Book: Охота в темноте



Annotation

Описание: Шесть лет прошло с тех пор, как Даррен стал Князем вампиров и следуя за жутким предсказанием мистера Карлиуса вампиры узнают, что Властелин вампирцев скоро войдет в силу. Мистер Карлиус предупреждает вампиров, что будет только три возможности победить Властелина вампирцев, и только три вампира, которые могут это сделать: Ванча Марш, Лартен Джутинг… и Даррен Шен. Покинув Гору вампиров, Харкат, Даррен и мистер Джутинг растворились в ночных тенях, сразились с вампирцами, встретились с загадочный Эванной и нанесли визит старым друзьям из Цирка Уродов. Но друзья не смогут предотвратить кровавую битву — Властелин вампирцев может оказаться чем-то большим, чем мишенью охоты в темноте.


Даррен Шен

ПРОЛОГ

ГЛАВА 1

ГЛАВА 2

ГЛАВА 3

ГЛАВА 4

ГЛАВА 5

ГЛАВА 6

ГЛАВА 7

ГЛАВА 8

ГЛАВА 9

ГЛАВА 10

ГЛАВА 11

ГЛАВА 12

ГЛАВА 13

ГЛАВА 14

ГЛАВА 15

ГЛАВА 16

ГЛАВА 17

ГЛАВА 18

ГЛАВА 19

ГЛАВА 20


Даррен Шен



Охота в темноте



(Сага о Даррене Шене — 7)


ПРОЛОГ


Настало время трагических ошибок. Лично для меня трагедия началась четырнадцатью годами ранее, когда я, загипнотизированный пауком вампира, который выполнял сложнейшие трюки, я украл паука. Кража прощла успешно, но потом все полетело в тартарары, и за свою ошибку я заплатил своей человеческой сущностью. Сымитировав собственную смерть, оставив дом и семью, я отправился путешествовать по миру с Цирком уродов в качестве помощника пьющего кровь создания ночи.

Меня зовут Дарен Шен. Я полувампир.

Также я — в результате череды столь невероятных событий, что я до сих пор не верю в случившееся — стал Князем вампиров. Князья являются главами вампирского клана, которых уважают и которым подчиняются. Их всего пять — Парис Скайл, Мика Вер Лет, Аро и Ванча Марш.

Я стал князем шесть лет назад, жил в Залах Горы вампиров (цитадели клана), изучал порядки и обычаи моего народа и как стать хорошим вампиром. Также я изучал военное искусство и правила использования оружия. Правила сражения были неотъемлемыми компонентами образования любого вампира, но сейчас это стало еще более необходимым, потому что мы находились на тропе войны.

Вампирцы были нашими противниками, нашими краснокожими братьями по крови. Они во многом похожи на нас, их главное отличие в том, что они убивают людей, когда пьют их кровь. Вампиры не убивают тех, кто дает им еду — мы просто выпиваем немного крови у человека. Вампирцы же считают позором пить не до конца.

Хотя особой любви между кланами не было, в течение столетий между вампирами и вампирцами существовало хрупкое перемирие. Все изменилось шесть лет назад, когда группа вампирцев под предводительством вампира-предателя Курды Смальта штурмовали Гору вампиров в попытке захватить контроль над Тронным залом. Мы смогли победить их (в значительной степени это случилось благодаря тому, что я раскрыл заговор до нападения). Потом мы допросили оставшихся в живых вампирцев, которые были растеряны и не знали точно, почему решили напасть.

В отличие от вампиров, у вампирцев нет лидеров — они весьма демократичны — но когда они откололись от вампирского клана шесть веков назад, загадочный и таинственный человек, известный как мистер Карлиус навестил их и преподнес им Огненный Гроб. Любой, кто ложился в этот гроб, сгорал заживо, но однажды, сказал мистер Карлиус, придет человек, который сможет лечь в этот гроб и встать из него, и этот человек встанет во главе клана вампирцев и поведет их на войну с вампирами, в которой нам не суждено победить. Тогда вампирцы станут непобедимыми правителями ночи.

Во время допроса, к своему величайшему ужасу, мы узнали, что Властелин вампирцев был наконец-то найден, и вампирцы, забыв о перемирии, готовились к войне.

Как только наши противники были казнены, слух распространился по всей Горе как пожар: "Мы будем воевать с вампирцами!". И мы будет бороться до самого конца, решительно и отчаянно, бороться, чтобы опровергнуть зловещее пророчество мистера Карлиус, пророчество о том, что вампирам не суждено выиграть эту битву, и они будут стерты с лица земли безжалостными вампирцами.

ГЛАВА 1


Это было еще одной скучной ночью в Тронном зале. Генерал вампиров по имени Стефан Ирв отчитывался передо мной и Парисом Скайлом. Парис был самым старым из ныне живущих вампиров, он прожил на этом свете уже более восьми столетий. У него были белые волосы, длинная седая борода, и только одно ухо. Свое правое ухо он потерял в битве много десятилетий назад.

Стефан Ирв уже три года занимался этим, поэтому кратко изложил нам события Войны Шрамов, это уже известно (главная отличительная черты вампиров и вампирцев — шрамы на кончиках пальцев). Это была весьма странная война. Не было больших сражений и ни та, ни другая сторона не использовала огнестрельное оружие — вампиры и вампирцы используют только мечи, копья и тому подобное оружие. Война по сути была рядом изолированных стычек, три-четыре вампира против такого же количество вампирцев боролись до победного конца.

— Нас было четверо, их трое — рассказывал Стефан об одном из последних своих сражений. — Но мои ребята сражались хуже, вампирцы были выносливее. Я убил одного, остальные разбежались, убив двух вампиров и ранив одного в руку.

— Упоминал ли кто-нибудь из вампирцев своего Властелина? — спросил Парис.

— Нет, сир. Оставшиеся в живых только смеялись в ответ на мои вопросы, даже под пыткой.

За эти шесть лет, что мы охотились за Властелином вампирцев, не было даже никаких упоминаний о нем. Мы знали, что он не стал вампиром — многие вампирцы говорили нам, что он должен изучить их обычаи до того, как стать одним из них. По общему мнению мы должны были найти и убить Властелина вампирцев до того, как он встанет во главе клана, чтобы разрушить все зловещие предсказания мистера Карлиуса.

Группа Генералов ждала аудиенции Париса. Как только Стефан Ирв ушел, они начали заходить внутрь, но я прогнал их. Я преподнес одноухому Князю чашу теплой крови. Он улыбнулся и залпом выпил кровь, затем вытер кровь дрожащей рукой — нелегко давалось древнему вампиру управление военным советом.

— Хотите подождать до ночи? — спросил я, волнуясь о здоровье Париса.

Он тряхнул головой и пробормотал: "Ночь молода".

— Но ты уже не молод — сказал знакомый голос позади меня. Это был мистер Джутинг. Этот вампир в красном плаще проводил большую часть своего времени со мной, помогая мне и оберегая меня. Он находился в весьма специфическом положении. Как простой вампир, не занимающего никакого поста, он должен был подчиняться любому из Генералов. Однако, в качестве моего опекуна и наставника, он фактически обладал полномочиями Князя, так как я практически всегда следовал его советам. В действительности мистер Джутинг был вторым после Париса Скайла, но никто не признавал это в открытую. Вампирские правила не предусматривали это.

— Тебе надо отдохнуть, — сказал мистер Джутинг, положив руку на плечо Париса. — Это будет долгая война. Ты не должен исчерпать все свои силы в самом ее начале. Позже ты будешь нужен нам.

— Нет, — рассмеялся Парис, — Вы с Дарреном наше будущее, я же — прошлое, Лартен, — Мне не суждено увидеть конец этой войны, пока мы боимся. Если я сейчас не помогу своему народу, то не помогу уже никогда.

Мистер Джутинг хотел было возразить, но Парис заставил его замолчать легким движением руки. — Старая сова не хочет притворяться молодой и сильной. Я доживаю свои последние годы, и любой, кто говорит, что это не так — либо глупец, либо лжец, либо и то и другое вместе.

Мистер Джутинг покорно склонил голову. — Хорошо. Я не буду спорить с тобой.

— Даже не надеюсь — фыркнул Парис, устало садясь на трон. — Но эта ночь будет трудной. Я буду говорить с Генералами, а потом поползу в свой гроб, чтобы немного поспать. Даррен, справишься без меня?

— Даррен справится — уверенно сказал мистер Джутинг, становясь за мной, поскольку Генералы подошли ближе, готовые говорить, когда им разрешат.

Парис не пошел спать даже на рассвете. У Генералов накопилось много новостей, которые им хотелось сообщить побыстрее. Изучая передвижения вампирцев, они строили догадки о том, где же спрятан их Властелин. Древний Князь пошел спать ближе к полудню.

Я немного передохнул и поел. Затем выслушал трех наставников Горы, которые обучали последнюю партию генералов. После этого я должен был отослать двух новых Генералов на их первую битву. Я быстро провел небольшую церемонию — я должен был размазать кровь по их лбам и произнести древние священные слова — а затем пожелать им удачи и отправить их убивать вампирцев — или умереть самим.

Потом пришло время для вампиров, чтобы обсудить со мной свои проблемы и задать вопросы. Как Князь вампиров я должен был иметь дело с самыми разнообразными проблемами. Несмотря на то, что я был молодым и неопытным полувампиром, который стал Князем скорее благодаря случайности, чем собственным заслугам, вампиры клана привыкли полностью доверять своим Князьям, поэтому меня уважали так же, как и Париса, и других князей.

После того, как последний вампир отбыл, я поспал часа три в гамаке, который натянул в дальней части Тронного зала. Когда я проснулся, немного поел соленого мяса борова, умылся и выпил немного крови. Затем снова вернулся на трон, готовый выслушивать новые сообщения, планировать и управлять.

ГЛАВА 2


Я проснулся, услышав крик.

Дернувшись, я упал на твердый холодный пол. Рука автоматически потянулась к мечу, который всегда был под рукой. Потом в голове слегка прояснилось, и я понял, что это всего лишь Хоркат, которому просто приснился кошмар.

Хоркат Мульдс принадлежал Малому Народцу, низкорослым существам, которые носили синие плащи и работали на мистера Карлиуса. Когда-то он был человеком, но не помнил ни кем он был, ни где жил. Когда он умер, его душа осталась на земле, пойманная в ловушку, пока мистер Карлиус не вернул ему жизнь в этом чахлом тельце.

— Хоркат, — я потряс его. — Проснись. Тебя опять снится сон.

У него не было век, но его огромные зеленые глаза темнели, когда он спал. Сейчас его глаза мерцали, он громко стонал, катаясь в своем гамаке. Все это случалось и раньше. — Драконы!» — кричал он. Голос звучал приглушенно из-за маски, которую он носил постоянно, потому что не мог дышать обычным воздухом более 10–12 часов, без маски он бы умер. "Драконы!".

— Нет — вздохнул я. — Это просто сон.

Хоркат уставился на меня своими необычными зелеными глазами, затем стащил маску, открывая свой широкий серый рот. — Прости Даррен. Я разбудил тебя?

— Нет — солгал я. — Я уже не спал.

Я сел в гамак, уставившись на Хорката. Без сомнения, он был уродлив. Короткий и приземистый, с мертвенно серой кожей, с невидимыми ушами и носом — его уши находились под кожей, и он не чувствовал ни вкуса, ни запаха. У него не было волос, круглые зеленые глаза, острые зубы и темно-серый язык. Его лицо было будто бы сшито, как монстр Франкенштейна.

Конечно, я тоже не был похож на модель — как и большинство вампиров! Мое лицо и тело было покрыто шрамами и ожогами, большинство из которых я получил, проходя Испытания Посвящения (которые я все-таки прошел со второй попытки два года назад). Также я был лысым как младенец в результате прохождения Зала Огня, когда я очень сильно обгорел.

Хоркат был одним из ближайших моих друзей. Дважды он спасал мою жизнь: когда на меня напал медведь на пути к Горе вампиров, и затем в борьбе с бешеными вепрями, которых я должен был одолеть в одном из первых испытаний посвящения. Меня беспокоило, что вот уже несколько лет ему снятся кошмары.

— Это был тот же кошмар? — спросил я.

Он кивнул — Да. Я бродил по пустырю. Небо было красным. Я искал что-то, но не помню… что именно. Там были ямы, полные костей. А потом напал дракон. Я отбил атаку, но появился другой. Тогда он… тогда… — он обреченно вздохнул.

— Там были темные фигуры? — спросил я. Иногда они снились ему, во сне они преследовали и мучили его.

— Не в этот раз — ответил он. — Но они бы появились, если бы ты не разбудил меня. У Хорката на лбу выступила бледно-зеленая испарина, и его плечи поникли. Он очень страдал в своих снах, поэтому бодрствовал, пока мог. Он спал всего 4–5 часов из семидесяти двух.

— Хочешь поесть или попить?

— Нет, я не голоден. Он стоял, потягиваясь своими уродливыми руками. На нем была только набедренная повязка, таким образом я мог видеть его гладкий живот и грудь. У Хорката не было ни сосков, ни пупка.

— Так приятно снова видеть тебя — сказал он, натягивая свой синий плащ, который он ни на что не променяет. — Мы уже сто лет… не виделись.

— Знаю — простонал я. — Эти военные дела доконают меня, но я не могу бросить Париса разгребать все это в одиночку. Я нужен ему.

— Как он поживает? — спросил Хоркат.

— Держится. Но ему тяжело. Так много решений надо принять, столько войск организовать, столько вампиров отослать на смерть».

Мы посидели в тишине, думая о Войне Шрамов и о вампирах — включая наших друзей — которые погибли.

— Ну, а как ты? — спросил я, отбрасывая мрачные мысли.

— Я занят — ответил он. — Себа работает все тяжелее и тяжелее. Прослонявшись несколько месяцев по горе без дела, Хоркат начал работать на нашего квартирмейстера — Себу Нила, который отвечал за поддержание порядка на складах продовольствия, одежды и оружия Горы. Хоркат начал с перемещения корзин и мешков, но он быстро учился, как справляться с поставками и как угождать потребностям вампиров, и сейчас он — старший помощник Себы.

— Мне пора возвращаться — с сожалением сказал я. — Я постараюсь зайти к тебе.

— Иди — серьезно сказал Хоркат. — Ты выглядишь изможденным. Парис не единственный, кому нужен отдых.

Вскоре Хоркат должен был уходить, чтобы подготовиться к прибытию группы генералов. А я лежал в своем гамаке, уставившись на темной потолок пещеры, неспособный снова уснуть. Это была та самая пещера, которую мы разделили с Хоркатом, когда только приехали на Гору Вампиров. Я очень любил эту маленькую пещерку — она напоминала мне спальню — но я редко мог побыть здесь. Большинство ночей я проводил в Тронном зале, а свободное время, которое иногда у меня появлялось днем, я тратил на еду и тренировки.

Я провел рукой по своей лысой голове, вспоминая Испытания Посвящения. Во второй раз я прошел их. Я мог и не проходить их, будучи Князем, я не обязан был делать это. Но я не чувствовал бы себя уверенно до тех пор, пока не прошел бы их. Преодолев эти испытания я доказал самому себе, что достоин звания вампира.

Не считая шрамов и ожогов, я не слишком изменился за эти шесть лет. Для полувампира время идет иначе — я повзрослел всего на год за пять лет. Я стал немного выше ростом по сравнению с тем, каким я был, когда ушел из Цирка уродов с мистером Джутингом, и немного поправился. Но я не стану полноценным вампиром, пока не вырасту. Став вампиром, я приобрел бы огромную силу. Также я смог бы залечивать раны с помощью слюны, выдыхать газ, который погружает людей в сон и общаться телепатически с другими вампирами. Вдобавок ко всему выше перечисленному, я смог бы скользить. Скольжение — это самый быстрый способ передвижения вампира. Но с другой стороны, я стал бы уязвимым для солнечного света и не мог бы перемещаться днем.

Но все это будет в будущем. Мистер Джутинг ничего не говорил о времени моего превращения в вампира, но я понял, что этого не случиться, пока я не стану взрослым. А это случится лет через десять-пятнадцать — моё тело все еще было телом подростка — поэтому мне приходилось наслаждаться (или с трудом выносить) свое слишком долгое детство.

Я полежал еще полчаса, затем встал и оделся. Я выбрал светло-голубой костюм, брюки и тунику, а сверху надел длинное королевское одеяние. Палец на правой руке зацепился за рукав туники — такое случалось достаточно часто — я сломал этот палец шесть лет назад, и с тех пор он неуклюже торчит в сторону.

Осторожно, чтобы не порвать одежду своими сверх-крепкими ногтями — которые могли легко оставить дыры в скале — я высвободил большой палец и закончил одеваться. Я одел легкие туфли и провел рукой по голове, что увериться, что меня не укусили клещи. Они неожиданно проникли в Гору, и теперь раздражали всех окружающих. И наконец я отправился в Тронный зал. Меня ждала еще одна длинная ночь, наполненная спорами и разработкой военной тактики.



ГЛАВА 3


Двери в Тронный зал мог открыть только Князь, приложив руку к дверям или коснувшись тронов внутри зала. Ничто не могло разрушить стены Тронного зала, который был построен мистером Карлиусом и его малым народцем столетия назад.

В зале находился Камень Крови, который был невероятно важен для нас. Это был магический артефакт. Любой вампир, который посещал гору (большинство из трех тысяч вампиров со всего мира хотя бы раз были здесь), прикладывал руку к Камню, позволяя ему поглотить его кровь. Камень можно использовать, чтобы найти этого вампира. Так, если бы мистер Джутинг захотел найти Аро, ему просто надо было положить руку на камень и думать о нем, и в течение нескольких секунд стало бы известно, где сейчас находится Князь. Или, если бы он думал об определенном месте, Камень скажет, сколько вампиров там находится.

Я не мог использовать камень, чтобы искать других вампиров, потому что я не являюсь полноценным вампиром, но меня можно найти, используя камень, т. к. я отдал ему часть своей крови, когда проходил церемонию посвящения в Князья.

Если бы этот камень попал в руки вампирцев, они могли бы использовать его, чтобы выследить всех вампиров, кто связан с ним. Скрыться от камня невозможно. Они уничтожили бы нас. Из-за этого некоторые вампиры хотели разрушить Камень Крови — но существовала легенда, что только камень сможет спасти нас от полного истребления.

Я думал об этом, пока Парис с помощью Камня Крови выводил войска на определенные территории. Когда сообщения о местоположении вампирцев достигали нас, Парис использовал камень, чтобы узнать, где сейчас его генералы, затем связывался с ними телепатически, приказывая им переместиться с места на место. Это очень сильно утомляло его. Другие тоже могли использовать камень, но слово Париса было законом, потому что он был Князем, и быстрее было ему самому передавать свои команды.

В то время, как Парис сосредоточился на камне, мы с мистером Джутингом провели большую часть времени, пытаясь соединить в единое целое все полученный сообщения, чтобы получить полную картину перемещений вампирцев. Многие генералы также работали над этим, но это была наша обязанность, проанализировать все полученные сообщения, выбрать наиболее важные из них, и передать наши соображения Парису. У нас были горы карт с воткнутыми в них булавками, чтобы отметить местоположения вампиров и вампирцев.

Мистер Джутинг в течение десяти минут пристально рассматривал карту. Он выглядел взволнованным. — Ты видел это? — спросил он меня в конечном итоге.

Я уставился на карту. Там было три желтых и два красных флага, воткнутых вокруг одного города. Мы использовали пять основных цветов, чтобы быть в курсе событий. Синие флаги для вампиров. Желтые — для вампирцев. Зеленые — для цитаделей вампирцев — городов и городков, которые они защищали. Белые флаги обозначали места нашей победы. Красные — места нашего поражения.

— Что я должен увидеть? — спросил я, рассматривая желтые и красные флаги. Мои глаза смыкались от нехватки сна и слишком сильной концентрации на картах.

— Название города — ответил мистер Джутинг, проводя ногтем по нему.

Сначала название города ни о чем мне не напомнило. Потом я вспомнил. — Это ваш родной город — пробормотал я. Это был город, в котором жил мистер Джутинг, когда был человеком. Двенадцать лет назад он вернулся туда, взяв меня и Эвру Вона — мальчика-змею, который выступал в цирке уродов, — чтобы остановить безумного вампирца по имени Морлок, который убивал жителей города.

— Найди сообщения — велел мистер Джутинг. На каждом флаге стоял номер, связанный с сообщениями в наших файлах, поэтому мы точно знали, где искать. Через несколько минут я нашел нужные листы и быстро просмотрел их.

— Вампирец был замечен там — пробормотал я. — Двое приехали в город. Один уехал. Первый красный флаг мы получили год назад — четверо Генералов погибли в большом столкновении с вампирцами.

— А второй флаг отмечает место, где Стефан потерял двух вампиров — сказал мистер Джутинг. — Тогда я заметил масштаб деятельности вампирцев вокруг этого города.

— Думаете, это что-нибудь значит? — спросил я. Для вампирцев группироваться в одном месте весьма необычно.

— Я не уверен — ответил он. — Возможно, у вампирцев расположена там база, но я не понимаю почему. Она не связана с другими их базами.

— Мы можем послать кого-нибудь проверить — предложил я.

Он подумал, потом тряхнул головой. — Мы потеряли слишком много Генералов. Это не стратегически важный объект. Лучше оставить его в покое.

Мистер Джутинг потер длинный шрам, который делил левую сторону лица надвое, продолжая пристально рассматривать карту. Оранжевых волос на его голове осталось еще меньше. Большинство вампиров побрили головы из-за нашествия насекомых, и мистер Джутинг выглядел почти лысым при сильном освещении Зала.

— Это беспокоит Вас, не так ли? — спросил я.

Он кивнул. — Если у них там база, они будут питаться людьми. Я все еще считаю этот город своим домом, и мне неприятно думать о своих духовных соседях и родственниках как о пище вампирцев.

— Мы могли бы послать группу, чтобы очистить город.

Он вздохнул. — Битвы не будет. Я не могу поставить личные интересы выше интересов клана. Если я когда-либо буду в том районе, я сам разведаю обстановку, у нас нет никакой необходимости посылать других.

— Неужели мы когда-нибудь выйдем отсюда? — проворчал я. Я не любил битвы, но после шести проведенных в горе лет я готов был отдать свои ногти, только бы провести хоть пару ночей на воле, даже если бы это означало битву с дюжиной вампирцев без посторонней помощи.

— У нас не слишком большой выбор — сказал мистер Джутинг. — Думаю, мы застряли здесь до конца войны. Если один из князей получит тяжелые ранения и вынужден будет вернуться сюда, нам, возможно, придется заменить его. Иначе… — он побарабанил пальцами по карте и улыбнулся.

— Вам не обязательно оставаться здесь — сказал я. — Здесь много других вампиров, которые смогут помогать мне.

Он рассмеялся. — Здесь много тех, кто готов управлять тобой — согласился он. — Но сколько из них с радостью прикроют тебя, если бы ты допустишь ошибку?

— Немногие — захихикал я.

— Они считают тебя Князем — сказал он. — А я все еще считаю тебя надоедливым маленьким ребенком со склонностью к воровству пауков.

— Мило — обиделся я. Я знал, что он шутит. Мистер Джутинг всегда с уважением относился к моему положению — но доля правды была в его словах. Между нами существовала незримая связь, как между отцом и сыном. Он мог сказать мне вещи, которые ни один другой вампир сказать бы не осмелился. Без него мне будет плохо.

Положив карту, на которой был изображен родной город мистера Джутинга на место, мы вернулись к более важным проблемам этой ночи, даже не представляя, что скорые события приведут нас в город мистера Джутинга, или о том ужасном зле, которое ждало нас там.

ГЛАВА 4


Туннели и залы горы вампиров гудели — Мика Вер Лет возвратился после пятилетнего отсутствия, и прошел слух, что у него есть информация о Властелине вампирцев. Я был в своей пещерке, отдыхал, когда новость достигла моих ушей. Не теряя времени, я быстро оделся и поспешил в Тронный зал на вершину горы, чтобы проверить, верны ли слухи.

Мика говорил с Парисом и мистером Джутингом, когда я пришел, окруженный толпой Генералов, которые тоже хотели узнать новости. Он был полностью одет в черное, как и всегда, а его похожие на ястребиные глаза казались еще более темными и мрачными, чем когда-либо. Он поднял одну руку в знак приветствия, когда увидел меня в толпе. Я поприветствовал его в ответ. — Как поживает самый молодой из Князей?» спросил он с напряженной усмешкой.

— Не так уж плохо — ответил я, разглядывая его шрамы. Многие вернувшиеся на Гору вампиров были покрыты шрамами. Но хотя Мика выглядел уставшим, он явно не был ранен. — Вам что-нибудь известно о Властелине вампирцев? — прямо спросил я. — Согласно слухам, Вы знаете, где он.

Мика улыбнулся. — Если бы! — Осматриваясь он сказал — Может, устроим собрание? У меня действительно есть новости, и я хотел бы их сообщить всему Залу сразу. Присутствующие вампиры расселись по местам. Мика сел на трон и довольно вздохнул. — Как хорошо вернуться» — сказал он, положив руки на подлокотники. — Надеюсь, Себа хорошо заботился о моем гробе?

— Идите к вампирцам с вашим гробом! — закричал один из Генералов, забывая про свое место. — Какие новости о Властелине вампирцев?

Мика провел рукой по своим черным как уголь волосам. — Для начала я скажу — я не знаю, где он. По залу прокатился ропот разочарования. — Но я говорил с ним — добавил Мика, и все снова застыли в ожидании.

— Прежде чем я начну — сказал Мика. — Слышали ли вы о пополнении рядов вампирцев? Все выглядели равнодушными. — Вампирцы пополняют свои ряды с самого начала войны, убивая больше людей, чем обычно, чтобы увеличивать число вампирцев.

— Это старые новости — пробормотал Парис. — Вампирцев намного меньше, чем вампиров. Подобного мы ожидали. Пока не стоит волноваться об этом — численное преимущество все еще на нашей стороне.

— Да — сказал Мика. — Но сейчас они также начали использовать людей. Они называют их вампанцами. Видимо, их властелин сам придумал это название. Как и он, они изучают обычаи вампирцев, а воюют они как люди. Он планирует построить армию из людей.

— Мы можем справиться с людьми — прорычал один генерал, и со всех сторон послышались крики ободрения.

— Конечно — сказал Мика. — Но мы должны опасаться этих вампанцев. Несмотря на то, что они испытывают недостаток вампирцев сейчас, они учат их драться, как мы деремся. Кроме того, они не являются вампирцами, поэтому не соблюдают их законов. У них нет чести, они не говорят правду, им нет необходимости следовать вековым традициям — поэтому они не ограничивают себя в выборе оружия.

Ропот пронесся через весь Зал.

— Вампирцы используют ружья? — спросил потрясенный Парис. Вампирцы еще более строго, чем вампиры соблюдали правила чести, согласно которым подобное оружие не могло использоваться в битве. Мы могли использовать бумеранги и копья, а Вампирцы не притронулись бы и к ним.

— Вампанцы не вампирцы — фыркнул Мика. — У них нет причин отказываться от огнестрельного оружия. Я не думаю, что вампирцы одобряют это, но если это приказал их Властелин, они смирятся.

— Но вампанцы — проблема следующей ночи — продолжил Мика. — Я упоминаю их сейчас только потому, что нельзя не вспомнить о них, говоря об их властелине. Вампирцы будут умирать в агонии, испытывая адскую боль, прежде чем предадут свой клан. Вампанцы не обладают такой силой духа. Я схватил одного из них пару месяцев назад и выжал некоторые интересные детали из него. Прежде всего, у него нет определенного места жительства — он путешествует по миру с небольшим количеством охранников, передвигаясь между различными военными объектами, поддерживая мораль на высоком уровне.

Генералы выслушали новость с большим волнением — если Властелин вампирцев передвигается с небольшой группкой охраны, он становится более уязвимым для нападения.

— Этот вампанец знал, где Властелин вампирцев? — спросил мистер Джутинг.

— Нет. — ответил Мика. — Он видел его, но это было больше года назад. Только те, кто путешествует с ним, знают, где он находится».

— Что он еще сказал? — спросил Парис.

— Что их Властелин еще не стал вампирцем. И несмотря на его усилия, мораль падает. Потери у вампирцев весьма высоки, и многие уже не верят, что смогут выиграть эту войну. Был разговор даже о новом мирном соглашении — или прямой сдаче.

Радостные выкрики сотрясли стены Зала. Некоторые генералы просто потеряли контроль над собой от восторга, они схватили Мику на руки и потащили прочь из Зала. Можно было слышать, как они кричат и поют, когда они достигли кладовых в вином и пивом. Оставшиеся трезвые генералы обращались к Парису за советом.

