Book: Лукоморье. Выпуск боевого мага



Сергей Бадей

ЛУКОМОРЬЕ

ВЫПУСК БОЕВОГО МАГА

Купить книгу "Лукоморье. Выпуск боевого мага" Бадей Сергей

© Сергей Бадей, 2015

© Художественное оформление,

«Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2015

ГЛАВА 1

Я, пыхтя и отдуваясь, вытащил дымящуюся гадость из домика и выбросил ее в мусорную бадью. Проводил взглядом верещащего домового, который так некстати решил проверить содержимое бадьи, и тяжело вздохнул.

Ну что за незадача? Тан Пекарус слишком близко к сердцу воспринял распоряжение тана Гория сделать из меня еще и бытового мага. И что теперь? Теперь я должен питаться завтраками собственного производства. Производства? Да что это за производство, если у меня ничего не получается.

Уже который день я остаюсь без качественного завтрака. А всем известно, что завтрак надо есть самому. Обедом я, так и быть, могу с кем-нибудь поделиться. Скорее всего, это будет Тартак. Вечно ему не хватает, а добавку выпросить у прижимистых домовых даже Тартаку не всегда под силу. Впрочем, если бы он выловил домового, то было бы очень даже под силу, но эти существа разбегались как тараканы при приближении Тартака.

Но вот ужин никому не отдам! Именно теперь — никому! Оставлю про запас в каком-нибудь укромном уголке, а утром схомячу вместо очередного неудавшегося завтрака.

Ага! А вот и мой друг и сосед по домику Тимон. Можно сказать, цветет и пахнет. Еще бы. Его без завтрака не оставили.

— Сегодня такие вкусные булочки были. — Тимон рухнул рядом со мной на стул у стола. — Ты чего такой скучный?

Это воспринимать как издевательство?

— А то ты не знаешь? — угрюмо буркнул я.

— И что на этот раз? — заинтересованно спросил Тимон.

— Все сгорело.

— Вот! — Тимон указующе поднял палец. — Я всегда говорил, что сделать из боевого мага бытовика невозможно! А что ты хотя бы готовил?

— Яичницу. Это пока лучшее и единственное блюдо, которое я освоил.

— И из чего ты собирался приготовить это чудо? — с интересом спросил Тимон.

Я вытащил из-под стола коробку с несколькими камнями.

— Вот. Мне это тан Пекарус дал.

Тимон наклонился над кучкой, вытащил один камень, повертел его в руках, подбросил и поймал. Я с надеждой наблюдал за ним.

— Обычный камень, — пожал плечами мой друг. — Я бы тоже не смог из него что-нибудь приготовить.

— Из Саратской долины, — прозвучало от окна. — И это из них тебе тан Пекарус предложил яичницу готовить?

Мы с Тимоном оглянулись на голос. В окне, как в рамке картины, виднелась прелестная головка Гариэль.

— Готовить? Что готовить?.. Подвинься, Эль! — Рядом с белокурой головой Гариэль появилась черноволосая, не менее прелестная головка Аранты.

— Ты же знаешь, что я специалист по готовке.

— Яичницу, — уныло повторил я.

— Фи! — фыркнула Аранта. — Я конечно же специалист, но по приготовлению мяса.

Она смачно откусила кусок от большущего спелого яблока. Я сглотнул слюну.

— Так в чем же проблема? — спросил Тимон. — Ты не можешь из камней сделать яйца?

— Могу! — возмутился я. — Яйца получаются большие.

— Ану покажи! — предложила Гариэль. — Мне даже интересно стало.

Я сосредоточился, вспоминая заклинание, и простер руку над камнем, который Тимон положил на стол. Раздалось легкое шипение, и камень быстро преобразовался в большое белое яйцо.

— Вот! — гордо произнес я.

Гариэль присмотрелась к результату и усмехнулась.

— Я даже не предполагала, что тан Пекарус обладает чувством юмора. Это же надо!

— Поясни! — нахмурился я.

— Как я уже сказала, это камни из Саратской долины, — пояснила Гариэль. — Всем известно, что в Саратской долине водятся только саратские вараны. Так что у тебя получаются яйца саратского варана. Яичницу из этих яиц скушать сможет разве что Тартак.

— Я много чего могу скушать, — прогудел бас за окном. — Ты что-то говорила про яичницу?

Так, вот и краса и гордость горных троллей пожаловала. Тартак, собственной персоной.

— Яичницу из обычных яиц можно приготовить из камней, которые собирают вблизи сельских домов, — кивнула Гариэль. — Именно в них заложена информация о курицах.

— Я и курицу могу съесть, — согласился Тартак. — Давай!

— Нету! — рыкнул я. — Значит, тан Пекарус решил чувством юмора блеснуть? А он не подумал, что вот так, в блеске юмора и огня, он сам превратится в хорошо прожаренную тушку? Я обращусь в дракона и преподнесу ему этот эксклюзивный кулинарный шедевр.

— Колин, успокойся! — похлопал меня по плечу Тимон. — Я уверен, что это он не нарочно. Просто по своей всегдашней растерянности ошибся.

В окно просунулась большущая лапа Тартака и сгребла яйцо со стола.

— Яйцо как яйцо, — прогудел он. — Если оно никому не нужно, то я его выпью.

— Тартак! — заволновался голосок Мориты. — Это же яйцо саратского варана.

— А мне все равно, — буркнул Тартак. — Это яйцо варану уже не пригодится. А я за завтраком не наелся.

Наверное, настало время пояснить, что на самом деле происходит и что это за разговор состоялся.

Мы — группа будущих боевых магов. И обучаемся мы в Школе.

Именно так, с большой буквы. Потому что это Школа Боевой Магии, Чародейства и Целительства. И мы уже доучились до выпускного курса.

Нас девятеро. Кто-то скажет, что это не так уж и много… Хм. Те, кто имел счастье (или несчастье, это уже зависит от обстоятельств) с нами встречаться, с вами не согласятся. Если девятка магов, где каждый сам по себе, не такая уж и сила, то девятка магов в команде — хватите лихвой. А мы именно команда. И доказали это уже не раз.

Всех наших подвигов перечислять не буду. Их было достаточно. Вы уж мне поверьте!

Коротко представлю нас.

Первой по праву идет Гариэль Отолариэ — дочь Хранящего Свет, правителя Светлого леса. Очень сильна в магии. И немудрено. У нее первый уровень

Дара. Несмотря на прелестную внешность (как-то не видел эльфийских женщин с непрелестной внешностью), обладает немалым умом и большими знаниями. У нас она появилась потому, что решила изучать человеческую магию. К сожалению, эльфийская магия не действует вдали от эльфийских же лесов.

Второй идет ее подруга Аранта. Вообще-то так к ней обращаться имеют право немногие. Полное ее имя — Аррантарра дер Тордерресс Хамра Коэрресс. И совсем уж немногие могут к ней обращаться — Ари… Хм? Ну, она вампиресса. И не простая, а высшая. Ее прадед предводитель клана Виа Дента (Идущие вдень). Единственный клан, не пивший человеческой крови. В чем-то они потеряли, но и приобрели немало. Теперь им солнце совсем не вредило. Но надо сказать, что замашки остались те еще. Еще хочу сказать, что… у меня с ней отношения. Так что недолго ей осталось вампирессой ходить. Почему? Об этом позже.

Конечно, не стоит забывать о моем друге Тимоне ад Зулоре, младшем сыне графа ад Зулора. Как младший сын он прав на наследство не имеет, но имеет Дар, который позволил ему обучаться в нашей Школе.

Достойное место занимает и Тартак. Это… как бы вам сказать… большой и сильный горный тролль. Краса и гордость своего племени. Необычный тролль. Обычные не имеют Дара, а Тартак имеет. Вы бы посмотрели, как гордо он парит в полуметре от земли в самой героической из своих поз. У него все позы героические. Просто одни более, а другие менее. И самая выдающаяся — это когда он с палицей. Но не просто с палицей, потому что с палицей он всегда, а когда палица вращается. Пропеллер вертолета на холостом ходу видели? Так это ничто по сравнению с палицей Тартака на холостом ходу.

Подруга Тартака Морита. Они сдружились на почве охоты. Она северная охотница. Очень хорошая охотница, смею вас заверить. По стрельбе из лука она даже Гариэль не уступает. А как стреляют эльфы — вам рассказывать не надо.

Есть в нашей группе еще и братья ад Шейт, Фулос и Харос. Они бывшие наемники. Вот когда поблизости от них нет вина — милейшие люди. Но стоит им выпить и начинается самая любимая наемниками забава: бубен набить. Это когда собирается порядочная толпа подогретых выпивкой людей и лупят друг друга. Главное в этом д$ле — вложить в драку душу. Парни ее вкладывают. Забывают при этом, что они маги, и просто вкладывают душу и все, что под руку попадется. Так что бубен набивается быстро и качественно.

Имеется также у нас и Жерест Великий. Ну, это он себя так называет. На самом деле он мелкий и рыжий. Он из местных воришек. Да вот поди ж ты — Дар имеет. Может быть, и невелик тот Дар, да только когда он на-чинаетего применять, я вам рядом с ним находиться не рекомендую. Этот его Дар может занести туда, куда и Макар телят пасти не гонял. Он научился переносить свое волшебство на других. И с тех пор беззастенчиво этим пользуется.

Ну и, наконец, я. Николай Петрович Бутенко. Был обычным парнем до поры до времени. Закончил обычную школу. И дернула же меня нелегкая попробовать произвести на свет пульсар. Хороший такой пульсар получился. И дуб, в который я пульсар направил, был пробит насквозь. В итоге меня сцапала СПМН. Это так служба называется, которую на Земле ребята из Магира организовали. Если расшифровать, то это означает «Служба патрулирования магических нарушений». Во как! И направили меня в Школу обучаться. А тут еще выяснилось, правда, не сразу, что я маг вне уровней и дракон к тому же. И не простой дракон, а серебряный. Оно мне надо? Хотя… вот именно поэтому Аранта и перестанет быть вампирессой, а станет самой настоящей драконицей. Но пока об этом ни гугу! Она считает, что рано ей еще становиться. Да и останавливаться ей рано.

Вот такая у нас группа. Первые три курса у нас были сплошные приключения. Я о них рассказывать особо не буду. Уже рассказывал. Чего повторяться?[1] Но стоило нам темного мага Салтука победить, а потом помочь справиться с вампирами, врагами Виа Дента, как все и закончилось. Даже обидно, до чего скучно стало. И вот сейчас мы обучаемся на шестом, выпускном курсе.

Вообще-то это он для всех ребят выпускной, а для меня не очень. После Школы права на мое дальнейшее обучение заявили эльфы. Я, видите ли, лесной магией могу владеть. Нет, лесная магия дело неплохое. Мне Гариэль рассказывала — лесов на Магире хватает, а в лесах их магия — самое то. НО ЭТО ЖЕ ОПЯТЬ УЧ Е-БА!!! И где гарантия, что компания подберется такая же теплая? Тем бо/fee что нынешняя компания очень не хочет, чтобы подбиралась новая. Особенно Аранта не хочет, чтобы эльфийские девы в эту компанию попали. Мои заверения, что меня никто, кроме нее, не интересует, остаются неуслышанными.

Дальше — больше. За меня хочет взяться еще и народ драконов, который я вместе с таном Тюроном все же нашел. Что они хотят — я рассказывать не буду. И так чуть со стыда не сгорел, когда выслушивал все их планы.

Но у нас впереди еще целый учебный год. И начнется он завтра.

Вы спросите — что это я занимаюсь, если учебный год еще не начался? Это для всех он еще не начался. А для меня — уже. А все по милости тана Гория.

Это наш директор Школы. Он заметил, что я не очень хорошо владею кулинарной магией. Вернее, что я плохо ею владею. А как я могу хорошо ею владеть, если я и с простой кулинарией не очень? Вот тан Горий и решил подтянуть этот мой недостаток. И решил он это со свойственным ему садизмом. А как еще назвать то, что он поручил мое обучение тану Пекарусу?

Тан Пекарус воспринял задание тана Гория с энтузиазмом и сразу же взялся за мое обучение. Теперь он постоянно сравнивает меня с каким-то Важеком, причем сравнение, как правило, не в мою пользу. И первое, что сделал этот изверг, я имею в виду Пекаруса, так потребовал, чтобы я ел завтрак своего собственного приготовления. Я и из нормальных продуктов мало что могу приготовить, а тут еще эти камни…

Я совсем было уже расстроился и печально уставился перед собой.

— Я вот что тебе посоветую, — таинственно сказал Тимон. — Ты к Морите обратись. Она в кулинарии — как я в зельях. А ты знаешь, что в этих делах я специалист. По-любому без завтрака не останешься. И что самое главное, тут и придраться к тебе будет не за что.

— А камни, которые для этого годятся, я тебе принесу, — улыбнулась Гариэль, отлично услышавшая совет Тимона.

— То-то я смотрю, что ты похудел и осунулся, — кивнула Аранта. — А Пекаруса за то, что он с Колином сделал, надо проучить. Я ему еще припомню, как он нас заставил суп из еловых шишек и мха кушать.

— Только без смертоубийства! — предупредил Тимон. — Не забывай, что есть еще целые поколения тех, кто живет в счастливом неведении о тане Пекарусе. Что же это, только нам мучиться?

Лирическое отступление

Лекция тана Пекаруса о приготовлении

яичницы из обычных камней

— Заходи-заходи, Колин! Я тут сейчас немного приберусь, подожди… Так! Тан Горий поручил мне обучить тебя кулинарной магии… Что это ты морщишься и закатываешь глаза? Совсем как тот невежа Важек, когда я начинаю говорить очень ценные и нужные слова. …Что? Ты не знаешь Важека?.. И тебе повезло! Но главное, что его знаю я.

Начнем мы с самого простого… Что? Для тебя в этом деле нет простого? Так тебе еще больше повезло! После обучения у меня все рецепты будут казаться тебе простыми и понятными. …Уже кажутся? Вот видишь!

Итак! Начнем мы с приготовления яичницы. То, что яиц у нас под рукой нет, — не беда! У нас есть камни! Да-да! Самые обычные камни, которые во множестве валяются под ногами и о которые я постоянно спотыкаюсь, будь они неладны! …Вот такие. Несложное заклинание превращения — моего собственного изобретения, между прочим, — и у нас имеются чудесные яйца… Замечу, они гораздо свежее тех, что продают на рынке в Хаундаре.

Масло можно получить из воды, если добавить в нее сосновую хвою и произнести соответствующее заклинание… Что?.. Нет, это не мое изобретение.

…Так! О чем это я? Ах да! Невежа Важек считает, что лучшая хвоя для масла растет с восточной части сосен. Чепуха! Я со всей ответственностью утверждаю, что лучшая хвоя как раз находится с западной части… Что?.. Тебе не важно?.. Даты!.. Да я!.. Ты еще невежественнее, чем Важек!.. Но ничего! Не зря за твое обучения взялся я.

Так вот… Что еще?.. Соль? А зачем тебе соль? …Яичницу солить? Ты ее сначала еще приготовь! …Ладно-ладно! Формулу заклинания превращения песка в соль я тебе дам перед окончанием лекции.

Итак! Берем обычные камни и превращаем их в яйца…

Я, честно говоря, даже несколько завидовал брату. Алексей удачно вписался в среду студиозов Школы. Он даже ходил в любимчиках того же тана Пекаруса. Бытовая магия давалась ему на диво легко. Но помогать брат мне не хотел. Во-первых, потому, что «облом». Во-вторых — то же, что и во-первых. В третьих — из вредности. Ну и наконец, в-четвертых: он еще не вернулся с каникул.

Каникулы он проводил в новом доме родителей. Я тоже некоторое время там побыл, но, когда заела скука, сбежал. Нет, родителей я люблю. Просто все те проблемы, которые вставали перед ними, были мне не интересны.

К примеру. Батя сделал генератор и теперь вовсю занимался электрификацией поместья. Я не могу понять, что можно сделать при помощи электричества, чего нельзя при помощи магии? Освещение? Да подвесьте под потолком осветительный пульсар длительного действия! Он способен год светить, не угасая. А если еще его сделать с реакцией на голос, то может работать и в качестве ночника.

Возможно, в мире Земли электричество еще можно приспособить для множества вещей, но не тут, в мире Магира.

О маме я так вообще не говорю. Она уверенно выдвинулась на позиции модного кутюрье для местных дам. Но не мое!

Да, сбежал я, как выяснилось, на свою голову. Вот тут меня и выловил тан Горий и отдал на растерзание тану Пекарусу.

Совет Тимона не пропал впустую. Морита, сочувствуя мне всем сердцем, не отказала в помощи.

— …Так! — Я потер ладони в предвкушении.

Справа передо мной стояла коробка с камнями, которые мне презентовала Гариэль, слева — лукошко с яйцами, которые сегодня утром нашла Морита. В любом случае без завтрака не останусь! Было, правда, одно «но».

Это «но» сидело перед окном домика Мориты и шумно сопело носом, обхватив любимую палицу обеими лапами. Тартаку, как всегда, не хватило завтрака, и он решил, что можно будет подкрепиться еще и за наш счет.

Морита, отставив в сторону кастрюльки и сковороду, внимательно наблюдала за священнодействием.

Я вдохновенно простер руки над тремя камнями, выложенными на стол. Тартак за окном шумно задышал.

— Только не перегревай! — подсказала Морита. — А то еще что-нибудь вылупится.

— Как это — вылупится? — сбился я. — Что может из этих яиц вылупиться?

— Не знаю, — отозвалась Морита, озабоченно рассматривая полученные мною три яйца. — У меня один раз бегеноги вылупились. Знаешь, сколько я за ними охотилась потом? Они же бегают как сумасшедшие! Ночью своим топотом спать не давали.

— Палицей их, по кумполу! — подсказал Тартак из-под окна.

— Попасть по ним сложно, — повернулась Морита к окну. — Вот он есть, и вот его уже нет.

— И что? — с интересом спросил я.

— А ничего! — пожала плечами Морита. — Я их мокрым полотенцем выгнала. Они мокрых полотенец страх как не любят.



— Да откуда же ты эти яйца достала? — удивился я.

— А я не доставала, я купила. У меня времени на преобразование совсем не было, — призналась Мори-та. — Вот и всучили мне эту радость.

— Палицей по кумполу! — убежденно донеслось из окна.

— Хорошо! — кивнул я. — Я сейчас проверю, что за яйца у меня получились. Где сковорода?

— А вот хвоя, — подсказала Морита, выкладывая рядом с яйцами пучок сосновых иголок. — Не будешь же ты жарить яйца на сухой сковородке?

— На сухой даже горного барана не зажаришь, — согласился Тартак из-за окна.

Я старательно забормотал заклинание, подкидывая в пиалку воды измельченную хвою. Морита взяла ложечку, осторожно зачерпнула золотистой жидкости и попробовала. Счастливо мне улыбнулась.

— Семечковое, — пояснила она. — Очень хорошее масло для яичницы. Даже у меня не всегда получается.

— А когда же яичница будет? — нетерпеливо прогудел Тартак.

— Не мешай процессу, торопыга! — распорядилась Морита.

— Хорошо, — покладисто согласился тролль. — Только чтобы процессу было покороче, а результату — побольше!

Морита осторожно поставила сковороду на подставку, вызвала маленький фаер и кивнула мне, предлагая продолжать.

…Нет, если бы не Морита, остаться бы мне и в этот день голодным. А так я позавтракал яичницей обычной, попробовал яичницу с грибами, проводил взглядом яичницу большую — из всего, что под руки попало, которую очень быстро «приговорил» Тартак.

— Теперь понял, как надо действовать? — спросила Морита, промакивая губы салфеточкой.

— Да! — твердо отозвался я, удовлетворенно взирая на мир.

Почему-то всегда удовлетворенно взираешь на мир, когда сыт.

— Я завтра к завтраку подойду, — заверил Тартак, ставя пустую сковороду на стол беседки. — Я камни сегодня из Пекаруса вытрясу, самые большие и вкусные. И хвои охапку принесу. А сейчас уже пора на учебу. Скоро будет второй колокол.

Лирическое отступление

Лекция тана Харага об астральных силах

— Так! Вижу-вижу! Все после каникул в добром здравии и бодром настроении. Даже Тартак!

Сегодня я вам расскажу об удивительном и загадочном мире. Называется он астрал. Самое загадочное его свойство — это то, что в нем невозможно пребывание в физическом теле.

…Нет, Тартак, палица тоже физическое тело, и там она быть не может.

…Тем не менее этот мир оказывает на все, что нас окружает, очень большое влияние. В нем можно увидеть прошлое и будущее, в нем можно познать непознаваемое и погибнуть от простой грозы. Это грандиозный мир, в который нам можно заглянуть только одним глазком и на очень непродолжительное время.

Конечно, чем выше уровень Дара, тем больше времени мы сможем там провести и тем больше мы сможем получить астральных даров.

…Жерест! Какое золото ты имеешь в виду? Я же сказал: астральных даров! Золото в их число не входит. И деньги тоже.

…Берите конспекты и пишите! Учтите, некоторые положения лекции вам придется осваивать уже сегодня, на занятиях по медитации. Тан Алим уже получил соответствующие распоряжения от меня.

ГЛАВА 2

Антариэль Отолариэ, предводитель эльфов Светлого леса, неохотно оторвался от свитка, реагируя на приход Шаэля. Тот тихонько отодвинул занавес на входе и остановился.

— Что-то случилось, мой друг? — мягко спросил Антариэль.

Приход главного блюстителя традиций был делом редким. А значит, поводдля этого был достаточно важным, чтобы обратить на него внимание.

— Прибыл Солториэн, — тихо известил предводителя Шаэль.

— И что? — недоуменно приподнял бровь Антариэль.

— У него очень важное сообщение для нас, Хранящий Свет, — склонил голову Шаэль.

Солториэн был предводителем части эльфов, в незапамятные времена оторванных от основного племени и заброшенных в странный мир под названием Харшад. Они подозревались в связях с дроу, отступничестве и приверженности магии Хаоса. Со свойственным эльфам милосердием их не стали убивать, а сослали в этот мир. Но со свойственной эльфам жестокостью их сослали без Материнского дерева. Стоит ли говорить, чем для эльфов является мэллорн? Он дает эльфам кров и защиту, еду и силы, может излечить даже самые тяжелые ранения. Именно от него маги эльфов черпают свои магические силы. Эльфы верят, что они сами когда-то в незапамятные времена произошли от мэллорна. Недаром его называли Материнским деревом.

И вот племя Солториэна оказалось в незнакомом и враждебном мире без мэллорнов. Много трудностей им пришлось преодолеть. Но они были эльфами, а значит, не боялись трудностей. Они выжили. Потом их нашли Гариэль и молодой дракон Колин. Ненова племя Солториэна влилось в могучий народ светлых эльфов.

— Пригласи его! — кивнул Антариэль. — С важными сообщениями не стоит тянуть, не так ли?

Солториэн не заставил себя ждать. Худощавая подтянутая фигура, светлые длинные волосы, глаза цвета морской волны. И только выражение волнения на лице было для этого эльфа необычным.

— Здравствуй, брат, — поднялся ему навстречу Антариэль. — Что привело тебя к нам?.. Впрочем, давай присядем на этой тенистой веранде, и ты мне расскажешь все за чашечкой хаэля.

Солториэн с признательностью кивнул, но садиться не спешил.

— У меня не очень хорошие вести, Пресветлый, — оповестил он.

— Неужто снова кара-шрот объявился? — поднял брови Антариэль. — Мне помнится, Колин его настолько славно угостил, что вряд ли в обозримом будущем эта тварь снова захочет вас навестить.

— И тем не менее, — поник головой Солториэн. — Он снова объявился. И не он один.

— Подробнее! — строго сказал предводитель.

Его расслабленность и вальяжность как рукой сняло. Антариэль напрягся и обеспокоенно вглядывался в лицо эльфа.

— Я не знаю, — пожал плечами Солториэн. — Наверное, где-то осуществлен прорыв инферно. Иначе откуда бы они появились в таком количестве? Шоршориэн, конечно, неплохой маг, но он все же слаб для того, чтобы точно выяснить причину.

— Предположим, что у нас найдутся сильные маги и они выяснят причину, — нетерпеливо сказал Антари-эль. — Но ты же знаешь, что борьба с демоническими сущностями не является нашей сильной стороной.

— А что там с этим пареньком? — неожиданно спросил Солториэн.

Но для Пресветлого это неожиданностью не было. Он мгновенно понял, к чему клонит его гость.

— Ты о Колине? К сожалению, я не могу принимать решение о его помощи.

— Но почему? — удивился эльф. — Мне помнится, что он был весьма связан со Светлым лесом. Даже шла речь о его обучении нашей магии.

— Ты давненько у нас не был, — пожал плечами Антариэль. — А с тех пор произошли некоторые изменения. Драконы, которых все считали пропавшими, неожиданно отыскались и заявили свои права на это молодое дарование. Сам понимаешь, спорить с драконами нам было не очень удобно.

— И что? — погрустнел Солториэн. — На помощь мы рассчитывать не можем?

— Я этого не говорил, — отрицательно мотнул головой предводитель. — Мы должны попросить помощи у драконов, и мы это сделаем. Я немедленно свяжусь с Тюроном.

— Но речь идет о Колине, — попытался напомнить Солториэн.

— А Колин является студиозом Тюрона. И именно через Тюрона можно связаться с драконами, — пояснил Антариэль. — К тому же Колин еще слишком молод и неопытен, чтобы самостоятельно принимать такие решения. А что, если он не рассчитает свои силы и погибнет?

— Да, — кивнул Солториэн. — Я помню, как он был ранен в той битве с кара-шротом.

— Вот видишь, брат мой. — Предводитель встал.

— Еще одно, — задумчиво сказал Солториэн.

— Да?

— Мне кажется, что этих тварей кто-то направляет. Уж слишком осмысленны их атаки.

— Тогда тем более надо обсудить все это с драконами, — сурово сказал Антариэль. — Мы немедленно отправляемся в Школу. Именно там мы сможем найти Тюрона. Дело неотложное, поэтому обойдемся без формальностей.

Я парил на небольшой высоте, над прекраснейшим из прекрасных садов. Это меня сюда тан Алим запроторил. Вернее, он только дал мне задание, а я уже сам забрался в астрал. До чего же тут хорошо!.. Только все же я ощущал некоторое неудобство. Что-то мешало.

Внезапно проявилось лицо отца Гариэль. Оно было далеким и маленьким, потом приблизилось и разрослось, занимая все поле зрения.

Я вытряхнулся из состояния медитации.

— Колин! — тут же последовал оклик от тана Алима. — Что произошло? Почему ты прервал сеанс? У тебя все складывалось очень хорошо. Ты даже вышел на второй уровень нирваны.

Но рядом со мной прерывисто вздохнула Гариэль.

— Отец? Что он тут делает?

— Гариэль! — совсем уже расстроенно воскликнул тан Алим. — Два лучших студиоза, а так срывают учебный процесс!

И понеслось!

Длинную и прочувственную речь тана Алима вся группа слушала с восторгом.

Несколько лет тан Алим прослужил боевым магом в морской пехоте его величества. Поэтому его речь была оригинальна, блистала незатертыми эпитетами и сравнениями. Даже братья, прошедшие муштру в наемниках, такого не слыхивали и не знали.

Вот только концовка была смазана. Но тут не вина Алима, это танесса Валеа виновата. Уж очень она некстати появилась. Речь тана Алима была прервана на апогее сухим и скучным ее голоском:

— Колин ад Бут, к директору.

Тан Алим запнулся, покраснел и укоризненно воззрился на танессу Валеа.

Я встал и, пожав плечами, двинулся к выходу. Грехов за собой я никаких не ощущал. Ну не считать же грехом, что я «ад камней», по ходу, преобразовал в сад яиц? Что толку от камней? А вот яйца — другое дело! Особо благодарен мне был Тартак. Вон вся физиономия в диатезе! Говорили же ему, что слопать столько яиц сразу до добра не доведет. Но зато сыт в кои-то веки.

Это событие еще не могло успеть стать известным тану Горию. Да и не его это уровень. Сад то принадлежал Баграну Скитальцу, нашему преподу по боевым искусствам. Он, видите ли, его созерцал. Ну, сад этот он созерцал. И чего там созерцать? Камни и камни.

С такими размышлениями я достаточно смело шагал затанессой. Она остановилась и обернулась ко мне.

— Колин, ты, случайно, не знаешь, где сейчас мы сможем найти тана Тюрона? Его тан Горий также желает видеть.

Я сосредоточился и вызвал в памяти образ Тюрона. Теперь короткое слово активации и…

— А я тебе говорю, уважаемый Аррахат, что в те времена в таких кувшинах кровь не хранили, — услышал я уверенный голос тана Тюрона.

— Молодежь-молодежь, — отозвался мягкий голос предводителя клана Виа Дента. — Ты историю учил по книгам, а я ее видел своими глазами и кое-где даже творил. Кому, как не мне, знать, что и в чем хранили?

— Подожди, уважаемый Аррахат. Я зачем-то понадобился Колину. Если позволишь, я отвечу ему.

— Давай его сюда тащи! — распорядился Аррахат. — Ему тоже будет полезно послушать мои воспоминания. Кому, если не молодежи, можно передать знания?

— Да-да, конечно! — согласился Тюрон. — …Слушаю тебя, Колин.

— Тан Тюрон, — официально обратился я к преподавателю и покосился на танессу Валеа, — нас желает видеть тан Горий…

— Срочно, — подсказала та.

— …срочно, — послушно повторил я за танессой.

— Но у меня важные переговоры с предводителем клана вампиров, — запротестовал тан Тюрон. — Тан Горий должен понимать, что это первоочередная задача.

Я передал танессе Валеа смысл ответа тана Тюрона.

— У тана Гория предводитель Светлого леса, — сообщила танесса Валеа. — И его задача как раз внеочередная.

— Я вижу, что намечается интересная история, — донеслось от Аррахата. — Не прощу себе, если она проскользнет мимо меня. Тюрон, не забудь меня захватить вместе с собой.

— Сейчас буду, — буркнул тан Тюрон.

— Что? — требовательно глядя на меня, осведомилась Валеа.

— Сейчас будет, — сообщил я, отодвигаясь от центра коридора.

Легкий треск, и я увидел призрачную рамку телепорта. Она крутнулась вокруг оси, просветлела, и перед нами возник тан Тюрон, легко выпрыгнувший из телепорта. Сразу же за ним скользнула хищная тень прадеда Аранты.

— Но тан Горий приглашал только тана Тюрона, — растерянно проговорила танесса Валеа.

— Ничего, — обнадежил ее Аррахат. — Меня он тоже приглашал, просто он об этом пока не догадывается.

Предводитель продемонстрировал свою фирменную улыбку-оскал. После чего танесса Валеа сочла за благо с ним не спорить.

Мы двинулись дальше.

— Что-то натворил? — осведомился вполголоса Тюрон, шагая рядом со мной.

— Я уже больше полугола не был в Светлом лесу, — открестился я. — Нельзя же что-то натворить там, где ты не был.

— От тебя, Колин, можно ожидать чего угодно, — с чувством выговорил Тюрон.

Мы вошли в кабинет директора, и я сразу же обратил внимание на эльфа, который восседал за столом рядом с Пресветлым Антариэлем. Чем-то он был мне знаком. Но чем именно?

— Здравствуй, Колин, — поздоровался он.

Да это же!..

— Солториэн? — неуверенно выговорил я.

— Я рад, что ты меня помнишь, — улыбнулся эльф.

Тан Горий прокашлялся, привлекая к себе внимание.

— Не хотелось бы, конечно, отрывать тебя от занятий в первый же день, но обстановка сложилась довольно сложная.

— А не мог бы ты подробнее объяснить, в чем дело? — мило улыбнулся Аррахат.

— Твоего народа это никак не касается, — резко ответил Антариэль.

— Уже касается, раз я здесь, — огрызнулся Аррахат.

В его глазах мелькнули и погасли алые блики.

— Сейчас Солториэн расскажет суть дела, и ты увидишь, что я прав, — поджал губы предводитель Светлого леса.

— Ты помнишь тварь под названием кара-шрот? — начал Солториэн.

Я кивнул. Воспоминание о щупальцах, хлещущих с неимоверной силой вокруг безобразной головы, вызвало у меня содрогание.

— Но мы же ее уничтожили, — подобрался Тюрон.

— Не уверен, — нахмурился эльф. — Во всяком случае, если не она, то очень похожая на нее тварь снова появилась. Более того, ее появление сопровождается целой тучей мелких гнусных гадин. Конечно, наличие мэллорнов сдерживает эти орды, но с каждым разом они все ближе и ближе подходят к границам нашей земли.

— А теперь более подробно, — попросил Аррахат. — Какие именно демонические формы имеют место быть?

— Какое это имеет значение? — с досадой проговорил тан Горий.

— О! Это имеет значение, — веско сказал Аррахат. — Те формы, что воздействуют на физическом уровне, нам по зубам, а значит, будут уничтожены… Для моих мальчиков отличная практика! А вот те, что балуются магией или там ментальным воздействием, те нам не по зубам. Пусть ими драконы занимаются.

— Ты считаешь, что драконам они по зубам? — с интересом спросил Тюрон.

— Драконам все по зубам, — сварливо отозвался вампир. — Ни стыда ни совести у вас нет… Но я так и не услышал ответа на свой вопрос.

— Что-то крылатое, — нахмурился Солториэн. — Нападают с отвратительным визгом.

— Импы, — со знанием дела прокомментировал Аррахат. — Гадость, конечно, та еще. Но если их на клинки принимать, то достаточно привлекательная стружка получается. Особо если клинки с серебряной кромкой.

— Вампиры и клинки с серебряной кромкой? — недоверчиво спросил Солториэн. — Я уже не говорю, что впервые вижу вампиров, которые на нашей стороне.

— Мы не на вашей, — отмахнулся Аррахат. — Мы на стороне тех, кто побеждает. Выгоду надо блюсти… А что до серебра, это иная история. Я как-нибудь за чашечкой вашего фирменного «лесного напитка» расскажу секрет. Но напиток должен быть на высшем уровне! Что там еще?

— Рогатые твари, приземистые, извергают пламя…

— Не понял! — вмешался я. — Это как — извергают пламя? Мы тоже извергаем.

— Ну, Колин, пламя-то разное бывает, — напомнил мне Тюрон. — Пламя, оскверненное Хаосом, оно тоже пламя.

— А вот это не для нас, — отозвался Аррахат. — Это уже ваша забота. Так и договоримся. Импы наши, остальное — ваше.

— Да подождите вы! — сердито сказал предводитель Светлого леса. — Как драконы посмотрят на это дело? Тан Тюрон, надо принимать решение.

— Я уже связался с серебряным Хорастом, — нахмурился Тюрон. — К сожалению, обстановка такова, что он не сможет нам выделить ни одного дракона.

— А вы на что? — осведомился Аррахат. — Или вы уже и драконами быть перестали? Тогда Колина отдайте нам. Мы ему найдем применение. Отличный вампир получится! Правда, придется помудрить над укусом. Быть может, кого из смертничков назначим.

— Ты чего несешь? — удивленно воззрился на вампира Тюрон.

— Тогда нечего рассусоливать! — резко отозвался Аррахат. — Принимай решение!

Тюрон кинул взгляд на меня. А что я? Я просто пожал плечами.

— Конечно, помощь мы оказать должны, — сказал преподаватель. — Но я не уверен, что мы справимся со всей этой пакостью. Особенно если подкатят демоны более высокого уровня. А они подкатят, в этом можете не сомневаться.

— А вот как раз тут можно усомниться, — хладнокровно заметил тан Горий.

— Почему? — спросил тан Тюрон, недовольно хмурясь.

— Ты сказал, что драконы не могут вам помочь в силу некоторых обстоятельств. А что это за обстоятельства? Насколько я знаю Хораста, он только в одном случае не может вам помочь — если весь народ сражается. Весь народ может сражаться только с демонами. Больше никто не в силах противостоять драконам. Отсюда следует вывод: большая часть демонов занята сражением с вашим народом. В мир Харшада если и выделят часть, то весьма небольшую.



— Тогда можно попробовать, — задумчиво сказал Тюрон.

— Вот это другой разговор! — одобрил Аррахат. — Я соберу своих мальчиков. Без меня не отправляйтесь!

— Ты как, Колин? — взглянул на меня Тюрон.

— Решаем одну проблему, и можно отправляться, — кивнул я.

— Проблему? — удивился Антариэль. — Какую проблему, когда наши братья в беде? Да и людям, как я понимаю, там сейчас несладко.

— Проблема — это наша группа, — сообщил я. — Они не захотят оставаться здесь.

— Что значит «не захотят»? — сердито вмешался тан Горий. — Если я отдам распоряжение, то останутся как миленькие.

— Миленький Тартак? Это что-то новое, — заметил я. — А об Аранте я так вообще не говорю. Аррахат, твоя правнучка позволит мне одному отправиться?

— Кто, Арри? — фыркнул Аррахат. — Эй, парень, можешь считать, что на тебе метка вампира. В том смысле, что теперь тебе никуда от нее не деться.

— Вот видишь? — пожал я плечами. — А где мы, там вся группа.

— Да, дочь что-то мне такое говорила, — нахмурился Антариэль. — Неужели ничего нельзя сделать?

— Попробуйте, — вновь пожал я плечами. — Только я отойду подальше, чтобы меня кровью не забрызгало.

— Чьей кровью-то? — озадаченно спросил Солто-риэн.

— А того, кто будет пробовать, — мило улыбнулся ему я. — Или ты забыл, что они вытворяли в твоем лесу? Так с тех пор они еще поднабрались. Братцы, Жерест и Тимон под руководством Тартака такой шит уже могут соорудить, что через него даже мне продраться сложно. Причем Тартак со своей палицей обычно на острие. Он за щитом, а палица, что характерно, перед. А лупит он ею… ну лупит, короче.

— Но они еще не на том уровне! — возмутился тан Горий. — А если с кем-нибудь там что-нибудь случится? Я же вас знаю. Лезете, как будто вы бессмертные.

— Как хотите, — пожал я плечами. — Но без них я не пойду.

— Уважаю! — кивнул мне Аррахат. — А вот я пойду. Буду очень скоро. Хризмон, не сочти за труд. Только туда и обратно.

— Ладно! — сказал, поднимаясь, Тюрон и метнул на меня уничтожающий взгляд. — Только без моего разрешения никакой самодеятельности! Даже дышать с моего разрешения! Понятно?

Я усиленно закивал. То, что мне и требовалось! И главное, можно на некоторое время забыть о кулинарных издевательствах тана Пекаруса!

— О занятиях там не забывать! — как будто угадал мои мысли тан Горий. — И по кулинарии возьмешь задания у тана Пекаруса. Учти, по возвращении лично проверю! И заставлю съесть то, что ты сотворишь.

— Лучше заставляйте Тартака есть! — радостно подскочил со своего места я. — Не сомневайтесь! Сожрет и добавки попросит.

ГЛАВА 3

Вся компания ожидала моего прихода, расположившись в нашем излюбленном месте, в беседке. Мое явление народу было встречено вопросительными взглядами. Я нацепил налицо самое безразличное выражение, промаршировал к скамеечке и присел.

— И что? — озвучил общий вопрос Тимон.

— Мне придется прервать обучение, — вздохнул я. — Надо спасать мир.

Тартак оглянулся по сторонам.

— По моим наблюдениям, этот мир еще ничего, — сообщил он. — Держится.

— Ну не этот, — согласился с ним я. — Другой. Меня туда наняли на должность дракона.

— За сколько наняли? — деловито поинтересовался Жерест.

— Я еще не решил. Я над этим вопросом сейчас работаю. Так что…

— Ты собрался туда в одиночку? — прищурившись, спросила Аранта.

— Нет, конечно. Главой миссии назначили тана Тюрона, — любезно сообщил я.

— А мы? — грозно поинтересовался Тартак.

Я посмотрел на лица ребят. В глазах Аранты мелькали алые всполохи. Тартак выжидающе наклонился в мою сторону. Гариэль и Морита сидели, выпрямившись, строго уставившись на мою скромную персону. Жерест и братья сверлили меня сердитыми взглядами. Один Тимон на меня не смотрел. Он печально рассматривал столешницу перед собой.

— Вы? — поднял брови я. — А что вы, рыжие, что ли? Куда же я без вас?

— Вообще-то я рыжий, — неуверенно сказал Жерест.

Аранта неожиданно обняла меня и поцеловала. Я услышал облегченный выдох Тимона. Братья азартно хлопали друг друга по плечам. Девчонки улыбались. Только один Тартак недоуменно нахмурил брови.

— О каком мире идет речь? — наконец спросил он.

— Да вы его неплохо знаете, — улыбаясь, сказал я. — Харшад.

— Это другое дело! — одобрительно прогудел Тартак. — Неплохой мирок. Я сам хотел туда наведаться. У меня коллекция еще неполная.

— Какая коллекция? — повернулся к нему Жерест. — Я вот тоже хочу коллекцию собирать. Только еще не знаю какую.

— Обе, — пояснил Тартак. — И та неполная, и другая.

— А-а-а! — с умным видом протянул Жерест.

— Что там произошло? — потребовала от меня объяснений Гариэль. — Судя по тому, что прибыл мой отец, что-то с эльфами?

— Снова объявился кара-шрот, — коротко отозвался я.

— Говорил же я, надо было его палицей постучать, — недовольно буркнул Тартак. — Быстро же он очухался после той трепки, которую ему Колин задал.

— Солториэн не уверен, что это именно тот кара-шрот, — вынужден был сказать я. — И потом, вместе с ним лезет какая-то гадость. Вроде бы как демоны низкого порядка.

— Демоны? — Тимон присвистнул и нахмурился. — Это уже серьезно! Справимся ли?

— Ну нам будут помогать, конечно, — уверенно сказал я. — Аранта, твой прадед собирает своих, как он сказал, «мальчиков». Да и эльфы, я думаю, в стороне не останутся.

— Серьезно, серьезно, — пробурчал Фулос. — А что, кара-шрот не демон? Или с ним не серьезно?

Харос согласно стукнул кулаком по столу.

— Какие виды демонов? — строго спросила Гари-эль. — Дело в том, что не на все виды наши стрелы действуют.

— Мои стрелы подействуют на все, — заверила Морита. — У меня серебряные наконечники для этого имеются. Пришлось потратиться, но дело того стоит.

— Речь шла о каких-то импах, — припомнил я. — И еще таких, что пламенем плюются.

— Не понимаю, — вмешался Тимон. — Почему нас туда посылают? Почему этим твои родственники не займутся? Им же это на один плевок!

— Не все так просто, — вздохнул я. — Мой народ сейчас сражается в другом месте и в другом мире… Во всяком случае, так тан Горий говорит.

— Прорыв инферно? — даже подпрыгнула Гариэль.

Я кивнул.

— Это очень, очень опасно!

— Не боись! — прогудел Тартак. — Заштопаем этот прорыв.

— Ты не понимаешь! — обернулась к нему Гариэль. — Через прорыв, кроме демонов, сюда просачивается энергия Хаоса. Она усилит дроу. Эти изменники активизируются. Я даже не хочу представлять, что они могут натворить в этих мирах!

— Давайте решать проблемы по мере их поступления! — предложила Аранта. — Сейчас на очереди Харшад?.. Очень хорошо! Особенно если тут приложит руку и мой дедуля. Главное — распределить работу! Кто кого херит.

— Фу! — наморщила носик Гариэль. — Ари, ну как ты выражаешься?

— Спокойно, подруга! — повернулась к ней Аранта. — Начинается настоящая работа. А в этом деле нет места всяким там «извольте-позвольте»!

— Ну вот, — вздохнула Морита. — Закончилась наша спокойная жизнь. Не дают нормально доучиться.

— Спокойная жизнь? — отозвалась Аранта. — Да я от этой спокойной жизни стала форму терять. Того и гляди полнеть начну. Ты на Тартака посмотри! Он же уже мхом начал обрастать!

— Где? — взревел Тартак, обеспокоенно себя осматривая. — Это не мох! Это так шерсть растет!

— Это она образно, — попыталась успокоить Тартака Гариэль.

— А я попросил бы на образы не переходить! — сердито отозвался тот. — Я тролль в самом расцвете сил и лет. Да если хавчик будет нормальный, так я и один смогу там таких дел наворотить, что этим демонам мало не покажется.

— Да, — поддакнул Жерест. — Ты все съешь, и эти демоны подохнут с голоду.

— Ну, это как один из вариантов, — внезапно успокоился Тартак. — Когда отправляемся?

— Как только Аррахат соберет своих «мальчиков» и прибудет сюда, — вздохнул я. — Дня два на это уйдет.

— Ошибаешься, — усмехнулась Аранта. — Дедуля не так прост. И внешняя неспешность — только видимость. Мне кажется, что он обернется гораздо быстрее, чем ты думаешь…

— И даже быстрее, чем думаешь ты, Арри! — раздался голос от входа в беседку.

Это было настолько неожиданно, что я даже подскочил. Как Аррахат сумел подобраться так незаметно и бесшумно?.. Впрочем, это-то неудивительно. Как он успел все сделать так быстро?

О! Да тут много знакомых лиц! Чуть в стороне от отряда улыбается брат Аранты Аррин, во главе стоит Харрит, а рядом с ним — мастер боевых единоборств Саррест.

Ага! Вот и один из вариантов ответов на мой вопрос о скорости — тан Тюрон. Несомненно, без его помощи не обошлось.

— Пока располагайтесь на этой поляне. — Тан Тюрон обвел взмахом руки пространство перед дубом. — Сейчас еще должен прибыть отряд эльфийской «зеленой стражи», которую Антариэль выделил для помощи собратьям.

— Кто командир? — деловито спросила Гариэль.

— Пока еще не знаю.

— Наверное, это будет Эльтэлиен Тихий Шаг, — предположила Гариэль. — Он очень неплох в такого рода делах.

— Неплох? — ревниво переспросил Тимон.

— Я уточнила, — лукаво улыбнулась ему Гариэль. — Именно: в такого рода делах.

Пока мы собирались, подошли еще и Предводитель Светлого леса и Солториэн. Конечно же тут появился и тан Горий, и несколько преподавателей.

Вампиры собрались с одной стороны поляны, эльфы, командиром которых таки был назначен Эльтэлиен, — с другой. Обе группы ревниво посматривали друг на друга.

Мы выстроились у беседки. Настроение у нас было приподнято-тревожное.

Тан Хараг торопливо давал нам последние наставления:

— Гариэль, милочка, ты не старайся быть на переднем краю. Твое дело — воздействовать издали… Аранта и Морита, прикрывайте ее! Не лезьте в драку! …Колин, не забывай о том, что ты, хоть и серебряный дракон, но тоже смертен… Тартак, достаточно будет того, что вы с ребятами установите щит. …Нет, головы демонов не смогут украсить твою коллекцию. Они пребывают в сохранности, только пока на плечах. Как только их отделяют от всего остального, они тут же портятся. Поэтому только щит. Остальное сделают специально для этого предназначенные силы.

Тан Тюрон вышел на середину пространства и поднял руку, призывая к вниманию.

— Первыми идут эльфы, — заявил он после паузы. — Напряжение велико, и Солториэн опасается, что кто-то иной «может быть встречен не так гостеприимно. Особенно это касается ребяток Аррахата. Мыс Колином будем поддерживать портал с обеих сторон. После сигнала идут студиозы. Ну а уже после них и вампиры. Всем все ясно?»

— Меньше слов! — буркнул Аррахат. — Работаем!

Перед таном Тюроном заполыхала рамка перехода.

Я подошел к нему и начал поддерживать потоки энергии. Переход был далеким, и энергии требовалось очень много.

Солториэн и отряд эльфов быстро один за другим исчезли в портале. Тюрон кивнул мне и тоже шагнул в рамку.

Тартак вразвалку двинулся к переходу.

— Стой! — резко осадил его Аррахат. — Хочешь получить эльфийскую стрелу?

— Так я же друг! — удивленно воззрился на него тролль.

— Когда эльфы во взбудораженном состоянии, они сначала стреляют своими стрелами, а потом выясняют, кто это был, — хмыкнул предводитель вампиров. — Если это был друг, то они выскажут свои глубокие сожаления по этому поводу. Быть может, даже соответствующую балладу сложат… Тебе что сказано? Ждать сигнала!

Удлинившиеся клыки Аррахата показывали, что он не шутит и настроен очень решительно.

В рамке появилась фигура Тюрона. Он призывно махнул рукой.

— Тартак, пошел! — сдавленным от напряжения голосом выдал я. — Остальные, пристраивайтесь!

Группа организованно, то есть стадом, ломанулась к окну перехода. Аррахат прыгнул им наперерез, останавливая. Его парни быстро разобрали группу по ранжиру и, передавая из рук в руки, направили в телепорт вслед за Тартаком.

Аррахат кивнул, и вампиры, обнажив оружие, выстроились за ним.

— Вы что, сразу в бой собрались? — удивленно спросил я.

— Мы готовы к любым неожиданностям, — строго сказал Аррахат. — Поверь мне, мальчик, это уже не раз спасало нам жизнь.

Меня несколько покоробило это «мальчик», но я стерпел, вспомнив, сколько лет Аррахату.

Снова приглашающий жест со стороны Тюрона. Рядом с ним появился Солториэн. Быстро и слаженно отряд предводителя Аррахата нырнул в телепорт.

Ну вот, кажется, и все. Я оглянулся на группу преподавателей, молча наблюдавшую за процессом перехода, подхватил свой походный мешок и шагнул в телепорт. Успел услышать вслед от Гория:

— Удачи тебе, Серебряный!

Выйдя из телепорта, я услышал приветственные возгласы эльфов. Помахав в ответ рукой, оглянулся по сторонам.

Вроде бы все так, как и было, когда мы в последний раз видели это поселение. Но в то же время изменения ощущались.

Посреди площади высился могучий мэллорн. Он был окружен живой изгородью. У прохода стояли навытяжку два воина в полном эльфийском доспехе.

— А зачем? — повернулся я к Солториэну, указывая на охрану.

— Это наш защитник, — строго отозвался он. — Именно благодаря ему наш Тордилэн свободен от демонических сил.

— Меньше слов, эльф! — окликнул его Аррахат. — Указывай позиции, которые мы должны занять! И не забудь поставить нас на довольствие!

— Чуть позже я введу вас в курс дел, — вздохнул Солториэн. — А сейчас мне придется заняться этим неугомонным вампиром.

— Да пребудет с тобой милость Шаршуда, сиятельный сатхар Колин!

А это еще что такое? Я обернулся и увидел широкую улыбку Малура ас Малура. Он-то здесь откуда?

— Пресветлый Хевлат, да продлит его дни в милости своей Шаршуд, будет рад видеть вас у себя.

— Привет, Малур! — На плечо придворного опустилась тя желая лапаТ артака. — А ты откуда здесь взялся?

Колени Малура подогнулись. Он чуть не упал.

— Я представитель Пресветлого Хевлата у эльфов, — заявил он, выворачиваясь из-под лапы Тарта-ка. — Владыка простер, как и подобает просвещенному правителю, руку дружбы эльфийскому народу и заключил с ними союз.

— И ты сделал карьеру, — прогудел Тартак, рассматривая придворного.

— Я должен находиться там, где это приносит пользу нашему народу и Пресветлому Хевлату, да продлит Шаршуд его дни, — с достоинством ответствовал Малур.

— А! Ну-ну, — буркнул Тартак. — Как-нибудь навестим. Но сейчас мы выполняем боевую задачу. Поэтому не путайся у нас под ногами.

— Вы не поняли! — торопливо заговорил Малур. — Твари Куктуна не здесь. Твари Куктуна там.

Малур указал рукой в сторону, где, по его мнению, находился Нарадун.

— Мм? — Я, недоуменно приподняв бровь, повернулся к Солториэну.

— Совершенно верно, — подтвердил он. — Там нет защиты мэллорнов. Там тварям Хаоса значительно легче вырываться в этот мир.

ГЛАВА 4

Первое, что бросилось мне в глаза, это был отряд нарадунских воинов в блестящих доспехах. Они дружно промаршировали по дорожке парка, окружавшего дворец Хевлата, правителя Нарадуна, да продлит его дни… Тьфу ты! И меня на эту муть потянуло…

Так вот. Поверьте мне, по такой жаре маршировать — очень нелегкое дело. Даже просто стоять на месте и то проблема. Это я о тех двух стражах, которые торчали возле телепорта, из которого мы вывалились.

Едва я появился, как один из вояк протянул руку и дернул за веревочку, свисавшую рядом с ним. Я не успел спросить, что это означает. Меня снесло с места появившимся из телепорта Тартаком. А потом и спрашивать уже не имело смысла.

Из окружающих кустов вынырнули воины из личной гвардии Хевлата и окружили нас. Окружили, надо сказать, профессионально, выразительно поигрывая своим остро отточенным оружием.

Сработали и мои рефлексы. Над нами быстро набухли грозовые тучи. Да, цепную молнию можно запускать при любой погоде, но я считал, что должен быть соответствующий антураж. Если молнии, то при соответствующих погодных условиях. К тому же вода хороший проводник электричества, а молния, как всем известно, это электрический разряд.

Тартак поступил проще. Его палица очень быстро снимается с плеча, что тролль и продемонстрировал.

— Ну наконец-то! — удовлетворенно проревел он. — Правда, эти хмыри на демонов не похожи… Ай, все равно!

— Прекратить! — заверещал появившийся Малур. — Это гости Пресветлого Хевлата! Сатхар Тартак! Сатхар Колин! Прошу вас остановиться!

— Малур, ты чего вмешиваешься? — недовольно повернулся к придворному Тартак, увидев, что стража молниеносно растаяла в кустах.

— Я что-то упустила? — спросила Аранта, поигрывая метательным ножом в руке. — Что за шум?

— На нас уже хотели напасть, — доложил Тартак. — Но вот этот их распугал и все веселье нам испортил.

— Тебе не кажется, что «Малур» и «распугал» понятия несовместимые? — мурлыкнула Аранта.

— Не знаю, совместимые или нет, но, когда Малур начал орать, их как ветром сдуло, — буркнул я.

— А ты чего там разлегся? — обратила Аранта внимание на меня.

— И меня ветром сдуло, — признался я, поднимаясь с травы и указывая на Тартака. — Ветерок был нехилый.

Из портала один за другим начали появляться остальные члены нашей делегации.

И что интересно, те двое, что стояли по бокам портала, даже не дрогнули.

— Так! Выстроились, привели себя в порядок! — скомандовал тан Тюрон. — Если меня не обманывает интуиция, сейчас здесь появится сам Владыка.

— Не обманывает, — кивнула Гариэль и указала рукой вдоль аллеи.

Там обозначилась группка людей, впереди которой бодро рысили охранники из личной гвардии Хевлата.

Я окинул взглядом нас, прибывших. Красота! Все в белоснежных сарохах. Это такое одеяние. Очень хорошо помогает при местной жаре. Тан Тюрон оперативно позаботился о нашем внешнем виде.

Дед Аранты стал очень благообразным мужчиной. Если бы не знал, кто он, то мог бы и поверить в это. Да и стоящая за Аррахатом группка бедуинов очень мало напоминала умелых и опасных боевиков.

Процессия приблизилась. Ну, так и есть! Впереди важно вышагивал сам Хевлат. По бокам семенили обмахиватели с опахалами. Они старательно навевали на Пресветлого прохладный ветерок. Вот, правда, откуда он брался, прохладный, при такой-то жаре?

Завидев нас, Хевлат радостно заулыбался и направил свои стопы в нашу сторону.

— Недаром мне приснились ночью два меча, — еще издали заговорил он. — Я же говорил: это к тому, что к нам прибудет помощь… А совсем не к казни, как утверждает мой палач… О! Я вижу незнакомых людей. Почему мне не сообщили о том, что есть новые люди?.. Возможно, что мой палач не так уж и не прав.

Толпа придворных за спиной Хевлата мгновенно уловила настроение Владыки и расцвела множеством радостных улыбок.

— Я приветствую тебя, Владыка Хевлат! — торжественно произнес тан Тюрон. — Мы действительно прибыли на помощь вашему миру. А это… это сородичи нашей Аранты. Великолепные воины. Разреши представить тебе главу клана Виа Дента Аррахата дер Тор-дерресс Хамра Коэрресс. Он прибыл вместе со своими воинами.

— Угу! — кивнул Хевлат, внимательно рассматривая вампиров. — Что-то не сильно внушительны эти воины. Мне кажется, что настоящие воины могли бы быть и попредставительнее.

— Мальчики! — улыбнулся Владыке Аррахат.

Никто не успел даже сообразить, что произошло. Только Пресветлый недоуменно поднял брови.

Группа за спиной Аррахата мгновенно растаяла. И я внезапно понял, что вся охрана Хевлата сложена аккуратной поленницей у ног Тартака. И что интересно, у всех уже связаны руки и ноги! Мальчики Аррахата вновь выстроились за спиной своего предводителя. Даже не запыхались!

— Нам не надо быть представительнее, — мягко пояснил Аррахат. — Нам и этого хватает.

— А! Так вы родственники этой милой девушки! — наконец дошло до Владыки. — То-то я думаю, что вы так похожи.

Хевлат перевел взгляд на своих телохранителей, начавших слабо шевелиться.

— М-да, — философски изрек он. — Надо бы менять, так ведь не на кого. Мы могли бы, после победы, естественно, поговорить? Я думаю, что смогу сделать вам достаточно привлекательное предложение. Да и моему палачу застаиваться вредно.

— Пресветлый Хевлат, — решил вмешаться я, — это же высшие вампиры. Твои воины отличны, но не против вампиров. К тому же уж они-то очень представительно выглядят.

— Это действительно так, — кивнул Хевлат. — Ладно! Пусть пока служат.

Пресветлый некоторое время наблюдал, как развязывают его охрану.

— Ну что же это мы тут стоим? — наконец спохватился он. — Прошу ко мне! Мы за чашечкой калемаса обсудим все, что тут происходит. Поверьте, меня, как Владыку, все это очень беспокоит. Сами понимаете, на моих подданных нападают. За такие преступления надо казнить, а казнить некого. Всех, кого смогли, уже казнили. Сплошные проблемы!

— … И все это происходит вот в этом районе. — Хевлат ткнул пальцем в большую, разукрашенную вензелями карту. — Место очень неприятное. По докладам, источников влаги нет на многие локти вокруг. Тех, кого я посылал туда (смертнички, естественно), вернулось немного.

— Немного — это сколько? — уточнил тан Тюрон.

— Двое, — неохотно отозвался Владыка. — Лучшие маги академии укрыли их мощнейшими защитными экранами… То, что они смогли рассказать, не вписывается ни в какие рамки. Я ничего не понял.

— Все же хотелось бы услышать, — заметил сидящий рядом Аррахат. — Быть может, мы что-то поймем.

— Я хотел было отдать их палачу, но их попросил на время ректор академии Гашагаас Турохт. Они вместе с Тулином ас Тулином пытаются все же разобраться. Почему вы не поинтересовались у эльфов? Уж они-то должны были больше знать.

— А вы? — поднял бровь Аррахат.

— Мы? — Хевлат нахмурился. — Они, эти эльфы, такие скрытные. А спросить их так, как я обычно спрашиваю, не получается. Союзники все-таки.

— А у нас просто не было времени на это, — вздохнул Тюрон. — Нас ваш Малур ас Малур так быстро сюда переправил, что мы просто не успели.

— Да, Малур очень исполнительный, — кивнул Владыка. — Потому еще и жив, наверное. Я распоряжусь…

Пресветлый Хевлат хлопнул в ладоши. У дверей материализовался кто-то из придворной братии.

— Отведи наших уважаемых гостей, да продлит Шаршуд их дни, к Гашаге ас Турохту! Заодно узнай там, что они выяснили!

Тан Тюрон кивнул мне и быстро направился за придворным. Мы с Аррахатом поспешили за ним.

Испытательный зал, в котором обосновались маги, был в другом конце дворца Хевлата. А самих магов мы застали за работой. Они работали над каким-то тощим субъектом в рваном сарохе. Субъект испуганно щурился на яркие светильники и порывался встать с кушетки, к которой он был привязан крепкими и широкими ремнями. Гашага пристально в него вглядывался через переливающийся разноцветными всполохами шар. Тулин, мастер защитных заклинаний, с интересом рассматривал нечто обгоревшее или почерневшее в своих руках.

— Пресветлый Хевлат, да пребудет с ним милость Шаршуда, интересуется о состоянии дел, — громогласно объявил придворный.

— Передай ему, что мы сейчас приближаемся к соматической области воспоминаний, — не оборачиваясь, отозвался Гашага. — Ментальная составляющая несколько нарушена сильными эмоциональными всплесками, и это затрудняет нашу работу.

Я с удовольствием наблюдал за лицом придворного, который, приоткрыв рот, взирал на ректора академии.

— Уважаемый Гашага, — хмыкнул тан Тюрон, — ну зачем же так заумно отвечать? Скажите простыми словами!

— Ты и простыми не поймешь, — сердито отозвался ректор.

— Грубо, — заметил Аррахат рядом со мной. — Он что, считает себя бессмертным?

— Нет, просто он с головой в работе, а в таком состоянии маги не очень вежливы, — пояснил тан Тюрон.

— Ну так он в этой работе может и остаться, но уже без головы, — флегматично сказал Аррахат. — Я не люблю, когда со мной разговаривают в таком тоне.

— Что ли в дракона обернуться? — задумчиво спросил я.

— Все значительно проще, — отмахнулся Тюрон.

Он метнул фаер в один из светильников. Тоте громким хлопком погас.

— А это еще что такое?! — возмущенно оторвался от созерцания Гашага. — Кто позволил?!

Ректор сердито повернулся к нам и… замер.

— Здрасте! — вежливо приветствовал его я. — Мы тут мимо проходили. Дай, думаем, зайдем.

— Колин! — подскочил Тулин, отбрасывая объект исследования в сторону. — Неужели это ты?.. О! Да и тан Тюрон с тобой. Это очень хорошо! У нас тут нехорошие дела творятся… А кто это еще с вами? Он тоже маг?.. Хотя нет. Не чувствую магической составляющей. Скорее чувствуется что-то общее с девушкой Колина… Арантой, если не ошибаюсь.

