Book: Теряя маски



Теряя маски

Николай Метельский

Купить книгу "Теряя маски" Метельский Николай

Теряя маски

Теряя маски

Название: Теряя маски

Автор: Николай Метельский

Серия: Унесенный ветром - 2 / Фантастический боевик - 901

Издательство: АЛЬФА-КНИГА

Страниц: 311

Год издания: 2014

ISBN: 978-5-9922-1738-4

Формат книги: fb2

АННОТАЦИЯ

Даже самый лучший план действует лишь до начала его осуществления. Эту мудрость в очередной раз ощутил на себе Максим Рудов (он же Сакурай Синдзи), распланировавший свою жизнь до совершеннолетия. Но вот счастливая случайность — и наш герой оказывается в центре набирающей ход горной лавины событий. Взаимоотношения с аристократами, проблемы с конкурентами, начинающаяся война с боссом одной из преступных гильдий… А еще школа, друзья и люди, зависящие от него.

Уже сброшена маска обычного японского школьника, маска бойца ранга Ученик для все большего числа окружающих не в состоянии скрыть реальную (или почти реальную) силу героя, маска вора-виртуоза Токийского Карлика становится все более неудобной. И приходится прилагать все большие усилия для того, чтобы не слетела маска, прикрывающая лицо Патриарха.

Но Макс не зря стал самым молодым ведьмаком ранга Абсолют. Да, ни один план не выдержал столкновения с реальностью, но цель осталась неизменной. Как и девиз ведьмаков: «Во Славу мою, во Имя мое».

 

Николай Метельский

Теряя маски

Теряя маски

Теряя маски

Пролог

Резко открыв глаза, я откинул одеяло. За окном была ночь, а сна ни в одном глазу. В принципе с утра мне никуда спешить не надо, но и подрываться посреди ночи и искать себе занятия тоже не хотелось.

— К черту, — упал я обратно на подушку.

Надо хотя бы попробовать заснуть.

Сон, приснившийся мне недавно, был до такой степени странный, что я был склонен поверить ему. Старый друг, оставшийся в моем мире? Почему бы и нет. Смог связаться со мной? Запросто. Стиляга тот еще тип. Если с кем и могла произойти такая ситуация, то только с ним. Мистика? Ха! А призраки, зомби и мумия, с которыми я встречался, будучи ведьмаком на службе родного государства, это не мистика? Так что и Стиляга, сумевший связаться со мной сквозь миры и быстро пересказавший последние новости, не кажется мне фантастикой. Да чтоб вас всех — сама ситуация, в которой я сейчас нахожусь, не что иное, как фантастика.

Попаданец. Сладкое слово для многих любителей фантастической литературы. Уверен, существует множество личностей, желающих оказаться на моем месте, только в другой мир попал именно я. В тело восьмилетнего молокососа, которого через два года бросила собственная семья. Родные люди ушли и даже не сказали почему. Оставили десятилетнего, ничего не смыслящего мальца одного в мире, где война привычное дело. Ну еще бы — ОМП-то не существует, можно и пободаться.

Да и бог с ними, с войнами. Жить то мне на что было? Питаться? Школьные принадлежности покупать? А со школой здесь строго. В смысле здесь, в Японии. Как там в других странах — не знаю, но сомневаюсь, что человек без начального и среднего образования далеко пойдет. Япония, так ее растак. Ну почему не Россия? А?

Впрочем, невелика разница. Разве что с языком было бы попроще. Дело в том, что мир, в который я попал, был… скажем так, он отличался от моего. И если в мелочах все было так же, то в целом… Один бахир чего стоит — энергия, позволяющая творить людям поистине невероятные вещи. Я тоже не лыком шит: ведьмак ранга Абсолют — это вам не хухры-мухры, но даже я не могу принять на грудь очередь из автомата. Да простая пуля в голову гарантированно отправит меня на кладбище. А эти…

Безумный мирок. Бахир, позволяющий людям пуляться «огненными шарами»; Древние со своими артефактами; автомат Калашникова, соседствующий с боевыми роботами; монархия, что правит по всему миру; кланы, являющиеся государством в государстве. И в центре всего этого — маленький, слабенький ведьмак, которому нечего кушать. Хорошо, мать с отцом дом мне оставили. Но даже и так — что мне, скажите, было делать?

Оставалось пойти по кривой дорожке, став мелким воришкой. И то, что я встретил Накату Акеми—криминального босса одной из преступных гильдий, пожалуй, не случайность. Рано или поздно, крутясь в этой каше, я так или иначе встретился бы с ней. Повезло мне в том, что-это произошло так рано. Пересекись я с ней не в одиннадцать лет, а, скажем, в пятнадцать, и все могло кончиться очень плохо. Для нее. Это в одиннадцать у меня не было сил что-либо ей противопоставить, а в пятнадцать я бы и саму женщину, и ее подручных закатал в асфальт. И не было бы истории нашего сближения, сотрудничества и дружбы.

В принципе если задуматься, то последние шесть лет были довольно спокойными. Да, отдельные эпизоды вполне тянули на какой ни будь остросюжетный боевик или приключенческую комедию, но в целом все было достаточно ровно размазано на те самые шесть лет. Сейчас же…

Все началось, когда семейка моих соседей, являющаяся правящим родом клана Кояма, умудрилась добиться моего согласия на поступление в элитную старшую школу Дакисюро. И все бы ничего, да только там же учились две младшие представительницы Кояма — подруги детства, тудыть их: Шина и Мизуки Кояма. Они и поодиночке те еще личности, а уж вместе… Хорошо еще, мы с ними в разных классах оказались. Далее, как выяснилось, Дакисюро не просто элитная школа, она суперэлитная. Такую концентрацию молодой аристократии можно встретить только в трех других школах Токио такого же уровня. Но я-то об этом не знал, когда давал согласие на поступление. Дал бы я согласие, если бы знал? Скорей всего дал, черт возьми, но и подготовился бы получше.

М-да, проблемка. Но, к сожалению, не главная. Вечером первого учебного дня, когда я пытался осознать, куда попал, состоялась встреча с Акеми, которая приоткрыла мне глаза на устройство этого мира. Оказывается, люди, подобные мне, не управляющие бахиром, но способные на такие же «сверхчеловеческие» действия, весьма ценятся в моем новом мире. Как быки производители. Мол, у нас рождаются очень сильные, в плане бахира, дети. Приплюсуйте к этому крайне редкое появление таких, как я, и могущество аристократов, и вы поймете, почему я всполошился. Уж больно мне неохота было становиться целью номер один для всей Японии. В лучшем случае только Японии. А ведь я за эти годы заработал какое никакое имя. Токийский Карлик — это бренд надежности. И если бы хоть кто-нибудь в Карлике заподозрил Патриарха, как здесь называют ведьмаков… К счастью, такие, как я, в этом мире были довольно слабы. Все, что мне было нужно, это показательно расправиться с бойцом, уровень которого меньше того, к чему привыкли местные. Если столетиями Патриархов считают слабаками, то такой финт однозначно выводил меня из этой категории. Сказано — сделано. Одна операция, и засвеченный перед камерами и свидетелями воришка в маске уже не способен восприниматься как ведьмак. То есть, конечно, Патриарх. И вроде бы вот оно, спокойствие. Живи, учись, зарабатывай деньги, благо есть и вполне легальный заработок, но нет. От одного из моих людей поступило предложение поучаствовать в неком закрытом аукционе, где продавалась фирма моего конкурента. Опять же — легального. И я, конечно, не устоял. А то, что при этом я выходил из тени, обозначив себя как богатый мальчик, имеющий определенные претензии, я проигнорировал. Нет, не забыл об этом, а именно проигнорировал. До сих пор не знаю, сглупил я тогда или нет. Пожалуй, нет. Уж больно велик был куш. И даже преждевременная заявка о себе в высшем свете окупала это. Жаль только, жизненные планы теперь придется форсировать. С другой стороны, почему бы и нет? Зато теперь я уж точно не заскучаю.

И вроде бы это была последняя мысль, перед тем как я все же заснул.

 

 

Глава 1

 

Проснулся я в двенадцать. От звука пришедшего на телефон SMS.

— Чтоб вас всех, — пробормотал я сонно, нащупывая телефон, который всегда, когда ложился спать, кидал на кровать к стене.

«Как дела?» — высветилось сообщение от Хонды. А вот и Наката Акеми объявилась.

«Нормально. Вечерком зайду,» — ответил я и, так и не выпустив мобильник из рук, попытался вновь уснуть. И пытался еще минут десять, после чего, сдавшись, пошел в ванную.

После водных процедур приготовил завтрак и пошел будить Горо, который сегодня спал у меня в гостевой. Вот только его там не оказалось. Покричав и убедившись, что в доме его нет, вышел на улицу, где и обнаружил Васю-тяна, возившегося с движком машины.

— Ну и что ты там высматриваешь? Все равно ее сегодня отдавать.

— Да так, — ответили мне чуть смущенно. — Интересно просто. Вот я и…

— Ладно, забей. Пойдем лучше завтракать. Сегодня поедем покупать машину, раз уж выдался свободный день. — А еще надо напрячь кого-нибудь, чтоб дом с гаражом поблизости сняли. — Свяжись с Рымовым, вместе поедем.

— Понял, Сакурай-сан. Сказать, чтобы он подъехал, или сами к нему заедем?

— По дороге подберем. Когда там у него смена?

— Да неважно, босс. Если что, его подстрахуют.

— М-да. Теперь еще вам замену в клуб искать.

— У меня есть пара человек на примете, — сказал Горо, заходя за мной в дом. — Вместе с нами в спортклуб ходят. Я за них ручаюсь, босс, как и Рымов. Эти не подведут.

Интересно как. Если уж они на пару ручаются… проверить я их, конечно, проверю, если что, но и Вась-Васи — далеко не лохи. Как минимум глянуть на тех, за кого они ручаются, стоит.

— Ты меня заинтересовал, — сказал я, остановившись в коридоре. — А помимо тех двух у тебя еще люди на примете есть?

— Я знаю много хороших парней, которые не предадут, — осторожно начал Горо. — С работой в Токио для тех, кто серьезно занимается боевыми искусствами, так себе, и, если не хочешь идти к бандитам и военным, приходится крутиться. Не то чтобы все совсем плохо, нет, но… непросто это. А спортивных залов, полигонов и учителей, доступных для таких, как я, — ограниченное количество. Не то, чтобы мы все друг друга знаем, но знакомых набирается прилично. Ну а кого не знаешь, то что-нибудь о нем слышал.

— Хочешь сказать, что бойцы, способные управлять бахиром, не могут найти себе работу по профилю?

— Босс, если вы вдруг захотите набрать мини-армию, можете быть уверены: после вас останутся еще тысячи, которых некуда будет девать. В Токио нет столько рабочих мест. К тому же самых-самых разбирают очень быстро. А вам достанутся парни с рангом «воин», ну, может несколько «ветеранов». Хотя есть там и «учителя». Но они сами выбирают, на кого работать. И это только те, кто не хочет связываться с преступностью или армией.

— Хм. Пошли уже завтракать. Хотя, постой. Каков средний возраст тех… ну… кто ищет работу?

— Моего возраста где-то.

— Значит двадцать… три-двадцать семь. Так?

— Получается, так. Никогда не задумывался об этом.

— Это хорошо. Значит, им есть куда расти…. Все. Хватит. Идем завтракать, — сказал я, после чего решительно направился на кухню.

Позавтракав и покурив в одиночестве, вновь выловил Горо у авто.

— Тебе ее сегодня отдавать, оставь уже в покое бедную машину. За два дня не наигрался, блин. Короче. Я сейчас на полчаса засяду в интернет… и телефон, а ты пока свяжись с Рымовым. Договорись, где его подбирать будем. И это… насчет твоих кандидатов. С ними тоже переговори. Назначь встречу на… — Черт. Мать эту школу в жопу. — М-да. В общем, когда хочешь, тогда с ними и связывайся. Но встречу назначай на вечер ближайшей пятницы. И знаешь, раз у тебя будет столько времени, подбери еще людей. Пусть их будет немного, но ты в них должен быть уверен. Заодно промониторь… наведи справки на шестьдесят, примерно, человек. Ранг не меньше «воина», лучше больше. Мне нужны люди, которые не предадут и умеют молчать, остальному их можно научить. Учти, я буду нанимать людей не на один год, пусть желающие учитывают это. — Тэк-с. Чего я еще не сказал? — Деньгами не обижу. Плюс полное обеспечение. Полное, Горо. Так им и скажи — я набираю гвардию. Не забудь упомянуть мой возраст. Чтоб потом удивленных лиц не было. Все ясно?

— Так точно, босс! — Хе.

— Тогда через полчаса выезжаем.

Салон элитных машин Тосимы. Узнал я про него еще с полгода назад от Акеми. Точнее, от ее авто-маньяка — Мыши. На рынке салон уже пятьдесят с чем-то лет, и владеет им, что интересно, простолюдин. Богатый, но все-таки простолюдин. Хотя на это плевать, главное, пятьдесят лет. Могу быть уверен, что мне не подсунут фигню. И то, что найду себе подходящую машину. Хотя сегодня я буду покупать что-нибудь повседневного использования, но здесь и заказ можно сделать. На тот же Майбах. Вот Горо-то обрадуется.

— Пойдем, что ли. Будете моей свитой, — чуть ухмыльнулся я.

Васю Рымова мы подобрали по пути сюда, так что сейчас он осматривал вместе с нами большое двухэтажное здание, со стеклом вместо стены первого этажа. Внутри просторного светлого помещения, среди декоративных колонн, стояло множество машин, окруженных стеллажами, на которых были расставлены запчасти. Зайдя в здание, мы остановились, рассматривая внутреннее убранство салона. Неплохо. Первым делом бросаются в глаза Мазда и Тойота, стоящие ближе всего к выходу.

— О, это же Toyota Crown, последней серии, — сказал Горо, подходя к машине. — Отличная машинка, с длинной историей.

— Нафиг эту историю, — заметил я. — Нам нужно что-то более… — пощелкал я пальцами.

— Майбах? — влез Горо.

— Иди в жопу со своим Майбахом. Достал уже. Где ты его здесь купишь? Его заказывать надо. БМВ семерка нам нужна или что-то в этом роде. Лексус подойдет.

— Шестисотый что ли? — спросил Рымов.

— Ну, где-то так.

— А вон Мазда, RX-8 кажется, чем плоха?

— Мне нужен седан или хэтчбек, а не купе. Да и посмотри на нее, кто будет на таком ездить?

— Ну, я б поездил.

— Э… ладно, о вкусах не будем спорить.

В этот момент к нам подошел менеджер. Мужчина среднего телосложения, с черными волосами и внешностью «чуть за сорок».

— Добрый день, господа. Позвольте представиться — Кога Тосинори, старший менеджер сего заведения, — вежливо представился мужчина, быстрый взгляд которого явно сумел оценить стоимость моей одежды. — Могу быть чем-то полезным?

— Несомненно, Кога-сан, — ответил я. — Я не настолько хорошо представляю, что мне нужно, чтобы справиться самому.

— Что ж, тогда я подошел весьма удачно, — слегка улыбнулся Кога. — Думаю, если вы озвучите свои пожелания, я смогу подобрать то, что вас устроит.

Я задумался. Нет, то, что мне нужно, я знаю, но вот как это в слова облечь? Точнее, в какие?

— Рабочая лошадка. Даже нет, породистая лошадь, которой я буду пользоваться каждый день. Хм… чуть больше «породистая», чем «лошадь». Поэтому спорткары мы отметаем по умолчанию.

— Интересное… сравнение. Но думаю, я вас понял. Тогда, раз уж мы так удачно стоим, прошу обратить внимание на эту машину. Toyota Crown тринадцатой серии, она же S200. Бензиновый двигатель объемом три и ноль, двести пятьдесят лошадиных сил, шестиступенчатый «автомат». Полноприводная. Почти пять метров в длину, почти два в ширину и полтора в высоту. Массивная и солидная… лошадка. Внутри кожа и дерево, пять посадочных мест.

Мне нравится. В качестве рабочей лошадки вполне подходит. Господи, что я говорю. Toyota Crown — рабочая лошадка. Тьфу, совсем зажрался. Ладно, что там у нас дальше?

А дальше мы ходили от машины к машине, выслушивая краткую характеристику, а иногда и небольшой экскурс в историю. BMW 7-Series, Lexus LS600h, Mercedes-Benz S-Class, Jaguar XJ. Вообще, нехилый у них тут салон. Некоторые модели, как мне казалось, в салонах найти довольно сложно, а уж все вместе…

В итоге мой выбор завис между Porsche Panamera и Toyota Crown. Но, уточнив цены на них, я все же выбрал Порше. Если начал пускать пыль в глаза, то останавливаться не стоит. К тому же Панамера, в отличие от Тойоты, при цене на пятьдесят тысяч больше выглядела менее… вызывающе. Хотя это мое субъективное мнение.

— Отличная машина, — сказал я, проведя рукой по капоту машины. — На ней и остановимся. Безнал вы, конечно, принимаете. — Утверждение, а не вопрос.

— Конечно. На кого оформлять машину?

— Да вот на него, — махнул я рукой в сторону Горо. На что тот аж поперхнулся. — И раз с этим мы окончили, хотелось бы обсудить еще один вопрос.

— Слушаю вас, Сакурай-сан.

— Кроме машины на каждый день мне необходимо что-то по-настоящему элитное. Для выходов в свет и иже с ним. Через вас же можно заказать нечто подобное?

— Конечно. Что именно вас интересует?

— Роллс-ройс… Фантом, к примеру, Ауди восьмерку, что-нибудь от Бентли. — И, глянув на умоляющее лицо Васи-тяна, добавил: — Майбах. Пятьдесят семь или шестьдесят два.

— Дайте подумать…. В принципе, мы можем предоставить вам любую их этих машин, но с англичанами выйдет дольше. Примерно на месяц.

— Повезло тебе, Горо, — усмехнулся я. — Тогда давайте поговорим о Майбахе.

Утрясание всех технических вопросов затянулось на час, зато теперь у меня есть Porsche Panamera S, а через два месяца будет Maybach 62. Горо был… ну, в общем-то, про таких и говорят: «светится от счастья». Лично я не фанат машин, даже таких дорогих, а они обошлись мне в шесть с половиной миллионов йен или шестьсот пятьдесят тысяч рублей. Так что, протягивая карточку Коге, я лишь мысленно вздыхал. На ней у меня оставались чуть меньше полутора миллионов рублей, и все бы хорошо, но совсем недавно там было гораздо больше. Но после покупки пилотных комбинезонов я малость «обнищал». А нарушать установленный мной же порядок и брать деньги со счетов Шидотэмору без явной на то нужды, я считал неправильным. Да и ладно, не в первый раз. Накапает опять, рано или поздно. Остается надеяться, что в ближайшее время никаких интересных вариантов, как тогда с комбезами, не появится. А то меня жаба задушит. И хотя я тут придумал, как поправить финансы, но обдирать при этом собственную контору… как-то это не очень.



— Сейчас, как я понимаю, мы отгоняем машину обратно в прокат? — спросил Рымов, облокотившись на Майбах и наблюдая вместе со мной за суетой Горо, который носился вокруг Порше.

— Да. А потом в офис. Есть у меня там пара дел.

— А потом?

— В клуб. Давно я там не был. Больше получаса, я имею ввиду. Кстати Василий, — повернулся я в его сторону, — Вася-тян тебе говорил насчет более тесного сотрудничества?

— Ага.

— И вы с ним это обсуждали?

— По телефону, — меланхолично ответил тот. И посмотрев на меня, веско сказал: — Если вам, Сакурай-сан, нужно услышать это лично от меня, то вот вам мое слово. Я согласен, и я не предам. И мне наплевать, что тебе всего шестнадцать, — добавил он уже обычным тоном, вновь обернувшись к Горо. — Босс есть босс, сколько бы ему не было.

— Ну и отлично…. Тогда Майбах на тебя запишем.

— Кха, кха. Вот уж не надо такого счастья. А если ее кто поцарапает? А если Я ее поцарапаю?

— Тогда Горо будет зол. Очень зол. Да ладно тебе, не вешать же на этого японца обе машины. Он же помрет от счастья.

— Сказал другой японец.

— Э-э-э…. Но в душе-то я русский!

В клуб я попал уже вечером. Если честно, рассчитывал, что дела с арендой пройдут быстрее, ан нет. Выяснилось, что любые телодвижения с участием родовых земель проходит через имперскую канцелярию. Когда я об этом узнал, думал, что сегодня этот вопрос не решу. И опять нет. Все оказалось проще. У обыкновенного нотариуса заключаешь договор и заверяешь его в канцелярии императора. Причем для родовых земель, оказывается, есть специальный человечек. Несомненно, он и помимо этого различными вещами занимается, но мое дело прошло вне очереди. Которой, кстати, практически не было. С нас даже денег не стребовали. В общем, уделал я всех этих аристократов, желающих получить мои земли. Пусть попробуют теперь что-нибудь сделать.

Проулок, который вел ко входу в клуб, был не то чтобы узкий для машины, но вот развернуться там было нереально. Поэтому все выходили рядом с ним, благо идти до самого клуба, было меньше минуты. Там же вышел и я.

— Смотри, какая тачка. Нам явно повезло, эти точно дадут нам сигаретку, — по «наркомански» протянула подошедшая к нам худощавая личность.

Вторая личность, в народе называемая качком, глупо рассмеялась.

— Это мне так не везет, или тут что-то не то? — спросил я у вышедшего из машины Рымова.

— Я даже как-то затрудняюсь ответить, — ответил тот.

— Эй, мажорчики, не стоит нас игнорировать, — вновь заговорил худощавый. — Если вам жалко сигаретки, то и ладно. Но кошельки и машину придется оставить.

Ох уж эти нарики. Надо бы прошерстить район, раз уж смотрящий этим не занимается. Хотя его можно понять, денег-то мы не платим. С другой стороны, здесь любит отдыхать его любимый босс. И если в такую ситуацию попадет Акеми, с головой он может попрощаться. А с наркоманами такое дело, каждый может попасть.

— Давай к парковке, — сказал я Горо, заглянув в машину. — Кто там сегодня старший?

— Пончик, кажется.

О-о-о! За машину можно не волноваться. Пончик такая личность…. Как Чоджи из Наруто. Такой же круглый и крепкий.

— Возьми потом его напарника и пройдитесь по окрестностям. Такого, — кивнул я головой на гопников, — мне здесь не нужно.

— Понял, босс.

— Э-э-э, малец, да ты нас совсем не уважаешь. Тебе чо, жить надоело?

— Василий. Убери их отсюда. И это, мне очень не нравятся наркоманы. — На что тот просто хмыкнул.

— Вот уроды, а. Ты глянь, Подковка-тян, совсем страх потеряли. Я хочу, чтобы они… э-э… кровью харкали. Что встал? Давай вперед.

— Как скажешь, аники.

Бугай, как оказалось, мог использовать «доспех духа». Не критично, Рымов, по моему мнению, все равно его уделает, но затянувшиеся разборки чуть ли не перед входом в клуб мне категорически не нравились. Пусть даже недолгие.

— Хо-о-о. Ладно, Васек, я займусь им, а ты того Кащея пока оприходуй.

Киданув через плечо противника, тот обернулся в мою сторону и после пары секунд пристального разглядывания двинулся к тощему. Я же в это время подошел к поднявшемуся громиле. Строго отмеренное яки и удар, мой удар, по почкам выбили из него дух. Апперкот в челюсть, и, по идее, его «доспех» уже не действует. Следующим шагом ломаю ему колено и отправляю в царство грез ударом в висок. Рымову потребовался всего один удар, после чего тот просто пинал упавшее тело.

— Смотри не убей, — остановил я русского Васю. — С телами, как обычно. Скорая и спасенные от бандитов. — Ну а что, до сих пор канает.

Оставив его разбираться с телами, двинулся, наконец, в клуб. На входе очередной раз палевно прошел вне очереди, кивком поздоровавшись с охранником. Шпионы палятся на мелочах, а я в свое время, жестко законспирировавшись, продолжал проходить вне очереди и здороваться с охраной. А когда догнал, что же я делаю, было уже поздно. В итоге я все оставил, как есть. Если наводить тень на плетень, то можно накосячить еще больше, а так, ни у кого из предполагаемых собирателей информации ничего толком не было, и при случае я мог свободно импровизировать. Я, во всяком случае, надеялся, что ничего нет.

В клубе народ уже вовсю веселился. Барная стойка оккупирована добрыми молодцами, ждущими свой заказ или очередь сделать его. Танцпол, в свою очередь, забит девушками, с легкой примесью парней. А между столов суетились наши девушки и, как ни странно, Казуки, одетый в костюм официанта.

Судя по тому, что Мышь весело болтал с барменом, пока тот был занят коктейлями, Акеми уже на месте, так что мне можно идти на место, а не дожидаться ее с бокалом в руке.

В комнате помимо Акеми никого не было, а она сама, одетая в деловой брючный костюм, развалилась на диване, изображая вселенскую усталость. Почему изображая?

— Синдзи! — подскочила та на диване, как только увидела, кто зашел в комнату. — Я так соскучилась, Синдзи. Так устала и так соскучилась, — сказала она, тиская меня в объятиях.

Пролетев за секунду через все помещение, меня, можно сказать, впечатали себе в грудь. Хотя я, в общем-то, и не против, оказаться между НИМИ. Смущало только то, что это очередное домогательство, а домогаться привык я.

— Ты меня задушишь, женщина.

— Ты не рад меня видеть? — грустно спросила Акеми. Оторвав меня от своей груди, но не выпустив из рук.

— Пять минут назад был бы рад, а теперь невольно задумываюсь.

— Ты разбиваешь мне сердце, Синдзи, — все так же грустно заметила женщина.

— Дай мне лучше выпить что-нибудь, — съехал я с темы.

— Конечно, мой господин. Вот, прошу вас, у нас есть сок, есть…

— Хорош уже паясничать.

— Ох, какой же ты скучный, Синдзи.

— Какой есть, — ответил я, садясь на диван. — Между прочим. Я купил себе машину.

— Кру-у-уто! Ты такой крутой!

— И у входа в клуб у меня ее попытались отобрать два каких-то отморозка.

— Ну… это их проблемы… как я понимаю. — Вид у нее был немного озадаченный.

— Ну да, ну да…. Но если что, местного смотрящего я на тот свет отправлю.

— А есть причины? — мгновенно обретая серьезный вид, спросила Акеми.

— Пока не знаю. Потому и «если что».

— Синдзи. Нужны причины. Меня люди перестанут слушаться, если я буду спускать подобные вещи.

— Я в курсе, не волнуйся. Расскажи лучше, что там по моему делу.

— Что, вот так сразу? Без обсуждения погоды и меня красивой? — выпятила она грудь, заведя руку за голову.

— Не волнуйся, хе-хе, тебя красивую мы еще пообсуждаем.

— Скучный и вредный, — насупилась женщина. — Ну и ладно, — махнула она весело рукой. — Но учти, ты обещал, Син-дзи-кун. — по слогам произнесла мое имя Акеми. Изобразив томный взгляд.

Она мне Мизуки напоминает. Не томным взглядом, как вы понимаете, а перепадами поведения.

— Так что там? Есть про меня что-нибудь?

— О-о-о!

Обхватив свои щечки руками, Акеми вознесла глаза к потолку. И, застыв в такой позе, глянула на меня. Именно в этот момент, бросив на нее взгляд, я продолжил оглядывать заваленный едой стол.

— Что?

— Ты что, для проформы меня об этом спросил? Тебе совсем-совсем не интересно? — Руки в боки. Так называлась ее поза.

— Конечно, интересно, но есть-то хочется. Я сегодня только завтракал.

— Ты невозможен, Синдзи. — Да прям-таки. — Если в целом, то все получилось.

— А если поподробнее?

— Где-то лучше, где-то хуже.

— Хорош издеваться, — сказал я, закидывая в рот креветку в кляре. — А то нарвешься на адекватный ответ.

— Это какой такой ответ? — хитро спросила красавица.

— Слышала что-нибудь о родовых землях?

— М-м-м, ну да. Кто ж о них не слышал?

— Я на днях кусок таких земель приобрел.

— ЧТО?!

Широко распахнутые глаза, приоткрытый ротик, взлетевшие ввысь брови. Ну разве она не милашка?

— Так что там по моему делу?

— Демон…. Ладно, начну с того, что половина Гарагарахэби считает Токийского карлика Кояма Шиной.

— Это как так? — удивился я. — С какого такого перепугу?

— Ты, наверное, и сам в курсе, что многие имеют представление о твоем примерном возрасте. А теперь подумай, много у нас в стране подростков ранга «учитель»?

Это да, я практически вырос на глазах многих людей.

— И все же. Спутать меня с девчонкой? Как-то это обидно.

— Слухи, что тут скажешь, — пожала плечами женщина.

— А ты, случайно, к этим слухам отношения не имеешь?

— Не-е-т, конечно, нет. Ну, если только чуть-чуть.

— Ох, нарвешься ты когда-нибудь, — покачал я головой. — А что другая половина Гарагарахэби считает?

— Что ты либо очень сильный «учитель», либо слабый «мастер»-универсал.

— Ну а это они с чего взяли?

— После твоего налета, по-другому не скажешь, осталась запись системы наблюдения, на которой показана часть твоих боев. Стоила эта запись на удивление мало. М-да, так вот. Судя по этой записи и по рассказам охранников, ты использовал молнию. Уже одно это говорило о твоей специальности, а тут еще и скорость. Но кроме этого были кое-какие признаки применения стихии ветра. Буквально пара моментов, но внимательному взгляду и этого хватает. А две…

— Извини, перебью. Уточни, какие такие моменты.

— Ну, например, то, как ты иногда умудрялся подниматься с земли. Будто бы кто-то тебя подталкивал снизу. А молнией такого не добиться. Зато подобные приемы есть у воздушников. Присовокупи к этому «воздушный кулак», которым ты жахнул «песочного» «ветерана», и ты поймешь, что итог очевиден.

— Как все удачно получилось, — сказал я задумчиво. — Значит, универсал. А среди универсалов, насколько я знаю, за всю историю не было ни одного «виртуоза».

— Правильно. Хотя даже это не избавит тебя от желания многих людей пообщаться с тобой.

«Мастер»-универсал. В целом звучит круто, все же они сильнее стандартного «мастера» и очень редки. Но сложность в управлении двумя стихиями на корню режет возможность стать «виртуозом». Фактически ими становятся достаточно талантливые люди, осознавшие, что, по той или иной причине, они не смогут достичь вершины боевых искусств. Существует лишь один Род во всем мире, который специализируется на двух стихиях, и в этом Роду ни разу не было «виртуозов». Императорский Род. Им, по большому счету, это было не так уж и важно. Их дело — отдавать приказы и сидеть во дворце. Для меня же это означало уменьшенное внимание со стороны аристократии.

— И насколько сильно, по твоему мнению, будет их желание?

— Я тебе так скажу. Искать тебя будут по одной причине. Чтобы заполучить к себе на службу. Это, я думаю, понятно. А теперь представь, что они были чересчур «настойчивы» и умудрились разозлить «мастера». Какой им смысл держать при себе такую угрозу? «Мастер», Синдзи, — это очень, ну очень страшный дядя. Это гребаная рота боевых роботов во флаконе одного человека. С его мобильностью и хитростью. С «мастерами» нужно либо дружить, либо воевать. Удержать его против силы не получится. Были прецеденты. Хуже только «виртуоз», но их мало. Так что можешь не волноваться. Искать тебя, несомненно, будут, наши особенно, но все будет тихо и мирно, дабы не обидеть. И даже если найдут, тебя будут всячески ублажать, чтобы перетянуть на свою сторону.

— Если я откажусь, могут и обидеться. А у аристократов найдется, чем меня приголубить.

— Всякое возможно, Синдзи. Но я сильно сомневаюсь, что с тобой захотят ссориться. Бессмысленная трата ресурсов. Конфликт на пустом месте.

— Тот же император не откажется от еще одного «мастера».

— Для него даже ты — все-таки мелочь. Да и будь все так просто, Гарагарахэби не существовало бы. Я вообще не понимаю твоих страхов. Будучи Токийским карликом, ты рискуешь не меньше. Риски если и увеличились, то не сильно. Зато теперь ты можешь быть уверенным, что сначала с тобой как минимум захотят поговорить. Раньше могли сразу охоту начать.

М-да. В конце концов, я знал, на что иду. А так, все гораздо лучше, чем я рассчитывал.

— Понятненько. Ну а у тебя как дела?

— Э нет, сначала история с родовыми землями.

— Да там и рассказывать нечего. Слыхала о Хрустальном вечере?

— Нет, не доводилось. Хотя постой, что-то знакомое… нет, не помню.

— Странно, учитывая, куда мой последний заказ ушел. В общем, это вечеринка аристократов, на которой сначала играют в покер, а потом устраивают аукцион. Вот туда я и попал, где мне просто повезло. — И, видя непонимающий взгляд девушки, дополнил: — В карты выиграл.

— Охренеть!

— Как-то так.

— Погоди-погоди. Но на тебя теперь же самая настоящая охота начнется.

— Ха! А вот и не угадала. Ты вообще в курсе юридической… э-э-э… как бы это сказать… в общем, что можно делать с землей, а что нельзя?

— Откуда? Я про родовые земли знаю не больше, чем простой обыватель.

— Короче. Любая финансовая операция с родовыми землями исключает ее повторение в течение ближайших ста лет. Продал-купил, жди сто лет, чтобы повторить. Ты даже подарить их не сможешь. То же самое с арендой. Сдал на минимальный срок в пятьдесят лет, и по окончании аренды жди еще пятьдесят, чтобы иметь возможность сделать хоть что-то. То есть стоит мне нечто подобное провернуть, как охота на меня теряет смысл. Есть там еще аристократические заморочки, но нам важно именно это.

— Поня-я-я-тно. Так, значит, ты их просто сдал в аренду. И кому? Кояма? Жаль, что теперь ты их на пятьдесят лет потерял. С другой стороны, это всего лишь пятьдесят лет. Ради обретения родовых земель… эх.

— Я сделал хитрее. Уделал всех. Прямо самому радостно, — сказав это, я потянулся налить себе соку.

— Да что ж ты за монстр! А ну, иди сюда! — и, подскочив ко мне, начала душить своими огромными полушариями.

— Ты что де… тьфу. Отпусти меня! Задушишь, дура!

Кое-как отбившись от нее, перебрался на другую сторону столика.

— Будешь говорить? Хотя можешь и молчать, мне так даже лучше.

— Все, Акеми, стой. Хорош. Что ты, как дите какое?

— Вот и не трепи мне нервы. Что ты там сделал? — сказала она, усаживаясь обратно на диван.

— Сдал их Шидотэмору.

— То есть… погоди… хочешь сказать, ты сдал родовые земли самому себе?

— Прикинь, да, — начал я, присаживаясь обратно. — Я несовершеннолетний, мне можно. Будь иначе, и по закону Империи, полностью владея Шидотэмору, я не мог сдать их своей фирме. Есть у нас в законах даже такой пункт.

— Ну ты…. Ну ты и…. Ха-ха-ха-ха! — смеялась Акеми самозабвенно. И долго. Я лишь улыбался. Мог себе позволить. — Ох, ох не могу, ха-ха. О-о-ох. — Наконец она начала успокаиваться. — Ты тот еще пакостник. Так всех обломать. Кояма, небось, рассчитывали, что ты им земли отдашь.

— Что-то… типа того.

— Теперь, наверное, туда переедешь?

— Не-ет. Уж больно далеко. На другой стороне города от школы. Вот закончу учебу и тогда, да. А пока мне как-то не хочется по утрам через весь город тащится. Ну а теперь, раз с этим покончено, рассказывай, как у самой дела обстоят.

— Да все как обычно. Живу-поживаю, закон нарушаю, — ответила она беззаботно, пригубив бокал вина.

— Что у тебя с захватом новой территории?

— А чего это ты вдруг заинтересовался?

— Не отвечай вопросом на вопрос. Неужто так трудно ответить?

— Нормально у меня все.

— Акеми, — покачал я головой. — Ты сейчас одна из сильнейших боссов своей гильдии, а после захвата новой территории станешь самой-самой. И мы оба знаем, что глава твоей гильдии вряд ли такое допустит. Потому что он же и будет следующим. Это знаю я, это знает он, это знают все. И я что-то сомневаюсь, что ты выдержишь войну со всей… ну пусть даже половиной гильдии. Я о тебе волнуюсь, Акеми. — Она не только мой ресурс, она еще и мой друг, так что имею право.

— Я, конечно, польщена, Синдзи, но это не первая такая заварушка в моей карьере, и можешь быть уверен, у меня есть план.

— Не первая значит. А какая, если не секрет?

— Да кто ж их считал? Не волнуйся ты так, у меня есть опыт.

— Не считала, хех. Зато я считал, — непроизвольно выпуская яки. — При мне их было две. Два раза ты висела на волоске, и два раза я вытаскивал тебя из той жопы, в которую ты попала. Впрочем, дело не во мне, а в том, что я имею представление, что за «планы» ты придумываешь.

— Ты голос-то на меня не поднимай, мальчик. Не дорос еще, чтобы меня поучать.

Зря я так, действительно, зря. Но теперь отступать нельзя, а то буду похож на мальчишку, и слушать она меня точно не станет. Придется воспользоваться парочкой эффектных трюков. С мужчиной, учитывая наши дружеские отношения, это вряд ли прокатило бы. А так, именно благодаря им, все может быть.



Начав выпускать яки, стал медленно поднимать мелкие предметы, такие как ложки, вилки… креветки. Попытался охватить как можно большее их количество, за счет чего левитация получалась подрагивающая. Будто бы спонтанная. Глядя все это время в глаза женщины, ушел в Скольжение, выйдя из него вплотную к ней. Облокотившись на диван, и не переставая давить яки, навис над Акеми, все это время удерживая ее взгляд.

— Я, если честно, — практически прошипел я, — жутко устал, что меня тыкают в мой возраст. Пора бы уже понять, что в моем случае, это лишь запасная тропинка, которой нет у вас, — тут нужна пауза, — взрослых. Запомни, крас-с-савица, будешь делать то, что я скажу, и гильдия будет твоей. Не послушаешь, — придется ударить по больному, — и твои великие планы могут убить еще одного близкого тебе человека.

— Ты… — пикнула она, — какая твоя выгода?

Видимо я малость перестарался. От удивления я даже потерял контроль над несколькими парящими сейчас предметами. А раз так, можно и остальное отпускать. Заодно и яки затушить.

— Молодая красивая девушка. Вы часом головой не ударились? — спросил я удивленно. — Моя выгода в том, что мы с тобой друзья. Чем сильнее ты, тем сильнее я.

Кстати. Девица сейчас выглядела весьма сексуально. Вжавшаяся в диван, старающаяся не показать испуг, с часто и высоко поднимающейся грудью. А я еще и почти подгреб ее под себя. Хо-о-о. Надо бы вернуться на место.

— Ты так больше не делай, Синдзи, — сказала она мне в спину. — Бывает, погорячилась. — А то, что я первый начал, уже позабыто. — Зачем же так сразу давить?

— Извини, сорвался, — сказал я, уже сидя на своем прежнем месте.

— Что-то раскаяния в твоем голосе не слышно. Кхм. А ты, значит, можешь любыми предметами управлять?

— Нет, — соврал я. — Только когда эмоции бьют через край. И давай замнем этот неприятный инцидент. Лучше расскажи, что у тебя за план. Да и как вообще дела обстоят.

— Ты меня напугал, Синдзи, — жалобно произнесла Акеми. Вот чертовка. Быстро-то как отошла. — Так напугал, что я даже с мыслями собраться не могу. Может в другой раз?

Это что, типа проверка? Псих я или нет? Или она, дурочка, реально думает, что я от нее теперь отстану?

— Я не спешу, успокаивайся.

— Такой стресс лучше всего снимается в постели. — И главное, тон — обижено-ворчливый. Так и хочется воспользоваться предложением.

— Вот расскажешь мне все, тогда и пойдешь баиньки.

Тяжкий вздох и грустный взгляд были мне ответом.

— Я уже фактически удвоила свою территорию. И пока не получила даже намека, что глава недоволен.

— Думаешь, что-то готовит?

— Скорей всего. Но не факт. Ему сейчас невыгодно нападать. К сожалению, мне необходимо пропустить первый удар, чтобы все выглядело как самозащита. Тогда трое из пяти сильнейших Боссов, не считая меня, останутся в стороне. Двое из них нападут на победителя, один его поддержит.

— Двое надвое, значит. Но это будет потом. Сколько по твоим прикидкам осталось времени?

— Неделю Змей точно будет ждать. Ему тоже желательней, чтобы я напала первой. Потом…. Потом у него начнется «деловая неделя». Крупные поставки всего на свете будут как приходить, так и уходить.

— А ему не проще напасть на тебя до этого?

— Ты уж совсем меня за слабачку не считай. За неделю он со мной не справится: напади он, и я ему столько убытков принесу, что он десять раз проклянет свою поспешность.

— Удачно я за статуэткой сходил.

— Это да. В общем в ту неделю он на меня не нападет. А вот дальше, как карта ляжет. Либо атака начнется сразу после «деловой недели», либо в ход пойдут интриги…. Тогда у нас, — ну наконец-то, все-таки «у нас», — еще с месяц.

— И что у тебя за план?

— Сидеть тихо-тихо, а потом ка-а-а-ак дать! — Я молча ждал продолжения. — Ладно, ладно. Я сумела заиметь один неучтенный «блокиратор» бахира. Как ты знаешь, они на контроле у всех кого можно, но мне повезло. Осталось забить стрелку и начать резню.

— Резню кого? Тех, кто не принесет парочки сапфиров с собой? Ты всерьез полагаешь, что такие найдутся? Ты сама-то когда последний раз кулон свой снимала.

— У-у-у, я и забыла те времена. — Что-то здесь не так. Чего-то я не знаю. — Ладно, насчет резни я пошутила. Дело в том, что у меня этих «блокираторов» два. Не первый раз мне везет. Вот один из этих двух я и солью Змею.

— Так ведь за это разве что штраф полагается. — И подумав, добавил: — Огромный.

— Угу. А если перед тем, как про него узнают, кто-то использует неучтенный «блокиратор» на, скажем, каком-нибудь аристократе? Не из самых слабых?

— Вряд ли это смертельно. Кто вообще поверит, что Змей такой псих. Он точно отмажется.

— Представь такую ситуацию. Сын гипотетического аристократа приглашает на свидание даму. Ну, скажем в парк. И там на эту даму нападают с применением «блокиратора». Что должен подумать аристократ, а главное, его отец?

— Э-э-э, аристократ знает, кто ты такая?

— Догадывается.

— Ну, тогда они подумают, что их уже вообще ни во что не ставят. И какой-то простолюдин, не обращая на них внимания, пытается убрать конкурента. Что довольно обидно. В подобной ситуации Змею будет трудно убедить их в обратном. Короче, та еще афера. Но получиться может. Как всегда, твой план прост, но имеет множество мелочей и нюансов. И когда ты намереваешься провернуть все это?

— Через полторы недели.

— «Блокиратор» уже слит? — удивился я. — Шустро.

— Еще нет, — наморщила носик Акеми. — Но почти.

— Ох, и рискуешь ты, — покачал я головой. — В основном из-за аристократов.

— Нападать или нет — это только их выбор. Если они ничего не узнают, я даже в долгу у них не останусь.

— Тогда такой вопрос. Что ты будешь делать, когда они найдут «слитый» «блокиратор»?

— Они его не найдут. Об этом я уже позаботилась.

— Ну ла-а-адно. А если у него, в смысле, у Змея, есть еще один? — Хотя я догадываюсь, что мне ответят.

— Тот человек, что поможет мне с «моим» «блокиратором», утверждает, что у Змея их больше нет. Они ему просто не нужны. Они и мне не нужны, но… этот план я разработала уже очень давно.

Я задумался. Вроде, пока все логично и может получиться. Реалии этого мира позволяют. Только вот…

— Скажи мне, красавица, а что в это время будут делать два других Босса? Да и мелочь забывать не стоит.

— Я справлюсь. Подготовка к войне идет полным ходом.

Во-о-от оно. Как всегда на грани.

— Акеми, ты сможешь потянуть время хотя бы месяц?

— З-зачем, — настороженно спросила она.

— Хочу поучаствовать в разграблении Змея. Мне нужно около месяца, чтобы собрать свою… маленькую армию.

— Ну… не знаю. Если пойти к Змею на поклон… отдать чего-нибудь из захваченного недавно… не знаю. Сам план отодвинуть нетрудно, а вот удержать нашего главу от нападения… Да и как ты намерен принять в этом участие? Если ты привлечешь других людей, тебе придется действовать как Сакураю Синдзи.

— Подставиться под «случайный» огонь нетрудно. Да и репутацию я таким образом в высшем свете набью.

— А Кояма? — похоже, это она из вредности.

— Это вообще не проблема. — И резко меняя тему: — Как думаешь, Змей будет искать Токийского карлика?

— Да его все сейчас ищут, — махнула рукой Акеми. — Даже я изображаю поиск.

Как все интересно. Как бы это обыграть? Надо к Посреднику заглянуть. И заказы проверить.

— Запомните, молодая красивая девушка, если вдруг что, вы умудрились связаться со мной и предложить мне большие деньги. Насколько большие, никто не знает.

— Ты что задумал? — подозрительно осведомилась девушка.

— Буду тянуть время. Если у Змея появится возможность нанять меня на постоянку, он скорей всего повременит с нападением до этого момента.

— А если я начну усилено показывать, что не хочу конфликта, то тем более. С другой стороны, если он узнает, что я тоже участвую в торгах, может и сорваться.

— Нужно что-то такое, что охладит его пыл на время. — Что бы это могло быть? — Ты сможешь попасть на прием какого-нибудь… О! Чесуэ, сучонок. Ты-то мне и поможешь.

— Чесуэ? Чесуэ Ясуо?

— Он самый.

— Действительно… сучонок…. И откуда ты его только знаешь?

— Хрустальный вечер. Он как раз земли и проиграл.

— Это прям… — приложила она руки к груди, — ты даже не представляешь, как я рада.

— Видимо, неслабо он тебе насолил.

— Это да. Но давай о нем потом. Лучше скажи, чем он может нам помочь?

— Он мне недавно умудрился подгадить, не сильно, но как факт. Так что никого не удивит, что я свел знакомство с его прямым конкурентом. Скажем, на приеме. Слово за слово, я узнаю, что ты тоже в книжном бизнесе, и хочу с твоей помощью сделать ему подлость в ответ. Меня никто не подозревает в связях с тобой до… а нет, нет. Учитывая, что я за последнее время неслабо засветился, кто-то может узнать, под кем официально «Ласточка». Да и твои регулярные походы сюда тоже будут замечены. Так что все будет иначе. Я знал, кто ты такая, даже пару раз говорил с тобой…

— Подкатывал.

— Иди в ж… иди ты. Не сбивай с мысли. Так вот, говорил с тобой, а после знакомства с Чесуэ решил сделать тебе…

— Предложение.

— …деловое предложение. И в качестве жеста доброй воли приглашаю тебя на какой-нибудь прием, в качестве своей пары.

— Ах!

— Будьте посерьезней, Наката-сан. В итоге, никто не удивится, когда я случайно попаду под удар Змея, а сам Змей задумается, а не стоит ли накопить побольше сил, чтобы уничтожить тебя потом, как можно быстрей. Осталась самая малость, встретиться на этом гипотетическом приеме.

— Ага, самая малость. Ерунда, можно сказать, — скептически приподняла бровь Акеми.

— Кояма мне тут чуток задолжали, так что не вижу препятствий. Им, кстати, — вспомнил я Охаяси и свое посредничество, — тоже будет это полезно. Они могут даже сами этот прием устроить.

— Что-то я потеряла нить твоих рассуждений, — удивленно захлопала глазами обладательница великолепной груди.

— Это… долго объяснять. Дела двух кланов, в которые я случайно влез.

— Как скажешь, Син. Мне это и не интересно совсем. — Да-да, конечно. Совсем.

— Может, как-нибудь и расскажу. Давай подведем итоги. Ты откладываешь выполнение своего плана на некоторое время, задабриваешь Змея и тянешь время. Я же в течение двух недель устраиваю твой выход в высший свет, параллельно вожу за нос того же Змея и собираю силовую группу, чтобы принять участие в его избиении. Я ничего не упустил?

— Мелочи. Но это мы потом, когда все будет более ясно, обсудим.

— Вот и отлично. Будем считать, что с делами мы покончили. Ура.

Позже, в тишине и покое, я хорошенько обдумаю весь этот план, как, подозреваю, и Акеми, но пока что, действительно, пора заняться чем-нибудь отвлеченным. Например, можно бухнуть. Стоп, отставить. Пить с Акеми — это, я вам скажу, тот еще цирк. В другой раз лучше. И вообще, валить надо, она уже не первый бокал вина опустошает. А впрочем, какого хрена?

Спустя час Акеми, устроив свою голову у меня на бедре и играя с кончиком своей косы, задала интересный вопрос.

— Скажи, Синдзи, какая у тебя цель в жизни? — глядя на меня снизу вверх, спросила женщина.

— Основать свой клан.

— Да нет же, я не про мечту, я про цель. То, чего ты вполне реально можешь добиться и к чему идешь.

— Тогда основать свой Род.

— Мелкая у тебя какая-то цель. С твоими возможностями ты получишь свой Герб очень скоро.

— Ты, похоже, лишнего выпила. Это не цель мелкая, это я гений.

— Охо-хо, гений ты наш. Или ты еще до рождения планировал поселиться в центре квартала международного клана по соседству с правящей семьей?

— Причем здесь это? Даже дружба с главой клана Кояма не помогла бы мне получить Герб, будь я обычным японским школьником и не имей за душой ничего.

— Это лишь приблизило твою цель. Захоти ты этого, и Герб, так или иначе, у тебя появился бы. Вот у меня Цель. Стать самым сильным Боссом Гарагарахэби во всей Японии.

— Насчет Герба вопрос очень спорный. А насчет твоих целей, я что-то не понял. Что значит самой сильной? В личном плане? Или ты хочешь стать главой Гарагарахэби?

— В личном тоже. А стать главой невозможно. Нет такой должности. Если кто-то сможет подчинить себе всю Гарагарахэби, то она исчезнет. Останется лишь гильдия победившего. Но провернуть подобное — это все равно что основать свой клан. Моя мечта, кстати.

— Мечта… — произнес я, вдохнув аромат вина в бокале. — Моя мечта — набить кое-кому морду. А цель, как ни крути — основать свой клан.

Акеми две минуты молчала, пыталась осознать мои слова, после чего спросила:

— Это что же за личность такая, что основать клан проще, чем набить ему морду?

— Кабы я знал, — тяжко вздохнув, ответил я. — А клан…. Основать клан — дело времени, а его у меня много.

— Люди столько не живут, — завозившись у меня на ноге, ворчливо заметила девушка.

— Чушь-то не говори. Если бы такой возможности не было, за последние двести лет об этом стало бы известно. Директива, там, какая-нибудь. Да и не выгодно это правителям. Вот увидишь, если это буду не я, то кто-нибудь другой точно в скором времени создаст новый клан. Двести лет этого не случалось, пора бы уже. Моя цель — успеть первым.

— Ты либо мечтатель, либо сильно заблуждаешься.

Все может быть. Изначально я хотел сыграть на появлении нового стиля. Или новой ветви развития, кому как. У меня был целый План, рассчитанный на пятьдесят-шестьдесят лет. По окончании которого, я предоставил бы императору отряд ведьмаков. Уж за такое время я бы человек десять инициировал. Скорей всего больше, но высот добиться смогло бы именно столько. И пусть по сравнению с «виртуозами» они бы были слабее, но как разведчикам и убийцам, ведьмакам в этом мире равных нет. А если вспомнить про «закладку»…. Вечная, не вечная, но весьма продолжительная жизнь ведьмаку, сумевшему с этим справиться, обеспечена. Сомневаюсь, что император отказался бы от клана с такими бойцами. На крайняк, есть и другие страны. А теперь… цель осталась, а План нужен другой. Более осторожный, без отряда наемников. Но с этим, я думаю, проблем не будет. Кое-какие наметки уже есть, вот только сколько времени это все займет, я теперь и не знаю. Да и опасней все становится теперь.

— Ты не права, все вполне реально. Долго, но реально.

— Жаль, что я не доживу до тех времен, — вздохнула она.

Дожить-то, может и дожила бы, вот только будет она к тому времени древней старухой. Даже если она вдруг станет ведьмой. Даже в моем мире самая сильная из них — Сара Соргессен, имела ранг всего лишь «витязь». Так что «закладка» ей не грозит. Хотя, конечно, можно рискнуть и уменьшить время, раскрывшись перед императором, Патриарх уровня «мастер» — это вам не «ветеран», вот только чревато это. Будь у меня УЖЕ клан, тогда другое дело, а так я не рискну.

— Между прочим, ты тоже могла бы стать аристократкой, возможности у тебя есть. От женитьбы, до получения Герба.

— Я женщина, Синдзи, — тоном, как будто она разговаривает с младенцем, сказала Акеми. — Герб мне никто не даст, а быть женой — это быть вечно второй. Хотя это ладно. Хуже то, что и второй я не буду, третьей в лучшем случае или четвертой. Жена-простолюдинка, как-никак.

— Это как ты себя поведешь. У меня, вон, мамаша немало чего добилась. Пока не ступила.

— Не знаю, что там у тебя с матерью произошло, а у меня холостого главы рода на примете нет. Как и наследника моего возраста.

Влом ей что-то рассказывать, но если подумать, моя мать сделала то, что Акеми, похоже, даже в голову не приходит. И пусть там все произошло само собой, но ведь подобную ситуацию можно и искусственно создать. Или нет? Сколько у нас в стране вторых-третьих сыновей главы Рода, которые дружны с наследником главы клана? Да настолько дружны, что тот может пойти против традиций. Ах да, холостых сыновей. Впрочем, ситуации бывают разные, захотела бы, добилась бы.

— Но своему будущему сыну ты Герб могла бы устроить. Знакомств тебя хватает.

— Будь уверен, у моего сына будет Герб. Не думаешь же ты, что я желаю своим детям такой же, как у меня, жизни?

Напоминать ей, что этот гипотетический сын будет, скорей всего, от меня, я не стал. И так все понятно. Как и то, что за своим ребенком я буду присматривать. Вот что она будет делать, если этот ребенок будет девочкой? Опять начнет приставать ко мне?

— Конечно, не думаю, — сказал я, глянув на часы. И театрально вздохнув, заметил. — Время, Акеми. Как бы мне ни было приятно находиться в твоем обществе, но жизнь диктует свои правила. Которые гласят, что поутру мне надо идти в школу.

— Иди уж, школьник. А я еще тут посижу, э-э, полежу. Поразмышляю о высоком.

— Удачи, красавица. Не размышляй слишком много, а то похмелье замучает.

 

***

 

Выйдя на следующее утро из дома, я увидел Шину, почесывающую кота, который прочно обосновался у меня во дворе. Не знаю, где он ночует, но утром, когда я выхожу из дома, и днем, когда возвращаюсь из школы, постоянно замечаю его на своем заборе.

— Его зовут Идзивару, — предупредил я девушку. А то знаю я этих девчонок, уж назовут, так назовут. Стыдно рядом находиться будет.

— Так этот кот твой? Что ж ты о нем не заботишься? Выглядит так, как будто он только что из боя вышел.

— Это ничей кот. Он сам по себе. А насчет боя, кто знает? Имя ему дано не просто так. — И опережая ее вопрос, ответил: — Я и дал. Как-то же его надо называть.

— Ладно, — сказала она. — Идзивару, так Идзивару. — И не глядя на меня, продолжила: — Я хотела извиниться. Что-то я последнее время действительно перегибала палку.

— Главное, не повторять прежние ошибки, а остальное приложится, — витиевато принял я извинения. — Пойдем уже, хватит кошака баловать. Привыкнет еще, не отмахаемся.

У школы нас ждал Райдон. Вместе с сестрой, что интересно. Поздоровавшись с ними и отвесив дежурный комплимент Анеко, направились в здание школы.

— Хотела извиниться за то, что так получилось с Шиничи, — вдруг сказала Охаяси.

— Ты-то в чем виновата? — М-м-м, в тему-то как. Начнем прорабатывать легенду. — Я даже жениха твоего ни в чем не обвиняю. А вот Чесуэ, простите за выражение, урод. Явно специально это подстроил. Ну да я уже навожу справки, и будьте уверены, он еще об этом пожалеет.

— Ты бы сначала с землями, что от него достались, разобрался, — покачала головой Шина.

— Одно другому не мешает, — мягко сказала Анеко. На что моя соседка нахмурилась.

— Да я как бы уже. Физически на меня теперь не надавишь. Вообще никак не надавишь.

— В смысле «уже»? Разобрался? И как если не секрет? — удивленно спросила Шина. Тот же вопрос читался и на лицах Охаяси.

— Сдал в аренду.

— Кому? — синхронно спросили девушки. И переглянувшись, вновь посмотрели на меня.

— Шидотэмору. Это моя контора, если кто не знает. Работаем в сфере интернета.

— Ты глава Шидотэмору? — удивился Райдон. — Однако.

— Технически нет, — скривился я. — Я еще несовершеннолетний для этого. Но по факту, да, глава.

— Однако, — повторился Рей.

Лицо Райдона иллюстрировало фразу «во дает». Его сестра в то же время была слегка удивлена, а вот лицо Шины выражало гордость, как будто это она с честью вышла из положения.

— Ты чему улыбаешься, злобная соседка, — спросил я ее.

— Я знала, что ты что-нибудь придумаешь, — проигнорировала она «злобную». — Кстати, — полезла она в свой портфель, — держи бенто. Мама все не унимается.

— Даже не знаю, радоваться или нет, — принял я из ее рук коробку с обедом. — В любом случае спасибо.

На большой перемене, после четвертого урока, староста опять напомнила про клуб. Такое впечатление, что мне о нем теперь через день напоминать будут. Надо уже что-то с этим делать.

— Имубэ-сан, — окликнул я отошедшую от меня старосту. — Не подскажете, где можно достать полный список школьных клубов?

— Не знаю. Попробуй спросить у секретаря студсовета, — ответила та и, развернувшись, пошла к своему столу.

— Спасибо…. Имубэ-сан, — окликнул я ее вновь, — а где мне его найти, не подскажешь?

— Комната номер четыре, на первом этаже. Она числится за студсоветом. А в каком классе учится секретарь, я не знаю.

— Спасибо еще раз, — поблагодарил я ее спину.

— Все мучаешься? — спросил Райдон.

— А то не видно. Пойдем лучше обедать. Хотя нет. — Достав из портфеля бенто, поставил его перед парнем: — Дерзай, а я все же пойду, займусь этим делом.

— И пожертвуешь ради этого обедом? — взяв коробку, спросил Райдон.

— А что делать? Надо с этим побыстрей разобраться. У меня и без этих клубов дел по горло.

— Тебе надо свой клуб создать, для тех, кто не хочет тратить на это время, — заметил Рей по пути из класса.

— Пять человек! Где мне столько знакомых первоклашек взять?

— Так напиши объявление. И развесь по школе. Только текст правильно напиши, чтобы было понятно и непонятно одновременно. А то тебе заранее запретят создавать такой клуб.

— Хм. А ну вертай обратно мой бенто.

— Э не, что упало, то пропало.

— Да ты вконец охренел, кишкоблуд. У тебя, часом, икона Кагами-сан в комнате не стоит?

— У меня нет, — проговорился Рей.

— А у кого стоит?

— У кого-нибудь, может, и стоит, — заюлил тот, отводя взгляд.

— А если предположить?

— Э-э-э, у тебя, например.

— Не вынуждай меня использовать адекватный ответ, Рей.

Он почти спросил, какой именно. Но то ли меня успел узнать, то ли еще почему, но после моих последних слов он все же сдался.

— У Сена. Ты не подумай чего лишнего, просто… кто-кто, а вот он действительно кишкоблуд.

— Твой старший брат? Тот самый, у кого даже носки ботинок кричат о манерах?

— Причем здесь это? Он, знаешь ли, и ест с этими самыми манерами. Много ест. И лишь самое лучшее. Он за последние пять лет, насколько я знаю, ни один прием Кояма не пропустил. И это при наших с ними отношениях. Да он единственный Охаяси, кого Кагами-сама лично защищает!

— А вам разве высылают приглашения?

— Конечно. Как и мы им. Только принимать их никто не рискует. Кроме брата.

— И как мы только умудрились подружиться? — задал я риторический вопрос.

— Хех. Да мне, как и брату, на эти отношения наплевать. Меня они ни разу не задевали. Да и контра у нас между Родами, а не кланами.

— Охо-хонюшки. Как сложна жизнь.

На обеде все места за столом были заняты. С одной стороны сидели парни. Я, Райдон и Тейджо, присоединившийся к нам уже здесь. С другой стороны Шина, Минэ и Анеко, встреченная нами у столовой. Шина недовольно косилась на Райдона с Тейджо, уплетавших мое бенто. Минэ косилась на Анеко, а сама Анеко мило улыбалась. А нам, парням, все было фиолетово. В общем, обстановочка была… забавной.

Когда речь зашла про объявление, Вакия заявил, что тоже не выбрал клуб. Он, мол, и в средней школе в клубах не состоял, и здесь ему не охота. А когда узнал суть проблемы, зарезервировал себе место в будущем клубе.

— На твоем месте, Синдзи, — произнесла Анеко, — я бы наведалась к ссыльным.

— К кому? — удивился я.

— Так у нас называют тех, кто обитает в старом здании школьных клубов, — пояснила она.

— Это свалка, Синдзи, — сказала Шина. — Туда ссылают все самые идиотские клубы.

— Если у нас и есть клубы для лентяев, таких как вы, то только там, — заметила Минэ.

— Ну, не знаю, — подал голос Тейджо, — брат говорил, что там сборище одних идиотов.

— Я бы не была столь категорична, — сказала Анеко. — Мой старший брат, Хикару, состоял как раз в одном из них.

Хо-хо, как говорит старик Кента. Интересная у них семейка.

— Я удивлен, — сказал Райдон. — Кто бы мог подумать.

— М-м-м, по-твоему, клуб сияющего меча — это нормально? — спросила Анеко своего брата.

— А что такого…. Меч — он и есть меч… пусть и сияющий… — совсем тихо закончил он.

— И что они там делали? — полюбопытствовал я.

— Я не уверена, что они вообще что-то делали, — ответила Анеко.

— Таскались по всей школе со своими латунными мечами и приставали к девушкам. Вот что они делали, — проворчала Шина. — Многие вздохнули с облегчением, когда они закончили школу.

— Во братан дает, — пробормотал Рей.

— А что там еще за клубы? — спросил пятнистый.

— Я точно не знаю, Вакия-сан, — ответила Анеко, — стараюсь держаться подальше от тех мест. Но клубы любителей и противников мата, вроде бы, еще существуют.

— Точно существуют, — подтвердила Минэ. — Мне Мая вчера говорила, что они в ту пятницу опять свой турнир ругательств устроили. Кажется, противники мата выиграли.

Жаль, я этого не видел.

— Надо будет сходить, — сказал Тейджо. На что девушки скривились.

— Подтверждаю, — сказал я.

— А…

— Райдон, пожалуйста, — вымучено улыбнулась Анеко.

— А у меня времени нет. К сожалению.

Учись, Шина, как мужиками вертеть надо.

— Но объявление я все же напишу. На всякий случай.

— И отправят тебя, скорей всего, в ссылку. К таким же бесполезным клубам, — сказала Минэ. Но, как ни странно, без злорадства, а с веселой усмешкой.

— Ну и правильно, — усмехнулся я в ответ, — прочь от серой массы.

— Кстати, Синдзи, Исикава Нарико просила передать тебе ее извинения, — сообщила Шина. — Лично я извинения приняла, чего и тебе советую.

— Пока сама не подойдет, хрен ей, простите, дамы, а не прощение.

— Я ей так же ответила. Похоже, она так ничего и не рассказала родителям.

— Исикава Нарико…. Она ведь была на дне рождения моей сестры, не так ли? Надеюсь, ничего серьезного не произошло? — спросила старшая из присутствующих Охаяси.

— Все нормально, Анеко-сан, — ответила Шина, — Синдзи… погасил конфликт. И лично у меня претензий нет. — Как я понял, это она сейчас и Охаяси тоже имеет ввиду.

После уроков все, у кого были клубы, отправились туда, а мы с Тейджо стояли у входа в главный корпус и размышляли о том, что делать. С одной стороны, хотелось домой, с другой, надо все-таки навестить «ссыльных». Рассудили нас звонки мобильных, прозвучавшие одновременно у меня и Тейджо. Переглянувшись, достали аппараты.

— Здорово, батяня, — произнес мой пятнистый друг.

— Слушаю, — это уже я.

— Йоу, босс, вы там как, закончили с уроками?

— И тебя туда же, Таро. Что там у тебя?

— Я по поводу вашего ночного звонка. Который вырвал меня из объятий сна и нанес сильную психологическую травму.

— Скажите мне, Нэмото-сан, смогу я сделать так, чтобы вам не оплатили больничный?

— Э-м-м…

— Давай я тебе минут через пять перезвоню.

— Жду, босс.

Нажав на отбой, повернулся к Тейджо. Тот в это время как раз заканчивал разговор. Хотя, какой там разговор — «ладно», «понял», «ладно», «да конечно», «ладно», «уже еду».

— Извини, — сказал он, убирая мобильник, — не получится сегодня на клубы глянуть. Отец вызывает.

— Нормально все, я тоже, скорей всего, не пойду.

— Тогда, до завтра. Побегу я.

— Бывай.

Пожав друг другу руки, мы разошлись каждый в свою сторону. Я — прямо, в сторону своего дома. Он — налево, на парковку. Отойдя метров на пятьдесят от ворот школы, достал телефон и набрав номер Таро, стал ждать соединения.

— Привет еще раз, босс.

— И тебе не хворать. Что там с землей?

— Нашел. Буквально час назад нашел. Проверил по своим каналам и получается, что это чуть ли не идеальный выбор для вас. По крайней мере, выдвинутые вами требования удовлетворяет полностью. Недалеко от города, площадь около двух квадратных километров, возможность выкупить в частную собственность. Правда, там какой-то заброшенный заводской комплекс присутствует, но, думаю, вы найдете, куда его пристроить.

А вот и полигон.

— Он в центре или с краю?

— В центре.

Жаль, но и так сойдет.

— Скинь мне всю информацию на почту.

— Сделаю.

— И Танаке тоже. Я сейчас к нему, пусть войдет в курс дела.

— Будет исполнено, босс.

— Ну, вроде бы все. Если что сразу звони.

Отлично. Место для дислокации моей малюсенькой армии найдено. Да еще и на вырост. Ох, уложиться бы в бюджет. Надеюсь, у Змея найдется, чем поживиться. Да и с Хигаси надо бы переговорить, узнать, что он там на ценных бумагах заработать сумел. А пока, вперед к свершениям. Мне еще с Касайем — главным финансистом Шидотэмору, воевать.

 

Глава 2

 

Вечером решил зайти к Кояма, поговорить насчет организации приема. Да и просто отдохнуть, насладиться ужином от Кагами. Касай, как я и ожидал, умудрился выморозить мне кровь и вынести мозг, но деньги на покупку и обустройство новой территории я все же выбил. Свои же деньги выбил! Тьфу ему в душу.

Двор был пуст, а дверь особняка, как всегда, открыта. Зайдя внутрь и покрутив головой, направился на кухню. Прошел по коридору и, заглянув в дверной проем, слегка удивился, обнаружив там аж трех представителей сего знатного семейства. Кагами орудовала половником у плиты, Шина нарезала овощи, а Акено ютился в углу за маленьким столом, попивая… э, чай, наверное. И вид он имел несколько пришибленный.

Постучав по косяку двери, поздоровался сразу со всеми.

— Привет. Я не вовремя?

— Синдзи! — воскликнул мужчина. — Привет, привет. В этом доме ты всегда вовремя. Заходи, присаживайся, — махнул он в сторону стола, на котором работала Шина. — Хотя, лучше иди ко мне, не стоит мешать женщинам на кухне.

После его слов вполне отчетливо прозвучал фырк Шины.

— Вы правы, Акено-сан. На кухне правим отнюдь не мы.

— Точно, точно. Вот, садись сюда, давай я тебе чай налью. — Как-то это все подозрительно.

— Сиди уж, чаеналиватель, — произнесла Кагами. — Шина, последи за соусом.

— Хорошо, мам.

Не знаю, что Акено хотел от меня, но начинать разговор до того, как в моих руках окажется чашка чая, он не собирался.

— Как всегда бесподобно, Кагами-сан, — сказал я, сделав глоток. — Так что случилось, Акено-сан? Что вы тут сидите, как неприкаянный?

— Кхм. Нормально все. Да. Все хорошо, — ответил тот, отводя взгляд. — Мизуки вот только злится.

О-о-о! Мизуки злится. Всего два слова, а сколько эмоций. Дочурка Акено — вообще довольно многосторонняя личность, но в такие моменты мне кажется, очень сильно кажется, что она просто немного… того. Сами подумайте, совмещать в себе характер маленькой непоседливой девочки, умудренной женщины и злобной стервы — это, как ни крути, выглядит странно. В данном случае Мизуки врубила режим стервы, и в таком состоянии ее не может успокоить даже Кагами. Слушаться младшая Кояма не переставала, но спокойно общаться с ней не выходило. Фактически у ее семьи было лишь два выхода из ситуации: в приказном порядке отправить девушку в свою комнату или еще куда подальше, где она будет остывать гораздо дольше, или не трогать ее вообще. Стараясь не попадаться ей на глаза. А Акено в такие моменты, страдал больше всех. Не чающий души в своих девочках, он ей вообще ничего поперек слова сказать не мог, чем девушка и пользовалась.

— И что у нее на этот раз не получается?

На мой вопрос Акено лишь пожал плечами, а Шина, очередной раз фыркнув, ответила:

— Объемные техники.

— И в чем у нее проблема?

На этот раз плечами пожала даже Шина.

— Не хватает контроля, — ответила, не оборачиваясь от плиты, Кагами.

— А Кента-сан где? — задал я очередной вопрос. Разговаривать по поводу организации приема с Акено сейчас явно не стоило.

— На приеме у императора, — ответил мужчина. — Что-то там по поводу переговоров с немцами.

— Ясненько… — произнес я, поднося чашку к губам.

— Поговори с ней, а?

М-м-мать! Хорошо, не успел глоток сделать. Сейчас точно бы подавился. Я так и замер с чашкой у губ.

— П-простите?

— Мизуки. Поговори с ней. Только ты и можешь ее успокоить.

— С чего это? Откуда такие громкие заявления?

— Но ведь раньше получалось?

— Ага. Два раза за все то время, что я ее знаю.

— Но ты ведь всего два раза с подобным и сталкивался, — вступила в разговор Кагами.

— Ну да, — усмехнулся я криво. — Первый раз я и сам был в не лучшем расположении духа, из-за чего все вылилось в банальный срач. Простите за выражение. Где я ее, просто и без затей, морально задавил. А второй раз она и сама почти успокоилась. А я, так, к шапочному разбору пришел.

— Ничего она не успокоилась, — даже немного возмутился Акено. — Просто она после первого раза тебя побаивается, вот и все.

И как, интересно, это помогло мне ее успокоить? Чушь все это. Хватание за соломинку. Сами не могут с ней полюбовно справиться, вот и хотят послать меня на убой.

— Знаете, мне это все…

Прервала меня Мизуки, зашедшая на кухню со стороны двора. Остановившись на входе и мгновенно охватив взглядом кухню, остановила свой взор на мне.

— И ты здесь, значит, — сказала она. После чего, развернувшись, ушла обратно. Шина говорила, что Мизуки всегда, когда в таком состоянии, долбит во дворе грушу. Время от времени, навещая дом, чтобы попортить кому-нибудь нервы. Если Кагами или Кента не срывались и не отправляли ее к себе в комнату.

— Ну что, видел? — громким шепотом произнес Акено. — Говорю тебе, она точно не хочет с тобой связываться.

— А по-моему, она не захотела связываться со всем семейством скопом.

— Уж поверь мне, я ее знаю. Причина — именно ты.

«Я ее знаю», — передразнил я Акено про себя. И вот как с этим спорить? Совершенно бесперспективно.

— Ну, а от меня вы что хотите? Как, по-вашему, я должен ее УСПОКАИВАТЬ?

— Но ведь как-то у тебя получилось сделать это два раза, — сказал мужчина. — Синдзи, я тебя прошу. Просто поговори с ней или рядом посиди, или… просто попытайся, не получится и ладно.

Да блин! На жалость бьет, «мастер» хренов.

— Охо-хо. Ладно, но за результат не ручаюсь.

— Конечно-конечно. Просто попробуй. — Совсем мужик голову потерял.

Второй выход с кухни выводил во двор особняка Кояма. Немалый такой двор. Меньше, чем у Охаяси, но тоже ничего. В дальнем от меня углу двора располагался пятачок Мизуки — несколько тренажеров и три вида боксерских груш. Сейчас Мизуки отрабатывала скорость и выброс руки на пневматической груше, установленной на специальном столбе в виде буквы Г. Красные шорты, черная майка с беспалыми перчатками, волосы, завязанные в пучок — обычная ее экипировка во время тренировок. Из повседневного образа выбивались лишь волны яки, исходящие от хрупкой девушки. Она вообще в таком состоянии была сама на себя не похожа — сбросив свой детский образ, выглядела как бы не старше Шины.

Подойдя и усевшись на один из тренажеров, стал наблюдать за ее тренировкой. Через пару минут она не выдержала.

— Тебе чего надо? — сказала она, резко обернувшись и полыхнув вспышкой яки.

— Я тебе когда-нибудь говорил, что у тебя прикольная маечка?

— Что?

— Соблазнительно выглядишь, говорю.

— А… — на мгновение потерялась она. — Что? Тебе? Надо?

— Чтоб ты тон свой поумерила.

— Тебя это не касается.

— Какого хрена я тогда здесь делаю?

— Пускаешь слюну на недоступное?

— М-м-м, — задумался я напоказ. — Да, вроде, нет. К тому же ты не в моем вкусе.

— Ах так? Ты…. Да я тебя…

— Да-да, внимательно слушаю.

— Пшел вон отсюда, извращенец. — «Извращенец»? Это она к чему?

— А ты заставь.

— Чтоб ты подох ненароком? Не хочу выслушивать поучения матери.

— Хо-хо. — Тьфу, вот же привязалось. — Как я погляжу, мания величия уже при тебе. — Хм. Может, и получится. А может, еще хуже станет. С другой стороны, не все ли мне равно? — А давай устроим спарринг? Но не простой. Если я выиграю, ты не будешь пользоваться бахиром две недели. За исключением случаев опасных для жизни. Если победишь ты… эм-м-м… я выполню любое твое желание. В пределах разумного, конечно.

Услышав мои слова, Мизуки впала в задумчивость на целую минуту. Она вообще замерла. Ни вспышек яки, ни злобных взглядов. Ответила она мне вопросом, ровно через шестьдесят одну секунду.

— Условия?

— Условия… — произнес я задумчиво. — Спарринг без ограничений, без лимита по времени. Победит тот, кто уронит своего оппонента на землю три… ну, пусть будет пять раз.

— Без ограничений? Думаешь, я тебе поддаваться буду?

— Полагаюсь на твое благоразумие, — удерживая на лице улыбку, слегка поклонился я.

— Его у меня нет, пора бы уже это понять.

— Хех. Учту на будущее. Но, если ты согласна на спор, давай уже начнем.

Прыжок Мизуки и подшаг с ударом были довольно быстры. Быстрее, чем у двух третей «воинов», с которыми я имел дело. Но недостаточно быстрыми для меня. Чуть отклонившись назад, я ушел от прямого удара в голову и пошел на сближение, зайдя в бок и перехватывая второй удар рукой. Доворот, подножка и несильный толчок в плечо. Как итог, Мизуки кувыркается по земле. Один — ноль.

Быстро вскочив с земли и что-то прошипев, она вновь направилась в мою сторону, на этот раз не став подскакивать ко мне, но и не тормозя. Резкий и очень быстрый удар в корпус я принял на локтевой блок. В прошлый раз она явно била не в полную силу и скорость. И если со скоростью фиг с ним, и не такое видал, то вот принимать удар на блок не стоило — было достаточно больно. За первым сразу последовал второй удар, и тоже в корпус. Можно было увернуться или отвести в сторону, но я, сделав подшаг, поймал ее руку в захват, прижав к боку и взяв на излом.