— Идите празднуйте, — с улыбкой сказал пожилой Князь. — Было бы невежливо позволить Мике и его сопровождающим выпить все в одиночку.

Оставшиеся генералы с радостью встретили эти слова и быстро ушли, оставляя позади дежурных Зала, мистере Джутинга и Париса.

— Как глупо — проворчал мистер Джутинг. — Если вампирцы действительно думают сдаваться, мы должны надавить на них, не теряя времени…

— Лартен — прервал его Парис. — Иди к остальным, выпей столько эля, сколько сможешь, напейся хорошенько.

Мистер Джутинг уставился на Князя, открыв рот. — Парис! — выдохнул он.

— Ты слишком долго сидишь здесь как в клетке. Иди и не возвращайся без похмелья — велел Парис.

— Но… — начал было мистер Джутинг.

— Это приказ, Лартен — строго сказал Парис.

Мистер Джутинг выглядел так, словно проглотил живого угря, но он никогда не осмеливался ослушаться приказа, поэтому щелкнул пятками и в глубоком гневе отправился к складским помещениям.

— Никогда не видел мистера Джутинга с похмельем. На что это похоже? — рассмеялся я.

— Как… как говорят люди? Горилла с больной головой? Парис кашлянул в кулак — в последнее время он много кашлял. Затем он улыбнулся. — Но это поможет ему расслабиться. Иногда Лартен слишком серьезно относится к жизни.

— А как же Вы?» — спросил я. — Вы хотите пойти?

Парис состроил кислую мину. — Слишком много эля может убить меня. Я использую перерыв в своих интересах — полежу немного в гробу в другой части зала, и немного посплю.

— Вы уверены? Я могу остаться, если хотите.

— Нет. Иди и наслаждайся праздником. Со мной все будет в порядке.

— Хорошо, — Я спрыгнул с трона и пошел в направлении выхода.

— Даррен, — окликнул меня Парис. — Чрезмерное употребление алкоголя вредит как молодым, так и пожилым. Если будешь достаточно мудр, ты не напьешься.

— Помните, что вы сказали мне о мудрости несколько лет назад, Парис? — спросил я его.

— Что?

— Вы сказали, что единственный способ стать мудрым — наделать ошибок. — Мигом я вылетел из Зала, и уже совсем скоро разделил эль со сварливым оранжевоволосым вампиром. Мистер Джутинг постепенно расслабился и повеселел, ведь ночь не стояла на месте. Когда на следующее утро он возвращался к своему гробу, он уже громко пел с остальными.

ГЛАВА 5


Я не мог понять, почему в небе были две луны, когда я проснулся и почему они зеленые. Со стоном я протер глаза, затем посмотрел снова. Я понял, что лежу на полу и смотрю в зеленые глаза смеющегося Хорката Мульдса.

— Хорошо повеселился вчера? — спросил он.

— Меня отравили — застонал я, переворачиваясь на живот. Я чувствовал себя так, словно находился на палубе судна в шторм.

— Я думаю, ты не захочешь поесть бульон из летучих мышей или кишки вепря?

— Нет! — я вздрогнул даже от простой мысли о еде.

— Вы и другие вампиры, наверное, опустошили запасы пива горы вчера вечером — заметил Хоркат, помогая мне подняться на ноги.

— Сейчас землетрясение? — спросил я, когда он отпустил меня.

— Нет — ответил он, озадаченный моим вопросом.

— Тогда почему пол качается?

Он рассмеялся и помог мне дойти до гамака. Я уснул рядом с дверью нашей пещеры. С трудом я вспоминал, как падал каждый раз, как пытался залезть в гамак.

— Я посижу и на полу, — сказал я.

— Как пожелаешь — расхохотался Хоркат. — Не хочешь выпить еще немного пива?

— Уйди или я не ручаюсь за себя, — прорычал я.

— Тебе больше не нравится эль?

— Нет!

— Это забавно. Ты пел о том, как сильно… любил эль ранее. — Эль, эль, я пью как кит, я… Князь, князь эля.

— Я могу мучить тебя, — предупредил я.

— Не обращай внимания, — сказал Хоркат. — Весь клан сходил с ума вчера вечером. Вампиру надо много выпить, чтобы так напиться, и многие преуспели в этом… Я видел, как некоторые блуждали по туннелям…

— Пожалуйста, — взмолился я. — не надо подробностей. — Хоркат снова рассмеялся, поставил меня на ноги и вывел прочь из пещеры в туннели.

— Куда мы идем? — спросил я.

— Зал Петра Вин Граля. Я спрашивал Себу о лечении… от похмелья — мне показалось, тебе оно понадобится. И он сказал, что душ обычно помогает.

— Нет! — застонал я. — Только не душ! Пощади!

Хоркат не заметил моих просьб, и скоро уже запихивал меня под ледяные струи водопадов в Зале Петра Вин Граля. Мне показалось, что голова взорвется, когда первые струи коснулись ее, но через несколько минут ужасная головная боль прошла, как и тошнота. К тому времени, как я, завернутый в махровую ткань, сох, я чувствовал себя в сто раз лучше.

На обратном пути мы встретили зеленолицевого мистера Джутинга. Я пожелал ему доброго вечера, а он только зарычал в ответ.

— Я никогда не понимал, почему стоит пить алкоголь — сказал Хоркат, пока я одевался.

— Ты никогда не напивался? — спросил я.

— Возможно, в прошлой своей жизни. Но с тех пор я стал Маленьким Человеком. Я не чувствую вкуса, поэтому алкоголь… не влияет на меня.



— Счастливчик, — пробормотал я с завистью.

Когда я оделся, мы пошли в Тронный зал, чтобы проверить, нужен ли я Парису, но это было бессмысленно, потому что Парис все еще спал в своем гробу.

— Пойдем побродим по туннелям, — предложил Хоркат. — которые ниже Залов. — Мы много исследовали, когда только приехала на гору, но прошло уже два или три года с тех пор, как мы в последний раз искали приключения в туннелях.

— Тебе не надо работать? — спросил я.

— Да, но… — он нахмурился. Мне потребовалось время, чтобы привыкнуть к выражению эмоций у Хорката: было трудно понять без век и носа хмурится он или усмехается. Но я научился читать их. — Это подождет. Я чувствую себя странно. Мне нужно быть в движении».

— Хорошо — сказал я. — Пойдем, прогуляемся.

Мы начали с Зала Корзы Джерна, где генералов учили сражаться. Много времени я провел здесь, учась использовать мечи, топоры, ножи и копья. Большинство оружия было рассчитано на взрослых, оно было слишком большим и тяжелым для меня, но я изучил основы использования этого оружия.

Наставник высочайшего ранга был слепым вампиром по имени Ванез Блейн. Он был моим наставником в течении обоих моих попыток пройти Испытания Посвящения. Свой левый глаз он потерял в борьбе со львом, которая случилась за много лет до нашей с ним встречи, а правый глаз он потерял в битве с вампирцами шесть лет назад.

Ванез боролся с тремя молодыми Генералами. Несмотря на слепоту, он не потерял своего мастерства, и трио потерпело поражением от рыжего мастера. — Вы должны научиться добиваться большего успеха в сражении, чем это, — сказал он им. Потом, стоя спиной к нам, он сказал — Привет, Даррен. Здравствуй Хоркат Мульдс.

— Я слышал твое пение вчера вечером, Даррен, — сказал Ванез, оставляя трех студентов, чтобы дать им возможность отдохнуть и перегруппироваться.

— Нет! — я был весьма удручен. Я думал, что это просто шуточки Хорката.

— Весьма познавательно, — улыбнулся Ванез.

— Я не делал этого, — застонал я. — Скажите мне, что этого не было!.

Ванез улыбнулся еще шире. — Я не должен волноваться. Многие другие тоже вели себя весьма глупо.

— Эль надо запретить, — прорычал я.

— С элем все в порядке, — не согласился Ванез. — Просто выпивающим нужно научиться контролировать себя».

Мы сказали Ванезу, что собираемся прогуляться по нижним туннелям и спросили, хочет ли он составить нам компанию. — Не очень, — сказал он. — Ведь я ничего не вижу. К тому же…» Он указал на трех Генералов, которых сейчас обучал, и которые должны были отправиться на войну в скором времени. — Между нами, они весьма посредственны, хуже чем все, кого я когда-либо обучал, — вздохнул он. Многие вампиров отправлялись на войну заменять жертвы в войне Шрамов. В клане этот вопрос был щекотливым, т. к. требовалось как минимум двадцать лет, чтобы подготовить хорошего Генерала, но Парис сказал, что в отчаянные времена следует прибегать к отчаянным мерам.

Оставив Ванеза, мы направились к складским помещениям, чтобы навестить пожилого наставника мистера Джутинга — Себу Нила. В свои семьсот лет, Себа был вторым после Париса по старшинству вампиром. Как и мистер Джутинг он одевался во все красное и говорил в той же манере. Он был морщинистым и согнутым временем, к тому же он ужасно хромал — как Хоркат. Рану на левой ноге он получил в той же битве, в которой Ванез потерял глаз.

Себа был рад видеть нас. Услышав, что мы идем исследовать туннели, он настоял на том, чтобы пойти с нами. — Я хочу вас кое-что показать, — сказал он.

Оставив Залы, мы пошли по более низким соединительным туннелям. Я как мог прикрывал свою лысую голову руками.

— Клещи? — спросил Себа.

— Нет, — сказал я. — Просто в последнее время голова чешется просто безумно. Так же, как и руки, ноги и подмышки. Думаю, у меня аллергия.

— Среди вампиров аллергия редкость — сказал Себа. — Позволь мне обследовать тебя. Люминесцентный лишайник рос на многих стенах, и он мог осмотреть меня под его светом. — Гмммм, — Он коротко улыбнулся и отпустил меня.

— Что это? — спросил я.

— Ты становишься взрослым, Шен.

— В возраст положено вступать с зудом?

— Ты скоро узнаешь, — ответил он загадочно.

Себа продолжал останавливаться, завидев пауков. Старый квартирмейстер необычайно любил восьминогих хищников. Они не были его домашними животными, однако он провел много времени, изучая их привычки и повадки. Он мог общаться с ними телепатически. Мистер Джутинг и я тоже умели это.

— Ах! — сказал он в конце концов, останавливаясь возле паутины. — Мы пришли. — Сомкнув губы, он засвистел, и мгновение спустя большой серый паук с серыми пятнами спустился прямо на ладонь Себы.

— Откуда он здесь появился? — спросил я, более внимательно рассматривая паука. Он был больше других пауков, живущих в горе, и отличался от них по цвету.

— Тебе нравится? — спросил Себа. — Я называю их пауками Ба’шана. Надеюсь, ты не будешь возражать? Название показалось мне соответствующим.

— Пауки Ба’шана? — переспросил я. — Но почему…

Я запнулся. Четырнадцать лет назад я украл ядовитого паука мистера Джутинга — мадам Окту. Восемь лет назад я освободил её по совету Себы, чтобы она нашла себе новый дом вместе с пауками горы. Себа сказал, что она не будет драться с другими пауками. Я не видел ее с тех самых пор, как освободил, и уже почти забыл о ней. Но теперь память услужливо напомнила мне о ней, и я догадался, как появился этот новый паук.

— Это от мадам Окты, не так ли? — застонал я.

— Да, — сказал Себа. — Она скрещивалась с пауками Ба'хейлна. Я заметил этих новых пауков года три назад, хотя их количество сильно возросло в последний год. Я думаю, они станут доминировать в горе лет через 10–15.

— Себа! застонал я. — Когда я освобождал мадам Окту, ты сказал, что она не может иметь потомство. Они ядовитые?

Квартирмейстер пожал плечами. — Да, но они не столь опасны, как их мать. Если четыре или пять пауков вместе нападут, они могут и убить, но один паук не может.

— Что если они будут нападать? — завопил я.

— Не будут, — натянуто сказал Себа.

— Откуда вы знаете?

— Я просил их об этом. Они обладают невероятным интеллектом, как и мадам Окта. У них умственные способности развиты почти так же, как у крыс. Я думаю обучать их.

— Чему? — рассмеялся я.

— Драться, — сказал он мрачно. — Только представьте, что мы можем отправлять армии тренированных пауков, чтобы найти и убить вампирцев.

Я умоляюще посмотрел на Хорката. — Скажи ему, что он сумасшедший. Раскрой ему глаза.

Хоркат улыбнулся. — Мне это кажется хорошей идеей, — сказал он.

— Невероятно! — фыркнул я. — Я скажу Мике. Он ненавидит пауков. Он пошлет войска сюда, чтобы искоренить их.

— Пожалуйста, не делай этого, — сказал Себа спокойно. — Даже если они необучаемые, мне нравиться наблюдать за их развитием. Пожалуйста, не лишай меня одного из моих немногих оставшихся удовольствий.

Я вздохнул и закатил глаза к потолку. — Хорошо. Я не скажу Мике.

— И другим тоже не стоит говорить, — с нажимом произнес он. — Если этот слух дойдет до остальных, я стану весьма непопулярным.

— Что вы имеете в виду?

Себа прочистил горло. — Клещи, — пробормотал он. — новые пауки питались клещами, поэтому они двигались вверх, чтобы спастись.

— О, — воскликнул я, думая о тех вампирах, которым пришлось обрить волосы и бороды из-за нашествия насекомых. Я усмехнулся.

— В конечном итоге пауки загонят насекомых на вершину горы, и эпидемия пройдет, — продолжал Себа — но до тех пор лучше никому не знать, что вызвало это нашествие.

Я рассмеялся. — Вам бы пришлось несладко, если бы это выплыло!

— Знаю! — криво усмехнулся он.

Я обещал держать все в тайне. Тогда Себа вернулся в Залы, короткий поход утомил его. А я и Хоркат продолжил путь дальше и дальше по туннелям. Дальше мы пошли быстрее, даже более тихий Хоркат. Он казался каким-то странным, но когда я спросил его об этом, он ответил, что не знает.

В конечном итоге, мы нашли туннель, который вел наружу. Мы пошли по нему, и наконец-то вышли на свежий воздух. Так мы и сидели на склоне горы, смотря на вечерние звезды. Прошли уже месяцы с тех пор, как я высовывал голову наружу, и более двух лет с тех пор, как я спал под открытым небом. На вкус воздух был свежим и долгожданным, но каким-то странным.

— Холодно, — заметил я, потирая свои голые руки.

— Правда? — спросил Хоркат. Его серая кожа распознавала только сильный холод или сильную жару.

— Должно быть, конец осени или начало зимы, — Трудно следить за сменой времен года, когда живешь в горе.

Хоркат меня не слушал. Он смотрел на леса и долины, расположенные ниже, словно ожидая кого-то увидеть там.

Я спустился немного ниже по склону. Хоркат следовал за мной, потом он настиг меня и прибавил скорости.

— Осторожней! — окликнул я, но он не обратил внимания. Скоро он уже бежал, а я был оставлен далеко позади. Я не понимал его поведения. — Хоркат! — завопил я. — Ты упадешь и пробьешь себе череп, если немедленно не…

Я замолчал. Он не услышал меня. Проклиная все на свете, я разулся, согнул и разогнул пальцы на ногах, а потом помчался следом за ним. Я пытался контролировать свою скорость, но на таком крутом спуске мне это не удавалось, и скоро я уже практически летел кубарем, подняв тучи гальки и пыли и вопя что есть сил.

Так или иначе, мы остались на ногах и благополучно достигли подножия горы. Хоркат продолжал бежать, пока не достиг кромки деревьев, где он наконец остановился и замер, словно его заморозили. — Что… это… было? — спросил я, задыхаясь.

Подняв левую руку, Хоркат молча указал на деревья.

— Что? — спросил я, видя только стволы, листья и ветки.

— Он идет, — прошипел Хоркат.

— Кто?

— Хозяин дракона.

Я с удивлением уставился на Хорката. Он выглядел весьма осмысленно, но, возможно, он спал на ходу, страдая лунатизмом. — Я думаю, нам стоит вернуться назад, — сказал я, взяв его за протянутую руку. — Мы найдем огонь и…

— Привет мальчики! — крикнул кто-то из-за деревьев. — Вы меня встречаете? — Опуская руку Хорката, стоя рядом с ним я снова и снова всматривался в чащу. Мне показалось, что я узнал этот голос, хотя я надеялся, что ошибся.

Минуту спустя из темноты вынырнули три фигуры. Двое — представители Малого Народца, которые были похожи на Хорката, однако у них были капюшоны и двигались они с чопорностью, которую Хоркат растерял за годы жизни среди вампиров. А третьим был маленький, улыбающийся, беловолосый человек, который внушал мне больше страха, чем банда свирепых вампирцев.

Мистер Карлиус!

Шесть сотен лет спустя мистер Карлиус вернулся в Гору вампиров, и я знал, пока он шагал к нам, сияющий как крысолов, состоящий в союзе с Дудочником Гаммельна, что его появление здесь сулит только неприятности.

ГЛАВА 6


Мистер Карлиус ненадолго остановился, когда достиг места, где мы стояли. Коротенький, толстый человечек был одет в поношенный костюм — тонкий жакет безо всякого пальто сверху — с ребяческими зелеными ботинками и очками на носу. Часы в форме сердечка, как обычно, свисали на цепочке с его жакета. Некоторые говорили, что мистер Карлиус был агентом судьбы — его звали Рональд, и если вы сокращали его имя и соединяли с фамилией, получалось мистер Рок.

— А вы подросли, юный Шэн, — сказал он, взглянув на меня. — И ты, Хоркат… — он улыбнулся маленькому человеку, зеленые глаза которого казались еще более круглыми чем обычно. — Ты изменился до неузнаваемости. Снял капюшон, работаешь на вампиров и — говоришь!

— Вы знали… что я могу… говорить, — прошептал Хоркат, снова начиная заикаться. — Вы всегда… знали.

Мистер Карлиус кивнул, потом подался вперед. — Довольно разговоров, мальчики. У меня есть дело, и мне надо быть быстрым. Время драгоценно. Завтра на маленьком тропическом острове должно начаться извержение вулкана. Каждый в радиусе десяти километров сгорит заживо. Я хочу быть там — это похоже на большую забаву.

Он не шутил. Именно поэтому многие боялись его — ему нравилось наблюдать трагедии, которые любого другого задели бы за живое.

Мы пошли за мистером Карлиусом на гору перед Малым Народцем. Хоркат часто оглядывался на своих братьев. Мне кажется, он общался с ними — Малый Народец мог общаться друг с другом телепатически — но мне он ничего не сказал.

Мы вошли в гору через другой туннель. Этим туннелем я никогда раньше не пользовался. Он был выше, шире и суше остальных. Не было никаких ответвлений или туннелей, ведущих в другие стороны. Мистер Карлиус опередил меня, уставившись на стены незнакомого туннеля. — Это один из моих коротких путей. У меня есть короткие пути во всем мире в местах, которые вам и не снились, — сказал он. — Очень экономит время.

Идя все дальше и дальше, мы встретили группу бледных людей, замотанных в какие-то тряпки. Они низко кланялись мистеру Карлиусу. Это были Хранители Крови, люди, которые жили внутри горы, давали свою кровь вампирам, а за это им позволялось извлечь внутренние органы и мозг вампира после его смерти. Все это они съедали на торжественных церемониях.

Я нервничал, проходя мимо них — прежде я никогда не видел такого количества Хранителей вместе — но мистер Карлиус просто улыбался и махал им, не останавливаясь, чтобы обменяться парой слов.

Минут за пятнадцать мы достигли ворот, которые охраняли вход в Залы Горы Вампиров. Сначала охранник широко распахнул дверь на наш стук, и затем, увидев мистера Карлиус, наполовину прикрыл ее. — Кто Вы? — пробормотал он, пытаясь рукой нащупать меч. — Ты знаешь, кто я, Перлэт Чейл, — сказал мистер Карлиус, проносясь мимо пораженного охранника.

— Откуда вы знаете мое… — начал Перлэт Чейл, затем остановился и пристально посмотрел на нас. Он дрожал, его рука упала с рукояти меча. — Это то, о чем я думаю? — спросил он, когда мимо прошел я с Хоркатом и двумя маленькими людьми.

— Да, — сказал я просто.

— Кишки Чарны! — прохрипел он, показывая нам знак прикосновения смерти. Вампиры использовали этот знак, когда думали, что смерть бродит где-то неподалеку.

Мы прошли через туннели, поражая всех на своем пути. Беседы смолкали позади нас, рты открывались в беззвучном удивлении. Даже те, кто никогда не встречал до этого дня мистера Карлиус, застывали на месте, словно на них внезапно обрушилось какое-то горе.

В Тронный Зал вел всего один туннель — шесть лет назад я нашел еще один, но его перегородили — и этот вход охранялся лучшими вампирами. Они должны были остановить и обыскать любого, кто направлялся в Зал, однако, когда приблизился мистер Карлиус, бравые охранники вытаращились на него, опустили оружие и позволили пройти ему и его компании.

Наконец мистер Карлиус остановился у дверей Зала и взглянул на купол, который сам и построил шестью столетиями ранее.

— А он выдержал испытание временем, не правда ли? — сказал он, ни к кому конкретно не обращаясь. Тогда, прикоснувшись к двери, он распахнул ее и вошел внутрь. Только Князи могли открыть эти двери, но меня не удивило, что мистер Карлиус обладает той же властью над дверями, что и мы.

Мика и Парис стояли там, обсуждая военные проблемы с Генералами. У многих были воспаленные глаза и перевязанные головы, но, несмотря на это, все повернулись к дверям, когда вошел мистер Карлиус. Он завоевал всеобщее внимание безо всяких усилий.

— Зубы богов! — вскричал потрясенный Парис, побелев. Он словно бы съежился, когда мистер Карлиус подошел к тронам, затем, словно приложив непомерное усилие, выпрямился и напряженно улыбнулся. — Рональд, — сказал он. — Как приятно снова видеть вас.

— Я тоже рад видеть тебя, Парис, — ответил мистер Карлиус.

— Чем мы обязаны столь неожиданному визиту? — спросил Парис, изо всех сил стараясь быть вежливым.

— Подожди немного, я обязательно все расскажу, — сказал мистер Карлиус, удобно устраиваясь наМОЕМ!троне. — Позовите всех, — велел он Мике. — Я должен всем вам сказать кое-что важное.

Через несколько минут в Зале собрались все вампиры, которые находились внутри горы. Они нервно подпирали стены в ожидании слов мистера Карлиус.

Мистер Карлиус посмотрел на свои ногти, почистил их о собственный жакет. Карлики стояли рядом с троном. Хоркат неуверенно стоял чуть поодаль. Мне казалось, что он не знал: стоит ему стоять со своими братьями по крови или с теми, с кем он жил в последние годы.

— Все собрались? — спросил мистер Карлиус. Затем он встал и подошел поближе к толпе. — Тогда перейдем к делу. Властелин вампирцев был превращен в вампирца, — он сделал паузу, ожидая криков ужаса и потрясения. Но мы просто уставились на него, слишком потрясенные, чтобы говорить. Тогда он продолжил. — Шестьсот лет назад я предсказал вашим предкам, что Властелин поведет вампирцев на войну, и в этой войне вы все погибнете. Это могло случиться — но не случилось. Иногда будущее можно читать, как открытую книгу, а иногда оно сокрыто от нас. Есть только один вариант будущего, который исполнится, но никто не знает, какому из сотен вариантов суждено сбыться. Это значит, что Властелин вампирцев и его сторонники могут быть побеждены.

Вздох пронесся по толпе вампиров, и можно было ощутить, как вокруг нас возникает облако надежды.

— Властелин вампирцев всего лишь полувампир пока, — сказал мистер Карлиус. — Если вы найдете и убьете его прежде, чем он станет вампирцем, победа будет за вами.

Зал взорвался криками радости, все хлопали друг друга по плечам. Мало кто не участвовал в этом безумии. Я, мистер Джутинг и Парис понимали, что мистер Карлиус еще не закончил свою речь, и мы понимали, что в этой бочке меда наверняка найдется ложка дегтя. Мистер Карлиус не улыбался, говоря нам эти хорошие новости. Он лишь нехорошо ухмылялся, предвкушая, как испортит нам веселье и принесет страдание.

Когда шум улегся, мистер Карлиус поднял правую руку. В левой руке он зажал свои часы в форме сердечка. Часы пылали кроваво-красным светом, и внезапно его правая рука вспыхнула так же. Все уставились на мистера Карлиус, мгновенно умолкнув.

— Когда семь лет назад властелин вампирцев был найден, — сказал мистер Карлиус, и на его лицо упал красный отсвет, — я изучил возможные варианты развития будущего, и я увидел, что есть пять возможностей изменить судьбу. Одну вы уже упустили.

Красный блеск постепенно ушел из его пальцев. — Курда Смальт был этим шансом, — сказал он. Курда был вампиром, который повел вампирцев против нас в попытке захватить Камень крови, — Если бы Курда осуществил задуманное, большинство вампиров смешались бы с вампирцами, и Война Шрамов, как вы ее называете, была бы предотвращена. Но вы убили его, разрушая ваш лучший шанс победить в этой войне, — он тряхнул головой, выражая неодобрение. — Весьма опрометчиво.

— Курда Смальт был предателем, — прорычал Мика. — А из предательства никогда не выходило ничего хорошего. Я лучше умру благородным вампиром, чем буду обязан жизнью предателю.

— Глупец, — расхохотался мистер Карлиус, пошевелив пальцами. — Это был ваш последний шанс, если все другие шансы не будут использованы. Вы не должны были упускать его.

— Именно поэтому я и приехал сейчас, — продолжил он. — Если предоставить вас самим себе, все ваши шансы вы бы попросту упустили. Все возможности прошли бы мимо вас, а вы бы даже не заметили этого, — он замолк, позволяя нам осознать всю важность его слов.

— В течении следующих двенадцати месяцев, — тихо, но отчетливо произнес он, — вампиры трижды столкнутся с Властелином вампирцев — запомните это. Три раза его судьба будет зависеть от вашего милосердия. Если вы узнаете его в одной из встреч и убьете, то война закончится вашей победой. Если вы потерпите неудачу, исполнится давнее пророчество, и все вампиры будут истреблены, — он сделал драматическую паузу. — На самом деле, подобный финал не устраивает меня. Я люблю драматические зрелища.

Он повернулся спиной к залу. Взял у одного из карликов свою флягу и жадно отпил из нее. Возмущенный ропот пронесся по залу, пока мистер Карлиус пил и когда он снова повернулся к толпе, разговоры смолкли не сразу. — Вы очень помогли нам, сообщив такие важные вещи, — сказал Парис Скайл. — От имени всех находящихся здесь, благодарю вас.

— Всегда пожалуйста, — отмахнулся от него мистер Карлиус. Он наконец опустил руки, его часы перестали пылать, и он просто сложил руки на коленях.

— Вы поможете нам еще раз? Скажете, когда именно мы увидим властелина вампирцев? — спросил Парис.

— Скажу, — великодушно ответил мистер Карлиус. — Но позвольте мне прояснить одну вещь — пророчество исполнится, только если вампиры сами начнут охотиться за Властелином вампирцев. Трое вампиров, которых я назову, могут не захотеть выслеживать его или принять ответственность за будущее всего клана. И если они не согласятся, вы обречены, поскольку только эти трое способны изменить то, что было предсказано.

Он медленно осмотрел всех присутствующих в зале вампиров, ища на их лицах признаки страха или слабости. Но не один из нас не опустил взгляда и не поник перед лицом такой ответственности. — Очень хорошо, — хрюкнул он. — Один из охотников отсутствует, поэтому я не буду называть его имени. Если двое других найдут леди Эванну, они, вероятно, найдут его. Иначе, надежды на изменение будущего будут утеряны, и все надежды будут возлагаться на эту одинокую пару.

— И это… — с напряжением в голосе спросил Парис.

Мистер Карлиус мрачно посмотрел прямо на меня, и я с содроганием догадался, что последует за этим взглядом. — Охотниками станут Лартен Джутинг вместе со своим помощником Дарреном Шеном, — просто сказал мистер Карлиус, и все вампиры стали высматривать нас. Тут я понял, что годы безопасной жизни в Горе подошли к концу.

ГЛАВА 7


Мысль об отказе даже не приходила мне в голову. Шесть лет жизни с вампирами научили меня думать как они, ценить то, что ценили они. Любой вампир отдал бы жизнь ради благополучия клана. Конечно, все было сложнее, чем просто отдать жизнь. Мне надо было выполнить свою миссию, если я потерплю неудачу, то пострадали бы все — но принцип был тот же самый. Я был выбран, а вампир, которого выбрали, не говорит «нет».