— Ничего удивительного, — приветственно помахал я рукой. — Это ее прадед, Аррахат. Мы прибыли сюда по просьбе эльфов.

— Слава Шаршуду! — облегченно вздохнул Гашага. — Я уже и не чаю, что придумать. Главное, я совершенно не знаю, что представляют собой эти демоны и как они сюда прорываются.

— Вот для того, чтобы это прояснить, мы сюда и прибыли. — Тан Тюрон энергично направился к ректору. — Что это тут у вас?

— А это один из тех, кто уцелел, — охотно пояснил Гашага. — Правда, у него с тех пор речь отобрало и голова дергаться начала. Вот мы и пытаемся восстановить ему память и речь, чтобы узнать картину. Хотя бы приблизительно.

— А это что? — Тюрон с интересом осмотрел шар. — Неужели тот самый Шар Иллюзий?

— Он, — вздохнул Гашага.

— И что? — поднял в его сторону бровь Тюрон.

— Не помогает. Пока не помогает. Мы пытаемся создать иллюзии и по реакции определить, какая из них более похожа на виденное этим несчастным.

— Так что мне передать Пресветлому Владыке, да пребудет с ним милость Шаршуда? — напомнил о себе придворный.

— Передай Пресветлому Хевлату, да пребудет с ним милость Шаршуда, что мы работаем и, с помощью Шаршуда, ищем решение.

Придворный повернулся и вышел за дверь.

— Вот гак весь день, — пожаловался Гашага.

— Так в чем дело? — осведомился Аррахат. — В мире Колина есть хорошая поговорка: «Клин клином вышибают». Что такое клин — это не важно. Главное принцип.

Вампир осмотрелся по сторонам, прикинул на глаз свободное пространство и повернулся к Тюрону.

— Колин будет великоват. Жаль! С ним бы было эффектнее. Но вот для тебя, мой друг, места в самый раз.

— Ты что это хочешь? — подозрительно осведомился Тюрон.

— Покажи нам дракона, — отозвался Аррахат. — Только подожди! Сейчас мы отойдем к той стеночке…

— А что? Это может сработать.

Гашага ухватил меня за руку и направился вслед за Аррахатом. За нами, хихикая, пристроился и Тулин.

Тюрон растерянно посмотрел на нас. Потом нахмурил брови и окутался алым сиянием. Через мгновение на его месте уже возвышался алый дракон.

Глаза пациента расширились. Он задергался, стараясь вырваться из ремней.

— А-а-а! Не надо! Я все скажу!

— Тулин! — завопил Гашага, бросаясь к клиенту. — Держи это состояние! Теперь он нам все расскажет!

— Ну? А я что говорил? — удовлетворенно сказал Аррахат.

— Если бы ему спел песню Тартак, эффект был бы тот же, — убежденно отозвался я.

Маги засуетились вокруг пациента. Тюрон преобразовался снова в человека. Мы подошли поближе. Несчастный испуганно таращился на Тюрона, не реагируя на Тулина и Гашагу, которые начали его выспрашивать об увиденном.

— Что это он так на тебя уставился? — спросил Ар-рахат. — Такое впечатление, что это он таких видел и там.

— Этого не может быть! — резко отмел подозрения Тюрон. — Наш народ не мог быть здесь.

Тан Тюрон наклонился к клиенту и мягко обратился к нему:

— Не волнуйся! Все уже нормально. Ты среди друзей. Мы хотим помочь тебе.

Преподаватель провел рукой над головой человека и прищелкнул пальцами. Глаза несчастного осоловели, лицо расслабилось.

— Очень хорошее заклинание, — оценил Тулин. — А мы его зельями поили. Ничем эти зелья помочь не могли.

— Это потому, что ваши зелья идут через желудок, — сообщил Аррахат. — А когда человек испуган, то всасываемость слабая, а вот испускаемость — наоборот… Ну вы меня поняли.

Тан Тюрон тем временем убедительно произнес:

— Расскажи, что было, когда тебя отправили в пустыню.

Человек послушно заговорил:

— Сатхары маги окружили меня сияющей пеленой. Сатхар Стулин приказал мне закрыть глаза и ждать приказа. Я закрыл. Потом услышал рев!..

Тело человека забила крупная дрожь. Тюрон досадливо поморщился и вновь провел рукой над головой пациента.

— Очень, очень хорошее заклинание, — отметил Тулин, наблюдая за тем, как успокоился человек.

— Я дам его формулу, — пообещал Тюрон. — Потом.

И, уже обращаясь к клиенту:

— Что было дальше?

— Я увидел, как из песка вверх взвились черные змеи, — продолжил человек. — Они были огромные… А потом появился холм… Змеи росли из того холма.

— Кара-шрот, — кивнул я. — Самый типичный. Помогает радикальное средство — «чистое пламя». Если надо, я смогу дать подробное описание этого чудища. Я его тогда хорошо рассмотрел.

— Будет нелишним. — Аррахат поощрительно мне кивнул и обернулся к Тюрону: — Что было дальше?

— …На скалах появились какие-то люди… — Человек запнулся. — Или не люди?.. Они стреляли в змей стрелами. Странными стрелами, которые оставляли за собой голубой след…

— Эльфы? — удивленно сказал Тюрон. — Что же мне об этом Солториэн не рассказал?

— Скрытные они, эти ушастые, — неодобрительно качнул головой Аррахат. — Вот за это я их и недолюбливаю.

— Встретимся — спросим, — нетерпеливо отмахнулся Тюрон.

— …Потом эти черные змеи начали хлестать по скалам. Те, что стреляли, отпрыгивали и уклонялись…

— Попробуй не уклонись! — пробурчал я. — Так по хребту получишь, что мало не покажется.

— …Атам, рядом с холмом, вдруг появились дыры в земле. Из этих дыр начали выбираться черные твари Куктуна. Эти твари набросились на тех, кто стрелял…

Человек замолчал, глядя перед собой, но ничего не видя.

— Что было дальше? — настойчиво спросил Тюрон.

— Дальше?.. Дальше не помню, — совсем уже слабым голосом отозвался человек.

Он закрыл глаза и, по-моему, потерял сознание.

— Вы что-нибудь поняли? — просительно спросил Гашага.

— Ну с кара-шротом понятно, — задумчиво отозвался Тюрон. — А вот с его воздушным прикрытием… Да и что это за стрелки такие таинственные?

— Да ясно же что! — сердито сказал Аррахат. — Эльфы! Кто же еще?

— Почему тогда Солториэн об этом не рассказал?

— Ты меня об этом спрашиваешь? — огрызнулся Аррахат. — Ты у него спроси! Только перед этим в дракона обратись! Перед тем как спрашивать, пару раз пламенем фукни. Очень откровенности способствует.

— Спрошу, — пообещал Тюрон.

— А летучие, так это же ясно! Я говорил, что это импы. Больше некому.

— Много ты об этих демонах знаешь, — пробурчал Тюрон. — Что там, больше летать некому?

— Остальные — демоны более высокого порядка, — пояснил Аррахат. — Вплоть до пожирателей душ. Они и ценятся выше, и помощнее будут. Но их мало (что не может не радовать). А о демонах я знаю. Поживи с мое, так еще и не то узнаешь!

— Хорошо-хорошо! Так, быть может, ты знаешь, что нам делать дальше?

— Дальше нам надо будет лично отправиться на место, разведать все самим и досконально, — решительно заявил вампир. — Не доверяю я чужим рассказам.

— Координаты места дайте! — повернулся к Гашаге Тюрон. — Аррахат прав. Надо изучить место прорыва.

— Тулин, дай им координаты! — Гашага утомленно опустился на табурет. — Я так ничего и не понял. Хорошо, что хоть вы что-то уловили.

ГЛАВА 5

Мы в который уже раз готовы отправиться. Но перед этим Тюрон, Аррахат, Тартак, Аранта и я совместными усилиями отловили посланника эльфов.

Он, видите ли, «очень занят и не может уделить нам время». Для кого мы, спрашивается в задаче, стараемся? Нет, конечно, мы и для нас стараемся. Хоть как-то помочь народу драконов справиться с демонами.

Когда дипломатические усилия тана Тюрона не увенчались успехом (причину читай выше), пришлось прибегнуть к старому испытанному способу студиозов.

Кто нибудь имеет понятие, что такое «хвосты»? Нет, не те, что у зверей. Заодно припомните, что значит их «подтягивать». Уж студенты (а в нашем случае — студиозы) великолепно знают, что означают эти два понятия.

Так вот. Чтобы «подтянуть хвост», надо выловить преподавателя. И чем ближе к сессии, тем труднее это сделать. Кстати, и пояснение у преподов соответствующее: очень занят и не может уделить нам время.

Не знаю, как поступают в этом случае студенты Земли. Я в их вузах не учился. У нас поступали просто и незатейливо. Подстерегали и канючили. Причем каждый сам за себя. Все поступали так. Но мы — не все. Наша группа действовала жестко и с напором.

«Хвост» одного для нас был общим «хвостом». И за препода мы брались всей группой. Да, и не стоит забывать, что мы будущие боевые маги. Незаменимыми были в этой ситуации Тартак и Аранта. Это для ловли. Для убеждения применялись Гариэль и я. Конечно же я применялся в малых дозах. Просто когда препод настойчиво отказывался, я очень расстраивался. От расстройства со мной начинали происходить метаморфозы (тут главное — правильно подобрать очередность метаморфоз). Я то окутывался желтым сиянием, то делал «драконьи глазки». До «драконьих зубок» ни разу не доходило. Это действовало безотказно. Преподаватель становился необычайно мягок и уступчив.

Так как дело касалось одного из сородичей Гариэль, то ее заменили на Аррахата. Но заменили не сразу. Сначала мы всей толпой (с Гариэль, но без Аррахата) прошли первый кордон охраны эльфийского посланника Тортиэна. Тут его охраняли гвардейцы правителя. Очень представительные ребята.

На грозный вопрос басом: «Куда прете? Тут резиденция посланника! А ну назад!» — ответил не менее грозный, но более внушительный бас Тартака: «Куда надо, туда и прем! Увяньте, гхыры болотные!»

Стража посмотрела на фигуру Тартака, убедилась в том, что он еще более представительный, чем они, оценила убойную мощь его палицы и покорно увяла.

Тартак деловито пошагал дальше. Мы, стараясь скрыть улыбки, протопали за ним.

— С ними только так и надо разговаривать! — убежденно пробурчал Тартак. — Они другого обращения тут не понимают.

— Ты бы еще спел им, — откровенно забавляясь, предложила Аранта.

— Хорошая мысль! — даже остановился Тартак. — Песня, она всех делает очень вежливыми.

— Да мы же уже прошли! — испугался я. — Возвращаться — плохая примета!

— Да? — Тартак недоверчиво покосился на меня, но потом махнул рукой: — Я следующим спою.

— Не надо! — уже хором запротестовали мы.

— Давай так, — торопливо предложил Тюрон. — Если посланник будет упрямиться, споешь ему. Ну чтобы он мягче стал. Надо беречь твой голос. Он для командования в бою нам нужен будет.

— Да? — еще более недоверчиво переспросил Тартак. — В бою не поют. В бою — бьют. Это уже после боя можно спеть. «Марш победы», к примеру.

— Вот-вот! — поддакнул Тюрон. — Не стоит размениваться на мелочи. Со следующими мы и так сможем справиться.

— Мое дело предложить, — пожал плечами Тартак и затопал дальше.

А дальше уже были эльфы. Ну да. Времена неспокойные, а посланник один. Надо его беречь и охранять. Вот тут-то и пригодилась Гариэль.

Она царственно и грациозно приблизилась к двум стражам. О чем они говорили, я не слышал. Я ведь не эльф. Слух у меня не тот. Но в итоге оба стражника синхронно повернулись и ушли вглубь парка.

Вот только путь не освободился. «Зеленая стена» была надежной зашитой покоя посланника. Гариэль нахмурилась и сделала несколько пассов руками. Преграда никак не отреагировала.

— Может, ее прожечь? — спросил я.

Гариэль покачала головой.

— Когда будешь изучать это заклинание, поймешь, насколько это опасно. Я сейчас попробую по-другому. Хорошо, что я эль…

Меня слегка оттолкнуло выскочившей рядом лианой. По другую сторону от Гариэль появилась точно такая же лиана. Они немного поплясали в воздухе и метнулись к зеленому переплетению ветвей и листвы. Вонзились и начали медленно раздвигать ветви.

Видимо, это было нелегким заданием. Лицо Гариэль напряглось и застыло в усилии.

— Я сейчас туда палицу вставлю. — Тартак шагнул было к просвету, который появился среди ветвей.

— Ни в коем случае! — остановил его Тюрон. — Колин, помоги! Вливай свою энергию в канал!

Я кивнул, настраиваясь. Взаимодействие Гариэль с созданными ею лианами шло напрямую. Две линии изумрудного цвета соединяли ее и растения. Я только подсоединился к этим линиям. Они сразу же увеличились в диаметре. По всей протяженности замелькали золотые всполохи.

Гариэль облегченно вздохнула и с признательностью кивнула мне.

— Уменьши напор, — мягко попросила она. — Иначе они почувствуют, что ты не эльф.

Дальше дело пошло уже совсем просто. Мы увидели перед собой дверь, которая и вела в резиденцию посланника. Гариэль закрепила положение лиан.

— Давайте быстрее! — распорядилась она. — Я без Колина их долго не удержу… Где твой прадед?

— Где-то здесь. — Аранта безмятежно пожала плечами. — Он никогда не опаздывает.

— Совершенно верно, Арри, — раздался голос Аррахата.

А вот и он сам. Появился из кустов, приветственно скалясь. Под мышкой Аррахат без видимых усилий держал связанного человека с кляпом во рту. Человек бешено извивался, пытаясь вырваться. Аррахат не обращал на его попытки никакого внимания.

— А это еще что такое? — обескураженно спросил Тюрон, указывая на груз Аррахата.

— Следил, — кратко пояснил вампир. — Вот я его и прихватил на всякий случай. Вдруг что кровью надо будет полить. К примеру, если петли кровью смазать, то они скрипеть не будут. Ну и кое-что другое по мелочи еще можно.

— Нет-нет! — даже махнул рукой Тюрон. — Мы же не темные. Это у них кровь широко используется.

— Ну мое дело предложить, — выронил пленника на землю Аррахат.

Тот рухнул на траву и, подобно червяку, попытался отползти подальше от страшного вампира.

— Заходим! — распорядился Тюрон.

— Но тут заперто! — Аранта толкнула дверь.

— Дай, я сейчас! — довольно ухнул Тартак, богатырски замахиваясь палицей.

— Стой! — прыгнул к нему Аррахат. — Жить надоело? Я уже сталкивался с такой гадостью.

— Да что ты меня все время останавливаешь? — недовольно прогудел Тартак, но замах остановил.

— Смотри и учись! — Аррахат хитро прищурился.

Он подошел к двери, внимательно осмотрел замочную скважину‘и перевел взгляд на коготь своего мизинца. Тот послушно начал менять форму. Аррахат вставил коготь в скважину. Немножко там покрутил. Что-то щелкнуло, скрежетнуло, и дверь мягко открылась.

— Универсальный ключ, — со знанием дела прищелкнула языком Аранта. — Деда, научишь?

— Вряд ли оно тебе пригодится, — вздохнул Аррахат, со значением взглянув на меня.

— Заходим! — повторил Тюрон, озабоченно глядя на Гариэль.

Было видно, что усилия требуют от нее много энергии.

Посланник эльфов в Нарадуне Тортиэн сидел за широким письменным столом и что-то перебирал среди пергаментов, кучей сваленных перед ним.

Первым зашел Аррахат, и эльф мгновенно насторожился.

— Ты с Лесом когда в последний раз связывался? — мягко поинтересовался Аррахат.

Ни тебе здрасте, ни тебе — как поживаете.

— Кто ты такой?.. Кто вы такие? И как вы сюда вошли? — вскочил Тортиэн.

Аррахат, вместо того чтобы представиться, широко улыбнулся.

— Вампир?! — поморщился эльф.

— И не один, — вмешалась Аранта.

— И не только, — добавил я.

— А я только, и один, — прогудел Тартак, последним заходя в кабинет. — Но можешь мне поверить, меня и одного хватит.

— Что означает это вторжение?! — возмущенно вскричал Тортиэн.

— А вот если бы ты чаще связывался с Лесом, то таких глупых вопросов не задавал бы, — спокойно отозвался Аррахат, придвигая кресло к столу и со всеми удобствами в нем устраиваясь. — Присаживайтесь, ребята! Этот остроухий еще не достиг нужной кондиции, но это дело нескольких минут.

Аррахат внушительно уставился на эльфа и многозначительно цыкнул зубом.

— Странный он какой-то, — заметил Тюрон, так же подходя к столу. — Насколько я понял, в этом мире вампиры не такое уж распространенное явление. Откуда он тогда знает о вампирах? И почему так отреагировал спокойно? В то, что он флегматик по натуре, я не верю.

— А вот сейчас и узнаем, — кивнул Аррахат.

— Подождите! — прогудел Тартак. — Помнится мне, что, когда мы прибыли из Леса. на том странном корабле, тогда был другой посланник. Его вроде бы Харантэлем звали. Так куда он делся?

— Хороший вопрос, — кивнул тан Тюрон.

— А быть может, этот эльф и не эльф вовсе, — разошелся Тартак. — Давайте я его разок по кумполу проверю. Если уши отвалятся, то он не эльф!

— От твоего удара, Тартак, уши у кого угодно отвалятся, — хмыкнула Аранта. — Тоньше надо работать, тоньше!

Тортиэн, иронично прищурившись, наблюдал за нами. Казалось, его даже забавляли наши рассуждения. Меня это несколько смущало.

— Прозвучало несколько вопросов, — сказал я. — Хотелось бы услышать ответы на них. Поверь мне, мы специалисты по получению ответов, но особо ценим те, что даны добровольно.

— А где принцесса? — спокойно спросил эльф.

— Это ответ? — уточнил Тартак, поигрывая палицей.

— Я предположил, что вы возьмете ее с собой. Согласитесь, представитель моего народа мог бы существенно упростить переговоры. — Тортиэн заметил нетерпеливое движение, которое сделал Тюрон, и заторопился: — Все очень просто. Я прибыл сюда на помощь. Дипломатия — очень сложное и важное искусство. Тем более с такими прожженными интриганами, которые имеются у правителя Хевлата. Харантэль здесь. Он сейчас мой помощник. Вот Гариэль сразу же убрала бы все неясности. Она меня хорошо знает. Я выполняю задание Хранящего Свет из Светлого леса.

— Так ты из Магира? — удивился я. — Что же ты сразу не сказал?

— А у меня был шанс? — улыбнулся Тортиэн. — Теперь-то я понял, кто вы. Но вот этот вампир, который зашел первым, мне не знаком.

— Это глава клана Виа Дента, — строго сказала Аранта.

Эльф встал и с уважением поклонился Аррахату. Потом бросил пытливый взгляд на меня.

— Я не вампир, — угрюмо отозвался на этот взгляд я. — Хотя иногда кровь могу пустить не хуже.

— Я могу предположить, что ты Колин. Не так ли? — поднял брови посланник. — Потому что тана Тюрона я знаю.

— И все-то он знает, — буркнул Тартак. — Типический эльф. Только они все знают. А вот мы — темные. Нас просветить надо.

— Ты меня обманываешь, — быстро повернулся к троллю Тортиэн. — Вы не темные.

— Вот, и это он знает! — с досадой хлопнул ладонью по боку Тартак.

— Короче! — строго сказал Тюрон. — У нас имеется ряд вопросов. Так как ты, посланник, не соглашался с нами встретиться, то мы решили устроить встречу без твоего согласия.

— Но я же был очень занят, — с досадой объяснил Тортиэн. — Вот и сейчас вы отвлекли меня от важной работы…

— …Пергаменты перебирать, — невинно добавила Аранта.

— Ответишь на наши вопросы, продолжишь, — непреклонно заявил Тюрон.

— Хорошо, — нахмурился эльф. — Спрашивайте!

— Первый и главный вопрос: кто стрелял в кара-шрота, когда он появился в последний раз?

— Стрелял? — недоумевающе переспросил Тортиэн.

— Мы получили информацию свидетеля, который утверждал, что в шрота стреляли странными стрелами. Кто именно стрелял, он сказать не смог. Стрелы оставляли за собой голубой след. Мы сделали вывод, что это могли быть эльфы.

— Но я не получал из Леса такой информации, — запротестовал эльф.

— Вот поэтому я и спросил, когда ты в последний раз связывался с Лесом, — напомнил Аррахат.

— Седмицу назад, — растерянно ответил Тортиэн. — Я знаю, что Солториэн хотел отправиться за помощью в Светлый лес. Ведь это именно я ему посоветовал так поступить. Потом как-то не до того было.

Эльф пытливо взглянул на Тюрона.

— Ты говоришь, что стрелы оставляли за собой голубой след? Но наши стрелы не оставляют никаких следов.

— Именно поэтому мы и решили навестить тебя и разузнать все поподробнее, — пояснил тан Тюрон.

— Но как все-таки вы смогли пройти сюда? — никак не мог успокоиться посланник.

— Вот ты и подумай на досуге — как, — отрубил Тартак. — Что, думаешь, ты один такой умный? …Пошли, что ли? У нас еще работы немерено. А от этого ушастого толку нет никакого. Если правду говорят, что эльфы не лгут, а только недоговаривают, то этот и впрямь недоговаривает.

— Тар, ты несправедлив, — мягко сказала Аранта. — Просто не тот подход был выбран.

— Да-да, — быстро согласился с ней Тортиэн, с опаской наблюдая за движениями палицы Тартака. — А какой подход выбрала бы ты, молодая вампиресса?

— Лучше тебе этого не знать, — томно вздохнула Аранта. — По крайней мере, кошмары ночью сниться не будут. Позволь, и я на этот раз не договорю.

— Пошли! — закручивая портал, распорядился Тюрон. — Учти, Тортиэн, теперь я знаю, где ты располагаешься, и смогу сюда попасть в любой момент.

— А нас, в случае нужды, сюда Колин подбросит, — многозначительно добавил Тартак. — Он тоже уже знает.

ГЛАВА 6

Ректора Гашагу мы нагнали уже около его дома. Он не спеша двигался по улице, видимо решив прогуляться после тяжелого трудового дня.

— Стоять! — рыкнул Тартак.

Услышав рев тролля, Гашага даже подпрыгнул от неожиданности, зачем-то прикрывая ладонями голову.

— Уважаемый Гашага, — Тюрон укоризненно покачал головой Тартаку, — мы хотели бы отправиться к месту прорыва. Насколько это возможно?

Ректор облегченно вздохнул и задумался.

— Выдернуть из постели сатхара Стулина задача нелегкая. А именно он отправлял наших наблюдателей туда. Вы же видите, друзья мои, что день заканчивается. Сатхар Стулин имеет полное право на отдых.

— Вы покажите только, где он отдыхает, — попросил Аррахат. — А уж полный список его прав мы ему сами уже зачитаем.

— Но он мне еще нужен! — запротестовал Гашага. — Он нужен академии. Он очень перспективный маг. Лучше я вам Кера ас Кера отдам. Он, правда, хуже знает место, но если постарается, то сможет вам дать его координаты.

— За что ты так невзлюбил Кера? — хмуро осведомился я.

— Я его взлюбил! — быстро заверил меня Гашага. — Но он после известных событий утратил веру в себя, сломался. А значит, стал бесперспективен. К тому же его выдернуть из дома значительно проще.

— Что значит «сломался»? — удивился я. — Когда мы уходили на Магир, он был вроде бы в полном порядке.

— Да, — согласился Гашага. — Но потом его вызвал к себе Пресветлый Владыка, и Кер после этого вызова сломался.

— А почему это именно его вызвал Владыка? — подозрительно спросила Аранта. — А ты где был? Ты же ректор академии?

Гашага замялся и виновато на нас взглянул.

— Все ясно! — вздохнул я. — Подстава. Эх, ректор-ректор…

— Вам легко говорить! — взвился Гашага. — Вы с палачом Прееветл о го, да продлит его дни Шаршуд, не знакомы. Все же Кер ас Кер уцелел…

— Давай его сюда! — снова вмешался Тартак. — Мы с ним поработаем, а потом сравним с вашим этим, Стулином. Еще неизвестно, кто будет тогда перспективнее.

— А если нас занесет невесть куда? — запротестовал было Тюрон.

— Как занесет, так и вынесет! — отмахнулся Тартак. — А вы на что? Парня спасать надо. Он мне чем-то еще тогда понравился.

— Почему-то мне кажется, что с нами он не спасется, — улыбнулась Аранта. — Особенно с тобой, лохматый.

— Спасется! — заверил ее Тартак. — Если под палицу не попадет, конечно. …Эй, ректор! Ну где Кер-то?

Гашага сделал несколько замысловатых движений и удовлетворенно улыбнулся.

— Сейчас будет, — заверил он Тартака.

Через некоторое время в глубине улицы показалась фигура в наспех надетом сарохе, спешащая к нам.

Те, кто знает, что такое сарох, могут удивиться — как это увидеть, что сарох надет наспех? Заверяю! По Керу ас Керу это было видно.

Узрев стоявших рядом с Гашагой нас, Кер резко затормозил. Даже в сгущающихся сумерках было видно, как побледнело его лицо.

— Не вспугни его, — процедил Тюрон Тартаку, не сводя взгляда с Кера. — Стой на месте и не шевелись! Жаль, что я на него обездвиживающее заклинание наложить не могу. У него какая-то кака на быстром ответе подвешена.

— А, это ты! — обрадованно воскликнул Гашага, обратив наконец-то внимание на молодого преподавателя. — Подойди-подойди! Тут твои старые знакомые прибыли. Поздороваться надо!

Кер ас Кер неуверенно начал подходить к нам. За несколько шагов он попытался развернуться и убежать, но наткнулся на широкую улыбку выросшего за его спиной Аррахата.

— Моя правнучка говорила о тебе много хорошего, — доверительно сообщил он оторопевшему Керу. — Так много, что я решил познакомиться с тобой лично.

По-моему, эти слова не добавили Керу смелости, а как бы даже наоборот. Наверное, не надо было Аррахату улыбаться. Ну мне так кажется.

— Кер, подойди ко мне! — резко приказал Гашага. — Тебе предоставлен шанс реабилитироваться. Я бы на твоем месте не стал его упускать.

— Но-о-о… — протянул Кер.

— Никаких «но»! — прервала его Аранта. — Это же мы! А ты включен в нашу команду. Мы еще надерем всем тут задницу. Но без тебя нам не обойтись.

— Точно! — кивнул я, когда Кер ас Кер взглянул на меня. — Поэтому срочно набирайся нашего духа и становись в ряды. Жерест, кстати, вспоминал о тебе.

Что-то в лице Кера дрогнуло.

— А Жерест тоже здесь? — неожиданно спросил он.

— Да куда же он денется? — безразлично пожал я плечами. — Все здесь.

Кер еще раз нервно оглянулся на Аррахата.

— Это мой прадед, — тут же пояснила Аранта. — Очень могучий боец.

— Как Сарсут ас Сарсут? — благоговейно спросил Кер.

— Не знаю, кто такой этот Сарсут ас Сарсут, — хмыкнул Аррахат. — Надо будет провести спарринг. Но если он человек, то он обречен.

— Он легендарный воин, — качнул головой Кер ас Кер. — Его лук никто не в состоянии даже натянуть. Его меч наводил ужас на варваров. А шит его был настолько тяжел, что два человека поднимали его с трудом.

— Гы! — оценил рассказ Кера Тартак.

Впрочем, Тар ограничился только одной оценкой.

— Тем более хотелось бы с ним встретиться, — благожелательно улыбнулся Аррахат.

— Не получится! — вмешался Гашага, предупреждающе взглянув на Кера. — Сарсут, да пребудет его душа в райских садах Шаршуда, давно нас покинул. Это просто память о его деяниях сохранилась.

— Жаль, — коротко отозвался Аррахат. — Интересный образчик.

— А где этот лук и щит? — поинтересовался Тар-так. — Если я натяну лук и подниму щит, то тоже стану вашим легендарным воином?

Аранта громко фыркнула и смущенно отодвинулась мне за спину.

— Ты хочешь сказать, что именно на этом островке все и происходило? — возмущенно спросил Харос, осторожно выглядывая за край площадки.

— Мм? — скептически поднял бровь Фулос.

— Нет, — мотнул головой Кер ас Кер. — Мы сюда переправляли наблюдателей. По крайней мере те, кто был здесь, выжили.

Я осмотрелся по сторонам. Ровная поверхность, утыканная голыми скалами, на одной из которых появились и мы.

— Пробой, по моему мнению, произошел вот там, — указал Тюрон на большую обожженную проплешину вдали. — А стрелять по кара-шроту могли вон оттуда!

— Тогда чего мы тут стоим? — осведомился Аррахат. — Давайте перебираться к тем скалам. Поищем следы.

— Вся беда в том, что пробой может произойти снова в любой момент, — пояснил Тюрон. — И нас тогда накроет большими неприятностями. А у нас только Колин может противостоять кара-шроту.

Кер ас Кер достал из складок своего сароха небольшой шар и стал всматриваться в место проплешины.

— Что показывают? — поинтересовался я.

— Этот шар помогает оценить уровень активности Хаоса, — пояснил Кер. — Ведь сюда прорываются именно твари Хаоса. И к сожалению, вынужден согласиться с сатхаром Тюроном, прорыв может случиться в любой момент. Активность очень высока.

Он сильно изменился за небольшой отрезок времени с момента его зачисления в наш отряд. Кер ас Кер снова ощутил, что он нужен и на него надеются. Это придало ему уверенности в себе и снова всколыхнуло его способности. Вот теперь он стал именно тем Кером ас Кером, которого я помнил по предыдущему пребыванию здесь.

— Так что? — сердито осведомился Аррахат. — Мы так и будем здесь торчать? Давай все же в темпе мотнемся туда и обратно! Быть может, здесь этот уровень постоянно такой. Вы его до и после прорыва мерили?

— Здесь еще никто из наших магов не бывал, — отрицательно качнул головой Кер. — Мы не в силах справиться с этим чудовищем.

— Вот! — повернулся Аррахат к Тюрону. — Поэтому я могу предположить, что этот фон тут постоянно такой.

— А что ты будешь предполагать, когда кара-шрот выскочит прямо у тебя под ногами? — прищурился преподаватель. — Да и останется ли, чему предполагать?

Аррахат некоторое время усиленно соображал, потом на его лицо набежала хищная улыбка.

— Я попросил бы всех отойти от центра, — мягко сказал он.

— Деда, ты что задумал? — озабоченно поинтересовалась Аранта.

— Зачем идти, если можно и долететь, — загадочно

ответил Аррахат. — Тюрон, будь другом, обернись драконом. Я очень легок. Тебе это не составит особого труда.

— Я присоединяюсь к вопросу твоей внучки, — осторожно отозвался Тюрон. — Ты что задумал?

— Ты перенесешь меня к тем скалам, — указал Аррахат. — Следующие — Саррест и Харрит. Колин, мой мальчик, это уже придется тебе поднапрячься.

— Эй! А как же мы? — поинтересовался Тартак. — Или драконы потом и за нами прилетят?

— Только не я! — вырвалось у меня. — Я дракон еще молодой, и у меня еще вся жизнь впереди. Быть раздавленным твоей тушей в планы этой долгой жизни как-то не входит.

— Нет смысла всем рисковать! — отрезал Аррахат. — Установите щит и приготовьте все свои заклинания. Это так, на всякий случай — если нам придется поспешно рвать когти.

— Это нечестно! — протестовал Тимон. — В конце концов, именно нас наняли для этого дела, а вы уже, как говорит Колин, «упали нам на хвост».

— Малышшш, — прошипел Аррахат, — ты хочешь поспорить со старым опытным вампиром?

— Дед! — строго сказала Аранта, становясь рядом со мной. — Ты бы и сам смог полететь туда. Помнишь, ты говорил, что можешь обернуться нетопырем или облачком тумана. И вообще, право садиться Колину на шею принадлежит исключительно мне!

Аранта многозначительно посмотрела на меня. Пришлось с умным видом кивнуть. Хотя я не совсем понял, что она имела в виду.

— Но не при свете дня! — страждущим голосом простонал Аррахат. — Это только ночью, да еше и безлунной к тому же. Очень сомневаюсь, что при наличии тут двух лун такие ночи в этой местности случаются.

— Вы как хотите, а я не имею права остаться тут, когда отвечаю за безопасность нашего будущего ученика, — твердо заявила Гариэль. — С меня этой обязанности никто еще не снимал.

— Мы с Эль очень легкие, — заботливо погладила меня по плечу Аранта. — Не то что эти громилы!

Я затравленно взглянул на двух бедуинов, подошедших ко мне.

— Так! — распорядился Тюрон. — Дискуссии прекратить! Действительно, рисковать всем не имеет смысла. Отправятся только те, кто хорошо разбирается в следах. Так и быть, Аррахат на мне, а Морита на Колине.

Потом уже ко мне:

— Как только туда подлетим и Мориту ссадишь, сразу же вверх! Барражируй над пробоем на всякий случай.

Я кивнул. Странно, Аранта на этот раз не возмущалась. Она сердито надула губки, но не сказала ни слова.

Гариэль подготовила лук к стрельбе. Мои товарищи выстроились в классическое расположение «щит пятерых». В центре торчал Кер ас Кер. Ребята Аррахата и Аранта окружили их плотным кольцом, ощетинившись всем богатым набором холодного (и не очень) оружия.

Я преобразовался вслед за Тюроном. На нашей площадке сразу же стало тесно.

— Только ты не очень там ерзай, — буркнул я Морите, которая вскарабкалась мне на шею и уцепилась за гребень. — Я до сих пор никого не перевозил на себе. Поэтому как спасать упавших с меня, не знаю.

Резко взмыв вверх вслед за Тюроном, я обозрел окрестности уже с высоты птичьего… вернее, драконьего полета. М-да… Картина разнообразием не отличалась на многие километры вокруг. Только на горизонте возвышались горы. Насколько я понимаю, именно за ними и жили местные эльфы. Я услышал, как восторженно взвизгнула Морита.

Ну, нечего тут расслабляться! В конце концов, не на экскурсионный полет попала. Я начал полого снижаться к скалам, возле которых уже приземлились Тюрон с Аррахатом. Едва Морита спрыгнула с моей шеи, я сразу взмыл вверх. Надо облететь это место по широкому кругу. Наверное, именно так барражируют. Интересно, и где же Тюрон такое слово-то подцепил?

Вот наши ребята под переливающимся голубыми бликами щитом. Красиво смотрятся. Особенно впечатляет Тартак с палицей наперевес. Впрочем, как только он меня увидел, палица наперевес быть перестала. Главное, чтобы он никого ею не зацепил. Я понимаю, что он рад меня видеть, но вот Тимон еле-еле успел пригнуться. Ну а как Тартак со всей радости ему залепит?

Взглянул на три фигурки, которые лазили по скалам. Вот они сошлись к Морите, которая что-то, видимо, нашла. Оживленно размахивают руками, о чем-то спорят. Интересно, что же они там нашли?

Внезапно я почувствовал беспокойство. Какое-то неприятное чувство зародилось в районе живота и быстро охватило меня всего. Я присмотрелся к проплешине. Над ней возникла какая-то черная дымка.

— Алый, что-то назззревает, — обеспокоенно протелепатировал я.

Вот всегда так. Как только я преобразуюсь в ипостась дракона, так иначе как алый или малыш я Тюрона не называю. И что интересно, он даже не пытается с этим спорить!

Я увидел, как Тюрон быстро взглянул на меня, а потом обернулся к проплешине.

Над ней уже бил настоящий фонтан из черной дымки. Алый дракон, с большими усилиями взмахивающий своими крыльями, оторвался от земли и поспешно полетел к площадке, на которой пристроилось все наше воинство. Я заложил вираж и устремился вслед за ним.

— Так, все быстро в портал! — торопливо распоряжался Тюрон, заталкивая в уже созданный переход братцев и Жереста. — Скорее! Боюсь, что сейчас тут будет жарко. …Колин, тебя это тоже касается! …Тартак, это не трусость, а разумная предосторожность!

Портал за спиной Тюрона захлопнулся, и все облегченно перевели дух.

— Думаешь, это было по нашу душу? — тихо спросил Аррахат Тюрона.

Тот только пожал плечами:

— Все может быть. Но Кер ас Кер говорил о высоком фоне Хаоса. Так что не факт.

Кер ас Кер восторженно пялился на нас с Тюроном. Ну ясно. Наблюдать вблизи наш народ в истинном обличье дано не всякому. Тюрон (очень предусмотрительно) создал портал с выходом в дом Тулина ас Тулина, который столбиком торчал из кровати, где он, видимо, бессовестно дрых, пока мы там рисковали жизнью.

— Морита кое-что нашла, — оповестил нас тан Тюрон, подходя к столу и не обращая никакого внимания на Тулина, сонно щурящегося на гостей.

— Выкладывай! — предложил Аррахат.

Морита осторожно вытащила из своей сумки какую-то обгорелую деревяшку и положила ее на поверхность стола. Все склонились над находкой, внимательно в нее вглядываясь. Я тоже пригляделся. Ничего такого особенного.

— Ну и что? — пробурчал Тартак.

— Это древко стрелы, — задумчиво изрек Тюрон.

— С чего ты это взял? — поинтересовался Аррахат. — Деревяшка как деревяшка.

— Как с чего? — поднял брови Тюрон. — Во-первых, деревья там не растут по определению. Во-вторых, форма явно обработанная…

— Здравствуйте, дорогие гости, да продлит ваши дни в милости своей Шаршуд! — донеслось с кровати Тулина. — Да чтобы вы были здоровы!

— Ага! — согласился я. — И тебе не кашлять! Ничего, если мы тут немного посовещаемся?

— Извини, Тулин, — вмешался тан Тюрон, — просто твое жилище — первое, что мне пришло в голову. Мы эвакуировались в некоторой спешке.

— Не оглядывайтесь! Я облачусь в сарох и присоединюсь к вашему совещанию, — попросил Тулин.

— …Вот. Посмотри по этой части! — продолжил Тюрон, уже обращаясь к Аррахату. — Она наименее обгорела. Видишь, здесь есть следы обработки.

— Ну и что? — поднял брови Аррахат. — Не факт, что это была стрела. Это могло быть что угодно.

— Я воссоздал форму этой детали до того, как она была сожжена, — кивнул Тюрон. — Ничем иным, кроме как древком, эта деталь быть не могла.

— Ты хочешь сказать, что увидел стрелу? — недоверчиво прищурился Аррахат.

— Нет, — отрицательно качнул головой Тюрон. — Я же сказал, что воссоздал форму этой детали. То, что к ней было прикреплено или приклеено, я воссоздать не в силах.

Подошел Тулин, взял из рук Аррахата кусочек деревяшки и задумчиво повертел его в руках.

— Я не чувствую никакой магии на этом предмете, — после некоторой паузы сообщил он.

— Правильно! — кивнул Тюрон. — После того как его опалил огонь Хаоса, ты ничего и не мог почувствовать.

— Это не эльфийские стрелы, — неожиданно вмешалась Гариэль.

После ее замечания на некоторое время повисла ошеломленная тишина.

— Ты хочешь сказать, что по кара-шроту стрелял кто-то другой? — наконец неуверенно спросил Тюрон. — Кто еще, кроме вашего народа, мог осмелиться бросить вызов силам Хаоса?

— Не знаю, — пожала плечиками Гариэль. — Но одно я могу сказать точно. Это не наши стрелы.

— Но почему?

Гариэль выхватила деревяшку из рук Тулина и поднесла ее поближе к свету.

— Мы не вырезаем и не обрабатываем древки наших стрел, мы их выращиваем!

— Час от часу не легче! — Тюрон запустил пятерню в волосы на затылке и яростно поскреб голову, видимо надеясь подобным стимулированием прийти к правильной мысли. — Получается, у нас появился еще один неизвестный фактор. Кто тогда эти стрелки?

— И раз уж их стрелы тянут за собой голубые следы, значит, среди них имеются и маги, — задумчиво сообщил Тулин.

На этом соображения присутствующих закончились. Ясно одно: разведка, вместо того чтобы дать ответы на поставленные нами вопросы, добавила непонятностей.

ГЛАВА 7

— …Повелеваем! Записал?

Владыка Хевлат взглянул на тщедушного писаря, склонившегося над пюпитром. Тот испуганно и часто закивал. Попробуй не закивай, если за спиной угрожающе сопит страхолюдный мужик с широким мечом в руках.

— Молодец! — поощрительно кивнул Владыка. —

Тот писарь, что был до тебя, не успевал. Ну и, сам понимаешь… Так на чем я остановился?

— Повелеваем, — проблеял писарь.

— Да! — гордо выпрямился Владыка и тут же впал в глубокую задумчивость. — Чего бы такого повелеть?

Высокая дверь в покои Хевлата осторожно приоткрылась. В проеме обозначилась голова одного из придворных. Легкий скрип вывел Пресветлого из задумчивости.

— Так! — Брови Хевлата грозно сошлись к переносице. — Кто это там мне мешает заниматься государственными делами?

Палач со свистом взмахнул мечом и быстро развернулся к двери.

— Пресветлый Владыка, да продлит твои дни Шар-шуд, тут к тебе Гашага ас Турохт прибыл. Говорит, что по срочному делу.

— Ага! — Хевлат радостно потер ладони. — Давай его сюда! А ты, писарь, сиди! Быть может, я чего изреку умного и вечного. Нельзя упускать ни единой мысли.

Палач уныло вздохнул.

— Не вздыхай мне тут! А ты, писарь, иди вон, за трон там схоронись. Тут уж, как и с мыслями, никогда не знаешь, когда ты мне понадобишься.

— Да продлит твои дни в милости своей Шар… — протиснулся в дверь Гашага.

— Да знаю я, знаю! — недовольно оборвал его Хевлат. — Коли ты только с этим сюда заявился, то лучше бы и вовсе не показывался. Конечно, если только тебе не захотелось стать на голову ниже.

— О Великий! Как ты мог такое обо мне подумать? — скорчил расстроенное лицо Гашага. — Я узнал свежие новости и сразу же поспешил к тебе, чтобы ввести в курс дела.

— А вот это другое дело! — одобрительно кивнул Пресветлый. — Я всегда должен быть в курсе происходящего, чтобы подстраховать и вытащить вас, обормотов, из неприятностей. …Эй, писарь! Записал мысль? Только «обормотов» вычеркни! Замени их на… государственных мужей хотя бы… Так что за новости?

— Наши гости посетили место прорыва, лично…

— Живы? — деловито поинтересовался Хевлат, жестом отгоняя палача и приглашая Гашагу приблизиться.

— Да, Пресветлый, — поклонился ректор, приближаясь к Владыке.

— Очень хорошо! — улыбнулся Хевлат. — Вот умеешь ты приносить приятные новости. Не то что некоторые.

Кто такие эти «некоторые», Гашага уточнять не захотел. Это и так все знали. Судя по широкой улыбке, появившейся на морде палача, того также коснулись приятные воспоминания.

— И что? — продолжил допытываться Владыка.

— Возможно, у нас тут проявилась новая сторона.

— Так! — посуровело лицо Хевлата. — А конкретней?!

— Как выяснилось, кара-шрота обстреливали не эльфы, а кто-то другой.

— Кто? — впился взглядом в лицо ректора Владыка.

— Это нам еще предстоит выяснить, — неохотно отозвался тот.

Пресветлый подошел к окну и, заложив руки за спину, некоторое время молча смотрел на дворик, расположенный подокнами покоев.

— С одной стороны, — задумчиво произнес он, — эти «кто-то другие» появились здесь без нашего разрешения. Это плохо. С другой стороны, они обстреливали нашего врага. А это уже похвально. Отсюда следует, что если у нашего врага есть враг, то тот враг может стать нашим другом… Очень хорошая мысль! Писарь, слышал?

— …и записал, Пресветлый! — донеслось из-под трона.

— Вот так вот, — кивнул Владыка опешившему Гашаге. — Продолжим!

Он испытующе посмотрел на ректора.

— Что-то еще? Или это все?

— Пока все, Пресветлый.

Гашага заметил, как сурово сдвинулись брови Хевлата и как сделал шаг к нему палач, и торопливо добавил:

— Но работа идет полным ходом, и думаю, что в скором времени я смогу донести до тебя еще более свежие новости.

Брови палача страдальчески изогнулись и он укоризненно покачал головой. Гашаге очень хотелось со злорадством показать тому язык, но он не знал, как это воспримет Владыка. Как бы этого самого языка не лишиться.

— Вот это правильно, — согласно кивнул Пресветлый. — За это хвалю. Надеюсь, что скорое время и в самом деле будет скорым. Я ясно выразился? Не разочаруй меня. Как я когда-то сказал: мои указы следует не обсуждать, а исполнять. Вот и считай, что я дал такой указ.

— Стрелков надо вычислить и встретиться с ними. — Аррахат вопросительно взглянул на Тюрона, стараясь определить его отношение к своим словам.

Тан Тюрон согласно кивнул.

— Только как это сделать? Я не намерен ради этого вызывать вновь тварь из преисподней. И потом, появятся ли они, если там окажемся мы?

— Почему нет? — пожал плечами Аррахат. — Если они появляются, когда вылезает кара-шрот, то появятся и в этот раз. Только теперь справиться с ним будет легче.

Показывая, почему легче, Аррахат кивнул на меня.

— Ну да! — буркнул Тартак. — Конечно, всем охота посмотреть серебряного дракона в действии. Причем бесплатно.

— Это непорядок! — поддакнул Жерест. — Надо собрать плату.

— Думай, что городишь! — дала ему подзатыльник Аранта. — Деда, но это же опасно!

— Ну не без того, — согласился предводитель клана. — Есть иные предложения? Предлагайте!

— Я думаю, другого способа заставить появиться неведомых стрелков нет, — вздохнул Тюрон. — Ты как, Колин?

Я пожал плечами.

— Если бы кара-шрот был один, то не проблема. Как быть с его воздушным прикрытием? Крылатые твари же будут мешать. Придется отвлекаться еще и на них, а это чревато.

— А девчонки на что? — усмехнулся Тимон, весело подмигивая Гариэль и Морите. — Они начнут, а стрелки подхватят.

— Если импов будет немного, то мы и сами справимся, — серьезно отозвалась Гариэль. — Как я могу что-то сказать, если не знаю, на что способны те стрелки. Да и захотят ли они нам помогать?

— Как бы они в нас не стали стрелять вместо этого шрота, — буркнул Фулос.

Харос вздрогнул и печально кивнул.

— С чего бы это? — удивленно вздернул брови вверх Аррахат. — Общий враг, он как-то объединяет. Вы не находите?

— Не находим, — шумно вздохнул Тартак. — Правда, мы еще и не искали. Если они начнут по нам стрелять, то я их сразу же найду и объединю. Вы, главное, щит держите! Аррахат, ты мне своих мальцов дашь? Ловко от стрел они уворачиваются. Уважаю.

— Мальцов? — удивленно переспросил Аррахат.

— Ну ты же сам их мальчиками называешь? — недоуменно заметил Тартак.

— Да ты сначала поживи с мое, тогда и ты будешь такое право иметь, — отрубил Аррахат. — Это же надо! Каждый из них тебе в отцы, а то и в деды годится! Хорошо, что они тебя не слышат. Саррест тебя бы сейчас тонким слоем по стеночке размазал бы.

— Ну это вряд ли, — хохотнул Тартак. — В последнем спарринге я его так закинул, что… Короче, закинул.

Аррахат недоверчиво взглянул на Аранту.

— Точно! — хихикнула она. — Я видела. Тару сразу же удалось перехватить атаку Сарреста. Поймал его ногу… Ну и кувыркался же Саррест в воздухе, пока летел. А как он потом ругался!..

Аранта выразительно закатила глаза и в восхищении прищелкнула языком.

— Этого не может быть! — выдохнул вампир, но потом что-то вспомнил. — Хотя от этого типа всего можно ожидать. Но все равно. Не называй их мальцами!

— Ладно! — благодушно махнул лапой Тартак. — Так ты их мне в помощь дашь?

— Дам. Только ты не веди их прямиком через шрота! Ты-то, может, и пройдешь, а они вряд ли.

— Нет! — убежденно мотнул башкой Тартак. — Если там Колин будет огнем плеваться, то я туда не пойду. Лучше обойти…

— Да что вы заладили? — нетерпеливо прервал рассуждения Тартака Тюрон. — Я согласен с уважаемым Аррахатом. Не будут они по нам стрелять, если у нас общий враг! Но все же считаю вариант с вызовом шрота очень опасным. Только другого выхода у нас нет. Теперь надо решить, как вызвать эту тварь.

— Когда вы там бродили, следы искали, — сообщил я, — вот тогда напряженность усилилась.

— Это не факт, — запротестовал Тюрон. — Напряженность и так была сильной.

— Не проверишь — не узнаешь, — философски заметил Тартак. — Быть может, вы все-таки побродите там?

— Я другого выхода пока не вижу, — подтвердил я. — На кого из вас кара-шрот мог среагировать?

— Ну на уважаемого Аррахата вряд ли, — задумался Тюрон. — На Мориту?

— Не думаю, — вмешался Аррахат. — Ты все же привлекательней. И магии в тебе побольше будет. Да и драконистей ты как-то… Правильно, Колин. Пусть он там, внизу, попрыгает. А мы со скал понаблюдаем. Кстати! Как там тебя? Кер?

— Кер ас Кер, — сердито поправил препод.

— Это перед студентами своими ты Кер ас Кер, — отрезал Аррахат. — А в боевой обстановке надо коротко и ясно. Я сказал, значит, будешь Кером. Назову горшком — будешь горшком! Уловил мысль?

Кер ас Кер сердито посопел, но ввязываться в спор с вампиром не решился.

— Уловил, — неохотно ответил он.

— Вот и ладно, — поощрительно улыбнулся Аррахат. — Будешь мониторить напряженность поля Хаоса.

— Что делать? — недоумевающе переспросил Кер.

— Темнота! — страдальчески возвел глаза к потолку Аррахат. — Простейшей терминологии не знает. С кем приходится сотрудничать! Отслеживать будешь поле! Отслеживать и нам сообщать.

— Ну так бы сразу и сказал, — кивнул Кер ас Кер. — Это можно! Кристалл у меня есть. Но Колин чувствует это поле лучше. Он вчера среагировал на изменение раньше, чем мой кристалл.

— Колин будет нужен мне, — сухо сказал Тюрон. — Кто-то же должен будет меня прикрывать! И этот кто-то должен владеть «ясным пламенем». Это на тот случай, если я не смогу убрать свои крылья и все, что к ним крепится, до того как шрот вылезет из своей норы.

— Ага! Боишься? — поддразнил Тюрона Аррахат. — Правильно боишься, кстати… Значит, так. Тюрон скачет внизу. Сверху его страхует Колин. Кер следит за полем. Все следят за тем, кто выскочит. Девушки отстреливают тех, кто летает, мы разбираемся с тем, кто ползает. Маги держат экран. Гариэль, как самая глазастая из нас, рассматривает стрелков, если они появятся… Задачи поставлены! Осталось только реализовать мой стройный план.

— Эй! — возмутился Тартак. — А как же я? Это что же получается? Я не смогу нанести даже парочки ударов?

— Надо чем-то жертвовать ради общей цели, — наставительно произнес Аррахат. — И потом, план планом, но бывают разные вводные.

— Лучше не надо! — быстро среагировал Тюрон. — Давайте обойдемся без вводных! Потому что самая большая опасность будет угрожать моей шкуре, а я ею очень дорожу. Она у меня одна.

— Колин, слышал? — обернулся ко мне Аррахат. — Ты уж побереги преподавателя. У него всего одна шкура. Следовательно, тут еще замешан и шкурный интерес. Очень увлекательная интрига получается!

Операцию, которую Аррахат нарек «Провокация», назначили назавтра.

Остаток дня прошел в приготовлениях. Девушки готовили стрелы. Вампиры наводили блеск на свои смертоносные штучки. Парни, выставив перед собой силовой экран, гоняли по всему поместью, снося по пути все, что имело несчастье им попасться. Впереди трусил Тартак, разя своей палицей воображаемого противника. Все шарахались в стороны от бешеной компании, воображаемым врагом никто из нас становиться не хотел.

Тулин ас Тулин только печально вздыхал, наблюдая за тем, как его поместье постепенно превращается в руины.

И вот мы снова на скальной площадке. Она в общем-то находится далеко от проплешины прорыва, но для нас сейчас не это главное. Мы надеемся на Гариэль с ее эльфийским зрением. Девушка не смущена расстоянием и уверяет нас, что сможет рассмотреть происходящее со всеми подробностями.

— Ну давай, алый, — вздохнул Аррахат, похлопав Тюрона по плечу. — На тебя с надеждой смотрят народы. Особо подчеркну, что и народ вампиров тоже смотрит. А это тебе не шутки.

— Да какие уж тут шутки, — пробормотал Тюрон себе под нос. — Тут бы костей не растерять, с вашими «шутками».

— Не бойтесь, тан Тюрон! — подбодрил нашего препода Жерест. — Если что, так мы расскажем о вашем героизме… Да что ты мне подзатыльники раздаешь?

Жерест сердито обернулся к Аранте.

— А ты не мели чепухи! — раздраженно отозвалась та. — На тот случай, если ты забыл, у нас не один дракон, а даже два. И второй будет прикрывать первого.

— Колин, — обратился ко мне Тюрон, — ты смотри, при малейшей угрозе уводи всех порталом! Меня не надо спасать! Спаси всех остальных! Ты понял?

— Что за упаднические настроения?! — возмутился Аррахат. — Может быть, еще ничего и не случится… Кер, как там с напряжением?

Кер ас Кер, до этого сосредоточенно рассматривавший через свой алмаз окружающий ландшафт, озабоченно причмокнул губами.

— Фон не такой высокий, как в прошлый раз. Уж и не знаю, как тут получится.

— Вот видишь? — вновь повернулся к Тюрону Аррахат. — Ты там давай, поактивнее прыгай! Можешь даже сплясать что нибудь такое этакое, драконье.

— Это у тебя юмор такой? — поинтересовался Тюрон, окутываясь алым сиянием. — А если я шутить сейчас начну?

Аррахат с некоторой опаской покосился на возвышающегося над ним дракона.

— Мы что, шутить сюда прилетели? — торопливо осведомился он. — Давай выполнять мой план!

— Твой план? — передразнил его дракон и взревел: — Это наш общий план!

— Пусть будет общий, — все так же торопливо согласился Аррахат. — Лети, мой друг, лети!

Дракон шагнул в пропасть и тут же, распластав крылья, взмыл вверх, попав в восходящие потоки раскаленного воздуха.

Тюрон заложил пологий вираж, постепенно снижаясь к проплешине.

— Ближе, ближе! — бормотал Аррахат, напряженно следя за полетом преподавателя.

— Парни, экран! — скомандовал Тартак. — Колин, в случае чего, сможешь нас вниз спустить?

— Вам что было сказано? — оторвался я от наблюдения за эволюциями Тюрона. — Сидите здесь и наблюдайте! Пока нужды в вашем участии не вижу.

Вот Тюрон, подняв в воздух тучи песка, приземлился. Алый дракон осторожно двинулся вокруг проплешины, пригнув голову и приоткрыв крылья.

— Напряжение повышается, — всматриваясь в кристалл, сообщил Кер ас Кер.

Впрочем, я и сам уже ощущал нарастание неприятного чувства.

— Осторожнее! — рявкнул я, сложив ладони рупором.

— Да чтоб тебя! — отскочил в сторону Аррахат. — Что ты мне над ухом ревешь?!

Тюрон резко отвернул от проплешины и торопливо двинулся к выступу скалы недалеко от прорыва.

— Услышал, — прокомментировала Аранта.

— Или почувствовал, — не согласился я.

— Ого! — выдохнула Гариэль.

Земля над проплешиной вздыбилась, пошла трещинами.

Тюрон высоко подпрыгнул, распахивая крылья. Но тут из дыры выметнулось огромное щупальце, с силой ударившее в сторону Тюрона. Хорошо еще, что в последний момент дракон вильнул, увернувшись от сокрушительного удара.

— Лечу на подмогу! — крикнул я, окутываясь желтым сиянием.

— Подожди! Что это? — поднял руку Аррахат.

На склонах окружавших проплешину скал появилось тусклое сияние. Вот оно схлынуло, оставляя пару десятков фигур, затянутых в черные одежды. Они дружно вскинули свои сложные большие луки и выстрелили, целясь в щупальца, которые грозно извивались в воздухе. За стрелами потянулись голубые хвосты.

— Да это же!.. — Гариэль прижала ладонь ко рту, округлившимися глазами рассматривая стрелков.

Впрочем, мне уже было не до того, чтобы узнавать причину ее изумления. Я сильно оттолкнулся от поверхности скалы и взмыл вверх. Дал струю пламени в сторону ближайшего щупальца, которое уже снова нацелилось было на Тюрона. Обгоревший безобразный отросток рухнул на песок, отделенный от всего остального. Стрелки на скалах в бешеном темпе выпускали стрелу за стрелой. Даже находясь высоко над землей, я слышал непрерывный свист, вызываемый их стремительным полетом. Тюрон, судорожно взмахивая крыльями, старался набрать высоту, одновременно удаляясь от места катаклизма.

«Колин! — ворвалось в мой мозг. — Немедленно уводи всех назад!»

— Вот и займись этим! — рыкнул я в ответ. — У меня тут как раз самая веселуха началась!

Пришлось поднырнуть под одно из щупалец и на вираже угостить тварь еще одной порцией «чистого пламени»… А это еще что?

Из земли, в которой проявились черные дыры, вверх начали взлетать какие-то твари. Вытянутые глаза с вертикальными щелями зрачков. Широкие пасти, полные острых зубов самого неприятного вида. Перепончатые крылья, позволяющие их обладателям достаточно быстро перемещаться по воздуху. В слух вонзился визг, которым эти твари заполнили округу.

Часть стрелков сразу же переключились на новую опасность. И с нашей площадки полетели стрелы.

Я выпустил облако пламени, сжегшее сразу несколько летающих монстров и взглянул вниз.

Во все стороны от центра расползались другие существа. В глаза бросалось то, что у них было по шесть лап. Вот этими лапами они рьяно загребали песок и целенаправленно двигались к стрелкам. Но не тут-то было!

На пути этих сущностей возникло семь фигур в развевающихся белых сарохах. В бой вступил Аррахат и его бедуины.

Не устаю поражаться скорости и мастерству высших вампиров! Если бы не мой бой, то с удовольствием бы устроился с пакетом попкорна на каком-нибудь выступе, наслаждаясь картиной сражения.

Несколько тварей пытались нападать и на скалу, на поверхности которой расположились ребята. Но щит держал очень неплохо. Самых рьяных отстреливали Гариэль и Морита. В воздухе сверкал также и какой-то предмет, который очень метко кидала Ари. Он с жужжанием подлетал к очередной твари, чиркал ее по крыльям и тут же возвращался к хозяйке. Надо сказать, что это действовало очень хорошо. После бросков Аранты летающие гады, беспорядочно кружась в воздухе, сыпались вниз. Ну а там уже как повезет. Внизу вовсю резвились ребятки Аррахата…

Так! Что же это я отвлекся? Хорошо еще, что не получил по голове! Вон как щупальцами размахивает, тварюга. Того и гляди может зацепить. А как он цепляет, я хорошо помню! Если бы не Гариэль, было бы мне совсем плохо. Гариэль есть и сейчас, но она занята…

Пора сделать что-то значимое и поворачивающее исход сражения в нашу пользу. Ну а что может быть полезнее доброй порции «ясного пламени» по башке этого монстра, который кара-шрот?

Еще несколько крутых виражей, «бочка», и я вышел на прямую. Вот она, эта безобразная гадость трупного цвета в окружении целого леса бешено извивающихся щупалец.

Я издал боевой рев драконов (ну, мне так кажется, что боевой), набрал побольше воздуха. Внутри меня что-то завертелось и собралось в комок. Я яростно вытолкнул из себя этот комок в направлении головы кара-шрота. Сгусток ярко-синего огня метнулся в сторону монстра и, снеся по ходу несколько щупалец, вонзился в башку твари. Звуковая какофония, раздавшаяся следом, могла выбить из строя даже самого стойкого меломана. Но для меня это было сладчайшей музыкой. Я попал! Попал точно в десятку.

Обмякшие щупальца рухнули на песок, придавив при этом нескольких тварей. Целый град стрел обрушился на остатки демонического войска. Белые молнии сарохов мелькали среди пятен уничтоженных тварей, добивая тех, кто еще подавал признаки жизни.

«Дело сделано, Колин!» — вновь раздалось у меня в голове.

Ну сделано так сделано. Захожу на посадку.

Я пристроился за алым драконом, направляя свой полет к земле.

Внизу нас встретил глава клана вампиров Аррахат собственной персоной. Небрежно поигрывая какой-то блестящей и, судя по всему, очень острой штукой, он приветственно нам кивнул.

— Битва была знатная, — благосклонно сообщил он. — Особо меня впечатлил твой драп, дружище Тюрон и плевок Колина… А не пора ли нам познакомиться со стрелками, которые пошли нам навстречу в нашем желании их увидеть?

Я уже принял человеческий вид и обернулся в сторону пришельцев в черных одеждах. Двое из них уже направлялись к нам. С другой стороны, из портала, устроенного таном Тюроном, появились наши ребята и тоже направились к нам.

На первый взгляд эти двое напоминали эльфов. Напоминали, но не были ими. Высокие, остроухие — это да. Белые с желтоватым отливом волосы заплетены в сложные прически. Больше всего обращали на себя внимание их глаза, такие же, как и у Тюрона, с янтарного цвета радужкой. Только зрачки не были вертикальными.

Первый из двоих остановился, рассматривая нашу группу.