— Ай-ай-ай! — Подсечка, толчок, и Мизуки мешком с картошкой падает на бок. Сгруппироваться она не успела, так что сейчас ей было несладко.

— Что ж ты так, — сказал я откатившейся в сторону девушке. — Два — ноль, кстати говоря.

И да, если кто не понял, проигрывать я был не намерен. Если бы это помогло ее успокоить, тогда без вопросов, а так…. Я даже не могу сказать, почему именно я уверен, что это не поможет, знаю и все. Шесть лет я с ней знаком, каждый божий день с ней общался… ладно, не каждый, но тоже очень много. Конечно, у нас нет понимания без слов, но и того, что есть, мне хватает, чтобы утверждать — мой проигрыш ничего не даст. Правда и выигрыш, вполне возможно, тоже.

В третий раз она подходила ко мне маленькими шажками, медленно, но с решительной миной на мордашке. В момент атаки я почувствовал взгляд со стороны кухни, так что свидетелем эпического кувырка девушки стал не один я. Ирими-нагэ — один из основных бросков айкидо, когда, двигаясь одновременно с нападающим, втягиваешь его в свое движение по кругу и бросаешь на землю. Весьма действенная вещь, если сумеешь правильно ухватить противника, что в реальном бою непросто. В итоге, когда Мизуки начала подниматься, я стоял лицом к дому и глядел на ухмыляющегося Акено.

— Да чтоб тебя, — пробормотала девушка.

— Да, я крут. Но паниковать не стоит — у тебя еще целых две попытки.

— С-с- пш- стр- ха-а, — непонятно что сказала Мизуки.

— Очень… информативно.

— Извращенец! — Э-э? Чужая душа, конечно, потемки, но должна же там присутствовать логика?

К Акено присоединилась Шина, помешивающая что-то в кастрюле.

Встав и отряхнувшись, как будто ничего не произошло, Мизуки стала обходить меня по кругу. Я же, заложив руки за спину и покачиваясь на пятках, провожал ее взглядом. Сейчас зайдет за спину и, дождавшись, когда я окажусь на пятках, нападет. Вот, пожалуйста. Быстро и бесшумно. Однако ногой бить не стоило. Подшагом назад и доворотом плеча пропустил ее пинок рядом с собой, пройдя вдоль ударной ноги, на мгновенье оказался вплотную с девушкой. И в момент, когда ее положение было наиболее неустойчиво, а на одной ноге оно вообще не очень, толкнул ее плечом, параллельно наступив на опорную ногу.

— Кья-я-я! — Мило-то как.

— Как видишь, руками я не пользовался. Надеюсь, теперь я не извращенец? — В ответ на меня посмотрело насупленное личико с испачканным носом. — Ну же, Ми-тян, у тебя еще целая попытка, а профессионалы, как известно, с этого и начинают.

Я бы на ее месте пошел сейчас пить чай. Ибо, по условиям спора, спарринг ничем не ограничен, в том числе и временем.

Но вот Мизуки плавным движением уселась на колени. Прямая спина, вытянутые вперед руки — правая параллельно земле, левая чуть ниже. Удерживая верхнюю часть тела в заданной позиции, одним движением поднимается на ноги. Небольшой доворот корпуса, и вот передо мной Ханми-но-камаэ — классическая стойка айкидо.

— Только попробуй начать меня лапать, и тогда я точно запущу в тебя огненный шар, — пробубнила себе под нос Мизуки. — Ну, вообще-то да, айкидо оно такое. Ладно, пора с этим заканчивать.

Шаг, другой, и вот я вплотную к девушке. Протягиваю руку к ее плечу, позволяя ухватить меня, и тут же делаю шаг в бок и за спину. Остается только отойти назад и потянуть девушку за собой… думал я, летя в сторону забора. Злая, злая Мизуки. На семь, почти восемь метров, меня швырнула. Мог ли я это предотвратить? Будь я более собран, то да, а так я и пытаться не стал. Да еще и зрители… палят.

— Неплохо, — сказал я отряхиваясь. — Весьма неплохо. По крайней мере, продуешь не в сухую.

— Ха! Я профессионал! И это только начало! — прокричала возбужденная девушка. Похоже, главной цели я все же добился.

— Да-да, конечно.

Подходя к ней и продолжая отряхиваться, бросил взгляд на зрителей. Акено скрестил руки на груди и облокотился на стену дома, а Шина, кажется, как стояла, так и стоит, не переставая помешивать содержимое кастрюли.

— Я раскусила твой секре… ай! — не успела договорить Мизуки. Ступня за ногой и толчок плечом поставили точку в нашем споре.

— Да-да, конечно, — повторил я. — Вставай уж, профессионалка. — Протянул я руку сидящей на заднице девушке.

— Вау, — произнесла та, хватаясь за нее. — Это было круто. Я ведь и «доспех» использовала, и усиление, и ускорение, и… а меня научишь? Ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!

Вот, собственно, и все. Стерв-мод отключен. Могло и не получиться, но я везунчик. Осталось теперь от нее отмазаться.

— Акено-сан научит тебя этому гораздо быстрее. И лучше. Судя по твоей последней стойке…

— О, точно! — не дослушав, девчонка молнией метнулась к отцу. Секунда, и вот она, схватив его за руки, прыгает на месте и, судя по всему, чего-то требует. А стальной мужик Акено в ответ лишь глупо улыбается и кивает.

Чем ближе я подходил к дому, тем лучше я слышал их разговор. Точнее монолог Мизуки. И если Акено было, судя по всему, плевать на смысл, то Шина, как ни странно, слушала с довольно серьезным выражением лица.

— А он меня бац! А я ка-ак хрясь! Но я не сдала-а-ась. Бац его, бац, а потом снова хрясь, и я на земле. Нет, но вы видели, как он летел? О-о-о, как он лете-ел.

И все в таком же духе.

— Да, полет был занимательный, — сказал я, когда, наконец, дошел до «толпы» Кояма.

— Да-а! Руки-ноги в сторону. Ты был похож на огромного паука. — Ох уж эта Мизуки.

— Так проще контролировать полет, — ответил я.

— Часто летал? — спросила вдруг Шина.

— Все мы когда-то учились, — улыбнулся я. — Ладно, пойду, руки вымою.

Зайдя в дом, почувствовал, как Шина двинулась за мной. Пока мыл в раковине руки, она пристроилась к матери и что-то ей зашептала. А когда сел за тот же столик, услышал шинино восклицание.

— Ну, мам! Ну, пожалуйста!

— Ох, горе ты мое, иди уже.

Аккуратно поставив на стол кастрюлю, которую она так и не выпускала из рук, и вымыв руки, ушла куда-то в дом. А минут через пятнадцать вернулась в такой же, как и Мизуки, одежде. Только цвет был полностью красным.

— А он меня еще и лапал в это время! — услышал я особенно громкую фразу Мизуки, явно предназначенную мне.

В этот момент Шина, ухватив сестру за руку, без слов увела ее во двор. Акено, проводив взглядом сестер, все с той же глупой улыбкой на лице присел рядом со мной.

— Вот видишь, Син, у тебя получилось, — сказал он.

— И что мешало вам сделать то же самое?

— А-а-а, — махнул рукой Акено. — На нас она не реагирует. Шина как-то раз тоже подбила ее на спор. Месяц та убиралась в ее комнате, вот только в тот раз не успокоилась, лишь хуже стало.

Ну, я даже не знаю, что на это ответить. Надо будет мониторить подобные дни и, чуть что, сразу валить подальше. Сегодня успокоил, а завтра скандал. Оно мне надо?

— Ладно. Замнем. Вам, кстати, Шина передала, что Охаяси учудили?

— Э? Я надеюсь, ты сейчас про пропуск говоришь?

— Ну да. А про что еще?

— Мало ли. Ты просто ТАК это сказал…. Кста-а-ати. Мы тут, раз пошла такая пьянка, тоже прием устраиваем. Твое присутствие… м-м-м, очень желательно. — Ядрен-батон. Свезло, так свезло. Но поломаться стоит.

— А если я не хочу?

— Да кто ж тебя заставлять будет? Не хочешь, не иди. Но все же, если будет время, ты уж загляни, а. Очень надо.

— А объяснить?

— Да ты и сам, наверное, понял. Тебя выбрали связующем звеном между нашими Родами. — Все-таки звено. — А пропуск — это что-то вроде согласия попробовать наладить отношения. Можно и без тебя, конечно… вот только раньше как-то не получалось.

— Мдя. Кто хоть будет? Кроме Кояма и Охаяси, я имею ввиду.

— Да я и сам не знаю пока. Прием в конце недели запланирован. А решение о нем принято лишь сегодня утром.

— Шустро.

— А что поделать? Месяц, как обычно, к нему готовиться нет времени. Скорей всего там будут представители всех Великих кланов. Да и вообще… короче, те же люди, что и на дне рождения Охаяси.

— Вот оно как…. А Чесуэ там будет? — Мне, в принципе, не критично, пусть и не приходит. Но вот упомянуть его стоит. На всякий пожарный.

— А оно тебе надо? Или не надо?

— Если знать заранее, есть возможность подразнить его. Я ведь могу привести с собой парочку человек?

— Парочку? Ну, даму, само собой. Хотя о чем я, конечно, можешь. Имя только заранее напиши, для пригласительного.

— А на даму, значит, не нужно?

— Чему тебя только отец учил? Право любого мужчины — прийти куда угодно со своей дамой. Если утрировать.

— Меня отец ничему не учил, — сказал я задумчиво.

— Да я про старика.

— Кента-сан? Законам учил. — Вроде как. — А что?

— Учитель он хороший, вот что. Иначе я бы твоим воспитанием занялся, — проворчал Акено. Мне же лучше промолчать.

— Дочерей бы лучше учил, — внезапно сказала Кагами. Обернулась к нам лицом и, подняв половник, повторила: — До-че-рей. Которые сейчас валяют друг друга в грязи. — И, повернувшись обратно к плите, ворчливо закончила: — Очень женское занятие.

— Кхм. Но ведь… — И замолчал. Видимо, чтобы не нарваться на ответ. — Кхм. — После чего наклонился ко мне и прошептал: — И чему я могу научить девчонок?

 

***

 

В четверг заскочил к Хигаси, узнать, как протекают дела с ценными бумагами. Работал убивец неверной жены в головном офисе Шидотэмору, в отведенном специально для него кабинете. Когда я зашел к нему, тот развалился в офисном кресле, закинув ноги на стол рядом с принтером и удерживая между носом и верхней губой карандаш.

— Кхм, — сказал я внимательно наблюдающему за какими-то графиками на мониторе мужчине.

— Одну минуту, — махнули на меня рукой, даже не обернувшись.

Ну, минуту-то я подожду.

— Х-ха! — воскликнул Джобэн ровно через пятьдесят девять секунд и начал что-то быстро строчить по клавиатуре. После чего схватил со стола одну из папок и принялся там черкать новым карандашом, так как старый валялся на полу. — Боку! — Позвал он кого-то, обернувшись в мою сторону. — Э… Сакурай-сан… — подзавис он на секунду. — Э… Буквально еще пару минут. Боку! — После чего выбежал из кабинета, чуть не сбив меня по пути.

Что ж, я не гордый в таких делах, подожду еще немного.

Прибежав минут через пять, Джобэн вновь уткнулся в компьютер и лишь еще через десять минут, радостно нажав на «Enter», он повернулся в кресле ко мне лицом.

— Еще триста миллионов йен, — сказал он, улыбаясь.

Тридцать лямов рублей. Неплохо.

— Ну что ж, чуть меньше недели прошло. Рассказывайте, Хигаси-сан. Только коротко и для дебилов. Я в вашей кухне ничего не понимаю.

— Хм, коротко? — спросил он. Тут, видимо, рабочий угар весь вышел, и мужчина начал немного робеть. — Эм-м-м… Так, где тут у нас… — начал он перебирать папки на столе. — Вот, — протянул он мне какую-то папку. Но, по-видимому, вспомнив, что я все равно ничего не пойму, совсем потерялся. — Ну да… простите… я это… — бросил он бумаги обратно на стол. — Хм, коротко. Э-э-э… в общем… м-м-м… Кхм, — попытался он взять себя в руки. — На данный момент мы уже заработали порядка двухсот… э-э-э… уже трехсот десяти миллионов рублей. Но это самые сливки. В ближайшие две недели я рассчитываю увеличить сумму еще где-то на, м-м-м… пятьдесят миллионов. Еще около сотни миллионов я позволил себе выделить на долгосрочные вложения. Если вы дадите добро, то я добавлю туда всю прибыль, и в ближайший год сумма вырастет… где-то до миллиарда.

Блин, а я даже не знаю, много это или средне. Вряд ли мало. Ну да ладно. Сейчас надо решить, что делать с образовавшейся прибылью. Либо забыть о них на год и получить в три раза больше, либо использовать сейчас. Вообще-то с деньгами на данный момент проблем нет, но когда они были лишними? С Касайем я разобрался и денег на службу безопасности Шидотэмору, она же моя личная армия, выбил. Родовые земли сдал и кое-что на свой личный счет получил. У самой Шидотэмору, вроде как, проблем с финансами не наблюдается. А тут скоро и с Ямаситы-корп деньги пойдут. Правда, перед этим придется потратиться, но у Касайя это, вроде, учтено.

— А вывести эти деньги быстро мы сможем?

— Э-э-э… вряд ли, — осторожно ответил Джобэн.

— Ну, тогда ответ очевиден. Звоните Касайю и решайте этот вопрос с ним. Но мое мнение — нужно вкладываться. И еще. Перед тем, как звонить, выделите… ну, скажем, по пять миллионов себе, Танаке, этому жлобу Касайю, мне и Таро. Помните его?

— Кхм, конечно. Все понял и сделаю, как вы сказали. Только, мне бы ваш счет.

Умный мальчик. Мог бы и у Касайя спросить, но фишку просек и спрашивает сразу. Хотя я, конечно, гоню на этого… еврея японского, он очень грамотный глава отдела и по праву занимает свое место. Вот только, несмотря на это, лишний раз мне с ним обсуждать наши финансы как-то неохота.

— Спросите у Таро, он его знает. На будущее, кстати, учтите — он мой… мастер на все руки. Как с ним связаться-то, вы в курсе?

— Да, у меня есть его телефон.

— Вот и отлично. Ладно, фиг с ними, с этими делами. Вы мне скажите, вас тут все устраивает?

— О да, Сакурай-сан. Более чем.

— Еще раз, отлично… Чем намерены заняться теперь?

— Простите? Э… Чем скажете…

— Вам, похоже, не говорили. Хренов Таро. Ему на тысячу рублей меньше выделите. Видите ли, Хигаси-сан, в Шидотэмору вы состоите чисто технически, а по факту… как бы это сказать…

— Я здесь не нужен? — с застывшим лицом спросил Джобэн.

— Специалист того уровня, какой мне расписали? Издеваетесь? Такие люди всегда нужны. — После моих слов парень немного расслабился и даже несмело улыбнулся. — Дело в том, что по факту вы работаете конкретно на меня. Шидотэмору — это ресурс, причем не единственный, просто самый большой. Касай — глава финансового отдела Шидотэмору и работает только с ее активами, вы же стоите… несколько в иной плоскости…. Хотя, не будем нагромождать словесные замки. Вы на испытательном сроке конкретно у меня. И работать вам придется не только с этой фирмой. Вам придется управлять финансовыми потоками ВСЕХ моих ресурсов. Я, если честно, думал, что Таро ввел вас в курс дела. Кстати, вы не против, если мы перейдем на «ты»?

— Конечно, Сакурай-сан.

— М-м-м, ладно. Я все же буду обращаться к тебе на «ты».

— Простите, Сакурай… сан. Простите.

— Да ладно, обращайся, как хочешь. Так вот. Хм. Деньги. С этой операции все деньги уйдут Шидотэмору. Все же ограбил я ее для этого нехило. А вот дальше, собственно, и начинается твой испытательный срок. Изначально я собирался выделить тебе некую сумму из того, что ты сможешь заработать на ценных бумагах, но тут на днях у меня образовался новый проект, под который я… выцарапал деньги у Касайя. Вот с ними ты и будешь работать. Благо, на сам проект потребуется меньше, чем я… добыл. Во всяком случае, на первых порах…. Нет, ну, вот засранец, свои же деньги выбивать с боем приходиться. С-с-скотобаз. Не обращай внимания, вспомнил на свою голову. Кхм, — замолчал я, собираясь с мыслями. — Частности обсудишь с Таро, он сейчас бросил все, чем занимался, и работает над этим делом. Покажешь себя с лучшей стороны и будешь заведовать ВСЕМИ моими финансами. Опростоволосишься и вернешься сюда. Если, конечно, не захочешь уволиться. Да, кстати, учти, если ты справишься и решишь остаться со мной, дороги назад не будет. Условия будут самые лучшие, но вот уйти ты не сможешь. Ибо секретов тебе предстоит узнать очень много. И не все они будут законными. Это я тебя сейчас предупреждаю, заранее. Планы у меня огромные, и подняться ты сможешь некисло, но перехода в другую контору я не допущу. Мужик ты умный, и сам должен понимать, как оно там, на больших высотах. Я на тебя не давлю, Хигаси. Пока ты на испытательном сроке, ты волен уйти, держать тебя не буду. Но потом ты должен сделать свой выбор раз и навсегда. Думаю, ты все и сам понимаешь.

— Это так, Сакурай-сан, — очень серьезно ответил Джобэн. — Оно всегда так. Будьте уверены, Сакурай-сан, какой бы выбор я не сделал, я буду полностью осознавать последствия.

— Ну, вот и отлично. В таком случае работай, а как будет время, сразу свяжись с Таро. Ему там помощь хорошего финансиста не помешает. Да и вообще, заканчивай с текущим делом. Поговори с Касайем, он найдет, кем тебя заменить. — Сам тут ночевать будет, если потребуется.

— Понял, Сакурай-сан. Сделаю.

— Тогда бывай. А я пойду, хех, дальше вкалывать.

Выйдя из здания и усевшись в машину, достал ежедневник. Полистав его, уставился в одну из записей. Мдя. Какой день забываю, но это ничего. А вот одежда к приему еще не выбрана. Эх, Шина, Шина. Ну и ладно, заодно и с родней ее поговорю, а то опять забуду.

— Едем домой, — сказал я Горо. Сегодня именно ему досталась почетная обязанность быть моим водителем. — Кстати, что там с твоими кандидатами?

— Шестьдесят восемь человек, босс, — ответил он, выруливая на проезжую часть.

— Сколь….. И что, за всех ручаешься?

— Они все достойные люди, но если вам нужны особо доверенные, я вам покажу человек десять.

— Встречу ты назначил на завтра?

— Как вы и сказали, босс.

— Понятненько….

К моему возвращению Шина с Мизуки как раз пришли из школы. И после этого кто-то еще говорит, что школьные клубы полезны. Дожидался, пока Шина приведет себя в порядок и переоденется, я вместе с Акено. За партией в шахматы.

— Прием вы все-таки решили в субботу устроить? — спросил я, передвигая пешку.

Теперь я уже не узнаю, как там в моем мире, но в этом школьники учатся по субботам лишь один раз в месяц. В связи с чем Мизуки вчера полдня канючила, чтобы прием устроили в пятницу. Уж очень ей не хотелось встречать гостей. Цитируя Шину: «Это рыжее чудовище совсем страх божий потеряло». Синтоисты хреновы.

— Ну да, — ответил Акено, потирая задумчиво подбородок. — На пару с отцом мы смогли-таки отбиться от «рыжего чудовища».

— А Шина, значит, как бы и не при делах? — произнес я, наблюдая, как вражеский конь идет в атаку.

— Она отработала буксиром, уведя поверженного противника, — отбрехался мужчина.

— Кстати, Акено-сан. Вы не в курсе, у вас тут в окрестностях квартала вообще возможно снять дом?

— Это вряд ли, — задумчиво произнес Акено, внимательно следя за доской. — А тебе зачем? — поднял он голову.

— Для машины. Ну и водителя до кучи, — пошел я ладьей, отдавая пешку на растерзание коню.

— Хм. Поговори с Кагами. У нее по-любому по окрестностям пара домиков припрятана.

Было видно, что он не решался есть пешку, выискивая подвох.

— А у вас что, окрестностями Кагами-сан заведует?

— М-м-м…. А? Нет, конечно, нет. Все, что связано с кварталом и его окрестностями, лежит на плечах Уэсуги. Это глава охраны квартала.

— И вы совсем не в курсе, что у вас под носом творится? — удивился я.

— Синдзи! — вскинулся Акено. — Я что, по-твоему, должен знать все обо всем? У каждого своя зона ответственности. Ни один человек не может знать всего. Зачем мне лезть туда, где и без меня неплохо справляются?

— А Кагами-сан?

— Когда мы только поженились, она возмущалась, что клан заперт в квартале и окружен госчиновниками, а у нас в окрестностях нет ни одного дома. Ну, а зная ее, можно предположить, что к нынешнему моменту у нас точно что-то есть в окрестностях.

— Это да. — Он все же съел пешку и сейчас внимательно наблюдал, что я буду делать дальше.

— Что ж, придется поговорить с вашей женой, — прикрыл я слоном ладью.

— Поговори-поговори…. Ты с кем на прием пойдешь? — атаковал он ферзем моего слона.

— Вы ее вряд ли знаете. — Во что я не верю. Единственная женщина-босс в Гарагарахэби, как-никак. — Наката Акеми ее зовут.

— Кто!? — вмиг забыл он о доске.

— Наката Акеми. Мы часто в один клуб отдыхать ходим. — Ох, на опасную тропинку я выхожу. — Там и познакомились.

— Ты… кхм, в курсе, чем она занимается?

— Книжным бизнесом, — ответил я чуть удивленно. Если не знать, чем она НА САМОМ ДЕЛЕ занимается, поведение Акено сейчас странновато. — Идеальная кандидатура, чтобы заставить понервировать Чесуэ. А что, что-то не так, Акено-сан?

— Я… не готов сейчас разговаривать на эту тему.

— О. Как. — Я пристально смотрел в лицо соседу, изображая желание узнать то, чего он не сказал. — Ладно. Тогда… шах.

Пока мы говорили, я успел походить конем, одновременно ставя шах его королю и угрожая ферзю. Фактически, даму он свою потерял.

— Сдаюсь, — сказал Акено после того, как пять минут таращился на доску. — Не везет мне сегодня в шахматы. — Конечно-конечно. Будем считать, что именно поэтому ты впервые на моей памяти сдался.

Шина, когда узнала, чего я от нее хочу, с энтузиазмом принялась за дело. Домой мы вернулись ближе к одиннадцати, успев перемерить ну просто тучу одежды. И купив при этом всего пару комплектов. У меня складывается ощущение, что Шина просто отрывается за все то время, что я уклонялся от подобных походов.

В итоге ОНА решила, что я пойду на прием в белом пиджаке, серой футболке и синих брюках, сделанных под джинсы. Знали бы вы, через что я прошел перед тем, как она, наконец, сделала выбор…. Надо с этим завязывать.

В пятницу я решил прогулять уроки. В Японии, этой Японии, а может и моей, отмечается посещение школы, а не уроков. То есть пришел утром, отметился на линейке, ну, может, первый урок отсидел, и гуляй, где хочешь. Но это официально. А на практике старосты класса зорким коршуном следят за такими гуленами. И плевать бы, по идее, мне, во всяком случае, но в тот день меня словно рок преследовал. Первый урок я, на свою голову, решил отсидеть. А на перемене пришлось тащить бренную тушку Торемазу в лазарет. Какого она, вообще, хрена, зная, что может произойти, таскается в мой класс? Блин. В итоге, когда я вернулся за вещами, урок уже шел. И только на следующей перемене до меня дошло, что вещи я мог и оставить в классе, их все равно никто бы не взял. На второй перемене нас с Райдоном попросили отнести какие-то папки в спортзал. Ну, думаю, зашибись, отнесу и пойду домой. Ага! Как же. В спортзале мы весь урок таскали инвентарь, после чего нам выдали бумажку, что мы, мол, были заняты с тем-то и тем-то, и отправили обратно. А когда я уже свернул на выход, мне навстречу вышла Шина. Которая сообщила, что на большой перемене, то есть через урок, меня будет ждать в своем кабинете ее дед, в душу сосед. Если б я сбежал после такого, это выглядело бы некрасиво. Так я думал до встречи. Но после того, как мне полчаса, нет, вы вдумайтесь в это слово — ПОЛЧАСА, выносили мозг по поводу КЛУБОВ… я понял, что где-то что-то сдохло. И я почти понял, что именно, когда он плавно перевел тему на свой прием, а потом на мою будущую партнершу. М-да. Старик — это вам не Акено, у него опыта поболее, чем у меня. А главное, он весьма специфический. В конце концов он меня отпустил, и я, вроде, даже сумел скрыть то, что должно быть скрыто.

В итоге, я все же свалил из школы. Не стал обедать, сходил за вещами и утек по-тихому. Райдон и так знал о моем желании с самого начала, а больше мне никого предупреждать и не нужно. А главное, дом рядом. Хорошо жить рядом со школой.

Закинув вещи в свою комнату, умывшись и переодевшись, я сидел в кресле гостиной и пил чай. И чего он так не нравится моим соседям? Нормальный же. Ну и ладно. Раз не могут осознать всего величия приготовленного мной чая, пусть мучаются без него. А сейчас надо решить — самому ехать в клуб или позвонить, чтобы кто-нибудь приехал на машине. Первый вариант быстрей, но тащиться лишний раз в общественном транспорте… бр-р-р. Да и не спешу я никуда.

До открытия клуба, когда я приехал туда, оставалось еще три часа, так что, переговорив с Горо, перенес встречу с людьми на более раннее время. И первых своих возможных бойцов я ожидал с минуты на минуту. На то, чтобы собрались все, кто хотел прийти, ушло еще полчаса, которые я провел у себя, издеваясь над Казуки. Тот, впрочем, стоически терпел все измывательства и с упорством танка выполнял все, что ему говорили.

Выйдя в зал, имел удовольствие наблюдать шестьдесят… ну да, восемь незнакомцев, двух Василиев и одного Шотганчика, стоящего на своем законном месте, полирующего стакан и хмуро смотрящего на эту толпу. О, смотрите-ка, а вот и тетя Наташа с четырьмя девчонками образовалась. На что Хонда посмурнел еще сильнее. Сама Наталья Романовна подошла к Шотгану, а девушки с подносами побежали между мужчинами, разнося стаканы с чем-то прозрачным.

— Привет, Шотган, госпожа Мелик, — с улыбкой поклонился я женщине.

— Хорош кривляться, — поморщился Хонда, — я думал, их будет человек двадцать от силы. Откуда такая толпа?

— От верблюда. Ты чего такой смурной? Двадцать, шестьдесят… какая разница? Если что, угомоню.

— Ты? Шесть десятков мужиков?

— Я. Шесть десятков «воинов». — Тот, на «воинов», аж поперхнулся.

— Ты что, в «виртуозы» заделался?!

— Есть такая штука, мозги называется. Даже «виртуозов» победить помогает. И хватит об этом. — Повернулся поздороваться с подошедшим Рымовым. — Здрав будь, Василий, — сказал я по-русски. — Сразу поясни мне, это самые сильные из тех, кого вы успели собрать, или самые смелые, которые решили рискнуть.

— Это самые доверенные, — ответил он мне на своем родном. — Они знают, сколько тебе лет, знают, что придется сражаться, а не стоять на входе охранником, и уверены в том, уж мы с Горо постарались, что ты всегда платишь по совести. Так что ручаемся мы не только за них.

— Это что, наезд? Рымов, мне даже как-то обидно сейчас стало.

— Прошу прощения. Это я и вправду погорячился, — засмущался тот. — Просто ответственный момент. Ребята действительно что надо, хочется, чтобы они все пошли к вам…. - под конец он уже просто бормотал. — Извиняюсь, короче. Прошу прощения.

— Замяли, — медленно произнес я, глядя на него. — Они все «воины»?

— Есть один «ветеран». Он, вроде, прапором в армии служил, да что-то там произошло. Мужик весьма достойный, в бандиты идти не хочет, а после увольнения с позором его больше никуда не берут.

— С… позором?

— Это лучше у него спрашивать. Вроде как, с каким-то аристо не поладил. Точно не знаю.

— Оки, уточню. Еще интересные люди есть?

— Да они все интересные, — усмехнулся в ответ Рымов. — Просто человек десять, и прапора в том числе, мы с Горо знаем очень хорошо, остальных — просто хорошо.

— Потом… назовешь их имена. Как прапора зовут?

— Такаки Саэ.

— Что ж, пойду, поговорю с народом. А ты пока…. Знаешь, обойди пока своих «особо доверенных» и предупреди, что я хочу поговорить с ними отдельно. Так что пусть не уходят, когда все расходиться начнут.

— Сделаю.

Отойдя от барной стойки, хлопнул пару раз в ладоши и, повысив голос, сказал:

— Собираемся, народ! Подходим поближе!

Подождав пять минут, пока мужчины соберутся вокруг меня, начал.

— Здорово, головорезы! Готовы идти на смерть во имя всеобщего блага?

Тьфу, заговорил, как со своими бойцами в родном мире. Что интересно, некий Поттер присутствует и здесь, только он менее терпим к странам третьего мира. Странно, что эта писанина и тут обрела популярность. Хотя смотрящие на меня люди вряд ли оценили шутку.

— Ладно, шутки в сторону. Меня зовут Сакурай Синдзи, и я не мастак речи перед народом говорить, так что не судите строго. Надеюсь, все пришедшие сюда были в курсе моего возраста и заранее понимали, к кому хотят наняться. Также надеюсь, что вы осознаете, для чего я вас нанимаю. Такое количество охранников мне не надо. Мне нужны бойцы. Те, кто будет убивать и умирать. Это не значит, что вы будете это делать постоянно, но пострелять придется в любом случае. Я знаю, что собравшиеся здесь не хотят идти в бандиты, и уверяю вас, я тоже этого не хочу. Я не собираюсь опускаться до их уровня. Но, как вы сами понимаете, использование такого количества бойцов по прямому назначению залегендировать очень сложно. Поэтому частенько придется действовать тайно. Что у некоторых может создать впечатление бандитизма. Но это не так. Надеюсь, вы достаточно взрослые люди, чтобы понять разницу.

Далее…. Что вы получите, если все же пойдете ко мне. Ну, стабильную заработную плату, само собой. Я, если честно, еще не узнавал, какая она должна быть, но то, что она будет чуть выше среднего, обещаю. Полный соцпакет, если кто понимает, что это за страшные слова. Также, если у кого есть проблемы с родными, болезнь там или старость, подойдете ко мне, сделаю, что смогу. Мне, кто не понял, необходимо, чтобы вы, если, не дай боги, попадете в плен, молча сдохли там, не беспокоясь о своих тылах. Само собой, ближайшим родственникам погибших будет выплачиваться пенсия. Более подробно все это будет указано в контракте. Хм, пленных товарищей я, кстати, не бросаю. Сделаю все возможное, чтобы вытащить, поэтому насчет «сдохнуть» — это самый крайний случай.

Обеспечение. Оно будет лучшим из того, что я смогу достать, и того, чем вы сможете овладеть. МПД не обещаю, но если кто в курсе, что такое КП 3/7-3п, можете начинать радоваться. Не в курсе? Хм. Ну, это такой крутой костюмчик, прямиком из России. Правда, у меня их всего пятьдесят, так что получат их самые лучшие.

Перспективы…. В скором времени я собираюсь стать аристократом. Как восемнадцать стукнет, так и начну суетиться на этот счет. Что это вы зашевелились? Да-да, если все сложится нормально, быть вам гвардией аристо. Тем, кто выдержит мое соседство.

От вас требуется немного — верность и исполнительность. Видят боги, если я узнаю, что кто-то из вас кинул тень на меня и мое имя… сейчас мои слова вас не впечатлят, но в будущем, я уверен, вы поймете, что я МОГУ превратить ваши жизни в ад. А уж если кто-то предаст меня, вы еще и узнаете, НАСКОЛЬКО велико мое воображение. Ух, устал говорить. Вопросы?

В ответ на мои слова один из мужчин, словно дисциплинированный школяр, поднял руку.

— Управление людьми в бою — довольно непростое дело. Хотелось бы узнать, у вас есть на примете люди на командирские должности, или они будут набираться из здесь присутствующих?

— Таких людей нет. Надеюсь — пока. Командиры отделений будут набираться из вас. Общее же командование в бою останется за мной в любом случае. — Заметив, что нахмурился только спросивший, добавил: — Поясню для тех, кто не понял — командовать во время боя вами будет шестнадцатилетний мальчишка. И тех, кого это не устраивает, я не держу. — Небольшая пауза, чтобы до всех дошло. — Однако, хочу заметить, что понимаю в этом больше, чем подавляющее количество здесь присутствующих. Ваше право мне не верить. Мое же — промолчать об источнике подобного знания. Еще вопросы? — И еще одна рука. Вот интересно — это нормально? — Прошу.

— Я, как и все здесь, человек гражданский. И умею разве что драться. А судя по вашим словам, работать придется совсем не руками. Будет ли нанят какой-нибудь инструктор?

Вопрос с двойным смыслом. В любой нормальной конторе, которая использует людей, как воинов, есть инструктора, ну или как минимум проводятся постоянные тренировки и повышение квалификации. А вот в Гарагарахэби на такие вещи забивают.

— Несомненно. Я не пущу вас в бой с теми навыками, которыми вы обладаете сейчас. Я не держу «мясо», привыкайте к этому.

Еще рука.

— Понимаю, глупый вопрос, но… как бы это сказать… будет ли у нас время на самосовершенствование?

— Нормальный вопрос. В армии миллионы бойцов, но даже «воинов» там не сильно много. И отвечая на ваш вопрос — у меня здесь не армия. Ваша основная задача в свободное от войны время — то самое самосовершенствование. Чем сильнее вы, тем сильнее я.

— Где мы будем… ну… работать? — спросил парень лет восемнадцати после того, как я кивнул на его поднятую руку. — В смысле, не здесь же мы будем тренироваться. Это… как там… место дислокации где будет? И как вообще… это… ну… график работы какой?

— Официально вы будете приписаны к моей компании и будете там числиться как служба охраны. График работы еще не определен. Пока ненормированный. А место дислокации… хех, будет вам и место дислокации. Земли для службы охраны уже куплены, осталось привести их в надлежащий вид. Огородить, построить здания и все такое. Если кто захочет, может жить прямо там. Общежития, как и спортзалы, тоже будут.

В следующее мгновение вверх взлетело сразу две руки. Первым я выбрал того, что выглядел постарше.

— Вы сказали, что официально мы будем числиться охранниками. Будут ли нас привлекать к подобной работе?

— Скорей всего. И не только к подобной. Охрана, сопровождение, представительские функции. Везде, где мне будут нужны парни с оружием.

— У меня, собственно, вопрос по оружию. Я, например, имею ранг «воин» в рукопашном бое, и мне по закону не полагается ношения даже пистолета. Как обстоят дела с этим?

— Тут все зависит от годового оборота моей фирмы. Точнее, от ее чистой прибыли. В этом плане у нас все нормально. Силовая структура Шидотэмору, да-да, та самая, имеет право на вооружение вплоть до среднего МД. Собственно, мы можем иметь два средних мобильных доспеха. Или один легкий БР. Правда, как вы понимаете, это все равно что-то вроде издевательства, использовать-то мы в городе тяжелую технику не можем. — Кстати, самый тяжелый МД в мире, как раз японского производства, приравнен к среднему боевому роботу. У них вообще и защита крепче, и вооружение мощнее. А самым тяжелым БР в мире считается одиннадцатиметровый ста десяти тонный монстр Германского Рейха — «Буйвол». — Впрочем, после того, как я получу Герб… ну, вы поняли. Предел будет зависеть от моей платежеспособности. И связей.

— Насколько велик шанс на получение герба? — спросил мужчина из первого ряда. После того, как поднял руку.

— Случиться может всякое, так что я оцениваю шансы в восемьдесят процентов.

Зашуршали-то, зашуршали. Служить аристократу здесь всегда было престижно. А еще выгодно — статус повышался в разы.

Примерно в таком ключе я и провел следующие два часа, во время которых меня никак не хотели отпускать. Вопросы были разные. И важные, и нет, и глупые, и серьезные. Но главное, как мне кажется, я смог убедить большую часть народа принять мое предложение. Если бы не возраст, все было бы гораздо проще и быстрее. Но вот вопросы кончились. Народ стал расходиться, а Хонда радоваться. Как-никак, открытие клуба задерживалось уже на час. Когда от претендентов в зале осталось одиннадцать человек, я устало махнул всем в сторону vip-комнат, а Шотган пошел открывать клуб.

— Ну что, господа? Как сказал мне Рымов, все пришедшие сегодня сюда отличные парни, но вы среди них самые отличные. Прежде всего хотелось бы узнать, согласны ли вы работать на меня. Или хотя бы, к чему склоняетесь.

Пара секунд переглядываний, и я получаю ответ.

— Мы согласны, — сказал мужчина, первым задавший вопрос в зале. — Такаки Саэ, кстати говоря, — встал он с диванчика и поклонился.

— А-а-а… тот самый прапорщик. Я так почему-то и подумал после вашего вопроса, еще там в зале.

— Прошу прощения… тот самый? — чуть напрягся мужчина. Или скорей собрался.

— Ну да. Единственный «ветеран» из здесь присутствующих. Или я что-то не так понял?

— Нет… все правильно, — сказал он, отведя глаза чуть в сторону. А потом, вздохнув, посмотрел мне в глаза. — Вы должны знать. Я пятнадцать лет служил в армии Императора и был уволен оттуда с позором.

— Да, я знаю. Меня это не волнует, — демонстративно посмотрел я на Рымова, присутствующего здесь же.

— А… ага. Я… несомненно рад. Спасибо за доверие, — еще раз поклонился мужчина, на этот раз ниже, после чего сел на свое место.

— Хм, пожалуйста. В таком случае мне стоит предупредить, что я намерен использовать вас в более широком плане. Соответственно и степень секретности будет более высокая. На будущее, подумайте и решите для себя, чем вы хотите заниматься. Это я, собственно, к чему…? У меня тут мелкий спиногрыз по клубу бегает, который мечтает о стезе пилота БР. Или МД, не важно. А для этого нужно вполне себе специфическое обучение, которое лучше начинать пораньше. Шидотэмору МД не нужны, но, как я уже говорил, у меня в планах Герб. А там расклады совсем иные. Причем заметьте, я не требую от вас выбрать нечто боевое, если кто-то хочет стать…эм… экономистом, выбрать необходимое учебное заведение лучше пораньше. Это я так, для примера. Но лучше не торопитесь, думайте. Вопросы?

— Я тут подумал, — опять первым начал Саэ, — земли для базы, как я понял, только обустраиваются, да и инструктора еще нет. Может, мне заняться пока тренировкой людей? Кое-какой опыт в этом я имею, последние три года в армии я был инструктором по боевой подготовке.

— Был бы тебе признателен. Я, если честно, как-то и не в курсе пока, где мне взять нужного человечка. Ну да это временное явление, разберусь. А вот твое предложение очень кстати, нефиг народу простаивать.

— Боюсь показаться наглым, но у меня есть парочка отставников на примете, которые могли бы стать отличными инструкторами.

— Что за люди? — заинтересовался я.

— Старики. Друг моего отца и его сослуживец. Отслужили побольше моего, но из-за того, что они простолюдины без связей, высоко подняться так и не смогли. Привлекать к боевым действиям, в их возрасте, бессмысленно, но как инструкторы они очень хороши. На себе в свое время испытал. Нас троих для начала будет достаточно, а там уже видно будет.

— Что ж, так и сделаем. Займись этим. Желательно решить этот вопрос побыстрей. Сегодня уже поздно, завтра я занят, а вот в воскресенье я свяжусь с тобой, и мы обговорим частности. Или ты занят в воскресенье?

— Никак нет, Сакурай-сан. Буду ждать вашего звонка.

— Вот и отлично. Василий, на тебе остальные. Следи за обстановкой и, как только все примут окончательное решение, сразу свяжись со мной. А лучше собери всех и сразу веди в отдел кадров Шидотэмору. Я их предупрежу на счет тебя. О вас, — повернулся к внимательно слушающим меня мужчинам, — я поговорю уже сегодня, так что лучше всего завтра вам быть в отделе кадров. Интернет у вас дома, есть? Вот там и узнаете адрес с телефоном. Такаки-сан, вы в вашей группе за старшего. Позаботьтесь, чтобы завтра все прошло нормально.

— Есть.

Все, он мой.

— Ну, все, народ, расходимся. Думайте, копите вопросы, в следующий раз выскажитесь. Пока отдыхаем. С тобой, Саэ, увидимся в воскресенье. Вась, скажи там девчонкам… хотя ладно, дома поужинаю.

Задумавшись, чего я еще сегодня не сделал, вспомнил про Таро. Которого я собрался взять с собой на прием, пусть люди привыкают к его виду. Кояма на этот счет я уже предупредил, можно сейчас съездить к нему…. А впрочем, зачем? Завтра и пообщаемся. Тогда домой. Уточню пару нюансов у соседей, и можно спать. Дела я, вроде, все закончил. Хотя, если искать их специально… можно заехать к знакомому продавцу оружия. Оптом он не продает, но может посоветовать нужного человека. Заодно и новинки гляну. Может, и людям своим что-то прикуплю. Также можно съездить в тир, который я до недавнего времени частенько посещал. Пока не закрутилась вся эта чехарда с Дакисюро. Этот тир хорош тем, что туда ходит очень много отставников. От рядовых до офицеров. На Герб я нацелился давно и, само собой, понимал, что без профессионалов моя будущая… служба охраны будет представлять из себя обычную банду. Какую-то дисциплину я, конечно, наведу, но не могу заниматься этим постоянно. У меня и без того дел навалом. Вот я и пробил в свое время интересное заведение, в котором часто появляются нужные мне в будущем люди. Коим оказался этот тир. Мне потребовалось два с половиной года и много нервов, чтобы стать там своим, зато теперь у меня есть небольшой список подходящих людей, которых знаю я и которые знают меня. Хотя ладно, этим я займусь в воскресенье. А вот в оружейный магазин съездить можно. Или нафиг? Лень, если честно. Хочется домой. Поужинать и зарубать в какую-нибудь игрушку. Выпустить, так сказать, пар. В отдел кадров, кстати, не забыть позвонить.

 

Глава 3

 

— Что ж, с этим закончили. Что там со смертью младшего Сатэ, Като-кун?

На этот раз в кабинете главы клана Охаяси присутствовал не только его старший сын, но и глава службы безопасности, и по совместительству глава своего Рода — Като Джиро.

— Умер от страха в своей уборной. — Несмотря на то, что разговор зашел о смерти, мужчины не смогли удержаться от улыбок. Все-таки Сатэ Шиничи был не особо уважаем среди тех, кто его знал.

— Хех. Кхм. А поконкретней?

— Сегодня утром был найден служанкой в своей уборной. Причина смерти — разрыв сердца. Симптомов, по словам личного врача, способных привести к подобной смерти, не зафиксировано. Отравляющих веществ, как в крови, так и в бокале вина, найденного на столе умершего, не зафиксировано. Проникновение в дом не зафиксировано. Телефонных звонков, как входящих, так и исходящих, в вечер перед смертью не зафиксировано. Сейчас СБ Рода Сатэ поминутно восстанавливают последние дни умершего. На данный момент я посчитал неуместным лезть в это дело более глубоко.

— И правильно, подождем пока. А может, и вообще не будем вмешиваться. Сен, займись соболезнованиями.

— Стандартные, или добавить чего-нибудь? Все же он был женихом Анеко.

На этот вопрос Дай ответил не сразу. С минуту он постукивал пальцем по краю своего стола, пока, наконец, не произнес:

— Стандартные. Еще посчитает это намеком, придется от его второго сына отбиваться. Не хочется и в младшеньком разочаровываться. Так что рисковать не будем.

— Учитывая ваши отношения с Родом Сатэ, сложившиеся последнее время, — заметил Като, — любые неформальные соболезнования, ко всему прочему, он может посчитать издевательством.

— Тем более. Короче, ты понял, что делать, Сен. Далее. Кого брать с собой на прием к Кояма, ты, надеюсь, понимаешь?

— Хикару. Я у них бываю постоянно, так что одного меня мало. Анеко и Райдон — приятели Сакурая, получается, и кого-нибудь из них будет мало. А идти туда втроем — слишком для Кояма жирно будет. Остальные — либо слишком малы, либо не урожденные Охаяси.

— Ты забыл моего брата и его семью.

— Не забыл. Просто мирить наши Рода должны правящие семьи. Если я приду туда с кем-нибудь иным, это будет выглядеть, как будто мы их опасаемся, а учитывая, что сближение инициировали мы…

— Все верно. Анеко тебе не говорила, с кем Сакурай пойдет на прием?

— Нет. Известно только то, что Кояма Шина тоже не в курсе этого. Как и Райдон. Этого вообще никто в их школьной компании не знает.

— Вполне возможно, что это будет младшая Кояма, — произнес Като.

— Ну да… вполне возможно…. Ладно, незачем гадать, там узнаем, — закончил с этим вопросом глава клана. — Кстати, Като, ты не в курсе, что там с родовыми… м-да… землями Сакурая? Он их еще не сдал в аренду?

— Сдал. Причем своей фирме. Теперь Шидотэмору пятьдесят лет будет владеть этими землями. Хотя лично я считаю, что, как только Сакурай получит Герб, они по обоюдному согласию разорвут договор.

— Хм, логично. Утер он нам нос с этими землями.

— А разве такое возможно? — спросил Сен. — Мне казалось, что сдавать вещи со статусом «родовые» юридическому лицу, которым владеешь, невозможно.

— Он несовершеннолетний, — пояснил Като. — Фирма хоть и оформлена на него, но до восемнадцати он ей фактически не владеет.

— А как же он ей управляет? — не понял Сен.

— Вопрос в том, как он ее вообще создать умудрился, — заметил Дай. — Развить, а потом еще и сохранить. Кстати, да, Като, займись этим вопросом.

— Уже, Охаяси-доно. Но пока получается, что все держится на… честности и уважении сотрудников. Впрочем, я только начал копать в этом направлении.

— Ты, главное, осторожней будь. Сакурай нам нужен, и незачем давать ему повод к недоверию.

— Как скажете, господин, — склонил голову глава СБ клана.

 

Отступление

 

— Ладно, служба безопасности с этим справится. Теперь другой вопрос. Что будем делать с этой женщиной-боссом? — обратился глава клана Кояма к двум присутствующим в его кабинете людям.

Кояма Кагами, как всегда, промолчала, ожидая, что скажут мужчины, чтобы уже после них высказать свое мнение. Если это будет нужно. А вот наследник клана, поняв, что серьезные вопросы, связанные с кланом закончились, расслабился, вытянул ноги и, поудобнее устроившись на специальной подушке — дзабутоне, высказал свое мнение:

— А ничего не делать.

— Что, прости? — переспросил Кента.

— Ничего не делать. У нас лишком мало данных по этому вопросу. Ты сейчас что-нибудь сотворишь, а потом еще хуже будет. На данный момент нам необходимо собирать информацию. Грубо говоря, тихо сидим и смотрим что происходит.

— Пока не стало слишком поздно? Не ожидал от тебя подобного, сын.

— Единственное, с чем мы не сможем совладать, это если он в нее влюбится, — сказал Акено, поймав скептический взгляд отца. И не заметив такой же жены. — Хо-о-о…. Пойми, отец, ты до сих пор считаешь Синдзи ребенком. Я порой тоже этим грешу, но хоть стараюсь смотреть и с другой стороны.

— И что там, на другой стороне? — усмехнулся старик.

— Например, ты почему-то не учитываешь, что именно Синдзи собирается использовать эту женщину. И любое наше телодвижение может навредить его планам. Единственное, что надо сделать, по моему мнению, это открыто поговорить с ним. Я все же учитываю, что он может не знать ее преступную сторону. Из-за чего способен наделать ошибок, которые могут негативно повлиять на его нынешние планы. Человек, добившийся его положения, очень вряд ли дурак. Или неопытный юнец. Он сам с ней разберется.

— С женщиной… ЖЕНЩИНОЙ, сумевшей стать одним из сильнейших боссов Гарагарахэби? Ему всего шестнадцать, сын!

— Я в него верю. А вот тебе пора уже оставить все эти интрижки за его спиной.

— Какие такие интрижки? — изобразил возмущение старик.

— Ну, например, шушуканья с Родом Мори. Думаешь, я не знаю, что ты хочешь оженить парня на внучках этого вредного старикашки?

— Ну, а что такого? Получится — здорово, не получится — и ладно… — пробормотал Кента. — Ты, между прочим, не против использовать его в сближении с Охаяси.

— Не использовать, отец, — резко ответил мужчина. — Я не против его участия в этом. И, в отличие от тебя, я ему об этом сказал.

Тишину, наступившую после слов Акено, нарушил его отец.

— Я не собираюсь на него давить, Акено, я никогда на него не давил. И мои действия, какими бы они ни были, не несли ему угрозы. Поэтому, сын… СБАВЬ ТОН.

Кагами незаметно поежилась. В последних словах главы клана звучала СИЛА. Не пресловутая яки, а та самая квинтэссенция возможностей, характера и воли человека, все то, что называют аурой силы. Бросив взгляд на мужа, она не могла не загордиться им. Неизвестно, проняло ли его, но виду он не показал. И, кажется, сам начал заводиться.

— Может, поговорить с Бунъя? Возможно, они смогут уговорить его вернуться в Род. — Глупый вопрос. Глупый. И не в тему. Но именно это ей сейчас и надо. Пусть объяснят недалекой женщине, что они не станут зазывать Синдзи обратно, а сам Синдзи не вернется к ним. Заодно и страсти поулягутся.

— Дайсуке не станет этого делать, глупая женщина! И другим не даст, — сердито сказал Кента.

— Ты иногда как ляпнешь, так ляпнешь. Не пойдет Синдзи на такое. Уж ты-то должна это понимать, — произнес наследник клана.

Помолчали, каждый думая о своем.

— Сделаем так. Ты, Акено, поговоришь с парнем. Намекнешь или в лоб скажешь, что это за женщина, заодно и попробуешь разузнать… что-нибудь. А ты, Кагами, поговоришь с Наката Акеми и намекнешь ей, что будет, если она попробует использовать его в чем-то опасном. И закончим на этом. Кагами, принеси нам что-нибудь выпить.

Молча поклонившись, женщина встала со своей подушки и направилась за спиртным для мужчин.

— Ты смотрел ту запись, что я тебе давал? — спросил Акено через пару минут тишины.

— Да. Это однозначно «учитель», — ответил ему отец. — Сильный, правда, но «учитель».

— Он нам нужен?

— Если бы его не нужно было искать, или он сам упал нам в руки — да. А так, зряшная трата ресурсов, с возможностью настроить этого Карлика против нас.

— Но универсал, отец!

— И что? Ты не хуже меня знаешь, что это за зверьки такие. «Мастером» этот парень наверняка станет, но использование двух сил… — покачал головой Кента. — «Мастером», в отличие от «учителя», он будет слабоватым.

— Но все же… пусть и слабый, зато «мас…»

— Ты так хочешь заполучить паренька себе?

— Да. Возможно, еще можно его переучить.

— Нет, нельзя, смирись с этим. Он уже… универсал.

 

***

 

Я сидел на капоте своей машины и ждал Акеми. Сегодняшний мой водитель, Рымов, сидел в машине и читал газету. Ему, судя по всему, было совершенно индифферентно на ожидание. А вот я начал закипать. Достав мобильник, набрал ее номер, вот только сказать ничего не успел.

— Я уже на выходе, — обрадовал меня динамик.

В этот самый момент, подняв взгляд, я, наконец, увидел ее — красавицу в фиолетовой юкате. И сразу же понял, что крайним сейчас окажусь я.

— Это что? — дойдя до машины и махнув рукой в мою сторону, спросила Акеми.

— Ты о чем? — сыграл в несознанку я.

— Ты во что одет?

— Э… в молодежный прикид.

— Ты… ты хоть понимаешь… наша одежда несовместима! Я рядом с тобой на старуху похожа, — обижено закончила она.

— Ты глупости-то не говори. — Явно на комплимент напрашивается. — Тебе очень идет эта юката.

— Вот скажи мне, неужто было так сложно сказать, в чем ты пойдешь? Почему все мужчины такие… эгоисты?

Это надо заканчивать. Пока толком не началось.

— Это наш ответ на ваши опоздания. И давай уже поедем. Нам еще одного человечка подобрать по пути надо, — сказал я, открывая перед ней дверь.

— Твой ответ — это не ответ, так что придется тебе все же ответить, — выдала она, садясь в машину.

— Как прикажет прекрасная госпожа, — сказал я, хлопнув дверью.

Таро, которого мы забрали из дома, уже сложно было назвать безногим, но некоторая неуверенность в движениях присутствовала. Когда мы подъехали к его дому, он ждал нас у ворот. Вместе со своим телохранителем. Выйдя из машины и подойдя к мужчинам, закурил сигарету. Все же Акеми умеет действовать на нервы, да так что и не придерешься. Разве что нагрубить можешь. Надеюсь, что при Таро она будет сдержанней.

— Привет, безногий, — поздоровался я с ним. — Сугисима, — кивнул охраннику.

— Какой же я безногий, босс. Гляньте, почти танцую, — развел он руки в сторону, не сдвинувшись с места.

— Хм. Жалобы, просьбы, предложения, — повернул я голову к Сугисиме.

— Никак нет, господин.

— Ну, и отлично. Вперед, безногий, забирайся к водителю.

— Я не безногий, — пробурчал тот в ответ, направляясь к Порше.

— Верну его к ночи, если что, позвоню. До вечера свободен.

— Понял, — ответил Сугисима Тсунэо, как всегда лаконично.

Идя к машине, я думал о том, что хорошо бы приодеть охранника, да и вооружить получше. А то это не дело — ни броника никакого, ни пистолета нормального. Про автоматическое оружие вообще молчу. Костюм да Беретта стандартная.

— Ну-с, давайте знакомиться. Акеми, позволь представить тебе моего мастера на все руки — Нэмото Таро. Таро, эта красивая молодая девушка, никто иная, как Наката Акеми. — И после небольшой паузы, чтоб уж до всех дошло: — Одна из сильнейших боссов Гарагарахэби.

Таро после моих последних слов чуть прикрыл глаза, а Акеми чуть задрала носик.

— Приятно познакомиться, госпожа Наката.

— Нэмото-сан, — кивнула та в ответ головой.

— Ну, и конечно, — вновь взял я слово, — позвольте представить одного из моих доверенных людей, который временно подрабатывает шофером — Василий Рымов.

— Мое почтение, — полуобернувшись, кивнул тот головой.

— А теперь поехали, раз с этим разобрались.

Дом Кояма в квартале был маловат для приемов такого уровня, точнее, не сам дом, а территория вокруг него. Поэтому мы сейчас ехали в их загородный особняк, в котором и происходили подобные мероприятия. А я-то все думал, почему за то время, что живу рядом с ними, не имел чести наблюдать ничего подобного. Те редкие наплывы гостей, что я помню, с трудом можно назвать большими приемами.

Сам особняк был выполнен в стиле Синдэн-дзукури. Это… да, в принципе, не важно. Такие особняки строили в одиннадцатом веке, и располагались они на немалой территории. О чем говорит озеро с несколькими островками, связанными между собой деревянными мостами.

Кента, с внучками по бокам, встречал нас, как и всех остальных, недалеко от главных ворот особняка. Одетый в черное кимоно с белым хаори старик неплохо гармонировал с девушками, наряженными в красные юкаты. Мизуки, ко всему прочему, отсвечивала кислой физиономией, которой точно не было, когда мы только подходили к ним. Видимо, в моем присутствии немного расслабилась. Взгляд Шины в это время метался между мной и Акеми, а выражение лица у нее было… как бы это сказать… удивленно-возмущенное. Что неудивительно, учитывая наш с Акеми контраст в одежде. Я не я буду, если она мне не выскажет по этому поводу.

— День добрый, Кента-сан. Девушки, — чуть поклонился я им. — Позвольте представить вам моих… сопровождающих. Эта красавица рядом со мной — Наката Акеми. — Кивок головой. — А этот молодой человек, чуть старше меня, мой помощник и мастер на все руки — Нэмото Таро.

— Приветствую, господа… и дама. Клан и Род Кояма рад видеть у себя в гостях друзей этого юноши, — улыбнулся старик. — Моя внучка, Шина, проводит вас к гостям. — На что эта самая Шина поклонилась и повела рукой в сторону дома.

Первое, чем я занялся, когда нас привели во двор, где прохаживались гости, это стал высматривать Чесуэ. Переброшусь с ним парой слов, и можно считать, что план на сегодня выполнен. Но, увы, он либо еще не пришел, либо и не придет. Во всяком случае, пока его не было. А так как главное на сегодня дело выполнить не представляется возможным, пошел оценивать труды Кагами. Таро, кстати, получив разрешение, направился к какому-то типу, в паре с женой, по-видимому.

— О, смотри! — сказал я Акеми, указав рукой на один из столиков. — Это же мясные рулетики от Кагами. Пойдем заценим.

— Ох, мужчины, — покачала та головой в ответ, — все бы вам поесть, да по… женщинам сходить. Только выбираете почему-то не тех.

— Пойдем-пойдем, уверяю, тебе понравится.

Через час я стоял неподалеку от Акеми, хихикающей в компании женщин, и наблюдал за приближающейся ко мне Шиной. Пристроившись рядом со мной и покосившись на Акеми, она вполголоса проговорила:

— Мог бы и сказать, в чем пойдет твоя партнерша.

— Да я и сам не знал.

— То есть, как это, не знал? Ты что, мелкий, даже не поинтересовался, в чем она пойдет?

— Ну, забыл я, забыл. Хоть ты не начинай. Мне и так по пути сюда весь мозг вынесли.

— А нужно было еще и внутренности взболтать. Столько времени, и все насмарку. Ведь столько вариантов было, я могла бы… мы могли бы выбрать то синее кимоно. — Ну, начинается. — А можно было то черное с…

— Шина, малышка, я тебя прошу, хватит. Что случилось, то случилось. Эта одежда тоже выше всяких похвал. Да и юката ко всему подходит.

— Мнение дилетанта, — припечатала девушка. — Юката — это… а-а-а, да что с тобой говорить, — вздохнула она. — Расскажи хоть, что за люди, с которыми ты пришел.

— Люди, как люди. Знакомая и подчиненный.

— Ну, Синдзи, мне же интересно. Я только сейчас и поняла, что про твою жизнь вне квартала толком ничего и не знаю. И ладно бы ты был обычным школьником, а тут вон как, с красивыми женщинами на приемы ходишь, — под конец она уже обиженно бубнила. — Хоть бы раз меня куда пригласил. Давай уже, рассказывай!

Ох ты ж, ребенок.

— Таро — мой подчиненный, мастер на все руки, как говорится. Решил вывести его в свет, чтобы к нему начали привыкать. А Акеми — просто знакомая. Вместе в один клуб ходим. Если бы не ее книжный бизнес и не мои тёрки с Чесуэ, ты бы ее здесь не увидела.

— Ну, хоть так, — тихо произнесла Шина. — О, смотри, жених Мизуки.

Что?

— Жених? Мизуки? — уставился я на девушку. А потом на белобрысого паренька моего, примерно, возраста, одетого в мужское кимоно. — Ничего себе. А… с каких пор он жених?

— Да уж года три как.

Ну ни хрена себе.

— И я только сейчас об этом узнаю?

— А что? Ну, жених и жених. Что такого? Ты и не спрашивал ни о чем таком.

Ядрена кочерыжка. Она, в принципе, права, я и том, что они клан, недавно узнал. Но… как-то… плевать, конечно, но слишком неожиданно.

— Хо… хо…. А он из какого Рода?

— Из нашего. Это мой троюродный брат, я тебе о них рассказывала. А их младшенькую ты, кажется, даже видел.

Етить твою… гребаные япошки. Хотя, она же приемная. Хм. Тогда да, тогда сходится.

— На Таро чем-то похож… — Мать-перемать, он же выше меня. — Сколько ему лет?

— Шестнадцать. И совсем не похож. Кроме цвета волос.

— Как скажешь… — Вот ведь. И этот выше. Этак я скоро, точно, комплекс подхвачу. — Что-то я его в нашей школе не видел.

— А он в Ширубарири учится, — сказала Шина, смакуя взятое со стола пирожное.

Ширубарири? Это где военщина властвует? Интересный выбор. У этого парня, вроде, еще три брата и сестра имеется, интересно, они здесь? Хотя неважно.

— А что Мизуки по этому поводу думает?

— В смысле? А что она должна думать? Ренжиро — нормальный жених, всяко лучше, чем кто-то, кого ты и не видела ни разу. Да даже если и так, отец с дедом не станут подбирать нам плохого парня в мужья.

М-да, это точно не мой мир, быть настолько безразличной к тому, за кого выйдешь. Впрочем, смысл в ее словах точно есть. Этого своего братишку она хоть знает. Вот интересно, будь Мизуки урожденной Кояма, ее отдали бы за троюродного брата? Из какого она, кстати, Рода?

— А из какого Рода Мизуки? — спросил я Шину. Но увидев, как та закашлялась от моего вопроса, задал еще один. — Или у ее родителей не было Герба? — На что девчонка, уже набравшая воздуха, чтобы ответить, вновь подавилась. — Экая ты неосторожная.

Но вот того, что произошло дальше, я не ожидал. Шина посмотрела на меня ОЧЕНЬ серьезным взглядом.

— Никогда, слышишь, Синдзи, никогда не поднимай эту тему в присутствии моей семьи. — Ого, что ж там произошло-то? — Мизуки — последняя из уничтоженного клана. — Минуту помолчав, девушка продолжила: — Из правящего Рода уничтоженного клана.

— А при чем здесь… что-то я не догоняю.

— Тц. Ее бывший клан уничтожили Кояма.

Ядрить твою, страсти-мордасти. Ну, ничего себе у них скелетики в шкафу.

— А Мизуки в курсе?

— Да. — Охренеть. — Я тебя прошу, Син, не тереби это дело. Я хоть и не родилась тогда еще, но и мне не по себе. Просто поверь, у Кояма была причина уничтожить их. — Покачала головой девушка. — Война началась за год до моего рождения, и продлилась двенадцать лет, окончившись после удочерения последней из правящего Рода. Какие только ужасы про нее не рассказывают. А Мизуки… отец говорил, что он просто не смог ее… ну, ты понял…

О-хо-хо. Даже представлять не хочу, как младшая Кояма перенесла все это. И что у нее сейчас в голове творится. Одно могу сказать, злобы я в ней никогда не замечал. Хотя, как оно там на самом деле, ее семье лучше знать.

— Ладно, замнем. Я все понял и, куда не надо, лезть не буду. Лучше скажи, — перевел я тему, — у тебя самой, часом, нет жениха?

— Пф. Нету, — самую малость покраснела Шина. — Пока у отца нет наследника, с этим торопиться не будут.

— Родители у тебя молодые, так что все еще впереди.

— Да уж, надеюсь, — пробурчала та в ответ. — И, желательно, побыстрей. После восемнадцати и мне, по-любому, начнут искать пару. А как найдут, уже не до братика будет. Ладно, пойду я, надо и других гостей обойти.

Пойти, что ли, тоже знакомств завести? О! Мать его так за ногу. Чесуэ!

— Дамы, — подошел я к компании Акеми. — Позвольте забрать у вас мою подругу. Хочу познакомить ее кое с кем.

— Конечно-конечно, — произнесла одна из женщин, снисходительно улыбаясь. Видимо, мои слова, произнесенные подростком, и вправду звучали смешно. Немного неприятно, но ожидаемо. — Где, как не на таких приемах, заводить знакомства? — Это меня сейчас так изысканно оскорбили? Мол, только благодаря Кояма я здесь и могу заводить знакомства? Или так, или я параноик.

— Да где угодно, госпожа. Это не от приема зависит, — ответил я, чуть остудив голос.

Раскланявшись с этой компашкой и подхватив под руку Акеми, мы по широкой дуге стали приближаться к Чесуэ.

— Ты бы поосторожней, Син, женщины подчас поопасней мужчин будут, — вдруг произнесла Акеми.

— А то я могу это забыть, — ответил я, глянув на напарницу. — Вот только они тоже могут недооценивать противника. Лучше расскажи мне, почему ты так не любишь Чесуэ. Все время забываю спросить об этом. Конкурент — это понятно, но ты же его, судя по всему, не перевариваешь гораздо больше, чем просто конкурента.

— Он не дает мне развивать свой бизнес, но это ладно, это понятно. Проблема в том, что он, имея возможность вытеснить меня из него, отвел определенные рамки, за которые не дает выйти. И, что самое обидное, как в ту, так и в другую сторону. Он даже помогал, когда совсем плохо было. Словно я его игрушка.

— Будь ты мужчиной, он бы тебя давно обанкротил.

— И это еще обидней. — Так и рождаются феминистки. — Он мне так и сказал, мол, будет играться со мной, пока не надоест, — сказала она обижено. — Я не его женщина! Пусть, вон, со своими играется. — Ан нет, с феминистками я поспешил.

В момент, когда мы выцепили Чесуэ, он, вместе с какой-то дамой, видимо, женой, как раз направлялся к столику с рыбной закуской.

— Чесуэ-сан, какая встреча! — воскликнул я.

— Оу, Сакурай, — обернулся тот ко мне. — Смотрю, идете по кривой дорожке, — бросил он взгляд на Акеми.

— Не понимаю, о чем вы, но, в любом случае, мою спутницу, наверное, представлять не надо.

— Единственный преступный босс-женщина в Японии? Нет, не надо.

— Босс? — сыграл я в несознанку. — Вы заблуждаетесь. Эта милая девушка никак не может иметь ничего общего с преступниками.

— Ну, это уже ваши проблемы, Сакурай.

— Не вижу проблем, Чесуэ, лишь выгоду.

— У вас, видимо, очень хорошее зрение, молодой человек. Или совсем наоборот.

— Время покажет, Чесуэ-сан. А пока я собираюсь насладиться этим дивным приемом. И этими восхитительными закусками. М-м-м, — покачал я головой, закинув в рот рыбное колечко, — лосось. Я читал, что это очень полезная в плане диеты рыба. Кстати, я тут собрался заняться книжным бизнесом, не посоветуете, с чего начать?

— Спросите у вашей спутницы, — процедил он. — Столько лет в этом бизнесе, как-никак.

— Но вы-то еще дольше, потому у вас и спрашиваю.

— Это сложный бизнес, Сакурай, и в нем не терпят конкурентов. — Довольно толстый намек, как по мне.

— Я все же рискну. Риск, как говорится, — дело благородное.

— Тогда вам не стоит рисковать. — О, а вот и про мое происхождение вспомнили.

— Чтобы не получилось, как с вашими землями? — Получи, фашист, гранату. — Хм-м-м, железобетонный довод.

На мой пассаж Чесуэ лишь чуть прищурил глаза. Уважаю.

— Мне еще повезло, — практически прошипел он в ответ. Типа, не влезай — убьет? Зря он это.

— Каждому свое. Мне, вот, не повезло жить простолюдином в центре квартала Кояма. — Намек, что его закатают, случись со мной что. А вы что думали? Что я не буду пользоваться уже сложившимся положением?

— В моем клане подобное не потерпели бы. — А вот это намек на то, что за ним тоже кое-кто стоит, и Кояма не станут затевать войну из-за меня.

— Что я могу сказать? Жизнь — непонятная штука. — Мол, все может быть, но станешь ли ты проверять?

— А риск — благородное дело. — Стану.

— Люди ценят стабильность и не любят рисковать. — Только тебя не поддержит клан.

— Вот именно, молодой человек. Вот именно. — А тебя Кояма.

— А что может быть стабильней книг? Так что, думаю, мне все же стоит попробовать себя в этом бизнесе. Я начну, а там, глядишь, и мои дети продолжат. — Мол, до моей смерти, а значит и до кланов, дело не дойдет, я тебя раньше уделаю.

— Попробуйте, Сакурай, попробуйте.

— Кагами-сан, как всегда, великолепна, — сказал я, взяв еще одно рыбное кольцо. — Что ж, Чесуэ-сан, с вами было приятно поболтать, но мы, пожалуй, пойдем. Еще со столькими людьми надо переговорить…

Минут через пять мы стояли возле очередного столика, мечты вегетарианца. Акеми сразу же подхватила помидорку, фаршированную каким-то салатом.

— С каким бы удовольствием я выдавила его потроха, — злобно произнесла она, держа овощ перед глазами.

— Успокойся, Акеми. Что ты, право слово? И определись уже с этим помидором, либо ешь, либо дави.

— А он не нападет? — спросила она и все же отправила помидорку в рот. Благо он был небольшой. — М-м-м!

— Хе, вкуснотища, да? И нет, не нападет. Не прямо, во всяком случае. Он же не дурак, чтобы проверять, станут за меня мстить Кояма или нет.

— А они станут? — спросила женщина, глядя на меня. И главное, столько любопытства на лице.

— Кто знает, Акеми? Кто знает?

— Ну, Си-и-индзи!

— Мне кажется, станут. Но не открыто. Никто не будет из-за меня начинать войну кланов. Особенно уже после того, как я помру.

Взяв у проходящего мимо официанта бокал с вином, она посмотрела на меня. Строго.

— Давай не будем сегодня о смерти. Лучше выпьем.

А еще через десять минут к нам подошла Мизуки.

— Наката-сан, — поклонилась она ей, после чего обратилась уже ко мне.

— Синдзи, тебя там отец зовет зачем-то. Сразу говорю — не знаю, — не дала она мне задать вопрос.

— Что, даже предположений нет?

— Откуда мне знать, что ему от тебя нужно? Он попросил позвать тебя, я позвала. Синдзи-и-и. — Сейчас чего-нибудь ляпнет. — Пойду я, — закончила она удрученно. Сдержалась-таки, чертовка. — Отец сейчас в доме, спросишь у кого-нибудь из слуг, тебя проводят.

Оглядев двор, заметил неподалеку Кагами, беседующую с братом Райдона. Чесуэ заметно не было.

— Я тоже пойду, — сказал я Акеми, — если что… ну, мало ли… иди к Кагами, — махнул я в ту сторону головой. — Повосхищаешься ее готовкой, а она тебя, между делом, прикроет.

— Иди уже, перестраховщик. Я — девочка взрослая, разберусь, если что. — Блин, неохота ее тут одну оставлять. — Ох, великие супруги, Синдзи, ты не забыл, что это не первый мой прием в среде аристо? Поверь мне, все будет нормально. Иди уже.

Акено находился в западной части дома, в маленькой комнате с низким столиком посередине. Когда я зашел, он с видимым удовольствием пил что-то из глиняной пиалы.

— Приветствую, Акено-сан, — поздоровался я.

— О, Синдзи, присаживайся. Ты просто обязан попробовать это, — сказал он, наполняя вторую пиалу из черной бутылки с индийскими надписями. — «Чандрама вен». Очень, ОЧЕНЬ редкий за пределами Индии нектар. Мне сегодня целых две бутылки подарили.

Минут пять мы молча оценивали действительно потрясающий напиток. Но вот наши пиалы опустели, и, наполняя их вновь, Акено приступил к разговору.

— Возможно, тебе покажется незначительной причина, из-за которой я позвал тебя, но мне… будет спокойней, если мы поговорим.

— Я слушаю вас, Акено-сан.

— Все дело в твоей спутнице, Синдзи. Ты и так, наверное, уже понял, что мы с отцом… кое-что знаем о ней. И мне хотелось бы знать, что тебе известно о Накате Акеми? Даже не так… ты в курсе, что твоя знакомая — преступный босс? — Не то, чтобы напряженно, скорей собранно спросил мужчина.

Мне предлагают откровенный разговор, насколько он вообще возможен. И я, в принципе, не против. Можно, конечно, было пойти в отказ и заявить, что я ни сном, ни духом. Но раз пошла такая пьянка, то почему бы и нет? Я предполагал подобный исход, и мне будет гораздо проще в будущем, придется меньше следить за словами. Да и… как бы это сказать… не люблю я обманывать этого человека. Плюс, еще один кирпичик в стену нашего доверия. Лишним не будет. Пауза, кстати, затягивается, пора отвечать.

— Да, знаю. Я знал об этом с самой первой нашей встречи.

— Ну, и зачем ты тогда связался с ней? — вроде как даже с облегчением спросил Акено.

— Пересеклись интересы. — И, видя поднятую бровь мужчины, пояснил: — Чесуэ. Он нам обоим не нравится.

— Он не нравится тебе настолько, что ты готов начать с ним войну? С главой старого богатого аристократического Рода?

— Вы преувеличиваете, Акено-сан. Войны не будет. Она не нужна ни нам, что понятно, ни ему. Лишние траты, и все такое.

— Тогда зачем вообще все это затевать?

— Он начал мне пакостить. Пока что по мелочи, но это ведь только начало. Я просто немного его осадил, вот и все.

— Опасно действуешь, Син, весьма опасно. Если все, как ты говоришь, он с тебя теперь не слезет. Но это ладно, что-нибудь придумаем. Ты мне лучше скажи, какой прок с этого Накате? Тебе не кажется, что тебя могут просто использовать?

— Хех, — усмехнулся я, не сдержавшись. — Давайте по порядку. Для начала…. Буду откровенен с вами, Акено-сан. Не будь Чесуэ, я бы сам нашел какого-нибудь аристократа. Сейчас мне и вправду не нужна война, но это только сейчас. — У Акено от моих слов брови чуть ли не на затылок полезли. — У меня жизнь распланирована на многие годы вперед, и война с аристократическим родом в этом плане присутствует. Мне было не нужно, чтобы Чесуэ успокоился, но и прямо сейчас я воевать не готов. — На мгновение задумавшись, я продолжил: — Вот ведь что интересно. Если бы Ямасита не проиграл свою фирму, я бы до сих пор не вышел на свет, а сейчас только готовился бы и выбирал цель среди аристо. Но уж что случилось, то случилось. План сместился на два года, и теперь приходится работать в ускоренном темпе. Если вам интересно, зачем мне этот конфликт, то я поясню. Все на самом деле предельно просто и банально. Мне нужна известность, репутация и… ресурсы, которые я поглощу вместе с противником.

— А не подавишься? — с серьезной миной на лице спросил Акено.

— Очень даже возможно, — вздохнул я. — Но что делать, иногда приходится рисковать. Или долгими десятилетиями добиваться… объедков, — выплюнул я. — Моя цель по жизни весьма проста, — по крайней мере, первая ее часть, — добиться как можно большего. А при таких целях мне еще не раз придется рискнуть.

— Вместо всего этого, — произнес Акено, — ты мог всего лишь пожелать. В клане Кояма ты мог…

— Я. Никому. Не. Подчиняюсь, — повысил я голос. — Извините. Это только мой путь. Ладно, что там у нас дальше? Ах да, Наката Акеми. Она с этого дела пустой не уйдет, уж будьте уверены. Я, правда, не могу сказать вам, что именно. Это просто не мой секрет, а я обещал помалкивать. И, нет, я не считаю, что меня используют. Тут, скорей, даже наоборот. Собственно, вот и все. Еще вопросы?

— Не сегодня, — покачал тот головой. — Загрузил ты меня не по-детски. Надо бы обдумать все.

— Ну, если что, спрашивайте. Смогу — отвечу. А пока, я лучше пойду. Меня там одинокая преступница дожидается.

Выйдя во двор, вздохнул полной грудью. Несмотря на спонтанность разговора, точнее моих откровений, получилось все вполне сносно. Рано или поздно нечто подобное должно было произойти. Даже больше скажу — я сам намеревался устроить вечер откровений. Относительных, само собой. Вот только не сейчас, а перед тем, как попросить Герб. Сейчас же стоит подобрать Акеми, найти Таро и валить отсюда, пока еще что-нибудь не случилось.

Моего карманного босса я нашел в компании Сена, старшего брата Райдона. В данный момент она мило улыбалась, изображая внимательную слушательницу. Почему изображала? Потому что она всегда держит скрещенные ладони у пояса, когда пропускает слова собеседника мимо ушей. Я эту позу — «Да-да, конечно, угу, ага» хорошо знаю. По себе, так сказать.