Было немало разговоров, в которых Парис сказал мне и мистеру Джутингу, что мы вовсе не обязаны соглашаться — позор не коснулся бы нас в случае отказа от сотрудничества с мистером Карлиусом. В конце концов, мистер Джутинг вышел вперед, его красный плащ развивался сзади, словно гигантские крылья, и сказал: "Я рад, что мне представился шанс выследить Властелина вампирцев".

Я вышел следом за ним, сожалея, что не одел свой внушительный синий плащ, и сказал, как я надеялся, мой голос не дрожал: "Я тоже рад получить эту возможность".

— Мальчишка знает, что делать, — сказал мистер Карлиус Хоркату.

— А что касается остальных? — спросил Мика. — Я пять лет провел, охотясь за этим проклятым Властелином. Я хочу сопровождать их.

— И я тоже! — закричал один из генералов. И скоро уже каждый из присутствующих громогласно заявлял о своем желании участвовать в охоте.

Мистер Карлиус покачал головой. — Только трое должны искать его — ни больше, ни меньше. Невампиры могут помогать им, но если их сородичи будут ходить за ними по пятам, они потерпят неудачу.

Сердитый шепот прокатился по залу.

— А почему мы должны вам верить? — спросил Мика. — Ведь десять имеют больше шансов на успех, чем трое, двадцать больше десяти, а тридцать…

Мистер Карлиус щелкнул пальцами. Раздался громкий звук, и с потолка посыпалась пыль. Долго я не мог понять, в чем дело, потом увидел трещины, которые появились на потолке Тронного Зала. Другие вампиры тоже увидели их, и вскрикнули, не понимая.

— Как смеете вы, не прожившие и трех столетий, утверждать, что можете знать о механизмах судьбы, — спросил он угрожающе. Он еще раз щелкнул пальцами, и трещины продолжали расширяться. Куски потолка начали падать вниз. — Тысячи вампирцев не смогли бы разрушить стены этого зала, а я могу сокрушить его, просто щелкнув пальцами, — Он поднял руку, чтобы щелкнуть пальцами еще раз.

— Нет! — закричал Мика. — Прошу прощения! Я не хотел вас обидеть!

Мистер Карлиус опустил руку. — Думайте прежде чем спорить со мной, Мика Вер Лет, — прорычал он, затем кивнул карликам, которые пришли с ним в Зал. — Они починят крышу до нашего отъезда. В следующий раз, когда вы будете разговаривать со мной в таком тоне, я разрушу этот зал до основания, оставляя вас и ваш драгоценный камень на волю вампирцев.

Отряхнув свои часы в форме сердечка, мистер Карлиус еще раз оглядел всех присутствующих. — Так решено — идут трое?

— Трое, — согласился Парис.

— Трое, — буркнул Мика.

— Как я уже говорил, невампиры могут — и должны! — сыграть роль в этой пьесе, однако в течение следующего года ни один вампир не должен искать охотников, особенно по причинам, которые не имеют отношения к Властелину вампирцев. Они должны идти одни, в одиночестве должны же они достичь успеха или провалить свою миссию.

Этими словами он завершил свою речь. Высокомерно махнув рукой Парису и Мике, он подозвал меня и мистера Джутинга к себе, слегка усмехнувшись, так как он все еще сидел на моем троне. Один ботинок он скинул, пока говорил. Он не носил носок, и я был потрясен, увидев, что у него нет пальцев. Его ноги заканчивались перепонками с шестью маленькими коготками, похожими на кошачьи.

— Боишься, малыш Шен? — спросил мистер Карлиус, и его глаза недобро блеснули.

— Да, — сказал я. — Но я слишком горд, чтобы просить о помощи.

— А что, если не будет никакой помощи? — крикнул он. — Что, если вы обрекаете вампиров на исчезновение?

Я лишь пожал плечами. — Что случится, то мы примем, — сказал я, повторяя обычное высказывание существ ночи.

Улыбка мистера Карлиус померкла. — Я предпочел бы, чтобы ты не был таким умным, — буркнул он, а затем обратился к мистеру Джутингу. — А как насчет тебя? Напуган ответственностью, которая ложится на твои плечи?

— Да, — ответил мистер Джутинг.

— Думаешь ли ты, что можешь сломаться, не дойдя до конца?

— Возможно, — спокойно ответил мистер Джутинг

Лицо мистера Карлиус исказила гримаса. — Над вами двумя невозможно подшутить. Вас невозможно понять. Хоркат! — рявкнул он. Хоркат автоматически приблизился к нему. — Что ты думаешь об этом? Тебя беспокоит судьба вампиров?

— Да, — ответил Хоркат. — Беспокоит.

— Ты волнуешься за них?. Хоркат кивнул. — Гмммм, — мистер Карлиус потер часы, которые сверкнули в его руке, затем левой рукой дотронулся до головы Хорката. Хоркат вскрикнул и упал на колени. — Тебе снились кошмары, — заметил мистер Карлиус, все еще не убирая руку с головы Хорката.

— Да, — застонал Хоркат.

— Ты хочешь, чтобы они прекратились?

— Да.

Мистер Карлиус отпустил Хорката, который снова вскрикнул, затем сжал свои острые зубы и выпрямился. Из его зеленых глаз капали слезы боли.

— Тебе пора вспомнить всю правду о себе, — сказал мистер Карлиус. — Если пойдешь со мной, я покажу тебе твое прошлое, и кошмары прекратятся. Если не пойдешь, кошмары не только не прекратятся, они ухудшатся, и за год ты совсем измотаешься.

Хоркат задрожал, но не побежал к мистеру Карлиусу. — Если я подожду…у меня будет еще… один шанс узнать… правду? — спросил он.

— Да, — сказал мистер Карлиус. — Но время покалечит тебя. Я не могу гарантировать твою безопасность. Если ты умрешь до того, как узнаешь, кто ты в действительности, твоя душа будет потеряна навсегда.

Хоркат нахмурился. — Мне кажется, — пробормотал он, — сердце говорит мне, — и он дотронулся до левой стороны груди, — что я должен пойти с Дарреном и Лартеном.

— Если пойдешь с ними, это повысит их шансы на успех в борьбе с Властелином вампирцев, — сказал мистер Карлиус. — Это не играет решающей роли, но ты мог бы помочь.

— Хоркат, — мягко сказал я, — ты не обязан идти с нами. Ты уже дважды спасал мою жизнь. Иди с мистером Карлиусом и узнай, наконец, всю правду о себе.

Хоркат нахмурился. — Мне кажется, что если я оставлю вас… чтобы узнать правду о себе, о человеке, которым я был… я возненавижу себя за это решение. Карлик размышлял несколько долгих секунд, затем сказал мистеру Карлиусу. — Я пойду с ними. Правильно или неправильно это, я не знаю, я просто чувствую, что мое место рядом с вампирами. Все остальное может подождать.

— Да будет так, — фыркнул мистер Карлиус. — Если ты выживешь, наши пути снова пересекутся, а если нет…, — его улыбка померкла.

— Как насчет нашей миссии, — начал мистер Джутинг. — Вы упоминали о Леди Эванне. Должны ли мы начать нашу охоту именно с неё?

— Если хотите, — сказал мистер Карлиус. — Я не могу и не буду указывать вам куда идти. Но в любом случае — там лежит начало пути. А потом следуйте за вашим сердцем. Забудьте об охоте, и идите туда, куда вас ведет ваша интуиция. Судьба сама направит вас.

На этом завершилась наша с мистером Карлиусом беседа. Он ушел не попрощавшись, забрав свой Малый Народец, которые закончили ремонтные работы, пока он говорил. Несомненно, торопился на извержение вулкана.

Гора вампиров была охвачена невиданным возбуждением этой ночью. Визит мистера Карлиуса и его пророчество были подробно обсуждены. Вампиры согласились с тем, что мы с мистером Джутингом должны идти одни и встретиться с третьим охотником — кем бы он ни был — однако относительно того, что будут делать оставшиеся вампиры, мнения разделились. Меньшинство считало, что надо довериться троим охотникам и прекратить войну с вампирцами. Но, как мне казалось, это было абсолютно бессмысленно. Большинство же считало, что только сумасшедший прекратит войну.

Мистер Джутинг вывел меня и Хорката из Зала еще до рассвета, сказав, что нам нужно хорошо отдохнуть. Мы оставили спорящих генералов позади. Я не мог уснуть, думал о словах мистера Карлиус, но все-таки сумел забыться тревожным сном.

Мы встали часа за три до захода солнца, поели немного и упаковали наш небогатый скарб (я взял запасную одежду, несколько бутылок с кровью и свой дневник). Мы попрощались с Ванезом и Себой — старый квартирмейстер с грустью смотрел на наш выход. А у ворот нас встретил Парис Скайл. Он сказал, что Мика готовит выступление новой группы на войну. Он очень плохо выглядел. Я пожал его руку, думая о том, что ему осталось не так уж много лет. Если наша охота уведет нас далеко от Горы, я могу больше и не увидеть старого вампира.

— Мне будет не хватать вас, Парис, — сказал я, обнимая его после обмена рукопожатиями.

— Я тоже буду скучать, маленький Князь, — сказал он, сжимая меня. А затем прошипел мне в самое ухо. — Найди и убей его, Даррен. Холод сковал мои кости, и это не холод старости. Если Властелин вампирцев вступит на свой трон, пророчество мистера Карлиуса сбудется, и мы все погибнем.

— Я найду его, — поклялся я, смотря прямо в глаза старому Князю. — И если мне выпадет шанс, я убью его.

— Да поможет вам удача вампиров!

Я догнал мистера Джутинга и Хорката. Мы ответили на приветствия тех, кто собрался, чтобы проводить нас. Затем мы достигли туннелей, и пошли быстрее. За два часа мы достигли выхода и быстро побежали под вечерним небом.

Охота на Властелина вампирцев началась!

ГЛАВА 8


Я с радостью вернулся к странствиям. Скоро мы должны были пройти через ад, наш клан пострадает, если мы потерпим неудачу, но все это — заботы будущего. В течение первых нескольких недель я мог думать только о том, как вытянуть уставшие ноги, вдохнуть свежий воздух, не загаженный множеством потных, вонючих вампиров.

Я был весьма воодушевлен нашей ночной прогулкой через горы. Хоркат был необычайно тих, долго думал о словах мистера Карлиус. Мистер Джутинг выглядел как всегда мрачно, но я знал, что он так же как и я был рад вырваться на волю.

Мы держали высокий темп, проходя каждую ночь большие расстояния и отсыпаясь днем в пещерах, кустах или среди деревьев. Сначала холод был невыносимым, но как только мы сошли с горной тропы, погода изменилась к лучшему. К тому времени, как мы достигли низменности, мы чувствовали себя, как человек чувствует себя ветреным осенним днем.

У нас были бутылочки с человеческой кровью, мы питались животными. Прошло много времени с тех пор, как я в последний раз охотился, и мне трудно было начинать снова охотиться самостоятельно, но скоро я освоился.

— Вот это жизнь, — сказал я однажды утром, жуя кусок жареного оленя. Мы не разжигали костер уже много дней — мясо мы ели сырым — но так приятно было расслабиться вокруг костра.

— Да, — согласился мистер Джутинг.

— Жаль, что мы не можем так жить всегда.

Вампир улыбнулся. — Ты не торопишься вернуться на Гору Вампиров?

Я опустил голову. — Быть Князем не так уж и приятно.

— У тебя было не самое приятное Посвящение, — сказал он сочувственно. — Если бы не было войны, у тебя было бы время на приключения. Многие Князи в течении десятилетий бродят по свету прежде чем становятся Князьями. Ты стал Князем в неудачное время.

— Я не могу жаловаться, — сказал я бодро. — Зато теперь я свободен.

Хоркат потушил костер и придвинулся поближе к нам. Он мало говорил с тех пор, как мы покинули Гору Вампиров, однако сейчас он снял свою маску и заговорил. — Я любил Гору. Там я чувствовал себя как дома. Раньше я никогда не чувствовал себя так непринужденно, даже когда… путешествовал с цирком уродов. Когда все закончится, и если у меня будет выбор… я обязательно вернусь.

— В тебе есть кровь вампира, — сказал мистер Джутинг. Он шутил, но Хоркат воспринял его слова совершенно серьезно.

— Может быть, — сказал он. — Я часто задавал себе вопрос, был ли я вампиром в… своей прошлой жизни. Это объяснило бы, почему именно меня отправили с вами на Гору вампиров… и почему я так хорошо освоился там… и это также могло бы объяснить те ямы в моих кошмарах.

Во сне Хоркат часто видел какие-то ямы. Он падал в них, или его преследовали теневые мужчины, которые внушали ему страх.

— Ты вспомнил что-нибудь? Встреча с мистером Карлиус напомнили тебе что-то? Кем ты был? — спросил я.

Хоркат тряхнул маленькой уродливой головой. — Никаких воспоминаний.

— Почему мистер Карлиус не сказал тебе правду о твоей прошлой жизни, если сам же сказал, что пришло время узнать? — спросил мистер Джутинг.

— Я думаю все… не так просто, — ответил Хоркат. — Я должен заслужить эту правду. Это часть нашего дела.

— Нет ничего странного в том, что возможно, Хоркат был вампиром, — заметил я. — А что, если он был Князем? Он мог бы сейчас открыть двери Тронного зала.

— Я не думаю, что был Князем, — хихикнул Хоркат, уголки его широкого рта приподнялись, обнажая острые зубы.

— Эй, — сказал я. — Если я смог стать Князем, любой мог бы достичь этого.

— Это верно, — пробормотал мистер Джутинг. И тут же стремительно увернулся от ноги оленя, которую я бросил в него.

Оставив горы позади, мы пошли на юго-восток и скоро достигли людских селений. Так странно было снова видеть электричество, автомобили и самолеты. Мне показалось, что я попал в будущее с помощью машины времени.

— Тут так шумно, — пожаловался я, когда мы ночью проходили по городу. Мы пошли через город, чтобы попить крови людей. Когда они спали, мы делали небольшие надрезы с помощью наших ногтей, пили немного крови, и затем заживляли порезы слюной мистера Джутинга. Потом мы уезжали, а люди даже не подозревали, что их кровь пили вампиры. — Так много музыки, смеха и крика, — в ушах у меня звенело от чересчур сильного шума.

— Люди всегда шумят, как обезьяны, — сказал мистер Джутинг. — Такова их природа.

Раньше я возражал ему, когда он говорил подобные вещи. Но теперь все изменилось. Когда я только стал помощником мистера Джутинга, я цеплялся за мысль о возвращении к прежней жизни. Я мечтал о том, что когда-нибудь снова стану человеком и смогу вернуться к семье и друзьям. Теперь я уже не надеялся на это. Годы, проведенные в Горе вампиров, избавили меня от моих человеческих желаний. Теперь я — существо ночи, и ничто не в силах изменить это.

Мой зуд усилился. Перед отъездом из города я нашел аптеку и купил несколько порошков и лосьонов, которые я усиленно втирал. Однако они никак не помогли мне. Ничто не могло остановить зуд, и я продолжал расцарапывать себя, пока мы шли к Леди Эванне.

Мистер Джутинг ничего не сказал мне об этой женщине, ни где она жили, ни была она человеком или вампиром, ни почему мы должны встретиться с ней.

— Вы должны сказать мне это, — ворчал я как-то утром, пока мы сворачивали лагерь. — Что, если с вами что-нибудь случится? Как мы с Хоркатом найдем ее?

Мистер Джутинг потер шрам, который пересекал его левую щеку — за все проведенные вместе годы, он так и не сказал как получил этот шрам — и глубокомысленно кивнул. — Ты прав. Еще до наступления ночи я покажу вам карту.

— Скажите, кто она?

Он поколебался. — Это трудно объяснить. Лучше будет, если вы узнаете это от нее. Разным людям она говорит разные вещи. Она может не возражать тому, что вы узнаете правду — а может и возражать.

— Она изобретатель? — задал я новый вопрос. У мистера Джутинга был набор кастрюль и горшочков, которые были маленькими по размеру и очень удобными для похода. Он говорил, что их сделала Эванна.

— Да, иногда она изобретает, — сказал мистер Джутинг. — Она — очень талантливая женщина. Сейчас она проводит много времени, разводя лягушек.

— Что? — моргнул я.

— Это ее хобби. Некоторые люди разводят лошадей, кошек и собак. Эванна разводит лягушек.

— Как она может разводить лягушек? — фыркнул я.

— Ты узнаешь, — сказал он. — Однако ни при каких обстоятельствах не называй ее ведьмой.

— Почему я должен называть ее ведьмой? — спросил я.

— Потому что она одна из них.

— Мы собираемся встретиться с ведьмой! — встревожено сказал Хоркат.

— Тебя это беспокоит? — спросил мистер Джутинг.

— Иногда мне снится ведьма. Я не видел ее лица — ясно не видел — я не знаю, добрая она или злая. Иногда я бегу к ней за помощью, а иногда я убегаю… в страхе.

— Ты не говорил об этом раньше, — заметил я.

Хоркат неуверенно улыбнулся. — Со всеми этими драконами, теневыми мужчинами и ямами… я совершенно забыл о ней!

Слово драконы напомнило мне о том, что он сказал, когда мы встретили мистера Карлиуса. Он назвал его Повелителем драконов. Я спросил Хорката об этом, но он не помнил. — Хотя, — размышлял он. — Иногда я вижу мистера Карлиуса в своих снах. Он сидит верхом на драконе. Однажды он вырвал мозг у одного дракона… и бросил его мне. Я почти поймал его, но… меня разбудили прежде, чем сон закончился.

Мы долго думали о сне Хорката. Вампиры очень внимательны к снам. Многие считают, что сны — это своеобразная связь между прошлым и будущим, и многое можно понять из снов. Но сны Хорката, казалось, не имели ничего общего с действительностью. В конце концов, мы прекратили наши тщетные попытки понять его сны, и уснули. Хоркат не спал, он бодрствовал, зеленые глаза слабо мерцали. Он не хотел снова видеть драконов и прочих чудовищ из его кошмаров.

ГЛАВА 9


Однажды вечером я проснулся с ощущением полной гармонии и комфорта. Взглянув на красное небо, я попытался понять, почему я чувствую себя так хорошо. Внезапно я понял — просто прошел зуд. Я подождал несколько минут, ожидая возвращения этого кошмара, боясь, что если пошевелюсь, зуд начнется с новой силой. Но не было ни малейших признаков, что у меня опять все будет чесаться. Усмехаясь, я умылся водой из небольшого пруда возле которого мы разбили лагерь, а потом промочил горло.

Я погрузил лицо в чистую прохладную воду водоема и с наслаждением напился. Когда я поднимался, я увидел отражение незнакомого человека- длинноволосого и бородатого. Он стоял совсем рядом, прямо позади меня, но я не слышал, как он приблизился.

Стремительно повернувшись, я схватил меч, который захватил с Горы. Я уже почти повернулся, и замер внезапно.

Там не было никого.

Я озирался в поисках незнакомого бородача, но он словно сквозь землю провалился. Рядом не было ни деревьев, ни скал, где он мог бы укрыться, и к тому же, только вампир мог исчезнуть столь стремительно.

Я вернулся к пруду и снова посмотрел на воду. Там был тот же самый человек! Я видел его столь же четко, как и в прошлый раз. Он, хмурясь, смотрел прямо на меня.

Я взвизгнул и отскочил от воды. Действительно ли бородач был в водоеме? И если он там был, как же он дышал?

Я аккуратно подошел к воде. Он пристально смотрел на меня — он, так похожий на пещерного человека — потом я улыбнулся. Он улыбнулся в ответ. — Привет, — сказал я ему. Его губы шевелились одновременно с моими, только я не расслышал слов. — Меня зовут Даррен Шен, — сказал я, и снова он заговорил одновременно со мной. Меня начало это раздражать. Он что, издевается надо мной?! И внезапно меня озарило — это же я!

Я вдруг рассмотрел свои глаза, и рот, и маленький треугольный шрам чуть выше правого глаза, который стал частью моей внешности, как и нос, и рот. Это было мое лицо. Несомненно. Но откуда тут столько волос?!

Я пощупал подбородок и обнаружил густую бороду. Провел правой рукой по голове — которая должна была быть гладкой, но нащупал длинные густые волосы. Мой вывихнутый палец, который торчал под непонятным углом, запутался в волосах, и я выдернул несколько волосинок.

Что за проклятье случилось со мной?!

Я осматривал себя дальше. Я сорвал футболку и увидел, что грудь и живот тоже покрыты волосами. Подмышками тоже торчали пучки волос. Я весь был покрыт волосами!

— Кишки Чарны! — завопил я и побежал будить своих друзей.

Мистер Джутинг и Хоркат еще спали, когда я прибежал в лагерь, ревя, как раненный зверь. Вампир только кинул короткий взгляд на мою волосатую фигуру и тут же бросился ко мне с ножом в руке. Хоркат прыгал вокруг с него с мрачным выражением на лице. Я остановился, задыхаясь и понимая, что они не узнают меня. Я поднял руки, чтобы показать, что в них ничего нет, а затем прокаркал — Не нападение…! Это я…!

Глаза мистера Джутинга полезли на лоб. — Даррен!

— Этого не может быть, — прорычал Хоркат — Это самозванец.

— Нет, — застонал я. — Я проснулся, пошел к пруду, чтобы попить, и обнаружил, что… что…, — я тряхнул своей волосатой головой.

Мистер Джутинг вышел вперед, недоверчиво изучил мое лицо и застонал. — Чистка! — пробормотал он.

— Что? — закричал я.

— Сядь, Даррен, — серьезно сказал мистер Джутинг. — Нам предстоит серьезный разговор. Хоркат иди, разводи огонь и готовь завтрак.

Когда мистер Джутинг собрался с мыслями, он наконец объяснил мне и Хоркату, что случилось. — Ты знаешь, что полувампиры становятся вампирами, когда количество вампирской крови в их жилах увеличивается. Мы никогда не обсуждали это, потому что я не ожидал, что это случиться так скоро — есть еще одна возможность изменения крови.

— Короче, если ты остаешься полувампиром слишком долго, где-то лет сорок, клетки вампира в результате преобразовывают клетки человека, делая его кровожадной тварью. Мы называем это чисткой.

— Вы имеете в виду, что я стал настоящим вампиром? — спросил я, одновременно испуганный и заинтригованный. Заинтригованный, потому что это означало бы большую силу, способность скользить и общаться с другими вампирами телепатически. Испуганный, потому что это значило полную изоляцию от солнечного света и мира человечества.

— Пока еще нет, — сказал мистер Джутинг. — Волосы — только первая стадия. Сейчас мы сбреем волосы, но они снова отрастут, расти они прекратят примерно через месяц. Также с тобой будут происходить и другие изменения в течении этого времени: ты будешь расти, и у тебя будут жуткие головные боли и взрывы энергии — но это тоже прекратится. В конце концов, вампирская кровь может уничтожить человеческую полностью, но, вероятно, это случится не так уж скоро. Ты вернешься к нормальному существованию на несколько месяцев или даже лет. Но когда-нибудь человеческая кровь будет уничтожена. Ты вошел в заключительную стадию становления вампиром. Обратного пути нет.

Остаток ночи мы провели, обсуждая чистку. Мистер Джутинг сказал, что это редкость для полувампира подвергнуться чистке меньше чем через двадцать лет, но, возможно, это было связано с тем, что я стал князем. Во время церемонии вампирская кровь была добавлена к моей и это, должно быть, ускорило процесс.

Я вспомнил, как Себа осматривал меня в туннелях Горы, и сказал мистеру Джутингу об этом. — Должно быть, он знал о чистке, — сказал я. — Почему он не предупредил меня?

— Это не его дело, — сказал мистер Джутинг. — Как твой наставник, я ответственен за то, чтобы объяснить тебе это. Я уверен, он сказал бы мне об этом, и я сел бы с тобой и раньше объяснил бы этот процесс. Но у нас не было времени. Прибыл мистер Карлиус, и вскоре мы покинули гору.

— Вы сказали, что Даррен вырастет, — сказал Хоркат. — Как сильно?

— Нет никаких стандартов и правил, — сказал мистер Джутинг. — Потенциально, он может повзрослеть за несколько месяцев, но это маловероятно. Скорее всего он постареет на пару лет, не больше.

— Значит, я наконец-то переживу свое детство? — спросил я.

— Я бы сказал, да.

Я подумал об этом, потом рассмеялся и сказал: — Классно!

Но в чистке не было ничего классного, это было настоящее проклятие! Бритье такого количества волос было делом непростым, и мистер Джутинг использовал длинное острое лезвие, которое очищало мою кожу от волос — но изменения, которым подвергалось мое тело, были просто чудовищны. Кости удлинялись, вытягивались. Ногти и зубы тоже росли — теперь во время наших ночных походов я должен был обкусывать ногти зубами, чтобы они не слишком мне мешали. Мои руки и ноги также стали более длинными. В течении нескольких недель я вырос на пять сантиметров, и все мое тело болело от непрерывного роста.

Все мои чувства были обострены. Не слишком громкие звуки казались мне просто оглушительными. Ударом прутом больше походил на взрыв дома. Самые простые запахи вызывали покалывание в носу. Я больше не чувствовал вкуса пищи. На вкус все было как картон. Я стал понимать, на что похожа жизнь Хорката, и решил больше никогда не дразнить его отсутствием вкусовых рецепторов. Даже тусклый свет ослеплял мои чувствительные глаза. Луна походила на огромный огненный центр неба, и если бы я открыл глаза днем, мне казалось, что моя голова просто вспыхнет.

— Так вампиры воспринимают солнечный свет? — спросил я мистера Джутинга, пряча глаза от солнца.

— Да, — ответил он. — Именно поэтому большинство вампиров избегают солнца. Загар не особо болезнен для нас, но первые десять-пятнадцать минут на солнце просто невыносимы для нас.

Я страдал чудовищными головными болями во время чистки в результате моих неконтролируемых чувств. Иногда мне казалось, что голова вот-вот взорвется, и тогда я беспомощно плакал от боли.

Мистер Джутинг помогал мне бороться с этими симптомами как мог. На глаза он надел мне повязку — видел я достаточно прилично, также он набил мне травы в уши и ноздри. Это было неудобно, и я чувствовал себя смешным, особенно под завывающий смех Хорката. Зато головные боли уменьшились.

Также меня переполняла бешенная энергия, будто я работал на батарейках. Ночью мне приходилось бежать вперед, опережая мистера Джутинга и Хорката, а затем возвращаться к ним, чтобы хоть немного утомиться. Я тренировался как сумасшедший на каждой стоянке, делал приседания и прочие упражнения — и обычно просыпался задолго до мистера Джутинга. Я не мог спать дольше нескольких часов подряд. Я лазил по деревьям и утесам, плавал в реках и озерах, только бы израсходовать огромный запас энергии. Я бы боролся со слоном, если бы сумел найти его!

Наконец, спустя шесть недель, это жуткая чистка прекратилась. Я прекратил расти. Мне больше не надо было бриться, хотя волосы на голове остались, я больше не был лысым! Я снял повязку с глаз, вытащил траву из ушей и ноздрей, и снова мог чувствовать вкус еды, хотя еще не так хорошо, как это было до чистки.

Я вырос примерно на семь сантиметров, к тому же я стал шире в плечах. Кожа на лице загрубела, и теперь я был похож на юношу 15–16 лет.

Хорошо, что я все еще оставался полувампиром. Чистка не истребила человеческие клетки крови. Минус был в том, что в будущем мне снова придется переживать чистку. А плюс состоял в том, что я все еще мог наслаждаться солнечным светом.

Хоть я и хотел стать полноценным вампиром, я потеряю дневной мир. Как только моя кровь изменится, не будет уже никакого пути обратно. Я признавал, что еще не готов к этому превращению. Пока не готов. Мне нужен год или два, чтобы подготовиться к изменению.

Я вырос из своей старой одежды, поэтому мне пришлось запастись новой в одном небольшом человеческом городке (мы опять подошли к человеческой цивилизации слишком близко). В каком-то армейском магазине я постарался подобрать одежду, максимально похожую на старую. Я взял несколько фиолетовых рубашек вместо синих и темно-зеленые брюки. Когда я уже расплачивался за свои покупки, подошел высокий, бедно одетый человек. На нем была надета коричневая футболка, черные брюки и бейсболка.

— Мне нужны эти товары, — прохрюкал он, бросая на прилавок список.

— Тогда вам нужна лицензия на ружья, — ответил хозяин магазина, пробегая взглядом по списку.

— Она у меня есть, — сказал он и достал что-то из кармана рубашки. Тут он заметил мои руки и напрягся. Я прижал свои покупки к груди, и шрамы на кончиках пальцев — знак того, кем я являюсь — были ясно видны.

Человек немедленно расслабился и отвернулся от меня, но я был уверен, что он понял, что означают мои шрамы. Поспешив обратно, я нашел мистера Джутинга и Хорката на окраине и рассказал им, что случилось.

— Он нервничал? — спросил мистер Джутинг. — Он последовал за тобой, когда ты вышел из магазина?

— Нет. Он просто напрягся, когда увидел отметины, а потом действовал, будто ничего и не случилось. Но он понял, что значат эти шрамы — я уверен в этом.

Мистер Джутинг потер свой шрам.

— Некоторые люди знают правду о вампирах, это странно, но это так. Скорей всего, он — обычный человек, который просто услышал или прочитал правдивый рассказ о вампирах.

— Нет, мне кажется, что он — охотник на вампиров, — сказал я спокойно.

— Охотники на вампиров — редкость в наши дни, но они существуют, — мистер Джутинг подумал немного, а потом решительно сказал. — Мы уйдем отсюда, как и планировали, но теперь мы будем настороже. Ты и Хоркат теперь будете стоять на часах днем. Если они нападут, мы будем готовы, — он улыбнулся и коснулся рукояти кинжала. — И вооружены.

ГЛАВА 10


К рассвету мы уже точно знали, что за нами идет охота. Три или четыре человека сопровождали нас. Они нашли нас след через несколько километров от города и с тех пор следили за нами. Они двигались с чрезвычайной предосторожностью, и если бы мы не ожидали этого, их охота была бы незаметна для нас. Но когда вампир готов к неприятностям, даже самый хитрый человек не может красться за нами незамеченным.

— Что будем делать? — спросил Хоркат, когда мы разбивали лагерь в небольшом лесу, в самой тенистой его части.

— Они будут ждать, пока солнце не будет стоять в зените. Тогда они нападут, — сказал мистер Джутинг, понижая голос. — Мы будем действовать как будто все в порядке, и будто бы ляжем спать. Когда они придут, мы разберемся с ними.

— С вами все будет в порядке на солнце? — спросил я. Хоть мы и надежно защищены тенью, сражение может вывести нас прямо на солнце.

— Лучи не навредят мне в течение короткого времени, которое потребуется, чтобы расправиться с нашими врагами, — сказал мистер Джутинг. — А глаза я защищу повязкой, как делал ты во время чистки.

Устроив себе постели среди корней деревьев, мы завернулись в плащи и успокоились.

— Возможно, они просто любопытны, — пробормотал Хоркат. — Может, им просто интересно, на кого похож настоящий вампир?

— Они двигаются слишком быстро и осторожно для этого, — не согласился мистер Джутинг. — Они здесь по делу.

— Я только что вспомнил, — прошептал я. — Парень в магазине покупал ружья.

— Большинство охотников хорошо вооружены, — фыркнул мистер Джутинг. — Прошли времена, когда дураки-люди охотились за нами с молотками и кольями.

Больше мы не разговаривали. Мы тихо лежали с закрытыми глазами. Хоркат, который не мог закрыть глаза, просто прикрыл их плащом.

Секунды шли медленно, превращаясь в минуты, а минуты превращались в часы. Прошло уже шесть лет с момента моей последней битвы. Все мое тело словно бы сковало холодом ожидания, а в животе будто свернулся клубок змей опасения. Я сгибал и разгибал пальцы под плащом, готовый в любой момент выхватить меч.

Вскоре после полудня, когда солнце стояло высоко в небе, люди пошли в наступление. Я слышал троих, подходивших с разных сторон. Сначала я слышал только шелест листьев, когда они начали движение, да иногда хрустела сломанная их ногами ветка. Но так как они скрывались от нас, я мог только слышать их дыхание, скрип напряженных костей и стук перепуганного сердца.

Они подошли на расстояние десяти-двенадцати метров и встали за деревьями, готовясь к нападению. Возникла напряженная пауза, а потом я услышал звук медленно поднимающегося оружия.

— Сейчас! — закричал мистер Джутинг, вскакивая на ноги и бросаясь на ближайшего к нему человека.

В то время, как мистер Джутинг на невероятной скорости мчался к своей жертве, Хоркат и я должны были расправиться с двумя другими. Тот, на которого бросился я, быстро отступил за дерево, поднял винтовку и поспешно выстрелил. Пуля пролетела мимо, всего на несколько сантиметров ошибся стрелок. Прежде, чем он смог выстрелить еще раз, я уже был на нем.

Я вырвал винтовку у него из рук и кинул ее куда подальше, но посмотреть, что с моими друзьями у меня не было ни малейшей возможности, т. к. человек уже тянул охотничий нож. Я быстро выхватил меч. Глаза мужчины расширились, когда он увидел меч. — Ты всего лишь ребенок, — прорычал он, кидаясь на меня с ножом.

— Нет, — не согласился я, отступая от его ножа и делая ответный выпад мечом. — Я много больше, чем просто ребенок.

Поскольку мужчина нападал снова и снова, я сделал ловкий выпад и выбил нож у него из рук, отрубив ему три пальца. Мужчина закричал и упал передо мной. Я использовал передышку, чтобы посмотреть на своих друзей. Мистер Джутинг уже расправился со своим охотником и теперь шагал к Хоркату, чтобы помочь ему. Преимущество вроде бы было на стороне карлика, но это могло измениться в любой момент, и мистер Джутинг спешил на помощь. Успокоившись, что никто из наших не пострадал, я снова повернулся к своему оппоненту, чтобы прикончить его и с удивлением обнаружил, что он смеется надо мной.

— Ты должен был отрубить и вторую руку тоже, — прорычал он.

Мои глаза переместились на его руку, и на мгновение я забыл, как дышать. Он прижимал ручную гранату к груди.

— Не двигайся! — закричал он, когда я шагнул к нему. Он держал большой палец на чеке. — Если я умру, ты умрешь вместе со мной!

— С радостью, — сказал я, немного отступая и неотрывно глядя на гранату.

— Я заберу тебя с собой в ад, — По-садистки захохотал он. Он был совсем лысым, и на его голове выступили капли пота. Вели вампиру и серокожему монстру оставить моего приятеля в покое, или я…

Раздался какой-то свистящий звук со стороны деревьев. Что-то ударило по гранате, и она выскользнула из рук человека. Он закричал и попытался взять еще одну гранату (у него висела целая связка). Вдруг раздался второй свистящий звук, и что-то ударило человека по голове. Он упал на спину и остался лежать неподвижно. Я уставился на него с изумлением, автоматически нагибаясь, чтобы понять, что случилось. Из головы человека торчала золотистая звезда. Ни мистер Джутинг, ни Хоркат не пользовались таким оружием. Так кто бросил ее?!

В ответ на незаданный вопрос с ближайшего дерева спрыгнул кто-то и шагнул ко мне.

— Поворачивайся спиной только к трупу, — сказал незнакомец, когда я шарахнулся от него. — Разве Ванез Блейн не говорил тебе этого?

— Я забыл, — прохрипел я, слишком потрясенный, чтобы сказать еще что-нибудь. Вампир- а он должен быть одним из нас — был мужчиной среднего роста с красновато-коричневой кожей с зелеными волосами, одетый в грубо сшитые звериные шкуры. У него были огромные глаза, почти такие же большие как у Хорката, и очень маленький рот. В отличие от мистера Джутинга, он ничем не прикрыл глаза, и теперь щурился от яркого солнечного света. Он не носил ботинок, и у него не было никакого оружия, кроме звездочек, которые были закреплены у него на поясе.

— Я возьму свой сюрикен обратно, спасибо, — сказал он мертвому человеку, вытаскивая звездочку у него из головы и вытирая ее от крови. Затем он прикрепил ее обратно к поясу. Он повернул голову человека направо и налево, осмотрел татуировки и красные нарисованные круги вокруг его глаз. — Вампанец, — фыркнул он. — Я сталкивался с такими и раньше. Несчастные злые собаки. Он сплюнул и босыми ногами перевернул человека так, чтобы он лежал лицом вниз.

Когда вампир поворачивался, чтобы обратиться ко мне, я уже знал, кто он — я много раз слышал описания этого вампира- и с честью, которую он несомненно заслуживал, я приветствовал его — Ванча Марш. Это честь для меня увидеть Вас, сэр.

— Взаимно, — ответил он беспечно.

Ванча Марш был Князем, которого я никогда не видел раньше, потому что он был самым диким из всех Князей.

— Ванча! — вскричал мистер Джутинг, вырастая словно из под земли и глаза его расширились. Он сжал плечо Князя и спросил — Что вы здесь делаете, сэр? Я думал, вы дальше на севере!

— Я был там, — фыркнул Князь и громко и смачно высморкался. — Но сейчас я иду на юг. Мне надо к леди Эванне.

— Нам тоже, — сказал я.

— Я понял. Я слежу за вами уже несколько ночей.

— Вы должны были раньше выйти к нам, сэр, — сказал мистер Джутинг.

— Я в первый раз видел нового Князя, — ответил Ванча. — Мне было интересно понаблюдать издалека, — он внимательно на меня посмотрел. — Увидев эту драку, я скажу, что не слишком впечатлен.

— Я допустил ошибку, сэр, — сказал я натянуто. — Я беспокоился за друзей, и сделал ошибку, остановившись, чтобы посмотреть, что у них происходит, когда должен был прикончить его. Я беру всю ответственность на себя, и прошу у вас прощения.

— По крайней мере, он умеет красиво говорить, — сказал Ванча и похлопал меня по спине.

Ванча был покрыт слоем грязи и пах как волк. Это был его стандартный облик. Ванча был истинным жителем дебрей. Даже в кругу вампиров его считали экстремистом. Он носил только ту одежду, которую сделал самостоятельно из шкур диких животных, никогда не ел приготовленное мясо и не пил ничего, кроме воды, молока или крови.

Как только Хоркат захромал к нам, завершив драку со своим человеком, Ванча сел и скрестил ноги. Подняв левую ногу, он начал обкусывать ногти на ней.

— Стало быть, это говорящий карлик, — пробормотал Ванча, уставившись на Хорката. — Хоркат Мульдс, не так ли?

— Да, сэр, — сказал Хоркат, опуская маску.

— Я могу прямо сказать тебе, Мульдс, что не доверяю Рональду Карлиусу и его Малому Народцу.

— А я не доверяю вампирам… которые грызут ногти на ногах, — сказал Хоркат, чуть помедлил и добавил — сэр.

Ванча рассмеялся и выплюнул кусок ногтя. — Я думаю, мы поладим, Хоркат Мульдс!

— Нелегкое путешествие, сэр? спросил мистер Джутинг, снова натягивая повязку на глаза.

— Не слишком, фыркнул Ванча, распрямляя ноги. Потом он начал обкусывать ногти на другой ноге. — А ваше?

— Пока все идет хорошо.

— Есть новости из Горы Вампиров? — спросил Ванча.

— Множество, сказал мистер Джутинг.

— Расскажете мне все сегодня вечером, — Ванча распрямил ноги и откинулся. Он снял свой плащ, накрылся им и зевнул. — Разбудите меня, когда солнце сядет. Потом он повернулся и захрапел.

Я смотрел широко открытыми глазами на спящего Князя, потом на ногти, которые он жевал и выплевывал, потом на его рваную одежду и грязные зеленые волосы, и наконец повернулся к мистеру Джутингу и Хоркату.

— Он — Князь вампиров?! — прошептал я.

— Да, — улыбнулся мистер Джутинг.

— Он не похож на…, — прошептал Хоркат. — Он ведет себя, как….

— Не будь ханжой, — сказал мистер Джутинг. — Ванча живет по своим правилам, но он хороший вампир.

— Как вам будет угодно, — сказал я с сомнением. Большую часть дня я провел лежа на спине, смотря в небо и слушая храп Ванчи.

ГЛАВА 11


Мы оставили вампанцев лежать там, где мы их убили (Ванча сказал, что они не достойны похорон). В сумерках мы отправились дальше. Чем дальше мы шли, тем больше новостей рассказывал мистер Джутинг Ванче о визите мистера Карлиуса и о его предсказании. Ванча долго думал, потом сказал: — Не надо быть гением, чтобы предположить, что я и есть третий охотник..

— Я бы удивился, если бы это оказался не ты, — согласился мистер Джутинг.

Ванча поковырялся между зубами концом острого прута. Потом выбросил его и стал плевать в пыль. Слюна Ванчи была весьма необычна- зеленого цвета и очень густая, плевком он мог попасть в муравья на расстоянии двадцати метров. Я не доверяю этому злому коротышке, Карлиусу, — сказал он. — Я встречался с ним пару раз и с тех пор я следую его советам с точностью до наоборот.

Мистер Джутинг кивнул. — Вообще-то, я согласен с вами. Но настали опасные времена, сэр, и….

— Лартен! — прервал его Князь. — Я — Ванча Марш или — Эй ты, урод! пока мы идем вместе! Я не хочу, чтобы ты льстил мне!

— Хорошо, — усмехнулся мистер Джутинг. — …урод! — сказал он, снова становясь серьезным. — Настали тяжелые и опасные времена, Ванча. Весь наш клан под угрозой исчезновения. Смеем ли мы проигнорировать пророчество мистера Карлиуса теперь? Если есть хоть малейший шанс, мы должны воспользоваться им.

Ванча тяжело вздохнул — В течение сотен лет Карлиус позволял нам думать, что мы обречены, что мы проиграем эту войну, когда появится Властелин вампирцев. Почему же сейчас, спустя столько времени, он вдруг заявляет, что у нас есть шанс на победу, надо просто следовать его указаниям? Князь потер шею, сплюнул и наконец произнес: — Это похоже на бред сивой кобылы, скажу я вам!

— Может, Эванна прольет свет на эту историю? — задумчиво сказал мистер Джутинг. — Она тоже обладает некоторыми сверхъестественными способностями, и иногда может видеть будущее. Если она скажет, что предсказанное Карлиусом — правда, я с радостью пойду с вами и помогу. А если нет…, — он позволил голосу сойти на нет.

Ванча был каким-то странным, будто сверхъестественным — и это мешало мне. Раньше я никогда не встречал никого, похожего на него. Он действительно жил по собственным правилам.

Я уже знал, что он не ест приготовленное мясо, пьет только пресную воду, молоко и кровь, одежду он делал из шкур убитых им животных. Но я узнавал о нем все больше и больше в течение тех шести ночей, которые потребовались нам, чтобы добраться до Эванны.

Он следовал старым правилам вампиров. Когда-то давно, как считали сами вампиры, они произошли от волков. Если мы проживем праведную жизнь на земле, в Рае мы станем волками, и будем бродить по лесам, как истинные создания вечной ночи. Кроме того, вампиры были в чем-то похожи на волков. Мы тоже избегаем цивилизаций людей, за исключением тех редких случаев, когда нам нужна кровь, новую одежду мы можем делать и сами, живя по законам животного мира.

Ванча не спал в гробу — он говорил, что они слишком удобны! Он считал, что вампир должен спать под открытым небом, укрываясь лишь своим плащом. Он уважал вампиров которые спали в гробах, и презирал тех, кто предпочитает кровати! Я боялся признаться ему, что больше люблю спать в гамаке.

Ему нравилось видеть сны, и он часто употреблял в пищу грибы, которые позволяли ему надолго погружаться в мир снов. Ему казалось, что наше будущее открывается нам в наших снах, надо просто уметь расшифровывать их. Если бы умели это, мы могли бы управлять собственными судьбами. Кошмары Хорката просто пленили его, и он провел много времени, разговаривая с карликом.

Единственным его оружием были уже виденные мной звезды, которые он сам вырезал из различных металлов и камней. Он считал, что руки- самое грозное оружие вампира, поэтому часто дрался врукопашную, отказываясь даже дотронуться до мечей, копий или топоров.

— Но как вы деретесь с тем, у кого есть меч? — однажды спросил я его, когда мы ставили лагерь. — Вы убегаете?

— Я никогда ни от чего не убегаю, — резко ответил он. — Позволь мне показать тебе, — сказал он, становясь напротив меня и указывая на мой меч. Я колебался.

— Боишься?

— Конечно нет, — отрезал я. — Я просто не хочу вас поранить.

Он рассмеялся. — Лартен, ведь опасность не слишком велика?

— Я бы так не сказал, — сказал мистер Джутинг задумчиво. — Конечно, он всего лишь полувампир, но дерется хорошо. Он может заставить вас понервничать, Ванча.

— Отлично, — сказал Князь. — Мне нравятся достойные противники.

Я умоляюще посмотрел на мистера Джутинга. — Я не хочу нападать на безоружного человека.

— Безоружного?! — вскричал Ванча. — У меня есть две руки, — и он помахал ими у меня перед носом.

— Смелей, Даррен, — ободряюще сказал мистер Джутинг. — Ванча знает, что делает.

Вытащив меч, я встал перед Ванчой и сделал нерешительный выпад. Он не двигался. Просто наблюдал, как я нерешительно пытаюсь атаковать его.

— Слабенько, — фыркнул он.

— Это глупо, — сказал я ему. — Я не…

Прежде чем я успел договорить, он молниеносно бросился вперед, схватил меня за горло и сделал небольшой, но болезненный надрез своими ногтями у меня на шее.

— Ой! — завопил я, отскакивая от него как можно дальше.

— В следующий раз я отрежу тебе нос, — сказал он спокойно.

— Не отрежете! — зарычал я и кинулся на него с мечом.

Ванча легко увернулся от лезвия. — Хорошо, — усмехнулся он. — Это больше похоже на бой.

Он кружился вокруг меня, глаза сосредоточены на мне, пальцы нервно сжимались и разжимались. Я держал ухо востро на этот раз до тех пор, пока он не пошел в наступление я резко переместился и сделал хороший выпад в сторону его руки. Я думал, что он постарается увернуться, но вместо этого он поднял правую руку и резко ударил по лезвию меча. Я попытался увести меч в сторону, но не успел, но схватил меня за запястье, резко вывернул его, заставив выпустить меч — и снова я остался безоружным перед ним.

— Видишь? — сказал он мне, поднимая руки, чтобы показать, что бой окончен. — Если бы это была реальная драка, твоя задница уже начала бы превращаться в траву, — Ванча любил ругаться, так не умел никто!

— Великая победа, — пробормотал я, потирая покрасневшее запястье. — Победили полувампира. Вампира или вампирца вы бы не смогли одолеть.

— Могу и побеждал, — спокойно возразил он. — Руки — опасное оружие того, кто умеет ими пользоваться. Тот, кто умеет драться врукопашную, всегда имеет преимущество перед теми, кто полагается на мечи и ножи. Знаешь почему?

— Почему?

— Потому что они уверены в своей победе, — просиял он. — Оружие имеет ложную природу и оно дает ложную веру. Когда я борюсь, я всегда, каждое мгновение ожиданию смерть. Даже теперь, когда я дрался с тобой, я ждал последнего удара и смирился с этим. Смерть- худшее, что может с тобой случиться в этом мире, Даррен — если ты понимаешь это и принимаешь, смерть больше не имеет никакой власти над тобой!

Подняв и вручив мне мой меч, он стоял и смотрел, как я поступлю. Мне казалось, что он хотел бы, чтобы я отказался от меча — весьма заманчивая идея и хороший способ заработать его уважение. Но без меча я чувствовал бы себя голым, поэтому я вложил меч обратно в ножны, немного стыдясь этого.

Ванча пожал мое плечо. — Не беспокойся об этом, — дружелюбно сказал он. — Ты еще так молод, — добавил он. — У тебя впереди много времени, чтобы научиться. Его глаза помрачнели, когда он подумал о мистере Карлиусе и Властелине вампирцев. — Я надеюсь на это.

Я попросил Ванчу научить меня драться с голыми руками. Я изучал рукопашную борьбу в Гору вампиров, но там я дрался безоружный против безоружных. Мне никогда не говорили, что делать, если в течение сражения тебя обезоружили, как победить полностью вооруженного противника голыми руками.

Ванча сказал, что учение может занять годы, что можно ожидать великое множество ошибок и ушибов в процессе обучения. Я не думал о подобных проблемах — мне грела душу сама мысль о победе вампирца голыми руками.

В походе мы не могли начать настоящее обучение, но Ванча показал мне несколько блокирующих приемов в течение дневного отдыха. Ванча обещал, что мы начнем тренировки, как только доберемся до Эванны.

Князь рассказал мне о ведьме не более мистера Джутинга, хотя он упоминал, что она самая справедливая и самая красивая женщина — но это знание ничего мне не дало!

Я думал, что Ванча будет ненавидеть вампирцев — большинство вампиров, которые живут по старым обычаям, презирали вампирцев сильнее остальных — но, к моему величайшему удивлению, он не испытывал никаких отрицательных чувств в отношении вампирцев. — Они благородны и честны, — сказал за несколько ночей до того, как мы добрались до Эванны. — Я не одобряю их пищевые привычки — нет никакой необходимости в убийстве того, чью кровь мы пьем. Но во всем остальном — они восхищают меня.

— Именно Ванча выдвинул кандидатуру Курды Смальта на пост Князя, — сказал мистер Джутинг.

— Я восхищался Курдой, — тихо сказал Ванча. — Он был не только весьма умен, но и весьма силен. Он был замечательным вампиром.

— А вы…, — начал я, потом закашлялся и затих.

— Скажи, о чем думаешь? — сказал мне Ванча.

— Разве вы не раскаиваетесь в том, что выдвинули его кандидатуру после того, как он вступил в заговор с вампирцами против нас?

— Нет, — прямо сказал Ванча. — Я не одобряю его поступок, и я не поддержал бы его, если бы находился в совете. Но он действовал по велению сердца. Он действовал в интересах клана. Возможно, его ввели в заблуждение, но не думаю, чтобы Курда действительно был предателем. Он поступил плохо, но мотивы и помыслы его были чисты.

— Я согласен с этим, — сказал Хоркат. — Я думаю, что дело Курды не было должным образом рассмотрено. Конечно, его казнь была правильным поступком в момент, когда его заговор раскрыли… но нельзя сказать, что он был злодеем, и в Тронном зале это слово звучало кощунственно.

Я не ответил на это. Я очень любил Курду и знал, что он отдал свою жизнь, чтобы спасти клан вампиров от Властелина вампирцев. Но он убил одного из моих лучших друзей — Гевнера Перла — и явился причиной битвы, в которой погибла Арра Грацис, женщина- вампир, которую когда-то любил мистер Джутинг.

Я внимательно следил за Ванчой. Однажды, незадолго до конца нашего путешествия, я внезапно проснулся от зуда — последствия чистки. Я сидел и чесал подбородок, когда увидел Ванчу на краю лагеря. Он сбросил почти всю одежду — на нем осталась только набедренная повязка из шкуры медведя — и втирал в кожу слюну.

— Ванча, — тихо окликнул его я. — Что вы делаете?

— Иду на прогулку, — сказал он, продолжая втирать слюну в руки и ноги.

Я посмотрел на небо. Был день, облаков, способных скрыть солнце, практически не было.

— Ванча. Сейчас день, — сказал я.

— Правда? — спросил он саркастически. — Ни за что бы не догадался.

— Вампиры же умирают в солнечном свете, — сказал я, спрашивая себя не ударялся ли он головой и не забыл ли, кем он был.

— Не сразу, — сказал он и строго посмотрел на меня.

— Ты знаешь, почему именно вампиры умирают на солнце?

— Вообще-то, не совсем, не знаю…

— Логической причины нет, — сказал Ванча. — Согласно людским легендам, мы сгораем заживо, потому что мы — зло, а зло не может стоять перед солнцем. Но это бессмысленно, потому что мы не являемся злом, и даже если бы мы были воплощением зла, мы все равно должны были бы быть в состоянии перемещаться и днем, а не только ночью. Посмотри на волков. Говорят, что они наши предки, но они способны жить на солнце. Даже такие создания ночи как летучие мыши и совы могут выжить при свете солнца. Да, они будут испытывать дискомфорт, но они выживут. Так почему вампиры погибают?!

Я неопределенно тряхнул головой. — Я не знаю. Почему?

Ванча рассмеялся. — Черт меня подери, если бы я знал! Никто не знает. Есть предположение, что мы были прокляты колдуньей или волшебником, но я сомневаюсь, что во власти смертного наслать подобное проклятие. Я думаю, что это Рональд Карлиус.

— При чем здесь мистер Карлиус? — спросил я.

— Согласно древним легендам — которые сейчас практически забыты — именно Карлиус создал первых вампиров. Говорят, что он экспериментировал, смешивая кровь волков и людей, — он потер грудь.

— Ерунда, — фыркнул я.

— Возможно. Но если те легенды все-таки верны, то мистер Карлиус сделал так, что мы не можем выходить на солнце. Говорят, что он боялся того, что мы станем слишком сильными и подчиним мир своей власти, поэтому испортил нашу кровь и превратил нас в рабов ночи. Он прекратил втирать слюну в кожу и пристально посмотрел прямо на солнце, очевидно, испытывая сильный дискомфорт. — Такое чудовищное рабство, — сказал он спокойно. — Если эти легенды верны, и мы стали рабами ночи по воле мистера Карлиус, то есть только один способ отыграть нашу свободу — борьба! Мы должны взять врага за жабры и плюнуть ему прямо в лицо!

— Вы имеете в виду борьбу с мистером Карлиусом?

— Нет, не с ним. Он слишком скользок, чтобы придавить его.

— Тогда с кем?

— Мы должны бороться с его слугой, — сказал он. Наверное, я выглядел растерянным, поэтому он добавил — С солнцем.

— С солнцем? — рассмеялся я, но внезапно остановился, когда понял, что он говорил серьезно. — Как можно бороться с солнцем?!

— Просто, — сказал Ванча. — Ты выходишь на солнце, принимаешь его удары на себя, и потом возвращаешься, чтобы побыть на солнце еще больше времени. В течение многих лет я выходил на солнце. Каждые несколько недель, пока я путешествую, я иду под солнцем примерно час, позволяя солнцу жечь меня, закаляя свою кожу и глаза, проверяя, как долго я смогу выжить.

— Вы сумасшедший! — расхохотался я. — Вы и правда думаете, что можете победить солнце?!

— Я не понимаю, почему должен проиграть, — проворчал он. — Любой противник может быть побежден. Если оно может бороться, оно может быть побеждено.

— Есть успехи? — спросил я.

— Особых успехов нет, — со вздохом признал он. — Мало что изменилось с тех пор, как я начал. Свет почти ослепляет меня — мне нужен почти целый день, чтобы снова нормально видеть и чтобы головные боли исчезли. Лучи вызывают покраснение кожи через десять- пятнадцать минут, дальше это становится болезненным. Пару раз я выдержал даже восемьдесят минут, но ужасно сгорел к концу. Потом потребовалось шесть ночей отдыха, чтобы полностью восстановиться.

— Когда вы начали эту войну?

— Дай-ка подумать, — пробормотал он. — Мне было примерно двести лет, когда я начал эти опыты…, — Большинство вампиров не знают точного своего возраста, с момента перерождения дни рождения теряют свой смысл для них. — …таким образом, сейчас мне около трехсот, получается, что уже сто лет.

— Сто лет?! — задохнулся я. — А вам когда-нибудь говорили о тщетности попыток пробить кирпичную стену головой?!

— Конечно, — ухмыльнулся он. — Но Даррен, ты забываешь, что вампиры могут пробить стену головами.

С этими словами он вышел под палящие лучи. Вышел, чтобы бороться с огромным шаром горящего газа, висящего за много километров от нас в небе.

ГЛАВА 12


Полная луна сияла в небе, когда мы наконец достигли леди Эванны. Я бы с легкостью пропустил это, если бы мистер Джутинг не подтолкнул меня сзади и не сказал бы — Мы на месте. Позже я узнал, что Эванна навела маскирующие чары, поэтому если вы не знаете куда точно смотреть, ваши глаза не заметят ее дом.

Я вглядывался вперед, но сначала увидел только деревья. Потом сила магии рассеялась, и воображаемые деревья исчезли, а я увидел прекрасный водоем, на поверхности которого плясали блики луны. На противоположной стороне водоема был холм, и в темноте я разглядел вход внутрь пещеры.

Мы пошли по склону по направлению к водоему, и воздух внезапно наполнился кваканьем. Я остановился, встревоженный, но Ванча лишь улыбнулся и сказал — Лягушки. Они охраняют Эванну. Как только она прикажет им, они замолчат.

Мгновенье спустя лягушачий хор затих, и мы снова пошли в тишине. Мы проходили по краю водоема, и мистер Джутинг и Ванча предупредили меня и Хорката, чтобы ни в коем случае мы не наступали на лягушек, тысячи которых сидели на берегу и в прохладной воде.