— Так-так-так, — насмешливо произнес он. — Надо же, все светлые! Но что среди всего этого сброда делают такие уважаемые личности, как вампиры? Да и тролль тоже меня удивляет… Хотя постойте!

Глаза дроу (по-моему, я догадался, что так изумило Гариэль) прищурились, впиваясь в фигуру Тартака.

— Надо же! У него есть магические способности! — изумленно вытянулось лицо дроу. — И что совсем уж необычно, светлые.

Тартак, задумчиво покачивая в лапах палицу, оценивающе посмотрел на дроу. Но промолчал. Пока промолчал.

— Ну драконы — это ясно, — продолжил этот нахал. — Они всегда боролись с проявлениями Хаоса. Но есть еще одна неясность. Откуда они-то тут взялись? И почему их так мало?.. И надо же, какая приятная встреча! — Это дроу обратил внимание на Гариэль.

— Я заберу эту девушку, — сообщил он нам.

— Разогнался, — прошипел Тимон, положив руку на эфес рапиры. — Сначала тебе придется убить меня.

— Ну если ты так просишь…

Дроу поднял руку и его лучники мгновенно взяли нас на прицел. Но большего он сделать не успел, потому что повис в огромной лапе Тартака. Во второй лапе стремительно вращалась палица.

— Он, быть может, и просит, а вот ты напрашиваешься, — прогудел тролль.

Тюрон сделал мгновенный пасс рукой, и нас накрыл гудящий от напряжения щит.

— Ты неправильно начал, дроу, мягко сообщил он. — Быть может, попробуешь еще раз? Или ты предпочитаешь встречу с палицей тролля? Учти, он выходил победителем даже из схваток с вампирами.

Аррахат только крякнул, но ничего не сказал.

Второй дроу молчал, с интересом наблюдая за разворачивающимися событиями.

— Мне кажется, что я действительно не так начал, — прохрипел дроу в лапе Тартака.

— Тогда разрешите попробовать мне? — вмешался второй. — Только отпустите моего соратника.

— Ты пробуй, а я его пока подержу, — кивнул Тартак.

— Это чтобы проба была успешной. Ничего, мне не тяжело. А палицу я могу так крутить долго.

— И прикажите своим стрелкам опустить оружие, — добавил я. — Я очень не люблю, когда в меня целятся. Что в таких случаях делают драконы, надо рассказывать?

Второй дроу махнул своим стрелкам и те послушно опустили луки.

— Так все-таки кто вы такие? — нахмурился Аррахат. — Вернее, кто — мне и так ясно. Хотелось бы поподробнее о вашем деле здесь и сейчас.

— Тогда разрешите для начала представиться, — усмехнулся дроу. — Принц Тэлэвиарэль из дома Грозовых Молний. А это мой соратник — дюк Раварэль, мой телохранитель и наперсник… Все же я просил бы отпустить его.

Тюрон кивнул Тартаку, вопросительно взглянувшему на него.

— Ладно, — буркнул Тартак, опуская Раварэля на песок. — Только ты стой тут! Так, на всякий случай. Это чтобы за тобой по всей пустыне не гоняться.

— Очень хорошо! — прокомментировал происходящее принц. — Каковы твои ощущения, друг мой? Я ли тебе не говорил, что иметь дело с троллями — не лучший способ самоубийства?

— Интересное наблюдение о троллях, — нетерпеливо заметил Аррахат. — Но я все же хотел бы услышать ответ на свой вопрос.

— Мне кажется, что антураж этого места не соответствует длительным переговорам, — заметил Тэлэвиарэль.

— Так никто и не собирается эти переговоры долго вести, — невозмутимо парировал Тартак. — Ты отвечаешь на вопрос, и мы разбегаемся. Ну или разбегаются те, кто уцелеет.

— Тартак, — укоризненно обратился к троллю Тюрон, — есть определенные дипломатические нормы, которые следует соблюдать. Его высочество абсолютно прав. Переговоры в этом месте не совсем удобны.

— Тем более при такой жаре, — пробормотал Тимон, стараясь за моей спиной пристроиться под струю прохладного ветерка, который я для себя уже создал.

— А мне вот интересно, — сообщил Фулос, в упор рассматривая телохранителя принца. — Как им в этих доспехах не жарко?

— Черный цвет да под палящим солнцем, — присоединился к нему брат.

— Мы привычны к высоким температурам, — благосклонно отозвался принц. — У нас бывает и жарче.

— Где это «у нас»? — насторожился Аррахат.

— У нас — это у нас, — обернулся к нему Тэлэвиарэль. — Но мне кажется, что нам стоит срочно покинуть это место…

— Подтверждаю, — донеслось от Кер ас Кера. — Напряженность Хаоса возрастает.

— И почему она возрастает? — удивилась Мори-та. — Мы же его тут только что победили!

— Хаос невозможно победить. И он всегда отвечает ударом на удар, — высокомерно процедил Раварэль и изменил тон, повернувшись к принцу: — Повелитель, я прошу тебя немедленно покинуть это место. Здесь становится опасно.

— Но нам хотелось бы продолжить разговор, — запротестовал Тюрон.

— И я еще не получил ответа на свой вопрос, — напомнил Аррахат. — А нас, вампиров, очень нервируют ситуации, когда нам не отвечают.

В глазах Аррахата появились алые отблески. Я сомневаюсь, что он действительно рассердился. Скорее это была игра.

— Ну если вы нам доверитесь, то мы сможем решить все эти проблемы в другом месте, — едва заметно

усмехнулся принц Тэлэвиарэль. — Вот в чем в чем, а в предчувствиях мой наперсник никогда не ошибается.

— Что же он так прокололся в начале нашей беседы? — прогудел Тартак. — Где были его предчувствия тогда?

Раварэль скривился, но промолчал.

— Нам нужны гарантии, — внезапно заговорила молчавшая до этого Гариэль. — А у вашего народа не очень приятная репутация. Вы вероломны и коварны.

— То же самое я могу сказать о твоих сородичах, крошка, — уже откровенно усмехнулся Тэлэвиарэль. — Не они ли изгнали нас из лесов?.. А что касается гарантий, то мое честное слово подойдет?

— Только если оно будет подкреплено знаком Хаоса, — непреклонно отозвалась Гариэль.

— А ты неглупа, — с неудовольствием заметил принц. — Ладно, пусть Хаос станет свидетелем правдивости моих слов! Я гарантирую вам полную безопасность на время вашего визита на наши земли.

Над вытянутой вперед ладонью Тэлэвиарэля на мгновение возникло бесформенное облачко с пульсирующей в центре его тьмой.

— Тебя устроит это порождение Света? — высокомерно спросил принц у Гариэль.

Эльфийка только молча кивнула.

ГЛАВА 8

Тэлэвиарэль повернулся и сделал круговое движение рукой. Перед ним возник портал. Я такого еще никогда не видел. Мало того что он имел какую-то неправильную форму, в его пространстве колебалось грязно-коричневое марево. Интересно, каким заклинанием это сделано? Пока воины дроу, один за другим, быстро ныряли в портал, я прощупал его структуру.

Интересно! Тут были задействованы странные, незнакомые мне силы и структуры. Но в принципе я мог бы воссоздать его. Вот только с вектором мне определиться не удалось.

— А тебе не кажется, молодой дракон, что ты слишком любопытен? — неожиданно раздался голос принца за моим плечом.

— Я всегда стремлюсь познать что-то новенькое, — обернулся я к Тэлэвиарэлю.

Тот недоверчиво взглянул на меня.

— И что же ты познал на этот раз?

— Интересная структура. Вот только непонятно, почему такая форма? Ведь достаточно легко придать порталу форму прямоугольника или овала.

Надо сказать, что вид у принца был несколько обалделый.

— Ты разобрался с этим заклинанием? — растерянно спросил он. — Но это невозможно! Твари Порядка не способны к этому.

— Еще раз назовешь меня тварью, и я тебе покажу полный набор своих способностей, — сердито отозвался я.

Нет, ну вы представляете? Не успели познакомиться, как уже тварью обозвали. Вот не нравится мне этот принц.

— Неужели ты… — начал было Тэлэвиарэль, но тут же замолчал.

— Что «неужели»? — насторожился стоящий рядом Тюрон.

Принц перевел на него взгляд. Некоторое время помолчал, потом расцвел неискренней улыбкой.

— Да ничего особенного. Так, после напряжения боя всякие глупости в голову лезут. Не обращайте внимания!

Он сделал приглашающий жест в сторону портала. Наша группа в полном составе последовала туда. Делая шаг, я обернулся и наткнулся на задумчивый взгляд Тэлэвиарэля. Какой-то нехороший взгляд. Изучающий и оценивающий. Надо будет удвоить осторожность. Я уже понял, что такие взгляды не обещают ничего доброго.

Нас привели в роскошный просторный зал, потолок которого поддерживали уходящие ввысь колонны, светящиеся странным желтоватым светом. Стены были украшены фресками, выполненными с большим мастерством. Не знаю, как там с художественной ценностью. Я не искусствовед. Но краски были насыщенные, мельчайшие детали (даже самые откровенные) выписаны тщательно и скрупулезно.

Что характерно, на всех фресках изображались батальные сцены. Ясно, что дроу выглядели все, как былинные герои, способные справиться с целыми толпами врагов. Враги тоже присутствовали. Гнусные и мелкие. В них угадывались черты, присущие эльфам. И конечно же дроу и эльфы упоенно херили друг друга. Кто бы сомневался!

Вдоль стен стояли ряды непонятных скульптур. Вернее, не скульптур, а как в старинных дворцах, наборов доспехов. Они имели непривычный и даже какой-то устрашающий вид.

— Это доспехи моих предков и родственников, — небрежно пояснил принц, заметив мой интерес.

Он вышел сразу же за мной и закрыл портал. Я кивнул головой, показывая, что информацию принял.

Не только ряды доспехов привлекли мое внимание. Шикарные кресла, столики из драгоценных пород дерева (и где они его взяли, под землей-то?). Имели место и огромные сундуки. Явно там хранились всякие сокровища. А то чего бы они еще тут торчали?

Пол, украшенный великолепной мозаикой, внезапно пошел волнами, вспучился. Из него вырос огромный стол, вокруг которого бойцы принца быстро и бесшумно расставили занесенные из соседних помещений стулья.

А вырастить их так же, как и стол, слабо было?

Тэлэвиарэль привычно сел во главе стола, и перед ним возникла изящная чашечка, наполненная непонятной жидкостью. Принц с удовольствием сделал из нее глоток. А нам не предложил, зараза!

— Итак, мы собрались здесь, чтобы получить ответы на вопросы, которые есть у обеих договаривающихся сторон, — бодро сообщил он нам, когда все устроились.

— Что-то вроде того, — согласился Аррахат. — Но прежде я хотел бы обратиться к тебе с небольшой просьбой.

— Да? — поднял бровь принц.

— Вот этот твой паренек, который торчит за моей спиной… Лучше будет, если он отойдет куда нибудь в сторону. А еще лучше, если то же самое сделают и остальные твои парни.

— Но это так положено! — даже подпрыгнул на своем месте Раварэль. — В целях безопасности!

— Ну не знаю, как у вас тут, — Аррахат благожелательно улыбнулся, — а у нас, там, все знают, что как раз самое опасное место — это находиться за спиной вампира. Рефлексы, знаете ли.

Улыбка главы клана стала еще шире. Клыки заметно удлинились.

Раварэль нерешительно взглянул на принца.

— Пусть воины уйдут, — распорядился тот.

— Но, твое высочество… — начал было Раварэль.

— Я не привык повторять! — ледяным тоном прервал его принц. — Неужели ты думаешь, что в моем дворце мне могут грозить какие-то опасности?

Ага! Значит, тут есть сюрпризы. И явно магического плана. Я с интересом обозрел пространство зала. Точно! В некоторых местах мною были замечены облачка энергии. Что именно они собой представляли, я разобраться не смог. Но явно не марципаны.

— Теперь, как я понимаю, препятствий для беседы не имеется? — светски улыбнулся Тэлэвиарэль, когда дверь закрылась за спиной последнего уходящего воина.

И опять он ошибся.

Как только Тюрон открыл было рот, чтобы начать ответный спич, дверь залы резко распахнулась.

Некоторое время ничего не происходило. Принц нахмурил брови. И вот в этот момент в дверь протиснулось нечто.

Ну, как вам сказать? Дроу это назвать было сложно. Уж слишком оно казалось объемным из-за неимоверного количества материи. И еще большую охапку это нечто тащило перед собой.

— Отец! Так и быть! Я выбрала кое-что для освежения моего гардероба, — придушенно донеслось из под вороха тряпок.

— Тастэния! — сердито отозвался принц. — Я сейчас занят. Посети меня в иное время!

— Ты, когда дома, всегда занят! А когда ты не занят, тебя, как правило, и дома нет, — сварливо донеслось в ответ.

Кипа материи рухнула на пол и нам явилось сердитое лицо девушки.

— Ой! А это кто?

Тастэния обозрела наши лица и презрительно поморщилась.

— Фи! Люди. Почему они сидят за столом, а не висят на дыбе?

— Потому что здесь не только люди, — терпеливо отозвался принц.

— Я заметила!

Глаза девушки впились в лицо Гариэль.

— Ты упал в моих глазах, отец, — скрежетом льда прозвучало в зале. — Лучший эльф — это мертвый эльф. Не твои ли это слова?

Вокруг ладоней дроудессы возникло серебристое сияние. Оно набирало силу. Я почувствовал, что сейчас может произойти что-то нехорошее. Я вскочил со своего места. Понимая, что на меня сейчас обрушится масса магических сюрпризов, которыми полон этот зал, я все же не мог допустить, чтобы жизни Гариэль что-то угрожало.

Оказывается, так считал не только я. Тимон одним прыжком встал на пути между дроудессой и Гариэль. Стрела на тетиве лука Мориты уже была нацелена в грудь Тастэнии. В руках Аранты стремительно завертелись какие-то из ее смертоносных штучек. Парни и Тартак бросились к Тимону и через мгновение мощный «экран пятерых» закрыл их.

— Я бы не стал на твоем месте ничего делать, что бы ты ни задумала предпринять, — шипяще произнес Аррахат.

Он уже стоял у принца за спиной, лезвие его кинжала было очень близко к горлу Тэлэвиарэля.

— В любом случае я успею, — заверил Аррахат Раварэля, который сделал попытку встать.

Впрочем, телохранитель принца только начал приподниматься, а за его спиной уже сформировался Сар-рест. Он одним движением руки посадил дроу на место и тут же смастерил ему такое же украшение у горла, какое было у принца.

— Тастэния, прекрати! — резко сказал Тэлэвиарэль.

Он, казалось, не обратил никакого внимания на кинжал Аррахата. Он что, так уверен в своих магических сюрпризах?

Я сделал движение рукой и на всех нас сверху обрушился «алмазный щит». Пусть попробуют пробить его. Если даже эльфам с их магией он не под силу.

— Быть может, мы успокоимся и продолжим переговоры? — поинтересовался тан Тюрон.

Он единственный никак не среагировал на ситуацию, а по невозмутимости мог перещеголять даже принца.

Тастэния растерянно опустила руки. Сияние вокруг ее ладоней исчезло.

Ну что, напряг миновал? Похоже на то.

— Вот это другое дело, — удовлетворенно произнес тан Тюрон.

— Так на чем мы остановились?

— На том, что препятствий для беседы не имеется, — послушно отозвался принц.

— Хм? — поднял правую бровь Тюрон.

— Тастэния? — Тэлэвиарэль строго взглянул на дочь. — Теперь ты понимаешь, что переговоры, с кем бы они ни проходили, очень важная часть дипломатии?

— Да, отец. — Тастэния с каким-то новым любопытством взглянула на нас.

Особо она уделила внимание Кер ас Керу, который с трудом выползал из под стола.

Принц вопросительно посмотрел на Тюрона. Но тот продолжал держать правую бровь на той же высоте.

— Что еще не так? — осведомился Тэлэвиарэль. — Да, и уберите этот экран…

— …чтобы та пакость, которая вокруг него вьется, добралась до нас? — прервал принца я.

— Ах, вот оно что! — Принц несколько раз негромко хлопнул в ладоши и произнес короткое слово.

Само слово я тут приводить не буду. Оригинальный все же метод у дроу придумывать слова дезактивации заклинаний. Но как бы там ни было, сгустки энергии у «алмазного щита» исчезли. Я с облегчением убрал и сам щит. Довольно утомительное дело его держать. Уж вы мне поверьте. Все разошлись по местам, и бровь Тюрона опустилась до прежнего уровня.

— Я так понимаю, что это ваша дочь, ваше высочество? — нейтрально поинтересовался Тюрон. — Оригинальное у нее представление о гостеприимстве.

— Да. — Тэлэвиарэль неохотно поднялся. — Разрешите представить вам мою дочь, ее высочество Тастэнию.

Вся мужская часть присутствующих дружно встала со своих мест и вежливо поклонилась.

— Здесь нет людей, во всяком случае, как ты предположила, — продолжил тем временем принц. — Несомненно, некоторые из присутствующих имеют человеческое происхождение, но все они маги. Что и отличает их от обычных людей.

Пришлось и нам представляться. Хорошо еще, что Тастэния подоспела как раз вовремя. А так пришлось бы проходить эту утомительную церемонию два раза. Один раз представляться принцу и еще один раз — его дочери.

Интересно, раз он принц, то у них еще и король где-то имеется? Или что тут у них?

Ну, в общем, представились. Да. Только с Жерестом небольшая заминка получилась. Его же, простую душу, никто не предупредил, чтобы он не выпендривался.

Поэтому, когда прозвучало «великий Жерест», все несколько ошалели. Особенно те, кто не знал нашего рыжего. Я имею в виду принца и принцессу. А Жересту хоть бы хны! Стоит невозмутимо. Как будто так и надо.

— В каком смысле великий? — наконец осторожно поинтересовался Тэлэвиарэль.

— А в таком, что если он сейчас начнет показывать свое искусство, то только он тут и останется, — хмуро пояснил Фулос. — Все остальные будут совершать забег в поисках укромного местечка.

Харос кивнул в подтверждение и осторожно, бочком, стал отступать к дверям зала.

— Он способен целую армию посадить, — наябедничала и Морита.

— Куда посадить? — уже совсем ничего не понимая, спросил принц.

— Не будем уточнять! — поспешно вмешался Тюрон. — И не будем доказывать его величие. Примем его как должное.

Глаза Тастэнии опасно блеснули.

— Возможно, я и изменю свое мнение о людских магах, — мягко проворковала она и послала Жересту такую чарующую улыбку, что того таки проняло не по-детски.

Рыжие очень замечательно пунцовеют от смущения. Жерест уставился на Тастэнию и замер соляным столбом. Он стоял даже тогда, когда все снова расселись по своим местам. Хорошо еще, что Тимон, расположившись рядом, вовремя заметил это его состояние и хорошим рывком за штаны усадил рыжего на место.

Тастэния с видом пай-девочки скромненько примостилась рядом с отцом. Она только время от времени бросала на Жереста лукавые взгляды, неизменно вгоняя Великого Рыжего Хвастуна в краску.

— Итак, — довольно потирая ладони, провозгласил Тэлэвиарэль, — пока нам подают обед, мы можем начать переговоры. Обменяемся, так сказать, информацией. Я даже разрешу вам, на правах гостей, задать первый вопрос.

Ох, что-то тут не так! Что-то очень такое поведение не похоже на все слухи о дроу. Я взглянул на Гариэль. Она, похоже, разделяла мои сомнения. Да и остальные наши ребята не выглядели слишком уж расслабленными.

— Хорошо, — тут же воспользовался разрешением тан Тюрон. — Ведь вы, если не ошибаюсь, приверженцы магии Хаоса?

— Ты не ошибаешься, дракон, — благосклонно улыбнулся принц.

— Тогда почему вы напали на тварей Хаоса? Ведь тем самым вы вредите и самому Хаосу.

— Хороший вопрос, — кивнул Тэлэвиарэль. — И то, что ты его поставил, говорит о том, что ваши народы не знают, что такое Хаос на самом деле. Так и быть, я немного приоткрою завесу. Дело в том, что Хаос так и называется потому, что там все несколько хаотично. Твари хаоса, демоны, мы — все конкурируют между собой. Энергия Хаоса не бесконечна (во всяком случае, та, что он нам выделяет), а мы все питаемся ею. Конечно, каждый по-своему. Следовательно, ограничить потребление энергии конкурентами — в наших интересах. Прорыв инферно — гигантский спад энергии. В результате прорыва демоны (а кара-шрот как раз одна из их разновидностей) и твари насыщаются душами разумных, но мы-то теряем! Вот и приходится при помощи наших знаний и магии ограничивать аппетиты этих тварей.

— А я так и подозревал, что тут альтруизмом и не пахнет, — пробурчал Аррахат.

— С какой стати? — отозвался услышавший его Тэлэвиарэль. — Исключительно соблюдение собственной выгоды… Но теперь хотелось бы услышать ваши мотивы.

— У нас все просто, — с простодушным выражением на лице сообщил Тюрон. — Нас попросили помочь, вот мы и прибыли.

— Просто ли? — недоверчиво хмыкнул принц. — Такую разношерстную компанию еще поискать. Как получилось, что в одной связке оказались драконы, для которых остальные — недостойная внимания мелочь; вампиры, которые если и помогали людям, то только избавиться от излишков крови — причем величину этих излишков определяли сами вампиры, не интересуясь мнением людей; тролли, любимое занятие которых — лупить дубинками по головам тех же людей. И, наконец, эльфы. Пусть они и светлые, но они настолько высокомерны, что никогда не опускались до помощи людям.

— Не дубинки, а добрые палицы, — внушительно поправил Тартак. — И наше любимое занятие — лупить ими по головам всем, кто под эти палицы попадется. Я ясно выразился?

— Даже более чем, — кивнул Тэлэвиарэль. — Но это не ответ на мой вопрос.

Тюрон строго взглянул на Тартака, а потом снова повернулся к принцу:

— А вы хорошо информированы, ваше высочество.

Принц удовлетворенно кивнул.

— Но вот только информация несколько устарела, — продолжил тем временем Тюрон. — Миры, знаете ли, меняются.

— Изменения я замечаю, — неохотно признал Тэлэвиарэль. — Вот взять хотя бы эту молодую девушку из рода вампиров и самого тролля. Где это видано, чтобы они могли овладеть магией? И тем более когда это представители этих народов шли по пути Света?

Принц, видимо, еще хотел что-то сказать, но задумчиво посмотрел на меня и промолчал.

— И тем не менее это факт, — кивнул тан Тюрон. — Все эти молодые люди — студиозы Школы, а я их руководитель. Ну а вампиры — члены клана, из которого происходит эта молодая вампиресса. Они ей помогают… Заодно и нам.

— Дракон руководит обучением людей? — даже дернулся на своем месте Тэлэвиарэль. — Миры действительно меняются! Но чтобы до такой степени!

— Так сложилось, — пожал плечами Тюрон.

— Хм. — Принц с интересом посмотрел на меня. — А вот этот юноша, он тоже студиоз?

— Да, — кивнул тан Тюрон. — И ему еще предстоит многому обучиться.

— То есть процесс обучения еще не окончен, — сделал для себя какой-то вывод Тэлэвиарэль.

— Мы — выпускной курс, — со значением сказал Тимон. — Нам осталось обучаться уже совсем немного. Но мы уже и сейчас можем за себя постоять.

Я заметил, как Тимон ткнул кулаком в бок Жереста, пытаясь привести его в чувство после очередного взгляда Тастэнии.

Угу, привел!

Жерест вскочил и заявил:

— Я могу! Внимание! Я сейчас…

Реакция у нашей группы оказалась похвальной. Тимон изо всех сил дернул Жереста за штаны, усаживая того на место. Харос рванулся к выходной двери. Фулос не намного от него отстал. Тартак ухватил Жереста за руки, стараясь помешать ему ими двигать, а Аранта зажала парню рот ладошкой, чтобы он и слова сказать не мог.

Не помогло. Жерест, выпучив от усердия глаза, все же что-то извлек из недр своего организма.

— Берегись! — звонко крикнула Гариэль.

Мы рванулись в разные стороны от стола. Причем Тюрон успел ухватить за талию Тастэнию, а Тартак — Жереста. И в этот момент огромная люстра, до этого мирно висевшая под потолком зала, рухнула точно в середину стола переговоров. Грохот, звон, свист шрапнели хрустальных осколков. Рухнул щит, подвешенный на мгновенный ответ, закрывая нас с Арантой. Такой же щит закрыл и Тюрона с группой остальных. Взвизгнул Харос, который не успел укрыться за дверью зала. Ему досталось. Не буду говорить куда, но сидеть он не сможет еще примерно пару дней. Потом, когда боль превозможет застенчивость, он вынужден будет обратиться к Гариэль. Тан Тюрон принципиально такие раны не лечит. Он говорит, что они несут важное воспитательное значение. Надо будет только уточнить, для кого? Если для Жереста, то при чем тут з… м-да… пострадавшее место Хароса?

— Это я могу расценивать как покушение? — после продолжительной паузы, изредка прерываемой стонами Хароса, поинтересовался принц.

— Ни в коем случае, — отозвался Тюрон. — Это нашего «великого» прорвало. Силы ему, видите ли, девать некуда. Ничего! Прибудем домой, я ему мигом найду точку приложения.

— Надо же! — рассматривая Жереста, как будто только что его увидел, протянул Тэлэвиарэль. — Я так сначала и не рассмотрел, что у него такой мощный потенциал… Честно говоря, я и сейчас его не вижу. Это что, особое заклинание маскировки? Так я и заклинания не вижу.

— О! Это особое заклинание, — усмехнулся Аррахат. — Тебе, принц, еще повезло, что он свое любимое не употребил. Как там?.. Левитация? Вот тогда действительно было бы нечто! Летели бы мы сейчас. И, что характерно, к одной и той же цели.

— А он? — недоверчиво взглянул на Аррахата Тэлэвиарэль.

— А это как получится, — принял участие в беседе и Тартак. — Либо он несся бы впереди, указывая нам дорогу… Либо, потом уже, получил бы по кумполу.

— Ну что вы на бедного юношу напали? — проворковала Тастэния, подходя к красному как рак Жересту. — Как будто у вас все сразу получалось.

— Не все и не сразу, — хмыкнула Аранта. — Но и не так долго.

— Да ну их! — ласково улыбнулась рыжему принцесса. — Пойдем, я тебе покажу свою коллекцию пленных… Или, если хочешь, попытаем одного мелкого беса. Надеюсь, он еще жив после вчерашнего… Впрочем, если он и сдох, не беда. Я распоряжусь, и наши воины поймают нового.

Краска с лица Жереста сошла. Он с откровенным ужасом уставился на принцессу, которая ухватила его под руку и уже вознамерилась увести из зала.

— Гхм, — вмешался Тюрон. — Не советую выпускать его из виду… Ну если тебе, твое высочество, не дорог этот дворец.

— Да-да! — поспешно сказал принц. — Милая, не надо его вести никуда. Все же человек. Могут не так понять… Лучше вон там посидите, поговорите.

Тэлэвиарэль указал на диван, расположенный у стены.

Тастэния укоризненно взглянула на отца, но перечить не стала. Она направилась к указанному диванчику, уверенно таща под руку слабо упирающегося Жереста.

— Да! — вспомнил принц. — А что, предполагаемо, должно было случиться?

— Я хотел, чтобы вон те шарики, — Жерест указал на туманности боевых заклинаний под потолком, — покружились вокруг люстры.

— Кхр-р-р, — изрек принц и попытался сесть мимо своего стула.

Аррахат очень вовремя сделал движение ногой, подтолкнув стул к принцу, и только поэтому Тэлэвиарэль не опустился на копчик, или что там у него.

ГЛАВА 9

Переговоры были долгими. Я уже устал вникать в их суть. Поэтому полностью переключился на еду, которую нам подали. Не могу сказать, что она отличалась какими-то изысками, но была съедобной, и ее было много, что особенно важно, принимая во внимание габариты и аппетит Тартака.

Жерест, сидя на диванчике в обществе Тастэнии, попытался пройти все краски радуги. И не его вина, если ему какой-то цвет не дался. Судя по всему, он теперь будет знать о дроу больше всех нас вместе взятых.

Окончание переговоров застало нас, если честно, врасплох. Самими переговорами занимались только принц, Аррахат, тан Тюрон и присоединившийся к ним Раварэль. Гариэль очень внимательно вслушивалась в разговоры, но не вмешивалась, зная, что ее комментарии могут быть враждебно встречены представителями дроу. Тимон взвалил на свои плечи миссию охранителя Гариэль.

Тартак мирно клевал носом, умиротворенно сложив лапы на животе. Его палица стояла рядом, прислоненная к спинке стула. Морита и братья о чем-то шушукались, устав следить за хитросплетениями большой политики.

Ари, в обществе отряда бедуинов, надолго застряла у гобелена (во всяком случае, мне так показалось, что это гобелен), изображавшего атаку мобильного отряда вампиров на очень немобильную толпу человеческой стражи.

Сами понимаете, в таких случаях кровь и мясо в разные стороны, доспехи вскрыты не хуже консервных банок — короче, жуть. Отдельной фигурой на гобелене был изображен бледный священник, державший перед собой что-то типа креста. Перед ним застыл предводитель вампиров. Предводитель имел очень утомленный вид. Видимо, устал нападать на защищенного священным амулетом человека.

Ну что в этом гобелене могло так надолго задержать вампиров? Они что, обсуждают качество полотна? Или их интересует подбор красок?

Я приблизился и услышал страшные термины, которые отпускал Саррест. Оказывается, шло обсуждение боевых приемов, примененных вампирами, изображенными на гобелене. Саррест тыкал когтем в какую-то штуку в руке одного из вампиров и объяснял, что эта штука применяется только в бою на расстоянии, но ни в коем случае не при ближнем бое. Саррест сыпал терминами и названиями боевых приемов, а все остальные внимали ему.

Я поспешно дал задний ход. Не хватало еще выслушать от Сарреста лекцию по боевому искусству вампиров. Как будто мне Баграна Скитальца было мало. Багран Скиталец — это наш преподаватель по боевым искусствам. Страшный человек. Мне кажется, что он способен читать нам лекции даже в тот момент, когда его самого будут резать на части. Так вот, Саррест — полное подобие нашего Баграна, только в вампирской модификации.

— Я очень рад, что мы смогли найти общий язык, — ворвалось в мой слух громкое высказывание тана Тюрона. — Вот видите, насколько плодотворным может быть наше сотрудничество.

Тюрон встал и вежливо раскланялся с тоже уже поднявшимся принцем.

— Я нисколько в этом не сомневался, — приятно улыбаясь, заявил Тэлэвиарэль. — Иначе и разговор у нас был бы другой. Да и место разговора также имело бы иной интерьер. Отдельно я хотел бы высказать вам благодарность за этого рыженького мальчика. Редко кому удавалось отвлечь мою дочь дольше чем на четверть часа… Быть может, вы его оставите здесь? Я даже готов придать ему внешность нашего народа. Правда, рыжие волосы — это очень оригинально. Так и быть, оставим им естественный цвет.

— Нет-нет! Он нам самим очень нужен, — поспешно отозвался Тюрон.

— Гм? — неуверенно хмыкнул принц, взглянув на увлеченную беседой с Жерестом дочь.

— Нужен-нужен, — заверил его Аррахат. — Это ходячая катастрофа, но она им нужна.

Тэлэвиарэль задумчиво рассматривал остаточные эманации портала, в котором скрылась эта странная группа.

— Повелитель, я, конечно, уловил твою игру и поддержал ее, но я тебя не узнаю, — вкрадчиво сказал Раварэль.

— Мм? — оторвался от созерцания принц. — Я благодарен тебе за поддержку, мой друг. Но что же тебя удивило?

— Да все!

Раварэль собрался было продолжить, но был перебит самым бесцеремонным образом.

— Папа! — Перед принцем предстала Тастэния, оттолкнув Раварэля. — Обещай мне, что этот Жерест будет отдан в мое распоряжение!

— Но он же человек! — Брови Тэлэвиарэля поползли вверх от возмущения.

— Я заметила, — заверила его дочь. — Но это единственный недостаток, который я у него на данный момент обнаружила. Главное — он обладает несомненным достоинством. Он молчит, когда я что-то рассказываю, и слушает меня.

— А то, что у него при этом странно меняется цвет лица, — это ничего? — поинтересовался Раварэль.

— Мелочи! — высокомерно кинула через плечо Тастэния. — Лет пятьдесят, и он привыкнет.

— Но люди недолговечны, — осторожно напомнил принц.

— Папа! — с упреком отозвалась Тастэния. — Вспомни заклинание, которое мы применяем для того, чтобы пленник не умер раньше времени. Там есть одна компонента, заменив которую можно продлить жизнь человека.

— Хорошо, дочь моя, — вздохнув, согласился Тэлэ-виарэль. — Я услышал твою просьбу. А сейчас ты можешь идти… Да, не забудь свои одеяния!

Принц кивком указал на груду тряпок, которая так и покоилась у входа в зал.

— Принимая во внимание отношение твоей дочери ко мне, я должен очень заботиться о твоей жизни и твоем здоровье, — тихо сказал Раварэль, когда дверь за принцессой закрылась.

— Да, — не стал отрицать принц. — Она тебя, случись что, не пожалеет. У меня растет достойная дочь… Так что же тебя удивило?

— То, что ты с ними разговаривал, — отозвался Раварэль. — И это вместо того, чтобы уничтожить их всех. Ты их накормил, не подсыпав им в еду яда. Как это понимать?

— Именно как тонкую игру, — хмыкнул принц, усаживаясь на свой стул.

Впрочем, стул тут же потерял очертания, расплылся и преобразовался в широкое кресло. В нем-то и расположился со всеми удобствами Тэлэвиарэль, поставив на широкий подлокотник бокал с темным вином, вызванный щелчком пальцев.

— Конечно, уничтожить их было бы трудно, — продолжил принц. — Трудно, но вполне возможно. Тем более что тот рыжий мальчишка чуть было не сделал сам всю работу… Это же надо! Попытаться играть мощнейшими боевыми заклятиями. Заставить их вращаться вокруг люстры!

— Ну так ты бы не стал ему мешать, — вкрадчиво предложил Раварэль.

— Да? — Бровь Тэлэвиарэля иронично подпрыгнула вверх. — Уничтожены были бы все. Если я говорю «все», то это и означает — все. Ну ты-то ладно. А вот мою дочь мне приходится беречь. Пока беречь. Я достаточно ясно высказался?

Дюк нервно дернулся.

— Вот-вот, — удовлетворенно кивнул принц. — Но это не единственная причина. С этим драконом, который Тюрон, можно справиться. Всего лишь алый. Маг он, конечно, неплохой. Я бы даже сказал, сильный маг. Но против мощи Хаоса он — ничто. Все остальные даже не стоят нашего внимания.

— Рыжий, осторожно напомнил Раварэль. — Это все из-за рыжего? Не хочешь ссориться с дочерью?

— Это дополнительный фактор, — отглотнув вина из бокала, согласился Тэлэвиарэль. — Ты упустил из виду, мой друг, основное. Там был еще один дракон.

— Необученный, — скривился Раварэль.

— Именно! — подхватился с кресла принц и возбужденно заходил по залу. — Именно! И это не просто дракон. Это серебряный дракон. И это не просто серебряный дракон, а дракон, который способен воспринимать магию Хаоса!

— Что?! — Раварэль застыл в прострации, изумленно взирая на Тэлэвиарэля.

— Именно то, что я сказал! Ты помнишь условия владычества над мирами? — остановился перед дюком принц.

— Но там речь идет о темном драконе… — наконец прорезался голос у Раварэля.

— А мальчик еще совсем не обучен, — тонко улыбнулся Тэлэвиарэль.

— Выпускной курс? Путь Света? — с сомнением в голосе перечислил дюк.

— Фокусы, — пренебрежительно отмахнулся принц. — А сторону никогда не поздно поменять. Мы ему откроем такие возможности, что он пойдет за нами куда угодно. Но мирами править буду я! Дракон будет цепным псом, который будет поддерживать наше могушество… Только это надо сделать тонко! Очень тонко!

— Так вот в чем дело. — Глаза Раварэля восторженно взирали на повелителя. — Я сделаю все! Все, что ты прикажешь.

— Да куда ж ты денешься? — хмыкнул принц, снова устраиваясь в кресле. — Но если испортишь мне игру, я тебя брошу Хаосу. Не обессудь.

— Ох, и скользкий же тип, — восхищенно покрутил головой Аррахат.

Он стоял рядом с Тюроном и мной, мы все любовались прекрасной картиной ночного Волтумерса. Ассар застыла точно над вершиной этой изумительной горы. Голубой свет звезды заливал все вокруг, превращая дома и сады Нарадуна в нереальной красоты загадочные пейзажи.

— Не поверишь, но мне даже доставило удовольствие общение с этим Тэлэвиарэлем, — продолжил тем временем Аррахат.

— Дроу коварны и подлы, — заметила Гариэль, подойдя к нам. — Излюбленный их прием — подсыпать в еду яда, от которого не существует противоядия, и наблюдать, как их жертва умирает в страшных мучениях.

— Я знаю об этом, — кивнул Тюрон. — Я проверял подаваемую еду. Будь хоть малейшее подозрение, я бы сразу всем запретил ее есть.

— Этому запретишь, — невольно вырвалось у меня при взгляде на тихо похрапывающего Тартака.

— А на них большинство ядов не действует, даже тех, что создают дроу, — ухмыльнулся Аррахат. — Я собственными глазами видел, как один из троллей с большим аппетитом схрумкал скальную гадюку сразу после того, как она его укусила. А последствий укуса — никаких! Тот тролль еще долго потом по горам за горным бараном гонялся.

— Не отвлекаемся! — строго сказал Тюрон. — Теперь я хотел бы услышать, кто что заметил. Начнем с Жереста.

— А? — тревожно вскинулся наш рыжий.

— Что ты заметил интересного во время переговоров? — благосклонно обратился к нему Тюрон.

— Ну… — замялся Жерест.

— А ему некогда было что-то замечать, — весело заявил Тимон. — Принцесса была такой заметной, что заметить что-то еще было мудрено.

— Нет! — запротестовал Жерест. — Она умная и симпатичная. Только очень жестокая. Поэтому восхищаться ее умом и наслаждаться ее красотой лучше на расстоянии. Причем чем больше расстояние, тем больше она кажется умной и красивой. И не дай вам Единый ее перебить!

— То-то ты молчал как рыба об лед, — хмыкнул Ха-рос. — А я то удивлялся.

— Рыба об лед бьется, а не молчит, — поправил его брат. — Но я тоже был удивлен. Хорошее средство. Надо будет пригласить ее в нашу группу…

— Чтобы она нас в первую же ночь всех перерезала? — вмешалась Аранта. — Нет уж! Хватит и меня. Я хоть знаю, с кого начинать.

Ари свирепо взглянула на Фулоса.

— А что я? — даже попятился тот. — Я же не знал, что это твой любимый кинжал.

— Я что-то пропустил? — осведомился я, наблюдая, как Ари делает недвусмысленные жесты, объясняя Фулосу, что его ожидает.

Судя по жестам, будущее Фулоса будет кратким и крайне мучительным. Оставалось надеяться, что Аранта как добрая девушка сделает не все из обещанного.

— Он моим кинжалом открывал бутыль с вином, — сердито сообщила мне Аранта. — В результате кромка испорчена, кончик погнут, а метать его невозможно!

— Не отвлекаемся! — хлопнул в ладоши Тюрон.

— А я все же хотел бы уяснить себе причину, по которой дроу были так с вами милы, — задумчиво произнес Тулин ас Тулин. — В наших сказаниях они именуются ифрейтами. И даже по сказаниям они невероятно жестоки и безжалостны к людям.

— Ну быть может, потому что мы не люди? — заинтересованно взглянул на мага Аррахат.

— Для них это не имеет значения, — отрицательно мотнул головой Тулин.

— А мне не нравятся взгляды, которые этот принц бросал на Колина, — добавила Гариэль.

— Ага! Так, значит, ты тоже заметила? — повернулся к ней Тюрон. — А я уж было подумал, что это паранойя.

— Я тоже заметила эти взгляды, — присоединилась Морита. — И еще у меня было противное ощущение, что в меня целятся со всех сторон.

— Вот-вот! — согласился Тюрон. — Эти взгляды принца не к добру.

— Подумаешь! — пожала плечиками Аранта. — Вот если бы это была Тастэния, тогда — да. Но для этого случая у меня есть один укольчик. Никто ничего бы не заметил, а принцесса через месяц окочурилась бы.

— Не вздумай! — строго предупредил Аранту Тюрон. — И всем держать ушки на макушке!.. Тартак, спишь?

— С вами поспишь, — недовольно пробурчал тролль. — Кстати, Аррахат! Скальные гадюки — это наше любимое лакомство. А за дроу не беспокойтесь! Они тоже смертны. Во всяком случае, если ими займемся мы.

— Так что это за разговор о взглядах? — напомнил я. — Я, вобшем-то, тоже их заметил. Это что, еще один любитель кровушки моей напиться? Вот ведь, учишь их, учишь…

— Нет, — отозвалась Гариэль. — Они такими делами не занимаются.

— Много ты знаешь, — презрительно фыркнул Жерест. — Вот послушала бы с мое! И как мне теперь в ближайшие ночи заснуть?

— Клин клином вышибают, — сердито сказал я. — Попроси кого нибудь из вампиров поделиться своими байками. Кому еще, как не Гариэль, знать о дроу? Наверняка ведь парочку-другую томов об этом народце прочитала в своей библиотеке.

— У нас очень скудные данные о дроу, — смущенно сказала Гариэль. — Я так понимаю, что будь воля наших правителей, так нам и вовсе было бы велено забыть о нашем родстве. Но то, что они не используют кровь драконов в своих заклинаниях, это точно. Магия Хаоса не приемлет такого. А Хаос — это основа всех заклинаний дроу.

— Тогда что? — вопросительно поднял брови Тулин.

— Не знаю, — пожала плечами Гариэль. — Но чем-то Колин их интересует. Только этим можно объяснить, что мы все живы и никто не пытался нас убить.

— Ну насчет «не пытался» я бы поспорил, — упрямо буркнул Жерест. — Меня так точно пытались заговорить кошмарами насмерть.

— А мне показалось, что ты этой принцессе очень понравился, — мурлыкнула Аранта.

— Хватит об этом! — прихлопнул ладонью по перилам Тюрон. — Завтра у нас с ними встреча. Как сказал принц, для координации действий. Пойду я и уважаемый Аррахат. Неплохо было бы, что-бы нас сопровождал один из твоих бойцов. Саррест, к примеру.

— А мы? — возмущенно спросил я.

— А вы будете сидеть здесь и ждать нашего возвращения. Мы попробуем разузнать, что за интерес к Колину… Да! Чтобы вам не было скучно, повторите материал по структурированию огненных заклинаний третьего порядка. Только на полигон выйдите, от греха подальше! Уважаемый Тулин ас Тулин только-только отстроился после ваших упражнений по точечному поражению.

— Так этих мух было очень много, — смущенно сообщил Тартак. — Это сколько фаеров надо было бы на всех? А так одним пульсаром всех и накрыло.

— И половину стены вдобавок, — кивнул Тюрон. — Я сказал: на полигон! И нечего просить Колина. Он-то как раз этими заклинаниями хорошо владеет. Вы сами добивайтесь, своими силами. Вот, кстати, Тартак и Аранта уже вышли на нужный уровень. А Морита еще не может.

— Так ведь мы тем более не можем, — проныл Же-рест. — У нас пятый уровень.

— Теорию вы знать обязаны, — отрезал тан Тюрон. — И, насколько я помню, в билетах на выпускных экзаменах этот вопрос значится… Дискуссия закончена! А теперь всем спать! Завтра будет насыщенный день.

ГЛАВА 10

— Последние новости о кара-шроте, мой повелитель, да продлит твои дни Шаршуд в милости своей, — проблеял придворный, просунув голову в приоткрытую створку двери.

— Последние? — удивленно поднял брови Хев-лат. — Это что, мне больше новостей сообщать не будут? Я ведь могу и рассердиться.

— Последние на этот час, мой повелитель, — торопливо сказал Гашага, проходя в залу. — Самые свежие новости конечно же ты будешь знать, как только они появятся.

— Вот это другое дело! — удовлетворенно буркнул Хевлат, устраиваясь на горе подушек. — А то ишь моду взяли держать меня в неведении! Этак и связь с моим народом потерять недолго. А чему нас в таком случае учит история? А ничему хорошему она нас не учит. Вот я этого негодяя сейчас палачу отдам…

— Ну зачем же, Пресветлый, да продлит твои дни Шаршуд?

— А чтобы слова в следующий раз подбирал.

— Это без головы-то?

Хевлат задумчиво свел брови к переносице.

— М-да, — наконец изрек он. — Без головы слова подобрать трудно… Так что за новости?

— Наши гости определили, кто стрелял в кара-шрота, — попытался браво выпрямиться Гашага.

— Вот! — печально вздохнул Хевлат. — Гости определили. А мои шаршуры только жрать в три глотки способны. Да земли выпрашивать… Так кто стрелял-то?

— Ифрейты, Пресветлый.

Владыка резко выпрямился на своем гнезде.

— Ты сказал… — Хевлат наклонился к Гашаге, внимательно всматриваясь в его глаза, — или мне показалось?

— Ифрейты, — уже не так уверенно повторил ректор.

— А кто меня уверял, что они водятся только в сказаниях? — тихо спросил Хевлат.

— Не я, — быстренько открестился Гашага.

— Ну это я еще выясню, — пообещал Владыка голосом, от которого Гашагу бросило в дрожь. — Так откуда на моих землях появились ифрейты? Почему они — без ведома законного правителя, замечу, — отстреливают кара-шротов, которые также появились на моих землях без моего разрешения? И зачем в таком случае я кормлю целую ораву магов и содержу академию, где обучают еще одну ораву студентов? В то время как на все вопросы находит ответ какой-то десяток гостей. Для чего я держу такую толпу дармоедов? Ответь мне, ректор!

Гашага затравленно огляделся, ожидая, что сейчас рядом с ним появится любимый палач Пресветлого. Но Владыка остыл так же внезапно, как вспылил.

— Что еще? — как-то даже буднично спросил он.

— Драконы наладили с ними контакт, — четко доложил Гашага. — Сейчас идет процесс переговоров.

— Кто-то из моих людей участвует?

— Кер ас Кер и Тулин ас Тулин.

— Я должен знать все подробности, — непререкаемым тоном заявил Хевлат. — И если я говорю все, то это означает — все! Вплоть до интонаций, выражений лиц, скрытых мыслей. Я ясно выразился?

— Абсолютно, Пресветлый, да пребудет с…

— Оставь! — досадливо отмахнулся Хевлат. — Смотри, ректор! Я на тебя надеюсь.

Полигону у нарадунской академии, конечно, далеко до нашего. Да и то сказать, сильных магов тут мало. А если точнее, так и нет их тут вовсе. Но все же полигон есть и на нем какие-то заклинания испытывают. А что, достаточно уютный кусочек пустыни.

Наш пятый уровень в полном составе устроился в тени огромного валуна и приготовился наблюдать бесплатный спектакль.

На солнцепеке торчал Тартак, безнадежно взирающий на противоположную сторону площадки. За ним так же неприкаянно стояли Аранта и Морита. Я заметил, что они все время стараются встать так, чтобы находиться в тени Тартака.

А мне в чью тень прикажете прятаться? Ну не Гариэль же! Пришлось врубить «прохладный ветерок» на полную мощь. Хоть и не очень, но полегчало.

— Колин, отодвинься чуть левее, — донеслось от камня. — Чтобы и на нас дуло.

— Обойдетесь! — огрызнулся я. — Лучше вон теорию учите!

Гариэль спокойно стояла на солнцепеке, как будто ее жара не мучила.

— Тартак! — звонко сказала она. — Повтори, какие заклинания огня третьего уровня ты знаешь?

Тартак тяжело вздохнул и мученически закатил глаза.

— Это… ну «огненный столб» и…

— И что? — нетерпеливо поторопил его я.

— Не сбивай! — пробасил тролль. — Я и сам собьюсь, без твоей помощи… это… «огненная лента», вот!

— И все? — прищурилась Гариэль.

— А что еше? — удивленно взглянул на нее Тартак.

— Ай-ай-ай! — укоризненно покачала головой эльфа. — А «огненный кокон»?

— Да на кой он нужен?! — возмущенно спросил Тартак.

— А вот для того, чтобы тебя не смогли достать «столбом» и «лентой», — пояснил я.

— Ну да! Тебе легко говорить, — насупился Тартак. — Тебе что то, что другое — как мне пчел из улья выкуривать. Семечки.

— Не отвлекайся! — потребовала Гариэль. — Вон на той стороне цель. Возведи на ее месте «огненный столб»!

— Он сейчас на ее месте «ядерный гриб» возведет, — донесся комментарий от камня.

Ну ясно! Это Тимон. Он уже пересмотрел все фильмы, что были в фильмотеке брата.

— А по кумполу? — мягко поинтересовался Тартак, подхватывая свою палицу.

— Тартак! — сердито потребовала Гариэль. — Поставь свою палицу на место и делай то, что я сказала. Если ты забыл, то напомню: меня и Колина тан Тюрон оставил за старших. И он проверит, когда прибудет с переговоров, что вы сделали за этот день. Я ясно выразилась?

Тартак тяжело вздохнул и обратил свой взор на цель. Набычился, резко выпрямил правую руку в сторону цели и рявкнул ключевое слово. Некоторое время ничего не происходило, только эхо гуляло среди скал. Потом здоровенная каменюка неожиданно рухнула на цель, превращая ее в пыль.

— Как-то это мало похоже на столб, тем более на огненный, — задумчиво сказал я, рассматривая созданную трудами Тартака композицию.

— Главное — цель поражена! — поучительно пробасил тролль.

— Главное — будешь тренироваться, пока не выполнишь упражнение, — невозмутимо отозвалась Гариэль, жестом убирая камень и устанавливая новую мишень.

— Гы! — раздалось с места зрителей.

— А вы будете убирать камни и устанавливать мишени, как это сделала я! — немедленно распорядилась Гариэль, среагировав на смешок.

— Ну, мальчики, готовьтесь, — многообещающе потер ладони Тартак. — Я то уже привык к солнышку, а вот вам придется попотеть. Причем буквально.

— Давай «ленту»! — обратился я к Аранте.

Ари вышла к линии и сосредоточенно начала готовиться. Но видно было, что это у нее не очень-то получается.

— Колин! Ну не могу я так! — взмолилась она. — Вот так просто стоять и творить заклинание.

— А как тебе это еще делать? — удивился я.

— А вот так!

Ари отскочила на несколько шагов назад и резко развернулась. Прыгнула вперед, кувырок — и из ее ладони вырвалась струя пламени, смахнув мишень, установленную на одном из камней.

Дружные аплодисменты из тени. Потом дружный стон, когда на место мишени Тартака рухнула очередная глыба камня.

— В бою нам же не дадут сосредоточиться и спокойно сотворить заклинание, — улыбнулась мне Аранта.

Я взглянул на Гариэль. Она что-то тихо объясняла Морите, жестами иллюстрируя свои доводы.

— Зачет! — громко сказал я.

За что получил звонкий чмок в щеку и сдавленные смешки из тени.

— Ну это было не совсем по правилам, — отвлеклась Гариэль.

— «Дента» была, мишень поражена, — не согласился я. — Более того, Ари даже усложнила задачу.

— Жаль, что эта «лента» действует только на небольшом расстоянии, — вздохнула Аранта.

— Теперь «столб пламени», — скомандовал я.

Аранта проказливо улыбнулась, крутнулась на месте и… на мишени Тартака вознесся вверх огненный язык.

— Эй! — озадаченно высказался тролль. — Я же еще не все камни сбросил.

— Зачет!!! — дружно завопили из тени. — Обоим зачет!

— Что тут у вас происходит?

В проходе стоял Тулин ас Тулин, рассматривая нашу группу.

— Работа над заклинаниями огня третьего уровня, — отрапортовала Гариэль.

Тулин подошел к Тартаку и вопросительно обернулся к Гариэль:

— Но, насколько я помню, уважаемый сатхар Тартак имеет всего лишь четвертый уровень Дара. Так же, как и прекрасные сарумэ Аранта и Морита.

— Да, — согласилась эльфийка. — Но у нас есть комплекс занятий и тренировок, который может повысить уровень Дара. Как правило, после выпуска из Школы маг имеет уровень более высокий, чем до поступления на учебу. Тартак, Аранта и Морита уже вышли на уровень выше четвертого.

— Очень интересно! — с чувством высказался Тулин. — Надо же! Вы у нас проучились год, а я такое узнал только сейчас. Быть может, я наведаюсь в ваш мир и возьму этот комплекс. Он может помочь и нашим магам… А в отношении защитных построений он тоже помогает?

— Конечно! — убежденно заявил Тартак. — Уровень то выше!

В подтверждение своих слов тролль обернулся к мишеням и эффектно обрушил «столб огня» на каменный осколок, уже закопченный предыдущим заклинанием Аранты.

— Так это ты специально камни бросал? — возмущенно осведомился Фулос.

— Гонял нас по солнцепеку, — присоединился к нему Харос. — Как это называется? — Это называется — нечего в тени прохлаждаться, когда другие работают, — невозмутимо отозвался Тартак.

— А еще другом назывался, — с горечью воскликнул Жерест.

— Вот когда ты сможешь делать то же, что и я, я буду тебе камни таскать и мишени ставить, — опрометчиво пообещал Тартак.

— Ах, так! — завопил Жерест. — Вот тебе!

Он бешено закрутил ладонями, что-то невнятно выкрикнул и обернулся в сторону мишеней. Из его ладони выпорхнуло багряное облачко, взвилось вверх и рухнуло на своего создателя.

У меня на мгновение возникло впечатление, что на Жереста прыснули из бутылки для разжигания огня. Во всяком случае, было очень похоже.

— Ай-ай-ай! — взвизгнул рыжий. — Помогите!

Надо отдать должное Тулину и Гариэль. Они, в отличие от меня, не растерялись. От жеста Тулина Жереста окутало голубое облако защитного экрана, отсекающее от него огонь. И тут же сверху обрушился целый водопад, созданный Гариэль.

Сдавленный писк Жереста, ввысь шибанул столб пара. Мы, затаив дыхание, ждали, пока рассеется туман, окутавший нашего рыжего.

Рассеялся. Жерест, невредимый, но в обгоревших лохмотьях, от души чихнул и, зло посмотрев на Тартака, выпалил:

— Теперь сам себе мишени ставь! А я пошел домой. Видишь? Я теперь весь раненный и почти обгорелый.

Тэлэвиарэль, стараясь скрыть досаду, широко улыбнулся гостям:

— Что же это вы всего втроем?

— Ну для координации больше и не нужно, — блеснул ответной улыбкой Аррахат.

— Почему? — удивленно приподнял брови принц. — Вы же сами сказали, что это студиозы и они учатся. Вот и поучились бы, как проводятся советы по координации. Тем более что моя дочь мне все уши прожужжала о том рыженьком человечке. Он ей чем-то очень понравился. Как там его звали?

— Жерест, — отозвался Тюрон. — Если уж так он понравился, то мы его прихватим в следующий раз.

— Прихватывайте всех! — широко развел руки принц. — Повторюсь, но это будет для студиозов очень познавательно и полезно.

Он поднялся со стула, на котором восседал, и прошелся по залу.

— Вы вовремя нанесли визит. Сейчас у нас время обеда. Так что мы потрапезничаем, а потом приступим к делу. Как раз и дюк Раварэль подойдет. Я его отправил в дальние пещеры с заданием. Что-то он задерживается.

— Ничего-ничего! — вежливо отозвался Аррахат. — Мы не торопимся.

Переговоры шли не так, как хотел их провести Тэлэвиарэль. Он с неудовольствием вынужден был признать, что недооценил своих оппонентов. Если при первой встрече они казались слегка растерянными и невнимательными, то на этот раз успели подготовиться. Янтарные глаза дракона и черные с алыми отблесками вампира внимательно следили за выражением лица принца, отлавливая любые, даже самые мельчайшие его изменения.

Третий участник их группы маячил за спинами, прикрывая их с тыла. Его Тэлэвиарэль вынужден был признать хорошим бойцом. Это было видно по всем повадкам и по обманчиво расслабленной стойке. А уж сколько оружия скрывалось в его одеяниях, можно было только предполагать. Наверняка немало.

Раварэль, к досаде принца, особо себя не проявлял. Он несколько устал с дороги и проголодался. Поэтому дюк основное внимание уделял поглощению пищи.

— …Отсюда мы можем сделать вывод, — говорил тем временем Тюрон, — что появление демонических сил в этом мире отнюдь не случайно. Что-то, вернее кто-то дал им толчок и помог прорвать барьер.

— Скорее всего, это кто-то из высших демонов, — добавил Аррахат.

— Сомнительно, — покачал головой, не соглашаясь, Тэлэвиарэль. — Я склонен думать, что барьер истончили своим глупыми действиями людишки и эльфы поселившиеся наверху.

— И чем же, позвольте спросить? — нахмурился Тюрон.

— Своей магией, естественно, — снисходительно хмыкнул принц. — Они столько всего в нее намешали, что это не могло не сказаться на общем фоне. А такая смесь как лакомство для сил Хаоса… Но я все же не могу понять, почему сюда отправили всего двух драконов? И один из них к тому же не обучен. Вот уж чего я от народа драконов не ожидал.

— Если отправили, значит, так надо было, — со значением проговорил тан Тюрон. — Значит, есть резон в таких действиях.

— Конечно-конечно! — поспешно согласился Тэлэвиарэль. — Так как мы с вами решим?

— При появлении кара-шрота мы собираемся и объясняем ему, что он не туда попал, — хмыкнул Аррахат. — Что тут еще решать?

— Нет. Так неправильно, — покачал головой Тэлэвиарэль. — Надо постоянно держать связь и проводить консультации, координировать наши действия. Раз уж мы, волей случая, стали союзниками. И я все же хотел бы, чтобы ваши студиозы присутствовали при этом. Почему-то они мне симпатичны. Да вот хотя бы этот ваш рыженький…

— Жерест, — напомнил Тюрон.

— Да-да!

Лирическое отступление

Лекция Тулина ас Тулина

об огненном защитном коконе

— Я не хотел бы начинать лекцию в отсутствии Жереста… Ага! Вот и он. Присаживайтесь!

Кто-то пренебрегает защитными заклинаниями…

Да-да! Я имею в виду тебя, Тартак. Да и остальные не придают им такого уж большого значения. А зря! Не все имеют такую защитную броню, как Колин. Но и ему требуется некоторое время на преобразование. А время порой бывает ох как дорого!

К тому же, замечу вам, «огненный защитный кокон» можно подвесить на заклинания мгновенного ответа.

…Жерест, ты уверен, что все затушил? Что-то над тобой дымок вьется… Да не надо так паниковать! Я уже рассмотрел, что это такое. Иллюзия. А вот кто ее подвесил?.. Нет-нет! Не надо страшно мстить! Этого мы можем и не пережить…

Так о чем это я?.. Ах да! Об «огненном коконе».

Да будет вам известно, что заклинания огня имеют нечто общее с магией Хаоса…

Я сказал нечто общее, а не «одна хрень», Харос!

…Нет, я не могу сказать, что именно общее, Гариэль. Но ясно, что есть некоторое родство между огнем и Хаосом.

Так вот, «огненный кокон» создает пространство, в котором огонь бессилен. Я усовершенствовал стандартное заклинание. В моем «коконе» не чувствуется даже жара от пламени. Я сейчас работаю над тем, чтобы в «коконе» можно было даже передвигаться.

Запишем формулу заклинания. Обращаю ваше внимание на обозначения охлаждающих силовых линий! Это новое слово в огненных заклинаниях!

ГЛАВА 11

Тан Тюрон моршил лоб в раздумьях. Аррахат весело скалился, сидя в уютном шезлонге на террасе домика Тулина.

— Я пытаюсь понять, в чем подвох, — с досадой пояснил мне Тюрон.

— А этот принц и есть самый большой подвох, — еще шире улыбнулся вампир.

— Это тоже, — кивнул Тюрон. — Но есть еще что-то, чего мы не учитываем. Мои знания о дроу, конечно, не такие обширные, как у Гариэль, но все же достаточные.

— Да ладно? — поднял бровь Аррахат. — Мне почему-то казалось, что никто о них не знает многого. Ан нет! Оказывается, есть к кому идти за советом. Если что-то хочешь знать о дроу, иди прямиком к тану Тюрону.

— Перестань! — благодушно отмахнулся Тюрон. — Уж что-что, а то, что дроу крайне неохотно идут на сотрудничество и признают лишь один вид контактов со всеми остальными — в пыточной камере, всем известно.

— Быть может, этот принц исключение, — предположил Аррахат. — У всех народов бывают уроды. Почему у дроу их не может быть?

— Нет, — отрицательно мотнул головой Тюрон. — Он самый что ни на есть типичный дроу. И он что-то замыслил.

— Так что, мы будем участвовать в координации действий? — спросил я.

Тан Тюрон не успел ответить. На веранду вышел ректор местной академии Гашага ас Турохт.

— Ах вот вы где, — заулыбался ректор. — То-то я думаю, кто это в столь поздний час на веранде разговаривает?

— А кто это в столь поздний час по чужим верандам шляется? — пробурчал невидимый в темноте Тартак.

— Я по делу, — пояснил Гашага, обернувшись в сторону голоса.

— Еще не хватало, чтобы ты не по делу приперся, — сердито заметила Аранта.

— Чего это вы такие злые? — удивился тан Тюрон.

— Видимо, мы что-то пропустили, — задумчиво высказался Аррахат, потирая подбородок.

— Да ничего особого. — В круг света от слабенького светильника вошел Фулос. — Просто нам Кер рассказал, как его во время нашего отсутствия тут клевали.

— И чуть было не заклевали, — подтвердил Харос.

— Но я же пояснял… — запротестовал Гашага.

— Ты это палачу Хевлата поясни, да пребудет с ними милость Куктуна, причем с обоими, — сердито прервал его Тартак. — Неудивительно, что Кер теперь дергается от каждого шороха.