— Охаяси-сан, — что-то сегодня даже меня эти суффиксы достали, — рад вновь с вами встретиться.

— О, приветствую, Сакурай-кун. — Как всегда, сама элегантность и утонченность. — Сегодня воистину замечательный день. Лишь самую малость хуже еды, приготовленной Кагами-сан. Ну да, ее готовка любой день превратит в праздник.

— С этим невозможно спорить, Охаяси-сан. Стоит также отметить ее дочерей. Пусть медленно, но они приближаются к ее уровню.

— Особенно младшая, да, — покивал тот головой в ответ. — Она весьма сильна в рыбных блюдах. Хотелось бы мне иметь такую сестру. М-да. Впрочем, мне грех жаловаться на это, Анеко тоже сильна в приготовлении рыбы.

Такое впечатление, что при оценке людей он на первое место ставит умение готовить. Сам я в это не верю, но очень похоже. Маска?

— Ваша сестра — вообще замечательная девушка. Уверен, готовит она даже лучше, чем вы говорите.

— О, вы непременно должны попробовать ее бенто, Сакурай-кун. Уверяю, вы будете впечатлены. — И как он это себе представляет? «Анеко, твой старший брат сказал попробовать твой бенто»? — Думаю, я смогу уговорить ее приготовить лишний обед в школу. А лучше, приходите к нам. Да, пожалуй, так будет лучше. Надеюсь, вы не откажетесь от приглашения поужинать, Сакурай-кун?

Посредник, значит. Должок Кояма ко мне все растет и растет. Отказаться, конечно, можно, но лучше не стоит. Надо только время самому выбрать.

— Я бы с удовольствием, Охаяси-сан, но не в ближайшие дни. Очень много работы. Давайте, ближе к следующим выходным?

— Договорились, — с улыбкой кивнул Сен. — Как будет свободное время, сообщите об этом Анеко, думаю, она будет только рада.

Что? Это что сейчас было? Рада? Что-то я… встревожен. Да не, ну нафиг, не станут Охаяси сватать свою старшую дочь МНЕ. Бред это. Скорей всего это я параноик, а Сен сейчас имел ввиду… что-то другое. Вариантов куча. Да, все так и есть. Точно. И никак иначе.

— Обязательно, Охаяси-сан. А сейчас прошу прощения, нам с Накатой-сан пора уходить. А мне еще подчиненного найти надо, — извиняюще улыбнулся я.

— Всего хорошего, Сакурай-кун, буду ждать нашей следующей встречи.

Таро мы искали полчаса. Я уж грешным делом начал думать, что он нажрался и отсыпается где-то внутри дома. Не, ну в самом деле, территория, на которой проводится прием, конечно, большая, но не настолько же, чтобы искать на ней человека аж полчаса. Спрятаться здесь можно запросто, хрен найдешь потом, вот только ему это не надо, он сейчас должен быть где-то среди людей, которые по разным закоулкам не ходят. В итоге выяснилось, что ходят. Таро мы нашли выруливающим из-за угла здания и беседующим с высоким представительным мужчиной. Подойдя к основной массе гостей, они раскланялись и разошлись каждый в свою сторону. Тут-то мы его и выцепили.

— Ты где шлялся?! — Атаковала его моя спутница. — Не думаешь, что пропадать из поля зрения своего босса, это чересчур?

— Акеми, — осуждающе произнес я. Все же это мой человек, и наседать на него могу только я. В моем присутствии во всяком случае.

— Извини, — буркнула она. — Но, блин, полчаса!

— Значит, на то были причины, — сказал я успокаивающе. — Пойдем, безногий пьяница, мы уезжаем. — Очередное преувеличение с моей стороны. Несмотря на то, что поддатость Таро была заметна невооруженным взглядом, держался он как стойкий оловянный солдатик. — Кто это хоть был? — кивнул я на мужчину, с которым общался Таро.

— Акэти Юдсуки, босс. Глава клана Акэти.

— Они же, вроде, чаем занимаются. Какое им дело до Шидотэмору?

— Да какая разница, чем они занимаются, босс. Мы же им в сети такую рекламную кампанию можем устроить, что все ахнут. И главное, нам с этого, кроме денег, еще и известность с репутацией перепадут. Аристократы вообще, как я заметил, пренебрегают рекламой. Что, конечно, странно, но нам на руку.

— Ну да, реклама. Что-то я об этом не подумал. Ладно, пошли уже.

В машине из Таро словно выпустили воздух. В этот момент стало понятно, что выпил он на самом деле немало, но дела требовали быть в тонусе, и он держался. А тут захлопнувшаяся за ним дверь, словно сигнал об окончании рабочего дня, выдернула из него стержень, и он растекся по сидению.

— Его там пытали, что ли? — спросил Рымов, покосившись на это тело.

— Веришь, не знаю, — ответил я, глянув на Таро из-за сидений. — Эй, безногий, ты меня понимаешь? Сколько пальцев?

— Я не бзногий.

— «Бзногий»? Ну, раз так, все нормально. Давай, Васек, рули к моему новому особняку. — Бумажку с адресом я давал обоим моим водилам. Надеюсь, они поняли, потому что я — нет. В этой Японии с адресами так же туго, как и в моей. Неудивительно, что приходится рисовать планы, чтобы добраться до того или иного места.

— Новый особняк? — спросила Акеми. — Нет, я не прочь на него глянуть, но почему сейчас?

— Потому что есть время. А раз так, почему и нет? Скинем там этот полутруп, заодно и осмотримся.

К особняку мы подъехали уже к вечеру. Таро немного проспался, но на выходе из машины его по-прежнему штормило. Я же подал руку Акеми, помогая ей выйти, и окинул взглядом ворота, к которым мы подъехали. Учитывая длину каменного забора, особнячок должен быть немаленький.

— З-забавненько. Что скажете?

— Спать хочу, — сказал Таро.

— Уж не знаю, каков сам дом, но территория тебе досталась большая. Прямо бальзам на мою душу. Как только Чесуэ инфаркт не отхватил на том вечере?

— Я, когда понял, что выиграл, сам об этом подумал, — усмехнулся я. — Ладно, что стоим, пошли.

Нажав кнопку домофона, находящегося справа от ворот, стал дожидаться ответа.

— Хорошо идем, — заметила Акеми. — А если там вообще никого нет?

— Это вряд ли, — ответил я, хотя и сам был в этом не уверен.

— Слушаю, — раздалось из динамика через две минуты.

— Это Сакурай Синдзи вас беспокоит, не могли бы вы открыть ворота?

— Конечно Сакурай-сан, уже иду.

И вот через несколько минут двухметровые ворота без единого скрипа раскрылись, и перед нами предстал крепкий старик в сером кимоно.

— Добрый вечер, Сакурай-сан. Позвольте представиться — Ёсиока Минору, — поклонился он. — Добро пожаловать домой, господин.

Удивительно. На мгновение я и правда почувствовал, будто вернулся домой после многолетнего обучения за границей.

— Хм. Что ж, Ёсиока-сан, позвольте представить моих друзей. Наката Акеми, — кивок в сторону женщины, — прошу любить и жаловать. Нэмото Таро, — посмотрел я на парня, — безногий пьяница.

— Я не… без-но-гий, — все же выговорил он.

— Как-то так. И вообще, давайте, наконец, посмотрим… что изменилось за время моего отсутствия, — пошутил я. На что Ёсиока, пусть на секунду, но все же подзавис.

— Прошу, — поклонился старик, поведя рукой в сторону дома.

Дом, точнее главный его корпус, представлял собой огромный квадрат с небольшим двориком внутри. Сам особняк был выполнен в том же стиле, что и у Кояма за городом, только без озера с островками. Ну, и в целом поменьше, конечно. Так называемые хоромы отсутствовали, а вот спальный дворец, помещение для слуг, павильоны и галереи — все это присутствовало. Но опять же, в меньшем масштабе. На фоне старого стиля белой вороной выделялся вполне себе современный гараж, расположенный где-то на задворках территории.

В целом, даже несмотря на то, что Чесуэ уволок отсюда вообще все возможное, кроме, что забавно, системы слежения, мне здесь нравилось. Да что уж там, я был в восторге. Ведь это вот все теперь принадлежит мне. Круто, черт возьми. За такое и вправду можно закопать. Да что там, я бы и сам закопал.

— К сожалению, Чесуэ-сан приказал вывезти все предметы обихода, — поджал губы Ёсиока, показывая очередную пустую комнату. — Я пытался сохранить хотя бы столы и футоны, но приказ был более чем четкий. Весь персонал особняка был Слугами Рода, поэтому, как вы видите, убыл со своим господином. Рекомендую, как можно скорей нанять новых людей, моя семья просто физически не может следить за всей территорией.

— Кстати, да, Ёсиока-сан, не поясните, как так получилось, что вы, судя по вашим словам, остались, когда все ушли?

— Моя семья уже триста лет работает здесь, — вздохнув, пояснил старик. — Вне зависимости от того, кто хозяин. Вы уже четвертый владелец особняка, которому мы, надеюсь, будем служить. К сожалению, в качестве доказательства нашей верности я могу предложить вам лишь бухгалтерию и другие бумаги за все триста лет нашей работы.

Хрена се! Во дают. Ладно сейчас, но вести бумажный учет три сотни лет назад и, что главное, сохранить его? И ведь это не какая-нибудь официальная структура, а всего лишь, хоть и потомственные, но слуги… Хрена се, черт подери, еще раз.

— Х-ха. Удивили. Обязательно посмотрю. Э… а где Таро?

— Мой сын уложил его в одной из гостевых комнат.

— Своевременно. А уж как незаметно…. М-да. Может, вы заодно скажете, где Акеми?

— Госпожа Наката осталась в комнате слежения. Думаю, ей стала интересна система охраны.

Совсем я что-то расслабился.

— Давайте поговорим о…. - я на автомате огляделся в поисках стула или подушки, чтобы присесть, но, как и ожидалось, ничего не нашел, — проблемах. Что вам нужно, чтобы… — я еще раз огляделся, — короче, что вам нужно?

— Если коротко, то деньги и разрешение нанимать слуг, — не стал кочевряжиться старик. — Я уже собирался сам купить самое необходимое, но денег моей семьи не хватит на достойные этого места вещи. А вот слуг, без вашего на то разрешения, я нанять не могу.

— Большая у тебя семья, кстати?

— Здесь нас сейчас четверо. Я с сыном и наши жены. Внук с внучкой живут в общежитии университета, в котором учатся. По окончании учебы они вернутся, но внучка… Рано или поздно она выйдет замуж и уйдет в новую семью. Еще у меня есть дочь, но она замужем много лет. А вот один из ее сыновей хочет пойти по семейным стопам. Но, опять же, после университета. В нашей семье так принято, что работать здесь могут только получившие высшее образование. Собственно, я был первым отучившимся и, как глава семьи, установил такое правило. И считаю это верным. Также необязательно, но ОЧЕНЬ желательно для мужчин иметь ранг «воин». Всегда есть вероятность, что в дом… э-э-э… залезут грабители. — Хех, «грабители». Из другого Рода, ага.

— Понятненько… Еще какие-нибудь пожелания?

— Необходимо сменить охранные системы. Но пока моя семья не обладает должным доверием, чтобы заняться этим самим.

Он мне нравится. Нет, честно.

— Это да, сменить надо. Я уже думал над этим. А также над охранной в целом. Настоящих профессионалов не обещаю, но людей в скором времени выделю.

— Еще хотелось бы уточнить одну вещь. М-м-м… недавно сюда приезжали люди, чтобы развесить новые гербы, и… как я понял, эти земли сданы в аренду на… несколько десятилетий… — произнес он осторожно. — Мне пояснили, что, даже так, вы остаетесь хозяином особняка, но насколько вероятно, что…?

— Не волнуйтесь, Ёсиока-сан, земли сданы в аренду моей же компании. А я там, несмотря на мой возраст, все еще царь и бог, — усмехнулся я.

— Это… очень хорошо, Сакурай-сан. Спасибо, что успокоили старика и внесли ясность, — поклонились мне. Кажется, он и правда рад.

— Ну, и отлично. Сегодня переговорю со своим финансистом… хотя, продиктуйте свой номер телефона, он с вами свяжется, и вы уже там сами разберетесь сколько, чего и куда.

— Как скажете, Сакурай-сан.

— Не волнуйтесь, МОЙ финансист жадностью не страдает, так что проблем у вас с ним не будет.

Акеми нашлась там же, где мы ее и оставили. Она сидела в кресле охранника и читала что-то с одного их мониторов.

— Все подчистили, — сказала она, обернувшись к нам. — Ничего интересного.

Подумав, мы решили переночевать в особняке и не тащиться через весь город домой. А пока сын Ёсиоки бегал до ближайшего магазина, где можно было купить футоны, мы с его отцом и Акеми пошли смотреть на трехсотлетнюю бухгалтерию.

За то время, что отсутствовал Тадао, он же Ёсиока-младший, мы успели кратко ознакомиться с бумагами. Собственно, интересного там, как и предполагалось, было очень мало. Фактически интерес представляли не сами отчеты, а те крохи истории, которые мы смогли из них извлечь.

Первое, что хочется сказать, это курьез по поводу моих слов у ворот. Первым хозяином особняка, оказывается, тоже был некий Сакурай. Мелкий дворянин, самурай и вассал другого вассала. Землями его семья владела около пятидесяти лет, после чего в бумагах, без всякого перехода, появляется уже другой хозяин. А около ста десяти лет назад хозяином особняка и земель вокруг него стал Род Чесуэ. Как так получилось, выяснить нам не удалось, что, в принципе, нас и не расстроило.

Поужинав тем, что приготовила нам женская часть семьи Ёсиока, мы с Акеми разошлись по комнатам, оценивать новые спальные принадлежности. И только начав раздеваться, я вспомнил, что не позвонил телохранителю Таро. Усевшись на футон, я подобрал лежащий рядом мобильник.

— Вечер добрый, Сугисима, — сказал я после стандартного «слушаю». — Вот, звоню предупредить, что все нормально. Таро будет завтра, поздно утром или днем.

— Понял вас, Сакурай-сан. Позвольте доложить?

— Докладывай, — ответил я осторожно.

— Сегодня вечером, в начале седьмого, заметил рядом с домом двух неизвестных. Охрана Нэмото-старшего их не знает. Час назад потерял их из виду.

— Однако, — задумался я. — Принято. Завтра с утра езжай в главный офис. Начальника охраны я предупрежу, он выдаст тебе броник и что-нибудь потяжелее твоего пистолета…. Отставить офис. Помнишь, я объяснял тебе, как добраться до клуба «Ласточка»? Не забыл адрес?

— Никак нет. Сегодня днем, пока вас не было, ездил туда, чтобы знать в точности, как добраться.

— Молодчина. Хотя, если бы не эти двое, просрал бы свой выходной. Ну да ладно. Езжай в клуб прямо сейчас. Попроси у охраны Нэмото-сана машину, она у них, вроде бы, была. Права у тебя, насколько я знаю, тоже есть. В клубе найдешь старика по кличке Фантик, спросишь у охранки. Только спрашивай Призрака, они его под этим именем знают. У Фантика, я его предупрежу, да и охрану тоже, возьмешь… в общем, все, что даст, то и бери. Ты у нас человек военный, уверен, разберешься со всеми вещами. Будем мы завтра часам к двенадцати, так что опробовать все успеешь, я думаю. Так, что еще… без машины все не увезешь, поэтому, если тебе ее не даст охрана, иди к Нэмото-сану, объясни ему все. Хотя, как мне кажется, проблем не будет. Как будешь выезжать, скинь сообщение. Все понятно?

— Так точно. Приступаю.

Следующий звонок был охране клуба, которой я все объяснил. А вот Фантик долго не отвечал.

— Ну, что еще? — Наконец-то услышал я ворчливый голос из трубки.

— Хорош бурчать, Фантик. Судя по голосу, ты не спал.

— Я работал.

— То есть ты сейчас в клубе?

— А где ж еще?

— Это у тебя надо спрашивать, где ты только не бываешь. Короче, тут такое дело. Где-то через полтора часа к тебе подъедет мой человечек. Выдай ему комбез и третий комплект. Помоги все подогнать и, что можно, протестировать.

— Так, стоп. Дай мозги перестроить. — Судя по звукам из трубки, он там сейчас лицо себе тер. — Хм. Третий? А человечек твой стандартной комплекции?

— Ах ты ж, точно, там же все четко под меня. Блин, тогда сам подбери что-нибудь похожее. Благо оружия и амуниции у нас до жопы. — Как только я зарегистрировал Шидотэмору, то сразу начал таскать в клуб различное вооружение и амуницию, а как только мой внутренний хомяк успокоился, стал делать это более упорядочено. Так что подобрать оснастку я могу очень большому спектру людей.

— Понял тебя, сделаю. Повезло тебе, что я в клубе.

— Ну а где же еще ты мог быть? — усмехнулся я.

— Приколист мелкий, — пробурчали мне в ответ.

Еще минут через десять Сугисима скинул мне сообщение, что все нормально, и он едет на место. А еще через пять ко мне в комнату заявилась Акеми. Вид она имела… полуодетый. Все та же юката, но… оби, он же пояс, расслаблен, плечи и часть груди оголены, в разрезе мелькает соблазнительная ножка.

— Ты… это… Чего творишь? — спросил я, когда она медленно села на колени и начала избавляться от пояса-оби.

— Мы одни, — начала она томно, — впереди ночь, и нам никто не мешает. Неужто так трудно догадаться?

— Мы ведь не раз говорили по поводу ребенка…

— Ребенок… это потом. Ты ведь сдержишь обещание? — Я, если честно, не помнил, чтобы давал конкретные обещания. — А сейчас я хочу просто приятной ночи…

— Кхм. — Да какого черта? Прогони я ее сейчас, и она точно обидится. Любая бы обиделась. — Коварные вы существа, женщины, — сказал я, скидывая одежду.

 

***

 

Пробуждение было… потрясающим. Приподняв одеяло и глянув на причину подобного пробуждения, подумал, что владение собственным домом, вдали от всяких там клановых кварталов, имеет несомненные плюсы. Вылезшая из под одеяла мне на грудь Акеми — явное тому подтверждение.

— Ну что, мой господин доволен прошедшей ночью? — промурлыкала она.

— М-м-м…

— Ах, как обидно — господин раздумывает.

— Э… и утром тоже, красавица. И утром тоже.

— О-о-о! Это не может не радовать.

Вот интересно, после этой ночи она попытается вить из меня веревки или нет?

Одеваться ей помогал я. Ну, а вы как думали? Юката — это только с виду всего лишь халатик, а на деле одно оби чего стоит. Пока помогал Акеми, чуть ее не изнасиловал, женщина не преминула еще раз продемонстрировать свои достоинства. Когда же с одеванием было покончено, отправил ее на кухню от греха подальше, пусть приготовление завтрака контролирует. Уходя, эта чертовка еще и посмеивалась.

Перед тем, как пойти на кухню, решил навестить Таро, вот только не вышло. В доме я не ориентировался, и в какой комнате тот спал, не знал, так что, проплутав по особняку минут десять, решил все же направиться на кухню, уж расположение подобной стратегической точки я не мог забыть.

Сама кухня представляла собой помещение семь на пятнадцать. Метров само собой. Как и весь остальной дом была оформлена в старо-японском стиле, где даже вполне современные кухонные шкафы, столы, совмещенные с двумя раковинами, большой электрической плитой и двумя холодильниками, не вызывали отторжения. А посреди помещения стояли маленькие японские столики на пару персон.

В «кухонном» уголке две женщины, старая и не очень, занимались готовкой, а Акеми с обиженной мордашкой стояла рядом. За столиками сейчас сидели… собственно, все остальные, в том числе и Таро с Рымовым. Увидев меня, Акеми направилась в мою сторону, и выражение лица у нее при этом, кажется, стало еще обиженней.

— Меня не допустили до плиты. Представляешь? — сказала она чуть не плача. Не знай я ее, мог бы и поверить. — «Господам не положено», так мне сказали эти злые женщины. А если я хочу?!

Ну, блин…. Даже сказать нечего.

— А ты попроси их пожалостливей.

— Не получается, — грустно вздохнули мне в ответ.

— Тогда смирись. У кухни всегда и везде только один хозяин, и если он говорит «нет», значит «нет».

Уезжать мы собирались после завтрака, так что, быстро проглотив свою порцию, Рымов отправился в гараж за машиной. Мы же, не спеша доев и поблагодарив женщин, отправились к воротам особняка, где к тому моменту уже стояла наша машина.

— Куда сначала? — спросил русский Вася, когда мы все уселись в Порше.

— К безногому.

— Босс! Ну сколько можно?

— До конца дней твоих, белобрысый. У дома твоего отца замечены подозрительные личности. Смекаешь? В следующий раз будешь действовать более обдуманно, а чтобы так и было, буду напоминать тебе об этом случае.

На мои слова Таро даже не ответил, переваривая новую информацию.

— Может, сказать парням? — спросил Рымов. — Пусть пара человек с ним побудет.

— Уже. Плюс охрана его отца. Пока и этого хватит, — сказал я задумчиво, потирая подбородок. — А там уж я… более обдуманно, — взгляд на Таро, — разберусь с этим делом. Так что давай сначала к Таро, потом к Акеми, а уж потом в клуб. Мне сегодня еще инструкторов нанимать.

Сдав Таро с рук на руки Сугисиме, отвез Акеми в ее отель. Где уже ее сдал на руки Мышу. После чего с чистой совестью и облегченным вздохом позвонил бывшему прапорщику Такаки и договорился о времени. Саму встречу назначил в клубе. В «Ласточке», когда мы туда приехали, был только Фантик, Казуки и Горо. Это не считая охраны. Даже тетя Наташа куда-то смоталась с Шотганом на пару. Но это я выяснил чуть позже, а когда мы только зашли в клуб, первым, кто нам попался, был Вася-тян. Сидя у барной стойки, он расслабленно попивал некую зеленую субстанцию из высокого прозрачного стакана. Увидев нас, он без слов встал, подошел к Рымову и похлопал ему по плечу. В ответ русский Вася провернул ту же операцию. После чего, так и не проронив ни слова, пошел шуровать в баре, а Горо двинулся в мою сторону. Я, если честно, был впечатлен. Они что, друг друга на уровне мыслесвязи понимают? Типа, пост сдал — пост принял? Или еще чего?

— Привет, босс, — жизнерадостно поприветствовали меня. — Как выход в свет?

— Как всегда — могло бы быть и лучше. Как и хуже, впрочем. Ну, а ты тут как? С утра пьешь, как я погляжу?

— Похоже на то, — сказал он, оглянувшись на стакан, оставленный на барной стойке. Рымов как раз решил глотнуть из него. — Зря он это. — Судя по тому, как тот закашлялся и выплюнул все, что не успел проглотить, на пол, действительно, зря. — Я вот тоже соблазнился странным цветом. Думал, экзотика.

— А на деле? — спросил я.

— Спирт. — И чуть подумав, дополнил: — С укропом.

— Похоже, на желудок ты оказался покрепче, — содрогнулся я.

— Не, там, рядом с его плевком, и моя первая попытка растеклась. Это я уже потом, от нечего делать, на принцип пошел. Впрочем, так и не допил.

— Алкаш хренов, ты за руль-то сесть можешь?

— Обижаешь, босс. Сегодня же моя смена. Я те три глотка на два часа растянул. Так что я ни в одном глазу. Одни соки пил.

Бросив на Горо строгий взгляд, отправился к себе переодеваться. А через двадцать пять минут охрана по внутренней связи сообщила о прибытии Такаки Саэ. Я в этот момент как раз вышел из душа, так что, попросив передать ему, что буду через десять минут, принялся одеваться.

Такаки сидел за одним из столов центрального зала и с выражением лица — «как такое может существовать»? — смотрел на стакан, с той самой зеленой мутью.

— Приветствую, Такаки. Я смотрю, Вася-тян и над тобой пошутил.

— Доброе утро, Сакурай-сан, — поздоровался он. И, покосившись на стакан, продолжил: — Со стариками я договорился. Они будут ждать нас в кафе недалеко отсюда. — И глянув на наручные часы, поправился: — Точнее, уже ждут. Я немного задержался, пока ехал к вам.

— Тогда поехали. Незачем заставлять ждать старших.

Возможно, это опыт, а может, не я один такой, а все это видят, но первое, что пришло мне в голову, когда я заметил стариков, сидящих в этот момент за одним из столов кафе, это то, что маска у них хреновая. Сухонькие старички, сгорбившись, переговаривались о своем, о старческом, но при этом от них прямо-таки фонило военной закалкой и боевым опытом. Про таких говорят — старая гвардия. Они, поди, служили больше, чем я на свете прожил. В обоих мирах.

— Добрый день, — поздоровался я, поклонившись. — Сакурай Синдзи. Не против, если я присяду?

— Вот молодежь пошла, чуть что, сразу присяду, — проворчал старик, что был справа от меня. — Как будто у них ноги отвалятся постоять рядом со старшими.

— Кхм, кхм, — многозначительно покашлял Такаки.

— Что, Таки-тян, простуда замучила? — начал усмехаться тот, что был слева. — Ты глянь, Торенчи, кто-то, кажется, думает, что мы должны тянуться, словно какие-то новобранцы, лишь только нам предложили работу. — Забавное прозвище у старика — «окоп». Что же он такое сотворил, чтобы получить его? В окопах, что ль, сидеть любил?

— Похоже, что так, Кикку. — Ага, а его дружбан по кличке «пинок» выпроваживал его оттуда. — Похоже, молодые люди забыли, что мы и на с пенсии неплохо живем. Слава богам, что в этой стране не забывают про своих ветеранов.

Я потер переносицу.

— Не, ты видал, Такаки? О времена, о нравы. Раньше перед началом разговора хоть представлялись.

— Вы не совсем правы, Сакурай-сан. Старики во все времена были одинаковы, — философски заметил бывший прапорщик.

— Такие же наглые и хамоватые? — задумчиво произнес я в потолок. — Ну да, согласен. Тогда ладно.

— А мальчик-то с норовом, — заметил Торенчи.

— Его бы нам в учебку в свое время, — сказал Кикку, — быстро бы норов сбили.

— Я свою учебку уже прошел, господа ветераны. И ОЧЕНЬ сильно сомневаюсь, что вы бы смогли научить меня хоть чему-то.

После моих слов старики лишь оглядели меня усмехаясь. После чего Торенчи — Окоп — почти незаметно поменял положение, а Кикку — Пинок — откинулся на стул. Из такого положения, вроде бы расслабленного и не представляющего опасность, очень удобно вскакивать, одновременно подхватывая стул, на котором сидишь. Стул, конечно, не для меня, а для моего спутника, сомневаюсь, что они воспринимают меня всерьез. Впрочем, сейчас меня интересовало, для чего все это? Набивают цену? Или решили не принимать моего предложения? Судя по тому, что они все же пришли на встречу — именно что набивают цену. В любом случае, мальчиком для валяния по полу я быть не намерен. Особенно по полу какой-то забегаловки. Так что, в ответ на их действия, я сменил опорную ногу. При этом улыбнувшись.

— А мальчик действительно не так прост, Кикку, — перестав ухмыляться, произнес «правый» старик.

— Похоже… нам придется… выслушать его предложение, Торенчи.

— Предварительно предложив присесть, само собой, — дополнил своего приятеля этот самый Торенчи, поведя рукой в сторону свободного стула.

Со стариками я, в конце концов, договорился. Мне даже предложили свести знакомство с одним военным инженером, который может помочь с планировкой базы. Да и с материалами. Язык, как говорится, до Киева доведет, а знакомства — до Имперского звездного разрушителя. Главное, с Дартом Сидиусом при этом не встретиться. Ну, да ладно, шутки шутками, а заниматься еще и инженером у меня времени может и не хватить. Таро тоже загружен под завязку. И что делать, кому поручить? Упускать лишнее знакомство как-то не хочется. Такаки со стариками могут быть разве что посредниками, все-таки они больше служаки, а там, кроме переговоров, еще и с финансами дела иметь надо. У проверенных людей из Шидотэмору и без нас дел хватает. Эх, блин. Вот потому большие люди, кроме мастера на все руки, еще и порученца имеют. Как раз на такой случай. А у меня из достаточно надежных для такой должности людей, только Фантик. Но у него, кроме того что профиль другой, еще и розыск за душой висит. Может, у Кояма кого попросить? В смысле, с инженером разобраться. Да и вообще, с постройкой на моей частной собственности базы охранной службы. А что? Это идея. Главное, все правильно организовать, чтобы этот человечек чего лишнего не узнал. Критичного о моих делах он бы и не узнал ничего, но… ладно, об этом чуть позже. Сначала этого гипотетического помощника еще выпросить надо.

Забравшись в свою машину, расслабленно вытянулся на сидении, благо место и моя комплекция позволяли, и задумался, куда ехать дальше. Тир, словно заговоренный, опять отменялся. Туда наобум можно не ездить, никогда не знаешь, кто конкретно сегодня там будет. Хотя туплю, как мне еще-то узнать, кто и когда будет? Еще можно съездить в оружейный, но это не горит. Я еще с неделю могу об этом не задумываться. Да и потом, в клубе на первое время запасов хватит. Человек на двадцать. М-дя. Лучше, наверное, съездить. Забавно, впереди целый день, а я уже не знаю, что делать и куда податься. И ведь секретаря не заведешь — все тот же кадровый голод. И пока я окончательно не выйду «на свет», с этим у меня будет туго. Да и потом тоже не очень. Наверное, стоит, для начала, отметиться дома, заодно, если вернулся кто-то из старших Кояма, и о помощнике поговорю. Да и о домике с гаражом перетереть можно.

— Домой, Вась. Надо хоть перед охранкой тамошней засветиться. А то Кагами-сан волноваться будет.

 

Глава 4

 

— Добрый день, герр Шмитт, — обратился я к старику за прилавком. — Рад вас снова видеть.

Джернот Шмитт был владельцем маленького с виду оружейного магазинчика на северо-востоке Токио. Этот магазин, кроме владельца немца, отличался от других небольшим тиром в подвале и, конечно, просто потрясающим выбором представленного оружия. Здесь было если и не все, то очень многое. Род старика Шмитта уже не первый век занимался продажей оружия и, даже не будучи аристократами, их семейство было достаточно известно и уважаемо. В определенных кругах. Данный представитель этой семьи, в противоположность своему двоюродному племяннику, занимался продажей в розницу, специализируясь на различных редкостях и новинках. В Японию он попал еще во вторую мировую, отправленный своим отцом в союзную страну, дабы расширить рынки сбыта. Но, в отличие от своих родственников в других странах, домой так и не вернулся. Это, конечно, не значит, что он вообще дома с тех пор не был, но основное место проживания у него именно здесь.

— А-а-а, юный Сакурай. Давно не виделись, молодой человек. Уже… четыре месяца как. Да-а-а, четыре месяца я не слышал родную речь, — с улыбкой встретил меня старик. По необъяснимым причинам старик чуть ли не с первой нашей встречи относился ко мне тепло, почти как к внуку.

— Вы уж извините меня, герр Шмитт, — состроил я извиняющуюся мину, — дела, можно сказать, погребли меня под своим весом. Вот, — протянул я ему небольшой пакет, — в качестве извинений. Самый настоящий «Дэнто но аджи», прямиком с плантаций клана Акэти. Мне-то, как вы знаете, что чай, что кофе… так что достал специально для вас. — Старик был настоящим фанатом чая, так что этот стограммовый пакетик, который достать довольно трудно, а для не аристо — чрезвычайно трудно, он оценил по достоинству.

— Потрясающе, — произнес он, осторожно забирая у меня пакет. — Поражаюсь вашим связям, молодой человек.

— Да повезло просто. У меня соседи, как выяснилось, те еще ушлые типы.

— И они, вот так просто, дали вам такую редкость? — спросил он, задумчиво оглядываясь, куда бы положить чай. И, видимо, решив, что держать такую драгоценность в помещении для посетителей не стоит, рявкнул. — Момодзи!

— Кояма, — пожал я плечами. — У них этого чая… даже не знаю… я двухлитровую банку видел.

— Кояма? — замер он на мгновение. — Кхе. У этих, да. Вполне возможно.

Бросив вышедшему, наконец, пареньку, чтобы тот постоял за прилавком, направился внутрь помещений, пригласив меня с собой. Пакет чая он так из рук и не выпустил.

Пока он ходил на кухню заваривать чай, я сидел в его… ближе всего к этой комнате подходит определение «кабинет», хотя пара диванов, столиков и части разобранного оружия, раскиданные по комнате, намекают и на другие обозначения. Взяв с его стола каталог оружия и усевшись на один из диванов, я обеспечил себя занятием на время ожидания старика. Каталог, кстати, был не простой, а выпускаемый очень маленькими тиражами специально для торговцев оружием. Под патронажем семьи Шмитт, между прочим, и в основном, как ни крути, для себя. У меня самого в клубе была парочка изданий, честно выклянченная у старого немца. В каталоге, кроме ТТХ самого оружия и графиков цен относительно разных стран, было много интересной, хотя и видимой далеко не сразу, информации. Например, при какой температуре РЕАЛЬНО начинаются осечки в том или ином продукте. Или некритичная степень загрязнения, или сравнение баллистики пуль и отдачи. Эргономика, различные тесты, даже мини история создания и жизни того или иного продукта. Короче, офигенная вещь. Для понимающих людей, конечно.

Вернувшийся с подносом немец, покосившись на меня, поставил его на стол, стоящий посредине комнаты, отодвинув при этом части наполовину разобранного болгарского ПП «Шипка», убогого, если честно, пистолета-пулемета.

— Это ведь новое издание? — спросил я, чуть приподняв каталог.

— Последнее. Буквально на днях получил, — покачал он головой из стороны в сторону. — Специально пару штук заказал, как чувствовал, что ты придешь.

— Круто, — сказал я, пролистнув еще пару страниц. И совершенно неожиданно, даже для себя, спросил: — Уверен, ваша семья может с легкостью получить герб. — И уже подняв глаза на старика: — Почему так получилось, что его нет?

— Кхе. Интересные ты вопросы стал задавать, юноша, — сказал он, беря в руки блюдце с чашкой и усаживаясь на второй диван. — Все дело в том, — продолжил он аж через пять минут, — что у аристократов очень хорошая память. А у семьи Шмитт когда-то был герб.

Что-то мне это не нравится.

— Если вам неприятно об этом говорить, тогда лучше не стоит, — сказал я, надеясь совсем на другое.

— Да что уж там, двести лет прошло, — ответил он мне, сделав глоток чая. — Был герб, а потом не стало. Один из моих предков продал оружие не тому, и это стало известно. За что мой род и изгнали из клана с лишением герба. Будь мы тогда свободным родом — плевать, а так… впрочем, глава клана имел полное на то право, как технически, так морально.

Ой-ей, чем-то хреновым запахло. Я же, блин, дважды изгнанный. Хотя нет, однажды, но мне-то от этого не легче. Мать-перемать, утолил, называется, любопытство. Отложив в сторону каталог, потянулся за своей чашкой. Хм, а ничего так, недурно.

— Значит, однажды изгнанным и лишенным герба получить новый… проблематично?

— Если бы мы сразу отмежевались от тогдашнего главы Рода, который во всем и был виновен, тогда нет. Ну, понаблюдали бы за нами пару десятилетий, как мы лишение Герба и главы Рода, точнее уже семьи, переживем, ну, промурыжили бы еще с пяток лет. Но бывший глава оказался кремень-человеком, удержал бразды правления, а после его смерти… все стало бессмысленным. Уж не знаю, на что он рассчитывал, но случилось то, что случилось.

Благодарю тебя, господи, за мою паранойю и за то, что я не выбросил письмо родителей. Ядрена кочерыжка, получается, получение мною Герба откладывается на неопределенный срок. И да, оказывается мои родители не такие уж и сволочи. Схлопотав изгнание из клана и отлучение от Герба, они тут же отказались от меня, дабы в будущем у их ребенка появился шанс. Но, черт побери, нахрена нужно было засовывать это гребаное письмо в рукав куртки? В выходной, блин, день! Придурки. Вот, наверное, знающие люди удивлялись, чего это Сакураи задумали, сами ушли, а от ребенка не отказались. Как бы теперь все это дело… блин. Придется теперь после совершеннолетия другую фамилию, что ли, брать. Эх-ма! Ладно, прорвемся. Сейчас надо что-нибудь ляпнуть, а то пауза затянулась.

— Получается, он весь ваш Род на многие столетия подвел?

— Получается, так, — покачал тот утвердительно головой. — Это у вас тогда, да и сейчас, сеппука и все дела. А у нас в Европе, — с горькой усмешкой выделил он последнее слово, — все алчут прежде всего личной власти. Если бы не сложившиеся за тысячелетия традиции, страшно подумать, какая бы у нас резня творилась, раз даже так умудряются… Я потому и не люблю на родине долго гостить, мы хоть к аристократии не принадлежим, но и так все прекрасно ощущается. А у вас тут… спокойней. Наверное, поэтому страна с минимальным количеством «виртуозов» и умудряется оставаться одной из великих держав. Ну да ладно, не будем больше о грустном, расскажи лучше, как ты поживал эти четыре месяца.

— О-о-о, — сделал я еще один глоток. — О-о-о.

— И главное, как информативно, — ответил мне старик.

— Хех. По сути, мало что изменилось. Все так же рулю компанией. Хотя…. Побывал тут на одном вечере и двух приемах высшего света, купил Ямаситу-груп, готовлюсь к войнушке.

— Война это плохо, молодой человек. — И после пары секунд раздумья: — Когда тебе приходиться в ней участвовать.

— Тебе или твоим близким. Да. Но что поделаешь? Все норовят обидеть маленького Сакурая.

— Неужто ты смирился со своим ростом? — явно напоказ удивился Шмитт.

— Старик… я никогда и не комплексовал на этот счет.

— Да-да, конечно. Извини.

— Вот старый… дед. Почему все так уверены, что меня волнует мой рост? Ладно, проехали, — вздохнул я. — У тебя, как я подозреваю, тоже ничего особенного не произошло?

— Даже меньше, чем у тебя, — хмыкнул немец. — Торгую помаленьку. Внука на родину учиться отправил. На годик. Пусть прочувствует разницу. Каталог, вот, новый получил вместе с новинками. Кстати! Хе-хе. Тебе будет интересно это увидеть. Очередная попытка моих соотечественников оседлать плазму в ручном оружии.

— О. Действительно, интересно.

— Вот как допьем это чудо, так и пойдем смотреть.

Чай мы допили минут за пятнадцать, в течение которых я кратко и с юмором рассказал, что происходило со мной за последний месяц. Старик, кстати, был в курсе, что я вожу кое-какие дела с преступным миром, но конкретно ничего не знал. Да что уж там, он сам мне пару наводок давал. Одну в самом Токио, другую в Ояме — городе севернее столицы. Хотя лично он, насколько я знаю, старается не влезать в криминал, но и не брезгует, если что. Как и большинство именитых торговцев, к слову.

Отправились мы, как выяснилось, не на склад, а сразу в тир. Маленький, плохонький, но личный тир под магазином. В плотно застроенном квартале это, я вам скажу, многого стоит. Стрелковых позиций было всего две, и подошли мы к правой, рядом с которой на столе лежало нечто. Явно огнестрельное, но какое-то чересчур уж футуристическое.

— Это и есть то, что ты хотел мне показать?

— Именно. Пуле-плазменная винтовка Хенцеля, она же ППВХ-1, она же изделие 108. На 80 процентов сделана из керамо-пластика, винтовочная часть использует патроны калибра 7,62, скорострельность шестьсот выстрелов в минуту. Несъемный оптический прицел, новый ЛЦУ ГХ-2, имеется возможность передачи данных с винтовки на шлем… и так далее и тому подобное. Главное в этом чудовище — это плазменная часть. Специально для нее разработан новый нагнетатель, охладитель и даже контейнер для самой плазмы. Как ты знаешь, сейчас повсеместно используется принцип зарядов, здесь же единый картридж, в котором, собственно, и хранится плазма. В «холодном» виде. Впрочем, говорить об этом можно долго, лучше попробуй ее в деле.

— М-да, — произнес я, беря винтовку в руки. — Тяжеловата. Да и неудобна, — повертел я ее в руках.

— Предохранитель вот тут, — ткнул старик пальцем. — А переключение режимов здесь.

Надев наушники и приняв положение для стрельбы стоя, вздохнул — круглый приклад с пистолетной рукояткой внутри наводил на мысль, что оружие делали не для людей. Цевье тоже, пипец неудобное, центр тяжести из-за барабанного магазина в центре винтовки тоже никакой.

— Она хоть пристреляна?

— Конечно.

Эх. Ну ладно. Поднял ствол и на выдохе выпустил пару очередей по три патрона. Хм. Еще парочка, и можно увеличить скорость и продолжительность. Хм. Отдачи почти нет, но смещенный вперед центр тяжести, как ни крути, мешает. Мне-то с моим опытом ладно… Хотя новобранцам это чудо-юдо и не дадут. Еще четыре очереди, и я опускаю оружие.

— Герр Шмитт, объясните мне, дураку, откуда при столь малой отдаче такая хреновая кучность?

— Новые патроны, молодой человек. У меня просто мишень стандартная, поэтому ты и не заметил. Эти новые патроны, по идее, выносят «воинов» на раз.

— Ага, если попадут. Цена у них, как я понимаю, немаленькая?

— К сожалению, не только. Еще они предназначены лишь для этой винтовки. Давай переходи на плазму.

Поправив наушники и щелкнув переключателем, который находился, как и предохранитель, в весьма неудобном месте, изготовился к стрельбе. В ответ старик, стоящий рядом с пультом, поднял новые мишени. Металлические.

Выстрел плазмой мне понравился. Огненный шарик раза в три-четыре больше пистолетного очень… внушающе полетел к своей цели, оставив в пятидесятимиллиметровой броневой плите прожженный кратер, раза в два больше самого заряда. Насквозь, само собой, так и не пробив. Заценил результат и выстрелил еще пару раз.

— Ой. Кажется, что-то сломалось. — На мой третий выстрел винтовка никак не отреагировала, впустую щелкнув спусковым крючком.

— Все нормально, молодой человек, — усмехнулся Шмитт, — просто скорострельность плазменного орудия — один выстрел в секунду.

— Ну-у-у, я так не играю, — опустил я винтовку. — Такой задел и такой облом. Это не оружие, а издевательство какое-то. Здесь минусов…. - глянул я на винтовку еще раз. — Да, собственно, здесь одни минусы. Плазма такого калибра — это, конечно, круто, но раз в секунду…. - покачал я головой. — Такая же фигня с патронами. Ну, есть там мощь, и что? Хрен же попадешь. А все остальное — стопроцентные минусы.

— И это ты еще не все из них знаешь. Да, — покивал старик.

— Так в чем прикол?

— А нет его. Эта машинка — прототип и, как я предполагаю, тупиковый. Иначе его не стали бы выставлять на продажу.

— Вот умеете вы обломать, герр Шмитт, — сказал я, добавив обиды в голос.

— Как ты там говоришь…? Не я такой, жизнь такая. Да.

— Ну и ладно, — положил я винтовку на стол, — уверен, у вас найдется что-нибудь более полезное.

— Не без этого, — покивал старик. — Пойдем на склад, здесь больше ничего интересного нет.

На складе, где кремневое оружие соседствовало с крупнокалиберными винтовками, Шмитт подошел к одной из стоек и взял в руки нечто, напоминающее навороченный до предела автомат G36C.

— Вот. Новинка от русских. Штурмовой комплекс «Гвоздь».

Взяв у него из рук оружие, удивился его легкости. С виду казалось, что он весит раза в полтора больше. Со сдвоенным оптическим и коллиматорным прицелом винтовка и правда походила на HK G36, но лишь отдаленно. Складывающийся телескопический приклад, подствольник, если не ошибаюсь из сороковой серии, аж два ЛЦУ, намекающие на контроль над гранатами подствольника, да и на передачу данных на шлем пользователя.

— А калибр? — уточнил я.

— Семерка. По первым прикидкам и тестам оружие очень хорошо. При всем том, как ты видишь, оно еще и очень простое. Ну, и надежное. Все говорит о том, что русские в очередной раз сконструировали конфетку. Редко, но метко, как у них и водится.

— Я бы не сказал, что они редко выдают хорошие образчики ручного оружия.

— Ну да, пара штурмовых винтовок, пара снайперских и пистолет. За всю свою историю.

— Ты преувеличиваешь. Винтовок было гораздо больше. К тому же многие и этого не добились.

— Не будем спорить. — Это да, кстати. С ним лучше не спорить на эту тему. Его и мои знания несоизмеримы. — Лучше скажи, что сам думаешь по поводу этого… «Гвоздя».

— Тестить надо. Но на первый взгляд мне нравится. Да и калибр… патроны будет легко достать.

— Не понял. Ты набираешь армию? — улыбнулся старик. — В ином случае есть ли разница, какой калибр? — Я на его слова только покосился. — Да ладно.

— Не армию, конечно, но свой собственный штурмовой отрядик, да, набираю.

— Как все интересно. Да. Но боюсь, этих комплексов у меня даже на отрядик не хватит. — И, бросив взгляд на стойку с оружием, откуда он взял «Гвоздь», добавил. — Пять штук всего. Извини.

— А достать еще не сможешь? — осторожно спросил я, возвращая оружие на стойку. Все же старик Шмитт оптом не занимается, даже мелким, а наши отношения… проверять их мне еще не доводилось.

— Даже не знаю, — потер он подбородок. — Сам-то я… ну, ты знаешь. Да и новинка это, в Японии ни у кого такого еще нет… Хм-м-м. Может, тебе лучше АК-203 взять? Зачем тебе вообще штурмовой отряд понадобился? Ни во что серьезное ты, вроде, не лезешь.

Эх, жаль. АК-203, аналог АК-12 моего мира, — конечно, отличная винтовка, и возьму я именно ее, скорей всего, но раз такое подвернулось, хотелось бы заполучить. Вот только старик, похоже, решил не заморачиваться.

— У меня тут войнушка намечается в ближайшее время, ты только никому. С Шидотэмору она, слава богам, не связана, но и избежать я ее не могу. Ладно, двести третьи тоже хороши.

— Это да, но «Гвоздь» лучше. — Вот старый пердун, еще и соль на рану сыплет. — Придется привлекать племянника. У меня просто нет нужных бумаг на провоз такого количества оружия. Да и связи немного не те.

— С-с-старик! Будь ты старухой — расцеловал бы!

— Ох, молодежь, молодежь, — покачал тот головой. — Когда, хоть, военная кампания начнется? Да и нужно-то сколько?

— Недели через три-четыре. А количество… — задумался я. Все-таки, сколько народа примет мое предложение, я не знал, — какая у него цена?

— Пять тысяч. Рублей. И если брать больше ста единиц.

— Ого, чего так мало?

— Русские, — пожал плечами Шмитт.

Что ж, цена хорошая. А количество, хрен бы с ним, буду брать на вырост.

— Раз такая пляска, бери тысячу.

— Кха, кха, — аж закашлялся немец. — Зачем? Столько?

— Чтоб было.

— Синдзи, тебе реально сколько надо?

— Хо-о-о. Ну, штук сто.

— Вот и бери полторы сотни. К тому времени, как понадобится больше, они уже подешевеют. Да и с племянником тебя познакомлю. Будешь у него напрямую большие партии заказывать.

— Хм, тоже дело. Но все же, закажи две сотни. Мне так спокойней будет.

— Ох, молодые. Вечно куда-то спешат. Боеприпасы заказывать? Ты только учти, товар придет где-то через пару недель.

— Это нормально. И да, бери по паре цинков на ствол. Если что, здесь докуплю.

— Передам. Это все?

— А что е… стоп. Раз все еще пляшем…

— Подожди. Пойдем ко мне, там все и обсудим. И запишем. А то сам знаешь, у нас, стариков, память еще та.

— Старик старику рознь. Но раз уж ты такой скромный…

 

***

 

Понедельник удался. В том смысле, что ничего интересного не было. И это не могло не радовать. А вот вторник мне запомнился. Начался он, как и все предыдущие вторники, а вот с первой перемены пошло-поехало.

— Сакурай, — обратилась ко мне Имубэ Каеде. Я к тому моменту даже с места встать не успел, так и сидел за своей партой.

— Староста, — поднял я голову.

— Ты выбрал себе клуб?

— Нет, — процедил я. — Все еще в поиске.

— Тогда поторопись, ты последний в нашем классе, кто не определился с выбором клуба, — все так же бесстрастно заметила она.

— Ты так и будешь ко мне каждый день подходить?

— Если потребуется, каждую перемену, — безразлично ответила она.

— А может, я тебе просто нравлюсь? — попытался я от нее отделаться.

— Ты себе льстишь, — даже бровью не повела та в ответ. После чего развернулась и пошла в сторону своей парты.

— Староста! — повысил я голос. И когда та обернулась, продолжил. — Все-таки я тебе нравлюсь.

На что Имубэ лишь слегка закатила глаза и покачала головой.

— Ничего у тебя не выйдет, — сказал стоявший рядом Райдон. И, видя мое непонимающее лицо, истолковал его по-своему: — У нее уже жених есть.

На его слова уже я закатил глаза и покачал головой.

— Все-то вы, аристократы, знаете.

— А то! — расправил он плечи. — Мы такие.

— Скорей бы уж на объявление откликнулись.

— Да ладно. Времени-то всего ничего про…

— Сакурай Синдзи! Есть тут такой?

Обернувшись, я увидел трех парней, стоявших на выходе из класса. Судя по красным галстукам — первый год обучения, то есть мои одногодки. Все трое черноволосые парни с короткой стрижкой и чуть выше меня.

— Ну, кто здесь царь? — спросил я у Райдона.

— Признаю, — развел тот руками, — везучий ты малый.

— Эй, народ, — помахал я рукой парням, — ком цу мир.

— Ты Сакурай? — спросил один из подошедших.

— Во плоти.

— Тоётоми Кен, — протянул он свою руку, здороваясь. — А это мои братья. Такуми — родной и Даичи — двоюродный.

— Вы даже не представляете, насколько мне приятно с вами познакомиться, — пожал я, привстав, протянутую руку. Не частая в Японии привычка, кстати. — Охаяси Райдон, — указал я на своего товарища, — мой друг и одноклассник. — После чего те поздоровались.

— Итак, — сказал Кен, присаживаясь на мою парту. Видимо, он старший в этой компании, — ты не против, кстати?

— Да нормально все, сиди.

— Итак, — повторил он, — мы прочли твое предложение и хотели бы уточнить, все ли правильно поняли. Можешь рассказать свою задумку нормальными словами, а не обтекаемо, как в объявлении?

— Ну что ж, — оглядел я их, — я хочу создать клуб, в котором ничего не надо делать и в который не надо идти после уроков. У меня и без клубов полно дел, но эти гадские школьные правила… Мне нужна отмазка для учителей, школьного совета и вон, — махнул я головой, — для старосты класса. Клуб будет только на бумаге, от вас требуется лишь подпись в… этих самых бумагах. Ну, и подтвердить, если что, мол, да, существует, состоим.

— Хм, просто и понятно. Мы, — переглянулся Кен с братьями, — в принципе, согласны. Только для создания клуба нужны пятеро…

— Есть у меня пятый. Вакия Тейджо, если вам это имя о чем-то говорит.

— Что-то знакомое… да и ладно. Тогда вроде все. Сегодня пойдем оформляться?

— Почему бы и нет? После уроков встретимся возле учительской, там все и обговорим до конца.

— А есть еще что-то? — удивился парень.

— Ясен пень. Название клуба и чем мы официально будем там заниматься.

— Ну да, ступил. Нас же еще и завернуть могут, если деятельность клуба им не понравится.

— Во-во. С этих… ну, кто там этим занимается, станется нас опрокинуть.

— Ладно, тогда до встречи. После уроков будем у учительской.

— Договорились.

Дождавшись, когда троица уйдет, кстати, похоже, нормальный парень этот Кен, вновь повысил голос.

— Староста! Сегодня я вступаю в клуб!

— Не забудь принести мне уведомление, — не оборачиваясь, ответила Имубэ. Прям так и хочется обозвать ее… м-м-м, старостой.

Райдон, стоявший рядом, улыбнулся, услышав ее ответ. Как и половина класса.

На обеде мы сидели уже, можно сказать, традиционным составом. Я, Райдон и пятнистый, то есть Тейджо, прошу прощения. А также Шина, Кино и Анеко, незаметно влившаяся в наш «обеденный» состав. Сегодняшний обед отличался от всех других тем, что передо мной лежало аж две коробочки бенто. Одну принесла Шина, другую Анеко. Я от такого дела даже чуть-чуть, самую малость, растерялся. А вот Райдон с Тейджо нет.

— Знаешь, сравнивать два бенто, приготовленных женщинами, довольно опасно, — заметил Тейджо. — А сравнивать тебе их по-любому придется.

— Хорошо, что у тебя есть друзья, которые всегда помогут в трудную минуту, — продолжил Райдон. — Сегодня, как мне кажется, тебе лучше съесть только бенто моей сестры, ты как раз его не пробовал. Ну а чтобы Кагами-сан не обиделась, мы с Тейджо отдадим должное ее готовке.

— Райдон, — с упреком произнесла Анеко. — Поверь, Синдзи, я не претендую на лавры Кагами-сан и вполне осознаю, на что способна. Так что не обращай внимания на этих проглотов. — Еще немного укора, и на «проглотов» даже обидеться не выйдет.

— Почему все счастье падает в руки именно злобных простолюдинов? — проворчал Тейджо.

Меня вот тоже волнует этот вопрос. Надеюсь, что это намек на приглашение от Сена. Бросив взгляд на Шину, заметил ее любопытный взгляд, направленный на приготовленный для меня бенто Анеко. Похоже, она единственная из нас, кто хочет именно сравнить эти бенто.

— Кстати да, Охаяси-сан, — спросила Кино, — как так получилось…? — неопределенно помахала она рукой. — Остатки ужина? — Все никак не успокоится, блин.

— Разве для этого требуется какая-то причина, Кино-сан? — улыбнулась Анеко. Такие улыбки еще называют дежурными. Умеет же она осаживать, и не докопаешься. Даже если очень захотеть. — Просто у меня было хорошее настроение сегодня утром, и я решила приготовить на одно бенто больше.

По лицу Кино было видно, что она очень хочет спросить — почему я. Но опасность нарваться не давала произнести вопрос вслух.

— А почему Синдзи? — А вот Шина такими проблемами не заморачивалась.

Ответила Анеко не сразу. Перед этим она задумчиво отправила в рот кусочек рыбы и, прожевав, проглотила.

— Даже не знаю, Кояма-сан. Видимо, подспудно я все же хотела, чтобы он сравнил то, что у меня получилось, с обедом Кагами-сан, — изобразив на лице извиняющееся выражение, ответила Анеко.

Выкрутилась-таки. Если я прав, то приготовить лишнее бенто ее надоумил старший брат. Но сказать это она не могла, иначе… как бы это сказать… получилось бы, что лично ей на меня как-то параллельно. А так она, вроде, и не при делах, но подумала в первую очередь именно обо мне. Вообще, как по мне, она почем зря создает себе лишние проблемы. Сказала бы сразу, что брат попросил. Даже после вопроса Кино, можно было так ответить. Просто сформулировать немного иначе.

После уроков, подхватив Тейджо, пошел на встречу с братьями Тоётоми, и уже собравшись все вместе, ввалились в учительскую. А вот дальше началась хрень. Или лучше назвать это бюрократией? У замдиректора мы узнали, что для создания клуба одному из нас, тому, кто будет президентом клуба, нужно получить разрешение от своего классного руководителя…. Собственно, уже это ахтунг. Лично я смысл данного действа не понял. Ну да ладно, мой классрук сидел там же и без проблем подписал одну из полученных у замдиректора бумаг. Далее, после заполнения анкеты мы должны были обратиться к студенческому совету, точнее к тем, кто отвечал за клубы в этом самом совете. Если мы обладаем даром убеждения и умудряемся пройти и этот этап, необходимо получить подпись одного из кураторов, который в школе отвечал не за конкретный клуб, а за этаж в клубном здании. После этого мы возвращаемся к школьному совету, получаем печать на документы и идем к замдиректора, который уже официально закрепляет появление нового клуба.

— Эм-м-м… а присутствие всех пятерых обязательно? — спросил Тоётоми Даичи, двоюродный брат Кена. — Может, хватит подписей в анкете?

К своему прискорбию я считал так же. Впрочем, к чему парней мучить? Моя идея, мне и бегать.

— К клубному отделу школьного совета лучше подойти всем пятерым, — ответил Кен. — А потом, да, думаю, мы с Сакураем справимся и сами.

Интересно, это он мне не доверяет или поддержать хочет. Судя по его поведению — второе.

— Лично мне делать нечего, так что я с вами, — сказал Тейджо. На что Кен лишь кивнул.

Первое, на чем мы застопорились, было название клуба и его деятельность. Необходимо было нечто не совсем уж безумное, но в то же время позволяющее нам забить на клуб.

— Может, клуб любителей бабочек? — выдал молчавший некоторое время брат Кена. — На территории школы я их не видел. Если что, скажем, что мы на охоте. А где — не ваше дело.

— Если даже подобного клуба в школе и нет, — ответил Тейджо, — то общества такие точно присутствуют. Как бы нас к ним не отправили. Отмазывайся потом.

— Пусть тогда будет клуб добытчиков информации, — не сдавался Такуми.

— Нет уж, — сказал Кен. — Как-то это…. Еще начнут информацию требовать.

Хм. А ведь может и прокатить.

— На самом деле идея хорошая. Только мы ее немного модернизируем. Пусть будет клуб разведки. А на вопрос, где мы пропадаем и что делаем…

— Ответ будет один, — закончил Кен. — В разведке. В принципе, да, разведка — понятие довольно обширное, может и сработать.

— А если от нас потребуют конкретики? — спросил Тейджо.

— Мы же сами только учимся. Какая конкретика?

— Ну, с чего-то нам пришла такая мысль, — не сдавался пятнистый. — Хоть что-то мы должны знать?

— Для начала хватит и того, что знают все. Мы ведь любители, нам хватит. А позже… оставьте все на меня, я разберусь. — Не говорить же им, что моя военная карьера, еще в том мире, началась с ГРУ?

— Как скажешь, — неуверенно произнес Тейджо. И уже более бодро: — И верно, ты ведь у нас президент клуба, тебе и ответ держать.

— Но если что, мало ли, сразу нам говори, — телефонами мы к тому моменту уже обменялись, — вместе обмозгуем.

— Лады, — подвел я итог обсуждению. — Пошли дальше, нам еще в совете болтологией заниматься.

Девочка, отвечающая за регистрацию клуба, была маленького роста, имела зеленые волосы и зеленый бант, третьего года обучения. Также она была обладателем непонятного характера — то ли склочного, то ли дотошного, то ли просто вредного, но своей печати мы добивались уже больше двадцати минут.

— Ладно, я поняла, что общественной деятельности от вашего клуба не добиться, тогда объясните, зачем вы вообще нужны?

Господи, ну что за глупые вопросы?

— Сударыня, объясните мне, для чего вообще создаются школьные клубы?

— Для общественно-полезных работ, — веско припечатала та в ответ. При этом я был уверен, что ей было просто лень объяснять.

— Да, — переглянулся я с парнями, — то есть ты не против, если я передам твои слова директору?

— Ты с ним сначала встреться, — усмехнулась девушка.

— Он мой сосед, если что.

— Э… — ухмылка с ее лица слетела в миг. — Ну и что? Передавай.

Тут она права, за подобные слова ей ничего не будет. Но это смотря с какой стороны посмотреть. Так что начинаем нагнетать обстановку.

— Ты, похоже, не поняла, что сейчас ляпнула. Давай я тебе поясню. — И не обращая внимания на ее нахмуренное личико, продолжил, полуобернувшись к своим спутникам: — Вот эти четыре молодых человека являются представителями аристократических родов. Притом двое из них — наследники. Теперь уточнение: школьные клубы обязательны? Обязательны. Основателями и попечителями школы являются кто? Род Кояма. А теперь следи за мыслью. Эти четыре аристократа ОБЯЗАНЫ работать на общественное, и не только, благо Рода Кояма. После твоих слов крайними будут либо Кояма, либо твой Род. Что ты выбираешь?

— Э… — опять подзависла она. И гораздо более неуверенно, чем раньше: — Все это ерунда. Ты из искры раздуваешь пламя. Ничего такого не будет.

Конечно, не будет. Но пока не попробуешь, не поймешь. А пока не поймешь, опаска остается. Но это касается лишь конкретно этой девицы, которая, похоже, умом не блещет.

— Возможно, а возможно и нет. Ты как минимум потеряешь место. А оно тебе нравится, как я погляжу? — Вот это, кстати, вполне возможно. Если задаться целью.

— Ты…. Заявление отклоняется! Не будет тебе клуба!

— Ну, это совсем зря. Я точно знаю, что по правилам школы могу пойти добиваться правды к замдиректора, а там и до самого директора недалеко. И когда все это закрутится, а оно закрутится, я ведь тоже умею обижаться, к тебе придут с вопросом: а почему ты им отказала? И что ты ответишь? Я, мол, их оскорбила, а они пояснили мне всю мою неправоту?

— Не-ет. Я скажу, что они создают клуб, чтобы подглядывать за девочками в раздевалках. Разведчики хреновы.

— Все-таки именно девушки первые извращенки, а не мы, — повернулся я к парням. — Да еще и глуповаты. Ты хоть понимаешь, что после такого мы будем просто обязаны ответить? И это уже не шутки. — Опять же, ничего серьезного не будет. Но, похоже, я добился нужного накала. — Давай перейдем от нападок к конструктивному разговору. Для начала, клубы создаются для учеников, а не для школы, поэтому требовать от них общественных мероприятий никто не может. С этим, я надеюсь, мы разобрались раз и навсегда. Далее. Разведка — гораздо более объемное понятие, чем ты, женщина, — припечатал я, — думаешь. Разведка, сударыня, — это даже не наука, это комплекс наук, включающий в себя знание психологии, топологии, физиологии, технологии и многого другого. Поэтому ни тебе, ни кому-либо другому не удастся доказать, что клуб разведки — бессмысленное по своей сути занятие. Ну, и напоследок. Девушка, мы живем далеко не в средние века, и если мне вдруг захочется насладиться голым женским телом, я просто залезу в интернет. А еще вероятней, просто схожу в какой-нибудь клуб, познакомлюсь с девушкой и проведу замечательную ночь. А портить себе репутацию, ползая по женским раздевалкам? Нет уж, увольте. — И, полюбовавшись на красную то ли от смущения, то ли от гнева девушку, закончил: — Ну так что? Будем ставить печать?

— Да подавись, — хлопнула она деревянным кругляшом по бумагам. — Но в главном клубном корпусе мест нет, — сказала она со злорадством в голосе. — Так что добро пожаловать к ссыльным.

— Да хоть десять раз, милая, — сказал я, забирая бумаги. — Я ж сюда не за клубной комнатой пришел.

Выйдя из огромной комнаты, в которой обитал школьный совет, мы направились к выходу из школы, где и распрощались с братьями Кена. Дальше нам было необходимо найти куратора третьего этажа первого клубного корпуса.

— Умеешь ты злиться, Сакурай, — сказал Кен, разглядывая наши бумаги.

— Раздражаться, — поправил я его. — Если бы я злился… слов было бы гораздо меньше.

— Да нам и этого хватит, — заметил он, отдав бумаги мне в руки. — Похоже, девчонка ошиблась, и клуб у нас уже зарегистрирован. Осталось утвердить его у замдиректора, и мы свободны.

— Хм. А если докопаются до подписи?

— Значит, пойдем искать куратора. Но в учительскую все же ближе.

Как ни странно, бумаги нам заверили, после чего я официально стал президентом клуба разведки. Там же в учительской я взял стопку бланков на вступление в клуб, которую мне чуть ли не силком впихнула замдиректора, и два ключа от клубной комнаты. А еще через тридцать минут, двадцать из которых мы плутали по территории школы в поисках нужного нам корпуса, мы стояли на выходе из школы.

— Все-таки после уроков тут на удивление пусто, — все никак не мог успокоиться Кен. За те двадцать минут, что мы плутали, нам не удалось встретить ни одного человека, а возвращаться в главный корпус и спрашивать учителей нам, точнее Кену с Тейджо, гордость не позволила. — А мы могли бы оставить бумаги и в каком-нибудь другом месте.

— Да-да, территория тоже чрезмерно велика.

— Скажешь, нет? — спросил пятнистый.

— Лучше больше, чем меньше. Не всегда, но с землей, я считаю, так.

— Если земля твоя, — заметил Кен.

— Да хватит вам уже. Нашли, и ладно. Вот, кстати, — протянул я один из ключей Кену. — Как старшему из братьев. Будешь моим замом, ответственным за Род Тоётоми, — улыбкой показал я несерьезность моих слов.

— Как скажешь, — забрал он ключ. — Если у нас все, то я домой.

— Бывай. Ты тоже на парковку, мой пятнистый друг?

— Да. Поеду домой. Или не домой, — задумался он. — Ты сейчас куда?

— Работать, — тяжко вздохнул я в ответ.

— А-а-а, ну, тогда и я домой. Покеда.

 

***

 

— Добрый вечер, Сакурай-кун, — поздоровался со мной сегодняшний дежурный в тире. — Ты сегодня, как я посмотрю, со своим стволом? — кивнул он на футляр для оружия в моей руке.

— И вам того же, Маэда-сан. В прошлый раз банально забыл, а вот сегодня хочу опробовать свое новое приобретение.

Во вторник пришлось довольствоваться местными стволами и собранной информацией. Ну, уж сегодня я оторвусь от души. Заодно и с нужными людьми переговорю.

Зайдя в сам тир, я оглядел весь зал. Найдя нужного человека, я порадовался своей предусмотрительности и точности расчета. А также тому, что одно из мест рядом с ним было свободно. Туда я и отправился. В данный момент мужчина, к которому я подошел, достреливал обойму HK MP-5N, от классического MP-5 мало чем отличающегося. Но вот он закончил, сдвинул наушники на шею и вынул обойму.

— Здорово, Сергеич! — окликнул я его по-русски.

— Оп-па! Синдзи. Сколько лет, сколько зим. Давно не виделись, самурай мелкий. Решил навестить альма-матер? — Ну да, именно здесь я, якобы, учился стрелять.

— Да я еще во вторник здесь был. А так, да, решил. Во, видал, — поднял я руку с футляром, — мое новое приобретение. Заценим?

— А давай. Надоели эти трещотки. Надо бы чего-нибудь покрупней взять.

— А что ж мучаешься? — спросил я, кладя футляр на стойку.

— Чтоб навыки не растерять, ясен пень…. Ого! Это что за монстр? — удивился он содержимому открытого мной футляра.

— Новинка от вашего военпрома. АРХ-42 «Гвоздь» называется.

— Слышал, слышал. Так вот он какой, оказывается. Дашь пострелять?

— Конечно. Почему бы и нет. Вот только за патронами сгоняю.

Святов Алексей Сергеевич, славный мужик. За три года, что я с ним знаком, выяснил о нем довольно много, но еще больше осталось за кадром. И самое главное, из того, что я о нем знаю, это то, что он ронин. Самый, что ни на есть, классический ронин. Самурай без господина. Причины такого положения могут быть разные: от банального — изгнали, до уничтожения того, кому давал присягу. Смысл один. Сергеич относился к последнему типу, тому самому, что воспет в зарубежном фольклоре. Клан, где он был Воином Рода, был уничтожен. И, насколько я знаю, он за него отомстил. Мстил он, конечно, не один, но факт остается фактом: несколько лет назад Россия потеряла два своих клана. Собственно, он и застрял в Японии после того, как завалил последнего обидчика. Точнее, как застрял, скорей, просто решил не возвращаться на родину. Там, по его словам, у него ничего нет, и никто не ждет. А здесь он, вроде как, новую жизнь начал. Так с тех пор и подрабатывает наемником. Чем конкретно он занимается, я, правда, не в курсе. Вот именно его я и хочу нанять в качестве одного из своих офицеров. Как стало на днях известно, мое предложение приняли пятьдесят пять человек, вместе с тем первоначальным десятком. Еще одиннадцать человек из отказавшихся я взял на роль охраны. Точнее, раскидал между «Ласточкой» и Шидотэмору взамен тех, кто попросился оттуда ко мне, в мой новый штурмовой отряд. Итого на данный момент старики-разбойники, вместе с прапором, гоняют в хвост и в гриву шесть с половиной десятков организмов, по-другому их не назовешь. Также я не исключаю, что в течение ближайших дней из Шидотэмору, а конкретно все из той же охранки, подтянутся еще с пяток человек. И на всю эту ораву только один сержант, он же прапор, и один офицер, он же я. Мне же нужны еще как минимум один офицер и с пяток сержантов — командиров отделений.

Вообще я, конечно, идиот. Создавать такой отряд в подобной спешке — это не есть гуд. Вот что мне стоило заняться этим раньше? Хорошо хоть, ответственного за стройку нашел. Точнее, Таро нашел. И что б я без него делал? В общем, нашел он человечка, не пришлось мне к Кояма идти. Им, кстати, оказался его хороший знакомый, которого он расхвалил до небес. Видимо, себе помощника выбивает. Понял, наконец, что сам не успевает со всем справляться. Я, в принципе, и не против. Под его ответственность, само собой.

Вернувшись к Сергеичу, положил купленный тут же цинк патронов на стойку. Мужчина в это время осматривал винтовку, а после моего прихода отложил ее в сторону и взялся за одну из трех обойм, прилагающихся к комплекту.

— Эх, постреляем, — произнес он. После чего задумчиво глянул на обойму в руке и, положив ее рядом с винтовкой, принялся вскрывать цинк.

Сергеичем я, кстати говоря, стал называть его не с самого начала. И даже не по своей прихоти. Изначально я обращался к нему «Святов-сан», на что он только морщился. Потом было «Алексей-сан», что тоже ему не нравилось. Нет, я понимал, что привычные японцу суффиксы режут ему слух. Да чего там, эти суффиксы с русскими именем-фамилией даже мне слух резали. Но уж больно прикольно он морщился, а я и не мог остановиться. В конце концов я перешел на имя и отчество, тогда он сказал, что еще недостаточно стар, чтобы выслушивать такое в свой адрес. В итоге сошлись на «Сергеиче».

Набив обоймы и поменяв мишени, сыграли в камень-ножницы-бумага. Выиграл, как всегда, я.

— Кыш отсюда, кыш, — помахал я ладонью. — Освободи место.

— Вот ты везунчик. Я ж у тебя ни разу не выиграл. Ни-ра-зу. А это… много, короче.

— И куда ж ты тогда лезешь? — спросил я, изготавливаясь к стрельбе.

— Да я просто по статистике должен хоть раз выиграть.

— Наушники одень, — сказал я, не оборачиваясь.

Первые выстрелы были пристрелочными. Две очереди по два патрона, два одиночных и еще одна очередь в три. Взгляд на монитор, который показывает мишень вблизи, и второй круг — Два, два, один, один, три. Небольшой для штурмовой винтовки вес, плавность хода, малая отдача, оч-чень хорошая кучность и калибр, гарантирующий опаску даже со стороны «воинов». Мечта, а не оружие. Людям, жизнь которых ни разу не зависела от того оружия, что они держат в руках, довольно сложно понять мои нынешние ощущения.

Добив обойму, вынул ее. Передернул затвор, нажал на спуск, поставил на предохранитель. Привычка, тудыть ее.

— Охренитительно, — выдал я.

— Это мы сейчас и посмотрим, — сказал Сергеич и манерно прошествовал к стойке с оружием. По пути толкнув меня бедром. — Кыш, шмакодявка, к барьеру подходит Величайший Стрелок В Мире.

Хмыкнув, отошел ему за спину. После первой серии и задумчивого «хм-м-м», обойму Святов добил длинными очередями. Обойма, затвор, контрольный спуск, предохранитель.

— Охренитительно, — тихим голосом произнес ронин. — Э? — покосился он на последнюю заряженную обойму.

— Валяй, — махнул я рукой. Мне не жалко, я еще настреляюсь. Мать-перемать.

Вторая обойма улетела так же быстро, как и первые две.

— Блин, что ж их всего три-то, а? — вздохнул мужчина.

— Ну, извини, — развел я руками. — Не рассчитал.

— М-да, это ты, конечно, зря. Всегда надо рассчитывать на друзей-нахлебников.

— Учту на будущее, — фыркнул я. — Давай лучше пальцами пошевелим. Три не три, а набить их надо.

Первым со своей обоймой закончил Святов и тут же взялся за третью.

— Где ж ты это чудо достал? — задал он вопрос. — И осталось ли там еще? — Зачетный вопрос. Он-то мне и был нужен.

— У Шмитта. И… хм… как бы, звиняй. У него и было-то всего пять штук.

— Шмитт? Вот старый прощелыга. А мне ничего подобного не показывал. Только этот… как его там… короче, есть у него там хрень с круглым барабаном. И пулей, и плазмой шмаляет. Редкостная хрень.

— ППВХ-1? Да уж, полностью согласен.

— Тебе тоже показал? Ну да неудивительно. Нравишься ты ему. Пять штук говоришь, — ну же, ну, — мог бы и оставить штучку старому солдату. — Тц. — На хрена тебе вообще столько? — Наконец-то. — Может, продашь одну, а?

Немного помявшись для виду, я все же ответил.

— Тут такое дело, Сергеич, мне, как бы, и этого мало. Хорошо, старик вошел в положение и через племянника сделал оптовый заказ. Иначе пришлось бы чего-нибудь попроще брать.

— О как, — произнес бывший Воин клана, приподняв брови. — Это что ж за нужда такая?

— Да вот… — отвел я взгляд. Блин, а ведь я как-то и забыл о том, что он наемник. В откровенно незаконные дела он не лезет, но если я не смогу его… к себе забрать, есть шанс, что его наймет Змей. Да и просто… информация — такая штука. Вот некоторые обрадуются, если узнают, что эту разборку я задумал еще до того, как меня в нее, якобы, втянули.

С другой стороны, это же Сергеич. Мужик, который однажды даже контракт нарушил, чтобы мне помочь. А это в их среде… нежелательно. Он даже в курсе трех моих масок — школьника, где-то там зарабатывающего деньги, законопослушного владельца Шидотэмору и… не очень законопослушного владельца Шидотэмору. Да ежкин кот, если таким людям не доверять, то кому вообще доверять? — Извини, Сергеич. Что-то какие-то глупые мысли в голову пролезли. Дело, в общем-то, серьезное, не для местного окружения разговор.

— Нормально все. Можешь не говорить.

— Нет. Я… кхм… совсем в паранойю скатываюсь. Давай лучше, попозже в какую-нибудь кафешку заглянем, немноголюдную.

— Син, — покачал он головой, — не хочешь говорить, не надо. Это было всего лишь мое любопытство.

— И тем не менее, — не говорить же, что мне банально стыдно за свое недоверие. И о том, что я просто не так повел разговор изначально, — давай все-таки потом поужинаем вместе. Нужен взгляд со стороны. Человека, которому я доверяю. Да и на совет, если что, рассчитываю.

— О-оки, — медленно и задумчиво протянул он. — Договорились. — И уже совсем другим тоном: — Чего встал? А ну, давай. — И, вытянув руку с кулаком, начал считать. — Камень, ножницы, бумага. М-м-мать.

Спустя полтора часа мы сидели в одном из кафе недалеко от тира. От других данное заведение выгодно отличалось отсутствием камер и всего тремя посетителями, помимо нас, расположившимися в другом конце зала. Дождавшись заказа, который нам принесла полноватая девушка лет двадцати, уставились друг на друга.

— Давай, что ли, есть, — произнес Святов. — Раз заказали. А пока едим, рассказывай.

— Дело в том, что в скором времени мне придется схлестнуться с одной из гильдий Гарагарахэби, — начал я, наблюдая, как откашливается мужчина. — Точнее, не со всей… но где-то с половиной точно.

— Ну, ты и монстр. Соболезную. Только при чем здесь безлюдные кафешки?

— Дело в том, что причин пока для такого развития событий нет. И почти никто не знает, что я хочу в это влезть.

— Смело, черт побери, — произнес он и с задумчивым видом втянул в себя лапшу из рамена. — Раз тебе нужно оружие, значит, ты набираешь людей. Но это не наемники, у тех свое есть. Вопрос — нахрена? Не проще наемников набрать?

— Ох, — вздохнул я, — это долго объяснять. Но если коротко, то я набираю людей под эгидой… как бы это… своей личной гвардии. Это, кстати, так и есть. В общем набор людей я мотивировал. А вот набор наемников чересчур палевный. Мне бы не хотелось, чтобы кто-то знал, что я ЗАРАНЕЕ готовился к войне.

— Странная постановка ответа. То есть ты не хочешь, чтобы об этом узнали уже после разборок? Что-то я… ничего не понимаю. Ладно, ДО, тут понятно. Незачем предупреждать вероятного противника о своих действиях. Но ПОСЛЕ?

— Ох-хо-хо, — вздохнул я в очередной раз. — Как бы тебе попроще-то? Я, видишь ли, не собираюсь воевать со всеми в одиночку. Я даже центральной фигурой не буду. Все начнется с чисто внутригильдейской разборки. Но дело в том, что даже действуя совместно с основным противником главы гильдии, мы до победы… ну ладно, дотянем, но потери…. Проще не начинать. А вот это, как раз, и не выйдет. Поэтому был разработан план… — Я замялся. Все же такую информацию выдавать. Причем прямым текстом.

— Син…

— Нормально все, — сжевал я яйцо из своего рамена. — Просто задумался. Кхм. В общем, план. Простой и рискованный. Мы… точнее моя напарница, Наката Акеми, слышал о такой?

— Женщина-босс. Конечно, слышал.

— Так вот, она должна подставить Змея, это глава гильдии, и спровоцировать атаку одного из аристократических родов на его группировку.

— Ты и вправду рисковый малый, — постучал он пальцем по столу, глядя на меня весьма серьезным взглядом. — Зато теперь многое становится понятно. Аристо не могут не понимать, что вам на пару с Накатой не справиться со Змеем…

— Кхм, кхм.

— Да хрен вы справитесь. Даже с половиной гильдии. — Не буду его переубеждать. — Так что твоя подготовка к войне, а значит и вступление в безнадежное противостояние, вызовет у них вопросы. А не знал ли он о… ну, что там должно произойти? Короче, они могут обидеться. Сильно. Но план может и сработать, — закончил он, перекатывая в пальцах палочку для еды. — Сколько у тебя сейчас людей?

— Шестьдесят. Чуть больше. Но, скорей всего, будет около семидесяти.

— Неплохо. И правда, может получиться. А что за народ-то?

— Да так, гражданские. Набранные через людей, которым я доверяю. Плюс два старых ветерана. В бой их, конечно, не пошлешь, но в качестве инструкторов они хороши. Хм. Еще у меня все бойцы ранга «воин».

— Ого, вагон колбасы мне на ужин! Ну, ты, Син даешь. Силен, брат.

— Откуда столько эмоций?

— Издеваешься? У меня… когда-то был отряд из сотни вояк. Так там всего несколько «ветеранов» было. — Я, если честно, не понял. И, видимо, заметив это, ронин пояснил. — Это были внутренние войска клана, Синдзи. Гвардия. Внутри Родов, конечно, еще круче, но там и количество совсем другое. В целом получалось на пятитысячную гвардию где-то полсотни «учителей» и около пяти сотен «ветеранов». Остальные «воины». И это гвардия! У тебя уже почти рота гвардейцев, а ты даже не аристократ. Чем ты их, блин, заманил?

Как-то это…. И вправду слишком круто получается. Почему так до меня никто не делал? Или делал? И деньги у многих найдутся, и обучить можно…. Неужто обычное недоверие к парням с улицы?

— Не знаю, Лёх. Правда, не знаю. Получилось, вот. Я… хм. Я дал им надежду, что они и вправду станут настоящей гвардией. Родовой.

— Стоп. Подожди. Это как? Ты понимаешь, что, не выполнив подобное обещание…, - и не дав мне вставить и слова: — ну ладно, просто не оправдав их доверия, ты очень сильно попадешь? Точнее, рискуешь очень сильно попасть.

— Я получу Герб, — сказал я упрямо. Блин, как ребенок. — Это, в общем-то, не обсуждается. Все спланировано, все просчитано. — И уже я не дал ему ничего добавить: — Святов. Ты просто не знаешь всего. Не в курсе обстановки. Герб будет. Правда, как я недавно узнал, чуть позже, чем рассчитывал. Но не намного. От пяти, до десяти лет.

— Сколько?

— От пяти, до десяти, — повторил я чуть неуверенно. Что я еще, ядрена-матрена, не знаю?

— Обычно, если кто-то и добивается Герба, он получает его годам к сорока. В лучшем случае, — сказал Святов осторожно. — У тебя точно все рассчитано?

Фу ты. Я уж испугался.

— Да, с этим все нормально, — сказал я облегченно. После чего допил бульон из своей миски. — Поверь, Сергеич, у меня такие, блин горелый, соседи… Точнее, у меня такие с ними отношения, что Герб, скажем так… лично мне получить будет гораздо проще, чем другим. Может, конечно, и форс-мажор случится, но я справлюсь. Деньги, власть, влияние. Очень скоро я выполню все требования и, чисто технически, буду иметь возможность претендовать на Герб. А там уже вступают в действие мои хорошие отношения с кланом Кояма.

— Кояма? Ничего себе, какие я интересные моменты из твоей жизни узнаю. Ну, да это ладно, вернемся к первоначальной теме. Етить… что я хотел сказать-то? Ах да, количество твоих людей. Ты понимаешь, что командовать ими будет довольно непросто? Будь они даже профессионалами.

— Это да. Сам понимаю, что проблема, — вздохнул я. — У меня сейчас на всех лишь один командир отделения. В крайнем случае могу поставить его над взводом. Опыт у него, вроде, есть. Но все равно мне бы еще с пяток сержантов и парочку офицеров. Хотя завтра у меня назначена встреча с начальником охраны Шидотэмору. А он ни много ни мало бывший капитан спецназа полиции. Так что один офицер… возможно, опять же, у меня будет.

— Цельный капитан? — задумался Святов. — Он что, благородный?

— Что ты, нет, конечно. Говорю же, из полиции. Там с этим попроще. Хотя один хрен подсидели.

— Повезло тебе с ним, — откинулся на спинку стула русский ронин. И сыто потянувшись, продолжил. — Очередной раз, между прочим. Когда-то это был очень важный параметр у командира. За командиром без удачи шиш бы кто пошел. М-да. — И совершенно для меня неожиданно: — Может и мне за тобой пойти?

Я растерялся. Столько времени подводить к вопросу о присоединении ко мне, и тут на тебе. Впрочем, решение еще не принято. Может, это шутка такая? Хотя шутить подобными вещами…. В любом случае я подобного вопроса не ожидал и поначалу не знал, что и ответить. А Святов все то время, что я молчал, наблюдал за мной.

— Я был бы весьма польщен, — ответил я секунд через пять. — И обрадован. Заиметь подобного офицера — это и есть настоящая удача.

— Но…?

— Но я еще не получил Герб.

— А-а-а, — махнул он рукой, — это нормально. Вот скажи мне, ты еще не передумал создавать наемный отряд?

— Нет, — ответил я осторожно, — не факт, что именно наемный, но личная армия у меня будет точно. И повоевать придется.

— Вот видишь, — сказал тот беззаботно, — как минимум свое место я в твоем отряде найду. А там, как знать, — хитро подмигнул мне он, — может, и в замы выйду.

— Ты знаешь, я довольно высокого о себе мнения, но при этом я осознаю, что люди твоего опыта и знаний не любят ходить под сосунками.

— Эх, парень. Даже если не брать в расчет, что я всю жизнь состоял в клане, где таких сосунков… а-а-а, — махнул он рукой. — Вот скажи, кто из нас миллионер?

— А это-то тут причем?

В этот момент к нам подошла официантка, чтобы забрать пустую посуду.

— Принеси-ка нам по чаю, милая, — взгляд в мою сторону, на который я только кивнул, — и что-нибудь на десерт. — И, дождавшись, когда девушка отойдет, продолжил: — Дело в том, Синдзи, что ты в свои шестнадцать миллионер, а ведь, насколько я знаю, так было далеко не изначально. Я же в свои тридцать четыре, — он развел руки и, кажется, сбился с мысли, — да никто по сути. Свободный художник, мать его так. Это, конечно, звучит гордо, но по факту… эх. Ты не стоишь на месте, куда-то движешься, чего-то добиваешься. У тебя есть цель. А у меня… больше нет. Была когда-то, да умерла вместе с кланом. А жить без цели, просто существовать — это… это тяжко, Синдзи. Для тех, у кого она была, это очень тяжко. А самое паршивое, что осознаем мы подобное положение дел не сразу. Мне еще в этом повезло. Я хочу рискнуть, Син. Сидя вот в этом заштатном кафе и слушая, какие дела вокруг тебя крутятся, я захотел рискнуть. Поставить на темную лошадку и либо выиграть, либо… гори оно все синим пламенем. В любом случае, с тобой я не заскучаю, в этом я уверен. И знаешь, прикольно будет, вспоминая через много лет, осознавать, что поворотная веха в моей, и скорей всего не только моей, жизни произошла в самом обычном кафе. В самый обычный, ничем не примечательный день. Спонтанно. Будет, что внукам рассказать. Хе, если они вообще будут.

— Да ты у нас, оказывается, тот еще авантюрист, Святов, — сказал я, ощущая на лице ехидную улыбку. — Да будет так! Я дам тебе цель.

 

***

 

«Как же я устал от этих… мельтешений», — думал я, выходя из машины перед особняком Охаяси. — «Господи, и я еще стремлюсь стать аристократом. Что ж после этого должно начаться? Может, ну его»?

— Не поминай лихом, — сказал я Горо, который смотрел на меня из открытого окна водителя.

— Мы будем помнить вас, босс, — ответил тот и медленно и скорбно покатил в сторону гаражей Охаяси.

— Шутник, — произнес я, поправляя рукава кимоно и заходя в ворота.

У самых ворот меня встречали.

— Добрый день, Сакурай-сан, — с поклоном произнес слуга. — Прошу, — повел он рукой в сторону дома.

Провел он меня в огромную гостиную, в центре которой стояло несколько низких столиков. Стоило мне только присесть рядом с одним из них, как передо мной появились небольшой чайник и пиала. Мгновение, и к нему присоединяется поднос с японскими сладостями, а пиала наполнена чаем. Интересно, они не боятся перебить мне аппетит? Или это намек на то, что обед будет нескоро? И вот еще интересно, кто первый меня встретит? В смысле, кого я увижу первым из семьи Охаяси? По идее, либо Райдона, либо Анеко, что подчеркнет неформальность моего посещения. Если появится сам глава клана, тоже понятно — деловая встреча, обернутая в дружеские посиделки, учитывая форму приглашения. А если это будет кто-то из старших сыновей? Вроде и прост ответ, только как вести себя при таком раскладе, я себе плохо представляю. Надо было все же заглянуть к соседям. В конце концов, это именно ради них я тут страдаю…. Тьфу, тьфу, тьфу. Мозги кипячу…. Э-э-э… время трачу.

Минут через пять моего одиночества, когда я уже начал было размышлять, что бы это значило — так долго гостей игнорировать, в зал влетело синее чудо по имени Ами. Сдаюсь. Переиграли. Что это может значить, я не представляю.

— Привет, — упала она рядом со мной. — Сестра хотела с тобой встретиться, но, увы, — скорчила она скорбную мордашку, — одежды у нее так много, что она потерялась.

— Найдется, — ответил я, улыбнувшись. — Она девочка взрослая. Главное, что ты не потерялась. Благодаря чему я имею удовольствие лицезреть перед собой столь очаровательную юную особу.

Услышав мои слова, Ами мило засмущалась, слегка покраснев. Чем хороши дети, так это тем, что они еще не могут контролировать свои чувства. Что умиляет и помогает таким старым циникам, как я.

— А папа с Сеном чем-то у себя в кабинете заняты, а Райдон с Хироши сейчас, а Хикару вообще куда-то пропал, а мамы на кухне…. - зачастила девочка. На что я мог лишь улыбаться.

Хироши, насколько мне известно, это восьмилетний брат Райдона, а вот насчет обеда я не понял. Меня же, вроде как, пригласили заценить готовку Анеко, так почему именно она потерялась, а мамы на кухне? Видимо, Охаяси посчитали, что питаясь в школе приготовленными ею бенто почти всю неделю, я все для себя решил. И уж от приготовления полноценного обеда Анеко можно освободить. Охо-хо. Какая ерунда в голову лезет. Но, глядя на эту пигалицу, все серьезные мысли начинают прятаться.

Болтали мы с ней, точнее она со мной, еще минут пятнадцать. После чего двери в гостиную сдвинулись в сторону, и к нам зашла Анеко. Чудное виденье. Синяя юката с рисунками бабочек очень шла девушке, сбивая с делового настроя. Он у меня и так был тот еще, но когда появилась старшая дочь Охаяси, я попытался собраться. Да не вышло. Кстати, впервые вижу ее с заплетенной косой. Так, хватит, соберись, Макс. Кавайная девчушка и малолетняя красавица не смогут затуманить твой разум. Ты круче всех.

Тем не менее, к тому моменту, когда пришли глава клана с сыновьями, Ами уже сидела у меня на коленях. Она вообще мало походила на ту, пусть и веселую, но довольно спокойную и следящую за тем, что и как она делает, девочку, какой была на свой день рождения.

Приветственный разговор с мужчинами Рода ничего мне не дал. Такое впечатление, как будто я и вправду всего лишь одноклассник их сына и брата, зашедший к ним пообедать. Может, конечно, это я дурак, но никаких намеков я в их словах не обнаружил.

Но вот в зал зашли три женщины, одетые в домашние юкаты, а за ними несколько служанок, которые тут же начали расставлять обед по столам. За моим столом расположились Ами, Райдон и Анеко. Три мамаши утащили к себе мелкого пацана, а совершеннолетние мужчины заняли третий столик. Было немного непривычно, учитывая, что у Кояма все обедали за одним столом, но, в принципе, обед прошел весело. Ами говорила обо всем на свете, Анеко ее осаживала, а Райдон поддерживал осмысленный разговор. Темой которого были боевые роботы. Точнее, их техническая начинка. Причем парень умудрялся не скатываться в специфические термины и вести разговор так, что его понимала, кажется, даже Ами. Хотя она и пыталась перевести разговор на более интересные ей темы. Которые, вот ведь, крутились вокруг компьютерных игр.

— Синдзи-и-и, — подергала меня за рукав Ами. — А какой у тебя ранг? — Ох, детская непосредственность.

— Я «ученик».

— Ну-у-у, — протянула девочка. — Я-то думала…

— Ами, — строго произнесла Анеко. — Как тебе не стыдно?

— Извините, — поникла та в ответ на слова сестры.

Я улыбнулся. Но не потому, что обладательница синей копны волос выглядела в этот момент умилительно, а потому, что мне хотелось скривиться. А так как делать этого не стоило бы, пришлось улыбаться. Нет, ну в самом деле, меня последнее время стало раздражать преклонение жителей этого мира перед рангами.

— И что же думала юная леди? — спросил я, по-прежнему улыбаясь.

— Что ты… э-э… «ветеран», — ответила та осторожно.

Ладно, будем считать это комплиментом.

— Так представительно выгляжу? — добавил в голос улыбку, сделав оную более живой.

— Да, — кивнула мелкая головой, растеряв последние крохи смущения. — Хотя ощущаешься как «мастер». Но папа говорил, что «мастеров»-подростков не бывает. Даже «учитель», и тот в Империи один. Точнее одна. — После чего вновь чему-то засмущалась.

«Ощущаешься», это интересно. А глядя на Райдона и Анеко, хочется добавить — опасно. Ибо выглядели они после слов сестры… удивленно. М-дя. Вот так и палятся разведчики. На какой-нибудь херне. Очень надеюсь, что это я параноик, а не она способна ощущать… блин, даже не знаю что. Вздохнув, надеюсь, не тяжко, понял, что устал. Не привык я скрываться. Не привык и не люблю. Если что, всегда бил сразу в глаз. А тут гребаные восемь лет…. Задолбался, если честно. Вот только иначе никак.

— А ты умеешь определять… м-м-м… силу человека? — спросил я девочку, изобразив любопытство. Век бы таких вопросов не задавать.

На мой вопрос Ами замялась. Уж не знаю, то ли это семейный секрет, то ли просто застеснялась, но ответила за нее Анеко.

— Это у нее от матери, — погладила она сестру по голове. — В ее роду мамы-Анды, такое иногда случается. Рождаются дети с подобным даром. Правда, редко. У нее самой ничего подобного нет, как и у Хикару.

— И что? Всегда стопроцентное попадание? — задал я очередной вопрос. — Я это к тому, что я и вправду всего лишь «ученик». Вот и интересно.

— Как-то даже и не знаю, — посмотрела она на сестренку. — Это надо у мамы спрашивать. Или у отца на крайней случай.

— Попадание, как ты выразился, стопроцентное, — подал голос Райдон, запивая что-то чаем. — Только она не уровень силы ощущает, а потенциал. Приплюсуйте к этому малый возраст этого чуда, — на этих словах Ами насупилась, — а значит, и ее неопытность.

Слава те, Господи. Я уж испугался. Если подумать, то все верно. Акено в свое время, после того как я зажег свой первый и последний огонек бахира, долго предсказывал мне великое будущее. Но, как по мне, уж лучше Абсолют, чем «мастер».

— То есть «учителем» я стану в любом случае? — уточнил я. — Это не может не радовать. Спасибо тебе, малышка, — потрепал я ее по голове, — обнадежила.

Милая она все-таки, когда смущается.

В принципе, это посещение семейства Охаяси прошло неплохо. После обеда мы, я, Райдон, Анеко и Ами, некоторое время погуляли по их парку, после чего Ами убежала на тренировки. Чего именно, правда, не уточнила. Анеко ушла собираться на встречу с подругами еще через полчаса. А мы с Райдоном часа три после этого сжигали патроны на их клановом малом полигоне. Сомневаюсь, что он часто этим занимается, но весело, по-моему, было не только мне. До самого последнего момента, пока я не сел в свою машину, я ожидал разговора с главой клана или его старшим сыном, но его так и не состоялось. И чего от меня тогда хотел Сен? Ради чего приглашал? Непонятно. Но лично я придерживаюсь простых принципов: радоваться надо не только, когда случилось что-то хорошее, но и тогда, когда не случилось ничего плохого. Посему, Макс — вперед! Ты еще успеешь сделать сегодня парочку дел.

 

Отступление

 

Проследив за выбежавшей из кабинета младшей дочерью, Охаяси Дай перевел взгляд на наследника, сидевшего, как всегда, в своем любимом кресле. Набрав воздуха, чтобы что-то сказать, выдохнул, промолчав. Секунда-другая, и, решив все же сказать хоть что-то, заговорил Сен.

— Но это ведь даже хорошо, — полувопросительно произнес он. — Не понимаю твоего потрясения.

— Это не потрясение. Просто… не ожидал. Вот и не знаю, что теперь сказать, — забарабанив пальцем по столу, сказал старший Охаяси.

— Да я даже этого не понимаю. Ну да, высокий у него потенциал, и что?

— Напомни мне, что сказала Ами по поводу Кояма Шины, когда мы смогли-таки устроить их встречу полгода назад?

— Хм, да то же самое — «мастер». Но нам-то что? Мы можем только порадоваться за Анеко. Если у нас все получится. Да, придется уделить этому большее внимание, возможно, форсировать сближение с Кояма. Я все понимаю, «мастер», а возможно и «виртуоз», пусть и не в клане, но в дружественной семье — это здорово. Однако повторюсь — и что?

— А то, — потер переносицу Дай, — что мелкая Кояма к тому времени УЖЕ была «учителем». А Сакурай, демоны его подери, даже не «подмастерье»!

— О.

— Вот тебе и «о».

— Надо бы сказать Ами, чтобы не болтала об этом. Подожди, получается, что он сейчас «учитель»? Но это же бред, зачем ему такое скрывать?

— Сын, что-то ты сегодня совсем думать не хочешь. Тебе напомнить, что ты вытворял на полигоне прежде, чем вышел на свой нынешний ранг? А во что он превратился перед тем, как ты подтвердил его официально?

— Ну да, — сконфужено потер кончик носа Сен. — Такое не скроешь. Стоп, а как же Токийский Карлик? Ты ведь читал недавно сводку.

— И даже смотрел запись. И именно поэтому я не верю, что за ним никто не стоит. По-любому он из какого-нибудь Рода со своим полигоном.

— Да ерунда, отец, тогда бы его семья не позволила ему идти по двум путям. Кому нужен «мастер»-универсал?

— Вот! Вот поэтому мы и не будем лезть в это дело.

— Э…

— Дурак! — не выдержал отец. — Назови мне Род, который не только может себе это позволить, но и который уже не одно поколение этим занимается!

— Но… принц Хисохито!?

— По возрасту подходит, — уже спокойно ответил глава. — Впрочем, он просто первый, кто приходит на ум. Далеко не факт, что это он. По росту и комплекции подходят еще и дети принца Оамы. Сам знаешь, они росточком в мать пошли. Но и это лишь предположения. Мало ли кто удумал такую шутку. Может, парень и вправду вторую стихию втайне тренирует?

— Вот жесть. Я так понимаю, ты наших спецов уже придержал?

— От тебя же подобного не дождешься. Ладно, иди. С Синдзи… с парнем потом разберемся. Тут торопиться никак нельзя.

— И все же, — сказал Сен, вставая с кресла, — какая, в сущности, разница? Выше уровня «виртуоза» он все равно не прыгнет.

— Зато достигнуть его может ОЧЕНЬ быстро. Или как обычно. Но по этому поводу посчитай на досуге, сколько у нас в мире стрелков-«виртуозов».

 

Глава 5

 

— И где я вам найду реальное дело? — спросил я, сидя за рабочим столом своего новенького кабинета в буквально на днях достроенном штабе.

Вообще этот дружбан Таро показывает просто поразительные результаты. Сколько он там этим занимается? Недели две? За это время он умудрился поставить забор вокруг моей территории, казармы, штаб, один склад и пару полигонов. Конечно, все это сделано на скорую руку: сборные дома и не могут быть хороши, — но на первое время сойдет. Впрочем, стройка и не думала заканчиваться.

— Ты — начальник, ты и думай, — ответил Святов. — Но если ты не хочешь, чтобы на начало заварушки у тебя на руках было шестьдесят кусков кое-как обученного мяса, то что-нибудь придумаешь. А ты что молчишь? — обратился он под конец к стоявшему рядом Куроде. — Твоих, между прочим, тоже неплохо было бы пропустить через мясорубку.

Курода Асао — сейчас уже бывший начальник охраны Шидотэмору. Найдя себе замену среди семейных коллег еще по старой службе, попросился ко мне в личный отряд. Просился, кстати, на любую должность, но я ж не дурак, бывшего капитана полицейского спецназа ставить рядовым.

— Через мясорубку, как раз, не надо, — ответил японец. — Хватит и пары набегов. Я могу даже цели обозначить. Эти ребятки еще в бытность моей работы в полиции действовали нам на нервы.

— Хочешь войну раньше времени начать? — спросил я ехидно.

— Они из другой гильдии нежели та, в которой состоит Наката Акеми. Если все сделать чисто, а так мы и сделаем, на нас никто и не подумает.

— Сколько уверенности, — заметил Святов. И тоже ехидно: — Твои желтопузики, наверное, уже самые крутые мачо в городе?

— Учитывая наши предполагаемые цели и то, что…

— Довольно, — остановил я его. — Задолбали спорить. Вы, я надеюсь, понимаете, что пропустить через «мясорубку» всех наших людей мы не сможем? Если хотим остаться неузнанными.

Стоявшие рядом с моим столом мужики переглянулись. После чего Святов, пожав плечами, выдал:

— Потому я и говорю: ты — начальник, тебе и думать. Я лично не в курсе всей этой возни внутри гильдий, так что и планировать ничего не могу.

— Я, в принципе, тоже, — поддержал его Курода. — Все-таки в спецназе были несколько другие задачи, и во всю эту кухню я не лез. Ну, уж пару личностей мы можем пощипать.

— Не в курсе они… — проворчал я. — Бандиты — они и есть бандиты. Какая там, нафиг, тренировка? Вас проще на недельку в Свободные земли командировать. Вот там и веселитесь, сколько влезет.

— Хм. Так я и не против, — сказал Святов. — Вот только, что там насчет времени? Да и как так, на недельку? Маловато будет.

— Свободные земли — это чересчур, — возразил то ли мне, то ли Святову Курода. — С нынешней подготовкой потери будут велики. Да и опять же, время. Недели может и не хватить, ведь надо сначала информацию собрать.

Вот и шути с ними после этого.

— Ладно, свободные земли оставим на потом. Цели для налета, если он вообще будет, я обдумаю. А сейчас расскажите, что у вас с привлечением новых людей.

Первым заговорил Святов.

— Ну, раз мой не знающий языка людей сослуживец молчит, начну я. — На спич русского Курода лишь слегка поморщился. Сергеич вообще любил его потроллить, но тот в ответ максимум кривился. Мне и самому было интересно, когда же он начнет отвечать. — Из тех моих знакомых, кто решил рискнуть и имеет ранг не меньше «воина», сюда направляются двое. Один, мой старый друг и сослуживец, другой… э-э-э… мой бывший командир. Единственный из оставшихся в живых тысячников моего уничтоженного клана. Очень грамотный персонаж. Имеет ранг «учителя». Ну а мой друг — «ветеран».

— Почему, хм… почему его не взяли остатки Родов. Их же не всех уничтожили? — задал я вопрос.

— Он сам не пошел, хотя ему и предлагали, — после этих слов Святов замялся. — Скажем так, не все Рода после уничтожения правящего… мстили так же активно, что и Воины клана. Вот он и обиделся.

— Ясненько, — произнес я, ставя точку в этом вопросе. — Он в курсе, сколько мне лет?

— Конечно. Я этот вопрос сразу всем пояснял.

— Когда они будут?

— Недели через две.

— То есть к самому началу…. Ну а ты что скажешь, бывший полицай?

— Кхм. Тоже двое, это из тех, за кого я могу поручиться, кто без семьи и кто еще не в Шидотэмору. Если кратко, то они «воины» и бывшие сержанты. Снайперы-специалисты. Замечу, что я подобные курсы не проходил и в снайперском деле не разбираюсь.

— Да у нас никто не разбирается, — заметил Сергеич.

— Ты, я смотрю, не любишь с семейными связываться, — сказал я задумчиво.

— Я так и не привык встречаться с родными погибших.

— К этому трудно привыкнуть, — как-то грустно хмыкнул Святов. — Тем не менее, не забывай… — и, покосившись на меня, — ладно, не та тема. Потом поговорим.

— Когда твои сержанты смогут приступить к работе? — обратился я к Куроде.

— Через пару дней.

— А вот это здорово. Я думаю, ты сможешь найти им место?

— Одного мне, — быстро произнес Святов.

— Там видно будет, — ответил японец.

Хм. Либо по снайперу в роту, либо снайперская группа.

— Пока пусть среди наших поищут себе учеников, — сказал я, потирая подбородок. — А там все будет зависеть от ситуации. — И не дав сказать Сергеичу и слова, махнул рукой, повторив слова Куроды. — Там видно будет. Все, идите, а я пока подумаю насчет вашей просьбы.

Проследив взглядом, как эта парочка выходит из кабинета, откинулся в кресле. И тяжко вздохнув, задумался.

Ну, для начала, первое, что приходит на ум, — это Ямасита. Можно и ему накостылять. Но, если честно, мне это не по нутру. Он ведь, по сути, ничего мне не сделал. Да, нагрубил, да, насмехался, но за это он уже наказан. И, если бы не инициатива Таро, он бы по факту даже и обвинить меня ни в чем не смог бы. Сэкономил мои деньги? Дык, я, может, и не Стиратель, однако пакостить умею немногим хуже. Хрен бы он до аукциона дошел. Вот только меня бы при этом не спалили. Да что уж теперь. Сейчас для меня важно то, что Ямасита мне ничего не сделал. Да, скорей всего собирается, но пока еще ничего не было. Вы только не подумайте, что я весь из себя белый, пушистый и справедливый. Просто… не по себе как-то. Знаю, что он не святой, но такое впечатление, будто я ничего не понимающего ребенка прессую. Ох-х-х, как бы мне это боком не вышло.

Далее у нас на очереди группировки гильдии, в которой состоит Акеми. Ну, тут совсем глухо. Не дай бог, кто-нибудь в будущем узнает про мое нападение. Сразу столько вопросов поднимется… Я, конечно, брал расписки с тех, кого нанимаю, на всякий случай, да и на словах все объяснял, но там же больше половины юнцы, у которых кровь в жилах играет. Ляпнут чего не то в каком-нибудь баре, и все, останется только надеяться, что никто не обратит на это внимание. А ведь могут и целенаправленно начать узнавать. Короче, гильдия Акеми отклоняется. А вот какая-нибудь другая… тут надо думать. Допустим, все, кому надо и не надо, узнали о моих налетах. Что дальше? О чем они подумают?

А ведь первое, что приходит на ум, если посмотреть со стороны, что юнец, набрав людей, натаскивает их на человеческое мясцо. Что, собственно, и есть. Гильдию своей знакомой трогать не стал, поэтому пошел к соседям. Тут, правда, вопрос — зачем ему вообще такой отряд? Про Чесуэ знают немногие, эта ситуация не так уж и заметна…. Надо как-то ткнуть в нее. Осторожно. Например, таки заняться книжным бизнесом, но так, чтобы Чесуэ не сорвался. Пару магазинчиков, что ли открыть? Да, пожалуй, так и сделаю. Надо только управляющего найти… опять. Хотя, тут особо доверенные люди не нужны. Ладно, это чуть позже. Сейчас, раз уж решился и решил, надо определить цели. Кстати, а ведь с этого можно и финансовую выгоду поиметь. Но, опять же, осторожно. Еще подумают, что это и было настоящей целью. Фиг с ней, с Гарагарахэби, тут вопрос, как аристо потом отреагируют. Хм-м-м, вопрос. О! А если попробовать сделать так, чтобы ослабленную мной цель ограбил один из тех, с кем мне вскоре предстоит воевать? Ведь потом и я соберу больше трофеев. Главное, чтобы потом он не смог это нечто быстро продать. Так, чтобы меня дождалось. Но тут уж без Акеми никак, у меня нет возможности собрать нужную информацию. А значит что? Правильно. Где там мой мобильник?

— Привет, Син, — почти сразу отозвалась женщина.

— И тебе привет, молодая красивая девушка. Чем занята? И занята ли?

— Работаю. — Я почти увидел, как она в этот момент пожала плечами. — А что хотел-то?

— Ты как насчет обеда в ресторане?

— Платишь ты!

А ведь забавно. Это будет первый раз, когда мы идем с ней в ресторан.

— Договорились, — усмехнулся я. — Называй время и место.

 

***

 

— Ну вы, девчата, совсем озверели, — сказал я, глядя на ТРИ бенто. — Шина, красавица, что это?

— Неплохой способ тренировки, — пожала та плечами. — Если готовить только себе, развитие останавливается. — Ты, блин, еще о смысле жизни загни.

— А то, что два бенто мне вполне хватает, как бы и не при делах, да?

— Нормально все, вы, мужики, и не на такое способны. К тому же, ты мамин обед частенько не ешь, — бросила она взгляд на парочку обжор, сидящих рядом со мной.

Сильно подозреваю, что главная причина — это все же соревнование с Анеко. Любит Шина это дело. Причем для нее главное — именно соревнование, а не Анеко. Ладно, надолго ее никогда не хватало.

— Ты ведь понимаешь, что я не намерен комментировать вкусовые качества разных бенто? — И глянув на промолчавшую девушку, продолжил: — К тому же остается такое дело, как «вкус». Разным людям нравится разная еда, по-разному приготовленная… — пододвинул я к себе ее бенто. И, открыв коробочку, ненадолго замер. — Ладно, уела.

В бенто, которое приготовила Шина, не было риса. Того самого, что я хоть и ем, но довольно редко. Знает, чертовка, мои вкусы.

Но, тем не менее, три коробки бенто — это чуть больше, чем надо. Съесть я, конечно, могу, но нафига давиться. Так что, пока опустошал одну коробку, бенто от Кагами сдвинул в сторону Райдона. А когда начал вторую, Райдон сдвинул ее еще дальше. Девушки, кстати, этот наш маневр заметили, точно вам говорю, но виду не подали. Хотя им-то что? Минус один конкурент.

Под конец обеда, когда я уже потянулся за чаем, у меня в кармане завибрировал мобильник. Я так и замер на мгновение с протянутой рукой. Все, кто знает этот номер, в курсе, что я в это время в школе, и стали бы беспокоить только в крайнем случае. Хорошие новости при этом вполне могли подождать до вечера. Ну, или до четырех, когда я точно буду свободен от уроков. Что ж, собраться и приготовиться к неприятностям я сумел за то время, пока доставал телефон, и, когда нажимал зеленую кнопочку приема, был готов ко всему.

— Слушаю.

— Привет, Син, — услышал я Акеми, — у тебя ведь сейчас обед? Я не помешала?

— Да нормально все. Как раз заканчиваем есть, — ответил я, намекая на то, что сейчас не один. — Что-то случилось?

— А? Да как бы сказать…? — Что-то не похоже это на Накату Акеми, чересчур неуверенно. — Ну, в общем-то, да, случилось. Я только… еще не знаю, как на это реагировать. Ты после школы ко мне не заедешь? Очень надо. Тут… непонятная ситуация. Не плохая, нет, просто… короче, приедешь, узнаешь. Ладно? — Последнее ее слово было наполнено такой детской надеждой, что я чуть не фыркнул.

— Ладно уж, буду. — Если и проблемы, то не опасные. Что радует. — Примерно-то можешь сказать, что случилось?

— Могу, но не скажу. Пусть будет сюрприз, — восстановила она свою уверенность. — Все, побегу я, дел еще невпроворот. Пока-пока.

И, не дожидаясь моего ответа, оборвала связь. М-дя. Взглянув на девушек, увидел три пары заинтересованных глаз. Райдон же одним взглядом не удовлетворился.

— Проблемы?

— Пока нет, — пожал я плечами. — Проблем, я думаю, и не будет.

— Но если что, Син, только скажи, чем смогу, помогу.

— Да, и я тоже, — подал голос пятнистый.

Ох, знали б вы, ребята, какие у меня могут быть проблемы. И, посмотрев на парней, ответил… кивком головы. Не знаю, как Тейджо, а вот Райдон точно догадывается, что у главы Шидотэмору и проблемы отнюдь не подростковые. Шина с Анеко это тоже понимали. И если Анеко в этот момент изобразила пай-девочку, которая не лезет в дела мужчин, а Кино, пожав плечами, принялась за остатки своего обеда, то вот Шина очень хотела задать вопрос. Однако сдержалась, молодчина. Видать, работает над собой.

После школы зашел домой бросить вещи и переодеться, после чего пошел к границе кланового квартала, где меня ждал Горо с машиной. Домик с гаражом я все-таки сумел достать. Теперь там посменно жили Вась-Вась.

Подъезжая к отелю Акеми, я сделал ей звонок, дабы та предупредила своих гавриков, все-таки Сакурая Синдзи они не знают. На этаже, у самого лифта, меня поджидал Дзуно в окружении пары личностей бандитской наружности. Когда я к ним подошел, тот схватил за шею одного из них и очень доброжелательным голосом проговорил.

— Запомните этого парня, его имя Сакурай Синдзи, и он новый партнер нашего босса. — И, отпустив шею мужичка, пояснил уже, якобы, мне: — Они тут чаще всего стоят. Потом как-нибудь с остальными познакомлю. Пойдем, — махнул он под конец фразы рукой.

Пока я шел к номеру Акеми, заметил, что в коридорах находится несколько больше народа, чем обычно. То ли из-за того самого неизвестного дела, то ли, чтобы как можно больше ее людей имели возможность меня увидеть и запомнить. Перед самыми дверьми Дзуно остановился и, неуверенно помявшись, обратился ко мне.

— Ты, это, дальше сам. А я, это, пойду, пожалуй. — После чего быстрым шагом направился прочь от дверей.

Даже не постучав, толкнул двери и вошел в гостиную Акеми. И первое, что я отметил, — это неизвестный мне мужчина европейской наружности, сидящий в одном из кресел и держащий в руках бокал, видимо, с вином. Одет он был в обычный костюм, какие носят менеджеры среднего звена. И знаете, тянуло от него какой-то неправильностью, но очень знакомой неправильностью.

— Синдзи! Ну сколько можно тебя ждать? Ты прям как черепаха! — воскликнула сидящая в другом кресле Акеми.

Потрясающая наглость.

— Дело в том, что я встретил старушку, которая не могла перейти дорогу, потом черную кошку, которая эту дорогу перебежала, потом…

— Ладно, ладно, я все поняла. Кстати, знакомься — Антипов Кирилл Романович, — перешла она на русский. — Наша сегодняшняя головная боль.

— Но, но, женщина. Я и обидеться могу.

— И что же тогда будет, Антипов-сан? Вы уедете домой?

— Я начну громко ругаться матом.

— Ох. Наверное, мне придется быть повежливей, Антипов-сан.

— Да ты достала со своим «саном»!

— Ох, мне так жаль, так жаль.

— Чертова страна, чертовы женщины… — разобрал я его бормотание.

— Что ж, Антипов-сан, ох, простите, позвольте представить вам… моего делового партнера. Сакурай Синдзи-кун.

— Вот с вашими японскими именами, это звучит не так глупо, — заметил мужчина, разглядывая меня. — А что, постарше партнера не нашлось?

— Лишь враги, Антипов-сан, к сожалению, лишь враги.

— Грустная у вас жизнь, дамочка.

— Главное, что она есть, — ответила Акеми.

— Хех, по моим данным, ненадолго.

Интересно как. И откуда же у него такие данные?

— М-м-м, Акеми? — посмотрел я вопросительно на женщину.

— Да есть у меня четыре дятла, — ответила она по-прежнему на русском, видимо, и мне предлагая перейти на него. — Я их кормила, поила, растила, даже деньги им платила. И вот к чему все пришло, — грустно покачала головой эта актриса.

Ничего не понимаю. Она выглядит слишком легкомысленно, учитывая, что ее БЛИЖАЙШИЕ подручные сливают информацию на сторону.

— А если с самого начала? А то я как-то не могу понять, кого бежать убивать, — эту фразу я произнес уже по-русски.

— Какой боевитый парнишка, — усмехнулся русский. — Да еще и по-нашенски разговаривает.

— Ох, оставь, Синдзи, — махнула ладошкой Акеми. — Я уж что-нибудь придумаю, чтоб этим предателям жизнь медом не казалась.

— Шел бы ты домой, парень. Здесь дела явно не на твой возраст. Зачем ты вообще его позвала? — обратился он под конец к девушке.

— Если ты хочешь участвовать в будущей заварушке, тебе придется подчиняться ему.

— Что? — не понял Антипов. Как и я, между прочем.

— Синдзи, я отдаю тебе в подчинение пятнадцать русских головорезов.

— Что!? — даже привстал мужчина. После чего упал обратно и ехидно осведомился. — И кто же заставит нас подчиняться?

— Никто не будет вас заставлять. Вы либо бьете туда, куда вам укажут, либо мешаетесь нам, — ответила Акеми. — Но ведь вы прилетели сюда не за этим, не так ли?

Сейчас я, кажется, взорвусь.

— Акеми, — начал я, — ты совсем страх божий потеряла?

— А?

— Я ничего не понимаю. А когда подобное происходит, я начинаю нервничать.

— Еще и детишки тут нервные, — заметил Антипов.

— Что случилось, когда я последний раз в таком состоянии был? — спросил я ее, не обращая внимания на мужчину. Выражение лица Акеми начало постепенно меняться. С удивленного на задумчивое, потом на серьезное, а потом на немного нервное. Ну да, если я пошел убивать индуса-«учителя», чтобы даже намека на Патриарха не было, то что же я сделаю теперь, когда вообще ничего не понимаю. Например, могу грохнуть ее подручных, сливших информацию левым людям. Заодно и тех самых людей отправлю в чертоги Вальхаллы. — Итак? Ты ничего не хочешь мне рассказать?

Антипов, кстати, тоже заинтересовался ее мимикой. Само собой, он не мог знать, что находится на волосок от смерти, так что сейчас он сидел и молча ждал продолжения.

— Хм-м-м… да…. С самого начала, значит…. - почесала та свой носик. — Сергей… был другом и сослуживцем Антипова-сана и, как я поняла, просил его, если что, помочь мне. Но Сергей… мертв. В общем, я против такой помощи, со своими проблемами я разберусь сама. Не привлекая малознакомых личностей из-за границы. Вот только Дзуно и компания решили по своему и в обход меня попросили помощи. Знали, сволочи, что я им это запрещу. Эти русские, Синдзи, были очень близкими друзьями Сережи, и они, я это знаю, — покосилась она на мужчину, — не станут делать ничего, что мне навредит. Поэтому у нас тут образовалась дилемма. С одной стороны — я не хочу принимать его, — кивнула она на Антипова, — помощь. С другой — он просто так не уедет.

— Именно его помощь? — задал я вопрос. И получил в ответ молчание, которое нарушил Антипов.

— Она обвиняет меня в его смерти.

— Он пожертвовал ради вас всем! А вы…. - выдохнув набранный воздух и так и не договорив, Акеми отвернулась в сторону.

— Не смогли покинуть свой пост, — закончил мужчина. — Сделай мы это, и его жертва была бы напрасной. Впрочем, знай мы, к чему это приведет… — покачал он головой.

Прям, как будто в Мексику попал, а не в Японию. Что ж, уточнять, что это за жертва такая была, я пока не буду. Не тот момент. Кстати, насколько я помню, Найтов служил в спецназе.

— Э-э… Кирил Романович, а можно уточнить, где вы служите? И в каком звании. Да и ранг ваш, если не секрет.

— Капитан ВРА, — ответили мне. — Я, как и все мои люди, «ветеран».

Аналог ГРУ, значит. Да еще и благородный. Плюс пятнадцать «ветеранов». М-дя. Понятно, чего он такой смелый.

— А из какого вы Рода, если не секрет? — задал я еще один вопрос.

— Ни из какого. Я простолюдин, — ответил он поморщившись.

Ладно. Немногим лучше. Значит покровитель.

— А это ничего, что вы сейчас здесь? Все-таки служба, покровитель…

— Я в отпуске. И нет у меня покровителя.

Да он меня задолбал уже с мысли сбивать! Как так нет? Армейский капитан? В аналоге ГРУ? Без покровителя?! Но тут подала голос Акеми:

— Как нет? А куда Романов делся?

— Умер он. Погиб пару месяцев назад, — ответил капитан мрачно. — Так что служить мне до конца контракта осталось, то есть месяц. А там в запас, на всю жизнь.

У них там в России… вот ведь как заговорил… с офицерскими местами туго. Самих офицеров больше, чем мест для них. И это при том, что общее их количество такое же, как и в большинстве больших стран мира. Просто в России, как и в Индии, Японии и, как ни странно, США стараются не плодить лишние должности, держа свободных офицеров в запасе. То есть они по-прежнему считаются на службе, даже зарплату получают, правда, урезанную, но при этом сидят по домам и делают, что хотят. Из запаса, насколько я знаю, можно легко уволиться со службы. Но быть офицером, пусть и без должности, престижно, вот и гуляют по стране аристократы-офицеры, занимаясь своими делами. Кто бизнесом, кто Родом. Так что капитана-простолюдина без покровителя турнут со службы сто пудов, освобождая место очередному жаждущему карьеры благородному. Что ж, обидно, конечно, но не смертельно…

— А там можно обратиться к Роду вашего покровителя, — покивал я головой. — Думаю, они не упустят случая заиметь к себе в гвардию капитана армейского спецназа.

— Меня-то возьмут, — усмехнулся мужчина, — а вот моих людей нет. Четырнадцать душ, которые отправились со мной сюда, дабы выполнить просьбу Сереги. Саня тоже приехал бы… да, видишь, не судьба, — закончил он грустно.

Уважаю. В Родовую гвардию попасть очень сложно. Там тоже семейный подряд действует. И отказаться от такой возможности ради своих людей сможет далеко не каждый.

— Кхм. Ладно, давайте теперь решим, что нам делать с нашей ситуацией. Начнем с того, что Акеми не хочет иметь дел с вами, а вы не хотите иметь дел со мной. И в целом я могу вас понять, уж поверьте, поминать свой возраст мне приходится довольно часто. Сейчас вопрос состоит в том, что вы будете делать, когда все начнется? Вы ведь, по большому счету, даже не сразу об этом узнаете.

— Но ведь узнаю, — сказал мужчина. — Я даже больше скажу, я УЖЕ знаю все, что мне нужно, и жду только начала войны, — усмехнулся он. — То, что мне надо, это нанести как можно больший ущерб цели, вот и все. Согласие или несогласие этой женщины, мне и вовсе не нужно.

— Я так понимаю, информацию вам выдал кто-то из нашей бравой четверки? — М-да, попали мужики. Не знаю, что им сделает Акеми, но уж то, что и я им бока намну, это точно.

— Это секрет, — улыбнувшись, произнес Антипов.

— Кирилл Романович, вы ведь понимаете, что информация, полученная от исполнителей, хоть и приближенных к власти, не может быть полной? — На что он, все еще ухмыляясь, дернул щекой. — А уж как военный, вы должны осознавать, что может случиться, если вы вмешаетесь в наши планы. Пусть даже с благими намерениями.

— Вы переоцениваете свой стратегический гений, — начал он уже не так уверенно. — Это всего лишь бандитская разборка.

Спокойно, Макс, спокойно. Он вполне имеет право так считать.

— Среди нас переоцениваешь себя именно ты. — А вот Акеми была не так терпелива, как я.

— А ты, женщина, — выделил он это слово, — вообще молчи. Ввязалась в черте что, не заботясь о своих людях, так теперь еще имеешь наглость других в тупости обвинять.

Акеми промолчала. Удивление от этого факта даже перебило нарастающее раздражение после слов капитана. Сейчас она сидела, поджав губы, крутила в руках бокал с вином и пялилась в стену. Может, потому она и позвала меня? Женское воспитание этого мира и этой страны не давало ей осадить условного союзника-мужчину. Брутального капитана спецназа, наверняка прошедшего не один смертельный бой. Вот в такие моменты я не мог не восхищаться ее силой воли и тем, чего она успела добиться к нынешнему моменту. Лично мне трудно представить все те трудности, через которые она умудрилась пройти и добиться нынешнего положения. Уверен, если бы не статус Антипова, тут уже давно бы началось рубилово, а так, пусть и шестнадцатилетний, но парень — это все, на что она может сейчас, рассчитывать. Если не хочет начать конфликт. Она, можно сказать, поставила меня перед фактом — я, мол, какая-никакая, а ТВОЯ женщина, значит, будь добр отвечать на нападки в мою сторону. Фактически меня сейчас, официально признали старшим в нашей связке. А значит, и в этом разговоре.

— Эм-м-м, капитан, а сколько тебе лет?

— Что?

— Лет тебе сколько?

— Тридцать семь, — ответил он после небольшой паузы. Мой сменившийся тон ему явно не понравился, но то ли любопытство из-за неожиданной смены разговора, то ли еще чего заставило-таки ответить на мой вопрос.

— Тридцать семь лет… — произнес я задумчиво. — И чего же ты добился в жизни? Вот эта леди, например, умудрилась стать одним из сильнейших преступных боссов Японии. Женщина. У нее в подчинении сотни людей, десятки бойцов. Она ворочает своими нежными ручками сотнями тысяч рублей…

— Кхм, кхм, — раздалось со стороны Акеми.

— Прости. Миллионами рублей. Среди ее знакомых множество аристократов, как и других полезных людей. Все в Японии, кто представляет из себя хоть что-то, знают или хотя бы слышали о ней. А чего добился ты? Будучи простолюдином, дослужился до капитана. Это впечатляет, признаю. Вот только недавно ты потерял свою протекцию, и что теперь? Кто ты теперь?

— К чему ты клонишь, мальчишка? — процедил мужчина.

— А клоню я, капитан, к тому, что хотя бы уважения ради, мог бы и обращаться к ней не столь грубо. Она это, черт подери, заслужила.

Вот и посмотрим теперь, чего ты из себя представляешь, капитан. Признаешь свою неправоту или нет? Если второе, то и разговор с тобой будет более жесткий. Не потому, что я прям так обиделся, а потому, что таких людей убеждать и давить логикой бесперспективно. Не тупы, так упрямы.

— Ты прав, — сказал он после пяти секунд разглядывания моего лица, — погорячился. Мои извинения Наката, — кивнул он ей головой. И получая ответный фырк. — Тем не менее, парень, подчиняться сосунку вроде тебя, без обид, я не намерен.

— Капитан, — вздохнул я устало, — если ты начнешь действовать в отрыве от нас, нам будет проще тебя просто прибить. Без обид.

— Хех, прибить…. Ну и что вам мешает просто давать мне цель?

— Во-от, это уже ближе к тому, что всех устроит. Хм. Вы с собой снаряжение не привозили?

— Нет, конечно. Кто бы нас с ним выпустил? Да и сюда пустил? Но кое-что из оружия, несомненно, имеем.

— В таком случае, — помассировал я лоб, — вам, наверное, лучше будет перебраться ко мне на базу.

— Какую еще базу? Кстати, парень, я ведь о тебе ничего не знаю.

— Я владелец своей фирмы — Шидотэмору, если это вам о чем-то говорит. И у этой фирмы есть собственная служба охраны. А у охраны есть собственная база. Полигон, казармы, столовая, спортгородок, склады, штаб и все такое. Строительство еще не окончено, но вам хватит и того, что я перечислил.

— Полигон говоришь? Казармы говоришь? Неплохая у тебя охранка.

— Да, я знаю. Хоть и она еще в зачаточном состоянии. Снаряжение я вам, кстати, если надо, выделю. МПД не обещаю, но, думаю, вы будете не разочарованы.

Ответил Антипов не сразу. С минуту сидел и о чем-то думал.

— Снаряжение это хорошо. Ты только не забывай, мы тебе не подчиняемся. Ты даешь нам цель, и мы ее ликвидируем. Сами. Никаких вмешательств с твоей стороны я не потерплю.

— Конечно-конечно, — поднял я руки в защитном жесте.

Кажется, меня начали воспринимать серьезно. Но это только начало. Посмотрим, как он запоет, когда познакомится со Святовым и Куродой. Одно дело подросток, другое — подросток с деньгами, и третье — подросток с боевым отрядом и двумя псами войны. И пусть отряд состоит из новичков, а Курода — пес городских войн, но и это уже впечатляет. Я так думаю. Одно плохо, уж больно сильно засветились эти русские. Надо бы легенду какую-нибудь придумать.

— Ладно, — хлопнув ладонями по подлокотникам кресла, произнес Антипов, — чего резину тянуть, пойду к своим, пусть начнут собираться.

Дождавшись, пока мужчина не выйдет из комнаты, обратился к Акеми.

— Знаешь, красавица, как-то мне стремновато день ото дня становится. По сути, узнать о нашей афере теперь не так уж и сложно, — произнес я, смотря на закрывшуюся за капитаном дверь.

— Это если задаться подобной целью, — ответила она. — А подобного желания у наших будущих невольных помощников быть, по идее, не должно.

— У тебя что, врагов мало? Тех, кто укажет им на это.

— Так доказательств-то не будет.

— Тебе самой-то от своих слов не смешно?

— Выбор у нас все равно невелик, — вздохнула она. — Даже если мы и справимся без посторонней помощи, потом не участвующие в войне боссы поглотят остатки моих сил.

— Когда ты составляла план, ты не учитывала меня и русских. Так? — И после кивка женщины продолжил: — обрисуй мне вкратце расстановку сил. А то, стыдно сказать, я так до сих пор этим и не поинтересовался.

— Вкратце, значит? — задумалась на мгновение Акеми. — У предполагаемого противника, если все вместе смешать, будет около двух тысяч бойцов. Из них двадцать шесть ветеранов и… шестьдесят шесть, кажется, воинов. — Едрить-колотить. — Правда, силы у них, как ты понимаешь, не в одном месте собраны, а по всей префектуре раскиданы. Но и у меня, к сожалению, такая же ситуация. И если с мясом ладно, то вот «ветеранов» и «воинов» после начала…, даже скорей чуть раньше, войны очень быстро соберут в одно место. Ах да, сейчас на вольных хлебах бегают еще четыре «ветерана», и они вряд ли присоединятся к нам. Скорей всего, они примкнут к тем, кто не станет ввязываться в войну, но тут как повезет.

— А у тебя что?

— Семьсот бойцов. Из них семь «ветеранов» и двадцать девять «воинов».

С «мясом», как она выразилась, и правда проблем не будет. Сомневаюсь, что местные дадут такому количеству людей в войнушку играть. А вот все остальные… м-да. Если бы мы просто воевали, сила на силу и все такое, было бы проще. Но война — потому и война, что присутствует такая штука как ресурсы. Склады, магазины, бары, казино и так далее, и тому подобное. А ведь есть еще статусные места, такие как жутко популярное казино в центре города или небольшой храм на окраине. Разрушать там, конечно, никто ничего не будет, а вот контроль перехватить запросто. И это только явные цели.

— Получается, вместе со мной и русскими, у нас сейчас… двадцать четыре «ветерана», около девяноста «воинов» и один «учитель».

— Стоп, «учитель»? — удивилась женщина.

— Так Святов — «учитель».

— Святов?

— Блин…. — Влом как объяснять-то. — Один из моих офицеров. Недавно нанятых.

Это да, забыл я как-то предупредить ее о Святове, точнее о его ранге. С другой стороны, с какой стати? Хватит с нее и того, что я ей про кучу «воинов» рассказал. В конце концов, именно я буду составлять все планы. А если еще точнее, то она будет только защищаться, а я только атаковать. Кстати, я тут прикидывал как-то, и получается, что в Гарагарахэби, включающей в себя четырнадцать гильдий, в каждой из которых примерно по сто пятьдесят «воинов» и полтиннику «ветеранов», состоит больше двух тысяч бойцов ранга «воин» и, охренеть, семь сотен «ветеранов». Это я еще про «учителей» не в курсе. А ведь это силы небольшого клана. Только по количеству, правда, да и сам подсчет весьма примерен, но как факт. И хоть гильдии разрознены, можете быть уверены, если они почуют внешнюю угрозу, то очень быстро соберутся в один кулак. Собственно, поэтому Гарагарахэби и считается организацией. Акеми рассказывала, что она сама начала приподниматься во времена войны с темными кланами Китая. Они им тогда очень здорово вломили. Китайцам, я имею ввиду.

— Ну и везунчик же ты, — произнесла Акеми завистливо. — Хоть и зануда тот еще.

— Это не занудство, это обстоятельность. Да и вообще, когда это я занудствовал?

— Слава Небесным супругам, не сегодня.

— Вредная ты… девушка, Акеми.

— А то! Я такая! — задрала она носик.

— Да, да, да. Ты лучше поправь меня, если я что-то не понял. Получается, что по количеству бойцов, если не брать обычных людей, мы фактически на равных со всей кодлой Змея?

— Э-э-э… получается так, — аж удивилась Акеми. — Но я все равно не буду иметь дело с Антиповым!

— Да и фиг с ним, — задумался я. — Но приехал он, согласись, вовремя. Так, короче, надо менять план.

— Ты уверен? С нынешними силами и старым планом мы сто процентов выиграем в войне.

— Ага, а какова вероятность схлестнуться потом с тем Родом, который мы подставим? Этот план был хорош раньше, а сейчас очень уж рискован.

— Как… скажешь, ладно. Судьба слабой девушки — следовать за своим мужчиной, — сложила та ручки на коленях и опустила взгляд, — а обязанность мужчины — указывать путь и защищать свою женщину. — Прям сама невинность, хех.

— То есть ты не против изменить план?

— Если новый окажется лучше старого…

— Вот и ладушки. У меня даже, в связи с нашим недавним разговором по поводу цели для тренировки моих людей нарисовался… — пощелкал я пальцами, — скелет плана.

— Оу, заинтриговал.

В этот момент в гостиную без стука вошел Антипов. Оглядев нас и вздохнув чему-то своему, произнес:

— Своих я предупредил, они сейчас собираются. Так что давай, парень, объясняй, куда выдвигаться.

— Какие вы шустрые, — почесал я в задумчивости нос, — говоришь, вас пятнадцать человек всего?

— Нам собраться, лишь перепоясаться. И да, пятнадцать.

— Тогда давай так. Я сейчас позвоню, куда надо, и сюда пришлют машину… микроавтобус, — ну да, в автопарке Шидотэмору и такая штука есть. Даже две, — чтобы вам лишние километры по городу не колесить. Да и не палиться лишний раз.

— Это… будет даже лучше, — помял он подбородок. — Эх, пойду опять своих предупреждать.

Дождавшись, когда капитан выйдет из комнаты, обратился к Акеми.

— Как считаешь, его стоит посвящать в наши планы? В смысле, может пусть посидит тут, пока мы будем размышлять вслух? Он… Насколько ты ему доверяешь?

— Я доверяю Сергею. А он… они были как братья — Найтов, Антипов и Романов. Несмотря на то, что последний был аристократом.

Не очень определенно. Впрочем, если вспомнить, например, Стилягу с Маклаудом…

— Тогда подождем его, — сказал я, доставая мобильный телефон. — Думаю, он сейчас вернется.

Впрочем, позвонить и объяснить, куда должна приехать машина, я успел. Я даже в баре покопаться успел. Что-то мне сегодня не хотелось спиртного, а сок у Акеми был представлен всего двумя видами — ананасовый и виноградный. Хуже только апельсин и виноград. Хорошо хоть, сами соки были высшего класса. Собственно, за этим самым выбором меня Антипов и застал.

— Ты чего такой грустный? — спросил он, зайдя в гостиную.

— Да так, ничего, — ответил я, ставя обратно одну из бутылок, а из второй наливая себе в стакан. — Могла бы и чего-нибудь другого достать, — сказал я, проходя мимо Акеми.

— Зачем? Как я тебя тогда соблазнять буду? — ответила она, а капитан приподнял бровь.

— Испытания закаляют, — заметил я.

— Или оставляют в старых девах.

— Оставь бедного пацана, — заметил Антипов. — Смотри, какой мужчина, — показал он на себя, — можешь его соблазнить.

— Я похожа на зоофилку? — приподняла та в ответ бровь.

— Нет у тебя вкуса, женщина.

— Уж лучше так…

— Да хватит вам уже, — сказал я, сделав глоток сока. — Давай к делу, Акеми.

— Ну давай. Начинай, — сказала она, поудобней устраиваясь в кресле и закидывая ногу на ногу.

Антипов, услышав последние слова, на мгновение замер в своем кресле, в которое он только-только сел, даже на спинку облокотиться не успел, и уже хотел что-то произнести, но заметив, что его никто не гонит, расслабился, так ничего и не сказав.

— Для начала, хотелось бы кое-что уточнить. Вот скажи, если я нападу на одного из боссов твоей гильдии, что будет делать Змей?

— Интересный вопрос. Вообще-то, такие, как я, и сидят на своих местах, чтобы решать подобные проблемы. Но ты ведь не собираешься захватывать территории?

— Нет, конечно.

— А значит, это личный конфликт. Поднимать против тебя всю гильдию он не будет. Еще паникером назовут. Но и сам прийти на помощь он не может — невместно. Если жертва нападения не попросит помощи, то ему придется дожидаться завершения конфликта.

— Но этого, как я понимаю, не будет.

— Тому на кого ты, гипотетически, нападешь, тоже звать помощь… скажем так, потеря репутации. Однако жизнь дороже. Так что к Змею он побежит, но не сразу, а когда станет понятно, что сил-то и не осталось. А вот дальше все гораздо интересней… — произнесла она и замолчала в задумчивости. Мешать я ей не стал. Сейчас она на самом деле думает, а не на нервах играет. Антипов тоже не вмешивался. — То, что Змей знает о нашем знакомстве, мы берем за свершившийся факт. Так?

— Лично я сомневаюсь, что он этого еще не выяснил.

— Но территории ты не захватываешь… — постучала она пальцем по подлокотнику кресла. — Я бы, на его месте, натравила на тебя кого-нибудь из лояльных мне Боссов. Самой лезть… не рискнула бы. А всех на тебя спускать… его бы не поняли.

— Хех, не рискнула бы, — усмехнулся я.

— Зря ты так, — укоризненный взгляд в мою сторону. — Чтоб тебе было понятней, перефразирую. Даже я не рискнула бы. Лезть своими силами, а значит, и рисковать ими, на кого-то, кто достаточно быстро разобрался с одним из Боссов? Нет, не надо мне такого счастья.

— Но тогда получается, что и второго он теряет.

— Это если ничего не делать. Он к тебе посредника зашлет уже после нападения на первого. Просто, чтобы прощупать почву. Выдвинет символические требования, и все. А вот после второго, да и то не сразу, будет предъявлен ультиматум.

— И что? Смысл, если он не может сам напасть?

— Если ты не выполнишь требования, он, прикрываясь проявленным неуважением к гильдии, спустит на тебя все свои силы. Да и сам примет участие. И кстати, после этого я уже не смогу тебя поддержать. На меня тогда все ополчатся.

— Типа, ты тоже не уважаешь гильдию?

— Ага, а значит и всех, кто в ней состоит.

— А что ему мешает сделать это сразу? Еще при первом моем нападении. О нашей связи-то он знает.

— Логика, Син. Его никто не поддержит. Всем сразу станет понятно, что это его личные разборки. Даже не так, это будет понятно с самого начала. Но позже уже не так будет резать глаз. Поначалу его просто засмеют, обвинят в том, что он загребает жар чужими руками. А вот после того, как ты уделаешь аж двух Боссов, вполне может прокатить обвинение, что ты возомнил себя невесть кем и ни во что не ставишь гильдию. На тебя, правда, все равно не полезут ВСЕ Боссы, но и я ничем помочь не смогу. Короче… как там… шило на мыло. Либо я без тебя, либо ты без меня.

— Но во втором случае я две вражеские единицы стереть успею, — произнес я, думая о другом.

— Тебе и остатков хватит. Хотя, если в это дело ввяжутся Кояма…

— Не, не, не. Никаких Кояма, — я аж вскинулся. — Этих приплетать никак нельзя. Я ж потом задолбаюсь Герб доставать. Все будут на эту семейку коситься, мол, я их протеже.

— По-моему, они тебе его так и так дадут.

— Но будут очень долго тянуть. Да и привязать к себе попробуют.

— Да с какой стати? — воскликнула красотка.

— Месяц назад я бы ответил — «а почему бы и нет»? Ресурсов, для появления с их стороны такого желания, у меня достаточно. Я им, конечно, доверяю, но… есть я и есть клан. Выбор старика несложно предугадать.

— Это месяц назад, а сейчас?

— Родовые земли. — Про отца, камонтоку и то, что они не захотят отпускать человека с ним, я упоминать не стал. Не из-за недоверия, а просто лень все объяснять.

— Ой, точно. А я и забыла как-то.

Антипов сейчас явно удивлен тому, что услышал. Глядя на него, создается впечатление, что в кресле сидит манекен. Это он так, видимо, пытается следить за лицом. Но, увы для него, армейское воспитание и все такое.

— Ладно, оставим клан Кояма в покое. Мы остановились на том, что мне не справиться с оставшимися силами Змея в одиночку, а ты вмешаться не сможешь. Значит, ты должна вмешаться до ультиматума своего главы.

— Как бы в ответ на такое вмешательство новых врагов не отхватить. Ты не забыл о нейтралах? Впрочем, это ладно. Далеко не факт, что подобное произойдет. Другое дело, когда вмешиваться? Чересчур рано, и потери Змея будут слишком малы, тогда и начинать все это бессмысленно. А если запоздаю…. э-э-э… я вообще не смогу вмешаться. Хо-ха-ха, а знаешь, я бы на месте Змея после ультиматума еще бы и меня в это дело приплела. Все бы не ополчились, но половина нейтралов перешла бы на его сторону точно. А тогда нам будет совсем грустно.

— То есть, куда ни кинь, всюду клин? — подал голос Антипов.

— Точно, — кивнула головой Акеми.

— Ха, и что ты теперь придумаешь, стратег? — улыбнулся капитан. Но как-то так, без зла и ехидства.

— А вот скажи мне, Акеми, — сказал я, бросив взгляд на Антипова, — что будет, если ты сразу после вступления в игру второго Босса начнешь… расставлять своих людей на территории первого?

— Ну-у-у, это все равно что…. Подожди-ка, — она аж ротик приоткрыла. — А ведь всем утереться придется. Я же не атаковать начну, а прибирать к рукам бесхозную к тому времени территорию. Ха!

— Чего Змей допустить не может. Как и атаковать поначалу, ведь ты не нападаешь. А если попробует, это будет считаться беспределом, потому что законных поводов ты ему не даешь, — закончил я за нее.

— И натравит он на меня только тех, кто ему лоялен, ибо внутренняя разборка. И собирать всех против тебя при этом рано, а когда будет можно, я буду готова поглотить еще больше территорий, что станет спусковым крючком.

— Вот только он к тому времени потеряет…. Сколько он там потеряет?

— Двух Боссов, если все пройдет нормально. А это половина его сил. Всех ты, конечно, не достанешь, кто-то выживет и прибежит к Змею, но даже так…. В самом худшем варианте треть сил ты уничтожишь.

— Причем по частям. Что будет довольно просто.

М-дя, русские прилетели довольно вовремя. С прежними силами я бы такое не потянул. Хотя вру, потянул бы. Но вот время, ресурсы и жизни своих людей я бы потратил. Что под конец аукнулось бы. Хотя, главное тут, наверное, все же время, которого у Змея было бы до фига. Первое, что приходит на ум из его действий, — это…, грубо говоря, ввод войск для урегулирования ситуации. Мол, хватит уже раскачивать лодку, у нас и внешние враги есть, которые только этого и ждут, да и бизнес страдает. Кстати, насчет внешних врагов. Я уже хотел было задать вопрос по этой теме, да не успел.

— А вас другие гильдии не прижмут, когда все закрутится? — спросил капитан.

— Нет, — Акеми лишь махнула на него рукой. Но тот не сдавался.

— А почему? — произнес мужчина чуть ли не по слогам. В ответ получил задумчивый взгляд женщины, которая решает, как бы съязвить.

— И в самом деле, красавица, поясни, пожалуйста. А то я тоже не в курсе.

Тяжко вздохнув, она все же расщедрилась на ответ.

— Это табу. Никто не станет лезть к гильдии, у которой внутренние проблемы. — И, видимо, уловив вопрос на моем лице, поправилась: — Проблемы в активной фазе. То есть, пока внутри одной гильдии идет война, ни одна другая не будет к ней лезть и пользоваться ситуацией. То же самое, если воюют две гильдии. Вы только не думайте, что у нас тут все такие благородные. Просто чуть более сорока лет назад был последний такой прецедент. Именно тогда случилась последняя большая война гильдий, а ведь тоже все началось с внутреннего конфликта одной из них. А потом как с домино — кто-то решил воспользоваться ситуацией, другой посчитал, что это отличный момент раздавить самого умного, третий решил добить первую гильдию, пока те двое воюют…. В итоге бойня охватила Гарагарахэби практически целиком, война полыхала по всей стране, дошло до того, что все забыли или забили на то, что мы, как бы, вне закона и не должны привлекать чрезмерного внимания. Не переходить определенной черты. В итоге, в одну не самую счастливую неделю начали умирать главные задиры. А за ними — и более-менее активные. И не просто умирать, а умирать вместе со своими группировками. За неделю Гарагарахэби была уполовинена. И это, если не считать погибших во внутренних разборках, во время боевых действий самих гильдий. Вот так вот. Император очень доходчиво показал, кто на самом деле хозяин в стране. Не знаю, быть может и это не помогло бы, но той ситуацией решили воспользоваться наши зарубежные коллеги. После чего еще десять лет шла тихая, но от того не менее кровавая война. Мы тогда были реально на грани исчезновения. Повернись тогда все немного иначе, и сейчас теневой жизнью Японии, вполне возможно, правили бы Темные кланы Китая. Или вон, индийская Ананта даура. Ну а после того, как Гарагарахэби отбилась от всех нападок, состоялась большая сходка, где были приняты некоторые негласные законы, которые соблюдают и сейчас. Даже, заметь, такие социально опасные личности, как мы. Так что будьте уверены, пока у нас тут идут разборки, нас не тронут.

— А потом? — опередил меня капитан.

— А вот потом мне, если мы победим, придется разбираться с последствиями. Правда, все не так плохо. Фактически полгильдии останутся в стороне от нашего междоусобчика, именно они и станут гарантией, что нас не попытаются сходу задавить. В то время как соседние гильдии станут моей гарантией, что уже меня не попытаются задавить. В первое время, во всяком случае, когда все будут делить оставшееся бесхозным хозяйство.

— Чем-то все равно придется пожертвовать, — это уже я.

— Так я и не спорю, за все надо платить. Я даже знаю заранее, что буду отдавать.

Ну да, ну да. А потом, как все утрясется, да накопятся силы, возвращать обратно. С процентами. Хорошо, что она сама понимает свой предел и не станет развязывать войны между гильдиями. Так, отщипнет несколько кусочков и успокоится. По крайней мере, пока не сделает своего ребенка аристократом. Да и потом не станет его подставлять.

— Что ж, подведем итоги. Первую фазу войны мы, в общих чертах, распланировали, а вторую… возьмем из старого плана.

— Это что за план такой? — задал вопрос Антипов.

— Я тебе потом все… хех, стоп. Кирилл Романович, у нас же вроде договор? И по нему получается, что общий план вам, как бы, и не нужен. Я даю цель, вы ее уничтожаете. Так?

— И зачем я тогда сейчас выслушивал ваши рассуждения? — Это он намекает на то, что мы его не прогнали, когда начали разговор.

— М-м-м, любопытство, не давшее вам уйти? Или, быть может, вера в то, что вы не побежите с этой информацией к нашим врагам? — На что мужик лишь нахмурился.

— С моим опытом я точно смогу вам помочь в составлении планов атаки, — подал он, наконец, голос.

А заодно, он будет спокоен за то, что его не пошлют в мясорубку. Надеюсь, он понял, что именно я указал на его ошибку, а не он ее увидел. Надеюсь, вы понимаете, что я не потерплю в своем стане отряда, который не подчиняется мне полностью. Просто с Антиповым действовать надо более тонко. Эх, задолбало все.

— Уверен, ваши советы будут полезны, — произнес я. Намекая, что мы и без него можем справиться. — Но давайте поговорим об этом на базе. Ладно?

— Черт с тобой, мелочь, — махнул он рукой. — Но поговорим обязательно.

— Само собой. Кирилл Романович. Само собой.

 

***

 

Этой ночью мне приснилась свадьба. Я, никому не видимым призраком, стоял чуть в стороне от толпы, окружившей молодоженов. И мне было больно. Больно смотреть на Светку в объятиях Андрюхи Маклауда. Но понимание того, что так надо, того, что так будет лучше для всех, заставляло меня держать лицо. Хотя очень хотелось скривиться. А еще было чувство спокойствия. Я знал, что он позаботится о ней. Да. Боль и спокойствие. Забавный коктейль.

Но вот между ног толпы просочилась знакомая собачья туша, и медленно, рывками, как будто с трудом осознавая, что видит, ко мне подошел Бранд. Господи, неужто я перешел некую черту в количестве убитых, что ты так жестоко наказал меня. Да нет, чушь. Бывали и пострашней личности.

Присев на корточки перед остановившемся рядом со мной псом, я попытался взлохматить его голову, как делал тысячи раз еще в той жизни. И не смог. Что-то не давало мне сделать это. Рука замерла всего в нескольких сантиметрах от его морды и никак не хотела опускаться. Но Бранд, наверное, самое верное мне существо в обоих мирах, потянулся и сам потерся о мою замершую руку. Господи, я его даже не чувствую. Даже так… Бранд… друг ты мой лохматый…. Не надо, Бранд, не плачь, я ведь жив. И ты жив. Пусть все немного поменялось, но мы должны жить, вопреки всему. Держись, малыш, не унывай, не оставляй мою семью. Поверь, ты им очень нужен. И мне… я должен знать, что все нормально… ты ведь понимаешь меня, не так ли? Ты всегда меня понимал…

Найду. Жизнь положу, душу, столетия, но я найду ту тварь, из-за которой я в подобном положении. А когда найду… а вот тогда и буду думать. Но я клянусь, кто-то сильно пожалеет, что устроил все это. И мне плевать на его мотивы.

Я вынырнул из сна, как из-под толщи воды, на последних остатках воздуха в легких. И первое, что сделал, это начал приглушать яки. На автомате. Привычка, появившаяся у меня в последний месяц. Вот прозвучал звонок в дверь, еще один. Шина. Только она не станет удовлетворяться одним, самым первым, что меня и разбудил. Как будто после десяти я ломанусь вниз открывать дверь. Наивная. Встав с кровати и надев штаны, я под непрестанные звонки побрел вниз на первый этаж открывать дверь. Не прекращая бормотать, как мантру — «закончить школу, всего три года и выпуск, восемнадцать лет и новый дом, закончить школу…»

— Доброе утро, Мизуки, — тяжко вздохнув, поздоровался я с этой неугомонной. Признаться, она сумела меня удивить. Я-то уж было на Шину грешить начал.

— Привет, Синдзи! А я тебя что, разбудила? — Нет, она издевается. А еще, это ее «Синдзи» неожиданно больно резануло по душе.

Я же здесь один. Хуже, наверное, только если все человечество вдруг вымрет. Даже не ожидал от своей циничной натуры подобных чувств. Забей, Макс. Я никогда не забуду своего имени и всегда буду Максимом «Кащеем» Рудовым. И ничто этого не изменит. А вся эта жизнь… — просто еще одна маска.

Вздохнув еще раз, посторонился, пропуская ее в дом.

— Я надеюсь, у тебя что-то серьезное, — сказал я ей в спину. На что она втянула голову в плечи. И постояв так пару мгновений, резко обернулась, явив мне решительную мину на своей мордашке.

— Возьми меня в ученицы!

— Че?!

— Научи драться!

— Ты с ума сошла?

— Потренируй меня в рукопашке!

— Выход там, — махнул я рукой в сторону двери. И пройдя мимо нее, пошел в сторону кухни.

— Ну, Си-индзи-и-и.

— Иди в жопу, Мизуки. У тебя для этого есть целый клан.

— Ну пожа-алу-уйста-а-а-а.

— Да у тебя дед «виртуоз», чего ты ко мне пристала?

— Я же не прошу тебя техникам меня обучать, только рукопашному бою. Без бахира. Пжа-а-алста-а-а.

— Даже так, я не могу быть лучше твоего деда и отца.

— Из деда учитель никакой, а отец… а что отец? Он обучал меня с самого начала, и что? Пришел ты, и победил. Ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста.

— Ты бредишь, Мизуки. Акено-сан — отличный, знающий учитель….

— Так я и не спорю, — не дала она мне закончить, — но вдруг ты лучше? Он будет учить меня техникам, а ты рукопашке. Ну пожа…

— Хватит! Тихо. Спокойно…. Не видишь, я кофе делаю.

— Ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…

— Отстань, Мизуки. Побегай по клану. Я более чем уверен, у вас найдется достойный рукопашник. И я в сотый раз тебе говорю, мои знания не рассчитаны на применение вместе с бахиром. Ты же потом переучиваться будешь.

— Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…

Слава яйцам — школьные ворота. Наконец-то она от меня отстанет. Я, даже когда душ принимал, слышал это ее «пожалуйста». Да я так скоро вздрагивать начну, услышав это слово! Вот блин, Мизуки-засранка, я и не представлял, что она на подобный террор способна.

— …жалуйста…

— Привет, Райдон! Как же я рад тебя видеть, дружище.

— Э? Я тоже, — ответил он осторожно, косясь на затихшую девушку.

— Ладно, что здесь стоять, пойдем уже в класс. Бывай, Мизуки, не опаздывай на урок.

— А что случилось-то? — спросил парень, когда девочка скрылась с наших глаз.

— Не поверишь, в ученицы напрашивается все утро. Она. Ко мне! Ну не бред ли. Весь мозг вынесла.

— Оу. А…

— Да я сам не в курсе, что на нее нашло.

— Понятно. Но я вообще-то не о том.

— А о чем?

— Если ты не хочешь брать ее в ученицы… может, возьмешь меня?

— Я тебя прибью, хвостатый, с твоими дурацкими шутками.

Сегодня, впервые за то время, что я учусь в Дакисюро, меня вызвали к доске. В привычной для середины урока тишине класса, в которой едва слышалось шуршание одежды, постукивание карандаша о парту и тихое поскрипывание чьего-то стула, я вышел к доске. Решил по-быстрому пример, да вернулся на свое место. А вы чего ожидали? Извержения вулкана? Экстраординарной ситуации? Ха! За моими плечами младшая и средняя школы, вы думаете, меня ни разу к доске не вызывали? Что тут могло произойти? Штатная ситуация. Только тем и интересна, что это мой первый раз в старшей школе.

Встретившийся с нами на большой перемене Тейджо, даже не поздоровавшись, начал приставать.

— Синдзи, подучи меня рукопашке. Ну что тебе стоит? Хотя бы два-три, ну, четыре десятка уроков.

Сволочь. Райдон — сволочь. И когда только успел рассказать об этом пятнистому?

Рис на обеде присутствовал лишь в бенто от Кагами. Быстро Анеко просекла ситуацию. Нафига только ввязалась в этот спор? Я вообще не понимаю, зачем они это все устраивают. Их что, прет, что ли, лишний бенто делать? Вот не верится мне, что они обо мне заботятся. Это Кагами, великая женщина, всегда о моем пропитании пеклась. А они-то что, куда лезут? Беззаветная любовь? Три раза — «ха»! Ох, не понять мне этих женщин.

— Ну, как Синдзи? — спросила Шина, когда я закончил с ее бенто.

— Что «как»? Как всегда. Вкусно.

— Ты… — потянулась она ко мне рукой, сделав пару раз хватательное движение. — Я тебе это еще припомню, мелкий. — Что «это»? Вот скажите мне — что?! Нет, не понимаю я их.

Анеко же так ничего за весь обед и не сказала. Лишь полуулыбку на губах удерживала. С Райдоном и Тейджо я в этот раз не поделился. Все сам умял. Будут, придурки, знать, как надо мной шутить.

После обеда, как всегда, пошли во двор свежим воздухом подышать. И уже у выхода, через окна, увидели толпу учеников, что-то наблюдающих недалеко от корпуса. Что ж, хлеб… не было хлеба, не распространен он в Японии, ну хоть зрелище, я надеюсь, будет.

Толпа была не слишком плотной, просто кучки людей, окруживших нечто. Как выяснилось, народ наблюдал за избиением, по-другому не скажешь. Маленькая девочка, в смысле ростом маленькая, сидела верхом на каком-то парне и методично вбивала его в асфальт. И, судя по облачку пыли, что вырывалась из-под него при каждом ударе девушки, а также отсутствию на лице парня крови, он держал «доспех духа». Из последних сил держал. Вялые попытки защититься проваливались с каждым ударом этой мелкой фурии, на лице которой играла мстительная и до крайности стервозная улыбка.

Но вот ручка, упертая парню в грудь и прижимающая его к земле, сжалась в кулак, загребая одежду, и маленький, но такой убийственный кулачок наконец-то приласкал не прикрытое «доспехом» лицо. Все, аут. Я, если честно, на мгновение подумал, что она не станет сдерживаться и сейчас прибьет бедолагу, но нет, ему, кажется, даже нос не сломали, довольно грамотно вырубив.

Нанеся еще парочку ударов, пустив пацану кровь, девушка переводит взгляд на народ, собравшийся вокруг нее. С вызовом и насмешкой всматриваясь в лица, она будто искала того, кто даст ей повод повторить избиение вновь. И вот ее взгляд уперся в меня.

— Зверь-баба, — прошептал Тейджо.

— Честно скажу, Син, — заметил Райдон, — я в шоке.

Акэти Торемазу. Маленькая, милая девочка, что замирает в моем присутствии. А бывало, и в обморок падала. Я ее и не узнал в первый момент. А сейчас стоял, смотрел на эту психованную личность и думал о том, насколько велика была опасность оказаться на месте этого парня? Не в том смысле, что меня изобьют, а в том, что атакуют. Теперь, во всяком случае, понятно удивление ее сестры. Блин, да она, наверное, как Райдон сейчас, в шоке была.

Торемазу, кстати, после того, как меня увидела, замерла. Пока я лениво размышлял о своем, выражение ее лица менялось со стервозно-нахального на удивленное, потом на испуганное, а под конец метаморфоз просто застыло восковой маской. Медленно поднявшись с парня, она деревянной походкой направилась куда-то в сторону клубного корпуса. Примечательно, что дорогу ей уступали без слов, а к ее поверженному противнику никто и не подумал приближаться. Неужто всем настолько плевать на него, что никто не захотел просто полюбопытствовать, в каком он состоянии. А друзья, товарищи, знакомые? Вон, даже, пару учителей стоят, не рыпаются. И ведь не остановили избиение, стояли, как и все, наблюдали. Кто он хоть, этот парень?

— Пошли, глянем, что с ее жертвой стало, — обратился я к своим спутникам.

— Зачем? — удивился Райдон.

— Сейчас кто-нибудь из медкорпуса придет и заберет его. Мы-то чем там помочь сможем? — дополнил Тейджо. — Вон учителя стоят, они всем и займутся.

— Какого хрена они, вообще, не остановили это избиение? — Задал я вопрос.

— Это Дакисюро, Син, — посмотрел на меня, как на маленького, Райдон. — Вот избивали бы его хотя бы двое, тогда да. Да и то, он вполне мог попросить не вмешиваться. А уж поединок они тем более останавливать не стали бы.

— Да какой же это поединок?

— А разве нет? — хмыкнул Тейджо. — Дрались-то они один на один. И как это не назови — избиением, втаптыванием в грязь, по факту, это поединок.

— Э-э-э… — и сказать-то нечего, — технически, да, но…. А если он «воин», а она «ветеран»? По-моему, это малость нечестно.

— Он мог попросить о помощи, и драку остановили бы, — подхватил эстафету Райдон. — Но вот ты мне скажи — ты сам бы попросил о помощи? Нет. И никто бы не попросил. Не умеешь драться, не ввязывайся в поединок, а раз ввязался — молчи и терпи.

— Да может, у него не было выбора? Что это вообще за беспредел? Может, она просто подошла и врезала?

— Ну, тогда у ее семьи проблемы, — пожал плечами Райдон. — Психопатов никто не любит.

Почесав лоб, решил замять этот вопрос. Уверен, там много нюансов, но сейчас не время их выяснять. Лучше пойду сегодня к соседям, поужинаю, там и уточню этот вопрос. Тьфу, сегодня не смогу, дела. Ну, тогда в другой раз.

— Ладно. А чего к нему никто не подходит? Опять какие-то правила аристо?

— Да нет, — пожал плечами Тейджо. — Без понятия, на самом деле. Может, у него друзей нет.

Действительно, мало ли.

— Ты лучше поясни нам, — спросил Райдон, — Что это сейчас с Акэти такое было? Это ведь она тебя увидела.

— Без комментариев. Сам не понимаю.

Что-то меня напрягает этот мир. В целом-то я понимаю их философию, сам такой, но ежкин кот…. А если бы избивали девушку? В смысле, две девушки выясняли отношения? Этот избитый парень, в любом случае, не стал бы делать ТАК. Так что две девушки, одна «ветеран», другая «воин». А если бы «воином» была МОЯ дочь…. Да я бы тут третью мировую начал. Чертовы самураи. А знаете, что еще хреново? Я, по сути, знать не знаю, что творится в других странах. Но очень подозреваю, что менталитет там немного не соответствует моему миру. Восемь лет. Восемь долбаных лет я здесь. И все никак не могу привыкнуть. Остается надеяться, что еще через восемь лет этот недостаток исчезнет. Или уменьшится.

 

***

 

— Отличное оружие, — сказал Курода, отстреляв последние патроны в обойме. — И сколько там доставили?

— Две сотни, — ответил я, убирая от глаз бинокль. — Неплохо отстрелялся, как я посмотрю.

Святов все еще не мог нарадоваться на новые игрушки, раз за разом выпуская короткие очереди по соседству с нами, на открытом полигоне базы.

— Опыт не пропьешь, — произнес бывший полицейский, покосившись на Святова. — В этом я, пожалуй, соглашусь с русским.

Сквозь звуки стрельбы, которыми был наполнен полигон, я расслышал далекие выстрелы, раздававшиеся со стороны заброшенного завода.

— Это кто там куролесит? — удивился я. — Вроде, старики сейчас на обеде должны быть?

— Такаки. Все никак не может успокоиться. Если так пойдет и дальше, его группа будет лучшей в роте.

— А разве она сейчас не лучшая? — Что-то я совсем забросил следить за процессом обучения.

— Нет. Сейчас лидирует группа старика Кикку. Группа Святова на втором, Такаки на третьем, я и Торенчи делим четвертое.

— И не стыдно тебе? — усмехнулся я.

— У нас у всех разрыв минимальный. Сегодня я на четвертом, завтра на первом, — даже бровью не повел Курода. — К тому же именно у нас со стариком Торенчи забрали людей в снайперскую группу.

— Ладно, — улыбнулся я, — будем считать, отбрехался. Через полчаса сбор у меня в кабинете, пни это дите, чтобы он заканчивал. Да и Антипова найди, лишним не будет.

— Сделаю.

В оговоренное время, сидя за своим столом, наблюдал стоящих передо мной мужчин. Святов с Куродой были одеты в городской камуфляж, а Антипов — в комок цвета хаки.

— Итак, берите стулья и подсаживайтесь поближе, — сказал я, достав из стола несколько папок и стопку различных карт. — Наша первая цель довольно банальна….

 

Глава 6

 

— Кощей Кролику-один — цель-один вышла наружу. Закуривает. Прием.

— Принято, Кролик-один. Папа-кролик Кощею — Кролик-один держит «ветерана», готовность десять секунд. Кролик-один — огонь по готовности. Конец связи.

Кролик-один и — два — это наша снайперская группа, а Папа-кролик — Курода. Вообще-то, и у снайперов, и у Куроды, и у Святова, и даже у бывшего прапора были свои позывные, но после наблюдения контрольного прохождения полосы препятствий, построенной по образу и подобию той, что я проходил в своем мире, иначе чем мясом я этих горе-вояк, точнее их людей, назвать не мог. Понятно, что рядовые еще долго не получат свои личные позывные, но кто-то же должен ответить за их подготовку? А раз наши доблестные офицеры не смогли ничего с этим сделать, то и нормального позывного недостойны. В этом смысле бедным снайперам повезло меньше всех — у них-то и времени толком на это не было. Впрочем, равнять рядовой состав и их командиров я не стал, так что у меня теперь есть целых пять кроликов и аж шестьдесят крольчат. Себе я, правом самого главного кролика, взял свой старый, еще с того мира, позывной.

Дикий кролик, он же Святов, сейчас находился в прикрытии, так, на всякий случай. Знаю, что бить нам в спину пока некому, но и лишним подобное никогда не будет. А Грязный кролик, получивший свой позывной из-за того, что пришел ко мне оспаривать его прямо с тренировки по рукопашному бою, сейчас находился на базе. Кто-то там все равно должен был остаться, а так как переспорить двух офицеров Танака не смог, пришлось ему.

Выстрела я не услышал. Кроме того что Кролик-один и — два сидели на крыше двухэтажного здания в трехстах метрах от нас, так еще и их винтовки «Htec» имели режим бесшумной стрельбы.

— Кощей Кролику-один — цель-один уничтожена. — И через три секунды. — Цель-два и — три уничтожены. Прием.

Отлично — внешняя охрана, состоящая из двух придурков, любящих курить на посту, убрана.

— Принято, Кролик-один. Папа-кролик Кощею — снайперы отработали, действуем. Конец связи. — И уже своей группе, состоящей из десяти крольчат: — Вперед.

Наша сегодняшняя цель была небольшим портовым складом. Сотни контейнеров и несколько зданий, из которых лишь в двух обитала охрана. В целом, около тридцати человек. Пятнадцать в одном конце склада и пятнадцать в другом. Плюс двое всегда снаружи. Из этих тридцати, десять «воинов» и один «ветеран». Вообще-то для подобного места такие силы — чересчур, но конкретно здесь им было что охранять.

Северное, как и южное, здание охраны представляло собой одноэтажную серую коробку. Подбегая к нему, я держал на прицеле вход. Остановившись у самой двери и дождавшись, пока две тройки займут свое место по бокам здания, подал знак к началу. Практически синхронно обе боковые группы закинули в окна шашки со слезоточивым газом, секунда-другая, и из-за моей спины выдвигается Крольчонок-семь со своим дробовиком и насадкой на нем для вышибания замков и петель. Выстрел, и дверь лишается замка, а сам боец отходит чуть в сторону, давая нам свободно пройти вперед. Пропустив вперед троих крольчат, иду за ними. Последним в дом заходит Крольчонок-семь. Группы у окон дождутся первых выстрелов, и через десять секунд по два человека в каждой из них начнут проникновение в здание. Через те же окна. А оставшиеся бойцы будут контролировать внешний периметр.

К моменту, когда я оказываюсь в коридоре, уже слышны крики охраны и даже пара очередей из «Гвоздя». Чуть пригнувшись и держа под прицелом пространство перед собой, быстрым шагом продвигаюсь вперед. Первые двое вошедших внутрь выходят из боковой комнаты и пристраиваются позади нас. А впереди из очередной комнаты вываливается тело. Очередь впереди идущего, кувырок мимо двери, и Крольчонок-десять, присев на колено, удерживает под прицелом коридор и две оставшиеся впереди двери.

Быстрый взгляд, и я кидаю в комнату передо мной осколочную гранату. Взрыв. Еще один. Но уже в комнатах впереди нас. Парни пошли на приступ. Еще один взгляд. Вперед. В комнате, после моего приветствия, два человека мотают головой, один из них даже стоя. Видимо, «воины». Две коротких очереди в голову, шаг в сторону, и уже длинная в того, что стоял. Еще одна. Все, труп. Семь-шестьдесят два — это вам не пистолетная пукалка, да и «воин» — отнюдь не терминатор. В этот момент зашедший за мной Крольчонок-семь добил второго «воина», а Крольчонок-восемь осматривал комнату на предмет выживших.

— Чисто, шеф. — А то я не вижу.

— Крольчонок-один — чисто, — доложили мне через несколько секунд.

— Крольчонок-четыре — чисто, — услышал я почти сразу за первым.

— Кощей — чисто. Что там снаружи? Прием.

— Крольчонок-три — чисто.

— Крольчонок-шесть — чисто.

Отлично. Хотя тут ничего сложного и не было. Но неожиданности — это такая подлая штука…

— Папа-кролик Кощею — у нас все чисто. Здание затерто. Прием. — Тьфу ты, старая привычка Стирателя. Привык, что у нас все затирается. Ну да он все равно не поймет, будет думать, что пацан-новичок ошибся.

— Кощей Папе-кролику — у нас, в принципе, тоже, последняя проверка. Да, все чисто. Прием.

— Дикий кролик Кощею — что у вас там?

— Кощей Дикому кролику — чисто и спокойно. Вас даже толком не слышали. Прием.

— Мы тут закончили, хватай Безногого и дуйте к нам. Приступаем ко второй фазе. Конец связи.

Да, да, Безногий, он же Таро, тоже тут. Кто-то же должен руководить грабежом. То есть сбором трофеев.

— Кощей Папе-кролику — у меня тут накладочка вышла. Мы не смогли пленного взять. Прием.

Твою же мать! Ну что за…

— Встречаемся перед офисным зданием. Ты туда группу-то хоть выслал? Прием.

— Так точно, Кощей. Уже шерстим. Прием.

— Конец связи.

Хреново, конечно, но ладно. Что ж теперь. Придется урезать время пребывания здесь. Постучав по плечу Крольчонка-семь, обратился к нему.

— Бери трех бойцов и проверь окрестности. Вряд ли вы кого найдете, но если что, брать живьем.

Людей здесь больше нет, это точно, насколько это вообще возможно, но случайности мне не нужны. Проверка окрестностей в любом случае была в плане, мало ли, но теперь я даже хотел, чтобы они кого-нибудь нашли. Дело в том, что в двенадцать часов, два и четыре утра охрана отправляет рапорт. Мол, все тихо, все спокойно. Проблема была в том, что рапорта были по видео-связи, а не по телефону, как обычно, так что прикинуться местным охранником нам не светило. Сейчас было полпервого, и до следующего рапорта у нас полтора часа. Плюс час, чтобы сюда добрались проверяющие. А я пока не планировал уничтожать на корню все силы местного Босса. Блин, знал бы, что так произойдет, сам бы возглавил зачистку южного здания, откуда и шли рапорта, а значит, и сидели те, кто их шлет.

— Ну, Папа-кролик… — пробормотал я тихо. — Дикий кролик Кощею, прием!

— На связи.

— Смена плана. Мы не взяли никого живьем. Так что ты со своей группой остаешься на месте. Прием.

— Принято. Возвращаюсь на место. Может снять людей с северо-западного направления, да передать их Безногому? Все равно оттуда вряд ли полезут. Прием.

Тут он прав. Больше людей у Таро, быстрей закончим с трофеями, а значит, быстрей отсюда уберемся.

— Принято, действуй. Конец связи. Кролик-один Кощею. Прием.

— На связи Кролик-один. Прием.

— Перебирайся в точку «Б». На тебе наблюдение за северо-западным направлением. Прием.

— Принято. Прием.

— Действуй. Конец связи.

Не дай бог, что плохое случится. Я Папу-кролика мамой сделаю. Когда я подошел к двухэтажному офисному зданию, Курода уже ждал меня там. Чуть в стороне стояла пара бойцов из его группы, а сам он что-то говорил в рацию на плече.

— Шеф, я…

— Не напоминай мне. Сейчас подъедет Таро, отдашь ему своих людей.

— Принято, — ответил он удрученно.

— Да и вообще, поступаешь под его начало. Надеюсь, вы успеете найти контейнеры и перегрузить их в наши машины. Потому что я отсюда без серебра хрен уйду.

— Принято, — все такой же удрученный ответ.

Именно за контрабандным серебром мы сюда и пришли. Проблема была в том, что лучшей защитой Бита, местный Босс, считал секретность, а не количество бойцов. Так что, где конкретно и какие контейнеры нам нужно искать, мы толком не знали. Точнее, знали два десятка предполагаемых номеров контейнеров, но есть ли среди них нужные нам…. Да и перегрузить все это…. Надеюсь, они хоть на поддонах будут, тогда все просто — подогнал погрузчик да перегружай, а вот если нет, придется вручную. Ладно, там видно будет. Где уже этот безногий?

Таро подкатил к нам через семь минут. Понаблюдав приближение трех грузовиков Isuzu и дождавшись, когда они остановятся, направился в их сторону. Мой личный «мастер на все руки» вылез из кабины ближайшей ко мне машины и, оглянувшись, пошел ко мне. В этот момент из грузовиков начали выпрыгивать наши бойцы, а из кабины второй машины выбрался Судзуки Мамору, тот самый друг Таро, который занимается моей базой. Нэмото лично просил за него, утверждая, что это хорошая возможность приобщить его к нашим делам. Этот любитель врезаться в чужие машины считает, что дело не такое уж и секретное и, если что, будет неплохой проверкой Судзуки. Я, в принципе, согласен, вот только одним наблюдением моя проверка не закончится.

— План немного изменился, — сказал я, когда он подошел ко мне. — Времени у тебя в два раза меньше, но и людей я подкину. Обратись к Куроде, он все устроит.

— Все будет нормально, босс, не волнуйтесь. Вы сами куда сейчас?

— К Святову пойду. Если что, будем вас прикрывать. Ладно, все, пойду я. — И уже сделав пару шагов, резко обернулся: — И, Таро. Не думай о белой обезьяне.

— Что?

— Просто. Не думай. О ней.

— Э… ладно. Как скажешь, босс.

Вы тоже не думайте. Эти мои слова ничего не значат. Просто мне очень захотелось подшутить над ним. Таро вообще как будто создан, чтобы над ним шутили. Уверен, он теперь всю ночь будет размышлять над тем, что я имел ввиду.

Собрав всех бойцов своей группы, бегом отправились в сторону Святова. Дикий кролик занял позицию в полукилометре от порта, как раз на том направлении, откуда скорей всего и прибудет проверка и подкрепление в одном лице. Сама позиция была выгодна не на сто процентов, но зато отсюда было буквально пять минут быстрого бега до второго места засады, заранее оборудованного на другом, менее перспективном, направлении.

По правой стороне дороги, там, куда я сейчас бежал, шел двухметровый бетонный забор, а по левой — железнодорожное полотно с невысокой платформой. Вдоль самой дороги каждые пять метров были вбиты в землю бетонные бордюры метровой высоты, отмечая границу пешеходного пути. Также имелась целая куча, неизвестно зачем и почему сваленных именно здесь бетонных плит. В общем, спрятаться было где.

Святова я обнаружил сидящем на одном из бордюров, со стороны платформы. Когда я подошел к нему, он разглядывал карту города, точней, той части, где мы сейчас находились.

— Не самое лучшее место для засады, как ни крути, — сказал он, заметив меня.

— Что есть, то и используем, — ответил я.

— В том-то и дело, что есть и получше места, — произнес он.

— У которых есть другие минусы. Не бурчи. Все будет нормально, — сказал я, оглядывая местность. — Ну, не все так и плохо.

— Это вообще-то мои слова. Кто здесь ветеран, а кто новичок, в конце концов?

— Какие силы, по-твоему, пришлет сюда Бита? — проигнорировал я его вопрос.

На что он покачал головой.

— Если твоя подружка не ошиблась с количеством его сил, то «ветерана» и десяток «воинов». Всех он сюда вряд ли пошлет.

— Если Акеми не ошиблась, — покосился я на него, — то у Биты всего около десятка «воинов» и осталось. И я сомневаюсь, что они все собраны в тревожную группу.

— Ну, тогда пару «ветеранов» пришлет. И пару десятков обычного мяса.

Вот это уже ближе к истине.

— Кстати, Сергеич, когда все начнется… ну, или если, ты особо не вмешивайся. Командуй и все.

— Что? Два «ветерана» против наших птенцов? Издеваешься?

— Ты не сможешь опекать их вечно. Это раз. Они все «воины». Это два. И, в конце концов, это одна из целей сегодняшнего выхода. Если будет совсем туго, подсобишь. Но не раньше. — И похрустев шейными позвонками, добавил: — Повторюсь, все будет нормально. Чему-то их обучили? Обучили. Амуниция у них хорошая? Хорошая. Про отличных командиров вообще молчу. Не такие уж и страшные звери, эти «ветераны», вот увидишь, уделают их вусмерть наши крольчата.

— Это ты меня сейчас успокаиваешь? Хе-хе, до чего дожил, меня успокаивает несовершеннолетний парень, — тихо посмеялся он, покачивая головой.

М-дя, выглядит, наверное, действительно смешно. Но ему это сейчас надо. Слишком давно он ни за кого не отвечал. Слишком давно у него не было начальника, которого необходимо опекать.

— Ну, имею право. Вот ты когда последний раз валил «ветерана»? — решил я немного приоткрыться.

— Эм-м-м… — удивился он вопросу. — С год назад. — Даже дольше, чем я ожидал.

— А я около месяца назад.

— Э… — подзавис Святов. — Ты… Кхм.

— Говорю тебе, не такие уж они и страшные звери. Особенно, если ты ведешь бой.

— Ну, да… что-то в этом есть. Кхм. Да. Но ты все-таки это… не лезь на рожон, ладно?

— Сергеич, я вообще здесь и сейчас нахожусь только потому, что у нас сержантов не хватает. Ты думаешь меня прет под пулями лишний раз ходить?

— Мог бы в таком случае и на базе посидеть, — заметил он.

— Мог бы. Вот только я сильней Танаки.

— Это… очень спорный вопрос.

— Это даже не вопрос, Святов. Это гребаная констатация факта.

На этот мой спич Святов молчал целых четыре секунды.

— Чрезмерное самомнение — в нашем деле это верная смерть, — наконец выдал он.

— Я скажу тебе это всего один раз, и только сейчас. Я никогда не преувеличиваю свои заслуги. Если, конечно, не шучу. Но разве похоже, что я сейчас шучу? — И помолчав пару мгновений, закончил: — Как-нибудь, Сергеич, я обязательно покажу тебе, на что способен.

— Зачем вообще скрывать свою силу? — спросил Святов.

Ох, по краю хожу.

— Узнаешь. Потом. И, Сергеич, если скрываю, значит так надо. — Надеюсь, намек он понял.

— Хм. Потом, так потом, — сказал мужчина и потянул руку к подбородку. Но наткнулся на пластик, или что это там, шлема. — Как скажешь, ты у нас шеф.

Примерно через час на связь со мной вышел Таро. Уж не знаю, что он там делал, но голос у него был уставший.

— Нашли, босс. Целый контейнер серебряных слитков. Не обманула Наката. Хотя лично я не представляю, откуда у местного Босса могло взяться подобное.

— Это не только его. Впрочем, неважно, скоро мы и остальных владельцев прессанем, так что спрашивать будет некому. Слитки на поддонах?

— Да, слава богам. За полчаса перегрузим.

— Вот и отлично, действуйте. Про остальные контейнеры только не забывайте.

— Как можно, босс, поиски не прекращаются ни на секунду.

— Тогда отбой. — Хотел его поторопить, но посчитал это некорректным. Он там и так, видать, зашивается. — Молодец, безногий, в правильном направлении движешься.

Следующий контейнер еще через полчаса нашел Судзуки, о чем мне радостно и доложил Таро. Печется о друге, блондинчик. Впрочем, почти сразу его голос сменил тональность, и непередаваемым тоном мне было доложено, что слитки уложены в контейнере без паллетов. Хреново. А что еще хуже, сам контейнер стоял в таком месте, куда грузовик подобраться не мог. М-дя. Теперь только выстраивать бойцов цепочкой и перекидывать слитки вручную. Этот-то контейнер мы разгрузим в любом случае, а вот будет ли время на третий — тот еще вопрос.

— Кощей Кролику-два — наблюдаю движение. Микроавтобус мест на тридцать, будет у вас минут через пять. Прием.

— Кролик-два Кощею — принято.

— Кощей Кролику-два — конец связи.

— Ну что, Сергеич, началось. Минут через пять к нам подкатит микроавтобус примерно на тридцать посадочных мест. Так что давай, командуй. А я понаблюдаю, не потерял ли ты сноровку, — усмехнулся я под конец.

И, получив ответный хмык, стал свидетелем, как Святов четко и без суеты раздает команды. В основном моей группе, его-то уже давно накачана была. Особо никаких перемещений не было, все же людей уже давным-давно расставили по местам. Сейчас бойцы просто вставали на ноги, кто сидел, точнее на корточки, ибо в полный рост стоять не предполагалось. Последние проверки амуниции, попытки стоя разогнать кровь, посредством приседаний и кручения конечностей, и вот все застыли, ожидая подхода гостей. Ну, или хозяев, тут с какой стороны посмотреть. Мне же осталось сделать лишь одно — предупредить Таро, чтобы они там не шугались, а продолжали работать в прежнем темпе.

— Напомню, Сергеич — ты сейчас командир отряда… и только. Свои «учительские» штучки будешь применять, только если появится опасность упустить «ветеранов».

— А если все же…

— При подобном соотношении сил и их качестве потерь быть не должно. Ну, или они будут крайне малы. А если… все будет не так… то действовать будешь только после моей команды. Не забывай, что мы здесь еще и для того, чтобы обстрелять наших крольчат.

И после пары секунд молчания я все же услышал ответ.

— Принято.

Но вот я, наконец, услышал подъезжающую машину. Секунда, другая, пятая, и Святов отдает короткую команду по рации, после чего на крыше одноэтажного здания, что стоял рядом с дорогой, приподнимается один из наших бойцов, который прятался за небольшим бордюром, окаймляющим крышу. На плече Крольчонка-пятнадцать, если не ошибаюсь, примостился самый что ни на есть банальный РПГ-7, которым он и пальнул через полторы секунды. Хлопок, взрыв, вспышка, ударная волна, разлетающиеся в стороны двери и другие части машины. Прикольно, одним словом. Фугасный заряд не оставляет шанса выжить, от машины вообще мало что осталось. Ну вот, а Святов боялся. И чего, спрашивается? Правда теперь появился шанс на то, что кто-нибудь таки позвонит в полицию, хотя здесь, в портовом районе, это и не принято. Я даже больше скажу, даже после звонка полиция добирается сюда полчаса. И это по умолчанию.

— Дикий кролик Крольчонку-девятнадцать — наблюдаю движение. Кажется, одно из тел зашевелилось. Прием. — Донеслось до меня на общей волне.

— Дикий кролик Крольчонку-семь — одно из тел подает признаки жизни. — А ведь Седьмой с другой стороны дороги расположился. Он и еще пара бойцов прятались за каменной будкой, контролируя дорогу вдоль забора.

— Какого хрена? — обратился я к Святову. — Сергеич, какого хрена? Как они выжить умудрились?

— «Ветераны».

— Да хоть «учитель». Это ж фугасный патрон калибра сто пять миллиметров. Какое, нахрен, движение?

— Спокойно, шеф, завалим.

— Да я и не волнуюсь, Сергеич, я просто удивлен до предела. Как так?

— Сейчас и узнаем. Всем циркулярно — огонь по выжившим противникам.

Сразу с двух сторон раздались частые выстрелы из «Гвоздя», и если со стороны Седьмого били короткими очередями, то со стороны Девятнадцатого расход патронов был гораздо выше.

— Короткими, с-с-суки, на полигоне сгною ур-р-родов, — прорычал Святов.

С нашей стороны, а сидели мы за еще одной стопкой бетонных плит прямо на повороте дороги, мы не видели ни одного выжившего «ветерана», но на того, что был справа от нас, со стороны Крольчонка-Семь, приходилось всего три наших бойца, так что наш выбор был в их пользу. Точнее мой.

— Я пока поддержу Седьмого, а ты разберись с тем, что слева. Оки? — похлопав по плечу, обратился я к Святову. И то, что он не ответил сразу, говорило о том, что он не рад такой расстановке. Не хотел он отпускать меня от себя. Но предложение было правильным, с учетом моего приказа не вмешиваться, как «учителю», поэтому он почти сразу дал добро.

— Ты только не высовывайся, — обронил он убегая.

Да я и не собирался. И в тот момент, когда я уже было сказал ему это, в ту сторону, где сидел Крольчонок-семь, прилетело нечто. Толком рассмотреть, что это было, я не успел, но то, что оно связано с молнией, я понял сразу.

— Твою же ж мать! — не удержался я. — А вы чего уселись? — обратился я к двум бойцам, которых оставил с собой. Один после взрыва присел на колено, а второй вообще на пятую точку приземлился. — Приготовиться.

От каменной будки осталось ровно половина строения. Та часть, в которую попала техника, как будто изнутри взорвалась, орошая окрестности осколками кирпичей. Выглянув из-за своего укрытия, отметил, что «ветерана» не видно, обзор на него перекрывала чадящая машина. Какофонию выстрелов там, куда убежал Святов, в этот момент разбавили пара едва слышимых взрывов, явно из подствольника.

— Ты, — ткнул я в парня, что совсем недавно сидел на заднице, — к нашим, а ты, — перевел я палец на другого, — дальше. К бордюрам. Я иду первым. Приготовились…

— Кощей Кролчонку-семь, — интересно, почему мне, а не Святову, сейчас он руководит операцией, видать, контузило парня, — потерь нет, продолжаем огонь. — И тут же раздались выстрелы с той стороны. В принципе, правильно, что мне, так что замнем для ясности. А в целом, молодец Седьмой — выжил, осмотрел наших, доложил. Многие на его месте после такого потерялись бы. Дать ему, что ли, сержантскую должность на испытательный срок?

— Приготовились, бегом, вперед, — отдал я команду своим.

Пригнувшись и держа под прицелом то место, где предположительно находился «ветеран», ломанулся вперед. До наших парней было метров двадцать, а за пять я, наконец, увидел «ветерана». Он стоял в полный рост, прикрывшись от группы Святова машиной, дым от которой не давал его увидеть. И не просто стоял, а заканчивал, как мне показалось, какую-то технику, выглядящую, как несколько плазмоидов в шаре из молний, который, в свою очередь, висел между его ладоней на уровне пояса.

Фокус. Мир замедлился, давая мне время прицелится. Выстрел. И сорокамиллиметровая подствольная граната врезалась в грудь «ветерана», разрываясь и опрокидывая его на спину. Но еще до того, как он соприкоснулся с асфальтом, у него в руках взорвалась так и не выпущенная им техника. Если бы не светофильтры в шлеме, и промаргиваться пришлось бы несколько секунд, уж больно сильна и неожиданна была вспышка. Я на такое даже и не рассчитывал. Резко остановившись и повернувшись лицом к поверженному противнику, я начал медленное движение в его сторону, не забывая выпускать короткие очереди. Отметив движение за своей спиной, бросил взгляд на парней. Моя парочка, достигнув намеченных целей, уже оттуда поддержала меня огнем. А Седьмой со своими парнями начал палить по упавшему бандиту сразу после вспышки. Палили напропалую, не особо заботясь о расходе боеприпасов.

— Короткими, придурки, короткими. Пятый, из подствольника бей.

Дах. И боеприпас врезается в спину пытающегося подняться человека. Нет, точно дам должность.

— За мной, медленно. Девятый, вдоль дороги, — крикнул я, меняя магазин. А заодно и заряжая подствольник.

Вот только команда моя оказалась запоздавшей. Очередное попадание в противника явно показало, что «доспех» «ветерана» не выдержал, и пули кромсают уже беззащитное и мертвое, к слову, тело.

— Прекратить огонь! А ну закончили палить, мать вашу! — отдал я приказ. И, дождавшись его исполнения, направился в сторону тела. По-прежнему держа его на прицеле. Я хоть и почувствовал момент смерти, но… мало ли. Параноик я, или погулять вышел?

Не доходя до трупа пару шагов, выпустил очередь ему в голову. А подойдя вплотную, добавил в спину. И еще один выстрел, точно в затылок. Я и без всякой мистики знавал случаи, когда после такого выживали.

— Дикий кролик Кощею — цель уничтожена, потерь нет. Прием.

— Кощей Дикому кролику — пройдите вдоль забора, только осторожней, увидите цель, прижмите его. Прием.

— Дикий кролик Кощею — принято. Конец связи. — Обернувшись к своим, задал вопрос: — Никого не тошнит? Вот и отлично. Сейчас двигаем вдоль забора. Медленно и пригнувшись. Без моей команды не стрелять. Все всё поняли? Тогда за мной.

Пригнувшись, перебежками от одного бетонного блока к другому, мы двигались вдоль забора, приближаясь к «ветерану», засевшему в данный момент за каменной стеной, явно выращенной с помощью техник бахира. Насколько я знаю, это весьма неплохо для «ветерана». Со щитами у них не очень. В среднем. Но данный экземпляр преступной отрыжки посредственностью точно не был. Кроме того, что он был до сих пор жив, при таком-то подавляющем преимуществе наших бойцов, он еще и щиты умудряется создавать. Вряд ли данный щит напитан энергией, но даже в таком виде это вызывало уважение.

Заняв позиции, решил предупредить об этом Святова. Все-таки зайти во фланг противнику и не быть обнаруженными — это гуд. Появляется простор для маневра.

— Дикий кролик Кощею — заняли позицию, противником пока не замечены. Прием.

— Кощей Дикому кролику — попытаюсь зайти ему с другого фланга. Огонь по моей команде. Ну, или если вас засекут. И еще, противник удерживает «каменную кожу» и любит бить «шипами», благо техника у него получается не моментально, так что, если попрет на вас или почуете шевеление земли, разбегайтесь в стороны. Прием.

— Дикий кролик Кощею — принято. Ждем. Конец связи. — Вообще-то можно предположить, что будет дальше, а раз так….

Знаками отдаю приказ двоим бойцам продвинуться вперед по дороге. Если что, в тыл ударят. Или попробуют пресечь отступление. Там видно будет. А пока приготовил пару оборонительных гранат. В общем-то, у меня их всего пара, оборонительные, в отличие от наступательных, довольно мощные штуки, и в данной операции они не должны были быть востребованы. Хотя, по большому счету, мне и сейчас этого хватит.

Но вот во фланг противнику зашли бойцы Святова, и стрельба, немного затихнувшая, вновь усилилась. «Ветеран» шмалял в наших каменюги и делал что-то еще, заставляя их перемещаться, а не сидеть в удобном укрытии. Наконец, когда стрельба достигла своего апогея, бандит не выдержал и поставил еще одну стену, образуя со старой угол. Мне с моего места не очень видно было, но, вроде, далось ему это непросто. Почти сразу после этого я получил сигнал от Святова и скомандовал «огонь», придержав тех, кто ушел вперед.

Шквальный огонь с моей стороны оказался для «ветерана» полной неожиданностью. Съехав по стене на асфальт, он начал запускать в нашу сторону свои техники, и как мне показалось, наугад. Только один… не знаю… камень ударился в плиту, за которой я прятался, все остальные ушли выше, кромсая стоявший за нами забор. А несколько вообще ушли в небо. Хоть в той темноте, в какой мы воюем, всякое возможно, но не до такой же степени. Все-таки повезло мне тогда с костюмами. М-да.

Два хлопка рядом со мной, и два подствольных снаряда летят в цель. И попадают точно в грудь «ветерану», что интересно. Этого мужик не выдержал, и секунд за пять, пренебрегая попаданиями калибра семь-шестьдесят два, он возвел третью стену. После чего я, подхватив обе гранаты, с небольшой задержкой одну за другой перекинул их через стену. И скомандовал «огонь» ушедшей вперед паре, для которой был открыт тыл противника.

Тут же в его сторону стреляют два подствольных гранатомета, а я бегу вперед, чтобы тоже иметь возможность пострелять. Пока бежал, в закутке «ветерана» рвануло еще две гранаты, тоже оборонительных, и одна чуть в стороне. Видимо, не рассчитали со временем, граната успела, отлететь от одной из стен и выскочить за пределы закутка «ветерана». Но, думаю, ему и этого за глаза хватит.

Когда я добежал до позиции, с которой мог вести огонь по противнику, тот, наконец, решился пойти на прорыв, выбираясь из ловушки, в которую сам себя и загнал. Вот только граната из подствольника, прилетевшая ему в голову, нарушила все планы. Не знаю, кто так удачно пальнул, но пару тысяч сверх премии он заработал. Упавшего и дезориентированного противника мы всем скопом, вместе с ребятами Святова, добивали еще семь секуд, пока очередная граната, на этот раз слабая наступательная, не принесла мне импульс смерти, пришедший со стороны «ветерана». Подождав еще пару секунд, почти одновременно с Диким кроликом, отдал приказ о прекращении огня.

— Кощей всем — оставаться на местах. Пойдем, Сергеич, глянем, что там от него осталось.

Подойдя к телу, выпустил очередь в спину, в районе сердца, и в голову.

— Ты думаешь, после того, что мы ему устроили, у него был шанс оказаться живым? — спросил подошедший ко мне Святов.

— Всякое бывает, — ответил я, пожимая плечами.

— Такого не бывает.

— Бывает всякое, — как можно более веско, ответил я вновь.

— Как скажешь, ты Шеф.

— Есть мысли, как они после снаряда из гранатомета выжили? — задал я интересующий меня вопрос.

— Да что тут думать, они под стихийным покрытием ехали. Этот, — кивнул он на труп, — держал «каменную кожу». А второй… чем он там шмалял?

— Молнией.

— Во-от. «Электрическая пленка». Те еще параноики. Не такие, как ты, конечно, — сказал он, кинув взгляд на труп, — но тоже неслабые. Может, тут все упились вусмерть, а они под полной защитой сюда ехали.

— Это-то как раз нормально. И как я сам-то не догнал? Ладно, командуй. Пусть уберут машину с проезжей части.

М-да. Вполне возможно. Да что уж там, так и есть наверняка. Второй уровень защиты после «доспеха духа», но, как ни странно, для меня эта защита на один зуб. Не знаю, почему так, но для ведьмака именно «доспех» — настоящая преграда, а все эти «кожи» да «покровы» выносятся на раз. Приснопамятный индус-«учитель» раз пять восстанавливал «покров льда», пока не догнал, что мне на него плевать. А вот кинетическое оружие такая защита держит довольно хорошо. И не только кинетическое, как выяснилось.

— Зачем? — удивился Сергеич.

— Мало ли. Пусть эти поглотители боеприпасов поработают ручками. Комбез от огня защитит.

— Они, между прочим, очень неплохо поработали, для первого-то раза.

— И?

— А-а-а, — махнул он рукой, — черт с тобой. Принято.

Отойдя в сторону, присел на одну из плит, окаймляющих дорогу.

— Безногий Кощею — что у вас там? — связался я с Таро.

— Э-э-э… в общем, работаем. Нашли третий контейнер, сейчас параллельно выгружаем из него поддоны.

— Отличненько. Молодцы вы там. А что со вторым контейнером?

— Хм, где-то треть перегрузили. — Не очень, конечно, но они его и нашли-то совсем недавно. Бой с ветеранами занял не так уж и много времени, которого им явно не хватило бы на разгрузку контейнера.

— Ладно, все равно молодцы. У нас тут тоже все в норме. Даже, вроде, потерь нет, — закончил я чуть неуверенно. Право слово, будь иначе, и Святов обязательно сказал бы об этом. — В общем, работайте. У вас, в самом худшем случае, еще полчаса.

— Понял, босс. Постараемся успеть.

— Все, конец связи.

Полиция показалась через час. Я как раз с удовольствием смолил сигарету, и именно в этот момент снайпер, отправленный в точку «Б», решил испортить мне настроение.

— Кощей Кролику-один — наблюдаю полицию. Три машины, пять километров… — и так как «прием», я не услышал, продолжал слушать, не перебивая, — остановились. Чего-то ждут.

Пока мы уберемся, они ждут, а не «чего-то». Блин.

— Принято. Продолжай наблюдение. Доложить о начале движения. Прием.

— Принято. Конец связи.

Сколько они прождут? И так что-то задержались. Черт, неизвестно. Может их только-только позвали.

— Безногий Кощею — что там у вас с погрузкой?

— Почти, босс. Еще минут десять, и можно отчаливать.

Простоят они там десять минут? Скорей всего. А если нет? А если они чего-то другого ждут?

— Пусть груженые грузовики уходят. И ты с ними уходи.

— Но, босс…

— Вы-пол-нять! К нам тут полиция в гости приехала, и мне не до споров. Понял?

— Понял. Но я и с последним грузовиком могу уехать.

— Бегом, в душу мать. Бегом!

— Я ж безногий…

— А станешь еще и безруким. Веришь?

— Ве-верю. Понял, босс. Ухожу. — И чего у него такой голос убитый? Как будто он здесь еще чем-то помочь может.

— Папа кролик Кощею — прием.

— На связи, Кощей. Прием.

— Сейчас пихаешь обоих гражданских в груженые машины, засовываешь туда всех, кого можно освободить от погрузки, и отправляешь их на базу. По первому маршруту. Там они подберут нас. Через десять минут, не важно, успеете все загрузить или нет, садитесь в машину и уходите. Как понял, прием.

— Понял тебя, Кощей. Лишних людей в груженые машины и на базу. Через десять минут уводить туда же остальных. Прием.

— Уходить будешь тем же маршрутом. Подберешь меня с оставшимися людьми. Прием.

— Понял тебя, Кощей. Прием.

— Конец связи. Кролик-один Кощею — что там у тебя, стоят? Прием.

— Так точно, стоят. Прием.

— Забираешь Кролика-два, и бегом на первую точку прикрытия. У тебя десять минут. Прием.

— Принято. Прием.

— Конец связи. Святов! Бегом ко мне!

— Слушаю, — произнес Сергеич, через несколько секунд.

— У нас тут полиция у порога. Сейчас подъедут две машины, оставляешь мне парочку людей… Седьмого с Восьмым, а остальных забираешь и мчишься до базы.

— Шеф, мо…

— Это. Не. Обсуждается.

— Да какая разница, кто здесь останется?

— Что ж вы все со мной спорите, а? — Глубокий вдох. Выдох. — Не нервируй меня, Сергеич. Не сейчас. С полицией, если что, не дай боги, разбираться буду я. Это понятно?

— Понятно. Но она, эта самая полиция, может нас и на этом пути ждать.

— И кто вас тогда будет из тюряги вытаскивать? Здесь всего три машины, а там, если вас и будут ждать, их будет гораздо больше. Да что я с тобой спорю! Святов, ты что, совсем страх потерял?

— Я Главу одного потерял. И повторять подобный опыт мне как-то неохота.

— Повторяю, от того, что нас ждет здесь, я в любом случае уйду. А вот ты сейчас явно нарываешься на проблемы. С каких это пор ты осуждаешь приказы старшего по званию? А?!

— Дык, я-то как раз…

— А я, как ты сам выразился, Глава. Вопрос исчерпан?

Долгие десять секунд он пялился на меня через маску шлема, но вот, наконец, ответил.

— Принято…Глава. О грузовиках я позабочусь.

— Вот, кстати, и они. Действуй.

— Есть.

— И, Святов, — окликнул я отошедшего от меня мужчину, — это первый и последний раз, когда я прощаю тебе подобное. Впредь учись определять, когда можно спорить, а когда нет.

— Яволь, майн фюрер, — ударил он себя в грудь кулаком. Фюрером, кстати, в Германии обзывают главу клана.

— Иди в жопу, — махнул я рукой.

К моменту подхода третьего грузовика полицию мы так и не увидели. И не услышали. Да и по дороге у нас все было спокойно. В общем и целом миссия прошла успешно. Даже, оборачиваясь назад, можно сказать, что более чем успешно. Новобранцев реальном бою обстреляли, потерь не поимели, да и серебро выгребли подчистую. Пятьдесят восемь тонн. На данный момент времени это что-то около пятидесяти миллионов рублей. Минус пять процентов Акеми. Минус десять Кояма за сбыт. Именно через них я собираюсь обналичить драгметалл. В конечном итоге мне остается около сорока трех миллионов. Фактически войну со Змеем я уже оплатил и в прибытке остался. Теперь можно несколько дней подождать, посмотреть на ту кашу, что мы заварили, и, собственно, повторить процедуру.

 

***

 

Бросив пиджак на спинку стула, расслабил узел галстука и завалился на диван. Ах да, рыбки. Белая чума, мать их, толку ноль, а жрать просят. Вот только и избавиться от них рука не поднимается. Надо бы их в родовой особняк перевезти, сдать с рук на руки семейству Ёсиока. А после совершеннолетия, когда я вполне официально заселюсь в свой кабинет в офисе Шидотэмору, поставлю аквариум и там. Статус, етить его.

С какой-то иррациональной надеждой глянул на часы, но, увы, в этом я ошибаюсь редко — начало седьмого утра, а значит, вздремнуть мне не светит. Ну и ладно, прошедшая ночь взбодрила и принесла нехилую прибыль, а ради такого можно и потерпеть без сна пару суток. Причем сами боевые действия, хоть они и не тянули на войну, для меня равнозначны приобретенным миллионам. Наконец-то. Ведьмак рождается в бою, в бою он развивается, там же он и умирает. Там, в моем мире, наш тренер — Замраев Александр Викторович, он же Зомби, закончил свою боевую карьеру в ранге Мастера. Ему оставалась всего одна ступенька до Абсолюта, но увы. За те десятки лет, что он тренировал ведьмаков, он так и не переступил черту, отделяющую Мастера от Абсолюта, хоть, несомненно, и увеличил свою силу и навыки. Стал одним из сильнейших Мастеров, но не более. Чувство смерти, доведенное до предела, не давало ему вступить в бой насмерть, а значит, и о следующем ранге он мог забыть. Возможно, если бы у него стояла «закладка», он, рано или поздно, смог бы развиться до Абсолюта, но увы, Мастерам подобное не светит. Именно поэтому, так или иначе, но войне с каким-нибудь Родом быть. Это, конечно, не единственная причина, но одна из главных. Если не главная. Ведь я очень, знаете ли, хочу быть лучшим, ну, или как минимум одним из. Меня совершенно не устраивает, что абсолютный воин в том мире, здесь таковым не является. Мне даже немного… стыдно, не по себе, не знаю, как сказать, но называться Абсолютом, таковым не являясь…. Если я говорю, что я гений, это значит, что гений, и никакого самомнения. Если лучший, значит лучший. А в этом мире, тьфу, все с ног на голову перевернулось. Хотя, стоит отметить, что лучшим я и в своем мире не был. Это я так, для красного словца. Нет, может и был, кто ж теперь поймет, но, несмотря на все мои достижения, я осознаю, что бой — это не выход на арене один на один, ситуации в жизни бывают ну очень разные. К тому же, я так и не схлестнулся со всеми Абсолютами своего мира, есть как минимум четверо, с кем я не пересекался. А там кто знает, правительства не спешат объявлять на весь мир о появлении нового Абсолюта. Палево все равно рано или поздно произойдет, и про них узнают, но я не могу утверждать, что на момент своего попадания знал обо всех Абсолютах мира.

Да и хрен бы со всем этим, пойду лучше душ приму.

И вот когда я уже потянулся снять галстук, меня настиг этот гребаный звонок. И это «дзззззинь», меня напрягло.

— Как же она меня достала, — произнес я. Вообще-то я не разговариваю вслух, будучи наедине с самим собой, но вдруг меня услышат пресловутые местные боги? Почему бы им и не существовать, в конце концов? Да и жучков от Кояма я тоже со счетов не сбрасывал, хотя смею надеяться, что конкретно здесь — они такой же миф, как и боги.

Как-то по инерции затянув обратно узел галстука, направился вниз на первый этаж открывать дверь. Господи, какого хрена мои местные родители, установили именно этот бьющий по нервам звонок? Ну, или хотя бы не сменили, если он стандартный? Вот что им стоило? Почему их бедный, брошенный ими сын должен еще и из-за этого страдать? В любом случае, уж я-то его сменю точно.

— Да иду я! — крикнул я с лестницы. Не выдержал все-таки. И уже гораздо тише. — Твою… левую ногу. Достала. Как же ты меня достала.

Впрочем, мой крик был то ли не услышан, то ли проигнорирован, но к тому моменту, когда я открыл дверь, я еще не раз успел услышать чертов звонок.

Но вот, наконец, дверь, и рывком открыв ее, уставился на эту зверюгу.

— Ой, Синдзи, я тебя разбудила, да? — спросила она расстроено. И это при том, что я стоял перед ней полностью одетый, разве что без пиджака.

— Ты переходишь всякие границы, Мизуки. И это, знаешь ли, уже не смешно.

— Все-таки разбудила, — вздохнула она. — Слушай, а может тогда потре…

— Нет, — прорычал я. — Ты…

— Ну, пожалуйста! — попросила она. Очень так жалостливо.

— Ты. Слаба. Ты. Всего лишь девчонка, которая НИКОГДА не достигнет высот в рукопашном бою. Твой удел — бахир. Так иди и занимайся бахиром, ЖЕНЩИНА.

Да, я немного сорвался. Да, прижал ее своим яки. Но даже так, я сейчас сказал далеко не все, что хотел, и это жгло меня изнутри, не давая убрать яки. Закрыв глаза, я пару раз глубоко вздохнул успокаиваясь. Немного подождал и вновь посмотрел на девушку. Охо-хо. Кажется, сорвался я отнюдь не немного. Непередаваемый коктейль обиды и испуга одновременно. Да и ладно. Столько лет меня знает, должна была уже запомнить, что я не тот человек, которого стоит доводить. Потом, когда я окончательно успокоюсь, я даже стыд почувствую за свой поступок, но это будет потом. Уж я-то знаю, не в первый раз ее шугаю. А сейчас мне по-прежнему хотелось отвесить ей пендаля, чтобы она, наконец, от меня отстала.

— Я… я… ты…

— И запомни…М-м-мизуки. Если ты не прекратишь заявляться ко мне по утрам подобным образом — мы с тобой поссоримся. Конкретно так поссоримся. Так что, иди-ка ты домой, от греха подальше.

— Я…

— А ну брысь домой!

Как кошка спугнутая. Реально. Только юбка за калиткой и мелькнула. Вот засранка мелкая — довела-таки. Закрыв дверь, пошел наверх, к себе в комнату. Надо переодеться и принять, наконец, душ.

Душ, медитация, завтрак, и вот я выхожу из дома, направляясь в школу. Закрыв дверь, обратил внимание на кота, который, как и каждое утро, сидел на моем заборе у калитки. Сейчас он замер в позе сфинкса, отклонив голову назад. Создавалось впечатление, что он… в недоумении. Как будто одна из тысяч пойманных им мышей вдруг заговорила с ним человеческим басом. А причиной подобного его состояния была девчачья мордашка, заглядывающая ко мне во двор через забор. Точнее, он-то видел больше, а вот я видел макушку, глаза и нос. Обиженные глаза и миленький носик одной упертой девчонки.

— С добрым утром, разбойник, — почесал я кота за ухом. Шине он подобного, уже давно, не позволял, что немного тешило самолюбие. — Тоже, как я посмотрю, в шоке? — кивнул я на Мизуки. — Да, мы люди такие. Странные. — И проведя ладонью вдоль спины кошака, отправился в школу.

— Я не странная! — раздалось с другой стороны забора. Мизуки Ину к себе вообще не подпускал. Как говорит герр Шмитт — нижняя ступенька эволюции, да. Ниже только добыча.

— Синдзи-и-и, — заговорил кое-кто на полдороги до школы. — Вот почему ты такой злой?

— Это не я злой, это ты расслабилась. Привыкла, что тебя не шпыняют, вот и пристаешь к хорошим людям.

— Ты не прав, Синдзи-и-и. Я хорошая девочка, ня.

— К демонам иди со своим «ня». Меня этим не проведешь.

Шедшая в двадцати шагах позади меня Мизуки настолько расхрабрилась, что поравнялась со мной и вновь начала капать мне на мозг.

В покое меня оставили только метров за пятнадцать от школы. Посмотрев напоследок грустными-грустными глазами, эта егоза ускорила ход и почти бегом умотала в сторону главного корпуса.

— Все страдаешь? — спросил Райдон, имея в виду Мизуки.

— Девчонка просто не понимает, что при таком прессинге, если я соглашусь, ее жизнь превратится в ад, — ответил я.

— Так может и пусть ее? Сама напросилась.

— Нет у меня на это времени, Рей. У меня даже на домашнее задание времени нет, а ты такое предлагаешь.

— Ничего себе у тебя занятость, — удивился парень. — Ну, пожертвуй парой часов сна, тогда она точно не выдержит. Кому охота ночью учиться?

— А кто тебе сказал, что я вообще сплю? — глянул я на него мрачно.

— Э…

После первого урока я задумался над тем, что можно и домой свалить. Я даже собирать вещи начал. Но увы…

— Если ты думаешь, что твои вечные прогулы не аукнутся тебе в будущем, ты сильно ошибаешься, — заявила мне, подошедшая староста.

— А… — замер я с книгой в руке. — И что мне за это может быть?

— Твоих родителей могут вызвать в школу.

— Ха, найдите их сначала, — кинул я, наконец, книгу в сумку.

— Если прогулов будет слишком много, тебя могут и исключить, — не сдавалась девушка.

— И кто ж про это расскажет?

— Конечно, сразу тебя не исключат, — пошла та на попятную. — Но разве тебе нужны лишние проблемы? Разговоры с классным руководителем, вызовы к замдиректора, а то и самому директору.

— Не верю, — сказал я, застегивая «молнию».

— Зачем ты ходишь в школу? Неужели ты не понимаешь, что получение знаний — это жизненная необходимость? — Это она меня что, загипнотизировать пытается?

— В ближайшее время моя жизненная необходимость — это выжать из суток побольше свободного времени, — сказал я, уже готовый отчалить домой.

— Ближайшее? — задумалась на мгновение она, стоя у стула и не давая мне выйти из-за парты. — А что потом? Неужто эти несколько часов в день оправдывают будущую репутацию прогульщика? Человека, который не учился, не получал знаний, а значит по умолчанию туповат?

Слабовата основа, но что-то в этом есть. По идее, все мои дела предусматривают, что я буду тратить время на учебу в школе. Если подумать, не так уж и загружен у меня день, вполне возможно, что половину из этих часов я просижу на стуле, плюя в потолок. Но и то, что я успею сделать, не может не радовать. С другой стороны, пусть и весьма слабенькая, но все же негативная репутация. Хотя, будет ли она таковой? И будет ли вообще? Скорей всего не будет, но… мне импонирует ответственность нашей старосты. Да и если что, я всегда могу свалить с уроков — живот заболел и не колышет. ЗДЕСЬ, как ни странно, отпускают. И будь уж честен с самим собой, Макс, тебе просто неохота сидеть на уроках, а все остальное — просто отмазка.

— Ладно, уговорила. Остаюсь.

— Да? То есть я рада, что ты взялся за ум.

— Мой ум в моих оценках, староста.

— Да, — слегка поморщилась она. — Даже странно, что они у тебя такие. Учитывая твою страсть к учебе, — сказав это, она, не дожидаясь моего ответа, направилась к своей парте.

Глядя ей вслед, я думал о том, что чертовка довольно хороша, и ведь знает об этом, но все равно полезла на эту волчью должность. Блаженная, етить твою.

На следующей перемене я, предвкушая свои барыши и поднятия настроения ради, подсчитывал, сколько точно я заработаю с добытого серебра и на что эти деньги потрачу. Из нирваны меня вернуло похлопывание по плечу, оглянувшись на которое, я увидел перед собой Тоётоми Кена.

— Привет, — сказал он, улыбнувшись.

— И тебе не хворать, — ответил я. — Какие-то проблемы? — Ну а что б вы на моем месте подумали? Зачем ему еще-то ко мне подходить? Наша с ним связь только через клуб, и вне его подходить ему ко мне смысла нет.

— Скучно, — услышал я ответ. После чего впал в состояние, которое обычно называют ступором. Я совершенно не понимал, как мне реагировать на его слова. Смеяться, возмущаться, удивляться, злиться? Чего он, вообще, от меня-то хочет?

— И? Я-то тут причем?

— Ты глава клуба, придумай что-нибудь.

На мгновение я даже подумал, что это вариация на тему шутки об обучении, но лишь на мгновение. А остальное время, которое я тупо пялился на этого умника, я не знал, что и ответить.

— Отличная шутка, — ответил я наконец. — А если серьезно?

— А я серьезно, — вздохнул Кен. — Скучно. То… дело, из-за которого мы с парнями не захотели вступать в другие клубы, на время зависло, вот и маемся теперь. Так почему бы и не заняться клубной деятельностью, тема-то, похоже, интересная. Может, посоветуешь чего? Судя по всему, ты в этом разбираешься.

— С чего ты взял? — изобразил я удивление.

— Уж больно грамотно запудрил мозги той девчонке.

— Хех, видимо не только девчонке, — усмехнулся я. — Почитайте Нитто Популуса. Весьма грамотно пишет. Бывший разведчик.

— Блин, Сакурай-кун, что почитать, мы и так нашли бы. Из книг. Может лучше справочник какой-нибудь?

— Популус очень хорошо пишет. Попробуйте, не пожалеете. Если вам действительно именно эта тема интересна. А потом и до справочника дойдем. И не вздыхай так тяжко. Сначала хотя бы попробуй начни читать.

— Значит, все же разбираешься? — улыбнулся тот хитро.

— Нет, — усмехнулся я в очередной раз. — Но именно меня, если что, стали бы спрашивать о деятельности клуба. Пришлось прошерстить литературу.

— Я-я-ясно, — протянул он. — Ладно, заценим книжку. Может, ты и прав. Только читаем мы быстро. Это я так, на всякий случай.

Хренасе, предъявы.

— Даже так?

— Э, ты только не подумай чего не то. — Видимо, что-то в моем голосе все-таки было. И он это услышал. — Просто… эм-м-м… ну, может, сразу чего-нибудь еще посоветуешь?

— Тоётоми-кун, я вообще-то и не должен вам ничего советовать. Ты не забыл, чего ради мы клуб основывали?

— Да я что, я ничего, — поднял он руки к верху. — Ты не подумай, что я что-то требую. Просто… а-а-а, ладно. Популус, так Популус, — махнул он рукой. — Пойду я тогда. Удачи.

— И тебя туда же.

Проследив взглядом за удаляющимся парнем, повернулся к Райдону, дабы поделиться своим возмущением. Но тот, как и в первую перемену, что-то увлеченно черкал в толстой тетради. Уголек любопытства погас, так толком и не разгоревшись. Ибо — лень.

А на большой перемене, когда мы с Райдоном шли на обед, меня ударили током. Представьте себе — идете вы с другом по коридору, предвкушая сытный обед, и тут к вам подходит зажмурившаяся незнакомая девчонка, и-и-и, хренак, бьет вас электрошокером. Я от удивления забыл даже упасть и забиться в конвульсиях.

— Ты че творишь? — Давно я не ощущал подобного офигевания. А глянув на Рея, понял, что не один я.

После моих слов, девушка широко раскрыв глаза и глянув на меня с изумлением, тыкнула в меня своей шайтан-машиной еще два раза. На этот раз я хоть дернуться не забыл, падать-то после первого раза было бы некорректно.

— Э… э… — переклинило Райдона. — Э…

— Да хорош уже в меня тыкать этой хренью, — отмахнулся я от очередной заторможенной попытки шарахнуть меня током.

— Кья-я-я-я! — с воплем убежала от меня девушка. Такое впечатление, что я еще и виноват в чем-то остался.

— Кто-нибудь мне скажет, что это было? — задал я вопрос в пространство. Вот только ответа так и не получил.

На обеде, сидя в обычном нашем составе, я то и дело бросал взгляды на Минэ, пытаясь разобраться, что же это все-таки было. Единственное, что мне приходило в голову, что девчонка вновь попыталась устроить мне пакость. Как всегда чужими руками. Только смысла я что-то не улавливал. Да и сама Минэ, похоже, не в теме.

— Что ты все на меня косишься, извращенец?

— Не, ты слыхал, Рей? — вскинулся я. — Как ни крути, а все же я был прав на счет того, кто на самом деле извращенцы.

— И кто? — спросила Шина.

— Бабы. Самые первые извращенцы. Что у них там на уме творится, не понять ни одному человеку.

Шина переваривала. Минэ начала раздувать щеки. А Анеко загадочно улыбнулась.

— Это мы извращенки?! — не выдержала стервочка.

— То есть что, мы не люди, что ли? — возмутилась Шина.

— … - продолжала улыбаться Анеко.

— Попроси у меня еще чая, мелкий. Уж отсыплю, так отсыплю, — буркнула брюнетка.

— Без обид, Кояма-сан, — заметил Райдон, — но что у вас там на уме, действительно трудно понять.

— Зато с вами, мужиками, все предельно ясно, — слегка насмешливо, ответила Шина.

— На том и стоим, — закончил я.

— Слушай, — подал голос Тейджо, — а это правда, что тебя по пути в столовую какая-то девчонка чуть шокером не затыкала? — После чего под тремя вопросительными взглядами неуверенно закончил: — Да вот, Рей рассказал, пока в очереди стояли. — И уже совсем тихо: — Только как-то… шокер… и все такое.

После его слов взгляды сомкнулись на мне. Нет, похоже, Минэ тут не причем. Если взгляды Шины и Анеко выражали строгость и вопрос, то от Минэ веяло чистым любопытством.

— Вот я и говорю, одним богам известно, что у вас, у женщин, на уме творится, — пришлось сказать мне хоть что-то.

— Девушка знакомая? — задала вопрос Шина. — Какого года обучения? Признавайся, мелкий, что ты ей сделал. — Это она так шутит, если кто не понял. — Это не Исикава, часом? — Или не шутит?

— А сколько раз она тебя ударила? — Это уже Минэ. Но тут-то все понятно.

— Отстаньте от меня. Знать не знаю, кто это был, — ответил я, возвращаясь к бенто.

— Раз пять его шарахнула, — услышал я голос Райдона. Ну, спасибо, друг. — А кто это был, я тоже не знаю. Но там вряд ли что-то серьезное. Непонятное — да, но не опасное. — Надеюсь, что так, Рей, положусь на твое аристократическое мнение.

— Пять раз? — Минэ.

— Да я сам в шоке. Она в него шокером тыкает, а он только вздрагивает. Да-а-а, это надо было видеть.

— Может, сходишь в медпункт, Синдзи? — А вот и Анеко, наконец, голосок свой явила.

— Все нормально, — улыбнулся я ей. — Наверняка это была чья-то шутка. Или шокер сломанный. После пяти разрядов я бы точно на ногах не устоял.

— Я в тебя верю, мелкий, — хмыкнула Шина. — Ты бы устоял. — Ох не били тебя шокером, тепличная ты девочка.

— Это, конечно, льстит, но… ладно, замнем. Давайте не будем об этом.

— Как скажешь, Синдзи, — умничка, Анеко. Первая ответила. После ее слов и остальные промолчат. Будь это Минэ или парни, а так…

Следующие десять минут все было чинно и мирно. Вкусный обед, разговоры ни о чем. Но вот к нам подошел монстр.

— Привет всем, — поздоровалась Мизуки. — Синдзи-и…. — Сейчас я ее тресну чем-нибудь. — А это правда, что ты один из лучших учеников в классе? — Фух, пронесло. Хотя, стоп. К чему это она?

— Ну… да, — ответил я осторожно. — Есть такое дело. — Отпираться бессмысленно.

— Синдзи, может, поможешь мне с физикой, а? Пожа-а-алуйста. — Ручки на груди, щенячьи глазки блестят. Все, держите меня семеро.

 

Отступление

 

— Что, прямо-таки пять раз? — переспросил Акено, параллельно выбирая, что бы такое взять со стола. — И только вздрагивал? — пощелкав друг о друга палочками для еды, дополнил он. По-прежнему не отрывая взгляд от стола.

И так и не решив, что брать, сцапал из под носа у своей младшенькой креветку в кляре.

— Па-ап!

— Хе-хе.

— Ма-ам!

— Дорогой.

— Тц. Да тут их еще полно.

— Если верить Охаяси, — ответила на заданный вопрос Шина, — то именно пять. Да и Синдзи не оспаривал его утверждение, а вы знаете, как он не любит врать.

— А кто это был, как я понимаю, неизвестно.

— Именно так, дедуль, эти двое даже не попытались это выяснить, — кивнув своим же словам, ответила Шина.

— Пять раз «хо-хо». Мизуки, будь так добра, подай, пожалуйста, креветки.

— Деда!

— Ну, ты же все равно не…

— Мам!

— Кента-сан…

— Хо-хо, хо-о-о… М-м-м, ладно. А что на все это сказала юная Охаяси?

— Предложила сходить в медпункт, — пожала в ответ плечами девушка.

— И правильно сделала. Мало ли… — покачала головой Кагами. — Мизуки, если ты не ешь креветки…

— Ма-ам!

— …то не обязательно прижимать тарелку с ними к себе.

— Пап! Де-еда-а… Предатели, — пробурчала она, нехотя отодвигая креветки в центр стола. — Я может… — начала она, с тоской наблюдая, как креветки уходят сначала к отцу, потом к деду. — А-а-а, не важно.

— Пять раз «хо-хо»…

 

Отступление

 

— …а он только вздрагивал. Представляете? — развел в недоумении руками Райдон.

— Райдон, не размахивай руками, — сказала Анеко.

Сегодняшним вечером семья Охаяси ужинала за одним столом. Не то, чтобы Анеко не любила такие вечера, совсем нет, но… приглядывать сразу за всеми, это все же несколько утомительно.

— Ой, извините.

— А девочка точно незнакомая? — спросил глава семейства. — Припомни, сын, может ты встречал ее раньше?

— Ами, хватит грызть палочки.

— Прости, Анеко, — покосилась на сестру синеволосая девочка. Прекращая, впрочем, свое занятие.

— Не, пап, я точно ее не знаю. Вообще в первый раз вижу. Лично мне кажется, что это просто чья-то неудачная шутка.

— Всякое может быть, — потер подбородок Охаяси Дай, — но тем не менее, мне тоже так кажется.

— Пап, ты до сих пор не съел ни кусочка, — осуждающе заметила старшая принцесса клана. — Недостойно главы клана весь вечер бегать на кухню за остатками ужина.

— Хе, когда это я… а слуги-то на что… ладно, ладно, уже ем. Видишь?

— Хм, скажи, братишка… — заговорил Сен.

— Хикару, своей палкой ты доставляешь неудобства не только себе, но и окружающим, — заметила Анеко, когда второй сын главы клана задел мечом сидящего рядом Райдона.

— Какая палка, женщина, это меч!

— Меч во время обеда, и не только, должен быть на своем месте. На специально сделанной для него подставке. И раз уж это не так, значит, у тебя за спиной палка.

— Да что б ты понима…

— Хикару.

— Ну не переться же мне теперь…

— Хи-ка-ру.

— А-а-а, демоны. Вот что за сестра у меня, а? — сказал парень, после чего поднялся из-за стола и утопал избавляться от «палки».

— Прости, что перебила, Сен, — извиняясь, улыбнулась девушка. И, покачав головой, закончила: — Каждый раз одно и то же.

— Ничего-ничего. Все правильно. Кхм. Так вот, Рей, попробуй припомнить, вздрагивал Синдзи самый первый раз?

— Хм. Вроде… да, — и ненадолго задумавшись, вскинулся. — Нет! Точно нет. Но… Это ведь получается… да много чего получается.

— Да уж, — на этот раз глава клана покачал головой. — Все-таки «доспех духа».

— Да ну, ерунда, — неуверенно заметил Райдон. — Я бы заметил.

— А ты что, постоянно следишь за потоками бахира? — усмехнулся Сен.

— Нет, но… ну да, ты прав. Сглупил. Только зачем ему это? Скрывать свою силу, я имею в виду.

— Кто знает? — произнес Дай. — Значит, есть причины. Зато теперь можно быть на… восемьдесят процентов уверенными, что парень имеет ранг «учителя».

— Круто! — воскликнула Ами. — А давайте его женим на мне!

— Ами! — чуть громче, чем сама того хотела, произнесла Анеко. — Оставь подобные вопросы старшим Рода.

— Вот меркантильная девчонка, — засмеялся глава клана. — Нет, дочка, боюсь ты просто не успеешь сделать этого, — все еще посмеиваясь, закончил он.

— Вот всегда так, — начала бурчать девочка. — И всегда из-за возраста.

— Не волнуйся, и для тебя найдем достойную пару, — улыбаясь, произнес мужчина.

— Ма-ам, — протянула всевидящая Анеко.

— Ох. Хироши, — произнесла ближе всего сидящая к самому молодому Охаяси женщина. — Вот свинтус малолетний.

 

***

 

— Приветствую, Кента-сан.

— Хо-хо, Синдзи. Рад видеть тебя, очень рад, — радушно произнес старик, махнув рукой на подушку — дзабутон. — Жаль, что ты так поздно, сегодня Кагами расстаралась на ужин. — Как будто бывает иначе.

— Что поделать, Кента-сан — дела, — развел я руками.

— Как я тебя понимаю, Синдзи, — качнул тот в ответ головой. — Может, партию в Го?

— Я… а-а-а, давайте. — Не выиграю, так нервы потреплю.

— Тогда подожди. — И выглянув в коридор, крикнул: — Акено, тащи ко мне набор Го! — И снова обращаясь ко мне: — Подождем.

Подождали. Минут через десять пришел Акено, таща с собой гобан — доску для игры в Го. А еще через пять минут, когда мы уже начали расставлять камни, в комнату зашла Кагами, принесшая нам чай со сладостями и устроившаяся после этого у самой двери. На что мне оставалось только незаметно вздохнуть. Похоже, намечается серьезный разговор.

Минут через десять игры, когда мне не задали ни одного серьезного вопроса, я все-таки решил перейти к делу, с которым сюда и пришел.

— Скажите, Кента-сан, как вы смотрите на то, чтобы немного подзаработать? Практически ничего не делая, — задал я вопрос, поставив на доску очередной камень.

Следить за всеми взрослыми в комнате я не мог, поэтому не знал, что там отразилось на лице Кагами после моего вопроса. А вот Акено был явно удивлен. В то время как на лице старика не дернулся ни один мускул. Как он задумчиво смотрел на доску, так и продолжал смотреть.

— Смотря, что от меня требуется, Синдзи, — ответил он, поглаживая бороду. — Но в целом положительно, — сделал он ход. Во всех смыслах.

— Дело в том, Кента-сан, что я на днях стал обладателем пятидесяти пяти, — минус процент Акеми, — тонн серебра. — Ха, а глаз-то дернулся. — Вот, теперь хочу превратить металл в деньги. По возможности незаметно.

— А что, есть причины? — так и не поднимая глаз от доски, спросил Кента. — В незаметности, — бросил он на меня взгляд.

— Есть. — А что? Краткость — сестра таланта.

— Хм-м-м, — задумался старик. Хотя я так и не понял, над тем, что творится на доске, или над моими словами. — Хм. Семь процентов.

Семь, семь… сколько это там будет? Три с чем-то миллиона? Да пофиг, в любом случае меньше, чем я рассчитывал.

— Согласен, — сказал я и сделал свой ход.

— Что ж, вот и отлично. Договоришься о деталях с Кагами, у нас-то с Акено на это может и не быть времени, — под конец фразы Кента уже почти бормотал, весь уйдя в игру.

Что ж, пусть думает. А я тогда обращусь с другим делом к его сыну.

— Акено-сан, пока Кента-сан думает…

— Хе… — подал голос старик.

— … у меня к вам такой вопрос. Не могли бы вы подсобить мне с покупкой МПД?

— Кха, кха… — это опять старик.

— А это-то тебе зачем? — донельзя удивленно спросил мужчина.

Кагами, что и не удивительно, промолчала. Но ее задранная в удивлении бровь говорила о многом. Мне сейчас очень хотелось ответить классическим в моем мире — «стреляют», но, увы, здесь меня не поймут.

— У меня сейчас столько ответов на языке, Акено-сан, что прямо и не знаю, что вам ответить. Чтобы было.

У них, по-видимому, ответов на мои слова тоже было немало, потому что молчали они целую минуту. А я и не мешал, пусть переваривают. Достать МПД я, так или иначе, смогу. И они это если и не знают точно, то догадываются. Вот только с помощью клана Кояма достать доспехи будет и легче, и быстрее. К тому же, сам ассортимент будет выше, как и качество. Да и надежность. Короче, для меня одни плюсы. Если я не хочу принимать безвозмездную помощь клана, это не значит, что я не намерен пользоваться подобными связями. Эх, мне бы еще расплатиться с той помощью, что оказывает мне этот клан по умолчанию, одним своим соседством со мной…. Но тут, если подумать, я уже на пути к этому. Кстати, если они согласятся продать мне МПД, надо будет договориться с ними, чтобы эта торговая операция была как можно более незаметна. Мне ведь не нужны лишние слухи в миру?

— Я думаю, — ответил, наконец, Акено, косясь на своего отца, — что это решаемый вопрос. Только…. Блин, Синдзи, я же от любопытства помру. Колись давай, зачем тебе МПД?

Явственный вздох Кагами последовал за словами мужчины. Не нравились ей все эти «колись» и «пофиг» из уст мужа. Вот только самому мужу на это было, похоже, пофиг.

— Кхм, — начал я. — В общем, прошлой ночью я начал боевые действия против одной из гильдий Гарагарахэби. — И тишина в ответ. — М-м-м, только они вряд ли еще поняли, что это именно я.

— Синдзи… — произнес старик. — Хм, ладно. А как насчет того, что управление МПД требует определенного умения? Немалого умения. Иначе доспех будет всего лишь большой консервной банкой. Вряд ли у тебя есть время на обучение людей. Да и инструктора.

— У меня уже есть люди. Обученные профессиональные военные. — И опять тишина.

— Шустро. — О-о-о, неужто Кагами? Не ожидал.

— И похвально, замечу, — произнес наследник клана. — Я смотрю, ты подготовился к этому конфликту. Что ж, будут тебе МПД. Ты ведь не против, отец?

— Само собой, сын, — сказал глава клана. И после небольшой паузы продолжил: — Скажи, Синдзи, что нам надо сделать, чтобы ты не участвовал в боевых действиях лично. Я почему-то уверен, что ты именно так и собираешься делать. Если не уже… — многозначительно поднял брови старик.

— Как бы да, уже. И я, если честно, не знаю. Даже не представляю. Да и… стоит ли вам что-то делать? Сами подумайте, какие бы ни были у меня на то причины… иногда нам, мужчинам, по-другому никак.

Старик не ответил, как и Акено. Уж кто-кто, а они должны меня понять. Любой здравомыслящий человек понимает, что бежать впереди своего войска с шашкой наголо глупо, но вот отказаться от участия в битве совсем в этом мире нельзя. Так было во все времена, так обстоят дела и сейчас.

— … ты слишком рано вырос… — прошелестело со стороны Кагами.

— Твой ход, Синдзи.

 

Глава 7

 

Проснулся я от звонка мобильника. Еще немного, и я забуду, когда последний раз просыпался сам. А ведь сегодня у меня тот еще денек. Серебро и МПД. Хотя со вторым я вряд ли сегодня разберусь, но вот побывать с Акено в павильоне «Бое то коагеки» я должен, по идее, успеть. Сама компания, кстати, принадлежит имперскому Роду Тайра и специализируется на продаже военной техники. Вот только попасть в число их покупателей непросто. Мне, например, такое не светит. Даже сейчас я буду лишь выбирать, а покупать предстоит клану Кояма. На мои деньги, конечно, но как факт. К сожалению, места, где я смог бы отовариться сам, то есть доступные для моего уровня, не предоставляют должную номенклатуру. Да и то, что есть…. В общем, как бы мне этого не хотелось, но и на этот раз придется воспользоваться связями Кояма. И тут придется выбирать, либо купить сразу все, что доступно Шидотэмору на данный момент, и париться по поводу содержания, то есть тратить лишние деньги, либо только то, что необходимо именно сейчас, но с перспективой опять пользоваться услугами клана Кояма. Или, может, врубить мод «наглость», и обратиться в следующий раз к клану Охаяси? Эх, думай, голова, шапку куплю.

— Да, слушаю, — нашарил я, наконец, мобильник.

— С добрым утром, босс.

— Таро…. какого хрена в такую рань?

— Простите, босс, как-то я… в общем, я с плохими вестями.

— Подожди секунду, — так, надо собраться. Потереть морду, потянуться, вдох-выдох. — Говори.

— Сегодня утром… то есть сейчас тоже утро… но… в общем, час назад я узнал, что Сомацу убит. А вчера вечером мне звонил Ямасита, поздравлял с покупкой его компании. Намекал, что теперь ему придется заняться чем-нибудь другим… например, мангой. Мол, он подумывает прикупить себе издательство.

Нет, ну вот сучонок, а? Тварь. И я дебил. Но кто же знал, что он сразу убивать ринется? Да еще и так бессмысленно. Чем ему, блин, бедный мангака не угодил? Сука.

— Перебирайся на базу. Хватит уже с родителями жить.

— Далековато, как-то, босс. Может…

— Не может. Не сейчас. Пока потерпишь, а там уже, — вздохнул я, — видно будет. У тебя все?

— Из важного, да.

— Тогда отбой. Вечером поговорим.

— Пока, босс.

Что ж, Ямасита, зря ты так. Не ожидал я от тебя такого. Но раз ты готов убивать, будь готов и умирать.

За все утро Мизуки так и не появилась. Зато, когда я вышел на улицу, она стояла метрах в двух от сидящего на заборе кота и показывала ему язык. Я вышел как раз в тот момент, когда Идзивару поставил ее в игнор, развернувшись к Мизуки спиной. После чего та фыркнула и обратила внимание на меня.

— Синдзи! А тут… вот…. Твой кот бука! — указала она пальцем на кошака. — Даже погладить себя не дает. — Ох, а обиды-то сколько. Как будто и не она только что ему язык показывала.

— Это не мой кот. Он сам по себе, — ответил я девушке.

— Ха, то есть я могу забрать его к себе?

— Попробуй, — пожал я плечами.

— А вот и попробую, — топнула та ножкой. И покосившись на животину, добавила: — Потом. Вот подучусь в боевых навыках… кстати, Синдзи, — что-то нервирует она меня последнее время, — может, подучишь? Пжа-а-алста!

На подходе к школе Мизуки, как и в прошлые разы, помахала мне ладошкой и унеслась в сторону главного корпуса. Я аж выдохнул в тот момент. Если первые пару дней ее приставания вызывали в основном улыбку, глубоко внутри меня, то сейчас это реально на нервы действует. Хорошо хоть, она перестала по утрам меня будить. ЭТО бесило меня всегда. Может с Кагами поговорить? М-м-м, нет, пожалуй, не стоит. Как-то это… стыдно немного. Да и в конце концов, Макс, что ты, не умеешь внешние раздражители фильтровать? Вспомни свою, пусть и не злую, тут повезло, но до жути нудную тещу, которая могла разговаривать о чем угодно, но только не о том, в чем ты хоть чуть-чуть разбираешься. Итак, решено. Последую заветам великого кошачьего кормчего — в игнор ее, паршивку.

Сегодня у ворот школы ждал я. Минут десять ждал, и это при том, что вышел из дома, как обычно. Уже подумывал позвонить Райдону, когда, наконец, их увидел.

— Привет, Рей, с добрым утром, Анеко. Что-то вы сегодня припозднились.

— В пробку, просто жуткую, попали. Авария какая-то, — вздохнул парень.

— Доброе утро, Синдзи, — улыбнулась мне девушка. — Ты уж извини за ожидание.

— Ой, да не говори ерунды. Как будто это вы виноваты. Пойдемте лучше.

После первого урока Райдон опять схватился за свою тетрадку, что-то там черкая. Ну, я и не выдержал. Любопытство победило лень, и я заглянул ему через плечо. И ни хрена не понял. Явно какие-то технические схемы, но не для моего скудного умишка.

— Что это хоть такое? — спросил я парня. И знаете, что он ответил?

— Машина времени! Я не один год раздумываю над этим проектом, но лишь недавно все начало вырисовываться.

— О как. Понятно. Ну, — похлопал я его по плечу, — удачи.

— Смейтесь, смейтесь, — обиженно пробурчал Рей. Все-таки трудно убрать из голоса ВЕСЬ скепсис, услышав подобное. — Попрoсите еще вас в прошлое скатать, тогда-то я вам все и припомню.

Да-да, конечно. Пойду-ка я, лучше, покурю. В этой школе, что забавно, даже курилки есть. Правда, как мне кажется, сделаны они лишь для учителей, но и правил, запрещающих курить в школе ученикам, я лично не нашел. Да и учителя… первое время смотрели на меня удивленными глазами, переваривая такую наглость, как курящий в их курилке ученик, но так ни разу мне ничего и не сказали.

— Привет, покоритель женских сердец!

— А? — обернулся я на голос.

— Фу, как не стыдно курить в школе, да еще и так нагло? — Как же ее… точно!

— И вам не хворать, Хики-сан. — Подруга Акэти Торемазу стояла на краю курилки, уперев руку в бок, и смотря на меня нарочито строгим взглядом. Все-таки красивые в этой школе девчонки. В моей прошлой все было как-то более обыденно.

— Ты совсем не боишься, что тебя учителя прогонят и отругают? — спросила она меня, улыбаясь.

— Не раньше, чем они перестанут стрелять у меня сигареты, Хики-сан.

— Оу. А ты неплохо тут устроился, Сакурай-кун.

— Есть такое дело.

— Ну и ладно. Я, собственно, о другом хотела с тобой поговорить. Правда на обеде, но раз уж ты мне так удачно попался…

— Слушаю вас, Хики-сан.

— Я…м-м-м… хотела попросить прощения. — И смотрит на меня смущенно, только я почему-то не верю в ее смущение. Да и паузы подобные не люблю.

— Ну, что я могу сказать… просите.

— Э… хм, да. Так вот. Прошу прощения. — Поклон. И опять пауза. А я что, я ничего. Сижу, курю. — Ну и чего ты молчишь? Прощаешь?

— Я подумаю. — Забавно, такого она не ожидала.

— Как же с тобой… интересно. И что, даже не спросишь, за что извинения?

— Да мне как-то… — стряхнул я пепел, — неинтересно.

Тут я, конечно, немного лукавлю. Чисто человеческое любопытство присутствует, но оно не настолько сильное, чтобы идти на поводу у девушки. К тому же, вспоминая прошедшие дни, я как бы и так догадываюсь, о чем она. А если имеется в виду нечто, что произойдет в будущем… то она мне все равно сейчас все расскажет.

— А вот если, — уселась она напротив меня на скамейку, — просто для примера, я подговорила кого-нибудь пойти и навредить твоим друзьям? Если ты сейчас об этом узнаешь, то вполне возможно успеешь им помешать. Или друзей предупредить.

— Хех, — усмехнулся я. — У меня такие друзья, что они сами кому угодно навредить могут. Да-да-да, — остановил я хотевшую что-то сказать девушку, — я помню про «для примера». Но у меня со всем так. Навредить друзьям — так сама потом огребешь. Навредить мне — так что ты про меня знаешь, чтобы действительно навредить?

— М-м-да. И правда — ничего. Но ведь можно навредить и по мелкому. Кстати, и не факт, что по мелкому. Для того, чтобы напакостить по крупному я знаю достаточно.

— Переживу, — махнул я рукой. Правда, если бы я верил, что она стала бы мне… пакостить, я бы вел себя по другому. А так, фиг с ней.

— Какой-то ты слишком самоуверенный, — состроила скептическую мину девушка.

— Не я такой, ситуация такая. И почему сразу самоуверенный. Может просто меланхоличный?

— Да не важно, на самом деле, — положила та на скрещенную ногу руку, а уже на нее подбородок. И вот в таком вот положении она еще с минуту молча за мной наблюдала. — Я, правда, извиняюсь. Та девушка, что ударила тебя шокером, моя вина. — Ну, как я и думал. За последнее время со мной не происходило ничего, за что стоило бы просить прощения. Кроме того случая. — Это была шутка, — поморщилась Хики. — Но даже она была направлена не на тебя. То есть я шутила, но даже не над ней, а над Тори-тян. Кто ж знал, что эта дуреха, оказавшаяся просто под рукой, воспримет мои слова всерьез. Да еще и настолько буквально.

— А причем здесь я?

— Э-э-э, позволь мне не вдаваться в подробности того случая, — ответила она, отводя взгляд. — Это наши, девичьи, секреты.

Секреты, так секреты. А уж если они еще и «девичьи»…

— Как там Акэти-сан? — спросил я. Не потому, что мне это интересно, а просто, чтобы хоть что-нибудь сказать.

— О-о-о! Ты, правда, интересуешься? Правда-правда!? — взорвалась та энтузиазмом. А потом вдруг резко стала серьезной. — Хотя, тут уже не до шуток. Знаешь, об этом я тоже хотела с тобой поговорить. Как подруга Тори-тян, я не могу не обращать внимания на сложившуюся ситуацию.

Ситуацию? Какую еще ситуацию? И причем здесь вообще я?

— А?

— Ох, мужчины, — учитывая, что я и не пытался скрыть свое недоумение, Хики не составило труда прочитать вопрос на моем лице. — И почему вы вечно ничего не понимаете?

Черт. Когда женщины и девушки начинают говорить таким тоном и в таком контексте, девяносто процентов, что они имеют в виду Любовь. И если при нашем знакомстве, я списал ее слова на шутки и подколки, то теперь мне как-то не по себе.

— Все дело в Тори-тян. Если ты, чурбан бесчувственный, еще не понял…

В этот момент из-за угла здания появилась еще одна девушка. Правда поначалу обзор на нее мне заслоняла Хики, но через несколько шагов та вышла из моей слепой зоны, и я увидел, кто это был. Хотя сначала я эту девушку все же услышал.

— Какого демона ты творишь, Маки-тя… — Это она меня, наконец, увидела. — Ма… Ма… — Потрясающе! Она пытается говорить. — Ма…

— Тори-тян! А что это ты тут делаешь? Неужто меня искала? А зачем? — быстро проговорила Хики. Вот только уходить и, соответственно, уводить свою подругу девушка, похоже, не собиралась.

— Ма… Ма…

— Ну же, Тори-тян, присоединяйся к нам, — сказав это, девушка похлопала ладонью по скамейке, на которой сидела.

И, представьте себе, Акэти пошла. Медленно, деревянной походкой, с протянутыми в нашу сторону руками и этим ее постоянным «Ма». Шаг, второй, третий… а в конце цап! Мертвой хваткой вцепившись в плечо и руку Хики, Акэти на некоторое время замерла, по-прежнему глядя на меня, как кролик на удава.

— Тори-тян, — поморщилась Хики, — мне как бы немного больно. Ай!

Мощный рывок с шагом назад сдернул бедную девушку на землю. Но Акэти не успокоилась. Так и не отрывая от меня взгляд, она совершила еще один шаг назад, таща Хики за собой.

— Ма… — Шаг, и еще один рывок. — Ма… — Шаг, и сумевшая, наконец, встать, Хики прижата к груди. — Ма… — Еще один шаг назад.

— Акэти Торемазу, — прошипела девчонка, — ты как обращаешься со своей лучшей подругой?

— Ма…

— Да переверни ты ее уже спиной ко мне, — не выдержал я.

Ну наконец. А то я уже думал, не выдержу и заржу. Сейчас они обе находились ко мне спиной. Хики при этом одной рукой обхватила подругу за плечо, другой массировала копчик, да еще и что-то втирала ей шепотом, параллельно уводя прочь от курилки. Подождав, пока они скроются с моих глаз, сделал последнюю затяжку и щелчком отправил окурок в урну. Что ж, пора и мне идти на урок.

 

***

 

В дверь моего кабинета постучали.

— Войдите! — Все-таки секретарша не помешает. Задолбался я кричать.

— Сакурай-сан, — поклонился вошедший мужчина, одетый в камуфляж. — Охрана на воротах докладывает, что прибыли грузовики с товаром из «Бое то коагеки».

— Шустро они, — хмыкнул я. — Пусть пропускают. И гоните их ко второму складу.

— Слушаюсь. — Еще один поклон, перед тем как выйти.

Достав мобильник, набрал номер друга Таро. Как-то так получилось, что со временем он стал отвечать не только за постройку базы, но и вообще всем, что с ней связано. В том числе он исполнял функции завхоза.

— Слушаю, Сакурай-сан. — Определитель номеров рулит.

— Судзуки-сан, сейчас ко второму складу подъедут грузовики из «Бое то коагеки». Документы я тебе передавал, так что займись товаром.

— Слушаюсь, Сакурай-сан. Уже иду.

— Ну, давай тогда, работай.

Следующий мой звонок был Антипову.

— Слушаю.

— Вы сейчас заняты, Кирилл Романович? — А в ответ тяжкий вздох.

— Ты, как всегда, безмерно вежлив, пацан. Сколько еще раз мне говорить — я не настолько стар, чтобы обращаться ко мне таким образом.

Вот как надоест над тобой прикалываться, так и перестану. А пока терпи.

— Так как насчет занятости?

— Сейчас я своих гоняю. А что надо-то?

— Ко второму складу подъезжают ваши новые игрушки. Не хотите взглянуть?

— О! Заинтриговал. Хочу.

— Тогда подходите к складу. Я и сам сейчас туда направляюсь, там и встретимся.

— Договорились. Уже иду.

И еще один звонок. Уже на выходе из здания.

— Ты когда начнешь рацией пользоваться? А если бы я не таскал с собой мобильник? — Первое, что я услышал из динамиков.

— Но ведь таскаешь. И хорош бухтеть, Сергеич, подходи ко второму складу, будем пряники раздавать.

— Пряники? Вкусные?

— Тебе понравится, — усмехнулся я.

— Уже лечу.

Когда я подошел к складу, два грузовика уже заехали внутрь и разгружались. А еще четыре дожидались своей очереди снаружи. Антипов со Святовым крутились на дебаркадере, наблюдая за разгрузкой. Как коты вокруг сметаны, ей богу.

— Ну что, уже видели прайс-лист? — спросил я, подойдя к мужчинам.

— Ну ты даешь, парень! — восхитился Антипов. — Вот уж чего-чего, а тяжелых МПД я не ожидал. Пусть и испанских.

— И что, что испанских? — покачал головой Сергеич. — Многие их недооценивают, забывая при этом, что те уже давно с нашими инженерами скорешились. У них много весьма хороших МПД есть, и «Руптура» как раз среди них.

— Да знаю я, Лех, знаю. Но и дерьмеца у них, согласись, немало, вот и создается такая репутация, — ответил Антипов.

— Ну уж «Руптура» к нему не относится, — сказал Святов, провожая взглядом очередной контейнер. — А что там в остальных грузовиках? — обратился он ко мне.

— А здесь, значит, одни тяжеловесы? — махнул я рукой из стороны в сторону, указывая на грузовики.

— Ну да, — ответил Святов.

— Хм. Тогда остался десяток испанских же A12 «Пенетранте» в защитной модификации, пятерка русских «Гончих»…

— «Гончий»? ЛПД «Гончий»? — перебил меня Антипов. — Ну ты парень даешь, — покачал он головой.

— Да, шеф, отжигаешь ты не по детски.

— А что не так?

— Да все так, — похлопал меня по плечу капитан. — Но я как-то думал, что их за пределами России купить довольно сложно.

— Наверное, — произнес я неуверенно, — но там, где я их достал, отовариваются аристократы. Так почему и нет? Хотя спорить не буду, — пожал я плечами, — эти пять «Гончих» были последними.

На мои слова, мужчины просто покачали головами.

— Везучий ты парень, шеф. Ладно, а еще что?

— Да, собственно, все. Остальное — комплектующие, оборудование да боеприпасы, в качестве бонуса.

— В общем круто, — сказал Святов. — Ты однозначно крут, шеф. «Пенетранте», конечно, не лучший выбор…

— Зато супер дешевый, — влез я.

— Но получше многих, — закончил Сергеич. — Хотя, лучше бы ты взял штурмовиков.

— Да у них только защитная модификация и была. Остальное почему-то не популярно, вот они в них и не заинтересованы.

— Идиоты, — заметил Антипов.

— Спрос рождает предложение, — заметил я. — Они же не для себя их берут, а на продажу.

— Я как раз про тех, кто не берет.

— А… ну, тогда да. Идиоты.

— Слушай, шеф, а когда мы сможем… ну, это… заценить приобретение? — Стоит, смотрит, улыбается. Антипов тоже стоит и ждет.

— Не знаю. Как только оборудуем место для МПД, так и попробуете. Этот склад, как вы понимаете, временное решение. Склад, он и есть слад.

— Инженеры нужны, — заметил Антипов. — Да пара системщиков.

— Инженеры…. — Одного Фантика, явно будет маловато. — М-да. Вот знакомых инженеров у меня и нет.

— Найти их не проблема, — сказал Святов. — Проблема найти грамотных и верных, — покивал он головой. — Знаешь, на этой неделе должны прилететь мои бывшие сослуживцы.

— И? — не понял я.

— И если подсуетиться прямо сейчас, возможно, получится прихватить с собой несколько техников. А уж системщиков, тем более. У них, в отличие от бойцов, с работой несколько больший напряг.

— Тогда не мешкай. Когда там твои прилетают? — спросил я Святова.

— М-м-м, должны были через два дня, теперь даже не знаю.

— Ну и ладно, — задумался я. — Для начала я найду нам технарей. Но они клановые, так что только на разовый подряд. Место они нам оборудуют, а дальше некоторое время нам и Фантика хватит.

— Кого? — спросили хором мужчины.

— А я что, про него не говорил? — русские даже отвечать не стали. — Хех, есть один бодрый старичок. Я вас попозже познакомлю. Очень грамотный техник. Ладно. — Оглянулся я. — Пойду делами заниматься. О, Судзуки-сан, вы-то мне и нужны.

Озадачив бедолагу приказом построить еще один ангар, направился обратно в свою берлогу. По-быстрому добью оставшиеся бумаги и поеду в «Ласточку». Давно я там, кстати, не был. Или потренироваться? М-м-м, пожалуй, нет. Сначала разберусь с насущным, чтобы надо мной не довлело то, что мне надо куда-то срочно ехать и что-то там делать. Блин, где бы секретаршу надыбать. А лучше «заместителя по бумажной работе». Да и зампотех нужен. Фантик бы подошел, но он в розыске. А еще неплохо было бы… эх. Вот он, кадровый голод.

На следующее утро я проспал. Прикиньте, да? Я — и проспал. Хотя как проспал? Проснулся я вовремя, но, обдумав всесторонне ситуацию, решил, что сегодня, пожалуй, могу позволить себе чуток лишнего сна. Так что это было вполне себе осознанное действие! И в связи с этим самым действием, я сейчас в ускоренном темпе принимал душ. На завтрак пришлось забить. Тут либо-либо. Либо завтрак, либо душ. И если на пустой желудок я могу не обращать внимания, то вот, если кто-то что-то унюхает….

За дверью дома меня ждало очередное представление. Вытянув перед собой в качестве щита ранец, Мизуки медленно подходила к сидящему на заборе коту. Когда я хлопнул дверью, девочка нехилым прыжком с места отскочила от котейки, а Идзивару посмотрел на меня таким взглядом, что я даже на мгновение виноватым себя в чем-то почувствовал. Потрясающий кошак.

— Мизуки, — вздохнул я, — и не стыдно тебе каждое утро издеваться над бедным животным?

— Что?! Это я бедное животное, а он злобный кот!

Спокойней, Макс, эк тебя перекосило.

— Извини, — не ржать, Макс, — чего ты сейчас сказала?

— Что я бедная няшка, а он, — обличительный перст в сторону кота, — злобный кот!

В какой раз я задаю себе этот вопрос. Она, правда, такая дурная или все же гениальная актриса?

— Пойдем уже. Бедное животное, — покачал я головой. А проходя мимо кота, почесал того за ухом. — Стальные у тебя нервы, усатый.

По дороге в школу я все ожидал, когда Мизуки начнет приставать. Вот только ее первый вопрос сбил меня с толку.

— Слушай, Синдзи, а у тебя есть девушка? — Вот к чему это она, а? — Нет? Я так и думала. — Стерва. — У меня вот тоже нет парня. — Ага, у тебя жених. — Прекрасное утро, не правда ли? — Сейчас мой мозг взорвется. — И день будет не хуже. Я погоду на сегодня смотрела. А уж вечер…. Слушай, так раз у тебя нет девушки, может, потренируешь меня вечерком? Ну, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста….

О-хо-хо. Бедный ее жених.

А вот, наконец, и школа. И целых два Охаяси, ждущих, по всей видимости, меня. Нет, Райдон-то понятно, а вот с Анеко полной уверенности у меня не было. Мало ли. Помахав мне рукой, вперед убежала Мизуки. Чем она мне нравится, кроме всего прочего, так это тем, что при своем напоре она не переходит определенную черту, что частенько случается с другими девушками. Взять хотя бы Акеми. Она до сих пор компостирует мне мозг тем, что я ОБЕЩАЛ ей ребенка. Ставит меня перед фактом, которого не было. И ведь нагрубить уже не получится, поздно. Подобные вещи надо пресекать на корню, а я этот момент прошляпил, и теперь я вроде как своим молчанием подтвердил ее слова. Да и ладно, слово сказано не было, а значит и варианты имеются. К тому же я и не против, просто мне не нравится, когда на меня давят. Особенно, подобным образом.

— Привет, Рей. Анеко, — улыбка и кивок головы.

— Приве-е-а-ат, — зевнул Райдон, одновременно с этим потянувшись.

— Здравствуй, Синдзи, — улыбнулась девушка. И покосилась на брата. Видимо, его зевок показался ей некультурным.

Интересно, что же ей все-таки нужно от меня. Не просто же так она меня дожидается у входа в школу.

— Ну что, пошли? Не дадим бедняге заснуть стоя? — спросил я девушку, с улыбкой кивнув на Райдона.

— Думаешь, спать сидя — лучшая идея?

— Зато так всяко удобней.

— На уроке спать нехорошо, — покачала она головой, бросив еще один взгляд на брата. Все же Анеко владеет своим голосом идеально. Всего одна фраза, а сна у Рея ни в одном глазу. — В любом случае, ты прав, Синдзи, пора уже на уроки идти.

И мы пошли. По пути я все ждал, когда же она заговорит о насущном, но этого так и не произошло. Чертовка. Знает, что я знаю, но молчит. Видимо, придется ждать обеда, но это даже хорошо, значит, разговор, как минимум, не слишком серьезный.

Обычный мой день в школе, ничем не выделяется среди других. Это значит, что просто не о чем рассказывать, но даже в такие дни бывают интересные моменты.

— Привет, Сакурай Синдзи, — услышал я на второй перемене.

— И тебе не хворать, Тоётоми Кен, — повернулся я в сторону обратившегося ко мне. Локоть на парту, голову на руку. Сижу, смотрю, жду, с чем ко мне пожаловали на этот раз. Хотя, я уже догадываюсь.

— Как учеба?

— Зашибись учеба.

Даже Райдон оторвался от своей тетрадки, услышав столь занимательный разговор.

— А как на личном фронте?

— Еще лучше.

— Ясно, — сказал Кен, задумчиво озираясь. После чего присел на мою парту, вынудив меня откинуться на стуле. — Не против?

— Сиди уж. — И поправив тетрадку, на которую Кен почти сел, задал вопрос: — Так чего такого интересного, ты хочешь мне сказать?

— Интересного автора ты почитать посоветовал. Действительно замечательно пишет. — Ну блин, начинается. — Правда, он больше по шпионской части, как мне показалось. Может у тебя есть на примете, что-нибудь… более прикладное? Вот, кстати, подпиши.

Достав из кармана пиджака какой-то лист, парень положил его передо мной. Глянув, что это такое, уставился на Тоётоми. Потом опять на лист. И опять на парня.

— Заявление на вступление в клуб? — Черт, что за дебильный вопрос, старею что ли?

— Ага. Сам удивился, — пожал плечами Кен. — Однако, думаю, лишние люди нам не помешают. Чем их больше, тем труднее закрыть клуб. — Это да. Клуб… как их там… любителей мата, что ли…. В общем, многие клубы до сих пор существуют только за счет количества народа в них. — Так что там на счет дополнительной литературы? — спросил Кен, забирая подписанный мной листок обратно.

— Тебе чтобы только время убить? — И черт, он задумался!

— Я…

— Глупый вопрос, — прервал я его. А то, не дай бог, ляпнет что не то. — Конечно, для этого. У нас ведь клуб, как ни крути, фиктивный.

— Э-эм-м-м… да. Конечно. Фиктивный.

— Ты русский знаешь? — уточнил я.

— Не очень хорошо.

— Жаль. Ту книгу, вроде, на наш не переводили… — задумался я капитально. Что бы ему такое впарить, чтобы он от меня надолго отстал? Хотя, какого хрена? — Значит, тебе придется подтянуть иностранные языки. В частности, русский. Запоминай — Жмаркин А.А. «Теория скрытых перемещений».

— Подожди, подожди. Даже если не брать в расчет мое знание языка, где ж я тебе найду не переведенную на японский язык книгу?

— Ну а как я ее нашел? Через интернет, конечно. Дитя библиотечное. — То ли интернет в этом мире, еще менее популярен, чем я думал, то ли такое положение лишь в среде аристо, но парень явно не пылал энтузиазмом от моих слов. Впрочем, я не исключаю, что такое положение дел относится только к Тоётоми Кену.

— Хм. Ну да. Конечно. А что-нибудь еще у тебя на примете есть? Желательно японское. — А может дело в нежелании заморачиваться изучением русского языка.

— Ты это для начала прочитай. Думаю, ты сможешь найти человека, который переведет тебе эту книгу. Но учти, она стоит того, чтобы прочитать ее в оригинале.

— Ладно, — вздохнул Кен. — Я понял. Посмотрим, что там за «Теория» такая. В любом случае — спасибо. Пойду я.

— Бывай, — и дождавшись, когда Тоётоми выйдет из класса, обратился к Рею.

— А ты чего ржешь? Совсем друга не жалко? Я ведь и чихнуть над твоей тетрадкой могу.

На обеде к нам присоединилась Мизуки. Вообще-то столы в школьной столовой были рассчитаны всего на шестерых, но девчонку подобное никогда не останавливало, так что, поставив для себя стул на угол стола с моей стороны, она вполне себе неплохо устроилась. Благо, комплекция младшей Кояма позволяла не сильно нас стеснять.

— Вот скажите, Минэ-сан, почему вы такая злюка? — спросила Мизуки после очередного выпада Минэ в мою сторону.

— Я? Злюка? — вскинула в удивлении брови девушка. — Да я милейшее создание!

— Злюка, злюка, злюка. — И что интересно, у Мизуки вполне себе получается косить под ребенка. — Вот я милашка, — состроила она умилительную мордашку, — а вы с Шиной злюки. — Ну вот, и Шине досталось. Все-таки Мизуки тролль, а не милашка.

— Что-о-о? — О чем и речь. — С каких это пор я злюка? Да такой красавице, как я, — поправила челку Шина, — по умолчанию дается титул «милашка».

И понеслось. Я успел доесть свой обед и начать смаковать чай, хотя чаек так себе, а они все никак не могли выяснить отношения. А вот Анеко молчала и не влезала в их спор. Величественно и невозмутимо, как и полагается принцессе Великого клана, она поглощала свой обед. Наконец, когда я уже собирался покинуть столь шумную компанию, Мизуки решила сделать ход конем и втянуть в обсуждение нас, парней.

— А пусть мальчики скажут, кто из нас милей. Им со стороны всяко видней.

Засранка. Если она думает, что я стану ввязываться в эти детские игры, то она сильно ошибается. Я еще не настолько рехнулся. Так что на ее слова я не обратил никакого внимания, лишь сделал еще один глоток чая.

— Кхм. Девушки… — Райдон дебил, куда ж ты лезешь? — Я… Я думаю, что ваш вопрос к нам некорректен.

— Что? — хором спросили Шина и Минэ. А Мизуки сузила глаза. Не переставая улыбаться.

— Как это некорректен? — задала вопрос старшая Кояма.

— Ну вы ведь умные девушки, — подал голос Тейджо. — И должны понимать… да я уверен, что вы понимаете, что нам парням отвечать на подобные вопросы смертельно опасно.

— По-крайней мере здесь и сейчас, — дополнил Рей. Однако они неплохо спелись с пятнистым.

— Вам необходимо стороннее мнение, взгляд со стороны, но не мужское, ибо оно очевидно, а женское. — И давай на Анеко коситься. Стрелочник.

И ведь повелись. Или просто позволили перевести их внимание. Кто этих женщин поймет. Даже таких мелких. В общем, три пары глаз очень пристально уставились на молчащую до сих пор девушку. Хотя почему три? Я с парнями тоже пялился. И знаете, как ответила Анеко? Она слегка удивленно посмотрела сначала на нас, потом на девиц, чуть склонила набок голову и, наконец, выдала:

— Ня?

У-у-у-у! Дайте две… нет, дайте три! А-а-а, кав-ва-ай, мать его так!

 

***

 

— Опа. Опять Седьмой, — выглянул я из окна машины.

Сейчас мы подъезжали к КПП моей базы, и я с удивлением снова наблюдаю там Седьмого. Что он такого натворил, что Святов, к отряду которого приписано отделение парня, уже третий день подряд ставит его в наряд по КПП? А ведь я ему таки выдал сержантскую должность, так что он сейчас командир первого десятка. Позывной у бедолаги, кстати, тоже сменился, правда, не сильно. Он у нас теперь Кролик-семь.

— Добрый день, Сакурай-сан, — поздоровался подошедший парень.

— Седьмой, ты что здесь третий день делаешь? Хотя нет, лучше скажи, за что?

— Если б я только знал, Сакурай-сан, — покачал тот в ответ головой. — Командир сказал про какой-то там аккорд, вот и стою теперь здесь.

— Дембельский? — переспросил я по-русски.

— Во, во. Он самый. Что это хоть значит, шеф? Я этого русского вообще порой не понимаю.

Шутник этот Святов. Какой, нафиг, дембельский аккорд, если Седьмой уже сержант? Это, блин, заранее надо было делать. Да даже если и так. Вот как мне объяснить японцу, что это такое?

— Я тоже, Седьмой, я тоже. — Ну не объяснять же ему, в самом деле? — Но я обязательно поговорю со Святовым. Думаю, трех дней с тебя в любом случае достаточно.

В приемной меня дожидались предупрежденные о моем приезде заранее командиры. Святов, Курода и Антипов.

— Не скучали? Отлично, — достав ключи, открыл дверь кабинета. — Я тут у Акеми побывал, — приподнял я сумку, которую держал в левой руке, — собрал кое-какую информацию. Так что пора обсудить наши следующие цели, — закончил я, заходя в кабинет.

Но, уже усевшись в кресло и разложив папки с бумагами и карты, был прерван быстрым стуком в дверь, которая сразу за этим открылась. Явив нам несравненного Таро.

— Что с вашим телефоном, босс? — произнес он, даже не поздоровавшись.

— А что с ним не так? — спросил я, достав мобильник. Блин. — Батарея села.

— Босс, вы… ладно, неважно. Хорошо, что я успел до того, как вы начали свои военные планы обсуждать.

— А что не так?

— Со мной связалась администрация клана Акэти и назначила нам встречу на субботу. Так что не планируйте ничего на этот день. Ничего важного.

— Акэти? — оглядел я мужчин. Они, конечно же, понимали еще меньше. — Ничего не понял.

— Акэти, босс! Вы забыли, что у меня был разговор с главой клана? На приеме у Кояма. — А-а-а, точно, точно. Было такое. — Есть возможность заключить контракт на миллионы… десятки миллионов. И не наших йен, а полноценных рублей! И это только начало, — продолжал вдохновенно Таро, — ведь не только мы будем рекламировать бренд Акэти, но и он будет рекламировать нас…

— Все, Таро, все, я понял. Суббота, деловая встреча, никаких важных планов. У тебя все?

— А этого мало!?

— Немало, Таро, конечно, немало. Но у нас тут, — я обвел рукой кабинет, — тоже дела намечаются, и их обсуждение тоже важно. Нет, если хочешь, присаживайся, послушай, может, добавишь что-то.

— Ну уж нет, у меня и так дел навалом. Но вы учтите, что в субботу я буду занят вместе с вами. Так что на еще один поход за серебром с моим участием не рассчитывайте. Хотя, я, конечно, не против…. Но Акэти, в данном случае, важнее.

— В таком случае, мы, пожалуй, приступим. Ты не против?

— Э… конечно…. Прошу прощения…. Пойду я…

Дождавшись, пока за Таро закроется дверь, я показательно вздохнул.

— Ну что ж, господа, — прокашлялся я. — Похоже, в эту субботу вам придется действовать без меня.

Антипов пожал плечами, Святов хмыкнул, а Курода ничего не сделал. Он бы смог неплохо английским дворецким подрабатывать. А разрез глаз добавлял бы ему своеобразный шарм.

— На этот раз, — начал я, — у нас будет несколько целей. Но и среди них есть главная. Итак, — кинул я одну из принесенных папок Антипову. — Вам, Кирилл Романович, достается клуб «Аэро». По большому счету, обычный притон. Сомневаюсь, что там бывают обычные посетители. Зато клуб является базой одного из двух оставшихся у Биты «ветеранов». Само собой, при нем будет куча разной шантрапы. Ваша задача — разнести там все и уничтожить всех. Сотрите этот клуб, капитан.

— Сделаю, — буркнул он, читая бумаги.

— Тебе, Курода, — кинул я ему папку, — самое простое — очередные склады. Там даже разрушать ничего не надо. Пришел, помножил на ноль десяток охранников и ушел.

— Шеф…

— И если ты и там накосячишь… я даже и не знаю.

— Шеф… я…. Тц, сделаю.

— Ну и самое ответственное, — еще одна папка, — но не такое уж и сложное, тебе, Сергеич. Железнодорожная станция. Точнее, несколько вагонов там. Охрану, которую приставил Бита, в расход, остальных гражданских и не очень, которые, несомненно, будут присутствовать, лучше, конечно, усыпить… ладно, способ мы еще обдумаем. Но если что, можно и по голове тюкнуть, главное, не насмерть. С тобой пойдет Судзуки.

— Опять будем грабить? — усмехнулся русский.

— Собирать трофеи, — поправил я его. — У нас какая-никакая, а война.

— Конечно-конечно, — все так же усмехаясь, ответил Святов.

— Кхм, кхм. — Это уже я. — Далее…

Обсуждение кто, что, когда и как будет делать, затянулось на полтора часа. И это без Антипова, умотавшего минут через двадцать. План действия он мне, в любом случае, попозже предоставит, так что пущай летит. А когда обсуждения закончились, и я с облегчением вздохнул, вдруг понял, что не прочь еще что-нибудь обговорить. Все-таки кучи бумаг на моем столе, как и внутри него… слегка демотивировали. А и ладно, уж часок-то я могу потратить на самосовершенствование.

Следующее утро и день в школе ничего интересного не преподнесли. Разве что Мизуки таки получила когтями по носу. В буквальном смысле слова. Скорость удара котейки внушала уважение, в «мирном» режиме, пожалуй, и я не успел бы среагировать.

Ну а после школы я, прихватив с собой Фантика, точнее подобрав его по дороге, направил свои колеса на встречу с его внуками. Техники мне сейчас позарез нужны. Можно было бы, конечно, через Кояма с ними договориться, но мне это как-то… да и лелеял я мечты перетянуть их на свою сторону. Нет, я понимал, что это… мечты, кто же в своем уме покинет такое теплое местечко, но, как бы это сказать, вода камень точит. Если они и перейдут ко мне, то только за Герб, а его я могу им дать только будучи главой клана. А это, в свою очередь, произойдет ну очень нескоро.

Братья Кадзухиса обитали за городом и владели… э-э-э… ну, наверное, это можно назвать автомастерской, только чинили они все подряд, от телека до боевого робота. Впрочем, про телевизор, это я так, к слову. Конечно, подобную мелочь им не несли. Кстати, при том, что они не знают, что Фантик их дед, оба брата имеют точно такую же фамилию. Этого они, между прочим, тоже не знают. Что в этом странного? А то, что старик сохранил свою, хотя мог и поменять. И должен был, учитывая его нежелание раскрываться перед внуками. Лично я думаю, что Фантик просто не смог этого сделать, не смог порвать последнюю ниточку, соединяющую его с семьей. Ну да ладно, это только мое мнение, а в душу к моему первому в этом мире учителю, я не лез.

— А нехилая у них тут база, — произнес я, когда мы подошли к одному из трех ангаров, расположенных на трехсотметровом пяточке. — Хотя, в общем-то, не мне об этом говорить.

— Это все, — повел старик подбородком из стороны в сторону, — насколько я знаю, родовые земли Аматэру. Братья — Слуги Рода, как и их отец, был, — вздохнул Фантик, медленно и тяжко, — вот Род им и помогает, как может.

— Что это хоть за Род такой. — Я мог бы и у кого-нибудь из Кояма спросить, но сейчас-то я здесь, вместе с проснувшимся любопытством, а соседи где-то там. Хотя старик, наверное, и сам мало что знает.

— Старый, но захудалый, практически исчезнувший Род. Да и бедный, к тому же. Им во вторую мировую больше других в клане досталось. Я, правда, не знаю, почему Кояма Кента им не помогает, но факт остается фактом, — покивал он сам себе головой. А потом усмехнулся. — Это если кратко и по существу. Да и… после смерти сына… — сглотнул он, — не так уж много я знаю. Все-таки времени с тех пор прошло немало, а все, чем я мог довольствоваться, это слухи.

Блин, несмотря на то, что я не виноват, хочется извиниться, что напомнил. Вот только какой в этом смысл? Ему от этого не легче, даже хуже, как ни крути, старик — личность гордая. А мои слова сейчас вполне за жалость могут сойти.

— Ясненько. Ладно, пойдем. Осчастливим мастеров новым заказом. Ты точно уверен, что они сейчас свободны?

— Интересное время ты решил выбрать для уточнения, — заворчал Фантик. — Даже если и так, что ж нам теперь обратно ехать? И не волнуйся, у них сейчас точно заказов нет. Наверняка что-нибудь на продажу модернизируют. Или ремонтируют. Или собирают. Или… ну, ты понял, — дернул он плечом.

Между прочим, охраны тут нет, я, во всяком случае, ее не видел. Зато здесь просто до жопы понатыкано турелей, которые по-любому связаны в одну систему. Как только эта система определяет, кто свой, кто чужой? Вариантов куча, но, что применяется именно здесь, я не в курсе. Но что-то по типу бейджика Фантик мне выдал, так что скорей всего местные турели работают по принципу сигнала свой-чужой.

— Йоу, старик! — крикнул двадцатилетний на вид парень, когда мы зашли в ангар. Кроме него там присутствовали еще трое мужчин, и кто из них был братьями-мастерами, я понятия не имел. — Куда это ты запропастился? Уже недели две тебя видно не было, — сказал парень, подойдя ближе. И оглядев меня с ног до головы, спросил с любопытством в голосе. — И кого это ты к нам привел?

— Дела были. Клиента, — ответил Фантик.

— Как всегда, лаконично. А клиент — это всегда хорошо. Только какой-то он… маленький.

Этот чел мне уже не нравится. И дело не в том, что он помянул мой рост, хотя и это мне тоже не нравится, а то, что он разговаривает с Фантиком, будто меня здесь и нет. И ведь все прекрасно понимают, что такое никому не по нраву, но всегда найдется какой-нибудь идиот, игнорирующий нормы вежливости. И главное, в морду не дашь. Учитывая, насколько плотно тут стоят турели, даже я, пожалуй, не выберусь из центра базы. И хоть мы не в центре, шанс остаться здесь навсегда, все равно присутствует. А уж Фантика мне отсюда точно не вытащить. С другой стороны, я ж не убивать его лезу, всего лишь в глаз засадить. Вряд ли у них тут все настолько сурово.

А парень, похоже, что-то такое почувствовал, ишь как побледнел…. Вот черт, опять эта яки.

— Вы мне вот что скажите, — спросил я, успокоившись, — если я вам сейчас челюсть сломаю, меня ваши турели не покрошат? — Тьфу, сорвался. Лишь бы это не Кадзухиса был.

— Э-э… ты…

— Не бойся, не покрошат, — сказал Фантик, нахмурившись. — Здесь все не настолько сурово, — повторил он мои мысли.

— И, тем не менее, не стоит, — произнес подошедший к нам мужчина, двадцатипятилетней наружности. Как и все здесь, одет в зеленый комбинезон, который был заляпан чем-то масляным. — Иди, Сэм, работай. — Сэм, хех. Вот и думай, прозвище это или имя сокращенное. Парень-то точно азиат. — Здравствуй, Фантик, это тот клиент, о котором ты говорил? — На что старик лишь кивнул. — Кадзухиса Хидеяки, приятно познакомится.

— Сакурай Синдзи, — слегка поклонился я в ответ. Не очень вежливо, но ему, походу, пофиг. — И тоже приятно. Много хорошего о вас слышал. И, если не секрет, что это… будет? — кивнул я в сторону разобранного не пойми чего в центре ангара, вокруг которого суетились остальные мужчины. На кучу металлолома ЭТО все же не похоже.

— AX-30 «Вспышка». Русские его еще «прикуривателем» называют. Французский легкий МД, один из самых маленьких, а мы его хотим еще меньше сделать, — оглянулся он. — В теории при той же броне и вооружении, он будет менее заметен и более подвижен…. Впрочем, там видно будет, — остановил он сам себя. Ну да, чуть не увлекся. Похоже, он совсем не прочь поговорить на подобные темы, да вот беда, предполагаемому клиенту это может быть не интересно. — Давайте пройдем в наш уголок отдыха, — указал он рукой в угол ангара, где разместилась пара столов, пара диванов, кофейный автомат, какие-то небольшие контейнеры, видимо, с едой и, наверное, пивом. В общем, это было место, где усталые техники отдыхали от трудов праведных.

Усевшись на отличный, я вам скажу, диван, получил в руки стакан апельсинового сока. Да и взял только из вежливости. Блин, за кого он меня принимает? А кофе предложить не судьба? А пиво? Мне хоть и шестнадцать, моих ровесников это не останавливает, сам-то я пиво не пью. Ох уж эти… взрослые. Но кофе-то, кофе! Эх. Вообще-то, этот парень, несмотря на свой молодой вид, производил впечатление, повидавшего много чего в жизни, мужика.

— Итак, — произнес мужчина, усевшись на диван напротив меня, — Если ты не против, давай все же поговорим о деле. — Открыв бутылку с пивом, старший из братьев Кадзухиса метким броском отправил пробку в мусорное ведро, стоящее метрах в пяти от нас. — Что конкретно от нас требуется, и кого ты представляешь?

— Представляю я только себя. Ну и компанию Шидотэмору, раз уж она принадлежит мне.

— Шидотэмору, значит… — задумался Хидеяки. — Что ж, я готов обсудить ваш заказ. Что от нас требуется? — Как-то он резко на «вы» перешел.

— Недавно я купил пару десятков МПД, и мне необходимо оборудовать место для них. Причем быстро и желательно на вырост.

— М-м-м, МПД разных производителей? И что вы подразумеваете под «быстро»?

— Да. Русские и испанцы. По времени желательно уложиться в неделю.

— Неделю? — удивился чему-то Хидеяки. — За неделю мы сможем оборудовать место для полусотни МПД, да и то в основном только из-за поиска, покупки и доставки оборудования. Кстати, насчет этого, выбор и закупку оставите на нас, или у вас уже есть готовое?

— На вас. У меня только то, что шло в комплекте, а это… сами понимаете.

— Да, согласен, — протянул он, о чем-то размышляя. — На вырост…. Что ж, за неделю мы управимся. Как я и сказал, пятьдесят посадочных мест. — Э-э, видимо это у технарей сленг такой. — Хотя, если вам нужен лишь стандартный комплект, то и пораньше сделаем. — Это он сейчас вопрос таким образом задал?

— Прошу прощения, что значит «стандартный»?

— Стандартный комплект состоит из капсул для хранения и облачения, системного оборудования для настроек и ремонтного, сами понимаете для чего. А вот расширенный, улучшенный, полный, называйте, как хотите, кроме всего этого дополняется устройством заряжания, чтобы не было необходимости возиться с боеприпасами вручную, да и быстрей это, комплексом глубокой модернизации, операторским комплексом, хотя это скорей дополнение к системному оборудованию, тренировочным оборудованием, она же комната виртуального моделирования. — И немного подумав, дополнил. — Это минимальный набор, а так все, что вашей душе угодно.

— Если б я еще в этом разбирался, — сказал я, когда он замолчал. И не удержавшись покачал головой. — Но вы известны как лучшие инженеры в Японии, а от лучших, я ожидаю лучшего. И уж точно, самого полного.

— Это будет стоить недешево, — заметил внук Фантика.

— Да уж, догадываюсь. Но, в сотню-то миллионов вы уложитесь? — улыбнулся я краем губ.

— Вряд ли. Если вы, конечно, хотите все самое лучшее. — Ну, ни хрена себе!

— Э-э…. Ха-а-а. Может, я что-то не понимаю? Но за такие деньги я себе парочку средних МД могу купить. Самых лучших. И оборудовать для них ангар. Всем самым лучшим. Я точно знаю, подсчитывал как-то. Так от чего у вас все так дорого?

Он от моих слов немного подвис. Похоже, не знал, возмущаться или насмехаться. Но вот он на мгновение зажмурился, выдохнул и, наконец, заговорил.

— Прошу меня простить, видимо я ввел вас в заблуждение. Говоря про цену, я имел в виду йены.

— Хо-о-о. Действительно, забавно получилось. Ну а в рублях? Хватит?

— Да, конечно. Половины названной вами суммы более чем достаточно. Думаю, даже в двадцать-двадцать пять миллионов мы уложимся. Это, включая наш гонорар.

— Вы меня так больше не пугайте, Кадзухиса-сан. Деньги-то ладно, но я уж думал, что очень и очень многие расчеты переделывать придется. Да и мое полное невежество в этом вопросе тоже неприятно.

— Еще раз прошу прощения, Сакурай-сан, — кивнул он. В кои-то веки мне неприятно, когда ко мне обращаются… вот так вот. Второй раз извиняться ему явно не стоило. Я понимаю — клиент и все такое, но из уст мастера это смущает. А я не люблю смущаться. Такое ощущение, как будто я и заставил его извиняться, причем беспричинно. Вот что ему стоило улыбнуться и пожать плечами?

— Не стоит Кадзухиса-сан, право слово. Не воспринимайте мои слова настолько серьезно. Во всяком случае, если они напрямую не относятся к делу. — На мои слова он только кивнул. — Кстати! Пока мы с Фантиком шли к вам, у меня появилось страстное желание, установить на территории своей базы такую же систему турелей, как и у вас тут. Это можно устроить? После основного дела, конечно.

— Не вижу препятствий, — улыбнулся он слегка. — Вам легкую, среднюю или тяжелую версию?

 

***

 

Телефон завибрировал посреди урока. Третьего урока. И вот это пугает больше всего. Все, у кого есть этот номер, в курсе, что я школьник и первую половину дня занят. Так что этот звонок означает лишь одно — проблемы.

— Прошу прощения, Риро-сенсей, — сказал я, резко встав из-за парты, — но у меня вдруг очень заболел живот. Ну, очень. Разрешите сходить в медпункт.

— Может… тебе тогда лучше в туалет? — усмехнулся учитель японского.

А телефон все надрывался.

— Вы совершенно правы. Спасибо, — сказав это, я быстрым шагом, почти бегом, направился из класса.

— Э-э-э, Сакурай-кун… — Все, что я успел услышать от опомнившегося учителя, перед тем как за мной закрылась дверь.

Уже закрывая ее, я потянулся за мобильником, а еще через пару шагов, нажал на «прием».

— Сакурай-сан, это Сугисима. Двадцать минут назад по дороге в офис Шидотэмору на нас было совершенно нападение неизвестными в количестве пяти человек. Нэмото-сан ранен и ограничено подвижен. Мне удалось оторваться от нападавших, но машину пришлось бросить. К тому же, боюсь, они не отстали. — И через пару мгновений тишины дополнил: — И кажется, к ним пришло подкрепление. Сейчас стараюсь выйти к торговому центру Шинши.

Вот дерьмо! Охренетительное, мать его так, дерьмище. От наплыва чувств в тот момент я чуть не вдарил со всей дури по стене. Дело не в том, что на моих людей напали, в конце концов, если бы я охреневал каждый раз, когда мои люди в опасности, я бы давно неврастеником стал. Дело в том, что они сейчас в районе того самого торгового центра, а это значит, что бойцы с базы смогут добраться до них примерно за полтора часа. А из «Ласточки» за час. И что мне делать? А? Думай, Макс, думай. И желательно шустрей. Звать полицию можно только в крайнем случае. Это обратная сторона того, что правительство позволяет настолько свободно владеть оружием. Если на своей территории, то есть, например, дома, в клубе, который тебе принадлежит, или на той же базе, закон и традиции на моей стороне, то посреди города достанется всем. В лучшем случае Сугисиму лишат прав на владение огнестрела, а Шидотэмору выдадут предупреждение. И если количество этих предупреждений перевалит за десяток, хотя тут все не так определенно, мою фирму, как и Сугисиму, могут лишить права на владение оружием. Не смертельно, конечно, но очень неприятно. А вот аристократа такого права лишить не могут, так что они теряют лишь немного репутации, да и то, только в том случае, если просят полицию о помощи. Правда подобная ситуация привела к тому, что полицейские, частенько не спешат вмешиваться в подобные разборки, хотя и логикой не пренебрегают. Это означает, что они, например, не станут сидеть на месте, если стрельба начнется посреди толпы гражданских. Вообще, это довольно неоднозначный вопрос, у них там свои правила и традиции, со своими нюансами.

Короче, пока такое возможно, лучше полицию не привлекать к нашим делам. Один раз привлечешь — потом не отмахаешься. Но что мне тогда делать? В принципе, им бы только до торгового центра дойти, там своя охрана, со своими правилами, которая не даст устраивать перестрелки. И связавшись с которой, появляются варианты. С другой стороны, даже там их могут забить до смерти или… неважно. Долго им там, в любом случае, сидеть не стоит. А уж если у противника окажется достаточно народа, чтобы перекрыть все входы-выходы, а их не так уж и много, то мои люди там как в ловушке окажутся. Правда, и выбора сейчас никакого.

— Ты сам-то как? — спросил я телохранителя Таро. — Не ранен?

— Два легких ранения. Состояние в пределах нормы. — Черт, а он еще и Безногого тащит.

— Сколько тебе примерно до Шинши?

Помолчав пару секунд, Сугисима выдал ответ:

— Полчаса. С учетом ранений.

— Осмотрись. Есть возможность достать машину? Желательно с водителем. Если что, я ему все оплачу. И договорюсь, если тот будет артачиться. Ты его, главное, до меня довези.

— Машин с водителем пока не наблюдаю. Сакурай-сан, украсть машину я не смогу, я просто не в курсе, как завести ее без ключа, нет у меня таких навыков.

Ну да. У меня тоже. Столько лет прожил, столько всего пережил, а вот ничего подобного так и не выучил. В нашей паре с Маклаудом за это отвечал именно он. Даже смешно как-то.

— Тогда иди, куда шел. Как дойдешь до торгового центра, свяжись со мной. Это в том случае, если не увидишь кого с машиной. А если увидишь — грози оружием, бей в бубен, делай, что угодно кроме смертоубийства, я со всеми последствиями разберусь. Все понял? Вопросы есть?

— Вопросов нет. Выполняю.

Думай, думай, думай! Попросить помощи? Можно. Только не факт, что у Кояма, а только их я могу побеспокоить с такой просьбой, есть люди в тех местах. Но как вариант. М-м-м, можно еще Охаяси позвонить…. Но как-то это… стремно. Ладно, спросим, что там у Акеми с людьми. Хотя я и сомневаюсь, что она сможет помочь. Сильно сомневаюсь.

— М-м-мать! — произнес я себе под нос.

Шидотэмору то, Шидотэмору это, а что именно туда направлялся Таро, я и забыл. Там же рядом долбанный офис. И смена охраны, с двадцатью долбанными мордоворотами. Так…. А-а-а, да что же это такое! Я же телефон нового главы СБ не знаю! Танака может быть где угодно, как и Касай. Далеко не факт, что они в главном офисе. Тц, туплю.

Набрав номер, стал ждать соединения.

— Слушаю, Сакурай-сан.

— Правильно, слушай и не перебивай, — сходу настроил Куроду на деловой лад. — Двадцать минут назад на Таро и его телохранителя напали неизвестные. Сугисима, это телохранитель, отбил нападение, но в итоге они остались без машины. Сейчас оба направляются в сторону торгового центра Шинши, это недалеко от нашего офиса. Ну, ты это и сам должен знать. Проблема, если не брать во внимание саму ситуацию, в том, что они оба ранены, пусть и легко, и то, что от них так и не отстали. Как ты и сам понимаешь, с базы помощь прийти просто не успевает. За те полтора часа, что вы будете добираться, может произойти все, что угодно. С «Ласточкой» такая же ситуация. Мне до них… дальше всех вас. Полиция… тоже понятно. Если будет вариант, Сугисима свистнет какую-нибудь машину, хотя, как мне кажется, такой вариант представится ему уже у самого центра. — Помолчал пару мгновений, прикидывая, что не сказал. — Идти им до Шинши минут тридцать. Короче, намек понят? Сейчас звонишь своему преемнику, объясняешь ситуацию, высылаешь фотки Таро, если надо…. Они у тебя есть, кстати?

— Нэмото Таро все еще числится в штате Шидотэмору, так что фото найдется в его деле.

— И правда. Тогда пусть еще возьмут фотографии из дела Сугисимы. Он под твоим началом раньше работал.

— Да, я помню его Сакурай-сан. Наверняка в сегодняшней смене найдутся те, кто так же его помнит.

— Вообще здорово. На машине они до Шинши минут за двадцать доберутся, там уже скоординируетесь с Сугисимой. Телефон его мобильника в деле найдется?

— Если он его не поменял, — произнес неуверенно Курода.

— Ладно, номер телефона я тебе на всякий случай вышлю. И еще. Если будет возможность, пусть возьмут мне хоть одного «языка». Риск мне не нужен, но если что… ты меня понял.

— Так точно, Сакурай-сан. — Хе, проникся. Тьфу ты, не время для веселья.

— Вроде, все сказал. Номер Сугисимы я тебе сейчас вышлю, и если потребуется что-то узнать, уточнишь у него самого. Но сам понимаешь, его сейчас лучше не отвлекать.

— Понимаю, Сакурай-сан.

— Тогда все, действуй. Если что — звони.

Нажав на «отбой», облокотился на подоконник, разглядывая пустой сейчас школьный двор. Перво-наперво мне нужно решить, что делать прямо сейчас. Дождаться конца урока и свалить? Или остаться? А может, и конца урока не ждать? М-м-м, лучше подождать. Двадцать минут погоды не сделают, все равно у меня где-то час есть. Пока они подберут Таро с Сугисимой, пока доедут до ближайшей больницы, обработают раны…. но даже после этого мне спешить некуда. Курода наверняка разузнает о ситуации все, что можно, и сделает это всяко не хуже меня. Мы с ним оба боевики, а не следователи, и я сомневаюсь, что смогу задать вопрос, который не задаст он. А если они сумеют взять «языка», то и смысла спешить с этим не будет. Навестить бедолаг, конечно, надо, но срываться ради этого через полгорода? На данный момент, все, что я могу сделать, не мешая другим и не делая по второму разу то, что уже сделано, это разузнать что-нибудь у Акеми. Но она не богиня знаний, ей на это тоже время нужно, и ехать к ней только ради того, чтобы попросить промониторить обстановку…? Это я и по телефону могу сделать. С другой стороны, сидеть в школе в такое время?

— Охо-хо, — повздыхал я, прислонившись лбом к стеклу окна.

Ждать и догонять, Макс. Ждать. И догонять.

В итоге я не стал себя мучить. Может это ничего и не даст, но сидя дома, а еще лучше в «Ласточке» на связи, мне будет спокойней. Поэтому, дождавшись окончания урока в курилке, я собрал вещи, успокоил Райдона и отправился домой. Переодеться-то мне надо.

Кстати, да. Райдон.

— Син? — произнес он полувопросительно, когда я подошел к своей парте. Если бы не его воспитание, он бы ко мне сразу, как увидел, бросился. Он аж дернулся, когда увидел меня входящем в класс. И это было… блин. Банальные слова, конечно, но у меня аж в груди потеплело. Приятно все же осознавать, что у тебя есть друг. Не преданный подчиненный, а именно друг.

— Все под контролем, Рей. Только мне с уроков смыться придется, чтобы и дальше так было.

— Мне порой кажется, — покачал тот головой, — что тебя в школу силком затащили.

О как. А ведь добавь он «в эту», и попал бы в десятку.

— Девять балов, Охаяси-доно, — хмыкнул я.

— Это как? — удивился он.

— Ну-у-у… я не собирался идти конкретно в эту школу. А в обычной частной, как ни крути, мне бы было проще.

На что Райдон хмыкнул.

— Помощь нужна?

— Пока справляюсь. Да и вряд ли ты сможешь помочь.

— У меня десяток личных головорезов имеется. — Знай я его чуть похуже, посчитал бы, что он обиделся. — Отец вручил на четырнадцатилетние. Все «воины». Укомплектованы вплоть до МПД. Да и чего потяжелей, думаю, смогу одолжить. Так что зря ты, я действительно могу помочь. К тому же… — замялся он, — я и сам «ветеран».

— Мажор ты, а не «ветеран», — буркнул я себе под нос. — Тут дело в другом, Рей. Проблема во времени и расстоянии. Твои люди просто не успеют попасть туда, куда надо. Не волнуйся, — сказал я, заметив, как тот хмурится, — я же говорил, пока все под контролем. Но если что, — пожал я ему плечо, — буду иметь в виду.

Хотел его поблагодарить напоследок, да не стал. Как-то это чрезмерно пафосно будет звучать. Да и не за что, ибо так и должно быть. Я, если что, тоже в стороне от его проблем не останусь. Думаю, он это понимает.

Звонок застал меня на полпути от дома.

— Слушаю.

— Мы нашли их, Сакурай-сан, — услышал я голос Куроды. — Нэмото хоть и потерял много крови, но жить будет. Рана у него вообще-то не опасная, болезненная только. А вот Сугисима меня тревожит. Несколько осколков в бедре, касательное ранение правого плеча, проникающее в левое. — Тут он замолчал, после чего я услышал, как он направляет кого-то «в обход». — Два сломанных ребра, — продолжил он, — и самое неприятное — пуля в боку. В общем, я могу понять то, что он жив, но вот то, что он еще и Нэмото на себе тащил, в голове у меня уже не укладывается.

М-дя. Что тут еще скажешь?

— Хорошие новости-то есть?

— Не без этого. До торгового центра они так и не дошли, мы их в соседней подворотне нашли. Но вся соль в том, что те придурки, которые их преследовали, похоже, так и не поняли, что им не хватило сил доползти до Шинши. В итоге я имею удовольствие наблюдать за очень наглыми и ничего не подозревающими типами, ошивающимися рядом с центром.

— То есть, они о вас знать не знают?

— Именно так, Сакурай-сан. Они нас так и не заметили. Нэмото с Сугисимой я отправил в больницу Санно, и сейчас меня ничто не сдерживает.

Что ж, похоже, и Папе-кролику может везти.

— Накажи их, Курода.

— Будет исполнено, — очень веско ответил тот.

Нажав на «отбой», встряхнулся. Надо идти. С пленными на руках особо не поездишь, так что Курода направится сразу на базу. А вот моя дорога лежит прямиком в больницу. Хорошо, что начал вырисовываться план действий, теперь-то понятно, чего мне не хватало. Ну, и хорошие новости настроение подняли, не без этого. Относительно хорошие, конечно.

Стоп. Какого хрена? Это как, вообще, так? Каким образом Курода оказался у торгового центра?! Подняв руку с так и не убранным мобильником, я бездумно уставился на него. Спокойно, Макс, какая нафиг мистика? Ответ может быть только один — он был неподалеку. Вопрос даже не в том, что он там делал, плевать по сути, а в том, почему он мне этого сразу не сказал? Хотя… я на него так насел, что он и позабыть мог. Опять же, какая, по сути, разница. Главное, дело сделано, остальное так, мелочи.

Но, все же интересно, что он там делал?

К тому времени, когда я подъехал к больнице, Курода уже на всех парах мчался обратно на базу. Итог его вылазки — три «языка» и пять трупов. Еще двоим подранкам удалось уйти. Насколько я понял из краткого доклада, после того как они набрали пленников для допроса, Курода шуганул остальных, направляя их бегство прямо в ловушку. Туда где поменьше народу, и где им никто не помешает. Вообще-то то, что они провернули, довольно непросто. Да что уж там — сложно это. Я и не подозревал, что у меня в СБ работают такие профессионалы. Прям, даже, лохом себя ощущаю. Нет, я знал, что они хороши, но чтоб настолько? Даже хорошо, что они не штурмовики, в будущем мелькают знатные перспективы. Это пока мне нужна грубая сила, а вот потом….

Сугисима лежал на третьем этаже, тогда как Таро на пятом, поэтому и навестил я первым именно телохранителя. Надо бы ему, кстати, зарплату повысить. М-дя. Интересный момент произошел, когда я потянулся открыть дверь палаты.

— Эй, малой, — пробасили сзади, — не вижу на тебе докторского халата. — Э?

— Прошу прощения? — повернув голову в сторону голоса, уткнулся взглядом в звероватого на вид мужчину, с вертикальным шрамом, тянущимся от правого глаза.

Это что, охранник? Мне вот интересно, он тоже в полиции работал? Когда я подходил, он, вместе с еще одним мужиком, стоял напротив дверей в соседнюю палату, потому я и не обратил на них внимания. Точнее не придал им значения. Даже подумал, что охрана находится непосредственно возле раненного. И если я ошибся, а так оно, видимо, и есть, я могу лишь отдать должное их действиям. Провели.

— Халат твой где? — усмехнулся тип со шрамом. — Потому что если ты не доктор, вход в эту палату тебе запрещен.

Прикольнуться что ли? А ну его к черту.

— Сугисима в сознании?

— Что? — переспросил второй охранник. А тот, что со шрамом, приподнял бровь.

— Назовись, — потребовал он.

— Сакурай Синдзи.

— Документы?

— Увы, — развел я руками. — Но Сугисима, — ткнул я большим пальцем за спину, — знает меня в лицо.

— Сейчас он спит.

— Это точно? — уже я приподнял бровь. Тупой какой-то разговор. — Ты только, перед тем как сейчас ответить, учти, что я и правда могу оказаться Сакураем.

— Спит он. Что ему там еще делать? — отозвался второй.

— Под снотворным спит, — дополнил шрамолицый.

— Охо-хо. Тогда звони Куроде. Телефон-то его знаешь?

— Да уж оставили, — проворчал тот.

На подтверждение моей личности ушло пять минут. Еще пять, чтобы предупредить вторую пару. Заодно и убедиться, что Таро не накачали снотворным.

Поднявшись на пятый этаж, кивнул охране и зашел в палату к Таро. Охранники последовали за мной.

— Мы должны убедиться, — пожал один из них плечами.

Молодца, уважаю.

— Просыпайся, болезный, — потрепал я за плечо Безногого.

— А? — резко открыл он глаза. — О, босс. А я вот опять… на койке, — произнес парень слегка смущенно.

— Да уж, отожгли вы, — сказал я, присаживаясь на стоящий рядом стул. Охрана в это время вышла из палаты.

— На этот раз я совсем не виноват, — попытался он откреститься.

— Кто виноват, мы чуть позже узнаем.

— Да мы ехали никого не трогали, а тут эти по колесам палить начали! Ох… — скривился он. — Бок, сволочи, прострелили. Доктор сказал, не смертельно, но как же болит, сволочь. — И осторожно вздохнув, спросил: — Вы у Сугисимы были?

— Да. Только он сейчас спит, фиг добудишься.

— Как он там?

— А тебе разве не говорили?

— А-а, — дернул он щекой. — Эти разве скажут правду? — покосился он на дверь. — Говорят, что выживет.

— Думаешь, врут? — улыбнулся я.

— Как бы это… не говорят всей правды. Типа, чтоб я не нервничал.

— А я, значит, скажу правду.

— Вы, босс — да. — Вот и думай, это я такой идиот бесчувственный, или он мне так доверяет. Пойди, пойми его.

— Нормально с ним все будет. Потрепало его, конечно, знатно, но помирать он не спешит. Да и не было у него тяжелых ранений.

— Не было? Да я его сам последние метры тащил! Из него крови вытекло, как из двоих меня.

— Хе-хе, то-то вы до Шинши не дошли.

— Все бы вам смеяться, босс. А я тогда реально струхнул.

— После десятого раза привыкнешь.

— Кхе-кхе, ой, кхе, ой… ох… кхе, ай… — То ли нервный смех, то ли кашель Таро задавил быстро. А вот что ответить мне, он размышлял секунд пять. — Не шутите так, босс. — Выдал он наконец. — А то я тут еще с неделю проваляюсь. А мне завтра надо быть на деловой встрече с Акэти.

— Что?! Окстись, Таро! Да ты даже смеяться не можешь, куда уж тебе ходить?

— Я все продумал, — зачастил он. — И даже отцу позвонить успел. Через… — глянул он на часы, висящие на стене, — пару часов ко мне приедет целитель. Вылечить не вылечит, но за те деньги, что ему заплатят, на ноги он меня за оставшийся день и ночь поставит. Потом все равно ложиться придется, но один день на ногах я потяну. Может больше, — задумался он под конец. — Но больше мне и не надо.

Я его понимал. Дело превыше всего, задание должно быть выполнено, не отступать и не сдаваться…. Как-то так.

— Зачем тебе это?

— Я… — начал он. — Как бы это… — посмотрел он в окно. — Я не могу вас подвести, босс.

М-да. Даже ответить нечего. Вообще нечего. Сколько бы не было логики в моих словах, как бы я его не убеждал, что все нормально, в душе он все равно будет считать, что не справился. Неважно с чем, просто не справился. Подвел. Я очень хорошо понимаю важность лечения, но на его месте, поступил бы так же. Не в нынешней ситуации, а в целом.

— Да будет так, — произнес я медленно, массируя подбородок. — Надеюсь, что не пожалею о своем решении.

— Я не подведу.

Мне осталось только тяжко вздохнуть.

— Ты, главное, не помри в процессе.

 

Глава 8

 

Твою мать. Гребанные аристократы. Теперь еще и на ужин деловой переться. Понятно, что одним раундом переговоров дело не обошлось бы, но ужин с главой клана? Охо-хо.

— Э-э, Таро…. Черт, Горо, дуй в больницу, живо, — потянулся я за аптечкой, лежащей позади меня. — Потерпи, безногий, сейчас колесами закинешься — полегче будет. Ты как в целом-то?

В данный момент Таро сидел на соседнем сиденье, облокотившись на спинку с прямой, как шпала, спиной и закрытыми глазами. Бледное лицо слегка кривилось от боли, а левая рука лежала на правом боку, как раз там, куда его ранили.

Четыре часа переговоров он провел стоически, ни разу не показав, что еще вчера схлопотал пулю в бок, потерял немало крови, а под конец истории еще и собственного телохранителя на себе тащил. Даже сев в машину, он некоторое время держал марку, непринужденно улыбаясь в окно. Но стоило Порше отъехать от представительства клана Акэти, и его лицо медленно начало бледнеть. Учитывая, что и до этого оно не блистало румянцем, я даже немного испугался за него.

— Как-то не очень, босс. Но оно того стоило. — Судя по голосу, все не так плохо. По крайней мере, слабости в нем не слышно. Только усталость. Так, где тут минералка?

— Горо, где минералка?

— Э-э-э…

— Да ты издеваешься.

— Ну-у…

— Блин…. Держи, — протянул я парню две таблетки, — придется так глотать.

Вот чем мне нравится Горо… нет, не так. Чем мне нравится езда Горо, так это плавностью. Не скажу, что Рымов водит хуже, но то, что резче — факт. Лично я к этому никак не отношусь, отмечаю это различие и все, но сейчас, пожалуй, рад, что за рулем именно Горо: когда мы подъехали к больнице, Таро даже немного порозовел.

Как только здание больницы появилось в окне машины, позвонил дожидающимся нас охранникам, и к тому моменту, когда Вася-тян припарковался, на выходе нас дожидались пара бойцов, которые помогли подняться парню в свою палату. Его, кстати, даже не выписывали, взяли, так сказать, напрокат поюзать, а теперь возвращаем. Знали бы вы, сколько мне это разговоров стоило…

Пока Таро определяли на старое место жительство, в котором он будет обитать ближайшую неделю, и это не без помощи целителя, решил навестить Сугисиму. Вчера с ним поговорить не удалось, а сегодня меня здесь и не было. Надеюсь, он в состоянии вести разговоры. А если нет, то и ладно, лишь бы выздоравливал.

Поднявшись на третий этаж и дойдя до палаты телохранителя, увидел тех же самых охранников, что и вчера. Мужик со шрамом пониже глаза и его напарник из подвида «невидимикус». Личность, как мне кажется, ну ничем не выделяющаяся. Настолько, что еще чуть-чуть, и он сможет овладеть базовым «отводом глаз». Смешно — в детстве он, наверное, был идеальным ОЯШем.

Кивнув мужикам, зашел в палату. Сугисима лежал с закрытыми глазами и не подавал признаков бодрствования.

— Ау, — произнес я полушепотом. — Есть тут кто живой? — И дополнил на всякий случай: — И не спящий.

— Здравствуйте, Сакурай-сан, — открыв глаза, поприветствовал меня Сугисима.

— И тебе не хворать…хм, выздоравливать. — Стула рядом с его кроватью не было, так что пришлось тащить тот, что стоял у двери. — На что жалуемся, пациент? — выдал я, устроившись рядом с ним.

Через пару секунд молчания он, наконец, ответил.

— Скучно.

— Это да, могу представить. Может, тебе книг каких прислать? О, лучше я тебе сюда телевизор установлю. Что скажешь?

— Буду признателен, Сакурай-сан.

— Ну и отлично, с этим разобрались. Еще пожелания?

— Никак нет.

— Какой ты оказывается нетребовательный. — Но про скуку все же сказал. Видимо, она даже его пробрала. — К тебе из наших кто-нибудь приходил?

— Курода-сан.

— Ясно. Значит, и расспросить обо всем успел. Ну, тогда не буду тебя по второму разу мучить. Ты мне вот что скажи, почему без защиты был?

— Защита была. Бронежилет.

— Хочешь сказать, там, где у тебя ребра сломаны, должна была быть дырка от пули?

— Так точно.

— Чем же тебе бок тогда прострелили? — задумался я. — Хотя это так, праздное любопытство. Какая, в принципе, разница? Сам-то как себя чувствуешь? Хотя, глупый вопрос, ответ в твоей медкарте, — усмехнулся я. А потом вздохнул: — Собираюсь подобрать тебе подчиненных. Что скажешь?

Ответил он почти сразу.

— Я не командир.

— Да ладно. Неужто человек пять не потянешь?

На этот раз раздумывал он подольше.

— Пять… потяну.

— Прекрасно. — Ничего, я еще сделаю из тебя человека, то самое существо, алчущее власти. — Я пока еще не подбирал людей для Таро, так что, если у тебя есть кандидатуры, говори. — А что, кручусь как могу. При той нехватке людей, что я ощущаю, даже пятеро — уже хорошо.

— Я… подумаю. — Сразу не послал, значит есть варианты. Гуд.

— Вот и отлично, — сказал я, вставая. — Пусть мои слова — банальность, но все же — выздоравливай. — А целитель, которого нанял уже я после того, как он подлечил Таро, ему в этом поможет. Как оклемается. — Телевизор, скорей всего, завтра будет, — сказал я у самого выхода. — Но я попробую уже сегодня все устроить.

Выйдя из палаты, нашел взглядом охранников, и уже сделав пару шагов в направлении лифта, остановился. В конце концов, почему бы и не удовлетворить свое любопытство? Подойдя у шрамолицему и изобразив вежливую улыбку, произнес:

— Может, познакомимся? Мое имя вы знаете.

— Накамура Гай, — представился тот, что со шрамом.

— Ямамото. — Даже с фамилией не повезло. Я, например, знаю лишь об одном человеке с такой же фамилией, как у меня, и о целых трех Ямамото. И это в Японии, где однофамильцы встречаются гораздо реже, чем в других странах. В большинстве стран, во всяком случае.

— Приятно познакомиться, — слегка поклонившись, сказал я. — Накамура-сан… можно задать вам нескромный вопрос?

— Хех, валя… задавайте, Сакурай-сан…

— Где вы работали до Шидотэмору?

— Полиция.

— Серьезно? Только не обижайтесь, но внешность у вас… немного бандитская.

— Вас это напрягает, Сакурай… сан?

— О нет, нисколечки. Просто любопытно было.

После того, как он фыркнул на мои слова и покачал головой, я услышал интересную вещь.

— Я вам даже больше скажу, Сакурай-сан, я был старшим следователем в отделе Ар-2.

Ого! Интересные у меня люди работают. Ар-2, если кто не знает, это отдел, занимающийся преступлениями аристократов. Что же он такое совершил, что оттуда выгнали аж старшего следователя? А может и не выгнали.

— Прошу прощения за еще один бестактный вопрос, но… вы сами ушли или…

— Или. Кто ж с такой должности сам уходит? Если что, Ямамото, — кивнул он на своего напарника, — вместе со мной работал. И вот он сам ушел.

— А…

— За мной. Просто последовал за мной, — осуждающе покачал он головой.

Вообще я удивлен, что такой человек устроился на должность охранника. Впрочем, если его выгнали…

— Я так понимаю, что тот, кто посодействовал вам в уходе, помог и в том, чтобы вы не нашли достойную вас работу?

— В точку, парень, то есть, Сакурай-сан.

А вот интересно, за что его?

— М-м-м, я, конечно, могу заглянуть в ваше дело или порасспрашивать других, но все-таки задам вопрос вам…

— Зарвался я, вот и весь ответ.

— Это не так, Накамура-сан, — пробормотал стоявший рядом Ямамото.

— Именно так! — раздраженно ответил ему Гай. И вновь обернувшись ко мне, пояснил. — У меня не было улик, не было свидетелей, у меня вообще ничего не было, но я, дурак, продолжал вести дело, даже три дела, терроризировав аж четырех аристократов. Отделы «Ар» находятся под прямым протекторатом Императора, воздействие на любого из нас очень опасно, вот я и зарвался. Думал, хоть так им пакость сделаю. А в итоге меня даже начальство прикрывать не стало, — покачал он головой. — В отделе «Ар» это, знаешь ли, показатель. Если бы нас не прикрывали, мы бы и работать не смогли. Я не считаю себя виновным в чем либо, но признаю, что… зарвался.

М-дя. В итоге ему еще и выше охранника на работу устроиться не давали. Однако, как я посмотрю, мужик не сломался. О! Ну а что? Почему бы и нет? Все-таки СБ Шидотэмору — это, прежде всего, охрана, и в качестве контрразведки ее использовать глупо. В то же время эта самая контрразведка нужна. Особенно с недавних пор. Вообще чудо, что отсутствие подобной конторы до сих пор мне не аукнулось. По большому счету, в том, что Таро с Сугисимой живы, присутствует немалое количество удачи. Кстати, собственная разведка мне тоже нужна. Хорош уже, Акеми напрягать.

Тут я подумал, что до поступления в старшую школу, мне все это не особо и нужно было, моя главная защита состояла в незаметности. А потом случился Хрустальный вечер, и все понеслось вскачь. Ну да ладно.

— Давайте присядем. — Надо бы обдумать появившуюся мысль.

— Я лучше постою, — ответил Накамура. Может и правда, потом обдумать? Да, пожалуй, пара дней погоды не сделает.

— Ладно. Хочу задать вам вопрос. Постарайтесь ответить на него искренне… — Многозначительная пауза. — Какого хрена вы не оставили те дела в покое?

О-о-о, как он скривился. Неужто так вопрос не понравился? Или ответ?

— Из вредности, — выдавил он. — Мстил за свой проигрыш. За то, что не смог их поймать. — Как ни странно, но такой ответ мне подходит. Уж лучше так, чем, если бы он был поборником добра и справедливости. — Может, оно и к лучшему, — произнес он, как-то резко успокоившись. — Зато здесь платят больше.

— Да ладно, — не поверил я. — Хотите сказать, что на госслужбе мало платят? Или даже не так, хотите сказать, что на вашей старой должности мало платили?

— Я бы не сказал, что мало. Просто здесь больше.

— Ну и…. А как же «левый» заработок?

— Издеваеш… тесь? В отделе «Ар», и «левый» заработок? — усмехнулся он. — У меня дочь больная на руках, и я, слава богам, еще не сошел с ума.

— Так часто проверяют?

— Каждый месяц шмонают. Плюс каждую неделю проверка на полиграфе. Как вспомню, так вздрогну.

А вот его напарник не выдержал. На слове «шмонают» вполне отчетливо поежился.

— Пойду я, — сказал я, непроизвольно улыбнувшись. — И спасибо за разговор. Он был интересен.

Перед уходом зашел к Таро, чтобы убедиться, что этот неудачник еще не помер. Как ни странно, он был жив и даже неплохо себя чувствовал.

На базу я не поехал. Что мне там сейчас делать? К тому моменту, когда я там появлюсь, она по сути уже будет пуста — все отправятся на свои задания. А вот к Акеми наведаться стоит. Пора узнать, что она нарыла на Ямаситу. Кстати да, именно он организовал вчерашнее нападение. Сам еще от аварии, устроенной Таро, не отошел, с кровати встать не может, а уже гадости делает. И ладно Нэмото, хоть повод есть, но вот Сомацу ему трогать не стоило.

 

***

 

— Синдзи!

— Акеми?

— Синдзи-и!

— Ты пьяная что ли?

— Си-индзи-и!

— Извините, кажется, я ошибся дверью.

Не оборачиваясь к ней спиной, открыл дверь, благо отойти от нее не успел, и быстро вытек наружу. Стоило мне закрыть дверь, как она содрогнулась от врезавшегося в нее тела.

— Что это с ней? — спросил стоящего рядом Мыша. На что получил пожатие плечами.

— Си-индзи-и-и! — заскреблись с той стороны. — Я так давно тебя не ви-иде-ела-а-а.

Может домой поехать? Стремно как-то.

— Ты пугаешь меня, женщина! — повысил я голос. — Женский алкоголизм не лечится!

А в ответ тишина. Полная. Правда длилась она не долго.

— Синдзи-и-и-и! — начали ломиться с той стороны.

В итоге, еще минут пять мы балагурили, после чего, наконец, успокоились и занялись делами.

— Держи, — кинула она мне на колени папку с бумагами. А затем, садясь в кресло напротив меня, задумчиво произнесла: — Знаешь, за последний месяц я умудрилась выдрессировать своих людей настолько, что они стали писать вполне приличные доклады. А некоторые умники умудряются сдобрить их фотографиями в качестве иллюстраций, — покачала она удивленно головой. — А ведь были такими милыми бандитами.

— Что там с покровителем Ямаситы? — спросил я, перелистывая страницы. Как влом читать-то. — Ладно, потом просмотрю, — закрыл я папку. — Что в целом можешь сказать по этому делу?

— Покровитель молчит. То есть вообще никак не помогает. Такое впечатление, что после того, как ты купил его фирму, от него сразу отказались. Я даже больше скажу, старший сын Ямаситы уже дважды наведывался к Роду Вакия. Видимо, пытаются найти нового хозяина.

Все-таки Япония маленькая страна. Как и Токио — маленький город.

— Ну а в целом, что у него происходит?

— Сам Ямасита до сих пор с кровати встать не может, старший сын рыщет в поисках покровителя, а младший — наемников. Все семейство еще на той неделе переехало в отель «Омацу» в центре города, это типа того, где мы сейчас находимся, и достать его теперь гораздо трудней, чем раньше.

Это да. Центр Токио, его охрана, охрана отеля, охрана других постояльцев…. Тут нужен ОЧЕНЬ хорошо продуманный план.

— Зато безвылазно сидит там только он. Вот с сыновей и начнем. Еще что-то?

— Проявляет интерес к твоей усадьбе. За ней до сих пор парочка его людей наблюдают. Кстати, не знаю почему, но он уверен, что среди твоих людей только один «ветеран».

— А это ты как узнала?

— Был подслушан один разговор его наемников. У них два «ветерана», и они уверены в своей победе.

— То есть он даже не скрывает, что собирается со мной воевать? Прелестно. Стоп. А зачем ему тогда покровитель-аристократ? Если он уверен в победе.

— Хм. А-а-а… а я не знаю. Анализом сам занимайся.

— Вредная ты.

— Что? Уже возбудился?

— Да иди ты. Самка озабоченная, — произнес я тихо, но так, чтобы она услышала. На что она, сидя в кресле, потянулась. А при ее фигуре это… м-дя. — А по обычным бойцам у него что?

— Пятнадцать человек у него было, плюс тридцать два нанято совсем недавно. Наверняка среди них есть «воины», только сколько их, я не знаю.

— Надеюсь, вся эта толпа живет не с ним в отеле? — произнес я полувопросительно.

— Нет, с ним только его личные люди. Пятнадцать человек. Остальные базируются в его доме, на окраине города.

— И то хлеб. Он новым бизнесом не занялся?

— Ничего такого не слышала.

— Связи с Гарагарахэби у него имеются?

— Нету у него таких связей. Да и зачем они ему нужны были, до недавнего времени?

— Ну да, он же под Родом Одзато ходил.

И вот так вот мы просидели еще десять минут. Я спрашивал, она отвечала. Время от времени выдавая свои шутки.

— Си-индзи-и… — протянула она, когда я замолчал, просматривая папку. — Си-и-ин.

— А? Что?

— У меня есть к тебе просьба…

— Хм. Слушаю, — произнес я осторожно.

— Подари мне какой-нибудь МПД.

Задолбала она со своими шутками. Даже если не брать во внимание, что у нее свои есть, Акеми не та девушка, которая станет выпрашивать подарки.

— Ты свои-то МПД когда последний раз использовала?

— Ну-у-у…

— Вот тебе и ну. Стоят, пылятся, деньги на содержание требуют.

В Гарагарахэби вообще-то не очень любят пользоваться мобильными пехотными доспехами, но каждый уважающий себя Босс мафии по-любому имеет пару штук у себя в загашнике. И это несмотря на то, что профессиональных пилотов у них, как правило, нет. А остальные могут использовать МПД от силы в половину своих реальных возможностей. Тем не менее, держат. На всякий случай. Вдруг укрепленный особняк штурмовать придется. Или еще зачем.

— Си-инзди-и-и…

— Да что ж такое!? Дай человеку пять минут спокойно посидеть!

— Си-и…

— Давай лучше поговорим о том, что там у Змея творится, — прервал я очередное завывание.

— А может утром? — задала она вопрос, сидя в кресле с ногами и прижав кулачки к подбородку.

Хм. Что уж себе-то врать? Да, рассчитывал.

— А и правда, чего это я?

 

***

 

Всю дорогу на базу я дремал и очнулся только у ворот.

— Седьмой? — пробормотал я, глядя в окно. — Что-то в этом мире явно не так.

Зайдя в кабинет и оглядев свое кресло, вздохнул. Если сейчас не взбодриться, я прям на рабочем месте усну, все-таки к выбору кресла я в свое время подошел с душой. Глянув на часы, неистребимая привычка, прикинул, что сейчас все отсыпаются. Меня не тревожили, а значит ночные вылазки прошли нормально. Раз так, то пусть и дальше спят, а я пойду на заброшенный завод — потренируюсь.

И вот, спустя два часа отработки тактик, навыков и различных умений, я стоял посреди обшарпанной, с кучами технического мусора, комнаты и не мог понять, куда делся мой «Плевок». Оглядевшись под ногами еще раз, почесал репу. Вот тут я стоял и палил в мишень, намалеванную на стене, потом разжал руку и ушел в Скольжение. Вон там вышел. Но бластер-то должен был быть здесь, вот здесь он должен был упасть. И где он? Может он отлетел куда? Ну нет. Это я уже от безнадеги рассуждаю. Не вызывает Скольжение никаких порывов ветра, да и если бы вызывал…. Оглядевшись в надцатый раз, покачал головой. Нет здесь окон. А выход в коридор… ну да, и здесь нет. Что-то я совсем в непонятках. В коридоре окна есть, но не напротив выхода. Это как же должно было лететь оружие, чтобы выпасть в него? Сначала в коридор, повернуть налево, а потом опять слегка повернуть, чтобы попасть в окно. Да и скорость полета тогда…. Прошелся до конца коридора, чувствуя себя идиотом заглядывая в соседние помещения. Да ну в жопу, бред это. Не может такого быть. Тогда где он? Где мой любимый, проверенный не в одной схватке «Плевок»?! А также семьдесят тысяч рублей в виде оставшихся зарядов к нему? Что за нахрен здесь твориться? Бли-ин. Вот уж взбодрился, так взбодрился.

Побродив еще пятнадцать минут, плюнул на все и отправился на базу, раздумывая, что произошло. В конечном итоге получается, что «Плевок» просто исчез. Вылететь ему было некуда, да и не из-за чего. А раз исчез, то куда? И как? Единственное, что пришло в голову, что он ушел вместе со мной в Скольжение, а так как я его уже фактически отпустил, там он и остался. Теоретически это возможно. Скольжение — не Рывок, который, по сути, ускорение, Скольжение — это перемещение по… не знаю, как сказать… изнанке мира. Я ее могу ощутить в любой момент, вот только воздействовать на нее не могу. Ну, не считая Скольжения. Я с подобным, правда, не сталкивался, но больше мыслей на этот счет никаких не было. И если это так… то, просто до жути обидно! В кои-то веки решил потратиться и пострелять из «Плевка», а тут такое. М-м-мать! Перемать. Жизнь несправедлива. И главное, использовать я это никак не могу. Эта техника происходит практически мгновенно, и поймать тот момент, когда ты уже ТАМ, но еще не вышел…. Даже если смогу, какой смысл? Хотя, можно противника туда запихивать… хм. Не-е. У этого приема много ограничений, и переносимый вес — одно из них. У меня мозги вскипают, когда я пытаюсь представить, сколько тут нужно тренировок и исследований. Точнее, сначала исследований, а потом… или все-таки… А-а-а к черту. Потом, все потом. Сначала нужно хотя бы осознать, что произошло. Уж больно это все невероятно. Да и «Плевочек» жаль. Пойду лучше подчиненных разбужу, если еще спят. Нефиг сны смотреть, когда командиру плохо.

На мой начальственный зов явился даже Антипов, хотя технически мог этого и не делать. Но тут уж главное правильно позвать. В данном случае я просто сообщил ему, что у нас намечается собрание, и, мол, если он хочет…. Ну и он, конечно, захотел.

— Итак, господа, докладывайте. Ох, ну кроме вас, Кирилл Романович, вы можете просто рассказать.

— А могу и не рассказывать? — ответил он на мой пассаж.

— Можете. Но тогда я не знаю, что вы тут делаете.

— Хех.

— Итак, — откинувшись в кресле, я сложил руки на груди, заключив их в замок. — Давайте, пожалуй, с вас, Кирилл Романович, и начнем.

— Пришел, увидел, победил.

— О как, — заметил я.

— Свидетелей не оставил, — продолжил он, — «ветерана» ликвидировал. О системе видеонаблюдения позаботился. Все прошло по плану на пять с плюсом.

— Отличненько. Ладно, мелочи потом. А у тебя как, Курода?

— Все так же, по плану. Эксцессов не было. Вообще чего-либо, что стоит отметить, не было.

— Я бы удивился, будь у тебя там иначе. Ты, кстати, за людьми наблюдаешь? В смысле, может кто-нибудь сержантскую должность потянет? Ну, или просто претенденты?

— Если очень надо — найду. А так, пока глухо.

— Хм-м-м… Ладно. Сергеич? Самое вкусное я оставил напоследок.

— Хех.

— Вы прям как братья с Кириллом Романовичем.

— Что ж, в целом у меня тоже все прошло по плану. Разве что двоих не было на месте, пришлось искать. Но ничего, нашли. Эти засранцы, — покачал он головой, — заказали шлюх и развлекались по полной. Что касаемо противников, то их оказалось на пять человек больше, чем мы рассчитывали. Но и с этим тоже справились. Убитых, как и планировали — в грузовик, а тот на дно морское.

— А остальные грузовики?

— Сегодня буду избавляться. Но я все же считаю, что это излишняя перестраховка. Таких же, как у нас, грузовиков в Токио до жопы. От них избавляться проблем больше.

— Пойми ты, у нас их по документам нет. А теперь и по факту не будет. Надо, кстати, официально несколько достать. О! Вспомнил. Я ж Майбах заказывал. Надо бы забрать.

— А причем тут грузовики? — спросил осторожно Антипов.

— Да ни при чем. Просто вспомнилось. Что с трофеями?

— Нормально с ними все. На третьем складе сейчас. Только я не понял, что это такое и нафига оно нам?

— О-о-о! Это, мой друг, ни много, ни мало, а SRS. Или по-нашему — охранная роботизированная система. В простонародье — робот-охранник. Конкретно то, что ты упер… в смысле, э-э… взял в качестве трофеев, сделаны американской фирмой «Макди технолоджи».

— Роботы, значит. Я-то думал, какие-то новые МПД. То-то они такие тяжелые были, — качнул головой Святов. После чего встал и, выглянув из кабинета, рявкнул. — Хомяк! — И буквально через несколько секунд продолжил. — Я точно знаю, что у тебя где-то ящик пива заныкан. Чтоб через пять минут здесь был. Бегом! — И вернувшись на свое место, произнес, пожимая плечами, как будто это все объясняло: — Хомячище.

— И в чем прикол? — спросил меня Курода, косясь на Святова. — Не проще ли и надежней человека в МПД одеть? — почесал он кончик носа.

— Ты, правда, ничего об этом не слышал? — удивился я.

— Ну, про самих роботов я слышал, только не в курсе, почему они такие дорогие. Да и гложут меня сомнения, что они так хороши.

— О, на этот счет можешь не сомневаться, — ответил за меня Святов. — Я собственными глазами видел, на что они способны. Там, правда, русского производства болванчик был, но не думаю, что они сильно различаются.

— И-и-и… — поторопил замолчавшего Святова Курода.

— Два робота-охранника умудрились завалить одиннадцать «Ротозеев», пока их, наконец, не успокоили. Если бы не эти двое, я бы с вами сейчас не разговаривал.

— Что за «Ротозеи»? — переспросил японец.

— ТПД-17, - подал голос Антипов. — Тяжелый МПД. Предназначен для обороны и удержания ключевых точек. Довольно удачная вещь для городского боя. Одиннадцать штук, говоришь? А сколько ты роботов вывез?

— Четырех.

— Во жесть.

Помолчали, думая каждый о своем. Не знаю, о чем там думали мужики, а я думал, что четыре робота-охраника — это, конечно, хорошо. Но двоих из них я соседям все-таки отдам. Безвозмездно. За все хорошее. За прошлое и будущее. Ибо эти молодцы, кроме того, что мощнейшие охранные системы, еще и статусная вещь. Спросите, почему? Да все просто. Дело в том, что начинка роботов, точнее их мозги, создают по технологии Древних. И представляют эти мозги из себя выращенный кристалл. Дорогая и редкая хреновина. Уверен, у клана Кояма имеются свои Стражи, как их называют, но сомневаюсь, что много. Уж больно долго и трудно растут эти кристаллы. И сразу отвечая на следующий вопрос — нет, пехоту такие роботы не заменят. По двум причинам. Первое — это цена и редкость. Второе — это, собственно, кристалл. Скопировать его люди смогли, а вот изменить хотя бы настройки уже нет. Так что подобные роботы были и остаются именно охранниками. Матрицу пехотинца человечество так и не нашло. Да даже если и найдет…. цена и все такое.

— Кирилл Романович, у меня к вам просьба будет, — прервал я молчание. — Понимаю, что она не по делу. Не по тому, из-за которого вы приехали, но тем не менее. В связи с недавним нападением третьей стороны на моих людей не могли бы вы выделить пару человек для дежурства в одном месте?

— Это куда? — задал он закономерный вопрос.

— В мой особняк, на родовых землях.

— Зачем тебе там аж два «ветерана»?

— На всякий случай. У противника их тоже двое. Правда я сомневаюсь, что они соберутся вместе ради такой цели, но тем не менее. На всякий случай…

— Ох, темнишь ты что-то, — сказал русский подозрительно.

— Я почти уверен, что нападение будет. И не хочу, чтобы вы меня потом в чем-то обвиняли. Пусть будут двое. А вашему отряду для выполнения задачи, я думаю, и тринадцати «ветеранов» за глаза хватит. Если что, эту парочку и отозвать можно будет.

— Хм. Ладно…. Будут тебе двое…. - как-то неуверенно произнес Антипов. — Но два МПД ты им выделишь.

— Договорились. Тогда давайте продолжим. Что там у нас дальше?

Разбор полетов, обсуждение ситуации с Ямаситой, планирование сегодняшнего дня…. Все это заняло у нас еще полтора часа. А когда совещание, наконец, закончилось, и я отпустил всех заниматься своими делами, с места встали лишь двое. Святов остался сидеть. Интересненько.

— Э, народ, — притормозил я уходящих, — пиво пили? Пили. Вот и бутылки с собой заберите.

— Гражданский персонал сюда нужен, — проворчал Антипов, собирая тару, — точно тебе говорю.

Курода промолчал, молча забирая остатки.

— Ну, давай, — перешел я на русский, когда закрылась дверь за вышедшими из кабинета мужчинами. — Что там у тебя?

— Я по поводу своих бывших соклановцев. Вчера как-то не до этого было. В общем, во вторник прилетает мой бывший командир.

— Я думал, он дольше будет техников собирать.

— Он один прилетает. Точнее, не один, а вместе с моим другом и еще парочкой человек… Но при этом без техников.

— Причины есть? Может ему помочь чем-то надо?

— Причины…. Он не хочет звать людей в неизвестность. Вот и летит, своими глазами все увидеть.

— То есть ждет меня серьезный разговор. Я правильно понял?

— Да. Но оно того стоит. Если ты сможешь привлечь его на свою сторону, будут у нас и техники, и… в общем, люди будут.

— Погодь. Ты сейчас намекаешь на то, что этот твой бывший командир может привести с собой… много людей. Не пару-тройку бойцов, а… сколько?

Охренеть. Он замялся.

— Я точно не знаю. Что там сейчас на родине творится, я не в курсе. Тем более, что стало с остатками моего бывшего клана. Но… из моей тысячи выжило порядка трехсот человек. И как минимум сотня осталась без работы. Из них… ну, не знаю, однако точно не все рискнут податься в Японию. Но зная Жень-Женя…

— Кого? — не понял я.

— Беркутов Евгений Евгеньевич. Жень-Жень.

— А-а-а. Понятно, — произнес я с улыбкой. — А у меня Вась-Вась есть, — закончил я невпопад.

— Ну, будем надеяться, что и Жень-Жень появится. Так вот, зная Жень-Женя и его хватку, набрать он сможет не меньше трех десятков. И это бойцов. Техники… э-э-э… ну уж не меньше десятка. Я-то с этой братией не очень контачил, а ему по должности положено было. Не дай бог, в тысяче у кого МПД не фурычит или у МД манипулятор клинит. В общем, времени он с технарями проводил немало. Но и это еще не все. Об этом обязательно зайдет разговор, поэтому заранее предупреждаю, — прервался он, массируя лоб. — Гражданские. Я не я буду, если он не присматривает за семьями погибших. Хоть одним глазком, пусть и не за всеми, но руку на пульсе он держит. Просто чтобы, если что, порекомендовать кому-нибудь работника. Или работницу. — И вдруг без перехода закончил. — Я ничтожество по сравнению с ним. Слабак. Как только все закончилось, в том числе и месть, я бросил свою старую жизнь, предпочитая не думать о прошлом, о тех людях, что в этом прошлом остались. В последний год я даже слухи о доме старался стороной обходить. А он нет. Он там до сих пор барахтается, пытаясь помочь кому можно, — сжал он кулаки. — Клана нет, кончился, а он как будто и не знает об этом. — Тут он замолчал, уперев взгляд в руки. И шумно выдохнув через пару секунд, усмехнулся: — Что-то я скис, хех. В общем, Глава, думай. Но учти, у Жень-Женя дома своя фирмочка есть, до твоей, конечно, далеко, но зато он там сам себе голова. Так что НАНИМАТЬСЯ он к тебе не будет. Командир всю жизнь был частью чего-то большого, и я уверен, он не прочь это что-то вернуть. Но дома… — замолчал он, — даже и не знаю, как это сказать…. Места заняты, — развел он руками. — Даже если бы нас приняли в какой-нибудь клан, мы бы так до конца жизни и остались пришлыми. Да и… а-а-а, не важно. Ладно, я надеюсь, ты понял тот сумбур, который я на тебя выплеснул. Пойду я, пожалуй, — встал он. — Не забудь, он прилетит во вторник. Уверен, ты сможешь его убедить присоединиться к тебе.

Уверен он. Наговорил тут… разного, а мне теперь сиди, разбирайся. Но мужик этот Беркутов, явно, что надо. Хорошо бы было уболтать его… И-иэ-эх-х. Уверен он.

 

***

 

Ну и где эта скотина?

— Горо! — крикнул я в который раз, не особо надеясь на результат.

Сейчас я находился в гараже при базе и искал своего горе-водителя. Хотя, какой это гараж, просто еще один ангар из тех, что ставятся за пару дней.

— Сакурай-сан?

Обернувшись на голос, увидел двух бойцов, сейчас одетых в комбинезоны. Один из них держал в руках саквояж с инструментами, а второй несколько ключей и отвертку.

— Вы моего водителя не видели? — спросил я их.

— Вон он, — показал себе за спину тот, что с саквояжем, — за нами идет.

Ну, слава яйцам. Пятнадцать минут поиска окончились там, где и начались.

— О, привет, босс. Уезжаем? — произнес вошедший в гараж Горо. Он, кстати, тоже не порожняком шел. В данный момент он тащил в обеих руках канистры. Блин, даже злиться на него не получается. Да и не за что.

— Что у тебя с телефоном? — спросил я его.

— Сломался.

— Вот так взял и сломался?

— Не, сначала я на него сел. — Синхронный хмык, раздавшийся от прошедших мимо меня мужчин, заставил его состроить виноватое лицо.

— Ладно, заодно и телефон тебе купим. Давай шустрей с этим, — указал я на канистры, — чего ты там хотел сделать. Поедем Майбах забирать.

— О-о-о! Уже бегу, босс. Дайте пять минут, и я буду готов.

— Давай-давай, — махнул я на него рукой, другой доставая мобильник. — Здрав будь, Василий, ты где сейчас? О, там и будь, мы через… сорок минут, примерно, будем мимо проезжать, подберем тебя. Нет, ничего важного, Майбах надо забрать, ну и Порше домой отогнать. Угу, давай. Хотя знаешь, рассчитывай на час, — покосился я на Горо, — по-любому в пробку попадем. Да, давай.

Дорога туда, улаживание формальностей, подписание документов, ну и пройтись еще раз по автоцентру…. Под конец, прикинув время на дорогу, я понял, что если хочу выспаться, то ехать мне предстоит прямиком домой.

Подъезжая к кварталу Кояма, мы повстречали процессию, увидев которую, Рымов, сейчас бывший за рулем Порше, даже притормозил.

— Не, ты глянь, шеф, — произнес он, глядя в боковое окно, — бригада. — В этом мире данное слово имело несколько иной, хоть и похожий смысл. Более… законопослушный. И, в отличие от моего родного, международный.

— Ну-ка, останови, — похлопал я Рымова по плечу. А когда он остановился, вышел из машины.

Бригада шла молча. Мягкие лапы не оставляли следов на асфальте, ступая бесшумно. Опущенные к земле морды, то там, то тут вскидывались вверх и вновь опускались вниз. Хвосты подрагивали в нетерпении. Они шли на сходку с соседним районом и не собирались отступать. Они не верили, что могут проиграть, ведь с ними был ОН. Заранее вздыбленная шерсть, грозные усы и хвост трубой. Великий кошачий кормчий вел свою армию на священную войну. Сегодня соседские псы познают пламя священной мести. Он заставит их вспомнить ту ночь. Вспомнить и пожалеть, что не уступили ему дорогу.

Я насчитал четырнадцать крупных псов, идущих впереди, и еще семь более мелких, семенящих сзади. Ну и, конечно, Идзивару. Злобный кошак вел все это собачье воинство, находясь на передовой. Слегка оторвавшись вперед, показывая, кто тут лидер, и за кем именно все идут. И хоть бы одна псина тявкнула.

— Решил разогнать процессию шеф? — спросил Рымов, выйдя вслед за мной из машины.

— Это же свои, Василий. Пойду, подсоблю. Ты, в принципе, можешь уже домой ехать, мне тут идти немного осталось.

— Нет уж, чтоб я пропустил битву столетия? Не бывать этому. — Явно подстраховать меня решил. Не верит, что для меня это безопасно.

— Как знаешь. — Засунув руки в карманы брюк, направился в сторону ушедшей бригады.

На место действия я подошел как раз к моменту встречи противников. Выстроившись фалангой, в исполнении собачьего племени, крупные представители нашей стороны сгрудились прямо напротив основной массы противника. А мелочь собралась чуть в стороне, готовясь ударить во фланг. Все-таки собаки не зря состоят в родстве с умнейшими представителями псовых — волками.

Не останавливаясь, прошел сквозь строй бойцов клана Кояма и остановился рядом с котом.

— Мне кажется, усатый, или это твои кровники? — задал я вопрос коту. В ответ, удостоившись взгляда Идзивару, стал свидетелем того, как кошак увеличивается раза в два за счет и так уже, казалось бы, вздыбленной шерсти. — Ну точно, кровники.

Сразу давить яки соседских псов я не стал. Медленно увеличивая давление, давал им уйти с хоть какой-то толикой достоинства. Вот только им это не помогло. Не успели. С громким мявком сорвавшийся с места кошак ракетой налетел на ближайшего противника. Что и стало спусковым крючком. Последовавшие за котом псы, словно лавина, накрыли своих оппонентов, и это при том, что числом они даже несколько уступали. А вот те псы, что поменьше, стоявшие чуть в стороне, свою атаку задержали и напали как раз, когда строй противника рассыпался, сметая отдельных представителей врага.

В итоге псы из квартала Кояма победили за каких-то пять минут, даже чуть меньше. И это без особой моей помощи.

— Ну ты герой, — потрепал я за холку подошедшего ко мне Идзивару. — Лады! — выпрямился я. — За проявленную храбрость и бесшабашность клановый кот Идзивару награждается килограммовой рыбиной. Награду приходить получать — поутру. А теперь по казармам.

И, словно услышав и, главное, поняв меня, собачье воинство, собравшись в одну большую толпу, потрусило в сторону квартала. Только Идзивару остался со мной, пристроившись рядом.

Наутро Идзивару, как и обычно, сидел на моем заборе, но вид имел до неприличия довольный. И не спрашивайте, как я это понял, сам не знаю. А вот причина этого довольства, скорей всего… да что уж там, без всяких «скорей всего», вот она, причина. Стоит в десяти шагах от кота и потирает щеку.

— Что, рыжая, доигралась? — спросил я Мизуки.

— Я всего-то его погладить хотела, — проныла та обиженно. — А он мне руку оцарапал и щеку.

— Кончала бы ты уже приставать к нему.

— Ну уж нет! — буркнула девчонка. — Он будет поглажен, затискан и зацелован. Это война! — направила она руку с вытянутым указательным пальцем в сторону кота. На что тот совершенно индифферентно зевнул.

У ворот школы меня дожидался не только Райдон, но и Анеко. И я уже и не знаю, хочет ли она о чем-то поговорить или просто так здесь стоит. Как выяснилось — просто так. Поздоровалась, улыбнулась, прошлась вместе с нами до главного корпуса. А на большой перемене все-таки пригласила на ужин. Я уже который день ожидал нечто подобное, и вот свершилось. Вопрос только, почему она, а не Райдон? Может, это тоже что-то означает? Например, из уст Анеко это может быть более официальная версия?

Приглашение я услышал на входе в столовую, где девушка меня и подкараулила. Райдон отправился занимать стол, оставив меня один на один с блондинкой. В защиту парня можно сказать, что отправился после выразительного взгляда сестры. Скорей всего он и сам не в курсе того, что меня зазывают к нему домой. Вот блин, и что им от меня надо? Понятно, что хотят наладить хорошие отношения, но настолько близкие? Приглашать на семейные обеды и ужины, это, по-моему, перебор. А вот если есть какая-то цель, тогда да. Вот только что за цель?

— Мне очень приятно твое приглашение, красавица, — перешел я на доверительный тон, раз уж мы наедине. Относительно, конечно. Но снующие туда-сюда ученики не обращали на нас внимания, так что можно сказать, наедине. Главное, не кричать, привлекая внимание. — Но я все никак не могу разобраться с делами, а их у меня… много. Буквально на каждый свободный час есть свое дело. — И это не вранье. Если надо, я и вправду могу найти дело на каждый час.

— Жаль, — немного сникла девушка. И вроде действительно немного, но все равно как-то не по себе. И как она это делает? — Надеюсь, — убрала она грустное выражение с лица, — в скором времени разберешься со своими делами. Но, Синдзи-кун, — состроила она, напоказ, строгое личико, — необходимо учиться управлять своим временем. Иначе ты так и останешься до конца жизни без девушки.

Это она еще к чему? В смысле, будь она обычной девушкой, я бы понял… даже не так, не будь этой странной ситуации с кланом Охаяси, я бы понял. А так…. Наверное, я просто накручиваю себя и ищу тайный смысл там, где его нет. От черт, вот я дуралей. Пассаж про девушку не имеет смысловой нагрузки, он просто переводит в шутку или скорей сглаживает первую часть фразы, дабы я не подумал, что на меня давят. Все-таки Анеко умничка. И она действительно права. Порой некоторые дела необходимо отложить, ради вновь появившихся. И обед с главой клана, в принципе даже неважно какого, как раз из таких дел. Это уже я, зажравшаяся сволочь, смею игнорировать такие приглашения, хотя по факту, это чрезвычайно глупо. А если присовокупить к этому то, что Охаяси от меня не отстанут…. Хотя нет, такое возможно, но это может оказаться еще хуже.

— Хм, что-то в твоих словах есть, — произнес я задумчиво.

— И Райдону, и мне было бы приятно, если бы ты пришел на ужин к нам. Что уж говорить про Ами. Да и родителям ты нравишься.

Нравлюсь, это, конечно, хорошо. Где бы только время на этот ужин найти? Сегодня… вот сегодня можно. Особых планов у меня нет. Хотелось бы, конечно, заранее разобраться с размещением и обеспечением новоприбывших людей, которых еще даже нет и которые могут и не появиться. Но данное дело не горит, и по большому счету мне и тех часов, что у меня будут до ужина, хватит. Все равно за один день я не управлюсь. Во вторник, как сказал мне вчера вечером Святов, у меня разговор собственно с самим Беркутовым, после которого и решится, будут у меня люди или нет. Проблема в том, что он как раз вечером и прибывает. В среду у меня ужин с главой клана Акэти. А в четверг — с племянником Шмитта. Мне у него много чего нужно, но в основном, боеприпас к МПД. А вот в пятницу хотел навестить Ямаситу. Не для того, о чем вы подумали, чисто разведывательный рейд. Начать с отеля и закончить его домом. Заодно и решить, самому ли его кончать или с привлечением людей. Если будет возможность, выберу второй вариант, все-таки подобные наезды нужно давить показательно. Но если все окажется слишком сложно, я и первым вариантом удовлетворюсь.

Значит либо сегодня, либо в пятницу. Именно в эти дни намеченные дела не столь критичны. Ну, можно еще завтра. Не думаю, что Беркутов сильно обидеться.

— Что ж, почему бы и нет? — похрустел я шеей. — Может сегодня тогда? А то до пятницы у меня и вправду все дни забиты. Как и выходные, — вздохнул я.

— Мы будем ждать тебя сегодня к восьми, — улыбнулась девушка, взяв меня за руку. — Пойдем, к сегодняшнему бенто приложила руку Ами.

Вернувшись домой после уроков, решил никуда не ехать. Могу я, в конце концов, выходной себе устроить? Пусть и на несколько часов. Хотя припомнив, сколько ехать до квартала Охаяси, плюс время на сборы… оставшиеся два-два с половиной часа я могу разве что вздремнуть, а это зряшная трата времени. Ладно, пойду поработаю. Я, знаете ли, не считаю себя хуже Таро, а он вполне неплохо наловчился решать дела на дому.

Сам обед у Охаяси я, пожалуй, описывать не буду. Все было, как и в прошлый раз. То же помещение, те же столики, такая же атмосфера. Даже люди за моим столом сидели те же. Вообще на том обеде был лишь один интересный момент. Это когда я и младшие Охаяси сидели на веранде, попивая чай и наслаждаясь японскими сладостями. Хотя я, как ни крути, все-таки больше по европейским. Самый младший Охаяси, кстати, тоже с нами был. Младший сын главы клана, Хироши, был… забавным парнем. Он, как хамелеон, в разной обстановке вел себя соответственно. На обеде стоически терпел сюсюканье матерей, с нами был веселый и шебутной. И если это еще куда не шло, то вот его поведение на дне рождении сестры ясно показало, что парень ведет себя в соответствии с обстановкой и окружением. Вы, наверное, скажете на это, что он ребенок аристократов и это нормально, я же скажу, что вы просто не видели эти переключения своими глазами. Он не просто менял свое поведение, что для восьмилетнего мальчика уже необычно, он действительно переключался. Щелк, и он извергающий веселье и действие ребенок. Щелк, и вот истинный сын главы клана. А ведь это самое простое. Общество взрослых людей, ровесников, матерей, моих ровесников, опять взрослых, одиночек, группы людей, знакомых различных возрастов, незнакомцев. И это только общество, а ведь есть еще и ситуации…. Короче, либо этот парень восьмилетний гений с сознанием взрослого, либо самый сумасшедший из всех, кого я встречал в этом мире. Даже Мизуки ему в подметки не годится. Но на всякий случай с таким человеком лучше дружить. А еще лучше — держаться подальше.

Так вот. Сидя на веранде, мы пили чай и играли в карты. Сен подошел незадолго до конца партии, наблюдая, как бедняжка Анеко уже в который раз… скажем так, не может выиграть.

— Мистика какая-то, — проворчала проигравшая девушка. А ворчливая Охаяси Анеко — это, я вам скажу, милейшее зрелище.

— Все в пределах нормы, — усмехнулся Райдон. — Вот если бы ты выиграла, тогда была бы мистика, — произнес Рей, схлопотав за это сердитый взгляд старшей сестры. Правда ничуть не впечатлился.

— Ну-ну, — подал голос стоящий чуть в стороне Сен. — Все не так запущенно. Случается, что и она выигрывает. — И отведя взгляд, дополнил: — Иногда.

— Брат! — воскликнула Анеко возмущенно.

Надо почаще с ней в карты играть.

— А мы с Синдзи выиграли семь раз подряд! — подняв руки, крикнул Хироши.

Хотя гордиться тут нечем. Не знаю, как у мальчишки, а мне банально шла карта. Повезло.

— Да ты супер игрок, Хиро-тян, — улыбнулся Сен.

— Да! Я супер-пупер игрок!

— Ладно-ладно, — произнес, посмеиваясь, Сен. — Но время, к сожалению, вышло, и вам с Ами пора готовиться ко сну.

— А может, еще посидим? — заканючила Ами.

— Ну-у-у-у…. - протянул мальчик.

— Хироши, — слегка охладил тон Сен.

Щелк.

— Хорошо, брат, — как-то очень резко успокоился Хироши, — мы идем. Пойдем, Ами.

— Хиро-тя…

— Ами.

— Да иду я, иду, — надулась та в ответ.

И это восьмилетний мальчик и двенадцатилетняя девочка. Четыре года разницы. А в детстве подобная разница увеличивается чуть ли не вдвое и имеет немалое значение. Страшный человек этот Хироши.

— Ну что ж, — произнес Сен, когда брат с сестрой скрылись из виду, — еще партейку?

За Анеко было чертовски любопытно наблюдать. Проиграв три раза подряд, сейчас она представляла собой человека осознающего, что проиграла в четвертый, но так и не сдавшегося. Мне прям захотелось помочь ей хоть раз… ну, не знаю… не проиграть хотя бы. Интересно, как она будет выглядеть в этом случае.

— Скажи, Синдзи-кун, — произнес Сен, наблюдая, как Анеко перемешивает колоду, — как ты смотришь на то, чтобы съездить с нашей семьей на горячие источники?

Вот так-так. Ничего себе предложение. Это уже ни в какие ворота не лезет. Предложить простолюдину, с неважно какими перспективами, поехать отдыхать вместе с главной семьей Великого клана. Тоньше надо работать, Охаяси-сан, тоньше. Уж не знаю, чего вы хотите добиться, но после такого предложения я буду вдвойне осторожен и осмотрителен.

— Положительно смотрю, — кивнул я. — Только времени, к сожалению, нет. Совсем нет. И еще ближайшие недели три не будет.

— Ты знаешь, Синдзи-кун, начальственному человеку необходимо уметь находить время для выходных. Иначе можно и ошибок наделать от усталости.

— Знаю. Сен-сан, очень хорошо знаю. — И все. Молчим. Порой это говорит гораздо больше, чем слова.

— Так может… съездим как-нибудь на выходных? — не выдержал Райдон.

— Увы, Рей. Вот уж что у меня забито, так это выходные. Один день, куда ни шло, но потерять два я себе позволить не могу.

— Но ведь дела не будут длиться вечно, — подала голос Анеко. — А на горячие источники можно съездить и через месяц. Так даже лучше будет. Погода еще теплей станет.

Хм, забавно. Похоже, от меня не собираются отставать. А раз так…

— Может, даже и раньше, Анеко, — ответил я ей. — Как все утрясется, я и сам собирался сгонять отдохнуть. — И это, как ни странно, почти правда. В той части, где говорится про отдых. Так почему бы и не на источники, пусть и с Охаяси. Главное, обсудить этот вопрос с Кояма, в конце концов, это и их касается. В какой-то степени.

— Вот и отлично, — улыбнулась девушка. — Тогда, как разберешься с делами, сразу сообщи нам.

— Прошу прощения? — осадил я ее, натянув на лицо «дежурную улыбку».

Умная она все-таки девушка, но, тем не менее, все еще учится. Вот так в лицо говорить незнакомому, по сути, человеку, чтобы он докладывал им о том, что у него с делами творится? Ладно Рей, ему можно, но с Анеко у нас хоть и хорошие отношения, да не настолько. В моем мире эта фраза достаточно невинная, да и здесь ничего такого не предполагает. Но в данной ситуации и данном окружении…. Ладно, если бы я комнату убирал или еще что-то незначительное делал, тогда да. А вот заявить подобное владельцу немаленькой фирмы с неизвестно какими делами…. Да и к черту высокую материю и этикет, какого хрена она что-то требует от меня в подобном тоне?

— Извини, — практически прошептала девушка, опустив глаза. Ну, хоть поняла все с ходу, и то хлеб.

— И правда, извини ее, Синдзи-кун, — вступился за сестру Сен. — Просто ты ей нравишься, вот она и поторопилась, — усмехаясь, закончил он.

— Брат! — возмущенно воскликнула Анеко. — Не говори таких смущающих вещей.

Что ж, Сен, ты прав, переведем все в шутку.

— Во-о-от она как… — протянул я.

— Синдзи!

— Моя старшая сестренка так выросла, — смахнул несуществующую слезу Райдон.

— Да что б вас! Извращенцы! — вскочила девушка и, отряхнув, а заодно и поправив юкату, гордо удалилась, удерживая на лице возмущенное выражение.

По-моему, женское население Японии говорит так, когда им просто нечего сказать. Почти зайдя в дом, принцесса клана обернулась и, наставив на нас указательный палец, произнесла.

— Шулеры!

После чего исчезла в доме.

— Каждый раз после проигрыша в карты, — заметил Сен, покачивая головой, — все заканчивается одним и тем же словом. Ну да ладно, — вздохнул он и, посмотрев мне в глаза, продолжил. — Не обижайся на нее, Синдзи, она действительно относиться к тебе хорошо и просто поторопилась с высказыванием…

— Не стоит, Сен-сан, я все понимаю. Это вы меня извините, как-то резко я отреагировал.

Прикрыв глаза и обозначив кивок головы, наследник клана вернулся к прерванной теме.

— В целом, как я понял, ты не против съездить с нами на горячие источники? — произнес он полувопросительно.

— Совершенно не против. — Соврал я, усилием воли давя желание поморщиться. Неприятие вранья — еще один минус ведьмачества. Абсолютам в этом смысле сложней всего. Но, хоть не критично. Впрочем, надо было как-то иначе построить фразу.

— Замечательно. — Еще одна улыбка. Вообще Охаяси жутко улыбчивые люди. Это я так сыронизировал, если кто не понял. — В таком случае, будем ждать, когда дела позволят тебе отправиться с нами на отдых.

 

***

 

— Мы подъезжаем, шеф, — донесся из мобилы голос Святова, — если у тебя есть время, можем прямо сейчас зайти.

Интересно, а Беркутов что, даже умыться с дороги не хочет? Ну, или там пивка выпить, отойти от дороги?

— Да, я свободен сейчас, подходите.

Положив на стол телефон, встряхнулся. Поразительно, я даже немного нервничаю. А все почему? А все из-за Святова. Накрутил себя, что даже я напрягся. А по сути? Ну, будут переговоры неудачны, и что? Переживем.

Зашедший вместе с Сергеичем мужчина впечатлял. Фраза «пес войны» сама собой пришла мне на ум. Сорокалетний, примерно, мужчина, с обветренным, испещренным морщинами лицом, смотрел на мир вечно прищуренным, словно он стоит против ветра, взглядом. Одет он был в черный деловой костюм и, несмотря на досужее мнение, что на военных любая гражданская одежда смотрится, словно пиджак на козле, ему костюмчик шел.

— О, добрый день, Евгений Евгеньевич, — поздоровался я на русском, закрывая ящик для документов. — Прошу, присаживайтесь. Сергеич, кликни там кого-нибудь, пусть чай принесут. И… — уставился я с вопросом на вновь прибывшего.

— Кофе, — ответил Беркутов.

— И кофе.

Кивнув, Святов вышел из кабинета.

— Я, конечно, слышал о твоем возрасте, но не думал, что ты настолько… мал.

Я аж чуть не поморщился. Понятно, что меня провоцируют, но настолько грубо? Кто тут к кому, в конце концов, наниматься пришел? Пусть даже не наниматься, но надо же иметь хоть толику вежливости. Стоп, хорош брюзжать. Надо сесть, наконец, за стол. Вот что делают восемь лет в Японии, совсем одичал. Не так уж он и нагрубил. В пределах разумного.

— Давайте сначала определимся, что мы хотим друг от друга, — произнес я, проигнорировав его слова. Тоже в какой-то мере грубость.

— Ну давай, — и замолчал. Предлагает мне начать?

— Хм. Что ж, — потер я переносицу, уже на своем месте. — Мне нужны верные люди. Те, кто присягнет мне, когда я получу Герб. — Это ему толстый такой намек. — Бойцы, техники… в широком смысле слова, логисты, водители, секретари… кто угодно, кому я смогу доверять. Работу, уж поверьте, я найду всем. — И сразу поправился. — Возможно, не сразу, но обеспечение на это время я возьму на себя. — Теперь моя очередь молчать, посмотрим, что он ответит.

А ответил он вытащенной из кармана пачкой сигарет.

— Не против? — Ты глянь, уже лучше.

— Да, конечно, — пододвинул я к нему пепельницу.

Закурил. Выпустив дым от первой затяжки в потолок, задумался.

— Знаешь, — начал он, наконец, — довольно трудно выразить словами то, что я хочу от тебя получить.

— Особенно так, чтобы я не побежал вам это сразу демонстрировать, — усмехнулся я.

— Да, где-то так, — улыбнулся он в ответ. — Святов рассказывал тебе о ситуации с остатками моего клана?

— Совсем немного. Хотя нет, пожалуй, ничего. Про сам клан я вообще от него мало что слышал.

— Хех. И так повсеместно. Люди, которые раньше считали друг друга чуть ли не семьей, стараются не вспоминать прошлое. А ведь бывшие соклановцы и их дальнейшая судьба это самое прошлое бередят. Вот и получается, что все позабыли друг о друге. Никто не смотрит назад, стараются не думать о будущем. Только забыть о том, что нас связывало, довольно сложно. И это только социальная часть проблемы, а есть еще и финансовая. Слишком многие так и не смогли устроиться в новом мире. Не знаю как там с Родами, а вот простолюдинами правит безнадежность. Я не говорю за всех, многие вполне неплохо устроились. Но вот те, кто не смогли…. Это, кстати, в основном гражданские. Особенно не подфартило женам убитых бойцов. Эх, не знаю я, как это словами сказать! Хреново остаткам клана. Просто хреново. Я же хочу, чтобы те, кто рискнет, вновь почувствовали за спиной… нет, не силу…. Это наша задача дать тебе силу…. Надежность? Ну, это само собой…. Чувство локтя? М-да, весь перелет думал, как это сказать, но так и не надумал, — усмехнулся он с горечью.

— Я понял вас, Евгений Евгеньевич.

— Да? — спросил он скептически.

Еще бы мне не понять. Я столько лет был частью ведьмачьего корпуса, а потом, блин, уволился. Но ему-то об этом не скажешь.

— Да, — ответил я ухмыляясь. Как бы намекая на некую тайну. — У меня очень хорошее воображение.

— И что ты мне скажешь на мои слова, со своим воображением?

Тонкий момент.

— Я не бросаю своих людей, — произнес я, немного подумав. — Никогда и ни в чем. А вот локоть вы можете почувствовать только сами. — И заметив, как задумался русский, решил немного пояснить. — Тут все дело в доверии. Я в любом случае не оставлю СВОИХ людей, а вот доверять мне или нет, только от вас зависит. Доверитесь — почувствуете… э-э… целостность. Нет — и что бы я ни делал, вы так и останетесь наемными работниками. Я понимаю, — поднял я руки, — что доверие не приходит с бухты-барахты, но вот так взять и доказать, что я достоин… э-эм-м, достоин, я не могу. — И потянувшись за своей пачкой сигарет, добавил: — Никто не может. — И видя, что Беркутов не собирается пока отвечать, закурив, продолжил. — Но это все так, философские рассуждения. В любом случае, все станет понятно лишь со временем.

— Действительно, — отмер Жень-Жень. — Давай поговорим о более… приземленных вещах.

Именно этот момент выбрал Святов, принеся, наконец, заказанный чай с кофе.

— Во, видал, — обратился я к Беркутову. — Даже адъютанта нет. А все почему? Режимный объект, тудыть его, — разрядил я немного обстановку. — Надо бы все-таки поставить наряд по штабу. Хоть будет кому мне чай носить.

— Зачем плодить сущности? — заворчал Святов. — Пусть лучше на полигоне вкалывают. И так людей мало.

— А чай мне ты будешь носить?

— Обойдешься и без чая.

— А приказ какой передать?

— Пока рацией обходился.

— А… а и ладно, — махнул я рукой. — Но как только наберем достаточно людей, твои отмазки уже не пройдут.

Через всю жизнь я пронес воспоминания о пяти подряд нарядах по штабу. И чтобы я после этого кому-нибудь упростил жизнь?

— И сколько у тебя всего бойцов, если не секрет? — спросил бывший тысячник, делая глоток кофе.

Хм, даже не знаю, говорить, нет? В принципе, если кто-то задастся целью, он и так все узнает. Ну, пусть не все, но уж количество людей у меня, точно.

— На данный момент чуть больше шести десятков. Плюс два офицера.

— Не очень много.

— Я их всего месяц собираю. Активно собираю, — поправился я.

— Все равно не очень.

— Блин, Евгений Евгеньевич, вы меня на откровенность провоцируете? Вот примете мое предложение и поймете, насколько неправы. А пока, давайте поговорим о том, что я вам могу предложить.

— Ну давай.

Я уж было начал перечислять, когда подумал — какого черта?

— Знаете, а давайте вернемся к этому разговору после того, как Сергеич, — кивнул я на него, — устроит вам небольшую экскурсию по нашей базе? Заодно и введет вас в курс дела. — Думается мне, что он не рассказывал о наших делах Беркутову, пока вез его сюда. — А также пояснит, что я могу дать вам с практической точки зрения. А вы решите для себя, какие требования предъявлять мне. Как вы смотрите на это?

Переведя взгляд с меня на Святова и обратно, наш гость хмыкнул и, задумавшись на пару секунд, кивнул.

— Принимается. Думаю, так и вправду будет лучше. Сейчас мне, наверное, лучше подождать пару минут за дверью? — спросил он иронично.

— Будьте так любезны, — ответил я доброжелательно.

Подождав пару секунд, после того как закрылась дверь, обратился к Святову.

— Я, если честно, не верю, что он побежит кричать на каждом углу о наших темных делишках, но и вот так взять и все рассказать, будет банально против правил. Тут, даже не в недоверии к нему дело. Хотя намекать можешь.

— Понятно. Только, шеф, я ж, по большому счету, мало, что знаю. Не интересовался. Только то, что относится к военной сфере.

— А должен был, — качнул я головой. — Пусть не вникать, но держать руку на пульсе должен. — Не время для урока, конечно, но блин. — Вот ты знаешь, сколько я трачу на покупку боеприпасов?

— Э-э-э, примерно, — ответил он мне неуверенно.

— Оки. А сколько я могу потратить на это? — И молчание было мне ответом. — Ты, наверное, сейчас думаешь, что знать подобное работа финансиста?

— Где-то так, — по-прежнему неуверенный ответ.

— Правильно думаешь. Но ключевое слово в этом предложении — «работа». А вот ты мог хотя бы со мной об этом поговорить, чтобы знать, на что можно рассчитывать в следующем месяце. И нельзя ли к этому добавить еще что-нибудь. Ты не настолько далеко от начальства сидишь, чтобы игнорировать подобные знания. Прямо скажем, ты один из моих ближников, и именно из-за подобного отношения я не могу скинуть часть работы на других. Начинай уже, в конце-то концов, выбираться из скорлупы сотника. И главное, был бы ты дураком, так ведь нет…. Ладно, иди, — махнул я рукой. — Если управитесь за… — прикинул я, — два часа, возвращайтесь. Если нет — найдешь, где ему переночевать. Главное, не торопись.

— Будет сделано.

— Да не напрягайся ты так. Нормально все. Времени на развитие у тебя полно. Если что, к Куроде обратись. Этот засранец, мне уже пару докладов настрочил и вполне годную смету на следующий месяц.

— Понял, шеф. Постараюсь, — уже менее мрачно ответил мне Святов.

Двух часов им хватило. В тот момент, когда постучали в дверь, я разговаривал с Акеми, обсуждая подготовку к выходным.

— Секунду, — сказал я в трубку. — Да, входите! И сколько он запросил в этот раз? — Когда зашли мужчины, приложил палец к губам, призывая к тишине. — В принципе, немного, но тенденция удручает. — Чертов полицай, ему и надо-то всего лишь смотреть в другую сторону, образно говоря. — Похоже, жирдяй не понимает, что может лишиться и этого заработка. Хрен с ним. Хотя знаешь, передай ему, что мы прекращаем сотрудничество с ним. Нет, что ты, это уже чересчур. Просто передай ему и все. Ну да, понимаю, а вот он не понимает, что я понимаю. Да не важно. Не волнуйся, все будет нормально. Да, гарантирую. Все, до встречи. — И нажав на «отбой», посмотрел на ждущих мужчин. — М-дя, — выдохнул я. Хотел сказать гораздо больше, уже и воздуха в легкие набрал, но как-то слов не нашлось. — Вот такие дела. Ладно, давайте вернемся к нашему с вами делу. Скажите, Евгений Евгеньевич, вы смогли понять, что я могу предложить вам? Хоть примерно?

— Примерно смог, — постучал он по подлокотнику кресла пальцем.

— Тогда спрашивайте.

И первый вопрос, который он задал, лежал отнюдь не в военной сфере.

— Скольких людей ты, сейчас, сможешь принять? — Показательным словом было «сейчас». Умный дядечка.

— Предположу, что вы имеете в виду гражданских? — приподнял я бровь и, дождавшись кивка, продолжил. — Без, скажем так, впадание в крайности, около двухсот семей. Это те, кому только предстоит найти работу. То есть, называя все своими именами, балласт. Рано или поздно я всех пристрою… хотя, скорей рано, чем поздно. Нет, если просто выплачивать какую-то сумму каждой семье я и больше смогу обеспечить, но это, как вы русские говорите, работа «на отвали».

— Немного не так, но я понял.

— Знаю, что не так, — хмыкнул я. — Но матом предпочитаю не ругаться.

— Это до первого боя насмерть.

Ну вот что ему ответить?

— Кхм, командир, — многозначительно поморщился Святов.

— Даже так? — удивился его бывший соклановец. — А ты не говорил. — На что получил пожатие плечами. — Понятно.

Вот именно. Ты еще не с нами, и некоторые вещи тебе знать не положено.

— Евгений Евгеньевич?

— А? Да-да. Хм. Что насчет бойцов? Сколько потянешь?

Говорить «все, что у вас есть», пожалуй, не стоит. Но и усредненное число тоже. А сколько я, на самом деле, потяну? Тысячу? Прикинув и так, и этак, понял, что нет. Не потяну. Не сейчас. Пятьсот? Уже ближе, но бюджет мой будет тужиться не по-детски. Это не говоря о том, что мне сейчас столько не надо. Четыреста? Триста? Прикинув, куда я могу распихать людей, решил, что триста самое то. Идеальный максимум, можно сказать.

— Триста человек, — ответил я, наконец. — Это касаемо только бойцов. Гражданский персонал идет по другой статье.

— Хм-м-м…. Это, конечно, лишь любопытство, но… а сколько надо?

— Это смотря что за люди. Но если брать бывших гвардейцев клана, то как раз триста.

— То есть принять ты и больше можешь?

У него что там, сотни бывших гвардейцев сидят?

— До пятисот, — был мой ответ. — Но при этом мне придется искать им работу.

— Что прости? — не понял он.

— Князя кормит дружина. Слышали о таком выражении?

— Странно, что ты слышал, — покачал он головой.

— Я могу и японский аналог выдать, — пожал я плечами.

— Ясно…. Что ж, тут я все понял. Тогда такой вопрос. Что насчет МПД?

— М-м-м, не понял. Уточните.

— Еще сможешь достать?

Какой-то вопрос… непонятный. Он бы еще спросил смогу ли я вообще их оружием обеспечить.

— Хе, достать смогу, — почесал я кончик носа. — А смысл?

— Я могу… если мы договоримся, сагитировать на переезд десяток бывших тяжелых пехотинцев. И то, что они выжили в войне, немало говорит об их опыте. Только полностью показать свой потенциал они могут лишь с МПД.

Все равно не понял. У меня двадцать «доспехов» дожидаются своих хозяев. Зачем ему еще? Или Святов не говорил ему, что русские, пока еще военные, не собираются здесь оставаться? Странно, должен был бы. Ладно, подыграю ему.

— Достать не проблема, проблема содержать. Хотя и это решаемо. Но должен предупредить, я не могу достать, что угодно. Лишь то, что будет в наличии у продавца. Это если брать что-то нормальное. — И видя некоторое непонимание на лице Беркутова, пояснил. — Есть два рынка, теневой и официальный. И оба рынка градируются на ширпотреб и то, что действительно стоит брать. На теневой рынок у меня нет выхода, вообще. А вот на официальном рынке, благодаря связям, я могу отовариваться в элитном салоне. Вот только заказывать там мне что-либо бесперспективно. Из-за аристократов я всегда буду в конце очереди. Правда, все не так плохо, там и без заказов есть из чего выбирать.

— А разве Кояма не могут помочь… с заказом? — спросил Святов.

— Мне как-то не хочется плодить долги на ровном месте, — поморщился я. — Пусть и небольшие. Там и так все не просто.

— Ладно, с этим разобрались. А что насчет МД или БР?

Я аж чуть не подавился.

— Беркутов, окстись. То есть, прошу прощения, Евгений Евгеньевич, но нахрена нам МД, а тем более БР? Где, и главное, против кого нам их применять? — Про главную проблему я даже не заикнулся. И того, что сказано, хватит.

— Х-хе…. По-другому спрошу. Тебе пилоты нужны?

Едрить колотить! А вот и «главная проблема».

— Конечно! А у вас есть?

— Само собой. Только где ты их применять будешь? — спросил он усмехаясь.

— Да уж как-нибудь найду им дело.

Поясню, если кто не понял. Купить шагающую технику, конечно, непросто. Но даже я, без всяких связей, смогу достать парочку средних МД. Да, они будут отстойного качества и не лучших моделей, но как факт. Но проблема даже не в этом, а в том, что управлять ими просто некому. Достать обученного пилота проблематично даже со связями. Многие и не заморачиваются на этот счет, а просто отправляют своих людей на учебу. Весьма дорогую, к слову сказать. И да, есть и такие заведения. Какие-то для аристо, какие-то нет. Но одно точно, обычных людей, не аристократов, учат только в том случае, если их отправили туда хозяева. То есть тех людей, которые уже обеспечены рабочим местом. Есть еще армия, но там тоже не все просто. Да и честно скажите. Вот уволились вы из армии, и у вас есть тот или иной опыт вождения шагающей техники. Куда вы пойдете, в какую-нибудь фирму, компанию, корпорацию, где вы будете иметь только деньги? Или к аристократам в Род или клан? Причем место Слуги Рода или члена клана вам будет обеспечено. Для простолюдинов ответ очевиден. Вот только мало тех простолюдинов. Лично я рассчитывал получить пилота ТОЛЬКО после Герба.

— Ну так что насчет техники, — переспросил Беркутов.

— Если будут пилоты, будет и техника, — проворчал я. — Моя фирма может иметь восемьдесят тонн шагающей техники. Это либо два средних МД, либо… в общем в пределах легкого БР.

Еще совсем недавно я по ошибке считал, что предел Шидотэмору — это два средних МД ЛИБО один легкий БР. Оказалось, спасибо Танаке, просветил, предел — не количество техники, а ее тоннаж и класс. Моей фирме доступны первые три — легкий МД, средний МД и легкий БР. Всего их шесть, и дальше, как вы уже поняли, идут тяжелый МД, средний и тяжелый БР. Предел для частной организации — четвертый класс. Это в Японии. В некоторых странах, и пятый возможен. То есть, что бы я ни делал, пока у меня нет Герба, мой предел тяжелый МД. Пофиг, в принципе. Пользоваться-то всей этой лабудой все равно негде. Но так будет не всегда, и пилоты мне кровь из носа нужны.

— Восемьдесят тонн…. - произнес Жень-Жень задумчиво. — Это четыре легких МД…

— Побольше, — поправил я его. — Французский AX-30 в десять тонн укладывается. — Это если не вспоминать братьев Кадзухиса с их апгрейдами.

— И что тебе толку с этих скорлупок? — поморщился русский.

В чем-то он прав, конечно, но… ну да не будем спорить.

— Я для примера.

— Разве что для примера. — А он, похоже, не любитель «мелкашек». — Ладно, с этим тоже разобрались.

— Не-не, погодь. Что там с пилотами?

— Договоримся, будут, — решил он съехать с темы.

— А сколько? И почему их… почему они не нашли себе работу?

— Четверо, — ответил он нехотя. — И потому, что не берут. — Тут он решил все-таки пояснить: — ВСЕ пилоты клана погибли, а они выжили. Потому что не участвовали в войне. Точнее, в ее апогее, когда все и погибли, а главный Род был истреблен. Я не могу рассказать тебе, в чем там дело, но уверяю, они не трусы. Наоборот, у них было задание, и они выполнили его до конца. Зная, какую репутацию могут заработать в будущем.

— Лады, — произнес я, пробарабанив пальцами по столу. Эти пилоты могут стать идеально преданными подчиненными для рискнувшего принять их. Бли-и-ин. Это ж будет катастрофа, если я не смогу завербовать этого тысячника. — С этим понятно. Еще вопросы?

Вообще-то я рассчитывал уделить Беркутову примерно час. И еще часик завтра. И послезавтра. Короче, действовать медленно, но методично. А в итоге эта въедливая сволочь продержала меня два с половиной часа, и как итог, возвращался домой я в самый час пик. Так что удивляться той охренетительной пробке, в которой я простоял еще два часа, нечего. О-о-о, что я только не успел сделать от безнадеги и скуки за это время. Но лучше бы я лег спать вместо этого, ведь завтра с утра мне на работу. Тьфу, в школу.

Стоя у себя в прихожей, я смотрел вглубь дома и пытался понять, что же мне не нравится. Нет, опасности я не чувствовал, это было нечто иное. А когда понял, тяжко вздохнул. Старею что ли? Ибо напрягла меня тишина. И пустота. На базе, несмотря на ту гору волокиты, которую мне приходилось решать, все же было веселей. Не так тоскливо. Точнее, совсем не тоскливо. И что на меня нашло? Надо пойти ужин приготовить. Хотя к черту, переживу. Ночь на дворе, а мне завтра еще вставать рано, в школу идти…

Звонок в дверь застал меня на кухне, когда я делал себе кофе. То ли это все фигня, что кофе сон отгоняет, то ли на меня это не действует, но я никогда не заморачивался на сей счет. Пройдя в прихожую и открыв дверь, уставился на посетителя.

— Доброй… э-э ночи, Кагами-сан. Что-то случилось? — Женщина была одета в светло-фиолетовую юкату и держала в руках коробку для пикников.

— Скажи мне, Синдзи, а ужинал ли ты сегодня? — произнесла она строго. И немного раздраженно. И заботливо. Я такой тон только от матери и слышал. Еще в той жизни.

— Нет, Кагами-сан, не получилось сегодня. Хотел вот… — махнул я куда-то за спину, — да поздно уже.

— Что ж. Разогреть, — слегка приподняла она коробку, которую держала в руках, — будет недолго.

И хотел бы, не смог прогнать.

— Великая вы женщина, Кагами-сан, — сказал я посторонившись.

— Просто женщина, Синдзи, — ответила она, заходя в дом. — Просто нормальная женщина.

Пока я ужинал, Кагами возилась на кухне, готовя, судя по всему, салат. Заодно расспрашивая о жизни моей тяжкой. Но так, лайтово. Когда я последний раз нормально ужинал, например? Или не буянит ли Шина в школе? А вот при словах о выходе новой коллекции какого-то там кутюрье от Кагами повеяло чем-то… по другому не скажешь. Правда, длилось это недолго, но достаточно, чтобы я уловил. Наверняка у ведьм, мастериц работы с чужим организмом, есть специфическое название для подобного явления. Мы же, мужики, просто знаем, что если почувствовали что-то такое, это значит, что где-то рядом находится беременная женщина.

 

***

 

У Акэти не было своего квартала, но особняк в центре города, тем не менее, стоял на родовых землях. Да и ближайшие дома, я уверен, заняты членами клана. Подъехав к воротам на своем новеньком Майбахе, был сопровожден привратником в дом, где меня провели в гостиную и оставили наедине с самим собой. Правда, ненадолго.

— Добрый вечер, Сакурай-кун, — в гостиную зашел молодой парень. Если не ошибаюсь — Акэти Такечико, наследник клана, двадцать лет. — Рад приветствовать, — произнес он с полуулыбкой на губах. — Как дорога? Не устали? Может быть чая?

— Буду вам признателен, Акэти-сан, — склонил я голову.

После моих слов Такечико отодвинул дверную панель, возле которой стоял, и негромко отдал распоряжение.

— Ну а пока может быть расскажешь немного о себе? Не каждый день встречаешься с ребенком, самостоятельно создавшим… и удержавшим такую компанию как Шидотэмору.

Лесть — это хорошо, значит, меня недооценивают. Зачем тогда вообще пригласили, интересно?

Проговорили мы минут сорок. Конечно, я не стал изливать ему душу и рассказывать о себе чересчур много. Зато завалить бессмысленной для него информацией, надеждами и предположениями о развитии интернета в будущем, разными техническими нюансами IP технологий… это да. Это я сделал. И даже получил удовольствие, наблюдая за выражением его лица при этом. Не то, чтобы он морщился, но вот момент, когда он перестал даже стараться понять, о чем говорю, уловить я смог.

Но все кончается. Кончился и мой словесный понос. А ознаменовался он приходом служанки, сообщившей, что ужин готов, и нас ждут в малой столовой.

На ужине, кроме меня и главы клана, также присутствовала одна из его жен и Старейшина — отец главы. Как так получилось, что при живом отце Акэти Юдсуки стал главой, я не интересовался, потому, соответственно, и не знаю. А вот то, что его жена — Акэти Акако, физиогномист и психолог, будет присутствовать здесь, я подозревал. И мне это, конечно же, не нравилось. Хорошо хоть, не забыл порасспрашивать Кагами об этой семейке, а то совсем бы безоружным был. Сын главы, кстати, ужинать с нами не остался.

— Приветствую, Сакурай-кун, — произнес глава клана, сидящий во главе стола. — Прошу, — указал он на свободное место.

Минут пять меня изводила нелепыми и детскими вопросами Акако, пока ее муж наконец-то не подал голос.

— Скажи мне, Сакурай-кун, на чем основана твоя уверенность в том, что ты удержишь бразды правления Шидотэмору?

Ну ничего себе, у него вопросисики!

— Я не совсем понимаю причину вашего вопроса, Акэти-сан, — признался после пары секунд раздумья. — Уверен, вы не стали бы задавать праздных вопросов, и ваш вполне корректен. Поэтому, прошу прощения за незнание наверняка прописных истин, — закончил я ровно.

— Аристократические Рода не доверяют бумажкам, Сакурай-кун, — ответил мне старик, сидящий по левую от меня руку. — Мы заключаем договора с личностью, которая и несет ответственность за нарушение договоренностей.

— Хоть и без бумаг в наше время не обойтись, — грустно добавила Акако. А я прям взял и поверил в ее грусть.

В любом случае ответ был более чем понятен. Показательным моментом тут может служить Англия, которая во вторую мировую нарушила парочку не закрепленных лично правителями договоров. Это только то, что мне известно из истории. И ведь ничего страшного им за это не было.

— Что ж. Спасибо за пояснения, Акэти-сан, — кивнул я старику. И переведя взгляд на его сына, продолжил. — Отвечая на ваш вопрос, позвольте задать свой. Что мешает Родам, которыми вы управляете, устроить сегунат в отдельно взятом клане?

Негатива на мои слова, вроде как, не было, но сколько же всего он хотел мне ответить. В частности, я уверен, пояснить разницу между аристократами и простолюдинами. Задвинуть лекцию про честь и долг. Да и по мелочи всякого наговорить. Но промолчал. И, судя по одобрительной мине, понял и принял. Хотя главное я, конечно, не услышал бы. Репутация. Какой смысл быть членом клана, если на этот клан все плюют с высокой колокольни. А что еще остается делать с ним, если глава довел до подобного? Но я надеюсь, Акэти Юдсуки понял, что я имел в виду. В Шидотэмору глава — я. И мне не нужны для этого какие-то бумажки.

— Достойный ответ, — качнул он головой вниз. И неожиданно перевел тему. — Попробуй эти креветки, Сакурай-кун. С блюдами Кагами-сан, конечно, не сравнятся, но тоже достойно получились.

О том, что он до сих пор обдумывает мои слова, говорит то, что сам он эти креветки не пробовал и, вроде как, советовать не мог. Не таскал же он их с кухни перед ужином.

За следующие полчаса ничего значимого не произошло. Все задаваемые мне вопросы были в лучшем случае обычными и не несли какого-то важного смысла. Понятно, что меня сейчас читают, пытаясь составить психопортрет, от того и вопросы… скажем так, разные. Мне только одно интересно, они понимают, что для меня это выглядит нагловато? Или думают, что я не в курсе роли Акэти Акако? Да и без нее…. Довольно важный, между прочим, вопрос. Короче, полчаса я отбивался от нападок семейства Акэти, пока не случилось это.

— Дядя Юдсуки! — услышал я за спиной голос некой радостной особы. Уж не знаю, чему она там радовалась, но первое, что она сделала, это подбежала к главе клана. Так как Юдсуки сидел напротив меня, а вход в столовую был позади, то понять поначалу, что за незнакомец сидит за столом, она не могла да, похоже, и не старалась. А вот я немного оскорбился. Не тому, что на меня не обратили внимания, а тому, что глава клана позволяет так нагло прерывать деловой ужин. То есть ценят меня тут не сильно. Обидно. Но я парень терпеливый. Последнее время.

Вот девушка подбегает к своему дяде, обнимает его, целует в щеку, распрямляется и поворачивает голову ко мне. Хлоп — обморок. Впрочем, глава успевает подхватить безвольную тушку.

— Хм, надо же, действительно работает. А я и не верил, — произнес Акэти Юдсуки.

Пипец.

— Нашлась, похоже, и на нее управа, — усмехнулся Старейшина.

Подставили, весельчаки хреновы. Только я не берусь сказать, кого именно. Шутники, м-мать. Плевать им на контракт. И на меня плевать. Я для них никто. Узнать бы, что они решили по поводу договора. Меня бесит, что мне приходится тут расшаркиваться перед ними, даже не понимая, нужно ли это еще. А если нет? Меня тут ниже плинтуса опускают, а я могу лишь улыбаться. Непростительное поведение перед лицом возможного партнера да и просто незнакомого человека. Спокойней, Макс, расслабься, а то я даже сам чувствую, как моя улыбка в оскал превращается. И яки, яки убрать. Надеюсь, они не успели ничего почувствовать. А не, заметили. Напряглись слегка.

— Прошу прощения, Акэти-сан, но мое время, выделенное на этот ужин, закончилось, и мне пора идти. — Получите, засранцы. Мне на вас тоже плевать. — Еще раз прошу прощения, — встал я из-за стола, — дела.

М-да, не ожидали от меня такого, похоже. Привыкли, что простолюдины стелются перед ними. Даже не попрощались, что на оскорбление не тянет, ибо банальная бескультурщина.

— Синдзи-кун, подожди, — произнес Юдсуки, с девушкой на руках. — Прошу, сядь. Дай мне пару мгновений.

Я хоть и был зол, но не настолько, чтобы игнорировать просьбу главы не самого слабого клана. Так что пришлось сесть обратно. Сам Юдсуки в это время вышел из помещения, неся племянницу на руках, и буквально через шесть секунд вернулся обратно уже без нее. Видать, стоящим за дверьми слугам свою ношу сдал.

Вернувшись на свое место напротив меня и помолчав пару мгновений, сказал:

— Прошу простить меня, Сакурай-кун. Клан Акэти приносит вам свои извинения.

Аж от лица целого клана извинился. Забавно…. А главное, оставляет мне всего два выхода.

— Я принимаю ваши извинения, Акэти-сан. Давайте забудем случившееся. — Я, конечно, не забуду, да и застывшее лицо старика многое говорит о его мнении по поводу извинения главы. Мдя. В идеале, заключить бы договор да держаться после этого подальше от них.

— Еще раз извиняюсь, Сакурай-кун, но все эти слухи о поведении моей племянницы в твоем присутствии… не удержался. — Ну а я что? Я промолчал. — Видишь ли, Торемазу… девочка сложного характера, и ее поведение вдвойне удивительно для знающих ее.

«Сложного характера», хех. А если присовокупить к этому ранг «ветеран», то совсем страшно становится. Особенно тем, кого она в асфальт вбивает. Сомневаюсь, что она совсем уж дикая, кто бы ее тогда в школу с детьми пустил, но «сложный характер» — некоторое преуменьшение того, что я о ней слышал. И как они ей мужа искать собираются? Ох ты ж мать! А ведь на меня по-любому досье собирали. Да не, бред. Паранойя. Быть такого не может.

— Вам лучше знать, Акэти-сан. Лично я с ее характером не сталкивался.

— Кхм. Да. Так вот. Тебе, наверное, будет приятно узнать, что мы решили заключить с тобой договор, — переглянулась троица. Либо они приняли решение заранее, либо понимают друг друга без слов. А еще я понял, что они любители кардинально менять тему обсуждения.

— Мой помощник будет в восторге, — намекнул я на то, что извинения принял, но их еще не простил. Причем, умом я понимаю, что зря выпендриваюсь, но удержаться не смог. Но тут я рассчитывал на свой возраст. Порой он и полезным бывает.

— О да, — подал голос старик, — помощник. Надеюсь, он в скорейшем времени поправиться.

Хех, какие намеки пошли. Типа — мы следим за тобой. Только я не понял, причем тут его «надеюсь»? Не все ли им… а-а-а…. Понятно. Это меня сейчас так приопустили. Мол, с Таро вести дела гораздо приятней. Вот вредный старикашка. Прям, как я.

— Можете не сомневаться, — кивнул я головой. — Через неделю пойдем в боулинг отмечать его выздоровление. — Невинная фраза, если не знать, что три дня назад второй сын главы клана устроил нехилую бучу в одном из салонов боулинга. Это, если кто не понял, мой им ответ на их «мы следим за тобой».

Вот так вторая часть ужина и прошла. Подкалывали друг друга со стариком и вели задушевные разговоры о нынешнем поколении с Юдсуки. С Акако за все оставшееся время перекинулись всего несколькими фразами. А когда я уже уходил, всучили мне килограмм «Дэнто но аджи». То ли этот чай не такой элитный, как я думал, то ли я все же произвел на них впечатление.

 

Отступление

 

— Ну, что скажете? — спросил глава клана Акэти у своих собеседников, когда они устроились в его кабинете.

— Ты не должен был приносить извинения от лица всего клана, сын, — первым заговорил самый старший в комнате.

— Не стоит плодить врагов на пустом месте, отец. Мне не сложно, а он проникся. Ведь так? — перевел он взгляд на свою жену.

— Скорей удивился. Но в нашем случае, это нормально, — ответила Акако.

— Он слишком нагл, — решил не продолжать эту тему Старейшина.

— Я бы сказала — горд. Наглеть он начал после прихода Торемазу, — покачала головой женщина.

— Это да. Достойный молодой человек. Но все равно нагловатый.

— Я не понял, отец, так он тебе понравился или нет?

— Понимай как хочешь. Но я не баба, чтобы мне нравились парни.

— Как же с тобой трудно, — вздохнул Юдсуки. — Но хоть что-то конкретное ты можешь сказать?

— Если он все же получит Герб, а все к этому и идет, то будет на кого скинуть Тори-тян. Если же нет…, - задумался дед. — Появляются интересные варианты.

— Кхм, кхм. М-да. Акако?

— Как вы и сами поняли, умен. А вот дальше интересней. Он весьма посредственно знает этикет.

— Что-то незаметно. Да и к чему ты это? — не понял хозяин кабинета.

— А к тому, что мы недавно наблюдали аристократическую кровь энного поколения в действии. Она же, скорей всего, и давила на его гордость. Вот вы, Такеши-сан, можете себе представить подростка, простолюдина, без должного воспитания, переругивающегося с вами на деловом ужине? Не переходя грань дозволенного?

— Не зря же он живет в квартале Кояма? Наверняка нахватался там всякого.

— Вот именно, что всякого. И именно, что нахватался.

— Так может к демонам то, что его родителей изгнали? Такой парень и нам пригодится, — спросил мужчина у жены и отца.

— Нет, — произнес Такеши. — Кояма могут себе это позволить, а вот нам рисковать репутацией не стоит.

— Да и у Кояма на него, вполне возможно, свои планы имеются, — добавила женщина. — Да без всякого «возможно» имеются. Не хотелось бы вставать им поперек дороги. Выдать за него Тори-тян — это одно, а вот взять его в клан может и аукнуться.

— Ладно. Я понял вас. Что еще можешь сказать?

— Складывается впечатление, что на сам договор ему… — замялась Акако, — он не сильно для него важен.

— А вот это интересно. И странно…. Отец, сможешь узнать, насколько он зависит от Кояма… в деловом плане?

— Попытаюсь, — пожал плечами старик. — Но навскидку, из того что я уже знаю, никак не связан.

— Да, ты говорил. Но удели этому вопросу более пристальное внимание. А я посмотрю, с кем из аристократов он вообще связан…. И почему мы не заметили его раньше? — задал он риторический вопрос. — Есть еще что-то?

— На первый взгляд все, — ответила ему женщина.

— Слишком много внимания этому парню, — произнес Старейшина.

— Ну, — пожал плечами глава клана, — чего не сделаешь ради любимой племянницы.

 

Глава 9

 

Я летел аки птица. Хотя нет, у птиц лапы вместе сведены. Ну тогда… поздно, пора приземляться. Доворот плеча, выравнивание, касание руками, перекат, разворот, остановка. И вот я стою на одном колене в десяти метрах от противника и смотрю, как тот кивает головой.

— Неплохо, — произнес Святов. — Летать, в смысле падать, ты умеешь. Вот только обещанного тобой сильного бойца я что-то не вижу.

Ну да, если кто не понял, я решил посветить его в свою патриаршую тайну. Причин несколько, но главная в том, что если я во время вылазки, боя… да просто в повседневной жизни встречусь с бойцом уровня «учитель» и выше, должен быть хоть один человек, который будет понимать подоплеку дела. А то знаете, я как представлю, что во время боя прогоняю окружающих меня бойцов, дабы они чего лишнего не увидели, а они, сволочи, не уходят, боясь за мою жизнь, а противник-то подходит все ближе и ближе…. Короче, я решил довериться Святову. Ситуация, которую я описал, лишь одна из возможных, и понимающий ситуацию помощник мне нужен.

— Должен же ты почувствовать свою силу, Сергеич, — ответил я. — Осознать, насколько силен по сравнению с обычным человеком.

— Да я и без вас, шеф, это осознаю, — ухмылялся он мне в ответ.

— Ну и, конечно, расслабиться, — произнес я обычным голосом. Десять метров — это в общем-то немного, но сходу он мои слова не разберет, лишь отвлечет часть сознания.

Шаг, и я готов уйти в Рывок. Еще один — моя поблажка Святову, хоть и вряд ли он насторожится. Рывок, подшаг, и я стою вплотную к Сергеичу, правым боком блокируя его руку. Миг, а Святов все так и пялится на меня удивленно. Что ж, его ошибка. Со стороны могло бы показаться, что я не могу ударить правой рукой, банально не было места для замаха, уж больно близко я стоял к Сергеичу, но это не так. Мне и не нужен замах. Удар тыльной стороной кулака с расстояния в пять сантиметров заставил согнуться «учителя» в прямой угол.

— Знаешь, не могу не пройтись по твоей готовности к спаррингу, — сказал я, чуть наклонившись. — Я ведь предупреждал, что хороший боец, а ты отнесся к этому так, будто я каждый день только и делаю, что вру напропалую. Но даже тогда ты не должен был расслабляться.

— Что… что это было, шеф? — спросил мужчина, медленно распрямляясь.

— А сам-то как думаешь?

— Мои мысли слишком фантастичны.

— М-м-м? То есть что-то ты все-таки заметил?

— Кха, черт, это было больно.

— Могу себе представить, — усмехнулся я.

И тут же сделал полуоборот, уходя от чего-то прозрачного, полетевшего в мою сторону. И дабы Святов не расслаблялся, продолжил движение рукой, засандалив ему по затылку. От чего он улетел метров на пять вперед, кувыркаясь через голову.

— Блин, шеф, так и убить можно, — сказал он, сидя на земле и потирая затылок.

Ути, бедненький «учитель».

— Ты меня совсем уж за неуча не принимай, — ответил я. — Держи на себе «доспех», и все будет нормально.

— А мне тогда как быть? У вас-то «доспеха» нет. Я даже в десятую часть силы драться не могу.

— Ты для начала хотя бы коснись меня…. «учитель», — закончил я, посмеиваясь.

На этот раз я вполне четко увидел, чем же это в меня пуляют. Оказалось воздушным шаром. Только не очень плотным. От него я просто уклонился, как и от последующих двух. Но вот Святов, наконец, добрался до меня и нанес прямой удар правой. Ну а что? Нормально. С чего-то же надо начинать?

Секунд десять я уворачивался от ударов, не отходя от него более чем на шаг. А когда он решил, что с него хватит, и отпрыгнул от меня, я пнул его вдогонку. Как итог — еще пять метров кувыркания.

— Хочу заметить, Сергеич, — сказал я, медленно приближаясь к нему, — что не далее как три месяца назад… ну или что-то около того, я укокошил одного «учителя» из Индии, и он со мной не цацкался.

После моих слов практически поднявшийся Святов замер. Медленно поднял на меня взгляд и произнес:

— Карлик? — Нет, вы только гляньте, и этот откуда-то знает.

— Прикинь, да? — оскалился я непроизвольно.

И подхватив мой оскал, предвкушающе улыбнулся русский. Ну, сейчас начнется потеха.

Воздушный шар, лезвие, лезвие, еще одно лезвие. От всего этого я просто уклонился, но тут позади что-то взорвалось. Подозреваю, что шар. А так как уклоняться от взрыва довольно хлопотно, поставил позади себя Гибкий щит. Поражающих элементов там не было, да и сам взрыв… скорей рассчитан на то, чтобы оттолкнуть или опрокинуть, так что щит вполне неплохо справился. А вот плотный воздушный шарик от приблизившегося за это время Святова принял на Щит. Тот, что жесткий. Со стороны я, наверное, круто выглядел.

Дабы мой противник не учудил чего лишнего, а то он уже и руки развел, пальнул в него молнией. И целых две секунды наблюдал за тем, как она бьется в невидимую преграду. Все-таки Святов хорош. Среагировать на таком расстоянии, да еще и щит успеть поставить…. Нет слов, хорош. Вот только что-то он не нападает, видать задумал нечто каверзное. Да и мне в этот щит нет смысла молнией шмалять, первым выдохнусь.

Лишь только я убрал свою джедайскую технику, прозвучал еще один воздушный взрыв. На этот раз ее эпицентром был Сергеич. То, что это не совсем взрыв, я понял, когда схлопнулся щит, поставленный мной перед собой. Он, конечно, абсолютный, вот только держится чуть больше секунды. А этот «взрыв» длился несколько дольше. Так что пришлось уходить в скольжение прямо в воздухе. Нехило. Пора и мне атаковать. Почти по-настоящему.

Убедившись, что Святов больше не фонтанирует ветром, побежал в его сторону. Кувырок вперед и в сторону, уходя от лезвий. Вот в мою сторону летит шар воздуха, и чтобы не нарваться на очередной взрыв за спиной, ухожу в Рывок. Волна…. пусть будет взрывная, шириной метра три, проносится мимо, но поздно, я уже слишком близко.

Пригибаюсь от хука справа, чувствуя над головой поток ветра от какой-то техники, и бью рукой в колено. Разгибаюсь, с подшагом в мертвую зону, и наношу два удара по печени, на что Святов бьет локтем мне в голову. Пытается бить. Толчок в плечо, Фокус, подножка, и вот бедный мужик в подвешенном состоянии, когда ноги уже оторвались от земли, но сам он еще не упал. Мощный вертикальный удар ногой в торс, и еще один Фокус. Для меня Сергеич, конечно, не застыл в воздухе, но движется достаточно медленно. Двойное Ускорение, Усиление, Толчок и удар с двух рук в начавшее опускаться тело.

Летел он… мне понравилось, как он летел. Тридцатиметровый, с гаком, полет закончился в окне первого этажа завода.

— Го-о-о-ол! — воскликнул я, подняв руки. Сам не ожидал, что так удачно запулю это тело.

Прогулочным шагом направляясь к окну, метров за пять повысил голос.

— Святов-сан, вы там как, живы? — не смог я удержаться от насмешки.

Сначала в окне появилась рука, потом вторая, и лишь в конце на свет божий вылезла голова.

— Ну ты даешь, парень, — прохрипел мужчина. — Так и убить можно.

— Прямо-таки и убить? — Усмехнулся я. — Кстати, хочу отметить, что ты получше того индуса будешь.

— А то ж! — Хех. Все-таки у русских с индусами непростые отношения. Если англичан они просто не любят, то с индусами у них здор-р-ровая такая конкуренция. Причем, что забавно, это относится к нациям в целом, а не к отдельным личностям.

— Вот только мне не нравится, что вы здорово себя сдерживаете.

— Да ты и сам, — сказал он, выбравшись из окна и прислонившись к стене, — как я подозреваю, бил не в полную силу.

— Нет, почему, в полную. Только, скажем так, не очень часто.

— Да и показал не все.

— Ну…. Да. Так и есть.

— Это потрясающе, Син, — покачал головой Святов. — Патриарх, и такой силы…. Скажи мне, если бы мы дрались в полную силу… ситуация ведь не сильно бы изменилась?

— Охо-хо, — повздыхал я. — Понимаешь, Сергеич, тут не все так просто. Со стороны, быть может, так бы и выглядело. Все-таки я не могу позволить себе получать часто удары. Но вот на деле…. Силы у меня весьма специфические, и я в равной степени сложности буду пинать и «учителя» и «мастера». Разница лишь во времени, которое я на это затрачу.

— М-м-м… «мастера»? — переспросил Святов.

— Слабого «мастера», как минимум. — И подумав пару секунд, решил все же сказать: — Если я… положу на это жизнь, то я убью любого мастера.

— Жизнь значит… — произнес тихо мужчина.

— Это пока, — обнадежил я его. — Мое развитие еще далеко от своего пика.

— Будем надеяться, что в ближайшее время с «мастером» ты не встретишься.

— Ох, не нагнетай обстановку, Сергеич, — поморщился я. — Во-первых, в ближайшем будущем нам такое не грозит. А во-вторых, я не герой манги, чтобы бросаться в бой с такими монстрами. Только, если буду уверен в победе.

— Ну да, жизнь она не манга, — почесал он затылок. — Слушай, а как это ты меня так удачно…? — покосился он на окно.

— Э-э-э… точный глазомер и твердая рука.

И хмык мне был ответом.

— Давай, что ли, — оторвался он от стены, — бой разберем, заодно прикинем, кто на что способен… в полную силу.

За разбором полетов мы провели еще час. Оказалось, что Святов, еще будучи сотником клана, отвечал за натаскивание молодняка, где и отточил «учебные», так сказать, техники. Оказывается все то, что он в меня кидал, могло разве что пару костей сломать. Даже его Лезвия не наносили смертельные раны, а это реально круто. При слабой энергонасыщенности такие лезвия просто рассеиваются, так что подобрать тот самый минимум и, что главное, научиться пулять их как обычные, это действительно работа мастера.

— Слышь, Сергеич, — решил я поинтересоваться, — а тебе до «мастера» долго осталось?

— Хм. Прилично. — И через пару секунд раздумий произнес: — Смотри.

После чего он вытянул руку и за две секунды скастовал воздушный шар размером с грейпфрут. Пролетев метров пятьдесят, этот шар рванул. Не скажу, что взрыв был впечатляющим, но БТР он бы разворотил.

— Забавно, — произнес я безразлично. — И в чем прикол?

— Вот когда я смогу устроить дождь из таких шариков, я стану «мастером».

Мне как-то поплохело, когда я представил такой дождь.

— Святов, скажи мне, что эта техника опасна для кастующего.

— Опасна. Но у нее радиус тридцать-тридцать пять метров, и кастуют ее за пределами оного.

— Фух, значит мне она не опасна.

— Ну да, ты же у нас от противника далеко не отходишь. Приплюсуй к этому время на сам каст, а это около пяти секунд.

— Около? — уточнил я.

— Чтоб пройти экзамен, нужно уложиться в семь. А самый короткий каст, о котором я слышал, это четыре с половиной секунды.

— Ну, это нормально. Для меня нормально, — поправился я. — А что нужно сделать, чтобы стать «учителем»?

— Поставить стихийный щит за секунду.

— Как-то просто это…. Эй, а как быть с тем «ветераном», что мы недавно прибили? Того, что щиты ставил.

— Это только звучит просто, Син. А на деле ой-ей как не просто. Да и дает только официальный ранг. Так называемые слабые «мастера» или слабые «учителя», это как раз они, те, что совсем недавно получили ранг, но по факту настоящим «мастерам» и «учителям» проигрывают. А насчет того «ветерана»… он и не ставил стихийные щиты. Технически, это вообще не щиты были, а просто поднятые куски земли.

— Ясненько. А «ветераны» что…

— Объемные техники. Любые объемные техники с радиусом поражения от двух метров.

О-о-о, так Мизуки уже к рангу «ветеран» подбирается? Интересно как.

— А вот еще вопрос. Почему из этих шариков, — махнул я рукой в ту сторону, где разорвался один такой, — нужно создавать именно дождь? Почему не запустить его горизонтально?

— Вот как объяснить такую вещь человеку, не пользующемуся бахиром? — задал он риторический вопрос. И вздохнув, все же пояснил. — Создание даже двух таких… снарядов рядом с собой уже опасно. Они ж, сволочи, начинают резонировать с твоим собственным бахиром в теле.

— А создать что-нибудь похожее, не резонирующее?

— Синдзи…. Ладно. Причин всего… м-м-м… шесть. Но тебе хватит и того, что если создавать иначе, уходит слишком много сил. И если кто-то сможет обойти все шесть причин… черт, я даже представить не могу такого гения.

Подозреваю, что и этот ответ сильно упрощен. М-да, нелегка жизнь у бахироюзеров.

— А если не гения, а гениев?

— Черт, Синдзи, — усмехнулся Сергеич, — это же не компьютерная программа. Тут не получится создать блоки, а потом все это соединить…. Скажу по-другому. Эта техника известна более двух тысяч лет.

— Хе, намек понят. — Хотя не стоит забывать и о гениях-однодневках. Таких как, например, тот тип, не помню его имя, который расшифровал клинопись. На спор. За пару недель. И ничем более в жизни не отметился. Хотя и он, по-моему, не до конца это сделал. Ну да ладно. Так или иначе, у меня есть, чем ответить ему. — Только… ты не забыл о том, кто я?

— Э? — подвис он. — Но не может же два чуда подряд случиться?

Типа выкрутился.

— Ладно, — хмыкнул я, — замнем для ясности.

— Забавно, — произнес вдруг Святов.

— Ты о чем? — спросил я.

— Да я сегодня в новостях видел. Передавали, что из-за всей этой канители, что устроили Япония с Германией…

— Ты о чем? — повторил я свой вопрос.

— Блин, шеф, вы вообще за новостями следите?

— Ну, я слышал, что они какой-то там саммит открывают… или что-то такое.

— Неважно, в принципе…. Если коротко, то ваш император тоже хочет обосноваться в Свободных землях. Вот и ведет, значит, переговоры с Германией, чтоб те ему помогли.

— И в чем прикол?

— В том, что Англии это почему-то не нравится, — усмехнулся Святов иронически. — И они присылают сюда представителя королевского рода для трехсторонних переговоров. Прямо так, конечно, не говорится, но думающий да поймет. Так вот, самое интересное для нас, кто именно этот представитель… — Конечно. Как же без интригующей паузы.

— Ну и кто он? — спросил я слегка раздраженно.

— Гарри Алдер! — Хо-хо-хо, мать его так! Единственный, на данный момент, известный Патриарх на земле.

Вот только что мне с этого?

 

***

 

Пятница. Поздний вечер. Полчаса, как я вернулся с разведки, и домой ехать не собираюсь. Что можно сказать по результатам моего маленького рейда? Если бы не полиция, все было бы зашибись. А так мы тупо не успеем уйти. Придем, постреляем всех и столкнемся с полицией. Что дом Ямаситы, что отель стоят там, где полиция не будет тормозить. То есть прямая атака исключена. Можно придумать не один план, как решить эту проблему, но зачем множить сущности, как любит говорить Святов? Есть целых два простых способа, как решить эту проблему. Первый — похитить сыновей Ямаситы. И второй — навестить его самостоятельно. Хотелось бы, конечно, устроить публичную казнь, но похищение…. Убедить-то японскую часть своих людей я смогу, но могут появиться, а у некоторых точно появятся, ростки сомнения в правильности выбора стороны. Вот интересно, просто прийти и пострелять всех — это нормально, а похищать детей, пусть и взрослых, чтобы выманить отца, — плохо. Похоже, придется действовать в одиночку. И тихо. Или как-то иначе спровоцировать их на атаку? На живца взять? О, Родовые земли. А почему бы и нет. И с полицаями все просто — защита жизни и частной собственности. Хотя я сомневаюсь, что сами Ямасита придут потешить самолюбие…. Хотя… и это можно спровоцировать. Да… можно. И даже план на выходные в тему идет. Главное, чтобы Ямасита до часа икс дел не натворил. Так, набросаем план.

Первый этап начнется завтра. Ничего, в принципе, нового: как и раньше, прессингуем Биту. Но на этот раз должны остаться живые, которых, или которого, мы, якобы, не заметим. И при котором Курода должен проговориться, назвав меня по фамилии. Вообще-то этого не должно было произойти, но, похоже, мы перемудрили с секретностью, и эти придурки так до сих пор и не поняли, кто на них охотится. Но это уже утвержденный план, а вот дальше, благодаря Ямасите, вступают изменения и дополнения.

Во-первых, надо убрать одного из сыновей этого калеки, благодаря чему он получит офигенную мотивацию для нападения на меня. После чего мне нужно под благовидным предлогом сослать куда-нибудь своих людей. Для вида. А самому в это время засесть в своем особняке. Вроде как, идеальный момент для нападения. В теории Ямасита не удержится, и очень даже возможно, сам на коляске примчится. Где его и будут ждать мои люди. Уж незаметно их туда переправить я смогу.

Но это все вчерне. И нюансов тут, к сожалению, до жопы. Главным из которых мне пока что видится вопрос, куда услать людей. Точнее, придумать причину для такого приказа. Можно этого и не делать, но тогда и Ямасита вряд ли припрется, чтобы поглумиться надо мной. Хм. А ведь и усылать не придется. Можно просто изобразить осадное положение, после того как ко мне припрется посланник от Змея. Тогда необходимо очень четко продумать время убийства сынули этого придурка. М-м-м, может и получиться. Даже с полицией мне тут везет. После Чесуэ она привыкла отводить глаза в моем районе, что еще один стимул для нападения. И не забыть намекнуть в разговоре с посланником на Кояма, чтобы у Змея не было соблазна напасть вместе с Ямаситой. Да и с Кентой переговорить. По идее все должно получиться.

На утреннюю пробежку вышел позже всех. Даже не так. Когда я вышел из штаба, где и ночевал, Курода со Святовым уже вели свои отряды на спортгородок. А Антипов уводил оттуда своих.

— Лепота, — произнес я, набрав в грудь воздуха. Как в старые добрые времена. Только теперь я начальник, а кто-то другой рядовой.

После пробежки, получаса на турниках, душа и завтрака отправился на стрельбище. Пострелять с утра, что может быть лучше? Правда на полпути свернул к оружейке. Это Курода, когда водит свой отряд на постреляшки, таскает с собой пару лишних винтовок, а вот Святов, чья очередь была этим утром, таким не заморачивается. Да и вообще, надо бы завести свою собственную винтовку. А то, что это я до сих пор общими пользуюсь? Пистолеты, родненькие, не первый год имею, а вот винтовкой как-то не озаботился.

— Здрав будь, Сергеич! — произнес я, подойдя к мужчине, стоящему справа от позиций для стрельбы, рядом с ящиками из-под патронов. — И вам не хворать, Евгений Евгеньевич, — поздоровался я с претендентом в мои вассалы.

— И где ж ты так язык набил, по-русски балаболить? — покачал головой Жень-Жень.

— Так это же Япония, — развел я руками. — Не знаю, как в других странах, а тут знание русского или немецкого — норма. Среди аристократов, по крайней мере, — пожал я под конец плечами.

— А ты, как я посмотрю, вовсю готовишься к этому? — спросил он, вставляя магазин в «Гвоздь», который крутил все это время. — Постреляем?

— Хех, — усмехнулся я. — Если Герб не дадут мне, то я уж и не знаю, возможно ли это в принципе. И да. За тем и пришел сюда.

Стрелял он, конечно, знатно, но не более того. Собственно, как и любой профессионал, не снайпер. Так что сравниться в этом со мной ему не светило. Однако тут есть одно «но»: стрельба с места — это все-таки так мало.

— Неплохо, Синдзи. — Всего лишь? — Я бы даже сказал — замечательно, — произнес он, смотря в бинокль на наши результаты. — Уделал ты меня.

— Да-а, сегодня я прям в ударе, — ответил ему, занимаясь тем же самым. Но, похоже, что-то не рассчитал с ветром. Смазал пару попаданий. И положив бинокль на стойку, позвал Святова, обретающегося где-то с другой стороны стрельбища. — Сергеич!

— Слушаю, — произнес он, когда подошел.

— Где сейчас твой друг?

Аршинов Сергей Иванович приехал вместе с Жень-Женем, но, в отличие от него, поверив Святову, с которым дружил еще с детства, принял мое предложение сразу. Даже странно, что они в разных странах в конце концов оказались. Впрочем, что только в жизни не бывает. Он, кстати, «ветеран».

— В ангаре МПД. Настраивает под себя «доспех».

— Ты сам-то настроил?

— А то! Самый первый. Хорошо, что Кадзухиса человечка оставили. Фантик, как мне показалось, в системах не очень разбирается.

— Очень даже разбирается. Просто не сталкивался еще с МПД. Он вообще у нас мастер широкого профиля. Но я не об этом. Передай Аршинову, как закончит, что он тоже сегодня с Судзуки за боеприпасами едет.

— Сделаю, — произнес удивленно Святов. — А есть причины для усиления группы?

— Ветер сегодня какой-то… переменчивый, — ответил я, глядя на мишень.

— Что? — не понял он.

— Предчувствие у меня нехорошее.

— Понятно. Сделаю, шеф.

Предчувствие — это такая штука, которую я никому не советую игнорировать. Это я вам как ведьмак ранга Абсолют говорю. Собственно, вам так большинство профессиональных военных скажет.

— И еще. Пусть по возможности не светит своим рангом.

Если что-то и случится, это случится с участием Ямаситы. А значит, не стоит показывать ему, что у нас есть еще один «ветеран».

— Передам.

— Но если что, сам знаешь.

Люди, прежде всего. Так было. Так есть. И, надеюсь, так будет.

— Знаю, — кивнул на мои последние слова Святов. — Может тогда лучше с конвоем до завтра подождать? Выделим нормальное сопровождение.

— Я тебе прямо скажу, Сергеич. В связи с некоторыми моими планами на ближайшее будущее, мне выгодно нападение, которое мы с трудом отобьем. А даже если этого и не случится, главное, чтоб люди уйти смогли, а товар мы и чуть позже забрать сможем. Не продадут же они все на следующий день.

— Понимаю. Нападения может и не быть, но если будет, «ветеран» вполне сможет прикрыть отступающих. А если Серега лицо закроет, то он и в полную силу сможет действовать.

— Где-то так.

— Ладно, пойду, обрадую его. — И повернувшись к своим архаровцам, гаркнул: — Седьмой! За старшего в мое отсутствие!

— Есть! — раздалось в двадцати метрах от нас.

Во дает. А ведь эти парни не хотели в армию идти.

А в обед, когда я стоял за плитой небольшой кухоньки, устроенной по моему заказу в штабе, меня навестил Беркутов. Вы только не подумайте, что я брезгую есть со своими людьми, просто в связи с кадровым голодом на базе отсутствовал не только мой секретарь, но и нормальный повар. А я все чаще задумываюсь о том, что неплохо было бы заменить Наталью в «Ласточке» кем-нибудь другим, а ее перевести сюда. Останавливает меня только одно — не хочу выслушивать вопли Шотгана.

— Синдзи? — произнес русский мне в спину. — Я смотрю, ты сейчас занят? — Лица его я в тот момент не видел, но вы же слышали такое выражение «улыбка в голосе»?

— Не очень сильно, — сказал я, обернувшись. — Да вы проходите, садитесь, — махнул я на один из трех стульев, стоящих на кухне.

Изначально он тут был один, но, как оказалось, Святов тоже не дурак вкусно покушать. А чуть позднее к нему и Таро присоединился. Скорей бы уж людей набрать, чтоб можно было смены устанавливать и отпускать людей на выходные. А то они скоро, если так и дальше пойдет, бунт мне тут устроят. Совсем без выходных я их не держу, но сутки в неделю?

— Хм, благодарю, — сел он за стол.

— Если вы решили отведать моей стряпни, то пока рановато. Да и стул вам лучше еще один принести.

Я, кстати, не против готовить на несколько человек. Раз уж все равно готовлю. К тому же я могу понять тех, кто ловит кайф, когда кому-то нравится его готовка. Это не значит, что я повар-маньяк, как Кагами, но повторюсь — раз уж я все равно готовлю…

— Нет, я собственно… хм, а неплохо пахнет… м-да. Так вот, о чем я? Я хотел попросить разрешение на участие в сегодняшней операции. Само собой на это время я перехожу в ваше подчинение.

О-ла-ла. Впрочем, можно. Я, ну очень сильно, сомневаюсь, что он побежит на доклад в полицию. А сейчас только это может мне повредить.

— А вы уже в курсе того, куда мы идем? И зачем?

— Нет. Я не спрашивал, а ваши люди молчат.

— Тогда у меня два вопроса. Во-первых — зачем вам это? Если бы вы хотели просто узнать, что за операция, для начала нужно было бы спросить. Но вы молчали. Так зачем?

— Все просто до банальности. Я хочу посмотреть, на что ты способен в данный момент. Не на тебя конкретно, а на твои силы. Посмотреть своими глазами, — добавил Беркутов.

— Ладно. Второй вопрос…. — Блин, как бы его в слова сформировать? — Что вы будете делать, если мы идем детские дома вырезать? Вам не кажется, что о цели операции все же стоило узнать заранее?

— Я сомневаюсь, что у вас именно такие цели. Но отвечая на ваш вопрос — я бы попытался вам помешать.

— Хрен с ним, спрошу по-другому…. Вдруг мы банк идем грабить?

— Я не испытываю пиетета перед законной властью, — усмехнулся мужчина. — Нюансов тут, конечно, много, но в целом мне наплевать. В самом худшем случае просто постою в стороне.

— Это, в каком таком случае? — не понял я.

— Если ваши люди начнут бессмысленно убивать направо и налево сотрудников банка.

— А…

— То есть совсем бессмысленно.

— Поня-я-ятно, — протянул я раздумывая. — Что ж, переходите в распоряжение Святова. Он введет вас в курс дела, он же назначит вам место в отряде.

— Как прикажете. Разрешите идти? — произнес он мягко.

— Идите, — закончил я разговор, беря банку со специями.

 

***

 

— Чисто, Сакурай-сан, выживших нет, — доложился Курода.

— Тогда уходим, — ответил я. Надеюсь, тот везунчик, что лежит у наших ног и притворяется трупом, расслышал все правильно, иначе я даже не знаю. Придется им прямым текстом говорить, кто их враг.

— Есть.

Собрав людей, мы вместе с Куродой покинули разгромленный дом, бывший до недавнего времени доходным. Иначе говоря, гостиницей. Вот только квартировались тут лишь люди Биты. По плану у нашей группы эта точка была последней, так что я уже предвкушал ужин, душ и постель. Впрочем недолго предвкушал, вспомнил, что мне еще доклады принимать… а-а-а к черту, это можно и завтра сделать. Если, конечно, не случится что-то серьезное.

— Кстати, Курода, отметь сорок седьмого, — сказал я, наблюдая, как бойцы запрыгивают в микроавтобус. — Мне понравилось, как он отреагировал на втором этаже.

— А что там было? — спросил мужчина заинтересовано. Сам-то он в этот момент на первом работал.

— Ничего особенного. Похоже, там человек пять не спали и успели забаррикадироваться. В конце коридора. Ну а тот не растерялся, на пару с двумя бойцами вынес и баррикаду, и тех, кто за ней прятался.

— Не вижу тут геройства.

— Дело не в геройстве, а в лидерских качествах, — сказал я, забираясь в машину.

— Как скажете, шеф, отмечу, — произнес он, уже будучи рядом со мной.

Первым делом, что я сделал, вернувшись на базу, был разговор с Судзуки и Аршиновым, которых даже будить не пришлось. Да их даже ждать не пришлось, они сами подошли ко мне, когда я направлялся в штаб.

В целом предчувствие меня не подвело, и нападение было. Но складывалось впечатление, что они и не рассчитывали отбить грузовики. Как индейцы на диком западе — налетели, постреляли, ускакали. Как сказал Аршинов: «Не считаю себя центром вселенной, но им хватило лишь моего обстрела и двух магазинов». Эти идиоты даже автоматическим оружием не пользовались. После Сергея выслушал доклад Судзуки. Товар принял, довез, выгрузил, оформил… в общем, все как у белых людей.

К тому моменту, как я принял душ и доел заранее приготовленный ужин, на базу вернулись все группы, после чего, удостоверившись, что все в порядке, отправился спать.

К обеду следующего дня я, чудесным образом, разобрался со всеми делами. И когда я говорю со всеми, именно это я и имею в виду. Сидя за своим столом и перебирая бумаги, я не мог в это поверить. Я все сделал. Всех обзвонил, со всеми договорился, все, что надо, подписал, приказы роздал… да я — герой, мать-перемать! Завтра обязательно появится что-то еще, но сегодня мне тупо нечего было делать. Мистика. Пойти, что ли, в киношку сходить?

Мои мысли прервал стук в дверь.

— Войдите!

— Привет еще раз, Синдзи, — произнес вошедший Беркутов.

— Евгений Евгеньевич? Что-то случилось?

— Можно сказать и так. Я пришел поговорить о моем… испытательном сроке.

Нет, но вот засранец, а? Мне остается только усмехнуться про себя. Испытательный срок, хех. ЕГО испытательный срок. Но подводные камни он, как ни крути, обошел. А то, что на испытательном сроке буду фактически я, вслух можно и не произносить.

Однако тут есть парочка «но». Моя болезненная гордость, которую я порой не могу задавить, хоть и понимаю ее вредность. Но даже если бы ее не было, остается еще и то, что аристократы не станут идти на испытательный срок к простолюдину. Я, конечно, не аристократ, но стремлюсь именно к этому. И ладно, если бы передо мной стоял обычный простолюдин, но это же потомственный Воин клана. И он, и его предки, в неизвестно каком колене, обретались подле аристо, да Беркутов на раз должен такие нюансы сечь. И при этом предлагать мне подобное? Такое впечатление, что это начало тонкого плана по моему подминанию под него. Либо оскорбление и заявка на то, что он никогда не будет подчиняться мне полностью. Блин, кого сюда Святов приволок? И как мне ответить? Что ответить, понятно, но как? Обидеться, показать злость, презрение? Или просто послать его? А впрочем, зачем играть?

— Беркутов-сан, — начал я, позволив проявиться в голосе раздражению, — если вы это сейчас серьезно, то нам с вами точно не по пути. Идите, — махнул я в сторону двери. Осталось только «кыш отсюда» добавить.

Молчал он с минуту. Молчал, но не уходил. Я уж было хотел поторопить его и даже воздуха в грудь набрал, но тут он отмер.

— Прошу простить меня за эту небольшую проверку, Сакурай-сан. — О как. — Но я надеюсь, вы отнесетесь к этому с должным пониманием. Если ваше предложение еще в силе, я готов… примкнуть к вашему Роду.

— У меня…. - прервался я. В конце концов он и сам знает, что у меня нет еще Герба. Хм, доверять или нет? Предыдущее его поведение внушает сомнения. Но учитывая, что он своими последними словами сам оказывает мне огромное доверие, наверное, и мне стоит попробовать. — Присаживайтесь. Поговорим предметно. — И достав сигареты, закурил.

Итак, по результатам переговоров выяснилось, что Беркутов может гарантировать присоединение ко мне аж тридцати восьми профессиональных вояк, среди которых четыре «ветерана». Все остальные «воины». Из них лишь у шестерых нет семей. Но это обычная пехота, отдельным лотом идут двенадцать тяжелых пехотинцев, из которых МПД имеют лишь двое. Да и те смогли сохранить их только потому, что у Беркутова проснулась жаба. И он посчитал, что содержание двух ТДД-12-2м окупает возможность пользования, пусть и иногда, подобными штуками. И тут я с ним согласен. Тяжелый МПД «Кара» — это… это просто зверь машина. Ни в каких салонах их не достанешь, просто потому, что выставлять их на продажу незачем, просто намекни, что у тебя есть подобная вещь, и покупатели выстроятся к тебе в очередь. И это в самой России — стране производителе. У нас в Японии достать их раз в десять сложнее. Так что я без вопросов оплачу их доставку сюда. А вот остальным свои МПД пришлось продать. Уж больно дорого оказалось для них содержание подобной техники. Я тогда еще спросил Беркутова, почему он после гибели клана не создал наемный отряд? Тогда и выяснилось, что именно этим он на родине и подрабатывает. Правда, получается у него не очень. И не все из тех, про кого он сейчас говорит, в нем состоят.

Дальше у нас идут техники. И вот этой братии у Жень-Женя на примете дофига. Пятеро состоят в его отряде, и про них даже разговора нет. Еще десятерых он гарантирует. А если мне сильно надо, он отслеживает еще человек сорок. Не все из них полетят в далекую Японию, но две трети из этих бедолаг, по его информации, испытывают финансовые проблемы. И это при том, что все они семейные люди. А уж если поднять ВСЕ связи… Короче, за техническую группу я могу не волноваться. Человек сорок, в общей сложности, он привезти сможет. А ведь они за возможность вновь стать Слугами Рода, пусть и не клана, клещом вцепятся, на износ работать будут. И куда мне всю эту ораву деть? Впрочем, дену. Куда-нибудь, но дену. Отказываться от подобного я не намерен.

Четыре пилота шагающей техники. Так мало слов, а столько смысла. Про эмоции вообще молчу. Стоит отметить, что эти пилоты — универсалы, могут работать как с мобильным доспехом, так и с боевым роботом. Не такое и редкое явление, половина всех пилотов универсалы. И хоть считается что пилоты-спецы более умелы в своем направлении, я уверен, что тут все зависит от опыта.

Ну и наконец, гражданские. Целая толпа гражданских. Народ, для которых клан был всем. Во всех смыслах. И которых вне клана принимают неохотно. По своим специальностям, во всяком случае. Правда большая их часть — семьи погибших.

— Большинство из них, — говорил мужчина, — имеет то или иное высшее образование, так что думаю, работу вы им найдете. Я даже нескольких отличных поваров знаю.

— Что, тоже не нравиться местная готовка? — покивал я головой. — Да, повар на базе не помешает. А с учетом новых жильцов, несколько поваров. Ну да ладно, вы мне скажите лучше, секретарь у вас найдется?

— Э-э-э…. С японским в клане было не очень, — сказал он осторожно. — В основном изучали немецкий, английский, испанский. Наверняка хинди, хотя лично я с этим не сталкивался. Уверен, есть и знатоки японского, но будут ли они хорошими секретарями…

— Ясненько, — произнес я удрученно. — Ну… буду надеяться на лучшее. Наш язык вам в любом случае рекомендуется изучить, а там посмотрим. Кстати, у вас нет на примете… м-м-м, узких спецов? Снайпера, подрывники….

— В моем отряде два снайпера и один подрывник. Даже хакер один есть.

— Оу. А он именно хакер, или в более широком смысле?…

— Да, пожалуй, его можно назвать специалистом по электронным системам.

— Хорошо-то как. Это направление я как-то пропустил.

— Также мои люди в той или иной степени могут управлять МПД. Но профессионалами в этом их, конечно, не назовешь.

— Это вы мне опять на покупку МПД намекаете? — улыбнулся я.

— Лишними они точно не будут.

— О-хо-хо. Ну вы-то должны знать, что такое бюджет, — покачал я головой. — Вы разговаривали с Антиповым? — зашел я с другой стороны. И эта смена темы, похоже, сбила Беркутова с толку.

— Э-э-э… как бы да, — произнес он непонимающе.

— Тогда вы должны знать, что эти военные, скажем так, не собираются оставаться с нами. А значит те МПД, которые на них настроили, после их отъезда останутся бесхозными. Так зачем вам еще «доспехи»?

— Я… в некотором недоумении, — начал он удивленно. — У меня почему-то сложилось представление, что они не собираются… точнее они собираются остаться с вами.

— Это с чего это вы взяли такое? — на сей раз удивился я.

— Как бы это сказать…? — задумался Жень-Жень. — Сложно объяснить подобное, вы уж простите, гражданскому. — Хех. Ну-ну, послушаем. — Тут дело в… э-э, отношении к своим «доспехам». У меня сложилось впечатление, что они уже считают их своими. — И заметив мой скептический взгляд, закруглился: — Сложно это объяснить. Но мое мнение, что капитан Антипов еще подойдет к вам с предложением. — Хотелось бы, конечно, м-дя.

— Чисто теоретически… если такое произойдет… те тяжелые пехотинцы, о которых вы говорили… скажем так, у Антипова есть конкуренты на должность командира отряда МПД?

— Однозначно нет. У меня в тысяче… вообще из тех, кого я знаю, мало кто сможет тягаться с ним в силе и опыте командования. Это я сейчас про живых.

— Ладно. Замнем пока. — Черт, было бы просто замечательно, если бы Беркутов оказался прав. — Что там с вашими вещами? Оружие, броня, техника. В смысле, с собой заберете или проще здесь все по новой купить?

— Даже не знаю. То, что можно без проблем перевезти — с собой. Хотя то же ручное оружие у вас лучше. У нас есть БМД-3, БРДМ-3 и БМП-2. Но их, наверное, лучше продать, уж больно старые и не раз битые машины. — Что-то такое шевельнулось у меня в груди, жаба видать. С одной стороны, они мне тут на хрен не нужны, негде их применять. Да и старые они, поновей можно будет купить. Как и машины, так и модели. С другой стороны — жалко.

— Да, — выдавил я из себя. — Наверное, лучше продать. Для тренировок я что-нибудь поновей приобрету.

— С этим разобрались. Кхм. Еще у нас есть старенький Ми-8ТВ, и вот тут я не уверен. Наши механики не раз его перебирали и модернизировали, так что я считаю, что лишним он не будет, но решать вам.

Ми-8 «Транспортный, вооруженный». Тожееще тот вопрос. Пока он мне не нужен… но… машинка хороша и сейчас. М-дя. Пусть летать над городами частным, не государственным, машинам запрещено, но это ведь только над городами. А после получения Герба можно и разрешение попытаться выбить. С другой стороны, это такой гемор, сюда его тащить.

— Продавай, — сказала моя лень. — Здесь чего-нибудь купим. — По большому счету проще купить технику внутри страны, чем тащить из другой страны свою. Точнее, заказать у какой-нибудь конторы. Я не имею сейчас в виду редкую и дорогую технику, такую как МПД «Кара», но уж Ми-8 или его аналог проще достать новый.

— Принято, — вздохнул Беркутов. Видать, его тоже жаба душила. — Хм. Две «Кары», я думаю, обсуждать не стоит. — Еще бы, их я в ближайшем будущем достать не смогу. И тут мне даже Кояма не помогут, скорей сами себе заграбастуют. — Остальную мелочевку, как, например, гранатометы, турели, пара малокалиберных зениток, я думаю, лучше продать.

— Зенитки? — заинтересовался я.

— Старые Марк 38. Еще с ручным наведением.

— Американцы? Да и зачем вам вообще зенитные орудия?

— А нам и не нужны были, это трофей. Мы их держим так, на всякий случай. Даже покопались внутри, теперь они российскими снарядами стреляют.

— Хех. Оставьте, — махнул я рукой, усмехнувшись. — Поставим их куда-нибудь, пусть стращают врагов.

— Или смешат, — ответил мужчина иронично.

— Двадцать пять миллиметров? Смешат? Да куда бы я их не поставил, смешить они точно не будут.

— В чем-то вы конечно правы… шеф. Но правильное место очень важно.

— А то я не знаю. Но для правильных мест у меня уже все заказано.

— Уже…? — задумчиво произнес Жень-Жень. — Знаете, шеф, я свой выбор не изменю, и вы можете мне не говорить, но тем не менее…. Складывается такое впечатление, что вы к войне готовитесь. Причем не с какими-то преступниками.

— Не сейчас…Жень-Жень. Не сейчас. Время набрать силы у нас будет.

— Но случиться может всякое, как я понял…

— Шанс подобного — процентов тридцать. Но да, он есть, — пожал я плечами.

— А она вообще нужна, война-то?

— Ты забыл, в каком мире мы живем? — поднял я брови. — Хочешь без пота и крови на вершину забраться? Я не намерен… даже не так, я намерен подняться так высоко, как смогу. Своя компания, свой Герб, свой клан! — поставил я локти на стол и сцепил руки в замок. — Запомни, Беркутов, пойдя за мной, ты вполне возможно сдохнешь, но и шанс получить Герб, уже лично твой собственный, имеешь весьма не малый. — Спокойно, Макс. Что-то ты завелся. Откинься обратно в кресло, расслабься. А мужик-то, я смотрю, в шоке. Хоть и старается этого не показать. — Свой жизненный план я составил в двенадцать. И он, — повел я рукой из стороны в сторону, — как ни странно, действует.

Эх-ма, нужно было высказать ему все это до того, как начали разговор. Теперь велик шанс, что он пошлет меня, все-таки за ним люди.

— Клан… — подал голос Беркутов, — не слишком ли это?

Интересную тему он на самом деле затронул. Но рассказывать лень.

— Я не буду тут читать тебе лекцию по всему тому, что успел насобирать, скажу коротко. Рода и кланы уходят, а за последние двести лет в той же Японии создан лишь один клан. Я сейчас играю наперегонки со временем. Не знаю, понимает ли ситуацию Император, думаю, что да, но в ближайшие годы будет создан как минимум один клан. А скорей несколько. Все упирается в зашоренный взгляд большинства, все считают, что создать клан невозможно или около того, а Император, по ходу, просто ждет. И если в ближайшие лет двадцать никто не попробует, он сам подсуетится. Не знаю, как в России, а в Японии за последние двести лет только в мирное время исчезли четыре клана, и еще семь в военное. А создан, тудыть твою, всего один. Это я еще не знаю, сколько кланов и Родов погибли до того. Зато знаю, что у нас всего четыре клана младше четырехсот лет. Подобная ситуация хороша для имперской аристократии, а вот для самого Императора не очень.

— Хотите сказать, что Императору нужен лишь повод?

— Нет, к сожалению. Не настолько все плохо, постараться в любом случае придется. Но вот что треснет ему в голову лет через двадцать, я даже предполагать не хочу, однако если он решит кому-нибудь, так сказать, поспособствовать, это буду точно не я. Так что тормозить нельзя.

Слова мои, к его чести, обдумывал Беркутов недолго. Шестьдесят четыре секунды.

— Я понял, шеф. Постараюсь справиться побыстрей. Двадцать лет — срок, по сути, небольшой. — Ну, слава яйцам, он мой. Главное теперь, в улыбке не расплыться.

— Перед отъездом дам тебе контактный номер одного парня, он у меня финансистом подрабатывает. Да и с Таро тебя познакомлю, тоже полезно будет. Еще с… ладно, это все потом. Сейчас давай мелочи добьем.

 

***

 

Вот это и называется — заработался. Бывает, просыпаешься поутру с отвратным настроением, ведь у тебя впереди рабочий день, и падаешь обратно в кровать, вспоминая, что сегодня выходной. Ну так у меня все зашло гораздо дальше. Я не только вернулся домой с базы, я еще и все утро готовился к школе, а очнулся и все понял, только выйдя во двор. А цепочка мыслей была проста. Мизуки нет. Неужели сдалась? На нее не похоже. Может, проспала? Твою мать. ТВОЮ МАТЬ! Я со всеми этими делами проспал наступление Золотой недели. В моем мире эта неделя наступает в начале апреля, а здесь в конце июня. И я про нее забыл! Охренеть! Вы только не подумайте, что я расстроен, разве что раздражен тем, что вернулся домой. Теперь обратно переться. И хоть бы одна скотина напомнила! Да хотя бы просто упомянула. Впрочем, тут у меня одни плюсы, я ведь делал расчеты с оглядкой на школу, так что у меня теперь немало свободного времени. Может и отдохнуть удастся.

Ладно, пойду переоденусь. Заснуть все равно не смогу.

Сидя в гостиной на диване, размышлял, что делать. Можно вернуться на базу, но я, вроде, решил устроить себе пару дней выходных. Хотя во второй половине дня все равно придется запрячься, именно на это время у меня запланированы все дела. Да и не зависит кое-что от меня и моего графика. На школу я следующую неделю сослаться не могу. Тот же посланник от Змея может прийти когда угодно. Разве что не сегодня, да и на завтра я не рассчитываю. Кстати! А почему Кояма мне про праздники не напомнили? Неужто я так всех застращал своими делами, что они и не пытались? Эх, что уж теперь.

Куда бы пойти? Что бы такого сделать? А не пройтись ли мне по храмам Стиляги Великого, раз уж все равно делать нечего? Правда с одеждой у меня все нормально, но и лишней она не будет. Что-нибудь куплю, что-нибудь закажу. Вообще мне всегда нравилось то, во что он одет — умел все же этот засранец выбирать и подбирать одежду, хотя в большинстве случаев он делал ее на заказ. Вот только мне гордость не позволяла одеваться в то же, что и он, как будто я его копирую, но здесь-то свидетелей нет, никто меня в этом не упрекнет. Так почему бы не побаловать себя в очередной раз? Решено, мой путь лежит в салоны одежды!

Решив для себя, что делать дальше, я встал с дивана и замер. Чего-то не хватало. Что-то не так. Наверное, дело в том, что это было именно что решением, а не желанием, и на отдых как-то не тянуло. Ну точно, какой отдых в летний день без девушки? А где взять девушку? А у соседей одолжу. У них все равно их две, не обеднеют. Я даже на Шину согласен. Хотя сейчас праздники, может они уже отдыхать умотали? Ладно, не позвоню — не узнаю.

— Але? — услышал я сонный голос девушки. И через пару мгновений. — Мелкий, ты совсем сдурел в такую рань звонить? Сегодня же выходной.

— Полдевятого утра, не такая уж и рань, — ответил я. — Если честно, думал, ты уже вовсю готовишься к отъезду на источники. А может еще куда. Или ты уже… там?

— Тут я, — проворчала Шина в трубку. После чего с той стороны зашуршало, и я услышал смачный зевок. — Так чего звонишь?

— Да вот. Выдался свободный денек, думаю по магазинам сходить. — И добавил, чтобы ее подзадорить: — Одежку купить.

— Хм. Что, прям сейчас? — Ну не говорить же ей, что я, как дурак, проснулся с утра в расчете на школьный день? Она же меня потом пару месяцев подкалывать будет.

— Как бы да. Пока ты соберешься, пока доедем, у нас целый день…. до трех как минимум, будет.

— Так, подожди секунду, дай в себя прийти. — В трубке опять что-то зашуршало, на пару секунд тишина воцарилась, после чего я вновь услышал голос Шины: — Итак. У тебя есть свободное время, и ты хочешь сходить по магазинам. Правильно?

— Именно так.

Шесть секунд она размышляла о чем-то, и вот вновь заговорила.

— Жди меня дома, скоро буду.

— Как скажешь, — хмыкнул я. Только что проснувшаяся девушка, и скоро будет? Ха!

Зашла она за мной через час. Ну совсем скоро. Одета она была во все белое. Босоножки, юбка, топик, даже серьги были из белого золота. Вот только черная шевелюра подкачала.

— Готов? — спросила она сразу, как я открыл дверь.

— Почти, — не смог я удержаться. — Не подождешь часик?

— Мелкий… — произнесла она угрожающе.

— Ну, нет и нет. Пошли тогда.

Горо ожидал нас вместе с Порше у дома. Открыл дверь перед девушкой, изображая галантного кавалера. Хотя, если ты делаешь это всегда по умолчанию, то уже не факт, что только изображаешь.

— Куда направляемся? — спросил Горо.

Я уж было хотел ответить, но Шина меня опередила.

— В квартал Охаяси.

Ась?

— И зачем же нам туда? — задал я вопрос.

— Увидишь, — ухмыльнулись мне в ответ, поудобней устраиваясь на сиденье.

Минут пятнадцать я развлекал себя, пытаясь узнать, зачем мы едем к Охаяси, но Шина осталась непреклонной. Как вы понимаете, надавить на нее было можно, только незачем. Ну, хочет она сюрприз мне устроить, так что с того. В любом случае, это либо Райдон, либо Анеко. Лучше, конечно… хм, а ведь и непонятно, кто лучше. С Райдоном проще, с Анеко приятней. Но скорей всего, договаривалась она с Анеко. Правда я не понимаю, когда она успела с ней подружиться.

Прав я оказался лишь частично. Вместе с Анеко к воротам особняка вышла и ее младшая сестра Ами. А за ними шел понурый Райдон. И что-то мне подсказывало, что в лучших традициях аниме и манги, нам с парнем придется тащить покупки. Это учитывая, что можно заказать доставку на дом…. Ладно, что уж теперь. Зато скучно не будет.

Анеко была одета в темно-синие шорты, такого же цвета блузку, ну и туфельки под стать цветом. Интересно, они с Шиной специально так договорились? Два ходячих контраста. Темная юбка и белая кофточка Ами, на их фоне как-то даже не смотрелась. И, похоже, девочка это почувствовала. Несколько секунд переводила взгляд с одной на другую, а потом резко развернулась в сторону дома. Но была так же резко схвачена за руку сестрой, которая с очень доброй улыбкой произнесла:

— Время вышло, Ами, мы отправляемся.

Бедняга. Она как будто бесшумно сдулась, услышав сестру. А вот Райдон вполне отчетливо вздохнул.

Потом начался цирк. Женская часть нашей команды выясняла, кто поедет в одной машине со мной. Причем выясняла аристократически — без шума и гама, но от этого, а может как раз и из-за этого, не менее смешно. Мы с Райдоном через какое-то время отошли к моей машине, где, прислонившись к ней, и наблюдали представление. Это напоминало спор, торг и выступление Райдона перед классом в начале учебного года, когда выбирали помощника старосты класса.

— Эй, девчата! — повысил я голос, когда мне все надоело. Согласитесь, что пять минут — еще нормально, но наблюдать за этим все пятнадцать? — А может, правильней было бы мне выбрать, кто со мной поедет?

На мне скрестились три взора, и я даже не смог понять, с каким выражением они посмотрели на меня. Но при этом все трое молчали и ждали.

— Ты мазохист, — не глядя на меня и очень тихо проговорил стоящий рядом Райдон.

— Со мной поедет Райдон. У нас с ним всяко найдутся общие темы для разговоров.

— Беру свои слова обратно, — как-то напряженно улыбнулся парень, — ты не мазохист, ты гребанный садист. Они ведь меня прикопают где-нибудь, на первой же остановке.

— Садись уже в машину, смертник, — хмыкнул я. — Может им понравится втроем ездить.

— Я лучше буду надеяться, что они удовлетворятся мясом нашего водилы, — заметил Рей уже в машине.

— Ты мне лучше скажи, как получилось, что Хироши в эту поездку не напросился?

— Ребенок, которому не исполнилось и двенадцати? Без взрослого члена семьи? Да кто б его отпустил? — Спросил он пристегиваясь.

— Ясненько, — произнес я, глядя на парня с удивлением. — Ты так боишься аварии? — кивнул я на ремни.

— Ты хоть раз попадал в них? — ответил он в очередной раз вопросом.

Было дело, но не в этом мире.

— Как-то не доводилось, — сказал я.

— А я попадал. Дважды. Так что и тебе советую пристегнуться.

Веселое у него было детство.

Как я и подозревал, таскать все купленные вещи пришлось нам с Реем. Сначала мы таскались по какому-то гипермаркету, о существовании которого я узнал только сегодня. Потом по «Тряпичной площади», как она называется в народе. Это такое место, где кругом множество магазинов, магазинчиков, бутиков и салонов, в которых по большей части продают и заказывают различную одежду. А главное, мест для парковки на этой площади нет.

— Фух, — выдохнул Рей, скидывая в багажник своей Ауди последний пакет. — Ну ладно я, Син, — произнес он, разогнувшись, — мне деваться некуда было, но ты-то добровольно…. - покачал он головой. — Совсем на своей работе по фазе двинулся.

— Кто ж знал, что она с твоей сестрой заранее договорилась? — захлопнул я багажник. — Пойдем, а то нам мозг вынесут.

— А знаешь, что самое страшное? — спросил парень по пути в магазин, где сейчас были девушки. И сам же ответил. — То, что у них вся неделя расписана. По дням. Сегодня поход по магазинам, завтра — парк аттракционов, а послезавтра они на фестиваль Танабата намылились. Про остальные дни слышал только о пляже. Я кое-как отбиваюсь, вот завтра меня, вроде, трогать не будут, но с фестивалем они от меня не отстанут. Я, видите ли, «идеальный вариант», — передразнил он кого-то.

— Это почему? — стало мне любопытно.

— Я пугало для нежелательных парней и брат для желательных, — ответил он убито.

Парней? Хм. И почему мне это не нравится? Хотя понятно, почему. Все мы, мужчины, жуткие собственники. Даже по отношению к тому, что нашим по определению не является.

— Грубовато.

— А-а-а, — махнул он рукой, — сестры, что с них взять? На тебя, кстати, — понизил он голос, несмотря на то, что до наших дам еще пилить и пилить, — у них тоже есть планы. Но это между нами. Сегодня им просто повезло, а вот на пляж они хотят затащить и тебя.

Пляж. Море, песок, девчонки в бикини…. Круто. Только, идти туда с Шиной и Анеко? Они же ни себя, ни других полапать не дадут. И что мне тогда там делать? Не такой уж я и любитель плаванья, чтобы идти туда только ради моря. Да и загорать не люблю. Будь со мной не Анеко с Шиной, были бы варианты, а так…

— М-м-м… я вдруг понял, что с четверга занят особенно сильно, — пробормотал я, но Рей, тем не менее, разобрал.

— Син! Друг! Выручай! У тебя же наверняка найдется дело для не самого, надеюсь, плохого техника. Хотя я больше инженер… зато системщик отличный. Это все признают. Пожалуйста, Син!

— Э, тебе дело или повод нужен? — не понял я.

— Сначала повод, потом как получится. Все-таки сиднем сидеть — это банально скучно. Син, они ж меня со свету сживут. Всю неделю в ад превратят. Мне от сестры даже убежать некуда, везде найдет. Если надо, отца подключит.

— А как же веское мужское «нет»?

На что он как-то жалостливо посмотрел на меня. Как на дурачка.

— Это же Анеко. Если ты думаешь, что она вся из себя улыбчивая, то ты ошибаешься. Если ей надо она и поплакать может. Умом-то я понимаю, что это игра… а-а-а, — махнул он рукой. — Сестра у меня умеет добиваться того, что ей надо. Даже если я выстою, еще отец есть. И Сен. И матери. Попробуй тут отбейся, если на тебя вся семья давит.

Богатые тоже плачут.

— А если у тебя действительно дела?

— Тогда да. Но ведь их нет, и она это знает.

— Страшная девушка, — шмыгнул я носом. — Не повезет ее мужу.

— Ага. Только мужу-то как раз повезет.

— Это чем же? — вскинул я бровь.

— Сейчас она действует для себя. А как выйдет замуж, будет действовать для него.

— Сомневаюсь я что-то. Какие-то рамки она, несомненно, будет соблюдать — семья, Род и все такое. Но вряд ли человек может так резко измениться.

— Да будь даже ее муж полной рохлей, мы не простолюдины, чтобы показывать это. А если муж начнет избегать ее? А потом об этом узнает общественность? Получится, что женщины Рода Охаяси настолько страшны? Поверь мне, страдальцу — Анеко будет идеальной женой, и я это говорю не потому, что ее брат. Вон Кагами-сан, найди мне хоть одного человека, который скажет, что она плохая жена.

— Не понял. — Я правда не понял. — Причем здесь Кагами-сан?

— Я слышал, что до замужества она была самой злобной стервой Токио.

— Да ну нафиг!? — Кагами? Стерва?

— Ну да. Это даже не слух и не мнение. У нее в роду вообще женщины с характером. И с отменным кулинарным вкусом, — пожал он плечами. — Ну что, Син, поможешь? Пожалуйста.

— Ладно, ладно. Не могу же я бросить друга.

В том магазинчике девчонки купили всего по одному комплекту одежды, так что, выходя из него, мы с Реем были не сильно обременены. Да и справились они довольно быстро. Я, кстати, да и Райдон, не купили за сегодняшний день ничего. И если Рей и не рассчитывал на это, то я был слегка обескуражен. Эти три пигалицы так нас заездили, что я и забыл о своем намерении обновить гардероб.

А на подходе к следующей нашей цели зазвонил мой мобильник. Немного притормозив, чтобы оказаться позади всех, нажал на прием.

— Слушаю.

— Добрый день, шеф, — раздался голос Святова. — Не хотел вас отвлекать, но у нас тут ЧП.

— Насколько серьезное? — спросил я тихо.

— КПП снайпер обстрелял. Жертв нет.

Я аж остановился.

— Нужные приказы, как я понимаю, ты уже отдал?

— Так точно.

Ну и кто это? Змей или Ямасита? Скорей всего второе, но даже если первое, все равно желательно выжать из этого все возможное.

— Патрули усилил?

— Как раз этим занимаюсь. Стрельба всего пять минут назад была.

— Усиль по максимуму. Наведи там кипиш. Пусть у тех, кто наблюдает, а они наверняка есть, создастся впечатление, что мы в панике. Или что-то около того.

Когда они запрутся на базе, это не должно выглядеть ненатурально. Так что пусть создают предпосылки. А когда я вернусь, все резко закончится, как будто бы я наведу порядок и приструню паникеров. Будем изображать безбашенного отморозка, который ничего не боится и который вполне может в опасной ситуации отправиться в свой особняк с горсткой охраны.

— Будет сделано, шеф.

— Ты только там смотри, и в самом деле не поймай кого. Вы — паникеры… нет… чересчур ответственные вояки. Сыграешь?

— Сделаю. Усилю заодно охрану в больнице. Вообще везде, где можно, усилю.

— Правильно мыслишь. Еще что-то?

— Нет, у меня все.

— Тогда отбой, а то меня тут ждут, — покосился я на ребят, что ждали в отдалении.

— Пока, шеф.

Нажав на отбой, перевел взгляд на своих спутников, которые с явным любопытством наблюдали за мной.

— Что?

— Ты ведь не покинешь нас прямо сейчас? — спросила Анеко.

— М-м-м, нет. От меня там сейчас ничего не зависит.

— Здорово! — вскинула вверх руки Ами. — А то я уж было подумала, что ты оставишь меня с этими старухами.

О-о-о. Как мне тебя жалко, девочка. Даже я успел испугаться этих взглядов, что уж говорить про ту, на кого они были направлены.

— Кхм. М-дя. Кстати, Рей. Помнится, ты хвастался, что отличный системщик.

— Было дело. То есть я не хвастался. Я и правда отличный…

— Анеко, — прервал я его. — Это правда? Он действительно разбирается в этом?

Что-то в ее головке явно забрезжило, потому что, судя по виду, говорить правду она не хотела.

— Да, — услышал я наконец. — Я мало, что в этом понимаю, поэтому не могу сказать, насколько он хорош, но что-то он точно знает.

— Что-то? — возмутился Рей. — Да я ничем не уступаю нашим клановым системщикам.

— Хм. Ясненько. Ну что, девочки, идем дальше?

К этой теме мы вернулись спустя пару часов, когда сидели за столиком на улице. Я добивал молочный коктейль, девушки пирожные с тортиком, а Райдон мороженое.

— Синдзи, — произнесла Шина, — нам с Анеко нужна твоя помощь.

— Слушаю, — сказал я, сделав глоток.

— Видишь ли, в конце недели мы хотели сходить на пляж. На общественный пляж, — уточнила она.

— Ну так идите, причем тут я?

— Нам нужен… мы хотели бы попросить тебя пойти с нами.

— Зачем?

— Синдзи… — слегка понизила тон Шина.

— А что Синдзи? Если бы вы просто пригласили меня пойти с вами, я бы понял. Но «просьба», «нужен»? Эти слова сбивают меня с толку.

— Знаешь, когда я в последний раз была на пляже? — постучала брюнетка ложкой по блюдцу. — На обычном пляже. Там где много-много народа, и все они незнакомы.

— Э-э…

— Никогда. Я ни разу не ходила на общественный пляж. Принцесс Великих кланов, знаешь ли, стараются оградить от подобных мест. Нам с Ан-тян пришлось немало постараться, чтобы уговорить своих родителей. — Вот дерьмо. Это, с каких это пор «Ан-тян»? — С минимумом охраны, без толпы родственников.

Дело принимает скверный оборот. Похоже, сейчас на жалость давить будут. Не ожидал такого от Шины.

— Я рад, что вам удалось их уболтать, — произнес я, выдавливая улыбку и отводя взгляд.

— Почти, Синдзи. Нам почти удалось. — И опять эта пауза. Ожидают, что я задам вопрос?

— Может еще по тортику?

— Синдзи! Я с тобой серьезно говорю.

— А разве ты не закончила говорить? Ты просто так резко замолчала… вот я и подумал….

— Синдзи. Ладно…. Нам поставили условие, что рядом с нами должен кто-нибудь быть. Кто-то, кто позаботится о наших чести и достоинстве, — последние слова она произнесла так, будто кого-то передразнивает.

— И почему я? — Я уж не буду им говорить о самом, по моему мнению, дурацком условии, но даже если принять за данность, что оно действительно было, у них и без меня найдется, кого пригласить с собой.

— Как это почему? Потому что ты достаточно близкая личность для нас обеих. У нас просто нет общих знакомых, кроме тебя. Достаточно близких знакомых, которые удовлетворят наших родителей.

Почему мне кажется, что меня где-то водят за нос? Опять намек на то, что я посредник, а я даже докопаться ни до чего не могу. Нет, могу, конечно… только смысла в этом нет. С этими дамочками такое не пройдет, умны слишком засранки.

— И что… прям вот так с обеих сторон одно и тоже условие?

— Ну да, в конечном итоге. Вполне понятное условие, — пожала плечами Шина.

— «В конечном итоге»? Это сколько ж вы родителей уговаривали?

— Я полдня, а сколько Ан-тян, не знаю.

— Примерно столько же, — произнесла Анеко.

То есть время созвониться у них было. А там, намеками и полутонами договорились. Может даже и без намеков…. Хотя нет, тогда я им нафиг не сдался. Блин, не ожидал, как они меня…. От пляжа, похоже, не отвертеться, ну, хоть Райдону помогу.

— И когда именно данное мероприятие? «В конце недели» слишком расплывчато.

— Рассчитываем на четверг, а там как получится. Мы же понимаем, что и у тебя есть свои дела, — ответила мне Анеко.

— Может тогда в воскресенье? — начал я торг. Хотя не знаю, понятно ли им это. Если я сейчас заберу Рея к себе, то он убежит от них на всю неделю, а они и не против будут. На радостях.

— А на следующий день в школу? — скорчила мордашку Шина. — Давай хотя бы в субботу.

— Что, и на весь день? Да у меня дел немеряно. Лучше… — изобразил я задумчивость, — пусть будет в субботу, но тогда ты, Анеко, уговоришь родителей отпустить ко мне Рея.

— Рея? — удивилась блондинка. — Зачем?

— Мне нужен системщик для МПД. Поначалу. А там уж я найду работу для хорошего техника. — Ну же, Рей, не подведи.

— Да вы совсем озверели, я вам что, товар какой? — возмутился Райдон. Умный мальчик.

— Брат, не стоит влезать в важные разговоры других людей, — строго произнесла Анеко.

— Да я…

— Райдон…

— Офигеть. Нет, ну что за семейка. Да и друзья не лучше.

— О-о-о, Рей, — протянул я. — Я смогу тебя воодушевить. Поверь, тебе у меня понравится.

Он даже смотреть на меня не стал, уставился куда-то на площадь.

— Итак, — поставил я пустой стакан на стол. — Ваше слово.

— То есть предварительно ты на субботу согласен? — Я кивнул. — Тогда я поговорю с отцом.

Как конфетку у ребенка отобрать. Еще и техника на неделю получил. Вряд ли он будет заниматься чем-то иным. Как и вообще ничем не заниматься.

— Тогда позвони мне вечерком, ладно? Хотелось бы получить помощь друга, — тут Рей очень в кассу фыркнул, — уже с завтрашнего дня.

— Договорились, — улыбнулась блондинка, закрепляя сделку.

— Ура! — воскликнула Ами. — Наконец-то вы закончили. А раз так, купите мне еще пироженку.

 

Отступление

 

— Здесь Сакамиджи Асуя, Кояма-доно. Пропустить? — раздалось из пульта на столе.

— Да, пусть зайдет, — произнес старик, зажав клавишу.

Когда в кабинет главы одного из Великих кланов Японии зашел крепко сбитый мужчина в синем костюме, хозяин стоял у окна, перебирая пальцами листья Антуриума.

— Приветствую, Кояма-сама, — поклонился мужчина.

— Здравствуй, здравствуй… Змей-кун… Что привело тебя к старику? Да ты не стой, присаживайся.

— Спасибо, Кояма-сама.

— Итак? — произнес Кента, когда мужчина уселся в кресло.

— Я по поводу Сакурая Синдзи. — Было заметно, что Змей нервничает, начиная разговор. Впрочем, он нервничал с того самого момента, когда понял, что без этого разговора не обойтись.

— И что же натворил сей молодой человек? — спросил глава клана Кояма, так и не отойдя от окна с цветком.

— Он, — сглотнул Сакамиджи, — напал на моих людей.

— Надо же. — Змею показалось, что старик в этот момент совсем не удивился. И это напрягало еще больше. — Вот прям так? Без причины?

— Я не знаю, Кояма-сама, я все еще выясняю этот вопрос. — Почему-то этот отчаянно нервничающий, но старающийся не показывать этого, человек был уверен, что если причина и есть, а она не может не быть, старик Кояма наверняка ее знает. И ему оставалось лишь молиться, чтобы эти причины были только у гадского молокососа Сакурая. Потому что если он действует по указке…. Даже думать о таком не хотелось.

— Что ж, выясняй. Но я-то тут причем?

— Вне зависимости от причин, я не могу проигнорировать эти нападения. Но просто взять и напасть на вашего, возможно, человека я тоже не могу.

— Так ты пришел просто предупредить меня? — Казалось, старик действительно был удивлен, но с такой личностью нельзя быть уверенным ни в чем. К тому же вопрос был поставлен… блин, неправильно он был поставлен. Змей не мог понять, в чем дело, но шестое чувство говорило, что дело дрянь.

— Нет! Не только…. Я…. Я пришел… — Вот демоны, и как это сказать? — Я пришел понять…. можно ли мне… ответить?

— Но ты же сам сказал, что не можешь его проигнорировать, — усмехнулся хозяин кабинета.

Чертов старик. Назвать его более грубо Змей боялся даже про себя.

— Не могу. Но сколько я могу себе позволить при ответе? Именно это меня волнует.

— Дерзишь, — обозначил улыбку Кента. А сидящий в кресле мужчина покрылся потом.

— Прошу прощения, Кояма-сама! — ничего не понял Сакамиджи, но прямо в кресле согнулся в глубоком поклоне.

— Ничего-ничего. Это дело такое. Молодое, — покивал Кояма и, отойдя наконец от окна, сел в свое кресло. — Главное, палку не перегибать, а то она и сломаться может. Щепки в глаз полетят, — сказал он, вертя в руке перьевую ручку. — По поводу того, с чем ты пришел…. - произнес Кента задумчиво. — Синдзи весьма дорог мне, — в этот момент Змею было особенно плохо, — но знаешь, я не буду против любых, — выделил он это слово, — твоих действий, если парень останется жив и не превратится в калеку.

Сакамиджи, конечно, надеялся на нечто подобное, но… «любых»?

— Совсем любых? — переспросил он.

— В пределах разумного. Вряд ли правительство потерпит, если ты все-таки перегнешь палку.

Это же полный карт-бланш! Как будто Сакурай всего лишь один из его мятежных боссов. Делай что хочешь, главное, чтобы мальчишка выжил.

— Благодарю, Кояма-сама! — Вскочил Змей, отвесив глубокий поклон. Очередной.

— Не стоит…Змей-кун. Я ведь ничего не сделал.

 

Глава 10

 

— Сакурай-сан, — после стука и моего разрешения, в дверь заглянул один из бойцов, — у ворот машина стоит, и водитель говорит, что привез какого-то посредника.

Опять Третий. Если надо что-то передать, почему-то всегда шлют Третьего. И, кстати, а если бы я не знал, кто такие Посредники, что бы он тогда делал? В смысле Посредник, а не Третий.

— Передай, чтобы на КПП чаю принесли и печенья какого-нибудь. Я буду через…пятнадцать минут.

— Будет сделано, Сакурай-сан.

Ну что ж — начинается. О том, что Змей готов выслать к нам своего человека для переговоров я узнал заранее, но того, что этот человек будет из Посредников, как-то не ожидал. Впрочем, это ничего не меняет, так что и волноваться незачем. Сейчас меня больше волнует, как быстро мы сможем ликвидировать одного из сыновей Ямаситы. Мои люди следят за обоими постоянно, но это совершенно не значит, что их можно убить в любую минуту. Тут как повезет. Набрав номер Таро, который в данный момент курировал обе группы, дождался приема.

— Ко мне тут дядька странный пришел, — сказал я в трубку, — поговорить о чем-то хочет. А ты как, болезный, все работаешь?

— Как обычно, босс, — ответил Нэмото. — Тружусь аки пчелка.

— Что там с нашими кроликами? Аппетит нагуливают?

— В данный момент… — замолчал он на мгновение, — спят.

Вот это пруха.

— Что, прям оба?

— Как ни странно — да.

— Совсем обнаглели. Я тут вкалываю, а они спят.

— Ну что с этих животных взять?

— Мясо и шкуру, само собой, — произнес я кодовую фразу. Мобильный все-таки.

— Пусть сначала отожрутся, босс. А то даже на воротник не хватит, — усмехнулись мне в трубку.

— Ладно уж, шутки шутками, а сам-то ты как?

— Почти в норме. Давно бы выписался, если бы не ваша паранойя.

— Хрен с тобой, выписывайся. Но если что, ты у меня в больнице до конца дней своих поселишься.

— Как скажете, босс, как скажете, — услышал я веселый голос Таро.

— Пойду я и дальше вкалывать. До встречи, безногий.

— До встречи, босс. — На радостях, что выходит из больницы, он даже про «безногого» мне ничего не сказал.

Нажав «отбой», вздохнул, собираясь с мыслями. Сейчас Таро даст команду, и старшего сына Ямаситы пустят в расход. Повезло, что появилась такая возможность. Последние два дня, как я узнал о намерениях Змея, ее не было. Точнее, не было возможности сделать это относительно тихо и быстро, а тут как будто небеса отвернулись от Ямаситы…. Что ж, пойду узнаю, чего хочет от меня Змей.

Когда я зашел на КПП, Посредник пил чай. С печеньками. Или пила. Я так с ходу и не понял. Это, пожалуй, сразу надо прояснить.

— Ты какого пола? — махнул я на… это рукой.

— Что, прости?!

— Парень, девушка? Ты не подумай чего лишнего, просто… ну, мне же надо знать, как к тебе обращаться… как бы… ну…

— Я парень, — произнес… он, пытаясь улыбнуться. К счастью, у него не получилось, такого зрелища я бы не перенес.

— Оу. Раз так… кхм… давай перейдем к делу, — и, усевшись напротив него, уставился в ожидании.

Кстати, еще меня немного напрягало, что это было примерно моего возраста. И я даже не знал как на него реагировать. С одной стороны — проще уболтать, с другой — оскорблением попахивает. С третьей — посредники не дураки, а значит, его сюда просто так бы не направили, с четвертой — даже будь он гением… разве что гением… короче, скорей всего он сынишка какой-то шишки в их гильдии. Как вы, наверное, догадываетесь, есть еще и в-пятых, и в-шестых, вот только мне хватит и первых пунктов.

— Что-то не так? — спросил он с издевкой. Что ж, вариант с гением исключается.

— Да вроде все так, — ответил я, изобразив легкое удивление. — Кроме того, что я так и не услышал, с чем ко мне пришел Посредник.

И знаете, что он сказал после тридцати секунд моего ожидания?

— Это такая мода, — произнес он, направив палец на свое лицо.

Он не просто «не гений», он нечто хуже. Вообще идиоты в гильдии Посредников явление не частое, как я слышал. Лично я с подобным как-то не сталкивался. Но, как видно, и такие существуют. М-м-м, или все-таки гений? Нельзя же так тупить, в конце концов. Может, это какой-то хитрый план? Чтоб я, значит, расслабился?

— Как ска-а-ажешь. Но давай все-таки вернемся к делам. Время, оно, знаешь ли, денег стоит.

— В таком случае, может Сакурай Синдзи объяснит мне, почему он нападает на людей Нисидзоно Сатору, более известного как Бита?

Собственно, на этом разговор можно и заканчивать. Это нечто набралось наглости требовать от меня объяснений. И дело тут не в моей вспыльчивости, тут любой бы вспыхнул. Осталось решить, погорбить ли над ним еще какое-то время или сразу послать? Ох, не завидую я ему. И его отцу заодно. Уж не знаю, что он там думает насчет своей гильдии, но по факту она самая слабая. Их сила в информации и в сложившихся за время ее существования традициях. Одна из которых — вежливость. Я, если честно, даже и не слышал про таких наглых посредников. Их же собственная гильдия в бетон закатывает, а уж если наглецы еще и глупы…. У них, конечно, на многих есть компромат, и влияния у них достаточно, но… даже они не выстоят, если против них ополчатся ВСЕ. А для этого не так уж много и нужно. По большому счету этот придурок всего парой слов сделал должником ВСЮ свою гильдию. И пусть долг небольшой, но он есть. Хорошо, что я записываю этот разговор. Да даже если бы и не записывал…

Встав и выглянув наружу, позвал ближайшего бойца.

— Видишь это? — кивнул я на Посредника. — Отрихтуйте ему лицо, но аккуратно. После сломайте руку и гоните взашей.

Пауза была, но очень короткая.

— Будет сделано, Сакурай-сан.

— Ты что рехнулся!? — донеслось из помещения, когда я выходил. — Да ты хоть знаешь, что с тобой сделают?

Даже если бы убил — ничего. Теневой мир жесток, там и за меньшее убивают, так что ему еще повезло. Выйдя на улицу, кивнул еще одному бойцу, чтобы тот помог первому, а сам пошел к водиле, который сидел в машине за воротами базы.

Наклонившись к окну, обратился к мужчине за рулем.

— Передай начальству, что на первый раз я не стану поднимать бучу. Но еще одно такое оскорбление, и я подниму ВСЕ свои связи, но они ответят за все. На этот раз им просто повезло, что я ровесник этого трансвестита и понимаю, что опыта у него нет. Ну и то, что у гильдии хорошая репутация, которая может пережить одного придурка. — И помолчав пару мгновений, наблюдая за удивленным лицом шофера, спросил: — Надеюсь, ты не будешь строить из себя Императора и кричать, как вы круты