— Какие жуткие лягушки, — прошептал Хоркат. — Мне кажется, они будто… наблюдают за нами.

— Они наблюдают, — сказал Ванча. — Они охраняют водоем и пещеру, защищая леди Эванну от злоумышленников.

— Что могут лягушки против злоумышленников? — рассмеялся я.

Ванча наклонился и поймал лягушку. Держа ее в лунном свете, он осторожно сжал ее. Ее рот открылся, и выскочил длинный язык. Указательным и большим пальцем Ванча осторожно поймал язык. — Видишь крошечные мешочки по бокам? — спросил он.

— Эти красно-желтые выпуклости? — спросил я. — А что с ними?

— Они наполнены ядом. Если язык лягушки обмотается вокруг твоей руки или ноги, мешочки лопнут, и яд попадет через поры в твой организм, — он мрачно тряхнул головой. — Смерть наступает в течение тридцати секунд.

Ванча осторожно поставил лягушку на землю и отпустил ее язык. Она ускакала как можно дальше от него. После этого Хоркат и я шли чрезвычайно осторожно.

Когда мы достигли входа в пещеру, мистер Джутинг и Ванча остановились, сели и отложились в сторону свои сумки. Ванча достал кость, которую тщательно пережевывал в течение последних двух ночей, и принялся дальше обрабатывать ее, останавливаясь только затем, чтобы плюнуть в какую-нибудь лягушку, которая подошла слишком близко к нам.

— Разве мы не зайдем внутрь? — спросил я.

— Без приглашения — нет, — сказал мистер Джутинг. — Эванна не особо жалует тех, кто вошел без приглашения.

— А есть тут какой-нибудь звонок, чтобы сообщить ей о нашем прибытии?

— Эванне не нужны звонки, — сказал он. — Она знает, что мы здесь и поприветствует нас в нужное время.

— Эванна не относится к женщинам, которые вечно торопятся, — согласился Ванча. — Один мой друг думал, что просто зайдет и сделает ей сюрприз, — он хмуро жевал кость. — Она наслала на него чудовищные бородавки, они были по всему телу! Он был похож на… на…, — Ванча нахмурился. — Трудно сказать, на что именно он был похож: ни до, ни после я не видел ничего подобного, а видел я немало!

— Если она опасна, почему же тогда мы должны быть здесь?! — встревожено спросил я.

— Эванна не причинит нам зла, — успокоил меня мистер Джутинг. — Она весьма импульсивна и лучше не раздражать ее, но она никогда бы не убила вампира без надобности.

— Только не называйте ее ведьмой, — в сотый раз повторил Ванча.

Спустя полчаса лягушки начали окружать нас — их собиралось все больше и больше. Они окружили нас и сидели, мрачно мигая. Они уже сидели почти вплотную к моим ногам, но мистер Джутинг велел мне не двигаться. Мгновение спустя из пещеры вышла женщина. она была самой уродливой и самой неопрятной из все виденных мной когда-либо женщин. Она была маленькой — ниже был только Хоркат — с длинными темными грязными волосами.

Ее мышцы болтались как желе, зато ноги были крепкими и мускулистыми. Крошечные уши и нос — было похоже, что носа нет вообще, есть только две небольших дырочки чуть выше рта, а глаза ее были похожи на узкие щелочки. Когда она подошла ближе, я понял, что один глаз у нее карий, а второй — зеленый. Еще более странным было то, что её глаза постоянно меняли цвет. Мгновение — и карий глаз превратился в зеленый.

Все ее тело покрывали волосы. Руки и ноги были покрыты короткими темными волосами, брови были кустистыми, густые пряди торчали из носа и ушей, у нее была густая борода, а усам позавидовал бы сам Отто фон Бисмарк.

Пальцы ее были на удивление короткими. Я ожидал, что у ведьмы будут длинные ногти, больше похожие на когти, но этот образ, я похоже, получил из комиксов. Ногти были коротко подстрижены, только на мизинцах они были длинными и острыми.

Она не носила ни обычную одежду, ни шкуры животных, которые так любил Ванча. Одеждой ей служили веревки. Плотно прилегающие желтоватые веревки прикрывали грудь и бедра, оставляя открытыми руки, ноги и живот.

Мне показалось, что более несуразной женщины я в жизни не видел, она буквально внушала мне страх одним своим присутствием, и все у меня внутри сжалось, когда она направилась к нам.

— Вампиры! — фыркнула она, переступая через лягушек, которые поспешно убегали с ее пути. — Вечно уродливые, кровожадные вампиры! Почему ко мне не приезжают красивые люди, которые заранее предупредили меня о своем визите?!

— Вероятно, они боятся, что ты съешь их, — рассмеялся Ванча в ответ и обнял ее. Она обняла его в ответ, потом слегка отстранилась и внимательно осмотрела Князя с головы до ног. — Мой дорогой Ванча, — проворковала она, обнимая его словно ребенка. — А ты поправился, мой дорогой сэр.

— А ты стала еще уродливее, моя дорогая леди, — хрюкнул он.

— Ты так говоришь, чтобы польстить мне, — хихикнула она, потом отошла от него и повернулась к мистеру Джутингу. — Лартен, — кивнула она.

— Эванна, — ответил он, кланяясь ей. А потом, внезапно он прыгнул на нее. Но как бы быстр он не был, она была быстрее. Резко схватила его за ногу и вывернула ее. Он грохнулся на живот. Прежде чем он смог понять, что случилось, Эванна вскочила ему на спину, схватила его за подбородок и резко отвела голову назад.

— Сдаешься? — победно закричала она.

— Да, — прохрипел он. Не с позором, с болью.

— Хороший мальчик, — рассмеялась она и быстро поцеловала его в лоб.

Потом она встала и уставилась на Хорката и меня. Зеленый глаз внимательно следил за карликом, карий — за мной.

— Леди Эванна, — сказал я, стараясь чтобы не было слышно стука зубов.

— Рада познакомиться с тобой, Даррен Шен, — ответила она. — Добро пожаловать.

— Леди, — сказал Хоркат, вежливо кланяясь. Он не был столь напуган, сколь был я.

— Привет Хоркат, — сказала она, склоняясь в ответном поклоне. — Ты — мой долгожданный гость, ведь ты уже бывал здесь раньше.

— Раньше? — переспросил он.

— Ты бывал здесь раньше, — повторила Эванна. — Ты очень сильно изменился внешне и внутренне, но я узнала тебя. Для меня это не проблема. Внешность не может обмануть меня.

— Вы имеете в виду… что знаете, кем я был… до того, как стал карликом? — спросил пораженный Хоркат. Когда Эванна утвердительно кивнула, он наклонился вперед и требовательно спросил — Кем я был?

Эванна покачала головой. — Я не могу тебе сказать. Ты должен сам все узнать.

Хоркат хотел спросить еще что-то, но она уже отвернулась от него и подошла ко мне.

Холодными грубыми пальцами она взяла меня за подбородок и внимательно осмотрела лицо.

— Значит ты — Князь вампиров, — пробормотала она, поворачивая мою голову то вправо, то влево. — Я думала, ты младше.

— Во время путешествия он был поражен чисткой, — спокойно сказал мистер Джутинг.

— Это все объясняет, — сказала она, отпуская мой подбородок, но не отводя изучающего взгляда.

— Итак, — начал я и сказал первое, что пришло мне в голову. — Вы ведь ведьма, не так ли?

Мистер Джутинг и Ванча застонали.

Глаза Эванны угрожающе вспыхнули, ноздри раздулись, она приблизила свое лицо к моему. — Как ты меня назвал?! — прошипела она.

— Гммм. Никак. Извините меня. Я не имел в виду, я….

— Это вы виноваты! — набросилась она на мистера Джутинга и Ванчу, оставив меня и грозно наступая на них. — Вы сказали ему, что я ведьмой!

— Нет Эванна, — быстро вставил Ванча.

— Мы сказали ему не называть тебя так, — уверил ее мистер Джутинг.

— Я должна распотрошить вас обоих, — зарычала Эванна, поднимая мизинец правой руки вверх. — И я бы сделала это, если бы здесь не было Даррена — не хочу произвести плохое впечатление. Зло посмотрев на вампиров, она опустила руку. Мистер Джутинг и Ванча тоже расслабились. Я едва мог поверить в происходящее. Я видел, как спокойно мистер Джутинг дрался с вампирцами, и был уверен, что Ванча так же смел перед лицом настоящей опасности. И все же, они стояли здесь и дрожали от страха перед этой маленькой уродливой женщиной, которая была вооружена всего лишь двумя ногтями!

Я начал было смеяться над вампирами, но Эванна резко повернулась ко мне, и смех замер на моих губах. Ее лицо изменилось, теперь оно больше напоминало морду зверя, а не человеческое лицо. Огромный рот приоткрылся, обнажая длинные клыки. Испуганный, я отшатнулся от нее. — Осторожно, лягушки! — закричал Хоркат, схватив меня за руку, чтобы оттащить от ядовитых тварей.

Я мельком посмотрел вниз, чтобы удостовериться, что не наступил на лягушку. Когда я снова поднял глаза, лицо Эванны уже вернуло прежний облик. Она улыбнулась. — Соблюдай приличия, Даррен, — сказала она. — Не позволяй им запудрить тебе мозги. Воздух вокруг нее замерцал, и когда мерцание прошло, передо мной стояла высокая гибкая женщина с длинными золотистыми волосами, одетая в легкое белое платье. Челюсть у меня просто упала на землю, не веря, я уставился на нее, удивленный, какой красавицей она стала.

Она щелкнула пальцами и вернулась в свой прежний облик. — Я волшебница, — сказала она. — Сестра феи. Чаровница. Жрица тайного. Но я не ведьма, — добавила она, бросая укоризненный взгляд на мистера Джутинга и Ванчу. — У меня есть магическая сила. Она позволяет принимать мне любой облик, какой я захочу — по крайней мере перед теми, что может видеть меня.

— Тогда почему…, — начал я, забыв о хороших манерах.

— … я выбираю эту уродливую форму? — закончила она за меня. Покраснев, я кивнул. — Мне удобно в этой форме. Красота ничего не значит для меня. Восхищенные взгляды — наименее важная вещь в моем мире. Эту форму я приняла, когда впервые стала человеком, к этой форме я возвращаюсь чаще всего.

— Мне больше по душе, когда вы красивы, — пробормотал Ванча и закашлялся. Он понял, что говорил слишком громко.

— Осторожнее, Ванча, рассмеялась Эванна. — А то я протяну руку и подарю тебе украшение, которое много лет назад подарила Лартену, — она подмигнула мне. — Он когда-нибудь рассказывал тебе, как получил свой шрам?

Я посмотрел на длинный шрам мистер Джутинга, который рассекал его левую щеку на две части и покачал головой. Вампир сильно покраснел. — Пожалуйста, леди, начал умолять он. — Не говорите об этом. Я был молод и глуп.

— Конечно, был, — согласилась Эванна и пихнула меня под ребра. — Я носила одно из самых красивых своих лиц. Лартен напился и решил поцеловать меня. Я немного покарябала его, чтобы научить хорошим манерам.

Я был ошеломлен. Раньше я думал, что вампир получил свой шрам в битве с вампирцами или каким-нибудь тропическим животным.

— Вы так жестоки, леди Эванна! сказал мистер Джутинг, несчастно поглаживая свой шрам.

Ванча хохотал так, что у него потекли сопли. — Лартен! — завывал он. — Подожди, вот расскажу остальным! Меня всегда мучил вопрос, почему ты так скромен и ничего не рассказываешь об этом шраме? Обычно вампиры хвастаются своими боевыми ранами, а ты….

— Заткнись! рявкнул мистер Джутинг с несвойственной для него резкостью.

— Возможно, я смогла бы залечить это, — сказала Эванна. — Если бы немедленно приняла меры, никакого бы шрама и не было. Но он улетел как стрела и не возвращался тридцать лет.

— Я не чувствовал необходимости, — мягко сказал мистер Джутинг.

— Бедный Лартен, ухмыльнулась она. — Ты думал, что можешь соблазнить любую женщину, когда был молодым вампиром, но…, она улыбнулась и сказала. — Так и знала, что что-нибудь забуду. Я хотела, чтобы они смирно сидели, когда вы прибудете, но меня отвлекли, и что-то бормоча под нос, она повернулась к лягушкам.

— Что она делает? спросил я Ванчу.

— Говорит с лягушками, ответил он, все еще посмеиваясь над шрамом Лартена.

Хоркат задохнулся и упал на колени. — Даррен! позвал он меня, показывая на лягушку. Присев рядом с ним, я увидел, что на спине лягушки было пугающе точное изображение Париса Скайла, выполненное в черном и темно-зеленом цвете.

— Невероятно, сказал я и осторожно коснулся изображения, готовый в любой момент отдернуть руку, если лягушка откроет рот. Я нахмурился и чуть надавил. — Эй, — сказал я. — Это не краска. Мне кажется, что это родинка.

— Не может быть, сказал Хоркат. — Никакая родинка не может выглядеть как человек. Эй! Есть еще!

Я повернулся и посмотрел, куда он показывал. — Это не Парис.

— Нет, согласился Хоркат. — Но это лицо. И еще там, сказал он, показывая на третью лягушку.

— И на четвертой, добавил я, пристально осматривая лягушачье море.

— Они должны быть нарисованы, сказал Хоркат.

— Они не нарисованы, сказал Ванча. Наклонившись, он поднял лягушку и начал рассматривать ее.

Под сильным светом луны мы наконец смогли увидеть, что рисунки были фактически покрыты слоем кожи лягушки.

— Я говорил вам, что Эванна разводит лягушек, напомнил мистер Джутинг. Он взял лягушку у Ванчи. На ней было изображено большое бородатое лицо. — Она соединяет природу и волшебство. Она находит лягушек с красивым окрасом, с помощью волшебства изменяет его и разводит лягушек, производя лица. Она — единственная во всем мире, кому под силу сделать подобное.

— А вот и мы, сказала Эванна, отодвигая со своего пути Ванчу и меня и ведя девять лягушек к мистеру Джутингу. — Я чувствую свою вину за то, что наградила тебя этим шрамом, Лартен. Я не должна была так глубоко вонзать ногти.

— Все уже забыто, леди, мягко сказал ей мистер Джутинг. — Шрам стал частью моей внешности. Я горжусь им, даже если другие могут смеяться, добавил он, посмотрев на Ванчу.

— Тем не менее, сказала она. — Это меня раздражает. Все эти годы я дарила тебе подарки — типа горшков и кастрюль — но они не очистили мою совесть..

— Нет никакой необходимости…, начал мистер Джутинг.

— Замолчи и позволь мне закончить! рыкнула она. — Наконец мне кажется, что у меня есть подарок, который позволит моей совести не страдать. Ты не сможешь взять его с собой, это просто маленький… символ.

Мистер Джутинг посмотрел вниз на лягушек. — Надеюсь, ты не собираешься дарить мне лягушек?

— Не совсем, она снова сказала что-то лягушкам и они перестроились.

— Я знаю, что Арра Грацис погибла в битве с вампирцами шесть лет назад, сказала она. Лицо мистера Джутинга исказилось при упоминании этого имени. Он любил ее и тяжело пережил ее смерть.

— Она умерла достойной смертью, сказал он.

— Мне кажется, что у тебя не осталось никаких напоминаний о ней?

— Например?

— Прядь ее волос, ее любимый нож, что-нибудь из одежды?

— Вампиры не-а занимаются подобной ерундой, грубо сказал он.

— А должны бы, вздохнула Эванна. Лягушки перестали двигаться, она взглянула на них, кивнула и отступила.

— Что за…, начал было мистер Джутинг, потом его взгляд упал на лягушек и он затих. На спинах лягушек было изображено лицо.

Лицо Арры Грацис, часть лица на спине каждой лягушки. Лицо было прекрасно выполнено в мельчайших деталях и было прекраснее лиц на спинах других лягушек. Эванна работала с желтым, синим и красным цветами, которые привносили жизнь глазам, щекам, волосам, губам. Вампиры не могут быть сфотографированы. Это особенность движения их атомов, которая не позволяет заснять вампира ни на фото, ни на видеопленку. А это изображение Арры Грацис было максимально похоже на оригинал.

Мистер Джутинг не двигался. Он был потрясен. Его рот приоткрылся, а глаза… глаза были наполнены теплотой, печалью, болью…

— Спасибо, Эванна, прошептал он.

— Не за что, мягко улыбнулась она. Потом посмотрела на остальных. — Я думаю, мы должны оставить его в покое, хотя бы ненадолго. Пойдем в пещеру.

Безмолвно мы пошли за Эванной. Даже Ванча был необычайно тих. Он остановился только затем, чтобы слегка сжать плечо мистера Джутинга в ободряющем жесте. Лягушки прыгали позади нас. С мистером Джутингом остались только те девять лягушек, на спинах которых было изображено лицо Арры. А он печально смотрел на ее лицо, лицо женщины, которую он любил. Он смотрел и смотрел, причиняя себе боль, вспоминая прошлое.

ГЛАВА 13


Эванна приготовила праздничный обед специально для нас. Однако она была вегетарианкой, поэтому обед состоял из фруктов и овощей. Она никому не позволяла есть мясо у себя в пещере. Ванча дразнил ее этим. — Все еще придерживаешься диеты коровы?

Тем не менее, свою порцию он съел наравне с Хоркатом и со мной, хотя он и выбрал только неприготовленную пищу.

— Как Вы можете есть подобное? спросил я, наблюдая как он ест сырую репу.

— Все зависит от настроя, пробормотал он с набитым ртом. — Вкуснятина!

Мистер Джутинг присоединился к нам, когда мы уже почти закончили. Остаток вечера он прибывал в мрачном расположении духа, говорил мало и часто смотрел в пустоту.

Пещера Эванны была намного роскошнее пещер Горы вампиров. Из простой пещеры Эванна умудрилась сделать самый настоящий дом с мягкими перинами, с прекрасными картинами на стенах и красивыми лампами, которые мягко освещали пещеру.

Там были кушетки, на которых можно было прилечь, экзотические фрукты и вино.

После стольких лет жизни в ужасных условиях, пещера Эванны показалась мне настоящим дворцом.

Когда мы насытились и расслабились, Ванча прочистил горло и перешел к причине нашего прибытия. — Эванна, мы приехали, чтобы обсудить….

Взмахом руки она заставила его замолчать. — Сегодня мы не будем говорить о делах. Дела могут подождать до завтра. Сегодня же время для дружбы и отдыха.

— Хорошо, леди. Это ваш дом и вы вправе настаивать, спокойно сказал Ванча, откинулся и громко рыгнул. Потом поискал, куда бы плюнуть. Эванна бросила ему маленький серебряный горшочек. — Плевательница! просиял он. Он наклонился и плюнул в него. Раздался серебристый звон. Ванча аж хрюкнул от счастья.

— После его последнего посещения я несколько дней отмывала пещеру, — сказала Эванна, обращаясь ко мне и Хоркату. — Кругом лужи из его слюны. Надеюсь, плевательница не допустит этого. Было бы еще что-нибудь, чтобы держать его нос под контролем тоже….

— Вы жалуетесь на меня? спросил Ванча

— Конечно же нет, сэр, саркастически сказала она. — Чему может возразить женщина, в дом которой ворвался мужчина и покрыл пол толстым слоем слизи?

— Я не считаю вас женщиной, Эванна, рассмеялся он.

— Оу, в ее голосе звучал металл. — Так кто же я по твоему?

— Ведьма, невинно сказал он и стремительно соскочил с кушетки и выскочил из пещеры прежде, чем она успела наложить на него проклятье.

Позже, когда Эванна немного остыла, Ванча, крадучись, вошел через задний ход, подошел к своей кушетке и взбил подушку.

— Я думал, вы спите только на полу, заметил я.

— Обычно я так и поступаю, согласился он. — Но отказываться от гостеприимства невежливо, особенно когда хозяйка — сама Владычица всего дикого.

Мне стало любопытно. — Почему вы все называете ее леди? Она принцесса?

Смех Ванчи многократно отразили стены пещеры. — Леди, вы слышали это? Мальчик считает вас принцессой!

— Что, разве не похожа? задумчиво сказала она, поглаживая усы. — Разве все принцессы не похожи на меня?

— Не в раю, хихикнул Ванча. Вампиры полагают, что души их праведных собратьев улетают далеко за звезды к Раю после смерти. В мифологии вампиров нет такой вещи, как ад. Самое страшное для души вампира — остаться в ловушке на земле — но иногда в роли выступает не рай.

— Нет, сказал Ванча серьезно. — Эванна намного больше, чем просто принцесса.

— Да ладно тебе Ванча, нежно сказала Эванна. — Очень приятно.

— Я могу говорить приятные вещи, когда захочу, сказал он

— Отвратительно, сказала Эванна, но за нарочито строгими словами скрывалась улыбка.

— Даррен спрашивал о вас по дороге, сказал Ванча Эванне. — Мы ничего не говорили ему о твоем прошлом. Ты хотела бы пролить свет на свое прошлое?

Эванна покачала головой. — Расскажи ему сам Ванча. У меня нет настроения рассказывать сказки. Но будь краток., добавила она прежде чем он начал.

— Хорошо, пообещал он.

— И не будь грубым.

— Леди Эванна! задохнулся он. — неужели я когда-нибудь…, усмешка появилась на его губах. Он провел рукой по своим зеленым волосам, затем начал рассказ вкрадчивым голосом.

— Учтите дети, потом добавил своим обычным голосом. — Это способ начать историю. Люди начинают с когда-то давным-давно, но что делать, если не знаешь….

— Ванча, прервала его Эванна. — Я сказала кратко.

Ванча ухмыльнулся, затем снова вернулся к своему мягкому вкрадчивому голосу. — Учтите дети — мы, существа ночи не можем иметь детей. Наши женщины не могут рожать, и наши мужчины не могут стать отцами. Так было до тех пор, пока первый вампир не пошел лунной тропой, тропой, по которой мы все должны пройти. Тысячу семьсот лет назад жил один вампир по имени Корза Джерн. Он был самым обычным во всех отношениях вампиром, пока не влюбился и не стал жить с вампиршей по имени Сарфа Грайль. Они были счастливы вместе, охотились бок о бок и дерясь рядом, и когда срок их соглашения истекал, они заключали новое, Это способ вступления вампира в брак. Вампиры не могут согласиться прожить всю жизнь рядом, поэтому они заключают соглашения на пять, десять или пятнадцать лет. Как только пройдет это время, они могут расстаться или заключить новое соглашение.

Когда прошла половина второго срока, Корза стал беспокойным. Он хотел иметь ребенка с Сарфой и воспитывать его. Тогда он отказался принять естественный ход вещей и отправился искать средство от бесплодия вампира. Напрасно в течение десятилетий искал он несуществующее лекарство. Сто лет прошло. А потом двести. Поиски затянулись, и Сарфа умерла, не дождавшись. Но Корза не успокоился. Наконец, тысячу четыреста лет назад его поиск свел его с этим маленьким занудой с часами — Рональдом Карлиусом. Никто точно не знает, какой властью обладает Карлиус над кланом вампиров. Одни говорят, что он создал первого вампира, другие считают, что он сам когда-то был вампиром, третьи думают, что он — просто сторонний наблюдатель. Корза Джерн знал о Карлиусе не более других, но он считал, что фокусник может помочь, поэтому он следовал за ним по всему свету, прося лишь об одном — положить конец бесплодному проклятью вампиров. Двести лет Рональд просто смеялся над Корзой и отклонял его просьбы. Он сказал вампиру, что стал старым и слабым, уже и смерть не за горами — пора прекращать волноваться по пустякам. Он сказал, что дети не для вампиров. Корза просто не смог принять это. Он приставал к Карлиусу и просил дать вампирам надежду. Он даже предложил душу в обмен на лекарство, но Карлиус посмеялся над ним. Он сказал, что если бы ему была нужна душа Корзы, он бы просто взял ее.

— Раньше я не слышала эту часть истории, — нахмурилась Эванна.

Ванча лишь пожал плечами. — Легенды изменчивы. Я думаю, что людям пора напомнить о жестокости мистера Карлиуса. Я использую любой шанс, чтобы напомнить.

В результате, по непонятным причинам Карлиус согласился. Он сказал, что создаст женщину, способную выносить ребенка вампира, но добавил, что когда-то эта женщина либо сделает вампирский клан непобедимым, либо полностью уничтожит его! Корза был обеспокоен словами Карлиуса, но он так долго искал, что решил не обращать внимания на угрозу. Он согласился на условия Карлиуса и позволил тому взять часть его крови. Он смешал кровь вампира с кровью беременной волчицы. Волчица родила четырех детенышей. Двое были мертвы, но двое были живы — и они были людьми! Мальчик и… девочка!

Ванча сделал паузу и выжидательно посмотрел на Эванну. Мы с Хоркатом тоже смотрели на нее широко открытыми глазами. Ведьма улыбнулась, потом встала и поклонилась. — Да, сказала она. — Я была той девочкой.

Дети быстро росли. В течение года они полностью выросли. Они оставили мать и Корзу в дебрях. Мальчик ушел, не сказав ни слова, и никто не знает, что с ним случилось.

Прежде чем девочка уехала, она дала Корзе слово сообщить обо всем клану. Она очень серьезно отнеслась к своим обязанностям. Корза также должен был сказать, что она пока не готова к материнству, и что никто не должен искать ее, что заключить соглашение. Она сказала, что ей нужно время, чтобы все обдумать, возможно, пройдут столетия прежде чем она сделает выбор. Потом четыреста лет ни один вампир не видел ее, Ванча замолчал, он выглядел задумчивым, потом решительно закончил — Конец.

— Конец?! вскричал я. — Эта история не могла так закончиться! Что случилось потом? Что она делала в течение четырех столетий? Она выбрала спутника, когда вернулась?

— Она так и не выбрала спутника, сказал Ванча. — Все еще нет. А насчет того, чем она занималась… вам лучше спросить ее саму об этом.

Хоркат и я одновременно повернулись к Эванне.

Эванна улыбнулась. — Я выбирала имя, сказала она.

Я рассмеялся. — Вы не могли провести четыре сотни лет, выбирая имя!

— Да, это было не единственным моим занятием, — согласилась она. — Но большую часть времени я посвятила выбору. Имена крайне важны для существ судьбы. У меня есть роль, которую мне предстоит сыграть, роль эта касается не только клана вампиров, но для всего мира. В конце концов я остановила свой выбор на Эванне, — она сделала паузу. — Мне кажется, это был удачный выбор.

Поднявшись, она снова сказала что-то лягушкам, которые тут же отправились вон из пещеры. — Я должна идти, сказала она, — Мы достаточно говорили о прошлом. Большую часть дня я буду отсутствовать. Когда я вернусь, мы обсудим вашу миссию, и пошла следом за лягушками, и мгновенно скрылась в лучах восходящего солнца.

Хоркат и я долго смотрели ей в след. Потом Хоркат спросил Ванчу, верна ли легенда, которую он только что рассказал. — Столь же верна, сколь верна любая легенда, ответил Ванча бодро.

— Что это значит? спросил Хоркат.

— Легенды изменяются от рассказа к рассказу. А тысяча семьсот лет — достаточно большой срок даже для вампира. Неужели Корза действительно таскался за Рональдом Карлиусом по всему миру? Как человек, сеющий хаос, решился помочь? Возможно ли, чтобы Эванна и тот мальчик родились от волчицы? — он почесал подмышку, понюхал пальцы и вздохнул. — Только три человека во всем мире знают правду: Рональд Карлиус, мальчик, если он все еще жив и леди Эванна.

— А вы когда-нибудь спрашивали леди Эванну, правда ли это? спросил Хоркат.

Ванча покачал головой. — Мне всегда больше нравились хорошие легенды, чем старые скучные факты, — с этими словами Князь повернулся к нам спиной и захрапел, оставляя нам с Хоркатом возможность обсудить всю историю еще раз.

ГЛАВА 14


Я проснулся вместе с Ванчой вскоре после полудня и мы начали тренировку недалеко от входа в пещеру. Хоркат с интересом наблюдал за нами вместе с позже проснувшимся мистером Джутингом. Ванча решил начать обучение с палками. Он сказал, что пройдут месяцы, прежде чем он даст мне настоящее оружие. Я провел целый день, наблюдая как он работает с палкой, пытаясь нанести удар. Я должен был понять как именно блокировать удары.

Мы занимались, пока за полчаса до захода солнца не вернулась Эванна. Она не сказала ни где была, ни что делала, да никто и не спрашивал ее об этом.

— Хорошо повеселились? спросила она, входя в пещеру в окружении лягушек.

— Просто отлично, сказал Ванча. — Мальчик хочет научиться драться врукопашную.

— Мечи слишком тяжелы для него?

Ванча состроил гримасу. — Очень забавно.

Смех Эванны заплясал по пещере. — Прости. Борьба врукопашную или на мечах кажется детской. Люди должны решать свои проблемы силой мысли.

Я нахмурился. — Как?

Эванна молча смотрела на меня, и внезапно вся сила ушла из моих ног. Я беспомощный упал на пол. — Что случилось? — завизжал я, барахтаясь как рыба, выброшенная на берег. — Что со мной?

— Ничего, — Эванна наконец отвела взгляд, и к моим ногам вернулась сила. — Это пример того, как можно бороться силой мысли, — сказала она, а я аккуратно пробовал подняться. — Каждая часть тела связана с мозгом. Ничто не может функционировать без этой связи. Напади на мозг противника, и победа будет за тобой.

— Я могу этому научиться? — спросил я нетерпеливо.

— Да, кивнула Эванна. — Но учиться этому надо сотни лет, и ты должен будешь оставить вампиров и стать моим помощником, она улыбнулась. — Что скажешь, Даррен? Оно того стоит?

— Не уверен, — пробормотал я. Мне нравилась сама идея подобного могущества, но жить с Эванной я не собирался — с её-то импульсивным характером она вряд ли обладает терпением истинного преподавателя.

— Скажи мне, если передумаешь, — сказала она. — У меня уже очень давно не было помощника, и ни один из них так и не закончил обучение, — после нескольких лет все просто сбегали от меня, хотя я не понимаю почему!

Эванна вошла в пещеру. Мгновением спустя она позвала нас, и когда мы вошли, то обнаружили, что она приготовила нам новый банкет.

— Вы использовали магию, чтобы так быстро приготовить ужин? — спросил я

— Нет, ответила она. — Просто я двигаюсь быстрее обычного смертного. Я могу работать очень быстро, если захочу.

Мы съели обед, затем уселись возле огня и обсудили визит мистера Карлиуса на Гору Вампиров. Казалось, Эванна уже знала об этом, но тем не менее, она позволила нам рассказать нашу историю и не прерывала нас, пока мы не закончили. — Этих трех охотников, задумчиво сказала она после того, как мы закончили, — я ждала в течение столетий.

— Ты имеешь в виду?… — пораженно спросил мистер Джутинг.

— Я вижу будущее не так ясно, как Рональд, — ответила она. — Но я вижу часть того, что случится или что может случиться.

— А ты знаешь, будет ли нам сопутствовать успех? — спросил Ванча.

— Вряд ли даже Рональд знает это, — сказала она. — Возможны два варианта развития событий, каждый из которых может случиться с одинаковой долей вероятности. Вообще-то, это не характерно для судьбы свестись к двум одинаково сильным вероятностям. Обычно существует множество вариантов развития судьбы. Когда существуют две таких сильных возможности, только случай может решить, по какому сценарию будут дальше развиваться наши судьбы.

— А что касается Властелина вампирцев? У тебя есть соображения относительно того, где он? — спросил мистер Джутинг.

— Да, — улыбнулась Эванна.

У мистера Джутинга перехватило дыхание.

— Но ведь ты не скажешь нам, верно? — фыркнул Ванча с отвращением.

— Нет, — сказала она, улыбаясь еще шире. Ее зубы были длинными, острыми и желтыми, совсем как у волков.

— Ты скажешь нам, как найти его? И когда? — спросил мистер Джутинг.

— Я не могу, — сказала Эванна. — Если я скажу, то изменю будущее, а это запрещено. Вы сами должны его найти. Я буду сопровождать вас на следующей стадии вашего путешествия, но я не могу…

— Ты идешь с нами? — удивился Ванча.

— Да. Но только как простой компаньон. Я не буду помогать вам в ваших поисках Властелина вампирцев.

Ванча и мистер Джутинг обменялись странными взглядами.

— Раньше ты никогда не путешествовала с вампирами, леди Эванна, — заметил мистер Джутинг.

Эванна рассмеялась. — Я знаю, насколько важна для клана вампиров, и поэтому избегала контактов с детьми ночи — меня утомляют вампиры, которые умоляют меня переспать с ними и стать матерью их детей.

— Тогда почему теперь ты идешь с нами? — прямо спросил Ванча.

— Есть некто, с кем я хочу встретиться, — ответила она. — Я могу искать его и одна, но мне больше по душе идея идти с вами. Мои мотивы станут понятны со временем.

— Ведьмы такие чертовски скрытные, — пробурчал Ванча, но Эванна не поддалась на провокацию.

— Если вам неприятно мое общество, вы можете путешествовать и без меня, сказала она. — Я не буду навязывать свое присутствие.

— Ваша компания — честь для нас, леди Эванна, заверил её мистер Джутинг. — И пожалуйста, не обижайтесь, если мы кажемся вам скрытными и подозрительными, просто настали трудные времена, и мы не кричим тогда, когда должны шептать.

— Хорошо сказано, Лартен, — улыбнулась леди Эванна. — Если это вопрос решенный, я соберу вещи и мы отправимся в путь.

— Так скоро? — удивленно моргнул мистер Джутинг

— Сейчас самое подходящее время для путешествия.

— Я надеюсь, лягушки не пойдут с нами? — раздражено спросил Ванча.

— Я не собиралась брать их, но теперь, когда ты мне напомнил… — она рассмеялась над выражением его лица. — Не волнуйся, лягушки останутся здесь и присмотрят за домом до моего возвращения, — она вроде бы собралась уходить, потом передумала, остановилась и присела на корточки.

— Еще одно, — сказала она и по чересчур серьезному выражению её лица мы поняли, что это не слишком приятная вещь. — Рональд должен был сам сказать вам это, но он, очевидно, решил, что это лучше сделать мне.

— Что такое, леди? — спросил Ванча, когда она замолкла.

— Это касается охоты на Властелина вампирцев. Я не знаю, достигните ли вы своей цели или потерпите поражение, но я вижу кое-какие факты каждого варианта развития событий. Я не стану говорить о том варианте, который сулит вам успех, мне не нужно это комментировать, но если вы потерпите поражение… — она снова сделала паузу. Она протянула руки и взяла левой рукой Ванчу, а правой рукой мистера Джутинга. Пристальный взгляд достался мне.

— Я говорю вам это, потому что считаю, что вы должны знать правду. Не хочу пугать вас, но я должна подготовить вас к худшему. Четырежды жизнь Властелина вампирцев будет в вашей власти и вы сможете оборвать её. Если вы потерпите неудачу, вампирцы победят в Войне Шрамов — все это вы уже знаете. Но Рональд не сказал вам — к концу охоты, если вы не воспользуетесь четырьмя шансами убить Властелина вампирцев, только один из вас выживет, чтобы увидеть падение клана вампиров, — опустив взгляд и руки, она шепотом закончила — Двое других будут мертвы.

ГЛАВА 15


Мы вышли из пещеры Эванны, пересекли пруд. Каждый думал о пророчестве ведьмы. Конечно, мы с самого начала знали, что это путешествие будет наполнено страхами, опасностями и смертью, которая будет следовать за нами по пятам. Но одно дело предполагать это, а другое — совершенно точно ожидать смерть в случае неудачи.

Той ночью мы просто шли, куда глаза глядят, бесцельно шагая через темноту, не разговаривая друг с другом, вообще едва замечая своих спутников. На Хорката пророчество Эванны не распространялось — ведь он не был одним из трех охотников — но он был так же сильно встревожен, как и все мы.

Ближе к рассвету, когда мы уже ставила лагерь, Ванча вдруг разразился безудержным хохотом. — Посмотрите на нас! — крикнул он. Мы уставились на него, ничего не понимая. — Как четверо болванов на поминках! Всю ночь грустили без причины! Какими же идиотами мы были.

— Ты считаешь забавным вынесение тебе смертного приговора? — спросил его мистер Джутинг.

— Кишки Чарны! — выругался Ванча. — Это подразумевалось с самого начала, изменилось лишь то, что теперь мы точно это знаем!

— Да, знания — … опасная вещь! — пробормотал Хоркат.

— Так мыслят люди, — упрекнул нас Ванча. — Я предпочитаю знать свое будущее, независимо от того, хорошее оно или плохое. Эванна очень помогла нам, сказав об этом.

— И как это понимать? — спросил я.

— Она сказала, что Властелин вампирцев четыре раза окажется в нашей власти. Подумайте — это четыре возможности прикончить его! Четыре раза мы окажемся перед ним, и мы будем бороться! Он может избежать смерти один раз. Возможно дважды. Но разве вы можете представить, чтобы он четыре раза подряд избежал смерти от нашей руки?!

— Он будет не один, — заметил мистер Джутинг. — Все рядом находящиеся вампирцы придут ему на помощь.

— Почему ты так думаешь? — спросил Ванча с вызовом.

— Он — их Властелин. Он отдадут свои жизни, лишь бы защитить его.

— А вампиры нашего клана поддержат нас, если у нас будут неприятности? — спросил Ванча.

— Нет, но только потому, что… — мистер Джутинг внезапно замолчал.

— Мистер Карлиус велел никому не помогать нам, — закончил за него Ванча. — И если он выбрал трех вампиров для того, чтобы поразить их Властелина…

— Возможно, он выбрал трех вампирцев, способных помочь ему, — взволнованно завершил мистер Джутинг.

— Верно, — просиял Ванча. — Что ж, расклад получается лучше, чем обычно. Вы согласны?

Трое кивнули. — Теперь, — продолжил он. — Допустим, мы четыре раза сваляем дурака. Мы упустим наши шансы на его убийство, он придет к власти, что тогда?

— Он поведет вампирцев на битву против нас и победит, — ответил я.

— Точно, — улыбка Ванчи исчезла. — Между нами говоря, я не верю в это. Мне все равно, насколько могущественен их Властелин или что говорил этот коротышка Рональд — я уверен, что в войне с вампирцами мы победим. Но если мы все же проиграем, я предпочел бы умереть раньше, чтобы не видеть крах вампирского клана.

— Отчаянно храбро, — хрюкнул я.

— Это правда, — настаивал Ванча. — Вы бы предпочли умереть от руки Властелина вампирцев, когда все еще есть надежда на победу, или выжить и стать свидетелем гибели клана? — я не ответил, поэтому Ванча продолжал. — Если пророчество верно, и мы потерпим неудачу, я не хочу дожить до конца. Это была бы ужасная трагедия, которую я бы предпочел не видеть!

— Поверьте мне! — сказал Ванча. — Двое погибших в случае неудачи — настоящие счастливчики. Мы не должны думать о смерти — мы должны думать о жизни, которая настанет после нашего провала!

Я практически не спал тем днем. Все время думал о словах Ванчи. Сомневаюсь, что хоть кто-нибудь, кроме Эванны, хорошо выспался. Эванна храпела еще громче Князя.

Ванча был прав. Если мы потерпим неудачу, то выжившему придется тяжелее всех. Ему придётся наблюдать за гибелью всех вампиров и испытать чудовищное чувство вины. Если уж нам суждено провалить нашу миссию, смерть — лучшее, на что мы можем надеяться.

Когда вечером мы встали, настроение у всех улучшилось. Мы больше не страшились будущего и не говорили об этом. Вместо этого мы начали обсуждать наш маршрут. — Мистер Карлиус сказал следовать велению сердца, — напомнил мистер Джутинг. — Он сказал, что судьба будет вести нас, надо довериться ей.

— Надеюсь, ты не считаешь, что нам не надо разыскивать Властелина вампирцев? — спросил Ванча.

— Наши люди безуспешно искали его в течение шести лет, — сказал мистер Джутинг. — Конечно, мы должны держать ухо востро. Но с другой стороны, надо поменьше думать о нашем деле, будто и нет никакой миссии.

— Мне это не нравится, — проворчал Ванча. — Судьба — жестокая особа. Что если она не приведет нас к нему? Неужели вы хотите вернуться через год и сказать: Извините, нам не повезло?

— Мистер Карлиус советивал следовать велению наших сердец, — упрямо повторил мистер Джутинг.

Ванча поднял руки вверх. — Хорошо, я последую этому совету. Но вы двое должны сами выбрать направление, потому что, как говорят многие, я — неисправимый хам, у которого нет сердца.

Мистер Джутинг улыбнулся. — Даррен? Куда бы ты хотел отправиться?

Я начал было говорить, что мне абсолютно безразлично, но внезапно я вспомнил мальчика-змею, который засовывает язык в нос. — Я хотел бы посмотреть выступление Эвры, сказал я.

Мистер Джутинг одобрительно кивнул. — Только вчера вечером я подумал, как там поживает мой друг Хиберниус Длинноут. Хоркат?

— Мне нравится эта идея, — согласился Хоркат.

— Да будет так. Встав перед Ванчой, мистер Джутинг произнес властным тоном (он старался изо всех сил) — Сэр, мы решили направиться в Цирк уродов.

Таким образом, направление было выбрано, и мы бросили кости судьбы.

ГЛАВА 16


Мистер Джутинг мог мысленно связаться с Хиберниусом и точно определить местоположение Цирка. Оказалось, что цирк сейчас совсем рядом. Нам понадобиться всего три недели, чтобы достигнуть его.

Через неделю мы снова достигли цивилизации. Когда мы ночью шли по маленькому городку, я спросил мистера Джутинга, почему мы не можем воспользоваться человеческим транспортом. Так мы бы добрались до цирка намного быстрее. — Ванча не любит человеческий транспорт, — сказал мистер Джутинг. — Он никогда не ездил ни на машине, ни на поезде.

— Никогда! — в ужасе повторил я и посмотрел на босоногого Князя.

— Я бы даже не плюнул на автомобиль! — с отвращением произнес он. — Шум, ужасная вонь, теснота! — он задрожал.

— А как насчет самолетов?

— Если бы вампирские боги хотели, чтобы мы летали, они бы дали нам крылья! — отрезал он.

— А вы, Эванна? — спросил Хоркат. — Вы когда-нибудь летали?

— Только на метле, — ответила она. Я так и не понял, шутит она или нет.

— А ты, Лартен? — спросил Хоркат.

— Один раз, давно. Тогда братья только изобрели первый летательный аппарат. И он потерпел крушение. Хорошо, что летели невысоко, и я не был серьезно ранен. Но эти новые хитрые штуки, которые взлетают выше облаков… Ну нет!

— Боитесь? — ухмыльнулся я.

— Обжегшись на молоке, я начал дуть на воду, — ответил он.

Мы представляли собой странное зрелище. Мы не имели с людьми ничего общего. Они были существами, которые зависят от техники, а мы принадлежали прошлому — вампиры не имели ни малейшего представления о компьютерах, спутниковых антеннах, микроволновых печах и других современных удобствах. Мы практически постоянно путешествовали пешком, вкусы имели непритязательные, охотились как животные. Когда люди посылали на войну самолеты или использовали небольшие кнопки, мы все еще боролись с помощью мечей и собственных рук. Вампиры и люди могли жить на одной планете, но все равно мы жили в разных мирах.

Однажды днем я проснулся от стонов спящего Хорката. Ему опять снился кошмар, и он лихорадочно метался на своей подстилке. Я наклонился, чтобы разбудить его. — Подожди, сказала Эванна. Ведьма сидела на дереве, наблюдая за Хоркатом с неподдельным интересом. Одна белка обнюхивала ее голову, а другая жевала веревки, которые служили ведьме одеждой.

— Ему снится кошмар, сказал я.

— Они часто ему снятся?

— Постоянно. Я должен разбудить его, когда понимаю, что ему снится что-то плохое, — Я снова наклонился, чтобы растолкать карлика.

— Подожди, — повторила Эванна и мягко спрыгнула с дерева. Тремя пальцами правой руки она коснулась лба Хорката, закрыла глаза и стояла так несколько минут. Потом она открыла глаза и убрала руку с головы карлика. — Драконы, — сказала она. — Плохой сон. Похоже, это его время. Рональд ничего не говорил, когда Хоркат узнает о своей прошлой жизни?

— Говорил, но Хоркат решил пойти с нами и искать Властелина вампирцев.

— Благородно, но глупо, — сказала она, думая о чем-то.

— Если вы скажете ему, кем он был раньше, его кошмары прекратятся?

— Нет. Он сам должен узнать правду. Я сделала бы хуже, если бы решила вмешаться. Но можно ослабить его страдания. Правда, только на время.

— Как?

— Тот, кто говорит на языке драконов, может помочь.

— И где мы найдем такого?! — фыркнул я. — А Вы не можете… — я специально не стал заканчивать свой вопрос.

— Не могу, — покачала она головой. — Я говорю со многими животными, но не с драконами. Только те, кто подписал определенные обязательства с этими крылатыми рептилиями, могут говорить на их языке, — она немного помолчала. — Ты можешь помочь.

— Я? — я нахмурился. — Но я не подписывал никаких обязательств с драконами. Я даже не видел их. Я вообще думал, что их не существует.

— В этом времени и пространстве их не существует, — согласилась Эванна. — Но существуют другие места и времена. И обязательства могут быть неизвестны.

Для меня это не имело никакого смысла, но если бы это поможет Хоркату, я сделаю это не задумываясь. — Скажите мне, что я должен делать?

Эванна одобрительно улыбнулась, затем велела мне дотронуться до головы карлика и закрыть глаза. — Сфокусируйся, — сказала она. — Мы должны найти картинку, которую можно зафиксировать. Как насчет Камня Крови? Ты можешь представить его, красный и пульсирующий, с кровью тысяч вампиров, которая течет в его таинственных глубинах?

— Да, — ответил я, легко представляя себе камень.

— Продолжай думать об этом. Через несколько минут, возможно, появятся не самые приятные ощущения, и ты сможешь взглянуть на кошмары Хорката. Не обращай на них внимания. Сконцентрируйся на камне. Я сделаю остальное.

Я сделал, как она сказала. Сначала было легко, но потом я почувствовал себя странно. Казалось, воздух вокруг меня раскаляется, мне стало тяжело дышать. Я услышал звук громадных крыльев, а потом увидел что-то, что быстро летело по темно-красному небу. Я съежился от страха и почти отпустил Хорката, но вовремя вспомнил совет Эванны, и заставил себя сосредоточиться на камне. Я ощущал приземление чего-то огромного позади меня, чувствовал взгляд, направленный мне в спину. Я напомнил себе, что это просто сон и снова думал о камне.

Внезапно я увидел Хорката, растянутого на земле. Колья пронзали все его тело. Он был жив, но испытывал невероятную боль. Он не мог видеть меня — вместо его глаз торчали колья.

— Его боль ничто, по сравнению с тем, что уготовано тебе, — сказал кто-то, и поискав, я увидел серые фигуры, практически невидимые в этом темном месте.

— Кто вы? — я задохнулся от ужаса, на мгновение забыв, что надо думать о камне.

— Я — властелин темной ночи, — насмешливо ответил он.

— Властелин вампирцев? — спросил я.

— Властелин их и всех других, — просвистел он. — Я ждал тебя, Князь проклятых. Теперь, когда я тебя дождался, я не отпущу тебя, — тень бросилась на меня, пальцы скрючились в смертельной угрозе. Красные глаза пылали в пустоте, которая была его лицом. В течение одного короткого мгновения я думал, что он собирается сожрать меня. Затем в голове зазвучал голос Эванны. — Это всего лишь сон. Он не может ранить тебя, пока ты думаешь о камне.

Закрыв глаза, я изо всех сил сконцентрировался на красном пульсирующем камне, забыв о тени. Раздался шипящий крик, и я почувствовал, как по мне пронеслась волна безумия. Кошмар исчез, и я вернулся в реальность.

— Можешь открыть глаза, — сказала Эванна. Я с трудом смог разлепить глаза. Я отпустил Хорката и старательно вытер руки о футболку, будто запачкал их в чем-то ужасном. — У тебя получилось, — поздравила меня Эванна.

— Что это… было? — задыхаясь, спросил я.

— Бог разрушения, — сказала она. — Властелин Теней. Возможный правитель вечной ночи.

— Он был таким сильным. Таким злым.

Она кивнула. — Да, он будет.

— Будет? — как эхо переспросил я.

— То, что ты видел — всего лишь часть будущего. Бог разрушения еще не набрал свою силу. Но когда-нибудь он обязательно обретет ее. Этого нельзя избежать, и сейчас ты не должен думать об этом. Самое главное то, что твой друг будет теперь спокойно спать.

Я мельком взглянул на Хорката, который мирно спал. — Он в порядке?

— Некоторое время все будет в порядке, сказала Эванна. — Кошмары возвратятся, и когда-нибудь он снова окажется лицом к лицу со своим прошлым и узнает, кем он был, или обезумеет. Но пока он может спокойно спать.

Он вновь вернулась на дерево.

— Эванна, мягко спросил ее я. — Этот Бог теней… в нем было что-то знакомое. Я не смог разобрать его лицо, но я почувствовал, что знаю его.

— Так и должно быть, — сказала она. Она поколебалась, не зная, стоит мне говорить или нет.

— То, что я сейчас скажу должно остаться между нами, — предупредила меня. — Этого никто не должен знать. Ты не должен никому говорить: даже Лартену или Ванче.

— Не скажу, — пообещал я.

— Будущее не ясно, Даррен. Есть два пути, и оба пока слишком темны и неясны, оба покрыты душами умерших. В одном варианте Властелин вампирцев станет властелином Теней и правителем тьмы. В другом…

Она сделала паузу, посмотрела на небо, словно прося его совета, и сказала: — В другом варианте Властелином Теней станешь ты, Даррен.

И она ушла, оставляя меня, смущенного и потрясенного, в душе сожалеющего, что стоны Хорката разбудили меня.

Несколько ночей спустя мы достигли Цирка Уродов.

Мистер Длиноут и его чудесные артисты давали представление в маленькой деревушке, в полу-разрушенной церкви. Представление уже почти закончилось, когда мы прибыли, поэтому мы тихо скользнули внутрь, чтобы посмотреть конец выступления. Сив и Сеерса — удивительные гутаперчивые близнецы — показывали свой номер, невероятно сгибаясь, скручиваясь и выполняя невероятные акробатические трюки. Мистер Длиноут вышел на сцену сразу после них, как всегда, одетый в темный костюм, красную шляпу и такие же перчатки, и сказал, что представление окончено. Люди поднимались со своих мест, говоря друг другу, что конец был слабоват. Внезапно две змеи упали откуда-то с потолка, вызвав вопли ужаса.

Я усмехнулся, увидев змей. Так заканчивалось большинство представлений. Людей обманывали, говорили, что шоу закончено, все успокаивались, и тут внезапно появлялись змеи, которые просто сеяли панику в толпе. Прежде, чем змеи могли кого-то ранить, появлялся Эвра Вон, их владелец, и успокаивал их.

Уверенный, что достаточно напугал толпу, Эвра вышел вперед. На этот раз он был не один. С ним шел маленький ребенок, который управлял одной из змей. Эвра же управлял другой. Ребенок был новеньким. Я подумал, что мистер Длиноут подобрал его во время своих странствий.

После того, как Эвра и мальчик обернули змей вокруг себя, мистер Длиноут снова вышел вперед и еще раз сказал, что представление окончено. Мы держались в тени, пока толпа текла мимо, обсуждая представление. Когда Эвра и мальчик сняли с себя змей, я шагнул вперед и закричал — Эвра Вон!

Эвра быстро обернулся. — Кто здесь?

Я не ответил, но пошел вперед быстрее. Его глаза радостно расширились, когда он увидел меня. — Даррен?! — завопил он, кидаясь ко мне. Я сильно обнял его, на миг забыв, какая его кожа скользкая, восхищенный нашей встречей после стольких лет. — Где ты был? — закричал он, когда мы отпустили друг друга. В наших глазах стояли слезы счастья.

— Гора Вампиров, — просто ответил я. — Как у вас дела?

— Как всегда: весь мир у наших ног, — он с любопытством посмотрел на меня. — А ты подрос.

— Это случилось не так давно, — фыркнул я. — И не так сильно как ты. — Эвра стал мужчиной. Он был всего на пару лет старше меня, и мы выглядели ровесниками, когда я впервые пришел в Цирк уродов, но теперь он скорее напоминал моего отца.

— Добрый вечер, Эвра Вон, — сказал мистер Джутинг, выходя вперед, чтобы пожать ему руку.

— Лартен, — кивнул Эвра. — Долго же вы отсутствовали. Рад видеть вас.

Мистер Джутинг представил наших спутников. — Я бы хотел представить тебе Ванчу Марша, леди Эванну и Хорката Мульдса, с которым, я полагаю, ты встречался ранее.

— Здравствуйте, — сказал Эвра.

— Очень приятно, — улыбнулась Эванна.

— Привет, Эвра, — сказал Хоркат.

Эвра моргнул. — Он говорит!!! — задохнулся он от удивления.

— Хоркат много говорит в последнее время, — усмехнулся я.

— У этого есть имя?

— У этого есть имя, — повторил Хоркат. — И это хотело бы, чтобы его называли он.

Эвра потерял дар речи. Когда мы жили с ним в цирке, мы собирали пищу для Малого народца, и никто из них не произнес ни слова. Мы думали, что они не умеют говорить. Теперь я стоял здесь с карликом — которого мы называли Хромиком, потому что он сильно хромал на левую ногу — который спокойно говорил, а я воспринимал это как нечто само собой разумеющееся.

— Добро пожаловать обратно в Цирк уродов, Даррен, — сказал кто-то, и я увидел перед собой живот мистера Длиноута. Я уже забыл, как быстро и бесшумно он умеет передвигаться.

— Мистер Длиноут, — вежливо кивнул я. (Он не любил обмениваться рукопожатиями)

Он приветствовал других, называя каждого по имени, даже Хорката. Когда Хоркат ответил на приветствие, мистер Длиноут, казалось, вообще не удивился. — Вы голодны? — спросил он нас.

— Это было бы просто замечательно, — ответила Эванна. — А потом я бы перебросилась с вами парой слов, Хиберниус. Есть вещи, которые мы должны обсудить.

— Да, согласился он. — Есть.

Так как цирк выступал в церкви, я пошел рядом с Эврой, чуть отставая от остальных. Нам надо было поговорить. На плече он нес свою змею. Мальчик, который выступал с ним, вскоре догнал нас. За собой он тянул вторую змею, как игрушку на веревочке. — Даррен, — сказал Эвра, — я хотел бы познакомить тебя с Шенкусом.

— Привет, Шенкус, — сказал я, пожимая руку мальчика.

— Привет, — ответил он. У него были такие же желто-зеленые волосы, узкие глаза и разноцветная кожа, как у Эвры. — Вы действительно Даррен Шен, в честь которого меня назвали?

Я искоса посмотрел на Эвру. — В честь меня?

— Да, рассмеялся он. — Шенкус был моим первенцем, и я подумал, что…

— Первенец? — перебил его я. — Так он твой? Твой сын?

— Надеюсь, что так, — усмехнулся Эвра.

— Но он такой большой! Такой взрослый!

Шенкус прямо расцвел от этой похвалы.

— Скоро будет пять, сказал Эвра. — Он крупноват для своего возраста. Несколько месяцев назад я решил задействовать его в представлении. Он так естественен.

Это было так странно! Конечно, Эвра стал достаточно взрослым, чтобы иметь жену и детей, и не было причины, по которой я должен был так удивляться. Просто для меня как будто прошло несколько месяцев с тех пор, как мы подростками спрашивали друг друга: "Что будет, когда мы вырастем?"

— У тебя есть еще дети? — спросил я.

— Двое, — ответил он. — Урче три года, а Лилии в следующем месяце будет два.

— Они все дети-змеи?

— Урча нет. Он расстроен — хочет такую же кожу — но мы стараемся сделать все, чтобы он не чувствовал себя ущербным…

— Мы?

— Я и Мерла. Ты её не знаешь. Она присоединилась к цирку после вашего ухода. У нас был просто бешеный роман. Она может снять уши с головы и использовать их как мини-бумеранги. Она тебе понравится.

Рассмеявшись, я сказал, что наверняка полюблю ее, а потом пошел за Эврой и Шенкусом на обед.

Так приятно было вернуться в цирк уродов. В конце прошлой недели я был замкнут и неразговорчив, думая о словах Эванны, но все мои тревожные мысли исчезли через час после прихода в цирк. Я встретил много старых друзей — Ганс Золотые Руки, Толстый Рамус, Сив и Сеерса, Неуязвимый Кормак, Зубастая Герта. Видел я и человека-волка, но он не был так же рад видеть меня, как другие, и я старался держаться от него подальше.

Труска — женщина, которая могла вмиг отрастить бороду, а потом так же легко избавиться от нее — почти не изменилась. Она была рада меня видеть. Она приветствовала меня на ломаном английском. Шесть лет назад она вообще не могла говорить на английском, но Эвра начал заниматься с ней, и она быстро делала успехи. — Это тяжело, — сказала она, когда мы вошли в школу, которая служила временным пристанищем Цирка. — Я не слишком сильна в языках. Но Эвра терпелив, и я постепенно учу язык. Я все еще делаю ошибки, но…

— Все мы ошибаемся, красавица, — прервал Ванча, внезапно появившись перед нами. — Вы были лукавой с вампиром, когда не должны были делать этого! — он обнял Труску и поцеловал ее. Она рассмеялась, когда он отпустил ее, и помахала ему вслед рукой.

— Бунтовщик! — хихикнула она.

— Вы знаете друг друга, ручаюсь, — сухо сказал я.

— О да, — Ванча искоса посмотрел на меня. — Мы старые друзья. Много ночей мы голенькими плескались в океане, глубоком и синем, а, Труска?

— Ванча! — возмутилась она. — Ты обещал никому не говорить об этом.

— Так я и не говорил, — хихикнул он, а затем перешел на ее родной язык. Они были похожи на пару морских котиков, лающих друг на друга.

Эвра представил меня Мерле, приятной симпатичной женщине. Он попросил ее показать мне, что она может делать с ушами. Я согласился, что это просто невероятный трюк, но я отказался от предложения бросить ее уши.

Мистер Джутинг тоже был рад возвращению. Как порядочный вампир он провел большую часть жизни с Генералами и их проблемами, но мне кажется, сердце его всегда принадлежало Цирку уродов. Ему нравилось выступать, и он скучал по этой части своей жизни. Многие спрашивали его, вернулся ли он насовсем, и выражение разочарования застывало на их лицах, когда он говорил, что не останется. Он делал вид, что ему все равно, но мне казалось, что в глубине души он все же тронут их интересом и непременно остался бы, если б мог.

Как обычно, с Цирком путешествовали карлики, но Хоркат держался подальше от них. Я пробовал вовлечь его в беседу, но люди начинали нервничать, когда он оказывался рядом — говорящий маленький человек казался им странным. Большую часть ночи он провел в одиночестве или сидя в углу с Шенкусом, который был весьма заинтересован карликом и задавал много невежливых вопросов (например, мужчина он или женщина, но у Малого народца нет деления по полу).

Эванна была известна многим артистам Цирка, хотя немногие из них лично были знакомы с ней — их бабушки, дедушки, прабабушки и прадедушки рассказывали о ней. Несколько часов она провела, разговаривая о прошлом — у нее была хорошая память на имена и лица — потом попрощалась и ушла обсуждать странные, таинственные и судьбоносные дела с мистером Длиноутом (или иначе, поболтать о лягушках и волшебных фокусах).

Мы ушли, чтобы не застать рассвет. Мы пожелали спокойной ночи тем, кто еще не спал, когда Эвра вел нас к нашим палаткам. Мистер Длиноут принес гроб мистера Джутинга — вампир посмотрел на него, полностью удовлетворенный — вампиры любят свои гробы, людям этого не понять.

Хоркат и я натянули гамаки и спали в палатке рядом с Эврой и Мерлой. Эванна перешла в фургон, примыкающий к фургону мистера Длиноута. И Ванча…когда мы встретили его вечером, он сказал, что был с Труской и хвастал своей популярностью у женщин. Но под листьями и звериными шкурами скрывается настоящее животное, поэтому мне кажется, что он просто сидел целый день под кустом! В одиночестве!

ГЛАВА 17


Хоркат и я встали примерно за час до захода солнца, и пошли гулять по лагерю с Эврой и Шенкусом. Я был горд тем, что Эвра назвал своего первенца в честь меня и обещал посылать мальчику подарки на дни рождения, если смогу, конечно! Он хотел, чтобы я подарил ему паука — Эвра много рассказывал ему о Мадам Окте — но мне совершенно не хотелось отсылать ребенку в подарок ядовитое паукообразное. Из собственного опыта я знал, сколько неприятной может доставить тарантул.

Цирк Уродов почти не изменился. Несколько новых артистов присоединились, один или два ушли из цирка, но главным было не это. Хотя цирк не изменился, изменился я. Я остро ощутил это, когда мы прогуливались от одного фургона к другому, от одной палатки к другой, останавливаясь, чтобы поболтать с артистами и рабочими сцены. Когда я жил в цирке, я был молод — по крайней мере внешне — и люди смотрели на меня, как на ребенка. Теперь они так не считали. В то время, как я не слишком изменился, что-то от взрослого появилось во мне, поэтому они больше не разговаривали со мной, глядя сверху вниз.

Хотя в течение многих лет я вел себя как взрослый, только здесь я подумал о том, как сильно изменился и как мне жаль, что я не могу вернуться к более легким дням моей юности. Мистер Джутинг как-то сказал мне — когда я жаловался ему, что расту слишком медленно — что настанет ночь, и я пожалею, что не могу вернуть себе юность. Только теперь я понял, что он был прав. Мое детство было длинным, слишком затянувшимся, но в течение года или двух чистка полностью избавит меня от моей человеческой крови и юности. Уже не будет пути назад.

— Ты выглядишь задумчивым, — заметил Эвра.

— Я думал о том, как все изменилось, — вздохнул я. — Ты женился и завел детей. У меня полно собственных проблем. Раньше жизнь была намного проще.

— Так всегда бывает, когда ты молод, — согласился Эвра. — Я продолжаю повторять это Шенкусу, но он не верит мне, что возврата к детству не будет и это плохо.

— Мы стареем, — вра.

— Нет, возразил Эвра. — Пройдут десятилетия прежде, чем я постарею, и столетия прежде, чем постареешь ты.

Это была правда, но я не мог избавиться от чувства, что внезапно стал старым, даже древним. В течение почти тридцати лет я жил и мыслил как ребенок — Даррен Шен, князь вампиров! Но теперь я вдруг почувствовал, что больше не являюсь ребенком.

Мистер Джутинг нашел нас, когда мы ели горячие сосиски, сидя у костра. Труска готовила и раздавала их. Вампир взял одну, поблагодарил ее и одним махом прикончил сосиску. — Вкусно, — сказал он, облизываясь, затем повернулся ко мне и спросил — Ты хотел бы выступить сегодня вечером? Хиберниус сказал, что мы можем показать номер.

— С чем выступать? — спросил я. — Ведь мадам Окты больше нет.

— Я могу выполнять разные фокусы, какие показывал, когда только присоединился к Цирку. А ты можешь стать моим помощником. С нашей вампирской скоростью и силой, мы можем делать по настоящему интересные фокусы.

— Не знаю, — протянул я. — Я так давно не выступал. Могу и испугаться.

— Ерунда. У тебя все получится. В конце концов, я не буду ругать тебя, если что.

— Ну, если только так… — усмехнулся я.

— Тебе надо подумать о своей внешности, если уж решил выступать, — сказал мистер Джутинг, критически разглядывая меня. — Стрижка и маникюр — то, что надо.

— Я позабочусь об этом, — сказала Труска. — У меня еще остался твой старый пиратский костюм. Я могу подогнать его под Даррена.

— Вы все еще храните эту старую одежду? — спросил я, вспоминая, как радовался, когда Труска нарядила меня пиратом, вскоре после того, как я присоединился к цирку. Мне пришлось оставить этот забавный костюм, когда мы отправились на Гору Вампиров.

— Я умею обращаться с вещами, — улыбнулась она. — Я принесу костюм и сниму с тебя мерки. Сегодня вечером я не успею подготовить костюм, но к завтрашнему представлению все будет в порядке. Приходи ко мне через час на примерку.

Ванча вдруг стал ревновать, услышав это. — А как же я? — ворчливо спросил он. — Я тоже знаю фокусы. Почему я не могу выступать?

Мистер Джутинг внимательно посмотрел на зеленоволосого Князя с грязными босыми руками и ногами, одетого в грубые звериные шкуры, на звездочки у него на поясе. Он фыркнул. Шестью ночами ранее Ванча принял дождевой душ, и больше не мылся с тех пор. Мистер Джутинг сморщил нос. — Вы не созданы для сцены, сэр.

— А что со мной не так? — спросил Ванча, внимательно осматривая себя и не видя ничего предосудительного.

— Человек должен быть утонченным, выходя на сцену, — сказал Джутинг. — Вам не хватаетje ne sais quoi.

— Я ничего не знаю об этом, — сказал я. — Но ему есть что показать.

— Вот! — просиял Ванча. — мальчик дело говорит.

— Он мог бы выступить в начале, вместе с Человеком-волком, — сказал я, с трудом удерживая серьезное лицо. — Мы могли бы сказать, что они братья.

Ванча уставился на меня, мистера Джутинга, Эвру, Хорката и Шенкуса. Все просто катались по земле от смеха. — Ты стал слишком умным! — прошипел он и быстро пошел прочь, видимо искать новых друзей.

В назначенное время я пошел к Труске на примерку, стрижку и маникюр. Эвра и Шенкус пошли со мной, чтобы подготовиться к представлению, а Хоркат помогал мистеру Джутингу экспериментировать с фокусами.

— У тебя все хорошо? — спросила Труска, отрезая прядь не так давно выросших волос.

— Могло бы быть хуже, — сказал я.

— Ванча сказал мне, что ты стал Князем вампиров.

— Он никому не должен был говорить, — пожаловался я.

— Не бойся. Я не разболтаю. Ванча и я старые друзья. Он знает, что я умею хранить секреты, она опустила ножницы и странно посмотрела на меня. — Ты видел мистера Карлиуса после отъезда?

— Странный вопрос, — сказал я осторожно.

— Он был здесь несколько месяцев назад. Прибыл, чтобы повидать Хиберниуса.

— Ааа, это, должно быть, было перед его поездкой на Гору Вампиров.

— После этого визита Хиберниус был сам не свой. Он сказал мне, что темные времена наступают. Он сказал, что я могу уйти домой к своему народу. Сказал, что там я буду в большей безопасности.

— А он говорил что- нибудь о… — я понизил голос до едва различимого шепота. — Властелине вампирцев или Боге Теней?

Он покачала головой. — Он просто сказал, что темные безлунные ночи наступают. Много людей потеряют свои жизни в борьбе, прежде чем кончится этот кошмар.

И она снова вернулась к моей стрижке, а потом сняла с меня мерки.

Я долго думал о нашем разговоре, когда вышел из ее фургона и отправился на поиски мистера Джутинга. Возможно, погруженный в свои мысли, я зря доверился ногам, которые сами привели меня к фургону мистера Длиноута, а может быть, это получилось случайно. В любом случае, я вдруг понял, что уже несколько минут стою тут и обдумываю ситуацию, должен ли я спросить его об этом.

Пока я стоял и думал, открылась дверь и вышли мистер Длиноут вместе с Эванной. Ведьма была одета в черный плащ, делающей ее практически невидимой в сумерках наступающей ночи.

— Я не хочу, чтобы ты так поступала, — сказал мистер Длиноут. — Вампиры были нам хорошими друзьями. Мы должны помочь им.

— Мы не можем занять какую-либо сторону, Хиберниус, — ответила Эванна. — Мы не можем вершить судьбу и принимать решения.

— Однако, — и его длинное лицо вытянулось еще сильнее. — Схватить этих и заставить… мне это не нравится.

— Мы должны оставаться нейтральными, — настаивала она. — У нас нет ни союзников, ни противников среди созданий ночи. Если мы с тобой займём чью-то сторону, мы все разрушим. Мы должны одинаково помогать тем и другим, ибо нет ни хороших, ни плохих.

— Ты права, — вздохнул он. — Я слишком долго дружу с Лартеном. Я позволил нашей дружбе встать выше объективности.

— Нет ничего плохого в том, что мы помогаем им, — сказала Эванна. — Но мы не должны слишком увлекаться, чтобы не повлиять на будущее, к которому мы причастны.

С этими словами она поцеловала мистера Длиноута в щеку — не знаю, как такой коротышке удалось это сделать, а после убежала из лагеря. Мистер Длиноут наблюдал за ее уходом с несчастным видом, потом закрыл дверь и заговорил о делах.

Я остался на месте и еще раз мысленно прокрутил беседу. Я был не совсем уверен, что случилось, но мне показалось, что Эванна собиралась сделать что-то, что не нравилось мистеру Длиноуту; что-то, что может навредить вампирам.

Как Князь, я должен был дождаться Эванну и открыто сообщить ей, что слышал ее разговор с мистером Длиноутом. Это мне не нравилось, так как беседу я подслушал, и не хотел красться за Эванной как вор. Это было бы грубо. Но вежливость и благовоспитанность никогда не стояли на первом месте в моем списке приоритетов. Лучше уж пусть Эванна меньше знает обо мне — даже накажет меня за мою дерзость — но я хочу знать, что она задумала, чтобы потом посмотреть на ее удивленное вытянувшееся лицо.

Сняв ботинки, я поспешил прочь из лагеря, успев увидеть ее тень, исчезающую за деревом — она двигалась очень быстро — и пошел за ней так быстро и тихо, как только мог.

Трудно было поспевать за Эванной. Она быстро и уверенно двигалась вперед, почти не оставляя следов. Если бы преследование затянулось, я бы наверняка упустил ее. Однако через три или четыре километра она остановилась и стояла молча, вдыхая прохладный ночной воздух, потом подошла к кромке деревьев, громко посвистела и вступила в рощу.

Несколько минут я ожидал ее появления. Когда она не вышла, я решил последовать за ней. Я подошел к самой границе рощи и тихо стоял, прислушиваясь к безмолвной темноте. Не услышав ничего, я осторожно пошел меду деревьев. Земля была влажной и приглушала звуки моих шагов, но все равно риск был велик: слух Эванны был столь же остер, сколь вампирский, одной сломанной ветки будет достаточно, чтобы подготовить ее к встрече гостей.

Идя все дальше и дальше, я вдруг услышал тихий разговор. Впереди было несколько человек, но они говорили настолько тихо, что я ничего не мог расслышать. Мне надо было подойти еще ближе. Испытывая все больший страх, я осторожно пополз вперед. Наконец я был достаточно близко, чтобы различить темные силуэты во мраке.

Я решил не двигаться дальше, сел на корточки, чтобы лучше слышать и видеть происходящее. Они говорили шепотом, различить можно было только отдельное слово или фразу. Время от времени они начинали говорить громче, когда смеялись, например, но даже тогда они боялись смеяться слишком громко.

Постепенно мои глаза привыкли к темноте, и я смог различить некоторые фигуры. Кроме Эванны — чей силуэт я бы не спутал ни с каким другим — я насчитал восемь человек, некоторые из них сидели на корточках, другие растянулись на земле. Семеро были большими и мускулистыми. Восьмой был небольшим, одетым в красивые одежды. Он подносил еду и напитки остальным. Казалось, все присутствующие здесь — мужчины. Однако, из-за темноты и расстояния я вовсе не был в этом уверен. Или я должен подойти еще ближе, или луна должна осветить место их сборища. Посмотрев на небо, затянутое облаками, я понял, что глупо рассчитывать на это. Тихо поднявшись, я начал двигаться в обратном направлении.

В этот момент, подающий еду, вдруг зажег свечу.

— Погаси свечу, идиот! — закричал один из них, и сильная рука вырвала свечу из рук слуги, бросив ее на землю.

— Извини, — прошептал слуга со страхом. — Я думал, мы в безопасности с леди Эванной.

— Мы никогда не будем в безопасности, — зарычал человек. — Не стоит снова повторять эту ошибку!

Мужчины снова заговорили с Эванной, их голоса звучали практически неразличимо, но мне уже было все равно, что они могут сказать. нескольких секунд, в течение которых свеча горела, хватило мне, чтобы увидеть красные глаза и волосу, фиолетовую кожу собеседников Эванны. Я понял почему она была столь осторожна — она пришла, чтобы встретиться с группой вампирцев!

ГЛАВА 18


Осторожно двигаясь, я вышел из рощи. Не видя никаких препятствий, я бегом направился в цирк, не останавливаясь даже чтобы чуть-чуть отдохнуть. Я достиг места стоянки спустя десять минут, причем мчался я с максимально возможной скоростью.

Представление уже началось, и мистер Джутинг стоял за кулисами, наблюдая, как Рамус ест шину. Он выглядел весьма необычно в своем красном костюме, и еще он намазал кровью свой шрам на левой стороне лица, привлекая внимание к шраму и выглядя еще более странно, чем обычно.

— Где ты был? — схватил он меня, а я не мог ничего сказать, потому что задыхался от быстрого бега. — Я везде искал тебя. Мне уже начало казаться, что мне придется делать номер в одиночку. Труска уже закончила твой пиратский костюм. Если поспешим, мы можем еще успеть…

— Где Ванча? с трудом спросил я.

— Наверное, сидит где-нибудь и дуется, — хихикнул мистер Джутинг. — Он все еще…

— Лартен, — оборвал я его. Он сразу насторожился и подготовился к худшему, ведь я так редко называл его по имени. — Забудь о представлении. Мы должны найти Ванчу. Немедленно!

Он не стал задавать бессмысленных вопросов, просто попросил рабочего сцены сообщить мистеру Длиноуту, что не будет участвовать в представлении. Он вывел меня из церкви, и мы отправились на поиски Ванчи. Мы нашли его вместе с Хоркатом в палатке, которую я делил с карликом. Он показывал Хоркату, как правильно надо бросать звездочки. Хоркату это оказалось трудным — его пальцы были слишком большими, чтобы легко и быстро схватить маленькие звездочки.

— Смотрите-ка, кто почтил нас своим присутствием, — присвистнул Ванча, когда мы вошли. — Король клоунов и его помощник. Как шоу-бизнес, мальчики?

Я закрыл вход в палатку. Ванча увидел, что я абсолютно серьезен и убрал свои звезды. Быстро, без лишних слов я рассказал им, что случилось. Когда я закончил, возникла пауза, а потом Ванча разразился потоком ругательством.

— Мы не должны были доверять ей, — прорычал он. — Ведьмы — предательницы по своей природе. Вероятно, она сдает нас вампирцев, пока мы тут с вами разговариваем.

— Я сомневаюсь в этом, — спокойно сказал мистер Джутинг. — Эванна вряд ли бы стала помогать вампирцам, если бы действительно хотела причинить нам вред.

— Уж не думаешь ли ты, что она пошла туда, чтобы обсудить лягушек? — едва сдерживая ярость, спросил Ванча.

— Я не знаю, о чем они говорят, но уверен, что она не предаст нас, — упрямо повторил мистер Джутинг.

— Может быть, стоит поговорить с мистером Длиноутом, — предложил Хоркат. — По словам Даррена, он знает, что затеяла Эванна. Может, он скажет нам.

Ванча посмотрел на мистера Джутинга — Он твой друг. Попытаемся?

Мистер Джутинг покачал головой. — Если бы Хиберниус знал, что опасность нависла над нами, и мог помочь нам, он бы помог.

— Хорошо, — мрачно улыбнулся Ванча. — Тогда мы сами расправимся с ними, — и он начал проверять свои звездочки.

— Мы будем с ними драться? — с ужасом спросил я.

— Мы не будем сидеть здесь, сложа руки, и ждать их нападения! — ответил Ванча. — На нашей стороне элемент внезапности и неожиданности. С такими преимуществами мы должны напасть немедленно.

Мистер Джутинг выглядел обеспокоенным. — Может, они не собираются нападать, — сказал он. — Мы только что прибыли. Может, они не знали, что мы приедем. Их присутствие может быть вообще не связано с нами.

— Ерунда! — заорал Ванча. — Они здесь, чтобы убивать, и если мы не нападем первыми, они набросятся на нас прежде, чем…

— Я не настолько в этом уверен, — пробормотал я. — Теперь, прокручивая все в голове, я могу сказать, что они не были настороже, не были возбуждены, как бывает перед битвой, — Ванча снова выругался, потом сел рядом с нами.

— Хорошо. Допустим, они тут не из-за нас. Может быть, это даже совпадение, и они не знают, что мы здесь, — он наклонился вперед. — Но они узнают об этом, после того, как Эванна все им расскажет!

— Ты думаешь, она расскажет им о нас? — спросил я.

— Мы были бы дураками, если бы забыли о том, что… — он прочистил горло. — …мы находимся в состоянии войны. Я не имею ничего против наших братьев по крови, но сейчас они — наши враги, и мы не должны проявлять милосердие в их отношении. Скажем, вампирцы и их слуга действительно не имеют отношения к нам. Что тогда? Мы должны втянуть их в сражение и убить.

— Убийство — не самозащита, — мягко сказал Хоркат

— Да, — согласился Ванча. — Но вы предпочитаете оставить их в покое, чтобы потом они убивали наших братьев — вампиров? Конечно, у нас есть главная задача — найти и убить Властелина вампирцев, но когда у нас есть возможность убить нескольких вампирцев, вставших на нашем пути, мы были бы не просто дураками, мы были бы предателями, которые не воспользовались шансом и не убили наших врагов!

Мистер Джутинг тяжело вздохнул. — А Эванна? Что если она примет сторону вампирцев?

— Тогда мы будем драться с ней тоже, — фыркнул Ванча.

— Ты понимаешь, что мы не выстоим против нее? — мягко заметил мистер Джутинг.

— Да. Но я знаю свой долг, — он встал, абсолютно уверенный в своей правоте. — Я собираюсь убывать вампирцев. Если вы идете со мной, я только рад. Если нет… — он пожал плечами.

Мистер Джутинг посмотрел на меня. — Что скажешь, Даррен?

— Ванча прав, — медленно сказал я. — Если мы позволим им уйти, чтобы позже они убивали вампиров, мы и только мы будем виноваты в смерти наших братьев. Кроме того, есть кое- что, о чем мы не подумали: Властелин Вампирцев, — мистер Джутинг и Ванча с непониманием уставились на меня. — Нам предначертано встретить его, может быть, это тот самый шанс. Возможно, эти вампирцы знают, где он сейчас или где он будет. Я сомневаюсь, что это простое совпадение, что мы и они одновременно оказались в одном месте. Может быть, эта дорожка судьбы, которая ведет нас к главной цели.

— Хорошая аргументация, — одобрительно сказал Ванча.

— Может быть, — мистер Джутинг не был столь уверен.

— Помните слова мистера Карлиуса? — сказал я. — Мы должны следовать зову сердца? Мое сердце подсказывает мне, что мы должны встретиться с этими вампирцами.

— Мое говорит то же самое, — пробормотал Хоркат, немного поколебавшись.

— И мое, — добавил Ванча.

— Я думал, что у тебя нет сердца, — буркнул мистер Джутинг, затем встал. — Мое сердце согласно с вами, хотя разумом я не могу это понять. Мы пойдем.

Ванча кровожадно усмехнулся, похлопал мистера Джутинга по спине. Затем без лишних слов мы выскользнули в ночь.

В роще мы обсудили план нападения. — Заходим с четырех разных сторон, — сказал Ванча, беря руководство на себя.

— Это заставит их подумать, что нас много, что нас больше.

— Их всего девять, включая Эванну, — сказал мистер Джутинг. — Как поделим?

— Два вампирца тебе, два — мне, два — Хоркату. Даррен берет седьмого и слугу — скорей всего, он полувампир или вампанец, поэтому не доставит много проблем.

— А Эванна? — спросил мистер Джутинг.

— Мы можем все вместе наброситься на нее в конце, — предложил Ванча.

— Нет, решил мистер Джутинг. — Я хочу поговорить с ней.

— Ты уверен?

Мистер Джутинг утвердительно кивнул.

— Тогда все, расходимся и нападаем. Подойдите так близко, как только сможете. Я начну бой, используя звездочки. Я постараюсь попасть в руки и ноги. Как только услышите крики и проклятия, быстро нападайте на них.

— Все бы прошло лучше, если бы ты сразу попал в головы, — пробурчал я.

— Мне не нравится этот способ, — прорычал Ванча. — Только трусы убивают противника, сидя в кустах. Если мне придется убить вампирца с помощью ручной гранаты, я сделаю это, но сейчас я хочу драться честно..

Мы разделились. Отойдя под прикрытие деревьев, мы начали наступление. Я вдруг почувствовал себя маленьким и беззащитным, когда остался в одиночестве, но быстро отогнал свой страх и сконцентрировался на нашей задаче. — Да пусть боги вампиров помогут нам и защитят нас, — прошептал я, подходя все ближе и ближе, одновременно обнажая меч.

Вампирцы и Эванна все еще сидели на поляне, тихо разговаривая. Луна прорвалась сквозь облака, и хотя, многочисленные ветки не пропускали много света, видимость была лучше, чем тогда, когда я в первый раз был на поляне.

Осторожно я приблизился к вампирцам на максимально возможное расстояние, спрятался за дерево и замер в ожидании. Все вокруг замерло в напряженном ожидании. Я думал, что Хоркат мог выдать нас — он не мог двигаться бесшумно как вампир. Но карлик был чрезвычайно осторожен и не проронил ни звука.

От нечего делать я начал считать. Я успел досчитать до девяносто шести, когда слева от меня послышался свистящий звук, а следом раздался вопль. Прошло меньше секунды и новый свистящий звук рассек воздух. Этот удар тоже достиг цели. Выхватив меч, я бросился на поляну, крича во все горло.

Вампирцы быстро ответили на атаку. Когда я достиг их, все уже были на ногах и с оружием наготове. Но мистер Джутинг и Ванча были быстрее. Когда я вступил в схватку с высоким сильным вампирцем, из левой ноги которого торчала звездочка, мистер Джутинг уже расправился с одним противником, ловко ударив его мечом в живот, а Ванча убил своего, вырвав ему глаз.

Мне хватило времени, чтобы увидеть, что человек на земле был обычным — без красных глаз и волос, с нормальной кожей — вампанец! — но тут мне пришлось сконцентрироваться на вампирце передо мной. Он был как минимум на две головы выше, шире в плечах и сильнее. Но размер, говорили мне преподаватели на Горе Вампиров, не самое главное в бою. Он набросился, размахивая мечом с пугающей силой, а я делал обманные выпады и ловко уворачивался, нанося ему неглубокие раны, из которых уже сочилась кровь. Это приводило его в ярость и заставляло действовать бездумно.

Когда я парировал один из его ударов, что-то толкнуло меня в спину. Я упал на землю, быстро перевернулся и стремительно вскочил на ноги, чтобы увидеть как краснолицый вампирец падает бездыханным. Хоркат Мульдс стоял над ним с топором, запятнанным кровью. Правая рука была ранена и безжизненно висела.

Вампирец, который дрался со мной, теперь сосредоточился на Хоркате. С диким воплем он направил свой меч прямо на голову карлика. Хоркат поднял свой топор и слегка наклонился назад, увлекая вампирца за собой.

Я быстро осмотрелся, обозревая поле битвы. Трое наших противников были повержены, хотя вампанец, которому вырвали глаз, пытался нащупать меч, чтобы снова вступить в схватку. Мистер Джутинг боролся с вампирцем, который в качестве оружия выбрал ножи, и они кружились по кругу как профессиональные танцоры. В руках Ванчи оказался огромный топор. Его топор был раза в два больше топора Хорката, и все же он размахивал им, будто он был невесомым. Ванча вспотел, рана на его груди кровоточила, но он, казалось, даже не замечал ее.

Напротив меня стоял вампирец — высокий, стройный, с гладким лицом без шрамов, длинные волосы стянуты в хвост, одетый в светло-зеленый костюм. Слуга молча наблюдал за схваткой. Готовый в любой момент убежать, если поймет, что схватка проиграна, или вступить и добить противника, когда победа будет близка. Весьма циничная тактика его вызвала отвращение во мне, и я метнул нож в голову слуги, который был ненамного больше меня.

Он увидел нож и с легкостью увернулся. Я понял, что это настоящее создание ночи — ни один человек не может двигаться столь стремительно.

Вампирец, который стоял рядом со слугой, нахмурился, когда я вытащил второй нож. За мгновение до броска, он бросился ко мне, прежде чем я успел как следует прицелиться. Опустив нож, я снова схватил меч и парировал его удар. Однако, за первым ударом последовал второй, который я едва успел отклонить. Этот Вампирец был быстр и очень хорошо владел мечом. Я попал в переделку.

Я отступал назад. Меч вампирца превратился в расплывчатое пятно, я делал все, что мог, чтобы защититься. Я умело защищался, но он был быстрее, и скоро его лезвие задело меня. Я почувствовал как кровь потекла по левой руке… потом по правому бедру… по груди.

Я заскочил за дерево и зацепился рукавом за ветку. Вампирец направил свой меч прямо мне в лицо. Я подумал, что вот он, конец, но внезапно, мой рукав освободился и неосознанно я поднял меч, чтобы блокировать удар. Я оттолкнул его руку с мечом, пытаясь заставить его опустить оружие, но он был слишком силен и с легкостью отразил мой удар. Лезвие его меча двигалось с ужасающей скоростью по лезвию моего меча, рассыпая искры. Его меч двигался очень быстро, столь стремительно, что я уже не мог его остановить. Меч прошел сквозь плоть и кость моего неправильно сросшегося пальца!

Я закричал, потеряв палец, меч выпал из моих ослабевших пальцев, и я упал на землю, не в силах больше защищаться. Вампирец глядел на меня пренебрежительно. Я уже не представлял никакой угрозы. Мистер Джутинг выиграл свой бой на ножах — лицо его противника просто было порезано на полосы. Хоркат тоже оставил своего противника с торчащим из живота ножом. Хоть тот вампирец достойно боролся, больше он уже ни на что не был годен. Ванча боролся со своим противником, одерживая вверх над ним. К тому моменту, как мистер Джутинг или Хоркат подоспеют ему на помощь, силы вампиров будут превосходить силы вампирца. Вампанец, который потерял глаз, был на ногах с мечом в руке, однако, он не представлял особой опасности.

Пока все эти трагические события развивались на поляне, Эванна стояла, не принимая никакого участия в борьбе, соблюдая нейтральную позицию.

Мы побеждали, и вампирец в зеленом костюме знал это. Он еще раз попытался попасть мне в голову или по шее — нанести наконец последний удар — но я скатился в груду листьев. Вместо того, чтобы догнать меня и завершить начатое, он повернулся и побежал к слуге.

Встав на ноги, я громко застонал от боли. Однако я стиснул зубы и метнул нож в спину противника Хорката. Это было не благородно нападать со спины, но я просто хотел завершить сражение. Я не чувствовал никакой жалости к вампирцу, когда мое лезвие поразило его.

Мистер Джутинг прикончил своего вампирца, потом позаботился об одноглазом вампанце, быстро перерезав ему горло, а потом пошел вперед, чтобы помочь Ванче. Тогда встала Эванна и позвала его. — Ты поднимешь свой нож и на меня тоже, Лартен?

Мистер Джутинг поколебался, потом опустил ножи и встал на колени перед ней — Нет леди, вздохнул он. — Не подниму.

— Тогда я тоже не подниму руку на тебя, — сказала она и пошла между мертвыми телами вампирцев. Возле каждого трупа она опускалась на колени, прикасалась к их лбам и шептала — Даже в смерти ты триумфатор.

Мистер Джутинг поднялся на ноги и посмотрел на Ванчу, который боролся с самым здоровым вампирцем. — Как опасно, сэр, — сухо отметил он, когда Ванча с трудом уклонился от чудовищной силы удара. Ванча грязно выругался в адрес мистера Джутинга. — Я бы оскорбил тебя, предложив помощь? — вежливо поинтересовался мистер Джутинг.

— Иди быстрее! — прорычал он. — Двое уходят! Нам надо… Кишки Чарны! — взревел он, снова едва увернувшись от удара топором.

— Хоркат, останься со мной, — велел мистер Джутинг, подходя ближе, чтобы заменить Ванчу в его схватке. — Даррен, иди с Ванчой за теми.

— Хорошо, — сказал я. Я не стал упоминать тот факт, что потерял палец — это было пустяком в гуще сражения.

Когда мистер Джутинг и Хоркат заменили Ванчу, он отступил назад, тяжело дыша. Потом кивнул мне, приказывая следовать за вампирцем и слугой. Я быстро бежал за ним, время от времени посасывая кровоточащую рану на том месте, где когда-то был мой палец. Потом я схватил нож левой рукой. Прорвавшись сквозь деревья, мы увидели бегущую впереди парочку. Слуга устраивался на спине вампирца — они собирались скользить!

— Не бывать этому! — зарычал Ванча и кинул свою звездочку. Она ударила слугу в спину. Он вскрикнул и свалился со спины вампирца. Вампирец быстро повернулся и наклонился было, чтобы поднять упавшего товарища. Потом увидел, что Ванча уже близко и выхватил меч. Я немного отстал, чтобы не мешать. Я просто следил за упавшим слугой в ожидании окончания боя.

Ванча уже почти настиг вампирца, когда он вдруг внезапно остановился. Будто бы был ранен. Я так и подумал, что его ранили — ножом или стрелой — но он не выглядел раненным. Он просто стоял и смотрел на вампирца. Вампирец тоже застыл неподвижно, красные глаза его неотрывно следили за Ванчой. Весь его облик выражал недоверие. Потом он опустил меч, вложил его в ножны, подобрал слугу и побежал.

Ванча не сделал ничего, чтобы остановить его.

Сзади я услышал, как выбежали Хоркат и мистер Джутинг. Она неслись на всех парах. Потом вдруг увидели убегающего вампирца и неподвижно стоящего Ванчу.

— Что за…? — начал мистер Джутинг, но в этот момент вампирец набрал скорость и стремительно исчез.

Ванча посмотрел на нас, а потом тяжело опустился на землю.

Мистер Джутинг выругался, не так грязно, как обычно выражается Ванча, потом тоже вложил меч в ножны и посмотрел на Ванчу с отвращением.

— Почему? — прорычал он, сжимая руки в кулаки.

— Я не смог остановить его, — удрученно прошептал Ванча.

— Ты даже не пытался! — проревел мистер Джутинг.

— Я не мог драться с ним, — сказал Ванча. — Я всегда боялся, что настанет такая ночь. Я молился, чтобы она никогда не настала, но какая-то часть меня говорила, что это неминуемо.

— Это все бессмысленно! — сказал мистер Джутинг. — Кто этот вампирец? Почему ты позволил ему убежать?

— Его зовут Ганнен Хорст, — сказал Ванча прерывающимся голосом. В его глазах сверкали слезы. — И он мой брат.

ГЛАВА 19


Наступила тишина. Мистер Джутинг, Хоркат и я уставились на Ванчу, а он неотрывно смотрел на землю. Луну скрыли непроницаемые облака. Когда они наконец разошлись, Ванча заговорил, будто лунный свет заставил его говорить.

— Мое настоящее имя Ванча Хорст, — сказал он. — Я изменил его, когда стал вампиром. Ганнен на год или два младше меня, а может наоборот, старше? Прошло уже столько времени, я не помню. Мы выросли вместе. Мы все делали вместе — вместе же мы присоединились к вампирцу.

— Вампирец, который превратил нас, был хорошим человеком и хорошим учителем. Он в деталях рассказал нам, как мы теперь будем жить. Он объяснил верования вампирцев, их обычаи и традиции. Они считали, что поступают правильно, сохраняя часть души того, чью кровь выпили, (Если вампир или вампирец выпивает всю кровь человека, вместе с кровью он поглощает и часть его души и воспоминаний). — Он сказал, что вампирцы убивают свои жертвы, однако делают это быстро и безболезненно.

— И это хорошо, не правда ли? — саркастически спросил я.

— Для вампирцев да, — сказал Ванча.

— Как ты можешь… — я уже начал выходить из себя.

Мистер Джутинг взмахом руки остановил меня. — Сейчас не время для разговоров о морали. Позволь Ванче закончить.

— Да не о чем говорить, — сказал Ванча. — Вампирец превратил меня и Ганнена в полувампиров. В течение нескольких лет мы были его помощниками. Я так и не смог привыкнуть к убийствам. Поэтому я ушел.

— Просто взял и ушел? — скептически спросил мистер Джутинг.

— Нет, — сказал Ванча. — Обычно вампирцы не позволяют помощникам жить, если они решают уйти. Ни один вампирец не убьет своего собрата, но этот закон не относится к полувампирам. Мой хозяин должен был убить меня, когда я сказал, что ухожу. Ганнен спас меня. Он умолял, чтобы хозяин пощадил меня. Когда это не помогло, он сказал, что ему придется убить и его тоже. В конце концов, моя жизнь была спасена, но я стал избегать вампирцев. И с тех самых пор до сегодняшней ночи я не видел Ганнена. Несколько лет я жил совершенно несчастной жизнью. Я пробовал кормиться как вампиры, но у меня не получалось, я просто убивал своих жертв. Кровь вампирца во мне была сильнее меня. Я не хотел убивать, но когда пил, просто терял контроль над собой. В конце концов, я решил вообще не есть и умереть. Именно тогда я встретил Париса Скайла. Он взял меня под свое крыло.

— Парис превратил тебя? — спросил мистер Джутинг.

— Да.

— Даже зная, кем ты был?

Ванча молча кивнул.

— Но как кто-то может стать вампиром, если в его жилах уже течет кровь вампирца? — спросил я.

— Это возможно только в том случае, если в теле еще остается человеческая кровь, — сказал мистер Джутинг. — Полувампир может стать и вампиром, и вампирцем. Но это опасно, поэтому подобные эксперименты проводятся крайне редко. Я знаю только три случая кроме этого, когда предпринимались подобные попытки. И дважды это закончилось смертями как полувампиров, так и полноценных вампиров.

— Парис знал, на что идет, — сказал Ванча. — Но он не сказал мне о возможных последствиях. Если бы я знал, что это опасно для жизни, вряд ли решился бы на это.

— Что ему пришлось сделать? — поинтересовался Хоркат.

— Все то же самое — обмен кровью, — сказал Ванча. — Единственное различие было в том, что половина крови во мне была от вампирца, которая является ядом для вампиров. Парис забрал мою испорченную кровь. К счастью, защитные системы его организма справились. Но эта кровь легко могла убить его, а меня могла убить его кровь. Но с нами была удача вампиров. Мы выжили, хотя испытываемая боль была ужасной. С новой кровью Париса я был в состоянии управлять своими инстинктами во время питания. Я учился у Париса и одновременно обучался, чтобы стать впоследствии Генералом. Мои связи среди вампирцев не озвучивались, только остальные Князи знают правду.

— Они одобрили твое превращение? — спросил мистер Джутинг.

— После того, как я раз за разом доказывал свою преданность вампирскому клану — да. Они волновались насчет Ганнена, боялись, что мои привязанности помешают мне, если я снова встречу его. Сегодня вечером вы стали свидетелями моего позора. Но они все-таки приняли меня в свой круг и сохранили мою тайну.

— Почему я ничего не знаю? — спросил я.

— Если бы я был на Горе вампиров вместе с тобой, тебе бы обязательно сказали, но рассказывать мою историю у меня за спиной они не могли.

— Как глупо, — фыркнул мистер Джутинг. — Я понимаю, почему ты не говорил об этом прежде, но если бы мы знали правду, за твоим братом пошел бы я, а ты бы остался со своим гигантом-вампирцем.

— Откуда я мог знать? — Ванча сделал слабую попытку улыбнуться. — Я не видел его лица, пока не приблизился почти вплотную. Он был последним человеком, с которым я ожидал столкнуться.

Эванна вышла из-за деревьев. Ее руки были красными от крови вампирцев. Она что-то несла в руках. Когда она подошла ближе, я понял, что это мой большой палец. — Нашла это, — сказала она, бросая палец мне. — Подумала, что он тебе еще пригодится.

Я поймал свой палец, затем посмотрел на место, где он был раньше. Я забыл о боли, пока слушал рассказ Ванчи, но теперь почувствовал ее с утроенной силой. — Мы можем пришить его назад? — вздрогнув, спросил я.

— Может быть, — сказал мистер Джутинг, исследуя мой палец и рану.

— Леди Эванна, вы можете помочь, не правда ли?

— Могу, — сказала Эванна. — Но не буду. Шпионы не заслуживают помощи, — она посмотрела на меня и погрозила пальцем. — Ты не должен был шпионить за мной, Даррен, — было непонятно, удивляет ее это, или злит.

У Ванчи была с собой грубая нитка и игла, сделанная из рыбной кости. Князь пришил мой палец, мистер Джутинг держал его и следил, чтобы Ванча не пришил его криво, так как Князь, похоже, был занят своими мыслями. Это было очень больно, но я просто смотрел в пространство и посильнее стиснул зубы. Операция закончилась, вампиры втерли свою слюну в рану, чтобы ускорить процесс заживания, потом перевязали палец так, чтобы он касался других пальцев. Это, чтобы кости срослись правильно, объяснили они. Потом мне наконец позволили встать на ноги.

— Это лучшее, что мы можем сделать, — сказал мистер Джутинг. — Если будет заражение, мы отрубим тебе палец, и тебе придется учиться жить без него.

— Правильно, прорычал я. — Умеете вы успокоить, настоящий оптимист.

— Вы должны отрубитьмне голову, — горько произнес Ванча. — Я не должен был позволить родственным связям помешать мне. Я не имею права на жизнь.

— Ерунда! — раздраженно отмахнулся мистер Джутинг. — Любой человек перестал бы быть человеком, как только бы поднял руку на собственного брата. Ты поступил так, как любой поступил бы на твоем месте. Конечно, плохо, что вы столкнулись с ним именно теперь, но твой промах никак не навредил нам, поэтому…

Он не смог закончить предложение из-за дикого взрыва хохота. Ведьма смеялась так, будто он очень удачно пошутил.

— Я сказал что-то забавное? — смущенно спросил он.

— О, Лартен, если бы ты только знал! — сквозь смех проговорила она.

Он вопросительно посмотрел на меня, Хорката и Ванчу. — Над чем она смеется?

Но никто не знал.

— Не бери в голову, — сказал Ванча, выходя вперед и становясь прямо перед Эванной.

— Я хочу знать, во-первых, что она здесь делала, и во-вторых, почему она общалась с нашими врагами, будучи нашим союзником.

Эванна прекратила смеяться и встала прямо перед Ванчой. Она вдруг стала расти, и росла до тех пор, пока не стала возвышаться над ним, как телебашня. Но Князь даже не посмотрел на нее. Постепенно угрожающий облик ее рассеялся, и она вернулась к своему обычному облику. — Я никогда не говорила, что являюсь вашей союзницей, Ванча, сказала она. — Я путешествовала с вами и делила с вами трапезу, но я никогда не говорила, что на вашей стороне.

— Это значит, что ты на их стороне! — прорычал он.

— Я ни на чьей стороне, — холодно сказала она. — Война между вампирами и вампирцами не представляет никакого интереса для меня. Вы кажетесь мне глупыми мальчишками, которые однажды ночью опомнятся и перестанут со злостью плевать друг на друга.

— Интересная точка зрения, — иронически заметил мистер Джутинг.

— Я не понимаю, — тихо сказал я. — Если вы не являетесь их союзницей, то что вы делали сегодня с ними?

— Разговаривала, — сказала она. — Выслушала их точку зрения, как когда-то выслушала вашу. Сначала я сидела с охотниками и изучала их. Точно так же я сидела с их жертвами. Как бы не обстояло дело в Войне Шрамов, мне придется иметь дело с победителями. Хорошо бы заранее узнать тех, с кем связано твое будущее.

— Кто-нибудь что-нибудь понял? — спросил Ванча.

Эванна ухмыльнулась, позабавленная нашим недоумением. — А вы, мои храбрые воины, читали хоть когда-нибудь детективы? — мы уставились на нее безо всякого выражения. — Если бы вы их читали, то к настоящему моменту уже бы поняли, что происходит.

— Ты когда-нибудь понимал женщину? — спросил Ванча мистера Джутинга.

— Нет, — ответил он.

— А я понимал, — вздохнул Ванча.

— Всего лишь время, — хихикнула ведьма, внезапно становясь серьезнее. — Если у вас есть кое-что драгоценное, что ищут другие, где вы спрячете это?

— Опять начинаешь нести чепуху, — проворчал Ванча.

— Это не чепуха, — сказала Эванна. — Даже люди знают ответ на этот вопрос.

Мы решили подумать об этом в тишине. Потом я поднял руку — совсем как в школе — и спросил — На открытом месте, на глазах у всех?

— Правильно! — просияла Эванна. — Охотники редко находят то, что ищут, особенно если это находится прямо у них под носом. Очень легко упустить из виду то, что является очевидным и лежит на поверхности.

— И что из этого следует? — ворчливо спросил мистер Джутинг.

— Человек в нарядной одежде…не был слугой, — прервал его Хоркат. Мы повернулись к нему. — Мы это упустили из виду. Разве не так?

— Правильно, — сказала ведьма с симпатией в голосе. — Одев и обращаясь с ним как со слугой, вампирцы знали, что в любой битве он станет последней целью.

Эванна подняла четыре пальца, затем загнула один. Потом сказала. — Твой брат сбежал не потому, что боялся. Он сбежал, чтобы спасти жизнь тому, кому он преданно служит. Ведь слуга — Властелин вампирцев!

ГЛАВА 20


Повинуясь приказу Эванны — она угрожала лишить нас слуха и зрения, если мы откажемся повиноваться — мы похоронили мертвых вампирцев и вампанца в роще, выкопав глубокие могилы для них, развернув их лицом к небу и Раю, прежде чем зарыть.

Ванча был просто раздавлен. Вернувшись в цирк уродов, он попросил принести ему бутылку бренди, потом уединился в фургоне и отказался разговаривать с нами.

Он винил себя в том, что Властелину вампирцев удалось спастись. Если бы он вступил в бой со своим братом, Властелин вампирцев оказался бы в наших руках. Мы упустили одну из четырех возможностей убить его, и нам было трудно представить себе более простой шанс на осуществление нашей миссии. Он просто упал к нам в руки, а мы выбросили его.

Мистер Длиноут уже знал, что случилось. Он ждал нас и сказал, что вампирцы уже целый месяц следовали за Цирком.

— Они знали, что мы приедем? — спросил я.

— Нет, — ответил он. — Они следовали за нами по другой причине.

— Но вы знали, что мы приедем… не так ли? — вызывающе спросил его Хоркат.

Мистер Длиноут печально кивнул. — Я мог бы предупредить вас, но последствия были бы ужасны. Тем, кому открыто будущее, запрещают влиять на него. Только Рональд Карлиус может вмешиваться в дела времени.

— Ты знаешь, куда они пошли? — спросил мистер Джутинг. — Или когда нам снова суждено с ним столкнуться?

— Нет, — ответил мистер Длиноут. — Я мог бы узнать, но я стараюсь как можно меньше заглядывать в будущее. Все, что я могу вам сказать: Ганнен Хорст является главным защитником Властелина вампирцев. Шесть других, которых вы сегодня убили, были обычными охранниками, которых можно заменить. Хорст — главный опекун. Куда идет его Властелин, туда же идет и он. Если бы он был убит, в будущем преимущества находились бы на вашей стороне.

— Если бы только я пошел за Хорстом вместо Ванчи, — тяжело вздохнул мистер Джутинг.

Эванна, которая не проронила ни слова после нашего возвращения, отрицательно покачала головой. — Не трать напрасно время, сожалея о прошедшем, — сказала она. — Вам не было предначертано стоять перед Ганненом Хорстом сегодня ночью. А Ванча должен был там стоять. Это судьба.

— Давайте проще смотреть на вещи, — бодро сказал я. — Теперь мы знаем, с кем путешествует Властелин вампирцев. Мы можем описать его и сказать вампирам высматривать его. И они больше не смогут использовать подобную маскировку слуги — в следующий раз мы будем готовы и будем знать, кого искать.

— Верно, — согласился мистер Джутинг. — Плюс мы не понесли никаких потерь. Мы столь же сильны, сколь и в начале поиска, но теперь мы будем умнее, и к тому же у нас есть еще три возможности убить его.

— Тогда почему мы чувствуем себя так… ужасно? — хмуро спросил Хоркат.

— Неудача — горькая пилюля, которую нельзя подсластить, — сказал мистер Джутинг.

После разговора мы вернулись к своим ранам. Руку Хорката серьезно повредили, но к счастью, кости были целы. Мы сделали ему фиксирующую повязку, и мистер Джутинг сказал, что рука будет в порядке через несколько ночей. Большой палец на моей руке стал уродливо бордовым, но мистер Длиноут сказал, что заражения нет, и все будет в порядке.

Мы уже готовились ко сну, когда внезапно услышали сердитые вопли. Спеша, что есть мочи — мистер Джутинг накрылся плащом, чтобы лучи утреннего солнца никак не навредили ему — мы нашли Ванчу недалеко от лагеря. Он стоял на солнце без одежды, пустая бутылка из под бренди валялась радом на земле. Он кричал солнцу — Жарь меня! словно бросал солнцу вызов. — Мне все равно! Так сделай все, что можешь! Смотри, если я…

— Ванча! Что ты делаешь? — спросил мистер Джутинг.

Ванча повернулся, резко схватил пустую бутылку и направил ее на мистера Джутинга, словно нож — Убирайтесь! — прошипел он. — Я убью любого, кто попытается меня остановить!

Мистер Джутинг отступил. Он лучше знал, как обращаться с пьяным вампиром, особенно с таким сильным вампиром, как Ванча. — Это глупо, сэр, — сказал он. — Пойдем внутрь. Мы найдем еще одну бутылку бренди и выпьем с тобой…

— За здоровье Властелина вампирцев! — безумно заорал Ванча.

— Это безумие, сэр, — сказал мистер Джутинг.

— Да, — согласился Ванча внезапно трезвым голосом. — Весь этот мир безумен, Лартен. Я спас жизнь брата, как он когда-то спас мою, и тем самым позволил величайшему нашему врагу уйти невредимым. Что это за мир, где милосердие порождает зло?

Мистер Джутинг не знал ответа.

— Смерть не освободит тебя, Ванча, — сказал Хоркат. — И ты это знаешь.

— Да, знаю, — согласился Ванча. — Но это будет достойным наказанием для меня. Я должен быть наказан. Как смогу я предстать перед Князьями и генералами после этого? Я упустил свой шанс убить Властелина вампирцев. Лучше я уйду сейчас, чем останусь и снова опозорю нас всех.

— Поэтому ты решил остаться здесь и позволить солнцу изжарить тебя? — спросил я.

— Да, — рассмеялся он.

— Тогда ты трус! — саркастически заметил я.

Выражение его лица изменилось. — Имей в виду, Даррен Шен, что даже в таком состоянии я могу проломить парочку черепов, прежде чем отправлюсь на тот свет.

— Ты еще и дурак, — снова надавил я. Я повернулся к мистеру Джутингу, а потом показал на Ванчу здоровой левой рукой — Кто дал тебе разрешение на уход? Почему ты вдруг решил, что можешь выйти из поиска и предать нас всех?

— О чем ты говоришь? — смущенно спросил он. — Я больше не являюсь охотником. Теперь вы с Лартеном должны решать.

— Правда? — я повернулся, ища взглядом Эванну и мистера Длиноута. Они вместе стояли, почти скрытые толпой артистов и работников цирка, которых привлекли сюда вопли Князя. — Леди Эванна, мистер Длиноут. Ответьте, если можете — является ли Ванча частью нашего коллектива охотников за Властелином вампирцев?

Мистер Длиноут обменялся озадаченным взглядом с Эванной. Она немного поколебалась, потом неохотно произнесла. — Он все еще может повлиять на будущее.

— Но я же потерпел неудачу, — изумленно сказал Ванча.

— Единожды, — согласился я. — Но кто сказал, что у тебя не будет еще одного шанса? Никто не говорил, что у каждого будет ровно по одному шансу. А может быть, все четыре возможности завершить эту войну выпадут на твою долю?

Ванча медленно открыл рот.

— Даже если возможности разделены поровну между нами, вступил в дискуссию мистер Джутинг. — У нас есть еще три шанса, а нас с Дареном всего двое, поэтому одному из нас предначертано дважды очутиться перед Властелином вампирцев, если дело дойдет до четвертой попытки.

Ванча вдруг зашатался, размышляя о наших словах, затем опустил бутылку и упал прямо на меня. Я поймал его и осторожно снова поставил на ноги. — Я был таким идиотом, да? — простонал он.

— Да, — согласился я, улыбаясь, потом осторожно опустил его на траву в тени, где он и проспал до наступления сумерек.

Мы снова собрались с наступлением темноты в фургоне мистера Длиноута. Когда Ванча выпил пару литров кофе, чтобы вылечить похмелье, мы начали обсуждать наш дальнейший маршрут и решили, что нам пора оставить Цирк уродов. Я хотел бы побыть подольше, как и мистер Джутинг, но судьба вела нас дальше. К тому же, Ганнен Хорст может прислать армию вампирцев, и мы не хотели однажды проснуться в окружении врагов. Кроме того, артисты Цирка могли пострадать по нашей вине.

Эванна решила больше не сопровождать нас. Ведьма сказала, что возвращается к своим лягушкам, чтобы успеть подготовиться к грядущим трагедиям. — Трагедий будет много, — сказала она, и смех искрился в ее зеленом и карем глазах. — Не знаю, для вампирцев или вампиров, но обязательно будут. Для кого-то эта эпоха закончиться слезами, я в этом уверена.

Не могу сказать, что тосковал по волосатой уродливой ведьме, когда она уехала — ее темные предсказания сильно омрачали наши жизни, и мне казалось, что без нее нам будет лучше.

Ванча тоже отправился в свой собственный путь. Мы решили, что он должен вернуться на Гору вампиров и рассказать остальным о нашем столкновении с Властелином вампирцев. Они также должны были узнать о Ганнене Хорсте. Ванча присоединится к нам позже, телепатически найдя мистера Джутинга.

Нам снова пришлось попрощаться с нашими друзьями из Цирка Уродов. Эвра грустил от того, что я должен был уехать так скоро, но он знал, что меня ожидает сложная дорога. Шенкус грустил еще сильнее — ведь у него скоро день рождения, и он ждал какой-нибудь чудесный подарок от меня. Я сказал мальчику-змее, что найду что-нибудь по дороге и обязательно вышлю ему — правда, я не мог гарантировать, что подарок придет точно ко дню рождения. Это немного ободрило его.

Труска спросила меня, хочу ли я взять свой пиратский костюм с собой. Я сказал, чтобы она оставила его у себя и сохранила — я лишь испачкаю и порву его во время бесконечных странствий. Я поклялся, что обязательно вернусь, чтобы примерить его. Она попросила беречь себя, а потом наградила долгим прощальным поцелуем, на который Ванча смотрел с нескрываемой ревностью.

Мистер Длиноут встретил нас на самом краю лагеря, когда мы уже собрались уезжать. — Жаль, что я не смог прийти раньше, сказал он. — Но дела не ждут. Шоу должно продолжаться.

— Береги себя, Хиберниус, — сказал мистер Джутинг, пожимая руку высокого человека. На этот раз мистер Длиноут не стал уклоняться от контакта.

— Ты тоже, Лартен, — ответил он с самым серьезным выражением на лице. Оглянувшись на нас он произнес. — Настают тяжелые времена, независимо от результатов вашей охоты. Я хочу, чтобы вы знали, здесь, в Цирке уродов, вы всегда сможете найти кров. Я не могу помочь вам и открыть будущее, но дать вам убежище я могу.

Мы поблагодарили его за предложение и долго смотрели ему вслед, когда он исчез среди теней вечернего лагеря.

Посмотрев друг на друга, мы никак не могли решиться и пойти в разные стороны.

— Ладно, — сказал Ванча. — Мне пора. До горы вампиров путь не близок, даже если ты можешь скользить — вампиры не должны были передвигаться с помощью скольжения по пути на Гору, но в связи с военным временем, правила немного смягчили, чтобы организовать бесперебойную связь между Князьями и генералами.

Мы обменялись рукопожатиями. Я чувствовал себя несчастным, только подумав о расставании с этим диким Князем, который боролся с солнцем. — Не стоит унывать, — сказал он и рассмеялся над мрачным выражением моего лица. — Я вернусь вовремя, как раз к тому моменту, когда мне предстоит предстать перед Властелином вампирцев. Даю вам слово, а свое слово Ванча Марш никогда не нарушает… — он остановился. — Марш или Хорст? — вслух задумался он, затем сплюнул в пыль у себя под ногами. — Кишки Чарны! Я так долго жил под именем Ванчи Марша — поживу еще немного!

Отдав нам честь, он резко повернулся и побежал. Сначала трусцой, потом набрал скорость и вот, в мелькнувшей вспышке он исчез.

— И снова нас трое, — пробормотал мистер Джутинг, глядя на Хорката и меня.

— Как все и начиналось шесть лет назад, — сказал я.

— Но тогда мы знали, куда идти… — сказал Хоркат. — А куда мы пойдем… теперь?

Я повернулся к мистеру Джутингу за ответом. Он пожал плечами. — Решим этот вопрос позже. А пока давайте просто пойдем.

Закинув сумки на спины, мы кинули последний прощальный взгляд на Цирк уродов, а потом повернулись к неприветливой тьме и холоду, отдаваясь на волю судьбы.


home | my bookshelf | | Охота в темноте |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 17
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу