Book: Раги Молчун





Часть Первая. Будни следопытов.


Пролог.

  Император Кетиль Первый проснулся. Все его тело было покрыто липким потом, на лбу вздулись вены, а глаза шли навыкат. Внутренности крепкого сильного мужчины в полном расцвете сил скручивало от нестерпимой боли, от которой не спасало ни одно лекарство и ни одно целебное заклятье. И первое что он сделал, покинув мир сновидений, закричал:

  - Не-е-ет!

  Молоденькая и смазливая девушка, которая в эту ночь делила с ним постель, фрейлина императрицы, тоже проснулась и в испуге уставилась на него. Повелитель миллионов людей и величественный властитель, который вот уже полгода спал при свете десятков призванных отгонять нечисть магических лампад, обвел свою спальню мутным взором и простыней обтер лицо. Затем он посмотрел на фрейлину, встряхнул головой и прорычал:

  - Пошла вон!

  Девушка вскочила, подхватила полупрозрачную ночную рубашку и бросилась к выходу, а император дернул за шнур над постелью. По примыкающему к спальне коридору разнесся перезвон колокольчика, и двери открылись. Телохранители, крепкие широкоплечие воины в тяжелой броне и с обнаженными мечами в руках, влетели внутрь, а вслед за ними появились жрецы бога Таная и боевые маги. Гвардейцы, которые были готовы защитить государя от любой беды и убить всякого, на кого укажет Кетиль, увидели перед собой перепуганную фрейлину, которая, прикрыв грудь одеждой, пискнула и скользнула мимо них в коридор. Больше посторонних в помещении не оказалось. Рубить на куски никого не требовалось и телохранители, ожидая распоряжений повелителя, замерли на месте.

  Обнаженный император еще некоторое время сидел на ложе и приходил в себя, а когда отдышался, приказал:

  - Графа Ламая сюда! Живо!

  Начальник имперского специального отряда "Тень", граф Конрад Ламай, появился в спальне через пять минут. Император к тому моменту уже успел накинуть на себя халат и стоял у раскрытого окна, которое выходило в сад. Полной грудью он вдыхал напоенный ароматами цветов воздух и прислушивался к пению ночных птиц. А граф, сухопарый блондин с тонкой щеточкой рыжеватых усиков под носом на вид не старше двадцати пяти лет, остановился за спиной Кетиля, и слегка кашлянул. После чего, не оборачиваясь, император произнес:

  - Рогатая тварь снова приходила в мой сон и пытала меня. Это было страшно и ты даже не представляешь, насколько. Она играет мной и смущает своими речами, а так не должно быть! Не должно! Я император, а не хрен в стакане!

  - Мой государь, но как демонесса может вас достать, если магическая защита дворца совершенна? - поинтересовался Ламай.

  - Это я тебя должен спросить, как!? - Император резко развернулся к начальнику "теней" и протянул к нему руки. Он хотел схватить Конрада за одежду и хорошенько встряхнуть. Однако Кетиль этого не сделал. Не решился. И уронив руки вдоль туловища, выкрикнул: - За что я осыпаю тебя благами!? За что, если ты не можешь избавить меня от этой проблемы!?

  Ламай был спокоен. Он знал, что император ничего ему не сделает, слишком крепко они повязаны и именно графу бывший четвертый наследник Фунди Второго обязан тем, что стал императором. Но, кроме того граф понимал, что без этого человека ему конец, очень уж много у него врагов. Поэтому он поклонился Кетилю и сказал:

  - Ваше Величество, мы делаем все, что можем. В Сумеречные Земли посланы мои лучшие воины, которые рано или поздно, но найдут демонессу, а потом прикончат ее. Я уверен в этом.

  Тон графа, который не родился им, был сух и сугубо официален. Кетиль уловил это сразу и хлопнул Конрада по плечу:

  - Ладно. Я перенервничал. Бывает.

  - Я все понимаю, - Ламай кивнул. - Если бы мой сон посещала тварь, которая требует невозможного, я бы тоже нервничал.

  Кетиль снова обратил свой взор в сад и спросил:

  - Доложи о том, что уже сделано. Только в этот раз я хочу услышать правду, а не рапорт верноподданного служаки, мол, все исполним и враги умрут. Говори, как есть.

  - Мы смогли определить местонахождение рогатой самки. Это замок Ас-Вар.

  - Бывшая твердыня Ордена Защиты?

  - Да.

  - И что?

  - Как я уже сказал, в Сумеречные Земли были посланы группы ликвидаторов, но результата пока нет.

  - "Тени" пошли с магами?

  - Разумеется.

  - Сколько всего групп отправлено?

  - Семь. В каждой от десяти до пятнадцати воинов и не меньше трех магов.

  - Когда ушла первая?

  - Пять месяцев назад. Сразу, как только перед нами была поставлена задача, и мы локализовали противника. С отбытия последней группы минул месяц.

  - И что, ни от кого нет вестей?

  - Нет. Магическая связь на территории бывшего Видархейма не работает, а к Перешейку никто не выходил.

  - Они погибли?

  - Неизвестно. Возможно, ликвидаторы затаились и ждут удобного момента, дабы нанести смертельный удар наверняка.

  - Следопытов привлекаете?

  - Конечно. Но пока исключительно как разведку и в темную.

  - А паладинов Ордена Света?

  - Нет, это опасно. Слишком велика вероятность того, что будет раскрыта истинная цель похода, а император, как известно, не может иметь слабостей.

  Кетиль помолчал и еще раз вспомнил сон, в котором рогатая тварь из бездны по имени Хаусса, ослепительно прекрасная, а так же непомерно жестокая и коварная, на куски рвала его душу. После чего он передернул плечами и сказал:

  - Я не могу кинуть в Сумеречные Земли свои легионы. Ведь это вызовет интерес со стороны врагов империи, которые начнут копать под меня и плести интриги. И я не могу во всеуслышанье объявить о том, что происходит, ибо это позор и немедленное отречение. Поэтому я должен терпеть муки и держаться. Однако мне нужна голова этой твари любой ценой, так что предлагай варианты, Конрад.

  - Посылать в рейды новые группы, значит, угробить последних "теней", на плечах которых безопасность всей империи. Поэтому я предлагаю кинуть в дело вольных бойцов со стороны, но без объяснения реальных причин. Задача - уничтожить тварь из бездны и добыть находящиеся в Ас-Варе артефакты. Награда - золотые монеты.

  - А кто выступит заказчиком?

  - Им будет мой тесть, барон Офкайн, который является общеизвестным ценителем и собирателем редких магических вещей и древних книг. Поэтому заказ с его стороны будет выглядеть вполне естественно, ведь в Ас-Варе немало богатств и большая библиотека, а барон и раньше нанимал вольных поисковиков для целевых походов в Видархейм. Вот пусть следопыты, рыцари и охотники за головами попытают удачу.

  - Думаешь, у них получится сделать то, что не смогли лучшие убийцы империи?

  - Да. Вы ведь знаете следопытов. Они бойцы более чем серьезные, ибо в Сумеречных Землях слабаки не выживают. К тому же, вместе с ними, под видом людей Офкайна, будут мои "тени", которые проследят за уничтожением Хауссы.

  - Что еще?

  - Дополнительно, через коменданта Перешейка и его воинов, мы распустим слух, что в Ас-Варе несметные богатства и помимо следопытов туда кинутся все наши имперские бродяги и разбойники, которые за золото и драгоценные камушки мать родную не пощадят.

  - Хорошая идея. Однако этого мало.

  - Кроме того, можно подрядить на это дело уцелевших Защитников, которые знакомы с замком Ас-Вар как никто другой.

  - А они еще остались?

  - Около сотни. Настоящих рыцарей среди них мало, в основном пехота и оруженосцы. Однако за каждым таким бойцом огромный опыт.

  - А этих чем поманишь?

  - Рыцари мечтают о возрождении своего Ордена, и если им намекнуть, что это возможно, они кинутся в драку.

  - И причем здесь Ас-Вар?

  - Там погиб последний командор Ордена Защиты и при нем был меч, который является символом его власти.

  - А ты хитрец, Конрад Ламай, - император еле заметно дернул левым плечом и усмехнулся.

  - Все делается ради империи, государь, - граф улыбнулся в ответ.

  - Что же, попробуй. Сделай что должен, а иначе я сдохну или отрекусь от престола, что в принципе одно и то же, и тебя сразу же вздернут на площади перед дворцом. Правда, ты можешь попытаться сбежать. Но в столице останется твоя семья, которая вся на виду, а ты ее не бросишь. Ступай, граф. Доклады по рейдовым группам каждые три дня.

  Ламай поклонился и ответил:

  - Я постараюсь исполнить ваш приказ, мой император, и если понадобится, сам отправлюсь в Видархейм.

  - Да-да, ты уж постарайся, а иначе не быть тебе герцогом.

Глава 1.

  Вечер. Одна из лучших таверн славного и очень беспокойного города Бельгарда с незатейливым названием "Череп Рогатого", переполнена народом. Слышен гогот мужчин, смешки и взвизгивание шлюх, звук падающих на соседнем столике костей и топот сапог. Сегодня, впрочем, как и всегда с момента постройки этого питейного заведения, здесь отдыхают следопыты. Как правило, самые удачливые и счастливые люди и нелюди на земле. Почему так? Наверное, по той простой причине, что следопытом может называться лишь тот, у кого за плечами не менее трех выходов в Сумеречные Земли. Сходить туда и вернуться обратно живым, а главное, здоровым, может лишь тот, кого удача любит. Ну, а счастливы они, потому что живы. Простой вопрос и такой же простой ответ. Все мы боимся смерти и каждый, кто ходит за Перешеек, очень сильно ценит жизнь и радуется каждому новому дню. Поэтому надо веселиться, пока есть такая возможность.

  Я сижу в полутемном углу за отдельным столиком. Рядом со мной Габриэль Скинно, совсем еще молодой парень, которого Совет Следопытов навязал мне в ученики. Мои веки прикрыты, на глаза надвинута широкополая шляпа, и я вслушиваюсь в окружающий меня шум. Фон обычный и в нем нет ничего подозрительного. Можно расслабиться, но сделать это не получается. Слишком часто я попадал в тревожные ситуации, когда вокруг все было спокойно. Поэтому пить не пью, только губы в пиве смачиваю и, чувствуя напряжение ученика, жду от него первого вопроса. Каким он будет? Это мне неизвестно. Но парень ерзает от нетерпения и не понимает, почему я прямо сейчас не начинаю учить его премудростям своего дела. Эх-ма, молодость. Не торопись, мальчик. Лови минуты покоя, внимательно наблюдай за всем, что вокруг происходит, перенимай повадки бывалых убийц и жди пока старшие сами к тебе обратятся. Именно такого поведения от новичка ожидает наставник, ибо быть следопытом это совсем не то, что быть рыцарем или паладином. Ведь мы давно не ходим прямыми путями и самое главное в нашей работе это терпение, а кто этого не понимает, долго не живет. Так что сиди и помалкивай.

  Но нет, Габриэль не выдерживает и все же спрашивает меня:

  - Господин Раги, а как вы стали следопытом?

  Моя правая ладонь сама по себе ложится на потертую рукоять длинного кинжала, стального убийцы, который остался единственной памятью о доме и близких мне людях. У него есть имя - Кровопийца, а назвал его так еще мой прадед, потомственный воин и сотник королевской гвардии Раги Таин. Поэтому когда я родился, как-то совершенно естественно, кинжал был подарен мне, ибо меня тоже зовут Раги Таин. Правда, я не сотник, и даже не рядовой солдат, а всего лишь бродяга, у которого нет семьи, родовой земли и своего угла. Мои родные погибли, город, где я появился на свет, превратился в руины, страна исчезла с карты мира, а на ее месте вот уже больше двадцати лет красуется серая неровная клякса под названием Сумеречные Земли. От вопроса паренька воспоминания, которые до этого момента были похоронены в глубинах памяти, вновь всплывают на поверхность, а мое лицо, как это иногда случается, превращается в маску сродни каменной.

  Гадство! С чего бы начать? Пожалуй, с небольшой предыстории.

  На окраине материка, занимая большой полуостров Мараг, раскинулось королевство Видархейм, моя родина. Короли там правили разные, добрые и злые, трусливые и храбрые. Жители тоже были самыми обычными людьми, со всеми своими плюсами и минусами. Однако была у нас одна особенность, Орден Защиты, который имел два десятка крепостей и замков, где братья-рыцари, как местные выходцы, так и добровольцы из-за границы, держали под присмотром входы в населенные демонами подземелья. Эти дырки в земле находились в нескольких горных долинах и оттуда перла всякая нечисть: рогатые демоны, пожиратели душ, бесы, вампиры, призраки и ходячие мертвецы. Воины Ордена встречали тварей бездны на поверхности и уничтожали, а солдаты короля иногда им в этом помогали.

  Так пролетали века. Жители Видархейма существовали в своем мире, а рыцари в своем, и пересекались они очень мало. Со временем подземные твари стали появляться редко, и в год случалось всего два-три прорыва, которые рыцари останавливали без всякого труда. Чувство опасности притупилось, и многим казалось, что вскоре жители подземного мира перестанут нас беспокоить и воинам Ордена, наконец-то, удастся завалить все проходы под землю. Но, благодаря нашим шибко умным магам-целителям, было сделано очень интересное открытие. Оказалось, что кровь демона способна омолаживать людей, а порошок из их рогов исцеляет практически любые болезни. Это было открытие века, которое изменило все, ибо спрос рождает предложение, и против подземных жителей началась настоящая война.

  Тысячи искателей приключений и желающие заработать на новых лекарствах люди со всего белого света устремились в Видархейм и с благословения жрецов бога Талая стали вступать в Орден Защиты. Приток добровольцев был огромным, а финансирование Ордена превысило все мыслимые пределы. Поэтому вскоре рыцари и присоединившиеся к ним маги разных школ легко собрали сильную армию и начали наступление на жителей подземелья. Головы демонов, крылья мелких бесов, зубы харваров (пятиметровых змей с мордой и клыками льва), шкуры подземных гончих и сердца вампиров. Все это обладало какими-то необыкновенными свойствами и шло в дело. Лекарства от старости и целебные микстуры стали основным экспортным товаром Видархейма, который помимо всего прочего имел серьезные серебряные рудники, и королевские хранилища были переполнены золотом. Любой крестьянин в нашем государстве был богаче имперского дворянина средней руки на материке. Мой отец, оружейник, поставлявший Защитникам арбалетные болты и кое-что из снаряжения, еще при жизни отлил себе статую из бронзы в полный рост, а мать ходила в шелковых платьях. Все было просто замечательно, и жителям Видархейма казалось, что жизнь прекрасна и наступил Век Процветания. Девушки мечтали выйти замуж за героев подземных войн, а парни непременно хотели вступить в армию Ордена. Ремесленники ковали оружие. Торговцы его перепродавали. Крестьянские хозяйства поставляли рыцарям продовольствие. Маги изучали добытые под землей артефакты и книги. Медикусы изготавливали все новые и новые настойки и эликсиры. Ну, а король построил новый дворец и в четыре раза увеличил армию и флот.

  В общем, для нас, людей, все складывалось очень хорошо, а для жителей подземелья, которые покидали свои территории и спасались бегством, конечно же, плохо. Окончательная победа Добра над Злом была близка. Еще несколько лет и армии орденцев и чародеев достигли бы самого сердца подземного царства. По крайней мере, так бы всем хотелось. Однако рыцари, чародеи и король недооценили противника. Людьми было занято всего несколько верхних уровней огромнейшего подземелья, а основные вражеские силы находились на глубине. И когда демонам, которые подобно людям имели своих королей и порой враждовали между собой, надоело нас терпеть, они собрали огромное войско, и перешли в контрнаступление. Этого никто не ожидал, и армия Ордена была разбита. Темная бездна в одночасье поглотила свыше пятидесяти пяти тысяч человек, большинство из которых превратились в ходячих мертвецов. Королевство замерло в предчувствии беды, и в горы срочно были отправлены все мужчины призывного возраста, которые должны были любой ценой удержать горные твердыни Ордена до подхода подкреплений.

  Однако все было бесполезно. Пришло время расплаты, и Видархейм оплатил годы процветания кровью своих людей. Подземный мир кинул на поверхность планеты сотни тысяч своих воинов. Демоны и бесы, вампиры и харвары, темные эльфы и боевые пауки, мертвецы и каменные големы, гончие псы и продавшие душу тьме некроманты (попавшие в плен маги), влезающие в головы людей шептуны и перевертыши. Их было очень много и Видархейм, сильное и богатое государство, пал в течение одной недели, после чего полуостров Мараг стал территорией тьмы.

  Мне повезло, и я выжил, потому что еще до вторжения подземных жителей отец отослал меня в империю Инагар, где юному Раги Таину предстояло самостоятельно закупить партию стрел. Ну, а когда я возвращался, то соединяющий империю и королевство перешеек, который позже стали называть с большой буквы, уже был перекрыт. Легионеры и мобилизованные окрестные жители в большой спешке возводили оборонительные валы, а с полуострова толпами валили беженцы. Было дело, я хотел прорваться сквозь кордоны и попасть в Видархейм, но меня поймали. Обоз с боеприпасами, разумеется, сразу же реквизировали на армейские нужды, а меня поставили в строй, и так я стал воином. После чего, вместе с легионерами и ополченцами вышел на свою первую битву.



  Люди своими телами преградили дорогу порождениям бездны, и каждый бой был, словно последний. Из глубины материка к нам постоянно подходили подкрепления, кстати сказать, не только люди, но и нелюди, орки и эльфы, а из глубины полуострова на империю наступали все новые отряды врагов. Горы из трупов стали выше валов Перешейка. Смрад от десятков тысяч гниющих тел не мог развеять даже морской ветер. Мириады стервятников кружили над нашими головами и затмевали солнце. Черви-трупоеды были повсюду и попадались даже в еде. Дым от множества костров стелился над землей, а рядом с ними, словно призраки смерти, суетились рабы, которые сжигали тела павших. И во всем этом кошмаре был я, уже тогда получивший кличку Молчун, на время потерявший дар речи, шестнадцатилетний сын оружейника Раги Таин.

  Прошел год, а за ним другой. Подземные жители, которым на поверхности было неуютно, отступили и лишь немногие демоны, основав в Видархейме свои домены, остались в мире людей. Перешеек за это время превратился в мощнейший укрепрайон, который держала армия в сто пятьдесят тысяч воинов, коих поддерживали маги и жрецы. И когда я впервые выбрался в тыл, где смог принять ванну, привести себя в порядок и подстричься, то обнаружил, что стал совершенно седым. Денег на кармане не было, родичи погибли, а офицер, конфисковавший у меня обоз, пал смертью храбрых в первый же день битвы с демонами. Да и бог с ними с деньгами. Просто в тот момент я не знал, что мне делать дальше, а потом выяснилось, что Раги Таин не один такой неприкаянный, и когда имперские интенданты перестали снабжать нас продовольствием, кто-то предложил: "А давайте сходим в Видархейм?"

  Идея была интересной, и многие ее поддержали. Слух о группе смельчаков разнесся по всем военным лагерем Перешейка и вскоре на территорию противника выдвинулся отряд из бывалых вояк. Сходили мы тогда нормально и за головы рогатых тварей, которые приволокли в империю, получили солидную сумму в золоте. Так появились первые следопыты, которые не подчинялись никому и жили только ради того, чтобы убивать тварей и чистить земли Видархейма.

  За первым походом был второй, а потом третий и так далее. Следопыты гибли, но появлялись новые бойцы, как правило, отставные ветераны имперских легионов и по жизни беспокойные ребята, которые искали приключений. Мы приносили трофеи, брошенные в королевстве ценности и части тел наших врагов, и за счет этого жили, закупали магические эликсиры и оружие, а так же помогали беженцам, которые никому не были нужны. В конце концов, деньги заканчивались. Воины снова отправлялись в опасные рейды, и со временем выработалась особая тактика борьбы с противником, который тоже не хотел умирать, и отвечал ударом на удар. Ну, а потом произошло то, чего никто не ожидал. Имперцы закрыли нам проход в Видархейм, мол, наши рейды провоцируют демонов на ответные действия. Понятно, что это была полнейшая чушь. Просто нам были не рады, поскольку инагарцы создали Орден Света, новую организацию для борьбы со Злом. Именно этот Орден взял на себя функции прежних защитников человечества и помимо борьбы с подземными существами стал добывать ценные для фармацевтики ингредиенты. Следовательно, следопыты превратились в конкурентов, которых постарались разогнать.

  Вот только мы не сдались. Следопыты покинули Инагар и перебрались в соседнее приморское королевство Берлиз, а если быть более точным, то в город Бельгард. Там были арендованы небольшие корабли, и наши отряды снова отправились на полуостров. Вольные охотники тайком пробирались мимо патрульных имперских галер с магами на борту, высаживались на берег, резали головы врагов, добывали артефакты подземников, а попутно чистили брошенные людьми дома и склады. Берлиз на нас богател и потому прикрывал от гнева императора, а потом в Инагаре сменился правитель и изменилась политика государства по отношению к следопытам. Орден Света к этому моменту превратился в самостоятельную и практически независимую организацию, а императора Кетиля Первого, бывшего легата, который в свое время не одну демонскую головешку с плеч срубил, это не устраивало. Поэтому он пригласил следопытов вернуться на Перешеек. Однако командор нового Ордена ясно дал понять всему вольному лихому люду, что в империи нам будут не рады, и мы остались в Бельгарде, где находимся по сей день.

  Со времени начала наступления тварей бездны минуло двадцать четыре года. Недавно мне исполнилось сорок, но я выгляжу на двадцать пять, таково одно из побочных действий крови демонов, которой на мне столько, что не одну пивную бочку наполнить можно. И сегодня, вернувшись из рейда, который был для меня удачен, я в очередной раз задумался над тем, что пора завязывать с рисковыми походами. Хватит! Баста! Надо как-то остепениться. Ведь моя месть удовлетворена давным-давно. Деньги имеются, а закончатся, достану еще. Кинжал на боку, силы и навыки при мне, а знания в голове. Ну, а коль так, то значит, что все мое со мной и пришла пора покинуть Бельгард. Однако Совет, выборный орган по управлению всеми ватагами следопытов в королевстве, был иного мнения. Поэтому, лишь только я вошел в здание, где заседали наши атаманы, как мне сразу же навязали захребетника, и попросили немного задержаться. Основание простое - намечается интересное дело, и Раги Молчун будет нужен своим товарищам.

  Конечно, можно было бы плюнуть на все, хлопнуть дверью и уйти. Благо, все мы люди вольные. Но вожаки следопытов люди уважаемые и просто так ничего не говорят. Надо задержаться? Ладно, останусь еще на некоторое время, а если позовут в рейд, то пойду. Правда, молодого Габриэля, который уже получил некоторую подготовку в военном лагере беженцев, я учить не собираюсь, слишком мало для этого времени. Однако и отказываться от него тоже не стоит, ибо такие крепкие жилистые ребята в каждой ватаге нужны. Зачем? В первую очередь как носильщики, а во вторую, как приманка для демонов, бесов и гончих. Бывает, что эти твари сядут на хвост отряда, да так плотно, что не оторвешься, и тогда группа, чтобы выиграть немного времени, бросает на произвол судьбы одного из своих членов. Как несложно догадаться, это самый молодой боец, которого не жалко. Жестоко и некрасиво? Да, согласен. Но каждый начинающий следопыт знает, на что идет и чем он рискует, а значит, все по честному.

  Так что если бы не вопрос парня, я бы про него вскоре забыл, спокойно допил пиво и дождался схода следопытов, который пройдет на втором этаже трактира. Однако своим самым обычным вопросом Габриэль разбередил старую душевную рану, и это задело меня настолько сильно, что захотелось всерьез поговорить с новичком и преподать первый урок или врезать ему в лоб, чтобы держал язык на привязи. Кто меня хорошо знает, а это все старые охотники на демонов, тот понимает, что задевать Раги Таина не стоит, ибо он одними словами может сделать очень больно. Но ученик еще не следопыт и этого не знал. Поэтому я постарался унять нарастающее во мне раздражение, посмотрел на этого худого недокормыша с крепкими крестьянскими руками и широкими костлявыми плечами, который только недавно выбрался из своей деревни в большой мир, а затем произнес:

  - Никогда и никому не задавай вопросов о прошлом. Понимаешь меня?

  - Нет, - парень простодушно улыбнулся и покачал головой.

  - Тогда объясню. Всего один раз. А ты мои слова запомнишь. В нашем обществе не принято спрашивать о жизни следопыта до прихода в Бельгард, а тот, кто интересуется прошлым своего товарища, рискует получить в живот кусок стали. Все, что было раньше, остается за стенами города. Ну, а здесь и сейчас есть только рейды, хабар, заказы и отдых после похода в Видархейм. Уяснил?

  - Да.

  - В таком случае заткнись, сиди спокойно и радуйся жизни, доброволец.

  Последнее слово прозвучало, словно ругательство, и Габриэль замолчал. Одним махом я выпил свое пиво и подумал, что пора бы нашим вожакам, которые сейчас парами расходятся по всем пяти трактирам города, появиться. Словно на заказ, в помещение вошли два человека. Первый, высокий и статный блондин в богатом бархатном камзоле и длинным мечом на боку, прям настоящий имперский дворянин, атаман Волли Най, в прошлом центурион имперского легиона. Второй, невысокий, но чрезвычайно широкоплечий Гармата Лис, мой земляк из столицы Видархейма славного города Нургарда. Не задерживаясь, под взглядами полусотни человек, авторитетные вожаки молча прошли через весь зал и поднялись на второй этаж. По всему трактиру, словно по команде, начали вставать бывалые следопыты и проходить наверх. Их было немного, всего девять, и среди них была моя скромная персона.

  - Оставайся на месте, - бросил я Габриэлю, после чего, уже повернувшись к нему спиной, добавил: - В неприятности не встревай. Начнут наезжать, скажи, что ты со мной, и не огрызайся.

  - Да я и сам... - попытался что-то ответить парень.

  Однако я его уже не слушал. Знаем мы таких, которые все сами. За городом есть преогромное кладбище, где покоится прах следопытов и чересчур самостоятельных новичков. Сколько их за пролетевшие мимо меня десятилетия я повидал? Сотни. Хотя нет, тысячи. Бывалые рыцари и молодые оруженосцы, которые грезили подвигами. Бывшие разбойники и профессиональные наемники, мечтающие о золоте. Вечно голодные беглые крестьяне или беженцы из Видархейма, вроде этого самого мальчишки. Геройские эльфы из лесов Лоэн-Квай, желающие лично добыть голову демона, и орки из предгорий Каан-Фосс, которые вечно ищут драки. Много их было, да вот только мало кто из них достиг своей цели. Сумеречные Земли меняют разумных существ или убивают, а если учесть, что минимум треть новичков погибает прямо в городе, то отсев среди следопытов огромен. Лишь один из пяти-шести претендентов достоин носить это звание, которое не прописано ни в одном законе или уставе, и это говорит о многом.

  Я вошел в уютную просторную комнату. Пол покрыт толстыми коврами, а стены прикрыты гобеленами. В центре большой лакированный стол, а вокруг него гнутые кресла. Следопыты рассаживаются на свои места, как заведено с давних времен, которые я помню. После чего Волли Най, поворачивается к Лису, в руках которого хрустальный светло-серый шар, дорогостоящий магический прибор, а тот кивает ему, мол, нас никто не подслушивает. Все чисто, можно поговорить.

  - Господа, - отставной центурион, вот уже полтора десятка лет возглавляющий следопытов, оглядывает всех нас, - есть работа. Из империи от одного весьма влиятельного человека поступил заказ - пробраться или пробиться в крепость Ас-Вар и принести из казны Ордена кое-какие дорогостоящие цацки и книги. За это платят сто тысяч золотых империалов.

  - Ого! - воскликнул мой сосед, рослый зеленоватый орк в ладно пошитом поддоспешнике и выпирающими вперед небольшими клыками. - Что же это за цацки такие?

  - Артефакты Ордена, которые не были использованы против демонов.

  - Я возьмусь! - орк, которого звали Анга, был известным жадиной, а потому его поспешность объяснить было легко.

  - Не торопись, - Най остановил вожака одной из самых крупных ватаг в Бельгарде. - Еще не все сказано.

  Орк кивнул, а Волли продолжил:

  - Значит так, сумма контракта серьезная, артефакты и книги тоже не рядовые, а потому пойдет не одна ватага, а четыре. Таково решение Совета. Выход групп через два дня. Сбор вожаков завтра утром. Отправляются отряды Анги Орка, Софри Аккино, Кнуда Стрелка и Тайры Лесовика. Подробности контракта и маршрут движения только для лидеров ватаг. Это все. Больше серьезных контрактов пока нет. Вопросы по текущим делам в городе имеются?

  Следопыты помолчали. Анга Орк и Кнуд Стрелок, слегка сутулый и неприметный имперец, который был лучшим лучником, какого я видел в жизни, заметно повеселели и переглянулись. После чего раздался вопрос от Эрика Капитана, лысого крепыша, ранее бывшего офицером гвардии в одном из южных королевств:

  - Что по продовольствию для беженцев?

  - Порядок, - ответил Най, - проблема решена, и сбор средств среди следопытов в этом году проводиться не будет.

  - А что с моими парнями, которых королевские егеря в пригороде повязали?

  - Все решено, завтра получишь их обратно. Но чтобы за пределы Бельгарда они больше не высовывались.

  - Ясно.

  Больше вопросов не было. Крепкие мужчины один за другим вставали и покидали комнату, а я остался. Волли хотел мне что-то сказать отдельно от всех, и о чем пойдет разговор, я уже догадывался. Хм! Предчувствия меня не обманули.

  - Речь пойдет о большом контракте? - спросил я атаманов.

  - О нем самом, - Волли слегка прихлопнул ладонью по столу. - Тебе можно узнать подробности прямо сейчас. Заказчик барон Дазз Офкайн.

  - Тесть Конрада Ламая и большой ценитель древностей?

  - Он самый.

  - Я выполнил для него пару заказов, и он расплатился честно. В чем странность?

  - В том, что в крепость Ас-Вар помимо нас собираются Защитники и несколько вольных отрядов из империи. В том, что у Офкайна не может быть таких огромных денег, но в банк "Лойна", который нас обслуживает, поступила вся сумма целиком. В том, что вместе с нашими парнями в поход собираются доверенные люди барона, среди которых есть сильные маги. Ну и так далее.

  - Ты прав, Волли. Все вместе это настораживает.

  - Ага! Ну и, кроме того, неделю назад невдалеке от гор группа Маркуса Рыбака обнаружила перебитый отряд имперцев, и на их телах были выколоты татуировки - знаки "теней". Они шли к Ас-Вару, но не дошли.

  - Демоны постарались?

  - Если бы. Люди.

  - Понятно. Только не ясно, каким боком все это касается меня?

  - Ты опытный человек Раги, которому можно доверять. Поэтому мы хотим, чтобы ты прогулялся вслед за нашими ватагами и со стороны посмотрел на то, что будет происходить. Очень уж много во всем этом деле странностей, которые мы не понимаем, и нам это не нравится. Как бы наших товарищей не подставить.

  - Сколько людей мне с собой взять?

  - Пять-шесть, самых лучших. Группу подберешь лично и по-тихому. Орку, Стрелку, Аккино и Лесовику про это знать не стоит. У них своя задача, а у тебя своя.

  - Что по деньгам?

  - Сотня империалов задатка. Еще двести после возвращения.

  Условия были приемлемые, и цена меня устраивала. Поэтому я согласился:

  - Идет.

  - Вот и хорошо, - Волли улыбнулся. - За картами местности и деньгами зайдешь утром, сразу после того, как наши вожаки подпишут договор.

  - Это ясно. Не в первый раз на такое дело подписываюсь.

Глава 2.

  Утро начиналось хорошо. Я был жив и здоров. Проснулся в своей двухкомнатной съемной квартире на четвертом этаже доходного дома на Приморской улице. Затем сделал зарядку, на походной бездымной жарке вскипятил воду и, глядя в открытое окно, выпил кружечку ароматного черного чая из далекой южной страны Ирх.

  Бельгард пробуждался ото сна, и горожане спешили по своим делам. Рыбаки возвращались в порт с уловом. Зеленщики тянули на рынок тележки с капустой, кукурузой, салатами и картофелем. На окраине был еле слышен перестук кузнечных молотов, а из харчевни рядом с моим жильем, которое я занимал вот уже пять лет подряд, доносились аппетитные запахи.

  Что же касательно лично меня, следопыта Раги Молчуна, то за обещанные триста золотых монет я был готов свернуть горы. Впрочем, сегодня я должен был получить лишь задаток, который полностью уйдет на припасы, снаряжение и магические зелья. А до получения основной суммы, которую придется разделить с напарниками, еще следовало дожить. Ну, а затем, по возвращении из очередного опасного рейда, будет долгожданная отставка, уютный домик на берегу моря, семья, детишки и собственное дело. Кое-какой запас империалов за годы беготни по Сумеречным Землям у меня скопился, а тут еще приплывет и эта денежка лишней не будет.

  - Эх, хорошо! - кинув последний взгляд на ровную синюю гладь океана, выдохнул я и стал одеваться.

  Черные свободные брюки, черные ботинки с высоким берцем, майка, серая полотняная рубаха, проклепанная металлическими пластинками толстая кожаная куртка, черная широкополая шляпа без каких-либо эмблем и армейский пояс с верным кинжалом и тяжелым кошельком. Типичный городской наряд рядового следопыта. При этом, конечно, можно было бы разодеться в шелк и ходить с дворянским мечом на перевязи. Но это лишнее внимание, которое мне не нужно. Было дело, несколько лет назад я решил покрасоваться и поехал на отдых в столицу Берлиза, славный город Сенега, где у меня было все, что положено фартовому человеку. Взятая в аренду коляска с парой отличных рысаков, кучер, слуги, красивая девка рядом и лучшие комнаты в самых дорогих гостиницах. Все как у высокопоставленных людей с длинной вереницей благородных предков. Вот только до добра это не довело. За неполный месяц меня три раза пытались ограбить и четыре раза вызвали на дуэль. Вызовы я принимал, и моим противникам не поздоровилось, а воришкам просто ломал руки, чтобы впредь неповадно было покушаться на имущество честных людей. И вроде бы делал все правильно. Однако на душе скопился нехороший осадок, и городская стража стала проявлять ко мне самое пристальное внимание. Поэтому я быстро вернулся в Бельгард, где все просто и понятно, хотя воры, бандиты и заядлые дуэлянты здесь тоже водятся.



  Ладно, пора выходить. Я посмотрел на себя в небольшое зеркало и в отражении увидел статного голубоглазого брюнета с короткой прической и правильными чертами лица. Это я, точно такой же каким был вчера, позавчера и десять лет назад. Убийца подземных тварей на теле которого, благодаря магическим эликсирам и крови демонов, нет ни одного шрама. Больной на голову человек из Видархейма, который долгое время жил прошлым и настоящим, и только недавно стал думать о будущем. Как говорит мой знакомый маг, мэтр Фолли, я уникум и настоящий дикарь с искаженными понятиями о добре и зле. Ха! Наверное, он прав, потому что, как и каждый опытный следопыт-ветеран, я уже не могу считаться нормальным человеком, ибо слишком много жутких и ужасных вещей нам приходилось видеть, а за нашими плечами горы из трупов и реки крови. Такое не может пройти просто так и исчезнуть бесследно, и это понятно.

  Я покинул квартиру и запер ее на магический ключ. Приложил большой палец правой руки к рубиновому глазу бронзовой пантеры, украшающей ручку, и услышал характерный щелчок запора. Хорошая штука этот замок, надежный, удобный и ключи с собой носить не надо. Хотя стоит подобное изделие весьма дорого, пять империалов стандартная вещь и десять с сюрпризами для незваных гостей, как у меня. Но если хочешь сберечь свое имущество, а у меня в квартире небольшой арсенал и немалая сумма денег, приходится звенеть кошельком.

  Спустившись вниз, в холле я поздоровался с похожим на медведя русоволосым здоровяком Хьяли, бывшим следопытом, который недавно женился, остепенился и нашел свое призвание в охране. На ходу мы пожелали друг другу доброго дня, и я вышел на улицу. После чего по привычке огляделся, ничего подозрительного не обнаружил и свернул налево, к харчевне "Тетушка Марта", где меня ожидал плотный завтрак и встреча с людьми, которых во время предстоящего рейда мне бы хотелось видеть в своей команде.

  Идти было недалеко, всего-то двадцать метров. Я вошел в заставленное столиками и стульями светлое помещение. Здесь можно отдыхать душой, ибо люди в этой харчевне собираются мирные и тихие, в основном жильцы доходных домов или семейные следопыты. Именно из таких я предпочитаю набирать напарников, поскольку люди они серьезные, голову на плечах имеют и зря не рискуют. От них не стоит ждать неожиданностей или подлости, ведь они думают не только о себе, но и о близких людях, которые могут ответить за их промахи, поэтому мне с ними спокойно. Ну и, кроме того, они могут вовремя остановить меня, когда я зарываюсь, и это проверено временем.

  Мой любимый столик у окна с видом на набережную был свободен и, скинув шляпу, я присел. Молоденькая симпатичная служанка Эльза, пухленькая блондинка с весьма хорошими формами, которая месяц назад побывала в моем логове, где мы вместе проверяли прочность кровати, расплылась доброй улыбкой и подошла принять заказ.

  - Здравствуй, Раги, - прощебетала девушка, которая была не против провести со мной еще ночку-другую.

  - Привет, красавица, - я тоже улыбнулся и хотел погладить ее по округлой аппетитной попке, но, увидев, что из-за стойки за нами наблюдает хозяйка заведения, полная мадам Марта Орвис, сдержался.

