить.

- Ничего страшного, Лариса Егоровна, - вежливо отозвался Лёша и отодвинул стул уже для мамы, а потом и для теть Любы. - Столько всего, и всё так аппетитно выглядит, одним разглядыванием и запахами насытиться можно.

А язык-то как у моего охранничка подвешен! Какой потрясающий комплимент маме сделал. Она очень любит готовить и это у неё хорошо получается, и тема готовки - её Ахиллесова пята.

- Все расселись? - спросила мама, заметив, что отец пришёл, поставил бутылку вина на стол и устроился рядом с женой. - Лёша, - переключила внимание на моего спутника, севшего по правую руку от меня. - Вы позволите вас так называть? - дождалась утвердительного кивка и продолжила. - Мы так рады, что Оленька взялась за ум и нашла достойного молодого человека. Чувствуйте себя как дома, не стесняйтесь. Чего вам положить?

- Лариса Егоровна, спасибо, я попробую всего понемножку и сам себя обслужу, - отказался от помощи Лёша.

- Давайте тарелку, молодой человек, - не потерпела возражений мамуля. - Оля и не догадается за вами поухаживать.

- Мам! - воскликнула возмущённо и нахмурилась.

- А, давайте, я лучше за Оленькой поухаживаю, - перехватил инициативу Лёша и взял в руки мою тарелку. - Оль, чего тебе положить?

- Оленька у нас оливье любит, - просветила его тётя Люба. - И заливное. И красную рыбу, - можно сказать, сдала меня с потрохами.

- Значит, того и положим, - резюмировал Лёша и принялся заполнять мою тарелку разными вкусностями.

Я же сидела, и не знала куда себя девать, ситуация получалась какая-то очень неудобная. Очень не хотелось обманывать родственников и друзей семьи, неприятно было смотреть им в глаза и понимать, что всё происходящее вранье. И стол этот торжественный, и тосты, что прозвучат, и всё это показное Лёшино ухаживание... От понимания этого на душе становилось тошно и приходилось делать над собой усилие, чтобы не вскочить с места и не сбежать куда глаза глядят.

- Держи, дорогая, - поставил передо мной тарелку Лёша и принялся за наполнение своей.

- Спасибо, - поблагодарила тихо и принялась разглядывать содержимое тарелки, только чтобы не встречаться с родственниками взглядами.

Отец как раз откупорил бутылку с вином и налил мне и маме. Тёть Любе он плеснул любимого её ягодного ликёрчика, себе коньяка и, прежде чем налить того же напитка Лёше, спросил:

- Алексей, что будете? Водка, коньяк, вино?

- Я пас, - ответил Лёша. - За рулём. Олю потом как повезу домой?

- Можно и на такси, - вмешался дядя Андрей.

Лёша просто отрицательно помотал головой, и отец плеснул коньяка в рюмку Палыча, обойдя моего липового жениха.

- Вы такой положительный человек, Лёша, - мама, наложив себе и отцу салатов на тарелку, перешла в наступление. - Не пьёте... Курите?

- Нет, - коротко ответил липовый жених.

- Ещё и спортсмен, наверное, - включилась в мамино анкетирование тётя Люба.

- Занимаюсь, борьбой, - подтвердил догадку Лёша.

- А чем вы кроме борьбы занимаетесь? - полюбопытствовала мама, отвлекая бедного моего охранника, от пережёвывания бутерброда и красной икрой.

- По образованию, я - инженер мостостроитель, - обтекаемо ответил липовый жених.

- Он в военной академии Петергофской образование получал, - ответил за него дядя Андрей. - И вообще Лёша, человек со всех сторон положительный. Я его уже много лет знаю. Мировой парень!

- Точнее в военной академии тыла и транспорта, - поправил его Лёша.

- Так вы военный? - уточнила мама, не дав донести моему охраннику вилку до рта.

- Бывший военный, - и положил-таки в рот немного салата, прожевал. - Сейчас я человек сугубо гражданский. Увлекаюсь ландшафтным дизайном, - он окинул всю нашу дружную компанию весёлым взглядом. - А что же рюмки до сих пор полные?

- За знакомство, - Палыч поднял свою рюмочку, произнеся тост.

- За знакомство, - согласился с ним Лёша и взял в руки стакан с соком, который сам же себе ранее и налил.

- А как вы с Олей познакомились? - с любопытством спросила мама, как только все выпили да закусили.

- Нас Палыч познакомил, - ответил чистую правду Лёша. - Я как Оленьку увидел, - накрыл он мою руку, лежавшую на столе, своей ладонью. - Так сразу и решил - вот она, моя будущая жена.

- Вы очень решительный человек! - восхитилась тётя Люба. - Вот так сразу, с первого взгляда это понять?

- А я верю в судьбу, - уверенно ответил Лёша. - И в то, что суть человека можно и с первого взгляда определить, как и то, насколько значим этот человек будет в твоей жизни, - добавил непринуждённо.

Я даже поперхнулась соком, которым как раз хотела салат запить, настолько уверенно это прозвучало.

- И предложение вы так же делали, не долго думая? - с толикой осуждения спросила мама.

- Тут подумать пришлось, - не повёлся на подначку мой охранник. - И подобрать такой момент, когда Оля точно не смогла бы выдумать глупую причину для отказа.

- Это звучит так устрашающе, - растерянно сказала мама и кинула озадаченный взгляд на меня.

- Оль, твоя мама подозревает, что я тебя заставил моё предложение принять, - невинно улыбнувшись, обратился ко мне Лёша и приобнял за талию.

- Мам! - пискнула возмущённо. - Предложение я приняла вполне добровольно.

- Влюбилась, - припечатала тётя Люба.

А я залилась краской, не зная, что на это сказать.

- За взаимную любовь! - предложил тост Палыч, предварительно озаботившись тем, чтобы рюмки и бокалы вновь были наполнены.

- Хороший тост, - одобрил отец, сдерживая насмешливую улыбку.

Пришлось выпить, давясь вином и не зная, куда себя девать от смущения и тоскливого осознания, что я как-то завралась. Надо было маме правду сказать. Затея такой простой казалась, когда я Лёше своего жениха предлагала поизображать. А теперь, идея мне кажется очень глупой и не правильной. И чем я раньше думала?

- А теперь предлагаю выпить за вас, Лариса Егоровна, - не дал задать маме очередной вопрос Лёша и поднял стакан с соком. - Вам удалось воспитать замечательную дочь. Умную, добрую, нежную... За вас, и за Ивана Александровича, - мамуля, может и опешила от такого напора, но комплимент приняла и довольно улыбнулась и охотно выпила.

И обстановка стала чуть менее напряжённой и разговор плавно перешёл с нас с Лёшей, на другие темы. Мне удалось расслабиться и перестать ожидать подвоха от семейного ужина. Вернулся аппетит, потерянный во время обсуждения Лёшиной биографии, и я с удовольствием навернула маминых салатиков и рыбкой их закусила. А вот телятину с черносливом съесть мне было не суждено. Аппетит мгновенно скрылся в неизвестном направлении, стоило только маме поинтересоваться у нас с Лёшей:

- А когда свадьба?

- Летом, - без колебаний ответил липовый жених. - Август. Хороший месяц для свадьбы.

Сглотнула, понимая, что родственникам как-то расставание объяснять придётся. И причину повесомей придумать лучше заранее.

- Внуками не забудьте нас порадовать, - ввернул с непроницаемым выражением лица папа, и я скисла окончательно.

- А, вы сколько детей хотите, Лёша? - спросила тётя Люба, она никогда не отличалась наличием комплексов и сейчас продемонстрировала это во всей красе.

- Троих, - ответила за него, поняв, что больше не могу отсиживаться молча. - Правда, милый? - теперь уже я накрыла его ладонь, лежащую на колене, своей.

- Мальчика, девочку и мальчика, - подтвердил мужчина, обнял меня за плечи, притянул к себе и потёрся своей щекой о мою.

Мама с умилением наблюдала за его действиями, как и тётя Люба, а глаза отца откровенно смеялись. Один только Палыч был поглощён поеданием телятины и отварной картошечки. Лёша же погладил меня по плечу, потом по спине, подышал мне в шею и отстранился. А я вспомнила о том, что у меня запах специфический и мужчина вдохнул его с очень близкого расстояния. Катастрофических последствий потом не будет, а? Разнервничалась и просто гоняла картошку по тарелке, делая вид, что пытаюсь её всеми боками в подливку окунуть.

- Хорошие планы на будущее, - одобрила тётя Люба и тоже принялась за еду.

- Лёша, а вы родом из Москвы? Вы петергофскую академию упоминали, - мама так просто отставать не собиралась, и раз тема снова вернулась к моему липовому жениху, не преминула задать очередной вопрос.

- У меня отец военный, родом из Питера. По гарнизонам в детстве пришлось поездить, вслед за ним, - спокойно ответил Лёша. - А потом, как возможность представилась, родители в Москве осели. Правда, лет десять прошло, как в Питер вернулись, когда бабушка заболела и за ней присматривать надо было. Потому я в петергофской военной академии и учился. У отца там сослуживец преподаёт. Квартира в Москве простаивала, да и мне первопрестольная как-то больше по душе. Я и переехал со временем, - да уж, богатая на события биография у моего охранничка, ничего не скажешь.

Отчитался, теперь у мамы от сердца отляжет - жених-то с приданым, не голь перекатная. И этот разговор с квартирой, очень в тему. Папина легенда на ура проходит. Вот если бы Лёша сказал, что сам откуда-нибудь из тмутаракани и квартиру снимает... тогда бы мы и спалились. Разговор за чаем плавно перетёк на мотания по гарнизонам, тётя Люба откровенно сочувствовала матери Лёши и самому моему охраннику, вспоминая то, как ей самой когда-то пришлось помучиться из-за постоянных переездов. Я же больше молчала, стараясь, лишний раз не отсвечивать. И вздохнула с облегчением, когда настал тот момент, когда можно было откланяться и вернуться в магазин.

Мамуля долго расшаркивалась с Лёшой, зазывала его на шашлыки на дачу, вызывая во мне тихую панику, и перед тем, как выпустить нас за дверь, коротко клюнула меня в щёку и прошептала на ушко:

- Держись Лёши, хороший парень.

Угукнула согласно и с чувством, что огромный камень упал с души, вышла за дверь. Отмучались, наконец. Как только спустились на лифте и подошли к машине, Лёша крепко обхватил меня за талию, подтянул к себе и коротко поцеловал в губы.

- Теперь не усомнятся, - сказал спокойно, выпустил меня из объятий и открыл дверь машины, снова разыгрывая галантного кавалера.

Ошеломлённая его поступком, не сразу сообразила поднять голову и отметить шевеление занавесок в знакомом окне. Подглядывают, а я-то думала, что его поведение - душевный порыв, после вдыхания моего запаха. А оно вон как! Голый расчёт. Обидно. Неужели Тарзюша ошибался и я Лёхе на самом деле совсем не нравлюсь?

Пока мы ехали в магазин, мужчина вёл себя отстранённо, полностью сосредоточившись на дороге и игнорируя меня.

- Лёш! - не выдержала, проглотила обиду и попыталась отвлечь да вытянуть кое-какую информацию. - У меня возникло ощущение, что и ты, и мои родственники, что-то недоговариваете. Вы ранее были знакомы?

- Палыча я давно знаю, - ответил как-то очень уклончиво, зародив твёрдую уверенность, что некоторые сомнения, которые возникали во время ужина, вполне могут оказаться правдой.

- А не про дядю Андрея сейчас речь, - откровенно разозлилась на это хождение вокруг да около. - Ты маму сразу по имени отчеству назвал. Ты же с ней не знаком. Откуда знаешь, как обратиться?

- У Палыча уточнил, - пожал плечами Лёха.

- Значит, предпочитаешь солгать... Знаешь, меня весь ужин преследовало ощущение, что все вокруг лгут. Мы с тобой о несуществующих отношениях, родители в том, как картинно-положительно себя ведут, Палыч и тётя Люба, которые тебя нахваливали и пытались в хорошем свете выставить... - помолчала, собираясь с мыслями. Перечисление всех тех неправильностей, которые мозг зацепил во время визита к родителям, но осознал только сейчас, когда я всё проговорила вслух, заставило задаться вопросом, который я и озвучила. - Что вообще происходит?

- Оль, - ответил мужчина не сразу, взял паузу на размышления. - Твоих родителей я знаю, косвенно. Палыч не единожды мне о своём друге и его семье рассказывал. И мне кажется, что то, что нам с тобой лгать пришлось, на тебя сильно подействовало, и ты теперь и в поведении других подозреваешь ложь. Транслируешь то, что беспокоит твою совесть, на других участников ужина. Нет никакого мирового заговора...

- Тебе просто показалось, - завершила за него ядовито. - Лёш, за дуру-то меня не считай, ладно? Ты знаешь, как зовут мою маму, ты знаешь, какие цветы она любит... И отца дядей Иваном называл.

- Случайно вырвалось, - и не подумал колоться липовый жених.

- Ладно, - обиделась я и демонстративно сняла колечко с пальца. - Куда положить?

- Оставь себе, - твёрдо ответил мужчина.

- Спасибо, мне чужого не надо, - не менее твердо отозвалась я и положила колечко на приборную доску.

Отвернулась к окну и замолчала, более не собираясь ни о чём спрашивать. Минут десять мы ехали в тишине и ни один из нас её не прерывал. А потом Лёша резко нажал на тормоза и стукнул ладонями по рулю:

- Оль. Ответь мне честно. Что я для тебя? Бесплатный охранник? Очередной поклонник? - задал он неожиданные вопросы.

Сзади засигналили, выражая несогласие с таким способом вождения, который только что продемонстрировал Лёша.

- Я не сдвинусь с места, пока не ответите, Ольга Ивановна, - поставил мне ультиматум охранник.

- Да на здоровье! - вспылила я и потянулась к ручке двери.

Раздался щелчок, мужчина заблокировал двери.

- Ты!.. Ты... - с возмущением посмотрела на него. - Какая тебе разница, кто ты и что для меня? Даже, если просто охранник, что с того? - ещё чуть-чуть и сорвусь на крик.

- Тогда, зачем вы задаёте эти вопросы? Не всё ли равно вам, знаком ваш телохранитель с вашими родителями или нет? - в голосе мужчины зазвучал металл.

- Я просто хочу знать правду. У меня и так достаёт проблем из-за того, что вечно кто-то что-то не договаривает, - устало вздохнула и закрыла глаза. - Такое объяснение подойдёт?

- А вы уверены, что хотите знать правду? - в голосе Лёши чувствовалась усмешка. - Иногда правда бывает только во вред.

- Да, уверена, - открыла глаза и посмотрела на мужчину.

- Ваш выбор, - Лёха стронул машину с места, и сигналить за нами перестали. - Вам когда-нибудь приходилось чувствовать себя племенной кобылой?

- Что? - вытаращилась на него, пытаясь осмыслить вопрос.

- Я чувствовал себя племенным жеребцом, когда Палыч как-то мне сказал, - помолчав, мужчина продолжил, передразнивая интонации дяди Андрея. - Лёш, ты парень с мозгами, с отличной родословной потомственного военного. У меня друг есть, у него дочка очень хорошая. Тоже из приличной семьи, давай познакомлю? - охранник криво улыбнулся. - Вот тогда я и выяснил, что с твоими родителями он не просто так меня знакомил, как изначально представить хотел. Они-то разыграли это как случайное знакомство, а на самом деле меня как жеребца на ипподроме на одобрение твоим родным привели. Показали со всех ракурсов и решили, да, надо познакомить, порода подойдёт. Я когда всё просчитал и понял, категорически отказался, и фотку твою, которую мне всучить пытались, порвал и выбросил. И каково же было моё удивление, когда Палыч одному человеку хорошему попросил помочь, поохранять беззащитную девчонку в сложной ситуации, пока проблема не разрешится. А там опа, девочка с фотографии, которую я в клочки когда-то... Как же я был зол...

- А почему не отказался? - вот и разбилась моя голубая мечта об очередном прекрасном принце.

- Проникся твоими проблемами и решил ограничить общение только работой. Можно же просто помочь, а потом уйти. Да и долго продлиться это не должно было, - мужчина снова отвечал спокойно - надел непрошибаемую маску?

- А невеста? - очередная несостыковка не давала мне покоя.

- Нет у меня невесты, - ровно сказал мужчина.

- Но... - остановилась вовремя, вопрос не успел слететь с губ.

Он-то о воздействии моего запаха на мужчин не знает, и пусть не знает дальше. Всё равно на него-то не действует. Значит, влюблён в кого-то. И это не я. А он мне так нравился сильно... И как теперь лечить разбитое сердце?

- Очень злился, когда я предложила моего жениха сыграть? - виновато посмотрела на мужчину, понимая, что он должен был чувствовать, когда я его привела на одобрение к моей маме.

- Средне, перекипел уже к тому времени, - мы подъехали к магазину и Лёша остановил машину.

Вышел, открыл мне дверку и помог выбраться, галантные манеры никуда не девались, вот только воспринимались они теперь... как-то не так, через призму грусти. Следовало признаться самой себе, была доля радости, когда мы только в гости ехали, из-за того, что в ювелирку заехали, колечко купили и от того, как мужчина меня на руках носил. Для чего это-то отыгрывал? Ведь там-то наблюдателей не было... Или это такое тонкое издевательство надо мной и ситуацией? Погано-то на душе как, после Лёшиного признания. Если бы, если бы родители и Палыч не вмешались, если бы не попытались это дурацкое знакомство вопреки всему провернуть... Был бы у нас с Лёшей шанс на то, чтобы быть вместе? Теперь этот вопрос мне очень долго покоя давать не будет.

Когда вошла в свою комнату, предварительно табличку на входной двери в магазин перевернув, посетители ночью мне без надобности, чувствовала себя так, будто меня каток переехал. Скинула с себя одежду, потом долго принимала душ, пытаясь разобраться в чувствах, и в результате пришла к выводу, что делать этого не стоит. Пусть немного всё устаканится в голове, тогда и буду разгребать накопившееся.

Спать не хотелось, не так поздно мы с Лёшей вернулись, всего лишь десять часов вечера, время детское. Вспомнила про подарок птицев - перья лично для меня и решила их куда-нибудь пристроить. С тоской глянула на испорченную толстовку, так и не сподобилась её выкинуть или хотя бы постирать, вытащила из карманов крупные пёрышки, отложила их на кровать и вышла из комнаты, с порванной одёжкой в руках. На кухне обнаружила ведро для мусора и вещичку в него пристроила.

- Что-то случилось? - спросил меня Тарзан, оставивший свой пост у прилавка и сейчас пьющий ароматный чай.

- Да так, родственники медвежью услугу оказали, и настроение испортили, - махнула рукой, показывая, что ерунда всё это.

- Чаю хочешь? - спросил мужчина у меня.

- Не откажусь, только у себя, если ты не против, - на кухню заглянул Турлаиндэль, с вселенской тоской на узком лице и захотелось куда-нибудь сбежать.

- Принесу, - кивнул братец, поднимаясь с места, а я, обогнув эльфика и подбадривающее ему улыбнувшись, выскользнула из кухни в коридор.

В своей комнате, одно пёрышко, самое ярко светящееся, оставила себе, остальные убрала в косметичку. Повертела в пальцах золотую красоту и подумала о том, что эльфам амулет сделала, а себя обделила. Впрочем, обниматься с горшком из-за того, что решила чего-то для себя наколдовать, не захотела, потому просто привязала к перу нитку и пристроила его себе на шею. Спрятала под домашнюю футболку, порадовавшись, что не самое крупное перо выбрала, как хотела изначально. Потом попрошу Олега показать, как можно пользоваться собственными силами без вреда себе же. И там какую-нибудь защиту от угона себя любимой наверчу. И какую-нибудь маскировку от запаха организую.

Тарзюша вошёл, не постучавшись, просто ногой открыв дверь. В руках у него был знакомый поднос, на котором красовался чайник вместе с двумя чашками.

- Так что же всё-таки случилось? - спросил братец, пристроив поднос на столе. Разлил чай по чашкам и подал мне мою. - Ты сама не своя вернулась. Этот охранник что-то тебе сделал?

- Он? - потянула время, отхлебнула ароматного напитка, посмаковала и только потом ответила. - Он ничего не сделал. Просто родители... Они, оказывается, ему ещё раньше смотрины устраивали. В общем, как-то неудобно перед Лёшей получилось. Втянула я его в свои проблемы, очередные смотрины устроила. Не удивительно, что он злится.

- Мог бы и отказаться, - хмыкнул братец и взял в руки свою чашку, устроившись на моей постели.

- Ладно, помог, так помог, - бледно улыбнулась, думая о том, что сердце как-то очень близко к себе проблему воспринимает.

- Твоя мама меня как твоего брата не знает, - подумав, выдал Тарзюша. - Мог бы и я роль жениха сыграть.

- И целоваться бы пришлось, - вспомнила то, как холодно Лёша чмокнул меня в губы, совсем по-братски. - И обниматься. Не для брата и сестры развлечение, не находишь?

- Что сделано, то сделано, - подытожил Тарзан, внимательно меня рассматривая. - Выглядишь усталой. Может, спать ляжешь? Я могу тебе какой-нибудь успокоительный сбор заварить, чтобы спалось лучше.

- Да нет, не надо, - отказалась, решив, что к травяной фармакологии обращусь, если уж совсем заснуть не удастся. - Попробую сама заснуть.

- Как знаешь, сестричка. Тогда я пошёл. Спокойной тебе ночи, - поднялся с кровати, отставил чашку на стол и поцеловал меня в щёчку. - И спасибо тебе за всё, - в голосе мужчины проскользнула странная интонация, и я с недоумением посмотрела на него.

- Что ты имеешь в виду? - спросила удивлённо.

- Всё, - усмехнулся он. - Спокойной ночи, сестричка.

- Спокойной ночи, - странности поведения Тарзана мне не понравились, и я отставила свою пустую уже чашку на стол, наблюдая за тем, как за братом закрывается дверь.

Все какие-то непонятные сегодня. И день гадостный, так плохо завершился, что даже не знаю, что чувствовать и как поступить. Оставалось только одно, последовать совету и попытаться уснуть.

Переоделась в пижамку, решив, что чайник с чашками завтра уберу, не хотелось перед Турлаиндэлем мельтешить лишний раз. Легла, уютно свернувшись под одеялом, и попыталась отрешиться от ноющей боли в сердце. К своему собственному удивлению, сделать это смогла, так как очень быстро и незаметно уснула. И сны мне снились сладкие и приятные.





Глава 14


В которой говорится о том, что сердцу не прикажешь, и всего не предусмотришь



Пробуждение было не самым приятным. Голова болела, в горле пересохло, и тело ломило так, будто я всю ночь вагоны грузила, а не спала. Поднялась на четвереньки, сразу на ноги встать не получилось, как и сфокусировать взгляд. Отряхнула с себя песок и, пошатываясь, аккуратно поднялась вертикально. Сжала ладонями виски, пытаясь утихомирить молотобойцев, что поселились в моей черепной коробке и активно сейчас занимались отработкой кузнечного дела.

Простояла так минут десять, не меньше, и только потом смогла оглядеться по сторонам. Песок, песок, пальма, песок, море, много пальм... Красивый пейзаж. Смогла бы оценить его, не боли так голова и не ломай так всё тело. Опустила взгляд под ноги и вздрогнула, на песке лежал Лёша, недвижимый и бледный. Умер?

- Лёша?! - воскликнула, рухнув рядом с ним на колени и отметив, что он не один валяется, рядом Турлаиндэль прохлаждается, в таком же состоянии как и мой охранник. - Лёша! - схватила его за плечи, собираясь начать трясти. - Лёш-ш-ша... - голос сорвался, и я остановилась, испугавшись, что резкой тряской могу повредить мужчине. - Сейчас, - прошептала в отчаянии, схватившись за его запястье и пытаясь нащупать пульс.

Пульс не нащупывался, но у меня не было уверенности, что на той руке, и с какой нужно стороны пытаюсь его обнаружить. В волнении соображалось как-то очень туго, да и голова не переставала болеть. Потому не стала искать где там на шее пульс можно нащупать, вместо этого, задрала футболку на мужчине и приложила ухо к груди. Слабый стук сердца меня немного успокоил. Лёша жив, только как ему помочь, я не знаю.

Быстрый осмотр показал - из видимых повреждений только укус комара на предплечье, а так, охранник цел и невредим. Похожий укус обнаружился и у эльфа, мне стоило труда понять как расстёгивается верхняя одежка остроухого. Откуда у нас в магазине комары? Вроде как на Земле ещё не сезон. И где мы все втроём очутились?

Села прямо в своей пижамке на песок и попыталась придумать хоть сколько-нибудь логичную версию произошедшего. Не придумывалось ничего, кроме того, что мне это всё снится. Ущипнула себя, пытаясь проверить, реальность мне видится или нет. Щипок ничего не дал. Больно, да. Но где гарантия, что я себя не во сне щипаю? И боль не во сне ощущаю? Сны иногда такими реалистичными бывают.

Ресницы охранника задрожали, и я выдохнула с облегчением, кажется, мужчина приходит в себя.

- Пить, - хрипло попросил Лёша, толком не открыв ещё глаза.

В отчаянии окинула пустынный берег взглядом. Из воды - только море.

- Потерпи немного, - скривила губы, пытаясь справиться с поднявшей голову паникой.

Если это не сон, то как мы выживем без воды и без еды? Впрочем, тут растут пальмы. Не на солёной же воде так разрослись, должен быть источник питьевой воды, и его необходимо найти. Поднялась с места, с твёрдым намерением пойти и поискать... Но сделала только шаг, страшно показалось мужчин одних в беспомощном состоянии оставлять. А если тут крупные хищники водятся? Съедят же бессознательных, не подавятся. Я-то хоть убежать могу и на пальму забраться. Впрочем, защитить мужчин голыми руками... Вряд ли мне под силу. Разве что магию использовать. И плевать, что белого друга рядом не имеется. Может, какую-нибудь защиту на мужчин поставить и пойти поискать воду?

- Оля? - с удивлением спросил меня Лёша.

Пока я предавалась раздумьям, идти или не идти, он успел прийти в себя.

- Лёша! - до этого момента как-то удавалось сдерживаться, но теперь слёзы сами собой заскользили с ресниц, и я всхлипнула, вновь рухнув на колени перед приподнявшимся на локтях мужчиной. - Жив!

- Оля, - сел и поморщился охранник. Притянул меня к себе, давая возможность уткнуться носом в свою грудь. - Не плачь... - погладил по волосам и потёрся щекой о мою макушку. - Не плачь, маленькая... Всё будет хорошо.

- Я так испугалась, что ты умрёшь, - призналась честно, и как-то не особо задумываясь над последствиями этих слов.

- Не умер же, - мужчина продолжал гладить меня по спутанным волосам и осторожно поцеловал в макушку.

- Лёш, - подняла заплаканные глаза на него. - Ты не просто охранник... Ты... ты...

- Тшшш, Оль, - не дал мне договорить мужчина и снова притянул меня к себе.

- Прекрасная роза, - разбил нашу идиллию пришедший в себя эльфик.

- Турлаиндэль, - протянула с отчаянием.

В такой сложной ситуации на мою голову ещё не хватало остроухого влюблённого. И духов с собой не имеется... И на ночь я не брызгалась... Ой, что сейчас будет! С испугом оглянулась на эльфа, который с жадным желанием тут же наброситься на меня, разглядывал нас с Лёшей.

- Турлаиндэль! - с угрозой произнёс Алексей и так многозначительно посмотрел на эльфа, что тот даже несколько смутился.

А я вспомнила про пёрышко и про то, что собиралась на него защиту как раз на такой случай ставить. Пришло самое время для этого... И почему на Лёшу запах не действует? Эльфа-то вон как проняло в очередной раз... Дрожащими пальцами проверила наличие пера, оно оказалось на месте. Достала его из-под пижамки и попыталась сосредоточиться, следовало придумать, как лучше сделать так, чтобы эльф больше на меня не смотрел как на самое вкусное пирожное на свете, которое необходимо прямо сейчас и здесь съесть.

- Подожди, - остановил меня Лёша и аккуратно вынул пёрышко из моих пальцев. - Дай, посмотрю, - повертел перо в пальцах, погипнотиризовал его взглядом и вернул мне. - Наложи защиту от изменений поверх, - велел уверенно и поднялся на ноги.

- Что? - подняла на него потрясённый взгляд.

- Ты сейчас снова столько силы вбухнешь, что тебе потом плохо будет. Потому, самую ювелирную работу я проделал. Тебе только заполировать осталось. Но постарайся соразмерить количество плёнки, которой мою работу покрывать будешь, - серьёзно взглянул на меня Лёша. - Силы тебе ещё понадобятся. Они нам всем ещё понадобятся.

- Ты ничего не хочешь мне рассказать? - спросила у него с угрозой и тоже поднялась на ноги, забыв про веление заполировать.

- Оль, наговориться ещё успеем, - вздохнул он с досадой. - Сначала надо осмотреться и попытаться воду и безопасный ночлег найти, на случай, если за день не поймем, как обратно вернуться.

- Ты маг, да? - спросила с обидой, все вокруг меня что-то скрывают, одна я как на ладони, простая как пятикопеечный пряник.

- Оль, - с вселенской тоской в глазах мужчина взял меня за плечи и грустно улыбнулся. - Ты очень наивная и доверчивая, и не практичная. У тебя есть сила, ты могла бы при помощи неё попытаться на окружающих тебя людей посмотреть, чтобы выяснить, кто из них кто... А ты... - он в затруднении остановился, явно подбирая слова помягче. - Веришь всем на слово, незнакомых людей в доме привечаешь и никак не проверяешь, может быть, среди них враг затаился. Твоим охранником очень тяжело быть. Ты сама постоянно голову в пасть ко льву суёшь.

- Ну и зачем тогда охранял? - насупилась, обидевшись ещё больше.

- Ты как дитя малое, - улыбнулся краешками губ мужчина, склонился надо мной и легонько поцеловал. - Не сердись, и научись доверять, но проверять. Ситуация в которой мы оказались - результат твоей наивности и моего недосмотра. Зря я с тобой раньше не поговорил... Всё считал, что мне почудилось. Ан нет, твой братец на предательство решился.

- Тарзан? - с недоверием нахмурилась. - Да он... Он же никогда и ничего плохого мне не делал...

- Как давно ты его знаешь? - задал вопрос в лоб Лёша. - И что именно ты о нём знаешь? И знаешь только с его слов?

- Я... - запнулась, на эти вопросы у меня не было утешительных ответов.

- Вот то-то и оно, что ты, - тяжело вздохнул Лёша и бросил взгляд на Турлаиндэля, который перестал проявлять к нам интерес, но при этом задумался явно о чём-то не очень хорошем.

- Нет, не верю! - не готова была вот так сразу записать Тарзюшую в предатели. - Он же мне жизнь спас! Знаешь, как он меня выхаживал? - чудом не покраснела вспомнив все обстоятельства. - И защищать обещал, после того, как мы из-за обмена кровью стали названными родственниками.

- Ты задумывалась над тем, почему магазин не получилось продать этим инопланетным арабам? - задал он вопрос, и я без лишних уточнений поняла о ком речь идёт. - Или о том, по какой причине и как мы оказались в каком-то неизвестном нам мире? Кто мог нас перенести сюда? Доступ к переносу только у тебя был?

- Вроде бы только у меня... - ответила будучи совершенно не уверенной в том, что это действительно так. - Да и дверь только я открывать-закрывать могу. Или может и кто-то ещё? Прежний владелец? Буорони? Но зачем ему нас куда-то оптравлять? Нет, я запуталась и ничего не понимаю... Я слишком мало о лавке знаю. Стоило только начать экспериментировать, как на меня обязательно что-нибудь отвлекающее обрушивалось... И я так до сих пор толком ничего о самой лавке не выяснила, кроме того, что за ней очень много долгов числится, а касса при этом пуста. К чему ты ведёшь?

- К тому, что доверять никому нельзя. Даже нам с Турлаиндэлем, - кинул обеспокоенный взгляд на эльфа Лёша. - И к тому, что сначала тебе стоило всё связанное с магазином изучить, а потом уже и начинать по мирам бегать. Но это, я так понимаю, для тебя вообще дело невозможное. Шило у тебя в одном месте имеется, нет в тебе нужного для такого дела терпения.

- Мне обидеться? - нахмурилась и отошла от мужчины на пару шагов.

- Если ты сможешь взять свои ошибки на карандаш, и более не наступать на грабли после сказанного мною, то обижайся. Главное, чтобы это хоть как-то приблизило тебя к решению проблем и умению разбираться в людях, - вздохнул Лёша и повернулся к эльфу. - Меня беспокоит Турлаиндэль, он очень странно ведёт себя.

- Ты поставил защиту от запаха на моё перо, да? - решила обидеться как-нибудь в другой раз, точнее продемонстрировать  наличие обиды. Сейчас требовался трезвый расчёт, без учёта лишних эмоций. Это я понимала прекрасно. - Я к тому, что мой запах единственный крючок был, из-за которого Турлаиндэль с собой покончить не пытался. А сейчас протрезвел, наверное... И осознаёт всю глубину собственного падения. Мы когда с ним только познакомились, одна мысль о том, чтобы со мной какие-либо отношения иметь, у него очень острую реакцию вызывала. А эльфы, как я поняла из рассказов Тарзана, привыкли все разлады с совестью решать кардинально - при помощи харакири.

- Ты до сих пор веришь информации, которую давал тебе твой названный брат? - со скептическим выражением лица спросил Леша.

- А в этом-то ему зачем врать... Да и эльф как-то, пока меня рядом не было, чуть с собой не покончил, - еще чуть-чуть и начнём мериться скептицизмом друг с другом.

- Дай-ка мне перышко, - попросил Леша.

Спорить и спрашивать зачем не стала. Отдала, без разговоров.

- Пока лучше не запечатывать свойства, - сказал мужчина, вернув перо. - Побудь с эльфом рядом. А я попробую осмотреть ближайшие окрестности. Поищу вход в магазин, а попутно и воду с едой.

- Ты думаешь, что как-то можно вернуться обратно? Что магазин может быть где-то рядом? - надежда сразу же подняла голову и я даже улыбнулась.

- Есть такая вероятность. Вряд ли Тарзан смог нас далеко от лавки унести, - Леша задумчиво огляделся и сделал пару шагов по пляжу. - Перейдите куда-нибудь в тенек, - дал он дельный совет. - Скоро тут очень жарко станет. Солнце только подымается, но уже сильно печет.

- А, может, не стоит разделяться? - спросила неуверенно, вот теперь на самом деле позабыв про все обиды.

Стоило только представить себе, как я остаюсь наедине с недадекватным эльфом, как мне сразу же поплохело.

- Всей толпой брести по жаре? - приподняв бровь и скривившись так, будто уксуса выпил, Лёша выразил своё отношение к моему предложению. - Я уходить далеко не буду, а ты не выпускай из рук перо - на нём мой след остался, легко по нему найду тебя.

- Чувствую себя дура-дурой. Все мне чего-нибудь не договаривают, - плюхнулась на песок рядом с эльфом. - Мы здесь посидим. Если ты быстро не вернёшься, пойдём тебя искать, - кинула взгляд на задумчивого остроухого, который поднял взгляд от песка и сейчас с непонятной тоской смотрел на море.

- За руку его возьми, для надёждности, - улыбнулся чему-то ему одному ведомому Лёша. - Скоро приду.

- Ну-ну... - проводила мужчину мрачным взглядом и, подумав, взяла-таки эльфа за руку и вспомнила, что как-то забыла уточнить у Лёши, что он там с пёрышком-то делал.

А если попробовать посмотреть, используя силу? Не в том ли, что не пользуюсь даром упрекал меня охранник? Посмотрела, раз, два, три... Ещё бы понимать, что я там должна увидеть? Щурилась, подносила пёрышко к глазам поближе, вертела в пальцах... А потом просто глаза прикрыла, давая им отдохнуть от яркого света светила, которое поднималось всё выше и выше, и открыла их с мыслью, что хочу разглядеть, очень хочу, то, что Лёшей было наверчено. И снова вглядывалась до рези в глазах, пытаясь понять, как и что сделано было. От напряжения ли, от усталости ли, но в какой-то миг померещилось, что сквозь сияние золотого пера пробивается цветной, плывущий перед глазами рисунок. И что он обозначает?

- Прекрасная роза, - отвлёк меня остроухий рыцарь печального образа. - Солнцем голову напечёт. Вам плохо будет... Идёмте вон под то дерево, - протянул руку, указывая на раскидистую пальму.

И я плюнула на загадку пера, сжала его покрепче, поднялась с места и охотно прогулялась до тенька под ручку с эльфиком. Остроухий скинул с плеч свой неизменный зелёный рубахо-халат, который каким-то чудом оставался чистым всё то время, что Турлаиндэль жил у меня. Да и прорех не видно было в одёжке, хоть и раненым в магазин эльф попал. Магией залатал? Или какими-нибудь волшебными свойствами эльфийская одежда обладает? Как-то не задавалась я ранее этим вопросом, как и тем, откуда у остроухого целая одежда взялась, и как он проблему с её чисткой решает. Не до того всё время было, и получалось, что большую часть важных мелочей я просто пропускала мимо внимания, и профукала, возможно, и очень нужные моменты. Остроухий блондин остался в рубахе, штанах да сапогах, а для меня постелил верхнюю одёжку на песок под пальмой.

- Садитесь, прекрасная роза, - сказал он и грустно улыбнулся.

- Спасибо, Турлаиндэль, - внимательно осмотрела эльфа и села на обустроенное им место. - Знаешь, за всё время знакомства мы с тобой так ни разу толком и не пообщались. Постоянно все дела бегом, постоянно проблемы на голову сваливаются и как-то не доходило у нас с тобой до серьёзного разговора. А, наверное, давно стоило тебя расспросить и узнать, что ты ко мне чувствуешь и как к этому относишься. Садись рядом, побеседуем.

- Можно? - выражение лица эльфа стало донельзя довольным.

- Садись, садись, - подвинулась и похлопала рукой по ткани рядом с собой.

- Красиво, - выдал эльф, устроившись на краешке своего же одеяния.

- Да, красиво, - согласилась с ним, окинув побережье моря взглядом и поняв, что рассмотреть окружающую нас красоту толком удосужилась только сейчас.

Зеленовато-голубые волны набегали на белый песок с тихим шелестом, и медленно, неохотно отползали обратно. Сияющее светило в ярко-синем небе бросало лучи горстями в солёную воду и они отскакивали от неё солнечными зайчиками, разбрызгивая искры света во все стороны. Пальмы, все стройные, высоченные, добавляли экзотичности этой позитивной картинке, как с рекламы какого-нибудь вип-курорта. Густая растительность между пальм, намекала на наличие-таки пресной воды где-то поблизости и была надежда, что Лёха сможет её найти.

- Наши леса другие, - тихо произнёс длинноухий блондин.

- Скучаешь? - глянула на него с жалостью, поняв, что моё вмешательство, вполне возможно, лишило его привычной жизни в родных краях.

Но как можно было поступить иначе? Как можно было отпустить эльфа на верную смерть? Не смогла бы выставить за дверь, понимая, чем ему это грозит. И не выставила, и дальше не выставлю, и просто теперь не знаю, что мне с остроухим дальше делать.

- Скучаю, - не стал отрицать очевидного Турлаиндэль. - Но мне нет дороги обратно. Я когда от возмездия уходил, понимал это... Продлил агонию. В родном лесу меня всё равно бы поймали, и казнили бы. А уходить куда-то, где нет магии родного леса - верная смерть.

- Сложные вы существа - эльфы, - провела пальцем по пёрышку, мимолётно подумав о том, что защиту Лёша, по-видимому, не до конца поставил, раз эльфик снова на меня как прежде реагирует. Или охранник именно это менял, когда перо у меня во второй раз забирал? - Сколько тебе лет, Турлаиндэль?

Эльфик отчего-то покраснел, помялся и сообщил:

- Тридцать.

- Это много для вас или мало? - с удивлением глянула на мужчину, пытаясь понять, а на сколько он реально выглядит.

Не юноша, но и не взрослый муж, что-то промежуточное между подростком и состоявшимся мужчиной.

- Возраст совершеннолетия, - ответил он неохотно, стараясь не смотреть на меня.

- То есть твой возраст соответствует нашим восемнадцати годам, - то-то остроухий так по-мальчишечьи смущается. - Как же тебя так угораздило только-только взрослым стать, и закон нарушить? - вопрос был риторическим, ответа на него я не ждала. - Скажи, а ты, правда, покончишь с собой, если твои чувства ко мне пройдут? Что ты на самом деле чувствуешь ко мне? - вот эти вопросы для меня были намного важней, потому что помогли бы решить проблему с заскоками нежной эльфийской психики.

- Я всё понимаю, прекрасная роза. И про то, что моя привязанность к вам противоестественна, и про то, что вы её совсем не хотите. Оно само собой происходит. Я же слышал то, о чём вы все между собой разговаривали, - а ведь, правда, эльфёныша мы все зачастую за предмет меблировки принимали.

Не говорит ничего, не бузит, просто присутствует и ладно. А он всё слышал, и выводы делал. Живое и мыслящее существо как-никак, пусть даже ещё очень молодое и неопытное. Вот и пришло время мне краснеть, а не ему. Из-за того, что парня за табуретку принимала.

- Так как? Покончишь с собой, если вдруг всё пройдёт? - спросила, затаив дыхание и тоже стараясь на остроухого не смотреть, дабы чувство вины, охватившее меня из-за моего отношения к нему, как к бездушному предмету, не выдать взглядом.

- Нет, - ровно ответил эльф. - Наверное, нет. На меня просто помутнение нашло... Не помню, что перед этим происходило, а потом зачем-то за меч схватился... А потом ушёл в...

- Кому, - подсказала слово. - Зачем?

- Защитная реакция на опасность у эльфов такая бывает. Когда дело совсем плохо, организм уходит в глухую оборону и в этот момент эльфа ни убить, ни магически воздействовать нельзя. Но это съедает силы и ресурсы мозга, потому-то сознание отключается полностью. Вывести нас из такого состояния только свои могут, знающие как это сделать. Либо, если уметь контролировать этот процесс, то можно и на какое-то определённое время так закукливаться, - пояснил он, ничего не тая.

- А ты умеешь? И почему тогда не впал в кому, когда тебя твои же родичи убить пытались? - спросила с любопытством, свойства эльфийского организма были удивительны и странны.

- При исполнении наказаний, загонщики блокируют эту способность до тех пор, пока не изловят отступника и не убьют, - тема разговора остроухому явно не нравилась, но он всё равно продолжал отвечать на мои вопросы.

- А как же она восстановилась, раз у тебя её заблокировали? - столько новых и интересных фактов открывается, стоит только взяться за ум и попытаться узнать что-то новое, притом из надёжных источников.

- Загонщики остались в другом мире, а потом, когда появились, уже не воздействовали на меня. Блокировка спала, сама собой, - пояснил он и робко взял меня за руку. - Прекрасная роза, у меня есть шанс?

- Дорогой мой, золотой Турлаиндэль, - смущение от неловкой ситуации уже прошло и я осмелилась на эльфа посмотреть. - Ты же не любишь меня на самом деле. Это всё запах мой виноват. Раньше или позже ты влюбишься в какую-нибудь замечательную эльфийку, и я тебе стану не нужна.

- Нет, прекрасная роза, так не будет, - сказал уверенно, подумав. - Ни одна эльфийка не посмотрит в сторону приговорённого к смерти отступника.

- Что же мне тогда с тобой делать, Турлаиндэль? - проблема так и осталась нерешённой и даже разговор по душам не помог.

- А, давайте, побратаемся, прекрасная роза, - выдвинул он рацпредложение. - Станем родственниками, и моя зависимость от вас сойдёт на нет. И как названная сестра, вы вполне сможете проследить за тем, чтобы я просто так не из-за чего за меч не хватался.

- И ты меня послушаешься? - спросила с недоверием.

- Послушаюсь. Вы добрая и хорошая, - поведал он мне простодушно.

- И это ты когда-то орал, что в мой гарем только через твой труп? - фыркнула, не удержавшись от насмешки. Эльф ничего на это не ответил и я спросила. - А ты знаешь, как ритуал провести? А то предыдущий проходил, когда я была в бессознательном состоянии.

- Знаю, - сказал остроухий и тихонечко сжал мои пальцы.

- Значит, проведём. Хорошим родственником больше станет. Я только рада буду, - тряхнула волосами и вздохнула, перескочив на другую тему. - Эх, расчесаться нечем.

- Давайте, с волосами помогу, - предложил эльф.

- Помоги, - согласилась я и добавила: - Только прежде договоримся. Переходи на "ты", мы с тобой уже почти родственники. Ритуал проведём, и совсем роднёй станем. И меня зовут Оля, помнишь?

- У нас по именам и на "ты" принято только очень близких эльфов называть. Ближайших родственников и мужей, жён, - и любовников-любовниц, завершила мысленно за него невысказанное.

- А мы с тобой уже почти родственники, - заявила легкомысленно, подумав о том, что называя его по имени, наверняка, этим очень смущала и ненужные надежды давала.

Турлаиндэль спорить не стал, а вместо этого запустил пальцы в мои спутанные волосы, и я развернулась к помощнику спиной. Пока эльфик возился с моей шевелюрой, погрузилась с головой в обдумывание того, что он мне рассказал. Не нравилась мне тёмная история с его закукливанием. Он сказал, что такое происходит только в случае нешуточной опасности. Что же ему грозило в моё отсутствие, когда он находился наедине с Тарзюшей, раз эльфийский нежный организм среагировал именно таким образом? Вряд ли остроухие могли бы делать харакири, если бы эта способность включалась в тот момент, когда они пытались жизнь самоубийством покончить. Из этого делаем вывод, в таком случае она не срабатывает, защитная кома не наступает. И что тогда получается? Кто-то собирался убить эльфика и он защитился как мог, так? Но кто и зачем мог пытаться его прирезать? Тарзан? Но зачем ему это было нужно? Или кто-то другой, кто в моё отсутствие пришёл в гости? Стоило вспомнить все обстоятельства того момента, чтобы попытаться хоть какой-нибудь краешек правды обнаружить. Вот я и вспоминала, усиленно и самозабвенно, так, что даже возвращение Лёши прозевала. И успела довспоминаться до момента, когда меня эльфы утащили на глазах у изумлённых родственников. Нет, не понимаю причины, по которой Тарзан решился эльфа убить. Остаётся только вернуться в магазин, и допросить ушлого братца. Но станет ли он отвечать?

- Магазина поблизости не наблюдается, - мрачно отрапартовался Лёша, окинув нас с эльфиком хмурым взглядом. - И следов нет, по которым можно было бы попытаться понять откуда нас принесли. Делаю вывод - применялась магия, и следы её использования хорошо подчищены.

- То есть нам придётся решать, двигаться дальше или ждать у моря погоды, так? - сделала, надеюсь, правильные выводы из поступившей информации. - А вода поблизости имеется?

- Есть, речка неподалёку, - охранник тряхнул головой, словно отгоняя назойливую муху и продолжил. - Я попил, предварительно очистив воду магией, если останусь жить и ничем не заболею, сможете и вы попить. Пока же предлагаю вам обоим потерпеть.

- Надеюсь, ты шутишь про "останусь жить", - беспомощно оглянулась на эльфа, который закончил возиться с моими волосами и сейчас сидел, устало опустив руки на колени.

- Серьёзен как никогда, - криво ухмыльнулся Лёша. - И прежде чем срываться на поиски магазина и чего-либо ещё, я бы предложил подумать о том, как ты босиком пойдёшь. Или о том, в чём мы понесём запас воды? У нас ни инструментов, ни оружия. Меня обыскали, и всё что было, отобрали.

- А у меня ваш амулет забрали, прекрасная роза, - добавил эльфик печальных фактов в общую копилку. - И лук, с мечом и кинжалом забрали.

- Не в обнимку же ты с ними спал, - возразила я, имея в виду оружие. - И почему тогда мне амулет оставили?

- Пока я с ним не поработал, он был просто пером, - ответил за эльфа Лёша. - И ты рассказывала или показывала Тарзану, что носишь перо?

- Нет, он не знал, - ответила, проведя тщательную ревизию воспоминаний. - Я его перед самым приходом братца надела, до того как он меня снотворным напоил. Или не напоил? Я у вас с Турлаиндэлем заметила следы от комариного укуса... Возможно, что-то такое и у меня есть?

- Давай, посмотрим, - нахмурился Лёша и подошёл поближе. - Где именно укусы располагаются у нас с Турлаиндэлем?

- На предплечьях, - у пижамки длинных рукавов не имелось, потому ткани задирать пришлось немного.

Придирчиво осмотрела правую руку, потом левую. Никаких следов от укусов не нашла.

- Нету, - растерянно посмотрела на охранника, а потом на печального эльфа.

- Хотелось бы мне знать, как мою защиту обойти смогли, - поморщился Лёша. - Я же когда наблюдал за твоим разговором с братом, ничего даже не заподозрил. Всё так невинно выглядело. Вы поговорили, ты чай выпила, потом заснула... И чай не фонил. Что же такого он туда добавил? Или всё-таки инъекция была? Для всех нас троих. Нам с эльфов в предплечье что-нибудь вкололи. Тебе куда-нибудь под лопатку, - задрал рукав своей рубашки и принялся изучать правую руку.

- Не там, на левой, - сориентировала его. - И ты... - не сразу дошло то, о чём Лёша в пылу разговора проболтался. - Ты наблюдал за разговором? Как? - уроки не прошли даром, сразу же начала подозревать симпатичного мне охранника во всех грехах. - И зачем?

- Как ты думаешь, много бы я наохранял, если бы ночевал в другой комнате или выпускал тебя постоянно из поля зрения? - ни капли раскаяния не обранужилось ни во взоре, ни в выражении лица.

- А у тебя и с наблюдением не наохранялось, - буркнула мрачно, залившись краской.

Получается, что мужчина находился в моей комнате постоянно? И когда я переодевалась тоже? Или выходил на это время? Или всё-таки не постоянно находился? И как ему это удавалось? Так, что я ничего не замечала? Магия? И моя наивность, так? Я не видела, потому что даже не догадывалась при помощи своего дара комнату на присутствие посторонних проверять.

- Я отворачивался, - правильно интерпретировал причину моего смущения Лёша.

И этими словами вызвал ещё больший прилив крови к щекам. Это что же получается? Он всё время рядом был, да?

- И как тебя тогда подловили? - попыталась перевести тему разговора. - Если ты был в моей комнате, то там мимо человека так просто незамеченным не пройдёшь... Если только магией воспользоваться. Но ты бы заметил и магию, так? - и попутно пришло озарение - дядя Андрей, опытный во всех отношениях человек, не стал бы выбирать в охрану индивидуума, не способного справиться со всей той волшбой, что меня окружает.

И почему я ранее об этом не подумала? Что обычный человек, пусть и неплохой воин, сможет сделать против мага без специальной защиты? Ведь уже тогда я должна была просчитать то, что как минимум Палыч должен был знать о необычных способностях своего знакомого, потому и предложил Лёшу, как охранника... И не потому ли мужчина был выбран для смотрин моими родными? Мама с папой что-то знали о моих способностях? Тогда почему не развивали их совсем? Почему не учили? С этим точно связана какая-то тайна, и задать по возвращению кое-какие вопросы родственникам не помешает, конечно, если только это возвращение состоится. Вот и получается, что нас, действительно, как на случку породистых собак подбирали, способности к способностям... И кто это сделал? Самые родные и близкие люди. Так получается? И папа, получается, не просто так маме про то, что я к жениху переезжаю, сказал? С прицелом на будущее? На душе стало совсем муторно и выслушала предположения Лёши по заданному вопросу молча, хмурясь и недовольно морщась.

- Воспользовались чем-нибудь вроде духовой трубки, - подумав, выдал версию произошедшего Алексей. - Я как раз левым плечом к двери стоял... И как не заметил, что дверь приоткрылась?

- Возможный вариант, - кивнула согласно, отбросив лишние мысли о предательстве родных в сторону. - Не ожидала... Ни от кого не ожидала подобного поведения, - поднялась при помощи Лёши и с удивлением поняла, что мужчина ненадолго задержал меня в объятиях, и выпустил из них довольно неохотно.

С недоумением посмотрела на него. Пёрышко всё ещё у меня, прежде чем встать не забыла взять его с колен. На действие запаха не спишешь. Что это на Лёшу нашло? Он же так злился из-за того, что его как породистого скакуна мне в женихи выбирали. Что-то изменилось с тех пор?

- Ну, что? - преувеличенно бодро спросила я, отстранившись от Лёши и обернувшись на Турлаиндэля. - Идём пить? Пока до речки дойдём, будет время подумать, что делать дальше, - сделала пару шагов по песку и остановилась, осенённая идеей, показавшей мне на тот момент просто отличной. - А если при помощи магии магазин поискать?

- Искал, - ровно сказал Алексей, не торопясь следовать за мной. - Абсолютная пустота. Результат равный нулю. Такое ощущение, что магазина в этом мире просто не имеется.

- Может быть, нас не при помощи магазина в этот мир переместили? - рассеянным взглядом наблюдала за тем, как эльф поднимается, отряхивает свою верхнюю одёжку, а потом надевает её на себя.

- Я не знаю других способов путешествовать по мирам, - скептически улыбнулся Лёша и направился, наверное, в сторону речки, обогнув меня по дуге - мешала я ему пройти. - И никогда не читал ни о чём подобном. И мой учитель мне о таком не рассказывал.

- Тогда, возможно я, как хозяйка лавки, могу попробовать? Просто я не знаю как, - завершила своё выступление неуверенно, вспомнив о том, как тяжело моему организму даётся любое колдовство.

Заседать в окрестных кустиках круглые сутки... перспектива не вдохновляет.

- Ты сильно пить хочешь? - остановился Лёша, заинтересовавшись моей идеей.

- В смысле? - беспомощно оглянулась на эльфа, может, он понимает, к чему этот вопрос.

- Просто мы можем начать поиск прямо сейчас. Но для того, чтобы начать поиск с помощью магии, тебе кое-какие основы для начала придётся усвоить. А это время, приличное количество времени. Потому и спрашиваю, насколько сильно пить охота. Если очень сильно, то сначала дойдём до речки, потом начнём учиться, - пояснил Алексей. - Если не очень, то можно и сразу за учёбу взяться.

- А по дороге никак? - к речке очень хотелось, умыться не помешало бы, а вот жажда пока сильно не мучила, зато в кустики тянуло.

- Ты сможешь сосредоточиться на ходу? - задал встречный вопрос охранник.

- Вряд ли, - ответила честно, помня ещё и о кое-каких срочных надобностях, о которых неудобно было упомянуть вслух.

- Тогда придётся выбирать, - поставил вопрос ребром Лёша.

- Давай, прогуляемся для начала, - а по пути я соберусь с духом и озвучу, что мне уединение надобно. - Турлаиндэль, идёшь? - позвала эльфика да надела нитку с пером на шею.

Будущий родственник кивнул и последовал за нами, благо мы сдвинулись с места. Лёша подставил мне локоть, предлагая прогуляться под ручку. Поколебавшись, приняла предложение, правда, на такую прогулку меня хватило недолго. Идти по горячему песку босыми ногами не так и просто. Ноги подворачивались, когда попадались глубокие, сыпучие ямки в песке, подошвы ступней жгло, острые куски ракушек были опасны тем, что могли рассечь кожу на незащищенных ничем ногах. Кусала губы и морщилась, но терпела - маршрут через пальмовые заросли виделся мне более сложным, там поранить ноги можно было в разы быстрее. Понаблюдав за моими мучениями, Лёша не выдержал, подхватил меня на руки и понёс. Идти ему было тяжело, песок под ногами разъезжался, да и мой вес добавлял дополнительных неудобств. Но на мои протесты мужчина просто не реагировал, упрямо нёс, и мне пришлось смириться, крепко обхватить его за шею руками и наслаждаться романтикой подобного путешествия. Море, солнце, пальмы, песок, сильный мужчина несёт меня на ручках, тяжело дышит и обливается потом на жаре, и я вместе с ним. Светило пекло уже нещадно. О чём ещё думать в таких условиях, как не о романтике?

- Я могу помочь понести, - подал голос через энное количество метров Турлаиндэль.

Лёша, сцепив зубы, упрямо продолжил идти, а эльф не стал настаивать. Правда метров через пятьсот повторил вопрос, а потом ещё раз, и ещё его задавал, пока речка не показалась. Железобетонные у моего охранника нервы. Я бы на его месте, спустила бы меня на пару минуток на песок, чтобы кулаком в морду приставучему остроухому заехать. И только после этой передышки, продолжила бы путь. А этот идёт, молчит, и даже зубами не скрипит. Или ему просто не до этого? Тяжело же меня нести, да ещё и по такой жаре. Сдула каплю пота с кончика носа и загрустила. Видимо, придётся прямым текстом свои интимные потребности озвучивать, с тем способом передвижения, который выбрал для меня Лёша, подотстать не получится.

Река оказалась не очень глубокой и крупной, и берега у неё были достаточно пологими в этом месте, вполне можно подойти поближе, без опасности сорваться с отвесного обрыва, напиться и умыться. И отпроситься для уединения получилось, кинув просто намёк. Правда, перед этим пришлось поломать голову как бы необходимость обозначить, но хватило короткого: "Мне отойти надо", чтобы Лёша кивнул и позволил уйти.

- Долго не задерживайся и если что кричи, - напутствовал он меня, проводив сосредоточенным взглядом, когда направилась в ту сторону, где кусты погуще были.

И что я буду делать, если мы в ближайшее время выбраться не сможем? В обществе двух мужиков, без наличия элементарных удобств и жизненно необходимых мелочей. Критические дни, которые должны прийти очень скоро, как раз срок подходит, виделись катастрофой глобального масштаба. Вот и получается, что в ближайшее время мне придётся подналечь на учёбу и как можно быстрее найти "Лавку Скамейкину". А там, как владелица, смогу и войти, и Тарзану уши надрать. И что он надеялся с магазина поиметь, если хозяйка всему я? Ведь он ни переместить магазин не сможет, ни дверь закрыть... Но, как-то же её открыл, чтобы нас троих за пределы лавки выкинуть. Как? Хороший такой вопрос, который я мусолила всю дорогу от зарослей местного кустарника до речки. Вопреки моим страхам, никакая анаконда не пожелала сцапать меня по пути, и не нашлось аборигенов - в отличие от предыдущей моей вылазки к морю - готовых нашпиговать стрелами пришелицу. И в речке не водилось пираний да крокодилов, напились мы и умылись без каких-либо эксцессов. А потом, пришло время учёбы, от которой отвлекал урчащий желудок, вспомнивший о том, что тропический рай, тропическим раем, а поесть бы не помешало.

Упорно пыталась сосредоточиться на ощущении внутреннего резерва, чтобы суметь самой измерить его размер и использовать ровно столько, сколько необходимо на поиск. Получалось плохо, пустой желудок отвлекал и намекал на то, что сначала стоило бы позавтракать. Да и жара донимала, чем дальше, тем сильнее она становилась. И почему я не догадалась под пижамку купальник надеть? Как хорошо было бы скинуть сейчас с себя лишнее. А так, на мне под пижамой ничего кроме трусиков не имеется, не пощеголяешь в таком виде. Ладно бы одна была, или в компании с подругами. Перед мужчинами же голышом дефелировать не стоило, потому сидела, прела, радуясь тому, что пижама хотя бы не с длинным рукавом и грустя из-за того, что брючки пижамные на мне, а не шортики - в таких условиях, они были бы более уместны. Да и мужчинам невесело приходилось. Правда, им проще, скинул рубаху, снял обувь, закатал штаны - и жить можно. Впрочем, я так же могу и с пижамными брючками поступить, чем и занялась, отвлёкшись от поисков в себе магического клада таланта. Всё равно не ищется, даже днём с огнём и при помощи внутреннего поисковика. Не яндекс я, однако, не всё найти могу.

- Так дело не пойдёт, - вздохнул Лёша, понаблюдав за моими попытками превратить пижамные штаны в шорты.

- Не получается, - согласилась с ним, штаны не хотели закатываться, точнее долго в таком состоянии не держались, предпочитая постепенно возвращаться к исходному варианту.

- Ты так никогда не сосредоточишься, - сокрушённо покачал головой охранник.

- Есть хочется, - пожаловалась на жизнь тоскливо. - Потому и не получается сосредоточиться.

- Турлаиндэль... - Лёша заметил возвращающегося из недолгой отлучки эльфа.

Но фразу охранник так и не продолжил, потому что в руках остроухий нёс два каких-то незнакомых мне фрукта или овоща, так с ходу и не разобрать было.

- Завтрак? - спросила у эльфа обрадовано.

- А если ядовитое? - встал Лёша с поваленного дерева, на котором мы с ним устроились.

- Проверил, точно есть можно, - уверенно ответил эльф и тоже устроился на дереве, поближе ко мне. - Ножа нет, придётся зубами чистить, - поморщился, оглядывая еду.

- Помыть бы сначала, - намекнула ему робко.

- Сделаю, - согласился со мной остроухий и поднялся с места.

- Неплохой он парень, - задумчиво произнёс Лёха. - Вроде.

- Не вроде, а точно, - заметила уверенно. - Парится только в своей одежке зря. Стесняется раздеться, у них не принято, наверняка, перед посторонними разоблачаться. Если уж по имени к не родственникам нельзя обращаться, то и остальное должно быть на таком же уровне.

Завтрак оказался вполне себе вкусным, сочным и даже сытным, и легко очищался от кожуры зубами и пальцами. Хватило на всех, и жажду неплохо утолили, даже пить ранее не обязательно было, оказывается.

- Таких фруктов можно с собой набрать, в дорогу, - оценил эльфову находку Лёша.

- В чём нести будем? - спросила, вымыв в реке руки.

- Из моей рубашки можно узелок организовать, - выдвинул предложение охранник. - Из рукавов можно головные уборы сделать, чтобы голову не напекло. Если ты магазин обнаружишь, придётся что-то придумывать с обувью для тебя.

- Когда обнаружу, - поправила его, хоть и слабо верила в то, что удастся быстро освоить то, что поможет найти "Лавку Скамейкину".

- Ткань моего фаолина прочна, - кивнул на свой халатик эльф. - Можно будет что-нибудь придумать.

- Резать и шить нечем, - вздохнула сокрушённо. - Не намотаешь же всё целиком на ноги.

- Магией разделим, - мой скептический настрой эльфика не устроил и он уверенно мне возразил. - Фаолин при помощи магии сшивается.

- Если знаешь, как это сделать, то я не против, - исследование окрестных кустиков показало, что мне, городской жительнице без обуви, действительно, плохо придётся.

- Знаю, - спокойно ответил остроухий. - Сейчас сделаю.

- А мы с тобой, пока Турлаиндэль решает вопрос с обувью для тебя, пойдём учиться сосредотачиваться поближе к морскому берегу, - подытожил Лёша.

Но прежде чем куда-либо выдвигаться, мужчина отодрал от своей рубашки рукава, разорвал их вдоль шва и из этих кусков ткани соорудил подобие повязок на голову - банданы, увы, не получилось.

Экипированные таким образом доморощенными и мало чего прикрывающими головными уборами, мы с Лёшей направились на берег моря.

- Что-то мы как-то легкомысленно себя ведём, - заметила задумчиво, когда охранник подхватил меня на руки, не позволив гулять босиком. - А, вдруг, тут хищники водятся или воинственные аборигены-людоеды?

- Нет тут никого. Я проверял, - спокойно ответил мужчина, но больше ничего говорить не стал, берёг дыхание.

Спустил он меня с рук только под большой пальмой, из-под которой открывался замечательный вид на пляж и море.

- Встань так, чтобы хорошо видеть воду, - велел Лёша и помог мне повернуться так, чтобы обзор был лучше, да так и не убрал ладони с моих плеч, оставшись у меня за спиной. - Теперь просто наблюдай за тем, как волны накатываются на берег. Отрешись от всего лишнего. Просто наблюдай...

Послушалась, на сытый желудок от ненужных мыслей удалось легче избавиться да погрузиться с головой в созерцание. Шум прибоя умиротворял, настраивал на философский лад. И я послушно старалась не думать о лишнем, убаюкиваемая шелестом волн. И сама не заметила, как опёрлась, не обращая внимания на жару, спиной на грудь мужчины, забывшись.

- А теперь попробуй заглянуть вовнутрь себя, - прошептал мне на ушко Лёша. - Что ты там видишь?

- Кавардак, - ответила кристально честно.

- А в этом кавардаке? - спросил тихо-тихо мужчина.

Попробовала разобраться, мысленно порывшись в себе и застыла от понимания некоторых вещей... Однако, влипла я, однозначно... Нашла-то нашла, но вот то ли, что нужно? Мление от того, что Лёша за спиной, близко-близко, обнаружилось, как и головокружительное желание узнать, как же конкретно с этим самым мужчиной будет целоваться на самом деле, а не понарошку и много ещё чего, о чём мне не очень-то и хотелось знать, а стоило бы. Вот не собиралась я никаких романов заводить, а тут... Собственные подсознание и сердце предали. И тянутся к вполне себе определённому человеку, и чихать хотели на здравый смысл и на то, что ему-то как раз все эти мои желания и мечтания до лампочки. Пёрышко, может быть, снять, а? Но приятно ли будет осознавать, что Лёша тянется ко мне из-за приворота, но никак не из-за того, что я ему на самом деле нравлюсь?

- Оль, соберись! - потребовал мужчина, заметив, что я явно уплыла мыслями куда-то совсем не туда.

- Не получается, - прошептала расстроено, губы задрожали и очень захотелось заплакать. - Никчёмная я, и обуза для тебя и Турлаиндэля. Ничего не могу, даже просто сосредоточиться...

- А оно с первого раза ни у кого не получается, - утешил меня Лёша и опёрся подбородком о моё плечо. - Не плачь, Оля. У тебя получится!

- Конечно, - ответила я, но в голосе моём не было ни капли убеждённости. - Получится. Как магазин из кризиса вытащить, как интригу Тарзана предусмотреть, как...

- Прекрати, Оль, - погладил меня по предплечьям мужчина.

- Не ты ли говорил, что я веду себя как дура? - вот и пришло время вспомнить прежние обиды.

- Женщины! - с непередаваемой интонацией протянул Лёша и тяжко вздохнул. - Тебе сосредоточиться надо, а ответ на твой последний вопрос поможет это сделать?

- Поможет, - хмыкнула упрямо и поелозила на груди мужчины, устраиваясь поудобней и радуясь тому, что не отталкивает.

- Не считаю я тебя дурой, - ответил Лёша, решив далее не спорить со мной. - Просто очень наивной и доверчивой. Вот сейчас, ты стоишь практически в моих объятиях. Тебя ничего не смущает?

- Это такой намёк, чтобы я отодвинулась подальше? - вот теперь обиделась по-настоящему и попыталась вывернуться из Лёшиных рук.

- А ты не думала о том, что твоё такое близкое ко мне расположение - призыв к действию? Если бы на моём месте был кто-то другой, менее сдержанный, чем бы это завершилось? - попытался воззвать к моему гласу разума мужчина.

- Если бы на твоём месте был бы кто-то другой, я ему просто не позволила бы... - прикусила язык, но поздно, основное-то было уже сказано.

- А мне, значит, позволишь? - мгновенно просёк ситуацию Лёша и прижал меня к себе крепче.

Язык мой - враг мой! И как теперь выкручиваться? Правду матку, как есть? И что потом? Разбитое сердце и слёзы в подушку? Это если вернёмся, в подушку. Долго ждать ответа от проглотившей язык меня Лёша не стал, мягко развернул к себе лицом и склонился надо мной. Вскинула на него испуганный взгляд, не в силах поверить, что всё происходит в реальности, а не в моих мечтах. Осторожное прикосновение его губ к моим, и глаза сами собой закрылись, а руки охотно обвились вокруг его шеи. Он был горячим, кожа влажной от пота... Но мне было наплевать, настолько невероятные ощущения захлестнули с головой. Это было так удивительно, робко пробовать друг друга на вкус, а потом и вовсе потонуть в страстном, более требовательном поцелуе. Вот где сосредоточиться мне удалось великолепно и практически мгновенно! Как это просто, когда сконцентрироваться надо на потрясающем удовольствии и нежности от прикосновения к губам, от сладкого безумия, в котором забываешь обо всём. Мой неприступный охранник целовался просто великолепно. Или это меня просто так на нём переклинило? Это было неважно, совершенно неважно, на фоне того факта, что мужчина первым проявил инициативу, и что ему не так-то и наплевать на меня было, как я думала ранее. Не целуют с такой нежностью, до головокружения, самозабвенно, когда всё равно.

- Прекрасная роза, - совсем неделикатно отвлёк нас от объятий и поцелуев эльфик. - Мне мерку снять нужно... - и голос так печально звучал.

Выглянула из-за плеча Лёши, мигом залившись краской из-за того, что остроухий застал нас в такой недвусмысленной ситуации, и отметила, что уши зеленоглазого блондина в очередной раз поникли. И с этим надо было как-то бороться... Как?

- Лёш, - попыталась высвободиться из объятий охранника, но отпускать он меня не спешил, наоборот крепче к себе прижал. - Ты умеешь обряд братания проводить?

- Не приходилось раньше. Но попробовать можно, - не сразу отозвался он. - Зачем тебе это?

- Жаль, что ножика нема. Не помешал бы хоть какой-нибудь завалящий, - вздохнула с сожалением и не очень охотно попыталась выбраться из объятий мужчины ещё раз, понимала, что эльфа лучше ещё сильнее не расстраивать, и в то же время совсем не хотелось расставаться с тёплым томлением в груди, что рождали ладони Лёши на моей талии.

- Что ты задумала? - осторожно спросил липовый жених.

- Ничего особенного, - аккуратно убрала руки охранника со своей талии и без особого желания это делать, сделала шаг назад. - Просто проблему с Турлаиндэлем надо как-то решать, и он недавно предложил неплохой выход из ситуации - побрататься. А для того, чтобы это произошло, если я ничего не путаю, придётся кровью обмениваться. Правда, даже не представляю, как это происходит на самом деле. В прошлый раз весь процесс прошёл мимо моего внимания - я тогда умирала, по словам Тарзана.

Рыжик скривился при упоминании моего названного брата, но ничего не сказал, задумался.

- Впрочем, - протянула задумчиво и коснулась пальчиками груди в том месте, где на ней пряталось под одеждой пёрышко. - Кажется, ножик, у нас есть... Правда, не уверена, что свойства у него сохранились. Но попробовать же можно?

- Где? - только и вырвалось у удивлённого Лёши.

Покраснела в очередной раз, вспомнив, как скользили ладони мужчины и по плечам, и по спине, и по груди, пока мы целовались. Не удивительно, что недоумевает, достаточно всего исследовал, чтобы не понимать, где это я умудрилась ножик спрятать.

- Вот, - достала перо из-под верхней части пижамки. - Я пальцы порезала, об оперение птиц, которые меня утащили когда-то... Может быть, и здесь получится, как нож использовать? Птицы же как-то это делают...

- Позволишь? - спросил Лёша, коснувшись пера, которое я вертела в пальцах.

- Конечно, - сняла амулетик с шеи и передала мужчине. - Турлаиндэль, - позвала поникшего эльфа, который без особого восторга наблюдал за манипуляциями с пером.

Остроухий старательно избегал моего взгляда, и вообще предпочитал смотреть на что угодно, только не на меня.

- Ты передумал быть мне братом? - тихо спросила эльфа, подойдя к нему.

- Я не знаю, что получится... уйдёт что-то важное... наверное... - сказал неуверенно и тоскливо посмотрел на меня.

- И придёт не менее важное. У тебя родственницей больше станет, - попыталась заразить остроухого своим оптимизмом. - Разве это плохо?

Эльф слабо улыбнулся, в ответ на мои потуги и перевёл тему:

- Прекрасная роза, мерку бы снять.

- Давай, лучше сначала побратаемся, а потом уже и завершим вопрос с обувью, - предложила я, оглянувшись и заметив, как Лёша сосредоточенно пробует кромку пера пальцем и отдёргивает руку.

- Порезался? - спросила обеспокоенно, подскочив к охраннику.

- Ерунда, - хмыкнул мужчина и засунул пострадавший указательный палец в рот. - Пройдёт, - сказал невнятно.

- Лишь бы ничего в ранку не попало, - мысль о местных бактериях и возможной их вредоносности, очень не вовремя пришла в голову. - Лечить нечем.

- А магия на что? - глянул на меня, как на несмышлёныша Лёша. - Справимся. Ты лучше дай возможность Турлаиндэлю мерку снять, - и отдал мне перо, заметив, как нездорово остроухий стал смотреть на меня.

Послушалась мужчину и, оперевшись рукой о плечо Лёши, приподняла ногу, давая возможность эльфу заняться делом и отвлечься от жадного созерцания моей персоны. Остроухий опустился передо мной на одно калено и приложил кусок ткани к ступне. О чём-то подумал, украдкой погладил мою лодыжку, оставаясь в этом положении, а потом встал и сообщил:

- Всё. Скажу, как готово будет.

- Спасибо, Турлаиндэль, - произнесла мягко. - Как с ритуалом? Сейчас попробуем, или после того, как с обувью разберёшься?

- Я бы хотел попозже, - после некоторого колебания ответил эльф и посмотрел на меня с грустью, отойдя на пару шагов.

Такое неприкрытое желание читалось в его глазах, такая мужская тоска, что не выдержала, отвела взгляд в сторону.

- Скоро вернусь, - остроухий резко развернулся и поспешил скрыться из виду.

- Давай учиться, - тихо позвал меня Лёша, и я посмотрела на него, да сильно смутилась, когда наткнулась взором на понимающую улыбку мужчины.

- Опять сосредотачиваться? - сморщилась, боясь того, что у меня ничего не получится.

- Опять, - неумолимо сказал охранник. - Повернись к морю, попробуем начать всё сначала.

- Попробуем, - согласилась со вздохом и послушно повернулась к мужчине спиной.

Созерцать море спокойно не получалось. Внутри всё бурлило из-за того, что совсем недавно произошло. Сердце замирало от сладкого ужаса, от боязни сделать следующий шаг и ошибиться. И в то же время, его нельзя было не сделать, иначе на всю жизнь останется понимание, что упустила невероятный шанс, который выпадает один на миллион.

- Снова не о том думаешь? - Лёша подобрался ко мне поближе и вновь положил руки мне на плечи.

Сердце трепыхнулось, замерло и зашлось в быстром стуке, стоило только почувствовать, что мужчина стоит совсем рядом.

- Оль, - с укоризной протянул Лёша.

- Не получается, - призналась честно в том, что не в состоянии сосредоточиться.

- Что может помочь тебе отвлечься и начать думать о деле? - тихо спросил рыжик.

- Обними меня, - попросила с замиранием сердца.

- Боюсь, это отвлечёт ещё больше, - но послушался, обвил руками мою талию и притянул к себе.

Прижалась спиной к мужчине, и опёрлась затылком о его грудь. Так стоять было жарко, и очень волнительно, но отстраняться ни один из нас не спешил.

- Что же ты творишь, Оля? - шёпотом спросил Лёша, дыша в мою макушку.

- Если... - обиделась я в очередной раз и попыталась отодвинуться от мужчины.

- Неужели ты не понимаешь, что творишь со мной? - всё так же тихо спросил рыжик, и не думая отпускать. - У меня же просто крыша едет, когда ты вот так рядом... - прозвучало довольно многозначительно, надо признать, да и кое-что ниже его пояса вполне подтверждало сказанное.

- Но ты всегда такой холодный и равнодушный был, - вновь смутилась, прочувствовав пятой точкой реакцию мужчины на себя любимую.

- И? - насмешливо поинтересовался Лёша. - Ты вообще-то, меня совсем не замечала. Я для тебя тенью был, ненужной тенью.

- Такой разбор отношений точно не поможет сосредоточиться, - произнесла грустно. - Ты не был тенью, неправда. Я сразу же тебя заметила и отметила.

- Оль, а как ты на самом деле ко мне относишься? - задал очень сложный вопрос Лёша.

- А ты? - затаила дыхание, ожидая ответа.

- Ты мне с первого взгляда понравилась. Ещё на фотографии, - честно ответил мужчина, и у меня в душе полыхнуло огнём такой невероятно концентрированной радости, что не сразу смогла что-то в ответ сказать.

- Ты мне тоже понравился, - ответила шёпотом, не собираясь кокетничать и что-то скрывать.

Не тот момент и место. Потёрлась затылком о грудь мужчины и улыбнулась, даже жара мне не мешала наслаждаться ситуацией. Не знаю, сколько времени прошло... Мы просто стояли и молчали. Что-то такое большое рождалось между нами, что слова были лишними. Не хотелось спугнуть робкое, только проклёвывающееся счастье.

Расслабилась до такой степени, что удалось и сосредоточиться, и вовнутрь себя заглянуть... Самостоятельно, без подсказок. И перед внутренним взором заплясал внушительный такой сгусток света.

- Получилось, кажется, - прошептала, не открывая глаз. - Что дальше?

Переспрашивать и отвлекать меня этим Лёша не стал, вместо этого тихо-тихо сказал:

- Попробуй мысленно вытянуть тоненькую ниточку из своего запаса, - и потёрся щекой о мои волосы.

И я углубилась в попытки сделать то, что он предложил. Время за этим занятием пролетело незаметно, и вскорости нашу идиллию снова нарушил Турлаиндэль, притащив готовую обувь для моих бедных ножек.




Глава 15


В которой говорится о крепости родственных уз



Вечер наступил как-то очень быстро - день был слишком насыщен впечатлениями - миг, и вот он закат, да быстро темнеющее небо. И уставшая я, не способная оценить всю красоту опускающегося в воду солнца. Остаток дня прошёл продуктивно, успела попробовать многое из того, что предлагал