— Ладно-ладно! — успокоил всех Аррахат. — Сочтем это издержками местной системы. Тем более что в вашей компании Кер ас Кер быстро вернет себе утраченные чувства, если не потеряет при этом голову. Я почему-то в этом уверен.

— Какое дело к нам у тебя, Гашага? — поинтересовался Тюрон.

— Вы же знаете, что я человек подневольный, — печально поник головой ректор.

— Да? — иронично поднял брови Аррахат.

Я заметил, что на веранде стало несколько светлее.

— Насчет человека я еще, быть может, соглашусь… хотя маг уже не совсем человек, — хмыкнул вампир, — а вот насчет подневольного — это ты уже приукрасил. А?

— Просто вы не знаете местную специфику, — вздохнул ректор. — Как бы сильно я ни был защищен, меч палача перебьет мою защиту. На этот меч еще в незапамятные времена были наложены мощнейшие чары. Палач, имея меч при себе, может делать что угодно, не обращая внимания на силу мага. А нынешний палач отличается слишком уж большим рвением в своем деле.

— Ну в вашем мире маги не обладают такой уж запредельной силой, — кивнул Тюрон. — Даже сильнейшие (такие, как ты или Тулин) не выходят за пределы второго уровня Дара. О Салтуке я не говорю. Он, по-моему, редчайшее исключение из правил. Но сможет ли этот меч перебить силу мага вне уровней?

— Не знаю, — честно признался Гашага. — Как-то не было случая попробовать…

— Так, — вмешался я. — По какому делу ты к нам пришел? Что-то случилось?

— Владыка, да пребудет с ним милость Шаршуда, желает непременно быть в курсе всех дел и переговоров, — не стал спорить Гашага. — Это означает, что вы должны брать с собой на переговоры Кера ас Кера или Тулина ас Тулина. А они будут докладывать все мне. Ну а я уже буду доводить все до сведения Владыки.

— Я вспоминаю такую детскую игру, — хмыкнул я. — Называется «Испорченный телефон». Очень увлекательная игра!

— Что это такое «телефон»? — заинтересовался ректор. — И почему он должен быть испорченным?

— Не важно! — поторопился Тюрон, метнув на меня недовольный взгляд. — Зачем Владыке знать о подробностях переговоров? Разве его не интересует только конечный результат?

— Его, да продлит Шаршуд его дни, интересует все, — с готовностью пояснил Гашага. — Вы же понимаете, Владыка должен знать все, дабы успешно руководить народом и предотвратить смуту. Во всяком случае, он должен знать важнейшие моменты.

— Вот видишь? — обратился Аррахат к Тюрону. — Волей-неволей, а состав переговорной группы мы вынуждены будем расширить. Почему бы тогда не расширить ее и на твоих студиозов? Подучатся, да и все время будут на глазах.

— М-да, — задумчиво кивнул Тюрон. — Но меня беспокоит Жерест… Где он, кстати?

— Да тут он, дрыхнет, — хохотнул Тартак.

Я услышал недовольный сонный возглас Жереста.

— Вернее, меня беспокоит интерес, который к нему проявляет принцесса дроу, — поправился Тюрон.

— Жерест и так не очень-то может держать свои изыски в магии при себе, но в присутствии принцессы совсем уже теряет голову. Это же надо было придумать — заставить охранные заклинания вращаться вокруг люстры!

— Мне стало не по себе, когда я поняла, что он собирался сделать, — согласилась с преподавателем Гариэль.

— Но все же обошлось, — трезво заметил Тартак.

— На этот раз — да, — кивнул Тюрон. — Но ты сможешь гарантировать, что так же успешно все обойдется и в следующий?

— Наверное, придется взять эту принцессу под свою опеку, — притворно тяжело вздохнула Аранта. — Уж я не позволю этой лягушке нашего Жерестика охмурять.

— Вот и решение проблемы, — весело заметил Аррахат. — Уж я свою правнучку знаю!

— Тогда всем спать! — распорядился Тюрон. — Завтра мы снова отправляемся на координацию.

— Только у меня есть небольшая просьба, — нерешительно попросил Гашага. — По возможности берите с собой Кера ас Кера. Тулин ас Тулин пусть уже остается здесь. У нас сильных и опытных магов не так-то и много. К тому же Тулин ас Тулин непревзойденный мастер вколачивать в тупые головы наших студентов прописные истины.

ГЛАВА 12

Заклинания Хаоса обрушились на нас, едва мы появились из портала. Конечно же ни у кого из нас не был инициирован «мгновенный ответ». Просто портал снимает любые наложенные на себя заклинания. Я собирался подвесить это заклинание сразу после выхода из телепорта. Но это требует некоторого времени, а вот его нам и не дали.

Долбануло так, что я даже на некоторое время потерял сознание. Будь я в ипостаси дракона, то, быть может, эти заклинания и не смогли бы оказать такого сокрушительного действия. Эх! И почему такие умные мысли приходят после, а не до?

Я медленно открыл глаза и увидел перед собой светящийся багровым светом массивный камень. Некоторое время я бездумно созерцал его, постепенно осознавая, что я совершенно пуст. Ну в смысле, что мой магический резерв пуст, конечно. Я не мог применить ни малейшей магии. Отвратительное состояние. Маги меня поймут. Не магам поясняю: это примерно так — хочешь побежать, а оказывается, что ног-то и нет.

— Так-так-так! — услышал я голос.

В его звучании сквозило и торжество, и насмешка, и холодное презрение.

— Молодой дракон пришел в себя. Очень хорошо!

Я перевернулся на спину. Руки холодил металл кандалов, которыми меня успели сковать, когда я находился без сознания. Так же скованными оказались и ноги. Более того, на животе было металлическое кольцо, цепь от которого тянулась к массивному кольцу, вделанному в каменную стену. Серьезно меня отоварили!

— Не волнуйся!

Принц Тэлэвиарэль расслабленно расположился в кресле, прищуренными глазами наблюдая затем, как я извиваюсь на полу, потом перевел взгляд на бокал, который держал в руке.

— Я знаю, какие чувства тебя сейчас обуревают, — благостно сообщил он мне, любуясь переливами золотистой жидкости в бокале.

— Вряд ли, — прохрипел я. — Освободи меня, и мы сможем сравнить твои знания с реальностью.

— Хо-хо! — Тэлэвиарэль сделал небольшой глоток из бокала. — Хорохоримся? Неплохо, неплохо. Обрати внимание на этот симпатичный камешек!

Принц указал пальцем на багровый камень.

— Что тебе подсказывают твои чувства? — поинтересовался он. — Тут нет твоего наставника, поэтому я буду задавать тебе вопросы.

— Ты правильно заметил. Тут нет моего наставника, а на вопросы всяких других, левых, я отвечать не намерен.

— Очень зря! — укоризненно покачал головой принц. — Дело в том, что и твой наставник, и твои друзья находятся в соседних казематах. И только от тебя зависит, как они там будут себя чувствовать. Если ты станешь мне хамить или отказывать мне в моих желаниях, то они будут себя очень плохо Чувствовать. Ты уж мне поверь… Итак, я задал вопрос: что это за камень?

— Нейтрализатор магии, — буркнул я.

— Вот это другое дело! — одобрительно кивнул принц. — Ты только что сохранил жизнь этой дрянной эльфийке. Правда, я не уверен, что это во благо для нее. Как ты понимаешь, при наличии этого нейтрализатора ты беспомощен, как котенок. И я могу сотворить с тобой все, что мне заблагорассудится.

Принц сделал паузу, всматриваясь в мое лицо. Не могу сказать, что на нем было благожелательное выражение.

— Но я не настолько жесток, — продолжил принц. — Более того, я желаю тебе добра.

— Да уж! Я им не обделен, — хмыкнул я, позвенев цепью.

— О! — отмахнулся Тэлэвиарэль. — Это элементарные меры предосторожности. Я уверен, что через некоторое время мы сможем избавиться от некоторых ограничивающих твои движения элементов.

— Уж я не премину, — пообещал я.

Тэлэвиарэль замолчал, подозрительно поглядывая на меня.

— Ты не забывай, что у меня находятся и твои товарищи, — решил все же напомнить он мне. — И я знаю, что вы, светлые, очень цените такое понятие, как дружба. И хотя я не понимаю, в чем смысл этой самой дружбы, я обязательно ее использую себе на благо… Да, кстати! Ты не будешь против, если я отдам рыженького своей дочери? Уж очень она на этом настаивает. Не беспокойся, сразу она его не убьет. А я позабочусь о том, чтобы он остался жив после того, как Тастэния утратит к нему интерес.

— Чего ты хочешь? — спросил я, облизав пересохшие губы.

— Вот это деловой разговор! — поощрительно улыбнулся принц. — Но для начала я хочу тебе обрисовать некоторые перспективы. Подумай над ними. Обещаю, что за это время с твоими друзьями ничего не случится. Правда, тролль и вампиры — хлопотные узники. Но мы постараемся их не умертвлять. Пока.

Тэлэвиарэль снова вонзил в меня взгляд своих ярко-оранжевых глаз.

— Что ты знаешь о темном пути? — спросил он.

— А что я о нем могу знать? — пожал я плечами. — Никогда по нему не ходил. Разве что догадываюсь, что там темно.

— Ну почему же? — усмехнулся Тэлэвиарэль.

— Иногда там очень даже светло. Это путь Хаоса. И я предлагаю тебе перейти на эту сторону.

— Но я же светлый? — Мне стало как-то не по себе от тона, которым мне было сделано предложение.

— Ну и что? — пожал плечами принц. — Свет не может существовать без Тьмы. Так же, как и Тьма не может существовать без Света. Поверь мне, перейти с одной стороны на другую достаточно легко. Тем более если я лично возьмусь провести тебя к цели. Ты останешься драконом. Да, ты останешься серебряным драконом! Но ты станешь драконом Хаоса. Великим Драконом Хаоса! Ты приобретешь невиданное могущество. Все народы будут склоняться перед тобой. И мы вместе придем к власти над этими мирами!

Я неверяще смотрел на преобразившегося дроу. Его глаза наполнились безумием. Он ничего не видел перед собой. Он видел что-то далекое и эфемерное. Лицо искажали жестокие судороги. Руки рефлекторно сжимались в кулаки и делали странные движения, как будто загребая что-то.

— А зачем? — осторожно поинтересовался я.

— Что «зачем»? — очнулся от мечтаний принц.

— Зачем мне власть над мирами и народами? — уточнил я. — Это такой геморрой, что и врагу не пожелаешь. Если ты хочешь захватить эту власть, то при чем тут я и мои друзья?

— Для того чтобы получить власть, нужен Дракон Хаоса, — жестко ответил Тэлэвиарэль. — И ты им станешь. А твои друзья послужат гарантией того, что ты сделаешь все, что я тебе скажу. Так и быть, я оставлю им жизнь. А после твоего перевоплощения тебе уже будет безразлична их судьба.

Принц поднялся из своего кресла, и оно с легким звоном растаяло. Тэлэвиарэль направился к низкой двери в другом конце камеры. На пороге он обернулся ко мне.

— Я не буду от тебя требовать ответа сейчас же. — Опять ироничная улыбка исказила его губы. — Ты можешь подумать. Время у тебя есть. Не очень много, конечно, но есть. Хорошенько подумай, серебряный! И когда будешь принимать решение, помни, что у тебя есть тут друзья. Пока есть. И если твое решение будет неправильным, их станет меньше.

Дверь со скрипом закрылась. Я услышал, как заскрежетал засов с той стороны. Ни фига себе! Маги, а засовы, как у Примитивных средневековых людей.

Я таращился в кромешную тьму, с тоской осознавая, что, кажется, картина Репина «Приплыли» пришла к своему логическому завершению.

Жерест почувствовал похлопывание по своим щекам и испуганно принял сидячее положение, оттолкнув руку склонившейся над ним девушки.

— Ну ты и прыткий! — с восхищением покрутила головой Тастэния. — Мне такие живчики нравятся.

— А живчикам нравится, когда они нравятся тебе? — осторожно спросил Жерест, оглядывая убранство комнаты, в которой он оказался.

— Пока еще ни один не жаловался, — поджала губы принцесса.

— А что, осталось еще кому жаловаться? — уточнил Жерест.

— Нет, — вздохнула девушка. — Но ты — другое дело.

— Какое?

— Ты мне понравился с самого начала, — пояснила Тастэния. — Мне все равно, что мой папик сделает с остальными, но ты останешься жив и будешь при мне. Я так хочу.

— И твой отец отдал тебе меня? — ужаснулся рыжий. — Как какую нибудь вещь?

— А что тут такого? — пожала плечами принцесса. — Он поделился со мной трофеями. Только и всего. Обычное дело.

— Да, но для меня оно не совсем обычное, — возразил Жерест. — Я как-то не привык, что могу становиться чьей-то собственностью. Да и судьба остальных мне не безразлична. Они, знаешь ли, мои друзья.

— Друзья, — повторила Тастэния, как будто пробуя слово на вкус. — Отец утверждает, что такого понятия не существует. Что это выдумки слабых, чтобы прикрыть свою слабость. Они собираются в стаи, как шакалы, и называют это дружбой.

— Эх, как все запущено, — вздохнул Жерест. — Я, если хочешь знать, тоже так раньше думал. И если уж на то пошло, то у нас не стая шакалов, а группа боевых магов. Поверь мне, разница есть.

— Маги, — хмыкнула Тастэния. — Что же вы за маги, если отец вас в два счета «погасил»?

— Он сделал это подло, — убежденно отозвался Жерест. — Когда мы этого не ожидали. Исподтишка.

— Так и надо! — воскликнула Тастэния. — Это военная хитрость. Усыпить бдительность врага и ударить.

— Но мы-то думали, что мы союзники, а не враги.

— Вот в этом и заключается хитрость, — ехидно улыбнулась Тастэния. — А что в итоге? В итоге твои друзья в казематах папули. Им там будет несладко. Так что скажи спасибо, что ты здесь, а не там.

— Спасибо! — буркнул Жерест.

— Не за что!

Тастэния прошла к вышитой подушечке, лежавшей на ковре, и изящно устроилась там. В комнате несколько потемнело.

— А вот мне интересно, что же ты за маг? — блеснула в сумраке ее улыбка.

— Колдонуть? — деловито поинтересовался Жерест.

— Да, пожалуй. Что нибудь… — Тастэния задумчиво покрутила ладонью в воздухе. — На твой вкус. Только учти, это должно быть безобидно для меня. Тут есть такие заклинания… если мне будет грозить опасность… Ну сам понимаешь.

— Да чего тут не понять, — вздохнул Жерест.

Чего бы сотворить? Первая мысль, которая пришла в рыжую голову, была левитация. Но как это могло поразить девчонку, которая наверняка сама была неплохой магиней. Жерест решился на другой маневр. Он уже давно отрабатывал заклинание, которым с ним и Тимоном поделился Колин. Заклинание призыва. Конечно, у Тимонаоно получалось лучше. Он так эффектно вызвал розу и преподнес ее Гариэль, что такое зрелище произвело на Жереста неизгладимое впечатление.

Но Гариэль не впечатлилась. Она отчитала Тимона за то, что роза была варварски срезана. Она даже в сердцах сказала, что разочаровалась в Тимоне. Тому потом стоило великих трудов наладить снова дружеские отношения.

Но Жерест выспросил у Колина формулу. В конце-то концов, рассуждал он, другие девушки относятся к цветам несколько по-иному. Отработать заклинание стоило Жересту великих трудов. Вначале постоянно появлялось не то, что он стремился вызвать. Как назло, в минуту вызова воображение срабатывало не так и то, что появлялось, совсем не походило на то, к чему стремился юноша. Опять же удаленность вызываемого предмета играла свою роль. Некоторые вещи Жерест вызвать просто не мог. Но потом стало получаться. А однажды, когда он очень удачно вызвал месячную зарплату тана Алима, он поверил, что уже способен на выполнение задуманного. Правда, кошель с золотыми пришлось незаметно подкинуть обеспокоенному преподавателю. Зато палисадник с кустами роз, принадлежавший танессе Валеа, был наполовину срезан. Это Жерест тренировался так.

Рыжий напрягся и, молясь, чтобы расстояние было не таким уж критичным, потянулся к розам танессы Валеа.

Роза появилась. Красивая и шикарная. Правда, к удивлению Жереста, к черенку была привязана какая-то бумажка. Жерест ее быстро оборвал и спрятал в карман, а розу протянул удивленно поднявшей брови Тастэнии.

— Что это? — зачарованно рассматривая цветок, спросила принцесса.

— Это роза, цветок такой, — пояснил рыжий. — Это тебе.

— Ух ты! — осторожно взяла в руку розу Тастэ-ния. — Она красивая… И колючая… — добавила девушка и лизнула палец, уколотый шипом.

Пока Тастэния любовалась подарком, Жерест извлек бумажку и постарался ее незаметно прочитать.

«Если ты, рыжий паршивец, еще раз сорвешь в моем палисаднике розу, то я обращусь к тану Горию. Он пообещал так тебя выпороть, что ты седмицу на задницу сесть не сможешь!» — гласила строгая надпись, сделанная почерком танессы Валеа.

«Эх, я даже согласен, чтобы сюда явился тан Горий для порки», — уныло подумал Жерест. Он был убежден, что с кем с кем, а с директором Школы Тэлэвиарэлю не совладать.

— Но она же совсем не прочная! — огорченно сообщила Тастэния, рассматривая лепесток, оставшийся у нее на ладони.

— Это же цветок, — пожал плечами Жерест. — Он и не может быть прочным.

— Тогда зачем он мне? — Тастэния требовательно уставилась на рыжего.

— Он красивый и приятно пахнет.

Принцесса хлопнула в ладоши, и с поверхности маленького столика в ее руки порхнула шкатулка. Тастэния несколько секунд в ней покопалась и достала какую-то сверкающую безделушку.

— Вот! — протянула она безделушку Жересту. — Она еще красивей. А для запахов у меня есть духи. Зато она прочная.

— Но ее не поставишь в вазу с водой! — запротестовал Жерест.

— А зачем? — округлила глаза Тастэния.

Жерест понял, что на этом этапе ему девушку не переубедить.

— Ай, ладно! — махнул он рукой и, вспомнив любимое выражение Колина, добавил: — Проехали.

— Куда?

— Это так говорят, — вздохнул Жерест. — Сменим тему.

— Сменим, — согласилась Тастэния.

— Надо освободить моих друзей, — изрек Жерест.

— Зачем?

— Надо! Или ты хочешь, чтобы сюда пожаловало целое стадо драконов, жаждущее мести?

— Ух ты! — заинтересованно воскликнула Тастэния. — Это было бы замечательно. Я даже могу им сказать, кого надо пожечь.

— Они тут все пожгут, — охладил пыл принцессы рыжий. — В том числе и тебя.

— А меня-то за что? Я же твоих друзей не трогала.

— Когда драконы в ярости, то им все равно, — еше раз вздохнул Жерест, вспоминая мать Тюрона дарру Рассию. — А я еще догадываюсь, что драконы на своих спинах привезут троллей и вампиров.

— Да? — Тастэния пожала плечиками. — И как же этих твоих друзей освободить? Это же узилище отца! Он не позволит.

— А что, у него надо обязательно спрашивать? — хитро прищурился Жерест. — Наверняка ты знаешь способ проникнуть в вашу тюрьму и без разрешения принца. Ты же сама рассказывала, как там кого-то пытала.

— Ладно, — не стала отрицать Тастэния. — Ну проникнем мы туда, а дальше что?

— А дальше мне надо будет попасть в камеру, в которой содержится тан Тюрон.

— Это кто?

— Это? Это дракон.

— Это тот паренек, возле которого все время околачивалась девица-вампир? — уточнила Тастэния.

— Нет, — качнул головой Жерест. — Это тот, который вел переговоры с твоим отцом.

— Ну он моему папуле не страшен, — отмахнулась Тастэния. — Отец больше опасался серебряного.

«Главное, освободить тана Тюрона», — подумал Жерест. — А там уже будет вам и серебряный, и какой угодно! А Тартак споет «Марш победителей».

— Так ты мне поможешь? — просительно обратился он к принцессе.

— Надо подумать, — лукаво улыбнулась Тастэния.

Тартак поудобнее ухватил цепь и подергал ее.

«Нормально! — подумал он, заметив, что стена вокруг кольца, вделанного в стену, покрылась маленькими, едва заметными трещинками. — Куда эти имрецы мою магию подевали? Хоть бы не прибить их еще до того, как они мне ответят на этот вопрос…»

Тролль мягко поднялся, стараясь не особо звенеть цепями. Обратил внимание на какой-то камешек, лежащий в дальнем углу камеры и светящийся багровым светом. Так просто не дотянуться!

«Ну что? Начать бум-хряп по-крупному?» — задумался тролль.

Смущало только одно — где остальные и что с ними случилось?

Легкий шорох за дверью привлек его внимание. Тартак кулем рухнул под стену и притворился, будто он еще не пришел в себя. Слегка приоткрыв веки, он внимательно всматривался в дверь, которая начала медленно приоткрываться.

— Я же говорила тебе, что если отец запускает «наковальню сознания», то это очень надолго! — раздался шепоток.

— Ты не знаешь Тартака, — послышалось в ответ. — Чтобы его качественно вырубить, надо парочку, а лучше три таких «наковальни».

Это уже интересно! Тартак шире приоткрыл глаза. Не узнать физиономию, появившуюся в приоткрытой двери, было невозможно.

— Хватит и одной! — тихо буркнул он. — От двух, подозреваю, будет голова болеть.

— А я тебе что говорил?! — радостно обернулся за дверь Жерест.

— Не может быть! — недоверчиво прозвучал явно девичий голос.

— Кто это у тебя там? — заинтересовался Тартак.

— Наш друг — Тастэния!

— Не ваш, а твой! — поправила девушка, протиснувшись мимо Жереста. — Я, правда, еще не совсем поняла, что такое эта ваша дружба, но, возможно, она мне понравится. Папуля был со мной не совсем честным, рассказывая о ней.

Тастэния внимательно рассмотрела Тартака, который уже принял сидячее положение.

— Ну хорошо, — задумчиво сказала она. — Твой тролль жив и пришел в себя. А дальше что?

— Дальше надо освободить его из оков, — внес мудрое предложение Жерест.

— И как ты это себе представляешь? — немедленно повернулась к нему Тастэния. — У меня ключей от них нет.

— Да и еще на них какая нибудь магия противная наложена, — буркнул Тартак.

— Магия на них наложена быть не может, — снисходительно пояснила принцесса. — Вот тот камень видишь? Ну тот, который красным светит? Это нейтрализатор магии. Правда, я не совсем понимаю, зачем он. Ты, я вижу, не так уж и силен…

— Кто не силен? — взревел возмущенно Тартак. — Это я не силен? Так, говоришь, тут нет никаких заклинаний? Жерест, ты мою палицу поблизости нигде не видел?

Жерест огорченно покачал головой, наблюдая за тем, как Тартак одним движением взвился на ноги.

— Так, говоришь, не силен? — переспросил Тартак у принцессы.

Могучие мышцы вздулись под мехом. Тролль ухватил цепь и рванул что есть мочи из стены. Жерест едва успел плюхнуться носом в пол. Вырванная цепь просвистела над ним.

— Интересно, — невозмутимо отметила Тастэния. — И что же ты будешь делать дальше с этим ошейником и поводком?

— Хочешь, покажу? — вкрадчиво прогудел Тартак.

— Хочу.

— Ты тут, как я понимаю, своя?

Девушка кивнула, с любопытством рассматривая героическую фигуру горного тролля в самом расцвете сил и лет (ну, во всяком случае, это Тартак так утверждает).

— Палицу добыть можешь? — деловито спросил Тартак. — Или хотя бы показать, где ее можно взять.

— Палица это что? — недоуменно спросила Тастэния.

— Это оружие такое, — отозвался Тартак, ощупывая крепления ошейника. — Ну боевой топор, на крайний случай. Ты откуда свалилась, если таких простых вещей не знаешь?

— О! Мне это не нужно, — отмахнулась Тастэния. — У меня свои методы. Если это оружие, то оно в оружейке. Это третья дверь по коридору, за поворотом. Но там страж должен быть.

— Страж не проблема, — хмыкнул тролль. — Ты хотела посмотреть?

Тартак стиснул крепления на ошейнике, мышцы вновь напряглись, вздулись вены на лбу. Ошейник не смог долго сопротивляться напору и с хрустом рассыпался.

— Металл — дерьмо! — сообщил Тартак. — Так ты говоришь, я не силен?

— Когда я это говорила, то имела в виду не физическую силу, — улыбнулась принцесса. — Она на самом деле впечатляет. Я говорила о магической силе.

— Дай мне только добраться до моей палицы, — пообещал Тартак. — А с этим, как ты там сказала… нейтри… нейтруализатором что делать?

— Ничего, — пожала плечиками Тастэния. — Я не знаю, как его отключить.

— Зато я догадываюсь, — буркнул Тартак и тяжело наступил на камень.

Под ступней что-то слабо хрупнуло.

— Вот это другое дело! — удовлетворенно прогудел тролль, чувствуя, как просыпается в нем магическая сила. — Сейчас я нанесу визит в местную оружейку, а вы пока тут посидите!

Тартак бесшумной тенью нырнул за дверь.

— А почему он так распоряжается? — возмущенно обернулась Тастэния к Жересту.

— Это потому, что он о нас заботится. Попасть ему под горячую лапу — не самая лучшая участь.

— А у него она сейчас горячая? — уточнила принцесса.

— Очень! — убежденно отозвался рыжий.

— Я не хочу попадаться, но я хочу посмотреть, — решила Тастэния и поспешила за дверь.

Жерест последовал за ней, уверенный, что зрелище предстоит то еще.

Увидеть они успели немногое — Тартак не любил долгих размышлений. Короткий полет стражника. Он полетел бы и дальше, да стена помешала. Сверху на тело громыхнула каска, коротко лязгнула алебарда, которую Тартак отправил вслед за стражником и каской.

Жерест и Тастэния поспешно подбежали к повороту и заглянули за угол. Тартак в глубокой задумчивости рассматривал закрытую дверь.

— Как ее открывать, ты, конечно, не знаешь? — поинтересовался он, услышав подошедших.

Тастэния отрицательно мотнула головой.

— Я почему-то так и думал! — вздохнул тролль.

— Здесь даже нет замочной скважины, — огорчился Жерест. — Если бы была, то я бы поковырялся. Ножик у Тастэнии есть.

— Придется войти по-простому.

— По-простому — это как? — с любопытством спросила принцесса.

— Да вот так! — буркнул тролль и сильно пнул дверь ногой.

Заклинание, если дверь была закрыта им, выдержало. Не выдержала каменная кладка вокруг двери. Вот вместе с ней дверь и рухнула вовнутрь, с грохотом и клубами пыли.

— Шумим, — недовольно заметил Жерест.

— Ничего страшного, — заверила его Тастэния, подвешивая под потолком оружейки осветительный пульсар. — Зато это так романтично!

— Сейчас стража сбежится, — мрачно предрек Жерест, заходя в помещение за Тартаком.

— Конечно! — подтвердила принцесса. — Они всегда сбегаются, если тут какой-то шум.

— А вот это будет очень кстати, — довольно сообщил Тартак, вытаскивая из закутка здоровенную булаву, ощетинившуюся острыми шипами. — Надо же испытать мое новое оружие.

— Да это же булава Великого Тыра Парута! — зачарованно выдохнула Тастэния.

— Великого Парута? — в замешательстве откликнулся Тартак. — Самого Великого Парута?! Откуда она у вас?

— Ну… — запнулась принцесса, — досталась по случаю.

— Так! — рядом с Жерестом внезапно материализовался Аррахат. — Вот уж не ожидал, что вы сможете освободиться раньше меня.

— Ого! — Жерест от неожиданности отпрыгнул в сторону, едва не опрокинув Тастэнию. — А как вы освободились?

— Да очень просто! — пожал плечами Аррахат. — Обернулся туманом и просочился. Не очень приятное ощущение — сочиться сквозь хладное железо, но пришлось потерпеть.

— Долго же ты сочился, — хмыкнул Тартак, восторженно осматривая свою булаву.

— Сочился недолго, — флегматично отозвался Аррахат. — Я долго в себя приходил. Что поделать, года у меня уже не те… Если мне не изменяет слух, а он мне пока не изменяет, сюда кто-то идет… И даже не идет, а бежит. Несколько существ. Судя потому, что позвякивают плохо подогнанные детали доспеха, это стража.

— Очень кстати! — обрадовался Тартак, направляясь к выходу. — Вы пока не высовывайтесь! Мало ли что. Могу и не разобраться в пылу сражения.

— Зато я хорошо разбираюсь! — прошипел Аррахат, выдвигая клыки и трансформируясь в боевую форму. — Попасть под раздачу — это мой личный прокол. Но не заплатить по счету за удовольствие — прокол вдвойне!

Одним прыжком вампир выпрыгнул наружу.

— Ну тогда это недолго, — хихикнул Жерест, примащиваясь на краешке какого-то стола.

— Непонятно, как он смог преодолеть нейтрализатор? — удивленно произнесла Тастэния.

— А он там был? — скептически спросил Жерест. — К тому же у вампиров магия необычная. Нейтрализатор мог и не подействовать.

ГЛАВА 13

Тревога хлестнула по нервам Тэлэвиарэля. Он резко поднял голову от свитков, в которых копался, стараясь уяснить себе порядок действий Владыки Вселенной. Запустить диагностирующее заклинание он не успел. Причина тревоги не заставила себя ожидать.

У камина произошло легкое движение и на середину кабинета принца вышло какое-то существо.

Принц даже не поверил сразу собственным глазам. Он слышал о том, что суккубы очень привлекательны, но как-то до сих пор не удосужился ближе познакомиться с этими демонами. Экземпляр, представший передним, мог бы сойти за дроудессу, если бы не маленькие рожки и хвост, заканчивающийся пушистым сердечком. Да, еще одна деталь — копытца, аккуратненькие и блестящие в отсветах огня из камина.

— А я к тебе, принц, — мурлыкнула суккуба. — Что, мой сладенький, не ожидал?

— Потрудись относиться ко мне с должным уважением, а не то… — Тэлэвиарэль многозначительно кивнул вверх, указывая на облака защитных заклинаний, клубящиеся под потолком кабинета.

— Ай, перестань! — отмахнулась суккуба, проходя к столу и усаживаясь в одно из кресел. — Я тебе не низшая и защищена самим повелителем.

Принц внимательно всмотрелся и таки действительно обнаружил несколько защитных построений, поставленных, несомненно, очень сильным магом.

— Ну и как же к тебе обращаться? — настороженно спросил он.

То, что суккуба непонятным образом оказалась в его кабинете, и то, что она была так сильно защищена, очень не нравилось Тэлэвиарэлю. Дело принимало скверный оборот.

— А никак, пока никак, — многозначительно сказала суккуба. — Быть может, после этого задания я и получу собственное имя.

— И что тебе от меня надо? — строго спросил принц.

— Ах, я бы тебе сказала, что именно надо мне от тебя, — томно вздохнула демоница. — Да вот беда, повелителю от тебя надо совсем другое. Давай сначала выполним необходимое, а потом можно будет приступить и к приятному.

Суккуба призывно облизнула губки и сделала недвусмысленный жест.

— Хорошо! — сердито отозвался Тэлэвиарэль. — Говори! И покончим с этим.

Тревога не утихала. Видимо, что-то еще было не в порядке. Но этот визит не давал принцу возможности разобраться в причине беспокойства.

— А ты торопыга, — усмехнулась суккуба. — Я тоже не против того, чтобы побыстрее покончить с этим и приступить к другому. Только при этом другом я тебе не позволю так торопиться.

Тэлэвиарэль сделал нетерпеливый жест.

— Мой повелитель — Навухотел, — послушно приступила к делу суккуба. — Слыхал о таком?

— Приходилось, — нахмурился Тэлэвиарэль. — И что ему надо от меня?

Навухотел был одним из высших демонов Хаоса. До сих пор дроу с ним не приходилось сталкиваться открыто. Неужели этот Навухотел узнал об охоте? Это было бы скверно!

— А ты не догадываешься? — сделала большие глаза суккуба.

— Ну если он по поводу нескольких низших, которых мы были вынуждены убрать… — начал было Тэлэвиарэль.

— Перестань! — фыркнула демоница. — Мы знаем о ваших развлечениях и обычно снисходительно относились к некоторым вашим эскападам против низших демонов. Одной тысячью больше, одной тысячью меньше, какое это имеет значение?.. Но мы можем и поменять свое отношение, если не найдем решения по нашему вопросу сегодня.

Суккуба многозначительно прищурилась.

— А что за вопрос? — насторожился принц.

— Кажется, у тебя сейчас есть несколько гостей, не так ли? — невинно поинтересовалась демоница.

— А что, кроме тебя еще кто-то пришел? — изобразил непонимание Тэлэвиарэль. — Кто-то из твоих сестричек?

— Кто-то из сестричек? — эхом повторила вслед за ним суккуба. — Да если бы сюда выпустили хотя бы одну, то ты уже давно бы лежал разложенным на этом столике!

Демоница смела широким движением руки гору свитков с поверхности стола.

— Правда, вряд ли ты потом смог бы на что-нибудь сгодиться. У моих сестриц на уме только одно. И когда они видят цель, то все остальное уносит ветром из их куриных мозгов!

Суккуба вскочила на ноги и гневно уставилась на Тэлэвиарэля.

— Нам нет дела до всех твоих гостей. Нас интересует только один из них.

Принц незаметно привел в полную готовность боевые заклинания под потолком.

— Мне он самому нужен, — угрюмо заявил Тэлэвиарэль.

— А ты догадлив, — сменила гнев на шаловливую улыбку демоница. — Тем более мне такие нравятся. Жаль будет потерять такой экземпляр. Так ты хочешь состояние открытой войны с моим повелителем? Неужели ты на что-то надеешься?

— Давай сначала уточним, кого именно хочет заполучить твой повелитель? — буркнул принц, с досадой осознавая, что это проигрыш. Оставалась одна слабая надежда, что демонам нужен кто-то другой из его пленников.

— Ему нужна та лапочка с крылышками, — понятливо кивнула суккуба. — Их называют еше серебряными драконами… Сам отдашь или начнем войнушку?

— А может быть, вам больше алый дракон подойдет? — вкрадчиво спросил Тэлэвиарэль. — Ну зачем повелителю именно серебряный?

— Мне-то все равно, — пожала плечами суккуба. — Но повелитель желает получить именно серебряного. У него к этому драконышу какие-то личные счеты… Так какое решение ты примешь?

— Я должен подумать, — тяжело вздохнул принц.

— На «подумать» у тебя времени не осталось, — мотнула головой демоница. — Принимай решение здесь и сейчас!

Странные звуки вывели меня из состояния созерцания собственного пупка. Вернее, места, где этот пупок должен располагаться. Он был закрыт металлическим обручем. Вот ведь какая незадача. Ладно бы руки и ноги. Ладно бы ошейник. Цепи к рукам, ногам и шее тоже еще ладно. Но зачем еще и на живот? Если на шее ошейник, то что тогда на животе? И тоже с цепью!

А ведь звуки стали ближе. И что самое интересное, в них мне почудилось знакомое уханье Тартака. Но этого не может быть! Если у меня ничего не получается, то что же могло получиться у Тартака, который значительно мне уступает в уровне Дара? Как он смог освободиться?

Но уханье мне уже не чудилось. Оно было! Что-то тяжело ударилось в дверь с той стороны.

— Эй, худосочный! Ты правильно прилетел, — услышал я бас Тартака. — Теперь еще правильно открой дверь!.. Куда?! Аррахат, держи его! …Ты что, худосочный имрец, от вампира сбежать вздумал?.. Открывай!

Ага! Так и Аррахат тоже на воле? Тогда понятно! Вернее, ничего не понятно. Принц что-то говорил о том, что тролля и вампира трудно держать в заточении. Но мне показалось, что он эту проблему уже тогда решил. Выходит, не решил?

Заскрежетал засов. В приоткрывшейся двери показалась рыжая шевелюра Жереста. Я даже сморгнул, дабы убедиться, что я не сплю. Он-то тут откуда?

Жерест, заметив меня, удовлетворенно кивнул.

— Здесь Колин! — громко сообщил рыжий.

— Так. Подвинься! — В камеру, отодвинув Жереста, шагнул Тартак.

Он присмотрелся ко мне и присвистнул.

— А он качественно тебя упаковал.

— Привет, ребята! — радостно сказал я. — А я-то думаю, кто это там стучит чем-то?

— А, это стражники доспехами стучали, — махнул лапой тролль. — Ты сам освободишься или тебе помочь?

— Думаю, надо бы помочь, — нехотя признался я.

— Помогаю! — согласился Тартак и со всего маху опустил свою …БУЛАВУ?! на нейтрализатор магии.

Я ошеломленно рассматривал новое оружие Тартака. Чтобы он изменил своей любимой палице? Это что же такое должно было случиться?

— Ну давай! — азартно предложил Жерест. — Освобождайся! Тасти! …Иди сюда! Сейчас Колин будет оборачиваться драконом. Это стоит посмотреть.

— Никто сейчас оборачиваться не будет, — сердито отозвался я.

Что это за Тасти? Это что, принцесса дроу, которая тоже протиснулась в дверь? Это она — Тасти? Кажется, я что-то пропустил.

— Во-первых: вспомни мои габариты, когда я дракон, и сравни с размерами этой комнатушки. Смерти моей хочешь? …Во-вторых: вот эту железяку на моем пузе видишь? И еще вот эти на шее, руках и ногах? На сколько частей я разделюсь, когда буду оборачиваться драконом?

— Я бы их разломал, — задумчиво пробурчал Тартак. — Но это может Колину повредить.

— Ничего разламывать не надо! — решительно отодвинул в сторону Тартака Аррахат. — Я сейчас парня освобожу. А вы по камерам пройдите! Найдите Тюрона! Вот кто может здесь обернуться без особого вреда для себя и с большим вредом для наших врагов.

— Так вы что, решили наш замок захватить? — осведомилась Тастэния. — Боюсь, что папуле это не очень понравится.

— Главное, чтобы это понравилось тебе, — заверил ее Жерест. — Не бойся! Мы замок до основания разрушать не будем.

— Пошли, рыжий! — хмыкнул Тартак. — Надо еще палицу мою найти. Булава, конечно, хороша, слов нет, но палица мне как-то роднее.

Аррахат тем временем осмотрел скважину замка на моем поясе и озабоченно цыкнул зубом.

— А замочек с секретом. Не то чтобы сложным, но сигнализация имеется.

Поднял руку и оттопырил указательный палец. Коготь на пальце вытянулся и принял замысловатую форму.

— Тут главное — не зацепить сторожевой контур, — доверительно сообщил мне вампир, вставляя коготь в скважину.

Несколько энергичных движений рукой, легкий скрежет, и я почувствовал освобождение от части своих оков.

— Отлично! — с удовольствием сказал Аррахат. — Теперь ошейник. Тут проще.

Я, освободившись от оков, встал на ноги, с наслаждением разминая кисти рук.

— Ну все! — процедил я сквозь зубы. — Этот дроу меня рассердил. Теперь пусть не обижается.

Первым делом излюбленное — в моей левой руке засветился боевой пульсар приличных размеров.

— А вот это может сейчас пригодиться, — прислушавшись к чему-то, заметил Аррахат. — Пошли! Надо поддержать ребят.

Эй! А ребята зря времени не теряли! Уже был создан щит пятерых. Парни, во главе с Тартаком, растянули его на всю ширину коридора. За их спинами сгруппировались ребятки Аррахата и девушки. Чуть в стороне стояла Тастэния, с любопытством наблюдая за сценой. Тан Тюрон, с обрывками цепей на руках и ногах, тряс головой, пытаясь прийти в себя.

— Хризмон, ты как? — подскочил к нему вампир.

— Сейчас освобожусь от цепей, тогда и покажу — как, — пообещал Тюрон. — Где Колин?.. А, вижу! И уже свободен! Присоединяйся к ребятам! Поддержи их! Не забудь защитные построения на мгновенный ответ повесить! В первую очередь «алмазный щит». Его ни эльфы, ни дроу пробить не смогут.

Где-то за пределами видимости раздался пронзительный визг.

— Что это было? — внезапно побледнел тан Тюрон.

— Визг? — поднял брови Аррахат. — Ты его имеешь в виду?

— Это же… — Тюрон резко тряхнул кистями рук, и железо оков рассыпалось ржавой трухой. — Откуда здесь это?

— Да что это-то? — удивленно спросил я.

— Суккуба! — рявкнул Тюрон. — Парни! Оттягивайтесь назад! Гариэль, Аранта и Морита, вперед! Встретьте эту тварь!

— Зачем девушек подставляешь? — свирепо спросил Аррахат, трансформируясь. — Я встречу.

— Ты не понимаешь! — ухватил его за руку Тюрон. — Суккуба мужскому полу не по зубам. С ней только демонологи-призыватели могут справиться, да и то если пентаграмма замкнута. В открытом бою против нее надо выставлять воительниц.

— А если в паре с суккубой принц дроу, то кого в таком случае надо выставлять? — спросил я, чувствуя нарастание злой, темной магии, идущее из глубины коридора.

— Если тут еще и дроу замешаны, то надо выставлять воительницу эльфийского происхождения, — поучительно высказался тан Тюрон.

— Но она справится с демоном и принцем дроу? — заторопился я, тревожно поглядывая на то, как Гариэль, Аранта и Морита выходят вперед.

— А мы на что? — скупо улыбнулся Тюрон. — Мы их прикроем. И потом, ты не совсем себе представляешь, на что способна Гариэль.

— Но у них нейтрализаторы магии, — напомнил Аррахат, двигаясь за нами.

— Они — нейтрализаторы и для них, — мотнул головой Тюрон. — Они не будут их применять сейчас. Голой силой им нас не победить.

Я увидел, как в руках Гариэль сформировался шар светло-голубого цвета и унесся в глубину коридора.

В ответ оттуда брызнул сноп сиреневых молний. Но, наткнувшись на щит Тюрона, они бесславно погасли.

Аранта и Морита одновременно запустили «огненную ленту». Очень эффектно получилось. Будь это в другой обстановке, я даже залюбовался бы. Молодцы девчонки!

Но, судя по досадливому «Эх!», вырвавшемуся у Аранты, «ленты» были не так эффективны, как эффектны.

Я нащупал построение экрана Тюрона и присоединил к нему свои силы, добавляя мощности.

Внезапно произошел «провал» экрана. Знаете это как? Это вроде того, как ты готовишься нанести удар противнику, все силы вложил и ударил даже, а он, зараза этакая, в последний момент уклонился. И таким образом удар уходит в пустоту. Отвратительные ощущения, вы уж мне поверьте. Таким образом, все силы, что я вкладывал в экран, провалились вместе с ним.

Судя по тому, как тряхануло стоящего рядом со мной Тюрона, ему досталось еще больше.

— Не так быстро, крошшшка! — прошипело из коридора, и вперед выдвинулось странное существо.

В том, что это существо женского рода, сомнений не возникало. Уж слишком выдающиеся формы это женское имело. Но ноги заканчивались копытцами. Хвост, с пушистым окончанием в форме сердечка, яростно хлестал по сторонам. Рожки, выглядывающие из пышной шевелюры, дополняли картину. Одежды было чуть меньше, чем мы называем минимальным.

Странное дело, я не мог отвести взгляда от прельстительных форм явившегося существа. Суккуба (а в том, что это именно она, сомнений не было) странным образом внушала отвращение и желание одновременно. И к стыду моему, надо сказать, что желания было больше.

Меня охватила странная слабость. Ничего не хотелось делать, только стоять и пялиться на эту тварь.

Краем глаза я уловил, как рухнул «экран пятерых», удерживаемый ребятами. Впрочем, какой там удерживаемый? Они точно так же, как и я, просто стояли и глазели на суккубу.

А на ладони демоницы тем временем расцвел исходящий черным дымом язык пламени. Суккуба неприятно улыбнулась.

— Ах, эти мужчины! — насмешливо сообщила она. — Они так ненадежны!

Больше ничего суккуба сказать не успела. Просто она не учла, что на Аранту ее чары не действуют. Надо ли объяснять — почему?

От сильнейшего удара ногой суккубу вместе с пламенем унесло вглубь коридора.

Едва она исчезла из виду, оцепенение спало. Вслед за суккубой понесся бешено плюющийся искрами пламени боевой пульсар. Я выдал самый большой из своей коллекции.

Перед девушками с легким треском восстановился «алмазный экран».

Очень вовремя, между прочим!

Из коридора полетел настоящий шквал всяческих заклинаний самого неприятного характера.

— Надо уходить! — крикнул Тюрон. — Здесь мы в ловушке… Колин, я создаю портал, а ты держи экран!

Когда Тюрон отсоединился, я это сразу почувствовал. Ну да! Если до этого преподаватель брал на себя львиную долю ударов, а я его только поддерживал, то сейчас вся гадость обрушилась на меня одного.

Ничего! Я сцепил зубы. А вот из принципа все выдержу!

— Всем по одному в портал! — рявкнул наконец Тюрон. — Колин, прикрывай! Держи экран до последнего! Стягивай его к входу в портал, по мере отхода!

Ребята дисциплинированно начали отход. Один за другим они ныряли в сияющую рамку перехода.

Я осторожно стал стягивать «алмазный экран». Из коридора начали вылетать какие-то странные комки пламени. Они падали на пол и образовывали лужи грязно-желтого цвета.

Возле перехода остались только мы вдвоем с Тюроном.

— Давай снимай защиту и прыгай в телепорт! — распорядился он. — Я сразу же за тобой. Надо сделать это быстро и синхронно. Понял?

Я кивнул. Чего тут не понять?

— На счет «три», — продолжил Тюрон. — Раз… два… три!

Я снял экран и хотел уже было прыгнуть, как пол под ногами заходил ходуном. Меня качнуло в сторону, я не удержался и оступился. Как назло, я вступил в ту самую грязно-желтую лужу.

— Колин!!!

Это было последнее, что я услышал, проваливаясь.

ГЛАВА 14

Меня крутило и болтало. Я понял, что падаю. Вот только непонятно было куда? Вокруг какая-то желтая муть. Но через мгновение мне стало понятно, что положение совсем аховое. Далеко внизу открылась земля… Земля ли?

Черная равнина, испещренная разломами, по которым, сияя всеми оттенками алого, неслись реки расплавленной магмы.

А что же еще могло там нестись, при такой-то температуре. В лицо бил раскаленный ветер. И это на такой высоте. А что творится внизу?

Впрочем, все будет не важно, если я на эту поверхность шлепнусь. Надо срочно оборачиваться драконом.

Но знакомого желтого сияния вокруг меня не появилось. Как я ни тужился, а продолжал кувыркаться в воздухе в своем человеческом обличье.

Это плохо! Это очень плохо!

Я пробормотал заклинание левитации, тщательно следя за тем, чтобы выполнить все полагающиеся действия правильно.

Падение не замедлилось. Поверхность приближалась с пугающей скоростью.

«Ну все! — мелькнула мысль. — Это окончание пути».

В какой-то прострации я увидел вырастающий на горизонте черный замок, тянущий в желтое небо черные же башни.

Какое это имеет значение, чей это замок и что это за место такое…

Но вот что-то изменилось. Я вдруг осознал, что падение прекратилось. Я висел между небом и поверхностью.

Усиление сияния в небе привлекло мое внимание. Я извернулся, пытаясь повернуться лицом к этому сиянию. Получилось!

В сияющем проеме проявилось женское лицо. Очень красивое лицо. Но и очень незнакомое.

Взгляд янтарных глаз упал на меня. Незнакомка укоризненно покачала головой.

«Ты совершил роковую ошибку, молодой дракон», — услышал я голос в своей голове.

— Вы задержали мое падение только для того, чтобы сообщить мне об этом? — не очень вежливо отозвался я, лихорадочно пытаясь найти выход из положения, пока завис в воздухе.

Что-то ничего из того, чему я обучился в Школе, не получалось.

«Я могу и отпустить тебя, если ты так хочешь умереть». — Ее брови сердито сошлись к переносице.

— Простите! — выдавил я. — Я как-то не в том состоянии, чтобы соблюдать правила вежливости. Быть может, вы просветите меня, что происходит и где я нахожусь?.. И главное, какой выход из этого положения?

Подобие улыбки промелькнуло на лице женщины. Она на мгновение к чему-то прислушалась, потом снова обратила внимание на меня.

«Ну что же. Время до начала Бури инферно еще есть. А значит, и есть время кое-что рассказать тебе».

— Бури инферно? — повторил я, пытаясь сообразить, что же это такое.

«Ты попал во владения Хаоса, — прогремело в моей голове. — Замок на горизонте — дом одного из высших демонов, Навухотела».

— Что-то у меня нет желания нанести ему визит, — пробормотал я. — Мы в прошлую нашу встречу немного не поладили. Если бы не Хораст, то моя голова украшала бы его коллекцию голов.

Хоть и было это произнесено очень тихо, но женщина услышала. Снова подобие улыбки проскользнуло по ее губам. Но потом лицо снова стало строгим.

«У тебя немного возможностей, — вновь зазвучал в моей голове голос. — Вернее, всего две…»

— И какие?

Я почувствовал, как похолодело все внутри меня. Уж слишком безнадежно это прозвучало.

«Первая: продолжить падение…»

— Отпадает! — сразу же отозвался я. — Давайте перейдем ко второй возможности!

«Не торопись! — качнула головой незнакомка. — Быть может, это лучший выход для тебя. По крайней мере, все произойдет быстро и без мучений».

— И все же хотелось бы услышать о второй возможности, чтобы «был выбор», — настаивал я.

«Вторая возможность: начать все сначала, — испытующе взглянула на меня женщина. — Ты лишишься всех своих способностей, вернешься в свой мир, и тебе придется со всем этим жить. Я понимаю, что это крайне трудно для тебя, но иного в данной ситуации я тебе предложить не могу. Мои возможности сейчас очень ограничены».

— Почему трудно? — не понял я. — Жил же я до сих пор. Подумаешь, возможностей лишусь. Мы с Хорастом, Тюроном и Рассией посидим, подумаем. Глядишь, что и надумаем. В конце концов, для дракона и другие дела найдутся…

«Ты не понял, молодой дракон, — прервала меня женщина. — Ты вернешься в тот мир, в котором родился. Будешь жить, как обычный человек. Забудь о том, что с тобой происходило до сих пор».

— То есть как это? — Губы вдруг стали непослушными, и я с трудом выговорил слова. — А как же все? А Аранта? Да и мои родители… Что, и о них тоже забыть?

«Да».

Это прозвучало настоящим приговором. Женщина с пониманием смотрела на меня.

— И что, нет ни единого шанса? — прохрипел я.

Горло тоже внезапно пересохло.

«Шанс есть, но он настолько мал, что я даже не стала бы рассматривать его, — похоронным звоном прозвучало в голове. — Я и так сделала все, что могла, для того чтобы ты смог жить в своем мире».

— А кто ты? — несмело задал я вопрос.

«Какое это теперь имеет значение? — По щеке женщины скатилась слеза. — Я очень надеялась на тебя, но, видно, не судьба».

— Но почему? Я воспользуюсь этим шансом! — завопил я.

Женщина отрицательно покачала головой.

«Прощай, молодой дракон, а отныне — человек. Я начинаю перенос…»

Образ стал меркнуть.

— Дай хоть какую-то зацепку! — в отчаянье взмолился я.

«Ищи Двойной Санлист…»

Это было все, что мне осталось.

Меня снова закрутило в каком-то вихре. Замелькали образы, странные мысли, смысл которых ускользал от меня. Потом наступила темнота.

Я очнулся и понял, что стою перед дверью своей земной квартиры и тупо пялюсь на ее номер, прикрученный блестящими шурупами. Помнится, что батя его прикручивал с моей помощью, когда я перешел в выпускной класс.

Я взглянул на руку и понял, что стискиваю в потной ладони ключи от квартиры.

— Здравствуй, Коленька! — неожиданно услышал я за спиной.

— Здравствуйте, теть Даша, — неожиданно легко сорвалось с моих губ в ответ.

Я обернулся. Соседка с верхней квартиры спускалась по лестнице, приветливо мне улыбаясь.

— Какой ты молодец, что не поехал со своими в Америку, — кивнула она мне, проходя. — Не понимаю я этого. Что им там, в Америке, медом помазано, что ли?

Я еще слышал ее бурчание по мере того, как она спускалась по лестнице.

Эх, теть Даша! Знала бы ты, в какую Америку отправились мои родные!

Неожиданно в памяти возникла сцена прощания в аэропорту. Я испуганно вздрогнул, быстро открыл дверь и скользнул в темень квартиры. Закрыл за собой и прижался спиной к двери.

Это что же такое происходит? Ведь я точно знаю, что мои родные в Америку не уезжали. Откуда тогда такие воспоминания?

Я прислушался к себе. Постепенно стали проявляться и другие воспоминания. Я почувствовал, что холодею. В памяти все четче и четче стали проявляться события, которых со мной на самом деле не было. В то время как то, что было, стало подергиваться флером забытья.

Одно время стало казаться, что я прожил две жизни одновременно. Но потом новые воспоминания вышли на первый план. Вся прожитая мною жизнь изменилась. А та часть, что была в реальности, стала похожа на книгу, которую я как-то прочитал. Вот помню, что было такое в содержании, но точно уже вспомнить не могу. Надо бы перечитать…

Я сполз спиной по двери, уселся на полу и тихонько завыл. Было страшно, тоскливо и пусто.

Но потом я взял себя в руки и резко оборвал вой. В конце-то концов надо жить! Тем более что эта дама, которая мне явилась (я думаю, что она имеет какое-то отношение к племени драконов), все же дала мне зацепку. Жизнь положу на то, чтобы разобраться, что же такое этот Двойной Санлист, и найти его, где бы он ни находился.

Я порылся в новой памяти. Ага! Я закончил таки этот университет и имею даже диплом о его окончании.

Где он тут у меня был? Я вскочил на ноги и подошел к секретеру, где хранились все семейные документы.

Стопка проплаченных счетов за «коммуналку», увязанная резинкой пачка стодолларовых купюр и пухлая стопка «родных» денежных знаков… А я так даже неплохо здесь устроился!.. А вот и диплом! Все в норме. Магистр! Это вам не хухры-мухры!.. Да, я же собираюсь тут на работу устраиваться… Вспомнить бы еще, на какую?

Через некоторое время я восседал в кресле перед включенным телевизором и хрустел чипсами, запивая их и новости холодной минеральной водой.

Жизнь налаживается! Отдохну пару деньков и пойду искать себе работу. Подозреваю, и вполне справедливо, что доллары и родные денежки не бесконечны. Надо будет время от времени пополнять их запасы…

Я прошелся по траве памятной поляны. Все так, как мне и помнилось. Вот только дуб стоял целый и невредимый, как будто и не было моих пульсаров. Потом я вспомнил, что сам же и лечил это дерево.

Я похлопал ладонью по теплой коре. Была у меня надежда, что кто-то из ребят или тан Тюрон, что тоже вполне было бы неплохо, сюда нагрянет в поисках. Но в то же время беспокоили и сомнения. Уж очень трудно будет увязать желтую лужу на полу каземата с квартирой, в которой я теперь обитал.

Что толку в том, что я знал, как сотворить то или иное заклинание? Это уже точно, как в теоретической магии: знаешь как, но не знаешь чем. Ни малейшего просвета.

Еще раз, окинув ностальгическим взором поляну, я направился домой.

Дама-драконица сработала круче, чем целая бригада «чистильщиков». Все было подготовлено согласно легенде. И хотя она не стерла мне ту память, но произошедшие со мной события отдалялись все дальше и дальше.

Я с улыбкой вспомнил ту «контору», в которой устроился работать. В общем-то есть и значительно хуже. И зарплата там неплохая. Главное, коллектив подбирается очень хороший. Три парня и две девушки. Начальник, Александр Гордиевский, мужик лет тридцати, достаточно демократичен и либерален. Ну в определенных пределах, естественно.

Общим увлечением всего отдела была литература фэнтези. Каждое утро начиналось с новостей в этой области. Мне так кажется, что милейший Александр подбирал себе людей именно по этому критерию. И теперь, в свободное от работы время, шли горячие дискуссии о новых книгах, авторах и сюжетах.

Девушки, как водится, были горячими поклонницами «дамского» фэнтези, ну а парни — боевого. Меня Александр Александрович (которого мы за глаза называли Сан Санычем, это понятно) ввел в коллектив как здорового критика, разносящего в пух и прах все новомодные тенденции отечественного фэнтези. Впрочем, и тенденциями иностранного производства я не брезговал.

Откуда у меня такие знания, я, конечно, не афишировал. Но впечатление мои доводы производили.

Одно было неудобство. Приходилось очень рано вставать, чтобы успеть на электричку, шедшую в сторону стольного града. Втиснуться в нее тоже было той еще задачей. Но молодость и здоровье всегда побеждали. Помогали также и некоторые приемы, привитые мне Ваграном Скитальцем. Вот уж не ожидал, что они мне так пригодятся. Все же не все мои способности у меня отобрали. Ускоряться я мог по-прежнему.

— Николай! — остановился рядом с моим столом Сан Саныч. — Хочу тебя обрадовать.

— Ох, как мне сейчас не хватает радостных известий! — вздохнул я, отвлекаясь от дисплея компьютера. — Слушаю вас.

— Ну во-первых, не «вас», а тебя, — широко улыбнулся начальник. — Догадываешься, что это означает?

Еще бы не догадаться! Это означало, что закончился испытательный срок. Так уж тут повелось, что пока не принят на постоянную работу, требовался официоз. Только постоянным и проверенным позволялось переходить на «ты» по отношению к начальству. Нет, это было не панибратство, но определенные ростки демократии. Считалось, что так коллектив становился более сплоченным и целеустремленным. Правда, и требовали от тех, кто перешел на постоянную работу, больше.

Для меня лично это означало еще и повышение зарплаты. Что тоже приятно.

Толик, сидящий за столом передо мной, удовлетворенно хмыкнул и залихватски мне подмигнул. Я ответил счастливой улыбкой.

— Но! — наставительно поднял указательный палец начальник. — Надо пройти медицинскую комиссию. Бюрократия не дремлет. Хоть и так ясно, что ты практически здоров, но документик изволь получить.

Я только хмыкнул в ответ и кивнул. Надо, значит, сделаем.

— Коль! Мы с ребятами хотим пойти на сеанс экстрасенса. Присоединишься? — с таинственным видом предложил Толик. — Знаю, что ты пренебрежительно к ним относишься. Но все же что-то же в них есть такое. Что скажешь?

Я действительно не очень интересовался этими людьми. Большинство из них были шарлатанами чистейшей воды. Незначительная часть — магами с очень низким уровнем Дара, да к тому же не обученными. То есть они владели такими способностями, как ясновидение, целительство, противодействие темной магии или противодействие светлой, но все это было на очень низком уровне. На таком низком, что даже не стоило внимания «чистильщиков». И крайне редко встречались действительно сильные личности. Но эти себя как раз не рекламировали. И в основном это были представители темных сил. Они сидели тихо и пакостили по мелочам, чтобы не привлечь внимания СПМН — специальной службы, которая наблюдала за тем, чтобы не было магических нарушений.

Довольный тем, что перешел на «постоянку», я легко согласился на предложение Толи.

ГЛАВА 15

Экстрасенсом оказалась женщина средних лет, одетая в мрачный брючный костюм. Ярко-красные бусы, губы и ногти. Черные волосы шапкой-папахой сидели на голове. Глаза были карие, но настолько темные, что казалось, они состоят из одного огромного зрачка, без радужки.

Она (не бесплатно, естественно) устраивала массовые сеансы очищения от сглаза. Вот на один из таких сеансов мы и записались.

Особо на этом настаивали девчонки. Они уже за два дня до похода жаловались друг другу, что чувствуют что-то такое этакое, что плохо спят по ночам и их мучают кошмары. Наверняка это кто-то их сглазил, звучал окончательный вердикт. А значит, визит к экстрасенсу становился настоятельной необходимостью. Ну а парней они уже уговорили пойти с ними за компанию.

Когда мы появились, экстрасенс (Варвара-Мария) решительно указала нам на ряд стульев, на которых нам предстояло разместиться. Так как деньги уже были заплачены (их собирала дама с внешностью сушеной воблы на входе), нам ничего не оставалось, как выполнить немудреное действие опускания пятой точки на сиденья.

Экстрасенс прошла вдоль ряда, направляя на каждого из нас раскрытую ладонь.

— Ну как всегда, — печально покачала она головой. — Всем вам «попорчено». Трудно сейчас найти совершенно чистого человека. Что делать? Это город. Тут очень много негатива, зависти и желания зла ближнему. Ни у кого из вас нет защиты от темных воздействий. Придется мне ставить каждому из вас еще и защиту. Иначе процесс очищения будет неполным.

Я недоверчиво хмыкнул.

— А вот я на вашем месте, молодой человек, — не замедлила с реакцией Варвара-Мария, — не была бы так беспечна. У вас, кстати, картина хуже, чем у всех остальных. Мне придется нелегко при работе с вашей аурой и кармой. Просто жуть что творится!

Она приложила ладонь левой руки ко лбу и направила на меня ладонь правой.

— Вижу мрак над головой твоей, — замогильным голосом провозгласила Варвара-Мария.

— На мрак у меня денег нет, — отрезал я.

— Вы не понимаете! — возмутилась экстрасенс. — Это даже не сглаз! Это проклятие. Возможно, даже родовое.

— И на родовое у меня денег нет. Раз уж оно родовое, то пусть в роду и останется, — доверительно сказал я. — Кто я такой, чтобы лишать род любимого родового проклятия?

Варвара-Мария даже задохнулась от такого святотатства. Она некоторое время сверлила меня взглядом, но потом что-то в ее глазах мелькнуло. Она не отвела от меня взгляда, но он изменился. В нем появилось удивление и искреннее любопытство.

— Случай интересный, — задумчиво сказала она.

Ребята пялились на меня в священном ужасе от того, что я посмел препираться с известной (в определенных кругах Варварой-Марией.

— Хорошо! — определилась тем временем экстрасенс. — Я возьмусь за ваш случай бесплатно. В конце концов, это моя прямая обязанность… Все свободны… а вы пройдите вон в ту комнату!

Варвара-Мария подняла трубку старомодного телефона, стоящего на ее столе.

— Маша, на сегодня прием окончен… Да что угодно!.. Скажи им, что я готовлюсь к передаче «Битва экстрасенсов»… Да. И ты тоже потом можешь быть свободна. Все выключишь и закроешь. Ключ занесешь сюда. Я еще буду работать.

Ребята, оглядываясь на меня, быстренько улетучились из зала. Я в некоторой растерянности проводил их взглядом, потом перевел взгляд на экстрасенса.

— Хотелось бы знать, что вы тут собираетесь делать, причем без моего согласия?

Варвара-Мария быстро шмыгнула за стол и поставила между собой и мной большой хрустальный шар. Она наклонилась, и я увидел в шаре огромный глаз экстрасенса, который пару раз мигнул и застыл, всматриваясь в меня.

— Кто ты? — вновь замогильным голосом вопросила Варвара-Мария.

— Никто! — Я сердито уселся на стул. — Я задал вопрос первый! Что тут происходит? Пока я не получу на него ответа, сотрудничать отказываюсь.

Варвара-Мария выпрямилась и строго посмотрела на меня.

— Всему виной ваша аура, молодой человек, — сообщила она. — Быть может, вы, скрывая свою истинную суть, и не знали о том, что я могу видеть ауры. Но именно она вас и выдала.

— Даже так? — весело округлил я глаза. — И что же в моей ауре не так? Я спрашиваю потому, что я сам-то ее видеть не могу.

Варвара-Мария устало опустилась на стул и стянула с головы свою волосяную шапку. Это, оказывается, был парик. Настоящие волосы Варвары были коротко острижены и имели соломенный цвет. Она достала из-под стола бутылку и стопочку. Сноровисто набуль-кала коньячка.

— Будешь? — спросила она меня.

Я помотал отрицательно головой.

— Я почему-то так и думала, — кивнула Варвара-Мария и залпом опрокинула в себя налитое.

Я несколько ошарашенно наблюдал за ней.

— Это не дар, а проклятие, — пробурчала экстрасенс, заметив выражение моего лица. — Ты думаешь, зачем я устраиваю все эти представления?

— Ничего такого я не думаю, — попытался отказаться я.

— Думаешь! — утвердительно отрезала Варвара-Мария. — Так я тебе отвечу. Жить хочется хорошо. А на это нужны деньги. И на антураж нужны деньги. И на секретаря нужны деньги. Да и на мальчиков-налетчиков, которые «крышуют» это предприятие, тоже нужны деньги. На все нужны деньги. А я природная ведьма и только это и умею делать. Я уже привыкла вот так дурить толпы желающих защиты. Тебя-то я заметила случайно, когда ты начал хмыкать презрительно. Дай, думаю, по-настоящему проверю этого мальца.

— Так что все-таки в моей ауре не так? — Я постарался перевести беседу в нужное русло.

— Да все не так, — отмахнулась Варвара-Мария. — Не бывает у простых людей такой ауры. Сплошное пламя.

Пламя? Эй! А это неплохо.

— И что это значит? — с любопытством спросил я.

— Если бы я знала, — пожала плечами Варвара- Мария.

— Послушайте, Варвара-Мария…

— Можно просто Варя, — отмахнулась экстрасенс.

— Ну ладно! Варя. Но я же обычный человек. И ничего не могу. Пока.

— Вот именно! Пока, — выделила слово Варя. — Многие из нас до поры до времени не могут ничего. Вроде бы не могут. А потом в какой-то момент все и происходит.

— Да что происходит-то? — ошалело спросил я.

— Все! — отрезала Варя, опрокинув в себя еще одну стопку.

— Так это хорошо или плохо? — совершил новую попытку я. — Ну то, что у меня аура огненная.

— Не знаю, — упрямо мотнула головой Варвара. — Тьмы я вроде бы не наблюдаю. Но и светлые не имеют таких аур. Скорее всего, ты просто заготовка. Попадешься в руки какого-нибудь темного колдуна, вот он и сделает из тебя что-то. А быть может, ты просто сгоришь в собственном пламени.

— Очень оптимистично, — буркнул я. — Я, между прочим, выбрал путь Света.

— Чепуха! — поморщилась Варвара — Не мы выбираем путь, а путь выбирает нас… Я вижу, толку от нашего разговора немного. Ты… иди. Быть может, все и уладится. Хотя я лично в этом сомневаюсь.

— Ну мы еще встретимся и поговорим, — предложил я, направляясь к двери.

— Боже упаси! — донеслось мне в спину. — Я еще не настолько стара, чтобы умирать.

— Не понял? — удивленно обернулся я.

— Сам посуди, в каком случае ты захочешь вновь встретиться со мной? — печально спросила экстрасенс и тут же сама ответила: — Только тогда, когда тебя встретит темный и ты станешь его орудием. А я не хочу знаться с этим отродьем! Я хоть и ведьма, но в Тьму не спешу.

— Да не стану я орудием темного! — уже сердито отозвался я. — Не волнуйся!

— Если бы… — услышал я, закрывая за собой дверь.

Да, немного я узнал. Но есть повод для надежды.

Я все-таки еще не стал обычным человеком.

Ах да! Надо еще пройти медкомиссию. Я направился в центр, который обслуживал работников нашей фирмы. Обычная формальность. Я уверен, что особо ко мне присматриваться не будут, а поверхностного осмотра для выявления моей необычности маловато будет.

В регистратуре молодой медбрат долго водил пальцем по перечню работников нашей фирмы, пока наконец не нашел меня.

— Так! — Он строго посмотрел на меня поверх очков, водруженных на самый кончик носа. — Я вам даю двойной санлист и вкладыш. Все это потом мне вернуть, я занесу сведения в вашу медкнижку.

Я автоматически кивнул. …Двойной санлист… Двойной Санлист? ДВОЙНОЙ САНЛИСТ!!!

Я принял от медбрата бумажки и некоторое время оторопело их рассматривал.

— Есть вопросы? — нетерпеливо осведомился парень.

— Нет-нет!

Я хрюкнул, пытаясь удержать нездоровый смех, и юркнул в дверь туалетной комнаты в конце коридора. Вот там я уже не сдерживался. Хохотал до слез. Боюсь, что в моем смехе было даже что-то истерическое.

Это же надо, до какой степени могут совпадать магические артефакты с обычными мирскими вещами!

Я еще раз рассмотрел бумаги. Ну да! Обычное направление к врачам и их заключение о моей профпригодности. Что может быть обыденней? Да и что делать с этим санлистом? Съесть его, что ли? А что толку? Нет, скорее всего, Двойной Санлист — это что-то другое.

Я смело отправился в поход по врачам. Как я и ожидал, особых проблем нигде не возникло. Разве что у кардиолога. Он долго ломал голову. Как это так — пульс редкий, а давление высокое? И пульс, и давление не то чтобы не в пределах нормы, а вот не сочетаются они как-то.

Я долго объяснял врачу, что это у меня так с детства. И у меня даже имелось то старое заключение. Но тогда врачи ничего не нашли, почему они должны это сделать сейчас? Так что, несмотря на данные медицинские показания, все не так страшно. На том и расстались.

Сан Санычу была гордо предъявлена новенькая медицинская книжка. Я перешел в разряд постоянных работников. На том такое милое совпадение можно было бы и забыть. На дворе стоял сентябрь.

Надо сказать, что сентябрь — отличное время года. Хотя я не уверен, что со мной согласятся учащиеся. В наличии имеются все дары природы. Но в чем самое сладкое? Отвечаю: самое сладкое заключается в том, что некоторые из даров природы надо добывать самому. В частности, это касается походов в лес с ночевкой в составе коллектива отдела. Начальство практиковало такие мероприятия. Они сплачивают коллектив и стимулируют взаимовыручку.

Вот мне и предстояло проверить на практике, чем сплачивают и кто кого выручает.

«Безлошадных» подбирал начальник отдела лично. Я специально оставался на ночь у второго мужчины нашего отдела, Игоря. Слишком уж далеко за мной ехать пришлось бы. Толя должен был взять «хозяйство». Экипаж у Сан Саныча классный. И водит он его отлично. Рано утром мы уже прибыли на место.

ГЛАВА 16

Место отличное. Сам бы не смог подобрать лучше. Лес тут выходит к реке. Представьте себе: чистый сосновый стройный частокол на косогоре. Светло-желтый, какой-то солнечный песок пляжа и сине-зеленые струи прозрачной проточной воды. С косогора видны стремительные тени мелькающих в толще вод рыб.

Место для бивуака подготовлено. Видно, что тут отдыхали не раз и не два. И главное — чисто! Ну да, добраться сюда сложно. Пропетляли мы по лесу и полям прилично. Но ведь чисто!

Пока мы сноровисто устанавливали палатки, а девчонки охали и ахали, восторгаясь видами и воздухом, Сан Саныч гордо достал спиннинги, переделанные им под «донки», и промаршировал к берегу. Это у него хобби такое — рыбная ловля.

Ну вот. Все готово. Осталось только развести уютный костерок для создания той самой романтики пикника.

Я сложил «домиком» сухие веточки и по привычке, прошептав соответствующее заклинание, щелкнул пальцами. Я не ожидал какого-либо эффекта. Впрочем, его и не последовало. Но мне показалось, что с моих пальцев сорвалась и канула среди веточек микроскопическая искорка. В этот момент Толик щедро попрыскал «растопкой» на костер и бросил горящую спичку. Я отшатнулся, а костер весело затрещал, разгораясь.

Пока все общество обсуждало, что же мы все-таки будем готовить, я пытался сообразить — показалось мне или не показалось. Сразу же проверить, что ли?

— …Коля, ты что молчишь? Что тебе лучше, шашлыки или уха? — требовательно обратился ко мне Игорь.

Игорь сугубо городской житель. Понятие «выезд на природу» у него неразрывно связано с понятием «шашлыки» или «уха». Причем о технологии приготовления того и другого нет ни малейшего понятия.

— Мангал есть? — деловито спросил я.

— Нет, — несколько растерянно отозвался Игорь.

— А мясо замариновал вчера? — продолжал наседать я. — Что-то я этого не припомню.

— Так его еще и мариновать надо? — ужаснулся Игорь.

Ну что еще ждать от человека, для которого процесс приготовления пиши — тайна за семью печатями. Все, что необходимо, — это наличие хлопотливой мамы. А именно она у Игоря и была.

— Значит, шашлык отпадает, — решил я. — Обсудим второе предложение — уху.

Я внимательно взглянул на Сан Саныча, который задумчиво восседал над явлением, именуемым среди специалистов мудреным словом «борода». Для неопытных поясню. «Борода» — это большой или маленький (это уж кому как повезет) ком перепутанной лески. Вероятность появления «бороды» обратно пропорциональна опыту рыбака.

Игорь тоже обратил пытливый взор на начальника. По лицу коллеги я понял, что он уразумел несвоевременность задавания вопросов начальнику. Такие веши, знаете ли, чувствуются.

— Будем готовить из того, что имеется в запасе, — вздохнул Игорь.

— Ну вы готовьте, — хмыкнул я, неторопливо поднимаясь. — Я пройдусь.

Мне не терпелось попробовать еще раз заклинание фаера. Был он на самом деле или мне только показалось.

— Коль, ты куда? — донесся из-за спины девичий голос.

Это Елена. Или, как ее еще мы звали между собой, Елена Прекрасная. Это у нее пунктик есть такой. Слишком уж много внимания уделяет своей внешности, причем даже в ущерб всему остальному.

Ведь как обычно? Утром, появляясь на работе, начинается «чистка перышек». Татьяне и Таисии хватает десяти минут, чтобы нанести утренний (дневной и вечерний) марафет. База заготовлена еще дома, на работе остается нанести последние штрихи боевой раскраски. Но не для Елены!

У Ленки процесс растягивался на полчаса, как минимум. Сан Саныч — иногда ему приходилось это наблюдать — хватался за сердце и искал валидол, которым он сроду не пользовался. А Лене, похоже, доставлял удовольствие сам процесс.

Нет, девчонки у нас были неплохие. Та же Елена, к примеру. Она могла прочитать огромную статью в научном журнале и потом в двух-трех абзацах изложить основную суть. Это не всем дано. Мне так точно нет. Татьяна и Таисия, под кодовым названием 2Т, были незаменимы в деле составления и выполнения всяческих планов и других сумасбродных идей. Именно из их фантазий Сан Саныч вычленял зерно истины и подавал его на реализацию мужской части коллектива.

Но Аранта поселилась в моем сердце. Ее образ вызывал у меня щемящую грусть. И хотя я понимал, что вряд ли ее когда-нибудь снова увижу, я не собирался выселять из сердца милое лицо.

— Я пройдусь, осмотрюсь по сторонам, — сообщил я, поворачиваясь.

— А можно я с тобой? — задала вопрос Ленка и наивно захлопала ресницами на мой несколько удивленный взгляд.

Этого еще не хватало! Надо принимать срочные меры.

— Да? — Я иронично прищурился. — А ты не приняла во внимание вон те кусты?

Я рукой указал на недалекий кустарник.

— А что же в них такого? — недоуменно спросила Елена.

— В них тучи комаров, — важно пояснил я. — И они ждут не дождутся, чтобы из кого-нибудь выпить кровь.

— А ты?

— Я? А у меня кровь ядовитая и комарам не нравится.

Ну конечно же ей такой ответ не по нутру пришелся. Ленка надула губки и сердито отвернулась. Я усмехнулся и зашагал вдоль кромки воды вверх по течению.

— Ты там не шуми! — услышал я распоряжение Сан Саныча. — Рыбу мне не распугай!

Едва скрылся из виду лагерь, я сразу же попытался повторить попытку вызова. Ну и ясно, что ничего не получалось. Как я ни старался, как ни тужился, искорки не случилось.

«Наверное, действительно показалось», — уныло подумал я.

Но все же надежда всколыхнулась в душе. А вдруг! Быть может, у меня сейчас очень маленький запас. Поднакоплю вот, а потом снова попробую. И лучше ночью. И еще попробую не фаер, а осветительный пульсар. Осветительные у меня лучше получаются. А еще лучше — боевые, но об этом в моем состоянии можно только мечтать.

Если все же не показалось, то надо будет тогда работать над увеличением резерва. Мне бы хоть как-то проявиться. А там явится по мою душу Викентий. Он уж меня заберет, а там есть такие умы и деятели, что мигом придумают, как меня в прежнее состояние вернуть.

Тяжелее всего ждать и догонять, это всем известно. И многие побывали в таком далеко не милом состоянии. Но никогда в моей прежней жизни, ну как мне кажется, я так не мучился. А еще надо было держать лицо и не показывать обуревающее меня нетерпение. Мы сидели возле костра, я, как мне кажется, неплохо держал это самое лицо.

Как всегда, разговор незаметно свернул на обсуждение новых книг, кто что прочитал.

— Вот я вчера закончил одну очень интересную книженцию, — со вкусом рассказывал Сан Саныч. — Ох, автор там лихо все загнул. Представьте, главный герой не поделился каким-то артефактом с коллегой по работе. Ну они в игру на компьютере играли… Да-да, Толя! Это тебе очень наглядный пример того, как вредно посвящать все свое свободное время этой пагубной привычке. …Так о чем это я?.. Ага! Вспомнил. Не поделился, значит, артефактом, добытым в совместной игре с коллегой по работе. А тот соответственно обиделся. Представьте себе подлость! Этот, с которым не поделились, магом оказался. Причем самым натуральным. И этот маг главного героя забрал и перенес в другой мир. Мол, будешь знать, как не делиться артефактами. …Одного не могу понять, какого демона этот маг в мелкой конторе работал?

— А может, ему нравилось прикидываться обычным человеком, — предположил я. — Но тогда не вяжется такая его реакция. Тем более что речь-то шла об игре, а не о реальном артефакте.

— Эх, — мечтательно вздохнула Таисия, — заиметь бы такой реальный артефакт.

— Уж ты бы тогда делов наворотила! — в тон ей добавил Толик.

Я испытующе посмотрел на сгущающиеся сумерки и решил попробовать.

— Ты куда? — сразу же заметил мое движение начальник.

— Туда, куда ходят в гордом одиночестве, — отозвался я.

— Смотри, в воду в темноте не свались, — хмыкнул Сан Саныч. — …А вот еще я одну книгу достал… Вернее, не достал, а скачал. Ее так просто не купить, только доверенным дают ссылку на сайт, где ее можно скачать…

Я скользнул в темноту, стараясь быстрее выйти из поля видимости разговаривающих коллег. Тьмы, такой, что хоть глаз выколи, не было. Я достаточно хорошо различал стволы сосен, которые встречались на моем пути. Вот с паутиной — это да! Проблемы. Пауки, гады, постарались. Я тихонько ругался, сдирая с лица очередное творение арахнидов.

Ну вот вроде бы нормальное место. И ребят не видно, и отблески костра все же просматриваются. Не заблужусь.

Я, замирая сердцем, пробормотал заклинание и сделал необходимый жест, фокусируя то, что по идее у меня имеется, на это немудреное магическое действие.

Сначала ничего не произошло. Но не успело уныние завладеть моей душой, как с кончиков пальцев правой руки сорвалась крохотная искорка, подмигнула мне голубым светом и… погасла.

Я чуть не заорал на весь лес от радости. Ну и что, что микроскопическая? Ну и что, что сразу погасла? Главное — получилось! Теперь надо сосредоточить все усилия на создание запаса, достаточного для того, чтобы вытряхнуть из кабинета деятелей СПМН. А то я тут загибаюсь, а они и рогом не шевелят.

Куда качать будем? Я вспомнил про плечо. Именно там как-то тан Тюрон советовал энергию держать. Ну это еще когда я не был магом вне уровней.

При воспоминании плечо резануло острой болью. Это еще что за подлость? Я попытался снова ощутить плечо как место для накопления резерва. Снова болит, но уже не так сильно. Значит, придется еще и его разрабатывать. Я присел на поваленный ствол, раздумывая над тем, что и в каком порядке мне предстоит сделать.

Назад в лагерь я прихрустел довольный и умиротворенный. Появилась перспектива.

Сан Саныч шуршал внизу, у речной кромки, возясь с донками. Толик помогал ему. Девчонки залезли в палатку, устраиваясь поспать. У костра сидел один Игорь, задумчиво ковыряясь палочкой в углях и подкидывая иногда веточку-другую, чтобы костер не загас.

— А, явился? — встретил он меня. — Где пропадал? Сан Саныч уже волноваться начал.

— Меня что, так долго не было? — удивился я.

— Да вообще непонятно, где ты был! — сердито сказал Игорь. — Мы тебя уже даже звать начали.

— Громко? — осведомился я.

— Что — громко? — опешил Игорь.

— Звали громко? Я что-то не припомню, чтобы крики слышал.

— Ну не громко, — неохотно признал Игорек. — Сан Саныч сказал, что шум в лесу ночью не желателен.

— Вот! — указующе поднял я указательный палец. — Значит, я был за пределами слышимости.

— А вот оставлю я тебя за пределами премии! — прогудел Сан Саныч, появляясь в освещенном костром пространстве. — Сказал же, далеко не отходить! Этак и заблудиться можно. Я же ответственность за вас, охламонов, несу.

— Это ты девочкам говори, — огрызнулся я. — А я в лесу с детства брожу. Заблудиться не могу по определению. И не пропаду, даже если и заблужусь. Знаю как, где и что. А в это время года, так и подавно. Одними грибами могу питаться неделю.

— А потом? — жадно спросил Игорь.

— А потом на орехи перейду, — отрубил я.

— Грибы, они и ядовитыми бывают, — мудро заметил Толик, устраиваясь рядом со мной.

— Я опытный грибник, — гордо заявил я. — Главный принцип: не знаешь — не бери!

— Тогда мне вообще не светит грибы попробовать, — печально заметил Игорь.

— Почему? — удивился Сан Саныч. — Вон продаются, какие хочешь.

— Мама, — печально вздохнул Игорек. — Она категорически не берет грибы с чужих рук. Не доверяет. А вдруг, говорит, их у Чернобыля собирали.

— М-да, — задумчиво кивнул Сан Саныч. — Тоже вариант…

Внизу затрещала катушка одной из донок. Мы все хором сыпанули по косогору к реке. Впереди несся Сан Саныч, размахивая фонарем. За ним, буквально наступая ему на пятки, прыгал Толик, раскладывая на бегу складной подсак. Мы с Игорем олицетворяли группу поддержки, чтобы шумом трибун и скандированием слоганов создать соответствующую случаю атмосферу. Сан Саныч перекинул фонарь мне и, подпрыгнув к донке, ухватил ее и резко подсек. Сопя от старания, он начал выбирать леску.

Все же азарт — это что-то! Возбужденное пыхтение Сан Саныча, выводящего рыбу на прицельную дистанцию подсака Толика. Ругань Игорька, не рассчитавшего глубину и набравшего в сапог воды. Команды Толика: «Правее! Еще правее выводи!.. Стоп! Теперь левее!.. Да куда же ты?! Она же сорвется!»

Я тоже поддался общему ажиотажу. Увидев, как напряженно вибрирует удилище, я убежденно заявил:

— Это, должно быть, большая рыба!

— Не на меня свети, а на воду! — огрызнулся Сан Саныч, ожесточенно крутя ручку катушки.

Я послушно перевел пятно света на гладь реки.

Вначале ничего не было, но потом я увидел, как из глубины появляется темный силуэт. Дергая хвостом и извиваясь, рыба пыталась воспротивиться выуживанию.

Толик заскочил еще глубже и, извернувшись, удачно завел подсак под хвост рыбины.

— Есть! — торжествующе выдохнул он, поднимая подсак вверх. — Сом!

— Ну положим, не сом, а соменок, — благодушно поправил его Сан Саныч.

— Самый настоящий сом! — убежденно заявил Толик. — Вон какой здоровый.

— Не видел ты здоровых, — хмыкнул начальник. — Вот было один раз, на Десне. Я сидел на берегу, а по реке плыла лодка. Плыла против течения. И что характерно, мотора я не услышал. …Давай его сюда, в садок запускай! …Так, а в лодке, значит, мужик мечется и орет дурным голосом: «Ратуйте!» А от носа лодки струна натянутая идет. Вот это был сом! Метра два длиной. А быть может, и больше. …Коль! Садок привяжи и опусти в воду. Только крепче привяжи. …Давай сюда фонарь!

Сан Саныч расслабленно отправился к костру. Ребята, возбужденно переговариваясь, двинулись следом. Я перевел взгляд на соменка, слабо трепыхающегося в садке, который я держал на весу.

Внезапно глаза соменка зажглись янтарным светом.

«Не рискуй! Здесь тебя защитить некому», — явственно прозвучало в моем мозгу.

Так же внезапно, как и загорелись, глаза рыбы потухли. Я был настолько ошарашен, что не успел задать ни одного вопроса! Мне же жизненно необходимо знать, что делать! Ну что за невезенье?! И кто, что тоже интересно, мне такие предупреждения шлет?

Сердито опустив садок в воду, я зашагал в сторону лагеря. А вот все равно буду тренироваться!.. Защитить меня некому. Да тут и нападать на меня некому! Разве что «чистильщикам». Так я не против, а очень даже за!

ГЛАВА 17

Местом тренировок я избрал все ту же поляну, с которой все и началось. Вот тянуло меня туда. Не знаю, что именно, но тянуло.

Начинал с малого. Пытался «загнать» энергию в воображаемый резервуар в плече. Первую неделю — ничего! А вот потом начал что-то ощущать. Вроде как заплескалось там что-то. Такое тепленькое и греющее душу.

Конечно же первая попытка создать осветительный пульсар вновь опорожнила мой воображаемый резервуар насухо. Удивляться тут не приходится. Уж слишком очищенным от магии меня сюда забросили.

Зато сияющая голубым маленькая точка моего пульсара просуществовала целых пять минут! Я специально засекал время по своим наручным часам.

Я, изможденный и счастливый, устроился на корнях дуба и даже спел песню. Жаль, нет у меня таланта Тартака. Тот если бы спел, так спел бы! Во-первых, всех посетителей леса, а также жителей близлежащих дачных поселков вымело бы на несколько километров. И потом они еще долго даже приблизиться к этому месту не смели бы. Во-вторых, поющий тролль — это ли не нарушение магических ограничений? Да тут СПМН собралась бы в полном составе! Да еще и запасных с собой прихватила бы.

Я печально вздохнул. Вот что не дано, то не дано. Будем тренироваться дальше.

Впрочем, что это я так расслабился? Я ведь сюда прихожу не только магию разрабатывать.

Из-за того, что у меня обнаружился дефицит магических «прибабахов», мне пришлось восстанавливать умения, привитые нашим славным учителем боевых искусств Ваграном Скитальцем.

Вот уж не думал, что придется поминать его добрым словом. Как я уже вспоминал, его приемы уворачивания и выскальзывания из захватов очень помогали во время утренних и вечерних поездок в пригородной электричке. Те, кто ездит на своих автомобилях, меня не поймут. А вот попробуйте в час пик в общественном транспорте съездить, сразу все поймете! Зуб даю! Только не драконий. Чего нет, того нет. Пока!

Пригодились мне и другие приемы. Пару раз всего-то, но пригодились. Вообще-то фигура у меня ничего, достаточно внушительная. Не Тартак, понятно, но все же я достаточно крепкий парень. Поэтому местные гопники ко мне особо не задирались. Во-первых, я тут с детства и всех знаю. И меня соответственно все знают. Во-вторых, дураков нет. Вот гопники есть, а дураков почему-то нет.

Поэтому вблизи от дома я смело ходил даже в самое темное и глухое время суток. А вот в других районах меня не знали. И дураков там хватало. А дураков учат. Вот мне и приходилось брать на себя роль учителя. Нет, до смертоубийства не доходило, слава Единому! Но учил добросовестно и доходчиво. После выхода из больницы ни один не захотел дополнительных уроков, а это что-то да значит.

Я в быстром темпе провел несколько комплексов укрепляющих приемов. Да, приходится вставать очень рано, но я упорно каждое утро начинал именно с этих упражнений.

Дни бежали за днями. Прошла пора октябрьского разноцветья листвы. Потянулись унылые дни ноября, сдобренные такими же унылыми дождями, которые умудрялись идти беспросветной чередой.

Мой уровень владения магией возрос, как и возрос резерв. Я снова могу создавать иллюзии. Не сложные, понятно, простенькие, но это уже что-то. Мои пульсары теперь живут значительно дольше. Я даже умудрился фаером сбить желудь, который никак не хотел падать вниз. Но вот достичь того уровня, который был необходим для того, чтобы мной заинтересовались «чистильщики», никак не получалось.

Я вытер лицо полотенцем и взглянул на часы. Это не страшно, что еще темно. В ноябре утро наступает поздно. Подсветка циферблата — очень полезная вещь. И в крайнем случае я могу выщелкнуть осветительный пульсар. Но я избегаю это делать. Уж слишком большой урон такое действие наносит моему резерву. До того момента, когда мне необходимо уже будет бежать на электричку, еще было время. Что бы еще сделать такого?..

— А ты неплохое место выбрал, мальчик, — раздался женский, с легкой хрипотцой голос.

Я резко обернулся на звук. В нескольких шагах от меня стояла стройная лама в стильном теплом костюме. Она небрежно похлопывала себя по ноге сломанной ореховой веточкой.

— Что же это ты? — продолжила дама. — Был в гостях, а не зашел? И как ты умудрился выскочить из нашего пространства? Впрочем, от твоего народа можно ожидать чего угодно.

— Кто вы? — Я задал этот вопрос, практически зная на него ответ.

Не этот ли голос я слышал во время междусобойчика в замке Тэлэвиарэля?

— Ах да. — Дама ласково мне улыбнулась. — Пришлось маскироваться. А ты здорово сдал со времени нашей последней встречи. Но что же ты хотел? Инферно и не такое творит с теми, кто туда попал.

Дама сделала незамысловатый жест, снимая иллюзию, и вот передо мной стоит суккуба. Та самая, что противостояла нашей мужской части группы в том самом бою. Уж не она ли была моделью карикатуриста Херлуфа Бидструпа? Такие же утрированные, но соблазнительные женские формы. Ее не портили даже небольшие рожки, проглядывающие сквозь серебристую шевелюру волос, ноги, заканчивающиеся копытцами, и хвост с серебристой же кисточкой в виде сердечка на кончике.

— Ну что, малыш? Сам пойдешь или поупираешься? — прищурила глаза суккуба.

Я почувствовал, что, как и тогда, во время боя, меня охватывает какое-то бессилие. Руки сами собой опустились вниз, колени слегка подогнулись, плечи повисли.

— Совсем другое дело! — одобрительно кивнула мне демоница. — Вот никто не догадался, что ты мог спрыгнуть. А я так и подумала сразу. Оставалось только проверить…

Неожиданно в моем мозгу что-то щелкнуло, снимая оцепенение. В памяти всплыла морда соменка, его горящие янтарным светом глаза и слова: «Здесь тебя защитить некому». Ну раз защитить некому, то придется защищаться самому. Просто так сдаться и позволить утащить себя на верную смерть я не мог.

Я сделал несколько резких движений, стряхивая остатки оцепенения. Потом впечатал кулак правой руки в раскрытую ладонь левой и, не опуская взгляда, совершил ритуальный поклон начала схватки.

— Ох ты! — изумленно взлетели вверх бровки суккубы. — Мальчик желает потанцевать? А почему бы нет? Пожалуй, я доставлю тебе и себе такое удовольствие.

Демоница сделала шутливый реверанс и, пританцовывая, пошла по кругу, цепко присматриваясь ко мне. Я замер в расслабленной стойке, фиксируя ее перемещения боковым зрением.

Надо же, чуть было не прозевал ее стремительный прыжок ко мне. Но не прозевал же! Я немедля сместился навстречу и чуть в сторону, уходя с траектории и заставляя суккубу перегруппироваться, чтобы попытаться нанести новый удар, в то время как мой собственный был уже готов.

Конечно же мне претило драться с женщиной. Воспитание активно восставало против такого поведения. Пришлось напомнить ему (воспитанию), что в данном конкретном случае речь идет о моей жизни как минимум, и всякие там «позвольте» или «простите» неуместны. Это можно будет потом сказать, когда я урою это чудо.

Удар мой был хорош. Точный, выверенный. Суккубу отбросило к окраине поляны. Она тут же вскочила на ноги и разъяренно зашипела.

— Не беспокоит? — поинтересовался я, вновь становясь в расслабленную стойку.

По тому, как смазались последующие движения суккубы, я понял, что она ускорилась. Не проблема! Я быстро вошел в «темп» и успел перехватить выпад демоницы.

На этот раз ее полет был более впечатляющим. Это всегда так. Когда работаешь в ускоренном состоянии, сила и резкость ударов возрастают. Это вам любой ниндзя скажет. Если мне все же как-нибудь доведется встретиться с Ваграном, в ножки ему поклонюсь. Натаскал он меня очень хорошо.

— Змееныш… — проскрежетала суккуба, поднимаясь с разворошенной листвы.

— Драконыш, если уж на то пошло, — любезно поправил ее я.

Из руки демоницы вырвался сгусток дымного пламени и устремился к моей груди. Я понял, что не успею уклониться. Но этого и не потребовалось.

Меня на миг окружило желтым сиянием, и… пламя бессильно растеклось по серебряной чешуе. Как-то вот так получилось. Я перешел в ипостась дракона, и это случилось очень быстро и неожиданно для меня.

Я разъяренно хлестнул хвостом, снеся несколько сосенок и достаточно толстую осину.

— Теперь мой черед! — пророкотал я, поплевывая огоньком (исключительно для создания должного психологического эффекта).

Я приготовил для суккубы порцию «ясного пламени». Демоны его не переваривают в силу своей природы.

Но суккуба не дала мне совершить этот благой поступок. Она что-то бросила себе под ноги, шагнула в ударивший из земли гейзер желтой субстанции и исчезла.

Это же нечестно! Я в образе дракона остался стоять посреди поляны, сердито пялясь на то место, где только что была демоница.

— Я почему-то так и думал, что это будешь ты, — услышал я знакомый голос.

А что? Преобразование меня в дракона — это ли не магическое воздействие, достаточное для того, чтобы заинтересовать Викентия?

— И тебе не кашлять! — пробурчал я, преобразовываясь в человеческую ипостась.

Я с огромным удовольствием и некоторым удивлением ощутил, что вновь обрел свою силу и способность к магии.

— Извини! Конечно же здравствуй. Как ты здесь оказался? — Викентий с некоторым удивлением и беспокойством осмотрел поляну. — И зачем ты тут все перепахал? Я уж подумал…

— Об этом как-нибудь в другой раз, — торопливо отозвался я. — Извини, но мне надо срочно домой. Обещаю, что потом все тебе расскажу.

Я вспомнил все необходимое для создания портала к нашему с Тцмоном домику. Эх! Соскучился я по всем нашим ребятам. Что там у них?.. Так, главное, не перепутать вектор! И… Ничего.

Я растерянно смотрел перед собой. Все та же поляна, и Викентий, с сочувствием наблюдающий за моими стараниями.

— Вот и у нас не получается, — вздохнул он. — А кристаллов телепортации у нас осталось не так уж и много. И еще один придется потратить на вызов сюда «чистильщиков».

— Зачем? — автоматически спросил я.

— А тебя ничего здесь не смущает? — вопросом на вопрос ответил Викентий.

М-да! Я затоптал тлеющую кучу листьев. После наших с суккубой танцев было полное впечатление, что по поляне прошелся маленький, но очень интенсивный торнадо.

— И списать все на группу отдыхающих не получится, — кивнул Викентий. — Вот взять хотя бы вот эту гадость…

Он направился к луже булькающей желтой субстанции, оставшейся на месте исчезнувшей демоницы.

— Стой! — крикнул я. — Еще не хватало, чтобы и ты провалился в инферно.

Викентий резко остановился, с ужасом глядя на невинную лужицу. Потом он перевел взгляд на меня.

— Инферно? Что ты такое говоришь, Колин? И ты мне так и не сказал, откуда тут появился и чем занимался?

— Появился я тут уже давно, — устало присаживаясь на пень, сообщил я. — Просто не мог вызвать вас. Так получилось. И не спрашивай меня, что именно. Это не моя тайна. А вот чем я тут только что занимался: отбивался от настойчивого приглашения посетить Хаос. Как-то не очень меня туда тянет.

— И что? — с любопытством спросил Викентий.

— Что-что! Вот в эту самую лужу приглашающая меня сущность и прыгнула. Кстати, ей ничто не помешало создать портал и уйти. Почему бы это, а?

— Ты же сказал, что это проход в инферно, так? — Викентий с некоторой опаской покосился на булькающую лужу.

Лужа постепенно успокаивалась и уменьшалась в размерах. Но все равно была еще очень велика.

— Да, — кивнул я, — И один раз я там уже успел побывать. Не советую повторять мою попытку.

— Тогда это магия Хаоса, — пожал плечами Викентий. — А для нее существуют иные законы, не соответствующие нашим.

— То есть она смогла покинуть этот мир, а я не могу? — уточнил я.

— Вот об этом я тебе и толкую! — воскликнул инспектор СПМН. — А кто это — она?

— Суккуба, — сказал, как плюнул, я.

— Ох ты ж. Единый! Демон проявился в этом мире! — испуганно отшатнулся Викентий.

— Где?! — так и подскочил я с пенька.

В руке у меня зашумел огромный боевой пульсар, плюющийся искрами оранжевого пламени.

— …Э-э-э, — побледнел Викентий, уставившись на пульсар в моей руке. — Ты же сам сказал, что он (или она) ушел…

Я сердито сплюнул себе под ноги и всосал пульсар обратно.

— Так что ты стоишь? — осведомился я. — Вызывай «чистильщиков»! Только пусть это будут ребята Дона.

— Э-э-э… Я тебе уже говорил, что кристаллов телепортов у нас осталось очень мало? — замялся Викентий.

— А я тебе. говорил, что это прямой билет в инферно? — огрызнулся я, кивнув на лужу.

После того как я понял, что вернуться в Магир у меня не получится, настроение стремительно скатывалось в сторону полной депрессии.

— Кстати! — встрепенулся я. — А оттуда сюда могут сейчас прийти неприятности?

— Не знаю, — поежился Викентий, возясь со своим оригинальным переговорным устройством. — Меня убеждали, что сюда вообще совершить «прокол» очень сложно. Особенно если этот мир стабилизирует серебряный дракон с его непредставимой силой.

— Ну честно говоря, силы у меня на тот момент как таковой и не было… — начал я и замер, сообразив, что произошло.

Ведь все свое я потерял именно в инферно. То есть на Землю я попал уже в ипостаси обычного человека. И вот суккуба, стремясь выслужиться перед скопищем демонов, пробивает барьер сюда. Вот и то, что осталось там, также смогло переправиться в этот мир…

— Эй! — Викентий озабоченно помахал перед моим лицом растопыренными пальцами. — Ты в порядке или тебя достало одно из отложенных заклинаний?

— Уже в порядке, — вздохнул я, вываливаясь из прострации. — Так, где твои ребята?

— Уже в пути, — обрадовал меня инспектор. — Слушай, Колин! Ты мог бы нам помочь.

— Чем? — удивился я. — Ты же сам видел, что портал у меня не получился.

— Это потому, что ты его создавал между мирами, — заторопился Викентий. — А вот внутри мира порталы действуют. Я у тебя много не прошу. Просто заряди нам кристаллы, а?

— А ты сам? — удивленно взглянул я на Викентия. — Если не ошибаюсь, у тебя вроде бы был первый уровень Дара?

— Ну если точно, то второй усиленный, — вздохнул инспектор. — Это хорошо, но для зарядки кристаллов недостаточно.

— Ладно! — кивнул я. — Чем смогу — помогу… Подожди! А помнишь нашу первую встречу?

— Еще бы! — хмыкнул довольный Викентий. — Ты тогда был такой слабенький и глупенький, просто конфетка!

— Эй-эй! Я попросил бы! — нахмурился я. — У вас осталось мало кристаллов, если ты вдруг об этом забыл.

— Не то что сейчас, — укоризненно вздохнул Викентий. — Шантажист!

Тонко свистнуло, и на поляне появился Дон в сопровождении долговязого Михаила.

— О! Кого я вижу?! — воскликнул Дон и двинулся ко мне, протягивая руку для пожатия..

— И шо мы здесь делаем? — озабоченно оглядываясь по сторонам, поинтересовался Михаил.

— Не мы, а вы! — уточнил Викентий. — Приводим все в порядок, да так, чтобы и следа не осталось. Особенно вон от той гадости!

— Викентий, вы говорите мне обидно, — отозвался Михаил. — Но таки да! Вот та гадость мне не по зубам! И шо вы себе думаете? Еще старый Рафаил, а это был очень умный еврей, смею вас заверить, говорил мне… Он мне говорил: «Мишаня, мальчик мой, бери те дела, которые тебе по плечу! Не пытайся, как тот Мойша, брать все и сразу! Это добром не кончится!» Вот эта конкретная лужа, она таки да, добром для меня не кончится.

— Миша! — закончив обряд рукопожатия со мной, обернулся Дон. — Вы забыли, что тут присутствует тот, кто обезопасит нас от вредных влияний.

Михаил перевел взгляд на меня. Мне показалось, что он только сейчас меня заметил.

— Дон, вы мне хотите сказать, что этот мальчик обезопасит меня от эманаций Хаоса? Вы считаете, что это смешная шутка? Вам надо побывать на «Юморине»! Там вы узнаете, что такое настоящая шутка.

— Михаил, неужели вы его не узнаете? — улыбнулся Дон. — Вспомните ту веселую компанию, когда нас вызвали сюда в первый раз.

— Я помню второй раз! — огрызнулся Михаил. — И я помню, что сказала мне Моня, когда узнала, что я связался со спецслужбами. Или вы мне хотите сказать, что этот мальчик обезопасит меня от Мони?

— Ну ей необязательно надо все рассказывать, — неуверенно предложил я.

— Моня, о которой говорит Михаил, обладает Даром, — вздохнул Дон. — Она все и так узнает.

— Тогда пусть узнает, что вы это делали под принуждением, — кивнул я, прокачивая энергию. — Такая величина боевого пульсара вас устроит?

— Пусть будет еще чуть больше, и добавь немного багровых тонов, — тут же среагировал Михаил.

Он немного помолчал, наблюдая за тем, как я послушно подстраиваю пульсар под его требования. Потом патетически воскликнул:

— Пусть так! Но я подчиняюсь вам только под действием силы! Кстати, в мой нейтрализатор таки неплохо было бы добавить энергии. Вы же знаете, что моего третьего уровня для такой задачи не хватит…

Сплошное удовольствие наблюдать за работой профессионалов. Поляна приобрела тот самый вид, который и имела до появления на ней суккубы. Правда, с порталом в инферно пришлось повозиться. Во время всей процедуры Михаил недоуменно на меня поглядывал и потом воскликнул:

— Шоб ты был здоров! Если бы я не знал, шо ты светлый, то я бы мог поверить, шо ты демон. Шо вы себе думаете? Этот мальчик совсем не затратил энергии из моего нейтрализатора! Он может управлять силами Хаоса!

— Именно поэтому на него и охотились демоны, — кивнул Викентий.

— Не говорите мне о демонах, шоб они были так здоровы, как мы их любим. И шо? Мы теперь должны ходить и оглядываться?

— Не думаю, — отозвался Дон. — Миша, если мы уже закончили, то надо торопиться домой.

— Да-да! — торопливо согласился Викентий. — Спасибо за работу, до свидания!

— Ай-ай-ай! — укоризненно покачал головой Михаил. — А он таки думает, что мы забудем?

— Угу! — задумчиво рассматривая Викентия, согласился Дон.

— Что еще? — недоуменно поднял брови инспектор. — Вы что-то не сделали?

— Мы не делали одной очень нужной вещи, — мило улыбнулся ему Дон. — Мы не вытряхнули из одного прижимистого инспектора СПМН кристаллов телепортации. Ты что думаешь, мы сюда верхом на джинне прискакали?!

— Эх! — вздохнул Викентий. — Джинн нам бы сейчас точно не помешал. Нет у меня пока кристаллов. Вот если этот парень мне поможет, тогда будут.

— А я не сойду с этого места, пока ты мне их не дашь, — твердо заявил Дон. — Мне уже домой в Австралию не на чем добираться. А Михаил? Думаешь, он сможет отсюда добраться до Одессы?

— Отсюда — сможет! — заверил я. — Сначала до Киева, а потом покупает билет до Одессы. Все очень просто.

— Дон, вы слышите этого мальчика? — печально поинтересовался Михаил. — Как у него все просто. А он не подумал, что у меня сейчас денег только-только доехать от Привоза до Дерибасовской? Он не подумал, что если я опоздаю забрать Абрамчика из школы, то Моня снимете меня голову, и я ее пойму. Он смерти моей хочет!

— Так! — нахмурился Викентий. — Устройство зарядки кристаллов у вас с собой?

— Вот это уже другой разговор! — обрадованно завозился в своем саквояже Михаил. — Так говорят деловые люди! Я сам зарядить не могу, но всегда ношу его с собой.

— А вы не подумали, что я очень устал после боя? Что мне надо перевести дух? Выпить чашечку кофе хотя бы?

— Нет, вы это слышали?! — возмутился Михаил. — Он таки хочет познакомиться с Моней. Молодой человек, после того как Моня меня убьет (и эта смерть будет на вашей совести), она приедет сюда. И не мечтайте от нее скрыться. Она вас найдет. И тогда вы поймете, что демоны — не самое страшное в этой жизни.

Пришлось мне по ходу поработать приложением к зарядному устройству. Нет, в этом нет ничего сложного. Те, кто уже заряжал кристаллы, меня поймут. Просто скучно и монотонно.

ГЛАВА 18

— Что мне теперь делать? — поинтересовался я у Викентия, когда Михаил и Дон исчезли в рамке телепорта. (Михаил уговорил Дона зайти к нему в гости; Моня изумительно умела готовить куголы.[2])

— А что тебе теперь делать? — хмыкнул Викентий. — Ждать, как и мы. Я думаю, что этот блок когда-нибудь пропадет.

— То есть жить со всем этим набором здесь? — угрюмо спросил я. — Мне надо срочно попасть на Магир. Помнится, ты как-то провел меня туда без телепорта.

— «Тропой инспектора», — кивнул Викентий. — В обход дольше, но надежно. К сожалению, этот путь также перекрыт. Нет уж! Придется тебе пожить здесь. Заодно и нам поможешь. Думаешь, у нас работы убавилось? Как бы не так! Ее стало еще больше.

— А где Маришка? — спросил я, вспомнив ту симпатичную ведьмочку, которая в первую нашу встречу так меня неласково встретила.

— Она осталась на Магире, — скривился Викентий. — Вместе с камнем перемещения, кстати.

— И куда мне теперь? — нерешительно спросил я.

— Как это куда? — поднял брови инспектор. — Домой. Живи, как жил. Иногда, если случай будет сложным, будем тебя подключать. Только теперь будь очень осторожен. Не надо себя особо проявлять.

— Понял, — с досадой сказал я, сообразив, что безнадежно опоздал на работу.

Впрочем, почему опоздал?

— Что ты задумал? — с беспокойством спросил Викентий, наблюдавший за моим лицом.

— Да ничего особенного, — с невинным выражением сказал я. — Просто вычисляю, насколько магия может облегчить жизнь.

— Облегчить жизнь тебе, — уточнил Викентий. — А насколько ты можешь усложнить жизнь нам, ты не подумал? Если ты начнешь трясти магическое поле, то как прикажешь нам нести службу?

— Неужели вы не можете различить, где я, а где кто-то? — удивился я.

— Можем, — хмыкнул Викентий. — Тем более что тебя сложно с кем-то спутать. Давно у нас не было мага такого уровня.

Он с нехорошим интересом посмотрел на меня и добавил:

— Грех не воспользоваться.

— Я отвечу любимым выражением одного моего друга, — возвратил я инспектору улыбку. — Где на меня сядешь, там и слезешь.

Материализовался я в туалете. Не надо смеяться! Самое удобное место.

Я поправил прическу перед зеркалом и в самом благодушном настроении зашагал к своему отделу.

Еще бы! На «мгновенном ответе» у меня висели: «алмазный экран», «защитный кокон», «возьми себе», «воздушный кулак» и «ледяная стрела». Причем все заклинания были настолько энергетически накачаны, что даже неслышно гудели. Ну неслышно для других, естественно.

За своим столом сонно покачивался Игорек. Это у него «фишка» такая. Он рано встает и рано приезжает на работу. И вот уже на работе он досыпает то, что недоспал дома. На все вопросы о смысле такого действия он неизменно отвечает: «Зато на работу не опоздаю!» А что? Логично.

— Привет, пехота! — рявкнул я.

Игорь испуганно подскочил и ошарашенно уставился на меня.

— А? — выдавил он.

— Я говорю — привет, — тоном ниже сказал я и весело подмигнул сотруднику.

— Ты чего так рано? — наконец взял себя в руки Игорь. — Дома не ночевал?

— Это не важно, — отмел я вопрос. — Ну что, по кофейку?

— Нету кофе, — печально сообщил Игорь. — Закончился. И деньги на него тоже закончились. Теперь до аванса только на чаях, которые 2Т готовят…

— Это у вас нету, — широко улыбнулся я.

Настроение было такое, что хотелось делать подарки. Прошептать заклинание призыва не составило большого труда. Я наклонился к столу, сделал вид, что что-то вытаскиваю из ящика, и перебросил Игорю пакет кофе в зернах.

— Помни мою щедрость! — великодушно сказал я.

— Но откуда? — растерянно посмотрел на кофе в своей руке Игорь. — Я же вчера там рылся.

Мдя… Это несколько усложняло ситуацию.

— Значит, не зря я там сделал двойное отделение, — строго сказал я. — Ты по какому такому праву там роешься?

— Искал инструкцию… Двойное отделение? Это как?

— Молча! — отрезал я.

— Покажи! — попросил Игорь.

— Еще чего? Чтобы ты и там рылся? Обойдешься! Кофе готовь! — приказным тоном пресек я любопытство сотрудника.

Он конечно же потом полезет. И будет искать, что тоже несомненно. И ничего не найдет. Зато уважение ко мне будет обеспечено.

— …Я вот вчера книгу читал, — яростно вращая ручку ручной кофемолки, начал Игорек. — Старую, еще тех времен. Там экипаж космического корабля на странную планету попал…

— Ты что, до обычной научной фантастики опустился? — прервал я его, отвлекаясь от экрана включенного компьютера.

— Ну надо же узнать, что в других областях пишут, — смущенно попытался оправдаться Игорь.

— Ты еще «Войну и мир» почитай, — язвительно посоветовал я. — Впечатлений на несколько лет хватит.

Начали потихоньку подходить другие сотрудники. Каждый застывал в дверях и с наслаждением вдыхал аромат свежеприготовленного кофе.

День удался! Я уже не с таким пессимизмом смотрел в будущее. Главное, всё при мне. Ну, конечно, всё, кроме Ари. Но это только вопрос времени. Когда-нибудь этот блок будет сломан. И я приложу к этому максимум усилий.

Я вспомнил о Варваре-Марии. Как она там говорила? Я жив только потому, что меня еще не нашел какой-нибудь темный? Ну-ну! Пусть попробует меня найти этот темный. Неизвестно, что еще он тогда же найдет. Причем я не виноват буду, он сам меня нашел.

Надо бы нанести Варваре визит. Ведь ясно же, что у нее есть Дар. Просто он не инициирован в полной мере. Вот пусть ее потом Викентий под свое крыло возьмет. Надо же как-то ему компенсировать потерю Маришки.

Я злорадно усмехнулся. Точно! Не буду откладывать в долгий ящик то, что можно сделать сегодня.

Приняв это благое решение, я сразу же, по окончании рабочего дня, направил свои стопы по известному мне адресу.

Ой-ой-ой! Еще на подходе к офису Варвары я почувствовал неприятные эманации. Они были сродни тем, что исходили от Салтука. Правда, он их достаточно успешно скрывал, и они только изредка проскальзывали наружу. Но тот, кто был поблизости от меня, скрывать свои эманации не считал нужным.

По-моему, он явился по душу Варвары-Марии. Это непорядок! Я не люблю конкурентов. Особенно если от них тянет темным душком.

Я быстро пересек улицу и оказался у стеклянной двери офиса Варвары-Марии. Табличка на ней с внутренней стороны гласила о том, что офис закрыт. Я взглянул на часы. Рановато для закрытия. Сложил ладони козырьком и прильнул к дверному стеклу.

Все равно видно было плохо. Но одно я рассмотреть смог. Секретарша Варвары (кажется, ее звали Маша) полулежала в кресле, откинув голову на подголовник. Плохо!

Я осмотрелся по сторонам. Вроде бы людей поблизости не наблюдалось. А что там с окнами офиса? Они закрыты, распахнута одна форточка. Я озабоченно покачал головой. Форточка-то хороша, но я не «форточник». Подлевитировать к ней не проблема, да только плечи не пролезут. А если посмотреть со двора?

Я поспешил за угол дома. Странное безлюдье вокруг. Похоже на действие «стены отталкивания». Ее нам как-то показывал тан Горий. Но тогда почему она не действует на меня? Впрочем, сейчас это не важно.

Ага, вот есть дверь с большим стеклом. Ну это не проблема. Я мягко положил ладони на поверхность стекла и пропустил через ладони энергию. Стекло в этом месте растаяло.

Любимый фокус темных воришек. Этому нас научил Жерест. Он хоть и не темный, да и воровать-то уже давно не ворует, но фокусы знает.

Я просунул руку в образовавшееся отверстие и повернул «собачку» замка. Тихо скользнул в темноту коридора и аккуратно прикрыл за собой дверь. Снова ладони на стекло, и отверстие закрылось. Ничего сложного. Восстановление структуры. Если времени прошло немного и поверхность не была повреждена, то такое возможно.

Я прошел в холл и быстро обследовал Машу. Она спала. Спала крепко и в ближайшее время просыпаться не собиралась. Это уже лучше.

Я двинулся в сторону кабинета Варвары, стараясь производить при этом как можно меньше шума.

Дверь была слегка приоткрыта. Из-за нее доносился негромкий мужской голос. Скажем прямо: голос был далек от приятного.

— …И ты посмела, несчастная, скрыть это от меня? Немедленно отвечай, где он?

— Я не знаю. Он ушел… — а это голос Варвары.

Голос слабый и прерывающийся. Я заглянул в шелку. Варвара была принайтована к своему креслу какими-то черными нитями. Странные это были нити. Они как будто жили своей жизнью. Бесчисленные концы колыхались в воздухе, извивались и переплетались между собой. Они доставляли женщине неимоверные мучения, чего, собственно, и добивался тощий высокий тип, склонившийся над ней.

— Не лги мне! — проскрежетал темный. — Ты знаешь! И ты мне скажешь. Боль откроет путь правде.

Он сделал какой-то жест рукой. Нити колыхнулись сильнее. Варвара застонала.

Так. Пора прекращать это безобразие! Не знаю, чего добивается этот мрачный тип, но женщину мучить — это моветон!

— Здравствуйте вам в вашей хате! — бодро заявил я, распахивая дверь и ступая за порог кабинета.

Темный отреагировал похвально быстро. Ох, лучше бы он этого не делал! Колдун резко повернулся и выбросил руку в мою сторону. На миг меня окутало марево кокона, свистнул «воздушный кулак», и темная тень, перелетев через все пространство кабинета, распласталась по противоположной стене.

— Вот в таком вот аспекте, — философски прокомментировал я.

А что вы хотели? «Мгновенный ответ» — он и есть мгновенный.

Но темный тип оказался живчиком. Он очень быстро пришел в себя и, вскочив на ноги, что-то резко сказал, направляя на меня ладонь. Результат не заставил себя ждать. Я тоже очень эффектно пролетел по воздуху и врезался в стену рядом с дверью. Если бы не сместился, то и вылетел бы в нее, и пришлось бы начинать все по новой. Врезался я в стену достаточно ощутимо, что меня разозлило. Видимо, темный применил что-то типа «зеркала». Я получил назад свое собственное заклинание, что не радовало.

Это что же получается? Если я сейчас шарахну его боевым пульсаром, то получу такой же в ответ?

Нет, так не пойдет!

Едва поднявшись с пола, я выпустил в злодея несколько ледяных стрел, которые надежно приконопатили его к стене за свободные складки широкого балахона, успешно увернулся от нескольких стрел, прилетевших обратно, и в два прыжка приблизился к темному.

Этот тип пытался закрыться каким-то экраном, но я применил не магическое воздействие, а самое что ни на есть физическое. То есть от всей души врезал ему по физиономии. Так как голова темного была еще недалеко от стены, то получился двойной удар. После первого удара раскрытой ладонью в лоб затылок колдуна, не ожидавшего такой подлости, очень крепко соприкоснулся с поверхностью стены, его глаза закатились под лоб, и злодей сполз по стене на пол.

— СПМН! — заявил я, вспомнив свою новую обязанность. — Всем стоять (или лежать, в данном случае) и не двигаться!

Я подошел к темному, который начал приходить в себя, и сотворил очень милый боевой пульсар.

— Нарушаем? — подражая инспектору ГАИ, спросил я.

Да где же это Викентий? Уж сотворение пульсара он никак не мог пропустить! Это же магическое воздействие второго уровня!

— Да еще и как нарушаем! — а вот и Викентий! — Причем все.

— Я не все, — поправил я. — У меня вынужденные меры. Пределы необходимой самообороны я не превысил. Впрочем, эти пределы я же и определяю. Сам же попросил меня помогать от случая к случаю.

— А вот это, — Викентий выделил слово «это», — не помощь, а головная боль. Чего тебя сюда понесло?

Он повернулся и взмахом руки освободил Варвару от черных нитей.

— …Ну, мельтешит тут между собой всякая мелочь, — продолжил он. — Нам-то что до этого? Наша задача выявлять действительно крупные случаи.

— Ну этот экземпляр крупный и есть, — ткнул я пальцем в темного. — Или ты называешь мелочью то, что он сотворил тут?

— Постой! — скомандовал Викентий, всматриваясь в тощего типа. — Никак Вильмар?.. Должен признать, Колин, это действительно не мелкая рыбешка. Только что нам с ним теперь делать? Магическая тюрьма осталась за барьером.

— Вы ответите за это! — прохрипел Вильмар, завозившись на полу и пытаясь встать.

— Впрочем, изолятор как раз пустует, — задумчиво продолжил Викентий, не обращая внимания на шевеления Вильмара. — Превращу-ка я его в тюрьму временного содержания.

Викентий резким движением выхватил какой-то кристалл из кармана и обратил его на темного. Из кристалла мгновенно вытянулось множество красных нитей, которые опутали темного с головы до ног.

— Именем Сомара Пятого, ты арестован на столетие, Вильмар! — строго сказал Викентий. — За нарушение высочайшего Указа о недопущении мер магического воздействия в этом мире! Ты будешь содержаться в заключении до решения Королевского суда.

Ого! А я и не знал, что тут так строго. Нет, об Указе я знал. Просветили, знаете ли. Но не знал, что он так строго соблюдается.

— А ты можешь отправляться домой, Колин, — обернулся ко мне Викентий. — Не беспокойся, сейчас я вызову бригаду Дона. Они все здесь зачистят.

— Я хотел бы обратить твое внимание на эту даму, Викентий, — сказал я, подходя к Варваре, лицо которой уже стало приобретать здоровый цвет.

Но она еще не пришла в себя.

— И что же тут такое, что может меня заинтересовать? — иронично поднял одну бровь инспектор.

— А то, что она мне показалась достаточно перспективным кандидатом, — отозвался я.

— Слишком стара и слаба, — безапелляционно заявил Викентий. — Будь ей лет пять или шесть, еще можно было бы на что-то рассчитывать.

— Я бы не спешил с выводами, — предостерег я. — Тут, конечно, не фонтан, но уровень на шестой Дара она вытянет. Главное, она видит ауры и может их достаточно успешно латать. И она неплохая ясновидящая.

— Ладно! — отмахнулся от меня Викентий. — Если есть охота, возись с ней сам.

Я удовлетворенно кивнул и, подхватив на руки легкое тело Варвары, шагнул в созданный мною портал в мою квартиру. А куда же ее еще? Не на поляну же в ноябре месяце тащить!

— Только потом не забудь вернуть ее на место! — услышал я напутствие Викентия, перед тем как портал схлопнулся.

Я устроил Варвару в кресле, поставил на столик перед ней бутылочку коньяка. Не знаю, насколько он хорош, я не разбираюсь в этом. Рядом я примостил бокал, добытый из недр серванта. Надо будет его еще протереть перед употреблением. Потом я хлопнулся во второе кресло и стал ждать прихода экстрасенса в себя.

Вот дрогнули веки, порывистый вздох. Очень хорошо!

— Можно открывать глаза, — сообщил я.

Глаза открылись, снова закрылись (даже зажмурились), опять открылись и с откровенным недоумением обвели взглядом мои апартаменты.

— Как себя чувствуешь? — заботливо спросил я.

Взгляд Варвары перешел на мою персону. Меня снова поразил цвет радужки, настолько темный, что сливался со зрачком.

— Кто ты? — прошелестела она.

М-да. Неужели в результате пыток Вильмара ей память отшибло? Это было бы печально.

— Я тот, кого, предположительно, искал Вильмар, — улыбнулся я, стараясь вложить в свою улыбку побольше теплоты и искренности.

По-моему, не совсем получилось с улыбкой. Лицо Варвары перекосилось от испуга.

— Ну все! — выдохнула она. — Настал мой смертный час.

— Я бы не стал так уж с этим спешить, — посоветовал я.

— Я понимаю, — со всхлипом отозвалась Варвара. — Вильмар не любит давать быстрой смерти. А ты как его раб выполняешь приказы хозяина.

— Я не его раб, — качнул я головой. — Но тоже не люблю быстрых смертей. Начнем, пожалуй, со страшной пытки номер один. Называется она просто: «Накатим по первой». Пытка заключается в том, что я не знаю, пьешь ли ты такой коньяк.

Я указал на бутылку коньяка.

— Да, особо утонченная жестокость проявится в том, что я еще не протер бокал. По-моему, на нем имеется слой пыли.

Варвара только сейчас осознала, что она сидит в достаточно удобном кресле и на ее теле отсутствуют путы.

Она недоуменно обозрела свои руки, потом вновь перевела взгляд на меня. Я в ответ весело ей подмигнул.

— Я что-то пропустила, — наконец догадалась она.

— Прояви свои способности, — посоветовал я, наслаждаясь ее видом. — Восстанови недостающую картину!

Варвара сделала отрицательный жест и потянулась за бутылкой коньяка.

— Мои способности не настолько велики, — печально вздохнула она. — О! А ты неплохой коньячок попиваешь.

— Я не пью, — отмахнулся я. — Это я приготовил для тебя.

Варвара провела ладонью над бокалом, и во все стороны от стекла брызнули едва заметные струйки пыли. А вот это интересно! Надо будет обучиться этому трюку. Буду сгонять всю пыль к форточке, а оттуда на улицу. Надоело еженедельно проходить по всей квартире с влажной тряпкой!

— Так что же произошло после того, как я потеряла сознание, и где я сейчас? — налив себе на палец коньяка, Варвара поудобнее устроилась в кресле и приготовилась слушать.

— Вильмар искал меня…

Варвара кивнула.

— Ну он меня и нашел на свою голову, — хмыкнул я.

— А ты очень сильно изменился со времени нашей первой встречи, — неожиданно заметила Варвара.

— Это к нашей первой встрече я изменился, — поправил я ее. — А сейчас вернулся к норме.

— Я не могу тебя рассмотреть, — поморщилась экстрасенс. — Раньше все было намного проще. Как ты смог противостоять Вильмару Кровавому?

— Ух ты! «Кровавый Вильмар», — восхитился я. — Надо будет и себе придумать что-нибудь такое этакое.

— И все же? — настаивала Варвара.

— Тогда позволь представиться, — вздохнул я. — Боевой маг вне уровней Колин.

— Но почему у тебя такая аура? — не могла успокоиться Варвара.

— Потому, что я по совместительству еще и серебряный дракон, — улыбнулся я, преобразовывая на мгновение глаза.

Эффект оказался достаточно сильным. А как еще можно его оценить, если Варвара снова вырубилась? Бокал выскользнул из руки и упал на ковер, разлив содержимое. После некоторой паузы туда же последовала тушка Варвары.

Я растерянно посмотрел на тело. Неужели взгляд драконьих глаз так неотразим?

…Интересно, а от коньяка пятно на ковре останется?

Пришлось подняться из кресла и слегка похлопать бедную экстрасеншу по щекам, дабы привести в чувство.

— Я что-то пропустила?

— На этот раз только несколько глотков коньяка, — вздохнул я. — Вся беда в том, что ты их пропустила на мой ковер. Пятно останется.

— От коньяка пятен на коврах не остается, — отозвалась, поднимаясь с моей помощью на ноги, Варвара. — Проверено. Но мне жаль этого божественного напитка.

— Да что же тут божественного? — удивился я.

— Просто ты этого не в состоянии понять, мой юный друг. — Варвара снова устроилась в кресле и, спросив взглядом разрешения, набулькала себе в бокал новую порцию. — На чем мы остановились? — озабоченно спросила она.

— Лучше бы нам больше так не останавливаться, — строго сказал я. — Тебя почему-то сильно поразили мои глаза.

Варвара вздрогнула.

— Просто мне не приходилось еще сталкиваться с магом такой величины, — пробормотала она.

— Я обещал тебе, что еше зайду. Вот и зашел. К тому же очень вовремя.

— А где Вильмар?

— Если не ошибаюсь, то сейчас он обживает новое для себя жилище.

— Он ускользнет! — встревожилась Варвара. — Его не удержат стены, какой бы толщины они ни были.

— Я не знаю, какие стены в той тюрьме, которая стала ему пристанищем на ближайшую сотню лет, — хмыкнул я. — Но уверен, что Вильмар не сможет ее покинуть даже при всем желании. Ведь она именно для таких деятелей и предназначена.

Варвара недоверчиво посмотрела на меня.

— Ты слышала о СПМН? — напрямую спросил я.

Экстрасенша отрицательно мотнула головой и снова потянулась за коньяком.

— Не сейчас. — Я взглядом отодвинул бутылку на другой конец столика.

— Но он меня стимулирует! — запротестовала Варвара.

— Пусть тебя стимулирует мысль, что ты его выпьешь только после окончания нашего разговора, — отрезал я.

— Хорошо, — тяжело вздохнула женщина. — Чего ты от меня хочешь?

— Я хочу, чтобы ты поднялась на ступень выше и начала помогать нам, — отозвался я.

— На ступень выше? — недоуменно подняла бровь Варвара. — Это как?

— Ну может быть, не на ступень, а на пол-ступени, — поправился я. — В этом я тебе могу помочь. Главное, чтобы ты согласилась.

— А как же мой офис? — озадаченно спросила Варвара. — Да и Машка останется без работы.

— Нет, таких жертв я от тебя не буду требовать, — поторопился успокоить Варвару я. — Это очень даже удачное прикрытие.

— К тому же очень недешевое, — педантично уточнила она.

— Будешь просто выполнять еще кое-какую работенку и для нас, — не обращая внимания на замечание, продолжил я.

— Я даром не работаю, — гордо выпрямилась в кресле Варвара. — У меня салон высшего класса!

— А если мы сделаем так, что твоим салоном не будут интересоваться всякие службы? — хитро предложил я. — Сколько они с тебя сдирали?

— Много, — поскучнела Варвара. — А вы точно можете такое сделать?

— Ну конечно! — щедро пообещал я.

Не знаю как, но надо будет это сделать. Даром, что ли, Викентий и его «чистильщики» хлеб едят? К тому же офис Варвары-Марии будет очень неплохой базой. Помнится, Викентий мне жаловался, что база СПМН осталась за барьером. Мыкается теперь бедняга где-то

в районе Азорских островов. Короче, бомж какой-то, а не инспектор такого уважаемого органа, как СПМН.

— А что я должна буду делать? — спросила Варвара.

— Да ничего особенного, — заверил я ее. — Просто вести документацию и статистику.

— Ну с этим и Машка справится, — успокоилась экстрасенша. — Как она, кстати?

— В полном порядке. А она что, в курсе?

— Ну не то чтобы в курсе, — замялась Варвара. — Но я ей плачу, а она работает. Только, пожалуйста, при ней никаких магических штучек! У девушки психика не очень устойчивая. Со временем это пройдет, но сейчас надо быть в этом отношении очень сдержанными.

— Учтем, — пообещал я. — Таким образом, я назначаю тебя атташе представительства СПМН на планете Земля.

— Ставка? — деловым тоном поинтересовалась Варвара.

— Договорная, — с невозмутимым видом ответствовал я. — Согласуешь с главным инспектором Викентием.

А что Викентий? Он, конечно, попытался высказаться весьма резко. Но когда я ему привел все доводы, он понял, что приобретение стоит затрат. Более того, когда он просчитал все выгоды, то обрадовался. Причем так, что пообещал даже кое-чему научить Варвару. Ну тому, чему можно научить мага шестого усиленного уровня Дара. Усиленный уровень сделал Варваре я, как вы уже, наверное, догадались.

ГЛАВА 19

После этого жизнь пошла неспешной чередой дней, похожих один на другой. Я прилежно ходил на работу, старательно скрывая свои способности от коллег. Только дома я мог кое-что себе позволить, да и то… Пару раз Викентий вызывал меня для помощи в своих операциях да еще пару раз — подзарядить разряженные магические кристаллы.

И на операциях, соскучившись по полноценному применению магии, я уже давал себе волю.

Вообще-то ничего экстраординарного.

Один раз мы успокоили сумасшедшего шамана, который поднял качественного зомби второго уровня. Я уже не говорю, что при этом жрец успел скачать кровь из полутора десятков своих соплеменников. Зомби завершил процесс кровопролития. Этого племени уже нет. И вот тут подоспели мы.

Да. Племени нет, а в списках избирателей оно числится. Вернее, числилось. Пришлось «чистильщикам» попотеть. Вот чтобы они зря не потели, я и пригодился.

Второй случай был совсем незначительный. Родился малыш с четвертым уровнем Дара. Все бы ничего, но родился он в месте, изначально защищенном от магических воздействий. Порог таких воздействий был очень высок. А задачу выполнить надо! Помню, я потом все выходные пластом провалялся, настолько выдохся.

А так все нормально. Очень соскучился по ребятам, по Школе, по родным и преподавателям. Как они там? Все ли у них нормально?

Викентий, мурлыча себе под нос какую-то популярную мелодию, рассматривал крупный камень ярко-розового цвета с темными прожилками.

Инспектор прочно осел в офисе Варвары-Марии и покидать его не собирался. Варвара сначала ворчала по этому поводу, но потом прекратила. То ли привыкла, толи… Взгляды тоже о многом сказать могут. А Викентий — мужик завидный.

— Что ты собираешься с ним делать? — поинтересовался я.

— Вот! — Викентий поднял камень и повертел его в руке. — Если бы ты лучше изучал артефактосоздание, то не задавал бы таких вопросов.

— Этот предмет у нас начинался только на шестом курсе, я еще не успел с ним познакомиться, — огрызнулся я.

— Это очень дорогой и редкий камень, — пояснил инспектор. — Он применяется для создания Ока.

— И что это Око видит? — заинтересовался я.

— Все! В пределах разумного, естественно.

— Как делать такой артефакт, знаешь? — деловито спросил я.

Викентий с гордым видом кивнул.

— Тогда чего сидим, кого ждем?

— Ох уж эта молодежь! — вздохнул инспектор. — Требуется еще сильный маг, хрустальный шар и девятый изумруд из короны Латерры. Заметь, не восьмой и не десятый, а именно девятый.

— А что это за корона и где ее искать? — поинтересовался я.

— Я примерно знаю, — многозначительно сказал Викентий.

— Тогда нет проблем! — авторитетно заявил я. — Сильный маг — вот он я. Ахрустальный шар есть у Варвары. Мы его скоммуниздим.

— Что?! — раздалось разгневанно из-за спины. — Я тебе скоммуниздю! Это мой рабочий инструмент!

В поле нашего зрения появилась Варвара-Мария. Вид ее был далек от доброжелательного.

— Ну что ты горячишься? — добродушно спросил я. — Это в твоих же интересах. Так ты что в своем шаре видишь? Только смутные образы. А если будет артефакт, то будешь видеть все, в разумных пределах, разумеется.

Викентий подтверждающе кивнул.

— Я вижу в нем не смутные образы! — повысила голос Варвара. — А прошлое и будущее клиента!

— Ну что за манера — брать на горло, — укоризненно покачал я головой. — Викентий, как там с прошлым и будущим?

— Артефакт не ослабляет, а только усиливает возможности шара, — многозначительно кивнул инспектор.

— То есть будешь ты видеть и прошлое и будущее, — перевел я. — Только ярче, четче и, возможно, в ЗО-формате.

— А вы шар не испортите? — засомневалась Варвара. — Я за него очень большие деньги заплатила.

— Ну какие могут быть меркантильные интересы, если такие перспективы открываются?! — возмутился я.

— Ага! — заныла Варвара. — Вам перспективы, а платить почему-то мне.

— Я гарантирую сохранность шара! — торжественно поднял руку Викентий.

— Чем гарантируешь? — мгновенно среагировала Варвара.

— Ну-у-у… — замялся Викентий, не ожидавший такого вопроса.

— Я придумаю чем, — мурлыкнула экстрасенша. — Ладно! Так и быть! Берите.

Я перевел взгляд с ошарашенного лица Викентия на довольное Варвары. Ой! Что-то мне подсказывает, что она таки действительно придумает. И главное, не прогадает!

— Теперь только осталось добыть этот изумруд, — заметил я.

— А? — Викентий заторможенно перевел взгляд на меня.

— Я говорю, изумруд из короны осталось добыть, — повторил я.

— Девятый изумруд, — уточнил инспектор.

— Кстати, — вмешалась Варвара, — если вам нужен только девятый, то нельзя ли остальные отдать мне на развитие дела?

Викентий закатил глаза под лоб, коротко застонал и рухнул обратно в кресло.

— Мы посмотрим, что там можно сделать, — мило улыбнулся я Варваре. — Быть может, нам пригодятся еще какие-нибудь порядковые номера, для других артефактов. В нашем неспокойном деле надо быть во всеоружии… Викентий, если ты уже пришел в себя, можешь ты просветить нас в этом вопросе?

— Да вы понимаете, о чем говорите, несчастные?! — взорвался Викентий. — Это же сильнейшие магические ингредиенты. Как можно к ним подходить с вашей утилитарной точкой зрения?

— Ну и что, что магические? — возмутился я. — Так что, на них только смотреть, что ли?.. Ладно! Потом решим. Где эта корона (как там ты ее назвал?) находится?

— Корона Латерры, — отозвался Викентий. — В Южной Америке. Где-то в районе пирамиды Акапано в комплексе Тиауанако. Точнее я смогу определиться только на месте.

— Значит, послезавтра отправимся, — оптимистично потер ладони я. — Сразу же после завтрака.

— После завтрака не получится, — сухо отозвался Викентий. — Там в это время будет глубокая ночь. И почему послезавтра, а не завтра?

— Потому что, в отличие от некоторых, я работаю, — сердито сообщил я. — Выполняю очень важную роль «офисного планктона». И у меня выходной будет только послезавтра.

— Ну послезавтра так послезавтра, — флегматично кивнул Викентий. — Вот только как бы местные археологи не стали помехой. Они же там постоянно копаются.

— Разберемся! — пообещал я. — Ведь с тобой буду я.

— Вот именно это меня и беспокоит, — вздохнул Викентий.

Странно попасть из холода зимы в северном полушарии в жару лета южного. Я даже не говорю о том, что вот только был вечер, а уже его нет, и снова день. Портал создавал конечно же Викентий. Только он может делать такие вещи, не привлекая ничьего внимания. Просто некому было его обращать — мы «десантировались» в тесной щели между двумя автобусами.

Я мгновенно вспотел. Глаза резаЛо от яркого солнца, яркой зелени и ярких нарядов туристических толп. Все они (туристы) почему-то стремились вскарабкаться наверх этой так называемой пирамиды.

Викентий ухмыльнулся и ловко надел на мою бедную голову бейсболку с большим козырьком, а нос оседлали солнцезащитные очки.

— Свитер сними! — тихо посоветовал он.

— Где будем искать? — спросил я, связывая свитер на поясе рукавами.

— Там, наверху, — махнул рукой Викентий.

Я оценивающе посмотрел наверх, потом так же оценивающе на инспектора.

— Там же народу столько, что мама не горюй!.. Нет, я, конечно, могу обернуться драконом — и народа не будет. Ну не считая тех, кто сразу в обморок кувыркнется. Но ты уверен, что «чистильщики» справятся с такой толпой? Я уже не говорю о вопросах, которые возникнут в связи с переломанными конечностями. А они будут. Когда толпа в панике драпает, то конечности ломаются пачками.

— Угу! — кивнул Викентий. — Ты еще не заметил несколько веб-камер. Но, к счастью, нам предстоит иной путь.

— С другой стороны пирамиды? — иронически поднял бровь я.

— Нет, в ином слое реальности.

— Подожди! — нахмурился я. — Ты не забыл про барьер, нет?

— Барьер существует между мирами, но не между слоями реальности, — пояснил Викентий. — По сути, мы останемся в этом же месте. Только чуть сместим вектор времени.

— Лихо! — восхищенно почесал затылок я. — Чего же ты сразу этого не сделал?

— Ты не забыл, какой у меня уровень? — печально спросил Викентий. — Я многое знаю, так сказать, теоретически. Но практически ничего особого не могу сделать.

— И тут появляюсь я, — задумчиво продолжил я.

— Именно! — даже как-то хищно улыбнулся инспектор. — Грех не воспользоваться!.. Пошли вон в тот угол! Там мы будем не видны камерам.

— А людям?

— А «стена отталкивания» для чего? Кстати, заодно и потренируешься. Ведь, я уверен в этом, ты ни разу не пытался реализовать это заклинание. Для чего, спрашивается, я тебе его давал?

Лирическое отступление

Обучение Колина заклинанию «стена отталкивания».

Лектор — инспектор СПМН Викентий

— Вот ты спрашивал, почему людей у офиса Варвары не было? …Правильно думаешь! …Я заметил, что чем моложе маг, тем меньше он склонен думать. Ты уже начал думать, и это похвально. Конечно же! Это было заклинание «стены отталкивания».

Очень полезное во всех смыслах заклинание. Я бы даже сказал, что это самое полезное заклинание для нашей деятельности.

…Что? Самое полезное — это заклинание вызова боевого пульсара? М-да. Кажется, я поторопился с похвалой. Во всяком случае, если ты и думаешь, то еще редко.

…Нет! В дракона превращаться не надо! И жечь меня тоже не надо!

…Какие мы обидчивые. Не забывай, что в условиях Земли наша деятельность должна быть незаметной. И именно «стена отталкивания» и «полог молчания» отменно помогают нам справиться с этой задачей.

…Каков механизм работы «стены»? А очень хороший механизм! Но очень уж энергоемкий. Поэтому за такое заклинание может браться маг не ниже третьего уровня Дара. …Не забудь мне напомнить, чтобы я спросил Вильмара, откуда он силы набрался. Раньше-то он был мелким колдунишкой. Поэтому мы и не обращали на него особого внимания.

…Что? Ах да! Механизм работы… Заклинание создает особую область пространства, заставляющую обычных людей держаться от нее подальше. По-моему, там задействован низкочастотный инфразвук. Он человеческим ухом неслышим, но отпугивает лучше любого пугала. Также там есть еще одна составляющая, мешающая человеку сосредоточить взгляд на такой области. Таким образом, если даже ты решишь устроить в этой области ядерный взрыв (а я надеюсь, что эта идея тебе в голову не придет), то человек этого даже не заметит. К сожалению, на камеры наблюдения это заклинание не действует.

…Теперь ты видишь, какое полезное заклинание я тебе даю? …И не кривись! Считай это одним из домашних заданий Школы. Его, кстати, дают на шестом курсе в числе боевых заклинаний.

Теперь запоминай формулу и ключевое слово! Потренируешься на досуге…

Я, пыхтя от усердия и морща лоб от усилия вспомнить, создавал «стену отталкивания». Если бы еще не ехидные замечания и шпильки, которыми Викентий сопровождал этот процесс!

Действительно, я не очень старался запомнить это заклинание. Ну зачем, спрашивается, оно мне? Я не собираюсь идти в СПМН после окончания обучения. Хотя, как мне кажется, Викентий спит и видит, что я попаду под его начало. Фиг ему!

— Неплохо! — оценил наконец инспектор, наблюдая за тем, как какой-то зевака, собиравшийся приблизиться к нам, внезапно развернулся и почти бегом устремился к туристическому автобусу неподалеку.

— Теперь моя очередь, — сообщил Викентий, доставая из своей сумки замысловатый прибор.

Это были два разноцветных кристалла, соединенных между собой серебряными проводками.

— Я буду сейчас производить перемещение, — сообщил Викентий. — Твоя задача подпитывать меня энергией и держать «стену». Дело в том, что процесс будет сопровождаться некоторыми визуальными эффектами. Не стоит, чтобы это кто-то видел.

— А камера? — осторожно спросил я.

— А мы вне поля ее действия, — отмахнулся инспектор.

Некоторое время ничего не происходило. Я чувствовал, как Викентий черпал иногда из моих запасов. Ничего критичного…

Вдруг мир вокруг нас словно поплыл. Все стало каким-то призрачным. Даже солнечный свет потускнел. Туристы, окружавшие нас до сих пор, исчезли. Но вот что странно, пирамида осталась такой же четкой, как и была. Когда я указал на этот факт Викентию, тот только пожал плечами:

— Это говорит о том, что пирамида существует в нескольких слоях реальности. Именно это нам и требуется! Пошли!

Викентий начал уверенно карабкаться вверх. Мне не оставалось ничего иного, как последовать за ним.

Но самое удивительное нас ожидало на вершине пирамиды. Там оказался достаточно большой бассейн, наполненный удивительно чистой и прозрачной водой. Посреди водной глади, бросавшей отблики солнца на нас, высился массивный камень. И вот на этом камне лежал изящный венец. По кругу, на тонких, невесомых лучах, отблескивали зеленью девять крупных изумрудов.

— Быстренько изымаем корону и исчезаем! — распорядился Викентий. — Пока местные не спохватились.

— Уже спохватились, — указал я на несколько фигур, торопливо приближавшихся к подножию пирамиды.

— Тогда обернись драконом и пообщайся с ними! — рявкнул Викентий, прыгая в воду. — Мне необходимо некоторое время для того, чтобы изъять корону из этого слоя реальности. …Хороша водица! …И потом, не возвращаться же нам именно на это место. Тут это не сможет пройти незамеченным.

Спорить не имело смысла. Я послушно обернулся к фигурам, которые уже карабкались к нам с явно недружественными намерениями. Что, впрочем, и не удивительно. А какие еще могут быть намерения, когда вас так нагло пытаются ограбить?

А вот обернуться драконом не составило для меня ни малейшего труда. Превращение произошло мгновенно. И это очень хорошо! Вот сейчас я смог хорошо рассмотреть стражей. В общем, ничем от нормальных людей не отличаются. Только одна странность бросилась мне в глаза: носа как такового у них не было. Зато по бокам рта вздувались странные наросты, заканчивающиеся отверстиями. Странное впечатление производили эти лица. Не то чтобы отталкивающее, но и неприятное.

Я утробно зарычал, и оскалил зубы на приветственный лад.

Ох как посыпались они назад! Я оглянулся назад, на Викентия, который уже добрался до короны и делал над ней странные пассы руками.

Ну не буду мешать. Пора оборачиваться обратно. Вряд ли в ближайшее время местные вернутся. Пока отстирают то, что им заменяет штаны, пока снова соберутся с духом, пока решат, какое оружие можно применить к дракону… Мой взгляд упал на спину и гребень вдоль хребта. Странно! В этом мире я не был серебряным драконом. Угольно-черная чешуя — первое, что бросалось в глаза. Гребень был кроваво-красным и, по-моему, даже светился. Хвост заканчивался несколькими острейшими шипами. Хорошо, что я не попытался еще яростно хлестать им для устрашения местных ребят. Этак можно было и себе чего-нибудь отхлестнуть.

Викентий тем временем закончил свою воровскую деятельность и, ухватив корону, торопливо запрыгал по выступам, махая мне рукой, требуя следовать за собой.

Ну не хватало мне, уважающему себя дракону, подобно горному козлу, скакать по склону! Я просто распахнул крылья (которые, кстати, тоже отличались от моих обычных), черные с ярко-красной окантовкой, и просто спланировал к подножию пирамиды.

— Уходим! Уходим! — прикрикнул Викентий, проскакивая мимо меня к выступу, из-за которого мы тут и появились.

Я торопливо преобразовался и припустил вслед за ним.

Викентий не дал мне времени полюбоваться пирамидой, когда мы перенеслись в свой мир. Он тут же крутанул портал домой.

— Ух ты! — Варвара ошеломленно уставилась на нас, когда мы выпрыгнули из портала в ее офисе.

Но потом ее взгляд переместился на венец в руках Викентия. Губы приоткрылись, глаза округлились, пальцы зашевелились. Варвара вся подалась вперед.

— Вот! — Викентий гордо продемонстрировал трофей.

— Дай померить! — попросила экстрасенша.

— Голова отвалится, — отрезал Викентий, проходя к столу. — Ты что, не видишь, что это не просто венец?

Варвара прищурилась, вглядываясь, и кивнула:

— Теперь вижу. У него есть своя аура, и очень интенсивная, кстати.

— Правильно! — со значением отозвался инспектор. — Вот наденешь ее и окажешься незнамо где. Выручай тебя потом незнамо как.

— Так какой нам изумруд нужен? — задал я практичный вопрос. — От какого края считать будем?

— А вот в этом вопросе нам Варя и сможет помочь, — вкрадчиво сказал Викентий.

— Каким образом? — округлила глаза Варвара. — Смерти моей захотел, негодник?! Я к нему со всей душой, а он вишь что предлагает, охламон! Да я не прикоснусь к этой дряни!

— Да перестань! — прикрикнул Викентий. — Я тебе и не предлагаю прикасаться. Я только прошу тебя помочь нам определить, какой из этих камней нам нужен. Я тебе сейчас скину мыслеобраз нашего артефакта, а ты с помощью своего дара попробуй выяснить, какой из изумрудов для этого подходит.

— Ну это другое дело, — успокоилась Варвара.

— Принимай! — Викентий взял Варвару за руку.

Экстрасенша восприняла этот жест весьма благосклонно. Она даже придвинулась еще ближе к инспектору и томно вздохнула.

— Я сказал: принимай, а не передавай! — дернулся Викентий.

Поздно! Его рука уже была в мертвой хватке. По губам Варвары скользнула плотоядная улыбка.

— Ну так передавай, — мурлыкнула она. — Я готова воспринять все, что ты сможешь мне передать.

— Я вам не мешаю? — пришлось мне напомнить о себе.

Варвара укоризненно взглянула на меня.

— Вот так всегда! — пожаловалась она. — Как только я пытаюсь устроить личную жизнь, обязательно кто-нибудь вмешается и все испортит!

Варвара надула губы и отодвинулась от Викентия. Тот благодарно взглянул на меня. Не за что!

Экстрасенша прикрыла глаза, кивнула и вновь устремила взгляд на корону.

— Мне мнится, что именно этот изумруд вам подойдет, — замогильным голосом сообщила она и ткнула пальцем в один из изумрудов.

— Так мнится или точно? — прокурорским тоном спросил я.

— Я тебе что, страховщик, давать гарантии? — уже нормальным тоном огрызнулась Варвара. — Да и тот соврет — глазом не моргнет!

Викентий уже наклонился, рассматривая указанный изумруд.

— Крепление, кажется, простое, — пробормотал он. — Без паскудных сюрпризов… Колин, можешь сделать пробой в ауре короны? Я тебя научу как.

— Давай! — буркнул я.

Время уже было позднее, а день выдался хлопотным. Мне уже хотелось отдохнуть. А предстояло еще до дома добраться. Викентий запрещал мне пользоваться телепортацией. Мол, это слишком колеблет магическое поле. Как будто это поле еще кто-нибудь, кроме Викентия, отслеживал.

— Ладно! Я разрешаю тебе воспользоваться сегодня телепортом, — почувствовал мой настрой инспектор.

Через полчаса пыхтения, сопения и напряга драгоценный камень уже уютно устроился в ладони Викентия.

— Чудесно! — высказался тот, рассматривая изумруд на свет.

Я снял защитный экран. Что-то щелкнуло, и… корона рассыпалась. Образовалась кучка золотой пыли, среди которой в художественном беспорядке расположилось восемь крупных изумрудов.

— Ой! — высказалась по этому поводу Варвара.

— Я же тебе говорил: не снимай защиту сразу! Делай это постепенно! — сердито воскликнул Викентий.

— Ничего подобного! — возмутился я. — Ты мне этого не говорил. Вот что надо постепенно входить в резонанс ауры — это да! Это ты мне говорил. А про защиту ничего такого не было!

— Неужели трудно было самому догадаться?! — бушевал Викентий.

— И что теперь делать? — виновато спросил я у инспектора.

— Ничего! — отрезал тот. — Все, что можно было, ты уже сделал.

— Ну почему это все? — вмешалась Варвара. — Их же еще можно оценить и реализовать. Золотой песок я возьму себе, с оценщиком надо будет чем-то расплатиться.

— Ну за что мне такое наказание? — простонал Викентий.

— За все хорошее, — просветил его я. — С драгоценными камнями потом разберемся. Давай артефакт делай!

Я выхватил из-под рук Варвары хрустальный шар и передвинул его к Викентию. Руки женщины судорожно дернулись, пытаясь удержать эту важную часть артефакта, но потом Варвара, тяжело вздохнув, прекратила борьбу. Теперь она с вожделением уставилась на остатки короны.

Инспектор возражать не стал. Я увидел, как он, манипулируя энергиями, начал творить что-то свое.

— Откройся! — попросил он. — Мне трудно.

— Уже, — сообщил я, вливаясь в процесс.

Варвара забыла о драгоценностях, завороженно следя за чудом создания нового артефакта.

— Вот! — выдохнул наконец Викентий. — Тяжко мне пришлось. Теперь не скоро я буду морально готов к такой работе. …Видеть изображение мы сможем вот в этом шаре. Чего бы такого сейчас посмотреть?

— Показ мод в Париже, — тут же предложила Варвара.

— Показ мод ты и по телевизору увидеть можешь! — отрезал Викентий. — Нечего гонять дорогостоящий артефакт по таким пустякам.

— Это не пустяк! — возмутилась экстрасенша. — Это показ мод в самом Париже!

— Пхе! — отмахнулся инспектор. — Надо что-то такое, эпохальное…

— Когда я сыпался оттуда сюда, — я рукой показал, откуда и куда, — мне предложили отыскать Двойной Санлист.

— Кто предложил? — оторопело спросил Викентий.

Он в общих чертах знал то, что со мной приключилось. Я вынужден был ему об этом рассказать. Но, понятно, рассказал не все.

— Не важно! Если честно, то я сам точно не могу сказать, кто это был, — отозвался я. — Я один двойной санлист отыскал было, но он оказался не тем, что мне надо.

— Ничего не понимаю! — потряс головой Викентий. — Ты можешь толком объяснить, что за санлист такой и чем тебя не устроил тот, что ты отыскал?

— Не просто санлист, — поправил я, — а Двойной Санлист. Это принципиально! То, что я отыскал в поликлинике, не подходит. Там просто бумажка. А я ищу артефакт.

— Двойной Санлист?

— Да.

Викентий в затруднении почесал затылок.

— А ты знаешь хотя бы, как он выглядит?

Я отрицательно мотнул головой.

— А что с ним делать, знаешь?

Я вынужден был повторить движение.

— Так на фига он тебе нужен? — сердито осведомился инспектор.

— Это прозвучало как условие для того, чтобы вернуться туда. — Я ткнул пальцем вверх.

— Я бы на твоем месте не стала туда спешить, — заметила Варвара.

Она как раз ухватила из кучки один из изумрудов и рассматривала его на свет.

— Вики, как ты думаешь, сколько он может стоить?

— Какой я тебе Вики?! — даже подпрыгнул на своем месте Викентий. — Никогда не называй меня так! И положи камень на место! Я еще не решил, что с ними делать.

— Что, мужской шовинизм взыграл? — покосилась на него Варвара. — А тебе не кажется, что я тоже тут имею право голоса?

— Конечно, имеешь! — поддержал ее я. — Если тебе так хочется называть его коротко, то зови его Кеша. По крайней мере, это будет правильно.

— Это еще что такое? — сердито повернулся ко мне Викентий. — Бунт?

— Она нам помогла, — напомнил я. — Значит, вправе.

— Что это ты вдруг такой справедливый стал? — подозрительно спросила Варвара.

— Я всегда такой, — твердо ответил я и перешел на вкрадчивый тон: — Варь, а Варь? А тут еще твоя помощь нужна будет.

— Вот еще! — фыркнула та. — Все вы на «шарик» хотите меня проэксплуатировать. Эксплуататоры!

— Свою долю отдам, — пообещал я, указывая на остатки короны.

— В чем будет заключаться помощь? — мгновенно смягчилась Варвара.

— Используй свой дар и посмотри, что это такое — Санлист?

Варвара тяжело вздохнула.

— Трудная задача.

— Так ведь я свою долю отдаю, — напомнил я.

— Всю?

— Всю!

— А он? — экстрасенша ткнула пальцем в сторону Викентия.

— Это вымогательство, — с достоинством ответил тот. — Со мной этот номер не пройдет.

— Жаль, — искренне призналась Варвара. — Ладно, Николай! Но только для тебя. И потом, я за результат не ручаюсь. Может такое быть, что ничего и не получится. Это я тебе честно признаюсь.

Я кивнул. Варвара откинулась на спинку дивана и закрыла глаза. Викентий наклонился к своему Оку и махнул мне рукой, зовя присоединиться к нему.

— Что? — Я пересел к нему.

— Посмотрим, — заговорщически прошептал Викентий, кивком указывая на Варвару.

— Я все слышу! — отозвалась Варвара. — Еще раз полезешь в мои мысли, я тебе такое покажу, что всю оставшуюся жизнь заикой будешь. Ни стыда ни совести!

— Так ведь я хочу испытать артефакт, — отозвался Викентий. — Ты пока думай о светлом и чистом! Вот хотя бы об этом Санлисте. Даю слово, что на второй слой лезть не буду. Да и не сможет Око такого…

Я внимательно вглядывался в шар. Вот там что-то такое заклубилось. Мелькнула череда непонятных образов. Из глубины всплыл один сияющий багровым светом непонятный символ, другой…

— Каббала… — со знанием дела пробормотал Викентий. — А она не так проста, как мне сразу показалось…

Снова заклубился туман. И вот стал проявляться какой-то образ. Странный образ. Что-то вроде меча, но с двумя параллельными лезвиями. По центру каждого лезвия проходила чистая полоса, сияющая серебром. Но вот полотно одного из лезвий имело золотой окрас, а другого — зеленый. Между лезвиями клубилась тьма. Да-да! Настоящая тьма.

— Ничего не понимаю! — пробормотал Викентий. — Что это такое?

— Ну, по-видимому, это и есть Двойной Санлист, — отозвался я.

— Не факт, — качнул головой Викентий.

— А что, это может быть что-то иное?..

Варвара порывисто вздохнула, и изображение схлопнулось.

— Что это ты нам показала? — сразу же пристал к экстрасенше инспектор.

— Что просили, то и показала, — отрезала та. — Скажите спасибо, что хоть что-то показала.

— Спасибо! — торопливо сказал я.

— За «спасибо» сыт не будешь!

— Но ты уверена, что это именно то, что мы просили? — не мог успокоиться Викентий.

— Этому ритуалу меня научила моя покойная бабка. А она была очень сильной ведьмой.

— Ты образ запомнил? — повернулся ко мне Викентий.

— Угу.

— Обхвати шар ладонями и представь себе этот образ!

Ну, что, действую строго по инструкции. Внутри шара снова появилось изображение странного предмета.

Викентий провел рукой над шаром. Изображение мигнуло, пошло рябью и снова восстановилось.

— Ну и? — скептически прокомментировал я.

— Что-то изменилось… — Викентий продолжил водить рукой над шаром.

Изображение Санлиста качнулось и немного отдалилось. Сразу стало ясно, что это уже не то, что я себе представил, а настоящее изображение. Артефакт лежал на каменном постаменте.

— Так! — удовлетворенно потер ладони Викентий. — Он существует на самом деле. Очень хорошо!

— Мне что-то почудилось, — внезапно прохрипело из шара.

Викентий торопливо сделал отталкивающий жест, и изображение еще больше отдалилось. Я увидел, что у постамента устроилась парочка странных тварей.

— Он нашел место, — прохрипел тот же голос.

— Помни! Мальчишка нам нужен живым, — отозвался второй. — Только он может сделать прокол между мирами.

— Демоны! — приглушенно ахнул Викентий. — Причем очень сильные.

— А они нас не услышат? — обеспокоилась Варвара. — Если они сюда прибегут, они же мне весь офис разрушат.

— Око себя не проявляет, — успокоил ее Викентий.

— Это как это Око себя не проявляет? — сердито заметил я. — Вон оно учуяло!

— Демон учуял поток внимания, — пояснил Викентий, рассматривая демонов. — Но не более того! Увидеть, а тем более достать нас они не в состоянии. Теперь определимся, где это место находится!..

Викентий с еще большим азартом начал водить рукой над своим Оком.

— Да что толку? — возмутился я, не отрывая, впрочем, ладоней от шара. — Если там уже комитет по встрече сидит. Мне как-то не улыбается с ним бодаться.

— Драконы не бодаются! — наставительно сообщил Викентий. — У тебя есть более действенное оружие. Вот если бы тебя не было, то мне с бригадой «чистильщиков» туда соваться и в самом деле не стоило бы.

— Так ты отправишься со мной? — недоверчиво спросил я.

— А как же! Нахождение этих демонов на Земле — вопиющий факт нарушения. Как инспектор СПМН, я просто обязан отреагировать и пресечь.

Изображение тем временем отдалялось все больше и больше. Вот кончились горные породы, мелькнул и провалился вниз засыпанный снегом хребет. Потянулись к центру, скукоживаясь прямо на глазах, облака.

— Стоп! — скомандовал Викентий, внимательно рассматривая картинку. — Я почему-то так и думал.

— А нам можно поинтересоваться, что ты думал? — осторожно спросила Варвара.

— А думал я, что это Гималаи, — самодовольно откинулся на спинку дивана Викентий. — Они не оригинальны!

— Кто? — уточнил я.

— Те, кто поместил туда артефакт, — подмигнул мне инспектор.

— И все же у меня есть некоторые непонятой, — нахмурился я.

— Давай! — разрешил Викентий. — Я сегодня добрый. Так и быть, отвечу.

— Почему они ждут меня, а не утащили Санлист куда-нибудь в более удобное место?

— Хороший вопрос, — одобрительно кивнул Викентий. — Конечно, наверняка я не знаю, но кое-что предположить все же могу.

— Давай предполагай! — согласилась Варвара, отгребая со стола кучку, которая, по ее мнению, принадлежала уже ей.

— Положи на место! — требовательно обратился к ней Викентий. — Я еще не разобрался. Быть может, что-то еще можно будет употребить в дело.

— Употребляй из своей доли! — огрызнулась экст-расенша.

— Я потом вам дам дельный совет, — вмешался я. — Но сейчас рассказывай!

Викентий некоторое время возмущенно сверлил взглядом Варвару, не преуспел в этом и со вздохом продолжил:

— Скорее всего, Двойной Санлист является артефактом, соединяющим в себе три силы. Первая — это сила драконов, которая имеет золотистый цвет. Вторая — сила природы, зеленого цвета. И наконец третья сила — сила Хаоса, тьма между клинками…

— И все же, — подтолкнул я Викентия, когда он сделал паузу.

— Ну ясно же, что таким артефактом может владеть только тот, кто является адептом этих трех сил.

— Я не адепт, и даже рядом не стоял, — замотал я головой.

— А почему тебя после окончания Школы хотят взять на обучение маги Светлого леса? — задал коварный вопрос Викентий и тут же сам на него ответил: — А они-то как раз специализируются на магии леса или природы. Так как магия леса является ее неотъемлемой частью.

— Быть может, — вынужден был согласиться я. — Но при чем тут магия Хаоса? Меня никто из демонов не собирался брать на обучение.

— Вспомни, что ты мне рассказывал о вашем пребывании в замке Тэлэвиарэля. Дроу также являются последователями магии Хаоса. А ты смог оперировать этими силами. Именно поэтому принц и захватил вас. Ты идеально подходишь для создания дракона Тьмы.

— Эй! Я попросил бы! — возмутился я. — Где он на меня сядет, там и слезет. Более того, как только я смогу вернуться, я лично нанесу ему визит и покажу, где именно следует слезать. Уверен, что местечко не покажется ему уютным.

— Хорошо! — подала голос Варвара. — Ну предположим, завладеет Коля этим артефактом. Что он с ним будет делать?

— Чем вы слушали, когда слушали?! — возмутился Викентий. — Там же ясно было сказано, что этим артефактом можно совершить прокол между мирами. Видимо, этот барьер мешает не только нам, но и демонам. Если они завладеют Николаем и артефактом, то приобретут эксклюзивное право шастать из мира в мир без виз и загранпаспортов.

— Фиг им! — щедро пообещал я. — Собирай свою команду! Я покажу этим демонам и визы, и загранпаспорта. Потом догоню и объясню тому, кто останется, что он не выездной.

— Согласен! — потер ладони Викентий. — Но не сейчас и не сегодня. Надо подготовиться. Это не просто демоны, а парочка высших. И ясно, что они подчиняются только владыке того домена, который оказался поблизости от Земли. Было бы неплохо все разузнать прежде, чем мы их уничтожим.

— Мы? — удивленно поднял я брови.

— Ну ты, — поправился инспектор. — С другой стороны, ты все же не забывай, что именно я отвечаю за Землю и спросят, в случае чего, с меня. А ты хоть и временно, но мой подчиненный.

— Дожил! — горько сказал я. — Дракон вне уровней — подчиненный у мага второго уровня Дара. Да меня все драконы засмеют!

ГЛАВА 20

— Вот! — На стол передо мною лег лист бумаги. — Я произвел расчет вектора перемещения. Учти, они нас ждут, поэтому времени на адаптацию нам дадут крайне мало.

— Чего там адаптироваться? — пожал я плечами. — Появляемся, жжем все, что поддается сожжению, хватаем артефакт и исчезаем.

— Ты чем вчера слушал? — рассердился Викентий. — Нам нужна, кроме артефакта, еще и информация. Именно поэтому мы все идем с тобой.

Викентий сделал широкий жест за спину. Там стоял нестройный ряд «чистильщиков», которых инспектор вызвал на это задание.

Первым, сжимая в руках странный прибор, торчал Михаил. Рядом нетерпеливо топтался Дон. Он вооружился двумя кристаллами, сияющими голубыми сполохами. Ясно, что это какое-то оружие, но какое именно, я разобраться сразу не смог. Дальше стояли три хмурых мужика с большими рюкзаками за плечами и тощий субъект в роговых очках с толстыми линзами. Замыкала шеренгу Варвара, одетая в камуфляж и высокие сапоги. Несколько выбивался из общего наряда ее розовый воздушный шарфик.

— А зачем ты ее берешь? — хмуро спросил я, кивнув на экстрасеншу.

Та ответила мне яростным высверком глаз.

— Попробуй ее не возьми! — хмыкнул Викентий. — Она мне очень помогла с расчетами. Точное место вычислить без ее помощи было бы практически невозможно.

— И поэтому ты решил от нее избавиться? — иезуитским тоном спросил я. — Или тебе не дает покоя ее доля изумрудов?

— Это что такое ты говоришь? — подозрительным тоном осведомилась Варвара.

— А шо ты себе слышишь? — отозвался Михаил. — Мальчик говорит, что женщина, даже такая красивая, как ты, в отряде к несчастью. И я таки с ним согласен! И шо бы там ни говорили, но это несчастье может случиться именно с этой женщиной, даже такой красивой, как ты.

— Я атташе! — гордо напомнила Варвара.

— Тем более, — кивнул Михаил.

— Прекрратить! — рявкнул Викентий.

Я тем временем обратил внимание на типа в очках. Подошел и остановился напротив него, внимательно рассматривая пофигистский вид этого индивида.

— Быть может, ты его мне представишь? — нейтрально обратился я к Викентию.

— Э-э-э… — протянул тот. — Ты уверен, что тебе это надо?

— Я догадываюсь, но хотел бы быть уверенным.

— Антонио, сеньоре, — неожиданно высоким тенором представился сам очкарик.

Я повернул голову к Викентию, который стоял с самым несчастным видом.

— Ты что, смерти нашей хочешь? — тихим голосом спросил я. — Да после всех его фокусов я ему кошку свою не доверю!

— Но у тебя же нет кошки, — виновато сказал Викентий.

— Вот специально заведу для такого случая! Заведу и не доверю! …Что, не нашел ничего лучшего?

— Не нашел, — вздохнул Викентий. — Это все, что у меня есть.

— М-да. — Я критически взглянул на Антонио. — Не слишком жирно.

— О! Я соблюдаю диету, сеньоре, — застенчиво улыбнулся «чистильщик».

— Он хоть знает, что натворил? — не оборачиваясь к Викентию, спросил я.

— Это я виноват, — признался тот. — У Антонио тогда была душевная травма, вот он и недосмотрел.

— Если он продолжит и сегодня в том же духе, то у него будет не душевная травма, а самая что ни на есть физическая, — пообещал я. — Отвернут те милые парни ему голову. И что самое характерное, я не буду им мешать.

— У Антонио очень крепкие защитные построения, сеньор, — неожиданно сообщил один из мужиков с рюкзаками.

— Спасибо, Чезаре, — кивнул ему Антонио.

— Интересно, а как ему это защитное построение поможет, когда демон будет откручивать ему голову? — хмыкнул я.

— Какой демон? — деловито спросил Антонио.

— Высший, — ласково улыбнулся я в ответ. — Эксклюзивный. Выписали из инферно специально для тебя.

— Сеньоре Викенти, — наконец-то заволновался Антонио. — О таких демонах речи в контракте не было!

— Было! — заверил его Викентий. — Помнишь в контракте фразу: «…Уничтожение нечисти, призраков, зомби, оборотней и т. п.»? Вот «т. п.» и есть те самые демоны.

— Эх! — ностальгически вздохнул я. — Сюда бы наших ребят из группы! Мы бы разнесли не только этих демонов, но и инферно вместе с ними.

— Я бы и сам не отказался от парочки боевых магов, — печально откликнулся инспектор. — но имеем то, что имеем.

— Мы еще долго будем тут стоять? — поинтересовался Михаил. — Вы не думайте ничего плохого, но я таки обещал Моне, шо зайду сегодня к ребе, в синагогу.

— Миша! Ну что вы так спешите? — вмешался Дон. — Вы же знаете Викентия. Он сейчас разработает план и поставит задачу…

— Что там разрабатывать? — удивился Михаил. — Вот же есть Антонио, которого так не любит Коля, шоб он был так здоров. Перебрасываем Антонио на место первым. И пока демоны будут с ним здороваться и желать ему всего хорошего, появляемся мы и быстро делаем свое дело!

— Эй! — заметил Викентий. — У меня людей и так мало. Я не хотел бы терять ни одного человека.

— И потом, — вмешалась Варвара, — Тоша такая душка. Он даже знает самого Гуччи, лично. И он мне кое-что уже пообещал. Так что терять его нельзя ни в коем случае!

— Грацие, сеньора! — расцвел улыбкой Антонио.

— Значит, так! — резко прервал я обмен любезностями. — Основная задача — добыть Двойной Санлист. Все бы ничего, но Викентию приспичило получить еще и информацию, что существенно усложняет задачу. Так?

Викентий решительно кивнул.

— Поэтому… — я обвел внимательным взглядом свое воинство, — …наместо отправляюсь только я вместе с Викентием!

— Но… — начал было инспектор.

— Не обсуждается! — отрезал я. — Все свободны, а вас, Викентий, я попросил бы остаться.

Мы присели вдвоем на узкой скамеечке во внутреннем дворике офиса Варвары. Варвара и сама попыталась было к нам присоседиться, но я так грозно на нее рыкнул, что она мгновенно улетучилась.

— Что ты задумал? — после некоторой паузы осведомился Викентий.

— Ничего особенного, — пожал плечами я. — Будем давить силой на силу. Все же это два высших демона. Если ринемся туда всей толпой, то потери будут неизбежны…

— И что? — нервно спросил инспектор.

— Появляемся там. Я тебя оставляю под «алмазным щитом», а сам начинаю общаться с демонами.

— Но я мог бы помочь! — воскликнул Викентий.

— Мне? Маг второго уровня? В бою с высшими демонами? Это у тебя шутка такая? — иронично прищурился я. — Нет уж, сиди тихо, пока я с этими ребятами буду разбираться. Потом, так и быть, я дам тебе возможность пнуть кого-нибудь из них.'

— Ты в одиночку с ними не справишься!

— Я и в компании с вами с ними не справлюсь. Не попробуешь — не узнаешь. Нет смысла гибнуть всем. Если увидишь, что я не справляюсь! Активируй кристалл портала.

— Колин!..

— Мы отправляемся! — Я еще раз сверился с расчетом вектора и активизировал портал.

Конечно же я создал портал с невидимым выходом. Но все равно один из демонов что-то почувствовал и вскочил на ноги. Большего я не дал ему сделать. Выпрыгнув из рамки, я сразу же врубил «цепную молнию» для начала и «заморозку» для продолжения знакомства.

Эти уроды (а как их еще назвать?) в долгу не остались. В мою сторону полетели две грязно-коричневые стрелы, окутанные темным полем Хаоса. Но я в этот момент уже был в иной ипостаси.

Викентия при моем преобразовании отбросило в сторону. Сверху на него рухнул «алмазный купол».

Стрелы наткнулись на мою грудь, укрытую прочнейшей серебряной чешуей, и бесславно испарились.

Я фукнул в одного из демонов «ясным пламенем». В самого прыткого, конечно. Попал! Славный факел получился.

Второй демон был не таким прытким. Он все же напоролся на мою «заморозку» и двигался очень медленно. Но двигался! Хотя, по идее, должен был смирно стоять и ждать, пока я его разморожу.

— Хочешшшь повторить сссудьбу сссвоего дружжжка? — грозно пророкотал я, надвигаясь на второго демона.

Тот дернулся, но остановился, с ненавистью глядя на меня. Впрочем, я как-то не замечал у демонов еще чего-то, кроме ненависти.

— Ответишшшь мне на пару вопросссов, и я оссставлю тебе жжжизнь, — пообещал я, опутывая демона «нитью повиновения».

— Я не буду тебе отвечать… — начал было демон, но замер. Его глаза остекленели. «Нить» начала действовать.

— Клиент готов к употреблению, — выдохнул я, оборачиваясь в человека. — Викентий, твой выход. Только учти, времени у нас немного. Быстро задавай свои вопросы! И уходим отсюда!

Викентий попытался подойти к демону, но уткнулся в стенку «алмазного купола». Купол-то не двигается, оказывается. Пришлось мне его снять.

— Имя? — строго спросил Викентий.

— Так он тебе его и сказал, — иронично хмыкнул я, подходя к постаменту с Двойным Санлистом.

Как и следовало ожидать, демон гордо промолчал. Императив самосохранения не может перешибить даже «нить повиновения».

Пока Викентий соображал, какой вопрос задать следующим, я с интересом рассматривал артефакт, не рискуя, впрочем, брать его в руки.

— Кто твой повелитель? — наконец придумал вопрос инспектор.

— Великий и непревзойденный Навухотел, — прохрипел плененный.

— Что-то я о таком слышал… — наморщил лоб Викентий.

— Хорошо, что только слышал, — буркнул я. — А мне привелось его и увидеть. Зрелище, я тебе скажу, то еще!

Я осторожно дотронулся пальцами до рукояти этого странного меча. Ничего страшного не произошло. Молнии не сверкали, да и гром почему-то не гремел.

Какое-то движение со стороны демона мгновенно вогнало меня в сверхскорость. Я ухватил артефакт и, развернувшись, резким движением снизу вверх снес лапу, которую демон протянул к Викентию. И тут же располовинил демона косым ударом.

— Ну вот! — огорчился инспектор. — Что ты делаешь? Я же не успел его еще полностью допросить.

— А ты какой половиной собирался его допрашивать, верхней или нижней? — огрызнулся я. — Если бы я не успел, этот парень тебя бы разорвал. Хоть бы спасибо сказал!

— Спасибо, — буркнул Викентий. — Хорошая штука этот Санлист.

— Уходим! — скомандовал я. — Чувствую, что их кавалерия где-то на подходе.

— Ух ты! Какая красотища! — прокомментировала Варвара, восторженно рассматривая Санлист, который переливался отражениями в моих руках. — Вот эти полоски, посередине, — это из серебра. Нижнее лезвие — золото. А вот верхнее… Мне этот металл незнаком. Но тоже наверняка что-то драгоценное. Вот только эта тьма млкду ними мне не нравится. Можно от нее как-то избавиться?

— Варя! — укоризненно проговорил Викентий. — Ну что ты все на деньги меряешь. Это же артефакт! Именно в таком виде он и представляет наивысшую ценность.

— Тебе легко говорить, — насупилась Варвара. — Помыкался бы с мое, так еще и не так бы запел. Я человек практичный. Меня всякими там артефактами не прельстишь. Главная цель — обеспечить безбедную старость. Вот я ее и обеспечиваю.

— Ты забываешь, что теперь числишься у нас, — наставительно поднял палец Викентий. — А значит, до старости тебе ой как далеко!

— Ну да! — заныла Варвара. — Это ты сейчас так говоришь. А как пробьете вы этот барьер, так сразу и поминай как звали. Мне Коленька рассказывал, что у тебя там какая-то девчонка, Маришка, есть. Думаешь, я не знаю!

— И совсем не у меня! — запротестовал Викентий. — И вообще, она ничья, а сама по себе.

— Точно! — поддакнул я. — Очень тяжелая в общении и нелюбезная особа. Так и хочется повесить ей на шею надпись: «Не подходи — прибьет!» Только одно меня останавливает: для того чтобы повесить, надо к ней подойти… Вик! А как этот артефакт действует? Что надо для этого сделать?

— Активировать, по всей видимости, — отозвался Викентий. — Только не спрашивай как! Я не знаю.

— Дай посмотреть! — протянула руку Варвара.

— Не трогай! — предостерег инспектор и легонько шлепнул Варвару по руке. — Это же средоточие трех сил! Его только Коля может касаться. Остальные, что характерно, рискуют остаться без руки. И это в лучшем случае!

— Ой! — отдернула руку экстрасенша. — Говорю же вам, лучше разобрать его на составные части! И прибыльнее, и спокойнее. А ну как он мне сейчас этой штукой офис сожжет?

— Не сожгу! — пообещал я. — Я его с собой заберу. Поэкспериментирую на досуге.

— Только смотри, осторожнее! — заволновался Викентий. — Надо бы его заэкранировать, да только я не знаю этого заклинания…

— Ты думаешь, что кто-то ко мне рискнет сунуться, когда у меня в руках Санлист? — хмыкнул я.

ГЛАВА 21

Начать эксперимент я решил вечерком. Есть неподалеку от моего жилища один старый заброшенный дом. Раньше там была общага. Рабочие местного заводика там жили. Но со временем строение пришло в негодность. Вечно денег на его ремонт не хватало. Рабочие съехали кто куда, а трехэтажное запущенное здание маячило среди леса на полдороге между поселком и заводом, который, кстати, тоже особой новизной не страдал.

Вот я и решил именно в этом здании поупражняться. Правда, я еще не придумал, что именно я буду делать. Оставалась надежда на интуицию и медитацию. В информационном поле астрала много что можно найти. Быть может, там и сведения о том, как активировать артефакты, где-то завалялись.

Уже начинало темнеть (зимой всегда темнеет рано), когда я, скрипя снегом, добрался до темного зева входа в общежитие. Осторожно, стараясь не вступить в какую-то гадость, поднялся на второй этаж.

Несколько раз мне чудились какие-то легкие движения, но, когда я поворачивал в ту сторону голову, ничего подозрительного не видел. Мистика какая-то! Об общаге ходили нехорошие слухи. Но, как водится, на уровне кухонных сплетен.

Вот вроде бы неплохой просторный холл. А устроюсь я тут, пожалуй…

Взгляд! Взгляд, направленный в мою незащищенную спину. Практически не раздумывая, я развернулся и полоснул Санлистом перед собой. Серая тень, резко сломав траекторию, отскочила в сторону.

— А ты быстр! — прошелестело от нее. — Но я голоден.

— Вампир, — покачал я головой. — Всего лишь вампир. А я уж было подумал… Откуда ты здесь взялся? Впрочем, это не совсем верный вопрос. Сколько ты уже тут обретаешься?

Трансформированный вампир — зрелище не для слабонервных. Вы уж мне поверьте. Я — то повидал их на своем веку. Но для этого вампира моя реакция на его вид была неожиданной.

— Ты что, меня не боишься? — видимо, от неожиданности вырвалось у него.

— Было бы чего, — пожал я плечами. — По идее, это ты должен меня бояться.

На беднягу стоило посмотреть. У него даже клыки уменьшились и когти втянулись.

— Мне рассказывал один мой знакомый… Тоже вампир, между прочим, — сообщил я, выходя на середину холла. — Так вот, он рассказывал о том, как лишился отца. Очень поучительно!

— У тебя знакомый вампир? — пораженно повторил этот кровосос. — И ты еще жив?

— Как видишь, — улыбнулся я. — Впрочем, и ты, должно быть, его знаешь. Аррахатдер Тордерресс Хам-ра Коэрресс, это тебе ничего не говорит?

— Глава СК, — продолжил поражаться вампир.

— СК? — недоуменно спросил я.

— Совет кланов, — нетерпеливо отозвался мой собеседник. — Тем более удивительно!.. Впрочем, думаю, он меня поймет. Я действительно голоден!

— А ты знаешь, от чего погиб его отец? — благожелательно поинтересовался я.

— Какое это имеет значение, когда я голоден? — Глаза вампира снова начали наливаться алым.

— Так вот, ты имеешь реальный шанс помереть по той же причине.

Меня этот придурковатый вампир уже начал раздражать. Судя по тому, что он до сих пор пил кровь, он из тех, с кем сражались вампиры клана Виа Дента. Может быть, не морочиться, а просто снести ему башку своим мечом-артефактом? Неужели он не понимает, что столкнулся с чем-то необычным, и это его не настораживает? Или, быть может, от голода совсем его переклинило?

— Прежде чем я выпью твою кровь, можешь мне рассказать о причине смерти уважаемого отца Аррахата, — прохрипел вампир, скользящим шагом смещаясь вправо и ближе ко мне.

— Вот именно от такой же крови и помер, — насмешливо ответил я, также смещаясь влево и дальше от вампира. — Впрочем, у тебя есть еще один шанс помереть. Тебе ничего не напоминает вот эта штука у меня в руках? И не надейся на свою скорость! Я тоже владею темпом. Пусть и не так хорошо, как племя вампиров, но достаточно, чтобы сократить поголовье на одну не самую умную голову.

— Да кто же ты? — совсем уже растерялся вампир.

— Я бы принял свой истинный вид, да только тогда мы окажемся этажом ниже. Пол тут уж больно хлипкий. А так тебе придется поверить мне на слово. Я дракон. Ну что, все еще хочешь моей кровушки попробовать?

Вампир застонал, опустился на пол, обхватил голову руками и начал раскачиваться.

— Я есть хочу! Я уже неделю ничего не ел. А может быть, и больше. Точно не помню. После этого пьяницы я долго похмельем мучился…

— На пока, освежись! — Я протянул вампиру пакете томатным соком, вызванный мною из ближайшего магазина.

Вампир оживился, выхватил у меня из руки пакет и, не обращая внимания на колпачок, когтем пробил две дырки. Запрокинув голову, он одним махом влил в себя содержимое.

— Полегчало? — участливо спросил я.

— Так ты маг? — начал соображать вампир.

— И маг тоже, — не стал отнекиваться я. — Одно другому не помеха.

— И тоже застрял здесь? — не мог успокоиться вампир.

— Ну да.

— Странно, что тебя эти, из инспекции, не засекли.

— Они меня еще шесть лет назад засекли, — хмыкнул я.

— И что? — с любопытством спросил вампир.

— Угадай с трех раз. Кстати, по правилам, я должен сдать тебя им как нарушителя.

— Но ты же не будешь этого делать? — обеспокоился вампир. — Перехода в наш мир нет. Кто его знает, что эти инспекторы придумают.

— Хм. Как тебя зовут, кстати? — спросил я. — А то вот уже полчаса болтаем, а друг друга не знаем.

— Траррхат, — охотно отозвался вампир. — Я из клана Хория Сасселс.

— Встречался я с твоими сородичами, — известил я Траррхата.

— Так, а ты-то кто?

— Колин я. Слышал о таком?

— Ох ты ж!

Вот теперь Траррхата проняло по-настояшему. Он даже опасливо отодвинулся от меня.

— Вижу, что слышал, — кивнул я. — Хорошо! Я не буду передавать тебя инспектору. Пусть на Магире вампиры думают, что с тобой делать.

— Эх! — мечтательно вздохнул Траррхат. — Я бы даже и не сопротивлялся. Но туда ходу нет.

— Вот он — ход! — высверкнул я Санлистом. — Осталось только его открыть.

— А что это? — опасливо покосился на артефакт Траррхат. — Как-то не тянет меня к нему прикасаться.

— И правильно не тянет! — усмехнулся я. — Все-таки средоточие трех сил. Это тебе не шутки.

— Э-э-э… — нерешительно протянул вампир. — Колин, ты вроде бы сказал, что собираешься этот ход открыть?

Я решительно кивнул.

— А почему ты его до сих пор не открыл? И почему сюда пришел?

— А потому, что я еще не знаю, как его открывать. Сюда я пришел для того, чтобы поэкспериментировать. А это может сопровождаться какими-то эффектами. У этого дома и так слава дурная (не зря, как оказалось), так что парочка новых слухов ему явно не повредит.

— То есть ты сейчас будешь пытаться открыть путь? — уточнил Траррхат.

— Нуда!

— Мне почему-то кажется, что лучше подождать этого знаменательного события где-нибудь в другом месте. Скажем, километрах в ста отсюда. Или этого может не хватить?

— Если проход откроется, ты это ощутишь? — осведомился я.

— Конечно! — убежденно ответил вампир. — Но у нас свои ходы.

— Ты еще что-нибудь, кроме томатного сока и крови, употребляешь? — усмехнулся я, выстреливая под потолок осветительный пульсар, ибо уже основательно стемнело.

— Обижаешь! — отозвался Траррхат. — Просто кровь как-то привычнее и питательнее.

— Тогда держи! — Я протянул вампиру банку тушенки и батон, нарезанный и запакованный в полиэтиленовый кулек.

— Вот это другое дело! — воскликнул Траррхат, используя один из когтей как консервный нож.

Как он проголодался, я понял потому, что он запрокинул голову и вывалил в пасть все содержимое банки сразу. Гулко сглотнул, открыл пакет с батоном и быстро побросал куски хлеба вслед за тушенкой. Благодарно кивнув мне головой, он серой тенью мелькнул к окну и исчез.

Я просканировал окружающее пространство, подвесил заклинания на «мгновенный ответ» и приступил к тому, для чего сюда зашел.

Только бы не замерзнуть, пока буду медитировать. Морозило уже прилично.

Благодаря учениям Алима уход из физического тела прошел без сучка без задоринки. Вот я уже парю над собой красивым и рассматриваю себя же замерзшего. Нет, так дело не пойдет! Мне сюда еще предстоит возвращаться.

Я вышел из состояния медитации и принялся активно двигаться по холлу, пытаясь вновь согреться. На ум пришло одно из заклинаний тана Пекаруса, нашего преподавателя по бытовой магии.

Лирическое отступление

Лекция тана Пекаруса

«Согревание ночами холодными и (не приведи Единый) даже снежными»

…Дайте я на вас посмотрю! Вот ведь! Казалось, еще вчера вы были первокурсниками, сопливыми, так сказать, мальчиками и дев…

Нет-нет! Тартак, тебя это как раз не касается… Да, я верю, что ты и тогда был еще ничего. Для этого не надо лупить меня твоей палицей по кумполу…

И ты, конечно, Аранточка, была на первом курсе очень умелой и находчивой…

Ай! Это еще что? …Все-все! Понял! Беру свои слова назад. Все вы были очень способными молодыми людьми.

Но сегодня мы встретились для того, чтобы обучиться одному заклинанию, очень нужному даже таким боевым и способным магам, как вы.

Представьте себе, что вы оказались какой-нибудь негостеприимной ночью вдали от дома. А как боевым магам, вам таки придется достаточно часто оказываться в таких условиях.

И вот вокруг темень, лес и враги. И холодно, или даже снег идет… что тоже достаточно часто случается в вашем неспокойном деле.

Как быть? Казалось бы, раз есть лес, то можно как-то развести огонь и согреться. Но имеются враги!

…Я понимаю, что они сами виноваты. …Я понимаю, что раз они сами появились, то пусть сами и удирают.

Ну а если они все же сильнее? Вы не предполагаете, что такое тоже может быть?

…Молодец, Гариэль! Вот что значит эльфийское воспитание! Не то что тролли или вампиры. Им бы только все вокруг крушить и убивать. А ведь можно же иногда и затаиться. …Вот именно, Харос! В засаде, раз уж ни на что иное вы не способны.

Так вот. …На чем я остановился? …Ах да! Вы в засаде, и вам холодно. Как быть? Вот для этого и существует очень хорошее заклинание, разработанное лучшими и светлыми умами бытовых магов, к которым, без ложной скромности, я отношу и себя.

Заклинание согревания тела в холода… Не сожжения тела, Жерест, а согревания! Это существенно! И не пытайтесь мне тут пробовать! И вообще, я же еще вам его не давал, почему под тобой парта дымится? …Колин, прекрати немедленно! При помощи пульсара согреть Жереста не удастся!.. И никого другого тоже.

Открываем конспекты и пишем! Для начала нам следует согреть воздух вокруг замерзшего тела…

Строго следуя рекомендациям тана Пекаруса, я воспроизвел все действия, требуемые при активации заклинания согревания. Вот ведь! Не думал, что оно мне понадобится.

Осмотрел засветившуюся слабым светом сферу, вокруг которой стал быстро таять наметенный ветром снег. Сунул туда руку… Ой! Перестарался. Надо убавить температуру… Вот теперь порядок!

Я вступил в центр обогреваемого воздушного шара. Очень хорошо, что создается еще и временной параметр! Не надо поддерживать тепло. Надеюсь, что тут больше никого не будет. Я бы опустил на себя еще и «алмазный купол», да только он не пропускает ментальное тело при медитации. Есть у него такой недостаток.

Я снова парю над замершим на полу телом. Однако пора приниматься за дело! Взмыл вверх и понесся по пути, напоминающему туннель, следуя всем его изгибам и поворотам.

Еще несколько мгновений, и я в глубоком космосе. Вокруг на черном бархате сияет множество звезд, складывающихся в созвездия. Этим зрелищем можно любоваться бесконечно, но я тут не для того.

Откуда-то снизу, из-под ног, выплывает огромная полусфера планеты, покрытой во многих местах облаками. Сквозь просветы в них поблескивают океаны и клочки суши. И это не Земля! Я не знаю названия этой планеты, но на ней скрывается множество ответов на тайны, которые имеются для нас на Земле.

Я начинаю стремительно падать вниз. Даже дух захватывает!

Прорываюсь сквозь слой облаков и перехожу на горизонтальный полет… Ну не совсем горизонтальный. Снижение все же есть, но уже не такое крутое и стремительное.

Подо мной мелькает гладь океана. На этой планете практически все покрыто водой. Есть острова. Некоторые даже очень большие.

На каждом таком острове имеется храм, а то и несколько. Не знаю я, кто их построил. Да и попасть в эти храмы мудрено. Но сейчас я почему-то уверен, что смогу войти в один из них за ответом.

Вон на горизонте показался островок. Мне туда! Еще несколько мгновений чудесного полета, и я стою на островке.

Кажется, что он безжизнен. Каменистая почва расстилается во все стороны. Но и тут высится громада храма. Очень похож на греческие или римские. Такое же бесчисленное количество колонн.

Я медленно двинулся вперед. Уже несколько раз я, под руководством тана Алима, посещал эту планету.

Бывали мы и возле храмов, но ни разу не смогли войти хотя бы в один из них. Они как бы отталкивают посетителей от себя. Магия, конечно. И магия древняя. Причем такая мощная, что даже самым сильным магам не под силу преодолеть ее. Но бывают случаи, когда кто-то может войти в храм. Войти и получить ответ на один, самый-самый важный вопрос.

Я уже пересек границу, за которую обычно не мог переступить. Поднялся по нескольким ступенькам и вступил в густую тень. Узкий коридор, прихотливо сворачивающий то в одну, то в другую сторону. В некоторых местах из стены торчат держаки, в которых пылают багровым пламенем факелы.

И вот яркий свет в конце коридора. Я выхожу во внутренний двор этого здания. Очень большой двор. В центре мирно журчит струями воды фонтан, вокруг которого расположен пышный цветник. От него расходятся в разные стороны дорожки, аккуратно вымощенные желтыми кирпичами. Несколько деревьев, между ветвей которых шныряют мелкие пичуги, оглашая воздух незамысловатыми и звонкими трелями.

Вот оно! Вот то, ради чего я тут оказался. Невдалеке высится гранитный пюпитр. Перед ним на гранитной же скамье сидит женщина. Она склонилась над толстенной книгой. Именно к ней я должен сейчас обратиться.

Я сделал несколько шагов и остановился за спиной женщины. Она не обращала на меня никакого внимания. Придется самому.

Я вежливо кашлянул несколько раз.

— Я ждала тебя несколько раньше, — не оборачиваясь, сказала женщина. — Ты раздобыл Санлист, но почему-то медлил.

— Были некоторые препятствия и проблемы, — смущенно пояснил я.

— Для серебряного дракона не могут существовать препятствия и проблемы! — отрезала женщина и наконец обернулась.

Я чуть было не сел на то, на чем стоял. Это была та самая таинственная незнакомка, которая со мной разговаривала, пока я падал в инферно.

Ее глаза поразили меня. В них было столько всего, что и не описать словами! Я почувствовал, что она намного старше и мудрее меня. Да что там меня! Даже Хораст, предводитель племени драконов, который прожил уже неимоверное количество лет, и тот дитя малое по сравнению с этой женщиной. Нет, она не была морщиниста и стара! Вот уж нет. Во всей ее фигуре и лице сквозила энергия и сила молодости. Но все же я всем нутром чувствовал, что она не такая, как все встреченные мною до нее люди и драконы.

— Молодец! — неожиданно сменила гнев на милость женщина. — Я не ожидала, что ты сможешь так быстро восстановиться. И тем более не ожидала, что тебе придет в голову искать меня здесь. В твоей судьбе это было настолько неявно, что я не сочла возможным такое развитие событий.

Вот так. Похвалить, но тут же и щелкнуть по носу. Мол, чтобы не зазнавался.

— Э-э-э… — протянул я. — Я хотел бы задать вопрос…

— Матушка, — милостиво разрешила женщина. — В конце концов, если разобраться, то именно я дала начало роду драконов.

— Великая Драконица?! — ахнул я.

— Я не люблю официоза, — одними губами улыбнулась Матушка. — Поэтому обращайся ко мне так, как я пожелала. Так что у тебя за вопрос?

— Барьер между мирами. Как с ним справиться?

— Но у тебя же есть ключ!

Я неожиданно осознал, что сжимаю в ладони рукоять Санлиста.

— Да-да! — кивнула Матушка в ответ на мой вопросительный взгляд. — Именно этим ключом ты и можешь открыть проход. Но всякое приобретение сопровождается потерями. Ты это осознаешь?

— И что я потеряю на этот раз? — невольно напрягся я.

— Власть над Хаосом и природой. Или ты предпочитаешь расстаться с силой драконов?

Я испуганно замотал головой.

— Я так и думала, — снова улыбнулась Матушка, но тут же вновь стала строгой. — Сейчас мы проведем обряд. Барьер возник, когда Хаос усилился. А это произошло в тот самый момент, когда ты падал в инферно. К счастью, теперь равновесие восстановилось. Тебе предстоят великие дела, мой мальчик!

— А можно для начала «пощипать» одного демона? — спросил я. — Все-таки нехорошо, что счет в его пользу. Да и об одном темном эльфе забывать не стоит.

— Ох уж эта молодежь! — вздохнула Матушка. — Хотя почему нет? У тебя найдется много добрых помощников. Только вот мы с тобой увидимся нескоро.

Матушка встала из-за своего стола и подошла ко мне.

— Я буду вести твои руки. Ибо только ты можешь управлять этим артефактом. Доверься мне!

Я облизнул внезапно пересохшие губы и кивнул. Матушка закрыла глаза. Я почувствовал, что теряю контроль над своим телом. Испуганно дернулся, но потом расслабился, понимая, что так надо.

Во все стороны от артефакта ударили лучи света. Странные, надо сказать, лучи. Золотистые, зеленые и… черные. Я как-то до сих пор не знал, что бывает черный свет.

Неожиданно я начал произносить совершенно незнакомое мне заклинание. Слов я не запомнил. Помню только, что там было очень много шипящих и рычащих звуков. Санлист описывал замысловатые траектории в моих руках.

Передо мной появилось призрачное нечто. Воздух вокруг него ощутимо закручивался воронкой. Постепенно туманность приобретала все более вещественные формы. И я понял, что это отверстие… Нет! Это скважина для ключа. А ключ?.. А ключ у меня в руках. Я выдохнул последнее слово и вогнал Санлист в скважину. Раздался легкий звон и… все исчезло.

Меня завертело, перед глазами закружились, сливаясь в сплошные линии, разноцветные блики.

— До свидания, малыш! — успел услышать я, и меня вышвырнуло из астрала.

Первое, что я осознал, открыв глаза, — пытливый взгляд сидящего прямо передо мной вампира. Ну его я сразу же узнал. Траррхат, кто еще? Вернулся все-таки.

— Ну ты даешь! — замотал головой тот, обнаружив, что я вернулся в себя. — Тебя собираются потрошить, а ты сидишь и не шевелишься.

Не могу сказать, чего было больше в его голосе, осуждения или одобрения.

— Я как чувствовал, что надо вернуться, — продолжил тем временем Траррхат.

Он повел рукой, указывая на три тела самого неприглядного вида, лежавшие на полу.

— Странно, — сказал я, поднимаясь и разминая затекшие мышцы. — Я не заметил, что за мной следят. Да и поблизости никого не было.

— А они подошли потом, — кивнул Траррхат. — И, насколько я понял, были несколько удивлены, обнаружив тебя тут. Впрочем, удивление было недолгим.

Вампир небрежно отодвинул большой складной нож, лежавший с ним рядом.

— Зато теперь я сыт, — показал клыки в улыбке Траррхат.

— Насколько я понимаю, барьера больше не существует, — выдохнул облачко пара я.

— Я заметил, — радостно отозвался вампир. — И я исчезаю.

— Эй, подожди! — заторопился я. — Ты же понимаешь?..

— Я буду нем как рыба, — клятвенно приложил руки к груди Траррхат.

Облачко тумана выскользнуло в разбитое окно и исчезло. А чего же я жду?

ГЛАВА 22

Если кто-то подумал, что передо мной мелькнул милый образ и я, все бросив, рванулся на Магир, то он ошибается. Нет, мысль рвануть была, не отрицаю. Да и образ таки мелькнул. Что было, то было. Но я не мог этого сделать. Надо было закончить некоторые дела, которые тут остались.

Так что первым делом я отправился в офис Варвары, который стал временным прибежищем Викентия. То, что время позднее, я сообразил уже потом, когда оказался в офисе, погруженном в полную тьму.

Первым делом я напоролся в темноте на стул. Почему-то, когда темно, всегда напарываешься именно на стул. Грохот падающего предмета мебели, мое крепкое выражение, характеризующее этот самый предмет и того, кто этот предмет сюда приткнул, произвели неожиданный эффект.

От дивана, на котором имел обыкновение спать Викентий, в меня ударила шикарная фиолетовая молния. Хорошо, что я догадался активировать «мгновенный ответ» еще в том хладном доме. Вернее, хорошо, что меня прикрыл защитный кокон, а вот то, что такая же молния, если не круче, пошла в ответ, это уже не со-

всем хорошо. Потому что Викентий добавил несколько красочных характеристик, но не стулу, а тому, кто этот стул роняет, а потом еще и электрическими разрядами во все стороны лупит.

От дивана вверх вылетел осветительный пульсар. Мгновением позже такой же пульсар выщелкнул и я, пришедший к тому же выводу, что здесь темновато.

Картина маслом! Взъерошенный Викентий восседал среди разворошенной постели и печально рассматривал дырку с обгоревшими краями в спинке дивана.

— Здрасте! — вырвалось у меня.

Взгляд, который мне подарил инспектор, можно смело отнести к разряду убийственных.

— Друг мой, — Викентий взглянул на часы и снова обратил свой взор на меня, — а тебе не говорили, что столь поздние (или столь ранние) визиты не являются признаком вежливости? Я даже и не могу подобрать слов. Три часа ночи! Я уже не говорю о попытке убить меня. Что было бы, если бы я сидел на этом вот месте?

Викентий сердито ткнул пальцем в дыру.

— Да повод уж больно срочен, — попытался оправдаться я.

— Повод?! Ты жив! А значит, все остальное может подождать и до утра. Врываться среди ночи, да еще и без приглашения! Это какой же еще срочный повод надо иметь?

— Что туз происходит?

Я обернулся на голос. Варвара в простеньком таком халатике стояла в дверном проеме. Ее взгляд уже прикипел к дыре в спинке пострадавшего дивана. Судя по всему, она уже собиралась добавить свой гнев в полноводную реку, исходившую от Викентия. Интересно получается. Я как-то не рассчитывал на то, что и она тут.

Я с интересом взглянул на инспектора. Для того, видимо, появление Варвары также было неожиданностью. Он замолчал. Несколько раз попытался спародировать рыбу, без звука открывая и закрывая рот. Потом краска залила его лицо, и он судорожно подтянул одеяло, стараясь прикрыться.

— Появиться здесь меня заставили неотложные обстоятельства, — громко сказал я.

— А вылез ты оттуда? — грозно спросила Варвара, указывая на дыру. — Что, другого хода не нашлось? Кто теперь за ремонт мебели платить будет? И на чем, я спрашиваю, этот охламон спать в следующую ночь будет?

— Варвара, ты-то откуда здесь взялась? — наконец прорезался голос у Викентия.

— Ты, случайно, не забыл, что это мой офис, нет? — сердито спросила Варвара. — Я заработалась допоздна и решила переночевать тут. Что тут такого странного?

— Но могут подумать… — нерешительно промямлил Викентий.

— Мне плевать, что там могут подумать! Вообще я уже столько для тебя сделала, что ты, как порядочный мужчина, должен на мне жениться!

— Кхрррм!.. — Это вырвалось у меня.

Надо сказать, что очень похожий звук издал и Викентий. По-моему, он «попал» конкретно.

— Э-э-э… — протянул я. — Позвольте мне нарушить ваш процесс подготовки к бракосочетанию.

— Что?! — даже подскочил на месте инспектор. — Да что вы такое мелете?! О Единый! За что мне такое наказание? Я же просто спал и никого не трогал!

— Я сейчас скажу такое, что сразу же облегчит твою участь, — пообещал я. — Барьера больше нет! Я хочу прямо сейчас отправиться в Школу.

— А меня оставить тут на съеде… — сердито начал Викентий и замолк.

Видимо, то, что я сказал, не сразу дошло до него.

— Подожди! — наконец заговорил он. — Ты только что сказал, что барьер исчез?

— Угу, — кивнул я.

— Ты в этом уверен?

— Я сам лично в этом участвовал, — гордо заявил я. — Был даже произведен пробный запуск одного вампира, который так же, как и мы, застрял здесь. Не знаю, каким он прибыл туда, но отсюда он отбыл вполне свежим.

Викентий активно завозился на диване, пытаясь встать, но путаясь в простыне и одеяле, которым он продолжал упорно прикрываться.

— Варя! — предложил я. — Давай выйдем! Не надо смущать мужчину.

— Мужчину, — проворчала Варвара. — Мужчиночку, так будет вернее. …Коля, а о каком барьере идет речь? Это, случайно, не то, о чем я сейчас подумала?

— Но мне сначала надо знать, о чем ты подумала. — Я галантно прихватил Варвару под локоток и вывел из комнаты.

— Так он сейчас уйдет от меня? — упавшим голосом спросила экстрасенша. — Недаром мне кот снился. Кот рыжий, толстый и ленивый.

— Ну что ты такое говоришь?! — возмутился я. — Это не о Викентии. Ну какой же он рыжий? Я уже не говорю о том, что он совсем не толстый и не ленивый.

— Он хороший, — уже совсем расстроилась Варвара и всхлипнула.

— Колин, я должен срочно отправиться к себе. — Полностью одетый Викентий стоял в проеме двери. — Варвара! Срочно одевайтесь! Я хочу вас представить моим сотрудникам в головной штаб-квартире. Там же мы обсудим дальнейшие действия в связи с новыми обстоятельствам и.

Экстрасеншу как ветром сдуло! Но она успела на ходу счастливо мне улыбнуться. Как мало надо человеку для счастья.

— Где артефакт? — деловито спросил Викентий, подходя ко мне.

— Вынужден был отдать за открытие прохода, — пожал плечами я. — Да и зачем он тебе?

— Такими вещами не разбрасываются, — поучающе заявил Викентий. — Тому, кому ты оставил артефакт, можно доверять? Не употребит ли он его во вред?

— Тот, вернее та, кому я оставил, не употребит, — внушительно сказал я.

— Та? — вопросительно поднял правую бровь инспектор. — Кто именно?

— А вот этого сказать не имею права, — отрезал я. — Но я ей полностью доверяю. Этого достаточно!

— Я готова, — появилась Варвара, торопливо застегивая на ходу шубку.

— Отправляемся! — доставая кристалл, сияющий насыщенным синим светом, объявил Викентий. — Колин! Ты тоже с нами.

— Я то зачем? — удивился я.

— Ты пока числишься сотрудником нашей службы. Прежде чем ты ее покинешь, надо пройти все необходимые формальности. …Кстати, о каком это вампире ты говорил? Он что, пребывал здесь без регистрации?

Я, рассматривая внутреннее убранство офиса СПМН, умилился и ностальгически вздохнул. Все было так, как в первый раз. Только календарь на стене поменялся да громоздкие мониторы были заменены на тонкие дисплеи современных моделей.

Ввиду позднего времени офис был наполовину свободен. Что означает наполовину?

Ну, у Викентия было два сотрудника. Одна — Маришка. Ее-то как раз не было. А вот второй — эльф Моунрэль. Он в свое время сбежал из Светлого леса. Я не знаю почему, но факт такой имел место быть.

И вот этот эльф бессовестно дрых! Такой знаменательный, я бы даже сказал, эпохальный момент был просто проспан.

Викентий жестом попросил нас сохранять тишину и, тихо подойдя к эльфу, наклонился над ним.

Рядом со мной судорожно вздохнула Варвара. Она завороженно смотрела на сонное лицо представителя расы перворожденных. Не могу понять, что такого необычного в эльфах, но они неизменно вызывают восторг у представителей людского рода. Вот и Тимон тоже не устоял…

Викентий тихонько посопел над ухом Моунрэля, потом осведомился:

— Что в снах показывают?

Острое ухо шевельнулось. Глаза открылись и оторопело уставились на нас с Варварой. Я мило улыбнулся и сделал эльфу ручкой. Варвара в очередной раз судорожно вздохнула.

Эльф скосил глаза на Викентия, который участливо склонился над ним, ласково улыбаясь при этом. Этакая знакомая улыбка. Обычно она предвещает некоторые трудности по жизни.

— Забавный сон, — задумчиво пробормотал эльф. — Интересно, к чему он?

Моунрэль снова закрыл глаза.

— Рассказать? — с готовностью предложил Викентий.

До эльфа наконец-то дошло, что это не сон. Он дернулся, попытался встать, но рука Викентия легла на его плечо, помешав ему это сделать.

— А что бывает за сон во время дежурства? — мягко продолжил инспектор. — Ну я бы еше понял, если бы тут была Маришка. Она и в самом деле иногда грешит подобными вещами. Но ты! От тебя я такого не ожидал.

— Мы двое суток не спали, — оправдываясь, торопливо заговорил Моунрэль. — Напряженности полей, точечные прорывы дроу, рейды демонов из инферно. Совет, во главе с королем, трое суток непрерывно заседает. А тут еще и связи с драконами нет. Тан Тюрон в глубокой депрессии из-за пропажи Колина. Вампиры Аррахата требуют действий по его поискам…

Моунрэль резко повернул голову ко мне.

— Если я не ошибаюсь, вот он, Колин. …А как вы смогли, тан Викентий, найти его и прорвать барьер?

— Смог! — Викентий гордо выпрямился. — Потому что, в отличие от некоторых, я не сплю во время дежурства. …А теперь я представлю тебе, мой друг, наших новых сотрудников. Это уже знакомый тебе Колин и очень перспективная магиня танесса Варвариа.

— А? — озадаченно вырвалось у Варвары.

— Она, правда, еще не совсем постигла тонкости нашей работы, — многозначительно сдвинул брови Викентий. — Но после соответствующего обучения, несомненно, будет очень полезным сотрудником.

— Колин наш сотрудник? — вежливо кивнув Варваре, изумленно спросил эльф. — Но как?..

— Пока внештатный, — отмел вопрос Викентий. — Но стажировку он уже прошел, причем в очень непростых условиях. Всего один прокол: отпустил незарегистрированного вампира.

— Он мне жизнь спас, — запротестовал я. — Я его только так мог отблагодарить.

— Наши сотрудники постоянно рискуют жизнью, — высокомерно заявил Викентий. — Если каждого спасшего отпускать, то что получится?

— Получится, что спасать больше не будут, — хмуро отозвался я. — Не потому ли на Земле так мало твоих сотрудников?

— Это запрещенный прием!

Но полуулыбка Моунрэля и его дружеское подмигивание показали мне, что я выбрал правильный тон.

— Моунрэль, вызывай сюда Маришку! — распорядился Викентий. — Мы проведем совещание. У нас накопилось много дел за то время, пока между мирами существовал этот барьер.

— Ну если я уже прошел стажировку, то разрешите откланяться, — заявил я. — У меня тоже есть несколько неотложных дел.

— Нет! — вскинулся инспектор. — Сначала совещание, потом уже все остальное. Нам надо разработать стройный план действий. Неужели ты не слышал, что сейчас рассказал Моунрэль? Очень напряженная обстановка! Служба СПМН должна работать как часы!

— Я слышал все, — отрезал я. — И о том, что Тюрон в депрессии, и о том, что вампиры бузят. Именно сейчас я должен заняться другими делами, которые, на мой взгляд, более важны. Кажется, ты мне что-то обещал, когда мы отправлялись сюда? Давай быстро закончим с формальностями, о которых ты говорил, и я пойду.

Посреди офиса с легким звоном материализовалась Маришка. Как и водится в подобных случаях, первым делом ее взгляд наткнулся на Варвару. Дамы обменялись пристальными оценивающими взглядами. Потом взгляд Маришки перекочевал на Викентия, и лицо ее озарилось радостью. Меня же она удостоила мимолетного кивка.

— Вик! — радостно прожурчала она. — Как хорошо, что ты снова с нами! А это, как понимаю, нарушители?

Маришка указала на нас с Варварой.

— Ну я их на радостях сейчас так отделаю, что на всю жизнь запомнят, — свирепо пообещала ведьмочка.

— Это наши новые сотрудники, — охладил ее пыл Викентий. — Неужели ты не узнаешь Колина?

— И насчет «отделаю» я бы тоже попросил, — вставил я. — У меня сейчас настроение плохое. Уж больно день выдался хлопотный… Викентий, давай заканчивать с формальностями!

Вот и дверь моего домика! Я растроганно потрогал теплые доски… Хм. Не такие уж и теплые. Зима, она и на Магире зима.

Дверь без скрипа открылась. Я, стараясь не шуметь, памятуя о реакции Тимона на неожиданные побудки, прошел внутрь.

Вот он, дружище! Дрыхнет на своем месте. Мое, что характерно, пустует. Я опустился на кровать, заскрипев пружинами. Тимон, немного почмокав во сне, повернулся на бок. На мгновение открыл глаза, посмотрел на меня, и… глаза снова закрылись. Но на лице появилась счастливая улыбка.

— Эй! — тихо позвал я. — Это не сон. Это я.

Глаза Тимона распахнулись, и он с великим сомнением уставился на меня.

— Ну да! — кивнул я. — Самый натуральный я.

До Тимона наконец-то дошло. Он рывком сел на кровати, не сводя с меня глаз. Как будто боялся, что я сейчас испарюсь. Не дождется!

— Колин? — хриплым со сна голосом спросил он.

— Угу.

— Живой?

— Нет, ну это уже слишком! — возмутился я в полный голос. — Не живой! Это мой призрак специально к тебе наведался, чтобы отомстить за все мучения, что ты мне доставил при жизни.

— Какие мучения? — ошарашенно спросил Тимон и столбиком сел на кровати.

— Все! — неумолимо ответствовал я. — Какие были!

— Колин!!! Живой, бродяга! — завопил Тимон, бросаясь на меня и повалив на кровать.

Раздался стук в дверь.

— Тимочка! Тебе что, кошмары снятся? — послышался обеспокоенный голосок Гариэль.

— Есть такое дело! — бодро отозвался я. — Один кошмар таки приснился.

— Эль! Колин вернулся! — еще громче отозвался Тимон, хлопая меня ладонью по плечу.

— Ой! Открой скорее!

Тимон бросился к двери и распахнул ее. Мимо него проскочила Гариэль и с ходу обняла меня. Послышался громкий чмок.

— Колин! — радостно повторила Гариэль.

— А где Ари? — спросил я, высвобождаясь из ее объятий.

— Ой, ты же ничего не знаешь. — Гариэль закусила губу и печально покачала головой. — Она ушла.

— Как ушла? Куда? — непонимающе спросил я.

— Когда ты пропал, она чуть было не прибила тана Тюрона, обвинив его в твоей гибели… — начала рассказывать Гариэль.

Тимон тарахтел в нашей маленькой кухоньке, взявшись приготовить хаэль по рецепту, раздобытому им в Светлом лесу.

— …Она ушла в свой клан, — продолжила Гариэль. — Потом к нам прибыла самая настоящая делегация от вампиров под предводительством прадеда Аранты. Аррахат очень долго говорил с таном Горнем. Он потребовал, чтобы на твои поиски были брошены все силы и чтобы тан Горий и тан Тюрон связались с драконами. Тут такое началось. Такое началось! И мой отец тоже очень беспокоился… А тут еще этот барьер!.. А тан Тюрон сильно изменился. Он заперся у себя в доме и ни с кем не общается. Я его недавно видела в окошко. Он сильно похудел и осунулся. …А Аррахат кричал, что если надо, то он и в инферно спустится за тобой.

— Побывал я там. — Я зябко передернул плечами.

— Ничего хорошего там нет. Так что с Ари? Что с Тюроном? Надо срочно возвращать все на свои места!

Тимон расставил на столике три чашечки и аккуратно разлил по ним приготовленный напиток.

— Эх! — вздохнул он. — Чуть перестарался. Еще осталось. Ничего! Потом выпьем.

Снова стук в дверь.

— Ну кто там еще? — недовольно спросил сам себя Тимон, поднимаясь. — Вечно так. Не дают хаэлем насладиться в полной мере.

— А я проснулся. Смотрю, а у тебя свет в окошке горит, — услышали мы голос Жереста. — Дай, думаю, зайду. Ты же все равно не спишь.

— Жерестик! — ласково позвала Гариэль. — А ну загляни сюда!

— Ой! Так ты не один, — смущенно послышалось от двери. — Я же не знал. Извини!

— Ты даже не представляешь, насколько я не один, — хмыкнул Тимон. — Проходи!

В проеме двери обозначилась веснушчатая физиономия Жереста с рыжей копной волос, слегка притрушенной снегом. Он с любопытством обвел взглядом комнату и остановил его на мне. Глаза округлились, и Жерест совершенно по-детски приоткрыл рот.

— Привет, рыжий! — Я радостно помахал рукой.

— О!

Жерест исчез. Раздался какой-то грохот в сенях.

— Ты куда?! — растерянно воскликнул Тимон.

— Как бы чего с парнем не случилось от потрясения, — озабоченно пробормотал я.

— Это как бы с нами чего не случилось, — лукаво улыбнулась Гариэль, отпивая из чашечки. — Кажется, я догадываюсь, что сейчас тут будет. Приоткрой на всякий случай окошко. Ну это если ты не предпочитаешь оказаться в медвежьих объятиях.

— Понял! — даже подпрыгнул я. — Ты, как всегда, даешь очень дельные советы.

— Я знаю, — скромно согласилась эльфийка.

— Он же сейчас всю Школу переполошит! — заглянул в комнату Тимон. — Что теперь делать?

— Самое главное, не оказаться на пути, — отозвался я, перемещаясь к окну. — Там, под окном, такой же сугроб, что был в прошлом году?

— Даже больше, — обрадовал меня Тимон. — Как нырнешь, сразу рой влево. Там выход к беседке.

— А зачем мне беседка? — удивленно спросил я.

Ответить Тимон не успел.

— Где он?! — раздался рев тролля от двери.

— Тут, — пискнул Тимон, отскакивая в сторону.

— Я пошел, — сообщил я, резко открывая створку окна.

— Колин! А ну иди сюда! — пробасил Тартак, втискиваясь в проем двери.

— Спасибо! Я тоже рад тебя видеть, — отозвался я, закидывая ногу на подоконник. — Но к тебе я не пойду. Я еще жить хочу.

— К беседке греби! — услышал я пожелание Тимона, прыгая в сугроб под окном.

Почему к беседке, я понял чуть позже. Беседка и окружающее ее пространство были свободны от снега. Это я определил, когда вынырнул из сугроба. Больше я ничего определить не успел. Тартак доказал, что, когда надо, он быстрее самых быстрых. Через секунду я уже трепыхался в мощных объятиях тролля. Впрочем, достаточно щадящих.

— Живой, — приговаривал Тартак. — Живой!

— Конечно, живой, — поддакнул я, пытаясь достать ногами до земли. — Не скажу, что попыток отправить меня в мир иной не было, но есть и там добрые люди. Помогли.

— Рассказывай! — потребовал Тартак, отпуская меня из объятий. — Кто и какие попытки делал? Мы с ними быстро разберемся.

Мне показалось или стало действительно теплее? Я вопросительно уставился на Тимона, который был очень легко одет. Тот правильно понял мой взгляд.

— Это подарок эльфов, — пояснил Тимон. — Они знают, что мы тут часто собираемся, вот и создали теплую зону. Ты же знаешь, они это умеют.

— …Таким образом, пришлось мне расстаться с умением управлять силами природы и Хаоса, — закончил я свой рассказ. — И если я не очень рад одному, то рад второму.

— Не могу понять, — задумчиво сказала Гариэль. — Как этим демонам удается устанавливать барьеры между мирами? Неужели они действительно сильнее всех, даже драконов?

— И ничего не сильнее! — возразил Жерест. — Барьеров уже нет. А мы — вот они!

Жерест обвел нас рукой.

— Правильно, рыжий! — убежденно рубанул Тар-так. — Нечего тут нюни распускать!

— Так, — сказал я. — Собирай, Жерест, всех наших! Сначала к Тюрону, а потом за Арантой отправимся.

— Что ты собираешься делать? — Тимон пытливо смотрел на меня.

— Счет не в нашу пользу, — хищно улыбнулся я. — Но это пока не в нашу. Я очень хочу его сравнять, ну а потом и выиграть этот поединок. …Жерест, ты слышал, что я тебе сказал? Тогда чего сидишь?

— Тут понимаешь, какое дело… — замялся Жерест. — У нас есть небольшое пополнение…

— Гы! — добавил Тартак. — Очень небольшое пополнение и очень большая головная боль для нашего рыжего!

— Объясни! — потребовал я.

— У нас в группе появилась новенькая, — улыбнулась Гариэль. — Ты ее, наверное, знаешь. Ее зовут Тастэния.

— Это что, дочь принца дроу? — ужаснулся я. — Кто ее сюда взял?

— Попробуй не возьми, — буркнул Жерест, насупившись. — Да после ее разговора с таном Горнем пришлось менять всю мебель в его кабинете. Хорошо еще, что сам кабинет не сгорел.

— Но я же хочу в первую очередь разобраться с ее отцом, — сообщил я. — Как она к этому отнесется, я не знаю.

— Нормально отнесется, — заверил меня Жерест. — Она уже давно на трон метит, да только отец ее не подпускает. Говорит, что еще мала и не сможет удержать власть.

— Ну что-то в этом есть, — кивнул я. — Я тоже хочу произвести там смену правителя.

— Наверное, мы сможем это сделать, — сказал Жерест. — Но мне бы не хотелось замешивать в это Тастэнию…

— Мне льстит, что ты так заботишься обо мне, — раздалось из темноты. — Хотелось бы услышать детали этого заговора. Это так романтично!

В круг света вступила Тастэния собственной персоной. Честно говоря, я невольно вздрогнул, вспоминая то сражение в казематах замка принца Тэлэвиарэля.

— Тебя что, не смущает, что речь идет о твоем отце? — удивленно спросил я.

— Нисколечко! — пожала плечами дроу. — За что мне его любить? За то, что он убил мою маму? Он и меня бы убил. Но законы строги. Пока нет другого наследника, я буду жить. Я знаю, что он хочет жениться во второй раз. И если новая жена подарит ему сына, то я сразу же буду ему не нужна. Выход будет простой и незатейливый. Я просто исчезну без следа. И никто даже не вспомнит, что я была. Меня такой расклад не устраивает. Я законная наследница. И не стоит забывать о том, что в случае успеха я буду вашей союзницей.

Тастэния отпустила в сторону Жереста чарующую улыбку и добавила:

— К тому же он мне наврал о том, что дружбы и любви не существует.

— Кхм, — невольно кашлянул я. — Ну если дело обстоит так, то…

— Я ему разок палицей по кумполу стукну, — благосклонно пообещал Тартак. — И ты станешь новой принцессой.

— Я побежал за ребятами! — подскочил с места Жерест. — Вот им радость будет!

ГЛАВА 23

Группа, скрипя снегом, целенаправленно шагала к дому тана Тюрона, расположенному на окраине Хаундара. Гариэль мне сообщила, что тан Тюрон уже несколько недель не выходил из него.

— Он хоть живой? — встревожился я.

— Живой, — вздохнула Гариэль. — Все сидит возле стола и смотрит на какой-то квадратик бумаги. Я смогла подсмотреть, пока он не задернул штору.

— Стучи! — скомандовал я Тартаку. — Тебя-то он наверняка услышит.

Тартак кивнул и осторожно постучал костяшками пальцев по двери. Никакого ответа. Тартак постучал уже решительнее. Все так же тихо. Тролль вопросительно посмотрел на меня. Я сделал решительный жест. Тартак пожал плечами и врезал кулаком по двери.

Итог закономерный. Дверь вместе с коробом ушла вглубь помещения.

Я, встревоженный тишиной, первым рванулся во внутрь. Распахнул дверь кабинета тана Тюрона и… облегченно вздохнул. Тюрон спокойно сидел на стуле перед рабочим столом и всматривался в фотографию, которую держал в руке.

На снимке была наша группа в полном составе. Нас сфотографировал мой отец, когда мы все были на Земле. Хорошая фотография вышла. Каждый получил по экземпляру.

— Как вы вошли? — не оборачиваясь, спросил Тюрон тихим голосом. — Неужели я забыл запереть дверь?

— Ну дверь придется ремонтировать, — виновато произнес я. — Простите, тан Тюрон, но вы не отзывались.

Фотография выпала из пальцев Тюрона. Он медленно повернулся и недоверчиво впился в меня взглядом.

— Колин?

— Он самый, — неловко признался я. — Простите, что не смог сразу вернуться. Тут просто возникли некоторые обстоятельства, которые не дали мне этого сделать.

— Колин, — тихо повторил Тюрон. — Я уж думал, что все кончено.

— Не дождетесь! — буркнул я, проходя к столу и присаживаясь на свободный стул.

Вся группа медленно втянулась в кабинет следом за мной.

— Я сейчас! — Тартак бросился к входной двери и, сопя от возбуждения, как-то снова ее пристроил в проеме.

Тан Тюрон, все так же не отрывая от меня взгляда, сделал небрежный жест рукой. Щель моментально исчезла, и дверь снова встала на свое место.

— Ловко! — восторженно прокомментировал Тартак.

— Вам неплохо было бы изучить строительную магию, — заметил преподаватель.

Я уловил в его тоне поучающие нотки.

— Ну да! — расстроенно отозвался я. — Я сам понимаю, что был очень неловок, когда вступил в ту гребаную лужу. Меня как-то качнуло, вот я и оступился.

— То, что ты оступился, меня не особо интересует. — Тюрон вздохнул. — Меня волнует то, что ты теперь сидишь передо мной живой. Я как-то не думал, что после этого неосторожного движения ты сможешь проделать такой трюк. Быть может, ты мне это объяснишь? Ведь если я не ошибаюсь, это был прямой путь в инферно?

Пришлось мне еще раз повторить свой рассказ. Когда я упомянул о Матушке драконов, Тюрон дернулся и впился в меня пронзительным взглядом.

— Она разговаривала с тобой и спасла тебя? — пораженно выдохнул он.

— Ну да! — кивнул я. — Она же сказала, что имела относительно меня какие-то планы. Она же и дала мне наводку на артефакт, пробивающий эти барьеры между мирами. Странно, что она сама не занялась этим делом.

— Ты до сих пор не понял, в чем заключается твоя сила, — укоризненно покачал головой Тюрон. — Гариэль, объясни этому недотепе!

— Матушка драконов владеет только силой драконов, — улыбнулась эльфа. — Конечно, это очень мощная сила, но недостаточная для работы с таким артефактом. А ты на тот момент владел всеми тремя составляющими. Артефакт мог послушаться только тебя.

— Почему владел? — недоуменно поднял брови Тюрон. — Он и сейчас ими владеет.

— Уже нет, — вздохнул я. — Я лишился силы природы и силы Хаоса в уплату за пробой барьера. Так что я теперь не смогу обучаться у магов Светлого леса. Ты уж извини, Гариэль.

Эльфа только расстроенно отмахнулась.

— Так! — внезапно оживился тан Тюрон. — Что же это я сижу? Необходимо сделать столько дел! Прежде всего надо связаться с нашими. Если барьер пробит, то связь будет работать.

— Это с кем с «нашими»? — осторожно поинтересовался Харос.

Фулос согласно кивнул, не отводя взгляда от преподавателя.

— Ну ясно же! — нетерпеливо ответил Тюрон. — С драконами. Всем выйти! А ты, Колин, можешь остаться.

— А зачем связываться? — хмуро поинтересовался я. — Что мы, без них ничего не можем, что ли?

— Мы очень многое смогли в замке Тэлэвиарэля? — поднял на меня бровь Тюрон, отвлекаясь от налаживания связи. — Это тебе, брат, не элементарные орки. Шаманов первым делом выбил, а потом знай себе огоньком поплевывай. Этот народец повреднее будет. Да еще и в союзе с демонами! И вообще! Есть незыблемые правила, которые мы, находясь вдалеке от своего народа, должны соблюдать: доложить обстановку здесь; быть может, узнать обстановку там. А вдруг моя помощь понадобится в другом месте? Придется мне лететь туда.

— А мне? — поинтересовался я.

— А тебе не придется! — отрезал Тюрон. — Ты еще слишком молод, несмотря на то, что ты серебряный дракон. Да и, как оказалось, Матушка драконов имеет в отношении тебя некоторые планы.

— Когда я с ней разговаривал в последний раз, она ничего о своих планах мне не рассказывала! — возмутился я.

— Это не означает, что она от них отказалась, — парировал Тюрон.

— И я не так уж молод, — продолжал наседать я. — Вон уже сколько пережил. И в каких сражениях участвовал!

— По сравнению с демонами — это все семечки, — безапелляционно отверг мои доводы Тюрон.

— Семечки?! — рассвирепел я. — Я, между прочим, ту суккубу, что на нас нападала, в одиночку победил. Или ты хочешь сказать, что это не демон? И потом, здесь еще столько дел, что мама не горюй! Аранту надо найти. Где она, что с ней? Учти, с тобой или без тебя, но я займусь этим делом.

— Ладно-ладно! — успокаивающе поднял ладони Тюрон. — Давай сначала займемся необходимым, получим указания сверху, а там уже будем решать.

— Ну-ну! — иронично прищурился я. — Я сказал, а ты услышал.

Тюрон снова сосредоточился, жестом велев мне больше не мешать. Рядом с преподавателем вспухло темное облачко, посветлело изнутри, и в нем проявился Хораст собственной персоной. Предводитель драконов был занят, судя по тому, что сидел за столом, обложившись множеством толстенных талмудов.

— Я же сказал, чтобы меня на некоторое время оставили в покое, — недовольно сказал он, не поднимая головы. — К тому же режим молчания никто не отменял. То, что демоны на некоторое время отхлынули, не означает, что они не оставили наблюдателей.

— Это Хризмон, — нерешительно сказал Тюрон. — С Магира. Срочное сообщение.

— Хризмон? — наконец-то оторвался от своей деятельности Хораст. — Отозвался, «пропажа»! Но это означает, что барьер исчез… Срочный сбор! Дежурные звенья на вылет!.. Всем основным силам собраться на Взлетной площади!.. Я сейчас буду…

— Эй! — заторопился Тюрон. — А как же мы?

— Ах да! — опомнился Хораст. — Вы где?

— Да тут, на Магире, — даже как-то обиженно отозвался Тюрон. — Как нам быть?

— Вот там и оставайтесь! — распорядился Хораст, торопливо поднимаясь из-за стола. — С вами потом определимся.

— Но у нас тоже с демонами проблемы, — попытался остановить уходящего Хораста преподаватель.

— Закончим с нашими, займемся вашими, — отрезал серебряный предводитель. — Если вы еще живы, то это означает, что у вас не основные силы. Ты Колина береги! Это главная твоя задача.

Облачко растаяло. Мы остались в комнате, озадаченно рассматривая друг друга.

— Мне показалось или действительно перед вами поставили такую задачу беречь меня? — нейтральным тоном спросил я.

— Ну это и так было понятно, — пожал плечами в ответ Тюрон. — Все же, кроме Хораста, ты единственный серебряный дракон. К тому же именно тебе предстоит продолжить наш род…

— Быка-производителя нашли, да? — опасным голосом осведомился я. — А моим мнением, как это водится, поинтересоваться забыли?

— Не кипятись, — попросил Тюрон, указывая пальцем на желтую дымку, вьющуюся вокруг меня. — Если я смог с легкостью восстановить разрушения Тартака, то отстроить дом заново будет проблематично.

— Тебе не удастссся засссадить меня в коробку ссс обитыми ватой ссстенами! — проскрежетал я.

— Знаю! — вздохнул Тюрон, доставая из воздуха бокал, наполненный какой-то золотистой жидкостью. — Поэтому даже пробовать не стану… Будешь?

— Коньяк? — остывая, спросил я.

— Что-то типа… Ну за твое возвращение!

Я залпом выпил предложенный мне бокал и впился зубами в услужливо поднесенную дольку лимона.

— М-да! — критически глядя на меня, прокомментировал Хризмон. — Вот так с коньяком… Куда мы катимся?

А вот визит тана Гория, директора Школы, был несколько неожиданным. Он внезапно возник посреди комнаты.

— Я сразу же почувствовал, что у нас появился еще один дракон, — с удовольствием сообщил он, запахивая роскошную шубу.

— Рад, Колин, что ты первым делом нанес визит в альма-матер.

— Здравствуйте, тан Горий, — вскочил я из-за стола.

— Здравствуй-здравствуй! — жестом предложил мне садиться директор, сам присаживаясь на свободный стул. — Хризмон, окажи любезность! Свяжись с Аррахатом.

— Не могу, — виновато развел руками Тюрон. — Когда мы виделись в последний раз, то несколько разошлись во мнениях. Аррахат поставил ментальную блокаду.

— Ну я-то ладно. А вот ты тут при чем? — удивленно поднял брови тан Горий.

— Так ведь наш разговор состоялся после его визита к тебе. Не остыл он еще, — хмыкнул тан Тюрон. — А я был не в том состоянии, чтобы сгладить разговор…

— Вы там долго еще будете секретничать? — поинтересовался, приоткрывая входную дверь, Тартак. — Здесь некоторые, между прочим, уже замерзли.

— Это кто замерз? — повернулся к двери тан Тюрон. — Ты, что ли?

— Вот!

Дверь отворилась еще шире, и в нее протиснули Жереста. Похоже, тот действительно замерз. Щеки побелели, нос посинел, зубы дробно стучали.

Впрочем, вид сразу же вернулся в норму, едва Же-рест узрел тана Гория.

— Та-ак, — протянул тан Горий. — Вид «замерзшего» сам наложил или Гариэль помогла?

— Сам, — с готовностью ответил Жерест.

— …Ну, если рыжий сразу не вылетел, то, может быть, и мы присоединимся? — снова приоткрылась дверь.

— Присоединяйтесь, — разрешил тан Горий ласковым голосом.

Я услышал, как за дверью тихо ойкнула Морита. В приоткрытую щель просунулась голова Тартака. Тролль взглядом нашарил тана Гория и тяжело вздохнул.

— Давайте-давайте! — поторопил группу директор. — Что это вы такие несмелые? На то, чтобы прогуливать занятия, смелости хватило? Что там у нас сегодня по расписанию?

Ребята обреченно вошли и выстроились вдоль стены.

— Так ведь Колин нашелся, — привел неопровержимый, на его взгляд, довод Тартак.

— Угу, — кивнул тан Горий, рассматривая листочек, который он достал из воздуха. — Можешь поделиться этой новостью с таном Харагом. Уж он порадуется! Быть может, на экзамене по своей теме даже спрашивать не будет. Или ты так хорошо умеешь зелья готовить, что тебе не страшно появляться пред светлые очи танессы Кортунус? Ее пара третья… Впрочем, если ты сразу же сейчас возьмешь хороший темп, то можешь и успеть к началу ее лекции.

— Так ведь Колин нашелся, — упавшим голосом повторил Тартак.

— Я это уже слышал! — строго сказал тан Горий.

— И даже на тот случай, если ты не заметил, видел. Это не повод пропускать занятия!..

— Надо найти Аранту, — спокойным голосом вмешался я.

Тан Горий, уже набравший в грудь воздуха для пламенной речи о свете, который несет ученье, поперхнулся и сердито воззрился на меня.

— …Что вам надо, пока вы здесь учитесь, решаю я! — наконец выдал директор.

— Надо найти Аранту! — добавил я рычащих нот в свой голос.

— Я уже рассчитала вектор, — ангельским голоском сообщила Гариэль. — Лучше всего начать с дома Аран-ты. Там должны знать, где ее искать.

— Там еще должны знать, где вас хоронить, — сердито парировал Тюрон. — Вас же прибьют, едва вы там появитесь. С этим у вампиров очень строго.

— М-да, — задумчиво изрек Тартак. — Можно, конечно, через телепорт в тот городок… как там его?

— Ар-Тугур, — услужливо подсказала Морита.

— Во-во! В этот самый Тугур… — кивнул тролль. — Только оттуда далеко идти.

— Ну придете вы, и что дальше? — с интересом посмотрел на него тан Тюрон.

— Там разберемся, — заверил его Тимон, тоже решивший присоединиться к беседе.

— Как вы разбираетесь, я отлично знаю, — даже подскочил на своем месте тан Горий. — Не вздумайте!

— Надо найти Аранту! — еще раз рыкнул я.

— Хорошо! — поспешно согласился тан Горий, обеспокоенно следя за тем, как вокруг меня рассеивается желтая дымка. — Хотя это, конечно, шантаж!

— Колин! — строго сказал Тюрон. — Напоминаю тебе, что это мой дом. Держи себя в руках! Я еще планирую тут пожить.

— Не факт, что Аранта находится в своем доме, — задумчиво сказал тан Горий, кивнув Тюрону. — Принимая во внимание то, что ее прадед стал главой СК. Как глава СК, он должен находиться в Содасроте, столице вампиров. Не исключаю, что и Аранта там же.

— Но что нам мешает официально обратиться туда? — нетерпеливо поинтересовался я. — Хотя бы дать о себе знать.

— Дело в том, — вздохнул тан Горий, — что мы немного повздорили, после того как ты пропал. Аррахат заявил, что больше никогда не будет иметь дело с лживыми людишками и их магами. Это, как ты понимаешь, меня рассердило. К тому же Аррахат заявил, что он не будет иметь дел и с эльфами, которые готовы погубить кого угодно для своей выгоды…

— А мне сказал, что разочаровался в драконах, которые не пришли на выручку в трудную минуту, — вставил тан Тюрон. — При этом добавил несколько выражений, которые я считаю очень оскорбительными.

— …Если учесть, что непосредственно перед нашим разговором имел место другой… — крякнул тан Горий. — Ты уверен, что Аранта тебе так уж необходима? Она же меня чуть по стенке не размазала! И это меня, мага вне уровней!.. У тебя хорошее воображение? Вот и вообрази себе на секунду, что ты ее' разозлил. Дальше можешь не воображать, все равно воображать тебе уже будет нечем.

— Аррахат сказал, — после небольшой паузы продолжил Тюрон, — что он спустится даже в инферно, если это потребуется для того, чтобы достать тебя…

— Не советую! — явственно донеслось от Тастэнии, которая во время всего предыдущего разговора молчала. — Это место власти демонов. Там вашего Аррахата не спасет даже то, что он вампир. Даже самые могучие маги дроу, которые поклоняются Хаосу, не рискуют туда спускаться.

— Да и не понадобится, понятно, — кивнул тан Горий.

— Но они же о том, что не понадобится, не знают! — снова взвился я. — Нет, вы как хотите, а я отправляюсь туда, к селению Аранты. Оттуда и буду искать.

— Ну что за группа? — печально покачал головой директор. — Ладно! Я дам распоряжение, чтобы вас переправили в Ар-Тугур.

— Я поеду с ними, — поднялся тан Тюрон.

— А вот это — нет! — сердито обернулся к нему тан Горий. — Я рад, что ты вернулся, Хризмон. И ты мне нужен здесь! Ты не забыл о том, что мы имеем острый конфликт с демонами и, как оказалось, с дроу? Светлый лес меня постоянно бомбардирует просьбами о помощи. Нам предстоит огромная работа по координации всех наших сил. И тут ты можешь быть просто необходим. Да, и связь с драконами нам тоже будет нужна…

— Если вы хотите покончить с угрозой со стороны дроу и демонов, — заметил я, — то оставьте это дело нам. Терпеть не могу быть кому-то должным. А этим ребятам я задолжал.

Готов поручиться, во взгляде тана Гория на меня мелькнуло что-то диковатое. Я ответил ему широкой дружеской улыбкой. Почему-то диковатого стало еще больше…

ГЛАВА 24

— Вот так все и было в прошлый раз! — ностальгически вздохнул Тартак, рассматривая обширный зад застрявшего в проеме окна дежурного по телепорту.

Тот, едва узрев бодро выходящего из телепорта Тартака с палицей на плече, решил, что окно — самый близкий и быстрый способ избавить помещение от

своего присутствия. Габариты дежурного и размеры оконного проема почему-то были не приняты во внимание. Вот он, дежурный, и застрял. Причем то, что прошло в окно, отчаянно орало, а то, что осталось в помещении, отчаянно боялось. То есть все так, как и в прошлый раз. Тут Тартак был абсолютно прав.

— Пошли на выход! — брезгливо наморщил нос Тимон. — Возьмем экипажи до гнезда.

— О! Вас тут ожидают экипажи? — Тастэния подцепила Жереста за руку и томно улыбнулась ему. — Это очень дальновидно и свидетельствует о хорошем управляющем. Его следует поощрить. Мой отец всегда так делает, когда кому-то удается предугадать его желания. Впрочем, если кому-то не удается предугадывать их постоянно, то…

— Не то чтобы ожидают, — буркнул Тартак. — И не то чтобы всех. Кому-то придется весь путь на своих двоих топать.

— А ты зависни над землей, а мы тебя к экипажу привяжем, — доброжелательно предложил Жерест.

— И на что это будет похоже? — осведомился Фулос.

— Гы! — присоединился к нему брат, уже, видимо, представив, на что.

— Левитация меня еще больше выматывает, — вздохнул Тартак. — Нет уж! Пойду пешком. Я, кстати, вспомнил хорошую песню. «Походная» называется.

— Мы такого темпа не выдержим, — даже передернуло Тимона. — А лошади, несомненно, этот темп возьмут, едва услышат первую ноту. Тартак, давай лучше так, не спеша пройдемся. Я то-же к тебе присоединюсь в пешей прогулке.

— И где же экипажи? — разочарованно спросила Тастэния, обозревая площадь перед зданием телепорта.

— Да вот же они! — указал Жерест на несколько кляч престарелого возраста, запряженных в непритязательного вида телеги. — Тимон, быть может, не стоит наступать песне на горло? Пусть себе Тартак поет. Как-нибудь переживем.

Тимон решительно подошел к одному из мужичков-возчиков, который зачарованно пялился то на Тартака, то на Гариэль.

— Нам нужно попасть в гнездо вампиров! — заявил он.

— А? — оторвался от созерцания возчик. — Куды?

— В гнездо вампиров, — терпеливо повторил Тимон.

— Дык, эта… — доходчиво пояснил мужик и тут же задался вопросом: — Зачем?

— Мы что, обязаны тебе отчитываться? — высокомерно поднял правую бровь Тимон.

— Нет-нет! — моментально уловил угрозу возчик. — Если благородному лэру хочется умереть, то кто я такой, чтобы ему мешать?

— Это с чего ты взял, что мы хотим умирать? — насмешливо спросил Жерест.

— Дык, к вампирам же ехать собрались, ваша млеть, — рассудительно заметил второй возчик от своей телеги.

— Мы уже там побывали один раз, и ничего, — благосклонно сообщил Харос.

— Точно! — подтвердил его брат.

— Дык, то раньше, — вновь взял на себя инициативу первый возчик. — Раньше оно, мобыть, и можно было. Раньше они не такие куеючие были. А в последнее время — так просто беда. Сказали, что кто за пределы зайдет, так того… Ну ясно чего.

— Ты нас до пределов довези, а дальше мы сами разберемся, — решил я.

— А назад вы, значит, ворочаться не будете? — осведомился возчик. — Это пустой прогон получается, ваша млеть. Вдвойне надо бы оплатить.

— А палицей по кумполу? — пророкотал Тартак.

— Ой! Оно говорит! — подскочил возчик, но, увидев, как тролль нахмурился и многообещающе снял свою палицу с плеча, заторопился: — Оно, конечно, невыгодно, но для вас мы постараемся, ваша млеть. Только всех вас моя Харобка не потянет.

— Ничего! — хмыкнул Тимон. — Вон пусть еще этот присоединится.

Второй возчик протестующе замотал было головой, но Тимон коротким словом «Заплатим!» прервал протесты.

Никогда, наверное, не устану восхищаться живописной природой этого места. Всегда имел слабость к экзотике тропической природы. Неимоверное голубое небо над головой, сияющее солнце, яркая сочная зелень деревьев и травы, среди которой цветут экзотические цветы. А чуть в стороне шикарный песчаный пляж у моря, которое сливается с небом у линии горизонта. Словами этой прелести не передать, право слово, уж простите за каламбур.

Несмотря на свой непритязательный внешний вид, впряженные в экипажи (читай: телеги) лошади свое дело сделали неплохо. Я имею в виду, достаточно быстро. Еще быстрее они двинули назад, в сторону города.

— Переплатил, — буркнул Тартак, провожая взглядом телеги. — Лучше бы я им спел. Быть может, им именно бодрящая песнь была нужна.

— Представляю себе, — фыркнул Тимон. — Я как-то, будучи у Колина в гостях, видел гонки автомобилей. Очень впечатляет!

— Автомо… как? — спросила Тастэния. — И что это такое?

— С нами поведешься, еще и не то узнаешь, — пообещал Жерест. — Так что мы тут стоим? Двинулись вперед, что ли?

— Не спеши, рыжий! — пророкотал Тартак. — Ты всю дорогу сидел, а я всю дорогу шел. Надо отдохнуть. Если я не отдохнувший, то у меня плохое настроение. Мысль уловил?

— И быть может, нам сразу надо будет еще куда-нибудь отправляться, — подхватила Морита. — Вы же слышали, что Ари здесь может и не оказаться?

— Лучше бы она оказалась здесь, — сердито буркнул Тартак. — Для их же собственного блага. Колин, иди вперед! Пусть тебя кусают на свою голову. А мы уж будем на подхвате.

— Жестокий ты, Тар, — вздохнул я, начиная движение. — Лучше подвесьте на «мгновенный ответ» «хваталку» и «заморозку». И ничего смертоносного! Все же это наши друзья, а не враги.

— Интересно! — улыбнулась Гариэль. — Именно это я хотела тебе посоветовать. Но главное то, что на территории гнезда действует только магия вампиров. Так что все, что ты подвесишь на «мгновенный ответ», будет бесполезно.

— Тем хуже для них, — отозватся я. — Несварение желудка от моей крови не отменит даже их магия.

— Поэтому я пойду первой, — заявила Гариэль. — И поправьте свои значки учеников Школы! Именно они будут гарантией, что не произойдет недоразумений.

А что? Она права. Я хукнул на свой значок и протер его рукавом.

— Голова! — с удовольствием изрек Харос.

— Точно! — согласился с ним Фулос.

— А как быть мне? — озадаченно спросила Тастэ-ния. — Я еще не успела получить свой значок.

— Возьми мой! — расщедрился Жерест, торопливо отстегивая свой значок.

— Ты — мой герой! — благодарно улыбнулась ему принцесса дроу.

— Жерест, держись сразу за Тартаком! — тут же распорядился я. — Идем строго по тропинке. Никуда не сворачивать!

Совет Гариэльбыл очень дельным. Как потом признался Аррин (брат Аранты), именно наши знаки нас спасли от удара стражей. Конечно, с этим можно было бы и поспорить.

Мы успели пройти около сотни шагов, когда из-за неприметного куста выскользнула быстрая размытая тень. Перед нами материализовался вампир, негостеприимно демонстрирующий свой меч (или не меч, кто их там разберет?).

— Как вы посмели явиться сюда?

Ни тебе здравствуйте, ни тебе как поживаете! Он что, новенький? Он что, нас не знает, что ли?

— Нам нужна Аранта! — заявил я, выходя вперед.

— Вы на нашей территории, — зловеще процедил вампир. — И что вам нужно, решаем мы.

— Слушай, зубастый! — пророкотал Тартак. — Я говорил уже кое-кому, что устал. А это может отразиться неблагоприятным образом на чьем-нибудь здоровье. Ты стражник или где? Сообщи своему начальству о нашем приходе! А с тобой, малыш, мы потом можем пообщаться на площадке в зале единоборств. Но сначала спроси у вашего мастера-наставника Сарреста, что он думает о бойце Тартаке.

— Спрошу, — пообещал вампир. — А сейчас стойте на месте! Глава клана решит, что с вами делать.

— А кто сейчас глава клана? — поинтересовался я.

— Тебе-то какое дело? — высокомерно поднял бровь страж.

Ох, чувствую я, что ему не только с Тартаком придется потом иметь дело. Ну это если он жив останется.

Тартакдело свое знает. Сам Саррестже его и гонял. Но основную лепту внес некий Багран Скиталец, наш преподаватель по боевым искусствам. Впрочем, если этот вампир и выживет после встречи с Тартаком, то и я не лыком шит. Зал единоборств от магии не защищен. Это я еще с прошлого визита помню.

— Раз спрашиваю, то есть дело, — строго сказал я. — Еще скажи, что ты о Колине тоже не слыхивал.

— Не слыхивал, — насмешливо сверкнули в улыбке клыки «стража»

Все еще в полном наборе. Ну это временно, окончательно решил я.

— А о серебряном Колине слыхивал? — пророкотал я, преобразовываясь.

Вот тут стража проняло по-настоящему. Мдя, когда у самого твоего носа возникает нос дракона и пускает тебе в лицо струю дыма, это просто не может не пронять. Психологический эффект, однако.

— И чего ты выпендриваешься? — возмутился Тимон, выкарабкиваясь из кустов, куда его забросила волна преобразования.

А что делать, если в образе дракона я занимаю гораздо больше места?

Благие пожелания от остальных членов нашей группы (тех, кого еше зацепило) не заставили себя ждать. Вот опять я не учел побочных эффектов.

— Есть еще вопросы? — спросил я у обалдевшего стража, возвращаясь к человеческой ипостаси и не обращая особого внимания на ропот группы.

Впрочем, ответить он не успел.

— Есть вопрос, — донеслось из-за наших спин.

Я обернулся и увидел приветственный оскал знакомого вампира. Аррин собственной персоной торчал именно за нашими спинами.

— Тебя прадед так и не научил, что не только ему не нравится, когда стоят за спиной? — хмыкнул я, подходя к брату Аранты и протягивая ему руку для пожатия.

— У других это не так критично, — еще шире улыбнулся Аррин, пожимая мне руку. — Я вижу, слухи о твоей кончине в инферно оказались несколько преувеличены. Изысканный способ свести счеты с жизнью, должен признать.

— Просто мы не подошли друг другу, — пожал я плечами. — Так нас пригласят или нам тут разбивать лагерь?

— Как всегда, зал единоборств к вашим услугам, — заявил Аррин, направляясь в сторону селения. — Пропустить!

— Ну мы еще встретимся там, — подарил я гаденькую улыбку посторонившемуся стражу. — Вот как сменишься с дежурства, так и приходи.

— Первый — я! — прогудел Тартак. — Я с ним раньше договорился.

Аррин резко остановился и повернулся в сторону стража.

— Антаррас, опять ты умудрился сцепиться с гостями? Кто обещал, что будет встречать прибывших вежливо?

— Так я думал, что это распространяется только на наших, — промямлил Антаррас.

— Твое поступление в «ночные тени» — под большим сомнением, — строго сказал Аррин. — В первую очередь из-за того, что я сомневаюсь в том, что ты доживешь до этого знаменательного дня. Если я узнаю, что ты еще и с эльфой умудрился поссориться, то мои сомнения перерастут в твердую уверенность.

— Он не успел, — очаровательно улыбнулась Гари-эль.

— Новенький? — критически рассматривая стража, спросил я.

— Да, — вздохнул Аррин. — Перешел к нам из клана Хоррис Таррэй. Клан в результате войны практически прекратил свое существование. Он, к своему несчастью, оказался первым на пути драконов и ребят дедули. Осталось всего несколько воинов, которые пребывали в других частях Соласрота. Короче, разобрали всех по другим кланам. Быть может, потом возродим клан снова.

Мы не спеша пошли по тропке, ведущей к гнезду Виа Дента.

— Аранта здесь? — тихо спросил я Аррина.

Тот отрицательно мотнул головой.

— С Аррахатом?

Снова отрицание.

— Да где же она? — уже всерьез обеспокоился я.

— Не знаю! — резко ответил Аррин. — Как это с тобой случилось, так она стала сама не своя. То сидит как каменная, не отвечая ни на один вопрос, то взрывается. В такие моменты надо прятаться, убьет и не заметит. Она же нахваталась в вашей Школе еще и магии.

— Так тут же магия не действует, — мудро заметил пристроившийся рядом со мной Тимон.

— Это ваша не действует, — огрызнулся Аррин. — А у Аранты все действует. Она же вампиресса.

— Так вы что, до сих пор не определили, где она может быть? — Беспокойство охватило меня уже всерьез.

— Ищем, — сообщил Аррин.

— Эй, Аррин! Ты нас к предводителю клана ведешь? — спросил Тартак за нашими спинами.

— Я предводитель! — резко остановился и развернулся Аррин.

— Ты?! — Тартак удивленно рассматривал Аррина, как будто увидел его в первый раз.

Вообще-то я не чувствовал такого уж удинления. Я еще раньше сообразил, к чему готовит Аррахат парня, таская его повсюду за собой.

— Зал налево, — четко сказал Аррин. — Идите устраивайтесь! Я вас вечером навещу. Тогда обо всем и поговорим.

— М-да, — пробурчал Тартак. — Власть портит! И портит, что характерно, не только людей.

— Давай докладывай! — распорядился тан Тюрон.

Это он со мной на связь вышел, как и обещал.

— Докладывать особо нечего, — хмуро сообщил я. — Аранты тут нет.

— Ты с предводителем клана говорил?

— Говорил.

— И что сказал Аррахат? — даже наклонился в мою сторону Тюрон.

— Не знаю, — честно ответил я.

— Как это «не знаю»?! — возмутился тан Тюрон. — Ты же только что сказал, что разговаривал с ним.

— С кем? — удивился я.

— С Аррахатом! — рявкнул Тюрон.

— Ничего подобного! Я разговаривал с предводителем клана, а не с Аррахатом.

— А разве это не одно и то же?

— Нет!

— Вот даже как. — Лицо преподавателя озадаченно вытянулось. — И кто там сейчас? -

— Аррин, — буркнул я.

— Правнук? Это неплохо, — кивнул тан Тюрон. — Преемственность сохранена, и Аррахат может за свой клан не беспокоиться. …Так что говорит Аррин об Аранте?

— Он не знает, где она. Как он сказал: «Ищем», — сообщил я. — Более подробно обещал поговорить вечером.

— Уже вечер, — отозвался Тюрон, оглядываясь на окно. — Осталось только определить, что означает это понятие у вампиров.

— Это у вас там уже, — встрял Жерест. — А у нас — еще.

Вся наша группа сидела рядком на матах и внимала сеансу связи.

Тана Тюрона конкретно заклинило. Он некоторое время только хватал воздух, не в силах сказать ни слова.

— На сеансе связи присутствуют посторонние? — наконец проскрежетал он.

— Вы так неожиданно меня вызвали, что никто не успел покинуть этот сеанс, — любезно сообщил я. — И что тут такого? Это же наша группа! Как они могут быть посторонними?

— Ты назначен руководителем группы, — строго сказал Тюрон. — А это означает, что могут возникнуть вопросы конфиденциального свойства…

— Какого? — воспрянул Тартак. — Помедленнее, пожалуйста, я запишу…

— Все вон оттуда! — рявкнул тан Тюрон. — Остаться одному Колину!

— Вот дернуло тебя вмешаться, — укоризненно бросил Жересту Тимон, поднимаясь и направляясь к выходу.

Гариэль многозначительно мне улыбнулась. Из чего я сделал вывод, что все равно все будет услышано и растиражировано.

— …Все ушли? — строго поинтересовался Тюрон.

— Да, — вздохнул я.

— Чтобы такого больше не повторялось!.. Теперь так… То, что вас приняли в гнезде — уже очень хорошо! Нас с ганом Горием даже близко к нему не подпустили бы…

— Это надо же было так их достать, — хмыкнул я.

— Если бы не твоя неуклюжесть, так никто ничего бы не доставал, — отрезал тан Тюрон.

— Всегда нужен стрелочник, — саркастически заметил я.

— Ладно! Проехали! — смягчился Тюрон. — Что думаешь делать дальше?

— Думаю встретиться еще и с Аррахатом. Этак он действительно надумает лезть за мной в инферно. Правда, не знаю, где он найдет вход в это милое местечко. Впрочем, от него можно ожидать чего угодно.

— Логично, — кивнул Тюрон. — Аррахатумен, умел и много знает. Быть может, чего и присоветует.

— Принято! — встал я.

— Подожди, — попросил Тюрон. — Ты… Ты там за нас замолви словечко, хорошо? Некрасиво получилось. Сгоряча… Ну ты понял.

— Хорошо!

— Тогда конец связи. — Тан Тюрон принял свой невозмутимый вид и отсалютовал мне рукой.

Облачко с легким «пуфф» рассеялось.

Тотчас дверь бесшумно открылась, и вся группа втиснулась назад в полном составе.

— Так что? — озабоченно спросил Харос. — Аррахат сюда приедет или мы к нему?

— Лучше бы он сюда, — подтвердил Фулос.

— Вот это нам еще и предстоит обсудить, — пояснил я. — А почему сюда? Разве тебе не хочется увидеть Соласрот?

— Нет! — твердо ответил Фулос. — Там слишком много вампиров.

— И мне тоже не хочется ехать в Соласрот, — заявила Морита.

— А придется.

Аррин, оказывается, уже проявился здесь. Как всегда — бесшумно и незаметно.

— Я связался с дедулей, — пояснил новый предводитель, проходя к центру комнаты. — К сожалению, он не может навестить меня тут. Очень занят.

— Ты ему сказал, что я здесь? — спросил я.

— Зачем? — пожал плечами Аррин. — Он сам увидит… Правда, я не знаю, как вас туда доставить. Постоянных телепортов тут не существует.

— Дай вектор! — попросил я. — Что-нибудь сообразим.

— Не боишься риска? — сверкнул клыками в улыбке Аррин. — Я знаю своих. Они очень нервно воспринимают внезапное возникновение среди них посторонних.

— Мыслеобраз помещения, где обитает твой прадед, кинуть можешь? — нетерпеливо спросил я.

— Пожалуйста! — пожал плечами Аррин.

У меня в сознании появился вид невероятно захламленного помещения. Посреди всего этого безобразия возвышался стол на мощных тумбообразных ножках. У стола широченное кресло, на которое небрежно наброшена пышная шкура какого-то животного. Освещение, конечно, не ахти.

Впрочем, насколько я знаю, вампиры не любят яркого света. Не то чтобы не переносят, а просто не любят.

— Вектор! — отрывисто скомандовал я.

— Ты что, сейчас туда намерился прыгать? — встревожилась Гариэль. — Вечер уже. Давай завтра.

— Это тут вечер, — улыбнулся Аррин. — А Соласрот на другом конце континента. Там как раз утро. Конец трудовой ночи. Все уставшие. Дочь леса права, лучше будет это сделать завтра. Отдохните с дороги.

Ну если не считать мощного храпа Тартака, то ночь прошла спокойно. Как я уже раньше упоминал, потолка у зала единоборств не наблюдалось. Вампиры считали, что единоборства на то и единоборства, чтобы какая-то там погода им мешала.

Пришлось мне возводить «стену молчания» вокруг места отдыха Тартака. Жересту, который взялся было мне подсказывать, я пригрозил, что уроню на него один из «кирпичей молчания».

Так что утро было хорошим и бодрым. Мы даже успели искупаться в чудесном море, которое омывало селение Виа Дента.

Само собой, девушки воздвигли «зеленую стену» стараниями Гариэль. Правда, некоторое время пришлось потратить на то, чтобы объяснить Тастэнии, зачем это надо. Оказывается, у дроу было принято в ходу выражение: «Что естественно, то не безобразно». В об-щем-то я не против этого выражения, но как-то непривычно.

Так что купались по старинке, разгородившись.

Я крутанул рамку телепорта вокруг оси, пытаясь определиться, куда высаживаться. Над ухом возбужденно сопел Тартак Он напросился выходить первым. Мол, неизвестно, чего ждать от клыкастых, а вот он, Тартак, ко всему готов. В подтверждение своих слов он многозначительно покачивал палицей. Почему-то никто не стал ему возражать. Уж очень убедительно он это делал.

В Соласроте царил поздний вечер. Стол все так же был завален кучей всяческих бумаг. В высоком канделябре колыхалось пламя свечей. Аррахат сидел в кресле, откинувшись на его спинку в расслабленной позе.

Ну это могло ввести в заблуждение кого угодно из тех, кто его не знал. Но мы-то знали, как обманчиво такое его расслабление.

Я нерешительно кашлянул. Аррахат не шелохнулся. Только его глаза открылись, и в них зажглись алые блики.

— Проявись, раз уж ты здесь! — тихо сказал он.

— Ну не ты, а мы, — прогудел Тартак. — Можно зайти?

— Тартак? — удивленно поднялась бровь Аррахата. — Вот уж не знал, что ты способен устанавливать телепорты. Впрочем, кажется, я догадываюсь, чья это работа и кто такие эти «мы».

Аррахат одним слитным и мгновенным движением оказался на ногах. В его руках материализовались лезвия его клинков.

— Разве мы не решили все наши вопросы в тот раз? — неприятно улыбнулся он. — Ну раз уж вы так настаиваете, проходите! Тартак, тебе лучше будет остаться там, где ты сейчас находишься. Для твоего же блага, мой мальчик.

— А почему, собственно? — осведомился я. — Неужели я как-то вас оскорбил или обидел?

На лицо Аррахата стоило посмотреть. Он растерянно опустил клинки и попытался взглядом найти нас. Портал все-таки был односторонним, а акустика помещения не давала возможности точно определить источник звука.

— Колин? — прохрипел он, прочистил горло и уже громче добавил: — Немедленно иди сюда! Тебе тут ничего не грозит, я гарантирую.

— Вот это другое дело! — удовлетворенно прогудел тролль, шагая в рамку портала.

Следом за ним прошли все ребята, пока я вынужден был держать портал. Последним в него нырнул и я.

— Жив! — выдохнул Аррахат, ощупывая меня на предмет выяснения материальности.

— Жив, — кивнул я. — Я ищу Аранту.

— Одной головной болью меньше, — вздохнул Аррахат, проходя к столу и приглашая нас присоединиться к нему. — Ты мне расскажешь свою историю?

— Сначала я хотел бы узнать, где Аранта, — упрямо сказал я.

— Я тоже хотел бы это узнать, — сварливо отозвался Аррахат. — А ты разве не можешь ее отыскать так же, как отыскал меня?

— Вся разница в том, что твой вектор, в отличие от Аранты, я знаю, — пояснил я. — Аррин с этим мне помог…

— И молчал! — хмыкнул Аррахат. — Узнаю свою породу. Скрытность — наш родовой признак. Но мне помнится, что этот маг, как там его?.. Хараг, кажется. Так он смог отыскать ее и без вашего вектора. Что-то за это время изменилось?

— Он смог отыскать при помощи вещи Аранты, — мягко напомнила Гариэль. — Но вся беда в том, что сейчас у нас нет ни одной из ее вещей…

В этот момент дверь кабинета Аррахата распахнулась. В проем хлынула толпа вампиров, настроенных весьма недружелюбно. Сработало сразу несколько заклинаний, подвешенных на «мгновенный ответ» у ребят. В последний момент на нас рухнул «алмазный щит», вышвырнув передовых вампиров обратно в коридор.

— Ты гляди! — восторженно воскликнул Жерест. — Сработало! А вы говорили, зто в городах вампиров магия не действует.

— Прекратить! — рявкнул Аррахат, протискиваясь сквозь нашу группу к выходу. — Со мной все в порядке! Начальника стражи ко мне!

— Он не может, — сдавленно донеслось из коридора. — Как только нас ударило, он изменился в лице и побежал в направлении туалетной комнаты.

— Ух ты! Это мое заклинание сработало, — расплылся в улыбке Жерест. — Неправильное заклинание, но очень правильного действия.

— Тогда зама! — непреклонно потребовал Аррахат. — Колин, да сними ты этот свой щит! Он не дает мне возможности выполнять мои функции как главы СК.

— Как скажешь, — пожал я плечами и деактивировал «алмазный щит».

Перед Аррахатом предстал незнакомый нам вампир. Он угрюмо осмотрел нашу группу, задержал взгляд сначала на Тартаке, потом многообещающе взглянул на меня и пораженно уставился на Тастэнию, которая мило ему улыбнулась. Надо сказать, что выглядела она в этот момент импозантно. Вокруг ее тела колыхалась «завеса Тьмы». Если кто не знает, то свидетельствую — очень эффектная штука. Насчет эффективности ручаться не буду. При случае проверю.

— Это мои гости, Каррхат, — представил нас глава кланов. — А вот этот вьюнош еще и претендует на руку Аррантарры… Ну конечно, если мы ее отыщем.

— Человек? — удивленно уставился на Аррахата вампир.

— Колин! Не надо демонстрировать этому несчастному свою вторую ипостась, — поспешно обратился ко мне Аррахат. — Просто он не в курсе. Помнишь, я говорил, что мы всегда были несколько скрытны?.. Так вот, с тех пор ничего не изменилось. Я этому мальчику и так все объясню. На словах.

Через некоторое время (весьма непродолжительное, надо отметить оперативность вампиров) мы уже уютно расположились вокруг очищенного от кип бумаг стола в кабинете Аррахата. На столе громоздилась совсем иная груда. Груда еды и напитков. Тартак уже приступил к своей деятельности, решив очистить стол и от этого груза.

Аррахат некоторое время прислушивался к звукам, свидетельствующим о том, что с пищеварением и аппетитом у Тартака все в порядке, потом кивнул мне, предлагая переместиться за другой столик в дальнем углу кабинета.

— Куда? — приостановился Тартак, вопросительно глядя на нас.

— Мы не будем тебе мешать, — вежливо оскалил

клыки Аррахат. — Мы там посидим. Когда закончишь насыщаться, присоединяйся.

— Так я уже! — Тартак поспешно утерся лапой и, с сожалением посмотрев на начатую ногу кабана, отодвинул ее в сторону.

Какая сила воли! Вот это я ценю!

— Хорошо, — кивнул прадед Ари. — Так на чем мы остановились? Ты говорила, девочка, что найти Ари тем же способом, что и в прошлый раз, не получится? Там что-то о вещах моей правнучки?

— Именно, — согласилась Гариэль. — Вещи… личные вещи, которыми пользовалась Аранта, хранят ее характерные черты, слепок ее ауры. У каждого из нас аура имеет свои различия. Нет ни одной одинаковой ауры. Вот ее-то и можно отыскать при помощи личной вещи того, кого мы ищем. Нужна только вещь Аранты. Тан Хараг давал нам на лекции это заклинание.

— А я конспекта не захватил, — расстроенно пробормотал Тимон. — Кто-нибудь помнит это заклинание?

— Ты сначала вещь найди, — иронично посоветовал Фулос.

— И потом, не с нашим уровнем эти заклинания творить, — поддакнул ему Харос.

— Мальчики! Прекратите! — потребовала Морита и умоляюще взглянула на Гариэль. — Неужели ничего нельзя сделать?

Эльфа расстроенно покачала головой.

— Подождите! — мелькнула у меня мысль. — А не могла она отправиться на тот остров?

— Куда? — пораженно переспросил Аррахат. — Да ты понимаешь, где это? При всем моем высоком мнении о моей девочке, я не верю, что она смогла бы туда добраться.

— Там есть корабли? — прищурился я.

— Конечно же! — убежденно отозвался Аррахат.

— Здешние моря, хоть и называются внутренними, но все же очень большие, как же без кораблей. Причем плавание занимает порой весьма долгий срок. Говорю не понаслышке. Сам несколько раз ходил по этим водам. Конечно же под весьма специфическим флагом…

— Под каким? — с интересом спросил Жерест.

— Под черным, — коротко пояснил Аррахат. — На этой почве у нас с тогдашним монархом были даже некоторые трения… Так вот. Плавание через самое большое из морей, (а как мы знаем, их там три) занимает семь дней… Или ночей, в моем случае. А вернее, и то и другое. Множество островов делает это плавание нескучным. Каждый из островов может таить кучу сюрпризов не самого приятного качества. Я об этом знаю потому, что и сам такие сюрпризы устраивал…

— Это мы об Аранте? — перебил я воспоминания Аррахата.

— Ты нетерпелив, это очень большой недостаток, — недовольно взглянул на меня предводитель кланов. — Я как раз к тому и веду.

Аррахат немного помолчал и продолжил:

— Тот остров, о котором ты ведешь речь, расположен почти у берегов Калифата. Дерьмовое государство, чем-то похожее на Нарадун, но Хевлат настоящая лапочка по сравнению с тамошним правителем. Добраться туда на корабле — все равно что играть в игру, которую любят у тебя на родине. Вся разница в том, что в револьвере не один патрон на барабан, а полный барабан без одного патрона. Если ты понял, о чем я говорю.

Я уныло кивнул.

— Маги там также неслабые, — продолжил Аррахат. — И порой балуются такой гадостью, что даже меня оторопь берет. Нет, при всех талантах моей правнучки, она туда не могла отправиться.

— Но Аррин говорил, что она была словно не в себе, — напомнил Тартак.

— Никогда Арри не может быть настолько «не в себе», — рыкнул Аррахат.

— Все же стоит проверить, — решил я. — Мы должны отбросить все версии, даже самые слабые и сомнительные.

— Когда отправляемся? — спросил Аррахат самым будничным тоном. — Нам потребуется на это предприятие парочка седмиц. Оттуда, я надеюсь, ты сможешь телепортнуть меня назад?

— Ты собрался плыть с нами? — изумленно поднял я голову на вампира.

— Иначе с вами никто и говорить не станет в порту, — ухмыльнулся Аррахат. — Кстати, морские бродяги не говорят «плыть». Правильно будет — ходить. По-моему, и в твоем мире так принято… У меня есть там знакомства. Стоит напомнить им о бравом капитане «Кровавого ковчега»… Ну и о некоторых неоплаченных счетах тоже.

— Но зачем так сложно? — недоумевающе спросила Гариэль. — Тан Хараг наверняка помнит те координаты, по которым вы отправлялись на тот остров в прошлый раз. Надо только попросить его. Я думаю, что он не откажется нам помочь.

— Вот вечно ты норовишь испортить все удовольствие, — недовольно пробурчал Тартак — А я, между прочим, так в настоящем морском бою и не участвовал. В Харшаде Колин не дал повеселиться, тут — ты.

— Я не хотел бы обращаться к вашему преподавателю, при всем моем уважении к нему, — вздохнул Аррахат. — Весть о пропаже моей внучки может вызвать нежелательные последствия. Появится стая конкурентов, желающих заполучить ее раньше, чем до нее доберусь я.

— Какие конкуренты? — удивился Тимон. — Если мы только спросим координаты и тут же отправимся.

— Ты просто не в курсе, — покачал головой Аррахат. — Ставки слишком высоки. Я не сомневаюсь, что наши враги уже узнали о ее пропаже и уже сейчас ведут поиски. Хорошо, что этот кабинет защищен всеми доступными способами от прослушивания. А вот в том, что такая же защита есть у вашего Харага, я не уверен.

— Тан Хараг ад Простунер — маг вне уровней, — внушительно сказал Харос.

— Ему такие защиты поставить — раз плюнуть, — поддержал его брат.

— Эту защиту мне ставил Серебряный Хораст, — хмыкнул Аррахат. — Ты хочешь сказать, что Хараг сильнее серебряного дракона, которому даже я не знаю сколько тысячелетий?

— Но зачем вашим врагам искать вашу правнучку? — недоумевающе спросила Морита. — Какой от этого прок?

— Возможность манипуляции, — коротко отозвался вампир.

Я заметил, что такое пояснение Мориту не удовлетворило, и решил развернуть картину. Заодно и другим будет не вредно уяснить.

— Враги знают, что Аранта очень дорога Аррахату. Если они ее захватят, то смогут шантажировать главу СК. заставляя его делать то, что им надо…

— А еще она дорога одному серебряному дракону, — подхватил Аррахат. — Я не буду указывать на него пальцем, но он тут присутствует. А значит, и его также могут шантажировать. И еще! Этот молодой дракон очень дорог всему народу драконов, а это уже такой масштабный шантаж, что у меня голова кружится от страшных мыслей.

— И еще, — хмуро пробасил Тартак. — Эта парочка очень дорога всей нашей группе. Это если тебе не хватило предыдущих объяснений.

— Меня почему-то не очень впечатляют предыдущие выводы, — мило улыбнулась Тастэния. — Мне все

равно, что там касается народов вампиров и драконов. Но вот последний довод относительно нашей группы — очень весомый. Но координаты можно узнать, не разглашая цели.

— Ты не знаешь тана Харага, — вздохнул Жерест. — Он не отцепится, пока не узнает, зачем это нужно.

— Ну это смотря как спрашивать, — совсем уже мило заулыбалась Тастэния.

— Вот так — не надо! — сразу же отреагировал Жерест. — Он хороший преподаватель.

— Ну если нельзя спросить его там, то почему бы не спросить его здесь?

И почему эта мысль не пришла мне в голову раньше?

— Для этого его надо доставить сюда, — отозвался Аррахат. — Я не хотел бы этого делать по двум причинам.

— А организовывать дорогостоящую экспедицию, к тому же продолжительную и без гарантий конечного результата, хотел? — рассердился я. — Что там у тебя за причины?

— Парень, не надо со мной так разговаривать, — строго заметил Аррахат. — Я понимаю, что тебя беспокоит, что ты серебряный дракон и так далее, но соблюдай определенные рамки.

— Извини, — попросил я. — Но все же что это за причины?

— Первая: вообще-то в замке главы СК столько инородцев ни разу еще не было. А если и было, то только по важным поводам, в качестве центральных блюд. Если вы понимаете, о чем я. Я и так уже нарушил это неписаное правило.

Аррахат тяжело вздохнул и укоризненно покачал головой.

— Ну если уже нарушил, — рассудительно заметил

Таргак, — так какая разница — одним инородцем больше или одним меньше?

— Подожди, Тар, — попросил я. — Есть еще и другая причина, которую мы не слышали.

— Верно! — кивнул Аррахат и остро взглянул на меня. — Изъятие Харага не может пройти незамеченным. При том состоянии наших отношений, каковые мы имеем сейчас, это объявление войны. Мой народ не готов к такому развитию отношений. Мы еще не отошли от прежних потрясений. Слишком много наших парней полегло, а ведь мы не можем так быстро восстанавливать свою численность, как, к примеру, люди.

— Но объясни мне, что такое произошло между тобой и таном Горием? — поинтересовался я, вспомнив о просьбе тана Тюрона. — А после этого неплохо было бы узнать и о разговоре с Тюроном. Это для того, чтобы понять, все ли горшки побиты или немного еще осталось.

— Они нанесли мне такие оскорбления, которые смываются только кровью, причем буквально, — отчеканил Аррахат.

— Вот интересно, они мне говорили то же самое, — буркнул я. — Остается только определиться, что лучше — гибнуть раздельно или побеждать вместе? Насколько я понимаю, раздор был из-за моего исчезновения?

Аррахат кивнул и с каким-то новым интересом посмотрел на меня.

— Так вот он я, — развел я руками. — Тема раздора исчезла, а значит, надо налаживать отношения вновь.

— Да я-то в принципе не против, — вздохнул Аррахат. — Но вот Горий и Хризмон? Они-то как?

— И они тоже «в принципе», — хмыкнул я. — Тем более что нам будут нужны все силы в предстоящем предприятии.

— Предприятии? — поднял бровь Аррахат.

— Совершенно верно! — утвердительно кивнул я. — Тебе не кажется, что мы остались кое-что кое-кому должны?

— Кажется, но хотелось бы быть уверенным, что мы имеем в виду одних и тех же персон, — впился в меня хищным взглядом Аррахат.

В его глазах замелькали алые блики.

— Конечно же тех, по чьей милости я побывал в ин-ферно, и тех, из-за которых Аранты нет сейчас рядом с нами.

— Оно стоит того, — удовлетворенно улыбнулся глава СК. — Давай связь! Так и быть, я готов забыть некоторые обиды… Но учти, это ради общего дела!

— Я не понимаю, — вмешалась Гариэль. — Мне столько твердили, что места обитания вампиров защищены от любой магии, кроме их собственной. Неужели это все неправда?

— И да и нет, — обернулся к ней Аррахат. — Все дело в том, моя девочка, что защиту ставили драконы… Да-да!

Аррахат усмехнулся, увидев выражение, которое появилось на личике Гариэль.

— Именно драконы! И, понятно, они сделали возможным применение магии для себя. Наш народ пошел на это. Тем более что уже тогда народ Колина собирался уходить отсюда навсегда. Как оказалось, уйти навсегда не означает не навещать иногда прежнее место обитания. Именно присутствие Колина и дало возможность применения магии… Колин, ты чего ждешь? — неожиданно переключил свое внимание на меня Аррахат.

Видимо, Тюрон ждал этого. Иначе как объяснить его быстрый отклик на мой вызов.

— У тебя все в порядке? — первым делом поинтересовался он.

10 Выпуск боевого мага

Но потом тан Тюрон увидел наших ребят и нахмурился.

— Я же тебе уже говорил — посторонних при сеансе связи быть не должно!

— А мы не посторонние, — нахально отозвался Жерест. — Мы представители высоких договаривающихся сторон.

— А также представители заинтересованной стороны, — добавила Тастэния. — Причем кровно заинтересованной.

— О? — Брови тана Тюрона взлетели вверх. — Это что-то новенькое! А поподробнее вот с этого самого места можно?

— Будет лучше, если вы прибудете сюда лично, — дипломатично ответил я.

Ох, и сложно же соблюдать нашу с Тюроном договоренность: на людях «вы», между собой — «ты»!

— Сюда — это куда? — настороженно спросил тан Тюрон.

— Сюда — это сюда, — уточнил Аррахат, появляясь в поле зрения Тюрона.

Они некоторое время всматривались друг в друга. Потом Тюрон что-то решил для себя.

— Хорошо, — тихо сказал он. — Колин, ты можешь установить канал перехода?

— Не так быстро, — предупреждающе сказал Аррахат. — Нам нужен еще и тан Хараг.

— Хараг? — недоуменно перевел на меня взгляд Тюрон.

— Ну пока вы будете договариваться о своем, о девичьем, — разъяснил я, — мы хотим проверить одну версию. Мы, знаешь ли, ищем Аранту, и только тан Хараг может нам в этом помочь.

Тан Тюрон поджал губы и с сомнением продолжал смотреть на меня.

— Что-то не так? — осведомился Аррахат.

— Ты же понимаешь, что я и тан Хараг — самые сильные преподаватели Школы, если не считать тана Гория…

— Я гарантирую вам полную безопасность, — мгновенно уловил суть вампир.

Возникновение знака над его ладонью подтвердило правдивость его слов.

— Тогда я свяжусь с Колином через некоторое время, — просто кивнул тан Тюрон. — Сами понимаете, тан Хараг у меня не с собой.

ГЛАВА 25

Время, предоставленное нам таном Тюроном, мы провели за увлекательной беседой. Каждый представлял, что именно надо сделать со всеми нашими врагами вообще и с каждым из них в частности.

Спектр был широк. От простого «содрать кожу живьем» в исполнении Тастэнии до «перерезать им глотки» сочинения Фулоса и Хароса. Но проект Тартака оказался вне конкуренции. Заключался он в сложном чередовании ударов палицы по… Ну вы сами знаете, по чему. Этого троллю показалось мало. Он еще предложил в перерывах между ударами развлекать наших врагов песнопениями. Я лично отказываюсь присутствовать при этой экзекуции. Одна Тастэния высказала некоторый энтузиазм. Она слышала якобы о том, что лирические песни усугубляют страдания под пытками. Это она еще не слышала, как поет Тартак и насколько его песни «усугубляют».

Как только Тартак узнал, что кто-то еще не в курсе, он сразу же решил наверстать упущенное. Для такой благой цели он даже прочистил горло и взял несколько пробных нот. Именно это и подсказало нам, что он собирается делать.

Оставшееся время мы потратили на то, чтобы объяснить Тартаку, что «Марш победы» не ко времени и не к месту. Особо принимая во внимание то нервное состояние, в котором находится охрана Аррахата.

Я почувствовал вызов и сразу же выпал из общего спора. Создать телепорт по каналу мысленной связи — нет ничего проще. Если вы конечно же обладаете соответствующим уровнем Дара. Тан Тюрон и тан Хараг этим уровнем обладали.

Первым деЛом, как только они проявились в кабинете Аррахата, преподаватели обменялись осторожными и вежливыми поклонами с предводителем вампиров. Использовались «малые церемониальные поклоны»1. Мы с удовольствием наблюдали за этим действом. Ведь главное в чем? А в том, что налаживаются отношения. Значит, мы будем только сильнее в результате.

— Рад видеть тебя, тан Тюрон, — наконец процедил Аррахат. — Позволь извиниться перед тобой и твоим народом за некоторые слова, сказанные сгоряча.

— Я также рад видеть тебя, великий Аррахат, — учтиво отозвался Тюрон. — Я принимаю твои извинения и хочу, в свою очередь, принести извинения за свои необдуманные слова.

— Я в умилении, — прошептала сидящая рядом со мной Тастэния. — Но у нас сразу после таких слов начинается славная резня. Здесь будет то же самое?

На Магире существует несколько видов поклонов. Об обычных я рассказывать нс буду, и так понятно. Но есть еще «малые церемониальные поклоны» и «большие церемониальные поклоны». Это очень сложная наука. Существует даже учебник, в котором подробно расписаны все телодвижения и их очередность в зависимости от статуса кланяющегося. К примеру, количество шарканья ножкой по отношению к графу отличается от количества шарканья той же ножкой по отношению к барону. Взмахи рукой и шляпой также строго регламентированы. Ну и так далее. В подробности «большого церемониального поклона» вдаваться не буду. Слишком уж сказочные вещи о нем рассказывают. Говорят, что один из монархов даже наградил шаркуна за то, что тот изгалялся перед ним в течение часа, ни разу нс повторившись и не ошибившись.

— Нет, — отозвался я тоже шепотом. — Здесь такие слова говорят как раз для того, чтобы этой резни не произошло.

Тан Хараг тем временем с интересом осматривался, впитывая впечатления. Потом он наткнулся на мою персону и сразу же переключился на вопросы, которых у него ко мне накопилось превеликое множество (ну, это он так мне сказал).

Я неохотно отвечал, отслеживая развитие отношений между Аррахатом и Тюроном. Судя по всему, они налаживались.

— Интересная мысль, — громко сказал тан Тю-рон. — Конечно же это весьма сомнительно, с моей точки зрения, но попробовать стоит… Тан Хараг, вы сможете вспомнить координаты того островка, где у нас произошла памятная драка с отступником-вампи-

ром, похитившим Аранту?

— Ну я бы не сказал, что с отступником, — уточнил Аррахат. — Скорее, «это мы отступники». Но то, что он имел глупость похитить Арри, — это факт.

— Помню, — отозвался тан Хараг. — …Колин, но я не совсем могу понять, как это ты умудрился возникнуть в инферно на такой высоте?.. Почему именно там?

— Тан Хараг! — рявкнул Аррахат. — Тебе не кажется, что сейчас не время и не место выяснять такие подробности? Пропала моя правнучка, и вряд ли высота появления Колина в инферно имеет какое-то значение для ее поисков.

— Хорошо-хорошо! — торопливо сказал тан Хараг. — Я думаю, что у меня будет еще возможность уточнить некоторые вопросы потом… Так, говорите, что вам нужны координаты того островка? Я сейчас создам портал, но мне нужна будет подпитка… Тан Тюрон, не сочти за труд!

— Охотно! — Тюрон встал рядом с таном Харагом.

— Один момент! — Аррахат быстро прошел к дверям кабинета. — Я только отдам несколько распоряжений и прихвачу парочку бойцов для сопровождения. Ничего не поделаешь! Положение главы СК обязывает…

И вот перед нами замерцал мир, в котором (признаю, не очень удачно с моей стороны) мне достаточно сильно досталось от Таррэна.

Аррахат, как и в тот раз, быстро единым слитным движением скользнул в рамку телепорта. Внимательно осмотрелся по сторонам и жестом предложил нам присоединиться к нему. Тут же рядом с ним возникло и его сопровождение. Ну одного из них я знал очень хорошо. Мастер Саррест, кто бы сомневался. А вот второй мне был незнаком. С виду он не казался очень уж внушительным, но скрытая мощь и смертоносная опасность ощущались на уровне интуиции.

Следом в портал один за другим нырнули и члены нашей группы.

— Хризмон, ты же помнишь координаты возврата? — уточнил Хараг, придерживая Тюрона перед телепортом.

— Несомненно, — нетерпеливо отозвался Тюрон, подталкивая меня к рамке.

— Нет, не те, а моего личного имения.

— И те помню, — нахмурился Тюрон. — Но зачем?

— Так будет лучше, — со значением отозвался тан Хараг. — И Колина не забудь с собой прихватить!

Я не стал дожидаться продолжения этого, несомненно, интересного разговора и шагнул в портал.

— Стоять! — Аррахат преградил мне путь. — Здесь тебе не парк, чтобы гулять, а территория повышенной опасности.

— Опасности? — недоуменно переспросил я. — Да если бы тут была опасность, то она себя уже проявила бы.

А действительно, тишина, солнышко пригревает, какие-то пичуги высвистывают свои незамысловатые песенки, яркая зелень тропических растений. Короче, картина самая что ни на есть мирная.

— Вот как был ты бесшабашным, так им и остался, — укоризненно покачал головой вампир. — Ты забываешь, что эти острова находятся в непосредственной близости от Калифата. Уже одно это представляет нешуточную угрозу. Во-вторых, если Ари здесь, то она конечно же позаботилась о том, чтобы устроить на путях подхода несколько неприятных сюрпризов для незваных гостей.

Аррахат закрыл глаза и замер, сканируя окружающее пространство.

— Есть некоторая напряженность, — подал голос Тюрон.

— Точно! — согласился Аррахат. — И ощущается она вон оттуда.

Аррахат ткнул пальцем в сторону рощи пальм и невысоких кустов.

Я, по примеру старших, тоже закрыл глаза и попытался определиться с окружающим.

Не понимаю. Фон как фон. Ничего такого этакого не ощущается… Хотя… Действительно, в той стороне, куда указывал Аррахат, есть какое-то сгущение темноты. Ну во всяком случае, я так чувствую.

— Источник точечный, — заметила Гариэль.

Она, оказывается, тоже занималась отслеживанием полевой обстановки.

— Пустите меня, и одной точкой будет меньше, — предложил Тартак. — Против доброй палицы всякие там точечные источники ничего сказать не могут.

— Тихо! — поднял руку Тюрон. — Тартак, действовать будешь только тогда и так, как я тебе скажу. А сейчас ребята сформируют «щит пятерых». Девушки — в центр построения! Мы с Колином будем прикрывать с флангов. Аррахат и его воины выдвигаются на острие и начинают разведку.

— Правильно решил, — кивнул Аррахат, принимая боевую форму. — Шарэшша![3]

Вампиры тремя размытыми тенями мгновенно преодолели открытое пространство и растаяли в кустах.

Следом двинулись мы. Едва над нами сомкнулись ветви пальм, как перед нашими глазами возник Аррахат. Он со значением указал на склоненную над тропой ветвь. Я присмотрелся. От ветви тянулась тонкая нить, исчезающая в скоплении листьев и цветов на одном из кустов вблизи тропинки.

Неприятно улыбнувшись (в боевой форме вампиры приятно улыбаться просто не способны), Аррахат раздвинул ветки. В середине куста притаился небольшой, но мощный арбалет. Взведенный, между прочим. Черный болт был угрожающе нацелен на тропу.

Меня охватило неприятное ощущение, что болт нацелен именно на меня. Возможно, так оно и было. Я быстро привел в боевое состояние свои «мгновенные ответы». Судя по тому, как над ребятами завибрировало пространство, они занимались аналогичными приготовлениями.

— Что вы делаете?! Мы же так выдадим себя! — застонал тан Тюрон. — Калифы же близко!

— Пусть приходят, — прорычал я. — Я их огоньком побалую. Ну не сильнее же они демонов или там темных эльфов.

— Мы избегаем такого названия — «темные эльфы», — немедленно отозвалась Тастэния. — Мы вообще избегаем всего, что связано со словом «эльф». Мы — дроу! Прошу об этом помнить!

Тастэния одна из нас всех не защитила себя на непредвиденный случай. Хотя что я знаю о защите дроу? Надо будет обязательно с принцессой проконсультироваться. В конце-то концов, первым по списку должников стоит ее папаша. Не стоит встречаться с ним, не подготовившись должным образом.

— Разрядить? — Харос вопросительно посмотрел на тана Тюрона.

— Это недолго, — поддержал его брат.

— Не стоит, — качнул головой Тюрон. — Мы об этой ловушке уже знаем. Ате, кто будет иметь глупость пойти по нашим следам, о ней еще не знают… Двигаем дальше!

Все-таки преобразованное зрение — очень хорошая штука. Замечу, оно дано не всем. И в основном драконам. Так уж исторически сложилось. Я, по мере продвижения на правом фланге, очень четко все видел. Различал даже детали, которые обычным зрением и не уловишь.

К примеру, метрах в десяти валялась сломанная тоненькая веточка. Я ясно видел, что она сломана вчера. И сломана, судя по характеру излома, не ветром. Ее кто-то зацепил, неосторожно проходя мимо. Причем зацепил тем, что нес в руках (или лапах).

Я тихонько свистнул, привлекая внимание. Мгновенно рядом со мной материализовался Саррест. Он вопросительно поднял брови. Я показал ему на сломанную веточку. Внимательно ее изучив, Саррест кивнул мне и растворился в кустах.

Впереди проявился Аррахат и жестом показал, в какую сторону двигаться. Группа послушно изменила направление.

Эй! А я эти места начинаю вспоминать! Вон в нескольких метрах отсюда и разгорелась драка с последователем киднеппинга. Драка, которая так неудачно для меня закончилась. Причем неудача заключается не в том, что я чуть было не отправился к праотцам, а в том, что потом нами занялась дарра Рассия. Уж это, вы мне поверьте, покруче, чем крутиться на жертвенном круге у орков.

Я плавно переместился в сторону, охватывая обострившимся зрением как можно большую территорию.

Тюрон предупреждающе поднял руку. Я тоже остановился, настороженно глядя на него. Он развернулся в сторону, откуда мы пришли, и напряженно к чему-то прислушивался.

— Похоже, здесь появился еще кто-то, — пробормотал Саррест, встав рядом со мной.

То, что кто-то появился, он мог бы и не говорить. Возникшее вокруг меня зеленоватое сияние защитного кокона подтверждало эту нехитрую истину лучше всяких слов. Но и Саррест не сплоховал. Он внезапно взмахнул рукой и несколько удивленно уставился на сверкнувшие грани метательного круга в его ладони. Впрочем, удивление только на мгновение вспыхнуло в его глазах. В следующую секунду он уже пригнулся, хищно высматривая метателя в кустах.

Я также не стал ожидать «у моря по морде». Между моих ладоней уютно устроилась шикарная фиолетовая молния. Вототправлюее в полет и сразу же пульсарчик побольше сооружу. Тоже подарок не из последних…

— Колин?! — раздалось из кустов.

Я еле успел ухватить Сарреста за плечо и отшвырнуть себе за спину.

— КОЛИН!!!

Ко мне метнулась тень, в которой я узнал Аранту. С трудом, признаться. Деактивировав «защитный кокон», я подхватил ее на руки. Не помню, что там мы говорили друг другу. Да это и не важно. Я жадно всматривался в ее лицо. Единый, как она прекрасна, но в то же

время как она выглядела! Осунулась, волосы растрепаны, глаза стали еще больше, и вокруг них появились темные круги. Это говорит о том, что она давно уже не ела нормально…

Подзатыльник мне и раздраженное шипение Ари прервали нашу мелодраматическую встречу. Исполнитель сольной партии — прадед Аранты Аррахат.

— Что?! — сердито взглянул на него я.

Вампир только поднял палец к уху и указал им в ту сторону, откуда мы пришли. И как подтверждение его слов, щелчок и болезненный вскрик оттуда.

— Уходим? — тихо спросил возникший рядом Тюрон.

— Еще чего?! — отозвался Тартак, раскручивая свой двадцатикилограммовый пропеллер.

— Здесь, на открытой местности, опасно, — сообщил второй сопровождающий Аррахата. — Нам нужно в укрытие. Там нас достать будет очень сложно.

— Если это маги Калифата, то не так уж и сложно, — пробормотал Аррахат. — Ари, есть место?

Аранта, счастливо улыбаясь, кивнула и повела нас за собой. Саррест и второй сопровождающий остались, устраивая очередной сюрприз и пообещав нас потом догнать.

— Если совсем уж припрет, обращайся в дракона! — распорядился шагавший рядом со мной Тюрон. — В этой ипостаси на нас не действует практически никакая магия. Я сомневаюсь, что здешние нелюди смогут подвезти что-то достаточно мощное, чтобы задавить нас голой силой.

— Да чего вы так боитесь? — удивленно спросил я. — Неужели калифатские маги так сильны и непобедимы? Почему тогда мы до сих пор не являемся подданными правителя калифов?

— Потому что они действительно очень сильны, но только на своей территории, — отозвался тан Тюрон. — А как уже было сказано, этот остров входит в их территорию. И сильны они тем, что их магия не тради-ционна для нас. У нас даже темные оперируют теми же силами, что и светлые. Калифатские маги, по сути, уже людьми не являются. Их души проданы различным страшным и темным силам. Они уже просто стали орудием в руках этих сил.

— Попадись они мне! — пропыхтел шагающий за мной Тимон. — Я бы им ручки-то пообрывал бы…

— Если бы они тебе попались, — заметил Тюрон, — то в любом случае попался бы ты. Если ты понимаешь, о чем я толкую. Им на данный момент могут противостоять только действительно мощные маги. И не поодиночке! А у нас с этим сейчас не густо.

— Но почему? — возмутился я. — Я же маг вне уровней!

— Ты пока только в потенциале маг вне уровней, — снисходительно пояснил тан Тюрон. — Да, ты что-то уже можешь. Но этого слишком мало, чтобы противостоять магам Калифата. Как ни странно, я скорее отдам предпочтение Гариэль. Хоть она и маг первого уровня, но знает гораздо больше, чем ты. Да и природа этого острова будет ей в помощь… Эль, тут твоя лесная магия действует?

Гариэль перепрыгнула ручей и уверенно кивнула, показывая, что услышана вопрос тана Тюрона.

— Тут осторожно! — предупредила Аранта, пригибаясь к земле. — Я в этом месте сразу несколько штучек поставила. Тех, кто прется по нашему следу, они развлекут нехило.

— Узнаю свою внучку, — довольно пробормотал догнавший нас Аррахат. — Тартак! Обойди с той стороны. Тут тебе не пройти.

— Мне везде пройти, — упрямо пробубнил Тартак, втискиваясь следом за нами. — Вот так… и так!

Тролль довольно выпрямился.

— …И еще так! — тихо рыкнула Аранта, перехватывая на лету какую-то темную штучку, метнувшуюся к груди Тартака. — Тар! Ну что ты мне всю систему обороны портишь? — сердито зашипела она на тролля.

— Ходу, ходу! — поторопил их Аррахат. — Там, в убежище, поцапаетесь.

Справа появился Саррест и вскинул вверх правую руку, сжатую в кулак.

— Врагов не меньше десятка, — прокомментировал глава СК. — Не самое хорошее известие. Арри, ты нас в убежище ведешь? Ты помнишь, что часть территории не просматривается?

— Помню, — отозвалась Аранта. — Я там больше всего «сюрпризов» наставила… Вот здесь берите левее!.. Эль, ты следы убираешь?

Я оглянулся. Следы, оставляемые нами на песке, таяли буквально на глазах. Эх! Надо будет попросить эльфу, чтобы научила и этому заклинанию. Если оно, конечно, не из арсенала магии леса.

Вот и площадка перед входом в убежище. Все же хорошо оно устроено. И не скажешь, что тут что-то есть.

Аррахат одним движением, особо не напрягаясь, отодвинул большой камень, служивший дверью, и жестом велел нам поторапливаться.

— Там есть щели, — торопливо сказала Аранта. — Эль и Мори, сразу же займите позиции!

— Если это калифатские маги, то позиции пусть занимают драконы! — поправил ее Аррахат. — Я думаю, что в этой ипостаси они поместятся. Помещения мы всегда делали просторными.

— Ничего себе просторными! — возмутился тан Тю-рон, пробираясь к свету одной из щелей. — До сих пор помню, как хребет себе ободрал в одном из них. Когда за одним из ваших главарей гнался. И это в вашей столице, между прочим.

— Да, в столице немного тесновато, — вынужден был признать Аррахат. — Ничего не поделаешь, в центре земля дорогая. Приходилось ютиться на том, что смогли выбить…

Аррахат замолчал, прислушиваясь, потом повернулся к Гариэль. Та кивнула:

— Они уже здесь.

Я мягко переместился к своей бойнице и выглянул в нее.

— Лишь бы мои не узнали, что я такой трус и отсиживаюсь в пещере, вместо того чтобы нападать на врага, — пробурчал Тартак, занимая позицию около камня у входа.

Напряжение нарастало. Вот вроде бы никого не видно, но чувствуется приближение этого кого-то. Я напрягал зрение, вглядываясь в окружающие кусты. И тишина наступила какая-то странная.

— Ничего не видишь? — спросил я у Гариэль, которая стояла рядом.

Она промолчала, что также было странным. Я оглянулся на нее и, честно говоря, испугался. Эль смотрела перед собой совершенно пустыми глазами. Именно в этот момент я остро осознал смысл данного выражения. На совершенно бесстрастном лице застыли как нарисованные совершенно ничего не выражающие глаза.

— Эль, — обеспокоенно выговорил я.

Она повернулась ко мне и попыталась ухватить руками.

— Эль, что ты делаешь? Это же я! — воскликнул я, уворачиваясь.

Остальные ребята так же слепо и неуверенно двинулись в моем направлении.

Меня привлек звук у входа. Тартак отодвинул камень и собрался выходить.

— Ты что делаешь?! — рявкнул Тюрон со своей стороны.

Он отмахнулся от Сорреста, который пытался ухватить его за рукав куртки.

Тартак не отреагировал на окрик. Да их же всех накрыло каким-то заклинанием, осенило меня. Почему оно не сработало со мной?

— Колин! Выметайся отсюда! — Тюрон отбросил вампира и бросился за Тартаком. — Обращайся в дракона и беги!.. Быстрее!

Ну выметаться-то я выметусь. И в дракона обращусь, уж не премину. А вот бежать — фигушки!

Я, окутываясь по пути желтым сиянием, понесся к выходу. Заметил боковым зрением, как отшвырнуло в сторону Тартака. Нуда! Преобразование в другую ипостась требует места. Никому, кто попал в зону действия преобразования, мало не покажется.

Те, кто до нас добирался, были укрыты кустами. Оттуда вверх поднималось что-то мутное и темное. Небо укрылось тяжелыми, почти черными тучами. Надо же! А ведь еще совсем недавно на нем не было ни облачка.

Я почувствовал сильный удар по хвосту. Это Тартак огрел меня своей палицей и вновь замахивался, чтобы нанести следующий удар. Его лицо, если только морду тролля можно назвать таковым, все так же было бесстрастным.

Из укрытия появлялись остальные наши ребята и неуверенно, пошатываясь, двигались ко мне.

— Алый! — проревел я. — Уйми зззомбированных! Они мне мешшшают.

— Уходи! — рявкнул в ответ Тюрон.

— Делай, что говорю! — еще громче взревел я.

В Тартака врезалась алая туша Тюрона и, ловко ухватив поперек туловища, уволокла его в укрытие.

Вот это другое дело! Я удовлетворенно вновь повернулся к зеленой завесе, скрывавшей моих врагов. Впрочем, что значит — скрывавшей?

Вал пламени покатился от меня, сметая все на своем пути.

…М-да. Лучше бы они скрывались и дальше. Увиденное меня не обрадовало.

Тюрон не ошибался, когда говорил, что колдуны Калифата уже не являются людьми. Не ошибался он также, когда утверждал, что они стали орудием темных сил. Я получил очевидное подтверждение этому. Три мага стояли, держа в руках какие-то сосуды, из горлышек которых извергались черные клубы чего-то вроде дыма. Только этот дым не рассеивался, а собирался в жгуты. Между магами сновали полуобнаженные фигурки людей. Скорее всего, это были слуги или рабы.

Пламя, которое сожгло все на приличном участке, их совершенно не тронуло. Ну не свинство ли? Я тут, понимаешь, стараюсь, силы на огонь трачу. А им хоть бы хны!

Мало того — или мне показалось? — темные жгуты свивались во что-то смутно знакомое, образуя темную массу облакообразной формы. А вот и две щели красного цвета проявились. Никак Навухотел собственной персоной проявился?

Неприятное воспоминание молнией мелькнуло в голове. Он же меня один раз чуть было не раздавил. Правда, это было в другом месте. Но неприятный факт остается фактом. Это плохо!

Я вспомнил, что Серебряный Хораст не пытался с ним сразиться в образе дракона. Он обернулся человеком. Но он еще и знал заклинания, подходящие к этому случаю. А тучи, повисшие над нами, становились все темнее и все ниже нависали над островом.

Нет, оборачиваться в человека мне нет смысла! Буду принимать бой как есть. Я выпустил струю «чистого» пламени… Ага! Вот оно-то подействовало так, как и требовалось. То есть всех этих колдунов и их приспешников как корова языком слизнула. Жаль только, на демона это никак не подействовало… Или подействовало?

«Ах ты ж дрянь серебряная! — взорвалось в моем мозгу. — Я уничтожу тебя! Я выпью твою душу и кровь!»

— Угу! — отозвался я, увернувшись от черной молнии, метнувшейся в мою сторону. — Один такой ужжже пыталссся напитьссся. Сссейчассс он украшшшает сссвоим изображжжением ссстену тюрьмы неподалеку отсссюда.

Опять мой плевок пламенем пропал даром! Что же с этим демоном делать? Хорошо еще, что он свой пресс не включает. Что-то, видимо, ему мешает это сделать.

Удары черных молний участились. Еще, в добавление ко всем неприятностям, от демона начали отрываться темные сгустки, которые так же устремлялись в моем направлении. У меня не было желания узнавать, что это такое. Пока удавалось сжигать их еще на подлете ко мне. А вот парочки молний мне избежать не удалось. Тряхнуло больно и неприятно.

Вставал вопрос, сколько я смогу, еще продержаться против Навухотела? Да и смысл в чем? Я держался, честно говоря, только на злости, но понимал, что это рано или поздно закончится. Из образовавшейся в земле каверны вылетело облако мелких летающих демонов. Вслед за ним поползли шестиногие твари. Того и гляди появится что-нибудь и похуже.

— Колин, уходи! Быстрее! Не время геройствовать! — донеслось от убежища.

— Молчи, ящерица! — захохотал демон. — Ему уже не уйти! Он уже мой! А этот мир я ввергну в Хаос. Он станет филиалом инферно. Моим филиалом!

— Я бы не стал так торопиться! — неожиданно прозвучало за моей спиной.

Яркий луч света ударил из зенита, рассеивая тьму.

— Что?! Как вам удалось преодолеть мой барьер?

Вот, казалось бы, как можно уловить эмоцию у облака тьмы? Но я явственно почувствовал изумление и замешательство демона.

— А ты думал, что мы не сможем прорваться сквозь барьер, который ты установил?

Я изумленно повернул голову на голос. Около моего хвоста стоял, широко улыбаясь, Хораст, предводитель народа драконов. Моего народа, как оказалось.

— Благодаря этому молодому герою нам удалось это сделать. — Хораст отвесил мне шутливый поклон. — Ну что? Сам испаришься отсюда или помочь?

А дай-ка я попробую исполнить свою голубую мечту, раз уж Хораст здесь. Я тщательно прицелился, набрал как можно больше… чего-то, уж и не знаю чего, и выпустил струю «чистого» пламени в одну из щелей этого облака.

А ведь прошибло! Ну и рев поднялся!

— Вот так вот! — с удовольствием сообщил я, оборачиваясь опять в человеческую ипостась.

Надо же! Кажется, я поторопился оборачиваться в человека. Меня проволокло по земле и впечатало в глыбу камня, которая исполняла роль двери. Передо мной рухнул экран, которым меня отсек Хораст от всего того, что летело следом за ответным ударом.

Сквозь тучи прорвалось множество солнечных лучей, рассеивая тьму. Одна область на небе осветилась наиболее ярко. И из этой области один за другим стали вылетать драконы.

— Красота! — прохрипел я, поднимаясь с песка. — Кому как, а мне понравилось.

— Идиот! — рявкнул Тюрон, оказываясь рядом со мной.

Непонятно, кто из нас идиот. Он вот тоже уже обернулся.

Подзатыльник был достаточно чувствительным. Но поцелуй Аранты еще чувствительней. Это очень хорошо, что заклинание проклятых магов рухнуло!

Я, обняв вновь приобретенную Аранту, повернулся в сторону Навухотела. Впрочем, с этим порождением Хаоса творилось что-то неожиданное для меня. Он просто таял на глазах. Не знаю, что тут сыграло главную роль — то ли лучи солнца, прорвавшие плотный слой свинцово-черных облаков, то ли языки пламени, которыми прибывшие драконы щедро поливали демона и вылезшее из земли воинство. А может быть, и то и другое.

С особым злорадством я отметил, что красная щель глаза осталась только одна.

Навухотел становился все призрачнее и призрачнее. И вот наконец настал момент, когда он совсем растворился в голубом небе, освободившемся от туч.

— Победа! — взревел Тартак, присоединяя свой рев к реву сотен драконов, круживших в поднебесье.

— Мы его уничтожили? — недоверчиво спросил я, обращаясь к Хорасту, который с улыбкой наблюдал за пляшущим и размахивающим палицей Тартаком.

— Демона такого класса уничтожить крайне сложно, — отрицательно мотнул головой Хораст. — Но то, что ему досталось изрядно, это факт. Теперь ему придется потратить сотни лет на восстановление. Не исключено, что тебе предстоит вновь столкнуться с ним в будущем. Демоны — существа злопамятные, и Навухотел не исключение. Только и ты тогда будешь уже гораздо сильнее. Если конечно же не потратишь это время впустую.

— Я позабочусь о том, чтобы этого не произошло, — нахально заявила Аранта.

— Кого-то мне этот характер напоминает, — пробормотал стоящий рядом со мной Тюрон. — Очень уж на матушку мою похоже.

— Всем домой! — услышал я голос Хораста. — Кроме этих двоих, — тут же добавил предводитель драконов, обращаясь к нам с Тюроном. Потом он перевел взгляд на Аранту и произнес едва слышно:

— …Или троих?

Но я-то это услышал!

— Как вы узнали, что нам необходима помощь? — спросил Тюрон.

— А мы и не знали, — отмахнулся Хораст. — Как только рухнули барьеры, мы сразу же вступили в схватку с воинством Навухотела. Сюда мы прибыли по следу демона, которого внезапно вызвали кали-фатские маги. Это-то и сыграло большую роль в том, что мы смогли уничтожить силы Хаоса. Как это ни смешно, но демоны, даже такого класса, как Навухо-тел, не могут противиться вызову. Видимо, маги знали его истинное имя.

— Эх! — мечтательно вздохнул подошедший к нам Жерест. — Как бы и нам узнать? Мы бы его сейчас вызвали, и Тартак его добил бы. Он и так расстроен, что не поучаствовал в драке.

— Ну если ты сможешь восстановить этих магов из пепла, то мы смогли бы узнать, — с улыбкой заметил Тюрон. — Только я сомневаюсь в том, что это возможно. Уж очень качественно Колин поработал. Да и некромантов среди нас не имеется.

— Ничего! — многообещающе заявил я. — Надроу отыграешься! У нас к ним должок, вы не забыли?

— Мы в доле! — тут же заявил Аррахат.

— Да и мы в стороне не останемся, — подтвердил Хораст.

— Ну что? Как в старые добрые времена? — блеснул в клыкастой улыбке Аррахат.

— Еще бы!

И грянула битва.

Драконы ее называют Битвой Серебряного Копья. У вампиров она получила название Операции Ночных Теней. Эльфы, по мотивам, известным только им, называют это Повторным Изгнанием.

Мы же помним о произошедших событиях, потому что именно с них началась война с Тьмой Калифата, которая позволила нашему монарху стать императором, присоединив эти земли к своему королевству.

ЭПИЛОГ

Я — Тимон ад Зулор, младший сын графа Ареля ад Зулора, боевой маг его величества Кронтая Первого, посланник при дворе Антариэля Отолариэ, Хранящего Свет в Светлом лесу.

Я выполняю просьбу тана Тюрона, заместителя директора Школы Боевой Магии, Чародейства и Целите-льства тана Гория. Он попросил меня описать нынешнее состояние нашего славного выпуска группы боевых магов.

Почему именно нашего выпуска, спросите вы? Да потому, что это была единственная группа, в которой проходили обучение единственный тролль, единственный вампир, единственная эльфа в ранге принцессы Светлого леса и наконец единственный серебряный дракон (мой, кстати, лучший друг и поныне). Именно благодаря этой группе зёмли нашего королевства расширили свои пределы.

Насчет вампира, а вернее, вампирессы, я не совсем точен. Сейчас это очень уважаемая всеми золотая дра-коница Аррантарра тор Порранья Виа Дента Аррахат сен Арртания (и я не советую как-то перевирать ее имя, ибо это чревато многими неприятностями, из которых смерть не самая большая).

Да, как это ни невероятно, но Аранта (а мне позволено так ее называть) стала золотой драконицей после того, как вышла замуж за Колина тор Порранья Бутрельд Петрр сен Еугения. Это было величайшее событие, отмеченное даже в летописях самого Форинтиэля и воспетое величайшим бардом современности Паро-таэлем. Благословляли этот брак сам предводитель народа драконов Серебряный Хораст и дарра Рассия, наипрекраснейшая драконица из всего народа драконов.

Я также знаком с их первым выводком, семью прелестнейшими малышами, пятью мальчиками и двумя девочками. Пока неизвестно, кто из них серебряный (они еще не оборачивались во вторую ипостась, слишком малы), но один есть точно!

К сожалению, мы сейчас редко с ними (я имею в виду Колина и Аранту) видимся. Уж слишком каждый из нас занят своими делами и обязанностями.

Тартак (как я уже говорил, единственный тролль с магическим Даром) возглавляет Совет шаманов на Тохтутое. Его избрали практически единогласно (ну, если не считать бывшего главу), после того как он сразил своего соперника в честном поединке и пролеви-тировал круг почета вокруг всего стойбища, воинственно потрясая своей палицей.

Великий Жерест сейчас является членом Генерального штаба его величества. Он признанный знаток неожиданных (порой даже для него самого) тактических ходов и решений. К сожалению, он не может уделять достаточно внимания своим друзьям, ибо много времени требует перемещение в места обитания дроу, где у него романтические отношения с принцессой Тастэ-нией, главой дома Грозовых Молний.

В отряде, возглавляемом именно Жерестом, несут героическую службу братья ад Шейт, Харос и Фулос. Они уже успели отличиться в войне Сломанных Копий.

Время от времени дает о себе знать и Морита, глава гильдии магов города Форт-Анара. Именно она первой предупредила о предстоящем нашествии Орды. И именно благодаря ей оно было благополучно отбито королевскими силами.

Гариэль Отолариэ, дочь Хранящего Свет, на данный момент является приближенной Великой Эльги-эн, верховной правительницы эльфов, и находится в столице этого величественного народа. Вход туда всем, кроме эльфов, закрыт. И мы редко имеем возможность увидеться с ней.

И наконец я упомяну о себе. Да, я сейчас живу в Светлом лесу. Я являюсь личным представителем его величества Кронтая Первого при дворе Антариэля Отолариэ, правителя Светлого леса. Хранящего Свет. Меня назначили на эту должность, идя навстречу пожеланиям самого Антариэля. Надо ли говорить, что настаивала на этом моя возлюбленная Гариэль? Да, у эльфов отсутствуют браки, но вместо них заключаются Договора Любви, кои значительно крепче тех самых людских браков.

Я горячо поддерживаю идею тана Тюрона о том, что нам следовало бы встретиться и вспомнить славные времена, когда мы учились в Школе. Вспомнить те милые приключения, которые с нами происходили. Конечно же пригласить на эту встречу всех, кто был с нами и помогал нам. И я уверен, что эта встреча состоится. Ибо ее организация поручена тану Харагу ад Простунер. А его мы все втайне до сих пор побаиваемся. Только не говорите ему об этом!

Уверяю вас, если настанет черный час и беда постучится в наш дом, то наша группа вновь соберется вместе. И тогда черный час, вместе с бедой, настанет уже для врага!

ДОРОГОЙ ЧИТАТЕЛЬ! Издательство просит отзывы об этой книге и Ваши предложении присылать по адресу: 125565, Москва, а/я 4,

«Издательство АЛЬФА-КНИГА» или по e-mail: mvn@armada.ru Информацию об издательстве и книгах можно получить на нашем сайте в Интернете: http://www.armada.ru

Примечания

1

Все приключения описаны в предыдущих книгах про боевого мага.

2

К у г о л — блюдо еврейской кухни (по типу овощной, мясной или рыбной запеканки).

3

Удачной охоты! (вамп.)


Купить книгу "Лукоморье. Выпуск боевого мага" Бадей Сергей

home | my bookshelf | | Лукоморье. Выпуск боевого мага |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 101
Средний рейтинг 4.9 из 5



Оцените эту книгу