  - Что закажешь? - спросила девушка и, покосившись в сторону хозяйки, которая была ее теткой, фыркнула.

  - Как обычно. Жареную рыбу, четыре яйца с беконом, белый хлеб и большую кружку вишневого компота.

  - Сейчас все будет, - Эльза помедлила и спросила: - Ты давно вернулся?

  - Вчера.

  - А в городе надолго?

  - К сожалению, нет.

  Девушка кивнула и, не дождавшись приглашения на ужин плавно переходящий в завтрак, вздохнула:

  - Жаль.

  - Да, - согласился я. - Жаль.

  Эльза убежала на кухню, а мой нос вобрал плавающие в воздухе запахи. Хорошо. Спокойно. Нет суеты и опасности. Относительно мирный богатый город и доброжелательно настроенные люди. После Видархейма, разрушенные города и поля которого заросли густым кустарником, где так любит скрываться всякая мерзость, это рай земной.

  Вскоре вновь появилась Эльза. Девушка принесла мой заказ, и я приступил к завтраку. Ел не торопясь, когда еще придется вот так перекусить. Однако посидеть в одиночестве не получилось, поскольку появился Андро Жук, которого я еще вчера через Габриэля Скинно предупредил, что есть работа. Мой напарник, с которым мы не в один рейд вместе сходили, сухопарый лысый имперец из знаменитого Четвертого легиона, почти полностью полегшего на Перешейке, разместился напротив. И первое, что он сделал, молча взял мой компот и одним махом влил его себе в глотку. Затем он отрыгнул и сказал:

  - Здорово, Молчун.

  Кому другому, за наглость я врезал бы в челюсть, а затем выкинул бы хама из харчевни. Но Андро таков, каков есть и его не переделать. Он все делает естественно и для него не существует таких понятий, как приличия и правила поведения. Есть сегодняшний день и обязательства перед теми, кого он уважает, а остальное мелочи. Меня он, кстати сказать, уважает. Впрочем, как и я его.

  - И тебе не хворать, Жук, - ответил я.

  - Вчера парнишка прибегал, сказал, что дело есть. Верно?

  - Все так.

  - Когда идем, куда и сколько платят?

  - Выход послезавтра. Идем, конечно же, в Видархейм. Тебе двадцать империалов.

  - Надолго уходим?

  - Минимум три недели, возможно, больше.

  - Опять богатеньких заезжих аристократов на прогулку поведем?

  - Нет. Прогулка по маршруту указанному Советом. Поэтому полный расклад только на полуострове.

  - Кто еще с нами пойдет?

  - Парень, что тебя нашел, братья Гауки, Красный Конн и Артан Сухой.

  - Добрая компания. Припасы и снаряжение как всегда с тебя?

  - Да.

  - До места кто доставит?

  - Зандер Пират, если он не занят, или Большой Сэфи.

  - Тогда я согласен. Завтра вечером вещички свои на баркас заброшу и к отходу подбегу. Бывай.

  Андро протянул мне руку, и я ее пожал. Плюс один человек в мою команду. Жук встал, схватил с тарелки кусок хлеба, запихнув его в рот, и умотал по своим никому не ведомым делам. Да уж, человек в мирной жизни безалаберный, но в работе серьезен, мастер-мечник, каких поискать, что есть, того не отнять.

  Только исчез Жук, как появились братья Гауки, отличные стрелки и большие искусники в деле создания ловушек на нечисть. Некогда они были местными беспризорниками и мелкими воришками. Затем, когда мы появились в Бельгарде, близнецы прибились к нам и сейчас они весьма уважаемые в городе люди. Настолько, что с ними здоровается сам бургомистр и никто, глядя на этих низкорослых русоволосых крепышей, не вспоминает их прошлое. Братья мое предложение приняли, да и не могло быть иначе, ведь это именно я когда-то вытянул их из канавы с помоями и подтолкнул в правильном направлении, и они это помнят.

  Вслед за Гауками пришли сразу три человека. Габриэль, который ночевал и столовался в общей казарме рядом с домом нашего Совета. Красный Конн, огненно рыжий пожилой мужик в потертом сюртуке, специалист по зельям и магическим артефактам. Ну и последний член команды Артан Сухой, поджарый эльф-полукровка, реальный следопыт, не чета нам, людям, которые все же больше бойцы, чем разведчики. С ними тоже все было улажено весьма быстро. И поручив Красному закупить побольше эликсиров и свитков, а так же подзарядить имеющиеся у него талисманы, а Сухому заняться подготовкой продовольствия, я отправился в город. Габриэль, конечно же, со мной, ибо помимо всего прочего следовало приобрести непростые боеприпасы, а таскать на себе тяжелый мешок, когда есть носильщик, не интересно.

  Вместе с парнем мы шли по городским улочкам от порта в сторону центра, где находился храм бога Талая и резиденция бургомистра. Вокруг суетился народ, который спешил по своим делам, а Габриэль засыпал меня вопросами.

  - Господин Раги, а правду говорят, что вы в одиночку демона свалили?

  - Брешут.

  - Как же так?

  - А вот так. Нас было трое, но выжил я один, поэтому мне победу и приписали.

  - А я думал...

  - Знаю, - оборвал я его. - Раги Молчун демонов голыми руками рвет. Поэтому он великий герой, а ты его ученик. Так?

  Парень помялся, шмыгнул носом и ответил:

  - Да.

  - Вот то-то же. Мне известно, как молодняк в общей казарме живет и о чем разговаривает. Да я, да мы, всех порвем и уделаем, а когда до дела доходит, новички впадают в ступор.

  - От чего?

  - От вида мертвого человека, который разлагается и воняет, но идет на тебя. От слов, которые нашептывает спрятавшаяся во тьме хищная тварь. От страха, который испытывает всякое разумное существо при виде вампира или беса. От парализующего волю взгляда, каким на жертву смотрит василиск или змей-харвар. Каждая тварь в Видархейме существует не просто так. Она чего-то там думает в своей голове и не желает умирать. Поэтому если тебе кто-то скажет, что они безмозглые животные, то плюнь этому умнику в лицо, ибо он желает твоей смерти. Противник силен и умен, и он, подобно нам, все время меняет тактику, так что недооценивать монстров, даже самых слабых, глупо.

  - А я думал, что мыслить могут только демоны, которые руководят всеми остальными.

  - Зря так думал. Демоны существа древние и знают гораздо больше нас, людей. И если они создают тварей, которые им прислуживают, то наделяют их разумом.

  - Значит, разговоры про великие подземные королевства, чистая правда?

  - Да. Они есть. А ты в этом сомневался?

  - Люди всякое говорят.

  Габриэль сопел, над чем-то размышлял, а затем задал новый вопрос:

  - Интересно, а почему тогда демоны и прочие твари, которые осели в Сумеречных Землях, до сих пор вниз не ушли, ведь там их родина?

  "А паренек не такой простак, каким кажется, - машинально отметил я. - Надо будет его поддержать, если он первый рейд переживет и при виде подземного монстра или мертвеца штаны не обделает".

  Ученик, а по совместительству потенциальная жертва и носильщик, ждал ответа, и я его любопытство удовлетворил:

  - Ты в курсе, что делают с особо опасными преступниками в империи?

  - Да. Их отправляют на ледяной остров Фар-Анаит, где они добывают золото и алмазы.

  - Правильно, а для подземников Видархейм это то же самое, что для имперцев вечная каторга. Издревле короли нижнего мира выкидывали на поверхность всю свою шваль, которая шла на смерть, а когда люди ударили в ответ, они этому очень сильно удивились и не сразу смогли дать нам отпор. Но великие демоны быстро оклемались и показали нам свою силу. После чего, растоптав Видархейм, вернулись обратно, а на поверхности осталась шушера со своими слугами и ходячими мертвецами. Попасть обратно изгнанники не могут, наверное, на входе выставлена стража, а здесь им трудно. Привычных источников силы нет, а они нужны, и им приходится как-то приспосабливаться, кушать напитанных жизненной энергией людей, трансформироваться, видоизменяться и делать новых рабов, которые здесь чувствуют себя гораздо лучше, чем в подземелье.

  - В учебном лагере нам ничего такого не рассказывали.

  - Это не тайна, но не всем подходит данная теория.

  - А почему?

  - Да потому, что если бы не было Сумеречных Земель, то их следовало бы придумать. Образ грозного внешнего врага, который в любой момент может обрушиться на людей, дает правителям возможность драть со своих подданных большие налоги и содержать сильную армию. Ну и, кроме того, война с нежитью толкает вперед прогресс, особенно в медицине и боевой магии.

  - Понятно. А можно еще вопрос?

  - Спрашивай, пока у меня настроение есть.

  - А как давно люди столкнулись с демонами?

  - Сразу, как только появились в этом мире. Ты ведь знаешь, что наши далекие предки бежали сюда с погибающей планеты под названием Земля?

  - Знаю. Хотя в Берлизе и Инагаре считают, что мы были здесь всегда, и нас сотворил бог Талай.

  - Что считают имперцы и жители королевства, это их дело, а мы выходцы из Видархейма. И если верить историческим книгам, по которым меня учили в школе, мы здесь чужаки, которым пришлось нелегко. Однако у людей было оружие, какого нет сейчас, и механизмы, которые невозможно воссоздать. Это помогло нашим предкам выстоять, и сначала люди вломили эльфам и оркам, которых оттеснили на север. А потом мы столкнулись с демонами и вампирами, которые пили кровь животных и как лакомство употребляли на завтрак и ужин своих ушасто-клыкастых соседей. Подземники тогда жили на месте нынешнего Инагара, но их выбили в Видархейм. Со временем люди освоились, и появилась Единая империя, которая продержалась двести лет. Потом была череда кровавых сражений и развал государства, а далее чума и снова война, в результате которой возник Инагар. - Габриэль слушал меня раскрыв рот, и я продолжил: - Правитель империи Валентин Великий объявил виновниками всех неприятностей демонов. После чего он создал Орден Защиты и кинул на полуостров свои непобедимые легионы и магов, которые к тому времени переняли искусство волшебства у эльфов и орков. Люди бились с подземниками долго, три или четыре поколения и, в конце концов, тварей перебили, а на полуострове Мараг возникло королевство Видархейм. Короче говоря, сколько люди в этом мире, а это около полутора тысяч лет, столько мы с демонами и воюем.

  - А где-то еще есть выходы из подземного мира на поверхность?

  - Говорят, что за океаном находится пара материков, и там тоже существуют свои Сумеречные Земли, но только без людей.

  - И что...

  - Стоп! - я остановился перед двухэтажным каменным зданием, которое являлось оружейной лавкой мистера Феликса Северина. - Все потом. Жди меня здесь.

  - Как скажете.

  Я вошел в лавку и меня сразу же встретил сам хозяин, румяный толстячок в отглаженной рабочей робе серого цвета. Он раскинул руки и радостно воскликнул:

  - Кого я вижу!? Меня почтил своим присутствием сам Раги Таин. Здравствуй, рад тебя видеть.

  У нас с Феликсом отношения были не только деловыми, но и дружескими. Поэтому он встречал меня тепло и, поприветствовав толстячка, я кивнул в сторону подсобки и спросил:

  - Для меня что-нибудь из империи привез?

  Северин понизил голос до полушепота и кивнул:

  - Кое-что есть. Пойдем.

  Мы прошли за стойку, где сын Феликса предлагал паре молодых дворян из Альманзора серебряные метательные ножи, и оказались в заполненной разнообразным смертоубийственным товаром комнате. Здесь я присел на диванчик, а Феликс вытащил со стеллажа сундучок с непростым замочком, вскрыл его и достал перстенек, обычную круглую печатку-узор с парой серых кристаллов.

  - Что это? - поинтересовался я.

  - Индикатор применения магии. Одна из новейших имперских разработок.

  - И каков принцип действия?

  - Колдует рядом человек, и камушки приобретают синеватый оттенок. Если чародейство демонов, то они чернеют, а перстенек сжимается и подает владельцу знак, что рядом опасность. Ну, а если заклятие готово ударить в носителя этого амулета, то он становится горячим, а кристаллы приобретают цвет крови.

  - Какой радиус у этой игрушки?

  - Двести метров. Расстояние применения большинства боевых заклятий. Вот только это не игрушка, Раги. Испытания подобных индикаторов проводились в Видархейме и перстенек не одну жизнь спас. Сам понимать должен, что кругом зеленка и где находятся твари, не всегда разглядишь. Большой индикатор постоянно применять трудно, а тут раз, и предупреждение. Кроме того, амулет чувствует магические ловушки, активные на сто пятьдесят метров, а пассивные на сотню.

  - И сколько этот перстень стоит?

  - Я купил за пятнадцать империалов, а тебе отдам за двадцать. Ничего подобного в Бельгарде пока не было и в ближайшее время не будет.

  - Хорошо, перстень возьму, - согласился я. - Но если он не будет работать, верну обратно.

  - Конечно.

  - Что еще есть?

  В руках Феликса появился тяжелый сверток. Он его развернул и я увидел то, что давно заказывал, прикрытые прочными стеклянными колпаками разрывные наконечники для арбалетных болтов, которые производятся только в одном месте, на оружейном заводе братьев Смирновых невдалеке от имперской столицы. Такими боеприпасами, которые достать очень и очень сложно, рядового демона можно свалить сразу и без особых проблем, разумеется, если попасть в рогатого. Один выстрел в упор, в голову или сердце. Одна смерть. Я давно просил Феликса привезти мне хорошую партию таких наконечников. Однако даже он, имеющий серьезные связи в империи купец, мог достать всего пять-семь штук. Ну, а сейчас, видать, Северин напрягся и готов продать сто штук. Отлично! Само то, что нужно перед моим последним рейдом.

  - Ты меня порадовал, - сказал я и уточнил: - Цена обычная?

  - Да. Четыре серебряных орлика за один болт. Если возьмешь все, то с тебя сорок империалов.

  Прикинув свои финансы, я решил, что на самый крайний случай боеприпасы всегда можно продать по пять орликов за штуку, если они останутся, и согласился:

  - Идет, беру.

  - А потянешь? - Феликс расплылся в улыбке.

  - Не переживай, денежка есть.

  - Смотри сам. Кстати, магазинный арбалет на десять болтов взять не желаешь?

  - Нет. Меня мой на пять выстрелов устраивает, а у "десятки" ложе слишком толстое и его в руках держать неудобно.

  - Ага! Еще что-то нужно?

  - Нет. Я за болтами заходил.

  - Так может тебе серебряных добавить?

  - Четыре десятка, только чтобы с наговором и магической руной. Больше ничего брать не стану.

  - Ладно, тогда давай рассчитаемся. С тебя, мой друг, шестьдесят восемь империалов.

  - У меня при себе только тридцать, остальное завтра занесу.

  - Договорились.

  Я передал Феликсу свой кошель, а он его встряхнул и расплылся счастливой улыбкой. Потом купец встал, ссыпал монеты в металлический денежный ящик и стал упаковывать мои покупки. Делал он это основательно, чтобы болты не соприкасались друг с другом, и пока Северин был этим занят, я спросил его:

  - Что нового в империи?

  - А тебя что интересует, сплетни, внутригосударственные события или положение дел на Перешейке?

  - В общем-то, без разницы.

  - Ну, раз тебе все равно, то свежих новостей немного, всего три. Первая касается известного бунтаря герцога Алоиза Крамера. Он поднял против императора восстание, но его быстро задавили. Жрецы Талая объявили, что он пособник демонов. После чего, совершенно естественно, его армия очень быстро разбежалась, а герцог удрал заграницу, возможно, в Берлиз. Вторая новость с Перешейка. Паладины собираются в большой поход против демонов и скупают все запасы вооружения. Войско у них серьезное, не меньше семисот рыцарей с оруженосцами и свитой, а цель очистить все земли Видархейма, которые прилегают к оборонительным валам. Но это для публики, а знающие люди мне шепнули, что под прикрытием зачистки рыцари хотят прорваться к горным твердыням Ордена Защиты.

  Феликс, который наверняка знал, что следопыты тоже идут к горам, кинул на меня хитрый взгляд. Однако я был невозмутим, слова купца запомнил и кивнул ему:

  - А третья новость какая?

  - Столица обсуждает неизвестную целителям болезнь Кетиля Первого. Порой, говорят, на него ночами так накатывает, что он кричит, словно бешенный. Это сказывается на всем, ведь у императора нет наследника. Вот и заказ твой я смог выполнить только потому, что армейские интенданты слабину почуяли и стали воровать.

  - Они всегда воруют.

  - Это да, но обычно по мелочи, а сейчас по крупному. Такие вот дела, дружище. Кстати, как ты в свой последний рейд сходил?

  - Нормально.

  - По заказу Совета работал?

  - Да. Разведка и ничего больше.

  - В районе столицы вашего королевства?

  - Там. По пригородам Нургарда шарился.

  - Наверное, хотел к своему дому подобраться?

  - Хотел, - не стал скрывать я. - Но пока не судьба. Слишком много тварей в городе, не пройти.

  - Да-а-а... - протянул Феликс, передавая мне холщовый мешок с покупками, - судьба злодейка. Сколько тебе хоть заплатили?

  - Стандарт. За две недели поиска двадцать пять монет.

  - А потратил, небось, тридцать?

  - В таком деле о деньгах не думаешь. Опять же я не в пустую сходил и кое-что на продажу все-таки приволок.

  - Ну да, само собой.

  Я взял покупки, попрощался с Феликсом и вышел наружу. Габриэль был здесь и, отдав ему мешок, я направился в Совет Следопытов. Дошли быстро. Волли Най передал мне сотню империалов задатка и свежие карты Видархейма. Мы обговорили все нюансы предстоящего дела, атаман напомнил мне про осторожность, и только после этого я покинул уважаемого в наших кругах человека.

  Большое круглое солнце медленно опускалось в океан. По лицу скользили потоки соленого прохладного воздуха, и хотелось бросить все, отправиться на пляж, окунуться в воду и позагорать. Но рядом был Габриэль, о котором мне предстояло позаботиться, хотя бы по минимуму, да и деньги следовало прибрать в надежное место. Поэтому мы отправились ко мне домой.

  Жил я в одной комнате, а вторая была складом и хранилищем трофеев. Здесь находились старые книги, многие из которых в империи под запретом. Оружие, не только человеческое, но и выкованное в подземных кузницах. Доспехи, часть из которых была снята с мертвецов. Недорогие артефакты, облегчающие жизнь путешественнику, магические зелья и прикрученный к каменной стене стальной сейф, где хранилась часть моего состояния, которое я не положил в банк "Лойна". Все это стоило денег, но по большому счету я ничем не дорожил. Это всего лишь барахло, которое как пришло, так же может и уйти. Главное это жизнь и цель, к которой ты идешь, а все остальное пустышка. И как правильно говорят жрецы Талая, которые создали свой культ на фундаменте всех основных религий планеты Земля и местных верований - "Голым человек в мир приходит и голым его покидает. Прах к праху".

  Габриэль, глаза которого горели желанием все пощупать и потрогать, замер на входе, а я подошел к увешанной оружием стене и подозвал его к себе. Парень приблизился, и я начал его вооружать. Доспехи ему не нужны - мы не тяжелая имперская пехота и не рыцари, а вот колюще-режущие предметы и какой-нибудь стрелковый механизм понадобятся. Мой взгляд пробежался по мечам и кинжалам с посеребренными лезвиями, затем замер на простейших арбалетах и остановился на превосходной сабле, которую я пару лет назад снял с убитого мной вампиреныша. То, что надо. Захребетнику-носильщику она подойдет. Плюс хороший длинный нож и арбалет на два болта. Этого ему пока хватит, а дальше посмотрим.

  - Бери, - я указал Габриэлю на оружие, которое решил ему подарить, - отныне это твое. В углу большой рюкзак, сложишь все туда и с этим пойдешь в Видархейм.

  Ученик от такого счастья обалдел. Как же, сабля с ножнами четыре империала, кинжал два и арбалет три. Итого, девять, а в деревне беженцев на эти деньги можно двадцать человек весь год кормить. Впрочем, парень не растерялся, схватил рюкзак, спрятал в него оружие, накинул поклажу на плечи и замер без движения. Наверняка, он хотел попросить что-то еще, может быть, дополнительный кинжал, но я ошибся.

  - Господин Раги, у меня просьба... - Габриэль замялся.

  - Говори, - поторопил я его.

  - Мне бы задаток за рейд.

  - Зачем?

  - У меня отец болен и сестра замуж выходит.

  - Ладно. Это, конечно, против правил, новичку аванс давать. Но правила для того и существуют, чтобы делать исключения. За рейд ты должен получить пять монет. Дам тебе две и одну лично от себя, как подарок твоей сестре.

  - Благодарю.

  - Не стоит, - я передал ему деньги и добавил: - У тебя шансов вернуться назад пятьдесят на пятьдесят. Ты понимаешь это?

  - Да.

  - Так может, еще передумаешь становиться следопытом?

  - Нет. Я все решил.

  - Тогда ступай. Утром жду тебя в харчевне. Пойдем в порт баркас смотреть, а потом гулящих девок навестим.

  Новичок густо покраснел. Значит, в бордель его надо сводить в любом случае. Это придаст ему уверенности в себе.

  Габриэль кивнул и я его выпроводил. Он ушел, а я заварил чай и подумал о том, что еще можно успеть перехватить Эльзу, которая сейчас закрывает заведение. Но, почему-то, тратить вечер на ухаживания не хотелось. Да и вообще ничего не хотелось. Апатия накрыла меня, и я спросил сам себя:

  - А может быть так к тебе подкрадывается старость, Раги Таин? Слова на мгновение повисли в воздухе и рассеялись. Я усмехнулся, покачал головой, хмыкнул и расстелил перед собой карты Видархейма. Кому чего, а у меня еще много работы и раньше полуночи упасть в кровать не получится.

Глава 3.

  Берег был чист, так что высадились мы без приключений. Большой баркас капитана Зандера, бывшего пирата с соответствующим прозвищем, подошел вплотную к берегу, и моя группа быстро скользнула в примыкающие к воде кусты. Пара минут и нас уже не видно, а кораблик Зандера, который будет ждать нас в этой бухте каждую пятницу, развернув паруса, уходит в открытый океан.

  Над головой жаркое летнее солнце, которое прикрыто постоянной магической дымкой, появившейся здесь сразу после падения местной столицы и разрушения храмов. Кстати, именно из-за нее Видархейм и называют Сумеречными землями. Рюкзаки на плечах. Оружие в руках. Впереди Артан Сухой. Следом братцы Гауки. За ними навьюченный припасами Габриэль и я, а за нами Красный Конн и Андро Жук. Глаза всматриваются в окружающую нас зеленку и мы постоянно настороже.

  В движении проходит час, и первый привал мы делаем в паре километров от места высадки, в давно облюбованной мною неприметной лощине. Место здесь тихое и есть родник. С крутого обрыва к нам не подобраться, разве только бес подлетит или харвар подползет. Но бесы летают только над открытыми пространствами, а змеи держатся поближе к горам. Ну, а поскольку до твердыни Ас-Вар, которая прикрывает перевалы, около восьмидесяти километров, то опасаться особо нечего.

  Лагерь разбивать не стали. Просто скинули рюкзаки и, не разряжая арбалетов, уселись в круг, так, чтобы контролировать оба спуска в низину и обрывы. Пришло время довести до всех участников рейда цель похода. Люди ждали объяснений, и я не медлил.

  - Значит так, - раскинув на траве карту, начал я. - Вчера, как вы все знаете, в соседней бухте высадились отряды Аккино, Лесовика, Орка и Стрелка. Это триста сорок следопытов, десяток имперцев и несколько мощных магов. Они идут к крепости Ас-Вар, а мы будем следовать за ними, наблюдать за их передвижениями и смотреть, что делается вокруг. Понятно?

  - Ясно все, - первым отозвался Андро. - Если наших переколотят, то Совет должен об этом знать.

  - Точно так, - подтвердил я и продолжил: - Сила у наших братьев большая и бойцы под рукой неслабые. Поэтому, сами понимаете, прорываться к горам они будут громко, с драками, шумом и истреблением всей мерзости, какая только посмеет преградить им путь. Мы пойдем за ними, на сбор мелких трофеев не отвлекаемся, припасы и воду бережем, на неприятности не нарываемся и стараемся по возможности быть незаметными.

  К карте склонился эльф-полукровка. Взгляд Артана пробежался по нашему маршруту, зафиксировал его и он сказал:

  - Пару лет назад я ходил этим путем. Почти до самых гор.

  - И что, есть вариант двигаться иначе?

  - В общем-то, нет. Ты все правильно разметил. Вот только городок Легн-Ар в предгорьях надо бы обойти. Трудно там.

  - В чем причина?

  - Гнездовье змей. Большое. Отряды пробьются, но на этом минимум сутки потеряют, а мы могли бы обойти его справа и сэкономить немного времени.

  - Я не против, вечером об этом поговорим.

  Артан кивнул, а следом отозвался Гаук-первый, Роберт, который спросил:

  - Сколько дней до Ас-Вара идти будем?

  - Все зависит от скорости движения основных сил, но по прикидкам Совета они дойдут за неделю. Потом на захват Ас-Вара, где по сведениям нашей разведки окопалась не шибко мощная, но весьма хитрая демонесса Хаусса, уйдет три-четыре дня. Плюс на возвращение к морю еще пять-шесть дней. Вроде бы все просто. Однако Совет считает, что дело здесь с душком. Поэтому опасаться стоит не только подземников, но и людей.

  - Кого именно?

  - Возможно, паладинов Света, может быть вольных наемников, а самый плохой вариант, это предатели.

  На краткий миг воцарилась тишина, и товарищи задумались. В последнее время среди следопытов ходили упорные слухи, что предавшие человеческий род маги-некроманты, которых великие демоны бездны под страхом смерти переманили на свою сторону, а затем выбросили на поверхность, стали набирать себе воинов из живых людей. Своего рода личные дружины, в основном из имперских преступников и пиратов с острова Байсар. Это настораживало, и если большинство рядовых бойцов нашего сообщества воспринимало это только как досужие байки, то я знал, что это правда. Откуда? Да пришлось в прошлом году присутствовать на допросе одного неприятного типа, который все подтвердил, и предоставил доказательства своих слов. Впрочем, пока таких изменников немного, слишком опасно служить темным чародеям, да и совесть не все потеряли, так что вероятность встретить ублюдков была невелика.

  Больше вопросов от товарищей не последовало и, еще раз обсудив порядок движения, мы двинулись к первой точке соприкосновения с отрядами следопытов, высотке невдалеке от поселка Валлона. Группа вошла в заросли и скорость по местным меркам набрала более чем приличную. Час хода по старой дороге, которая превратилась в тропу, и два с половиной километра позади. Мертвецов рядом не было, хотя их следы и лежки попадались часто, и даже молодой Габриэль понимал, чем это вызвано. Вся нежить и нечисть рванула в сторону высадившихся отрядов, так что монстрам просто не до нас.

  Силы у нас были и люди в группе к ходьбе по пересеченной местности привычные. Поэтому мы топали до самого вечера. Бродить по Видархейму в темное время суток занятие для совершенно отмороженных типов, каковыми мы не являлись, так что ближе к вечеру решили организовать стоянку. Для этой цели выбрали почти завалившийся деревянный амбар примерно в четырехстах метрах от каменного тракта, который пересекал весь полуостров, и здесь нас ожидала первая стычка с местными тварями.

  В кустарнике, который окружал постройку со всех сторон, находились мертвецы. Причем, не свеженькие трупы, из которых недавно выпили кровь и душу, а матерые монстры, каждый из которых бродил по белому свету не менее десяти лет. Определить это можно легко, поскольку обычный ходячий мертвец двигается чрезвычайно медленно. Поэтому сбежать от него или убить мерзопакостное существо, лишь отдаленно напоминающее человека, не трудно. Другое дело труп старый. У него затянулись все былые раны, и организм мертвеца пережил не одну трансформацию. Со временем у твари выработалась какая-то своя тактика выживания, а вместо ногтей на руках и ногах отросли крепкие когти. Он быстрее и резче свежака и его кожа практически сплошной черный глянец с маслянистым оттенком. Таково взять нелегко и обнаружить трудно. Но только не для опытных следопытов.

  Не доходя до сарая, перед которым находилась небольшая полянка, Артан Сухой замер и вскинул вверх сжатую в кулак левую руку. Сигнал - стоп!

  Мы замерли, и вскоре полуэльф прошипел в мою сторону:

  - Птиц нет, зато есть свежие следы голых ступней с длинными когтями.

  - Это я и сам вижу. По-твоему, сколько здесь тварей?

  - Минимум, три дохляка, но может быть и больше.

  С левой руки я стянул тонкую черную перчатку и кинул взгляд на перстень-индикатор. Все в норме, кристаллы цвет не поменяли, а значит, ходячие мертвецы без хозяина, тот бы, гнида, черная или рогатая, наверняка бы уже колдовал.

  - Габриэль, вперед! - скомандовал я.

  Новичок скинул тяжелый рюкзак, положил на него арбалет, к которому пока не привык, и передернул плечами. Затем он вынул из ножен подаренную мной саблю и мелкими осторожными шажками направился к кустам. Крупные ветки и густая листва надежно скрывали наших врагов, но какими бы хитрыми они ни были, при виде живого человека с горячей кровью большинство монстров теряет над собой контроль и бросается на жертву. Вот на этом мы мертвецов и собирались подловить, а то ночь уже близка, искать новое место для ночлега долго, а самим ломиться в кусты не хотелось.

  Габриэль, который четко осознавал, что сейчас он наживка, осторожно обошел ставшего на левое колено Артана и стал приближаться к месту вражеской засады. Шаг. Другой. Третий. Он все ближе к зеленке и неожиданно в глубине кустарника хрустнула сломанная ветка, после чего прямо перед ним вздрогнула листва. Парень втянул голову в плечи, слегка согнул ноги и выставил перед собой клинок. Но снова тишина и я его поторапливаю:

  - Еще немного вперед Габриэль! Не бойся! Мы тебя прикрываем!

  Самый молодой и неопытный член группы кинул на меня тоскливый взгляд, но не ослушался. Очень медленно он сделал еще несколько шагов, и тут монстры не выдержали. Кустарник раздвинулся, и появились твари, три высоких и полностью обнаженных существа, при жизни, наверняка, бывшие мужчинами. Ну, а ныне это типичные ходячие трупы из "старичков". Обтянутый кожей череп с несколькими клоками седых волос и лицо с отсутствующим носом, покрытое отблескивающей в лучах солнца маслянистой пленкой худое туловище с выпирающими наружу ребрами, две руки и две ноги, длинные фиолетовые когти и темные шарики глаз с желтыми звериными зрачками.

  - А-а-а! - закричал Габриэль и инстинктивно отпрыгнул назад.

  - Щелк-щелк! - ударили арбалеты. Серебряные болты, со свистом проскочив по воздуху, впились в тела мертвецов и двое свалились моментально. Зато третий показал себя во всей красе. Он совершил длинный прыжок, ушел от предназначенной ему стрелы, и приземлился прямо перед новобранцем. Руки перед собой, глаза горят злыми огоньками, и он нависает над парнем. Еще миг и когти твари располосуют куртку Габриэля, а потом вскроют ему живот. Но не зря у каждого опытного следопыта арбалет многозарядный. Поэтому мертвяку ничего не обломилось.

  - Щелк! - мой арбалет выстрелил очередным болтом, который с десяти метров вошел точно в череп монстра и удар короткой стрелы был настолько сильным, что голову мертвеца сорвало с подгнивших плеч и откинуло назад. Само тело в этот момент застыло на месте, качнулось и упало на Габриэля, который (молодец парнишка) вовремя откатился в сторону.

  Мертвецы кончились, но лезть вперед мы не торопились. Ни к чему это. Постояли еще немного, и Красный Конн просветил местность своими амулетами, тяжелыми и не всегда удобными камнями. Чисто. Вот теперь можно располагаться на ночевку и мы, все так же цепью, прикрывая друг друга, арбалет влево, другой вправо, дошли до амбара. Вокруг него по периметру сразу же выставили магические вешки, которые должны были предупредить нас о появлении нежити. Затем на крыше засел второй Гаук, которого звали Кирьян, и только после этого пришел черед отдыха.

  На бездымной жарке, напитанном магией круглом металлическом диске, Андро Жук стал готовить ужин, кашу с мясом. Остальные наваливали на вход всякий крупногабаритный мусор, бревна и доски. Ну, а я посмотрел на Габриэля, которого заметно потряхивало, и протянул ему фляжку с разведенным спиртом.

  - На, выпей.

  Не спрашивая, что это, парень сделал пару глотков и даже не поморщился. Это нормально. При сильном стрессе крепость алкоголя не чувствуется. Но он все же расслабляет, а парню это нужно.

  - Спасибо, - он вернул мне флягу.

  - Мне спирта не жалко, - по моим губам пробежала улыбка.

  - Я не про питье говорю, - Габриэль покосился в сторону выхода, невдалеке от которого лежали окончательно мертвые трупы. - Вы меня от смерти спасли.

  - Чепуха. Я тебя навстречу опасности отправил, а потом сделал то, что был должен. Это обычная практика. Лучше скажи, что чувствовал?

  - Страх... Мне было очень страшно... Поджилки затряслись, а в голове мешанина из тысячи мыслей... Как назад отскочил, а потом в сторону откатился, не помню.

  Парень не лгал и это еще один плюс в его пользу. Другой бы на месте Габриэля, чуть оклемался, наверняка, стал бы рассказывать сказку, какой он герой. А этот нет, честен, и это хорошо, ибо у нас это качество ценится.

  В тот вечер Габриэль не сказал больше ни слова, а потом поспел ужин. Мы перекусили. Затем я распределил ночные смены, и группа затаилась. Ни дымка, ни шороха, ни лишнего звука. Только непроглядная тьма, шевеление веток, которые раскачивал налетающий с моря ветерок, да потрескивание старого амбара. И на фоне всего этого дыхание спящих людей, которые были подобны мышам, которые чувствуют, что рядом затаился кот-охотник. Опасность. Она была повсюду, и даже на отдыхе мы ждали появления врагов, которые темноту любят больше света. Однако в целом ночь прошла достаточно спокойно, хотя пару раз на юго-западе, где должны были находиться идущие к Ас-Вару отряды, раздавались взрывы. Следопыты ломились напролом. Все равно триста с лишним воинов не спрячешь. Но и сил у них много, так что основному отряду даже проще чем нам. Особенно если учитывать, что с ними чародеи, каждый из которых в полевых условиях по магической силе не уступает среднему демону.

  Наконец, над Видархеймом взошло солнце. Туманная дымка по-прежнему висела между светилом и землей. Монстров рядом не было. Магические вешки ничего не чуяли, да и мы, опытные люди, беды не ощущали, так что позавтракали и продолжили свой путь.

  Первая наблюдательная контрольная точка находилась недалеко, всего в пяти километрах от нашего ночлега. Однако, как известно, в Сумеречных землях прямых путей не бывает. По этой причине к разрушенному демонами королевскому форпосту на господствующей высоте мы вышли после полудня. По графику, следопыты должны были как раз проходить по равнине невдалеке от этого места, а нам за ними надо присматривать. Поэтому, не обнаружив рядом тварей, вместе с Жуком и Артаном я ползком проник в руины. Гауки, Конн и Габриэль остались в кажущемся безбрежным зеленым морем кустарнике, наблюдать за подходами и сторожить вещи.

  Мы оказались внутри полуразрушенной каменной башни, которую я помнил еще по мирной жизни, ибо местный начальник десятник Хлодвиг Ракан был знаком с моим папашей, и при случае всегда передавал ему привет. После чего сразу же осмотрелись. И что мы увидели? Да то же, что и всегда, когда бывали здесь. Пробитые человеческие черепа, размозженные косточки, покрытые черной копотью стены со следами когтей, оставивших отметины на прочном камне, ржавые куски кольчуг и обломки мечей. Вот и все, что осталось от таможенного поста, где осколки отступающих к Перешейку королевских войск и местные стражники, прикрывая беженцев, дали демонам свой последний бой.

  "Да уж, - подумал я в который раз, - жили люди и на те вам, вторжение. Гады! Кто именно? А все, король, защитники, демоны и маги-целители. Подставили целый народ, и сказать им нечего, так как повинные в гибели королевства люди мертвы, а великие демоны находятся в своей родной стихии и на поверхность не торопятся".

  Мысль пришла и тут же ушла, ибо сейчас не до рассуждений на отвлеченные темы. После чего я достал превосходную подзорную трубу с темным оптическим стеклом, которое не давало бликов, подошел к пролому в стене и приложил к глазу окуляр.

  Вид с высотки открывался превосходный. Слева, справа и позади заросли с редкими проплешинами полян, а прямо каменистая равнина, по которой петляла серая лента старой дороги, и по ней шли наши товарищи. Они двигались к своей конечной цели, выстроившись ромбом, на концах которого находились чародеи и наиболее опытные воины. Ну и, как ожидалось, двигались они не одни, а с сопровождением. На флангах, взмахивая короткими крыльями, над землей висело несколько бурых комочков - это бесы. Перед следопытами, словно охотничьи псы, бежало несколько "старых" мертвяков. А позади, вслед за людьми, переваливаясь с боку на бок, неспешно ковыляло не менее десятка "свежих" трупов.

  - Вроде бы все нормально, - сказал приникший к соседней бойнице полуэльф.

  - Да, - согласился я с ним, - пока отряды идут неплохо. Наши держатся кучно и от графика не отстают, а бесы и трупы это мелочь, рано или поздно они кинутся на строй или попробуют выхватить зазевавшегося бойца, и к вечеру их перебьют.

  - А ночью, наверняка, новые твари набегут, - Сухой отодвинулся от стены.

  - Это точно.

  - Когда дальше двинемся?

  - Через час. Отряды равнину пересекут, мы еще немного понаблюдаем, может, хвосты есть, и стронемся.

  - Хорошо.

  Артан присел на вывалившийся из кладки крупный булыжник и тут раздался еле слышный шепот Андро:

  - Внимание! Кажется, у нас гости.

  Полуэльф и я одновременно скользнули к большому проему, через который мы попали внутрь. Арбалеты наизготовку. Взгляд скользит по зеленке и подмечает каждую деталь. Наше прикрытие уже обнаружило гостей, и Роберт, высунувшись из-под куста, подает нам знаки. Резко раскрытая правая ладонь - гостей пятеро. Указательный и средний пальцы поворачиваются к земле и шевелятся - движение. Рука на башню - направление на нас. Ладонь прикасается к левому плечу и несколько раз легко бьет по одежде - люди в форме, возможно, солдаты. Раскрытая ладонь перед глазами - кем являются гости, точно неизвестно.

  Ладно, разберемся. Пять человек это немного. Встретим их и возьмем живьем. Мы в развалинах, а наши товарищи в тылу пришельцев. Так что преимущество на нашей стороне.

  Моя правая ладонь приподнимается и делает хватательные движения, Роберт это видит и кивает. Он все понял. Голова Гаука-первого скрылась среди листвы, и мы заняли удобную для захвата позицию. Жук слева от входа, за камнями. Я справа, за широкими и слегка обгоревшими дубовыми досками, где в кладке имелся зазор с видом на окрестности. А полуэльф скользнул на узкий карниз, который может выдержать его, но не меня с Андро. Готовы. Затаились. Ждем.

  Верхушки кустов, раскрывая местонахождение нежданных гостей, еле заметно зашевелились. Люди приближались, и вскоре мелькнула голова в круглом стальном шлеме с рыжей меховой оторочкой, какие носили исключительно альманзорцы, всем известные авантюристы и вольные наемники. Следом за первым человеком шел боец в имперской каске с черным гребнем, а за ним еще один. Четвертого и пятого видно не было, видимо, как и мы, незнакомцы оставляли тыловое прикрытие. Это грамотно, но вряд ли им подобная тактика поможет, ибо Гауки и Конн повяжут их и не запыхаются.

  Из зеленки выскользнул первый человек, в самом деле, альманзорец, крупный, но весьма подвижный шатен в темно-зеленой накидке, в руках которого, как и у нас, находился взведенный многозарядный арбалет. Лицо его показалось мне смутно знакомым, но значения этому я не придал, не время ворошить память, все потом.

  Альманзорец на мгновение замер и из стороны в сторону завертел головой. Затем он обернулся назад и еле слышно свистнул, после чего за его спиной возникли два воина в полном чешуйчатом доспехе имперской кавалерии и обнаженными длинными палашами в руках, но без опознавательных знаков. Дезертиры? Вряд ли, ибо беглецы из имперской армии никогда не бегали в Сумеречные земли, да и вооружение у них дорогое. Значит, эти люди здесь, скорее всего, по приказу и они дружинники какого-то аристократа. И что им нужно в Видархейме? Гадать не надо, сейчас они нам сами все расскажут.

  Тройка чужаков, прикрываясь редкими кустами, по тропинке сунулась к башне. Двигались они хорошо, как бы неспешно, а на деле быстро, и спустя несколько мгновений между мной и Андро из проема выплыл взведенный арбалет. За оружием появилась лежащая на спусковом крючке ладонь в перчатке, а затем и сам альманзорец показался. Его левая рука подала знак имперцам и они последовали за ним. И как только незнакомцы оказались внутри, мы стали действовать.

  Андро метнулся на арбалетчика и рукоять его клинка, превосходной прямой скьявоны с витой гардой, ударила противника в шею. Полуэльф, подобно лесной рыси, свалился на шею ближайшего к нему имперца, свалил его наземь, обвил горло противника левой рукой и стал душить. Что же касается меня, то я кинулся на третьего. Просто шагнул на него, и когда человек, не увидев, но, почуяв мое приближение, вскинул палаш, ударил его в горло. Кулак вошел точно между каской и доспехом и противник отшатнулся, после чего мои руки схватили его шлем и направили переносицу имперца навстречу моему вскинутому колену.

  Хруст! Стон! Всхлип! Чужак потерял сознание и выронил оружие. Андро и Артан со своими противниками уже справились, и я выглянул наружу. В зеленке спокойно и видна голова Красного Конна, который кивает, мол, порядок. Это хорошо. Так и надо работать.

  - Давай сюда этого, - я указал Андро на альманзорца.

  Безвольное тело шатена оказалось передо мной. Артан встал на вахту и продолжил наблюдение за равниной и отрядами следопытов. Жук занялся вязанием пленников и обыском, а я похлопал альманзорца по щекам и как только он открыл глаза и захлопал ресницами, спросил его:

  - Ты кто?

  - Молчун, это же я, Руф Аргон, - сориентировавшись, быстро ответил пленник.

  - Не помню тебя, - я покачал головой.

  - Ну, как же? Два года назад мы с тобой встречались невдалеке отсюда в районе Софлей.

  Да было такое. После этого я вспомнил вольного альманзорца-конкурента из города Юхио, что невдалеке от Бельгарда. Иногда он водил в Видархейм группы "героев" из имперской аристократии, но далеко от берега не совался. Было дело, я встречал его в Сумеречных землях, но близко мы никогда не сходились. Привет-привет, пока-пока, гуляй и не кашляй.

  - Понятно, Софлей вспомнил. Здесь что делаешь?

  - Искателей приключений на прогулку вывел.

  - А куда идете?

  Руф замялся и, кинув косой взгляд в сторону имперцев, которые еще не пришли в себя, ответил:

  - В крепость Ас-Вар.

  "Елки-моталки! - мысленно воскликнул я. - Да что же там всем, медом, что ли намазано? Следопыты, недобитые защитники, паладины и наемники, а теперь еще и непонятные имперцы. Что за хрень!?"

  - Сколько тебе заплатили?

  - Сорок империалов.

  - Ага! А что про имперцев сказать можешь?

  - Они воины. Думаю, что дружинники.

  - А чьи?

  Аргон хотел ответить, но один из имперцев очнулся, резко дернулся и прошипел:

  - Заткнись! Молчи!

  Проводник поежился и в его глазах я увидел страх. Андро ударил очнувшегося пленника пяткой сапога по голове и вновь его вырубил, а я снова обратился к Руфу:

  - Так чьи это люди?

  - Молчун, не спрашивай, - конкурент поморщился. - Зачем тебе это? Отпусти нас, да и все. Мы ведь тебе ничего плохого не сделали. Ну, отпусти. Слышь...

  Моя правая ладонь метнулась к горлу Руфа и сжала его:

  - Говори, кто они?

  - Ос-ла-бь хва-т-ку! - прохрипел Аргон. - Ска-жу-у!

  Рука разжалась, проводник сделал пару глотков воздуха и произнес:

  - Это люди герцога Алоиза Крамера.

  - Вот как...

  Итак, герцог Крамер послал своих людей в Сумеречные земли, да еще и в крепость Ас-Вар. Зачем? Непонятно. Однако ясно, что не просто так. Какой у бывшего верного императорского сторонника, а ныне мятежника, который как и Кетиль Первый, воевал с демонами, здесь может быть интерес? Надо спрашивать его дружинников.

  - Раги, - к моему плечу склонился Андро, - посмотри, что я у одного из имперцев во внутреннем кармане нашел.

  Жук протянул мне запечатанное в серый конверт письмо с сургучным гербом герцога, синим грифоном в круге (кстати сказать, он излучал магию), и я без долгих раздумий вскрыл его. Внутри находился исчерканный иероглифами, квадратиками, треугольниками и непонятными черточками лист бумаги. Это были знаки демонов, которые, как и всякий высокоразвитый народ, имеют свою письменность. Вот только я и мои товарищи по группе этого языка не понимали, а ближайший специалист из "своих" находился в Бельгарде. И что же выходит? Мятежный герцог пишет послание демонам, да еще и на их языке? Да так все и получается, и только за одно это его можно со спокойной совестью отправить на очистительный костер, ибо древние законы любого человеческого государства толкуют это просто и ясно - измена.

  Я встал и подошел к имперцу, который пытался заткнуть рот проводнику. Обычный вояка и, наверняка, верный слуга своего господина. Суровое лицо с парой шрамов, на подбородке и щеках мозоли от каски, а под носом темная щетина усов. Его товарищ такой же. Крепкие мужчины, именно с такими я стоял бок о бок на Перешейке. Но они пособники врага. Пусть не по собственной воле, но сути это не меняет. Так что чикаться с ними никто не станет.

  Одновременно с этими моими размышлениями в башне вместе с двумя связанными имперцами появилось наше прикрытие, и Красный Конн, скидывая с плеча два рюкзака, выдохнул:

  - Демон рядом! Молчун, только что никого не было, а тут раз, и мои талисманы запищали! Он идет по следу этих!

  Конн кивнул на пленников, а я спросил:

  - Далеко от нас рогатый?

  - Нет. Через несколько минут он будет здесь.

  - Его точное местонахождение определить можешь?

  - Не получается. Направление есть, а дистанции нет.

  Это значило, что демон не из слабых, хотя сильный по дебрям бродить не станет. Выходит, середнячок, как минимум.

  - Артан! - я окликнул полукровку.

  - Да!? - отозвался он.

  - Что отряды?

  - Прошли равнину. За ними следом всякая мелочь потоком прет. Слабосильные твари, но их много.

  - Что скажете, - я оглядел товарищей, - будет биться с демоном или попробуем через равнину уйти?

  Следопыты переглянулись и один за другим отозвались:

  - Смерть рогатому! - Андро положил ладонь на скьявону.

  - Забьем тварь! - поддержали его Гауки.

  - Мы сильнее! - произнес Конн и в его руках появился артефакт с ледяными стрелами.

  - Бой! - Артан кивнул и добавил: - Иначе придется оставить ему на съедение пленников, которые еще не все рассказали.

  - А я как все, - добавил Габриэль.

  Усмехнувшись, я взял свой арбалет, спустил тетиву, отстегнул магазин и только после этого согласился с друзьями:

  - Тогда уничтожим тварь. Боеприпасы, что я раздавал, при вас?

  Люди ответили утвердительно, и началась предбоевая суета. Мы быстро перезарядили арбалеты и приняли убыстряющие реакции человека магические эликсиры, которые Красный закупил перед рейдом. Связанных пленников, которыми заниматься времени не было, сложили в один ряд вдоль стены. На страже остался Габриэль, а остальные стали готовиться к схватке с противником, который, скорее всего, сам пойдет в бой, ибо он демон, а не рядовая пешка. Впрочем, многое будет зависеть от того, кем рогатый был у себя на родине, до того как его изгнали, и сколько ему лет, ведь они, как и представители человеческой расы, разные.

  Неожиданно, скрытый перчаткой перстенек-индикатор на моей левой руке потеплел и слегка сжался.

  "Вот и все, - подумал я. - Теперь от схватки точно не убежать, а значит, группа встретит рогатого как положено, клинками, арбалетными стрелами и магией. Давай! Иди, козлина подземная! Мы ждем тебя!"

Глава 4.

  Ульзоркайн был голоден. Желудок демона сжался в крохотный комочек. Он чувствовал, как силы покидают его, а привычный источник восполнения энергии был для него недоступен. Ядро планеты, которое могло подарить подземному аристократу силу, было закрыто. Поэтому все, что Ульзоркайну оставалось, жить, словно первые представители его древнейшей расы, пить горячую и противную кровь теплокровных существ, пожирать сырое мясо и захватывать их души. И он бы делал это, так как не хотел умирать. Вот только он не мог из ничего сделать что-то. Без пищи его мышцы, некогда мощные тугие канаты, превратились в сухие веревки. Клыки, зубы и когти демона шатались, хвост отпал, видимо, сказывалось влияние непривычного климата, а чешуя утратила свой матово-черный блеск и прочность. Ульзоркайн ощущал непривычный холод, а его красивые витые рога, предмет гордости и символ высокого положения в подземном обществе, потеряли прежнюю твердость и превратились в обычные мягкие наросты на голове, словно у молодого оленя.

  На краткий миг демон запрокинул голову и тут же ее опустил. Нестерпимо яркий желтый шарик солнца на синем фоне небосвода ослепил его, и глаза Ульзоркайна обожгло огнем. Он закрыл покрытые гнойными коростами веки глаз и стал ждать, пока восстановится зрение и, встряхивая головой, мысленно восклицал:

  "Проклятое светило! Проклятый мир! Проклятая судьба! Проклятый дядя! Проклятая Хаусса! Будьте вы все прокляты!"

  От очередного приступа слабости ноги демона подкосились, и он упал на жесткую колючую траву. Раньше бы он не почувствовал ее. Однако чешуя подземного жителя была встопорщена. Поэтому зеленая дрянь проникала в зазоры между чешуйками и колола его изнеженное тело. Ульзоркайн попробовал принять более удобную позу и постарался развернуться. Руки демона заскребли по земле и, о ужас глубин, один из когтей обломился и демон содрогнулся.

  После этого Ульзоркайн затих. Ему требовалось дождаться наступления темноты и еще раз попробовать выйти на охоту. Это был последний шанс на выживание, и он это понимал. По привычке, демон попробовал уловить один из энегопотоков, который шел от центра планеты, но снова у него ничего не получилось. Великий подземный король, который наказал его изгнанием, лишил демона возможности использовать привычную магию, и если бы Ульзоркайн был человеком, то, наверное, от отчаяния он бы заплакал или закричал. Однако демон им не был и не мог облегчить свои страдания с помощью слез, ибо не знал, что это такое.

  Рогатый затих, и в воспаленном мозгу Ульзоркайна пронеслась череда из видений, которые касались его изгнания...

  Малыш Ульзоркайн вышел из чрева своей матери благородной Хатти-морр сорок семь циклов назад. Его отца звали Уффергон и он являлся главой одного из сильнейших кланов королевства Актор, которым правил великий демон Миштоф. Ну, а поскольку Ульзоркайн был первенцем своих родителей, то, совершенно естественно, что у него было все, о чем только можно мечтать. С момента своего рождения он всегда находился в центре внимания, и у юного демона были самые лучшие учителя, наставники и живые игрушки. Личный штат его слуг, низших демонов и презренных вампиров, состоял из трех десятков голов, а свора гончих насчитывала сотню породистых особей. Все в его судьбе было просто, и свое будущее Ульзоркайн видел очень ясно. Он вырастет и займет положенное ему место при дворе короля-демона. Возможно, возглавит один из гвардейских отрядов великолепного и непобедимого Миштофа и станет правой рукой своего отца.

  Однако в то самое время, когда Ульзоркайн достиг совершеннолетия, спокойная и размеренная жизнь подземного королевства была нарушена. Лишенные чешуи и хвостов скоты, которые сами себя называли людьми или человеками, начали наступление на демонов. Окраины Актора, верхние уровни, были атакованы и, посоветовавшись со своими соседями королями, повелитель Миштоф решил покарать наглых уродцев с поверхности. После чего король велел собирать боевые дружины и вскоре отец молодого демона во главе отрядов клана Огненосных, отправился на войну. Ульзоркайн хотел последовать за ним, но остался дома, в огромном дворце из хрусталя и мрамора, где предавался привычным для себя забавам и делам. Посещал гаремных самок, охотился в отдаленных пещерах, где водились дикие пауки-крестоносцы и гигантские черви, тренировался с оружием и занимался боевой магией.

  Прошло два цикла, и отца привезли обратно. Сражаясь с людьми, Уффергон получил смертельное ранение, и только огромная сила воли, и постоянная магическая подпитка все еще удерживали в его теле жизнь. Он хотел провозгласить своего сына новым главой клана, но у него ничего не вышло. По неизвестной причине лидер Огненосных испустил свой последний вздох всего за несколько мгновений до того как во дворец клана прибыли его самые влиятельные родственники. Впрочем, это не помешало Ульзоркайну занять место павшего родителя, ибо за него была мать, далеко не самая слабая чародейка в королевстве. Ну и, кроме того, наследника поддержала дружина отца, а так же дядя, который являлся главным распорядителем королевского двора.

  В итоге, нежданно-негаданно, молодой и неопытный демон занял должность номинального лидера нескольких тысяч своих собратьев, большинство из которых прожили в десятки, а некоторые и в сотни раз больше чем он. Ульзоркайн это понимал и старался быть похожим на покойного отца. Он продолжал много тренироваться и развивать все свои таланты, как боевые, так и магические, и все время был настороже, ибо многие Огненосные думали, что он недостоин носить высокое звание вождя.

  Со временем, когда король Миштоф, одержав славную победу и наказав жителей поверхности, вернулся в глубины планеты, вождь Огненосных стал офицером королевской гвардии. А спустя два десятка циклов великий демон отметил успехи подающего большие надежды Ульзоркайна, приблизил его к себе и сделал одним из личных порученцев. Это была огромная честь, и сын Уффергона расслабился, ибо он находился под покровительством короля, а раз так, то справедливо считал, что отныне может не бояться своих родственников.

  Вот только беда была рядом. Как выяснилось позже, дядя молодого демона, проживший четыре сотни циклов мощный демон Айюф-тарр, давно готовился занять место своего брата и считал несправедливым, что вождем провозгласили молокососа. Однако он не мог устранить Ульзоркайна сразу после смерти Уффергона и тогда Айюф встал на его сторону, ибо помнил древний девиз своей семьи: "Не можешь победить врага, стань его другом". И когда его племянник стал ему доверять, он его подставил.

  Король Актора отмечал юбилей, наступление своего трехтысячного цикла, и по этому поводу устроил грандиозные празднества. Своды огромных подземелий озарились мириадами разноцветных магических огней. Вдоль стен растянулись сотни тысяч гирлянд. Центр королевства, пещера Треани, была переполнена жителями Актора, в первую очередь, конечно, представителями самых главных кланов. Гвардейцы короля в парадных доспехах из золота, сжимая в лапах надраенное магическое оружие, встали в почетном карауле подле дворца своего сюзерена. Делегации от соседей из других подземных анклавов поздравляли Миштофа и желали ему счастливых циклов. Рабы были наряжены в самые лучшие одежды и славили имя короля. Ну, а после официальной части пришел черед пира, на котором было все, что душе угодно. Вино для утонченной молодежи и кровь живых существ для блюстителей старины. Пыль дурманных грибов вокчи для благородных дам и сладости для детей, которые рождались у демонов не так часто, как им бы этого хотелось. Вареное мясо для рабов и сырое для животных. А после застолья начались танцы, фейерверки, травля диких животных, состязания магов и турниры для воинов.

  В общем, все было красиво и впечатляюще. Гуляния продолжались пять оборотов планеты, и демон Ульзоркайн все это время находился подле короля. Это он помнил очень хорошо. Однако потом, в самом конце празднования, с ним что-то произошло. Кто-то предложил ему выпить вина и в памяти гвардейца образовался провал. Ну, а когда он пришел в себя, то обнаружил, что находится в гареме Уффергона, куда не смел войти никто кроме хозяина. Он лежит на широком ложе, рядом три испуганные самки из низших кланов, а над ним стоит разгневанный Миштоф.

  С этого момента для Ульзоркайна начался кошмар. Великий демон презрительно сплюнул на него и приказал бросить своего офицера в темницу, а он не мог перед ним оправдаться, ибо не понимал, в чем дело. Правда, потом в его камере появилась мать, которая объяснила неосторожному сыну, что же произошло, и это вогнало гвардейца в пучину отчаяния.

  - Как ты мог!? - врываясь в темницу и отвешивая сыну хлесткую пощечину, воскликнула Хатти-морр. - Зачем ты полез в гарем Миштофа!? Тебе что, своего не хватало!? Ты понимаешь, что для короля это позор, и он просто обязан устроить тебе мучительную казнь, которую будут помнить, и обсуждать сотни циклов!?

  Сын понурился и ответил:

  - Я не помню, как оказался в личных покоях короля.

  - Зато наложницы Миштофа все помнят. Они утверждают, что ты ворвался к ним в опочивальню и изнасиловал их. Всех! По очереди!

  - Но как...

  - Не знаю как. Но придворный целитель их слова подтвердил, а стражники внутренних покоев видели, как ты прошел мимо и, пользуясь своим положением, проник в гарем.

  - И что теперь будет? Меня станут пытать? Кинут в котел с кипящим маслом, посадят на кол или расчленят?

  В голосе Ульзоркайна была обреченность, ведь что бы ни говорили существа с поверхности планеты, даже демоны боятся смерти, особенно если их жизнь только-только началась. И Хатти-морр, поняв состояние своего отпрыска, немного успокоилась, и сказала:

  - Я провела собственное расследование и выяснила, что перед тем как покинуть празднество, ты выпивал и разговаривал с дядей. Наверное, он опоил тебя и отдал приказ направиться в гарем короля...

  - Это невозможно, - перебил мать Ульзоркайн. - Во дворце может быть использована только магия хозяина...

  - Заткнись и слушай меня, - Хатти-морр прищурилась, черты ее темного угловатого лица с розоватыми чешуйками на щеках заострились, а между окрашенных в золото слегка изогнутых рогов проскочила искра.

  В таком состоянии спорить с матерью было нельзя, Ульзоркайн это знал очень хорошо, и потому смиренно кивнул:

  - Слушаю.

  Демонесса оскалилась и продолжила:

  - Твой дядя не использовал магию. Скорее всего, он применил некий алхимический состав, который подавил твою волю. Однако доказать это нельзя, да и не будет в таком деле никто копаться, ибо Миштоф не станет выставлять свой позор на показ. Самок, наверняка, казнят, слуги и воины будут молчать, а тебя объявят изменником и бунтовщиком, который хотел убить своего сюзерена. После этого тебя ждут муки и смерть, а Айюф-тарр станет новым главой клана. Вот так все должно быть. Но я имею некоторое влияние на короля и думаю, что можно договориться о твоем изгнании. За это мне, конечно, придется заплатить, однако я к подобному повороту готова.

  - Но изгнание на поверхность хуже смерти.

  - Это шанс, который ты должен использовать. Пусть он невелик, но это лучше медленной и мучительной погибели, и если тебе повезет, то когда-нибудь ты сможешь вернуться и отомстить. Ну, а я не пропаду, и если будет возможность, то обязательно окажу тебе поддержку. Главное, чтобы ты был готов к борьбе и не сломался.

  Ульзоркайн помолчал, обдумал сложившуюся ситуацию и произнес:

  - Я готов.

  Теплая лапка матери прошлась по лицу сына, и она покинула его. Больше Ульзоркайн ее не видел, а спустя шесть оборотов он был приговорен к изгнанию и вместе с другими изгоями отправился на поверхность. Путь был долгим, и пока запряженная ездовыми пауками закрытая тюремная повозка несла его и других жителей подземного мира наверх, он знакомился со своими невольными попутчиками.

  С изгоями все было просто, семь существ из средних и низших слоев общества. Три старых вампира, которые провинились перед своим хозяином, и он решил наказать их ссылкой. Один темный эльф-рейнджер из погранстражи, который прирезал командира-кровника из враждебного рода. Пара туповатых безрогих демонов с окраины королевства, не пожелавшие рассказать, почему их приговорили к наказанию. Ну и последний, особо примечательный и интересный для Ульзоркайна тип, рогатый боец из клана Холоднокровых по имени Боукан. В отличие от всех остальных он много улыбался и шутил, и искренне радовался тому, что остался жив. Кстати, именно он поведал бывшему главе клана Огненосных о том, что на поверхности их встретят обжившиеся в мире под солнцем демоны, которые предложат им кров и пищу. Разумеется, не просто так, а за услуги и службу.

  Ульзоркайну эта идея пришлась по душе - все равно деваться некуда. После чего демон провел краткую ревизию своих талантов, знаний и умений, и пришел к выводу, что он будет желанным гостем в любом домене. Ну, а чего? Талант к магии отменный, бывший гвардеец, несмотря на опалу, имеет связи внизу, силен и ловок, превосходный воин и охотник. Так что за него должны были ухватиться и предложить ему не самое плохое место в иерархии сложившегося наверху общества.

  Однако, Ульзоркайну не повезло. Изгнанников высадили подле выхода, который контролировала демонесса Хаусса, в прошлом куртизанка, мошенница и аферистка из низших, которая благодаря своей красоте и острому уму долгое время морочила голову подземным правителям. Но ее все же поймали и вышвырнули из благословенного темного мира, где всегда царят порядок и спокойствие. Поэтому Хаусса ненавидела субъектов вроде Ульзоркайна, и ему пришлось нелегко.

  Благородного демона, который впервые покинул глубину, сразу же схватили откормленные бесы и выволокли его на свет, а затем появилась хозяйка домена Ас-Вар. Среднего роста обнаженная прелестница, чье сильное и упругое тело было покрыто мелкой иссиня-черной чешуей, чьи небольшие посеребренные рожки сияли на солнце, а острые красивые груди торчали сосками вверх. При этом лицо Хауссы постоянно видоизменялось и приобретало новые черты. Она становилась похожа то на человека, то на эльфа, а то на орчанку. Затем демонесса вновь принимала свой истинный облик, но одно было неизменно. Это ее глаза, слегка раскосые и с ярко-красными зрачками, настолько привлекательные, что от них невозможно было отвести взгляда.

  Сколько Хаусса рассматривала его, Ульзоркайн не знал, то ли несколько мгновений, то ли половину дня. Но, наконец, демонессе надоело разглядывать молодого демона, который был втрое моложе ее, и она отвернулась. После этого наваждение схлынуло, и демон подумал, что, наверное, понравился Хауссе. Но он ошибался. Демонесса прошлась вдоль остальных изгоев и, начиная с Боукана, стала задавать им один и тот же вопрос:

  - Ты согласен служить мне или пойдешь своим путем?

  Выходец из клана Холоднокровных ответил согласием, безрогие демоны и темный эльф последовали его примеру, а вампиры, которые посчитали, что смогут выжить самостоятельно, отказались. Услышав это, Хаусса отвернулась и направилась в сторону своей твердыни, некогда мощной крепости, одна стена которой была снесена. В этот момент с покрытых снежными шапками ледников гор подул прохладный ветер и на голове демонессы, прикрывая рожки, появилась копна густых белоснежных волос. А Ульзоркайн, видя, что она уходит, сильным рывком отбросил в сторону прижимающих его к земле бесов и вскочил на ноги. Демонесса, которая услышала за своей спиной шум, медленно, можно сказать, царственно, обернулась и посмотрела на него. Вновь чары красавицы сковали демона, но он пересилил себя и спросил Хауссу:

  - А как же я, разве ты не предложишь мне службу?

  Демонесса усмехнулась и ответила:

  - Нет. От тебя слишком много хлопот. - Сказав это, вновь она повернулась к подземному дворянину спиной и, отдавая приказ своим слугам, взмахнула тонкой грациозной лапкой: - Вышвырните его вон и отгоните подальше. Однако не убивайте, ни к чему мне ссора с его мамашей.

  Выполняя приказ хозяйки, бесы опять набросились на Ульзоркайна, а он по привычке потянулся к силе сердца земли и воскликнул:

  - Как смеете вы, червяки, нападать на высшего!? Смерть вам!

  Но его ожидал очередной неприятный сюрприз. Энергетический канал, которым он легко пользовался с самого рождения, не дав ему силы, ускользнув от него, и на мгновение он растерялся. Бесы, довольно таки глупые, но сильные существа, тем временем схватили его за руки и поднялись в воздух. Ульзоркайн пытался вырваться, но против четырех сильных противников, которые зафиксировали его, он ничего не смог сделать и вскоре демона выбросили за внешние ворота.

  После такого унижения Ульзоркайн заскрипел зубами и обратился к внутренним резервам своего организма. В его правой лапе сразу же возник тугой огненный комок, и он метнул его в ближайшего беса. Снаряд просвистел по воздуху и ударил слугу Хауссы в грудь. Красноватое крылатое тельце с небольшими крылышками вскрикнуло от нестерпимой боли, а затем развалилось на куски. Клочья мяса стали падать на покрытую пылью площадку перед твердыней демонессы, и остальные бесы, вереща, словно птицы, устремились к стенам.

  - А-а-а! Не нравится!? - выкрикнул демон, и в его ладони появилась огненная плеть.

  - Фью-ю-ю!

  Магическая плетка, излюбленное оружие всех Огненосных, метнулась вслед крылатым бестиям и рассекла напополам еще одного. Остальные успели сбежать, и Ульзоркайн убрал свое оружие. Затем некоторое время он постоял на одном месте, посмотрел на стены Ас-Вара, на которых находились прислужники Хауссы, и решил, что ему необходимо идти вдоль гор, ибо Боукан говорил, что здесь не один домен, а несколько. Но лишь только он сделал первый шаг, как его тело вздрогнуло, а ноги задрожали. В ненужной ему схватке, теша свое самолюбие, изгнанник истратил слишком много энергии. Впрочем, вскоре слабость прошла, и демон сделал очередной шаг. Но одновременно с этим ворота твердыни распахнулись и на площадку стали выбегать подземные гончие, которых люди, эльфы и орки называли темными. Это были свирепые поджарые псы с густой темно-коричневой шерстью, которая была способна отбивать удары стальных мечей. Вытянутые мордочки гончих втягивали в себя воздух, а глаза были прикрыты белесыми полупрозрачными наростами, напоминавшими очки. И если в своем обычном состоянии Ульзоркайн никогда не боялся этих тварей, то сейчас свора в полтора десятка голов могла его порвать. От этой мысли демон вздрогнул, почувствовал себя беспомощным и бросился наутек, а гончие, обходя его с флангов, двинулись за ним вслед и погнали его в сторону океана.

  Подгоняемый страхом, бывший подземный аристократ и гвардеец бежал долго. Прикрытое сероватой магической дымкой ненавистное светило обжигало изгнанника, а холодный ветер морозил. Гончие не отставали от него весь день и только в первых сумерках, словно услышав приказ, они резко остановились, дождались, пока Ульзоркайн скроется среди густых зарослей, и только после этого повернули обратно к горам.

  Преследователи исчезли, и демон остался совершенно один. Лишенный сил, в незнакомом для него мире, про который он не слышал ничего хорошего, без доступа к привычным источникам энергии и без какой либо поддержки. Отныне он был сам по себе, и ему следовало начать новую жизнь. Времени терять было нельзя и, немного передохнув, Ульзоркайн отправился на охоту. Ему требовалась кровь живого существа или доступ хотя бы к какому-нибудь заряженному магией артефакту. Однако ему по-прежнему не везло и спустя двое суток, потеряв надежду найти еду или помощь, демон упал...

  Неожиданно, прерывая внутренние терзания Ульзоркайна и прогоняя прочь воспоминания, рядом с изгнанником зашевелились кусты. Демон насторожился, слегка приподнял веки и подумал, что на него вышли слуги одного из местных хозяев, ходячие мертвецы, харвары, бесы или гончие. Но нет. Из кустарника на него смотрела обычная бродячая собака, плешивая и облезлая старая сука без зубов. Видать, как и некогда могучий демон, она ослабла и искала падаль. В данный момент Ульзоркайн воспринимался животным именно так и в сердце изгнанника затлел крохотный огонек надежды. Собака была его шансом продлить свое существование и хотя бы немного восполнить запас сил. Поэтому, боясь вспугнуть побродяжку, демон замер без движения и постарался не шевелиться.

  Собака осторожничала, и долгое время нарезала вокруг крохотной полянки, на которой лежало тело подземного жителя, круги. Но голод заставлял ее все ближе приближаться к Ульзоркайну и когда демон посчитал, что сможет сцапать добычу, он стал действовать.

  Прыжок! Выкладываясь из последних сил, демон прыгнул на псину, и уже в полете понял, что промахнулся. Тело Ульзоркайна упало всего в полуметре от собаки, и она метнулась в зеленку. Но в этот момент, по наитию или повинуясь рефлексу, демон взмахнул лапами, и пара его когтей вонзилась в жертву. Животное жалобно заскулило и попыталось вырваться. Вот только изгнанник не собирался упускать добычу и, подтянул ее поближе. Ну, а затем, превозмогая брезгливость, клыками он впился в горло собаки, и в его гортань потекла горячая и слегка солоноватая жидкость.

  После пиршества, когда от псины не осталось ничего кроме нескольких размозженных костей, пробитого обглоданного черепа и клочков разодранной шкуры, по которой ползали вши и блохи, демон отполз в сторону. Пару раз его едва не стошнило, то ли от голода, то ли от отвращения. Но он сдержался и, отлежавшись, почувствовал, что вновь может подняться и продолжать движение. Однако не было ясности, что делать дальше и куда идти, и тогда изгнанник вспомнил, что невдалеке есть тропа, и Ульзоркайн решил устроить вблизи нее засаду. На кого, он не понимал, но ему это было и неважно. Налет цивилизованности слетел с демона быстро, и он осознавал, что мяса, крови и костного мозга бродячей собаки его организму хватит всего на несколько часов, а затем ему опять будет плохо.

  Пошатываясь, демон поднялся. Приближалась ночь, и ему по-прежнему было холодно. С тоской он вспомнил родной дворец, самок своего гарема, упущенные возможности и теплоту подземных глубин, где всегда была одна и та же температура. Затем он в очередной раз проклял дядю, свою неосмотрительность и доверчивость, помянул недобрым словом заходящее светило и зашагал в сторону тропы, где могла оказаться добыча.

Глава 5.

  Солнце медленно опускается к линии горизонта и до наступления темноты еще не менее шести часов. Это хорошо, так как подкравшийся к нам демон столько времени ждать не станет, хотя они разные бывают и рогатые из элиты подземного общества могут быть очень терпеливыми. Однако в наших краях подобные экземпляры большая редкость, поскольку в основном подземные верховоды ссылают на поверхность всякую шушеру, воришек, клятвопреступников, убийц и потенциальных мятежников, которые недовольны режимом. По этой причине воины нижнего мира и профессиональные чародеи в Сумеречных землях попадаются нечасто, а у вчерашних работяг и бандитов, хоть и демонов, способности невелики. Мозгов у них относительно немного и нет привычки стойко и мужественно переносить все тяготы и лишения (присказка имперских легионеров, говорят, что очень древняя). Вот и выходит, что демон сам перейдет в атаку, а нам останется только прикончить его и срубить ему рога. Можно было бы и голову, ибо это очень ценная штука, особенно мозг, из которого варят магические эликсиры. Вот только переть тяжелую и ароматно пахнущую для любого падальщика башку с собой до самых гор, а затем обратно, не вариант. Правда, можно попробовать ее закопать. Но для схрона необходима очень глубокая яма и гарантии того, что тайник не раскопают, нет.

  Впрочем, это так, мысли вскользь. Пока демон все еще находится в зеленке и, если верить артефактам Красного Конна, то он постоянно перемещается. Наверняка, рогатый ищет удобный подход к бывшему королевскому форпосту. Ну, а мы замерли, заняли круговую оборону, ждем дальнейшего развития событий и я чувствую, что развязка близка. Мои глаза всматриваются в заросли и стараются засечь демона, но пока ничего не выходит. Чувство опасности бьет по нервам и холодит спину, но это привычное мое состояние, когда я в Видархейме. Поэтому на мои способности как бойца и командира группы это не влияет, а даже наоборот, бодрит.

  - Внимание! - заставляя меня и других следопытов покрепче перехватить оружие, произнес находящийся в центре башни чародей. - Он рядом!

  - У нас чисто! - отзывается от входа один из братцев Гауков.

  - Никого! - вторит ему Андро Жук.

  - Все спокойно! - откликается Сухой.

  В моем секторе демон тоже не появлялся и, было, я открыл рот, чтобы сказать об этом. Однако в этот миг воздух сотряс истошный вопль Габриэля, который следил за пленниками и сжимал в руке саблю:

  - Наверху! Вот он!

  Я посмотрел наверх и увидел демона. В стороне от нас, в глухом углу, почти под самой крышей, точнее сказать, ее остатками, на обгоревших дубовых стропилах сидел наш враг, покрытое чешуей рогатое существо с треугольной мордой змеи, мощными белыми клыками и слегка вывернутыми назад ногами, признак прыгуна. Мерзкое создание и нелегкий противник, но и не самый тяжелый, поскольку рожки у него были небольшими, а значит это только тупое мясо, быстрое, конечно, и сильное, но рядовое. Повезло нам...

  - Бей! - выкрикнул я и вскинул арбалет. Глаза зафиксировали цель, а палец дернул спусковой крючок. После этого приклад слегка ударил в плечо и снаряженный разрывным зарядом болт полетел в демона. Одновременно со мной выстрелил Жук, а Конн разрядил один из своих многочисленных боевых артефактов. Две короткие арбалетные стрелы и одна магическая, ледяная, ударили туда, где находился монстр, и остатки здания содрогнулись. Сверху посыпались камни, а затем на нас обрушились пылевые облака и горы мусора. Разрывные наконечники это все-таки вещь, вот только демон не ждал, пока его прибьют, а спрыгнул вниз. Двигалась тварь быстро, но и мы не мальчики для битья или новобранцы, которых кинули на убой. Эликсиры, которые были приняты перед началом схватки, повысили скорость нашей реакции, так что демон нас врасплох не застал, хотя и смог удивить.

  Приземлившись, монстр слегка присел и снова прыгнул. Болты Гауков и зачарованная стрела Сухого едва не задели его, и у меня мелькнула мысль, что сейчас подземный житель кинется на меня, потому что я ближе всех к нему, или на Красного Конна, чтобы вырубить нашего чародея. Однако нет, демон хотел жрать, но не желал принимать боя. Поэтому он приземлился рядом со связанными пленниками. После чего левой лапой, легко и непринужденно, он откинул в сторону Габриэля, а правой схватил самого здорового из дружинников герцога Алоиза Крамера. Пленники были в сознании и тот, кому не повезло, выкрикнул:

  - По-мо-ги-те!!!

  В голосе жертвы было отчаяние, и это понятно, человек связан, не дернешься, а тут его хватает демон. Ничего веселого в этом нет, и я вновь поймал монстра в прицел, но выстрелить не решился, ибо если смажу, то стена может не выдержать, и придавит всех, кто под ней находится, и пленников, и Габриэля, и наши припасы. Оставалось выжидать или брать противника на клинок, а лучше всех это мог сделать Андро и я выкрикнул:

  - Жук!

  Бывший имперский солдат понял меня правильно и, отбросив арбалет, кинулся на противника. Его верная скьявона с витой гардой и посеребренным клинком вылетела из ножен, однако, монстр снова прыгнул, на этот раз в сторону Гауков. Пленник при этом находился у него на плече, словно баран. И когда близнецы преградили противнику путь к отступлению, демон резко замер и развернулся на месте.

  Ноги продолжающего орать дружинника повалили одного из братьев, да так удачно, что он упал на второго. После этого стало понятно, что монстр намерен удрать, и я взял на прицел выход. Демон бросился к проему, и я выстрелил на опережение. Мгновением раньше или мгновением позже, и все, гадина бы ушла, но нет, у меня не забалуешь.

  Короткая стрела вонзилась в бок демона. Прикрывающий взрывной механизм стеклянный колпачок раскололся и раздался глухой взрыв. После чего на братцев Гауков полетели кровавые клочья мяса, а в теле подземного монстра возникла дыра размером с три моих кулака, и на землю полилась бурая жижа, смесь из крови и слизи. Монстр опять остановился, издал громкий горловой звук, который прокатился по окрестностям, и покачнулся. Пленник при этом свалился наземь и Артан Сухой послал в спину твари еще одну из своих зачарованных эльфийских стрел. Серебряный наконечник с наговором вошел демону точно в хребет, и он мордой вперед рухнул вниз, пару раз дернулся, но не умер. Несмотря на тяжкие раны, он пытался выбраться из нашего укрытия, однако к нему подбежал Андро Жук и без долгих раздумий, четким вертикальным ударом отделил его рогатую башку от плеч.

  - Хрясь! - скьявона рассекла кости и хрящи, и поток крови под напором ударил в стену, и запачкал камни.

  Все мы остановились и как один посмотрели на мертвого противника. Очередная схватка, которая пошла совсем не по тому сценарию, который мы сочинили, закончилась. Вновь мы остались живы, а прыгучий выходец из подземного мира сдох. Вроде бы все хорошо. Однако теперь придется драпать отсюда, пока не налетели другие монстры, которые наверняка слышали грохот взрывов и рев погибающего демона.

  - Раги, берегись! - окликнул меня наш чародей.

  Странно, опасности быть не должно, ведь демон был один, да и кольцо на пальце не подавало никаких признаков опасности. Но смерть была рядом, и я перекатом ушел вправо. Вовремя, так как над головой просвистела сабля и, упав на спину, я вскинул арбалет, и выстрелил в того, кто атаковал меня с тылу.

  - Щелк! - звякнула тугая арбалетная тетива, и болт вошел в грудь дружинника, который каким-то образом освободился от пут, а потом захватил оружие Габриэля Скинно.

  Снова в разрушенной башне, где и так-то нечем было дышать из-за пыли, раздался взрыв, и грудная клетка имперского мятежника раскрылась, словно красный цветок, в котором роль лепестков выполняли ребра. Дружинника отбросило назад и, над моей головой пролетела стрела из арбалета ученика. Слава всем богам, если они есть, наконечник болта был серебряный, ибо взрывные заряды неопытному парню доверять не стоило, так что все обошлось, ничего не обвалилось, и пленниками занялась моя команда.

  Подобно горному барсу, Жук прыгнул на следующего противника и вонзил свой клинок ему в горло. Красный Конн расплющил силовым молотом голову другого. Сухой метнул кинжал в проводника, который явно был на стороне дружинников, и попал ему в глаз.

  После этого противники закончились и от стены, где в начале боя находились пленники, раздалось сопение Габриэля:

  - Я упал... А они... Они... Распороли веревки об саблю...

  - Ладно, - поднимаясь, произнес я. - Потом разберемся. Но, в общем-то, мы сами виноваты. Все внимание на демона, а про пленников забыли. Хреново это. Однако все живы, так что можно сказать, это нам урок на будущее.

  - Кого же мы теперь допрашивать будем? - спросил меня Конн.

  - А вот его, - я кивнул на пленника, которого пытался утащить демон. - Посмотрите, он живой или нет.

  Старший Гаук наклонился к пленнику, приложил два пальца к его шее и посмотрел на меня:

  - Дышит. Сознание при падении потерял, но не помер.

  - Вот и хорошо, - я высморкался, прочистил от пыли ноздри и стал отдавать приказы: - Вещи собрать! Трупы бросаем, сжигать их некогда! Андро, отруби каждому голову, чтобы их в ходячих мертвецов не обратили! Выход через пять минут! Живее!

  Следопыты засуетились. Жук помог Габриэлю и занялся пленниками, которые решили, что смогут нас перебить, но просчитались. Конн стал паковать артефакты, которые сейчас не нужны. Полуэльф взобрался на пошатывающуюся стену и осмотрелся. Гауки схватили рюкзаки. Ну, а я подхватил свою поклажу и подошел к телу демона.

  Монстр был так себе, не особо ценный, ловкий и быстрый, но не боец. Однако кое-чего он все же стоил, и я извлек из рюкзака несколько магических мешочков, своего рода переносные холодильники. Затем вынул из ножен прадедовский кинжал и приступил к делу. В два взмаха отсек от головы демона рога и кинул в один мешок. Далее вспорол ему брюхо и вынул печень, почки и сердце. Это в другое хранилище. Далее отделил от туши кончик хвоста, а в конце, как водится, выбил демону клыки. Остальное можно было бросить и, вновь упрятав мешки в рюкзак, я взвалил его на плечи.

  Моя группа уже была готова к выдвижению. Гауки, помимо собственного груза подхватили под руки немного оклемавшегося дружинника. Затем мы выстроились в походный порядок и, прикрывая друг друга, выскочили из башни и нырнули в зеленку.

  До следующего места, где можно было разбить временный лагерь, добирались несколько часов. Шли настолько быстро, насколько могли, и до наступления ночи оказались рядом с небольшим целебным источником, воду из которого еще до прорыва демонов отправляли ко двору самого короля. Неизвестно почему, но подземные жители и их слуги не любили к нему приближаться и следопыты этим пользовались. Вот и мы исключением не были, благо, подойти к стоянке незаметно трудно, всего одна тропа. Поэтому группа засела за декоративной каменной оградкой, которая прикрывала ключ с минеральной водой, и стала готовиться к отдыху.

  Как водится, Конн выставил магическую сигналку, Сухой и Габриэль первыми заступили в караул, Жук развел костерок (в этом месте можно) и начал разогревать еду, а я некоторое время понаблюдал за окрестностями. Мы находились на невысоком холмике с крутыми обрывами, вершина которого представляла из себя нечто вроде чаши, и вокруг нас был все тот же опостылевший пейзаж, кустарник с редкими проплешинами полян и заросшие домики фермеров, проживавших здесь ранее. Пока было светло, ничего подозрительного обнаружить не удалось, ни глазами, ни артефактами, и я подсел к единственному уцелевшему дружиннику герцога Крамера, кстати, тому самому, который при допросе проводника велел Руфу Аргону молчать. Имперца следовало допросить и, поймав взгляд пленника, я подумал, что сделать это будет нелегко. Страх уже покинул воина, и он немного оклемался, а значит, дружинник станет запираться и его придется пытать. Машинально, я достал один из трофейных кинжалов и пристроил его поближе к огню, чтобы металл накалился, а глаза пробежались по вещам в поисках тряпицы для кляпа. Однако пытать и резать пособника демонов, вольного или невольного не суть важно, не пришлось.

  - Рядом какая-то тварь крутится, - подсаживаясь поближе к огоньку, спокойно сказал Красный Конн, и добавил: - Не приближается, но и не уходит. Все время на границе сигнального периметра держится.

  - Демон?

  - Возможно. Но если так, то не сильный. Вероятней всего одинокая гончая или крупный бес.

  Наш специалист по артефактам не нервничал, а значит, непосредственная угроза нам пока не грозила. Бывает так, что слабенький рогатый ошивается поблизости от стоянки, а напасть не решается, так что в этом ничего удивительного нет, да и целебный источник, от которого слегка попахивало тухлыми яйцами, мог отпугнуть монстра. Впрочем, в любом случае придется быть начеку и спать вполглаза. Обычное дело. Для нас. Хм! А вот дружинник, услышав про тварь в кустах, моментально поплыл, и мелко-мелко задрожал.

  "Отлично! - мелькнула в голове мыслишка. - Этим можно воспользоваться, но давить на пленника надо прямо сейчас".

  - Тебя как зовут? - начиная допрос, спросил я средних лет крепкого мужика с добродушным румяным лицом и связанными руками.

  Имперец сглотнул, покосился в сторону спускающейся с холмика тропинки и ответил:

  - Тимур Сигуэн.

  - Ты понимаешь, что одного письма, которое у вас было обнаружено, хватит, чтобы тобой занялись жрецы Талая и имперские спецслужбы?

  - Да.

  - Это очень хорошо. Однако нам не хочется тянуть тебя за собой, ибо у нас своя задача. Поэтому до встречи с инквизиторами и дознавателями ты можешь не дожить. Мне проще всего выкинуть тебя сейчас в темноту и пусть монстр, который в ней спрятался, сожрет тебя и пленит твою душу. Ты хочешь этого?

  - Не-е-ет... - с надрывом в голосе произнес дружинник.

  - Тогда давай искать точки соприкосновения. Ты расскажешь мне все, что знаешь о вашей миссии, а я, так уж и быть, оставлю тебе жизнь. Разумеется, за тобой будут присматривать, и оружия ты не получишь, но и вязать тебя не станем. Устраивает такой расклад?

  Пленники кивнул:

  - Вполне. Задавай свои вопросы.

  - Хорошо.

  - Как давно ты служишь герцогу Алоизу Крамеру?

  - Одиннадцатый год уже.

  - Звание?

  - Капрал.

  - Где сейчас герцог?

  - Мне неизвестно. Вроде бы в столице Берлиза, но это не точно. Я обычный служака, из доверенных, но не из благородных.

  - А где вам передали письмо к демонессе, и кто это сделал?

  - После того как герцог бежал из империи я прибился к лейтенанту Галиму из гвардии Крамера, и мы отравились в Юхио. Там познакомились с проводником, который хвастал, что знает Сумеречные земли как свои пять пальцев, а потом Галим приказал готовиться к походу в Видархейм, и на некоторое время исчез. Вернулся он через три дня и наш отряд отправился в эти проклятые богами пустоши. Высадились, а потом началось, то гончие нас атаковали, то харвар двоих сожрал, а затем сразу трое дезертировали.

  - Ага! И это все за три дня?

  - Да.

  - Допустим, что все так и есть. Вот только мне не ясно, с чего это офицер рассказал тебе и другим членам отряда о письме.

  - Не всем, а только двоим, мне и проводнику. Альманзорцу он пообещал огромную награду, если он не струсит и пойдет до конца, а мне повышение в чине. Ну, а разоткровенничался лейтенант потому, что слишком опасно в Сумеречных землях, погибнуть можно легко, а письмо следовало донести до Ас-Вара.

  - Ладно. Опознавательный знак для демонессы был?

  - Нет. Не доходя до крепости, деревушка есть, километрах в пяти к северо-востоку. Там сидят люди, которые служат демонессе. Мы должны были сказать, кто нас послал, и на этом все.

  - И много людей на службе у Хауссы?

  Дружинник пожал плечами:

  - Галим говорил, что полсотни точно есть.

  - Некроманты?

  - Не только. Там и простые воины, вроде нас с тобой, есть.

  - Ты меня с собой не равняй, - со злобой, прошипел я и добавил: - Шкура!

  - Как скажешь, - пленник понурился и вжал голову в плечи.

  На миг возникло желание забить на данное Сигуэну слово и прикончить его. Но я сдержался, немного успокоился, еще раз напомнил себе, что дружинник исполнял приказ, и продолжил беседу:

  - Что вы должны были делать дальше?

  - Сидеть в деревне и ждать ответа Хауссы. Возможно, сопроводить пару-тройку людей к берегу океана, где нас будет ожидать пиратская галера.

  - Кого именно должны были взять с собой?

  - Не знаю.

  - А если подумать и память напрячь?

  Сигуэн замялся и выдавил из себя:

  - Вроде бы намек на какую-то девчонку был.

  - Точно?

  - Не уверен. Краем уха слова лейтенанта уловил.

  - Откуда Крамер знает демонессу?

  - Мне про это неизвестно.

  - Лейтенант раньше в Видархейме бывал?

  - Да.

  Вопрос следовал за вопросом, и я беседовал с пленником битый час. Мои товарищи были рядом и тоже все слышали, и когда я закончил допрос, который дал некоторые сведения, но не раскрыл подноготную этого мутного дела, я приказал Гаукам отвести дружинника в сторонку, а сам подсел к костру. Жук сразу же подал мне миску с горячей кашей и хлебом, и я стал заполнять живот, а пока насыщался, анализировал слова Сигуэна. Однако информации было маловато, и мои размышления были прерваны Красным Конном, который спросил:

  - Молчун, ты реально оставишь этому дружиннику жизнь?

  - Оставлю, - ответил я. - Глядишь, еще пригодится. Он нам не враг и здесь ему не рады, так что бежать не станет.

  - А что насчет деревни предателей? Надо бы наших предупредить, чтобы не упустили сволочей.

  - Это само собой. Предупредим. На следующей наблюдательной точке войдем в соприкосновение с разведкой и перекинем им пленника.

  - И когда это будет?

  - Завтра к вечеру.

  - А не подставимся?

  - Да какая разница. Вожаки отрядов повадки атаманов знают, так что наше появление сюрпризом не будет. Мы ведь не враги, а значит Орк, Стрелок и другие командиры все поймут правильно.

  После этого рядом с костром на некоторое время воцарилась тишина, которую оборвал Андро:

  - Ну, а дальше что? Может, к войску присоединимся?

  - Нет. Слишком много в этом контракте намешано. Поэтому с основным отрядом встречаться не станем. Разведке Сигуэна скинем, с вожаками пообщаемся и снова в сторону отскочим.

  - Это правильно, - согласился Андро и кивнул на мой рюкзак: - Письмо герцога тоже отдашь?

  - Нет.

  Больше расспросов не последовало и, распределив ночные смены, я приказал покормить пленника, и завалился спать. Завтра снова топать к горам и надо будет каким-то образом решить проблему той твари, которая сидит за нашим магическим периметром. Так что отдых необходим.

***

  Люди покинули развалины, а Ульзоркайн проводил их долгим взглядом и мысленно сам себя похвалил. Все же правильную тактику он выбрал, последовал за низшим демоном, который был сильнее его, а затем отсиделся в стороне от схватки и для него все сложилось очень даже неплохо. Жители поверхности, которые оказались отличными бойцами и имели на вооружении магические артефакты, убили туповатого соплеменника, покинули поле боя и оставили в башне тела других людей. Огненосный это чувствовал, и от запаха крови, который улавливали его ноздри, у него стало туманиться в голове и во рту образовалась слюна, а затем он едва удержался, чтобы не броситься к вожделенной добыче сразу же, как только враги скрылись. Однако он смог проявить выдержку и направился в развалины лишь после того как убедился, что опасности нет.

  Демон выскользнул из своего зеленого укрытия, перепрыгнул через мертвого низшего, которому обломали рога, и проник в развалины, где недавно кипел бой. На входе он замер, его ноздри втянули в себя запахи, а глаза увидели трупы людей. Это была еда. Нет. Это была энергия, которая позволит ему восстановиться, и потому он сразу же направился к мертвецам и стал выбирать самое вкусное. Еще теплая сукровица и мозг, сочные сердца и языки. Все это он торопливо впихивал в себя, а когда набил брюхо, смог немного поразмыслить и решил идти вслед за группой людей. Ничего лучше демон не придумал и, прихватив с собой несколько кусков человеческого мяса, он двинулся по следам человеков.

  Вновь Ульзоркайн оказался в кустарнике и здесь замер. Он обернулся назад и увидел, как к развалинам стягиваются другие обитатели Пустошей, которые тоже хотели жрать. Пара мертвецов, харвар и одна подраненная гончая, а помимо них сотни черных воронов, которые торопливо опускались к земле.

  "Ах, какой я умница, - подумал демон. - Все успел и самую вкусную добычу урвал и ушел до появления других любителей мяса и крови, и это хорошо, значит, шансы на выживание повышаются".

  Далее подземный аристократ приник к земле, принюхался к запаху людей и, используя его как магический поводок-проводник, побежал за ними вслед.

Глава 6.

  Ночевка возле целебного источника прошла нормально. Никто нас не тревожил, и мы смогли отдохнуть. Встали еще до рассвета, позавтракали и попили чайку, а с первыми упавшими на землю лучами солнца снова вышли на маршрут. Тварь, которую вчера чувствовали артефакты Конна, исчезла, может быть, оставила нас в покое или отскочила подальше, и все было спокойно.

  Что делать дальше вопроса не возникало. Нам следовало предупредить вожаков отряда о предателях, которые служат демонессе, ведь они могут ударить по тылам нашего войска, а сделать это проще всего было на следующей контрольной точке. Поэтому, конечно же, мы направились к ней, к деревеньке Легн-Ар, где, по словам Артана Сухого, плодились харвары. Изначально, мне не хотелось туда идти, но пришлось, и через несколько часов группа вышла к околице этого поселения.

  Наши товарищи из Бельгарда уже находились здесь. Они начинали штурм поселка с противоположной стороны и, если судить по грохоту, который мы слышали, то бой был жаркий, и следопыты с магами применяли все, что имелось в арсенале. Взрывы - метательные снаряды, вроде моих непростых арбалетных болтов. Шипение и потрескивание воздуха - вне всякого сомнения, молнии и огнешары. Ну и, само собой, резкий раскатистый гул - шлепки силовых молотов, которые в лепешку сминали харваров и заваливали их норы-подвалы под домами.

  В общем, продвижение следопытов к Ас-Вару шло своим чередом. Задаток на поход был выделен серьезный, так что мощных боеприпасов и хороших артефактов у братвы хватало, да и маги хорошо помогали. Впрочем, нас это напрямую не касалось и, обнаружив дозорную группу, эльфов из отряда Тайры Лесовика, мы обозначили себя, затем с ними переговорили, и я вызвал на разговор хорошо знакомого мне Кнуда Стрелка. Разведчики, много повидавшие на своем длинном веку ушастые, были немногословны и покинули нас, а моя группа засела в небольшой роще, старом фруктовом саду, и стала ждать появления Стрелка.

  Кнуд появился примерно через час, но не один, а вместе с Тайрой, худощавым и подтянутым эльфом в дорогом темно-зеленом плаще, который на своей родине, в северных лесах, был в большом авторитете и носил немаленькое звание Воеводы Осеннего Предела. Все ясно. Разведчики сначала предупредили о появлении Раги Молчуна и его парней своего непосредственного командира, а только потом Кнуда, да и то, с разрешения Тайры. Ну и ладно, это проблемой не являлось и на меня никак не влияло, ведь все мы заодно, так что претензий я к ним не имел.

  Общался я с авторитетными следопытами недолго. Сжато, дал им расклад о том, что произошло с нами в пути, и поделился сведениями о деревушке перебежчиков, а затем передал вожакам пленника. Они информацию приняли и предложили мне присоединиться к ним, но я отказался. После этого разговаривать было не о чем, и мы разбежались. Командиры отрядов, которые в негласной иерархии следопытов стояли на ступеньку выше меня, командира группы, вернулись в Легн-Ар, где к тому моменту уже добили всех змей, а мы растворилась в зеленке.

  Снова марш и осторожное движение с оглядкой, а ближе к ночи артефакты опять почуяли уже знакомую нам тварь. Было дело, попробовали устроить на нее засаду, однако из этой затеи ничего не вышло. Монстр не пошел в ловушку, и у нас даже разглядеть его не получилось. Хотя уже в сумерках мы с Артаном рассмотрели следы и пришли к единодушному мнению, что нас преследует демон, крупный самец, хитрый, сука, и терпеливый.

  Еще одна тревожная ночь пролетела своим чередом, а утром я решил устроить на тварь очередную засаду, но не спонтанную, а хорошо подготовленную. Сказано, сделано. Мы прикинули свое местоположение, выбрали пару точек, где можно было подловить монстра, и вскоре оказались в предгорном лесу, самом настоящем, который когда-то являлся охотничьими угодьями одного из местных баронов. Здесь организовали привал и подстрелили крупного оленя, тушу которого оставили подле кострища. Демон, наверняка, должен был заинтересоваться мясом и урвать кусок-другой для поддержания своих сил. Да вот только под оленем его ожидал смертельно опасный сюрприз, мощная магическая граната, которая не излучала никакой энергии и должна была включиться после высвобождения придавленного животным запала. Штука эта нестандартная, редкая и дорогая, семь империалов. Однако ради такого дела как ранение демона ее было не жалко. Ну, а когда граната сработает, мы планировали вернуться и добить преследующую нас тварь.

  План был нехитрый и не раз опробованный, и поначалу все складывалось именно так, как нужно. Но, как известно, человек предполагает, а судьба располагает. Так и в этом случае. Мы отошли от полянки, где оставили ловушку, метров на четыреста, и тут граната рванула. Естественно, группа сразу же бросилась назад, но на месте была обнаружена только разорванная взрывом тушка оленя, да несколько капель дурно пахнущей крови демона, а сам рогатый отсутствовал и находился вне зоны досягаемости наших артефактов. Значит, по факту, цель достигнута не была и, понадеявшись на то, что именно этот демон нас больше не побеспокоит, мы опять взвалили на плечи рюкзаки.

  Своим чередом шли дни нашего рейда. В положенное время мы выходили на контрольные точки и наблюдали за продвижением отрядов, а помимо того несколько раз сталкивались с одиночными тварями, то харвара прибили, то пару гончих прикончили. Но в целом все было тихо и так продолжалось до тех пор, пока перед самым Ас-Варом, когда до него оставалось не более пятнадцати километров, мы едва не влетели в боевые порядки крупного отряда из остатков Ордена Защиты. Впрочем, "едва" не считается, так что бывшие защитники Видархейма нас не заметили.

  Мы находились в лесу, благо, чем ближе к горам, тем их больше. Вышли на опушку и оказались перед старым трактом, который порос высокой травой и бурьяном, и по нему двигался отряд из полутора сотен воинов. В основном бойцы были средние. Доспехи старые и потрепанные временем. Оружие далеко не самое лучшее, хотя чистенькое, без ржавчины, и готовое к бою. Да и магов в строю почти не было, трое или четверо, не больше. Куда они направляются, мне было понятно. Само собой, туда же, куда и наши товарищи, к твердыне Хауссы. И еще было ясно, что, идя по дороге, они вскоре выйдут на перекресток и столкнутся с отрядами следопытов. Ну, а что будет дальше, только боги и знают. Защитники, сколько я с ними сталкивался, людьми были чрезвычайно гордыми и малость заносчивыми, мол, только они имеют право оберегать человечество, а все остальные так, лишь вспомогательные пешки. Однако минувшие десятилетия были для них трудными, ибо Орден Света не любил их точно так же как и следопытов, и они частенько обращались к нам за помощью. Следопыты в свою очередь тоже не стеснялись и использовали знания орденцев. Такой вот симбиоз, но сейчас расклады иные. Зачем Защитники идут к Ас-Вару одновременно с нами неизвестно, а значит, они могут рассматривать нас как помеху. Наши отряды, конечно, сильнее остатков ордена, но раз уж мы с Защитниками встретились, то надо было за ними присмотреть.

  - Идем следом? - спросил меня Жук, кивнув в сторону уходящего по дороге отряда.

  - Да, - ответил я. - Посмотрим, как они с нашими поладят, а потом решим, куда нам идти.

  Однако, лишь только мы пропустили тыловую группу Защитников, а затем ковыляющих вслед за ними мертвецов и пару медленно летящих бесов, и собрались покинуть свой наблюдательный пункт, как обнаружили за орденцами хвост. И ладно бы какого-то монстра-падальщика. Нет. За ними, подобно нам, держась леса, двигались люди, и не абы кто, а Паладины Света.

  Конкурентов было десять, стандартное подразделение из восьми бойцов, одного мага и рыцаря. В отличие от Защитников они имели превосходное снаряжение и единое обмундирование с метками их ордена, желтым кружком, на фоне которого красовался силуэт прямого меча, и чувствовали они себя в дебрях, словно дома. Но мы были лучше, ибо опыта у нас гораздо больше. Поэтому, не дергаясь, мы пропустили паладинов мимо и пошли по их следу.

  Шли не очень долго, а до перекрестка, который я уже упоминал. Паладины вели наблюдение за дорогой, но и нам тоже хотелось посмотреть, что же там происходит. Так что пришлось их обойти и выйти на окраину леса метрах в пятистах от "светоносцев".

  Сели. Смотрим. Защитники приготовились к бою, и перекрывают проход на Ас-Вар, а следопыты в свою очередь приготовились к прорыву. Это стандартная практика, ибо в Сумеречных землях законы не в чести и если имеется угроза, пусть даже потенциальная, то на нее реагируют соответственно. Однако подготовка к бою не значит, что он состоится, обычно люди предпочитали договариваться, а Защитники наши союзники, временные, конечно, но других нет.

  Я достал свою подзорную трубу и стал осматривать ряды воинов. Орденцы по-прежнему стоят и наши не торопятся, выдвинули на острие возможной атаки магов и воинов Анги Орка, у него самые тяжеловооруженные бойцы, а дикая нечисть и нежить, которая не подчиняется никому из демонов, вьется вокруг, но не приближается. Расстояние между отрядами шагов сто. Тишина. Но вот, наконец, начинается некое действие. От следопытов выступают вперед Тайра Лесовик и Софри Аккино, низкорослый и раскосый малый, по повадкам и манерам в прошлом убийца. Два вожака направляются к Защитникам, и они делают ответный ход. Строй раздвигается и навстречу следопытам идет неформальный глава уцелевших орденцев, которого я знаю. Это рыцарь Гамлет Берген, слегка полноватый мужчина в плотном кожаном доспехе, но без шлема, голова которого, как и у меня, была совершенно седой.

  Примерно посередине между двумя отрядами переговорщики остановились и начали разговор. О чем шла речь понятно, шел обмен информацией по этому рейду, и буквально за десять минут проблема была улажена. Рыцарь заулыбался, а затем отдал своим братьям по ордену команду немного расслабиться. После этого строй Защитников утратил монолитность, да и следопыты зашевелились. Ну, а после этого два войска объединились и к горам пошли уже вместе. В общем, встреча прошла хорошо, люди выяснили, что у них есть общий интерес, а остальное, как мне кажется, решится в процессе похода.

  Что же касается паладинов, то они вновь проскочили мимо нас и продолжили преследование Защитников, а мы пошли за ними. Вот только сопровождала наша группа "светносцев" недолго. Разведчики Ордена Света следили за общим войском только до первого привала, а потом отскочили в сторону. При этом Жук предложил мне выкрасть одного из них, но я решил, что связываться с ними не стоит, ибо бойцы они опытные и наверняка поймут, кто против них сработал. Так что пришлось ограничиться малым. На клочке бумаги я написал записку, которую Артан Сухой, самый быстрый из нас боец, понес своим чистокровным ушастым сородичам из дозора, и пришел черед отдыха...

  Ночь. Очередная роща. Закинув руки за голову, я лежу на зеленой плащ-палатке, и смотрю на прикрытое дымкой звездное небо. В трех километрах от нас лагерь объединенного войска, которое завтра навалится на демонессу и ее прислужников из людей. Сил у следопытов и орденцев более чем достаточно, давно столько воинов и магов в Видархейме в одном месте не собиралось. Так что рогатой шлюхе придет конец, ей отрубят голову и братва разграбит все, что она скопила в своей твердыне. Хотя есть иной вариант. Демонесса может сбежать. Но это вряд ли. Ибо кому она нужна без артефактов, слуг, источников силы и живого корма, то есть рабов из людей? По большому счету никому, а значит, она постарается удержать Ас-Вар. В противном же случае Хаусса будет должна начать все сначала и стать подстилкой кого-то из соседей.

  Впрочем, что творится в голове демонессы мне не ведомо. Я приравниваю ее мысли и мотивации к своим, а расклады в моей голове чисто человеческие, так что как поступит хозяйка Ас-Вара неизвестно. Возможно, в этом смог бы разобраться маг-ксенопсихолог, говорят, они самые первые чародеи нашей расы, которые принесли людям знания о чародействе. Однако, насколько я слышал, их всего десяток, да и те все в столице империи Инагар славном городе Валентгарде. Так что приходится нам самим мозгами раскидывать, поскольку ничего иного не остается.

  Было дело, я прикрыл веки глаз и стал проваливаться в дрему. Но рядом разговаривали Габриэль и Красный Конн, которые задели интересную мне тему.

  Невольно я перевернулся набок, прислушался к их беседе и сон отступил, да и не время пока спать, поскольку надо дождаться Сухого и обговорить с товарищами, что мы будем делать завтра. Однако это позже, а пока я вслушиваюсь в вопросы Габриэля и вспоминаю себя в его возрасте. Хм! Тоже таким же балбесом был, знаний в голове не хватало, и хотелось все узнать. Вот этим мне парень и импонирует, хотя спуску ему давать нельзя, а иначе не выживет.

  - Красный, - Габриэль произносил слова полушепотом, хорошо, значит, привычка вырабатывается, - а правду говорят, что в имперской столице пятьсот тысяч человек живет?

  - Не-а, - Конн, который раньше обитал в Валентгарде, отвечал лениво и словно нехотя, - врут. Тысяч двести пятьдесят там есть, но не больше.

  - А вы императора видели?

  - Ага! Только не в столице, а на передовой, когда он еще вторым легатом Седьмого легиона был.

  - А какой он?

  - Здоровый мужик и храбрый воин. Какой правитель, того не знаю, ибо империя далеко, а мы здесь.

  - Конн, а вы видели Старый дворец?

  - Да.

  - И как?

  - Ничего интересного. Огромная коробка из стекла, железа и бетона, к которой не может подступиться никто кроме членов императорской фамилии.

  - Это из-за призрачной стены?

  - Из-за нее.

  - А почему так?

  Чародей помедлил. Я услышал, как он чешет свой затылок, и подумал, что Конн не ответит, поскольку, как и подавляющее большинство магов, он не любит расспросы, это у них такая профессиональная черта. Однако Красный, видимо, находился в благодушном настроение, а потому любопытство парня удовлетворил:

  - Это история долгая и в двух словах не расскажешь, но время есть, так что слушай. Когда наши далекие предки появились в этом мире, то они были словно взрослые дети, неразумные и с оружием огромной силы в руках. У них были бомбы, которые могли уничтожать города. Стальные птицы, летящие по небу с огромной скоростью. Самобеглые повозки, как военные и рабочие, так и гражданские. Невидимая смерть, в виде газа, которую они обрушивали на врагов. Передатчики, с помощью которых можно общаться с друзьями за тысячи километров. Машины, думающие почти как люди и работающие вместо нас, а так же многое другое. Однако этот мир живет по своим законам, и предки не смогли навязать ему свою волю и образ жизни. Демоны и маги иных рас, которые жили здесь до нас, поначалу никак не могли совладать с людьми, но со временем они смогли это сделать. Самолеты, птицы из металла, стали падать наземь и разбиваться. Думающие машины вредили людям. Порох вспыхивал, когда ему не следовало, и взрывался. Ну, а передатчики замолкали. Всему виной была магия, которую машины не видели и не чуяли. Но, к счастью для нас, предки уже успели обжиться в этих краях и вытеснили самых главных наших врагов, демонов, на территорию Видархейма, и потому они смогли выжить, приспособиться к изменившимся обстоятельствам и использовать силу местных для своей защиты.

  Красный на мгновение прервался, а нетерпеливый Габриэль поторопил его:

  - А причем здесь императорская семья, и призрачная стена, которая окружает Старый дворец.

  - При том, молодой человек, что император Валентин, основатель Инагара, был одним из последних людей, кто понимал, как работает техника прошлого, а помимо того являлся очень сильным чародеем. И он не просто знал, что такое техника, но и мог ее использовать. Поэтому незадолго до своей смерти император построил в центре столицы хранилище для всех уцелевших механизмов и приборов из прошлых эпох. Вот это-то здание и называется Старым дворцом, хотя императоры в нем никогда не жили. Он же, Валентин, смог воздвигнуть призрачную стену, преодолеть которую могут лишь его кровные родичи, а сделал император это, чтобы обезопасить свое богатство и дать наследникам преимущество над остальными людьми. При этом уцелевшие механизмы не боятся чародейства, словно Валентин смог изобрести негатор, а вся его семья имеет непонятный иммунитет к боевой магии. Кстати, ты знаешь, что такое иммунитет?

  - Примерно представляю, - парень кивнул и задал следующий вопрос: - Так выходит, что древняя техника до сих пор работает?

  - Врать не стану, я механизмы предков никогда не видел, но вроде бы работает, потому что раньше императоры катались по проспектам Валентгарда на самобеглых повозках. Да и на Перешейке в самые трудные моменты, когда демоны вот-вот могли прорваться, кое-что применялось.

  - А кто-нибудь это видел?

  - Можешь Раги спросить, он живой свидетель.

  Габриэль посмотрел на меня, а я привстал, и подтвердил слова чародея:

  - Было такое, видел я древнюю технику, один раз. Не знаю, что это, но машина выглядела грозно. Вся из металла, висит в полуметре над землей и двигается почти неслышно. Чем-то похожа на черепаху, однако в башне дуло, как у огнеметной установки, которой на Перешейке ходячих мертвецов выжигают.

  - И эта машина давила демонов? - глаза Габриэль расширились, и он открыл рот.

  - Нет. Дуло извергло пламя, а затем среди монстров стали взрываться тяжелые стальные болванки.

  - Это как арбалетный болт, которым вы демона свалили?

  - Что-то вроде того. Однако это была не магия. - Новичок хотел задать еще множество вопросов, но я увидел, что появился Артан Сухой и покачал головой: - Как-нибудь в другой раз расскажу. Пока не до того. Смени старшего Гаука на посту и позови его сюда.

  Парень понимающе кивнул, а ко мне подошел полуэльф, который присел рядом. Следом подтянулись Жук и Конн. Затем Роберт Гаук, вместо которого на стражу заступил молодой, и Артан сказал:

  - Все путем. На дозорных вышел и весточку для вожаков передал. По пути никого не встретил, хотя постоянно было ощущение, что за мной кто-то наблюдает.

  - Ясно, - я кивнул и спросил его: - А что с Защитниками, про них с эльфами разговор был?

  - Поговорили и они обмолвились, что Защитники идут в Ас-Вар за мечом своего последнего командора.

  - И зачем он им?

  - Слух прошел, что император поклялся возродить Орден Защиты. Но лишь в том случае, если последние воины ордена вернут этот артефакт.

  - И из-за слуха они помчались в Сумеречные земли?

  - Как видишь, - Артан мотнул головой в сторону большого лагеря следопытов и орденцев.

  - Ладно, для нас это не суть важно. Это личное дело выживших орденцев. Что эльфы сказали насчет паладинов?

  - Они их видели, но "светоносцы" общаться не пожелали.

  - А что по завтрашнему дню?

  - Будет штурм.

  - Сходу?

  - Да.

  - А деревня некромантов?

  - На ее уничтожение выделят отряд Кнуда Стрелка, и он попросил нас перекрыть восточный выход из деревеньки. Мало ли, вдруг, кто-то из предателей сбежит, а мы его перехватим. Разумеется, если цель будет нам по зубам.

  Я оглядел товарищей и спросил их, как велит старый обычай, который следопыты переняли от имперской разведки, где каждый, даже рядовой боец, имеет право голоса:

  - Ваше слово, друзья, что скажете?

  - Нам за некромантов не платят, - поморщился Конн. - Но раз Кнуд просит, можно и посидеть на тропе. Опять же, если кто бежать станет, то у него, наверняка, интересные и дорогостоящие артефакты найдутся. Так что я не против.

  - Согласен с Красным, - вторым отозвался Андро. - Надо браться за это дело.

  Следующим высказался Гаук:

  - Лично мне это не нравится, мы на разведку пришли, а не за охоту. Ладно, если беглец будет один, а если их окажется много? Нам же всем тогда конец. Нет. Мы с братом это не одобряем. Но против общего мнения не пойдем, куда вы, туда и мы.

  - Я за то, чтобы помочь Стрелку. Это в наших интересах, - добавил полуэльф.

  Итого, три голоса "за" и два "против". Мой идет еще за два и есть голос Габриэля, который пока простой кивала, ибо является учеником-стажером. Значит, выбор за мной. Не люблю его делать, но приходится.

  - Поступим, как Кнуд просит. Пойдем к деревеньке предателей и сядем с восточной стороны.

  Говорил я негромко, но меня услышали все. После чего Жук, Красный и Сухой кивнули, а Гаук пожал плечами:

  - Воля ваша, други. Однако на сердце у меня как-то неспокойно. Может, накручиваю себя слишком или просто устал, но вы меня знаете, мы с брательником труса никогда не праздновали.

  - Знаем, - я хлопнул Роберта по плечу и улыбнулся. - Так что напрасно не беспокойся. Если что, в серьезную драку ввязываться не станем.

Глава 7.

  Вдалеке гремят взрывы, а если прислушаться, то можно различить крики людей, звон металла и треск дерева, которое горит. Впрочем, скорее всего, эти звуки будут вызваны живым воображением, ибо деревушка предателей рода человеческого, которую атаковал отряд Кнуда Стрелка, слишком далеко от нас. Вот взрывы, это да, реальность, а остальное морок.

  - Раги! - окликнул меня снизу Андро Жук. - Что там?

  Я зацепился за сук, подтянулся повыше, приобнял ствол дерева, молодого дубка, и всмотрелся в сторону деревушки. Пусто. Видать, нам сегодня ничего не обломится, хотя мы уже настроились на драку. Ну и ладно, посидим еще часок на месте, а затем обойдем поселок стороной и направимся к Ас-Вару, может быть там что-то будет, а нет, так хотя бы посмотрим, как наша братва штурмует жилище Хауссы.

  - Ничего, - я посмотрел вниз. - Никого нет.

  Андро что-то неразборчиво пробурчал, недоволен мечник, и двинулся к тропе, а я решил спуститься вниз. Но тут над кронами деревьев разнесся посвист птицы:

  - Фью-ить! Фью-ить!

  Это сигнал от Сухого, который находится на более высоком дереве, и я щелкнул пальцами. Жук замер, а мои глаза еще раз обшарили тропу и я засек движение. Есть! Пошла суета!

  Сначала среди деревьев промелькнуло нечто черное. Просто пятнышко. Затем появился силуэт, за ним еще один, и еще, а спустя минуту наших врагов можно было разглядеть во всех подробностях. Противников было трое, два мага и один воин в тяжелой броне и с мечом в руке. С воякой все ясно, судя по украшенной узорами шипастой броне и тяжелым наплечникам, а так же открытому шлему с синим гребнем, это пират с островов, вероятней всего, профессиональный наемник, которого можно свалить обычной стрелой или в честном бою. А вот с магами, наверное, придется повозиться, темные мантии, знак некромантов. Хотя, какие они некроманты. Обычные чародеи-перебежчики, которые могут применять практически любое магическое заклятье, коему их обучили еще наставники Имперской Академии Высокого Искусства. Но после предательства человеческой расы они используются демонами как погонщики мертвецов и вспомогательная рабочая скотина. Поэтому подобных двуногих скотов жалеть не стоило, так что церемониться с ними не станем. Хотя, может быть, стоило бы принять эликсиры убыстрения реакций, но их мало, всего по одному на каждого бойца группы осталось, так что пока обойдемся.

  Тихо и незаметно я соскользнул вниз. Без слов мы с Андро сместились к тропе, спрятались между кустов и замерли. У мечника его скьявона, а у меня арбалет и верный Кровопийца. Слева полуэльф с любимым луком, а справа Гауки. Красный Конн в это время позади, и в случае неприятностей окажет нам поддержку магией, а Габриэль его прикрывает. Все готово, место удобное, на противоположной стороне тропинки высокий обрыв, а значит, некромантам и пирату не сбежать. Разве только назад повернут, но это вряд ли.

  - Фью-ить! Фью-ить!

  Снова разносится посвист птицы, и приклад арбалета прижимается к правому плечу. Проходит немного времени и из-за поворота появляется первая жертва, вояка в шипастой броне. Несмотря на массу тела и мощные доспехи, он движется мягко, словно кошка, и постоянно оглядывается по сторонам, противник не слабый, издалека я его не оценил. Следом за бойцом спешат маги, по виду, совсем молодые парни, не старше двадцати лет. Может быть, ученики? Нет. Вряд ли. Скорее всего, опытные чародеи, которые омолаживают себя с помощью крови демонов, так что сволочи опытные и таких надо валить сразу же, пока они магию не применили.

  Шаги уже слышны. Маги подгоняют воина, мол, поспеши, а тот настороже, не торопится и, не доходя до Андро метров десять, резко останавливается. Затем он что-то говорит чародеям и один из некромантов вскидывает круглый предмет, наверняка, боевой артефакт, и я, понимая, что медлить больше нельзя, выкрикиваю:

  - Давай!

  Щелкает мой арбалет. Одновременно с этим стреляет спрятавшийся в кроне деревьев полуэльф, и нас поддерживают Гауки. Каждый наш выстрел в цель. Хлоп! Один маг заваливается на тропу, а второго отбрасывает назад, но он не падает. Хорошая работа и неплохое начало. Однако есть еще пират-меченосец, от которого стрелы со стальным наконечником отскакивают, видать, броня у него непростая. Ну, это ничего, разберемся.

  Андро выскакивает из кустарника, и почти сразу зазвенели клинки, его и вражеского бойца, а я снова выстрелил в некроманта, того, который устоял на ногах. Короткий арбалетный болт просвистел по воздуху и вошел рядом с первым, в грудь чародея. Это его добило, и он все же упал, а потом я услышал крик Жука:

  - Раги, помоги!

  Пират воином оказался превосходным. Его клинок легко отбрасывал более легкую скьявону Андро и пару раз едва не поразил имперца в голову. Жук вертелся и крутился вокруг него, а противник смещался вслед за ним, теснил следопыта дальше по тропе, скорее всего, хотел прорваться, и попасть в этого верткого и сильного гада было очень трудно. Но рядом находился Конн, который следил за схваткой со стороны. И не дожидаясь моего приказа, чародей применил один из своих амулетов. Из кустов вылетело желтоватое полупрозрачное облачко, что-то из раздела парализующе-шокирующих заклятий, и окутало голову пирата. На миг он ослеп и замялся, а я подскочил к нему со спины и выстрелил в него из арбалета. На этот раз броня не выдержала, благо, со спины металл тоньше, одна кольчуга без нагрудной пластины.

  С хрустом болт вошел в позвоночник предателя и он, роняя меч, вскрикнул и выгнулся дугой.

  - А-а-а! Сука! - разнесся над полем боя торжествующий голос Жука и его клинок вошел точно в шею пирата. Кровь хлынула из разрезанных артерий человека, но я на это уже не смотрел, не до того.

  Обернувшись, я навис над некромантами, все же не простые чародеи, такие и ожить могут, а значит, необходим контроль.

  - Чирк! - Кровопийца прикоснулся к горлу одного из магов и прочертил на нем багровую полоску.

  - Чирк! - Лезвие кинжала вспороло кожу и вскрыло вены второго прислужника Хауссы.

  После такого даже демон не встанет, гарантия, так что можно было выставить дозор и заняться трофеями. Однако снова раздалось пение лесной птахи и, подняв голову, я обнаружил, что по тропе к нам навстречу спешат еще двое беглецов, темный эльф и какой-то потрепанный невысокий задохлик в обносках. С бродягой все ясно, мелкая шваль, а вот темный эльф противник интересный. Такие существа на поверхности появляются нечасто, лично я последнего подобного подземника встречал три года назад. Твари они опасные, на уровне тех же самых некромантов, немного колдуны и неплохие воины, поэтому сделать мы его должны были относительно легко. Но подземный житель, у которого было не очень хорошее зрение, нас почуял, наверное, услышал шум и уловил запах крови. По этой причине он оттолкнул в сторону бродягу и остановился, а я смог его разглядеть. Смуглое и худое существо с вытянутой формой лица, заостренные уши, раскосые миндалевидные глаза и длинные волосы пепельного цвета, которые стянуты на затылке в хвост. Одет в потертую кожанку, примерно такую же, какая на мне и других следопытах. На ногах сапоги до колен, а на широком поясе пустые ножны. Оружия на беглеце нет, может быть, потерял или я его не разглядел, а значит, серьезного сопротивления он не окажет.

  - Ши-и-ть!

  Из кроны дерева, на котором сидел Артан Сухой, вылетела стрела, не сдержался полуэльф, увидев темного, к которым он испытывал прямо таки животную ненависть. Но подземник от стрелы уклонился, всего на полшага отступил в сторону. Сухой выстрелил снова, а следом и мы с Гауками. Темный эльф попытался отпрыгнуть в кустарник, но не тут-то было. Тело у него хлипкое, килограмм сорок пять, не больше, и массы не хватило, поэтому упругие ветки слегка отбросили его назад, и тут-то ему в затылок стрела Артана и вонзилась.

  "Плюс один убитый враг. Хорошо, - подумал я и взял на прицел спутника темного эльфа. - А сейчас еще одного снимем".

  Бродяга бросил взгляд на трепыхающегося в предсмертных конвульсиях подземника, а затем вскинул руки вверх и выкрикнул:

  - Не убивайте! Я сдаюсь! Не надо!

  Арбалет слегка опустился и, посмотрев на Конна, который подошел к трупам некромантов, я громко произнес:

  - Живьем подонка возьмем!

  Сказав это, я двинулся навстречу перебежчику. Сделал первый шаг и неожиданно магический перстенек на моей руке потеплел, а на поясе Красного Конна что-то тихо пискнуло. Сигнал! Рядом демон!

  - К бою! Монстр близко! - выкрикнули мы с чародеем, а затем я махнул рукой бродяге: - Сюда беги!

  Однако оборвыш к нам бежать не собирался. Он услышал предупреждение и расплылся в какой-то доверчивой улыбке, а затем обернулся к кустам, в которых пытался спрятаться темный эльф. Скорее всего, он ожидал появления кого-то знакомого, возможно, демона из свиты Хауссы. Но вместо этого из зеленки вылетел чужак, мощный, хотя и слегка исхудавший ротатый, судя по размеру и форме наростов на башке, элита.

  Демон на бегу схватил бродягу за шею, а затем вместе с ним спрыгнул с обрыва. Мы ему вслед послали несколько болтов, а Красный влепил в спину магический заряд. Но расстояние было приличным, метров сорок, а двигался он чересчур быстро. Опять же боеприпасы у нас были на человека, а не на демона. Поэтому рогатый все же ушел.

  Отчаянные крики бродяги, который осознал, что ошибся, были слышны около минуты. За то время мы сменили боеприпасы на более серьезные. А младший Гаук даже принял магический эликсир. Так сказать, на всякий случай, вдруг монстр вернется. Однако демон удовольствовался одним человеком, безоружным слугой Хауссы, а на нас напасть не решился, по крайней мере, пока. И постояв на тропе, я приказал собрать трофеи, а сам вместе с Сухим пошел к телу темного эльфа.

  Подземник был мертв, стрела полуэльфа прикончила его, но он нас не интересовал. Мы искали следы демона и когда их нашли, то одновременно посмотрели один на другого и покачали головами. Лапа у демона была точно такая же, как у той твари, что следовала за нами от самого целебного источника, а может быть, что и раньше. Оттиск четкий и запоминающийся, вытянутая ступня, длинный задний коготь, который при необходимости загибался вверх и пристраивался к сухожилиям ноги, и три когтя впереди. Это еще один знак высшего демона, но это и так понятно, ведь мы его видели своими глазами. И что из этого следует? Надо остерегаться, беречься и почаще оглядываться. Ведь это пока демон слаб, а если он получит доступ к серьезному артефакту или нескольким душам, то подобный ублюдок может доставить нам массу неприятностей.

  - Командир, - эльф сузил глаза и кинул взгляд на крутой обрыв, с которого сиганул монстр, - думаю, надо присоединиться к отряду Кнуда и нашему основному войску.

  - Опасаешься, что мы сами не выстоим?

  - Есть такое дело, рисковать не хочется.

  Я прислушался к окружающим нас звукам. В лесу царила тишина. Взрывы в деревне предателей смолкли, скорее всего, Стрелок и его бойцы зачистили поганое местечко. Значит, если мы хотим к нему присоединиться, то следовало поторопиться, а то ведь он нас не ждет и сразу же двинется к Ас-Вару.

  - Ты прав, Сухой, - я согласился с полуэльфом. - Мы, конечно, сильнее демона, пусть он даже из высших. Однако рисковать не станем. Обыскивай темного, - я пнул ногой быстро коченеющее тело подслеповатого подземного эльфа, - и уходим вслед за Стрелком, а то больно настырный у нас преследователь.

  - Понял.

  Артан одобрительно кивнул, а я вернулся назад, объяснил группе, что происходит, а затем приказал уходить. Трофеи, несколько неплохих и, как сказал Красный, дорогостоящих артефактов, пара кинжалов, а так же четыре книги на языке демонов, были собраны и спрятаны в вещмешок чародея. С этим все просто, а вот Андро Жук учудил и из-за этого вышла заминка. Мечнику страсть как приглянулись тяжелые доспехи пирата, и он вознамерился забрать их с собой. Однако я ему развернуться не дал, груз-то тяжелый и габаритный. Поэтому приказал Андро взять только шлем и меч, и этого хватит. Жук приказ не оспорил, так что задержались мы ненадолго, хотя в дальнейшем несколько потерянных минут нам аукнулись.

  Группа скорым шагом направилась в сторону деревни. Вот только выйти к ней у нас не получилось. На нашем пути, словно специально поджидая именно нас, возникло около двадцати темных гончих, которые встали между горящим поселком и лесом, и нам пришлось вступить с ними в бой, а после отступить.

  Эх, знал бы я тогда, чем все это обернется, честное слово, попробовал бы прорваться через тварей. Половину группы при этом бы потерял - факт, но смерть друзей была бы не напрасной. Впрочем, против судьбы не попрешь и чудовище, которое в этот момент уже присматривало за нами, все равно пошло бы к своей цели. Не с нами, так с другими следопытами, паладинами или защитниками.

***

  Душа человека, которого живьем, кусок за куском, пожирал Ульзоркайн, медленно впитывалась в тело демона. Это придавало ему дополнительные силы, позволяло увидеть некоторые, самые последние, воспоминания убогого жителя поверхности, а самое главное, доставляло ему ни с чем не сравнимое удовольствие, сродни употреблению наркотических грибов. Раньше, будучи высокородным аристократом подземного мира, Ульзоркайн не понимал, в чем прелесть такого деликатеса как душа другого разумного существа. И подобно многим молодым демонам он частенько посмеивался над стариками, которые не представляли своего существования без употребления в пищу этой бесплотной субстанции. Однако сейчас для него все изменилось и, пролистывая память человека, рогатый изгнанник узнавал много нового о мире вокруг, получал знания, которые могли ему пригодиться, и чувствовал себя всемогущим.

  Впрочем, состояние эйфории вскоре покинуло его и сменилось сытым благодушием. Жертва, которую демон умыкнул из-под носа следопытов, не выдержала мук, и умерла. Кровь, какая еще оставалась в теле человека, стала застывать и утратила свой приятно освежающий солоноватый вкус, а желудок рогатого был набит, словно тугой мешочек. Поэтому Ульзоркайн отодвинулся от мертвеца и слегка ударил по траве своим отросшим хвостом. Затем он упал лицом вниз на траву, дабы не видеть ненавистный желтый шарик в вышине, и погрузился в состояние покоя. Рогатому требовалось переварить сытную пищу и обдумать то, что он узнал из отрывочных воспоминаний поглощенной душонки.

  Итак, тупая самка Хаусса, которая унизила его, попала в затруднительное положение. Подобно большинству представительниц "слабого пола" она оказалась никудышным стратегом и военачальником, не позаботилась о дальних дозорах и укреплении подходов к своей твердыне. По этой причине люди, собрав сильное войско, смогли незаметно подойти к горам, разорить поселение преданных ей людишек и сейчас наверняка, штурмуют крепость демонессы. Такая картина сложилась перед Ульзоркайном из личных впечатлений жертвы, которая рассматривала все события с субъективной точки зрения раба. Ну, а сам демон, который ранее в меру своих способностей и невеликого опыта управлял целым кланом, видел ситуацию несколько иначе.

  Люди за что-то разозлились на Хауссу, а иначе бы ударили не по ее крепости, а по соседней твердыне, где обитал не очень сильный, но весьма богатый по меркам жителей поверхности демон Данзерх. Это было логично, поскольку его твердыня располагалась ближе всего к владениям людей, и уничтожить этого рогатого не представляло большого труда. Однако воины человеческой расы совершили дальний марш, и вышли точно к владениям Хауссы и это говорило о многом.

  Правда, размышлял Ульзоркайн над этим недолго, ибо судьба Хауссы его волновало не сильно. Он мысленно позлорадствовал, пожелал этой заносчивой сучке горя, всяческих бед и гибели, а затем задумался о том, что ему делать дальше. Снова бродить за следопытами демон не желал, ибо все, что он хотел, Ульзоркайн от них получил. Люди убивали своих врагов, людей и гончих, а рогатый шел следом и пожирал более-менее свежее мясо, вплоть до того, что даже змея-харвара съел. Теперь же, выгоды в этом не было. Ульзоркайн окреп и мог выйти на самостоятельную охоту, особенно если подлая демонесса будет уничтожена, а ее богатые владения останутся без присмотра. Эту ситуацию можно было использовать для собственного блага и возвышения, ведь не могут же следопыты перебить всех слуг Хауссы, слишком их много и далеко не все они находятся в крепости. А раз так, то демон-аристократ имеет шанс заставить их служить себе.

  "Да-а-а... - мысленно протянул демон и его длинный раздвоенный на конце язык слизал с морды капли крови. - Это было бы хорошо, занять место Хауссы. Ну, а раз так, то почему бы и нет? Мне надо выкарабкаться из грязи, а сейчас самый удачный момент".

  На миг Ульзоркайн представил, каким он будет правителем и как станет расширять захваченный домен, и от приятного видения демон невольно оскалился. После этого изгнанник, который в мечтах уже вообразил себя великим правителем всей поверхности, с коим считаются короли глубин, решил немного отдохнуть и поспать. Но в этот миг он почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд, и демон вскочил на ноги. Его глаза стали обшаривать окрестности, а ноздри втягивали в себя воздух и пытались различить запах наблюдателя. Следопыт? Нет. Дикий зверь? Нет. Бес или гончая? Снова не то. Демон? Да. Но какой-то необычный, с неприятным запахом, словно он долгое время прятался в огромной куче цветов и пропитался их ароматами, которые для обитателей глубин ассоциировались с экскрементами и нечистотами.

  - Эй! - поворачиваясь в сторону, откуда на него смотрели, и одновременно с этим, выпуская из лап клинки когтей, прорычал Ульзоркайн. - Кто там!? Выходи!

  Голос демона звучал уверенно и громко, но в то же самое время он был готов к бегству, так как не желал принимать серьезного боя. Однако когда кустарник раздвинулся и Ульзоркайн разглядел потенциального соперника, то решил, что опасаться ему нечего, поскольку перед ним предстала очень уродливая (по меркам подземных жителей) молодая самка.

  Выглядела демонесса, словно мутант, которых по законам королевств нижнего мира следовало уничтожить без малейших колебаний. Бесхвостое невысокое тело с гладкой бледно-серой чешуей, не крупной, как у большинства демонов, а мелкой, как у рыб. Лицо не треугольное, а округлое, будто у человека, и целиком покрыто гладкой кожей. Нос выпирает вперед, а не вдавлен в череп. Рожки миниатюрные и кривые. Клыков практически не видно, они лишь слегка просматривались под кожей. На руках и ногах по пять пальцев. Глаза неестественного голубого цвета. А помимо того, у нее на теле, на голове и в треугольнике между бедер, росли светлые волосы.

  "Бр-р-р! - Ульзоркайна передернуло. - Какая мерзость и какое уродство! Она не достойна жизни и, пожалуй, я отправлю эту бедолажку к ее прародителям, дабы она поскорее смогла переродиться и вновь вернуться в наш мир в более пристойном виде".

  Тем временем самка приближалась к Ульзоркайну и вела себя спокойно. Это было странно, ведь мерзопакостное отродье должно было бояться его, такого большого и сильного ревнителя древних законов. Но эта мысль промелькнула в голове изгнанника лишь краешком, и когда мутант подошел к демону почти вплотную, он прыгнул.

  Ноги Ульзоркайна слегка согнулись в коленях, и мощное черное тело взлетело в воздух. Недолгий полет демона был красив и стремителен. Острые когти изгнанника нацелились в горло мерзкой твари, и он был уверен, что убьет ее сразу же, слишком невзрачно и неопасно выглядела самка. Однако Ульзоркайн промахнулся. Когти вспороли лишь воздух. Он приземлился на землю и сразу же, получив сильнейший удар в бок, перекатился через себя.

  Подъем! Демон вскочил и лицом к лицу столкнулся с самкой, которая ухмылялась. Ничем неприкрытое горло мутанта находилось рядом, и Ульзоркайн потянулся к нему клыками. Вот только его противник оказался гораздо быстрее и сильнее, чем он мог ожидать. Снизу вверх, самка ударила демона кулаком в челюсть. После чего в его голове все помутилось, а потом самка нанесла ему еще один сильный и резкий удар в грудь, который опрокинул аристократа на спину.

  Демон поплыл и на несколько мгновений потерял ориентацию, а когда он смог здраво соображать, то обнаружил, что самка, обхватив его ребра ногами, сидит на нем, фиксирует его лапы, прижав их к телу, и улыбается. Это было невозможно и очень оскорбительно, и Ульзоркайн попробовал высвободиться. Вот только ничего из этой затеи не вышло. Самка сжала его ребра коленями, и демон услышал, как они затрещали. Дышать стало нечем, и он просипел первое, что пришло ему на ум:

  - Сда-ю-сь... От-пу-сти...

  Хватка ослабла, совсем немного, но Ульзоркайн смог вздохнуть и поймал взгляд самки, которая разглядывала его, словно он забавное насекомое. Невольно, демон напрягся, и колени мутанта вновь слегка сжали его туловище. Самка была начеку и могла его убить. Ульзоркайн это понял, а потому опять расслабился и спросил своего победителя:

  - Кто ты и почему не прикончила меня сразу?

  - Ха-ха! - неожиданно громко и весело засмеялась самка, но вскоре она уняла свой смех и ответила: - Мое имя Эффи - зови меня так, не ошибешься. Ну, а жив ты, Ульзоркайн, только потому, что нужен мне.

  - Откуда тебе известно мое имя?

  - Я видела, как ты выходил из подземного мира.

  - Так ты из Ас-Вара?

  - Да.

  - И что я должен для тебя сделать, чтобы ты оставила меня в покое?

  - Узнаешь. Но прежде, поклянись, что ты никогда не причинишь мне вреда и выполнишь одно мое поручение.

  Вновь ноги Эффи сомкнулись на многострадальных ребрах демона, и он выдохнул:

  - Клянусь.

  - Нет, - самка качнула головой, - говори, как положено.

  Выхода не было, непомерно сильный и ловкий мутант мог убить изгнанника, который недооценил противника, и он произнес:

  - Я, Ульзоркайн сын Уффергона из клана Огненосных, клянусь сердцем глубин, что никогда не причиню вреда демонессе Эффи и выполню один ее приказ. Да будет слово мое крепким и нерушимым, как реликвии нашего народа - звездные камни.

  - Хорошо. - Самка поднялась и протянула демону руку. - Вставай.

  Демон обхватил ее ладонь, и Эффи потянула его на себя. Ульзоркайн встал и, прикоснувшись к челюсти, которая болела, сказал самке:

  - А ты сильная и дерешься здорово, таких как ты, мне встречать пока не приходилось.

  - К чему ты это сказал? - Эффи отвернулась от демона. - Это лесть или ты хочешь узнать обо мне побольше?

  - И то, и другое, - взгляд изгнанника скользнул по беззащитной тонкой шее самки, которую он мог бы легко сломать, но не посмел, ибо данная им клятва была более чем серьезной.

  - А сам-то что думаешь? - демонесса, наверняка, почувствовала мысли Ульзоркайна, и в ее голосе проскользнули веселые нотки.

  - Мне кажется, что ты мутант. Вероятней всего, с самых нижних уровней подземного мира, там разные существа рождаются.

  - Ну-ну. И что дальше?

  - Тебя должны были убить - таков закон. Но твои родители, скорее всего, знатные демоны и смогли отправить тебя наверх, где нравы помягче, и Хаусса приютила тебя. Я прав?

  - Нет.

  - Тогда может быть, расскажешь, кто ты на самом деле?

  - Тебе это знать не нужно.

  - Дело твое.

  - Вот именно, мое, - Эффи подошла к разделанному трупу человека, которого не доел демон, поморщилась, а затем сказала: - Давай поговорим о том, ради чего я оставила тебе твою никчемную жизнь.

  - Прямо так сразу?

  - А чего тянуть? Мне твое общество не нравится, а ты ненавидишь меня. Поэтому сделай то, что мне нужно, и можешь быть свободен, бегай дальше и жри падаль, аристократ глубин.

  Когти сами по себе вновь выскочили из лап демона, и он напрягся. Однако опять его сдержала клятва и, успокоившись, Ульзоркайн кивнул:

  - Ладно, говори, что ты хочешь.

  Демонесса удовлетворенно кивнула:

  - Последние несколько дней ты шел за группой следопытов. Так?

  - Верно.

  - У них есть нечто, что должно принадлежать мне, письмо с магической печатью. Но чтобы до него добраться, необходимо убрать чародея, и сделаешь это, конечно же, ты.

  - И это все? - демон, который здраво оценивал свои силы и возможности, оскалился.

  - Да.

  - Это невозможно. Я еще слаб и не освоился в этом мире.

  - Тебе помогут, и я дам тебе артефакт, который восстановит твои возможности.

  - Полностью?

  - Нет.

  - А кто мне поможет?

  - Гончие и бесы Хауссы.

  - Значит, ты имеешь право им приказывать?

  - Имею.

  - А что на это скажет Хаусса?

  Эффи вздрогнула всем телом, по ее лицу пробежала нервная судорога, которая исказила черты ее и без того неприятного лица, а затем в глазах самки зажглись злые огоньки. Невольно, не ожидавший ничего подобного, Ульзоркайн сделал шаг назад, а демонесса прошипела:

  - Хауссы больше нет. Она недооценила людей и поплатилась за это. Но тот, кто послал следопытов и защитников за ее головой, ответит за это. Клянусь!

  Ульзоркайн задумался и согласился с наглой самкой:

  - Если ты меня не обманываешь, то можно попробовать убить одного из следопытов. Но, по-моему, проще найти того, кто несет интересующее тебя письмо, и заняться именно им.

  - Не получится. Определить, где именно находится послание, можно только вблизи, а я не хочу приближаться к людям. По крайней мере, пока.

  - Но ты ведь сильнее меня. Давай вместе на следопытов навалимся.

  - Нет. У меня иной план и чтобы он удался, хотя бы пара людей из группы должна выжить.

  - Однако...

  - Хватит! - оборвала демона Эффи. - Сделай, что должен, и проваливай.

  Изгнанник не стал спорить, но спросил:

  - Когда надо напасть на людей?

  - Завтра ночью. К этому времени гончие и бесы, которые преследуют группу, вернут следопытов обратно. Они устанут, и тебе будет легче, да и основные отряды людей уже должны будут начать марш к океану и покинуть окрестности Ас-Вара. Понял?

  - Да. Вот только не ясно, чем мы будем заниматься до этого момента.

  - Сейчас мы пойдем в разрушенный поселок. Надо там кое-что забрать и тебя силой напитать. Иди за мной.

  Самка развернулась на пятках и, не оглядываясь, пошла в сторону догорающего пепелища, которое посылало в прикрытое мутной пеленой синее небо черные клубы дыма. Ну, а демону, естественно, пришлось последовать за ней.

Глава 8.

  По широкому бревну группа перебежала через ручей, и следопыты попадали на землю. Они устали, да и я едва на ногах держался. Но раскисать нельзя и, покосившись на бледного Габриэля, лицо которого было покрыто грязной потной коркой, я прорычал:

  - Помоги!

  Парень сначала не понял, о чем идет речь, но когда увидел, что я схватился за край бревна, скинул с плеч рюкзак и поднялся. Вдвоем мы с трудом стронули тяжелый ствол с места и столкнули его в воду. После чего в зарослях на противоположном берегу я услышал рычание темных гончих, а затем клекот беса, тушка которого мелькнула среди кустов. Руки сдернули с плеча арбалет, и я навскидку выстрелил. Целился в летающую тварь и, как ни странно, попал. Разрывной болт вонзился в крыло бестии, и раздался взрыв. Есть! Еще одного монстра, хоть и небольшого, свалил.

  Однако в целом это ничего не меняло. Вот уже почти тридцать часов мы бегали по пятачку примерно в десять квадратных километров и никак не могли из него вырваться. Андро Жук ранен в правую руку, а она у него рабочая, хотя он и левой неплохо орудует. Старший Гаук прихрамывает на обе ноги, сказываются старые раны, из-за которых он не может долго бегать. Полуэльфу бес в голову плюнул, а у него слюна сплошь кислота, и теперь у красавчика Артана левая половина лица лишенный кожи кровоточащий кусок мяса. Так что в строю без ранений только половина личного состава, а гончие с бесами и не думают отставать. Это странно и складывается впечатление, что ими кто-то руководит. Вот только их хозяина засечь никак не удается, даже артефактами, а значит, очень может быть, что я ошибаюсь, и они бегают сами по себе, согласно заложенным в голову охранным командам. Такая вот своеобразная тактика сдерживания до прибытия начальства, которое любит живых людей и свежее мясо. Ну, а поскольку Хауссу и ее приближенных, скорее всего, уже порубили на мелкий фарш, то они сами по себе. По крайней мере, до той поры, пока управление стаями не перехватит другой демон.

  Усталые ноги стали подламываться и, не выпуская из виду монстров, которые, наверняка, начнут обход с флангов, я отступил назад, и прижался к ближайшему дереву. Садиться не стал, не было уверенности, что смогу потом подняться, поэтому просто замер без движения. Рядом были остальные мои товарищи, и я услышал голос Андро:

  - Как считаешь, Раги, полчаса у нас в запасе есть?

  - Да, - я кивнул.

  - И куда отсюда дальше побежим?

  - Думаю, что соединиться с войском нам не дадут, а значит, придется поступить как-то неожиданно.

  - Что-то придумал?

  - Надо к горам уходить. Там пещер много, отсидимся в теснинах и по хребтам от гончих уйдем. Ничего другого предложить не могу. Если у кого-то есть иное мнение, высказывайтесь.

  Мне никто не возразил, а Красный Конн протянул фляжку с целебным общеукрепляющим настоем:

  - Возьми, попей.

  Жидкости во фляге оставалось всего на один хороший глоток, и я покачал головой:

  - Отдай Гауку или Артану, им нужней.

  - Все уже попили, - по губам Красного скользнула кривая усмешка, - а это тебе.

  - Тогда ладно.

  Я приложил фляжку к губам, и терпкая настойка смочила пересохшую гортань. После чего я блаженно зажмурился, выдохнул и сказал:

  - Отдых десять минут, а потом двигаемся дальше. Бесы за нами сразу помчатся, а гончие немного отстанут, и то хорошо. До темноты должны хотя бы три-четыре километра пройти. Артан, Жук, Роберт, как вы?

  - Порядок, - отозвался Гаук.

  - Я выдержу, - вторил ему Андро.

  Полуэльф только пробурчал нечто нечленораздельное и взмахнул рукой, мол, не отстанет.

  Отпущенное мной время пролетело как одно мгновение, и вскоре мы двинулись к горам. Бег и шаг. Постоянное чередование. Слева и справа повисли бесы, а позади снова появились темные гончие. Было дело, пытались подстрелить особо наглых подземных псов, но они осторожничали, а когда мы только дернулись в сторону Ас-Вара, твари моментально стянулись в кучку и приготовились к атаке. Вот такая патовая ситуация. На месте стоять нельзя и к тракту не пускают. Ну и что тут сделаешь? Ничего, ибо нас мало, при прямом боестолкновении семь-восемь гончих прикончим, а остальные нас загрызут. Так что оставалось возносить хвалы богам, что пока преследователи не набросились на нас толпой, смахивать пыльным рукавом куртки застилающий глаза едкий пот и продолжать бег.

  Своим чередом наступил вечер, и мы оказались невдалеке от разоренного следопытами поселка, откуда нас вчера погнали, только не с восточной его стороны, а с северной. Двигаться дальше уже не было никаких сил, и мы остановились. Место для обороны так себе, холмик на открытом месте, а на его вершине заросли колючего кустарника и несколько молодых деревьев. Однако это лучше чем открытое поле и, нарубив веток и кольев, мы соорудили нечто вроде колючего заслона, сгрудились и ощетинились оружием. Невидимые в ночной темноте гончие и бесы находились рядышком, словно караулили нас, мерзопакостные существа, и я чувствовал сердцебиение своих друзей, которые ждали возможного нападения, и одновременно с этим допивали остатки воды, и жевали сухари с кусками сала. Судорожные глотки, бульканье и чавканье, шорохи вокруг нас и вой гончих. Не самый лучший расклад, ведь группа в окружении, но бывало и похуже, так что выстоим и уцелеем, лично я в этом не сомневался.

  Час проходил за часом, и до рассвета было далеко. По очереди, через одного, мы отдыхали, а сигнальные артефакты чувствовали только тварей низшего звена. Но после полуночи вновь объявился наш старый знакомый, черный демон из подземной элиты. Чуткие амулеты Красного Конна различали монстров, и это частенько нас выручало. Вот и в этот раз, лишь только один из артефактов чародея пискнул, как он сразу определил, кто решил нас навестить, и следопыты приготовились к отражению атаки. Однако демон не торопился. Монстр кружил вокруг и постоянно сужал круги, а бесы и гончие не трогали его, значит, для них он свой. Нервы были на пределе. Казалось, что прикоснись к напряженным мышцам, и они зазвенят, словно гитарные струны, и каждый из нас понимал, что рогатый просто так не уйдет.

  Наконец, демон перешел в атаку. Но лично буром напролом не попер, а для начала послал против нас темных гончих и летающих тварей. Над нами захлопали крылья, а к колючей ограде вплотную приблизились псы. Чародей подкинул в небо один из своих артефактов, и он озарил окрестности призрачным светом, который был сродни лунному. Ну, а мы дружно проглотили имеющиеся у нас эликсиры. Возможно, это последний наш бой, так что жалеть нечего.

  На миг в глазах померкло, а желудок заурчал и вся съеденная пару часов назад еда пошла наружу. Но я сдержался и спустя несколько секунд, когда организм впитал в себя магический эликсир, был готов к схватке. Реакции убыстрились, а мускулы наполнились силой. Зелье подстегнуло организм, и пропал страх, который всегда готов вырваться из глубин души в самый неподходящий момент, такой как сейчас. И как только передо мной показалась оскаленная морда пытающейся пролезть через кусты и заостренные колья гончей, я в нее выстрелил.

  - Дзан-г! - звякнула тугая тетива арбалета, и болт вонзился мерзкому существу между глаз. Наконечник взорвался, как ему и полагается, и череп подземного пса разлетелся на мелкие осколки. После чего тело отдаленно похожего на собаку монстра исторгло из себя фонтан крови и забилось в предсмертных судорогах.

  "Неплохое начало", - промелькнула в голове мысль, и я стал ловить в прицел следующую тварь.

  Мои товарищи тоже не зевали. Красный Конн кинул за колючий барьер одну из магических гранат, наверное, последнюю и, судя по звукам, которые я услышал после подрыва бомбы, пару гончих она задела. Артан Сухой выстрелил из своего лука в воздух и рядом с нами упал особо наглый бес. Братцы Гауки прикрывали мою спину. Андро держал свой меч в левой руке и нависал над чародеем, а Габриэль стоял с другой стороны. Все были при деле и первый натиск мы выдержали. Пять разрывных болтов в магазине моего арбалета вылетели в наступающих тварей за одну минуту, и когда я стал набивать в стрелковый механизм новые болты, появился демон. Гад! Словно чувствовал, что наступил благоприятный момент.

  - Берегись! Он рядом! - разнесся над холмиком голос Красного Конна.

  Не останавливаясь и продолжая укладывать короткие стрелы в пазы, я поднял взгляд, посмотрел на барьер, через который пытались прорваться упрямые гончие, и увидел демона.

  Массивная черная туша, быстрая и стремительная, одним взмахом лапы раскидала ограду, и за периметр проникло сразу три подземных пса. Андро бросился к ним навстречу и его клинок расколол голову первой гончей. Вторую подстрелил Габриэль, молодец парень, не растерялся и серебряным болтом попал четвероногой скотине в глаз, а это мгновенная смерть. Но оставалась еще третья псина и она кинулась на нашего мечника. Жук и тварь схватились и покатились по траве. Одновременно с этим на ученика сверху свалился бес и он, закрываясь от острых когтей руками, присел. Близнецы и Сухой были заняты, отбивали натиск с тыла, хотя где здесь фронт или тыл, не разберешь. Ну, а демон побежал прямо на Конна и чародей ничего не успел сделать. Рогатый ударил его лапой в горло, а затем, зацепив тело нашего товарища когтями, поволок Красного в темноту.

  Готовый к стрельбе арбалет оказался в моих руках, и я выстрелил. Вот только монстр был очень быстрым и вместе со своей жертвой, которая уже была мертва, отпрыгнул в расчищенный проход и стрела, просвистев над его рогами, улетела в ночь и уже там взорвалась. Отпускать его вместе с телом Красного было нельзя, поскольку на широком поясе чародея находились почти все наши магические амулеты, поисковые, сигнальные, защитные и атакующие, и я действовал по наитию. Прыжком я поднялся и, перепрыгнув через Андро и гончую, устремился вслед за демоном, а он, будто ждал этого. Монстр стряхнул тело Красного с когтей и оскалился, а я выстрелил от живота. Очередной болт полетел в противника, но опять я смазал, хотя расстояние между нами было не больше пяти метров.

  - Умри, сволочь! - сотряс воздух мой яростный крик, и указательный палец вновь потянул спусковой крючок. Однако демон прыгнул и оказался передо мной. Затем он толкнул меня лапой в грудь, и я отлетел назад. Дыхание в груди сперло, я стал задыхаться и не совсем ясно понимал, что происходит. Мои глаза смотрели на приближающегося подземного аристократа, в лапах которого появился огненный комок, и я прекрасно понимал, что сейчас он меня прикончит.

  "Вот и все, - отчего-то совершенно спокойно подумал я, - смерть пришла".

  Огненный шарик в лапах демона набухал, наливался яркими красками и вот-вот должен был обрушиться на мою голову, но, видать, мое время еще не пришло. Андро Жук все же прикончил гончую и с левой руки метнул в монстра скьявону. Прямой клинок вонзился в бедро рогатого, и готовое к использованию заклятье демона распалось. Оно превратилось в сотни мелких капель, которые подобно дождю обрушились наземь, и одна из них упала на мою ногу. Огонь опалил меня, прожег кожу и сожрал приличный кусок плоти, и от сильнейшей боли я часто-часто задышал, а из моего горла вырвался очередной крик:

  - Сука!!!

  Я приподнялся и на автомате выхватил Кровопийцу. Демон как раз собирался накинуться на Жука, который смог встать на колени, но не успел, так как, перекатившись по земле, я вонзил кинжал в его плоть. Острие пробило чешую в районе бедра, и рука потянула острую сталь вниз. Рывок-другой! По ладони потекла вонючая кровь монстра, и тут я опять отлетел прочь от рогатого, который пнул меня ногой. После чего моя многострадальная голова соприкоснулась с землей, и я потерял сознание...

  В беспамятстве я провалялся недолго, всего несколько минут, а когда пришел в себя, то обнаружил, что схватка уже закончилась. Запущенный покойным Конном световой шар-артефакт почти погас и медленно опускался к его мертвому телу. Гончие и бесы отступили. Демон бежал, а мы лишились чародея и были изранены. Общий счет: один человек против семи убитых гончих и трех летающих бестий. Размен неплохой, ведь группа уцелела. Однако в целом дела наши были плохи. Конн погиб, а грамотно использовать артефакты мог только он. Ведь это ремесло, целый раздел чародейского искусства, а не прикладная наука. Магических снадобий не осталось, запас был исчерпан. Боеприпасов на одну короткую стычку, Отряды из Бельгарда и орденцы, наверняка, уже идут к океану. Мы по-прежнему в окружении, а темные гончие рядом.

  В общем, в тот момент я считал, что наша песенка спета и все, что нам остается, подороже продать жизнь. Однако наступило утро и выяснилось, что преследователи покинули нас. Это вселило в следопытов надежду и, перевязав раны, моя хромоногая и побитая группа пошла к горам, до которых было не больше четырех километров. Нам следовало отлежаться и привести себя в порядок, а иначе до океана нам не дойти.

***

  - Я выполнил наш уговор, - исподлобья посмотрев на Эффи, сказал Ульзоркайн. - Чародей следопытов убит.

  Демонесса склонила набок голову и слегка кивнула:

  - Хорошо. Но зачем ты задержался и вступил в бой с остальными людьми?

  Рогатый посмотрел на свои затягивающиеся раны, одну от меча, а другую от кинжала, и ответил:

  - Увлекся.

  - Ладно. Это дело твое. Можешь быть свободен. Отныне ты мне ничего не должен.

  - А чем займешься ты?

  - Ты действительно хочешь это знать?

  - Мне было бы любопытно.

  Эффи усмехнулась:

  - Это не твоего ума дело, Ульзоркайн сын Уффергона. Гуляй. - Демон сплюнул наземь, ударил хвостом по боку, отвернулся от уродливой самки и сделал пару шагов по направлению к разрушенному Ас-Вару, где можно было найти немало ценного. Но тут Эффи окликнула его: - Постой.

  - Что? - рогатый обернулся.

  - Оставшихся бесов и гончих можешь забрать себе.

  Сказать, что Ульзоркайн удивился, значит, не сказать ничего, ведь самка сама отдавала ему слуг, и он выдавил из себя:

  - А как же ты?

  - Они мне больше не понадобятся. - На миг демонесса прикрыла глаза, а затем вновь посмотрела на рогатого: - Все. Они свободны. Перехватывай управление.

  - Ну, как знаешь.

  Демон посмотрел на низших тварей, которые, лишившись руководителя, в растерянности заметались на месте, и подобно Эффи закрыл глаза. После этого он смог почувствовать каждую гончую и беса, которых всех вместе осталось полтора десятка, и увидел поводки, невидимые ментальные нити, посредством которых ими можно было руководить. Мысленно он потянул их на себя и собрал в клубок, который зажал в лапе. После чего слуги Хауссы стали его рабами, которым он мог отдавать любые приказы.

  - Сделано.

  Ульзоркайн поднял веки, но Эффи рядом уже не было. Странная самка исчезла и рогатый вновь сплюнул, а затем отдал команду низшим стянуться к нему поближе.

  Гончие и бесы повиновались. Они сгрудились вокруг бывшего подземного аристократа, и это доставило демону уверенности в себе и собственных силах. Отныне он не станет жрать падаль, ведь у него появилась реальная возможность возвыситься. Для Ульзоркайна жизнь начинала налаживаться. Это было хорошо, а потому он улыбнулся и посмотрел на восходящее солнце уже без прежней ненависти и приказал гончим вести его к обиталищу хитрой, но неосторожной Хауссы.

Глава 9.

  - Кап-кап! Кап-кап!

  Под высокими сводами просторной пещеры, в которой мы сидим уже третьи сутки и зализываем свои раны, скапливается конденсат. Затем по усеянным трещинами стенам он стекает вниз и собирается в природной каменной чаше, а когда емкость переполняется, капли падают вниз и разбиваются об неровный пол рядом с моей головой. Звук еле слышной капели разносится по воздуху, влетает в уши и почему-то это вносит в душу спокойствие и умиротворение. Хо-ро-шо! Настолько, что хочется напеть какую-нибудь легкомысленную мелодию. Трап-пам-пам! Однако делать этого нельзя, поскольку мы хоть и в безопасности, но на вражеской территории. Поэтому мы стараемся молчать, а на входе постоянно сидят караульные, наблюдающие за долиной внизу и другими пещерами, которых вокруг много и некоторые из них ведут в подземелья. Наша, к счастью, не такая. Она глухая, никаких проходов вниз нет, и нападения стоит опасаться только снаружи.

  Я неловко перевернулся с левого бока на правый и нога дернулась. Рана у меня не опасная, но болит, зараза, постоянно. Огненная капля сожгла кусок плоти и если бы не целебные мази, которые совсем не то же самое, что магические эликсиры и заклятья чародеев, я бы стонал, подвывал и корчился от боли. А так ничего, как и мои товарищи, держусь, восстанавливаю силы и подспудно ожидаю очередных неприятностей.

  - Раги, - окликнул меня лежащий у противоположной стенки Андро.

  - Аюшки, - приподнявшись на локте, отозвался я.

  - Может, поедим?

  - А времени сколько?

  - Полдень, вроде бы.

  - Тогда да. Надо перекусить. Накрывай поляну.

  Мечник стал ворошить рюкзаки и выкладывать на свою плащ-палатку еду. Сало и сухари, немного вяленого мяса, несколько крупных яблок и прессованный концентрат из гороха с добавлением злаков. Вот и все. Это остатки. На сегодня продовольствия хватит, а завтра придется выходить наружу. Нас это устраивает, так как с утра мы собираемся покинуть укромное местечко и двинемся к океану, где нас ожидает баркас капитана Зандера.

  - Готово, - сказал Андро.

  Молча, я подошел к мечнику, и одновременно со мной к импровизированному столу подтянулись остальные следопыты. Мы перекусили и попили водички. Затем Габриэль и Артан сменили караульных, братцев Гауков, и я снова направился на свою лежанку. Однако меня подозвал полуэльф:

  - Молчун, посмотри вниз.

  Сухой просто так дергать не стал бы, и я приблизился к выходу.

  - Что-то не так? - я окинул окрестности взглядом и ничего необычного не обнаружил.

  - Валун у воды видишь? - полуэльф указал на огромный гладкий булыжник, на берегу небольшого озерца, прямо под нами.

  - Вижу, - мой взгляд зацепился за ориентир.

  - Присмотрись.

  Гладь чистого озера прозрачна и чиста. На берегу камни и редкие деревья. Слева густые заросли можжевельника, а справа испещренные темными точками пещер горы. Однако неожиданно рядом с валуном что-то шевельнулось, а потом из-за него показалась девушка лет двадцати. Надо сказать, что весьма симпатичная особа с правильными чертами лица, высокой грудью, слегка растрепанными темно-русыми волосами и в простеньком домотканом платье с длинными рукавами.

  - Не понял, - я встряхнул головой и посмотрел на Артана. - Ты видишь то же самое, что и я?

  - Ну, передо мной красивая молодая деваха, которая непонятно что делает в этом месте, - полуэльф усмехнулся, и подзажившая корка на его лице лопнула.

  - Ага! Вот и у меня та же самая картина.

  - И что будем делать?

  - Не знаю. Пока наблюдаем.

  Мы замолчали, а девушка оглянулась и пугливо скользнула к озеру. После этого она припала к воде, напилась и, словно ловкая горная козочка, помчалась наверх. Ее бег был легким и красивым, она перепрыгивала с камня на камень, пряталась в узких проходах, старалась быть незаметной и вскоре, поднявшись по склону, скрылась в соседней пещере.

  - Ух! - все время, что наблюдал за девушкой, я почти не дышал и выдохнул. - Хороша красотка.

  - Спору нет, - полуэльф кивнул на Габриэля, глаза которого были широко раскрыты. - Даже молодой оценил.

  Габриэль смутился, с ним это всегда случалось, когда речь заходила о противоположном поле, а я хлопнул парня по плечу, и прислонился к стене. Надо было все обдумать и решить, как мы должны отреагировать на появление неизвестной девчонки, и сделать это требовалось быстро.

  Итак, что мы имеем?

  Группа сидит в горах невдалеке от Ас-Вара. Вокруг тишина и спокойствие. Однако появляется человек, которому здесь явно не место, и это очень странно. Поэтому первая мысль, которая приходит в голову - ловушка. Вот только если бы на группу вышел кто-то серьезный, то он нас уже бы завалил, а так, выходит, что мы никому не нужны. Раненый в ночном бою демон от группы отстал, гончих и бесов не видно, а раз они нас отпустили, то найти группу проблематично. Благо, мы сразу же замели свои следы, пересекли несколько ручьев и посыпали тропку смесью из табака и перца. Опять же сидим мы очень тихо, а артефакты Красного Конна и личные амулеты, которые есть у каждого следопыта, молчат. Значит, непосредственная опасность нам не грозит и это немного успокаивает.

  Ладно, допустим, что девушка самый обычный человек, а не вампир и не колдунья, которой самое место на костре. Это подтверждается ее пугливым поведением и потрепанным видом. Но тогда возникает следующий вопрос. А кто же она? Навскидку вариантов несколько. Сбежавшая от хозяев пленница, которую хотели сожрать. Служанка одного из предателей человеческого рода. Сексуальная игрушка кого-то из перебежчиков. Ну, или на самый крайний случай ходячий мешок для воспроизводства крови, своего рода дойная корова для кровососов. Все это возможно? Да, ибо прецеденты имели место быть. Я сам несколько раз участвовал в освобождении пленников и рабов, которых отлавливали или покупали у работорговцев для собственных нужд монстры Сумеречных земель. И если она беглянка, то можно взять девушку с собой, а иначе мы не будем ничем отличаться от тех мразей, которые ради сохранения собственной шкуры перешли на сторону рогатых. Впрочем, многое будет зависеть от того, как поведет себя девушка при встрече с нами, пройдет ли она проверку зачарованным серебром, которое ненавидят демоны и большинство их прислужников, и что она сможет рассказать.

  "Хм! - мысленно я хмыкнул, посмотрел на друзей и Сухого, который рассказал им об увиденном, и определился в том, что надо сделать: - Решено! Девчонку не бросим".

  - Андро, - обратился я к мечнику, - как твоя рука?

  - В норме. Клинок держу, - ответил он.

  - Отлично. Собирайся. Вместе с Артаном втроем пойдем за соседкой.

  - А если она не та, кем кажется? - отозвался младший Гаук.

  - Ничего. Уж одну-то тварь мы прибьем.

  Сборы были недолгими, оделись, проверили снаряжение и приготовили к бою оружие. Снаружи все было спокойно, как вчера, позавчера и сегодня с утра. Поэтому действовали без суеты, вышли на широкий каменный карниз, который соединял наше убежище с соседней пещерой, пробежали полсотни метров и один за другим, стараясь не шуметь, втянулись в полутьму. Впереди двигался я, за мной Андро, а Артан шел замыкающим.

  Пещера оказалась поменьше нашей и, судя по отсутствию сквозняков, тоже не имела проходов в подземелья. Однако беглянки нигде не было. Кругом голые стены, в воздухе висит густой цветочный аромат, а более ничего. Мы обыскали все вокруг и заглянули в каждый укромный уголок. Пусто. Никого. И на все про все мы потратили почти двадцать минут.

  "Что такое? - с досадой, подумал я. - Куда подевалась девушка?"

  Ответа, разумеется, не было, и мы уже хотели вернуться обратно в наше укрытие. Но тут Сухой кое-что обнаружил. В пещере оказался неприметный уступ, который был скрыт темнотой и на него мог взобраться человек. Нигде больше спрятаться беглянка не могла, и я позвал ее:

  - Девушка! Эгей! Слышишь меня!? Спускайся! Мы не враги!

  Ни звука, ни шороха. Добровольно покидать уступ девушка не хотела, и тогда я дал знак Андро. Имперец подскочил к стене, слегка согнулся и уперся в нее ладонями. После чего, используя мечника как подставку, я запрыгнул ему на спину, и взобрался наверх. Раненую ногу при этом скрутило так, что из моей груди вырвался всхлип. Однако боль меня не остановила, а даже подстегнула. Словно змеиное жало, ладонь метнулась в темноту уступа и схватила что-то мягкое, а затем рывком я выдернул спрятавшегося человека на свет, и спрыгнул с плеч Жука.

  - А-а-а! - разнесся под сводами пещеры истошный вопль оказавшейся в моих объятьях девушки. - Отпустите! Нет! Не надо! Только не в Ас-Вар! Не хочу! Пощадите!

  Незнакомка пыталась меня укусить, и пиналась, она выкручивалась и едва не попала мне коленом в пах. Но я был начеку, ведь можно было ожидать любых неприятных сюрпризов, а потому утихомирил пленницу быстро.

  Резким шлепком ладони по губам девушки, несильным, но неожиданным, я заставил ее замолчать. Потом затолкал пленнице в рот то, что первым попалось под руку, оружейную перчатку без пальцев. Ну, а когда она на мгновение затихла, на пару с Андро связал ее и отволок к нам в пещеру. Незнакомка вырывалась долго и не раз хотела выплюнуть кляп. Неудачно. И когда она затихла, я присел перед ней на корточки. Затем дождался, пока рядом встанут друзья, оружие которых было наготове, заглянул в наполненные слезами красивые голубые глаза девушки и заговорил:

  - Меня зовут Раги Таин, для своих товарищей Молчун. Я не желаю тебе зла и мои друзья следопыты тоже. Если поняла меня, кивни.

  Пленница помедлила и медленно мотнула головой.

  Отлично, - продолжил я и потянулся к своей перчатке. - Сейчас я выну кляп, и мы сможем поговорить. Однако учти, если начнешь кричать, отношение к тебе поменяется, и ты снова замолчишь. Услышала меня?

  Очередной кивок. Перчатка вновь оказалась у меня и, дав девушке, которая вблизи показалась мне еще симпатичней, чем пару часов назад, отдышаться, я задал первый вопрос по существу:

  - Как тебя зовут?

  - Мэри... - приятным теплым голоском, от которого у меня чаще забилось сердце, пролепетала она. - Мэри Мэй...

  - Приятно познакомиться, Мэри. Расскажи, как ты оказалась здесь, откуда родом и как сюда попала. Не стесняйся. Издеваться над тобой никто не станет и, если захочешь, ты сможешь пойти с нами и выберешься к людям.

  - А вдруг ты врешь? - зыркнув на меня исподлобья, а затем, опустив глаза, спросила Мэри.

  В этот момент она была похожа на котенка, маленького, агрессивного, вздыбившего короткую шерстку и готового цапнуть нависшего над ним человека за руку. Это было забавно, и я улыбнулся. При этом появилось какое-то неосознанное желание погладить девушку по голове, приласкать ее, обогреть и защитить. Подобного у меня не было никогда, и я смутился. Однако быстро собрал свою волю в кулак и стер с лица глупую ухмылку. Затем вновь вспомнил, что Раги Молчун бывалый вояка, крутой мужик и командир группы, и ответил ей:

  - Мне ненужно никого обманывать, девочка. Ведь если бы я желал тебе зла, то не церемонился бы с тобой и не играл в доброго дяденьку. Так что решай сама. Будешь говорить, подружимся, а нет, извини, мы оставим тебя здесь, и бегай по пещерам дальше, пока сюда какие-нибудь твари не наведаются.

  Мэри побледнела и закивала, а затем, всхлипнув, начала отвечать на мои вопросы:

  - Я из города Юхио, что в королевстве Бельгард. Отец купец Густав Мэй, мать давно умерла, а я до двадцати лет прожила в горном монастыре богини Фио и училась на целительницу. Мой жених капитан королевского торгового судна и мы помолвлены. Свадьба должна была состояться год назад, но как раз накануне меня похитили пираты с островов.

  Она вновь захныкала и, преодолевая чувство жалости, кстати, несвойственное для меня, я поторопил ее:

  - Так-так, и что было дальше?

  - Меня и еще три десятка девушек и молодых парней отвезли в Сумеречные земли. На берегу пираты устроили торги и продали всех нас монстрам. Кому не повезло, того сразу же пустили на мясо, а остальные попали к вампирам.

  - И ты тоже?

  - Да.

  Девушка приподняла левый рукав платья, обнажила кисть руки и мы увидели на ней четыре темно-лиловые точки, след от заживших ранок-укусов. Действительно, это был верный знак того, что Мэри использовали как донора, и я кивнул:

  - Продолжай.

  - У семейства вампиров, которые купили похищенных людей, я пробыла недолго. Слуги Хауссы напали на них и перебили, а нас отправили в Ас-Вар, где мы прислуживали демонессе и ее гостям.

  - Значит, ты видела хозяйку крепости и, возможно, слышала, о чем она разговаривала с другими демонами?

  - Да, я многое видела и слышала. Но у них свой язык, который мне не понятен. И совсем ничего не помню из того, что со мной происходило в крепости, слишком страшно было, ведь провинившихся служанок без разбирательства бросали кровососам демонессы.

  - Конечно, - согласился я. - А сюда ты как попала?

  - На замок кто-то напал, и всех людей погнали в горы, а потом бесы-охранники, словно с ума сошли и стали нас убивать. Ну, мы и побежали. Кто куда, а я через перевал. За мной никто не гнался, и так я оказалась в этой долине. Есть нечего, пару раз только по ягоды выходила, ночами холодно, все время очень боязно и я не знала что делать. Вот и замерла на одном месте, а тут вы.

  Вспомнив про еду, Мэри посмотрела на остатки нашей трапезы, и сглотнула голодную слюну. Основное девчонка нам рассказала, подробней поговорим позже, а пока проверка.

  - Андро, - я посмотрел на мечника, который стоял за спиной пленницы.

  Жук кивнул, выхватил из ножен свой клинок и, сделав полшага по направлению к Мэри, прижал его посеребренное лезвие к тонкой девичьей шее. Благородный зачарованный металл не потемнел, значит, зла в девушке не было, и я кивнул Сухому, который сжимал в руках один из амулетов Красного Конна. Полуэльф взглянул на оплетенный проволокой кусок темно-синего горного хрусталя и мотнул головой:

  - Она чиста. Правда, шар слегка цвет поменял, но это означает, что в девушке есть способности к магии. Вроде бы так.

  - Это да, - я поймал взгляд Мэри, в глазах которой плескался страх, ведь меч Андро мог вспороть ее горло одним движением. - Но ты же ведь целительница?

  Мечник убрал от нее скьявону, и она выдохнула:

  - Да-да, я целительница. Не особо сильная и не очень опытная, но кое-что умею. Могу и вам помочь, вы ведь все в ранах.

  - Позже, обязательно поможешь, а пока поешь.

  Мэри вскочила на ноги и, оглядываясь, отошла к плащ-палатке. Здесь она одной рукой ухватила недоеденный кусочек вяленого мяса, а другой самый большой сухарь и стала с жадностью поглощать пищу. При этом девушка давилась, но упрямо запихивала куски себе в рот и, глядя на нее, Андро сказал:

  - Как бы девчонке плохо не стало. Может, супчика ей для начала сварить?

  - Ничего, - ему ответил Роберт Гаук. - Девка молодая и крепкая, да и голодала недолго, так что все обойдется.

  Жук пожал плечами, а когда рядом с ним встали Роберт и Артан, я спросил их:

  - Что скажете, друзья, доверимся девчонке?

  Андро кивнул:

  - Она все в цвет сказала, и про Юхио, и про пиратов, и про торги. Да и артефакт с серебром ее за темную тварь не признали. Жаль, конечно, что с нами Красного нет, он бы точно сказал, что и как, но, по-моему, и так все ясно. Обычная девка, молодая и статная, малость грязная и испуганная, но красивая. - Мечник хохотнул и кинул на меня косой взгляд: - Верно, я говорю, Раги?

  Что тут скажешь? Прав старый друг, приглянулась мне девчонка. Но отвечать ему я не собирался, а обратился к старшему близнецу и полуэльфу:

  - А ваше мнение каково?

  Сухой слегка развел руками:

  - Согласен с Андро.

  Я посмотрел на Роберта, а он ладонью огладил щетину на подбородке и ответил:

  - Девчонка не опасна, нельзя ее бросать. Ну и, кроме того, папаша у нее состоятельный, слышал я о нем кое-что. Так что за дочку он даст неплохое вознаграждение.

  - Вот и ладно, - глядя на девушку, я снова улыбнулся. - Всем отдыхать. Завтра, как решили, пойдем к океану, а то Зандер, небось, заждался нас. Как бы раньше срока не ушел старый пират.

Глава 10.

  Горы остались далеко позади, а до океана трое суток пути, каких-то несчастных сорок семь километров по одичавшему и наполненному опасными тварями Видархейму. Вот только преодолеть их было нелегко, ибо у нас закончились припасы. Ладно, в предгорьях, там, несмотря на большое количество монстров, много дичи, и после того как группа покинула пещеру, а затем по дуге обогнула Ас-Вар, Артану удалось подстрелить серну. Но этого мяса нам хватило только на пять дней, а дальше, на покрытых густыми зарослями равнинах, животных практически не было, да и птицы не водились. Поэтому я принял решение навестить один из схронов, которые следопыты оборудуют в Сумеречных землях поближе к океану. Команда меня поддержала, и мы сделали небольшой крюк.

  К точке вышли в полдень, специально так скорость подгадали, и когда солнце зависло у нас над головами, втянулись в развалины каменного замка, который ранее принадлежал одному из верных королевских вассалов. От некогда серьезного укрепрайона почти ничего не осталось, уцелел только один крепкий донжон без входной двери, но зато с крышей. Однако нам больше и не требовалось, ведь нас всего семь человек, а имевшая глубокий подвал семиметровая башня запросто могла вместить сотню здоровых мужиков. А помимо того, большим плюсом этого места являлось то, что в центре замкового двора находился родник с чистой ключевой водой, так что можно было помыться и при желании постирать хотя бы часть грязных вещей. Благо обрезы, тазики из деревянных бочек, имелись, да и мыла немного нашлось.

  В общем, мы расположились на постой. В окрестностях было спокойно, видимо, вся нечисть, какая могла, стянулась к отрядам следопытов и защитников. В тайнике, который находился под землей, нашлись крупы, соль, немного растительного масла и слегка подпревшие сухари, а еще там же лежали свежие бинты, целебные мази и пара общеукрепляющих эликсиров. Группа заметно приободрилась и даже Мэри, которая тяжело привыкала к походной жизни и была вынуждена носить запасные ботинки покойного Конна, его штаны и рубаху, заулыбалась. Так что остаток дня прошел неплохо. Мы помылись и сытно поели. Затем девушка, которая оказалась неплохим целителем, смазала наши раны и сделала перевязки, кому они нужны. Ну, а вечером все вместе мы сидели подле костра, который развели в донжоне, много разговаривали, шутили и строили планы на будущее.

  Три часа пролетело незаметно, после чего следопыты стали расходиться. Кто направился к баррикаде, которая должна была сдержать незваных ночных гостей, если таковые появятся, а остальные улеглись спать, и возле огня остались только мы с Мэри. Девушка сидела рядом и смотрела на меня, а я, уже понимая, что, наверное, впервые в своей жизни влюбился, хотел о многом ей сказать, но не знал с чего начать. И в итоге я решил обойтись без слов и соответствовать прозвищу. Моя левая рука осторожно обняла девушку за талию, притянула ее мягкое теплое тело поближе, и она не отстранилась. Мэри прижалась ко мне, доверчиво положила голову на мое плечо и выдохнула:

  - Наконец-то, ты решился...

  - А ты ждала этого? - тихо спросил я.

  - Да. С первого дня, как мы встретились. Ведь я видела, какие взгляды ты на меня кидаешь, и замечала, что всегда стараешься помочь.

  - Вот так сразу это заметила?

  - А что в этом удивительного? Ты мой спаситель, крепкий серьезный мужчина и следопыт, а я хоть и девушка, но не слепая и не глухая. Знаешь, я с детства мечтала, что в моей жизни появится смелый и сильный человек, с которым мне будет легко и свободно. Но мечты не сбылись, мой жених, скорее всего, давно уже не вспоминает обо мне, а близкие люди похоронили. Значит, можно начать все сначала.

  - Мне бы хотелось, чтобы новую жизнь ты начинала со мной.

  - Только если ты воспринимаешь меня всерьез... Не хочется быть забавой на несколько ночей...

  Я слегка отстранился от девушки и посмотрел в ее глаза, в которых плясали отсветы пламени. Затем мои ладони прикоснулись к лицу Мэри, и я поцеловал ее. Наши языки сплелись, а дыхание стало общим, и казалось, что этот сладостный момент будет длиться вечно. Но все же мы оторвались друг от друга, и я сказал:

  - Верь мне. Я никогда не брошу тебя и не предам. Мы вернемся в Бельгард и поженимся. Ну, а потом, если захочешь, уедем в столицу королевства или в империю, и я сделаю для тебя все, что ты захочешь.

  - И звезду с неба снимешь?

  Мэри игриво улыбнулась, и ее язычок шаловливо прошелся по губам. Она поддразнивала меня и, улыбнувшись, я покачал головой:

  - Этого я обещать не стану, ибо нереально.

  - И не надо.

  Девушка снова прижалась ко мне и по душе прокатилась теплая волна из самых нежных чувств. Я был счастлив, будущее виделось мне в самых радужных красках и хотелось разговаривать с Мэри обо всем и ни о чем, касаться ее нежной кожи, целовать полные губы и гладить пахнущие цветами волосы. Однако вскоре к костру подошел Андро Жук, который взял котелок с кипятком, кинул на нас веселый взгляд, усмехнулся и ушел на пост, и мы с Мэри, не сговариваясь, встали. После чего, опять же молча, боясь вспугнуть момент, рука об руку вошли в одну из глухих комнат донжона, где находился мой спальный мешок, вновь слились в поцелуе, и стали раздеваться.

  Одежда упала на пол. Сквозь узкую щель между камнями кладки внутрь проникал лунный свет. Два обнаженных человека, мужчина и женщина, которые устали быть одинокими и прошли через сотни испытаний, босиком стояли на прохладном полу и ласкали один другого. Мои руки по-хозяйски скользили по шикарному телу Мэри. Одна ладонь покоилась на ее ягодицах, а другая ласкала полную грудь. Губы что-то шептали, и вскоре я уложил девушку, которую полюбил всей своей душой, на лежак. На миг мы прервались, и Мэри сказала:

  - Раги, прошу тебя, будь со мной ласков, ведь это у меня в первый раз.

  - Не переживай, - ответил я, - буду осторожен. Ты только доверься мне.

  Рот склонился к груди девушки, и губы нащупали напряженные соски. Мои прикосновения были нежными и неторопливыми, впереди целая ночь, а значит, спешка ни к чему. Я ласкал грудь девушки, а ладони продолжали хаотичное движение по ее телу, они спускались вниз, к треугольнику между бедер и поднимались вверх. От Мэри шел жар, который казался необъяснимо притягательным и в то же самое время чуточку опасным. Цветочные ароматы и запах пота, которые действовали на меня покруче любого известного афродизиака, наполняли пространство комнатки. И вот, свершилось. Когда разгоряченная ласками девушка застонала от удовольствия и страсти, коленом я развел ее ноги в стороны и осторожно, стараясь не навредить Мэри или не напугать любимую, вошел в нее.

  Толчок. Мэри вздрогнула и вскрикнула, но вскоре успокоилась и все пошло своим чередом. Равномерное движение двух горячих тел и единение двух душ. Сладострастные стоны и всхлипы девушки, да мои неразборчивые признания в любви, а затем одновременный финал, спазмы и крепкие объятия. Вот оно счастье, которое, к сожалению, не бывает долговечным...

  Лишь только мы заснули, как в комнатку кто-то вошел. Спросонья я схватил готовый к стрельбе арбалет, и направил его на гостя, но это оказался Сухой, в руках которого был тусклый масляный светильник. Лицо полуэльфа выражало глубокую озабоченность и, убрав с себя руку спящей девушки, я встал, и спросил его:

  - Что случилось?

  - Кажется, рядом вампиры. Дикие, которые никому не подчиняются.

  - Много?

  - Стая. Голов пять-шесть, молодняк и один верховод.

  - Хреново. Братву уже разбудил?

  - Да, - полуэльф кивнул.

  - Тогда всем к баррикаде, разводите костер и готовьтесь к драке. Если вампиры вломятся внутрь, то пощады от них ждать не стоит.

  - Это понятно.

  Артан покинул комнатку, а я стал одеваться и услышал позади себя плач. Обернулся. Так и есть, моя малышка проснулась, наверняка, услышала про кровососов, и теперь вся на нервах. Однако успокаивать ее времени не было, и я произнес:

  - Ничего не бойся. Отобьемся. Одевайся. Быстрее.

  Мэри меня услышала и послушалась, плакать, правда, не перестала, но собралась быстро и схватила один из трофейных клинков, который мы сняли с тела убитого нами некроманта. После этого мы вдвоем выбежали в холл перед входом и оказались здесь очень вовремя. Кровососы, вечно голодный молодняк, которым руководил один опытный вампир, прикрываясь дощатыми щитами, раскидывали баррикаду, а следопыты ждали удобного момента, чтобы начать стрельбу.

  Оставив Мэри возле огня, пусть подкидывает в него смолистые сучья и палки, которые можно использовать против монстров, я подскочил к товарищам и приложил приклад арбалета к плечу. Стремительные, сильные и ловкие кровососы, издавая нечленораздельные звуки, сноровисто освобождали проход. Их хозяин, скорее всего, коренной выходец из нижнего мира, подгонял новообращенных, и за пару секунд у меня перед глазами пролетела вся жизнь. Неужели я сейчас погибну? Это возможно, ведь эликсиров у нас нет и боеприпасов, которые могли бы остановить темных мразей, почти не осталось. Конечно, просто так мы в лапы вампиров не сдадимся и станем драться до конца. Но было бы очень обидно и несправедливо пройти через жестокую войну, двадцать лет бродить по Видархейму и в последнем рейде, когда я нашел свою любовь, погибнуть.

  - Раги, пора! - вновь возвращая меня в реальность, прокричал Андро.

  В прицеле мелькнула морда высунувшегося из-за укрытия кровососа, бледного юноши с выпирающими вперед белоснежными клыками, наверняка, в прошлом человека, и я отдал команду:

  - Бей!

  Одновременно с этим я выстрелил, а вампир, сразу видно, молодой и глупый, спрятаться не успел. С трех метров болт ударил ему в голову, и мозги мерзкой полумертвой твари улетели в темноту. Еще одного кровососа достал младший Гаук, кажется, в плечо, и на время все стихло. Почти разрушившие преграду вампиры, повинуясь окрику старшего, отпрыгнули назад, во тьму, которую они так любили.

  - Удачно отстрелялись! - радостно воскликнул Сухой. - Видать, не ожидали они такой встречи!

  - Да, против разрывных болтов с клыками и когтями особо не попрешь, - согласился я с ним. - Теперь бы до утра продержаться.

  - А разве вампиры боятся дневного света? - спросил Габриэль.

  - Молодые побаиваются и под солнцем становятся вялыми, а старикам без разницы, они ко всему привычные. - Ответив парню, я оглянулся на Мэри, которая поспешно закидывала в костер очередную партию сучков: - Как ты?

  - Ни-ни-чего! - вздрагивая всем телом и заикаясь, произнесла девушка.

  - Вот и ладно. Дрова береги и не переживай особо. Мы рядом и в обиду тебя не дадим.

  В холле воцарилась относительная тишина. Потрескивали дрова и сопели мои товарищи. Кровососы были рядом, за стеной, и чего-то ожидали. Так прошло десять минут, а затем на крыше донжона что-то скрипнуло, и этот звук заставил всех нас вздрогнуть. В дело вступил старый вампир, и что он сделал, было понятно сразу. Кровосос взобрался или взлетел на крышу и отодрал пару досок. Теперь противник с двух сторон и конфигурация нашего строя изменилась. Андро, Сухой и я встали с тыла, чтобы встретить наиболее мощного противника. Ну, а Гауки и Габриэль остались перед наполовину разобранной баррикады.

  Все сделали своевременно. Только встали, как из глубины башни раздался тихий и неприятный шепот:

  - Я уже здесь. Люди-и! Готовьтесь к смерти и подставляйте горло.

  Старая тварь решила поиграть с нами, избитый психологический прием, который вампиры любят применять. Да вот только нас словами не возьмешь, мы молчали и ждали, и вскоре самый главный кровосос объявился. Вдоль стены скользнула тень, и мы с полуэльфом выстрелили. Однако достать тварь не смогли. Стрела Артана ударилась в камень и отскочила, а болт лишь краешком задел одежду монстра, точнее сказать, ее остатки, и тоже соприкоснулся со стеной.

  - Бах! - бьющий по ушам сильный звуковой удар и яркая вспышка. Затем пришел вой вампира и очередной его крик-команда для молодых кровососов, которые вновь перешли в атаку. Я зажмурился, чтобы не ослепнуть, а когда открыл глаза, то обнаружил, что глава стаи навис над Гауками, которые не видели его, и был готов свалить обоих близнецов.

  Выстрел! Палец сам дернул спусковой крючок, ибо думать было некогда, и заряд вонзился монстру в тело. Очередной взрыв и вампиру оторвало левую руку, которая словно дубина просвистела по воздуху, задела Роберта и отлетела в темный угол. Однако монстр повержен не был. Ведь рука для него всего лишь конечность, которая может отрасти опять, но своего я добился. Он оставил Гауков в покое и бросился на меня.

  Прыжком, стремительным и практически невидимым, монстр пересек разделяющее нас расстояние и все, что я успел, вскинуть перед собой арбалет. Тут же мощный рывок вырвал оружие из рук, в лицо мне пахнуло запахом тлена и гнили, зубы-то тварь не чистит, а оружейный приклад краешком соприкоснулся с губами. От сильнейшей боли в выкрученных суставах я закричал, плюнул в вампира кровавой слюной и отскочил назад. Вампир последовал за мной, небрежно отшвырнул в сторону Андро, который ударился об стену и скатился по ней вниз, а потом легко увернулся от еще одной стрелы Артана. Однако тут в схватку вступила Мэри. Ничего подобного я не ожидал, но моя любимая не оплошала. С диким криком она набросилась на древнего кровососа, скорее всего, в далеком прошлом темного эльфа, и вонзила ему в шею кинжал некроманта. Тварь изогнулась и лишенное эмоций лицо вампира исказила гримаса ярости, а затем он упал на колени.

  Я все еще соображал, что происходит, и без долгих раздумий обхватил легковесное и иссушенное тело кровососа, а потом швырнул его в пламя костра. Монстр был мертв, его убил кинжал темного чародея, но на всякий случай эту тварь лучше поджечь. И после того как вампир загорелся, а полыхают подобные мрази очень красиво, любо-дорого посмотреть, его молодая поросль отступила и в панике скрылась в темноте. Это было весьма необычно, ведь вампиры уже прорвались внутрь башни и должны были вести бой до конца. Однако нет. Монстры бежали, словно их что-то очень сильно напугало, но тогда об этом никто из нас не думал. Опасность отступила, артефакты вампиров не чуют, все живы, хоть и получили очередные ранения, вот и хорошо.

  Новую баррикаду мы соорудили за десять минут. Потом подсели к огню, от которого шло успокаивающее тепло, и я прижал к себе Мэри, глаза которой снова были на мокром месте. Моя исцарапанная рука с вывернутым суставом прошлась по ее волосам и, наклонившись к ушку девушки, как можно нежнее, разбитыми в кровь губами, я прошептал:

  - Все хорошо. Вампиры сбежали, а ты молодец, спасла меня.

  - Раги, мне страшно и я не понимаю, что сделала и как решилась наброситься на кровососа.

  - Ничего. Так бывает, иногда даже мышь становится храброй, особенно если ее в угол загнать. Но поплачешь потом, а пока, милая, займись-ка нашими ранами.

  - Да-да, - девушка порывисто вскочила, - раны. Что же это я? Вы кровью истекаете, а я плачу. Вот дуреха.

  В словах Мэри была такая искренность, что невольно, несмотря на сильнейшую боль в ладонях и открывшуюся рану на ноге, по моим губам пробежала улыбка. Правда, наверняка, больше всего она напоминала застывшую маску боли. Но лично я считал, что улыбаюсь как веселый и жизнерадостный человек, который вновь выжил, отбился от опасных монстров, сохранил людей и видит рядом с собой дорогого и любимого человека.

Глава 11.

  До океана группа дошла без проблем, хотя правильней будет сказать, что мы доковыляли. Блин на! Инвалидная команда. Удивительно, как по пути нас никто не схарчил, Однако факт остается фактом, потерь не было и в тихую бухту, где нас должен был ожидать капитан Зандер, добралось семь человек, столько же, сколько высадилось. Правда, вместо Красного Конна в группе появилась Мэри, но такова судьба.

  Океан был спокоен. Волны тихо накатывались на берег, а белые чайки в синеве небес кричали о чем-то своем. Все в норме. Вот только баркас отсутствовал, хотя мы прибыли в условленное место в пятницу. И что делать? Пришлось организовывать временную стоянку и надеяться на то, что бывший пират нас не бросит и все-таки объявится, а нет, тогда придется топать вдоль берега на восток, к Перешейку, или ждать проходящего мимо судна. Ну, а на самый крайний случай имелась информация о пиратской галере, которая должна была забрать людей герцога Крамера. А раз так, то можно было убраться из Видархейма на ней, благо, сигналы и место высадки нам известны. Но это только в том случае, если не будет никакого иного выхода.

  Пятница прошла спокойно. В лесу нашлись ягоды и грибы, а ночью братцы Гауки устроили рыбалку и вытащили из воды пару крупных рыбин. Вот так мы решили проблему с пропитанием и субботу встретили с улыбкой. Судьбина нас не баловала и регулярно подкидывала черные полоски, но в целом все было относительно неплохо, особенно для меня. Ну, а чего? Жив и почти здоров, рядом красавица Мэри и верные друзья, шанс вернуться из очередного опасного рейда имелся и в Бельгарде всех нас ожидали золотые империалы. Так что впадать в уныние я не собирался и после завтрака на пару с полуэльфом отправился на разведку в сторону соседней бухты, из которой эвакуировались отряды Стрелка, Орка, Лесовика, Аккино и остатки Ордена Защиты.

  Шли осторожно, мало ли, вдруг, там гуляют твари, которых не прикончили следопыты. Однако серьезной опасности не было, и совершенно случайно мы стали свидетелями одного боя. На небольшой полянке, в самом ее центре, стояла матерая темная гончая, самка-подранок, которой прострелили левую заднюю ногу, наверное, когда она гналась вслед за нашими. А вокруг нее, окружив тварь и оскалившись, расположились семь одичавших бродячих псов, местные собаки, которые пережили нашествие демонов. Псы терпеливо ожидали движений гончей, и когда она только попыталась стронуться с места, атаковали ее, да так красиво и слаженно, словно регулярное боевое подразделение.

  Шаг и другой. Гончая проходит пару метров, и один из псов, здоровенный кобель-волкодав, который был все же поменьше подземной твари, прыгнул на нее и цапнул темную за раненую ногу. Она попыталась достать противника, но собака ушла от острых клыков своего противника, а затем гончую атаковали сразу два зверя. Рывок и укус, иногда удачный, но чаще нет, ведь щетина у темной псины прочная и не всем по зубам. Однако атаки не ослабевали, и бродячих собак более рослый противник не пугал. Поэтому отбившаяся от стаи гончая стала быстро слабеть и смогла достать только одну суку, невысокую пятнистую собаку, кажется, помесь охотничьей борзой и волка. Но это был единственный успех темной, и когда она уже не могла пошевелиться, псы набросились на тварь всем скопом и стали рвать ее на куски.

  В общем, зрелище так себе, поскольку с бродячими псами мы уже сталкивались не раз и их повадки нам были знакомы. Просто в тот момент у нас с Сухим состоялся интересный разговор, который мне запомнился, вот и образовалась в памяти еще одна зарубка.

  - Хорошие собачки, - сказал полуэльф, а потом добавил: - Они такие же, как и мы.

  - С чего ты так решил? - спросил я Артана.

  - А ты посмотри на них, - Сухой усмехнулся. - Они осколок старого Видархейма, такой же, как ты и большинство следопытов. Просто представь нас на месте этих бродяг, а вместо гончей демона. Тактика одинаковая. Каждый пес в отдельности сам по себе слабее темной, но вместе они сила, которая ломает противника, хоть и с потерями.

  - Да, - согласился я, - определенное сходство есть. Если следопыты слабее, то убегают, а когда сильнее демона, нападают. Как в этом случае.

  Полуэльф помедлил, шмыгнул носом и сказал:

  - Раги, мне кажется, что мы совершаем ошибку.

  - Какую ошибку? О чем ты? - я сразу же насторожился.

  - С Мэри что-то не так, а мы тянем ее с собой.

  В душе моментально поднялась волна злости на Артана. Как так!? В чем он подозревает девушку, с которой я готов связать судьбу? Что с ним? Да и кто он такой, чтобы делать мне замечание? Тем более что полуэльф сам согласился с тем, что она человек, и мы должны ее вытащить. Однако я унял свою злобу, с трудом, но сделал это, и спросил Сухого:

  - У тебя имеются какие-то доказательства того, что она не та, за кого себя выдает?

  Артан потупил взор и выдохнул:

  - Нет.

  - Тогда в чем проблема?

  - Есть несколько мелких несоответствий, которые я приметил. Каждая мелочь сама по себе ничего не значит, а все вместе они настораживают.

  - Конкретику давай.

  - Хорошо. Во-первых, в тот день, когда мы вытащили ее из пещеры, ночью, пока все отдыхали, она копалась в твоей сумке, вроде бы продукты доставала, чтобы завтрак приготовить, хотя Мэри об этом никто не просил. Во-вторых, когда речь заходит о Юхио, ее родном городе, она всегда уводит разговор в сторону, да так аккуратно, словно ее этому специально учили. В-третьих, вспомни бой с вампирами, и как Мэри ловко прикончила старого кровососа. Ведь ни ты, ни я, этого сделать не смогли бы, вот так с кинжалом, а мы профессионалы своего дела. В-четвертых, повадки. Вроде бы она не умеет ходить по лесам, но пару раз я видел, что она шагает по лесу, словно бывалый следопыт, шаг с пятки на носок и глаза постоянно опасность высматривают. Это основное, а есть еще несколько зацепок.

  Моя левая ладонь неосознанно сжалась в кулак, а правая легла на рукоять Кровопийцы. Мысленно я уже готовил полуэльфу резкий ответ, ведь он оскорбляет недоверием Мэри. Мою Мэри. Но вновь я смог обуздать себя и, скрипнув зубами, произнес:

  - Я подумаю над твоими словами, Сухой.

  - Да, Раги, подумай и не считай меня врагом или завистником. Возможно, я слишком мнительный и ошибаюсь. Но вспомни, через что мы с тобой прошли, да сколько хлеба вместе съели, и еще раз хорошенько присмотрись к своей подруге, а по прибытии в Бельгард покажи ее таможенному чародею, пусть он Мэри на артефактах проверит. Так я думаю.

  - Ты один так думаешь, или это общее мнение группы?

  - Это только мое слово.

  - Хорошо, Артан, я буду внимателен, но скажу тебе сразу - ты ошибаешься.

  Я кивнул и замолчал, ибо понимал, что если начну спорить с полуэльфом, то это может обернуться серьезной ссорой, а возможно, что и дракой со смертельным исходом. Поэтому наилучшим вариантом было промолчать, а по возвращению в наш временный лагерь поговорить с любимой и развеять все опасения Сухого. Ведь не может она быть темным подсылом. Не может! Я знал это и был уверен в подруге как в самом себе.

  Тем временем псы на поляне прикончили гончую и, выстроившись цепью, скрылись в лесу. Ну, а мы с полуэльфом двинулись дальше, вскоре вышли в соседнюю бухту и здесь обнаружили выброшенный на берег остов большого пиратского парусника. Корабль был сожжен, не далее как пять-шесть дней назад. Однако трупов нигде не наблюдалось. Вокруг было много человеческих следов, которые, судя по отпечаткам, принадлежали следопытам, а более ничего. Очередная странность, и что произошло здесь при эвакуации отрядов, пока было не ясно. Возможно, пираты пытались захватить один из наших кораблей, но у них ничего не вышло. Может быть, они пристали к берегу по какой-то своей надобности, а тут появилась наша эскадра, которая их уничтожила. Вариантов много, а ответов не было. Поэтому, прогулявшись по окрестностям и ничего не обнаружив, мы вернулись обратно.

  Перво-наперво, как собирался, я хотел поговорить с Мэри. Однако не сложилось. На водной глади появился треугольный полосатый парус, который приближался к берегу, и стало не до разговоров. Ну, а когда мы разглядели, что к нам идет баркас Большого Сэфи, еще одного наемного капитана, который занимался перевозкой следопытов, то быстренько собрали вещички и стянулись в бухту.

  Судно бельгардца приблизилось и легло в дрейф невдалеке от нас, таков обычай. Мы это понимали и подали Сэфи положенные опознавательные сигналы, в берег воткнули три палки с намотанными на них белыми тряпками. Затем капитан баркаса задал мне несколько вопросов, на которые я дал ответы, сколько мне лет, где живу, что ем и с кем вожу дружбу. И только после этой проверки кораблик пристал к берегу. Ничего не попишешь, правила есть правила. Вдруг мы оборотни или замаскировавшиеся под людей демоны-перевертыши? Вот и опасался Большой Сэфи, и это ему не в упрек.

  Мы погрузились на борт, поприветствовали моряков, и баркас отошел от суши. После этого кораблик развернулся, команда, три матроса, подняла парус, и так началось наше возвращение в Бельгард. Видархейм быстро удалялся, а я подсел к Сэфи, смуглому и полному мужику с густыми и длинными волосами черного цвета, которые были завязаны хвостом на затылке, и завел с ним разговор.

  - Ты именно за нами пришел, - спросил я капитана, - или мимо проходил и решил сиротинушек подобрать?

  - За вами шел, - Сэфи кивнул.

  - А почему Зандер не появился?

  - Нет его больше, - моряк потемнел лицом. - Зандера утопили пираты, когда он возвращался. Уже перед самым портом баркас перехватили и на дно пустили, а ваш Совет Следопытов меня подрядил тебя забрать. Думал, что к пятнице успею, но не смог. Поздно из порта вышел, опять островитяне рядом крутились. Поэтому пришлось ждать, пока патрульные корабли их отгонят.

  - Что-то пираты совсем обнаглели.

  - Это точно. Но смерть Зандера это мелочь. Они ведь Бельгард попробовали атаковать, часть портовых построек сожгли и несколько складов. Следопыты и городская стража их, конечно, отбили. Но они на этом не успокоились и пытались эскадру рейдовых отрядов, которые к Ас-Вару двинулись, уничтожить. Вот только неудачно, потеряли один корабль, и сбежали обратно на свои острова.

  - И сколько кораблей у пиратов было?

  - Полтора десятка вымпелов, в основном небольшие суда, на полсотни бойцов каждый.

  - Понятно. А кто их вел?

  - Какой-то молодой вожак. Поговаривают, что бывший имперец из армии герцога Крамера.

  "Ха! Опять герцог на горизонте мелькает, - подумал я. - Но мне это не интересно, все равно собираюсь на покой, так что передам письмо Крамера старшим следопытам, и буду свободен, словно птица в полете".

  - Ну, а так, вообще, что в городе происходит и как наши к Ас-Вару сходили? - продолжил я расспрашивать капитана.

  - В городе неспокойно, все ищут пиратских пособников и шпионов, а следопыты с защитниками вернулись благополучно, добычи взяли много, голову Хауссы привезли и теперь гуляют.

  За моей спиной что-то зашуршало, и я оглянулся. Это была Мэри. Губы девушки были крепко сжаты, а в глазах застыли слезы. Видимо, она услышала о смерти своей бывшей хозяйки, ненавистной рогатой гадины, и вспомнила унижения, которым подвергалась в ее логове. Это ничего, со временем любимая оклемается, все плохое из памяти сотрется, и я сделаю все возможное, чтобы это произошло как можно скорее.

  Я улыбнулся Мэри, мол, успокойся, все в порядке, и она отвернулась. Ну, а мы с Большим Сэфи продолжили общение и долгое время говорили о ценах на рынке, о том, что я хочу продать скопившиеся в моей квартире трофеи и оружие, да о том, где в королевстве можно осесть небедному следопыту с молодой и красивой женой. В общем, поговорили неплохо, а затем поднялся северный ветер, и мы влетели в шторм. Слава всем светлым богам, он был несильным и спустя сутки, когда мы уже подошли к Бельгарду, волнение стихло, и баркас Сэфи благополучно вошел в порт.

  Нами никто не заинтересовался, ведь рядовое дело, в город вернулась очередная группа вольных следопытов. А поскольку уже наступил вечер, то, пройдя через усеянный обломками разоренный порт, в котором нас знал каждый патрульный солдат, мы расстались. Кто куда, а я с Мэри собирался направиться к себе домой. Решили утром встретиться и вместе навестить здание Совета Следопытов, а пока отдых и краткий доклад дежурному лейтенанту городской стражи, который передаст нашим верховодам, что группа Молчуна вернулась и в потерях Красный Конн. Все как обычно, вот только полуэльф напомнил мне:

  - Раги, сходи к магу. Это ведь рядом.

  - Да-да, все помню, - отмахнулся я от старого друга.

  Удовлетворенный ответом Артан кивнул и ушел. Ну, а я повернулся к Мэри, которую хотел отвести к дежурному портовому чародею, так сказать, на всякий случай, чтобы завтра успокоить полуэльфа. Однако девушка выглядела такой уставшей, что я решил заняться этим с утра. При этом, конечно же, я знал, что нарушаю правила нашего сообщества, ибо положено всякого привезенного из Видархейма человека сразу же проверить у профессионального мага. Но в этот момент мой мозг был затуманен и потому я пошел на поводу своих желаний. Расслабился, дурак!

  Впрочем, осознание ошибки пришло ко мне позже, точно так же как и понимание того, что я ходил под смертью. Но тогда я ни о чем плохом не думал. Закинул на плечи рюкзак, подхватил Мэри под руку и зашагал к своей съемной квартире, где нас ожидали ванная с горячей водой, сытный ужин и чистая постель.

***

  Артан Сухой, который спрятался в полутьме проулка, наблюдал за тем, как Раги Молчун и его девушка уходят, и осуждающе покачал головой. Командир группы поступил против правил. Но для него, авторитетного следопыта, можно сказать, одного из основателей движения, это мелкий проступок. Кому другому, за то же самое могли бы и голову срубить, но Раги не большинство, а элита. Опять же если он, Артан, прямо сейчас побежит в храм, к магам или в Совет, где, скорее всего, вечером никого нет, и объявит о своих подозрениях, то его поднимут на смех. Да, так и будет. Ведь прямых доказательств того, что Мэри из темных, нет, и это испортит его отношения с Молчуном. Раги и так после разговора один на один на него косо посматривает, а это не к добру, так ведь можно и друга потерять.

  "Что же делать? - сам себя спросил следопыт. - Как поступить? Оставить все как есть, и понадеяться на удачу или все же поднять тревогу? Нет, ни то и ни другое. До утра не так уж и много времени, всего-то девять часов, а рядом с домом Молчуна есть хорошая харчевня. Значит, можно там перекусить, а затем поговорить с охранником доходного дома, который в прошлом сам следопыт. Вот на пару за квартиркой Раги и приглядим. Конечно, скорее всего, мои опасения не оправдаются. Однако на душе неспокойно, а чувствам я привык доверять".

  Полуэльф определился в своих дальнейших действиях и двинулся вслед за Молчуном и Мэри. Он ни от кого не скрывался и не прятался, поскольку его многие знали. Артан шел спокойно, проводил друга и его женщину до Приморской улицы, а когда они вошли в доходный дом, он оглянулся, и уверенно направился в харчевню, откуда тянуло аппетитными запахами свежей выпечки и жареного мяса.

Глава 12.

  Я проснулся от боли, медленной и тягучей, которая расползалась по моему телу снизу вверх, от ног к голове. В комнате горел светильник, и я лежал на кровати. Один. Мэри, моей ненаглядной красавицы, с которой мы засыпали в обнимку, рядом не было. Попробовал пошевелиться, и меня скрутило. В позвоночник словно укололи ледяной иглой и, не выдержав этого мучительного спазма, я простонал:

  - Мэ-ри... Мэ-ри...

  Моя будущая супруга появилась сразу же. Она, совершенно обнаженная, вошла в спальню, и в ее левой руке находился один из моих дорожных кофров, который явно был чем-то заполнен. Зачем он ей посреди ночи и как она проникла во вторую комнату, где хранились мои трофеи? Не ясно, но не в этом дело. Со мной происходило что-то необычное, мне требовалась срочная помощь, и я попросил девушку:

  - Мэри, милая... Оденься... Пожалуйста... И спустись вниз... Там охранник... Хьяли зовут... Скажи, чтобы вызвал лекаря...

  Любимая улыбнулась своей очаровательной улыбкой и, бросив тяжелую сумку на пол, присела рядом. После чего ее теплая ладонь прошлась по моей свежевыбритой потной щеке, и она, почему-то совершенно спокойно и, можно даже сказать, равнодушно, спросила:

  - Что, Раги Молчун, плохо тебе?

  - Да-а... Очень... Не знаю, в чем дело... Помоги...

  Ладонь Мэри приподнялась, а затем произошло то, чего я никак не ожидал. Она залепила мне хлесткую пощечину и рассмеялась. Как ни странно, от ее удара боли не было. Наверное, ее перебивала ломота в спине. Однако это было очень обидно, и мое пересохшее горло вытолкнуло из себя вопрос:

  - За что?

  - А ты еще не понял, дурачок? Такой осторожный, сильный и опытный следопыт. Один из самых уважаемых в вашем долбанном городе, и ничего не сообразил?

  - Что я должен понять?

  Мэри провела ладонью по своему лицу, и я увидел, что она изменяется. Личина человека сползла с нее, словно маска, и передо мной предстала демонесса, несколько неправильная, потому что на ее щеках не было чешуи, а на голове у той, кого я знал как Мэри, росли волосы. Но это все равно было порождение бездны, рогатая тварь с острыми, будто бритвы, когтями на пальцах.

  - Не ожидал? - ухмыльнулось чудовище, и в свете лампады мелькнули небольшие, но острые клыки.

  - Но как? - все еще не веря своим глазам и тому, что меня обманули, просипел я. - Мэри, как же это?

  Демонесса поднялась, открыла платяной шкаф и стала медленно, никуда не торопясь, одеваться в мою парадно-выходную одежду, которая должна была ей быть велика, но сейчас садилась на изменившую свою форму демонессу как влитая. Шелковая рубаха и брюки из тонкого полотна, носки и мягкие кожаные ботинки, ремень и нашейный платок. После чего она вновь посмотрела на меня и сказала:

  - Так ты хочешь знать, в чем дело, следопыт? Что же, я отвечу тебе, поскольку скоро ты умрешь. Желание умирающего, как говорят люди, закон. Слушай. Конечно же, никакая я не Мэри, этот образ всего лишь одна из поглощенных мною душ. Мое настоящее имя Эффи дасс Хаусса. Что это значит, понимаешь?

  - Да... Ты дочь Хауссы....

  - Молодец. Знаешь. Но я не просто демон, а новое существо, за которым будущее. Не больше и не меньше, потому что моим отцом был не подземный житель, а человек, ваш император Кетиль Первый.

  - Это невозможно...

  - Ошибаешься. С чего вы, люди, решили, что от связи демона и человека не может быть ребенка? Просто никто не пробовал, а моя покойная мамаша, которую убили твои товарищи, попыталась и добилась своего. В конце войны, незадолго до того, как подземные короли покинули Видархейм, она смогла заманить в ловушку двух очень непростых имперцев. Первым был будущий государь Инагара, а вторым оказался наследник герцога Анастаса Крамера, его племянник Алоиз. Имперцы хотели жить, ведь оба были молоды, и они приняли условия Хауссы. Кетиль провел с матерью пять ночей, а Крамер был этому свидетелем. Ну, а когда Хаусса почувствовала, что забеременела, она выполнила свою часть уговора и отпустила людей.

  - И зачем все это непотребство?

  - Ха! Мать была прагматичной демонессой и делала ставку на то, что сможет шантажировать двух имперских аристократов, которые станут поставлять ей рабов. Но все вышло совсем не так, как она планировала. Только герцог Алоиз Крамер стал давать откуп подневольными людьми, а император держался, хотя через меня, точнее сказать, мою кровь, Хаусса частенько мучила его ночами, и ни один магический артефакт не мог защитить повелителя огромной страны.

  - А зачем... Кх-кх! - я закашлялся. - Зачем ты здесь?

  - Затем, дурачок, - тело Эффи вновь поплыло, и она опять стала девушкой, - что я не только демонесса, но и человек, а значит, думаю не так, как Хаусса. Она хотела малого, а я вижу все иначе и понимаю, что могу стать императрицей. Ведь у вашего Кетиля нет детей, а призрачная стена Старого дворца пропустит меня, и я завладею всеми богатствами и тайнами императора Валентина. Ну, а поможет мне в этом деле герцог Крамер, который давно готовится к свержению своего старого друга. Алоиз не глуп и он понимает, что за такими как я, полукровками, коих подземники считают мутантами, большое будущее. По этой причине он за меня, а что будет дальше, даже ты поймешь. Мы захватим власть, возьмем все самое лучшее от демонов и людей, и те рогатые, которые некогда изгнали наших отцов и матерей на поверхность, ответят за все. Вы, люди, кстати сказать, тоже, ибо станете нашими рабами и ударной силой, которая сокрушит королей нижнего мира.

  Боль все больше расползалась по телу, но я не терял надежду выжить, ибо не было привычки сдаваться. Поэтому, несмотря на обман и сильнейший психологический шок, я держался, надеялся на удачу, старался остаться в сознании и задал Эффи новый вопрос:

  - Ну, а мы... Почему ты пошла с нами?

  - У вас было письмо от Крамера, и я хотела его прочесть. Сначала... Из-за этого был убит Красный Конн, который мог почуять меня, хотя можно было перебить всю группу. И после его смерти я оказалась среди вас. В первую же ночь ознакомилась с посланием герцога, который заверял мою мать, что для переворота в столице империи все готово, и приглашал меня приехать в Берлиз. После этого я похвалила себя за предусмотрительность и вместе с вами отправилась к морю. Все просто, мой милый и дорогой Раги. Медовая ловушка, древний и простой прием, сработала как надо. Ты провел меня в город, обеспечил деньгами и полезными артефактами на первое время, - демонесса кивнула на сумку, - и вскоре я тебя покину, а ты умрешь. Не переживай, - вновь из пальцев Эффи выскользнули когти и на них были капельки влаги, - яд надежный. Ты сдохнешь тихо. Правда, помучаешься перед смертью, но зато ты можешь гордиться, тебе удалось переспать с особой императорской крови. Кто еще может этим похвастаться? Нет таких.

  - Тварь... - просипел я.

  - Да-да, возможно, что ты прав. Впрочем, мне пора. Прощай, Молчун.

  Демонесса подхватила кофр и закинула лямки на плечи. Затем она повернулась к выходу, и я выдавил из себя:

  - А спать со мной было обязательно?

  - Это игра, Раги, - не оборачиваясь, бросила дочь Хауссы. - Для меня это был первый опыт в теле человека. Ну и, кроме того, мне нужны надежные помощники и я надеюсь, что наш ребенок будет таким же хорошим и упорным бойцом, как и ты.

  "Ребенок! - мысленно воскликнул я. - Какой ребенок!? Не бывает, чтобы женщина чувствовала свою беременность так рано! Эффи просто хочет помучить меня. Хотя, она ведь не совсем человек, и каковы ее реальные возможности мне неизвестно. Эх, как же я попал! Как попал! Притворившаяся беззащитной девушкой мразь воспользовалась мной, нашла подход к моему сердцу, возможно, одурманила чем-то, и вот итог, я умираю, а она уходит".

  Еле слышно скрипнула входная дверь, а затем щелкнул запор, еще раз, и еще. Магический замок не желал закрываться без отпечатка моего пальца, и демонесса, пробурчав что-то неразборчивое, двинулась вниз. Все! Она ушла. И что дальше? Надо выжить. Но как это сделать?

  - А-а-а-а!!! - превозмогая боль, я скатился на пол и оказался на прикроватном коврике.

  Мутный взгляд скользнул по стенам и остановился на окне. Может быть, попытаться разбить стекло и позвать на помощь? Нет. Ничего из этого не выйдет, ведь я сам озаботился тем, чтобы стекло было прочным, дабы воры проникнуть не смогли, да и не дотянуться мне до подоконника.

  Поворот. Цепляясь за ковер и чувствуя, что задыхаюсь, я смог развернуться и посмотрел на дверь во вторую комнату. Есть ли там что-то, что может мне помочь? Да. Зелья. Несколько общеукрепляющих составов. Они должны поддержать меня. Однако до них еще нужно добраться.

  Рывок. Другой. Третий. После чего я потерял сознание. Надолго или нет, не знаю. Наверное, на минуту. Снова рывок. Слабеющие ладони цепляются за ножку тяжелого дубового комода и подтягивают безвольное тело, которое кажется деревянным, к заветной двери.

  - Еще немного, Раги... - чувствуя, что проваливаюсь в пучину беспамятства, прошептал я. - Еще... Еще...

  Опять темнота и вновь приходит свет. Я обнаружил, что нахожусь на пороге своего хранилища и до сундучка с лекарства, который находился в уголке, всего каких-то два метра. Руки дрожали, а глаза застилала мутная пелена. Смерть уже смотрела на меня и была готова забрать с собой. Но во мне все еще бурлила злость, на себя, доверчивого болвана, и на демонессу, которая воспользовалась мной для проникновения в Бельгард. Я не мог умереть, не отомстив полукровке или хотя бы не предупредив своих товарищей о надвигающейся беде. Это было бы несправедливо, умереть от яда, а еще мне вспомнился Красный Конн, гибель которого была на совести Эффи.

  "Давай! Давай! - подбодрил я себя. - Дотянись до сундука!"

  Ладони заскребли по полу, и сантиметр за сантиметром я упрямо приближался к своей цели. И вот, я добрался до нее. Я смог! Победа! Спасен! Рука откинула покрытую темным лаком резную крышку, и опустилась внутрь. Однако меня ждало очередное разочарование. Сундук был пуст. Рогатая мразь-перевертыш стащила мой последний шанс на спасение, и я упал лицом вниз. Подбородок ударился об доски пола, и я замер. Конец! Это был финал моей жизни.

  - Хр-р-р! - горло сжималось, словно меня душили удавкой. Пелена в глазах стала плотнее, и я почти ослеп. Тело дернулось, выгнулось дугой и перевернулось, после чего мои глаза посмотрели на противоположный конец комнаты, где лежал сваленный в кучу хабар с последних двух рейдов. Давно хотел его разобрать, но все как-то не до того было. Однако лишь только я подумал про трофеи, как в голове всплыло, что там, под самым низом, валяется пара склянок с эльфийскими зельями, подобранными мной с трупов двух ушастых искателей приключений. Кажется, это были целебные микстуры, но я не был уверен и все хотел пригласить в гости мэтра Фоули, своего приятеля, дабы он разъяснил, что это и сколько стоит. Вот только старый чародей отсутствовал, а никому другому я не доверял, и теперь лекарства, мое возможное исцеление, лежат совсем рядом.

  Вновь я совершил сверхусилие и начал пересекать комнату, но поздно я вспомнил про трофейные эликсиры. Слишком поздно. На середине помещения силы окончательно оставили меня и я замер. Больше я не мог сделать не единого движения. Мои глаза стали медленно закрываться, а тело дергалось само по себе, словно я находился под воздействием веселящих наркотиков из далеких южных стран.

  - Раги! - рядом раздался мужской голос и я подумал, что это галлюцинация, но в этот момент надо мной навис знакомый силуэт Артана Сухого, который повторил: - Раги!

  - Иэх-хх! - попытался я ответить ему, однако парализованные ядом голосовые связки выдали лишь нечленораздельный всхлип.

  - Что с тобой?

  Полуэльф присел рядом и приподнял веки моих глаз. Затем он посмотрел на открытый сундучок с лекарства, а я смог указать пальцем на трофеи и вновь выдохнул нечленораздельное слово:

  - Ыхха-ар!

  Впрочем, Сухой понял меня правильно. Он бросился к трофеям, разбросал их и обнаружил две темно-зеленые склянки с бумажными наклейками, на которых были нарисованы эльфийские руны. Одну бутылочку он без колебаний оставил на месте, а другую открыл, понюхал содержимое, удовлетворенно мотнул головой, а затем стал вливать жидкость мне в рот.

  Поначалу горло не пропускало эликсир внутрь, но понемногу гортань смягчилась, и склянка опустела. Желудок принял в себя магическую микстуру, и я опять потерял сознание. Ну, а когда очнулся, то увидел, что комната ярко освещена, наступило утро, и рядом, поджав под себя ноги, сидит полуэльф, который предупреждал меня об опасности, но я его не услышал.

  - Извини, друг... - прошептал я. - Ты был прав...

  - Да ладно, - Артан поморщился. - Все мы, бывает, ошибаемся. Лучше расскажи, что здесь произошло.

  Не вставая, я поведал Сухому о своих ночных злоключениях, а он молча выслушал меня и сказал:

  - Плохи твои дела, друг Раги. Монстра в город привел и правила нарушил. За это по головке не погладят. Жрецы Талая, наверняка, демонессу уже почуяли, если она перекидывалась. Так что жди гостей, которые тебя в темницу поволокут.

  - Это да, - согласился я с полуэльфом. - Однако в тюрьму я не хочу. Мне надо найти Эффи и лично выпустить ей кишки, но перед этим наших атаманов предупрежу.

  - Значит, в бега пустишься?

  - У меня нет иного выхода. Жрецы разбираться не станут, допросят, осудят и на костер.

  - Тогда я с тобой.

  - Хорошо, я не против. Мне помощь понадобится.

  - Само собой. Но сможешь ли ты демонессу убить?

  - А ты сомневаешься?

  - В том, что прикончишь Эффи, нет. А вот в том, что вонзишь кинжал в Мэри, которую полюбил, да.

  - Не переживай. От любви уже ничего не осталось. Мозги она мне, конечно, хорошо задурила, но я видел ее истинную суть, и это перебивает все чувства. Кстати, ты как рядом оказался?

  Полуэльф пожал плечами и ответил:

  - Увидел, что ты на мои слова забил и решил тебя подстраховать. Уже хотел уйти, а тут глядь, Мэри в сторону городских ворот спешит. Был выбор, пойти за ней или к тебе подняться. Я выбрал вариант номер два. Хьяли меня знает, а потому пропустил. Вхожу, а тут мой командир группы на полу, словно червяк, лежит и на кучу хлама указывает. Такая вот история. Повезло тебе, что я рядом оказался, и у тебя настойка из корней дерева маон оказалась, редкая штука, даже в эльфийских лесах.

  - Ладно, об этом еще поговорим, дай-ка мне руку, надо уходить, а то, того и гляди, жрецы нагрянут.

  Сухой помог мне встать, и я осмотрелся. Сейф с деньгами, такой надежный, был вскрыт и пуст. На стене не хватало парочки клинков, наиболее дорогих, и отсутствовали боевые артефакты, которые стоили немало империалов. Ну и, само собой, демонесса прихватила все мои магические эликсиры. Да, почистила она мне карманы и сейчас, наверняка, через открытые городские ворота мчится в Сенегу, столицу Берлиза. Время упущено, демонесса уже далеко, благо, выкупить быструю почтовую коляску в Бельгарде не сложно. Ну, ничего, мы еще встретимся.

  Я оделся. В карманах одного из камзолов нашел несколько монет, этого пока хватит. Затем в походный рюкзак кинул свежее белье, прихватил арбалет и верный кинжал, а потом посмотрел в окно. Время уже примерно восьмой час утра и на улицах привычная суета. Вернусь ли я еще в эту уютную квартиру? Не знаю, но, скорее всего, нет.

  - Идем.

  Сказал я полуэльфу и, пошатываясь от слабости, которая все еще сидела в моем теле, направился к выходу. Артан двинулся за мной следом, но в этот момент входная дверь с грохотом отворилась, и на пороге возникли три приземистых широкоплечих воина-жреца с универсалисами на шее, в тяжелой броне и с обнаженными мечами в руках.

  Было, мы с Сухим схватились за оружие. Однако за спиной боевых жрецов замелькали мантии магов, и мы подняли руки вверх. Проигрыш. Служители Талая оказались быстрее, чем я предполагал, и сопротивление было бесполезно.

  - Следопыт Раги Таин по прозвищу Молчун? - шагнув ко мне, спросил один из жрецов.

  - Да, - подтвердил я.

  - Следопыт Артан Алатиэль по прозвищу Сухой? - обратился он к моему товарищу.

  - Да, - кивнул полуэльф.

  - Именем Талая, вы арестованы. Вы обвиняетесь в пособничестве силам зла, и я должен препроводить вас в городскую тюрьму. Сдайте оружие и все артефакты, которые есть при вас, и следуйте за мной. Бежать не советую - это бесполезно.

  Делать было нечего. Мы сдали все колюще-режущие предметы. После чего нас заковали в магические кандалы, как если бы мы были чародеями или колдунами, и вывели на улицу, где жрецов ожидала закрытая черная карета. Нас с Артаном закинули внутрь, и все было сделано быстро и четко. Однако мои соседи, которые знали меня и считали уважаемым человеком, видели, что произошло. Так что уже через час-другой весь город будет знать, что Раги Таин мерзавец, который продал демонам душу и предал своих товарищей-следопытов.

  Млять! Это позор!

***

  Кетиль Первый блаженно жмурился и улыбался. Обмазанный ароматными маслами, животом вниз он лежал на массажном столе, а умелые руки двух юных смуглых дев разминали его тело. Повелителю Инагара было очень хорошо, и массажистки ставили доброе настроение императора себе в заслугу. Однако они ошибались, дело было не в этом.

  Вот уже две недели подряд император спал сном младенца. Его не мучили посылаемые демонессой ужасные видения, в которых она угрожала раскрыть его тайну, и требовала от него рабов, и поэтому он жил по привычному распорядку. Император вновь мог спокойно заниматься делами государства, и пару раз навестил спальню супруги. Снова все вернулось на круги своя, и Кетиль верил, что больше Хаусса его не потревожит, ибо эта рогатая сволочь мертва. Об этом ему еще вчера доложил граф Ламай и государь Инагара уже подписал указ о присвоении начальнику "теней" герцогского титула. Правда, пока он не был оглашен, но за этим дело не станет, поскольку он собирался сделать это сегодня.

  Прерывая процедуру, в помещение быстро вошел тот, о ком император только что подумал, командир отряда "Тень". Для Ламая это было нехарактерно, вот так врываться к своему повелителю, и Кетиль, понимая, что произошло нечто серьезное, сел на стол и вопросительно кивнул своему верному соратнику. Граф посмотрел на массажисток, и государь указал им на дверь. Девушки поклонились и быстро вышли, а Конрад Ламай наклонился к императору, и произнес:

  - Когда Хаусса угрожала тебе, она не шутила.

  - Да и ладно, - император усмехнулся. - Это все уже в прошлом. Демонесса мертва, а Крамеру никто не поверит.

  - Все так, герцог запачкался, и его слова пустой звук. Однако это лишь в том случае, если не будет доказательств.

  - Ну и какие у него могут быть доказательства? Разве только дочь Хауссы, про которую она говорила. Но этого не может быть, потому что в принципе невозможно представить себе плод нашего недолгого союза.

  - И, тем не менее, мой император, демонесса не лгала. У нее, в самом деле, была дочь. - Ламай помедлил и выдохнул: - От тебя.

  Сказав это, Конрад сразу же отступил на шаг назад, ибо император мог не сдержаться и ударить его. Однако Кетиль был спокоен, по крайней мере, внешне, и медленно покачал головой:

  - Это неправда, Ламай. Твои осведомители и агенты не правы, или кто-то ведет с тобой тонкую хитрую игру. Скажи, что это не так.

  В голосе императора появились просительные нотки, которые были ему несвойственны, но граф не собирался его жалеть, а слегка набычился, посмотрел на государя исподлобья и заявил:

  - Ошибки нет, мой император. Сведения верные.

  Кетиль тяжело вздохнул, за одно мгновение состарился на десяток лет, осунулся, сгорбился и замолчал. Он обдумывал слова Конрада и, приняв какое-то решение, приказал:

  - Расскажи мне о ней.

  - Вы говорите о вашей дочери? - на всякий случай, уточнил Ламай.

  - Да, задери тебя демоны! - воскликнул Кетиль. - О ней! И не смей называть ее моей дочерью! Это просто тварь, которая является моим личным врагом и точка!

  - Слушаюсь! - Ламай кивнул и доложил: - Итак, объект "Полукровка", имя Эффи. Биологический возраст двадцать один год. Имеет две основные формы. Первая - демоническая, которая почти полностью соответствует классу "мутант". Вторая - человеческая, красивая русоволосая девушка, глаза голубые, хорошая фигурка и острый хитрый ум. Главные таланты: целительство, любовная ворожба, ароматическая магия, яды и, возможно, некоторые телепатические способности. Обладает превосходной реакцией, даже по меркам демонов, имеет отличную боевую подготовку и может скрывать свою истинную сущность от магов среднего уровня и большинства артефактов. Пока это все. Портрет и дополнительная информация будут предоставлены через пару часов.

  - Ага! - император мотнул головой. - Где она сейчас и что задумала?

  - Предположительно, "Полукровка" находится вместе с герцогом Крамером в столице Берлиза, где мятежник собирает сильную армию, а вот об их планах нам практически ничего неизвестно. Ясно только одно, если герцог объявит о том, кто она на самом деле и подтвердит свои слова, то в империи может начаться гражданская война, которая будет выгодна демонам и нашим заклятым друзьям-соседям.

  - Это понятно, точно так же как и то, что под шумок герцог постарается взобраться на мой трон, а дочь Хауссы станет при нем марионеткой. Ну, или наоборот, кто кого в бараний рог согнет. Вот только никак в толк не возьму, каким образом Крамер сможет удостоверить личность полукровки?

  - Проникновение в Старый дворец убедит любого, а против императорской крови даже церковь не выступит. Кроме того, принадлежность к императорскому семейству может определить практически любой архимаг или первосвященник, но для этого нужна кровь. Так что если объявится выступивший против императора наследник или наследница, то нам не поздоровится, слишком много вокруг шакалов.

  - Да, ты прав. Каковы твои рекомендации по решению этой проблемы?

  - Необходимо не допустить герцога и "Полукровку" до столицы. Они должны быть уничтожены гораздо раньше.

  - Так сделай это, - Кетиль устало взмахнул рукой, - и в методах не стесняйся. Потребуются деньги, солдаты или кто-то из моих генералов в помощь, все выделю.

  - Будет исполнено, мой император.

  - Вот иди и работай.

Часть Вторая. Погоня за полукровкой.



Глава 13.

  В камере было сыро и прохладно, хотя за крохотным зарешеченным окошком лето. Я сижу на узком и неудобном топчане и думаю о том, что завтра меня казнят. Хм! Как это будет выглядеть? Наверное, не так как обычно, ибо у нас с Артаном случай особый. Поэтому никаких публичных действий. Меня и полуэльфа, скорее всего, выведут во внутренний двор старой городской тюрьмы, а затем просто и без затей расстреляют из арбалетов, хотя возможен вариант, при котором таких преступников как мы четвертуют, а затем сожгут. Вот такие дела.

  При этом смерти я почему-то не боюсь. Спокойно на душе, когда о ней думаю. А вот обида на судьбу имеется, поскольку Эффи-Мэри продолжает дышать воздухом, чего-то там планирует в своей голове и кто знает, возможно, ее планы станут реальностью. Конечно, я рассказал следователям, которые постоянно меняются, все, что знал о ней. Но смогут ли жрецы и тайные агенты правильно распорядиться этой информацией? Неизвестно, ибо дело-то мое, помимо всего прочего, как оказалось, имеет политический окрас.

  При чем здесь политика? Да притом, что король Берлиза молодой и горячий Гастон Второй мечтает о славе и подвигах, и не просто так, вот где бы мне повоевать, а посматривает на Инагар. Империя, само собой, ему не по зубам, слишком сильное это государство. Однако имеется герцог Алоиз Крамер, коего приютил государь Берлиза, и есть пираты, которые вроде бы как враги, но могут стать друзьями и союзниками. Ну и, кроме того, давно, вот уже лет сто, назревает церковный раскол в основном религиозном культе нашей расы. Последователи бога Талая, универсалисты, по-разному понимают сущность небожителя, и в случае большой войны могут погрязнуть в своих дрязгах и в дела властителей не полезут до тех пор, пока не обозначится победитель. Поэтому мои слова о том, что демонесса дочь императора, воспринимаются как бред, ибо голословные утверждения значат очень немного. И выходит, что как на ситуацию ни взгляни, а искать Эффи будут вполсилы, если королевский наместник совсем это дело не прикроет. А демонесса и ее союзник герцог Крамер на месте сидеть не станут, ведь не зря Алоиз вызвал дочь Хауссы из Видархейма, значит, думает, что его время пришло.

  Вот семь-восемь лет назад, когда люди все еще до одури боялись демонов и при одном их упоминании начинали озираться и осенять себя святыми знаками, все могло бы сложиться по другому. Тогда к следопытам, героям минувшей войны с монстрами, доверия было больше. Порядки были более строгими. Да старый король, который вместе с элитными полками своей армии полгода на Перешейке просидел, был жив. Ну, а теперь расклады иные. Пираты, пока еще тайком, торгуют с демонами, а через них информация об этом проникает в высшие эшелоны власти, и аристократы Берлиза начинают сравнивать подземных жителей с собой. Кроме того, непосредственной опасности от демонов нет. И все это, накладываясь одно на другое, заставляет властителей пересматривать свое мировоззрение.

  Знал ли я об этом раньше? Да, знал. Здесь кое-что услышат, да там приметил. Но я никогда не анализировал весь пласт информации, а сейчас, когда сижу в одиночке, кусочки мозаики складываются в весьма интересную картину и приходит понимание того, что для проникновения в земли людей Эффи выбрала наиболее благоприятный момент. Впрочем, я не совсем точен. Момент выбрал опытный интриган герцог Алоиз Крамер, а она всего лишь поступила так, как должна была после смерти своей матери...

  Скрипнув, открылась окованная металлом дверь, и в камеру вошел один из моих стражей, не рядовой охранник, с которым можно было перекинуться парочкой слов, а кряжистый суровый жрец в серой рясе с серебряным изображением универсалиса на груди. Шитье красивое и умелое, знак выделяется четко и, глядя на прямой крест, вершину которого венчает полумесяц, а центр шестиконечная звезда, я не испытываю никаких чувств. Плохо. Вот верил бы хотя бы в какого-нибудь бога, глядишь, было бы полегче. По крайней мере, так говорят.

  - Встать! К стене! - подал команду жрец.

  Я поднялся и повернулся лицом к каменной кладке.

  - Руки за спину!

  Выполнил. На руках сомкнулись наручники, обычные тюремные браслеты выкованные из железа.

  - На выход!

  Пошел. Куда ведут, не знаю, наверное, на очередной, может быть, последний допрос. Однако допросные камеры находились в левом крыле тюрьмы, а меня направили в правое. После чего сердце радостно дернулось. Все дни, что мы с Артаном провели в заключении, я надеялся, что нас навестит кто-то из авторитетных атаманов, все же вес следопыты в городе имели немалый. Вот только надежда оказалась пустой. Нас никто не навещал, и только пару раз мне устраивали очную ставку с Гауками, Андро и Габриэлем, которые остались на воле под поручительство Совета и, видя меня, виновато отводили в сторону глаза. И вот меня ведут в крыло, где находятся комнаты свиданий. Так, может быть, старые товарищи вспомнили про Раги Молчуна и Артана Сухого? Это было бы хорошо, глядишь, хоть удастся на волю весточку передать и как-то объяснить атаманам, что происходит. На снисхождение или помилование при этом рассчитывать вряд ли стоит, и я об этом даже заикаться не стану. Однако спешить не стоило, сначала следовало посмотреть, кто пришел, а только потом уже радоваться или огорчаться.

  - Стоять! К стене! - раздался позади голос жреца.

  Замер. Развернулся. Скрипнула дверь и новая команда:

  - Заходи!

  Я оказался внутри светлого помещения, которое было наполнено солнечным светом, и невольно зажмурился. На глаза навернулись слезы, а когда я проморгался, то увидел перед собой стол, за которым сидел невысокий коротко стриженый брюнет с тонкой щеточкой усов под носом. Одет он был, словно чиновник средней руки. Но его взгляд, острый и колючий, мог сказать опытному человеку, такому как я, что профессия этого человека связана с некими тайными делами или он занимается охраной правопорядка. Впрочем, опять же, с выводами спешить не надо, а то вишь ты, Раги Молчун опытный человек. То-то мне этот опыт помог, когда передо мной появилась Мэри. Ничего не увидел и не почуял, а когда обман раскрылся, то было поздно.

  Невольно, вспомнился окружающий девушку аромат цветов, который дурманил мои мозги, и я вздрогнул, а человек за столом истолковал это движение по-своему и начал наш разговор с обычного вопроса:

  - Озяб в сырой камере?

  - Да, - согласился я.

  - Присаживайся, - мой собеседник кивнул на стул напротив себя.

  Сиденье было жесткое и неудобное, но получше чем топчан в камере. Опять же здесь было тепло и, присев, я блаженно зажмурился и подставил лицо солнцу, когда еще придется вот так подышать относительно чистым воздухом и погреться. Но меня вызвали не просто так - это понятно, и потому в состоянии покоя я находился недолго. Пальцы моего собеседника, тонкие и холеные, словно у некоторых музыкантов, пробарабанили по столешнице, и он представился:

  - Меня зовут Алекс Ленг, и я капитан имперского отряда "Тень".

  Я ожидал всякого, но не появления имперского тайного стражника на территории Берлиза. Нет, конечно, они здесь были, работа у них такая, за соседями присматривать. Однако "тени" находились здесь всегда под каким-то прикрытием. А тут, нате вам, имперский офицер открыто представился и находится в тюрьме, словно это подведомственное учреждение империи. Странно это? Весьма. И этим он меня удивил. Однако вида я не показал, а посмотрел на него, и сказал:

  - Ну, а меня вы знаете. Раги Таин, следопыт. Чем могу быть полезен?

  - А ты не догадываешься, почему тобой заинтересовалась имперская спецслужба?

  Догадаться было несложно. Демонесса мне не солгала, когда говорила, что ее отец император, в этом не было никакого смысла. Ну, а поскольку разведка Инагара всегда считалась серьезной структурой, то мои показания стали известны кому-то из начальников Ленга, возможно, даже самому Кетилю Первому. После чего деньги и связи обеспечили имперцу свободный проход в тюрьму. Это все на поверхности, а вот чего он от меня хочет, вопрос несколько другой. Убить, дабы убрать свидетеля? Возможно, но вряд ли. Жить мне осталось двенадцать часов, не больше. Расспросить о дочери Хауссы? Тоже вариант. Хотя следователи и жрецы Талая, даже без применения пыток, используя одни только магические снадобья, выжали меня досуха, настолько, что им известно о демонессе столько же, сколько знал я, вплоть до того, какое нижнее белье она носила. Тогда зачем он здесь? Гадать не стоит, сам все расскажет.

  - Вы интересуетесь Эффи? - спросил я Ленга.

  - Разумеется.

  - Хотите ее убить?

  - Да.

  - И чем я могу вам помочь?

  - Ты выведешь нас на нее.

  Мне стало смешно. Ну, в самом деле, каким образом, заключенный тюрьмы может вывести имперских ликвидаторов на демонессу? О чем он говорит? Несет чепуху, хотя вроде бы серьезный человек.

  - Я не смогу этого сделать, - по моим губам пробежала ухмылка. - Она сбежала и сейчас, скорее всего, находится в Сенеге. Это все, что мне известно, да и вам, как мне кажется, тоже.

  - Дело не в том, что ты знаешь. Эффи можно найти с помощью магии...

  - Вот только я не чародей, - перебил я Ленга.

  - Зато ты спал с демонессой и ненавидишь ее.

  - А это здесь при чем?

  - Это очень сильная связь и есть заклятья, которые могут почувствовать твою любовницу, где бы она ни находилась, но для этого ты должен быть постоянно рядом с магом.

  - Я согласен, - моментально понимая, что мне дает это предложение, я кивнул. - Однако как вы обеспечите мое вызволение из этих гостеприимных стен.

  Мои ладони слегка приподнялись, а капитан ответил:

  - Один древний полководец, если верить легендам, еще на Земле, сказал, что въедет в любой город, если под ним будет нагруженный золотом осел. В твоем случае все наоборот, тебе надо выехать из города и если есть золото, а оно имеется, то провернуть такой фокус можно легко и просто.

  - Это хорошо. Но у меня будет одно условие...

  - Желаешь, чтобы вместе с тобой был выпущен Артан Сухой? - "тень" не дослушал меня.

  - Именно.

  - Все решено. Вы уйдете вдвоем.

  - Тогда мне больше ничего не нужно, разве только, вернуть свое оружие.

  - И это тоже предусмотрено.

  - Значит, я с вами. С вашей стороны какие-то условия будут или подпишем контракт? Ха-ха! Кровью.

  - Контракта, конечно, подписывать не станем. Все на доверии и честном слове. Ты и твой дружок станете частью отряда, который начнет охоту на полукровку. Поэтому приказы станете выполнять беспрекословно. За нарушение или отказ последует наказание - смерть. Принимаешь это?

  - Да. Что такое дисциплина знаю.

  - Вот и ладно. Пока ступай и постарайся отдохнуть. Ночью за тобой придут.

  Ленг вызвал охранника, и мы расстались. Спустя несколько секунд я вновь оказался в своем узилище, остался один и, стараясь ни о чем не думать, заснул. Все потом, когда выберусь из тюрьмы и получу свое оружие. Вот тогда и стану размышлять о том, как отомщу проклятой рогатой сволочи. Ну, а пока требовалось восстановить силы, ибо если капитан мне не солгал, то ночью меня ждет дорога...

  За мной пришли после полуночи. Появился уже знакомый жрец, который кивнул мне на выход. Молча, я встал, покинул свое ложе и вышел в коридор, где уже находился Сухой. По-прежнему, ни говоря ни слова, мы крепко пожали друг другу руки и последовали вслед за проводником. Коридоры, двери и решетки. Охранников нигде не было, потому что мы шли какими-то закоулками, и вскоре нас вывели на улицу. Здесь стояла обычная деревенская телега, и мы легли на ее дно. Затем, неизвестно кто, закидал нас сверху тряпьем, кажется, грязной тюремной одеждой и повозка стронулась с места.

  Везли меня и полуэльфа долго, больше часа, а когда телега остановилась, и мы выбрались на свежий воздух, то выяснилось, что нас вывезли загород. Повозка стояла на высоком холме невдалеке от тракта, и вокруг нее расположился небольшой отряд. Привязанные к кольям верховые лошади, да сидящие подле костров люди. В общем-то, ничего необычного. Однако, оглядевшись, тому, что увидел, я удивился, ибо слишком разнородным был состав этой компании. Семь бывалых профессиональных вояк, настороженные и резкие, руки на оружии и заметно, что по первому слову своего командира, капитана Ленга, они готовы вскочить и выполнить любой его приказ. Видимо, это "тени". Три мага, заочно знакомые мне личности, так как все они участвовали в походе следопытов к Ас-Вару. Два жреца Талая, один из них тюремщик, который вывел нас из тюрьмы. Пять явно криминальных граждан, вылитые бандиты с большой дороги, больно рожи наглые, а глазки воровато перескакивают с одного предмета на другой. Ну и, конечно, мы. Итого, вместе с нами и командиром, двадцать человек. Против одной демонессы это много, а против обладающего серьезной армией герцога, мало. Однако выбора у меня и Артана не было, и потому мы восприняли все происходящее как должное.

  Тем временем нам вернули вещи и оружие, которое изъяли при аресте. Мы переоделись и проверили снаряжение. После чего к нам подошел Ленг и один из магов, и капитан, оглядев нас, удовлетворенно кивнул и спросил:

  - Ну что, господа следопыты, к походу готовы?

  - Да.

  Мы с полуэльфом ответили одновременно, и в разговор вступил маг, молодой курносый парень в темно-синей мантии, который обратился ко мне:

  - Ты Раги Таин?

  - Он самый, - подтвердил я.

  - Зачем ты с нами тебе объяснили?

  - В общих чертах.

  - Тогда начнем?

  - Что?

  - Поиск твоей бывшей подруги, конечно же, - усмехнулся чародей.

  - Давай, - пожал я плечами.

  Что произошло дальше, я запомнил смутно. Узкая прохладная ладонь мага легла на мой лоб, и голова закружилась. Полуэльф и капитан меня подхватили и осторожно опустили на траву, а затем я увидел мир глазами демонессы. Сотни новых запахов ворвались в меня, а зрение воспринимало все не так, как человеческий глаз. Все было острее и четче, словно я часть демонического существа. Но адаптация прошла быстро и вскоре я смог воспринимать происходящее вполне осознанно.

  Армия, весьма большая по меркам Берлиза, несколько тысяч воинов, если судить по факелам, которые были подобны огненной реке, двигалась вдоль большой полноводной реки на север, и Эффи ехала верхом на хорошей породистой кобылке. Рядом с ней находился крупный и слегка обрюзгший мужчина в украшенной золотыми позументами одежде, наверняка, сам мятежный имперский аристократ. Он что-то говорил демонессе, которая вновь была в образе человека, но я его не слышал, а затем в мои уши ворвался голос мага:

  - Они выступили к границам империи и сейчас находятся на реке Доброй. Это в ста пятидесяти километрах от нас. Торопятся. Идут ночным маршем. Армия большая. Тварь нас не почуяла...

  Я вновь вернулся в свое тело и удовлетворенный капитан Ленг, который навис надо мной, сказал:

  - Очень хорошо, Молчун. Значит, не зря мы потратились и вытащили тебя из задницы. Вставай.

  Полуэльф помог мне подняться и я, все еще не отойдя от сеанса с магом, который закинул меня в тело демонессы, задал ему вопрос:

  - А если бы ничего не вышло?

  - Лучше не думай об этом, - капитан поправил висящий на боку короткий стальной клинок, а затем обернулся к кострам, и прокричал: - Всем сбор! Выступаем!

  Воины, маги, жрецы и разбойники собрались быстро. После чего отряд вывел лошадей на дорогу, и с первыми лучами восходящего солнца началось наше движение к переправам через реку Добрую, которая разделяла империю и королевство. И все бы ничего, так бы мы с Артаном и покинули ставшие для нас родными места, тихо и спокойно. Но было еще одно событие, которое запомнилось. Лишь только кони понесли нас по тракту, как позади раздался сильный взрыв. Гулкое эхо прокатилось над дорогой, и наши лошади заржали, а когда мы их успокоили, и я обернулся назад, то увидел, что над Бельгардом поднимается большой столб черного дыма. Это горела тюрьма и по официальной версии два следопыта, Раги Таин и Артан Сухой, погибли под ее развалинами. Все! С этого момента для меня начиналась новая жизнь. Старый Молчун умер, а значит, все его достижения и грехи ушли в небытие вместе с ним. Начинаю все сначала, с чистого листа. Хотя нет. Вот гадину рогатую прирежу, тогда и начнется новая биография.

***

  Герцог Алоиз Крамер посмотрел на дочь императора и спросил ее:

  - С тобой что-то не так?

  Девушка не ответила, и он осмелился прикоснуться к ее плечу. От этого спрятавшаяся за личиной человека демонесса вздрогнула и ожгла герцога гневным взглядом. Алоиз вздрогнул и у него мелькнула мысль, что, возможно, зря он связался с этой стервой. Однако ничего страшного не произошло. Эффи улыбнулась и сказала:

  - Едва не заснула.

  - А-а-а, - протянул Крамер, - а я уж, было, подумал, что случилось чего.

  - Нет. - Демонесса прислушалась к своим чувствам и покачала головой. - Все хорошо. Когда мы окажемся в империи?

  - Завтра в полдень форсируем реку и будем в Инагаре. Там меня ждут союзники, а дальше все по плану. Разобьем пограничные легионы и быстрый марш на столицу. Основные войска императора на Перешейке, так что мы должны успеть. Пробьемся в город, при свидетелях ты пройдешь призрачную стену и тогда, если не тормозить, у нас будет реальный шанс на победу.

  - Хороший план, - вновь, может быть, уже в десятый раз за ночь, одобрила действия герцога Эффи.

  - Другого нет, - усмехнулся Крамер и, пришпорив своего тяжелого боевого жеребца, умчался вперед, подгонять воинов авангарда.

Глава 14.

  Отряд капитана Ленга кинулся вслед за армией герцога Крамером и демонессой, и мы мчались семь часов без перерыва. Затем на одном из тихих и неприметных постоялых дворов, каких много вдоль основных трактов, был сделан привал. Здесь нас уже ожидали свежие сменные лошади, насколько я понял, маги имели амулеты связи, благодаря которым имперцы координировали свои действия с другими группами ликвидаторов, и к нам присоединилось еще три бойца. Во время привала чародей, который мною занимался, мэтр Максим Луго, вновь локализовал местонахождение Эффи, и все прошло на удивление легко и просто. Ладонь на лоб, я поплыл и снова оказался в голове демонессы, которая не заметила моего присутствия. Вроде бы, норма. Однако по какой-то неведомой мне причине после сеанса маг озадаченно покачал головой и пробурчал себе под нос нечто неразборчивое.

  Ладно, я не обратил на это никакого внимания. Скачка продолжилась и на следующей стоянке магическая процедура или обряд, не знаю, как правильно обозначить действия Луго, повторилась. Отлично! И в третий раз проблем не возникло. Да вот только чародей совсем посмурнел, а затем, когда я сел обедать, о чем-то долго шептался с капитаном и Ленг подозвал меня к себе:

  - Молчун, иди сюда!

  Сейчас я человек подчиненный, а не сам по себе. Поэтому отставил в сторону глубокую тарелку с наваристым супом, допил общеукрепляющий эликсир, который раздавали нам чародеи, и встал. После чего, пошатываясь, на одеревеневших от долгой верховой езды ногах, приблизился к своему временному командиру. При этом Артан Сухой, который заметил, что происходит нечто непонятное, тоже прекратил есть и, на всякий случай, придвинулся к краю обеденного стола, откуда он мог быстро кинуться мне на помощь. Ну, а "тени" моментально приблизились к нему. Все это делалось как бы случайно. Вот только это было не так. Нам не доверяли - это понятно. Да и мы с полуэльфом ни на кого особо не полагались. Пока имперцам и нам приходилось быть вместе, но такой союз временный и вынужденный, и все это прекрасно понимали, отсюда и опасения. Что у нас, что у тайных стражников империи.

  - Какие-то проблемы? - останавливаясь перед магом и капитаном, поинтересовался я у них.

  - Скорее, возникло некоторое недопонимание, - Ленг покосился на чародея, который всматривался в меня так пристально, словно я ему чего-то должен, и спросил: - Скажи, ты когда-нибудь проверял свои магические способности?

  К чему такой вопрос, который касался моей жизни, я не понимал, ведь отряд должен заниматься уничтожением Эффи. Поэтому интерес капитана и подозрительное поведение мага вызвали во мне естественное раздражение. Вот только высказать я им ничего не мог, ибо не мое сейчас время.

  - Да, проверялся, - ответил я капитану. - Много раз. Сначала в Видархейме, когда мальчишкой был, ведь там это обязательная процедура. Потом на Перешейке. Затем в Берлизе. Сколько точно раз это было, не помню, на полтора десятка точно.

  - И каковы результаты?

  - А разве не ясно? - я пожал плечами. - Нулевой, конечно. Раги Таин по прозвищу Молчун не имеет совершенно никаких магических способностей. По этой причине я воин.

  Ленг вновь кинул взгляд на Луго и кивнул на меня, а чародей слегка встряхнул головой и задал иной вопрос:

  - Скажи, а как ты думаешь, Эффи могла от тебя забеременеть?

  - Не знаю. Возможно, ведь если Хаусса залетела от императора за пять ночей, то и полукровка могла. Опять же, во время допросов в тюрьме я говорил про последние слова демонессы и ее желании родить от меня ребенка. Ну, а у вас, насколько я понимаю, имеются копии моих разговоров со следователями.

  Услышав это, маг резко обернулся к капитану. После чего слегка притопнул ногой, словно был сильно раздражен, и прошипел:

  - Это так? Ты знал об этом?

  - Да, - кивнул Ленг. - Но я не думал, что тебе это будет интересно.

  Максим Луго осуждающе покачал головой и прошептал:

  - Теперь многое становится понятным.

  - Да в чем дело? - не выдержав, спросил я. - Может, объясните, что происходит?

  - Конечно-конечно, - чародей кивнул в сторону, на лавочку под раскидистой яблоней во дворе постоялого двора. - Отойдем.

  Капитан остался на месте, а мы присели в тени дерева и Луго, спиной прислонившись к стволу, заговорил:

  - Для нас, магов, каждый человек имеет свой цветовой спектр. Белый - никаких магических способностей и нет защиты. Серый - никаких магических способностей, но существо находится под защитой амулетов или часто употребляет эликсиры. Коричневый - способности минимальны. Синий - способности средние. Красный - способности отличные. Багровый - способности как у архимага. При этом есть еще иные расы и чародеев из народа орков и эльфов, а так же демонов, мы определяем по насыщенности цвета. Черный - это, разумеется, рогатые. Эльфы - зеленый. Ну, а орки - фиолетовый.

  - И зачем ты мне это рассказываешь?

  - Затем, Молчун, что вчера, используя свои магические способности, я видел тебя в густом сером цвете, то есть для меня, ты был типичным следопытом, который и в крови демонов запачкался, и магические зелья принимал, и амулеты использует. Вечером ты уже светился светло-коричневыми тонами. Ну, а сейчас, когда я рассматриваю тебя магическим зрением, то вижу темно-коричневый силуэт.

  - Так у меня, нежданно-негаданно стали проявляться магические способности? - я улыбнулся, и покачал головой. - Это невозможно.

  - Ну да, конечно, способности должны быть от природы, - Луго устало вздохнул. - Однако у каждого правила есть исключение, и ты под него попадаешь. Сначала, я подумал, что столкнулся с чем-то необыкновенным, а сейчас, после того как мне стало известно, что демонесса носит под сердцем твоего ребенка, все становится на свои места.

  - То, что Эффи беременна еще надо доказать.

  - Да кому они нужны, эти доказательства, - Луго слегка поморщился. - Лично мне все ясно, а ты прими мои слова на веру.

  - Допустим, принял. Ну, а меня и магических способностей, про которые ты упоминаешь, это каким боком касается?

  Луго поймал мой обеспокоенный взгляд и продолжил:

  - Ладно, сказал А, говори Б. Раз я начал этот разговор, то надо его закончить, а то будешь думать невесть что, а нам это сейчас ни к чему. Ты знаешь, что такое диффузия?

  - Нет. Впервые слышу такое чудное слово.

  - А я думал, что у вас в Видархейме в школах это преподавали. Ну, нет, так нет. Диффузия - это понятие из старых времен, которое обозначает процесс проникновения молекул одного вещества между молекулами другого. Ну, а если проще, то это слияние двух веществ в одно. После чего появляется новое вещество с характеристиками двух других.

  - Это как медь сплавить с оловом, и получится бронза?

  - Грубо говоря, да. Но в твоем случае имеет место быть нечто иное, а называется это магической диффузией. Демонесса сильный маг - таков ее природный талант. Однако она молода и не очень хорошо подготовлена. Поэтому использует свои способности по минимуму и больше полагается на хитрость и силу. Сейчас она беременна и когда твой разум, с моей помощью, переносится в ее голову, пусть даже на краткое время, магические способности Эффи сами по себе копируются в тебя. То есть, у нее таланта много, а у тебя его совсем нет, и организм монстра, чувствуя вашу связь через общего ребенка, независимо от хозяйки, перестраивает твое тело.

  - А для чего?

  - Наверное, таким образом, внутренняя суть Эффи пытается сделать тебя равным демонессе.

  - Э-э-э... - протянул я. - Это что же, из-за твоих обрядов я могу стать демоном? Мы так не договаривались. Я этого не хочу.

  - Нет. Демоном ты не станешь, но талант получишь.

  - И что, после этого смогу колдовать и быть магом?

  - Почему нет? Если будешь развиваться и тренироваться, сможешь. А пока для тебя это как аппендикс. Он есть. Однако ты его не видишь и не понимаешь, зачем он тебе нужен.

  - А ты уверен в том, что говоришь?

  - Абсолютно. Подобное уже происходило неоднократно, а маги имперской Академии этим интересовались и, конечно же, отслеживали, что происходило с людьми, и как они видоизменялись.

  - Врешь! - выдохнул я. - Как они могли что-то отслеживать, если до сих пор считается, что от союза человека и демона не может родиться ребенок, а без этого фактора проникновение таланта, насколько я понимаю, невозможно?

  - А я говорил про подземных жителей? Нет. Все проще, люди вступали в связь с эльфами и орками. Отсюда исследования, а с демонами, скорее всего, то же самое.

  - Теперь понятно. Однако не ясно, что мне делать дальше.

  - Именно сейчас ничего, а вот когда мы прибьем демонессу, тогда да, надо думать. Ведь ты остаешься человеком, но сможешь использовать магию демонов, а это такие перспективы, что за тебя любой имперский маг из Академии ухватится.

  - Как за подопытного кролика?

  - Нет. Как за ценного человека, который может быть полезен всей нашей расе, не больше и не меньше. Впрочем, до этого еще далеко. Сначала надо выжить.

  - Это точно, - согласился я и спросил чародея: - Мы на эту тему еще поговорим?

  - А что тебя интересует?

  - Все, ведь это касается моей жизни.

  - И даже формулы? - Луго улыбнулся.

  - Можно и формулы. Я в них, конечно, ничего не понимаю. Но не боги горшки обжигают, глядишь, разберусь.

  - Хорошо. Если тебе это нужно, поговорим.

  Мы замолчали, и каждый задумался о своем. Чародей, возможно, размышлял о своем небольшом открытии и прикидывал, как станет отслеживать проникновение демонического таланта в мое бренное тело, а я находился в смятении. Ведь что же получается? Демонесса вынашивает моего ребенка. Да, демона. Да, монстра. Но это часть меня. Такой факт меняет многое и, возможно, прав Артан Сухой, когда говорил, что не надо мне охотиться на Эффи, ибо в решающий момент рука следопыта может дрогнуть.

  Как-то вдруг, в голове всплыл образ Мэри и почему-то я представил ее с большим животом. Она улыбалась мне своей замечательной улыбкой и, беззвучно шевеля губами, что-то говорила. Ну, а у меня в руках был верный Кровопийца и когда я подошел к ней, то без раздумий и колебаний всадил длинный клинок в ее тело. Она согнулась, и ее лицо исказила мука, а затем, обливаясь кровью, Мэри упала. И от этого видения мне стало настолько плохо, что хоть волком вой. После чего я почувствовал себя распоследним мерзавцем. Хотя разумом понимал, что если судьба сведет нас с демонессой лицом к лицу, я сделаю, что должен, ибо слишком хорошо осознаю насколько опасны для нас людей монстры нижнего мира, для которых мы всего лишь пища и расходный материал.

  Бр-р-р! Мерзкое видение. Я вздрогнул и услышал голос капитана Ленга:

  - По коням!

  Опять в путь-дорогу. Пот заливает глаза, пыль забивает ноздри, а жаркое полуденное солнце припекает спину. Все лишние мысли ушли, и осталась только одна, как бы не вывалиться из седла и достичь следующего привала. Однако в этот раз мы мчались недолго. К вечеру достигли берега реки Доброй, невдалеке от того места, где армия мятежного имперского герцога переправилась через нее, и по требованию одного из магов, которого звали Анат Кош, остановились. Зачем, да почему, никто не спрашивал. По приказу капитана была выставлена стража, а маг и Ленг отъехали в сторону, и чародей достал из своей дорожной сумки какой-то артефакт. Все ясно, его вызывают на связь, и пока он и командир отряда с кем-то общались, остальные члены отряда имели возможность немного поваляться на травке и перевести дух. Да вот только отдых продлился всего несколько минут. Капитан обменялся с неизвестным мне собеседником информацией, а затем велел всем собраться подле него. Ну, а когда люди стянулись в круг, он объявил:

  - Про наш отряд и порученную нам миссию стало известно королю Берлиза, скорее всего, отряд срисовала дорожная стража. Но разбираться будем потом, а пока он приказал задержать нас и арестовать. Впереди, на паромной переправе через реку, находится усиленная двумя магами конная полусотня королевских гвардейцев. До другой переправы несколько часов пути, а время дорого. Поэтому слушайте боевой приказ. Мы атакуем воинов Гастона Второго и силой прорвемся на имперский берег. Всем отдыхать. Как стемнеет, выдвигаемся вперед и вступаем в бой.

  Полчаса в запасе было и вместе с Сухим мы присели подле наших лошадей и полуэльф, кивнув в сторону Ленга, который вместе со своими доверенными воинами и магами составлял план ночного нападения на охранителей переправы, спросил:

  - Ну и что ты насчет этого думаешь, Раги?

  - Да хрен его знает, - ответил я. - В голове шум, а в теле усталость. Мне бы поспать сейчас, а придется убивать других людей, которые виновны только в том, что выполняют приказ своего государя.

  - Мне это тоже не по душе, - сказал Артан. - Но выхода ведь нет?

  - Нет, - согласился я с ним.

  - А если попробовать уйти от имперцев? - шепотом предложил Сухой.

  - Уйти нетрудно, скользнули в ночь, и поминай, как звали. А дальше-то что? Самим через реку перебираться? Нет уж, не выйдет. Опять же я пообещал, что стану помогать "теням", и пока они свою часть уговора выполняют, то и мы должны соответствовать.

  - Ты прав, - полуэльф немного помолчал и спросил: - А чего тебя днем Луго и Ленг дергали?

  Было, я хотел рассказать Артану в чем дело. Но что-то остановило меня, и я подумал, что ни к чему ему мои проблемы. Поэтому я был краток:

  - Мелочевка. Опять про Эффи расспрашивали, что и как, да какие у нее привычки.

  - Ясно.

  Тишина. Молчим. Тихо всхрапывают лошади. Ну, а затем, как раз в тот момент, когда я стал погружаться в сладостную дрему, новые команды капитана:

  - Подъем! Всем к бою! Приготовить оружие! Группа Алекса идет на острие атаки. Я и маги с вами! Группа Локвуда держит центр! Группа Румпеля замыкает! Делаем все быстро! Прорыв! Захват парома и уходим! Рядом целый полк королевской конница, так что если кто отстанет или потеряется, пусть пеняет на себя! - затем он прервался, посмотрел на нас с Сухим и добавил: - Следопыты в центре! Будьте готовы к серьезной драке!

  Приказ был четким и понятным. Центр так центр, никаких вопросов. Полуэльф приготовил свой лук, а я забил в арбалет пять болтов со стальным наконечником. Потом осмотрел стрелковый механизм и лошадь. Ну, а после, со вздохами и стонами, залез в седло.

  Стронулись. Рысью по тракту к переправе. Прошли километр, за ним второй и выскочили прямо на деревянные рогатки, которые перекрывали проезд к реке. За этой преградой горели костры и стояли стражники, справные воины в отличных кавалерийских доспехах и с круглыми щитами в руках, а рядом с ними находился чародей. Наверняка, гвардейцы услышали, что к ним приближаются и насторожились. Далее, скорее всего, они ожидали, что мы остановимся, и начнется болтовня о документах и подорожных, да выяснение личности. Однако наш капитан, его бойцы и имперские чародеи осознавали свою силу, и останавливаться не собирались.

  В руке Луго, который находился с группой Алекса, в одно мгновение набух крупный темно-багровый огненный шар и он метнул его в гвардейцев короля Гастона.

  - Бу-х-х!!! - сильнейший взрыв, разметав препятствие и людей, очистил дорогу. Лошади, было, задергались, все же не боевые кони, коих с малолетства приучают к грохоту. Но животных быстро успокоили, и мы пошли на прорыв.

  Засверкали острые клинки "теней" и защелкали арбалеты. Наши чародеи занялись местными магами и обменялись с ними ударами молний. Ржали лошади и стонали люди. Ну, а мы с Сухим делали то, что должны. Стрелы полуэльфа, точные и смертельно опасные, летели в королевских воинов, а приклад моего арбалета прижался к плечу, и я поймал в прицел первого противника. Щелк! Короткая толстая стрела с закаленным наконечником вонзилась в голову берлизца. Прицел. Поймал. Палец тянет спуск. Слышен звон тетивы. Приклад бьет в плечо. И второй воин, получив свое, отлетает в темноту. После чего, как-то неожиданно, живые гвардейцы заканчиваются. Неизвестно откуда появляются перепуганные паромщики, которых подталкивают в спину бывшие с нами разбойники, а имперские маги, на мой взгляд, весьма профессионально, обыскивают тела своих мертвых собратьев по Высокому ремеслу из Берлиза. Норма. Все сделали чисто и в потерях только два легкораненых, которых подлатают чародеи.

  Паромщики, тем временем, вывели из сарая гужевых волов, которым предстояло тянуть через реку паром. Затем мы погрузились на плавсредство и отчалили. В общем, удача нам улыбнулась, и вскоре отряд оказался на имперской земле. Одновременно с этим на противоположном берегу как раз появились кавалеристы Берлиза, примчавшиеся к переправе на грохот взрывов, однако они за нами не последовали, ибо между королевством и империей мир.

  Что же касается нашего отряда, то, отъехав от воды, до утра мы сделали по настоящему большой привал, и мне вновь пришлось погружаться в тело демонессы Эффи, которая находилась в лагере мятежного герцога под стенами городка Катеринбург. Алоиз Крамер готовился к сражению с имперскими пограничными войсками, и до рогатой твари, которую нам требовалось прикончить, оставалось всего каких-то тридцать пять километров. Один рывок и придет черед ликвидаторов, после чего наступит развязка. По крайней мере, так нам казалось.


home | my bookshelf | | Раги Молчун |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 19
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу